Book: Байки из дворца Джаббы Хатта-5: Будем надеяться (История випхида)



Байки из дворца Джаббы Хатта-5: Будем надеяться (История випхида)

Марина Фитч, Марк Бадз

Будем надеяться

(История випхида)


Байки из дворца Джаббы Хатта-5

(Звездные войны)

Опять кормежка. Хруст и треск костей громким эхом отдавался в комнате випхида Ж'Квилле. Это «домашний любимец» Джаббы дожевывал свою очередную жертву.

Ж'Квилле шагал взад-вперед по пустой комнате. Охотничья жажда сотрясала его высокое тело, покрытое золотистой шерстью. Широкая морда кривилась. Клыки зудели, хотя уже прошло несколько часов с тех пор, как Джабба скинул танцовшицутви'лекку в яму к ранкору. Вопли уже давным-давно затихли, а у Ж'Квилле все текли слюнки. Аппетитный запах свежей крови разливал тепло в животе.

Жаль, но тепло будет недолгим. Ж'Квилле издал глухой утробный рык. А может так случиться, что следующей закуской ранкора станет сам Ж'Квилле. Джаббе так быстро все надоедает… Что, если возможность держать у себя на службе, заставляя вынюхивать заговоры, бывшего любовника главы преступного мира госпожи Валариан перестанет быть в новинку?

Наверняка Джабба хотел, чтобы Ж'Квилле помнил об этом, когда поселил его в эту комнату, так близко от ямы ранкора. С таким соседом другие напоминания не нужны. Если Джабба заподозрит, что Ж'Квилле псе еще работает на нее…

Владелица «Счастливого деспота», госпожа Ва-лариан была сильнейшим соперником Джаббы. Ее ночной клуб был самым успешным из подобных заведений в Мос Айсли, да и на всем Татуине. К тому же она крала выгодные сделки у Джаббы из-под носа с такой же легкостью, с какой потягивала суллустианский джин.

С той же легкостью, с какой ранкор высосет костный мозг из костей Ж'Квилле, если его выведут на чистую воду.

Випхид фыркнул. Всего-то оставалось держаться в тени еще несколько дней. А потом и ранкор, и тот, кто за ним ухаживает, Малакили, исчезнут отсюда, освободившись от Джаббы. Ж'Квилле помог им организовать побег с помощью госпожи Валариан. Это было одно из немногочисленных добрых дел, которые ему удалось провернуть за спиной у Джаббы.

Ну и еще подкуп мальчишки с кухни, Флег-мина, чтобы он подсыпал медленнодействующий яд в котел с пестрыми жабами, которые служили Джаббе пищей. Но, похоже, яд действовал чересчур медленно.

Раздался хруст еще одной переломленной кости.

Когти Ж'Квилле готовы были царапать хоть что-нибудь. Он пригладил мех на шее, который стоял дыбом от запаха крови тви'лекки и жажды охоты, которая бурлила в крови. Но вот кто он сам: охотник или добыча? Или оба сразу?

Он перестал ходить и оглядел комнату, которая была пуста, за исключением тюфяка в углу, на котором он спал. Эту комнату строили Б'о-маррские монахи, и ее аскетическое убранство напоминало випхиду здания из камней и костей дома, на Тооле. На стенах напротив друг друга висели два ритуальных трофея: медальон из зубов мастмота, кончики которых были смочены ядом, и череп молодой банты, которую он однажды убил при помощи лишь своих когтей. Он был охотником, а не слабым ледовым щенком, который только и мог, что сидеть и дожидаться смерти.

Он рывком открыл дверь и скользнул в коридор, Стон, полный боли, раздался откуда-то из расположенных в линейку камер. Охранник-га-морреанец с ворчанием протиснулся мимо Ж'Квилле. Его глаза были мутными со сна или от слишком большого количества суллустианского джина.

Ж'Квилле пригладил волоски под нижней губой. Госпожа Валариан любила джин. Вот бы сейчас опять оказаться на «Счастливом деспоте»! Еще два дня назад все шло по плану, и это не казалось такой уж несбыточной мечтой. Их «ссора» с госпожой Валариан скоро закончилась бы, и больше не нужно было бы притворяться.

Но это было до того, как он получил записку. Кто-то знал, что он подкупил Флегмина. Ему уже пришлось заплатить немалые деньги — десять тысяч кредиток — чтобы купить молчание шантажиста. Но Джабба все равно узнает, это уже дело времени.

Сколько времени у него осталось в запасе? Вот в чем вопрос.

Хруст и треск костей затих. Ну вот… На лбу и вытянутой широкой морде Ж'Квилле проступили капельки пота. Он уже не мог вспомнить, когда в последний раз чувствовал прохладу, а не этот изнуряющий зной. Он вытер лицо тыльной стороной ладони. Залитая потом шерсть слипалась комками. Он поморщился. Опять линька. Сухой, изматывающий татуинский зной вытягивал силы. Чего бы он только не дал, чтобы оказаться в одной из ледяных саун «Счастливого деспота» хоть на пару минут!

Что-то юркнуло мимо нею — один из паукообразных дроидов, которых просвещенные Б'о-маррские монахи использовали в качестве средства транспортировки своих законсервированных мозгов. Тусклый свет отразился от стеклянных стенок банки, а затем дроид и мозг исчезли за углом.

Ж'Квилле скривился от отвращения и поспешил вперед. Снаружи ямы ранкора он остановился. Внутренняя решетка была приоткрыта, как он и думал. Малакили чистил внешнюю клетку.

Здесь запах крови был сильнее. Ж'Квилле закрыл глаза и сильно втянул ноздрями воздух. Пьянящий аромат успокаивал нервы и ослаблял то чувство неудовлетворенности, которое випхиду приходилось постоянно подавлять. Вот если бы ему удалось выследить шантажиста и убить его…

Услышав шарканье, он резко открыл глаза. Выбросил вперед одну лапу с выпущенными когтями, в то время как вторая потянулась к виброклинку.

— Полегче, это всего лишь я, — тихо проговорил Малакили, выступив из окружающей тени.

Пот блестел на его голой груди и крупных мускулистых руках. Затянутой в черную перчатку рукой он потрепал Ж'Квилле по плечу.

— Расслабься, а то ты как имперский штурмовик на смотре.

— Как-то неспокойно сегодня, — объяснил Ж'Квилле, отпустив виброклинок.

— Это уж точно, — подтвердил Малакили, поправляя черную повязку у себя на голове.

Его глаза сузились, сделав рыхлое лицо еще более круглым.

— Что-то такое прямо в воздухе витает. Вон даже зверик мой какой-то дерганый стал.

— Это место похоже на могилу. Даже живые здесь кажутся мертвыми. Осталось еще засунуть свои мозги в стеклянные банки.

— Ага, только вот монашеские мозги-то не мертвые, — Малакили наклонился к нему. — Слушай, я тут слышал кое-что, что тебе стоит знать.

Ж'Квилле насторожился.

— Что?

— Днем Биб Фортуна пытался склонить Джаббу бросить тебя в яму. Он думает, будет интересно посмотреть кто кого.

— А Джабба что? — Ж'Квилле внимательно посмотрел на Малакили.

— Я постарался отговорить его. Ты бы сильно поранил мою зверушку, пока он не убил бы тебя. Только Джаббу это не убедило. Он сказал, что подумает.

— Значит, у меня есть немного времени. Малакили согласно кивнул.

— Да, немного. Если повезет, мы все скоро смоемся отсюда.

— И, надеюсь, живыми, — сказал Ж'Квилле, изобразив улыбку.

Малакили тоже улыбнулся.

— Я дам знать, если еще что узнаю.

— Спасибо.

Скрежеща клыками, Ж'Квилле бросился обратно в свою комнату. Все происходило слишком быстро. Джабба явно терял у нему интерес, шантажист этот… а теперь еше и козни Биба Фортуны. Пора сказать Флегмину, чтобы увеличил дозы яда. Чем быстрее Джабба превратится в мешок со студнем, тем быстрее Ж'Квилле сможет вернуться к госпоже Валари-ан. Он и раньше думал увеличить порции яда, но боялся, что кто-то заметит резкие перемены в Джаббе.

Больше он не мог себе позволить проявлять осторожность.

Ж'Квилле скользнул в комнату и направился к нитке мастмотовых зубов, висящих на стене. Сняв ожерелье с колышка, он надел его на шею. К счастью, большинство окружающих смотрело на него, как на этакого варвара, который обожает грубые украшения. Им было невдомек, что кончики зубов смочены ядом.

Ж'Квилле вздрогнул, заслышав звуки движущегося механизма прямо за дверью. Он втянул носом едкие запахи масла и металла. Дроид.

Випхид непроизвольно сжал рукоять виброножа. Потом его когти медленно разжались. Если бы это был дроид-убийца, он бы не стал так откровенно показывать свое присутствие. Звук повторился, и Ж'Квилле рывком открыл дверь.

Обслуживающий дроид, синий У2Ц1, модель для ведения домашнего хозяйства, свистнул и отступил. Его гибкие руки-трубки дрожали. С воем дроид всосал воздух, пропустив его через жесткую щетку на конце левой руки и закрытое тряпкой отверстие на правой.

— Надеюсь, я не побеспокоил вас, — спросил он с жестяным бренчанием в голосе. — Мне было поручено убрать эту комнату.

Ж'Квилле шагнул в сторону, пропуская дро-ида внутрь. Очередная тщательно просчитанная помеха. То ли Джабба постарался, то ли кто-то из его слуг — скорее всего, Салациус Крамб. Эта брызжущая слюной ковакийская примат-ящерица, наверное, копалась в мусорном баке дроида в поисках чего-нибудь съедобного. Ж'Квилле усмехнулся. Забавно было бы перепрограммировать дроида-чистилыцика так, чтобы он засосал в мешок эту хихикающую рыжую бестию.

— Пожалуйста, закройте дверь. Это не займет много времени, — сказал дроид.

Ж'Квилле проворчал что-то нечленораздель —) ное. Правая рука дроида принялась подметать пол. Громкий вой действовал Ж'Квилле на нервы, так что он потянулся к дверной ручке.

— У меня сообщение, — сказал дроид. Ж'Квилле помедлил.

— Сообщение?

— От друга, — пылесос дроида продолжал работать. — Я знаю, кто вас шантажирует. Приходите на крышу цитадели на рассвете, и я назову вам имя.

Укрепление сверху над гостевыми комнатами, вот о чем говорил дроид. Ж'Квилле не раз поднимался туда, чтобы сбежать от давящей тесноты стен и насладиться прохладным ночным воздухом.

— Мне приказано ожидать вашего ответа, — сказал дроид.

Шерсть на загривке Ж'Квилле встала дыбом. Уловка Джаббы, чтобы выманить его? Если послание от друга, зачем такая секретность? Почему просто не назвать имя шантажиста?

Ясное дело, этот «друг» хотел что-то получить взамен. Только вот что? Деньги? Или втянуть его в еще один заговор с целью убить Джаббу? Этого добра было предостаточно. Не обо всех из них Ж'Квилле рассказывал Джаббе, только о самых провальных.

— Как я его узнаю? — спросил випхид.

— Его никак. Бы узнаете то, что будет на нем надето, — ответил дроид.

Ж'Квилле шумно вздохнул. Он уже устал от этих игр. Если окажется, что это подстава, он всегда сможет сказать, что делал свою работу — следил за подозреваемым. Для Джаббы. Ж'Квилле облизал губы. Да, пожалуй, так будет правильно. Он почувствовал трепет, похожий на тот, который испытывал, преследуя ледяного щенка или морскую свинью дома, на Тооле. — Я приду.

Он выскочил в коридор и пробежался вверх по лестнице к главной приемной Джаббы. Сам хатт и его приспешники мирно дремали на возвышении. Играл оркестр, и музыка сливалась с густым дымом в вычурном танце звука и запаха. Замороженный в карбоните Хэн Соло, выставленный на всеобщее обозрение, смотрел на випхида из своей ниши.

Ж'Квилле прошел мимо подиума с музыкантами и обошел по краю решетку, ведущую в яму ранкора. Краем глаза он увидел Малакили, который все еще чистил клетку, пока ранкор с удовольствием грыз окровавленную кость. Ранкор рыгнул. Оркестр на мгновение замешкался, потом заиграл с новыми силами, как будто пытаясь заглушить неприятные звуки. Джабба приоткрыл один глаз, глянул вокруг и снова закрыл. Его хвост дернулся, показывая, что на самом деле он и не думает спать. Даже новый золотой дроид рядом с ним был настороже, готовый переводить приказы хозяина. Биб Фортуна спал на полу, рядом с Распутной Крошкой, который громко храпел. Даже во сне Салациус Крамб не прекращал шуметь.

Ж'Квилле спустился по ступенькам на кухню. Один из Б'омаррских монахов, которые все еще скрывались во дворце, наблюдал за происходящим из темного уголка. Круглое лицо монаха было бледным, как луна, а его нос отбрасывал на щеку тень, похожую на кратер.

Ж'Квилле нахмурился и пошел быстрее. Достигнув кухонной двери, он притормозил. Запах толченого козотравника струился из полутемной комнаты. Випхид подкрался поближе. Тусклый свет лился откуда-то из внутренних комнат. Он прислушался. Два голоса громко спорили: неизменно тягучая речь Рие-Йиеса и глухое хрюканье охранника-гаморреанца. Спрятавшись за дверью, Ж'Квилле осторожно заглянул внутрь.

Козотравник устилал все плоские поверхности на кухне, как перья только что убитой птицы, Рие-Йиес стоял, покачиваясь, над телом, распростертым рядом со взломанным ящиком. Все три его глаза на стебельках дрожали, пытаясь сфокусироваться на гаморреанце. Охранник сердито посмотрел на Рие-Ииеса, потом протопал вперед и нагнулся, разглядывая труп. Рие-Йиес переступил с ноги на ногу, давая Ж'Квилле возможность получше разглядеть тело.

Флегмин.

Когти на ногах Ж'Квилле впились в каменный пол. Кровь стучала в ушах, заглушая свиноподобное хрюканье охранника и пьяное блеяние Рие-Ииеса. Да что ж этот трехглазый придурок с козьей рожей наделал? Втягивая и выпуская когти, Ж'Квилле подавил в себе желание броситься вперед и полоснуть зарвавшегося вороватого грана по горлу.

Ж'Квилле злобно рыкнул себе под нос и отступил. Лучше подождать. Поймать пьяницу и убийцу можно будет и позже. Сейчас уже ничего не сделаешь, зато можно вызвать подозрения охранника. Он сглотнул и убрался прочь от кухни. Он ушел тем же путем, каким пришел. Проходя мимо темного уголка, остановился. Б'омар-рский монах исчез. Мысли Ж'Квилле неслись вскачь, создавая сумбур и сумятицу. Что, если это вовсе не Рие-Йиес убил мальчишку? Что, если это был монах? Флегмин мог быть тем, кто послал к Ж'Квилле дроида. Может быть, он узнал, что монах является шантажистом. А монах узнал и убил Флегмина…

Но чего ради Б'омаррскому монаху шантажировать Ж'Квилле? Наоборот, похоже, монахам так же не нравилось присутствие Джаббы в цитадели, как и всем остальным, и даже больше. Но что если Джабба нашел какого-нибудь недовольного монаха, который согласился шпионить для него? Это было бы совсем не удивительно. Удивительней было бы, если бы Джабба не нашел такого.

Но зачем тогда такие сложности? Почему бы просто не сдать Ж'Квилле Джаббе?

Он вздохнул и поспешно взобрался по ступенькам в приемный зал. Госпожа Валариан придумает что-нибудь. Когда он в прошлый раз связывался с ней, она приказала не звонить до тех пор, пока Джабба не превратится в хихикающего безмозглого слизняка.

Правда, без помощи Флегмина это займет больше времени, да и стоило сообщить ей о том, что происходит.

Оркестр уже заканчивал выступление, когда Ж'Квилле проходил мимо него. Ранкор сопел в своей яме, и даже хвост Джаббы стал шевелиться медленнее. Ж'Квилле сжал когти, чтобы не провести рукой по ожерелью на своей шее. Он на-! меренно отвел глаза от контейнера с живой закуской.

У лестницы, ведущей к гостевым комнатам, Ж'Квилле столкнулся с охотником за головами, который прятал лицо под маской. Это был тот самый охотник, который этим вечером привел вуки и грозился взорвать дворец с немощью термического детонатора. Ж'Квилле незаметно улыбнулся. Достойный восхищения изысканный и тонкий пример жажды наживы. Охотник кивнул и двинулся дальше вниз по лестнице. Наверняка он направлялся к камерам, чтобы поиздеваться над вуки. Чувствительный нос Ж'Квилле учуял что-то странное в охотнике. Что-то в нем было не так. Но у него не было времени раздумывать об этом, а потому он выкинул эту мысль из головы и взлетел вверх по ступенькам.

Достигнув верха, он уже задыхался. Легкие не хотели принимать застоявшийся горячий воздух. По обеим сторонам изогнутого коридора линейкой шли двери. Большинство из них стояло нараспашку, открывая взору пустые комнаты. Когда-то они служили монахам кельями, но теперь их наполняли затхлость и запустение. У Джаббы Никогда не было много гостей. Даже двое-трое раздували его паранойю.

Осторожно оглядевшись, Ж'Квилле пробрался в пустую комнату рядом с лестницей на крышу. Дверь он плотно затворил. Ж'Квилле подошел к узкому проему окна напротив двери и стал смотреть на ночное небо, глубоко вдыхая освежающий ветерок. В прохладном воздухе чувствовался слабый привкус пыли, к которому примешивался дух козотравника, поднимавшийся из кухни. А потом его нос учуял то, что заставило випхида задрожать — запах крови примешивался к воздуху этой ночи.

Он отвернулся от окна и вытащил пробку, закрывающую небольшое отверстие в рукоятке виброножа. Вытянув из рукоятки спрятанную там трубку голографического проектора, он установил ее на подоконнике так, чтобы маленькая линзочка сбоку смотрела прямо на него.

Он нажал кнопку вызова и стал ждать ответа госпожи Валариан. Она обычно не ложилась до рассвета, когда «Счастливый деспот» закрывался, чтобы подготовиться к приему новых посетителей.

На цилиндрике проектора мигнула вспышка, а потом возникла голограмма входного люка и переборки «Деспота», откуда госпожа Валариан заправляла своими делами. Привлекательности заведению добавляло то, что когда-то это был грузовой звездолет. Госпожа Валариан использовала интерьер корабля, чтобы создать атмосферу, привычную для пилотов и в то же время экзотическую для клиентуры, которая просиживала свои дни на планете. В горле Ж'Квилле заклокотал низкий мечтательный рык.



В центр голограммы вступила госпожа Валариан, блистательная, как всегда. Завитки сверкающе-красной гривы обрамляли ее морду, клыки были выкрашены в голубой цвет, а на левом даже имелось золотое кольцо. В ушах блестели серьги.

Ж'Квилле охватила тоска по возлюбленной. ] Он вспомнил чарующий запах ее феромоновых духов, мягкость волосков ее шкуры, как она дышала во сне…

— Ж'Квилле, — она приветственно махнула рукой с полированными когтями.

Шумовым фоном присутствовала музыка и крики игроков в сабакк, доносящиеся из кафе «Звездная комната».

— Как приятно тебя видеть! О, мой маленький мастмотик, что ж ты такой худенький? Опять линял… Ну, теперь, когда ты выполнил свое обещание сделать кое-что для меня…

— Э… пока нет, моя маленькая ледяная тиге-рица. Тут возникла одна проблема. Мне надо с тобой поговорить.

Ее глаза сузились.

— И что же это за проблема, дорогой? Из-за края голограммы вынырнула массивная рука випхидского мужчины и протянула госпоже Валариан стакан суллустианского джина. У Ж'Квилле сжалось сердце. Мужчина в комнате госпожи Валариан…

— Ж'Квилле, — сказала она. — Милый? Ж'Квилле откашлялся. Наверное, это всего лишь слуга.

— Меня кто-то шантажирует. Кто-то знает, что мальчик с кухни отравлял еду. Его убили несколько минут назад.

Госпожа Валариан отняла питьевую трубочку ото рта.

— Что ты хочешь сказать, дорогой? Джабба знает, что ты пытаешься его отравить?

— Пока нет, — заявил Ж'Квилле с уверенностью, которой не чувствовал.

— Тогда зачем ты звонишь, милый? — вздохнула госпожа Валариан. — Давай ближе к делу. У меня есть другие заботы.

Ноздри Ж'Квилле раздулись. На лице госпожи Валариан появилось озабоченное выражение.

— Это слишком опасно. Если кто-нибудь поймает тебя, солнышко…

Ж'Квилле наклонился к самому изображению.

— Мне нужна помощь. Надо выяснить, кто убил поваренка. У тебя есть какиенибудь мысли насчет того, кто мог его убить и шантажировать меня?

— Есть один монах…

По дворцу прокатился раскатистый утробный смех, заглушая слова. Джабба. Ж'Квилле напрягся, шерсть на спине встала дыбом в приступе страха. Глаза госпожи Валариан округлились.

— Ж'Квилле…

— Я не подведу, — заверил ее Ж'Квилле, протянув руку к проектору.

Еще один раскат смеха сотряс дворец. Быстрым движением випхид разорвал связь и кинул цилиндрик в рукоятку виброножа.

Все мышцы в напряжении, випхид выставил вибронож впереди себя. Он прислушался, пытаясь уловить хоть малейший звук — шорох шагов по каменному полу, бряцание оружия. Тишина. Охранники ждут его за дверью? Ну что ж, смерть лучше встречать лицом к лицу — Он открыл дверь, ожидая выстрел из бластера или удар вибротопора.

Ничего.

Коридор был пуст. Ж'Квилле ринулся к дальней лестнице. Из приемной Джаббы доносились приглушенные далекие голоса — человеческие голоса. К ним примешивалось хихиканье Сала-циуса Крамба. Ж'Квилле сбежал вниз, перепрыгивая через ступеньки. Еще на лестнице что-то привлекло его внимание, и он остановился, Карбонитовая плита. Она была пуста.

Ж'Квилле нервно дернул хвостом. Человеком, разговаривающим сейчас с Джаббой, мог быть только Хэн Соло, Но ведь это невозможно: легче выбраться из сердца тооланского айсберга, чем освободиться из карбонита!

Раздался новый взрыв хохота. Он прокатился по приемной, эхом отдаваясь от стен. На этот раз к смеху Джаббы примешивалась какофония других голосов. Всем телом прижавшись к стене, Ж'Квилле осторожно заглянул в комнату.

Охотник за головами — женщина-человек — сняла шлем и теперь стояла перед Джаббой рядом с Соло. Ж'Квилле присвистнул от удивления Человек! Так вот что означал тот запах!

Голова Соло моталась из стороны в сторону, и он безуспешно пытался сфокусировать взгляд на Джаббе.

— Я заплачу тебе втрое. Не дури! — выкрикнул кореллианин, когда гаморреанские охранники стали тащить его прочь, Джабба ухмыльнулся, а потом кинул плотоядный взгляд на женщину. Таким же взглядом, в котором смешивались жестокость и разврат, он смотрел на танцовщицу тви'лекку. На его губах появились слюни.

Ж'Квилле скользнул обратно в тень, и спрятал виброклинок в ножны. Еще не хватало, чтобы охрана наткнулась на него, стоящего с на лестнице с оружием в руках. Он медленно перевел дух.

Истерические вопли Крошки заглушили шаги Ж'Квилле, поднимающегося по лестнице. Пока Джабба занят этой человеческой женщиной, время еше есть.

Он пробежался рысцой до гостевой комнаты. Если Джабба подозревает его, здесь будет безопаснее, чем в собственном жилище. Закрыв дверь, он уселся на пол лицом к узкой щелке окна и положил вибронож на колени. За окном ночное небо уже перестало быть черным, окрасившись в темно-синий цвет. Рассвет близко.

Випхид уставился на стену перед собой. Наверное, Джабба все-таки знал. Иначе с чего убивать Флегмина? Наверняка шантажист, тот монах, о котором предупреждала госпожа Валариан, рассказал Джаббе об отравленной закуске, а потом убил мальчишку, чтобы доказать свою верность. Ж'Квилле поморщился. Джаббе вечно требуются доказательства верности. Ему, например, пришлось загнать и «убить» своего слугу, чтобы показать свою преданность. К счастью, этот мешок грязи не мог отличить бивень випхида от клыка мастмота.

Кто-то тяжело прошел по коридору. Ж'Квилле вскочил, выхватив вибронож. Снаружи раздалось низкое хрюкающее бормотание нескольких ох-ранниковгаморреанцев. Затаив дыхание, випхид встал за дверью. Но охранники протопали мимо. Он слушал затухающие звуки их шагов, а потом снова опустился на пол. Виброклинок он снова отправил в ножны. Госпожа Валариан дала ему оружие. Госпожа Валариан — та, ради которой он рисковал каждый день.

Та, у кого в комнате был странный мужчина. Просто слуга? Или соперник? Ж'Квилле ощетинился. А может, шантажист был больше связан с госпожой Валариан, чем с Джаббой?

Может быть, ей надоело ждать, когда он начнет действовать, и она решила избавиться от потенциально неспособного шпиона во дворце Джаббы раньше, чем его обнаружат. Она всегда презирала глупых и слабых мужчин. Взять к примеру Д'Воппа, ее первого мужа. Этот идиот имел глупость взять подарок от Джаббы во время свадебного приема. Госпожа Валариан отправила его обратно на Тоолу — в ящике.

Ж'Квилле не был ни глупцом, ни слабаком. Это госпожа Валариан придумала использовать медленный яд.

— Давай не будем действовать чересчур открыто, сладенький мой, — ворковала она.

Ж'Квилле уставился на вибронож. Прекрасное оружие, лучшее, что можно купить за кредитки. Может быть, он спешит с выводами? И все же, она знала о монахе…

Со стороны ангара послышались грохот и стук. Ж'Квилле приник ухом к двери, потом кинулся к окну. В сером утреннем свете слуги бегали туда-сюда, готовя убрикканскую баржу Джаббы. Видимо, Джабба собирался прокатиться к яме сарлак-ка, чтобы скормить ему Хэна Соло и вуки.

Интересно, Ж'Квилле тоже включили в меню? Он поежился и стал смотреть на тоненькую полоску света на горизонте. Это всходило одно из двух татуинских солнц. Свет разливался медленно, как вода, затмевая блеск звезд. Пора уже подняться на крышу — там будет ждать информатор. Вытащив виброклинок из ножен, Ж'Квилле открыл дверь.

Кто-то пробирался по коридору. Випхид замер в дверях, прислушиваясь к сухому шелесту одежды. Вместо того, чтобы удаляться по направлению к лестнице, звук становился громче. У изгиба коридора материализовалась какая-то тень. Свет из приоткрытой двери осветил лицо круглое, бледное, со сломанным носом. Обладатель лица судорожно вглядывался в каждую тень.

Монах, тот же самый, который прятался в укромном закутке около кухни.

Ж'Квилле вернулся в комнату и подождал, пока монах минует его. Свободное одеяние монаха колыхалось при каждом шаге. Свет освещал часть его лица. Ни на голове, ни на лице не было волос.

Ж'Квилле почувствовал укол ярости. Он прищурился, тени в коридоре стали более контрастными. Когти зудели, в груди спирало дыхание. Он вышел в коридор. Монах остановился и обернулся, пряча руки в складках длинного плаща. Под таким плащом легко можно было спрятать бластер или вибронож.

— Вот ты где, — сказал монах; его взгляд упал на вибронож в руках у випхида. — Пойдем на крышу, друг. Там мы сможем открыто поговорить.

Виброклинок в руках у Ж'Квилле задрожал. Он сжал рукоять покрепче.

— Что тебе от меня надо?

Монах нервно глянул в темноту коридора.

— Здесь плохое место для разговоров. Слишком легко подслушать. Поверь мне.

— Я видел тебя, когда убили мальчика с кухни, — сказал Ж'Квилле, не двигаясь с места.

— Я ничего не мог поделать, — ответил монах, шаря руками под плащом.

Прежде, чем монах успел вытащить руки, Ж'Квилле выкинул вперед руку с виброножом и рубанул им вверх. Клинок пропорол плащ и впился в грудь монаха. Тот удивленно уставился на випхида, потом мешком свалился на пол.

Ж'Квилле сразу полегчало. Наконец-то он мог снова дышать спокойно. Он глубоко вздохнул, наполняя легкие сочным, кружащим голову запахом свежей крови.

Убрав вибронож, он присел и перевернул тело. Монах издал булькающий звук.

— Флегмин… шанта… жист, — прохрипел он, потом дернулся и умер.

Флегмин? Ж'Квилле нахмурился и склонился поближе. В тусклом свете что-то блестнуло. Сережка. Ж'Квилле слегка повернул голову монаха, чтобы получше разглядеть зеленоватый камень, вставленный в золотое кольцо, и похолодел.

«Вы узнаете то, что на нем надето», — сказал тогда дроид.

Эта серьга принадлежала госпоже Валариан.

Ж'Квилле подарил ей эту пару серег на следующий день после их первой ночи, проведенной вместе. Она радостно зарычала и тут же нацепила серьги.

Ж'Квилле снял украшение с мочки монаха. Значит, монах работал на госпожу Валариан.

Ж'Квилле покрутил серьгу в когтях. Что он скажет ей?

В коридоре неожиданно раздалось хрюканье. Ж'Квилле схватил монаха за плащ и потащил тело к ближайшей комнате. В этот момент руки монаха показались из-под плаща — в правой был зажат термический детонатор.

Тот самый, которым охотник за головами угрожал Джаббе. Ж'Квилле выхватил устройство из коченеющих пальцев. Что бы там ни было, а это реальный шанс оправдать себя.

Послышались сопение и тяжелые шаги. Ж'Квилле кинул быстрый взгляд через плечо. Никого — пока что. Но кто-то определенно шел сюда. Он принялся дико озираться, пытаясь найти место, чтобы спрятать детонатор. Мешочек на поясе был маловат…

Ж'Квилле все-таки запихнул детонатор в этот мешочек, молясь всем богам, чтобы не активировать взрывное устройство. А вот закрыть мешочек уже не удалось. Тогда випхид постарался замаскировать мешочек собственной шерстью. Его плечи дернулись вверх, когда его окликнули. Правда, этот звук был больше похож на визг. Ж'Квилле медленно повернулся, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не ухмыльнуться, и увидел квадратного охранника-гаморреанпа. Ходячее недоразумение!

Охранник нес на плече тело Флегмина. Вероятно, это был тот самый гаморреанец, который разговаривал на кухне с Рие-Ииесом. Охранник подковылял поближе, сопя и пыхтя. Он издал несколько хрюкающих звуков и уставился на Ж'Квилле в ожидании.

Ж'Квилле лихорадочно соображал: насколько тупым может быть этот охранник? Если уж он поверил Рие-Йиесу, то ему можно сказать что угодно. Гаморреанец снова хрюкнул, на этот раз нетерпеливо. Випхиду удалось различить слово «мертвый». Он встал.

— Он не мертв. Он… э-э… медитирует, ушел в глубокий транс. Мыслит о немыслимом.

Охранник согнулся над монахом, сморщь нос, учуяв запах крови, и коротко, удивленно фыркнул. Ж'Квилле облизнул пересохшие губы — Кровь? Да нет, он хотел узнать, сумеет л достичь финальной стадии просветления. Он решил немного проверить себя, узнать, готов ли он прежде чем просить своих друзей хирургически удалить ему мозг.

Охранник покрутил головой, хрюкнул и показал сначала на голову монаха, а потом на его грудь. Ж'Квилле пожал плечами.

— А мозги у него там и находятся. В груди. Так их легче доставать.

Охранник нахмурил брови, посопел, потом проворчал что-то, похожее на: «Здесь нельзя медитировать». Потом он наклонился и взвалил тело на второе плечо.

Ж'Квилле проводил гаморреанца взглядом и вздохнул с облегчением. Он потрогал термичес-кий детонатор. Забравшись в ближайшую ком-нату для гостей, подошел к окну. Подняв сереж-ку, он долго любовался игрой солнечный лучей, преломленных гранями чистого драгопенного камня. Потом он положил украшение на подо-конник. Открыл мешочек. Аккуратно пока термический детонатор в руках. Он знал, что именно нужно сделать. Ему был дан второй шанс избавиться от Джаббы — и на этот раз он сдела-ет все как надо.




home | my bookshelf | | Байки из дворца Джаббы Хатта-5: Будем надеяться (История випхида) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу