Book: Тропа Вольняги



Маскин Роман

Тропа Вольняги

Роман Маскин

Тропа Вольняги

Пролог.

История повторяется. Постоянно. В разных масштабах. Но постоянно, везде, и одна и та же. Люди постоянно делили Терру в древние времена. Кто-нибудь скажет из-за нехватки места, ресурсов или ещё какой-нибудь ерунды. Ничего подобного. Человечество вышло в космос, где полным полно и места, и ресурсов, и всевозможной ерунды. И что? Даже не освоив, как следует, новых пространств, мы начали раздел. Кланы, Внутренняя сфера, Периферия. Каждая часть, в свою очередь, делится на нечто всё более и более мелкое. И так до бесконечности. До драки из-за кружки пива в баре. Драка, бывает, приводит к войне. Вот и в моём случае, обычная драка вывела меня на длинный путь, стоивший кое-кому жизни.

А война, в наше время, это боевые роботы... БР, мехи, "железо"... Они вовсе не бред, воплощенный в жизнь маньяками-милитаристами. Пусть даже на первый взгляд БР выглядит нерационально. Пусть кажется, что чей-то злой гений по одной лишь беззаботной прихоти создал его человеко или звероподобным, и подчинил всю эту мощь одному человеку. Каждый, кто читает ещё что-нибудь кроме свежих газет и коммерческих каталогов, знает историю возникновения этих машин, любимых мной вопреки всякому смыслу.

Почти уже тысячу лет назад прогресс в военных отраслях промышленности уже в который раз позволил производить новое оружие, более разрушительное, чем прежде. Но это новое требовало чрезмерно много энергии. Больше чем может дать двигатель внутреннего сгорания, скопить аккумулятор или выбросить взрыв. Дать достаточно энергии для протонно-ионного излучателя или высокомощного лазера может только атомный реактор. Но реактор вырабатывает гораздо больше, чем надо одному ПИИ, да и стоит до дура денег. Поэтому его глупо ставить на танк с одной пушкой. Когда наука создала достаточно компактный, дешевый и надежный термоядерный реактор, в мир пришли гигантские несущие платформы, плавающие или ползающие по земле. Они имели уйму всякого вооружения, были крайне неповоротливы и ушли в прошлое.

Изобретение (около две тысячи четырёхсотого года) миомерного волокна и новых композитных (лёгких) материалов на основе металлов, позволило создать шасси принципиально нового типа. Опорно-двигательный аппарат из четырех ног, делал машину более проходимой и мобильной. Этот предок боевого робота управлялся только рычагами и педалями, а равновесие держал благодаря инерциальной гиросистеме, которая работала отдельно от водителя. Эти монстры, весившие более ста тонн, назывались "шагающими танками" и управлялись помимо водителя ещё штурманом и стрелками. В наше время более миниатюрные версии шагающих танков трудятся на полях и называются агророботами.

Примерно в то же время государствами-наследниками были принят свод правил ведения войн - Аресские соглашения. Войны тогда почти не прекращались (как впрочем, и сегодня), а принятые ограничения позволяли сохранить хотя бы крохи былого достояния людей. В этих условиях шагающие танки могли бы довольно долго коптить небо. Но вскоре произошел новый качественный скачок. Нейроволны человеческого мозга, наконец, капитулировали перед наукой. Были созданы нейропередатчики, нейрошлемы и ещё много всякого "нейро". Появилась возможность соединить мозжечок с гироскопом. Надобность в четырёх ногах отпала, и лишние отпали. Осталось только две. Большой экипаж тоже оказался не нужен. Один человек, частично через нейрошлем, частично теми же рычагами и педалями, мог теперь управлять всем роботом как собственным телом. Между прочим, гуманоидная форма мехов объясняется комфортом водителя. Ему удобнее управлять чем-то хоть отдалённо похожим на свое тело. Есть, конечно, исключения из правил, вроде четырехногого "Голиафа", или "Рыцаря", у которого экипаж может состоять из двух человек, но они редки.

Да человек и без роботов найдет, чем перерезать глотку ближнему, порода такова. Хорошо, что хоть использование атомного и бактериологического оружия (Аресские соглашения) стало повсеместным табу. Не то человечество могло бы вернуться к неприятной перспективе вымирания, как, например, во время "войны мокрых ракет".

Я прошел по многим мирам, разделяя и властвуя. Не разделишь сам, разделят тебя. Закон джунглей.

Глава 1.

Клан Медведя-Призрака.

Беар - первая планета клана Медведя-Призрака. Моего родного клана, лучшего из существующих. И который теперь не место для вольняги. Ты мне сказал своё "прощай" в виде "сдохни или проваливай". Так может лучше сдохнуть?

А вокруг благодать! Под ногами трава, над головой небо: облака и звезда. Налево лес, направо поле. Благодать. Сдохнуть? Кукиш! И не тошно мне. Тревожно, грустно, но не тошно. Я вот даже возьму и засмеюсь. Каков миг! Как послушно и мощно железное тело, как сильны ноги, и видать далеко-далеко. И тишина.

Ну, тишина это здесь, у меня. А за пределами мостика. Сама машина шумит не очень. Но гигантские ноги, которые сейчас мои, с оглушающим грохотом бьют в землю. Грохот. А ведь ещё молчит моё оружие. Ошеломляющее, неодолимое, кажется. А у меня тишина.

Я бежал со скоростью чуть меньше крейсерской, мягко пружиня своими стальными ступнями, поигрывая своим гигантским телом. Если есть свободная минутка перед боем, я всегда так делаю. Ведь любой бой может оказаться последним. В тот день у меня были особые причины для пота меж пальцев ног.

Против меня противник имел двух роботов, один из которых ("Вурдалак") серьезно превосходил моего "Квазара" по тоннажу и мощи. Вторым БР была "Гадюка". Модель легче моего меха на десять тонн. Но зато она выигрывает в броне, скорости и дальности прыжка.

Перспектива "один против двух", притом, что соперники мои наверняка асы, не очень меня радовала, хотя я и рассчитывал на куда более худой расклад. Поэтому и хотелось наиграться своей пятидесятипятитонной игрушкой так, чтобы на том свете (если он вообще есть) было о чем вспомнить. Я подпрыгивал, кидал робота из стороны в сторону, так что он со стороны казался, наверное, разминающимся игроком в регби.

Я уже успел хорошенько продумать план действий и больше не забивал им себе голову. Все равно, как только начнется потеха, вся стратегия сможет прогуляться ко всем чертям, и мне придется импровизировать. Наслаждаясь последними минутами покоя, я прогонял в голове события последних двух недель, которые привели меня на этот полигон.

Глава 2.

Опять.

Опять самодовольный вернорождённый кретин, зыркнув свысока, попёр на меня, будто я - пустое место. Так обычно начинаются рассказы о стычках с вернорождёнными. Я сам не раз рассказывал друзьям о чем-то подобном. И потому очень хорошо сознавал, что произойдет сейчас, и что мне будет за это потом (хотя на этот раз "потом" было другое).

Продолжив идти вперёд, я, как всегда, не уступил ублюдку дорогу и приготовился к столкновению. Он, благодаря своему весу, смог оттолкнуть меня в сторону и презрительно фыркнул. Ещё бы, всего лишь вольняга (тёмные, длиннее "ежика", волосы; узкое обветренное лицо без особых примет; нос почти не искривлён; телосложение среднее; внешний вид у меня всегда почему-то растрёпанный). К тому же росточком метр семьдесят и не более восьмидесяти кг. Он решил, что я проглочу это. Но как только этот боров меня толкнул, я схватил его за рукав и, крутанувшись (пока он фыркал), хорошенько ускорил по ходу движения. Он потерял равновесие и приложился мурлом о ближайший тейбл, окатив себя холявной пищей и выпивкой. Я дотянулся до свободного стула (в этой забегаловке они увесистые) и, когда этот урод, весь в дерьмище, кинулся на меня, угостил его стулом справа. Удар вышел хороший, мудила пролетел мимо меня. Он опять налетел на столик, теперь брюхом. Из мерзавца выбило воздух вместе с желанием продолжать драку. Думаю ребрышко, одно - другое, у него таки треснуло.

Мы с парнями, веселые, покинули место происшествия под косые взгляды вернорожденных. Я ждал со дня на день вызова от этого перца в круг равных. Обычно "ребята из пробирки" брезгуют кругом равных с вольнягой, но теперь ему только один способ остаётся честь свою отстоять. Если он меня вызовет, то у меня тогда право выбора оружия. Учитывая, что он тяжелее меня килограмм на двадцать пять (по меньшей мере), я бы выбрал ножи или боевых роботов, в зависимости от настроения.

Вообще, в силу своих не слишком впечатляющих физических данных, я с детства в драках учился использовать какие-нибудь подручные предметы. Компенсировать проворством и смекалкой недостаток массы и роста. Возможно я стал водителем БР, чтобы иногда чувствовать себя повыше и потяжелее, по крайней мере так говорит мой папаша. Но никогда я не отступал, если оставался шанс на победу, и мне частенько за это мылили шею. Но бывало, я выходил победителем из невозможнейших передряг.

Моему противнику не хватило смелости на поединок. Через два дня, возвращаясь поздно ночью в казарму (благо дежурил мой кореш), я был атакован. Краем глаза я заметил мелькнувшую тень, выждал эффектную паузу (так легче сосредоточиться) и резко ушел вниз. Дубинка рассекла воздух, он похолодил мне волосы. За голенищем сапога у меня обычно имеется нож, с широким пером средней длины, утоньшающимся к острию. Такой ножик серьёзно ранит и в то же время легко выходит из тела потенциального противника. Я выхватил нож и хотел ударить, но нападавший ловко и сильно двинул мне коленом по рёбрам. Ойкнув от боли, я всё же додумался помочь себе отлететь подальше от дубинки. Падая, заметил вторую тень, причем в пределах досягаемости. Нож я не выронил, а потому саданул им куда достал. Перекатившись, стал на ноги. Вторая тень спокойно лежала, но первая наступала на меня, размахивая дубинкой, поблескивавшей в свете далеких фонарей. Мы немного покружили вокруг друг друга. Время работало на меня, так как с ним мои рёбра болели всё меньше. Нападавший сделал несколько выпадов, которые не достигли цели, но и я не смог нанести серьёзного удара. Он понял, что в одиночку со мной не справится, и исчез в темноте. Я несколько раз достал ножом его руки, это стало ему единственной платой за подлое поведение.

Его товарищ заплатил за двоих, он истёк кровью к тому времени. Скользящим ударом я рассёк ему мышцы от шеи до живота и, видимо, задел какую-то артерию. В руке он всё ещё сжимал нож. Я пошел спать с абсолютно чистой совестью.

Глава 3.

"Верное" правосудие.

Когда меня рано утром разбудили, я сперва хотел в пожелать будившему захлебнуться собственными фекалиями. В конце концов, это был мой редкий выходной, когда можно дрыхнуть до опупения, да и вчерашний день кончился далеко за полночь. Продрав глаза, я чуть не свалился с постели. Загораживая свет ламп, над моей персоной склонились трое верзил, явно элементалы (хорошо хоть без своих доспехов, а то так и инфаркт не долго схватить). Один из них приказным тоном (звание майора ему это позволяло) пожелал видеть меня на ногах и одетым в кратчайшие сроки. Когда же я проделал требуемые операции со своим телом, он сказал:

- Вы, звеньевой Миха по прозвищу Глист, воут? - Вот блин, прикипела идиотская кличка, уже начальство её мусолит.

- Ут. Хотя это прозвище не официально.

- Все вольнорождённые имеют прозвища. - Без эмоций прогудел элементал.

- У меня - имя.

- Хорошо. Следуйте за мной.

Закончив этот длинный, если принимать во внимание разговорчивость элементалов, диалог, я поплёлся за майором. Два других элементала шли позади, из чего следовало, что меня повязали. Мы вошли в административную часть казарменного городка. Если я арестован, то догадываюсь почему, и знаю, куда меня ведут.

Полковник Себастьян Ежов буравил меня гневным взглядом. Как я потом узнал, меня дважды вызывали по коммутатору. Дежурных, которые пытались меня будить, я попросту посылал, к большому удовольствию сторонних наблюдателей. Элементалы вышли, и я, не долго думая, выпалил: - Звеньевой Миха по вашему приказу явился.

- Даже если забыть о причине вызова, вы уже заслужили чёрную ленту. Впрочем, чего я мог ожидать от вольняги. - Я на месте полковника поизгалялся бы над заспанным подчинённым. Но у вернорождённых, похоже, нет чувства юмора. Или у них всё отмерзает при виде вольняг?

Он ткнул пальцем во что-то у себя на столе. В ту же секунду в кабинет зашел мой знакомый по кафе. Вакуумные пластыри на руках показали, что не только по кафе. И ведь какой собака напомаженный. Всю ночь, верно, марафет наводил. Дай-ка угадаю, милый, что ты сейчас скажешь. Выправка щеголеватая, любо-дорого. А как начальство поприветствовал, ай-ай! Канистра в лучшем виде. Этот обормот оказался даже капитаном, с оригинальным именем Джон. Он посмотрел на меня, как будто только заметил, и воскликнул:

- Да, это он напал вчера на нас. Пользуясь внезапностью, он ударил ножом воина из моего тринария, который от этого удара скончался. Я пытался его задержать, но этот недоносок скрылся.

- Держите себя в рамках, - ответил полковник и добавил, обращаясь ко мне, звеньевой Миха, вы обвиняетесь в убийстве воина. Такого рода дела рассматриваются военным советом клана. Совет соберётся на Беаре через тридцать дней. Всё это время вы будете находиться под арестом. Я всё сказал.

Мне оставалось только отдать честь и выйти из кабинета, где меня дожидались мои друзья - элементалы. Дельце было спланировано заранее и прошло как по маслу. Когда вернорождённый спорит с вольнорождённым, правый известен заранее.

Да уж, убийство это вам не драка. Если бы я убил этого бедолагу в баре, у всех на глазах, то мне даже чёрная лента не грозила бы. А так - убийство. Первое за бог знает сколько лет. Воины если хотят угробить ближнего, то вызывают его в круг равных. Всё законно и высокоморально. А я типа совершил омерзительный поступок, и это дело можно решить только советом клана. Из-за этого сраного перемирия в нашем клане появились какие-то мерзкие бюрократические штучки. От скуки верхушка Медведей стала лезть во все дрязги. Раньше Себастьян Ежов просто вызвал бы меня в круг равных, и вышел бы оттуда один невинный человек. А тут целый совет из-за несчастного вольняги.

Показательно, что имя убитого воина никого не интересовало. Если он не достиг родового имени, значит и не стоит о нём печалиться. Если бы он был вольнорождённым, начальство, скорее всего бы плюнуло и замяло это дело. Но тут, понимаешь, вольняга убил вернорождённого, тут конечно без военного совета клана не разберёшься. Надеюсь, мой защитник будет снисходительно относиться к вольной породе.

От скуки я сначала пролистал заново учебники по тактике боя, а всё оставшееся время просматривал записи разных боёв, да заказал в библиотеке планеты несколько книг и фильмов. Курьер сбил ноги носясь по казармам, он совершенно здесь не ориентировался. Солдатики редко читают.

Глава 4.

Ва-банк.

К концу четвёртой недели (учитывая и время перелёта в столицу клана) я уже вешался от безделья. Обычная военная рутина, которая всех так достаёт, мне показалась бы тогда приятным развлечением. Наконец совет собрался, и я предстал перед ним. Его составили почти пятьсот человек, то есть около половины. Вообще-то присутствовать на совете должен каждый обладатель родового имени. Но может и не присутствовать, если есть (а можно придумать) обстоятельства мешающие удалиться ему с места службы. Большая часть воинов с двумя именами воспользовались этим своим правом, подумаешь убийство. На совете же присутствовали, по всей видимости, в основном те, кому хотелось проучить вольнягу, поднявшего руку на вернорождённого.

Мне предъявили обвинение, я в ответ рассказал, как всё было на самом деле. В зале пронёсся ропот типа "лживый вольняга ещё смеет...". С энтузиазмом было предложено гнать меня в шею из клана. Голосование прошло быстро: четыреста сорок семь - за, десять - против, остальные воздержались. Об испытании отказа не могло быть и речи, ведь в этом случае я оказался бы один против сорока пяти роботов. Бывали в истории клана случаи таких вот испытаний отказа, когда обвиняемый искал геройской смерти. Правда, я просмотрел много записей таких боёв, во время ареста, ничего героического в таком роде самоубийства нет. На предоставленном мне последнем слове я заявил:

- Я служил моему клану с честью и храбростью воина. Подчиняясь решению совета, я хочу воспользоваться своим правом и выбрать точку пространства, куда меня со всем моим имуществом доставит эскорт изгнанника.

Я с пользой убивал время ареста, проштудировав заодно и все законы клана Медведя-Призрака, касающиеся моей ситуации. Там оказался такой закон "о последнем праве дезгра". Я, конечно, не хотел покидать родного клана, но время смириться с этим у меня было в достатке, а перестать быть воином хотелось гораздо меньше. Слишком многое пришлось перетерпеть за это звание. Я понимал, раз будет совет, то воином клана Медведя мне уже не быть, и придумал наименее рискованный план сохранения своего статуса. Ни в одном клане меня не примут, но примут во Внутренней сфере, даже и не заметят, как примут. Я решил, что попаду туда во что бы то ни стало и прихвачу с собой своего "Квазара", который действительно был моей собственностью.



Ответом на моё заявление был лёгкий гвалт, который всегда поднимается, если вольняга смеет открыть рот в присутствии большой шоблы вернорождённых. Затем он резко усилился, видимо они проверили моё имущество. Тогда сразу несколько мудаков подскочили с предложением конфисковать "Квазара", так как такому как я робот достался наверняка по ошибке. Тогда поднялся и я.

- Означенный боевой робот находится в моём владении не по ошибке, а заслужен мной два года назад в битве с кланом Стальных гадюк за генетическое наследие Мальтуса Бронна. В этом сражении я с вверенным мне звеном легких боевых роботов уничтожил восемь боевых роботов противника, из которых пять тяжёлые. Способствовал поражению более семи роботов противника и предотвратил не менее четырёх поражений с нашей стороны. Кроме того, уничтожил два расчета вражеских элементалов. В заключение, скажу, что, не понеся потерь в составе звена, я был награждён именным роботом взамен повышения в звании, которого был признан недостойным по причине малого боевого опыта.

Выпалил на одном дыхании, чтобы не смогли перебить. Когда хочу, могу-таки говорить красиво. Хурал замолк и застучал клавишами терминалов, надеялись, что я набрехал.

Но всё, что я сказал, было чистой правдой. Дожить до конца боя мне помогла нестандартная тактика. Обычно армия клана (любого клана) действует как разрозненная толпа, иногда только сохраняя боевой строй. Звеньевым я стал буквально за пару недель до нападения Гадюк и совсем не хотел своё звено терять. Поэтому запретил своим ребятам ввязываться в одиночные бои. Во время мочилова мы всем звеном нападали на одиночных роботов, и уничтожали их часто раньше, чем они успевали ответить. Кроме того, мы помогали другим Медведям в критических ситуациях. Вражеских элементалов, которые больше всего любят нападать на тяжелые роботы, не имеющие рук, приходилось просто состреливать со своих и пару раз даже срывать руками мехов.

Моё звено не понесло потерь лишь формально, просто вся пятёрка простояла на своих двоих до самого поражения гадюк. До ангаров двое водителей не смогли довести свои машины. Я сам доскакал на левой ноге, подволакивая разбитую правую.

За такой бой сразу повышают в звании, но вольнягам не положено быть старше звеньевых, то есть я уже достиг своего потолка. Меня наградили моим "Квазаром", разнесенным практически в хлам. По обходным каналам, поливая их щедро спиртом и огнефиром, я доставал детали высшего качества, и скоро "Квазар" стал как новенький.

Кстати тогда ко мне и пристала кликуха "Глист". В бою меня чуть не прикончил гадючий "Громовержец". Эта стотонная махина походила на мою пятидесятипятитонку, только "ростом побольше и цветом другой". Этот громила направил на меня все свои лазеры, по пяти тяжелых на каждый руке. То, что я ещё практически не был поврежден, значения не имело. Попади он, и от меня останется кучка пепла. Сознательно я попрощался с жизнью, но подсознательно сработал на увёртывание. Извернулся так, что смертоносные лучи прошли мимо, по пять с каждой стороны, лишь слегка опалив мне шкуру. Второй возможности прицелиться мы ему не дали. На разборе полётов этот мой манёвр был замечен и широко обсуждался. Среди своих я тогда и получил второе имя.

В зале на меня всё больше смотрели с удивлением и даже уважением. Многие просмотрели инфу не по разу, не веря глазам. Впрочем, испытания отказа не избежать и биться мне против доброго десятка роботов. Но без "Квазара" я больше не буду воином, а значит им его суждено получить только разбитым на кусочки с прикипевшими к ним моими кишками.

Результат голосования заставил меня подпрыгнуть. За что я всё-таки люблю наш клан, личная доблесть воина у нас ценится, даже если он вольнорождённый. За меня проголосовало чуть больше ста пятидесяти воинов, а ещё полсотни воздержались. Я сразу выкрикнул, что против решения совета и требую испытания отказа. В соответствии с отношением голосов "за" и "против", против меня выступят только два воина.

Я удалился огорченный скорой разлукой с кланом и обрадованный получившимся раскладом. Надеялся только, что мои противники не будут оба вести тяжелых роботов, и бой произойдёт не на голом кругу.

Глава 5.

Давид против Давида и Голиафа.

Полигон, на котором решалась моя судьба, был одним из самых больших на Беаре. На нём частенько проходили Аттестации вернорождённых перед получением звания воина. Я на нём ещё не дрался ни разу, но ландшафт там такой же, как и везде на этой планете. Половина полигона была плоской степью, другую занимала часть горной гряды. Между степью и горами проходила узкая полоска леса с небольшим озерцом внутри.

Мой старт был на юго-востоке, недалеко от леса. Я не стал сразу в него углубляться. Хотелось размяться на ровной поверхности, кроме того, не в традиции кланов выпускать противников радом друг с другом. В лес я вошел через пару минут, вволю напрыгавшись. Решил посмотреть на горы. Интуиция меня не подвела. Я пересек ручей, впадающий в озеро, и заметил ещё довольно далеко две движущиеся точки. Заметил, конечно, не я сам, а сенсоры "Квазара", но даже они не смогли на однозначно определить типы засечённых роботов. Да пофиг, и так было известно, кто выйдет против меня. "Вурдалак" - шестьдесят тонн и сорокатонная "Гадюка". На здоровяке помимо обычных РБД, РДД и пары средних лазеров, имелась пара ПИИ на руках. На малявке стояла средняя автопушка и лазер, плюс стандартный боекомплект. Расклад конечно дурной, один противник превосходит в мощи, другой в скорости. Правда, мой мех превосходил обоих по манёвренности, и как ни были бы круты мои противники, я верил, что сам буду круче. Иначе, зачем было ввязываться.

На "Квазаре" у меня стоял необычный для этого типа роботов боекомплект. Обычно-то на руках висят по шесть облегчённых импульсников. Они легче обычных лазеров, за счет упрощённой конструкции, которая сообщает им серьёзную потерю мощности на расстоянии. Опасность для робота на расстоянии более полутора сотен метров они не представляют. Кроме того ещё есть пара обычных ЛСМ на брюхе и слабенькая РБД на спине. В принципе, "Квазар" предназначен для боёв в замкнутых пространствах, в основном в городах, где между противниками небольшое расстояние. Я сделал свою машину более универсальной. ЛСМ на боках заменил крупнокалиберными пулемётами, которыми удобно раскидывать элементалов. Освободившийся лимит веса извёл на десяти зарядную РБД-5, её удалось пристроить под брюхо. Старую установку на спине поменял на РДД-10, правда, всего лишь шести зарядную и с малым боезапасом. А ещё поставил на нос противоракетную скорострелку, из-за которой пришлось убрать с рук ещё по лазеру.

Заваруху я планировал в лесу, где лучевое оружие является наиболее эффективным. Снаряды отклоняются ветками и стволами деревьев, ракеты детонируют, натыкаясь на них. Ионизированные газовые сгустки протонно-ионных излучателей, цепляясь за деревья, начинают вилять. Только лазер, прожигая преграду (если конечно действительно прожигает), наверняка достигает цели. Кроме того, в лесу работают только сейсмические сенсоры, так как электромагнитные волны слишком уж искажаются.

У моих противников было кое-что, что я решил присвоить. А именно, озеро в тылу. Я продвинулся так, чтобы оказаться позади них. Тогда у меня оставалась в запасе попытка в нужный момент охладить робота в содержимом водоёма. В подходящем буераке я затаился, став практически невидимым.

Вскоре они попали в зону действия моих сейсмодатчиков. Тяжелая поступь меха создаёт серию маленьких землетрясений, которые можно уловить специальными датчиками, встроенными в ступни другого робота. Используя несколько датчиков и некоторое количество замеров, можно определить тип БР, местоположение, скорость и т. д. Только есть одно "но", шаги твоего меха заглушают все остальные вибрации.

Этим я воспользовался, подкрадываясь к вражеской парочке. То есть шел в ногу с ними. Видимо они не ждали меня так сразу, по крайней мере "с ноги сбросить" не пытались. На расстоянии около сотни метров, я визуально засёк "Вурдалака", мелькающего в просветах меж деревьями. Прикинул где его спинка сверкнёт через секунду и навел лазеры. Через секунду водитель "Вурдалака" оторопел, видно было как нерешительно замер гигант. Мне это было на руку, можно было лупить ему импульсниками по одному и тому же месту, примерно туда, где у человека правая лопатка. Я был готов лупить до крайнего перегрева, лишь бы подпалить здоровяку боезапас. Но на меня уже неслась "Гадюка", да и "Вурдалак" начал разворачиваться, а значит пора тикать. Я выстрелил веером из обеих ракетных установок примерно в сторону врагов. Получился хорошенький затор из поваленных деревьев.

Побежав сперва в сторону озера, я понял, что охладится в приятном одиночестве всё же не успею, и свернул на юг. В конце концов, стрелка температурного датчика всё ещё находилась в желтом секторе.

Гадюка перемахнула через затор на реактивных ускорителях и рассудительно направилась в сторону озера, но скоро засекла меня и резко свернула на юг. Я с радостью отметил, что двигаюсь среди деревьев быстрее Гадюки, а Вурдалак и вовсе еле шевелится, огибая затор. Я решил, что Вурдалака ведёт не очень опытный водитель, а значит менее опасный. Я описал дугу и направился к месту где последний раз "слышал" здоровяка. Водитель Гадюки разгадал мой манёвр, и это позволило ему приблизиться ко мне, но метров сто между нами ещё оставалось. В такой ситуации развязывать перестрелку с Вурдалаком было самоубийственно, у меня был другой план. Здоровяк заметил меня, остановился и развернулся в мою сторону, надеясь подавить огнём.

Мы увидели друг друга одновременно. Он шарахнул из обоих своих ПИИ, но залпы не прошли в моём направлении и половины дистанции. Они хаотично завихляли между деревьев далеко слева и справа от меня. Его залп РБД оказался гораздо опаснее. Не так уж много повалилось деревьев, но мне всё же пришлось, чуть ли не на корточках проскользнуть под одним из них. А деревце попалось нехилое, могло и придавить. Залп лазеров снял немного брони, сжёг один из пулемётов и не остановил меня. Расстояние между нами сократилось до двадцати метров и ни одно дерево нам не мешало. Я подпрыгнул и нажал на педаль управления ускорителями. Меня с силой вдавило в кресло, а отяжелевшую голову пришлось откинуть на подголовник кресла. В такие моменты вспоминаешь, что ты вовсе не гигантский железный монстр, а всего лишь букашка в его теле. Летя над самой землей, я довёл свою скорость почти до ста километров в час и, выставив в последний момент ноги, врезался в своего противника словно заряд гауссовки. Одной ногой я попал в коленное сочленение (вообще-то я метился, но удивился что попал), а другой в брюхо железному истукану. Нога его подломилась, и БР стал заваливаться. Надо отдать должное, падая, он разбил бы мою рубку ударом своей руки с ПИИ-установкой. Только "Квазар", после удара, тоже стал заваливаться назад, и я инстинктивно снова надавил на педаль. Мой робот отлетел от "Вурдалака" даже не коснувшись земли, только мелькнула на экране громадное жерло ПИИ. С испугу я сильнее надавил на педаль и приложился спиной о дерево, так что ударозащитная подвеска мостика сообщила мне достаточно оглушающий эффект. Зато моя машина устояла на ногах, и я увидел, что противник пытается прицелиться в меня. "Квазар" на коротких дистанциях смертелен, мне пришлось прострелить "Вурдалаку" голову. У водителя было полсекунды на катапультирование, но он предпочёл умереть.

Времени на весь манёвр ушло гораздо меньше, чем на рассказ о нём, но воину на "Гадюке" его хватило, чтобы приблизиться ко мне метров на пятьдесят и подарить мне два глубоких шрама на левый бок. От суматошной беготни с резкими бросками в стороны и прыжков вперемежку со стрельбой у меня был жуткий перегрев, и я рванул к озеру. Оставшийся противник притормозил около поверженного робота, поразившись видимо, как это я смог так быстро разобраться с более тяжелым мехом.

Страдая из-за жары в кабине и не оправившись ещё от удара, я не мог вилять между деревьями так же быстро как раньше. Но "Гадюка" упорно держала дистанцию. Её водитель видно решил напасть на меня, когда я войду в воду и стану довольно беспомощным. Он старался идти со мной в ногу, но я умышленно сбивался с ритма, и обнаруживал его позади себя.

Чтобы охладится до приемлемого уровня на воздухе, мне нужны были минут семь-восемь покоя, а до озера оставалась всего минута ходьбы. Вместе с тем, если он заподозрит, что я не хочу входить в озеро, то наверняка сразу нападёт. Выйдя на берег, я потрусил к воде. Мне было так жарко, что пожалуй я полез бы в озеро, даже если бы это шло вразрез с моими намерениями. К счастью мой новый план основывался на нырке. Я немножко поостыл и мог позволить себе короткий прыжок. И позволил, от самой воды. Погружаясь в воду где-то на середине озера, на экране заднего обзора я заметил выскочившую из леса "Гадюку".

Было бы логично брести по дну к противоположному берегу, поэтому я направился обратно, к тому месту, где последний раз видел врага. "Гадюки" поблизости не оказалось, и это было просто замечательно. Находясь по брюхо в воде, боевой робот сильно теряет в манёвренности и не может прыгать, то есть представляет собой заманчивую мишень.

Я хорошо охладился и был готов продолжать бой на равных. Правда, мой "Квазар" был сильнее повреждён, а противник где-то готовил засаду. Он наверняка поджидал меня неподалёку. Я решил не врубаться в лес, слишком хороший шанс получить луч лазера в спину, а пройти по берегу озера, надеясь на собственную реакцию.

Это оказалось ошибкой, как мне стало ясно через несколько минут. Я крался вдоль берега левым (более повреждённым) боком к воде, внимательно всматриваясь в тени между деревьями. Но залп лазерами получил как раз в левый бок. Индикатор повреждений добавил к имеющемуся проникающее ранение в руку с повреждением электроцепей, а так же пробоину в корпусе и потерю поглотителя тепла. На экране левого борта появилась "Гадюка", стоящая по брюхо в воде.

В этот раз меня провели. Пока я шарахался от теней в лесу, враг лежал на брюхе под водой, а в нужный момент поднялся и аккуратно выстрелил по уже имеющимся шрамам моей брони. Важность поглотителя тепла знает каждый, кто провёл в рубке БР больше часа жизни, а из-за электроцепи вышла из строя рука.

Тени этих мыслей пронеслись в моей голове за долю секунды, а затем я поднял "Квазара" в воздух, и тут же подо мной пронеслись ракеты. Водитель "Гадюки" видимо пальнул из всего имеющегося арсенала, но лучи когерентного света добрались до меня раньше, и, получается, предупредили о РБД. Находясь в воздухе, я не придумал ничего лучшего как рухнуть на врага. Слишком многое досталось уже "Квазару", чтобы устраивать бой на выносливость, и я решил жестким приземлением проломить башку каналье.

Противник опешил лишь на мгновение и попробовал уклониться. Вот тут ему и помешала вода. Я треснул его ногой в плечо и повалил в воду, как впрочем, и себя. Под водой, судорожно шевеля конечностями своего "малыша", я взобрался на "Гадюку" и прижал её ко дну. Подумав, зачем это сделал, я решил что я - гений.

В нормальных природных условиях, то есть на планетах с приемлемыми для человека атмосферой и температурой, мехи не оборудуются воздушными резервуарами. Воздух из окружающей среды через воздухозаборники попадает в кислородные конденсаторы, где очищается и накапливается. Благодаря этим конденсаторам и запасу кислорода в них БР может поддерживать жизнь в рубке минут пятнадцать.

Когда я сиганул первый раз в озеро, воин на "Гадюке" прыгнул туда же, но дальше. Выйдя на берег, он стал ждать меня, но видимо засёк сейсмодатчиками, что я ползу в другую сторону. Тогда он затаился как крокодил на водопое. Прижав его ко дну озера я и свои воздухозаборники погрузил в воду. Но гуляя по берегу, я хорошо проветрился, а он всё это время использовал запасённый кислород. Несмотря что на некоторое (очень небольшое) время "Гадюка" и поднялась над водой, запасённого кислорода в ней теперь оставалось максимум минут на восемь, я же мог позволить себе раза в два больше.

Я передал по радио воину предложение сдаться, но он не отозвался. То ли он предпочитал смерть поражению, то ли отключил пред боем рацию, а может она была повреждена уже во время боя, все эти варианты примерно равновероятны. Я связался с техническим центром, который следил за битвой и записывал её для дальнейшего разбора, и потребовал засчитать мне победу. Через минуту мне сообщили, что победа засчитана.

Я сообщил это своему противнику, и он опять ответил мне молчанием. Я слез с него и пошёл к берегу. "Гадюка" не двинулась. Я решил, что этот идиот действительно предпочел смерть поражению. Никогда не понимал этой тупой позиции вернорождённых, ведь смерть самое основательное поражение в жизни. Однако эти кретины часто её выбирают. Меня настолько взбесила мысль, что лишняя кровь будет висеть на моей (правда не такой уж чистой) совести только из-за спеси какого-то козла. Я подумал: "Что ж, чмо ты эдакое, если ты так боишься позора, то я тебе удружу по-полной". Взял правой рукой "Гадюку" за плечо и постарался, как непослушного мальчишку, втащить на сушу. Желаемого эффекта достичь не удалось, всё-таки "Гадюка" лишь на десять тонн легче "Квазара". Но через пять минут она лежала на песочке, пригреваемая солнышком, а позади неё тянулась глубока рваная полоса в песке. Её вражеский робот пропахал своим носом.



Такая вольность с моей стороны могла спровоцировать противника на неджентльменскую реакцию. Но попробовал бы он рыпаться. Я от злости был готов запинать его ногами при малейшем признаке агрессии. Однако поверженный враг не шевелился, и я поплёлся к ангару, до которого было ещё топать и топать.

Глава 6.

Terra Nova

Когда я объявил точку пространства, куда хочу отправиться в изгнание, пришлось проделать это дважды. Ещё бы, ведь я выбрал Солярис-7, планету, где проводятся показные бои мехов. К коммерческим боям клановцы относятся с омерзением, я и сам относился к ним не очень-то. Но главное, Солярис находится во Внутренней Сфере. Это можно было расценить как оскорбление клану. Косвенное напоминание о позорном перемирии с Внутренней Сферой. Но я хотел на Солярис и другого пути не видел. Хранитель закона процедил:

- Доставить тебя туда невозможно, так как клан обязался в течение пятнадцати лет не пересекать линию оккупации после поражения на Токкайдо. А прошло только пять лет.

- Это не моя проблема. На моей стороне закон более древний, чем это соглашение.

- Я созову совет клана, и на этот раз ты не будешь так везуч. Измени своё решение, дезгра. Если хочешь, я смогу доставить тебя в один из оккупационных миров. - Мне пришлось проглотить позорное и официальное звание изгоя.

- Ещё раз созывать совет по тому же вопросу? Не говорите ерунды. Я уже завоевал своё право. Моё решение неизменно. - Это мы ещё посмотрим.

Он всё же не нашёл ни одной стоящей зацепки для отказа и через три недели старый, задрипанный Т-корабль с опознавательными знаками торгового флота ФС появился в надире системы Соляриса. На "прыгуне" висел только один шаттл, такой же задрипанный. На шаттле был только один пассажир, зато в отличном техническом состоянии. Молодой человек, смело смотрящий в будущее и с печалью оглядывающийся на прошлое. Это был я. Ироничная судьба везла изгнанника как короля, и даже круче, ведь сейчас даже личные шаттлы правящих мира сего путешествуют на попутных Т-кораблях и везут с собой торговые грузы.

Кстати воин, управлявший "Гадюкой", не погиб. Когда я на него упал, он ударился головой о приборный щиток и потерял сознание. Получается, не стоило мне выходить из себя. Я спас ему жизнь, спасатели добирались бы до него минут двадцать, он бы успел задохнуться. Чел проявил благородство характера, он пришёл ко мне за день до отлёта и поблагодарил за спасение жизни. А ведь ему теперь доживать жизнь с позором, его официально побил вольняга. Мы обменялись комплиментами по поводу боя. Однако те ужимки, которые вернорождённые проявляют (часто просто неосознанно) в разговорах с вольнорождёнными, испортили наш разговор.

На Солярисе я не собирался засиживаться более одного сезона, так как (я уже говорил об этом) с брезгливостью отношусь к риску на потеху публике, клановская затравка. Однако именно в этом мире можно было обратить талант воина в деньги и сколотить хорошую команду. Я хотел создать отряд наёмников, слава Волчьих Драгун и Гончих Келла не давала мне покоя. В кланах и наёмников не жалуют, но во Внутренней Сфере многие отряды считались героями, а я тщеславен. На Солярисе-7 не создавались наёмные отряды, и наёмники не съезжались сюда со всей вселенной на поиски работы. Есть другие планеты, где развита эта индустрия, например Галатея. Но жизнь у сфероидов стоит денег, и для образования отряда нужен стартовый капитал, а у меня кроме моего "Квазара", ножа и одежды ничего не было.

24 марта 3057 года мой шаттл сел на космодроме Соляриса-7. Команда шаттла изобразила грузчиков, выгрузила проданный для отвода глаз какой-то хлам, моего робота и, не попрощавшись, через час сорвалась восвояси. Меня посетило замешательство, я оказался в незнакомом и потенциально опасном мире без средств к существованию. В кланах имеют обращение деньги, но не в воинской касте. Многие вернорождённые за всю жизнь ни разу не берут их в руки, я и сам успел уже забыть, как это, зарабатывать на жизнь. Теперь, в этом мире, казавшемся мне архаичным, мне придётся вспомнить эту науку. А ведь я даже не знал тогда, говорят ли здесь по-английски.

Последняя проблема разрешилась довольно быстро. Таможенник обратился ко мне на какой-то тарабарщине, но вслушавшись, я начал врубаться. Это был старый добрый английский времён Звёздной Лиги, но ужасно исковерканный. Кроме того, проскальзывали многочисленные непонятные мне слова. Они, к счастью, либо выражали только эмоции, либо были понятны из контекста разговора. Позже я сам начал пользоваться этим языком не имеющем даже своего названия, так как он используется повсеместно, по крайней мере в Федеративном Содружестве.

В его состав входят слова практически из всех древне-терранских языков. Например, русский язык, шотландские и ирландские наречия, выражают эмоции, чаще всего это грязная ругань. Удел испанского и французского - любовь, поэзия и тому подобные возвышенные слюни. Технические термины часто обозначаются на латыни. Японский используется для игры слов, когда надо что-то сказать и ни дать ни байта информации. Куча слов исходит из совершенно неизвестных мне языков, я лишь выучил их смысл и научился к месту употреблять.

Каждый человек пользуется своим тезаурусом, в котором доминирует язык его предков. Если произнесённое тобой слово непонятно, ты просто повторяешь его на английском или любом другом языке.

Я быстро устал удивляться. На этой планете за всё надо было платить, и то, что у человека должны быть хоть какие-то деньги, воспринималось как аксиома.

Таможенник, осматривающий мои вещи, сразу раскусил меня. Я ждал вспышки озлобленности, но он только отпустил пару скользких шуток, когда я сказал, что клану больше не принадлежу. Он спросил меня:

- А что это за кретины тебя привезли. Тем, что они продали по бросовой цене, не окупить даже посадку. Да ещё и не стали ничего брать на борт и не заправились. Странно.

- Ещё бы не странно. Они и с меня-то взяли гроши, впрочем, всё что у меня было. И трюмы у них пустые.

Меня покоробило такое отношение к моим братьям по клану, пусть даже бывшим. Но я решил сразу вливаться в новый мир и заводить хорошие знакомства. Мы ещё дружелюбно поболтали. Я рассказал байку о том, как сбежал с пустыми карманами от дурака-командира, который якобы заключил глухой контракт на охрану какого-то захолустья на Периферии. В итоге таможенник переговорил с кем-то по внутренней связи и позволил на время оставить "Квазара" в дальнем углу космодрома, а я пообещал угостить его стаканчиком как только разживусь шуршунчиками. После этого, мне стало казаться, что Солярис вполне неплохое местечко. Не ждущее с распростёртыми объятиями, но и не отвергающее. Безразличное, но сулящее многие блага счастливчику, при условии, что он будет щедр. Главная проблема заключалась в языке, аборигенам было трудно меня понимать.

Плана Солярис-сити я не знал, но дорогу к Дворцу Игр вам там всякий подскажет. Транспорт тоже стоил денег, и мне пришлось идти пешком почти пять часов. Пару раз я терял направление, пока не вышел на гигантский тракт, идущий через весь город и Дворец Игр в том числе.

Мегаполис располагается на немного неровной местности. Моя магистраль вздымалась длинными виадуками и раскрывала мне лоскутное антропогенное одеяло из бетона, асфальта, металла, пластика, и мусора. Мимо тянулся сплошной поток транспорта. К счастью, это в основном были глайдеры на электрической тяге, и воздух оставался вполне неплох, несмотря на солнечный день.

Гравитация на Солярисе-7 чуть меньше, чем на моём родном Барибале, и пятичасовая прогулка не тяготила меня. Ботинки были хорошо разношены, фляжка почти полна чистой холодной воды, а кругом можно было видеть много необычного. Узкий тротуар был пуст, и это тоже было кстати. В новой обстановке я предпочитаю побыть сперва одному и осмотреться. Поток машин был безлик и не нарушал моего одиночества.

Меня занимал этот город. Больше, чем любой ранее мною виденный, он не носил и следа планировки. Улочки кривые, лишь магистрали, вроде моей, ровные. Они перепрыгивают через трущобы и полого огибают небоскрёбы и холмы, а порой пронизывают и те, и другие насквозь.

Два раза я замечал, как пересекаю какие-то границы. Резко сменялись стили построек, преобладающие на улицах цвета, и даже состояние дорожного покрытия на магистрали. Позже я узнал, что Солярис-сити, хотя и находится в пространстве Федеративного Содружества, поделён на сферы влияния среди всех государств Внутренней Сферы, за исключением небольшого пяточка самоуправления в центре. Каждый сектор существует практически как независимое государство, чем очень приятно пользуются различные асоциальные члены общества. Но, впрочем, местный криминальный мир тогда меня не волновал, по той простой причине, что я не подозревал о его масштабах на Солярисе, да и просто не привык принимать его всерьёз. На клановских планетах, конечно, существуют бандитские группировки, но они зачаточны и безжалостно уничтожаются сразу же, как только начинают создавать проблемы.

После повсеместного клановского аскетизма, эта новая для меня жизнь удивляла и будоражила. Она была бесцельна на первый взгляд, но цель была. Самоцель.

Я хотел зарегистрироваться как одиночный игрок, благо сезон только начинался, но и здесь халявой не пахло. Тогда я прошёлся по списку команд и их владельцев и выбрал фамилию, показавшуюся мне наиболее честной, и уломал местную секретаршу дать мне номер телефона владельца за так. Более того, бедняжка не устояла и дала позвонить со своего рабочего телефона. Что бы мы делали без женщин.

Звоня по официальному каналу на Солярисе сложно надеяться на скорое решение вопроса звонка, обходные пути там всегда короче. Я этого не знал, но зато к этому времени моё имя и то, что я клановец знали уже все владельцы команд. Похоже, теперь уже с моего друга-таможенника причитался стаканчик. Стоило назвать себя, как на линии оказался Карстайрз, которому я собственно и звонил. Он согласился принять меня, и даже выслал за мной машину, когда я сообщил ему об отсутствии у меня денег. Я улыбнулся секретарше и вышел на улицу.

Карстайрз принял меня в небольшом, красиво отделанном кабинете. Он сидел в кресле, вопросительно смотрел на меня и вкусно попыхивал какой-то необычной для меня сигаретой (как оказалось, это была сигара).

- Здравствуйте, меня зовут Миха. Я бывший воин клана Медведя-Призрака. Я хочу предложить вам свои услуги в качестве водителя боевого робота. Судя по тому, что вы меня сразу приняли, мое предложение вам интересно. - Я удобно сидел в кресле, в кабинете за толстыми бронированными стёклами и дверьми, пройдя два поста охраны. Обстановка объясняла мне новое понятие - роскошь.

- Я видал клановцев по телевиденью. И вы, чёрт побери, не слишком на них походите. То, что у вас есть клановский робот, ничего не доказывает, сейчас это не такая уж редкость.

Напротив меня, за массивным полированным столом расположился дядька квадратной наружности. Эдакий шкафчик, чуть пониже меня. Он всё посасывал сигару, щурился и смотрел на меня.

- Вы видели клановцев в репортажах с фронта, и это, должно быть, были вернорождённые воины... - Его самодовольное недоверие уже стало меня раздражать, но пока я сдерживался. - Сгореть мне в аду, если я понимаю, о чём вы толкуете.

- Объясню. Кланы, помимо воинов, техников, учёных и других каст, делятся на вернорождённых и вольнорождённых. Вернорождённые это люди из пробирки, их выводят специально для роли воинов. Вольнорождённые это обычные люди, они заполняют остальные касты, но некоторые становятся воинами. Я вольнорождённый. В клане нас заставляют выполнять второстепенную, грязную или особенно опасную работу. На фронт нас мало пускали, поэтому и видеть таких воинов как я вам не довелось. - Значит вы - второй сорт...

- ...(Я употребил одно словечко выученное от друга-таможенника), вы сможете увидеть мой сорт, - я хотел, рассказать ему каким надо быть водителем, чтобы тебя не выбросили из армии и продолжали при этом считать вторым сортом. Но я заметил, что стою и бешено вращаю глазами, а так же, что каналья-Карстайрз специально старается вывести меня из себя. Тогда я прошёлся по кабинету, чтобы успокоиться и продолжил.

- Я обладаю уникальным для Внутренней Сферы боевым роботом, и я отличный боец, это можно легко проверить. Вам просто повезло, что я обратился именно к вам, и вы зря меня оскорбляете.

- Ну, ну. Не держите на меня зла. Уж простите старику эту маленькую слабость. Жизнь научила меня осторожно относиться к таким вот тёмным лошадкам как вы. Будем считать, что я поверил вам, хотя проверю ещё ваши способности. Если вы действительно хороши, мы сработаемся. В команде у меня, правда, вакансий нет, но я предложу вам вот что. - Карстайрз потянул свою сигару, а потом описал её алым кончиком кольцо и посмаковал дым. До меня донёсся удивительно аппетитный для курева аромат. - Я оплачиваю подготовку вашего робота к боям и регистрацию в списке одиночных боёв. За это мне причитается половина всех трофеев и тридцать процентов чистого дохода.

Я заранее решил не соглашаться на первое предложение, всё-таки мой папаша-торгаш.

- Не слишком ли большой куш хотите взять рискнув столь малым? Я собираюсь участвовать в боях с получением трофеев, хотя денежные призы там меньше. Мне нужны боевые роботы. Предлагаю двадцать процентов денежной прибыли, трофеев вы не получите.

- Не думаете ли вы о собственном клубе? Мне не нужны лишние конкуренты. Без трофеев согласен на сорок процентов дохода.

- Уверяю вас, что не задержусь на Солярисе. Мне не нравится идея коммерческих боёв. Сорок процентов, проживание до первого боя, и профилактический ремонт моей машины. Или я ищу другого партнёра.

- Задери меня комар! Для клановца вы слишком хорошо торгуетесь. Но срок контракта должен быть не меньше двух сезонов, иначе мне это просто не интересно. - Улыбчиво тряся сигарой и потирая руки проговорил толстяк.

- Ну что вы. За один сезон вы получите более чем интересный барыш. Соглашайтесь, ведь ваши затраты минимальны. Мой робот не имеет серьёзных повреждений, а плата за регистрацию не так уж велика.

Карстайрз вылез из-за стола. Видно было, что ему нравилась наша полемика. Он открыл бар.

- Клановцы пьют? - спросил он, наливая из квадратной бутылки жидкость красивого янтарного цвета в стакан. - Только самые смелые.

Он рассмеялся и наполнил ещё один стакан. Вошла секретарша (я и не заметил, как он её вызвал) и, выслушав общий смысл контракта, удалилась.

Мы выпили по два стакана некрепкого, но отменно вкусного спиртного, поддерживая непринуждённую беседу. Любопытный старикан выуживал из меня разные байки из жизни кланов. Вернулась секретарша с двумя экземплярами контракта. Мы подписали их и скрепили отпечатками больших пальцев. Затем Карстайрз позвонил и приказал своим людям забрать моего меха. Я связался с моим другом-таможенником и разрешил отдать людям Карстайрза "Квазара".

До первого боя оставалось ещё несколько дней, и их я прожил за счёт Карстайрза. Он к тому же ещё и оплатил несколько моих тренировок на учебных полях Соляриса.

Глава 7.

Трофейное начало.

Я предпочёл бои с получением трофеев, которые стали чрезвычайно популярны в последние годы. Это достаточно жестокие поединки, так как ставка боя очень высока. Именно жестокость и дикость придают странную привлекательность этим боям. Бюргеры очень любят насилие. Наверное потому, что на себе им его испытывать не приходилось.

Моим первым противником оказался "Молот Войны". Роботы этого класса весят около шестидесятипяти тонн. Основное оружие - пара протонно-ионных излучателей необычной конструкции, плюс стандартный боекомплект. Однако во Внутренней Сфере сложно найти меха абсолютно идентичного стандарту, каждый водитель модифицирует своего истукана в силу своей фантазии и здравого смысла.

Водитель "Молота" не был известным воином. Мой компаньон разузнал, что это некто Саш Крюков, прилетевший на Солярис-7 два сезона назад откуда-то с Периферии. "Молота" он завоевал в прошлом сезоне, выступая на сорокапятитонном "Крабе".

Арена представляла собой большой круг абсолютно плоского пространства. Ровное бетонное покрытие играло оттенками серого, цементные кляксы закрывали старые воронки от ПИИ и взрывов ракет. Кое-где, по краям арены, жались к земле смотровые бункеры для самых отчаянных и богатых зрителей. Времени на традиционную разминку у меня не было. Я сразу увидел соперника на другом её краю. Мы двинулись навстречу друг другу, "Молот" оказался весьма резв. На дистанции в тысячу метров он первый дал залп РДД, десяток ракет ринулись по мою душу. Я активировал противоракетную установку, компьютер высчитал траекторию полёта ракет и открыл огонь, заставляя ракеты детонировать раньше времени или попросту разрушая их. Всё-таки три ракеты проскочили, и я, чтобы избежать попадания, резко присел в самый последний момент. По инерции ракеты пронеслись надо мной и врезались в бетонное покрытие позади "Квазара", взметнув клубы бетонной крошки.

Я поднялся и в свою очередь выстрелил из своей шестизарядки. Противник уступал мне в манёвренности, и антиракетной системы у него не было. Четыре ракеты попали в грудь "Молота" и отшелушили несколько свежих листов брони. Это вообще удача, ведь свежий лист брони, как его не приваривай, держится хуже, чем старый и прикипевший в жарких боях к основе. Бывает так, что удачным ракетным залпом можно снять практически всю свежую броню вражеского БР.

Дистанция быстро уменьшалась. На шестистах метрах "Молот" внезапно остановился. Я не сообразил, что это значит, и чуть-чуть за это не поплатился. Противник выстрелил из ПИИ. Меня спасло только то, что он всё-таки слегка промазал. Сгусток ионизированного перегретого газа врезался в бетон всего в паре шагов от "Квазара", спереди и чуть справа. Такая точность ПИИ в условиях атмосферы показалась мне фантастической, обычно ионные излучатели опасны на расстоянии не более четырёхсот метров.

Времени на размышления не было, я повернул вправо и перемахнул через шипящий на бетоне сгусток, не пользуясь реактивными ускорителями. Как говорится "в одну воронку дважды не попадает". Свернул как раз вовремя, выстрел второго ПИИ оказался точнее, заряд пролетел там, где только что находилась моя машина.

При всей моей манёвренности, в дальнем бою шансов у меня не было, и я снова пошел на сближение. Он стал отступать, что в его ситуации было верным решением. Между нами было уже четыре сотни метров когда он опять стал целиться из ПИИ. Я выстрелил из РБД, он поспешил отойти с траектории их полёта, что дало мне ещё несколько секунд. Затем он в запале вместо ПИИ использовал РБД, от которых я еле ушёл. Для моих лазеров дистанция была всё ещё великовата, а "Молот" опять наводил на меня свой главный калибр. Времени на какой-либо трюк мне не хватило, и один из сгустков зацепил "Квазарово" брюхо. Шестидесяти процентов брони на пузе как не бывало, но я рвался вперёд.

Перед боем я хорошо изучил компьютерную модель "Молота Войны" и обратил внимание на то, что силовые зубчатые передачи ног не прикрыты бронёй. Они конечно же из крепчайшего ферротитана, но их наверное можно разрушить, и уронить таким образом "Молота". В этом случае я бы победил и получил бы не очень разбитый трофей.

До противника (наконец-то) осталось не более ста пятидесяти метров, а значит можно уже приводить свой план в исполнение. Я сосредоточил огонь всех импульсников на правом зубчатом колесе и продолжал идти на него. Он отвечал своей парой лазеров, расположенных в торсе. Это были устаревшие по меркам кланов модели, не имеющие импульсного режима, и они не могли испускать столько же энергии, сколько лазеры "Квазара". Я давил на гашетки, не смотря на быстро растущую температуру на мостике. Короткие и частые импульсы когерентного света впивались в зубчатое колесо, всё больше разогревая и плавя. Дистанция стала критически короткой, и я выстрелил из РБД установки. Ракеты сильно покорёжили размягчённый ферротитан. Зубчатую передачу заклинило намертво, и даже могучие миомерные мышцы боевого робота не смогли провернуть её.

Для моего соперника это стало неожиданностью. Он всё отступал и потерял равновесие. Затормози он вовремя, и исход боя ещё не был бы решён. Когда "Молот" грохнулся на спину, я обежал его кругом, чтобы выйти из зоны действия оружия. Прицелившись в верхнюю часть торса, где у БР противника располагалась кабина водителя, я вышел в эфир на общей частоте.

Противнику пришлось сдаться. Я получил тяжёлого меха, в то время как "Квазар" лишился лишь брони на брюхе и заработал несколько глубоких шрамов на корпус. Но скорее всего, так случилось по неопытности моего соперника. Неправильная оценка слабых мест своей машины приводит к её разрушению.

Победа над "Молотом Войны" принесла мне первый в жизни гонорар, не говоря о трофее. Теперь я и сам мог уже кормить себя, но контракт с Карстайрзом продолжал действовать. Это было неплохо тем не менее. Мой нахлебник так или иначе помогал мне знакомится с условиями жизни в Солярис-сити и перенимать деловые контакты.

Мой следующий бой произошёл на той же самой (очень неудобной для меня) арене. На открытом пространстве трудно выкинуть что-нибудь хитроумно-тактическое, обычно здесь побеждает тот, у кого мощнее робот, реакция или удача. Мой новый противник - восьмидесяти тонный "Сталкер" превосходил меня по первому пункту, а значит, мне следовало надеяться на остальные два. "Сталкер" не имеет рук на своём яйцеподобном теле и не умеет прыгать. Если он упадёт, то на плоском пространстве подняться точно не сможет, а значит, мой план боя не очень изменился с прошлого раза.

"Сталкер" обладает мощным вооружением. По одной установке РБД и РДД на каждом боку выглядят как зачатки крыльев. Четыре ЛСМ в торсе делают эту модель БР опасной и в ближнем бою. Все жизненно важные органы машины (особенно мостик) защищены очень толстым слоем брони. Единственными недостатками этой модели являются медлительность и полная беспомощность при падении.

Мне стоило много нервов и брони подобраться к противнику. Он отлично стрелял из всех видов вооружения, я только успевал подставлять под залпы свежие участки брони. Мощные ноги "Сталкера" оказались куда лучше защищены, чем у того же "Молота". Я изрядно покрутился вокруг соперника и довёл "Квазара" до кипения, прежде чем прожёг в нескольких местах броню на ноге "Сталкера". Он же за это время снёс с моего меха большую часть брони и почти оторвал моей машине руку. Недостаток манёвренности противника позволял мне если не увёртываться, то хотя бы не позволять ему стрелять по имеющимся прорехам. Затем я удачным залпом РБД разорвал миомер в правой ноге "Сталкера", однако водитель смог удержать машину в вертикальном положении.

Это очень встревожило меня, на "Квазаре" почти не оставалось толстых слоёв ферроволокна. Тогда я направил своего робота прямо на целящуюся в меня громадину и треснул её плечом в бок, до конца отломав руку "Квазару". Несмотря на тридцать тонн перевеса "Сталкер" не устоял. Это была вторая победа клановца на Солярисе.

Я стал владельцем трёх боевых роботов и немаленькой суммы денег. Перед каждым боем (после первого) я ставил на свою победу в букмекерских конторах. Шёл ва-банк, любое моё поражение стало бы последним, но я был слишком уверен в себе. Теперь, для создания своей команды, мне необходим был только один боевой робот и тройка очень хороших водителей. Карстайрз понял это и заявил, что я де мерзавец провёл его - наивного дурачка и хочу пустить по миру, и это после всего того, что он для меня сделал. Даже если бы я и решил сделать карьеру владельца клуба боевых роботов, то не очень бы повредил своему компаньону, во второй и первой лигах (где обосновался клуб Карстайрза) и без меня прорва таких клубов.

На этот довод старику нечего было ответить, да и рвать наш договор он не хотел. Кроме того, я ещё раз пообещал ему не задерживаться на Солярисе. Следующим моим противником должен был стать воин, управляющий "Крестоносцем". Эта модель лишь немного тяжелее "Квазара" и я надеялся на относительно лёгкий бой.

Глава 8.

"Летающий Медведь".

На этот раз жребий пал на благоприятную для меня арену. В самом её центре были построены несколько кварталов железобетонных зданий имитирующих город. Кланы, возможно, одни из самых ярых приверженцев Аресских соглашений, запрещающих войну в городах. Но тем не менее город - это то место, для боя в котором и был сконструирован "Квазар". Правда и робот противника вполне подходил для подобного сражения. "Крестоносцы" одни из наиболее манёвренных роботов Внутренней Сферы. Весят они около шестидесяти пяти тонн и вооружены обычно тремя лазерами средней мощности, установками РБД и РДД, да ещё ста миллиметровой автопушкой. Интересно, что один из лазеров "Крестоносца" расположен на голове, прямо над кабиной водителя. Он серьёзно повышает температуру на мостике при стрельбе, однако это окупается быстротой наведения и точностью выстрела.

Выйдя из ангара, я припустил к "городу". Потенциометрические датчики там не работали, так как железобетон хорошо экранировал. Из-за него и инфракрасные сенсоры могли засечь противника лишь на небольшом расстоянии. По закону подлости чаще всего приходится пользоваться наименее точными и информативными датчиками сейсмическими.

Вступив в город, я перешёл на крадущийся шаг, стараясь засечь врага прежде, чем он заметит меня. Конечно "Крестоносец" мог поджидать меня не шевелясь, но я думал, что замечу засаду прежде чем попаду в неё. Однако мой противник использовал новый для меня трюк. Он действительно уже сидел в "городе" и поджидал меня. Моё местоположение было несложно определить, ведь я всё-таки двигался. Когда "Квазар" оказался в удобном для него месте, он выстрелил из РДД. Установка у "Крестоносца" была запрограммирована (заранее конечно) на ведение огня по данным сейсмодатчиков.

Ракеты, вынырнувшие из-за зданий слева и сзади от меня, были крайне неприятной новостью. Не отзвучал ещё сигнал ракетной опасности, как моего меха пнуло с десяток ракет, причём не самых лёгких. Попали они мне, мягко говоря, в спину, где броня у любого БР относительно тонкая. Так я внезапно потерял теплопоглотитель и солидную массу брони, а взамен приобрёл пару пробоин.

Удар заставил меня сделать несколько неуклюжих шагов и выскочить на поперечную улицу. Я как раз притормозил перед перекрёстком, раздумывая, омут или брод ждут меня за углом. Теперь я, не раздумывая, метнулся вправо по этой улице, и вовремя, в визоре заднего обзора сверкнули два лазерных луча. Угол их траектории сказал мне, что противник сразу после залпа РДД взлетел на одну из крыш в надежде подпалить мне хвост. Он рассчитывал, что ракетный удар ошеломит меня, и даст достаточно секунд на разделку моей туши, только любой воин клана (при условии, что он ещё жив) реагирует на подобные ситуации мгновенно.

Скача рысью по улице, я заметил место приземления "Крестоносца" и стал подумывать, чем бы его удивить. Он выжидал на одном месте (судя по датчикам), ещё бы, время работало на него. Скоро его установка РДД перезарядится и даст ему возможность снова безнаказанно стрелять по мне.

Моя установка РДД не могла стрелять по указаниям датчиков, но я мог указать место цели на карте (правда стрелять я мог только по вертикальной траектории). На следующем перекрёстке я снова повернул направо. Введя место приземления "Крестоносца" в качестве цели, изогнувшись всем своим железным телом вправо и вверх, и не снижая скорости, я выстрелил из РДД, стараясь пустить ракеты поверх домов. Мой залп был обманным манёвром рассчитанным задержать вражеского меха на месте, если он конечно ещё там. Как только последняя ракета ушла с направляющих, я сразу выкинул этот залп из головы и нажал на педаль реактивных ускорителей. Несильно только-только оторваться от асфальта, чтобы пропасть с экрана противника. До него оставалось как раз метров сто пятьдесят по кривой, примерно максимум прыжка для "Квазара". Впереди был ещё один перекрёсток, где мне надо было повернуть. Не приземляясь, я совершил изящный вираж, накренив корпус вправо. Затем едва пролетел квартал, выскочил из-за угла и приземлился лицом к сопернику.

Потом этот мой манёвр, широко транслировался по всему Солярису и принёс мне известность. Пресса окрестила меня "Летающим Медведем" и с её легкой руки кликуха прижилась, несмотря на несуразность словосочетания.

"Крестоносец" оказался там, где я ожидал его увидеть. Водитель посадил его вплотную к стене, избегая видимо моих ракет. Когда "Квазар", как чёрт из табакерки, выскочил из-за угла, он уже выпрямлялся, опершись рукой о дом. Если он и был удивлён, то не показал этого, сразу открыв по мне огонь.

Но я открыл огонь ещё раньше, не успев даже коснуться земли. Между нами было не более тридцати метров, и тут мои лазеры самое нужное чудо. Стрельбу пришлось вести из неудобного положения, но всё же на руке с автопушкой у противника появились два глубоких пореза. Я едва успел выровнять свою машину, когда "Крестоносец" вывалил на меня очередь из автопушки. Я постарался уйти противоходом вправо, и снаряды разорвали броню лишь на левой руке. Второй очереди я не допустил удачным выстрелом в казённую часть орудия. Что-то в скорострелке заклинило, и она взорвалась, когда мой соперник ещё раз нажал на гашетку. "Крестоносец" лишился руки по локоть. Взрывом его отшатнуло, что дало мне ещё пару секунд.

Я перевёл огонь лазеров на грудь вражеского робота, собираясь продемонстрировать "удар в сердце", проще говоря, повредить ядерный реактор. Недостаток потерянного поглотителя заметно ощущался по резко возросшей температуре.

Водитель "Крестоносца" не думал о поражении и довольно ловко подрезал мне броню тремя своими лазерами. Он немножко халтурил с прицелом, стрелял "куда глаз ляжет". Это давало ему преимущество в скорости прицеливания, но не позволяло стрелять по имеющимся шрамам на "Квазаре". Я ещё и усложнял ему задачу "пританцовывая" из стороны в сторону, и не выпускал раскалённую точку не его груди из перекрестия прицела.

Чёрт, он умудрился разбить мне ещё один поглотитель. Их осталось только пять, и температура охлаждающей жидкости подскочила практически до критической отметки. Пришлось прекратить стрельбу из лазеров, так и не добравшись до реактора "Крестоносца". Мне нужна была передышка. Я хотел было слинять и устроить ещё один сеанс игры в "кошки-мышки", но тут ситуация стала ещё хуже через пробоину на ноге противник сильно обжёг мой миомер. "Квазар" стал передвигаться нелепыми скачками. "Кошки-мышки" отменялись, я бросился на соперника. Неловко подскочив, я смог-таки ударить его БР кулаком в грудь. Раскалённая и истончённая броня подалась, кулак "Квазара" вошёл в грудь "Крестоносца".

Это была игра на грани фола. Я повредил реактор противника, а эти ядрёные штуки, бывает, реагируют на такое к себе отношение неуправляемой реакцией распада со свойственными ей неприятностями. Когда из груди боевого робота пошёл черный дым, что означает повреждение теплообменных контуров реактора, мой соперник мгновенно катапультировался куда подальше. К счастью автоматика "Крестоносца" смогла заглушить ядерную реакцию в его чреве. Я заковылял подальше от поверженного меха, этот чёрный дым чрезвычайно радиоактивен. Впрочем, правая рука "Квазара" тоже сифонила порядочно, и мне нельзя было выходить и рубки. Как бы жарко мне не было, но жара снаружи была куда опаснее. Прежде чем можно будет открыть люк, моего робота должны будут очистить дистанционно управляемые механизмы.

Этот бой оказался самым опасным для меня. Кроме того, и не особенно выгодным. "Крестоносец"-трофей был основательно мною изувечен. Ему надо было править косяк, погнувшийся от моего удара, устанавливать новый реактор и что-то делать с разорванной правой рукой. "Квазару" тоже нехило досталось: пришлось почти полностью поменять броню, менять миомер на ноге (он был практически пережжён), а кроме того я при ударе разбил стволы всех лазеров на правой руке. Деактивация обоих роботов тоже стоила не копейки. А ещё мне и самому пришлось пройти долгий, дорогой и довольно неприятный курс очищения организма от радионуклидов, немного радиации я всё же получил.

В сумме все расходы превысили те шестьдесят процентов денежного приза, которые оставались мне после расчёта с Карстайрзом. Из-за госпитализации я пропустил остаток сезона, и наш с ним контракт закончил своё действие, а значит, на ремонт я должен был тратить уже свои деньги. Однако сумма, которую я заработал на предыдущих боях и на ставках, была на порядок больше. Их должно было хватить на создание своего клуба, и в следующем сезоне я рассчитывал хорошо закалить свою будущую команду.

Карстайрз, конечно же, вдоволь повозмущался по поводу моего ухода. Но слишком уж закусывать удила причины у него не было. Уже первый мой бой с лихвой окупил все его расходы, связанные со мной. Весь остальной (весьма солидный) куш был для него полной халявой. Хотя денежные призы в боях на трофеи заметно поменьше, чем в других видах сражений. А когда я предложил старику, в качестве отступного, устроить эксклюзивное интервью со мной-знаменитым и взять себе весь навар, мы и вовсе вернулись к дружеским отношениям (в деловом смысле конечно). Я не очень-то жаловал пронырливых журналюг из "Боёв Титанов", а потому обстоятельное интервью стало Карстайрзу хорошим подарком.

Глава 9.

Стань капитаном.

Подлечившись, я занялся своими трофеями. Больше всего меня удивил "Боевой молот". То, что это не стандартная модель я понял сразу, как поднялся на мостик этого боевого робота. Большая часть приборов, очевидно "родных", выделялась изящным дизайном и (первый раз такое вижу) инкрустацией по металлу. Остальные приборы были стандартными, и видимо поставленными на замену поломавшимся.

Установки ПИИ, чуть не доставшие меня во время боя своей дальнобойностью, оказались обычными для этого типа роботов, правда они, насколько я знаю, и используются только на "Молотах Войны". В этой модификации ПИИ в качестве рабочего тела используются ионы гелия вместо более лёгких ионов водорода, которые составляют ионные пучки обычных ПИИ. Благодаря тяжёлым ионам пучок получается более плотным и меньшим по объёму. Это позволило конструкторам удлинить ствол орудия и повысить тем самым его точность. Минусом этой технологии является большая теплоотдача, поэтому ПИИ и располагаются на непомерно длинных руках "Молота". Благодаря этому оружию и хорошей броне "Молоты Войны" и выбираются некоторыми асами (такими как, например, Наташа Керенская) несмотря на относительно небольшой вес этого робота.

Мой "Молот" оказался очень старой, но уникальной и всё ещё надёжной машиной. Его долгую судьбу было бы интересно узнать, у такой машины должна быть богатая история. Но узнать её вряд ли кто сможет. Наверное, он был собран для какого-то военачальника времён распада Звёздной Лиги, и я надеялся, что его скрытые возможности приятно меня поразят. Я подключил более совершенный компьютер "Квазара" к "Боевому Молоту" и провёл полное тестирование. Остов БР, судя по нагрузочной кривой, вполне выдерживал до восьмидесяти тонн общей массы, и это при шестидесяти пяти стандартных. Реактор правда был ни к чёрту, самый стандартный и довольно изношенный, я плюнул на расходы и поставил новый, помощнее. С ним вес "Молота" можно было поднять тонн до семидесяти двух семидесяти четырёх, а весил он тогда шестьдесят семь. Следовательно, на него ещё можно было повесить ещё что-нибудь смертоносненькое.

Немного поводив "Молота" и почувствовав его мощь, я понял, что "Квазар" получил конкурента в моём сердце, хотя, управляя здоровяком, я чувствовал себя как человек, оказавшийся планете с высокой гравитацией. Но в конце концов командир должен вести бой на БР с хорошей бронёй, так как ему нужно отвлекаться на управление подчинёнными, а значит меньше заботиться о шкуре. "Квазар" относится к машинам, рассчитанным на увёртываемость, а не защищённость, а вот "Молот" вполне подошёл бы командиру соединения.

Я перенёс на "Молот" компьютер с "Квазара", а для обездоленного купил другой, новый, но всё-таки похуже, а потом прорву времени потратил на их настройку. Убрал фонарь с плеча "Боевого молота" и, хитро подшаманив крепление, поставил туда стамиллиметровую автопушку с неплохой скорострельностью. Целиться ею было можно только всем корпусом, так как её казённая часть оказалась утопленной в предплечье. Чтобы разместить боезапас к ней, пришлось изрядно поломать голову над перераспределением всего внутреннего арсенала. Кроме того, я не смог смириться с отсутствием прыжковых ускорителей, но тут оказалось всё проще, когда-то они у моего "Молота" были. Прыгать больше ста метров он всё же не смог, но и сотка тоже достижение. Я бы с удовольствием переставил на "Молот" и антиракетную скорострелку с "Квазара", но просто уже не придумал, куда её присобачить. Итоговый вес меха составил почти семьдесят четыре тонны. Максимальная скорость снизилась до восьмидесяти кэмэ в час, но это всё равно больше ожидаемых от стандартного "Молота Войны" семидесяти.

Много возни было с "Крестоносцем", которому тоже нужно было новое сердце. Атомный реактор сам по себе стоит около четверти стоимости всей машины, а ведь надо его ещё установить и настроить. Выправка остова тоже вещь дорогостоящая, а ещё пришлось менять правую руку.

Я долго искал в продаже подходящую тяжёлую автопушку взамен взорванной. Как назло, в то время все продающиеся скорострелки калибром более девяноста миллиметров имели неподходящие типы креплений. У одного торговца я увидел орудие, крепящееся на руку как мне надо, но его размер и формы сказали мне, что это не автопушка, а винтовка Гаусса. Я прикинул, что наверное её можно будет повесить на "Крестоносца" без особого перевеса. После горячего торга с хозяином, я забрал её.

При установке гауссовки получилось две тонны перевеса и сильный дифферент. Пришлось снять с головы робота лазер с механизмом наведения и немножко брони, да ещё боезапас перепихнуть на левый бок. Килограмм пятьсот перевеса всё же осталось, но машина и с ними бегала неплохо. По деньгам ремонт "Крестоносца" превысил стоимость его же повреждённого, но я не переживал. Денег у меня было ещё во множестве, а с такой гауссовкой робот стал опасен для любого соперника.

"Сталкеру" нужно было только присобачить обратно ногу, да подлатать броню, поэтому я занялся им в последнюю очередь. Менять что-либо в нём не пришлось, он был вполне гармоничен. Две РДД-15 делали его в моих глазах роботом огневой поддержки, а лазеры и РБД позволяли постоять за себя в ближнем бою. Неповоротливость превращала "Сталкера" в лёгкую мишень для вражеских ракет. Я намеревался поставить на этого восьмидесятитонного верзилу противоракетную защиту, но во Внутренней Сфере такие системы редки, а совсем обдирать "Квазара" не хотелось. Да и слабовата, если честно, на моём "Квазаре" антиракетка для тяжелого меха.

На мои объявления о создании нового клуба откликнулась прорва водителей боевых роботов. Меня удивила нетребовательность этих людей, они требовали не такие уж большие деньги за риск. На Солярисе тогда было много бойцов, не имеющих своих машин. Их средней зарплаты хватало только на хорошую жизнь и жратву в межсезонье, да бесконечный кутёж.

Первым явился русоволосый паренёк, с порывистыми и несколько нервными движениями. Это был тот самый Саш Крюков, у которого я выбил "Боевого Молота". Я как раз сидел в баре своего отеля (туда часто отсылали ищущих меня водил). Саш быстро подошел и выпалил.

- Я - Саш Крюков. - Я был удивлён, уж не хочет ли он чего-то вроде сатисфакции.

- Помню тебя. Чего хочешь? - а сам подтянул под себя ноги и коснулся пальцем ножа на ноге.

- Я хочу... То есть если вы меня возьмёте... Хотя вы не... - парень явно был слишком взволнован. - Подожди, подожди. Давай садись и рассказывай с расстановкой.

Крюков сел на соседний стул и глубоко вздохнул, чтобы успокоиться.

- Не думаю, что вы считаете меня хорошим пилотом. - Я опять посмотрел на него с удивлением. Не то начало, чтобы меня соблазнить. - Но я неплохой водитель, даже верю, что очень неплохой. Я здесь не первый сезон, вы можете проверить. Обязательно проверю, - Сначала... - парень опять начал частить, но заметил это сам. Прервался и снова глубоко вздохнул. Я всё рассматривал его, и видел, что Крюков держит себя. Молодец.

- Сначала я участвовал в обычных боях, на деньги. А потом решил рискнуть, в конце прошлого сезона. И мне повезло, я взял трофей - "Молота". Но у меня не оставалось денег на новый сезон. Надо было выбирать, или "Молот" или мой "Краб". - Крюков опустил глаза. - Жалко было отдавать "Краба"... - Теперь он снова смотрел на меня. - В этом сезоне я думал, что смогу выиграть ещё одного меха. Но я ещё слишком плохо знал своё новое "железо". Я ведь ничего тяжелее "Краба" не водил... А, в общем я думал, что справлюсь с легковесом вроде "Квазара" и ошибся.

Победить на сорокапятитонном роботе "Молота Войны" дорогого стоит. Поэтому я поверил парню, с жаром объяснявшему, что в другое время я не побил бы его так легко.

- Ладно. Я ещё просмотрю записи твоих боёв. И если ты не просто везунчик, то беру тебя к себе.

- И я смогу водить "Молота Войны" как раньше? - глаза у мальчишки загорелись.

- Нет. "Молот" я оставлю себе, это уникальная машина. Как командиру отряда, мне нужно больше брони, чем скорости. Но ты можешь водить моего собственного "Квазара", по весу и конструкции он будет тебе более впору. А это между прочим клановская модель.

Саш вполне справился с ним для первого раза.

Многих претендентов я завернул, их было много и можно было тщательно придираться. Вообще удивительно, как много всякого сброда в Солярис-сити называет себя водителями боевых роботов. Только из пришедших, по имени Грег Бэккер, действительно оказался стоящим воином. Довольно высокий тридцатилетний мужик, с гранитным булыжником вместо лица. Он проронил буквально несколько слов, из которых я понял, что он водитель "Сталкера". И действительно, он был хорош, управляя этим неповоротливым ведром.

До начала следующего сезона игр оставалось уже всего неделя, и я со своей командой вовсю тренировались, а подходящего воина для последней машины всё не было. Появившегося Криса Коффи я сразу принял в команду, хотя и было видно, что ему не так уж хочется в мой клуб. Он имел опыт вождения "Крестоносца", но последнее время владел клановским "Грифоном". Я видел бои с его участием и знал, на что этот верзила-блондин способен. Я так же видел последний его бой в высшей лиге, где громадина "Банши" разнесла его робота вдребезги. Формально "Грифон" всё ещё принадлежал Крису, ведь в высшей лиге трофеев не берут, но из осколков восьмидесятитонной машины теперь нельзя было собрать даже велосипеда. Коффи тянул до последнего, ждал какого-нибудь предложения выступать в высшей лиге. Такого предложения ни от одного из клубов он не получил, а потому пришёл ко мне и стал водителем "Крестоносца".

Глава 10.

Ритм большого города.

Началась регистрация клубов - участников сезона боёв. Для меня эта процедура прошла непривычно легко, по сравнению с обычной для Соляриса бюрократической беготнёй. Я вышел из Дворца Игр в радужном настроении. Только был глубоко внутри тревожный голосок, который пищал: "Слишком всё просто. Слишком легко с тобой разделались. Слишком странно на тебя посмотрела девушка с регистрации".

Постоял я немного, послушал его и подумал, а потом решил "А бес с ним. Просто жизнь сегодня непривычно хороша". И поплёлся к своему глайдеру, он был удачно припаркован всего за квартал от Дворца. На пол дороги мне испортили настроение.

Дорогу загородили четыре амбала. Чёрные куртки, одинаково идиотские стрижки, одинаковые лица. "Гопота." - подумал я, - "Идут наглые сволочи, дорогу перегородили". За метр от меня они встали. "Ага. Это по мою душу". - Я тоже остановился. Главный обратился ко мне (по сравнению с остальными у него, можно сказать, было подобие ума в глазах).

- Э, мэн. Мне тут друзья внесли, ты клуб вписывал. - Он на удивление внятно говорил. - Эт не по чести. Тут у нас свои рульки. - я перебил его.

- А чё, типа я сделал не так. - Прежде чем переводить дело в стадию открытого конфликта, мне хотелось получить больше информации. Ох, и наглые же они всё-таки. Даже не попытались меня куда-нибудь отвести. Тут же людей навалом.

Правда, люди нас как-то не замечали, хотя мы и занимали середину тротуара. Старшой напряг лицо, проделывая несвойственную ему мозговую деятельность. Делая частые перерывы на "э...", он объяснил.

- Ну, сперва надо было перед патроном себя поставить. Чтобы люди тебя знали, что мэн рульный. Крышу себе устроить, чтоб по чести. Ну и вступную уважаемым людям отстегнуть. - Более-менее я понял только последнюю фразу, с ключевым словом "отстегнуть".

- Так заплатить надо? А кому? - очень интересно, в самом деле.

Похоже меня приняли за идиота. Главный гопник залыбился и с отеческим выражением выдавил.

- Э, мэн, теперь поздняк. Этот сезон тебе гакнулся, так чё давай в зад снимай свой клуб, по-хорошему. - Блин, кто же твой хозяин?

- Э, батрак, говори кто за тобой. Я теперь буду только с твоим патроном говорить.

Глаза напротив меня стали наливаться кровью.

- Ты, мэн, не в струе чё ли. Я тебе родным (с ударением на "о") языком толкнул. Давай в зад заявку! - ну, по крайней мере, в руках и них пока ничего не было.

- Труси галопом (местный, кстати, фольклор), жмых. - Я двинул главному в голень. И попробовал достать рукой до ближайшего слева. Достал его в бровь, и он, вслед за главным, упал и начал материться. Но "мэн" справа сумел двинуть довольно больно мне по руке, а крайний слева выхватил нож. Они одновременно бросились на меня. Я попытался отскочить назад, но натолкнулся на какого-то ненужного обывателя, который так некстати оказался за моей спиной. Пришлось сосредоточиться на ноже и, из-за этого, пропустить кулаком по челюсти. Перекувыркнувшись через валяющегося и вопящего обывателя, я быстро поднялся и увидел, что все гопники на ногах. Только главный боялся опираться на одну ногу. Теперь ножи были уже у двоих в руках, а бешенство в глазах у всех.

Просто и ясно в голове прозвучало "тикать!". Я сделал шаг в сторону проезжей части, затем рванул в обратную сторону. С разбегу опёрся левой ногой в стену здания, и двинул в лицо ближайшему бандиту коленом левой. Мне чуть не бросился под ноги ещё один бюргер, но я приземлился всё же мимо него и, перекатившись, дал дёру к машине.

Бег между препятствий (прохожих) мне давался лучше, чем преследователям сквозь них.

Свой глайдер я купил примерно за неделю до регистрации клуба. Денег тогда было уже маловато, поэтому купил недорогую подержанную колымагу без лишних наворотов. Через Карстайрза купил водительские права. Проходить курсы вождения консервной банки как-то даже оскорбительно для пилота БР. После боевого робота драндулетом с рулём и двумя педалями управлять несложно. Оставались ещё правила дорожного движения Солярис-сити. Я почитал самоучитель и решил, что справлюсь и так. На практике же оказалось даже проще, основным правилом на улицах было "моя морда - кирпичом, я на главной дороге".

В общем, я влетел за руль глайдера и надавил с проворотами. Сперва немного мельтешил, ждал погони. Но потом успокоился и стал двигаться со средним сумасшествием потока (неписанный закон автолюбителя). Вокруг было тихо и спокойно (постоянный галдёж сигналов и русский мат из-за баранок). И меня снова застали врасплох.

Внезапно одна из машин встречного движения взревела и свернула на мою полосу (я как на грех ехал по крайней полосе). Я как-то сразу решил, что это не обычное ДТП, и не стал уклоняться (получил бы, наверное, в бок), а только вдавил педаль тормоза в пол. Дешёвая серая коптилка и не думала тормозить. Глайдеры столкнулись лоб в лоб. Удар оказался очень силён, но я был пристёгнут (на "железе" к этому привыкаешь) и не очень пострадал. А вот моё сознание было, видимо, пристёгнуто к телу недостаточно крепко, и вылетело через лобовое стекло.

Я пришёл в себя достаточно быстро и понял, что меня куда-то тащат под руки. Провёл краткую ревизию по организму, вроде ничего не сломано, только перед глазами плывёт. С трудом сконцентрировав взгляд по направлению движения, я увидел довольно тёмный и безлюдный переулок. Странное место для оказания первой помощи. Проверил потихоньку кобуру на бедре - пуста. Подозрительное дело. Несут двое, здоровяки, а в той машине был один. Мои мозги поскрипели и решили, что Миха опять в полном дерьме. А "караул!" кричать было уже поздно, мы вошли в переулок. Впрочем, на Солярисе кричать "караул", "убивают", "грабят" не очень результативно вообще.

Тем временем мы остановились, и меня толкнули по ходу движения. Я с трудом, но устоял на ногах и обернулся. Их было даже трое. Все высокого роста и в куртках из чёрного, тускло блестящего материала. Но это уже не гопники, одеты дороже, смотрятся серьёзней. Может поговорим? Нет. В их глазах я видел, что они только выбирают приговор для меня. И в то же время потихоньку очухивался от аварии. Это, похоже, не было для них тайной, и долго отдыхать мне не дали. Бандиты двинулись на меня. Отступая, я оглянулся в поисках оружия. Среди мусора ничего подходящего не было. Вот только бутылка. Не слишком толстая, но "розочка" из неё выйдет на уровне, нож-то у меня забрали.

Я быстро нагнулся за бутылкой. Слишком быстро. Потерял равновесие, помутилось в глазах. Перекатился подальше от злодеев, но бутылочку захватил. Троица медленно надвигалась. Наполовину оглушенный человек с бутылкой не казался им опасным, но давать ему шансы они не собирались. Я почувствовал себя в силах и атаковал. Сделал ложный выпад на центрального, но тот не отступил достаточно далеко. Тогда я применил один финт из своего набора грязных уловок, то есть просто плюнул ему в рожу. Ребята прифигели, а я попытался обработать "розочку" об голову правофлангового. Всё же мои движения были сильно замедленными. Противник явно успевал уйти от удара, а за моей спиной оставался третий бандит. С бутылкой пришлось расстаться. Вместо удара я швырнул её в голову бандита, и постарался как можно быстрее отступить. Третий всё же достал меня. Удар по голове я принял вскользь, но сейчас моей голове хватило бы и щелбана.

Бутылка попала хорошо, толстым донышком почти в висок. Теперь против меня стояли только двое громил. Правда, у меня опять были пустыми руки, и снова плыло перед глазами. И, похоже, со мной решили больше не играть. Ребята потянулись куда-то под одежду, а я понял, что в пределах досягаемости нет ни одного укрытия. Чёрт, даже мусорных баков нет.

Выстрелы прозвучали раньше, чем братки успели вытащить пушки. По паре пистолетных пуль швырнули их к моим ногам. Свет в конце переулка загораживали две фигуры в деловых костюмах. "Неужели я так дорого стою", - подумал я, - что за право меня пришить борются конкуренты. Однако новые действующие лица смотрели в мою сторону вполне не кровожадно. Это, впрочем, не помешало одному из них сильным пинком в мурло отрубить бандита, получившего мою бутылку (он начал шевелиться). Похоже, это были мои спасители, в конце концов, они спрятали свои пистолеты.

Сперва я принял ребят за близнецов, но приглядевшись решил, что они возможно даже и не братья. Их костюмы тоже, лишь притворялись деловыми пиджаками. Достаточно крупные пистолеты, да ещё и с глушителями, бесследно исчезли за складками одежды. У меня сложилось впечатление, что в этих костюмах можно скрыть и что-нибудь посерьезней.

Мои спасители представляли собой интересный образчик дружбы народов. Тёмная кожа, большие серые глаза, но с "восточным" разрезом, тонкие выдающиеся носы. На таких наверное пачками вешаются девицы. Эффектные ребята с аккуратными причёсками и атлетическими телами.

Один из них протянул мне руку (наверное за обоих), и я с благодарностью её пожал, хотя ещё не совсем привык к этой традиции. В клане подобные вещи не практикуются.

- Я - Оциан. - сказал Оциан. Тут он немного скривился. - Хотя... зови меня Оци. А это Лесьор. - Второй парень очевидно молчун. - Мы работаем на Карстайрза. Он попросил приглядеть за тобой.

- Оци. Время. - Лесьор подал голос.

- Идём, Лесь. Миха.

Братья или не братья двинулись вон из переулка, бандиты больше их не заботили. Я, всё ещё нетвёрдо, двинулся следом.

- Эти двое, похоже, будут жить, - сказал я. Не то чтобы мне так уж хотелось забрать их скальпы, просто я успел насмотреться детективных сериалов на Солярисе. Контрольные выстрелы и всё такое. Оци обернулся.

- Они нас не видели. К работе по заказу тебя тоже скоро не вернутся. Хотя если хочешь - валяй. Только скоро, времени мало.

Убивать неудачников я конечно не стал. Но карманы обшарил. Аванса не было, зато обнаружились мои нож и пистолет, а также мелочь на пиво. У меня оставался один свободный карман. В него я сунул пистолет одного из бандитов, просто так из жадности. В конце концов двадцатизарядный пулевой ИЖ-"Демократизатор"-Д37 надёжное классическое оружие. И красивое.

Братья терпеливо меня ждали. Оци спросил:

- Тебя куда-нибудь подбросить? Твоя тачка в мясо.

- Если вы работаете на Карстайрза, то я хочу с ним поговорить. Поехали к нему.

Мы упали в чёрный лакированный лимузин. Лесь вёл глайдер, а я с Оци заняли диваны друг напротив друга.

- Вы подоспели в последний момент. Я уж готовился ловить пулю.

- Да нет. Мы всё время были неподалеку. Просто я решил подождать, может ты и сам справишься. Одного всё-таки вырубил. А вот когда они полезли за стволами, тогда уж мы вмешались.

- Уж спасибо. - Все мои шишки, значит, объяснялись тем, что я и сам мог справиться. Но Оци не заметил моей иронии. Или сделал вид.

- Не за что. Работа такая.

Ну, мы ещё покалякали. Оциан оказался на удивление болтливым малым, при такой-то профессии. Вскоре лимузин подъехал к офису Карстайрза. Братья поехали куда-то по делам (хотя вроде бы ихнее дело - я). Оци мне объяснил, что видимая охрана менее надёжна. Клиента могут завалить с расстояния, или сперва избавиться от телохранителей. А если они будут втихаря за мной следить, то смогут выйти на сцену внезапно, как сегодня. И здесь главное - мне самому не быть кретином. Ну и всю мою технику они проверяют, так что адских машинок мне можно не опасаться.

Карстайрз встретил меня с неизменной сигарой во рту, за которой он прятал ехидные улыбки. Я уселся в кресло и сказал:

- Спасибочки, конечно, но зачем ты ко мне приставил этих молодчиков?

- А, так ты познакомился с братьями Гори-Ли. Я попросил их приглядеть за твоей шкурой. И как видишь, оказался прав.

- Да, они спасли мою задницу. Но как ты понял, что она в опасности. И кто, собственно, на неё покусился.

- Ха, ха... - Карстайрз смеялся с видимым удовольствием. - Могу назвать десяток имён, а причина одна. Скажи, ты ведь сегодня зарегистрировал свой клуб?

- Точно. Значит конкуренты?

- Ага. И просто так они не завяжут. Ты наивный парень Миша. На Солярисе убивают и по меньшему поводу. - Карстайрз надулся как породистый индюк, и мне пришлось признать, что у него есть на это право.

- Ты, Миша - классный водитель, и ты смог организовать неплохую команду. Вы можете легко выйти в первую лигу, а значит перебежать дорогу нескольким другим клубам. Я сам всё никак не могу закрепиться в первой, и всё из-за большого количества соискателей.

Карстайрз пыхнул сигарой и с ехидцей посмотрел на меня.

- Между прочим, ещё несколько лет назад, ты даже не смог бы покупать "железо". Ни кусочка брони без согласия влиятельных персон. Сейчас ситуация намного проще. Много техники, много клубов. Так сказать, эхо войны. Но тем не менее.

- И чего же ты меня опекаешь. Только не надо лекций о человеколюбии. Тебе что-то от меня надо. Что?

- Ну, я просто давно в этом варюсь и знаю наперед, как будет идти дело. Но если ты хочешь совета, то скажу. Миша, одному на этой сцене тебе не удержаться. Тебе нужен партнёр, у которого есть связи и репутация. На улицах это называется "крышей".

Каналья Карстайрз. Шанс хотел мне дать. Будто я могу пойти к кому-то ещё.

- И наверно ты - лучший вариант "крыши" для меня.

- Верно мыслишь, сынок. - Карстайрз ткнул в мою сторону сигарой. Мол "молодец, угадал".

- И во что мне сия услуга обойдётся?

- Отдаёшь мне десять процентов дохода и прикрываешься моим именем. Услуги братьев Гори-Ли оплачиваешь сам. Недёшево, но парни их отработают, поверь мне.

- Поторгуемся?

- Лучших условий тебе никто не предложит, сынок.

Глава 11.

Наживка из олуха.

К началу сезона от моих финансов не осталось и романсов. Удивительно, какую громадную сумму можно спустить на Солярисе за относительно небольшое время. Мне срочно нужно было раскрошить какую-нибудь команду, чтобы обеспечить денежное вливание своей. Я спросил Карстайрза, чей клуб стоит поучить. Старик сказал мне, что есть такой нехороший владелец клуба Уорвик, и его, дескать, неплохо было бы потрепать.

Я навёл справки о Уорвике и оказалось, что действительно это очень нечистый на руку и вообще довольно мерзкий дядька. Он уже давно владел клубом, но в высшую лигу так и не пробился, сидел всё больше в первой. В его парке было шесть роботов, четверо из которых принадлежали ему самому, а два водителям из его клуба были владельцами своих машин. "Стрелец", "Катапульта", "Тандерболт", "Волкодав", "Центурион" и "Пантера" составляли весьма разношерстную компанию, которая при верном подходе могла быть очень опасной. Для моей четвёрки многовато, хотя три Уорвиковских робота и были легче любого из моих мехов.

Я отправил Уорвику предложение о встрече, в котором отметил, что согласен выставить четырёх моих роботов против его шести. Номер своего видеофона я не сообщил, и думал, если Уорвику захочется обсудить сделку, то ему придётся делать это на моей территории. Однако я ошибся. На следующий день мне позвонили с охраны бизнес-центра и сообщили, что ко мне хочет пройти человек от мистера Уорвика. Я велел его пропустить, и в мой кабинет втиснулся эдакий громила. Не помню, как он представился, но сообщил он мне, что мистер Уорвик сейчас очень занят, и что хотя его и заинтересовало моё предложение, он всё-таки не смог почтить меня визитом. Мистер Уорвик просит меня к себе. Ехать к нему в гнездо? Да пошёл он! Я спросил у громилы номер хмыря и позвонил ему. Громилу отослал и глянул на экран видеофона.

Уорвик моментально ответил, мерзавец ждал моего звонка. Он считал что знает, какой техникой я располагаю, и расклад был серьёзно в его пользу. Я, конечно же, не спешил раскрыть ему глаза.

- Здравствуйте, мистер Миха ... - Уорвик пожевал губами, как будто произнося фамилию, которой у меня нет и не было. На экране он сидел за столом и казался просто гигантом рядом с изящными письменными принадлежностями и миниатюрным пресс-папье. От Карстайрза я знал, что Уорвику просто самовлюблённый коротышка, страдающий жестоким комплексом неполноценности. Его одежда и кабинет сверкали роскошью особого свойства. Как будто здесь сначала поработал профессионал-дизайнер (причем из лучших, я уже начал понимать в таких вещах), но потом хозяин решил добавить ещё немного шика и всё изгадил. - Я чрезвычайно рад, что вы позвонили. Именно сейчас у меня освободилась минутка, и мы можем обсудить детали нашего взаимовыгодного (здесь его улыбка на мгновение стала искренней) соглашения.

"Ну ладно, - подумал я, -потерплю немного, тем приятней будет ущучить тебя". Внешний вид этого хмыря сразу стал действовать мне на нервы. - Мистер Уорвик, я, пожалуй, перейду к делу, ведь мы с вами деловые люди. Общий тоннаж моих боевых роботов много меньше, чем ваших машин, поэтому у меня есть несколько условий проведения мероприятия. Место боя - арена "Шпицберген". Условие победы - захват и удержание в течение пятнадцати минут городка в центре арены. Разумеется, уничтожение всех роботов противника тоже означает победу. Вы делите свою команду на две части, стартуем с трёх равноудалённых точек по краям арены. Радиопереговоры запрещены. Все разбитые роботы становятся собственностью победителя. Это, пожалуй, всё.

Улыбка сползла с Уорвика. На такая уж кайфушечка ему намечалась. Некоторое время он сидел нахмурившись. - Это, наверное, будет зрелищный бой, - пробормотал он наконец, - а я, знаете, сторонник зрелищных боёв, это идёт на пользу индустрии. В принципе, я согласен на такой бой, тем более что я смогу договориться об очень выгодной для наших клубов продаже права показа. Но вы поставили столько условий, что, думаю, я тоже имею право на парочку. Во-первых, я разделю свою команду не пополам, а как посчитаю нужным, не уведомляя вас об этом. А во-вторых, я думаю, что не стоит идти ва-банк, давайте откажемся от претензий на трофеи. Взамен я предлагаю, что бы вся прибыль от показа боя досталась победителю, эта сумма составит не менее двенадцати миллионов, неплохой куш. Кроме того, проигравший клуб оплачивает победителю двадцать пять процентов стоимости своих роботов, захваченных противником. Мне кажется, мои замечания справедливы. - Хорошо, я согласен. Только ваша меньшая команда должна состоять по меньшей мере из двух машин. - С вами приятно иметь дело. Через пару часов вам занесут составленный контракт. До свидания.

Я попрощался с ним и выключил видеофон. Вряд ли ему в самом деле так уж приятно было иметь со мной дело, ведь я не оказался таким олухом, каким наверно сперва показался ему. Тем не менее, он заглотил наживку, пусть и с оговорками.

Глава 12.

"Шпицберген".

Арена "Шпицберген" - одна из самых больших на Солярисе-7, это здоровый круг километров пятнадцать в диаметре. Находится он в горах неподалёку от Солярис-сити на слиянии трёх горных хребтов. По-настоящему непроходимых мест там нет, склоны гор не очень круты, однако ландшафт откладывает отпечаток на ведение боя. Город, за который мы должны были сражаться, находился чуть к востоку от центра арены, почти в самом высоком месте, где сходящиеся хребты образовывали небольшое плато.

Моё войско стартовало на вершине южного хребта. Две группы противника стартовали из равноудалённых от нас точек. Было бы логичным предположить, что эти группы захотят объединиться, чтобы иметь над моим отрядом подавляющее преимущество. Самым удобным местом сбора был город, и поэтому я мог прикинуть маршруты перемещения сил противника.

Я решил перехватить северную группу до города. Радиосвязь была заблокирована. Пришлось воспользоваться языком жестов, используя стволы ПИИ. Мы спустились в долину и направились к горному массиву, тянущемуся с запада на восток. Вражеские боевые роботы забрались на вершину раньше нас, хотя с их стороны склон и был круче. Это произошло благодаря тому, что в этой группе у противника были только лёгкие роботы. Нам оставалось до вершины около ста метров, когда из-за неё чуть восточнее нас показался торс "Пантеры". Я прицелился в неё ПИИ установками, но Крис выстрелил первым. Ядро гауссова орудия врезалось в грудь тридцатипятитонного меха и швырнуло его назад, только блеснул на солнце металл. В этот момент показался ещё ничего не понявший "Волкодав". Я пальнул по нему из обеих ПИИ, но одной промазал. Саш всадил в него зелёные пучки своих лазеров. До "Волкодава" дошло наконец, что к чему, он повернулся и скрылся за вершиной хребта, даже не выстрелив по нам. Вслед ему полетели ракеты дальнего радиуса действия от слегка отставшего Бэккера, но горы не позволили увидеть, попали ли они в цель.

С вершины мы увидели у самого подножия горы "Волкодава", помогающего подняться "Пантере". Она, должно быть, катилась кувырком до самого низа. Знаками я показал (без рук это совсем не просто), что преследовать их не надо. Вряд ли мы сможем их поймать. Мы подождали пока к нам заберётся "Сталкер" Грега Бэккера и двинулись по хребту в сторону города.

Этот манекен поселения выглядел также схематично, как и на карте, просто бетонные коробки, стоящие рядами. Вражеских роботов видно не было, а ведь времени занять город у них было предостаточно. Плато лежало метров на двадцать ниже вершин окружающих его с трёх сторон гор. Восточный край довольно круто уходил вниз в долину.

Я повёл свой отряд вокруг городка по возвышающимся над ним склонам. Хотя мы все и ждали засады, но застали нас врасплох. Сигнал ракетной атаки заставил меня нажать на педаль прыжковых ускорителей, бросив "Молота Войны" в сторону города. Практически сразу я отпустил педаль, и мой робот понёсся по нисходящей дуге прямо над землёй. Над моим мостиком пронёсся огромный рой ракет и разорвал скалы там, где мгновение назад стоял "Молот". Приземление произошло слишком быстро, я почти не успел смягчить его, но явных повреждений вроде бы не заработал. Направленный по мне залп, мог принадлежать только "Катапульте" с её парой двадцатизарядных РДД. Я повернулся по траектории полёта ракет и увидел её, как впрочем, и всю группу врага. Четвёрка роботов стояла в одну шеренгу, наполовину скрыта хребтом на противоположной окраине города, а вовсе не внутри него.

Одновременно с "Катапультой" выстрелил и "Стрелец", тоже обладающий мощной установкой РДД. Его целью стал "Сталкер". Грег ещё вовремя присел, десяток ракет прошли выше его машины. Но ещё с десяток ударили в корпус "Сталкера", повалив его на бок. Саш Крюков, как и было задумано в таком случае, бросился на помощь Бэккеру. С его помощью "Сталкер" рано или поздно поднимется, только вот "поздно" нас не спасёт.

Мой прицел лёг на "Стрельца", и оба пучка ПИИ направились к цели. Они оба врезались в машину, заставив водителя неуверенно шагнуть назад по склону. Неровность почвы и разбалансировка из-за потери брони заставили "Стрельца" упасть, и он скрылся за горной грядой. В этот же миг "Тандерболт" выстрелил в меня из своего сверхмощного лазера. Его луч, несмотря на дистанцию почти в семьсот метров, оставил очень глубокую рану на левой ноге.

Необходимо было вывести из строя "Катапульту" и "Стрельца", чтобы они не расстреляли нас издали. Как смог я показал Крису Коффи, что его цель "Катапульта". На близкой дистанции эти модели довольно беспомощны, так как кроме РДД вооружены обычно только парой средних лазеров. Для себя я оставил "Стрельца", который лучше приспособлен для ближнего боя. Кроме того между нами ещё стоял и "Тандерболт", весящий только шестьдесят пять тонн, но чрезвычайно опасный. Его большой лазер является одним из самых мощных, какие только есть. Кроме того, эта модель комплектуется тремя лазерами и установкой РБД. Робот обладает к тому же неплохой манёвренностью, но за всё это приходится расплачиваться теплозапасом. Даже просто двигаясь на крейсерской скорости "Тандерболт" скоро начинает перегреваться.

Я вошёл в город, "Тандерболт" последовал моему примеру, а ещё раньше, где-то между зданий пропал вражеский "Центурион". Если они вдвоём возьмутся за меня, то хана незадачливому Михе. "Тандерболт" прицелился на ходу. Я, желая ему помешать, стрельнул из РБД, но противник успел выстрелить буквально за мгновение до того, как первая ракета врезалась в его торс. Луч попал мне в левую руку, пробил насквозь свежую броню и повредил электрические цепи. Рука сразу завибрировала (слава богу, вообще не отвалилась) и целиться левым ПИИ стало невозможно. Я решил вывести из игры опасный лазер. Целился на бегу, поэтому правым орудием попал в торс, а левым и вовсе промазал. Мы продолжали сближаться. Он не использовал свои средние лазеры, чтобы не усиливать перегрев, а вновь стал целиться главным калибром. Я пошёл на хитрость. Сделал вид, что сворачиваю на перекрёстке влево, а потом резко ушёл на два шага вправо. Уловка удалась, страшный луч прошёл левее.

Дистанции уменьшилась до ста пятидесяти метров, я раскрутил автопушку. Разброс у неё конечно! Разрывные снаряды стали крошить броню на торсе и руках "Тандерболта", но он вновь целился своим сверхмощным лазером. Я выстрелил из ПИИ и обеими попал. Противник мне попался крепкий, сразу стрелять не стал, сперва восстановил равновесие. Я молился, чтоб он мне чего-нибудь не оторвал. Но тут, вылетев с перпендикулярной нам улицы, сверкнул серебристый снаряд и врубился в правое плечо "Тандерболта". Удар гауссова орудия очень силён, броня на плече моего противника треснула. Самого его повело в сторону, боевой робот врезался в здание, пробил стену и упал в груду бетонной крошки.

Помощь Криса пришлась очень кстати, и я поспешил ею воспользоваться. Подбежав к барахтающемуся в обломках противнику, влепил ему в грудь по уже имеющимся повреждениям залп ПИИ, а затем стал рвать раскалённую броню автопушкой. Броня на груди у "Тандерболта" стала уже совсем никакой, но снаряды пушки у меня были разрывные, а не бронебойные и вглубь не проникали. Тогда я выстрелил из лазеров, хотя в кабине было уже жарко. Лучи когерентного света легко прожгли остатки брони и устремились в нутро робота. Повалил чёрный дым. Я поскорее отвёл "Молота" за угол ближайшего здания, и вовремя, прогремел взрыв. Сильно качнуло, мне пришлось опереться на здание, чтобы устоять на ногах. Водитель "Тандерболта" не мог катапультироваться, ему мешали полуразрушенные перекрытия дома.

Я вновь рванул к тому месту, где видел в последний раз "Стрельца". И сразу же чуть не попал под залп "Катапульты", меня спасла моя (очень всё же неплохая) реакция. Если "Катапульта" жива, значит Крис сцепился с "Центурионом" и всё ещё с ним возится. "Стрелец" однако был уже на ногах, и когда я добрался до него, был готов к встрече. У меня к тому времени уже была идея на счёт него. Он полоснул по мне лазерами средней мощности, на которые я решил не обращать внимания. Выстрелом правой ПИИ я попал "Стрельцу" в щитки прикрывающие пусковую установку ракет ближнего радиуса действия. Противник этой установкой ещё не пользовался, а значит она полна ракет. Прежде чем водитель "Стрельца" понял мой план, я сделал залп очередью автопушки совместно с импульсами лазеров. Броня щитков не очень толстая и, разогретая попаданием ПИИ, не могла сопротивляться разрывным снарядам. Их попало в щитки не так уж много, но пару прорех они сделали, а лучи лазеров заставили сдетонировать ракеты в повреждённой установке. Взрыв разнёс плечо "Стрельца" и швырнул его на землю.

В этот же момент накрыло и меня. "Молот" слишком задержался на одном месте, водитель "Катапульты" достал меня с третьего раза. Моего меха впечатало в землю, а меня на несколько секунд выбило из реального мира. Взрывом "Боевому Молоту" оторвало-таки левую руку и сильно повредило ногу (слава богу, хоть сам жив остался). Вообще весь левый борт остался почти без брони. Я с трудом вернул БР в вертикальное положение, ожидая каждую секунду нового залпа. Когда я смог, наконец, развернуться лицом к "Катапульте", её поразил залп РДД. Ага! Теперь повоюем, "Сталкер" Грега снова в игре. Водитель "Катапульты" удержал машину на ногах, и я прыгнул к нему. "Стрелец" ведь пока не поднимал шухера.

Из-за перегрева и повреждений прыжок получился всего метров на сорок, но мне хватило бы и этого. Однако апонент в свою очередь прыгнул. Я только проводил "Катапульту" взглядом, для перекачки горючего в основные резервуары ускорителей требовалось время. Семидесятипятитонный робот описал изящную дугу и приземлился в двухстах пятидесяти метрах от меня на кромке города. Место посадки оказалось для воина крайне неудачным, так как в непосредственной близости от него оказался "Квазар" Крюкова, выскочивший из-за ближайшего здания. Саш поднялся в воздух и в полёте открыл огонь из лазеров по мостику "Катапульты". Броня на торсе "Катапульты" хороша, но повреждённая ракетами дальнего радиуса действия Грега, она не смогла противостоять мощи всех импульсников "Квазара". Буквально за пару секунд, пока водитель "Катапульты" восстанавливал равновесие после приземления, Саш прожёг броню мостика, и спалил его заживо. "Катапульта" апатично громыхнула корпусом о землю. Другого способа быстро вывести её из строя у Саша не было.

Я поискал глазами "Крестоносца" Коффи. Видно его не было, но, судя по сейсмическим датчикам, он крепко увяз в перестрелке с более лёгким, но и очень манёвренным "Центурионом" противника. Они метались между домов, стараясь запутать друг друга. Крису стоило помочь, но тут я заметил, что Грег попал в более серьёзную переделку. "Сталкер" был там же, где на нас впервые напали, и яростно от кого-то отстреливался. На неповоротливого гиганта сыпались ракеты и лучи лазеров, Грег интенсивно, но довольно методично отвечал. Напали на него, конечно же "Волкодав" с "Пантерой". По отдельности шансов против восьмидесяти тонн Бэккера у них было не много. Но "Сталкер" был основательно потрёпан, и вдвоём они могли свалить его. Грег (наконец-то) решил отступить, может потому, что увидел, как мы с Сашем спешим к нему. Что-то неладное было с его правой ногой, он очень медленно пятился, не упуская из виду вершины, откуда на него выскакивали враги.

Я был уже недалеко от "Сталкера", когда из-за вершины выскочила "Пантера" и сразу же выстрелила по Грегу из спаренного ЛСМ на руке. Меня её водитель не заметил и пропустил мой залп РДД. "Пантеру" бросило на землю. Грег тут же этим воспользовался, всадил во врага залп обеих своих РБД, а затем точным выстрелом четырёх лазеров отсёк боевому роботу ногу. Тут на вершине появился и "Волкодав". Саш выстрелил по нему из своей РДД, но его слабенькая шестизарядка только покачнула меха. Я и Крюков поравнялись со "Сталкером". Водитель "Волкодава", увидев какой расклад его ожидает, предпочёл ретироваться.

На боевом роботе Бэккера брони оставалось не многим больше, чем на моём. Её поверхность избороздили всевозможные шрамы. Здесь были и глубокие рваные воронки от ракет, и аккуратные порезы и ямки от лазерных импульсов, и мелкие выщерблины от лёгкой Пантеровской автопушки, но нигде не было пробоин. Грег не позволил нанести "Сталкеру" внутренних увечий. Только с его ударостойким характером можно водить эту неповоротливую громадину, в которой любой манёвр длится, кажется, целую вечность.

Мы двинулись обратно к центру города на помощь Крису. Я увидел как его "Крестоносец" выстрелил по вражескому "Центуриону" из гауссовой винтовки, но противник угадал прицел и ушел от снаряда. В свою очередь он влепил Крису очередь из своей автопушки, но тут же получил два лазерных попадания в ногу. Оба робота были покрыты богатым набором шрамов, однако повреждения были в основном поверхностные. Противники оба были мастерами одиночного боя, и поединок мог длиться ещё долго, если бы не наше появление. Увидев, что окружён со всех сторон, "Центурион" сдался. Нам не пришлось ждать четверть часа, оговорённые в боевом соглашении. Судейская комиссия засчитала нам победу досрочно.

Глава 13. Бесы.

- За победу! И, чтоб не последняя. - Я, как командир, провозгласил первый тост.

Звякнули пивные кружки. Интересный напиток. Вкус необычный, крепости с гулькин нос, а пить приятно.

Мы решили хорошенько отметить нашу первую клубную победу. Грег предложил "Галопогус", небольшой бар в Чёрных Холмах. Чёрными Холмами называется район в секторе Федеративного Содружества. Он известен большим количеством злачных мест самого разного пошиба.

Как и обещал Бэккер, "Галопогус" оказался неплохим заведением с хорошим столом и относительно безопасными напитками, и в котором не было принято лезть в дела отдыхающих. Располагался бар в полуподвальном небольшом зале. Здесь было сумрачно, накурено, но играла тихая приятная музыка.

После покушения я стал более осторожен. Но эта забегаловка показалась мне достаточно надёжной. Окна небольшие, стены вроде крепкие. Вчетвером здесь можно выдержать осаду, да и бармен не выглядел человеком, позволяющим убивать своих клиентов. Я выбрал столик подальше от входа и вне видимости из окон, и больше мер предосторожности не принимал.

С весёлыми рожами сидели только я и Саш. К Бэккеровской каменной мине я уже привык. Грег сидел в основном молча и курил трубку, от которой отрывался только ради пива. А вот мрачный вид Криса был непривычен. Поэтому, отхлебнув ещё из кружки, я сказал ему.

- Ну, Крис. Скажи-ка тост.

Коффи оторвался от своих мрачных дум.

- Тост. - Он задумался. - Ну, тогда. Чтоб поменьше попадались нам на пути твари, вроде сегодняшнего "Центуриона". - Он не поднял бокал, а продолжил с горячностью. - Ведь какая сволочь. Всё прячется, всё с тыла норовит зайти. А мне и с ним как следует не сойтись, и до "Катапульты" не добраться. А кто он такой? Я и имени его не знаю.

- Я знаю, это Тейлор, - заговорил Саш и покраснел под взглядом Криса.

- Я тоже знаю Тейлора, - внезапно подал голос Бэккер. Его слова падали с весомостью кувалды, ради нас обёрнутой в резину. Ему взгляды Криса (как впрочем и любые другие) были нипочём и отскакивали как камушки от стали. - Он хороший малый.

- Вот, вот. Он сделал максимум того, что мог. - Продолжал Крюков. Коффи недовольно его разглядывал, но Саш хоть и краснел, но не затыкался. - Тейлор был легче тебя тонн на двадцать. Напрямую у него не было шансов, и он связал тебя манёвром. Ему можно только аплодировать.

- Да, не бери в голову, Крис. Ну не был он в высшей лиге, ни и что. По-моему, Коффи переживал больше всего из-за этого. - Ты тоже отличился. Как ты ловко двинул из гауссовки по "Тандерболту". И вовремя. Он как раз собирался меня продырявить.

- Действительно, хорошо попал. - Коффи заулыбался. - Жаль, ты его угробил. Крепкий был боец.

Я развёл руками.

- Ты же видел запись. Времени аккуратничать не было. И оставлять его так нельзя было. Выбрался, и двинул бы мне в спину.

- Да не в тебе дело. Реактор портачный. - Крис, наконец, поднял кружку. Давайте за надёжное "железо"

Звякнули.

- А я девчонку убил. - Крюков погрустнел. - Я узнал, Линда Тесо. Помог Грегу подняться. К вам побежал. Выскакиваю из "города", и она прям передо мной опускается. - Саш виновато обвёл нас взглядом. - Я спешил... всё на рефлексах. Ну и треснул, как дома, на поражение. - Он опустил нос. - Никогда женщин не убивал.

Все посмотрели на Саша с удивлением. Ишь ты, джентльмен.

- Машиной управляет воин. Пол не имеет значения. - Веско прогудела Грегова кувалда.

- Он прав, Саш. Да к тому же, мы всё знаем, на что идём. - Постарался утешить я. - И продолжил неожиданно неприязненно для себя. - Кровавый у нас балаганчик.

Теперь удивлённые взгляды сосредоточились на мне. Пора менять тему.

- Саш. А ты что, в настоящих боях участвовал?

- Я ж с Периферии. У нас там пиратов, тьма. Но мы им спуску не даём.- Крюков гордо вскинул голову. Чтобы он не начал лекцию о периферийном героизме, я отвесил комплимент Грегу.

- Грег, ты ловко "Сталкера" водишь. Легковесов двоих держал. А ведь это такое ведро неповоротливое.

- "Сталкер" - хорошая машина, - медленно возразил Бэккер. - Несуетливая. К ней привычка нужна. - Видимо он не хотел быть темой разговора, а потому равнодушно выдавил из себя ещё фразу. - Клановская сноровка меня удивила.

- Да, - признал Крис. - Стреляешь ты, Миха, я скажу... Чтобы с ходу, и точно в ракетную установку, это очень. - Он разлил остатки кувшина по кружкам. - Тост. За нашего командира. За Летающего Медведя, - и хитро мне подмигнул.

Не надо за командира. Командир оплошал. - Чего греха таить. Облажался я как тактик. И довольно серьёзно. Уже предложение Уорвика отключить радиосвязь принимать не стоило. Но я подумал, что так противнику будет сложнее объединить свои отряды. А на самом деле это больше мешало нам, чем им. Уорвиковские парни действовали по заранее разработанному плану, да и в засаде им всё равно пришлось бы соблюдать радиомолчание.

Вражеский командир (кстати, он воевал на "Стрельце") приготовил грамотную засаду, и я в неё угодил. Действия моего отряда были предсказуемы, а значит, слабы тактически. Противник понимал, что мы бросимся к нему через город, а потому направил туда "Центуриона" и "Тандерболта", которые имели неплохой шанс действительно остановить нас. В этом случае мою команду просто расстреляли бы залпами ракет дальнего радиуса действия. Наша победа объяснялась только индивидуальным мастерством вождения моих бойцов, и моим в том числе.

- Попали мы в засаду. А победили, потому что дрались как черти. И вот за это давайте выпьем. - И я стукнул об кружку Криса.

Саш сходил к стойке и принёс ещё кувшин пива. Официантов в "Галопогусе" не держат.

- Кстати, ребята, нам бы название клуба придумать. - Над этим вопросом я уже много и бесплодно думал. - Может, так и назовёмся - "Черти"?

- Черти были, - отрезал Бэккер.

- Тыщу лет назад они были. И кстати, назывались "Ночные Черти". - Коффи проявил эрудицию. - Может, какие-нибудь другие "Черти"?

- Раз командир у нас - Медведь, то "Бурые Черти"? - неуверенно предложил Крюков и сам скривился. - Не. Бес знает на что похоже... Так может "Бесы"?

- Были? - спросил я Грега. Тот, не задумываясь, отрицательно дёрнул трубкой. Я посмотрел на Криса.

- Как бы "балбесами" не прозвали, - с сомнением покачал головой он.

- Обзывают только отстойные команды. А мы будем звёздами. - Я встал и поднял кружку. - Итак. Мы - "Бесы". Мы лучшие.

Глава 14. Сезон победы.

Показ этого боя принёс нам честных одиннадцать миллионов, да ещё с Уорвика причиталось за четырёх разбитых роботов и захваченного "Центуриона" двадцать пять процентов их стоимости. Уорвик хотел "Центуриона" исключить из этого списка, но судьи остались глухи к его стенаниям. В контракте фигурировал термин "захваченные", а "Центурион" сдался, и значит, был захвачен. Вся пятёрка была оценена судьями в двадцать четыре миллиона "комков" (так в народе зовутся С-банкноты, официальная, международная и наименее котирующаяся валюта, выпускаемая Ком-Старом).

Уорвик должен был выплатить мне шесть миллионов, но как я понял, у него возникли проблемы. Он прислал мне приглашение к себе на ужин, за которым предлагал обсудить наши деловые отношения. Я бы отклонил приглашение только из вредности, а это к тому же было и опасно, если верить слухам. Я сообщил ему, что готов поговорить, если он сам заедет ко мне в офис (искушение оказалось слишком сильно). Он приехал, а значит, положение у него действительно было хреновое.

Уорвик явился ко мне в великолепном костюме (стоившим дороже моего офиса), но с забавно обиженной физиономией.

- У вас невоспитанная охрана, - пожаловался он. - Они не пропустили со мной моего секретаря (моё, кстати, прямое указание).

- Не беспокойтесь. У меня вполне компетентный секретарь и он к вашим услугам, - ответил я и жестом предложил ему сесть.

Сев, он посмотрел на меня, ожидая, что его начнут расспрашивать. Но я молча рассматривал его, и он, помявшись, начал первым.

Вы обманули меня, общий тоннаж ваших боевых роботов оказался гораздо больше, чем можно было ожидать. Если бы я знал об этом заранее, то не согласился бы разделить свой отряд. Наши силы были бы равны, но вы обманули... - Я перебил и скорчил удивление.

- Не совсем понимаю, о чём вы. Ни в разговоре, ни тем более в контракте, я не сообщал тоннажа своей техники. Вы доверились непроверенной информации и проиграли. Это ваша ошибка.

- Но все ваши роботы тяжелее своих стандартных прототипов, если бы ... - Я перебил его во второй раз. Что ещё за чушь - "бы, да кабы". Меня начал бесить его скулеж.

- Вы что, считали меня за идиота? Вы думали, что я выйду на четырёх стандартных машинах против шести? Нельзя недооценивать противника. Теперь расплачивайтесь за свою недальновидность.

Уорвик, похоже, понял, что нелепыми обвинениями он ничего не добьётся, и, сокрушенно блеснув своим костюмом, признал.

- Да, контракт есть контракт, и поделом мне. Я слишком доверяю людям, и они этим пользуются. Согласно договору я должен заплатить вам шесть миллионов. Но я не получил прибыли от боя, она вся досталась вам, а мне нужно ремонтировать технику и платить водителям. - Тут он опять посмотрел на меня, словно я, как честный человек, обязан был ему проиграть и вывернуть карманы. Впрочем, тут же он стушевался. - Я надеюсь на ваше великодушие победителя, ведь вы понимаете, какой урон мне нанесли. Небольшую отсрочку, всего на несколько месяцев, большего я не прошу. Поправив свои дела, я прежде всего заплатил бы вам, скажем, шесть с половиной миллионов.

Во время этой длинной тирады я сидел с каменным лицом и упивался (как вспомню, самому противно) превосходством над этим человечком. Удивительно, как некоторые люди могут раздражать окружающих одним своим существованием.

- Мистер Уорвик, я не занимаюсь ни благотворительностью, ни денежными ссудами. Я владелец клуба боевых роботов, и зарабатываю на том, что побеждаю другие клубы. Такую форму оплаты выбирали вы сами, не сомневаюсь, в надежде оставить меня без гроша. То, что теперь без денег можете остаться вы, меня не волнует.

- Может зря не волнует. Не стоит наживать недоброжелателей в бизнесе. Помогите мне сейчас, потом я помогу вам, - голос Уорвика стал масленым.

Да, как же, жди от тебя помощи после всего произошедшего.

- В качестве помощи могу предложить только одно. Я согласен купить у вас "Катапульту" за те семь миллионов, в которые она оценена, хотя считаю, что эта цена завышена.

Я знал, что "Стрелец" Уорвику не принадлежит, а то предложил бы купить его. Уорвик всполошился, костюм его замельтешил рукавами.

- О, нет нет. Я не могу продавать роботов. Послушайте, вам всё же придётся подождать, у меня просто нет сейчас такой суммы. Вы очень меня задеваете. - Надо же, голос малютки Десмонда стал пискляво-угрожающим. Он даже сделал попытку (явно обречённую на провал) напустить на себя нависающий над собеседником (то есть надо мной) вид. - Не надо. Я... довольно влиятельный человек в этом городе. Не стоит вам приобретать такого врага. У меня связи здесь...

А тут прорвало меня. Уж больно поганый этот поганец. Я почти заорал.

- А мне плевать на твои связи. Он мне ещё угрожать будет. Если в течение двух дней не заплатишь, отсужу у тебя робота, а то и двух. Ещё и должен останешься. Чтоб я ещё выслушивал угрозы от урода низкосракого. Проваливай, пока я тебя не выкинул в окно, тупорылый коротышка...

Я рад был возможности попрактиковать сленг Чёрных холмов, состоящий в минуты эмоционального возбуждения практически из чистого матерного русского. На Уорвика вылилось достаточно и вовсе непечатного, но что именно уточнять не буду. Такого пунцового цвета, как на его роже в тот момент, я ещё не видел (хотя чуть позже, моя секретарша сказала мне, что и я был не менее красен). Уорвик вылетел из кабинета, забыв даже хлопнуть дверью.

На следующий день Уорвиковский громила-секретарь принёс мне купчую на "Катапульту" подписанную его хозяином. Я подписал её, обязуясь перевести на счет Уорвика один миллион "комков", сверх погашения им задолжности. Было очень кстати, что Дворец Игр, опытный в организации боёв, арестовал захваченные БР до выплаты комиссии победителю. Если бы "Катапульта" содержалась в Уорвиковских конюшнях, то страшно представить, что бы поганец Десмонд с ней сделал. А из ангаров компании "Бои Титанов" её перевезли ко мне без единого лишнего повреждения и в срок.

Вместе со своей командой я провёл целый сезон без единого поражения. О нас говорили как о открытии, даже прочили переход в высшую лигу, но я не собирался идти на поводу у прессы. Достаточно просмотреть несколько командных сражений в этом дивизионе, чтобы понять, уровень подготовки команд там на порядок выше, чем даже в первой лиге. Не то чтобы у нас не было шансов, просто риск поражения был во много раз больше.

Во второй же и первой (где мы теперь довольно прочно обосновались) лигах равных нам не было, и опасных боёв, подобных первому, больше не произошло. Практически всегда команды были равны по составу, да и я заметно прибавил в качестве полководца. Но и таких же бешеных бабок, как за бой с клубом Уорвика, тоже больше не произошло.

Телевизионные сборы стали заметно меньше. Я делал ставку на тактические манёвры, запутывание противника. Зрители же хотели бойни, я постоянно поражался кровожадности публики. Средний куш составлял четыре - пять миллионов "комков", треть которых уходила на ремонт и боеприпасы. Тотализатор тоже стал приносить меньше, на "Бесов" теперь ставили многие.

Что ж, пора было убираться с Соляриса. Я спешил собрать вокруг себя побольше хороших воинов. У меня была идея рвануть на Атриуч, планету Волчьих Драгун самого богатого подразделения наёмников. Там находится крупнейший сборный пункт солдат, продающих свои профессионализм или кровь. Там я мог зарегистрировать себя и всех кто пойдёт за мной как новый наёмный отряд и получить контракт на работу.

Ко мне приходило множество водителей боевых роботов, ведь я платил вдвое больше чем остальные клубы первой лиги, чем вызывал косые взгляды других владельцев, и опять поругался с Карстайрзом. Кроме того, за сезон ни одному бойцу "Бесов" не оторвало ничего выступающего из тела. Но отличных или даже просто хороших пилотов было мало.

Рик Тейлор с собственным "Центурионом" оказался тем самым воином, который так умело противостоял Крису Коффи в бою с командой Уорвика. На роботе Рика стояла стамиллиметровая автопушка, вместо обычной восьмидесяти миллиметровой. В остальном "Центурион" отвечал стандартам: два средних лазера (в левой руке и торсе), шестизарядные установки РДД и РБД и вес пятьдесят тонн.

Коффи сперва ворчал по поводу принятия Тейлора, но моё вмешательство не потребовалось. Рик сам оценил обстановку. На второй день пребывания в "Бесах" он ухитрился утащить Криса в какой-то кабак. Вернулись они друзьями. Лишь на следующий день, похмельные, с помятыми мордами и ободранными кулаками. В тот же день, когда Рика рядом не было, Крис сказал мне вскользь.

- А ведь нормальный малый. Я не предполагал. А удар у него, закачаешься. - И с задумчивым видом Коффи побрёл в сторону своего "Крестоносца".

Кстати, Крис стал первой ласточкой. То есть удивил меня тем, что посредственно разбирается в агрегатах БР. Вернорождённые в большинстве своём тоже слабые механики, у них ведь на каждого есть свой тех. Но вольняги обходятся своими силами и знают свою машину до последнего сухарика. Вот и во Внутренней Сфере, оказывается, далеко не всем водилам приходится копаться в чреве своего боевого робота. И это плохо. Ведь, если воин сам ремонтирует свою машину, то он, следовательно, всегда в курсе всех её слабостей и не до конца исправленных повреждений. А это может сказаться на ходе боя. В моём клубе не было техов. Это очень дорого, да и постоянное копание в "железе" шло на пользу моим подчинённым. Меньше по кабакам будут шляться.

Теперь у меня в команде было два лёгких боевых робота, и я решил создать звено истребителей-разведчиков. В середине сезона мне показался на глаза, продающийся у одного из торговцев, пятидесятитонный "Волкодав", вроде бы почти новый. Я сторговался на пять с половиной в С-банкнотах. Машина оказалась действительно новой (всего-то тридцать лет), но ему пришлось менять всю броню. Старый материал оказался отвратительным, мягким и тяжёлым. Вскоре попался и подходящий водитель - Лара Брайт, первая и очень симпатичная девушка в нашей команде.

Встретив по кокетливой одёжке и взбалмошным манерам, я не прогнал Лару сразу только потому, что на неё было приятно смотреть. Точёная фигурка, приятный мелодичный голос, говорящий, правда, глупости, красивая мордашка. Она могла бы неплохо зарабатывать, снимаясь в журналах. Но надо же, "я - воин".

В общем, чтобы не прогонять девчонку сразу, я дал ей попробовать "Волкодава". После длительной подгонки шлема (у Лары пышная причёска) девочка меня удивила. "Волкодав" пошел гладко, на ходу развернулся и пошёл задом, потом опять ровно развернулся. Интересно, там на мостике всё то же наивно-кокетливое личико с широко распахнутыми ресницами?

- Отлично, Лара. Теперь стрельба. - Посмотрим, умеет ли она стрелять. Я взглянул на переносной терминал. - На северо-западе от тебя цели, дистанция пятьсот. Покажи, что умеешь.

Я стоял на крыше бункера на краю тренировочной зоны. Цели были достаточно далеко, и я спустился вниз, где мог следить за "Волкодавом" через трёхмерный тактический экран.

Ого! Лара прыгнула. Аккуратно, с запасом. Правильно, машина ещё не опробована. На пике прыжка девчонка пальнула из спаренных средних лазеров на груди по одной из целей. Точно. Приземляясь, скорость не потеряла. Пошла прямо на цели. Ух ты! Стреляет сразу по двум мишеням, из средних и большого лазера на руке. На ходу, и не мажет. Что же, Лара Брайт управляется с мехом хорошо. Но не дрогнет ли она в бою? Всё-таки с виду - просто девчонка.

- Задание выполнено. - Голос у Лары, кажется, изменился. По крайней мере, высказалась кратко и по делу.

- Хорошо. Теперь жди.

Я вышел из бункера и оседлал недавно купленный мотоцикл. "Явва-ЗТ40" двухколёсная машина с двигателем внутреннего сгорания. Небезопасно, да и пошлина за бензиновый двигатель порядочная. Но водить его очень интересно, и приёмистость отличная.

"Волкодав" спокойно стоял в полукилометре. Я доехал до ангаров, где находился мой "Молот". Через пять минут "Волкодав" уже не казался огромным, мой БР выше.

- Лара, это я. Устроим тренировочный бой. Оружие на полную мощность. Жёсткий контакт.

- Есть.

Кхе... Надо же, "есть"! Я встал в километре от Лары.

- Начали. - И выстрелил из своей РДД-13.

Десять ракет ушли в сторону Брайт. Противоракетной системы у "Волкодава" нет. Подпустив РДД поближе, БР приподнялся на реактивных ускорителях и пошёл в сторону. Восемь ракет прошли мимо, но две взорвались на руке. Лара покачнулась, но посадила робота на ноги и на скорости двинулась ко мне. Она тянула с ракетной атакой. На восьмистах метрах я выстрелил из левого ПИИ, чтобы посмотреть, как моя противница отреагирует. Она просто сошла с траектории и по-прежнему не стреляла.

На шестистах метрах Лара выстрелили одновременно из РБД и РДД. От РБД я ушёл, но все шесть ракет дальнего радиуса действия попали в руку и торс. Коварная чертовка. С "Молота" сшелушилось два свежих листа брони. Я выстрелил из правого ПИИ. Лара в этот момент обожгла ногу "Молота" большим лазером, и метнулась вправо от летящего ионного сгустка. Заметив направление, я сразу выстрелил из левого ПИИ, и попал. "Волкодав" затоптался на месте, восстанавливая равновесие. Я добавил РБД. Лара, заваливаясь на спину, всё же успела черкануть мне по торсу средними лазерами.

Я остановил "Молота".

- Закончили.

- Я ещё не спеклась. - В голосе Лары сквозило бешенство. "Волкодав" перевернулся со спины и уже поднимался.

- Я сказал, закончили! - Протонно-ионные излучатели "Молота Войны" непроизвольно поднялись.

"Волкодав" выпрямился.

- Есть.

- Ты принята. Бесовка.

Я привёл её в наш ангар, где сейчас находились все "Бесы", и познакомил со всеми. От её кудрявых золотистых волос, казалось, исходил свет. Звонкий голосок создавал приятный фон в ангаре и снижал процент похабности нашего обычного зубоскальства. Несколько дней мы на перебой ухаживали за ней, она выбрала красавца Криса (конечно, кому нужен такой коротышка как я).

Следующим новобранцем оказался Пётр Носов - темноволосый славянин, довольно тощий и расхлябанный для воина. Он был обладателем трофейного "Бешеного Пса", которого приобрёл уже здесь, на Солярисе. На смотринах проявил некоторую неуклюжесть, но объяснил это тем, что водит "Пса" только месяц и ещё не отвык от более лёгкого "Беркута", к тому же абсолютно другого по строению. Я не стал раздумывать, "Бешеный Пёс" - клановский робот, в отряде он пригодится. Этот мех несёт на каждой руке спаренные лазеры большой и средней мощности, а на плечах по установки РБД-6 и РДД-13. При таком количестве вооружения "Пёс" остаётся весьма мобильным, благодаря своей удачной конструкции, и весит только шестьдесят тонн (робот Носова правда весил на три тонны больше из-за менее качественной брони сфероидов). Вообще технологическое превосходство кланов позволяет производить БР более лёгкие, чем машины Внутренней Сферы, и при этом превосходящие их по всем параметрам. Только в последнее время ситуация начала серьёзно меняться. Вот кончится Пятнадцатилетнее перемирие и неизвестно ещё, хватит ли кланам пороху захватить Терру.

Последним и самым удачным моим приобретением стал восьмидесятитонный "Головорез". С виду он был настолько дряхл, что я выжулил его всего за пять "лимонов" с копейками. В отличие от торговца и остальных потенциальных покупателей, я понял, что машина просто давно валялась где-то без работы. И действительно, БР оказался вполне крепок. Подшить миомер, подрихтовать броню да заменить ионный излучатель, вот практически и всё, что надо было "Головорезу" для придания ему опасности. Теперь я мог выручить за него миллионов десять, если бы решил продавать. Этот монстр завершил наше неполное ударное звено, куда входили уже "Боевой Молот" и "Крестоносец". "Бешеный Пёс", "Сталкер" и "Катапульта", обладающие мощными ракетными установками дальнего действия, образовали звено огневой поддержки.

Водителем "Головореза" стал Саид, смуглый и очень подвижный человек с бурным темпераментом (сам он называл это "горячей кровью"). Как он сам заявил, Саид водил огромное число самых разнообразных моделей боевых роботов. Мне, впрочем, хватило и того, что он хорошо управлялся с "Головорезом".

Глава 15.

Покушение.

За несколько недель до конца сезона произошло одно событие, которое напомнило мне, насколько мстительны и злопамятны бывают люди. И как вредно может быть для здоровья собственное легкомыслие. Дело было так. В один из своих свободных вечеров я сидел в баре "Пеликан", что расположен в одном из тёмных закутков на Чёрных Холмах. Так называется район в зоне Федеративного Содружества, имеющий постоянно подмоченную репутацию новой дракой, убийством и тому подобными происшествиями. Солярис-сити, надо отметить, вообще город шебутной, но Чёрные Холмы это просто криминальный полюс планеты. Но зато там весело, и полно милых сердцу солдата заведений вроде того же "Пеликана".

Так вот, я сидел за крайним столиком, у окна. Когда выбирал для себя место, то подумал, что окошко можно будет открыть и немного разбавить задымленность помещения (от взвеси из всевозможной наркоты немного резало глаза). Окошко не открывалось, но пересаживаться я уже не стал, а пригласил за свой столик симпатяжку. По бесконечно древней барной традиции я развлекал это миловидное существо дешевыми байками и дорогими напитками, и шансы мои были довольно-таки велики.

В её больших, красивых и довольно глупеньких глазках отражалось то самое окошко, висевшее у меня за спиной. Внезапно глазки эти округлились от ужаса (нет, нет, я не виноват). Я скатился кубарем со стула, шутки ради так глаза не закатывают. Раздался выстрел и звон разбитого стекла. Что-то (пуля само собой), просвистев надо мной, впилось девчушке в предплечье и рвануло там. В падении я извернулся как мог и упал на бок, головой к окну. Снова захрустело стекло. Из-за шторки вытащилось, ищущее кого-то, дуло пистолета с глушителем. У меня тоже был при себе пистолет (на Солярисе все ходят при оружии), но сейчас он находился между мной и полом, да и рука сама легла на рукоять ножа, в ножнах на ноге. Прежде чем убийца успел прицелиться и выстрелить второй раз, мой нож полетел сквозь шторку чуть повыше дула. Он оказался достаточно тяжёл, чтобы достигнуть цели. Дуло выскользнуло из вида.

Выскочив с пистолетом в руке на улицу, я увидел убийцу. Он лежал возле окошка, и мой нож торчал у него из левой глазницы. Не то чтобы я так хорошо ножи метаю, особенно если учесть, что моё пёрышко пробило в полёте шторку. Но теперь есть чем лишний раз похвалиться. Правда, тут мне пришла в голову мысль, что это могли приложиться ручки, не слишком меня опекающих, братцев Гори-Ли. "Надо будет спросить Оциана, при встрече", - подумал я. И отказался от этой идеи, учтя, при каких обстоятельствах эта встреча может произойти. Лучше не надо.

Нож был вытерт и вложен в ножны под бурные овации высыпавших из заведения посетителей. Вот ведь люди, я им что, гладиатор? Впрочем, многие из них не вернулись в бар. Их можно было понять, бармен вызвал полицию. Моей девчушке уже оказывали помощь, но вечер был безнадёжно испорчен. Рана у неё была довольно некрасивой, но впрочем, неопасной. Выздоровеет, нанесёт на плечико какую-нибудь милую татуировочку, скрывающую пару шрамиков, и будет дальше мотаться по барам Чёрных Холмов с богатыми кавалерами.

Минут через пятнадцать явилась полиция в составе лейтенанта Вьетс и сержанта Хиггинса. Пока они опрашивали свидетелей и выпроваживали посетителей (бармен тяжело вздыхал) приехали и медики. Мою неудачливую подружку увезли в медицинском глайдере, сержант отправился позаботиться о теле, а лейтенант взялась за главного подозреваемого, то есть меня. Она оказалась весьма привлекательной особой, атлетично-соблазнительного телосложения и чуть-чуть ниже меня, короче в моём вкусе. Быстро меня допросив, она поняла, что я опасаюсь слепоты правосудия. Лейтенант тряхнула своим русым каре.

- Я вам верю. "Дела" этого мерзавца я веду уже несколько лет. Он подозревается в восьми убийствах только в одном нашем секторе. Его зовут, вернее звали, Скоггинс. Шестёрка некого Десмонда Уорвика.

Ну вот тебе и раз. Всё приходит на круги своя. Но где же мои Гори-Ли? Неужели прошляпили? Хотя вряд ли, ведь я ещё жив.

- Что ж, тогда это точно не ревнивый ухажёр той девчонки. Его целью был я.

- Насколько я знаю, он никого никогда не любил. Но почему вы в этом так уверены?

- С месяц назад я крепко насолил Уорвику. Я владелец клуба боевых роботов, после боя со мной он остался без штанов.

- Месяц... - Вьетс была удивлена. - Это первое покушение на вас? Десмонд Уорвик очень мстительный человек, опасный и довольно нетерпеливый.

Я решил не посвящать полицмейстера с тонкости собственного телохранения. Хотя именно Оци и Лесь виновны в моей спокойной жизни.

- Вроде бы ничего подозрительного, исключая обычную конкуренцию, пока не случалось. Я желаю видеть Уорвика за решеткой, ведь это он заказал меня.

- Всё не так просто... - первый раз за время нашего разговора Вьетс показалась мне смущённой.

- То есть как это не просто?! Ему что, это может сойти с рук? А что же мне тогда делать, ждать нового покушения или лучше сразу сбежать с Соляриса? Что будете делать вы, ждать круглого числа убийств?!

- Успокойтесь...

- Не успокаивайте, чёрт возьми, меня...

- Я вы не кричите! - она сама сорвалась на крик, но тут же понизила тон - я сделаю все, что в моих силах, чтобы посадить сукина сына. Испишу кучу бумаг, обойду множество никому ненужных инстанций, и ему это всё равно сойдёт с рук. Я почти уверена в этом, так было уже восемь раз, и всё же попытаюсь. У него хорошие подвязки в правительстве. Дьявол! Если бы можно было отдать пять лет своей старости за голову Уорвика, я бы пошла на это! И черта с два, - её тон стал опять повышаться, - я буду выслушивать выговоры от какого-то умника, который даже не понимает, в каких условиях я работаю. Пусть даже ему настолько повезло, что он попал убийце в глаз ножом.

При разговоре, я повёлся на её прекрасные серые глаза и немного прихвастнул про метание ножей. Поэтому, слова Вьетс о том, что мне просто повезло, взбесили меня.

- Чёрт, я могу повторить такой бросок только для того, чтобы проучить тебя!

- Ах, роботомальчик, вы хотите проучить несчастного полицейского олуха... её глаза заблестели сталью, а правая рука потянулась за спину. Она была готова к драке, это было видно по её напрягшейся фигуре. Если мы начнём бой, то результат для меня в любом случае неприятен. Либо я отделаю офицера полиции, либо она сделает это со мной. К тому же, я сперва думал о другом развитии событий относительно этой женщины. Пришлось, скрипя зубами, брать себя в руки.

- Лейтенант, не надо показывать мне ваши нунчаки, пусть остаются у вас за поясом. Вполне допускаю, что это не просто игрушка. И верю, что вы сделаете всё для ареста Уорвика. Однако, если уж так то так, я хотел бы всё же встретиться с вами в рукопашном спарринге. Предлагаю встретиться в среду в спортивном зале на Вяземском переулке.

В её глазах отразилось изумление. Она тоже решила сделать над собой усилие. Тряхнула опять своей причёской и, через секунду, улыбнулась.

- Вы необычный, роботомальчик. Хорошо, я согласна, если только обещаете не пытаться мстить Уорвику. Я надеюсь на это.

Я кивнул, и жестом пригласил её к стойке бара. Материализовавшийся из воздуха бармен принёс лейтенанту бутылочку саке, а мне полюбившуюся за последнее время русскую водку. Потягивая спиртное, мы договорились о времени встречи более детально. При расставании я спросил: - Лейтенант, а могу я узнать ваше имя? - Ира, - смеясь ответила она.

Глава 16.

Последний сезон.

В назначенный день мы с лейтенантом Ирой продемонстрировали друг другу пунктуальность. Терпеть не могу этих женских игр с проверками твоего влечения. Впрочем, на свидание наша встреча пока не тянула. Ира пришла в простом платье. Оказалось, что форма, хотя и к лицу ей, но всё же не так как этот девичий наряд. Выходя на татами, она предстала передо мной уже в простом белом кимоно (для меня тогда был в диковинку такой костюм). Сам я вышел в круг в длинных до колена шортах и свободной кричаще желто-чёрной майке. Так одевались на тренировки вольнорождённые кадеты у нас в академии, а привычки такого рода не проходят просто так, да и кто их станет прогонять.

Мы начали наш спарринг. Удары наносили не в полную силу, а то недалеко и до увечий. Из-за этого динамика драки прилично снизилась, и увеличилась возможность парирования выпадов. Наши поединки были продолжительными и красивыми, с большим количеством блоков и различных трюков. Ира вела в странном для меня стиле (ей самой казался странным мой), который она называла "карате". Я дрался, как учат в кланах. Наша система является смесью большинства существовавших когда-либо стилей, некоторые моменты действительно похожи на карате. Клановский метод намного обширней, но система карате, помимо искусства драки, содержит, как объяснила мне Ира, ещё и комплекс подходов к "обретению гармонии со своим телом". Ира и вправду обращалась со своим телом ловчее меня. Помимо различных акробатических финтов, она могла начать удар с почти реальной скоростью, а в последний момент погасить практически всю его мощь и лишь отметить попадание. Девчонка не оставила мне ни одного синяка, а я - медведь косолапый.

Нельзя сказать, что она делала меня в сухую, но всё-таки немного обыгрывала. Приходилось судорожно искать способ переломить ход игры. Есть специальные приёмы в клановской системе (довольно редко используемые), предназначенные для захвата противника живым и относительно не повреждённым. Без ударов я смог двигаться с максимальной скоростью. При первом же удобном случае, Ирина рука, которой она проводила удар, оказалась в моей. Теперь потянуть на себя, как бы помогая провести удар. Уйти от удара, но продолжать тянуть, чтобы окончательно вывести противника из равновесия. Тело падает мимо меня, но не так-то просто. Увожу её руку резко вниз, и немного страхую себя подножкой. Приседаю, руки почти в пол. Чуть выше моего колена пролетает Ирино тело, переворачивается и впечатывается в мат спиной. Моя противница ошеломлена падением, а её рука всё ещё в моих. Выкручиваю, заставляя перевернуться на пузо, и завожу руку за спину в залом. Сидеть на девичьей спине несколько необычно, но, за неимением лучшего, всё равно приятно.

- Так ты знаешь айкидо, роботомальчик. - лейтенант пришла в себя. Словечко это у неё означает раздражение, не любит она проигрывать. Как я. Как все.

После этого мне стало гораздо легче, хотя так просто Ира больше не попадалась. Когда счёт примерно сравнялся, мы решили, что достаточно вымотались, и закончили матч. За нами оказывается, даже наблюдала средних размеров толпа посетителей. Мы разошлись по мойкам (ах, зачем же они у сфероидов раздельные) под одобрительные возгласы. После я пригласил её в одно неплохое местечко, помесь ресторана и кабака. И всё поехало как в дешёвом любовном романе, которые никто (кого не спроси) не читал, но все в курсе как там бывает.

Если бы я был один, то наверняка заморозил бы свои планы на неопределённый срок и остался бы на Солярисе. Но у меня уже была команда, и срок отъезда неотвратимо приближался. Чувство ответственности сильно во мне укрепилось, с тех пор как я стал звеньевым в клане, а потом владельцем клуба здесь, в Солярис-сити. Оно не позволяло отнимать время от тренировок и разных организационных работ, хотя искушение бывало очень велико. Но всё остальное время кроме пьянок с командой (это кстати тоже вид организаторской деятельности) и сна, я проводил с Ирой. Честно говоря, большую часть снов я увидел всё-таки в её квартире, а не в своём номере.

И всё же мы провели вместе уйму времени. Она научила меня готовить (раньше я умел только греть пит-пакеты) и варить отличное креплёное винище. Идеями карате я так и не проникся, зато научил Ирку тем приёмам, которые она называла "айкидо", ну и парочке других клановских трюков.

Мы очень много шатались по городу и обошли большую часть Солярис-сити. Вроде на меня имелось множество зубов на этой планетке, но невидимое участие в моей судьбе братьев Гори-Ли снижало опасность таких прогулок до приемлемого минимума. К тому же Ирка - коп. На Солярисе копов стараются не трогать, потому что они (копы) научились мстить за своих, пусть даже и незаконно. Было бы так и с обычными смертными. Уровень преступности заметно снизился бы.

Ира показала мне замечательные и красивые места, которые есть в любом городе, но чтобы найти их надо в нём пожить. Вот и в этом межзвёздном центре разврата, жестокости и бездушного веселья, оказывается, есть места поражающие красотой. Я видел чудесный водопад драгоценностей в лучах заходящего солнца. В обычное время и с близкого расстояния видно, что это просто труба, брызжущая химикалиями недалеко от Хайнлайн-стрит. Мы охотились с рогатками на крыс (здоровые такие засранцы, крысы, а не мы) вместе с мальчишками на задворках Чёрных Холмов. Лазали на крыши старых пагод в Катэе (за это можно поиметь серьёзных проблем, кстати), с которых открывался чудный вид на лоскуточный, самый необычный и контрастный город во вселенной. И везде, где только было можно, мы занимались любовью. Не было ни запретных тем, ни отвергнутых способов. Не было со мной ничего подобного раньше. Ирка могла выжать из меня все ресурсы, даже те, которые мой организм до этого момента успешно от меня прятал.

Однажды ночью мы гуляли, любуясь едва видными звёздами, которые ревнивый городской свет всеми силами пытается заглушить. К нам пристали четверо уродов, слишком трусливых, чтобы вцепиться в глотку друг другу. Мы с Иркой были даже рады такой возможности выступить в паре. Мужчина и его женщина, вдвоём, против четвёрки злобных горилл из каменных джунглей, очень романтично. Наша победа отнюдь не была предопределена. Гориллы были довольно крупные, причём одна из них считала, что сделала шаг от обезьяны до человека, взяв в руки палку. Впрочем, так было гораздо интереснее. Можно было бы вырубить одного из них, ещё когда они только потихоньку "бычили", разогревая свою ярость, этот антидот страха. Но я хотел серьёзной драки, и глаза моей спутницы говорили о том же желании. Мы не стали бить первыми.

События перешли с шага на рысь, когда, на предложение одного из уродов, дать им попользоваться моей подружкой. Я ответил, что его "карандаш" вряд ли доставит ей удовольствие (по-моему, я это где-то вычитал). Он взревел и хотел ударить меня. Пока его кулачище полз в мою сторону, можно было бы раз пять треснуть его по зубам, но так было бы слишком просто. Я ушёл от удара вправо и двинул левой скользом (чтобы не вырубить, а наоборот вовлечь в драку) ему по челюсти. Голова громилы дёрнулась, и изо рта вылетел зуб. Странно, при таком ударе зубы обычно остаются на месте, наверное, этот был гнилой. В это время кулак другого урода проскочил левее и выше чуть присевшего меня, как тут не врезать в незащищённый бок. Нападавший потерял равновесие и, сложившись пополам, свалился в стандартное грязевое покрытие задворок Солярис-сити. Первая горилла опять повернула ко мне свою оскаленную морду. Я не смог придумать ничего эффектней, чем ударить ей по носу своим лбом (сработал головой). Нос хрустнул, человек отшатнулся от меня и предложил тем самым возможность дать ему пинка. От удара в сустав бедра он упал как подкошенный, а меня во второй обдало грязными брызгами. Чёрт, гориллы быстро кончились, больно они дохлые оказались, не смотря на размеры.

Я глянул как там дела у Иры. Она видимо решила, что двое сразу для неё многовато, поэтому одни из бандитов лежал на земле, держась руками за промежность. Ясно, что моя подружка против размножения подобных типов. Другой ублюдок, махая своей импровизированной дубиной, получал от неё массаж лица. Рожа его уже могла работать калейдоскопом, а сам он свирепел, но оставался ещё в кондиции. Получивший в пах немного очухался и думал было подняться, но заметил на себе мой взгляд. Он сделал вид, что его скрючило от жуткой боли, играл надо сказать довольно убедительно. Первый, получивший от меня, бесследно исчез, второй как минимум лежал без сознания. Первый Иркин корчась уковылял в темноту. Ира, наконец, сжалилась над парнем с дубиной и ловким апперкотом отбросила его на пару метров. Увидев, что оказался самым смелым из товарищей и одним против двоих, он с достоинством ретировался. Даже помог своему незадачливому другу, который начал подавать признаки жизни, но ещё ничего не соображал. Когда они уковыляли, мы с Иркой, под влиянием выпущенного адреналина, тут же рванули в поисках надёжного уединения.

Такое приятное времяпрепровождение чередовалось у меня с занятиями с командой. Тренировки, бои, ремонт машин съедали большую часть моего бодрствования, прогулки с Ирой солидную часть сна. За последний сезон моя команда стала достойна гордости, люди притёрлись друг к другу как хорошо пропаренная броня. Парк техники пребывал в отличном состоянии. Каждый робот я постарался наворачивать до максимально возможного предела, не считаясь с расходами.

Меня всерьёз страшило только одно, что когда я выложу карты на стол, люди за мной не пойдут. Они не обязаны бросать пусть не слишком доходную и интересную, но размеренную жизнь. Судьба наёмника темна и терниста, хотя и может дать в руки богатство. Откладывать объяснение до бесконечности было невозможно, и незадолго до предполагаемого отъезда я собрал своих людей в нашей комнате торжеств. Это небольшое помещение в снятом мною особнячке (где мы все и жили собственно) уже успело обрасти фотографиями, кассетами с записями боёв, кубками и просто случайно попавшими и прижившимися здесь безделушками.

Я оглядел семерых человек, которые позволяли мне командовать ими, а следовательно, и нести ответственность за свои жизни. Саш Крюков как обычно проигрывал в голове какие-то грядущие события, его лицо быстро меняло выражение, показывая, как он отреагирует на соответствующий вариант будущего. Похожий своей неподвижностью на предмет мебели, Грег Бэккер сидел, выражая только внимание. Крис Коффи делал вид, что ему уже всё известно и неинтересно, прижавшись к нему сидела Лара Брайт. К ней прикипело прозвище "Солнышко" за фамилию и светлые, чуть с рыжинкой волосы. Девушка пыталась скрыть любопытство и глядела то на меня, то на Криса. Рик Тейлор спокойно читал какой-то журнал, он, как и всегда, был уверен, что не произойдёт ничего такого, с чем он не смог бы справиться. Пётр Носов был в обычном для него весёлом, насмешливом настроении и по очереди передразнивал всех присутствующих. Они казались для меня чем-то единым, и если даже уйдёт только кто-нибудь один, команда уже потеряет чрезвычайно много. Мы дождались Саида, который, при всей своей внешней порывистости и стремительности, умудрялся опаздывать везде, кроме поля боя.

Я рассказал о том, что с самого начала хотел собрать не игровой клуб, а боевой отряд и теперь уверен, что собрал. Его путь теперь лежит на Атриуч крупнейший перевалочный пункт наёмников в известной вселенной. С замиранием сердца я предложил сомневающимся выйти из игры и сразу же заявил, что весь чистый доход будем делить поровну между всеми бойцами.

Молчание повисло камнем на моей шее. Саш встрепенулся, но молчал и вертел головой, огладывая остальных. Переглядывались все, ошарашено и вопросительно. Крис и Лара смотрели в глаза друг другу, как будто бы между ними шёл немой диалог. Только Бэккер просто опустил голову и безучастно осматривал свои ботинки. Молчание продолжалось долго. Я уже собирался сказать, что ответ можно будет дать завтра, но тут Грег шевельнулся. Он посмотрел мне в глаза и отчетливо кивнул. Заметивший это Саш тоже часто закивал.

Да, да. Мы станем наёмниками. Будем освобождать миры от пиратов и изгоев. Он говорил радостно, но, как мне показалось, о чём-то умолчал.

- Да, да. Мы станем наёмниками. Будем освобождать миры от пиратов и изгоев, передразнивая Крюкова, остался в команде Пётр. Саш не обиделся, так как на Носова перестали уже обижаться вообще. Может даже он и наёмником согласился стать, только из возможности сказать эту шутку.

- Я в игре. Чего я забыл на Солярисе? - Тейлор со спокойной улыбкой отложил журнал.

"Солнышко" улыбаясь смотрела мне в глаза. Крис, покрепче её обняв, гордо надулся. Мол, - "что же ты будешь без нас делать".

- Вах, Миха, ты мне скажи, - Саид дождался, пока всё внимание не сосредоточилось на нём. - Саид хоть раз от подраться бежал? - Вопрос был явно риторическим, я ждал. - Ныкогда! Я лублью тебе, как сына. И уважаю, как отца. Все тваи враги - маи враги. - И смуглый воин с вызовом осмотрелся, ища врагов.

К счастью никто не ушёл. Наверное, это закономерно, ведь оплата, которую я предложил необычно велика и для наёмника, а для безроботного водителя просто сказочна. Да и людей в отряд я набирал под стать себе, авантюристов, любящих хорошую драку больше денег.

Хотелось устроить по этому поводу хороший дебош, но на завтра был запланирован один из последних боёв, пришлось распустить команду. Крюков подождал, пока все выйдут, и сказал мне:

- Знаешь, Миха, ты умеешь удивить. Я сказал, что остаюсь, но полёт на Атриуч противоречит моим планам. - Он помолчал, взволновано тряся головой, собираясь с мыслями, - Ты знаешь, я родом с Периферии, из мира под именем Гана. Он недалеко от внешней границы Штайнеров. У нас обжита только одна планета в системе, но зато это большая, плодородная планета, красивая и с хорошим климатом. На карте ты нас не найдёшь, если бы ФС знало о её существовании, то наверняка захотело бы присоединить к себе наш свободный мир. Мы стараемся не светиться, хотя и вовсю торгуем с федератами через частных купцов.

- Ближе к делу, Саш, ты уходишь или остаёшься? - я ещё не понял в чём дело, но похоже оно непростое.

- Погоди, не всё так просто. Я должен рассказать до конца. В основном, население Ганы - это около двадцати больших фермерских кланов. Мы выращиваем разные культуры, которыми и торгуем с ФС и Периферией. У нас там пираты кишмя кишат, но то, что мы - фермеры, не значит, что не можем постоять за себя. В каждом клане, имеется по несколько боевых роботов, переходящих от отца к сыну. В случае нападения, мы могли выставить против пиратов примерно пятнадцать двадцать мехов. Этой силы всегда хватало, чтобы дать перцу любому, кто сунется. Хватало до недавнего времени.

Саш стоял, опершись о спинку стула. Костяшки его пальцев побелели от напряжения. Последнюю фразу он почти процедил сквозь зубы.

- Помнишь, в межсезонье у меня был срыв. - Срыв действительно был. Саш внезапно и крепко запил. Вот почему я предпочитаю, чтобы люди любили выпить. Крюков относится к категории трезвенников, а такие люди, спиваются, при случае, быстрее всего. Тогда я пригрозил Сашу, что прогоню из клуба, и это его привело постепенно в норму. - Мне тогда пришло сообщение от одного знакомого купца, что Гана захвачена. Он как раз улетал оттуда с товаром. Когда его шаттл уже подлетал к Т-кораблю, чтобы пристыковаться и прыгнуть к Федеративному Содружеству, с планеты пришло сообщение, что она атакована большими силами и вскоре будет захвачена. Купец, конечно же, ничем не мог помочь и продолжил стыковку. Добравшись до пространства федератов, он разослал новость всем челам, связанным с Ганой, которых знал. Если бы не он, никто бы так и не узнал о захвате, у нас ведь там нет гиперимпульсного Ком-Старовского передатчика. Я, знаешь, для себя твёрдо решил, что освобожу свою планету... - тут Саш с надеждой взглянул на меня. - Слушай, давай дёрнем на Гану! Мы справимся, я уверен! Все трофеи будут наши, к тому же, как только восстановится торговля, с нами смогут расплатиться.

- Не нравится мне всё это... - а что ещё сказать, мне действительно всё это не нравилось.

- Ты думаешь, если пираты смогли разбить пятнадцать наших фермеров, то мы не справимся?

- Дело не в этом, - отмахнулся я. - Ударный отряд, захвативший планету, наверняка убрался восвояси. На Гане сейчас, наверное, небольшой сторожевой отряд, но только если Гана захвачена. Пираты, насколько я знаю, только грабят планеты и уходят. Вот допустим, прилетели мы, а Гана свободна. Никому мы тогда не нужны, а перелёт стоит бешеных денег.

- Нет, нет. Гана именно захвачена. В сообщении говорилось, что эти пираты перед высадкой связались с правительством и сказали, что хотят захватить планету и спросили, какими силами она будет обороняться.

После Токкайдо подобный понт стал очень популярен у сфероидов. Чёрт всякая шваль теперь треплет этот гордый клановский обычай.

- Пусть даже захвачена. Но с кем мне заключать контракт, не с тобой же. Где гарантии, что вознаграждение не ограничится огромным спасибом.

- Не ограничится, я уверен. Совет справедлив. К тому же ты ведь сможешь говорить с позиции силы.

Да, задал он мне задачку. Дело даже не в том, что Саш предложил мне очевидную афёру, а в том, что она тоже имела свои преимущества. С одной стороны, лететь на Гану рискованно, мы ни черта не знаем, что нас там ждёт. С другой стороны, и на Атриуче тоже не сахар. Наёмников там всегда полно и начинать нам будет туго, а денег после перелёта почти не останется. - Ладно, Саш. Я подумаю. Договорим завтра.

На следующий день я снова собрал команду и сообщил, что планы меняются. Всё-таки до Ганы гораздо ближе и если что пойдёт не так, то мне хватит средств вернуться на Солярис-7.

Глава 17.

Лучшее яблоко раздора.

У меня оставалась ещё вакансия для "Катапульты", но хорошего водителя (да еще, чтоб лететь на Периферию согласился) подобрать всё не удавалось. Двух стоящих водил я бы взял, но, как оказалось, они пытались устроиться на работу в мой клуб в надежде, что в следующем сезоне "Бесы" выйдут в высшую лигу. Судьба наёмников их не прельстила. Но вот...

Я сидел в своём кабинете и клевал носом в финансовые бумажки. Раздалось нежное тремоло секретарши, удивлённое.

- Шеф, к вам женщина. - И это вместо стандартного у неё для всех "посетитель". Голос поперхнулся волнением. - С охраны сигнала не было.

Значит, эта "женщина" каким-то образом обошла охрану.

- Пропусти её, Лена. И сходи к охранникам, узнай. - Если рецепция не остановила пришедшую, то и секретарша ничем не поможет. Я выдвинул ящик стола, служащий хранителем "Демократизатора". Этот пистолет оказался великоват для постоянного ношения, зато отлично смотрелся в ящике. Порядочная обойма, шумовой деморализующий эффект и большая ударная мощь пули. Дверь открылась, и моя рука легла на рукоять.

- Мне нужен Миха. - По этому голосу казалось, что только Миха может помочь ей избежать бездетной старости.

Взлохмаченные рыжие волосы, некрасивое на мой вкус лицо и слишком хрупкая фигурка. Но тем не менее...

- Это я. - Только промелькнувший образ Ирки позволил мне ответить, не давясь слюной.

Лёгкие и значительные шаги поднесли эту рыжую к моему столу и с сожалением аккуратно поставили. Эти движения будили многое, и при этом были явно сдержанны. Она слегка наклонилась над столом.

- Я Рита.

На меня налетел её аромат, но он же заставил понять, что моя рука уже соскочила сама собой с рукояти пистолета.

- Кто ты. - Усилием воли я снова сжал оружие.

- Я - водитель БР. - Последнее "р" прозвучало как короткое мурлыканье. - У тебя есть "Катапульта" для меня?

Чёрт. Что за двусмысленные фразы. Она что, пытается меня соблазнить? Я собрал волю в кулак.

- Прежде всего, расскажи мне, Рита, как ты прошла охрану.

Личико сохраняло напускную строгость и вместе с тем вытянулось во, вроде бы, наивном удивлении.

- На входе были мальчики, - равнодушно и с пренебрежением, - но я поговорила с ними.

Рита естественным движением присела на мой деревянный (по примеру Карстайрза) скрипучий стол, но тот не решился подать голос.

- Я забыла твоё имя. И спросила кто владелец "Бесов". Мальчики подробно объяснили, где тебя искать.

Представляю себе эту сцену. Суровые бугаи, тающие перед этим существом.

- Они должны были меня обыскать?

- Неважно. - Они должны будут видеть это во сне. - Значит, ты водишь "Катапульту"? - Я постарался перейти на официальный тон.

- Могу и водить.

Только теперь я понял, что Рита облачена в обычный для водил костюм. Майка (само по себе в голове мелькнуло, что под ней, похоже, другой одежды уже нет) и хладожилет с выпущенным охладителем. Только вместо шорт или свободных шаровар, обтягивающие штаны, обрезанные на уровне икр.

- Фамилия.

- Рита Ла Мот. - С расстановкой произнесла рыжая, сидя на столе.

- Значит, едем на полигон. Покажешь себя.

- Покажу...

Мы вышли из кабинета. Секретарша - Леночка почему-то покраснела и пугливо одёрнула юбку. Охранники на выходе из здания, даже не смогли бросить на меня виноватые взгляды. Всё их внимание было поглощено моей спутницей.

Она шла покачиваясь, как разнузданная девчонка, которая только что узнала, что в ней нравится мужикам. Но лицо у Риты было строгим, осаживающим, и как бы досадующим на свою природу.

Мы выехали с парковки на моей колымаге (хотя я с большим удовольствием посадил бы попутчицу позади себя на свою "Явву"), почти точной копии разбитой первой. Я привычно не нашёл следующей за нами машины братьев Гори-Ли. Ла Мот изящно сидела рядом. Её гордый скуластый профиль и, особенно, нос с порядочной горбинкой говорили о неприступности. Вот только всё остальное спорило.

- Скажи-ка мне, Рита, - как хорошо смотреть на дорогу и держать руки на руле, - почему ты без "железа", и где ты последний раз работала?

- Своего у меня никогда не было. Работала на "Варваров Таскани". Недавно владелец "Варваров" захотел получить с меня бонус. После этого я распрощалась с ними. Я ему повредила. - И Рита предупреждающе посмотрела на меня.

К концу поездки я поймал себя на том, что болтаю несвойственную мне ерунду.

- Вах, цвэточек. - В ангаре мы пересеклись с Саидом. - Как тебя звать, моя хорошия?

- Возьми под узцы, торопыга, - ласково сказала Ла Мот и качнула узковатыми бёдрами. Тряхнула причёской.

- Мы её берём, командир. - Саид не отрывал глаз от девушки. - Скажи тока "Берём". Саид за дывоих в бой пойдёт.

- Не кипешуй, торопыга. - Я не смог его не подколоть. - Если стоящий боец возьмём.

- Возьмёшь, - уверенно мурлыкнула рыжая.

Саид весь взвился, но мы оставили его позади. Теперь перед нами лежала на брюхе "Катапульта".

- Красавица. - Рита в первый раз улыбнулась. И холодно отодвинулась от меня. Тьфу ты, забылся.

Через полчаса настройки нейрошлема, Рита подняла громадину и повела из ангара. "Катапульты" двигаются птичьими скачками, но у Риты БР шёл мягко, хищно и независимо.

Глава 18.

Прости, прощай.

Я простился с Ирой за два часа до отлёта, немного раньше, чем думал. Мне пришла в голову одна сумасбродная идея. Не думаю, что, будь у меня чуть больше времени на раздумья, она была бы воплощена. Но времени почти не оставалось, а идея сулила мне две приятные вещи. Ещё раз перед отлётом прокатиться на "Явве", и напакостить Уорвику. Ира так и не дала мне отомстить за покушение на себя, а злость на гадкого коротышку не оставляла меня.

В общем, крикнув на шаттл "щас вернус", я рванул к вилле своего недруга. Задний привод норовил поднять мотоцикл на дыбы. Бросая машину из стороны в сторону, я легко обходил пробки. Управляя довольно лёгким и чрезвычайно мощным мобилем, я получал огромное удовольствие.

Резво подкатив к воротам и похабно улыбаясь в камеры наблюдения, я плотно помочился на калитку. После, со всей возможной резвостью, плюхнулся на "Явву" и рванул с места. Надо отдать должное охране Уорвика, не успел я и тридцати метров проехать, как сзади зазвучали выстрелы. Мой железный конь немного испугался и заложил такой лихой вираж на ближайшем перекрёстке, что если бы колёса в последний момент не упёрлись в бордюр, то Уорвиковским громилам выпал бы шанс начистить мне рыло. Это был бы самый счастливый день в жизни ребят, за мою голову старикашка купил бы им по дому.

Автоматические датчики на улицах списали с моего счета что-то около средней потребительской корзины на месяц. Уорвик мог устроить погоню, а потому я гнал что было мочи (но возможно сделал бы то же самое и просто за ради удовольствия). На всех парах я влетел по пандусу в трюм шаттла и отдал своего коня упаковывать. До старта оставалось сорок минут.

Глава 19.

Первый контакт.

Перелёт от Соляриса-7 до Ганы занял, без малого, пять недель. Всего наш Т-корабль совершил четыре прыжка с перерывами на подзарядку солнечной энергией. Станциями подзарядки капитан "прыгуна" не пользовался, хотя в двух системах они имелись. Получить энергию со станции стоило денег, которых у нас не было. Особенно если учесть, что последний прыжок оплачивали мы одни, как единственные пассажиры.

Саш, к счастью, оказался горячим патриотом своей родины и имел неплохую эклиптологическую модель её системы и географическую карту пятой планеты, где и родился. Капитан согласился за некоторую доплату рассчитать "пиратскую" точку выхода как можно ближе к Гане-5. Капитан шаттла "Красавчик" должен был доставить нас на поверхность планеты и вернуться на "прыгун". Вернуться за нами они должны были через месяц, когда пойдут по маршруту обратно.

Я занялся географией. Диск кроме трёхмерной карты содержал очень красивый набор фотографических и голографических снимков. Гана-5 (в системе лишь она одна обитаема) действительно очень красива. Единственный материк занимает четверть всей поверхности и окружён множеством островов. На виде из космоса преобладали зелёный и синий цвета, разбавленные обрывками белых облаков, самая приятная для человеческого глаза гамма. Гравитация в 1.23g, при относительно небольшом диаметре планеты, говорила о богатстве металлами. Прибавьте к этому заметные даже с орбиты, гигантские сельскохозяйственные угодья, занимающие большую часть материка. В итоге мы получаем планету приятную и в сырьевом и в туристическом аспектах, да ещё и на расстоянии всего-то одного прыжка от границы ФС. На месте Девиона, я бы всеми правдами и неправдами заимел Гану в Содружество. Вообще-то, даже удивительно, что этот симпатичный мирок удавалось держать в тени, при довольно крупных масштабах торговли с федератами.

Город на планете всего один. Он вырос вокруг единственного же космопорта и зовётся Гансбург (всё же оригинальней чем Гана-сити). В нём находится почти половина всей промышленности планеты. В основном это текстильные (неплохая одежда из редкого в кланах натурального сырья) и пищевые предприятия. Северную часть безымянного материка занимают горы, у их подножия и расположен Гансбург. В экваториальной полосе аборигены выращивают разнообразные растительные культуры, а на юге располагаются обширнейшие пастбища. Отсутствие крупных хищников, встречающихся теперь лишь на островах, и мягкий климат позволяют планете при достаточном спросе производить пищи в двадцать раз больше чем нужно собственному населению.

Я решил, что если противник и сидит ещё на планете, то делает это в городе, тем более что материк опутан сеткой неплохих дорог, облегчающих сообщение. Мой план был прост, как любой тактический план, летящий ко всем чертям после первых же выстрелов. Подлетая к планете, мы вышли на связь (Гана действительно была узурпирована), и я с максимальным пафосом заявляю, что мы де Армия Освобождения Ганы, и делаю вызов по-клановски.

Ответила мне эдакая рожа, ну не такими представлялись мне пираты, весь такой отглаженный. Оказывается у них тут пятнадцать боевых роботов! Я-то думал не больше десяти для захолустья такого, хотел даже соврать, что у меня меньше машин, чтобы не спугнуть врага. А пришлось решать, не сделать ли малый манёвр и, облетев планету, вернуться на "прыгун". Но ведь и денежек уж кот наплакал, один БР придётся продать в самом лучшем случае, и время впустую пройдёт. В общем, сказал я, что со мной бинарий (две пятёрки) и координаты высадки сообщил. Под дурачка сыграл, никто ж такого в кланах не говорит на самом деле.

Посадочная траектория "Красавчика" указывала на точку довольно высоко в горах, на уровне тысячи метров над уровнем океана. Бой должен был развернуться в Вильнской долине, зажатой между двумя горными хребтами и выходящей к самому Гансбургу. Опустившись до состояния бреющего полёта, чтобы пропасть с экранов радаров, наш шаттл спустил нас метров на шестьсот. Здесь дно долины начинало кривиться множеством холмов, и там я решил устроить засаду.

Окраску техники я сделал такой же, какой она была у моего звена в родном клане. Цвет торса мехов бурый, как шерсть медведя. Конечности и вооружение раскрашены смесью бурого с серым и чёрные обводы. На планетах терранского типа это хороший камуфляж, и мне он был родным.

Группу огневой поддержки с позывным "Огонь" и во главе с Грегом Бэккером и группу истребителей (позывной "Взрыв") с Риком Тейлором за главного я оставил на условной точке "ноль".

Я ещё во время перелёта распределил звенья. На Солярисе мы бились всей кучкой, а я наслаждался, командуя сразу всеми. Но это было всё-таки не очень эффективно.

Крюков явно надулся на меня, а Тейлор сообщил, что Саш и с ним не разговаривает. Рик сказал, что возьмёт проблему под контроль, но я решил, сам справлюсь.

- Саш. Есть разговор, пошли. - Мы направились в мою каюту. Саш плёлся за мной надув губы.

- Федул, чего губы надул? - Крюков не воспринял юмора, и, кажется, собрался ещё сильнее обидеться. Даже уши вспыхнули.

- Ладно, Саш, говорим серьёзно. Что случилось?

Он начал чего-то мямлить.

- Я же вижу, ты как в воду опущенный. Говори прямо.

- Ты Тейлора звеньевым назначил.

- Так, садись. - Я усадил Саша на кровать и пододвинул себе стул. - Чем же плох Рик?

Крюков несколько раз глотнул воздух, и вдруг выпалил.

- Но ведь я же... ну, раньше, - дальше пошёл уже вовсе "поток сознания": про первых и последних, про Гану и почему мы к ней летим, и тому подобное.

- Ты думал, что звено я отдам тебе, - подытожил я.

Саш молча кивнул, да так и оставил голову повесив.

- Пойми, Тейлор опытнее тебя. Гораздо опытнее тебя. Мужчина должен уметь признавать действительность. - Саш удручённо кивнул. Но уже твёрдо. - Ты очень хороший боец, Саш. Но "звеньевой" это не только звание, но и должность. Звеньевой должен оставаться командиром звена не только в бою. Всегда.

Саш вскинул голову, всем видом своим показывая, что он это знает и может.

- Но из вас двоих, только Рик уже имеет этот опыт. - Крюков вновь ссутулился. Я привстал и хлопнул его по плечу.

- Мы будем расти, Саш. Обязательно. Мы будем побеждать и расти. Нас ждут не отдельные стычки, но войны (как в воду глядел). Ты получишь свой опыт... и будешь отличным звеньевым в следующем лёгком звене, которое мы соберём. - Я вскинул руку, прерывая его эмоции. - Но мы будем побеждать, только если не будем таить друг на друга обид. И если каждый будет помнить старый армейский закон: "Кто умеет командовать, тот умеет и подчиняться". Я сам прошёл эту школу, и даже хуже.

Саш смотрел на меня с недоверчивой надеждой. Похоже, из всех моих побасенок, он уловил только моё обещание.

- Ты будешь звеньевым. Я обещаю. - Я не врал. Крюков действительно имел необходимый потенциал. А уверенности в себе наберётся, когда получит звено. Это я знаю по себе.

- Ну что, боец, претензии есть?

- Нет. - Крюков встал и вытянулся на "смирно".

- И к Рику тоже. Твой звеньевой, если разобраться, здесь вообще не при чём.

Кроме того, на "Центурионе" Рика стояла система лазерной связи, которая с помощью маломощного лазера могла посылать сообщения на ИК-датчики других роботов, и, кстати, была единственной в нашей команде. Преимущество такой связи в том, что её практически нельзя перехватить, ведь лазерный луч практически не рассеивается.

Своё звено с позывным "Удар" я повёл дальше вниз. Отойдя от нулевой отметки метров на шестьсот, мы свернули вправо, отошли к самому подножию хребта и спрятались за парочкой холмов. Если противник пойдёт по середине долины, то даст бог нас не заметит. В месте засады долина ещё довольно заметно шла в гору, а в ширине не превышала трёхсот метров. Я надеялся, что враг оголит свой тыл для моего звена. "Сталкер", "Катапульта" и "Пёс" смогут на далёком расстоянии разбить хотя бы два - три БР. У "Огня" преимущество в высоте и эффективно отвечать им издалека не смогут. А когда враг пройдёт отметку шестьсот, я ударю им в спину. Втроём мы с первого залпа уничтожим минимум одного, а то и двух. Тогда в лучшем случае девять против десяти, а о худшем лучше и не думать. Потом правда всё равно начнётся каша, где-то на отметке четыреста. "Огонь" с каждым залпом сможет выносить минимум по одной машине, но и по ним будут лупить. Держать же на месте разъярённую десятку придётся вшестером. Этот лучший вариант, тоже был не сахар.

Меж тем, Рик засёк врага. Он по лазерному линку передал, ничего не видевшему, мне изображение неприятеля. Чёрт, полно клановской техники! Откуда она у пиратов?! К тому же строй, в котором они шли, оказался неожиданным. Пять роботов полегче двигались впереди остальных, обгоняя их метров на триста с гаком. Вражеский командир видимо просёк, что от меня следует ждать засады, и решил разрядить её на авангард, а затем ударить оставшимися силами. Может, он считал, что авангард продержится нужное время, или просто жертвовал им, но для меня это было костью в горле. Остальные десять боевых роботов противника были тяжёлыми, и если "Удар" разрядится на первую шеренгу, то подставит спину троекратно превосходящим силам. Такой манёвр настолько нелеп, что не обсуждается даже на первом курсе военных академий. Кстати, два тяжёлых вражеских звена шли двумя шеренгами с промежутком в пятьдесят метров, наверное, чтобы не попасть под залп РДД всем скопом.

Тут до меня дошло, что, несмотря на хитрую тактику, вражина допустил ошибку как раз на уровне первого курса академии, он разделил своё войско. Рискуя быть замеченным, я послал сжатое текстовое сообщение Рику по электромагнитке: "Взрыву, занять отметку четыреста (то есть четыреста метров от "Огня") слева, засада на авангард". Сигнал длился доли секунды, а холм прикрывал меня, но опасность перехвата оставалась. Рик ответил лазером, что понял меня хорошо. То, что я сам не заметил движения на нулёвке, уверило меня, что и противник его не засечёт. По-моему "двойная засада" звучит круто. Теперь ко мне пришёл тот боевой угар, когда идёшь ва-банк и не особо печалишься по этому поводу. Мои силы тоже были разделены, притом, что их было так мало.

Вражеский авангард проскочил мимо. Сейсмодатчики позволяли отлично сечь их. Была опасность, что, пройдя чуть дальше, враги заметят "Крестоносца" Криса, несмотря на то, что он даже положил свой БР в небольшом углублении. Его холмик, находящийся в пятидесяти метрах от нас с Саидом, был совсем маленьким. Но, впрочем, звено огневой поддержки вовремя отвлёкло захватчиков. "Огонь" вышел на рубеж - три, как будто специально для нас поставленные, холма. Рита и Пётр вспрыгнули на вершины, а Грегу пришлось топать ножками. Холм мы ему выбрали самый пологий, и он не слишком отстал. На экране я видел, как нападающие притормозили (не ждали нас так сразу), а затем припустили ещё быстрее (видно получили приказ связать дальнобойные роботы дракой накоротке).

"Огонь" дал залп. Рита стрельнула по бегущему в центре звена "Боевому Орлу". Водитель сплоховал - пока ракеты летели, он замешкался, и почти вся пачка с "Катапульты" угодила в "железо". У пятидесятипятитонного робота, к тому же рассчитанного на скорость, а не на защищённость, шансов не было, только полетели ошмётки в разные стороны.

"Лиходей" сразу же прыгнул, но опытный Бэккер пустил ракеты по высокой траектории. Немного удачи, и пяток из них задевает-таки ноги "Лиходея". Машина перевернулась и упала метров с пятнадцати головой вниз, едва успевая подставить руки. Водитель, по крайней мере, сильно оглушён, боевой робот неподвижен. Залп Петра пропал впустую. Его цель - "Центурион" часть снарядов сбил противоракетной установкой, а от остальных ловко ускользнул, отпрянув в последний момент в сторону.

Грег видимо хотел вынести вражеские единицы с правого края, чтобы оставшихся Тейлор со своим звеном атаковал с наименьшего расстояния. На отметке четыреста долину перегораживала низкая гряда холмов и озерцо с небольшим водопадом. Только по правому краю располагалась ровная земля. Вражеское звено видимо плюнуло на потери и продолжало атаку. "Гадюка" и "Стингер" продолжали бежать прямо, решив перепрыгнуть холмы. "Центурион" же пересёк ручеёк, вытекающий из озерца, и двинулся по равнине, видимо КЦТ (концентрированное топливо) пожалел. С их скоростью, они вполне могли бы достичь позиций "Огня" и навязать им невыгодный ближний бой.

Но там их ждал "Взрыв". Рик и Лара одновременно опустились на вершины соседних холмов, Саш, в своей размашистой манере, выскочил между ними. Он вместе с Ларой ударили по сорокапятитонной "Гадюке". Её водитель использовал ловкость своего робота на все сто, и лишь первый залп сильно задел его БР. Но эффективный ответный огонь вести он не смог из-за поочередных залпов РБД от "Квазара" и "Волкодава". Эту фишку мы придумали и отработали сами на одной из тренировок. С близкого расстояния, как ни уворачивайся, а парочку ракет схлопочешь, чего вполне тебе хватит для потери прицела.

Насколько я мог видеть, особых повреждений "Гадюка" "Взрыву" не нанесла. Вражеский "Центурион" к счастью находился слишком далеко, чтобы всерьёз вмешаться в свару, а Тейлор спокойно, за считанные секунды разобрался со "Стингером". Сперва, двадцатитоннка легко ушла от залпа РБД и приготовилась ответить, но оказалось, что она попала под самый шквал огня. Прогремела автопушка, и "Стингера" швырнуло на землю. Тейлор добавил два залпа из своих лазеров, и водитель "Стингера" использовал свой последний шанс на катапультирование. Место его посадки я отметил на карте. Даже безоружного врага не стоит оставлять в своём тылу.

"Гадюка" упала через несколько секунд после своего боевого товарища, из её пробоин валил густой дым. Больше наблюдать за действиями "Взрыва" я не мог, так как вторая пятёрка боевых роботов противника уже почти вышла на отметку семьсот.

"Огонь" дал второй залп. Рита, управляющая наиболее мощными установками РДД, выстрелила по самому тяжёлому вражескому БР - "Громовержцу", идущему в центре пятёрки. К тому же это вероятно флагман. Большинство воинов стремятся заполучить себе такого робота, чтоб побольше веса и стволов. Стотонная железяка, имеющая в арсенале десять тяжёлых лазеров, внушительные установки РБД и РДД, да ещё и лазеры средней мощности, многим водителям кажется пределом мечтаний. В кланах роботы этой модели водят обычно разные военачальники. Не то чтобы я не уважаю "Громовержцев", эта модель может быть очень эффективна. Только специализация узкая, это машина одного залпа. Единственный точный залп из всего оружия этого монстра наверняка выведет из строя даже тяжёлый БР, но два таких залпа подряд "Громовержец" позволить себе не сможет из-за перегрева. Кроме того, это, наверное, самая неповоротливая из существующих машин.

Гигант, конечно же, не смог увернуться от удара Ла Мот. Его противоракетная система сплоховала, сбила от силы пяток ракет из сорока, выпущенных "Катапультой". Остальные поразили его в спину. Даже такой залп вряд ли мог пробить свежую верхнюю броню этого монстра, однако на ногах он не устоял, завалился вперёд и вбок, взрыв вокруг себя землю.

Пётр выстрелил чуть позже Риты, одновременно с Грегом. Ракеты "Бешеного Пса" взорвались на верхней части корпуса "Разрушителя", который вышагивал слева от "Громовержца". Залп Носова оказался не слишком точным, из восемнадцати ракет дальнего радиуса действия в цель попали только семь. Такого их количества не хватило бы для нанесения серьёзного ущерба, но водитель "Разрушителя" в этот момент сам готовился выстрелить из РДД на плече и опрометчиво открыл заслонки, защищающие установку. От взрывов началась детонация ракет, расположенных на пусковых направляющих. РДД установка разорвалась, и БР качнуло в сторону, но взрывы не прекратились. Через досылатель детонация перекинулась на боеприпасы в правом арсенале БР. "Разрушителя" почти разорвало надвое, он упал, окутанный ореолом рвущего огня.

"Каратель" (второй справа робот во вражеском строю) лишь слегка покачнулся, приняв на грудь залп Грега. Жалкие несколько ракет, которые смогли добраться до девяностопятитонной машины, не могли причинить сколько-нибудь серьёзный вред её мощной броне. Звено не стало задерживаться около подбитых товарищей. Оно только прибавило ходу, так как тормозящий их "Громовержец" выбыл из боя.

До этого момента я наблюдал за боем через оптические сенсоры машин "Взрыва" и "Огня". Мой собственный тактический экран был заполнен холмом, за которым мы с Саидом прятались. Три боевых робота врага уже почти пересекли отметку шестьсот, и у нас было всего секунд двадцать, чтобы разобраться с ними.

Я дал сигнал "Удару" занять огневую позицию и выдвинул "Боевого Молота" из-за холма. Саид стал в пяти метрах от меня, Крис тоже вышел на рубеж. Ближе всего к нам был "Мародёр", затем шёл "Каратель" и далее, чуть в отдалении, хищной походкой двигался ещё один "Мародёр". Не давая врагу опомниться, мы с Саидом ударили из ПИИ в бок ближнему "Мародёру". Два ионных сгустка поразили БР сначала в плечо, а затем в корпус, поближе к корме. Ещё два, лучше направленные (кстати, мои), попали в передаточный механизм опорно-двигательного аппарата. "Мародёр" завалился набок, удержать его на ногах не смог бы никто.

Воин на "Карателе" среагировал чрезвычайно быстро, он уже целился в меня из ПИИ на левой руке. Но тут в него выстрелил Крис, заряд гауссова орудия попал... прямо в голову боевого робота. Чтобы провернуть такой выстрел нужно обладать и отличным мастерством и головокружительной удачей сразу. Голова "Карателя" откинулась от удара и машина упала. Коффи же хладнокровно добавил залп РБД в брюхо трепыхающемуся "Мародёру", разнося в щепки повреждённые мной шестерни.

Дальний от нас "Мародёр" уже развернулся в нашу сторону. За его спиной возникли из ниоткуда "Квазар" и "Волкодав" (где Рик Тейлор!?!) и ударили из всего, что имели в спину врагу. Тот заколебался, выбирая цель, и это дало моим ПИИ время на перезарядку. Я выстрелил, попал ему в хорошо защищенный корпус. Не ахти какие нанёс повреждения, но очередь стодвадцатимиллиметровой автопушки прошла сильно выше меня. Однако последовавшая за ней пара ПИИ зарядов попали моему роботу в грудь. Меня слегка отбросило назад, тридцать процентов брони, защищающей реактор как небывало. Я чертыхнулся, выстрелил из РБД и отпрыгнул на фиг с пристреленной позиции.

"Мародёр" - штурмовой робот. Когда он стоит к тебе "лицом", то ты видишь только очень прочную и толстую броню корпуса и относительно узкие ноги, тоже хорошо защищённые, и в которые довольно трудно попасть. Ни я с Саидом и Крисом, ни Саш с Ларой не могли в оставшиеся секунды нанести ему критического ранения. А этот зверь явно решил покончить именно со мной. Несмотря на увёртки, "Молот" покрывался ожогами от лазеров и рваностями от автопушки. Всё-таки если и есть что-то лучше для коцанья брони, чем стодвадцатка, то только два таких орудия.

Крис внезапно поднял "Крестоносца" в воздух, я понял, зачем только когда на том месте, где он стоял, разорвались вражеские ракеты. Холм уже не скрывал нас от последнего звена противника, я затрубил отход. Мы хорошо бы получили под хвост при отступлении, если бы не третий залп "Огня". Захватчики теперь были к нему готовы и не понесли особых потерь, но им пришлось отвлечься от наших сверкающий пяток (прыгающих задниц).

После залпа я приказал "Огню" перестать маячить на холмах до поры до времени. Ла Мот и Носов просто спрыгнули, а Бэккеру пришлось медленно пятиться. В его "Сталкера" одна за другой врезались две серии ракет дальнего действия. Над рухнувшим мехом пронёсся и третий залп. Сенсоры показали мне, что Крюков, отступавший вместе с Ларой Брайт, сразу сменил курс. У Саша, как всегда, был персональный приказ - помогать Грегу в таких ситуациях, только "Квазар" в нашей команде обладал двумя полноценными руками.

Миновав пару холмов, я со своим звеном оказался вынужден пересечь небольшое поле. Оно по идее должно было простреливаться врагом, но почему-то вслед нам не прозвучали залпы смертоносных орудий. Мы без потерь добрались до ближайшей рощицы, и я приник к дисплею сенсоров. Где же наши дорогие недруги, неужели слиняли. Вообще-то это можно было бы понять. Они понесли уже нехилые потери, да и отступить есть куда. Гансбург окружён оборонительной линией в стиле первых войн за Наследие, когда подобные сооружения появлялись на всех заселённых планетах без орбитальной защиты. Мощная стена, оснащённая лазерным и ионным оружием, была создана для сопротивления захватчикам, если уж им посчастливилось разбить мобильные силы самообороны. Впрочем, в итоге и она не спасла жителей Ганы, а теперь могла серьёзно помешать нам освободить планету. Даже горстка решительных людей могла организовать эффективную оборону, с помощью простейших систем автоматического управления огнём.

Но я засёк сейсмошум противника, к счастью он оказался или слишком глупым, или слишком гордым. Наши недруги, похоже, проверяли, не сможет ли кто из их упавших товарищей подняться и продолжить бой. Оказалось, что один действительно поднялся, судя по слабому шуму, "Лиходей". Я повёл "Удар" в сторону отметки сто, и выйдя из рощи, наткнулся на "Центуриона", стоящего над грудой дымящегося металла. В ней тоже угадывался "Центурион". Система опознавания дала мне расслабиться, стоящий мех принадлежал Рику Тейлору. Его судьба меня беспокоила с тех пор как "Взрыв" появился передо мной без командира. Оба боевых робота не слишком отличались по степени повреждённости. Это был тот случай, когда два равных в мастерстве бойца сходятся один на один на одинаково мощных машинах и сводят их в металлолом. В такой ситуации малейшее преимущество решает исход боя. На БР Рика отсутствовала автопушка, зато имелось множество пробоин, искрящих короткими замыканиями. Он присоединился к нам, так как самостоятельно ориентироваться на местности почти не мог. На его машине работало меньше половины всей электроники, удивительно, что он мог ещё двигаться.

На отметке сто я спрятал "Удар" за большим холмом с пологими склонами на правом фланге, а "Взрыв" на левом за холмом поменьше. Конечно же, я не надеялся в третий раз заманить противника в засаду. На этот раз главной задачей "Удара" было развернуть строй врага к себе, дав "Огню" и "Взрыву" ударить с боку или лучше стыла.

Шестёрка подбирающихся к нам боевых машин действовала с осторожностью и избегала открытых пространств. Их упорная и теперь уже безрассудная атака меня удивляла. Мы разбили два ихних звена, не слишком дорого за это заплатив. Очень это было похоже на фирменное клановское упрямство. Заметив моё звено, они моментально перестроились, немного развернув строй в нашу сторону. Саид выстрелом ПИИ "от бедра" скинул с вершины холма, внезапно обозначившегося там "Лиходея". Я видел перед собой восьмидесятипятитонного "Грифона", "Разрушителя", "Василиска", "Тёмного Сокола" и "Головореза", который отличался от машины Саида только раскраской. Для первого залпа ПИИ хорошо подходил "Грифон", четыре его лазера повышенной мощности сейчас наиболее опасны. После выстрела я на всякий пожарный отпрыгнул вправо, пролетев перед носом "Крестоносца" Коффи. К счастью Крис не давил в этот момент на гашетки. Приземлившись, выдал очередь автопушки по попавшему в перекрестие "Тёмному Соколу", в свою очередь получил в левую руку ПИИ заряд, и выпустил веером РБД. Вражеские мехи стояли довольно кучно, можно было надеяться на несколько попаданий. "Грифон", которому мой первый залп попал в руку и развернул его, восстановил равновесие и пальнул по мне лазерами левой руки, лазеры на другой руке мой залп ему таки смял. Залп "Грифона" попал на повреждённую броню левой руки, пробил её и повредил миомер. Я рефлекторно отпрыгнул ещё влево, и это спасло меня от залпа "Разрушителя", которого тут же повалил на землю залп РДД, по-видимому, Грега. Сразу же последовали ещё два залпа, в "Василиска" и вражьего "Головореза". "Сокол" повернулся ответить "Огню", как тут не воспользоваться этим, чтобы влепить ему в спину ракет из обеих установок. Ракеты нанесли броне БР серьёзные повреждения, и я бы добил его, но тут в броню моего мостика попал луч лазера большой мощности. Это "Лиходей" спускался с холма, пришлось развернуться и встретить его залпом ПИИ по ногам. Добавил ещё автопушкой, но промазал. Тогда выстрелил из ЛСМ и разбил правую ногу тридцатитоннки. Тут "Тёмный Сокол" успел развернуться и своими лазерами окончательно вывел из строя мою левую руку. "Соколу" впился в правое плечо снаряд гауссовки, ("Коффи всегда кстати") боевой робот упал. Я добавил пару очередей из своей сотки, чтоб уже он не поднялся.

У меня появилась секунда на передышку. Она напомнила, что вообще-то надо иногда командовать отрядом, если уж ты командир. Дальше всего от меня Саид и Пётр бились с "Головорезом" и "Мародёром", которого мы не успели скрошить из засады. Ближе к центру долины звено "Взрыв" играло в смертельные пятнашки с израненным "Грифоном" и пока выигрывало. "Василиск" лежал на шевелясь, разбитый залпом Риты Ла Мот. Грег в промежутках между залпами ракет помогал своими ЛСМ "Взрыву". Ближе всех ко мне происходил опасный поединок между Коффи и "Разрушителем". Семидесятитонный клановский робот был лучше защищен и мощнее вооружен, чем "Крестоносец", к тому же не уступал ему по манёвренности. Только проворство Криса сохраняло паритет сил, который я, конечно, нарушил, вмешавшись в дуэль. Ударив "Разрушителю" в плечо из РБД, а затем из автопушки, заставил его промахнуться, то есть вернул долг Крису. Затем мы одновременно попали по противнику из ПИИ и гауссовки и уронили его. Подняться, конечно, ему уже не пришлось, мы тратили боезапас, пока водитель не катапультировался.

Ла Мот сказала последнее слово в битве с "Грифоном", но внезапно в её машину врезались двенадцать ракет. "Катапульта" перекувырнулась через корпус, вражеский залп шёл кучно и сбил солидный шмат брони с её правого борта. В двухстах метрах от нас из-за холма появились "Каратель" и "Громовержец". "Крестоносец" Криса, стоявший чуть позади меня упал от ещё одного залпа. У "Громовержца" был сильно раскурочен весь верх "Катапультой" Риты, но пусковая установка видимо функционировала. Броня мостика, напоминающая гротескное лицо, у "Карателя" была смята выстрелом Криса. Вероятно, эти подранки адресовали РДД своим непосредственным обидчикам.

Конечно же, теперь им уже не повлиять на исход боя, но появление "Громовержца" среди живых заставило меня грязно выругаться. Одна рука стотонного монстра висела, сломанная при падении, но и пятью тяжёлыми лазерами на другой он мог пробить чужой БР чуть ли не насквозь, если с ближины. Впрочем, и с двухсот метров он имел шанс нанести критическое повреждение. Я решил, что не стану терять бойцов в этом бою, и бросился на врага. Свернул в сторону холма на отметке сто пятьдесят, чтобы не стать слишком лёгкой мишенью. Менее повреждённый "Каратель", разгадал мой манёвр и пошёл на перехват, но Грег методично, как на стрельбище, влепил в него свои РБД, отвлекая на себя. Пётр и Саид справились с "Мародёром" ценой оторванной ноги у "Бешеного Пса". Теперь там происходил диалог двух "Головорезов". Рик, Лара и Саш подняли свои машины в воздух (кроме Рика) и стреляли по "Карателю".

Когда я взбежал на вершину, оказалось, что "Громовержец" следил за моими действиями. Он дал залп из РБД, который прошёл под поднявшимся в воздух моим "Молотом". Сверху было видно, что спина гиганта повреждена даже сильнее, чем казалось сначала, это был мой шанс. Водитель "Громовержца" поднял уцелевшую руку и стал целиться в меня, это был его шанс. Для меня такое попадание на этой дистанции наверняка означало смерть. Я выстрелил из РБД ему в спину и заставил "Молота" лететь по дуге, в фокусе которой стоял мой враг. Это было очень непросто с провисшей рукой, но жить захочешь и не так раскорячишься. Затем двинул (всё по спине) из ПИИ. И ещё раз. Но противник стоял и продолжал целиться, хотя из его меха уже повалил чёрный дым. Он понимал, что у него есть в запасе только один выстрел, так как повреждённый реактор не сможет больше зарядить его лазеры. Запас КЦТ в резервуарах ускорителей уже почти кончился, но я не смотрел не индикатор. Попытаться приземлиться и дать противнику прицелиться значило совершить самоубийство. Как только ПИИ зарядилось, я выстрелил из него ещё раз, несмотря на перегрев. Мой заряд вызвал взрывы внутри "Громовержца", но он, даже начав заваливаться на бок, пытался поймать "Боевого Молота" в прицел. И всё-таки выстрелил. Кабину сильно тряхнуло, затем тряхнуло ещё сильнее. Мой "Молот" встретился со склоном холма. Я стукнулся обо что-то, и сознание меня покинуло.

Глава 20.

Как хорошо бывает победить.

Я пришёл в себя под осипшие крики передатчика и аккомпанемент металлических ударов над головой. Кто-то долбился в люк. "Молот Войны" валялся на спине и, слава богу, взрываться вроде бы не собирался. Жутко болело левое плечо, и моё тело не прочь было продолжить бессознательное существование. Я потянулся к ручке люка. Как она дьявольски далеко. Дёрнул и опять отправился бороздить бескрайние просторы вселенной.

Крис нашёл меня лежащим поперёк кресла. Правая страховочная лямка была оборвана, не выдержала старая скоба. Левая лямка удержала меня в кресле, на конкретно вывихнула мне плечо. Если бы сдала и она, соскабливали бы меня с тактического экрана.

Когда "Громовержец" в последний раз выстрелил, "Молот" уже падал - КЦТ в ускорителях всё вышло. Два лазерных луча пробили насквозь бок моего меха, зараз пробив броню и уничтожив ЛСМ, ещё два прошли между торсом и правой рукой, и пятый задел руку, сняв с внутренней стороны шмат брони, но не потревожил миомер. Попади весь этот свет чуть правее, запёкся бы Миха как рыбка в кляре. Впрочем, на отбивную я тоже мог потянуть. "Молот" рухнул на холм метров с пятнадцати, сперва на ногу, а затем ничком.

Со стороны это выглядело как будто "Громовержец" сбил меня. Грег принял командование отрядом и быстро нашёл всем занятие. Нужно было отловить вражеских водителей и оказать помощь всем нуждающимся (в том числе и мне). Крис первым добрался до меня. Он рассказал, что я ещё раз приходил в сознание, но он вправил мне руку..., ну и сами понимаете. Хорошо хладожилет не потёк. Открытых ран у меня не было, но эта токсичная гадость оставляет нехилые волдыри на коже.

Командирствовать я смог только часа через два, уже хорошо обработанный обезболивающим. К счастью Крис (костоправ херов) не стал пичкать меня наркотиками, а применил местную анестезию. Было больно, но зато моя дееспособность оставалась при мне.

Поле боя за нами. Мы были потрёпаны, а противник растрёпан. Из пятнадцати вражеских водителей в живых остались одиннадцать. Все они, кроме одного были взяты в плен. Рик чуть не погиб, когда отправился за воином, катапультировавшимся из "Разрушителя". Тейлор вылез из своего "Центуриона" и чуть не схватил когерентного света. Я в порядке приказа заставил своих подчинённых брать с собой на мостик БР ручное оружие, а то водилы часто подобной мерой брезгуют. Короче Рик был вооружён и в перестрелке убил соперника.

Другие выжившие сопротивления не оказывали, а водителя "Карателя" пришлось и вовсе спасать. Люк боевого робота перекосило и заклинило, пришлось применить термитный резак. Воин уцелел чудом, его сильно ранило и контузило ещё при первом попадании гауссовки, но он нашёл силы продолжать бой. Рубка "Карателя" потеряла герметичность, и когда Грег попал в него из РБД, дядьку сильно обожгло продуктами взрыва. Он ещё и после этого продолжал сражаться целую минуту, пока не потерял сознание от боли, интоксикации и потери крови. У него были сломаны правые рука и нога, в кровь попал охладитель, плюс к этому ещё и ожоги с контузией. И он цеплялся до сих пор за свою жизнь - крепкая порода. Мы сдали его на попечение Лары Брайт, которая имела некоторое понятие о хирургии. Она ввела герою замедлитель метаболизма, антитоксин и наркотик. Затем принялась распарывать и зашивать, не слишком уверенно, но как показало время достаточно эффективно.

Водители обоих "Мародёров", "Лиходея", "Тёмного Сокола", "Грифона" и "Головореза" самостоятельно выбрались из своих машин, но сопротивления не оказали, понимая его бесполезность.

Однако победа всё ещё не была полной. Из слов военнопленных стало понятно, что вокруг Гансбурга была восстановлена старая линия обороны. Этот раритет времён Звёздной Лиги управлялся теперь десятком техов. Представлял он собой вал из земли и бетона с установленными на нём лазерными турелями и ПИИ-установками. Автоматизированная система управления позволяла держать оборону и вдесятером, а мощности хватило бы на аннигиляцию всего моего отряда. Мне бы пару расчётов элементалов, они бы проскочили без потерь.

Лучшим вариантом было бы попробовать прорваться внезапно. Техи - не воины, их можно надуть какой-нибудь старой военной уловкой. К сожалению, в нашем отряде было только два робота тех же моделей, что имелись и у врага. После боя краски на них оставалось совсем немного, особенно на "Центурионе". Мы поободрали камуфляж "Головореза" и машины Саида и Рика визуально походили на потрёпанные остатки войска захватчиков, изначально покрашенные в серое. Конечно, электронным системам распознавания до лампочки цвета, и они сразу бы вывели нас на чистую воду. Я приказал нашей паре диверсантов отрубить побольше внутренних систем вместе с позывными "свой - чужой". Защитники крепости могли подумать, что идентификационные сигнализаторы боевых роботов повреждены. В конце концов, я не собирался давать им размышлять, хватило бы и замешательства.

Неподалёку от города мы отстали от Саида с Риком, а они стали изображать разбитых и отступающих. Когда им оставалось пройти не более четырёхсот метров до оборонительного вала, со стены ударили два тяжёлых лазера. Тейлоровскому "Центуриону" пришлось бы плохо, но целью стал менее повреждённый "Головорез". Будь эта парочка посвежее, я бы приказал им прорываться, а так посоветовал рвать когти. Хорошо, что огонь велся только из двух орудий (кстати, почему?), и наши неудачливые диверсанты смогли убраться по добру по здорову.

Пришлось играть в открытую. Построив свой отряд на безопасном расстоянии от вала, я вышел на первый стандартный канал. Когда наконец, в ответ на вызов, экран осветился, с него на меня уставился мужик сильно отличающийся видом от наших (довольно опрятных) военнопленных. Впрочем, даже в кланах техи не отличаются аккуратностью. У дядьки была широкая и красная харя, длинные взъерошенные волосы, охваченные, кстати, свежим бинтом. Вот он-то весьма напоминал пирата, особенно когда, разглядев меня, построил на лице какое-то дикое выражение. - Вы разбиты. Сдавайтесь или будет хуже, - отчеканил я. - Кто вы?! - пролепетал мой собеседник. Очевидно, перекошенный оскал готовился не для меня.

Я немного растерялся, но постарался не подать виду. - Я капитан (или лучше было сказать "главнокомандующий") армии освобождения Ганы. Ваши мобильные силы уничтожены. Требую капитуляции.

Человек очевидно уже не слышал меня. Он чрезвычайно эмоционально общался с кем-то невидимым и прикрыл микрофон рукой. Затем он всё-таки вновь посмотрел на меня. - Вы... так вы действительно пришли освободить Гану?

Я молчал, пока этот обалдуй не выскажется понятнее. - Господин капитан... армии. От имени Совета Ганы и всех её жителей я приветствую вас на планете и благодарю за помощь в освобождении от оккупантов! произнёс он наконец.

Так, так... Оказалось, что когда отряд захватчиков ушёл из города, жители Гансбурга подняли бунт и захватили власть над городом. Оборонявшихся было мало (кроме того, это были всего лишь техи), и больших потерь повстанцы не понесли. Пока я со своим отрядом громил боевых роботов, бунтари во главе с распущенным ранее Советом планеты пытались порешить оставшихся чужаков и захватить ремонтирующийся на космодроме шаттл. Они не знали, что захватчики уже не вернутся и готовились к обороне. К счастью для Тейлора и Саида, повстанцы не смогли взломать охранную систему комплекса обороны. При неумелой попытке проникновения (эх, деревня) система погасила реактор комплекса и уничтожила всю информацию вычислительного центра. Запустить реактор в короткое время невозможно, поэтому пришлось использовать двух оказавшихся под рукой агророботов. Энергии их реакторов хватило только на два лазерных орудия, которыми повстанцы стали управлять вручную.

Нужно иметь немало мужества, чтобы не разбежаться по щелям, при таком-то раскладе. И у ребят оно нашлось. Можно однако понять их радость, ведь им не пришлось продавать свою жизнь, цену на тот свет не возьмёшь.

Я и сам был рад, что не пришлось брать город штурмом, а ещё больше - из-за вражеского шаттла. Это просто королевский приз, и на радостях он потихоньку станет нашим. В город мы вошли со всей возможной при таких обстоятельствах помпой. Жители не были готовы к приёму, но компенсировали это искренней радостью и радушием. Принимали нас как героев планеты (кто сказал "как"?), что затронуло все наши самые пафосные чувства. Попробуйте как-нибудь освободить целую планету, дело того стоит. Мы прошагали по улицам Гансбурга к Ганертоту, сопровождаемые весёлыми толпами людей.

Ганертот - это обиталище местной власти, то есть Совета. Кстати довольно симпатичный архитектурный комплекс, занимающий несколько кварталов подряд, скорее просто красивый, чем функциональный. Гигантская постройка выполнена из какого-то светлого местного камня и раскрашена в светлые же тона. Грузность логичная для такой груды камней теряется за высокими минаретами. А на уровне третьего и четвёртого этажей проходят целые улицы, доступные в обычное время для всех желающих. Там располагаются разнообразнейшие муниципальные учреждения, музеи, театры. Прям островок культуры. В целом смотрится пышно и великолепно с любого ракурса, такие штуки встречаются нечасто и в более цивилизованных мирах.

Не буду описывать довольно долгую процедуру чествования и переговоров с Советом. Скажу, что в итоге все военные трофеи стали принадлежать отряду, включая и шаттл. Мы же взяли на себя ответственность за оборону планеты, то есть подписали контракт. Кстати весьма выгодный, потому что Гана в обороне по-видимому нуждалась. Оккупанты, оказывается, были частью более крупной военной организации, хозяйничающей в этом секторе Периферии.

По словам аборигенов, после захвата планеты, ударный отряд неприятеля сменился более слабым. В системе Ганы регулярно появлялись Т-корабли, которые вывозили её продукцию посредством шаттлов. Оккупанты не слишком вмешивались во внутреннюю жизнь Ганы, пока это не пересекалось с их интересами. Да и не пытались взять всю планету под тотальный контроль. Просто брали свой калым, угрожая силой. Забирали в основном то, что шло раньше на экспорт, и поставляли за это некоторые необходимые товары и топливо, впрочем, очень скупо. Всё это напоминало мне политику кланов в захваченных мирах в ходе недавней войны с Внутренней Сферой. Только я никак не мог придумать, какой же клан мог здесь хозяйничать.

Компьютеры шаттла, к счастью, никто взломать не пытался. Впрочем, вся информационная система отдалась мне, даже не запросив пароля доступа. Строение системы, её аскетичный интерфейс, а так же пусть и незнакомая мне, но выполненная в характерной манере эмблема, ласкали мою милитаристскую душу. Я окончательно уверился, что нашими противниками являются какие-то изгои кланов.

Со времени последней войны, клановские изгои перестали быть редкостью. Очень многие воины не смогли смириться с Пятнадцатилетним перемирием. Они бежали, сбивались в стаи и продолжали свой крестовый поход или попросту пиратствовали. Но я не мог взять в толк, откуда могла появиться компания дезгра, достаточно многочисленная, чтобы захватывать, а затем удерживать целые миры.

На всех поверхностях шаттла, где клановцы обычно изображают свою эмблему, стояло тавро из распахнутых челюстей, как будто собранных из огранённых алмазов. Челюсти какого-то древнего хищника, не были символом ни одного из существующих кланов. Возможно всё-таки, что это был просто понт довольно грозной пиратской группировки. Только не верилось, что какие-то пираты могли быть настолько похожи на подразделение клана, что бывший клановец (то есть я) не смог почувствовать фальши.

Как и ожидалось, банк данных шаттла не содержал инфы о происхождении своих бывших хозяев. Компьютеры космических кораблей не забивают всякой всячиной. В памяти шаттла находились несколько десятков гелиоцентрических карт различных звёздных систем. Они содержали точки выхода "прыгунов" в системы, параметры планет и их движения вокруг светил и наборы стандартных траекторий подхода к космопортам на планетах. Но, конечно же, не было астронавигационной карты (она капитану шаттла без надобности), да и все звёздные системы вместо названия имели только строчку перемешанных букв и цифр. Таким образом, мы так ничего и не узнали о захватчиках, за исключением того, что они посетили, и вероятно оккупировали более двадцати звёздных систем.

От Совета Ганы я узнал кое-какую информацию о прилегающей к ним части Периферии. Гана не является исключением из правил, на Периферии довольно много обитаемых миров. Обитаема большая часть пригодных для жизнедеятельности человека, и даже некоторые непригодные планеты, на расстоянии до пяти прыжков Т-корабля от границ Внутренней Сферы. Я услышал о многих мирах, но координаты местоположения только двух из них, самых близких, были известны. Один из них зовётся Терсус. В его системе располагаются две обитаемые планеты. Терсус-4 небольшая планетка с довольно суровым климатом и едва способная прокормить своё население. Терсус-5 и вовсе покрытый льдом камушек, зато богатый тяжёлыми металлами, которые и являются основным достоянием Терсуса. На пятой планете работают сезонные рабочие с Терсуса-4. Сообщение между планетами осуществляется с помощью нескольких грузовых шаттлов. Ганарсы (так, забавно для неподготовленного уха, называют себя жители Ганы) активно торговали с Терсусом, закупали металлы и топливо, а продавали одежду и пищевые продукты. Но года за четыре до оккупации Ганы сообщение между этими двумя мирами прекратилось. "Прыгун", отправившийся к Терсусу, сгинул, а следовать за ним никто не решился.

С другим миром, называющимся Камт, связь прервалась ещё раньше, с тех пор прошло уже почти десять лет. У этого мира на первый взгляд вообще нет средств к существованию, но Камт процветал. Дело в том, что звезда Камта являлась единственным достаточно ярким светилом для подзарядки Т-корабля в радиусе двадцати световых лет. Все торговые пути этой части Периферии проходили через Камт. Единственная обитаемая планета этой системы выполняла тогда роль космического базара. На ней можно было купить товары, как с окраин освоенного космоса, так и из центров цивилизации.

Теперь конечно понятно, что потеря контакта с этими мирами была результатом их захвата. А так же понятно, что наши недруги хозяйничают на просторах вселенной не менее десяти лет, а значит, они сильны.

Помимо карт на шаттле находился корабельный журнал, но новой информации и он не сообщил. Самые старые записи в нём были не старше года. За это время он совершил несколько рейсов между Ганой, Камтом и ещё несколькими системами, помеченными кодами. Последние два месяца шаттл проходил капитальный ремонт, это впрочем, было очевидно и без журнала. Со слов жителей Ганы я установил, что рейсы Т-корабля оккупантов в их систему имеют строго периодичный характер, "прыгун" выходил в надире каждые три месяца. То есть до следующего посещения у нас оставалось около месяца.

Но всю эту полезную информацию я получил в течение нескольких дней после нашего чествования. В первый же вечер пребывания на Гане мы присутствовали на вечеринке в нашу честь. Постарался Совет на славу, сборище происходило в самом большом зале Ганертота с труднопроизносимым названием. Зал являлся амфитеатром, а вернее карьером, так как был огромен и в прямом смысле выкопан в земле. Самые верхние ряды ненамного возвышались над землёй. Выше шли опоры, поддерживающие огромную крышу, створки её в тот день были растворены по случаю хорошей погоды. Вечернее небо над нами, симметрично очерченное высоченными шпилями Ганертота, было нежно розовым, как цвет брони после ожога от ЛСМ. Внизу, в центре зала располагались огромные столы с огромным же количеством разнообразнейшей жратвы. Люди спускались вниз, набирали себе всего по вкусу и возвращались, места в зале оборудованы столиками. То, что за снедью приходилось спускаться, не давало создаться пробкам вокруг столов и уменьшало возможность обожраться и напиться.

Мы сидели в почётной части зала вместе с Советом. Люди подходили и дарили нам подарки, в основном еду и одежду, но всё особенно вкусное и красивое. Таким образом ходить до столов нам не пришлось. Небо почернело и покрылось густым слоем звёзд. Была видна часть шарового скопления звёзд - дома кланов. Как кажется он близко. Мне взгрустнулось и потянуло пошататься по городу. Предложение оказалось своевременным, и было воспринято на ура. Мы разобрали подарки, выбрали себе понравившуюся одежду, и потихоньку удалились. Благодарности стали нам надоедать.

Город гулял вовсю, многие ходили уже слегка пошатываясь. Наша компания свернула в ближайший кабак, для этого пришлось однако пройти пяток кварталов. Заведение было, наверное, дороговатым по здешним меркам, публика собралась там пухлая и солидная, но цены по сравнению с Солярисом казались божескими. Мы внесли с собой весёлый гвалт, на нас посмотрели укоряюще, но снисходительно. Наверное, из-за новой одежды. Должно быть, приняли за кампанию мажоров. К нам подошел хозяин притона и вежливо сообщил, что у него есть отдельная комната для приватных вечеринок, и что если мы соблаговолим, то можем занять её абсолютно бесплатно. Он видимо не хотел распугивать нами своих чопорных клиентов, впрочем чужие рожи нам и самим уже опостылели.

Комнатка оказалась очень мила, три мягких дивана и низкий широкий стол. Обслуживание тоже было на высоте, первое же нажатие кнопки звонка оборачивалось симпатичной официанткой. Кушать не больно хотелось, и все налетели на спиртное, его широкий ассортимент приятно растягивал листик меню. Уже в течение первых же минут мы устроили дым коромыслом, обсуждали прошедший бой и просто дурачились. Через час нас покинул Саш, он видел родителей лишь мельком и поспешил к ним, пока ещё не слишком пьян. Ещё часа через полтора удалились Лара и Крис, они спросили у официантки, есть ли в заведении комната на ночь. Комнаты были, и парочка под шутки и пожелания сгинула.

Следить за временем я уже перестал. Саид начал заигрывать с официанткой, её звали, если не ошибаюсь, Лерой. Он сообщил ей по секрету, что мы и есть герои-освободители, а Лера смеялась и стреляла в него своими симпатичными глазками. В конце концов, он подхватил её на руки (а был ведь конкретно пьян) и понёс в номера. Она показывала дорогу.

Мы, оставшись впятером, сходили и сами затарились всевозможным отличнейшим пойлом. Культурная пьянка постепенно перерастала в оргию, лучший способ сбросить накопившийся стресс. Рику стало плохо (он как-то не очень воспринимал спиртное), он убежал в туалет, где его утром и обнаружили спящего вобнимку. Грег благоразумно ушёл спать, и остались только я, Пётр и Рита. Мы начали пить на качество, не совсем это осознавая. У сфероидов распитие алкоголя чрезвычайно распространено и имеет богатые и полезные традиции. В родном клане я регулярно тренировался огнефиром и иорсчом (напитками очень оборотистыми), но Петра с его славянскими генетическими особенностями мне было не перепить. Он то хлестал водку, то переходил на строго определённые слабые напитки, которые его "освежали". Он сыпал поговорками, в которых говорилось что-то о понижении градуса и том, что надо сколько-то раз куда-то бегать. Но его способ распития помогал только ему, я чувствовал, что скоро солью. Поэтому, когда Носов в очередной раз бегал отлить (бегали в женский, так как мужской занял Рик), я капнул в его расслабляющий коктейль водки. Он, конечно, понял, что в коктейле сплошная водка, но (вот натура!) допил-таки до дна. Такого даже он не перенёс, через пять минут похрапывал под столом.

Такую подлость я совершил вовсе не из душевного гадства (на самом деле я хороший), просто загнанные вглубь себя планы насчёт Риты (она кстати не заметила моего мухлежа) теперь, под давлением спиртовых паров, отчаянно лезли наружу. При вступлении в отряд она сразу положила табу на ухаживания за собой. В отряде как-то распространился слух, что она предпочитает девушек. Она так и не подобрала платье, идеально сидящее на её хрупкой фигурке, но и в том, которое надела, смотрелась отлично. Рита сидела очень прямо, а двигалась с изяществом независимо от количества выпитого. Только платье, как будто помимо воли девушки, то оголяло коленку, то соблазнительно облегало тело. Да мы ещё и с начала вечера сидели рядом (вот здесь чистая счастливая случайность). После очередного тоста, я посмотрел на неё. Девушка была пьяна, даже сильнее меня. Рита почувствовала мой взгляд и его особенное выражение. В её глазах я прочёл сомнение, и этого мне хватило. Я приблизил своё лицо к её, небыстро, но и не настолько медленно, чтобы она могла опомниться. Теперь в её глазах загорелась угроза, знаете, этот тусклый металлический блеск, который появляется при готовности ударить. Но я заранее опустил левую руку для защиты своих нежных органов и поэтому всё же поцеловал.

Последовал удар коленом. Рука вспыхнула болью, но больше к счастью ни чему не досталось. Удар мне показался слабым, как последний залп перегревшегося меха, когда через секунду он сдастся на милость победителя. Я продолжал целовать её, обнимая здоровой рукой, и доказал ей, что она не вполне ещё разобралась в своих постельных пристрастиях.

На этих поцелуях мои воспоминания о вечере закончились. Я даже не знал, справился ли со своей ролью, хотя наше взаимное с Ритой положение говорило в пользу полной удачи. Проснувшаяся Рита походила на ласковую кошку (правда на кошку с головной болью), похоже я действительно справился. Похоже, она перестала сдерживаться при мне, потягивалась со всей женственностью и гибкостью.

Нашего физиологического состояния хватило только на целомудренные поцелуи и лёгкий словесный вздор. Я спросил её про удар коленом. Рита отвесила мне ласковую оплеуху, назвала похотливым боровом и показала колено. На нём красовался здоровый кровоподтёк, а ведь удар показался слабым. Тут я понял, как болит моя левая рука, просто за общим страданием от посталкогольного синдрома боль несколько терялась. Мы немного поправились с помощью разбросанных вокруг бутылок и ещё поболтали, о чём не расскажу.

Вместе мы вышли из комнаты и поднялись туда, где уже собрались все остальные. За исключением Саида, его девчонка видимо совсем умотала. Пётр (пикантную же сцену он увидел, когда проснулся) никого не пустил к нам, ожидали в спальне Грега. Да уж, Носов повёл себя благородно. Ни своих шуточек, ни праведного гнева за мою давешнюю подставу. Только иронично-укоряюще улыбался. Я виновато развёл руками и кивнул в сторону Риты, мол "всё на свете из-за женщин". Она же повела плечами, чуть повернулась на носках, и продефилировала к дивану. Мебель всегда восторженно замирала при её прикосновении. Закинув ногу на ногу, Рита медленно повела головой и замерла.

Солнышко радостно тряхнула своей рыжей копной Рите, как бы говоря: "А вот теперь и ты. И очень хорошо". И все по-доброму улыбались, но старались делать вид, что не мы с Ритой этому причина. Только Бэккер, как обычно, умел не показать своих эмоций, если они и были вообще у него. Благодаря присутствию женщин, на меня не посыпались насмешливо-уважительные мужские шуточки (вроде, "а ты, командир, не промах, орёл").

Немного погодя я вышел на балкон, чтобы покурить на свежем воздухе. Это было приятнее и безопасней спохмела. На балконе я обнаружил разомлевшего на стуле Саида с ногами на перилах. Было радостно глазеть на шумящую на улицах Гансбурга жизнь. Люди ходили праздными. Они или были одеты красиво по-праздничному, или шли потрёпаны. Эти последние, вероятно, возвращались с весёлых застолий домой. Мы с Саидом с приятным достоинством поглядывали друг на друга. Как обычно ведут себя мужчины, каждый из которых особенно продуктивно провёл предыдущие вечер и ночь.

Саид с улыбкой посмотрел на меня и выдал.

- А, командир. Да ты кобель вищий сорт, да. Такой девчонка-лесбиянка бока намял ("бока намял" у Саида могло означать кучу разных вещей, смысл надо искать в контексте).

К его грубому штилю я уже привык и давно перестал одёргивать. - Да ладно тебе. С чего ты взял, что она вообще лесбо.

- Всякий женщина, кто Саиду отказал - лесбиянка.

- Как мало на свете нормальных женщин. - Сквозь смех подколол я Саида. - Ну, да ты вчера нашёл одну, полную гетеро.

Рожа Саида вовсе расплылась в блаженстве. От уха до уха растянулась ярко белая улыбка. Слепящая на фоне смуглой кожи. Грудь надулась колесом.

- Эта женщина, командир, да. Розовый и нежный, как рассвет родины, мца... Саид в восторге поцеловал кончики своих пальцев. - Вот остепенюсь, построю здесь дом и женюсь. На троих таких.

Со смехом мы возвратились к остальным.

Немного ещё посидев у Грега, мы всей шоблой спустились в обеденный зал. Я ожидал, что нам влетит от хозяина за такой дебош, но оказалось он уже знает кто мы такие. Милый дядька даже отказался от платы за наш кутёж. Время было далеко за полдень и весь оставшееся время мы провели лечась слабым вином и пивом. По официальным данным, герои-освободители зализывали боевые раны.

Весь мой следующий день был посвящён сбору информации, о которой я уже рассказал. Ситуация, несмотря на победу, складывалась довольно безрадостная. Противник потерял лишь толику своих сил, и как только узнает о потере планеты, то ясное дело пошлёт сюда значительные силы и вынесет нас к чёртовой матери. Времени что-либо предпринять оставалось месяц. Военнопленные молчали, а никаких биохимических или психогипнотических средств, чтобы разговорить их, не было. Применять пытки к людям исполнившим свой боевой долг, я считаю последним свинством, поэтому пришлось просто запереть около тридцати человек в тюрьме. Это заведение тоже находилось в универсальном Ганертоте. Относились к пленникам на уровне.

Вечером этого дня я выступил перед Советом. Ситуация складывалась отчаянная и готовиться к пассивной обороне было нельзя.

- Господа Совет, - начал я. - Несмотря на победу, положение критическое. У нас есть все данные предполагать, что противник обладает силами во много раз превосходящими наши, и вряд ли он решит оставить Гану в покое. Через месяц сюда заявится неприятельский Т-корабль, я попробую захватить его. Это даст нам ещё некоторое время, но рано или поздно его хватятся, и тогда придётся иметь дело с превосходящими силами противника. Сейчас я располагаю девятью боевыми роботами, за месяц при всех благоприятных обстоятельствах мы поставим на ноги ещё десять машин. Но и этого слишком мало. А ведь мы не одиноки в этой части вселенной. Совсем рядом с нами живут ещё два мира, живут в оккупации как совсем недавно и Гана. Уже долго вы жили с ними в добрососедских отношениях. Если мы объединимся с ними, то станем силой, с которой агрессор вынужден будет считаться. Я со своим отрядом отобью у неприятеля Терсус и Камт, и мы организуем альянс. Назовём его, допустим... - тут до меня дошло, что названия я так и не придумал, - Содружество Независимых Планет. - Ладно. Потом может придумаем что-нибудь посолиднее. - С теми силами, которые мы захватим у противника в этих мирах, можно будет организовать настоящую армию. К тому же основным рубежом обороны будет вероятно Камт, и возможно Гане больше не придётся чувствовать на себе огонь войны.

Лица советников выражали разное. Многим и до нашего прилёта жилось неплохо.

- Великолепный план! Мы захватим все планеты врага, и Гана станет столицей новой империи, с которой будет считаться даже Внутренняя Сфера. - Самый молодой участник Совета, чуть постарше меня, уже, похоже, видел себя в роли императора. Пришлось охладить его пыл.

- Ни о какой империи речь не идёт. Миры мы будем освобождать, а не захватывать, иначе их обитатели будут бороться против нас, как возможно борются против оккупантов сейчас. Войны на два фронта мы не вынесем. К тому же, если империя и родится, то Гана вряд ли будет столицей. По своему расположению она больше смахивает на форпост на границе с Федеративным Содружеством и не имеет запасов стратегического сырья. Все освобождённые миры будут суверенными государствами. Мой отряд на правах наёмного войска и с помощью военных трофеев будет бороться против потери независимости любого члена Содружества... Теперь я прошу уважаемый Совет сообщить мне, поддержит ли он моё предложение.

В общем, они и не могли отвергнуть его. Вся военная мощь находилась в моих руках, захваченные боевые роботы я присвоил как военный трофей. Свобода Ганы полностью зависела от меня. Совет принял моё предложение почти единогласно, только дядька, которого я обломал, воздержался, показал свой обидчивый характер. Теперь оставался ещё один, зато щекотливый, вопрос.

- Господа Совет, вы, наверное, знаете, что мой отряд является наёмным войском. И я должен платить своим воинам, чтобы они не разбежались. За освобождение и дальнейшую оборону планеты, вам придётся платить по стандартным расценкам. Если вы их не знаете, то завтра я вам пришлю соответствующие таблицы. Могу заверить, что такой богатой планете как Гана мой относительно небольшой отряд будет, несомненно, по карману.

Настроение советников заметно упало, нас, похоже, принимали за энтузиастов. Поднялся глава Совета, Мар Товкин, кстати, тот самый чел, которому я предлагал сдаться, подозревая в нём пирата. Сейчас, правда, этот дядька обрёл полагающийся главе респектабельный вид. Костюм, седина в висках, порода в лице и всё такое.

- Нам понятно, что вы прилетели не просто из человеколюбия, и мы готовы платить за свою свободу. - Товкин с благородным смирением опустил свою большую голову. Затем вскинул взгляд на меня. - Но оккупация не прошла для нас даром. Казна пуста, торговые связи нарушены. Месяца через полтора мы соберём новый урожай, но нам не на чём везти его на продажу. И мы не можем сообщить об освобождении капитанам "прыгунов", с которыми ранее вели коммерческие дела.

- Я знаю о вашем затруднительном положении, и согласен, на этот раз, отсрочить оплату. Меньше чем через месяц здесь будет "прыгун", доставивший нас сюда. Я думаю, что вы сможете с пользой использовать это событие. Нас здесь к тому моменту здесь уже не будет, мы отправимся на захваченном шаттле на перехват вражеского Т-корабля.

- В таком случае мы, наверное, сможем развернуть торговлю с Внутренней Сферой, но не меньше чем за два-три месяца. Даю вам слово, Гана расплатится с вами при первой же возможности. - Товкин с гордым видом подошёл ко мне, и мы скрепили наш устный договор рукопожатием.

Официальные бумаги и прочие формальности мы состряпали чуть позже, с помощью ганских, или как сами аборигены говорят, Ганарских доморощенных юристов.

Месяц пролетел незаметно. Дел у меня было по уши, и столько же развлечений. Поэтому времени на сон не хватало, а на скуку тем более. Из пятнадцати разбитых роботов мы восстановили десять. Для этого и для ремонта собственных БР пришлось состряпать ремонтный док, оборудованный всем необходимым для ремонта и сборки мехов. Я настоял, чтобы док был разборным. Это увеличило время его постройки, но зато теперь мы могли возить его с собой в шаттле. Основные его агрегаты работали от реактора челнока или одного из роботов.

Из лёгких машин отремонтировали две, "Лиходея" и "Гадюку". У первого лишь вправили ногу, да наварили броню. Реактор "Гадюки" был основательно искорёжен, вместо него мы поставили реактор неприятельского "Центуриона", которому уже всё равно. Звено Тейлора стало полностью укомплектованным.

Из двух "Разрушителей" ввели в строй лишь один. Первого разорвало пополам, уничтожило реактор и большинство внутренних устройств, он пошёл на запчасти для второго. Этому пришлось заменить рубку и некоторые другие механизмы. Оба "Мародёра" были отремонтированы, пришлось только повозиться с ходовыми частями, да восстановить броню.

"Тёмный Сокол", "Василиск" и "Головорез" в основном потеряли лишь электроцепи и броню. Пришлось кое-где перепаять контакты и кабели, и роботы вернулись в строй. "Грифону" помимо этого пришлось поставить два новых тяжёлых лазера на правую руку. Лазеры вытащили из уцелевшей и размонтированной теперь руки "Громовержца". Самого стотонного робота отремонтировать было невозможно, его реактор был разрушен, а запасного, подходящего по мощности не было.

Больше всего времени у меня ушло на "Карателя". У машины была сильно разбита рубка, компьютер и система управления находились в плачевном состоянии, а запасных кристаллов и оптоэлектронных плат было очень мало. Но в остальном здоровяк был жив, и я не желал отказываться от этого меха, он замыкал одно из вновь созданных звеньев. Саму рубку восстановили быстро, как и систему жизнеобеспечения, а вот сборку нового компьютера пришлось делать мне, так как больше никто этого не умел. Пару не хватающих кристаллов пришлось заменить громоздкими наборами перепаянных плат. Тратя на "Каратель" по восемь часов в сутки (благо на Гане-5 они почти тридцатичасовые), я восстановил его за шестнадцать дней, когда почти все остальные роботы уже были отремонтированы. Плюс к этому каждодневные тренировки с новобранцами, проверки работ в доке и на шаттле, клянчание у Совета людей и ресурсов, да ещё отдых с Ритой и на настоящий отдых остаётся шесть-восемь (при таких длинных сутках очень мало) часов. После окончания ремонта "Карателя" времени у меня оставалось больше, и я спал часов по четырнадцать в день.

Роботы нашего отряда получили менее серьёзные повреждения. Только моему "Молоту" пришлось поменять миомер в руке, да вправить ногу. "Центурион" Рика лишился автопушки, взамен мы поставили более слабую девяносто миллиметровую, да ещё подшаманили электронику. Остальным мехам надо было лишь навесить новой брони.

Все БР не подлежащие восстановлению были демонтированы на запчасти. Мы не побрезговали даже ошметками, оставшимися от "Боевого Орла". Был отремонтирован и шаттл, там работала отдельная команда под присмотром Риты. Там, я уверен, все ходили по струнке, не важно мужчины или женщины.

Ремонтные работы были полностью завершены через восемнадцать дней после освобождения планеты, и у нас было ещё примерно двенадцать дней до появления вражеского Т-корабля в надире Ганы. Через неделю надо было стартовать, а пока тренироваться и тренировать.

В отряде появилось девять новичков. Все они были, в общем, неплохими водилами, так как до оккупации Ганы молодые люди из богатых семейств обучались этой премудрости. Однако их пришлось натаскивать для ведения группового боя, и приучать к вождению новых машин.

Звено истребителей-разведчиков пополнили "Гадюка" и "Лиходей". В своё, командное звено я ввёл "Разрушителя", "Тёмного Сокола" и ещё одного "Головореза". Это боевые единицы, имеющие хорошую огневую мощь и неплохую подвижность. Звено огневой поддержки (их в шутку называли "наши ЗОПы") к сожалению так и осталось неполным, ни один их восстановленных БР не обладал достаточно мощной установкой РДД.

Из оставшихся "Карателя", пары "Мародеров", "Василиска" и "Грифона", я составил ещё одно звено, ударное. Оно получилось менее поворотливым, чем командное, но превосходящее по вооружению и броне. Его командиром стал Краст Александров. Этот некрупный сорокалетний мужичок обладал ястребиным взором и общим благородно-бунтарским видом. Он был до захвата Ганы командиром отряда боевых роботов на планете. После поражения ганарсов он сумел выбраться из разбитого "Стрельца" и слинять из-под носа напавших на Гану. После этого он был одним из столпов сопротивления. О его руководстве очень хорошо отзывались, хотя с другой стороны родную планету он не защитил. В тренировочных поединках он брал опытом, а вообще "Каратель" по началу заметно тяготил старика.

В целом отряд состоял теперь из ударного бинария, имел разведку и огневую поддержку. Ещё бы горсть элементалов, да звено АКИ (аэрокосмических истребителей) и был бы почти полк.

На одном из расслабонов в кабаке я познакомился за кружкой пива с отличным парнем, насколько торгаш может быть отличным. Сид Кашин в войне ни ухом ни рылом, зато рубил в космической коммерции. Я сделал ему тест, то есть притворился пьяным в стельку (если честно, то сильно притворяться и не пришлось). Этот чел, не подозревая подвоха, не слинял с моим бумажником, а тащил меня километра с два до апартаментов и стал интендантом отряда. Сид из-за оккупации оказался отрезан от профессии и потому на мели, с чего ему было отказываться. Наша банда распухла и нуждалась в куче всякого инвентаря. Я составил список необходимого: боеприпасы, запчасти, мины, вертолёт-разведчик и ещё немеренно всякого хлама, лишь бы денег хватило. Кашин должен был лететь на шаттле "Красавчик" в Федеративное Содружество вместе с ганарскими торговцами. После реализации ими товара отобрать у них поболее бабла (с Советом я договорился) и затариться по списку.

А ещё я потихоньку передал Сиду диск с посланием самому красивому лейтенанту Вьетс. В последнее время ворчала моя, выдрессированная было, совесть. Всё-таки Рита была мне скорее боевым товарищем, а не любовницей. Обычный красивый фронтовой роман, какие случаются даже между вольно и вернорождёнными. А с Иркой осталась какая-то моя часть и когда-нибудь я за ней вернусь.

Глава 21.

Пролётом на Терсусе.

На Солярисе-7 мы стали известны под именем "Бесы". Честно говоря, это название как-то не очень нам нравилось. Но как мы не напрягали оригинальность в извилинах, идеального названия не находили.

Воевать без имени неэтично по отношению к противнику, и я ухватился за подкинутое кем-то "Злые Твари". На голосовании имечко прошло с перевесом в пять голосов.

Руки вообще-то у меня золотые, но растут из... короче плохо я рисую. Но в отряде нашёлся неплохой маляр-художник, а именно Мира Крюкова - сестра Саша и водитель "Гадюки". Она отлично поняла, что бы мне хотелось видеть на эмблеме "Злых Тварей". Получилось действительно злобно. Из круга скалилась помесь медведя и саблезубого тигра. За эмблему проголосовали единогласно. Мира взялась сделать большой трафарет для маркировки роботов. Кроме того, я попросил Миру ещё об одном рисунке. В клане мой "Квазар" гордо носил волнистую линию на боку, толстую посередине и утончающуюся к концам (угадайте, что она обозначала). Я рассказал об этом Мире, и взял с неё слово, что она о моём клановском прозвище никому не расскажет. Мой БР таким образом обзавёлся двумя эмблемками по одной на каждой груди. После я не выдержал расспросов и рассказал историю полосы, всех это очень повеселило. Хорошо всё-таки быть самым главным, никто не решился называть меня "Глистом".

А ещё мы собрали группу астронавтов. Пятеро из них стали учиться управлять шаттлом, который мы окрестили "Китом". Ещё пятеро должны были управлять Т-кораблём, если нам удастся его захватить. По честному, команды кораблей должны были быть в несколько раз больше, но на первое время, исключительно для пилотирования хватало и пятерых.

Капитаном "Кита" стал тридцатипятилетний Тор Мактэн. Шаттлом он никогда не управлял, но знал общее его устройство. А главное, он горячо мечтал снова быть астронавтом. То же самое можно сказать и о тридцатилетнем Ригсе Смирнове, но он к тому же был знаком с работой штурмана "прыгуна" и, в случае его захвата, станет капитаном. Все остальные новоявленные астронавты были богаты только желанием летать в космосе. На целой планете оказалось только два человека знающих что-то о межпланетных перелётах.

"Китом" управляли две пленницы из прежнего экипажа. Их капитан наотрез отказался помогать нам, но девочки купились на подлую утку. Мол, я поубиваю пленных, если они не научат управлять шаттлом моих людей. Поступок конечно подленький с моей стороны, но от него зависели наши жизни, и других вариантов в голову не приходило. Наши звездолётчики просиживали всё время на мостике, заставляли пленниц совершать разные манёвры и тренировались сами. Управлять шаттлом вручную они ещё не могли, но правильно просить бортовой компьютер теперь умели.

Т-корабль появился в точке выхода с армейской пунктуальностью, как впрочем, и мы на "Ките". Согласно плану, пленная помощница прежнего капитана шаттла вышла на связь с "прыгуном" и сообщила, что капитан болен, подхватил какую-то местную лихорадку (на самом деле он бесновался, запертый в одной из кают), ну и запросила разрешение на пристыковку. Всё это время я держал под прицелом её подругу (вот подлец), для пущей надёжности. Когда связь оборвалась, девчонка упала в кресло и заплакала. Я как-то особенно сильно почувствовал себя уродом и сдуру извинился. Ответом мне был лишь злой зырк из-под бровей.

Пристыковку выполнил компьютер "Кита" по стандартной программе. Мы разделились на два отряда по десять человек и притаились у переходного шлюза. Открывшие нам люди не ожидали подвоха, и мы их тихо-быстро скрутили. Я повёл свою десятку брать мостик, Краст должен был со своими людьми прочесать весь остальной объём космолёта. Гравитация на корабле была слабенькой, раза в два меньше чем на Гане-5, но после полёта на шаттле, это не очень нас стесняло.

На пути к мостику, нам встретился только один человек. Он появился из смежного коридора и, к счастью, достаточно близко. Саид бросился на него и повалил, а остальные помогли.

На мостик можно было подняться с помощью лифта и по лестнице. Трое остались у лифта, через тридцать секунд они должны были начать подъём. Мы же, всемером, взбежали по лестнице. Я ждал, пока не услышал из-за двери звук прибывшего лифта. Затем дверной замок уступил лазерному лучу, и наша семёрка ввалилась в рубку. Там находилось пятеро человек, и среагировали они на наше "всем лежать!" по разному. Один начал выхватывать свой пистолет. Я швырнул ему в голову свой и, слава богу попал. Ещё один герой бросился к пульту, нажать какую-то наверняка подозрительную кнопку, но Саид, с криками вроде "вах козлодой!", прострелил ему ногу. Оставшиеся трое вроде не пытались сопротивляться, и, кажется, были в шоке. Через минуту все кто надо были связаны, включая троих, которых мы скрутили раньше.

Всего на корабле оказалось восемнадцать человек. Краст не подвёл и выловил всех оставшихся. У них было только одно ЧП, когда один из неприятельской команды успел открыть огонь. Сам лёг с двумя ранениями и Ригса Смирнова зацепил. Последний отделался лёгким ожогом и даже шутил, что породнился со своим кораблём кровно (хотя лучевые раны не кровоточат). Оказалось, что в отряде есть ещё один человек, разбирающийся в медицине. Кир Перов хорошо перевязал обоих пострадавших.

Т-корабль, таким образом, оказался в наших руках. Обозвали мы его "Вези" и капитан Ригс Смирнов с перевязанным предплечьем принял командование. Как главнокомандующий я поднялся, по меньшей мере, до подполковника, но в официальных обращениях всё же просил называть меня просто командиром.

Экс-капитан "Вези" оказался мужественным дядькой, но имеющим один очень приятный бзик. Он крайне боялся за свой бывший корабль и (в меньшей степени) за свою команду. До такой степени, что мне пришлось совсем чуть-чуть поиграть в отморозка, что если он не покажет, как управлять Т-кораблём, то мы напару с Ригсом начнём сами разбираться, методом околонаучного тыка. Очень хорошо, что "прыгун" управляется сходно с шаттлом, в том смысле, что все стандартные процедуры выполняются бортовым компьютером без особого вмешательства людей. До полной зарядки батарей нужно было ждать чуть меньше недели. За это время Ригс с помощью надавленного экс-капитана освоил все наиболее важные функции и поднатаскал своих четверых подчинённых.

Мы скакнули в систему Терсуса, как только собрали достаточно энергии. Вышли из гиперпространства в точке надира. Выгодней было бы появится где-нибудь поближе, в "пиратской" точке. Но Смирнов не умел их рассчитывать, а прежнему капитану я настолько не доверял (тем более что кланы не пользуются "пиратскими" точками). В результате "Кит" чуть ли не полную стандартную неделю вёз нас к Терсусу-4.

Я предъявил захватчикам пафосный ультиматум. Оказалось, что противостоять нам будут только тринадцать БР. "Злые Твари", таким образом, имели неплохое преимущество, тем более что Терсус-4 в предполагаемом месте баталии имел простейший, то есть абсолютно гладкий рельеф. Следовательно, какие-либо особо хитрые стратегические комбинации были на его поверхности невозможны. На планете не было даже естественных водоёмов, вода скапливалась в ледяных шапках на полюсах. Атмосфера была искусственного происхождения и поддерживалась морозостойкими лесами, посаженными в экваториальной части планеты на искусственную же почву. Деревья питались водой, подводимой подземными оросительными каналами. В целом такая биосфера существовала вполне автономно, как и многие другие, подобные ей.

На Терсусе-4 было пять довольно крупных городов, равномерно распределённых по экватору, плюс несколько десятков мелких поселений добывающих лёд на полярных ледниках. Большие города сообщались между собой глобальной кольцевой магистралью, и каждый город имел свой космопорт. Когда-то это позволяло экономить время и топливо шаттлов, летавших к Терсусу-5, но сейчас в каждом городе оставалось только по одному шаттлу. Добыча ископаемых на пятой планете шла теперь гораздо тише, и космопорты пустовали.

Бой должен был состояться на просторах каменной пустыни, между лесами и ледниками. В лес я бы ни за что не полез, там можно легко потерять и преимущество и голову. В ледниках же, даже при большом желании, двигаться на боевом роботе невозможно.

Тор Мактэн, по моему приказу, посадил "Кита" в десяти километрах от точки рандеву. Это расстояние "Злые Твари" прошли на своих двоих, чтобы потренироваться в условиях 0.8g. И всё-таки мы пришли на место раньше противника, который, впрочем, не заставил себя долго ждать. Клановцы вышли из леса и слаженно построились. Строй их, как я и ожидал, был самым обычным для кланов. Два ударных звена впереди построены в одну шеренгу, позади лёгкое звено для резерва. Вражеский командир видимо мечтал о лобовом столкновении и благородном бое один на один, в котором он покроет себя славой. Я собирался сломать ему кайф.

На первый взгляд "Злые Твари" были построены весьма похоже. В первой шеренге у меня стояли тяжёлые штурмовые роботы, во второй звено истребителей-разведчиков (звено ИР) и звено огневой поддержки. Но задумано было хитрее: в центре первой шеренги находилось ударное звено, на левом фланге шёл я с "Разрушителем", "Крестоносцем" и "Тёмным Соколом". Оба "Головореза" из командного звена находились на правом фланге, так как не имели прыжковых ускорителей. Наш строй был плотнее (примерно десять метров между соседними БР), это было не очень хорошо при ракетных атаках, но в данном случае необходимо, так как я готовился к фланговому удару.

Двигаясь размеренным шагом, передние шеренги сблизились на расстояние одного километра (традиционная дистанция для первого обмена ракетами дальнего радиуса действия), загремели установки РДД. Я метил во вражеского "Бешеного Пса", атакующего наш правый фланг. Неплохо пошелушил его, но он уже успел выстрелить. В меня выстрелил "Разрушитель", шагающий напротив. Из-за своего залпа я не успел достаточно уклониться, и четыре из шести крупных ракет РДД-11 взорвались на плече "Молота", около автопушки. Её кожух сильно потрепало, но собран он был в своё время не халтурно, и саму автопушку вроде бы не задело.

Стали поступать сообщения о повреждениях. "Грифону" Мика Перова смяло средний лазер на корпусе, у остальных в основном потери брони. Больше всего досталось Александрову на "Карателе". Его посчитали за командира и три неприятельских меха стреляли по нему. Первый залп от "Матёрого Волка" он отбил антиракетной скорострелкой, но сполна получил от вражеского "Карателя", а часть залпа "Вурдалака" принял вскользь на спину. У Краста начал барахлить сшаманенный мною компьютер и слетело много брони. Врагу тоже досталось на орехи, а "Разрушитель", стрелявший в меня, даже упал от полученного залпа.

Противник начал отступать. До леса было далеко, он просто хотел до начала близких контактов шмальнуть по нам ещё раз. Моим планам это особо не мешало, я лишь приказал увеличить скорость. Когда между нами осталось около шестисот метров, противник начал постреливать в нас из дальнобойных орудий. Так как они двигались медленнее, целиться им было легче. Я разрешил отвечать из неэнергетического оружия, так как лазеры, даже тяжёлые, не слишком эффективны на таком расстоянии, а ПИИ слишком уж неточны. Крис притормозил "Крестоносца", выстрелил из гауссовки и попал в грудь "Устрашителю", рядом с одной из трёх его ПИИ-орудий. Краст тоже выстрелил, но, из-за глючащего компьютера, неточно. Неприятельские воины вовсю использовали тяжёлые лазеры, поднимая свою температуру и нанося нам обидные, но не очень опасные повреждения (хотя часто и мелкие потери приносят поражение). Мне удавалось удерживаться от стрельбы, пока "Разрушитель" не задел мою ногу своим лучом. Притормозив и прицелившись, я дал залп из обоих ПИИ, а затем сразу крикнул в "каштан": "Из ПИИ не стрелять!". Мои заряды попали в плечо и грудь боевого робота, и он чуть опять не упал. Мой мостик огласился азартным воплем, всё-таки ПИИ-орудия "Молота Войны" на порядок точнее, чем любые другие. И это приятно.

По мере сближения "Злые Твари" тоже начали использовать энергетическое оружие. Обе стороны несли уже более серьёзные потери. Наконец расстояние сократилось до двухсот с небольшим метров, и мы начали перегруппировку. Я прыгнул вправо и вперёд так далеко как мог. Со мной прыгнули Кир Перов, Крис и Рамт Рудин, шедшие слева от меня. Мой план заключался в попытке охватить левый фланг неприятеля неожиданным манёвром. Благодаря прыжку центр нашей шеренги стал её левым флангом, который тоже стал смещаться вправо. Но этим мы давали клановцам шанс охватить наш левый фланг. Чтобы этот шанс отобрать, звено ОП, согласно плану, дало залп по трём крайним правофланговым машинам. Одновременно с этим звено ИР дало залп по "Мародёру" идущему пятым, если смотреть от нас. После этого ИР прыгнуло поддерживать командное и ударное звенья, как и Пётр на своём "Бешенном Псе" (в отличие от обычных БР этой модели на роботе Носова имеются прыжковые ускорители).

В полете, я краем глаза наблюдал за полем боя. "Тандерболт" и "Устрашитель" на правом вражеском фланге упали, но "Снайпер" выстоял. Остался на ногах и "Мародёр", хотя я здорово надеялся, что залп пяти пусть и лёгких мехов повалят его. Он стоял с разбитой, свисающей автопушкой, но грозно поводил орудиями ПИИ.

Мы приземлились, немного опередив бегущих "Головорезов", и взяли максимальный темп. Слева от командного громыхало ударное звено, к ним присоединился и Носов. Противник понял, что ему грозит, и стал перестраиваться. Они безнадёжно опаздывали. Мы вышли на нужную нам позицию, сзади приземлилось звено ИР. Перед нами стояло только четыре вражеских робота, остальные только подходили.

Ударно звено сосредоточило огонь на вражеском флагмане. В "Карателя" впились четыре ПИИ и восемь лазерных лучей. Заряд гауссова орудия в уже лежачий БР, стал ему могильным камнем. Я, Крис и Кир на "Тёмном Соколе" дали залп по "Грифону". Водитель смог удержать свою машину в вертикальном положении, но робот весь искрил замыканиями в пробоинах. Рядом с ним упал "Матёрый Волк" сбитый ударами ПИИ наших "Головорезов" и "Разрушителя". Тут на нас налетели лёгкие роботы неприятеля. Я промазал по "Рыси" из ЛСМ, но достал очередью из автопушки (в основном из-за её большого разброса). В нашу шеренгу подтянулись истребители, им легче было расправляться с высокоманёвренными мишенями.

Крис покачнулся от залпа РБД. Мы с Саидом и Джотом Виртом, ведущим "Головореза", ответили клановскому "Бешеному Псу". Затем я врезал из РБД по пытающемуся подняться "Матёрому Волку", чтобы продолжал лежать. "Молот" вздрогнул от взрыва - гакнулся клановец на "Кусаке" (очень слабый БР, а наши ИР не зря едят свой хлеб). Противнику стоило бы отступить и начать переговоры, или хотя бы перегруппироваться. У них ещё оставалось шесть тяжёлых машин. Но клановцы не отступают и не сдаются. Они так и пёрли на нас, проявляя чудеса мужества, мастерства и полоумия. Групповыми ударами мы по очереди разбили их всех, на что ушло не так уж много времени. Наш отряд даже не понёс особенно серьёзных потерь.

В живых остались только восемь вражеских водителей, у нас, к счастью, не было даже раненых. Половина их машин была разбита в хлам нашими массированными ударами, зато другая была в гораздо лучшем состоянии. Когда стало ясно, что большой опасности противник уже не представляет, я передал своим воинам приказ по возможности меньше калечить будущие трофеи. У "Снайпера", "Тандерболта", "Мародёра" и "Устрашителя" были оторваны различные конечности. У "Разрушителя" и "Вурдалака" разбиты рубки пилотов. У "Рыси" был расквашен гироскоп, а "Боевой Орёл" разорвали на две части.

Я распределил обязанности. Красту поручил деактивацию и погрузку на шаттл наших дымящихся трофеев, "Кит" уже возвращался за нами. Лара занялась пострадавшими военнопленными. Себе я поручил принять капитуляцию. Из города, по моему требованию, мне сообщили, где оставшиеся клановцы будут ждать пленения. Ничего другого от техов и не стоило ожидать, они не воюют. Все они находились в Эхорке, столице Терсуса. Как и обычно, в таких случаях, клановцы оставили захваченной планете самоуправление во всех вопросах, за исключением интересных для себя. А именно, производство необходимых клану ценностей. Клановцы вывозили с Терсуса добываемые металлы, а взамен ввозили продукты и ещё то, что местные власти могли у них выпросить.

Как звали губернатора Эхорка, я не стал выяснять. Просто позвонил ему и просветил на счет новейшей истории его планеты, а, кроме того, сообщил, что за оборону планеты им придётся платить, а мой представитель посетит их с первым торговым кораблём.

Мы добрались до города и обнаружили клановцев там, где и ожидали. Их было одиннадцать. Десять техов и одни воин. За пару недель до нашего прилёта этот воин не поделил что-то со своим звеньевым и убил его в круге равных. Они бились на своих лёгких роботах и обоих благополучно угробили (вот почему в сражении у клана участвовало одно неполное звено). Времени допрашивать и размещать на планете пленных у нас не было, поэтому они отправились с нами на шаттл. Мы отсутствовали часов пять, но работы на месте баталии не были завершены. Только ещё через четыре часа я дополз до своей каюты на "Ките" и завалился спать.

Капитан "Кита" Тор Мактэн поднял его в воздух, и мы отправились обратно в надир, предоставив местным жителям самим разбираться со своей свободой.

Глава 22.

Следующая остановка - "Камт".

Наш "Кит", являясь шаттлом класса "Сфера", был рассчитан на перевозку двух рот боевых роботов, то есть двадцати четырёх штук плюс снаряжение к ним. А значит, места для всех наших трофеев не хватало. Но оставлять их ржаветь бесхозными на неохраняемой планете я был категорически не согласен. Даже за реакторами роботов, павших в круге равных, я послал Криса с Сашем. В итоге все же удалось утолить мою жадность и впихнуть в трюм "Кита" всё, до последнего кусочка брони. Но при этом, последние машины, втискиваясь через трюмные ворота, напоминали мне поездки в подземном пневмоте на Солярисе-7 в часы пик. Корабль был основательно перегружен, однако же, оторвался от поверхности планеты.

Максимальное безопасное ускорение, которое мог выдать шаттл, было не более полутора "g", но Тор согласно моему распоряжению не гнал более одного. Хотя повреждений "Злые Твари" приобрели не так уж много, но исправить их всё равно стоило. По крайней мере, настолько, насколько позволяла теснотища в брюхе у "Кита". Даже при "1.5g" это практически невозможно.

Хорошенько отдохнув, я отправился проведать своего "Молота". Совершив альпинистскую прогулку по сваленным друг на друга трофейным мехам, мне удалось усесться на кожухе своей автопушки. Броня с кожуха не слетела, но вздыбилась и покорёжилась основательно. Исправить такое положение можно было двумя способами: отправить негодный кожух на переплавку и собрать вместо него новый (только не в трюме шаттла), или взять в руки кувалду потяжелее и... В общем я выбрал второй вариант. Упёрся поудобнее в плечо, стоявшему вплотную, "Карателю" и начал лупить по выгнувшейся броне. Грохот стоял, наверное, аж до границы Внутренней Сферы.

Через пять минут прибежал парень из команды Мактэна узнать, рассыпается ли шаттл на части, или у нас ещё есть шансы. На его крики я ответил своими, что, мол, всё пучком, а это всего лишь мой "Молот" знакомится с кувалдой. Кричать приходилось громко и истошно, всё же между нами было не маленькое пространство, заваленное к тому же кучей разнородного металла. Спустя ещё пару минут явился заспанный Крис и поинтересовался, какая это сволочь мешает людям спать. Узнав мой голос, он сказал: "этой можно" и удалился. Затем припёрся Саш, а мой голос стал срываться на хрип. Тогда я ограничился распоряжением привести всех и начать ремонт остальных машин.

Через двадцать минут звук моей кувалды терялся в грохоте и скрежете. Справились мы всего за восемь часов, так как исправляли только косячки на верхних половинах БР. Спускаться вниз сквозь чёрные узкие щели между роботами было страшно и опасно.

На следующий день я занялся пленниками. Двое из них были вернорождёнными, это было понятно с первого взгляда. С ними я не стал разговаривать, на фиг мне лишние камни в желчном пузыре от их снобизма. Семеро других воинов были такими же, как и я, вольнягами. Из них могли вести беседу пятеро. Двое бедолаг были серьёзно потрёпаны и валялись в медпункте, накаченные наркотиками и стимуляторами. Одному из них наши полевые врачи Лара и Кир собрали и уложили на место кишки. Другому перебило ноги, и всё время после боя он находился в бессознательном состоянии.

Пленных ко мне приводили по одному. Я беседовал с ними, задавая как можно ненавязчивее одну и ту же серию вопросов типа "имя", "звание", "название части". Врать мне никто не пытался и злобы особой не проявлял, но полезной информации было немного. Кроме имён и званий я узнал лишь название клана - "клан Бриллиантовой Акулы". А вот с последним допрашиваемым я несколько разговорился.

- Ты ведь клановец? - спросил меня под конец беседы мой оппонент, здоровый патлатый парень, с пышностью форм необычной для солдата. Он представился как Толстяк Харви и весил наверное раза в два больше меня.

- Клан Медведя-Призрака.

- Вольняга. - Харви улыбнулся.

- Как и ты сам.

- Но твоя свора непохожа на клан. Кто вы?

- Я дезгра. А мы, грубо говоря, наёмники.

Харви слегка покривился, но ничего не сказал. Я и сам знаю, что наёмников в кланах за людей не считают.

- Послушай Харви. Я всю жизнь считал, что знаю все существующие кланы. Чёрт возьми, должен был знать. А о Бриллиантовых Акулах первый раз слышу, откуда вы взялись.

Толстяк долго и пристально смотрел на меня.

- Ладно, ты уже не Медведь. Думаю, не будет большой беды, если расскажу. Не знаю уж, слышал ли ты что-нибудь о клановской войне. Она была лет за сто пятьдесят до твоего рождения...

- Ещё бы не знать! Три клана хотели подчинить всех остальных, нарушили заповеди Керенских. А два из них решились использовать атомное оружие и были за это уничтожены... Не хочешь же ты сказать?...

- Клан Бриллиантовой Акулы - один из них. - Я обалдело сел. К счастью попал на стул.

- Но ведь те кланы были уничтожены! Полностью! Даже штатских похерили. Из Предания вымарали их названия. Теперь немногие знают, что они вообще существовали. - Я и сам случайно узнал про это, просто потому, что иногда люблю почитать и покопаться в компьютерах. Но обнаруженные тогда намёки и несоответствия удивили меня и только.

Харви усмехнулся, но как-то невесело.

- Наш тогдашний хан Зигфрид Керенский увёл десять Т-кораблей, загруженных под завязку людьми и оборудованием. Не знаю, искали ли их, но факт - не нашли. Мы это называем Третьим Исходом, хотя больше он похож на бегство. Зигфрид Керенский основал нашу столицу... не буду называть её. Ты, Миха, парень хороший, и голодом не моришь... но всё равно враг.

Ну что ж, его можно было понять. Я, наконец, догадался занять удобное положение на стуле. А чём же ещё можно спросить этого толстяка.

- А откуда у вас эти ублюдки из канистры со спермой?

- Ха. Из канистры со спермой, откуда ж ещё!.. На одном из "Десяти Кораблей" был демонтированный сиб-конвеер и "священный генный пул". Сейчас они находятся на... в столице. - Теперь на роже Толстяка появилось злорадное выражение. Работают на износ, но нас, "грязных вольняг", всё равно больше. Кстати, мне рассказывали, что в оставшихся кланах вернорожденцев больше, чем вольнорождённых.

- Так и есть.

- Как же вы там живёте?! У нас этих уродов совсем немного, но всё равно доёбывают. А там у вас наверное и вовсе жопа.

- Ну в общем из-за этих "уродов" я и дезгра. Но в принципе мне просто не повезло, многие уживаются. А у вас, что, сильно допекают.

- Я ж говорю, жопа! Даром, что их мало. Власть захапали, а нас держат в чёрном теле. За драку с вернорождённым запросто могут расстрелять без суда и круга равных. А дерёмся-то мы не хуже.

Это правда. Хоть я и предвзят в этом отношении. Вольняг в кланах за мусор держат, а между тем мы вернорождённым, бывает, задницы дерём. У них это страшный позор. Просто из ублюдков отсеивают только ущербных, а из вольнорождённых только лучшие из лучших могут стать водителями боевых роботов.

- Ладно, Харви, мне пора идти. Ещё как-нибудь поболтаем. Ты тоже хороший парень... хоть и враг.

Толстяк Харви вернулся к остальным пленным. Не хотел бы его убить. А ведь он вёл "Мародёра", которого я приказал вырубить нашим разведчикам. Так он отделался тяжёлой контузией, а мог и погибнуть, и ещё одним хорошим парнем стало бы меньше. На самом деле пятью хорошими парнями в самом деле стало меньше. Большинство из нас - хорошие парни, даже среди вольнорождённых такие бывают. И что же мы, хорошие парни, не поделили?

Забавно, у них в клане вернорождённые воспользовались тем, что их совсем мало, чтобы ещё мощнее возгордиться. С таким отношением к вольнорождёным они имеют неплохой шанс вызвать бунт вольняг и потерять власть. На счастье инкубаторских, вольняги преданы своему клану не меньше их самих.

За время полёта у меня ещё не раз были беседы с Харви и другими пленными. Отношение их ко мне стало несколько теплее, всё-таки коллега. Я собственноручно сплёл им браслеты из кожи - знак связанного. Для клановца дело чести не пытаться сбежать или как-то навредить тому, кто его "связал". Это даже почётно, так как указывает на ценность пленного. Бесполезных в плен не берут, а пристреливают на месте. Хороший воин может скоро перестать быть связанным, то есть получить статус полноправного члена нового клана, а затем может быть и снова дорасти до звания воина. По меркам Внутренней Сферы это граничит с предательством, но психология и жизнь кланов сильно отличаются от обычаев прародины. После того как все наши пленные стали связанными, мы могли особо не опасаться какого-либо вреда от них. Правда у вернорождённых есть интересный принцип, с наёмниками они считают возможным не придерживаться правил. То есть их честь зависит не от них самих, а от противника. С вольнорождёнными было проще, я их запирал, только если за ними некому было присматривать.

После того, как мы отремонтировали в своём "железе" всё, что было можно, на шаттле оставалось только одно занятие - скука. Ну, допустим у меня, Криса и двух женщин были ещё варианты, но на полные сутки и этих вариантов маловато. А большинству не оставалось и этого, женщин в отряде было меньше, чем мужчин, да и не успели ещё люди сойтись. Поэтому, на четвёртый день полёта, когда Рита меня уже просто истрепала в жмых, я решил устроить вечерину. Единственным большим помещением на шаттле (исключая трюмы) была кают-компания. Для всего люда сразу и она была тесновата, но мы пораскинули мозгами, и вышли из положения.

Половину народа, уже торчавшего на месте, я отослал разнести радостную весть по челноку, а с остальными начал растаскивать имеющуюся мебель по смежным коридорам. Там должны были получиться челауты для отдыха, а двери в кают-компанию мы сняли с петель.

Народ стянулся моментально. Ещё бы, делать-то больше нефиг. Из водил только Краст Александров воздержался. Старику, похоже, не так уж интересно общаться с молодёжью. К тому же командирская закваска Краста не позволяла ему фамильярничать (например, бухать) с подчинёнными. В команде "Кита" у нас три девушки. Я попросил Ригса Смирнова отстоять вахту самому, и дать молодёжи шанс оттянуться. Таким образом, тусню более-менее разбавили.

Алкоголя и закуски было вдоволь. В центре кают-компании стихийно возник танцпол. Это Смирнов нашел-таки способ поучаствовать в веселухе. По видеосвязи он видел нас с мостика и ставил музыку на заказ. В общем, неплохо мы сидели, однако, в конце концов, нас сгубила абсолютная завтрашняя свобода.

Я расслаблялся, в челауте с хорошим видом на кают-компанию, в компании, собравшейся ещё на Солярисе. Грег, как всегда, сидел с каменным лицом, на которое по случаю праздника натянул слабый намёк на улыбку. Пил он какое-то безопасное винцо, но зато потягивал свою трубку причудливой формы и отделки. Что там у него намешано, я не знаю, но если сидеть слишком близко, то дым проникает под черепную коробку и скапливается там маленькими радужными облачками. То ли эта наркота на него не действовала, то ли он и в опьянении сохранял дееспособность, но его фразы долетали до нас отчетливо и в тему. Впрочем, он как всегда был не слишком балабол.

Саид ещё в начале вечера выпросил у Бэккера затянуться, мотивируя это тем, что его, мол, ничего не берёт. Затем мимоходом хлебнул из моего стакана огнефир (модификация на ганских ингредиентах) и, бросив прощальное "вах-вах", исчез. Крис с хозяйским видом держал на коленях Солнышко. Она глазела по сторонам и щебетала с обычным своим (в мирное время) простодушием, но иногда сбивала со своего кавалера спесь, щекоча золотистым локоном или щипая за угловатую скулу. Крис от этого возвращался с высот Олимпа и проливался неожиданно мягким смехом. В который раз, смотря на Лару, я поражался про себя, насколько разной может быть эта женщина. Это воздушно-солнечное существо на коленях своего мужика, на мостике меха начинало излучать жесткость, и даже коварство. Видевший её в деле, никогда бы посчитал Лару за несмышлёную красивую куклу.

Рита состроила композицию "а-ля Коффи-Брайт", усевшись после первого стаканчика дикого пунша (дикое сочетание ингредиентов) ко мне на колени. Это как раз и помешало мне отстоять неприкосновенность моего огнефира. Но огорчаться было грех. Всё-таки она впервые на людях проявила такую неприсущую ей вольность. Ритка бывает довольно говорливой особой, но слушать её интересно и приятно. Особенно, если учесть свойственную ей манеру изъясняться, от которой у большей части людей приливает кровь к голове и не только. Поток баек и анекдотов самых разных сортов (бывают и похабные), рассказываемых тихим элегантным тоном, замечательно затыкали паузы в разговоре. Кроме того, она периодически таскала неуклюжего медведя танцевать энергичные танцы, от которых я начинал ощущать потребность утащить Риту в каютку потише.

Часть танцпола заняли Джот Вирт и Ник Громов. Они играли в какую-то игру со сложными правилами. Выражалось это действо в тесном контакте с партнёром при положениях близких к карачкам и со стаканом пива в руках. Игра шла на штрафы в виде пивных глотков. Несмотря на достаточную акробатичность этого занятия, более уместно оно выглядело бы с партнёрами разных полов. Ну да бог с ними.

В середине вечера со своими обычными расхлябанными ухватками к нам подошел Пётр, с порядочно звенящими глазами. До того он кружил по сборищу, прикалываясь над окружающими, более-менее по-доброму, но во всяком случае достаточно остроумно. Теперь этот весельчак видимо счёл и нашу компашку достойной своего внимания.

- О, птенчики! Вам удобно так сидеть? Ничего не затекает? - Первое внимание Петра обратилось на меня и мою подружку.

Но Ритка нас в обиду не дала.

- А кого из нас ты хотел подменить? - ответила она, одёргивая платье, которое всё пыталось хоть немного больше её раздеть.

У Петра вспыхнули уши, хотя вряд ли от смущения. Он перевёл взгляд на Криса и Лару, но те вовсю уже ржали. Бэккер едва заметно улыбался и внимательно смотрел на Носова. Поэтому и стал следующей мишенью. Но Грег выслушал только одну шутку про свой табак и выпустил в Петра клуб своего ядрёного дыма. Носов не курит вообще, а потому он сильно закашлялся, чем вызвал смех окружающих, уже имеющих на него зуб. Пробормотав что-то про "боевые отравляющие вещества" Пётр подсел к нам с противоположной стороны от Бэккера. Ритка как раз начала рассказывать очередную байку из серии "стою я в душе после боя".

Я как-то упустил из вида, сидевшего поблизости, Крюкова. Саш где-то с полчаса как примолк, а глазки у него уже тогда друг в друга стреляли. Он обратил на себя всеобщее внимание, когда подошел к Иву Макбранту и грубо толкнул его. Оказывается, Макбрант подкатывал к Сашиной сестре, причём с пьяных глаз делал это вроде как не очень красиво. Мира - девочка бойкая, в конце концов, она водитель боевого робота. Не думаю, что происходило нечто, с чем она не могла бы справиться. Тем более, зря Саш начал непотребство.

Длинный и худощавый Ив пошатнулся от толчка, пьяно мотнул головой и что-то раздражённо сказал Крюкову. Возглас Саша тоже потонул в шуме и музыке. Думаю, ничего "хорошего, доброго, вечного" в этой перепалке не было. Тут Саш ударил Ива в лицо. Для щуплого парнишки неплохой удар, но двужильный Макбрант выдержал и ответил своим шишковатым кулаком. Видимо противники были слишком пьяны, чтобы чувствовать боль. Саша только немного отнесло, и он опять попёр вперёд.

Это я наблюдал уже стоя, Ритка валялась вверх тормашками на диване, а её платье не замедлило этим воспользоваться. Драк в отряде я терпеть не собирался. Саш ринулся навстречу кулаку Ива. Но плюха цели не достигла. На курсе параллельном Крюкову оказался я и двинул пацану локтём по уху. Он отлетел и рухнул на руки Рамту Рудину. Пока я делал последние два шага до Макбранта, тот медленно соображал и с трудом возвращал себе равновесие. Мой открытый, с хорошим замахом удар в челюсть он пропустил. Ив оступился и сделал шаг назад. Предполагалось, что такой удар вырубит его, но человек-кремень стоял, ошалело глядя на меня. С одной стороны, пред ним стоял командир, с другой - он вряд ли позволял безнаказанно себя бить. Руки Макбранта медленно поползли в стойку. Я, ругнувшись в полголоса, врезал из всех запасов ему в солнечное сплетение. Это наконец проняло верзилу. Он согнулся, воздух с шумом вышел из его лёгких. Я боковым ударом в висок свалил его на пол.

Хмель слетел с меня, и пришлось признать, что Миха слегка перебрал и слегка перестарался. Оба драчуна проведут теперь пару дней по койкам. Впрочем, на ногах они в ближайшее время и не будут нужны. По крайней мере теперь будут дуться скорее на меня, чем друг на друга.

А вот настроение, собаки, испортили. Пить и веселиться больше не хотелось. Половина народа (и все девочки) уже расползлась. А большая часть другой драки и не заметила, увлечённая видом Ритки на диване. Она медленно поднялась, поправила свой наряд и подошла ко мне. Я взглянул на неё.

- Похоже, тебе лучше увести меня отсюда, - сказала она, оглянувшись по сторонам, - а то жертвы не получат помощи. - И кивнула в сторону выхода.

Глава 23.

Западня.

Прыгнув систему Камта, мы двинулись к единственной населённой планете с ускорением семь десятых "g", так как эта небольшая и не имеющая атмосферы планетка имеет примерно такое ускорение свободного падения. Почти сразу после приземления нам придётся драться, а я сам, бывало, расстреливал неуклюжих роботов, водителей которых тошнило во время боя от непривычной гравитации.

Когда мы уже пролетели половину пути, и Тор разворачивал "Кита" маршевыми двигателями к Камту, чтобы начать торможение, нас вызвали с планеты и типичная вернорождённая морда поинтересовалась (с холодным презрением) какого нам надо. Я не стал юлить в этот раз и сказал прямо, что мы есть первый (!) корпус "Злых Тварей" и являемся освободительной армией, ну и посоветовал сразу сдаться, пригрозив высадиться там-то и там-то и разбить их наголову в великолепном сражении. На это был ответ, что место обороны будет выбирать обороняющаяся сторона и собственно координаты места, ею выбранного. Решив всё это пустым понтом и спесью, я царственным жестом выразил согласие. Какая разница, где драться, если почти вся планета является пыльным каменным полем.

До поверхности планеты мы добрались без проблем. Вероятно, у беглого клана не было аэрокосмических сил. И слава богу, звено тяжёлых истребителей порвало бы, как Тузик грелку, нашего перегруженного и плохо вооружённого "Кита".

Высадились мы в часе пути от точки рандеву. Я приказал подчинённым побегать и попрыгать. Все системы, конечно, были настроены для Камта, но дополнительная калибровка не повредит, да и людям стоило освежить навыки после стольких дней безделья. Враг нас презрительно игнорировал, не желая как можно скорее атаковать. Достаточно размявшись, мы потрусили к нему сами.

Между прочим, ведение боя в безвоздушном пространстве имеет свои нюансы. Самое главное, нет теплообмена с окружающей средой ввиду отсутствия таковой. Охладительная жидкость нагревается и, в конце концов, закипает. Теплопоглотители при этом уже не выполняют своей задачи с вполне понятным результатом для машины и её водителя. Зато вооружение действует точнее и разрушительней. Всё кроме ракет стандартного типа (то есть крылатых), которые попросту неуправляемы.

Предвидя подобный оборот, я, конечно, заранее сделал некоторые покупки и приготовления ещё на Солярисе. Помимо обычных ракет, приобрёл некоторое количество более дорогих, бескрылых ракет. Их управление осуществляется по следующему принципу. В центре тяжести ракеты расположен гиромотор в кардановом подвесе, то есть механический гироскоп. Этот прибор не только чувствует вращательное движение ракеты, но может и сам его создавать. Такие ракеты гораздо менее манёвренны и надёжны, да и несут в себе меньший взрывной заряд, по сравнению со своими атмосферными коллегами, но в космическом вакууме только они и являются управляемыми.

Проблему с теплоотводом до конца решить просто невозможно. Мы поставили, куда возможно, дополнительные резервуары с охладителем. Так как в шаттле было не развернуться, а в боевом роботе попросту всегда не хватает свободного места, пришлось в каждом БР заменить один - два теплопоглотителя на резервуары. Скорость охлаждения, конечно, уменьшилась, зато общее время работы теплоотвода возросло. Ещё один приёмчик был неизвестен в кланах, его мне подсказали мои бойцы. Теплоотвод можно производить излучением света при люминесценции. Все особо нагревающиеся поверхности меха покрываются специальным тугоплавким составом с большой излучающей способностью. Такой состав тоже был мной заранее куплен. Мы обмазали свои БР, настолько это позволила теснота в чреве "Кита". Правда, надо сказать, что этот приём не очень-то эффективен. Есть ещё один способ, воспользоваться которым "Злые Твари" однако не могли. Некоторые типы боевых роботов, предназначенных для боёв в безвоздушном пространстве, имеют теплоотводы на ступнях, которые отводят излишнюю тепловую энергию в поверхность планеты. Ни на одной нашей машине такой системы не было, и смастерить не удалось. А жаль, несмотря на то, что такие роботы скользят по расплавленной их ногами земле, всё же это даёт серьёзное преимущество.

Противник уже висел на наших радарах и само собой тоже видел нас. Позади двадцати крупных БР, стоящих в две шеренги, радар показывал три объекта побольше. До шаттлов они к счастью не дотягивали размерами, скорее всего это были цистерны с охладителем. Противник надеялся на возможность замены перегретой охлаждающей жидкости во время боя. Если ему это удастся, то победа будет за ним.

Не слишком яркое светило бледно-зелёного цвета маячило где-то в шестидесяти градусах над горизонтом. Незащищённый глаз оно могло бы ослепить, но мощные оптофильтры БР легко справлялись с его излучением. Место будущего боя ничем не отличалось от всего остального ландшафта планеты, такая же серая пустыня, как и везде, только в отдалении слева и справа располагались невысокие холмы. Вряд ли за ними могли скрываться ещё мехи врага, если их на Камте больше двадцати, то подобные трюки им без надобности. Чем больше времени проходило, тем крепче я задумывался, чем так любо неприятелю это место.

Тем не менее, мы продолжали наступать в стандартном порядке. Я хотел опять использовать тактику, что принесла нам бескровную победу на Терсусе, то есть внезапным прыжком и манёвром охватить вражеский фланг и сосредоточить там превосходящую мощь. Но перестрелка для этого не годилась. Перегрев давал превосходство врагу. Общий тоннаж его "железа" превосходил вес нашего отряда раза в полтора, а следовательно и запас огня у противника был примерно во столько же больше. Необходимо было вывести из строя некоторую часть машин противника, не используя энергетического оружия, то есть с помощью ракет, автопушек и т. п. А козырем этой баталии должна была стать рукопашная, если это слово применимо к боевым роботам. Основные силы противника не смогут стрелять по нашим боевым единицам из боязни задеть своих.

Сблизившись на расстояние чуть более тысячи метров, мы практически одновременно сделали залп из РДД. Их залп оказался мощнее, но наш строй был менее кучен. Поэтому потери друг другу мы нанесли примерно одинаковые, а именно незначительные. Сразу после РДД, я скомандовал веерный РБД залп, уповая на плотный строй врага. Шутка удалась, отвлечённые предыдущим залпом вражеские водители в большинстве своём прозевали ракеты ближнего радиуса действия, и многие получили по одной - две ракете. Подшелушилась броня, кое-кто даже опасно пошатнулся.

Но противник вскоре повернул соотношение потерь в свою сторону, начав беглый огонь из всех видов оружия. Стрельба с такого расстояния малоэффективна из-за погрешностей прицеливания, но их это не смущало. Тем не менее, этот огонь нанёс нам несколько серьёзных повреждений. "Головорез" новобранца Джота Вирта получил шальной лазерный луч в сустав левой руки. Луч там что-то прожёг, и целиться из левой ПИИ-установкой Джот теперь не мог. У "Мародёра" Моны Стериной (тоже новенькая) ПИИ-заряд слизнул несколько основных сенсоров, она перешла на запасные. Все эти данные выводились на моём вспомогательном экране вместе с информацией о некоторой потерей брони на других БР. Я запрограммировал эту функцию на всех машинах "Злых Тварей" пока мы летели к Камту, в основном просто от скуки. Компьютер каждого меха с определённой (не слишком высокой) частотой посылал сигнал о своём статусе на мой "Молот". Жёлтые (а в случае Джота и Моны красненькие) цвета на экране наполнили бы меня гордостью, что эта (довольно непростая) система работает, если бы я не знал, что эти цвета означают.

Мы сблизились почти на шестьсот метров, и я собирался уже разрешить ответный огонь (перед боем я советовал своим бойцам поболее целиться и поменее стрелять), но здесь противники удивили нас. Они внезапно и панически (!?) начали драпать. Причём каждый боевой робот бежал с максимально возможной скоростью, и в результате, машины, что помедлительнее, стали заметно отставать. Первой мыслью было догнать этих здоровяков и навалиться всем скопом. Но вместо броска вперёд я скомандовал остановку. Ну не видел ещё ни разу командир "Злых Тварей" и сам бывший клановец, панического бегства клановских воинов, ни при каких обстоятельствах. От этого так разило западнёй, что я не сделал бы дальше ни одного шага.

Противник убегал к своим рубежам менять охладитель, надо заметить сильно нагретый. В инфракрасном спектре Акулы сверкали малиновым цветом. Я выстрелил из правого ПИИ в спину "Матёрому Волку", так как был уверен, что попаду. В относительно слабой задней броне "Волка" образовалась плешь, пробить её окончательно теперь можно было любым попаданием. Сразу же пришлось крикнуть в "каштан": "Из энерго не стрелять!", так как пара самых горячих уже успела пальнуть из ПИИ. Один впрочем, попал в ногу "Грифону". Краст и Крис своими гауссовками отчасти отплатили за потерянную нами броню. Очереди из автопушек просто дали спустить пары.

Итак, противник без помех отошёл к своим цистернам и спокойно менял охладитель. Даже сейчас ещё можно было напасть и иметь превосходство. Но я понимал, что вражеский командир только этого и ждёт, а ещё понимал, что первый раунд мы проиграли вчистую. У нас потеряно одно тяжёлое орудие, и в целом наш коэффициент групповых потерь выше. А главное, мы теперь были "теплее" врага. В этой ситуации я стоял перед границей предполагаемой ловушки и не мог придумать чего-либо оригинального. Нужно было оттянуть противника за эту границу и не дать уже отойти. Если не получится, то придётся атаковать заново, с других позиций, и значит дать клановцам ещё раз охладиться.

Две вражеские шеренги снова двинулись на нас. Нужно было уговорить его подойти к нам метров на четыреста, и при этом он должен быть примерно там, где "Злые Твари" были сейчас. На "тысяче" из установок Акул взвились РДД (очень красиво, знаете ли, на фоне звёздного неба, только чревато), а затем сразу РБД веером. Мой оппонент не погнушался запросто использовать мою идею, и за это его можно было только уважать. Я заранее дал ЦУ своим переждать чужой залп, и лишь затем стрелять самим. Это в сумме с довольно свободным рядом позволило моему отряду избежать встречи с большей частью снарядов. Наш ответный залп, правда, тоже успеха не имел, предвидя это, я отменил веер РБД.

Расстояние сократилось до восьмисот метров, и на нас вновь в изобилии посыпалась энергия во всех её разрушительных видах. Я скомандовал отступление и редкий ответный огонь на собственное усмотрение, надеясь, что со стороны будет похоже, будто мы дрогнули. Отступали мы со скоростью раза в три меньшей, чем их аллюр. Вскоре должно было выясниться, клюнули они или нет. Наш огонь был точнее, но не такой мощный, как у Акул, и брони мы соответственно теряли больше. Противник видел это и решил, видимо, закончить бой одним ударом. До него оставалось менее шестисот метров, а он продолжал наступать.

Я в основном старался уворачиваться от чужих выстрелов, посредством коротких прыжков и просто ловкости. Но у большинства новобранцев для этого не хватало опыта, и они получали больше остальных. Один из "Мародёров" то ли Моны, то ли Ника Громова, чуть не упал даже один раз. В этом случае, роскоши помочь ему подняться, мы позволить себе не смогли бы. Точность огня по мере сближения росла, но теперь и противник начал экономить.

Я выстрелил всего трижды (на новичков же приходилось покрикивать, чтобы оно сами себя не поджарили). Мне захотелось завалить "Волка", которому я уже почесал спинку. Правым ПИИ хорошо попал, с самую коленку. Левым метил туда же, но промазал. Водитель "Волка" ждал продолжения и готовился увернуться. Поэтому я выпустил РБД навскидку по громадине, напоминающей "Дайши". В кланах с такой конструкцией встречаться мне не доводилось, зато они попадались на Солярисе. Этот робот сделан хотя и во Внутренней Сфере, но по клановской технологии, что говорит само за себя.

Водитель "Дайши" от меня такого не ждал и, увлечённый пальбой по ударному звену, почти все ракеты поймал. Его развернуло, и кто-то из наших этим хорошо воспользовался, всадив ему в бок и задницу до отвала когерентного света. Что-то у него там даже задымило, но вглядываться у меня не было времени.

Акулы дошли до того места, где я предполагал какой-то подвох, и продолжали нас "теснить". Только расстояние было великовато, почти четыреста пятьдесят. Продолжать отступать было опасно, многовато красного было на моём вспомогательном экране. Я приказал замедлить ход до минимума, а затем остановиться. Метров пятьдесят мы этим убили, но и противник почуял недоброе и стал останавливаться. Медлить было нельзя, я скомандовал рывок.

Шесть наших боевых роботов (всего лишь!) оторвались от земли и полетели на врага. Тот, похоже, обалдел от такой наглости и не стрелял в нас. "Разрушитель", "Тёмный Сокол", "Молот Войны", "Бешеный Пёс" и "Каратель" прыгнули на максимум того, что могли выдать мой и БР Петра. Составило это на маленькой планетке без атмосферы почти сто сорок метров. За время полёта мы к тому же сместились к вражескому правому флангу, который и собирались атаковать.

Клановцы поняли, что попали впросак, и дёрнули назад. Но сейчас наша шестёрка была от него всего в двухстах пятидесяти метрах, а ещё на ста сорока от нас скакали, быстро, как могли, оставшиеся "Злые Твари". Повтори Акулы своё отступление, мы бы точно положили штук пять, а то и более их машин. К тому же самых медленных, а значит наиболее мощных. Клановский командир это понимал и решил нас встретить и угробить до подхода основных сил.

Его приказ стал мне очевиден, когда орудия всей его двадцатки обернулись на нас шестерых. Но было уже поздно, своими разворотами он потерял слишком много времени. Мы уже подошли вплотную к первой шеренге клановских машин. Вступи мы в перестрелку, распотрошили бы Миху-Глиста в один момент, но наша шестёрка врубилась в их строй.

Все мехи нашей диверсионной группы были быстрее моего "Молота", за исключением "Карателя" Александрова. Поэтому я видел как все, кроме Краста начали свой бой. Слева от меня "Разрушитель" Рамта Рудина ударил в грудь крайнего в строю врага робота, тоже "Разрушителя". Тот весьма матёро принял удар вскользь, у Рудина будут проблемы. За секунду до этого, увернувшись от кулака этого самого "Разрушителя", Кир Перов поднял в воздух своего "Тёмного Сокола" силой одних лишь миомерных мышц и ударил ногой в колено массивному "Стрельцу", который стоял во второй шеренге. Кир ловко стал на ноги, но "Стрелец", весящий тонн на пятнадцать больше "Сокола", лишь покачнулся от удара, и теперь двинул машине Перова своим кулаком в грудь. "Сокол" отлетел и грохнулся наземь как тряпичная кукла. Кроме этого я только успел заметить, что Крис коварным выстрелом из гауссовки в ногу ещё одного "Разрушителя" (из второго ряда) повалил его и остался лицом к лицу с покоцанным мной "Матёрым Волком". А Пётр в это время почти в упор выпускал обе свои девятизарядные РБД в сторону "Дайши" в ответ на его лазеры. Сам я мчался на "Бешеного Пса". Это тот тип боевых роботов, представители которого вряд ли смогут подняться на ноги без посторонней помощи, если упали на спину. А именно так я и решил положить "Пса". Прежде чем добраться до него, пришлось мне приютить на животе "Молота" пару его лазерных лучей. Оказавшись же вплотную к меху, я нажал на педали прыжковых ускорителей. Накопители топлива прыжковых ускорителей, ещё где-то на три четверти были пусты, и мне это было известно. При существовании атмосферы на Камте, эти три четверти были бы заполнены воздухом, и будь в нём кислород (или какой-либо другой окислитель), то пламя из сопел попало бы в накопители, и они бы взорвались, с понятным для меня эффектом. Но при отсутствии атмосферы бояться взрыва нечего, и я специально снял блокировку на прыжки.

Правда это ещё не гарантирует нормальную работу ускорителя. В таких случаях происходит взрыв в соплах, и ускорители глохнут, лишь немного подбросив БР. Нажимая на педали, я предполагал нечто подобное, но получил больше. Подбросило меня выше, чем я ожидал (гравитация, вакуум и т. д.) и "Бешеного Пса" мой робот ударил не грудью, а так сказать пахом в корпус. Он, удивившись, рухнул, а "Молот", перекувырнувшись через него, упал на пятую точку, которая одна у боевых роботов и у людей.

Если вы наблюдали когда-нибудь бои на Солярисе-7 (хотя бы и не в живую), то наверняка видели водителей-акробатов, которые выделывают на лёгких прыгучих роботах разные хитрые штуки на потеху зрителям. Один из самых тяжёлых трюков это сальто. Водитель испытывает жуткие перегрузки и общую тошноту от жизни. Учитывая приличный вес моего робота и то, что приземлился я далеко не на ноги, можно понять с какой силой мои яйца намотались на гланды. Сказать, что мне стало дурно, всё равно, что про мертвеца - заболел. Сквозь розовую муть я всё же увидел, что надо мной возвышается что-то огромное. С перепугу я нажал на обе гашетки ПИИ и только после этого в наступившей жаре заблевал свою гордость (имеется в виду мой новый вспомогательный экран).

С десяток секунд мне было параллельно всё, кроме собственного плачевного состояния. Затем я решил-таки подниматься, даже через "не хочу". Каждое мозговое усилие отдавалось волной тошноты, и после переворота на брюхо меня ещё раз стошнило. После этого стало вроде полегче. Я опёрся о руки, оканчивающиеся ПИИ установками, подтянул под "Молота" его ноги и, наконец, стал прямо. Времени на подъём ушло несколько больше, чем на рассказ о нём, но несмотря на это я не получил ни одного лишнего попадания, и вот почему.

Мне пришло в голову окинуть взглядом поле боя. Рамт дрался с вражеским "Разрушителем", и тот его теснил, но Рамт держался. "Тёмный Сокол" Кира лежал без движения, правда и "Стрелец" ударивший "Сокола" стоял, не двигаясь с места. Наверное, Перов всё же разбил ему колено. Вот только "Стрелец" вовсю палил из своих ракетных установок по нашим основным силам. "Матёрый Волк" махал своими установками ПИИ, пытаясь зацепить машину Криса. "Крестоносец" ловко уходил от ударов, но был слишком лёгок, чтобы за короткое время серьёзно повредить "Волку". "Дайши" упал под залпом Носова. "Бешеный Пёс" Петра, мало пригодный к контактному бою, был в опасном положении между поднимающимся "Разрушителем" и "Мародёром", который только что всадил в "Пса" залп ПИИ. Краст бился с вражеским "Карателем", по-видимому, флагманом. Он отбил у врага гауссовку выстрелом из своей, сам тоже был помят.

Прямо передо мной поднялся "Рыцарь" с двумя выбоинами в мощной броне на груди, это в него я выстрелил после кульбита. Мой "Молот" был один перед тремя тяжёлыми противниками. Но мне вряд ли дали бы даже подняться, если бы мехи левого вражеского фланга смогли бы до нас добраться. Как я узнал позже, они вполне об этом мечтали. Когда наша шестёрка врубилась во вражеский строй, их командир просто не успел изменить приказ, и они развернулись на нас, подставив бок ударному звену. Грег этим воспользовался и вовремя скомандовал залп. "Грифон" упал (правда сразу стал вновь подниматься), а "Вурдалак" и "Разрушитель" лишились левых рук.

Я бросился на "Разрушителя", атакующего Петра, выпустил в клановца РБД и длинную очередь из автопушки. "Рыцарь" хотел ударить мне в левый бок, но его отвлёк мощным залпом один из наших "Головорезов". В этот момент перевес был уже у нас, но Акулы могли ещё, пожертвовав несколькими машинами, успеть поменять охладитель и задать нам жару. Заранее об этом подумав, я приказал звену истребителей разбить заправочные клапана на цистернах. Заменить такой клапан просто, но требует некоторого времени. Я заметил, как замер вражеский "Каратель", чем воспользовался Александров и повалил его. Но это было отнюдь не оцепенение. Справа и слева из-за холмов вылетела просто тьма ракет. В этой системе не было самонаведения, ракеты били по площадям. Это и была ловушка для нас. Первый раз я столкнулся с таким хитрым вернорождённым, обычно они считают недостойным себя шевелить мозгами. Если бы мы сунулись под такой обстрел, то, думаю, у каждого были бы серьёзные повреждения.

Разведчикам, хотя они и находились над землёй, досталось всё же изрядно. Ларе и новичку Лизу не удалось достаточно быстро взлететь над потоком ракет и их бросило на землю. "Волкодав" Лары врезался в землю головой вниз. Саш успел взлететь повыше, но и в него попала случайная ракета. "Квазара" заколбасило, но Крюков удержался. В погоню за истребителями отправились "Рыцарь" и "Снайпер", но я был уверен, что наши легковесы, имея преимущество в скорости, справятся с заданием.

"Разрушитель" избежал столкновения со мной и треснул мне в спину из ПИИ, броня благо выдержала. При этом клановец сам получил по тому же месту два тяжёлых лазера от Петра, который танцевал вокруг "Мародёра", не давая тому плюхнуть себе подзатыльник.

Энергетическое оружие больше не стреляло не с одной из сторон, так как все БР нагрелись до опасных отметок. Наши машины, неравномерно намазанные люминофором, слепили пятнами на корпусах. В ход шли руки-ноги и так называемые механические виды вооружения. Таких орудий у нас было больше, и мы победили. Одного "Разрушителя" разбил Джот Вирт на "Головорезе", после того как тот всё-таки завалил Рамта Рудина. Затем Джот повалил еле стоящего "Стрельца". Саид расправился с подбитым мной "Рыцарем". Я проткнул ещё одного "Разрушителя" своим длинным ПИИ как шпагой, а затем мы на пару с Петром расправились с "Мародёром". "Дайши" так и не встал, Пётр умудрился во время танца с "Мародёром" потоптаться по нему. Ещё один "Мародёр" разбил о рубку "Карателя" Краста свой ПИИ, и Александров вышел из боя. Рита и Грег расстреливали врагов с расстояния из ракетных установок. Прежде чем у них кончился боезапас, они повалили этого "Мародёра", "Грифона" (в этот раз окончательно) и "Бешеного Пса". Грег кроме этого ещё и руководил "ударным" звеном. Наши новички: Мик Перов, Ив Макбрант, Ник Громов и Мона Стерина, сначала расстреляли последнего "Разрушителя", а потом парами в рукопашной схватке справились с "Вурдалаком" и "Матёрым Волком". Крис долго возился с другим "Матёрым Волком", которому я повредил колено. Он всё же до этого колена добрался и положил врага наземь.

Тройка из звена ИР со своей задачей справилась и смылась от преследователей. Те, увидев, что истребителей не догнать, снова пошли на нас. Мы их прикончили. Чуть раньше этого выключился, перегревшись, клановский "Молот Войны". Водитель бился до последнего. "Повелитель Битв" тоже перегрелся, но у него не сработала автоматика (а может, водитель отрубил её) и он взорвался.

Глава 24.

Потеря.

Погибла Лара Брайт. Её "Волкодав" врезался головой в твёрдый грунт планеты, и она потеряла сознание. Осколком панели управления ей пробило правое предплечье, но Лара не истекла кровью. Рубка потеряла герметичность, и она умерла от удушья. Если бы мы поспешили к ней на помощь сразу после её падения, то, возможно, успели бы спасти, но это было невозможно в бою.

В смерти была моя вина, я перестраховывался, посылая истребителей к цистернам врага, и позабыл о западне. Смерти бывают разные. Иногда они спасают жизни другим. А чаще они бывают такими, какая настигла нашу "Солнышко" бессмысленные.

Крис в лёгком скафандре первый влез на мостик "Волкодава", и сквозь слёзы доложил мне, о её смерти. У них с Ларой было всё гораздо серьёзнее простого армейского романа. Я малодушно чувствовал себя легче, чем если бы мы говорили с Крисом лицом к лицу. Наш канал был приватным, потому что, как бы там ни было, даже в таких случаях авторитет командира должен быть непререкаем, а Крис наговорил мне в тот момент разного.

Я и без того чувствовал себя хреново, так же как и раньше, когда терял друзей и подчинённых, но таков путь воина. И если к смерти вообще привыкаешь, то к смертям близких людей привыкнуть невозможно. А, кроме того, понимаешь, что если не погибнешь сам, то переживёшь ещё многих.

Все остальные остались живы. Кир Перов в своём "Тёмном Соколе" получил лишь сильное сотрясение мозга, его с неделю нельзя было подпускать к боевому роботу. Рамт Рудин не получил ранений в отличие от его "Разрушителя", у которого была по всей видимости повреждена стабилизирующая гиросистема. Лиз Макторн сломал левую ногу, как и его "Лиходей". Красту досталось больше. Мало того, что он получил несколько осколочных ранений от лопнувшего монитора, так ещё и рубка дала трещину. Александрову пришлось нацепить кислородную маску и заливать мостик герметиком. Ему повезло с рефлексами, удар массивного ПИИ "Каратель" принял вскользь, иначе мостик был бы расплющен. Кислородной маской пришлось воспользоваться и Саиду, из-за удачного залпа "Стрельца". Заниматься утечкой кислорода в бою он не мог, и от обморожений его спасла только жара на мостике его "Головореза".

В стане противника потерь было больше. Как горько шутят водители БР: "Каждый шестой упавший - мёртвый, потому звено состоит из пяти". Жаль, что к водителям лёгких машин это правило более жестоко. Погиб водитель взорвавшегося "Повелителя Битв". Умер водитель "Разрушителя", которого я проткнул дулом ПИИ. Защита энергетической установки была разрушена, а ядерная реакция не погасла. Воин получил смертельную дозу радиации (я и сам схватил пару лишних рентген). Жутко, наверное, смотреть на приборы, которые показывают, что ты уже мёртв, хотя ещё чувствуешь себя живым и здоровым. Водитель "Дайши" погиб, раздавленный стенками рубки, смятой Петром Носовым. "Вурдалаку" Ник Громов разбил голову, установки ПИИ "Мародёров" в рукопашном бою становятся смертельно опасны, хотя и страдают от ударов.

Окинув поле битвы, я не досчитался одного акульего меха, их должно было быть двадцать. Вскоре загадка разрешилась. Робот лежал под "Матёрым Волком", которого поверг Крис. Это был ещё один "Разрушитель", неудачливо попавший под огонь кого-то из своих. А может, этот кто-то подленько свёл с ним свои счёты.

Более слабая броня на спине и затылке человекоподобного истукана была спалена выстрелом ПИИ сближины, водитель сгорел заживо.

Я не собирался уводить своё войско с Камта с той поспешностью, с которой мы убрались с Терсуса. Наоборот, здесь "Злые Твари" должны были задержаться и создать на планете мощный оборонительный комплекс. С ресурсами трёх освобождённых планет, такой комплекс мог оказаться достаточно крепок для зубок Бриллиантовых Акул, и мог заставить их отказаться от мысли вернуть потерянные миры.

После эвакуации всех пострадавших, мы двинулись к единственному городу на планете. Он располагался за полем битвы, в обширном неглубоком кратере, одном из немногих выделяющихся элементов ландшафта этого пыльного шарика. На одном из склонов этого матёрого детища какого-то древнего метеорита, блестело стекло. Это были фермы, выращивающие растительные формы пищи. Насколько я знаю, они не способны обеспечить продуктами более пятнадцати процентов невеликого населения Камта. Планета жила только за счёт торговли, служа перевалочным пунктом на пути из Внутренней Сферы к мирам Дальней Периферии. На плоском дне кратера располагались с десяток посадочных платформ для шаттлов и семь железобетонных дорог, связывающих платформы с входом в город, который находился в самом центре гидропоники.

"Интересно, как здесь нас воспримут" - думал я. Холодный приём Терсуса насторожил меня. Дав запрос по стандартной частоте, я выложил всю ситуёвину появившемуся на экране человеку, и в который раз полюбовался изумлением, мною даримым, эмоциональному человечеству. Но за тем дядя, смотревший на нас, сменил выражение лица на более оригинальные черты. Вот что он мне выдал после стандартных "не может быть"" и т. п.:

- Вы разбили не все силы оккупантов. Сейчас в городе находятся пять лёгких боевых роботов. - Тут сигнал прервался. Как позже я узнал, на Камте произошло что-то вроде восстания. Его подавили, и после этого лёгкое звено Акул постоянно несло дежурство в городе, для поддержания порядка.

Что ж, всё стало на свои места. В кланах редкое подразделение укомплектовано однотипно. Нам, в общем-то, повезло, что лёгкое звено Акул отсутствовало. В таком напряжённом бое, даже малая сила может стать решающей. С другой стороны, теперь вставала проблема расправы с оставшимся звеном. В город мы могли бы пробиться силой, лишь разбив шлюзовые ворота, и угробив тем самым большую часть горожан. И, скорее всего, противник владеет шлюзом и теперь знает о нашей победе.

Не оставалось ничего, кроме как поговорить с вражеским звеньевым. Я послал сигнал, на основных военных частотах и сразу же установил контакт. Появившийся на экране квадратный подбородок избавил меня от надобности представляться, сказав:

- Вы захватили планету, но не город. Мои силы не были включены в оборону, и ими я защищаю город. Попробуй выбить меня отсюда.

Это было не по правилам, захватив планету, я имел право на любой город на ней. Но правила может изменять каждый сам для себя, и может быть в силах навязать их другому. И если вернорождённые между собой всё придерживаются канонов, то о нас вольнягах этого сказать нельзя. Квадратный подбородок точно был вольнягой, и тыкать его носом в Предание, было бессмысленно. Но всё же я сказал ему:

- Ты что же это, поганец. Город в заложники берёшь? Да тебя за это гнать в шею из клана надо! Из-за таких ублюдков Керенский и увёл нас из Внутренней Сферы!

Квадратная челюсть отвисла в изумлении. Кланы действительно остались единственными поборниками Аресских соглашений. Сфероиды их послали подальше во время Войн за Наследие. Из-за этого Керенский и устроил знаменитый Первый Исход. Лишь оказавшись на грани уничтожения, Внутренняя Сфера вновь вернулась к правилам ведения войн. Я продолжил.

- Твоя сила рядом не стоит с моей. Разнести твоё звено мне ничего не стоит, но город это святое, - тут я запнулся, так как схватил за хвост крутящуюся в голове идею. - Предлагаю бой в рукопашную без оружия. Ставка, ваша свобода...

Квадратная челюсть двинулась, собираясь, видимо, мне возразить, но я продолжил:

- Не хочешь ли ты предложить мне сыграть на планету или город. Они тебе не принадлежат, я - победитель. Единственный достойный выход для тебя, это сохранить своё звено. В случае вашей победы, я обещаю, что при первом же удобном случае переправлю вас к вашим силам, вместе с техникой.

Предложение было царским, и мой оппонент это понимал. Оставить своё звено целым и невредимым, бившись при этом честно, есть честь для клановца. Квадратная челюсть не смог отказаться, и как клановец он не мог отсиживаться в норе. Мы уговорились биться в шлюзовой камере, пятеро на пятеро. В своей команде я знал людей, хорошо владеющих своими руками и ногами, и надеялся на победу. В кланах, способности воинов обычно схожи, так как они получают одинаковую подготовку. Сфероиды в своих навыках резко дифференцированы. Один не смыслит ни фига в медицине, другой в механике и нейроэлектронике, третий в кулачном бое. Но в достаточно большой группе можно найти классных талантов по нужному умению.

Я не боялся подвоха со стороны противника, клановцы не склонны к коварству, да к тому же все воины будут находиться шлюзовой, а техи в такие дела не суются (тоже по правилам). Они, в свою очередь, не боялись, что их заставят задохнуться мои люди в случае моего проигрыша, снаружи не было управления шлюзом. У "Злобных Тварей" было достаточно хороших бойцов, но некоторые их них сейчас были не в состоянии драться. Крис Коффи горевал о смерти подруги слишком сильно для сложного боя, а бой с клановцами будет трудным, это я знал. Лиз Макторн сломал ногу и само собой не мог участвовать. Из оставшихся я выбрал Саида, Грега, Миру Крюкову и Ива Макбранта, ну и себя конечно. Это мастера рукопашного боя. Был ещё Мик Перов, тоже очень хороший боец, но пятёрка уже была полна.

Итак, мы вошли в скафандрах в шлюз. Вражеская пятёрка вошла сразу, как выровнялось давление воздуха в шлюзе. Мы сняли скафандры, и я проверил своих бойцов. Кое у кого нашлись дополнительные стимулы победы, свинцовый брусок и т. д. Я приказал всё это выбросить, потому что обещал честный бой. Противник подошёл к нам, и у меня была уверенность, что ни кто из них не прячет у себя какой-нибудь запрещённый трюк.

Один из клановцев сразу привлекал внимание. Он был выше шпаллы-Макбранта, сложен лучше, чем культуристы древности и габаритами превосходил их более чем в полтора раза. "Элементал! Неужели у Акул есть элементалы?" - подумалось мне. Этот перец был в звене лёгких роботов и не мог быть элементалом, но его формы не могли не внушать уважение. Мы стали друг перед другом, напротив меня стоял их квадратночелюстный звеньевой, похожий телосложением на меня. "Элементал" стоял напротив Грега, который обладал совершенно неизвестной мне техникой боя. Все движения Бэккера казались замедленными, и при этом он легко уходил от ударов и наносил свои с совершенно неожиданных позиций. Сам Грег объяснял мне, что двигается по одной циклической траектории с некоторыми вариациями. Уходя от атак и проводя свои он лишь несколько удаляется от первоначальной динамики тела. Без долгих упражнений, метод Грега был бесполезен.

Наши противники, за исключением "элементала", были обычными клановцами. У нас, кроме Ива и Грега, все были быстрыми, но лёгкими бойцами. Квадратная челюсть напал на меня первым. Он был, пожалуй, более тренирован (а именно быстрее), но мне отменно помогала моя практика с Ирой Вьетс. Уча её методам айкидо, я и сам поднаторел в этом стиле. Сейчас, было понятно, что я не успеваю за своим противником. Мои удары натыкались на его заранее приготовленные блоки, а от его ударов я уходил не очень чисто, да и то еле-еле. Но вскоре я понял, что всё же могу отводить его удары так, чтоб ему было неудобно атаковать меня. Это давало мне время для нанесения своих ударов. В итоге я амплитудно двинул ему в челюсть, в то время пока он мне бил в пах. Мне таки удалось убрать свои яйца с траектории клановского ботинка, но всё равно было жутко больно. Мой же противник упал, дав себя окончательно оглушить ударом по сонной артерии.

Оглянувшись и превозмогая боль, я увидел как "элементал" бился с Грегом. Было видно, что Бэккер уступает своему сопернику, как в силе, так и в ловкости. Я двинул на помощь Грегу, вместе мы бы точно завалили бы эту тушу. Но в этот момент "элементал" выдержал Грегов удар в солнечное сплетение (я отлетел бы метра на два), а сам выдал Бэккеру такой апперкот в челюсть, что водитель "Сталкера" упал без чувств.

В таком бою Грег сильнее меня, но я не мог позволить "элементалу" добраться до моих людей и продолжил атаку на него. Я заступил дорогу клановцу, и он шагнул ко мне. Зная о скорости, которой обладает этот гигант, я уповал лишь на то, что смогу перехватить его удар. Он незамысловато, но очень резко, попытался ударить меня в лицо. Я ушёл в сторону, кулак просвистел радом с моим ухом, схватил его и дёрнул дальше себе за спину. Инерция тела не позволила врагу выдернуть руку, и он подался за ней следом. В этот момент я поставил ему подножку, а когда он перелетел через мою ногу, попытался перевернуть его, дёрнув за руку на себя. Он грохнулся на бок, и воздух с шумом вылетел из его лёгких. Я хотел двинуть ему куда-нибудь, чтобы вырубить окончательно, но рука "элементала", которую я ещё не выпустил из своих, вдруг перебросила меня через гигантское лежащее тело и шваркнула оземь. Я вырубился мгновенно.

Ив справился со своим противником благодаря своему сложению и стилю дзюдоран, который практиковался на Гане, но "элементал", успевший прийти в себя, разбил Ива наголову. Мира Крюкова билась со своим противником более-менее на равных, но была повержена исподтишка челом, вырубившим Саида. Саид показал себя на тренировках как хороший боец, но его клановец довольно легко завалил, как было видно на записи.

Глава 25.

Камт.

Давно меня так не размазывали по рингу. Я вообще всегда был удачливым и проигрывал нечасто. Придя в себя, я обнаружил, что нахожусь в больничной палате вместе с Саидом, Грегом, Ивом и Лизом. У Грега и меня были тяжёлые сотрясения серого вещества, у Макбранта была сломана ключица, а у Макторна - нога. У Саида была лишь лёгкая общая побитость, его видимо положили с нами просто за кампанию. Гордый воин полулежал на койке, скрестив руки на груди, и насуплено глядел на стену. Переживал, что его побили.

С момента боя прошло несколько часов. Я очухался последним, меня этот "элементал" приложил ещё посильнее, чем Грега, правда, я не был поломан. Болело всё тело, особенно выделялась боль в паху. В палате, кроме раненых, были и почти все остальные наши, поэтому скрюченное катание по полу пришлось отложить. Пришла так же и Мира, судя по её облачению, она лежала в какой-то соседней палате. Врачей не было, значит нашим жизням ничего больше не угрожало. Но я чувствовал их работу надо мной. Туман лёгкого наркотического опьянения, резонировал в моей бедной сотрясённой голове.

Когда клановцы нас окончательно раскидали, оставшиеся на ногах вынесли из шлюза всех пострадавших. Затем они позволили городским привратникам впустить всех оставшихся за дверями шлюза. Рик, которого я оставил за главного, распорядился отправить раненых в одну из больниц города и выставил, во избежание лишнего соблазна, охрану у вражеских боевых роботов. Победителей он оставил на свободе, так как они по уговору её заслужили, хотя сам признался, что было у него сильное желание отдубасить толпой этих молодчиков, вырубив для верности "элементала" станнером.

Придётся отпустить это звено, когда клановцы прилетят отвоёвывать Камт. В том, что Акулы не проглотят такое оскорбление просто так, я не сомневался. С той же уверенностью можно было утверждать, что они не пролетят мимо Камта. Атаковать тыловые миры, когда есть возможность разбить наши силы в одной хорошей драке? Да ни за что. Ведь мы, клановцы, не любим стратегий и позиционных войн. Мы любим как раз хорошую драку, в которой можно покрыть себя славой, пусть даже и погибнув. И вот когда противник опустится на планету, я сам усилю его на лишнее звено. Хотя, может быть оно и не будет включено в его силы, сказать трудно.

Остаток дня мы провели в этой палате за тихим, грустным банкетом. Люди конечно вздохнули свободнее, ощутив себя на твёрдой земле, да и победили мы всё-таки, но потеря Лары, которую все любили, сводила радость на нет. Наши новички поняли, наверное, что эта война всерьёз, и что их, или их хороших товарищей могут убить в любом из боёв. Я улавливал тревогу некоторых своих солдат, из тех что помоложе, и решил, что надо будет поговорить с каждым с глазу на глаз.

Город же ликовал. До нас доносились весёлые крики, шум толпы и музыка. Хорошо, что местное правительство дало нам нормально отдохнуть, и не стало проводить в тот же день официальных торжеств. По телевизору в палате, мы видели как президент (как точно называется эта должность на Камте, я так и не запомнил) сообщил об освобождении планеты отрядом наёмников, и что официальное празднование состоится через два дня. Затем показали несколько снимков нашего отряда во главе с Риком.

Крис ушёл в город один, несмотря на то, что Рик попросил не расходиться пока я не приму командование. Коффи объявился хорошо за полночь, довольно оригинальным образом. Его внесли связанного, несколько молодчиков в штатском. Явившееся следом за ними некое должностное лицо сквозь груду извинений кинулось объяснять Рику, что... Рик показал Лицу на меня, мужичок растерялся. Я понял, что он командирство приписал Тейлору, скорее всего из-за репортажа по телевизору. В общем, пришлось разъяснять, что у нас и как, и интересоваться, почему связали нашего боевого товарища. Впрочем я уже сам догадывался, от Криса здорово несло перегаром, а рожа была основательно разукрашена. Как я и предположил, он устроил мордобой в одном из кабаков. Кто-то передал должностному лицу, что наш пьяный боец, в ответ на чей-то тост крикнул, что эту драную планетку не стоило освобождать. Это спровоцировало драку без лишних разбирательств, так как тоже порядочно подвыпившие посетители бара не могли узнать бойца "Злых Тварей". На шум прибежала гвардия порядка и увидела месиво, эпицентром которого был Крис щедро получающий и раздающий зуботычины. С некоторым трудом они оттеснили от Коффи беснующихся патриотов и тоже получили от него. Тогда уже и сами наподдали. Потом связали и отволокли в участок. Уже там кто-то узнал Криса и вызвал кого следует. Развязывать его побоялись, уж больно глаза у него были бешенные.

Крис выглядел неважнецки, но всё равно я почувствовал облегчение, по крайней мере, живой. Развязывать я его не стал, а просто сказал, чтобы ослабили ему узлы, чтобы не препятствовать крово и алкоголеобращению, да чтоб положили его где-нибудь проспаться. Я вообще опасался, что Крис начнёт буянить, а ещё одной драки мне не хотелось, от прежней ещё не отошёл.

Наутро его развязали и оставили досыпать, остальных я отпустил погулять, и сам последовал их примеру. Моё тело ещё побаливало местами, но валяться было скучно. К тому же единственный город Камта заслуживает того, чтобы увидеть его. Города на безатмосферных планетах бывают или банальные купольные, или устроенные каким-то очень оригинальным образом.

На Камте город заложили ещё до начала войн за Наследие, когда вся нынешняя Периферия была частью Внутренней Сферы, и лишь в смутные времена приобрела свой нынешний незавидный статус. Миры, которые не могли существовать автономно, потихоньку загнулись. Другие потихоньку влачили своё жалкое существование, забытые цивилизацией. Камту повезло, в те чреватые времена ему нашёлся управитель, блестяще использовавший выгодное положение звёздной системы на пользу этому, лишённому всего остального, миру. И с тех пор город не только не деградировал, но даже чуть вырос.

Итак, вход в город располагается в стене старого кратера. Инженеры прошлого приметили большую пещеру, образованную древними тектоническими процессами. С неё и начался город. Но конечно, для единственного на планете города никакой пещеры не хватило бы, и люди начали перекраивать её внутренности по своим нуждам. Прежде всего, пещеру сильно углубили. На её дне раскинулся маленький городок, в котором жили строители и обслуживающий персонал космопорта. По-видимому, далее за Камтом были разведаны какие-то перспективные миры, потому что был составлен грандиозный план создания большого космопорта и не менее большого города.

План города предполагал выемку трёх гигантских полостей в породе сразу за пещерой. В наше время одна из них готова на половину, а две полностью вырыты и обустроены. Они имеют двести метров ширины и чуть более тридцати километров в длину. Высота же изменяется равномерно от ста метров (ближе у выхода в пещеру), до тысячи с небольшим. Нижние поверхности полостей спускаются под небольшим углом в глубь планеты. Полости вырублены в некой разновидности базальта, это основная составляющая Камта, к счастью крепкая и долговечная. Промежутки между полостями составляют тоже около двухсот метров. Они предстают перед человеком как мегалитические дома, если конечно вы можете представить дом длиной в тридцать километров. На всю высоту стен устроены жилые помещения, места для различных надобностей, предприятий и учреждений, вырезанные прямо в скале.

Все эти данные я получил на Гане и просмотрел в свободное время, во время полёта на шаттле. Увидев город своими глазами, я понял, что неверно представлял его себе. Выйдя в среднюю полость (они так и называются - полостями), я оказался на наживлённой улице. В метрах трёхстах надо мной виднелся потолок, усыпанный осветителями, его здесь называют небом. Осветители расположены так же и на стенах и на изящных кружевных мостиках, соединяющих стены полости. Эти мостики придают совершенно сказочный облик городу, их основания часто располагаются на разных высотах, и тогда на подъёмах моста расположены ступени. Кроме того, имеется множество балконов, которые тоже часто ведут с одного этажа на другой. Всё это, да ещё изящная отделка стен скрадывают тяжеловесность конструкции и ощущение подземелья. Отделка стен к тому же очень разнообразна, громадные витражи чередуются с величественными колоннадами, высокими арками и туннелями к другим полостям.

Горожане отнюдь не бледные, как инстинктивно ждёшь этого от жителей подземелья, хотя, наверное, уже тысячу лет никто не оборудует закрытые помещения осветителями, дающими свет отличный от среднего солнечного. Они прогуливаются преимущественно вниз по спуску, или едут в фуникулёрах, линии которых располагаются у стен. Движения другого транспорта на полости нет (для этого существуют отдельные тоннели), лишь на пересекающих её трассах угадывается шум глайдеров. Сама же полость представляет собой пешеходный тракт, украшенный одетыми в зелень и камень парками, площадями, фонтанами и искусственными толи ручейками толи речушками. Город по красоте своей, вполне достоин быть столицей или по крайней мере окружным центром.

Справедливости ради стоит отметить, что столь впечатляющи лишь полости Средняя и Большая. Остальная часть города ничем не примечательна. Малая полость, не достроена со времён Звёздной Лиги. Длина её всего десять километров, из них три последних не обустроены для обитания, просто скала. Отделана Малая полость много проще, в утилитарном индустриальном стиле, парков на ней нет и открыто движения транспорта. Полости окружены правильной сетью проспектов, которые представляют собой туннели шириной и высотой до тридцати метров. От проспектов отходят улицы, высотой не более пятнадцати метров, идущие в несколько десятков ярусов. Здесь и живёт основная часть населения города. В стенах полостей в основном располагаются различные конторы, учреждения и богачи Камта.

В пещере, с которой собственно начался город, сейчас гремит промышленный район. Он превращает Камт из просто торгового мира в перерабатывающий центр солидной мощности. Фермы, о которых я уже рассказывал, занимают объемы по обе стороны от входа, примыкающие к стенам кратера. Гигантские стеклопакеты отделяют растения от вакуума и предоставляют свет солнца. Вдоль ферм проходят два тракта, где тоже есть жилые районы. Здесь в непосредственной близости от ферм, живут работающие на них семьи, а так же беднейший слой населения, так как готовая недвижимость тут наиболее дешева.

Помимо всего прочего, здесь можно обзавестись недвижимостью и абсолютно бесплатно. За пределы города выходит множество небольших туннелей. От них можно прокопать проход и вырубить себе дом по своему вкусу. Регистрировать такое жильё вовсе не обязательно, но выгоднее это всё же сделать. Во первых, в этом случае, всё что ты выкопал закрепляется за тобой законом, и никто другой здесь копать уже не может, а во вторых это абсолютно бесплатно. Всё это удовольствие даже не будет облагаться налогом, если поставить собственные генераторы воздуха, электричества и т. п. По рассказам местных жителей, за городом полно такого жилья, от бедных нор отшельников, до богатейших загородных резиденций. Я, правда, так почти и не успел побывать за городом.

Немного погуляв вдоль весёлого прыгающего ручейка, я встретился с Ритой, и мы договорились поужинать в одном из ресторанчиков на Большой полости. Настроение было конечно не праздничное. Мне просто хотелось побыть наедине с человеком, который меня понимает, уж чего-чего, а этого у Риты не отнять. Официант в баре очень удивился, увидев С-банкноты (на Камте имеет хождение своя валюта), может быть он их видел впервые в жизни. Однако не отказался нас обслужить, лишь сходил за меню с другими ценами (понял кто мы). Не знаю кто ему их составил, но они оказались до смешного низкими.

Глава 26.

Тони Сервантес.

На следующий день за мной заехал блестящий чёрный лимузин и повёз на встречу с президентом Камта. Просторный салон электромобиля выглядел просто и шикарно. Я удобно развалился на мягком диване и до хруста в суставах вытянул ноги. После тесного и жесткого (как на вид, так и на ощупь) водительского закутка на "железе" начинаешь ценить пустоту в замкнутых пространствах.

Водитель - безликий паренёк (особенно через толстое стекло, отделяющее его от пассажира) в бескозырке - вывернул из подземного гаража (забавно это звучит на Камте) на магистраль, проходящую между Большой и Средней полостями чуть ниже уровня пешеходных зон. Движение на магистрали было односторонним в восемь рядов. Над нашими головами сверкали разноцветные фонари, окрашивающие в неброские тона каждую полосу. Здесь, в отличие от полостей, уже чувствовался лёгкий ветерок упадка - светили не все фонари, да и дорога проявляла свой норов через хорошие амортизаторы лимузина. Очевидно Камт всё же чувствовал ярмо порабощения.

Водитель не включал ни мигалок, ни сирен, и мне это было по душе. Мы спокойно мчались в четвёртом по скорости ряду, постепенно опускаясь вглубь планеты. Никто не сгонял участников движения с нашего пути и вообще, не было никакого понта с кортежами и перекрытым движением, что так любят спесивые слуги народа. Сперва я подумал, что и охраны нет, но потом заметил державшийся поблизости микрофургон с тёмными стёклами.

Минут через пятнадцать мой провожатый сбавил скорость и перестроился в крайний правый ряд. Мы свернули в одно из ответвлений, ведущих наверх, пересекли Большую полость и на последовавшей развязке выбрали узкий, но высокий и тщательно вылизанный тоннель. "...кий Грот" успел прочитать я на табличке перед въездом. Через сто метров дорога резко повернула на девяносто градусов, а ещё метров через двадцать возвращалась на прежний курс. Между этими поворотами расположился КПП, где шофёр остановился и опустил своё окно. Охранник, кажется, осмотрел его кабину, а затем посветил фонариком в мой салон. Ни одного видимого лучика не проскользнуло через поляризованное стекло, но охранник увидел всё что хотел.

Скоро мы въехали в обширное пространство, действительно похожее на грот естественного происхождения. После фонтана и гектара зелёных в цветочек газонов стояло довольно большое и самое настоящее здание. Только его левое крыло уходило в стену грота. Имелась плоская крыша с литыми перильцами, что в пещерных условиях смотрится весьма круто. К тому же дом был облицован необычным камнем тёмно-серого цвета со светлыми прожилками, а правое крыло утопало в зелени сада.

В нутрях президентского дома роскошь выходила за рамки лексикона простого клановского паренька. Для половины предметов обстановки и окружающих материалов я не мог подобрать подходящих сравнений. Не думаю, что всё это великолепие обновлялось в последние годы, но раньше Камт, похоже, весьма и весьма процветал.

Меня удивила абсолютная безлюдность помещений. Я по совету шофёра пересёк холл и поднялся на второй этаж, не встретив ни охраны, ни других смертных. Свет был приглушенным, и стояла идеальная тишина, только где-то на пределе восприятия слышалась музыка (хотя это, возможно, была лишь игра воображения). Короче уютно было, как-то не по-официальному. Последнее время я стал завсегдатаем прибежищ власти и теперешнее мне нравилось больше всего.

Притормозив перед дверью, я посомневался стучать или нет. Потом плюнул, в конце концов, сказал же шофёр, что "первый" ждёт меня. И действительно, президент не занимался ничем предосудительным и смотрел в дверной проём, как будто услышал моё приближение. А я, в общем-то, подсознательно, не нарушал царящей здесь тишины.

В Кабинете президента освещение было гораздо ярче. Свет вливался через открытое окно справа. Казалось, что если посмотришь в окно, то увидишь нежно розовый закат. Президент выпустил клуб дыма из лёгких и вроде бы решил встать мне на встречу. В левой его руке была зажата курительная трубка, тонкая и прямая. Она помешала ему опереться о ручку кресла. Видимо президент передумал. Махнул рукой, коротко рассмеялся, и с удовольствием и скрипом опять развалился в кресле.

- Здравствуйте, здравствуйте, дорогой сеньор... Миха! - голос у президента был среднего тембра, громкий и радушный. Даже уже привычную мне паузу перед моим именем почти пропустил. - Меня зовут Сервантес... Антони... хм... я президент Камта. ... Да присаживайтесь, присаживайтесь же, пожалуйста.

Антони Сервантес (я так до сих пор и не понимаю, какая буква первая в его имени. Все произносят что-то среднее между "а" и "э") сидел напротив глубокого блестящего кресла, в которое приземлил меня. Его правый локоть удобно располагался на широком столе. По левую руку Сервантеса стоял низкий круглый столик на колёсиках с подставкой полной трубок, книжкой, парой бутылок и булочками под стеклянным колпаком.

- Я ужасно рад вас видеть. Это очень хорошо... что вы так сказать, вымели... этот милитаристский мусор с нашего уголка. - Сеньор Антони делал больше пауз посередине фраз, чем между ними. - Вот угощайтесь... трубка... алкоголь... - он пододвинул мне столик. Мундштуки были девственными, но чашечки выглядели тщательно обкуренными. Рядом стояла прозрачная банка с табаком и тяжёлой крышкой. Я взял банку и вдохнул аромат. Может и не по этикету... ничего, пусть думает, что на моей родине так принято. Не знает же он, что редко кто из клановцев курит, и что достать в клане можно только два вида табака - "сигареты" и "дурь". Запах президентского табака показался мне приятным и опасным. Надо с ним поосторожнее.

Покинув клан, я столкнулся с целым ворохом удовольствий и уже оброс новыми пристрастиями, вкусами и привычками. Часто мне приходила мысль в голову, зачем так ограничена жизнь в клане. Зачем нас держат в чёрном теле? Чтобы злее были? Делают, понимаешь, из людей автоматы. Конечно, тут без евгеники не обойдешься, сколько вольнягу не муштруй - он всё равно в кабак смотрит. А вот ублюдки наши любо дорого посмотреть - почти не пьют, совсем не курят. Только ебутся как кролики, да и то "для снятия напряжения". Всё это конечно для великой цели. Но ведь они не Керенский со своей шоблой. Что будет, если кланы покорят Внутреннюю Сферу, откажутся они от своей разлюбезной евгенической программы? Отдадут они... Да есть примеры. Вот, вокруг меня такой пример. Брызжущий счастьем от избавления народ. Нет, не хочу, чтобы кланы победили. Ё моё, вот крамола! Но больше она меня не пугает.

Пока я набивал трубку, президент продолжал рассыпаться о том, как всё-таки хорошо, что мы здесь появились.

- Вы понимаете, сеньор... Миха, нельзя сказать, что нас притесняли. Но... наш мир потихоньку плесневел. Торговли с внешним миром нет. Качество производства... упало. За десять лет ни одного нового тоннеля. И главное... беспросветное будущее, никакого развития. Молодое поколение уже не помнит свободы... в полном смысле этого слова. Им незачем учиться. К стати... нашей национальной чертой всегда были предприимчивость... и стремление к развитию. Да, да... и именно это было задавлено оккупацией. Как я всё-таки рад... мы все рады... что это проклятое ярмо сброшено с Камта.

Я раскурил трубку и выпустил клуб ароматного дыма. Очень богатая смесь, мягкий вкус с каким-то тонким намёком на травяной аромат. Сразу захотелось снова вдохнуть этот дым.

- Мне понравился Камт. Удивительно, что он выжил после смутных времён, и стал таким. Но, к сожалению не все наши проблемы решены. "Проклятое ярмо" ещё светит вам.

И я рассказал о клане, об освобождённый Гане и Терсусе, о Содружестве Независимых Планет. О "Злых Тварях" и о цене наших услуг.

- Понятно, понятно... а я всё ломал голову - кто же вы такие... наши благодетели. Всё оказалось проще... вы - наёмники.

Я поморщился, не люблю этого слова. Но Сервантес, похоже, не видел ни чего зазорного в нашей профессии.

- Конечно, всё уже не будет как в старые добрые времена. Ведь торговли с Дальней Периферией... не будет. Но мы можем перерабатывать... сырьё с Ганы и Терсуса... как уже было. А торговать с Внутренней Сферой это лучше чем ничего... гораздо лучше. Я думаю, что Камт в состоянии платить за свою свободу, надо лишь собрать фонд... конвертируемой валюты. А возможен наверно... и бартер?

- Возможен. Нам нужны некоторые материалы и услуги специалистов. Но я не уверен, что у вас есть именно то, что нужно.

- О, наши производственные мощности... широкопрофилированы. Химия. Металл. Конструкторские разработки. Технологии конечно не передовые, но думаю... кое-чем мы будем полезны. Но вы меня встревожили рассказом об этих бандитах - клане.

- Да, всю Дальнюю Периферию в этой части галактики они подмяли под себя.

- Но ведь они могут вернуться и... на Камт. - Сервантес немного подался вперёд. От волнения он позабыл про свою трубку. Я подчёркнуто спокойно затянулся.

- Не буду врать, клан наверняка вернётся, причём в самое ближайшее время. Но мы устроим для них самый тёплый приём.

Сервантес по моему примеру затянулся, но тревожно.

- Война может нанести... непоправимый ущерб. Над городом расположены... солнечные батареи. Они занимают обширную территорию... и они абсолютно незащищены. А если вы потрепите поражение... я боюсь репрессий.

- Клан не будет уничтожать то, что сможет захватить. Камт без города не представляет для них большой ценности. А предстоящая битва произойдёт на безопасном расстоянии, это я вам обещаю.

- Но если вы проиграете?!

- Всё будет так же как последние годы. Вы нас сюда не звали, и клан не будет знать о вашей нам поддержке. Но мы не проиграем, если получим все необходимые ресурсы. В этом я уверен, иначе не затевал бы всего этого.

Президент окутал себя клубами сизого дыма и плеснул янтарненького в два стакана.

- Кто главный в вашем Содружестве... Независимых Планет? - он протянул мне стакан.

- Можно сказать, что таких нет. Это оборонительный союз, к внутренней политике государств отношения не имеет. Все платят поровну. На эти средства я содержу свой наёмный отрад. - Вкус напитка оказался кисло-сладким. Это было какое-то крепенькое винцо. На дне искрился небольшой осадок.

Антони Сервантес сделал большой глоток и со вкусом посмаковал его.

- Знаете... я доверюсь вам. Этот союз - единственная надежда Камта... на свободу. Надеюсь, только... что мы будем способны за неё платить. - Президент Камта выбил свою трубку и набил её заново.

- Формальности... отложим на потом. Кроме того... я попросил бы вас выступить... перед кабинетом министров. Их неплохо бы заранее... привлечь на свою сторону. Политика... знаете ли. Очень скучно и трудоёмко. Это было при оккупации, а теперь я ... жду оживления. Вылезут из своих нор... новые лица. Мне придётся доказывать, что не поддерживал оккупантов... что не ищу личной выгоды, связавшись с вами. В конце концов, придётся доказывать, что я не верблюд. А ведь я должен управлять целой планетой. Сколько времени приходится тратить на политические... дрязги.

Мой собеседник взглянул на стаканы и снова наполнил их. Я отложил трубку, потому как понял, что накурился на день вперёд.

- Горькая ирония в том... понимаете ли... что мне приходится бороться за власть, но это не та функция президента, что необходима городу. Народ выбирал управляющего, а мне... довольно значительную часть рабочего времени приходится быть политиком.

- Странно слышать такое из ваших уст. Неужели вы не хотите быть политиком? меня заинтересовала позиция этого человека. Ведь, чтобы стать самым главным в гражданском обществе, нужно быть асом политических игр, а значит очень любить это дело.

- Сказать "не хочу", значило бы... слукавить. Меня всегда привлекала политическая карьера... пускай даже всего лишь в масштабах моей родины. Но тот идеал, который я в двух словах вам обрисовал... я стараюсь быть поближе к нему... насколько это возможно в данных условиях. То есть быть скорее управляющим, когда мне это позволяют обстоятельства и... моё честолюбие.

Я решил поддержать эту тему и попытаться понять, насколько этот дядя всё же лукавый.

- Ну и насколько же это получается? - спросил я очень учтиво, чтобы не допустить во фразу издёвки. Ссориться с Сервантесом я не хотел. Он был мне нужен, да и вообще просто был по душе.

- Мне, знаете ли, повезло. Политикам... бывает... приходится менять свои убеждения. Мне всегда нравилась идея развития Камта. У нас необъятные горизонты... гигантская часть планеты всё ещё пустынна. Да и в самом городе многое можно сделать. Так вот... этот мой план... находит очень хороший отклик среди моих избирателей. К тому же люди ещё хорошо помнят... предыдущего президента. Большой штат помощников... шикарные лимузины, перекрытое движение... и ни одного выполненного обещания. Правда и времена тогда были... похуже. При нём Камт был оккупирован... а при мне - стал свободным.

Произнося последнюю фразу, Антони Сервантес победно улыбнулся, будто освобождение Камта это его заслуга. Но лёгкая примесь иронии к себе самому делало эту улыбку обаятельной.

- Теперь... благодаря вам... я впервые могу планировать эволюцию Камта по-настоящему... а не искать компромиссы между приказами захватчиков и нуждами государства.

Сервантес наконец вспомнил про свой стакан и залпом допил его. Потом он слегка подался вперёд, и глаза его возбуждённо расширились.

- У меня осталось два года до выборов. Я могу попробовать осуществить свою самую заветную мечту... продолжить строительство Малой полости. После войн за Наследие лишь один президент... пробовал это. Я попробую... собрать средства достаточные хотя бы для того, чтобы начать. Если успею, то думаю... на выборах... всех конкурентов обставлю всухую.

- Не забывайте, Антони...

- Пожалуйста, называйте меня просто Тони.

- Тони. Мы находимся в состоянии войны, и именно туда должны идти основные средства.

- О, не беспокойтесь, Миха. Я не фанатик и... умею правильно расставлять акценты, - он мягко улыбнулся. - Обещаю, что основной статьёй бюджета будет свобода Камта.

В этот момент дверь в кабинет отворилась и вошла женщина с подносом. Её немного портил излишек косметики и чересчур серьёзное выражение на миловидном лице. На мой немой вопрос Сервантес ответил.

- Мой секретарь, Кара. Занимается всем, на что у меня не хватает времени... включая и мои привычки.

Мы заняли руки чашками.

- А теперь, дорогой мой Миха, расскажите мне, пожалуйста... о вашей великолепной битве с кланом.

Вечером того же дня нам с Тони пришлось выступить перед кабинетом министров, в правительственном секторе на Первой полости. Второй раз объяснять ситуацию с Содружеством Независимых Планет было уже не так приятно. Ни посидеть, ни покурить не довелось. Зато довелось ходить взад-вперёд перед картой планеты, размахивать руками, изображая уверенность в победе, и главное, втолковывать потихоньку этим достойным господам, что не покушаюсь на их исполнительную власть.

В итоге мне, похоже, поверили, и после долгих уверений о содействиях и т. п. и т. д., попросили поприсутствовать на официальном обращении президента к народу. После этого обращения сразу состоялась пресс-конференция, где и мне и президенту пришлось ответить на множество вопросов. Тони вообще-то был против проведения дополнительных акций, но уступил под натиском своего строгого секретаря Кары. Затем состоялся фуршет с участием членов правительства, знати и той же прессы. Там я ещё несколько раз рассказывал всё с самого начала. В итоге в больницу, несколько палат которой стали нашей штаб-квартирой на эти дни, меня привезли довольно поздно, усталого и хмельного. К тому же в табаке президента (скорее для аромата, чем для эффекта) содержалось немного марихуаны. После многих выкуренных трубок (смесь действительно у Тони замечательная) и некоторого количества хорошего спиртного, в голове стал скапливаться туман.

На следующий день, по приказу президента, нам выделили роскошнейшие хоромы. Квартирка оказалась трёхэтажной, и для каждого бойца в ней нашлась комнатка. Я лишь гадал, что за набоб здесь обитал. Расположились мы с максимальным комфортом и шиком, но мне не суждено было долго им наслаждаться. Нужно было решить проблему Терсуса. Улетая с этого мира, я оставил там всё в крайне туманном состоянии. Кажется правительство этой планеты не питало к нам благодарности за освобождение. В борьбе с кланом Акул было бы глупо пренебречь таким богатым ресурсом, а потому я решил лететь туда как можно скорее и попробовать всё же пристроить Терсус к СНП. На всю операцию должно было уйти три недели, а к этому времени я уже ожидал клан Акулы на Камте. С помощью гиперволнового генератора командир вражеского лёгкого звена сообщил о поражении сил клана, и главари Акул должны были готовить в данный момент ответный ход.

Кстати, меня удивила реакция моих друзей, которые чрезвычайно изумились ещё на Гане, узнав о существовании там гиперволнового передатчика. В кланах почти на каждой планете имеется хотя бы один, причём, обычно в мобильном исполнении. У сфероидов же монополией на межзвёздную связь владеет таинственная и мрачная организация Комстар, неприятно известная кланам.

Тем не менее, раньше чем через месяц Акулы на Камте появиться не могли, им ведь надо собрать совет клана, я им устроил событие из ряда вон выходящее. Пока соберётся достаточное количество членов совета, пока выберут командующего операцией (за эту честь будет идти упорная борьба), пока приготовят технику.

Тем не менее времени у меня было в обрез. Наш шаттл "Кит" по моему приказу, полетел к Т-кораблю с максимально возможным ускорением, как только мы загрузили его всем необходимым. Главным в моё отсутствие я оставил Грега. С собой взял Саша и Саида. Выбрал их, чтобы показать, что не перестал доверять им после поражения в шлюзе. Из оружия мы прихватили лишь лучевые пистолеты, дабы показать наши мирные намеренья.

К тому же я решил сделать хитрый ход. Клановцы заботились лишь о важнейших надобностях миров (типа хлеба насущного, которым не единым жива цивилизация), плюя на интересы коммерции. На фуршете я объявил, что лечу на Терсус с практически пустым шаттлом, и что могу за небольшие комиссионные довести торговца с товаром, а затем отвезти его с закупками обратно. За предложение ухватились несколько богатеев со склонностью к авантюрам. Я хоть и военный человек, а понимал, что куш у них наклёвывается очень неплохой. Склады Камта ломились от промышленных товаров и сырья с других планет. Кланы не позволяли существовать коммерческому флоту, а всё, по их мнению необходимое, перевозили сами. Теперь же весь флот на планете начинался и заканчивался моим шаттлом. С другой стороны на Камте можно было очень хорошо продать металлы и атомное сырьё, которое добывалось на Терсусе, где в свою очередь очень нуждались во многих товарах Камта.

Четыре купца изъявили желание лететь со мной, несмотря на жесткие сроки погрузки, малое время пребывания на Терсусе и вообще-то риск для жизни, планетка отнеслась к нам не так уж дружелюбно. Таким образом, я надеялся связать планеты торговыми интересами, а затем может и политическими.

Грегу я составил некоторый план действий. Он должен был за время моего отсутствия, привести в боевую готовность максимально возможное количество "железа" и восполнить недостаток личного состава. Кроме того, начать производство минного оружия. У противника будет заведомо больше боевых единиц и это наверняка будут только боевые роботы. Из истории Войн за Наследие Звёздной Лиги, я знал, насколько эффективными могут оказаться нетрадиционные виды борьбы с БР. К тому же у нас было исправных орудий несколько больше, чем необходимо для вооружения всех имеющихся роботов. Этот излишек я решил посадить на глайдеры, тем более что обучить новичка управлять боевым глайдером много проще, чем роботом. Поставить орудие на гражданскую машину, задача непростая, но я надеялся, что среди промышленников найдутся ребята способные её решить. И последнее, я попросил Грега попробовать подобрать в команду несколько талантливых парней на роль техов.

Глава 27.

Путч или революция.

Полёт от Камта к "прыгуну" и от него к Терсусу прошли с ускорением напряжным даже для матёрых космических волков, как говорят во Внутренней Сфере. Никто, конечно же, не получил много удовольствия от такого путешествия. Капитана Ригса я попросил рассчитать подходящую "пиратскую" точку выхода в системе Терсуса, из которой мы могли бы сигануть обратно к Камту сразу после подзарядки батарей нашего "Вези". Время зарядки, как сообщил мне Ригс, будет примерно двенадцать дней, так как солнышко у Терсуса что надо.

Ригс Смирнов ещё ни разу не выводил корабль в "пиратскую" точку. Но он стал наследником технической литературы прежнего капитана "прыгуна" и последнее время много тренировался на имитаторе, и освоил на нём все стандартные выходы из гиперпространства. Конечно же, опыта имитатор не заменит. Поэтому Смирнов не стал выходить близко к четвёртой планете, это слишком опасно (из-за близости к звезде) даже для опытной команды.

Подлетая к Терсусу-4, я связался с правительством мира. Узнав меня, молодое лицо на экране сменилось на лицо явно ответственное. Оно было постарше и потолще, но всё же с остатками замешательства на своей поверхности. Лицо осведомилось о цели моего прилёта, как будто я не обещал им ещё залететь. Я коротко, но дипломатично сообщил, целью является предложение о вступлении Терсуса в Содружество Независимых Планет. Лицо проговорило, что этот вопрос, конечно же, следует обсудить, и что для этого в Эхорке соберётся совет, и они меня выслушают.

На космодроме Эхорка к "Киту" подкатил лимузин (произведенный, кстати, на Камте), и я вместе с Сашем и Саидом покатили к зданию занимаемому советом. Здание было внушительным и напоминало множество правительственных сооружений во многих других мирах. Увидев трюм "Кита" (у нашего старого шаттла давно отсутствует пассажирский люк выхода и приходится пользоваться грузовым трапом), свободный от боевой техники, водитель лимузина во время поездки что-то бубнил в переговорное устройство. Это не показалось мне хорошим знаком. И действительно, видимо в виду отсутствия у нас сиюминутной военной мощи, совет решил снизить запланированное количество вежливости, полагающееся представителям СНП. К нам опять вышло лицо наподобие первого, которое я видел на мониторе "Кита". Молодой человек сухо сообщил, что полностью совет ещё не собрался и необходимо немного подождать. Я заметил, что у совета было достаточно времени (около десяти часов, причём с утра), и он сослался на досадные технические неувязки. Нам выделили комнату с диваном и несколькими креслами и оставили одних. Диван и кресла по-видимому просто не успели заменить чем-нибудь пожёстче, по крайней мере обнаруженный нами бар в стене оказался освобождённым от чего-либо полезного или приятного для нас.

Мне всё это было, в общем-то, параллельно, а Саша, который обиделся на весь Терсус, я успокоил. Не то чтобы я так просто сносил оскорбления, просто отвечать на подобное мелкое хамство, тем более мелкое, что производилось оно правительством двух планет, мне показалось не слишком крутым поступком. Кроме того, я питал относительно совета определённые надежды. А посему я, как старший, развалился на диване и уснул, привычка спать в любое необходимое время выработалась у меня давно и находилась в списке полезных и культивируемых способностей. Мои спутники расположились в креслах и вели неспешный трёп.

Продержали нас только полтора часа, наверное, из-за того, что я всё равно спал. Проснувшись от шума открывающейся двери, я увидел в проёме того же молодого человека, который и привёл нас сюда. Он попросил меня следовать за ним и без оружия. Видимо за нами следили не только оптическими средствами и заметили спрятанные под одеждой пистолеты. Я лишь надеялся, что мы не получили при этом лишних рентген (от таблеток выводящих нуклиды у меня понос), а возникать не стал, просто отдал свой пистолет Сашу и пошёл за парнем. Опасности я не чувствовал, совет Терсуса понимал, что "Злые Твари" могут организовать грандиозное возмездие, если понадобится.

Я вошел в зал и остановился около стола совета. За столом с различной, но респектабельной шириной лиц сидели советники. Их оказалось всего тринадцать, а они не могли вовремя собраться, как будто их вызывали из разных углов Внутренней Сферы. Пятеро из них были мэрами городов Терсуса-4, остальные занимали посты министров плюс председатель совета, тот дядька с которым я говорил после битвы с Акулами на этой планете.

- Господа совет, - начал я. - Я главнокомандующий военными силами Содружества Независимых Планет. Содружество является оборонительным союзом миров для совместной защиты против любого агрессора. Вы помните, конечно, что совсем недавно на вашей планете произошёл бой между поработившим Терсус кланом Бриллиантовых Акул и моим личным отрядом "Злые Твари". Результатом этой баталии стало освобождение вашего прекрасного мира. Я увёл свои силы с планеты, чтобы доказать вам свою добрую волю и нежелание принуждать силой ваш народ делать что-либо. Сегодня я вернулся предложить вам от лица двух хорошо вам известных миров - Ганы и Камта - стать полноправными членами нашего Содружества. Вместе мы сможем жить свободно, несмотря на враждебные силы. Я говорю о клане Бриллиантовых Акул, именно они представляют в данный момент главную угрозу для любой свободы в этой части пространства. Две недели назад мы одержали уверенную победу над превосходящими силами клана и освободили Камт. С тех пор силы наши выросли, и мы располагаем более чем сорока боевыми роботами, а помимо этого и другой техникой. С вашей помощью мы сможем укрепить свои позиции настолько, что Акулы откажутся от желания обладать нашими богатыми планетами. Замечу так же, что вступив в СНП Терсус оказывается в наиболее выгодной позиции, так как со стороны Внутренней Сферы он закрыт Ганой, а со стороны вторжения клана - Камтом. Поэтому, вполне возможно, что Терсус больше не узнает огня войны, хотя при ведении боевых действий в наше время линии фронта как таковой не существует. Чтобы укрепить дружеские отношения, со мной прилетели представители Камта, которые привезли с собой товары и хотели бы торговать с вами. Я надеюсь, что взаимная польза от торговли сдружит наши миры. Теперь, если у вас есть вопросы, я буду рад на них ответить.

Я остановился перед столом совета. Вряд ли мне предложили бы сесть, а я не собирался переминаться с ноги на ногу, как кадет перед экзаменатором, и поискал глазами стул. Подходящий предмет мебели нашёлся неподалёку, один из секретарей вышел за чем-то. Я сделал вид, что это стул для меня, взял его, поставил там, где до этого стоял, и уселся. Положив ногу на ногу, я стал рассматривать совет. Кое на кого из мэров я, пожалуй, произвёл хорошее впечатление, но все министры смотрели на меня волками.

- Вас ведь никто не просил нас освобождать, кто вообще сказал, что Терсус был порабощён. Клан давал нам защиту, а вы нас оставили без неё. - Всё это довольно запальчиво сказал один из министров. Во время моего выступления он постоянно поглядывал на председателя. Похоже, все министры ходят под ним.

- Так ведь я и предлагаю вам защиту, причём именно предлагаю. Тогда как клан навязал её вам силой. Именно это я и называю порабощением, ведь Терсус был ограничен в правах на развитие, на торговлю с другими мирами, на право решать самостоятельно все внутренние проблемы, наконец.

- Вы тоже нас принуждаете! На Терсусе из-за вас не осталось ни одного боевого робота. Вы все их забрали, а многие из них ранее принадлежали защитникам Терсуса. - эта лысая лощёная морда стала меня раздражать.

- Эти роботы - военный трофей, честно взятый в бою. Вы не смогли бы сами отбить их у клана Акулы, а, следовательно, они вам больше не принадлежат. Вступая в СНП, вы приобретёте больше прав и меньше обязанностей, чем когда находились под игом клана.

Запальчивый министрик хотел было вскочить, но взглянув на председателя, передумал. Вместо него заговорил сам председатель.

- Не могли бы вы уточнить, господин главнокомандующий (здесь он слегка улыбнулся), о каких правах и обязанностях идёт речь. - Это был седой бодрый старик, единственный сухощавый человек в совете, за исключением пары мэров. На нём висело чёрное бесформенное одеяние похожее на хитоны касты учёных в кланах. Его можно было бы посчитать за отличного дядьку если не смотреть в глаза. Отношение к моей персоне не осталось для меня загадкой.

- С удовольствием. Любая планета Содружества может в полной мере пользоваться всеми правами свободного мира. В том числе иметь военный и торговый флот и армию, не входящие в силы Содружества. С другой стороны, каждая планета Содружества обязана поставлять ресурсы и технику необходимые для поддержания в состоянии боеготовности вооружённых сил СНП и не препятствовать набору личного состава войск Содружества из числа граждан этого мира. В данный момент основной силой СНП является отряд "Злые Твари" - наёмники. Содружество платит им по стандартным тарифам наёмных войск. В свою очередь я, как главнокомандующий (тут я слегка улыбнулся председателю) силами СНП, а, следовательно, и его координатор, обязуюсь с одинаковым рвением защищать любую планету Содружества. Помимо этого я обязуюсь не требовать от мира ни более того, что он может дать, ни менее чем требую от других.

- Никто не умаляет ваших заслуг, но ваше самопровозглашение координатором Содружества Независимых Планет противоречит демократическим основам правления на нашей, да и на многих других планетах. - Председатель с ехидцей улыбнуться. Хотя может в недалёком будущем вы собираетесь провести выборы координатора, чтобы иметь возможность стать координатором демократически законно.

Такого поворота я, признаюсь, не ожидал, а потому ответил достаточно жёстко.

- Проведение выборов не имеет ни возможности, ни смысла. Я являюсь фундаментом Содружества, так как техника, являющая костяк военной мощи СНП, является моей собственностью. Если не будет меня, то к чему вам Содружество. Затем я добавил уже мягче, - к тому же координатором вряд ли сможет быть кто-либо родившийся на одной из наших планет. Ведь другие два мира будут наверняка против него. Получается, что я - наиболее выгодная для всех фигура, так как родился далеко отсюда и с одинаковым пристрастием отношусь ко всем мирам Содружества.

Председатель промолчал в ответ. Заговорил один из мэров:

- А какие именно ресурсы, должен будет поставлять Терсус и в каких количествах. И как мы узнаем, что другие планеты в той же мере отдают свои ресурсы в ваше распоряжение.

- Сейчас мы находимся на военном положении, и у меня нет возможности сейчас составлять отчёты и обеспечить работу наблюдателей. Я могу дать вам лишь общие данные об объёмах поставок Ганы и Камта. Но после окончания военных действий, будет разработана справедливая система участия всех миров Содружества в обеспечении армии. Конкретно сейчас мне нужны металлы и другие химические элементы, добываемые вашим миром, для производства необходимых сплавов и взрывчатки. Их количество вам передадут с моего шаттла вместе с остальной информацией. Кроме этого мне необходимы два шаттла с командой.

Совет заметно переполошился. У Терсуса-4 было шесть шаттлов, которые использовались для сообщения с Терсусом-5. На каждый из пяти городов приходилось по одному шаттлу, и один ещё стоял в профилактическом ремонте. На Терсусе-4, кстати, был док для осуществления полноценного ремонта шаттлов, укомплектованный хорошо обученным персоналом. Но средств для получения новых шаттлов и планеты не было, и совет конечно не желал отдавать имеющиеся.

- Сейчас у меня только один челнок, и мне просто необходимы ещё несколько. Иначе я не смогу перевозить сразу все имеющиеся у СНП войска. Через некоторое время Содружество купит несколько шаттлов во Внутренней Сфере, и мы отдадим вам ваши. Слово взял председатель:

- Вы были очень убедительны, спасибо. Теперь совету необходимо посовещаться и обсудить возможность принятия вашего интереснейшего предложения, - он говорил как-то витиевато, как будто специально, для того чтобы его было сложнее понять. - Будьте любезны, подождите вместе с вашими спутниками.

Что ж, пришлось оставить господ политиков заниматься своим высоким искусством. Я вышел и взял за локоток молодого человека, который собирался проводить меня в нашу комнату, и сказал ему:

- Мне и моим друзьям необходимо перекусить. Отведи меня к вашему буфету.

Парнишка не ждал такого подвоха и не смог ничего соврать. Мы дошли с ним до богатого буфета, набрали там полные руки всякой всячины и вернулись в комнатку, где куковали Саид с Сашем. Я предложил парнишке закусить с нами, но он, наконец, обрёл дар речи и вежливо отказался, освободился от наваленной на него снеди и покинул нас. Наш импровизированный фуршет продолжался не более получаса, меня снова вызвали к совету. Саид с Сашем довольные остались доедать и допивать.

Совет, по-видимому, не менял своего положения, нижние полушария этих господ, наверное, покрывали профессиональные мозоли. Стул, на котором я сидел, заботливо убрали. Правда, председатель тоже встал.

- Господин координатор Содружества Независимых Планет. Вы многое нам сказали и многое пообещали. Мы не ставим под сомнение ваши слова, но как лица ответственные за судьбу двух планет, мы не можем полагаться на чьи бы то ни было бездоказательные заявления. Прошу нас простить, но Терсус будет развиваться по своей линии, отличной от СНП. Однако мы не против развития торговых отношений между мирами. Вы можете продавать на Терсусе привезённые с собой товары после прохождения таможни и уплаты сборов. Сейчас вас отвезут на космодром, чтобы вы могли оставить на вашем шаттле оружие. Его ношение запрещено на нашей планете.

Я выдержал, как мог, паузу и постарался взять себя в руки.

- Мне понятна ваша позиция и ваши мотивы. Вы надеетесь на выгодное положение вашего мира, но я не разделяю эту точку зрения. Как я уже говорил, единственный торговый флот в этой части пространства это флот Содружества, и он работает только для Содружества. С точки зрения обороны, ни Камт, ни Гана не закрывают вас от вторжения клана. А уж Федеративное Содружество уж и подавно не побрезгует возможностью присоединить ваш богатый мир к своей мошне.

Запальчивый лысый министрик подскочил, и, указывая на меня пальцем, пытался провизжать что-то вроде "вы не посмеете", только слова плохо подбирал. Я перебил его громовым "я всё сказал" (правда круто?) и вышел.

Мой проводник делал вид, что ведёт меня, едва поспевая за моим шагом. Мы влетели в комнату с диваном, и здесь я понял, что веду себя как оскорблённая барышня. Поэтому я вновь выдержал паузу, и после неё сообщил Сашу и Саиду, что здесь мы потерпели полный облом. Показав на бутылки, которые следовало захватить с собой, я двинулся к выходу.

Вернувшись на шаттл, мы ещё немного перекусили, запивая стыренным (кстати, очень неплохим) спиртным, а потом посовещались и решили пойти погулять по городу. Шаттл нам уже смертельно надоел. По пути я увидел наших купцов, заполняющих в кают-компании таможенные декларации с кислыми минами. Один из них пожаловался, что самые высокие пошлины установлены на товары, производимые на Камте. Но, судя по тому, что они не бросали своего занятия, в накладе купцы не останутся. Правда, их торгашеские души были ранены отсутствием времени на поторговаться хорошенько и на понабивать цену своему товару. В утешение я сунул им бутылку хорошего коньяку из новоприобретённых запасов.

При выходе из космопорта, мы увидели, что таможню уже успели реанимировать. Я так зло зыркнул на пухлого таможенника, что если он и хотел осмотреть наши вещи, то благоразумно забыл об этом.

Мы просто шарились по городу, вполне красивому и довольно большому. Облака, пусть бледные и тощие, но зато на синем небе, приятно веселили глаз. Нам попадалось на пути множество горожан, но нас они в лицо не знали, а я не придумал пока с чего начать расспросы. За нами велась непринуждённая слежка, но хвосты мне не мешали. Кроме того, мы не смогли бы их сбросить в городе, где сами впервые гуляли, а они долгое время работали.

Ко мне подошёл ничего особенного из себя не представляющий дядька лет пятидесяти и жестом попросил прикурить, а словами сказал:

- Есть возможность получить информацию о правительстве, если заинтересованы, махните рукой.

Я протормозил пару секунд, но потом до меня дошло, и махнул рукой, мол, нет огонька. Дядька сделал вид, что пошёл своей дорогой, но в этот момент один из неброских глайдеров, едущих по дороге, свернул к обочине и затормозил около нас. Дядька открыл дверцу и пригласил нас в салон. Я скомандовал "за мной" и залез в автомобиль. Мы разместились на заднем сиденье, едва поместившись втроём, а наш проводник вскочил на переднее. Водитель нажал на газ.

На первом же перекрёстке мы свернули, пролетев всего лишь пару кварталов, свернули ещё раз и сразу въехали в подземный гараж под одним из домов.

Наш провожатый не был похож на какого-нибудь секретного агента. Скорее он походил на пожилого клерка. Некоторый излишний вес, но и некоторая подтянутость. Мягкие пухлые руки. Коричневый в крапинку пиджак с полосатой рубашкой не совсем в тон и серые брюки из материала похожего на войлок. Только прическа была несколько необычна. Длинные вьющиеся волосы, чуть не доходящие до плеч (как у какого-нибудь второсортного спортивного агента на Сорярисе-7), пепельного цвета. Ну и что? Просто пятидесятилетний клерк. Пытается поддерживать форму каким-либо видом спорта, где не обязательно сильно выкладываться. Ну, питает слабость к эксцентричным причёскам, или считает, что в свои годы должен выглядеть креативно. Правда, я так и не разглядел лица, а быстрота, с которой он оказался в машине, говорили о ловкости и силе.

"А может так они и выглядит. Так вот ты какой - тайный агент", - подумал я, в конце концов.

Пока мы мчались дядька, не оборачиваясь, произнёс следующий монолог:

- С вами желает поговорить мэр Эхорка Эдмонт Тери. Он имеет сообщить вам некоторую информацию о существующем правительстве и несколько предложений. Подробности вы узнаете от него. Сейчас мы сменим транспорт.

В гараже мы пересели в другой глайдер, посолиднее первого, но тоже не слишком бросающийся в глаза. Выкатившись из другого въезда, мы спокойно покатили по городу.

- Вы считаете, что мы так просто сбросили хвост? - спросил я агента.

- Несомненно. За вами следили лишь пешие, да и тех было только трое. Подвоха они не ждали. Когда я подошёл к вам, конечно же, они подняли тревогу. Но подвести транспорт времени у них не было. Они не могли видеть, как мы въезжали в гараж, а, следовательно, не знают, что мы сменили машину.

Он говорил уверенно, и сказал зачем-то (возможно приказ мэра), что тайная полиция мэра Тери является чем-то вроде секретного отдела в министерстве внутренних дел Терсуса. О её существовании не знает руководство МВД, а лишь посвящённые агенты, которые в свою очередь в курсе всего происходящего в министерстве.

Мы неторопливо доехали до окраин города, и опять спустились в подземный гараж. Там зашли в лифт и спустились ещё ниже. Только здесь я разглядел лицо агента. Цепкие серые глаза чуть светлее волос. Угловатый подбородок и решительные складки в углах рта. Высокий лоб, частично скрытый причёской. Правда, вот нос какой-то обрюзгший. Но всё равно, такие глаза я бы заметил сразу. Понятно. Маскировка.

Это был вовсе не штаб, а просто берлога, для того чтобы лечь на дно, или провести конфиденциальную встречу. Агент, он кстати представился как Торб, показал в какую дверь нам идти, а сам ушёл через соседнюю. Мы прошли в указанную комнату и увидели там развалившегося на диване мэра Эхорка. На совете он не произнёс ни слова, но как видно не из-за отсутствия силы. В составе совета, думаю, он входил в тройку по нежирности лиц. В чёрных густых волосах блестела благородная седина. И вообще благородство сквозило во всём его внешнем виде. Даже как-то чересчур.

- Эдмонт Тери. - представился он, встав, и протянул мне руку. Я представился сам и назвал своих спутников. С ними мэр тоже обменялся рукопожатием.

- Мистер Миха... - отсутствие фамилии, похоже, мешало и ему. - Я пригласил вас сюда, потому что решение совета, столь неблагоприятное для вас, не было принято единогласно. Присаживайтесь, пожалуйста, не желаете ли выпить?

Мы сели напротив мэра. Между нами стоял низкий столик с несколькими бутылками и четырьмя стаканами. Каждый налил себе напиток по вкусу.

- Когда клан одержал победу на Терсусе, то посадил членов тогдашнего совета в тюрьмы и потихоньку згноил. Хотя была проведена видимость выборов нового совета, посты в нём заняли ставленники клана. Они выбрали местных политиков средней руки или начинающих, которые были согласны проявлять лояльность клану в обмен на власть. Однако мэров городов клановцы не стали менять, а лишь провели необходимый инструктаж с внушением.

- Значит вы избранный народом мэр?

- Представьте себе, нет. - Тери смущенно улыбнулся, - дело в том, что двое мэров неблагоразумно начали подпольную деятельность против клана. Их разоблачили и теперешняя их судьба мне не известна. На их места, путём нехитрых махинаций были поставлены новые люди. Один их них - ваш покорный слуга.

- Но почему тогда, в отличие от советников, вы хотите нам помочь? - спросил я.

- Я патриот, - сказал, как припечатал. Получилось несколько напыщенно. - Я решил тогда, что, даже подчиняясь захватчикам, я смогу принести пользу своему городу. - Говорил мэр Эхорка гордо, но об искренности этого ответа я тогда так и не пришёл к единому для себя мнению.

- И чего же я могу ожидать от мэров Терсуса? Как вы относитесь к идее входа в СНП?

- Мэры не проявляли активности в политике при клане. - На лице Тери отразилась тень огорчения. Политикан блин. - Но сейчас мы уже можем бороться за власть. И не боимся, как советники, что станем не нужны Терсусу. Я знаю настроения мэров, все они не против объединения с Содружеством, это ведь большая выгода для каждого города. Исключение составляет мэр города Дентер, тоже поставленный на свой пост кланом. Но и он не в оппозиции нам, сохраняет нейтралитет.

- Что же вы мне предлагаете, переворот? - я пробовал ставить вопросы рёбрами, чтобы этот мэр был вынужден говорить поконкретнее.

- Поймите, совет до прихода клана существовал только в силу традиции. Все основные решения принимали мэры и приводили их в жизнь, каждый в своём городе. Исключений не было даже в разработке ископаемых на Терсусе-5. Клановцы передали власть министрам и председателю совета. Теперь они могут её потерять, и поэтому у вас нет шансов убедить их принять вашу сторону. В своём городе я имею власти меньше, чем председатель, а ведь я мэр. В других городах дела обстоят получше, но и там остаются причины для нашего недовольства.

Итак, всё как обычно. Одним не хватает власти, другие не желают ею поступиться. Политика.

- Почему вы заинтересованы во мне как в союзнике. Сами не можете провернуть дельце?

- Я приказал Торбу рассказать вам немного о своих силах, но помимо этого должен сообщить, что все отряды специального назначения и быстрого реагирования подчиняются лишь совету. В других городах похожая ситуация, мы не способны сами решить этот вопрос с позиции силы.

- Вы считаете, что это под силу мне? - я пристально посмотрел на Тери. Неужели он не знает, сколько со мной людей. - Должен сообщить вам, из моих сил на Терсусе присутствуют лишь те, которые вы видите сейчас перед собой.

Так и есть, Тери этого не ожидал. По лицу мэра разлилась бледность. Проступили, скрытые ранее морщины, теперь ему на вид было лет сорок.

- Тогда... тогда просто не представляю, что можно сделать, - только и пролепетал он.

Я помолчал размышляя. Мне это предложение было очень на руку, а отсутствие силы действительно стало досадной неувязкой.

- Сколько у вас людей?

- Тридцать семь агентов. Персонал мэрии не заслуживает доверия.

- Да, с такими силами вооружённое восстание не провернешь. Но... что вы скажите о путче?

- Это ведь гражданская война. - Эдмонт выстроил позу оскорблённой невинности.

- В некоторой степени.

- А вы уверены, что сил достаточно? - на невинность мэр явно наплевал.

- Это зависит от настроений в народе.

- Клан не пользовался популярностью, они очень жестко подавили остатки нашей обороны. Это не только боевые роботы, но и пехота. Погибло много людей. Кроме того, все знают, что нынешний совет не выбирался, только вслух об этом не говорят. Правда, наша нация довольно-таки меланхолична. Уровень жизни в последнее время совсем неплох, хотя мог быть и лучше, и вполне устраивает многих. Но люди ещё помнят и лучшие времена, и они рады поражению клана.

- Я считаю, что попробовать можно. Если организовать демонстрации и митинги, то мы сможем низложить совет. - А что мне ещё оставалось? Другой возможности разрулить Терсус не было видно.

- Ваша уверенность вдохновляет меня. Нам необходим план действий, медлить нельзя. Что вы предложите, я полагаюсь на ваш опыт.

Главными картами в моих руках были отношение народа к клану, к совету и к нам. Интересно, как далеко могут зайти местные жители.

- Населению сообщили о нашем прилёте?

- Нет. Информация об этом замалчивалась.

- Тогда будет необходимо провести телепередачу во всех городах, и так, чтобы её нельзя было заглушить или подавить. Для этого необходимо будет захватить телестанцию и удерживать её всё время эфира, а потом организовать отступление. Я объявлю о своём приезде, объясню народу, что к чему и призову сбросить совет. Вашим агентам надо сегодня же создать сеть из людей для проведения митингов. Организуйте производство транспарантов, они понадобятся в самое ближайшее время. Бучу надо поднимать завтра - послезавтра, пока МВД не начало широкомасштабный поиск. Пошлите надёжных людей к другим мэрам, им будет необходимо провести то же самое. Ничего если у них всё будет происходить с запозданием, ведь совет всё равно находится в Эхорке.

- Что ж, вы, наверное, считаете, что к приготовлениям необходимо приступить немедленно?

Мы пригласили в комнату Торба, который оказался координатором тайной полиции. Вошедший Торб сильно уже изменился. Пухлого носа как ни бывало, вместо него другой, острый с горбинкой. Волосы как будто прямые, собраны в маленький пристойный хвостик, тронутый сединой. Всё же кабинетный работник, только уровнем выше. Полувоенный костюм и выправка, ещё борющаяся с надвигающейся тучностью, делали Торба очень подходящим для занятия какого-нибудь чина в МВД. Чина может и довольно высокого, но не руководящего и без лишних честолюбивых надежд. Причём Торб, как и все сотрудники секретной полиции, действительно занимал какой-то пост в МВД Эхорка.

Торб ни как не прокомментировал свою перемену, видимо это было ему не впервой. Я постарался не выдать своего удивления.

Мы принялись строить планы. Чуть позже, Торб выделил нам агента, с которым мы с мэром поехали на какую-то телестудию, где знак МВД открыл нам все двери. Мы вместе с Эдмонтом Тери записали послание к народу, в котором он представлял меня и призывал выйти на улицы в знак солидарности с другими мирами против клановцев-захватчиков. Вышедший на улицу народ будет собираться в толпы (по крайней мере, мы надеялись на это), и наши люди должны были распространять среди толпы настроения и транспаранты и направлять ход событий. Основной проблемой связанной с управляемостью народа была нехватка оперативников. Из тридцати семи человек четверо уехали в другие города Терсуса, чтобы связаться с их мэрами. Ещё четверо на различных предприятиях готовили транспаранты и другую фурнитуру для митинга. Оставшиеся, исключая Торба, активно увеличивали агентурную сеть.

К утру Торб обещал прибавление в двести пятьдесят - триста человек, правда, не стопроцентно надёжных. Он объяснил, что каждый уважающий себя оперативник имеет на примете людей, которых при надобности можно, так или иначе, использовать. Но для города с населением около десяти миллионов человек, этого было, безусловно, мало, пусть даже на улицы выйдут всего треть горожан. Поэтому половина агентов будет заниматься вербовкой прямо в толпах. Операцию в основном планировал Торб, у него в отличие от нас был хотя бы теоретический опыт проведения людских волнений.

Глава 28.

Выстрел.

Нас разбудили незадолго до полудня. Улицы уже были залиты светом. У большинства жителей начинался выходной, и передачу обращения было решено провести в то время, когда люди в большинстве своём уже проснулись, но ещё не успели разбрестись кто куда по своим досугам. Нам выдали бронекостюмы и шлемы спецназовцев, видимо порылись на складах МВД. На тусклых шлемах были выведены под трафарет символы Эхорка, только разного цвета. Вместе с Эдмонтом я должен был выступить на нескольких митингах, и была возможность покушения на наши жизни. Правда, Тери считал, что советники не посмеют отдать такой приказ, так как покушение сделало бы нас героями в лице толпы и очернило их.

Мы переехали в другую тайную штаб-квартиру, поближе к центру города, где стали завтракать и смотреть телевизор. Тери волновался и жевал механически. Я тоже жевал механически, но уже давно привык и от этого получать удовольствие. Торб сообщил, что покамест всё идёт по плану, и всего к этому моменту мы располагаем триста двенадцатью агентами. По всему Эхорку было расположено десяток телевизионных ретрансляторов. Три из них удерживали люди Торба, самые надёжные. Они рисковали больше всего, возможны были столкновения со спецназом. Торб сам планировал пути их отхода, он волновался за своих подчинённых, но заметно это было только по его скрупулезности. На остальных ретрансляционных станциях люди Торба, пользуясь значками МВД, приказали передавать по всем каналам нужный нам сигнал. Телефонную и визиофонную связь Торб в нужный момент блокирует, пусть всего лишь на несколько минут, и для того, чтобы прервать передачу на ретрансляторах, советникам придётся послать туда кого-нибудь. На это необходимо время, и возможно до стычек со спецназом не дойдёт. Обращение было не очень длинным, и по окончании его должны были поставить на повтор и уходить. Прерывая передачу, совет показывал людям, что боится гласности, и это тоже играло нам на руку.

Время пришло, и на экране появился Эдмонт. Позади мэра мягко колыхалось голографическое изображение флага, который является символом столицы Терсуса. На тёмно синем фоне кольцо, разделённое пятью шариками. Верхний кружок в два раза больше остальных. На него указывает самый длинный луч звезды в центре кольца.

Эдмонт в традиционном официальном костюме мэров Эхорка, стилизованном под старинный мундир. В этом мундире мэр стал очень похож на Керенского, уводящего последнюю армию Звёздной Лиги в страну, которую великий полководец хотел сделать своей мечтою. Ну, или, по крайней мере, Эдмонт походил на одного из ближайших сподвижников Керенского. Мужественная седина блистает. В глазах мудрость и огонь. На мой вкус - чересчур понтов.

Тери начал с краткого экскурса в историю и произнёс заученную речь, рождённую нашим общим мозговым потом. Он рассказал о том, как именно клановцы утвердили советников на их постах. Затем рассказал о участии "Злых Тварей" в освобождении Терсуса и представил меня. Камера отодвинулась, пуская мою рожу в кадр. Тут сигнал резко ослабел, появились полосы и шум. Торб сказал, что четвёртый городской ретранслятор прекратил передачу. Он сидел позади нас и поглядывал на экран портативного компьютера. В начале трансляции он включил информационные бомбы, нарушившие работу телефонов, а сейчас получал сообщения от агентуры и отдавал распоряжения. Со своим компьютером, он заменял полностью укомплектованный командный центр.

Четвёртый ретранслятор не удерживался агентами. Он находился слишком близко к центру и, следовательно, к совету. Мы ожидали, что он вырубится одним из первых. Передача, тем не менее, продолжалась, мы ловили сигнал другого, более отдалённого от нас ретранслятора. Удерживаемые телебашни были выбраны так, чтобы более-менее разборчивый сигнал покрывал большую часть города.

По телевизору, сквозь помехи продолжал свою речь Тери. Он рассказал, как хорошо живётся освобождённым Гане и Камту, под надёжной защитой войск Содружества, и как они процветают в условиях свободной торговли. Эдмонт обвинил совет в преступном нежелании поступиться принципами в пользу безопасности и развития Терсуса. Более того, он обвинил лично председателя в желании вновь подвести их мир под власть клана. Великолепный мэр призвал народ выйти на улицы и объявить свою волю совету, чтобы заставить его исполнять свои демократические обязанности. В заключение он сказал, что эта передача будет сейчас повторена для тех, кто пропустил её начало, кроме того, сообщил места проведения митингов.

- Теперь будем ждать результатов... Ох и заварили же мы с вами кашу, произнёс несколько бледный от собственной отчаянности мэр.

Мы сидели, потягивая слабую настойку на местных кореньях, чтобы побороть нервозность. Первое наше выступление должно было состояться примерно через час, неподалёку от штаб-квартиры. А сейчас, собирающийся народ, развлекали наши "массовики-затейники". Торб сообщал цифры, поступающие к нему на терминал. Сперва число людей на улицах было обычным для выходного дня, когда в городе и так довольно людно. Но минут через двадцать было замечено некоторое оживление. Народу стало больше, и направлялись они в большинстве своём в сторону мест проведения митингов. Говорить об успехе было ещё рано, но счёт был один-ноль в нашу пользу.

Мы вышли к толпе даже немного раньше, чем собирались. До нас её активно разогревали, выступило даже несколько "левых" и довольно агрессивных энтузиастов. Меня и мэра встретили приветственными криками, над народом развивались флаги и транспаранты. Как только их успели наплодить столько за такое небольшое время. Среди толпы стояли машины с телекамерами. Нашу передачу уже давно вырубили, но свободная пресса уже и сама заинтересовалась чрезвычайным происшествием и готовила репортажи. Телевизионщикам мы были очень по вкусу, при клане им не позволяли никакой самодеятельности. Не знаю только, пропустят ли их съемку через ретрансляторы.

Похоже, Эдмонт был не слишком близок к народу. Толпы людей, так внезапно откликнувшихся на призыв, говорили мне, что не так уж хорошо им живётся. Да и меланхоличности заметно не было.

За толпой виднелись бездействующие отряды в форме. В самом начале они пытались хватать заводил и скрутили кое-кого из завербованных. Но большинство агентов пропагандировали в толпах погуще, и народ их не выдал. По словам всезнайки Торба, кое-где уже пробивались пикеты милиции, кое-где людей уже разгоняли газом и водой, но МВД как и нам не хватало сил. Однако с телестанциями они, надо сказать, разобрались очень оперативно. На двух удерживаемых ретрансляторах произошли стычки тайной полиции и спецназа, обе стороны понесли потери. Ни одна из телебашень не успела повторить обращение полностью более двух раз.

Эдмонт поприветствовал народ. В целом он повторил своё обращение с некоторыми поправками и благородно-энергичными жестами. Я рассказал, как живут другие миры, входящие в СНП. Подчеркнул, что они полностью сохранили суверенитет и лишь помогают друг другу по мере сил обороняться от общего врага. Тери после этого призвал совет, ни много, ни мало, сложить с себя полномочия и дать возможность народу воспользоваться неотъемлемыми демократическими правами и выбрать правительство путём честного голосования.

Когда мэр произносил эту фразу, в момент, когда он слегка повернул голову, прозвучал выстрел. Тери упал, мы бросились к нему. Торб приподнял Эдмонта.

- Я не исключал такой возможности. - Старик был само хладнокровие. Тери был в сознании, в глазах его застыл ужас.

- Господин мэр. Не беспокойтесь. Вы не ранены, - всё так же спокойно сказал Торб. - Шлем выдержал.

В воздухе стоял гвалт, визжали женщины. Журналисты сорвались со своих насестов, пытаясь взлететь над толпой, лишь бы пробиться к нам.

- Закончите речь, Тери. - Торб поднял его на ноги и подвёл к микрофонам, прикрывая своей спиной и демонстративно развёрзнув руки.

- Я не ранен. - Эдмонт говорил с трудом из-за пережитого, но успел-таки подавить дрожь в голосе. - Совет сам показал нам сейчас, как он относится к демократии и гласности. Вам решать соотечественники, нужен ли нам такой совет. Тут его стали покидать силы, его лицо стало зеленеть.

Торб и Саш подхватили мэра под руки, и мы сошли с трибуны. Нас провожали поддерживающие крики возмущённой толпы. После этого мы сделали вид, что хотим сесть в глайдер и уехать. Нас бы точно перехватили по пути. Под прикрытием толпы мы вошли в здание, на крыше которого нас ожидал вертолёт МВД, но с флагом Эхорка, нарисованным на хвосте час назад. Тайная полиция перестала быть тайной для МВД, но пока мы их опережали на полкорпуса.

В воздухе нас не пытались перехватить, и мы быстро перенеслись на другую крышу, где и бросили вертолёт, больше мы уже не сможем им воспользоваться. Ещё в вертолёте Торб снял с мэра шлем, осмотрел его и голову Тери. Шлем не был пробит и Эдмонт не получил даже синяка, только испугался. Я, взглянув на шлем, заметил, что стреляли не бронебойным патроном. Какой-то мягкой мелкашкой. Я сказал об этом, и Торб назвал снайпера идиотом.

Мы снова стояли перед толпой. Эдмонт говорил заключительную фразу. Вдруг меня швырнуло назад. Я бы, наверное, устоял, но Саид подножкой повалил меня и прикрыл телом. Заболело предплечье, рядом с ключицей жгло кожу под бронежилетом. Я ничего не видел из-за Саида, но слышал возмущённый голос Тери. Он кричал народу из-за спин телохранителей, что совет пытается убрать нас, нарушая все демократические основы и тому подобное. Мне помогли встать. Я просипел в микрофон, что бронежилет спас мне жизнь и толпа облегчённо вздохнула. Теперь я тоже был героем. Когда мы спускались с трибуны, делая вид что опасаемся возможных выстрелов, я спросил у Торба:

- Признавайся, старина, эти выстрелы ваших рук дело?

Эдмонт аж споткнулся, шагая позади меня. Торб, не меняя шага, спокойно ответил.

- Да, моих. Это сильно подняло ваш авторитет у народа. Я не надеялся, что совет сделает такую глупость, и сам позаботился о покушениях. Люди любят мучеников за свободу, мы подали вас под хорошим соусом.

- Но Торб, как вы посмели не согласовать это со мной?! - мэр гневно смотрел на координатора своей полиции, - вы не имеете права поступать настолько самовольно и подвергать мою... наши жизни опасности!

- Господин мэр. Вы политик, а не каскадёр и не смогли бы говорить спокойно и уверенно, зная, что сейчас получите пулю в голову. На счёт опасности, я вам скажу, её не было. Мистер Миха подтвердит, что теми пулями, которыми стреляли в вас, не пробить ни шлема, ни бронекостюма.

- Да уж, это верно, пожалуй. Хотя плечо у меня зверски болит, и синяк там, наверное, порядочный. - Я вполне понимал Торба и почти не злился на него.

- Не могли же мы плюнуть в вас горохом. Нужна достоверность, эти кадры войдут в историю. А за самодеятельность, господин мэр, я готов понести любое наказание, которое вы на меня наложите, - добавил Торб, весело глядя на Тери.

- Я не буду наказывать вас, старина Торб, это бесполезно, вас уже не переделать. Но ведь стрелок мог чуть-чуть промахнуться и как... в глаз.

- Зря беспокоитесь, этот человек не мажет. Вот и он сам.

Мы как раз подошли к молодому широкому вихрастому парню, который недавно вёл наш вертолёт. Парнишка нам радостно улыбнулся, мол, сработал по высшему разряду. Вот уж блин, молодец. Как мэру, так аккуратненько в шлем скользом, а как мне так в плечо, больно. Для достоверности.

- Приложил ты меня неподетски, приятель. Больше-то не будешь стреляться? спросил я парня.

- Ком не приказывал, - парень улыбнулся, довольно и виновато сразу.

Я взглянул на Торба, тот сделал вид, что внимательно слушает молчавшего мэра. Мы пошли в сторону дома, из которого вышли. - У вертолёта нас ждут. Уходим под землёй, - сухо произнёс Торб.

Я представил, как МВД-шники притаились на крыше. В любом случае в воздухе уже вся их авиация. Мы двинулись с народом, который нас окружил, к подземке. В городах на Терсусе существует нечто вроде пневмота, как на Солярисе-7, только примитивнее. Здесь ходят рельсовые поезда на электрической тяге.

Сперва мне показалась безумством мысль использовать пневмот, то есть подземку. Замечательная могла получиться мышеловка. Но Торб, конечно, знал все подвязки МВД-шников. Когда они поняли, что мы едем под землёй, им было необходимо не менее пятнадцати минут, чтобы взять под контроль движение поездов. Когда я спросил, какую должность Торб занимает в МВД, он ответил мне: "Я второй бухгалтер министерства".

Мы сели в вагон и за пять минут миновали три станции, с пневмотом конечно не сравнить, но вполне неплохо. Мы вышли на поверхность и потеснили на трибуне очередного оратора. Здесь обошлось без стрельбы. И на том спасибо, плечо мое болело как проклятое.

В этот раз Эдмонт в конце речи, сообщил, что на нас было произведено покушение, и призвал идти прямо к дому совета и потребовать, "чёрт возьми" (и прочее справедливое негодование), капитуляции. До дома совета идти было около тридцати минут ходу. Мы двинулись огромной демонстрацией с песнями и плакатами. Народ рвал, метал и желал отставки совета, мы задели верные струны. И с чего это Тери решил, что население Терсуса меланхолично. Вокруг себя я видел на первый взгляд обычных людей, но их рожи уже примелькались мне в подземке, агенты Торба окружали нас теперь двойным, а то и тройным кольцом.

По пути нам два раза встречались пикеты спецназа. В первый раз стоял просто отряд с щитами и дубинами, их просто оттеснили к стенам зданий. Они не рискнули пользоваться своим оружием. Второй пикет состоял и вооружённого спецназа и водомётных машин. Его, по-видимому, поставили уже специально для нас.

Неожиданно из-за передних рядов нашей толпы взлетели гранаты. Опустившись посередине пикета, они стали сильно дымить. Спецназовцы не предусмотрели респираторов, и на пару минут перестали нами интересоваться. Это дало толпе время приблизиться, быстро разлагающийся газ заставил нас лишь прокашляться. Подойдя вплотную, толпа опрокинула пикет. Люди просто отбирали у здоровенных бойцов автоматы. Спецназовцы ведь тоже горожане, в этой толпе были их родные, друзья, соседи. Раздалось лишь несколько выстрелов.

Выйдя на площадь перед домом совета, мы пополнили собой толпу, уже собравшуюся там. Было перевёрнуто несколько глайдеров, но толпа слишком уж сдержанно бесновалась. Перед оградой стояли силы МВД, множество разнообразно серых фургонов. Я порадовался, что клановцы искоренили всякую боевую технику аборигенов. Танки, пулемёты могли стать причиной бойни. Из техники были только бронированные глайдеры с водомётами в башнях. Спецназ был вооружён в основном гранатомётами с газом и станнерами. Припрятанные от клана пороховые и лучевые винтовки были только у двух отрядов. Насколько я мог заметить, уверенности у солдат не было, стрелять по своим они не рвались.

Мы с Эдмонтом, Сашем, Саидом, Торбом и одним телохранителем взобрались на борт перевёрнутого хлебного фургона. Лежал он очень удобно, в центре площади, чуть ближе в сторону дома совета. Я спросил у Торба, не он ли приказал его прикатить сюда и опрокинуть. Координатор улыбнулся и едва заметно кивнул.

Эдмонт говорил в мегафон, хорошо говорил, благородно. То обращался к народу, то к совету, то к солдатам. Я решил, что, пожалуй, теперь уже ничего не случится. Совет не попрёт против народа. Я стоял спиной к дому совета и смотрел на людей. Они радовались, так как и сами начали понимать, что победили. Молоденькие девчонки смотрели на меня с восхищением. Мужчины завидовали, что сами не стоят рядом со мной.

Меня качнуло вперёд, я оступился и, наверное, сбил бы с ног говорящего Эдмонта, но кто-то дёрнул меня за руку и сбросил с фургона. Я упал на руки людей. Меня положили на асфальт, и стало видно небо. Четыре головы заслонили его. Я хотел спросить Торба "что опять? ты же обещал" но не смог говорить. Было трудно дышать, как будто только половина воздуха доходила до лёгких. А в самих лёгких, вернее в одном... чёрт, где право, где лево... как будто вода попала, когда захлёбываешься. И что-то ещё... Какой-то человек вклинился между Сашем и Саидом... незнакомый... нет он был в кольце, когда шли, или... он уколол меня... вот оно, теперь понял, я почувствовал укол в спину перед тем как упасть...

Глава 29.

Навар от свободы.

Этого снайпера идиотом Торб не мог бы назвать, не погрешив против истины. Он стрелял из дома совета, в спину, в сердце, потому что шлем крепче. Пуля особенная, не боевая, для убийства. Реактивный снаряд увеличил свою скорость почти вдвое, пока летел от выплюнувшего его дула до моей спины. Тяжёлая и мягкая оболочка снаряда застряла в бронекостюме и ещё сильнее протолкнула тяжёлый и твёрдый стержень сквозь броню. Снаряд вошёл не совсем под прямым углом, я за мгновение до контакта переступил с ноги ни ногу и чуть повернулся, заглядевшись на девчонок. Поэтому стержень немного отклонился и прошёл рядом с моим сердечком в лёгкое. Центр тяжести стержня был смещен по продольной оси назад (пули с центром тяжести, смещённым по поперечной оси, начинают гулять ещё в воздухе, и далеко ими не стрельнёшь), и стержень повернул в моём теле. Хана таки сердечку, поверни снаряд в его сторону, но повернул он, на счастье, в другую и застрял на выходе из груди в пластине бронекостюма.

Этой историей порадовал меня Торб, когда я пришёл в себя в больнице. Он дал мне извлечённый снарядец, лишь слегка смявшийся. Я провалялся в беспамятстве два дня на стимуляторах замедленной жизнедеятельности. Нашу победу отметили без меня.

А мы реально победили. Председатель совета это понял, когда мы выступали на площади. Его приказ подстрелить меня был продиктован отчаянием, ну и, наверное, злобой. Это, кстати, повлекло за собой человеческие потери. Из-за этого козла многие боевики МВД получили серьёзные увечья от разъярённой толпы. Там, где оборону пытались держать отряды вооружённые боевым оружием, были убитые и со стороны гражданского населения. В целом на совести председателя было двенадцать смертей и около шестидесяти раненых, плюс моё здоровьечко.

В других городах после трансляции нашего обращения мэры воспользовались своим влиянием и поддержали. Там никаких горячих событий не произошло. Последним мэром, который признал совет низложенным, был, конечно, ставленник клана. Лишь увидев, что остался один такой, он понял, что другого выхода у него нет.

После переворота я, конечно, уже мог не сомневаться, что получу практически всё, что захочу. Ведь я был героем Терсуса. Мэры поставили все необходимые материалы, список которых передал им Саш. Шаттл, правда, дали лишь один, да и тот на время. Но я и просил два в надежде хотя бы на один. Каждый шаттл принадлежит какому-то городу, и вряд ли кто-нибудь из мэров согласился бы обездолить свой город в пользу СНП. Тем не менее, шестой корабль достался нам, и даже с командой. Шестой шаттл служил не только запасным, но и учебным челноком. Его капитан Джакомо Рино пожелал остаться во главе корабля, и признал свою обучающуюся команду вполне пригодной для выполнения боевых задач. Команда состояла в основном из молодых людей, которые в большинстве своём были рады сменить образ жизни на более, как им казалось, романтический. Само судно оказалось шаттлом класса "Юнион", внешне очень похожим на класс "Сфера". Можно сказать, он был гражданским вариантом "Сферы". Назывался челнок "Ниньо", по классу он был более грузоподъёмным, чем "Кит", но изначально являлся гражданским грузовым судном. Поэтому присобачить на него чего-нибудь опасного для потенциального агрессора без серьёзной перестройки было невозможно. Военной техники в него вмещалось меньше из-за внутренней планировки, устроенной для перевозки малогабаритных грузов и сыпучих материалов.

Кроме того, на Терсусе мы навербовали кучу полезного люда. Правда "навербовали" звучит слишком громко, так как я валялся полувменяемый от раны, а Саш и Саид шуршали как сраные веники, следя за погрузкой, размещением и т. п. Люди сами приходили ко мне, причём в большом количестве, несмотря на жесткий шмон тайной полиции на подступах к моей персоне.

Приходило много астронавтов. Акулы захватили в системе Терсуса два Т-корабля, а команды ссадили на планету. Космов же хлебом не корми, дай "прыгуна", а на земле они ничем заниматься не умеют, да и не хотят. Люди, конечно, знали, что у "Злых Тварей" есть "прыгун" и шаттл, и горели желанием снова работать в космосе. "Вези" был уже вполне укомплектован личным составом, и ломать сработавшуюся команду не следовало. Но если основные функции команда нашего "прыгуна" выполняла вполне неплохо, то некоторые, типа развёртывания паруса или пристыковки шаттла, которые требовали практического опыта, проходили медленно и со скрипом. Поэтому я взял четверых "старых космических волков" (с согласия Ригса конечно) на должности старших матросов, и молодого, но видавшего виды, штурмана. Его работу пока выполнял сам Смирнов.

На Терсусе есть шаттлы, а значит, нашлись и люди, умеющие их ремонтировать. Боевой робот, конечно, не шаттл, но с другой стороны тот же ферротитан и броня. Подучить ремонтников парочке специфических трюков, и они не станут лишними в формирующемся техническом корпусе Содружества. Кроме того, ко мне заявились два бывших водителя БР, вспоминающих с ностальгией о времени, проведённом на "железе". Это было очень кстати, так как на Камте я не нашел ни одного живого. Я не мог их проверить на месте, но они похоже не врали и согласились поехать Камт без гарантий.

Болеть с комфортом у меня не было времени. "Вези" уже был заряжен, и точка выхода скоро станет доступна, причём ненадолго, а потому следовало незамедлительно отрывать свои задницы от твёрдой опоры. Меня с помпой провезли через весь город в лимузине с витринными бронированными стёклами. В космопорте носилки с моим телом загрузили меж продолжающим судорожно грузиться разным барахлом. Меня провожали как героя революции, я был даже более популярен, чем Эдмонт Тери ("отец революции"), ведь я чуть не погиб, а он не был даже ранен. Эдмонта это, кстати, заметно обижало. Мне даже показалось, что, будучи одним из героев, он был не прочь стать единственным. Но я это списал на свою подозрительность к несимпатичным мне людям, а Тери сперва был весьма несимпатичен. Тем не менее, я улетал, а он оставался. Оставался политиком "номер один" на Терсусе.

Нил Армстронг, новый штурман "Вези", указал мне ещё одну нашу проблему, ещё до отлёта. Т-корабль с двумя шаттлам на борту, это вовсе не Т-корабль с одним шаттлом. Так он мне сказал, а на мои заинтригованные глаза пояснил, что нам придётся пересчитывать точку выхода в гиперпространство и, где она окажется ещё чёрт его знает. Я было заволновался, что в тогдашнем моём состоянии довольно вредно, но Нил успокоил меня. Планеты всё-таки не мечутся как ствол автопушки на залпе, а двигаются по стабильным орбитам, следовательно, и точки выхода (точки "нулевой" гравитации, вернее стремящейся к нулю) тоже не просто появляются и исчезают. Он заверил меня, что сможет нарыть подходящую точку неподалёку от "Вези", но ему необходимо для этого поскорее очутиться на борту Т-корабля. Из-за этого "Ниньо" сорвался с Терсуса-4 раньше "Кита", да и летел к "Вези" со средним ускорением больше двух "g". Армстронга, наверное, потихоньку материли все находящиеся на "Ниньо". Постоянные два "g" даже для опытных космов не шуточки.

"Кит" летел не более 1.5g, чтобы не растрясти моё бедное тело, но мне и этого хватало для пожирания болеутоляющего. Когда мы добрались до "прыгуна", Ригс и Нил уже выдвинули его на новую позицию для прыжка. Сам прыжок тоже не принёс мне лишнего здоровья, после него пару часов я просто проклял несмотря на обезболивающее.

Меня тревожило, то как новые члены команды "Вези" вольются в коллектив Т-корабля, они ведь имели больше опыта. Действительно один из завербованных матросов стал перечить боцману, явно метя на его место. Сам я не мог вмешаться, как и Ригс, так как и рубка и лазарет "Кита" находились далеко от места инцидента, но боцман таки сумел поставить ершистого мужика на место. После Ригс поговорил с матросом и поставил его на место ещё раз, для прочности.

Отсутствовали мы чуть более тридцати дней, и Акул можно было ждать уже со дня на день. Надо сказать, что и в моё отсутствие работа на Камте кипела, спасибо Грегу. Моя рана уже не открывалась при любом неосторожном движении, и я более-менее сам руководил подготовкой тёплой встречи Акулам.

Ещё до моего прилёта было налажено производство боеприпасов для ракетного и минного оружия. Ракеты производились только ближнего действия, неуправляемые. Мин было разработано два вида: скрытые (закапываемые) и открытые (просто разбрасываемые по земле). Минное оружие разрабатывали два человека. Первый Роджерс - горняк, работавший до того на расширении города. Второй - Трелони технолог одного из заводов. Они придумали смешивать обычную жидкую горняцкую взрывчатку с загустителем и различными изделиями из твёрдых металлов вроде подшипников, крупных болтов и т. д. Если робот наступит на такую мину, то мощью заряда ему вполне может оторвать ногу, а если наступит рядом, то его опрокинет. Да и разлетающиеся металлические ошмётки могут попадать в многочисленные щели БР между листами брони и чего-нибудь там заклинивать. Металла в мине слишком мало, чтобы его засёк индукционный датчик меха, но мины открытой постановки довольно заметны визуально из-за своих размеров. Мины же скрытой постановки, довольно сложно устанавливать из-за тех же размеров. Основными датчиками в минах были сейсмические, аналогичные тем, что используются и в роботах. Кроме того, шифрованным сигналом можно было переводить мину в опасное положение и наоборот. Мы решили, что противник, малознакомый с минным оружием, не догадается засечь этот сигнал.

А ещё, для открытой постановки мин Трелони сконструировал постановщики. Лёгкий колёсный глайдер с достаточно мощным двигателем (такие машины используются для перевозки небольших грузов) оборудуется минными скатами, одним или двумя, в зависимости от грузоподъёмности. Простой до гениальности механизм подаёт мины на скаты из багажника, они соскальзывают и плюхаются на землю. Опять же в зависимости от размеров наши глайдеры нагружаются различным количеством мин, от пары до десятка. Каждая мина весит не менее трёхсот кг, из которых двести это взрывчатка. Глайдер по ровной поверхности может двигаться очень быстро, один человек ведёт его, второй приводит в движение механизм подачи мин. Было произведено довольно много постановщиков, за один заход они могли установить до трёхсот мин.

У "Злых Тварей" валялись несколько атомных реакторов для лёгких БР. Часть из них я получил из изувеченных роботов противника, два нашёл на складах Камта. Камтский космодром обслуживался грузовыми гусеничными платформами. Перед отлётом я подкинул Грегу идею посадить на эти платформы атомные реакторы и что-нибудь из запасных орудий. Бэккер перекинул "эту обезьяну" на Трелони, и тот не подкачал. Он родил шесть разных конструкций (оружие и реакторы все были разными) для четырёх ПИИ и ещё двух пар тяжёлых лазеров. Платформы он укрепил бронёй, правда не слишком тяжело, от прямого попадания всё равно не спасёт. Главной защитой новоявленного танкового корпуса была скорость и небольшие размеры платформы (относительно боевого робота), ну и то, что я не собирался совать танки в открытый бой, их основной тактикой должна быть "налёт - отход". Скорость танков действительно оказалась впечатляющей. Неповоротливые платформы под мощью атомного движка стали жутко шустрыми. Трелони правда заметил, что шасси не рассчитано на подобные нагрузки и после каждого использования приходится тщательно осматривать ходовую танка и устранять появляющиеся покоцатости. Я видел, как корпус отрабатывал свою стандартную тактику. Подлетают на скорости к огневой позиции, а выстрелив, улепётывают зигзагами. Я прикинул, насколько легко было бы в них попасть, и решил одних в атаку не пускать и как-то прикрывать отход. Командиром танкового корпуса стала Рейко Окинага, бывший мирный шофёр со взрывным характером.

Те многочисленные ракетные установки, которые явились причиной гибели Лары Брайт, а теперь вошли в число наших трофеев, тоже стали мобильными. Правда, двигатели внутреннего сгорания не могли дать грузовым платформам и тяжёлым глайдерам проворства, их максимум был чуть менее сорока км в час. Зато они могли классно бить по площадям, заняв нужную позицию. У клана наверняка будет преимущество в боевых роботах, но можно было надеяться, что наши маленькие хитрости уравняют шансы на победу. Вряд ли Акулы навалятся всем скопом, наверняка будут играть заявками, кто меньше сил будет использовать. Бывали случаи, когда из-за этого силы нападающего были меньше сил обороняющегося (хотя бывало, что при этом атакующий побеждал).

Моей главной головной болью были люди. Теперь, помимо "Злых Тварей" в силы СНП входила куча народа, и большинство из них - зелёные салаги. И если управлять боевым глайдером ещё можно научиться за месяц, то БР за это время можно лишь уметь худо-бедно держать на ногах. Танкисты, ракетчики и минёры уже могли выполнять боевые задачи. Но с боевыми роботами дело обстояло вполне предсказуемо плохо. Из двадцати разбитых в жестоком бою машин, техи поставили на ноги четырнадцать. Это вообще чудо, притом, что кончилось всё рукопашной. Грег собрал группу из сорока пяти юнцов и гонял их три смены, по очереди с Тейлором и Коффи. Роботов выключали только на профилактический осмотр. Как только из рубки вылезал один взопревший кадет, его место занимал другой, менялся охладитель, и всё начиналось сначала. Эти интенсивные тренировки уже начали приносить плоды, но слишком уж мало времени у нас оставалось, и эта выверенная поступь молодняка наверняка обернётся суматошным дрыганьем на месте при первом же выстреле.

Нильса Бертона и Исаака Эшта, тех двоих воинов, которые прилетели со мной с Терсуса, я сразу проверил на вшивость. Они конечно умели водить "железо", это было видно сразу, но матёрыми вояками я бы их не назвал. Тем не менее, по сравнению с кадетами, он были опытными воинами, и я выделил им роботов, которых они выбрали: "Разрушителя" и "Бешеного Пса". Шестерых кадетов пришлось отправить в запас, но им было обещано, что после появления новых машин они вновь вернутся к тренировкам.

Молодняк нельзя было выпускать в бой в таком состоянии, но сами "старики" тоже не справились бы, маловато нас было. Поэтому я решил переформировать отряды особым образом, БР сводились в двойки, подобно аэрокосмическим истребителям. Ведущий - опытный воин, ведомый - салага, старающийся повторять все действия ведущего, который в свою очередь заботится о ведомом. Это конечно не панацея от бед, но лучше, чем кидать юнцов на верную смерть.

И всё равно опытных воинов не хватало, ведущими пришлось сделать всех, кого мы завербовали на Гане, а из них только Краст и Рамт были действительно опытными бойцами. Ведущими стали и Исаак Эшт с Нильсом Бертоном, тоже далеко не мастера. Ведомые же вообще ещё мало на что были способны.

Так как я всё равно не сделал ни одного звена состоящего только из ветеранов, то решил хорошенько переформировать звенья. Основой войска стали три ударных звена. Альфа (или Ударное 1) под командованием Краста Александрова, самое мобильное, состоящее из прыгающих тяжёлых машин. Бета (Ударное 2) менее мобильное, так как состоит из не прыгающих, но достаточно манёвренных БР, вроде "Головореза" или "Рыцаря". Командиром Беты я назначил Саида, хотя он и отбивался, больше назначить было некого. Гамма (У-3) самое медленное звено, из штурмовых роботов, трёх "Мародёров", двух "Грифонов" и "Молота Войны", который, в отличие от моего, был самой обычной моделью этого типа, а значит менее манёвренным. Третье ударное и вовсе состояло из новичков, поэтому, выбирая из нескольких зол, я остановился на кандидатуре Мика Перова, с которым специально поговорил. Я объяснил, что он стал звеньевым только потому, что все опытные воины ведут более быстрые мехи. Так же я сказал Мику, что это его назначение наверняка окажется временным, и что он должен слушать приказы Грега. Именно на Бэккера я повесил отчасти Гамму, помимо его звена ОП. В общем-то, я выбрал Перова звеньевым из-за его уравновешенности и видимого отсутствия лишнего честолюбия. Оставалось надеяться, что мальчишка не попрёт доказывать своё право на занимаемый пост. Сам Мик заверил меня, что понимает ситуацию, и что не будет заниматься самодеятельностью.

Все ударные и звено огневой поддержки теперь состояли из шести машин каждое, то есть из трёх двоек. Я надеялся, что мощь такой шестёрки будет не меньше мощи звеньев клана Акул, состоящих из пяти роботов. Звено разведчиков по-прежнему состояло из пяти мехов, пришлось только посадить нового бойца на "Волкодава" Лары. Из оставшихся четырёх БР я составил флагманское звено. Оно включало, конечно же, моего "Молота", моим ведомым стал Крис. После смерти подруги у него появилась нехорошая бесшабашность, видимо он не очень-то дорожил своей жизнью. Давать такому ведомого, чтобы он ещё и его угробил? Я сказал Крису, что он теперь мой личный телохранитель, будет моим ведомым и, прежде всего, должен заботиться о недырявости моей шкуры. Коффи настоящий солдат, и сперва выполнит свою задачу, а потом уж будет думать о геройской смерти. Держа его подле себя, я всегда найду ему дело, чтобы не слишком много думал о чём не надо. Вторым ведущим флагманского звена стал Пётр на своём "Бешеном Псе". Ведомым у него стал Зимо Каяма на "Вурдалаке". У роботов моего звена, кроме "Крестоносца" Коффи, согласно модели не должно быть прыжковых ускорителей. Но и у "Молота Войны", и у "Пса" с "Вурдалаком" они были, и давали нам небольшую, но всё же прыгучесть (около ста метров при нормальных условиях). Потому я и собрал их вместе. Теперь не было такого, чтобы из-за одной неповоротливой машины всё звено резко теряло мобильность.

Когда все боевые роботы были расписаны по своим местам в звеньях, я приказал ведущим выбирать себе ведомых с согласия звеньевых. В спорных вопросах сказал обращаться ко мне, но таких вопросов не объявилось. Теперь уже начались тренировки в паре и звене, люди притирались друг к другу. Новобранцам на прыгающем "железе" я приказал в первую очередь научиться прыгать, чтобы в бою они не отставали от своих ведущих.

Тех кадетов, которые остались не у дел, я не стал прогонять. Их тренировки только стали более редкими и менее напряжёнными, всё же у нас будет запас хоть сколько-нибудь подготовленных водителей. Руководили ими мы с Крисом. Нам в отличие от других пар не надо было притираться друг к другу. Как ни странно, никто из запасных кадетов не ушёл, хотя многие и были обижены тем, что выбрали не их.

Саш выбрал себе в ведомые девушку, Марту Риэли, и видно было, что парень пристрастен. Но Тейлор не возражал, а значит девчонка годилась.

В целом силы СНП включали в себя тридцать три боевых робота, шесть танков, восемнадцать самоходных ракетных установок, пятьдесят минных постановщиков и небольшой технический корпус.

Глава 30.

Эстафета.

Клановцы появились в точке надира, как всегда презрев всякие там "пиратские" точки выхода. Два шаттла, военный "Юнион" и "Леопард", сперва пошли с большим ускорением, а затем на торможении в 0.7g. Решение верное ввиду малой гравитации Камта, но лететь им, с тех пор как мы их заметили, ещё оставалось полторы недели. Я делал последние приготовления. Тренировки перевели на щадящий режим, скорее для того, чтобы не дать новичкам времени мандражировать перед боем. Оттачивали приёмы и действия в составе звеньев.

Я ждал Акул, пожалуй, даже чуть раньше. Видимо они долго спорили, кто же будет нас бить. Интересно сколько их. В военный "Юнион" можно впихнуть два тринария. В "Леопард", если он оборудован для перевозки только боевых роботов, не более двадцати пяти. Всего пятьдесят пять максимум, вполне достаточно, чтобы разнести нас с нашими новобранцами. Правда, я сразу был уверен, что к нам летят два соперника. Второй шаттл принадлежал командиру, проигравшему заявку. Он нападёт на нас, если выигравший заявку облажается. По-видимому, первым нападёт "Леопард".

После поражения на Камте, клановцы смогли отправить гиперволновое сообщение своему хану, в котором они, конечно же, обрисовали всю ситуёвину и имеющиеся на тот момент у нас силы. Несложно предположить, сколько роботов примерно мы восстановим и насколько опытных водителей на них посадим. Основываясь на этой информации, клановцы могли решить, что пары бинариев на нас хватит с лихвой. Однако они не знали о нашем минном оружии, танках и передвижных ракетницах. Я был уверен, что "Леопарда" мы точно облажаем.

Акулы соблюли так любимые нами - клановцами - формальности. Спросили какими силами я защищаю Камт. Я чистосердечно умолчал о СРУ (самоходных ракетных установках), но рассказал о находящемся у нас клановском лёгком звене. Честно говоря я чувствовал себя при этом идиотом, надо же ещё и увеличивать шансы на поражение. Они там у себя ещё посовещались, и ответили, что это звено опозорило себя и не будет удостоено чести вести с нами бой (ну да, это всего лишь вольняги). Затем "Леопард" вошёл в атмосферу планеты.

Ближе к поверхности он изменил траекторию и сел вдалеке от наших позиций. Командир знал о ракетных установках и не горел желанием лезть под их огонь. Мы отпустили лёгкое звено Акул, предварительно заблокировав их вооружение, и с нулевым боезапасом. На шаттле они смогут всё поправить, но для этого им придётся ещё добраться до челнока.

Я повёл свои войска навстречу противнику. СРУ и танки двигались за строем мехов не показываясь на глаза врагу. Минные укладчики я оставил позади, так как не придумал, где их использовать. Заранее мы выставили несколько скрытых минных банок, но сейчас ни одна из них не стояла на пути врага.

Противник уверенно шел на нас. Его не смущало наше численное превосходство, он был уверен в своём мастерстве. Пять звеньев тяжёлых боевых роботов шли на нас, растянувшись в две шеренги, то есть очень удобно для ракетного обстрела. И они его получили абсолютно неожиданно для себя.

Наши СРУ стреляли неуправляемыми ракетами. Наводка производилась расчётом угла атаки и пеленга, благо поправку на ветер считать было не надо. Залп получился не очень кучный, некоторые стрелки сильно промазали. Однако с десяток Акул упали. Я приказал увеличить темп атаки, и мы рванули к порядочно деморализованному противнику. Мне хотелось использовать так хорошо зарекомендовавший себя метод флангового обхвата, который каждый раз, пока, был хорошим сюрпризом врагу. Поэтому наши звенья были заранее расположены соответствующим образом. Альфа стояла крайним на левом фланге, затем шло моё командное звено. По моему приказу они поднялись в воздух и полетели, смещаясь к левому флангу противника. Второе и третье ударные звенья на полной скорости спешили за нами на своём правом фланге. В нашей второй шеренге находились танки и звено ИР, которые тоже с максимальной скоростью следовали за нами. Позади них звено огневой поддержки дало залп по вражескому правому флангу повалив ещё пару машин.

Наши действия выбросили противника из колеи. Если у него и был план совместных действий, то теперь это была куча разрозненных, правда очень хороших и злых воинов. Мы охватили их фланг, и нам противостояло только шесть машин, загораживающих нас от остальных клановских бойцов.

Наш строй сильно изменился. Теперь командное находилось на правом фланге. Ударное один в центре без двух новичков, которые неудачно прыгнули. Ударное два занимало левый фланг, а ударное три лишь подходило вместе со звеном ОП. Наши танки и лёгкие БР находились сразу за нами и готовились помочь при необходимости.

Клановцы оказались очень сильны в одиночном бою, как и следовало ожидать. Прежде чем мы разбили четверых из них, они уронили "Разрушителя" и "Тёмного Сокола" из Альфы и "Рыцаря"-новичка из Беты. Салаги, понятно, мазали или попадали по самым защищённым местам врага, но всё же отвлекали часть его внимания на себя.

Против нас остались только девять клановцев, позади них, правда, поднимались с земли ещё несколько. Их командир, я так и не определил его машину, всё-таки смог сгруппировать остатки своих войск. Они начали слажено биться. Но к нам уже подошли первое ударное и звено огневой поддержки, так что перевес наш был капитальным. Противник дал время подняться всем своим мехам, которые лежали и могли-таки подняться, и начал отступать. Я всерьёз надеялся, что гордость ему этого не позволит.

Однако он отступал, и было ясно, что сможет увести остатки своих войск под защиту орудий своего шаттла. Будь все мои воины опытными ветеранами, я, пожалуй, продолжил бы атаку. Всё-таки "Леопард" не самый тяжело вооружённый шаттл. Но пихать новичков под плотный огонь орудий космического корабля, я не рискнул, тем более, что кроме шаттла оставались потрёпанные, но разъярённые и опасные клановцы числом в полтора десятка. Мы их преследовали до последнего. Я осознал, что ещё не сбил ни одного врага, так как постоянно пытался защитить своих новобранцев, стреляя на упреждение. Теперь я сосредоточил огонь на "Бешеном Псе", увлёкшимся "Вурдалаком"-новичком из моего звена. В кабине уже было жарко, но бой подходил к концу. Я всадил в "Пса" свои ПИИ. Правым прицелился в основание руки, левым наугад. Повреждённую руку удалось отстрелить совсем. Пётр Носов разрядил свои лазеры в бок "Псу". Его ведомый, Зимо Каяма - новичок на "Вурдалаке", повторил манёвр Петра, но попал в толстую носовую броню. Впрочем, это заставило врага упасть. С другого бока на моих экранах показалась спина "Крестоносца" Коффи. Краем глаза я видел, как он загородил собой меня, выстрелил из гауссовки. Видимо удачно, ответные выстрелы прошли много выше нас. Сам я в это время всадил заряд РБД в брюхо лежащему "Бешеному Псу". Чуть далее упал вражеский "Грифон", после того как в него по низкой траектории вонзились два из четырёх пролетевших ионных сгустка, и два двойных лазерных луча. Наши танки внесли свой вклад в победу.

Однако пора было отходить. Шаттл уже открыл по нам огонь, пока ещё не слишком эффективный. Мы, отстреливаясь, отошли на безопасное расстояние, и двинулись к цистернам, менять закипающий охладитель. Потрёпанный противник загружался в шаттл, на поле боя осталось одиннадцать его боевых роботов. Те, которым удалось уйти, тоже были в неважном состоянии. Первый раунд остался за нами, с нашей стороны вышел из строя только один боец. У "Рыцаря" Сары Капони - новичка из Беты, от ракетного попадания разгерметизировалась рубка. Девчонка запаниковала и не смогла воспользоваться кислородной маской, несмотря на плотные тренировки. Она умерла бы, если б не минёры под командованием Ричарда Фрая, выполняющие по совместительству роль спасателей. Рискуя быть раздавленным, небольшой глайдер пробрался к "Рыцарю". Его команда в лёгких скафандрах вскрыла рубку БР и вытащила Капони, лишившуюся чувств. Её отвезли в город.

В первом ударном двое новичков неудачно прыгнули. Кармен Резонти едва не сломала ногу своему "Карателю" и двигалась едва ли быстрее "Сталкера", самого медленного робота "Злых Тварей". Чтобы она не сковывала действий Альфы, я привязал ей в ведомые к Грегу Бэккеру в ЗОП. Сильвио Катарес приземлился немного удачнее. Прыгать он больше не мог, но сохранил хорошую скорость своего "Разрушителя". Его я перевёл во второе ударное звено под начало Саида.

В У1 осталось только четыре машины, а потому я приказал Александрову держать звено рядом с моим, фактически объединив их.

Повреждения мы получили на порядок меньше противника. Новички, правда, показали полное неумение уходить из-под обстрела. Нашлись виртуозы, получившие в спину от своих же, внезапно пересекая линию огня. Хотя никто не сдрейфил и не драпанул, Бэккер умело отбирал кадетов.

Мы торопливо меняли охладитель, а вражеский "Юнион" маневрировал, выбирая траекторию посадки. Судя по всему, он собирался сесть довольно далеко от нас. Это давало нам возможность для манёвра, при котором противник по пути наткнулся бы на одну из минных банок. Я решил так и сделать, надеясь, что клановский командир не сможет правильно интерпретировать наши действия, довольно странные, верно, с его точки зрения. Действительно, как можно понять то, что вражеский отряд наступает не по прямой линии, а по широкой дуге. Мой оппонент наверняка почувствует западню, я надеялся лишь на то, что произойдёт это слишком поздно для него.

Когда "Юнион" коснулся опорами поверхности планеты, мы уже двигались вокруг точки его приземления, постепенно приближаясь к ней. Клановцы оперативно высадились, их действительно оказалось два тринария, судя по информации на моём терминале.

Теперь минная банка находилась как раз между нами. Я рассчитал скорость, чтобы противник оказался на ней в разгаре боя. Клановцы шли, не торопясь, осторожно. Наверно внимательно прощупывали сканерами местность, но в минах не так много металла, чтобы он насторожил водителей БР.

Около тысячи метров я скомандовал залп СРУ, но клановцы очень оперативно среагировали. Они резко прибавили скорость и почти все вышли из зоны поражения. Двум или трём машинам всё же досталось, но и они устояли. Мы тоже прибавили, чтобы начать перестрелку в момент, когда противник напорется на мины. Звено ОП с такой скоростью двигаться не могло и стало понемногу отставать.

Клановцы издали открыли беглый огонь и стреляли хорошо. Отвечать я запретил, с семисот метров лишь немногие из моих воинов могли эффективно стрелять. До того, как мы сблизились ещё на триста метров, Акулы уронили "Молота Войны" из Гаммы, с новичком Сакё Комацу на мостике. Я и сам получил два неприятных попадания: в ногу рядом с распределительной шестернёй и глубокий ожог в торс. Клановцы уже должны были войти в зону минной постановки, судя по её расположению на карте. Я скомандовал общий залп. Противник, как и предполагалось, не смог сразу, и уклоняться от ракет отставшего ЗОП, и уходить от нашего концентрированного огня.

Так как наши стреляли группой по одному врагу, то соответственно оставались и такие, кто избежал и РДД и внимания со стороны ударных звеньев. Они могли серьёзно покалечить молодняк, но тут под ними начали рваться мины.

Моё флагманское звено вместе с первым ударным находились в центре наших порядков. На тридцать градусов правее меня подорвался "Разрушитель", обстреливающий кого-то из У1. Ему искорёжило ногу, вывернув её под причудливым углом. Я, слегка повернув торс "Молота" послал в него РБД, чтобы помочь ему упасть. Рядом мелькнул тусклым отблеском снаряд гауссовки. Он попал в БР Коффи и видимо уронил его, так как некоторое время вместо "Крестоносца" я видел "Вурдалака" Зимо Каямы - единственного новобранца во флагманском звене.

Ряды противника смешались. Мины подрывались от сейсмических импульсов, даже если робот наступал лишь рядом. Такой взрыв не сильно вредил прочной конструкции машины, но заставлял водителя зачастую терять равновесие. Однако на правом фланге противника мины не рвались, и он заметно теснил второе ударное, которым командовал Саид. Я переправил туда звено ИР и танковый отряд для поправки положения.

Приходилось следить за общим развитием боя, и у меня не оставалось времени сосредоточиться на конкретном противнике. Я лишь стрелял, куда ляжет прицел, и инстинктивно уходил из-под ответного огня. Клановцы поняли, что такое мины и более-менее вышли с банки в сторону своего правого фланга. Я тоже сместил туда свои силы, так как из состава Беты на ногах остались только Саид и Ив Макбрант. Плюс там сражались танки и три оставшихся лёгких робота. Флагманское вместе с Альфой насчитывали пять БР, среди которых остался только один новичок - Каяма. Вместе с Крисом они прикрывали меня. Носов после нескольких попаданий в ногу его машины, более не мог держать её в вертикальном положении. В Гамме продолжать бой могли только три меха. Среди них тоже был один новобранец. Сакё Комацу каким-то чудом сумел поднять свой "Молот" после падения. На танки клановцы похоже не обращали особого внимания, а зря, крови им танкисты попортили особо.

Всего в моём распоряжении остался двадцать один боевой робот и шесть танков. Кроме того отряд СРУ, который в плотной сваре был бесполезен, да такие же бесполезные минные постановщики. Против нас ещё стояли пятнадцать тяжёлых клановских машин. Из моих же водителей лишь четырнадцать обладали более-менее хорошим классом вождения. Правда, восемь машин входящих в звено огневой поддержки в ближний бой вступили только что, и были почти не повреждены.

Отдельной проблемой стоял перегрев. Плотный огонь могло себе позволить только ЗОП. Предстояла жёсткая рукопашная, куда я не хотел бы пускать новичков и легковесов. Танкам я приказал сменить охладитель, они тоже свой огневой ресурс уже выработали. Акулы были пожалуй ещё горячей нас, но они и рукопашной не боялись и пёрли на нас. Тут командир ракетчиков Серёгин сообщил мне новость, которую я мог бы заметить и сам. "Леопард" опять сошёл со стационарной орбиты. Видимо Акулы поняли, что порознь им со "Злыми Тварями" не совладать. Это в принципе позор для них, да только победа видимо важнее.

Успеть навредить нам этот "Леопард" мог только в том случае, если бы сел в непосредственной близости. На этот случай я приказал Серёгину пододвинуть СРУ поближе ко мне и дать залп по шаттлу, если тот покажется в зоне досягаемости ракет. Это был довольно опасный манёвр, так как даже один вражеский робот мог передавить весь отряд ракетчиков одними только ногами.

Однако следовало торопиться. Легковесов я отправил за танками, а с оставшимися семнадцатью мехами двинул на врага. Я выбрал своею целью одного из двух оставшихся у клана "Карателей", самых, пожалуй, опасных. Клановец направил на меня ствол своей гауссовки, она греет всё же не так сильно как ПИИ. Я дождался того момента, когда корпус БР едва заметно изменил своё положение, оттого, что водитель, нажимая на гашетку, ждёт сильной отдачи. В нужный момент я прыгнул в сторону, пропуская мимо себя опасный снаряд. Выпустил в "Карателя" длинную очередь из автопушки. На расстоянии меньше пятидесяти метров, даже с её диким разбросом большинство снарядов куда-нибудь да попадёт. Враг, уходя из-под огня, прикрылся плечом, но его всё равно немного полоснуло по голове, заставив сделать несколько неуверенных шагов. Тут он видимо решил начать контактный бой, в котором должен был по идее иметь превосходство. Он резко прыгнул ко мне, ещё в воздухе занеся руку для удара. Возле него пролетели сразу два сгустка ПИИ, это Каяма хотел мне помочь. Я отступил в сторону, пропуская противника мимо. Его кулак просвистел чуть выше меня. Я выпрямился и пнул разворачивающегося противника сзади в коленное сочленение. Броня выдержала, хотя и прогнулась. Сразу же я ударил "Карателя" правой ПИИ установкой в спину, к сожалению выше ударить не позволила конструкция рук "Молота". Противник не устоял и повалился в пыль.

Я хотел было потоптать поверженного врага, чтоб не встал. Но заметил "Бешеного Пса", бегущего к роботу Каямы. Его "Вурдалак" стоял неподвижно, явно отключившись от перегрева (всё этот последний его залп, опасный и бесполезный), и "Пёс" решил этим воспользоваться. Я прыгнул на перерез, и в воздухе выпустил по "Псу" залп РБД. Из-за этого меня развернуло, и приземлился "Молот" не очень удачно, что дало возможность "Псу" бортонуть меня носом в спину. Я чуть не упал, однако развернулся и следующую атаку встретил грудью. Я ударил его сбоку уже повреждённым ПИИ, помешав тем самым врезаться в меня. Плечом он всё-таки задел "Молота Войны", но отлетел сам и упал на бок. Переломить его относительно тонкие ноги удалось просто наступив на них.

Повернувшись к "Карателю", я увидел, что он уже почти поднялся. Колено у него было всё-таки повреждено. На клановца налетел Крис и сбил опять на землю, несмотря на то что "Каратель" гораздо тяжелее "Крестоносца". Я глянул по сторонам. "Вурдалак" Каямы всё ещё не двигался. В редкую шеренгу У2 и У1 на левом фланге влилось ещё свежее звено ОП. Большинство их роботов было непригодно для контактного боя, но они были меньше перегреты и могли поддержать огнём. За левый фланг я был спокоен, в отличие от правого. Здесь нас было лишь пятеро без перегревшегося Зимо, и шестеро Акул против нас.

"Каратель" откинул "Крестоносца" и опять стал подниматься. Но Коффи вновь поднялся раньше и снова атаковал. Я нацелился на "Матёрого Волка", так как он был ближе всех к Каяме, которого мне не хотелось бросать одного. Правее клановский "Вурдалак" теснил "Молота Войны" Комацу. Я выпустил по "Вурдалаку" свои последние ракеты ближнего радиуса действия, надеясь хоть немного его отвлечь. Сакё повёл себя молодцом. До того он лишь успевал принимать вскользь удары, но как только "Вурдалак" замешкался, Сакё сам пошёл в атаку, пусть и не слишком умело.

Я подбежал к "Матёрому Волку" по пути отдав приказ поддержать нас (Ник и Мик отбивались плечом к плечу от трёх напиравших на них врагов). "Матёрый Волк" хорошо вооружённый, а потому довольно медленный робот. Поэтому я был удивлён, когда клановец с неожиданным проворством съездил по мне своим ПИИ. Мой "Молот" даже отбросило назад. Противник, понимая, что в скорости и манёвре мне проигрывает, медленно приближался ко мне, ожидая моей атаки. А мне действительно надо было бросаться на него и выводить из строя как можно скорее. Я попробовал, и чуть не схлопотал по мостику. Враг держался спокойно, такого нахрапом не возьмёшь. Но внезапно он вздрогнул и стал поворачиваться. Я, не раздумывая, бросился в атаку, так и не поняв, что же отвлекло "Волка". Этой причиной оказался неугомонный Каяма. Его "Вурдалак" наконец-то заработал, и Зимо не долго думая, разбежался и со всего маха врезался в клановца. Тот среагировал слишком поздно, и они оба с грохотом упали. Машина Каямы к счастью не накрыла "Волка", и я смог атаковать, а если проще, то просто пнул с хорошего замаха в брюхо. Со второго удара отлетел большой шмат брони, оголив внутренности, которые смяла нога "Молота", опустившись в третий раз.

Александров и Рудин наконец повернули к нам, но ситуация быстро катилась к отметке критическая. "Молот" Комацу лежал раскуроченный, а клановский "Вурдалак" собирался присоединиться к тем троим, которые атаковали остатки Гаммы. Если троих Ник и Мик кое-как сдерживали (да и то лишь потому, что один из нападающих - "Бешеный Пёс" - был плохо приспособлен для рукопашной), то против четырёх шансов у них не было.

Перов и Громов стояли практически спина к спине. Взмахами своих тяжёлых рук они отгоняли от себя машины Акул: "Василиска", "Разрушителя" и "Пса". Клановцы старались нападать с разных сторон, их помятость говорила о ловкости моих подопечных. Впрочем, они и сами были серьёзно потрёпаны. "Вурдалак" должен был окончательно изменить положение.

Я прыгнул к нему и толкнул в спину. Он, шатаясь, сделал несколько шагов вперёд, затем попытался развернуться, но я догнал его и ещё раз толкнул. Теперь ему кроме как упасть ничего не оставалось, но у меня не было времени задерживаться и добить его. В этот момент восьмидесятитонный "Василиск" ударил "Грифона" Мика Перова, и тот упал бы, но упёрся спиной в "Мародёра" Громова. А на того напали сразу и "Разрушитель" и "Бешеный Пёс". "Разрушитель" отлетел в сторону от удара ПИИ, который при этом отвалился. Но "Пёс" сумел подойти вплотную и ударил "Мародера" в ногу, от чего машина Ника сильно покачнулась.

Перов ещё опираясь на спину "Мародёра" ткнул в брюхо "Василиску" свои тяжёлые лазеры левой руки. От удара клановец вздрогнул, но и только. БР не человек, брюхо у него обычно одно их наиболее хорошо бронированных мест. Но тут Мик сделал то, чего никто не ожидал, он выстрелил. С такой температурой это почти самоубийство. Левая рука "Грифона" заискрила, один из спаренных лазеров вспыхнул, но второй выстрелил. Ствол, оплавляя броню, начал погружаться в утробу "Василиска", из пробоины заискрило. Потом вся спаренная установка "Грифона" заиграла всполохами пламени по краям и стыкам броневых плит и взорвалась. Водитель "Василиска" опомнился и сильным ударом в корпус повалил, наверняка уже отключившегося, "Грифона" на землю, за мгновение как в "Василиска" врезался я сам.

Я хотел ударить остатками своей правой ПИИ в рваное брюхо клановской машины, но противник увернулся. Тогда я продолжил движение своего "Молота" и таранул "Василиска" плечом. Он упал, а я развернулся посмотреть, как дела у Громова. Он, размахивая уцелевшим ПИИ и волоча повреждённую ногу, отступал от "Бешенного Пса". Тот тоже был повреждён и двигался не быстрее, вдвоём они напоминали черепашьи бега. "Разрушитель" совершал обходной манёвр, у него не было одной руки, и он хотел зайти в тыл "Мародёру" так, чтобы удобно было орудовать оставшейся рукой.

Мой "Молот" был ближе всех к "Разрушителю", и я двинулся ему наперерез, надеясь, что о "Василиске" найдётся кому позаботиться. Мы остановились друг напротив друга в некоторой нерешительности. Температура у меня, да и у него видимо тоже, была такая, что выстрелить из чего бы то ни было, являлось, в сущности, безумием. Перед глазами, залитыми потом, стлалось кровавое марево. От усталости и жары тошнило, хотелось плюнуть на всё и отключиться. Всё же мы начали сближаться.

Тут в бок "Разрушителю" впились ПИИ и два двойных лазерных луча. Ещё три заряда ПИИ прошли мимо, чёрт, знакомый подчерк танкистов Окинаги! Наконец-то они вернулись. "Бешеного Пса" окружили трое лёгких меха из звена ИР и отогнали его от "Мародёра" Громова. И тут до меня дошли истошные крики из динамика, которые я до того путал с шумом в голове.

- Капитан!... Капитан! Да очнись же, наконец! Миха, ...ть твою, шаттл приземляется! Через восемь минут... Слышишь?!

- Слышу, - ответил я и отрубил динамик, из которого теперь уже шёл совсем не информативный поток почти чисто русских ругательств. Башка работала слабо, но не надо быть гением, чтобы понять смысл сказанного. На "Леопарде" находились четырнадцать тяжёлых машин, серьёзно потрёпанных, но боеспособных, и свежее звено лёгких БР, которые выиграли у нас право уйти к своим.

Необходимо было поменять охладитель, иначе нам каюк. А на левом фланге ещё остались трое недобитых клановцев. Их вожак в начале рукопашной собрал возле себя ещё шесть своих людей, и они настолько слажено бились, что, несмотря на наш численный перевес, держались до сих пор.

Я скомандовал отход, танки и звено ИР остались прикрывать наш манёвр. Командиру ракетчиков Серёгину я сказал:

- Валера, шаттл большой, попади по нему. Стреляй, как только сядет, по грузовому люку, а ещё лучше переверни его. Здесь тебе придётся рискнуть. Разведчики и танки отгонят от вас оставшихся клановцев. Но если из "Леопарда" тоже выберутся, то кранты всем. Мы не успеем. Ты понял!?

- Попробую. Будь спок. Рубанём во всю ивановскую.

Клановский "Леопард" сошёл с орбиты, как только понял, что оставшиеся на поверхности планеты клановские БР попали на мины, и дело их швах. К счастью для нас, им пришлось совершить кой-какие манёвры, чтобы выйти на подходящую траекторию посадки. Хотя с другой стороны вражескому капитану было выгодно высадиться в этот самый момент. Его соперник-коллега разбит нами, а мы сами с нашим перегретым охладителем являемся лёгкой добычей. То есть верная победа безраздельно принадлежащая ему.

Не знаю, толи забыли клановцы о СРУ на радостях, толи просто решили рискнуть, но сели они как раз недалеко от только что отшумевшего боя. Мои войска в это время только приступили к замене охладителя. Танкисты и звено ИР разбирались с последними Акулами с "Юниона". Тяжёлые и перегретые роботы клана не могли стрелять. Наши лёгкие машины носились вокруг них на безопасном расстоянии, методично расстреливая беззащитных гигантов. Садящийся неподалёку шаттл мог обрушить на них мощь своих орудий, и я приказал отступить истребителям на позиции рядом с ракетными установками.

За мгновение до того, как "Леопард" коснулся опорами поверхности Камта, от восемнадцати ракетных установок отряда СРУ отделилась тьма ракет (около трёхсот шестидесяти), и набирая скорость понеслась к шаттлу. Подавляющее большинство из них ударили в борт "Леопарда", когда он ещё не успел даже снизить тягу посадочных двигателей. Он накренился в нашу сторону, вероятно одна из опор была разрушена. Даже с расстояния трёх километров были видны серьёзные повреждения корпуса челнока. Я мог быть спокоен, грузовой люк с этого борта наверняка пришёл в негодность. Люк с другого борта, если он был (а оказалось, что был), сильно поднялся над землёй. Тяжёлым непрыгающим роботам падение с десятиметровой высоты противопоказано даже при низкой гравитации.

Три, оставшихся от предыдущей партии, клановских машины направились к "Леопарду", так как опустевший "Юнион" болтался на орбите. Наши разведчики вообще-то уронили ещё одного клановца, но после их отступления, оставшиеся двое подняли всё ещё живого "Василиска". Того самого, с развороченным брюхом.

Я побаивался, что клановцы могут использовать шаттлы для поддержки БР, хотя и знал, что для клана Бриллиантовых Акул шаттлы, как и Т-корабли, чрезвычайно дороги. И поэтому они ими вряд ли ими рискнут.

Предстоял ещё один раунд, и перевес опять был не в нашу пользу. На "Леопарде" находились четырнадцать тяжёлых мехов и свежее звено лёгких, плюс трое с "Юниона". Всего значит двадцать два против пятнадцати моих. Но теперь чёрта с два "Злые Твари" согласятся проиграть. Я был уверен в победе, хотя эта уверенность ни на чём особенно не основывалась. Многие наши машины частично утратили изначальную боевую мощь и манёвренность, но у нас ещё оставались зубы, чтобы укусить.

Противник, с помощью своего лёгкого звена, организовал какой-то способ для спуска мехов из шаттла. Как они это провернули, видно не было, но зато результат, как говорится, на лицо. Из шаттла выгрузились только одиннадцать тяжёлых машин клана, видимо залп у Серёгина вышел уж очень удачный.

Остатки Альфы и Беты сохранили мобильность, так же как и флагманское. Громова, единственного оставшегося из Гаммы, я прикрепил к ЗОП. Хоть ракет у "Мародёра" и нет, зато скорость теперь у машины Ника как раз. Я не командовал атаку, как можно дольше, давал своим людям отдохнуть. Клановцы первые пошли на нас, их ведь было всё-таки больше.

Я развернул объединённое ударное звено из семи машин. За нами шло звено ОП, чуть дальше, наготове, двигались разведчики и танкисты. Минёрам я приказал тоже следовать за нами и быть готовым поставить полосу заграждения в нашем тылу. Ну и конечно СРУ, на которые я возлагал большие надежды.

Клановские легковесы гарцевали. Они были свежи и рвались в бой. Внезапно они сорвались с места и понеслись на предельной скорости, описывая широкую дугу вокруг нас. Интересно, где они переняли тактику "удар - отход", ведь на Токкайдо клана Бриллиантовых Акул не было. А нечто подобное Акулы и собирались сделать. Позволять им подобную пакость я не собирался и сдвинулся на правый фланг.

Я выбрал своей целью "Боевого Орла", который на скорости в сто пятьдесят километров в час считал себя в относительной безопасности и шёл ровно. Я остановил "Молота" и перевёл стабилизирующую систему в автономный режим, чтобы не отвлекаться на удержание равновесия. Перевёл свой бортовой компьютер в режим стрельбы на упреждение. Компьютер без труда рассчитал траекторию движения легковеса. Я навёл левый ПИИ в точку, где расстояние до него будет около восьмисот метров. Компьютер высветил на момент контур "Орла" в перекрестии, и я нажал на гашетку. Несколько секунд мы все следили, затаив дыхание, за полётом ионного сгустка. Командир вражеского звена (водитель "Орла") не видел моих действий, он слишком был увлечён выбором своей добычи. Точно в рассчитанной точке мой заряд встретил его и подсёк. Шансов устоять на ногах при такой бешеной скорости у "Боевого Орла" не было. Хотя мой заряд попал ему лишь в торс, БР опрокинулся, от удара о землю подлетел высоко вверх, затем опять упал и покатился кубарем, разбрасывая во все стороны куски металла.

Честно могу сказать, горжусь, что могу повторить такой выстрел (только не в атмосфере, там заряд ПИИ, потеряв скорость, начнёт вилять). За всю свою жизнь я видел, как другие делают нечто подобное, всего два - три раза.

Оставшаяся без командира четвёрка мгновенно свернула и, сбивая прицел, отступила. Они теперь не знали, что предпринять. Стрелять в след я не стал, всё равно промазал бы, а моральный дух "Злых Тварей" уже поднялся. Под приветственные крики, доносящиеся из "каштана", я вернулся в строй.

От залпа СРУ я ждал многого. Большинство машин противника были серьёзно повреждены. Многие потеряли скорость хода и не могли резким рывком уйти из-под обстрела. Были все основания надеяться, что от залпа они получат по полной. К тому же можно было предположить, что Акулы разделят свои силы, и все манёвренные мехи попытаются уйти из-под обстрела. Залп я скомандовал позже обычного, метров с шестисот, чтобы успеть напасть на ещё не объединившегося врага. Но клановцы остались вместе и применили неожиданную для меня тактику. Оказалось, что клановский командующий расположил БР с противоракетными системами таким образом, чтобы они прикрывали собой остальных. Отбивая залп, они постарались организовать заградительный огонь, и у них получилось. Больше половины ракет, которые могли найти свою цель, было сбито в воздухе, и залп получился даже не в треть силы. Но всё равно штук пять роботов упали. Среди них я с мрачным удовлетворением заметил и "Василиска" с развороченным брюхом.

Пока не перезарядились антиракетные орудия клана, я скомандовал залп РДД всем своим воинам, у кого ещё оставались ракеты. Ещё две вражеские машины вышли из строя. Боевые роботы с обеих сторон имели столько повреждений, что повалить их могла даже одна шальная ракета. Акулы тоже стреляли из РДД-установок, даже ещё раньше нас. Но их залп был настолько жидким, что никого у нас не вынес. Зато они хорошо отыгрывались лазерным и ПИИ огнём с дальних дистанций. Между нами было около четырёхсот метров, когда внезапным залпом они повалили сразу и Каяму и Криса, который отчасти прикрыл меня. Я при этом тоже едва удержал "Молота" на ногах.

Это меня здорово разозлило. Я плюнул на осторожность и сосредоточился на стрельбе. На пять градусов вправо у "Карателя", по-видимому, флагмана, на левом боку был глубокий ожог, почти пробоина. Я прицелился и выстрелил. Заряд прожёг остатки брони, и дыра заискрила и задымилась. Внутренний арсенал, дополнительно бронированный, однако уцелел. Затем я дал веерный залп (хвала Керенскому, что успел загрузить парочку кассет РБД во время передышки) и шагнул влево. Пока искал на радаре Криса или Зимо, получил лазером по правому ПИИ, но он и так уже не работал. Левый ПИИ зарядился, я опять нашёл "Карателя" и ещё раз выстрелил ему в бок. На этот раз началась детонация в арсенале, и водитель сразу же катапультировался. Тут я получил сразу два ПИИ, опять в правую руку и упал на колено. Рамт тотчас отомстил моему обидчику, покорёженному "Вурдалаку". Тот испуганно отшатнулся, получив заряд Рудина немного ниже мостика.

Прежде чем подняться я, чуть повернув торс, выстрелил "Вурдалаку" в оголённое колено из своих средних лазеров на торсе. Даже удивительно, что они до сих пор уцелели. Вообще-то я редко ими пользуюсь, нагрев от них ненамного меньше, чем от ПИИ, потому что они сидят в теле "Молота Войны". Да обычно для хорошего нагрева мне хватает и одних ПИИ. Но вот лазеры пригодились. "Вурдалак" резко потерял скорость и стал волочить ногу.

Тут я почувствовал, что стал пользоваться нездоровой популярностью. Попаданий стало больше. "Молот" потерял охладитель, броня в нескольких местах внезапно истончилась, пришлось уходить от РБД. Похоже, почти весь правый вражеский фланг остановил свой выбор на мне. В таких случаях я поступаю всегда одинаково, то есть прячусь за спины товарищей. Я резко затормозил, дав остальным себя обогнать, и сдвинулся за широкие спины, вернувшихся в строй, "Василиска" и "Головореза". Этот манёвр даже принёс некоторую пользу, так как ещё с десяток секунд клановские "Разрушитель" и "Бешеный Пёс" пытались попасть именно в меня и игнорировали Саида и Макбранта.

Мы подошли вплотную друг к другу, и прицельный огонь по имеющимся повреждениям начал быстро выводить из боя машины обеих сторон. У нас почти сразу выбыли Громов из-за разбитой ноги "Мародёра". У Криса потёк реактор и ему пришлось катапультироваться. У противника в среднем было больше повреждений, и, несмотря на наш менее точный огонь, он нёс больше потерь. Вскоре на ногах у него остались лишь пара "Василисков", пара "Разрушителей" и один "Грифон". Мы их начали теснить, но тут я заметил, что уже давно не вижу наших танков и ни одного лёгкого робота. Ориентируясь по радару, я повернулся назад, так как экран заднего вида у меня плохого разрешения и плохо передаёт картинку.

Оказалось, мерзавцы-клановцы решили поохотиться на наши вспомогательные силы. Минные постановщики разлетелись по равнине подобно стае мелких птиц. До ракетных установок добраться Акулам не дал Тейлор и Рэйко Окинага со своими танкистами. Два танка клановцы раздербанили. Один из них взорвался, другой с виду казался неповреждённым, но не двигался. Но и воинов клана осталось лишь трое. Одного из оставшихся Рик увлёк своей любимой игрой, не ввязываясь в плотный обмен ударами, но и не позволяя ему переключиться на другую цель. Его противник на "Боевом Орле" имел преимущество в огне, но то, что он был потрёпан не меньше, чем робот Рика (а ведь "Центурион" сражался с самого начала), выдавало его безнадёжное положение.

Саш пытался попасть в "Кусаку", но тот полностью реализовал своё проворство. Последний лёгкий клановец - "Гадюка", можно сказать, вертелась на одном месте, вокруг неё роились танки. Если бы танкисты Рейко ещё умели и метко стрелять, то судьба "Гадюки" уже решилась бы.

Всё это я окинул торопливым взглядом за пару секунд и, раз уж всё равно повернулся, дал залп из автопушки на упреждение "Кусаке". Я не успел увидеть, попал или промазал, потому что сильный удар сбил "Молота" с ног. Ещё чуть-чуть и дух вон, говорят же "не расслабляйся - порвут". От удара на моём нейрошлеме по стеклу побежала трещина. Я попытался перевернуть своего меха, но во что-то упёрся. Мой левый видовой экран показывал небо, на фоне которого вырисовывалась моя преграда. Надо мной нависала, прикрывая своим брюхом, "Катапульта". Ла Мот творила то, что на её машине делать категорически запрещено, она палила во всю из своих средних лазеров (которых всего два) по близко расположенному противнику.

Я перекатился в другую сторону и поднялся на одно колено. Переступив через разбитого "Головореза", на нас надвигался один из клановских "Василисков". Мой "Молот" не из тех роботов, которых можно легко поднять на ноги, а "Катапульта" не способна выдержать ближний бой. К тому же в тот момент я опирался на свой единственный рабочий ПИИ. С расстояния около тридцати метров, я разрядил в него полную обойму автопушки. Слева Бэккер выстрелил из четырёх средних лазеров, расположенных на корпусе "Сталкера". "Василиск", оставляя облако металлической пыли позади себя, приближался к нам. Девчонки Зветцер и Резонти из звена ОП просто промазали по нему. Рита приготовилась перепрыгнуть через меня, тоже мне телохранитель безрукий.

Тут до нападающего дотянулся Каяма, открыв свой бок остальным клановцам. Довольно неловко он ткнул своим ПИИ в плечо "Василиска". Тот всё-таки остановился и повернулся в сторону Зимо. Я ещё немного перевернулся и сел на пятую точку. Положение уязвимое, да и нелепое, но зато я теперь мог прицелиться ПИ-излучателем. Клановец без труда опрокинул более лёгкую машину Каямы, а через секунду мой ионный заряд окутал голову его боевого робота. "Василиск" зашатался и упал. "Каратель" и "Стрелец" прикрыли меня и Риту своими спинами.

Когда я, наконец, поднялся на ноги, из клановцев уцелели лишь "Грифон", да ещё один "Василиск". И хотя они яростно отбивались, мы, конечно же, их разбили.

Глава 31.

Командировка.

Я летел на Солярис-7! Последний бой показал, это впрочем, сказал бы мне любой военный инструктор, новичков нельзя пускать в бой. Водитель БР со стажем меньше двух лет, считается зелёным салагой, не способным ещё к бою. Больше я не собирался идти на поводу у обстоятельств. Трое новичков погибли: Зив Тентер, Доминико Ориетти и, так хорошо показавший себя, Сакё Комацу. Ещё трое были очень серьёзно ранены. Потери могли быть и больше. Большую часть отказов спровоцировали сами новобранцы, а бой оказался лишь катализатором. Наши салаги выходили из строя, в основном, из-за собственного непрофессионализма и, к счастью, по большей части без угрозы для жизни. Лишь рукопашная принесла большое количество увечий. И тут важную роль сыграли наши минёры. Они буквально вырывали из лап смерти наших пилотов, и не только новичков. По воле случая никто из очень уязвимых подчинённых Фрая не поплатился за риск. Впрочем, обращать внимание на мелюзгу у Акул попросту не было времени.

Мне нужны были опытные бойцы, а ближайшим местом во Внутренней Сфере, где их можно было найти с избытком, являлся Солярис. Я летел набирать личный состав. Моим заместителем на Камте остался, понятное дело, Грег. Это немного смущало меня. По идее я не должен был покидать армию в такое тревожное время, а набирать людей мог и кто-нибудь другой, тот же Грег, например. Тем более, в ближайших планах, "Злым Тварям" предстояло несколько вылазок на соседние клановские планеты. Правда Бэккер не должен был стараться их удержать, более того я запретил ему высаживаться вообще, если есть хоть малейший риск поражения.

Честно говоря, мне была невыносима мысль, что я могу съездить на Солярис и не поеду. Поэтому я уговорил себя в важности моего там присутствия. Дело было конечно в лейтенанте полиции Вьетс. Мысль о встрече с ней заглушала тихие вопли совести. И мои мысли опережали тело на световые годы, в полёте от одной девушки к другой.

Ослаблять наш потрёпанный отряд не хотелось, однако я взял с собой лёгкое звено. На Солярисе слава недолговечна ввиду её общего избытка. Быстрее всего набрать воинов я мог, прогремев какой-нибудь победой, поэтому ехать стоило вооружённым. Для боя я выбрал себе трофейного "Боевого Орла", с норовом которого знаком. В моём распоряжении имелись осколки нескольких БР этого типа. Их сгребли в трюм "Ниньо" и, за время путешествия, я надеялся собрать себе надёжную машину, хотя даже и в свободном трюме челнока это не просто. Мне предстояло соединить имеющийся остов с конечностями и оснастить его реактором, располагая всего лишь тридцатитонной кран-балкой, которой оборудован трюм "Кита". Наложить миомер я рассчитывал с помощью тельферов. Остальное было проще. Мостик, вооружение, и другие устройства имелись в готовом виде. Но конечно без помощи своей команды я бы не справился.

Тейлора я оставил на Камте, хотя один такой лёгкий он в бою был бесполезен. Но зато муштровать новобранцев он умеет не хуже Бэккера. А в действительности, я не хотел смещать его командования в звене.

Надо ли говорить, что, прилетев на Солярис, я первым делом рванул искать Ирку (хотя первым делом я распаковал свою двухколёсную "Явву"). Вообще-то так, в одиночку шарахаться по Солярис-сити, было несколько рискованно, ведь у меня здесь имелся личный недоброжелатель. Но я надеялся, что так сразу он не прочухает о моём прилёте. Ирка была на дежурстве, и мне пришлось около часа мотаться по Чёрным Холмам, выслеживая её, и распугивая рёвом мотора различную паразитическую живность. Ирка разыскала меня первой. До неё дошла информация, что её ищет какой-то подозрительный субъект. Она налетела на меня сзади.

- Ай! Ухо мне откусишь!

- О, наш роботомальчик не любит боли. - Ирка тихо рассмеялась, но тут же отпустила меня.

Я развернулся, а она быстро отстранилась. Согнав улыбку с лица (за исключением глаз), Ирка выдала.

- Что ты здесь делаешь? В пространстве уже не осталось достойного занятия для воинственного медвежонка?

Видимо меня выдала физиономия.

- Война? - в конце концов, Ирка знала, куда я улетал. - Тебе необходимо либо "железо", либо люди.

- И то и другое... но я мог бы послать сюда кого-нибудь вместо себя.

- Но прилетел сам. - Ирка стрельнула из-под бровей.

- Прилетел сам... Прогуляемся по Чёрным Холмам? Я бы с удовольствием высосал кружечку в... например, в Пеликане.

- Хочешь, так иди, алкоголик-милитарист. А мне надо сперва закончить дежурство.

Чёрт, всё та же броня, всё те же дубовые принципы. Хорошо всё же, что некоторые люди не меняются. Но тут Ирка внезапно улыбнулась. Она всегда застаёт меня своей мимикой врасплох.

- Но если хочешь... (кровь у меня прилила к голове) можешь меня сопровождать. Только это означает... (и вновь серьёзна) ещё два с половиной часа ни капли алкоголя.

Остаток смены я провёл, изображая констебля, забывшего переодеться в форму.

Утром, выйдя от возлюбленной, я отправился искать свой отряд, который так не по-командирски бросил на таможенном досмотре. Вахтенный с шаттла назвал мне адрес отеля. Там я застал посталкогольный синдром, помноженный на экипаж шаттла и четверых бойцов. Космонавты почтили свои древние традиции и втянули Крюкова и остальных в это мероприятие. Поэтому я лишь отыскал комнату, где бросили мои вещи, и, переодевшись, пошёл в Зал Игр. Время было не самое подходящее, сезон боёв был уже в полном разгаре, да и цены на роботов почти на самом пике. Но выбора у нас не оставалось, пришлось облететь планеты СНП в сборах денег и товаров на продажу. Везде пришлось влезать в политические дрязги, а на Гане ещё и ждать урожая. Ещё на паре планет Внутренней Сферы мы останавливались поторговать.

Мне кстати пришлось повоевать за сохранение нами статуса наёмников. Все три планеты СНП делали кое-какие шаги в сторону преобразования "Злых Тварей" в свою регулярную армию. Особенно усердствовали на Терсусе. Там меня даже познакомили с моим новым генералом. Меня это довольно позабавило, но в результате даже имел место маленький скандал. Он, конечно, не стал достоянием общественных масс, они, эти массы, приветствовали нас как героев при каждом удобном случае.

Конечно, пришлось решать финансовые проблемы. Тех денег, которые нам причитались по контрактам с планетами, не хватило бы и на одно звено приличных машин. Я тогда провёл бессонную ночь, придумывая способ решения проблемы. Пришлось предложить внести поправку к контракту с каждой планетой. Смысл этой поправки заключался в следующем. Если я растрясу правительство на деньги, не входящие в оплату, то кое-что обязуюсь сделать. А именно, в случае расторжения мной контракта, я сперва предоставляю военную технику (в смысле БР) на данную сумму и обучаю людей, назначенных правительством, эту технику пользовать. И только затем исчезаю в любом понравившимся мне направлении. На Терсусе это предложение мало кого удовлетворило. Но удовлетворяют всех только шлюхи, и берут за это деньги. А я не уступал, я был героем, и в моём слове не мог бы усомниться даже новоявленный президент Терсуса Эдмонт Тери. Моё предложение гарантировало планетам СНП появление собственных вооружённых сил. Кроме того, совету Терсуса пришлось вспомнить, что денег-то у них нет. Валюту, конвертируемую во Внутренней Сфере, они могли получить только с помощью торговли. Торговать же пока что они могли только с моей помощью. В итоге, поскандалив для порядка, совет принял поправку к контракту. Ещё порцию нервов я потратил, чтобы растрясти жадных мэров на достаточное количество товаров.

На Гане тоже поправку встретили без энтузиазма. Видимо они тоже уже считали "Злых Тварей" своей неотъемлемой собственностью. Солидная часть моих воинов ганарсы. Люди вроде Краста Александрова, я уверен, сражаются вместе со мной, только пока я защищаю Гану.

Лучше всего дело прошло на Камте. Сервантес сказал полслова, и мне выделили необходимое количество товара без дополнительных разговоров. О поправке я сообщил уже по прибытии с Соляриса.

Денег от продажи всего товара должно было хватить на покупку не менее десяти боевых роботов, включая траты на боеприпасы, атомное топливо и запчасти. Но зная пакостный нрав местных торговцев "железом", можно было ожидать роста цен на технику после покупки уже четвёртого - пятого робота. Если я не сумею их надуть, то не куплю больше семи-восьми приличных мехов.

Помимо всего прочего, очень мне хотелось приобрести десяток танков. Лёгких, вооружённых ПИИ, с удобным прицелом и приличной защитой. "Вендетты" были бы в самый раз. Но на Солярисе не проводятся танковые бои, а, следовательно, нет и танков. Во всех конторах я объявлял об этой своей заинтересованности. Мне отвечали недоумёнными взглядами, а кое-где и кривыми усмешками. Ну и плевать, я знал, будет спрос - будет предложение. На боях мы наверняка неплохо заработаем, и максимум через месяц у "Злых Тварей" будет партия "Вендетт", пусть и втридорога.

Но это всё произошло чуть позже, а в первое посещение "Железной Барахолки" я купил только одного меха. Разбитый в хлам "Квазар" заставил сердце солдата дрогнуть. Оставить его таким забытым и никому не нужным было просто невозможно, к тому же он достался мне за сущие гроши (по меркам цен на технологию кланов). Вот только на его ремонт ушло среднего формата состояние.

Одно дело я оставил всё же на потом. Ригс Смирнов дал мне пару зацепок на своих знакомых космических торговцев, заслуживающих доверия. Я хотел наладить через них торговлю с нашим молодым Содружеством. Но сейчас стояла задача поважнее, необходимо было заработать денег. Сделать это было проще всего, побеждая в коммерческих боях, не пропуская остаток сезона.

Я, конечно, повидался со стариком Карстайрзом. Мой визит, конечно, не был продиктован слюнявыми сантиментами, кое-чего я ожидал от Карстайрза, хоть и не очень надеялся на успех. Мне хотелось зафрахтовать на время его молодчиков братцев Гори-Ли. Ненавязчивое и надёжное (ведь в конце концов я улетел живым отсюда в прошлый раз) телохранение Леся и Оци очень мне импонировало, учитывая, что за целость своей шкуры я и сам готов от души поцарапаться.

- Ха, ха, ха! Мой мальчик. Пришёл-таки проведать старика! - Карстайрз как всегда, расплывшись в любимом кресле, вкусно попыхивал сигарой. Я прошёл через кабинет и уселся в кресло напротив.

- Сигару, мой мальчик. - Он вытащил из коробки одну и швырнул её мне. - До сих пор помню вкус этой твоей клановской дряни. - Карстайрз комично поморщился при воспоминании о куреве, которым я угостил его в одну из наших первых встреч. И теперь я полностью разделял его чувства.

Карстайрз, не давая вставить ни слова, продолжал. И мне осталось только раскуривать.

- Как там Периферия? Ты уже стал грозой пиратов? А как поживает твоя местная курочка? - Я поперхнулся дымом, хотя, какого чёрта я ждал. Конечно этот проныра был в курсе всех моих дел в Солярис-сити. - Ха, ха, ха! Только не говори, что ты ещё не проведал её.

- Карстайрз, Карстайрз. Откуда столько интереса к чужим интимным тайнам?! я, наконец, смог подать голос.

- Ну, ну, мой мальчик. Уж прости мне это прегрешение. - Я и не думал искать следы раскаянья на этой плотоядной роже. - В мои года так приятно порадоваться за молодых.

В том же ключе и потёк наш разговор. Карстайрз хитро поглядывал на меня. Старая бестия, конечно, понимал, что чего-то мне от него надо. Но сам он об этом не заводил, а я сперва хотел привести его в наиболее благодушное настроение. Поэтому я по-крупному хвалился о своих приключениях, только повернул дело в несколько ином свете. Мол, защищаю несколько захудалых шариков, принадлежащих ФС, и находящихся на самой границе с Периферией. А посягает на эти планеты какая-то сумасшедшая (ввиду захудалости пограничных миров), но довольно крупная шайка пиратов. Старику понравились мои байки, но он всё же спросил.

- Неужели эти голожопые фермеры могут вам платить?

- Ну, знаешь, у нас замечательный контракт. Кроме нас им просто некому поплакаться в передник. Федераты на них забили болт. Поэтому у нас и трофеи, и с техобслугой халява, да и деньжат перепадает. Всё-таки мы там не одну планету окучиваем. Правда из-за этого прыгать постоянно туда-сюда приходится.

Тут я мысленно дёрнул себя за язык. Рассказывать Карстайрзу о том, что "Злые Твари" подмяли под себя Т-корабль, я не хотел. А ведь любому лишенцу понятно, что постоянно арендовать (подчёркиваю, арендовать) "прыгун" не по карману никому. Поэтому пришлось сразу брать быка за рога, чтобы отвлечь старика от этой слишком простой для него загадки.

- У меня, кстати, к тебе дело. - Карстайрз сразу принял вид деловой колбасы. - Как ты понимаешь, я пробуду на Солярисе какое-то время, и мне нужна...

- Понятно, понятно. Конечно, ты можешь, чёрт возьми, рассчитывать на меня. Ведь это дело мы уже с тобой делали. По-дружески, я даже снижу процент...

- Нет, нет, нет, старик. Твоя "крыша" мне не нужна. А вот если ты мне ссудишь братьев Гори-Ли, на время, по-дружески.

Карстайрз попытался придать лицу обиженное выражение. Актёр из него всегда был слабый.

- Ну же, старина. Ты ведь понимаешь, я теперь могу и самостоятельно организовать себе охрану. Просто с этими я уже сработался. Соглашайся, за ценой не постою.

Дальше пошёл торг в любимом Карстайрзовском стиле. Не мог же я отказать ему в этом невинном удовольствии, а потому начал с цены втрое меньше, чем планировал отстегнуть. Впрочем, каналья всё равно вытянул из меня немного больше. Договор мы скрепили одним лишь рукопожатием, так как официально на Солярисе-7 не было никаких братьев Гори-Ли. Карстайрз опять рухнул в кресло и промурлыкал (если это слово вообще подходит к его хрипловатому басу).

- Задери тебя комар, Миха. Ты из меня верёвки вьёшь и в шнурки плетёшь. Ну да ладно, ты всё-таки оказал мне кой-какую услугу.

Я с интересом на него уставился. За какую-такую услугу он со мной ещё не рассчитался.

- Ты в прошлый раз оттяпал себе очень приличное "железо" и водителей-асов. Ха, да за того же Тейлора и в первой лиге ухватились бы многие. А во второй - с руками бы оторвали. В общем, многим моим конкурентам ты подрезал крылышки. Ну и когерент им в дышло. А я последовал твоему примеру и поднял водилам ставку. Ко мне прибились очень неплохие бойцы. Это конечно были дополнительные расходы... Но, чёрт побери, я оказался прав. Теперь у меня две команды в клубе, и... - тут Карстайрз раскатился довольным хохотом, - я наконец-то надёжно засел в первой лиге!

Ну, теперь я понял. Первая лига, конечно, не то, что высшая, но тоже круто. И проблем поменьше, да и прибыли больше, чем хотя бы в той же второй.

- Поздравляю, Карстайрз. Рад, что помог тебе. Если ты введёшь ещё меня в курс дел на боях, то мы квиты. Кстати, кого мне стоит бояться в плане теловредительства? Я в этой шняге подозреваю только заносчивого коротышку...

- Уорвика!? - воздух в кабинете снова задрожал от смеха. - Ты не поверишь! Он не перенёс расставания с тобой. После твоей последней шутки (снова ржачь)... ой, ну и отколол же ты (опять)... Так вот. Уорвик отошел от дел и не высовывается со своей конуры. Не многие знают, но он просто спился и продолжает это занятие. Но на это ему хватит денег до конца его никчёмной жизни.

Карстайрз перевёл дух и продолжил спокойнее.

- Так что Уорвик вряд ли тебя побеспокоит. Хотя очень уж это злобная скотина. Но в остальном серьёзно. Примерно половина твоих будущих конкурентов может попробовать разделаться с тобой или твоей командой. Я даже посоветую тебе не пожалеть денег на офис вроде моего, с бронёй и охраной. Кстати, я сейчас вызову Оци и Леся, а тебе лучше задержаться здесь, пока они не доложат о готовности.

Предложение остаться было грамотным, а возможность выпить Карстайрзовской выпивки - приятной. До того, как пришёл Лесь (повесил на меня жучки и заявил, что теперь я в безопасности), Карстайрз устроил мне подробную лекцию на тему "добросовестная, не очень и совсем не конкуренция на Солярисе-7".

Оказалось, что известность не так бренна, как мне казалось. Меня ещё помнили, и договориться о первой серии боёв не составило труда. Теперь я и сам знал, как готовится шоу, и действовал самостоятельно. За время моего отсутствия в городе появилось некоторое количество новых бойцов и команд, которые оказались нашим спасением. В высшую лигу я не хотел соваться по-прежнему, а бывалые челы других лиг, вроде Карстайрза, знали, чего от нас ожидать, и побаивались связываться. Но многие новички, хотя и слышали обо мне, но не верили, пока сами не убеждались.

За первые две недели мы провели четыре боя во второй лиге. Противники были не слишком умелы и не очень хорошо экипированы. Уже во втором бою я рискнул выпустить Марту Риэли (нашего единственного новичка-легковеса) в бой. И ничего, девочка почти не путалась под ногами и не давала противнику спокойно её расстреливать. Мира Крюкова и Лиз Макторн (тоже ещё не ветераны), так вообще не уступали здешним воякам в мастерстве.

Теперь за право показа я получал гораздо больше. Прикинув, чего хочет зритель, я смог сделать бой гораздо эффектнее, чем раньше. На зряшное убийство я, конечно, не пошёл бы, но оторванные конечности и взорванные прыжковые ускорители смотрятся не хуже. Ироничный пафос и приколы над соперником сделали нашу команду звездой второй, а затем и первой лиги.

Эти первые бои я провёл на "Боевом Орле". Эту модель мне приходилось иногда водить ещё до "Квазара". Машина очень хороша, хотя и без прыгучести. Броня слабовата, но две шестизарядные ракетные установки и четыре средних импульсника делают этот БР одним из опаснейших легковесов, да ещё и обладающим выдающимися скоростью и манёвром. Но после покупки "Квазара", я, конечно, решил пересесть на него. Все первые две недели мне приходилось отрывать время от сна и приводить его в порядок, тратя деньги с размахом принца ФС. Половина лёгких импульсников "Квазара" была разбита. Я не нашел подходящих, но купил лёгкую ПИИ клановского образца. Пришлось усиливать миомер правой руки, а для этого перераспределять энергоснабжение, а ещё менять расположение боезапаса... и так ещё долго. В итоге БР имел лёгкую ПИИ (эти модели в силу миниатюрности потрясающе неточны, слишком короткая разгонная рубашка), пять импульсных лазеров (и один в запасе), шестизарядную РБД-4 и защиту от РДД.

Выйдя в бой на "Квазаре", я получил мощнейший выброс адреналина. В рубке лёгкого робота ты не защищён толстой бронёй, всё равно, что голый. От этого шевелятся волосы на ногах и появляются глаза на затылке. А если ведёшь в бой давно знакомую машину, и уверен в своём мастерстве. В этот бой мы вышли вдвоём в Сашем. Наш дуэт на "Квазарах" нёс пафосное громкое имя "Дети Солнц". Бой был нового типа для Соляриса, такие только начали завоёвывать популярность. Против нас выступал "Атлас", самый крупный из мехов Сферы. Он весит около ста тонн, несёт обычно два крупнокалиберных скорострельных орудия на руках, РБД и РДД в торсе и средние лазеры по всему телу. Не знаю, что думали зрители, но у парня не было ни единого шанса. "Атлас" слишком неповоротливый, хуже даже чем клановский "Громовержец".

Мы его разделали под орех. Он только один раз смог опрокинуть Саша очередью из стодвадцатимиллиметровой автопушки, да пару раз цеплял нас из РДД. Однако если его просто завалить, то право показа следующего боя, я не смог бы так выгодно продать. Мы с Сашем сначала отстрелили ему руки, потом потеребили опорно-двигательный аппарат, практически обездвижив гиганта. В конце концов, пока я отвлекал, Саш прыгнул на спину "Атласу" и ударил его ногами. Запрыгнув на спину поверженного врага, "Дети Солнц" заученным красивым движением отсалютовали импульсными лазерами в небо.

Генеральный директор компании "Бои Титанов" бешено тряс мою руку и преданно заглядывал в глаза. Он хотел контракт на два года с эксклюзивным правом показа всех наших боёв (и готов был конкретно расщедриться). В то, что в одном из сражений меня могут просто убить, он видимо не верил. Я, пожалуй, тоже не верю.

Наш самый тяжёлый бой на Солярисе, чуть не закончился поражением. Мы бились в первой лиге с пятёркой легковесов, называвшихся "Пожиратели Тел". Я не очень много смог узнать об этой команде, а оказалось, они как-то заныкали от меня тот факт, что полгода назад пытались пробиться в высшую лигу (даже попытка это круто). Бой проходил на "пустой" сцене средних размеров. Вроде бы какой-нибудь хитрой тактикой здесь противника не удивишь. Но "Пожиратели" удивили. Буквально на первой минуте боя, когда наши ряды только смешались, внезапно три вражеских робота образовали почти правильный треугольник. В центре его оказалась "Гадюка" Крюковой, ещё через несколько секунд, она плюхнулась на землю с оторванными ногами. Я бросился на одного из обидчиков, но заметил, что потихоньку готовится такой же треугольник вокруг "Волкодава" Марты Риэли. Я провёл манёвр, и после очень крутого виража оказался за спиной у одного из противников, составивших новый треугольник. Это был "Волкодав", и у него были колени. Я треснул ногой по колену и вражеский БР упал. Жаль, но его нога не переломилась, а времени добивать у меня не было.

Оказалось, что Саш тоже разгадал ситуёвину. Он правда не смог приблизиться к сорокапятитонному "Феникс-Соколу", но в нужный момент отвлёк его опасным огнём. Марта и сама почувствовала опасность, но от этого сделала только хуже. Она начала палить из всего оружия по ещё одному "Феникс-Соколу", образовавшему третий угол. Марта даже зацепила его, но при этом мгновенно вскипятила охладитель. Тут у неё видимо обнаружилась какая-то неполадка в защите двигателя. Возможно, еще одно следствие того падения, которое забрало у нас Лару Брайт. Потёк реактор, и Марта была вынуждена катапультироваться. Ещё через пару секунд нас раскидало в стороны взрывом её "Волкодава".

Я оказался на спине, но "Квазара" можно поднять из любого положения. Взбрыкнув ногами, я перебросил машину на пятую точку, после чего смог подвести ноги под корпус. Держать равновесие стало сложнее, нейрошлем вносил в голову нечто похожее на гул. Вряд ли это "гиро" (гироскопическая система стабилизации меха), при его повреждении обычно появляется подташнивание. Скорее всего, где-то зафонила проводка.

Крюков со своим противником ещё валялись. Чуть в отдалении Лиз бился с двумя "Стингерами". Было непонятно, толи он героически оттягивает их на себя, толи это они оттеснили его от нас и разделывают потихоньку.

Но рассуждать на эту тему было некогда, в двухстах метрах от меня стоял (просто каким-то чудом) "Феникс-Сокол". Коротко разбежавшись, я прыгнул в его сторону. Уже в полёте я почувствовал опасность. Пришлось перестать контролировать полёт, до падения на землю ещё оставалось где-то секунд десять. Сбоку в меня целился, стоя на одном колене "Феникс-Сокол", бившийся до этого с Сашем. Я прицелился и дал из расположенных на левой руке лазеров трёхсекундный залп. Попал довольно удачно, прямо под мостик, в место, куда до меня уже попадал Крюков. Противник испуганно отшатнулся, и его собственный выстрел прошел мимо. Отпуская гашетки, я уже надавливал на педали прыжковых ускорителей, так как ожидал контакта с землёй. Лишь в последний момент я успел притормозить, но сел жёстко и сделал несколько неуверенных шагов, гул нейрошлема в голове затруднял управление. Первый "Феникс" тоже уже метился в меня. Поэтому я дал-таки "Квазару" упасть на брюхо, лишь постарался опуститься помягче. Скорость после прыжка у меня была больше семидесяти километров в час, метров десять "Квазар" проскользил на пузе, пропустив над собой лучи вражеских лазеров. Правая нога зацепилась и ушла назад, но я сразу же подтянул её обратно. Почти остановившись, я с восьмидесяти метров выстрелил по "Фениксу" из ПИИ, слегка задел ему плечо. Затем мощно оттолкнулся ногами, сделав прыжок с перегрузкой почти в 3g. С пятидесяти метров от его РБД увернуться было невозможно. Моя антиракетная установка сбила вроде только одну, ещё одна прошла мимо. Остальные сбили с моего меха около четырёх тонн брони (из полных пятнадцати), правда, без пробоин. Разгон я всё равно потерял, поэтому сам выпустил по сопернику РБД и стал описывать дугу, прицеливаясь лазерами. На таком расстоянии мои импульсники наиболее эффективны. Пробежав длинную кривую, я устроил "Феникс-Соколу" две пробоины на правой руке и одну, специальную, в торсе. Он мне правда продырявил ногу, но не задел миомера. Внезапно я остановился и тщательно прицелился из ПИИ. Не ожидающий такого оборота противник принял заряд на грудь. Мой расчёт оправдался. Заряд ПИИ, попав поверх пробоины от лазеров, частично просочился внутрь. У "Феникса-Сокола" сразу возникло множество проблем, я как наяву видел, как у него загораются многочисленные красные индикаторы. Его надо было кончать, пока он замешкался. Я опять нажал на гашетки ещё не остывших лазеров. Чёрточки световых импульсов вгрызались в истончившуюся на груди меха броню. Дела у моего оппонента, наверное, были совсем плохи, потому что он практически сразу катапультировался.

Макторн разделался с одним "Стингером" и расстался с одной рукой. Крюков воспользовался близостью второго "Феникс-Сокола" и моментом, когда тот отвлёкся на меня. С прожжённой на спине бронёй "Феникс" валялся грудой металла. Теперь Саш бился с "Волкодавом", который был, вероятно, и флагманом. Я приказал Макторну присоединиться к нам, а сам направился на помощь Крюкову. "Волкодав" был очень хорош и один, и в паре с подошедшим "Стингером". Но тут я развернул своих в ту самую позицию, благодаря которой мы чуть не проиграли. Образовав треугольник, мы мгновенно вывели поражённого врага из игры.

Оставшийся "Стингер" не стал сдаваться. Он со всей возможной скоростью носился вокруг нас. Я приказал своим отступить. Залпом РБД мне удалось напугать водителя двадцатитоннки, и он свернул прямо под прицел моих лазеров. Короткий залп импульсников отсёк ему ногу. Легковушку словно подсекло, нога отделилась от туловища. А когда "Стингер" попытался по инерции на неё опереться, то закувыркался кувырком. Смотрелось хорошо.

После этого боя я гораздо дотошнее стал собирать инфу о своих соперниках. Просматривая множество записей боёв, я увидел среди показушных моментов парочку очень интересных тактических решений. Их я взял себе на заметку наравне с "атакой треугольником".

Между боями я занимался только (помимо Ирки) покупкой роботов и наймом людей. С "железом" выходила целая история. Наиболее предпочтительными для меня были те типы роботов, которые уже присутствовали в отряде. Это уменьшало проблему запчастей. К тому же я желал мобильные модели, то есть не слишком тяжёлые. Если бы торговцы разгадали мои потребности, то именно те машины, которые мне были нужны, подскочили бы в цене.

Первым я собрал ещё одно лёгкое звено (у Саша глаза горели предвкушением). Всех роботов кроме "Квазара" пришлось покупать в один день, потому что на следующий они станут в полтора раза дороже. Я мечтал о клановских моделях, но присмотрел только двух "Лиходеев". Остальные были или слишком лёгкими, вроде "Кусаки", или за них хотели слишком большие деньги. Пришлось смириться и взять "Центуриона" и тридцатипятитонного "Феникса". На следующий день на Солярисе не было ни одного лёгкого робота (в сносном состоянии) дешевле шести с половиной миллионов комков. Последнего в пятёрке робота я получил вместе с водителем Сержем Карелиным. Он водил перегруженного на пару тонн "Феникса", но оказался весьма ловок.

Выждав несколько дней, я, опять в течение одного дня, купил "Беркута", "Рыцаря" и "Головореза" в сумме за двадцать три миллиона федеративных "солнышек". Затем сделал вид, что интересуюсь штурмовыми моделями, даже купил "Стрельца" и "Мародёра". Благо обошлись они мне не слишком дорого, всего шестнадцать с половиной миллионов. Через неделю на средние по весу машины цены упали до разумных пределов. Но как только я посмотрел на "Крестоносца", тот сразу стал стоить девять с половиной "лямов". Я согласился, с условием, что мне за ту же цену отдадут и свеженького "Тандерболта". Видя мучительные мышцедвижения на лице барыги, я понял, что из возможных вариантов предложил ему наиболее выгодный для себя.

Почти перед самым отлётом я всё-таки обнаружил танки. Это была, пожалуй, единственная партия на Солярисе. И появилась она в расчёте на меня. Гусеничные "Вендетты", поблёскивающие краской и смазкой, вооружённые ПИИ, то есть прямо, как я заказывал. Соответственно, барыга хотел за них астрономическую сумму. Я слегка сбил с него спесь, сказав, что кроме меня здесь, на Солярисе, они больше никому не нужны. А я ни за что не куплю (блефовал) за такие бешеные деньги. В итоге десяток танков стали моими за двадцать пять миллионов.

Деньги почти кончились. Того, что мы привезли с собой, не хватило бы даже на всех боевых роботов. Было потрачено и больше половины тех денег, что мы получили от проведения боёв и букмекерских игр. Такой хороший доход от существования клуба можно получить только при условии постоянных и красивых побед. Наш Т-корабль ещё не вернулся, но зато в системе появился другой "прыгун". Его капитан Джим Гриз был одним из тех, кого мне порекомендовал Ригс Смирнов. Войдя в систему, капитан получил моё сообщение и отозвался. Я предложил ему торговлю с СНП. Это был очень щедрый подарок (сулящий хороший доход), и поэтому я поставил условие. "Король Грат", принадлежащий Гризу, должен был как можно скорее отправиться на Камт с нами на борту. Гриз согласился отправиться через две недели, ему нужно было поговорить с хозяевами шаттлов, а тем, в свою очередь, забить свои посудины барахлом. Это означало, что до старта шаттла оставалось восемь дней.

Мы провели ещё один бой вчетвером, так как Марта всё ещё валялась в больнице, выводя полученную радиацию. Её "Волкодав" тоже не был отремонтирован. Всё, что от него осталось целого после взрыва, это костяк из ферротитана и немного миомера. Остатки реактора нельзя было даже просто выбросить, они светились в темноте. Мостик был разрушен во время катапультирования Марты. Ремонт стоил больше, чем новый "Волкодав". Я продал остатки меха, а Марту пересадил на "Боевого Орла". После покупки "Квазара" он уже не был нужен мне самому.

Последняя неделя пролетела мгновенно. В последнюю нашу ночь Ирка похоже была готова разреветься. Крепилась изо всех сил, плосковато шутила. Я сказал, что обязательно вернусь, и она цинично заржала, искренне (первый раз за ночь), но ядовито. Я вообще первый раз обещал что-то женщине, и сам не понимал, какого чёрта это делаю.

Мы покинули планету ранним утром. С собой я увозил восемнадцать новобранцев. Всё это была молодёжь. Ребята показали себя хорошо, а шестеро из них даже очень хорошо. Немножко их погонять в звеньях и можно не бояться пускать в бой. Надо заметить, что Солярис-7, пожалуй, единственное место во Вселенной, где водители боевых роботов могут не иметь ни малейшего понятия об армии.

Крюков просто светился, получив, наконец, звено. Конечно же, он перевёл, с моего согласия, Марту к себе. Трое других его подчинённых были ещё совсем мальчишками (в том числе и Серж Карелин), но даже самый молодой из них, Шемон Ли, был лишь на три года младше самого Саша. Новоявленный звеньевой уже на шаттле занялся своими обязанностями, и вскоре вся троица ходила за ним с глазами полными восхищения. Ещё бы, их звеньевой - бывалый ветеран. Вообще эта молодёжь была в восторге от возможности биться с кланом. Считая глупой и ничего не значащей ошибкой истории то, что клан Бриллиантовых Акул никогда не входил в пределы Внутренней Сферы. Им, как и многим другим наёмникам нравилось получать много бабок за то единственное, что они хотели делать. Биться в боевых роботах, рисковать жизнью, побеждать. А так как войска СНП получали хорошие деньги и периодически имели возможность их тратить, то я всегда мог набрать пополнение.

Глава 32.

С корабля на бал.

Всего на Солярисе мы провели сорок один день. Ко времени нашего отлёта, цены на продукты питания почти вернулись на свой старый уровень (после нашей распродажи периферийного добра они упали в среднем на треть). Боевая техника подорожала почти в два раза, да и водителей БР во второй лиге не хватало. Наверное, многие меня поминали словами как добрыми, так и не очень.

Сделав пять прыжков, мы перенеслись в систему Камта. В каждой промежуточной системе я оставлял сообщение для Смирнова. Закончив рейд с Бэккером, он должен был вылететь на Солярис за нами. В качестве промежуточных он должен был использовать те же планетарные системы и, значит, получит одно из сообщений. Тогда ему не придётся зря лететь в такую даль.

Всю обратную дорогу мне не давала покоя мысль о собственном беспутстве. Хотя нет, к беспутству я давно привык. Я всё думал, что мне делать с Ритой Ла Мот. Как-то после Ирки, меня уже не радовал этот армейский роман. И, приземлившись на Камте, я не знал, как мне поступить.

На помощь мне пришла сама Ла Мот. Уж бес её знает. То ли она почувствовала перемену во мне, а может всё так и было, как она сказала мне, оттащив для разговора в свою комнату.

- Знаешь, Миха, наши отношения должны прекратиться. - Ну и ну, а я-то всё думал, с чего начать. Она соблазнительно качнулась, но ограничилась и продолжала. - Я имею в виду наш роман. И только. Всё остальное будет как всегда. - Впрочем, у неё всё равно получалось двусмысленно.

Я боялся что-нибудь сказать, да и опять начал попадать под власть её обаяния. Но сказать хоть что-нибудь было надо.

- Почему. - Вот такое вот красноречие.

Рита удивлённо приподняла правую бровь. Интересно, чему она так удивилась. Протянув пол минуты и, как будто опасливо, отступила спиной к окну, Рита сказала.

- Тебя долго не было... и я переменилась. Я была не очень хорошей девочкой.

Ой, что-то со слишком серьёзным лицом она пошутила. И сверлит взглядом.

- Ну, слушай, хорошо. Нет, так нет. Но в остальном-то по-прежнему? Ты не уйдёшь от нас?

- Да нет, конечно, - тут она в первый раз улыбнулась. - Пошли к остальным.

И это стало кратким окончанием нашего короткого романа.

На Камте мы отсутствовали чуть больше трёх месяцев. Грег и Ригс действительно уже вернулись из рейда, и "Вези" уже прыгнул. Он вернулся через неделю, успев добраться только до Ганы.

Рейд, проведённый Бэккером, оказался довольно удачным. Главное, что он обошёлся без жертв и все машины, в нём участвовавшие, были отремонтированы к моему прилёту. В рейд ушло двадцать четыре БР и ракетные установки. Когда, через шесть недель, "Вези" вернулся на Камт, в двух его шаттлах находились тридцать два боевых робота в сносном состоянии и под завязку трофеев.

Сперва "Злые Твари" посетили мир под названием Мрия и с лёгкостью разбили тамошний тринарий. После ремонта повреждённых машин и упаковки трофеев они отправились в следующий мир, где победа далась сложнее. Клановский тринарий на Зените, прежде чем пасть, вывел из строя машины четырёх новичков. На планете Сквонли-3 клан располагал тоже только тремя звеньями роботов. В этом бою у "Злых Тварей" смогли участвовать только двадцать машин. Четыре боевых робота нуждались в капитальном ремонте, который нельзя было произвести полевых условиях. Водители этих машин не могли пересесть на трофейные мехи. Это ведь были новички, они не могли легко приспособится к новому боевому роботу.

Победа здесь досталась клану, сказалась неопытность наших молокососов, они слишком быстро получали повреждения. Грег с остальными ветеранами отбросили врага, но малой кровью победить не смогли бы. Выигранное время позволило затащить в шаттл разбитых новобранцев, а так же загрузиться корпусу СРУ. После всех погрузились ветераны и шаттлы вернулись на "Вези".

Хотя боеспособными оставались только пятнадцать боевых роботов, и места для трофеев в шаттлах уже не было, Бэккер решил попытать счастья ещё в одной системе. Но на Паради силы клана оказались превосходящими, поэтому "Кит" и "Ниньо" лишь облетели планету и вернулись на "прыгун". По результатам орбитальной съёмки мы поняли, что Паради готовится к приёму ещё большего количества боевой техники. На поверхности строились новые военные ангары.

Был соблазн напасть сразу, пока враг не собрал всех сил. Но я не знал точного количества клановцев на Паради, и решил сначала ввести в строй тех, кого привёз с Соляриса. Пятеро из них вошли в звенья разведчиков. Теперь у меня было два таких звена, состоящие их лёгких машин, каждая из которых весила не менее тридцати тонн. Ещё трое наёмников поступили в У2 и У3, в качестве пополнения на замену погибшим.

Из оставшегося десятка я собрал ещё два ударных звена. В У4 собрались прыгающие тяжёлые роботы. Его возглавил Андрей Громыхало на "Карателе". У5 стало аналогом второго ударного звена, звеньевым я назначил Годе Акашили на "Головорезе". Чтобы довести звенья до шести мехов в каждом, пришлось добавить в новые звенья по одному молокососу из наших кадетов. Бэккер указал мне на двух вундеркиндов.

Ещё оставалось четырнадцать полностью отремонтированных БР. Но некому было ими управлять. Большинство кадетов ещё не были готовы выходить на линию огня.

Трофейный "Леопард", который мы взяли при обороне Камта, был приведён в порядок. Не полностью, но оторвать свою задницу от Камта он сможет. У него нет другого выхода. Иначе мне просто не увезти все свои войска. Я оставил шаттлу название "Нарвал". Обдирать всю краску с бортов слишком хлопотно, мы ограничились только символом клана Акул. Шаттл мог сесть только на ровную поверхность. Его повреждённая опора могла занимать только два положения, крайнее задвинутое и крайнее выдвинутое. Внутри "Нарвал" тоже был основательно покалечен, а вооружение сохранилось только по левому борту. Впрочем, ни у "Кита", ни у "Ниньо" вооружения не было вовсе.

На "Нарвала" я посадил звено огневой поддержки, танкистов и техов. Оставшееся свободное место забил запасными БР. В запас я взял "Карателя", имеющихся "Грифонов", "Разрушителей" и "Василиска". БР этих типов много в строю. Если водитель выживет после гибели своего "железа", то сможет продолжить бой, взяв запасное. Настройку нейросистем провели заранее. Кроме того, я взял "Квазара". Просто захотел, и решил, что много места он не займёт. Остальные звенья запихнули с горем пополам в два "Юниона", как впрочем и ракетчиков с минёрами.

Можно было бы сразу рвануть на Паради, выиграли бы неделю времени. Но я решил слетать сперва на Сквонли. Нужно было увидеть в деле новые звенья. Кроме того, Паради - планета с плотной атмосферой и полуторной гравитацией. После схваток в вакууме Камта слишком необычные условия. Сквонли-3 обладает гравитацией около 1,1g и атмосферой тоже обладает. То есть это хорошее место для тренировки, так же как и потрёпанный тринарий Акул был хорошим тренировочным манекеном.

Клановцы действительно не смогли оказать серьёзного сопротивления. Правда, после боя с Бэккером они привели в порядок все свои повреждённые БР, но пополнения не получили. Сперва мы выполнили выгрузку из шаттлов в боевых условиях. Затем ударные звенья (кроме У1) и разведчики растрепали тринарий. Первое ударное, флагманское и ЗОП лишь не давали противнику слажено отвечать. Танкисты тоже потренировались в меткости. Я отметил, что "Вендетты" побыстрее и поманёвреннее наших самопальных платформ. Однако отличие было незначительным. А новые команды танкистов, пока ещё были послабее обстрелянных.

Минёрам и ракетчикам дела не нашлось, слишком быстро кончились Акулы. Правда, Серёгин дал несколько залпов по недалёким скалам для тренировки.

После боя я связался с ошарашенным правительством планеты. Эффект от разгрома клана оказался довольно велик, но у меня не было времени на политические манёвры. Я только оставил им образец контракта и пообещал вскоре вернуться. Напомнил, между прочим, что разбитые клановские машины принадлежат "Злым Тварям". Сразу взять их с собой нам было некуда.

Следующей остановкой был Паради.

Глава 33.

Мордобой в Раю.

После унылых пейзажей Камта Паради действительно казалась раем. Из космоса. Имя эта планета получила, когда первые поселенцы рассматривали её прекрасный облик с орбиты. Красивые завитки облаков на деле оказались сильнейшими циклонами. На поверхности бушевали ураганы. Ось вращения планеты совершала нутационные колебания с амплитудой более двадцати градусов. Я конечно не планетолог, но кажется именно из-за этого магнитные и электрические поля на Паради постоянно бесятся. Даже защищённые в несколько уровней военные приборы сходят с ума. Электромагнитными сканерами вообще нельзя пользоваться. В один момент они показывают, что на тебя падает шаттл, в другой - что он выныривает на тебя из-под земли.

И всё же планета почти сплошь покрыта зеленью. Деревья, растущие здесь, имеют не менее пяти метров в диаметре. Даже об их ветви можно разбить какую-нибудь выступающую часть робота. А ещё повсеместно распространены растения напоминающие деревья только размерами. Их стволы толщиной с ногу элементала свободно гнутся под порывами ветра. Роща скроев (именно так называются эти растения) прибивается ураганом к земле, но в моменты затишья стволы их распрямляются. Ткани из волокон скроев очень прочны и долговечны и являются главным достоянием Паради, наряду с полезными ископаемыми и твердой древесиной.

Но когда мы выпрыгнули в систему Паради, я знал о ней гораздо меньше, только прогноз погоды. Мы высаживались неподалёку от столицы планеты, носящей красивое имя Сероглазка. Она располагается в гористой местности, как и все города на Паради. Неровности рельефа сдерживают порывистость атмосферы и можно без опаски гулять на своих двоих. На открытой местности человек рискует быть поднятым и шваркнутым оземь. К тому же животный мир Паради характеризуется огромной физической мощью (другие виды и не могли бы появиться на этой планете). Даже боевой робот, оказавшийся в одиночестве, не был бы в полной безопасности.

Горы в окрестностях Сероглазки были собственно скорее сопками. Они сплошняком поросли кустарником, травой или лесом. Голые скалы выглядывали лишь кое-где. Высадившись, мы направились в сторону ожидающего нас противника. Он, понятное дело, направлялся в свою очередь к нам. После обмена колкостями с полковником Бриллиантовых Акул, силы клана почти сразу двинулись к месту встречи. Их было пятьдесят, два тринария штурмовых мехов и четыре звена легковесов. В моём распоряжении было ровно столько же БР (не считая запасных), но только десять из них причислялись к классу лёгких. А ведь ещё были СРУ, минёры и танки. То есть перевес в "железе" "Злые Твари" имели неплохой. Правда в плане опытности воинов картина складывалась иная.

Поднявшись на вершину невысокой сопочки (около ста пятидесяти метров), я решил, что дам бой Акулам в расположившейся перед нами долине. Она была зажата с трёх сторон достаточно пологими возвышенностями, а с четвёртой выходила на побережье. Вершина самой высокой сопки находилась слева от нас, где-то на высоте пятисот метров над уровнем неспокойного здешнего океана. Спереди и чуть вправо поднималась сопочка чуть повыше нашей.

Ракетные установки я оставил на вершине, а боевые роботы выдвинул метров на двести вперёд. В образовавшемся промежутке наши минёры поставили несколько минных банок. Эти банки включали примерно по двадцать мин и были отмечены на наших мониторах. Если перевести тактический экран на крупное разрешение, то минное поле можно пересечь, не слишком рискуя. Валере Серёгину я отдал приказ, что если противник пробьётся к СРУ, он должен бросить технику и уводить людей к шаттлам. Для возможности отступления ему оставлялись десять глайдеров из числа минёров. Для оставшихся сорока глайдеров Ричарда Фрая у меня был припасён план. Танкисты Рэйко Окинаги спрятались в роще деревьев-гигантов в пятистах метрах левее ракетных установок. Пока они оставались в резерве. Клановцы, имея преимущество в лёгких роботах, могут попробовать проредить наши тылы. Пятнадцать танков могут в этом случае щелкнуть их по носу.

В центре долины располагалось озеро. Мактэн ещё с орбиты просканировал все окрестности оптикой. Озерцо неглубокое, не более полутора метров, дно ровное твёрдое. Его не стоит принимать во внимание, на управляемости роботов оно почти не скажется. Кроме того, к середине боя оно, наверное, просто выкипит. Проблемы могут возникнуть только у мехов, имеющих прыжковые ускорители, расположенные в ногах. Вода ведь заполнит камеры сгорания. Поэтому в центр строя я поставил не прыгающие У2, У3 и У5.

Ударные звенья составляли первую шеренгу наших порядков. Флагманское звено и ЗОП шли во второй. Звенья разведчиков шли позади нас. Им придётся противодействовать легковесам клана, а где они окажутся, я не знал.

Мы шли медленно. До озера оставалось метров двести, когда показались клановцы. Два штурмовых тринария шли через распадок между сопками. Лёгкие БР двигались выше и левее них. Видимо они действительно собрались в наш тыл, поэтому и забрались повыше. Так можно дальше прыгнуть.

Представился случай уменьшить количество машин противника. Я раздал указания. Продолжая движение, звено огневой поддержки, флагманское и звенья ИР сместились влево. До основных сил клановцев оставалось чуть больше километра. Огонь никто не открывал. Плотная атмосфера Паради и высокая гравитация значительно сокращают радиус эффективного огня. А вот выскочки на сопке подобрались ближе. Серёгин дал по ним залп. Почти бесполезный. Обычный для Паради внезапный порыв ветра придавил неуправляемые ракеты, и большинство из них упали у ног роботов. Клановцы испугались залпа и разрядили свои противоракетные установки. Немногие долетевшие до них ракеты были уничтожены. Практически весь залп антиракеток ушёл в воздух и на излёте застучал по нашей броне. Едва эта мелка дробь замерла, все БР "Злых Тварей" выстрелили из РДД по беззащитным лёгким роботам. Половина водителей вовремя среагировала, они отпрыгнули. Остальных накрыло.

Робот лёгкого класса может весить до шестидесяти тонн. Самый лёгкий робот, принадлежащий тяжёлому классу, весит немного больше. Разница в оснащении. У лёгкого класса скорость и манёвренность ставятся во главу угла, в ущерб защищённости и вооружению. Соответственно у тяжёлого класса всё наоборот. Семь клановцев не поднялись после нашего залпа.

Только теперь начался обмен выстрелами с основными силами Акул. На залп клановских РДД нам ответить было нечем. Противник был достаточно выдержан и стрелял наверняка. Наконец мы сблизились настолько, что можно было стрелять из других видов оружия.

Центр нашего строя уже вспенил ногами воды озера. Я скомандовал Фраю начать постановку мин. Укладчики засновали за нашими спинами. Теперь надо было держать строй и дать Ричарду время на минирование.

Против нас сражались лучшие воины клана. Несмотря на численный перевес, мы отдавали примерно три БР за два клановских. За те несколько минут, пока минёры проводили свои работы, я потерял шестнадцать мехов против одиннадцати, вышедших из строя у Акул. Сумма групповых потерь у "Злых Тварей" тоже была больше. Роботы Акул имели в среднем меньше повреждений. Наконец я получил сигнал от Фрая и скомандовал отступление. Мы отошли через минное поле и Дик электромагнитным импульсом привёл мины в опасное положение. Импульс пришлось делать мощным и нешифрованным, чтобы местные поля не смогли его слишком исказить. Противник наверняка его засёк, но вряд ли мог правильно истолковать. Эти мины, к тому же, нельзя было выключить радиосигналом.

Под наступающим противником взорвалась земля. Акулы быстро сообразили, что к чему и остановились, потеряв только три машины. Воспользовавшись их замешательством, мы произвели несколько хороших залпов и разбили ещё двоих. Клановцы отступили и пошли в обход минного поля. Им пришлось обходить его справа, так как склон сопки слева крайне сковывал бы движения тяжёлого робота из-за своей крутизны. Таким образом, клановские лёгкие БР остались без поддержки. К этому моменту их было ещё восемь против шести наших разведчиков. Но танковый корпус красавицы Рейко своими осторожными внезапными наскоками (к сожалению, до сих пор не слишком точными) всё-таки переводил ситуацию в нашу пользу.

Часть БР из ударных звеньев была сильно повреждена. Нескольким бойцам я приказал поменять машину на шаттле, пока есть время. Остальные поддерживали разведчиков огнём РДД. СРУ дали залп по тяжёлым тринариям врага, но из-за ветра, мимо. Я сказал Серёгину отойти с высоты и занять позицию у "Нарвала", всё равно в атмосфере Паради неуправляемые ракеты оказались неэффективны.

Все эти действия мне довелось проводить уже в глайдере Фрая. Дело в том, что и мой "Молот" валился с ног. Всё-таки я очень хороший водитель боевых роботов, и противнику это было хорошо заметно. Только в одиночку я уложил трёх и ещё и помог упасть нескольким. Поэтому на мне постоянно сосредотачивались по две - три Акулы. В итоге мне неплохо досталось в перестрелке. "Молот" едва мог двигаться, в корпусной броне искрили пять больших дырок. Я аккуратно положил его на землю, надеясь, что никто не наступит. Фрай подбросил меня к "Нарвалу", где уже готовили "Квазара".

Основные силы клана ещё не перестроились для атаки. Я двинулся на подмогу звеньям ИР. От двух моих звеньев осталось лишь четверо бойцов против четверых же клановцев. Танкистов я направил к ударным силам, которые оставил на попечение Бэккера. В конце концов, тактических манёвров больше не ожидается. Клановцы устроят так любимую ими свалку.

В такую же свалку предстояло влезть и мне самому. Я прыгнул вверх по склону в сторону сражающихся легковесов. В лёгком роботе повышенная гравитация чувствуется вообще-то острее, но после "Молота Войны" я ощущал себя птицей. Моё появление серьёзно сказалось на ходе драки. Все лёгкие роботы были солидно нагреты. В той степени, когда два раза прицелишься - один раз выстрелишь. Подобравшись поближе, я открыл огонь сразу по двум машинам противникам. Заряд ПИИ цинично ушёл куда-то в сторону, но РБД опрокинули "Огненного Мотыля". Продолжая движение, я полоснул его импульсниками (пришлось на свежую броню) и оставил на попечение Ортина Магрина. Этот новый воин из звена Крюкова доказал, что мастерски владеет "Фениксом" - довольно слабым боевым роботом.

Тут я оказался рядом с самим Крюковым. Мы поняли друг друга без слов и тандемом расписали клановского "Волкодава". Мы использовали тактику, натренированную на Солярисе. Проще говоря, описывали круги вокруг врага, и к одному из нас он был вынужден держаться спиной.

В этот момент Барту Смиту, заменившему Саша в звене Тейлора, пришлось покинуть своего "Лиходея". Лиз Макторн, наоборот, победил своего оппонента. На одинокого и потрёпанного "Боевого Орла" мы навалились вчетвером. Водитель открыл по нам ураганный огонь, который собственно и заставил его катапультироваться. Теперь нам стоило помочь своим более тяжёлым товарищам.

На средней скорости, чтобы дать моим разгорячённым ведомым время охладиться, мы спустились с сопки. Бэккер держал ситуацию под контролем. Акулы ещё кусались, но зубов им уже не хватало. Я указал разведчикам на "Карателя". Он, кажется, заинтересовался танками. Мы слаженно и смело ударили ему в спину. Когда же он обернулся, я с разбегу ударил обеими ногами ему в колено. Пока я поднимался, мои напарники стреляли по пробоинам "Бешеного Пса" и преуспели в этом. Затем мы нацелились на "Василиска" с оторванными руками. На одного клановца теперь приходилось по двое - трое наших. Но оставшаяся пятёрка Акул ещё смогла раздолбить три наших меха.

Глава 34.

Агрессия.

Бой, конечно, принёс потери. Погибли семь клановцев и четверо наших. Имена двоих я, не помню. Это был их второй бой после Соляриса. Но я помню их лица, молодые ребята. Сгорел в рубке "Разрушителя" Рамт Рудин, отличный боец и весёлый парень. Умерла от ран Мона Стерина, немолодая уже, но очень красивая женщина. Саид валялся в коме на "Нарвале", напичканный замедлителями метаболизма. Тогда, после боя, я не был уверен, что врачи, привезённые с Камта, смогут собрать его ноги. Мик Перов опять получил кучу ожогов и валялся неподалёку от Саида. Раны мало его заботили, Рудин и Стерина ещё с Ганы были его близкими друзьями. Кроме того, погиб экипаж одного танка и несколько минёров, их имён я тоже не помню.

Много повреждений получила боевая техника. Моему "Молоту" всё же отдавили ногу. Какой-то акулий "Василиск" проявил свинство и косолапость. Но у меня был Эмилио Трелони со своим техническим корпусом. Они обещали ввести в строй всё "железо" в течение недели. То, что ремонту не подлежало, сметалось в специально отведённый угол "Нарвала". На Камте этому хламу дадут вторую жизнь. Там, усилиями всё того же Трелони, было развёрнуто военное производство. Например, мы уже сами могли производить броню, правда, не очень хорошего качества.

Передо мной стояла проблема транспорта. Единственный "прыгун" сильно ограничивал мобильность "Злых Тварей". Захватить у врага или купить где-нибудь Т-корабль не представлялось возможным. Конечно если потрясти хорошенько планеты Содружества, то можно собрать достаточное количество денег. Только чем мы потом будем отдавать эту гигантскую сумму. Но если нельзя купить, то можно нанять. Не могут же у всех во Внутренней Сфере хорошо идти дела.

Набив брюхо "Кита" изделиями текстильной промышленности Паради, капитан Мактэн отправился в ФС на поиски неудачливых (в коммерческом плане) шаттлов и "прыгунов". Смирнов подбросил его до Ганы, а там всё ещё висит, ожидая урожая, "Король Грат", который и повезёт "Кита" дальше.

Кстати ещё о Паради. Здесь существовал довольно редкий для развитых планет строй, который в учебниках по истории называется абсолютной монархией. Вообще на Периферии множество отсталых аграрных миров управляются полупиратскими князьками, узурпировавшими власть. А вот на Паради существовала настоящая царская династия, называющаяся Оксановы. Самый первый царь Паради - Иван Оксанов был военным правителем округа, то есть всех прилежащих миров. Во время первых Войн за Наследие, многажды преданный своими начальниками, он сам наконец предал их в пользу народа, с чьего благословения и провозгласил себя Иваном Первым. Впрочем, всё это так, только если верить местным летописям, которые, конечно же, можно было и подправить.

Впрочем, нынешний царь - Александр II пользовался уважением у народа. Нельзя сказать, что он использовал абсолютизм своей власти. Последний из династии, кто это делал, был расстрелян взбунтовавшимся населением. Люди здесь были подстать природе, сильные, свободолюбивые и скорые на расправу. Они походили немного на элементалов своим ростом и мускулатурой, но двигались, конечно, не столь изящно. Клан, после захвата Паради, оценил достоинства здешнего населения и начал брать связанных. Три кровопролитных бунта, плавно переходивших один в другой, заставили оккупантов отказаться от этой (довольно глупой вне кланов) идеи.

За все годы (их было восемь) оккупации на Паради произошло ещё два бунта, кроме выше описанных, и клану приходилось постоянно держать здесь усиленный контингент войск.

Александр II принял нас с помпой. Впрочем, выглядело это так, что вроде как освобождение Паради было нашим долгом, а я один из вассалов великолепного Александра. Сам этот (уже в летах) дядя показался мне сперва даже немного спесивым. Вероятно, таким образом, он поддерживал свою величественность. На самом деле дядька оказался правильным. Он реально видел сложившуюся ситуацию и делал грамотные решения. Мы с ним быстро договорились о форме контракта и о выделении средств (тот самый товар, что увёз "Кит"). На Паради при клане жилось не так уж хорошо, как, например на Терсусе. Производимая здесь одежда и ткани, конечно, ценилась Акулами за свою прочность и неприхотливость. Но воины не имеют множества нарядов (два повседневных и один парадный) и достаточного рынка сбыта не было, так как не внешнюю торговлю, конечно же, было наложено вето.

От себя Александр II сделал "Злым Тварям" царский подарок. Он приказал собственному модельеру устроить всему личному составу обмундирование на все случаи жизни. Последнее время Паради и так производил почти только одежду для военных. Этот подарок обернулся для меня несколькими бессонными ночами. Царский кутюрье с несколькими подручными мучили меня выдумыванием фасонов и знаков отличия. Зато теперь мы могли выйти на парад, не пестря рубахами в банановых деревьях.

Главной шишкой клана на Паради была полковник Анита Легрой. Она пережила поражение Акул, и я решил допросить её. Надежды на нормальное человеческое общение было немного. Наверняка вернорождённая ведьма умоет своим презрением жалкого вольнягу-недомерка. Однако упускать даже маленький шанс того, что полковник проговорится (в порыве негодования, например), не стоило. Надо отметить, что с высшими офицерами клана Бриллиантовых Акул нам вообще не очень везло. До Аниты нам достался только один очень неразговорчивый подпол.

В общем, я навёл себе лёгкий марафет, всё-таки мне предстоял разговор с женщиной, и пошёл на допрос. Полковник находилась в Сероглазкинской тюрьме вместе с остальными военнопленными. Меня поразили размеры этого комплекса лишения свободы. В моём родном клане тюрьмы состоят обычно из нескольких комнат, обычно пустующих. Совершая преступление в клане, гораздо проще попасть в крематорий, чем в каталажку. Но в Сероглазке, для содержания воров, убийц, а чаще просто бузотёров, стояли пять огромных зданий. Причём обслуживали они только столицу, в других городах имелись свои тюрьмы.

Позже, мне рассказали, что высокий уровень преступности на Паради имеет свои причины. Здешний люд обладает крутым нравом, а часто и отсутствием уважения к неприкосновенности чужой физиономии и собственности. В сезон особо сильных ветров (зимы как таковой на Паради не бывает, эклиптика такая) работяги ищут выход энергии в потреблении горячительных напитков и проявлении удали молодецкой. Эти ребята к тому же обладают крепкими телами и, видимо, толстыми черепами. Уже потом, на праздновании нашей победы, я видел, как одним таким парнем проломили добротно сработанную стойку бара. Он поднялся и со словами "ах, ты драться!" ринулся на обидчика. Их бы немного потренировать, и вышли бы приличные элементалы. Конечно, если бы мы могли производить бронекостюмы.

Но вернёмся к Аните Легрой. Я вошёл в камеру для допросов, закрыл дверь изнутри и, повернувшись к пленнице, несколько остолбенел. Полковник оказалась чертовски красивой женщиной и, что самое удивительное, чертовски юной для своего звания. Ей на вид было двадцать один - двадцать два. Таких молодых полковников я не встречал ни разу. Должно быть Анита Легрой, была идеальным водителем БР или клан Акул совершенно не походил на клан Медведя-Призрака. Мне даже захотелось пересмотреть запись боя, чтобы оценить её действия в бою. Примерно с меня ростом (нет, всё-таки пониже), пепельного цвета волосы, очень белая кожа (на Паради из-за ветров в целом более распространена красномордость). Странный взгляд серых глаз. Обычно под влиянием такого взгляда мужчина способен на необдуманные поступки, и у меня в голове сразу нарисовались несколько вариантов на эту тему. Впрочем, я заставил себя не разглядывать сидящую напротив меня женщину, чтобы не оскорбить её раньше, чем мне это понадобится.

- Я - командующий войсками Содружества Независимых Планет, которые нанесли поражение твоему отряду, Анита Легрой.

- Думаешь выпытать у меня какую-нибудь информацию? Ты смешон, - прорычала она в ответ.

Что ж, такое подобие диалога всё же лучше, чем обычное презрительное молчание пленных вернорождённых. Анита подтянула ногу и поставила её на край своего стула. Я сидел за другим краем небольшого железного стола, и её движение почему-то не насторожило меня.

- Однако ты в моей власти, и лучше бы тебе отвечать на вопросы.

- От меня ты ничего не узнаешь вольнорождённый ублюдок... - Анита вскипятилась, но и я стал злиться и перебил её.

- Ты проиграла вольнорождённому ублюдку и теперь опозоре...

Анита внезапно оттолкнулась ногой от сиденья стула и бросилась на меня с боевым кличем. Моя реакция не подкачала. Кулак пронёсся мимо моей головы, а сам я скатился со стула вправо. Левой рукой я попытался прихватить с собой стул в качестве оружия, но её Анита задела коленом, причём довольно больно.

Мы поднялись из разных углов комнаты. Моя противница, по крайней мере, килограмм на десять-пятнадцать была легче меня, но, как оказалось, отлично владела своим замечательным телом. Издав ещё один вопль, она снова ринулась в атаку. Если бы я попытался встретить её ударом, то, вероятно, получил бы коленом в живот. Анита провела удар коленом после обманного выпада. Но моя злость была спокойной, и к тому же очень не хотелось портить кровоподтёками такую красоту (опять же необдуманное желание). Я ушёл в сторону от удара, и полковник, в силу инерции, оказалась почти прижата ко мне. Правой рукой я обхватил её шею, а ногу завёл за обе ножки полковника. Она двинула локтем мне по рёбрам, но теснота не позволила ей замахнуться, как следует. Удар я просто стерпел и опрокинул Аниту Легрой на спину.

Преимущество в весе, а так же небольшое в росте, позволили мне прижать соперницу к полу. Её глаза смотрели в мои бессильной яростью, никакие брыкания выбраться не помогали. Внезапно взгляд моей пленницы изменился, и она крепко меня поцеловала, до крови закусив мою губу. От растерянности я ответил на этот полуукус-полупоцелуй, но от боли отдёрнул голову. Моя хватка ослабла, и Анита смогла освободить правую руку. Сильным ударом в ухо она дезориентировала меня на мгновение и столкнула с себя. Я быстро очухался и тут же поднялся, ожидая новой атаки. Но Анита просто стояла и настороженно на меня смотрела. Её личико, выглядывающее из-под чёлки, стало похожим на мальчишеское, но было не менее привлекательным из-за этого. Внезапно она стала расстёгивать свой полукомбинезон.

Вот и думай после этого, что знаешь женщин. Обнажённая Анита выбила из меня все остатки благоразумия. Ведь после того, как Рита Ла Мот перестала пускать меня в свои апартаменты, я так и не нашёл ей замену и довольно долго уже постился. Анита была идеально сложена. Тонкая талия и округлость форм выгодно оттенялись слегка заметным рельефом развитой мускулатуры. Если бы евгенические программы кланов основывались исключительно на производстве подобных красоток, я, пожалуй, стал бы ярым сторонником верного рождения. Бархатная белая кожа. Изящная, вздорная, наглая грудь. Сильные и одновременно мягкие бёдра. Серебристая шёрстка внизу живота. И над всем этим серые широко распахнутые глаза, опасные и настороженные, выглядывающие из-под резко остриженной чёлки. Есть от чего потерять голову.

Анита медленно и красиво подошла ко мне и... ударила тыльной стороной руки. Ударила со всей силы, но замах был слишком длинный. В последний момент я успел принять его вскользь и спас зубы, но всё-таки упал. Было непонятно, она специально так сделала, чтобы не причинить слишком большого увечья, или я просто быстрее неё. Мозги у меня были уже совсем набекрень. Анита медленно присела рядом, а я и не думал о защите. Она вновь поцеловала меня, отчего заныла моя прокушенная губа. Полковник совсем сломила мой сопротивление, умудряясь одновременно и прижиматься ко мне всем телом и избавлять от одежды. Последней осознанной мыслью у меня была такая: "Какого чёрта она делает"!

Ответа я так и не нашел. Извращённая сексуальность, скука заключённого, месть за поражение, утончённое покушение на жизнь? Секс с Анитой Легрой напоминал драку, в сущности это и было сражение. Её острые зубки постоянно впивались в моё тело, я лишь оберегал самое ценное. Мягкие изящные пальчики ласкали, но в любой момент могли сложиться в кулак для удара и впиться ногтями в кожу. Эта чертовка наслаждалась этой двойственной игрой, и как ни странно я тоже. Когда я вышел от Аниты, то едва добрался до своей квартиры. Никогда мне ещё не доводилось применять столько силы за один всего раунд любви.

Когда я открывал дверь комнаты допросов, Анита сказала.

- Встретимся ещё, когда залижешь свои раны, Медвежонок. - Откуда она знает про мой клан?

- Акула, - бросил я, но, когда дверь уже почти закрылась, не смог сдержать смешок и добавил в проём. - Кхм, моя рыбка.

Из-за закрывшейся двери послышался приглушённый яростный вопль.

Вообще-то, по традиции кланов, низший по званию не должен предлагать спаривание (вот же придумали словечко вернорождённые) старшему. А уж в случае связанной Аниты Легрой и меня-командующего, инициатива должна была принадлежать мне. Но чертовку это нисколько не смущало. Более того, она даже не спросила (это уж точно ни в какие ворота...), а констатировала факт.

Я хотел было проучить высокомерную красотку, но спустя несколько дней решил, что она этого не стоит. В общем, вытащил её из тюрьмы и задвинул под домашний арест в гостинице, где и обитал сам.

Слава богу, в следующие месяцы я много колесил по окрестным мирам. После каждой нашей встречи я ругал себя, за то, что поддавался на её сумасшедшие чары. Только вот, когда синяки на теле подживали, снова меня непреодолимо тянуло к Аните.

Она кусалась, дралась. Она пробовала на мне всё, что только приходило в её бешеную головку. И, чёрт возьми, я поступал с нею также. И ей это нравилось. Когда чертовка заходила слишком далеко, ей всерьёз доставалось. И это ей нравилось. Иногда я даже связывал её, чтобы хоть немного утихомирить, ей нравилось и это.

Перед каждым нашим свиданием я тщательно обыскивал Аниту и дважды находил подозрительные предметы. Сперва это была тонкая плетёнка из скроя, слишком слабо пришитая к куртке девушки. По длине и другим параметрам (например, небольшие петли на концах) этот шнурок мог оказаться очень удобной удавкой. Впрочем, его длина совпадала с обхватом тонкой талии моей пленницы. После этого, как-то раз, я нашёл в её одежде небольшое, остро отточенное лезвие. Пока, держа в руках, я разглядывала его, Анита резко взмахнула рукой, отчего на её левом запястье появился тонкий продольный разрез. Повреждена была лишь кожа, и кровь шла несильно. Анита быстро прижала повреждённое запястье к моим губам, заставив почувствовать вкус своей крови. Моей оторопью она всегда пользовалась незамедлительно. Выхватив у меня лезвие, она точно так же поранила мою левую руку и с наслаждением припала к ранке. Я посмотрел на её запястье. Там было много тонких белых шрамиков, едва угадывающихся на белоснежной коже. Полковник клана Акулы Анита Легрой не в первый раз давала попробовать своей крови. Только это всё же не убеждало меня в её намереньях, я ведь не знал, что случилось с её другими невольными вампирами. Я постоянно был готов пережить покушение на собственную жизнь.

Я ждал ответного шага Акул, но его не было. Наш "Вези" одиноко висел в космосе, спрятанный возле одного из спутников Юрая - огромного газового гиганта на краю здешней солнечной системы. С остальных планет СНП тоже не поступало тревожных сигналов. Если бы там появился вражеский Т-корабль, мне бы сразу же стало известно об этом через гиперволновую связь, отобранную у самых же клановцев.

За то, что они нас игнорируют, я решил их наказать. В рейд пошли первое, четвёртое и пятое ударные звенья (второе и третье временно оказались без командиров). Вместе с флагманским звеном они полностью заняли трюмы "Ниньо". Пустой "Нарвал" был самонадеянно взят для трофеев.

Сперва мы слетали на Сквонли и Зенит, утрясти политику. Потом Вонш, Мрия, Стил... ни на одной из этих планет не было войск клана Бриллиантовых Акул. Я не верил, что их перевели на Паради для боя с нами (то есть получается, что мы их уже разбили), тогда б их армия была гораздо больше. К тому аборигены сообщили нам, когда именно ушли Акулы, причём получалось, что сразу после нашей победы на Паради. Куда и зачем ушли Акулы, эти вопросы интересовали меня чрезвычайно.

На следующей планете, под названием Эдервест, Акул тоже не было. Зато здесь хозяйничали пираты. Дальше Эдервеста располагались несколько миров, которые были пиратскими гнёздами. Один из главарей пиратов видимо был провидцем (к счастью не настолько, чтобы предсказать наше появление), потому что напал на Эдервест через четыре дня после отлёта войск клана. На планете они находились уже две недели в постоянном кутеже. На нас они обратили внимание, лишь когда "Ниньо" сел радом с их собственным шаттлом. Не веря такой удаче, я бросил все силы на захват корабля и чуть не получил по тылам. Пиратских БР было восемнадцать, но их оснащение и навыки водителей были ни к чёрту. Ударный тринарий остановил их, не потеряв ни одного меха. Даже новички казались более опытными, чем эти пьянчуги.

Я с флагманским звеном ворвался в это время в пиратский шаттл, по пандусу открытого трюма. Никакого сопротивления нам не оказали, даже когда мы рискнули покинуть мостики своих БР. Экипаж был мертвецки пьян по поводу какого-то своего пиратско-космического праздника.

С богатым трофеем мы вернулись на Паради. Никаких новостей не было. Бриллиантовых Акул как будто и не существовало в принципе. Мы совершили ещё рейд в два мира, расположенных неподалёку от Эдервеста. Как я и предполагал, они оказались пусты (в смысле присутствия клана). Зато теперь, на Паради меня ждал сюрприз.

Глава 35.

Союзники.

На меня смотрел клановец. Бледная рожа ... точно вольнорождённая. Наверное, что-то во взгляде. А так, одет аккуратно, причёска обычная скорее для вернорождённых.

- Робер. Командующий, - представился чел.

- Чем командующий? - удивился я. Может он всё-таки вернорождённый.

- Силами повстанцев. Ты Миха? - Робер сидел за столом, спиной к окну, в которое время от времени ударял воздушный кулак. Окно было матёрое, привычное к таким порывам, и не уступало под натиском Сезона Ветров.

Ну что ж, "на ты" так "на ты". Я сел на стул за противоположный конец стола. Беседа проходила в номере моей гостиницы. Данный её этаж с моей лёгкой руки стал неким филиалом Сероглазкинской тюрьмы. Кроме моей Аниты, здесь уже с неделю жил этот Робер со своей шоблой. Впрочем, они номинально были свободны. За ними приглядывали негласно, но тщательно.

- Да. Вроде как тоже командующий. Но я что-то не пойму, что за повстанцы. Мне сказали ты клановец. - Я закурил, а Робер слегка сморщился от дыма.

- Ну. Понимаешь мы там немного бузим, то есть восстание у нас. Ты ведь клановец, вольнорождённый. Там о тебе шум некислый стоит, хоть ты и враг клана. А у меня такая напасть в звене случилась. Парнишка одному ублюдку из канистры хребет переломил. За дело. А его, даже без суда, и расстреляли. Тут я с оставшимися своими им башка и поразбивал. На Ковском нас, вольняг, целый бинарий был. Ну ждали мы, как прилетят ещё ублюдки, и устроят нам последнее дело. Но тут дело вышло другое. Это мудачьё, как про нас узнало, так всех вольнорождённых воинов решили под замок. Кретины. Ну, положим в окрестностях Звенящей, у них это вышло, там вольняг водителей понты. А вот на окраинных планетах, так обычно и побольше половины будет. А тут ещё и ты-вольняга барагозишь на границе. Вот и закипела заварушка. Ко мне прилетели, сказали - "ты кашу заварил, тебе и расхлёбывать". Так вроде я и стал главным.

- Ты что же, хочешь мне помочь против собственного клана воевать?

- Не, мы свободы хотим. Для всех каст. Это ведь не просто так, это копилось. И мы ещё ладно, мы - воины. А остальным ещё хуже. Они даже не второй сорт третий. Мы - это второй. А пробирочных, их же меньше пяти процентов населения. Тоже мне соль земли в жопу ноги... Я ведь знаю, вы наёмники. А потому, вам же там делать нечего. Это здесь же коренное население есть, а там только клан. Когда наши папки туда прилетели, тамошние миры кроме названий ни черта не имели. Не кого, то есть, там освобождать, и не с кого ботву стричь. Ты извини, но для вас же бабки - главное. Вот у нас только одно условие. Разбиваем ублюдков и все клановские планеты наши. Все, которые были захвачены достаются вам.

- Ты не совсем вникаешь в ситуёвину. Я теперь и так пойду до конца. Мне не хватает сил, чтоб контролировать все освобождённые планеты. Сам понимаешь, твои вернорождённые друзья этого так не оставят. Они будут устраивать налёты. Значит, мне придётся всех их перебить сейчас.

- Пупок не надорвёшь? Ты же не знаешь сколько их. Ты жив сейчас только благодаря нам.

- Я считаю, что скорее наоборот. И вообще, ты что-нибудь предлагаешь или приехал просто попугать меня несчастного.

- Ну а ты, как думаешь? По одиночке нам хана, значит надо объединяться.

- Знаешь, я до сих пор считаю, что ваш клан вполне нам по зубам. Знал бы ты, с чего мы начинали. Но впрочем, убеди меня.

Робер помахал блоком памяти.

- Здесь данные о войсках клана. Конечно из-за вас, да и нас, они несколько устарели, но всё же они дают информацию о силах вернорождённых. Кроме того, там информация о планетах, о расположении военных баз, об укреплениях. А ещё полезная инфа есть вот тут. - Робер постучал себя пальцем по голове. - Я могу порассказать про своих бывших начальников. Ну и ещё кой-чего.

- Это уже больше похоже на дело. Дай-ка мне это поизучать. - я указал на запоминающее устройство.

- Сперва я хотел бы услышать твоё решение.

- Оно ещё варится. Но в принципе я готов сотрудничать. Только никаких советов, комиссий и тому подобного. - Меня уже достали всяческие демарши политиков. - Решаем только ты и я. Ты кстати действительно командующий? Твои приказы кто-нибудь обсуждает?

- Я командир, и мои подчинённые, пусть и добровольные, но они настоящие солдаты. Думаю, если мы победим, я стану ханом. - Робер принял важный вид.

- У тебя голова не кружится?

- Не больше, чем у тебя.

- Хорошо. Думаю, договоримся. Но захватывать для тебя миры я не стану. У нас тут, знаешь ли, СНП и я его, типа, защищаю. Мне нужно только ослабить врага настолько, чтобы он уже не представлял угрозы. В любом случае, тебе это на руку, у вас же остались силы.

Я протянул руку к блоку. Робер отдал его мне.

- Ты уже вполне устроился, я вижу. - Номер Робера был близнецом моего. Одна комната, мягкая кровать, окно, отдельные закутки с удобствами, короче, шик для клановца. - Я пойду, поразмышляю. Увидимся завтра. - Мы обменялись рукопожатиями. - Кстати, откуда вы знаете о том, что я Медведь-дезгра? - Мысли о всяческих шпионах тревожили меня с тех пор, как Анита назвала меня Медвежонком.

- Так ты же звено вольняг отпустил, когда тебя атаковали наши на... - Робер наморщил лоб, - Не помню, как там эту планетку. Уж не знаю, зачем ты это сделал. - Я коротко объяснил. Робер продолжил. - Лихо. Ну, так вот. Из звеньевой сразу же передал всё, что смог о вас узнать, на шаттл. Ну ты же знаешь, что самые сплетники это космы. Теперь у нас все знают, что ты вольняга.

Ну что ж, не самый худший вариант. Я вышел. У меня тоже была своя берлога, только на другом этаже. Там я сунул Роберовский накопитель в переносной компьютер и долго копался в имеющейся информации. Потом лёг спать и, лишь проснувшись, начал плотно думать.

Если вычесть ту технику, которую мы уже уничтожили, да ещё гарнизоны планет, где удался бунт вольнорождённых... В общем Акулы располагали не более чем двумя сотнями машин разных классов. Довольно внушительно. Я с облегчением понял, что так нигде не увидел упоминаний об аэрокосмических истребителях и элементалах. Однообразность клановских сил вселяла надежду. Тем не менее, двести. На самом деле наверное меньше... на сколько меньше? А если есть секретные запасы?... Водителей-то секретных нет. Нас всего пятьдесят, плюс ракетчики, минёры и танки. Маловато. Впрочем, на Камте из имеющихся ошмётков соберут в ближайшем будущем ещё машин сорок, не меньше. Кого я на них посажу? Кадетов. Грег говорил, что они уже вполне неплохи. Почти год тренировок. Это двадцать всё-таки молокососов. Необстрелянных. Сколько-то ещё привезёт Смирнов, я ведь сказал ему. Он кстати в водителях БР ни черта ни смыслит. Да уж, у Акул перевес, как ни крути.

А что у Робера. Неполные бинарии на шести планетах, то есть шестьдесят максимум. Минус те, которых вернорождённые расстреливают, возможно, прямо сейчас. А ещё, треть водителей потеряли машины. В худшем случае у Робера осталось тридцать мехов с водителями и с десяток безлошадных водил. А у меня свободные машины. Не хочется отдавать, всё-таки не свои люди. Но лишний бинарий очень кстати, очень. А свободных БР всё равно гораздо больше. Но стоп, самое главное, у Робера есть Т-корабль! Укомплектованный! Это значит, если он типа "Пегас-4", как указано в блоке памяти, то четыре "Леопарда"! Военные корабли. Конечно "Пегас" довольно небольшой, даже прямо скажем маленький. Вооружения можно сказать нет. Несёт только четыре шаттла. Но, боже мой, четыре "Леопарда", проблема транспорта отпадает. К тому же у "Пегаса", как и у почти всех военных "прыгунов" клановского образца аккумуляторов хватает на два прыжка по тридцать световых лет, да и атомный реактор мощнее. По сравнению с ним наш бедный "Вези" просто лоханка, всего лишь старый "Протектор". Уже только за "прыгун" с Робером можно дружить. И чёрт побери, подарим им десяток БР, вернее одолжим. Политика поганая, но эффективная штука, потом я Роберу припомню этот десяток. Если конечно у нас с этой войной что-нибудь выйдет. Ещё только посоветуюсь с ребятами.

Глава 36.

Акулы сбиваются в кучу.

Я стоял и пыхал желчью. Орешек оказался пуст. Робер конечно же не соврал, здесь действительно располагался арсенал клана Бриллиантовых Акул. Я шёл по пустым залам этого арсенала. Человеку, малознакомому с кланами, могла бы показаться насмешкой тщательность эвакуации. Не осталось ни винтика, ни метра проводки. А, судя по размерам комплекса (и комментариям того же Робера), эвакуация была грандиозной.

Впрочем, этого следовало ожидать. Нынешний хан, Райен Геварра, остолопом не был. Он решил собрать все свои силы вместе и не доставить нам удовольствия разбить их по отдельности. Такое его настроение я почувствовал, когда побывал на покинутых планетах, теперь состоящих в СНП. Вот только поторопиться не вышло. Сперва раздался звонок с Терсуса, причём полный истерики. Какие-то дурацкие пираты нарушили священный покой мэров. Пришлось лететь выполнять обязательства. Сам я не полетел, отправил три ударных звена под началом Александрова. "Вези" ещё не вернулся к тому времени из Внутренней Сферы, но под рукой был "прыгун" Робера - "Аквамарин". Он причём добрался до Терсуса на неделю раньше, чем это сделал бы "Вези", то есть всего за четыре дня. Поэтому незадачливые пираты и не успели очень-то пограбить, на пятый день пребывания на планете им на головы свалился Краст. Улизнуть удалось только пиратскому шаттлу, что впрочем даже к лучшему. Расскажут коллегам, что соваться к нам не стоит.

Затем пришёл SOS из системы Симов. Тамошний отряд повстанцев сообщил о Т-корабле и двух приближающихся шаттлах. Робер сперва хотел ответить в духе "прощайте братья, мы отомстим за вас". Мысль, посоветовать ребятам сховаться куда-нибудь и попытаться оттянуть свой конец, ему в голову не пришла. Я исправил это упущение, чем несказанно его удивил. Надо отдать должное, Робер не оскорбился этой неклановской мыслью. Я пожалуй и сам, годика эдак три назад, не подумал бы о возможности попартизанить. Всё-таки клановское воспитание несколько ограничивает военное мышление.

В общем, всей шоблой мы погрузились на "Аквамарин" и рванули к Симову. Врага разбили без особых приключений и потерь. Из четырнадцати воинов-повстанцев, после нескольких лесных стычек, осталось только восемь. У вернорождённых есть милая традиция убивать побеждённых, если только из них не получаются отличные связанные. Поэтому водители четырёх разбитых машин, пережившие своё "железо", тем не менее, были мертвы.

Из системы Симова мы пригнули к Орешку. Вот тут-то проявились все мои подозрения. Акулы успели свернуть манатки и теперь, наверное, сидели на Звенящей. Свою столицу они оставить конечно не могли. Священный генный пул и всё такое. Кроме столицы и Орешка, стратегическим арсеналом обладал ещё один мир. Я решил-таки попытать счастья на Розмари, всё равно сильнее опоздать уже было нельзя.

Здесь нам повезло больше. Мы прихватили вернорождённых на последней стадии эвакуации. Они положили тринарий, чтобы остальным успеть рассесться по шаттлам и улететь. Как бился этот тринарий. Мы со своим многократным превосходством не смогли их опрокинуть. Я боялся, что эти суровые дядьки убьют кого-нибудь из молокососов, и потому не стал действовать жёстко. Это был бой со стрельбой на расстоянии. Собственно поэтому шаттлы и ушли, но теперь нам шаттлов и так хватало.

Смирнов в своём полёте по Внутренней Сфере нашёл-таки Т-корабль, недовольный своей судьбой. Его капитану - Арчи Хиердалу была не по душе жизнь, размеренная финансовыми заботами. Эксцентричный дядька владел "прыгуном" с "подходящим", по его собственному утверждению, названием "Рапа Нуи", а кроме того двумя шаттлами. Короче, парень был богачом, каких мало. Непонятно, почему, получив в наследство от какого-нибудь родственника такую дорогую рухлядь, эти непостижимые люди не продают её. Вместо того, чтобы жить как набоб на одни только проценты, они продолжают семейный бизнес, причём часто чреватый хорошей нервотрёпкой. Впрочем, чтобы продать Т-корабль, нужно найти ещё более непостижимого покупателя, готового отдать бешеные деньги за сомнительную перспективу.

На Паради я устроил генеральную репетицию. Смирнов завербовал ещё с десяток водителей. В людях-то он смыслил, а вот в том как они водят БР - не очень. Рекруты были неплохими ребятами, но довольно посредственными воинами в своём большинстве. Кроме того сорок с небольшим (правда некоторые из них были сейчас не годны по здоровью) воинов Робера тоже нуждались в смотре. Всего наша соединённая армия насчитывала теперь сто двадцать мехов. Четыре Роберовских десятка оказались отличными водителями, как того и следовало ожидать. Примерно то же количество и моих воинов можно было считать первоклассными. Остальные, или новички из числа кадетов, или не опробованные наёмники. Ещё оставались минёры, ракетчики и танкисты. Правда, при таком количестве боевых роботов они несколько теряли значимость.

Клан обладал не более, чем полуторастами мехами и водители у него все были никак не хуже средних. Мы отправлялись атаковать превосходящие силы противника.

Глава 37.

Победа и поражение.

Мы побеждали. Клановцы сбились в кучу и полностью перестали взаимодействовать друг с другом. Их всё ещё было больше, но это ничего не значило. При таком, необычно большом, масштабе сражения построение войска чрезвычайно значимо. Слаженными залпами мы выводили одного врага за другим. Конечно, сперва они держали строй. Но мы определили большинство их офицеров (с помощью Робера) и аккуратными ударами резервов вывели из игры почти всех. Наш фронт держали, на правом фланге четыре бинария Робера, в центре и слева мои ударные звенья. Остальные силы я распределил по резервам, не позволявшим противнику вести сконцентрированный огонь.

Затем я сумел небольшим отступлением заманить правый фланг Акул на мины. В результате мы настолько дезорганизовали клановцев, что они стали нести ощутимо большие потери.

Я праздновал победу, мне уже тогда осточертела эта война. Но тут я краем глаза заметил какие-то огоньки на радаре, которых там быть не должно. Времени на раздумья по этому поводу мне не оставили.

Правый фланг накрыло лавиной огня. Залп РБД был поддержан выстрелами ПИИ. Следы двигателей в небе указывали на то, что я - идиот, и на присутствие примерно двадцати аэрокосмических истребителей. Причём тяжёлых, судя по тем потерям, которые они нанесли моим войскам единственным залпом. На командном экране только что светились зелёным светом три четвёрти машин Робера, теперь же в строю оставалось только треть. Состояние дел резко стало критическим. Акулы навалились на ещё не пришедших в себя воинов.

Я проорал отступление, и сразу вызвал всех "Леопардов" прикрыть нас. Конечно, рисковать шаттлами дело последнее, я творил отчаянный поступок. Ведь если не рискнуть, то это действительно станет последним нашим делом. Далеко не каждый боевой робот может вести эффективный огонь по воздушным целям. Для этого необходимы специальные средства наведения и управления оружием. Есть определённые типы БР, предназначенные вести бой с воздушными целями, такие, например, как "Снайпер" или "Боевой Орёл". Вот только подобных моделей у меня было мало. Вооружение же шаттла предназначено в первую очередь как раз для отражения воздушных атак.

Мы стянули фронт. Надо отдать должное Роберовским ребятам, несмотря на шок, все кто мог, продолжали выполнять приказы. При отступлении мы не рисковали получить фланговый удар. До того как подлетели наши шаттлы, клановское авиакрыло успело ещё один раз налететь на нас. Теперь мы угостили их встречным залпом. Вреда им не нанесли, но зато и себя в обиду не дали. В третий раз они уже попали под огонь пятёрки "Леопардов" и отступили, потеряв одного (правда и этот истребитель, возможно, дотянул до посадки). Наземные силы клана воспряли духом и накинулись было на наш потрёпанный правый фланг, но наш строй не позволил им получить категорического преимущества. Затем клановцы прекратили наступление и дали нам отойти. У них могла быть только одна причина сделать это. Они перестраивались для новой атаки. Теперь-то они будут атаковать под прикрытием авиакрыла. А у меня не было разработано ни единой тактики против авиации. Большинство моих воинов не имело опыта стрельбы по подобным целям.

В общем, победа оборачивалась поражением. Неожиданность была моим главным оружием в этой войне. Ведь, смешно представить, я припёрся сюда с отрядом, недотягивающим даже до тринария. Теперь Акулы, в первый раз, удивили меня и сразу же положили на лопатки.

Если не считать повстанцев Робера, дела которых были довольно плохи, мои силы потеряли меньше трети БР. Танки и СРУ не понесли потерь, так как не лезли на рожон. Минёры, помимо свих основных задач, ещё и доставали водителей из разбитых БР. Это довольно опасно, но ни на кого из них в суматохе боя, слава богу, не наступили. Всего продолжать бой могли шестьдесят девять мехов. У клана оставалось семьдесят четыре машины, они потеряли примерно половину "железа". Мы бы и теперь могли бы их разбить, повреждений клановская техника имела на порядок больше. Но наличие АК истребителей сводило на нет всё преимущество. Мои войска были практически беззащитны перед ними. Используя "Леопарды" я может быть и смог бы победить, но это будет кровавая баня. Да и рисковать шаттлами дальше как-то непристойно. Человечество едва ли выпускает их больше, чем теряет, и, по крайней мере, нам в военной академии твёрдо зарубили на носу, что шаттлы и Т-корабли нечто почти священное. Короче я не решался начать мясорубку.

А если так, то надо отступать. Следующий налёт истребители совершат на шаттлы. Уход с планеты - это всегда поражение, даже если противник понёс большие потери. Все разбитые роботы, за исключением тех, кто в критическом состоянии вышел из боя, достались клану. Хорошо хоть водителей успели извлечь.

Я терпеть не могу проигрывать, поэтому решился на план, который ещё пятнадцать минут назад назвал бы сумасбродным. Но этот план содержал в себе то, что всегда помогало мне побеждать. Всё ту же неожиданность.

- Робер! Заводи своих парней первыми. Все кто не ранен должны быть у "Нарвала" через три минуты. Экипировка ЭПЛ-С.

Я переключил тумблер.

- Фрай. Мне нужны глайдеры на сорок человек и водители с крепкими нервами. Собирайтесь у "Нарвала".

Из своих воинов я сам в компьютере выделил тридцать человек, которые и без боевых роботов остаются людьми, опасными для окружающих. Любой клановский воин умеет правильно вести себя в кустах и плавно нажимать спусковой крючок, а вот многие сфероиды, будучи водителями БР, даже драться хорошо не умеют.

Затем я снова пощёлкал тумблерами.

- Всем, у кого загорелся "вызов" и кто не ранен. Загрузить технику в шаттлы вне очереди. Получить на одном из "Леопардов" ЭПЛ-С, расшифровываю: "Экипировка Полевая Летняя - Скрытная". Собраться у "Нарвала" через пять минут. Время пошло.

Затем я связался с капитанами шаттлов. Наиболее легко гружёный, а значит манёвренный, "Нарвал" должен был заныкаться среди многочисленных спутников соседней планеты. Ему предстояло здорово поманеврировать, чтобы остаться незамеченным со Звенящей-2. Остальным, прикрывая "Нарвала", идти, не очень быстро, в точку рандеву с "прыгунами". Я договорился с капитанами о сигналах, после которых они вернутся на вторую планету.

Затем я сам поспешил загрузить своего "Молота Войны" и экипироваться. Клановцы мешкали с атакой. Они сознавали свою победу и не хотели увеличивать потери, им нехило от нас досталось. Большинство наших БР уже загрузилось, но всё-таки пятеро из наших шаттлов были неплохо вооружены.

Я подошёл к собравшейся у "Нарвала" группе. Мне уже тогда было известно, что у Робера погибло двенадцать человек. Однако здесь повстанцев было всего одиннадцать (включая Робера), остальные имели различные ранения. Я из своих тоже выбирал абсолютно здоровых. Всего нас собралось тридцать два человека. Кроме того, рядом стояли семь шестиместных (учитывая кресло водителя) глайдеров и один четырёхместный, за рулём которого сидел сам неугомонный Фрай.

- Я выбрал лучших, - сказал он мне. - Умеют стрелять и не боятся лазера над головой.

У меня не было времени на объяснения. Мы должны были добраться до леса, который имел стратегическое значение в моём плане, пока наши шаттлы не взлетели. Они отгораживали лес от клановцев и должны были замести наши следы при старте. В воздухе над нами ничего акульего не было и, больше засечь нашу авантюру было нечем. Весь новоявленный диверсионный отряд последовал за мной без вопросов. Я был рад, и лишь надеялся, что ребята не совершают тем самым глупость.

Мы с Робером разглядывали старт наших шаттлов лёжа под кустом, похожим на черёмуху. Вообще Звенящая планета истинно земного типа, странно, что она не была колонизирована до клана, хотя, откуда я знаю, может и была. Отряд я отослал подальше в лес, а Робера оставил для разговора.

- Ну чё, интересно, зачем мы валяемся в траве? Но у меня самого есть вопросы поинтереснее. Чего это у нас летало над головами?!

- Хрен его знает. - Да, Робера сильно проняло, до сих пор он явно старался говорить как можно правильней, если не волновался (получалось плохо, но старался). - У клана нет военной авиации. Это абсолютно точно.

- А что же это было тогда. Или мы все курили перед боем злые травки. Впрочем, ты прав - это не авиация. Это было аэрокосмическое крыло. Причём, машины-то, по крайней мере, "Бумеранги", а может и тяжелее.

- Ты хочешь сказать, это были аэрокосмические истребители!? - рожа Робера была искренне изумлена.

- Не кричи так. Вряд ли кто нас услышит, но мы же всё-таки прячемся как-никак.

- Чёрт, но откуда? - Робер перешёл на громкий шёпот. - Может я - идиот?! Не знать, что у собственного клана есть такое... Но разве идиотам дают командовать звеном БР.

- Действительно интересно.

- Слушай, но ведь это - абсолютное оружие. Ведь против таких не попрёшь. Когда они первый раз прошли над нами... Меня пронесло более-менее, и я попробовал подстрелить одного. Ни хрена не попал.

- Ничего. Дело конечно паскудное, но практика - лекарство от всех болезней. А вообще ты прав. У нас, кроме меня, никто не сможет ничего противопоставить истребителю. И в этом ответ на твой вопрос...

- Какого чёрта мы здесь забыли?

- Раз ты ничего не знал о истребителях, значит это военная тайна. А это даёт надежду, что их мало. Иначе не стоит их прятать. Я надеюсь, что это крыло единственное. Мы здесь, чтобы вывести его из строя.

- Отомстим за ребят!

- Вообще-то месть - глупая штука, извини. Но боюсь, что всё-таки отомстим, независимо от собственных желаний. На месте вашего хана, я бы окружил истребители такой стеной охраны, что даже таракан без пропуска не проползёт. А вот людей в сейфе не запрёшь. Им нужно дышать свежим воздухом, гулять, регулярно закатывать пьянки и так далее.

- Убивать пилотов, это же подло! Это не по-клановски.

- А как ты собирался им мстить, плевать в воздух? Нам нечем ответить. Истребители ставят жирный крест на этой войне. И вообще, теперь нам всё равно делать больше нечего, так что претензии не принимаются.

Робер склонил голову и бубнил что-то под нос. Я смотрел в степь, где вместо лютиков зияли чёрные дымящиеся плеши и возвышались груды дымящего металла. Хорошее здесь было лето.

Глава 38.

Диверсия.

Вторая планета звёздой системы Звенящая имеет относительно слабый естественный радиационный фон. Двигатели АК-истеребителей фонят тоже несильно, но следы их работы оказались хорошо заметными на снимке. Его прислал Тор Мактэн с "Кита" узконаправленной радиопередачей. Там, где след обрывался, и была, по всей видимости, засекреченная база.

Слава богу, база была в лесу, и нам не нужно было пересекать никаких чёртовых открытых пространств. Мы подобрались к ней за два дня. Глайдеры постоянно застревали в грязи, но с ними было всё же быстрее, чем идти пешком. Мы спрятали транспорт только на подходах к базе. Её отлично охраняли. Куча патрулей шныряла вокруг, их выдавали протоптанные тропинки. Подобраться к самому периметру абсолютно незаметно было нельзя. Если снять патруль, то времени до тревоги осталось бы лишь пару часов, а скорее всего и меньше.

Неподалёку от базы располагался только один город. Между городом и базой должна была быть дорога. С её помощью пилоты отправляют свои низменные инстинкты. Чем им еще, в конце концов, заниматься? У них был единственный боевой вылет за хрен знает сколько лет. А так только сраные тренировки. Дорога нашлась именно там, где ей и должно было быть, то есть точно между базой и городом. Впрочем, если бы ей вздумалось проходить где-нибудь в другом месте, мы бы прошли мимо. Дорогу выдавали только вентиляционные шахты, кстати, хорошо замаскированные. Она располагалась под землёй.

В принципе плевать, где она проходит, но одно неудобство. Мы по шахтам допёрлись до самого города, а дорога так и не вылезла. Понятно, что выход находится в одном из зданий, но их количество напрягало.

Проверка и подготовка заняла ещё три дня. В город ходили только клановцы с аккуратной внешностью, сфероидов выдала бы выправка. Вместе с Робером мы решили, что дорога начинается в здоровенном здании недалеко от окраины. Робер знал, что там находится центр по подготовке разведывательно-диверсионных групп. Он вроде тоже был секретный, но в воинской среде о нём знали. Классная идея, спрятать секретное подразделение внутри другого, тоже секретного. К тому же разведчики-диверсанты должны уметь воевать в помещениях, а следовательно будут хорошей защитой для пилотов.

Я вошёл в здание. Его периметр осматривался видеодатчиками, а потому я был один. Мой отряд был поделён на две части. Они изображали из себя разношерстную кампанию посетителей двух баров неподалёку. Сейчас они подходили ко входу, я же должен обеспечить им открытую дверь.

Внутри было очень светло, светлее, чем я ожидал. Комната имела квадратную планировку, с единственной дверью дальше в здание. Ага, рецепция в лучшем виде. В ярком свете было отлично видно, что у меня нет нашивок на мундире. Прежде, чем я успел сказать что-либо, в мою сторону был направлен ствол автомата. Я икнул и сделал неуверенный шаг чуть в сторону.

- Ну что, Володя... - (что я плёл?) - повоевал? - я огляделся.

В комнате кроме меня присутствовали трое клановцев. Двое стояли по углам и держали меня на мушке, третий сидел за каким-то пультом. Хорошо хоть сразу стрелять не начали.

- Видишь, Володя, без тебя справились. Ник...кому ик... не нужны шпионы..., есть водители боевых роботов.

- Ах ты мудак пьяный! - кулаки и челюсти сжались, а стволы автоматов слегка ушли в сторону.

- А-а... злишься! Чего кулачки посжимали? Драться!? - я немного спародировал их напряжённые позы и тоже покрепче сжал кулаки. И внезапно взорвался. Сквозь рвущийся мундир брызнули струи белого дыма. Со стороны, наверное, эффектно смотрелось, как я моментально превратился в облако газа. Бронежилет выдержал дробящее действие продуктов взрыва, но воздух из меня выбило основательно, да и обожгло немного. К счастью я не потерял сознания, только грохнулся на пол. Надо было как-то выкручиваться, никого из наших в здании ещё не было. Я, матерясь как заправский карманник Чёрных Холмов, перекатился в сторону пульта. Ни черта не было видно, но мои противники всё же не до конца растерялись. Они палили туда, где я стоял секунду назад. Вот почему эти прозорливые дядьки не могли подумать, что вошедший к ним человек хочет просто красиво свести с собой счёты. Прямо надо мной грохотал автомат. Я прыгнул на звук и промахнулся. Правда и охранник не ждал, что я вынырну прямо на него. Перевалившись через стол, я увидел перед собой ноги, протянул руки и отчаянно дёрнул. Затем взобрался на брыкающееся тело и хорошенько двинул затылком о пол. Охранник обмяк, его товарищи тоже замолкли на мгновение. Я сдёрнул с неподвижного тела автомат и дал очередь в ту сторону, где видел их последний раз. Стрельба возобновилась. Я двинулся вдоль стены, стараясь шума производить меньше, чем автоматы. Моё оружие за что-то зацепилось лямкой и пришлось его оставить.

Впереди замаячила фигура за пультом. Я прыгнул и вогнал нож охраннику в лёгкое, и повернул, насколько позволяли рёбра. Недостаток кислорода отвлечёт его на некоторое время. Рядом сверкали вспышки, я выхватил оружие из слабеющих пальцев и дал очередь по вспышкам. Шум падающего тела во внезапно наступившей тишине дал знать, что боеспособные охранники кончились. Я бросил второго охранника и подобрался к третьему. Мёртв.

Сзади послышался топот. Должно быть свои.

- Я здесь, - крикнул я. Из белой пелены вынырнул Робер. Слава богу, и впрямь свои.

- Миха, тревога работает! - крикнул он. Блин, действительно, а я думал это в голове.

Мы подошли к единственной двери, ведущей внутрь здания. Мои люди были вооружены пистолетами-пулемётами пониженной шумности, плюс почти у каждого был заряд взрывчатки. Если её правильно разместить, то здание при взрыве точно рухнет. В этом собственно и заключался мой план. Как это ни неприятно, другой возможности восстановить паритет сил не было.

Мы быстро, но тихо миновали несколько коридоров. Где-то сбоку была слышна сирена. Из бокового прохода раздался неясный шум. Я знаком приказал остановиться. На нас вылетело четыре человека. Их сразу прошили очереди, но одного из людей Робера слегка задело ответными выстрелами. Я отправил его в конец колонны. Кроме того, здесь мы заложили первую партию мин. Взрыв прогремит через семь минут.

Мы заминировали здание ещё в двух местах. Поучаствовали в нескольких стычках. Нашли вход на подземную дорогу и тоже заминировали. До начала потехи оставалось меньше трёх минут. Троих тяжелораненых бойцов и одного погибшего несли товарищи. Шестеро были легко ранены и шли сами. Я тоже схватил пистолетную пулю, но бронежилет не выдал. Серьёзное сопротивление мы встречали только у лестниц не верхние этажи и у лифтов. Видимо противник решил дождаться подкрепления, и занял оборону. Но уж ломиться наверх я точно не желал. Наоборот, теперь мы пробирались к внешней стене здания.

Окна в этой стене оказались хорошо укреплены решётками, но эту проблему мы решили с помощью двух зарядов взрывчатки. Оставшиеся её запасы решено было оставить неподалёку с задержкой на одну минуту. Через развороченные окна мы высыпали в город. Взрыв привлёк некоторое внимание общественности, но мирные жители редко вмешиваются в дела вооружённых людей. Едва мы прошли квартал, как прозвучали гораздо более шумные взрывы. Улицы стали заполняться зеваками, мы рассеялись в толпе, пряча по возможности оружие. Только один раз нам попался военный патруль. Из-за толпы они нас заметили, когда для них было уже слишком поздно.

Мы выбрались из города и добрались до ожидающих нас глайдеров. Один из тяжелораненых не перенёс дороги. Сильвио Катарес, он водил "Разрушителя" в первом ударном.

На улицах города теперь уже ходят клановские мехи. Скоро солдаты расспросят обывателей и поймут, в какую сторону мы слиняли. Пора уносить ноги. Через три с половиной часа встреча с "Нарвалом", в уговоренном месте. Пока мы не стали углубляться в лес, там слишком часто застревали наши колёсные глайдеры. Так нас, правда, легко заметить с какого-нибудь вертолёта.

Встреча была назначена в глубине леса, но у нас имелось некоторое подобие дороги, которое мы сами и состряпали. В целом все наши дорожные работы сводились к заваливанью деревьями всяческих топей. Я считал, что мы легко проедем по этой просеке.

До тропы оставалось не очень долго ехать, но уже начало светать и над нами появился накарканный вертолёт. Ничего не оставалось, как только увеличить скорость до максимальной и держаться за сиденье на ухабах. Вертолёт нагло вертелся над нами, и нечем было по нему пальнуть.

Вскоре мы заметили горы, движущиеся нам на перерез. Самыми большими из них были пара "Разрушителей" или "Вурдалаков", остальные поменьше. На открытой пересечённой местности они могли держать скорость больше нашей. До тропы оставалось всего ничего, и мне оставалось только тихо поскуливать от азарта над плечом Фрая.

Мы успели проскочить на просеку перед самым носом преследователей. Они последовали за нами в лес, и я пожалел, что с глайдеров были сняты все мины. Тут Ричард, на мой вкус, совсем потерял голову. Он заставлял наш глайдер скользить между деревьями, взлетать на кочках, входить в заносы на поворотах, и это на предельной скорости, разбрызгивая вокруг волны грязи. Глядя на его руки, восторженно вцепившиеся в руль, и ошалевшие глаза, становилось очень не по себе. Впрочем, позади неслись остальные глайдеры и не отставали от нас. А ведь они были потяжелее, а следовательно менее управляемы. Я понял, что Фрай собрал у себя водил под стать себе, то есть совершенных маньяков быстрой езды. Это сейчас было нам на руку, так как погоня отставала совсем ненамного. Мы неслись, с рёвом врезаясь в грязь и обрывая низкие ветви деревьев. Шаттл уже несколько минут ждал нас на земле. В такой чаще ему было некого опасаться, разве только АК-истребителей, которые теперь были не на ходу. По крайней мере, я надеялся на это.

И всё-таки один глайдер застрял. Мы переезжали одну из нами построенных гатей. Предпоследний глайдер угодил колесом между брёвен. Немного повозившись с ним, мы услышали мерный шаг и треск ломающихся деревьев. Я приказал бросить застрявшую машину, как впрочем и идущую за ней, она теперь тоже не могла проехать. Людей с них кое-как распихали по оставшимся глайдерам.

На "Нарвале" нас встретили ворчанием, потому что мы влетели туда все в грязи и замызгали большую часть трюма.

Одинокий шаттл, тем более наш покалеченный "Нарвал" - лёгкая добыча для АК-истребителей. Остальные наши силы уже двигались к нам на встречу, причём ругали, наверное, почём зря. Из-за перегрузок.

Нас не преследовали, значит, всё же мы достали клановское АК-крыло. У них было достаточно времени, чтобы аккуратно расколупать "Нарвала", а затем взять на абордаж. В открытом космосе не нужно сильно повреждать шаттл, для того чтобы обездвижить его и лишить экипажа. Нас не атаковали, а значит было некому.

Я долго думал. На наших шаттлах достаточно много повреждённых мехов. Произвести серьёзный ремонт практически невозможно. Впрочем, и Акулы успели привести в порядок не более трети машин, у них ведь было больше повреждений. Боевых роботов у нас было примерно поровну. Но, в отличие от клановцев, у нас роботы не единственный вид вооружений. И всё-таки будет кровавая баня. Многие погибнут, преданные уставшей техникой.

Я установил связь. Монитор осветился, и после некоторого мельтешения лиц, в меня упёрся взгляд Райана Геварры - хана Бриллиантовых Акул. Увидев его взгляд, я разрешил для себя вопрос, над которым думал последний час. Это был пусть и не сломленный, но донельзя усталый взгляд. Этот человек знал что проиграл, но готов был умереть сражаясь.

- Я лечу надрать вам задницы, и теперь у тебя уже ничего не осталось в рукаве.

Хан продолжал молчать.

- Наши мехи сильно повреждены, а я не хочу терять своих воинов. Я предлагаю перемирие.

Геварра не выдал своих чувств, за исключением блеска в глазах. Эти искры надежды ещё более утвердили меня в принятом решении. Ну и, конечно же, он чувствовал презрение ко мне. Ну да, настоящий вернорождённый ублюдок убьёт всех (и своих в том числе), лишь бы покрыть себя славой победителя.

- У меня есть условие. Я забираю свою технику. Ту, что осталась на Звенящей. Я знаю, что убрать её с поля руки у вас не дошли.

Хан нахмурился. Он не был готов к диалогу, и сейчас как будто мучительно пытался вспомнить что-то важное.

- Связанные... Военнопленные. Вы передадите их нам. - Его голос был глух, но твёрд. Да, ты верно считаешь опозоренным своё правление кланом.

- У тебя больше врагов, чем ты думаешь. Ваши повстанцы-вольнорождённые теперь наши союзники. Их планеты под моей защитой, и перемирие касается их так же. Пленные сами решат, куда они вернутся.

Геварра долго молчал, глядя куда-то ниже видеодатчика.

- Год. Перемирие будет длиться год, - с угрозой в голосе сказал он. Неслабохарактерный дядька. Затем он почти рявкнул (ну а мне ли не пофиг). Забирай своё барахло и убирайся.

Глава 39.

Эпилог.

- Добрый день, Анита Легрой. - Поздоровался я и, не дождавшись ответа, добавил. - Война окончена.

И на этот раз мне достался лишь мрачно-выжидательный взгляд пленного полковника.

- Между Содружеством Независимых Планет и кланом Бриллиантовых Акул заключено перемирие сроком на один год.

А вот тут комната огласилась злым рёвом, в котором слышалась отборная ругань.

Анита лежала на кровати, но сейчас села и обрушила кулак на стоящий рядом на тумбочке светильник.

- Слабохарактерный ублюдок. - Это, пожалуй, относилось не ко мне, а к хану Акул. В меня, впрочем, она искала чем бы швырнуть. Но единственный подходящий предмет (светильник) валялся на полу в уже бесполезном состоянии.

Анита перестала орать, спустила ноги с кровати и тяжело опустила голову.

- Я так ему верила. - И что-то ещё она пробормотала сквозь ладони. Я поборол в себе желание приблизиться к ней. Сейчас это было опасно. Это всегда было опасно.

- Но зачем ты... не перебил нас всех! Почему ты решил так нас унизить?! Полковник оторвала голову от рук и тоскливо посмотрела на меня.

- Это стоило бы мне почти всех моих людей.

- Трус. - Оскорбление не достигло цели. Оно не было правдой, а было лишь оскорблением. - Настоящий воин достиг бы цели любой ценой.

- Да. Ты бы уничтожила всех. И своих и чужих. Ты - моя кровожадная рыбка. "Рыбка" всегда беспредельно бесила Аниту, но теперь она просто склонила голову.

- Я опозорена, так же как и весь мой клан.

- По условиям перемирия все военнопленные вольны вернуться. - Я прошел на зарешеченный балкон и закурил, встав лицом к двери в комнату. Пусть полковник переварит новости.

Входя, я соблюдал осторожность, но Анита всё-таки застала меня врасплох и повалила на пол. Не совсем врасплох, я успел ещё во время броска захватить её запястья. Мы сбили стол и прокатились кувырком. Полковник оказалась сверху, но рук её я не отпустил, а одну из ног крепко зажал между своими. Больно ударить меня было невозможно.

- Перемирие на год. Потерпи немного, у тебя будет возможность отомстить, сказал я, а сам думал не попробует ли она кусаться или ударить головой. Но Анита проговорила.

- Не порть мне удовольствие своей болтовнёй. - И поцеловала.

Этот последний раз у нас с Анитой вышел самым мягким. Мы почти не оставили друг другу новых синяков, и даже лежали всю ночь в одной постели. Молчали. Мы доставили друг другу достаточно боли, но ещё больнее было оттого, что я знал. Знал, что следующая наша встреча начнётся обменом РДД. Анита тоже грустила, практически не язвила и не оскорбляла. На следующий день она, как и все вернорождённые, улетела с Паради на Звенящую. Вольнорождённые практически все ушли к новоявленному хану Роберу. Некоторые всё-таки присоединились к вернорождённым, чтобы и дальше чувствовать себя вторым сортом ради верности клану.

Война закончилась, и закончилась в нашу пользу. Правда противник не был уничтожен, и через год он вновь станет очень опасным. Через год мы станем опаснее. Клановские истребители за этот год будут проводить на земле очень мало времени. Наши кадеты через год будут уметь их сбивать.

СНП будет торговать с Внутренней Сферой и купит себе армию. А между нами и Акулами будет первый вольнорождённый клан, клан Робера. И я позабочусь, чтобы Акулы запросто их не сожрали. А может, даже втяну в СНП, деваться по большому счёту им некуда.

Только год этот надо ещё прожить. На Терсусе всё кипит политическая свара. На планетах, которые клан оставил сам, тоже непростая ситуация. Вроде мы и ни причём, а вроде без нас они свободы и не получили бы. И посреди всего этого приходит сигнал с Ганы. К ним заявился посол Федеративного Содружества с предложением войти в состав ФС. Причём явился вроде один, но на двух шаттлах.

В принципе я не очень этому удивился, хотя и надеялся, что пронесёт. Мы развернули достаточно широкую торговлю и привлекли к себе внимание. Совет, не будь дураки, объявили послу, что такие решения принимаю я, и что со дня на день появлюсь на Гане. Короче уломали посла подождать, да изо всех сил симулировали боеготовность своего оборонительного вала.

Мы появились через неделю с небольшим. Сразу же после посадки всех наших шаттлов, я послал запрос к челнокам ФС. Типа, я не в курсе, что они здесь делают, нельзя же выдавать гиперпередатчики. Рожа у посла была ошалелая. Не думал он, что у периферийной планетки может быть три шаттла, да ещё и более пятидесяти боевых роботов. Не давая ему опомниться, я назначил аудиенцию, на которой вскользь обмолвился, что здесь на Гане, лишь один наш корпус. Похвастал победой над крупной пиратской шайкой. Затем поведал о СНП и потребовал признания нас Федеративным Содружеством. Посол, конечно же, сказал, что это не в его компетенции. Но он будет изо всех сил способствовать, и прочее, прочее. Потом я пригласил посла на парад по случаю победы, где и сам выступил на "Квазаре".

В итоге посол улетел, забыв даже предложить мне ввести СНП в ФС. И его шаттлы, наверняка полные "железа", так и улетели неразгруженными. Нам оставалось только надеяться, что принцу Девиону не захочется вести лишнюю войну. В конце концов, у ФС и без нас полно проблем. Поживём - увидим.

А вообще, надоело мне всё это. Политика, война. Вот соберу совет СНП на Камте, и заставлю их работать. А там, до конца перемирия, сбегу от всех них. Рвану на Солярис-7 к Ирке. Выиграю денег на боях, может даже побью самого Ляо. Потом вместе с Иркой рванём по вселенной. Хочу я побывать кое-где. Где слова луна, земля, солнце пишутся с большой буквы. А потом может покажу ей замечательные арочные мостики Камта, суровый лес Терсуса, бескрайние луга Ганы. Ирке точно придётся по нраву ядрёный климат Паради. Впрочем, на столь грандиозные планы, времени наверняка не хватит.

Вот, в общем, и всё. Дальше будет только будущее. Дальше вейся тропа вольняги.

Санкт-Петербург

1999-2004г.


home | my bookshelf | | Тропа Вольняги |     цвет текста   цвет фона