Book: Белая кобра



Меньшов Виктор

Белая кобра

Виктор Меньшов

Белая кобра

Глава первая

Весна в этом году выдалась ранняя и чрезвычайно теплая. Было воскресенье, с полудня пошел затяжной дождь. Возвращались по мокрому шоссе в сторону Москвы усталые дачники, навкалывавшиеся на участках, спешившие домой, чтобы успеть прийти в себя после активного дачного отдыха перед предстоящим рабочим днем. На улице стремительно темнело, хотя сумерки ещё не сгустились до темноты.

Навстречу возвращавшимся домой дачникам по правой стороне шоссе ехал "мерседес", в котором сидело двое крепких, спортивного вида мужчин лет под сорок. Оба одинаково коротко постриженные, оба плечистые, с мощными борцовскими шеями, на которых красовались в распахнутых воротах рубашек толстые золотые цепочки. Такие же вызывающе броские размерами золотые цепочки украшали и крепкие кисти рук мужчин. Ехали они молча, почти не разговаривая друг с другом. Водитель вел машину уверенно, но аккуратно, пассажир рассеянно смотрел на проносившиеся мимо пейзажи.

К кисти левой руки пассажира наручниками был пристегнут большой, черного металла кейс, по которому он машинально барабанил пальцами, задумчиво глядя в окно.

- Ты что, Борис, нервничаешь, что ли? - мельком покосившись на быстрые, выбивающие дробь пальцы пассажира, удивленно спросил водитель, которому, как видно, надоело затянувшееся в машине молчание.

- Да, брат, есть немного. Если честно признаться, что-то мне малость не по себе, - признался пассажир. - Такое дело затеяли, только и смотри, как бы головы не потерять.

- Ну, нашел, брат, о чем беспокоиться! - беспечно хохотнул водитель. Головы мы с тобой вполне свободно могли потерять и в Афгане, и в Чечне. Да мало ли было жареного в нашей службе? И при этом, заметь, в те лихие времена рисковали мы совершенно бесплатно, или почти бесплатно.

- Тогда мы знали, чем рискуем. За нами все же государство стояло. Я хотя бы был спокоен за своих, знал, что в случае чего, какую никакую, а все же пенсию за меня получили бы. А вот то, чем мы сейчас рискуем, это покруче будет. Если что с нами случится сейчас, ты представляешь, что тогда с нашими будет? Ни льгот, ни пенсий, ничего.

- Да ладно тебе! - поморщился водитель. - Не в первый раз дела делаем. Каракурт все на сто шагов вперед просчитал. Он никогда не ошибался.

- Когда, никогда, а рано или поздно все ошибаются, - угрюмо возразил пассажир. - А мы, как саперы, ошибаемся один раз.

- Да нет, все должно быть разыграно как по нотам, - упрямо не согласился водитель. - Покруче дела делали.

- Ну, ну, твои бы слова, да богу в уши, - неопределенно промычал пассажир и замолчал, глядя в боковое стекло.

Водитель плавно притормозил и прижался к обочине на сто семидесятом километре шоссе. Мимо них проходили редкие в воскресный вечер машины на Рязань. В основном это были большегрузы, дальнобойщики спешили воспользоваться относительно пустым шоссе, на котором не путаются под колесами их мастодонтов осточертевшие бойкие частники, воображающие себя хозяевами дороги.

- Значит так, - заметно посерьезнев, говорил водитель пассажиру. Повторяю ещё раз, и для тебя, и для себя. Ели что не так, спроси, или поправь. Через семнадцать километров, на другой стороне, будет ресторан "Лесная сказка", он на ремонте. Объезжаем его сзади, въезжаем за забор, с шоссе нас не видно, проверено. Через пару минут въезжают купцы. Мы выходим. Ты показываешь содержимое кейса, они предъявляют товар. После этого все, как обычно: ты идешь к их машине, кладешь кейс на багажник, они кладут товар к нам на машину. Дальше все, как договаривались. Времени у нас в запасе на все про все будет ровно десять минут. Ясно?

- Ясно, - нервно зевнул пассажир. - Не в первый раз выступаем, да и помню я все, вместе операцию готовили, детали прорабатывали.

- С таким финалом мы в первый раз выступаем, - нахмурился водитель. Так что смотри в оба. Все должно быть буквально по секундам.

- Да ладно, все уже сто раз прокрутили, все от зубов отскакивает.

- Сам знаешь, как оно в нашем деле бывает. Считаешь, считаешь, все вроде бы учел, все предусмотрел, каждую мелочь, а в последний момент что-то не сложилось, что-то не так пошло и все кувырком.

- Типун тебе на язык! - всерьез огорчился пассажир. - Не каркай ты хотя бы, без того что-то на душе не спокойно, а тут ты еще.

- Ладно, все будет тип-топ - вздохнул водитель. - Ты как, готов?

- Готов, - нервно сглотнул пассажир.

- Ну, тогда поехали, время, нам опаздывать никак нельзя, - озабоченно посмотрев на часы, нахмурился водитель.

И мягко тронул машину с места.

На сто восемьдесят седьмом километре они, выждав момент, развернулись на пустом шоссе на другую сторону, и немного проехав по шоссе, свернули с дороги. Объехав сзади стилизованный под русский терем, сложенный из бревен, ресторан "Лесная сказка", который был огорожен высоким забором, и опутан строительными лесами, они въехали за ограду и остановились, кого-то ожидая.

Ждать им пришлось недолго. Через три минуты с шоссе свернула ещё одна машина и медленно въехала на строительную площадку, где её ждали пассажиры "мерседеса". Как только красная "ауди" приехавших остановилась напротив их машины, мигнув дважды фарами, пассажиры "мерседеса" одновременно вышли из машины, встав возле открытых дверей.

В остановившейся напротив "ауди" как по команде разом распахнулись все четыре дверцы, и из них вышли четверо молодых людей с ярко выраженными восточными лицами. Двое, вышедшие из передних дверей, остались на месте, не спуская глаз с пассажиров "мерседеса", а двое, вышедших сзади, подошли к капоту машины. К кистям рук обоих были прикреплены наручниками по два чемодана у каждого. Они поставили свои чемоданчики на капот, молча подождали, пока один из стоявших возле передней дверцы подойдет к каждому и отстегнет наручники.

Отстегнув, тот вернулся на место, а двое открыли чемоданчики, набрав шифры на шифраторах, подняли крышки и показали содержимое металлических кейсов. Они были плотно набиты

полиэтиленовыми пакетами с белым порошком.

Стоявший возле "мерса" водитель, прищурившись, бегло посмотрел на предъявленное содержимое, удовлетворенно кивнул, и двое из "ауди" быстро закрыли чемоданчики, ловко набрав опять шифры.

Водитель "мерседеса" медленно кивнул, не спуская глаз с пассажиров "ауди", его напарник положил на капот "мерса" свой кейс, открыл крышку, показав соседям содержимое. В его чемоданчике лежали плотными рядами ровные тугие пачки стодолларовых купюр.

Стоявший возле дверцы "ауди" быстро пробежал узкими глазами по деньгам и кивнул, не изменившись в лице. Пассажир "мерса" медленно закрыл кейс, набрал шифр и выжидающе глянул на своего водителя. Тот сделал знак рукой, и его пассажир медленно двинулся к "ауди", неся в руке кейс.

Навстречу ему, так же медленно, напряженно не сводя глаз с него и водителя, двигались двое из "ауди", которые несли каждый по два кейса. Двое оставались возле машины, держа руки в карманах.

Одновременно дойдя до машин, носильщики медленно положили чемоданы на капоты и так же медленно развернувшись лицом друг к другу, пошли обратно, к своим машинам. Чемоданы так и лежали на капотах, к ним пока никто не притрагивался. Строго соблюдался ритуал. Водитель "мерседеса" и двое возле "ауди" не спускали друг с друга глаз.

Водитель "мерседеса" левой рукой нащупал в кармане кнопку маленького пульта и нажал её. Сзади "ауди", возле штабеля кирпичей, раздался громкий хлопок, поднялось облачко пыли. Пассажиры "ауди", и те, которые шли к машине, и те, которые следили за ними, инстинктивно пригнулись и обернулись за спину, заученно автоматически среагировав на хлопок.

Это их и погубило, на этом и строился расчет нападавших.

Обернулись люди из "ауди" всего на долю секунды, но этого вполне хватило пассажиру и водителю "мерседеса" для того, чтобы выхватить пистолет и штурмовой автомат "скорпион", и хладнокровно расстрелять в упор своих визави.

Все это произошло так быстро, что те даже не успели ни только защититься, но и хотя бы попробовать убежать. Но далее началось совершенно непонятное. Вместо того, чтобы хватать скорее чемоданы, бросать их в машину и уезжать подальше от этого страшного места, водитель и пассажир "мерседеса" бросились в первую очередь обыскивать трупы.

Они зачем-то забрали у них наручники, которыми до этого те были прикованы чемоданы, сложили наручники в пакет, потом водитель достал из багажника остро отточенный топор и протянул его напарнику.

- Давай, действуй, а я пошел за машиной.

Он уже почти повернулся в сторону леса, но оглянулся и увидел растерянность и гримасу отвращения на лице партнера. Вздохнув, он забрал топор и сунул напарнику в руки ключи от машины, указав пальцем на кусты возле раздвоенной березы.

- Давай, гони сюда машину, она вон за теми кустами, а я сам тут все сделаю.

Пассажир с облегчением вздохнул, и быстро побежал, спотыкаясь, к кустам, в которых стояла угнанная накануне "девятка". За спиной его раздались тупые удары топора. Пассажир передернул плечами и полез в "девятку". В ней сидели двое. Один на месте пассажира на переднем сидении, а второй расположился на заднем, прислонившись плечом к дверце. Оба пассажира были трупами.

Когда пассажир "мерседеса" выгнал машину из кустов и поставил её напротив "ауди", выйдя из кабины, его, побывавшего в разных переделках и повидавшего разное, чуть не стошнило. У всех убитых владельцев четырех чемоданчиков были отрублены кисти рук, которые были сложены в тот же большой плотный полиэтиленовый пакет, в который до этого были брошены собранные с убитых наручники.

- Ну, что ты топчешься?! - нетерпеливо прикрикнул водитель на своего партнера. - Время идет! Давай, помогай. Через пятнадцать минут на связь выходить, через двадцать минут все дороги перекроют, мы с тобой к тому времени должны уже знаешь где быть?

- Знаю, - отозвался, преодолевая тошноту, напарник.

- Тогда давай шевелись быстрее, - средито прикрикнул водитель.

Они вдвоем затащили тела убитых в "ауди", перегрузили трупы из "девятки" в "мерс", захлопнули дверцы, облили обе машины бензином из двух канистр, припасенных заранее так же в кустах. Еще раз огляделись по сторонам, убрали чемоданы в багажник "девятки", а чемодан с деньгами пассажир опять пристегнул наручниками себе к запястью.

- На фига ты это делаешь? - удивился водитель. - Теперь-то зачем?

- Я привык действовать по инструкциям, - резко ответил пассажир.

- Ну, ну, - в очередной раз не смог найти других слов его партнер. Садись, поехали поскорее.

Он дожидался, пока его приятель сядет на место рядом с ним, но тот посмотрел брезгливо на полиэтиленовый пакет с отрубленными кистями рук, передернул плечами и решительно сел на заднее сиденье.

- Брезгуешь? - недобро усмехнулся водитель, захлопывая боковую дверцу.

Завел мотор и медленно стал объезжать машины с мертвецами. Когда он отъехал от них, повернув за забор, поставив машину в сторону выезда на шоссе, он вышел, хлопнув дверцей, взял лежавшую на сидении тряпку, смочил её остатками бензина, поджег зажигалкой и бросил в стоявшие рядышком машины.

Убедившись, что обе они загорелись, водитель сел на место, и вырулив на шоссе, помчался, набирая скорость, в сторону Москвы, обгоняя совсем уже редкие машины.

Водитель постоянно поглядывал на часы, а минут через пятнадцать слегка притормозил и достал рацию.

- Сапсан вызывает Каракурта, - проговорил он в рацию.

И тотчас, словно его очень ждали, услышал в ответ глуховатый баритон с легким, едва уловимым акцентом:

- Слышу тебя, Сапсан, говори.

- Выхожу на исходную. Вижу "Лесную сказку". Сейчас будем брать товар. Какие будут приказания? Что на шоссе?

- У нас все чисто. Со мной ребята Корнея. Действуй, как обычно. После передачи выйдешь на связь, мы прикроем, пойдем навстречу. Как понял?

- Понял тебя, майор. Конец связи.

Он убрал рацию под сиденье, увидел справа возле шоссе канаву, заполненную весенней водой, притормозил, выскочил из машины, огляделся, вытащил полиэтиленовый пакет и торопливо бросил его в канаву, стараясь не смотреть на содержимое.

Вернулся на место, врубил газ и сказал с облегчением:

- Ну, теперь давай, только не просмотри указатель, возле деревни Панки поворот, а там до места рукой подать.

- А в поселке дачном нас не заметят? - встревожено спросил пассажир. Завтра менты тут всю округу будут кверху дном переворачивать.

- Завтра будет завтра, - беспечно отмахнулся водитель. - Завтра мы с тобой, брат, будем далеко от Москвы купаться в Средиземном море. Каракурт все просчитал. Нам нужно доставить товар и бабки по адресу, туда подъедет Каракурт, заберет все это и нас с тобой в придачу, и адью, Москва! Майор свое дело глухо знает.

- А не окажемся мы при таких раскладах лишними? - засомневался пассажир. - Как бы и нас не убрали.

- Не окажемся, - уверенно отозвался водитель. - Майору кроме нас в этом деле опереться надежнее не на кого. Он сам в схватку с мафией вступает, а для такого дела нужны люди проверенные. А мы с ним не первый год вместе...

- Смотри, указатель "Панки" проскочили, - завертел головой пассажир, оглядываясь за спину.

- Вот черррт, говорил же я тебе, смотри в оба, - процедил сквозь зубы водитель, притормаживая, глянул в зеркальце заднего вида, убедился, что на шоссе за спиной пусто, и рванул задним ходом к повороту, возле которого в кустах стоял согнувшийся указатель, который он проскочил за разговорами...

Глава вторая

Время нашей воскресной поездки за город заканчивалось, а мы все тянули и тянули с отъездом. На улице с самого обеда пошел длинный дождь, а здесь, на веранде старой дачи, утонувшей в зарослях кустарника малины, смородины и крыжовника, в яблонях, грушах и вишнях, было так уютно и хорошо, что никуда не хотелось уезжать. Два выходных пролетели мигом, как один день, птичкой пролетели, мы их словно и не заметили.

На дачу мы приехали впятером. Идею подал Сережка Брагин, вечный заводила и признанный наш верховод ещё со студенческих веселых и беззаботных времен. Неделю назад он совершенно неожиданно позвонил мне после многих лет молчания и сходу предложил встретиться, чтобы достойно отметить десятилетие окончания нашей незабвенной "бауманки", собравшись после долгих лет разлуки всей троицей. Оказалось, что он уже отыскал Лешку Волгина, и успел даже с ним созвониться и договориться о поездке. Сережка предложил собраться у него на квартире, но Лешка, одобрив в целом идею отметить десятилетие, предложил уехать на выходные из душной Москвы за город, на дачу, где можно не просто посидеть вечерок на тесной и душной кухоньке в московской квартире, а провести несколько дней на природе, подышать свежим воздухом и всласть пообщаться. Он предложил с этой целью отправиться под Рязань, на дачу, принадлежавшую Лешкиной невесте.

Ехать было далековато, но Сережка, отметая все мои отговорки, сразу же заявил, что только что купил "джип", так что он на колесах, машина зверь, большущая, как сарай, так что проблем с доставкой гостей не будет. Сам же он пообещал приехать с молодой женой, с которой хотел меня познакомить.

Мне своих студенческих друзей знакомить было не с кем, прошло всего только три месяца, как от меня ушла жена, но об этом рассказывать я не хотел и не стал. Зачем? Сейчас и так у всех своих проблем хватает.

Мы с Сережкой и Лешкой учились вместе ещё в школе, в старших классах, а после в институте, с первого до последнего курса. Вместе мы играли в регби за институтскую команду, вместе проводили свободное время, летом ходили в дальние походы. Все трое много и охотно занимались спортом, уважая экстремальные виды, такие, как горные лыжи, байдарки, скалолазанье и восточные единоборства.

Мы были примерно одного роста и веса, и спортивное соперничество наше длилось все время обучения, но никогда. ни разу, не выходило за рамки спорта. Мы были очень дружны и привязаны друг к другу.

После окончания института я попал на год в армию, служил в ПВО. Учитывая мою институскую подготовку, мне предложили остаться в славных вооруженных силах, но я не захотел. Для армии я был слишком большим индивидуалистом, да к тому же и жесткая воинская дисциплина мне претила. Жесткие рамки я не любил.

Когда вернулся из армии, все мои сокурсники уже как-то устроились: Сережка работал в большой, солидной фирме, вкалывал с утра до вечера, мы с ним пару, тройку раз созвонились, попробовали встретиться, но ему было постоянно некогда, встречи наши несколько раз переносились, так это дело само собой и заглохло. Дома он практически не появлялся, а часто звонить на работу было неудобно.

Лешка к тому времени уехал куда-то из Москвы, толком даже никто не знал, куда. Сережка в телефонном разговоре промямлил что-то про то, что за границу. Ну что ж, вполне возможно, Лешка был самый талантливый из нас. И самый пробивной и целеустремленный. И характер он имел, не в пример моему, волевой.

Я покрутился в Москве, по природной своей лени и неумению толкаться локтями ничего стоящего в плане работы не нашел, тем более, по специальности, понял, что диплом мой в настоящее время стоит не больше, чем стакан семечек, и я пять лет выкинул коту под хвост.



В огромной Москве ходило нетрудоустроенными полным-полно специалистов моего профиля, за плечами у которых был солидный стаж и опыт работы, которой для них не находилось. К тому же там, где работа была - не было денег выплачивать зарплату.

Родители мои погибли в авиакатастрофе, когда я учился на третьем курсе. Они возвращались с какой-то очередной научной конференции из-за границы. Отец и мать были крупными учеными в области минералогии.

После них мне осталась большая трехкомнатная квартира, огромная библиотека, в основном по минералогии, и разобранный на части Эверест из этих самых минералов, которые заполняли все оставшееся свободным от книг пространство в квартире.

Скудные деньги, полученные после демобилизации, быстро закончились, и я, не найдя ничего подходящего по специальности, временно пошел подрабатывать грузчиком на рынок. Работка была адова, но платили прилично, да и продукты постоянно перепадали.

Там, на рынке, понаблюдав предварительно, как я таскаю коровьи туши на загривке, ко мне подошли двое деловых мужиков в малиновых пиджаках, и предложили поработать охранником в их фирме. Услышав, сколько они платят, я сразу же и не раздумывая согласился.

Работа охранника на самом деле оказалась работой обычным вышибалой, а фирма - ночным кабаком средних размеров. Кабак находился недалеко от Курского вокзала, и работы хватало. Пару раз там даже постреляли, но каким-то чудом для меня все обошлось вполне благополучно и даже без жертв. Когда же во время пьяной потасовки подстрелили одного из моих сменщиков, я понял, что пора сваливать, незачем испытывать судьбу на прочность и дергать её за хвост, поскольку собственная жизнь дороже тех денег, которые я получал.

Но судьба, поймав меня в сети, не желала так легко отпускать, и опять на пороге кабака появились все такие же два малиновых пиджака, только одеты они были на других людей, которые

предложили мне перейти работать в охрану в казино.

Казино - это звучало посерьезней, чем ночной кабак, больше напоминавший притон, и я согласился, тем более, что платили там ещё больше.

В казино я благополучно проработал три месяца, обзавелся кое-чем из шмоток, подумывал уже прикупить иномарку. Но тут на хозяев нашего казино всерьез "наехали" какие-то ещё более крутые деятели, начались бесконечные разборки, неизбежно сопутствующие им стрелки, стычки, закончилось же все это для моих работодателей весьма печально: их расстреляли в упор из автоматов на пороге казино.

Через три дня в казино пришел новый хозяин, и первое, что он сделал, это уволил всю охрану, и я опять оказался на улице. Все это выглядело на этот раз не так уж и страшно, у меня были кое-какие сбережения.

К тому же при расчете новые владельцы казино заплатили увольняемым охранникам солидные суммы, как я понял, в виде отступного, они не хотели иметь за спиной обиженных, чтобы не оказаться на пороге теперь уже своего казино, прошитыми автоматными пулями, как прежние владельцы. Так что жить какое-то время мне было на что.

За время моей работы в кабаке, а особенно в казино, я привык жить если и не широко, то по крайней мере, не отказывая себе в доступных удовольствиях. Но наличие свободного времени оказало мне дурную услугу. Вместо поисков работы я увлекся шатанием по кабакам, девками, сомнительными компаниями.

Кончилось все это так, как примерно и должно было кончиться. Как-то поздно вечером, основательно пьяный, я завалился в дешевый кабак, уже основательно нагруженный, где добавил водки и уснул тут же, уткнувшись головой в столик...

Проснулся я на верхней полке в едущем куда-то поезде. Я свесил голову вниз, с трудом открыл глаза, и увидел двух "лиц кавказской национальности", которые сидели за столиком купе, уткнувшись носами друг в друга, и пили чай. Сидевший напротив меня поднял голову и увидел, что я смотрю вниз.

Он подмигнул, щедро и широко улыбнулся, ослепив меня обилием золота во рту, нырнул волосатой рукой под столик, выудил оттуда бутылку коньяка, ловко налил полный стакан и протянул его мне.

- Куда это мы едем? Зачем? - тупо соображая с бодуна, спросил я, с трудом разлепив запекшиеся губы.

- Инч, ара? - ещё шире улыбнулся волосатый. - Зачем волнуешься? Туда-сюда едем, катаемся. Не бери в голову! Пей!

Я хотел ещё что-то спросить у него, но в горле было так сухо, что все слова превращались в наждачную бумагу, которая буквально раздирала мне глотку, выжимая на глаза слезы. Я закашлялся, замахал отчаянно в воздухе руками и судорожно схватился за стакан, как за спасательный круг...

Когда я проснулся в следующий раз, поезд стоял, кавказцы все так же невозмутимо пили бесконечный чай, и вели бесконечные беседы, наклонившись друг к другу так близко, что почти соприкасались носами.

- Давно стоим? - тупо спросил я, чтобы что-то спросить.

- Два часа, - отозвался один из них. - Мы уже приехали.

- А куда приехали? - спросил я.

Кавказцы внизу переглянулись, дружно цокнули языками, и один сказал:

- Одевайся, пошли на платформу, надо место освободить. Проводник волноваться будет. Постели сдать нужно.

Я посмотрел под себя, - постельного белья на сбившемся в комок матрасе и наволочки на плоской подушке со штампом МПС, не было. Но возражать и спорить было бессмысленно, нужно было понять происходящее.

Мы встали и гуськом вышли на платформу. Там нас уже терпеливо поджидали двое в камуфляже.

- Ну, до свидания, - протянул мне на прощание руку один из моих не по кавказки молчаливых спутников.

- Куда это вы меня привезли? И как я обратно уеду? - спросил я, хватая его в отчаянии за рукав. - Когда поезд на Москву?

- Через два года будет твой поезд на Москву, - развел руками мой спутник и зачем-то щелкнул языком.

- Как так через два года?! Что же я тут буду делать два года?! - в ужасе прокричал я, понимая, что случилось что-то неприятное.

- Воевать, - ответил он кратко. - Вот они тебя проводят.

Он указал на камуфляжных и повернулся спиной, ему было скучно разговаривать со мной, он наверняка спешил домой.

- Но я не хочу воевать! - заорал я, уже догадываясь, что со мной произошло что-то ужасное, что я основательно вляпался в пренеприятную историю.

- А мы что, по-твоему, мы очень хотим воевать? - спросили меня дружным хором все, кто был на платформе.

- И потом, ты обещал, Костя Голубев. Ты контракт на два года подписал, - сказал ещё один из ехавших со мной кавказцев.

И он показал мне контракт, скрепленный моей подписью, в котором я соглашался добровольно воевать два года в армии республики Армения. Что мне оставалось делать?

Они были правы. Мой поезд на Москву отправлялся только через два года. Мне дали автомат, и два года я отвоевал против азербайджанцев. Потом, когда я уже собирался ехать домой и считал дни, меня взяли в плен азербайджанцы, и я ещё год воевал против армян, иначе бы меня расстреляли.

Потом я убежал, но на этот раз меня поймали армяне, и мне пришлось ещё год воевать, на этот раз опять против азербайджанцев...

Потом я встретил одного из тех армян, которые привезли меня сюда, предварительно напоив меня и подписав со мной контракт.

Я спросил его, когда, черт возьми, закончится эта гребаная война. Он посмотрел на меня, раздвинув брови, и ответил:

- В Нагорном Карабахе, брат, война - это не война, это - образ жизни. Здесь война никогда не кончится. А ты, ара, почему ещё домой до сих пор не уехал?

Я ему все рассказал, и он отвез меня в аэропорт, мне даже дали на дорогу приличные деньги, которые я заработал войной. И я улетел в Москву.

В Москве в целом все было так же, как и прежде, только зареставрировали её в тупом усердии так, что порой казалось, что я в чужом городе, или в наспех выкрашенной потемкинской деревне. Устроиться по специальности за это время стало ещё труднее, да и заработков моя специальность не сулила, надо было пораньше суетиться, а теперь что рыпаться - только и есть у меня за душой, что диплом в кармане.

Вот и получается по всем обстоятельствам так, словно я, в свои тридцать с хвостиком лет, только что из института выскочил: ни стажа работы, ничего. Войну мне в трудовую книжку не записали.

Так ещё кадровики посмотрят в мою голую, как пустыня Сахара, трудовую книжку, в которой кроме службы в армии да работы вышибалой ничего не записано, да по нашим бесшабашным временам рыночных отношений решат, что диплом я купил по случаю, в каком-то из переходов московского метрополитена.

Я походил из угла в угол по пустой квартире, понял, что для одиночества трех комнат явно многовато, и пошел к живущей в доме напротив Маше.

Маша была особым случаем в моей биографии. Она заметила меня ещё в школе, училась она тогда двумя классами младше. И с тех пор буквально не давала прохода.

Она всегда и повсюду увязывалась за мной, ходила на все соревнования, в которых я участвовал, всеми правдами и неправдами пробиралась на школьные вечера старшеклассников. Ужасно ревновала ко всем моим одноклассницам, а позже сокурсницам.

Какое-то время у нас были с ней близкие отношения, но позже я ушел в армию, а после армии меня повело не по той дорожке. Когда я стал работать в кабаке, а потом в казино, Маша тихо и незаметно исчезла из моей жизни. Но я знал, что она всегда ждет меня.

Вот почему я, почувствовавший отчаянное одиночество, образовавшееся вокруг меня за те несколько лет, что я воевал, вернувшись с войны, пошел прямиком к Маше.

Пришел я и прямо с порога, даже не заходя в квартиру, предложил оформить в загсе наши давние отношения, на что она с радостью в глазах согласилась.

Радость в её глазах была яркой, но недолгой. Радости наш брак не принес ни мне, ни ей, вопреки нашим большим ожиданиям. Возможно, мы оба ждали слишком многого.

Мы с Машей развелись через пять месяцев.

По ночам я воевал, кричал, отчаянно ругался, шел в атаку, а днем стал пить. Работу я не находил, чувствовал себя от этого полным идиотом, нервничал, в свои тридцать три года ничего полезного толком не умея. Я имел на руках никому не нужный диплом о высшем образовании, стаж сомнительной работы вышибалой, и четыре года тяжелой и грязной войны.

У меня наступил разлад с жизнью. Она шла вперед, отсчитывая годы, а я покорно шел назад, так до сих пор никем и не став.

Короче, я начал крепко пить. Удовольствие это по нашим временам не из дешевых, так что деньги, заработанные на войне, и на которые я собирался прожить до тех пор, пока не подыщу подходящую работу, растаяли как дым, и я стал потихоньку продавать из дома вещи, книги, из тех, что ещё пользовались спросом.

Стал подрабатывать где попало, уже не выбирая, не гнушаясь никакой, самой черной и грязной работой, и стал приводить домой кого попало, тоже никем не гнушаясь. Даже присутствие в доме молодой жены меня не останавливало.

Насмотревшись на все это, Маша сказала, что она могла меня ждать из армии, могла ждать меня четыре года с войны. И что она готова, если будет нужно, ждать ещё столько же, но ждать меня каждый вечер, не зная, в каком я приду виде и с кем, она не хочет. Потому что каждый вечер к ней приходит другой человек, а не её муж - Костя Голубев.

Вот так мы и разошлись.

Она сказала, что если я захочу, то легко найду её, но сначала я должен выиграть войну с самим собой. А она будет ждать меня с этой войны сколько угодно. Еще она сказала, что всегда готова мне помочь, но я сам не хочу этого, а просто вот так смотреть изо дня в день на то, как я погибаю у неё на глазах, она не желает. И что я знаю, где её найти, она будет жить все там же, в доме напротив. И она ушла...

Глава третья

Вот такие были у меня дела житейские, когда мне позвонил Сережка Брагин, и мы отправились отмечать десятилетие окончания нашей альма матер, незабвенной "бауманки", под Рязань, в уютный деревенский домик, умело и со вкусом переделанный под дачу, которая принадлежала невесте моего друга и бывшего сокурсника Лешки Волгина, красавице восточного типа, черноволосой Гале, очень правильно, но не очень уверенно говорившей по-русски.

Она была дочерью эмигрантов шестидесятых, выходцев из Средней Азии, которым удалось получить в те годы приглашение на жительство в Израиль, как бухарским евреям, к которым они на самом деле никакого отношения не имели. Впрочем, в Израиль её прагматичные родители тоже не рвались, а получив с большим трудом разрешение на выезд, ухитрились осесть сначала в бывшей в те времена столицей хиппи, Голландии, а после перебраться в Штаты, так что Галя выросла уже в Штатах, а дача и квартира в Москве достались ей по наследству от бабушки, которая не поехала за границы, а осталась умереть в России.

Впрочем, с этим делом бабушка не торопилась, оказалась на удивление крепкой, прожила долго, дожила до перестройки, о чем, возможно, пожалела, но вытерпела и это, и умерла только в прошлом году.

По поводу Лешки слухи оказались более чем обоснованными, он действительно уехал за границу, в Штаты, сначала на два года по контракту, в порядке модного тогда, в начальные времена перестройки, бурного обмена специалистами. Потом ему предложили продлить контракт, даже назначили начальником отдела, и он остался, получил вид на жительство, а недавно получил и гражданство, и приехал сюда, в Россию, всего на две недели.

Приехал он по делам фирмы, а заодно помочь будущей супруге разобраться с московским наследством. Помочь ей оформить бумаги и все такое прочее, о чем она понятия не имела, в смысле, как это делается у нас. Потому что так, как у нас, это больше нигде в мире не делается.

Как оказалось, его приезду в некоторой степени поспособствовал Сережка, который имел непосредственные контакты с фирмой, где служил Лешка, через свою фирму, и они даже осуществляли совместный проект. Под эту марку, якобы для согласования некоторых деталей, хитрому Сережке и удалось вызвать Лешку в Москву, чтобы встретиться после долгой разлуки.

Они встретились, вспомнили про юбилей, расчувствовались, и решили позвонить мне.

Вот так мы, спустя десять лет, оказались опять вместе.

Я, конечно, не стал распространяться перед друзьями о том, как хреново живу, в каких передрягах побывал, и до чего докатился, мне не хотелось, чтобы они чувствовали себя в чем-то передо мной виноватыми, чтобы не подумали, что я что-то выпрашиваю, надеюсь на их протекцию и помощь. Перед встречей я сходил в парную, целый день накануне приводил себя в порядок, а во время наших дачных посиделок старался не перебрать и усилием воли отказывался от спиртного, которого было в изобилии, выпив совсем чуть-чуть.

Как ни странно, мне это сравнительно легко удалось, настолько было просто и весело со старыми друзьями. Когда они между делом спросили, где я работаю, я неопределенно помотал в воздухе растопыренной пятерней, сделал важное лицо и многозначительно промычал что-то вроде "так, в одной конторе".

Друзья понимающе переглянулись, покивали и больше по этому поводу вопросов не задавали. Да и вообще о делах старались не говорить. Много вспоминали студенческие годы, много смеялись, дурачились, шутили, легко и беззлобно пикировались, подначивали друг дружку, ходили купаться, жарили шашлыки, пели наши любимые когда-то, и до сих пор не забытые, песни и рассказывали анекдоты...

Наш беззаботный и веселый уикенд, как и все хорошее, быстро закончился. Незаметно пролетели выходные, заканчивалось воскресенье. Мы пили кофе на вечерней веранде, с сожалением понимая, что скоро нам предстоит опять надолго расстаться, и кто знает, когда ещё мы встретимся, если встретимся вообще.

Галя, невеста Леши, как оказалось, литератор и переводчица, быстро убирала со стола. Ей помогала высокая, невероятно красивая и длинноногая Ирина, жена Сережки, экс - "мисс Москва" какого-то года, ныне известная топ-модель с внешностью неприступной и недоступной красавицы, этакой надменной и холодной "снежной королевы", а на самом деле, милейший, обаятельный, общительный веселый и простой человек в быту.

Мы все не хотели уезжать, нам было по настоящему хорошо друг с другом, мы всячески оттягивали под разными предлогами время отъезда, но стремительно надвигалась ночь, на улице к тому же пошел дождь, который все усиливался, и надо было ехать, как нам ни хотелось побыть ещё всем вместе. Тем более, что в фирме завтра утром должно было пройти важное совещание, на котором оба, и Сергей, и Лешка, должны были обязательно присутствовать.

- Зря ты пил сегодня коньяк, тем более почти что перед отъездом, понизив голос, сказал Леша Сергею, когда девушки вышли на минуту с веранды. - Ты случайно не забыл, что тебе вести машину?

- Да брось ты, - беспечно отмахнулся Сережка. - Что мне будет, здоровому медведю, от такой махонькой рюмочки коньяка на посошок?

- Ну, допустим, не от одной рюмочки, и не от очень маленькой, недовольно поправил его дотошный и всерьез озабоченный Лешка, недолюбливавший всевозможные осложнения.

- Подумаешь! Ну, от двух, или трех рюмок, - посмеивался Сережка. - Ты же меня знаешь, Лешка, много я не пью, никогда этим не увлекался, но то, что я сегодня выпил, это же мне как слону дробина! Будь уверен, я в полном подряде, старик, чего ты беспокоишься? Все будет тип-топ! Я же не собираюсь устраивать гонки на мокром шоссе с попутными машинами, или мчаться со скоростью двести километров в час. Я не лихач. И потом, поедем мы поздно, пока выберемся на шоссе - там уже почти никаких машин не будет, все дачники давно уже дома будут спать, седьмые сны видеть. Сегодня воскресенье, все пораньше домой уехали, завтра работать, да и дождик согнал с грядок. Так что потихоньку доедем. Да и машина у нас, не машина, а танк!



Вернулись девушки, уже собранные в дорогу, с упакованными сумками, мы поднялись из-за стола, Сережка побежал открывать дверцы, я проводил под зонтом к машине Иру, а Лешка остался возле дома, держа зонтик над запирающей двери дачи Галей.

Мы сели в просторный и мощный джип и поехали сквозь ночь и дождь. Сережка был

прав: вел он безупречно, скорость держал, как и обещал, не больше ста, да и прогноз его оказался верным: дорога была на удивление пустынной и тихой, хотя кругом находились многочисленные дачные поселки.

Сережка, несмотря на выпитый коньяк, уверенно вел тяжелый джип, я сидел рядом, а девушки и Лешка расположились сзади, оживленно болтая и перешучиваясь через сиденье с Сережкой.

У меня же, по мере нашего приближения к Москве, настроение портилось, стремительно обгоняя скорость мощной иномарки. Я внезапно остро и безнадежно понял, что мы все возвращаемся в разные жизни. То есть, мои друзья возвращаются в обычную для них, праздничную, яркую, приносящую радость и удовольствие, сытую, благоустроенную во всех отношениях, настоящую жизнь, а я возвращаюсь на её обочину.

На все вопросы и шутки заметивших мое изменившееся не в лучшую сторону настроение друзей, которые постарались меня растормошить, я отвечал односложно и уклончиво, ссылаясь на внезапную головную боль и усталость, стараясь не портить настроение друзьям. Да и что я мог им объяснить? И главное - зачем?

- Что же ты на службу на простых жигулях ездишь? - спросил Лешка Сергея. - Маскируешь достаток? Так сейчас не советские времена. Твой официальный заработок вполне позволяет, что же ты джип в гараже, в запасе держишь?

- Средства-то вполне позволяют, - усмехнулся Сергей. - Только я уже до этого джипа два раза покупал иномарки.

- Ну и что? Где же они? - удивился Алексей. - Неужели наших дорог не выдерживают? Так ты вроде за Москву и не выезжаешь, если не считать сегодняшней поездки, а в Москве дороги вполне приличные за это время стали, это я тебе говорю.

- Дороги меня не пугают, дороги иномарки вполне выдерживают, если, конечно, на них по проселкам не гонять. Угнали у меня иномарки моментом. Первую так вообще с концами, а вот вторую, правда, через месяц, но все же нашли. Только я её тут же продал и купил обыкновенные жигули, на них хоть ездить будешь, а не за ними бегать, отыскивать. Гараж у меня далеко от дома, ходить каждый день лень, а во дворе оставить боязно, печальный опыт спать спокойно не дает. А жигуль ничего, стоит себе спокойно. Пока ни разу даже не пытались угнать. В крайнем случае, если и угонят, не велика потеря. Тьфу, тьфу, два года уже, ни разу даже не пытались угнать. А джип в охраняемом гараже стоит. Купил на выезд, за город кататься, на природу на нем выезжать думал, да некогда, всего-то третий или четвертый раз на джипе выезжаю, да и то благодаря тому, что за город поехали, если бы не вы, сам бы не выбрался.

- Смотри ты, - удивился Лешка. - Я думал, что ты на нем чаще ездишь, ведешь легко, здорово, словно каждый день на джипе катаешься.

- Да чего там особенного? - пожал плечом Сергей. - Машина как машина, она только с виду такая здоровенная, а управлять ей легко.

- Легко не легко, а все равно привычка нужна, это же целый крейсер. Я в Штатах привык к спортивным моделям, а с такой махиной я бы сейчас, наверное, и не справился, - откровенно признался Лешка.

- А что - хочешь попробовать? - повернулся к нему Сережка.

- Да брось ты! - отмахнулся Лешка.

- А что - слабо? Слабо?! - заводил Серега.

- Брось ты, кто на дороге такие эксперименты ставит? Да и темно уже совсем, поздно. Хотя, попробовать, конечно, хотелось бы, - загорелся заводной Лешка, которому уже явно не терпелось посидеть за рулем красивого и мощного джипа.

- Какая здесь, к черту, дорога? - беспечно хохотнул Сергей. - Здесь, наверное, даже телеги не ездят. Мы вон сколько по ней отмахали, а ни одной встречной машины не встретили. Давай, садись за баранку, как раз до шоссе ещё километров пятьдесят осталось, пешеходов нет, ГАИ нет, давить некого, так что чего ты? А выедем на шоссе, сразу поменяемся. Давай, тряхни стариной! Будет что вспомнить в своих Соединенных Штатах. Ну?!

Сережка, сколько времени я его знал, никогда ничего не откладывал на потом. Он всегда начинал претворять в жизнь свои бесконечные идеи сразу же, моментально по мере поступления в голову. Так он поступил и сейчас: немедленно притормозил и вышел из салона под дождь. При этом, не посмотрев под ноги, шагнул прямо в огромную лужу, чертыхнулся, потряс ногой, вытряхивая из ботинка воду, шутливо услужливо открыл заднюю дверцу со стороны Лешки.

- Давай скорее! - прикрикнул Сергей, отметая все возражения Лешки. Холодно мне так стоять. Я насквозь промок. Вылезай и садись за руль! Дождик же!

Лешка, отчаянно махнув рукой, не стал дальше с ним спорить, выскочил из машины и с горящими глазами пересел на водительское место, уступив свое Сережке.

- Ну, теперь держитесь! - шутя пригрозил он нам, трогаясь с места.

Он ехал поначалу осторожно, привыкая и осваиваясь за рулем, а потом добавил скорости. Езда ему нравилась всегда, машину он любил и вождение тоже, это сразу было видно, а мне и смотреть не нужно было, я знал об этом ещё со времен совместной учебы.

- Молодец, Леха! - подбадривал его Сережка. - Давай! Добавь ещё копоти! Тряхни, брат, стариной! Не жалей машину! Не твоя тачка, да и не дороже денег стоит!

И Лешка тряхнул. Он вдавил педаль в пол, стрелка спидометра ушла за сто двадцать, и тут впереди, с показавшегося перпендикулярного шоссе, неожиданно свернула в нашу сторону машина, сначала подававшая назад, а после сразу же вошедшая в резкий встречный нам поворот, ослепив фарами Лешку.

Дальнейшее произошло в считанные секунды.

- Тормози! Тормози! - кричал из-за наших с Лешкой спин Сережка, беспомощно и отчаянно молотя кулаками по спинке сидения.

Лешка изо всех сил пытался это сделать, но он растерялся, запутался в управлении, тяжелая машина не слушалась его. К тому же он ошибся и врубил мощные и яркие дальние фары, которыми в свою очередь ослепил и без того растерявшегося водителя встречной машины. Тот отчаянно и безуспешно пытался увернуться от нашего джипа, бросая свою машину из стороны в сторону по мокрому проселку, на который он соскочил с шоссе.

Но водитель девятки, ослепленный, и тоже перепуганный надвигающейся на него махиной, только безуспешно бросал свою машину из стороны в сторону, вместо того, чтобы просто съехать. Хотя бы даже в кювет, своими зигзагами практически исключив возможность разъехаться на узкой проселочной дороге.

Самое печальное в этом было то, что обе машины шли по мокрой дороге, оба водителя ослепили один другого, и оба растерялись. К тому же Лешка действительно не привык управлять такой мощной машиной, тем более, что, не предполагал, что сядет за руль, и потому безбоязненно хватанул на посошок изрядную толику коньяка. Если бы все это происходило хотя бы на шоссе, возможно, удалось бы как-то разъехаться, но здесь, на узком проселке...

Возможно, на широком шоссе удалось бы затормозить, разъехаться, или погасить скорость. Но здесь дорога была мокрой, как назло глинистой, и наша тяжелая машина вертелась, шла юзом, неукротимо и угрожающе надвигаясь на встречную, которая шла прямо в лоб, вихляя из стороны в сторону, безуспешно пытаясь отвернуть, или затормозить.

- Упритесь ногами! Упритесь ногами! Головы уткните в колени! - орал сзади Сережка, понявший уже всю неотвратимость близкого столкновения, судорожно пытаясь зачем-то открыть никак не поддававшуюся дверцу, наверное, хотел выпрыгнуть.

Я собрался в комок, насколько смог откинулся назад, на спинку сидения, и что есть силы, уперся ногами в переднюю панель, хотя понимал, что при встречном лобовом ударе это мне вряд ли поможет.

Нам относительно повезло. Сокрушительного и гибельного для нас лобового столкновения мы избежали. В самый последний момент встречной машине чудом удалось развернуться, водитель попытался съехать в кювет, но было слишком поздно, и бедной девятке с её пассажирам это дорого обошлось.

Наш джип врезался в бок встречной машине, погасив об него собственную скорость от встречного удара, девятка поневоле сыграла роль амортизатора. Лешка не потерял рассудка и вывернул все же руль, оставшись на проселке, не дав машине слететь с дороги под близкий откос, удержал её на проселке. Но тяжелый джип беспощадно смахнул с дороги в кювет девятку, как ветер сдувает легкомысленные шапочки одуванчиков

От удара меня сильно тряхнуло, но все же я выдержал, только в коленях заныло, да шейные позвонки дернуло. Мне в спину ткнулась лицом сидевшая сзади Галя. Я крикнул ей:

- Держись за меня!

Надо отдать ей должное, она среагировала мгновенно и ухватилась сзади крепко за шею, едва не задушив меня, прижавшись изо всех сил.

После чудовищного удара я не сразу осознал, что мы стоим на дороге, уже вне опасности и теперь вытягивал шею, стараясь разглядеть в темноте, что там происходит с невесть откуда взявшейся у нас на пути встречной девяткой.

А с ней было совсем плохо: от удара она завертелась волчком, водитель, как видно совсем потерял ориентацию и запаниковал, бросив управление и полностью положившись на милость судьбы, которая, как всегда бывает в подобных случаях, оказалась безжалостной и обошлась с ними жестоко. Машина, прокрутившись волчком по проселку, упала набок и полетела, кувыркаясь, под крутой в этом месте откос. Я услышал скрежет металла, стук, глухой удар и звон стекла. Наступила тишина, и только тогда я понял, что мы стоим.

Лешка сидел, откинувшись на сиденье, совершенно белый, точно такие лица я видел только во время войны у людей с большой потерей крови. Сзади прерывисто, со свистом дышал Сережка, тихо плакала Галя, переживавшая пережитый страх, и не очень уверенно и убедительно пыталась успокоить её дрожащим голосом Ирина.

Кому-то надо было выйти из джипа и пойти посмотреть, что с пострадавшей девяткой, возможно, требовалась помощь её пассажирам, но все сидели и молчали. Я решительно открыл дверцу и вышел на дорогу, сразу же попав в лужу, зачерпнув в ботинки холодной воды. Дождь лил не переставая. Я поежился, взял из машины зонтик, аптечку, достал фонарик из бардачка и пошел к тому месту, куда улетела под откос девятка, стараясь не поскользнуться на мокрой траве на склоне крутого откоса и не загреметь вниз.

Глава четвертая

Ребятам, ехавшим вдевятке, сильно не повезло. Сегодня был не их день. Мало того, что на пустой дороге они столкнулись с нами, мало того, что тяжелый джип буквально протаранил холую, по сравнению с ним, девятку, водитель которой потерял ориентацию.

В придачу ко всем этим неприятностям машина скатилась с насыпи в самом высоком её месте. А в довесок к перечисленным сомнительным удовольствиям, машина врезалась в сваленные в беспорядке бетонные плиты невесть откуда взявшиеся в чистом поле, вдалеке от жилых мест, где не было никаких признаков строек.

Осторожно спустившись с насыпи и дойдя до машины, я посветил фонариком внутрь неё и увидел уткнувшегося стриженой головой в баранку здорового малого в кожанке, с золотой цепью на шее, и с толстой литой золотой цепочкой на запястье безжизненно повисшей руки.

Я подергал погнутую изуродованную дверцу, она не открывалась, тогда я огляделся, подобрал камень и, разбив боковое окошко, с трудом просунул в него руку и дотронулся до парня, чтобы проверить пульс, прикоснувшись к безжизненной кисти, до шеи мне было не дотянуться.

Его и наши дела были хреновые. Но его все же значительно хуже - он был мертв.

Я осмотрел машину изнутри, подсвечивая фонариком, салон был пуст. Ветровое стекло разбито вдребезги, и я стал озираться, в надежде, на то, что второго пассажира, если он был в салоне, выбросило от удара через ветровое стекло.

- Ну что там? - послышался напряженный голос сверху. - Что с машиной? Живы пассажиры?

Я обернулся и увидел Лешку и Сергея, которые спускались ко мне по откосу, скользя и размахивая руками, как канатоходцы на проволоке под куполом цирка.

- В машине один, - отозвался я. - Водитель, он погиб. Смотрите вокруг, кажется, ещё один вылетел через ветровое стекло. Если это так, то случилось это после удара машины о бетонные плиты, так что он должен быть где-то здесь. Ищите, возможно, был ещё кто-то. Им, наверное, нужна помощь.

Они стали ходить кругами возле разбитой машины, высвечивая фонариками под ногами, а я обошел машину, и полез на плиты, в которые врезалась многострадальная девятка. На плитах никого не было. Второй пассажир девятки оказался придавленным между плитами и машиной. Я с трудом, да и то случайно, увидел его с плит.

Ему не повезло ещё больше, чем первому. Он умер не сразу. Он вылетел через ветровое стекло, но упал прямо на плиты, сполз по ним вниз и вот тут в плюс ко всему, его сверху придавил катившийся следом автомобиль. Я увидел только торчащую из-под машины окровавленную руку с такой же массивной золотой цепочкой, как у первого. Толстые эти цепочки, кожанки и короткие стрижки пассажиров, все это вкупе мне очень не понравилось, навеяло некие грустные ассоциации, и вызвали во мне некоторое внутреннее нехорошее предчувствие. Я на таких ребятишек во время своей работы в кабаке и в казино насмотрелся, чтобы достаточно точно определить их классовую, далеко не пролетарскую, принадлежность. Вот только машина как-то не соответствовала их имиджу.

- Леша! Сергей! - позвал я. - Идите ко мне. Я нашел второго пассажира. Он здесь, под машиной. Его придавило.

- Живой?! - хором откликнулись мои друзья, с надеждой в голосах.

- Кто его знает. Вряд ли, - разочаровал я их. - Но тащите скорее домкрат, попробуем вытащить, может и жив, хотя маловероятно.

Лешка побежал к машине и принес домкрат. Мы с Сергеем пытались рассмотреть, что с малым, который был под машиной, но нам это не удалось. Пульс на торчавшей в узкой щели руке не прощупывался.

Вместе с Лешкой пришли и девушки. Ира, увидев уткнувшегося головой в баранку водителя, сразу хотела залезть в машину.

- Не стоит, Ира, - попытался я загородить ей дорогу. - Там мертвый человек, и не в лучшем виде. К тому же под машиной ещё один человек, возможно, он жив, так что не стоит на него грузить дополнительный вес.

- Но я должна посмотреть, я могу помочь, - отстранила меня Ира. - Я врач по образованию. Топ-модель это дело случая, изначально я готовилась к другой карьере, и довольно успешно. Я только посмотрю, залезать не буду.

Она, не залезая в салон, быстро и профессионально осмотрела того, что находился в машине. Мы вопросительно смотрели на нее, ожидая чуда, но Ира только огорченно покачала головой и беспомощно развела руками.

Мы поняли её без слов и стали пристраивать домкрат, чтобы поставить на колеса и отодвинуть завалившуюся набок машину с придавленного ею к плитам пассажира. Все оказалось значительно сложнее, чем мы думали поначалу, пришлось повозиться, прежде, чем мы сумели поставить безжалостно изуродованную машину на колеса.

Под машиной оказался ещё более изуродованный малый. Лицо и голова его были разбиты о плиты и расплющены машиной, упавшей сверху. К правой руке у него был пристегнут стальными наручниками объемистый металлический чемоданчик. Я видел такие, когда служил в казино, в них перевозили деньги, фишки и ценные бумаги специальные порученцы моих шефов. В основном это был так называемый "черный нал", деньги, скрытые от налогов и отчетов.

Вряд ли, конечно, на этом рязанском проселке оказалась машина, в которой перевозили деньги. Но все могло оказаться значительно хуже. Не обязательно пострадавшие из братков, как я решил по их внешнему виду и прикиду. Это вполне могли быть такого же спортивного вида ребята, например, из ФАПСИ, службы федеральной связи, перевозившие секретную информацию, а это могло грозить нам очень неприятными последствиями, если учесть, что среди нас были двое граждан США и сотрудник фирмы, плотно контактирующий с Западом. Да в придачу ещё я, вчерашний наемник, без определенных занятий в настоящее время.

В таком случае заинтересованные службы могли запросто на ровном месте состряпать из несчастного случая и обычного ДТП теракт и заработать за наш счет собственные дивиденды. Трупы были налицо, а все остальное: признание, улики, доказательства против нас - дело техники. Потом доказывай, что ты не рыжий. В справедливость и объективность правосудия сегодня верят только дети.

Все это, конечно, были досужие домыслы, особенно если учесть, что ехали ребята на обычной девятке. Но кто знает в нашей безумной жизни, где кончаются домыслы и начинается сама жизнь, а где - наоборот? В любом случае, бесспорным было то, что мы в любом случае имеем большие неприятности. А железный чемоданчик, пристегнутый наручником к руке, только усиливал тревогу.

Я поделился своими мыслями и сомнениями. Ответом мне было тягостное молчание. Мы стояли под непрекращающимся дождем, жались под зонты, и не знали, что нам предпринять, и на какие дальнейшие шаги решиться.

Перед нами была вдребезги разбитая, в основном по нашей вине, девятка, и два трупа, а на руке одного из них - загадочный чемоданчик.

- Может, оставить все как есть, и уехать? - спросила тихо Галя. - Им теперь все равно не поможешь. А у нас все употребляли алкоголь.

- Только хуже для нас будет. Найдут, - обреченно вздохнул Леша. Начнут опросы населения и сразу же выйдут на нас, узнав в твоей деревне, кто приезжал в этот день, и кто и когда уезжал. Тебя ещё ни за что подставим.

- А что делать? - уныло спросил Сергей, как-то вдруг потускневший и потерявшийся, что было на него совсем не похоже. - Сдаваться добровольно в милицию? Мы все выпивши, это любая экспертиза покажет. А все происшедшее это же очень серьезно. Тут лишением водительских прав не отделаешься. Это же тюрьма.

- Девушки пускай пока возвращаются в машину, нечего им тут мокнуть, я решился взять бразды правления в свои руки, потому что видел, что мы попусту теряем безвозвратно уходящее время. - А мы пока внимательно осмотрим машину и документы, разберемся, что это за люди, тогда все окончательно и решим.

Галя с Ирой не споря пошли под зонтом к нашему джипу, а я, велев ребятам осторожно осмотреть карманы вылетевшего через ветровое стекло, полез в машину и вытащил ключи из замка зажигания, чтобы открыть багажник. В карманах у сидевшего за рулем ничего не было, если не считать мятого носового платка.

Зато в бардачке меня ждал первый из многочисленных сюрпризов. Там лежал пистолет с глушителем на боевом взводе и две запасные обоймы. Я вытащил пистолет, отвернул глушитель, повертел в руках, поставил на предохранитель и сунул в карман, чтобы он не мешал мне во время дальнейших поисков.

Кроме пистолета там же, в бардачке, лежали водительские права и документы на машину. На фотографиях был тот самый мордоворот, который сидел мертвый, уткнувшись в руль. Кроме этого там же было удостоверение помощника скандально известного депутата Госдумы.

Все документы были на имя Васина Валентина Федоровича. Помощник депутата - это было плохо, на этих должностях и под прикрытием таких корочек в последнее время часто числятся братки из различных криминальных московских группировок. Все эти бумаги, пистолет с глушителем, железный чемоданчик, в комплекте с могучим высоко стриженым затылком и массивными золотыми цепями, только усилило мою тревогу.

В совокупности все это начинало все сильнее и сильнее попахивать явным криминалом. Впрочем, сомнений у меня практически не осталось. Не зря я, как собака, верхним чутьем, чувствовал, что мы ввязались в скверную историю.

Я вылез из машины в скверном расположении духа, попросив копошившихся возле второго пассажира девятки ребят:

- Закончите там, помогите вытащить водителя осторожно из машины, нужно ещё раз посмотреть, вдруг все же он жив, я один не справлюсь, и надо осмотреть его задние карманы.

Я лукавил. Меня нисколько не интересовали задние карманы водителя. Если я правильно определил род его занятий, то его специальность в трудовые книжки не заносится, и удостоверениями не подтверждается. Меня больше всего интересовало кое-что другое. Но пока я не стал ничего говорить друзьям ни про найденное удостоверение, ни про пистолет.

- Нашел что-то? - спросил меня Сергей.

- Ничего выдающегося и ничего неожиданного, - небрежно ответил я. Водительские права, документы на машину.

Сергей и Леша продолжили осмотр трупа, а я полез в багажник. Когда я открыл его, то все, что я сумел сделать, это только икнуть.

В багажнике, даже ничем сверху не прикрытые, лежали рядком, прижавшись тесно друг к другу, как поросята, ещё четыре таких же объемистых металлических чемодана, как и на руке у вытащенного нами из-под машины.

Я попробовал отпереть замки-шифраторы на чемоданчиках, но ни один не открывался. Я залез в багажник поглубже, за чемоданчики, порылся и вытащил из-под запаски два автомата Калашникова. Понюхал ствол одного из них, и мне в ноздри ударил острый, кислый и едкий запах пороховых газов. Из этого оружия стреляли, и, судя по запаху - стреляли совсем недавно.

- Костя! - позвали в это время меня ребята. - Подойди сюда.

Я не спеша подошел. А куда мне было спешить? Я уже столько всего увидел в багажнике, что удивить меня больше было нечем, да как-то и расхотелось мне удивляться.

Но все же я удивился, увидев то, ради чего они меня позвали.

Мои друзья, пока я копался в багажнике, вытащили из машины на траву мертвого водителя и теперь на мокрой траве лежали оба погибших при аварии, один раскинувший широко руки, лежал вверх тем, что до аварии было лицом, а второй лицом вниз, неудобно подвернув руку под себя. Возле него лежали два штурмовых автомата "скорпион", которые ребята извлекли из-под сидений в кабине, но это не главное, автоматами меня уже было не удивить, хотя такое оружие, как "скорпион" говорило об определенном профессионализме владельцев.

В заднем кармане пассажира ребята обнаружили ключи, одним из которых Сергею удалось открыть чемодан, возле которого Лешка и Сергей стояли с вытянутыми напряженными лицами, ожидая, когда я подойду.

Как только я поравнялся с ними, Лешка молча открыл крышку железного чемодана. Он был доверху набит деньгами, уложенными ровными рядами тугими пачками сто долларовых банкнот. Такого количества денег я не видел даже в денежном хранилище казино, куда однажды за время моей службы попал.

- Закрывай, - скомандовал я, насмотревшись.

Дело все больше пахло уже не керосином, а порохом. Я стоял, качаясь с пятки на носок, осмысливая увиденное. Мысли были очень даже нехорошие. Все мои скверные предчувствия сбывались у меня на глазах, как кошмарный сон. Разница была в том, что в этом сне нельзя было проснуться.

- Идите, загляните в багажник, - сказал я ребятам. - Да не бойтесь, страшнее уже не будет. Только руками ничего не трогайте.

После моего предупреждения они с опаской обогнули машину и заглянули в багажник. Я подошел и встал рядом.

- Валим отсюда, - прошептал Лешка, - подняв перепуганное лицо от багажника. - И чем скорее - тем лучше.

- Что в них? - севшим прерывистым голосом спросил Серега, не отрывая взгляда от чемоданов.

- Не знаю, я их не открывал, - бесстрастно сказал я.

Серега попятился от багажника, словно оттуда должна была появиться кобра.

- Что будем делать? - спросил он, почему-то шепотом.

- А что мы в такой ситуации можем делать? - пожал я плечами. - В этом спектакле мы статисты. Мы влипли. И влипли круто. Эти мальчики явно взяли что-то чужое. И судя по всему, не отдали за это чужое деньги. Я даже смотреть не хочу, что лежит в этих чемоданчиках. Судя по вооружению и удостоверениям, это не самодеятельность, мальчики наверняка принадлежат к серьезной группировке, а значит и дело это серьезное.

- Ты уверен? - спросил Лешка.

- Дворовая шпана на такие поступки не способна. Чемоданы с грязным бельем с боем не берут, - отрезал я. - А что там, в чемоданах, какая, в сущности, разница для нас? Деньги, документы, наркотики, золото, ясно одно, что если за содержимое этих чемоданчиков в кого-то постреляли, то нам, не долго думая, головы оторвут.

- И что мы будем делать? - кашлянул после паузы Сергей.

- Надо все бросать на месте, как есть, и валить отсюда как можно быстрее и дальше, - потянул меня за рукав Лешка.

- Ну уж нет! - возразил я. - Мы тут так наследили, стадо слонов после себя столько следов

не оставляет. Здесь кругом наши пальцы и следы. Если найдут эту машину, а её обязательно найдут, - в считанные часы отыщут и нас, а как там дальше все повернется - кто его знает. Это только вопрос - кто первый нас отыщет: менты, или хозяева этих чемоданчиков. И ещё неизвестно, что для нас будет хуже.

- И что же будем делать? - нетерпеливо переспросил Лешка.

- Надо сжечь машину. Глядишь, на дурака сойдет, что они сами потеряли управление и улетели с шоссе. Будем надеяться на дождь, что он смоет все лишние следы.

- А если не сойдет? - уныло поинтересовался Серега.

Я и сам думал точно так же, но сказал совсем другое.

- Вот тогда и увидим, - жестко ответил я. - У тебя есть более интересные варианты? Предложи.

Он промолчал, и я велел ему:

- У тебя в машине была запасная канистра с бензином, тащи её сюда, быстро. А ты, Лешка, помоги мне наших пассажиров обратно в машину усадить, пускай братки едут в свой последний путь.

Сергей заторопился за канистрой, а мы не без труда запихали двоих рослых бугаев обратно в машину, одного - за руль, а второго - на пассажирское место и с трудом закрыли за ними дверцы.

- А что будем делать с чемоданами? - кивнул Лешка на открытый багажник, в котором стояли чемоданы, и на оставшийся на траве чемоданчик с руки пассажира. - И с оружием?

- Надо оставить все на месте, и автоматы, и этот чемодан с деньгами в машину положить. Пускай горят, - махнул я рукой. - Это наш шанс. Черт бы с ними, с деньгами. Нам спокойней будет. Увидят, что деньги сгорели, и все прочее на месте, может, и поверят в несчастный случай.

- А если не поверят? - усомнился Лешка.

Я тоже так думал, что не поверят. Но что нам оставалось в данной ситуации, кроме слабенькой надежды?

- А если не поверят, тогда отыскать нас дело не более чем пары дней, если не меньше. Так что оставить все на месте это наш единственный шанс, по крайней мере, остаться в живых.

- Ну уж нет! - услышал я за спиной возмущенный голос Сереги. - Если мы попали в такую жуткую историю, если уж рисковать головой, так хотя бы знать - за что. По крайней мере чемодан с деньгами надо взять.

- А остальные чемоданы? - спросил Лешка, шумно сглотнув.

И я сразу понял, что для него вопрос о том, что делать с чемоданами, не стоит, судя по всему, увидев пачки денег, он для себя все решил, несмотря на то, что за рулем джипа, протаранившего и сбросившего в кювет девятку, был именно он.

- Надо сжечь все, - категорически настаивал я.

- Ты когда-нибудь видел столько денег? - спросил меня в лоб Серега. Ты что, думаешь, мы не заметили, что ты крепко сидишь на мели? Да на тебе это огромными буквами написано. Ты во что превратился? Ты хотя бы в зеркало на себя посмотри. И ты можешь отказаться от денег, которых тебе, скорее всего, хватит на всю оставшуюся жизнь?! Ты помнишь, как ты, ещё в школе, на вопрос преподавателей о том, когда же ты поумнеешь, неизменно отвечал: "когда мне стукнет миллион"? Помнишь?!

- Ну, помню я эту дурацкую присказку, была у меня такая когда-то. И что дальше?

- А то! - подскочил Лешка. - Ты что - не понимаешь?! Тут больше чем миллион! И не рублей, рыбья твоя голова! Долларов! Это же не у каждого даже раз в жизни такой момент бывает! Ну! Решайся!

- А вы сами понимаете, на чьи деньги вы замахиваетесь, вы понимаете, какие в этой игре ставки? Если в кого-то за эти чемоданчики стреляли из автоматов, нам запросто сбреют головы. Вам-то зачем это?! У вас же приличное положение, карьера, красивые жена и невеста. Зачем вам так всем этим безумно рисковать?!

- Мы и так рискуем. Ты что, действительно не понимаешь, что такое деньги?! Ну, когда ты, наконец, поумнеешь?! - заорал на меня вышедший из себя Серега.

Я долго молчал, упрямо глядя ему прямо в глаза, потом широко, как звезда Голливуда, улыбнулся и сказал:

- Когда мне стукнет миллион...

Я произнес эту идиотскую фразу из моей школьной ещё юности, и сразу же все встало на свои места. Серега, с облегчением вздохнув, подхватил чемоданчик с деньгами, а Лешка полез в багажник.

- Оставь там эти чемоданы, - крикнул я. - Черт его знает, что в них!

- Чемоданы с черт его знает чем не отбирают с боем, - молниеносно парировал Лешка практически моими же словами..

При других обстоятельствах я мог бы гордиться собой, никогда в жизни меня так много не цитировали, как сегодня вечером.

Я махнул рукой, ребята с готовностью подхватили увесистые чемоданчики и побежали к

нашему джипу.

- В таком случае вернитесь за автоматами! - крикнул я им в спину.

- Ты думаешь, они нам понадобятся? - спросил Лешка, остановившись.

Я промолчал. Я думал, что они нам очень даже понадобятся, но вслух ничего не сказал, зачем беду кликать? Она сама придет.

Разлив часть бензина в салоне изувеченной девятки, я поставил полупустую канистру в багажник, пускай рванет там, будут осматривать, подумают, что при аварии взорвалась запасная канистра с бензином. Осмотрел ещё раз все вокруг, насколько эффективно смог проделать это в сгущавшихся сумерках при помощи фонарика, и, убедившись, что все вроде как готово, стал ждать друзей, чтобы перевернуть машину, пускай думают, что она вовсю кувыркалась.

Про себя я решал главную задачу, где мне в срочном порядке найти приличную сумму денег, чтобы незамедлительно рвануть подальше от Москвы. О том, чтобы использовать найденные купюры, не могло быть и речи. С пачками долларов надо было ещё разобраться, что это за деньги, и не фальшивые ли они. К тому же слишком крупные купюры, банкноты могли быть мечеными, или с переписанными номерами. Кто их знает, что это за деньги на самом деле и кто, зачем и куда их вез.

Подбежали ребята, мы взяли оружие и перевернули машину. Я отвинтил крышку бензобака, смочил бензином скрученный жгутом носовой платок, опустил его одним краем в бак, а второй поджег.

Быстро, почти бегом, мы стали отходить к своей машине, поминутно оглядываясь. Мы загружали оружие в багажник, где уже стояли пять металлических чемоданчиков, завалили все это кое-как ветошью и инструментами, положив сверху запаску, когда за нашими спинами ослепительно вспыхнуло.

Мы обернулись, и в тот же момент громыхнуло, яркая вспышка осветила все вокруг, и мерс загорелся.

Уже собрались садиться в машину, но Лешка обошел её спереди, я последовал за ним и увидел, что повреждений мы все же не избежали: левое крыло оказалось сильно помято, стекло фары разбито и по борту, почти что до самой дверцы тянется свежая ободранная вмятина. Повреждения были, конечно, ерундовые, но очень заметные.

- До первого поста ГАИ, - огорченно махнул рукой Лешка.

- Вот это влипли, - убито выдохнул подошедший Серега.

- А вы что думали, что наша машина только дотронулась до этой девятки? - спросил я. - Вы же на себе почувствовали удар.

- Все так. Но мы про это забыли, мы же не сможем никуда доехать, Леха прав, нас повяжут на первом же посту ГАИ... - пробормотал растерянный Сережка.

- Еще не вечер, - буркнул я.

- А что ты предлагаешь? - спросил безнадежно Серега.

- Есть кое-какие соображения, - уклонился я от прямого ответа. Только пустите меня за руль и делайте все, как я скажу.

Они переглянулись.

- Действуй, - без энтузиазма и без большой надежды в голосе, нехотя протянул мне ключи Лешка. - Что нам ещё остается?

В салоне джипа нас ждали притихшие, очень взвинченные и встревоженные девушки.

- Что здесь происходит, ребята? Что вы задумали? - решительно спросила Ира. - Мы имеем право и должны знать. Отвечать будем мы все вместе. Зачем вы сожгли машину? Что за чемоданы вы притащили? Что в них находится? Что за оружие? Зачем все это?

- Что вы молчите?! Что все это значит?! - гневно вскрикнула Галя. Объясните же! Мы едем вместе. Нам не нужны неприятности.

- Девочки, - решительно сказал Серега, глядя на них в упор, словно гипнотизируя. - В этих чемоданах - больше миллиона долларов. А в той машине, которую мы раздолбали нечаянно, ехали бандиты. Мы сожгли её, чтобы подумали, что они сами погибли, по собственной вине, перевернувшись на скользком после дождя проселке. Ясно? Иначе нам никто не поверит, решат, что мы убили их из-за этих денег. К тому же, как только станет известно, что именно мы виноваты в аварии, за нас сейчас же всерьез возьмутся московские братки, бандиты.

Девушки переглянулись.

- Вы ввязываете нас в скверную историю, - медленно, осмысливая сказанное, сказала Галя. - Мало того, что вы сами нарываетесь на крупные неприятности, вы и нас тянете за собой. А если милиция разберется, кто виноват в аварии? Если нас найдут?

- А ты что советуешь?! - неожиданно почти закричал, не выдержав нервного напряжения и сорвавшись, Лешка. - Ты хочешь, чтобы мы дружно взялись за руки и добровольно пошли в милицию сдаваться?! Как ты не понимаешь, что и для меня, и для Сереги это прежде всего конец карьеры! Я уже не говорю про то, что мы все выпивши. Подумай сама: авария по нашей вине, два трупа в результате, да ещё эти чертовы чемоданы и оружие! Мы сто лет из этого не выпутаемся, и никакое американское гражданство нам с тобой не поможет.

- А у остальных и этого, пускай фигового, но все же листочка, чтобы хоть как-то прикрыться, нет, - поддержал его Серега.

- Ладно, Галя, перестань, что толку сейчас спорить? - решительно вмешалась Ира. - Как бы там ни было, мы уже ничего не можем поправить и переделать. Они все сделали, не посоветовавшись с нами. И что случилось, то уже случилось. По крайней мере, в милицию нам теперь идти абсолютно бесполезно и бессмысленно. Что же нам теперь, объяснять, что мы машину сожгли с перепугу? Поехали!

- Хорошо, - согласилась Галя. - Мы поедем, но только скажи мне, как далеко мы уедем на такой побитой машине? Это просто безумие! Нас остановят на первом же посту ГАИ. И все ваши хитромудрые уловки полетят к чертям. Что мы скажем, что столкнулись на ночном шоссе с бешеной коровой?

- Что сказать и что делать - я знаю. Предоставь это мне, Галя, - как можно спокойнее заявил я. - И поехали, время сейчас против нас.

- Он что, действительно знает что делать? - иронично спросила Ира почему-то не у меня, а у Сергея.

Тот, усталый и не расположенный к юмору, только утвердительно кивнул, сделав серьезное лицо.

- По крайней мере, он утверждает, что знает, - устало сказал он. - А если Костя что-то утверждает, ему стоит верить.

- Тогда поехали! - скомандовала, недоверчиво покачав головой, Ира.

Пожав плечами, я вопросительно оглянулся на остальных, ожидая их слова. Решать должны были все. Они дружно молчали. Я принял это молчание за знак согласия и тронул с места машину. Я действительно знал, что делать.

По крайней мере, я думал, что знаю.

Глава пятая

- Сапсан! Сапсан! - тревожно долбил в рацию сидевший в зеленой девятке возле водителя человек в камуфляже.

Он явно нервничал, впрочем, не он один. Почти все пассажиры ещё двух машин, "ауди" и ещё одной такой же зеленой девятки, вышли наружу, курили, и тревожно посматривали на пытавшегося связаться по рации человека.

Машины стояли на семьдесят первом километре Рязанского шоссе, на специально оборудованной для отдыха лавочками и столиками стоянке.

Пару раз сюда собирались завернуть для отдыха редкие машины, но, вглядевшись в кожаные куртки, мощные плечи, бритые затылки, золотые цепи и угрюмые лица, резко выруливали обратно на шоссе.

- Сапсан! Сапсан! Я Каракурт! Ответь мне, Сапсан! - надрывался человек в камуфляже.

Дверца "ауди" открылась, и оттуда вышел высокий худой мужчина, с гривой благородных седин, придававших ему богемный вид. Он зябко поежился, посмотрел на темнеющее небо, с которого не переставая сыпал нудный частый дождик. Тут же к нему подбежал один из стоявших возле машин верзила в кожаной куртке и поспешно открыл над ним зонтик.

Седой зло сверкнул глазами, что-то пробурчал недовольное и пошел к девятке, в которой сидел человек с рацией. Он кивнул на двери, верзила в кожанке тут же услужливо распахнул их перед седым. Он наклонился к машине и внимательно стал рассматривать человека в камуфляже.

Тот дернул тонким черным усом над резко прорисованной губой, повернул к подошедшему мужчине смуглое лицо, широкоскулое, с узким разрезом черных пронзительных глаз. В коротко подстриженных волосах сидевшего в машине тоже было полно седины. Он выжидающе глянул на подошедшего к нему седого, не выключая рацию.

- Ну что, Каракурт, не отвечают? - резко спросил седой.

- Не отвечают, Корней, - нервно дернул ниточкой усов Каракурт.

- Ты время знаешь? - отрывисто спросил Корней.

- Знаю.

- И что скажешь?

Каракурт пожал плечами и опять забубнил:

- Сапсан! Сапсан!

В рации стояла мертвая тишина. Каракурт заскрежетал зубами, и неожиданно почти заорал в рацию:

- Сапсан, Сапсан, черт вас возьми! Ответь же! Борис! Валентин!

Он быстро и зло выругался на непонятном гортанном языке, и отбросил рацию на сидение рядом с собой.

- Что скажешь? - уже взволнованно спросил его Корней.

- А что я могу сказать? - устало пожал плечами Каракурт. - Они должны были получить товар почти полчаса назад. Так оно и было. Они сообщили, что едут к "Лесной сказке" и готовы к приему товара.

- И что дальше? - резко спросил Корней.

- А дальше - тишина! - почти заорал шепотом Каракурт, вылезая из машины, и встав лицом к лицу с Корнеем.

Он был подтянутый, невысокого роста, почти на голову ниже высокого Корнея, но когда он вышел из машины, тот неуверенно попятился, инстинктивно оглянувшись на верзилу с зонтиком.

- Так что делать будем? Что там могло случиться? - растерянно спросил Корней, ударив кулаком по ладони.

- Откуда я знаю, что там могло случиться? - огрызнулся Каракурт.

- Но там же твои люди! - развел руками Корней.

- Там не только мои люди, - возразил Каракурт. - Они такие же твои, как мои. Они были моими, пока я служил вместе с ними в армии. Теперь мы вместе служим тебе. И товар они должны были принимать у людей Фаруха. Этих людей я не знаю. За своих я отвечаю, а вот за тех кто ответит?

- И за них найдется кому ответить, - кивнул Корней. - Не сомневайся. Но что же случилось?

- Все, что угодно, - резко ответил Каракурт. - Могли накрыть органы, могли лажануться ребята Фаруха, навести кого из чужих, да мало ли что могло случиться?

- Какие органы? Ты же сам проверял все подъезды?

- Все проверить невозможно, ты сам это прекрасно знаешь, - резко ответил Каракурт. - В

таких делах все могло случиться. На языке разведки это называется "нештатная ситуация".

- Да пошел бы ты, разведчик! - выкрикнул Корней, перекосившись лицом. - Ты хотя бы понимаешь, какие там деньги?! Ты за это головой ответишь!

- Я отвечу, если я виноват, - твердо парировал Каракурт. - Только ты не забывай, что я тебе уже два месяца твердил, что нужно менять место передачи денег и приема товара. Ни по каким меркам нельзя так долго одним местом пользоваться, когда речь о таких деньгах идет.

- Что же там могло случиться? - крутнулся на месте Корней и длинно яростно выругался.

- Я не ясновидящий, - пожал плечами Каракурт, сам заметно нервничающий.

- Что будем делать? - в упор спросил его Корней, наклонившись к лицу собеседника, гипнотизируя его прозрачными, слегка на выкате глазами.

- Нужно поехать и посмотреть, - не отводя взгляда сказал Каракурт.

- Да?! - взвизгнул Корней. - А если там менты и засада?!

- Для начала проедем мимо, посмотрим по сторонам, мало ли что могло случиться?

Корней задумался, мрачно бормоча про себя проклятия, но ничего другого предложить не мог, и вынужден был нехотя согласиться.

- Черт с ним, поехали! - махнул он рукой, задев зонтик, с которого ему за шиворот стекла струйка воды.

- Как ты зонт держишь, ублюдок?! - сорвался Корней, отведя душу на верзиле. - Все уроды! Все на понтах, мать вашу...

Он пошел к своей "ауди", бормоча под нос проклятья. Каракурт тоже сел обратно в машину, стряхнул с плеч капли дождя и процедил сквозь зубы водителю:

- Трогай. Держись в правом ряду. Соблюдай интервал. Проедешь мимо "Лесной сказки", не останавливайся, что бы там ни было. Что бы ни происходило. Понял?

- И куда мне ехать после "Лесной сказки"? - тупо спросил водитель.

Каракурт повернулся к нему по-волчьи, всем корпусом сразу, и проорал ему прямо в лицо:

- Прямо!

Водитель испуганно дернулся и врубил зажигание. Машины одна за одной покинули уютную площадку и, выехав на темное шоссе, двинулись с интервалом в сторону Рязани, держась правой стороны, пропуская мимо охотно обгонявшие их машины.

По противоположной стороне тянулись к Москве совсем уже редкие дачники, время было позднее.

Корней ерзал на мягком сидении "ауди", ему все казалось неудобным, все мешало и раздражало. Водитель и два мордоворота на заднем сиденье за его спиной предусмотрительно молчали, зная бешеный и непредсказуемый нрав своего пахана. Известный не только в Москве вор в законе Корней славился своей болезненной подозрительностью, невероятной даже для воровской, бандитской среды, беспринципностью, наглостью и жестокостью. Когда же речь заходила о его собственной безопасности, он вообще ни перед чем не останавливался.

В прежние времена он чувствовал себя вполне вальяжно и благополучно, тогда поднять руку на вора в законе могли только менты. Да и то, если тот был причастен к гибели кого-то из ментов. Но чтобы кто-то из воров поднял руку на вора в законе?!

А что сегодня? Никто ничего и никого в грош не ставит. Пришли новые волки и волчата, отморозки, не признающие никаких законов, никаких рамок. За последние десять с небольшим лет Корнею пришлось пережить столько страха, сколько он до этого за всю полную опасностей жизнь профессионального вора и бандита не пережил.

В Москве крутились сумасшедшие деньги. И только теперь появилась возможность эти деньги не только получать, но и тратить. Деньги в Москве крутились, действительно, сумасшедшие, но вокруг таких денег стали крутиться такие же сумасшедшие ребятки, не признающие над собой никакого бога, кроме самого дьявола. С небольшими интервалами в первопрестольной вспыхивали жестокие междоусобные бандитские войны за передел сфер влияния. Каждый квадратный метр жилой площади в Москве стоил больших денег. Каждая торговая точка была оплачена кровью.

За последние годы погибло столько воров в законе, столько авторитетов, что Корней имел все основания опасаться за свою жизнь. Тем более, что его группировка переживала не самые лучшие времена. К тому же Корней имел отношение к одному из самых традиционно прибыльных и так же традиционно смертельно опасных подпольных бизнесов, к наркоторговле и к игорному бизнесу.

В настоящее время шла очередная война за передел контроля над рядом игорных заведений. Его, Корнея, пытались спихнуть с насиженных мест, у него прямо из рук рвали хрустящие пачки денег. Вот почему он был так взвинчен сегодня. От каждого самого маленького сбоя он ожидал крупных неприятностей.

Вот и сейчас он ехал в сторону "Лесной сказки" перебирая в голове все мыслимые и немыслимые варианты, взвинчивая сам себя, в то же время, стараясь думать о том, что все это только ему мерещится, что все в порядке, просто что-то случилось со связью.

И в самом деле: что там могло случиться, когда система приема товара и передачи денег

уже более двух лет не давали никаких сбоев. Такого не было никогда раньше. Фарух дал ему Каракурта, бывшего офицера ГРУ, профессионального разведчика и диверсанта, прошедшего Афганистан, Чечню и многие другие горячие точки, которых в России, увы, хватало.

Почему Каракурт, заслуженный боевой офицер с неоценимым опытом, расстался с армией, что там у него произошло, Корнею было глубоко наплевать, его это не интересовало, но поскольку передал ему Каракурта Фарух, при этом представив его как своего родственника, говорило о том, что бывший майор главного разведывательного управления был связан с наркомафией.

Это следовало не из того, что Фарух, известный в Средней Азии наркобарон, представил Каракурта как своего родственника, всем известно, что на Кавказе и в Средней Азии почти все родня друг другу, просто старый степной шакал Фарух не послал бы кого попало обеспечивать безопасность операций по передаче денег и товара.

Конечно, с одной стороны Корней в какой-то степени рисковал, он фактически передавал под контроль Фаруху всю цепочку, начиная от отправки товара, которым тот, собственно, и занимался, а теперь ещё человек Фаруха вставал на другом конце цепочки, организовывая прием товара и передачу денег.

Московские паханы сначала возмутились, но хитрый Корней быстро напомнил им про то, как два месяца назад несколько отморозков из подмосковного Лыткарино как-то выследили курьеров с деньгами и расстреляли их машину. Тогда деньги уцелели случаем, то ли погубила фраеров самонадеянность, то ли опыта им не хватило, то ли фарт свой курьеры в этот день поимели, но только отделались они в тот раз испугом, вырвавшись невредимыми на машине, превращенной буквально в решето.

Лыткаринских быстро вычислили и уничтожили, чтобы другим не повадно было, но все же пример был подан. А как известно, дурной пример всегда заразителен. Вот все это и напомнил коварный Корней, когда обсуждалось предложение Фаруха ввести в дело его человека, Каракурта.

Корней сказал, что не будет ничего плохого, если на конце цепочки будет человек Фаруха. В конце концов он не замкнет цепочку, распространение товара по Москве и перевалка его дальше через него не пойдут, так что ничего сверхсекретного он не узнает, а вот в случае каких накладок с деньгами, или с товаром, всегда можно будет им прикрыться. С Корнеем согласились.

Каракурт привел с собой двух курьеров, которых Корней утвердил не глядя. И с тех пор он ни разу не пожалел о принятом в сомнениях решении. Более двух лет у него не было головных болей с приемом и передачей товара. Каракурт легко устранил массу постоянных накладок, возникавших раньше. Он разработал собственную систему связи, сигнализации, контроля. И до этого дня она сбоев не давала. Но только до этого дня.

Единственное, что беспокоило Корнея всерьез, так это то, что Каракурт действительно почти два месяца твердил о том, что нужно поменять место передачи денег и приема товара. Но Корнею как-то не нравились предложенные Каракуртом другие варианты, к тому же он, как большинство воров, верил в фарт, в то, что от добра добра не ищут. И все тянул и тянул с переносом места. И вот дотянул.

Корней, вопреки обыкновению устроившийся рядом с водителем, а не сзади, протянул руку за спину и пощелкал пальцами. Один из сидевших на заднем сиденье бугаев мгновенно выхватил из кармана на спинке сиденья большую бутылку виски, зубами вытащил из неё пробку, полез в другой карман за фужером, но обернувшийся Корней остановил его жестом, взял бутылку и глянув на этикетку, покрутил бутылку в руке, как это делают алкаши в подворотне, закручивая "штопором" водку, чтобы легче пилось из горла, запрокинул горлышко в рот, высоко откинув голову, и надолго припал к бутылке.

Сидевшие сзади телохранители восхищенно переглянулись, наблюдая за тем, как Корней вливал в горло темную жидкость. Он действительно вливал её, а не глотал, у него даже кадык не дернулся.

Влив в себя основательную порцию спиртного, Корней оторвался от горлышка, вытер губы рукавом дорогого пальто, брезгливо поморщился и вернул бутылку за спину, недовольно проворчав:

- Сивуха и есть сивуха. У нас в Марьиной Роще тетя Маня такую же вонючую гнала.

Про легендарную в свое время Марьину Рощу Корней загнул для воровского шика, для форса, это он дыма подпустил. Никогда не жил Корней в Марьиной Роще. Он даже коренным Москвичом не был. Родился и вырос в фабричном городке под Москвой, в кирпичных казармах, построенных ещё самим Саввой Морозовым, который настроил вокруг Москвы своих прядильных комбинатов. Но признавать это свое происхождение из подмосковной ткацкой тиши Корней почему-то не любил, всегда обижался, когда ему напоминали эти факты его биографии.

- Подъезжаем к "Лесной сказке", - глянув на спидометр сообщил водитель.

- Где машина Каракурта? - резко спросил Корней.

- Она прошла впереди, - не поворачивая головы, зная, что Корней терпеть не может, когда водитель не следит за дорогой, отозвался шофер. Мы идем с интервалом в километр...

- Смотри, смотри, - сдавленным взволнованным шепотом воскликнул один из бугаев, сидевших сзади, показывая пальцем вперед. - Там что-то горит!

- Где горит?! - не поверил Корней, заволновавшись.

Он завертел головой, но ничего не увидел. Слева появлялся забор вокруг ремонтируемого ресторана "Лесная сказка".

Корней уже обернулся, чтобы выругать своего охранника, но так и остался с полуоткрытым ртом. Дунул ветер, и из-за высокого забора, огородившего стройплощадку, вырвались языки пламени. Горел уже сам ресторан. Возле него стояли две пожарные машины, две машины ГАИ, и одна "скорая", Пожарные машины почему-то остались возле забора, не став заезжать внутрь забора, только раскатали рукава пожарных шлангов.

Водитель слегка притормозил, тут же к машине метнулся гаишник, отчаянно махая светящимся жезлом, мол, проезжай, нечего тут смотреть.

Впрочем, увидеть что-то с дороги было практически невозможно. Пожар разгорался за забором, и что там горело кроме самого ресторана, с дороги было не увидать.

Корней стукнул кулаком по колену, очередной раз выругался и острым локтем подтолкнул водителя, чтобы тот не светился возле пожара, а проезжал. Только зря поехали, все равно ничего не прояснилось, только головной боли добавилось. Что там произошло? Если карты спутал обычный пожар, тогда все хорошо. Но почему не вышли на связь и не появились сами курьеры?

Впрочем, все это были вопросы без ответов. В бессильной ярости Корней захрустел суставами пальцев и уставился немигающим взглядом в окно, словно надеялся что-то прочитать в свете фар перед собой.

Глава шестая

Каракурт молча и напряженно вглядывался в высвечиваемое фарами шоссе, на лбу его залегла вертикальная складка, которая давала понять о внутреннем напряжении внешне почти непроницаемого восточного лица.

Он думал о том, что же на самом деле могло случиться там, возле ресторана "Лесная сказка". Он-то был уверен, что все просчитал, все до самой последней мелочи предусмотрел. Но что-то произошло не так, как он предполагал. А вот этого бывший майор не любил.

В служебной характеристике майора не случайно была отмечена такая особенность его характера, как завышенная оценка своих возможностей и способностей, а так же излишняя самоуверенность. Он считал себя человеком, который сделал сам себя. Хотя это было далеко не так.

Когда майор Юлдашев, будучи ещё совсем зеленым юнцом, только что окончившим школу, собирался ехать поступать в университет в Москву, ему, выходцу из небогатой семьи, помогли неожиданно появившиеся богатые родственники. Они поддерживали его во время учебы, обеспечивая ему веселую и безбедную студенческую жизнь, требуя взамен только одного: отличных результатов.

Не избалованный жизненными щедротами юноша с неизменной благодарностью принимал щедрые подарки и помощь состоятельных родственников, умел весело погулять, увлекался женщинами, но учеба всегда была у него на первом месте. Он прекрасно знал, что тот, кто платит, тот и диктует условия. А условие у его благодетелей было только одно: учиться как можно лучше.

И Юлдашев очень старался. Когда он окончил институт, и богатые родственники пригласили его отметить это событие в домашней обстановке. Юноша, хотя до этого в гостях у родственников никогда не был, отозвался незамедлительно, и явился безукоризненно вовремя.

Как ни настраивал себя Юлдашев ничему не удивляться, но не смог сдержать восторга при виде квартиры родственника. Таких квартир он ещё никогда не видел, а кое-что он в Москве повидал.

Юноше без обиняков объяснили, что его родственники зарабатывают себе состояние наркобизнесом. И тут же предложили ему служить им, пообещав всевозможные блага.

Юлдашев прекрасно знал, что за все в жизни рано или поздно надо платить, и внутренне вполне был готов к подобному повороту событий, к тому же жить красиво ему понравилось, так что согласился он практически без размышлений.

Могущество наркомафии он ощутил в первую очередь на себе, когда его сначала зачислили в закрытую военную лабораторию, где проходили испытание психотропные воздействия, наркотики и так далее. Позже ему было предложено перейти на службу в ГРУ, возглавить один из отрядов по борьбе с наркобизнесом, наделенный огромными полномочиями. Он опять согласился, ничуть не удивляясь таким стремительным поворотам в своей судьбе.

После этого последовали Афганистан, Таджикистан, Чечня. Кровь, война, деньги. Со временем для него кровь, смерть и деньги стали тождественны.

В его группе, в которую он отбирал людей лично, царил закон войны, закон жестокости, закон стаи. Все это не могло длиться бесконечно. Излишняя жестокость, проявленная в одной из операций против мирного населения в Чечне, стала последней каплей и послужила причиной его отставки. Юлдашев принял её спокойно. Военная карьера, впрочем, как и любая другая, его не интересовала. Его интересы лежали в других сферах.

Он уже давно не служил науке, не строил никаких планов на будущее. У него не было Родины, которой он принадлежал, не было Государства, которому он служил. Он подчинялся только интересам мафии и беспрекословно выполнял её поручения. Последнее из них как раз и касалось происходивших событий. Его покровитель по кличке Шейх, снабжавший Москву наркотиками, был обеспокоен и не скрывал этого.

Вот уже в течение трех лет в Москву стали поступать партии героина в очень больших масштабах. Наркотик шел качественный и дешевый. Дешевле, чем мог себе позволить продавать свой товар Шейх. Это всерьез обеспокоило боссов Юлдашева, которые тут же поручили ему выяснить, по каким каналам поступает наркотик, и кто за этим стоит.

Люди Юлдашева провели адскую работу, перелопатили гору информации и зацепились за ниточку в интернете, выудив крупицу истины из вполне частной беседы.

Дальше стало легче и проще. Работали с перекупщиками, с продавцами, сжимали кольцо и вышли даже на нескольких курьеров, но никак не могли выйти на настоящих хозяев. Работали люди серьезные, партии шли большие. Не зря были так обеспокоены хозяева Юлдашева. Конспирация, прикрытие, все было на вполне профессиональном уровне.

Но Юлдашев к тому времени был тоже профессионалом. И после долгой и тщательной подготовки была устроена автомобильная авария одному из курьеров. Подготовлена и проведена операция была так тщательно, что конкуренты ни о чем не догадались.

Работа была ювелирной, даже зубные протезы, обнаруженные у обгоревшего до неузнаваемости тела были вырваны у настоящего курьера, который в то время, когда на родине его шефы выделили деньги на пышные похороны двойника, находился в руках Юлдашева.

Заговорил он моментально. Юлдашев отвез его на один из заброшенных тайных полигонов, известных ему ещё по военной службе. Там, в подземном бункере, продемонстрировал курьеру хирургическую палату с наборами хромированных инструментов, потом показал ему видеозапись его похорон, на которых с ним прощались его мать и жена.

Юлдашев все просчитал правильно. Курьера не пришлось даже бить. Сплевывая кровь и шепелявя из-за вырванных протезов, он поспешно рассказал все, что знал. Курьер был достаточно хорошо осведомлен обо всем, что касалось поставок.

Конкурентами Шейха оказались новоявленные наркобароны из соседнего с хозяевами Юлдашева среднеазиатского государства. С ними, конечно, могли быть проблемы, но самой большой неприятностью было то, что в Москве в дело вмешалась самая, пожалуй, по тем временам крутая бандитская группировка, коптевская.

Хозяева Юлдашева сказали, что с поставщиками они разберутся сами, а вот с коптевскими нужно разобраться Юлдашеву. Надо либо как-то насмерть поссорить их с поставщиками, либо решить эту проблему любыми другими методами.

Юлдашеву впервые поручили разработку и проведение операции такого масштаба. Он понимал, что успех в этом деле может стать для него настоящим трамплином к тайной власти в мафии. И, конечно же, успех сулил большие, просто огромные деньги.

И он постарался. Ему нужен был этот успех. И он разработал сложную, многоходовую комбинацию, по-восточному коварную и тонкую.

Им и его людьми, после кропотливой работы, уже были выявлены маршруты курьеров, были поименно известны сотрудничающие с ними бандиты, авторитеты, менты, гаишники, система передачи товара и денег, и так далее.

К тому времени Юлдашев проделал головокружительный трюк: он втерся в доверие конкуренту Шейха, к Фаруху, который настолько доверял ему, что направил в Москву, к коптевским, контролировать передачу денег и товара.

Все, казалось, было уже известно, но оставались коптевские, которые, являясь крышей Фаруха, сами находились под мощной крышей некоторых высокопоставленных сотрудников милиции. Им оказывали помощь и поддержку спецподразделение "Сатурн", несколько высокопоставленных офицеров которого вошли в контакт с бандитами. Дошло до того, что бойцы "Сатурна", по приказу офицеров, даже сопровождали главаря коптевских Наума в качестве вооруженной охраны. Многие из коптевской братвы имели официальные разрешения на ношение оружия. Их поддерживали некоторые высокие чины в управлении вневедомственной охраны.

Юлдашев долго ломал голову, думая, как подступиться к этой проблеме, не свернув себе шею. Он прекрасно понимал, что ликвидацией нескольких человек из этого осиного гнезда проблемы не решить. И он придумал. Он раскачал устои, устроив передел сфер влияния в блатном мире, сумев сыграть на разногласиях, жажде наживы и ловко использовал другие моменты и мотивы, включая шантаж, запугивание и прямой подкуп.

Первые же результаты были ошеломляющие. Наум был расстрелян в январе девяносто седьмого из автомата не где-то, а напротив здания Петровки 38. Из авторитета сделали решето, а несколько сопровождавших его в качестве охраны милиционеров были ранены.

Это подействовало на коптевских оглушительно. Им дали понять, что даже ментовская крыша не настолько непробиваема. Тут же на коптевских навалились со всех сторон и другие бандгруппы, давно ждавшие, когда коптевские покачнутся. Они покачнулись, и начался очередной передел. Коптевские покачнулись, но не упали.

Вот тут Юлдашеву и удалось взять в свои руки контроль над доставкой товара и передачей денег. Более того, он фактически посадил на это дело двух своих людей, из расформированной группы. Людей, которые прошли с ним огонь и воду.

Все это длилось почти три года, паутина плелась тончайшая, и вот решено было обрушить удар. Хозяева Юлдашева обещали ударить по своим конкурентам на их территории, а Юлдашев должен был ударить в Москве. Да так, чтобы поставщики понесли жестокий урон.

Но к тому времени у бывшего майора ГРУ созрел свой собственный план, несколько отличный от планов его хозяина Шейха.

Майор все просчитал тонко. Он сумел убедить принять участие в претворении хитроумно

го плана передававших деньги своих людей, которые должны были забрать товар у курьеров, партия была особо крупной. Майор пообещал им загранпаспорта и все деньги, которые они должны были вручить за товар, а так же гарантию беспрепятственного вылета.

Бывшие диверсанты, у которых вместо мозгов были такие же твердые мускулы, как и на руках, согласились и уничтожили курьеров, исполнив все как по нотам. Выглядеть все должно было как налет посторонних братков.

Казалось, все просчитано. Заранее была спрятана на месте машина с двумя трупами, в которых должны были признать людей Юлдашева по документам. Само уничтожение курьеров прошло чисто. Вовремя был взорван взрывпакет, который отвлек на мгновение курьеров, мгновения оказалось достаточно для того, чтобы визави хладнокровно расстреляли их.

Дальше все шло как по маслу. Были подменены и подожжены машины, а сами исполнители рванули к условному месту, где их, в деревне Панки должны были ждать другие люди Юлдашева с готовыми для исполнителей этой акции загранпаспортами. Туда и мчались боевики, набившие машину железными чемоданами, мчались туда, где их ждали пропуска в рай, за границу, и смерть, которая таилась в автоматах ждавших, получивших приказ Юлдашева уничтожить курьеров, забрав у них все, что они привезут.

Но тут и случилось непредвиденное: боевики, которых ждала смерть в деревне Панки, столкнулись с машиной, за рулем которой сидел Алексей. И все пошло кувырком.

Юлдашев об этом столкновении ничего пока не знал, но в отличие от Корнея, сразу понял, что планы его пошли на перекос. Он понял это ещё тогда, когда в очередной раз не вышли на связь его боевики. Они должны были сообщить, что взяли товар и едут, повернув на Панки.

Откуда было знать Юлдашеву, что его боевики повернули на Панки, но вот на связь выйти не успели...

Глава седьмая

До рези в глазах всматриваясь во все встречные знаки и указатели, включив только подфарники, я ехал со скоростью старой черепахи, страдающей жестокой подагрой. Но зато знак, предупреждающий о том, что близко пост ГАИ, я заметил вовремя. По крайней мере раньше, чем с самого поста заметили нас, а это было едва ли не главное в моем плане.

Я тотчас вырубил весь свет и буквально пополз по шоссе. Подобравшись как можно ближе к освещенному посту, я окончательно встал, прижавшись к самому краю обочины, в тень, и стал ждать. Ждать мне пришлось долго. За это время я успел кратко изложить свой план, который только и мог спасти нас.

Это было безумно дерзко, но другого выхода не было, но зато если бы все получилось так, как я задумал, у нас на руках оказалось бы алиби на все сто пятьдесят процентов. Но это только в том случае, если бы все получилось.

Теперь все почти полностью зависело от случая и от того, как поведут себя все, кто находился в машине. И не только они.

Случай не подвел. Он появился не скоро, но появился. В зеркальце заднего обзора я увидел приближающиеся фары едущей по шоссе в нашу сторону машины.

Я включил мотор на малые обороты и напрягся. Теперь все решали секунды, даже доли секунд, и мои выдержка, хладнокровие и точный расчет.

Дождавшись, пока машина поравнялась с нами, пропустил её, и тут же врубив дальний свет выскочил с обочины за ней следом, пристраиваясь ей в хвост и стараясь достать её. Шла машина на скорости под восемьдесят, шоссе было пустое, и водитель совершенно спокойно отреагировал на мое появление у него из-за спины. Места на шоссе вполне хватило бы для того, чтобы на нем разминулись, не задев друг друга, по крайней мере два самолета, не то что две легковые машины, тем более, что при виде поста ГАИ водитель обогнавшей меня машины сбросил скорость и яростно засигналил мне задними огнями, старательно предупреждая меня об опасности и предлагая сбавить скорость перед постом, проявляя водительскую солидарность.

Сбросить скорость, как бы ни так! Я достал его, и аккуратно ткнулся левой фарой ему в бок, проехав по нему по всей длине. Внутренне я ликовал, все пока получилось так, как я задумал. В окно мне грозил волосатым кулаком пожилой водила с перекошенным от ярости лицом, от поста ГАИ мчались навстречу нам менты в жилетах, отчаянно свистя в свои дудки, все произошло буквально у них на глазах. Я распахнул дверцы, и тут же на меня наскочил водитель жигуленка, который я так аккуратно разделал под орех.

Я понимал его вполне справедливый гнев, на такой скорости, да ещё перед самым постом ГАИ, не доезжая до него считанные метры, попасть в аварию, это ни одному водителю, даже самому распоследнему чайнику, ни в каком самом дурном сне не приснится. Я с трудом удержал разъяренного водителя на расстоянии вытянутой руки от необдуманных поступков, которые он пытался совершить, размахивая короткими ручками.

К нам уже подбежали менты, из джипа высыпала вся наша компания, и мы устроили по

среди ночного шоссе маленький восточный базар, сообща минут пять выясняя отношения, крича и

размахивая руками, безуспешно пытаясь переорать друг друга.

Когда мы все вдосталь наорались, нас развели в разные машины и начали опрос. Как только я оказался с глазу на глаз с гаишником, я тут же поспешно заявил, что машину вел я, заснул за рулем, что еду с просроченными правами, мои друзья немного выпивши, поэтому я и сел за руль. Со мной находятся двое граждан США, мы готовы возместить в полной мере тут же, на месте, все повреждения водителю, и могли бы попытаться как-то договориться с гаишниками, ну, за особое вознаграждение, разумеется, чтобы не вовлекать граждан США в неприятности, тем более, что виноват я сам, и больше никто. Конечно, закон для всех един, но все же, может как-то можно договориться, оформить обоюдное столкновение по неосторожности, или как там еще...

Услышав про граждан США и готовность оплатить все на месте, опрашивающие меня гаишники переглянулись, перемигнулись и посоветовали мне поговорить с капитаном.

Гаишники пошли докладывать капитану, долго совещались между собой, но все же клюнули. Кончилось все тем, что путем хитроумных многоходовых переговоров была оформлена авария по обоюдной неосторожности, я сам, лично, щедрой рукой отслюнил мзду пожилому коротышке-водителю. Он жадно облизал тонкие губы, потер лысину и схватил деньги короткими, как у хомяка, лапками, мне даже представилось, что он сейчас залезет в своей машине под сиденье и поспешно запихает эти купюры за полные щеки.

Я в сторонке, сидя в ювелирно ободранных мной жигулях, рассчитывался с водителем за причиненные повреждения, а менты демонстративно отвернулись от нас. Лешка, как гражданин США, которому капитан доверял больше, чем гражданину России, уйдя в стеклянную будку, невидимый с дороги, оплачивал услуги ГАИ.

Первым гаишники отпустили наш джип, вежливо откозыряв на прощание, только что дверцы нам не открыли.

Отъехав от поста, мы с Сергеем моментально поменялись местами, и за рулем сидел уже сам Сергей. Джип я вел неуверенно, так что рисковать больше не стоило, на сегодня столкновений было более чем достаточно.

Мы торопились уехать подальше от этого места, все смертельно устали и мечтали поскорее попасть домой. В конечном счете, как ни невероятно, но все сложилось для нас настолько удачно, что мне даже как-то не верилось в это. Я не привык, что жизнь дарит такие щедрые подарки задарма.

- Что будем делать с чемоданами и с оружием? - нарушил царившее в салоне молчание Сергей.

В ответ ему все дружно промолчали. Ни у кого не было в запасе готового ответа. Или желания разговаривать. Тогда Сергей задал ещё один вопрос, как мне сначала показалось, бессмысленный. Он спросил:

- А куда мы едем?

Я открыл было рот, чтобы ответить и отделаться от него, что едем мы, разумеется, в Москву, домой, но тут же и захлопнул его обратно. До меня дошел каверзный смысл подтекста его вопроса.

Мы все жили в разных местах города, не встречались много лет, по крайней мере, я с ребятами. Я даже толком не знал, где кто из них теперь живет. А вдруг у Лешки в кармане уже лежит приготовленный на завтра билет на самолет, и если чемоданчики, например, окажутся у него, не улетят ли они вместе с ним?

Я устыдился своих черных мыслей и оглянулся украдкой на Лешку, потом на Сергея. Брови его были сведены, лоб прорезала вертикальная морщинка. Как видно, он, в отличие от меня, не отгонял от себя черные мысли.

- Мы не поедем в Москву, - резко заявил Лешка.

Все как по команде обернулись к нему, даже Сергей, отчего машина вильнула, взвизгнув шинами, на мокром шоссе.

- Смотри внимательнее за дорогой, - проворчал я. - Не хватало нам сегодня ещё в одну аварию вляпаться.

- Не вляпаемся, - фыркнул Сергей, лихо выравнивая автомобиль, и спросил у Лешки, напряженно глядя на него в зеркальце. - А куда же мы поедем, если не в Москву? Прямиком в Монте-Карло? Или в Швейцарию, в банк?

- Как это не в Москву?! Что вы ещё придумали?! Вы с ума сошли! всерьез возмутилась потерявшая терпение Ира. - Мне завтра днем на работу, я должна привести себя в порядок, у меня контракт. Представляете себе, как я буду выглядеть? Вы что?!

- Ты, кстати, не забыл, что завтра утром у нас совещание в фирме? спросил Сергей, оправившись от неожиданности.

- Я все прекрасно понимаю и все помню, - упрямо ответил Лешка, - но, тем не менее, в Москву мы не поедем.

- Это почему это? - повернулась к нему Галя. - Куда же мы поедем, и где мы будем ночевать? Что ты придумал?

- Мы будем ночевать в мотеле, - уверенно, словно о чем-то само собой разумеющемся, ответил он.

- А зачем?! - вытаращилась на него Галя. - Что за дикие фантазии? И почему именно в мотеле? У нас что - нет квартир в Москве?

- А затем, - разозлился на непонимание Лешка, - чтобы все этой ночью спали спокойно.

Что тут непонятного?

- После всего, что произошло, ты ещё надеешься спать спокойно? удивилась его невеста. - И что же тебе может помешать в этом, если ты будешь спать дома? Почему это в мотеле тебе

будет спокойнее?

- Спокойно спать мы все будем только тогда... - отчеканил Лешка, подчеркнув голосом слово "все", так громко и отчетливо, что сразу стало понятно, что он делает публичное заявление, которое касается всех.

Мы в ожидании вещих слов уставились на него, как воронята на старого мудрого ворона. И он произнес эти слова.

- Спокойно спать мы все будем только тогда, когда каждый из нас будет точно знать, где находятся чемоданы, а ещё спокойнее спать нам всем будет тогда, когда чемоданчики будут находиться рядом.

- Что ты хочешь этим сказать? Ты, например, что же, хочешь сказать, что не вполне доверяешь своим друзьям? - удивилась Галя.

- Я вполне доверяю своим друзьям, - отмахнулся Леша. - Но в данном случае ровно настолько, насколько они доверяют мне. Давай спросим у них. Вы доверяете мне на хранение чемоданы с деньгами?

Не услышав утвердительного ответа, он торжествующе оглядел всех нас, ожидая ответа, глядя каждому прямо в глаза. Мы все как один честно промолчали, дружно отводя взгляд. Мы все доверяли ему ровно настолько, насколько он доверял нам. В данном конкретном случае, разумеется. После десяти лет разлуки у нас не было причин излишне доверять друг другу. Мы стали другими людьми, плохо знакомыми. Лешка широким жестом обвел всех нас.

- Вот видишь? - повернулся он к Гале. - В данном случае они мне не доверяют, как я, собственно, и предполагал. Не доверяют. Заметь, я нисколько не обижен. Я полностью разделяю их чувства: не доверяют, и правильно делают. Когда я вижу такие деньги, голову теряю, я сам себе перестаю доверять, не то что другим.

- Допустим, ты прав, хотя все это становится просто отвратительно, вмешалась Ира. - Но мне кажется, есть другой, более простой выход. Нас ведь пятеро? Так? И чемоданов пять. Пускай каждый возьмет по чемодану и спокойно разъедемся до завтра.

- Идея сама по себе хороша, но только из нее, как из любой хорошей идеи, увы, ничего конкретного не выйдет, - помотал головой Сергей.

- Почему?! - удивился я. - Мне кажется, что все вполне разумно. Разберем чемоданчики, а завтра встретимся и разделим содержимое.

- Мы видели деньги пока только в одном чемодане, - тут же быстро возразил он. - Кто знает, что в остальных?

- Наверное, тоже деньги, - неуверенно ответила Галя.

- Наверное! В том-то и дело, что, наверное. А кто видел точно, что там? - усмехнулся Лешка. - Давайте я возьму с собой чемодан, который с деньгами и просто оставлю все остальное вам. Согласны?

- Можно вскрыть остальные чемоданы, поделить деньги, и что там ещё есть, поровну, и разъехаться, - предложила Ира, которая никак не хотела ночевать в мотеле.

- Во первых, моя дорогая, вскрыть чемоданчики не так-то просто, это не кожаные портфели, да и кто знает, что за сюрпризы там внутри. Откроешь так крышку и улетишь на небеса. И потом, как ты это себе представляешь?! выкатил на неё глаза Сергей. - Мы прямо в машине будем делить чемоданы денег? И как - на вес? По пачкам? Будем считать? Вы представляете себе картинку - сидят ночью пять придурков в машине и делят чемодан денег?

- Все! - остановила всех Ира. - Давайте что-то решать. Время почти два часа ночи, я должна быть дома. У меня завтра демонстрация в Доме моды, а после съемка. Вы все как хотите, а лично я еду домой. Чемоданы может брать себе кто угодно. Мне не нравятся эти деньги и вся эта история с чемоданами. Я не желаю в этом участвовать.

- Какая история, Ириша? О чем ты печалишься? - картинно удивился Сергей. - Забудь! Все плохое уже прошло, история закончилась, мы по дороге с дачи попали по обоюдной неосторожности в мелкую аварию, у нас на руках все справки, что ты паникуешь? Мы все богатые люди! Что ты так беспокоишься о своем контракте?! Плюнь ты на него! На такие деньги, которые мы держим буквально в руках, ты сможешь открыть собственное рекламное агентство, или салон мод, или роскошный журнал, или что тебе хочется. Кончилась эта история про ночную аварию на шоссе, и начинается новая, про людей, волей случая ставших богатыми!

Что-то он слишком рано затрубил в победный рог, пришлось вылить на него ушат холодной воды, остудить малость. Знаю я на своем печальном опыте, чем такие преждевременные бурные восторги кончаются.

- Боюсь, Серега, что история эта ещё далеко не закончена. Такие истории так вот запросто не кончаются. Мне кажется, она только ещё начинается, и не все дальше будет так красиво и

складно, как ты говоришь, - покачал головой я.

- Что ты хочешь этим сказать?! - вскинулся Сергей.

- То, о чем ты сам догадываешься. Так просто такие сумасшедшие деньги не отпустят, их обязательно будут искать. А ты сам понимаешь, что деньги серьезные, значит и владельцы у денег тоже вполне серьезные люди. И есть ещё кое-что: мне почему-то кажется, что я точно знаю, что

находится в остальных чемоданчиках.

- Ты что у нас - ясновидящий? И что же ты видишь? - усмехнулся, скрывая обеспокоенность от моих слов, Лешка.

- Я не ясновидящий, я просто думающий. Вы и сами догадываетесь. Да здесь и вариантов почти что нет. Если в одном чемодане везли деньги, то в остальных чемоданах везли то, что должны были купить эти мордовороты, которых мы протаранили, за эти самые деньги. Но они решили не покупать, они решили взять себе и то, и другое.

- Так что же может быть в этих чемоданах такое ценное? - настороженно спросила Ира, округлив глаза. - Откуда ты знаешь, что в них?

- Откуда я знаю? - пожал я плечами. - Детский вопрос. Скорее всего, наркотики. Возможно, какие-то документы. Возможно, это чемоданы с ядерной кнопкой. Кто его знает? Вариантов в этом случае может быть множество. Сейчас продают все, за что платят деньги. Так что я лично думаю, что чемоданчики эти мы можем со спокойной душой от греха подальше выбросить, а деньги поделить. Вот и все решение проблемы. Просто я почти наверняка знаю, что бы там ни было - это наша смерть. Ну так как мое предложение?

Но мое предложение не приняли. А зря.

Глава восьмая

Кончилась наша бурная дискуссия, едва не завершившаяся скандалом, тем, что мы все же отказались от мотеля, нашли устраивающий всех компромиссный вариант и поехали в Москву. Иру мы завезли домой, оставив с ней Галю, а сами втроем поехали ко мне, решив, что так мы привлечем к себе меньше внимания, потому что Серега с Ирой жили в элитном охраняемом доме, мы даже к подъезду не стали джип подгонять, высадили девушек не доезжая два дома. Лешка жил у Гали, в оставленной ей бабушкой квартире, а раз сама Галя осталась с Ириной, то у неё на квартире появляться не стоило, тем более без неё самой, да ещё втроем и с чемоданами.

У моей квартиры на Сивцевом Вражке в районе старого Арбата было то преимущество, что в ней, со стороны темного и глухого дворика, заросшего липами, имелся черный ход, по которому мы и поднялись.

Все, на что после всех передряг хватило наших сил, это по скорому принять душ и тут же завалиться спать. На часах было почти три, а моим друзьям завтра утром предстояло важное совещание.

Проснулся я так, как просыпался только на войне. Я даже не вслушивался, не всматривался, я проснулся, точно зная, что что-то случилось, что-то происходит. Даже ещё не открыв глаза, я чувствовал это. Даже не чувствовал, а просто точно знал.

Повинуясь все тому же фронтовому инстинкту, я не стал вскакивать, оглядываться по сторонам, я просто собрался в пружину и обратился в слух.

Что-то происходило на улице, со стороны черного хода, куда выходили окна моей квартиры. Я ещё не знал точно, что происходит, но точно знал, что это что-то происходит именно там. И это что-то таило для нас угрозу. Я тихонько встал с узкого дивана, натянул лежавшие рядом на стуле джинсы, осторожно подошел к окну, и не отодвигая занавесок выглянул во двор, успев краем глаза взглянуть на часы.

На часах было начало пятого утра, на улице было по-летнему светло, а во дворе трое мужиков пытались вскрыть джип Сереги. Судя по проделанной ими работе, это были дилетанты. Дверцы открыть им не удалось, теперь они вовсю трудились, пытаясь вскрыть багажник, пользуясь при этом вульгарной фомкой. И кажется, это им почти что удалось. По крайней мере, дверца, кажется, подавалась. Еще чуть-чуть и они взломают её.

И тут меня как током ударило: там же оружие! Большие деньги уже начали вредить нашим мозгам. Вчера ночью мы отнесли домой чемоданчики, а целый арсенал оружия оставили на улице в багажнике машины, прикрытый кое-как брезентом и тряпками.

Я выглянул в окно ещё раз. Совсем немножко, и эти трудолюбивые деревянноголовые буратины вскроют заветную дверцу. Что-то нужно было предпринять. Я метнулся к черному ходу, надо было принимать срочные меры.

Друзей будить я не стал, рассудив, что лишний шум нам на фиг не нужен. Босиком я бесшумно скатился по лестнице и выскочил из дверей черного хода, напротив которых припарковался вчера Серега.

- Атас, мужики! - гаркнул своим подельщикам, выкатив на меня глаза от неожиданности, на которую я и рассчитывал, стоявший ко мне боком детина в мятом костюме и грязной тельняшке под пиджаком.

Молодой парень, почти подросток, помогавший взламывать заднюю дверцу джипа, выронил с перепугу монтировку и зайцем, длинными прыжками, рванул через двор, перемахнув высокий забор, второй мужик, с квадратными плечами, стоявший спиной, повернулся ко мне, оскалившись и замахнувшись ломиком, которым он все же вскрыл багажник.

Я не стал выяснять отношений и ждать его действий. Намерения его были предельно ясны и мне определенно не понравились. Я долбанул его прямым в челюсть. Мужик щелкнул зубами и отлетел в сторону, выронив ломик. Его приятель в тельняшке бросился ко мне, я подождал, когда он приблизится, и встретил его сокрушительным ударом головой в лицо.

Нос я ему сломал наверняка, больше особых повреждений ему не причинил, но получился именно тот эффект, на который я и рассчитывал: безошибочно сработала точная наука психология,

детина испугался вида собственной крови, обильно хлынувшей из несильно в обще-то разбитого носа и губ.

Он схватился за лицо, прекратил боевые действия, и проследовал по маршруту молодого, правда, через забор он перемахнул только после второй попытки.

Возле джипа остался самый матерый мужик, который все же попытался ещё раз броситься в бой. Это он сделал совершенно напрасно. Я сегодня никому зла не хотел, и всерьез бить их не собирался, тем более возле машины с оружием в багажнике. Мне нужно было напугать воров, отпугнуть их, отогнать, заставить смыться. Но он просто не оставил мне выбора, рванувшись вперед, замахиваясь подобранным ломиком.

Я стремительно бросился в подъезд, он, озверев и предвкушая победу, у него в голове наверняка победные рога протрубили, кинулся за мной, но я резко развернулся и ногой врезал по двери навстречу ему, поймав мужика на противоходе.

Дверь и этот разъяренный бык встретились на скорости, на полпути, вернее даже, на полполета, так стремительно и удручающе неотвратимо они сблизились. При столкновении, разумеется, победила дверь. Мне даже стало немного жаль мужика, хотя он и был кругом не прав, но все же: дом был старый, двери дореволюционные, тяжелые и крепкие, так что повреждений на нем осталось намного больше, чем на двери.

- Ты что людей бьешь, бандит проклятый! - заорал кто-то сверху, как видно вышедший на балкон, услышав шум под окнами. - Ты что опять хулиганишь?!

- Что ты кричишь, Слава? - спросил заспанный женский голос. - Что случилось? Что за шум? С кем ты ругаешься в такую рань?

- Опять этот Костя Голубев с утра пораньше напился, кого-то побил во дворе до крови, - ответил мужчина.

- Так чего ты кричишь? Звони в милицию...

Вот только этого нам и не хватало!

- Что тут случилось? - тронул меня сзади за плечо вышедший на шум Лешка, с удивлением рассматривая маленькую лужицу крови возле дверей и меня: босиком и в джинсах. - Ты что, с кем-то подрался? Зачем? Что случилось?

- Кто-то пытался взломать багажник, - ответил я тихо, показав на уже вскрытую заднюю дверцу и лежавший рядом с машиной ломик. - А мы, олухи царя небесного, деньги и остальные чемоданы в дом затащили, а оружие в машине оставили.

- Что делать будем? - спросил появившийся следом за Лешкой заспанный Сергей, который сразу все понял без вопросов.

Я молча сбегал домой за одеялами, и мы на глазах у всего дома, слава богу, ещё в основном спящего, перенесли оружие в дом, завернув его кое-как в одеяла. А что нам ещё оставалось? Ждать, пока приедет милиция и заглянет в машину?

На наше счастье милиция не приехала. Соседи сверху все же, как видно не решились её вызвать, не пожелали портить со мной отношения, а те горе-взломщики, которых я отделал, если и пойдут сами в милицию, то только под конвоем.

Ложиться спать дальше никакого смысла уже не было. Кофе в моем доме не оказалось, дорогое для меня удовольствие, так что я заварил чай.

- Так что, я давеча про тебя все верно угадал? Что же ты не свистнул, не сказал, что на мели крепко сидишь? - обвел взглядом мое запущенное жилище Сережка. - Позвонил бы, что-то придумали бы. Ты хотя бы где работаешь?

Я промолчал. Что толку сейчас говорить о том, чего не случилось? Да и неинтересно мне было разговаривать о своих злоключениях, а тем более обсуждать их с другими, ковыряться в старых болячках. Это было мое личное и никого, кроме меня самого, не касалось. Даже моих бывших студенческих друзей.

Случилось со мной то, что случилось, и ровно столько, сколько выпало. Ни больше, ни меньше. И вообще, все это уже произошло и стало фактом моей биографии, которая не могла бы явиться украшением ни для одной анкеты. Сейчас меня волновало другое.

- Что будем делать с чемоданами? - спросил я. - Они что, так и будут лежать у меня в стенном шкафу? И с оружием тоже что-то надо придумать, куда-то перепрятать, в местечко понадежнее. Мне такой арсенал дома на фиг не нужен. Я за одно только хранение такого количества стволов получу достаточно, да ещё неизвестно где и в кого оно стреляло, это оружие. А в том, что оно стреляло, лично у меня сомнений никаких нет. Так что давайте поскорее разберемся, что и как, да и похороним это дело, и поскорее уберем из моей квартиры посторонние предметы.

- А что тут решать? - почесал подбородок Серега. - Дело, в принципе, ясное. Мы, собственно, все ещё вчера сообща решили, что опять воду в ступе зря толочь? Только время терять. Так что давайте вскроем остальные чемоданы, разделим деньги и то, что ещё найдем, да и разбежимся в разные стороны. А то можно и вместе съездить, махнуть, например, куда-нибудь на Гаваи, прогуляться с ветерком. А?

- Подожди ты с Гаваями. Нам для начала нужно здесь разобраться, проворчал Лешка,

доставая из шкафа чемоданчики.

Я встал из-за стола и полез за инструментами.

С замками мои друзья справились моментом, как оказалось, они оба работали в фирме, специализирующейся на разработке, внедрении и эксплуатации средств всевозможной защиты, а в наше время даже ленивому школьнику известно, что где кончается защита и начинается нападение, толком никто не знает. Так что навыки у них были разнообразные. В частности им приходилось заниматься и разработкой конструкций всевозможных шифраторов, замков и запоров. Ни для кого не секрет, что почти все средства безопасности и наблюдения так же широко применяются и в шпионаже, и в слежке, и в криминале.

Впрочем, все это лирика, а вот суровой прозой было то, что в чемоданах оказалась партия какого-то наркотика. По крайней мере, в кино перевозили героин именно так: запечатанным в полиэтиленовые пакеты. Он был белым и напоминал сахарную пудру по виду, разумеется, на вкус никто из нас не решился его попробовать. Но сомнений в том, что это - наркотик, не было никаких. Не сахар же привезли в железных чемоданах, и не стиральный порошок. И то и другое не стоило тех денег, которые должны были заплатить пассажиры девятки за содержимое этих пакетов, которыми были набиты четыре чемоданчика.

Оставив пока в покое героин, мы стали пересчитывать деньги из первого чемоданчика. Это заняло достаточно много времени, поскольку считать деньги оказалось значительно сложнее, чем казалось. По крайней мере, такое количество. Пришлось даже принести бумагу и ручки и только с третьей попытки нам удалось подсчитать наш "улов". Денег оказалось два миллиона триста пятьдесят тысяч долларов.

Я прикинул количество наркотика, вспомнил все, что видел в кино и по телевидению, и мне показалось, что денег для такого количества наркотика слишком много. Впрочем, настоящих цен я не знал, а потому благоразумно промолчал, не став обнародовать свои сомнения.

Тем временем не отягощенный такими размышлениями Лешка задрал голову в потолок, наморщил лоб, прищурил правый глаз, и тут же выдал результат: на пятерых приходилось по четыреста семьдесят тысяч долларов на нос.

По справедливости я хотел было заикнуться, что Леша с невестой и Сергей с женой, получают вдвое больше, чем я, и по существу в один карман, но подумал, что мне за глаза хватит того, что насчитал Лешка, и не стал затевать торги, мне не хотелось присутствовать на митинге, хотелось поскорее покончить со всем этим.

Главные баталии развернулись вокруг наркотика. Что делать с героином, мы так вот, сходу, не решили. Хотя лично я для себя свое отношение к наркотику определил сразу. Я ни в коем случае не хотел с ним связываться. Сергей и Лешка бились над этим вопросом, скрестив бивни, как пьяные слоны, а я предпочел в споры не вмешиваться и наблюдать за схваткой гигантов со стороны. Мне это было по барабану, я наркотиками не интересовался, той суммы, что была обозначена, исчерпывался мой интерес к содержимому чемоданчиков. Таскать с собой несколько килограмм наркотиков мне не улыбалось. Гулять по Москве с сумкой, полной героина, это все равно, что таскать с собой тюремную камеру.

Диспут их явно затягивался, время неумолимо шло, мне стало скучно, в конце концов я не выдержал и открытым текстом предложил своим друзьям перенести дискуссию в другое место, вычеркнув при этом мою кандидатуру из списка претендентов на неожиданное наследство, не в части денег, а в части наркотиков, разумеется.

Они смерили меня отсутствующим взглядом и снова скрестили рога и бивни, подняв тучу словесной пыли. Я смотрел на них и только сейчас понял, что они остались там, далеко, в нашей беззаботной студенческой юности. Тогда мы все были в чем-то похожи, а сегодня за столом сидели три совершенно разных, очень далеких друг от друга человека.

В самом деле, что могло быть общего у неудачника, наемника и пьяницы Кости Голубева с вполне обеспеченными, благополучными, состоявшимися людьми, преуспевающими бизнесменами и удачливыми инженерами?

Я совсем заскучал и пошел в другую комнату. Постоял у окна, подошел к телевизору, глянул программу, посмотрел на часы и включил программу "Криминал" на НТВ, начинавшуюся в шесть двадцать утра.

Как оказалось, я сделал правильный выбор и увидел много интересного. Для начала обаятельная дикторша сообщила мне зловеще-интимным шепотом, с трудом сдерживая улыбку профессионального ликования, что прошедшая ночь была богата криминальными событиями. И тут же, в подтверждение своих слов продемонстрировала мне со вкусом, достойным скандальной памяти маркиза, кадры хроники, где во всех деталях и ракурсах были показаны две обгоревшие иномарки, которые явно пытались переделать в дуршлаги, настолько они были изрешечены пулями. В машинах и возле них находились обугленные тела убитых.

Вокруг были живописные места, красивый сосновый лес, рядом стояло какое-то деревянное здание, слегка обгоревшее, срубленное под старинный терем. За частично поваленным забором было видно милицейское оцепление и шоссе, по которому проносились машины. Дикторша увлеченно рассказывала, что шесть человек были убиты в ночной перестрелке возле ресторана "Лесная сказка" на Рязанском шоссе. Сам ресторан ещё месяц назад был закрыт на ремонт, все произошло во дворе, на расчищенной под строительство площадке, обнесенной забором, ночью, между двадцатью двумя вечера и двумя часами ночи.

Все это было грустно, скучно, и за последнее время стало даже привычно. Я хотел уже переключить программу, на кровь я насмотрелся, бандитские разборки, а здесь все походило именно на это, кто ещё станет заезжать на иномарках на стройку? Но тут добрая девушка диктор рассказала мне самое интересное.

Со зловещим придыханием она сообщила, что преступление совершено с необычной и непонятной жестокостью, похожей на какое-то ритуальное убийство: у четверых из убитых были отрублены кисти рук.

Услышав это, я застыл возле экрана с открытым ртом. Я вспомнил чемоданчик, который был прикреплен наручниками к руке пассажира протараненной нами девятки. И тут же сообразил, что место, откуда шел репортаж, находится на Рязанском шоссе, невдалеке от нашего ночного столкновения со злополучной девяткой.

Только я хотел позвать друзей, как сюжет закончился. Я собрался вернуться в комнату к ребятам и рассказать им об увиденном, но НТВ устроило для меня утро сюрпризов. Следующим сюжетом мне показали изуродованный и обугленный остов машины возле груды бетонных плит. Тут я сразу же, с первых кадров, догадался, что мне показывают, и позвал ребят.

Нам рассказали, что на съезде с Рязанского шоссе, в восьмидесяти километрах от места убийства, о котором было рассказано в предыдущем сюжете, в ста километрах от Москвы, был найден обгоревший жигуль девятой модели, с телами двух человек, опознать которые пока не представилось возможным. Все документы сгорели, как видно в багажнике машины находилась запасная канистра с бензином, которая взорвалась при аварии и ударе машины о бетонные плиты. Скорее всего, водитель заснул за рулем, но у следственных органов есть некоторые основания предполагать, что эта авария как-то связана с убийством возле "Лесной сказки". Так же у милиции есть все основания предполагать, что это могло быть и не просто аварией, по крайней мере, точно установлено, что на месте происшествия была ещё какая-то машина, скорее всего, джип. Всех, кто что-то знает о происшествии, просят сообщить по таким-то телефонам.

Но сюрпризы на этом не закончились. Не успели мы с ребятами обменяться мнениями по этому поводу, как пошел следующий сюжет.

Дикторша с плохо скрываемой гордостью заявила, что трагедии минувшей ночью разыгрывались не только на загородных шоссе, но и в самой столице, в которой произошло несколько вооруженных ограблений, квартирных краж и три убийства, одно из которых особенно поражает своей жестокостью. Материал о нем только что привезли в студию, и сейчас преподнесут зрителям на завтрак горяченьким.

- Да выруби ты этот чертов ящик! - не выдержал Лешка. - Каннибализм какой-то, в самом деле. Гробокопательство! Некрофилия!

Я протянул руку, охотно собираясь выполнить его заветы, но тут пошли кадры, что-то меня остановило, и я так и остался с протянутой к телевизору рукой.

На экране показывали как-то очень неумело снятые кадры, явно любительской съемки, на которых была видна разгромленная комнатка, выпотрошенные матрасы и подушки, отодранные обои, разобранный паркет, и сидящий посреди этого разгрома на стуле толстый человечек в "семейных" трусах, привязанный к спинке этого стула.

Описывать его - слов таких нет. Все его тело было так изуродовано, что страшно сказать. Но самое жуткое было то, что во-первых, у него были отрублены кисти рук, которые словно специально для съемок положили на стол рядом со стулом, а во-вторых, я знал этого человека! Это был тот самый лысый коротышка, машину которого я протаранил возле ГАИ. Тот самый, которому я остлюнил отступные, и который наскакивал на меня с кулачками.

Дикторша, которая от восторга была уже близка к оргазму, сообщила, что загадочное убийство произошло в районе пяти утра на улице Галушкина. Убит гражданин Лютиков, Вениамин Венедиктович, одинокий пенсионер, которого перед смертью жестоко пытали, стараясь что-то узнать. Вся комната перевернута вверх дном. Все это странно, учитывая образ жизни этого тихого человека. Самое страшное - это то, что у него так же отрублены руки, как и в случае возле ресторана "Лесная сказка".

- Что происходит? - прошептал Серега, облизывая сухие губы. - Что происходит? Это же тот самый, с которым мы столкнулись возле ГАИ...

- Идет охота на волков, - ответил я. - Я же предупреждал, что просто так эти деньги не отпустят. А ты как думал, что тебе вот так вот запросто подарят почти что полтора лимона баксами и ещё на столько же, если не больше, наркотиков?

- Но откуда они так быстро узнали адрес этого самого Лютикова? Зачем ему отрубили руки? И почему решили, что именно он как-то причастен к этому случаю? - спросил растерянный Лешка.

- Черт его знает, - отозвался я, действительно не очень пока понимая, почему так быстро и, главное, так решительно и яростно озверевшие бандиты взялись именно за несчастного пенсионера Лютикова.

- Если уж вычислили его, должны были вычислить и нас. Но почему так быстро? Как? - удивлялся вслух Лешка.

- Постой! - хлопнул я себя по лбу. - Кажется, до меня кое-что дошло. Ты давал взятку капитану ГАИ?

- Ну, я, - удивился Лешка. - Как мы и договаривались. Ты что, сам не видел?

- Я видел, только я не видел, сколько ты ему отстегнул и какими деньгами.

- Мы же предварительно все вместе обсудили во всех подробностях. Будто ты не понимаешь, что он хотел получить с гражданина США? - вопросом на вопрос ответил Лешка. - Конечно же, доллары. Они на это в основном и клюнули.

- И ты, конечно же, дал их ему.

- И я, конечно же, дал ему их. Как мы и договаривались. Ну и что?

- Да ничего! Только ты мне толком можешь ответить на простой вопрос. Сколько все же ты ему дал и какими купюрами?!

- Чего ты орешь?! - разозлился Лешка. - Триста баксов я ему дал, купюрами по сто долларов. А что?

И тут же сам осекся, прикусив язык и устремив взгляд на чемодан. До него тоже дошло, что произошло.

- Вот именно, - подтвердил я его догадку. - Это, конечно, не доказательство, но стодолларовые купюры, это возможный след, по которому пошли бандиты.

- Но почему тогда бандиты вломились к Лютикову? - удивился Сергей. Почему они сразу же не взяли за бока нас?

- А ты что - ревнуешь? - спросил я.

- Не будь большим циником, чем ты есть на самом деле, - поморщился Лешка. - В самом деле, почему?

- Вот когда они доберутся до нас, у тебя будет прекрасная возможность получить ответ непосредственно из первоисточника.

- Ты действительно стал невыносим! - рассердился на меня уже и Сергей. - Сейчас не до шуток, тем более, таких дурацких.

- Вот в этом я полностью с вами согласен и солидарен. Нам не до шуток, а потому предлагаю забрать причитающиеся каждому деньги и оставить в покое остальные чемоданы. Лучше всего даже закрыть их опять, поцарапать замки снаружи, сделать вид, что мы пытались, но не сумели их открыть, словно мы в них и не заглядывали. Пускай сами поковыряются с замками, минуточки потеряют на этом, и мотать поскорее в разные стороны, у кого куда глаза глядят. И чем скорее мы это сделаем, тем лучше.

- Допустим, Лешка может хоть завтра срочно вылететь в Америку, мы здесь все его дела практически закончили, а куда деваться мне? - растерянно спросил Сергей. - У меня же все здесь: дом, работа, дача, машины.

- И у нас в одиннадцать важное совещание, на котором мы оба, если не хотим остаться без работы, кровь из носа, обязаны присутствовать, поддержал его Лешка. - Если я вот так вдруг улечу домой, в Штаты, не завершив здесь все дела, порученные мне фирмой, мне можно ставить крест на моей будущей карьере. Да и на настоящей тоже.

- Вы что, на самом деле не понимаете, что с минуту на минуту ворвутся к нам очень серьезно настроенные люди, с очень серьезными намерениями, возьмут нас за бока и спросят у нас: "кто сидел на моем стуле? Кто взял мои денежки?". А потом проделают с нами что-то из того же репертуара, что мы только что видели по ящику. Вы как хотите - лично я смываюсь. Я не люблю, когда мне делают больно, а тем более не люблю, когда меня убивают. Мне достаточно того, что я видел по телевизору, увидеть все это воочию, а тем более испытать это на себе, увольте, лично я не желаю! А вы как хотите, дело ваше.

Я стал собирать вещи первой необходимости, все остальное я теперь мог запросто купить, включая любое понравившееся мне жилье в каком-либо теплом уголке, с видом на море, или ещё на что-то симпатичное. Документы в наше время тоже не проблема. Единственная проблема в наше время, получив деньги остаться живым и сохранить эти самые деньги.

- Ты что - действительно вот так вот бросишь все? - удивился Сергей, обводя взглядом мою трехкомнатную.

- А что тут бросать? - встречно удивился я. - Все это барахло, включая квартиру, не стоит тех денег, что у меня в руках, не говоря уже о той самой единственной, что дается один раз. А я хочу жить. Поверь мне, жизнь стоит денег, какой бы паскудной эта жизнь не была. Кто, кто, а уж я-то точно это знаю.

- Но все же - почему они сначала пришли к этому несчастному пенсионеру Лютикову?! - почти выкрикнул Лешка. - И неужели это гаишники дали им адрес?

- Вот видишь, какой ты умный! - подколол я. - Наконец-то догадался. А кто же ещё мог навести на этого лысого чудика? Только ГАИ, здесь даже других вариантов нет, так что, как говорится, не ходя к цыганке угадать можно.

- А почему тогда бандиты действительно не вышли прямо на нас?! удивился он. - У гаишников были и наши координаты. Они же и мой адрес, и паспортные данные в протокол внесли. Мы по всем статьям больше подходим. Не могли же бандиты всерьез подумать, что какой-то пенсионер порешил кучу братков?! А нас трое здоровых мужиков, менты нас видели.

- Это может быть потому, что либо менты сами хотят попытаться отщипнуть кусок, самостоятельно, либо потому, что они сказали кому-то про нас перед тем, как сказали кому-то про Лютикова. И просто те, кому они сдали Лютикова, оказались проворнее тех, кому они сдали нас. Если нас они не припасли для себя.

- Не понял, - резко обернулся Сергей. - Это что ты за ребус изложил? Поясни, пожалуйста, свою высшую математику.

- Какая там, к чертям, высшая математика?! Это скорее всего простая арифметика. Вы сами понимаете, что Лютикова сдали просто для отмазки, чтобы кого-то сдать. Значит одно из двух - либо менты сами решили ввязаться в игру, дополнительно поживиться на нас, либо есть два хозяина: товара и денег, которые идут по нашим следам друг за другом.

- И тогда по твоим раскладкам получается так, что гаишники сдали нас тем, кто пришел в поисках товара или денег по горячим следам первым, а Лютикова тем, кто пришел вторыми. Так? - спросил Сергей.

- Откуда я знаю так или не так? - пожал я плечами. - Я только предполагаю. Но я лично думаю, что именно так оно и есть.

- Тогда почему до сих пор не пришли к нам? - удивился он.

- А тебе очень не терпится? - усомнился я.

- Нет, конечно, но просто непонятно...

- Возможно, они наблюдают за нами, ожидая, когда мы сами выползем на свет божий с чемоданами в руках, либо же...

Тут я окончательно посерьезнел и действительно оцепенел, всерьез испугавшись пришедшей мне в голову мысли.

- Что? Что ты подумал?! Говори! - вскинулся Сергей.

- То же, что и ты! - гаркнул я. - Звони немедленно Ирине, у гаишников оставался не только мой адрес! Ты тоже подписывал протокол, и твои данные списывали менты с паспорта, когда заполняли бланки.

Не на шутку перепуганные Лешка и Сергей одновременно бросились к телефону, но всех нас остановил резкий звонок в двери. Мы замерли, как в детской игре. Звонок повторился. Мы переглянулись.

- Вот и долгожданные гости пожаловали, пока мы тут лясы точили, прошептал я, стараясь не шуметь, двинулся к стенному шкафу, откуда быстро достал три автомата, протянув два ребятам, третий, "скорпион", положил на стул, накрыв его скатертью, чтобы не видно было от порога.

Рукой я сделал знак ребятам уйти в другую комнату и быть наготове, а сам, засунув пистолет за джинсы, за спину, пошел к двери. Осторожно выглянул в глазок и увидел на площадке милиционера. И даже, кажется, не одного. Я помедлил, снял пистолет с предохранителя, заведя руку за спину, и открыл дверь. Не ждать же, когда её начнут ломать.

Глава девятая

После того, как Каракурт, а следом за ним и Корней, увидели пожар на площадке ремонтируемого ресторана "Лесная сказака", сомнений в том, что что-то пошло наперекосяк, у них не осталось, ни у того, ни у другого. Правда, сомнения эти были разного рода, но все же.

Проехав несколько километров за ресторан, убедившись, что никого поблизости нет, Каракурт сделал знак водителю остановиться, тот послушно прижал машину к обочине, и они дождались машин с Корнеем и следовавшей неотступно за ним охраной.

- Ну, что там случилось?! - отрывисто спросил Корней через боковое стекло, даже не выходя из машины.

- Пока я могу сказать только то, что там что-то случилось, - сухо ответил Каракурт.

- Ты мне не балагань! - взвизгнул и без того взвинченный до предела Корней. - Говори толком, что делать будем, ты у нас начальник контрразведки, вот и действуй.

Юлдашев вздохнул, дернул щекой, но ничего не ответил. Да и что он мог возразить? Корней был прав. Отвечать за все, все знать и выяснять - это была его работа.

И Каракурт начал выполнять свою работу тут же, на месте, не выходя из машины. Он принялся обзванивать по мобильному телефону своих осведомителей и подкупленных чиновников из внутренних органов. Так до хрипоты обзванивая своих абонентов, связываясь с кем-то по рации, он собрал кое-какие крохи, из которых что-то стало прорисовываться.

Так он с облегчением узнал, что во дворе ресторана найдены две обгоревшие машины, в которых обнаружены тела шестерых мужчин, сильно обгоревшие, у четверых из них отрублены кисти рук. Для Каракурта стало ясно, что его боевики выполнили свою часть работы четко и все сделали так, как они условились. Но сигнала из деревни Панки от ждавшей их для уничтожения группы, не поступало.

Это могло говорить либо о том, что попавшие в засаду боевики смогли вырваться, уничтожив саму засаду, либо они вообще не доехали до деревни. Это могло значить для майора только

то, что он ошибся в своих подчиненных, и они повели свою игру.

В конце концов он решился и сам позвонил на место засады, откуда ему сообщили, что

"гости" так и не приехали. Майор с трудом удержался от брани, прикусил ус и только крепче стиснул в кулаке рацию.

Новых сообщений пока не поступало, на месте пожара загорелся сам ресторан, там работали пожарные расчеты и действия криминалистов были затруднены, так что серьезных новостей оттуда ждать пока не приходилось.

Каракурт вышел из машины, отошел в сторону, тут же к нему подошел сам Корней, понявший, что есть какие-то новости, о которых Каракурт не хочет говорить при всех. Когда Корней подошел, Каракурт внимательно посмотрел на державшего над Корнеем зонтик телохранителя. Корней посмотрел туда же, и сказал негромко сопровождавшему его бандиту:

- Оставь зонтик, пойди погуляй. Подыши воздухом... Неподалеку. Зонтик я и сам удержу.

Он взял зонтик и молча уставился на Каракурта немигающими своими блеклыми глазами.

- Плохо дело, - доложил Каракурт. - На площадке за забором две сгоревшие машины. Похоже, была засада.

- Может, кто-то свои разборки устроил? Место тихое, - осторожно предположил Корней.

- Вряд ли, - пожал плечом Каракурт. - Хотя все возможно. Но в машинах шесть трупов.

- Кто? - напрягся Корней. - Установили?

- Пока нет, сильно обгорели, но установят. Главное то, что у четверых отрублены кисти рук. Так что, скорее всего все же засада. И люди эти наши. Отрубленные руки - это чемоданчики с деньгами и товаром.

- Но руки отрублены у четверых? - спросил Корней. - Я правильно расслышал?

- Правильно. Ну и что? - не понял его Каракурт.

- Рук отрублено четыре, а чемоданчиков было пять! - торжествуя, заявил Корней. - Значит, кто-то ушел. Я думаю, что это наши ребята. Логично?

- Все возможно, - осторожно согласился Каракурт, прекрасно зная, что все далеко не так.

Но не мог же он сказать об этом Корнею? И тут его осенило. Ему пришла в голову жуткая идея. А что если...?

- А что если они действительно вырвались, но попали в аварию? произнес он вслух, медленно растягивая слова.

- Верно! - подхватил его слова Корней, которому очень хотелось верить в свою гипотезу. - Так что будем делать?

- Поедем медленно по шоссе к Москве, по дороге попробуем связаться с ГАИ, есть у нас там свои люди. Возможно, что-то узнаем. Там, глядишь, и с места пожара новая информация поступит.

Они сели в машины, развернулись и поехали к Москве, пристально всматриваясь в обочину. Каракурт постоянно работал на рации, добиваясь информации от ГАИ по ДТП на Рязанском шоссе.

Когда он получил, наконец, эту информацию, они уже приближались к повороту на Панки. С шоссе, как ни всматривался Каракурт, они не увидели в стороне, на проселке, под откосом, изуродованную машину, которую так искали. Конечно, будь Каракурт один, он непременно проехал бы в сторону Панков, но ему пришлось довольствоваться лишь тем, что он велел водителю проехать почти что шагом возле поворота на Панки.

Ничего Каракурт не заметил и углубился в изучение сводок. Почти все, немногочисленные в этот день ДТП были совершены в основном в первой половине дня, когда в Москву хлынул основной поток возвращающихся дачников.

В интересующее их время были зафиксированы только мелкие аварии, не представляющие поводов для волнений.

Они уже подъезжали к Москве, вымотанные нервным напряжением, ожиданием, бессонной ночью. И тут Каракурту поступило сразу же два сообщения, которые едва не выбили его из колеи.

Первое было с места пожара. Оттуда сообщили, что у убитых обнаружены документы, среди которых, были и бумаги на боевиков Каракурта. Он хотел уже сообщить об этом Корнею, что его люди убиты, что попали они и курьеры в засаду.

Но тут поступило второе сообщение, которое поставило все на уши. Сообщили о найденной разбитой машине с двумя телами на повороте к деревне Панки.

Это уже было серьезно. Если об этом узнает Корней, он может кое-что сопоставить и понять, что его хотели провести. Надо было что-то срочно предпринимать. Деньги и наркотики кто-то с места аварии забрал. В том, что его боевики попали в аварию, он не сомневался.

И теперь ещё раз внимательно просмотрев сводки, обнаружил запись о странном столкновении джипа и жигуленка возле поста ГАИ на семидесятом километре Рязанского шоссе. Поначалу он не придал значения этому ДТП, но теперь, что-то сопоставив, он удивился странному столкновению возле самого поста ГАИ, да ещё вблизи от места аварии. Скорее всего, кто-то таким образом скрыл следы другой аварии, происшедшей на повороте к деревне Панки. И скорее всего, именно этот кто-то и завладел его, теперь уже ЕГО, Каракурта, деньгами и товаром.

Он поехал к посту, предварительно созвонившись со своими людьми в ГАИ, которые под

сказали с кем ему там разговаривать.

На пост отправились незамедлительно. Все уже основательно устали, было раннее утро, ночь только готовилась сдавать свои полномочия утру, постовые были тоже смурные, вялые. Встретили они машины с Корнеем и Каракуртом недоверчиво, настороженно.

Разговаривать разговоры с капитаном отправился сам Корней, а Каракурт, предъявив удостоверение офицера ФСБ, потребовал от недоверчиво сопоставивших его удостоверение и сопровождающих его и Корнея лиц, все же протянули ему журнал, в который заносились все происшествия. Каракурт, обладавший тренированной памятью, мгновенно выделил и запомнил адреса пассажиров джипа, сразу и безошибочно определил виновников катастрофы на повороте к деревне Панки. Лично для него сомнений в том, кто из участников ДТП возле поста ГАИ имел отношение к похищению товара и денег, практически был решен сразу же.

Капитан ГАИ Мешков был предупрежден о визите Корнея заранее. Ему, естественно, не назвали кличку, его просто поставили в известность, что к нему на пост заедут "свои" люди, у них увели что-то ценное, теперь им нужна какая-то информация.

Капитан не был оперативником, но обладал житейской смекалкой и природной хитростью, так что в разговоре с Корнеем быстро сообразил, что здесь тот случай, когда вор у вора дубинку украл. Идея поживиться на этом появилась у него моментально, как только он просек, что весь этот спектакль возле поста ГАИ с аварией, не более чем маскировка, нужная для сокрытия другой аварии. Он понял, что у него в руках адреса людей, у которых деньги бандитов.

И ещё он понял, что это были не братки, не профессионалы, профессионалы не стали бы устраивать таких рискованных спектаклей и так откровенно при этом светиться. А главное, капитан сообразил, что можно сорвать свой куш.

Вот почему он не дал Корнею адреса пассажиров джипа, а назвал адрес пожилого пассажира жигулей, наврав, что в машине ехали четверо молодцов, и он лично видел в салоне железные чемоданы.

Когда Корней сообщил Каракурту адрес, по которому его направил капитан гаишников, Каракурт понял, что ему подвалил фарт, капитан гаишников затеял какие-то свои игры, и выдал Корнею подставку, пустышку. Ну что же, пускай поиграет в свои игры, выиграет для Каракурта минуточки на размышления.

Корней, если бы не был в таком взвинченном состоянии, вероятно и сам не ломанулся бы так лихо на явную подставку. Но сейчас он устал, психовал, потому и развернул свою команду по указанному адресу.

Смерть ехала в гости к ничего не подозревающему пенсионеру Лютикову Вениамину Венедиктовичу, который даже не спрашивая, кто там, собственноручно отворил ей двери, представ перед Корнеем и его братками во всей своей одинокой пожилой неприглядности: толстый, маленький, заспанный, в маке, с порванной лямкой и в больших "семейных" трусах до колен.

Увидев его, Корней сразу же понял, что лажанулся, но тем страшнее были мучения пенсионера Лютикова, на котором Корней выместил всю свою злобу, пытаясь узнать у того то, что тот не знал, да и не мог знать. Единственное, что сумел выяснить Корней, так это то, что ехать нужно было по другому адресу, который хитрый, как ему казалось, капитан ГАИ оставил для себя.

Братки Корнея, рассвирепев, когтили беднягу Лютикова, а Каракурт молчал, безучастно наблюдая за этим процессом, благодаря которому он мог подумать и покрутить варианты.

Капитан же гаишников с удвоенным нетерпением дожидался смены, поделившись своими планами с двумя постовыми, которые согласились проехать вместе с ним и тряхнуть, как они предполагали, фраеров.

Глава десятая

На лестничной площадке передо мной стояли два милиционера.

Я встал в дверном проеме, тем самым не очень вежливо сразу де дав понять этим ребятам, что гостей я сегодня не принимаю. Впрочем, пока они не очень-то и рвались в гости.

- Доброе утро, - привычно козырнул один из них. - Сержант Павлов. Простите за беспокойство, не ваша машина стоит у черного хода? Черный джип.

Отказываться было бесполезно, да и бессмысленно, и я ответил утвердительно.

- Не моя, но моего друга. А что случилось? Ее угнали? Мы что-то нарушили? Там что - запрещена парковка?

- Да нет, с парковкой все в порядке, не беспокойтесь, - медленно процедил сержант Павлов. - И машина ваша стоит на месте. Просто мы хотели бы задать несколько вопросов. Вы разрешите?

Он выразительно заглянул мне за спину, намекая на то, чтобы я пригласил их в комнату. Как бы ни так! Только об этом я с утра и мечтал. Сделав вид, что не понял его выразительной пантомимы, я серьезно и важно ответил, оставшись стоять в дверях:

- Пожалуйста, задавайте, я готов вас выслушать и ответить на любые ваши вопросы, не касающиеся моей интимной жизни, разумеется.

И при этом не сдвинулся ни на шаг в дверном проеме, давая понять, что разговаривать мы будем здесь, стоя возле дверей. Сержант не оценил моего юмора, а продолжил беседу все тем же скучным тоном.

- Ваша машина имеет некоторые повреждения, и у вас пытались вскрыть задние двери, - недовольный тем, что их заставили выяснять отношения, стоя на лестнице, завел нудную шарманку милиционер. - А мы час назад, буквально рядом, через двор, задержали рано утром воров, которые взламывали машины, выламывали радиоприемники, магнитолы, колонки, забирали инструменты из багажников. Вот нас и послали по дворам, проверить, где ещё есть пострадавшие автолюбители. Мы ещё двух уже нашли.

- Ну и что? - равнодушно спросил я. - Мы-то здесь при чем? У нас что, что-то украли из машины?

- Как это понимать? - опешил сержант. - Украли, или нет, это я у вас хотел спросить. У

вас сильно повреждена машина, вскрыт багажник...

- Это мой друг вчера попал в мелкую аварию, - прервал я. - Столкнулся с каким-то чайником. Так что никаких претензий ни к кому мы не имеем. И в багажнике, кстати, ничего не осталось, он не запирался, и мы вчера из него все забрали.

Я, конечно, врал на голубом глазу, что-то там оставалось, но что именно, я не помнил, и мне хотелось, чтобы менты поскорее ушли.

- Как же так - совсем ничего не осталось? - насторожился сержант. Через окно видно. А запаска совсем новенькая? А инструменты импортные, дорогой набор, немецкий, я себе такой хотел купить, но пока не смог - цена кусается.

Вот паразиты! Они уже сунули туда свой нос. Этого я не предусмотрел. Но что теперь делать? Мне хотелось как можно скорее спровадить их отсюда. Как видно, не вышло, быстро хорошо не бывает.

- Вы не покажете нам документы на машину и справку об аварии? - шагнул вперед молчавший до сих пор второй милиционер, прерывая нашу зашедшую в тупик беседу. - И, кстати, где ваш друг, хозяин машины?

- Он спит в соседней комнате. Мы вчера очень поздно приехали, были за городом. Разбудить его?

- Да, если не будет возражений, мы хотели бы взглянуть на справки, документы и на машину, - твердо потребовал второй милиционер.

Возражения у меня были и во множестве, но высказывать их было бесполезно. Я обернулся в соседнюю комнату и громко позвал:

- Сережа! Вставай, тут по поводу машины товарищи из милиции хотели бы бумаги посмотреть. Подойди на минутку!

Вышел Сергей, весьма натурально и правдоподобно изображая только что проснувшегося человека, а мне, как я ни противился, но пришлось пустить милиционеров в комнату. Причем второй сразу же устремился за стол, облюбовав себе тот самый стул, на котором лежал небрежно прикрытый скатертью автомат.

- Не садись туда! - крикнул я, успев поймать его за рукав.

Милиционер остановился на полпути.

- Почему? - спросил он, удивленно оглянувшись на меня.

- Этот стул сломан, - сказал я. - Сядь на другой.

Он пожал плечами, но послушно сел на указанное ему место.

Сергей принес документы, справку об аварии, копии протоколов. Милиционеры долго рассматривали их, потом пришлось идти во двор и тащить в дом вещи из багажника, чтобы не удивлять милицию тем, что мы оставляем барахло без присмотра в открытом ворами и доступном всем желающим багажнике.

К тому же все время, пока они находились в квартире, мне приходилось вертеться так, чтобы не повернуться спиной к кому-то из милиционеров, потому что там у меня из-за пояса джинсов торчала рукоять пистолета.

Когда же настырные милиционеры наконец ушли, я с облегчением вздохнул, вытащил пистолет и положил его на стол. Сергей сразу же бросился к телефону. К нашей всеобщей радости у девчонок на квартире Сергея все было в порядке, Ирина даже обругала его за ранний звонок. Но тем не менее, накоротке посовещавшись, мы единодушно решили, что ребятам нужно срочно ехать за Ириной и Галей, чтобы не оставлять их в доме, адрес которого наверняка известен бандитам от гаишников.

Я посоветовал им быстро уезжать за границу, но они решили по-своему. Лешке оставалось пробыть в России, чтобы завершить полностью все дела, ещё два дня, и он решил все же довести до конца порученное ему фирмой дело, и только потом ехать домой, в Штаты. Сергей колебался и окончательного решения не принял, хотя увиденное по телевизору, в отличие от Лешки, произвело на него сильное впечатление. Пока все же, после некоторых колебаний, они решили пожить у Гали, её адрес гаишники не записали, и даже документы у неё не смотрели. Тем более что и сама она приезжала в Россию крайне редко, и адрес её бабушки в документах Гали пока нигде отмечен не был, в паспортном столе тоже, потому что она только начала оформление наследства: квартиры и дачи на свое имя.

Ребята, хотя я и уговаривал их не брать наркотики, быстро переложили пакеты в четыре вместительные спортивные сумки, которые отыскались у меня на антресолях. Мы разделили деньги, немного помялись, не зная как и чем закончить все это действо, потоптались и поспешно распрощались, торопливо пожав руки друг другу, прекрасно понимая, что больше не увидимся, и скорее всего, расстаемся теперь уже никогда.

- Ты, Костя, звони, - сказал, отводя в сторону взгляд, Серега, сам понимая, что он вслух говорит бред. - Мы ещё какое-то время точно будем в Москве. У нас с Лешкой дел ещё вагон и маленькая тележка. Звони...

Они подхватили сумки и ушли, не оставив мне ни номер телефона, ни адрес, по которому живет Галя. Я и не спрашивал. Зачем? Все было предельно ясно. Мы все уходили друг от друга в другую, новую для каждого из нас жизнь, про которую мы сами ещё ничего не знали. Они бы все равно не сказали ни телефон, ни адрес. И были бы на все триста процентов правы. На их месте я поступил бы точно так же.

Мне, собственно, тоже больше нечего было делать в этом доме. Я все уже заранее приготовил и уложил, сам удивившись, как мало вещей нужно человеку таскать повсюду за собой, как улитка домик, когда у него есть много денег, на которые он в любой момент может купить себе все, что захочет.

При этой мысли настроение мое поднялось и заметно улучшилось. Я под завязку напихал в распотрошенные и пустые железные чемоданы старые газеты, книги, минералы и закрыл старательно все до одного чемодана на замки, распихав их в разные места: в стенные шкафы, под груду барахла, на антресоли, под кровать. Пускай побесятся хозяева этих чемоданов, сначала отыскивая, а потом, вскрывая их.

Вскинув на плечо спортивную сумку, я задумался на пороге, решая, что делать с автоматами, которые категорически отказались взять с собой мои друзья. В чем-то они были правы, в сумме с наркотиками, в случае, если бы их замела милиция, все это могло потянуть на слишком серьезные сроки. Хотя, как мне казалось, того количества наркотика, что они потащили с собой, тоже хватило бы им за глаза. Но оставлять оружие в квартире тоже не стоило. Рано или поздно его обнаружат, а оно где-то отметилось, так что потащу я за собой хвост. Нужно было как-то избавиться от него.

Я думал, а за моей спиной скрипнула входная дверь, которую я не запер за ребятами, сам собираясь уходить следом. Резко повернувшись, я увидел все тех же двух милиционеров, что приходили к нам с полчаса назад.

- Извините, у вас было не заперто, - улыбнулся нехорошей улыбкой сержант Павлов, нагловато проходя прямо в комнату. - А где ваш друг? Где хозяин машины?

- Мой друг уехал на важное совещание, - ответил я достаточно грубо, не очень обрадованный их визитом.

Второй милиционер, не обращая ни малейшего внимания на мою нелюбезность и подчеркнутое негостеприимство, прикрыл двери и встал к ним спиной. Сержант Павлов потер подбородок и сказал:

- Придется вам позвонить своему другу, попросить его срочно приехать. И ещё придется попросить вас проехать с нами в отделение.

- Это ещё зачем? - насторожился я.

- Видите ли, - широко и охотно продемонстрировал мне белозубую улыбку сержант Павлов. - Те граждане, которых мы сегодня утром задержали за кражи из автомобилей, оказались сильно избиты, все выявленные нами пострадавшие автомобилисты категорически утверждают, что не били их. А вот сами они, когда их приперли к стенке, показали, что избил их человек, по описанию весьма похожий на вас, очень высокий и здоровый, с косым шрамом на подбородке. И побил он их во время попытки взломать багажник покалеченной машины марки джип. Так что придется вам пройти с нами в отделение и там...

Тут он резко осекся и замолчал, устремив взгляд мне за спину. Я мог не оглядываться, и без того догадавшись, куда он смотрит, и что интересное увидел.

- Отойди в сторону! - приказал мне резко сержант изменившимся голосом, потянувшись к кобуре.

Я охотно выполнил его команду, мгновенно переместившись за стол. Но как только сержант расстегнул кобуру и потащил свой табельный, а его напарник двинулся к столу, чтобы забрать лежавший на нем злополучный пистолет, забытый мною, как я схватил со стула, прикрытого скатертью, автомат и наставил на них, без всякой необходимости, а для большей убедительности и психологического давления передернув затвором.

- Спокойно, ребята! Главное - спокойно! Никто ни в кого не стреляет. Я никому ничего плохого не сделаю. Главное, не делать резких движений и не дергаться, тогда все будет в порядке и ни с кем ничего не случится нехорошего. И все останутся целы и невредимы...

Я говорил, стараясь успокоить их ровным голосом, стараясь быть внешне добродушным, чтобы они с дуру или с перепугу не схватились за свое табельное и не подняли стрельбу. Сержант всмотрелся в ствол автомата, наверное, понял, какая оттуда может вылететь птичка, отпустил рукоятку пистолета и потянул руки вверх, но второй, молоденький мент, стоявший возле стола, потянулся за своим пистолетом.

- Стоять! - рявкнул я грозно, меняя тактику. - Ты что дергаешься?! Запомни, салажонок, ордена и прочее, если и присваивают, то в основном посмертно! Так что стой и не рыпайся. Быстро оба повернулись спиной! Быстро!

Они послушно выполнили мою команду. Я забрал у них пистолеты и отвел в соседнюю комнату, где пристегнул обоих наручниками, очень кстати оказавшимися у них же, к батарее, заткнул им рты, на прощание пожелав всего наилучшего в жизни, решив, что вот теперь нужно сваливать как можно быстрее, их наверняка послали и знали куда послали. На мое счастье, в отделении видимо решили, что мы не признались в том, что у нас взломали машину потому, что боялись ответить за нанесенные ворам побои. Но если посланные менты задержатся, сюда примчится наряд милиции. Устраивать здесь показательные бои не входило в мои планы, и я решил не дожидаться ментов.

Отобранные у милиционеров пистолеты я положил на стол, на самом виду. Повесил все же автомат "скорпион" на плечо, надев сверху легкую ветровку, подхватил с пола спортивную сумку, в правую руку взял большую сумку со шмотками на первое время, и шагнул к двери, от которой меня как пулеметной очередью отбросил очередной звонок.

Я не стал даже выглядывать, наверное, кто-то ещё из ментов оставался внизу и не дождавшись своих товарищей, поперся следом, то ли поторопить, то ли посмотреть в чем там дело. Сразу же отбросив в сторону сумку со шмотками, я сдернул с плеча автомат, сбросив куртку сверху на сумку. Спортивную сумку с деньгами я перекинул через шею, чтобы она не мешала, и осторожно приблизился к двери. Но заглянуть в глазок я не успел, нетерпеливые гости уже ковырялись чем-то в замке, пытаясь самостоятельно открыть двери. Судя по этим повадкам, вряд ли это были менты.

Я не стал облегчать задачу непрошеным гостям и отпирать им, а стараясь не шуметь, огляделся, и тихо скользнул на кухню, где встал в дверном проеме, подняв ствол автомата вверх. Все, что происходило в прихожей, мне было хорошо видно из моего укрытия в большое зеркало, висевшее в комнате на стене. Я ожидал увидеть вооруженных до зубов бандитов, поскольку так быстро взломать двери могли только они, но к моему удивлению, это были менты.

Впрочем, удивлялся я только до тех пор, пока не разглядел, что один из трех на удивление робко вошедших гостей - тот самый капитан ГАИ, которому Лешка вчера ночью отслюнил взятку купюрами по сто баксов. Так что по большому счету неожиданностей никаких не было, все шло по программе, все было так, как я и предполагал, но восторга по этому случаю я почему-то не испытывал ни малейшего.

За спиной капитана стояли ещё двое гаишников, которых я тоже видел вчера на посту, и даже разговаривал с ними. Один из них оформлял со мной документы и составлял протокол. Как видно, они только недавно сменились с дежурства, и сразу же поспешили сюда. Краем глаза в окно кухни я увидел под окнами во дворе, возле черного хода, на том самом месте, где стоял утром Серегин джип, новенькую БМВ с блатными номерами. Значит, они приехали на своей машине, которая, судя по номерам, принадлежала капитану. Служба в ГАИ имеет свои привилегии, позволяющие получать номера с маленькими цифрами, по которым ГАИшники легко распознают своих, и прочих блатных.

Тем временем менты огляделись по сторонам, капитан сделал знак, и они тихо двинулись вперед, достав оружие. Капитан пропустил постовых вперед и пошел следом сразу же к входу во вторую комнату. Сразу было видно ГАИ: в отличие от обычных ментов они даже не заглянули сначала ни в ванную, ни в туалет, ни на кухню. Они перли напролом, потеряв разум, как крысы на дудочку крысолова, на запах денег. Ну, ну. Пускай идут.

Я оставил сумку с деньгами на кухне, и как только они вошли во вторую комнату, встал за их спинами, демонстративно громко клацнув затвором автомата, в чем не было необходимости, не дав им толком насладиться зрелищем своих собратьев, пристегнутых наручниками.

Менты дружно вздрогнули, словно их хлыстом стегнули, или будто они репетировали это движение заранее. Получилось у них здорово, из них хоть сейчас можно было составить симпатичное трио по синхронному плаванию.

- Что встали, гости дорогие? - ласково спросил я. - Проходите, не стесняйтесь, будьте как дома, но не забывайте, что вы в гостях. Смелее! Присоединяйтесь к коллегам, отдохните. Наручники принесли?

Они подавленно угрюмо молчали, совсем позабыв про то, что все ещё сжимают в руках пистолеты.

- Наручники принесли, я кого спрашиваю? - чувствительно ткнул я стволом автомата в спину капитана.

Он вздрогнул и с готовностью ответил:

- Так точно!

Я хотел было поблагодарить его за службу, услышав такой четкий рапорт, но вспомнил почему-то гражданина Лютикова, когда его показывали по телевизору, и мне расхотелось разговаривать с этой мразью.

- Оружие на пол! Быстро! - скомандовал я, с трудом сдерживая накатившую ярость при виде этих предателей и оборотней.

Потом я велел перепуганным гаишникам пристегнуть друг друга наручниками к батарее и заткнуть носовыми платками друг другу пасти, оставив пока не прикованным капитана. Его я попросил повернуться и как только он выполнил мою просьбу, я от всей души врезал ему по зубам прикладом.

- За что?! - вскрикнул он, залившись кровью, сплевывая выбитые зубы, но даже не попытавшись прикрыть лицо руками.

- За гражданина Лютикова, мразь, - процедил я, чувствуя, как во мне поднимается та самая мутная волна, которая приходила во время боя, когда все становится совсем не страшным, когда страх забывается и остается только ненависть и два желания, в обычной жизни несовместимые: жить и убивать.

- Под окном твоя тачка с блатными номерами? - спросил я капитана, стараясь не смотреть на него, потому что боялся сам себя, боялся, что сорвусь.

Капитан, похоже, почувствовал, что дело для него пахнет керосином, поэтому с ответом не задержался.

- Моя, - поспешно ответил он, сглотнув шумно слюну.

- Ключи давай! - протянул я в нетерпении руку.

Он на долю секунды замешкался, и я ещё раз не сдержался и врезал ему. У него на скуле лопнула кожа, после чего он сразу же, даже не вытирая кровь на лице, полез трясушимися руками в карман и протянул мне ключи от машины, жизнь для него была все же дороже, чем иномарка.

- Пристегивайся! - велел я ему, мне не хотелось прикасаться к нему руками, я боялся, что не сдержусь, и он послушно пристегнулся наручниками к трубе батареи.

- Открывай пасть! - приказал я.

Капитан опять замешкался, хотел что-то сказать, и мне пришлось на него замахнуться, чтобы врезать ещё разочек. Но меня остановили.

- Не спеши, оставь нам кусочек, - раздалось за моей спиной.

Я обернулся, стараясь не делать резких движений, и увидел пятерых мужиков, социальная принадлежность которых не вызывала никакого сомнения. Все, кроме самого старшего, были срисованы под копирку: высоко подбритые затылки, кожанки, золотые цепи на шее и на руках. Плечи такие, что в двери им приходилось заходить не иначе, как только боком, могучие шеи, на которых можно было рельсы гнуть, и низкие лбы об которые, как говорила моя бабушка, поросят можно глушить, словом, как в сказке Пушкина, все как на подбор. Сразу было ясно, какой отдел кадров принимал этих молодчиков на работу, и на какую.

Старший был высок ростом, но худ, длинные волосы в художественном беспорядке разбросаны седыми прядями по плечам. Прямо Паганини, если бы не обширная лысина спереди.

Сходство с неистовым композитором дополняли тонкие длинные пальцы, которыми он постукивал по притолоке, на которую несколько картинно опирался. Он криво усмехнулся и опустил большие глаза на вороненый ствол моего автомата, упершегося ему в живот, нисколько не смутился, и посоветовал мне спокойно:

- Ты убери ствол, просверлишь ненароком во мне дырку, отвечать придется перед братками. Тебе это нужно?

Мне это было на фиг не нужно, и я с сожалением, но все же последовал его совету. Один из его бугаев молча протянул лапу, я так же молча отдал ему автомат. Что и говорить, аргументы с собой этот патлатый привел весомые. К тому же у них у всех в руках были пистолеты, кроме, разумеется, этого самого патлатого, косившего под Паганини. Я сразу понял, что за таких, как он, всю грязную работу делают другие. Пахан. Такие только отдают приказы.

- Ты пока подвинься, - опять вполне вежливо посоветовал он мне. - Я с приятелем своим минутку другую поговорить хочу, а ты пока постой, послушай, да на ус намотай, тебя это тоже касается.

Я подвинулся, пропуская его в комнату, в которой стояли прикованные наручниками к батарее менты и гаишники. Патлатый подошел вплотную к капитану, который тут же весь съежился и торопливо забормотал:

- Ты знаешь, Корней, тут такое дело получилось... ты извини, я ошибся с адресом. Я не хотел... Я же тебе все отдать хотел...

- Ты знаешь, что стало с этим, с пожилым водилой с жигулей, которого ты нам сдал? - спросил Корней.

- Нет, - испуганно ответил капитан.

И по тому, как он отвел глаза, было ясно, что он врет, и все он уже прекрасно знает про участь, постигшую гражданина Лютикова, которого он так бессовестно подставил бандитам, надеясь сам перехватить у них жирный кусок.

- А догадываешься? - проскрипел Корней.

- Да, - упавшим голосом ответил капитан, неожиданно громко всхлипнув, поняв, что судьба его решена.

- Сделай мента, Бульдог, - приказал, щелкнув пальцами, но не меняя голоса, Корней, отходя от капитана.

Тот дернулся, рванулся за Корнеем, но даже не успел закричать, только рот разинул. К нему уже подошел один из мальчиков Корнея, развернул его за плечо к себе спиной, и достав из кармана нож, махнул ему по горлу. Я не слабонервный, но все же отвернулся, слыша за спиной бульканье. Прикованные к батарее менты задергались и замычали.

- Ты что, крови не любишь? - притворно удивился Корней, обращаясь ко мне. - Вот не подумал бы. Такой решительный молодой человек. С ментами это ты хорошо придумал, это ты нам хлопот поубавил. Ты часом телевизор утром не смотрел?

Задав неожиданный, вроде бы случайно, вскользь, вопрос, он быстро стрельнул в меня сбоку острым глазом. Я поспешил изобразить на лице полное непонимание того, какое имеет отношение телевизор к нашему с ним разговору.

Корней все понял, ухмыльнулся и вышел в большую комнату, втолкнув меня туда же, оставив перепуганных милиционеров, на глазах которых так хладнокровно прирезали их сослуживца, на попечение одного из своих подручных.

- Ну, не смотрел, так не смотрел, а зря. Мы для вас старались, для тебя и дружков твоих с подругами, сами снимали и ещё денежки заплатили, чтобы пленочку-то передали в эфир, ну да ладно, - махнул он рукой. - Это все лирика. Перейдем к делу. Так вот: вы взяли то, что не ваше. В твоих интересах отдать это сразу, или тебе будет очень и очень больно. И больно тебе будет долго. Очень долго. Ты меня понял?

Еще бы мне было не понять! Хотя я и не признался в этом Корнею, но я смотрел утром телевизор, видел пенсионера Лютикова, и знал, что меня ожидает.

- Так как мы с тобой порешим? - лениво растягивая слова спросил меня патлатый. - На чем остановится твой выбор? Только быстрей решай, нам некогда.

Одного - двух братков из сопровождавшей его компании я бы, возможно, сделал, ребятки хотя и здоровые, но все же сырые. Но не более двух, хотя и сырые, но ребята все же были мощные. Так что приходилось трезво смотреть на вещи. Выбора у меня не было.

Решив все же насколько возможно потянуть время, я сделал вид, что мучительно думаю и после краткого размышления, словно нехотя, стал называть места, куда распихал чемоданы, мысленно похвалив себя за то, что проделал эту процедуру с набиванием чемоданов барахлом и распихивание их по закоулкам. Корней выслушал меня, молча кивнул своим, и те, пыхтя, полезли на антресоли и в шкафы, на которые я указал, вытаскивая из-под тряпок чемоданчики.

Чем большее количество металлических чемоданчиков они извлекали, тем тоскливее становилось мне, я не мог не понимать, что как только они получат свое, я перестану их интересовать. Вполне вероятно, что я даже не успею увидеть, как вытянутся их рожи после того, как они вскроют чемоданчики.

Но в то же время я смотрел на себя как бы чуть со стороны, и мне было крайне любопытно, что делают с человеком деньги.

Даже в такой безумной ситуации, прекрасно понимая, что все - вот он, финиш, я, тем не менее, не сказал им, что на кухне лежит в спортивной сумке моя часть денег, не попробовал откупиться. Я берег эти деньги, надеясь все же попользоваться ими, надеясь на чудо. Взяв деньги, я не мог решиться их отдать, даже под страхом смерти, все ещё продолжая на что-то надеяться.

Как оказалось, надеялся я не напрасно.

Пока выуживали изо всех наспех состряпанных мною липовых тайников чемоданчики, меня быстро обыскал тот самый Бульдог, который так лихо разобрался с капитаном ГАИ. Среди всякой другой ерунды и мелочи, он извлек из моих карманов и ключи от БМВ капитана, выложив их вместе с прочей мелочью на стол перед Корнеем.

Выпотрошив содержимое моих карманов, Бульдог положил на стол пистолет, который взял у меня, а сам отошел от стола, и кашлянул.

- Слышь, Корней, отдай его мне, он Муню грохнул, этот гад наших братков положил. Это пистолет Муни. Я у него выменять хотел, а он не отдал. На нем ещё метка имеется, точно Муни, я отвечаю. А ты сам ещё грешил на них, что они с бабками и с наркотой смылись.

- Разберись с ним, если хочешь, - распорядился Корней, жадно глядя на чемоданы, потеряв ко мне интерес.

Бульдог запустил руку в карман, нехорошо улыбнулся, и сделал шаг в мою сторону, но тут в двери опять позвонили, хотя лимит посещений на сегодня вроде бы как был исчерпан. В прошлой моей жизни, которая закончилась на Рязанском шоссе, возле поворота на поселок Панки, ко мне столько посетителей за несколько месяцев не приходило.

Бандиты, услышав звонок, замерли на месте и тревожно переглянулись, приготовив оружие. Корней сделал знак молчать. Но звонки не прекращались, более того, за дверями раздалась отрывистая команда ломать двери, я понял, что это, не дождавшись посланных, пришли те самые менты, которых я ждал.

Бандиты не стали дожидаться, когда милиция вынесет двери, и первыми открыли огонь. Из-за дверей ответили. Я оглянулся и увидел, что возле меня остался только один бугай и сделал вид, что хочу отойти от шальных пуль за косяк на кухне, предварительно проведя вроде как случайно рукой по столу, возле которого стоял, и незаметно прихватил ключи от машины. Мой соглядатай долю секунды поколебался, не остановить ли меня, а потом сам двинулся на кухню следом за мной, как видно одобрив мои действия по обеспечению собственной безопасности.

Грохот в квартире стоял дикий, палили, что братки, что менты, беспощадно много и так же бестолково. Я понял, что второго шанса не будет, и большим пальцем правой руки ткнул изо всей силы моего визави в основание горла, в ямочку под кадыком. Тот только икнул, выронил пистолет, выкатил глаза, схватился за горло и тут же рухнул всей тушей на пол, а я уже подхватил сумку и нырнул, затискиваясь за старый посудный шкаф, за которым была дверь черного хода, не видная из комнат. По дороге подхватив с пола выпавший из рук бандита пистолет.

Пулей вылетел я по лестнице черного хода на улицу, и торопливо открыв двери стоявшей возле подъезда БМВ, рванул со двора так, что только шины завизжали. За моей спиной грохотала канонада, но погони не было.

Все это было у меня впереди, на этот счет я не обольщал себя пустыми надеждами. Я точно знал, что ничего не кончилось, что все ещё только начинается.

И начало это ничего хорошего мне не сулило.

Глава одиннадцатая

Когда Корнею стало окончательно ясно, что с пенсионером Лютиковым их здорово накололи гаишники, он не стал останавливать своих вошедших в раж молодчиков, добивавших несчастного мужика, который при всем желании ничего путного сказать не мог. Все, что он мог сказать, он уже сказал. Он рассказал все подробности происшедшего ночью на Рязанском шоссе. Корней понял, что им подсунули пустышку, что гаишники решили сыграть в свою игру.

- Кончайте с ним, - кивнул он браткам на привязанного к стулу, уже ничего не чувствующего пенсионера.

Сам он подошел к Каракурту, который стоял возле окна, смотрел с безучастным видом на улицу и курил тонкую черную сигарету.

- Бабские сигареты куришь, - недовольно произнес заряженный на скандал Корней. Ему нужно было на ком-то выместить притаившуюся злость.

Но Каракурт ничего не ответил, даже глазом узким не повел, ни одна ресничка не дрогнула.

- Что молчишь?! - распаляясь, почти закричал на него Корней.

- А что ты хочешь от меня услышать? - спокойно пожал плечом Юлдашев. Ты сам не маленький, все понял.

- Понял, понял, - проворчал Корней. - Дальше что делать будем?!

- Искать, - невозмутимо отозвался бывший майор.

- Что искать?! Кого искать?! - взорвался криком Корней, даже его подручные оглянулись.

- Чего вы там возитесь?! - заорал Корней на них. - Кончайте вы с этим...

Послушный его приказам верзила по кличке Бульдог, личный телохранитель Корнея, накинул на шею пенсионеру Лютикову шнур оборванного телефона.

- Так что и где мы будем искать? - успокаиваясь, спросил Корней ещё раз.

- Товар и деньги, - ответил Юлдашев.

- Да что ты говоришь?! - взвизгнул, начиная опять заводиться, патлатый Корней. - А я думал, что ветер в поле. И где теперь мы будем искать наши деньги и товар?

- Почему он башку не моет? - неприязненно подумал чистоплотный Юлдашев, брезгливо глядя на сальные, неряшливые пряди длинных волос патрона. - Надо бы ему сказать, противно смотреть.

И, конечно же, не сказал. Он сказал совсем другое.

- Искать наши деньги и товар мы будем у тех, кто взял все это. Что ты придуриваешься, Корней? Ты меня на голый понт не бери. Меня твои блатные штучки не пробирают. Я четыре войны прошел, такого повидал, что тебе ни на какой зоне не покажут. Ты же сам прекрасно знаешь, что менты нас прокатили. Давай, я смотаюсь в ГАИ, выясню быстренько адреса тех, что с джипа.

- А я что буду делать? - спросил Корней, сам того не зная, что задал именно тот вопрос, который и запрограммировал услышать от него коварный Юлдашев.

- А ты пока съездишь к Фаруху, он там икру мечет, ему же ничего пока не сообщили. Расскажешь ему, что и как, - не моргнув глазом пояснил Юлдашев.

В этот момент он отчаянно блефовал. Если бы Корней согласился, бывший майор оказался в сложной ситуации, поскольку успел уже в общих чертах сообщить Фаруху о некоторых накладках, пообещав подробности доложить позже. Если бы встреча Фаруха и Корнея состоялась, непременно выяснилось бы то обстоятельство, что Юлдашев соврал Корнею. Это могло сразу же резко настроить крайне подозрительных Фаруха и Корнея против него.

Но все же и на этот раз Юлдашев рассчитал все верно и тонко. Корней думал недолго, ему явно не очень хотелось предстать перед разгневанным Фарухом и сообщить ему о том, что его более чем миллион баксов накрылся, и в придачу ещё весь товар, стоивший в несколько раз больше, если продавать его в розницу. К тому же Корнею предстояло ещё объясняться по поводу провалившегося дела с братвой, бабки были из воровской кассы.

Прикинув все эти варианты, которые за него давно просчитал Юлдашев, Корней проворчал:

- А чего это ты раскомандовался, кто куда поедет? Вали-ка ты к Фаруху, а я отправлюсь в ГАИ, там и мои знакомые, между прочим.

- Как скажешь, - хладнокровно согласился Юлдашев, внутренне вздохнув с облегчением. Его рискованная игра взяла первую взятку.

Он не стал откладывать, чтобы не дать времени передумать Корнею.

Тот моментально забыл о Юлдашеве, заторопился и отдавал последние указания своим боевикам, чтобы те организовали съемку видеокамерой. Юлдашев сразу понял, что его патрон задумал отправить пленку на телевидение, были там у него свои каналы, которыми он очень гордился.

Решив про себя, что чем бы дитя ни тешилось, лишь бы под ногами не мешалось, Юлдашев вышел из квартиры, с облегчением вздохнув на улице. Он не любил лишнее насилие. Прошедший несколько войн бывший майор не боялся вида крови, его не пугала смерть ни в каких её проявлениях. Но человек высокой внутренней дисциплины и целеустремленности, он не

любил излишеств в своей не самой чистой работе.

Во дворе Юлдашев обошел жигули, на которых его привезли сюда, со стороны водителя, открыл дверцу и сухо приказал сидевшему за рулем верзиле:

- Вылезай!

- Да ты чё?! - опешил верзила, который был приставлен Корнеем к бывшему майору не только как водитель, но и как соглядатай.

Впрочем, майору это было хорошо известно, но до поры до времени он терпел, вот почему сейчас он с таким удовольствием воспользовался случаем поставить на место этого тупого верзилу, который ему порядком надоел.

- Ты не понял? - сквозь зубы ещё раз спросил Юлдашев.

- Да ты чё, Каракурт? - покрутил толстым, как сосиска, пальцем возле виска водитель. - Меня на эти колеса Корней посадил, и пошел ты...

Договорить ему не удалось. Юлдашев неожиданно ткнул ему в глаза пальцами, сделав "вилочку", а когда водитель инстинктивно, схватился двумя руками за лицо, ухватил его за грудки и легко, словно весил этот бугай не сто с лишним килограммов, а был внутри надувной, выдернул его из машины и отбросил в сторону, специально сделав это так, что уселся тот в единственную грязную лужу во дворе.

Юлдашев взял с сидения тряпку, брезгливо вытер руки, отбросил тряпку в сторону и сел в машину, не обращая внимания на ворочающегося в луже верзилу. Он включил зажигание и выехал со двора. Никто из водителей других бандитских машин даже не вылез наружу.

Бывший майор поехал в сторону большого рынка. Замедлив скорость возле его ограды, поехал вдоль, и остановился недалеко от метро. Там, у входа на рынок, стоял большой медный котел, под которым тлели дрова, над котлом поднимался легкий пар, а возле котла вертелся смуглый высокосокулый раскосый азиат с кожей цвета медного котла, в котором он что-то помешивал.

Азиат поглядывал вокруг и покрикивал с сильным акцентом, не очень громко, но непривычный тембр его голоса и акцент выделялись диссонансом из монотонного шума толпы.

- Плёв! Вкуснай горячай плёв! - нараспев речитативом выводил старательно повар. - Плёв!

Около него останавливались, он накладывал дымящийся рис в тарелочки, выдавал пластиковые ложки и прохожие, которым надоели сомнительные рыночные чисбургеры и гамбургеры, с удовольствием поглощали свежий плов, приготовленный к тому же специалистом.

Юлдашев остановился напротив котла, опустил тонированное стекло в машине и позвал через него:

- Рамиз! Сделай сюда порцию.

- Какие люди! - восхитился смуглый Рамиз, продемонстрировав ослепительно белые зубы, которых не касалась рука дантиста.

Он быстро покрутил ложкой в котле, и неуловимым движением наполнил извлеченную из стопки пластиковой посуды большую фарфоровую пиалу, которая синевой своей сразу же закричала о том, что купили её на базаре в Самарканде.

Вертевшийся возле Рамиза подросток потянулся к пиале, собираясь отнести её заказчику, но Рамиз отстранил его, что-то быстро сказал на гортанном языке, как птица клювом прощелкала, и сам понес дымящуюся пиалу к машине Юлдашева.

Он шел, улыбался ему ослепительно белозубой улыбкой, выражая восторг при виде дорогого гостя. Каждый лучик его мелких морщинок возле глаз на гладкой, словно воском натертой, коже, светились восторгом и радостью. Только в узкие щелки совсем закрытых от улыбки глаз, спрятались колкие острые льдинки.

Рамиз подошел, склонился к машине, протянул внутрь дымящуюся пиалу, и машина Юлдашева сразу же наполнилась ароматом настоящего плова и ослепительной улыбкой радушного Рамиза.

- Кушай, дорогой, кушай земляк, - ласково, как ребенку, сказал Рамиз, слегка поклонившись.

- Тамбовский волк тебе земляк, как говорят русские, - проворчал Юлдашев, с аппетитом взявшись за плов, только сейчас поняв, как он проголодался.

Рамиз попытался проколоть Юлдашева острой льдинкой, но бывшего майора взглядами было не пронять.

- Ты на меня волком не смотри, - погрозил он Рамизу ложкой. - Не умеешь в глаза смотреть - смотри в землю.

Рамиз ничего не ответил, убрал белозубую улыбку за плотно сжатые тонкие губы и молча повернулся спиной, собравшись уйти к своему котлу, возле которого бойко распоряжался вертлявый подросток.

- Куда пошел? - остановил его Юлдашев. - Я сюда что, плов кушать приехал?

Рамиз молча повернулся и встал возле машины, опустив глаза в землю. И терпеливо стоял, поджав губы, дожидаясь пока Юлдашев поест. Тот с аппетитом освободил пиалу, протянул пустую посуду Рамизу и, промакнув губы белоснежным платком, сказал:

- Вкусным пловом угощаешь, Рамиз. А теперь слушай. Мне срочно нужно связаться с Шейхом. Передай ему, что все началось, мне нужны его люди в Москве. Срочно.

- Что еще? - не поднимая глаз, спросил Рамиз.

- Все. Достаточно этого, - сухо ответил Юлдашев, включая зажигание.

- Эй! Рамиз! - окликнули продавца плова из подъехавшего месрседеса, мы плов кушать приехали. Ты где пропадал?

- Минутка! - замахал им радостно рукой Рамиз, надев обратно улыбку.

Юлдашев тронулся, огибая припарковавшийся перед ним мерседес.

- Эй! Эй! Постой! - остановил его крик Рамиза.

Майор остановился и опустил окно, удивленно глядя на повара.

- Ты плёв кушал? - изобразив сладкую улыбку, громко прокричал Рамиз, стоя на небольшом расстоянии. - Ты деньги почему не платил?

На них с интересом оглядывались, из мерса высунулись толстые рожи, предвкушая наслаждение назревающим мелким скандалом.

- Это кто тебе не заплатил, Рамиз? - спросил один из пассажиров мерса.

- Все в порядке, он заплатит. Плёв кушал, платить будет, - с мстительной улыбкой смотрел на Юлдашева Рамиз.

Юлдашев молча достал полтинник, высунул его в окошко.

- У меня сдачи нет, - пропел Рамиз.

- Без сдачи, - улыбнулся уголками губ Юлдашев. - Я угощаю.

Рамиз подошел к машине, протягивая руку за деньгами. Но когда ему оставалось сделать всего шаг до машины, Юлдашев разжал пальцы, и купюра мотыльком порхнула в лужу возле машины.

- Извини, брат, - широко улыбнулся Юлдашев. - Обронил случайно.

И надавил педаль газа. Он торопился к Фаруху.

Фарух снимал номер "люкс" в гостинице "Россия", к которой питал давнее пристрастие. Здесь была знакомая ему по постоянным посещениям обслуга, к тому же он частично контролировал саму гостиницу, в которую были вложены и его деньги.

Фарух вообще больше времени проводил в Москве, чем у себя дома. А в последнее время он практически переселился в Москву на постоянное место жительства. У него обострились отношения с властными структурами в республике, которые потребовали от него повышения выплат. Высокомерный Фарух от этого категорически отказался, после чего началась нешуточная война, закончившаяся наступлением правительственных войск на его бандформирования, контролирующие стратегически важные для поставок наркотика горные перевалы.

Пришлось строптивому наркодельцу уезжать в Москву, что его нисколько не тяготило. Фарух, по своим человеческим качествам был намного ближе Юлдашеву, чем придерживавшийся строгих традиций Шейх. Сравнительно молодой, окончивший университет в Москве и поучившийся за границей, вполне светский человек, любящий хорошее общество, искусство, красивых женщин и веселье, отличный собеседник и радушный хозяин, умеющий наслаждаться праздником жизни, вот таков был Фарух. И он был симпатичен Юлдашеву, но все же бывший разведчик прекрасно понимал, что двум богам не служат, поэтому он предпочел не служить ни одному. В выборе между двумя богами он выбрал третьего себя. Он решил служить себе и затеял опаснейшую игру, в которой ценой неудачи могла стать его голова. Но он не хотел потерпеть неудачу, он собирался играть на выигрыш.

В гостинице Фарух снимал номер в самом конце коридора, в торце. Возле его дверей постоянно сидели двое молодчиков в уютных креслах. Завидев Юлдашева, выходящего из лифта, оба сразу же встали и под застегнутым на одну пуговицу пиджаком одного из них, под правой рукой, мелькнул пистолет в белой открытой кобуре на поясе. На журнальном столике, перегораживавшем узкий проход, лежала небрежно отложенная в сторону газета, её никто никогда не читал, Юлдашев знал, что под газетой лежит наготове автомат.

Охранники были хорошо знакомы бывшему майору, но тем не менее, они смотрели настороженно и пристально. Когда он поравнялся с охраной, один из молодцов, продолжая загораживать собой проход, молча приподнял край газеты, и Юлдашев так же молча положил туда свой пистолет. Молодчик опустил газету и жестом предложил Юлдашеву поднять руки, быстро и профессионально обыскал его, и только после этого молча отодвинул журнальный столик и отодвинулся сам, давая Юлдашеву возможность пройти в номер.

Но впереди него туда прошел второй охранник, и только после вошел Юлдашев. Охранник вернулся в коридор, а бывший разведчик остался в богато, но очень выдержанно обставленном номере. Вернее, в одной из комнат номера, в которой на диване сидели трое мощных мужчин средних лет, личную охрану Фарух доверял исключительно людям солидным, неоднократно проверенным, из родственного клана. Они увлеченно смотрели по большому телевизору детские мультфильмы по спутниковому телевидению.

Возле двери во вторую комнату апартаментов, сидел на стуле, перебирая безучастно в руках четки, запрокинув голову в потолок, высокий сухопарый азиат. Он был одет в джинсовый костюм и с выгоревшей под южным солнцем тюбетейкой на бритой голове. Юлдашев знал его, это был Султан, личный и бессменный телохранитель Фаруха.

Это был человек-легенда. Мастер восточных единоборств, в свое время жестокий серийный убийца, который когда-то был объявлен во всесоюзный розыск.

Ловили его несколько лет лучшие сыскари по всему союзу, а когда все же поймали, люди в нескольких азиатских республиках, узнав, что арестован, наконец, Султан-людоед, впервые за много лет уснули спокойно.

Все были уверены, что жестокого убийцу, приговорят к смертной казни, но все случилось наоборот. Его неожиданно признали душевнобольным и отправили на принудительное лечение, как говорили, у правосудия его удалось откупить за громадные деньги Фаруху. А после распада союза, Султан-людоед оказался на свободе, на каком основании и как это произошло, никто не знал. Но он вышел на свободу и оказался в свите Фаруха, превратившись в его тень.

Этот страшный человек никогда в жизни не пользовался никаким оружием, он убивал исключительно голыми руками. Его боялись все, даже охранники Фаруха сторонились и опасались его.

Султан-людоед, не прекращая пребирать четки, приоткрыл глаза и сказал негромко, обращаясь к Юлдашеву:

- Что стоишь? Иди, хозяин зовет.

И опять зашевелил губами, продолжая перебирать жесткими пальцами, которыми он свернул не одну шею, самшитовые четки.

Юлдашев несколько удивился и замешкался, поскольку ничего из-за дверей не слышал, никаких приглашений пройти. Но Султан-людоед молча глянул на него ещё раз, и Юлдашев, пожав плечом, решился пройти в соседнюю комнату. Он вошел, а за спиной у него Султан-людоед прикрыл дверь.

В этой комнате убранство внешне было ещё скромнее: небольшой диван возле стены, два кресла и журнальный столик в углу, большой письменный стол возле огромного окна, на котором трепетали белые занавески.

Хозяина в комнате не было. Юлдашев недоуменно огляделся и в это время в комнату вошел из незаметной сразу, в тон обоям обтянутой шелком двери, Фарух. Он был в светло серых брюках, белой рубашке без галстука, с распахнутым воротом. В густой черной шевелюре заметно посверкивала серебряными нитями седина. Судя по ней, последние события не прошли бесследно для Фаруха.

- Садись, - нетерпеливо указал рукой на кресла Фарух, сверкнув перстнями на пальцах.

Не дождавшись пока гость усядется, отбросив в сторону восточные условности, Фарух, не ставший садиться, спросил напрямик.

- Что с товаром и деньгами?

- Возле ресторана нашли две машины...

- Это все меня не интересует, - резко остановил Юлдашева Фарух. - Меня интересует товар. Где он? И что с ним?

Юлдашев кратко и сухо сообщил о том, что товар ищут, что товар перехвачен неизвестными конкурентами. И тут он выложил на стол свой главный на сегодня козырь в этой смертельной игре.

- У меня есть основания предполагать, что это дело рук Корнея, - не меняясь в лице, доложил он.

- Ты с ума сошел?! - повернулся к нему отошедший к столу Фарух. Зачем ему это нужно?!

- Я не знаю, - упрямо вздернул подбородок Юлдашев. - Но совсем недавно он выспрашивал меня о том, что мне известно о Шейхе.

- Так, - сразу же подобрался Фарух. - Дальше.

- Дальше ничего особенного, но он тормозил меня всю ночь, тянул с докладом тебе, отказался ехать к тебе сам, послал меня, когда должно было быть все наоборот. Повел по дурному адресу к какому-то пенсионеру. Что же еще? Повод для размышлений есть.

- Повод для размышлений действительно есть, - задумчиво повторил Фарух.

Он повернулся к Юлдашеву спиной, долго смотрел в окно, на трепещущие занавески, а Юлдашев за его спиной терпеливо ждал, в чудовищном нервном напряжении. Сейчас решалось все. Непредсказуемый Фарух мог вызвать к себе Корнея, и это стало бы катастрофой для бывшего майора.

Фарух обернулся, подошел к двери, в которую вошел Юлдашев, открыл её и позвал негромко:

- Султан, зайди на минуту.

Быстро вернулся к столу и пристально посмотрел на Юлдашева, какое впечатление произвело на него приглашение Султана-людоеда.

Юлдашев как сидел с каменным лицом, так и сидел.

- Молодец, майор, - цокнул языком Фарух, любивший называть Юлдашева по званию. - Умеешь себя держать. А ты что скажешь, Султан?

- Султан ничего не скажет, - раздалось за спиной Юлдашева, который даже не слышал, как вошел в комнату этот тихий убийца.

- Султан ничего не скажет, - повторил глухим голосом вошедший. Султан хозяина слушать будет.

- Вот, Султан, майор говорит, что Корней мог нас продать. Мог?

- Конечно, мог, - не задумываясь, ответил Султан. - Каждый может. Особенно сейчас. Деньга всем нужна. Почему вещь не продать?

- Майор говорит, что Корней не вещь продал, он нас продал, - улыбнулся Фарух.

- Мы тоже вещь, - не меняясь в лице, отозвался Султан.

- А ты меня можешь продать? - спросил Фарух.

- Не могу, - серьезно ответил Султан. - Моя жизнь тебе принадлежит, как я тебя продать могу? Только Султан не может продать. Остальные все могут.

- И майор может? - лукаво прищурился Фарух.

- Майор тоже человек, - не запнувшись, ответил Султан. - Любой человек продать может.

- А ты что скажешь, майор? - резко повернулся Фарух к Юлдашеву, шагнув в его сторону.

Бывший майор хотел встать ему навстречу, но только он сделал это, как между ним и Фарухом тенью проскользнул Султан и встал между ними, глядя прямо в глаза майору.

Глаза у серийного убийцы были бледно голубые, почти бесцветные, а темные зрачки сузились до размера булавочной головки и сверлили Юлдашева насквозь, протыкая его словно иглой. Ему стало не по себе от этого острого взгляда, который он ощутил на себе почти физически.

Юлдашев вспомнил, что расширенные зрачки говорят о симпатии к собеседнику, а суженные о неприязни, недоверии. И ему стало не по себе от взгляда Султана-людоеда, впервые он по настоящему испугался человека, такая ненависть застыла в глазах Султана. И Юлдашев понимал, что ненависть эта не просто к нему, Юлдашеву, эта ненависть у Султана-людоеда навсегда ко всем людям, и вот именно от этого и становилось страшно, потому что для Султана все были одинаковы. Для него все были одинаково мертвы.

- Так что скажешь, майор? - наслаждаясь произведенным на Юлдашева впечатлением, спросил Фарух. - Что молчишь? Загипнотизировал тебя Султан? Это он умеет, жути нагнать. Да ты не пугайся, он на самом деле добрейший человек. Мухи не обидит. Правда, Султан?

- Правда, хозяин, - опустил глаза Султан. - Зачем муху обижать? Пускай летает, муха не человек. А майора зачем спрашивать? Никто не скажет, что продать тебя хочет. Что скажет майор и так ясно. Это все не важно совсем. Важно то, хозяин, что ты скажешь. Важно то, как ты ему поверишь. Что он сказать может, ты сам знаешь. Зачем спрашивать?

- Верно говоришь, Султан, - потрогал подбородок Фарух. - Решать мне. Что ж, поверим майору. Корней мне давно не нравится. Вор - он всегда вор. А тебе, майор, кое-что скажу, чтобы ты получше думал. Ты знаешь, сколько ты денег вез и какой товар получал?

- Откуда я мог это знать? - подобрался Юлдашев, не понимая, куда клонит Фарух. - Мое дело обеспечить доставку денег и прием товара. Что за товар, какие деньги, меня это не интересует. Мне лишнее ни к чему.

- Правильно мыслишь, майор, профессионально, - похвалил Фарух. Только не мешало бы тебе кое-что знать. На этот раз на сумму, которую ты отвез, героина по оптовым ценам нужно было отгрузить не чемоданчиками, а почти что вагоном, ты понял меня?

Он пристально всматривался в майора. У Юлдашева от нехорошего предчувствия занемели кончики пальцев. Конечно же, он прекрасно знал о сумме, которую отвозили его бойцы. Именно поэтому и решился он на перехват именно в этот раз. Но вот именно сумма и не давала покоя ему все время. Он понимал, что здесь что-то не так, но старался не думать об этом.

- Так вот, майор, в чемоданчиках, которые уплыли вместе с деньгами, был не героин.

Юлдашев, при всей своей выдержке, непроизвольно дернулся вперед.

- А что же тогда?

- Интересно? - опять улыбнулся Фарух, и зловеще пообещал. - Сейчас тебе ещё интереснее станет. Так вот, в чемоданчиках наркотик будущего. Опытная партия. Это высококонцентрированный порошок, который создан в лабораторных условиях, внешне один в один похож на героин, но каждый грамм этого вещества равен примерно килограмму героина. Развести его можно только в лабораторных условиях. Ты понимаешь меня, майор? Ты понимаешь, что над нами всеми висит?

Юлдашев сел в кресло и полез за сигаретами.

- Не надо курить, - остановил его Султан. - Хозяин не любит.

Бывший майор послушно кивнул головой. Он думал о другом. Он представил себе последствия того, что может случиться, если порошок расфасуют и запарят его в розницу по Москве.

Это же катастрофа! Тогда уже никто и ничто не спасет, никакие крыши, тогда достанут из-под земли и Фаруха, и Корнея, и его, Юлдашева.

- Ты понял, майор, что это самая настоящая белая смерть? Ты понимаешь, что это уже не торговля наркотиком, а терроризм? Если мы не вернем товар, если он выйдет на улицы, нас порвут на куски.

- Я все понял, - хрипло ответил Юлдашев.

- Надеюсь, - уже без тени иронии кивнул Фарух. - Давай адрес, отправлю Гвоздя.

- Я сам поеду! - приподнялся Юлдашев.

- Сиди, майор, - махнул Фарух. - А если там Корней? Не стоит вас пока сталкивать. Подождем. Успеем с Корнеем разобраться. Адрес!

Юлдашев назвал адрес.

- Кто там живет?

- Сергей и Ирина Беловы, - четко доложил Юлдашев. - Владельцы джипа.

- Ты как сам думаешь, дилетанты, или профессионалы? - прищурился Фарух.

- Здесь такая дурацкая ситуация, все возможно. Скорее всего профессионалы. Но тогда что за трупы в машинах возле "Лесной сказки"? Если профи, нам легче, а вот если дилетанты, это куда опаснее.

- Почему? - искренне удивился Фарух.

- От профи знаешь, что можно ожидать, можно перекрыть хотя бы каналы сбыта, можно просчитать варианты, за ними всегда стоит школа, значит, можно хоть что-то предугадывать, а если дилетанты, это хуже. Дилетант всегда опаснее, он непредсказуем. Он сам не знает, что делать и принимает решения по ходу дела, в зависимости от того, какой оборот принимают события вокруг него. В этом главная опасность. Дилетанта невозможно просчитать. Возможно, взяв деньги и наркотики, могут запросто освободиться от наркотика, посчитав, что с них с лихвой хватит денег. Могут сесть в самолет и улететь на Гаваи, или там ещё куда. А могут расфасовать порошок по пакетикам и выйти продавать на улицу. Кто их знает, что они за люди?

- Ты прав, - посерьезнел Фарух. - Давай, включай свои связи, ищи по своим каналам. Это же не единственный адрес?

Фарух уставился на Юлдашева немигающим взглядом, но тот глаз не отвел, а ответил совершенно спокойно:

- Есть ещё адресок, пассажира джипа.

- Давай, командуй сам, майор, - решился Фарух. - Задействуй своих людей, задействуй Гвоздя и его братков, действуй.

- Я направлю Гвоздя по адресам, а сам пока попробую установить все, что только возможно, о владельцах джипа.

- Действуй, только докладывай мне почаще.

- А если Корней меня востребует?

- Корнею я скажу, что ты выполняешь мое поручение. Иди, майор, время идет.

- А если Гвоздь мне не поверит, что ты передал его мне?

- Поверит. Ты распорядись, а он такой, он никогда никому не верит, все равно мне перезвонит, уточнять будет. Наш брат, азиат. Восточный человек, осторожный человек.

Юлдашев повернулся и вышел.

Сев в машину, он долго петлял по улицам, проверял, не повесил ли ему Фарух "хвоста". Юлдашев тоже был восточный человек. Осторожный человек.

По дороге он связался с Гвоздем, выходцем из Крымских татар, авторитетом из люберецкой группировки. Разговаривал с ним Юлдашев резко, продиктовал адрес и передал, что Гвоздь должен забрать пять металлических чемоданов. В чемоданах деньги и наркотики. Наркотики ни в коем случае не пробовать! Категорически.

Когда возмущенный таким понуканием Гвоздь затребовал гарантии того, что Каракурт говорит от имени Фаруха, Каракурт послал его по-русски, сказав, что все равно Гвоздь будет перезванивать Фаруху сам.

Только Юлдашев положил трубку, как телефон в машине зазвонил. Юлдашев снял трубку, подумав, что это звонит Корней, довольно резко сказав в трубку:

- Говори!

- Ты один в машине? - спросил его вкрадчивый голос Шейха.

- Один, - поспешил ответить удивленный Юлдашев.

- Что ты от меня хотел, Каракурт? - спросил Шейх.

- Я начал операцию "обвал".

- Почему не предупредил? - забеспокоился Шейх.

- Так получилось, обстоятельства вынудили. Потом доложу. Мне нужна помощь.

- Что конкретно? - деловито осведомился Шейх.

- Люди, - кратко ответил Юлдашев.

- Будут тебе люди, Каракурт. Свяжись с Трифоном, он в курсе. Я его на всякий случай предупреждал. Что еще?

- Пока все.

- Ты зачем Рамиза обидел? - удивился Шейх. - Ты такой воспитанный человек, деньги в грязь бросил...

- Ничего, оботрет, - усмехнулся Юлдашев.

- Смотри, - равнодушно отозвался Шейх. - Врагов и обиженных за спиной оставлять нельзя. Сам знаешь.

- Мне сейчас не до восточных мудростей, - вздохнул Юлдашев. - Если я вас чем-то обидел, я готов просить у вас прощения. Я ваш раб навсегда.

- Ну что ты, Каракурт? - умилился Шейх. - Ты мне как сын, какой раб? О чем ты?

- Я всегда помню, кому я всем обязан, и кому я служу, - твердо ответил Юлдашев.

Шейх ничего не ответил и положил трубку. Послушав далекие гудки, Юлдашев тоже опустил трубку. И тут же поднял её опять, набрав номер Трифона, авторитета подольской группировки, партнера Шейха в Москве.

- Трифон? - коротко спросил Юлдашев. - Это Каракурт. Запоминай адрес. Приедешь

мочи всех, кто там будет: братки, авторитеты, менты, случайные люди. Всех! Никого в живых, даже грудных младенцев. Взять железные чемоданы, если их нет, искать деньги. Валюта. Больше ничего не трогать! в чемоданах деньги и героин. Деньги - мои, товар - твой. Доложишь мне, я дам номер пейджера. Я распоряжусь. Квартиру сжечь. Все...

Не дожидаясь ответа, он положил трубку, набрал ещё один номер и попросил к телефону майора Сахно.

- Товарищ Сахно? - спросил он. - Тамарочка, привет. Это Юлдашев тебя беспокоит. Майор Юлдашев. Будь добра, строго конфиденциально, сделай мне выборку по нескольким людям, все, что интересно. Данные? Диктую. Голубев, Константин, Беловы...

Глава двенадцатая

Безусловно, самым разумным в моем аховом положении было бы отъехать подальше от центра и бросить как можно скорее машину в каком-нибудь пустом дворике, оставив ключи в зажигании. Наверняка новенькую бээмвэшку угнали бы в течение ближайшего получаса, а потом пускай менты носятся по всей Москве за угонщиком и за машиной с блатными номерами, предоставив мне возможность удрать за это время из Москвы подальше. Собственно, я так сперва и собирался сделать, но, уже въехав в тихий дворик, облюбованный мною для того, чтобы именно в нем подарить скверный подарок бедолаге угонщику, я вдруг задумался.

Если бандиты вырвутся из моей квартиры, а это скорее всего так и будет, по крайней мере Корней должен уйти, выведут его братки из этой заварухи, наверняка выведут. Ментов вряд ли много приехало, наверное, один наряд, человека четыре в лучшем случае, да и к такому крутому повороту событий вряд ли они были готовы.

Как бы там ни было, надо было рвать из города, и чем скорее, тем лучше, я понимал уже, что охота пошла нешуточная. По крайней мере, менты и братки в неё уже включились, помчавшись за нами сразу же наперегонки, а ведь были ещё и поставщики, которые тоже наверняка мечтали получить обратно свой товар, или деньги. Кто они? Откуда появятся? Из-за какого угла, из какой подворотни, из какой щели? Да уж, влип я в скверную историю по полной программе.

Впрочем, что толку теперь напрасно сожалеть и в чем-то раскаиваться? Я же сам лучше своих друзей понимал, что просто так, за здорово живешь, судьба такие подарки щедрой рукой под подушку не кладет. Судьба, если уж и дарит, то исключительно высокооплачиваемые подарки. И делает их за счет клиента.

Время шло, а я все сидел, положив руки на баранку и глядя перед собой, так и не покинув БМВ. Я не мог вот так вот просто уйти, уехать, сбежать. Это было бы с моей стороны подло, я обязательно должен был предупредить своих друзей, что большая охота началась, что смерть уже гуляет рядом с нами, задевая нас рукавами. Если нашли меня и гражданина Лютикова, то обязательно отыщут и моих друзей, по крайней мере, Серегу, чей адрес так же, как и мой, остался в протоколах ГАИ. Но нутром, нервами своими, инстинктами, я понимал, что не стоит мне этого делать. Не нужно мне их искать. Мне надо было не теряя времени самому выбираться из города, спасая собственную шкуру.

Они сами сделали свой выбор, мы разошлись в разные стороны, мои студенческие друзья мне даже номер рабочего телефона не оставили, не то, что домашний адрес, или телефон Гали. Ну и пускай выкручиваются сами, как сумеют. Им легче, их четверо, возможно, им повезет больше. В конце концов, двое из них - граждане США. Им уехать в два раза легче, чем мне, и у Сереги с Ирой наверняка есть загранпаспорта. И если я могу спрятаться только на просторах России, то они могут прикрыться чужим государством.

Как я ни уговаривал себя, но я не мог успокоиться. Что-то во мне, что я в последнее время старался вытравить, забыть, оставить в прошлом, не давало так вот просто взять и уехать, махнув рукой на то, что случится с друзьями, с которыми учился в школе и в институте. Я не мог бросить их в такой момент. Но как их отыскать? Я даже не знал точно, где работает Сергей, какую фирму представляет Лешка, где живет Галя.

Что ж, оставалось только одно - ехать на квартиру к Сергею, чей адрес был у гаишников. Это было полным безумием, но только там я мог найти хоть какие-то координаты моих друзей.

Там, конечно, меня наверняка ждала встреча с нашими преследователями, но никак по-другому найти ребят я не мог. А найти их я был обязан.

Конечно, что касается умения устроиться, имиджа и прочее, мои студенческие друзья были мастера и чувствовали себя в мире большого бизнеса как рыба в воде, но зато в столкновении с бандитами был нужен мой опыт. Опыт войны и опыт выживания. Он был у меня. Конечно, на Рэмбо меня не учили, но война есть война. Это школа. Этому не учат ни в школе, ни в институте.

Так что, поразмыслив, я решил все же машину пока не бросать. Сейчас многое решала скорость. Пока выигрывать мог тот, кто быстрее передвигался, а не только быстрее думал. Кто кого передумает, в эти игры мы будем играть позже, если доживем, если нас не грохнут сразу. А пока - кто кого перебегает, и кто кого перестреляет во всех смыслах слова.

В этой ситуации машина с блатными номерами мне могла сильно пригодиться. Я практически ничем не рисковал. Для того и существуют блатные номера, чтобы гаишники не останавливали почем зря их владельцев. Номер это для них вроде как сигнал, что свои едут. Так что за свои просроченные права и за документы на машину я мог не беспокоиться, если только не начну гонять по улицам столицы со скоростью под триста километров, или давить прохожих исключительно на глазах гаишников, никто меня с такими номерами не остановит. И тем более никаких документов требовать не будет.

О документах я вспомнил очень кстати. Остановившись на мосту, я достал свой паспорт и другие документы, тщательно изорвал и выйдя из машины выбросил в воду через перила. Раз уж доблестные гаишники оказались в эту историю замешаны, кто знает, не впутается ли в эти поиски и милиция, так что в случае, если случайно попадусь, лучше быть совсем без документов, пока выяснят кто да что, будет время что-то сообразить.

Я подъехал к Серегиному дому, который запомнил со вчерашней ночи, долго стоял в стороне, внимательно осматривая припаркованные близко машины, даже медленно объехал все соседние дворы, но ничего подозрительного не заметил.

И все же что-то говорило мне, что бандиты где-то здесь, рядом. Этому нельзя научить, это приходит само. Опасность я чувствовал не интуитивно даже, а физически. Это ощущение пришло ко мне во время войны, где-то на второй год, и когда я рассказал об этом Армену, который воевал уже шестой год, он хлопнул меня по плечу и сказал, сверкнув зубами:

- Теперь ты точно будешь жить, ара!

- Почему так думаешь? - удивленно спросил я.

- Я не думаю, - даже обиделся за такие слова Армен. - Я - знаю! Я шестой год воюю, мне отец так сказал, что когда я буду чувствовать опасность как зверь, даже не видя её, когда у меня душа томиться будет, если опасность где-то близко, зубы будут болеть, в ухе стрелять, кости ныть будут, вот тогда я буду жить на войне. Понимаешь, мой отец мне сказал так, что все идут на войну погибать, и поэтому погибают, а нужно очень хотеть жить, тогда придет это чувство, оно тебя будет оберегать, предупреждать, и тогда обязательно вернешься домой живым. Мой отец вернулся.

Тогда я почему-то поверил Армену, наверное, мне очень хотелось поверить ему. А через два месяца после нашего разговора он погиб. Погиб нелепо. Его случайно застрелил новобранец, который неосторожно заряжал автомат в землянке.

Но я все же выжил...

И я их вычислил, этих бандитов. На автомобильной стоянке, оборудованной возле дома, стояли поставленные через одну две одинаковые красные "девятки". Я стал смотреть, где бы припарковаться поудобней, чтобы не было проблем с выездом, выбрал подходящее место и встал. Теперь нужно было решиться и вытащить себя из машины. Я огляделся в салоне, и только сейчас заметил на заднем сидении, в углу, свернутый милицейский плащ с капитанскими погонами и фуражку.

Вот это могло мне сейчас очень даже пригодиться. Я переложил фуражку на переднее сидение, потянул плащ, и из-под него показался короткий вороненый ствол автомата. Вот это было очень даже кстати. Я заметно повеселел, шансы мои выиграть в этой лотерее повысились, и я, завернув короткий автомат в плащ, держа небрежно фуражку в руке, пошел к подъезду, на ходу пытаясь сообразить, как искать нужную мне квартиру. Вчера ночью из окна машины я видел и запомнил дом и подъезд, в который вошли Галя с Ирой, но вот в какую они вошли квартиру, даже на каком она этаже я, увы, не ведал.

В подъезде меня ждал неприятный сюрприз. Возле небольшого столика прохаживался здоровенный детина в кроссовках и спортивном костюме, но в берете с нашитой на него яркой кокардой охранного бюро, и даже с пистолетом в кобуре на поясе, что меня нимало удивило. Насколько я знал, жилые дома с оружием частные фирмы не охраняли. Впрочем, кто точно знает? В наше время все могло быть.

Я медленно поднимался навстречу охраннику, а в мозгу у меня крутилась сумасшедшая карусель. Бойцы охранных бюро, по крайней мере те, которые обслуживают дома такого уровня, имеют полные комплекты формы, а не один, сдвинутый лихо на ухо, берет с кокардой. Как правило, оружие у них дубинки и газовые пистолеты. Плюс к этому, работа эта не настолько высоко оплачиваемая, чтобы охранники носили на себе столько золота в виде цепи на шее и массивного перстня с замысловатой печаткой на пальце. И вообще, во всем, как он меня встречал, не чувствовалось даже минимальной выучки. К тому же настоящий охранник скорее всего сидел бы за столом, а не разгуливал, топча ноги.

- Бандит! - решил я уверенно и тем не менее продолжал спокойно подниматься по лестнице к лифту.

Я купил его на свой наряд. Он не смог быстро сориентироваться и сообразить, как ему правильно реагировать на здорового мужика в джинсах и рубашке, но с милицейским плащом, переброшенным через согнутую в локте руку, и с форменной фуражкой в другой руке. Когда же он принял какое-то решение, оно запоздало потому, что я уже успел подняться по ступеням и упереть ему в живот ствол автомата.

- Сколько и где? Быстро, быстро отвечай, - потребовал я, не теряя времени и вынимая у него из кобуры пистолет.

- Чего сколько? - не понял он закаменевшим от редкого употребления мозгом.

И тут же сморщился, жалобно охнул и согнулся от удара под ложечку. Церемониться мне

с ним было некогда.

- Я очень спешу, - пригрозил я, - так что переговоров у нас не будет. Будут вопросы. Повторяю: сколько, кроме тебя, бандитов, и в какой они квартире?

- Пятеро, - испуганно икнул верзила.

- Квартира?! - нетерпеливо повторил я вопрос. - Номер! Быстро!

- Не знаю!

Заниматься разъяснительной работой мне с ним было некогда. Пришлось основательно макнуть его рылом об стол. Он замахал руками, размазывая кровавые сопли, и чуть не проплакал, так ему было себя жалко, казалось, ещё немного и он взаправду зарыдает:

- Не знаю! Ничего я не знаю! Ей бо, не знаю! На третий этаж поехали.

И он действительно всхлипнул. Что удивительно, почти все блатные весьма плаксивы и сентиментальны, естественно, когда их прижать как следует, особенно же трогательно и бережно они относятся к собственным персонам. Я посмотрел на него и увидел, что это совсем ещё пацан. Просто здоровый бугай, но все же пацан.

- Тебе сколько лет? - спросил я, тряхнув парня основательно за ворот.

- Что? - испуганно икнул он.

- Лет тебе сколько?! - нетерпеливо повторил я.

- Девятнадцать.

- Где настоящий охранник? Куда его дели? Что с ним?

- Не знаю. Я не видел его.

- Врешь! На тебе его берет.

- Не знаю, я после братков в подъезд вошел, когда позвали. Никого уже не было. Я стоял на улице, у дверей на шухере. Потом мне дали берет и велели стоять здесь.

Я огляделся, но так и не понял, куда бандюги дели охранника. Зато увидел на столе растрепанный толстый журнал для записи посетителей. Я полистал его и нашел список жильцов, где почти сразу отыскал номер нужной мне квартиры.

- Значит так, - сказал я малому. - Ты сейчас выйдешь из подъезда, бегом добежишь до ближайшего метро, и быстро поедешь домой. А там соберешь шмотки и уедешь куда хочешь. Есть где-то родственники не в Москве?

Он кивнул, не понимая, что я от него хочу.

- Вот к ним и поедешь. И смотри - вздумаешь своим браткам шумнуть, кто-то же есть у вас на улице, - первым пристрелю тебя. Понял меня? Учти, дом под наблюдением. Так что вали быстро - второго шанса не будет.

Он ещё раз кивнул, и молниеносно выскочил из подъезда, едва не выбив головой двери, а я пошел тихонько вверх по лестнице, проигнорировав лифт. Слишком шумный для меня способ передвижения.

Поднимался я медленно, сохраняя дыхание, время у меня было, а прежде чем ещё раз встретиться нос к носу с вооруженными бандитами, не мешало приготовиться получше. Тем более, что их было пятеро.

Вот почему я шел так не спеша. До третьего этажа нужно было что-то придумать. Пока я поднимался, мозг мой лихорадочно работал, услужливо выдавая готовую продукцию. До площадки третьего этажа я придумал мотор, который работал на воде, съедобные деньги, сверхвечный двигатель, квадратное колесо, быстрорастворимую туалетную бумагу, и ещё множество полезных вещей, но самое главное изобретение я придумал уже возле обитой мягким дерматином металлической двери Серегиной квартиры. К моей радости, глазка в двери не было, не знаю уж почему, такие монументальные сооружения без глазка - большая редкость.

Как удалось бандитам открыть этот броневик, трудно сказать, но удалось, хотя двери и остались незапертые, как видно, замок они повредили, по этому признаку я, даже не глядя на номер, сообразил, какая квартира мне нужна. Ну, асы! Это ж надо! Служба МЧС открывает стальные двери чуть не по часу, и при этом разносит заодно почти полдома, а тут все было сделано просто безукоризненно ювелирно, если не считать испорченного замка, на самой же двери снаружи не было даже царапины.

Но теперь мне надо было не комплименты бандитам расточать, а готовить для них свой сюрприз, к чему я и приступил. Вот когда нужно было включать скорость.

Я приготовил все, что задумал, подошел вплотную к дверям, приник к ним ухом и прислушался. Слышен был шум и треск, судя по всему, в Серегиной квартире, в поисках денег и наркотиков, делали евроремонт по-бандитски, наподобие того, что они учинили на квартире гражданина Лютикова.

Послушав возле дверей, я нажал на звонок и отошел от двери на несколько шагов, весь превратившись в пружину, готовую к действию. Теперь все решала быстрота.

Я распахнул дверцу пожарного крана, быстро размотал шланг, а как только за дверями послышался тихий шорох, отвернул кран, наклонил шланг и пустил воду, чтобы она потекла под двери, постепенно увеличивая напор воды, слегка придерживая его ручным рычажком на стволе. Теперь главное было успеть все сделать вовремя.

За дверями выругались, очевидно, попав в лужу, двери широко открылись, и на площадку высунулась чья-то очень рассерженная голова.

Я успел. Рассчитал все верно и точно, а главное, точно все исполнил. Я, наверное, выполнил норматив профессионального пожарного. Голову вместе, разумеется, с ногами и всем остальным хозяйством смело от дверей тугой струей воды. А я ворвался следом, сбивая тугой струей все, что стояло на дороге, разматывая за собой пожарную кишку, тянувшуюся от пожарного крана, расположенного на площадке перед квартирой.

Изобретение мое оказалось просто гениальным: я смел всех бандитов на пол так, как этого не сделал бы даже автомат. В квартире все летало, переворачивалось, а среди этого дикого хаоса катались по полу бандиты, пытаясь встать на ноги, и тут же сбиваемые ударами воды под чудовищным напором.

В другой, прежней своей жизни я, наверное, был пожарником, по крайней мере, от этой работы я ловил настоящий кайф. Мне очень понравилось гасить вместо огня бандитов, что нельзя было сказать про них.

Вдоволь натешившись и наигравшись этими очумевшими и нахлебавшимися воды негодяями, безжалостно гоняя их по квартире как футбольные мячи, я привернул стопор, перекрыв воду, и бросил шланг на пол, схватив автомат. Обрушив удар приклада на голову бандиту, ближнему ко мне, который пытался подняться с мокрого пола, я приказал остальным лежать мордами вниз, и положить руки на затылок. Они все сделали так, как я велел. Быстро оглядевшись, я с удовольствием и облегчением убедился в том, что моих друзей не оказалось дома во время визита к ним непрошеных гостей.

Мокрые, дрожащие от ледяной воды, надрывно кашляющие и плюющиеся этой водой, которая забила им легкие, они лежали на полу, и даже не пытались сопротивляться, оглушенные и дезориентированные, плохо понимающие, что же с ними такое случилось.

Это было мне на руку. Не давая им времени опомниться, я быстро собрал у них оружие, вытряс из карманов на стол деньги и ключи от машин. Лежали они в огромной луже воды, которая стояла на полу сантиметров на десять высотой. Руки они держали на головах, а головы были высоко подняты, они были похожи на стадо диких лебедей, которые куда-то плывут по глади пруда, шеи у них уставали и периодически то один, то другой окунались мордой в воду, тут же выныривая, матерясь и отплевываясь.

Когда я вместе с ключами и запасными обоймами вытряс у них из карманов деньги, я понял чего мне не доставало. Наличности. У меня на руках были только зеленые, взятые из чемодана, а кто их ещё знает, что это за деньги. К тому же в обменном пункте могли потребовать документы. Значит, мне нужны были рубли.

И я принялся искать их в Серегиной квартире. Бандиты как видно только приступили к обыску, потому что деньги оказались нетронутыми, в верхнем ящике секретера, под толстой телефонной книгой, которой я немедленно воспользовался, не забыв вырвать нужные мне страницы, не я же один был такой у мамы умный. Все, за чем я сюда шел, оказалось в одном месте, и я сэкономил драгоценные секунды. Даже то, что я не встретил здесь своих друзей, меня не столько огорчило, сколько обрадовало. Если бы они оказались дома, кто знает, как закончилась бы их встреча с этими ублюдками, лежащими на полу.

В ботинках у меня хлюпала вода, и я подумал, что сейчас сюда придут разгневанные соседи снизу выяснять, кто, чем и по какому такому случаю сверху на них протек. Собственно говоря, все, что мне нужно было, и зачем я сюда шел, отчаянно рискуя, я отыскал и взял. Теперь оставалось только попрощаться с бандитами, которые лежали в луже, задрав головы и выставив жопы, теперь напоминая чем-то маленькое стадо Лох-Несских чудовищ на отдыхе, или же морских черепах со сдвинутыми назад панцирями.

Надо было смываться, но после всего, что случилось, я не мог уйти вот так вот запросто, не сказав ничего на прощание этим выродкам. А сказать мне им было что. У меня много накипело за сегодняшний день. Самое же главное надо было охладить их пыл и резвость, заставить бандитов быть медлительнее, укоротить прыть, заставить бояться себя, или хотя бы остерегаться, считаться со мной, заставить передвигаться медленнее, с опаской, с оглядкой.

- Кто старший? - спросил я.

Ответом мне было тоскливое молчание. Ну что же, будем дальше играть в игры. Кто из них старший, я догадался сразу же сам, это было несложно. Среди высоко подбритых затылков и могучих шей, выделялась тонкая шея и лысая голова, чаще других нырявшего мордой в воду тщедушного мужичка. Что тут могло быть непонятного? С такой комплекцией не берут в боевики, значит, этот человек мне и нужен. Но я решил поиграть, выдать им представление по полной программе, пускай, сволочи, хоть немного на собственной шкуре испытают то, что обычно чувствуют их беззащитные жертвы.

- Руки вытянуть перед собой! Быстро! - пнул я изо всех сил под ребра бугая, лежавшего ближе всех ко мне.

Тот охнул, судорожно дернул ногами, заскрипел зубами от злости и боли, выругался, но руки перед собой вытянул.

- Прижать ладони к полу! Пальцы растопырить! - командовал я, не оставляя ему времени на размышления.

Он послушно выполнил все, что ему было приказано, и тогда я спросил у него, наклонившись к самому уху:

- Еще раз, для особо одаренных, повторяю вопрос - кто старший?

На этот раз я услышал в ответ громкое сопение. На мгновение я даже засомневался, а не вообразил ли он себя моржом? По издаваемым им звукам было очень похоже на это. Но все же я решил проверить, и изо всей силы, ничуть его не жалея, ударил каблуком сверху по растопыренной пятерне. А что мне его было жалеть? Они не пожалели беззащитного пенсионера Лютикова, почему же я должен был с ними церемониться?

Раздался хруст и вскрик. Но тут же последовал удар ногой по лицу, и он заткнулся, только тихо скулил.

- Кто старший, спрашиваю ещё раз, - повысив голос.

Малый заерзал, не зная на что решиться. Его раздирали сомнения, зато я ничуть не сомневался и обрушил каблук на вторую кисть руки. Тут уж он взвыл. И опять получил удар ногой по морде.

- Ты что, братан, мазохист и любишь, когда тебе больно? - спросил я. Тогда сейчас все повторим сначала, по полной программе.

- Нет! - вскрикнул испуганно бандит. - Старший Гвоздь, вон тот, лысый, через одного справа от меня!

- Молчи, сука! - вскрикнул Гвоздь, но тут же прикусил язык, потому что я подошел вплотную и встал над ним.

- Перевернись на спину! - скомандовал я.

- Зачем? - испуганно сжался он в комок.

Интересно, как бы он выглядел, если бы ему удалось застать врасплох меня, или моих друзей? Вряд ли он был бы так робок.

- Морду твою поганую рассмотреть хочу. Надо же мне знать в лицо, кого я грохнуть собираюсь. Быстро повернись!

Мужик перевернулся на спину, показав мне лысую голову и гладко бритое, широкоскулое лицо азиата.

- Ну, дитя Востока, будем считать, что мы с тобой познакомились, а теперь сразу же будем прощаться.

Я взвел пистолет.

- Ты что?! - заорал он. - Ты знаешь, с кем дело имеешь?! Тебя же, фраер, из-под земли достанут! Ты, чмо, хотя бы знаешь, кто я такой?! Я же Гвоздь! Тебя за меня люберецкая братва на мелкие куски изрежет!

- Если ты - гвоздь, в таком случае я - молоток, и пришел тебя забивать. А вообще-то мне это по барабану, кто ты есть, - честно ответил я. - И ваши собачьи клички меня мало волнуют. А за меня не волнуйся, если меня кто и достанет, ты этого уже не увидишь в вечных своих снах, ты уже будешь мертвый.

- Не делай этого, не убивай меня! Ты об этом крепко пожалеешь, клянусь! - захлебнулся он слюнями, испуганно вжимаясь в пол.

Если бы он мог, он, наверное, уполз бы в щелочку паркета.

- Вполне возможно, что и пожалею, - равнодушно отозвался я, - но только опять же, жалеть я, если и буду, то только после тебя. У тебя, кстати, вдова есть? Сироты есть?

- Чего? - не понял он, сделав европейские глаза.

- Почему это все говорят, что люди с Востока - мудрые люди. Брешут люди, как всегда, - вздохнул я, поднимая пистолет.

- Есть! - испуганно заорал он, выкатывая глаза, - Есть у меня вдо... Нет! Жена есть и двое детей!

- Дурак ты, - возразил я. - Нет у тебя жены, у тебя есть вдова и сироты...

Я едва не поплатился за излишнюю болтливость. Наверное, я перебрал, он был настолько запуган и уверен, что пришла его смерть, что откуда-то из рукава у него выскользнул прямо в ладонь маленький плоский черный пистолет, который он вскинул и даже нажал курок...

И я выстрелил. Прямо в лоб. Его пистолет оказался на предохранителе, счастлив мой бог. Все остальные бандиты перепугано вздрогнули и повернули головы, испуганно вжимаясь в пол. Ну что же, им будет что передать на волю, если их заберут менты, а если не заберут, то передадут сами, поделятся живыми впечатлениями. После такого предупреждения мои преследователи просто обязаны были относиться ко мне, если и не с опаской, то с предосторожностями. Это должно было их притормозить.

- Всем встать! - приказал я. - Марш в туалет!

Загнав четверых бугаев, оставшихся в живых, в тесный туалет, я придвинул к его двери стол и сервант, прижав её дополнительно фомкой.

- Вы не скучайте, скоро за вами придут, скорее всего, менты, обнадежил их я. - Передайте при случае своим хозяевам и дружкам, что больше никого в живых оставлять не буду. Это - в последний раз. Вы - последние, кто оказался у меня в руках и остался живым. Запомнили?

Из туалета меня послали. За запертыми дверями братки ожили, осмелели, почувствовали себя увереннее, им показалось, что теперь они уже в безопасности. Вот недоумки! Мне нужно было подтверждать свои откровенные понты, а двери-то были деревянные.

Я вскинул пистолет и трижды выстрелил наугад в двери, правда, целясь пониже, в ноги. Из-за дверей раздались вскрики, брань и стон.

- Я понятно объясняю? - спросил я, громко передернув ствол.

- Понятно, понятно, - поспешно ответили из-за дверей.

- Запомнили? - спросил я ещё раз. - Или ещё повторить?

- Запомнили, запомнили, - испуганно ответили мне.

Теперь я сам в этом нисколько не сомневался. Подкинул на ладони отобранные ключи от машин, собрал со стола деньги, не оставлять же их этим тварям, и пошел к выходу. В прихожей заметил на полочке для обуви кроссовки, наверное, Серегины, и тут только сообразил, что в ботинках у меня полно холодной воды. Размер, кажется, мне подходил. Я взял кроссовки и, выйдя на лестничную площадку, переобулся.

Снизу по лестнице уже поднимались возмущенные, воинственно настроенные жильцы. Они остановились в удивлении, увидев меня, в накинутом на плечи милицейском плаще, в мокрых почти до колен джинсах. И в придачу в надетой задом наперед форменной милицейской фуражке с красным околышем, с автоматом в руке и пистолетом за поясом. Пистолеты, отобранные у бандитов, я предусмотрительно сложил в сумку.

Жильцы, недоуменно переглядываясь, молча попятились и прижались к стенке. Я прошел мимо них как ни в чем ни бывало. И только все так же неторопливо спустившись на площадку этажом ниже сказал, задрав голову:

- Будете смотреть квартиру, из которой вас заливает, входная дверь открыта, только поосторожнее, - сортиром ни в коем случае не пользуйтесь, тем более, не открывайте его, там бандиты. Они проводили тренировку в тушении пожара, оказались плохо подготовленными, и я их наказал. Лучше всего предварительно вызвать милицию.

И гордо пошел вниз по лестнице.

Глава тринадцатая

Сначала я хотел забрать одну из бандитских "девяток", но после некоторых колебаний все же передумал и уехал на ставшей для меня привычной БМВ. Конечно, риск был, её уже могли разыскивать, но блатные номера давали все же слишком большие преимущества, к льготам быстро привыкаешь, а в розыск могли объявить и бандитскую "девятку", когда милиция, которую уже наверняка вызвали жильцы, найдет труп и опросит запертых братков.

По найденному у Сереги в телефонной книжке адресу дома оказалась одна Галя. Она беспечно открыла двери, даже не спрашивая, кто там.

Увидев меня, даже не очень удивилась, наверное, она решила, что мои друзья сами оставили мне этот адрес. Как оказалось, ни Лешка, ни Сергей не сказали девушкам, что они не оставили мне ни телефона, ни адреса Галиной квартиры, за которыми мне и пришлось ехать на квартиру Сергея, где я нашел все, что мне было нужно, в телефонной книге.

Когда я, не удержавшись, все же упрекнул заочно, но вслух, своих друзей в том, что они уехали и не оставили мне свои координаты, не знавшая и не предполагавшая всего этого Галя удивленно и даже настороженно спросила:

- Как же ты тогда нашел мою квартиру и где узнал адрес? Эта квартира записана пока ещё на мою бабушку. И почему ты в таком диком виде? Что за странный маскарад: милицейская фуражка, плащ, автомат и мокрые джинсы. Тебя остановит первый же постовой. Ты что, в фонтан лазил?

- Ни в какой фонтан я не лазил. Просто я неудачно вымыл полы в одной квартире, перелил воды. А что касается адреса, то все очень просто: пришлось заехать к Сергею и самому взять его.

- Разве Сережа поехал домой? - удивилась Галя, которая все принимала за чистую монету. - Они же вместе с Алексеем отправились утром на совещание, сказали, что как только оно закончится, вернутся вместе сюда.

Пришлось терпеливо изложить ей краткую хронику событий произошедших за это время со мной, правда, предварительно попросив её угостить меня кофе. Только сейчас я понял, как смертельно устал и на каком пределе мои нервы.

Кофе она готовила мастерски: к моему немалому удивлению бросила в турку с закипающим кофе крошечную щепоть соли и черного молотого перца, вызвав во мне большие сомнения по поводу результата, но вкус был удивительный: острый, ароматный и экзотический, и как мне показалось, напитку добавилось крепости.

Я с наслаждением пил кофе мелкими глотками, растягивая удовольствие, а Галя внимательно слушала мой краткий рассказ, в котором я опустил, насколько было возможно, сильные сцены, не став пока говорить ей о том, что убил бандита.

- Неужели милиция действительно выдала нас бандитам, а потом сама же пришла вымогать деньги? - наивно удивилась она. - Да ещё и направив сначала бандитов по ложному следу, подставив этого несчастного автолюбителя.

- А у вас в Штатах что, в полиции совсем нет такого понятия, как коррупция? - обиделся я за державу. - Или это исключительно наш приоритет?

- Есть, конечно, - ответила Галя. - Но не в таких же масштабах.

- Это тебе так кажется, - огрызнулся я.

- Возможно, - дипломатично ушла от ответа Галя и спросила: - И что нам теперь делать? Нужно срочно уезжать из России! Меня предупреждали, чтобы я не ездила сюда. Надо перезаказать билеты на самолет! И ты должен помочь мне убедить Иру и Сергея, что они тоже должны улететь, у них есть загранпаспорта. Им никак нельзя оставаться здесь!

Все же американское воспитание делает людей жесткими прагматиками. Вспомнив о ближайшем партнере мужа, она не сказала, что мне тоже нельзя оставаться в России. Впрочем, мне это было безразлично. Или почти безразлично.

- Кстати, где они? - спросил я, решив не ковырять прыщик. - Нужно срочно связаться с ними и предупредить, что все уже началось, что нам не дали отсрочки.

- Как же ты попал к ним, если их не было дома? - наивно спросила Галя.

- Там уже были бандиты, - раздраженно ответил я. - А главное, что ни Ирине, ни Сергею, ни в коем случае нельзя возвращаться к себе домой.

- Они вроде бы и не собирались возвращаться к себе домой, - не очень уверенно ответила Галя. - Как с ними связаться, я не знаю, у меня нет телефона на службу к Сергею, но Леша должен был позвонить в двенадцать. У них как раз будет перерыв.

Живут же белые люди! Вся жизнь у них по линеечке, по заранее составленному расписанию. У них даже перерывы в совещаниях заранее запланированы. Интересно, они с женами тоже по заранее составленному и обоюдно согласованному графику спят? Но об этом я её, конечно, не спросил. Хотя и подмывало меня задать этот вопрос. Почему-то меня эта уютная устроенность нервировала.

Она отправилась в ванную комнату, принимать душ и приводить себя в порядок, а я остался дежурить у телефона.

Леша позвонил ровно в двенадцать. Ну, гигант! Прямо человек-часы. Галя сказала ему всего только несколько слов и сразу же передала трубку мне.

Я, не объясняя как попал к Гале, сразу же изложил ему все происшедшее за последние часы так же кратко, как и Гале, даже ещё суше, но Лешка сразу сообразил, что все значительно серьезнее и хуже, чем я вкратце излагаю по телефону. Он пообещал, что они с Сергеем найдут способ вежливо отказаться остаться после совещания на фуршет, а сразу же оба приедут домой к Гале. Только вот связаться с Ирой несколько сложнее, а её нужно обязательно предупредить, чтобы ни в коем случае не заезжала домой. Она очень легкомысленная и упрямая и может это проделать. Сейчас она находится на Кузнецком Мосту, где участвует в демонстрации коллекции летних моделей в Доме Моды.

Лешку куда-то позвали, вероятно, он не мог отказаться, потому что быстро извинился и повесил трубку, но почти сразу перезвонил Сергей, который взволнованным голосом спросил, что с его квартирой. Нашел о чем беспокоиться! Я сообщил ему, что у него больше нет квартиры. Тогда он помолчал немного и спросил, почему-то понизив голос:

- Что, все действительно очень серьезно?

- Очень серьезно, - без тени улыбки подтвердил я.

Сергей ещё помолчал и попросил дрогнувшим голосом:

- У меня к тебе личная просьба, съезди в Дом Моды на Кузнецком, забери оттуда Иру. Скажешь, что я просил отвезти её к Гале. Ну, сам там сообразишь на месте, что и как ей лучше сказать.

- Хорошо, - без энтузиазма согласился я. - Но только у меня нет никаких документов. Меня пропустят в здание?

- Что, даже паспорта нет? - удивился Сергей.

- Мне не дали времени собраться, - огрызнулся я, не став рассказывать, что свои документы я уничтожил собственноручно.

- Не обижайся, я все понимаю, - извинился покладистый сегодня Серега. - Просто я волнуюсь за Иру, а про паспорт я это так спросил, к слову, позвонишь ей с вахты внизу, она или договорится, чтобы тебя пропустили, либо спуститься к тебе сама.

И он продиктовал мне номер внутреннего телефона, по которому я мог вызвать Иру в Доме Моды.

Я торопливо распрощался с Сергеем, попросил у Гали отыскать мне какие-либо Лешкины брюки, мы все трое были примерно одного роста. Не мог же я появиться в Дом Моды в мокрых до колен джинсах. Я думаю, что там меня никто бы не понял, если бы я рассказал какую-нибудь трогательную историю, например о том, что после того, как сгорел в микроволновке мой самый любимый бутерброд, я на следующий же день вступил в добровольное общество анонимных пожарников и в Дом Моды явился прямо с тренировки.

Галя принесла мне брюки, я с удовольствием переоделся в ванной, разгуливать в мокрых джинсах удовольствие ниже среднего. Лешка за эти годы основательно раздобрел, так что в поясе брюки оказались, мягко говоря, широковаты и в ремне пришлось добавить целых две дырки, но по длине - как на меня сшито.

Когда я вышел, Галя оценивающе посмотрела на меня, прищурив и без того узкие глаза, покачала головой, ушла опять в другую комнату, поскрипела створками шкафа и вернулась с кре

мовой сорочкой, галстуком и пиджаком.

- Переоденься, - скомандовала она. - А то у тебя такой дикий вид, словно ты только что снял эти брюки с кого-то в подворотне.

Я не стал ни спорить, ни обижаться, со стороны ей виднее, к тому же на бесполезные споры не было времени. Я быстро переоделся, и старательно изобразив на лице самую беззаботную улыбку, помахал Гале:

- Не волнуйся, я скоро приеду и привезу с собой Иру.

- Будьте осторожнее! - сказала неулыбчивая Галя.

На Кузнецком я оказался быстро. Правда, были проблемы с парковкой, но все уладилось, хотя машину пришлось оставить довольно далеко, и я вошел в подъезд Дома Моды, небрежно попросив у охранников вызвать к телефону Ирину Белову, которая участвует в демонстрации моделей, протянув ему листочек с записанными на нем телефонами.

Один из двух рослых охранников тут же охотно позвонил, как видно Ирину здесь знали, и кратко переговорив, сообщил мне, что демонстрация уже закончилась, а Ирина уехала домой переодеться, как сказали, ей назначена срочная съемка для какого-то журнала.

Охранник сочувствующе посмотрел на мою озадаченную и расстроенную физиономию, и сказал:

- Она здесь, мимо нас, не проходила, значит, уехала на машине со двора, там у нас служебная стоянка для автомобилей сотрудников. Мне сказали, что она только вышла. Пройдите вон в те двери, посмотрите, может машина ещё не уехала.

Я пробежал к указанной двери и попал на служебный двор, где стояли тесными рядами машины, в основном иномарки, не слабо живут служители и законодатели моды, не слабо. Я завертел головой, надеясь высмотреть во дворе Иру, и как мне показалось, увидел её в окне выезжающего за шлагбаум "мерседеса".

Я бросился к ней, отчаянно размахивая руками, пытаясь привлечь к себе её внимание, но тщетно, а возле шлагбаума мне преградил дорогу рослый охранник и пока я с ним объяснялся, "мерседеса" и след простыл.

Пришлось почти бегом возвращаться обратно, в центральный вход, а потом бежать к своей БМВ, которую я оставил в стороне, в ближнем переулке, припарковаться здесь, в центре, было практически неразрешимой проблемой.

Сгоряча я сразу же рванул к дому Сергея, но по дороге остыл, слегка сбавил скорость и перестал рискованно обгонять идущие впереди машины в безумной надежде нагнать "мерседес" по дороге. Остатками разума я сообразил, что возле дома Ирины и Сергея сейчас творится приличная неразбериха. Соседи, прибежавшие снизу, наверняка обнаружили труп в квартире и запертых людей в туалете. Там уже наверняка и милиция, и аварийка, так что Ира, при виде всей этой дикой сумятицы вокруг дома, сообразит, что в квартиру ей лучше не соваться. Хотя, в этом случае остается вопрос, что она скажет по этому поводу водителю, как объяснит то, что не пойдет в квартиру, кто-то же повез её домой.

Ее же предупреждали, чтобы домой сегодня не возвращалась. Переодеться ей приспичило! Вот уж воистину, когда речь заходит о тряпках, любая, самая разумная женщина, теряет голову. Так что поспешить все же стоило. Кто её знает, что она ещё выкинет.

Все так и оказалось, как я предполагал. Или почти что так. Вокруг дома было битком набито служебных машин с мигалками и крутыми милицейскими номерами. Вокруг подъезда стояла реденькая цепочка милиционеров, охлаждающая пыл ретивых любопытных, пытающихся обязательно, во что бы то ни стало, подойти поближе. Возле самого подъезда группа разъяренных жильцов и два мужика в комбинезонах и оранжевых жилетах аварийной службы наседали на маленькую группу старших милицейских чинов, которые очевидно не пропускали пока в квартиру аварийку, что-то терпеливо поясняя жильцам, которым все эти пояснения были по ветру. Им начхать было на розыскные мероприятия и прочие соображения милиции. У жильцов были свои соображения. У них были протекшие потолки, залитые ковры и стенки, набухающий паркет и прочие неприятности, пролившиеся им с потолков на головы, остальное их не касалось.

Я завертел головой, отыскивая среди машин, которыми был набит большой двор, "мерседес", но его не было. Он показался с другой стороны дома, как видно, водитель не очень хорошо знал Москву и поехал другой, более длинной дорогой, либо они где-то в пути ненадолго останавливались. Я выскочил из машины и вставая на цыпочки стал отчаянно махать руками, пытаясь привлечь внимание Ирины. Но привлек внимание милиции, которая, обратив внимание на мою сигнализацию, дружно повернула головы в мою сторону.

Тут же поспешно засунув руки глубоко в карманы, втянув голову в плечи и ссутулившись, я попытался пробраться через прибывающую и прибывающую толпу к Ирине. Но не тут-то было. Толпа сплоченно стояла плечом к плечу, и пробраться сквозь неё было затеей практически бесполезной и бесперспективной.

Я видел, изредка высовываясь над толпой, как взволнованно переговаривается Ирина с водителем, который явно предлагал ей подойти к милиции и узнать все, что происходит в её подъезде, но она отрицательно мотала головой и удержала его, когда он, непонимающе пожав плечами, сделал попытку пойти сам разузнать хоть что-то.

Несколько успокоившись, заметив, что Ирина не собирается выходить из машины, я поменял тактику, и стал огибать толпу, чтобы подойти к её машине, не спуская глаз с Ирины. Но тут что-то тревожное произошло возле подъезда, потому что она вдруг вся напряглась, насторожилась, вытянула и без того длинную лебединую шею и стала пристально всматриваться во что-то с выражением ужаса на лице.

Еще не видя из-за спин, что там, возле подъезда, происходит, я рванулся к ней, но было поздно, Ирина отставила колебания, о чем-то взволнованно переговорила со своим спутником, вышла из машины и решительно направилась к милицейскому оцеплению. Я растерянно и беспомощно оглянулся на подъезд и увидел, что оттуда вынесли на носилках тело, небрежно прикрытое клетчатым пледом, сквозь который проступали темные кровавые пятна.

Я понял, что подумала Ирина, наверняка узнавшая свой шотландский плед. Перехватить, остановить её, объяснить, что под пледом не Сергей, я никак не успевал. Она уже стояла возле милиционера в оцеплении и показывала ему паспорт, что-то объясняя. Тут же её подвели к группе милиционеров и штатских возле подъезда. Она и там показала паспорт, сверив данные, её немедленно подвели к носилкам, осторожно отвернув край пледа с лица убитого, загородив носилки от толпы спинами, и я увидел, как Ирина просветлела лицом, облегченно вздохнула, даже слегка улыбнулась, тут же, понимая неуместность, прикрыв улыбку носовым платком, и отрицательно покачала головой.

Ирину о чем-то оживленно расспрашивали милиционеры, она явно задерживалась с ответами, растерянно мялась, милицейские чины переглядывались, и я понимал, что мне нужно что-то срочно предпринимать: сейчас её уведут для подробного допроса в квартиру, или, скорее всего, отвезут в отделение. Мои опасения подтвердил водитель Ирины, который протолкался к ней и стал о чем-то активно объясняться с милицией, высказывая претензии и показывая на часы. Его вежливо выслушали, попросили документы, тщательно проверили, что-то записали, что-то сурово и категорично объяснили, после чего он развел руками, немного виновато попрощался с Ириной и послушно пошел к своему "мерседесу", сел в него и уехал.

Иру увели в подъезд, наверняка в квартиру, а я так ничего и не придумал. Да и что я мог придумать? Ментов вокруг было больше, чем кильки в консервной банке. Оставлять её в руках милиции было нельзя. Менты быстро поймут, что она темнит, что-то недоговаривает, как следует прижмут её, и она "поплывет". Что-то сделать я был просто обязан. Но что? Не бросаться же с оружием на ментов. Пока я решил посидеть в машине, чтобы не мозолить глаза набившимся во двор ментам, и подумать.

Когда я уже садился в "БМВ", мое внимание привлекли три машины, медленно въехавшие одна за другой во двор, и скромненько припарковавшиеся в стороне. Из них никто не выходил. Сквозь тонированные стекла не было видно пассажиров, но три новенькие "девятки" вызвали у меня определенные ассоциации. Я поискал глазами и нашел так и оставшиеся на месте те две, ключи от которых были у меня в кармане. Никогда в жизни у меня не было столько машин в кармане.

Вновь прибывшие "девятки" я рассматривал с интересом. Мне было любопытно, что же предпримут братки. В том, что это приехали именно они, я ни на мгновение не сомневался. Хотя поначалу меня и заинтересовало, почему у них не иномарки, в моем сознании обывателя как-то сложился стереотип "бандит - мерседес", но потом я понял: они, наверное, считают, что так незаметнее, вот только почему в таком случае все машины одного цвета? Гуманитарную помощь, что ли, получили? Впрочем, это их дела. Эти люди живут по своим законам и соизмеряют свои поступки с собственной логикой.

Вот только как они успели узнать о том, что здесь произошло? Каким-то образом передали запертые мной в сортире бандиты, или уже сообщили менты? Надо было тех бандитов, запертых в сортире, обыскать тщательнее, у кого-то мог остаться мобильник, при современных видах связи из гроба можно позвонить в ресторан и заказать ужин с доставкой.

Черт! Что за жизнь?! Все перепуталось, сдвинулось, перемешалось. Порой уже не знаешь, кого больше надо бояться: братвы, или ментов. Впрочем, в моей ситуации вопрос как раз предельно ясен - я должен был одинаково остерегаться и тех и других.

Сидел я в машине, уставясь на бандитские "девятки", из которых так до сих пор никто не показался, а сам лихорадочно соображал, пытаясь изобрести способ, как высвободить Ирину. Оставлять её в руках милиции никак нельзя. Во-первых, нет никакой гарантии, что из их рук она не перейдет прямиком в руки бандитов, а во-вторых, в любом случае, учитывая все обстоятельства, вряд ли её отпустят вот так запросто, за здорово живешь. Сейчас, или чуть позже, из неё вытрясут телефоны и адрес места работы мужа. Потом потребуют представить его самого пред свои светлые очи, а если он не появится, возьмутся трясти Ирину. И нет никаких гарантий, что если на неё соответствующим образом поднажмут, она не расскажет все, что знает. Одним словом, если её увезут в милицию, а там задержат, а это уже стало ясно, как дважды два, то оттуда высвободить её будет непросто, в лучшем случае, мы потеряем те самые три дня, на которые её могут задержать в соответствии с законом, поскольку удовлетворить любопытство следователей в том объеме, о котором они мечтают, она вряд ли захочет. У нас этих трех дней не было.

Все решилось само собой.

Возле подъезда произошло какое-то движение, милиционеры оттеснили в сторону любопытных, подогнали "автозак", спецмашину для перевозки заключенных, и пару милицейских легковушек, любопытных оттеснили подальше, и я понял, что сейчас начнут выводить задержанных бандитов, а скорее всего следом за ними и Ирину, беседу с которой наверняка продолжат в отделении. Внизу всем руководил какой-то майор, переговаривавшийся по рации с находящимися в здании, согласовывая действия. Надо было срочно что-то предпринимать.

Но все, что я пока придумал, а вернее предпринял, это на всякий случай напялил на себя милицейский плащ и фуражку, пистолет положил в карман, а на колени автомат, передернув затвор, и сняв его с предохранителя.

Я ещё не знал, что буду делать, но точно знал, что что-то сделать необходимо. И сразу же перестал напрасно ломать голову. Это было опять как на войне, когда вместо того, чтобы лихорадочно искать выход, и в конце концов ухватиться за последнюю, самую безумную мысль, нужно просто предоставить подсознанию самому поработать. Как правило, инстинкт самосохранения в последний момент толкал в нужную сторону.

Но события возле дома приняли совершенно непредсказуемый поворот. Как только из подъезда начали выводить задержанных бандитов, в "девятках" произошло какое-то движение. Из них вылезли, как по команде, по четыре человека из каждого автомобиля, одинаковые, как тридцать три богатыря, в кожанках, "адидасовских" шароварах и кроссовках. Один из них, старший по возрасту, и судя по тому, как он распоряжался, по положению, остался возле машин, дверцы в которых были приоткрыты, а остальные, разделившись на две группы, двинулись к толпе зевак, огибая её с двух сторон.

За ними наблюдал оставшийся у машин старший. Это был здоровенный громила, несколько излишне тяжеловатый, всем своим видом напоминавший гориллу из зоопарка. Длинные громадные руки, кисти которых свисали ниже колен, мощные сутулые плечи, подозрительный острый взгляд маленьких злобных глаз из-под нависающих ресниц и маленький лоб, переходящий в жесткую, коротко стриженую прическу ежиком.

Появление братков было просчитано верно и по военному точно, чувствовался опыт руководителя. Внимание ментов было сосредоточено на подъезде, из которого выводили сверху, из квартиры Ирины, освобожденных из сортира бандитов.

Не дожидаясь особого приглашения, я тоже вышел из машины, оставив автомат на сидении, и не закрыв до конца дверцу. Мое появление сходу засекли братки, приняв меня издали за мента, и в мою сторону, отрезая, направился один из них, засунув руку в карман кожаной куртки. Я понял, что за гостинец он мне несет, и готов был одарить его встречным подарком. К моей радости, форма сделал меня "одним из".

Я уже догадался, что сейчас должно произойти по плану бандитов, что бандиты задумали, хотя и удивлялся их дерзости, и свой план действий круто изменил. Решительно прикрыл дверцу и пошел прямо на шедшего в мою сторону братка, который, заметив, что я сам направился к нему, от неожиданности остановился, растерянно затоптался на месте, не зная, что делать. А я, дождавшись, когда нас понадежнее скроет от глаз его дружков толпа, быстро, не давая ему возможности что-то предпринять, поравнялся с ним, приставил ему к боку пистолет и тихо приказал:

- Руки за спину, отковырок! Учти, я шутить не буду, цена излишне резкого движения для тебя - жизнь. Так что делай выводы, дыши ровно, как врачи велят, не дергайся, не суетись и шагай за мной.

Взял его чуть выше локтя, нажав на болевые точки, отчего тот покривился, и повел рядом, ввинчиваясь в толпу, прижав к боку этого урода пистолет. Вытянув шею, я наблюдал за дверями подъезда и молил Бога, чтобы бандиты, идущие туда же от девяток, не начали палить раньше, чем это нужно мне.

Бог в этот момент находился на видимой стороне луны, в пределах видимости сигнала, и он услышал мои усердные молитвы. Тех бандитов, которых выводили из дома, почему-то не стали поспешно усаживать в "автозак" по одному, а ждали кого-то еще, окружив выведенных тесной группой ментов с автоматами.

Заскрипела дверь подъезда, головы зевак, ментов и бандитов повернулись в этом направлении, как стрелка компаса к большой куче железа. Из подъезда появилась Ирина, в сопровождении нескольких ментов.

Вот теперь было пора действовать и как можно расторопнее. Я выстрелили дважды. Один раз в ногу стоящему рядом со мной бандиту, второй раз в землю под ногами. Бандит завизжал, рукав его выскользнул у меня из руки, он орал и корчился на земле, зажимая рану на ноге руками. Я тут же выстрелил ещё раз вверх и заорал:

- Рррразбегайсь!!! Бомбааааа!!!

Расчет мой оказался верным: толпа, услышав истошные вопли раненого мной бандита и выстрелы, моментально поверила в ту несуразь про бомбу, что я орал во все горло и бросилась в разные стороны, сбивая с ног бандитов, перемешав их и увлекая в водовороте за собой, разбросав в разные стороны, относя их в общем потоке друг от друга, не давая сориентироваться и принять решение. Менты задергались, сразу не заметив в толпе, и не понимая, кто в кого и откуда стреляет, а я бросился к Ирине.

Моя форма в этой дикой сумятице сбила с толку окруживших её ментов. Я оттолкнул одного из них, ударил рукоятью пистолета по плечу второго, отчего тот выронил пистолет, и схватив Ирину за руку, потащил прочь, бросившись очертя голову к оставленной в стороне БМВ, распугивая зевак, крича что-то про заложника и прочую белиберду, приходившую в голову.

Милиционеры, оправившись от растерянности, попытались заталкивать выведенных бандитов в "автозак". Часть же тех ментов, что стояли на крыльце, бросились было за мной, толком ещё не разобравшись в случившемся, но тут приступили к выполнению собственного плана приехавшие на "девятках" боевики, которые не только не попытались, как думал я, прийти на помощь своим арестованным товарищам, а решили проблему возможной утечки информации значительно проще: открыли по ним огонь на поражение, стараясь в ментов не попадать, как бы давая им знак, что с ментами не воюют, что цель у них другая.

Замешкавшиеся ещё возле подъезда не в меру любопытные граждане попадали на землю, менты, укрываясь кто где мог, ответили огнем, оценив любезность бандитов, в ответ тоже стреляя над головами. Попытавшиеся выйти из подъезда менты, которые спускались из квартиры сверху, ласточками нырнули обратно, под прикрытие металлических дверей, предоставив рядовому составу совершать подвиги, обозначив свое присутствие на поле боя несколькими выстрелами наугад из-за стальных дверей.

Чем бы все это закончилось, кто знает, скорее всего, братки уделали бы своих свидетелей и уехали, но шальная пуля задела одного излишне сердобольного мента, попытавшегося затащить за "автозак" корчившегося на земле раненого задержанного. Мгновенно картина изменилась, игрушки в поддавки закончились, менты открыли прицельный огонь, бандиты ответили.

Возле подъезда разгорался нешуточный бой, а я под шумок почти что силой затолкал оглушенную происходившим Ирину в машину, сам хотел нырнуть туда же, но краем глаза увидел, что менты растеряны и не обстреляны, а братки наглы и вооружены до зубов. И я решил частично восстановить равновесие, оказать ментам если не действенную помощь, то хотя бы моральную поддержку.

Я задержался возле распахнутой двери БМВ и помахал рукой старшему, похожему на гориллу. Он заметил меня,ему что-то сказал, показывая на меня пальцем, высунувшийся из машины бандит, которому я прострелил ногу. Старщий что-то заорал, топая ногами и показывая на меня пальцем, но его ребята были увлечены битвой и им было не до меня.

Показав ему воздетый вверх средний палец руки, я схватил с сидения автомат, и вскинув его, выпустил в него очередь, вернее, в то место, где он только что стоял. Драный волк, он понял, зачем я полез в машину и что беру с сидения, не стал дожидаться, когда я предъявлю ему свой подарок и сам нырнул в машину. Пули от моей очереди разнесли стекло "девятки", и я увидел, как водила испуганно успел нырнуть круглой башкой под баранку. Старшего не было видно, наверное, завалился на заднее сидение, или прямо на пол салона. Дальше разглядывать это кино мне было некогда, да и не очень интересно.

На тесном пятачке возле подъезда шло побоище, стрельба окончательно стала беспорядочной, менты все же перегруппировались, усилили натиск, а я сел в машину и рванул назад, оставив их и бандитов выяснять отношения. И тут же "БМВ" содрогнулся от удара, послышался звон стекла и скрежет металла.

Я очень чувствительно ударился грудью об руль, а машина резко встала. Обернувшись, я увидел, что слишком заторопился покинуть двор. Впопыхах я не посмотрел в зеркальце и врезался во въезжавшую во двор, вот везет-то! новенькую "девятку", только синего цвета. Из машины испуганно выскочила возмущенная пожилая дама, неопределенной формы, одетая в брючки и весьма прозрачную кофточку, при взгляде на которую в желудке у меня что-то произошло, какая-то неприятная моментальная реакция.

Пытаться рвануть вперед нечего было даже и думать, оттуда уже мчались в нашу сторону братки, выставив бивни и топоча ногами. Сзади путь мне преградила врезавшаяся в меня девятка.

Поняв, что мы в ловушке, схватил с сидения сумку, автомат и выскочил, увлекая за собой растерянную Иру, почти что выдернув её из машины, церемониться и что-то объяснять было категорически некогда.

- Товарищ милиционер! - завопила дама в прозрачной кофточке, заметив мою фуржку. - Куда же вы?! Вы разбили мне машину!

- Какая неприятность! Мои извинения! В знак компенсации, возьмите мою, мадам! - гаркнул я, стараясь не смотреть на то, что под кофточкой и указав ей широким жестом на ставшую бесполезной БМВ. - Ключи в зажигании...

И не дожидаясь слов благодарности, схватил Иру и потянул её за собой, даже не очень ещё сообразив, куда же нам бежать.

- Куда? - спросила опомнившаяся Ирина, на удивление сохраняя спокойствие, а я-то думал, что она обезумела от страха.

Затравленно оглянувшись по сторонам, я понял, что своим ходом мы далеко не уйдем, нас мигом догонят либо братки, либо менты, которые тоже проявили к нам интерес. Выпустил очередь под ноги летевшим к нам браткам, и увидел, что из металлических дверей подъезда, напротив которого мы остановились, выходит пожилой мужчина с собакой.

- Не запирайте! Мы забыли код! - закричала ему Ира, мгновенно сообразив, что нам нужно по одному моему взгляду на эту дверь.

И мы, не очень задумываясь о том, что сами прыгаем в мышеловку, бросились в казавшийся в эту минуту спасительным, подъезд. При этом затолкав обратно туда же и мужчину с собакой, которая в знак протеста против такого насилия над личностью, тут же демонстративно сделала на пол все свои дела, предоставив неоспоримые доказательства того, что ей непременно нужно было попасть на улицу.

Мы с Ириной одновременно, не сговариваясь, прислонились обессилено и в то же время облегченно, спиной к стене и перевели дыхание, не обращая внимание на бурное и дружное возмущение гражданина и его собаки.

Мы были в безопасности.

Мы были в ловушке.

Глава четырнадцатая

- Господа, или товарищи, не знаю, как вас называть! - возмущенно завел мужчина. - Зачем вы затолкали нас с Мунькой обратно в подъезд?! Это возмутительно! Вы же видели, к чему это привело!

- Что случилось? - спросила Ира, не заметившая демарша собачки.

Пришлось показать ей глазами на результаты, и на солидарно обиженную на нас парочку и пояснить без деталей.

- Кое-что произошло, - мягко сказал я. - Как говорят в таких случаях: создалась нештатная ситуация. Подробности потом расскажу.

- Мы что-то не так сделали, как нужно? Со всеми все в порядке? спросила она обеспокоено оглядывая собаку и её хозяина.

- Все со всеми в порядке, все в порядке, настолько, насколько это может быть в подобной ситуации, - поспешил я успокоить её. - Все нормально. А вот нам сейчас нужно куда-то сматываться. Мы сами, с головой и ногами, залезли в ловушку, как рыба в консервную банку.

- Скажите, в этом доме есть чердак? - спросила Ира у все ещё продолжавшего дуться и подозрительно коситься на нас мужчины.

- Девушка, вы хотя бы посмотрели, куда вы заходите? - удивленно посмотрел на неё через толстые стекла очков мужчина. - Это же девятиэтажный дом. Здесь, разумеется, есть выход на крышу, но если вы не умеете летать зачем он вам нужен? Вы, конечно, можете спуститься с неё по пожарной лестнице, но почему бы в таком случае вам просто не выйти на улицу из этих дверей? Это одно и то же.

Ира осмотрела мужчину оценивающим взглядом с ног до головы, он попытался распрямить плечи под этим оценивающим взглядом, но вместо этого почему-то старательно привстал на носки, потянув смешно вверх морщинистую стариковскую шею.

Собака, с неудовольствием наблюдавшая за непристойными, с её точки зрения, упражнениями хозяина, презрительно заурчала и демонстративно встала на задние лапы, вильнув хвостом, заставив хозяина покраснеть.

- Вот так бывает всегда, когда уделяешь внимание посторонним людям, развел он руками. - Она у меня ужас какая ревнивая.

Собака неодобрительно посмотрела на него и заурчала.

- Вы должны пригласить нас в гости, - категорично заявила Ирина.

До такого и я бы не додумался, хотя она была права, стоять в подъезде и покорно ждать, когда менты выломают двери, или узнают код, для нас было самоубийством.

Гражданин посмотрел на нас громадными за стеклами линз глазами и спросил с наивной прямотой:

- А вы кто - бандиты?

- Разве мы похожи на бандитов? - обезоруживающе широко и дружелюбно улыбнулась, демонстрируя великолепные зубы, Ира.

Я тоже, следуя её примеру, старательно улыбнулся во все шестьдесят четыре, отчего собака почему-то тихо зарычала, спрятавшись на всякий случай за ногу хозяина. Наверное, она то, что я всегда считал улыбкой, всегда считала оскалом.

Хозяин, прежде чем ответить, почему-то покосился на меня, внимательно осмотрел и ответил дипломатично:

- Вот про него я могу сказать точно, что на милиционера он не похож.

Я, как мне показалось, незаметно, глянул на себя: плащ расстегнут, один погон повис, под милицейским форменным плащом вполне цивильный дорогой костюм, кремовая рубашка и съехавший на сторону дорогой шелковый галстук. Да, на милиционера я был не похож. Но времени объясняться у нас не было.

- Знаешь, дядя, - заявил я со вздохом, - мне не хотелось бы тебе этого говорить, но ты уж лучше пригласи нас, иначе отберу ключи, и мы войдем в твою каморку сами, да ещё и тебя забудем пригласить.

- Зачем так грубо, Костя? - ахнула Ира.

- Он прав, девушка, - развел руками мужчина. - Насколько я понимаю, за вами гонятся, не знаю уж кто, да и не хочу знать, будем все же надеяться, что вы не бандиты, я, конечно, извиняюсь, но мне очень не хотелось бы помогать бандитам. Если за вами гонятся, значит нужно поторопиться. Только я что? Чем я помогу? Я приглашу вас в гости. Я - пожалуйста. Ну и что дальше? Дело не в том, что я вас боюсь, мне незачем бояться: взять у меня нечего, да если бы и было что, я не стал бы защищать вещи ценой жизни. Вещи - это всего лищь вещи, а жизнь все же жизнь, пусть даже и плохонькая. Впрочем, это все лирика. Допустим, я приглашу вас в гости. Но я живу на девятом этаже. Что мы будем делать дальше? За вами могут прислать вертолет? Или вы спуститесь в канализацию через унитаз? Пойдемте, я приглашаю вас, наверное, я не прав, но мне ужасно интересно, как вы сумеете уйти. Я всю жизнь любил читать детективы, надо же хоть раз в жизни и поучаствовать.

Он повернулся, позвал свою собачку, пощелкав пальцами, и мы всей компанией пошли к лифту.

Лифт был неправдоподобно большущий, и в нем можно было запросто играть в футбол, разбившись на две команды, или в другие подвижные игры, да ещё и болельщикам место осталось бы. А что - неплохая идея построить мини стадион в лифте...

Но развить эту грандиозную и общественно-полезную идею, сулившую коммерческий успех, я не смог, просто не успел, мы приехали. На площадку девятого этажа выходили четыре одинаковые металлические двери коричневого цвета без обивки.

- Вот мы и прибыли в нашу резервацию, господа-товарищи. Прошу! торжественно провозгласил хозяин, открывая двери.

- Почему в резервацию? - рассеянно переспросила Ира.

- Потом объясню, - почему-то грустно вздохнул хозяин. - Вы пока переговорите между собой, вам есть о чем, а я очень быстро сделаю кофе и бутерброды. Вы будете кушать бутерброды с маргарином и докторской колбасой?

Ира при последних словах изобразила легкую гримасу, а я почему-то беспричинно обидевшись за это на нее, как, наверное, обиделся бы на неё каждый человек, знавший, что такое бедность не понаслышке, и отозвался нарочито громко, демонстративно глядя ей прямо в глаза:

- Я лично буду с большим удовольствием, я с утра не завтракал и люблю бутерброды с маргарином и колбасой.

Ира все поняла, смущенно отвела взгляд и громко заявила:

- Я тоже хочу кушать и с удовольствием съем бутерброды с маргарином, и с чем угодно.

И победно весело посмотрела на меня.

Хозяин ушел на кухню, а я моментально бросился обследовать окна однокомнатной квартиры. Вид из окна был отвратительный: внизу стояли кучи машин, все было оклеено желтыми лентами, обозначавшими ограждение, подъехала крытая машина со спецназом, из которой выпрыгивали бойцы в камуфляже, масках и с автоматами. Добавилось и милицейских машин, появились "скорая" и пожарная машины. Зевак удалось оттеснить от дома довольно далеко, от подъезда отъехала перевозка, наверное, повезли трупы. Следом уехал "автозак" в сопровождении машины с мигалкой, зачем сопровождение непонятно, вряд ли после такой яростной перестрелки кто-то из выведенных из квартиры бандитов остался жив.

Значит, все же кого-то удалось задержать. Возле нашего подъезда копошились несколько человек, колдуя около металлических дверей, вокруг них стояли, задрав стволы автоматов вверх, глядя в окна, несколько спецназовцев. Я с трудом удержался от соблазна запустить в них чем-нибудь. И запустил бы, чтобы не тратить патроны. Толку было мало. По времени я от такой выходки мало что выиграл бы, а эти вояки могли открыть огонь по окнам, и кто знает, насколько точно они стреляют. Не хватало только, чтобы гражданских тут положили, наверняка полным-полно жильцов смотрят за происходящим из окон квартир. Не каждый день показывают во дворе бесплатное кино.

Расторопный хозяин уже принес с кухни кофе и несколько бутербродов на тарелочке. Кофе был растворимый, и по вкусу даже не кофе, а кофейный напиток. Но я героически выпил его и даже съел пару бутербродов. Ирина выпила кофе, на этот раз сумев сдержать свои эмоции аристократки.

- Ну, вы уже придумали, как уйдете отсюда? - спросил нетерпеливый хозяин, щуря свои умные маленькие глазки, увеличенные линзами, из-под седых бровей. - Вы не подумайте, я не к тому, что вы мне уже надоели как гости, помилуй бог, как можно мне надоесть? Ко мне так часто приходят гости, что я радуюсь визиту каждого таракана, не то что живых собеседников. Просто мне интересно, что можно придумать в такой, как кажется, безвыходной ситуации. А так, пожалуйста, будьте моими гостями сколько вам нужно. Вы знаете, я ведь не случайно назвал эту лестничную площадку резервацией. Здесь четыре одинаковые однокомнатные квартиры. Как видите, вполне приличные квартиры. И во всех четырех живут такие же одинокие старики, как я.

Мы не совсем одинокие старики. Наши дети купили нам, всем четверым, эти квартиры, дело в том, что они работают в одном большом банке, все вместе, и когда один из них решил это сделать, остальные сделали так же. Четверо молодых, преуспевающих людей, купили своим престарелым отцам квартиры в престижном доме, заметьте, в одном доме с ними, со своими детьми.

Только потом они позабыли, что мы живем в одном доме. Они снабжают нас деньгами, которые мы дружно не тратим, а живем на свои пенсии, они отдают нам свои старые телевизоры и холодильники, когда покупают себе новые, а они делают это часто, так что все у нас вполне современное и в рабочем состоянии. Только у них нет свободной минуточки забежать к отцам в гости и сесть поговорить с ними просто так, ни о чем. О футболе, о политике, о книгах. Да мало ли о чем ещё можно поговорить? Так много есть о чем поговорить...

Он неожиданно махнул рукой и сказал:

- Вы извините, вы не подумайте, что я жалуюсь, я все понимаю. У наших сыновей своя жизнь. У них семьи, работа, сейчас тяжелые времена, работать нужно много. Очень много. Но все же... Впрочем, у вас своих забот полно. Я думаю вот что: вы сами ничего не придумали. Я тоже ничего не могу придумать. И значит нужно собрать большой совет.

- Какой такой совет? - насторожился я.

- Мы с моими соседями стариками в случае, если кто-то оказывается в сложной ситуации, или не может принять самостоятельно трудное решение, собираем большой совет и вместе обсуждаем проблему. И что бы вы думали? Мы всегда находим решение!

Он с гордостью за себя и своих соседей осмотрел нас и спросил:

- Ну так как?

- Что "ну так как"? - меланхолически переспросил я.

- Собирать совет?

Вместо меня решение приняла Ира. И приняла его, практически не раздумывая. Она категорически заявила:

- Собирать!

Хозяин склонил голову на плечо и вопросительно посмотрел на меня. Сидевшая рядом с ним собака встала на лапы и в точности повторила его движение головой. В итоге на меня уставились четыре блестящих, умных и все понимающих карих глаза, плюс два голубых, принадлежащих Ирине. Как я мог сказать что-то против? И главное, что?

Хозяин, которого звали Леонтием Карловичем, тут же обзвонил своих соседей, важно вызвал их на большой совет, и каждый раз заглядывая предварительно в глазок, впустил их всех в квартиру.

И вот они сидели вокруг стола: могучий Матвей Васильевич, потомственный сталевар, высокий и худой, с прямой спиной. Геннадий Борисович, полковник в отставке. Театральный бутафор Савелий Власович и его закадычный приятель, наш хозяин, как оказалось, театральный гример, Леонтий Карлович.

Знакомство было кратким. Нас ни о чем не стали выспрашивать, с нас просто взяли честное слово, что мы не бандиты, а оказавшиеся в беде граждане, случайно наступившие на ногу бандитам. Обсуждение нашей проблемы тоже не заняло много времени. К нашему удивлению, старики оказались на редкость собранными и деловитыми. Возможно, этому способствовало то, что верховодил у них полковник в отставке Геннадий Борисович, который быстро и четко ставил вопросы и прерывал слишком словоохотливых. Остальные старички слушались его безропотно.

Хозяин квартиры кратко изложил суть дела, сведя предисловие к тому, что вот симпатичные молодые люди попали в сложную ситуацию, обратились к нему за помощью, и им надо помочь как-то выбраться из окруженного дома.

- А эти самые "симпатичные молодые люди" случайно не из тех, кто поднял стрельбу на улице? - спросил Савелий Власович.

Пришлось ответить.

- Да, я стрелял. Но только в ногу бандиту и в землю, - честно признался я. - Так получилось, что за нами гонятся бандиты. Мы были вынуждены оказать им сопротивление и, возможно, с юридической точки зрения, несколько превысили меры самозащиты.

- Допустим, что это так. А откуда у тебя этот милицейский плащ, оружие и фуражка? - спросил Геннадий Борисович.

- Это долгая история. Сейчас нет времени. Я могу сказать только то, что я забрал все это или у бандитов, или у людей, которые им помогают и покровительствуют, которые хотели нас убить и ограбить, - заявил я, умолчав о том, что мы сами в некоторой степени ограбили бандитов.

- Вы, барышня, можете дать честное слово, что вы не бандиты? - спросил полковник в отставке, глядя в глаза Ире.

- Могу, - не задумываясь и не отводя взгляда ответила она.

- А ты? - повернулся он ко мне.

- Могу, - так же уверенно и без колебаний ответил я.

- Хорошо, - после долгой паузы, морща лоб и напряженно хмурясь, принимая непростое для него решение, заявил нам Савелий Власович. - Идите на кухню, кофе выпейте, съешьте там чего-нибудь, а мы тут кое о чем помаракуем по-стариковски. Подумаем, что и как с вами делать. Мы быстро.

Поговорили они действительно быстро и действительно нашли выход. Несколько на первый взгляд безумный, но пожалуй, единственно возможный в данной сложнейшей для нас ситуации. Теперь все решало время.

Не откладывая, Леонтий Карлович занялся Ириной, ему в помощь остался Геннадий Борисович, а меня потащили за собой на лестничную площадку Матвей Васильевич и Савелий Власович.

Мы пришли в квартиру Матвея Васильевича, где на стенах висели почетные грамоты в самодельных рамочках, не очень умело, но любовно выпиленных лобзиком, вымпелы, фотографии. Висела на стене гитара с черным муаровым бантом на грифе, и бросалась в глаза большая фотография молодого парня в ладно сидящей на нем солдатской форме, беззаботно смеющегося, сидящего на броне БМП, картинно облокотившись на ствол пушки.

Судя по его беззаботному виду, когда его фотографировали, он, наверное, ещё не знал, что пушки стреляют в две стороны.

В углу комнаты стояла заботливо накрытая полосатым покрывалом новенькая инвалидная коляска, выставив сверкающие хромом обода и спицы.

- Это коляска моего внука, Саши, - заметив мой взгляд пояснил Матвей Васильевич, подавив украдкой тяжелый вздох. - Он вернулся из Чечни инвалидом, без ног и с тяжелым ранением головы. Его отец, мой сын, поручил мне заботиться о нем. Вот так мы вдвоем с Сашей и жили. На этой вот коляске я его на улицу возил, радовался ей, как ребенок, ноне успел он как следует её освоить, умер от ран. Вот на этой коляске мы тебя и вывезем из дома по Сашиным документам. Даже в доме почти никто не знает, что он умер. В этом доме вообще мало кто и что про кого знает. Это случилось месяц назад. У меня сохранилось его пенсионное удостоверение и военный билет.

- Староват я возрастом для Саши, - усомнился я. - Да и внешне совсем на него не похож, вряд ли пройдет ваша затея.

- Это, молодой человек, поручите заботам Леонтия Карловича, - вмешался старый бутафор Савелий Власович. - Он сделает все, что нужно. Он большой мастер своего дела. Он в совершенстве владеет искусством портретного грима, а это, поверьте мне, не каждому дано, это высший пилотаж в его профессии.

- В этом случае искусство Леонтия Карловича не потребуется. Мой Саша горел в танке, у него было сильно покалечено лицо, - вздохнул Матвей Васильевич, - так что портретного грима не потребуется. Давай, Савелий Власович, займись молодым человеком.

Савелий Власович тоже оказался настоящим мастером своего дела. Он сумел затиснуть меня в сохранившийся от Саши комплект выцветшего камуфляжа, который был мне маловат, усадил в каталку, заставив подогнуть под себя ноги, подколол штанины так, что создавалась полная иллюзия отсутствия ног. И даже сидеть мне было удобно, ноги не затекали. После этого он разрешил мне пока встать, и мы вернулись к Леонтию Карловичу, прикатив с собой коляску.

То, что я увидел в квартире старого гримера, убедило в его безусловном таланте даже меня. Более того - если бы я не знал, с кем осталась Ирина, я ни в коем случае не узнал бы ослепительную, броскую и рослую красавицу в согнутой, очень пожилого возраста женщине, скорее даже старушке, просто и даже бедно одетой.

- Браво, мастер! Браво! - прищелкнув языком, воскликнул от порога Савелий Власович, искренне восхищаясь мастерством своего приятеля.

Мне оставалось только присоединиться к его словам, добавив свои слова восхищения. Мне предложили занять место возле зеркала, но я попросил минутку подождать. Взял в охапку милицейский плащ, фуражку и вышел осторожно на лестничную площадку, предварительно изучив её в глазок. Оглядевшись, я быстро поднялся по лестнице к люку, который оказался не заперт, и вылез через него на плоскую крышу. Менты сюда ещё не проникли.

Не подходя к краю, кто знает, возможно, менты поставили снайперов, я разложил в самой середине крыши плащ, сверху положил фуражку и собрался уже уйти обратно вниз, но тут заметил несколько вороньих перьев, следы бессовестного пиршества какого-то кота-охотника, которые я аккуратно подобрал и сложил на плащ. Пускай менты подумают, им это полезно.

Когда я вернулся в квартиру, все были немного взволнованны. Оказалось, что милиция обзванивала квартиры в подъезде, спрашивала, нет ли посторонних, не звонил ли кто в двери, не заходил ли, и где соседи по площадке. Леонтий Карлович им пояснил, что соседи по площадке, такие же, как он пенсионеры, собрались у него в квартире сыграть в преферанс, что никто посторонний не заходил, но этажом ниже был слышен на площадке какой-то сильный шум и громкая брань.

Милиция предложила срочно всем покинуть квартиры, и, соблюдая осторожность, спуститься вниз, взяв с собой документы и ключи, объяснив, что в подъезде скрывается опасный преступник, и будет проходить операция по его задержанию.

Не мешкая, я занял место у зеркала, и Леонтий Карлович в мгновение ока "изуродовал" мне лицо, покрыв его страшными "ожогами" и "шрамами", изменив его так, что меня мама родная не признала бы, я в этом был уверен.

Выходили из подъезда мы все вместе, лифт отключили, меня, к моему стыду, старички несли вниз на руках прямо в коляске, по лестницам спускались перепуганные жильцы, многие с огромными чемоданами, узлами. Один мужик спускался вниз, зажав под мышками двух огромных черных котов, которые презрительно шипели на попадавшихся на лестницах соседей.

За железными дверями подъезда нас ждала торжественная встреча. Все вокруг было оцеплено милицейскими кордонами и бойцами спецназа. Возле дверей сразу же требовали и придирчиво проверяли документы, сверяя их с личностями покидавших здание, у всех жильцов забирали под расписку ключи от квартир, подробно расспрашивая о посторонних в подъезде. Наши старички словоохотливо повторили им байку о шуме на восьмом этаже и добавили к этому ещё сказ о том, что кто-то вроде бы открывал чердачный люк, ведущий на крышу, но они побоялись выйти посмотреть, кто это.

Спецназовцы переглянулись и стали втягиваться в подъезд. Ни на меня, ни на Ирину даже

не обратили особого внимания. У Леонтия Карловича стоял в паспорте штамп, свидетельствующий о регистрации его брака, и Ирина сошла за его недавно умершую супругу. Они заявили, что её паспорт в спешке не отыскали. Впрочем, на пожилых людей много времени не тратили, они для милиции интереса не представляли.

С моей же внешностью можно было предъявлять любые документы. С таким лицом, какое соорудил мне Леонтий Карлович, если и фотографируют, то только для фильмов ужасов. Гример нарисовал на мне такое, что меня не то что не рассматривали, от меня отводили глаза и судорожно сглатывали.

Так, благодаря мудрым и храбрым старичкам, мы спокойно прошли милицейский кордон и встали за спинами любопытных, не рискнув пока покидать двор, оцепленный ещё и по наружному периметру. Кто его знает, вдруг там предстоит ещё одна, более тщательная, проверка документов. Мы решили пока переждать и осмотреться.

Достаточно скоро из подъезда появился запыхавшийся милиционер, лифт менты отключили, в пуленепробиваемом жилете, который нес в руках какой-то сверток. Он подбежал к начальству и развернул свою ношу. Это оказались плащ и фуражка, которые я оставил на крыше.

Начальство что-то строго спросило, милиционер долго что-то пояснял, разводил руками и, немного помявшись, достал из кармана несколько вороньих перьев, протянув их своему начальству. Один из офицеров вопросительно посмотрел на эти перья, потом на милиционера. Милиционер пожал плечами, что-то опять быстро заговорил, показывая неуверенно пальцем в небо. Старший офицер яростно выругался и постучал себя по лбу. Он хотел выбросить перья, но второй из офицеров остановил его, и забрал перья у милиционера, пожав плечом, мол, мало ли что.

Я представил себе, как будет выглядеть рапорт с приложением к нему подобных вещдоков, и мне стало весело.

Ко мне наклонился Леонтий Карлович и сказал, оглядываясь по сторонам, протягивая документы:

- Уходите потихоньку. Я выведу Иру, а вы слезайте с коляски, пока никто не видит, и идите сами, Матвей Васильевич разрешил вам взять Сашины документы, только потом верните их, ладно? Для него это память. В пенсионном удостоверении не указано, что нет ног, так что можете воспользоваться.

- А как убрать вот это вот? - я показал на свое лицо, не уверенный в том, что его можно так назвать.

- Это дома, после того, как пройдете оцепление, очень легко и без проблем смоется теплой водой с губкой, - пояснил Леонтий Карлович. - Не беспокойтесь, не пострадала ваша красота. Дома, дорогой, вы решите эту проблему за пять минут.

Дома.

А где он теперь, мой дом?

Мне почему-то вдруг только сейчас стало окончательно ясно, что я больше никогда, скорее всего, уже никогда в жизни, не смогу зайти в свою квартиру, набитую книгами и минералами, оставшимися от моих родителей.

Ира и Леонтий Карлович пошли впереди.

Старички прикрыли меня, и я тихонько встал с коляски, поправил под курткой автомат, с которым не пожелал расставаться, сумку на плече, и шепотом пожелав старикам удачи и поблагодарив их, пошел к внешнему оцеплению, покидая этот двор.

Ирины с Леонтием Карловичем не было видно, значит, они уже прошли за оцепление. Это радовало.

Но радовался я рановато.

Глава пятнадцатая

Ирину и Леонтия Карловича я заметил сразу же, повернув за угол. Они стояли возле подземного перехода в метро, рядом с коммерческими киосками, оживленно прощаясь, позабыв про опасность, беспечно посчитав, что все неприятности уже далеко за спиной. Старичок галантно раскланивался, а Ирина горячо говорила что-то благодарное, вызывая излишнее внимание недоуменных прохожих, оглядывавшихся на странную старушку. В пылу беседы Ирина совсем позабыла про то, что она должна играть роль старушки.

Они оба стояли спиной ко мне, и я заторопился, почти побежал в их сторону, потому что спиной они стояли не только ко мне, но и к незамеченным ими бандитам. Они выходили из резко затормозившей возле перехода зеленой "девятки", которую увлеченные беседой и окрыленные успехом, ни Леонтий Карлович, ни Ирина, не заметили.

Я прикинул расстояние и понял, что проигрываю. Пришлось плюнуть на все и припустить бегом, чтобы успеть отсечь бандитов от Иры и Леонтия Карловича.

Редкие прохожие с удивлением оглядывались на меня, на мою страшную рожу и на мой бег. Бандиты, которые оказались наблюдательнее ментов и сумели вычислить Иру, вразвалочку направлялись к ней.

Братков было двое, и ещё один сидел в машине, мне его хорошо было видно потому, что он оставил открытой дверцу, откуда внимательно наблюдал за происходящим. Водила - бугай в кожанке, сидел, держа на коленях прикрытый кое-как полой автомат. Это было уже серьезно. С нами стали считаться.

Двое идущих в сторону Иры были одеты в кожанки, "адидасовские" шаровары и кроссовки. Прямо инопланетяне какие-то! В одинаковой униформе, одинаково постриженные, одинаково мордастые, увешанные золотыми цепями, ездящие по городу на одноцветных "девятках". Ну не жизнь, а прямо кино про Терминатора.

Ну что же, пора было этих самых Терминаторов дезинтегрировать. К чему я и приступил. Встав за ближний киоск, припав на колено, тщательно целясь, чтобы не зацепить случайно прохожих, я выдал две короткие очереди: одну в тех, которые вышли из машины, а вторую - в водителя, схватившегося за автомат. Если бы он не сделал этого, возможно, остался бы в живых, я не собирался стрелять на поражение. А так он завалился головой вперед, даже не успев вскинуть оружие, тоже мне, вояка, уткнулся в приборную доску, всплеснув руками и я даже не стал смотреть дальше, по печальному военному опыту хорошо зная, что значит этот жест.

Из тех, что вышли из машины, один остался лежать на асфальте, корчась и катаясь от боли по асфальту, пуля, отскочившая рикошетом от асфальта, стрелял я под ноги, все же ударила его, второй же испуганно бросился укрываться в подземный переход.

Так я ему и позволил!

Я догнал его на верхней ступени, с разбегу ударив его ногой под колени, и он, высоко подпрыгнув, полетел в разинутую навстречу пасть перехода, расставив руки, как нелепая птица, оглашая все вокруг диким воплем.

Я закричал застывшим как на стоп-кадре друзьям:

- Уходите, Леонтий Карлович! Немедленно уходите! Сейчас тут и ментов и братвы будет не меряно! Ирина! Быстро к машине! Садись и жди, я сейчас.

Пробежав мимо корчащегося на асфальте братка, который повернул ко мне белое лицо с перепуганными глазами, я подобрал на бегу выпавший у него пистолет, бандит испуганно вздрогнул и закрыл лицо руками, наверное, думал, что сейчас его добьют. По уму, так надо бы было. Погодите, суки! Я вам покажу, как ходить по улицам моего города вот так, вразвалочку, вы у меня, хозяева жизни, по стеночке ходить будете, от каждого шороха вздрагивать, по асфальту ползать. Вы у меня на себе узнаете, как это больно, когда в тебя попадает пуля, и как это безумно страшно, когда тебя могут убить.

- Помоги! - протянул ко мне окровавленную пятерню раненый, поняв, что убивать его все же не будут.

- Бог поможет, хотя к тебе это вряд ли относится, - бросил я ему на ходу, пробегая мимо, рана его была не смертельна.

Ира и Леонтий Карлович все ещё стояли на месте. Пришлось ещё раз поторопить их, буквально наорать на них.

- В машину, Ира! Скорее! Леонтий Карлович, уходите, не надо, чтобы вас с нами застукали. Скорее уходите куда-нибудь, сейчас тут такое будет!

Перепуганный и уже, похоже, ничего не понимающий в происходящем старик, совсем растерявшийся при виде крови, и раненых, никак не мог оправиться. Он смотрел на меня с ужасом, не понимая, как мог мне помогать, а я не мог ему сейчас ничего объяснить.

Ира, наконец, очнулась, что-то сказала ему. Он закивал головой и пошел, неуверенной походкой, шатаясь, как пьяный, в сторону. Хорошо хотя бы, что пошел он не к дому, а куда-то за киоски. Ира, неуверенно оглядываясь, подошла к зеленой "девятке" и остановилась, возле неё не решаясь сесть возле убитого, а я бегом скатился по ступеням перехода.

Внизу уползал по лестнице, головой вниз, бандит, волоча за собой перебитую при падении левую ногу. Я подбежал и безжалостно втащил его по ступеням за ворот куртки наверх, на площадку, мне некогда было с ним церемониться, я сильно рисковал теряя время на разговары с ним, но мне нужно было кое-что узнать.

- Ну и что дальше? - спросил я его, перевернув на спину. - Ты куда собрался? В таком виде в метро не пускают, куда ты ползешь, урод?! Быстро говори: кто за тобой? Кто вас послал и зачем? Чья команда? Быстро и без запинок!

- Мы Подольские, - простонал бандит. - Привел нас Трифон. Велено было взять железные чемоданы, мочить всех, кто будет на квартире, квартиру сжечь, больше ничего не знаю. Мы опоздали, пришлось возле дома выступать. Так Трифон велел. Больше не знаю ничего. Слыхал только, что кто-то сорвал в наглую чужой банк, большие бабки. Вроде как наркотики. Московские братки тоже вовсю шевелятся, я слыхал, коптевские, Корней. И еще, говорят, залетные, азиаты. Сам Каракурт в деле. Ищет.

Такое обилие действующих лиц настораживало, что-то слишком много разных интересов пересеклось на этих самых злополучных деньгах и наркотиках.

- Что ищут? - спросил я.

- Наркотики ищут, большую партию. Все, больше ничего не знаю, - бандит застонал от боли, неудачно пошевелив ногой. - Отпусти, да?

- Не могу, - развел я руками. - Я обещал, что больше никого живым не отпущу. Так что извини.

Я пододвинул к себе его пистолет, валявшийся на грязном асфальте возле перехода, и направил его в лицо бандиту.

- Не стреляй! - заорал он в паническом ужасе.

- Что, страшно? - злорадно спросил я. - Это хорошо, что страшно, это полезно. Вот и запомни, как это страшно, когда не ты на кого-то, а на тебя ствол направляют. На всю свою жизнь запомни! И другим передай. Живи, будем считать, что я промахнулся.

Встал на ноги, оглянулся, увидел робкую толпу в отдалении, застрявшую в туннеле перехода, и выстрелил возле плеча бандиту. От домов послышался отдаленный вой сирен милицейских машин. Надо было спешить.

Бегом взлетел вверх по ступеням и быстро огляделся. От меня шарахнулась во все стороны небольшая группа зевак, собравшаяся наверху у спуска. Ира стояла возле машины, от домов, откуда мы пришли, завыли сирены милицейских машин. Надо было сваливать.

Я двинулся к машине, возле которой так и стояла Ирина, но меня остановил вопль раненого, взывавшего к боявшимся подойти зевакам:

- Да помогите же!

- Извини, на сегодня лимит милосердия исчерпан, - проворчал я, пробегая мимо, с трудом удержавшись от соблазна выпустить в него пулю.

Я не то, что стрелять в них был готов, я сейчас готов был зубами на части их рвать. Это были мои деньги и мой последний шанс дожить эту собачью жизнь по-человечески. И никто, никто не мог встать на моем пути.

Когда я подбежал к машине, Ирина стояла все так же возле, не решаясь сесть в машину с убитым. Она смотрела то на этого убитого верзилу, то на меня, распахнув огромные глаза, которые стремительно наполнялись ужасом.

Сделав вид, что ничего не заметил, через раскрытую дверцу вытащил на асфальт за ворот тело убитого, забросил его автомат на заднее сиденье. Выбросив убитого бандита, я сел за руль и через соседнюю дверцу, крикнул Ирине, нарочито грубо, чтобы до неё дошло:

- Садись в машину! Быстро! После переживать будешь.

В зеркальце я видел стремительно вылетавшие из-за домов милицейские машины с включенными сиренами и мигалками. Времени уже не оставалось нисколечко, а Ирина как стояла, так и стояла не шевелясь, словно её гвоздями прибили. Я уже во все горло заорал на нее:

- Садись, дура! Тебя же Сергей ждет! Ну?! Или я уеду без тебя!

Я включил зажигание, упоминание о Сергее и приближающиеся сирены возымели свое действие, Ирина осторожно села в машину, глядя на меня остекленевшими глазами, как, наверное, смотрят на вышедшего из могилы мертвеца.

Она могла молчать сколько угодно, я сам прекрасно знал все, что она про меня сейчас думала, и почему-то злился за это на нее. Подумаешь, кисейная барышня! Посмотрел бы я на нее, как она запела бы, если бы её взяли в оборот братки. А то изображает из себя цацу. Ну да черт с ней, мое дело доставить её к Гале, а там пускай с ней Серега сам выясняет отношения.

Чужие бабки присвоить могла решиться, так плати в таком случае по счету. Дармовых денег не бывает. Ничего, скоро ты, красотка, поймешь, что до золотого берега надо плыть через море дерьма, а с чужими деньгами до красивой жизни ещё и доползти надо. Вот когда доползем, если доползем, тогда и поговорим, тогда посмотрим, что от тебя такой вот рафинированной, останется. А пока что толку? Пока мы с ней говорим на совершенно разных языках.

Да и зачем нам, если разобраться, общий язык? Я даже со своими студенческими друзьями теперь его уже вряд ли найду, да и зачем? Зачем он нам нужен, общий язык? В одну и ту же воду дважды не входят. И может ли быть общий язык у людей, у каждого из которых лежит в кармане здоровенный кусок денег, к тому же чужих денег, упавших на халяву?

Не случайно же мои более житейски мудрые друзья не оставили мне даже телефона, по которому их можно будет найти. Мы все спешили утащить свою долю каждый в собственную нору, чтобы никто не знал про нее, никто не мог позариться.

Дорожки наши, конечно же, разбежались в разные стороны. Если уж совсем по честному, то разбежались они давным-давно, задолго до того, как на нас упали эти зеленые тысячи в железных чемоданах. Но только мои друзья поспешили забыть про меня. Дорожки наши, может, и разбежались, только нам самим разбегаться было рано. Мы ещё не дошли до той самой заветной развилки, где могли спокойно помахать друг другу ручкой, или плюнуть друг другу в лицо, смотря по тому, как мы дойдем до этой развилки, и разойтись, или разбежаться. Мы ещё были нужны друг другу. Поодиночке мы не выиграем эту нашу личную маленькую большую войну...

Мы подъехали к дому Гали, так и не сказав друг другу ни слова. Да и зачем? Мы бы все равно не поняли один другого, и никакой переводчик нам не помог бы. Мне не в чем было оправдываться, а у неё не было права меня в чем-то обвинять.

Ирина достала из изящной сумочки, которую она, когда гримировалась под старушку, вложила в старую и потертую, флакон с лосьоном, вату и стала приводить в порядок лицо, брезгливо и старательно стирая грим.

Вернув себе прежний облик, сняв седой парик, она поправила прическу и не обращая внимания на меня, стянула через голову темное длинное старушечье платье, оставшись в короткой юбке и с обнаженной грудью. Грудь была матовой, словно из фарфора, не слишком маленькой, но и не вызывающе большой, с маленькими острыми сосками.

Заметив мой восхищенный взгляд, который я не успел отвести, Ира вроде как спохватилась. Она прикрылась платьем, скорчив презрительную гримасу, которая заставила меня тут же отвернуться, но мне все было видно в зеркальце. Она же достала все из той же сумочки легкую серебристого цвета кофточку и ловко спрятала под неё круглые плечи и роскошную грудь.

Я с трудом подавил вздох сожаления. А впрочем, что там было жалеть? Каждый сверчок знай свой шесток. Хороша Маша, да не наша. Такие шикарные, штучные красотки достаются удачливым и богатым, вроде Сереги. Хотя теперь я тоже стал богатым.

Но это, увы, только теперь.

Возле дома Гали я остановился, подъехав почти вплотную к дверям подъезда, только что в подъезд на лестницу не заехал. Сухо скомандовал Ирине:

- Выйдешь из машины и бегом в подъезд, на улице ни секунды не задерживайся, я сейчас отгоню машину подальше во двор и вернусь.

- Давай я возьму сумку, - протянула она руку к моей сумке.

- Своя ноша не тянет, - перехватил я её за тонкую изящную кисть. - Я, знаешь ли, все свое - ношу с собой. Тем более, что это все мое в буквальном смысле и во всех других смыслах тоже.

- Пусти! - крикнула она, и сморщившись потрясла рукой.

Вот тут она уже переиграла. За руку я взял её хотя и твердо, но очень осторожно, так что сделав вид, что ей больно, она просто пыталась скрыть ощущение неловкости. Только мне сейчас было не до бабских штучек. Я не очень вежливо распахнул перед ней дверцу, как бы выставляя её. Ирина вспыхнула, смерила меня двумя голубыми ледовитыми океанами и вышла из машины, демонстративно резко хлопнув дверью.

А я погнал машину в сторону, высматривая, куда бы её пристроить так, чтобы её поскорее увели. И заметил компанию молодых, основательно подпитых дебилов в куртках на заклепках, которые забавлялись пивом, сидя на скамейке.

Я повесил автомат под куртку на плечо, второй, который оставил мне убитый водила, - на второе, не оставлять же неизвестно кому. Застегнулся, вскинул сумку на плечо, в карманы положил по пистолету, став сразу похожим на передвижной арсенал. И вышел из машины, стараясь не поворачиваться к парням лицом. Незачем было оставлять им мой фоторобот.

Ключи я оставил в машине, в замке зажигания, дверцу демонстративно прихлопнул, не заперев, и неуверенной походкой, изображая сильное подпитие, двинулся к ближайшему подъезду, вошел, едва волоча ноги, и почти бегом поднялся на площадку между этажами.

Эти наглые юнцы купились сходу. Они уже почти бежали наперегонки из сквера к машине, даже не особо оглядываясь по сторонам. Наглые волчата, молодые, да ранние.

Короче, машину они угнали ровно через две минуты, тем более, что я им создал все условия. Правда, я не был уверен, что они уедут далеко, но надеялся, что все же в сторону отсюда, а там пока разберутся что да как, нас уже не будет в доме у Гали.

Я торопливо шел в сторону этого дома, низко наклонив голову, пряча лицо в высоко поднятый воротник. Правда, не доходя до дома, я остановился. И почему-то вспомнил Ирину, её синий холодный взгляд. А зачем, собственно, я иду в этот дом, где я никому по большому счету не нужен? Свой долг перед ними я выполнил полностью: я предупредил их о надвигающейся опасности, я привез Ирину, вырвав её из лап и милиции и бандитов. А что дальше? Ирина расскажет про то, как я безжалостно расправлялся с бандитами, и меня станут бояться, ожидая, что я выберу момент и перестреляю их всех, чтобы завладеть деньгами.

Да и зачем нам сейчас быть вместе? Галя, наверное, после всего услышанного от меня, как только за мной закрылась дверь, наверняка заказала билеты на ближайший самолет в Штаты. Да и Сергей с Ириной, как и большинство обеспеченных людей в России, конечно же имеют загранпаспорта и в данной ситуации не преминут воспользоваться ими.

Правда, оставалась проблема переправки денег через кордон. Но кто их знает, какие у них связи, они все же не из последних людей, найдут какие-то возможности. Да и не мое это дело. Это их деньги, и это их головные боли. Деньгами они со мной делиться не станут, зачем же мне делить с ними неприятности? У меня своих хватит. В этом я не сомневался.

Чем дальше я думал о том, стоит ли мне идти туда, тем больше крепла моя убежденность, что не стоит. У наших маршрутов не было единой конечной точки. Мне самому было проще уйти одному. Все же одного человека выпасти намного сложнее, чем такую ораву. Да и поубавилось у меня почему-то уверенности в том, что мои друзья будут мне дополнительной помощью. Нет, нужно уходить, а не разыгрывать из себя Дон Кихота.

Я уже твердо решил, что пора мне уйти, и уйти по-английски, не прощаясь. Но пока я думал об этом, сам не заметил, как сошел с тротуара на дорогу. Вывел меня из задумчивости визг тормозов за спиной и резкий гудок.

Моментально, испуганным зайцем, запрыгнул я обратно на тротуар, глупо было погибнуть, уйдя от ментов и бандитов, с сумкой полной денег, под колесами автомобиля. Оглянувшись, я увидел за своей спиной темно-синий микроавтобус, из которого высунулся водитель, молодой парень в кожанке, с перекошенным от злости лицом, чтобы высказать мне все наболевшее по поводу идиотов пешеходов. Но его остановил, взяв за плечо и брезгливо показывая на меня, сидевший рядом с ним пожилой человек могучего телосложения, со смешно оттопыренными губами.

Водитель уже и сам увидел мое лицо и поспешил скрыться в кабине, мотая головой. Пожилой нетерпеливо показал водителю вперед и тот тронулся. Микроавтобус проплыл мимо меня и остановился возле того самого подъезда, где я высаживал Иру.

Вот только этого мне не хватало! Я остановился и стал наблюдать. И сразу же вспомнил где я сегодня видел уже лицо пожилого, с выпуклыми, сильно развитыми надбровными дугами, низким лбом и лицом гориллы.

Нужно было предупредить ребят, но было уже поздно.

Из микроавтобуса выскочили шестеро в кожанках, с автоматами, и в пуленепробиваемых жилетах под куртками. Я хотел, чтобы бандиты к нам относились всерьез и с опаской, я своего добился. Как бы теперь мне не пожалеть об этом. Пожилой вышел из машины последним. Он что-то приказал, и все они молниеносно исчезли в подъезде.

К кому пришли в гости на чай эти головорезы, сомнений у меня не оставалось никаких. Самым разумным для меня было бы повернуться и уносить отсюда ноги поскорее и подальше, пока мне их не оторвали. Силы были неравны, эти ребятки вцепятся в деньги и в наркотики, как волки, так что шансов выиграть, вступив с ними в схватку, не было. Оставалось только спасать собственную шкуру, и поскорее уходить отсюда.

Я вздохнул и пошел. Разумеется, к микроавтобусу.

Шел я осторожно, пытаясь разглядеть хоть что-то за тонированными стеклами, но ничего не было видно. Все же я решил, что вышли все, вряд ли при таком малом количестве бойцов кого-то оставили. Да и водитель остался в машине, а не вышел из нее, верный признак того, что на улице они не ждали неприятностей для себя. К водителю я и подошел.

- Слышь, браток, дал бы закурить, а? - попросил я, прохрипев слова жутким утробным голосом, внимательно оглядываясь по сторонам.

Водитель сидел в кабине, приоткрыв двери, поскольку в кабине было слишком жарко. Он покосился на меня, выразительно поморщился, и полез в карман за сигаретами. Молодой ещё пацан, салажонок, даже сигареты носит в заднем кармане штанов, где они безжалостно мнутся, ломаются и крошатся. Но мне это было на руку. Только он засунул правую руку в задний карман, я изо всей силы дернул его за левую руку на себя, а другой рукой также изо всей силы врезал по дверце. Они столкнулись, но я немного не рассчитал, и дверца попала парню по левой стороне лица, рассекла кожу на скуле, но не оглушила его. Тут же я исправил ошибку, ударив его рукояткой пистолета по голове. Парень обмяк и завалился на сидение. Я подвинул его, заткнул рот тряпкой, которая лежала возле ветрового стекла, быстро скрутил ноги и руки его же ремнем, и ремнем, снятым с его автомата, который небрежно лежал рядом на сиденье,.

Еще раз осмотрелся, на улице никого не было. Я не спеша вылез из кабины, захлопнул тихо дверцу и пошел в подъезд.

Окрыленный локальными успехами, я вломился в темноту подъезда, как слон в мышиную нору, поперев прямиком к лестнице. И тут же был наказан за свое легкомыслие. Все же на этот раз братки уже не лезли лихо на рожон так, как поначалу. Это были достаточно опытные бойцы. И меры элементарной предосторожности они соблюдали.

Шорох за спиной я услышал прежде, чем ствол автомата уперся мне в спину. Я сразу догадался, что это за шорох, но все, что успел сделать, это плавным движением плеча дать соскользнуть вниз сумке с деньгами, придержав слегка за ремень уронить её бесшумно на пол и отпихнуть ногой в темный угол.

В глухом мраке подъезда мой финт с сумкой прошел незамеченным. Уперев ствол автомата мне в спину, стоявший засаде ощутимым пинком предложил мне подняться на лестничную площадку и разоружиться, что я безропотно и выполнил.

С гордостью обвешавшись трофеями, как новогодняя игрушками, мой конвоир доставил меня в квартиру, стукнув условным стуком.

Двери тут же открылись, меня буквально забросили в прихожую и оттуда в комнату, где уже вовсю шуровали бандиты, выворачивая наизнанку квартиру.

Губастый сидел в большом кресле. Я посмотрел внимательно на стол, возле которого он восседал, и ничего примечательного не увидел, кроме нескольких бумажников, небольшой суммы денег, женских побрякушек и документов. Как я догадался, это было все, что бандиты вытрясли пока из моих друзей. Ни оружия, ни денег бандиты пока не нашли. Странно! Когда я уезжал за Ириной, сумки стояли в углу комнаты, там же, на сумках, лежал и автомат, единственное оружие, которое взяли Сергей и Лешка. Автомат они оставили дома, не решившись взять его с собой, у них там, на фирме, после того, как им подложили год назад бомбу, как пояснила Галя, стоит рама металлоискателя на входе в офис.

Правда, перед уходом я посоветовал ей убрать все подальше с глаз долой. Мало ли кто зайдет, но она вроде как не придала значения моим словам.

- Это что за урода вы привели? - удивился губастый, подняв голову.

- Этот урод вырубил Федула в машине, и шел сюда вот с этим, - мой провожатый торжественно выгрузил на стол мой великолепный арсенал.

- А ты почему тут?! Ты где должен быть?! - неожиданно выругался на него губастый вместо похвалы и погрозил громадным волосатым кулаком. - Марш на пост!

- Да я, Трифон, только вот этого привел, - одновременно испуганно и обиженно пробормотал мой конвоир, моментом выметаясь за двери.

Пока они так содержательно беседовали, я быстро и цепко осмотрел комнату. Мои друзья сидели на кровати с голой панцирной сеткой, с которой уже сдернули на пол вспоротый матрас и подушки с одеялом. Перед ними стоял, бог весть кем себя воображая, широко расставив ноги, парень с автоматом, направленным на них.

Судя по разорванному на плече у Гали платью, большому, во всю щеку, фингалу, красовавшемуся на физиономии Лешки и разбитой губе Сереги, к которой он постоянно прикладывал платок, можно было понять, что предварительная беседа уже состоялась. По тому же, что бандиты приступили в квартире к интенсивному обыску, можно было легко догадаться, что чемоданы им не отдали. Но куда же ребята дели деньги, а главное, автомат? Сейчас он был бы очень даже кстати.

Я ещё раз, буквально по сантиметру, осмотрел комнату и тут мой взгляд упал на огромное антикварное кресло, в котором развалившись сидел губастый. Из-под него, из-под клетчатого шотландского пледа, который был постелен на это кресло как покрывало, торчал ремень спортивной сумки, небольшой синей петлей свернувшийся возле самой ножки. Наверное, кто-то из ребят в последний момент успел запихнуть сумки ногой под это кресло. Ну что же, удачно уселся этот хмырь. Но вот торчавший ремень... И где, черт возьми, автомат!? Не полезу же я за ним на четвереньках под кресло.

Я заметил на себе удивленные взгляды Гали и моих друзей, которые, за исключением Ирины, не видели меня в этом гриме, а Ира, судя по скоротечности событий, не успела толком ничего им рассказать. Гости заявились слишком быстро. Ну что же, полюбуйтесь.

- Ты деньги спрятал? - спросил меня пожилой, угрожающе сдвинув брови.

- Какие деньги?! - плаксиво заскулил я. - У меня нет никаких денег! Откуда?! Я тут у водителя заурить попросил, а он со мной драться затеял, а тут ещё один...

- Обыщите его, - приказал губастый, прервав мой бред.

Меня тут же ловко обшарили, вытряхнув из карманов бумажник, и распиханные по карманам деньги, которые я сгреб со стола в своей квартире.

- Это ты, что ли, уродец, наших мальчиков мочишь?! - удивленно поднял брови губастый. - Быстро говори, Квазимодо, куда деньги дел?! Быстро! Иначе я тебя отдам своим молодцам, и они из тебя душу выбьют вместе со всеми остальными внутренностями. Колись быстро, падла! Страшнее тебя уже не сделать, но больно все равно будет. Показывай, где товар и бабки, и вали отсюда, так и быть.

Ну да, размечтался. Хотя и был у меня секундный соблазн показать им пальчиком под кресло, благо мои-то деньги находились в подъезде, в углу, но все, чего я смог бы добиться, отдав им все, это избежать тяжелых побоев, но зато наверняка приблизил бы собственную смерть. Вряд ли с нами стали бы долго разговаривать, получив деньги и товар. Все это было уже щедро полито кровью. Так что я решил потерпеть. Пока бьют, это, разумеется, неприятно и больно, но ты все же живешь, если чувствуешь боль. Вот когда ты перестанешь её чувствовать, это уже хуже.

- Ну что, что вы упираетесь? - повернулся губастый Трифон к моим друзьям, они непроизвольно напряглись, и я услышал, как заскрипели пружины панцирной сетки. - Вы что, фраера, думаете, что сумеете воспользоваться тем, что взяли? Зря так думаете. Лучше отдайте сразу, или скажите, куда запрятали. Наверное, этот урод куда-то все отвез? Говорите куда, мы заберем свое и отпустим вас на все четыре. Если нет - увезем вас с собой, помучаем в свое удовольствие, как следует, и там кто-то из вас да сломается. Это я вам гарантирую. Бесконечно боль терпеть никто не может, скажете, никуда не денетесь. Но оттуда мы вас уже живыми не выпустим. Быстро думайте: ваше время кончается.

Он бросил взгляд на своих бойцов, которые усердно рылись на антресолях, и гремели чем-то уже в ванной комнате и в туалете. Обыск подходил к концу, а с ним и наше время на раздумья. Если нас повезут куда-то, то это все - это смертный приговор, никуда мы оттуда не выберемся. Это не кино. Придется все же отдать деньги и товар, все же маленький, но шанс.

Как видно, не я один так думал. С кровати решительно поднялась Галя.

Но вместо того, чтобы что-то сказать, она молча отодвинула стоявшего перед ней парня с автоматом и пошла в коридор.

- Далеко ты собралась, красавица? - остановил её удивленный Трифон.

- Мне срочно нужно пройти в ванную комнату! - категорически отрезала Галя.

- А больше тебе никуда не нужно?! - уже начал злиться Трифон.

- Пока никуда, - решительно заявила она опешившим бандитам. - А в ванную комнату мне нужно.

- А спинку тебе потереть не нужно? - вкрадчиво, но еле сдерживая ярость, спросил губастый, собираясь встать.

- Ты не в моем вкусе, - поджала брезгливо губы Галя. - А вообще-то, старый дурак, мог бы и не задавать детских вопросов. Я же сказала, что мне нужно в ванную. Не убегу я оттуда. Ты что, вправду не понимаешь, что мне нужно? Ванную же обыскали. Мне на две минуты.

Губастый прищурившись оглядел её, словно решая, что оторвать ей для начала, но пома

нил пальцем одного из братков и велел ему, лениво растягивая слова:

- Проводи. Постой около двери. Две минуты тебе на все про все, красавица. Изнутри не запираться.

- Конечно, - отрезала Галя. - Если ему интересно, может даже зайти посмотреть.

Она круто повернулась и пошла к ванной, по дороге, ай молодец! словно невзначай, затолкнув ногой ремешок сумки под кресло.

Ее провожатый пропустил Галю в двери и встал возле, прислонившись плечом к стене. Ему даже не пришлось ждать две минуты.

Вышла она меньше, чем через минуту.

В руках у неё был автомат.

Глава шестнадцатая

Трифон, отправившийся по адресу, данному ему Каракуртом, попал в одну из таких заварух, которые обычно он, вор в законе старого покроя, всегда не любивший вступать в прямые столкновения с ментами, старательно избегал.

Быстро разобравшись, что положить взятых милицией ребят Гвоздя ему не удастся, а отбить у ментов товар и деньги - тем более, он дал приказ уходить. Только оставил трех бойцов в машине наблюдать за дальнейшим. Еще одну машину он отправил с ранеными к своим врачам, сам же поехал на хату, но по дороге ему позвонил человек Шейха в Москве, Рамиз.

Трифон в глубине души не любил азиатов, которых за глаза иначе, как "чурки", не называл. Раздражен он был тем, что не удалось выполнить поручение Шейха, к тому же было жаль упущенного навара. И ещё он был очень зол на Каракурта, который направил его по адресу, либо не проверив данные, либо на заведомую подставу.

Вот по этим причинам он и заговорил с Рамизом агрессивно, раздраженно, предполагая, что тот интересуется результатами налета Трифона на квартиру и судьбой товара и денег. Трифон не знал, а Юлдашев не посчитал нужным рассказывать ему, кому принадлежат товар и деньги. Хотя многоопытного Трифона и смутило предложение Каракурта вернуть деньги ему, а товар оставить себе, но Трифон предпочитал в такие детали не вникать. Пускай сами разбираются.

Шейху Трифон так же не стал звонить, не потому, что сам слишком доверял Каракурту, он вообще никому не доверял, кроме себя. Просто Трифон только вчера пытался связаться с Шейхом по своим делам, и ему ответили, что хозяин в отъезде, его оповестят, и как только сможет, он сам свяжется с уважаемым Трифоном. Так и ответила по телефону эта восточная кукла с глазками, назвав его "уважаемым Трифоном". Дура!

Рамиз с восточной невозмутимостью сделал вид, что не заметил откровенной грубости Трифона, и вежливо попросил его как можно быстрее подъехать к нему, у него есть срочная информация.

- Послушай, Рамиз, - раздраженно ответил Трифон. - Пошел бы ты со своими срочными делами. Я выполняю поручение Шейха.

- Я так думаю, уважаемый, что ты выполняешь поручение Шейха, которое тебе передал Каракурт, - вкрадчиво ответил Рамиз сахарным голосом.

- Послушай, черт возьми! - взорвался Трифон. - Что ты мне мозги пудришь?! Иди ты со своими восточными штучками! Какая разница, кто передал поручение?!

- Большая разница, уважаемый, Андрей Трифонович, - все тем же сладким голосом промурлыкал учтивый Рамиз. - Подъезжайте, я вам много интересного сообщу.

- Ладно, если недолго, - согласился Трифон. - Где ты?

- Как где? - удивился Рамиз. сразу же вспомнив про акцент. - Деньга зарабатываю, плёв продаю...

- Все ясно, - оборвал его Трифон. - Сейчас подъеду, жди.

- Конечно, Андрей Трифонович, - уважительно отключился от связи Рамиз...

Подъехал Трифон к Рамизу минут через десять. К этому времени там его уже ждал микроавтобус с несколькими боевиками, вызванный им по радиотелефону. Но пересесть в него Трифон не спешил. Он остановился возле котла с пловом, на том же месте, где совсем недавно стояла машина Юлдашева.

Рамиз, разглядевший Трифона, тотчас подбежал к машине, услужливо наклонившись к окошку. Он мельком глянул на водителя, и почтительно приложив руку к сердцу, и заискивающе улыбаясь, демонстрируя свои безукоризненные зубы, что для Трифона, с детства страдавшего зубной болью и всю жизнь имевшего плохие зубы, послужило дополнительным раздражением.

Вот почему на вежливую просьбу Рамиза выйти и поговорить в стороне, он ответил грубым отказом.

- Если есть что сказать, говори прямо здесь, - и без того взвинченный и, как все блатные, легко поддающийся настроению, огрызнулся Трифон. - У меня лишних нет.

- Как скажете, Александр Трифонович, - ласково заглядывая в глаза грозному авторитету, послушно согласился Рамиз. - Вы хозяин, вам виднее.

- Говори, зачем звал, - смягчился Трифон, которому импонировало то, что Рамиз, человек Шейха, назвал его, Трифона, хозяином.

- Есть информация, но только для вас, Андрей Трифонович, - понизив голос и оглядевшись по сторонам, сказал Рамиз, наклонившись к самому окошку.

- Это я уже понял, - кивнул Трифон. - Говори, о чем будет разговор.

- Разговор, Андрей Трифонович, будет о вашей договоренности с Каракуртом, - глядя прямо в лицо Трифону узкими, словно два лазерных луча таящими глазами, резко ответил Рамиз.

- Подожди! - поднял руку Трифон, и обернулся к водителю. - Выйди из машины, посмотри кругом, а ты, Рамиз, садись сюда.

Рамиз, извинительно улыбаясь вышедшему водиле, тут же уселся на его место, и быстро, без предисловий, заговорил, перейдя на "ты".

- Я знаю, о чем ты договорился с Каракуртом. Только он тебе врет. Он тебя хочет подставить. Он хочет забрать деньги, а тебе оставить товар. Только он не сказал тебе, что товар - особенный. Это не героин.

- А что же тогда? - удивился Трифон.

- Это экспериментальная партия. Это не совсем товар, это самый главный его компонент, но компонент смертельный для употребления. Ты возьмешь товар, пустишь его на рынок, начнут гибнуть тысячи людей, тебя быстро вычислят, и на тебя поведут охоту и Шейх, и органы. Юлдашев - предатель.

- Ты откуда все это знаешь? - не поверил Трифон. - И почему не сообщил Шейху?

- Шейх мало платит, - грустно вздохнул, сделав несчастное лицо, Рамиз. - У меня есть племянник, вон он, около котла, плов продает. Ему нужно учиться поступить. Он очень талантливый и способный мальчик. Он в электронике здорово разбирается, и в компьютерах. Он сумел прослушать радиотелефон Каракурта. И все записать. Там есть ещё один адрес.

- Говори! - резко дернулся в его сторону Трифон.

- Что ты мне даешь взамен? - прямо спросил Рамиз.

- Что ты хочешь? - вопросим на вопрос ответил Трифон.

- Мне нужны деньги. Очень деньги нужны. Я просил Шейха, чтобы он помог мне устроить мальчика в университет в Москве, Шейх сказал мне, что он сам будет платить за учебу моего племянника. Но я отказался. Если Шейх за кого-то платит, он забирает этого человека в свои вечные должники. Ты дашь мне денег?

- Деньги я тебе дам, - ответил Трифон. - Если, конечно, ты не врешь.

- Зачем мне врать? - продемонстрировал свою улыбку Рамиз.

- Ты же не первый день слушаешь разговоры Каракурта, - ехидно отозвался Трифон. - Что же ты раньше мне ничего не сказал?

- А зачем? - откровенно отозвался Рамиз. - Я ждал, когда можно будет деньги взять. И потом, Каракурт меня обидел. Я это не люблю.

- Это никто не любит, - проворчал Трифон.

- Конечно, - согласно склонил голову Рамиз. - Только я это ОЧЕНЬ не люблю.

- Ну что же, - согласился Трифон, давай свои записи.

- Вот сверток, здесь диктофон и кассета, стоит на том месте, где Каракурту дают ещё один адрес и дополнительные сведения на людей, у которых товар и деньги.

Рамиз вынул из кармана белоснежного фартука завернутый в большой клетчатый платок диктофон и положив его на сиденье, вышел из машины.

Водитель сел на свое место, Трифон вышел и пошел к стоявшему неподалеку микроавтобусу, чтобы пересесть в него.

На полпути его догнал Рамиз и заглядывая в глаза спросил ещё раз, демонстрируя заискивающую улыбку:

- Ты точно дашь мне денег, Трифон?

- Ну конечно, Рамиз! - хлопнул его по плечу Трифон, и тоже демонстративно улыбнулся ему в лицо широченной улыбкой, с удовольствием продемонстрировав два ряда кривых, желтых, сильно испорченных зубов.

В микроавтобусе он прослушал запись, причем сделал это несколько раз. Велел водителю ехать по адресу Галины, который, вместе с другими данными про всех пасажиров джипа, предоставила Юлдашеву его осведомительница из ФСБ.

Сам Трифон ехал мрачнее тучи, бормоча про себя проклятия, понимая, что ввязывается в прескверную историю, в которой может полететь и его голова.

На полдороги он велел водителю остановиться и быстро набрал номер на мобильнике.

- Корней? Ты сидишь? Тогда держись крепче за стул. Это Трифон. Тебе война нужна? Нет? Тогда нужно встретиться. Срочно. Нас хотят подставить. Когда встретиться? Сейчас. О чем будет разговор? О том, что ты сейчас ищешь. Интересуешься? Тогда уличное кафе на Пречистенке. Я спешу. Буду там через пять минут. Успеешь? Лады.

Они встретились в кафе, Трифон дал Корнею прослушать часть кассеты, ту, в которой Юлдашев излагал Шейху свой план.

- Понял? - в упор спросил Трифон. - Каракурт - двойник.

- А почему ты сдал его? - Корней нервно поправил растрепанные ветром патлы.

- Он хотел расплатиться нашей кровью. Твоей и моей. Тебе это нужно? Тебе нужна мазня и большая мочиловка?

Корней медленно покачал головой.

- Вот и мне не нужна, - твердо ответил Трифон.

- На пленке есть адресок? - алчно сверкнул глазами Корней.

- Может, и есть, - уклонился Трифон. - Только я тебя не в компаньоны приглашаю. Ты можешь адресок у Каракурта узнать. Если со мной что случится, пленку тебе отдадут. А пока каждый сам за себя.

- Зачем же ты меня предупредил про Каракурта? - подозрительно оттопырил губу Корней.

- Не хотел, чтобы ты мне в спину выстрелил, - честно признался Трифон. - И ещё одного передела не хотел. И так кровью плюемся.

- Кто дал сведения? - облизал губы Корней.

- Есть человек, - уклонился Трифон. - Обидел его Каракурт, а у него племянник с электроникой дружит, он и перехватил разговоры Каракурта. Кажется, твой хозяин любит говорить, что нельзя оставлять за спиной врагов и обиженных.

- Мой хозяин? - удивился туповатый Корней. - Не слыхал.

- Еще услышишь, - пообещал Трифон, прощаясь.

Корней рванулся к Фаруху, а Трифон поехал по адресу.

Ему было некогда. Его манил Большой Кусок.

Глава семнадцатая

В руках у Гали был автомат.

- Быстро все лицом на пол! - крикнула она звенящим от нервного напряжения голосом.

Было это появление настолько неожиданным, что все замерли, растерявшись. Я даже присел, когда она, поворачиваясь и поводя стволом, резко направила автомат в мою сторону. Я видел, что её палец нажимает спусковой крючок, и инстинктивно закрыл глаза.

Грохнула короткая очередь, на удивление тихо, словно швейная машинка прострекотала, в воздухе резко запахло пороховыми газами, я обернулся и увидел оседающего на пол стоявшего за моей спиной бандита, который, вероятно, попробовал прикрывшись мной выстрелить в Галю.

Смертельно раненый бандит пытался что-то сказать, но спазмы не давали ему сделать это, и он только громко икал. Остальные, не дожидаясь повторного окрика, тут же попадали лицом на пол, как им и было приказано. Только губастый мордоворот остался сидеть на месте, развалившись в кресле, его окостеневший мозг неандертальца как видно, никак не мог сообразить что происходит. Пришлось ему помочь.

Я подскочил к нему, и с удовольствием врезав по толстой морде, стащил его за ворот с кресла, ткнув лицом в пол, придавив голову ногой. Лешка и Сергей моментально вскочили с кровати и подхватили оружие у бандитов, я взял со стола свой автомат, распихал обратно по карманам деньги, так я их и отдал этим молодчикам! Это моя добыча. В карманы я положил два пистолета. Взял со стола второй автомат, на войне лишнего оружия не бывает, тем более, что пошла игра без поддавков, это было ясно, но приладить этот автомат под ветровку я не успел.

- Девчонки! Быстро собирайтесь! - скомандовал Лешка, поспешно сгребая со стола документы.

- Зачем же так торопиться, господа? - раздался насмешливый голос. Как-то неприлчино получается, гости на порог, а хозяева за порог...

Фортуна поворачивалась к нам то лицом, то задницей настолько быстро, что оставалось только диву даваться её выкрутасам. Двери бесшумно распахнулись, и без того тесная квартирка мгновенно наполнилась автоматчиками в камуфляже и в масках, увешанными спецсредствами, как новогодняя елка игрушками.

Они мгновенно заполнили все оставшееся свободным пространство, отобрали у нас оружие, заставили выложить обратно документы, и в очередной раз облегчили наши карманы.

Бандитам быстро и ловко, словно дело происходило на показательных учениях, защелкнули наручники на запястьях, заломив руки за спину. Всем, кроме губастого, который так и остался лежать носом в ковер возле кресла.

Распоряжавшийся бойцами широкоскулый моложавый майор с лицом восточного типа, смуглый, с маленькими точеными кистями рук и тонкими пальцами музыканта, с тоненькой стрелочкой черных, словно нарисованных, усиков и маленьким упрямо выдающимся вперед подбородком, прошел, словно нечаянно наступив на руку губастого, к креслу и сел в него, опять верхом на разыскиваемые бандитами сокровища.

У Фортуны сегодня был не иначе как бенефис. То, что она с нами со всеми вытворяла, с лихвой хватило бы для того, чтобы разукрасить цветными воспоминаниями не один десяток, а то и сотню, серых обывательских жизней.

Майор осмотрел комнату, царивший разгром и тихо приказал своим бойцам, показав на бандитов:

- Отведите их.

Сам же при этом наступил на задницу губастому начищенным до блеска ботинком на высокой шнуровке.

Что-то меня настораживало в поведении этого майора и его бойцов. Я ещё не понял сам, что именно, но что-то заставляло меня отнестись к ним недоверчиво. Не были они похожи на служителей правосудия. Не знаю, почему я так сразу решил, но так уж получилось.

Майор тем временем сделал знак своим молодцам, чтобы они не трогали Трифона, на котором покоилась майорская нога.

- Кроме вот этого. С ним я поговорю. Уведите остальных.

Четверо прибывших с ним бойцов молча бросились выполнять его приказ, подняли жестокими пинками с пола бандитов и затолкали их в соседнюю комнату, откуда сейчас же послышались глухие удары, сдержанные стоны и тихая брань.

- Ну что, Трифон, - спросил майор губастого, знакомством с бандитом только укрепив меня в моих подозрениях. - Нарушаешь договоренности, да? Ну и как, нашел что искал? И что ты здесь искал? Кто тебе дал этот адрес, душа моя?

- Да ничего я не нарушаю! - взвизгнул губастый. - Нам шепнули, что здесь товар и бабки, мы и примчались. Отобрали бы, тебе бы обязательно шумнули, как иначе? Мы же с тобой договорились!

- Врешь ты все, Трифон, - брезгливо покривился майор. - Вам, русским, никогда верить нельзя. Коварный вы народ. Коварный и жадный. И нечестный. Ты на слишком большой кусок рот раскрыл, Трифон. Подавишься ты этим куском. Мы с тобой как договаривались? Ищем вместе, товар ваш, деньги наши. Так?

Трифон угрюмо молчал. Майор ткнул его ногой в спину.

- Так, я тебя спрашиваю?! - прикрикнул он.

- Не знаю, - с трудом выдавил из себя Трифон.

- Врешь! - покачал головой майор и прислушался.

В соседней комнате продолжалось избиение, визгливый выкрик, заставил майора прислушаться.

- Кончайте там! - дернул усиками майор. - Вы нам беседовать мешаете!

Возня в соседней комнате быстро прекратилась, раздалось только несколько сдавленных вскриков и тяжелые хрипы.

Все мои товарищи по несчастью поняли, что там произошло. И у всех, наверняка, по коже прошел мороз. Я уверен, что все они подумали в этот момент одно и то же, что если вот так вот, мимоходом, бандиты, - а в том, что майор и его бойцы - бандиты, - сомнений не было, так вот, если они так безжалостно расправляются со своими, то что же ждет нас?

Трифон тоже передернул мощными плечами. Я его хорошо понимал.

Майор глянул на часы и нахмурился.

- Короче, Трифон. Нашли что-то?

- Не нашли, Каракурт! Ничего не нашли! Но, честное слово...

- Какое у тебя может быть честное слово, Трифон? - удивленно вскинул темные брови майор. - Ты - вор, разве может быть вор честным?

- Подожди, Каракурт, я скажу, кто дал наводку на тебя!

- Говори, - равнодушно отозвался майор, сделав знак своим ребятам подождать.

- Это мне шепнул Рамиз, - поспешно заговорил Трифон.

- И что же он тебе шепнул? - удивился майор.

- Он сказал, что ты предал и Шейха и Фаруха, что ты хочешь забрать и товар и деньги себе, а остальных кинуть и стравить между собой.

- И ты ему поверил? - тронул мизинцем ус майор.

- Он дал мне пленку, его племянник подслушал твои разговоры с Шейхом и твои переговоры с ФСБ, откуда тебе дали адрес и сведения, - послушно выложил все Трифон.

- Кто ещё знает? - резко спросил нахмурившийся майор.

- Рамиз, его племянник, он ему помогает плов готовить, он прослушивал тебя.

- Это все ясно, - нетерпеливо бросил майор. - Кому ты сказал?

- Я сказал Корнею, - вздохнул Трифон с тоской.

- А у Рамиза что за интерес? Зачем он меня тебе сдал?

- Он сказал, что ты его обидел, что он этого не любит.

- Это никто не любит, ну и что? - не понял майор.

- Я тоже ему так сказал, - кивнул Трофим.

- И что? - заинтересовался Каракурт.

- Он сказал, что он ОЧЕНЬ не любит, когда его обижают.

- Вот кааак? - протянул Каракурт. - А что он просил от тебя?

- Просил денег, что все просят? - меланхолически отозвался авторитет.

- И много? - оживился майор.

- Племяннику место в университете купить. У него, говорил, племянник способный.

- Это который мою волну засек и разговоры записал? - хмыкнул майор.

- Он самый, он у него помощником сейчас работает.

- Подросток, шустрый такой? - удивился Каракурт.

- Точно, - согласно кивнул Трифон.

- Тааак, - вздохнул Каракурт. - Действительно, способный племянник. Теперь кое-что стало ясно.

Он сделал знак, и громадину Трифона, отчаянно упиравшегося, бойцы майора выволокли в соседнюю комнату, откуда тут же раздался его предсмертный хрип. Я заметил, как передернулись мои друзья. Было такое впечатление, что его толком даже за порог не успели вытащить.

Майор подошел к столу, тщательно просмотрел документы, открывая паспорта, сверяя что-то с маленьким блокнотом, который он достал из нагрудного кармана и по мере просмотра поочередно бросая взгляды на нас.

- А кто же из вас Константин Голубев? Не вижу его документы, - спросил майор.

- Это я, - отозвался я, понимая, что запираться бессмысленно, вычислить меня было слишком просто.

- Так это ты - Костя Голубев? - слегка удивленно повернулся он в мою сторону. - Здорово тебя нарисовали. Вот, значит, как ты выскочил из оцепления. Смотри ты! Кто же это тебе такой профессиональный макияж сотворил? А где твои документы? Его обыскали?

Тотчас к нему подошел боец и указал на столе рассыпанные, смятые бумажные деньги, которые выудили из моих карманов.

- Я думал, что ты - солдат, Костя Голубев, - задумчиво протянул майор, брезгливо перебирая скомканные банкноты. - А ты, оказывается, мародер. Это же явно наворованные деньги. Мало тебе той зелени, которую вы отхватили. Вообще-то с такими, как ты, по законам военного времени знаешь как поступают?

Он задумчиво осмотрел всю нашу компанию, поудобнее устроился в кресле, картинно заложил ногу на ногу, достал длинную и тонкую черную сигарету, закурил, с наслаждением пуская дым, при этом курил он, как я заметил, практически не затягиваясь. Берег он себя, любимого. Берег. Его жизнь не прогнула, как меня, он чувствовал себя на коне. И с высоты своей лошади он небрежно осматривал нас, а потом сказал, выпустив тонкую струйку дыма:

- Странная штука - жизнь. Странная и загадочная. Такие разные и такие интересные люди собрались вместе. Остается только удивляться, как вы ещё до сих пор глотки друг дружке не перерезали. Вы хотя бы сами знаете, что собой представляет каждый из вас? Если не хотите узнать об этом от меня, то я вам предлагаю самим отдать деньги и товар, который вы взяли. Это не ваш кусок, размер не ваш. Даже если вам и удастся сохранить эти деньги, вы спать спокойно не будете. Вас рано или поздно все равно отыщут. Отыщут, отыщут, будьте уверены, - Привстав для того, чтобы сесть поудобнее, предупредил он наше несогласие, которое мы и не собирались выражать. - Ну так как? Поверьте, я знаю про каждого столько всего такого, о чем вам каждому самому, наверное, хотелось бы забыть. У меня, знаете ли, связи хорошие. И школа тоже. В недавнем прошлом я офицер ГРУ. Знаете, что это такое? Для непосвященных расшифровываю аббревиатуру. ГРУ - это главное разведывательное управление. Военная разведка. Звучит?

Он опять сел в кресло, постукивая по коленке документами. Он с интересом рассматривал нас, и тихая улыбка пробегала по его тонким губам. Он наслаждался впечатлением, которое произвел. Потом, видя что пауза затянулась, кашлянул и негромко предложил:

- Хотите, я расскажу вам немного о вас? Не то, конечно, что вы все друг о дружке знаете. Я расскажу про то, что вы друг другу не рассказывали. Идет? Желаете? Ну так вот, этот вот красавчик, Костя Голубев, как вы думаете, чем он занимался после окончания вашей "бауманки"? Он служил охранником и вышибалой в низкопробном кабаке, потом тем же самым в казино. Он пять лет воевал наемником, завербовавшись вполне добровольно. Сперва он убивал азербайджанцев, воюя за армян, потом он убивал армян, воюя за азербайджанцев, потом опять азербайджанцев, и все это за деньги. Он не любит про это вспоминать. И уж конечно, никогда и никому не рассказывал про это. Он тихий алкоголик, опустившийся почти что до последней ступеньки человек. Вы посмотрите, с кем связались, он же убийца, зверь, конченный человек...

Майор сделал эффектную паузу, и я заметил, что друзья отводят от меня взгляды и только Галя смотрит на меня в упор, словно стараясь расплавить меня черными огнями раскосых глаз. Я опустил глаза. Не могу сказать, что мне стало стыдно, но слышать о себе такое не очень приятно, тем более, что это была правда. Хотя и не вся правда про меня.

А майор, вдоволь насладившись произведенным впечатлением, продолжал, входя во вкус, очень уверенно, чувствовалось, что осведомители у него серьезные. Теперь он рассказывал, выбрав слушателем меня, только поглядывая изредка на остальных.

- Да ты не очень тушуйся, Костя Голубев! - подмигнул он мне почти дружески. - Остальные твои друзья тоже вполне колоритные личности. Компания у вас, надо сказать, собралась вполне достойная. Например, твой дружок Леша Волгин, он вообще двойной агент. Представляешь? У него даже две клички: "булочник", это от Лубянки за то, что он любил калорийные булочки в студенческие годы, помнишь? А вторая - "магистр", это уже там его наградили, за бугром.

Ты думаешь, почему он так легко сумел выехать в Штаты? Он ещё в институте сотрудничал с серым зданием на Лубянке, закладывал кое-кого по мелочи. Правда, времена были уже не те, так что по его мелким доносам серьезно никто не пострадал, но отчисленные были. А в Штатах его купили ещё раз. Вернее, не купили, а он сам вприпрыжку помчался предлагать свои услуги. А здесь он завербовал своего дружка, Сережу Белова, который, вот смехота, как истинный патриот тут же заложил его в то же самое здание на Лубянке, которое этого самого Лешу так заботливо опекало и снаряжало в дальнюю дорогу в Штаты.

Сережа стал получать за это деньги и снабжать своего, теперь уже действительно преданного друга, и по совместительству двойного агента Лешу, лживой информацией. А его друг Леша, рубаха парень для показухи, и крохобор по сути своей, утаивал от него часть гонорара, который шел через него из Штатов Сергею. Те, кто разрабатывал эту операцию, наверное, визжали и кипятком писали от восторга. У Сережи, кстати, тоже две клички: "калькулятор", за то, что он страстно любит пересчитывать деньги, и "призер", за его гипертрофированное пристрастие ко всякого рода спортивным трофеям.

И заметь, Костя Голубев, дамы у них оказались под стать им. Ира Белова, в девичестве Корнилова - в своих кругах известная под кличкой "суперстерва", что в этом мире, где только стервы и могут чего-то добиться, такое прозвище нужно заслужить. Скромная школьница, выбравшая благородную профессию врача и с отличием окончившая институт, случайно попала на конкурс красоты, оказавшись победительницей. И круто изменила свою жизнь, решительно поменяв карьеру врача на карьеру манекенщицы и фотомодели. Проложила же себе путь на подиум эта красавица беспорядочными связями, безжалостным шантажом и умением толкаться локтями и идти напролом. Замуж вышла не за Сергея, как он сам думает, а за его большие деньги и в надежде уехать на Запад, в Штаты. Муж как таковой во всех других аспектах ей был неинтересен. Единственное, что её устраивало, так это его загруженность на службе и масса свободного времени для себя. Время это она использовала так, что небо копотью покрывалось. О её скандальных похождениях ходят легенды, эта светская львица - излюбленная тема и неиссякаемый источник скандальной хроники для желтой прессы, которая её просто обожает. Самое странное, что все это ей до сих пор более менее успешно удавалось скрывать от занятого только собой и своей работой мужа.

Майор остановился, осмотрел нас, с дерзкой улыбкой и презрением на красивом восточном лице.

- Как вижу, вам интересен мой рассказ, - улыбнулся он, слегка растянув губы. - Тогда я продолжу. Похождения госпожи Ирины, это все ерунда, все эти подвиги бледнеют перед "достижениями" госпожи Гали. Эта скромная женщина, литератор и переводчица, дочь эмигрантов, на самом деле не кто иная, как аферистка международного класса, разыскиваемая "Интерполом" по всему миру. Одних фамилий она сменила столько, сколько я за всю жизнь обуви не сношу. Она - достойная дочь своих родителей, которые прославились тем, что свое состояние нажили продажей поддельных раритетов, брачными аферами, кражей редких книг в Тибете, куда они проникли, благодаря отцу Галины, выдававшему себя то за Бурятского ламу, то за шамана, то за личного представителя далай-ламы. И все это: тибетские священные книги и раритеты, настоящие и поддельные, и редкие книги, украденные из библиотек, все это они отправляли за границу. Что и помогло им впоследствии эмигрировать, когда за них всерьез взялись наши славные органы. Впоследствии эта семейка гордо заявляла, что их преследовали за политические убеждения. Хотя убеждений у них никогда не было, кроме всепоглощающей жажды наживы. Мама Галины польских кровей по рождению. Отец - бухарский еврей. Представляете, какая в результате получилась гремучая смесь? Она гастролировала по Европе, работая, как воровка на доверии. Пользуясь своей красотой и обаянием, образованностью, она легко входила в доверие к богатым коллекционерам и облегчала их коллекции. Эту красавицу жаждут увидеть в своих тюрьмах Швеция и Норвегия, Франция и Италия, Лихтенштейн и Голландия, Бирма и Таиланд, в Штатах ею вплотную заинтересовалось ФБР. К тому же она сильно поиздержалась, вынужденная скитаться по Европе в поисках убежища, спасаясь от Интерпола. И вот тут случился самый анекдотичный анекдот. Она узнала, что в России при смерти её бабушка, которая якобы решила оставить ей наследство. Надо сказать, что бабушка - это в их семье особый случай. Эта тихая женщина, хорошо воспитанная, прекрасный собеседник, умеющий и всегда готовый выслушать другого, само обаяние. Она была редактором одного известного издательства, водила дружбу и знакомство с режиссерами, актерами, писателями, с духовной элитой. И так было до старости. А уже в зрелом возрасте она отказалась последовать за сыном в эмиграцию, оставшись в России, вот в этой самой небольшой двухкомнатной квартирке. И кто бы знал, что в её семье все завидовали ей, считали её богатой. И для этого были причины, кто, как не её семейка знал то, что до самой смерти старушки не узнал никто из её многочисленных богемных знакомых. Эта старушка всю свою жизнь, до глубокой старости, была постоянной наводчицей на богатые квартиры московской богемы. Семья считала бабушку очень богатой, не зря же её так заботливо опекали из-за границы, посылая ей щедрые подарки, в надежде на то, что после смерти им достанутся её сокровища. И вот бабушка при смерти и готова все свое состояние завещать внучке, которую так ни разу и не увидела. Естественно, внучка, окрыленная такой перспективой, к тому же чувствующая себя в Европе как на горячей сковороде, начинает искать возможности легализоваться и уехать в Россию. В страну, которая кажется ей из-за бугра дикой страной, в которой она без труда отсидится до лучших времен, и где ни Интерпол, ни ФБР, не смогут добраться до нее. И тут на пути ей попадается самодовольный болван Алексей Волгин, который ездит в Россию, и которого окрутить легче, чем женщине вдеть нитку в угольное ушко. Так что влюбить его в себя ей не составило ни малейшего труда, после чего она и была включена в список едущих в Россию от фирмы мужа. Его шефы включили её в этот список в порядке исключения, как свою сотрудницу. Естественно, под очередной измененной фамилией. Но самое интересное в этом случае оказалось то, что бабушка обманула всех. Никаких сокровищ, кроме вот этой самой квартиры да безнадежно устаревших нарядов в гардеробе, после неё не осталось. Бабуся была большая шалунья, и не тратив денег на себя, тратила все на молодых любовников, к которым была не равнодушна до самой глубокой старости...

Ну вот. Интересную я вам спел сагу? - спросил майор, почему-то глянув на меня, сузив глаза, как две иголки мне в глаза воткнул.

- Не знаю, для чего ты нам спел эту сагу, - стараясь выглядеть равнодушным, ответил я, медленно произнося слова. - Наверное, ты думал, что мы обидимся друг на друга и тут же вернем тебе все, что ты хочешь получить. Но я тебе, в знак гостеприимства, могу в ответ спеть ещё более интересную сагу.

- Какую же? - скучающе приподнял бровь майор. - Только покороче, и если мне будет не интересно, я тебя, извини, выключу. И учти, в сделки я не вступаю.

- Придется, - развел я руками.

- Что придется? - не понял Юлдашев.

- Придется вступить в сделку, - усмехнулся я.

- Ты так думаешь? - привстал майор.

- Уверен, - кивнул я. - Подойди к окну и выгляни на улицу, только осторожно.

Я кивнул на окно, рядом с которым стоял.

Майор сам не пошел к окну, а велел стоявшему рядом со мной бойцу:

- Выгляни на улицу, Крот, только осторожно!

Названный Кротом верзила дал мне знак отойти от окна, что я и сделал, при этом весьма охотно, отойдя к столу. Верзила осторожно выглянул через край занавески, и тут же отшатнулся от окна, с обеспокоенным лицом.

- Что там? - спросил майор, встав с кресла.

- Корней! - выдохнул верзила.

В тот же момент я схватил со стола автомат и отскочил в угол...

Глава восемнадцатая

Сверхосторожный Корней, как только на связь с ним вышел Трифон и предложил встретиться, принял все меры предосторожности, направив на место встречи впереди себя своих людей.

Встреча прошла спокойно, без эксцессов, если не считать того, что сообщил Корнею Трифон. Корней страшно не хотел верить в то, что сообщил ему подольский авторитет, но не верить не мог. Факты были на лицо и все несуразности и дикие нелепицы, продолжающиеся с прошлой ночи, стали более менее понятны.

Как только Трифон распрощался и уехал, Корней кивнул, и за машинами Трифона рванулась девятка с Бульдогом, понимавшим Корнея с не то что с полуслова, а даже с полу жеста.

Корней проводил хмурым взглядом машины и оглядевшись поднял вверх сотенную купюру, показывая её официанту, положил на столик и придавил начатой бутылкой пива. Встал из-за столика, отодвигая пластиковый стул и тут же возле плавно подъехала машина, дверца услужливо открылась и Корней, сложившись, как складной метр, полез в салон.

Сел он на заднее сиденье, на котором ездил всегда, за редкими исключениями. Повелась у него это с тех пор, как его машину, ещё в девяносто третьем, расстреляла в упор солнцевская братва, изрешетив её как дуршлаг. Корней был единственный пассажир в машине, который остался жив, и произошло это только потому, что был он банально пьян буквально до положения риз, и даже не мог сидеть на своем излюбленном переднем сиденье, мотаясь по всей кабине. Пришлось его уложить на заднее сиденье, где он и заснул на коленях у своего охранника, который упав на него с пробитой головой, прикрыл поневоле Корнея собственным телом.

Как бы там ни было, но с тех самых пор ездил Корней исключительно на задних сиденьях. По привычке он сунул руку в карман за спинкой переднего сиденья и ловкими пальцами пианиста выудил оттуда бутылку...

Сделав несколько глотков, он посидел минуту, прикрыв глаза и откинув голову. Потом шумно вздохнул, убрал бутылку на место и скомандовал:

- Поехали к Фаруху...

Фарух удивился визиту Корнея без предупреждения, но, человек восточный, ничем не выдал своего удивления.

- Здравствуй, Василий Борисович, - приветствовал Фарух Корнея. - С чем пожаловал? Чем будешь радовать?

- Радовать нечем, - пробурчал Корней. - Огорчать буду.

- А что, есть ещё чем огорчать? - удивился Фарух, встревоженно приподняв бровь.

- Пускай Султан выйдет, - попросил хмурый Корней.

- Даже так? - ещё больше удивился Фарух просьбе Корнея, который прекрасно знал, что Султан присутствует при всех беседах Фаруха, о чем и с кем бы они ни велись.

- Даже так, - сухо подтвердил Корней.

Фарух молча повернулся к Султану, стоявшему возле двери, с таким видом, словно его все это совершенно не касалось. Корней так же повернулся к нему.

Султан медленно закрыл глаза и помотал головой, цокнув языком.

- Я не могу уйти, - безо всякого выражения сказал он. - Я - тень. Как может тень покинуть хозяина?

- Твои уши все слышали? - спросил Фарух, лукаво улыбаясь.

- Дело твое, - устало пожал плечом Корней, и изложил все, что ему поведал Трифон.

Когда он закончил, Фарух долго молчал, разглядывая внимательно Корнея глазами темными и влажными, как маслины.

- Ты отвечаешь за свои слова? - тихо спросил он, перестав, наконец, улыбаться, что очень раздражало Корнея.

- Я - вор в законе, - несколько излишне театрально вскинул гордый подбородок Корней. - Я всегда отвечаю за свои слова. На любом толковище.

- Зачем такие непонятные слова говоришь? - опять заулыбался Фарух нехорошей улыбкой, при которой улыбаются только губы, а в глазах стынет лед. - Зачем такой уважаемый человек себя вором называет? Мало ли что кто говорит, мало ли кто ошибался. Так, да? Какой ты теперь вор, уважаемый Василий Борисович? Ты теперь предприниматель, бизнесмен. Так ведь? И я тебя уважаю как истинно делового человека. Как и ты меня. Так?

- Я, Фарух, тебя, естественно, уважаю, - осторожно ответил Корней, тщательно подбирая слова. - Но только ты как знаешь, а я - вор в законе. Это моя профессия, если тебе так удобнее.

- Хорошо, будь по-твоему, Василий Борисович, - поднял перед собой ладони Фарух. - Только ты точно доверяешь Трифону? Он все же человек Шейха. А Шейх - наш с тобой враг. Зачем Трифону врагам помогать?

- Я тебе уже все объяснил, - вздохнул усталый Корней. - Тебе решать. Ты командуешь, тебе и музыку заказывать.

- Откуда Трифон узнал про Каракурта? Насколько можно верить ему? почесал бровь Фарух.

- Трифон не говорит. Но случайно проговорился, что есть какой-то азиат, у которого есть племянник, он и прослушал Каракурта, азиат этот на Шейха работает, но хотел племянника в университет устроить, деньги ему нужны большие.

- Что ж, все вполне возможно. Что скажешь, Султан? - обратился Фарух к своей "тени".

- Что я могу сказать? - не прекращая перебирать четки, отозвался меланхоличный Султан. - Каракурт восточный человек. Он хитрый и коварный человек. Зачем Трифону врать? Трифон старый и опытный человек, он не станет просто так мутить воду.

- Я тоже восточный человек, - улыбнулся Фарух. - И ты, Султан, тоже.

- Мы с тобой другие люди, хозяин, - равнодушно произнес Султан.

- Хорошо, - махнул рукой Фарух. - Пусть будет так. Скажи, Корней, можем мы проследить Трифона?

- За ним поехали мои люди, - сразу же ответил Корней. - Как только Трифон куда-то приедет, мне сообщат.

- Это хорошо, - серьезно кивнул Фарух, на лбу у него пролегла вертикальная складка, он был озабочен. - Учти, товар мы не должны упустить ни в коем случае. Ты понял?

- Конечно, - кивнул Корней. - Я пойду?

- Иди, - согласился Фарух. - Только почаще связывайся со мной.

- Сделаю, - коротко бросил Корней. - А что будем делать с Каракуртом?

- Встретишь - убей, - поджав губы ответил Фарух. - Пока твое главное дело - это товар. Каракурт не уйдет. Достанем.

Корней молча повернулся и вышел.

- Что скажешь? - спросил опять Султана Фарух.

- Что сказать? - пожал плечами Султан, потом открыл глаза и продолжил неожиданно горячо. - И Трифон и Корней - русские, а русские - хитрые и коварные люди.

- Ты только что то же самое говорил про азиатов? - удивился Фарух. Или я ослышался?

- Ты не ослышался, хозяин, - невозмутимо ответил Султан, перебирая четки санталового дерева короткими сильными пальцами. - Султан правду говорит. Султан никогда не врет. Все люди - хитрые и коварные. Только волки - честные звери.

- А Трифон и Корней - волки? - быстро спросил заинтересованный рассуждениями Султана Фарух.

- Трифон и Корней - шакалы. Хитрые и злобные шакалы, которые давно разучились сражаться честно. Они умеют нападать только стаей. У шакалов нет чести.

- Интересно! - улыбнулся холодной улыбкой Фарух. - А Каракурт - волк?

- Каракурт - волк, белый волк, - не задумываясь, отозвался Султан.

- Почему белый? - опять удивился Фарух.

- Белый волк - очень редкий волк. Его выгоняют из стаи, он живет один, охотится один, умирает один. Белый волк - самый опасный волк. Он ни за кого, он против всех. Позволь, я убью Каракурта.

- Мне не хотелось бы оставаться без тебя, - неуверенно отозвался Фарух. - Я привык к тому, что ты рядом.

- Сейчас такие дела, хозяин, что тебе и мне спокойнее будет только тогда, когда мы вернем товар, и когда будет мертв Каракурт.

- Что ж, - нехотя согласился Фарух. - В чем-то ты прав. Иди.

Султан сдержанно поклонился и выскользнул за дверь...

У Рамиза наступило временное затишье. Покупатели пошли на убыль, он оставил возле котла с пловом своего племянника, а сам отошел в сторонку, сел на корточки, прислонился спиной к дереву, которое в этом большом и шумном городе даже деревом не пахло. Как можно жить в городе, где деревья не пахнут деревом? Даже маленький чахлый кустик в пустыне пахнет деревом, потому что он живет, тянется к небу, цепляется корнями за подземную влагу, а здесь, в Москве, деревья не растут. Их сажают в землю уже мертвыми.

Рамиз сам видел, как привезли на машине кучу саженцев и высаживали аллею. Когда открыли борт этой машины, и он увидел сваленные друг на друга эти тонкие саженцы, выращенные в мертвой городской земле, он вспомнил, как к ним в горный кишлак пришли люди из-за кордона.

Они согнали жителей на маленькую площадь посреди кишлака, там стояла запыленная машина. Люди с оружием открыли борт, и все жители кишлака, и Рамиз тоже, с ужасом увидели, что в машине лежат сваленные друг на друга убитые пограничники: русские и таджики. И это были уже не люди. Это были убитые люди. А люди с оружием велели всем мужчинам кишлака взять в руки оружие убитых пограничников и идти за кордон, в моджахеды. А кто не пойдет, тот будет лежать в машине. И все взяли оружие и пошли. Рамиз очень не хотел уходить за границу. Он очень не хотел воевать. Ему не нравилось убивать, но ещё больше ему не нравилось быть убитым. И он пошел.

И после этого два года делал то, чего понять никак не мог. Он воевал за свою землю, за ту самую свою землю, которую у него никто не отбирал, с которой его увели под угрозой оружия. И ещё он воевал за свою землю в Афганистане, где совсем не было его земли. Но ему приказывали, и он воевал. И убивал. И все это только потому, что очень не хотел быть убитым.

Он воевал, не понимая, за что воюет. И не хотел понимать. Он хотел только одного: вернуться домой. Но чем дольше он воевал, тем меньше надежд на возвращение у него оставалось. И он смирился, считая, что над ним висит родовое проклятие.

И тогда появился в его жизни Шейх, который часто ездил за кордон, организуя каравны товара. Шейху Рамиз чем-то приглянулся, и он взял его сначала в услужение к себе, а потом вернул домой. Там Рамиз встречал и проводил караваны, а после, когда Шейх нашел новые караванные пути, он направил Рамиза в Москву, поставив его связным.

Грустные воспоминания Рамиза прервал кто-то, кто подошел к нему вплотную и встал прямо перед ним. Рамиз медленно поднял голову и увидел перед собой человека в джинсовом костюме, смуглолицего, широкоскулого азиата в тюбетейке. Он стоял перед Рамизом, широко расставив ноги, и перебирал четки санталового дерева.

Заметив, что Рамиз смотрит на него, Султан, а это был, конечно же, он, протянул Рамизу руку, предлагая ему помощь для того, чтобы встать.

Рамиз сделал вид, что не замечает протянутой руки, и поднялся на ноги самостоятельно. Он встал лицом к Султану, и видно было, как Рамиз взволнован, даже под опаленной загаром кожей заметно было, как он побледнел. Но вел он себя спокойно, только не смотрел в лицо Султану. Тот ещё больше прищурился и тихо сказал:

- Здравствуй... - сделал паузу и закончил, - брат.

Рамиз ничего не ответил, дернув щекой.

- Ты даже поздороваться с братом не хочешь? - настойчиво спросил Султан.

Продавец плова молча отстранил его рукой с дороги и сделал шаг в сторону своего котла. Султан неуловимым движением убрал левой рукой четки в карман. В правой у него оказался выскользнувший из рукава короткий и широкий, изогнутый полумесяцем, нож. Его острие уперлось Рамизу в живот.

- Постой, брат, поговори со мной, - хищно и неумело улыбнулся Султан.

- У меня нет брата, - сухо ответил Рамиз, стараясь не глядеть в лицо брата.

- И давно? - переспросил Султан.

- С тех пор, как он стал убивать людей, - твердо заявил Рамиз.

- Насколько я знаю, ты, брат, тоже убивал людей. И ещё не известно, кто из нас убил больше людей, - возразил ему Султан.

- Меня заставили убивать, - резко дернул щекой Рамиз. - А тебя никто не заставлял это делать. Ты просто захотел убивать.

- Почему же меня никто не заставлял? - помотал головой в тюбетейке Султан. - Меня заставляла убивать болезнь, потом заставляла убивать зависть, обида, потом ещё что-то. Никто не убивает просто так. Каждого что-то или кто-то заставляет сделать это.

- Тебя проклял наш народ, тебя называли людоедом. Твое проклятие легло и на меня. Из-за тебя я стал убийцей. Это проклятие. Уйди от меня!

- Хорошо, - неожиданно легко согласился Султан, убрав нож и сразу же став опять безразличным и равнодушным. - Только перед уходом я скажу тебе несколько слов. Ты работаешь на Шейха, я служу Фаруху. Уходи, уезжай из Москвы сейчас же. Тебя убьют.

- Кому я нужен? - удивился Рамиз. - Я маленький человек.

- Ты нужен многим. Ты предал Каракурта, так что ты нужен всем. Уезжай. Или тебя убьют. Сейчас такая чертова карусель закрутится, что ты на ней не усидишь.

Султан повернулся и пошел, ссутулив плечи. Отойдя на несколько шагов, обернулся и сказал:

- Уезжай. И бойся Каракурта. Он - белый волк. Прощай....

Не закончил и пошел дальше.

- Постой! - окликнул его Рамиз.

- Что нужно? - не оборачиваясь спросил Султан.

- Прощай, - негромко сказал Рамиз, и добавил, - прощай, брат...

Тем временем Корней получил сообщение от Бульдога, что потерял Трифона в переулках, каруселил вокруг, рыскал по дворам и нашел микроавтобус Трифона. Бульдог потерял Трифона и не видел, как тот входил в дом, как потом в этот же дом вошли люди Каракурта, а микроавтобус Трифона перегнали, чтобы не очень светился, в сторону, к соседним домам.

Корней спросил адрес и, приказав ничего пока не предпринимать, выехал на место.

Глава девятнадцать

Ошибка Бульдога спасла нам жизнь. Я стоял возле окна, и увидел, как подъехали братки Корнея и стали что-то обсуждать возле микроавтобуса Трифона, посчитав, что Трифон находится в том доме, возле которого стоит его машина. Корней привез с собой целую армию, они приехали не менее чем на восьми машинах, это должно было понравиться майору. Корней внимательно слушал что-то говорившего ему Бульдога, кивая почти лысой головой, обрамленной развевающимися на ветру патлами. На него я и указал майору, отвлекая его внимание.

Воспользовавшись моментом, я схватил автомат со стола и отскочил в угол, направив ствол прямо в живот Юлдашеву.

Тот автоматически потянулся к кобуре, но я остановил его:

- Не стоит, майор, прежде чем вытащишь пистолет, у тебя в животе будет грамм девяносто свинца. Переваришь такую порцию?

Бойцы Юлдашева застыли в напряжении, пальцы у всех были на спусковых крючках, но все взоры скрестились на стволе моего автомата, почти упершегося в живот их командиру.

- Прикажи своим борзым встать к ноге, - посоветовал я майору. - Кто их знает, может быть, они нервные.

- Неужели ты выстрелишь, Костя Голубев? - вроде как удивленно посмотрел на меня майор. - Тебя же убьют на месте.

- Сомневаюсь, - спокойно отозвался я.

- Почему ты так уверен в этом? - поинтересовался майор.

- Есть несколько веских причин, - наградил я его доброй улыбкой. Первая это та, что ты не захочешь умирать первым. И она самая главная. А вторая причина та же, по которой вы уйдете, а мы останемся и уйдем следом за вами. Только пойдем разными с тобой дорогами.

- И что же это за причина? - вернул мне награду майор. - Скажи.

- А что говорить? - я подмигнул майору. - Я тебе эту причину уже показал. Она во дворе, слоняется под окнами в образе Корнея. Кстати, не знаешь, когда у него день рождения?

- А это тебе зачем? - не врубился Юлдашев.

- Надо бы ему шампунь подарить, что он с грязной башкой по Москве мотается? Несолидно. Но это так, к слову, - не стал заигрываться я. - А по поводу причины, по которой мы тихо разойдемся, без стрельбы, так она проста. На первый же выстрел сюда ворвутся молодчики Корнея. И как бы ни были хороши твои бойцы, вряд ли вы уйдете отсюда живыми. Но даже этого ты не увидишь, если не уйдешь.

- Почему же? - нахмурился Юлдашев.

- Потому, что я пристрелю тебя.

- Может быть мы договоримся по другому? - вкрадчиво начал Юлдашев. Может быть, поделимся?

- Не договоримся, - оборвал я его. - И не поделимся. Эти деньги - моя добыча. Ты умный человек и опытный вояка. Сам понимаешь, что других вариантов у тебя нет. Ты же не будешь бросаться грудью на амбразуру, не так ли?

- Допустим, допустим, - задумчиво ответил майор, напряженно о чем-то думая.

- Давай скорее, майор, пока не разобрался Корней что и где, поторопил я его. - Если ты хочешь остаться в живых, уходи.

- Я уйду, - согласно кивнул майор. - Только ты не думай, что вам удастся уйти от меня. Я настигну вас. И не надейтесь рвануть за границу. Вы мне нужны в Москве, я вас найду. И ты неправильно сказал, что эти деньги твоя добыча. Ты ошибся. Это моя добыча. Понял? И вот что еще, ты плохо слушал, как я пел сагу. А пел я вам её вот для чего. Мы уйдем, но перед этим поступим сейчас вот таким образом. Смотрите внимательно за моими руками.

Он встал, подошел к столу, пододвинул к себе восточное блюдо, сложил туда паспорта моих друзей и чиркнул зажигалкой.

Лешка, увидев, что горит его паспорт гражданина США, дернулся к нему, но тут же согнулся от удара в живот прикладом.

- Вот этого вот не надо, - предостерегающе понял руку майор, останавливая своего бойца. - Убивать мы никого не будем. Пока. А вот резких движений делать не рекомендую, стрелять мы не будем, но будет очень и очень больно.

Он терпеливо ворошил карандашом плохо прогорающие паспорта и обложки, переворачивал страницы, и когда они догорели, перемешал карандашом тщательно пепел и сказал:

- Ну вот, граждане США, теперь вы не смоетесь так быстро, как вам хотелось бы. Можно, конечно, купить поддельные паспорта, но это потребует времени, и это уже будут поддельные паспорта, и к тому же у вас не будет никакой гарантии, что купите вы их не у наших людей. Если мы так быстро нашли вас, сумели прочитать ваши досье и прочее, то будьте уверены, что всю более менее серьезную промышленность и отдельных специалистов по изготовлению поддельных паспортов мы контролируем надежно.

А теперь главное. Расставим точки над "и". Сегодня вы переиграли меня, но я свое не выпущу и обязательно возьму реванш. Я даю вам время. Если через сорок восемь часов вы возвращаете мне товар и деньги, то я даю вам каждому по пятьдесят тысяч долларов и отпускаю на все четыре. Правда, за вами будет гнаться Корней и его люди, возможно ещё кто, но это все шушера. В схватке с ними у вас есть шанс. Со мной у вас шансов нет. За мной государственные службы и мафия.

Вы слышите? Вы знаете, что это такое на самом деле, а не в кино и книгах? Не просто какая-то мифическая мафия, а самая настоящая наркомафия. Я вам продемонстрировал только маленький кусочек её возможностей. Они безграничны.

Я - профессионал, и поверьте мне: бороться с наркомафией невозможно. И помните, что я вам рассказал про каждого из вас. Признаться, поначалу я сделал это просто так, из любви к искусству. А теперь даже это оказалось очень кстати. Теперь вы все знаете друг о друге и связаны друг с другом, потому что вы все без документов и обложены вокруг флажками.

Держитесь друг друга, бойтесь друг друга, не верьте друг другу, ненавидьте друг друга, и рано или поздно вы придете ко мне. Как ни парадоксально, но я - ваше единственное спасение. Не верьте больше никому. Вы не сможете разойтись, потому что поодиночке не сможете сделать ничего, но и не сможете быть вместе, потому что будете постоянно бояться друг друга, и кончится все тем, что вы поубиваете один другого из чувства самосохранения.

Так что лучше отдайте товар и деньги. Я помогу вам выехать за границу. Зачем вам такой куш? Поверьте, это уже лишнее. Вам не переварить этот кусок. Это ваша смерть, а не ваше будущее. Так как? Сразу отдадите деньги и товар, или сыграем в наши игры? Что скажешь, Костя?

Он резко повернул ко мне узкие амбразуры раскосых глаз, из которых в меня прицелились черные стволы зрачков.

- Последние годы я только этим и занимаюсь, - проворчал я, не сводя с него глаз и сжимая автомат.

- Чем "этим" ты занимаешься последнее время? - прищурился, хотя это и казалось невозможным, майор.

- Играю в чужие игры, - нехотя отозвался я.

- И что в результате получается? - заинтересовался Юлдашев.

- Да ничего путного не получается, - честно признался я. - Но все же сыграю ещё разок. Чего же не сыграть?

- Надеешься выиграть? - промурлыкал майор.

- А это уж как фишка выпадет, - подмигнул я ему.

- А как на все это смотрит остальной народ? - майор пристально посмотрел на остальных. - Вы же трезвомыслящие, более-менее обеспеченные люди. Может быть, довольствуетесь отступными? По пятьдесят тысяч на нос это даже для вас солидные деньги. Так как, народ? И все ваши проблемы останутся в этой самой квартире. Ну?!

Ответом ему была тишина. Все переглядывались между собой, отводили взгляды. Молчали. Мне не хотелось терять время на разговоры, но все же я не выдержал, и сказал.

- А что ты так хорохоришься, майор? У меня, например, уши глиной не замазаны, я все слышал, о чем ты тут так увлекательно беседовал с Трифоном. Так что, считай, что и мы в твое досье заглянули. И не за одними нами, как я понимаю, погоня будет. Ты сам за флажками оказался. Или я не прав?

Слова мои попали в цель. Майор окрысился на меня.

- Это мои проблемы! Ты о себе думай! Так что скажет народ? Ничего? Народ, как всегда, безмолвствует, - подытожил майор. - Тогда повторяю ещё раз правила игры. Правила простые: никаких правил. Ваша задача проста, как валенок. В течение сорока восьми часов вы должны остаться в живых, сохранить деньги и товар и через сорок восемь часов вернуть его мне, можно раньше. Тогда, и только тогда, вы получаете по пятьдесят штук зеленых и свободу. Жить или умереть вам дальше, это уже, как выражается наш друг Костя, как фишка выпадет. Лично я гарантирую, что мои люди вас не тронут, что я отдам вам обещанные деньги и дам паспорта.

И не пробуйте даже смотаться из города. Мне хотелось бы испытать нашу систему обнаружения в деле. Я предупреждаю честно, что весь транспорт будет под контролем. Еще один нюанс. По пятьдесят штук на нос и мои гарантии вы получаете только в том случае, если приносите мне весь товар и все деньги полностью. И то и другое по частям, равно как и вас по одиночке я не принимаю. Ну что, сверим наши часы?

- Как с вами связаться? - спросил каким-то деревянным голосом Сергей, впервые за все время подав голос.

- Связаться со мной проще простого. Вот номер радиотелефона. Наберете эти цифры, услышите длинный гудок и не дожидаясь ответа, или когда кто-то снимет трубку, скажете что у вас сообщение для майора Юлдашева, и не называясь, скажете где вы стоите, или куда идете. В течение двадцати-тридцати минут я к вам подъеду. Еще вопросы есть?

- Нам оставят какое-то оружие? Кроме этого автомата, - спросил я, и поспешил добавить. - Для самозащиты. Вдруг люди Корнея засекут нас.

- Хорошо стреляет тот, кто стреляет последним, так что ли? усмехнулся майор.

- Не совсем, - поправил я. - Хорошо стреляет тот, кто не промахивается.

- А что? - тронул тонким пальцем усики майор. - Неплохое правило. Посмотрим, как будет это выглядеть на практике. Хотя фрагменты из твоего творчества мы уже посмотрели. Ничего, кое-что можешь. Только вот по поводу оружия я вас разочарую. На войне как на войне. Потерял оружие - добудь в бою. И потом, у вас осталось ещё кое-что под ванной, или где там еще? Правда, Галя? Ты же оттуда взяла автомат?

Галя стояла, пытаясь поджечь его взглядом, но майор попался какой-то невозгораемый, как сейф. Он встал с кресла, махнув бойцам, которые тут же потянулись на выход, не спуская глаз с меня, а я не отводил ствол от майора.

- Извините за беспорядок в соседней комнате, - развел руками майор. Так получилось. И не смею вас больше задерживать, тем более, что время пошло и наше соглашение вступило в силу. Надеюсь, до скорой встречи.

Он направился к двери, и выходя остановился, оглянулся, восхищенно покачал головой, заметив что-то, и сказал, глядя мне в глаза:

- Вы тут уберитесь, ладно? Под креслом не мешало бы пылесосом пройтись.

У меня все внутри оборвалось. Глаза майора смеялись. Он козырнул, демонстративно посмотрел на часы, постучал многозначительно ногтем по циферблату и вышел. Я оглянулся на вытянутые, измученные нервным напряжением и испуганные лица моих друзей, и бросился к двери, вслушиваясь в то, что происходит на лестнице.

Как только стихли шаги по ступеням и захлопнулась дверь в подъезде, я тут же кубарем выкатился на лестницу, сопровождаемый дружным воплем ярости и отчаяния моих компаньонов поневоле, решивших, что я делаю от них ноги.

А стоило бы, ей богу!

Глава двадцатая

Сумка моя так и лежала в углу. В темноте подъезда ни люди Трифона, ни люди Юлдашева её не заметили. Впрочем, подъезд их мало интересовал. Если бы они знали!

Я перекинул сумку через плечо, открыл, нашарил в ней поверх тугих пачек денег два пистолета и опустил один из них в правый карман, а второй заткнул за пояс под куртку, автомат положил в сумку, чтобы он был под рукой, но все же не так заметен.

Прислушавшись к улице, я осторожно приоткрыл двери. Перед подъездом никого и ничего не было. Даже микроавтобус бандитский куда-то исчез. Я не сразу вспомни, что люди Юлдашева отогнали его в сторону, и на него-то и клюнул сначала Бульдог, а следом за ним и Корней. Ну что же, все так и должно быть: профессионалы работают, они мусор не оставляют. По крайней мере на улице. Нас эта привычка Юлдашева очень даже выручила.

Интересно, где он сам и его люди? Ушли, или притаились где-то рядом? Надо было выйти и осмотреться. Так я и сделал.

Вышел я из подъезда и осмотрелся. И такое у меня ощущение, словно я в детстве вышел на улицу после долгой болезни и настолько мне все ново в этом давно привычном мире, и столько я замечаю всего нового в том, мимо чего только вчера проходил не глядя. Солнышко на небо светит, белое облачко куда-то плывет не спеша. Птичка по каким-то своим птичьим неотложным делам полетела. Вроде ничего особенного, а на самом деле - жизнь всяческая происходит.

Неожиданно для самого себя присел я на корточки и как раз между двух своих башмаков увидел трещину в асфальте, через которую весело устремилась к небу трава. Муравьи снуют по невидимой муравьиной тропе туда сюда. Туда с грузом, тащат старательно травинки, веточки, какие-то кусочки. Хозяйственные люди эти самые муравьи...

- Ты с ума сошел! Ты чего тут делаешь, Костя?! - услышал я за спиной недовольный и взволнованный голос.

Это Серега выскочил за мной из подъезда, решив, что я удираю, и не получив сразу ответа, спросил тупо ещё раз. - Что ты делаешь?

- Смотрю, - не очень ласково огрызнулся я, даже не повернув головы.

- И что ты там увидел жизненно интересного? - ехидно поинтересовался Серега.

- Жизнь там происходит, - ответил я. - Всяческая жизнь происходит, а мы какой-то хренотенью занимаемся. У них жизнь, а у нас суета.

Я встал и повернулся к нему. Мне было глубоко безразлично все, что рассказал этот майор про всех нас. Он просто подтвердил то, что я сразу же понял и без него, встретившись с друзьями через десять лет. Мы все просто очень чужие люди. А про все остальное, что с ними случилось, это не мне судить. Мне бы с собой разобраться.

Так что ничего против Сереги, да и против остальных, я не имел, но очень он не вовремя ко мне подошел. Я хотел вежливо послать его, но неожиданная злость накатила на меня. Мне нужно было выпустить на кого-то пар.

- Какого ты приперся?! - подступил я к Сереге. - Что ты от меня хочешь?! Иди к своим гладким бабам, к сытому и богатенькому Лешке, что тебе от меня надо?! Зачем я вам нужен?! Ты что - не понимаешь, что кончилась школа? Кончился институт! Теперь другая школа, другие оценки. Теперь каждый сам за себя! Ты что, не понимаешь этого?!

- Не блажи! - прикрикнул Сергей, брезгливо поморщившись. - Ты не на паперти, здесь не подадут. Ты чего выступаешь?! Ты что - не понял, что нам сказано?!

- Кем сказано?! - выкрикнул я ему в лицо, не в силах взять себя в руки. - Положил я на тех, кто это сказал!

Серега тоже завелся. Он надвинулся на меня, и глаза его стали сумасшедшими. Я знал, что бывает, когда у него становятся такие глаза. Но мне было ровным счетом на все на это наплевать. Со времени студенчества я и не такие глаза повидал, и не таких крутых, как этот располневший бугай, обламывать приходилось. Тем более, что мне хотелось драки. Мои нервы, сжатые в комок, должны были выпрямиться. Только я не хотел начинать драку.

Он выполнил мое тайное пожелание и выбросил вперед левую руку, целясь мне в челюсть. Сделал он это очень уж заметно и неуклюже, так что я без труда ушел легким нырком и тут же головой ударил Серегу в лицо, целясь в переносицу.

Удар был силен и точен, Серега залился кровью. Он что-то прорычал и двинулся на меня, но я просто изо всей силы наступил ему на ногу, вернее даже ударил сверху по стопе, норовя попасть по большому пальцу ноги.

Судя по тому, как Серега завертелся на месте и зашипел, я попал. Злость моя тут же прошла, мне стало скучно, и я пошел в подъезд, демонстративно повернувшись спиной к нему, бросив Сереге через плечо:

- Ты чего рожи корчишь? Пошли, тебя там заждались.

Я не стал дожидаться его, а легко взбежал по ступеням и вошел в квартиру. Время шло и нужно было уходить.

- А где Серега? - как только я вошел в квартиру, спросили меня вразнобой, но все же хором.

- Серега? - нарочно сделал я удивленные глаза. - А кто это такой? Вот этот вот, что ли?

Я посторонился, пропуская в двери Серегу, который вытирал рукавом, пытаясь остановить никак не останавливавшуюся кровь и сильно хромал.

- Что ты с ним сделал, придурок? - угрожающе шагнул ко мне Лешка.

Эта попытка демонстрации силы не произвела на меня должного впечатления. Мне сейчас было не до церемоний, но точки нужно было расставить именно сейчас, чтобы после не было ненужных недоразумений.

- Ты на меня не наскакивай! - довольно бесцеремонно и сильно толкнул я его в грудь. - Стой там, где стоишь. Дальнейшую дружбу я согласен считать несостоятельной. Так что привыкай к новым, сугубо деловым отношениям. Принцип простой: ты мне грубишь, я тебе в морду. Понял?

Он молчал, только сопел, не зная, на что решиться. Я дерзко спросил его:

- Хочешь попробовать? Оформлю без проблем!

Лешка не выдержал этого и не очень уверенно, но все же двинулся было в мою сторону, набычившись и подняв кулаки. Но проделал он это как-то неуверенно, неубедительно, легко дав остановить себя Ирине. Она взяла его под руку и отвела в сторону.

- Не связывайся с ним, - кивнула она на меня. - Это же убийца. Я видела, как он убивал

людей.

- Неправда! Этого ты ещё не видела, - помотал я головой. - Пока ещё ты видела только то, как я убивал бандитов, так что попрошу выражаться и формулировать точнее.

- И при этом сам вел себя как последний бандит, - брезгливо поморщилась Ира.

- Вы видели, как у него из всех карманов деньги вытряхивали? возмутился Лешка. - Они были скомканы. Где он их наворовал?

- Крохобор, - подал возмущенный голос Серега. - Наверное, убитых обыскивал.

Это была наглая ложь, но я решил пойти им навстречу в создании моего отрицательного портрета.

- А что добру пропадать? - откровенно нагло, прямо в глаза им, улыбнулся я. - Я так понимаю, что меня тут резко разлюбили и подвергли обструкции и моральному порицанию. Так, может быть, я пойду? Зачем вам нужен такой мальчиш-плохиш? Вы все хорошие, сами и выпутывайтесь. А я уж сам, как-нибудь.

- Конечно же, ты можешь идти на все четыре, - как-то нехорошо усмехнулся Лешка. - Тебя никто не держит. Только сначала оставь нам свои деньги.

- Зачем тебе мои деньги? - притворно удивился я. - И судя по вашим высказываниям, у меня и денег-то своих нет, все деньги я наворовал. Так что вам за интерес в моих деньгах? У меня их всего ничего. Вот чужие деньги у меня есть. И у тебя тоже. И у всех остальных. Мы же их поделили поровну. Или нет?

- Вот эти деньги ты нам и оставишь, - протянул к моей сумке руку Лешка, выставив перед собой автомат, который до этого старательно прятал за спиной.

- Ну вот, так бы сразу и сказали, что приготовили торжественную встречу, - развел я руками. - Я бы галстук красный погладил. Не, злые вы, пойду я от вас. Не любите вы меня.

Я повернулся медленно к ним спиной и сделал вид, что направляюсь к дверям. Конечно, я очень сильно рисковал. Меня могли запросто пристрелить в спину, но мне нужно было знать, как далеко готовы зайти мои компаньоны, насколько я могу им доверять и насколько я должен их опасаться. К тому же я надеялся на то, что шум они поднимать не станут. Все же почти рядом, под нашими окнами, крутится Корней со своими братками, мечтающие порвать нас на части.

- Стоять! - скомандовал Лешка срывающимся голосом, и за моей спиной щелкнул затвор.

В тот же момент я резко обернулся, выхватывая из кармана и из-за пояса оба пистолета и

диким голосом заорал:

- На пол! Всем немедленно лечь на пол!

Они легли, как внезапно умерли. Стоять осталась только Галя, презрительно смотревшая на меня в упор сквозь черные свои амбразуры. Лешка шлепнулся на пол, даже забыв про автомат. Я подошел, подобрал его, и велел Лешке:

- Поднимайся!

Он лежал, словно не слышал. Пришлось его чувствительно пнуть.

- Встать, я сказал! - прикрикнул я.

Он нехотя встал, повторного пинка ему не хотелось получить. Это хорошо, послушный мальчик. Нет, Лешка со временем стал меньше похож на прежнего Лешку. Серега, тот хотя бы с кулаками кинулся, а у этого страх в глазах гулял, как шальной сквозняк по квартире.

От брезгливости я даже бить его не стал, так, смазал по губам для острастки и порядка. Глянул вниз и уперся взглядом в длинные, высоко обнажившиеся под сбитой юбкой, стройные ноги Ирины. Я поднял взгляд и тут же непроизвольно опять скользнул им по ногам Ирины. И тут же, подняв взгляд, столкнулся с презрительным взглядом Гали. Ощущение у меня было такое, словно меня застали подглядывающим в замочную скважину. Я моментально покраснел, смутился, Галя заметила это и скривила презрительно губы.

- Вставайте, вояки, - велел я сорвавшимся голосом. - Поняли, с кем дело имеете? Вот и хорошо, что поняли. Это я к тому, чтобы ни у кого никаких иллюзий не оставалось, так нам всем дальше жить легче будет, и отношения проще складываются.

- Ну, ты и подонок! Вот подонок! - горячо воскликнула, брезгливо отряхиваясь, Ирина, лицо у неё покрылось красными пятнами.

- А вы все чем меня лучше? - в тихой ярости вылупился я. - Про всех нас в подробностях рассказал майор, так что мы все друг друга стоим, и сами об этом прекрасно знаем. Так что не нам и судить друг друга. В конце концов, мы не на пионерском собрании, чтобы воспитывать один другого.

- Мало ли что мог рассказать про нас этот майор! - сделала попытку отыграть назад, или проверить, насколько слова Юлдашева запали нам в душу, Ирина.

- Слушай, давай не будем! - взмолился я и поднял руки. - Ты вот Сереге заколачивай, а мне так это все по ветру. Меня это не колышет, вот поэтому я и верю майору. Про меня он всю правду сказал, зачем бы ему про кого-то другого врать? Он хитрый, сволочь, он все просчитал на сто ходов вперед. Так что мне не надо ваших историй, я уже их выслушал. Только душу мою они не взволновали, и ничего неожиданного для себя я не услышал. У меня вопрос: мы идем вместе, или мы разбегаемся в разные стороны?

- Мы должны уйти вместе, - решительно сказала Галя. - Я думаю, что в чем-то Константин прав, все что произошло, все к лучшему. Я имею в виду майора. Нам так легче, всем. Если не играть в дурацкие игры, теперь нас всех связывает только желание выжить и деньги, которые, как я поняла, никто не хочет возвращать этому безумному майору.

- Ну, знаешь что, дорогая, - выступил вперед Лешка, попытавшись изобразить возмущение, но Галя не дала ему сыграть маленький спектакль.

- Я знаю только одно, а именно то, что я действительно дорогая женщина, - отрезала Галя.

- А ты, самовлюбленный дурак и зануда, так меня утомил своими выспренными и пустыми речами, что дальше некуда. Так что будь любезен, держись от меня подальше и помалкивай.

Оскорбленный в лучших своих чувствах Леша приготовился достойно ответить ей, но я посчитал необходимым вмешаться и прекратить это словесное словоизвержение.

- Давайте в любви будем объясняться потом, а пока идет наше драгоценное время, за проволочку которого мы легко можем расплатиться жизнями, а мы стоим тут, выпендриваемся друг перед дружкой, да дурью маемся. Вы как хотите, а я пошел.

Я закинул сумку на плечо и повернулся к двери.

- Ну, кто со мной?

- Чего ты сам-то выпендриваешься? - устало поморщился Серега. - Мы все идем, чего тут непонятного. Этот майор знает, в какие игры играет. К тому же в нас заинтересовано столько бандитов, что поодиночке мы точно не выстоим.

- Это мы ещё посмотрим! - упрямо ударила кулаком по ладошке Галя. Судя по тому, что я сегодня здесь услышала, в игры без правил здесь тоже все умеют играть. Так что шанс есть. Надо его использовать. Тем более, что приз - наша жизнь, а уж потом богатство.

- Все это хорошо, но что делать сейчас? - спросила Ирина. - Нам надо как-то и куда-то уйти отсюда. А во дворе орудуют бандиты какого-то Корнея, а ещё вполне возможно, что и люди этого майора рядом. Никто ведь просто так не отступится от таких денег. Так куда мы идем?

Все переглянулись, втайне надеясь услышать хотя бы что-то толковое от другого. Не услышали. Тогда сказала Галя, постепенно уверенно берущая на себя роль лидера.

- Мы выйдем отсюда, пойдем в метро, отъедем подальше. там и обсудим дальнейшее. Не здесь же нам сидеть в ожидании непрошеных гостей.

Тут даже я посмотрел на неё с живым интересом, ожидая продолжения, у меня был меркантильный интерес в этом вопросе. Но ответа на него не последовало. Вместо этого она молча стала вытаскивать из-под кресла упакованные сумки с деньгами и товаром.

- И что последует дальше? - спросил Серега Галю в склоненную спину, не попытавшись даже прийти ей на помощь. - Ты думаешь, мы далеко уйдем с этими сумками? Наверняка за нами наблюдают. Не так прост этот майор.

- В том-то и дело, что не так прост, чтобы устраивать бойню, в которой для него силы заведомо не равны, - фыркнула Галя, не поднимая головы. - Вот поэтому я и предполагаю, что мы ещё можем уйти.

- Ты хочешь сказать, что его люди будут спокойно смотреть, как мы выходим из подъезда с сумками полными денег и наркотиков и садимся спокойненько в метро? - почти зло спросил у неё Леша.

- Думаю, что да, - ответила Галя.

И тут до меня дошло.

- Конечно же он даст нам уйти. Не станет же он всего с четырьмя бойцами вступать в бой и с нами, и с находящимся рядом Корнеем. Он в какой-то мере даже заинтересован дать нам уйти незамеченными братвой Корнея. До удобного случая Юлдашев будет играть с нами как кошка с мышкой, возможно, испытывать в деле своих людей, которых, несомненно, пошлет за нами по пятам, возможно, будет просто развлекаться на свой садистский манер, - посчитал нужным пояснить я. - Он даст нам уйти. Но будет следить за нами, он отпустил нас погулять, но будет держать на коротком поводке. По крайней мере - будет стараться дать нам понять, что мы вроде как гуляем свободно, а на самом деле, держать нас на сворке.

- И ты думаешь, что увидев нас с грузом, они не проверят что в сумках и не попробуют отобрать то, что ищут? - недоверчиво спросил Лешка.

- Я думаю, что он точно знает, что товар и деньги у нас. Он даже понял, что все стоит под креслом, - утвердительно ответил я.

- Это он сам тебе сказал? - язвительно поинтересовался Сергей.

- Это он перед уходом всем нам сказал. Ему скучно убить нас просто так и отобрать товар, ему хочется поиграть. К тому же он тоже не хочет получить пулю в живот, что ему и грозило. Я уже сказал, что он начал свою игру. Он следит за нами и будет ждать удобного момента, скорее всего, когда подойдет подкрепление, которое он наверняка вызвал, и потом, конечно же, ждать, когда мы оторвемся от Корнея. Ну что же, поиграем.

Я огляделся по сторонам. Взял табуретку и заглянув на открытые бандитами антресоли, достал оттуда коробку с туфельками, которые безжалостно вытряхнул, а пустую коробку положил в полиэтиленовый пакет с рекламой сигарет "Мальборо".

- Ты с ума сошел! - возмутилась Галя. - Ты зачем выбросил мои туфли?!

- Почему ты не возражала бандитам, когда они вытряхивали на пол все твои вещи? - спросил я. - Ты что, надеешься вернуться сюда? Напрасно.

Говоря все это, я взял со стола будильник, потряс его, завел, послушал и остался доволен

услышанным. Будильник я тоже засунул в пакет.

- Ну что, пошли? - спросил я, озабоченно посмотрев на часы. - Время пошло. И пока оно обгоняет нас даже пешком.

- Может быть нам все же объяснят, куда мы идем, что происходит и что ты задумал? - все больше раздражаясь, уже почти выкрикнул Леша.

- Я уже предупредил, чтобы на меня не смели орать и махать руками, грубо перевал его я. - Неужели до сих пор непонятно, что студенческие годы остались там, далеко? Если что-то будет не по мне, я буду просто бить по морде. Или пристрелю. Так что если идем, то помните об этом. А для тех, кто не слушал на уроке, повторяю кратко: с нами затеяли игру в кошки-мышки, сидеть в мышеловке и ждать, когда придут кошки и съедят нас, бессмысленно. Лично я собираюсь покинуть мышеловку, и унести с собой сыр. Есть только один способ суметь выиграть у профессионального игрока.

- Ты действительно знаешь такой способ? - посмотрела на меня Галя с живым интересом.

- Конечно, знаю, - нагло соврал я. - Нет ничего проще. Всего-то и нужно, что просто взять и выиграть у него.

Открыв сумку, я достал автомат и протянул его Гале, остановив потянувшегося к нему Лешку, который свой автомат передал Сергею.

- Ты, Леша, слишком быстро бросаешь оружие на пол, а вот она показала, как надо пользоваться этой машинкой. Ей, как говорится, и автомат в руки.

- Ты не боишься, что из этого автомата я выстрелю тебе в спину? спросила Галя, пытаясь просверлить меня взглядом.

- Дурное дело не хитрое, его может сделать любой из вас, - безразлично отозвался я. - Только он будет слишком большим дураком.

- Это почему же так? - подался вперед Серега.

- Да потому, что наша маленькая армия в таком состоянии, что не может позволить себе нести неоправданные потери. Это почти самоубийство. Во время войны хороших солдат не расстреливают, а посылают на передовую. А я хороший солдат.

- Тебя пошлешь на передовую! - фыркнул Серега.

- Меня и посылать не нужно, - возразил я, закрывая дискуссию. - Мы и без того все на передовой, у нас тылов нет. И все - поехали.

И мы пошли в ближайшее метро и поехали.

Мои компаньоны всю дорогу оглядывались, вертели головами, надеясь высмотреть таинственных соглядатаев Юлдашева, в существовании которых не сомневались. Я же не обращал на окружающих никакого внимания. Наружное наблюдение, если его ведут профессионалы высокого класса, обнаружить практически невозможно, для этого нужно проделать массу специальных трюков, но в таких густонаселенных и людных местах, как метро, и это практически невозможно. И вычислять соглядатая вот так, визуально, бесполезно.

Соглядатаем может быть кто угодно. Продавщица в табачном киоске, пьяный бомж, ковыряющийся в отбросах возле помойки, молодая влюбленная парочка, воркующая на скамейке. Словом, практически каждый встречный вполне может оказаться тем, кто тебя пасет.

На самом деле обнаружить, кто за тобой следит, далеко не самое главное. В принципе, какая разница? Ты же не подойдешь и не застрелишь в упор первого же подозрительного. Просто нужно знать, как уйти от слежки и наблюдения.

Теоретически я знал, как это сделать. И у меня был план, я приготовил сюрприз майору Юлдашеву, мне просто очень не нравилось его поведение, и я был настроен основательно попортить ему настроение, и хотя бы этим отомстить за мою рассказанную вслух биографию, которая кроме меня никому постороннему не принадлежит. Так что я ждал и жаждал маленькой мести. Я просто выбирал для этого подходящее время и подходящую станцию метро.

В вагоне поезда метро наша пестрая компания вызвала живейший интерес у пассажиров. Еще бы! Два респектабельных молодых человека, хорошо и дорого одетые, с двумя молодыми, очень красивыми дамами, едут куда-то в обществе жуткого урода в грязном камуфляже. И все пятеро держат на плече спортивные одинаковые сумки, так не соответствующие облику дам и молодых респектабельных людей.

Пассажиры не знали, что сумки были взяты у меня на квартире, когда мы делили внутренности железных чемоданчиков. А где я мог взять разные? У меня дома, где мы перегружали содержимое металлических чемоданчиков, было несколько одинаковых спортивных сумок, которыми я как-то пытался торговать, но товар не пошел, что смог, я отчаявшись распродал за бесценок, с трудом вернул свои деньги, а несколько сумок так и остались. Ими я щедро и снабдил всю нашу компанию.

Напрасно пассажиры удивлялись моей внешности и гадали о странном тождестве таких разных людей. Они заудивлялись бы намного больше, узнай они, что мы везем в этих сумках через всю Москву в поездах битком набитого ментами московского метрополитена. На наше счастье, у ментов мы тоже вызывали больше недоумения, чем подозрения.

Самое же смешное во всем этом было то, что документов, кроме меня, больше ни у кого из нас не было, все сжег майор. А у меня остались пенсионное удостоверение и ещё какие-то справки о ранениях, которыми меня снабдили старички, вот почему ещё я знал, что обязательно

выберусь. Пока я не вернул эти бумаги, я не могу, просто права никакого не имею умереть.

Мои компаньоны и соучастники шеи себе отвертели, а я как прилип к схеме метрополитена, делая свои умственные выкладки, так и не отходил от нее. Я лихорадочно искал нужную мне для исполнения моего плана станцию.

И я нашел её.

Перед станцией "Библиотека имени Ленина" я протиснулся к дверям, но выходить не стал, терпеливо пропустив пихающихся и толкающих меня локтями пассажиров мимо себя. Как только вагон выгрузился, я сделал вид, что поднимаю с пола полиэтиленовую сумку.

Оглядевшись по сторонам в опустевшем заметно вагоне, я сделал вид, что мне кажется, что никто в вагоне на меня не смотрит, хотя на самом деле было все наоборот. Пора было разыгрывать пантомиму.

Еще раз осмотревшись, я воровато заглянул в пакет, потом достал оттуда обувную коробку и сделал вид, что хочу открыть её, но вдруг передумал и зачем-то приложил её к уху. Потряс эту коробку и опять приложил к уху.

И сделав недоумевающую рожу, обернулся к сидению за моей спиной и протянул, почти что сунул коробку под уши сразу двум сидящим рядом пожилым людям.

- Слышь, чего там в коробке стучит? - доверительно спросил я ближнего ко мне..

У пассажиров округлились глаза. Как я и рассчитывал, они наверняка смотрели по телевизору все криминальные хроники.

- Там что-то тикает, - побелевшими губами прошептал один из них, озираясь по сторонам, а второй в это время отползал и отползал по сидению подальше от меня и от этой тикающей коробки.

И как только он достиг противоположного края сидения, он вскочил и бросился к переговорному устройству, задыхаясь от испуга и волнения, и бестолково пытаясь нажать трясущимися руками кнопку вызова машиниста.

Весь вагон пришел в движение, сквозь стекла было видно, что происходящим в нашем вагоне заинтересовались и в соседних вагонах, пассажиры переспрашивали друг друга что случилось, когда же слышали про тикающую коробку, бросались к дверям и подальше от меня, сгрудившись в противоположном конце вагона.

Я терпеливо дождался, когда все соберутся поближе к концу вагона и попер к ним, держа коробку перед собой, спрашивая всех, изображая дурачка, что при моей внешности было совсем не трудно.

- Чего это тут в коробке тикает? Это что - ботинки тикают?

На меня смотрели с тихим ужасом, как кролики на наползающего удава. Судя по звукам, поезд подходил к платформе. И как только вагон остановился, и двери зашипели, в коробке раздался резкий звон будильника. Этот будничный звонок будильника был последней каплей.

- Бомба! - истерично завопил высокий женский голос, тут же подхваченный десятками голосов.

Под дикий визг и крики ужаса народ вымело из вагона, и они вылетели на платформу, сбивая с ног пассажиров, устремившихся на посадку, которые тут же разворачивались обратно, услышав дикий вопль, размноженный сотнями глоток:

- Бомбааааа!!!!

Моментом выдуло, как сквозняком бумажки со стола, пассажиров соседних вагонов, и паника перекинулась на противоположную платформу. Народ устремился к эскалаторам, обрушившись на них, как стая диких, голодных обезьян на бесхозную банановую плантацию. Этот людской водоворот по моим расчетам должен был утащить с собой всех наших соглядатаев.

Любой профессионализм бессилен против паники и натиска толпы.

Я кивнул своим компаньонам, и мы рванули по опустевшему вестибюлю станции метро, где в самом конце, возле опустевших эскалаторов испуганно жалась в углу дежурная по станции, пытаясь созвониться с кем-то по телефону.

Я шел по вестибюлю важно, степенно неся картонную коробку на вытянутых руках. Поравнявшись с дежурной, я сказал, глядя ей в перепуганные, покрытые инеем страха, глаза:

- Где тут у вас находится туалет?

- Зачееем? - проблеяла она, с перепугу ничего толком не соображая, как видно страх отморозил ей мозги.

- Описался я с перепугу! - гаркнул я. - Бомбу я нашел, несу вот, надо её куда-то девать?!

- Ну? - шепотом спросила она, отодвигаясь и схватившись за ворот форменной рубашки, наверное, испугавшись, что я сейчас же засуну эту самую бомбу ей за пазуху.

- Что - ну?! - заорал я на её бестолковость. - Обезвредить бомбу надо! В унитаз спустить.

- Аааа! - радостно протянула она, с перепугу ничего не соображая и принимая мой наглый бред за чистую монету, она не могла представить себе, что в такой момент кто-то может шутить. - Так это в конце правой платформы будочка, там открыто, а тама, в будочке этой, ступёночки вниз, и по лесенке спуститесь, как раз справа будет комнатка. Там вот это и есть то, что вам нужно. Только прямо по коридорчику не ходите, это вы на другую станцию попадете.

Внутренне я ликовал, но постарался ничем не выдать своей радости. Я озабоченно прислушался к коробке и сказал с сожалением:

- Нет, до другой станции мы не дойдем, - скорбно сообщил я ей. - Она сейчас жахнет. Слышишь, как тикает нервно?

И я сунул коробку под ухо и без того перепуганной дежурной.

- Ой, батюшки! - присела она, услышав тикакнье. - Они же совсем взбесились! Так часы не ходют! Это же точно бомба! Что ты стоишь?! Она же сейчас взорвется! Бежи скорее уже в уборную!

Я посмотрел на неё и испугался, что сейчас взорвется она. Во избежание несчастного случая с дежурной решив больше так не шутить, я повернулся и заспешил в указанном направлении. Мои спутники молча развернулись за мной.

- Эй! - окликнула нас дежурная, когда мы уже заворачивали на указанную ей платформу. - А как же это, ну, что вам нужно, этот, как его, ну во что ходют!

От волнения она позабыла как называется унитаз. Понимая, что её волнует судьба этого сантехнического устройства, я решил больше не нервировать и не огорчать зря человека. Не загружать ей мозги сложными математическими расчетами, как успеть сбегать до ближайшего туалета на улице в интервале между двумя поездами. Тем более, что при интервалах метрополитена ей пришлось бы делать свои дела в несколько этапов.

- Ты не горюй, тетенька! - прокричал я ей. - Все будет в порядке! Унитаз так специально сконструирован, чтобы в нем можно было бомбы взрывать! Видала, как он загнут?

- Видала! - радостно отозвалась тетка. - То-то я все время думаю, чего это он чудной такой, какой-то весь выгнутый во все стороны...

- Теперь будешь знать! Только не говори никому, это секрет! - важно посоветовал я. - Военная тайна! И не пускай никого, пока не услышишь "бум!".

- А сильный "бум" будет?! - заволновалась дежурная.

- Это уж как получится! - развел я руками. - Не пускай никого, отвечать будешь, если что случится с кем!

- Так я кого и пустила! - отважно выпятила грудь доблестная дежурная.

Я ей поверил. Что, что, а держать и не пущать у нас на Руси умеют отменно.

Дежурная по станции заковыляла на явно больных, опухших ногах, в нашу сторону, чтобы встать на посту возле платформы и никого не пускать, как ей велели. Я смотрел, как она вперевалку идет по длинному коридору, и мне вдруг стало стыдно за то, что я издеваюсь над пожилой женщиной. Она и так весь день проводит на ногах, терпит, да ещё трясется ежедневно в страхе потерять из-за больных ног своих работу в такое время.

- Ты стой там! - прокричал я ей. - Сюда не нужно ходить! Если милиция, или ещё кто из органов спрашивать будут, скажешь, майор Юлдашев приказал, из ФСБ. Запомнишь фамилию?

- Конечно, запомню, - важно отозвалась тетка.

Конечно, запомнит, был уверен и я. Принимай подарочек, майор Юлдашев. Если ты когда-то был в любых органах, тобой заинтересуются. Так что пятки я тебе подпалил. Подожди, отковырок, то ли ещё будет.

Тетка что-то ещё пыталась сказать, но я уже повернулся к ней спиной и рванул в конец платформы, к ведущим вниз ступенькам, ведущим в таинственные глубины метрополитена, по которым мы должны были уйти от ищеек Юлдашева. Мы устремились туда, к спасительным ступенькам, как Буратино к заветной дверце.

Скатившись по ступеням узкой, почти вертикальной, железной лесенки, мы остановились в узком коридорчике возле железной дверцы. Мы растерянно переглянулись, не бежать же обратно к дежурной, чтобы попросить ключи. Вся моя хитро построенная конструкция нашего спасения рушилась обломками мне на плечи, погребая меня под этими обломками. От отчаяния и злости на собственное бессилие, я ударил ногой по железной двери, и она неожиданно легко открылась. Оставалось только руками развести от такой беспечности.

Я уже сделал шаг в длинный таинственный коридор, который должен был вывести нас на соседнюю станцию, но услышал за своей спиной резкий голос Гали, в котором звучала угроза:

- Всем стоять на месте!

Обернувшись, я увидел, что Галя стоит ко мне спиной, лицом к остальным, направив на них автомат. Лица у моих партнеров поневоле были те еще, они у них вытянулись на длину туловища, особенно у Лешки. Они все не понимали, что она от них хочет. Я тоже был удивлен не меньше других.

- В чем дело, Галя? - осторожно спросил я. - Мы время теряем, что за дикие выходки?

- Это не выходки, - не оборачиваясь ко мне бросила Галя. - Ты что, не понимаешь, что ты здесь лишний? И я лишняя. Нас обберут и выбросят, как только представится подходящий случай. Мы среди них белые вороны. Ты что, не понимаешь этого? Они никогда не поверят ни мне, ни тем более тебе. Да нечего таскать за собой этих хлюпиков. Без них мы уйдем. Быстро кладите сумки и уходите отсюда!

- Галя, дорогая, что с тобой случилось? - попытался шагнуть вперед Леша, но его остановил резкий лязг затвора.

- Да пошел ты! Деньги на пол! - крикнула Галя.

Я понял, что сейчас произойдет что-то нехорошее.

Глава двадцать первая

Юлдашев вышел из дома, вслед за своими людьми, сел в машину и выехал со двора, медленно проехав мимо до сих пор топтавшихся на месте бойцов Корнея, которые никак не могли определиться, где же находятся оставившие микроавтобус люди Трифона.

Выехав на дорогу, майор велел остановиться за автобусной остановкой. И почти сразу же впереди остановились пыльные "жигули", из которых почти на ходу выскочил невысокий человек в дешевом сером костюме и подбежал к мащине Юлдашева. Тот приспустил стекло в машине и назвав адрес, приказал:

- Оттуда выйдут пятеро: трое мужчин и две женщины. С сумками. Меня интересуют эти сумки. Проследите за ними, глаз не спускайте, главное, чтобы они нигде не оставили эти сумки. Охраняйте их! Постоянно сообщайте мне обо всех их передвижениях. Они, наверняка, куда-то сейчас уйдут, или уедут. Проследите и сообщите, где остановятся.

- А если они рванут на вокзал и сядут на поезд? - поинтересовался мытый костюм.

- Не сядут, и на вокзал пока не сунутся, там полно ментов, а у них нет документов. Так что они сейчас куда-то помчатся, потому что оставаться на этой квартире не могут, а по улицам бродить не рискнут. Так что куда-то им нужно будет пристроиться, чтобы обсудить свое положение и подумать над тем, где взять документы. Все. Пошел.

Человек в костюме махнул рукой, и из "жигулей" вышли ещё трое: один молодой парень в очках, в строгом костюме, и двое средних лет, скорее даже пожилые, одетые просто и неброско. Все четверо были людьми того типа, которые ходят по улицам толпами не бросаясь в глаза из-за своей обычности и заурядности. Юлдашев умел подбирать кадры.

Сам он опустил тонированное стекло и задумался. За это время с разных сторон подъехали ещё три машины, набитые крепкими ребятами и встали вслед за машиной майора.

- Куда поедем, шеф? - осторожно спросил его водитель, оглядываясь на подъехавшие машины.

- Куда? - переспросил майор. - Поедем куда-нибудь покататься, что ли. Будем ждать сообщений от наблюдателей. Пускай эти деятели отойдут от дома и заберутся в какую-либо нору, там мы их и накроем.

- А куда поедем? - включив зажигание, спросил ещё раз водитель, не привыкший к самостоятельным решениям.

- Поедем пока есть время, навестим моего лучшего друга Рамиза, - чуть заметно улыбнулся Юлдашев.

Водитель удивленно посмотрел на него, но ничего не сказал, выруливая на дорогу. За ним тронулись, соблюдая интервалы, ожидавшие три машины...

У Рамиза в его работе наступила "точка кипения", когда на его плов был повышенный спрос. На рынке, возле которого он торговал, наступило обеденное время, и к его котлу потянулись рыночные торговцы, насидевшиеся на сухомятке, чтобы поесть горячего плова.

Рамиз суетился, ему вовсю помогал его племянник, в котором Рамиз души не чаял. Низкорослый, похожий на подростка парень два года назад закончил школу, пытался поступить в московский университет, но ему не помогли ни серебряная медаль, ни многочисленные дипломы победителя всевозможных престижных международных школьных олимпиад. На сегодня все это должно было подкрепляться либо сильными связями, либо большими деньгами. Ни того, ни другого у племянника Рамиза не было.

Но сегодня у него было отличное настроение. Его дядя Рамиз, который так много помогал ему, твердо пообещал, что теперь у них будут деньги, и в этом году племянник обязательно поступит в университет.

Племянник знал, что его дядя Рамиз зря слов на ветер не бросает, и потому был сегодня так весел и обходителен с покупателями.

Рамиз демонстрировал свою безупречную улыбку, когда от дороги, из-за спин обступивших его покупателей, раздался призывный свист.

Рамиз вытянул шею, чтобы помахать рукой нетерпеливому жаждущему плова, и тут же метнулся за дерево. Из машины раздалась короткая очередь, все покупатели попадали на землю, одна из пуль выбила щепку из дерева, за которым спрятался Рамиз и щепка оцарапала его щеку.

Он прижал ладонь и увидел на ней кровь. Еще одна пуля ударилась прямо возле его ноги, тогда Рамиз опустился на четвереньки, и побежал вокруг котла, чтобы укрыться за ним. Это ему удалось. Он осмотрелся и увидел племянника, который сидел на корточках за деревом возле котла. Рамиз ободряюще улыбнулся ему и подмигнул.

Со стороны рынка и от ближней станции метро уже неслись свистки милиционеров, из машины ударила ещё одна очередь, пули пробили котел, из дыр стал вырываться горячий пар и потек расплавленный бараний жир. Машина заурчала мотором и поехала, встраиваясь в поток машин, за ней следом поехали ещё две машины.

Рамиз вздохнул с облегчением, вытер пот со лба, собрался выйти из-за дерева. Но ещё одна машина притормозила возле тротуара, опустилось окно, из него помахал ему ручкой Каракурт, и прокричал:

- Получи должок, Рамиз!

Задняя дверца машины открылась, оттуда выскочил рослый мужчина в камуфляже, и широко размахнувшись, бросил гранату в сторону Рамиза.

Граната попала в котел с пловом, машина тронулась, мужчина вскочил на место и захлопнул дверцу, и почти в это же мгновение раздался взрыв.

Граната была штурмовая, большой мощности, котел буквально разорвало на куски, и во все стороны полетел горячий плов и осколки гранаты, вперемешку с осколками медного котла.

Племянник Рамиза погиб сразу, сам же Рамиз, получивший многочисленные осколочные ранения, скончался в больнице, куда его успели доставить.

Перед смертью он успел назвать милицейским дознавателям своего убийцу: Каракурта, бывшего майора Юлдашева. Рамиз не стыдился предательства. У него больше не было ни перед кем никаких обязательств, кроме обязательства перед убитым племянником отомстить...

Юлдашев смотрел в открытое окно машины назад, вытянув шею. Он хорошо увидел, как взорвалась граната и разорвало котел, и ещё он отлично разглядел, как покатился по земле Рамиз в белом фартуке, покатился по земле, на которой растут мертвые деревья, покатился, пачкаясь в крови и в плове, который сам же и приготовил.

Бывший майор удовлетворенно хмыкнул и закрыл окно. Он не любил сквозняков. Он, наверное, уже ничего и никого давно не любил. Иногда ему даже казалось, что он и себя давно не любит. Да и не за что ему было себя любить. Он не смог сделать себе ту жизнь, о которой мечтал. Карьеры, по его понятиям достойной его, не получилось, ни в науке, ни в армии, ни даже в наркомафии, где он тщеславно мечтал добраться до вершин. А теперь все рушилось у него на глазах. Прахом пошли загубленные на служение шейхам и фарухам годы жизни.

И даже последний шанс сорвать крупный куш вырвали у него буквально из рук несколько случайных людей, оказавшихся не в то время и не в том месте. Мало того, что они имели наглость взять принадлежавшие, как он считал, ему, деньги и товар, так они ещё нагло отказались вернуть все это ему. Тем самым они бросили ему вызов. Ну ничего, он им покажет, они попадут ему в руки. А в том, что они попадут, Юлдашев не сомневался. За ним стоял опыт и профессионально обученные люди. В своих ищейках он не сомневался. Их с хвоста не стряхнуть! Так что теперь можно успокоиться, ещё немного, и он вернет свое, а заодно и посчитается с этими зарвавшимися дилетантами.

Юлдашев, стараясь успокоиться, принялся перелистывать блокнот, в котором он делал беглые пометки, когда ему зачитывали досье. И постепенно он действительно успокаивался. Это надо же! Кто встал на его пути?! Костя Голубев, который имел опыт работы вышибалой, год армии и пять лет войны, на которую его завербовали в пьяном виде, и на которой его поочередно брали в плен то те, то другие. Он хотя бы сам помнит, за кого воевал? Чему он там мог научиться? Конченый человек, спившийся и никчемный. Он-то понятно почему цепляется за деньги. Наверное, считает, что это его последний шанс. Как бы ни так! Это не шанс его, а погибель. Не сегодня, так завтра он напьется и сам будет хвалиться своими тысячами, и ему перережут глотку его же собутыльники, если раньше не замочат его друзья.

Смехота! Эти два несостоявшихся Джеймс Бонда возомнили себе, что могут тягаться с профессиональным разведчиком! Сопляки. И ведь у них-то есть деньги, есть работа, есть положение. Им-то какого черта нужно? Зачем им рисковать гарантированным средним достатком, если в этой погоне за большим, они могут лишиться не только всего, что имеют, но и жизни?

А эти их подруги...

В машине резко запищал радиотелефон. Водитель вопросительно посмотрел на майора. Тот кивнул ему головой, возьми, мол. Водитель взял радиотелефон, послушал, нахмурился и поспешно протянул его Юлдашеву.

- Начальник, это вас, - смущенно пробасил он.

Юлдашев опасливо взял трубку, и выслушав первые же слова едва не выбросил его за окно машины.

- Как это так - ушли?! - заорал он, позабыв про восточные непроницаемость и выдержку. - Как это они могли от вас уйти?! Они же дилетанты! Чтоооо?! Ты с ума сошел! Ты что мелешь?! Какая бомба?! Ты в своем уме?! И куда они делись? Кууудаааа?!!!

Юлдашев опустил радиотелефон на колени и сидел какое-то время, глядя прямо перед собой остановившимся взглядом. В радиотелефоне шелестели испуганные оправдательные слова его соглядатаев, но он не слушал. Для его самолюбия это был ещё один тяжелый удар.

Майор вздохнул, поднял радиотелефон и сказал спокойно и без интонаций:

- Ищите их, как хлеб ищут. Ясно вам? Или я вас найду. Ты понял меня? Где искать?! - Юлдашев напрягся, готовый опять взорваться, но взял себя в руки и закончил вполне выдержанно. - Где хочешь, там и ищи, это твоя работа. И попробуй не выполни её. Ты сам знаешь, что у нас двойки не ставят. Ищи!

Он отбросил радиотелефон, достал из кармана платок и брезгливо вытер руки, словно что-то неприятное в них подержал.

- Куда теперь, шеф? - осторожно спросил водитель.

- К гребаной матери! - оскалился Юлдашев. - Ты понял меня?!

- Понял, - испуганно кивнул водитель.

- А если понял, тогда и поезжай, - откинулся на спинку бывший майор.

Озадаченный водитель, не решаясь больше задавать вопросы, поехал наугад. Но буквально через две минуты его остановил майор.

- Куда ты едешь? Куда тебя несет? Поезжай к метро "Площадь революции".

- К какому выходу? - покосился водитель.

- Поезжай, ближе к делу скажу, - махнул на него бывший майор.

Водитель развернулся, за ним сопровождающие машины, и они рванули в сторону центра. Юлдашев сидел, погруженный в свои мысли, вертикальная складка перерезала гладкий высокий лоб, брови почти сомкнулись на переносице.

- Зачем им это? - удивляясь про себя, сказал он в пространство. - Все равно друг другу глотки перегрызут...

Глава двадцать вторая

Галя стояла спиной ко мне, держа наших спутников под прицелом. Я понимал, что сейчас может произойти что-то очень плохое, но не знал пока, что предпринять. И не до конца понимал, что же задумала и чего добивается Галя.

Я заметил, что Лешка и Сергей переглянулись. Сергей подтолкнул локтем Лешку, как видно, они собирались попробовать отнять у Гали автомат. Но я видел, как напряглась она, как цепко держит оружие. А ещё до этого я видел, что она умеет с ним обращаться, и действует при этом решительно и не задумываясь.

Я тоже решил действовать так же. Сделав за её спиной шаг вперед, я взял автомат за ствол и мягко, но решительно отобрал его.

- Вот это только не сейчас и не в моем присутствии. Это, конечно, ваши личные дела, но сейчас не время.

Взбешенный Лешка шагнул к Гале, но я его охладил на всякий случай, пригрозив автоматом:

- Никто ни с кем не выясняет отношения. Для этого будет более подходящее время и место. Все идут дальше молча, Галя - вперед, я за тобой. Остальные - следом за нами. И чтоб без фокусов.

- Ты сделал неправильный выбор и пожалеешь об этом. Дурак ты, оказывается, Костя Голубев, - вроде даже как с сожалением подытожила Галя происшедшее.

Кто бы с этим спорил, только не я. Тем более, что на споры времени не было. Да и кто я еще, как не дурак, если тащусь с ними? Но вслух я этого не сказал.

- Давай, Галя, давай! - вместо этого поторопил я её. - Время против нас, а это соперник могущественный.

Галя, гордо вздернув голову, пошла впереди меня легкой грациозной походкой, демонстрируя исключительную пластику движений. В этом узком коридорчике смотреть в сторону было просто невозможно, и мне оставалось только рассматривать её фигуру, тем более, что шел я за ней следом. И она, понимая, что я смотрю на нее, откровенно демонстрировала мне свою фигуру.

Ей было что демонстрировать. Фигура была что надо. Передо мной двигалась сильная, ловкая, хорошо координированная женщина. Она прекрасно держалась, ничем не выдав своего смущения, не выразив сожаления по поводу происшедшего. Как видно, не зря за ней охотился Интерпол. Пожалуй, если мне и нужно опасаться моих компаньонов-врагов, то именно её в первую очередь.

Длинному и узкому коридору, казалось, не будет конца. Я почти бежал следом за Галей, громыхая ботинками по железному полу, и радовался, что меня ни с кем из компании не связывают близкие отношения. Старая дружба не в счет. Студенческие годы отошли далеко, а вот что ощущали по отношению друг к другу остальные после трогательного рассказа майора Юлдашева, я мог себе представить.

Пожалуй, я был не прав, когда подумал, что опасаться в первую очередь нужно Гали. Опасаться нужно было в равной степени любого из нас. Каждый был похож на снаряженный заряд взрывчатки, в которую вставлен запал. Оставалось только нажать кнопку, или дернуть невидимый проводок, или просто неосторожно зацепить, чтобы произошел взрыв. И кто взорвется первым, предсказать невозможно.

Точно я знал только одно: что-то должно произойти, обязательно должно. Я просто физически ощущал, как каждый из них ненавидит другого за обман, за то, что втянули друг друга в эту сумасшедшую игру, за то, что маленькие и большие личные тайны каждого из нас стали общим достоянием, и просто за все подряд. Я не был исключением.

Ну, майор! Ну, сука! Я тебе покажу игры! Ничего, майор, если я и не сумею уйти от тебя, то крови я тебе попорчу критическое количество, это точно.

Мы выбежали по коридорчику в маленький холл, в котором справа были две двери, одна была приоткрыта, там стояли столик, накрытый аккуратной веселенькой клееночкой, два стула и газовая плита с двумя конфорками, чайник на столе и сахарница с отбитым краем.

Вторая дверь, скорее всего, вела в туалет, а возле неё находилась крутая железная лесенка вверх, по которой быстро, не останавливаясь, взбежала Галя, а за ней поспешил и я, не оглядываясь на своих спутников.

Выбрались мы в начало платформы, под электронными часами, возле какого-то чудовищного, изогнутого зеркала, наверняка взятого из парка культуры и отдыха, из комнаты смеха. По платформе к нам уже бежала, смешно подпрыгивая, высокая тетка, дежурная по станции. Она бежала с красным кружочком в руке и почему-то со свистком во рту, в который она не свистела. Приближалась она со скоростью эелектрички.

- Вы чего тут делаете, граждане?! - удивилась она, смешно шепелявя, выговаривая слова через свисток, видя как снизу, из-под земли, по лесенке выползают остальные.

- Как это так - что? - в ответ удивился я. - Мы здесь в туалет ходим!

Дежурная, то ли разглядев меня, то ли от такой моей наглости, едва свисток не проглотила, закашлялась и с трудом выплюнула его, к моему великому сожалению, мне было крайне интересно послушать - будет ли он свистеть внутри.

- В какой туалет вы ходили?! - обомлела дежурная.

- В тот, про который в вестибюле, наверху, возле эскалатора, написано, - не моргнув глазом соврал я.

- Где написано? - изумилась дежурная. - Что написано?

- Что в туалете написано, ты сама знаешь, - нагло заявил я. - А там, наверху, сказано, что в начале правой платформы, вниз по железной лесенке, для удобства пассажиров открыт доступ в бесплатный туалет.

- И вы все сходили? - обвела она нас взглядом, почему-то с ужасом, как видно, мы посягнули на святая святых.

У меня закончились аргументы и я с надеждой взглянул на своих компаньонов, в надежде на помощь.

- Ну, не вместе, конечно, сходили, а по очереди, но все, хладнокровно добавила Галя. - А что такого? Мы же по объявлению.

- Куда же вы все сходили, если там туалета нет?! - зловещим шепотом ахнула дежурная, вытягиваясь лицом, я даже испугался, как бы она нижней челюстью об перрон не ударилась.

- Ну, знаете, это уж куда у кого получилось, туда мы все и сходили, отвел я её рукой в сторону и твердой походкой пошел на выход со станции.

Дежурная беззвучно открыла пару раз рот, не нашла слов и потопала вниз, гремя железом ступенек, проверять, куда мы сходили.

А мы, воспользовавшись её отлучкой, уже мчались к эскалатору. Выскочив из метро, мы устремились в переулки, долго плутали по ним, и вышли к Чистым прудам. Там я не выдержал, мне осточертели постоянные взгляды ужаса на лицах прохожих при виде моей физиономии, я спустился к воде, намочил подол камуфляжной куртки и смыл все это безобразие с лица, вернув себе прежний облик.

Мы выбрали тихую скамейку в стороне от основной аллеи, и сели отдохнуть и осмыслить, куда и зачем мы движемся. Я правильно сделал, не дав разгореться страстям и заняться выяснением отношений там, в метро. Пока мы уходили от невидимой погони, пар вышел, все поостыли, прыти уменьшилось, усталости прибавилось.

И хотя все, кроме дерзкой Гали, старательно отводили друг от друга глаза, все же на личности переходить избегали. Сейчас нужно было решать другие задачи.

- Ну так что, господа? - дразня их зевнул я. - Будем расходиться в разные стороны, как в море корабли? Вы же изъявляли такое желание.

- Да иди ты со своими дурацкими шуточками, - лениво обозлился заметно уставший Серега. - Куда мы денемся поодиночке без документов, да ещё с полной сумкой наркотиков и денег каждый? До первого мента?

- Это у вас у каждого на плече полная сумка наркотиков и денег, возразил я. - А у меня только деньги в сумке. Если меня задержит моя родная милиция, я хотя бы смогу отмазаться, дав взятку. Я думаю, что денег там на этот самый случай вполне хватит. А нет, так беда невелика. За валюту сейчас не сажают, а вот за наркотики - запросто.

- Да что ты петушишься? - устало поморщился Лешка. - С таким количеством денег тебя и до отделения могут не довезти. А если даже нас менты заберут, то, как только разберутся кто мы, что взяли и у кого, никто из нас до зоны не доживет. Давайте лучше думать, что делать будем.

- А что можно делать без документов? - развела руками Ира. - Мы даже никуда из Москвы уехать не можем.

- Уехать мы так или иначе никуда не можем, - возразил Леша. - Майор, если он настоящий майор, что-то там про него столько Трифон этот самый нагородил, что не верится. Так вот, если он настоящий, то наверняка вокзалы под контролем держит, не говоря уже про аэропорты. Да и ГАИ наверняка в деле. Хотя, может майор блефует? Он все же не генерал, чтобы в таких масштабах действовать.

Он почему-то вопросительно посмотрел на меня. А я что контрразведчик? Я про эти организации знаю не больше, чем любой рядовой солдат, кем я, собственно, и был на войне.

- Хрен его знает, что они могут, - нехотя отозвался я. - Конечно, в чем-то он преувеличил, но кто его знает, в чем. Все знают, что эти люди могут очень многое, но вот насколько многое, никто не знает, потому и вызывают они почти суеверный страх и опасение.

- Может, обратиться в посольство США? - тоскливо произнес Лешка.

- А мы все?! - сузила злые глаза Ирина. - Нам в какое посольство обратиться?

- Да не заводись ты, Ирина, - остановила её, поморщившись, Галя. - Не слушай ты этого пустомелю. Это он сам не знает что говорит. Мы до ворот посольства не дойдем. Этот майор сам, своими руками сжег наши паспорта, так что он прекрасно понимает, что мы можем в посольство побежать за защитой.

- Нет, ребята: посольства, метро, вокзалы, аэропорты для нас закрыты, - вмешался я. - Это точно, и нечего туда на авось ломиться, бога за бороду дергать.

- А что ты предлагаешь? - огрызнулась Ира. - Дороги тоже для нас закрыты, потому что на дорогах ГАИ. Так что? Будем бегать по Москве и ждать, когда натолкнемся на людей Корнея, или молодчиков этого безумного майора?

- Можно, конечно, залечь куда-нибудь на дно и просто отсидеться пока все не стихнет, - неуверенно предложил Серега. - Не будут же за нами охотиться до бесконечности.

- А моя виза? Как я объясню, где я пропадал? Остаться в России? Ну уж нет, я лучше рискну и в посольство попробую прорваться, - решительно возразил Лешка.

- Никуда ты не рискнешь прорываться, - прервал я его. - Один ты это сделать побоишься, нам в посольстве США делать нечего, а Галя с тобой не пойдет, она достаточно благоразумна для этого. И вообще, пока что нам всем прежде всего нужно убраться с улицы, а потом уже продолжить обсуждение наших проблем и искать решение.

- И куда мы можем исчезнуть? - спросила Ира.

- Есть куда, Москва большая, места достаточно, - встал я со скамейки. - Надо поесть, отдохнуть и спокойно и рассудительно решить, что делать дальше.

Мы пошли. Я по дороге тщательно перебирал в уме все более менее подходящие укромные места, где мне доводилось пить водку, или "аптеку" с бомжами и алкашами, я не разбирал с кем, что и из чего мне пить. Было бы что пить.

Вот и пригодился мне мой отрицательный опыт.

По дороге, в тихом переулке, мы зашли в небольшой магазинчик и закупили консервы, сыр, сухую колбасу, хлеб, галеты, паштеты, все, что только быстро не портилось и в таких количествах, в каких смогли унести. Под конец я купил десять бутылок водки. Мои компаньоны удивленно и немного настороженно переглянулись, посмотрели на меня круглыми глазами, но ничего не сказали. Это был хороший знак.

Я раздал каждому по две бутылки, не мне же одному звенеть пузырями, и мы распихали продукты по сумкам и купленным тут же в магазине полиэтиленовым пакетам. Продавцы проводили нас удивленными взглядами. Компания наша действительно привлекала внимание. Особенно эффектна была Ирина, а я создавал колорит своей заношенной камуфляжной формой. Видели бы эти самые продавцы меня с полчаса назад, когда я ещё имел на лице произведение искусства!

Выйдя из магазина, мы запетляли опять бесконечными переулками, вышли к Старосадскому и пошли вниз, под крутую горку, мимо исторической библиотеки, напротив которой свернули во двор, миновали стеклянную проходную какого-то метростроевского учреждения, везло нам сегодня на метрополитен! И прошли в глубину двора, где стояло старинное здание красного кирпича с частично выбитыми стеклами и заколоченными наглухо подъездами.

Я как-то раз ночевал в этом доме и не без оснований был почти уверен, что именно в нем нас и не будут искать майор и его ищейки. Оглянувшись по сторонам, я примерился, и попытался влезть в окно, но оно оказалось достаточно высоко. Я не допрыгнул до подоконника, только скользнув по нему пальцами.

Еще раз огляделся вокруг и подтащил к подоконнику ящик.

- Давай сумку подержу, - протянул руку Лешка.

Я смерил его взглядом, словно ритуальный портной с него живого мерку снимал, внимательно прощупав его фигуру по сантиметрам. Лешка сник и смущенно забормотал:

- Да куда я с твоей сумкой денусь? Я что - идиот, что ли?

- А я? - ответил я вопросом.

- Что ты? - не понял Лешка.

- А я что - идиот? - спросил я ласково. - С какой это стати я буду давать свою сумку, в которой мое будущее, незнакомому человеку?

Лешка вспыхнул, хотел что-то сказать резкое, но на этот раз удержался и промолчал. Он только стиснул кулаки и прикусил губу. Он записал за мной ещё одну строчку. Ну и черт с ним, меньше все ко мне соваться будут.

Я встал на шаткий ящик, подпрыгнул, и перелез через подоконник в комнату. Остальные передали мне пакеты с едой, и после этого я втянул их за руки к себе.

Не дав им как следует оглядеться, я вышел в коридор и на лестничную площадку, по которой пошел не наверх, а вниз, где выбил плечом двери забитой досками квартиры.

- Тут что, жили что ли, в подвале? - спросила недоверчиво Ира.

- Не совсем в подвале, - возразил я, - сейчас увидишь.

И я подвел её к окну, выходившему в глухой двор, прямо в высокую стену. Это был почти что подвал, но только почти. Дом стоял на косогоре, и один этаж оказался как бы скрыт от посторонних глаз с улицы, половина этого этажа была подвалом, а в половине, выходившей на откос, жили люди, поскольку в окна проникал дневной свет. Только окна эти выходили в стену и света

проникало очень мало, но кого это волновало?

Мы осмотрелись. Лешка вышел из комнаты в коридор и хотел заглянуть в соседнюю квартиру, но я его остановил резким окриком:

- Сидеть всем тихо, по дому не шастать! В другие квартиры не заходить!

- Слушай, да пошел бы ты! - заорал, не выдержав, Лешка. - Что ты нами помыкаешь?! Что ты вообще раскомандовался?!

Скопившиеся в нем зло, обида и нервное напряжение прорвались в спонтанной вспышке ярости.

- Что ты мной командуешь?! - двинулся он на меня, сжимая кулаки. - Что ты мной командуешь?! Что ты всеми командуешь?! Ты, убийца!

Вот это он зря крикнул. Тем более в этом доме. Я двинулся в его сторону, собираясь дать ему отпор, но сбоку на меня кинулся Серега. Вот этого я никак не ожидал и пропустил сильный удар в голову, кое-что Серега ещё умел, следом ещё один - сцепленными кулаками по спине. Я не устоял и припал на колено, и тут же Лешка с разбега ударил меня ногой в лицо, я инстинктивно прикрылся ладонями, и сразу на меня обрушился просто град свирепых ударов. Лешка и Сергей выместили на меня все, что у них ко мне накопилось.

Я свернулся, но переворачиваться набок, подставляя спину, не стал, могли отбить почки. Я перекатился на спину, прижимая ноги к себе коленями и прикрыв руками лицо, старался видеть противников, хотя кровь заливала глаза, Лешка рассек мне бровь.

Мужики они оба были здоровые, в прошлом спортивные ребята, и не все они позабыли, а уж что-что, а подраться они умели, если и не на профессиональном уровне, то для улицы вполне прилично. Зла в них накопилось на меня более чем достаточно, и теперь они компенсировали свое унижение, вымещая все в жестокие удары.

Я как мог, гасил удары руками, прикрывал голову и живот, но все же долго так продолжаться не могло, мужики были килограмм по сто весом, и каждый удар весил немало.

Выбрав момент, я попытался вскочить на ноги, перекатился на четвереньки, но тут же согнулся от удара по животу. Дыхание перехватило, второй удар пришелся по зубам, рот наполнился кровью, и я ткнулся лицом в пол.

- Прекратите! - закричала на них Галя. - Перестаньте! Нам нельзя драться! Вы что?! Вы же убьете его!

- А мы именно это и сделаем! - выкрикнул Лешка, потеряв голову от ярости, схватив железный прут, валявшийся на полу.

- Остановись! Остановись, Сережа! - закричала Ира. - Остановись немедленно, или я буду стрелять!

В руке у неё был пистолет, который она подобрала на полу, он выпал у меня из кармана во время драки. Ира схватила его рукой за плечо, Серега отпихнул её, и Ира отлетела к стене, сильно ударившись.

- Пошла вон, дура! - заорал он, а Лешка замахнулся над моей головой железным прутом. - Потаскуха деше...

Он не договорил. Грохнул выстрел, и Серега застыл с открытым ртом, схватившись за бок. Лешка тоже растерянно остановился, опустив прут.

Ирина стояла перед ними, побелев затвердевшим лицом и держа в напряженной руке пистолет, направленный на Серегу.

- Ты что наделала, дура?! - свистящим шепотом спросил взбешенный Лешка, угрожающе двинувшись к ней.

И тут же остановился, схватившись за плечо и роняя прут. Ирина выстрелила ещё раз. Лицо её перекосилось от уже не сдерживаемой ярости. Она закричала:

- Вы, козлы, можете убивать друг друга как хотите и сколько хотите, но если я ещё раз услышу от кого-то из вас хотя бы слово оскорбления, убью любого! Ненавижу племя ваше мужское, одно название, что мужики! Все вы дрянь! Он вас можно сказать спас, а вы...

Сергей и Леха стояли замерев, зажимая раны и с ужасом глядя на пляшущий в руке разъяренной Ирины пистолет.

- Ну что, все ясно? - неожиданно спокойно спросила Галя.

Все молчали, тяжело дыша.

- Я ещё раз спрашиваю - всем все ясно? - сузила и без того раскосые глаза Галя.

- Ясно, - пробормотал Лешка, заметно побледнев, с ужасом глядя на кровь, которая сочилась у него сквозь пальцы.

- Тогда быстро попросили прощения у дамы и марш в угол зализывать раны. - решительно скомандовала Галя. - Только быстро!

Ничего себе штучка эта самая Галя. Настоящий потомок Чингиз-хана.

Лешка с Серегой переглянулись и нехотя пробормотали что-то невразумительное. Галя подошла к Ирине, осторожно забрала у нее, с трудом разжав ей пальцы, пистолет и успокаивающе похлопала по руке.

- Все хорошо, Ира, все славно. Не обращай внимания на этих... Если хоть один из вас поднимет руку, учтите - в плечи стрелять не буду, убью сразу. Я не промахнусь, - уверенно заявила Галя, убирая пистолет в сумку.

Лешка и Сергей, злобно ворча, как побитые собаки, пошли в угол. Оттуда уже Сергей сказал, обращаясь к Гале и Ирине:

- Зря вы не дали нам вот этого, - он кивнул на меня, - добить. Увидите, он всем нам глотки перережет.

- Вам, возможно, теперь и перережет, - хладнокровно и без эмоций в голосе ответила Галя, - а нам-то с Ириной за что? Пойдем, Ира, нужно привести себя в порядок.

И она увлекла Ирину за собой в ванную комнату. Я сел на полу, сдерживая стоны, подтянул к себе сумку и стал прилаживать оторвавшийся ремень, выложив демонстративно на колени автомат, на который косились Серега с Лешкой, неумело перевязывавшие раны, сквозь зубы ругаясь и постанывая. Помогать им я не хотел, но все же посоветовал:

- Водкой раны продезинфицируйте, могли нитки от одежды попасть, воспаление будет, а там и до гангрены недалеко.

В ответ мне проворчали что-то грубое, я пропустил это мимо ушей, с меня пока выяснения отношений было более чем достаточно. Тем более, что даже зла особого у меня на моих бывших друзей не было. Наконец я понял окончательно, что дружба наша давно закончилась, и мне сразу же стало легче. И я признался сам себе, что по большому счету они мне просто безразличны. Порывшись в сумке, я выудил из неё бутылку водки, ни одна из них чудом не разбилась, и прополоскал рот, промывая разбитые десны. Не удержался и сделал большой глоток.

Нестерпимо захотелось выпить еще, расслабиться, но усилием воли я заставил себя удержаться. Намочил водкой носовой платок и, морщась от боли, стал протирать ссадины. Потом с трудом поднялся и отошел в угол комнаты, где сел на грязный матрас, и прислонившись спиной к стене, незаметно для самого себя погрузился в дрему.

Глава двадцать третья

По телу разливалась слабость, приятное расслабляющее тепло от глотка выпитой водки расходилось по жилочкам. Только сейчас я почувствовал, как я неимоверно устал. Устал находиться в постоянном напряжении, все время ждать откуда-то удара. Мной овладело временное равнодушие и безразличие. Везде и у всего есть свои барьеры. Человек не может находиться в состоянии полной мобилизации постоянно, нужно расслабиться. И я плюнул на все и погрузился в сладкую дремоту и видения.

Но память и тут пошутила со мной злую шутку и стала показывать мне не то видение, не то воспоминание про то, что я не хотел видеть и вспоминать.

Вспоминал я про то, как воевал.

Сидел я на рваных матрасах, перебирая неохотно свои грустные воспоминания, про которые так хотелось забыть, и раскачивался в полудреме, как маятник.

- С тобой все в порядке? - спросил меня женский голос.

Я дернулся, вскрикнул и проснулся окончательно. Надо мной склонилась встревоженная Галя, наверное, во сне я излишне дергался. Я поспешил успокоить её, хотя, если честно, утвердительно я не мог ответить на её вопрос. Со мной давно было не все в порядке, но это кроме меня никого не касалось.

Ужинали мы молча, разделившись как бы на три группы. Возле одной стены сидели Сергей с Лешкой, напротив них я, а на широком подоконнике устроились Ира с Галей, оживленно о чем-то переговаривающиеся. Чувствовалось, что извечная женская солидарность помогла им найти общий язык.

Серега и Лешка угрюмо и молча выпили бутылку водки на двоих. Я влил в себя стакан и решительно передал остатки на подоконник. Галя с Ирой выпили тоже. Галя - почти полстакана, махом и не поморщившись, а Ира чуть меньше четверти, брезгливо и неумело, что как-то не очень вязалось с нарисованным майором обликом распутной женщины.

Она сильно переживала то, что ей сегодня пришлось сделать: скулы обострились, под глазами залегли темные круги, глаза лихорадочно блестели. Она все ещё пребывала в состоянии некоторой экзальтации. На самом деле это было ни что иное, как реакция на то, что пришлось нам всем, а ей особенно, пережить. Своего рода нервный стресс. Лучше всех пока держалась Галя. Но ей, в отличие от Ирины, не пришлось стрелять в своего мужа и его приятеля.

Мы все ещё ужинали, когда Лешка встал и демонстративно пошел бродить по дому. Я предупредил, чтобы он ходил осторожнее и главное, не подходил к окнам. Он в ответ высказал что-то грубое, но я пропустил мимо ушей, поняв уже, что снова вести борьбу за передел власти бессмысленно, теперь все повисло на волоске до случая. И поставить точку в этом вопросе можно было, только выяснив отношения в прямом столкновении. Меня это не интересовало. Для меня лучше всего покинуть эту компанию, что я про себя твердо и решил сделать, не оглашая вслух своего решения, чтобы не поднимать волну.

Своих прежних студенческих друзей я знал неплохо, чтобы по их поведению понять, что они перешли тот самый барьер за которым уже готовы на все. Сейчас они затаились и будут ждать только удобного случая, чтобы расправиться со мной.

Играть с ними на опережение я не хотел, тем более - убивать их и отбирать деньги и наркотики. Это были их деньги. Мне за глаза хватало тех, что были в моей сумке, а возиться с наркотиками я вообще не хотел. Это был бы совсем уже смертельный номер.

Как оказалось, воду и газ в доме не отключили до сих пор. Галя вскипятила воду в найденной кастрюльке, напоив нас всех растворимым кофе.

Вернулся Лешка из похода, принес добычу: два стула и огарок свечи в стакане. Я встал и щелкнул выключателем. Под потолком загорелась мутная лампочка. Свет в доме тоже не отключили. Прямо чудеса в решете! Лешка не обратил на это никакого внимания, засунув свечу в карман пиджака прямо со стаканом, демонстративно сев возле Сереги. Они оба закурили, и Сергей нарушил тишину.

- Да, Ирочка, - заявил он, кривя губы, и едва сдерживая затаенную ярость. - Никак от тебя не ожидал такого. Вот она, женская благодарность. И это за все...

- Да пошел ты! - неожиданно закричала на него Ира, стукнув кулачком по подоконнику. - Достал ты меня - дальше некуда! Все ты всегда прекрасно знал и сам меня заставлял, сам учил дорогу прокладывать через чужие постели! Это тебе больше нужно было, тебе денег не хватало. Чем я тебе обязана?! За что я тебя благодарить должна?! Ты сам когда зарабатывать стал?! Да и тогда ты у меня все деньги забирал! Я к тебе за каждой копейкой ходила унижалась, а ты все требовал: давай зарабатывай, много не трать. Все время попрекал, что я для тебя дорого обхожусь и должна зарабатывать ещё больше. Кто бы только знал, что для меня значила эта красивая жизнь! Это не жизнь была, а какой-то ад кромешный! Ты заставил меня ненавидеть все и всех, свою работу, свою красоту, ты все испачкал и испоганил. Я все это ненавижу! И себя ненавижу! И тебя! Не смей со мной разговаривать! Я убью тебя! Хочешь забери мою долю, забери все, только уйди из моей жизни! Исчезни! Не хочу я так жить! Я вообще не хочу никак жить!

- Истеричка! Да что ты тут сцены устраиваешь? Перед кем?! - вскочил Серега, как видно он привык разговаривать с Ириной в таком тоне. Заткнулась бы лучше!

Он, забыв о полученной пуле, двинулся к ней. Ирина потянулась к сумке. Вот только ещё стрельбы и крови нам не хватало! Я нехотя встал со своего места и подошел к нему, встав между ним и Ириной.

- Здесь каждый равен каждому, - сказал я твердо Сереге. - Не базарь. Сядь на место, и если тебе очень скучно, и если хочется кого-то ударить, ударь стенку. Ей не больно и она тебе сдачи не даст.

- Тебе что - мало, да?! - заорал вошедший в раж Серега и бросился на меня, окрыленный недавней победой.

Он забыл, что я не люблю, когда меня бьют. На этот раз я был готов. Я не хотел драться, мне самому все это основательно осточертело, и я, чтобы сразу же прекратить прения, врубил ему в челюсть слева, отправив в нокдаун. Серега поплыл и опустился на одно колено. Я взял его за ворот и почти что бросил на место, велев Лешке, не успевшему прийти на помощь приятелю:

- Ты лучше держи его, второй раз у вас так это не пройдет.

Галя тем временем сумела успокоить Ирину и увела её на кухню пить кофе. Сережка пришел в себя, попытался было полезть в драку, но его остановил Лешка, предложив выпить, а со мной разобраться попозже, когда будет случай.

Ну, ну, ждите, голуби. Так я вам и предоставил этот случай. Мне бы только дождаться, когда вы уснете, а утром вы меня так и видели!

Лешка с Сергеем тем временем откупорили ещё одну бутылку. Я посоветовал им приберечь водку про запас, кто знает, что и как у нас может случиться. В нашей ситуации водка была и антисептик, и внутренний подогрев.

Мои слова оба дружно проигнорировали, а я не стал настаивать. Мне даже выгодно было, чтобы они покрепче напились. Мне будет легче уйти.

Так и случилось. Вскоре оба прилично окосели, разговор у них стал бессвязным, и они стали устраиваться спать. Я предложил то же самое проделать и девушкам, сказав, что нужно как следует отдохнуть, утром надо встать пораньше, и мы пойдем. Свои соображения по поводу куда идти, скажу после.

Уставшие и напереживавшиеся девушки сдвинули стулья и табуретки и устроились спать на них, отыскав где-то пару относительно чистых одеял. На улице был ещё не очень поздний вечер, а здесь, в комнате, из-за загораживающей свет стены за окном, было почти темно.

Девушки о чем-то ещё некоторое время пошептались, а парни уснули почти сразу, сраженные усталостью и ещё в большей степени, поглощенным спиртным. Я лежал, глядя в потолок, ожидая прихода сна. Лежал и думал, что надо уходить. Похоже, что парни склонялись к тому, чтобы сдать все же товар, получив отступные, но не думаю, что я при таких раскладах входил в их планы, да и девушки теперь, исходя из последних событий, тоже были под вопросом. Вряд ли они входили в дальнейшие планы моих бывших друзей.

Если для меня держаться вместе было ни чем иным, как желанием иметь более менее боеспособную группу, которая могла все же дать отпор, я-то знал, что одиночка на войне - это практически заведомый покойник. Но для моих компаньонов держаться вместе было не более чем гарантией того, что в любой момент можно сдаться майору, вернуть товар, деньги, и получить свои отступные. Но товар и деньги надо было вернуть полностью. А это значило либо делиться, либо отобрать у других.

По частям майор индульгенции не выдавал.

Я лежал, смотрел в окно, за которым возвышалась стена. Я лежал и думал о том, что есть в этом что-то символическое, в том, что мы лежим, подложив под головы сумки, набитые деньгами, на драном тряпье в грязной комнате, в заколоченном доме с окнами, выходящими на высокую стену, символ тупика и безнадежности.

Усталость все же подкосила меня. Незаметно пришел сон, нажал мне тяжелыми пальцами на веки и погрузил мою память в темноту и беспокойный покой.

Примерно через два часа, когда все стихло, и все уснули, приподнялся на локте Лешка, оглядел комнату и выполз ужом из-под укрывавшего его рванья. Он постоял на четвереньках, чутко прислушиваясь, задумался над Серегой, решая, будить ли его, не стал этого делать, и пополз тихо по полу, волоча за собой свою и Серегину сумки. Подтащил их к дверям, оставил там, прошел на кухню, ступая тихо, на носках, замирая при каждом шорохе. Там он отвернул на полную обе горелки и газ в духовке, осторожно открыв дверцу плиты, вернулся в комнату, зажег свечу в стакане, поставил её на пол, и подхватив две сумки, торопливо вышел из квартиры.

Глава двадцать четвертая

Перед выходом он убедился, что свеча в стакане горела ровным тусклым светом, газ шипел, заполняя кухню и вползая в комнату. Взрыв был неизбежен.

Лешка торопливо уходил вверх по Старосадскому переулку, направляясь в сторону центра, к Маросейке, чутко вслушиваясь в вечернюю тишину, ожидая взрыва за спиной. Он жалел немного об оставленных сумках, но не очень. Времени переложить товар и деньги у него не было. А брать на плечи пять сумок и тащить их на себе через всю Москву было более чем рискованно. Человек, увешанный пятью сумками, не мог не вызвать подозрений. К тому же у остальных сумки были под головами, взять их тихо он все равно не смог бы.

К тому же он втайне надеялся, что после взрыва на месте нашей ночевки обнаружат не только изуродованные трупы, но и остатки наркотиков и денег. Хотя деньги ему было очень жаль. Но взамен он получал возможность уйти чисто. После взрыва, обнаружив на месте останки тел, наркотики и деньги, решат, что погибли все.

От наркотиков же надо было срочно избавиться. Лешка твердо решил идти в посольство США, он точно знал, что своих граждан Штаты не выдают и бьются за каждого до последнего. Нужно было только придумать историю пострашнее про русскую мафию, которая пыталась шантажировать его, захватила и его и его невесту...

В этот момент его рассуждений за спиной грохнуло. Грохнуло, когда прошло больше времени, чем он предполагал. Алексей уже стал беспокоиться, все ли сделал правильно, не задуло ли свечу сквозняком в тот момент, когда он выходил из квартиры.

Вот в этот момент и рвануло. Рвануло так, что даже на удалении от Старосадского задрожали окна в домах. Именно в этот самый момент в душу Лешки, которую тоже тряхнуло взрывом, закралось сомнение, и решительность его поубавилось.

Он хотел заявиться в посольство, сказать, что его захватили бандиты с целью выкупа, но ему удалось бежать. Так же он намеревался сообщить, что бандиты связаны с коррумпированными правоохранительными органами, надеясь, что ему не придется в таком случае давать показания российским следственным органам, отправив его поскорее в Штаты. Но только теперь он сообразил, что ломится в посольство с сумками, полными денег. Естественный вопрос, откуда у жертвы мафии, вырвавшейся с трудом из её лап, такие деньги в наличии. Наркотики он так или иначе собирался выбросить, но теперь ему стало жалко и наркотиков. Это же были огромные деньги.

Алексей замедлил шаги и стал думать. Он думал долго, и придумал. Резко свернув, пошел осторожно, прижимаясь к стенам, в сторону Покровских ворот, где долго стоял напротив старого восьмиэтажного дома, украшенного нелепой лепниной в стиле советского ренессанса.

Он долго стоял перед домом, до боли в глазах высматривая возможную засаду. Наконец, решившись, собрался с духом, неумело перекрестился, перебежал улицу и вошел в подъезд, с трудом, наваливаясь всем телом, открыв массивные двери.

Навстречу ему, из-за столика, стоявшего возле лифта, поднялся пожилой мужчина в аккуратно отутюженной синей форме. Он вопросительно смотрел на Лешку сквозь выпуклые линзы очков в толстой роговой оправе холодными, как каменные ступени, глазами.

- Простите, вы к кому? - остановил он Лешку жестом.

- Я к Вилли Брайану, - торопливо ответил Лешка, понимая, как нелепо он выглядит в этом респектабельном доме, в огромном холле, среди дубовых панелей и громадных лестниц, с двумя сумками на плечах, усталый, растрепанный и грязный.

Дом этот был ведомственный, здесь проживала бывшая советская высшая номенклатура и их семьи. В последние годы многие из них, переживая не лучшие времена, от чего за долгие годы безбедного и бездумного существования отвыкли, стали сдавать свои элитные квартиры иностранцам.

Квартиры эти охотно снимали иностранные журналисты, референты, средней руки бизнесмены, ехавшие в Россию. Квартиры были большие и удобные, в самом центре, в охраняемом доме, что в криминогенной Москве было не последним делом.

- Как прикажете доложить о вас? - уронил на Лешку тяжелый взгляд дежурный, потянувшись к внутреннему телефону.

- Скажите ему, что пришел Алексей Волгин, просит его спуститься, я кое-что принес для него, а паспорт оставил дома.

Услышав про отсутствующий паспорт, дежурный окончательно раздавил взглядом Лешку, и быстро набрал номер.

Алексей молился про себя, чтобы непутевый, ветреный и сверхобщительный Вилли оказался дома. Алексей стоял, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу, старательно прикрывая ремнем сумки дырку в куртке и кровавый потек на плече. Рана была ерундовой, пуля прошла по касательной, но плечо все же болело.

Вилли оказался дома, удача медленно и нехотя, но все же возвращалась к Алексею. Он встал поближе к стене, отвернув раненое плечо от дежурного, и пока ждал Вилли, под взглядом охранника превратился в горсточку пепла.

Вилли вышел из лифта с дымящейся сигарой во рту, розовощекий, рослый, под стать Алексею, но более полный и лысый. От него пахло лосьоном, дорогим одеколоном, дорогими си

гарами и дорогим ароматным коньяком. Вилли любил все дорогое.

Вилли любил жить, не считая денег. Журналист он был посредственный, очень неряшливый, отчаянный и беспринципный скандалист, снискавший себе не самую лестную популярность среди коллег, которые брезгливо сторонились его, что ни в малейшей степени не смущало жизнерадостно репортера.

Про него самого и его умение жить не по средствам в журналистских кругах ходило много разных слухов. Его сторонились, им брезговали серьезные журналисты и приличные люди, зато к нему липли сомнительного рода коммерсанты, дельцы, спекулянты, а среди представителей желтой прессы он был признанным королем.

Чурались его не зря. Вилли не брезговал никакими заработками. Он выполнял в России мелкие поручения ЦРУ, серьезные дела ему не доверяли, собирая информацию и раздавая поручения средней руки агентам вроде Алексея, с которым и познакомился именно таким образом. В награду за эти услуги ЦРУ и ФБР закрывали глаза на множество сомнительных сделок и спекуляций Вилли, да подбрасывали ему порой жареные факты для его скандальных публикаций.

Ходили также упорные слухи, что он пользуется не вполне бескорыстной дружбой одного высокопоставленного чиновника Канадского посольства. Говаривали, что Вилли умело использует некоторые слабости канадского дипломата, оказывает ему услуги, а по его каналам отправляет из России с канадской диппочтой кое-какие раритеты, в частности, редкие книги, украденные из государственных библиотек, рукописи, автографы знаменитостей, что-то еще.

Передавались в кулуарах из уст в уста глухие сплетни, что он каким-то боком связан с транспортировкой наркотиков. Хотя, нечистоплотный Вилли мог и сам распространять про себя такие слухи, он любил казаться круче, чем был на самом деле.

Как бы то ни было, именно все эти слухи и сплетни и привели в этот весьма поздний для визитов вечер Алексея к Вилли. Других вариантов у него просто не было. Заявиться вот так вот, за здорово живешь, в американское посольство с парой сумок, набитых деньгами, да ещё с бредовым рассказом о пребывании в заложниках, означало для только недавно получившего гражданство Алексея гибель.

У него оставалось два выхода: либо остаться в России, пытаясь укрыться от Юлдашева и наркомафии, либо бросить все и укрыться в посольстве США, либо попытаться просить кого-то о помощи в вывозе его сокровищ за границу, а самому явиться в посольство налегке. В этом мог помочь ему только Вилли.

Вилли, хотя всем своим видом и старался не показать этого, был явно недоволен его поздним визитом. Он недолюбливал все, что было связано с разведкой и ЦРУ, стараясь свести все контакты в этой области до минимума.

Сделав добродушное лицо для дежурного в холле, который внимательно наблюдал за странным посетителем, Вилли изобразил радушие. Он широко распахнул объятия, похлопал Алексея по плечам, отчего тот чуть не заорал, потому что Вилли попал по раненому месту, и прошипел на ухо Алексею:

- Какого черта тебя принесло сюда? Ты что, не знаешь, сколько сейчас времени?

- Так надо, - тихо ответил Алексей. - Есть важное дело. Очень денежное. Я без документов, пригласи меня к себе.

Вилли скосил глаза на дежурного и увлек Алексея за рукав в сторону.

- Если это по линии ЦРУ, то я не играю в такие игры, - помахал он перед носом Алексея пальцем. - Мы так не договаривались.

- А мне наплевать, - взорвался Алексей. - Я сейчас в таком положении, что буквально приперт к стенке, за мной идут по пятам, и если меня возьмут за горло, первым, кого я заложу на полную катушку, будешь ты, если, конечно, не поможешь мне.

Вилли откачнулся, оценивающе посмотрел на полного решимости Алексея, понял, что тот не шутит, и нехотя процедил сквозь зубы:

- Хорошо. Пойдем поговорим.

И с широкой улыбкой повернулся к дежурному.

- Павел Николаевич, - радушно улыбнулся он. - Будьте так благодушны и пропустите ко мне моего друга. Он забыл паспорт, но я вам достойно компенсирую его забывчивость. Вы же меня знаете, Павел Николаевич.

Дежурный вздохнул и отвел глаза. Он был верным и прилежным служакой, безупречно отслуживший в органах правопорядка до скромной пенсии, добросовестно выполняя свой долг. Но в последнее время у него тяжело болела жена, и лекарства приходилось покупать втридорога, да ещё не все препараты можно было купить в аптеках.

Чувствовавший чужую беду как опытный стервятник, Вилли оказался тут как тут. Он помог достать нужные лекарства и продолжал снабжать ими Павла Николаевича, который незаметно попал в зависимость от него.

Вилли, разумеется, не вербовал его в шпионы и не требовал подслушивать и подглядывать, но вот пропускать некоторых посетителей к себе он просил без документов, хотя всех, кто приходил в это здание, дежурный был обязан записывать в гостевой журнал.

Павел Николаевич вздохнул в ответ на его просьбу, и демонстративно уткнулся в журнал, а Вилли увлек за собой в лифт Алексея.

Пока они поднимались на лифте, он не проронил ни слова до самой квартиры на восьмом этаже. Не очень любезно затолкав Алексея в прихожую, он спросил у него резко:

- Что тебе нужно?

По-русски Вилли говорил совершенно свободно, практически без акцента. На Алексея он смотрел недружелюбно, куда только делось все его напускное благодушие. Недаром Вилли называли человеком с двойным дном. Но Алексею в данной ситуации было абсолютно наплевать на все метаморфозы, происходившие с Вилли.

Отстранив с дороги корреспондента, Алексей бесцеремонно прошел в комнату, сел в кресло возле журнального столика, налил в высокий стакан тонкого стекла почти доверху виски, выбрав бутылку из нескольких, стоявших на столике, заглянул в ведерко со льдом, махнул рукой: баловство все это, и махом опорожнил стакан. Посидел, откинувшись на спинку кресла, прикрыв глаза, ожидая, пока горячая волна разольется по телу, потом выпрямился, открыл глаза, взял из ведерка кусочек льда и отправил в рот, с наслаждением посасывая его, словно леденец.

Вилли стоял у двери, покусывая губу, прекратив ворчание, внимательно разглядывая напрошенного гостя. Он уже заметил кровавое пятно на плече, странные спортивные сумки, помятый и измученный вид Алексея. Опытный репортер сразу понял, что с его гостем что-то случилось достаточно серьезное для такого позднего визита.

Он сел в кресло напротив и, налив в другой стакан на самое дно дорогого коньяка, сделал маленький глоток, подержал напиток во рту и медленно пропустил его внутрь, со вкусом прокатив по горлу тугой лентой.

- Чем обязан? - коротко и нетерпеливо спросил он. - Говори скорее, у меня деловое свидание. Мне действительно некогда, я жду гостя.

- Врешь ты все, Вилли, - махнул на него Алексей, наполняя свой стакан на половину, на этот раз, коньяком. - Опять, небось, деваху какую-то подцепил? И смотри, какой ты мелкий гад, выставил на стол тяжелую артиллерию: виски, коньяк, ром, и даже конфетки не положил, все для того, чтобы поскорее с ног деваху свалить и в постель затащить...

- Ты перешел на службу в полицию нравов? - нагло усмехнулся Вилли, и не подумав оправдываться или опротестовать слова Алексея. - Или ты стал большим завистником?

- Да нет, мне, собственно, наплевать, - равнодушно отозвался тот.

- Тогда выкладывай поскорее, что тебе от меня нужно и проваливай.

Алексей помолчал, глядя в бегающие глазки Вилли, и поймав их в фокус, сказал, заранее наслаждаясь эффектом:

- Вот в этих вот двух спортивных сумках - почти что миллион долларов и большая партия наркотиков. Я так думаю, что на сумму не меньше миллиона, если по оптовым ценам.

Он смотрел на Вилли, ожидая реакции. К его удивлению, Вилли не засверкал глазами, не затрясся от жадности, не потянулся дрожащими руками к сумкам. Он поморщился, закурил сигару, и неожиданно отрывисто спросил:

- Какие наркотики, сколько и на какую сумму в этих сумках?

- Я точно не знаю, - ответил, растерявшись, Алексей. - По внешнему виду - героин, на сумму, примерно - на миллион долларов.

- Сколько его? Сколько героина? На вес сколько? - настаивал Вилли.

- Я не знаю, сколько точно его на вес, - вконец смутился Алексей, понимая, что оказывается в дурацком положении.

- Значит ты хочешь сказать, что принес в двух спортивных сумках миллион долларов наличными и на такую же сумму наркотиков, предположительно, героин. И ты думаешь, что я тебе в этом поверю? усмехнулся Вилли.

- Я могу показать! - засуетился Алексей и наклонился к сумкам.

- Не надо! Не открывай! - остановил его хозяин. - Ты сам не знаешь, что именно за наркотик у тебя в сумках, ты не знаешь, сколько он весит. Ты хотя бы знаешь, сколько стоит грамм героина на рынке?

Он сделал паузу, и не дождавшись ответа, которого и не ожидал, сам же ответил убежденно:

- Не знаешь. Значит, все, что ты говоришь, это либо бред, либо провокация.

Алексей, умоляя выслушать его, поднял руку, но Вилли не дал ему сказать ни слова.

- Я сам думаю, что это не провокация, ты не похож на провокатора, но тогда это украденные наркотики и деньги.

- Почему обязательно украденные? - вяло возразил Алексей.

- На улице такие вещи не находят, - жестко отрезал Вилли. - Если же товар получен по каким-то другим каналам, владелец просто обязан знать точный вес. Точный! До грамма! Потому что каждый грамм героина стоит денег. Тем более вопрос: зачем такое количество наркотика человеку, который даже не знает, сколько стоит один грамм героина? Ответ предельно прост: этот человек присвоил себе либо не то, что он думает, либо то, что ему не принадлежит. И скорее всего, он убил владельца, или владельцев содержимого этих сумок. Просто так такие деньги и такое количество наркотика никто не подарит. Такие подарки под рождественскую елку не кладут.

- Никого я не убивал! - испуганно подскочил в кресле гость.

- Сиди! - прикрикнул Вилли. - У тебя кровь на плече. Если ты не знаешь сколько товара, значит, ты его украл, а украсть такое количество героина и такие деньги невозможно. Значит, ты их отобрал. А поскольку за такие деньги цепляются до последнего, ты убил владельца, или владельцев этих сумок. Так?

Алексей задумался, решая, что предпринять дальше. Рассказать всю правду он не мог, и без того взволнованный Вилли мог просто испугаться и выгнать его. Оставалось соглашаться с ним и поддакивать ему.

Что Алексей после некоторого раздумья и сделал. Вилли тут же успокоился и откинулся в кресле, расслабившись.

- Я не буду спрашивать, у кого и как ты взял это, - ткнув сигару в пепельницу и разогревая на огне зажигалки новую, проворчал Вилли. - Я хочу знать, что ты хочешь от меня, и что ты можешь предложить мне взамен тех услуг, которые тебе потребуются.

Он тщательно разогрел сигару, повертел её в пальцах, поднес к уху, прислушиваясь к хрусту. Кивнул, ещё подержал над огоньком и, срезав кончик, с наслаждением раскурил.

Алексей молчал, лихорадочно прикидывая в уме, что он может предложить Вилли.

- Я слушаю, - нетерпеливо поторопил его хозяин.

- Нужно отправить это в Штаты, - решился Алексей. - Я попробовал бы сделать это сам, но я остался без документов. Пойду в посольство и попробую там объяснить, что меня захватили в заложники и требовали выкуп. Скажу, что мне удалось сбежать. Здесь я оставаться не могу. Ни деньги, ни наркотики я не смогу взять с собой. Да если бы и документы были в порядке, вряд ли я сумел бы провезти такое количество наркотиков и денег через несколько таможен.

- Правильно мыслишь, дружище, - оскалился в улыбке Вилли. - Я примерно это и ожидал услышать от тебя.

- Ты услышал. Так что ты теперь скажешь на это? - напрягся Алексей.

- А что я могу сказать? Совершенно дурацкая история, - равнодушно ответил Вилли, выпуская клубы ароматного дыма.

Алексею показалось, что пол уходит у него из-под ног. Голова закружилась, в ушах раздался тихий звон. Но Вилли ещё не закончил.

- Ты не сказал мне самое главное - что я буду с этого иметь?

- Двадцать пять процентов, - подумав, заявил гость.

- Это не серьезно, - покачал головой Вилли. - Без моей помощи ты ничего не сможешь сделать. Тем более, что товар я отправлять в Штаты, или Канаду, не буду. Это слишком большой риск. По дипломатическим каналам такой груз переправлять слишком опасно. Товар необходимо реализовать здесь. А вот деньги я могу переправить диппочтой. Это уже проделывалось, только не в таких объемах, разумеется.

- А товар? - задохнулся от жадности Алексей.

- Товар я постараюсь помочь реализовать в Москве, - лениво процедил Вилли, - есть кое-какие соображения. Но я должен знать, сколько ты мне за это предлагаешь.

- Сколько ты сам хочешь? - уже понимая, что отдаст ровно столько, сколько запросит бесцеремонный репортер, и покорно принимая это, спросил Алексей упавшим голосом.

- Я не мародер, - улыбнулся хозяин желтыми зубами, - я справедливый человек, я готов рисковать, но я привык к тому, что мой риск должен оплачиваться соответствующим образом. Я должен получить ровно половину. Пятьдесят процентов - это более чем справедливо.

- Но это же мой товар и мои деньги! - сжал ручки кресла Алексей.

- Это чужой товар и чужие деньги, - возразил Вилли. - Ты достал товар и деньги. Это половина дела. Я в этом не участвовал, согласен. Но я буду отправлять деньги и реализовывать товар. Это вторая половина дела. Ну, так как - дела и деньги пополам? Или?

Вилли выжидающе посмотрел на гостя. Алексей устало и покорно вздохнул:

- Пополам.

Других вариантов у него все равно не было.

- Тогда действуем так: я кое-куда позвоню, попробую найти возможность реализовать товар, - сразу же оживился Вилли. - Я, знаешь ли, наркотиками никогда не занимался, так что не все так просто, но кое какие знакомства у меня в этой сфере есть, так что, думаю, что сумеем что-то сделать. Разумеется, полную сумму мы не получим, но все же это будут большие деньги для двух таких не очень богатых джентльменов, как мы с тобой. Не так ли? К тому же я смогу тебе обеспечить поддержку в посольстве, теперь и в моих интересах, чтобы ты благополучно добрался до Штатов. Как видишь, старый газетный волк Вилли вполне добрый и отзывчивый волк.

Повеселевший Вилли сходил на кухню, расщедрившись принес оттуда большущее блюдо с разнообразными сэндвичами, поставил его перед Алексеем, сам наполнил на треть его бокал дорогим коньяком, плеснул себе в стакан, и отпив глоток, пошел со стаканом за письменный стол, где принялся листать многочисленные блокноты и звонить разным людям.

Как понял из обрывков разговоров Алексей, Вилли искал покупателя по своим каналам. Сам же Алексей, размякший от выпитого, с затуманенной алкоголем головой, сидел в кресле, отпивал мелкими глотками коньяк. Он то уплывал куда-то, то выныривал обратно в реальность, но все это только затем, чтобы опять уйти в это в чем-то даже приятное состояние на грани между сном и бодрствованием.

Он даже успел всерьез задремать, когда Вилли подошел и тронул его за плечо.

- Я обо всем договорился, через час привезут покупателя. Торговаться будешь сам, товар твой. Деньги пополам. После этого я отвезу тебя к моему другу Кларенсу, и он подробно объяснит тебе, как нужно себя вести в посольстве, что говорить, а потом сам отвезет тебя туда. Ну как? Похож я на Санта-Клауса?

Алексей хотел сказать, на кого похож хозяин квартиры, но передумал, решив напрасно не обижать его. Он просто молча кивнул.

Вилли критически осмотрел его, поморщил лоб и сказал:

- Ты пока подремли тут в кресле, вид у тебя тот еще. Видать, нелегко тебе достались сокровища. Только на спиртное не очень нажимай, тебе нужно быть в форме. Покупатель не захочет иметь дело с пьяным продавцом. Сколько все же наркотика? Хотя бы примерно?

- Я не знаю, но можно посмотреть, - потянулся к сумке Алексей.

- Нет! - отчаянно замахав руками, остановил его Вилли. - Я не хочу даже видеть это! Ты понял меня? Я знать ничего не знаю про содержимое этих сумок. И продавать будешь ты, я уйду на кухню. Понял? И учти, если что: я не знал, что у тебя в сумках. Понял ты?

- Да уж чего не понять! - вытянув ноги, широко улыбнулся Алексей. Боишься провокации?

- Скажем так: остерегаюсь, - ничуть не смутился Вилли. - А что? Это меня спасало не один раз. Мы все же с тобой не скушали мешок соли.

- Вот видишь, Вилли, никогда не овладеть русским в совершенстве, иностранец всегда останется иностранцем. Не мешок соли, и не скушали, говорят, съели пуд соли.

- Пусть так, - приподнял брови репортер. - Главное, что ты понял. Или повторить то же самое по-английски?

Алексей не стал отвечать. Препираться и зубоскалить ему не хотелось. Не то было настроение. Он опять задремал, не став пикироваться с Вилли. Тот тоже не стал задираться и занялся чем-то за письменным столом, перебирая бумаги.

Звонок в двери раздался примерно через полчаса. Алексей вздрогнул, посмотрел на часы и потом вопросительно на Вилли. Тот в ответ пожал плечами, но тут же хлопнул себя по лбу.

- Сиди спокойно, это ещё не покупатель, - сказал он Алексею. - Это, наверное, Альбина, я предупреждал вахтера, он пропустил её не позвонив мне. Я постараюсь её быстренько спровадить.

Вилли подавил вздох сожаления и пошел к дверям. Алексей с интересом обернулся к дверям. Ему было любопытно, что за пассия явилась к Вилли. Про него ходило множество слухов в плане амурных приключений, и Алексею было по-человечески любопытно взглянуть, кого водит Вилли в дом на любовные свидания.

Вилли широко открыл двери и тут же пошел спиной обратно в комнату, щупая руками воздух за спиной, чтобы не споткнуться и не упасть, и в то же время не решаясь обернуться.

Алексей встал с кресла, вытягивая шею, предчувствуя что-то нехорошее, под сердцем стало удивительно пусто и холодно, сразу же замерзли и онемели кончики пальцев.

Вслед за Вилли в комнату входил майор Юлдашев, а за ним ещё четверо бойцов.

- Ну, господа купцы, - тронул майор тонкие усики. - Покупатели прибыли. Показывайте товар.

Вилли сразу же заученно забормотал, что он понятия не имеет ни про какой товар, но майор почти незаметно кивнул головой, и стоявший рядом с Вилли боец, здоровенный, словно авианосец, обрушил на Вилли удар локтем в живот.

Тот, наверное почувствовал примерно то же самое, что и охотник на слонов, когда его лягнет слон. Он согнулся почти пополам, опустившись на корточки, но боец не оставил его в покое, он приподнял его за шиворот, и держа большого и грузного Вилли за шиворот, как котенка, ударил его лицом об стенку, сразу же разжав пальцы и отпустив его ворот. Вилли сполз по стене, слепо хватаясь за неё руками, как растаявший пластилин.

Он сидел на полу и смотрел на своего гостя ненавидящими остекленевшими глазами, размазывая по лицу кровь. Алексею было не до его эмоций и подозрений. Надо было попытаться спастись самому.

Алексей набрал в легкие воздуха, решительно сделал шаг вперед, поднял с пола сумки и поставил их на журнальный столик.

- Вот все, что я смог спасти, - стараясь говорить твердо, заявил он. Здесь почти миллион долларов и ровно половина героина. Я беру отсюда ровно пятьдесят тысяч и ухожу. Так мы договаривались.

- А где же все остальное? - картинно удивился майор. - Ты, кажется, забыл условие. Я сразу сказал, что по частям товар не принимаю. Мне нужно все и сразу.

- Это все, что я успел спасти, - глядя в узкие разрезы глаз майора, врал Алексей.

- Даже спасти? - всплеснул руками майор. - Подумать только, какой героизм! И от кого же ты все это спас? И где осталось все остальное?

- Мы укрылись в старом закрытом на слом доме, в Старосадском переулке. В квартире на втором этаже...

- А разве не во флигеле? - впервые искренне удивился майор.

- Нет, не во флигеле, - удивился в свою очередь Алексей. - Почему во флигеле? На втором этаже старого дома.

Майора, кажется, это сообщение всерьез огорчило и обеспокоило. Почему, Алексей понять не мог, но что-то явно произошло. На какое-то мгновение майор перестал его слушать, подозвал к себе одного из бойцов, что-то пошептал ему, и тот вышел в соседнюю комнату, плотно прикрыв двери, доставая на ходу рацию.

- Рассказывай дальше, - разрешил майор. - Я восточный человек, я люблю всякие чудесные истории. Рассказывай.

- Я правду говорю! - изобразил обиду Алексей.

- Да?! - удивился майор. - Тогда тем более интересно. Рассказывай.

- Я не шучу...

На этот раз Алексей сам узнал, как лягаются слоны. Когда он продышался, майор сказал:

- Продолжай, и не отвлекайся на ерунду. Я слушаю.

Морщась от боли, и теперь не спуская глаз со стоявшего рядом бойца, Алексей продолжил свой рассказ:

- Мы там поели, выпили, я предложил вернуть товар и деньги вам, но все остальные стали возражать, завязалась драка, началась перестрелка, меня ранили в плечо, вот видите кровь. Дело было на кухне, там стояли газовые баллоны, одна из пуль попала в баллон и произошел сильный взрыв. Меня выкинуло в коридор, когда я очнулся, все горело, валил черный дым, я нашел на полу в комнате две вот эти сумки, остальное было на кухне, но туда я зайти не сумел, там все обвалилось и слишком сильное было пламя. Я испугался, что подъедут пожарные машины, милиция, схватил сумки и помчался к своему знакомому. Вот и все.

- Сногсшибательно! - восхитился майор, потирая свои кукольные ручки. И что же произошло с твоими друзьями?

- Я же сказал, что не смог даже войти на кухню. Там все полыхало. Вряд ли кто из них остался жив.

- И дом тоже полыхал? - откровенно издевался майор.

- И дом тоже полыхал, - сердито ответил Алексей, не понимая причин иронии майора. - Взрыв был очень сильный, горело все вокруг, я скорее убежал, пока пожарные не приехали, и народ не сбежался.

- Ну что же, - тронул майор свои усики, - Допустим, что я тебе поверил. Но ты же принес только часть товара и денег, и ты не позвонил мне. Как же быть? Ты не выполнил ровным счетом ничего из моего условия.

- Я спас все, что смог. Я же принес все вам. А телефон я забыл.

- И как же ты собирался передать мне все это? Ну да ладно, оставим это в стороне. Допустим, что ты не врешь, - решился майор. - Я все же игрок, сыграем?

- А как? - удивился Алексей.

- Да в очень простую игру, - широко улыбнулся майор. - Если в сумках половина товара, то я даю тебе пятьдесят тысяч и отпускаю. Если меньше ничего не даю, и не отпускаю. Ну как? Играем?

Майор потрогал рукой сумку, вопросительно глядя на Алексея. Алексей на мгновение задумался и осторожно сказал:

- Я точно по весу не знаю, может быть там и не половина. По количеству пакетов ручаюсь - точно половина.

- Хоп! - легко согласился майор. - Пусть будет по количеству пакетов, будем считать, что я дал тебе фору. Ну-ка, подойдите оба сюда.

Алексей подошел к столу сам, а верзила в камуфляже толкнул Вилли в спину, и тот почти подлетел к столику.

- Смотри внимательно: ты будешь свидетелем, что все делается по честному, - строго погрозил ему пальцем майор.

- Я не свидетель, - попробовал возразить Вилли, демонстративно отворачиваясь. - Это ваши дела, а я ничего не знаю.

- Ты - свидетель, - жестко повторил майор, ткнув его в грудь пальцем. - Более того - ты заинтересованное лицо. Если твой знакомый проспорит - ты погибнешь вместе с ним. Понял? Если выиграет - останешься жив. Тебе денег я не дам. Попросишь у него, если вы, конечно же, выиграете. Ты все понял?

- Я не хочу играть в ваши игры, - упрямо отвернулся Вилли.

- Странно! Ты хочешь умереть сразу? - удивился майор, делая знак бойцу.

- Нет! - закричал Вилли, с опаской глядя на стоявшего рядом громилу. Я согласен.

- Ну что же - играем! - радостно потер ладошки майор. - Вскрывай!

Вилли трясущимися руками открыл одну из сумок и стал выкладывать на стол её содержимое. Сверху в ней лежал свитер и завернутая в него бутылка водки. Вилли извлек и то и другое. Он заглянул в сумку, и лицо его побелело.

Он извлек из сумки книгу, потом вторую, потом перевернул сумку вверх дном и вытряс на пол ещё пару книг и кирпич, с глухим стуком упавший на ковер. Тут же он лихорадочно схватился за вторую сумку, из которой вытряс так же какие-то тряпки, лежавшие сверху, потом несколько толстых книжек и кирпич.

В квартире повисла тишина.

Майор, у которого при виде всего этого не дрогнул ни один мускул на лице, подошел к серванту, достал чистый бокал, пристально посмотрел его на свет, протер тщательно носовым платком и налил на дно коньяк, который тут же с удовольствием выцедил мелкими глотками, задерживая во рту.

Потом молча налил доверху коньяком два высоких стакана и пододвинул их в сторону Алексея и Вилли, предложив им равнодушным тоном:

- Выпейте на посошок...

Глава двадцать пятая

Газ шипел и свистел, заполняя медленно кухню и заползая в комнату. Я лежал и сквозь неплотно сжатые веки смотрел на мерцающий огонек свечи, прислушиваясь к тому, что происходит на лестнице. Выждав немного и убедившись, что Лешка ушел, я тихо встал. Озираясь, подошел к свече, задул её и пошел на кухню, перекрыть газ. Сделав это, очень осторожно открыл на кухне окно, посмотрел на спящих, сунул свечу в карман, взял свою сумку и вышел из квартиры.

Я выпрыгнул из окна, тщательно огляделся, присев на корточки за ящиком. Никого во дворе не было. Быстро прошел через маленький двор к небольшому, так же предназначенному на слом, флигелю, сиротливо стоявшему в самом углу двора. Сбоку, в стене флигеля, была дыра, в которую я и проник.

Внутри небольшого одноэтажного здания все было разломано. Я с трудом нашел маленькую однокомнатную квартирку, в которой были целы стекла и двери на крохотной кухне. Проверив окна ещё раз, закрыв их поплотнее, я посмотрел, плотно ли закрываются двери на кухню, и остался доволен осмотром.

Осмотрев все, открыл на полную на кухне газ в двух горелках и в духовке газовой плиты, поставил у порога свечу в стакане, зажег короткий фитилек, дождался пока огонек загорится ровным пламенем, послушал, как свистит и шипит на кухне вырывающийся в горелки газ, встал, закрыл за собой двери, очень осторожно, чтобы не задуть случайно огонек.

Проделав все это, я поправил на плече сумку, и вышел опять на улицу через пролом в стене. Остановился, с удовольствием и наслаждением вдыхая свежий воздух, и сделал шаг в сторону.

В спину мне уперся ствол пистолета, и Галя, которую я узнал по голосу, резко велела мне медленно повернуться.

Я медленно, как и было мне только что велено, обернулся, в глаза мне смотрели ствол пистолета и Галя.

- Отдай мне сумку! - велела она тихо, но с плохо скрытой ненавистью.

Я отрицательно покачал головой.

- Ты же сама прекрасно знаешь, что сумку я тебе не отдам. Это моя добыча, как говорится в одной сказке.

- А ты знаешь, что я могу выстрелить? - скулы у неё затвердели.

- Возможно, - покорно согласился я. - Только зачем и за что? Я же не стал резать вам глотки, когда вы спали. Вернее, когда я думал, что вы спите.

- Где Алексей? - спросила Галя.

- Рванул твой жених, наверное, в посольство, - безо всякого интереса ответил я. - А может и ещё куда. Он мне не докладывал, меня с собой не приглащал. Я в его планы не входил Если тебя волнует этот вопрос, надо было задать его самому Алексею.

- Ты врешь. Вы сговорились уйти. Где он ждет тебя?

- Когда это мы с ним успели сговориться?! - едва не поперхнулся я. Во время маленького мордобойчика, когда они крушили мне ребра и собирались добить меня?

- Почему вы ушли вместе? - не поверила мне Галя.

- К сожалению, ты поздно проснулась, - прищелкнул я языком, - и пропустила самое интересное. Я тебе все расскажу, только давай отойдем подальше от этого домика, сейчас в этом домике очень сильно бабахнет.

- Почему это в нем бабахнет? - удивилась недоверчиво Галя.

- Давай поскорее отойдем, я все расскажу, только нам нужно ещё успеть вернуться к ребятам.

- Если нужно вернуться, тогда для чего ты брал сумку? - совсем потеряла ориентиры Галя.

- Это мои деньги. И для меня это не просто деньги, это мое будущее, терпеливо пояснил я. - Как я мог оставить свое будущее в чужих руках? Пошли же скорее!

Я перехватил инициативу и увлек Галю к окну дома, в котором оставались Сергей и Ирина. Я быстро влез в окно, потом помог забраться Гале.

Я втянул её за руку через подоконник, она легко перемахнула его и оказалась почти что вплотную ко мне. На мгновение мне показалось, что она сама придвинулась вплотную. Но через мгновение я понял, что это мне не показалось.

Неожиданно сильными гибкими руками она обхватила меня и спросила, заглядывая снизу мне в глаза. Не знаю, что она хотела увидеть там в такой темноте, но она смотрела мне в глаза и спрашивала, сама прижимаясь ко мне все теснее и теснее, обволакивая меня горячими объятиями, колдовским темным взглядом, таинственно и дразняще шелестящими в тишине словами:

- Это правда, что про тебя рассказывал майор? Ты действительно убивал людей на войне и затоптал кого-то? Ты действительно такой дикий? Почему ты стоишь? Ну же, ну...!

А я уже и не стоял вовсе. Я сам, с неожиданной для меня самого яростью, не отвечая на её бормотание, набросился на это отчаянно рвущееся навстречу мне горячее и гибкое тело. Позабыв про деньги, про свечу, про открытый газ на кухне во флигеле, про все на свете. Ничего в мире для меня больше не существовало, кроме этих жалящих губ, необъяснимо горячей и прохладной одновременно кожи.

Я знал в своей жизни женщин. Не слишком много, но знал. Но никогда не желал их так яростно и безумно, как в эти мгновения. Никогда до этого я не испытывал ничего подобного, потеряв связь со временем и окружающим...

Когда громыхнул взрыв, и посыпались остатки стекол, а по стене застучал битый кирпич, Галя несколько раз судорожно вздрогнула и затихла, обвивая меня за шею руками.

За нашими спинами, во флигеле, что-то ещё рвалось, шипело, плясало вырывающееся из-под груды обломков пламя, а мы стояли, с трудом восстанавливая сердцебиение и приходя в себя.

- Бежим скорее к ребятам! - первой очнулась Галя, торопливо оправляя одежду. - Там же Ира с Серегой!

И она, не дожидаясь меня, побежала вверх по лестнице, откуда уже спускались перепуганные Сергей и Ирина с оставшимися сумками в руках.

Столкнувшись с нами, они испугались, совершенно потеряв ориентацию.

- Это вы?! - воскликнула Ира. - Как вы нас напугали! Куда вы все делись?! Что взорвалось?! Где Алеша?!

- Где моя сумка?! - не слушая их, вскрикнула Галя, бросаясь в оставленную комнату.

- Постой! - успел я поймать её за локоть. - Бежим отсюда скорее, там нет твоей сумки, а сейчас здесь будет полно зевак, пожарных и милиции. И если нас заметят выходящими из дома, нам не избежать ненужных объяснений..

- Как это так - там нет моей сумки?! - не понимая, закричала Галя. Куда же она делась?! Она там, я должна вернуться за ней!

- Нужно скорее бежать отсюда, сейчас тут будет полно ментов и пожарных, - тащил я её в сторону окна.

- Верните мне мою сумку! - выкрикнула Галя, выхватывая пистолет. Верните! Или я всех перестреляю!

- Галя, успокойся немедленно! - попробовал вмешаться я. - Сумок столько, сколько их осталось, там твоей сумки нет, её взял Алексей. У остальных сумки были под головами, он не рискнул их вытаскивать и взял свою и твою.

Галя отреагировала на мое вмешательство совершенно неожиданным образом. Она действительно успокоилась, но пистолет не опустила и сказала ледяным голосом:

- Дилемма простая: если нет лишней сумки, значит, есть лишний человек. Так что - найдется лишняя сумка, или кто-то лишний?

- Галя, что ты? - испуганно отодвинулся Сергей, косясь на пистолет. Мы готовы с тобой поделиться. Правда, Ира? Правда, Костя?

- Конечно, Галя, мы обязательно поделимся, - поспешно согласилась Ира.

- Да неужели? - восхитилась Галя. - Тогда делитесь!

- Не здесь же! - растерялся Сергей.

- Почему? Чем здесь плохое место? - издевалась Галя. - И потом я не слышала Костю. Он не выразил готовности делиться.

- Да скажи ты ей, что поделишься! Хватит там на всех, - выкрикнул Сергей, косясь на пистолет в руках Гали, и умоляюще прошептал. - Ну, скажи, что тебе стоит.

Он уже понял на собственной шкуре, что слова у неё с делом не расходятся, и теперь вполне резонно побаивался её. Я медлил с ответом.

- Мне нечего сказать, - четко выговаривая слова, ответил я после длинной паузы. - Врать мне мама не велела, а делиться я не хочу. Это моя добыча, и я не буду ни с кем её делить. Вы можете выделить свою часть Гале, вам хватит на всех.

- А ты, значит, делиться не будешь? - сжав кулаки, надвинулся на меня Серега. - Ты, значит, под себя все грести будешь?!

- Стой там, где стоишь! - прикрикнул я. - Это мои деньги, и я буду распоряжаться ими так, как захочу. Мной понукать и командовать никто не будет. А вы думайте скорее, лично я пошел, время наше вышло, пока мы тут будем торговаться, нас всех заметут. Ну?!

- Что ты нукаешь?! - заорал Серега.

Я сплюнул ему под ноги и пошел к окну. Я уже перекинул ногу через подоконник, когда Галя решилась:

- Ты куда?! - окликнула она меня, и впервые за все время в её голосе послышалась растерянность. - Ты бросишь меня? И ты не поделишься со мной?

- По поводу дележей я уже все сказал, - нехотя произнес я. - Мы один раз разделили все деньги, я отказался от наркотиков, оставил их вам, но от денег я не отказывался. Так вы идете?

Я перекинул вторую ногу и приготовился спрыгнуть.

- Я выстрелю! - со слезами обиды в голосе выкрикнула Галя.

- Стреляй, - равнодушно согласился я. - Только ты, наверное, слегка запоздала с этим, здесь, во дворе, уже появились первые зрители, так что если ты выстрелишь, тебя неправильно поймут.

Во дворе действительно уже появилось десятка два любопытных из окрестных домов, правда, собравшихся возле полыхавшего флигеля, но увлеченные магическим зрелищем огня, не очень-то интересовались тем, что происходит за их спинами. Ира выглянула в окно, увидела людей во дворе, умоляюще сложила руки и попросила:

- Пойдем, Галя, пойдем, мы с Сережей отдадим тебе твою часть денег, я тебе обещаю. Ведь правда, Сережа? Пойдем отсюда...

За окнами послышался вой пожарной сирены, отдаленные милицейские трели, и это заставило Галю принять решение. Она убрала пистолет, смерила меня долгим презрительным взглядом, демонстративно отвернулась и сказала:

- Ладно, пошли, но вы обещали. Так, Сергей?

- Конечно, Галя, конечно! - поспешили заверить её Сергей с Ириной, которым нетерпелось скорее выбраться отсюда, и мы по очереди вылезли через окно на улицу, сперва смешавшись с небольшой толпой любопытных, а потом осторожно выбрались из нее, и пошли по переулку вверх, сами не зная того, повторяя маршрут Лешки.

Не знали мы и того, что незадолго до нас, следом за Лешкой прошел один из шпионов Юлдашева, который и доложил бывшему майору о том, куда и к кому пришел Алексей. Люди Юлдашева, в отличие от нас, были профессионалами. Они внимательно изучили все бумаги, которые были на нас, и в первую очередь взяли под наблюдение те места, в которые мы по идее ни в коем случае не должны были пойти. Попадание было стопроцентным.

Единственное, что упустил оставшийся наблюдать за нами шпион, так это мой выход во флигель, поэтому, когда раздался взрыв, он, впопыхах забежав во двор, решил, что мы после бегства Алексея перебрались во флигель. Так и доложил Юлдашеву, вот откуда его удивление.

Но всего этого мы не знали, как не знали мы и того, что следом за нами идет человек Юлдашева.

За нашей спиной, во дворе оставленного нами дома, полыхал пожар, навстречу нам по улице промчались с воем ещё две пожарные машины, следом милицейская с мигалкой. Из домов выползали испуганные жители, которые выспрашивали друг у друга что произошло.

Когда мы переулками вышли к Маросейке, навстречу нам, по середине улицы, промчались ещё две машины с включенной сиреной. Мы инстинктивно вжались в подворотню, мимо которой на наше счастье проходили.

На наше счастье - потому что в одной из машин, набитой людьми в камуфляже, я узнал майора Юлдашева. Он спешил на пожар, но на этот раз опаздывал.

Вообще фортуна продолжала выкаблучиваться, как ей того хотелось. Шедший за нами человек Юлдашева не успел подать знак, потому что сам спрятался в подворотню. А когда увидел машины своего шефа, бросился к ним, но споткнулся о моток проволоки, который не разглядел в темноте, и упал, а когда поднялся, было уже поздно.

Я оглянулся на своих спутников, и увидев, что они не заметили кто ехал в машине, не стал их тревожить и напоминать лишний раз о странном майоре.

Стараясь держаться возле домов, чтобы в случае чего нырнуть в подъезд, или в подворотню, передвигаясь переулками, мы вышли на Садовое кольцо за магазином "Людмила", и перейдя пустынную широкую улицу, пошли вниз, к мосту через мутную и тягучую Яузу. За мостом сразу же свернули налево.

- Может быть, все же попробуем уехать через Курский вокзал? - спросил, ни к кому персонально не обращаясь, Сергей, нерешительно оглядываясь за спину.

- А почему бы в таком случае сразу не пойти и не сдаться? - насмешливо ответила Галя, все ещё продолжавшая злиться и нервничать.

- Можно дождаться утреннего потока пассажиров и проскочить на одну из электричек, - продолжал свое Сергей. - В конце концов, сколько может быть людей у Юлдашева? И сколько людей нужно для того только, чтобы перекрыть один Курский вокзал? Мне кажется, он блефует. Какую бы из силовых структур он не представлял, если он действительно кого-то представляет, не может она целиком и полностью состоять из таких, как Юлдашев, или ему подобных.

- У тебя есть прекрасный шанс проверить это, - сухо возразила уставшая Ира. - Если ты так уверен, что майор не майор и что он блефует, почему бы тебе не пройти на электрички первому, а мы посмотрим, что из этого получится.

- От тебя я ничего другого и не ожидал, - огрызнулся Серега.

- А я тебе ничего другого и не обещала, - не осталась в долгу Ира.

- Мы что, так и будем стоять возле моста? Нас с Садового кольца видно как на ладони, - вмешалась раздраженно Галя.

- А куда мы, собственно, идем? - устало спросила Ира. - Хоть кто-то из нас знает?

Ответом ей было молчание, но все головы почему-то повернулись в мою сторону. Я сладко со вкусом потянулся и нехотя ответил:

- Мы идем к пригородным поездам, Сергей прав, нужно попытаться уехать электричками, пассажирские поезда жестче контролируются, а уезжать нам из Москвы просто необходимо. Но только идем мы не на Курский вокзал, который мы уже прошли.

- А куда мы идем? - удивился Сергей.

- Увидите, - коротко ответил я. - Скоро все сами увидите.

- Почему мы должны идти за тобой, не зная даже, куда ты направляешься? - возмутилась всерьез обиженная на меня Галя.

- Вы мне ничего не должны, - стараясь говорить ровно и не заводить её, пожал я плечами. - Можете идти не за мной, а сами по себе, я лично не возражаю.

Я не стал дожидаться ответов и новых вопросов, поскольку любые выяснения отношений могли привести к новым вспышкам злобы и обид. А когда у людей взвинчены до предела нервы и у них в руках оружие, выяснения отношений часто заканчиваются обоюдной стрельбой, а мне этого не хотелось.

Не давая им времени на ответы, я поставил их перед фактом. Молча отодвинул плечом стоявшего передо мной Серегу и пошел по узкой дорожке в сторону высокой белой стены Андроникова монастыря, когда-то приютившего в своих кельях иконописца Андрея Рублева.

Остальные, как я и рассчитывал, молча последовали за мной. Шли мы долго, я тоже, как и Сергей, склонен был предположить, что майор Юлдашев все же не настолько всесилен, чтобы перекрыть весь транспорт и все пригородные железнодорожные станции, хотя патрули на выборочную проверку мог направить, так что теперь многое зависело от везения.

Мы прошли мимо завода "Серп и Молот", миновали Заставу Ильича, и параллельно железнодорожным путям, по узким пыльным тропинкам, вышли к станции "Серп и молот" Горьковского направления.

- Ну вот, - сказал я, устало опускаясь на траву косогора. - Теперь можно и посовещаться, если есть желание. Вот вам станция, можете сесть в электричку здесь, можете пройти вдоль линии до Чухлинки, там станция Перово, другой ветки, оттуда можно ехать в сторону Рязани. Куда захотите, туда и поедете, вам выбирать.

- Почему это ты так щедро разрешил нам выбирать? - подозрительно прищурилась Галя, так и не простившая мне моего предательства. - До сих пор выбирал ты, а нам оставлял только возможность покорно следовать за тобой.

- Я решил исправить ошибки и освободить вас от своей опеки, - развел я руками. - Вы достаточно взрослые дети и дальше вполне можете идти сами, я надеюсь, что вы не заблудитесь.

- Почему бы нам и дальше не идти вместе? - спросила Ира нерешительно, оглядываясь на Галю и Сергея.

Я её понимал, у неё были веские причины не доверять Сергею и опасаться его. Но я-то что мог сделать? Поэтому я решил сделать вид, что не понял.

- Дальше - это как? - сделал я дурашливое лицо. - Идти вместе до конца? До конца чего? Жизни? Но у нас у каждого своя жизнь. Так что мне почему-то кажется, что как раз сейчас наступил именно тот момент, когда дальше нам не по пути. Как пишут в книжках: их жизненные пути разошлись. Так что - гуд бай.

- Это почему же так? - неожиданно поддержал её и Серега. - Мы шли вместе, надо и дальше так держаться.

Я перехватил его взгляд направленный на мою сумку, и понял, что ему не жаль расставаться со мной, он не хочет расставаться с моими деньгами, надеясь как-то изловчиться и присвоить их себе. Возможно, я ошибался, но вряд ли у него были другие причины.

- А зачем? - я развел руками. - Кто-то может мне объяснить - зачем нам дальше оставаться вместе? Я вывел вас к поездам, вряд ли здесь вы попадетесь. Если нарветесь на случайный патруль - тут уж ваши дела, как кривая вывезет. Я сам от того же не застрахован. И учтите, что нас теперь будут искать по всем регионам. Заинтересованных людей много, так что нам вообще всем лучше разойтись. Это как лотерея: кому-то одному, двум, возможно, и повезет.

- А остальным? - холодно спросила Ирина, смерив меня презрительным взглядом. - Тем, кому не повезет?

- Это кому как, - ответил я, почесав затылок. - Може быть и всем повезет.

- Ага, - зло подхватила Галя, и припомнила мне мою же присказку. Остальным, кому как фишка выпадет. Да?

- Точно! - с радостью согласился я. - Кому как фишка выпадет, как карта ляжет, куда ветер дунет. Если у вас есть универсальная выигрышная система, я даже не буду у вас её спрашивать, просто пожелаю вам удачи. Лично у меня такой системы нет, поэтому я отдаюсь на волю случая. А чем я, собственно, мешаю кому-то? Я - сам по себе, вы - сами по себе.

- Хорошо, можешь идти, - сквозь зубы процедила Галя. Я просто физически чувствовал, как она ненавидит меня и жалеет о том, что произошло между нами. - Только прежде отдай мне часть моей доли. Ты видел, как уходил Алексей и не остановил его, значит ты позволил ему уйти с моей долей. Ты обязан возместить мне хотя бы часть утраченного.

- Ничего не выйдет, - я помотал головой. - Я же всех сразу предупреждал, что ни с кем ничем не делюсь. Общую добычу мы поделили поровну, а это - моя часть и моя добыча. А свое я не отдаю. Тем более, что я оставил вам все наркотики. Цените! Если хочешь, можешь считать это моей компенсацией. Почему же я должен отдавать свои деньги?

- На этот раз придется отдать, Костя, - криво улыбнулась Галя, направляя на меня пистолет. - На этот раз придется.

Краем глаза я увидел, как Серега осторожно приблизился ко мне с другого бока. Я, конечно, мог бы схватиться за автомат, но даже не шевельнулся.

- Убери пистолет, - вместо этого посоветовал я Гале. - Выстрелить ты все равно не выстрелишь, а зря пугать зачем? Войдет в привычку, как потом отвыкать будешь? В магазин с пистолетом ходить?

- Почему это ты решил, что не выстрелю? - нахмурилась Галя. - Ты же знаешь, что я могу это сделать. Думаешь, пожалею?

- Хотелось бы так думать, честно говоря, надежды юношей питают, как говорил классик, - вздохнул я. - Но я так не думаю. Зато я точно знаю, что здесь вокруг столько людей ходит, что мигом на выстрел народа тьма сбежится, а следом и милиция. Можно, конечно, придушить меня, но это не так просто сделать, я ведь буду сопротивляться. Так что лучше мирно распрощаться и пожелать друг другу удачи.

- Ты считаешь, что поступаешь справедливо?! - с обидой и даже, как мне показалось, со слезами в голосе, выкрикнула Галя.

- Наверное, нет, - почесал я на этот раз за ухом. - Но это не посторонний прохожий, а твой жених забрал твою часть, я-то здесь при чем? Это, как говорится в таких случаях на языке дипломатов, внутреннее дело. И потом, я не могу вернуть тебе твою долю полностью.

- Верни часть, часть вернут мне Ирина с Сергеем, - поспешно согласилась Галя.

- А вот в этом я искренне сомневаюсь, - вздохнул я.

- В чем? - не поняла Галя.

- Да вот в том, что другие смогут возместить тебе твою долю, я очень даже сильно сомневаюсь.

- Почему? - округлила глаза Галя, оглядываясь растерянно и вопрошающе на Иру и Серегу. - Они же согласны. Скажите, ребята.

- Мы обещали отдать тебе часть денег, и мы отдадим, - растерялась от моей уверенности Ира. - Правда, Сережа, отдадим?

- Я готов, - без прежнего энтузиазма отозвался Сергей. - Но если пострадали мы все, то почему Костя должен уйти просто так? И почему, если он говорит, что Лешка хотел нас взорвать, почему мы должны ему верить? Может быть, он сам убил Лешку, забрал деньги и теперь морочит нас, хочет стравить друг с другом.

- Может быть и так, - не стал спорить я. - Я тоже могу придумать на ходу пару жутких историй. Только что толку, даже если я в этом сознаюсь? Все равно ни с кем и ничем не буду делиться, я же ясно сказал. Неужели вы не поняли, что я умею держать свое слово? Впрочем, Галя, ты зря думаешь, что они тебе что-то дадут.

- Ты всех меряешь по себе? - гордо вздернул подбородок Сергей. - Так напрасно, мы и без тебя отдадим Гале её долю.

- Вот в этом я очень даже сомневаюсь, - широко заулыбался я, продолжая упрямо стоять на своем.

- Это почему у тебя такая в этом уверенность? - ещё раз растерянно спросила Галя, начиная беспокоиться.

- Так, телепатия какая-то. Есть у меня кое-какие предчувствия, сочувственно вздохнул я . - Но ты надейся, может быть мне все это только кажется. Ну так как, душеспасительная беседа закончилась, и я могу идти?

- Никуда ты не пойдешь. Ты знаешь, - задумчиво возразила Галя. - Я, пожалуй, все же выстрелю, если ты не отдашь мне часть.

- Если поднимется шум, а он поднимется обязательно, ты можешь вообще ничего не получить, - пригрозил ей я.

- А вот это уже, выражаясь твоими словами, как фишка выпадет.

С этими словами Галя подняла пистолет. Я уже имел возможности убедиться, что Галя с оружием не шутит, в ход его может пустить решительно, и обращаться с ним умеет. Так что испытывать судьбу я не стал.

- Ладно, - согласился я. - В порядке исключения я согласен отдать часть, но только в том случае, если они отдадут тебе две свои части. Идет?

- Хорошо, - брезгливо поморщилась Ира. - Пускай будет так. Я готова, только давайте покончим с этим скорее, мне как-то расхотелось идти со всеми. Я поеду сама, а может быть, пойду пешком. Но только одна. Единственное, чего мне искренне хотелось бы, так это скорее добраться до ванны и смыть с себя всю эту невыносимую грязь.

- Вот и ещё одной из нас разонравилась компания, - не удержался я. - А как же муж? На кого же ты его покинешь?

- Ну знаешь! - возмущенно выкрикнула Галя.

Ира же просто утопила меня в двух океанах синего презрения. Серега сморщился как от зубной боли и сплюнул мне под ноги.

В ответ на это я даже не вякнул, это был явный перебор с моей стороны, за такие реплики и по морде схлопотать запросто можно. Что-то со мной в последнее время происходило не то. Я все делал наоборот. Неудержимое влечение и воспоминание о краткой и яростной связи толкали меня к Гале, но вместо этого я почему-то всеми силами пытался оттолкнуть её от себя, вызвать её гнев и отвращение.

В этой ситуации я не должен был никому верить. Не имел права. Да и что бы мы стали с ней делать? С её стороны все случившееся между нами скорее всего была мимолетная вспышка страсти, влечение к чему-то необычному, экзотическому. Как правило, это быстро проходит. И те, кого толкнула в объятия друг друга слепая страсть, если пытаются продлить отношения, в последствии расходятся, обиженные друг на друга, словно в чем-то обманули обоюдные ожидания и не выполнили каких-то обещаний, которые ни один из них не давал.

- Оставь его, Галя! - остановила её Ира, лицо которой от нанесенной мной обиды покрылось красными пятнами. - Пускай он уходит! Отпустите вы его, пусть убирается. Если он не поделится, я готова, мне надоели эти грязные деньги, я сейчас, я...

Она стала дергать молнию на сумке, нервничала, тонкие гибкие пальцы не слушались её, она отчаянно рвала капроновую материю сумки, кое-как все же справилась с молнией, но её остановил Сергей.

- Постой, Ира, подожди, мы поделимся, только подожди минутку, не раскрывай сумку. Куда Галя сложит свою долю?

Галя растерянно оглядела свои пустые руки, посмотрела беспомощно по сторонам, словно искала только что оброненную вещь. И поникла, не находя слов, не зная, что делать дальше. Сумку её унес Лешка, а у неё не осталось ничего, во что можно было бы положить пачки банкнот и пакеты с наркотиком.

- Подожди, - мгновенно оценив обстановку, поспешила успокоить её Ира. - У меня в сумке был полиэтиленовый рекламный пакет, я дам тебе, он плотный и непрозрачный, с ручками, вполне сгодится и выдержит.

Она полезла торопливо в сумку, выложила на траву бутылку водки и что-то еще, завернутое в бумагу, какие-то пакетики с чем-то из женского обихода, тонкий свитер, сняла сверху слой газет и...

Лицо её изменилось на глазах. Она вытащила из сумки толстую книгу, зачем-то внимательно её осмотрела, пожала недоуменно плечами, прочла название, и даже пролистала. Тут же сунула руку в сумку и вытащила ещё одну толстую книгу.

Эту она отбросила в сторону, уже не рассматривая, словно гадюку, и тут же перевернула сумку и стала трясти её. Из сумки выпал кирпич и ещё несколько книг.

Ира с отрешенным лицом заглянула в опустевшую сумку, словно не веря тому, что только что произошло, потом моментально постарела лицом, устало потерла глаза, бросила сумку на кучу барахла, которое только что вытрясла из неё и уронила вдоль стройного тела длинные, красивые руки, теребя пальцами подол короткой юбки.

Сцена вокруг меня напоминала финальную сцену из "Ревизора". Все застыли, не находя слов. И угрожающе поворачивались опять ко мне. Я закатил глаза и вздохнул.

Глава двадцать шестая

Майор молча и осторожно налил доверху коньяком два высоких стакана и пододвинул их к Вилли и Алексею.

- Выпейте на посошок, - предложил он им.

Вилли нервно облизал губы, провел тыльной стороной ладони по лбу, и послушно потянулся к стакану трясущейся рукой. Алексей брезгливо посмотрел на него и взял свой стакан, подняв его на уровень глаз, вроде как любуясь на свет прозрачной темной жидкостью, а на самом деле демонстрируя этому наглому майору, что он не боится его.

Как только на пол вывернули кирпичи и книги из спортивных сумок, Алексей понял, что окончательно и безнадежно проиграл. Проиграл все, что только мог проиграть: безбедную и обеспеченную жизнь в Штатах, красавицу Галю, которую хотел убить, и которую все ещё продолжал любить, несмотря ни на что. Проиграл карьеру, квартиру, зарплату, проиграл друзей, которых предал и убил, и которые в свою очередь предали его, так страшно подставив. Он проиграл свое прошлое, свое будущее и свою единственную жизнь.

Вот в этом месте его глаза на долю секунды затуманились влагой, но только на долю секунды. В глубине души Алексей был фаталист. Он уже понимал, что все закончилось. И неожиданно увидел все происходящее как бы со стороны, откуда-то сверху, словно он уже умер, и душа его уже отлетела и смотрела на всех из-под потолка.

Тело его стало удивительно легким, голова пустой и веселой, как воздушный шарик. Он понял, что его никчемная жизнь завершилась. Она подошла к финишу в квартире прохиндея Вилли. Он загубил своих друзей, свою невесту и теперь уходит один. Вилли был не в счет. Он был чужой ему человек. Чужой и безразличный. Он уходил рядом, но с ним Алексею было скучно.

И наступило у него полное безразличие ко всему происходящему и к собственной судьбе.

Он отпивал мелкими глотками коньяк, наслаждаясь его вкусом, стараясь не смотреть на искаженную гримасой страха и какой-то дикой надежды, перепуганную физиономию Вилли. Тот трясущейся рукой неряшливо и торопливо вливал в себя коньяк, растекавшийся по губам и нервно вздрагивающему подбородку, ручейками затекая в раскрытый ворот рубахи, по горлу, по двигающемуся кадыку.

Глядя на эти темные струйки, Алексей неожиданно ярко представил себе, как полоснут Вилли по горлу ножом и что так же, как сейчас течет коньяк, побежит тугими струйками густая кровь.

Он поморщился и поставил на стол недопитый стакан.

- Ты что, торопишься? - спросил удивленно майор, пытливо стараясь своими зрачками через зрачки Алексея, войти ему в душу.

- Зря стараешься, майор, - чужим голосом сказал Алексей. - Там ТЕПЕРЬ холодно и совершенно пусто. Не на что там смотреть. ТАМ даже страх умер.

- Где? - переспросил растерявшийся майор.

- Ты сам знаешь, - голосом обозначил безразличную улыбку Алексей.

Майор знал, поэтому больше не переспрашивал. Он стоял, покусывая губу, и бросая короткие взгляды на Вилли, который все тянул и тянул свой бесконечный стакан с коньяком.

Все это происходило так невыносимо медленно, казалось, что это вообще никогда не кончится. Алексей хотел прикрикнуть на Вилли, поторопить, но глянул на него и брезгливо пожалел. Про себя он решил, что пускай ещё поживет несколько длинных, бесконечных, как нитка на катушке, секундочек. Все же Алексей чувствовал вину перед Вилли, к которому привел за собой Смерть.

Он посмотрел на Вилли, и тут же отвернулся. Он понял, что Вилли уже умер. Вряд ли этот человек с безумными глазами, поглощенный одной только мыслью: пить как можно дольше, мог называться живым. И если в душе Алексея умер страх, то в душе Вилли умерло все, кроме всепожирающего страха.

Алексей смотрел в стену и старался не слышать нервное бесконечное бульканье и причмокивание пьющего коньяк Вилли.

Вот в этот момент, когда никто этого не ждал, и раздался звонок в двери. Звонок был неожиданно резкий и громкий. Все в комнате, включая майора, вздрогнули от неожиданности и замерли в напряжении, глядя друг на друга.

И в этой напряженной тишине со звоном рассыпался ударившийся об пол стакан, выпавший из безвольных рук Вилли.

Майор сердито дернул тонкой ниточкой усов, подал Вилли знак рукой с появившимся в ней пистолетом, давая ему сигнал открыть двери.

Сам майор бесстрашно встал у него прямо за спиной, а один из бойцов сбоку от двери. Вилли открыл двери, на пороге стояла смазливая грудастая девица лет двадцати с небольшим.

Увидев в квартире военных, она опешила, затопталась на месте. Она не знала, что ей делать, вопросительно глядя на Вилли и ожидая от него подсказки. Майор сильно толкал его в спину пистолетом, но Вилли словно дара речи лишился. И вдруг, когда от него никто этого не ожидал, он бросился вперед, схватил девушку в охапку и бросил её на майора, с неожиданной проворностью выскакивая за двери.

Перепуганная девица завизжала от неожиданности. Майор сгреб её и попытался зажать ей рот ладонью, но она, окончательно перепугавшись от такого с ней обращения, хватанула его зубами за руку, прокусив это изящное сооружение.

Майор, растерявший от ярости и боли всю свою выдержку и подчеркнутую невозмутимость, заскрипел зубами и наотмашь ударил по щеке девушку, которая в свою очередь попыталась вцепиться ему в лицо. Предупреждая эту возможность, майор сильно пнул её коленом в живот. Она упала на пол, и совершенно потеряв голову от испуга, опять отчаянно и длинно завизжала на всю квартиру.

Окончательно рассвирепевший майор, уже не сдерживая себя, ударил её ногой по лицу. Девушка всхлипнула и затихла, зажав ладонями разбитый рот. Глаза её наполнились ужасом, она попыталась вскочить на ноги, но её ухватил за плечо один из подоспевших на помощь майору бойцов, и нажал ей что-то на шее, после чего девушка тотчас обмякла и повисла на руках бойца, словно тряпичная кукла.

Возле самых дверей квартиры, на пороге, двое бойцов пытались скрутить Вилли, которому страх и желание жить удесятерили силы. Двое здоровенных, прекрасно обученных парней не могли справиться с полным и пожилым Вилли. Он царапался, кусался, лягался ногами, вертелся как угорь и сопротивлялся изо всех сил.

Но от ужаса он совсем позабыл, что можно ещё кричать, звать на помощь, и дрался яростно, но молча. Лицо его было обильно залито кровью, ему пробили голову рукоятью пистолета, но он вряд ли чувствовал хотя бы что-то, им руководил великий инстинкт - жить, который увеличивал его силы многократно.

Алексей огляделся, заметил, что возле него стоит только один боец, двое заняты Вилли, один, бросив девицу, которая валялась тряпичной беспомощной куклой на полу, возился около майора, бинтуя ему прокушенную кисть.

Медленно повернувшись к бойцу, стоявшему рядом, Алексей увидел, что стоит тот возле окна, а смотрит не на него, как должен бы был, а на девицу, которая лежала на полу. Посмотреть было на что. Платье у неё высоко задралось, и видны были до самых ажурных трусиков красивые полные белые ноги с круглыми коленями.

Алексей ещё раз бегло осмотрелся и принял решение. Он неожиданно присел, рванул стоявшего рядом с ним бойца за ноги, ухватив под колени и бросаясь на него всем телом. Боец потерял равновесие, замахал руками, выронил автомат, выбил спиной окно, заваливаясь на подоконник. Алексей разжал руки, поддав его вперед всем корпусом, и боец с диким воплем полетел вниз с высокого восьмого этажа.

Дом, не отреагировавший на визг девицы, мгновенно ожил. Где-то захлопали двери, в окнах как по команде стал вспыхивать свет.

Разъяренный накладками майор крикнул, показав на Алексея:

- Взять его! Кончайте быстро их всех, и уходим!

Алексей бросился вперед, надеясь перепрыгнуть кучу-малу в дверях и выскочить на лестницу, но лимит его везения закончился, майор заученно ловко подставил ему ножку, и он рухнул всем своим большим телом на пол, тут же вскочил, но к нему уже тянулись руки. Алексей во все горло заорал какую-то дичь, услышанную многократно в старых фильмах:

- Врешь! Не возьмешь!

Ударом ноги отбросил набегавшего на него бойца, вскочил на подоконник и сильно оттолкнувшись, прыгнул вниз, вытянувшись в струночку, расставив в сторону руки, словно большая птица сорвалась с подоконника...

- Уходим! - заорал в ярости майор, выстрелил в голову так и не пришедшей в себя девице, оттолкнул одного из бойцов и дважды выстрелил в голову Вилли.

Перешагнул его, попал ногой в натекавшую лужицу крови, и пошел к лифту, растолкав по дороге выбежавших жильцов, оставляя за собой кровавые следы...

Он примчался к месту взрыва в Старосадском в состоянии ярости и тихой паники. Пристрастие к играм на этот раз поставило его у опасной черты. Он уже жалел, что не рискнул вступить в бой с братвой Корнея, оставив такие богатства в руках у нас.

Когда удалось вычислить нас, майор сумел молниеносно навести справки, и был нимало удивлен такой пестрой компании. Он нимало не сомневался, что мы все перервем друг другу глотки, вот почему, когда он оказался перед выбором, ему и стукнуло сыграть с нами в рулетку. Он думал, что все просчитал, но кое-что пошло не так. Его люди выпустили нас из вида и только случайно засекли Алексея, идущего по Старосадскому, решив, что мы тоже где-то там.

О взрыве во флигеле майор уже знал, он думал, что это устроил Алексей, и что остальные мертвы: а все деньги и товар у него в руках, в сумках Алексея.

Сомнение появилось, когда Алексей заявил, что взорвал не флигель, а дом. Майор сразу понял, что тут что-то не так, какая-то неразбериха.

Он попросил связаться с наблюдателями, и те подтвердили, что взорвался не дом, а флигель. Майор занервничал. Ему казалось, что мы в его руках, и он надеялся поиграть с нами как кошка с мышкой, безо всякого для себя риска. Он все посчитал и решил, что мы слабые противники, но получилось все далеко не так.

Теперь майору в затылок дышала разъяренная братва, возможно, уже и его хозяева, понявшие, что он ведет свою игру, а ни денег, ни товара не было, где искать, он не знал, и поводов для беспокойства у него было более чем достаточно.

Самой большой загадкой для майора стало отсутствие денег в сумках у Алексея. Кто, как, когда сумел подменить содержимое сумок, которые наверняка никто не выпускал из рук, было для Юлдашева главной загадкой. Его переигрывали, и он не мог понять, кто и как переигрывает его. Он не мог поверить, что несостоявшиеся шпионы, две девицы-авантюристки, да какой-то незадачливый наемник, неудачник и пьяница Костя Голубев, могут переиграть его, не без основания считавшего себя профессионалом.

Тем более, что возле флигеля никаких следов ни денег, ни наркотиков, никаких погибших обнаружено не было.

Майор окончательно убедился, что его провели. И бросился на поиски с удвоенной яростью. Это уже становилось чем-то большим, чем просто погоня за наживой.

Глава двадцать седьмая

Фарух безуспешно пытался связаться с Корнеем, который пропал, словно в воду канул. Со всех сторон поступали противоречивые сведения, Корней метался по городу, но куда бы он ни приезжал, всюду уже кто-то побывал, опередив его. И всюду была кровь.

Каким-то образом в деле оказались замешаны люди Трифона, а Фарух прекрасно знал, что Трифон представляет в Москве его старого конкурента и личного врага Шейха.

Вообще творилось что-то непонятное.

Фарух сидел за столом, лицом к окну, спиной он мог позволить себе повернуться только к Султану, который стоял у двери, словно изваяние.

Фарух пил мелкими глотками черный кофе, за окном была уже поздняя ночь, но ему было

не до сна. Время шло, а ни товар, ни деньги он так и не смог вернуть. Впрочем, деньги волновали его далеко не в первую очередь. Его больше беспокоил товар. Если он выйдет на улицы, это гибель сотен, а возможно и тысяч людей.

Конечно, по большому счету Фаруха не очень волновали чьи-то жизни, товар, деньги, все можно восполнить, в его бизнесе проколы неизбежны, но если на улицах, вместо наркотика, окажется опытное сырье для его приготовления, и это приведет к большим жертвам, тогда на Фаруха обрушится всей мощью государство. Тогда ему не помогут никакие покровители. И выход только один: либо прямо сейчас бросить все, и бежать за границу, где его не особо жалуют тамошние поставщики и наркобароны и наркошейхи, либо вернуть товар.

А вот как сделать это, Фарух не знал.

Его размышления прервало ровное жужжание радиотелефона, лежавшего на журнальном столике.

- Послушай, Султан, - вкрадчиво попросил Фарух, не оборачиваясь.

Султан оставил в покое неизменные четки и мягкими шагами подошел к журнальному столику. Взял в руки радиотелефон.

- Слушаю, - бесцветным голосом сказал он в трубку.

Он слушал, практически не меняясь в лице, только чуть изогнулась бровь. Молча выслушав, он сказал:

- Ждите, - прикрыл трубку ладонью и проговорил в спину Фаруха. - Возле Рязанского шоссе найден сгоревший "мерседес" и тела двух людей Каракурта, которые должны были получить деньги.

- Что из этого следует и кто это говорит? - обернулся Фарух.

- Кто говорит? - спросил Султан в трубку.

На этот раз даже он не смог скрыть удивления на всегда бесстрастном лице:

- Это Шейх, - сообщил он Фаруху.

Тот резко встал из-за стола, едва не опрокинув чашку с недопитым кофе.

- Сам Шейх? - спросил недоверчиво он.

- Говорит, что да, - ответил неопределенно Султан.

Фарух покачал головой и подошел к телефону. Султан хотел было выйти за двери, но Фарух сделал ему нетерпеливый жест остаться. Султан покорно застыл у дверей, перебирая четки, отсчитывая свои бесконечные молитвы.

- Слушаю, - несколько недоверчиво сказал Фарух, и в тот же момент лицо его преобразилось, разгладились морщинки, он заулыбался и засиял. - Чем обязан такой чести? Мне говорили, что вы, уважаемый, за что-то в обиде на меня, но, аллах свидетель, ни в чем я не покушался на ваши интересы. Мы с вами, уважаемый, торгуем на одном рынке, а на рынке каждому торговцу места хватит. Не так ли? Я рад, что вы со мной согласны, уважаемый. Так чем я обязан? Да, мне передали. Но откуда такие сведения? Чтооо?! Каракурт ваш человек?! Он работал на вас? Так в чем дело? Он предатель? Он убил вашего человека в Москве? Кого? Рамиза? Не знаю такого...

Султан сбился со счета, и опустил четки, когда услышал имя своего брата. Но он ничего не сказал, прикрыл глаза и продолжил перебирать четки, внимательно вслушиваясь в дальнейший разговор.

- Так вы говорите, что Каракурт предал и вас и меня? Он убивает наших людей, его почему-то ищут спецслужбы, он почему-то хотел устроить взрыв в метрополитене. Что за бред?! Вы ручаетесь за эти слова? Простите, я безусловно верю вам, но все так неожиданно. Я распоряжусь. Вы скоро будете в Москве и хотели бы встретиться? Я был бы рад, сотрудничество всегда лучше, чем война. Мир вашему дому, уважаемый. Всех благ вам и вашей прекрасной семье...

Фарух выключил телефон.

- Ты все слышал, Султан? - устало спросил он.

- Почти, - утвердительно кивнул Султан.

- Каракурт явно сошел с ума. Он хотел украсть товар и деньги, но его люди попали в аварию, что-то пошло не так, а он словно с цепи сорвался. Мы думали, что Каракурт просто предатель, позарившийся на деньги. Мало этого, оказывается, Каракурт - человек Шейха. Он хотел столкнуть нас с ним, а пока мы разбирались бы, он завладел деньгами и скрылся. Зачем-то грозил взорвать метро, убил человека Шейха, какого-то Рамиза и его племянника, стравил моих людей и людей Шейха. Он сошел с ума. Он опасен, и его нужно уничтожить.

- Я говорил, что Каракурт - белый волк, - хищно оскалился Султан. - Он не может жить в стае. Позволь я убью его. Только я смогу сделать это.

- Ты уже искал его целый день, но ничего у тебя не получилось. Как ты вообще собираешься в таком огромном городе, как Москва, найти в одиночку одного человека? Почему ты уверен, что тебе это удастся? - посмотрел на него Фарух.

- Потому, что я сам - белый волк, - твердо ответил Султан.

- А что же случилось с Каракуртом? Почему он вытворяет такие дикие поступки? - задумчиво спросил Фарух.

- Кто-то взял у него из-под носа товар и деньги, которые он уже считал своей добычей. И если Каракурт до сих пор носится по Москве, значит, этот кто-то - тоже белый волк, только белый

волк, такой же, как я, или Каракурт, может противостоять ему.

- Хорошо, Султан, но я уже говорил тебе, что мне не хотелось бы тебя отпускать. Что-то у меня на душе неспокойно, - нахмурился Фарух.

- Я найду Каракурта. Другие не смогут, - уверенно ответил Султан. - А тебе, хозяин, беспокоиться не о чем. Охрана надежная. Каракурт сюда не придет.

- Ты так уверен? - переспросил Фарух.

- Уверен, - наклонил наголо постриженную голову в тюбетейке Султан. Каракурт - белый волк, но я не верю, что он сумасшедший...

Опять загудел зуммер телефона. На этот раз его взял сам Фарух. Он даже ничего не сказал, только слушал. Лицо его выражало удивление. Он не сказал ни слова, только перед тем как отключить телефон коротко бросил в трубку:

- Хорошо, приезжай.

Отключил телефон, бросил его в кресло, долго молча смотрел на Султана с загадочной улыбкой на тонких губах и наконец сказал:

- Ты ошибся, Султан. Каракурт - сумасшедший.

- Что случилось, хозяин? - нахмурился Султан. - Что он натворил?

- Ничего особенного, - все так же загадочно улыбался Фарух. - Ничего особенного, если не считать того, что он едет сюда.

- Каракурт?! Сюда?! Сам?! - удивился Султан. - Он что, не знает, что мы все про него знаем? Зачем он едет сюда?

- Это ты спросишь у него, - пожал плечами Фарух. - Ты мне лучше скажи, как будем встречать дорогого гостя?

- Прикажи охране пропустить его, только оружие пускай заберут. Если будет настаивать, с ним может пройти ещё один. Не больше.

- Зачем пускать Каракурта сюда? - забеспокоился Фарух. - Он опасен! Пускай охрана с ним разберется.

- Охрана с ним не разберется, - жестко возразил Султан. - Можно только расстрелять его машину, но для этого нужно разнести её в щепы, потому что если он выберется, всем будет плохо. А чтобы разнести машину на кусочки, нужно поднять такую пальбу, что мы на твой дом навлечем большие неприятности. Пускай заходит. Я с ним справлюсь.

- Но их может оказаться двое, - взволнованно напомнил Фарух.

- Я справлюсь, хозяин, - поднял на Фаруха пустые глаза убийцы Султан. - У них не будет оружия.

Фарух заглянул ему в глаза и не стал больше возражать.

- У тебя есть оружие, хозяин? - спросил Султан.

- В столе две гранаты и два пистолета.

- Когда придет Каракурт, стой около стола. На всякий случай.

- Хорошо, Султан, - серьезно кивнул Фарух. - Я думаю, что ты хорошо знаешь, что и как нужно делать.

- Я хорошо знаю, хозяин, - склонил голову Султан.

Глава двадцать восьмая

Юлдашев сидел в машине и нервно покусывал ноготь на большом пальце левой руки. Когда-то, в далеком детстве, он долго боролся с этой дурной привычкой. Он рос мальчиком нервным и впечатлительным, ногти у него вечно были обкусаны до крови. Он сам стеснялся своей дурной привычки, которая повлекла за собой ещё одну: держать руки в карманах, прятать ногти от посторонних глаз. Уже тогда чрезвычайно мнительный Юлдашев, которому казалось, что все и всё за ним замечают, пряча свои обкусанные ногти, приучился постоянно ходить, держа руки в карманах, что повлекло за собой множество насмешек со стороны его сверстников и многочисленные замечания от старших.

Много неприятностей доставили маленькому Юлдашеву его дурные привычки. Он сумел побороть их ещё в детстве, очень гордился этим, и был уверен, что привычки эти никогда не вернутся. И вот...

Он сам опомнился, брезгливо вытер палец платком, тихо выругался и опять молча уставился в окно, рассматривая пустой утренний дворик, в который заехали три машины с его людьми. Юлдашев нервничал. Ему уже не удавалось скрывать это, да он и сам перестал слишком строго следить за собой.

Нервничать ему было о чем. После того, как в сумках у Алексея, к обоюдному удивлению оказались книги и кирпич, а на месте взрыва флигеля в Старосадском переулке не было обнаружено никаких останков, перед бывшим майором опять стал вырисовываться тупик.

Правда, несколько обнадеживало то, что остававшийся во дворе флигеля шпик сообщил Юлдашеву о том, что его напарник последовал за уходившими со двора двумя мужчинами и двумя женщинами со спортивными сумками. Правда, сумок было всего три.

Все запуталось, все смешалось. Где и когда подменили товар и деньги в сумках? Кто это сделал? Кто из оставшихся четверых? Или был кто-то пятый?

Вопросов было больше, чем ответов. А этого самолюбивый Юлдашев очень не любил. Он не любил моменты, когда что-то не понимал. Здесь же перед ним постоянно возникала некая стена. И Юлдашева бесило то, что он не понимает логики происходящего, не может вычислить того, кто ведет с ним эту игру, кто не дает возможности ему, опытному майору ГРУ, профессионалу, предсказать ход событий.

Впридачу ко всему пропал куда-то отправившийся следом за ушедшими со двора, соглядатай. Как оказалось, у него испортился радиотелефон. С большим трудом он успел сообщить об этом, и о том, что по прежнему "ведет" своих подопечных, откуда-то из автомата в районе Курского вокзала. Это была вся информация, которую он успел передать, сообщив, что вокзал они миновали.

Юлдашеву оставалось покорно ждать, хотя был большой соблазн броситься в район Курского вокзала и попытаться отыскать этих ухарей. Но вместо этого истомившийся ожиданием Юлдашев принял другое решение.

Он набрал номер и лениво, растягивая слова, спросил:

- Товарищ Сахно? Что так строго, Тамарочка? Я? Что я мог натворить? Какое метро? Какой взрыв? Бред какой-то! Чтоооо? Меня разыскивают по линии ФСБ?! Бред! Тамарочка, радость моя, подожди...

Связь прервалась. Он посидел, постукивая телефоном по колену, потом положил телефон на сиденье, и решительно открыл дверцу.

Он вышел, подошел к одной из машин и сделав знак сидевшим в ней людям оставаться на месте, наклонился к окошку.

- Ты помнишь, куда вчера направляли Гвоздя?

- На квартиру к этим... к Беловым? - моментально отреагировал сидевший в машине возле водителя плотный мужчина со шрамом над правой бровью.

- Точно, - кивнул Юлдашев. - Поедешь туда, кто-то помог уйти оттуда нашим крестникам, Одного из них, Костю, сам видел, как загримировали, работа мастера. Узнай, кто там такие специалисты.

- Сделаю, - кивнул мужчина со шрамом.

- Сделай, Володя, сделай, а потом потряси автора этого "произведения", за какие такие посулы или подношения он это проделал. Смотри внимательно, переверни весь дом, возможно, товар и деньги там остались.

- Как там? - удивился Володя.

- Да вот так, в сумке у этого, который в окошко улетел, ничего не было. Возможно, у остальных тоже пустые сумки. Больше они никуда не заходили.

- А если ничего не найдем? - усомнился Володя.

- Если ничего не найдете, трясите как следует этого "художника", что-то он должен знать. Не просто же так вот, с улицы они к нему вломились, - сказал бывший майор, не догадываясь, что он почти угадал. И будьте там, или возле. Больше нам зацепиться не за что. Больше они ни к кому за помощью не обращались, значит не к кому.

- Хорошо. А вы где будете?

- А я поеду в гости к Фаруху. Пора поставить точку в нашем сотрудничестве. С тобой выйду на связь, если понадобишься. Если у тебя что прояснится, звони.

- Стоит ли ехать к Фаруху? - выразил сомнение мужчина со шрамом. - Там охраны у него в доме полна коробочка.

- Ничего, - слегка подмигнул Юлдашев. - Прорвемся. Охраны мы и побольше видели. Правда, Володя?

- Тогда и нас побольше было, - покачал озабоченно головой Володя. Смотри, командир, не нарвись на пулю. Без тебя скучно будет.

- Ничего, Володя, все будет тип топ, поезжай.

Машина уехала, Юлдашев сел в свою и скомандовал ехать к Фаруху.

Возле дома он вышел, дал знак людям во второй машине оставаться на месте, велев только им приготовить оружие и быть наготове, своего водителя он также оставил в машине, а сам, в сопровождении двух своих людей, взбежал по ступеням громадной лестницы.

В прихожей Фаруха они сдали оружие, их тщательно обыскали, при этом многоопытный Юлдашев сразу же заметил перемены: более тщательный, чем обычно, обыск, большее количество охраны к прихожей, настороженность, натянутость в поведении охраны.

Еще больше его удивило, когда ему сразу же, без согласования с Фарухом, разрешили пройти к хозяину вдвоем с бойцом.

Фарух был в комнате как всегда вместе с Султаном. Султан пропустил Юлдашева и его бойца, тут же закрыл дверь и встал к ней спиной.

Фарух стоял, как бы отгородившись от посетителей столом. Юлдашев сразу же заметил, что стоит на некотором расстоянии от стола, значит, в столе был приоткрыт ящик. Фарух держал оружие наготове. Ничего неожиданного в этом для Юлдашева не было.

Поздоровавшись, он спросил хозяина:

- Я могу выпить воды?

- Может быть, кофе? - спросил, натянуто улыбаясь, Фарух, пытаясь изображать из себя

радушного хозяина.

- Да что вы, уважаемый, не стоит, - вежливо отказался Юлдашев, подошел к столу и налил из хрустального графина полстакана воды.

Он поднял его на уровень глаз и покачал головой, постучав ногтем по стакану. Фарух устремил взгляд на стакан, тут же Юлдашев плеснул ему из стакана водой в лицо. От неожиданности Фарух отшатнулся, в тот же момент Юлдашев легко перемахнул через стол. Фарух сунулся рукой в ящик стола, но Юлдашев с силой захлопнул ящик ногой, прищемив хозяину руку.

Султан, как только Юлдашев плеснул в лицо Фаруху водой, бросился кошкой в его сторону, но был умело сбит с ног сопровождавшим Юлдашева бойцом, который, не дав Султану встать, дважды сильно ударил его ногой в голову. Султан дернулся и затих, уткнувшись лицом в белоснежный ковер, пачкая его кровью.

Юлдашев тем временем ловко вывернул Фаруху за спину руку и несколько раз ударил его лицом об стол. Потом он сунул перепуганного наркобарона в руки подбежавшему бойцу, сам же быстро выдвинул ящики стола, достал два пистолета, один отдал своему бойцу, второй оставил себе. Гранаты, которые он вытащил из ящика, бывший майор водрузил на стол.

Сделав знак бойцу, майор бегло осмотрел стол, выудил оттуда пачку денег, золотой портсигар и все это отправил в карман. Сорвал с шеи Фаруха толстую золотую цепочку и велел ему снять перстни, которые так же переправил себе в карман.

Боец за это время быстро осмотрел вторую комнату, принес оттуда деньги и золотые часы, Юлдашев махнул ему, чтобы он убрал все это, что боец с готовностью и проделал.

Фаруха быстро прикрутили к спинке стула, заткнув ему рот. За вревку Юлдашев заложил гранату, от её кольца протянул бечевку ко второй гранате, которую опустил прямо в штаны Фаруху. Посмотрел на часы и сделал знак бойцу уходить.

Возле двери боец остановился, поднял пистолет, собираясь выстрелить в Султана, но Юлдашев остановил его:

- Не стреляй, нам нужно к охране спуститься тихо.

Боец размахнулся и ударил ещё раз носком тяжелого ботинка в висок Султану. Тот даже не пошевелился. Юлдашев размотал бечеву, осторожно прикрыл двери, и примотал, натянув, бечеву за ручку внутри, осторожно прикрыв дверь.

Оба они быстро спустились по лестнице, застав врасплох удивленную охрану. Юлдашев и боец направили на них пистолеты.

- Никто ни в кого не будет стрелять, - быстро проговорил Юлдашев. - Мы уйдем, вы останетесь. Шеф ваш жив, он наверху. Вы даете нам уйти, и остаетесь целы.

Охрана переглянулась и опустила оружие. В тесной прихожей затевать перестрелку было равносильно самоубийству. Вот к этому они оказались явно не готовы. Юлдашев и его бойцы спиной вышли в двери, а охранники наперегонки бросились наверх, добежав до дверей прислушались и услышали из-за двери громкое мычание.

Приняв это мычание за просьбы хозяина о помощи, один из охранников решительно рванул на себя двери.

И тут же полетел с лестницы, отброшенный двумя взрывами, последовавшими почти подряд. Его самого и стоявших за ним охранников посекло осколками, Фаруха разорвало буквально на части. Квартиру заволакивало удушливым черным дымом.

Глава двадцать девятая

Оцепенев от шока, все смотрели на вытряхнутые из сумки шмотки, кирпич и книги, а потом дружно перевели взгляды на меня, как переводят стрелки на путях по команде невидимого диспетчера.

Вспомнив о железнодорожных стрелках, я сразу же по взглядам понял, что мне опять предстоит роль стрелочника. Но мне она не нравилась, и к тому же в данной непростой ситуации это было весьма чревато. На меня и без того уже у всех выросли в три ряда зубы.

- Ребята, - заговорил я как можно спокойнее, посматривая на пистолет в руках Гали, стараясь не выпускать его из вида. - Ребята, только спокойно. Я ваши деньги не брал, а тем более наркотики, они даже не поместились бы в моей сумке.

- Наркотики, возможно и не поместились бы, ты наркотики и не хотел брать, а вот деньги в твоей сумке вполне могли поместиться, - нехорошо улыбнулся Серега, шаря по земле глазами. - Покажи сумку.

Не надо было быть победителем школьных олимпиад, чтобы догадаться, что он ищет. К тому же я заметил, как напряглись скулы на лице Гали. Ситуация мне определенно перестала нравиться окончательно и бесповоротно. Надо было что-то срочно предпринимать и я, по счастью вспомнив про стрелки, решил их перевести.

- Ты лучше показал бы свою сумку, - нагло попер я на Серегу. - Ты что-то не торопишься её открывать.

Серега испуганно схватился за сумку, как видно до него дошло не то, что я обвиняю его в воровстве, а то, что и в его сумке могут оказаться кирпичи и книги. Глаза его стали дикими, как пампасы, он рванул с плеча сумку и распахнув её, как пьяный матрос душу в портовом кабаке, вы

сыпал все её содержимое, не разбирая, себе под ноги.

Раздался звон стекла, это разбилась, бухнувшись о камень, бутылка водки. Следом в благоухающую лужу полетели какие-то пакеты, потом книги и сверху ухнул, словно скрепил всю эту кучу безобразия печатью, кирпич.

Я посмотрел на этот грустный натюрморт, оглядел ошарашенные, бледные лица, покачал сочувственно головой и развел с сожалением руками:

- Сочувствую вашему глубокому горю, выражаю свои соболезнования и в утешение могу только сказать и уверить вас, что я ваших денег не брал, тем более не брал я наркотики. Засим прощайте, мне некогда, я пошел. Я уже, кажется, говорил, что дальше нам не по пути. Теперь вам нестерпимо захочется поделиться, делиться со мной, потому что больше не с кем, больше ни у кого ничего нет. А поскольку делиться я не захочу, вы попытаетесь активно ущемить меня в правах. Я не люблю насилия, над собой, разумеется. Тем более, что именно сейчас у меня окончательно пропало всякое желание в дальнейшем путешествовать в таком составе. Теперь, если даже вы поделите мои деньги, что может произойти, для вас, увы, только теоретически, в этом случае в дальнейшем вам не будет давать спокойно спать мысль о том, что теперь у всех мало денег, а вот если взять ещё у кого-то... И так может длиться до тех пор, пока брать станет не у кого....

- Кончай трепаться, сволочь, и вытряхивай немедленно сумку, - прорычал Серега, опять наливаясь кровью.

- Я уже говорил, что никогда, ни с кем, ничем не делюсь, предостерегающе поднял я руку. - Если только хлебом, но хлеб вам не нужен. Все остальное - вещи не первой необходимости. Я сразу никому не доверял и эту самую сумку из рук не выпускал. Вы доверяли друг другу, вот и спрашивайте теперь друг у друга, куда подевались ваши денежки. Почему вы спрашивает это именно у меня?

- А у кого же нам ещё спрашивать? Ты с самого начала знал, что у нас в сумках нет денег, - не спросила, а скорее заявила, Ира. - Значит, это ты и взял их.

- Знал, - со вздохом согласился я.

- А почему же тогда сразу ничего не сказал? - торжествующе спросила Ира.

- Если бы я сказал об этом сразу, вы бы свалили все на меня. Но я не брал ваших денег! - сразу же категорически заявил я. - Можете верить, можете не верить, но ваших денег я не брал. Когда бы я мог их взять? Вы все время были вместе, а вот я, если вспомните, некоторое время отсутствовал.

- Я знаю, когда ты взял деньги. Ты взял деньги, когда пришел ко мне на квартиру, - заявила Галя. - Мы ждали звонка Алексея, я пошла принимать душ, и ты оставался в комнате один достаточное количество времени для того, чтобы успеть переложить деньги. Твои друзья, Сергей и Алексей не зря тебе не доверяли, они лучше знали тебя. Они тебе даже телефон не оставили. А я, дура доверчивая, уши развесила...

- Ты же сам признался, что знал про то, что в сумках у нас нет денег, - медленно произнося слова, подытожил Серега.

- Конечно, знал, - подтвердил я. - Более того, теперь я даже точно знаю, кто взял эти деньги. Но это не мои проблемы. Могу сказать вам только то, что это сделал не я.

- Но зачем ты тогда пришел к Гале? Почему ты не уехал из Москвы, а приехал к Гале, заехал за мной? - задала убийственный вопрос Ира, глядя на меня непонимающим взглядом. - И почему ты не хочешь выбираться из Москвы? Значит, деньги здесь. И ты об этом знаешь. Вот почему ты везде, где мог, собирал рубли, ты спрятал деньги и не хотел трогать валюту, за которую легко зацепиться преследователям. И ты собирался оставаться в Москве, потому что за её пределами ты мог обменять валюту в любых местах, да и в самой Москве, если бы ты не оставался, почему бы тебе было не разменять валюту на рубли?

- Ну, ребята, - мне только и оставалось, что опять руками развести. Вы прямо целый детективный роман написали! Вы прямо таланты. Мне и добавить нечего. Да и что толку повторять одно и то же? Вы же все равно не верите. Так что лучше пойду я. Не буду вам мешать. А вернулся я тогда и попал во всю эту передрягу только для того, чтобы сдуру помочь вам. Мне очень не хотелось бы в этом признаваться, но сейчас очень об этом жалею.

Я повернулся спиной и стал подниматься по косогору, под которым мы стояли возле железнодорожных путей, повышая голоса почти до крика, когда мимо нас проносились с грохотом поезда и пригородные электрички.

- Стой! Думаешь, вот так вот запросто и уйдешь с нашими деньгами?! Серега догнал меня и ухватил за плечо.

Я даже не стал оглядываться. Нужно было дать им всем понять, что я ухожу всерьез и не стоит пытаться задержать меня. И, хотя в этом не было острой необходимости, я, не оборачиваясь, врезал Сереге по лицу локтем. Я немного не рассчитал. Удар был даже несколько более сильным, чем я хотел. Серега упал на спину и покатился под откос, цепляясь за траву.

- Зверь! - выкрикнула в бессильной ярости Ирина, сверкая глазами, налитыми слезами. - Зверь и ворюга! Подлец! Вор!

- Вот в этом ты ошиблась. Вор среди вас, - возразил я. - Я уйду, и у вас будет достаточно времени, чтобы разобраться, кто это. Я мог бы показать пальцем, но вдруг я ошибаюсь? Не хочу я на себя такой грех брать. Так что разберитесь сами. Чао!

Мне пришлось опять повернуться спиной и сделать ещё шаг по косогору. Но мне не суждено было пройти вот так вот запросто эту не самую высокую в моей жизни вершину.

- Стой! Стой, Костя, я выстрелю! Просто так ты не уйдешь!Стреляю! срывающимся от ненависти голосом выкрикнула мне в спину Галя.

- Ничего у тебя не получится, - помотал я головой, делая ещё один шаг, мне очень надоело стоять, сохраняя шаткое равновесие на откосе. - Ты не выстрелишь.

- Тогда умри! - в ярости крикнула Галя.

На этот отчаянный выкрик я даже не обернулся. За моей спиной раздался лязг пружины и звонкий щелчок. Не оборачиваясь, я молча поднялся до края откоса и только там повернулся, чтобы взглянуть вниз.

Галя стояла, сжав в кулачке пистолет, Ира помогала подняться пребывающему в нокауте Сергею. Кроме Гали, на меня никто не смотрел. Я улыбнулся ей, и высыпал из кармана патроны, которые вытащил из обоймы Галиного пистолета ещё ночью, перед тем, как пошел во флигель. Патроны я, широко размахнувшись, забросил в кусты. Потом подумал и пошарив по карманам бросил на откос, под ноги себе, несколько смятых сторублевок и полтинников.

- На обед вам хватит, а к ужину, думаю, вы все же разберетесь, где остальные деньги. Или к тому времени с вами разберутся либо майор Юлдашев, либо менты, либо братки Корнея. Так что перспективы у вас, надо честно признаться, не блестящие. Ну, все, жму, и так далее, и все такое прочее. Кстати, ещё один бесплатный совет на прощание: патроны и пистолет, пока не разберетесь, кто все же из вас вор, лучше всего держать отдельно. Мало ли кому может попасть в руки оружие. Вдруг именно вору, тогда плохи дела остальных. Теперь вы должны быстро найти вора, иначе он с вами разберется при первой же возможности. Двое из вас - лишние. Я бы советовал вам не забывать про это.

Поправив сумку и запахнув плотнее куртку, чтобы под ней не виден был автомат, я быстро пошел по тенистой аллее в обратную сторону. Я шел за остальными деньгами. Теперь я имел на это право. Теперь это была моя законная добыча.

Рисковал я безумно, до последнего момента во мне боролось желание бросить все к черту и уйти. Звериным своим чутьем я чуял, что мы оторвались, что нужно уходить, другого такого момента может не быть.

Чуять-то я чуял, но меня уже смертельно ужалила та самая Белая Кобра, которая в сказке про Маугли, всю свою жизнь стерегла несметные сокровища. И потом, если бы даже не эти самые деньги, которые для меня были не просто бумажками, на которые можно получить на халяву несколько килограмм лишних удовольствий. Для меня эти деньги были пропуском в новую жизнь, возможностью начать все сначала, которая почти никогда никому из смертных не дается. Как я мог не воспользоваться такой возможностью?

Тем более, что теперь мы с моими партнерами поневоле были в равном положении. Они знали, что денег у них нет, знали, что кто-то украл эти деньги, и теперь все зависело от того, кто быстрее доберется до этих хрустящих бумажек, кто быстрее сообразит, кто украл, и где спрятал, кто скорее дрогнет... Словом, пошла та самая игра, в которую я играть не люблю, но судьба не спрашивая берет меня за шиворот, сажает силком за стол, и сдает замусоленные, знакомые ей наизусть карты из вечной колоды, колоды, которой она никогда никому не проигрывала. И у неё никто никогда не выигрывал.

Но кто-то когда-то должен выиграть. Есть же, наконец, теория вероятностей, теория игр, и чего-то там еще, по которым раз в вечность, но кто-то же должен выиграть у этой кривляки и вечной насмешницы судьбы.

И потом, я вспомнил, что в Москве у меня оставалось ещё одно дело, которое было для меня даже важнее, чем деньги.

На мне был долг, который я не мог не вернуть. Я должен был вернуть Матвею Васильевичу документы его сына.

Конечно, я поступил подловато, предложив ребятам разбираться между собой самим и сказав, что вор среди них. Но таконо и было, так что пускай вытряхивают друг из друга души, это даст мне выигрыш во времени. Не мог же я показать пальцем на того, кого подозревал. Да что там, подозревал, я просто уверен был, что знаю того, кто украл деньги и товар. Но вдруг я все же ошибался? С меня хватит грехов на душе. Я очень торопился, нужно поскорее бежать из Москвы, убираться отсюда, а у меня была ещё целая куча дел в городе.

Шел я быстро, абсолютно механически выписывая головокружительные петли по улицам и закоулкам. Возле магазина "спорттовары" замедлил шаг, зашел и купил себе капроновый рюкзак, красивый, яркий и легкий, синего переливающегося цвета. В наши времена мы таскали на плечах тяжелые брезентовые абалаковские рюкзаки, не такие красивые и элегантные, зато бесконечно надежные.

Сейчас все вокруг: и товары, и продукты, и даже люди были запакованы в яркие и блестящие упаковки, но почти все они вызывали недоверие. Хотя возможно, что я просто становлюсь банально старым, и в этом вся причина.

Шел я по улицам и думал, почему получилось так, что я как-то неожиданно и незаметно для самого себя разлюбил этот город? Я всматривался в окружающее, разглядывал дома, деревья, вывески, и наконец понял. Я не разлюбил этот город Москву, просто пока я не смог полюбить другой город, который по-прежнему назывался Москвой, но почти ничего общего с ней не имел. Когда я пять лет назад уезжал на войну, я уехал из одного города, а вернулся совершенно в другой. Вернулся я в город, гуляя по центру которого постоянно хотелось прижаться к стеночке, чтобы кого-то не испачкать. Появились сотни магазинов, куда я просто не рискнул бы зайти.

Город изуродовали памятниками-монстрами, пугающими своей разухабистостью, заляпали чужой рекламой, вместо того, чтобы реставрировать - просто перестроили. Один "офонаревший" Арбат чего стоит. Вот почему я так резко разлюбил этот город.

И я подумал еще, что если смогли подменить такой огромный город, то не подменили ли заодно и всю страну, а с ней и нас всех...? По крайней мере, себя я что-то тоже резко разлюбил, на что были основательные причины.

Незаметно для себя я слегка заплутал, петляя по улочкам. Слишком спешил уйти от своих друзей-соперников, боялся, что они бросятся в погоню, не пожелав так легко проситься с деньгами. Вышел к какому-то скверу, где под горку шла песчаная утоптанная дорожка, а в конце её - большой красивый пруд. Сквер был тихий и торжественно красивый, как зрелая женщина, которая точно знает, что она красива. Такая женщина спокойно, без лишнего раздражающего кокетства разрешает любоваться собой.

Оглядевшись, я заметил телефон-автомат, который до сих пор работал на жетонах, я достал жетончик и позвонил.

После звонка я купил в маленькой палатке на углу бутылку минералки, пару горячих хот-догов, только сейчас почувствовав, что очень проголодался, и пошел вниз по дорожке, с удовольствием впиваясь зубами в мягкий вкусный хлеб. Возле пруда я выбрал себе свободную скамейку поближе к прохладной воде и сел, открыл бутылку, пил мелкими глотками колкие пузырьки, ел, и позабыв обо всем на свете, смотрел на спокойную воду...

- Здравствуй, Костя, - прошелестело у меня над ухом.

Не поворачивая головы, я машинально кивнул в ответ и тут же вздрогнул, оглянувшись, хотя и ждал.

Сердце мое оборвалось и покатилось под ноги, скатившись по дорожке и ухнув в холодную воду тихого пруда. Я задохнулся от холода, и дыхание мое прервалось на ближайшие несколько столетий.

Рядом со мной сидела моя жена Маша. Та самая, на которой я женился, а потом пил, гонялся за деньгами, а потерял её. Я посмотрел на неё и сказал:

- Здравствуй...

И надолго замолчал. Я так много собирался сказать ей, что все это никак не помещалось в слова, которые я безуспешно пытался подобрать.

Она терпеливо и совсем не укоризненно, как я ожидал, смотрела на меня, слегка повернув ко мне голову. Тени раскачивающихся ветвей, и блики близкой воды, и тень ветра, и тени плывущих откуда-то из Гренландии облаков, которые на самом деле ещё только покидали берега этой самой Гренландии, пробегали по её лицу.

- Ты забыл, как меня зовут? - вздохнув, не спросила, а подсказала она, по-своему истолковав мое молчание. - Меня зовут Маша.

- Да, - покорно и тупо согласился я. - Конечно же, Маша. Я помню. Я просто забыл некоторые слова.

- Тогда вспоминай, - терпеливо согласилась она. - Я подожду. Я долго ждала, мне не привыкать.

Мы помолчали, теперь уже вместе с ней, ещё три, или даже четыре века, а потом я спросил. Я должен был спросить её. Это был очень важный вопрос, хотя от её ответа вряд ли что изменилось.

- Ты замужем? - спросил я её, сам не понимая, зачем.

- Конечно, замужем, - тут же буднично ответила она, как о чем-то само собой разумеющемся, и добавила. - За тобой.

- Как ты решилась прийти? - спросил я.

- Ты звал меня все время, - ответила она.

- Я? - удивился я. - Я не звал. Я только полчаса назад позвонил тебе.

- Звал, - уверенно возразила жена. - Я же слышала. Иначе бы я не пришла к тебе.

- Я не знаю, - честно признался я. - Но я не звал. Я только сегодня позвонил.

- Это ты только позвонил сегодня, а звал все время, - упрямо повторила она. - Ты сам не знал об этом. Ты звал. Только ты сам не слышал. Пойдем?

Она встала, и я увидел её всю. Я увидел все те прекрасные ночи, которые мы провели врозь, я увидел всех тех детей, которые у нас с ней не родились оттого, что мы столько прекрасных ночей, которые просто обязаны были провести вместе, провели врозь.

И я встал и сказал послушно:

- Пойдем.

Я даже не спросил, куда мы с ней пойдем. Она сама все сказала. Она была моя жена и знала, когда и что нужно мне говорить. Она сказала:

- Мы пойдем ко мне, потому что твою квартиру опечатали, и тебя искали, приходили и

спрашивали про тебя.

- Кто приходил? - спросил я.

- Сначала милиция, потом плохая милиция, потом бандиты, потом ещё милиция, но это совсем плохая милиция.

- Что они спрашивали у тебя? - спросил я с беспокойством.

- Ты сам знаешь. Про деньги. Про тебя.

- А как ты узнала, что приходили бандиты? Они угрожали? - вот это я мог и не спрашивать.

- Они все угрожали, - вздохнула Маша, и я увидел маленькую морщинку возле её по-детски пухлых губ.

И мне вдруг нестерпимо захотелось заплакать. И я заплакал. А она стояла передо мной и ждала, когда я наплачусь. И я наплакался, и мы пошли. Мы пошли, и по дороге я рассказал ей все про то, что случилось со мной за последние дни. Я рассказал все. И мы решили, что она пойдет домой, соберет быстро самое необходимое, возьмет документы и мы уедем из Москвы, уедем на электричках, потом поедем автобусами, заберемся как можно дальше, снимем дом, будем жить в тиши и в покое, а потом решим, что делать дальше.

Так все и сделали. Только перед тем, как уехать, я вспомнил, что мне нужно вернуть документы убитого внука Матвею Васильевичу.

Я остановился, похлопал себя по карманам и сказал Маше.

- Мне нужно кое-что отнести одному хорошему человеку, старику. Он спас мне жизнь. У меня остались документы его погибшего на войне внука. Я просто обязан вернуть ему их.

- Давай я отнесу, - предложила она. - Тебе лучше не ходить туда. Я верну документы и поблагодарю его от нас с тобой.

Подумав, я согласился. Я сказал ей, куда пойти и кого спросить. И ещё сказал, что если Матвея Васильевича не будет дома, можно отдать в любую из трех других квартир на лестничной площадке, любому из живущих в ней старичков. И сказать им огромное спасибо.

- Хорошо, - легко согласилась Маша. - Я все сделаю. А когда я вернусь, мы пойдем на вокзал и уедем в деревню. Ладно?

Вот тут я кое-что ещё вспомнил про оставшиеся у меня в Москве дела, и сказал ей:

- Я только собирался в одно место сходить за деньгами. Это большие деньги. Их украли, и теперь я имею на них полное право.

- А зачем ходить за деньгами? - удивилась она. - У меня есть немного денег. У тебя есть деньги. Нам хватит. Всех денег не будет никогда. Пускай эти останутся тем, кому достанутся. Мы так долго были не вместе, зачем терять время на какие-то деньги? Зачем опять отбирать их у кого-то?

И я тоже подумал: а действительно, зачем? И согласился с ней, что мы и так потеряли много прекрасного времени на всякую ерунду. И я решил больше не терять времени. И сказал ей об этом. А ещё сказал ей про то, что, оказывается, очень люблю её. А она ответила, что знает об этом, иначе, зачем бы она стала выходить за меня замуж?

И она поцеловала меня и пошла к дому, относить документы. И с каждым её шагом я испытывал тяжесть тысячелетней разлуки и нетерпеливое, испепеляющее ожидание встречи. Я знал, что теперь так будет всегда.

Она ушла, оставив меня ждать.

И она вернулась.

Глава тридцатая

Я стоял недалеко от дома и смотрел на подъезд, в который ушла Маша. Я так нетерпеливо ждал её, что едва не просмотрел ребят майора. Спасло меня развитое во время войны боковое зрение. Сначала я где-то в мозгу отметил некое движение сбоку, и только потом мозг подал мне сигнал об опасности.

Я не стал делать резких движений, я просто осмотрелся по сторонам, поводя одними глазами, пока даже не поворачивая головы. В углу двора произошло какое-то движение. Я пригляделся и увидел, что из повернутого ко мне боком зеленого фургончика выскакивают люди. Они думали, что надежно прикрыты машиной, но я увидел их ноги под машиной, увидел по ногам, как они выпрыгивали и тут же отбегали в сторону, рассредоточиваясь за машинами и деревьями во дворе.

Двигались они не хуже, чем ниндзя в кино, но я уже засек их и понял по одинаковой камуфляжной форме, по слаженности, по выучке, что это, скорее всего люди майора Юлдашева. Для шкафообразных братков слишком сложной была их схема передвижения.

Стараясь под курткой проделать это незаметно, я снял автомат с предохранителя. Если бы я не ждал сейчас Машу, я мог бы прижать их огнем к машине, уложить под нее, и попытаться поджечь эту колымагу. В крайнем случае, я смог бы попробовать прорваться, отход мне не перекрыли. К тому же я заметил во дворе машину, хозяин которой вышел из нее, не заперев дверцу. Но сначала я должен был дождаться Машу. Я только сегодня понял, что всю жизнь ждал только её, и вот теперь я не мог уйти, не дождавшись. Она могла не понять меня.

Кольцо медленно сжималось, как видно меня собирались куда-то гнать, потому что охва

тывали не кольцом, а дугой, как загонщики, которые гонят зверя на номера. Я чуть повернув шеей огляделся, но ожидаемых "номеров" не заметил. Но ничуть не сомневался, что майор должен быть где-то здесь. Если меня куда-то и погонят, то на него. Я - его законная добыча. Это его охота, и он вряд ли переуступит право выстрела кому-то еще. Но я его не увидел. Или Юлдашева все же не было, или он затаился так, что я не смог его вычислить. Возможно, все же он профессионал.

Впрочем, все это ерунда. Начнется заваруха - он покажется, я почему-то был абсолютно убежден в этом, я уже чувствовал его. Мне даже не обязательно было видеть его, чтобы почувствовать. У него был специфический запах.

Он пах смертью.

Ничего, теперь, когда со мной моя Маша, все мне нипочем. Вот только скорее бы она выходила.

Маша появилась из дверей подъезда неожиданно, хотя я и всматривался до боли в глазах. Она была чем-то сильно расстроена и после полумрака подъезда щурилась на солнце, светившее ей в глаза, выискивая меня взглядом.

Время терять было нельзя, я быстро пошел к ней навстречу, сжимая в кармане левой рукой пистолет, а правой придерживая под полой автомат. Сбоку, откуда заходили люди Юлдашева, автомат не было видно, но Маша, стоявшая ко мне лицом, хорошо разглядела оружие под распахнутой курткой. Она сразу же все поняла и быстро пошла в мою сторону.

Мы поравнялись, и она сказала мне побелевшими от страха губами:

- Я отдала бумаги Матвею Васильевичу. Он просил передать тебе, что Леонтия Карловича убили. Сегодня.

- Кто? Кто это сделал? - спросил я, ощутив звенящую пустоту вокруг и сам понимая всю бесполезность этого вопроса.

Голова у меня закружилась. Я на мгновение позабыл, где нахожусь. Явственно ощутил, что на этой земле не хватает кислорода. Всем хватает, а мне не хватает.

- Я не знаю, кто его убил, - печально ответила Маша. - Только теперь я знаю, что это плохие деньги. Давай вернем их. Или просто бросим. С этими деньгами нельзя жить, с ними можно только погибнуть. Вдвоем мы проживем и без них. Разве это главное?

И тут я вспомнил, где нахожусь, и что происходит вокруг. Но я замешкался. Замешкался и проиграл время. И тут же услышал резкий протяжный свисток.

Майор Юлдашев появился как чертик из коробочки, недаром я чувствовал его запах. Он стоял в конце двора и свистел в свисток, а его молодчики уже выскакивали отовсюду, было их всего-то человек шесть-семь, но передвигались они так быстро и так стремительно меняли места, что казалось, их много. Они приближались, к нам приближалась смерть, но я не стал ждать, пока они набегут, я встретил их огнем с двух рук.

Из автомата я полоснул длинной очередью в сторону набегавших бойцов, а из пистолета выстрелил несколько раз в Юлдашева. До него было далеко, да и прицельной стрельбе с двух рук, на ходу, стрельбе по македонски, я не был обучен. Впрочем, из пистолета я вряд ли попал бы с такого расстояния в майора даже в тире.

Майор убрался в подворотню, а зелегшие было бойцы, тут же опять выскочили из укрытий и бросились в мою сторону. Они торопились, я тоже. И им и мне нужно было скорее покончить с этим делом. Пальба почти в центре Москвы долго продолжаться не могла, через несколько минут должны были появиться менты, а это не входило ни в мои планы, ни в планы Юлдашева. Так что и они и я одинаково торопились покончить с этими неприятностями.

Разрядив обойму пистолета, я ухватил автомат двумя руками, и ударил длинной очередью. Пули взрыли землю под ногами наступавших, бойцы Юлдашева попадали, как трава под косой, а я оттолкнул растерянную Машу за спину и крикнул ей:

- Беги к вон той красной машине! Там дверца не заперта, и кажется, ключи в зажигании. Беги скорее!

- Мы ведь никогда не умрем, правда, Костя?! - выкрикнула она в отчаянии.

- Правда! - прокричал я, соврав ей последний раз в жизни.

Мне удалось огнем прижать бойцов Юлдашева к земле и загнать в укрытия. Я оглянулся и увидел, как Маша беспомощно дергает неподдающуюся дверцу машины, и бросился к ней на помощь.

Подбежав, я выстрелил в замок и рывком распахнул дверцу. Она вскочила в кабину и попробовала завестись. Ей это не удалось, я стоял возле дверцы, припав на колено, и следил за двором, поводя стволом автомата.

Маша ещё и ещё раз нажимала на стартер, машина не заводилась, и тут я увидел опять майора Юлдашева. Он появился откуда-то сбоку, стоял почти рядом возле гаража-ракушки, расставив широко ноги, и ждал, когда я его увижу. А когда я увидел его, он весело помахал мне и широко размахнувшись, как на учениях, выбросил вперед руку, и из неё полетела в нашу сторону, кувыркаясь в воздухе, увеличивающейся черной точкой, граната.

Я все понял, но слишком поздно. Майор проигрывал и теперь свирепствовал, убирая участников игры, заметая следы, уничтожая всех подряд. Он мстил, и мстил яростно и слепо. Я рванул дверцу машины и закричал:

- Вылезай! Скорее вылезай!!!

Последний раз я увидел глаза Маши. В глазах её, обращенных ко мне, была отчаянная надежда на меня. Но я был бессилен. Граната упала прямо под машину, майор знал свое дело, рванул бензобак, тут же в лицо мне ударила горячая волна огня, меня отбросило далеко в сторону от машины, я ударился спиной о землю, и на мгновение потерял сознание.

Очнулся я почти сразу же. Перекатился по земле и увидел на месте красной машины воронку и черные искореженные железки, которые дымились черной копотью. Звука не было. Я ничего не слышал. В уши мне вогнали пробки, наверное, контузия. Мне невероятно повезло, меня отбросило в сторону взрывной волной, и я уцелел. Только кожу на лице слегка опалило. Я уцелел, а Маша погибла. Как она была права! С этими деньгами нельзя было жить.

Но тем более теперь майор ни за что не получит эти деньги! Зеленые бумажки превратились для меня и для него в нечто большее, чем просто денежные знаки, на которые можно что-то купить. И для него, и для меня теперь это стало символом, необходимым и неоспоримым доказательством победы одного из нас над другим.

Я не собирался проигрывать. Теперь я просто не имел на это права. Я просто обязан был победить.

Встав во весь рост, я поправил сумку, подобрал с земли отброшенный автомат и отряхнул брюки. В голове гудело, земля качалась, как пьяный матрос на берегу, а мне было все до лампочки. Теперь я точно знал, для чего родился. Я родился для того, чтобы убить этого безумного майора, этого оборотня, которого учили защищать родину и людей, а он все это предал.

Расставив широко ноги, чтобы прекратить эту безумную качку, я передернул затвор и крикнул, сам не слыша себя:

- Выходи, майор! Ты и я, слышишь?! Выходи!

Я очень громко кричал. Но я не слышал себя и усомнился, а может и майор меня не слышит? Но во дворе началось какое-то движение, из-за машины сверкнули выстрелы, я даже не пригнулся, а пошел прямо на эти огоньки. Почему-то мне казалось, что меня не убьют.

Шел я на них, и только удивлялся, почему эти огоньки не попадают в меня. И когда догадался, что стреляют не в меня, удивленно обернулся, и увидел вставшую почти боком справа от меня, зеленую "ниву" из которой что-то беззвучно кричала Ира, отчаянно махая мне рукой. Все было как в немом кино. И я поспешил к машине, шатаясь на ходу, как пьяный клоун.

Ира буквально за рукав затащила меня в салон и захлопнула дверцу. Тут же врезала по газам и полетела со двора. Водила она классно. И такие закладывала повороты, что только шины свистели на виражах, а я только диву давался.

Машину сильно тряхнуло на колдобине, я едва не откусил язык, шея хрустнула, но зато пробки вылетели у меня из ушей. Я потряс головой и тупо, все ещё до концца не очухавшись, спросил Иру:

- Ты откуда взялась? И как ты узнала, где меня найти?

- Галя сбежала от нас, просто взяла и ушла. Она собрала патроны и сказала, что если мы пойдем за ней, то она пристрелит любого из нас. Сергей стал устраивать мне дикие сцены и закатывать истерики, он был перепуган и решил пойти в милицию. Он все скулил, что хочет жить, что ему уже на все наплевать, он готов сидеть в тюрьме, только бы жить. Просил меня пойти с ним и все подтвердить, подтвердить, что он не виноват, рассказать, какой он хороший. Я плюнула и пошла сама по себе. Я даже денег не взяла. Потом поняла, что погорячилась. К знакомым я обращаться побоялась, куда и как идти, совершенно не представляла. И я поняла, что кроме тебя мне не к кому обратиться, и никто кроме тебя мне помочь не сможет. Ну вот...

Говорила она отрывисто, сосредоточившись на вождении, внимательно наблюдая, нет ли за нами погони.

- Как ты меня нашла? Как ты догадалась приехать сюда?

- Сначала я поехала к твоему дому, а потом я вспомнила, что ты обещал вернуть документы старичкам. И как ты говорил, что у тебя есть ещё одно важное дело. Я почему-то решила, что ты обязательно вернешься сюда.

- Почему? - недоуменно спросил я.

- Не знаю, - откровенно призналась Ира. - Просто это в твоем характере.

- Откуда у тебя эта машина?

- Я украла её, - покраснев, призналась Ира. - Ну, так получилось. Это машина одних наших знакомых. Я проходила возле их дома и встретила подругу, она на минутку вернулась домой, что-то забыла, а по дороге вспомнила. Она очень спешила и попросила побыть возле машины. Ну, я и уехала. Они очень богатые люди, для них это потеря не смертельна. Если мы выберемся, я им верну деньги, или машину. Потом я подумала, что на машине нам, возможно, будет легче уехать из Москвы...

Она запнулась, опять покраснела, и смущенно добавила:

- Если ты согласишься мне помочь... Хотя бы выбраться из Москвы. Я не буду просить у тебя деньги. У меня в Ростове живут папа и мама, я им посылала деньги, они сначала не брали, а потом стали брать. После мама призналась, что они не тратили мои деньги, а открыли вклад, который мне же и завещали. Мама сказала, что это мне на черный день. Мало ли что может в жизни случиться... Вот случилось...

Она замолчала, сосредоточившись на дороге, а я больше ни о чем не спрашивал. Язык у

меня во рту распух, мозги тоже, лицо оплывало, веки натекали на глаза, в ушах шумели все океаны мира. Контузия давала себя знать. Я чувствовал, что уплываю в темноту, и только усилием воли заставлял себя держаться на поверхности.

И все же я провалился в эту темноту, именуемую забвением и дающую временное успокоение. Когда же пришел в себя, мы стояли. Я с трудом открыл глаза, в которые словно песок насыпали, и подумал, что у меня опять в ушах пробки, так было тихо. Но после я услышал близкий детский смех и понял, что с ушами у меня все в порядке, а мы просто стоим.

С трудом осмотревшись по сторонам я увидел, что стоим мы в уютном тенистом дворике, загороженном домами, я даже не сразу понял, как Ира сюда въехала. Прямо перед нами был большой прямоугольник детской площадки, обсаженный деревьями, с песочницами, качелями, игрушечными теремками, горками и бревенчатыми домиками.

Ира сидела рядом, скрестив на руле руки и опустив на них подбородок, и смотрела на играющих детей большими глазами. Такими же большими, как были у Маши.

Были... В сердце мне кольнуло.

Я вспомнил все, и на глаза навернулись тяжелые слезы, не дающие облегчения. И у Ирины в глазах стояли слезы. И это меня удивило.

- Почему мы стоим? - спросил я чужим голосом.

Ира вздрогнула, она думала, что я нахожусь в забытьи. Она поспешно отвернула от меня голову, и ответила, стараясь незаметно смахнуть слезинки:

- Бензин кончился, я сюда еле заехала. Где ближайшая заправка я не знаю. Денег у меня нет. И куда ехать?

Оставив её вопросы без ответа, я ещё раз спросил сам.

- Почему ты плачешь? Что случилось?

- Я? - попыталась отказаться она, и тут же передумала. - Это так. Просто у меня тоже должен был быть ребенок...

Она замолчала и украдкой ещё раз обмахнула ресницы.

- Извини, я не знал, - неуклюже попытался я как-то сгладить неловкость.

- Откуда ты мог знать это? - печально улыбнулась Ира. - И зачем тебе было бы знать это? И зачем вообще нужно кому-то знать что-то о чужом прошлом? Это же не более чем прошлое. Нужно видеть настоящего человека в настоящем времени. Мир меняется, и человек меняется. Каждый человек это отдельный мир.

Она замолчала, продолжая смотреть на детей, играющих на площадке. У неё было очень усталое, измученное лицо. И я подумал: сколько же пришлось испытать за свою жизнь, и особенно за страшные последние дни, этой редкостно красивой женщине, какую цену она заплатила за свою красоту и внешнее благополучие. И какую страшную, невозвратную сумму заплатил я за многократно украденные деньги.

Нет, неправда, что Белая Кобра, охраняющая сокровища, пережила свой яд. Укус Белой Кобры по-прежнему смертелен, только после её укуса не умирают мгновенно. После её укуса становятся живыми мертвецами.

Как же отвратно все устроено, если сегодня даже будущее свое можно купить только за деньги. Так или иначе, все стало действительно измеряться рублем. А эти деньги нажиты на чужом горе, оплачены многой кровью.

И впервые я подумал о том, что мое будущее, если оно и будет безбедным материально, будет очень одиноким и печальным. Это будет горькое будущее. Я теперь, наверное, навсегда обречен вспоминать. И воспоминания мои будут грустными и тяжелыми. Да, не получится у меня веселого праздничного будущего, о котором я мечтал.

Не бывает бесплатной удачи.

- Ну что, пойдем? - спросил я Ирину.

- Пойдем, если ты в порядке, - легко согласилась она. - Только куда нам идти?

- За деньгами. За твоей долей, - ответил я.

- Ты действительно знаешь, где деньги и кто их взял? - удивилась она.

- Думаю, что да, - уклончиво ответил я.

- Тогда почему ты не взял их сам? Там же в несколько раз больше, чем есть у тебя.

Я подумал об этом и ответил ей, как ответил бы самому себе.

- Это были не мои деньги. Меня и без того укусила Белая Кобра. Так как, пойдем?

- Кто тебя укусил? - удивилась испуганно Ира.

- Это не бред, - успокоил я её. - Это аллегория. Так, глупости. Не бери в голову, я тебе потом расскажу.

Она смотрела на меня немного удивленными, чуть-чуть заплаканными глазами, и её полные красивые губы шевельнулись, она неожиданно подалась в мою сторону, словно хотела что-то сказать мне.

Но она ничего не сказала. Она вдруг остановилась и спросила.

- Эта красивая женщина, там во дворе. Которая сидела в машине. Кто она?

- Это моя жена.

- Прости, - она положила свою узкую ладонь на мою руку и слегка пожала сильными гибкими пальцами.

Я поблагодарил её кивком головы и, мягко высвободившись, полез из машины. Выйдя, я

стал отряхиваться, а Ира зачем-то запирала машину.

- Брось, зачем ты её запираешь? - спросил я.

- Это же чужая машина, - не поняла моего вопроса Ира. - Ее найдут и вернут владельцам, и мне не будет так стыдно. А что?

Я ничего не успел ответить. Опасность я почувствовал спиной, нервами, инстинктом. Не разгибаясь я делая вид, что продолжаю старательно чистить одежду, и ничего вокруг не замечаю, я поднял глаза ни Иру и тихо попросил:

- Запирай машину, а сама посмотри, что происходит у меня за спиной. Только медленно и очень осторожно, чтобы было незаметно.

Она удивленно распахнула и без того огромные, как небо, глаза, но в точности сделала все так, как я просил. Характер у неё был что надо. Оказывается, быть красивой - нелегкая профессия, требующая определенной школы выдержки. Она опустила глаза, и только по тому, как побледнели её щеки и слегка задрожали ключи в руке, я заметил, что она взволнованна и что моя интуиция оказалась права и на этот раз.

- Кто и сколько? Где они? - отрывисто спросил я, стараясь не тратить лишних слов, что в подобных ситуациях крайне важно.

Ира все поняла и сделала вид, что машина не запирается. Она открыла и ещё раз прихлопнула дверцу, повертела ключ, быстро осматривая двор.

- Две группы, по три человека пошли в обход детской площадки к нам, а ещё трое стоят прямо перед нами, то есть, за твоей спиной, собираются пойти напрямик. Пока стоят в подворотне. Один из них высокий, с длинными седыми волосами. Остальные молодые, здоровые, в кожанках. В кроссовках, в тренировочных штанах. Стриженые.

Я и сам уже все понял. На этот раз нас достали братки Корнея. Где-то они нас вычислили, не иначе, как связи с ГАИ помогли, наверняка по номерам угнанной машины сообразили, машину-то Ирина увела у подруги, а та, естественно, знала её имя и фамилию. Вот этого-то я своей контуженой башкой и не учел.

В такой пиковой ситуации оставалось только лихорадочно считать варианты. Конечно, самым разумным было бы укрыться за машиной, и пускай меня оттуда братки до второго пришествия выковыривают. Я бы дал им прикурить. Это не бойцы Юлдашева, для них огневой контакт не так привычен.

Но затевать бой возле детской площадки было бы безумием. Я сам не снайпер, а эта братия тем более начнет палить во все стороны, во все что движется и шевелится. От шальных пуль наверняка пострадали бы дети, которые в случае перестрелки с перепугу не станут падать на землю, как это сделали бы взрослые, а в поисках защиты, станут разбегаться в разные стороны и обязательно попадут под огонь.

Медленно, стараясь не делать резких движений, оглядевшись, я увидел, что невдалеке от нас невысокий кирпичный забор, за которым виднелась кровельная крыша какого - то маленького предприятия. Да, зажали нас. И тут я заметил кое-что. Появился один безумный, но в данной ситуации, наверное, единственный, шанс.

- Ты как со спортом? - спросил я Иру.

- Занималась спортивной гимнастикой, люблю играть в теннис, а что? не удержалась она от вопроса.

- Спортивной гимнастикой, это хорошо. Это как раз то, что нам нужно. За твоей спиной кирпичный забор. Я постараюсь отвлечь этих уродов на себя, а ты, как только начнется заварушка, поворачивайся и сразу же справа увидишь возле забора ящики. По ним можно забраться и перепрыгнуть за забор. Там какое-то предприятие, беги в цех, или что там есть, уходи.

- А ты? - взволнованно спросила она. - Я боюсь оставаться одна.

- Я выберусь, - уверенно заявил я. - Я волк битый. К тому же мне ещё майору должок вернуть нужно по полной программе. Так что я теперь раньше него ни в коем случае не погибну, не волнуйся за меня.

- Где мне тебя искать после всего? Где ждать?

- В Старосадском переулке, - подумав мгновение, сказал я.

Других адресов, известных и мне и ей, у меня в голове не было.

- Останься живым, - попросила она. - Страшно остаться одной. Совсем одной. Ты понимаешь меня?

- Я постараюсь, - пообещал я не очень уверенно и перестав отряхиваться, медленно повернулся к бандитам лицом.

Увиденное мне совсем не понравилось. Мне даже некуда было увести их от детской площадки.

Ничего лучше не придумав, демонстративно поправил автомат, бандиты заметили это, а я на это и рассчитывал. Я уже видел, как один из них, в подворотне напротив, показывает в мою сторону Корнею. Тот тянул, как стервятник, длинную шею, выпячивал подбородок, и рвал меня на части когтями тигриных глаз.

Я поймал его взгляд, выразительно ткнул себя пальцем в грудь, похлопал ладонью по сумке на боку, и тут же указал пальцем на него, а после провел большим пальцем у себя по горлу.

Бандиты от такого нахальства рты поразевали. А я попер через детскую площадку прямо

на опешивших бандитов, которые растерянно остановились, хватаясь за карманы. Я шел, словно не замечал их движений, демонстративно заложив руки за спину.

Один из стоявших рядом с Корнеем молодчиков, когда я уже дошел до середины, потянул все же пистолет из кармана. У меня в груди похолодело. Я был как раз в самом центре детской площадки. Не придумав ничего другого, я погрозил бандиту кулаком, яростно постучав согнутым пальцем по лбу.

Малый растерянно оглянулся на Корнея, который смотрел на меня с нескрываемым интересом, не понимая, что же я затеял. Возможно, он решил, что я иду сдаваться, взгляд его прикован к сумке у меня на плече, поэтому он и не дал команду расстрелять меня. На что-то подобное я и рассчитывал. Похоже, сработало. Война, она кого хочешь, психологом сделает. Впрочем, психология Корнея, это примитивная психология пахана. Сейчас есть авторитеты и покруче, и поумнее этого отмирающего мамонта с желтыми бивнями.

Возможно, все прошло бы именно так, как я задумал, и мне удалось бы вывести бандитов со двора, или хотя бы оттянуть их на себя в подворотню. Но всего не может предвидеть даже сам Господь Бог, иначе стал бы он лепить нам подобных!

Когда я почти поравнялся с Корнеем и его бандитами, стоявшими перед подворотней, у одного из них сдали нервы. Не знаю, что уж там ему примерещилось, но он рванул руку из кармана и дважды выстрелил в мою сторону.

Пули ушли мимо, несмотря на то, что стрелял он почти в упор. Но тут же потащили пистолеты из карманов и остальные братки. Я рванул автомат с плеча, и направил его на стоявших передо мной Корнея и его охрану. Пистолеты остались в карманах, а стрелявший, когда ствол автомата почти уперся ему в живот, разжал пальцы и выронил пистолет на асфальт. Он, несмотря на косую сажень в плечах, был совсем ещё мальчишка. У него даже вместо щетины вился пушок на подбородке.

Братки Корнея остановились в растерянности, они явно не успевали достать оружие, а на них смотрел ствол моего "скорпиона". Но тут возле моих ног вонзилась в землю пуля. Я оглянулся и увидел, что огонь открыли братки из той группы, что огибала детскую площадку слева.

Они не придумали ничего лучше, чем открыть стрельбу через всю площадку, побежать сюда они побоялись. Им было наплевать, что это могло стоить жизни их стоявшим передо мной соратникам, черт бы с ними, пускай бы убивали своих подельников, обезопасив от них меня и все остальное человечество. Но они, стреляя через площадку, могли попасть в детей, которые оказывались на линии огня.

Один из них ещё раз пальнул через площадку, на которой уже поднялась паника, и двор наполнился детскими воплями и ревом. Я с ужасом представил себе, что будет, когда на эти вопли прибегут перепуганные мамаши и бабушки. А в том, что они прибегут, у меня не было никаких сомнений.

Оглянулся посмотреть, ушла ли Ира, и с удивлением увидел, что не ушла. Она неслась на длинных ногах навстречу палившим через сквер браткам, наперерез пулям, словно хотела прикрыть всех детей на площадке своим роскошным телом топ модели. Она беспорядочно размахивала в воздухе руками и кричала на них:

- Не стреляйте! Не стреляйте же, уроды! Здесь дети! Нельзя стрелять в детей!

Она все же поймала пулю, которая могла попасть в детей. И она упала, споткнувшись, ловя руками воздух, возле песочницы.

Это было уже слишком. Все. У меня остался с этими ублюдками только один разговор. Я поднял автомат, целясь в этих уродов, но вместо того, чтобы выдать бойкую очередь, затвор клацнул, сообщив мне, что патроны закончились.

Выругавшись, я отбросил никчемный автомат, и широкими шагами направился в подворотню, прямо на Корнея и его выдвинувшихся вперед охранников. И случилось странное: братки попятились. Вместо того, чтобы героически загораживать спинами своего пахана, они сами переместились ему за спину. Оробевший и растерявшийся от моего такого наглого поведения, Корней засвистел в два пальца, призывая на помощь остальных, и застрявшие во дворе братки бросились все же к подворотне.

А я тем временем подошел почти вплотную к Корнею и его охраннику и вполне мог пристрелил его охранников. С такого расстояния только этот молокосос, бросивший пистолет, мог промазать.

- Ну что, сукин сын? - прошипел я Корнею, испуганно прижавшемуся к стене, готовому вообще влезть в нее. - Страшно тебе? Тебе передали, паскуда, что я больше не буду вас оставлять в живых? Передали?

Корней судорожно сглотнул и кивнул. Я подошел к нему вплотную и приставил пистолет ему прямо под подбородок, задрав ему стволом голову. В его выпученных глазах визжал, кувыркался и корчился страх.

- Я не стану тебя убивать, - еле сдерживаясь, сказал я, и уточнил. Не радуйся, это только сегодня не стану. Я тебе кое-что расскажу, а убью я тебя после. Только так и знай, что убью я тебя обязательно. А пока слушай и запоминай.

Мне было что рассказать Корнею про майора. И я ему рассказал. Рассказал толково и кратко, прикрываясь им, как щитом, повернув его спиной к подошедшим браткам, которые так и не решились напасть на меня, пока я говорил с Корнеем.

Рассказал я ему все, что знал про майора, и все о чем догадывался. Я только не сказал Корнею, где деньги и наркотики. Деньги эти он не заслужил, за эти деньги кровью расплачивались, а наркотики они и есть наркотики. Нечего их отдавать обратно, ещё привезут.

Всё рассказав ему, я оставил его в живых, хотя больше всего на свете мне хотелось его убить. За Ирину.

Я не выдержал, и через плечо высокого Корнея взглянул на площадку, на которую уже сбегались люди. Я заметил, что Ирина, которую поддерживали под руку, встала с земли, и у меня с души камень упал. Если бы погибла ещё и Ирина, я вообще не знал бы как с этим мне жить дальше.

Корнею тоже очень хотелось убить меня. Не меньше, чем мне его. Я смотрел в пустые глаза Корнея. В глаза, налившиеся кровью, прищуренные, со зрачками, сузившимися до размера булавочной головки. Зрачками, в которых жила сконцентрированная ярость, бездонная, как глубина его темных зрачков.

Я заглянул в его глаза и теперь знал, какие глаза у меня. И я понял, что действительно убью майора.

Рассказывая Корнею про майора, я сам не знал, что этому авторитету и так почти все известно про Юлдашева. Он в тот момент знал даже больше, чем я. Но у Корнея хватило ума промолчать, не показать мне, что все, что я ему рассказал, он знает. Я же пересказал все это ему для того, чтобы боссы Юлдашева, наркобароны, приговорили его к смерти. Это было моей гарантией того, что если я не успею добраться до сумасшедшего майора, его все равно прикончат. Мафия в живых не оставляет. У неё для этого достаточно средств и людей.

Закончив свой краткий рассказ, я велел беспокойно оглядывавшемуся на быстро заполняемый народом двор Корнею приказать его бойцам отойти подальше от нас.

- Ты убьешь меня, - отрицательно помотал головой Корней.

От него пахло страхом. Страх прогнул его.

- Если бы я собирался убить тебя, я бы уже сделал это, - возразил я. Я убью тебя, не сомневайся. Только это будет потом. Приказывай своим отойти.

Корней подумал и согласился. Он приказал, и его парни отошли, а мы с ним вышли из подворотни. Я прикрывался им.

- Где машина? - спросил я.

Впрочем, мог бы и не спрашивать. Возле подворотни стояли три новенькие "девятки" одинакового, на этот раз небесно голубого цвета.

- Ключи давай, - приказал я ему, ткнув кулаком под ребра.

Корней покривился, но выдержал и молча протянул мне ключи. Я помотал головой.

- Открывай, - велел я ему, не опуская пистолет и держа его на прицеле.

Корней что-то неслышное прошелестел в ответ губами и открыл дверцу, я кивком одобрил его действия и выдал ему следующую инструкцию:

- Заводи, да поскорее.

Корней сел в машину, я сел с другой стороны, он стал заводить машину, а я так и держал его под прицелом, оглядываясь по сторонам.

Когда он завел машину, хотя и с третьей попытки, настолько сильно он нервничал, я кивком велел ему выходить. Я сам собрался пересесть за руль. Вот тут громыхнул выстрел, меня толкнуло в спину, а ещё одна пуля чиркнула по крыше машины. Я не стал оглядываться, а вытолкнул Корнея из машины, сам же, быстро пересев за руль, рванул с места.

Пропетляв по улицам, убедившись, что мне удалось оторваться от погони, я почувствовал жгучую боль в спине под правой лопаткой. Боль становилась невыносимой, она жгла изнутри. Надо было посмотреть, что за дырку во мне проделали. Ощупал себе грудь спереди, убедился, что пуля прошла не навылет, и несколько огорчился. Пулю нужно было извлекать, сам я это сделать не мог, а обращаться в больницу было равносильно тому, чтобы пойти, и кому-нибудь из преследователей сдаться. Повертел головой, нашел подходящий тихий дворик и встал там.

И как только выключил мотор, тут же почувствовал, как ко мне возвращается контузия, усиленная ранением в спину, волной накатывая на меня, затыкая мне уши, нахлобучивая мне на голову темный плотный мешок.

Я отчаянно сопротивлялся, но попытка вынырнуть мне не удалась, я успел только запереть изнутри дверцы машины и тут же отключился.

Глава тридцать первая

Люди Юлдашева без труда отыскали совершенно ничего не подозревавшего Леонтия Карловича. Отыскать его было просто. Во дворе каждый знал неунывающего старичка. Он был дворовой легендой. Как же! Один из лучших театральных гримеров России, гримировавший лучших и известнейших актеров, бывший на "ты" с кумирами театра и кино.

Его адрес назвал первый же встретившийся во дворе паренек. Сам же Леонтий Карлович

широко и радушно распахнул железные двери, поставленные ему заботливым сыном, даже не спросив, кто пришел.

Он не думал, что смерть войдет к нему в двери. Он думал, что умрет в постели, во сне. Так умерли почти все его сверстники.

Он не сразу понял, чего добиваются от него эти ворвавшиеся в дом головорезы. Сначала он принял их за грабителей и попытался убедить их в том, что брать у него совершенно нечего, что господ грабителей, вероятно, ввела в заблуждение железная дверь. Но у него абсолютно нечего взять. Просто абсолютно нечего.

И только тогда, когда бандиты перевернули вверх дном его маленькую квартирку, вспоров и разломав все, что только под руку подвернулось, и стали расспрашивать куда делся человек, которого он загримировал и помог уйти от милиции, Леонтий Карлович сообразил, что это явились по мою душу.

Он сразу и честно признался, что совершенно ничего не знает про людей, обратившихся к нему за помощью. Он видел их в первый и последний раз в жизни. Они ему ничего не оставляли. Он у них ничего не спрашивал. Они ему ничего не рассказывали. Так что он понятия не имеет, где их искать. А если бы и знал, все равно не сказал бы.

Вот это он сказал озверелым бандитам совершенно зря. Они принялись мучать его, а это они умели, прошедшие войну в Чечне и прогулявшиеся по другим горячим точкам. Прежде чем остановилось слабое сердце Леонтия Карловича, им все же удалось узнать от него, что он отдал мне документы своего внука, которые я обещал ему вернуть.

После этого Леонтий Карлович умер. Бойцы Юлдашева стали вызванивать своему шефу, чтобы сообщить о результатах. Но не могли пробиться. Волна была занята.

Юлдашев разговаривал. Когда он взял трубку, он услышал знакомый голос, от которого бывший майор даже вздрогнул, настолько он не ожидал услышать этого человека.

- Здравствуй, Каракурт, - проговорил вкрадчивый бесцветный голос. Это Султан с тобой говорит. Я пришел за тобой с того света. Я же говорил тебе, что меня нельзя убить, а ты не верил. Теперь ты мне веришь, майор?

- Что тебе нужно от меня? - грубо прервал его Юлдашев.

- Мне нужна твоя жизнь, - все так же размеренно произнес Султан. - Я же сказал тебе, что я пришел за тобой с того света.

- Значит, я не добил тебя, собака?! - ухмыльнулся Юлдашев. - А жаль! Тебя уже заждались в аду, пора, брат, пора, параноик. Ну ничего, это дело поправимое. Учти, в следующий раз ты живой не уйдешь. Это тебе я говорю, майор Юлдашев.

В трубке раздался сухой смех.

- Какой ты майор? Ты убийца. Ты белый волк.

- А ты кто в таком случае? - брови Юлдашева поползли вверх. - Ангел, что ли? Не тебя ли прозвали Султан-людоед?

- Мои убитые на моем сердце, - равнодушно отозвался Султан. - Я не боюсь смерти. Я давно уже умер. Я сам смерть. А ты бойся, я иду за тобой. Ты убил моего брата Рамиза и его племянника. Помни об этом...

Юлдашев не успел ничего ответить, не дожидаясь этого, Султан отключился. И тут же ворвался в эфир голос его помощника, отправленного им в дом, где жил гример Леонтий Карлович, который помог нам с Ириной уйти и поплатился за это жизнью.

Майор выслушал все, что ему рассказали, сцепив зубы, и приказал ждать его прибытия во дворе, не прекращая наблюдения. Он сказал:

- Этот ублюдок Костя Голубев обязательно вернется туда.

- Почему ты так решил, майор? - удивился его собеседник.

- Я чувствую. Я начал чувствовать его. Я знаю это потому, что он не такой, как другие. Он такой, как я, такой, как Султан. Султан назвал меня белым волком, а на самом деле он сам белый волк. И этот самый Костя тоже белый волк. Это волки, презирающие стаю, волки, живущие по собственным законам. Но это не звери, это воины. Он вернется.

- Но почему?

- Он обещал старику вернуть документы его внука, - твердо ответил Юлдашев.

Он отключился и скомандовал своему водителю:

- Не спи, замерзнешь. Поехали.

И назвал адрес.

Потом был короткий бой во дворе, когда этот самый Костя Голубев попал в мышеловку, майор сам подорвал его машину, только случай спас этого невероятного везунчика, по другому майор про него не думал. Он не мог даже представить себе, что какой-то плохо обученный солдат, случайный наемник, попадавший из одного плена в другой, может противостоять хорошо обученным профессионалам, отработавшим в диверсионных группах.

Как бы там ни было, но и на этот раз дура фортуна вывела своего любимчика из мышеловки уже через захлопнутую дверцу. Откуда-то появилась эта чертова баба в автомобиле, которая буквально из рук Юлдашева вырвала этого самого Костю.

Попробовав организовать погоню, майор едва не нарвался на милицейские патрули, спешившие к месту перестрелки, и ему самому пришлось уходить от ментовской погони, при этом

потеряв один экипаж, который все же загнали в тупик менты. Юлдашев даже не смог прийти им на помощь, потому что его самого гнали по Москве, и только выучка его личного водителя помогла его машине с большим трудом все же уйти.

Только через час ему удалось связаться со второй группой, которая так же успешно ушла, а вот третья группа была частично уничтожена, частично захвачена. Это был финиш. Именно в этой группе был один из наиболее осведомленных людей Юлдашева. Бывший майор не питал пустых иллюзий и сразу же предположил, что его сдадут. Так что детали захвата миллиона долларов и крупной партии наркотика станут достоянием органов. Дело было во времени. Но было это неизбежно.

Теперь, узнав про смертоносный порошок, который могут запустить по Москве вместо наркотика, знали, или в ближайшие часы узнают, органы. Для Юлдашева это означало только одно: сматываться из Москвы, и чем скорее, тем лучше. Еще немного, и начнется настоящая Большая Охота.

Возможно, Юлдашев так и поступил бы. Тем более, что он считал, что на этот раз потерял все концы к дальнейшим поискам. Его соглядатаи давно потеряли след, а возле дома, где произошла схватка людей Юлдашева и Кости, оборвалась последняя ниточка.

Бывший майор совсем уже собрался скомандовать отбой, распустить большинство людей, и с парой самых верных и опытных бойцов уходить в глухомань, залечь там на время, притаиться, чтобы после вынырнуть. Кое какие сбережения у Юлдашева были, на черный день лежали деньги на счетах в разных городах России, да и не только России.

Юлдашев уже окончательно решился, когда опять на связь вышел Султан.

- Слушай меня, Каракурт. Я дарю тебе подарок. Только что твой беглец вступил в бой с Корнеем. Он ушел, но его ранили. И я могу тебе сказать, где найти его.

- Почему я должен тебе верить?! - воскликнул Юлдашев.

- Можешь не верить, - равнодушно отозвался Султан. - Тогда уезжай за границу, как ты хотел.

Бывший майор даже плечом передернул после этих слов. Чертов Султан! Может быть, он действительно порождение ада? Не зря про него ходили такие слухи.

- Зачем тебе оказывать мне услуги? - ещё раз спросил Юлдашев.

- Я не тебе услугу оказываю, - возразил Султан. - Я себе услугу оказываю. Говорю тебе, где искать то, что тебе нужно, а сам буду знать где то, что мне нужно. Мне нужен ты, Каракурт...

- Да отцепись ты от меня с этой дурацкой кличкой! - разозлился бывший майор. - Терпеть её не могу!

- Почему? "Черный паук" тебе очень даже походит, - не согласился Султан. - Ты не о том думаешь, Каракурт, ты поезжай, скоро темно будет.

Глава тридцать вторая

Когда я с трудом пришел в себя, то сразу понял, что дела мои не блестящи. Во рту было сухо, губы казались потрескавшимися, язык распух. Все говорило о том, что рана вызвала воспалительный процесс. Поднимался жар, и в придачу сказывалась контузия, уши периодически закладывало, а голову стягивал жестокий обруч.

Расстегнул куртку и рубаху, осмотрел ещё раз грудь и не нашел выходного отверстия. Прощупал, острой боли нигде не было, значит, пуля сидит где-то не очень глубоко в спине, а не застряла, как я надеялся, под кожей на груди, или возле ребер. Это было совсем худо. Самостоятельно извлечь пулю из спины я не смог бы ни при каких условиях.

Превозмогая боль, я осмотрел в машине салон и нашел аптечку, которой не преминул воспользоваться. С помощью зеркальца заднего обзора, основательно повертевшись, принимая самые нелепые позы, мне удалось увидеть рану. Под правой лопаткой темнела небольшая дырочка, совсем маленькая, но края раны заметно воспалились и покраснели. Крови почти не было и это, пожалуй, самый неприятный момент, рана не сквозная, и значит кровотечение внутреннее. Нужно обратиться к врачу, но сделать этого я не мог, это было равносильно самоубийству.

Но чувствовал я себя настолько скверно, что вопреки собственным опасениям, решил поехать отлежаться. И когда ленивым, спящим мозгом я пытался сообразить, где бы мне это лучше всего сделать, я вспомнил про бомжатник в Старосадском переулке. Больше никаких адресов у меня не оставалось. Я решил последовать солдатской мудрости о том, что в одну и ту же воронку снаряд дважды не попадает, хотя и знал, что правил без исключения не бывает. Но выбора не было, так что туда я и поехал.

Машину я бросил на Маросейке, в первой же подворотне, поставив её поперек, чтобы сразу же привлечь внимание ментов. Когда стал выходить, вспомнил Ирину и тщательно запер двери, предварительно оставив под щеточкой дворника нацарапанную наспех записку, в которой я сообщал все, что знал, про Юлдашева и прочих.

Заперев машину, я сам стал спускаться вниз, петляя по переулкам. Меня мотало по тротуару, и редкие прохожие удивленно оглядывались на меня, на всякий случай переходя на противоположную сторону улицы.

Было ещё не очень темно, а видок у меня для прогулок по Москве был тот еще: помятая

одежда, разорванные на коленях брюки, а за спиной новенький яркий капроновый рюкзак, в котором лежала спортивная многострадальная сумка со всем её содержимым, за которым гонялись по всей Москве уже, наверное, несколько сот человек в общей сложности. Этот рюкзак и его содержимое был мой крест. А вернее пресловутый чемодан с оторванной ручкой, который и нести невмоготу, и бросить жалко.

Шел я, шатаясь, по кривым переулкам, и чтобы удержать себя наяву и не потерять сознание, рассказывал сам себе дурашливые стихи, которые выплыли в моей памяти непонятно откуда, но словно про меня были написаны:

В переулке глуховатом

пляшет ветер на свече,

там гуляет Гном горбатый

с Гулливером на плече.

Толстой палкой суковатой

подпирает сам себя,

тяжело идти, ребята,

свою ношу не любя.

Гномы в нашем переулке

жизнь ведут в одном ключе:

все выходят на прогулки

с Гулливером на плече.

Чтец-декламатор из меня был никудышный, да и помогало это мало, при чтении вслух я поневоле переходил на размеренный чеканный ритм и под него начинал терять сознание и тонуть. Однажды мне даже пришлось сесть прямо на тротуар и сидеть несколько минут, виновато улыбаясь спешащим перейти на другую сторону гражданам.

После этого я плюнул на конспирацию и пошел дальше не петляя. Я понял, что если не доберусь до дома, то рухну прямо посреди мостовой. Я заспешил, насколько мог это сделать в моем состоянии, и вскоре оказался в нужном мне месте.

Не заходя в подворотню, я осторожно осмотрелся. Как я и предполагал, никакой охраны во дворе не было. Флигель я раздолбал как Бог черепаху, на его месте осталась одна закопченная стена, остальное лежало у моих ног грудой битого кирпича. Не глядя по сторонам, я подошел к дому, и проник через знакомое окно внутрь. Там я прошел в ту самую квартиру, откуда мы все ушли сегодня ночью.

Шел я уже буквально по стеночке. Перед глазами у меня плясали оранжевые огни, я кое-как, не смея наклониться, собрал на полу ногами в одну кучу матрасы и тряпье, хотел ещё что-то найти, но потерял сознание и рухнул вниз лицом прямо на эти раздрызганные отрепья.

Наверное, мой обморок перешел в сон, потому что проснулся я часа через два, посвежевшим и немного отдохнувшим. Гудение в башке почти полностью прекратилось, только уши были ещё частично забиты ватой. Попытался осторожно повернуться и моментально скрючился. Рана в спине тут же дала о себе знать злой и острой болью. Пришлось скинуть рубаху и ещё раз перевязать рану. Я намотал побольше бинта и завязал его потуже. Конечно, все это было малоэффективно, но что я ещё мог сделать? Если бы рана была спереди, я бы достал пулю сам, но как я мог вытащить её из спины?

Подумал, а не стоит ли мне что-то съесть, но даже при одной только мысли о еде к горлу подкатила тошнота. Встал на ноги, чувствовал я себя увереннее, прошел на кухню и напился воды из-под крана. Взгляд мой упал на газовую плиту, и я машинально повернул кран. К моему удивлению раздалось шипение, и я поторопился повернуть кран обратно.

Вот уж воистину страна чудес и непуганых идиотов! Рядом разнесло по кирпичу выселенный флигель, ясно, как день, что взрыв произошел от утечки газа, нет чтобы перекрыть газ в другом доме, тоже пустом, так никто и не подумал этого сделать.

Впрочем, в моем возрасте пора бы уже перестать удивляться, но такая это страна, что сколько живешь в ней, столько и удивляешься. Кажется, что уже ко всему привык, что чудней уже не придумаешь, так нет же, что-то да всегда случается чуднее того, что было вчера.

Вернулся из кухни в комнату и заметил в углу, там где сидели ночью Серега с Лешкой, бутылку с остатками водки. Она была заботливо поставлена в угол.

Я взял её, посмотрел на свет и медленно запрокинул содержимое в рот. Водки было совсем чуть-чуть, но она оживила меня, разогнала кровь и взбодрила. У меня даже проснулся аппетит, и я с удовольствием перекусил и выпил кофе.

Стоял я у окна, смотрел в кирпичную стену и вспоминал свои грустные вчерашние мысли по поводу этой самой стены, и стало мне нехорошо. Действительно, все складывалось так, что чем дальше, тем больше все походило на путь в тупик, на это вот окно, которое открываешь, а за ним вместо неба - стена...

Мои печальные размышления прервал тихий шорох внизу. Выйдя бесшумно к дверям квартиры, я прислушался. Кто-то влез в окно и теперь шел к лестнице.

Быстро вернувшись в комнату, я подхватил с пола рюкзак, поспешно натянул рубашку, затолкал ногой под тряпье использ