Book: Небо в звездолетах



Небо в звездолетах

Ричард К. МЕРЕДИТ

НЕБО В ЗВЕЗДОЛЕТАХ

Глава I

Он никогда не видел столько народу на Лунном Терминале и никогда не видел такой молчаливой толпы. Здесь, на Луне жизнь пока выглядела нормальной; не было видно следов бомбежки, вокзальные служащие и их электронные помощники продолжали работать как обычно. Правда, он обратил внимание на необычно большое количество военных, но они, по большей части, не принадлежали молчаливой толпе. Большая часть из них стояла вдоль стен, в своих темно-зеленых федеральных униформах и с безучастным выражением на лицах.

Но по выражению на лицах людей можно было судить, что они испытывают страх граничащий с паникой. Насколько он мог понять, большинство из них были беженцами, которые только что прилетели на Луну с далеких звездных миров. Они знали, что происходит Там и что вскоре произойдет здесь – это их и пугало.

Он повернулся и посмотрел сквозь прозрачный купол покрывавший эту секцию огромного приземистого Лунного Терминала. Резкие черные тени на космодроме постепенно удлинялись по мере того, как Луна поворачивала к Солнцу свою обратную сторону. Там, на лунной поверхности, почти в полном вакууме, сверкая в послеполуденных лучах жгучего солнца, лежал звездолет, который доставил его с Одина обратно на Землю. Теперь он лежал тихо и спокойно, как некое огромное, металлическое морское чудовище, которое вышвырнул на этот южный неприветливый берег Моря Спокойствия ужасный шторм. Он сомневался в том, что это огромное чудовище когда-либо вновь нырнет в океаны пространства. Капитан Роберт Л.Джанас Межзвездной Торговой Компании, заведующий Главным Терминалом МТК на Одине, в недавнем прошлом, капитан звездолета МТК “Президент Рейган”, землянин по происхождению и космонавт по призванию, смотрел в черное лунное небо на полу-диск Земли, который висел там, как яркая разукрашенная игрушка на фоне черной материи, обсыпанной блестками звезд.

“До сих пор ей везло, – думал он, – но теперь удача покинула ее”. Он прошептал про себя что-то среднее между молитвой и ругательством и хотел уже было отвернуться, когда его внимание привлек поднимающийся ввысь огонек.

Один за другим, дюжины огоньков отраженного света, флот, нет, армада звездолетов поднялась в лунное небо откуда-то из широких просторов Моря Спокойствия. Он знал, что это были за корабли, знал их задачу и названия. По его спине пробежал холодок. Он называл их имена по мере того, как они поднимались на лунную орбиту и дрейфовали там ожидая остальных. Сейчас взлетали “Маратон”, “Белью Вуд”, “Бул Ран” и “Эджинкорт”, следом за ними – “Саламис” и “Эргон Форест”, потом “Порк Чоп Хилл”, “Ватерлоу” и другие корабли со столь же звучными именами. С Луны поднимались сливки космического флота Земной Федерации, самые мощные тяжелые крейсеры межзвездного пространства.

Джанас знал, что там, на орбите, они встретятся с поднявшимися с других лунных космодромов звездолетами истребителями, носившими имена “Северная Каролина”, “Мститель”, “Виктория”, “Бисмарк”, “Ройал Вильям”, “Худ”, “Ямато”, “Алабама”, а так же сотни других.

Они встретятся на лунной орбите и отправятся к звездам, туда, где в кромешном межзвездном вакууме, среди чужих миров они встретятся с другим флотом, состоящим из кораблей, которые носят похожие имена, ведомых людьми, точно такими же, как они сами, и тогда состоится битва. Великое Восстание достигнет своего апогея. И что потом?

Джанас задумался о том, что же будет через несколько месяцев. Будет ли, к примеру, работать Лунный Терминал? Вообще, будет ли он существовать? Чьи корабли будут парить в этом черном небе? А Земля? Останется ли она такой же зеленой и голубой, или ее материки будут засыпаны пеплом, а океаны покрыты облаками пара?

Роберт Л.Джанас, Капитан Межзвездной Торговой Компании, находился в самой середине своего жизненного пути, в этом 979 году с начала существования Федерации, или в 3483 году согласно старому календарю. Он был высоким мужчиной атлетического телосложения, довольно необычного для того района Северной Америки, откуда он был родом, но его мать происходила от смешанных рас, живших на широких просторах Азии и, видимо, ее кровь обильно текла в его жилах. Лицо его состояло из острых углов и ломанных линий, словно наспех сделанный набросок портрета средневекового рыцаря: немногие женщины считали его симпатичным, но уродом его тоже никто не считал. У него были глубоко посаженные черные глаза. Глаза человека, привыкшего смотреть в черноту космоса, глаза мечтателя, странным образом оказавшиеся на лице воина. Видимо, именно это придавало ему сходство с человеком жившим во времена стальных доспехов, двуручных мечей и высоких крепостных башен. В его черных волосах была хорошо видна преждевременная седина, из-за которой он выглядел старше, чем был на самом деле. Он немного хромал при ходьбе. Шрам и трансплантированная кость оставались единственным напоминанием о схватке, произошедшей на одном из чужих миров так давно и так далеко отсюда, что он и сам почти забыл о этом. Голубая с золотом униформа сидела на нем великолепно, и это было не удивительно – Роберт Джанас был до мозга костей капитаном звездолета.

Сейчас, в 979 году, стоя на поверхности Луны и наблюдая за взлетом кораблей Федерации, Джанас не испытывал почти никаких эмоций. Конец был близок. “Империя” находилась на грани распада, после которого человечество вновь будет ввергнуто в смутные времена, и он не мог предотвратить это.

Переложив свой кейс в правую руку, он спустился с наблюдательной площадки и направился к центру вокзального купола. Там находились регистрационные и билетные кассы, образующие окружность, в центре которой находился контрольный пульт главного компьютера вокзала. Информационные табло компьютера были необычайно пусты. Возвышаясь над компьютерными табло, на высокой подставке покоился трехмерный экран, в глубине которого находилось изображение симпатичного молодого человека, сидящего за широким столом. Перед ним лежала тонкая стопка бумаг, которые он нервно теребил, а позади находилось изображение Земли с буквами “Т” и “F” – герб Федерации. Молодой человек зачитывал документ:

“…после нескольких недель дискуссии. Гражданин Геррера, Председатель Федерации, заявил о том, что он и гражданин Альто Франкен, Президент Межзвездной Торговой Компании, договорились о том, что МТК представит свои корабли и персонал для защиты территории Федерации от повстанцев Кантраласа”.

Лицо молодого диктора исчезло, и вместо него появилось полное лицо и жесткий взгляд Председателя Земной Федерации, гражданина Джонала Константина Герреры. В нижнем левом углу экрана появилось слово “запись”. Он начал говорить и в речи его сразу же послышался тяжелый восточно-европейский акцент: “Щедрая и благородная акция гражданина Альто Франкена надолго останется в памяти народов Федерации. Всем нам известно, что Межзвездная Торговая Компания долгое время поддерживала нейтралитет в политических событиях, и поэтому можно понять долгие колебания гражданина Франкена, перед тем, как нарушить эту многовековую традицию. Однако, дорогие мои сограждане, возможно, что сегодняшнее решение гражданина Франкена войдет в историю как поворотный момент в нашей долгой и тяжелой битве за целостность Федерации”.

Лицо Герреры исчезло с экрана и вновь зазвучал голос диктора: “Далее Председатель Геррера отметил, что…”

Джанас отшатнулся от трехмерного экрана, ощущая что-то неприятное в желудке и сильную слабость в коленях. “Идиот! – мысленно крикнул он. – Проклятый кретин!”

Он разыскал место, чтобы сесть и собраться с мыслями. Открыв кейс, он достал отпечатанные копии рапортов, которые и являлись причиной его появления на Луне, причиной его перелета через многие световые года на Землю – только ради того, чтобы передать эти рапорта о звездных мирах и повстанческих силах Альто Франкену. Как только Джанас проинформировал его о существовании рапортов, Франкен захотел увидеться с ним и попросил Джанаса вернуться на Землю, чтобы сообщить свое мнение о возможном исходе войны. Он пообещал не давать окончательного решения о том, какую сторону поддержит МТК до тех пор, пока не переговорит с Джанасом. Теперь же, когда Джанас пересек многие световые года и находился всего лишь в каких-то 384000 километрах от Земли Франкен нарушил свое обещание, передав будущее МТК в руки Председателя ЗФ, Джонала Герреры. Ему надо было подождать лишь несколько часов, Джанас поговорил бы с ним и, возможно, предотвратил бы тогда гибель всей цивилизации.

Джанас положил бумаги обратно в кейс и со злостью захлопнул крышку. Неприятное ощущение в желудке не проходило.

– Капитан Роберт Джанас, – раздался голос из громкоговорителей. – Капитан Роберт Джа­нас, вас просят пройти к регистрационной стойке Межзвездной Торговой Компании в зале А-3.

После непродолжительной паузы приятный женский голос повторил объявление.

Чувствуя бесконечную усталость Джанас поднялся и пересек зал, направляясь к регистрационным стойкам. Сидящая за стеклом девушка носила чрезвычайно открытое платье, хотя по покрою и цвету было видно, что это обычная униформа МТК. Очевидно, что за время его отсутствия на Земле произошли некоторые перемены. Девушка улыбнулась.

– Я Роберт Джанас, – произнес он.

– Добрый день, капитан, – сказала она. – Вам звонят с Земли. Пройдите пожалуйста в кабину 12.

Она указала на ряд кабинок связи, расположенных неподалеку от коридора, связывающего этот купол вокзала с соседним.

– Спасибо, – ответил Джанас и направился к кабинам.

Несколькими минутами позже, он сидел в кресле с плюшевой обивкой перед абсолютно пустой стеной. Справа от него находился пульт связи, на котором располагались регуляторы “картинки” и звука, которые должны были появиться после того, как он проведет рукой перед фотоэлементом. Слева, располагался пульт электронного бармена, на котором в данный момент горел сигнал готовности. Джанас опустил в щель монетку, нажал на кнопку и подождал, пока отодвинется панель и навстречу его руке поднимется стакан виски. Укрепив себя, таким образом, он провел рукой перед глазком фотоэлемента.

Его страшно интересовало, кто же мог позвонить ему с Земли. Енид не знала, что он прилетит именно этим рейсом, а гражданин Альто Франкен, второй человек, который знал о его приезде, вряд ли будет звонить ему теперь.

Стена перед ним на какое-то мгновение задрожала и вдруг стала прозрачной. Эффект был таков, как будто смотришь прямо в другую комнату и отделен от нее лишь тонким слоем пара-стекла. Противоположная комната имела приблизительно такие же размеры, хотя была намного шикарнее, и ее заднюю стену украшало стилизованное изображение солнечного диска с расходящимися во все стороны лучами – символ Межзвездной Торговой Компании.

В двух метрах от Джанаса сидел невысокий плотный мужчина с бледным лицом и коротко подстриженными волосами. Он был, пожалуй, лет на десять моложе Джанаса. Лишь задержка в прохождении сигнала выдавала нереальность изображения.

Когда Джанас включил свой передатчик, полсотни сканеров отсняли изображение его самого и комнаты в которой он сидел. Это изображение было закодировано и наложено на луч лазера, который понес его со скоростью чуть меньше, чем 300000 километров в секунду. Таким образом, путешествие сигнала от Луны до Земли заняло меньше, чем одну и три десятых секунды. Прохождение ответного сигнала обратно к Луне потребовало столько же времени. Короче, прошло чуть больше двух с половиной секунд, прежде, чем изображение человека улыбнулось и произнесло:

– Привет, Боб.

– Привет, Джарл.

Джарл Емметт, Главный Оператор Центрального отдела МТК, поерзал в кресле, достал из кармана сигару и закурил.

– Ты слышал, Боб? – спросил Емметт, выпуская клуб дыма в прозрачную стену, которая их разделяла.

– Слышал, – ответил Джанас. Ожидая пока сигнал дойдет до Земли и вернется обратно, он отхлебнул из стакана.

– Как будто Альто не мог подождать, – сердито произнес Емметт. – Он даже не предупредил нас об этом. Я сам услышал это из новостей меньше часа тому назад.

Джанас кивнул, но ничего не сказал.

– Черт подери, Боб, я не знаю, как на это реагировать, – пожаловался Емметт. – Может, ты еще можешь поговорить с ним, правда я сомневаюсь в этом. Он все решил и не сможет ничего изменить, даже если захочет.

– А как насчет совета директоров? – спросил. Джанас, когда Емметт сделал паузу. – Ведь, он на выборной должности.

– На выборной, как же, – фыркнул Емметт после очередной паузы. – Извини, Боб, но ты когда либо слышал о возможности смещения Франкена с должности Президента?

Джанас медленно покачал головой.

– Даже, если бы мы могли надеяться на это, у нас все равно нет достаточного перевеса в совете директоров.

– Мы не можем сдаться просто так, – холодно Произнес Джанас. – Нам необходимо использовать все варианты.

Емметт, вдруг, оглянулся, как бы боясь, что кто-то может подслушать их разговор, хотя подслушать его было чрезвычайно просто, при наличии соответствующего оборудования, которое было как у Федерации, так и у Альто Франкена.

– Ты прав, – произнес, наконец, Емметт. – Мы поговорим об этом, когда ты прилетишь сюда. Когда отправляется твой паром?

Джанас посмотрел на часы.

– Приблизительно через полтора часа.

– О’кей, – ответил Емметт после изнурительной технической паузы. – Я встречу тебя на космодроме, когда ты прилетишь. Что-нибудь еще?

Джанас подумал немного и покачал головой.

– Приятного путешествия, Боб, – произнесло изображение Емметта и его рука легла на пульт управления связью.

Джанас улыбнулся в ответ, но ничего не отве­тил.

Изображение задрожало, помутнело, и стена вновь стала непрозрачной. Джанас долгое время сидел ней не двигаясь.

Наконец, подняв стакан с таким усилием, как будто это была пудовая гиря, он поднес его ко рту и опустошил залпом все его содержимое. С яростью вытирая рот тыльной стороной ладони, он поднялся, взял свой кейс и вышел из будки.



Глава II

На расстоянии семь с половиной парсеков от Солнца и его третьей планеты, Земли, столицы и главной планеты Земной Федерации, в направлении созвездия Орла, но гораздо дальше Альтаира, находилась цепь заградительных кораблей и автоматических сканеров с аббревиатурой “TF”, указывающей на принадлежность Земной Федерации, ожидающая огромный вражеский флот, который, согласно ранее полученным сообщениям, двигался в сторону Земли из Пограничных миров.

Один из заградительных кораблей звездолет Федерации “Дуглас Макартур”, дрейфующий на расстоянии нескольких световых лет от ближайшей звезды, занимался ремонтом одного из полудюжины автоматических сканеров, которые находились под его контролем. Когда техники “Макартура” закончили ремонт огромного металлического шара, он был выброшен обратно в пространство и отогнан от “Макартура” химическими ракетами. Когда сканер, носивший номер “МАС-5”, отошел на пятьсот километров от корабля-матки, он остановился. Долгое время он оставался без движения, наполняясь энергией и выводя питание своих систем на номинальный уровень.

Когда необходимый уровень энергии был достигнут внутри прибора, пространство вокруг него озарилось бледным мерцающим светом. Человеку, находящемуся рядом с ним могло бы показаться, что пространство вокруг него стало дрожать, как дрожит воздух над нагретым асфальтом в жаркий день на Земле. Сила, вызывающая гигантское гравитационное поле, имела безусловно совершенно другую природу, но тем не менее она поступала с пространством-временем точно так же как жаркие солнечные лучи с воздухом. Все больше рос потенциал внутри сканера, и все сильнее он искривлял пространство вокруг, прогрызая дыру в самой Вселенной.

Затем, нормальная Вселенная больше не захотела мириться с этой штуковиной, не имеющей права здесь находиться, и выплюнула шар прочь. Сверкнул гигантский энергетический разряд – хоть и напоминающий земную молнию, но в тысячи раз сильнее, чем любая молния на любой планете; и сканер исчез. Он больше не принадлежал этому пространству-времени.

Сказать, что “не пространство” находится “рядом” с нормальным пространством – крайне слабая аналогия, но она лучше, чем никакой. Некоторые объясняют это так: представьте себе двумерные вселенные, лежащие друг на друге, как стопка бумаги, не совсем, но почти касаясь друг друга. Если вы теперь представите себе двумерных жителей одной из этих вселенных, то не трудно будет понять, что они ничего не подозревают о существовании соседней двумерной вселенной, хотя их от нее отделяет, возможно, не более нескольких сантиметров в третьем измерении. А теперь, представьте себе, что жители этой двумерной вселенной нашли некий способ преодолеть эти несколько сантиметров, “перепрыгнуть” через них. Точно так же человечество, живущее в своей трехмерной вселенной под названием “пространство–время” нашли способ перемещаться через некое новое измерение в пространство, которому было трудно найти какое либо имя, кроме “Не пространство”.

Это и совершило сканирующее устройство МАС-5 звездолета Земной Федерации “Дуглас Макартур”. Вылетев из нормального трехмерного макрокосма, где обитало человечество, оно пересекло четырех– (или пяти– ?) мерное пространство, чтобы очутиться в новом трехмерном пространстве.

Таким образом, сканирующее устройство вошло в эту карманную вселенную, которая по размеру была в несметное количество раз меньше, чем нормальное пространство–время. Несмотря на это, подпространство существовало по своим законам и совершенно независимо от Пространства–времени, хотя в нем и не было такого изобилия звезд и межзвездной пыли, как у последнего.

Представим два листка бумаги в нескольких сантиметрах друг от друга. Пусть один листок (назовем его “Пространство–время”) будет больше, чем другой (“подпространство”), допустим, раз в десять. Теперь проколем листок под названием “Пространство–время” и листок “подпространство” в соответствующем первому проколу месте. Получившиеся отверстия назовем соответственно А и А'. Затем, проколем листок “Пространство–время” в точке, которую назовем В, а листок “подпространство”, в соответствии с масштабом, в точке В'. Расстояние от А до В на листке “Пространство–время” пусть у нас окажется равным десяти сантиметрам, тогда, опять же в соответствии с масштабом, расстояние между А' и В' на листке “подпространство” окажется равным одному сантиметру. Двигаясь по листку из точки А в точку В со скоростью, к примеру, один сантиметр в час, мы достигнем своей цели за десять часов пути. Однако, двигаясь с той же скоростью из точки А' в точку В', мы пройдем весь путь всего лишь за один час, хотя обе пары точек эквивалентны друг другу!

Это, конечно же, опять не самая лучшая аналогия, но она дает возможность охватить идею. Путь от солнца до Альтаира со скоростью света в Пространстве–времени потребует более пяти лет, в то же время, в Подпространстве такой полет займет не более полутора часов!

МАС-5 ожил и дюжины инструментов принялись сканировать бесформенную серую пелену Подпространства, в то время, как энергия, напоминающая “огни святого Эльма”, струилась по поверхности шара и растворялась, поглощаемая прожорливым Подпространством. Игнорируя энергетические возмущения у поверхности шара, инструменты заглядывали в самые далекие уголки Галактики в поисках боевых кораблей Генерала Генри Кантраласа и повстанцев Альянса Независимых Миров, который он возглавлял.

Минимальное время пребывания сканера в Подпространстве составляло пять часов – именно столько времени требовалось ему, чтобы набрать потенциал, достаточный для того, чтобы вернуться в нормальное пространство и доложить кораблю-матке обо всем, что он увидел. Это время почти прошло, когда лазерный радар МАС-5 что-то обнаружил – некое движение в сером сумраке. Компьютер проанализировал полученную информацию, скомпенсировал возможные Помехи, определил скорость и расстояние до приближающегося судна, а затем записал все это в свои ячейки памяти. Лазерный радар продолжал работать и вскоре обнаружил еще одну цель, затем еще, и, таким образом, появилось некое представление о размере приближающейся армии. Когда прошло пять часов, автоматические реле сработали и МАС-5 вынырнул в нормальном пространстве, где его ожидал звездолет “Дуглас Макартур”.

МАС-5 немедленно установил контакт с компьютером на борту своего корабля-матки и с огромной скоростью, на которую способны только компьютеры, передал ему собранную информацию. Затем, значительно более медленно компьютер “Макартура” передал полученную информацию людям.

Капитан “Макартура” прочел ее на длинной перфоленте, где она была представлена уже в достаточно удобной для людей форме. Армия повстанцев была велика, говорил рапорт, однако, точные ее размеры МАС-5 не определил. Несомненно было то, что враг был столь же силен, как флот, шедший ему навстречу с Земли, а может и сильнее. Еще через час из подпространства должен был выйти МАС-6, и если бы повстанцы не обнаружили и не уничтожили бы его, он мог бы дать более точную и подробную информацию. У капитана “Макартура” не было времени ждать. Информацию, которую он получил необходимо было срочно передать идущему с Земли флоту.

Команда “Макартура” уже подготовила сверхсветовой зонд, и как только капитан передал ленты, они были уложены в специальные капсулы, которые, в свою очередь, были установлены на зонд. Зонд был выброшен в открытый космос, отнесен ракетами на безопасное расстояние от корабля и, так же как сканер, покинул нормальное пространство.

В подпространстве зонд выпустил капсулы, каждая из которых включила свой плазменный двигатель и с ускорением, которое раздавило бы человека в лепешку даже несмотря на искусственную антигравитацию, помчался вперед, оставляя за собой хвост из ядер атомов, который быстро пожирало жадное до энергии подпространство.

В программу капсул входил поиск флота, вышедшего с Земли с целью информировать его о приближающихся повстанцах. Первая капсула, которая выполнит свою задачу, должна была проинформировать об этом остальные, и те должны были двинуться к своей второй цели – самой Земле, чтобы известить столицу Федерации.

Затем, звездолет “Дуглас Макартур” стал ждать пока МАС-6 выйдет из подпространства с дополнительной информацией, ждать, пока приближающийся противник обнаружит сканеры и войдет в нормальное пространство, чтобы найти их источник, ждать врага и смерти.

Капитан “Макартура” стоял на мостике, смотрел в беспредельные просторы космоса, – и по лбу у него тек холодный пот. Его команда была готова. Расчеты энергетических пушек были на местах. Торпедные люки были подготовлены. Но он знал; он знал. Такова была работа заградителей. Они даже не были первой линией обороны. Их работа была – наблюдать и искать, найти и быть обнаруженными. Затем, выполнив свою работу, они могли умереть, причем умереть в бою.

Капитан “Макартура” почувствовал, как холодок пробежал по его спине, но он не показал своего страха команде.

Глава III

Полет от Луны до Земли мог длиться от пяти до пятнадцати часов, и это зависело от множества факторов. Джанас и несколько других пассажиров выбрали скоростной паром до Флагстаффа, который отправлялся через час после шикарного большого парома, но прилетал на Землю на шесть часов раньше него.

Внизу была темнота, когда паром Луна-Земля вошел в атмосферу планеты, направляясь к огромному космодрому на юго-западе Северной Америки. Сквозь облитые лунным светом облака Джанас различил длинную ленту огней, похожую на сверкающее ожерелье, которая на самом деле была городом Феникс-Туксон. Дальше, к северо-западу виднелось еще одно световое пятно, менее яркое по сравнению с Феникс-Туксоном. Это были огни космопорта и города Флагстафф, расположившегося на Плато Колорадо.

Паром замедлил свое снижение, притормозил немного, проходя сквозь тонкий слой высотных облаков и, когда в море огней можно было уже различить отдельные звездочки, стал двигаться совсем медленно. Через несколько мгновений его многотонная махина опустилась на бетонную поверхность космодрома плавно, как пушинка.

Когда свет в салоне померк, Роберт Джанас расстегнул привязной ремень, встал, взял в руки свой кейс и последовал за потоком пассажиров к аэробусу, который ожидал, чтобы доставить их к зданию вокзала в семи километрах от места посадки.

Менее, чем через пять минут Джанас вышел из аэробуса и вошел в здание вокзала, разыскивая среди встречающих знакомое лицо Джарла Емметта. Но его не оказалось ни перед входом, ни внутри.

Джанас уже на несколько метров углубился в вокзальную толпу, когда к нему нерешительно приблизился одетый в форму посыльного маль­чик.

– Вы Капитан Роберт Джанас, сэр? – спросил он.

– Да, – ответил Джанас.

– У меня для вас письмо, – сообщил маль­чик, – пожалуйста, подпишите здесь.

Джанас царапнул на квитанции свою подпись, приложил отпечаток пальца, и, приняв запечатанный конверт, вложил в руку мальчика маленькую золотую монетку.

– Благодарю вас, сэр.

Когда мальчик исчез в толпе пассажиров, Джа­нас открыл конверт. Внутри, на большом, но единственном листе бумаги были написаны только три слова: “У Эдди. Джарл”.

“Странно, – подумал Джанас. – Полагаю, что этому есть причины”.

Выбравшись из многолюдного космопорта по движущемуся тротуару, Джанас остановил такси. Он не заметил человека, который спокойно и профессионально следовал за ним.

Джанас направил аэротакси в пригород Флагстаффа, но потом передумал и вышел не долетев до своей цели, ему неожиданно захотелось подышать ночным воздухом, осмотреться, прислушаться к звукам. Он был вдали от родной планеты очень долго и, перед тем, как окунуться в море новых проблем, ему хотелось немного побыть одному, наедине со своим миром.

Когда Роберт Джанас вернулся на Землю., в северном полушарии была осень, и, несмотря на тепло, поднимающееся с городских улиц, в воздухе ощущалась прохлада. Его униформа была предназначена для более теплого климата, но он нашел прохладу гораздо более приятной, чем искусственный климат, в котором он жил с тех пор, как покинул Один. Воздух во Флагстаффе был чистым и прозрачным, так как отцы города самым серьезным образом контролировали поступление в атмосферу загрязнений. Городские огни затмевали звезды и небо казалось ровной светло-серой крышей, но это не волновало Джанаса. Ночное небо Земли было не столь красиво для того, кто видел ночное небо Одина.

Даже несмотря на столь поздний час, улицы Флагстаффа были заполнены прохожими: жители Земли давно забыли суточный цикл своей жизни.

Униформа Джанаса не привлекала особенного внимания: голубая с золотом униформа капитана звездолета МТК была привычной в районе космопорта в западном полушарии. Наоборот, как раз одежда жителей Флагстаффа казалась Джанасу странной.

Пока он был вдали от своей родной планеты, сменилось множество направлений и стилей моды. Когда он в последний раз был на Земле (это было, кажется, лет десять назад), женщины целомудренно укрывали свое тело. В моде были высокие воротники, длинные рукава, длинные юбки и очень консервативные и отрезвляющие цвета. Теперь всего этого не было. Молодые девчонки на улицах Флагстаффа, несмотря на осеннюю прохладу, носили почти символическую одежду. На них были яркие и блестящие блузы, либо из переливающейся разными цветами материи, либо просто прозрачные, либо состоящие только из спинки и коротких рукавов, показывающие всему миру нежные, притягательные молодые тела и упругие груди. Юбки были, порой, столь короткими, что с трудом соответствовали своему названию. В моде были бусы и ожерелья, состоящие из металлических дисков и больших блестящих бусин. На запястьях и на лодыжках женщины носили множество браслетов из блестящего пластика, играющего бликами отраженного света на розовой коже. На головах были сложные хитросплетения из волос, подчас таких цветов, которые никогда не встречались в расцветке земных млекопитающих.

В одежде мужчин произошли аналогичные изменения. Мужчин Земли больше не удовлетворяли просторные, строгой расцветки жакеты и брюки. Теперь они носили узкие, кричащие всеми цветами радуги рубашки и брюки в обтяжку с серебряным шитьем или сложными завитушками из пришитых к ним шнурков, что делало их похожими на средневековых трубадуров и арле­кинов.

Джанас не одобрял эту моду, хоть он видел и более яркие и открытые костюмы (даже полное их отсутствие) в других мирах. “Но, ведь, это Земля, – думал он. – Эти люди должны задавать тон и вкус всему человечеству. Хотя, все это, конечно, не мое дело”.

Во Флагстаффе изменились не только костюмы. Городские огни стали ярче и кичливее, чем раньше; Флагстафф стал больше походить на космопорт Орфея или Локи, чем на главный космодром столицы Федерации. Дешевые кабаки и бары, второсортные ночные клубы и публичные дома сменили процветавшие тут некогда фешенебельные отели и магазины, извлекавшие выгоду из туристического бизнеса. Улицы были заполнены более грубой публикой, состоявшей в основном из солдат, призванных с полутысячи миров для защиты Федерации, их девочек, а также торговцев. Смех был слишком громким, а веселье неискренним. Во всем ощущалось отчаяние, упадок и даже страх. То что происходило Там, за многие и многие световые года, начинало оказывать свое воздействие и на Землю.

Флагстафф изменился, и вместе с ним Земля, а Роберт Джанас, который родился всего в тысяче километров от этого города, был здесь чужаком.

Неожиданно, у него в затылке возникло некое странное ощущение. Он резко остановился прямо посреди заполненной народом улицы и обернулся. Ему показалось, что какой-то человек, только что смотревший прямо на него, сделал вид, что рассматривает витрину магазина. Джанасу трудно было понять: следит он за ним, или нет.

“Но зачем за мной следить?” – спросил он у себя, хотя ответ в его голове созрел раньше, чем вопрос. Цель его возвращения на Землю не изменилась, хотя изменилась тактика и методы ее воплощения, причем насколько – Джанас еще не знал. “Да, – подумал Джанас, – могут быть веские причины для слежки”.

Он прошел еще немного, и добрался, наконец, до места.

“У Эдди” был теперь одним из самых старейших баров во Флагстаффе. Джанас вошел внутрь, сразу же нашел мужской туалет и направился туда. Закрыв за собой кабинку, он быстро разделся. От человека, который, как ему показалось, преследовал его можно было избавиться только после предварительной подготовки.

Стоя в центре маленькой кабинки, он разделся почти догола, открыл свой кейс, достал небольшой предмет, похожий на ручку, и стал обследовать свою одежду, держа этот предмет в нескольких сантиметрах от ткани. Когда он дошел до задней части форменной куртки, прибор громко пискнул, когда его “острие” находилось поблизости от воротника. На его противоположном конце загорелся красный индикатор. Приглядевшись внимательней к поверхности ткани, Джанас обнаружил предмет своих поисков. Это был маленький радиопередатчик – около миллиметра в диаметре, прикрепленный к ткани маленькими проволочными лапками с совсем крохотными зазубринками на них. Джанас вынул прибор из куртки, бросил его на пол и тщательно раздавил каблуком.



Затем, он продолжил осмотр, не упуская ни одного квадратного сантиметра своей одежды и кейса, и закончил его только тогда, когда стал уверен, что на нем не осталось больше ни одного “жучка”.

Кто и когда повесил ему на куртку “жучка”, он не знал. Это можно было сделать неоднократно со времени его появления на Луне, или даже на Земле. Он решил лишь, что впредь ему стоит быть поосторожней.

Успокоенный тем, что подозрения его не обманули, он покинул кабинку.

Глава IV

С гигантским ускорением, которое раздавило бы людей, если бы не искусственная антигравитация, армада звездолетов с Луны достигла приблизительно орбиты Сатурна. Капитаны звездолетов получали приказы о порядке входа в подпространство, о режиме движения там, и о порядке ведения боя при встрече с повстанцами.

На расстоянии около 1 419 000 000 километров от Солнца, с флагманского корабля Земной Федерации “Шайло” поступил приказ о входе в подпространство. Тотчас, вокруг каждого звездолета замерцали энергетические поля увеличивая относительную массу кораблей настолько, чтобы вывести их за пределы пространства-времени. Все ждали последнего приказа.

Маршал Флота Абли Джулайн лично отдал этот приказ в микрофон, сидя в перегрузочном кресле на мостике флагманского корабля. Как только приказ был получен, энергетический потенциал каждого из кораблей превысил критическую отметку и все они, как семена, были вышвырнуты за пределы “реального” пространства.

Через мгновение армада оказалась в серой пустоте подпространства, в виртуальном “ничто”.

Звездолеты перегруппировались и направились туда, где находилась точка, соответствующая местонахождению Альтаира в “реальной” вселенной и еще дальше.

Звездолет Земной Федерации “Саламис”, тяжелый боевой крейсер, был пятым и самым могучим из кораблей когда либо носивших это имя. Он вышел с Земли на свой первый боевой вылет навстречу вражескому флоту, который угрожал сердцу Федерации. Он шел впереди и за ним шли все остальные боевые крейсеры и сигнальные корабли, прощупывая серое ничто своими приборами, готовые обнаружить, вызвать на бой и уничтожить противника. Флагманский корабль самой могучей армады из всех, когда либо посланных на бой Федерацией, тяжелый боевой крейсер “Шайло” шел в центре армады поддерживая постоянную связь с остальным флотом.

Следом за боевыми крейсерами шли истребители, меньшие по размерам и более легкие, но не менее смертоносные из-за своего поражающего воображение вооружения. Истребители двигались в подпространстве, образовав структуру, напоминающую перевернутую воронку. Вел их корабль по имени “Северная Каролина”.

Следом за крейсерами и истребителями двигались огромные, как космические чудовища черные шары – материнские корабли для маленьких быстрых и чрезвычайно опасных катеров-пере­хватчиков. Материнские корабли имели имена “Республика Генуя”, “Королевство Франция”, “Содружество Независимых Государств”, “Соединенные Штаты Америки” и несколько дюжин других кораблей, названных в честь древних государств Земли. Следом за армадой шли ремонтные корабли, заправщики, корабли-госпитали, словом, целая флотилия, обеспечивающая жизнедеятельность флота.

Армада шла вперед, чтобы встретиться с врагом и определить судьбу человечества.

Глава V

В гардеробе Джанас отказался сдать свой кейс, и, пройдя в зал, сразу же сообщил главному официанту, что намерен встретиться здесь с гражданином Джарлом Емметтом. Тот вежливо и достойно улыбнулся, поклонился и сказал:

– Конечно, Капитан Джанас, гражданин Емметт ждет вас.

Он провел его сквозь заполненный посетителями зал в один из темных углов, где сидел Джарл Емметт и трое других мужчин.

Вдалеке, между столиков, в круге света двигалась певица, причем источником света казалась она сама. Одеждой ей служило нечто похожее на туман и блестящее, как будто там висели бриллианты. Туман цеплялся за ее богатое тело, до конца не обнажая его но и не скрывая отдельных деталей. Ее зеленовато-белые волосы длина которых вероятно превышала ее рост, образовывали на голове конус, высотой около полутора метров, а затем спускались вниз на спину и где-то на уровне пояса смешивались с туманом. В руках она держала маленький инструмент, напоминающий арфу, струны которого она на ходу нежно перебирала пальцами. Песню, которую она пела,

Джанас когда-то и где-то слышал раньше, но это было очень давно и далеко.

“Мы лежим среди мерцающих звезд, и земля остается далеко позади”.

“Мы выходим в подпространство и не ждем милости”.

“Мы платим дань космосу и кричим от боли и слепоты”.

“Мы даем тебе завтрашний день, и за это платим собой”.

Джанасу показалось, что он узнал двух из троих мужчин, сидящих рядом с Емметтом, правда он никак не мог вспомнить их имена.

Увидев его, они улыбнулись.

– Рад видеть тебя, Боб, – сказал Емметт поднимаясь и протягивая ему руку, – я имею в виду, тебя самого, а не изображение.

Несообразно ситуации, Джанасу стало смешно. Нечто комичное было в четырех, сидящих в полутьме, за маленьким овальным столиком. Перед каждым стоял недопитый стакан, и трое из них курили. Единственным источником света в этом углу была горящая свеча, вставленная в залитую оплавленным воском бутылку из-под вина. На мгновение Джанас припомнил сцену из фильма про бородатых революционеров, живших в Сумасшедшую Эпоху в двадцатом веке. Но он не засмеялся, возможно, именно потому, что аналогия представлялась весьма близкой к реальности.

Джанас сел на единственный пустой стул, искоса взглянув на человека, которого подозревал в том, что тот следил за ним на улице. Он сел на стуле таким образом, чтобы можно было наблюдать за незнакомцем.

Одетая в туман певица запела новую песню, которая казалась таинственной из-за своих белых стихов и музыки, совершенно чуждой человеческому слуху:

“Трав была бурой от усилий зимнего ветра”.

“Деревья были серо-зелеными на фоне пасмурного неба”.

“На земле таял недавно выпавший снег”.

“И воздух был прозрачным и морозным”.

“Когда холодный ветер подул ему в лицо”.

“Весь мир тогда пошатнулся, когда он повернулся ко мне”.

– Ты помнишь Хола Дансера? – спросил его Емметт, который был одет в очень скромный, по земным понятиям, костюм.

– Привет, Хол, – сказал Джанас, подавая руку через стол. – Ты продолжаешь работать на старом месте?

– Я теперь ассистент Джарла, – сказал Дансер. – Рад снова встретиться с вами, сэр.

Желтый с оранжевым костюм на Дансере заставлял думать о пляжных вечеринках.

Джанас повернулся к маленькому человеку справа.

– Хуан Кай, – представился он. – Главный Инженер Центрального отдела.

– Много слышал о вас, гражданин Кай, – сказал Джанас.

Кай изобразил вежливую улыбку.

– Надеюсь, все не так уж страшно, капитан?

– Напротив, – ответил Джанас и повернулся, чтобы поприветствовать скромно одетого человека слева. – Мистер Пол Д’Луган, если не ошибаюсь?

Даже несмотря на то, что человек этот был в гражданской одежде, в нем чувствовалась строгая военная выправка.

Тень пробежала по лицу этого молодого, коренастого, крепко сбитого молодого человека с кудрявыми волосами – он едва заметно кивнул.

– Вы были первым матросом на звездолете МТК “Флоренция”, – сказал Джанас, – и вывели две спасательные шлюпки к Айсису после битвы 77 года. О вас говорили, как о герое.

Д’Луган снова кивнул.

– В этом случае трудно говорить о героизме, капитан. Корабли Федерации приняли нас за повстанцев. Они расстреляли нас прежде, чем мы успели им что-либо ответить. Нас спаслось только двадцать восемь человек.

– Я знаю, – признался Джанас, – эта была ужасная ошибка.

Д’Луган холодно усмехнулся, казалось, оспаривая непреднамеренность этого события, но ничего не сказал.

Певица закончила петь и ушла. В одном из углов большого зала постепенно зажегся свет, осветив низкую сцену, заднюю часть которой скрывал блестящий золотистый занавес. Когда свет достиг своей полной яркости, ярко осветив всю сцену, невидимый оркестр заиграл мелодию, которая была незнакома Джанасу. Раздвинув занавес, на сену вышел небольшого роста человек в ярко-красном костюме арлекина.

– Дамы и Господа! – сказал он, когда шум в зале стих. – Мы рады сообщить вам, что сегодня у нас в гостях находятся самые великолепные танцевальные труппы в Галактике, – он сделал драматическую паузу. – Прямо с самого Одина (давайте поприветствуем их!) – Мундогерские Танцоры Ринни и Грей!

После достаточно продолжительных аплодисментов золотистые занавеси раскрылись, представляя взору грубую имитацию (во всяком случае для Джанаса) живописного хаоса Долины Кратеров на Одине. Фон, изображающий ночное небо с миллионами звезд, был неплохой копией ночного неба Одина со всем великолепием окружающего его звездного скопления. Невидимый оркестр заиграл еще громче, входя в ритм сильно модифицированной народной песни мятежных и непримиримых Одинских Мундогеров.

Несколько мгновений спустя, труппа из двенадцати полуголых девиц, на которых было одежды ровно столько, сколько было достаточно, чтобы дать смутное представление о костюмах мундогеров, вышли на сцену и начали сложный танец не имеющий ничего общего с мундогерами и с планетой Один вообще.

Джанас повернулся к своим собеседникам. Все трое, и с ними Джарл Емметт были “конспираторами”, поэтому он не доверял им, так как автоматически не доверял большинству людей, которых Емметт набирал в свою команду по поддержанию нейтралитета МТК. Правда, лично Джанас знал очень немногих. “Конечно, – говорил он себе, – я тоже один из них. Я начинал это. Но, черт подери, я не могу доверять им, пока не буду знать их мотивы. Вокруг всегда снуют толпы людей, готовых присоединиться к любому революционному движению, людей, которые думают, что будут жить лучше, если разрушить старые порядки и установить новые. О, как они редко бывают правы!”

Правда, Джарл умел неплохо подбирать людей. Поэтому оставался шанс, что друзья эти не были стихийными бунтарями, а, напротив, обладали холодным и расчетливым пониманием того, что всего главней было наше выживание.

Джанас снова взглянул на человека, который сидел теперь за несколько столиков от них и, казалось, не обращал на них никакого особого внимания. Чей это был человек?

Видимо, почувствовав неуверенность Джанаса, Емметт приоткрыл полу пиджака и мельком показал ему небольшую коробочку укрепленную на кожаном ремне подмышкой. Джанас узнал это устройство., так называемую “глушилку” – электронное устройство предназначенное для того, чтобы помешать работе электронных подслушивающих устройств третьей стороны. Джанас кив­нул.

– Что происходит, Джарл, – спросил он после того, как официант принес заказанное им виски.

Емметт откашлялся, подозрительно огляделся вокруг и сказал:

– Все изменилось, Боб. Теперь, когда Франкен связал МТК с Федерацией, не дождавшись твоих рапортов, нам надо решать, как мы должны поступать. Именно по этому я хотел видеть тебя здесь. Я хотел бы чтобы ты встретился с основными людьми из “Комитета”, чтобы мы смогли составить предварительные планы.

Емметт замолчал на мгновение, хлебнул из своего стакана и посмотрел на остальных.

– Я, ведь, как никак, все еще председатель “Комитета”, – сказал он и взглянул на Дансера. – Хол мой помощник в этом, как впрочем и во всем остальном. Кроме того, он главный связной между отделом Операций и всеми остальными отделами, – Емметт кивком головы указал на Кая. – Хуан следит за тем, как идут дела в космосе. Начиная с сегодняшнего дня, он обязан знать о том где находятся все звездолеты МТК, чем и как быстро они могут помочь Федерации, и как быстро мы можем связаться с ними, если сможем добиться приказа отменяющего распоряжения Франкена.

– Значит, распоряжения уже отданы? – спросил Джанас.

– Через некоторое время после того, как я говорил с тобой, – ответил Емметт. – Я сделал все, чтобы приостановить, или придержать их, но безрезультатно.

– Ты разговаривал с Альто?

Емметт покачал головой.

– Я смог дойти лишь до его секретаря, молодого выскочки по имени Милт Анчор. Он принялся вешать мне лапшу на уши, а затем рассказал историю о том, что Франкен уехал на конференцию и позвонит мне, когда вернется.

– И он не позвонил, – сказал Джанас. Это был наполовину вопрос, наполовину утверждение.

– Нет, – ответил Емметт, вновь качая головой.

– И не позвонит, – добавил Пол Д’Луган.

Джанас посмотрел на него, и молодой человек ответил на его долгий взгляд столь же долгим взглядом.

– Я заведую департаментом действий, капитан, у нас грубые и настырные работники, – сказал Д’Луган в ответ на невысказанный вопрос Джанаса. – Я здесь, как белая ворона, и не слишком нравлюсь присутствующим.

– Это не так, Поль, – быстро возразил Дансер.

– Нет, так, – ответил Д’Луган. – Здесь я представляю силу, – он повернулся к Джанасу. – Если Франкен не прислушается к голосу рассудка, а он пока не выказывал таких намерений, думаю, нам придется сунуть пушку ему под брюхо и заставить его слушать.

Последовало несколько мгновений напряженной тишины. Было очевидно, что ни Джанас ни остальные не были согласны с Д’Луганом, как, впрочем, и он сам.

Повернув голову, Джанас посмотрел на сцену и увидел, что танцовщицы ушли, а на их месте появилась новая танцевальная пара. Он решил, что эти, одетые в полупрозрачный туман танцоры, как раз и были одинскими мундогерами Ринни и Греем. Они могли быть как с Одина, так и с любой другой планеты Спирального Рукава – на них было слишком мало одежды, чтобы точно определить их происхождение.

Ринни была высокой длинноногой блондинкой, грациозной и очень красивой. Ее русые волосы падали на обнаженные плечи и грудь и веером развивались в воздухе, когда она выделывала в паре со своим партнером головокружительные па. Грей был столь же симпатичным, как его партнерша красивой – молодой, темноволосый и мускулистый. На них обоих не было ничего, кроме голубых шорт с синей эмблемой на них. Джанас вспомнил, что эта эмблемы имела какое-то значение для мундогеров, но не мог вспомнить, какое именно.

За столом вновь послышался голос Емметта.

– Мне бы хотелось, чтобы ты встретился еще с одним человеком, – говорил он. – С Сибил Дайан. Она адвокат и возглавляет “отдел внешних сношений”, если ты согласен с таким назва­нием.

Джанас кивнул.

– Она не могла прийти сегодня, – продолжал Емметт, – но она хочет как можно быстрей увидеться с тобой. Она восхищается тобой.

– Ого! – сказал Джанас, делая попытку улыбнуться.

Емметт, казалось, не слышал его восклицания. Он думал о чем-то еще, о чем-то, что отразилось на его лице нехорошей усмешкой.

– Сегодня днем со мной связался агент по­встанцев, – произнес он, наконец.

– Чего он хотел? – спросил Джанас.

– Это была она, – сказал Емметт. – Вызвала меня по видеофону, но не включала экран, чтобы я не узнал, как она выглядит. Кстати, у них здесь, во Флагстаффе имеется “ячейка”. Она предложила мне их помощь.

– Помощь? – удивился Джанас.

– Предложила нам помощь, при любом нашем решении, – объяснил Емметт.

– Что ты ей ответил?

– Ничего.

– Хорошо, – сказал Джанас. – Будет лучше, если мы обойдемся без них. У нас разные мотивы. У нас много своих проблем и без всякой “помощи” извне.

– Я тоже так подумал, – сказал Емметт. – Это дело лишь одной МТК. Мы обойдемся своими силами.

Последняя фраза была произнесена почти зловещим тоном – Д’Луган улыбнулся, услышав ее.

Емметт помолчал немного, по-видимому что-то обдумывая.

– Боб, – сказал он наконец, – ты можешь вразумительно объяснить им, зачем ты здесь? он сделал жест, указывая на присутствующих за столом.

Отхлебнув виски Джанас сказал:

– Я привез Альто Франкену два рапорты – оба на компьютерной ленте и отпечатанные на машинке. В одном из них оценивается урон нанесенный планетам Федерации за прошедшую декаду.

– Думаете Председатель Геррера не рассказал ему о ситуации? – спросил Хол Дансер.

– Нет, не совсем так, – сказал Джанас. – Сомневаюсь, что Геррера рассказал ему больше, чем был вынужден в сложившихся обстоятельствах, если хотел получить помощь МТК, которую в конце концов он получил. Не думаю, что, что Альто имеет какое-либо представление о том, как обстоят дела в действительности, или не знал, когда давал согласие Федерации использовать людей и звездолеты МТК.

– И как плохи дела? – тихо осведомился Дансер.

– Из рук вон! – огрызнулся Д’Луган.

Джанас искоса взглянул на него.

– Гораздо хуже, чем Федерация могла бы признать. Повстанцы контролируют Пограничные области. Силы Федерации слишком рассредоточены там и не могут действовать эффективно. Все звездное скопление открыто. Повстанцы, конечно, пока не контролируют его, но и Федерация тоже. Сейчас это лакомый кусок для любого, кто имеет достаточно сил, чтобы удержать его.

– Точнее, то, что от него осталось, – мрачно добавил Д’Луган.

Джанас кивнул.

– Скопление сильно изменилось за десять лет. Я сам с трудом узнал его. Несколько планет вообще перестали быть обитаемыми.

– Антигона, например, – сказал Д’Луган, как будто слово было почти священным.

– И она тоже, – Джанасу не хотелось думать об Антигоне такой, какой он видел ее в последний раз: горящие леса, выжженные равнины, разрушенные города, никаких следов жизни. – Есть и несколько других. Я прожил на Одине три года и все еще не могу поверить в то, что там произошло. Пока только Земля и планеты Солнечной системы избежали разрушения.

Д’Луган молчал, но Джанас видел всю глубину боли и печали в его глазах. Он не спрашивал молодого человека о причинах этой печали. Дансер молча сидел и глядел в свой стакан. Хуан Кай достал и сунул в рот новую сигарету, а Емметт облокотился о стол.

– А второй рапорт, Боб? – спросил он.

– Хорошо, – сказал Джанас, глядя на стоявший на полу рядом с ним кейс. Он снова оглядел остальных. – Я даже не буду пытаться рассказывать вам о том, как я получил эту информацию и чего мне это стоило. Могу лишь сказать, что за ее достоверность я могу ручаться своей жизнью.

– Так что же это? – резко спросил Дансер.

Джанас взглянул на незнакомца, который сидел в нескольких столиках от них. Его правая рука потянулась к уху, а на лице появилось удивленное выражение. Джанас улыбнулся про себя и увидел точно такую же улыбку в глазах Емметта.

– Полное описание армии Генерала Кантраласа, – медленно произнес Джанас, вновь поворачиваясь к Дансеру. – Сколько у него людей, кораблей, мощность его вооружений. Возможно, это наиболее полное описание на всей планете, находящееся вне штаба Федерации в Женеве.

– Частью этого рапорты являются “психологические портреты” Кантраласа и каждого из его лейтенантов, – продолжал Джанас. – Не думаю, что на Земле является секретом то, что армия Кантраласа удерживается в основном лишь его личным авторитетом. Там слишком много прямо противоположных друг другу сил, чтобы его армия была по-настоящему единой. У них лишь одна общая цель – желание уничтожить Федерацию.

– Это не секрет, – сказал Емметт. – Геррера трубит об этом направо и налево.

– Продолжайте, капитан, – сказал Д’Луган, зажигая вторую сигарету.

Джанас взял предложенную Дансером сигарету, откинулся на спинку кресла, глотнул виски и вновь посмотрел на освещенную сцену, где танец подошел к дикой эмоциональной кульминации. Он подумал о том, что Ринни и Грей, вероятно, побывали разок на Одине, или, по крайней мере, что-то читали о танцах мундогеров – их движения напомнили ему об Одине, но они были какие-то искусственные, не искренние. Ринни и Грей были неплохими ребятами, они разгоняли у людей кровь по жилам и заставляли пульс биться чаще, но они не были мундогерами – и Джанасу, почему-то было легче от этого. Он повернулся к своим собеседникам.

– Они идут за Кантраласом, – сказал он, – лишь потому, что только он может удержать и повести их всех вместе. Они уважают его и понимают, что никто из них в одиночку не имеет никаких шансов против Федерации. Когда он выполнит свою задачу, его власть над ними исчезнет и они начнут действовать каждый сам по себе. Карман Дуборг планирует создание собственной империи на Внешней Границе. Айзек Хольцман увлечен идеей отрезать Кришну от остальных планет и установить старые порядки для ее населения. Пол дюжины людей имеют свои планы в отношении планет скопления, но Скоплению они не нужны. И так далее. В их стремлениях есть как интересные планы, так и голая жажда бесконтрольной власти.

– В моем рапорте подробно описан каждый из этих людей, те кого можно брать в расчет, их характеры и их мотивы, прогнозы о том, что они будут делать, когда Альянс разгромит Федерацию. Если они победят, то вопреки благим пожеланиям таких людей, как Кантралас или Хольцман, Спиральный Рукав ожидает эпоха затяжных междоусобных войн до тех пор, пока один из них не подомнет под себя всех остальных, или пока они не уничтожат друг друга.

– Это как раз то, что говорит Геррера, – холодно произнес Д’Луган. – Вы с ним согласны?

Борясь со своими эмоциями и стараясь не думать об ужасных альтернативах, ожидающих человечество, Джанас отвернулся от Д’Лугана и остальных за столиком.

Его взгляд упал на танцоров и он вдруг услышал нарастающую барабанную дробь и визг труб невидимого оркестра. Танец приближался к кону, самой эмоциональной своей части.

Отчаянно вцепившись друг в друга, Ринни и Грей неожиданно разошлись и застыли, глядя в глаза друг другу. Затем, совершенно синхронно, девушка и молодой человек сорвали с себя шорты и отбросили их прочь. Оркестр издал последний высокий аккорд и смолк. Воцарилась тишина.

Ринни, на фоне звездной декорации, медленно опустилась на колени на покрытую коврами сцену, прямо и смело глядя на Грея и протягивая к нему руки. Когда он подошел и опустился к ней, свет на сцене погас.

– Человечество проигрывает в любом случае, – говорил Емметт, мрачно поглядывая на затемненную сцену. – Наступают смутные времена, которые ввергнут весь Спиральный Рукав в эпоху варварства. Кто-то должен выжить, кто-то кто попытается удержать цивилизацию. И никто не сможет сделать этого, корме Межзвездной Торговой Компании.

– Джарл прав, – сказал Джанас. – И, если вы прочтете эти рапорты, то вам станет ясно, что, не зависимо от того, чью сторону примет МТК, существует лишь один возможный исход. Федерация скорее всего проиграет эту войну. Армия повстанцев будет на Земле не позже, чем через месяц.

Глава VI

Звездолет Федерации “Саламис”, который вел земную армаду, на расстоянии семи парсеков от Земли, недалеко от Альтаира, связался с одним из уцелевших кораблей заграждения “Помпеи”, который направлялся в обратную сторону.

– Флот повстанцев рядом, – ответил “Помпеи” на вызов с армады. – Боже, он огромен! Мы даже не думали о том, что в Галактике так много звездолетов.

“Саламис” принял к сведению эту информацию, дал разрешение кораблю заграждения возвращаться домой, записал эту информацию в банки данных и продолжил свой путь, вглядываясь и вслушиваясь в серую пустоту подпространства своими электронными приборами, стараясь обнаружить малейшие следы эмиссии электроники и ядерных двигателей кораблей противника.

Тяжелые боевые крейсеры перестроились. Они как огромные пчелы собрались в боевой клин. Вокруг них широким кольцом двигались истребители. Позади этого щита из металла и парастекла, из плоти и крови, следовали корабли-матки. Их широкие шлюзы были открыты и маленькие, с экипажем из двух человек, перехватчики были готовы в любую минуту, по приказу Маршала Флота Федерации Абли Джулайна, высыпать в открытое пространство.

Приказ был получен. Один за другим, две дюжины перехватчиков высыпали из кораблей-маток и умчались вперед, в серое пространство перед земными кораблями.

Даже несмотря на антигравитационное устройство, Майор Иван Бранчи, пилот одного из кораблей “летучего эскадрона”, лежал в перегрузочном кресле, вдавленный в него огромной силой ускорения, которую развивали плазменные двигатели маленького перехватчика. Стимуляторы в его венах не давали ему потерять сознание, несмотря на эту страшную перегрузку. Глаза его были открыты и смотрели на экраны и шкалы приборов на пульте, расположенном перед ним. Стрелка часов отсчитывала секунды.

“Ну вот, – подумал Бранчи, – Ну вот, мы и встретились. Они должны быть где-то рядом”.

Стрелка часов достигла необходимой отметки и плазменному двигателю перехватчика, который толкал его вперед, был послан новый приказ. Двигатель внезапно прекратил свою работу. “Ванда Лов” лег в дрейф.

– Лидер команде, – сказал Бранчи в микро­фон. – Вот что, ребята. С этого момента – тишина в эфире. До тех пор, пока нас не атакуют. Если же, вы заметите что-то необычное, скажите флоту, не связывайтесь со мной.

С двадцати трех кораблей пришло подтверждение, и в шлемофонах стало тихо.

Бранчи обернулся и посмотрел на парня, сидевшего позади него.

– Ну как, Джек? – спросил он.

– Все нормально, майор, – ответил Джек. – От нас нет никакой эмиссии, которую я мог бы обнаружить. От “Ванды” идет лишь один электромагнитный луч обратно на “Шайло”.

Бранчи кивнул, повернулся к своему пульту и принялся наблюдать за приборами.

“Ванда Лов” неся в подпространстве почти, как метеорит. Датчики, находящиеся за его бортом почти не могли его обнаружить: двигатель был выключен, сканирующее оборудование работало в пассивном режиме, система жизнеобеспечения была отключена. Пилоты находились в скафандрах. “Ванда Лов” испускал лишь очень небольшое количество электромагнитной энергии, и это был тонкий радиолуч, направленный строго на флагманский корабль армады. Только пройдя сквозь него, можно было его обнаружить.

В задачи корабля входило подойти к неприятельскому флоту как можно ближе, собрать о нем всю возможную информацию с помощью пассивно работающих детекторов, повернуть обратно и присоединиться к флоту. В случае обнаружения, перехватчик должен был сообщить флоту всю имеющуюся у него информацию и вступить в бой. Эти задачи были общими для всех двадцати четырех перехватчиков, отправившихся к месту вероятного нахождения противника.

Стрелка часов продолжала кружить по циферблату, и “Ванда Лов” все дальше и дальше удалялась от огромного флота землян. Иван Бранчи почувствовал какое-то неприятное ощущение в желудке, точно такое же ощущение он испытывал во время своего первого разведывательного полета, но тогда он думал, что со временем это пройдет. Но чувство это не покидало его; оно не покидало его даже тогда, когда он летел в относительной безопасности позади флота, или когда гулял по Земле. Иван Бранчи знал, что рано или поздно наступит день, когда разведка окажется неудачной, когда один из них ошибется, и тогда Иван Бранчи больше никогда не увидит зеленых холмов и голубого неба Земли.

Как и много раз прежде, он говорил себе, что это его последняя самоубийственная затея. Раньше он был не прав. Он был не прав двенадцать раз, но за двенадцатым идет тринадцатый. Бранчи не был суеверным человеком (это на десятом-то веке существования Федерации!), но все же…

Детекторы, работающие в пассивном режиме, и улавливающие сигналы, которые были бы просто не различимы в буре Пространства–времени, почувствовали впереди, в сером “ничто” что-то необычное, искусственное, сделанное человеческими руками, что могло означать только вражеские перехватчики!

– Они нас видят? – спросил второй пилот Бранчи. Дрожь в его голосе выдавала страх.

– А как же иначе? – сказал Бранчи, и его страх выкристаллизовался в нечто; называемое отвагой, что делало его одним из лучших пилотов перехватчиков во флоте. – У них точно такое же оборудование, как и у нас.

Его голос был спокойным и ровным, как Скалистые Горы.

– Что мы будем делать?

– Уничтожим их, – сказал Бранчи сквозь зубы, опуская руки на пульт управления перед собой. Включился режим активного сканирования, четко вырисовав всю картину впереди: шестнадцать вражеских перехватчиков, которые шли по курсу, проходящему всего в шестнадцати километров от его собственного. Затем, ожили плазменные двигатели и прекратило молчать радио.

– Лидер команде, – сказал он. – Вошел в контакт со скаутами повстанцев. – Затем, он передал сигналы для армады, которая шла позади него. – Приказ: напасть и уничтожить.

“Ванда Лов” неожиданно оживший под его руками, пролетел широкой дугой сквозь серое “ничто”, готовясь к атаке на противника, который также неожиданно пришел в движение.

Два маленьких отряда перехватчиков были пока еще на довольно большом расстоянии друг от друга – в нескольких сотнях километров, но уже начали обмениваться выстрелами. Серое пространство между кораблями рассекли лучи энергетических пушек. Потоки электроэнергии блестели на металлических оболочках кораблей. Свет сиял там, где раньше никогда не было света.

Бранчи на секунду пожелал, чтобы его корабль был побольше, чтобы он мог вместить в себя генераторы силового поля.

“Ванда Лов” вел перехватчики Федерации к гибели – и он первый ощутил вражеский выстрел на своей оболочке. Электрическое пламя растеклось по всей его поверхности, сначала обжигая, а затем плавя металл и парастекло. “Ванда Лов” взорвался, когда второй энергетический выстрел “пятого уровня” достиг его оболочки. Майор Иван Бранчи погиб и его останки затерялись в вакууме Подпространства.

Глава VII

Джанас стоял у окна, смотрел на парк позади дома и думал о том, что это утро выдалось неожиданно холодным. Легкий ветерок шелестел листьями кустарника в нескольких метрах от него, обдувая лицо приятной прохладой. Ночью пришел холодный фронт, возвещая о скором наступлении зимы, и Джанас подумал о том, что это похоже на предзнаменование, погода, казалось, совпадала с его собственными мыслями, предсказывая катастрофу. Он попытался отмахнуться от этого чувства, но оно не отступало, и Джанас оставил эти попытки.

В дверь позади него постучали.

– Да, – сказал он.

– Вы проснулись? – из-за деревянной двери послышался голос Мириам Лайзек, жены Джарла Емметта.

– Конечно, – ответил Джанас. – Подождите минуту, – добавил он, поднимая халат со стула, стоящего рядом с кроватью, и закутываясь в него. Затем, он подошел к двери и открыл ее.

– Вы хорошо спали? – спросила Мириам. Это была маленькая, привлекательная женщина, которая была на двадцать или тридцать лет моложе, чем ее муж.

– Да, но не слишком долго, – ответил он.

– Вы можете полежать еще, – предложила она. – Мне и Джарлу надо идти на работу. Ваш завтрак на кухне.

– Спасибо. Пожалуй, я уже проголодался.

– Джарл просил вас позвонить чуть позже.

– Я так и сделаю.

– О’кей. До свидания.

С этими словами Мириам ушла, снова оставив Джанаса одного в гостиной Емметта, в которой он провел эту бессонную ночь.

Достав из своего багажа бритвенный прибор, Джанас пошел в ванную, чтобы побриться и принять душ, в надежде, что это поможет развеять овладевшее им мрачное настроение. Бреясь в горячем пару ванной комнаты, Джанас вспоминал прошедшую ночь. Джарл отвез его, Хола Дансера, Хуана Кая и Пола Д’Лугана из Флагстаффа в Центральный поселок МТК на вертолете. Во время полета, в который раз, был поднят вопрос: “Что нам теперь делать?” Франкен нарушил свое обещание Джанасу и принял решение, не ознакомившись с информацией, которую Джанас привез в кейсе. Как можно теперь исправить эти действия Франкена? Как отказать Федерации в помощи МТК?

Поль Д’Луган предлагал действовать силовыми методами – собрать достаточное количество людей и штурмовать офис Франкена силой, требуя, чтобы он отказался от своего решения поддержать Федерацию и отозвал корабли МТК, которые уже спешили ей на помощь. Джанас категорически отверг этот вариант. Франкен все еще был его другом и действовал он, вероятно, в рамках имеющейся у него на тот момент информации. Джанас сказал, что пойдет к нему, предъявит факты и потребует, чтобы он действовал в соответствии с ними. Д’Луган лишь криво усмехнулся на это. Он сказал, что Франкен никогда не возьмет свои слова назад добровольно. Джанас тогда возразил, и с ним согласились Джарл Емметт и Хуан Кай, что силовые методы слишком рискованны и успех их маловероятен; их можно использовать лишь, как последнее средство. Несмотря на то, что Джанас почему-то не хотел признавать этого вслух, про себя он считал, что насилие – пожалуй единственный доступный для них путь. Д’Луган фыркнул и сказал, что подождет, пока Джанас охрипнет от уговоров, после чего они штурмом возьмут офис Франкена и заставят его спасти МТК.

Джанас залез в горячую ванну, ощущая всем телом приятное соприкосновение с жидкостью. Несколько мгновений он ничего не делал и ни о чем не думал. Он лишь расслабился, позволив теплу вытянуть напряжение из его тела.

Несколькими минутами позже, он оделся в чистую свежую униформу и пошел на кухню, чтобы позавтракать. Когда он сел за стол, то обнаружил на нем записку.

“Боб, – говорилось в ней, – на столе лежат ключи от гаража с желтым “Холтом”. Пользуйся им столько, сколько пожелаешь. Джарл”.

Джанас улыбнулся и, опустив ключи от аэромобиля в свой карман, занялся завтраком.

“Здесь все осталось по-прежнему”, – подумал Джанас ведя желтый аэромобиль над жилыми кварталами Центрального поселка к деловым кварталам.

Мало изменилось во внешнем виде улиц и зданий небольшого поселка, выросшего вокруг центрального офиса МТК. Поселок Центральный рос постоянно в течение последних двенадцати сотен лет, образовавшись в том месте, где когда-то стоял город Прескотт, и десять лет мало что могли изменить в его внешнем виде.

Расположившись на Плато Колорадо, в долине на высоте 1980 метров выше уровня моря, на земле, которая когда-то была покрыта лугами и густыми еловыми лесами, и которые позже, были уничтожены и выжжены до тла ядерными зарядами, поселок Центральный рос очень медленно, не спеша, в то время, как звездолеты МТК неслись все дальше и дальше от Земли в поисках новых, девственных миров. Сейчас Центральный был очень стар, его возраст не скрывали даже толстые слои краски на домах, но он был все еще горд и надменен, он все еще оставался домом для кораблей, которые бороздили бессчетные парсеки космического пространства.

Джанас направился на север в Чайна Волей, туда, где вот уже семьсот лет стоял комплекс зданий Академии, где молодые люди проходили обучение, готовясь стать офицерами звездолетов МТК. Он вспомнил и свою юность, когда, много десятков лет назад, полный надежд, он тренировался и обучался здесь. Он хорошо помнил те дни, даже, пожалуй, слишком хорошо, и помнил тех, кто учился тогда вместе с ним. Лучше всех он помнил младшего сына Грема Франкена, и ныне Президента МТК. Альто Франкен, так же как и Джанас, мечтал о подвигах и славе, но его мечты шли гораздо дальше, чем мечты молодого Роберта Джанаса, который хотел управлять большим межзвездным лайнером. Несмотря на то, что у Франкена было трое старших братьев, он мечтал о том дне, когда обойдет их всех и станет президентом Межзвездной Торговой Компании. “Наши мечты исполнились, – подумал Джанас. – И что же?”

Аэромобиль пролетел мимо рядов приземистых зданий и через широкие поля, где стояли ряды тренировочных кораблей. Он развернулся и полетел на юг, туда, где находился основной административной комплекс Центрального, к теперешнему Альто Франкену, человеку, который сидел в офисе президента МТК и принимал решения, которые могли определить судьбу человечества на тысячу лет вперед.

Посадив аэромобиль на площадку перед самым новейшим и красивейшим зданием Центрального, Джанас вышел из машины, и некоторое время просто стоял, разглядывая величественное сооружение. В нем не только находился офис президента МТК – крупнейшей и наиболее могущественной корпорации людей в Галактике, это был еще и мемориал отцу Альто, так как Грем Фран­кен мечтал о таком здании в последние годы своей жизни. И все же для Роберта Джанаса, который стоял на посадочной площадке и любовался красотой здания, в этой красоте ощущалась некая пустота. Возможно, это происходило потому, что в глубине души он сомневался в том, что это здание останется стоять на прежнем месте на следующий год. Похоже, оно не переживет даже зиму.

Неподалеку от него на площадку опустился еще один аэромобиль. Его водитель не вышел из кабины, делая вид, что смотрит куда-то в пространство, но у Джанаса создалось определенное ощущение, что незнакомец разглядывает именно его.

Пытаясь не обращать внимание на свое подавленное настроение и некоторую настороженность, Джанас пошел к дому Грема Франкена. Кейс в его руках казался холодным и тяжелым. Когда он подошел ближе, внезапный порыв ледяного ветра ударил его в лицо.

Внутри здания, Джанас пересек роскошный холл с барельефами на стенах, которые рассказывали о истории МТК, начиная с того времени, когда она занималась разработкой полезных ископаемых и перевозками в пределах Солнечной Системы, до сегодняшнего дня, когда она действовала в пределах Федерации и за ними. Кроме барельефов на стенах были произведения известных художников, начиная от Боттичелли и Вайеса, кончая Адамсом и Сенковски. Не глядя по сторонам, Джанас пошел прямо к лифтам. Н пятом этаже он сел в другой лифт, который поднял его на самый верхний этаж здания. Выйдя из этого лифта, он пересек большой зал и подо шел к одной из секретарш.

– Чем я могу помочь вам, капитан? – спросила сидящая за столом девушка, когда он приблизился к ее столу.

– Я хочу видеть гражданина Франкена, – без обиняков начал Джанас.

– Какого гражданина Франкена, капитан? – спросила девушка приятно улыбаясь.

– Гражданина Альто Франкена.

– Вам назначен прием, капитан?

– Нет.

– Могу я поинтересоваться, что привело вас к гражданину Франкену, капитан?

– Я Роберт Джанас. Гражданин Франкен знает о моем деле.

– Гражданин Франкен очень занят, – произнесла девушка механическим голосом. – У нас принято договариваться о встрече заранее. Еще кто-нибудь может помочь вам в вашем деле?

– Нет, – жестко ответил Джанас. – Передайте ему, что я здесь. Думаю, он захочет встретиться со мной.

– Сядьте пожалуйста. Я позову вас, капитан.

Джанас улыбнулся и отошел, чтобы сесть в плюшевое кресло в нескольких метрах от стола.

Девушка набрала номер на селекторе и стала разговаривать с одним из операторов в длинной цепи между ней и президентом Межзвездной Торговой Компании.

Хотя он и не слышал разговор девушки с оператором из-за шумопоглотителей, он мог видеть ее губы. За многие годы работы с людьми, Роберт Джанас немного научился понимать человеческую речь по губам, поэтому для него не было секретом то, о чем говорила девушка.

– Здесь сидит Капитан Роберт Джанас, который хочет видеть гражданина Альто Франкена, – увидел он на губах девушки. – Нет, У него не назначена встреча. Я не знаю. Он не сказал, – некоторое время ее губы не двигались. – Да, мадам, именно так. – Капитан Роберт Джанас. – Высокий, темный, по-своему очень симпатичный, – (Джанас улыбнулся про себя.) – Ой, я не знаю. Может, сто. Да! Да, мадам.

Девушка посмотрела на Джанаса, улыбнулась, но ничего не сказала. Джанас улыбнулся ей в ответ, и она принялась изучать какие-то бумаги на своем столе, явно вышвырнув его прочь из своей очаровательной головки.

Еще двое человек подошли к ее столику, чтобы назначить встречу с кем-то в МТК прежде, чем на ее переговорном устройстве загорелся индика­тор.

– Маура, – произнесла девушка, включив селектор. – Да, мадам, – прочел он по ее губам после непродолжительной паузы. – Да, мадам, конечно.

Девушка встала из-за стола и повернулась к Джанасу.

– Капитан Джанас, – сказала она, – гражданин Франкен примет вас. Прошу вас, следуйте за мной.

Несколько человек с удивлением посмотрели на незнакомца, которому было позволено встретиться с граж­данином Альто Франкеном сразу, без долгих, изнурительных недель ожидания. Кое-кто прошептал фамилию “Джанас”, и для некоторых она имела значение.

Девушка повела Джанаса из приемного зала по узкому коридору. Дважды она хотела заговорить с ним, но, в конце концов, решила промолчать. Джанас был удивлен, когда они остановились возле стола темноволосого молодого человека в консервативном старомодном деловом костюме.

– Капитан Роберт Джанас на прием к гражданину Франкену, – сказала девушка поднявшемуся из-за стола молодому человеку.

– Спасибо, Маура. Здравствуйте, капитан, – сказал, молодой человек протягивая руку. – Меня зовут Милтон Анчор. Я личный секретарь гражданина Франкена. Гражданин Франкен ожидает вас. прошу вас, заходите.

Джанас поблагодарил его, прошел через приемную и остановился возле огромных деревянных дверей, ожидая, пока Анчор позвонит Франкену и нажмет кнопку, открывающую двери.

В дальнем конце огромного кабинета Альто Франкен поднялся на ноги.

– Боб, – воскликнул Франкен, – как я рад тебя видеть!

– Хорошо, что мы снова встретились, Альто, – сказал Джанас.

– Садись, – Франкен указал на кресло рядом со своим огромным столом. – Хочешь выпить? Сигарету?

– Нет, спасибо, – сказал Джанас, усаживаясь и доставая пачку сигарет из своего кармана.

– Боже, сколько прошло времени, – сказал Франкен садясь обратно за стол и наливая себе выпивку из небольшого бара на столе.

“Франкен состарился”, – подумал Джанас. За десять он добавил в весе, на лице появилось больше морщин, а в волосах седины. Его глаза, казалось, ввалились и были почти спрятаны за складками плоти на лице. Его бледность была не просто следствием затворнического образа жизни, это была более глубокая, внутренняя бледность, которую дает человеку застарелое чувство страха.

– Сколько же прошло времени, Боб? – спросил Франкен.

– Десять лет.

– Мне показалось, что больше.

– Это были тяжелые десять лет, – сказал Джанас.

– Да. Много чего произошло, Боб, может даже больше, чём ты думаешь. Тебя не было на Земле. Ты не знаешь о том, что здесь происходит.

– А ты, возможно, не представляешь, что происходит Там, – сказал Джанас, показывая жестом в небо.

– Может, ты и прав, – отсутствующим голосом произнес Франкен. Некоторое время он молча пил из своего стакана.

– Как Энид? – спросил он, наконец.

Джанас нее ответил на этот вопрос сразу же, а посмотрел на Франкена, удивляясь, откуда он узнал о ней.

– А, я слежу за своими друзьями, Боб, – сказал Франкен с чрезмерно дружественной улыбкой, – и знаю все о тебе и Энид.

Джанас почувствовал, что в нем вспыхнуло негодование, но он быстро успокоил его. Ведь, Альто Франкен не имел право лезть в его личные дела – так?

– Извини, – сказал Франкен примирительным тоном. – Я не хотел обидеть тебя. Я просто люблю быть в курсе событий.

Джанас пожал плечами. Франкен улыбнулся и взял сигарету из пепельницы на своем столе. Откусив кончик, он зажег ее старомодной зажигалкой и откинулся в кресле. Джанас решил оставить эту тему, зная что у Франкена есть более важный предмет для разговора.

– Правильно ли я поступаю, Боб? – спросил он наконец. Что-то в тоне его голоса подсказывало Джанасу, что он не хочет слушать правду, ему необходимо было лишь согласие. Джанас не мог с ним согласиться.

– Нет, – сказал он просто.

– Жаль, что ты так считаешь, Боб, – сказал он с заметным огорчением.

– Я не считаю, Альто, – возразил Джанас. – Я твердо знаю, что ты поступаешь неправильно.

– Как ты можешь знать об этом? – неожиданно спросил Франкен. – Ты не сидел в этом кресле и не видел, как тысячелетняя работа рассыпается вокруг тебя. Ты не можешь знать, Боб. Не можешь!

– Ты знаешь о том, что твориться Там, Альто?

– Конечно знаю, – сказал Франкен почти со злостью. – Каждый бит доступных нам данных был заложен в один из лучших компьютеров в системе. Это он пришел к этому заключению, а не я. Я лишь действовал сообразуясь с фактами.

– Разве, ты был Там? Разве, ты видел, что они сделали с Одином? Ты знаешь в каком состоянии находится Айсис? Ты видел то, что осталось от Антигоны? Кассандры?

– Я там не был, – сказал Франкен. – Я не могу туда полететь. У меня слишком много дел здесь. Но там у меня есть люди. У меня есть их рапорты, я видел их пленки. Я знаю о том, что там происходит не хуже тебя, а может и лучше.

– Сомневаюсь.

– Боб, у меня там тысяча агентов. Я получаю рапорты практически каждый день.

– Не агентов, а шпионов, Альто, – сказал Джанас. – как ты можешь знать, что в этих рапортах правдивые сведения? Почему ты уверен, что они не боятся сказать тебе правду? Почему ты уверен, что они принадлежат тебе, а не Федерации?

– Не будь таким мелодраматичным, Боб.

– У меня тоже есть рапорты, Альто, – сказал Джанас. – Они мне стоили десяти лет жизни, всех моих денег и жизней двух моих товарищей. Ты обещал прочесть их до принятия своего решения, – он открыл кейс. – Теперь вложи эту ленту в свой компьютер, посмотри, что он тебе скажет, и прими нормальное решение.

– Я уже принял решение.

– Я знаю, – с горечью в голосе произнес Джанас.

– Извини, Боб. Я хотел дождаться разговора с тобой, но у меня не оставалось времени. Мне необходимо было принять решение и я принял его. Теперь, я связан им, Боб.

– Давай, я покажу тебе рапорты!

– У меня нет времени, – произнес Франкен. – Я благодарен тебе за то, что ты провел эту работу, но теперь она не имеет значения. Я видел рапорты Федерации и имею свои собственные. Ты не можешь мне рассказать ничего такого, чего бы я не знал.

– Ради бога, Альто.

– Лучше выпей, Боб. Я знаю, это были тяжелые десять лет, но теперь ты дома.

Джанас наклонился, с яростью затушил сигарету и достал новую.

– О’кей, – произнес он, – налей мне виски, Альто.

– Так-то лучше, – сказал Франкен улыбнувшись и потянулся за бутылкой.

– Но, это не значит, что я отступил, Альто.

– Думаю, тебе стоит отступить. Ты землянин, Боб. Не думал, что ты будешь спорить со мной по поводу оказания помощи Федерации.

– Но, я не прошу тебя помогать повстанцам.

– Нет? – удивился Франкен. – Что же ты хочешь тогда?

– Я хочу, чтобы ты сохранил МТК. Я хочу, чтобы компания пережила надвигающуюся катастрофу.

– С нашей помощью у Федерации неплохие шансы на выигрыш, – сказал Франкен, подавая Джанасу стакан. – Кроме того, правительство Федерации вполне законно.

– Законное правительство! – со злостью воскликнул Джанас. – Твои предки никогда не использовали подобных выражений. Президенты компании в прежние времена никогда нее признавали права правительства решать жизненные вопросы МТК. Они и МТК существовали независимо от правительств и понимали, что не нуждаются для этого в чьем-либо одобрении.

– Времена изменились, – медленно произнес Франкен. – Я благодарен тебе за работу, но теперь она не имеет значения. Я видел рапорты Федерации и у меня есть свои собственные. Ты не можешь мне рассказать о чем-либо, чего я уже не знаю.

– Ради Бога, Альто.

– Лучше выпей, Боб. Это были тяжелые десять лет, но теперь ты дома.

Джанас наклонился, со злостью затушил сигарету и закурил новую.

– Хорошо, – произнес он, – налей мне виски, Альто.

– Так то лучше, – с улыбкой сказал Франкен и потянулся за бутылкой.

– Но это не означает, что наш спор окончен.

– Я думаю, нам стоит его прекратить. Ты землянин Боб. Я думал, ты, напротив, будешь убеждать меня в том, чтобы мы оказали помощь Федерации.

– Но я не прошу тебя, оказывать помощь повстанцам…

– Вот, как? – спросил Франкен. – Чего же ты тогда добиваешься?

– Я хочу чтобы МТК пережила эту смуту. Чтобы компания сохранилась.

– С нашей помощью у Федерации неплохие шансы на победу, – сказал Франкен, передавая Джанасу стакан. – Кроме того, Федерация это законное правительство.

– Законное правительство! – со злостью повторил Джанас. – Твои предки никогда не говорили подобным образом. В старые времена президенты компании никогда не признавали права правительства решать жизненно важные для компании вопросы. МТК существовала независимо от правительств и не нуждалась для этого в чьем-либо одобрении.

– Времена изменились, Боб.

– Это уж точно.

– Прошу тебя, Боб, – Франкен замолчал на мгновение. – Мы многим обязаны Федерации.

– Мы ничем не обязаны Федерации, Альто, – сказал Джанас, подняв стакан с виски к губам. МТК построила первые звездолеты и добралась до звезд. Мы сделали возможным объединение Земли и образование Федерации с колонизированными нами планетами. МТК создала Федерацию, Альто. Мы абсолютно ничем не обязаны перед ней.

– И ты и я – граждане Федерации, – сказал Франкен. – Мы должны быть лояльны к ней.

– Чему мы должны быть лояльны? Федерация – просто насмешка над теми принципами, которые лежат в ее основе. Это же просто империя, Альто, прогнившая и больная империя. Генри Кантралас тоже был гражданином – разве он не человек принципа?

– Кантралас – бунтовщик!

– А Джонал Геррера – тиран, – возразил Джанас. – Это плюгавый диктатор, который взятками и шантажом купил себе председательство. Он грязь под твоими ногами, Альто. Как ты можешь иметь дело с таким человеком?

– Он председатель, – сказал Франкен.

– Отсюда, все, что он делает – правильно?

– Нет, – нехотя согласился Франкен, – но за его спиной закон.

– Закон! – фыркнул Джанас. – Ты всегда попадался на эту удочку. Что общего с законом у таких людей, как он? Что значит закон для Федерации теперь? Ты думаешь, такой человек, как Кантралас присоединился бы к бунтовщикам, если бы считал, что закон на стороне Герреры?

– Кантралас бунтовщик, – снова сказал Франкен. – Он нарушил свою клятву Федерации.

– Да, он нарушил свою клятву, но он сделал это публично перед всей Федерацией. Он ничего не держал в секрете. Геррера же нарушает свою клятву Председателя несколько десятков раз в день.

– Мне тоже не нравится Геррера, но…

– А ты не задумывался, почему Кантралас присоединился к повстанцам, Альто? – перебил его Джанас. – Ты просто не знаешь, что Федерация наделала там. Они оставили пока тебя и МТК в покое только из-за войны с повстанцами, но ты не знаешь, что они натворили там. Как ты думаешь, почему повстанцы имеют поддержку? А они имеют поддержку, Альто, вопреки тому, что говорит пропаганда Федерации. Люди по горло сыты Федерацией, и они предпочитают умереть, но не оставаться больше под этой тиранией.

– Мне известно о бедах, которые происходят там, но большинство из них не исправить.

– А еще больше можно было предотвратить!

– Что, по-твоему, я должен был делать? – спросил Франкен. – Поддержать Кантраласа?

– Нет, – ответил Джанас. – Любая открытая поддержка бунтовщиков тотчас поставила бы тебя против Федерации. Геррера не захотел бы иметь второй фронт, особенно при теперешнем положении в Скоплении, но он бы сделал все, чтобы предотвратить возможность твоей помощи бунтовщикам.

– Ты должен был оставаться вне этого, Альто, держать нейтралитет. МТК вела себя так двенадцать столетий, и должна была остаться на тех же принципах. Федерация не стала бы действовать против нас, пока мы открыто не поддержали Альянс, и Кантралас признал бы наш нейтрали­тет.

– Почему ты так уверен?

– Достаточно знать, что за человек Кантралас, – с казал Джанас, – и помнить о том, что Геррера побаивается МТК.

– Боб, ну, взгляни ты на все моими глазами. Если бы я не поддержал Герреру, он запомнил бы мне это. Если Федерация одержала бы победу, то он бы схватился за любую возможность, чтобы раздавить МТК.

– Он бы сделал это в любом случае, – сказал Джанас. – Но Федерация не победит. Она обречена.

– Погоди-ка, – сказал Франкен с. почти истерическими нотками в голосе, – допустим, Кантралас одержит победу. Он старый человек, и рядом с ним найдутся много молодых, готовых отнять у него власть – они не такие, как он. Кантралас умрет, или кто-то убьет его, и вот тогда-то начнется резня, во время которой, кто-нибудь из этих молодчиков попытается взять верх над МТК, просто из-за того, что боится ее.

– Да. Я согласен с этим, – ответил Джанас. – Именно об этом я и хочу сказать. Посмотри на факты, Альто. Прочти мои рапорты. Как только Федерация будет разбита, Альянс Независимых Миров прекратит свое существование. Существуют сотни миров, которые только и ждут этого момента, чтобы объявить о своей полной независимости. Без очень сильной личности и цели, которая удержит Альянс вместе, он не просуществует и месяца. В нем не найдется достаточно сильного человека или группы людей способных атаковать МТК и надеяться на победу. Мы будем самыми сильными в Спиральном Рукаве.

– А я все же считаю, что наши шансы выше, если мы останемся с Федерацией.

– Ты не говорил бы так, если бы знал факты.

– Я знаю факты, Боб.

– Не думаю. Возьмем, к примеру Один. Это была одна из самых передовых планет Федерации, конечно, если не считать Землю. Один строил свои звездолеты несколько веков. На нем находился один из лучших университетов Федерации. Теперь, планета в руинах, Альто. Университета нет. Заводы разрушены. Космодромы взорваны. Без помощи Один сможет только через пятьсот лет построить первый звездолет. Невозможно строить звездолеты с промышленностью, которая в состоянии строить лишь паровые машины, а когда все это кончится, колонии будут способны строить только паровые машины.

– Кто-то должен пережить эту войну, Альто, и те войны, которые последуют за ней. Кто-то должен сохранить цивилизацию.

Пока Джанас говорил, по лицу Франкена пробежало некое выражение отчужденности. Наконец, он медленно поднялся из-за стола и произнес:

– Я хорошо тебя понял, Боб, и ценю твое мнение. Но решения принимаю я.

Дверь в конце большого кабинета открылась и в комнату вошел личный секретарь Франкена, Милтон Анчор.

– Да, гражданин Франкен.

– Капитан Джанас уходит, Милт. Ты не проследишь за тем, чтобы его получше устроили? Самые лучшие комнаты, – поворачиваясь к Джанасу он сказал. – Милт прочтет твои рапорты, Боб, и когда он мне составит по ним краткую информационную справку я поговорю с тобой снова. Возможно, я покажу тебе тогда несколько рапортов Федерации, которые изменят твое мнение.

– Сомневаюсь.

– Ты останешься в поселке?

Джанас пожал плечами, он не знал, куда ему теперь направиться. Земля перестала быть для него домом, и он не мог улететь обратно к звездам, пока, во всяком случае, если вообще ему когда-либо удастся это сделать.

– Я остаюсь, – произнес он.

Глава VIII

Самая большая армада звездолетов за всю историю Земли, как стая призраков, двигалась сквозь серую пустоту подпространства навстречу другой, может быть еще большей армаде, чтобы решить судьбу тысячелетней Земной Федерации.

Свыше тысячи лет назад, в 2504 году по старому календарю, государства Земли и звездные колонии, основанные огромными межзвездными корпорациями, которые доминировали в земной политической жизни почти два столетия, послали своих представителей в Женеву, находившийся на юге Центральной Европы на Земле. Федеративное соглашение, подписанное на этой встрече, связывало все человечество в единое целое – свободную демократическую республику. Для расширяющего свои границы человечества наступила эпоха мира, во время которого Межзвездная Торговая Компания (которая была тогда на триста лет старше, чем Федерация и значительно могущественнее ее) прокладывала пути ко все более далеким уголкам Галактики, колонизируя все новые и новые планеты.

Федерация “Золотого Века” постепенно переродилась в “империю”. Медленно но верно бразды правления в Федерации переходили в руки Председателя. Это происходило настолько незаметно, что мало кто замечал это. По мере того, как проходили века, правители Федерации одно за другим отнимали права своих граждан, превращая их в привилегии, зависящие от любой бюрократической прихоти.

Через восемьсот лет после основания Федерации правление ее стало невыносимым, диктат не имел границ. То здесь то там, сначала на дюжине миров, потом на двух дюжинах и так далее, люди стали собираться в партии и комитеты, принялись подписывать петиции и требовать досрочных перевыборов.

Сначала, Председатели могли позволять себе просто игнорировать эти отдельные выступления. Они посылали к “мятежникам” войска, которые ненадолго усмиряли непокорные миры. Но, в конце концов, идея восстания окрепла и стала распространяться от планеты к планете. Появился лозунг “Долой Федерацию!”, а девизом по­встанцев стала цитата из анонимного памфлета: “Пора покончить со старушкой Землей; она сделала свое дело. Мы обязаны жертвовать для нее своими жизнями, но когда-нибудь мы соберемся и сами решим свою судьбу”.

В 846 году со времени основания Федерации несколько удаленных планет, такие, как Орфей, Локи, Прометей и дюжина других объединились для борьбы с Федерацией. Появился Альянс Независимых Миров.

Чувствуя потенциальную угрозу, Председатель послал флот, чтобы уничтожить мятежников и показать всем сочувствующим, что означает настоящий гнев правителя Федерации. Боевые корабли с Земли направились к Орфею и встретили там небольшой, наспех собранные, плохо вооруженный флот повстанцев, вышедший на битву.

Во время этой битвы Альянс Независимых Миров был практически уничтожен. Остатки их флота были рассеяны и разлетелись в разных направлениях, спасаясь бегством. Сидя в Женеве Председатель решил, что с Альянсом покончено и выкинул его из головы.

Получив хороший урок во время своей первой встречи с Федерацией, повстанцы избегали открытых столкновений с ней почти семьдесят пять лет. За это время, Альянс Независимых Миров проводил агитацию, вел пропаганду, расширял свое влияние и в тайне набирал людей и силы, чтобы вновь бросить вызов Федерации.

Все это время Межзвездная Торговая Компания находилась вне военно-политической арены, обвиняемая обоими сторонами за торговые отношения с противником, но слишком могучая для того, чтобы какая-либо из сторон могла открыто бросить ей вызов. МТК образовалась на Земле в эпоху городов-государств, и поэтому несла на себе черты той эпохи: те, кто работал в компании, не считали себя гражданами какого либо государства, они принадлежали исключительно МТК. И древняя гордая МТК, упиваясь своей независимостью стремилась к собственным целям, рассматривая себя, как нечто, находящееся вне (если не выше) политики. Как древняя Швейцария МТК следовала своим собственным курсом, не обращая внимания на то, что о ней думают окружающие.

В 919 году со времени основания Федерации, Альянс вновь предпринял попытку открытого выступления, чувствуя, что накопил уже достаточно сил. Его корабли собрались на окраинах Скопления и двинулись в сторону Земли – Столицы Федерации. Им навстречу отправился уверенный в своем превосходстве флот Федерации, но на этот раз чистой победы не получилось. Земляне смогли лишь остановить противника.

Удивленные, а может даже напуганные силой повстанцев Председатель и его советники решили, что человечество стоит перед угрозой новой войны, которая охватит весь Спиральный рукав, и принялись к ней готовиться.

Об этой второй стадии “Великого Восстания”, как его назвали позже, можно написать целые тома: и о Первой и о Второй битве в Скоплении, о Стычке в Туманности, о Встрече возле Денеба и о Защите Рамы. В течение семидесяти пяти лет Федерация становилась все слабее, а Альянс сильнее, и теперь приближался день решающей битвы.

Сознавая, что время находится на стороне противника, нынешний Председатель Федерации, Джонал Константайн Геррера, решил что беда Федерации заключается в нерешительности, что во борьбе нельзя пренебрегать ничем. Повстанцы должны быть отброшены, уничтожены, морально подавлены. Он приказал своим командирам, чтобы они не брезговали никакими средствами, чтобы уничтожить повстанцев. “Не останавливайтесь не перед чем, – сказал он, – это больше не джентльменская война!”

Командиры сразу же поняли, что это означает: убийства, изнасилования, бомбардировка городов, уничтожение целых планет, если понадобится; и все это – ради победы Федерации!

Один из наиболее талантливых и уважаемых генералов отказался проводить политику геноцида и массового уничтожения людей. Маршал Флота Генри Кантралас подал в отставку из Космического Флота Федерации и сразу же был посажен под домашний арест в ожидании трибунала за свое “предательство”. Он был освобожден сторонниками повстанцев и вывезен на границу Скопления, где стал “анафемой” для Федерации – фокусом и центром притяжения всех сил Альянса.

Воспылав новой надеждой, ведомые человеком, которого они уважали даже, как врага, а получив его в союзники, просто боготворили, повстанцы приготовились к самым страшным ударам, которые только мог нанести Геррера. И он нанес их.

Солдаты Федерации, ведомые теперь новым Адмиралом Флота, Абли Джулайном высадились на Одине, цитадели науки и культуры, установили на планете комендантский режим и принялись издеваться над ее населением. На улицах городов Одина солдаты варварски насиловали женщин и девушек; молодых людей пытали до смерти часто просто ради развлечения; детей резали прямо на глазах родителей; отцов и матерей убивали в домах за подозрение в нелояльности. На Один опустились ужас и помешательство.

Антигона, всегда нейтральная планета, находившаяся в нескольких дюжинах парсеков от Одина, была возмущена варварством Федерации и вступила в Альянс. Корабли Федерации не замедлили себя долго ждать. Сломив слабое сопротивление, которое за столь короткое время смогли организовать повстанцы, они обожгли всю планету ядерным огнем, оставив ее почерневшей и оплавленной свидетельницей гнева Герреры.

Повстанцы ответили тем же. Долгая и жестокая война истребила в людях человечность. Атаковав и уничтожив цитадель Федерации на Кассандре, генерал повстанцев Кармен Дуборг отве­тил насилием на насилие, убийством на убийство, зверством на зверство, причем выдумав новые, более изощренные способы убийства врагов Альянса. “Потрошитель” Дуборг нашел свое место в истории встав рядом с Атиллой и Адольфом Гитлером.

Великое Восстание вошло в свою третью, наиболее кровавую и последнюю фазу. Ее первая половина была отмечена тремя большими битвами, причем самой большой из них была Третья Битва в Скоплении.

Приблизительно равные флота Федерации и Альянса вели бой среди миллиардов звезд, но кто победил – так и осталось неясно. Когда битва закончилась остатки обоих флотов вернулись домой: корабли Федерации в Солнечную Систему, а повстанцы обратно на границу Скопления. Они вернулись, чтобы зализать свои раны и подготовиться к следующей битве, которая, как они все хорошо понимали, будет самой грандиозной и самой последней.

Итак, на Земле стоял Октябрь 979 года со дня основания Федерации, когда тысячелетнему нейтралитету Межзвездной Торговой Компании пришел конец, и когда два огромных флота двинулись навстречу друг другу, чтобы встретиться в подпространстве в семи с половиной парсеках от Земли.

Глава IX

Джанас принял предложение Франкена. Если и существовало на Земле место, где он мог чувствовать себя комфортабельно, это был. Отель Офицеров МТК в Центральном.

После окончания бесплодной беседы с Франкеном, Джанас позволил Милтону Анчору подобрать для него номер, соответствующий его рангу и стажу работы. Будучи удовлетворенным выбранным для него номером, Джанас направил аэромобиль обратно к дому Емметта. Там он собрал багаж и вызвал такси, которое доставило его в отель.

Устроившись там, он позвонил Джарлу Емметту и рассказал о переезде.

– Лучше бы ты не делал этого, – сказал Емметт.

– Я не хочу путаться у тебя под ногами, Джарл, – ответил ему Джанас.

– Ты ничем не стеснял нас, – настаивал Емметт. – И Мириам хотела, чтобы ты остался.

– Мне нужно побыть одному, – сказал Джа­нас. – К тому же, у Мириам найдется достаточно хлопот и без болтающегося в ее квартире безработного капитана звездолета.

– Ну, как хочешь, – согласился Емметт с улыбкой. Затем, его лицо снова стало серьезным. – Ты говорил с ним?

– Да, – ответил Джанас. – Ты был прав. Он не стал слушать.

– У тебя есть другие идеи?

– Нет. Нет пока.

Емметт некоторое время молчал.

– Послушай, – сказал он, наконец, – я попытаюсь собрать как можно больше людей. Приходи ко мне завтра около восьми часов вечера.

Джанас сказал, что придет и отсоединился.

Некоторое время он смотрел в окно спальни, ощущая в себе что-то наподобие нерешительности. Сквозь тонкий пока неполяризованный лист парастекла Джанас смотрел на панораму Центрального, раскинувшуюся перед ним. Это была фантасмагорическая и в то же время живописная коллекция зданий практически всех архитектурных стилей, господствовавших в последние двенадцать сотен лет. Это была живая история МТК для того, кто захотел бы уделить время на ее изучение. Маунт Юнион возвышалась почти строго на юге, ее вершина поднималась на две тысячи метров в ясное небо юго-западной части континента. Даже сейчас, по прошествии четырнадцати сотен лет, вершина эта была гладкой и ровной, почти, как оплавленное стекло. Она была на несколько сотен метров выше, до того, как в нее попала бомба. Один из термоядерных зарядов, предназначенных для города Феникс зацепил эту гору, сжег ее верхушку и осыпал все близлежащие долины смертоносным радиоактивным пеплом. Говорили, что кое-где счетчик Гейгера там до сих пор зашкаливает, но Джанас сам не проверял этого.

Джанас отвернулся от окна, надеясь на то, что огненный шар не вспыхнет опять над склонами гор, надеясь на то и, что повстанцы не сочтут необходимым бомбить Центральный. Он посмотрел на экран видеофона рядом с кроватью. Нерешительности как не бывало.

Он нажал на видеофоне кнопку справочника, подождал пока пройдет соединение, набрал код Сан-Фран­цис­ко и, когда пришел ответ, нажал на клавишу “К”. Задав среднюю скорость прокрутки, Джанас принялся смотреть, как длинный список людей, фамилии которых начинаются с буквы “К” проносится перед его глазами. Когда в поле зрения появилась фамилия “Кемпбелл”, он снизил скорость прокрутки, а когда появилось имя “Енид”, он остановил прокрутку и принялся списывать с экрана цепочку цифр. После этого он отключил справочник, набрал номер и стал ждать.

На экране появилось чрезвычайно привлекательное лицо, обрамленное пушистыми каштановыми волосами, в углу вспыхивало и гасло слово “запись”.

– Меня сейчас нет, – сказала девушка, приятно улыбаясь, – если вы оставите свой номер, то я позвоню вам, как только вернусь домой.

– Запись, – произнес Джанас в микрофон. – Енид, это Боб. Я прилетел во Флагстафф вчера вечером, но смог позвонить тебе только сейчас. Позвони мне сразу же, как сможешь. Мой номер FLC-21–77015–35. Стоп.

Изображение на экране вспыхнуло, указывая на то, что сообщение принято. Джанас улыбнулся и отключил связь.

Пообедав в одиночестве в буфете отеля, Джа­нас вернулся в свой номер, заказал бутылку дорогого охлажденного вина и разделся. Перед тем, как лечь в постель, чтобы получить несколько минут столь желанного сна, он достал из своего кейса похожий на ручку детектор и снова обследовал свою одежду. Он не удивился, когда обнаружил еще один передатчик, прикрепленный к брюкам.

Вытащив “жучка” из складок материи, Джа­нас выбросил его в туалет. Спустив воду, он с улыбкой подумал: “пусть они считают, что я пролез в канализацию”.

Удостоверившись, что на одежде нет других “жучков”, он лег на кровать и зажег сигарету. Глядя на потолок и отхлебывая из бокала вино он почти заснул, когда видеофон на его столе пронзительно зазвонил.

Повернувшись и при этом чуть не разлив вино, он нажал на кнопку приема.

Джанас еще не успел подойти к экрану, когда звонкий радостный женский голос произнес: “Боб, ты здесь?”

– Угу, – ответил Джанас, поворачивая экран видеофона к кровати.

– В кровати? – удивилась девушка. Она была столь же красива, как и на пленке с записью. – Днем?

– И в полном одиночестве, – улыбаясь добавил Джанас. – Я не выспался сегодня ночью.

– Ты когда прилетел?

– Точно не знаю, Енид, – сказал Джанас. – Где-то около полуночи. – Он помолчал немного. – Ты свободна сегодня?

– Да, конечно же да. Я так ждала тебя. Кажется, целая вечность прошла с того дня, когда я последний раз видела тебя на Одине.

– Ну, может, не вечность, – с улыбкой сказал ей Джанас, – но миллион лет, это точно. Послушай, – неожиданно сказал он, – давай, я возьму гравитационное такси и заскачу к тебе прямо сегодня вечером.

– Но, ты же говоришь, что устал.

– Но не настолько.

– Ты знаешь, как я хочу увидеться с тобой, Боб, – тихо сказала Енид.

– Я заеду за тобой в пять часов, – сказал Джанас. – У меня есть твой адрес.

– Буду ждать.

– Пока, – сказал Джанас и потянулся к кнопке выключателя.

Енид послала ему воздушный поцелуй и исчезла с экрана.

Допив остатки вина, Джанас достал новую, чистую униформу и стал одеваться.

Через несколько минут он позвонил администратору отеля и сказал, что ему потребуется гравитационное такси на срок около двадцати четырех часов. Перед тем, как покинуть номер Джанас половил в карман маленькую “глушилку”, которую дал ему Емметт. Он посчитал, что на гравитационном такси будут прослушивающие устройства, и ему естественно не хотелось, чтобы кто-то слушал или записывал то, о чем они будут говорить, и что они будут делать с Енид. Это не их дело!

Когда он поднялся на крышу отеля, служащий показал ему на голубую машину каплеобразной формы из металла и парастекла. Гравитационное такси с заведенными моторами висело в воздухе в нескольких сантиметрах над крышей. “Красивое, шикарное и совершенно непрактичное средство передвижения”, – подумал Джанас.

Он дал служащему чаевые, сел в гравитационное такси и поднялся над крышей Офицерского Отеля МТК. Здания Центрального быстро уменьшались, и вскоре слились с окружающим пейза­жем. Поднимаясь, он смог различить очертания Флагстаффа, который находился справа и немного сзади от него. Слева вдали находились развалины огромных зданий – на этом месте когда-то стоял Феникс. Оглядевшись в последний раз, он направил свою машину на северо-запад, через Скулл Воллей в сторону западного берега, который пока еще был скрыт за линией горизонта.

Внизу Джанас заметил блеск солнечных лучей, отражающихся в лопастях вертолета, который направлялся на запад, вылетев, очевидно, с восточной окраины Центрального. Во время своего полета Джанас еще несколько раз осматривался вокруг, надеясь снова обнаружить вертолет, но это ему не удалось. Тем не менее, у Джанаса было чувство, что вертолет не отставал от него на протяжении всего полета до Сан-Франциско.

Подняв машину до высоты пятнадцать тысяч метров, Джанас включил автопилот и на максимальной скорости направился к своей цели. Двигаясь со скоростью около четырехсот километров в час, Джанас надеялся достичь Сан-Франциско немногим более, чем за два часа. Во время полета ему не оставалось делать ничего, кроме как наблюдать за пейзажами внизу и вспоминать о том времени, когда они были вместе с Енид на Одине.

Когда Джанас появился на Одине (а это произошло вскоре после Третьей Битвы в Скоплении), основная часть войск уже покинула планету, оставив лишь достаточное количество солдат, чтобы поддерживать порядок среди обезумевшего населения. Отойдя назад к Земле, Федерация принялась готовиться к последней схватке, до которой оставалось тогда еще целых три года. Ни повстанцы, ни Федерация пока не были готовы к новой большой битве и ушли из Скопления, оставив после себя почти полный политический вакуум. На планете воцарился шаткий мир, нарушаемый время от времени кровавыми бунтами, жестокими судами Линча, партизанщиной и неисчислимыми зверствами. Солдаты федерации ушли под защиту городов, в то время как остатки цивилизации рушились под волнами анархии. Именно в этот ад, который еще совсем недавно был цветущей планетой, ступил Роберт Джанас, передав командование звездолетом МТК своему заместителю.

Енид Кемпбелл была дочерью представителя Почтовой Службы Федерации при Университете, который заведовал отделом почтовых отправлений для Одина. Именно по этой причине он познакомился с Джанасом, который работал тогда управляющим Большого Терминала на Одине, и пригласил его как-то к себе домой.

Джанас с горечью вспомнил о том, что Кемпбелл погиб в уличной схватке во время одного из многочисленных бунтов; этот маленький человек погиб из-за напрасного героизма, защищая конверты с письмами как от солдат Федерации, так и от одинских националистов. Никто так и не узнал, кто же, в конце концов, убил его, да это и не столь важно. Кемпбелл умер исполняя, как он считал, свой долг, и тот, кто его убил, руководствовался вероятнее всего точно такими же мотивами.

У Кемпбелла было двое детей, которых он воспитывал почти с самого младенчества, после страшной кончины их матери в аэромобильной катастрофе. Старшим ребенком была Енид, чрезвычайно красивая девушка, которая родилась на Земле и повзрослела на Одине. Ее брат, Род, был на два года моложе. Это был идеалистичный и своенравный молодой человек. Род покинул Один, где он родился и вырос, за полтора года до смерти отца. Цели его отъезда на Землю были столь туманны и секретны, что Енид почти не поняла их. Только из письма, которое пришло от него, Енид узнала, что он живет в Сан-Франциско, в городе из которого семья Кемпбеллов брала свои корни.

Что касается Енид, Джанас сразу же обнаружил влечение к ней, хотя она годилась ему во внучки, или даже в правнучки, в эту эпоху, когда люди жили по двести и более лет. Но они преодолели пропасть между собой. Вскоре, Джанас и эта ясноглазая умная девочка стали любовниками. Джанас часто думал о том, чтобы жениться на ней, но всегда отказывался по одной причине: капитан звездолета не имел права обзаводиться семьей. Поэтому он не женился, но и не отказывался от этой идеи.

Они не могли долгое время быть вместе. В то время он готовил рапорта, собирая информацию, которая, как он считал, являлась чрезвычайно важной для будущего. К тому же, над Одином сгущались тучи.

Когда общество на планете пришло почти к полному упадку, Джанас посоветовал Енид вернуться на Землю к брату Роду в Сан-Франциско. Енид спорила с ним, утверждая, что на Земле столь же небезопасно, как в любом другом уголке Спирального Рукава, но, в конце концов, согласилась, узнав, что Джанас тоже вскоре собирается лететь на Землю.

Гравитационное такси пролетело над озером Мед, в водной глади которого, рядом с недавно построенной плотиной имени Джонала Герреры, блестело полуденное солнце. Затем, он пролетел над фруктовыми садами, растущими в Долине Смерти и, вот, на горизонте показались очертания Сан-Франциско.

Его размышления нарушил вызов Контрольного Компьютера транспортной службы Сан-Франциско, запрашивающий номер его машины и план маршрута. Компьютер Джанаса ответил, на что получил инструкции о режиме снижения и перехода в транспортный поток города. Несколькими минутами позже, снизив скорость раза в четыре, по сравнению с первоначальной, Джанас оказался в тесном транспортном потоке в четырехстах метрах над крышами зданий. Спустив гравитационное такси почти к самой поверхности, он взял управление машиной на себя и повел ее вдоль транспортной магистрали к той части города, в которой жила Енид.

Оказалось, что Енид ждала его прямо у порога своего дома. Утренняя прохлада уже прошла, воздух был теплым и свежим, как будто город отчаянно боролся с неминуемым наступлением зимы. Енид Кемпбелл была одета именно для этого “индейского лета”, заполнившего огромный мегаполис широко раскинувшийся на побережье Тихого океана.

Когда Енид поднялась со скамейки, Джанас обратил внимание, что она уже свыклась с текущей земной модой. На ней была сверкающая блуза с огромным вырезом на груди, искрящаяся полупрозрачная ткань покрывала его руки, плечи и, вполне вероятно, спину переливаясь при движении всеми цветами радуги. Ее высокая твердая грудь вызывающе выступала между отворотами декоративного воротника. Юбка, сделанная из того же материала, что и блуза, доходила ей почти до колен, но прозрачный материал мало что скрывал, практически не оставляя ничего для игры воображения. Этот костюм дополняли открытые белые туфли и маленькая шапочка все из того же материала. В общем, костюм этот Джанасу понравился, хотя он немного ревновал – ему не хотелось, чтобы другие мужчины видели столь много ее красоты.

Джанас подъехал к тротуару и остановил гравитационное такси менее, чем в метре от того места, где она стояла. Он вышел из машины и обнял ее.

– Боб! – воскликнула Енид, увертываясь от его жадных поцелуев. – Не здесь.

– Тогда, полезай в машину.

– Слушаюсь, хозяин, – ответила она, заходя в гравитационное такси через открытую им дверь. Джанас зашел следом за ней, сел, и через минуту машина снова мчалась по улице.

– Куда поедем? – спросил он.

– Куда угодно.

– Поужинаем?

– Давай.

– Ты заешь какое-нибудь хорошее место?

– У Гапошкина.

– Где это?

Под руководством Енид Джанас направил гравитационное такси к ресторану.

– А ты не плохо здесь ориентируешься, – сказал Джанас, окончательно запутавшись в лабиринте улиц.

– Последние несколько недель у меня не было другого занятия, кроме изучения города, – ответила Енид. – Удивительно, сколько много можно узнать за короткое время, если специально задаться целью.

– Ты нашла работу?

– Нет еще. Искала. Ждала тебя, – она лукаво взглянула на него. – Я подумала, что ты заберешь меня с улицы и попытаешься сделать из меня честную женщину.

Джанас не успел ничего ей на это ответить потому, что они подъехали к ресторану, о котором недавно говорила Енид.

Во время еды их разговор был обычным разговором влюбленных, которые встретились друг с другом после долгой разлуки. Он не имел смысла для посторонних людей, но был чрезвычайно важен для них обоих. И только после еды, когда они оба отказались от десерта и заказали кофе, их разговор коснулся темы, которая давно висела над ними, как грозовая туча. Этого разговора невозможно было избежать.

– Ты виделся с Альто Франкеном, Боб? – спросила Енид, беря из рук Джанаса предложенную им сигарету.

Джанас кивнул.

– Что он сказал?

– Примерно то, что я и думал после того, как узнал о том, что он сделал, – произнес Джанас. – Он приговорил МТК к уничтожению и не хочет идти на попятную.

– Что ты собираешься делать?

– Пока не знаю.

Некоторое время они сидели молча. Маленькая пухлая женщина в слишком открытом костюме для ее фигуры принесла им кофе.

Енид долго смотрела на темную парящую жидкость, как будто видя в ней ужасные картины будущего.

– Род хочет убить его, Боб, – сказала она, наконец, слабым и пустым голосом, похожим на далекое никому не нужное эхо.

– Альто? – удивился Джанас.

– Нет, – сказала Енид, отрывая взгляд от чашки. – Герреру.

– Председателя?

– Да. Именно за этим он прилетел на Землю. Он вступил в какую-то организацию, не помню точно ее название, “Сыновья Свободы” или что-то столь же ребяческое. Но, Боб, они действительно собираются убить Герреру.

– Твой брат – идиот.

– Я знаю, – тихо произнесла девушка. – Он вызвался сам совершить это убийство.

– Как он надеется это сделать?

– Не знаю, – ответила Енид. – Я не знаю даже, знает ли он сам.

– Это глупо, – сказал ей Джанас. – Это абсолютно ничего не изменит. Если убить Герреру, то появится другой, возможно, еще более худший правитель. Имеет ли Род представление о том, сколько раз в истории люди убивали тиранов и с удивлением обнаруживали, что открывали, тем самым, путь для еще более кровавых диктаторов? Он когда-нибудь слышал о Юлии Цезаре, и о том что стало с Римом после его убийства?

– Я говорила ему, но он не слушал.

– Если это – хорошо организованная группа, готовая убрать не только Герреру, но и всю верхушку, тогда совсем другое дело. Но убийство одного Герреры – совершенно бесполезное занятие.

Енид вздохнула, но ничего не сказала.

– Когда они планируют сделать это? – спросил Джанас.

– Не знаю, – ответила Енид. – Скоро, но я не знаю когда.

– Вполне вероятно, нам не стоит так беспокоиться, – сказал Джанас и на лице его появилась холодная и жестокая улыбка. – Им, скорее всего, не удастся осуществить свой план. Через несколько дней или недель Геррера будет мертв, или будет находиться вне пределов досягаемости Рода.

– Что ты имеешь в виду?

– Федерация не просуществует дольше. Я не уверен, но мне кажется, что повстанцы готовы к последнему удару. Их флот сейчас направляется к Земле. Когда я покидал Скопление в нем не оставалось ни единого звездолета повстанцев, а флот Федерации вылетел с Луны вчера.

– Не думала, что это наступит так быстро, – произнесла Енид. – В смысле – она существовала так долго. Я просто не ожидала, что она так неожиданно прекратит свое существование.

– Вовсе не неожиданно, дорогая, – возразил Джанас. – Она появилась задолго до того, как я родился, она существовала долгое время и конец ее наступит только после моей смерти.

– Но Восстание?

– Восстание вскоре окончится победой по­встанцев. Я уверен в этом. Но меня пугает не само восстание, а то, что последует за ним.

Енид, казалось, почувствовала маленькую толику страха, который скрывал в себе Джанас; он отразился в ее глазах и в сжавшихся на мгновение губах.

– Я больше не хочу говорить об этом, Боб.

– Я тоже, – сказал Джанас, открывая кошелек, чтобы расплатиться, и выложил на стол несколько золотых монет МТК. – Где мы достанем выпивку?

Через полтора часа, с четырьмя бутылками виски, Джанас и Енид вернулись к гравитационному такси, припаркованному рядом с маленьким, плохо освещенным баром.

– Куда теперь? – спросил Джанас, когда они уселись на сиденьях.

– Не знаю, Боб, – сказала Енид, прижимаясь к нему. – Куда хочешь.

– В твою квартиру?

– Нет, – неожиданно сказала она. – Нет, ты неправильно понял, Боб. Я имею в виду – Она улыбнулась. – …просто, мне не хочется ехать туда. В том же доме живет Род и его друзья. Я не хочу видеть их.

– Мы можем не включать свет, – шутливо предложил Джанас, но, затем, понял, что она говорила серьезно. – А как насчет полета над Тихим Океаном?

– Это превосходно.

Джанас связался с дорожным компьютером и получил маршрут полета, который должен был вывести их из жесткой схемы движения Сан-Франциско. Через пять минут огромный мегаполис превратился в большое световое пятно, уменьшавшееся позади них. Впереди была лишь темная гладь океана с отражающейся в ней лунной дорожкой. На краю континентального шельфа под водой виднелся свет одного из глубоководных поселков.

– Как здесь здорово, – сказала Енид. – Так далеко от всего. Все кажется таким далеким, нереальным.

– Почти, как в космосе, – сказал Джанас, собственный голос, казалось, доносился к нему издалека.

Они пролетели над большим плавучим посел­ком.

– Интересно, что это за поселок? – спросила Енид, глядя вниз.

– Не знаю.

– Наверно, “Атлантис”, – сказала она. – Я слышала, что он на этой неделе должен подойти к Сан-Франциско.

– Наверно.

Енид медленно повернулась. Ее лицо с трудом можно было рассмотреть в тусклом свете индикаторов контрольной панели гравитационного такси, но все же на нем можно было прочесть, что время для разговоров прошло. Слова были больше не нужны для них.

Губы Джанаса прошептали: “я люблю тебя”, ее глаза ответили и она еще сильнее прижалась к нему, одновременно срывая свою почти условную блузу. Джанас обнял ее, в то время, как она занялась пуговицами его униформы.

Когда гравитационное такси вернулось в Сан-Франциско над океаном уже взошло солнце.

Енид закончила одеваться только когда они вошли в транспортную систему города. Джанас улыбнулся и сказал, что не понимает необходимости одевать на себя всю эту одежду; в ней она не менее обнажена, чем без нее. Енид искоса взглянула на него и поправила свою юбку.

– Сколько у тебя денег? – спросил он.

– Я не беру денег у мужчин, которые мне нравятся, – сказала Енид, стреляя в него взглядом из-под каштановых кудрей. – Хотя, с толстых стариков, я беру достаточно солидные суммы.

– Я серьезно, – раздраженно добавил Джанас.

– Достаточно.

– Хватит для того, чтобы перебраться на новую квартиру?

– Думаю да, но почему? За эту я внесла деньги за год. И она вовсе неплохая.

– Ты ошибаешься.

– Почему?

– Они знают, где ты живешь.

– Кто “они”?

– Не знаю. Может, люди Федерации. Может, агенты Альто. Кто-то следит за мной. Ты находишься меж двух огней, Енид, между мной и твоим братом. Любой из нас может привести тебя в беду. За мной начали слежку, как только я прибыл на Землю. Я не хочу, чтобы они, кто бы это ни был, наложили на тебя свои лапы. Может, мне вообще не следовало ехать в Сан-Франциско, но Альто знал, где ты находишься.

– Что я должна делать? – спросила Енид и в глазах у нее появился тот же страх, что и прошлым вечером.

– Побудь возле своей квартиры несколько часов, – сказал он. – Веди себя как обычно. Потом, возьми с собой все, что можно унести не будучи подозрительной и найди другую квартиру. Зарегистрируйся под чужим именем. Не говори мне, куда ты поедешь. Будет лучше, если я не буду знать этого.

– Но, Боб.

– Несколько дней постарайся не связываться со мной, – сурово продолжал он. – Подожди, пока не удостоверишься, что ты в безопасности.

– Как я узнаю об этом?

– Я постараюсь дать тебе знать.

– Я не понимаю всего этого, Боб.

– И я тоже, – сказал Джанас. – Но, прошу тебя, сделай, как я сказал.

– О’кей.

Джанас остановил гравитационное такси возле ее квартиры. После долгого поцелуя Енид выбралась из машины с выражением глубокой горечи на лице.

Бросив на нее последний взгляд, Джанас тронулся и вошел в нескончаемый поток транспортных средств над городом. Он не оглядывался. Он побоялся, что может не уехать.

Глава X

На экранах сканеров звездолетов Федерации начал вырисовываться вражеский флот. Он был огромен, он был значительно больше, чем ожидалось. “Мы просто не знали, что в Галактике существует так много звездолетов”, – прошептал он.

У Альянса был странный, ни на что не похожий флот. Он состоял из трофейных звездолетов Федерации, торговых кораблей, наспех переделанных в военные, и кораблей, построенных самими повстанцами до того, как звездолеты Федерации обнаружили и уничтожили их заводы. Это был странный флот, но он представлял из себя огромную, закаленную в боях армаду. Наращивая силы, они сдерживали Федерацию десятилетиями, и теперь они снова вышли на битву, чтобы принести войну к самому порогу Федерации., чтобы, собрав все силы в кулак, определить дальнейшую судьбу человечества.

“Саламис” двигался вперед и за ним двигалась армада. Федерация выслала свои корабли с привычной миссией: усмирить бунтовщиков и разделаться с ними.

Почти в самом центре боевых порядков кораблей Федерации находился ее нервный центр – флагманский звездолет “Шайло”. На мостике “Шайло” в окружении своих помощников (как живых, так и электронных) сидел Маршал Флота Федерации, командующий экспедиционными силами, Абли Джулайн.

Ожидание было невыносимым. Несмотря на то, что каждую минуту к нему поступали реки информации, Адмирал Джулайн чувствовал себя изолированным от происходящего, глубоко внутри себя он понимал, что судьба сражения находится в руках другого человека, человека, который некогда был его другом и командиром – Главнокомандующего вооруженных сил Альянса независимых миров, генерала Генри Кантраласа.

Он даже мог представить себе Кантраласа. Вероятно, он стал немного старше, немного мудрее, но оставался все таким же огромным бородатым человеком, похожим на ожившего героя древних легенд. С этим человеком ему придется сразиться и победить его, если сможет. С эти человеком, который научил его почти всему, что он знал о военном искусстве, с человеком который никогда нее проигрывал, который всегда был прав. Джулайн беспокойно заерзал в кресле, ощущая себя маленьким, усталым, и незначительным человеком и удивляясь тому, как он мог вызвать на бой такого человека, как Генри Кантралас.

Но он сделал это.

Первый залп битвы, которая навсегда останется в памяти тех, кто выжил, был произведен с борта “Саламиса”. Звездолет открыл свои пусковые люки и выплюнул в серое подпространство полсотни ракет с ядерными боеголовками. Включились силовые экраны, укрывая корабли обоих флотов светящимися энергитическими коконами. Они встретились.

Два колосса сошлись в этом сером Ничто, где не было даже привычных звезд, вооруженными громами и молниями, о которых не могли мечтать даже древние боги Звездолеты посылали друг на друга потоки энергии, способные расплавить десяток таких планет, как Земля. В одно и то же время, в одном и том же месте сошлись Рагнарок и Армагеддон. Это был кромешный ад.

От первого залпа “Саламиса” погибло несколько кораблей повстанцев, но ответный выстрел энергетических пушек противника сорвал с него защитные силовые экраны. В брешь хлынули ядерные ракеты противника, которые были уничтожены энергетическими пушками тяжелого боевого крейсера и взорвались, не долетев нескольких десятков километров до своей цели. “Саламис” выпустил еще один залп по врагу. Еще один звездолет повстанцев исчез в ядерном пламени, но мгновением позже энергетические пушки его компаньонов добрались до незащищенной оболочки “Саламиса”.

Энергетический луч ударил в толстую носовую броню, пробив в ней огромное отверстие из которого белыми клубами стал вырываться воздух, как пар из дырявой отопительной батареи. Жидкий расплавленный металл брызгами полетел во все стороны. По всей оболочке огромного звездолета плясали электрические молнии. Новый выстрел достиг корабля, уничтожив его сердце – мостик. Освещение погасло. Палуба за палубой превращались в пар; оборудование переставало функционировать. Капитана “Саламиса” и его офицеров больше не существовало.

Но “Саламис”, как огромный, смертельно раненный зверь продолжал бороться, управляемый теперь с запасного мостика. Восстановив свои силовые экраны, он еще глубже вошел в передовые порядки противника, заполняя пространство вокруг себя ядерными ракетами и выстрелами оставшихся энергетических пушек, направляя их в сторону тех, кто осмелился угрожать его родной планете – Земле. За ним последовали другие корабли Федерации.

Вражеская ракета взорвалась в пространстве в тот момент, когда экраны крейсера были опущены для того, чтобы пропустить очередной свой залп. Ядерный взрыв произошел на некотором расстоянии от корабля, но все же достаточно близко для того, чтобы еще в одном месте пробить оболочку корабля. Новая порция драгоценного воздуха была поглощена вакуумом. Кучка офицеров, управлявших кораблем с запасного мостика погибла в охватившем их пламени возле своих пультов.

Некоторое время “Саламис” казался абсолютно мертвым и опустевшим, пустой оболочкой которую можно было либо уничтожить, либо захватить в качестве трофея. Но так только казалось. Инженеры и строители “Саламиса” постарались на славу: их корабль не так легко было уничтожить.

Глубоко в недрах корабля все еще работал компьютер. Компьютер, в своем неторопливом механическом спокойствии, опробовал запасные цепи, вызвал командные станции и не получил ответа. Реле переключились, закрутились ленты с программой, по контурам сложного прибора помчались электроны. Компьютер промедлил сотую долю секунды, “прочел” свою программу, и переключился в самонастраивающийся режим. “Саламис” был еще жив и даже более активен, чем раньше. Он превратился в настоящего раненного зверя, механического зверя с механическим, ни от кого не зависимым разумом. “Саламис” продолжал бороться.

Глава XI

На своем пути обратно в поселок МТК Центральный Роберт Джанас внимательно наблюдал за блестящим металлическим объектом, преследовавшим его в прозрачном утреннем воздухе. Была ли это та же машина, что преследовала его на пути в Сан-Франциско вчера днем, не имело значения. То же, или другая, ее цель оставалась все той же – наблюдать за всеми передвижениями Роберта Джанаса. Джанас не знал, так же, на кого работали его преследователи, и это тоже не имело большого значения. Существовало два человека, заинтересованных в информации о его передвижениях: Альто Франкен – Президент МТК и Джонал Геррера – Председатель Федерации. Кто из них послал этого человека или этих людей, для Джанаса было не важно: Геррера и Франкен стали равными друг другу, их интересы и цели совпадали во всех деталях.

Перелетев через горы, Джанас посадил гравитационное такси на крышу офицерского отеля МТК. Передав машину служителю, Джанас вернулся в свой номер, где побрился и принял душ. потом, он направился в буфет, где наспех поза­втракал. Снова вернувшись в свою комнату, он разделся, потушил свет и лег в кровать.

Ближе к вечеру его разбудило природное ощущение времени. Стряхнув с себя сон, Джанас позвонил Джарлу Емметту и подтвердил, что придет на встречу, которая должна была состояться у него дома. Затем, Джанас оделся, поужинал в буфете, и, взяв аэромобиль, полетел к дому Емметта. Он появился там чуть позже восьми часов.

В большой гостиной Емметта уже находилось более двух дюжин человек. Некоторых из них Джанас знал, а некоторых нет. Среди тех, кого он узнал были – Хол Дансер, Хуан Кай и Поль Д’Луган. Сам Емметт стоял в стороне и разговаривал со стройной темноволосой женщиной, которая, возможно, была старше Джанаса на пол столетия.

– Боб, – позвал Емметт через комнату, – иди сюда. Я хочу тебя кое с кем познакомить.

Джанас подошел к ним.

– Гражданка Сайбл Даян, – сказал Емметт, – наш адвокат. Это Боб Джанас.

– Рад с вами познакомиться, – сказал Джа­нас, пожимая протянутую ему руку.

– Значит, вы и есть знаменитый Роберт Джа­нас? – спросила женщина.

– Думаю, да, – ответил Джанас с улыбкой.

– Вы выглядите именно так, как я вас себе представляла, – сказала она.

– Ты можешь считать это комплиментом, – сказал Емметт.

– Несомненно, – сказала Сайбл Даян. – Именно это я и имела в виду.

– Спасибо.

После короткого обмена любезностями Сайбл Даян спросила:

– Вы считаете, что сможете найти выход из положения, в котором мы оказались? Мне кажется что легальными средствами мы мало чего достигнем, – она посмотрела на Поля Д’Лугана, и выражение на ее лице показало, что она рассматривает его как полную противоположность своим занятиям.

– Не знаю, – сказал ей Джанас. – Надеюсь.

В пятнадцать минут девятого, выслушав предположения Джанаса, Емметт призвал собравшихся к тишине.

– Прежде всего, – начал Емметт, – я хочу удостовериться, что никто из вас не принес с собой “жучков”. Кому-то страшно нравится укреплять миниатюрные передатчики на нас и наших друзей.

Он сделал паузу, чтобы смысл его слов дошел до присутствующих.

– Я хочу, – продолжал он, – чтобы вы разбились на пары, разделись и тщательно осмотрели свою одежду и одежду вашего партнёра на предмет наличия на ней небольших объектов правильной формы, которых не должно на ней находиться. Если вы не понимаете их назначения, уничтожьте их.

– Чтобы раздеться, вы можете использовать наши спальни. Мириам проводит вас.

Смущенно пошептавшись, присутствующие приняли предложение Емметта и отправились за Мириам. Процесс отнял приблизительно полчаса.

– Спасибо, – сказал Емметт, когда они вернулись в гостиную. – Теперь я чувствую себя немного лучше.

Джанас отметил про себя, что Емметт не упомянул пол дюжины “глушилок”, расположенных во всех углах комнаты. Если среди присутствующих был шпион, то лучше, чтобы он не знал об этом.

– Перейдем к делу, – начал Емметт. – Мы все знаем о том, что сделал Альто Франкен и какой опасности он подверг Межзвездную Торговую Компанию. Так вот, сегодня среди нас находится человек, которому известно об этой опасности гораздо больше, чем любому из нас.

Он сделал паузу, посмотрел на Джанаса и снова повернулся к собравшимся.

– Боб Джанас, это человек, который основал эту организацию, за что мы должны быть глубоко благодарны ему. Он первый оценил то, что может произойти, когда Альянс наберет силы. Большую часть своей жизни он провел в колониях и понял, что повстанцев никогда не удовлетворит лишь простое ограничение сферы влияния Федерации. Они будут считать себя в безопасности только тогда, когда придут на Землю и заставят Федерацию признать их суверенитеты.

– Боб, также, понял, что МТК будет вовлечена в эти политические события на их завершающей стадии, или чуть раньше и стал искать пути сохранения нейтралитета компании.

– Я не буду рассказывать обо всем, что он сделал, но скажу лишь одно: Боб истратил кучу денег и рисковал своей жизнью, чтобы собрать рапорты, которые смогли бы спасти МТК от уничтожения. Мы должны предпринять все возможное, чтобы эти рапорты приняты во внимание и на их основе были сделаны соответствующие выводы. В противном случае, Альто Франкен и этот сумасшедший тиран, Джонал Геррера, добьются полного уничтожение всего Спирального Рукава.

От такого явного оскорбления Председателя Федерации лица кое-кого из присутствующих перекосились. Дело не в том, что эти слова были уголовно наказуемыми, таких законов не было, но у Председателя имелись свои собственные способы наказания тех, кто отзывался о нем плохо.

– Боб, ты расскажешь нам о своих рапортах? – спросил Емметт.

Джанас встал, открыл кейс и достал из него отпечатанные копии рапортов которые он предал Альто Франкену. Затем, он кратко рассказал о содержании рапортов, заостряя внимание слушателей на некоторых деталях. После чего ему было задано несколько вопросов, по большей части академического характера, так как в основном, собравшиеся, так или иначе, сами пришли к тому же заключению: присоединение к любой из сторон в этом конфликте было бы для МТК само­убийством.

– Расскажи нам, что тебе сказал Франкен, когда ты разговаривал с ним, – предложил Емметт.

Джанас зажег сигарету и некоторое время молча смотрел на собравшихся.

– Франкен принял решение, – произнес он. – Теперь, никто не в состоянии заставить изменить его. Все – очень просто.

– Он читал ваши рапорта? – спросил один из присутствующих.

– Нет, он отдал их своему секретарю, – ответил Джанас. – Он должен передать Франкену ее краткий пересказ.

– Милт Анчор? – переспросила Сайбл Даян. Когда Джанас кивнул, она продолжила, – Анчор симпатизирует Федерации. Он не пальцем о палец не ударит, чтобы изменить мнение Франкена.

Многие кивнули в знак согласия.

– Тогда, что же мы будем делать? – сердито спросил Поль Д’Луган.

Джанас повернулся, чтобы посмотреть на него и инстинктивно понял его намерения. Некоторое время все молчали.

– Всем вы понимаете, – продолжал Д’Луган, – что у нас не остается другого выбора. Существует только один путь спасения МТК.

Он замолчал, чтобы услышать чье-либо выступление в свою поддержку.

– Не нравится мне это, – неожиданно произнес Емметт.

– Это никому не нравится, Джарл, – сказал Джанас, но у нас не осталось времени на размышления. Мистер Д’Луган предлагает использовать силу против гражданина Франкена.

По комнате пронеся шепот.

– Я хочу знать следующее, – сказал Джанас. – Есть ли у кого-нибудь более хорошая идея?

На лице Д’Лугана появилась улыбка.

– Мне не нравится, – продолжал Джанас после паузы, – мне не нравится идея штурма офиса Франкена. Я сделал бы все, что угодно, чтобы избежать этого, но если нет других предложений.

Он замолчал на середине фразы.

– Давайте поступим так, – предложил Джарл Емметт. – Сейчас мы все пойдем домой и ляжем спать. Снова прокрутим все это на сон грядущий в наших мозгах взвесим все альтернативы и последствия. Возможно, придумаем что-то более разумное. Постараемся не делать сегодня скоропалительных решений. Затем, завтра, в это же время мы соберемся и все решим. Двадцать четыре часа вряд ли будут иметь серьезное значение.

Джанас не подозревал, что припомнит эти слова в будущем, но в данный момент он почувствовал облегчение. Промедление мало на что повлияет, но это даст им некоторую передышку, шанс немного собраться с мыслями и, возможно, найти какое-нибудь другое решение, альтернативу “дворцовому перевороту” в МТК.

Д’Луган продолжал настаивать о принятии решения прямо сейчас, предостерегая о том, что Франкен может узнать об их планах и предпринять адекватные действия против них. Но, в конце концов, большинство не поддержало его и ему пришлось смириться с общим решением.

После того, как все ушли Джанас на некоторое время остался. Сидя в одном из роскошных кресел Емметта со стаканом в руке он повторил предостережение Д’Лугана.

– Послушай, Джарл, – сказал он, – Д’Луган не дурак. Вполне вероятно, что Франкен узнает о том, что мы здесь замышляем. Нельзя исключить возможности присутствия лазутчика в нашем “Комитете”.

– Я знаю, – согласился Емметт. – Франкен прикладывает много усилий, чтобы следить за нами, если, конечно, это делает он.

– А ты так не думаешь?

– Он или Геррера. Пятьдесят на пятьдесят, на мой взгляд.

– Думаю, тебе стоит подготовиться, – произнес Джанас, – просто, на случай, если Альто, или кто другой, попытается изменить наши планы.

– У меня имеется пара схемок, на случай, если мы будем действовать – сказал Емметт. – Они, в основном, навеяны идеями Пола. Он хорош в этих делах.

– Согласен, – сказал Джанас с улыбкой. – Хорошо, что он на нашей стороне.

– Иногда мне кажется, – заметил Емметт так же с улыбкой. – Нет, не подумай, я вовсе не считаю его шпионом.

– Понимаю, что ты имеешь в виду. Что же его постоянно грызет?

– Не знаю, – сказал Емметт. – Он никогда не рассказывал мне об этом, но, кажется, у него были какие-то родственники на Антигоне, Брат с семьей, или что-то в этом роде. Затем, Федерация подстрелила его корабль в 77. Он считает, что это было не случайно.

– Он не единственный, кто разделяет это мнение.

– Да, – согласился Емметт. – В его сердце накопилось много ненависти, и Альто оказался неплохой мишенью для нее.

– Расскажи мне об этих схемах, – предложил Джанас, усаживаясь поудобнее в кресло и делая глоток из своего стакана.

Часом позже, когда он, наконец, покинул квартиру Емметтов в его голове роилась дюжина идей. Он вошел в ожидающий его аэромобиль и полетел в Офицерский Отель.

Глава ХII

В семи с половиной парсеках от Земли в направлении созвездия Орла шла битва. Корабли Федерации встретились с кораблями повстанцев и противник уже теснил их.

В жадном до энергии вакууме подпространства огромные стальные монстры рвали друг друга на части. Силовые экраны были объяты пламенем. Ядерные ракеты вспыхивали, как маленькие сверхновые. В звездолетах умирали люди, смешиваясь с расплавленным металлом и раскаленным газом. Битва была в разгаре.

Самый мощный боевой звездолет из всех когда-либо построенных на Земле, могучий “Саламис”, был поврежден в дюжине мест. На его борту не осталось уже ни единой живой души, точнее ни одного живого человека, но у самого корабля все еще оставался разум, разум сделанный из транзисторов и миниатюрных интегральных схем. И этот разум продолжал сражаться.

Защитные экраны звездолета угрожающе дрожали, но всегда достигали полной мощности, чтобы во время отразить атаку ракет или выстрелы энергетических пушек, угрожающие уничтожить его. Звездолет посылал ответные залпы, открывая свои экраны на тысячные и сотые доли секунды, чтобы пропустить ядерные ракеты и лучи энергетических пушек, безупречно направленные на свои цели.

Неприятель беспрерывно атаковал его, пытался сбить защитные экраны, накачивая ядерным огнем разрядные батареи, чтобы добраться до стальной оболочки и превратить ее в пар и оплавленные куски металла. Но корабль каждый раз сдерживал атаки, уничтожая противника, отгоняя его от себя, а затем отступал сам вместе с отступающим флотом Федерации.

Но, в конце концов, произошло неизбежное. Могучее кольцо противника отрезало “Саламис” от флота Федерации, нагрузив его силовые экраны таким количеством энергии, которое они не в состоянии были выдержать. Его экраны ярко вспыхнули. Звездолет светился, как маленькая звезда, освещая пространство вокруг себя на тысячи километров вокруг. Затем, они не выдержали. Самые могучие силовые экраны, когда либо установленные на звездолете, взорвались и энергия вокруг “Саламиса” охватила сам звездолет.

Маленькая звезда стала еще ярче – ядерные двигатели были поглощены взрывом, материя превратилась в энергию, энергия эта вырвалась наружу и “Саламис” прекратил свое существование.

Повстанцы приободрились – они уничтожили самый лучший корабль Федерации. Они рванулись вперед. Боевые порядки флота Федерации были нарушены. Оставшиеся звездолеты повернулись хвостом к противнику и бросились назад, к Земле.

Повстанцы бросились в погоню. По крайней мере эта битвы была закончена, впереди была Земля.

На борту своего флагманского корабля, тяжелого боевого крейсера “Гуадалканал”, Генерал Кантралас плакал, но от горя или от счастья, никто не мог сказать.

Глава ХIII

После встречи в доме Джарла Емметта Роберт Джанас долго не мог уснуть. Медленно и с неохотой он приходил к заключению, что кроме “конспирации” у них не оставалось другого выбора. Если они искренне верили, что единственная надежда МТК – нейтралитет, то у них не оставалось другого выбора кроме, как сделать все возможное для того, чтобы спасти ее, даже, если это означало насилие по отношению к человеку, президенту компании Альто Франкену, который был другом Джанаса вот уже много десятков лет.

Лежа на кровати, ощущая физическую усталость, но не будучи в состоянии уснуть, Джанас чувствовал в себе странную нерешительность.

В эпоху, когда правительственный тоталитаризм становился все сильнее с каждым днем, Роберту Джанасу с детства были привиты некие древние идеалы, как моральные, так и этические, от культуры, которая создала Межзвездную Торговую Компанию и открыла путь к звездам.

Его отец постоянно твердил ему, что единственно моральными отношениями между людьми можно считать лишь отношения, построенные на добровольной основе. Люди должны сходиться друг с другом по своему собственному желанию и договариваться.

Джанас бессознательно верил в то, что человек никогда не должен использовать силу, если она не была использована против него, да и в этом случае сила должна применяться лишь для защиты, чтобы оградить себя от навязывания чужой воли и чужих суждений. “Первым применить силу – означает нанести самому себе глубокое моральное оскорбление”.

“Можем ли мы использовать силу против Франкена?” – спрашивал у себя Джанас, какой-то частью сознания наблюдая за собой и удивляясь своей нерешительности. Он спрашивал себя, что заставило его умышленно отложить готовый план действий на столь долгий срок, что вызвало у него чувство неуверенности, которого он не знал вот уже многие годы. “Можем ли мы использовать силу против Франкена? Или, поступая таким образом, мы становимся на один уровень с ним? Оправдывает ли эта цель средства?”

Перед мысленным взором Джанаса возникла сцена событий, происходящих в одном из крупных городов на Одине: улицы в районе Университета, заполненные обезумевшими толпами, пламя, пожиравшее одну из величайших цитаделей культуры в истории человечества, солдаты Федерации, убивающие, насилующие, грабящие и граждане Одина, отвечающие на убийство убийством, на насилие насилием, на разбой разбоем и разрушением. Они были совсем недавно они были честными и достойными гражданами, которые верили, как верил и Джанас, что поступают так только в результате действий Федерации, призываемые своими зелотами отвечать агрессору любым оружием, которое попадется под руку, и в процессе всего этого разрушая себя и все, что они собирались защищать.

“Причем, он они не первыми начали применять силу”, – подумал Джанас, лежа в темноте и глядя на световые блики на потолке, проникающие сквозь неполяризованное оконное стекло.

Силу применила Федерация и произошло это несколько десятилетий назад. Именно, Федерация и те люди, которые руководили ею, за последние тридцать или сорок десятилетий превратившись в тиранов, которые присвоили себе право вмешиваться и применять силу. Именно, Федерация нарушала права человека и заставляла действовать и поступать вопреки их убежде­ниям. Поэтому, именно Федерация была теперь вне закона, а не повстанцы, собирающиеся уничтожить ее.

“А Франкен? – спросил себя Джанас. – Как же поступить с ним? Став союзником Федерации он подписался под их моральным кодексом, он стал одним из них и согласился, что человек имеет право заставлять других людей выполнять его волю. И, вместе со всем этим, он принял на себя их вину. Он присоединился к тем, которые начали применять силу, и мы имеем моральное право, если не моральную обязанность, ответить силой на силу, то есть использовать ее против самого Альто Франкена”.

Джанас остановился и спросил себя: “Это причина или просто рационализм? Разве, я не начал с этого заключения, двигаясь назад, чтобы построить логическую цепь для его поддержки?”

Лежа на кровати в своем темном номере он вновь представил себе ужас и смерть, царившие на Одине и сказал себе, что он все-таки прав, что правы были жители Одина и даже повстанцы – по крайней мере Генерал Кантралас. МТК должна прекратить разрушать себя поддерживая Федерацию. Просто необходимо использовать силу против Альто Франкена.

Когда он уснул было еще темно, хотя рассвет был уже близок.

Когда Джанас проснулся, время завтрака уже давно прошло. Позвонив портье, он заказал себе в номер стакан сока и чашку кофе. Ожидая заказ, он снова посмотрел на оплавленную вершину Маунт Юнион за окном – мрачное напоминание о древней ядерной войне. Это было, как наваждение. Он знал, что теперь все будет не так. Все изменилось со времен той войны. Теперь у людей были силовые экраны для защиты от ядерного пламени, энергетические пушки могли уничтожать ядерные ракеты за сотни километров до цели, но и сами заряды стали значительно мощнее, невероятно мощнее, энергетические пушки могли пробивать бреши в силовых экранах и целые планеты (как, например, Антигона) могли быть выжжены этим оружием. Теперь, один ядерный заряд среднего размера мог превратить все Плато Колорадо в озеро расплавленной лавы. А что придумают люди еще через тысячу лет?

Уже собираясь отвернуться от окна, Джанас заметил туристический аэробус из Флагстаффа, который облетал Центральный, чтобы дать возможность туристам насладиться общим видом поселка МТК, перед посадкой на его центральную площадь, после которой туристы разбредутся по улицам, углубившись в коммерческую историю протяженностью в дюжину столетий. Когда аэробус совершил наконец посадку, Джанас с горечью подумал о том, будут ли туристы через тысячу лет прилетать сюда, чтобы поглазеть на Великую Аризонскую Пропасть?

“А ты стареешь, Роберт Джанас, – подумал он незадолго до того, как мальчик принес ему кофе и сок, – Сотня прожитых тобой лет не прошла даром. Прекрати это!”

Сидя за чашкой кофе и куря первую за сегодняшнее утро сигарету он внимательно изучал структуру Межзвездной Торговой Компании. На листе бумаги он чертил цепочку, по которой приказ Альто Франкена о помощи Федерации передавался на звездолеты МТК.

Альто, президент компании, находился на вершине пирамиды. В теории, он был подотчетен Совету Директоров, хотя на практике он был волен делать все, что угодно до тех пор, пока мог оправдать свои действия, как направленные на процветание компании. Так как, в настоящее время Совет Директоров состоял главным образом из родственников и сторонников Франкена, переиграть его через этот орган было затруднительно. Однако существовала еще одна альтернатива.

Рангом ниже Франкена находились двенадцать вице-президентов, каждый из которых руководил одним из крупных подразделений корпорации. Наиболее важным из которых (по крайней мере по мнению Франкена) был вице-президент, отвечающий за Отдел Операций, Билтор Франкен, старший брат Альто, которого Джанас знал, но очень плохо. Это был, как представлял его Джанас, честный, трудолюбивый человек, не отличающийся чрезмерной инициативностью, который слепо выполнял приказы своего младшего брата. За ним следовал Джарл Емметт, управляющий Отделом Операций, который обязан был следить за выполнением приказов и распоряжений Билтора Франкена. Когда приказ о помощи МТК Федерации прошел через Емметта, он ничего не мог сделать, чтобы приостановить его.

Именно Отдел Операций следил за деятельностью космических флотов МТК, за тем, чтобы корабли выполняли отданные им приказы и за их перемещениями. И только через Отдел Операций можно было отменить эти приказы, хотя у Емметта было столь же мало возможностей для этого, как и для предотвращения их первоначального прохождения.

Короче, проблема состояла в следующем: как не дать возможности МТК оказать фактическую помощь Федерации. Емметт, Джанас и остальные должны будут: во-первых, получить контроль над Альто Франкеном и его братом Бильтором, во-вторых, заставить их подписать приказ об изменении политики в обход Совета Директоров, и в-третьих, проследить, чтобы эти приказы были переданы компьютеру Отдела Операций. Это было очень просто.

– Просто! – произнес Джанас с улыбкой.

Был почти полдень, когда Джанас встал из-за стола, собрал черновики и бросил их в стоявший на столе дезинтегратор. Затем, он побрился, переоделся в чистую униформу и пошел в буфет.

Буфет был переполнен туристами из аэробуса, который он видел незадолго до этого, но он все же нашел свободное место в одном из углов и сел. Он опустил свою личную карточку, в которой были отмечены все его любимые блюда, в щель электронного устройства, которое, просканировав ее и сравнив прочитанное с имеющимся в наличие, выдало на экран меню. Он заметил отсутствие многих своих любимых блюд в этом списке и решил, что причиной тому была война, которая резко ограничила импорт продуктов на Землю. Внимательно просмотрев весь список он решил ограничиться классическим земным рост­бифом.

Привлекательная официантка принесла ему аперитив, когда он только вытаскивал личную карточку из щели прибора. Поблагодарив ее, он сел поудобнее и постарался не думать ни о чем, кроме стакана вина в своей руке.

Его заказ был доставлен очень быстро. Снова поблагодарив симпатичную официантку, он занялся стоящим перед ним горячим блюдом. Оказалось, что он более голоден, чем ему казалось. Он так увлекся своей едой, что не заметил подошедших к нему людей.

– Капитан Джанас? – послышался вопрос.

Джанас поднял голову и увидел темноволосого симпатичного молодого человека, лицо которого показалось ему знакомым. Слева от молодого человека стояла высокая, хорошо сложенная, очень приятная молодая блондинка. В его голове тотчас всплыло имя “Ринни”.

– Вы не возражаете, если мы сядем рядом с вами, капитан? – спросила девушка.

Секунду промедлив, Джанас ответил:

– Конечно, нет.

– Спасибо, – почти хором ответили они и, отодвинув стулья, сели. Некоторое время они сидели молча.

Вблизи Ринни и Грей, или так называемые “танцоры-мундогеры” из ресторана “У Эдди” во Флагстаффе, были столь же симпатичной парой, какой они казались на сцене, хотя сейчас, конечно, они были одеты, если земные костюмы можно было назвать одеждой.

На Ринни была блуза с открытой грудью, несколько ниток жемчуга, юбка, длиной около полуметра и маленькие туфли. Ее светло-русые волосы были забраны в высокую коническую прическу. Грей был одет в то, что можно было считать обычной униформой земных мужчин: узкий, в обтяжку, синий костюм с золотым шитьем, золотистая кепка на голове и бледно-голубые остроносые туфли.

– Я не прошу вас представиться, – сказал Джанас, не отрываясь от еды. – Я знаю вас.

Они переглянулись.

– Я видел вас на шоу “У Эдди” позавчера, – добавил он.

– О-о! – воскликнула Ринни, и ее пунцовые губы образовали почти идеальную окружность.

– Вам понравилось? – спросил Грей.

– Да, это было здорово, – улыбнулся Джанас, – очень неплохо, но вы, ведь, не с Одина?

– Нет, – сказала Ринни, ее голос был похож на звон колокольчика, раскачиваемого ветром. – Мы оба родились на Земле, но я выросла на Телемачусе. Моя мать была родом оттуда.

– Это одна из планет Скопления, – пояснил Грей, – которая…

– Я знаю, – сказал Джанас. – Она находится на расстоянии около восемнадцати световых лет от Одина, ближе к галактическому центру.

– Вы провели в Скоплении много лет, не так ли? – спросил Грей.

Джанас кивнул.

Снова воцарилось молчание.

– Так, что же вы хотите? – спросил Джанас, акцентируя вопрос. Они явно не были туристами, и совершенно очевидно, хотели быть на них похожими. Без сомнения, они прибыли на туристическом аэробусе, но туризм их не интересовал, их интересовал сам Джанас. Почему?

Ринни открыла маленькую сумочку, которую носила на плече на длинном ремешке. Внутри Джанас заметил небольшую, военного образца “глушилку” сигнальный огонек которой освещал темное пространство сумочки. Он понимающе кивнул.

– Мы оба зарегистрированы, как жители Земли и имеем лицензию, как артисты, – сказала Ринни, голос которой стал неожиданно твердым, теперь она уже не казалась просто симпатичной девушкой. – Мы имеем широкую свободу передвижений и никто не задает нам вопросов. Мы выступали даже перед самим Председателем в Женеве.

Грей изобразил на лице гримасу, и Джанас мог лишь предположить тому причину. Среди прочего, Джонал Геррера был известен, как большой ценитель красивых женщин.

– На самом же деле, вы являетесь агентами Альянса Независимых Миров, – произнес Джа­нас без тени сомнения.

– Да, – ответила Ринни.

– Что вы от меня хотите? – снова спросил Джанас.

– Мы точно знаем кто вы, капитан, – сказала Ринни, – и зачем вы прилетели на Землю.

– Ну, и что? – спокойно сказал Джанас, стараясь не показывать свое раздражение по поводу того, что слишком много людей совали свой нос в дела Роберта Джанаса. Это чувство было перемешано с легким недоверием к этим двум молодым танцорам. Они хотели от него чего-то (и он даже подозревал чего именно), но он не желал вступать в союз с противоположной стороной. Решение дел МТК было и без того серьезной проблемой.

– Что сказал Альто Франкен, когда вы посоветовали ему не вовлекать МТК в войну? – спросила Ринни.

– Разве вы не знаете об этом?

Ринни улыбнулась, и маска серьезности на мгновение исчезла с ее лица.

– Мы только можем предположить, – отве­тил Грей.

– Возможно вы правы в своих предположениях, – заметил Джанас.

– Что вы намереваетесь предпринять теперь, капитан? – спросила Ринни, и ее маска вернулась на прежнее место.

– А какое ваше дело?

– Мы хотим помочь вам, – сказала Ринни.

– Капитан Джанас, – произнес Грей с юношеским пафосом, – Генерал Кантралас не хочет уничтожать МТК. Он страстно желает, чтобы компания сохраняла нейтралитет. Он считает МТК своей союзницей.

– Но Альто Франкен ему отнюдь не союзник, – возразил Джанас.

– А вы? – спросила Ринни, и ее голубые глаза сверкнули.

– Это зависит от подхода, – сказал Джанас.

– Я согласен с ним по ряду вопросов и определенно не желаю, чтобы МТК вступала в войну против него.

– Тот, кто не против нас, – начал Грей.

– Подождите-ка, – перебил его Джанас, поднимая руку. – Скажите ясно, к чему вы клоните?

– Вы и ваши друзья действуете во благо той же цели, что и мы, – сказала Ринни.

– И что же это за цель? – поинтересовался Джанас.

– Уничтожение Федерации, – сказала Ринни с ноткой удивления в голосе. – Прекращение этих ужасных войн. Освобождение всех миров от доминиона Земли. Установление долговременного и справедливого мира, – на мгновение она замолчала, глядя на Джанаса. – Человечество больше не в состоянии терпеть жестокость и зверства Председателя Герреры.

– Не только Федерация совершала зверства, – произнес Джанас. – А как насчет Кассандры и Эрды? Вы забыли о них?

– А вы разве забыли об Антигоне и об Одине, капитан? – спросила Ринни. – Жестокость и геноцид – атрибуты политики Федерации. Мы не начинали этого.

– Но вы продолжили это, – возразил Джанас.

– Только в целях самозащиты, капитан, – сказала Ринни со злостью в голосе. – Это не являлось частью нашей политики. Наши лидеры не приказывали делать это.

– Были ли наказаны люди, которые проводили рейды на Кассандру и Эрду? – спросил Джанас.

– Нет, – ответила Ринни, – но это не доказывает, что мы одобряем то, что они сделали. Мы просто не можем сейчас терять никого из своих лидеров. Возможно, они ошиблись в методах выполнения своей задачи, но они действовали исходя из своих убеждений во имя высших интересов Альянса.

Джанас промолчал.

– Это пустяки, сэр, – сказал Грей. – То есть, я хочу сказать, что это не главное. Мы с вами хотим положить конец тирании Герреры и создать честный союз миров, каждый из которых будет свободный, суверенный и равный другим. Весь Спиральный Рукав стонет от одного человека, от тирании одной планеты. Мы все хотим изменить это положение вещей.

Джанас медленно покачал головой.

– Возможно, вы не совсем правильно поняли мои цели, – сказал он. – Мои устремления гораздо скром­нее ваших.

– И каковы же ваши устремления, капитан? – спросила Ринни, голос которой был холоден, как сталь.

– Я хочу лишь одного: чтобы МТК оставалась нейтральной, – ответил он. – Я не могу надеяться на большее, и даже есть сомнения по поводу того, смогу ли я выполнить эту задачу.

Ринни и Грей молчали.

– Мы согласны по крайней мере в одном, Капитан Джанас, – сказал Грей после паузы.

– Думаю, да, – кивнул Джанас, доедая последний кусок ростбифа. – Больше того, я в принципе согласен с вашими желаниями. Хотя, я не считаю их достаточно реалистичными в существующих обстоятельствах.

– Что вы имеете в виду, Капитан? – спросила Ринни.

– Я вижу, что вы считаете, необходимым и достаточным устранение дракона по имени Земная Федерация, для того, чтобы мы все жили после этого спокойно и счастливо. Боюсь, что это будет не так просто.

– Продолжайте, – сказала Ринни.

– Когда все закончится, если допустить, что вы победите, что вы собираетесь делать с монстрами, которых вы создали? Как вы надеетесь убрать со сцены таких людей, как Карман Дуборг? Ведь, помогая вам громить Герреру, он уже строит свою собственную маленькую империю. Он вовсе не собирается присоединяться к вашему “свободному и равному” альянсу.

– А что вы собираетесь делать с такими планетами, как Эрда и Кассандра? Вы думаете они когда-ни­будь присоединятся к вашему альянсу, или хотя бы пойдут на переговоры после того, что вы с ними сделали? Это не так просто, – повторил он.

– Прошу вас, продолжайте, капитан, – сказала Ринни хриплым шепотом. – Кажется, я начинаю вас по­нимать.

– Нет, – сказал Джанас, качая головой. – Я не скажу больше ни слова. Вы верите в свое дело, и я, со своей стороны, восхищаюсь вами за это. Я искренне желаю, чтобы вам удалось построить тот мир, о котором вы мечтаете.

– Вы считаете, что мы не победим в этой войне, правильно? – спросил Грей.

– Я не считаю, что в ней кто-либо может победить, – сказал Джанас. – Я хочу лишь, одного: чтобы МТК сохранилась.

– Как я уже говорил, капитан, в этом мы с вами согласны, – сказал Грей. – Мы можем работать вместе, чтобы добиться этой цели.

– Нет, – произнес Джанас. – Я не присоединюсь к вам и не хочу, чтобы вы присоединялись к нам. Это наше внутренне дело, и касается оно только МТК.

– Капитан, – сказала Ринни с трудом удерживая свою злость, – мы окажем вам большую помощь, если вы нам позволите. Здесь, на Земле, мы имеем мощную организацию, значительно более могущественную чем вы себе представляете.

– Большое спасибо и нет! – ответил ей Джанас.

– Значит, вы отказываетесь от нашей помощи? – безнадежно спросил Грей.

Джанас помолчал немного.

– У вас есть люди в Сан-Франциско?

– Да, – ответил Грей.

– Мне хотелось бы, чтобы ваши люди проверили пару вещей, – сказал Джанас. – Одна – это дело личного характера, а вторая – как вы сами посчитаете.

– Продолжайте, – сухо сказала Ринни.

– Существует организация, именующая себя “Дети свободы” или что-то вроде этого. Они планируют убить Герреру. Это шайка глупых мальчишек, но, возможно, вы как-нибудь сможете их использовать, – он дал им адрес Рода Кемпбелла.

– Мы посмотрим за этим, – сказала Ринни.

– И еще, – продолжал Джанас. – У меня есть девушка, и мне хотелось бы, чтобы кто-нибудь за ней присмотрел. Это очень помогло бы мне. Я бы более полно посвятил себя нашей общей цели.

Молодая пара переглянулась.

– Да, – сказал за них обоих, – думаю, мы сможем сделать нечто подобное. Кто же это?

Вкратце рассказав об Енид, он предложил купить им выпивку.

– О, нет, спасибо, капитан, – ответила Ринни. – Аэробус скоро полетит обратно во Флагстафф, поэтому нам, пожалуй, стоит поспешить. Если мы пробудим здесь дольше, то наше отсутствие может не остаться незамеченным.

– Сожалею, что не все получилось так, как вы планировали, – сказал Джанас.

– Мы понимаем, – сказал Грей с таким выражением на лице, которое показывало совершенно обратное.

– Если вы передумаете, капитан, – сказала Ринни, вставая из-за стола, – вам известно, где нас найти.

– Да, конечно.

– До свидания, капитан, – попрощалась Ринни за двоих.

Джанас проводил их глазами, восхищаясь тем, как Ринни грациозно покачивала бедрами при ходьбе. “Совсем еще девочка”, – подумал он, не вполне понимая, что он хотел сказать себе этой мыслью.

Он посидел еще немного, допивая совсем уже остывший кофе, а затем поднялся и заплатил по счету. Потом он отправился прямо в свой номер, остановившись только один раз, чтобы купить пачку сигарет в автомате.

Когда он вышел из лифта и направился по коридору к своему номеру, его охватило некое неприятное чувство, можно сказать предчувствие, если бы в нем было хоть какое-нибудь рациональное зерно. Что-то грызло задворки его сознания, но он не мог понять, что же именно. Пожав плечами, он зажег сигарету и пошел дальше.

Когда он коснулся ручки двери своего номера, ему сразу же вспомнились несколько эпизодов сегодняшнего дня, на которые он сначала не обратил внимания. Когда он положил бумаги в дезинтегратор, тот не сработал – это он понял только сейчас. Вот уже некоторое время за ним никто не следил. На встрече вчера вечером и он и Емметт произносили речи против Председателя Федерации, то есть их можно было уличить в преступном заговоре. И, кроме того, он неожиданно вспомнил, что элеватор и холл были необычно пустынны.

Он отдернул руку от ручки двери, но было уже поздно. Дверь автоматически открылась и он увидел в своем номере две грузные фигуры Линкеров Межзвездной Торговой Компании, работников службы безопасности в пугающих черных униформах.

– Капитан Роберт Джанас? – спросил старший из двух линкеров, в руке которого была некая официальная бумага.

Джанас судорожно глотнул.

– Да, – не своим голосом произнес он.

– Вы арестованы, сэр, – сказал Линкер.

– За что?

– Обвинение вам предъявят позже, сэр, – вежливо произнес офицер. – Вы пройдете с нами спокойно?

Глава XIV

В шестнадцати с половиной световых годах от Солнца находится звезда, именуемая Альфа Орла, более широко известная под именем Альтаир. Это белая звезда с температурой вблизи поверхности составляющей 11000 градусов по Цельсию. Эта звезда, имеющая звездный тип А7, ярче чем Солнце приблизительно в одиннадцать раз и не имеет своей планетной системы.

В другой вселенной, в точке, совпадающей с этой звездой, если бы кому-либо пришло в голову устраивать мост между вселенными в сердце звезды, сквозь серую пустоту в панике отступал космический флот.

Это была катастрофа: полное поражение. Самый могучий флот Землян встретился с врагом и был наголову разбит. “Саламис” сражался героически, но когда он был уничтожен, с ним была уничтожена почти половина мощи всей армады Федерации. Повстанцем тоже досталось несладко: победа многого стоила тем, кто покушался на устои Федерации, и цену эту они вряд ли были в состоянии оплатить, но они выиграли. Они разбили армаду Федерации и, если останки разгромленной армады пытались спастись поз сомнительной защитой Земли, то повстанцы двигались теперь к Солнцу и к сердцу самой Федерации.

Разбитый и обожженный, тысячами пробоин пропускающий воздух, с израненной, но пока живой командой, еще боеспособный флагманский корабль Федерации “Шайло” продвигался назад к Земле. Капитан корабля и Абли Джулайн совещались. Перед ними стоял трехмерный экран, на котором были изображены звезды этой секции Галактики и яркие красные и зеленые точки – красные точки обозначали звездолеты врага, а зеленые звездолеты Федерации. Красных точек было значительно больше, чем зеленых и они двигались вслед за зелеными к мерцающей голубой точке, Земле. Маршал Флота медленно открыл пакет с надписью “открыть только в случае поражения”. Его лицо выглядело усталым, сосредоточенным и невероятно старым.

Некоторое время Адмирал Флота Джулайн внимательно изучал вложенные в конверт приказы, а затем молча передал бумагу капитану “Шайло”. Он снова посмотрел на трехмерный экран и с грустью покачал седеющей головой. Потом, он достал из кармана небольшой блокнот и начал писать.

Капитан “Шайло” молчал, ожидая, что адмирал заговорит первым, но он молчал. Затем, он молча вручил капитану исписанный листок бумаги, вздохнул, закурил свою трубку и стал медленно мерить шагами палубу.

“Ты снова указал мне мое место, Генри, – думал он. – Может, мне стоило послушаться тебя и вместе с тобой перейти к повстанцам. По крайней мере мы бы воевали вместе. Но тогда мне казалось, что я прав. Тогда мне казалось, что достаточно лишь как следует разыграть выпавшую мне масть и победа будет рядом”.

Он посмотрел на свои руки.

“Ты чувствуешь это, Генри? Как ты теперь смоешь с себя кровь? На тебе не меньше чем на мне крови ни в чем не повинных людей. На мне лежат Антигона, Один и бог еще знает сколько еще. Это все мое; я отдавал приказы. На мне еще кровь всех этих мальчишек, которые погибли там сегодня”.

“Но за тобой есть и твоя собственная кровь, Генри. Не тебе Кассандра, Эрда и другие миры. На тебе тоже кровь невинных, как же мы теперь избавимся от нее. Как мы сможем теперь спать по ночам?”

“О, Боже, Генри, – воскликнул он про себя, – что мы натворили для человечества?”

Капитан “Шайло” пересек зал и подойдя к коммуникационному устройству, вызвал офицера связи и сказал:

– Приготовьте капсулу. Для Земли. Будет послано сообщение.

Затем, он передал офицеру связи факсимильную копию записки адмирала. Покончив с этим, он посмотрел на трехмерный экран и, точно так же, как адмирал, с грустью вздохнул.

Офицер связи тщательно проследил за подготовкой капсулы с сообщением адмирала. Затем, капсула была выброшена за борт корабля, где она включила свои собственные плазменные двигатели и с огромным ускорением понеслась сквозь подпространство к тому месту, где в сопредельном пространстве находилась Земля.

Через несколько часов после того, как капсула покинула “Шайло”, она снизила скорость, остановилась в месте приблизительно совпадающем с орбитой Сатурна, где у Федерации находилась подпространственная станция, и издала предупредительный сигнал. Услышав сигнал, станция втянула капсулу и поместила ее в передаточное устройство, которое свободно висело в подпространстве, постоянно храня достаточный для перехода в реальное пространство потенциал. Капсула прошла сквозь поле этого устройства и оказалась во вселенной, наполненной звездами.

Люди, работающие под яркими звездами, там где даже Солнце выглядело лишь очень яркой звездой, открыли капсулу, вынули ее содержимое, и вложили исписанный листок бумаги в сканирующее устройство. Записи Адмирала Флота были закодированы в магнитные импульсы и переданы на Землю, которая находилась от этого места на расстоянии около десяти с половиной астрономических единиц. Прошло еще около одного часа и двадцати девяти минут, пока сигнал достиг Луны и оттуда был передан Главному офицеру связи в Женеву. Получив сообщение, он немедленно расшифровал его и передал в кабинет Председателя федерации.

Ровно через восемь часов и четырнадцать минут после того, как Адмирал Флота написал свое сообщение, его точная копия появилась из аппарата, стоящего на столе Джонала Герреры.

Самый могущественный человек в Галактике смотрел на листок бумаги, где плохо разборчивым почерком было написано об уничтожении самой могучей армады в человеческой истории, и первый раз в своей взрослой жизни он готов был зарыдать.

Глава XV

Джанас был слишком ошарашен, чтобы возражать. Он никогда серьезно не рассматривал возможности своего ареста линкерами, хотя теперь он хорошо понимал, что ему могут предъявить обвинение в “преступном” заговоре. Кроме того, он понял, как неаккуратно и безграмотно действовали лидеры заговора; какими неосторожными и очевидными были его собственные действия, поступки Джарла Емметта и других. Даже тогда, когда Джанас встретился с Франкеном в первый день своего пребывания на Земле, Президент знал о существовании внутри МТК движения за отзыв его приказов космическим флотам – движения, участники которого намеревались (хоть и не торопились) предпринять шаги, выходящие за грань простых разговоров. Он ждал лишь повода, того момента, когда, участники “заговора” соберутся, чтобы обсудить возможности применения силы и посквернословить в отношении августейшей особы Председателя Земной Федерации. Шпион в их рядах, пусть даже не способный записать их разговоры, мог предъявить достаточно улик для суда Федерации, чтобы обвинить в преступном заговоре Роберта Джанаса, Джарла Емметта и всех остальных. Значит, Альто действовал с благословления Председателя. Джанас выругал себя, стоя беззащитным и безоружным перед линкерами.

– Пойду, – сказал он наконец, думая о том, каковы были его шансы на побег, и что он предпримет, если побег удастся. Где он спрячется в мире, который больше не принадлежал ему.

– Сюда, сэр, – сказал старший линкер, указывая на коридор, ведущий к лифту.

Он спокойно подчинился, одновременно, не оставляя надежды на возможность выхода из этого положения.

Освобождение Джанаса от двух молодых и легкомысленных линкеров произошло очень быстро. Они даже не подозревали о том, что их может ожидать засада в тихом коридоре офицерского отеля МТК.

Только что коридор был совершенно пуст, как вдруг, невесть откуда, перед ними появился молодой кудрявый человек со станнером в руке.

– Давай, Джанас! – закричал он, и станнер загудел.

Джанас узнал в незнакомце Пола Д’Лугана и тотчас начал действовать. Расставив в стороны руки, он прыгнул назад, сбив с ног обоих линке­ров. Один из них, который уже доставал из кобуры свой станнер, замешкался, и луч парализующей энергии из оружия Д’Лугана попал в его тело в районе живота, проник к спинному мозгу и одеревеневший линкер свалился, как подкошенный.

Пока Д’Луган занимался одним пинкером, Джанас схватил второго и изо всех сил швырнул его о стену. Затем, прыгнув на него с выставленным вперед левым локтем, он сильно ударил его в горло. Офицер безопасности сдавленно застонал и попытался скинуть с себя капитана звездолета. Немного отпрянув, Джанас ударил правой рукой в живот линкера, а левой в подбородок. Человек, пришедший арестовывать Джанаса, захрипел и потерял сознание.

– Поторопись, – крикнул Д’Луган, засовывая станнер за пояс и хватая за плечи одного из оглушенных офицеров безопасности, – отнесем их в твой номер.

Вскоре, тяжело дыша, Джанас и Д’Луган затащили оба тела в номер, связали их обрывками постельного белья и бесцеремонно бросили в туалет.

– Некоторое время они будут вне игры, – сказал Д’Луган.

– Как ты здесь очутился? – спросил Джанас, когда к нему вернулся дар речи.

– Полный отчет я представлю тебе позже, – ответил Д’Луган. – Теперь у нас нет времени. Джарл все еще свободен и держит Отдел Операций. У тебя есть какая-нибудь “цивильная” одежда?

– Да, – ответил Джанас.

– В земном стиле? – спросил Д’Луган кивая на свой петушиный костюм.

– Нет, – сказал Джанас, заставляя себя улыбнуться.

– Я взял для тебя кое-что, – Д’Луган на мгновение вышел из номера и вернулся со сверт­ком.

– Это твой размер, – сказал он протягивая сверток Джанасу.

Внутри оказалась ярко-красная с белой вышивкой и широкими рукавами рубашка, и клоунские штаны из пурпурной материи с золотой вышивкой с омерзительно белыми карманами и ширинкой. В комплект также входили красные остроносые ботинки и кепка, точно такой же расцветки, как штаны. Поглядев несколько мгновений на это дикое одеяние, а затем на костюм Д’Лугана, который был не лучше, Джанас решил, что строгая форма МТК была гораздо примечательнее в толпе, чем то, что предложил Пол.

– Не привередничай, капитан, – сказал Д’Луган с улыбкой, – мне самому от этого тошно, но это именно то, что носят хорошо одетые мужчины на этой сумасшедшей планете. Джанас улыбнулся в ответ неожиданно почувствовав, что Д’Луган ему нравится, причем не за то, что он спас его, а за то, что он разделял с ним давно забытые на Земле вкусы. Как и он сам, Д’Луган был космонавтом, офицером звездолета; и из того, что рассказал Джарл Емметт, можно было понять, что у Д’Лугана достаточно оснований ненавидеть Альто Франкена и все, что он представлял.

Без дальнейших колебаний Джанас разделся и натянул на себя эту клоунскую униформу. Задержав Д’Лугана еще немного, он взял копии своих рапортов из кейса и положил их под рубашку. Затем, он направился в спальню.

– Поторопись, – сердито сказал Д’Луган. – У нас мало времени.

– Минуту, – ответил Д’Луган. Открыв один из своих чемоданов, он вынул темный, тяжелый металлический предмет, который служил традиционным оружием капитанов МТК. Это было старомодное оружие, пришедшее, вероятно, аж из двадцатого века, боевое и похоже смертельное – пистолет-автомат 45 калибра. Оружие, которому Джанас несколько раз был обязан своей жизнью. Он положил пистолет за пазуху, надеясь, что он будет не слишком заметен в складках широкой рубашки, взял из лежавшей в чемодане коробки несколько патронов, положил их в карман и вышел из номера вместе с Д’Луганом.

– Куда мы идем? – спросил он, когда за ними закрылась дверь.

– Мы нанесем визит вежливости, – ответил Д’Луган. – Просто будь со мной рядом и постарайся не выглядеть слишком подозрительным.

Не говоря больше ни слова они направились к ближайшему лифту. Спустившись на несколько этажей, они вышли и спустились пешком еще на два или три этажа, после чего опять вошли в лифт и спустились в подвал здания. Снова выйдя из лифта, они поднялись из подвальных этажей на первый и прошли через парадный зал гостиницы, где стояли полдюжины линкеров, которые, впрочем, не обратили на них почти никакого внимания, и вышли из здания.

Д’Луган нарушил молчание лишь однажды, произнеся:

– Нам туда.

Он указал он указал на импозантное здание Грема Франкена, где теперь находился офис Альто Франкена.

Джанаса раздражала манера Д’Лугана командовать, но он понимал, что молодой человек знает, что ему делать, а он нет. Позже, у него возможно будет время узнать, что сейчас происходит и почему.

Без каких-либо приключений они вошли в дом Грема Франкена, пересекли огромный холл и поднялись по эскалаторам и на лифтах на верхние этажи, туда, где находилось управление МТК, туда, где был огромный приемный зал и где два дня назад Джанас ожидал встречи с Альто.

Не мешкая, его спутник сразу же направился к одной из секретарш – именно к той девушке, с которой тогда разговаривал Джанас. Девушка подняла глаза. На ее лице появилось испуганное выражение, а с губ непроизвольно сорвалось лишь одно слово: “Пол”.

– Представление началось, – тихо произнес Д’Луган.

На лице девушки появилось что-то похожее на страх, но затем исчезло. Она нервозно огляделась, узнала Джанаса и вновь взглянула на Д’Лугана.

– Я могу вам помочь, сэр? – спросила она почти совершенно нормальным голосом и достаточно громко для того, чтобы ее могли слышать остальные.

Д’Луган оглянулся на Джанаса и подмигнул.

– Мы граждане Хендрикс и Мальгейм, – сказал Д’Луган. – Нам назначена встреча с гражданином Альто Франкеном.

Девушка едва заметно понимающе кивнула. Она нажала на кнопку на своем столе, или сделала убедительную имитацию этого жеста.

– Гражданин Франкен примет вас через несколько минут, – сказала она, сделав вид, что выслушала ответ от воображаемого собеседника. – Посидите пожалуйста, я позову вас.

Когда они направились к ряду роскошных кресел вдоль стены приемного зала Д’Луган шепнул всего три слова, целиком проясняющих ситуацию:

– Маура с нами.

Больше он ничего не сказал.

Джанас сунул руку в карман своего нового одеяния и обнаружил, что в спешке покидая свой номер он забыл захватить сигареты. Д’Луган, видимо догадавшись о его желании, достал из кармана пачку и предложил сигарету Джанасу. Капитан с благодарностью принял ее.

Раскурив сигарету он оглядел приемный зал и неожиданно почувствовал, что слишком подозрителен, хотя разумом он понимал, что это последнее место, где пинкеры будут искать их, кроме того, никто из секретарей кроме Мауры просто не обращал на них внимания. Здесь, он и Д’Луган на короткое время были в относительной безопасности, и было очевидно, что Д’Луган не планировал долго действовать у всех на глазах. Маура действовала с ним заодно, и похоже было, что Д’Луган действительно намеревается проникнуть в кабинет Альто Франкена.

“Ну, ладно, – подумал Джанас, – разве это не логично? Теперь у нас нет другого выбора кроме лобовой атаки, если мы собираемся чего-нибудь добиться. И кабинет Альто Франкена как нельзя лучше подходит для этого”.

Он ощутил под рубахой тяжесть древнего пистолета и это его немного успокоило, хотя и не сняло неприятного ощущения, что за ними наблюдают. Он ощущал, что у него немного дрожат пальцы рук, но сомневался, что кто-либо мог заметить это.

Когда девушка позвала их, Джанас успел уже выкурить почти всю сигарету. Голосом чуть громче обычного она произнесла:

– Граждане Хендрикс и Мальгейм, гражданин Франкен сейчас примет вас. Прошу вас, следуйте за мной.

Стараясь не слишком торопиться, Джанас и Д’Луган поднялись и пошли за девушкой через приемный зал в длинный коридор, который вел к кабинету Франкена.

Отойдя достаточно далеко от приемного зала, девушка остановилась и вопросительно посмотрела на Д’Лугана.

– Да, – сказал он, – мы идем в кабинет Альто, – Он повернулся к Джанасу. – Капитан Роберт Джанас, Маура Биела.

– Мы встречались, – сказал Джанас.

– Я не знала тогда, – сказала Маура. – Я думала, что вы тот человек, о котором говорил Пол.

– У нас нет времени для светских бесед, – сказал Д’Луган, вытаскивая станнер из потайного кармана своей рубашки. – Возьми, – он передал оружие Джанасу.

– Что я должен делать? – спросил Джанас.

– Жди здесь, – ответил Д’Луган. – Дай нам около минуты, а затем следуй за нами. Я отвлеку Анчора. Ты появишься и оглушишь его до того, как он попытается что-либо предпринять. О’кей?

Джанас кивнул. Джанас похлопал девушку по плечу и легонько подтолкнул вперед. Они пошли по коридору, а Джанас остался стоять, отсчитывая про себя секунды.

Когда минута прошла, он оглянулся кругом и, не увидев никого, последовал за ними.

Повернув за последний угол, Джанас услышал громкий голос Д’Лугана.

– Но, послушайте, гражданин, – говорил он. – Гражданин Франкен ждет меня. Не надо морочить мне голову.

– Сэр, – протестовал Анчор, – мне ничего об этом не известно. Он сейчас занят. Я не могу.

– Произошла какая-то ошибка, гражданин Анчор, – сказала Маура. – Я получила разрешения от…

Дальше Джанас не слушал. Он выступил вперед, вынул станнер и прицелился Анчору в лицо. Молодой секретарь с удивлением взглянул на него и бросился к столу, чтобы нажать на кнопку. Станнер в руке Джанаса злобно загудел и Анчор тяжело рухнул на полированную поверхность стола. Д’Луган скинул его тело на пол.

– Давай его сюда, – сказал Д’Луган, указывая на станнер. Джанас кинул ему станнер и достал из-за пазухи свой “сорок пятый”. Приятное чувство причастности охватило его, когда он встал рядом с Д’Луганом перед большими двойными дверями, которые вели в кабинет Франкена.

– Открой, – сказал Д’Луган через плечо Мауре, которая стояла возле стола, отыскивая кнопку, которая открывала дверь в кабинет.

В полной тишине двери распахнулись, и их взору предстал стоящий посреди комнаты Альто Франкен, который внимательно разглядывал лежащую перед ним на столе карту. Спиной к двери стоял пожилой офицер-пинкер с игольным револьвером на бедре и яркими погонами на униформе.

Несколько мгновений Франкен стоял молча, разглядывая что-то, на что указывал ему стоявший перед ним офицер, затем, он неожиданно понял, что их беседа проходит уже не при закрытых дверях.

– В чем дело, Милт? – спросил он, поднимая голову. Увидев в дверях двух вооруженных людей, он страшно побледнел.

Офицер-пинкер, ведомый скорее всего инстинктами, выработанными многолетними тренировкам, а не рассудком, повернулся, одновременно вытаскивая игольный револьвер.

– Боб! – воскликнул Франкен, и поборов шок потянулся к чему-то под столом.

Вытащив игольный револьвер, линкер отпрыгнул в сторону, целясь прямо на ходу. Пристрелянный, как наведенная по радару энергетическая пушка, “сорок пятый” выстрелил, осветив комнату неожиданно яркой вспышкой, и потрясая стены страшным грохотом.

Крутящаяся металлическая пуля настигла линкера в тот момент, когда он нажимал спусковой крючок. Она вошла в эмблему на левой груди форменного кителя. Пинкер вскрикнул и с перекосившимся лицом попятился назад. Игольный револьвер выстрелил один раз, а потом выпал из руки умирающего. Офицер безопасности продолжал пятиться, беззвучно шевеля губами. Затем, он упал на ковер и затих.

Станнер Д’Лугана загудел и Альто Франкен свалился на стол, скинув с него рукой высокий стакан. На карту пролилась янтарная жидкость, которая вскоре тонкой струйкой потекла вниз, на ковер.

Глава XVI

Железная воля и сила личности, которые привели его на этот пост, пришли на помощь Председателю Земной Федерации. Он никогда не был одним из тех, кто ныл над пролитым молоком… или кровью. Что сделано, то сделано, и лучшее, что оставалось человеку в неприятной ситуации, это спасать все, что только можно.

Президент Геррера медленно и тщательно перечитал послание, переданное ему командующим разбитого флота. “Джулайн всегда был уверен, что его разобьют, – подумал он, – но это был мой лучший командир”. Он вновь перечитал письмо, а затем, нажав на кнопку на своем столе, приказал помощнику направить копии письма Спикеру парламента, Начальнику Генерального Штаба, Командиру лунного Гарнизона и Президенту Межзвездной Торговой Компании.

Геррера подумал о последнем, об Альто Франкене, оценивая насколько на него было можно положиться. Да, конечно, Франкен дал свое слово, но, может, слово это было не крепче слова самого Герреры? И как насчет этого человека (его фамилия Джанас, кажется)? Сможет ли Франкен справиться с ним и его сторонниками? Геррера задумался о том, стоило ли позволять Франкену самому заниматься этим делом. Может, было бы лучше, если бы Джанаса взяли люди Федерации? Но, затем, он вспомнил, что его шпион в группе Джанаса (который был двойным агентом, несмотря на то, что Франкен считал, что он работает только на него) советовал ему предоставить решение этого вопроса самой МТК, чтобы не вызвать неприятностей внутри самой компании, которые в настоящий момент для Герреры были крайне нежелательны. Его агент, шпион который пробрался в самое основное ядро заговорщиков, поклялся, что Франкен не пошлет приказа отменяющего первый, какое бы давление не оказывал на него Джанас, в крайнем случае всегда можно воспользоваться игольным револьвером.

“Да, – решил про себя Геррера, – пусть Франкен сам занимается этим… пока… Работники МТК слишком горды и независимы, придется ими заняться когда придет время”.

Облокотившись на спинку кресла, он решил, что неплохо было бы послать в МТК несколько людей от Федерации с целью… э-э-э… например, в помощь президенту МТК. Можно даже послать звездолёт, который завис бы над Центральным и попугал их там всех немного, включая гражданина Альто Франкена. Пусть знает, что Джонал Геррера надеется на его слово.

Геррера удовлетворенно кивнул и наклонился вперед.

Отдав распоряжения по видеофону Председатель быстро набросал письмо, которое должно было сопровождать копии рапорта Джулайна. Те, кому он посылал копии, должны были понимать всю тяжесть ситуации – он ничего бы не достиг, если бы врал людям, от которых зависели его жизнь и его могущество.

“Федерация потерпела поражение, – писал он в сопроводительном письме, – серьезное, но не фатальное. Враг одержал Пиррову победу, понеся серьезнейшие потери. Теперь они должны идти к Земле, чтобы доказать, что победили окончательно. Но Земля будет им не по зубам: ее защищают орбитальные форты, Лунный Гарнизон, Наземная Группа Войск и остатки армады, которые в настоящее время спешат к нам на помощь. В добавок к этому, на помощь родной планете спешат патрульные корабли МТК. Федерация проиграла сражение, но не проиграла войну. Мы не будем просить мира. Чтобы победить окончательно, враг должен захватить саму Землю, а этого никогда не произойдет. Вражеская армада будет рассеяна о непреступную оборону Федерации и на этом вызов законности и порядку закончится”.

Президент Геррера сделал несколько копий своего письма и снова облокотился на спинку кресла. На его лице было усталое выражение, но в глазах горели огоньки злости. Земля пока еще не была в руках повстанцев и, видит Бог, она им не достанется, пока он, Джонал Геррера, жив – ведь, и Земля и вся Федерация принадлежали Джоналу Геррере, точнее то, что от всего этого осталось.

Глава XVII

В кабинете Президента Межзвездной Торговой Компании находились четверо живых мужчин и девушка. Один из мужчин лежал на полу связанный и беспомощно хлопал глазами – во рту у него был кляп. Второй сидел за огромным столом, с большим пунцовым пятном от луча станнера на лице, которое уже начала заливать краска злости. Двое других стояли с противоположной стороны стола с оружием в руках и смотрели на него. Девушка молча стояла и наблюдала за происходящим. В туалете, неподалеку от главного кабинета президента, лежало тело капитана-пинкера МТК со свинцовой пулей в груди.

Некоторое время после короткой стычки Джанас боялся, что звук выстрела будет услышан, и к ним соберутся все линкеры Центрального, но ничего подобного не произошло. Кабинет Франкена и коридор снаружи были изолированы от шума, что помешало звуку выстрела быть услышанным посторонними. В этом Джанасу повезло, хотя необходимость убийства линкера МТК оставила в его душе тяжелый осадок.

– Возможность смерти в ходе выполнения задания входила в его контракт, – спокойно произнес Д’Луган.

– Это не делает роль убийцы более приятной, – ответил Джанас. – Он был служащим МТК.

– Да, был, – сказал Д’Луган и замолчал.

Ожидая, пока Франкен придет в себя, Д’Луган рассказал Джанасу о событиях последних нескольких часов. Как Джанас и ожидал, в их рядах оказался шпион, хотя даже сейчас Джарл Емметт не знал, кто именно. Этот неизвестный шпион передал сведения о событиях прошлого вечера Франкену, который решил арестовать заговорщи­ков. Контрагент, работавший на сторонников Емметта, предупредил об арестах Управляющего Отделом Операций. Джарл быстро предпринял шаги к удержанию жизненно важных строений Отдела Операций и стал оповещать остальных членов заговора о немедленном начале выполнения одного из планов Д’Лугана. Будучи не в силах установить контакт с Джанасом, Емметт послал Д’Лугана, чтобы тот предупредил его. Стараясь не попасть под арест самому, Д’Луган очутился рядом с номером Джанаса как раз вовремя.

Следующим шагом несколько измененного плана был захват Альто Франкена и его брата Билтора и удержание их до тех пор, пока за ними из Отдела Операций сможет прибыть Джарл Емметт.

– Ведь, нам надо изменить политику компании, так? – спросил Д’Луган. – Так, вот, нам надо изъять из компьютера Отдела Операций программу Франкена о поддержке Федерации и заменить ее на программу полного нейтралитета. Это может быть сделано двумя путями. Первый из них – заставить Совет Директоров подписать приказ, отменяющий первый, но этого мы сделать не можем. Второй путь – получить приказ подписанный президентом компании и ее вице-президентом, отвечающим за Отдел Операций. По этому пути и решил пойти Джарл.

После короткой паузы Д’Луган продолжал.

– Франкен и его брат должны будут не только подписать приказ, но и предъявить компьютеру свои отпечатки пальцев для того, чтобы он принял приказ об изменении политики. После того, как это произойдет, Джарл сможет вложить в компьютер новую программу, описывающую “новую” политику компании.

– Зачем нам переправлять их в Отдел Операций? – спросил Джанас. – Разве мы не можем проделать все это отсюда?

– Джарл говорит, что в Центральном находится не более полудюжины компьютерных терминалов, способных принимать приказы о глобальном изменении политики компании, – отве­тил Пол. – Все они, кроме одного, находятся в этом здании, но он считает маловероятным, что мы сможем добраться хотя бы до одного из них. Но один из них находится в Отделе Операций, который пока контролируется Джарлом, поэтому нам придется переправить Франкенов туда и именно оттуда ввести информацию.

Франкен, наконец, выпрямился в кресле.

– Что это значит, Боб? – спросил он.

Джанас не ответил сразу же. После долгой паузы он произнес:

– Ты применил силу, Альто. Нам необходимо было действовать.

– Это сумасшествие! – воскликнул Франкен.

– Скажи мне, чего вы хотите добиться?

– Мы хотим спасти твою шкуру, – ответил Д’Луган, направляя станнер на Франкена, – да, и свои тоже.

– Я прикажу, чтобы тебя расстреляли, – ответил Франкен. – И тебя тоже, Боб. Мне плевать, что мы были друзьями. Помоги мне, или будешь расстрелян.

– Возможно, – ответил Джанас, – но перед этим, мы постараемся спасти кое-что из всей этой передряги.

– Ты сошел с ума, Боб, – закричал Франкен.

– Единственный путь спасти землю, это оказать Федерации всю возможную помощь.

– Спасти Землю! – сказал Джанас. – Бог с тобой, Альто, уже ничто не может спасти Землю. Ничто во Вселенной не сможет предотвратит уничтожение Федерации и завоевания Земли. Когда Генри Кантралас сядет в Женеве – лишь вопрос времени, если, конечно, он вообще не сотрет ее с лица земли. Мы стараемся спасти лишь МТК.

– И как же? – горько спросил Франкен. – Как же вы “верные рыцари” собираетесь спасать МТК?

– Во-первых, – ледяным голосом произнес Пол Д’Луган, – мы приведем сюда твоего брата Билтора.

– И как же вы собираетесь сделать это? – спросил Франкен.

– Ты ему позвонишь, – ответил Д’Луган. С этими словами он отвинтил приклад станнера, что-то подкрутил там небольшой отверткой, и привинтил приклад на место.

– Гражданин Франкен, – произнес он, – перед тобой не обычный станнер. Это специализированная модель, которой вооружены офицеры Пограничного Флота. Возможно, ты узнал ее. Я увеличил его мощность в несколько раз. Теперь, если я выстрелю в тебя, то луч не просто парализует твою нервную систему, а разрушит ее. Ты понимаешь меня?

Франкен смертельно побелел, но ничего не ответил.

– Я спросил, ты понимаешь меня, Гражданин Франкен?

Франкен кивнул.

– Смотри, я не шучу.

Джанас посмотрел в лицо молодого человека и понял, что он действительно не шутит. Одно движение его пальца превратит Альто Франкена в растение, в искореженного болью идиота, чью никчемную жизнь смогут поддерживать лишь лучшие медики Федерации.

– Гражданин Франкен, – продолжал Д’Луган, – нам теперь нечего терять. Если вы не подчинитесь, то я без колебаний сделаю это.

Со страхом и мольбой в глазах Франкен посмотрел на Джанаса.

– Он это сделает, Альто, – сказал ему Джанас.

– И ты позволишь ему? – воскликнул Фран­кен. – Я же считал тебя другом!

– Я был твоим другом, – сказал Джанас, – но, Альто, ты же только что сам грозился меня расстрелять.

– Я имел в виду совсем другое! – воскликнул Франкен.

– Он сделает это, – сказал Джанас. – И я не остановлю его. Думаю, тебе стоит позвонить Билтору.

– А как насчет Енид? – неожиданно спросил Франкен с отчаянием человека, хватающегося за соломинку.

– Что насчет нее? – спросил Джанас еще крепче сжимая в руке “сорок пятый”.

– Ты о ней очень заботишься, ведь так? – спросил Франкен, обретая контроль над собой. – Ведь, ты не хочешь, чтобы с ней что-либо произошло?

– С ней ничего не произойдет, – холодно возразил Джанас.

– Ты уверен? – спросил Франкен.

– Что ты имеешь в виду? – Джанас почувствовал прилив злости.

– Если со мной что-нибудь случится… – начал Франкен.

– Ты хочешь сказать, что она у тебя?

– Да, – ответил Франкен. – Мои люди взяли ее сегодня утром.

– Где?

– В ее квартире.

– В какой квартире?

– В ее квартире в Сан-Франциско, в доме, где живет ее брат.

– Докажи! – злость неожиданно прорвалась наружу.

– Тебе придется поверить мне на слово, Боб, – сказал Франкен с похожим на улыбку выражением на лице.

– Нет, ты лучше докажи, Альто, – Сказал Джанас. – Енид на было в квартире сегодня утром. Она покинула ее вчера.

– Никто не видел… – начал Франкен, нор тут понял, что ошибся.

Его улыбка исчезла, а от самоуверенности не осталось и следа.

– Позвони Билтору, – сказал Джанас, указывая револьвером на коммуникационное устройство.

Медленно, как на планете с сильным гравитационным полем, Франкен протянул руку к коммуникационному устройству, стоявшему на его столе.

– Не вздумай делать глупости, – предупредил Д’Луган. Франкен кивнул и набрал номер.

– Кабинет Бильто Франкена, – ответил приятный женский голос. Со своей позиции Франкен не видел лица на экране. – Чем могу… Ах, гражданин Франкен.

– Соедините меня с Билтором, – хриплым и неуверенным голосом произнес Франкен.

– Его нет сейчас в кабинете, сэр, – сказала девушка. – И он не взял с собой переговорное устройство, – она замолчала на некоторое время. – Да, он оставил его в кабинете. Вам позвонить, когда он вернется, гражданин Фран­кен?

Франкен посмотрел на Д’Лугана и спросил:

– Где он?

– Я не знаю, сэр, – ответила девушка. Он не говорит мне куда уходит. Мне передать, чтобы он позвонил вам, гражданин Франкен?

Франкен снова взглянул на Д’Лугана. Тот медленно кивнул.

– Да, – сказал Франкен. – Передайте ему, что это важно.

С этими словами он отсоединился.

– Мы подождем, – сказал Д’Луган.

– Вы не сделаете этого, – запротестовал Франкен. – У меня назначены встречи. Люди заподозрят что-то неладное. И как насчет Капитана Теллцера? – он кивнул головой в сторону туалета, где лежало тело офицера безопасности. – Линкеры скоро хватятся его.

– Тебе будет лучше, если этого не произойдет, – сказал Д’Луган усаживаясь за стол прямо напротив Франкена и продолжая угрожать ему станнером. – Позвони в приемный зал, и скажи, что прием на сегодня окончен. Заодно скажи, что Теллцер ушел через черный ход, или что-то подобное. Франкену пришлось подчиниться.

– Вам это не пройдет даром, – сказал он, после звонка в приемный зал.

Д’Луган посмотрел на часы.

– Джарл должен уже лететь сюда. У него есть план, как выбраться незамеченным из Отдела Операций. Если нам удастся доставить сюда Билтора, то мы имеем шанс.

Когда на столе загудел сигнал видеофона., Франкен вздрогнул и сильно побледнел.

– Отвечай! – приказал Д’Луган.

Франкен не шевельнулся. Д’Луган встал и поднес станнер к его лицу. Франкен кивнул и нажал на кнопку видеофона.

– Добрый день, Альто, – послышался голос из динамика, – ты что-то хотел от меня?

После некоторого колебания Франкен сказал:

– Да. Ты можешь подойти в мой кабинет?

– Я ужасно занят, Альто, – ответил Билтор Франкен. – В здании Отдела Операций происходит что-то странное. Разве ты не можешь поговорить со мной по видеофону?

– Мне нужно видеть тебя лично, – сказал Франкен, косясь на станнер в руках Д’Лугана.

– У тебя что-то случилось? – спросил Бил-тор.

– Нет, нет, – ответил Франкен после довольно длинной паузы. – Мне просто необходимо встретиться с тобой.

– Хорошо, – вздохнул Билтор. – Я буду через пару минут. Пока.

Послышался щелчок – удивленный Билтор отключил свой видеофон.

Франкен облокотился на спинку кресла и посмотрел на Д’Лугана и Джанаса.

– Он идет.

– Мы поняли, – сказал Д’Луган. – Откуда он придет? Через эти двери? – он жестом указал на огромную двойную дверь, через которую он, Джанас и Маура вошли в кабинет.

– Да, – ответил Франкен.

– Нет, – возразила Маура, первый раз нарушив свое молчание. – Существует потайной ход для вице-президентов и членов совета директо­ров.

– Где он? – спросил Джанас.

– Я не знаю, – ответила Маура. – Мне известно лишь, что они не пользуются общим входом.

– Откуда он придет? – спросил Джанас поворачиваясь к Франкену.

– Ты угрожаешь мне, Боб? – с удивлением произнес Президент.

– Можешь не сомневаться!

Франкен с грустью кивнул.

– Пройдите через эту дверь направо, до конца коридора, а затем поверните налево. Там будет лестничный пролет. Он придет оттуда.

– Спасибо, – холодно произнес Джанас и посмотрел на Д’Лугана.

– Оставайся здесь, – сказал Д’Луган. – Присмотришь за ним. А я пойду встречу гражданина Билтора.

Когда Джанас промедлил с ответом, Д’Луган продолжил:

– Капитан, на карту поставлено гораздо больше, чем дружба. Не важно, что этот человек некогда был твоим другом. Сейчас гораздо важнее судьба МТК.

Джанас мрачно кивнул.

– Не волнуйся, Пол, – ответил он. – Я сделаю все, что необходимо.

Д’Луган улыбнулся ему и повернулся к двери.

– Может, обменяешься со мной оружием? – предложил он. – Мощность станнера можно снова умень­шить.

– Нет, – сказал Джанас, глядя на свой “сорок пятый”. – Мне удобнее с этим.

– Будь осторожен, Пол, – вдруг произнесла Маура. Голос ее был тихий и глухой.

– Ладно, – так же тихо сказал Д’Луган, с такой мягкостью и нежностью, какую Джанас от него совершенно не ожидал.

Одними губами Маура прошептала слова: “Я люблю тебя”. Д’Луган кивнул, изобразил на лице что-то похожее на улыбку и вышел за дверь.

– Трогательно, – саркастически заметил Франкен.

– Заткнись! – отрезал Джанас, поворачиваясь к нему.

Прошло довольно много времени, прежде чем Франкен снова заговорил. Когда Д’Луган покинул кабинет, его охватило странной спокойствие.

– Зачем ты ввязался в это, Боб?

– Думаю, что ты не поймешь, Альто, – сказал Джанас, усаживаясь таким образом, чтобы не упускать из вида руки Франкена. – Да, и не думаю, что смогу объяснить это тебе.

– Мне бы очень хотелось знать, – сказал Франкен, стараясь придать своему голосу искренний тон.

– Тогда, послушай, – сказал Джанас, пытаясь, наконец, объясниться с человеком, которого почти целый век, считал своим другом. – Я провел там почти всю свою жизнь, – кивком головы он указал вверх. – Я побывал почти на всех населенных планетах и видел, как там живут люди. Они строят новую цивилизацию, Альто, сотни новых цивилизаций. На тысяче планет они начинали с нуля, вкладывая все, чтобы построить мир, который бы их устраивал.

– Все это не так просто. Лишь на Одине, Раме, Орфее и, может быть, на дюжине других обстоятельства складывались удачно, но остальные все еще находятся в самом начале пути.

– Люди эти помнят кое-что, о чем люди Земли, похоже, давно забыли. Они помнят о том, что создало МТК и Федерацию в самом начале ее развития. Они не хотят покровительства и не нуждаются в нем, в особенности в таком покровительстве, которое предоставляет Федерация. Они многие века находились под властью Федерации и считают, что она забирает у них многое, почти ничего не давая взамен. Они больше не будут терпеть это положение. И я считаю, что возможно многие из них правы.

Джанас сделал паузу, посмотрел в окно, а потом на девушку, которая молча смотрела на него.

– Федерации пришел конец, Альто. Она уже мертва, но только не понимает этого. Но то же можно сказать и о людях, которые уничтожили ее. Наступают смутные времена. Все, у кого есть глаза и желание, понимают это, и здесь мы ничего не можем предпринять. Мы опоздали на двести лет.

– Но возможно, и это большее, на что мы можем рассчитывать, если нам удастся сохранить МТК, мы кое-что сумеем сохранить от разрушения.

– Сейчас МТК, это самое главное. Мне бы очень хотелось, чтобы ты понял это.

– Именно производство и торговля создают цивилизации. Самые лучшие ремесла и новейшие науки ни черта не значат, если люди не могут обмениваться их плодами. Именно так МТК создало то, что мы сейчас называем Федерацией торговлей товарами и идеями, позволяя людям обмениваться всем этим на свободном рынке. Рынке, который оставался свободным, благодаря усилиям МТК. Ни одно правительство не осмеливалось бросать вызов компании и тем правительствам, которые с нею торговали. В этом и была свобода, Альто.

– Мой отец был капитаном МТК, и отец моего отца. Моя семья всегда была с МТК, насколько я могу проследить ее историю. МТК старше, чем Федерация, Альто. Именно она создала Федерацию, но не прогнила вместе с ней. Она должна всегда оставаться сильной и независимой, иначе – она исчезнет.

– Возможно МТК, это самая важная вещь во Вселенной. Я верю в это. Это моя страна, да, думаю, и твоя тоже. И я вовсе не хочу, чтобы она погибла только из-за того, что Федерация насквозь прогнила изнутри. Я хочу, чтобы МТК сохранилась и сделаю для этого все, что от меня потребуется.

За окном, сквозь толстое парастекло донесся далекий звук вертолета, летевшего откуда-то с окраин Центрального к дому Грема Франкена.

Когда Джанас повернулся к окну, на столе у Франкена послышался гудок.

– Что это? – спросил Джанас.

– Факсимильный аппарат, – ответил Франкен. – Срочное сообщение.

Джанас медленно обошел вокруг стола, встал рядом с Франкеном и стал смотреть, как из аппарата медленно выползает лист бумаги. Первыми словами были: “Послание от Джонала Герреры, Президента Земной Федерации”. Джанас взял листок в руки.

– Что там? – спросил Франкен.

Джанас с минуту помолчал, а затем сказал:

– А вот и доказательство нашей правоты. Экспедиционный корпус встретился с войсками повстанцев в семи с половиной парсеках отсюда. Повстанцы одержали победу. Остатки флота возвращаются к Земле.

У Франкена отвисла челюсть; некоторое время он не мог вымолвить ни слова.

– Это еще не все, – пробормотал он наконец. – Они еще не захватили Землю!

– Джанас! – Донесся голос из коридора, в который ушел Д’Луган.

Потом донесся еще один звук: выстрел из силовой винтовки.

Несколько мгновений Джанас стоял в нерешительности.

– Для тебя все кончено, Боб, – сказал Франкен, и на его губах появилась улыбка. – Билтор не дурак.

Глава XVIII

Патрульный корабль Межзвездной Торговой Компании номер 438 поднялся с пограничной планеты Локи, взяв на борт целый гарнизон линкеров МТК. Локи состояла в шатком союзе с рядом других планет и подчинялась повстанцам. Командир повстанцев, который управлял планетой, пока не предпринимал никаких действий в отношении базы МТК, до выяснения позиции Альто Франкена в ходе этой завершающей стадии Великого Восстания. К счастью для гарнизона МТК, решения Франкена не были известны на границе галактики никому, за исключением официальных лиц МТК.

Направляясь из пустоты пограничного пространства в центр Спирального Рукава, патрульный корабль 438 вошел в подпространство и направился к Земле. Командир корабля боялся, что вскоре за ним в погоню отправятся корабли с разъяренными повстанцами.

В условленном месте 438 вернулся в нормальное пространство, уже в окружении множества звезд. В про­странство был послан сигнал, и вскоре, один за другим послышались ответные сигналы. 438 объединился с тремя другими кораблями МТК и четыре маленьких боевых суденышка снова нырнули в подпространство.

В определенных точках пространства, один за другим, тщательно избегая встречи с силами Альянса, к ним присоединились другие патрульные корабли. К тому времени, когда 438 пересек половину расстояния между Локи и Землей их флотилия увеличилась до дюжины кораблей.

Командир 438 знал, что кораблей должно было быть больше. Он несколько раз перечитал приказы, посланные из правления МТК и точно знал о том, что должно было произойти. Межзвездная Торговая Компания оставила свои тысячелетние традиции нейтралитета и объединилась с Федерацией. Все патрульные корабли МТК должны были встретиться в Солнечной Системе в районе орбиты Сатурна и перейти под командование Председателя Герреры.

Капитану 438 пришлось подчиниться, невзирая на собственное нежелание. По происхождению он был землянином, но провел уже двадцать пять лет на границе Галактики. Он уже почти считал себя местным жителем. Его жена была родом с Локи, а дети никогда не видели Землю. Он считал себя местным жителем до тех пор, пока из Центрального не пришел этот приказ.

Тогда он сказал себе, что он Землянин. Земля была его домом и домом всего человечества, поэтому ее защита от повстанцев была его дол­гом. Он говорил себе все это, и почему-то сам не верил в свои слова.

Он выжидал до последней минуты, прежде чем отдать распоряжения своим людям, а после этого сквозь пальцы смотрел на то, что количество людей значительно уменьшилось перед их отле­том. Дезертирство считалось преступлением, особенно теперь, когда они фактически перешли под командование Федерации, но он симпатизировал им, и особенно тем, для которых Земля была не более, чем древняя легенда и сегодняшняя тирания. Это были настоящие аборигены, которые никогда не видели Землю и не могли сражаться за нее вместе с Федерацией против собственного народа.

Поэтому, когда 438 поднялся с, Локи и начал свой полет в сторону Земли, людей у него в экипаже недоставало, и пинкеров на его борту было значительно меньше, чем должно было быть. Но их можно было понять. Он понимал даже то, что некоторых патрульных кораблей не оказывалось в заранее условленных местах. Командиры и команда этих кораблей не хотели участвовать в этом сражении. Эта война была грязной и мерзкой и он никого не мог обвинять за неучастие в ней.

“Боже, – подумал он, – если бы у меня только хватило смелости сбежать”.

Он посмотрел на черное космическое пространство, усыпанное звездами, пространство политое людской кровью, и подумал о том, стоит ли им продолжать ждать 296, которого они должны были встретить в этом месте. В глубине души капитан надеялся, что он так и не появится.

Глава XIX

Джанас смотрел на расплывающуюся на лице Альто Франкена улыбку, начиная, наконец осознавать, что передним находится кто угодно: чужак, враг, просто дурак, или трус, но никак не друг. Джанас прыгнул вперед, чтобы оглушить рукояткой своего тяжелого револьвера сидящего за столом человека. Франкен попытался отскочить, чтобы избежать удара, но Джанас оказался проворней. Послышался глухой стук, Франкен охнул и повалился со своего кресла на толстый ковер. Некоторое время Джанас стоял с ним рядом тяжело дыша.

– Смотри за ним, – сказал он девушке, которая сидела до этого, словно окаменев, а теперь встала на ноги. – Если он очухается, ударь его снова. Изо всей силы!

Затем, он повернулся и выбежал из комнаты в коридор. Снова послышался выстрел из энергетической винтовки, а может из игольного пистолета. Он стрелой промчался по коридору и повернул налево. Сначала он услышал вой мощного станнера Д’Лугана, а затем увидел все, что произошло. Д’Луган лежал около стены и вокруг него дымился обгоревший ковер. На его лице была кровь. Он лежал на своей левой ноге, а на необгоревших частях ковра были видны яркие пятна крови. Мышцы его лица были сведены судорогой, обнажившей зубы в страшном оскале. Приблизительно в метре от Д’Лугана лежал человек в униформе Линкера. Рядом с ним не было видно крови, но он явно не мог двигаться; его нервная система была разрушена станнером Д’Лугана. Рядом стояли три человека: двое линкеров, один из которых направлял игольный пистолет на лежавшего на полу Д’Лугана, а второй смотрел на Джанаса, поднимая свое оружие; и полный человек в гражданской одежде, сильно побледневшее лицо которого имело сходные черты с лицом Альто Франкена.

Вся сцена внезапно взорвалась действием. Игольные пистолеты обоих линкеров выстрелили одновременно. Прыгая в сторону, Джанас почувствовал жжение в левом плече. Помещение наполнилось едким дымом. В его руке заговорил тяжелый “сорок пятый”. Раздался страшный гро­хот. Кусочек металла, толкаемый вперед пороховыми газами, вылетел из ствола в направлении ближайшего линкера. Его лицо сразу же провалилось внутрь, а затылок– разорвался, облепляя стену позади него кровью, осколками кости, волосами и фрагментами мозга. Его тело, как в порыве бури, поднялось в воздух и ударилось о стену. После этого, то, что недавно было человеком сползло на пол в лужу собственной крови. Тонкая игла энергии выпрыгнул из пистолета второго линкера и вонзилась в Д’Лугана. Беспокойный молодой человек, переживший бессмысленную резню, именуемую “Битва семьдесят седьмого года” умер. “Сорок пятый” выстрелил еще два раза, так быстро, как указательный палец Джанаса смог нажать на спусковой крючок. Еще две пули пролетели сквозь наполненный дымом воздух и обе попали в свою цель – в грудь линкера, отнявшего жизнь у Пола Д’Лугана. Первая пуля раздробила линкеру грудную клетку с левой стороны тела. К тому времени, когда в тело вошла вторая пуля он был уже мертв. Его игольный пистолет выстрелил еще раз, но его луч был уже направлен в потолок. На какое то мгновение Джанас почувствовал себя дурно. Причиной тому была и боль, неожиданно разыгравшаяся в левом плече, и тяжелый запах обожженного мяса, смешанный с запахом горящего ковра и пороха, и смерть человека, который всего несколько минут назад стал его другом.

Билтор Франкен хрипло закричал, как кричит человек обнаруживающий себя в кошмарной ситуации, реальности которой он не может принять. Он повернулся, чтобы убежать вниз по лестнице, по которой недавно поднимался. Оружие Джанаса выстрелило еще раз, выбив из стены кусок штукатурки прямо над головой Билтора.

– Стой! – закричал Джанас.

Беглец остановился и медленно повернулся к нему.

– Сюда, – сказал Джанас, указывая револьвером на коридор. – Давай. Ну!

Билтор замешкался. Джанас сделал вид, что прицеливается. Его пленник, наконец, подчинился и прихрамывая поплелся в указанном направлении.

Вскоре они с Джанасом снова очутились в кабинете Франкена. Президент МТК уже начал приходить в себя, и с удивленным выражением лица пытался подняться с пола. Маура бросила вопросительный взгляд на Джанаса. В ее глазах смешались боль и страх.

– Он мертв, – тихо сказал ей Джанас и отвернулся. Он не мог смотреть в ее лицо, ему не хотелось видеть, как боль исказит ее красивые черты.

Снаружи кабинета, сквозь внезапно наступившую тишину, Джанас услышал уже более громкий звук приближающегося вертолета. Взглянув в окно, он увидел летящую к зданию машину, выкрашенную в яркие цвета Отдела операций МТК.

– Маура, – спросил Джанас, – как нам подняться на крышу?

Девушка не понимающим взглядом посмотрела на него. Слова Джанаса пока не доходили до нее, как будто он говорил на чужом, непонятном ей языке.

– На крышу! – повторил он. – Мы должны подняться туда прежде, чем это сделают остальные.

Девушка вышла из своего транса.

– Кажется, туда, – тихо произнесла она.

Джанас схватил Франкена и грубо поднял его на ноги.

– Иди же, черт тебя побери, – сказал он. – Помоги ему, – добавил он, обращаясь к Билтору. – Мне не хочется убивать никого из вас.

Билтор, с побелевшим от страха лицом, подошел к своему брату и положил его руку себе на плечо. Франкен с болью и ненавистью посмотрел на Джанаса.

– Только что погиб человек, который был гораздо лучше вас обоих, – сказал Джанас с трудом удерживая себя под контролем, – и для вас будет лучше, если вы приложите все усилия, чтобы доказать, что его смерть не была напрасной, или я не ручаюсь… – он замолчал. – Идите за ней, – сказал он, указывая на бледную, заплаканную Мауру.

Промедлив немного, она направилась к выходу, и трое мужчин пошли следом за ней. Вскоре они подошли к лифту, который выходил к вертолетным площадкам на крыше. Франкены под прицелом револьвера Джанаса вошли в один из лифтов и через несколько минут они очутились на крыше.

– Гражданин Франкен, – начал было служитель, увидев кровь на лице президента, – мне показалось, что я услышал…

Но увидев револьвер в руке Джанаса он осекся.

– Не двигайся, – приказал Джанас, глядя, как вертолет Отдела Операций опускается на площадку. Увидев лицо пилота, он мрачно помахал рукой, невзирая на боль в окровавленном плече. Джарл Емметт прибыл вовремя.

Глава XX

Как любые плохие новости, даже несмотря на Секретность, известие быстро распространилось по планете: армада встретилась с повстанцами и была разбита; повстанцы теперь направляются к Земле, чтобы уничтожить Федерацию.

На одном из постов Лунного Гарнизона Федерации, расположенном в Кратере Коперника близилась ночь. Черная тень спустилась с кольцевых стен в глубину кратера и медленно поползла к противоположной стене, на своем бесконечном пути вокруг маленькой планеты. С наступлением ночи небо не изменилось; оно осталось таким же черным, как и раньше, и только свет Земли стал немного ярче после захода солнца. Этот сине-зеленый цвет придавал окружающему ландшафту некую сюрреалистичность, которая вовсе не была неприятной.

Наверно, так можно было бы выразить мысли капрала Каира Ли Чана, если произносить их вслух. Но капрал не пытался сформулировать своим мысли и ощущения, когда он смотрел на яркий наполовину освещенный диск Земли. Он просто ходил по периметру Поста Коперника по древней традиции всех армий, с самого начала истории.

В душе Капрала Чана сидело что-то, что можно было бы назвать страхом, но и это чувство оставалось невысказанным. Оно лежало где-то в глубине, как холодный камень в желудке, который невозможно переварить и от которого невозможно избавиться. Он постоянно находился внутри, и Чан свыкся с ним.

Несмотря на то, что Чан носил униформу Федерации достаточно долго, во всяком случае, достаточно для того, чтобы заработать капральские нашивки, он вовсе не считал себя солдатом, и он в самом деле не был им. Он был прекрасным механиком аэромобилей, и не больше и не меньше того, и всегда останется именно таким, какую бы униформу на него не надели.

Капрал Чан с вожделением посмотрел на купол из парастекла в полутора километрах от него, который был ярко освещен, полон воздуха, тепла и пива, и в котором находились пол дюжины девочек, которых Федерация прикрепила к солдатам, служившим на древнем посту Коперника. Но Чану больше всего хотелось почесать нос и выкурить сигарету – как раз то, что невозможно было сделать в скафандре. Также, он решил не думать о девочках, которые все, как на подбор были нежные и сексуальные, всегда готовые дать усталому солдату именно то, что он больше всего хочет от девочки. Лучше не думать обо всем этом, когда стоишь на посту.

Он снова посмотрел на небо и на полудиск Земли и вспомнил про ходивший повсюду слух о том, что повстанцы разбили старину Джули и, как стая летучих мышей, неслись к Земле. Чан не мог поверить в это. Этого не могло быть. Джули был превосходным воякой, он вполне мог разбить их. Но… что-то в нем уверяло, что все это было правдой. Говорили, что Кантралас много старше и опытнее, чем Джули. Может…

Мурашки побежали у него по спине, когда он представил себе все небо в звездолетах, бомбы, ракеты и энергетические лучи, падающие на лунную поверхность, уничтожающие купола и тоннели, срывающие защитные экраны и… и убивающие его, Капрала Каира Ли Чана. Чан крепче сжал в руках энергетическую винтовку и продолжи свой долгий путь по периметру площадки.

В городе Рио-де-Жанейро, в одном из бедных кварталов древнего района Копакабана, разъяренная толпа, в слепом гневе жаждущая крови тех, кто угрожал их домам и их безопасности, кто угрожал привычному течению их жизни, вытащила из дома человека, которого подозревали в симпатиях к проклятым повстанцам.

Толпа увеличилась в размерах на своем пути вдоль нового проспекта “Avenida Rio Brancho”, в сторону огромного каменного монолита, названного в более благополучные времена “Сахарная Голова”. В воздухе ощущался запах крови, когда толпа продвигалась вперед, таща с собой бедного рыбака и распевая “Да здравствует Федерация!” и не слыша ничего, кроме своей песни.

Он попытался запеть вместе с ними, чтобы показать, что они принимают его не за того человека, но когда он открыл рот, огромный верзила с телосложением неандертальца выбил ему все зубы.

Внезапно, в центре широкой улицы, как из-под земли появился высокий помост. Шумная процессия сразу же остановилась и затаила дыхание, в ожидании суда и экзекуции предателя, гражданина Фонтеса Силвы.

Суд, если его можно так называть, был милостиво коротким. За пятнадцать минут из его друзей соседей и случайных зевак были выбраны судьи, которые заслушал обвинение и вынесли приговор: закидать его камнями. Немедленно! Защитников не было. Его попыталась защитить жена, но ее с криками прогнали прочь.

Ничего не понимающий, сконфуженный рыбак, чье единственное преступление состояло в том, что он позволил себе сомневаться в достоинствах Джонала Герреры, ощутил удар первого камня в спину, чуть ниже лопаток, который порвал ему рубашку и ссадил кожу. Он подался вперед, и встретил второй камень, который попал ему прямо в левый глаз. Ощущая сильную боль, ослепленный Силва упал на колени. Третий камень, явно после хорошего и жестокого прицела, попал ему в пах. Он закричал, и попытался встать, но четвертый и пятый камень, попавшие ему в нос и в грудь повалили его обратно. После этого он не считал камни – он закричал и умер.

Петринья, это маленький городок на Балканах, причем, не единственный, носивший это имя. Но этот был, пожалуй, самым маленьким, чуть больше, чем поселок, и фактически являлся частью большого Комплекса Скопье, хоть и считался независимым от него. В Петриньи был мэр, известный знанием вопросов межзвездной политики и своей лояльностью сиятельному Председателю Джоналу Геррере. У мэра была дочь с обыкновенным именем Катрина, которая вышла замуж за молодого человека по имени Петр. Петр, однако, был приверженцем мятежного генерала Кантраласа, что привносило серьезные разногласия в семейные отношения.

Однажды, когда известия о разгроме флота Федерации вырвались из-под закрытых дверей Женевского Дворца, в городской ратуше Петриньи состоялось собрание, посвященное этому вопросу, которое посетил и Петр с длинным острым охотничьим ножом за пазухой.

Когда старый мэр принялся ругать Кантраласа и Альянс Независимых Миров, молодой Петр бросился на сцену и вонзил нож в сердце своему тестю.

Клод Смит-Хендерсон, нетитулованный лидер Братства Освобождения, услышав о том, что Битва Армагеддона уже произошла, стал ожидать неминуемого прихода Святого Спасителя. С развевающейся по ветру бородой Смит-Хендерсон бросился бежать к своей пастве, чтобы рассказать ей эту новость.

Выслушав проповедь и помолившись, члены паствы вместе со своими женами бросили свои дома в городе Биг Белл Комплекса Перта в Австралии и отправились в горы на запад от Микатарры.

Смит-Хендерсон вел их сначала на север, а потом на запад, туда, где Спаситель легче сможет найти их и отличить от бесчисленного множества неверных, населявших Землю. Пожарища домов сектантов виднелись днем, как столбы дыма, а ночью, как столбы огня. Когда они достигли своего святого места, вершины высокого холма на котором не росло ничего, кроме жухлой травы, Смит-Хендерсон соорудил алтарь и преклонился в молитве. После этого паства принялась ожидать конца света.

Дым также поднимался над Тайнтсинским Комплексом в Восточной Азии, когда толпа атаковала имение Федерального Управляющего, крича оскорбления в адрес Председателя и его сторонников, насилуя дочерей управляющего и поджигая все вокруг. Толпа требовала, чтобы Федерация сдалась до того, как военные звездолеты повстанцев начнут бомбить Землю. Сам Управляющий сбежал на служебном аэромобиле, оставив двух своих дочерей на милость толпы. Одна из них, которой было пятнадцать лет, осталась в живых, чтобы поведать эту историю.

Гражданка Вивиан Франц, двадцатитрехлетняя фотомодель, которая иногда снималась в телешоу, остановилась посреди старинного района “Таймс Сквер” на Манхеттане в Северо-Атлантическом Комплексе. У нее кружилась голова от недавно услышанной новости: флот Федерации уничтожен и мятежный генерал, этот Генри Кантралас, поклялся разбомбить Землю точно так же, как Федерация разбомбила Антигону.

Она могла представить себе это: космические корабли опускаются над Манхеттаном, ужасные взрывы, уничтожающие старинный город, плавящуюся землю и кипящие воды Гудзона, уничтожение всего, что было для нее святым. Так, что же она может сделать? Она подошла к изъеденному эрозией памятнику, какому-то древнему Председателю Федерации, фамилии которого она не знала, и положила свою сумочку на покрытый травой газон возле него.

Нет, она ничего не может сделать Через несколько дней, или даже через несколько часов повстанцы будут здесь и Вивиан Франц умрет… умрет!

Она покачала головой, чтобы отогнать эту мысль, но она не покидала ее. Эта картина так и оставалась перед ней, несмотря на все усилия: повстанческие корабли в небе гибнущего Манхеттана и умирающая Вивиан. Она ничего не могла сделать. Неожиданно она поняла, что будет делать. Если ей все равно предстоит умереть, то она прежде сделает что-нибудь дикое и сумасшедшее, что-нибудь, что придаст хоть какой-то смысл последним часам ее жизни.

Пешеходы остановились, чтобы посмотреть, но никто не пытался остановить ее, даже представители закона, которым все вокруг вдруг стало совершенно безразличным. Сначала она сняла туфли и аккуратно поставила их у низкой изгороди, окружавшей газон перед памятником. Потом она сняла свою блузу, аккуратно сложила ее и положила рядом с туфлями на тротуар. Затем, она сняла свою юбку и трусы, так же сложила их и положила на блузу.

Стоя нагишом под большой древней статуей Вивиан Франц распустила волосы так, чтобы темные локоны упали на ее грудь и плечи. После этого она перелезла через низкую изгородь, уселась на единственном месте газона, где можно было лечь во весь рост, и посмотрела на собравшихся вокруг зевак.

– Вы все знаете, что мы вскоре умрем, – сказала она таким спокойным голосом, что удивилась сама. – У нас мало времени.

Она замолчала и посмотрела на ближайшего, стоявшего в толпе мужчину.

– Если кто-то из вас хочет меня, – сказала она, – раздевайтесь и идите сюда.

Охотников нашлось достаточно много, прежде чем силы покинули ее.

Волтер Дункан тщательно запер дверь и стал придвигать к ней мебель, какую только мог сдвинуть с места. Когда он закончил, то отошел полюбоваться на свою работу со словами: “Вот, так будет лучше”.

– Волт? – спросила его жена Ледит с лестничной площадки, – Ради бога, что ты делаешь?

Дункан убрал из глаз седую прядь и посмотрел на маленькую пожилую женщину, в которую превратилась его жена за многие десятилетия.

– Это просто меры предосторожности, вот и все.

– Не дури, Волт, – сказала Ледит. – Немедленно поднимайся и ложись в постель.

– Иду, иду, дорогая, – сказал Дункан, поворачиваясь к старинной винтовке, которая висела над фальшивым камином. Он снял со стены древнее оружие и проверил его, надеясь, что старые патроны еще боеспособны. “Не пользовался этой штуковиной больше пятидесяти лет”, – подумал он. Взяв ружье подмышку Дункан направился вверх по лестнице.

– Волт, что ты собираешься делать с этой штуковиной? – спросила удивленная Ледит.

– Не обращай внимания, – ответил Дункан, заходя в спальню.

Подойдя к окну, он отдернул занавеску и посмотрел на Альфорд, который находился приблизительно в двух километрах от них. Еще оставалось достаточно света, чтобы различить силуэты домов, в которых горели огоньки. До самого Абердина было слишком далеко отсюда, но он знал, что Абердин будет одной из целей этих выродков-повстанцев. “Так, вот, – сказал себе Дункан, – если они решат атаковать Абердин, а затем направятся вверх по течению Дона к Альфорду, то найдут по крайней мере одного человека, готового их встретить, как подобает!”

Дункан улыбнулся жене, поставил старую винтовку возле кровати, и начал медленно раздеваться.

Глава XXI

Джанас бесцеремонно толкнул Альто и Билтора Франкенов в руки людей, показавшихся из вертолета. Позади он услышал крики. Один из людей в открытом люке вертолета выпрямился и выстрелил из энергетического пистолета куда-то за спину Джанаса. Сунув “сорок пятый” за пояс, капитан звездолета схватил Мауру обоими руками за пояс и почти швырнул ее в вертолет. Как только она встала на ноги, Джанас прыгнул следом за ней.

Его усадили в пустующее кресло второго пилота рядом с Джарлом Емметтом, и пока он пристегивался, Емметт поднял вертолет в воздух. Когда они поднимались, внизу были слышны выстрелы, но те, кто сидели в вертолете, не обращали на них внимания.

– Мы их взяли, – сказал Джанас.

Емметт кивнул и, не отрывая взгляда от пульта, спросил:

– Пол?

– Мертв, – громко произнес Джанас в тишине изолированной от шума кабины.

Выражение горечи скользнуло по лицу Емметта.

– Он был хорошим человеком.

Джанас молча кивнул. Затем, он вынул магазин из своего “сорок пятого” и заменил пять использованных патронов, после чего сунул его обратно за пояс. Ему почти хотелось получить возможность использовать его снова – он хотел отомстить им за смерть Пола Д’Лугана, но кто они были он пока не понимал.

Из задней части салона вертолета пришел человек, чтобы осведомиться по поводу раненного плеча Джанаса. Когда Джанас ответил, что рана болезненная, но не слишком серьезная, человек разорвал обугленную материю его рубашки, обработал рану и наложил временную обезболивающую повязку.

– У нас есть двадцать или тридцать минут, – сказал Емметт. – Если мы не изменим приказов и не известим Луну за это время – мы проиграли.

Джанас взглянул на него.

– Что ты имеешь в виду? Линкеры не предпримут ничего серьезного, пока они у нас в руках, – он кивком головы указал на Франкена и его брата.

– Нет, – сказал Емметт, – если бы речь шла только о линкерах, то мы могли бы держаться несколько дней. Если не считать ядерного оружия, то Отдел Операций практически неуязвим. Он рассчитан на прямое попадание в него потерпевшего аварию звездолета, и потребуется ядерный заряд огромной силы, чтобы нанести ему сколь-нибудь серьезные повреждения.

– Федерация? – спросил Джанас. Емметт холодно кивнул.

– Как только они узнают о том, что мы делаем, они сделают все, чтобы остановить нас, включая бомбардировку водородными бомбами.

Джанас облокотился на спинку кресла. “Значит, еще не все окончено”, – подумал он.

– Когда ты последний раз был на Земле, – сказал Емметт, поднимая вертолет высоко над зданиями Центрального, и поворачивая его в сторону огромного одиноко стоящего здания Отдела Операций Межзвездной Торговой Компании, – десять лет назад, ты рассказывал мне о том, что происходило Там. Тогда я не мог представить себе, что все кончится таким вот образом.

– И я тоже, – сказал Джанас, качая головой. – Я даже не знаю, начал бы я все это, если бы заранее знал, как все обернется.

– Это необходимо, – возразил Емметт, – Мы поступаем именно так, как должны поступать.

– А как насчет Мириам? – спросил Джанас.

– Она в безопасности, – ответил Емметт. – Сегодня утром я отправил ее в наше бунгало. Мало кто знает о том, где оно находится. Прежде чем они найдут ее, все будет окончено.

Про себя, Джанас понадеялся, что все это справедливо и в отношении Енид. Он был уверен, что люди Франкена не смогли найти ее. Блеф Франкена был бы куда более основательным, если бы он знал, где она находится. “Но как насчет Федерации, – мысленно спросил он. – Ведь, они не такие простаки, как Альто. Имея власть и богатство Федерации, потребуется не слишком много времени, прежде чем агенты Герреры обнаружат ее, если, конечно, они занимаются ее поисками”. Но Джанас надеялся, что, как сказал Емметт, все это кончится значительно раньше, возможно, через двадцать или тридцать минут. Потом, будет безразлично, найдут ли они Енид или нет. Они уже не смогут использовать ее против Роберта Джанаса потому, что он будет либо мертв, либо под арестом, и МТК соответственно либо будет спасена, либо потеряна. “О Боже, Енид, – мысленно воскликнул он, – как мне не хочется, чтобы тебя впутали во все это!”

Три вертолета с кодовыми цветами Службы Безопасности МТК, часть большой группы вертолетов, которая кружила над зданием Отдела Операций, отделились от остальных и направились на перехват вертолета Емметта.

– Ну, вот, – сказал Емметт, – нас уже ждет теплая встреча. Интересно, почему они так долго раскачивались?

Радиопередатчик вертолета неожиданно ожил и в кабина взорвалась громким воем сирены линкеров. Рука Джанаса рванулась к ручке громкости, чтобы заглушить этот вой.

– Идентифицируйте себя, – прозвучал в динамиках суровый голос, когда серена внезапно смолкла. – Говорит Лейтенант Холберн, Отдел Линкеров МТК. Я требую, чтобы вы идентифицировали себя.

После этого, с ближайшего вертолета пинкеров вылетела ракета, которая пролетела всего в нескольких метрах от воздушного судна Отдела Операций.

– Это была предупредительная ракета, – сказал Емметт.

– Мы свяжемся с ними? – спросил Джанас.

Емметт кивнул и указал на пульт видеофона в центре контрольной панели вертолета.

– Лейтенант, – произнес Джанас в микро­фон видеофона, – это вертолет Отдела Операций МТК, – он поискал глазами номер, – номер 545. Включите пожалуйста визуальную связь.

Офицер линкеров ничего не ответил, но приемный сигнал видеофона все-таки засветился. Джанас настроил “картинку” и на экране появилось изображение мрачного человека в боевой униформе линкера.

– Лейтенант, – продолжал Джанас, – у нас на борту находятся Президент МТК Альто Франкен и Вице-президент Билто Франкен, – Джанас повернулся и крикнул через плечо: – подведите их к видеофону, чтобы их было видно.

Братьев Франкенов грубо вытолкнули в переднюю часть вертолета, чтобы их увидел Лейтенант линкеров.

– Любые ваши действия против нас отразятся и на них, – сказал Джанас, когда Франкенов увели обратно. – Думаю, вам следует оставить нас.

Приближающийся вертолет линкеров снизил скорость.

– Мы собираемся сесть на крыше здания Отдела Операций, – продолжал Джанас. – Их жизни в ваших руках, лейтенант.

– Если с ними что-нибудь случиться… – произнес лейтенант. – Летите, черт вас возьми!

Вертолеты линкеров улетели прочь.

Вертолет полетел дальше, мимо того места, где только что кружили машины линкеров и стал снижаться над крышей здания Отдела Операций. Когда они опустились ниже, Джанас различил на крыше около дюжины вооруженных людей в рабочей одежде отдела операций. Кроме того, на крыше лежали несколько тел и вся ее поверхность была испещрена следами выстрелов из энергетического оружия.

– Они удерживали посадочную площадку, – сказал Емметт, когда вертолет коснулся поверхности кры­ши.

Через несколько мгновений; невзирая на то, что огромные лопасти все еще крутились, Емметт, Джанас и остальные потащили братьев Франкенов по поверхности крыши к лифтам. Последней шла Маура, которую, казалось, уже все было безразлично.

– Джарл, – послышался женский голос.

Джанас повернулся и увидел Сайбл Даян, одетую в униформу работника Отдела операций, с энергетической винтовкой подмышкой.

– Сайбл! – воскликнул Емметт. – Ради Бога, что ты тут делаешь?

– Добрый день, капитан, – сказала она Джанасу, подходя к ним. Затем, взглянув на Емметта, она пожала плечами. – Легальный отдел теперь нам не подходит, поэтому я присоединилась к “нелегальному”. Я же умею обращаться с винтовкой, ты знаешь.

– Может быть, – сказал Емметт, – но, прошу тебя, будь осторожна. Тебя могут убить здесь.

– Но, ведь, и других тоже, – серьезно сказала она, указывая на людей, которые стояли по всему периметру крыши с оружием в руках, ожидая очередного нападения вертолетов линке­ров. – К тому же, Хол назначил меня здесь командиром.

– Тебя? – переспросил Емметт. – Я просил его заняться этим.

– Он сказал, что у него есть другие дела, – сказала Сайбл. – Он очень настаивал.

– Ладно, – сказал Емметт. – И все же, будь осторожней.

– Буду, – серьезно произнесла Сайбл. – А вы, гражданин Франкен, – сказала она, обращаясь к Альто, – вы тоже будьте осторожны. Упаси вас Бог сделать какую-нибудь глупость, например, не подписать эти бумаги.

Франкен взглянул на нее и его губы сжались.

– Нам лучше поторопиться, – сказал Емметт, указывая на открытые двери гравитационного лифта.

Через несколько мгновений они зашли в маленькую кабинку. Поместиться туда могли только пять человек, поэтому поехали Емметт, Джанас, Маура и оба Франкена. Когда двери закрылись, Емметт посмотрел на часы.

– Сколько осталось? – спросил Джанас.

– Пятнадцать минут, максимум двадцать, – озабоченно ответил Емметт.

– Внизу все готово. Все, что им останется сделать, это подписать бумаги и приложить пальцы к распознавателю, чтобы мы могли ввести приказы в компьютер. У меня уже подготовлены пленки с детализированными приказами для почтовых капсул. Мы сможем отправить их, как только компьютер получит приказ об изменении политики. Я предупредил Луну о прохождении этих приказов.

– Луна примет их? – спросил Джанас.

– Я надеюсь, – сказал Емметт. – Не думаю, что кто-нибудь уже информировал их, что я больше не управляю Отделом операций. Мы скоро узнаем.

– Вы считаете, что я подпишу эти приказы? – с горечью в голосе спросил Франкен.

– Ты подпишешь, если хочешь жить, Альто, – сказал Емметт. – Я не могу решать за тебя. Но послушай вот что: если этого не сделаю я, то это сделают бомбы Федерации. А теперь решай.

Драгоценные секунды быстро утекали по мере того, как лифт уносил их вниз, под поверхность земли в подвалы огромного древнего здания, туда, где находился компьютер, управляющий действиями флотилий космических кораблей Межзвездной Торговой Компании. Джанас повернулся, чтобы добавить что-то к словам Емметта, когда кабина погрузилась в темноту.

– Что это! – воскликнул Емметт, и Маура громко вскрикнула.

Джанас тут же узнал это ощущение – свободное падение. В здании Отдела Операций, или в одной только шахте лифта отключилось электричество и вместе с ним отключилось антигравитационное устройство, которое поднимало и опускало маленькую кабину, и теперь она падала на дно шахты с ускорением 980 сантиметров в секунду за секунду.

– Тормозные замки, – сказал Емметт, – почему они не работают?

Механические тормозные замки, которые в подобном случае должны были упереться в стенки шахты, погасить скорость и остановить кабину на ближайшем этаже, не сработали. Кабина без всякого торможения падала вглубь шахты навстречу каменному основанию, на котором стояло здание Отдела Операций.

– Они заклинены, – сказал Джанас. – Кто-то пытается убить нас.

Это была последняя фраза, перед тем как они ударились о дно.

Полет завершился чрезвычайно быстро. Дно полетело ему навстречу, ударило по ногам, потом по коленям, потом по всему телу. Темнота превратилась в яркий свет, заполнивший всю вселенную. Затем, вновь наступила темнота.

Глава XXII

Представление в ресторанчике “У Эдди” только что началось. Для этого времени дня народу собралось довольно много, и когда занавес поднялся, то на фоне Одинских кратеров, его как обычно принялись развлекать двенадцать почти голых танцовщиц, которые предваряли собой основное выступление.

Девушки почти закончили свое выступление и невидимый оркестр уже готовился играть вступительные аккорды музыки, под которую танцевали Ринни и Грей, “Танцоры-Мундогеры”, когда в ресторан ввалились солдаты Федерации в зеленой полевой форме, не сделав даже попытки предъявить ордер. Ни скрытый от глаз оркестр, ни девушки на сцене, ни, даже, пара готовившаяся к выступлению, не заметили, что в ресторан зашли вооруженные солдаты. Лишь несколько официантов обратили на них внимание, но и они уже давно привыкли к виду вооруженных солдат, и к еще более странным вещам, происходившим в городе, поэтому тоже переключили свое внимание на выступление.

Солдаты стояли в тени возле входа, как будто ожидая некого сигнала для того, чтобы сделать то, за чем они сюда пришли Возглавлял их молодой бледный лейтенант, который нервно теребил правой рукой кобуру игольного пистолета. Постояв еще немного, он достал из кармана форменного кителя сигарету, неуклюже сунул ее себе в рот и трясущимися руками поднес к ней зажигалку. Стоявший рядом с ним рядовой смерил своего офицера надменным взглядом и вновь устремил свой взор на двенадцать красавиц, прыгавших по сцене.

Лейтенанту же, со своей стороны, очень хотелось, чтобы все его внимание было захвачено этими красотками; он даже попытался представить себя с маленькой брюнеткой, третьей слева. Но это не сработало. Он слишком серьезное внимание уделял двум листкам бумаги, которые лежали в его кармане рядом с сигаретами и тому, ради чего он сюда пришел.

Звуки скрытого оркестра смолкли и танцовщицы покинули сцену. Посетители ресторана на время прекратили свои разговоры чтобы услышать вступительные аккорды псевдо-мундогерского танца.

Свет на сцене сменился с белого на золотистый. На сцене появилась Ринни, не то в полете, не то бегом, не то в танце, увлекая за собой облачко блестящего белого дыма, одетая лишь в растворяющийся на воздухе туман и бледно-голубые с узором шорты. Непроизвольный вздох вырвался у аудитории, точнее, у мужской ее части. Позади появился ее партнер, полушутливо, полусерьезно преследуя ее. Ответной реакции аудитории при этом не было слышно, но молодой лейтенант заметил восхищенный взгляд по крайней мере одной женщины, сидевшей неподалеку. Бледный молодой лейтенант трясущимися пальцами бросил свою сигарету на пол, раздавил ее своим армейским ботинком и расстегнул кобуру с оружием.

– Пойдем, – произнес он дрожащим голосом, и его солдаты, такие же молодые, как и он сам, настороженно последовали за ним.

С максимальным нахальством, какое только мог изобразить, он прошел через весь зал, изо всех сил стараясь не обращать внимания на возмущенные возгласы людей, которых он при этом задевал. Остановив своих солдат в нескольких метрах от сцены, он вынул из нагрудного кармана два листка бумаги. Переложив их в левую руку, он опустил правую на рукоятку игольного пистолета.

– Гражданка Ринни Календар и гражданин Грейсон Мане, – сказал он непривычно высоким и тонким голосом, – по приказу председателя Земной Федерации, согласно закону Парламента Земной Федерации, вы обвиняетесь в государственной измене и отправляетесь под арест до окончательного решения военного трибунала.

Эта была долгая речь и лейтенант удивился, как это у него хватило духа дочитать ее до конца. Он вновь взглянул на сцену. Оба танцора неожиданно остановились, повернувшись к источнику постороннего звука, с удивлением и раздражением на лицах. Если они и говорили в этот момент что-то, их слова утонули в удивленных восклицаниях зрителей.

– Прошу вас, пойдем… – начал лейтенант, но не договорил, так как на него со сцены прыгнул Грей.

– Беги! – закричал он Ринни еще в полете.

Широко раскрытые глаза Ринни некоторое время со страхом наблюдали за ним, а затем она тоже бросилась бежать. Прыгая со сцены в темноту Грей просчитался. Он пролетел почти в метре от лейтенанта, упав на плотного мужчину и столик за которым он сидел. Человек что-то негодующе закричал, и в это же время послышался разряд игольного пистолета, который сработал скорее случайно, чем преднамеренно, хотя нацелен он был превосходно. Энергетический луч заплясал на голой груди, плечах и лице Грея. Он даже не успел закричать, рухнув замертво с обугленной, дымящейся головой. Девушка уже почти пересекла сцену, когда лейтенант достаточно пришел в себя, чтобы закричать: “Стой!” и, как результат многомесячных тренировок, непроизвольно выстрелить в ее сторону из игольного пистолета, невесть как оказавшегося у него в руке. Тренировки сделали свое дело.

Узкий луч игольного пистолета прошелся по ее бедру, сжигая кожу и материю ее шортов. Она выставила вперед руки, чтобы смягчить падение, но, качаясь, продолжала идти вперед. Игольный пистолет лейтенанта выстрелил снова, прожигая трехсантиметровое отверстие между ее лопаток.

Ринни вскрикнула своими горящими легкими, и, чуть не упав, повернулась. Кровь на ее алых губах ярко контрастировала со смертельно побледневшим лицом, когда она с трудом дошла до края сцены. Горящие шорты упали с нее, и она осталась стоять на сцене абсолютно голой. Она была красивой. Она умирала.

– И все равно, – закричала она. – И все равно, они придут и вам не остановить их.

С этими словами она упала со сцены. Когда появился врач она уже была мертва.

В районе Сан-Матео огромного комплекса Сан-Франциско, у окна своей квартиры, находившейся в верхних этажах старинного небоскреба возвышающегося над Заливом, стояла русоволосая девушка. Она смотрела на восток, туда, где виднелись здания, окаймляющие искусственный берег Нью Маунт Еден. Она попыталась достать сигарету, но сломала ее, вынимая из пачки. Бросив ее на пол, она более медленно, более сосредоточено повторила этот процесс и, успешно достав сигарету, положила ее между губ. Еще немного времени ушло, чтобы найти спички, и найдя их, она смогла зажечь огонь только с третьей попытки.

Набрав в легкие дым, Енид Кемпбелл посмотрела прямо вниз на улицу, находившуюся в пятнадцати этажах под ней. Она не увидела человека, стоявшего в тени на противоположной стороне улицы, но знала, что он находится там. Он находился там весь день.

“Кто он? – подумала она. – Почему?” Но она сомневалась, что действительно хочет знать ответ на этот вопрос.

Она отошла от окна, сделала его непрозрачным, и немного постояла в раздумье. Затем, она пошла в спальню и принялась снимать с себя одежду, в которой только что была на улице, аккуратно вешая ее в шкаф. Раздевшись, она повернулась к большому зеркалу на тыльной стороне дверцы и долго смотрела на себя, забыв про сигарету, дымящуюся между пальцев. Внутри себя и в отражении своего тела в зеркале она видела боль, пустоту и страстное желание. Ей так хотелось увидеть Роберта Джанаса, что она была готова зарыдать. Неожиданно для себя, она резким движением выхватила из шкафа халат, набросила себе на плечи и вернулась в гостиную.

Она остановилась перед видеофоном, стоящем на низком столике в углу комнаты. Потребовалась вся ее воля, чтобы не набирать номер офицерской гостиницы МТК в Центральном. Она хорошо знала, что ей не следует звонить Бобу. Это было опасно для них обоих. И все же желание позвонить от этого не проходило.

Она села на диван, достала новую сигарету и подумала о своем брате. Его не было у себя квартире, когда они с Бобом вернулись вчера утром домой. Она не могла найти ни его, ни его друзей, которым пыталась дозвониться. Но она знала, где он был, как будто он сам рассказал ей об этом, и ей не хотелось верить, что это действительно так; ей не хотелось верить в то, что ее безрассудный брат, вооружившись пистолетом, вылетел в Женеву, чтобы убить Председателя. Но она знала, что все обстояло именно так. “Ах, Род! – воскликнула она про себя. – Какой же ты дурак!”

Поднявшись с дивана, она подошла к окну, сделала его прозрачным и посмотрела на Залив, одновременно желая, чтобы этот день поскорее окончился и боясь наступления ночи.

Приблизительно в девяти тысячах шестьсот восьмидесяти километрах к востоку от Сан-Франциско на берегу реки Роны находится старинный город Женева. В центре столь же древнего парка, под названием Плас Нуве, стоит комплекс зданий немного похожий на древний Дворец Лиги Наций, находившийся на этом месте полторы тысячи лет назад.

В Женеве было уже почти одиннадцать часов вечера, почти ночь, но это мало отражалось на потоке транспорта, проходившего через столицу Земной Федерации, не отразилось это и на активности Председателя Федерации, который созвал экстренное ночное совещание парламента, чтобы утвердить свои новые указы. Недовольно ворча на “его величество”, представители земных провинций и звездных колоний заполнили комнату в ожидании его августейшей персоны.

За пределами здания, в полутора километрах от комнаты, в которой заседал Парламент, по тенистой аллее парка приближались шестеро молодых людей. Им было известно, что Джонал Константайн Геррера вскоре появится на заседании Парламента, и они собирались пробраться туда. Они хотели убить председателя.

Все шестеро молодых людей, которые являлись боевиками группы “Дети Свободы”, несли под мешковатой одеждой игольные пистолеты, но для одного из них его пистолет весил значительно больше потому, что именно этому пистолету было назначено оборвать жизнь деспота, который правил разваливающейся Федерацией. Он сам вызвался на это, и обратного пути у него не было. Нравилось ему это или нет, его потные руки должны были изменить ход истории. Род Кемпбелл провел сухим языком по своим губам, глядя на охранников, которые стояли на верхних ступенях мраморной лестницы возле дверей здания Федерального Парламента. Мышцы его спины непроизвольно, почти до боли напряглись, в пустом желудке возникло неприятное чувство.

– Куда это вы направляетесь? – спросил один из охранников, когда они начали подниматься по лестнице.

– Не знаю, – запинаясь произнес Кемпбелл. – Просто гуляем.

Обыденный тон плохо получался под грузом растущего в душе страха.

– Нет, здесь вам гулять не стоит, – возразил охранник. – Особенно сегодня. Идите отсюда.

Кемпбелл поднял руку и почесал затылок. По этому сигналу, пятеро его спутников достали игольные пистолеты, нажали на пять курков и пять энергетических лучей ударили по троим охранникам. Все трое федеральных гвардейца умерли не успев достать оружие. Вытащив свой пистолет, Кемпбелл рванулся вперед, открыл ногой двери и под вой сирен ворвался в огромное здание Парламента. Род Кемпбелл так и не увидел Председателя.

Скрытая камера, направленная на двери, зафиксировала все происходившие снаружи события. Не упустила она и Кемпбелла, который открыл двери и вбежал внутрь. Оператор, который сидел в одной из комнат на верхних этажах здания, щелкнул тумблером и привел в действие два энергетических ружья, направленных на дверь. Мгновение, и в воздухе образовалась стена пламени, на секунду охватив всего Кемпбелла, темную человеческую фигуру на фоне адского белого пламени. Затем, фигура эта перестала существовать, превратившись в пар, золу и обугленные кости, которые разметал взрыв расплавившегося игольного пистолета. Пятеро молодых убийц позади Кемпбелла тоже умерли, правда не так быстро и безболезненно, как он.

Глава ХXIII

Сначала Джанас не мог понять, где он находится, как он здесь очутился и почему у него болят ноги и левое плечо. Затем, когда темнота стала постепенно отступать от него, он открыл глаза и снова увидел темноту, но на этот раз темнота была вызвана отсутствием света, а не отсутствием сознания. Повернувшись таким образом, чтобы облегчить боль в лодыжках, он стал ощупывать все вокруг. Справа от него было что-то теплое и мягкое, отозвавшееся на его прикосновение слабым стоном.

– Маура? – спросил он.

– Капитан, – ответил из темноты голос девушки.

– Ты ранена?

– Нет, не думаю, – ответила девушка. – А ни?

– Похоже, отбил ноги, – сказал он. – Пустяки.

– Боб, – послышался голос слева, – это я, Джарл. Похоже, им не совсем удалось, а?

– Пока нет, – ответил Джанас. – Сомневаюсь, что они ожидали такого результата. С тобой се в порядке?

– Здорово ударился головой. В остальном все в порядке. Если бы не буферы на дне шахты, мы бы погибли.

– Альто? – спросил Джанас. – Билтор?

Альто Франкен что-то буркнул в ответ и сказал:

– Билтор без сознания.

– С ним будет все в порядке, – сказал Джанас. – Мы ударились не слишком сильно, чтобы переломать кости. А теперь послушай внимательно, Альто. Кто-то попытался помешать нам изменить политику компании. В нашей ситуации, я предполагаю, что это люди Герреры.

– Я не причастен к этому, – мрачно сообщил Франкен.

– Верю, – сказал ему Джанас. – Эти люди собирались остановить нас, Альто, даже невзирая на то, что могли убить при этом тебя. Помни об этом.

К этому времени Емметт уже поднялся на ноги и пытался открыть двери кабины.

– Я думаю, нам удастся их открыть, если ты мне поможешь, Боб, – сказал он.

– Подожди, – сказал Джанас.

– Почему?

– Те, кто это сделал должны сейчас находиться поблизости, – заметил Джанас, – и ждать, пока мы выйдем. Можно предположить, что они вооружены, а у нас только один револьвер.

– Но мы же не можем просто сидеть здесь, – возразил Емметт. – У нас мало времени.

– Твои люди уже должны понять, что произошло и начать спускаться сюда, – сказал Джанас.

– Да, но… – начал Емметт, но его прервал громкий удар снаружи по дверям кабины.

– Джарл? – послышался сквозь металл приглушенный голос.

– Кто там? – спросил Емметт.

– Хол Дансер, – ответил голос. – Что случилось?

Джанасу показалось, что у Емметта вырвался вздох облегчения.

– Что-то случилось с электроэнергией и тормозные замки не сработали, – объяснил Емметт.

– Вытащи нас отсюда. – Минуту.

Подойдя к Емметту Джанас шепнул ему на ухо:

– Отойди от двери.

– Почему? – удивился он.

– Это слишком рискованно.

– Ты думаешь, это Хол? Черт возьми, Боб, он столь же надежен, как и ты.

– Ты выяснил, кто из нас шпион? – спросил Джанас.

– Нет. Это может быть кто угодно.

– Так я и думал. Отойди от двери.

– Не стоит беспокоиться по поводу Дансера, – заметил из темноты Франкен.

– Что ты имеешь в виду? – быстро среагировал Емметт.

– Дансер не мог пытаться убить меня, – сказал Франкен.

– Ведь, он работал на меня. Он только этим и занимался. Откуда, вы думаете, я знал обо всех ваших планах?

Емметт издал нечто среднее между стоном и ругательством, и Джанас услышал, как он подвинулся ближе к Франкену.

– Тише, Джарл, – сказал он. – Альто мы займемся после, а сейчас отойди от двери.

Емметт отошел от двери и, прижался к одной из стен, одновременно Джанас вынул из-за пояса револьвер, прислонился к стене возле двери, чтобы снизить нагрузку на больные ноги, и стал ждать. Ждать пришлось недолго. Послышался скрип и в щели между дверями показался металлический рычаг. Двери кабины разошлись и внутрь проник узкий луч света.

– Сейчас мы вас достанем, – послышался голос Хода Дансера, и в отверстие проник другой рычаг. – А, ну-ка, поднажмем, – продолжал Дансер. – На счет “три” открываем. Один. Два. Три.

Послышался скрежет и двери лифта стали расходиться. В темноту кабины ворвался свет. На, мгновение Джанас был ослеплен, но, все же, он смог различить фигуры трех человек и то, что они держали в руках. Он нажал на курок своего “сорок пятого”. Люди, которые стояли снаружи, по видимому не ожидали сопротивления изнутри, или считали, что сопротивление будет не таким яростным. Тот из них, который стоял ближе всех к лифту отшатнулся, выронил энергетический пистолет и схватился за правое плечо, из которого фонтаном брызнула кровь.

– Брось это, Джанас! – скомандовал Хол Дансер, наводя игольный пистолет на капитана. – Целься во Франкена! – крикнул он своему напарнику.

Джанас выстрелил два раза подряд. Первая пуля пролетела мимо Дансера и затерялась в длинном коридоре позади него. Вторая же настигла свою цель. Дансер отлетел назад с пулей в животе, а луч его пистолета описал в воздухе огромную арку, оставляя за собой след обожженного метала и ионизированного воздуха. Третий человек прицелился в Альто Франкена и уже выстрелил внутрь лифта, когда Джанас навел на него свой револьвер. Энергетический луч едва не попал во Франкена, который успел отпрыгнуть в сторону. Джанас не успел как следует прицелится и попал нападавшему в левое колено. Тот взвыл от боли и попятился назад. Следующая пуля вдребезги разбила ему лицо. Человек умер не успев упасть на пол.

Джанас обернулся.

– Все в порядке? – спросил он.

– Похоже, да, – сказал Емметт. – Билтор очухался.

Он кивком головы указал в сторону старшего Франкена.

– Маура? – спросил Джанас.

– Да, – слабым и неуверенным голосом ответила девушка.

– Геррера не мог отдать такой приказ, – сказал Франкен дрожащим голосом.

– Он не мог нас убить.

– Неужели, ты и впрямь не понимаешь, с каким человеком ты связался, Альто? – спросил Джанас, и добавил, обращаясь к Емметту, – Нам лучше выбраться отсюда.

– Ты можешь идти? – спросил его Емметт.

– Да.

Он указал братьям Франкенам на открытую дверь лифта.

– Выходите!

Когда Президент и Вице-президент МТК вышли из кабины, к ним бросились полдюжины человек, во главе с Хуаном Каем.

– Джарл, что произошло? – воскликнул Кай. Емметт кивнул головой в сторону Хола Дансера.

– Мы нашли шпиона, Хуан, – ледяным голосом произнес Емметт. – Он пытался убить нас. По приказу Герреры!

Джанас провел Альто Франкена через огромный компьютерный зал к столу, на который указал Емметт. Билтор Франкен, еще не окончательно пришедший в себя, следовал за ними под прицелом энергетического пистолета. Взглянув на Джанаса, Емметт указал на несколько экранов, расположенных вдоль одной из стен.

– Мы подключили к ним сканеры, – сказал он, – и теперь можем следить за тем, что происходит наверху.

На ближайшем большом экране Джанас увидел панорамный вид поверхности крыши здания Отдела Операций. Сейчас там было больше людей, чем раньше и все они смотрели вверх. В чистом голубом небе виднелись пол дюжины вертолетов линкеров, а выше, как маленькая искорка света, висел звездолет. Несмотря на то, что он был очень далеко, в нем угадывались очертания боевого звездолета Федерации.

– Твои расчеты были верны, Джарл, – мрачно произнес Джанас. – Только им потребовалось меньше времени, чем ты предполагал.

Емметт окаменел.

– О, Боже, – тихо произнес он.

Глава XXIV

Серое подпространство было позади них, а огненный диск древнего Солнца, впереди. Боевой звездолет Земной Федерации “Шайло” вошел в плоскость эклиптики и устремился к двойной планете Земля–Луна, к голубой планете и ее золотистому компаньону. Теперь они были в пределах радио-досягаемости с Земли, хотя в процессе связи между кораблем и родной планетой оставалась еще длительная задержка. По мере приближения к Земле эта задержка укорачивалась, но происходило это почти незаметно.

Маршал Флота Абли Джулайн отдал приказ связистам, доложить на Землю обо всем, что известно кораблям флота.

Этот рапорт, указав потери Федерации и детально оценив силы повстанцев, оканчивался следующей информацией: после выхода в нормальное пространство, флот Федерации получил информацию о том, что повстанцы вошли в нормальное пространство неподалеку от них и находились сейчас не более, чем на несколько световых минут дальше от Земли, чем они сами. Отсюда следовало, что корабли Земной Федерации не смогут совершить посадку на Луну, чтобы заправиться и довооружиться. В самом конце рапорта адмирал просил указать место, где его кораблям следует принять бой.

В штабе Земной Федерации в Женеве разразилось нечто, напоминающее панику. Все произошло слишком быстро, слишком неожиданно. Эксперты недооценили силу противника и его волю к победе.

Немногие в Женеве сохранили голову на плечах, среди них были офицеры Генерального Штаба Вооруженных Сил Федерации, которые несмотря ни на что продолжали издавать приказы о последней обороне Земли. Орбитальные крепости были приведены в полную боевую готовность. Лунному Гарнизону было приказано выйти в космос и встать на орбиту вокруг Земли, образовав таким образом жесткую линию обороны на расстоянии сто тысяч километров от планеты, с усилением в сторону наиболее вероятного появления противника.

Уцелевшим кораблям Земной Федерации было приказано объединиться с силами Лунного Гарнизона и командующим этой армией был назначен Адмирал Джулайн. Наземные Силы Обороны должны были оставаться в резерве и переходили под личное командование Начальника Генерального Штаба. Патрульные корабли Межзвездной Торговой Компании, находившееся в Солнечной Системе в виде отдельного подразделения, переходили вместе со своим командиром под команду Адмирала Джулайна. Внешние корабли МТК, которые уже находились в нескольких световых днях от Солнца, должны были действовать по собственной инициативе в контакте с Начальником Генерального Штаба. Так Земля готовилась встретить своих противников.

Еще один человек в Женеве не потерял Самообладания. Это был гражданин Джонал Константайн Геррера, Президент Земной Федерации, который приказал готовить свой личный крейсер. Он не был таким дураком, чтобы оставаться в Женеве, если у повстанцев была возможность одержать победу. Его смерть не решила бы ничего, абсолютно ничего, но если он скроется…

Существовала далекая и никому неизвестная планета, которую он давно подготовил на такой случай, хотя никогда не собирался использовать ее. Тем не менее, это было подготовленное, достаточно приятное место, полностью приспособленное для приема Президента Герреры, его слуг, друзей и гарема и содержание всего этого в роскоши и полном довольстве бесконечно долго, во всяком случае, всю жизнь. К тому же, планета находилась так далеко, что Президент мог наслаждаться всем этим в абсолютной безопасности.

Глава XXV

В компьютерном зале, глубоко под зданием Отдела Операций МТК Президент Межзвездной торговой Компании неожиданно рассмеялся.

– Гражданин Емметт, Капитан Джанас, – сказал он сквозь смех, – не считаете ли вы, что вам лучше сдаться, пока у вас есть на это шанс?

Что-то взорвалось внутри Роберта Джанаса. Он повернулся к человеку, который еще недавно был его другом, и не увидел его лица из-за пелены гнева перед глазами. Тем не менее, его правая рука сжалась в кулак и сильно ударила в то место, где это лицо должно было находиться. Раздался глухой удар, какой-то треск, и Альто Франкен с широко раскрытыми глазами и перекошенной челюстью попятился назад и рухнул на пол, как мешок с костями. Джанас посмотрел на свою руку. Кожа на костяшках его пальцев лопнула и ранки кровоточили, но он со злобой и горечью улыбнулся.

– Кажется, ты сломал ему челюсть, – тихо произнес Емметт с тенью улыбки на губах.

– Позови-ка медика, – попросил Джанас. – Нам надо привести его в чувство, чтобы он мог подписать эти приказы.

Емметт посмотрел на экран, показывавший небо над зданием.

– Там звездолет, Боб.

– Возможно, у нас еще есть время, – резко сказал Джанас, нагибаясь к бесчувственному Альто Франкену и рывком поднимая его на ноги. – Мы можем пытаться сделать это, пока они не сотрут нас с поверхности Земли. Где медик!

Пока Емметт срочно вызывал одного из штатных медиков Отдела Операций в компьютерный зал, Джанас усадил Франкена на кресло, а затем повернулся к его брату, Вице-президенту, отвечающему за операции.

– Подпиши приказ, – тихо произнес Джанас. Билтор посмотрел на него большими от испуга глазами.

– Подпиши приказ, я сказал! – закричал Джанас.

Билтор шагнул вперед, достал ручку и написал свою фамилию в указанном месте. Затем, он отошел, нашел пустующее кресло и свалился в него. Емметт нашел доктора быстрее, чем того ожидал Джанас. Медик взглянул на Франкена, а затем бросил вопросительный взгляд на Джанаса.

– Приведите его в чувство, – сказал Джанас.

Доктор ничего не сказал, но вынул из своего чемоданчика инжектор и приложил его к шее Франкена. Раздался слабый свист, а затем наступила тишина.

– Он придет в себя секунд через тридцать, – сказал доктор, – но пробудит в сознании лишь несколько минут.

– Нам этого достаточно, – сказал Джанас.

Он посмотрел на экран. Звездолет Федерации увеличился в размерах и теперь ни у кого не оставалось сомнений в его предназначении.

– Джарл, – позвал Хуан Кай, который сидел за пультом связи.

– Что там? – спросил Емметт.

– Этот звездолет связался с нами, – ответил Кай. – Ты будешь отвечать?

– Да, – ответил Емметт.

– Что им сказать?

– Спроси у них, чего они хотят, – сказал Емметт с иронической улыбкой.

Франкен зашевелился и открыл глаза. Он попытался заговорить, но с удивлением обнаружил, что его челюсть ему больше не подчиняется.

– Ты не можешь говорить, – сказал Фран­кен, – но ты можешь слушать. Если ты не подпишешь этот приказ в течение минуты, я убью тебя.

Он направил “сорок пятый” Франкену между глаз и снял предохранитель.

Франкен посмотрел на брата. Билтор посмотрел ему в глаза и кивнул.

– Подпиши это, Альто. Ради Бога подпиши, или они убьют нас всех.

Франкен посмотрел на Джанаса со странным незнакомым выражением в глазах.

– Думай как хочешь, – сказал Джанас, приближая к нему пистолет, – но я клянусь всем, что мне дорого, что выбью из тебя мозги лично, если ты не подпишешь эту бумагу через тридцать секунд.

Кай связался со звездолетом, который висел теперь меньше, чем в километре над зданием отдела операций, и вывел слова командира корабля на внешние динамики: “…тотчас. Я имею приказ Председателя использовать против вас термоядерное оружие в случае неповиновения. У вас остается ровно одна минута, или я выполню приказ. Повторяю…”

– Подпиши, – сухо повторил Джанас.

Альто Франкен взял трясущейся рукой предложенную ручку, и аккуратно поставил свою подпись над подписью брата в приказе о чрезвычайном изменении политики Компании.

Подняв его на ноги, Джанас оттащил его к пульту идентификации. Затем, он приставил к его лицу устройство, которое считало узор его зрачков и сверило с существующими записями. На пульте загорелась зеленая лампочка. Та же операция была проведена с отпечатками пальцев, и так же на пульте загорелась другая зеленая лампочка. После этого, Джанас поднял Франкена из кресла и оттолкнул его. Раненный упал на четвереньки и зарыдал сквозь разбитые зубы.

Роберт Джанас почувствовал тошноту и спросил у себя к такой ли победе он стремился. Он закусил губу и отошел в сторону, чтобы другой человек смог повторить то же самое с Билтором Франкеном.

Через несколько секунд (или часов?) послышался крик:

– Принято! Компьютер готов принять программу.

Джарл Емметт быстро установил кассеты с пленкой на считывающие устройства и нажал на кнопку включения. Пленка начала перематываться.

– Немедленно передайте на звездолет, что мы сдаемся, – сказал Джанас Хуану Каю.

Инженер занялся этим вопросом и уверил командование боевого звездолета, что они выйдут невооруженные и сдадутся линкерам, плотным кольцом окружившим здание.

Джарл Емметт посмотрел еще немного на компьютер, а потом обернулся к Джанасу.

– Мы сделали это, Боб, – произнес он. – Компьютер уже послал сигнал на Луну.

Джанас кивнул, повернулся и взял энергетическую винтовку у одного из сотрудников Отдела Операций, который охранял братьев Франке нов.

– Отойдите все, – сказал он направляя винтовку на банки памяти компьютера.

– Лучше быть уверенным, что они не смогут отозвать эти приказы назад, до отправки почтовых зондов.

Электрическое пламя запрыгало по залу, когда энергетический луч ворвался в сердце компьютера. Компьютер выл и кричал от злости умирая, но он умер быстро и окончательно.

Роберт Джанас вышел из зала, отплевываясь от едкого дыма и вошел в неповрежденный лифт следом за Джарлом Емметтом. Вскоре они поднялись на поверхность и пересекли парадный холл здания Отдела Операций. У дверей их встретили линкеры, отправившие их под арест.

Глава XXVI

Чувство неуверенности капитана патрульного корабля 438 Межзвездной Торговой Компании росло по мере приближения времени выхода из подпространства. Через несколько минут его корабль, вместе с тридцатью двумя другими патрульными кораблями и двумя крейсерами МТК, которые образовывали теперь Боевую Группу IV, выйдет из подпространства в Солнечной Системе и полетит к Земле, чтобы принять бой. Но у капитана 438 не было желания воевать, по крайней мере не на этой войне и не против повстанцев, чья позиция, с его точки зрения, была более справедливой. Но он был обязан воевать вопреки своим эмоциям, страхам и привязанностям потому, что он был лоялен в отношении своей компании.

Стоя на мостике своего маленького корабля, капитан 438 был первым человеком в Боевой Группе VI, который узнал о приближении почтовой капсулы. На экране лазерного радара появилось маленькое пятнышко, появлению которого предшествовал сильный закодированный радио­сигнал. Это был контактный сигнал МТК высшего приоритета.

Распознав сигнал, компьютер 438 ответил на него другим кодовым сигналом, который служил ответом на этот. Так как сигнал 438 донесся до капсулы на сотые доли секунды раньше, чем сигналы других кораблей, капсула направилась именно к нему.

Когда капсула вошла в пределы досягаемости, ее захватил гравитационный луч и втянул ее на борт корабля. Одновременно, компьютер капсулы отключил механизм самоуничтожения. Через пять минут после обнаружения капсулы пленка с ее содержимым была в руках у капитана 438. Он вставил пленку в воспроизводящий механизм и нажал на кнопку.

– Следуя приказам 91827–4738, датированным 12 октябрем 979 года от Основания Федерации, подписанным Альто Франкеном, Президентом, и Билтором Франкеном, Вице-президентом, отвечающим за операции, Штаб Отдела Операций МТК в поселке Центральный, Комплекс Флагстафф, Северная Америка (смотри приложение), все корабли Межзвездной Торговой Компании, находящиеся вблизи Земли с целью оказания помощи Земнрй Федерации, согласно чрезвычайным приказам 91807–4734 датированным 8 октябрем 979 года от основания Федерации, освобождаются от этих приказов, повторяю, освобождаются от этих приказов, и им назначается по возможности вернуться на свои базы. Никаких акций не должно предприниматься с целю оказания помощи Земной Федерации, за исключением актов обычной торговли, как предписано Правилами, Том Первый, Глава VI, то же самое касается и сил повстанцев. Приказы относительно дальнейшей диспозиции транспорта и персонала Межзвездной Торговой Компании проследуют позже. Подписал Джарл Емметт, Управляющий Отделом Операций, МТК, Центральный, Комплекс Флагстафф, Северная Америка.

Следом шел полный текст чрезвычайных приказов, о котором говорилось в этом сообщении. Командир 438 даже не воспроизводил их. Это было не нужно.

Информация была передана на другие корабли Боевой Группы IV, и, согласно сути самих приказов, сама Боевая Группа IV перестала существовать.

Командир 438 приказал повернуть корабль на 180 градусов и возвращаться обратно к Границе. Если им удастся, они вернуться на Локи и подождут окончания войны. Он с облегчением вздохнул, удивляясь, почему Альто Франкен переменил свое решение.

Позже, значительно позже, военные эксперты, оценивая последнюю битву Великого Восстания, или “Коллапс”, как ее назовут потом, скажут, что участие в ней Межзвездной Торговой Компании мало повлияло бы на исход Битвы за Землю. Силы и военная тактика Альянса Независимых Миров были значительно лучше, чем у оборонявших Земную Федерацию.

Когда корабли повстанцев мчались к Земле, преследуя остатки армады Федерации, из Отдела Операций Межзвездной Торговой Компании в поселке Центральный, находившемся в районе города Флагстаффа в Северной Америке, был послан лазерный сигнал. Сигнал был получен Лунным Комплексом МТК и введен в главный компьютер. Главный компьютер расшифровал информацию, определил, что она содержит приказы об экстренном изменении политики компании, проверил подлинность приказов и принялся их выполнять. Через несколько секунд после получения приказов один из самых мощных лазерных передатчиков в Солнечной Системе вызвал все звездолеты Межзвездной Торговой Компании, находившиеся в пределах досягаемости его сигна­лов. Одновременно были подготовлены подпространственные почтовые капсулы, которые были подняты над плоскостью эклиптики на расстояние, равное орбите Сатурна, с помощью переходного устройства отправлены в подпространство и посланы в направления вероятного местонахождения звездолетов МТК, летевших на помощь Федерации. Почтовые капсулы нашли большинство из них, и, таким образом, звездолеты повернули обратно и не приняли участие в обороне столицы Федерации.

Когда флот повстанцев вошел в Солнечную Систему, он почти не встретил сопротивления за пределами орбиты Марса. Федерация собрала свои силы в кулак и поставила свою первую линию обороны в двенадцати миллионах километров от Земли. Повстанцы прошли сквозь заграждения, вошли в соприкосновение с линией обороны, и последняя битва началась.

Те, кто командовал силами Федерации не собирались удерживать первую, или даже вторую линию обороны. В их планы входило, задержать прохождение противника к орбите Луны и уже оттуда провести большую контратаку. Но их план не сработал. Им не удалось задержать силы Альянса. Федерация была не готова, когда повстанцы прорвались к Луне и прошлись над ее поверхностью, взрывая укрепления федерации и уничтожая корабли и людей, которые должны были остановить их. Часть горного кольца, окружающего Кратер Коперника была уничтожена термоядерным взрывом, центр которого пришелся на заставу Федерации, находившуюся в этом кратере. Вместе с укреплениями Федерации получил серьезные “случайные” повреждения Лунный Комплекс МТК, после чего стало совершенно невозможно вернуть звездолеты Межзвездной Торговой Компании, отказавшиеся от помощи Федерации.

Когда лунная оборона была уничтожена силы Федерации отошла к самой Земле, встали на орбиту недалеко от ее атмосферы и привели в действие легендарные Орбитальные Крепости, которые, как утверждали эксперты, могли остановить любого противника, угрожающего планете. Орбитальные Крепости, огромные и неуклюжие металлические сферы, напичканные оружием, задержали противника, рассеяли его ряды, но не остановили его. Одна за одной, Орбитальные Крепости были уничтожены и их остатки сгорели в земной атмосфере.

Федеральное командование, точнее те, кто остался в живых, так как среди погибших были Адмирал Флота Алби Джулайн и даже сам Начальник Генерального Штаба, умыло руки и приказало отступить, и перед Генералом Кантраласом и перед его потрепанными, обескровленными, но победившими войсками лежала сама еще не тронутая Земля.

Звездолет Альянса Независимых Миров “Гуадалканал”, флагманский корабль Генерала Кантраласа, не встретил никакого сопротивления, когда вошел в атмосферу планеты и пролетел над европейским континентом. Передатчики “Гуадалканала” направили в Женеву сообщение с требованием безоговорочной капитуляции Федерации. Женева ответила; что Председателя Федерации нигде не могут найти, после того, как он исчез во время битвы, но Вице-председатель, поддержанный экстренным собранием Парламента, согласен обсудить условия с Генералом.

Когда Генерал Кантралас произвел посадку в Женеве, Земная Федерация практически перестала существовать.

Глава XXVII

Роберт Джанас вышел из вертолета на крышу огромного здания в самом центре поселка МТК Центральный. Он взглянул на игольные пистолеты в руках охранников, которые приветствовали его, но их оружие больше не волновало его. Последние несколько дней на него так часто направляли оружие, что его вид стал Джанасу безразличен.

Следом за Джанасом из вертолета вышел одетый в точно такую же серую тюремную одежду Джарл Емметт. Командир вертолета передал документы капитану линкеров, который подписал их, принимая пленников под свою ответственность.

– Прошу пройти сюда, – вежливо сказал капитан линкеров, указывая на дверь лифта, который вел в резиденцию президента МТК. Джа­нас и Емметт подчинились.

Через некоторое время оба пленника и их охрана вошли в кабинет президента Межзвездной торговой компании. Альто Франкен сидел за своим столом с отсутствующим выражением на лице. Его челюсть работала, но выглядела как-то странно. На столе перед ним лежал игольный пистолет.

В противоположном углу комнаты с выражением открытой ненависти на лице стоял Милтон Анчор. На бедре у него висел пистолет, похожий на тот, который лежал на столе Франкена. В комнате также находились четыре охранника из личной охраны президента, тоже вооруженные игольными пистолетами. Капитан линкеров подошел к столу Президента и, по-военному отдав честь, сказал:

– Заключенные Джанас и Емметт, гражданин Франкен.

– Спасибо, капитан, – сказал Франкен. – Я беру их под свою ответственность.

Капитан пинкеров снова отсалютовал, повернулся и повел своих подчиненных назад, к вертолетной площадке. Довольно долго в кабинете Франкена царило молчание.

– Вы знаете, почему здесь находитесь? – спросил Франкен так, что казалось, его челюсть все еще доставляла ему сильную боль.

– У меня есть несколько мыслей по этому поводу, – ответил Джанас.

– Они все ошибочны, – холодно сказал Франкен.

– Удивляюсь, что мы еще живы, – сказал Джарл Емметт.

Франкен ответил холодным рыбьим взглядом.

– Садитесь, – произнес он после продолжительной паузы. – И успокойтесь. Вы узнаете, когда придет время.

Он больше не смотрел в их сторону и принялся шелестеть бумагами на своем столе, создавая впечатление занятости.

Джанас устало опустился в ближайшее кресло. Оттуда он посмотрел на вооруженную охрану, затем на Емметта и остановил свой взгляд на полу. “Некоторые выжили, – подумал он, – но их не так много. От Федерации не осталось почти ничего, что могло бы удержать повстанцев, и у Альянса Независимых Миров осталось лишь столько сил, сколько было необходимо для провозглашения своей победы на его условиях. Но почти сто сорок лет войны истощили и обескровили человечество”.

Роберт Джанас и Джарл Емметт выжили, скорее всего, благодаря тому, что они сдались линкерам МТК, а не солдатам Федерации, и сколько им оставалось жить – оставалось тайной. Пол Д’Луган не выжил и Хол Дансер тоже – он умер у основания шахты лифта с пулей 45 калибра в животе. Хуан Кай тоже погиб, предприняв дурацкую попытку скрыться из здания Отдела Операций. И Сайбл Даян тоже больше не было в живых – энергетический залп с вертолета линкеров сразил ее на крыше здания Отдела Операций в то время, когда Джанас разбирался с Дансером. Ринни и Грей, Род Кемпбелл, Адмирал Джулайн… только Бог знает сколько еще людей погибло из-за этой последней, напрасной и бездарной попытки Федерации сохранить свою власть и влияние.

Осталась в живых Маура Биела. Она попала в тюрьму МТК вместе с Джанасом и Емметтом, но прошли слухи, что ее выпустили по просьбе какого-то офицера повстанцев, который приходился ей не то дядей, не то кем-то еще.

Что касается Енид, Джанас был не уверен в ее судьбе. Он надеялся, он верил, что она осталась жива. Он был уверен, что люди Франкена не нашли ее. Если бы это произошло, Альто непременно использовал бы ее, как средство его наказания. К тому же он не верил, что остатки Федерации будут заинтересованы в судьбе этой девушки. “Нет, – подумал он, – Енид находится в безопасности, если можно говорить о безопасности в отношении кого-либо, кто живет в Спиральном Рукаве”. “А теперь все кончилось, – сказал он себе в тысячный раз, – кончилось, и не стоит бередить старые раны. Теперь, что бы не случилось, это уже ничего не изменит”. Самое главное, что сохранилась МТК. Остальное не так важно.

“Закончилась не только битва, – думал он. – Прекратила свое существование Федерация и, тем самым, пройдена целая историческая эпоха. И хорошо это или плохо, изменить этот факт уже невозможно. Колесо истории совершило свой новый оборот и наступали смутные времена. Подобное случалось раньше и, скорее всего, будет происходить в будущем, что тоже никому не по силам изменить”.

Так, Древний Рим в незапамятные времена из империи превратился в республику. Он становился богаче и сильнее, расширялся, чтобы покорить мир и привить ему свою культуру и, в конце концов, рухнул. После этого наступила тьма – эпоха варварства и суеверий, которая длилась до тех пор, пока не переродилась в нечто другое. Мудрость и культура Древнего Рима не погибли вместе с ним. Перед тем как рухнуть, Рим посеял семена своей культуры, которые столетия спустя дали свои ростки в Британии, Галлии, Испании… Западная Цивилизация выросла из развалин Древнего Рима, как он в свое время черпал культуру у греков и этрусков. Из развалин Древнего Рима поднялась невиданная ранее технологическая цивилизация, которая конечно тоже имела свои недостатки и свои суеверия, но которая, вместе с тем, верила в свободу честь и разум, и смогла дотянуться до звезд.

Она тоже погибла, став слабой и загнивающей, потеряла свои амбиции и впала в невежество под натиском варварских орд. Из наступившей после нее эпохи темноты и варварства поднялась новая цивилизация – всепланетное сообщество, которое помнило и чтило наследство Западной Цивилизации, которая тоже потянулась к звездам и заселила их. “Земная” цивилизация разорвала узы, притягивавшие Человека к маленькому островку Галактики. В этой победе большую роль сыграла Межзвездная Торговая Компания – видимо, именно она была истинной наследницей Западной Цивилизации.

Потом Земная Федерация, охватив планеты тысячи звезд, насадив на них человеческие цивилизации, прогнила и преступила свои идеалы, после чего и сама канула в прошлое.

И, вот, на смену ей приходила тьма, поглощая все то, что еще недавно казалось незыблемым. Но культура человечества не погибнет. Человеческий гений, как феникс, возродится из собственного пепла и однажды (пусть это будет через одно, или пять, или десять столетий) вновь построит цивилизацию, которая покорит всю Вселенную.

Вероятно ни Роберт Джанас и ни какой другой человек ничего не смог бы сделать, чтобы переломить этот неумолимый ход истории. Но, тем не менее, Джанас надеялся, и посвятил этой надежде всю свою жизнь, что Межзвездная Торговая Компания переживет наступающие смутные времена, и будет поддерживать торговлю между погруженными во мрак и хаос мирами, чтобы люди на них живущие помнили, что они не одиноки, что существуют другие миры и другие люди, и тогда, быть может, эпоха мрака закончится быстрее и будет не такой страшной.

Теперь, он сделал все, –что мог, и ему оставалось только надеяться.

Он был достаточно здравомыслящим человеком, чтобы предсказать или даже вообразить то, что будет с человечеством через пятьдесят поколений, но охватывая мысленным взором всю великую историю человечества, он понимал, что новый мир будет значительно лучше прежнего. Возможно, люди никогда не достигнут совершенства, но слава человека заключается в том, что он никогда не устает мечтать и бороться за осуществление своих мечтаний.

Джанас припомнил строку из стихотворения древнего поэта, написанную еще до того, как люди Земли достигли звезд. У нее был такой смысл: “Что ни век, это век умирающий, иль воскресающий вновь…” Так же случилось и с веком Джанаса. Его век был умирающим, но то время, которое последует за ним, будет веком возрождения. Этого было достаточно.

Видеофон на столе у Альто Франкена пронзительно загудел. Президент Межзвездной Торговой Компании вскочил и нажал на кнопку.

– Да, – произнес он хриплым голосом.

– Гражданин Альто Франкен? – послышался голос из видеофона.

– Да, это я, – сказал Франкен. Джанас увидел, как затряслись его руки, когда он потянулся за сигаретой.

– С вами хочет говорить Генерал Генри Кантралас.

– Соедините нас, – сказал Франкен, делая глубокий вдох.

– Гражданин Франкен? – донесся из динамика низкий голос.

Джанасу очень хотелось взглянуть на экран, чтобы увидеть лицо человека, который сокрушил Федерацию.

Франкен кивнул.

– Разрешите вас поздравить, Гражданин Франкен, – сказал генерал. – Вы проявили большую мудрость в вопросе сохранения нейтралитета Межзвездной Торговой Компании.

– Спасибо, Генерал, – сказал Франкен.

– Позвольте мне перейти прямо к делу.

– П-прошу вас, генерал, – запинаясь произнес Франкен и посмотрел на Джанаса.

– Я попросил моего помощника связаться с вами ради одного важного дела, гражданин Фран­кен, – продолжал Генерал. – МТК осталась единственной нейтральной организацией. И я, и Исполняющий Обязанности Председателя хотели бы видеть Межзвездную Торговую Компанию в качестве посредника в наших переговорах. Межзвездная Торговая Компания согласна выполнить эти функции?

– Конечно, генерал, – произнес Франкен с облегчением.

– Прекрасно, – сказал Кантралас. Он помолчал немного. – Мне настоятельно рекомендовали двоих ваших сотрудников. Могу я предложить, чтобы вы назначили их в качестве своих агентов?

Франкен с удивлением посмотрел на Джанаса, а потом на Емметта.

– Пожалуйста, генерал, – произнес он с напряжением.

– Спасибо, – любезно сказал генерал. – У вас работают… – он сделал паузу. – …Капитан Роберт Джанас и Гражданин Джарл Емметт. Мой помощник предложил, чтобы именно они присутствовали на этих переговорах.

– Но, генерал, – воскликнул Франкен. – Эти люди – преступники. Они…

– Гражданин Франкен, – сказал Кантралас, неожиданно твердым стальным голосом, – Я уверен, что вы слышали об общей амнистии, объявленной как Альянсом, так и Федерацией. Эта амнистия касается всех лиц, участвовавших в так называемом “Восстании” на любой из сторон, за исключением лишь нескольких военных преступников.

– Генерал… – попытался вмешаться Фран­кен.

– Даже если вы не считаете, что амнистия не касается этих двух джентльменов, они никак не могут считаться военными преступниками.

– Но, я не вижу… – начал Франкен.

– Возможно, вы захотите передать это дело в суд? – произнес генерал с плохо скрытой угрозой в голосе.

– Нет, генерал, – сказал Франкен. – Конечно нет.

– Очень хорошо. Они здесь?

– Да, – со вздохом произнес Франкен и сделал жест Джанасу и Емметту, чтобы они подошли к экрану видеофона.

– Добрый день, джентльмены, – сказал ге­нерал. – Вы согласны поработать в этом качестве?

– С большой охотой, сэр, – ответил Джанас за двоих, глядя в проницательные глаза человека, который чем-то напомнил ему “Мозеса” Микеланджело.

– Вы могли бы безотлагательно прислать их в Женеву? – спросил Генерал Кантралас.

Пока Франкен лепетал в ответ что-то утвердительное, а Милтон Анчор гневно таращился, Джанас обменялся удивленными взглядами с Емметтом. Затем, они оба пожали плечами. Они не знали, что о них известно Кантраласу, но, видимо, этого было достаточно. Они были благодарны.

Пока Франкен заканчивал разговор с генералом, Джанас посмотрел в окно на потемневшее небо, на котором одна за одной вспыхивали звезды. Это звездное небо было вечным наследством Человечества.

“Конвульсии старой цивилизации еще не окончились, – подумал он, – и, возможно, не закончатся до конца моей жизни”. Он никогда не увидит рождения новой цивилизации. Ну, и пусть. Там, под этим звездным куполом, Человек и его странная, парадоксальная цивилизация будут стремиться вперед, но к чему?


home | my bookshelf | | Небо в звездолетах |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу