Book: Американское безумие



Американское безумие

Уоррен Мерфи, Ричард Сэпир

Американское безумие

К вящей славе знаменитого Дома Синанджу

Пролог

На сложенной из белого гранита колокольне дважды прозвонил большой колокол. Его вибрирующие звуки торжественно разнеслись по аудиториям солидного кирпичного здания — главного корпуса Пурблайндского[1] университета. Величественные лекционные залы с высокими окнами, увитые плюшом стены, широкие аллеи придавали Пурблайнду вид идеального американского образовательного учреждения. В завывании зимнего ветра, казалось, можно было различить звуки разудалой песни, доносящиеся из студенческого клуба.

Однако первое впечатление может оказаться обманчивым.

В Пурблайндском университете не было студенческого клуба.

В нем не было и колокола. Звуки доносились из установленных на вершине башни мощных динамиков, проигрывающих запись боя церковных колоколов в бельгийском городе Брюгге.

В Пурблайнде также не было спортивных команд.

Не было университетской газеты.

Не было университетской символики.

Пурблайндский университет был скорее исследовательским учреждением, фабрикой знаний. Причем изучали здесь только один предмет — как делать деньги. Профессора и администраторы рассматривали студентов как досадную помеху, поскольку на них приходилось тратить время и энергию, которые можно было бы с гораздо большей выгодой потратить на создание новых технологических процессов и изделий, годных для коммерческого применения. Авторское вознаграждение — вот что больше всего интересовало профессорско-преподавательский состав.

Большую часть финансовых средств университет получал от безликих корпораций или исследовательских центров: «Совет по агрохимии», «Национальный кибернетический консорциум», «Американский совет по мясу», «Исследовательский центр по молочным продуктам», «Международное общество содействия фармакологии».

За десять лет фундаментальные исследования ученых ПУ привели к созданию целого ряда широко известных потребительских товаров: «Рассчитанного На Миллион Смывов Туалетного Бачка»; «Вечной Обертки» — синтетического оберточного материала, который можно было использовать бесконечное количество раз; «Ваше Новое Лицо» — безопасный комплект для домашней пластической хирургии, основанный на использовании технологии «Вечной Обертки»; «Совершенно Белый Цыпленок» — выведенная с помощью генной инженерии новая порода кур, у которой практически отсутствовали ноги; и наконец, препарат ПГ-5, используемый как добавка для сохранения свежести пищевых продуктов, как компонент для изготовления особо стойкой наружной краски, а в высокой концентрации — как нервно-паралитический газ. Образцами достижений университетских ученых можно было свободно заполнить прилавки небольшого магазина.

Когда записанные на пленку звуки колокола растаяли в воздухе, профессора и их помощники-студенты в лабораторных халатах по одному потянулись из университетского кафетерия в холодную февральскую темноту. Несколько студентов все же задержались в теплом помещении, рассеянно глядя на свои чашки с остатками кофе. Пока они грустно размышляли над превратностями жизни в старом добром ПУ, в кафетерии появился неприятного вида лысый и худой мужчина, который тут же прошел к раздаче. У него была молочно-белая кожа, испещренная многочисленными коричневыми родинками разной величины. От тощего ученого исходил совершенно чудовищный запах — нечто среднее между запахом скунса и ароматом кошачьего дерьма.

— Гос-споди! — воскликнул один из студентов, инстинктивно зажимая ладонью нос. — Как только он сам это выдерживает?

— Пойди и спроси, — посоветовал ему второй студент, сидевший на другом конце стола.

— Как же! — ответил первый студент, укладывая в сумку свои тетради и отодвигая стул. — Если я сейчас же отсюда не выберусь — меня стошнит.

Остальные испытывали те же самые чувства.

Стараясь дышать исключительно ртом, страдальцы поспешили мимо кассы к выходу. Несчастная кассирша вынуждена была остаться на своем посту. Пока мужчина выбирал себе горячие блюда, ее лицо успело побагроветь. Работавшие на раздаче полные, среднего возраста женщины в пластиковых шапочках и перчатках поспешно удалились — при появлении «профессора Хорька» они всегда так поступали.

Это прозвище являлось вдвойне ошибочным. Во-первых, Карлос Стерновски был не профессором, а ассистентом-исследователем. Во-вторых, он работал не с Mephitis mephitis, скунсом полосатым, а с Gulo gulo, росомахой. Конечно, эти животные принадлежат к одному и тому же семейству, Mustelidae, но к совершенно разным подсемействам и видам.

На подносе из нержавеющей стали перед Стерновски стояли дымящийся гуляш из свинины, брюссельская капуста, булочка с отрубями и фруктовый салат. Однако для Стерновски все это не имело никакого запаха и почти не имело вкуса, поскольку еще в детстве вирусное заболевание лишило его обоняния. Несмотря на эту утрату, он все равно периодически испытывал голод, который утолял каждые пять или шесть часов наиболее рациональным способом, основанным на господствующей теории диетического питания — пищевой пирамиде.

Когда он принялся пересчитывать сдачу, кассирша недовольно скривилась.

«Господи, неужели ты никогда не моешься?» — было написано у нее на лице. Какое невежество! Конечно же, он моется. И ежедневно меняет лабораторный халат. Но, учитывая природу запаха, это ничего не дает и не может дать. Чтобы отошла сверхконцентрированная мускусная вытяжка, облегавшая его кожу подобно слою краски, нужно время — а так как Стерновски постоянно имел с ней дело, то этого никогда не происходило.

Кассирша взяла у него деньги, но в кассу класть не стала. Сначала она завернула деньги в герметичный пластиковый мешочек, затем положила этот мешочек еще в один, точно такой же. Когда Стерновски с подносом в руках отошел от кассы, кассирша поспешно принялась искать под стойкой что-нибудь такое, обо что можно было бы вытереть руки.

Хотя он мог в принципе сесть где угодно, Стерновски занял свое обычное место. Пережевывая и глотая мясо, он не испытывал никакого удовольствия, однако по мере заполнения желудка постепенно проходили досаждавшие Стерновски ноющие боли, и от этого ученый чувствовал облегчение. В опустевшем зале не было слышно ни звука — лишь дешевые металлические нож и вилка со звоном ударялись о толстую тарелку грубого фаянса. Покончив с фруктовым салатом, Стерновски вытер губы бумажной салфеткой. Когда он огляделся по сторонам, в кафетерии уже никого не было. Пока Стерновски смотрел в другую сторону, кассирша незаметно ускользнула. Это его не удивило. Стерновски уже привык, что его избегают. За те полтора года, что он работал в Пурблайнде, он ежедневно испытывал на себе всеобщее презрение.

До истечения срока контракта с биохимическим факультетом оставалось еще шесть месяцев. В соответствии с этим восьмистраничным документом университет за шестнадцать тысяч пятьсот долларов в год получал право на все, что рождалось в голове Стерновски.

С первых же дней работы научный руководитель начал всячески ему мешать, пытаясь заставить Стерновски отказаться от выбранного им направления исследований и заняться чем-то более «перспективным». Больше года Стерновски в полном одиночестве плыл против течения, пока не достиг первых успехов. Однако, несмотря на достигнутые результаты, биохимический факультет наотрез отказался финансировать затраты на проведение серии опытов над приматами. Для Стерновски это было равнозначно катастрофе.

В конце концов ему пришлось из собственного кармана заплатить за Арнольда, карликового шимпанзе, и его перевозку. На это Стерновски потратил остатки полученного им небольшого наследства и опустошил все свои кредитные карточки. Когда исследования приматов стали приносить плоды, обозленный ученый скрыл достигнутые результаты от своего научного руководителя. Он знал, что если на нынешней, завершающей стадии факультет заинтересуется его исследованиями, ПУ присвоит себе его открытие. Этот Фома неверующий — его научный руководитель — получит Нобелевскую премию, а университет примется жадно сосать авторское вознаграждение, которое со временем может составить миллиарды долларов. А Стерновски за все свои усилия по окончании контракта окажется на улице, и ему даже «спасибо» не скажут. Или окажется даже раньше, если они смогут доказать, что он присвоил хотя бы одну ржавую скрепку.

Стерновски со звоном отодвинул свой поднос и выбросил бумажную салфетку в мусорную корзину.

Это его последний обед в старом добром ПУ.

* * *

Ледяной ветер до костей пробирал возвращавшегося в свою лабораторию биохимика. По обе стороны дороги из вентиляционных решеток к небу поднимались столбы пара, напоминавшие гейзеры в Йеллоустонском заповеднике. Под лужайками и кирпичными дорожками находился подземный муравейник, где располагались ведущие университетские лаборатории.

Из-за ужасной вони, издаваемый подопытными животными, лабораторию Стерновски разместили в трейлере, который стоял на самом краю кампуса, в дальнем углу автостоянки «Зет-зет». После недавнего бурана снегоочиститель сгреб кучи грязного снега к самому трейлеру, завалив деревянные ступеньки. После этого прошло уже несколько дней, но снег все еще не растаял. Чтобы войти в дверь, Стерновски приходилось пробираться через сугробы, доходящие ему до пояса.

Хотя обычно он поддерживал в своей лаборатории образцовую чистоту и порядок, сегодня узкая, длинная комната выглядела так, как будто по ней прошелся ураган. На стенах, в проходах между лабораторными столами — всюду виднелись следы запекшейся крови, экскрементов и желто-зеленого мускуса. Стальные клетки стояли открытыми, на виниловом полу и лабораторных столах лежали тела убитых росомах.

Мертвые животные были приблизительно по метру длиной — если считать вместе с коротким, пушистым хвостом. По бокам темно-коричневого туловища проходили две более светлые полосы, соединявшиеся у основания хвоста. У росомах были короткие, массивные лапы и широкие ступни с мощными когтями. Морды их с короткими, округлыми ушами были похожи на медвежьи. Индейцы называют росомах «скунсовыми медведями» — почему скунсовыми, понятно всякому, у кого есть обоняние.

Перед обеденным перерывом Стерновски уничтожил почти всех своих подопытных животных, оставив пока в живых трех из них. Теперь настало время закончить работу. Стерновски облачился в серый резиновый халат и сапоги, надел на руки кожаные рукавицы, а на лицо — защитный пластиковый щиток. Затем он достал эмалированный поднос, на котором лежало с полдесятка уже заполненных шприцов для подкожных инъекций. Жидкость в них была светло-голубой.

Как безоблачное небо в летний полдень. Той голубизны, от которой замирает дух и останавливается сердце.

По скользкому проходу Стерновски осторожно направился к двум последним запертым клеткам. Оставшиеся в живых звери, возбужденные запахом крови и звуком его шагов, испуганно заворчали. Двадцатишестикилограммовый самец росомахи по имени Донни в этот момент уже второй час спаривался с гораздо меньшей по размерам и весу Мари. Чтобы совершить акт репродукции, животным иногда требовалось не менее двух часов. Продолжительное и энергичное спаривание вызывало овуляцию у самок; соответствующие изменения уровня содержания гормонов и лежали в основе открытия Стерновски.

С помощью встроенного рычага ученый прижал сцепившихся в клубок росомах к прутьям решетки, что давало возможность производить с ними необходимые эксперименты — и делать инъекции. Донни продолжал двигаться даже тогда, когда Стерновски вонзил ему в плечо иглу шприца. Когда ученый надавил на поршень, животное пронзительно закричало и изогнуло дугой хвост. Из анальной железы ударила струя желто-зеленой жидкости. Искривленные клыки и десятисантиметровые когти лязгнули по стальной решетке, оставив на ней свежие царапины. Движения Донни внезапно резко замедлились, изо рта вывалился и тут же свесился набок язык — как у механической игрушки, у которой кончился завод. Затем животное задрожало всем телом; но это был не любовный экстаз, а судороги смерти. Мари Стерновски сделал более удачный укол — он попал ей в вену, и самка моментально испустила дух.

Перенеся тела животных на ближайший рабочий стол, Стерновски быстро побрил им головы электробритвой, протер белую кожу оранжевым дезинфектантом, а затем вскрыл черепа специальной патологоанатомической пилой на батарейках. Сокровище, которое он искал, находилось у основания черепа, в области мозга, называемой гипоталамусом. Стерилизованным инструментом Стерновски ловко извлек нужные участки и бросил еще теплые куски мозга в приготовленные пластмассовые сосуды с заранее наклеенными этикетками. Убрать ненужную ткань можно будет и потом.

Перед последней клеткой ученый остановился. Прозрачный щиток с внутренней стороны запотел, и Стерновски пришлось снять его, чтобы увидеть в дальнем конце стальной клетки волосатую фигуру Арнольда. Хотя Gulo gulo тоже были могучими и грозными созданиями — ирония эволюции превратила медведя гризли в некое подобие таксы — карликовый шимпанзе внушал Стерновски подлинный страх; он постоянно являлся ученому в ночных кошмарах. Ростом едва достигая метра, шимп весил шестьдесят пять килограммов — вдвое больше обычной нормы. В отличие от персонажей «Канала Дискавери» Арнольд не отличался ни сообразительностью, ни доброжелательностью. Это была просто небольшая гора мускулов, причем обладавшая скверным характером. Какой уж там язык жестов! Единственное, что можно было прочитать в его раскосых карих глазах, — «Я тебя сейчас покалечу».

Стерновски не стал прижимать обезьяну рычагом, поскольку Арнольд довольно быстро научился этого избегать, пуская в ход свои мощные ноги. Невозможно было и сделать шимпанзе смертельную инъекцию, поскольку об его стальные мускулы сломалась бы любая игла.

Тем не менее работу предстояло выполнить.

Ученый положил на стол поднос со шприцами и взял в руки метровый кусок стальной трубы, который позаимствовал на факультете океанологии. Это было подводное ружье двенадцатого калибра, предназначенное для защиты от акул. У ружья не было спускового крючка; оно срабатывало, выбрасывая заряд дроби, когда дуло с силой прижималось к цели. Держа стреляющую трубу за безопасный конец, Стерновски снял его с предохранителя. Из дальнего конца своей клетки на него злобно смотрел Арнольд.

Ученый внезапно почувствовал беспокойство. Это вам не безмозглая акула. Если вы что-нибудь просунете в клетку шимпа, он это схватит, причем моментально. А руки у Арнольда по толщине были такими же, как ноги у Стерновски; этими руками он свободно гнул прутья решетки, сделанные из нержавеющей стали марки 440А. Шимп мог с легкостью вырвать у Стерновски стреляющую трубу или, что еще хуже, попытаться ею же ткнуть нападающего. Ученый не сомневался, что у Арнольда хватило бы сил, чтобы вырвать человеческую руку из сустава; только дай ему такую возможность, и он сделает это с удовольствием.

Из бокового кармана своего резинового фартука Стерновски достал бесформенный сандвич. Это было любимое лакомство Арнольда. Тройной сандвич с беконом и сыром пролежал там так долго, что хлеб раскрошился, а оберточная бумага промаслилась и стала полупрозрачной. Стерновски помахал в воздухе бутербродом. Шимп принюхался, с неподдельным интересом следя за его движениями.

Воспользовавшись тем, что Арнольд не отрывает глаз от желанной добычи, ученый одним резким движением просунул стреляющую трубу между прутьями решетки. Прежде чем шимп успел схватить ружье и согнуть его в колесо, Стерновски с силой ткнул дулом в его мощную грудь. Прогремевший выстрел приподнял громадную обезьяну и швырнул на заднюю стенку клетки. Ударившись о прутья, Арнольд упал на пол лицом вниз. Как ни странно, рана оказалась не сквозной, так что на стене трейлера не появилось никаких кровавых пятен. Весь заряд картечи остался в спине Арнольда.

С чувством глубокого облегчения Стерновски наблюдал, как из безжизненного тела вытекает кровь. Он не открывал дверь клетки до тех пор, пока не убедился наверняка, что зверь мертв, и пока его руки не перестали трястись. Стерновски выволок труп из клетки, быстро побрил ему голову и вскрыл череп, затем сделал Y-образный надрез ниже присыпанного порохом раневого отверстия. Для того, чтобы взять образцы различных органов и тканей, потребовалось всего несколько минут.

В зловещей тишине Стерновски опустошил холодильник, переложив стеклянные баночки с гормонами росомахи в холодильную сумку с надписью «биологические образцы». Туда же он положил образцы тканей шимпанзе. Затем, заполнив холодильную сумку сухим льдом, Стерновски запечатал ее клейкой лентой и прикрепил сверху необходимые для вывоза образцов из страны документы, выданные Министерством внутренних дел США.



Уложив в рюкзак толстую пачку дискет, содержащих все его экспериментальные данные и аналитические записки, Стерновски принялся стирать записи с жесткого диска своего лабораторного компьютера. Пока работала программа полного уничтожения данных, ученый разделся до трусов и, с помощью галлона томатного сока, наскоро помылся. Томатный сок предположительно должен был перебить запах мускуса. Но поскольку Стерновски не мог сказать наверняка, поможет ли сок, он вдобавок щедро полил себя одеколоном «Олд спайс». Затем ученый натянул на себя светло-коричневые вельветовые брюки, голубую полиэстеровую рубашку с красным галстуком и коричневый спортивный пиджак. Чтобы иметь полную уверенность, что никто в Пурблайнде не сможет восстановить данные его исследований, Стерновски перед уходом из трейлера еще раз зарядил стреляющую трубу и с ее помощью разнес в пыль системный блок компьютера.

На автостоянке «Зет-зет», кроме его «тойоты», не было ни одной машины. На капоте, на крыше и на крыльях сквозь голубую краску проступали пятна ржавчины. Стерновски купил эту двухдверную «селику» 1978 года выпуска тогда, когда пришлось продать новенький «сатурн», чтобы оплатить исследования приматов. Открыв дверцу водителя, он положил холодильную сумку и рюкзак на заднее сиденье, рядом с небольшим парусиновым чемоданом. Затем, согнувшись пополам, Стерновски с трудом втиснулся на обитое голубым искусственным мехом одноместное сиденье. Головой он доставал как раз до потолка. Вообще для Стерновски «селика» была немного мала. Даже отодвинув переднее сиденье как можно дальше, он все равно упирался коленями в рулевое колесо. Ветровое стекло в машине напоминало смотровую щель артиллерийского бункера времен второй мировой войны.

После мучительной сорокаминутной поездки Стерновски прибыл в аэропорт Филадельфии и припарковал «тойоту» у тротуара, вблизи зоны прилета. Войдя в здание аэропорта, он выбросил в урну ключи от машины и, повинуясь указателям, проследовал к стойке авиакомпании «Пан-Эйшн эрлайнз». В очереди на регистрацию Стерновски оказался первым.

Сидевшая по другую сторону стойки симпатичная азиатка в голубом блейзере деликатно чихнула в носовой платок, обеими руками быстро пробежала по клавишам компьютера и с энтузиазмом подтвердила сделанный Стерновски заказ. Затем она быстро просмотрела содержимое его маленького чемодана. Не привыкший к такому радушному отношению со стороны незнакомых людей, Стерновски чувствовал себя немного не в своей тарелке.

Служащая авиакомпании подала ему паспорт, экспортные документы и посадочный талон, ослепительно улыбнулась и сказала:

— Желаю вам приятного путешествия на Тайвань, сэр!

1

Брэдли Бумтауэр по прозвищу Боевая Машина стоял перед своим шкафчиком в раздевалке практически голый — если не принимать во внимание красующийся на его теле громадный пластырь. На полочках был разложен соответствующий спортивный инвентарь: наплечники, наколенники, налокотники, несколько пар громадных бутсов, тыквообразный оранжевый шлем, такого же цвета форменная майка с номером 96 на груди и на спине и черные форменные брюки в стиле ниндзя.

Эта кричащая расцветка отнюдь не была случайным проявлением дурного вкуса. Владельцы «Л.А. Райотс» выложили огромные денежки, чтобы у их футбольной команды был товарный вид. Тема «Хэллоуина» получила дальнейшее развитие в официальном девизе команды: «Проведи или как следует угости».

До матча оставалось еще два часа, и футболисты «Райотс» явно сосредоточились на первой части этого девиза. Пока тренеры озабоченно бинтовали их лодыжки, запястья и ладони, игроки выкрикивали дикие угрозы в адрес противника. В то же самое время Бумтауэр с мечтательным видом воплощал в жизнь вторую часть девиза в ее буквальном понимании. На полу у его ног валялась целая куча скомканных пластмассовых оберток и бело-зеленых пакетиков из вощеной бумаги. На пакетиках было написано «Мантека»[2] — испанское слово, более эффектное и к тому же с точки зрения диетологии более точное, чем его английский эквивалент. Жмурясь от удовольствия, Бумтауэр не торопясь досасывал то, что еще совсем недавно было четырехсотграммовым куском жира.

В перерывах между бормотанием мантр и взаимным похлопыванием друг друга по шлемам остальные члены команды украдкой бросали взгляды на игрока номер 96. Всего за неделю внешность Брэдли Бумтауэра претерпела совершенно разительные изменения. Стодевяностодвухсантиметровый передний удерживающий, который и без того весил сто сорок с лишним килограмм, прибавил в весе еще сорок.

Странно? Да.

Неслыханно? Да.

Но еще удивительнее был тот факт, что за последние семь дней более тридцати процентов жира у него куда-то исчезло, и Бумтауэр приобрел вид чемпиона по бодибилдингу. Только он был больше. Гораздо больше.

Больше, чем «Мистер Вселенная».

Больше, чем «Зверь».

На тренировках было невозможно остановить его стремительные проходы. Ничего не менялось и тогда, когда Бумтауэру противостояли сразу три или четыре игрока. Он косил оборонительную линию противника с такой легкостью, как будто играл с мальчишками. Из опасения, что Бумтауэр кого-нибудь покалечит, старшему тренеру пришлось запретить ему участвовать в схватках. Из тех же соображений игроки «Л.А. Райотс» предоставляли своему переднему удерживающему исключительную свободу действий.

Сейчас, перед матчем, никто из них не решался беспокоить своего столь изменившегося коллегу. Исключение составил только владелец соседнего шкафчика, отбегающий Реджинальд Паркс, у которого единственного хватило храбрости — или дурости — прямо обратиться к Бумтауэру.

— Эй, что это за дрянь ты ешь? — не в силах сдержать своего любопытства, спросил Паркс.

Вместо ответа Бумтауэр ногой пододвинул к нему одну из пустых картонок. Паркс прочитал надпись на этикетке, и челюсть у него сразу отвисла.

— Парень, ты в своем уме? — воскликнул Паркс. — Это же свиной жир!

— Ну и что? — спросил Бумтауэр, выворачивая наизнанку пластмассовую обертку, чтобы подлизать остатки ее содержимого.

— Господи, но все же знают, что это закупоривает кровеносные сосуды. Для сердца это настоящий яд!

— Не-а! Это богатая энергией пища.

Номер 96 вытер черно-оранжевым полотенцем свои измазанные жиром губы и через голову натянул форменную фуфайку. Еще в школьные времена он всегда носил облегающие майки. Сейчас футболка тоже облегала его туловище словно перчатка, но уже совсем в другом месте. Вместо того, чтобы вздуваться на талии, майка едва ли не лопалась на груди и плечах. Под оранжевой лайкровой тканью бугрились мощные мышцы.

Лед был сломан, и возле шкафчика номера 96 стали собираться остальные игроки, на лицах которых были написаны восхищение и благоговейный страх. Со своими двумястами килограммами Брэдли Бумтауэр был, вероятно, самым тяжелым игроком за всю историю американского профессионального футбола. А в американском футболе большой вес значит едва ли не все. Чем больше вы весите, тем труднее вас сдвинуть с места — так что, если вы тяжелее соперника процентов на десять, то к четвертому периоду он превращается в кусок дрожащего студня.

— Слушай, ты ничего не забыл? — со смехом сказал один из линейных защитников, указывая на щитки, которые так и остались лежать в шкафчике Бумтауэра.

Все сразу посмотрели на плечи переднего удерживающего. Чересчур развитые дельтовидные мышцы не давали возможности понять, поддето ли у него что-нибудь под футболкой.

— Пошли они, эти подушки, — понимаешь, что я говорю? — ответил Бумтауэр.

Игроки «Л.А. Райотс» обменялись неловкими взглядами. Перемены, произошедшие с Бумтауэром, не могли быть естественными. Он наверняка что-то принимал. Как профессиональные атлеты, они хорошо знали о побочных эффектах допинга, которые иногда заключаются в нерациональном поведении.

Когда Бумтауэр протянул руку за форменными брюками, бесстрашный отбегающий указал на него пальцем и спросил:

— Что это за нашлепка у тебя на заднице? Похоже на специальный пластырь. Это что, новый стероид? Гормон роста?

Бумтауэр похлопал по квадратному кусочку пластыря размером пять на пять сантиметров.

— Это волшебство — понимаешь, что я говорю?

— Ну, не совсем, — сказал нападающий.

Бумтауэр тут же произвел демонстрацию. Молниеносным движением он схватил за пояс стодесятикилограммового защитника и без видимых усилий, как будто держал в руке швабру, приподнял его вверх и проломил головой товарища по команде оранжевую плиту звукоизоляции потолка. На массивной правой руке Бумтауэра выступили исполинские вены. Оказавшийся в ловушке защитник беспомощно дрыгал ногами.

— Теперь вы понимаете, что я говорю? — спросил Бумтауэр.

Ответом было ошеломленное молчание.

Бумтауэр осторожно опустил защитника на пол. К его лицу прилипли кусочки оранжевой краски, из пореза на лбу сочились капли крови.

— От кого ты это получил? — спросил центровой.

Номер 96 по кличке Боевая Машина покачал головой.

— Это секрет.

— У тебя есть еще? — спросил пострадавший защитник.

— Ага, есть. Но это недешевая штука — понимаешь, что я говорю?

— Сколько?

— Двадцать пять тысяч за одну хреновину. Одна штука на день. Чтобы оставаться в форме, на год понадобится лимон.

Игроки как безумные устремились к своим шкафчикам. В считанные секунды со всех сторон появились толстые пачки денег; товарищи по команде обмахивали Бумтауэра «зеленью», как будто он был восточным императором.

— Уберите вашу дрянь! — заявил Реджинальд Паркс, вынимая из ушей пару серег. — Я возьму все лишнее зелье, которое у тебя есть, — сказал он, положив на ладонь Бумтауэра бриллианты размером с горошину.

2

Его звали Римо, и он знал, что его преследуют.

В тридцати метрах за ним по улице двигался серый четырехдверный «седан» последнего года выпуска. Переходя мостовую, Римо бросил на машину мимолетный взгляд. В ее салоне можно было разглядеть четыре головы, сидевшие на очень больших туловищах. Сама же машина держалась подозрительно близко к тротуару.

Попав в подобные обстоятельства, обычный человек испугался бы, а то и запаниковал. Со своими этническими бандами и психопатами-одиночками Лос-Анджелес имел давнюю и вполне заслуженную репутацию города, где процветает бессмысленное насилие. Однако этот Римо, худощавый мужчина в выцветшей черной майке, разгуливал по корейскому кварталу как ни в чем не бывало. Всем своим существом он впитывал в себя очарование тихого октябрьского вечера, восхищаясь окрашенным смогом багрово-оранжевым закатом. Слева от него росли двадцатиметровые пальмы, торчащие из квадратных отверстий в тротуаре словно редкие волосы из бетонного скальпа.

Римо свернул в маленькую узкую аллею, отделявшую массив двухэтажных зданий от небольшой автостоянки. Судя по количеству пятен на асфальте, аллея появилась здесь уже очень давно. Никакие усилия нынешних владельцев торгового центра так и не смогли удалить следы многих тысяч незаконных операций по замене масла, в течение десятилетий тайно осуществлявшихся под покровом ночи. Все вывески на свежевыкрашенных фасадах ломов были написаны исключительно корейскими иероглифами. Судя по надписям, в тупике располагались химчистка, магазин, торговавший по сниженным ценам электроникой и ювелирными изделиями, «Дворец лапши кимчжи» и рыбная лавка мистера Ы.

— А, почтенный ученик великого мастера азиатской кухни! — сказал Ы, когда один из двух величайших ассасинов мира вошел в его сияющий чистотой магазин. Торговец рыбой считал этих двух клиентов великими поварами, а они не спешили развеивать его заблуждения. Хозяин заведения был низеньким и коренастым, с вечной улыбкой на лице. Ы улыбался даже тогда, когда сердился. Густые черные волосы корейца скрывала белая шапочка для гольфа; его одежда и фартук также были белыми. Этот полностью ассимилировавшийся обитатель центральной части Лос-Анджелеса носил на поясе кобуру, в которой находился компактный восьмимиллиметровый пистолет. Однако, как и девяносто пять процентов своих сограждан, Ы не имел склонности к убийству — просто он хотел дожить до ближайшего уик-энда.

Благодаря белому кафельному полу и большому количеству льда на выстроившихся вдоль стен открытых прилавках, на которых лежали дары моря, в магазине Ы всегда было прохладно. Пахло солью, хлоркой и йодом. За стеклом морозильной витрины лежали груды тунца, макрели, палтуса и морского окуня. Рядом с каждым сортом рыбы лежала этикетка с надписью на корейском языке. Кроме стандартного набора, Ы торговал некоторыми экзотическими продуктами азиатской кухни — такими, как морской огурец, морской еж, осьминог. Наконец, к услугам пресыщенных жителей Лос-Анджелеса были ракообразные — для использования в разного рода кесадильях и фриттатах.

В стекле морозильной витрины отразился серый «седан», притормозивший недалеко от входа в магазин. Все двери машины разом открылись, и из них поспешно выскочили те, кто в ней сидел.

— Я отложил для вас нечто особенное, — сказал Ы, открывая стоявший позади витрины холодильник. — Только что прислали с Желтого моря, — повернувшись к Римо, добавил он.

Темно-серебристое создание, о котором с такой гордостью говорил торговец рыбой, было длиной чуть больше метра и весило меньше килограмма. Если бы оно не имело проходившего вдоль всего тела зеленоватого плавника, чудище в точности походило бы на змею.

— Сгодится на обед мастеру? — спросил Ы, проводя пальцем по твердому белому животу рыбы.

Рыбу-саблю было очень трудно чистить — все равно что соскабливать мясо со шнурка для ботинок, — но мастер Чиун ее очень любил. Тощая рыбка водилась именно в тех водах, которые омывали берега Синанджу — корейской деревушки, где около ста лет назад мастер родился. Еще в конце шестидесятых, до того как в Корее началась ускоренная индустриализация, эту хищницу вылавливали там в больших количествах. Однако с тех пор многое изменилось. Из-за загрязнения окружающей среды уловы рыбы-сабли резко сократились, и теперь по причине ее дефицитности и плохого качества двум ассасинам, рацион которых в основном состоял из риса и рыбы, редко доводилось полакомиться этим обитателем Желтого моря.

Чтобы проверить, нет ли на коже рыбы волдырей и язв — это означало бы, что она выловлена в загрязненных водах, — Римо осмотрел рыбу-саблю от головы до хвоста. К своему удовольствию, он ничего не обнаружил.

— Мне это очень нравится, — сказал Римо торговцу. — Пожалуйста, заверните.

Эффектным жестом Ы оторвал кусок оберточной бумаги от большого рулона, установленного у него на разделочном столе.

— Сегодня мастер будет доволен обедом, — сказал он, передавая Римо длинный сверток.

Но как только Римо вышел из рыбного магазина мистера Ы, он услышал, что к нему обращаются.

— Стоять на месте! — пролаял у него над ухом грубый баритон.

На него смотрел отливающий синевой ствол «беретты», который прямо-таки лоснился от смазки. Рядом на тротуаре стояли еще трое мужчин, державших оружие наизготовку. У одного в руке был курносый никелированный револьвер, у другого — боевое помповое ружье, третий размахивал винтовкой парализующего действия системы «тазер». Все четверо были здоровенными детинами, одетыми так, как одеваются бойцы антитеррористических отрядов — черные бронежилеты, черные кожаные перчатки, черные майки и брюки. У каждого на широкой башке было укреплено переговорное устройство, а на шее висел отливающий золотом значок.

Это не полиция Лос-Анджелеса, подумал Римо.

На бронежилетах парней ярко-желтыми буквами было написано: «Агент службы по возвращению долгов».

Охотники за преступниками.

— Не двигаться! — сказал один из типов, целясь из своего 9-миллиметрового пистолета в самую середину лба Римо. У этого охотника за преступниками череп был гладко выбрит, что, правда, компенсировалось небольшой козлиной бородкой, а на волосатой руке красовалась татуировка со словами: «Я вам наделаю гадостей». С расстояния двух метров от него пахло чем-то средним между подгоревшим кофейником и окурками от сигары.

Римо улыбнулся ему в ответ. Сейчас он улыбался не заученной улыбкой — такой, как у мистера Ы. Нет, Римо улыбался от всего сердца, его улыбка излучала подлинную теплоту и сердечность — под стать безмятежному спокойствию нынешнего вечера. Иногда, сам толком не зная почему, Римо становился именно таким. В эти минуты он как бы воспарял над всеми жизненными проблемами, не обращая внимания на то, что его окружало.

В то время как трое его коллег держали Римо под прицелом, Козлиная Борода изучал хрупкий листок факсовой бумаги, пытаясь сличить неясную, практически бесполезную фотографию со стоящим перед ним шестидесятичетырехкилограммовым парнем с толстыми запястьями, который держал в руках длинный пакет.

— Уильям М. Рэнсом! — сказал Козлиная Борода.



— Это не я, — сказал ему Римо. — Что бы там ни было, я думаю, вы ошибаетесь.

Вооруженный никелированным пистолетом охотник за преступниками в ответ только рассмеялся.

— В соответствии с судебным предписанием, мистер Рэнсом, — продолжал Козлиная Борода, — вы разыскиваетесь в штате Орегон в связи с неуплатой штрафов за нарушение правил дорожного движения на общую сумму двадцать три тысячи долларов с небольшим. Мы имеем право вернуть вас под юрисдикцию штата Орегон. Если понадобится — силой.

— Вы ошибаетесь. Мне не нужно уклоняться от уплаты долгов.

— Вы владелец белого «камаро» модели Зет-28 выпуска 1994 года с номерным знаком «ВЕЙРДМЭН»[3].

— Это не моя машина.

Козлиная Борода ткнул в листок бумаги стволом «беретты».

— Вот полицейский рапорт. Тут черным по белому написано, что вы изображаете из себя великого фокусника. — Усмехнувшись, он указал дулом пистолета на сверток, который Римо держал под мышкой. — Что там у вас, Рэнсом? Это ваш Поющий Меч?

— Наверно, это волшебная палочка, — захихикал тип с «тазером». — О-о-о, мистер чародей, неужели вы собираетесь превратить нас в жаб?

— К несчастью, — сказал Римо, — кое-кто заставляет меня об этом подумать.

— Ты слишком много остришь, худышка! — проворчал Помповое Ружье. По нынешней моде он носил свою черную кепку задом наперед, и пластмассовая ленточка глубоко врезалась ему в лоб. — Это мы поправим...

— Да вы посмотрите мои документы! — предложил Римо. — Все сразу и выяснится. Они у меня в кармане брюк.

Козлиная Борода проворно выудил его бумажник, взглянул на водительское удостоверение, выданное в штате Нью-Джерси, и передал его коллегам.

— Ну что? — сказал Римо, протягивая руку, чтобы забрать свою собственность.

Тазер как будто не собирался отдавать ему бумажник.

— Это удостоверение, на мой взгляд, подделка, и не очень удачная, — сказал он. — А кредитные карточки выданы на разные фамилии: Римо Ито, Римо Калин, Римо Барбьери. — Он снова посмотрел на водительское удостоверение. — Как вы это объясните, мистер Римо?

— Это означает, что мы сорвем большой куш! — радостно заявил Помповое Ружье.

Римо почувствовал первые признаки раздражения. Конечно, водительское удостоверение и кредитные карточки были фальшивыми. Иначе и быть не могло. Такая проблема обязательно возникает, если вас раньше времени объявили мертвым: ваше настоящее имя зарывают в землю вместе с пустым гробом. Официально Римо Уильяме, бывший ньюаркский полицейский, был казнен на электрическом стуле властями штата Нью-Джерси за преступление, которого не совершал. Казнен, а затем снова воскрешен, чтобы служить чистильщиком в КЮРЕ, сверхсекретной и практически полностью автономной разведывательной и правоохранительной организации. Всю ответственность за то, что у Римо оказались такие скверные документы, следовало возложить на его единственного начальника. Доктор Харолд В. Смит недавно отказался платить за более качественные подделки, обвинив подчиненного в том, что он слишком часто меняет свою легенду. Римо подозревал, что Смит в целях экономии начал изготовлять фальшивые документы сам.

Раздражение суперубийцы усиливало еще и то, что длинный пакет начал протекать, и слизь с рыбы-сабли уже капала ему на руку.

— Сейчас мы ему наденем прекрасные тугие наручники, — сказал Козлиная Борода, — засунем в багажник и отвезем в Портленд, чтобы получить наши денежки.

И четверка мордоворотов начала сжимать кольцо окружения.

Римо решил, что настала пора извиниться и уйти.

— Поездка на машине — это здорово, просто замечательно, — сказал он, — но мне нужно вернуться домой, чтобы приготовить этого малыша.

Он приоткрыл сверток и показал змеиную голову с зеленым плавником.

— Господи Иисусе! — воскликнул Курносый Пистолет.

— Наверно, это связано с его фальшивыми ритуалами черной магии, — сказал Тазер.

— Я думаю, — предложил Козлиная Борода, — прежде чем засунуть этого ублюдка в багажник, мы должны отделать его как следует и сложить вдвое. Я думаю, это принесет ему большую пользу.

Тут в дверях магазина появился, как всегда, улыбающийся мистер Ы.

— Уходите, мы проводим операцию, — проворчал Курносый Пистолет, показывая Ы свой фальшивый значок.

Произнеся несколько слов на ломаном корейском, Римо попросил Ы не вмешиваться в это незначительное дело.

— Может, позвонить 911? — предложил Ы.

— Вызовите две машины, — сказал Римо. — В одну эти ребята не вместятся.

— О чем вы там переговаривались? — с подозрением спросил Тазер, когда вечно улыбающийся Ы вернулся в свой магазин.

— Я сказал ему, что вы по ошибке приняли меня за кого-то другого. Стоило бы разобраться повнимательнее, пока не случилось какого-нибудь несчастья...

— Эта козявка еще пыжится! — презрительно фыркнул Помповое Ружье.

— Сейчас он будет делать пассы, забыв обо всем остальном, — сказал Козлиная Борода. — Верно?

— Да, все решает ловкость рук, — признался Римо.

— Этот дятел, что, угрожает нам? — сказал разъяренный Курносый Пистолет, до которого наконец дошло. — Я думаю, он только что нам угрожал!

— Давайте собьем с него спесь, — предложил Помповое Ружье.

У Тазера нашлось более конкретное предложение.

— Нет, давайте пересчитаем этому гаду ребра, — сказал он.

В то время как Тазер держал Римо под прицелом, остальные убрали свои пушки и вытащили черные резиновые дубинки.

— Ну-ка, покажи нам фокус... — сказал Курносый Пистолет, размахивая дубинкой перед самым носом Римо. Охотник за преступниками наверняка считал, что крепко держит в руках свое оружие, однако не успел он моргнуть глазом, как дубинка исчезла — попросту испарилась. Через мгновение непослушное оружие появилось снова, и его утяжеленный свинцом конец пришел в соприкосновение с челюстью своего владельца. Раздался треск ломающихся костей, на тротуар посыпались выбитые зубы.

— Муу! — завопил Курносый Пистолет, обеими руками схватившись за лицо.

Все произошло так быстро, что остальные охотники за преступниками на миг оторопели. Первым опомнился Тазер. Нацелив свое электрошоковое ружье в грудь Римо, он выстрелил. С такого расстояния — с двух метров — промахнуться было невозможно. Раздался хлопок сжатого воздуха, и микрострелы полетели в цель, увлекая за собой тончайшие медные проводочки, которые соединялись с прикрепленным к ложу источником энергии.

Римо видел, как крошечные стрелы устремились к его груди. Он сделал резкий выдох, и заряженная энергией чжи волна воздуха тут же отклонила микроскопические снаряды в сторону от намеченной цели.

Микрострелы впились в правое бедро Козлиной Бороды, пропустив через его тело электрический разряд напряжением в пятьдесят тысяч вольт. Он вскрикнул, на мгновение застыл неподвижно, затем голова охотника за преступниками упала на грудь, а его колени подогнулись. Козлиная Борода сначала медленно опустился на четвереньки, затем упал ничком на тротуар. Он лежал совершенно неподвижно, только правая нога непрерывно дергалась в сумасшедшем танце.

Помповое Ружье отбросил дубинку и потянулся к своей винтовке.

Это было ошибкой.

Не двигаясь с места, на котором стоял, и по-прежнему держа под мышкой рыбу-саблю, Римо подбросил охотника за преступниками метра на четыре в воздух. Ударившись животом о кузов машины, тот потерял сознание и медленно сполз с ее правого крыла.

Затем Римо протянул руку к парню с парализующей винтовкой. Одним движением острого как бритва ногтя ассасин разрезал его кевларовый бронежилет. Прежде чем охотник за преступниками успел дотянуться до рукоятки своего пистолета, Римо стиснул его тело таким жестом, каким выжимают мокрые носки.

— Мама! — заорал Тазер, со стуком падая на колени.

— Так кто я такой? — спросил его Римо.

— Ты гребаный маньяк!

— Кто?

В глазах Тазера появилось отчаяние.

— Подумай, подумай, — предложил ему Римо.

— Вы не Уильям Рэнсом, — прохрипел охотник за преступниками.

— Угадал. — Римо немного ослабил свою хватку. — Ну а кто же я все-таки?

Стиснув зубы в ожидании боли, человек с «тазером» в ужасе смотрел на него.

Римо улыбнулся.

— Я есть то, что есть.

— А?

— Это шутка. Не обращай внимания. А теперь пора бай-бай.

Прижав средний палец к большому, Римо аккуратно щелкнул Тазера по голове. Глаза охотника за преступниками тут же закрылись, все тело его обмякло. Римо осторожно опустил Тазера на землю и забрал у него свой бумажник.

В этот момент в дверях магазина появился Ы. Казалось, он был доволен видом поверженных тел, хотя, с другой стороны, у рыботорговца всегда был довольный вид.

— Приходите завтра, — по-английски сказал Ы. — У меня будет для мастера песчаный угорь. Очень свежий, без всяких паразитов. И бесплатно.

Насвистывая, Римо ушел. Когда он пересекал Олимпийский бульвар, послышался звук сирен приближающихся машин «скорой помощи». По отношению к его мелодии он явно звучал контрапунктом.

* * *

Дом, где проводили свой отпуск Римо и Чиун, находился в небольшом переулке всего в нескольких кварталах от магазина мистера Ы. Этот район города в свое время населяли последовательно сменявшие друг друга различные этнические группы — белые, черные и латиноамериканцы. Сейчас здесь жили в основном корейцы. Сам Римо предпочел бы проводить отпуск в Малибу или, на худой конец, в Санта-Монике. Лос-Анджелес выбрал Чиун. Следует заметить, что, хотя мастер Синанджу часто заявлял, будто наслаждается обществом своих соотечественников, на самом деле те, кто не родился и не проживал в рыбацкой деревушке Синанджу, не представляли для него особого интереса. Уроженец Сеула был примерно так же близок Чиуну, как и уроженец Намибии. Или Афганистана. Что касается Римо, то ему все разговоры Чиуна об удовольствии жить в окружении соотечественников казались особенно смехотворными в свете того факта, что за прошедшие десять дней мастер Синанджу вышел из дома всего один раз.

Римо свернул в узкий проход, который отделял друг от друга стоявшие в два ряда небольшие деревянные домики. Эти восемь бунгало были построены еще в тридцатые годы. Все домики были белого цвета, причем их явно бесчисленное количество раз перекрашивали, не снимая старого слоя краски — по всей поверхности стен бугрились бесчисленные неровности. Вдоль переулка стояли чахлые апельсиновые деревья. В духе времени каждая дверь была обита железом, а каждое окно забрано решетками.

Вставив ключ в замок, Римо услышал сквозь дверь неясные звуки шедшей по телевизору рекламной передачи. Хотя слов было не разобрать, Римо и без того знал, что рекламируются грузовики или пиво — продукция тех фирм, которые являются спонсорами передачи «Футбол в пятницу вечером». Открыв дверь, он вошел в прохладную, темную гостиную размером с почтовую марку. Комната казалась еще меньше из-за занимавшего всю заднюю стену проекционного телевизора. По настоянию Чиуна Римо в первый же день после приезда доставил сюда из местного прокатного пункта этот «Мицудзуки Мондайэл» с экраном в сто восемьдесят сантиметров по диагонали.

На экране метровые пивные бутылки танцевали макарену. В занавешенной комнате перед телевизором сидел одетый в длинное шелковое кимоно маленький человечек с лицом, похожим на желтую изюмину, а рядом с ним лежали пульт дистанционного управления и раскрытая на соответствующей странице программа передач. Лишь немногие знали, что этот человек является самым опасным на земле киллером.

— С тех пор как я ушел, ты даже не сдвинулся с места, — пожаловался Римо.

Из рукава кимоно появилась худая рука. Приложив палец к губам, мастер Синанджу призвал своего непочтительного ученика к молчанию и принялся в неверном свете телевизора просматривать глянцевые, многокрасочные страницы журнала.

— Неужели ты снова читаешь эту чудовищную чепуху? — сказал Римо. — Разве ты не видишь, что это все замаскированная реклама передач? Весь журнал состоит из таких статей.

— Только дурак станет ругать кошку за то, что она вылизывает себя сзади, — прижав к сердцу «ТВ Байбл»[4], — сказал Чиун.

С этим спорить было невозможно, так что Римо не стал и пытаться.

Пройдя в крошечную кухню, он выложил на стол рыбу-саблю и поставил на газовую плиту кастрюлю с жасминовым рисом. Из динамиков «Мондиэл» загремела до боли знакомая мелодия, и Римо высунул голову в гостиную.

Под хриплый рев фанфар и водопад фейерверка по телевизору начиналась передача «Футбол в пятницу вечером». Вот на экране столкнулись между собой огромные футбольные шлемы — оранжевый «Л.А. Райотс» с багрово-красным «Мэн Лобстерз» — и тут же разлетелись на мириады сверкающих осколков, из которых через мгновение возникла тройная «картинка» с изображениями сидящих на стадионе телекомментаторов. Под каждым изображением красовалось соответствующее имя — как будто кто-то не знал, кто такие Чанк, Сэл и Фредди. Чанк, который когда-то был линейным нападающим, теперь стал особо красноречивым комментатором. Сэл отличался сдержанностью в оценках, а Фредди считался королем статистики. Все трое были одеты в темно-синие спортивные куртки, однако на этом все их сходство и кончалось, поскольку Сэл и Фредди могли бы использовать одежду Чанка в качестве двухместной палатки.

По мнению Римо, давняя склонность Чиуна к пустым зрелищам перешла в новую, гораздо более худшую стадию. Верховный мастер Синанджу стал футбольным фанатом. Хотя его понимание тонкостей игры оставляло желать лучшего, тем не менее Чиун явно заболел спортивной лихорадкой.

— Сегодня вечером вас ждет кое-что интересное, ребята, — говорил Сэл. — Это будет действительно напряженный матч между двумя лучшими командами лиги...

— Пожалуй, это еще слабо сказано, — добавил Чанк. — Если вы мне не верите, посмотрите запись, которую мы сделали во время разминки. Друг друга ненавидят даже талисманы команд.

На экране появились багрово-красный омар с одной клешней и нечто, напоминающее собаку. Схватка за мяч перешла в потасовку, и оба символа команд, сцепившись, покатились по искусственному газону.

— Старый Лути-койот и вправду уступает Когтю, — сказал Фредди.

— Всех здесь охватило нехорошее предчувствие, ребята, — сказал Сэл, когда камера вновь переключилась на комментаторскую кабину, — от массажистов до старших тренеров. Как я уже говорил, сегодня нас ждет нечто особенное.

Наступила рекламная пауза: на экране полутонные пикапы танцевали макарену.

— Ты не замечал, что эти типы каждый раз перед началом встречи обещают напряженный матч? — сказал Римо. — А потом у них игра всегда захватывает дух. Какого черта ты все это смотришь? Здесь меньше сюрпризов, чем даже в «телемагазине».

— Я делаю это ради тебя, — сказал Чиун.

— Да неужели?

— Я уже давно бескорыстно забочусь о том, чтобы ты становился лучше, — добавил Чиун. — Я приношу множество жертв ради того, чтобы ты был готов принять от меня мантию Верховного мастера, когда я уйду из этой жизни.

— Но как же, скажи на милость, «Футбол в пятницу вечером» может помочь мне стать лучшим ассасином?

— В играх раскрывается душа народа, о непочтительный! Наблюдая за вашими профессиональными спортсменами, я способен постичь логику мышления американца. Я делаю это для того, чтобы лучше понять тебя, мой ученик. Только тогда я смогу помочь тебе расстаться с твоей врожденной серостью. Только тогда я смогу помочь тебе стать тем, кем ты можешь стать.

— По правде говоря, ты разрушаешь свои мозги, Чиун.

Мастер беззаботно махнул рукой.

— Западная культура не может мне повредить. Я наблюдаю за ней с бесстрастием, с высоты своей мудрости. Кроме того, это ваше развлечение никогда не даст мне того огромного возбуждения, какое испытываешь, следя за национальными корейскими играми...

— Вроде качелей и запускания бумажных змеев?

Задетый тоном последнего замечания Римо, Чиун втянул руки в рукава кимоно, а подбородок опустил на круглый воротник — черепаха спряталась в своем панцире.

Вернувшись на кухню, Римо проверил, как там дела с рисом, аромат которого уже распространился по всей комнате. Перед тем как достать из свертка рыбу-саблю, Римо распахнул окно кухни. Разжав рыбе челюсти, он за верхние клыки повесил ее на оконной раме, затем, придерживая рыбу левой рукой, острым как бритва ногтем правой руки сделал поперечный надрез вокруг головы, возле жабр. После этого он одним движением содрал с рыбы кожу, вывернув ее наизнанку, словно носок.

Положив полуфабрикат на стол, Римо начал утомительную процедуру отделения от костей зеленоватого мяса. Действуя как ножом собственным ногтем, он резал отделившиеся полоски на пятисантиметровые кусочки, которые окунал во взбитые яйца и обваливал в муке. Римо как раз собирался добавить арахисового масла, когда из гостиной послышался отчаянный крик.

— Ай-я-яй!

Римо отвлекся от своего занятия:

— Что там случилось?

— Оранжевые потеряли меч.

— Мяч, — поправил Римо.

Чиун нетерпеливо махнул рукой, призывая его замолчать.

— Ну, ребята, — говорил красноречивый комментатор, — будем надеяться, что неудачное начало не сможет задать тон всей игре. Впереди еще долгий вечер.

— Тоже мне открытие! — пробормотал Римо.

— Мяч попадает к «Омарам», которые находятся в десятиярдовой зоне «Райотс», — объявил Сэл.

Камера показала боковую линию «Омаров», где девушки из группы поддержки, известные как «хвосты», с большим энтузиазмом приветствовали атаку своей команды.

Пока команды занимали свои места, Фредди рассказывал пикантные подробности об игроках, фамилии которых появлялись на экране. Дойдя до переднего удерживающего «Райотс», он воскликнул:

— Вот это да! В списке значится, что Бумтауэр весит двести килограммов!

— Нельзя ли показать его телезрителям? — спросил Сэл.

Камера совершила наезд на защитников «Райотс», ожидавших нападения противника. Номер 96 действительно здорово выделялся среди них.

— Что случилось с Большой Тыквой? — спросил Фредди.

— Сегодня он больше похож на гору, — добавил Сэл.

— Должен сказать вам, ребята, что до сих пор я никогда не видел подобных превращений, — сказал Чанк. — Вы знаете, что мы иногда посмеиваемся над особо тяжеловесными игроками. Не раз мы вспоминали и мистера Бумтауэра. Но сегодня, в игре против «Омаров», он превзошел самого себя. Без всякого преувеличения, ребята — Брэдли Бумтауэр просто колоссален. Вы только посмотрите на его бедра! Они толщиной с мою талию!

— Единственный вопрос, — сказал Сэл, — заключается в том, что он сможет с ними сделать.

Чтобы это выяснить, Римо решил посмотреть один период.

Как и следовало ожидать, Бумтауэр потерпел полный провал. Сделав шаг вперед, он тут же поскользнулся и упал лицом вниз. Прежде чем Бумтауэр успел встать, все было кончено — «Омары» совершили глубокий проход в зону и выиграли очко.

— Да, для Большой Тыквы это неудачное начало, — сказал Фредди. — Можно сказать, Брэдли ударил лицом в грязь. Я думаю, он даже не вошел в соприкосновение с защитником...

— Он зовет главного судью, — сказал Сэл.

— Что-то не в порядке с покрытием, — добавил Чанк.

Все официальные лица собрались возле линии схватки, очевидно, исследуя поверхность ковра. Что они там увидели, было неизвестно, поскольку судьи своими спинами загораживали обзор телекамере.

— Давайте посмотрим, как это выглядит при замедленной съемке, — предложил Сэл. — Может быть, удастся понять, что произошло.

Замедленная съемка действительно позволила выяснить, отчего поскользнулся номер 96. Когда Бумтауэр оттолкнулся выставленной вперед ногой, чтобы начать движение вперед, то своими шипами порвал зеленый ковер. Этот разрыв был не меньше метра длиной. Вот почему Бумтауэр упал.

— Как же он сумел это сделать? — спросил Фредди.

Римо спрашивал себя о том же.

Когда искусственное покрытие на скорую руку зашили, Бумтауэр снял свои бутсы и забросил их за край поля.

— Он играет босиком, — сказал Сэл, как всегда, фиксируя внимание слушателей на и без того совершенно очевидной вещи.

— Некоторые футболисты играли босиком, но среди них никогда не было удерживающих, — сказал Фредди. — Кажется, нас сегодня ждет интересная игра, ребята.

— Масло начинает подгорать, — не отводя глаз от экрана, объявил Чиун.

— Ну да, ну да! — не двигаясь с места, сказал Римо.

На экране команды готовились к игре.

Мяч ударился о землю, и номер 96 тут же втиснулся между центровым и участниками схватки. Бумтауэр привычно толкнул центрового в спину, и тот мгновенно отлетел в сторону. Безо всяких усилий обойдя блок соперников, номер 96 выскочил на заднее поле, и в этот момент перед ним оказался получивший пас защитник «Омаров». Увидев перед собой Бумтауэра, защитник неловким движением попытался отскочить в сторону, но не успел, получив мощнейший удар в голову. Шлем защитника ракетой взлетел в воздух, а сам он под весом Бумтауэра рухнул на спину.

Номер 96 тут же вскочил и неуклюже пустился в пляс, вихляя бедрами и подергивая головой.

— Какой удар! — ахнул Чанк.

— Этот кадр наверняка будет хитом сезона, — сказал Фредди.

Сэл смотрел на ситуацию не так оптимистично.

— Центровой все еще лежит и не двигается, — заметил он. — Так же как и защитник. Я думаю, они оба получили травмы. Да, к ним направляются тренеры.

Камера сфокусировалась на упавшем центровом. Группа тренеров перевернула великана на спину, и тут футбольные болельщики увидели то, чего на поле им раньше видеть не доводилось: тренеры начали ритмично нажимать центровому на грудную клетку, пытаясь вновь заставить работать остановившееся сердце. В это время игроки обеих команд что-то возбужденно выкрикивали, указывая на лежащего защитника «Омаров».

— Что там происходит? — спросил Фредди. — Дайте крупный план.

Оператор поступил так, как ему велели. Между наплечниками на месте головы защитника зияла пустая дыра.

— О Господи, где же его голова? — закричал Чанк. — Где его чертова голова?

— Посмотрите в шляпе, — предложил Чиун, уютнее устраиваясь перед экраном.

Камера показала крупным планом исчезнувший шлем, который валялся где-то в середине поля. Из него выглядывало лицо защитника. Казалось, что несчастный на секунду высунул свою голову из-под ковра, чтобы оглядеться по сторонам.

Судя по выражению его лица, происходящее ему явно не понравилось.

Такое же ощущение было и у остальных.

Игроки обеих команд старались не смотреть на красный шлем. Некоторые из них оцепенели от ужаса, другие, перегнувшись пополам, блевали сквозь защитные решетки. В это время Брэдли — Боевая Машина продолжал свое представление: под вспышки «блицев» фотографов он одну за другой принимал классические позы культуристов.

Возмущенные этим зрелищем, «Омары» очнулись и, разом навалившись на Бумтауэра, погребли его под массой своих тел. Не оставаясь в долгу, «Райотс» поспешили ему на помощь. Место потасовки тут же оцепила полиция. Рев болельщиков заглушал слова Чанка, Сэла и Фредди.

Затем прямой эфир внезапно сменился рекламой: чизбургеры с тройным беконом танцевали макарену.

— Пятнадцать ярдов, — гордо объявил Чиун.

Пытаясь прийти в себя, Римо встряхнул головой. Комнату заполнял дым от подгоревшей пищи.

— Какие пятнадцать ярдов? — с недоумением спросил он.

— Пенальти за грубое нарушение правил.

Римо открыл рот, чтобы ответить, но в этот момент зазвонил телефон. Это был телефон спецсвязи.

3

Над белой крышей здания красовался огромный пончик. Эффектно подсвеченное снизу гипсовое кольцо было видно за несколько кварталов. На свете наверняка не существовало другого такого пончика — такого громадного и розового и такого совершенно несъедобного.

Чиз Грэхем стоял под красным навесом, наблюдая через окошко раздачи, как невысокая, полная девушка-латиноамериканка выполняет его заказ. Продавщица была очень маленького роста, и, чтобы подтолкнуть к клиенту две широкие, плоские коробки, ей пришлось перегнуться через прилавок.

— Пор фавор, сеньор Чиз[5], — сказала она, вставая на цыпочки и протягивая ему свою руку, в которой держала черный маркер.

Сняв крышку с маркера, Чиз оставил автограф на внутренней стороны ее коричневой руки, написав от запястья до локтя: «С наилучшими пожеланиями, Чиз Грэхем».

— Мучас грасиас[6]! — проворковала девушка, словно младенца, баюкая у своей груди исписанную руку.

— Де нада[7], — ответил киноактер, забирая коробки.

Когда Чиз повернулся, чтобы направиться к ожидавшему его лимузину, девушка повисла на прилавке и стала смотреть, как сошедшее на землю божество удаляется прочь. Увидев его широкую, мускулистую спину, она издала пронзительный, душераздирающий крик — так кричат танцоры из «балета фольклорико» и гаички во время течки.

— Эступендо![8] — кричала продавщица пончиков.

Привыкший к тому, что девушки часто сходят с ума при виде его массивных ягодиц, Грэхем не обратил на нее внимания. Сейчас он думал только о том благоухающем грузе, который нес, — о сорока восьми свежеиспеченных пончиках. Его челюсти ныли от предвкушения скорого удовольствия. Грэхем испытывал огромное желание сейчас же сесть прямо на тротуар и съесть все самому.

Однако он знал, что если так сделает, то заплатит за это слишком дорогую цену.

Задняя дверь лимузина оказалась открытой. В машине среди кучи пустых бумажных пакетов сидела Пума Ли, одетая в черную блузку от Гуччи, кожаную микромини-юбку и ботинки с каблуками, острыми, как стилеты. Жена Грэхема тоже была кинозвездой — даже более известной, чем ее муж.

Не говоря ни слова, длинноногая красотка вырвала у Чиза одну из коробок. Он не успел еще захлопнуть дверцу лимузина, как Пума уже уткнулась лицом в щедро посыпанные сахарной пудрой пончики. Чиз устроился на одном из откидных сидений — как можно дальше от своей жены. Сгорбившись над коробкой, он поспешно начал запихивать еду в рот. Процесс поедания сейчас был для них чем-то вроде соревнования — своеобразным забегом на двадцать четыре пончика, в котором каждый хотел победить, чтобы ничего не оставить другому. Сахарная пудра летела направо и налево, салон автомобиля заполняли хрюкающие, чавкающие звуки.

Поднялся такой шум, что одетый в ливрею водитель лимузина приспустил отделяющее его от салона стекло, желая убедиться, что с его пассажирами все в порядке. В зеркале заднего вида он мог наблюдать, как самые высокооплачиваемые за всю историю кино актеры превращаются в самых настоящих свиней.

В Тинзелтауне[9] все знали, что Чиз и Пума вдвоем получают за фильм как минимум тридцать миллионов долларов, причем Пума зарабатывает гораздо больше. У Чиза была репутация героя боевиков, который с успехом демонстрирует кинозрителям свой голый зад, Пума же обладала гораздо более выдающимися способностями. Она артистично сбрасывала с себя всю одежду не только в вестернах, но и в картинах на историческую тему, слезливых мелодрамах, фильмах катастроф и подделках под Шекспира.

Уловив доносящийся сквозь стекло какой-то неприятный запах, водитель поморщился. Он читал в бульварных газетах о том, как звездная парочка всегда купается в марочном вине. В чем бы они там ни купались, похоже, мылом они не пользуются. Раньше шофер считал, что за свою жизнь, половина которой прошла в Голливуде, он стал свидетелем всех идиотских выходок, какие только можно себе вообразить. Но эта парочка превзошла даже разгульного Орсона Уэллса. Словно дикие звери, Чиз и Пума всюду рыскали в поисках самой что ни на есть отвратительной еды. «Но почему же они так хорошо выглядят, если столько едят?» — все время спрашивал себя водитель.

К тому времени, когда лимузин оставил автостоянку и влился в поток машин, следующих по бульвару Сепульведа, четыре дюжины пончиков уже канули в Лету. Водитель прибавил скорость, собираясь выйти на скоростную полосу.

— Нет, сверните здесь, — велел ему Чиз, махнув рукой вправо.

— Простите, сэр, — сказал водитель, — но если мы снова остановимся, то опоздаем на бенефис...

— Он же вам сказал свернуть! — рявкнула Пума.

На этом дискуссия закончилась.

— Да, мэм! — унылым голосом ответил водитель.

Теперь их пунктом назначения стал еще один известный в западном Лос-Анджелесе пункт быстрого питания — "Такос[10] у Тито", который находился под сенью эстакады шоссе номер 405.

Громадный лимузин занял собой половину небольшой автостоянки. Чиз трусцой подбежал к окошку обслуживания.

— Ке керес, сеньор[11]? — спросил его малый с напомаженными волосами, длинными бакенбардами и тонкими, как карандаш, усами, который уже сорок лет работал в этом заведении. В ожидании ответа служащий поднял огрызок карандаша, лежавший возле блокнота. За его спиной один из поваров — такой же, как приказчик, только пониже и потолще — опускал в кипящее янтарно-желтое масло противни с лепешками. Отличительной особенностью заведения Тито являлось то, что мясо пикадильо было уже заранее завернуто в лепешки и поэтому при нагревании впитывало масло, как губка.

— Дайте мне дюжину такос с мясом и двойным гвакамоле[12], — сказал Чиз и тут же передумал. — Нет, подождите. Не надо такос. Я возьму пару кварт вот этого.

Изготовитель такое раздраженно посмотрел на огрызок своего карандаша.

— Ке керес? — повторил он, подняв взгляд на кинозвезду. — Фрихолес, менудо.

— Но. Деме ла граса[13].

Такая необычная просьба сбила с толку даже видавшего виды приказчика.

— Ну да, вы все правильно поняли, — заверил его Чиз. — Мне нужно масло, на котором вы жарите лепешки. Налейте его в эти большие кружки.

Когда Чиз вернулся практически с пустыми руками, Пума недовольно посмотрела на него.

— А где такос? Ты же обещал, что возьмешь такос!

Она была не просто разочарована — она была по-настоящему взбешена. Вне себя от ярости Пума вонзила длинные красные ногти в серую кожу заднего сиденья.

Чиз никогда не признал бы того, что боится своей дражайшей половины — это полностью противоречило бы его имиджу. В конце концов, на экране он, не зная страха, в одиночку сражался с целыми армиями террористов, мутантов-зомби и волосатых варваров. Тем не менее в последние годы Чиз тщательно старался избегать всего, что могло бы противоречить желаниям Пумы.

Он подал ей одну из чашек.

— Лучше попробуй вот это.

Пума попробовала отхлебнуть жидкость через соломинку, но из этого ничего не вышло — сверху жир уже застыл. Тогда она сорвала пластмассовую оболочку, длинным ногтем сковырнула белую пленку говяжьего жира и сделала деликатный глоток.

Оторваться от чашки Пума уже не смогла. — Я подумал, что так будет лучше, — поднося к губам свою чашку, сказал Чиз.

Когда лимузин выбрался на шоссе номер 405, ведущее к Голливуду, звездная парочка уже покончила со своим лакомством. Недалеко от бульвара Сансет они проехали мимо афиши, рекламирующей новый боевик с участием Чиза. Его название — «Большой калибр» — по идее относилось к оружию Чиза, чудовищных размеров пистолету. То, что никто не заметил двусмысленности названия[14] до тех пор, пока фильм не был выпущен в прокат, являлось прекрасной иллюстрацией Закона Мерфи.

На афише высотой в три человеческих роста был изображен голый по пояс Чиз с пристегнутым к внутренней стороне бедра массивным хромированным «магнумом». Метровый ствол пистолета неприлично выдавался вперед. Поверху афиши громадные буквы кричали: «Крепче... Больше... Тверже». Ниже крошечными буквами шла цитата из рецензии Найджела Плимсоула, напечатанной в «Агура Уикли эдвертайзер».

Когда афиша пронеслась мимо, Чиз не смог удержаться от воспоминаний о том, каких усилий ему стоило прийти в форму перед съемками «Большого калибра». Тогда он провел шесть ужасных месяцев в компании личных тренеров и консультантов по диетологии. Чизом двигало не только тщеславие. Подобных ролей от него ждали. Ждали фанаты, ждали продюсеры. Когда твоя голая задница красуется на семиметровой высоты экране, лучше постараться убрать с нее лишнее, детка.

Проблема заключалась в том, что Чизу Грэхему уже было за тридцать пять. Теперь уже нечего и думать о том, чтобы нарастить мускулы — приходилось тратить все больше и больше усилий только на то, чтобы удержать себя в форме. В промежутках между фильмами Чизу приходилось прятать свой лишний жирок под свободными рубашками и мешковатыми брюками.

Больше этого делать не придется.

На известной всему миру физиономии кинозвезды появилась довольная усмешка. Черные дни прошли. Сегодня выше пояса на Чизе была лишь сшитая на заказ красная кожаная жилетка с чересчур большими проймами, призванными продемонстрировать его покрытые загаром монументальные бицепсы. Благодаря достижениям современной науки Чиз стал строен как Аполлон, причем не пошевелив ради этого и пальцем. Содержание жира в теле уменьшилось до ничтожных десяти процентов. Мышечная масса возросла на тридцать процентов. Физическая сила увеличилась более чем вдвое. И все благодаря наклейке размером пять на пять сантиметров, которая, хоть и стоила миллион долларов в год, но зато приносила Чизу вдвое больше.

Он не стал приклеивать пластырь с лекарством на ягодицу, поскольку тот наверняка выделялся бы поверх обтягивающих красных шорт. Чиз прикреплял наклейку спереди, чуть ниже пояса, где она была совершенно незаметна. Пума носила пластырь на внутренней поверхности правого бедра.

Темноволосая королева экрана сидела рядом, попеременно сгибая и разгибая свои руки со вздувшимися мышцами. Выпив кварту теплого жира, Чиз теперь мог, казалось, невооруженным взглядом наблюдать, как увеличиваются в размере его собственные бицепсы. В мышцах ощущалось приятное жжение, как будто он только что проделал сто пятьдесят упражнений с гантелями.

Через несколько минут лимузин затормозил перед входом в клуб «Веном»[15]. Вверху на неоновой вывеске каждые несколько секунд то сворачивалась в клубок, то бросалась в атаку зеленовато-розовая гремучая змея. Как поговаривали обитатели Тинзелтауна, змея прекрасно себя чувствовала среди себе подобных. Охраняемый фалангой вышибал бархатный канат отделял ночной клуб от собравшейся на тротуаре толпы фанатов и папарацци[16].

Одетый в свой неизменный черный кожаный плащ, кожаные брюки и ковбойские башмаки начальник охраны клуба Пизмо Пит распахнул перед прибывшими дверцу лимузина и быстро провел их к двери, над которой висел большой транспарант с надписью «Гала-бенефис Оксфама».

На возвышении, под вращающимся и переливающимся огнями огромным шаром, дергались в танце высокие, стройные и красивые люди. Основная масса завсегдатаев толпилась вокруг расположенного в середине зала длинного стола с закусками. Быстро продвигаясь сквозь толпу поближе к еде, Чиз и Пума на ходу здоровались, приветственно махали руками и посылали воздушные поцелуи.

Не заботясь о приличиях, Пума прямо рукой взяла большой кусок голубого сыра, лежавший на вершине горы из шпината. Но, едва откусив кусок, она тут же выплюнула его обратно.

— Что это еще за гадость? — воскликнула она, вытирая рот тыльной стороной руки.

Тут же возле кинозвезды возникли официант в белой униформе и шеф-повар в колпаке.

— Это «виртуальная горгонзола», — сказал шеф-повар. — Продукт из сои, имеющий аромат сыра. Не беспокойтесь, в нем совершенно нет жира, как и во всех тех блюдах, которые мы подаем сегодня. Так что смело наслаждайтесь, не опасаясь последствий...

Но внимание Пумы — как и ее гнев — уже было направлено на другой объект.

Взглянув ей через плечо, Чиз увидел, на кого с такой злобой смотрела его жена.

Виндалу.

Высокая светловолосая шведка с гладкой, как у ребенка, кожей — бывшая супермодель, ныне ставшая киноактрисой — была единственной реальной соперницей Пумы в ее борьбе за мировое первенство в кинематографе. Сейчас Виндалу накладывала себе на тарелку шоколадный десерт.

Она улыбнулась Пуме, и Чиз понял, что скоро начнутся неприятности.

4

— Прославленный Император зовет нас, — объявил Чиун. Верховный мастер Синанджу, однако, не сдвинулся с места, хотя телефон прямой связи с штаб-квартирой КЮРЕ находился к нему ближе, чем к Римо. Чиун просто указывал своему единственному ученику на источник шума — видимо, на тот маловероятный случай, если он сам его не заметил.

Многолетний опыт подсказывал Римо, что, оставаясь на месте, ничего не добьешься. Тем не менее Чиун, казалось, прирос к полу, не собираясь реагировать на телефонные звонки, даже если бы они продолжались еще неделю. Перейдя заполненную дымом комнату, Римо включил динамик.

— Что случилось, Смитти?

— Включите «Футбол в пятницу вечером»! — без всяких предисловий прозвучал обеспокоенный голос доктора Харолда В. Смита.

— О достойнейший, — угодливо произнес Чиун, — мы уже воспользовались своей привилегией следить за этим замечательным поединком.

— Значит, вы видели, что произошло с защитником «Мэна»?

— Если хотите знать мое мнение, — сказал Римо, — то это уже немного слишком, даже по нынешним временам.

— Мы столкнулись с важной проблемой, — сказал Смит. — Пожалуйста, переключитесь на восьмой канал.

Чиун поднял с пола пульт дистанционного управления «Фазер нового поколения „Стар трек“». Мастер Синанджу не стал спрашивать, зачем надо переключаться на другую программу, или ворчать по поводу того, что пропускает конец игры — как поступил бы, если бы подобная просьба поступила от Римо. В конце концов, это говорил его Император. В соответствии с кодексом поведения, выработанным за многие века предшественниками Чиуна, выдающимися ассасинами с Корейского полуострова, большое золото неизбежно влечет за собой и верность сюзерену — равно как и возможность немного развлечься. Будучи верным и преданным слугой, Чиун нажал на кнопку переключения каналов.

На гигантском экране «Мицудзуки» появились сидевшие за стильным столом мужчина и женщина, которым явно не хватало чувства меры. Все в них было как-то чересчур, и это ужасно раздражало. Раздражали их тщательно уложенные прически и безукоризненная одежда (серый шелковый костюм от Армани у мужчины и модное красное одеяние от Адольфо у женщины), раздражали постоянная ослепительная улыбка ведущего и манера ведущей то и дело перекладывать под столом свои длинные ноги. Но что раздражало больше всего — это наигранно-серьезное выражение их лиц.

«Замочная скважина США» — так называлась передача — ставила своей целью пощекотать нервы телезрителям, стараясь одновременно возбудить в них любопытство и испугать. Если такое удавалось сделать в ходе одноминутного сюжета, продюсеры этого тележурнала были очень довольны. Сейчас, по очереди соответственно ослепительно улыбаясь и оголяя ляжки, Джед и Молли выдавали в эфир очередную чепуху под названием «Когда кролики с Востока атакуют, в детских садах Техаса начинается кошмар».

— Император желает, чтобы эти люди понесли заслуженное наказание за свои неслыханные преступления? — прочитав название сюжета, спросил Чиун. — Ни слова больше! Они уже мертвы.

— Долой говорящие головы! — поддержал его Римо.

— Ш-ш-ш! Давайте немного послушаем, — сказал Смит.

В фейерверке компьютерной графики «Замочная скважина США» перешла к следующему сюжету, озаглавленному «Что случилось с прапрапрадедушкой?».

— Теперь, — начал визгливый голос Молли, — уже вся Америка знает о девяностолетнем сенаторе с Юга и его «королеве красоты». Сейчас сенатор Ладлоу Бэкьюлэм и Бэмби Сью Стимпл проводят свой медовый месяц. Для нее он первый, а для него тринадцатый. Как показали последние телефонные опросы телезрителей, большинство из вас считает, что со стороны старого Лада это выглядит как совращение младенца. Если даже и так, то можно ли в свою очередь сказать, что Бэмби грабит могилы?

Когда на экране появилось изображение расположенного в Малибу-Бич особняка с плавательным бассейном, репортер «Замочной скважины» поведал телезрителям некоторые дополнительные подробности: что Бэмби на шестьдесят девять лет моложе своего молодого мужа и что Бэкьюлэм является председателем могущественного сенатского комитета по постоянному наблюдению за условиями проведения и финансированием выборов.

Под звуки «Бэби-лав» в исполнении Дианы Росс камера сфокусировалась на ближней стороне бассейна, где в своем черном узком бикини плескалась пышущая молодостью и здоровьем бывшая «Мисс Никотин». В дальнем конце бассейна, где дно было поглубже, ленивыми кругами плавал сенатор Бэкьюлэм. Его загорелая лысина торчала над водой, словно рождественское яйцо. Возле больших, торчащих ушей с удивительно длинными мочками виднелась серебристая бахрома редких волос. Вот сенатор по-собачьи подплыл к лестнице, и камера показала крупным планом, как он выходит из воды.

— О Боже! — вскричала Молли. — Что случилось с прапрапрадедушкой?

Линия подбородка сенатора играла роль международной линии перемены дат. Ниже ее Ладлоу Бэкьюлэм не был, как следовало ожидать, сутулым и сморщенным старичком. Нет, там он выглядел совершенно другим человеком.

Он выглядел как настоящий Тарзан.

Для Римо это напоминало одно из тех чудес компьютерной графики, которые часто демонстрируют по «Эм-Ти-Ви». У древнего сенатора были монументальные плечи, великолепно очерченные мышцы и совершенно отсутствовал лишний вес. По краю бассейна он передвигался со звериной грацией шестнадцатилетнего подростка.

— О Боже! — вновь выдохнула Молли.

— Так в чем же здесь, собственно, проблема, Смитти? — спросил Римо.

Удивленный столь непостижимой недогадливостью своего ученика, Чиун презрительно фыркнул.

— Очевидно, — объявил он, — наш Император желает сделать создание по имени Бэмби своей наложницей. Разве этот старик с телом юноши может воспрепятствовать подобному желанию Императора Смита?

— Да подождите вы! — с нехарактерной для него раздражительностью гаркнул Смит.

«Замочная скважина США» начала показывать кадры, снятые раньше, за восемь месяцев до этого. На экране появилась сцена бракосочетания Бэкьюлэма с его двенадцатой женой, официанткой из придорожного ресторанчика, находящегося в городе Мобил, штат Алабама. Церемония проходила в номере для новобрачных отеля сети «Холидэй инн», рядом с недавним местом работы Бэмби. На пленке Ладлоу выглядел на все девяносто с лишним. С трудом опираясь на палку, сутулый и сморщенный сенатор чрезвычайно медленно подходил к свадебному торту. При этом, однако, законодатель не отрывал похотливого взгляда от округлого зада своей новой жены. За свадебным тортом вдоль всей стены стояли кислородные подушки.

— Таким был сенатор Бэкьюлэм еще две недели тому назад, — заявил Смит.

Камера вернулась в студию, к Джеду и Молли.

— Неужели Ладлоу Бэкьюлэм нашел источник вечной молодости? — спросил свою аудиторию Джед. — На Капитолийском холме все хотят об этом знать, однако наш добрый сенатор предпочитает хранить молчание. Молли, ты должна восхищаться человеком, который желает умереть с улыбкой на лице.

— Судя по тому, что я сейчас видела, завтра будет улыбаться не он один, — ответила Молли, не спеша закидывая ногу за ногу.

Осклабившись, Джед принялся обмахивать себя листками с текстом.

— Я по-прежнему не вижу здесь проблемы, — сказал Римо.

— Ага! — воскликнул Чиун. — Наконец все стало ясно. Император желает заполучить себе молодое тело этого старика, а тот сопротивляется. Скажи нам только, куда его следует доставить, о достойнейший! Мы сделаем это без промедления.

Из динамика раздался какой-то звук.

Римо готов был поклясться, что он напоминает скрежет зубов — только очень, очень громкий.

5

Кровь бросилась в глаза Пумы Ли, когда она увидела, как ее Немезида не спеша продвигается через толпу. В своей короткой юбке Виндалу двигалась вприпрыжку, походкой маленькой девочки. Ее длинные, до плеч, золотистые волосы со свистом рассекали воздух, многочисленные округлости слегка сотрясались.

У Пумы уже давно ничего не сотрясалось.

Под ее тонкую, почти прозрачную кожу были вмонтированы тонны стали и километры кевлара. Когда-то изумительно мягкие и упругие груди стали твердыми как гранит. И вот в этой-то стальной груди сейчас горело одно непреодолимое желание.

Ничего подобного Пума раньше не испытывала.

Все встречные что-то ей говорили, высказывая свое расположение и откровенно подлизываясь, однако Пума не слышала их слов — слишком громко стучало в висках. Лиц их она тоже не замечала. Окружающие для нее сейчас были чем-то вроде путающихся под ногами высоких пучков сухой травы.

Впереди шведка миновала вход в мужской туалет, помеченный знаком «Шипеть!». Виндалу вошла в другую дверь, на которой было написано «Не шипеть!».

Только когда Пума поспешно вошла в облицованное ослепительно белым кафелем помещение, к ней наконец вернулся слух. В туалете было пусто; шведка нигде не обнаруживалась. Слева от Пумы находился длинный ряд кабинок с закрытыми металлическими дверцами. Было совершенно тихо, лишь под потолком еле слышно жужжали люминесцентные лампы.

Затем в дальнем конце комнаты послышался какой-то громоподобный звук. По узкому помещению прокатилось мощное рычание морского льва.

Этот звук Пума узнала сразу. Подобно большинству удачливых топ-моделей, Виндалу очень часто вызывала у себя рвоту. Если бы не эта привычка, она быстро превратилась бы в бесформенную сосиску, какими становятся многие скандинавские женщины.

Снова послышалось рычание морского льва.

В том, что предлагал буфет, возможно, и не содержалось жира, но это не означало, что там вовсе не было калорий. Таким образом, перед тем, кто заботится о сохранении свой фигуры, возникала альтернатива: избавиться от этих калорий или тащить их домой. Судя по трубным звукам, раздававшимся из дальнего угла туалета, Виндалу собиралась полностью избавиться от последних остатков шоколадного мусса.

Да, иногда бывает полезно вырвать, думала Пума Ли — и не только для того, чтобы избавиться от лишних калорий, как это сейчас делала Виндалу.

Рвоту можно вызвать просто для того, чтобы освободить место для чего-то другого.

Сейчас, приближаясь к ничего не подозревающему врагу, Пума Ли впервые в своей жизни знала, чего хочет.

Она хотела иметь все сразу.

Деньги. Восхищение. Власть.

Она не удовлетворится какой-нибудь плохо прожаренной курицей, за которую готовы продать душу бесчисленные толпы будущих актеров. Пума Ли уже опробовала самое сочное из филе, и это для нее оказалось недостаточным.

Пума хотела иметь все и сразу.

Черноволосая актриса приняла решение в тот самый момент, когда заметила блондинку. Нельзя было сказать, что именно стало каплей, переполнившей чашу. Баланс нарушило не самодовольное выражение лица шведки за столом в буфете, не доставшийся ей приз Академии и не украденная роль.

Подобно другим гигантским корпорациям, вроде автомобильных или химических концернов, две суперзвезды жестко конкурировали на мировом рынке. И подобно другим транснациональным корпорациям, они постоянно прибегали к промышленному шпионажу — как и везде, где дело пахнет большими деньгами. Сценаристы, которым, по их мнению, мало заплатили, перебегали от Пумы в студию Виндалу и обратно, принося с собой идеи, которые в тот момент уже начали находить свое воплощение на съемочной площадке. Но даже если этого не происходило, чужие сценарии, словно по волшебству, появлялись на столах руководителей конкурирующей компании, доставленные туда подкупленными охранниками или ночными сторожами. Располагая материалами из лагеря противника, опытные писаки быстро сооружали нечто аналогичное, хотя и достаточно сильно отличающееся от оригинала, чтобы дело не дошло до судебного разбирательства.

Поэтому было нетрудно понять, почему каждый год обе кинофабрики выпускали по фильму на тему о том, как «террористы угрожают стюардессе», или как «клиенты угрожают владелице бара», или как «танцовщице из Лас-Вегаса угрожает воровская шайка». И не важно, которая из актрис первой начала копировать работу другой, — теперь это стало обычной практикой для обеих.

Сегодня все кончится. Если до сих пор Пума терпела посягательства на свою территорию, то теперь так больше продолжаться не будет.

Подойдя к последней кабинке, Пума взялась за ручку двери и слегка повернула ее. Чуть слышно звякнул замок.

— Занято! — простонала Виндалу.

Сквозь проем между полом и дверью Пума могла видеть скандинавскую принцессу, стоявшую на коленях перед своим фарфоровым божеством. Пума надавила на ручку чуточку сильнее.

— Ради Бога! — крикнула Виндалу, вытащив палец из горла. — Вы разве не слышали, что я сказала? Уходите!

В планы Пумы это не входило. Сложив руку «лодочкой», она, как будто дверь была сделана из алюминиевой фольги, а не из нержавеющей стали, просунула пальцы в кабину.

Услышав скрежет разрываемого металла, Виндалу оглянулась и увидела, что из-под стальной поверхности выглядывает женская рука, а чьи-то длинные, хорошо наманикюренные пальцы открывают замок изнутри.

— Что вы хотите? — закричала Виндалу, когда дверь начала медленно отворяться. Но когда она открылась полностью и шведка увидела, кто за ней стоит, то поняла ответ на свой вопрос. Соперница хотела ее убить.

Хотя дверь больше не препятствовала осуществлению желаний Пумы, она одним движением сорвала ее с петель и отбросила назад — к зеркальной стене.

Подобно испуганному кролику, Виндалу поспешно юркнула под разделявшую кабинки стенку. Пума бросилась за ней, но опоздала — стройная лодыжка скандинавской модели уже исчезла за перегородкой.

Не обращая внимания на стальные барьеры, Пума устремилась за своей добычей. Она преодолевала препятствия с той же легкостью, с какой цирковой пудель прорывает бумажный круг. Тем не менее разница была очевидна. В облицованном кафелем помещении стоял такой грохот, как будто целая эскадрилья истребителей преодолевала звуковой барьер, а вместо разноцветной бумаги в воздух взлетали полосы раскаленного докрасна металла.

Сквозь весь этот грохот едва пробивался голос Виндалу, отчаянно звавший на помощь.

* * *

В ожидании неприятностей Чиз стоял у буфетного столика и смотрел на дверь дамской комнаты. Зная, что это ничего не даст, он не стал успокаивать свою супругу или пытаться ее отговорить. Сила ее была теперь настолько велика, что физически Чиз не смог бы с ней справиться. Сам являясь образчиком первобытной мужской доблести, он понимал стремление Пумы полностью контролировать свою территорию. Он также понимал — и разделял — ее страстное желание уничтожить какое-нибудь живое существо, разодрать его на части, причем только по одной-единственной причине: потому что теперь это было возможно.

Люди, сновавшие вокруг столика с едой, прямо-таки напрашивались на то, чтобы их разодрали в клочья. Однако, к счастью, поблизости не находилось никого, на ком Чиз мог бы сосредоточить свои человекоубийственные желания — то есть кого-нибудь вроде Виндалу. Все цели были практически одинаковыми и не представляли для Чиза особого интереса. Кроме того, в присутствии стольких людей он в отличие от своей жены все же испытывал некоторые опасения. Чиз и хотел бы заняться нехорошими вещами, но его останавливал страх быть пойманным и наказанным. Герой боевиков понимал, что его новые желания являются порождением того нового, более совершенного тела, которым он теперь обладал. С ростом его силы и мышечной массы возрастало и его презрение к тем, кто слабее.

Перекрывая звуки рок-н-ролла, перекрывая разговоры и смех, по залу прокатился какой-то звук, заставивший всех замереть на месте. Звук доносился из женского туалета, где, похоже, кто-то снова и снова таранил на грузовике стену. Грузовик должен был быть очень большим, потому что пол под ногами присутствующих ходил ходуном.

Когда диск-жокей выключил музыку, все сразу же услышали пронзительные крики.

И тогда Чиз почувствовал этот запах. Сквозь пряные ароматы пищи и благоухание дорогих духов явственно пробивался запах свежей крови. Причем пролитой в большом количестве.

Прежде чем кто-либо успел что-либо понять, Чиз с немыслимой для присутствующих скоростью помчался в женский туалет. В тот момент, когда Чиз подбежал к двери, на пороге появилась Пума Ли — вся в крови с ног до головы.

Увидев ее, стоявшие поблизости гости начали громко кричать: «Бомба! Бомба!». Со скоростью лесного пожара паника тут же распространилась по толпе.

Воспользовавшись всеобщим замешательством, Чиз вновь разыграл сцену, которую ему приходилось повторять практически в каждом фильме. Своими мощными руками он прижал к груди девицу, которой грозила беда, и понес ее в безопасное место — в данном случае в сторону пожарного выхода.

* * *

В то время, как его команда вышибал успокаивала и эвакуировала толпу, на долю Пизмо Пита выпало первым войти в женский туалет. Ему не хотелось бы этого делать, но выбора у него не было. Несмотря на вероятность нового взрыва, кому-то следовало, не дожидаясь прибытия голливудских копов и «скорой помощи», проверить, нет ли в помещении оставшихся в живых. В конце концов, там может сейчас истекать кровью какая-нибудь знаменитость.

Когда бывший велосипедист и каскадер открывал дверь в женский туалет, он считал, что готов к тому, что ему предстояло увидеть. Однако на деле все оказалось не так. Пизмо Пит никогда еще не видел столько крови. Ею были заляпаны все стены и пол, из-за этого казавшиеся вместо белых красными. А каждая из перегородок между кабинками имела посередине дыру с неровными краями, как будто прорезанную цепной пилой.

Какая же бомба могла сделать подобное?

В равной степени начальника охраны удивляло отсутствие запаха взрывчатых веществ, отсутствие дыма и обгоревших предметов. Под ковбойскими сапогами Пита хрустели осколки стекла от разбитых зеркал, однако, как это ни удивительно, высокие, узкие окна уборной нисколько не пострадали.

Дверь за спиной начальника охраны слегка приоткрылась, и один из вышибал спросил:

— Нужна какая-нибудь помощь, Пит?

— Держись отсюда подальше, — не оборачиваясь, проворчал тот. — Это работа для одного человека.

Что-то капнуло на рукав его длинного кожаного плаща.

— Вот черт! — сказал Пит, вытирая рукой каплю крови, и посмотрел вверх. Словно в фильме ужасов, с облицованного кафелем потолка свисали красные капли. Вот одна из них сорвалась и упала начальнику охраны прямо на подбородок.

— О Господи! — ахнул Пизмо Пит, поспешно вытирая кровь.

— Ни о чем не думай, просто делай все побыстрей, — пробормотал он сам себе, поспешно продвигаясь вдоль кабинок. Надо искать оставшихся в живых, но скорее всего здесь есть только труп или трупы, думал Пит.

Как ни странно, он ничего не нашел — ни одного тела, даже кусков. Тем не менее Пит заметил, что все крышки бачков слегка сдвинуты и на всех них есть кровавые отпечатки. Во всех бачках текла вода, как будто ее недавно спустили — или как будто все бачки протекали.

Начальник охраны осторожно вошел в последнюю кабинку и, стараясь не касаться руками кровавых пятен, сдвинул в сторону тяжелую фарфоровую крышку бачка.

В розовой воде шевелились длинные золотистые волосы, отчасти закрывая прижатое к поплавку бледное лицо.

Гипотеза о бомбе сразу тихо скончалась.

6

— Что бы вы хотели, доктор Смит? — спросила женщина, стоявшая за стойкой в кафетерии санатория «Фолкрофт». За ее спиной часы на стене показывали 10.49. Через одиннадцать минут заведение должно было закрыться на ночь.

— Я хотел бы оказаться дома, — сказал Смит, невидящим взглядом озирая аккуратно расставленные тарелки с апельсиновым желе, фруктовым салатом и ванильным пудингом. Еще один вечер без домашней пищи. А потом, когда настанет время отходить ко сну, к его спине снова не будет прижиматься широкая и теплая спина жены. Снова доктору Харолду В. Смиту придется во имя долга пожертвовать своим скромным комфортом.

— Что-то я не вижу повидла из чернослива, — пожаловался он.

— Если его нет на витрине, доктор Смит, то, боюсь, придется подождать до завтра.

Прежде чем сделать новый выбор, Смит долго изучал витрину.

— Тогда дайте протертую свеклу.

— И это все? — с ужасом сказала официантка. — Вот беда-то! Вы же не гусеница, чтобы питаться свеклой! Вам нужно что-нибудь посущественнее. Вот посмотрите, у нас еще осталось тушеное мясо...

Следуя ее указаниям, Смит подошел к большому чану, сделанному из нержавеющей стали. В темно-коричневом соусе виднелись желтые кусочки (вероятно, картошка), зеленые кусочки (вероятно, горошины) и серые, жилистые ломти, которые, скорее всего, были мясом. Женщина взяла половник и помешала им плававший на поверхности золотистый жир.

— Ну так как насчет большой тарелки мясца прямо с пылу, с жару? — спросила она Смита. — Если вы сегодня собираетесь работать допоздна, вам надо подкрепить свои силы.

При одной мысли об этом доктор содрогнулся. Он всегда был приверженцем спартанских удовольствий, и его излюбленной едой являлся прославленный мясной хлебец, который замечательно готовила его жена. Блюдо состояло на пять частей из сырой овсянки и на одну часть из провернутого мяса цыпленка, все это под соусом из разведенного в теплой водопроводной воде кукурузного крахмала, рецепт которого составлял семейную тайну. Чтобы сохранить все соки, Мод сначала двадцать минут выдерживала эту смесь в микроволновой печи. После осторожного прессования руками она пекла хлебец уже в обычной печи при температуре в двести двадцать градусов до тех пор, пока при нажатии ложкой изделие не издавало своеобразный звук.

— Спасибо, мне хватит и свеклы, — ответил Смит.

— В один прекрасный день вы сами превратитесь в свеклу, — предупредила его буфетчица, наполняя бордовыми кубиками небольшое керамическое блюдо. — Или в лужу повидла из чернослива.

— Я ценю вашу заботу, — принимая тарелку, сказал доктор Смит. — Но у меня очень чувствительный желудок, и в еде мне надо быть крайне разборчивым.

В зале кафетерия никого не было. Присев за столик, Смит вытащил из стаканчика три бумажные салфетки, тщательно расправил их одну на другой и засунул все это себе за воротник. Застраховав таким образом от возможных случайностей свой серый пиджак, Смит начал есть. Он ел быстро, наклоняя тарелку таким образом, чтобы вычерпать рубиновый соус весь до последней капли.

Расправившись со своим скромным ужином, доктор Харолд В. Смит по натертым до блеска коридорам санатория направился обратно в свой кабинет. Уже более тридцати лет он трудился на одном и том же месте, выполняя одну и ту же работу. Эта работа не имела никакого отношения к собственно санаторию, существовавшему в основном для прикрытия. Из своего кабинета, расположенного на втором этаже здания и выходящего окнами на Лонг-Айлендский залив. Смит внимательно следил за событиями, происходящими как в стране, так и за рубежом, всегда готовый отразить любую угрозу республике. Компанию ему составляли только личный секретарь и скрытые в подвалах санатория большие универсальные компьютеры, что, впрочем, вполне удовлетворяло Смита.

Более тридцати пяти лет его главной страстью была вычислительная техника. В разгар холодной войны, будучи в ЦРУ аналитиком среднего звена, Смит сумел соединить первые достижения этой тогда еще во многом экзотической науки с собственной интуицией. Его прогнозы основывались не только на наводящих тоску цифровых рядах, отражающих изменения в промышленном производстве, годовые уровни осадков и миграцию насекомых-вредителей; они также принимали во внимание сообщения оперативников ЦРУ о настроении и амбициях ключевых политических фигур. Иногда выходило, что критически важными оказывались не отношения какого-либо диктатора с Кремлем, а его взаимоотношения с тещей.

Точность прогнозов молодого Смита в конце концов привлекла внимание проницательного нового Президента, который сразу же оценил его патриотизм, верность долгу и высокую нравственность. Перед тем как Президент был убит в Далласе, он и сам успел сделать некоторые предсказания. Он был убежден, что, несмотря на холодную войну, подлинная угроза национальной безопасности исходит не от внешних, а от внутренних врагов. Конституционные полномочия не позволяли Президенту защищать демократию от главной угрозы, а именно от преступников, разлагавших ее изнутри. В качестве временной меры он учредил КЮРЕ — организацию, которая была призвана помочь стране справиться с грозившей ей катастрофой. КЮРЕ создавалась специально под Харолда В. Смита и первоначально состояла из него одного — без непосредственных подчиненных и без официального финансирования, которое позволяло бы отыскать в конгрессе следы этой организации. Задача Смита состояла в том, чтобы использовать свои исключительные способности для определения и отражения угрожающих стране потенциальных опасностей. Ради выживания страны он имел право принимать любые меры, которые Смит считал необходимыми, включая убийство определенных лиц. Единственным его начальником был сам Верховный Главнокомандующий.

Решая периодически возникавшие жизненно важные проблемы, Смит после 1963 года работал с целым рядом президентов. Одни из них радовались, узнавая о существовании КЮРЕ, другие нет. Однако это ничего не меняло. Разведывательная сеть, созданная доктором Харолдом В. Смитом, уже жила своей собственной жизнью. Как это часто бывает, то, что создавалось на время, силою обстоятельств сделалось постоянным.

Закрыв за собой дверь кабинета, Смит решил, что после еды чувствует себя немного лучше. Прошедший день был очень неприятным. Подобно Маленькому Цыпленку, директору КЮРЕ приходилось убеждать других в серьезности грозящей стране опасности.

— Я правильно вас понял, доктор Смит? — спросил нынешний Президент, когда директор КЮРЕ проинформировал его о случившемся по прямой линии связи, соединявшей «Фолкрофт» с Белым домом. — Принимая этот гормональный препарат, о котором вы говорите, я могу есть всякое там французское жаркое и при этом худеть и становиться физически сильнее? И вы хотите моего согласия на то, чтобы с этим покончить?

Для Верховного Главнокомандующего препарат, известный под названием ГЭР — гормональный экстракт росомахи, — казался чем-то замечательным.

Для Смита он казался символом времени.

За последние двадцать с небольшим лет в США появилась целая индустрия, создающая условия для не требующего усилий самосовершенствования. Ее догмы в основном базировались на предположении, что вы являетесь таким, каким себя представляете. Речистые рекламные агенты внушали, будто можно полностью изменить свою жизнь, постоянно прокручивая в своей голове набор одних и тех же мыслей: «Я счастлив. Я сексуален. Я богат». Что удобно — эти формирующие имидж мысли не должны быть слишком оригинальными и, следовательно, их можно за определенную плату позаимствовать у тех же рекламных агентов. В обществе, посвятившем себя такого рода самосовершенствованию, для развития личности больше не требовалось подлинных усилий и напряженного труда. Для этого больше не требовалось приносить какие-либо жертвы, все было легко и просто.

Такая перспектива повергала Смита в холодный пот. С его точки зрения — точки зрения человека, который тридцать пять лет надевал на работу костюм, рубашку, галстук и даже белье одной и той же расцветки и фасона, — жить без цели значило вообще не жить.

В исторической ретроспективе такого рода схемы развития личности в девяносто шести случаях из ста терпели неудачу, так что их воздействие на общество до сих пор было крайне ограниченным. Однако в самом факте их распространения доктор Смит видел опасную долгосрочную тенденцию. Американский народ каким-то образом сумел себя убедить, что существует простой способ решения сложных проблем, и отчаянно пытался его отыскать.

Нация ждала появления чего-то вроде ГЭР. В отличие от героина, кокаина и метедрина новый препарат не был запрещенным — поскольку появился совсем недавно. ГЭР не создавал эйфории и не вызывал гиперактивности. Он всего лишь изменял процесс обмена веществ в человеческом теле, буквально за одну ночь превращая жир в мускулы.

Вершина самосовершенствования.

Этакий Святой Грааль в деле бодибилдинга. Но ГЭР не только увеличивал мускулы. Принимавшие его становились более агрессивными, более склонными защищать завоеванную территорию. И, как показала передача «Футбол в пятницу вечером», более склонными к вспышкам чудовищного насилия.

За последние несколько часов Смит построил несколько десятков компьютерных моделей и всякий раз приходил к одному и тому же результату. Пока препарат получают из натуральных источников, то есть из желез возбужденной росомахи, его социальный эффект будет ограниченным. Благодаря высокой стоимости ГЭР смогут приобретать только очень богатые люди. Эпидемию вызванных его потреблением увечий можно будет как-то пережить. Однако, если бы ГЭР удалось синтезировать химическим путем, он стал бы дешевле аспирина и в скором времени его можно было бы купить на каждом углу. По самым оптимистическим подсчетам, уже через восемнадцать дней после появления синтетического препарата в каждом крупном городе Соединенных Штатов пришлось бы ввести чрезвычайное положение. Еще через восемнадцать дней современное общество исчезло бы с лица земли. Те, кто принимает ГЭР, выследили бы и убили тех, кто его не принимает.

Выслушав эти новости, Президент громко вздохнул и спросил:

— Неужели все так плохо, а?

Дела и в самом деле обстояли очень неважно.

О разрушительном потенциале экспериментального препарата доктор Смит впервые узнал год назад, когда проводил рутинную проверку состояния академической науки. Директор КЮРЕ попытался провалить проект обычными способами — и считал, что достиг своей цели, добившись прекращения его финансирования. В большинстве случаев Смит именно так и регулировал проблему, прибегая к закулисным маневрам и не прибегая к насилию — просто чья-то многообещающая карьера без всяких видимых причин внезапно терпела крах. Убийства представляли собой крайнюю меру; кроме всего прочего, это стоило немалых денег. Но в данном случае Смит явно слишком долго выжидал, прежде чем призвал на помощь Римо и Чиуна — карающую руку КЮРЕ. Биохимик исчез вместе со всеми результатами своих исследований и обосновался где-то за границей. Где именно, Смиту пока определить не удалось.

За спиной директора раздался звук, напоминающий удар колокола. Доктор обернулся. Звук исходил от встроенного в стену цветного телевизора. Сложная компьютерная программа следила в глобальной информационной сети за всем, что представляло действительный интерес, и выводила на экран.

Сейчас телевизор показывал программу новостей из Лос-Анджелеса, в которой речь шла об убийстве кинозвезды, происшедшем в одном из шикарных голливудских клубов. На экране демонстрировались драматические кадры, показывающие, как актер Чиз Грэхем несет свою окровавленную жену Пуму к ожидающему их лимузину. Оба выглядели как супергерои из комиксов. Смит не сомневался, что это было результатом действия ГЭР. Когда лимузин исчез в дальнем конце бульвара Сансет, голос за кадром произнес:

— Хотя вначале считали, что она сама является жертвой нападения, приведшего к гибели покойной суперзвезды Виндалу, теперь полиция подтверждает, что Пума Ли является подозреваемой по делу о зверском убийстве.

«Вот, значит, как это началось», — подумал Смит.

7

Большими как блюдца голубыми глазами Бэмби Сью Бэкьюлэм смотрела на то, что лежало на ладони ее молодого мужа.

— Я знала, что для своего возраста ты в хорошей форме, дорогой, — сказала она, — но не ожидала ничего подобного.

— Душенька, ты еще ничего не видела! — заверил ее сенатор.

Не говоря больше ни слова, девяностолетний Ладлоу снова — уже в четвертый раз за истекший час — оседлал свою розовощекую молодую жену. В доме на побережье Малибу не осталось уже ни одного уголка, где бы они не занимались любовью. Сейчас новобрачные неистово совокуплялись в гостиной, разбрасывая в разные стороны диванные подушки.

Даже в ранней юности Лад не обладал такой могучей потенцией. Как и все тело, его свадебный инструмент также увеличился в объеме, а достичь необходимой твердости не составляло труда. Сенатор все время испытывал желание — причем огромное желание. Оно пылало, как пылает газ под булькающей кастрюлей с овсянкой, которую напоминали его старческие мозги. Сейчас законодатель не отвлекался ни на что, полностью сконцентрировавшись на том удовольствии, которое давал и которое получал. Старый Бэкьюлэм никогда еще не был столь полон жизни.

Как и раньше, все кончилось очень быстро, причем, как и раньше, сенатор был по-прежнему готов к новому бою. Почувствовав голод, он, не одеваясь, голым направился на кухню. Прямо руками Ладлоу атаковал остатки жаркого, удаляя толстый слой белого жира и отправляя его в рот. Жир тек по подбородку и капал на заросшую седыми волосами массивную грудь.

На другом краю гостиной Бэмби многозначительно кашлянула.

— Я хочу еще, дорогой, — сказала она, когда сенатор посмотрел в ее сторону.

— Тебе это и в самом деле нравится, да? — спросил Ладлоу.

— Я никогда не смогу тобой насытиться, — проворковала Бэмби. — Ты чародей. Ты супермен! Господи! — ахнула она, когда сенатор вновь устроился рядом с ней. — Дорогой, он стал еще больше.

Подчиняясь непреодолимому импульсу, Ладлоу схватил молодую жену за шею и начал трясти.

Это тоже доставляло неплохие ощущения.

* * *

Через полчаса голый Ладлоу Бэкьюлэм в одиночестве стоял на веранде. Высоко над головой сияла луна, и в ее бледном свете капли крови, которой с ног до головы был заляпан этот выдающийся американский законодатель, казались совершенно черными. Бэмби Сью наконец получила секса столько, сколько хотела. И Старый Лад тоже.

Он сунул палец в рот и попытался ногтем выковырять кусочек шеи его покойной жены, застрявший между двумя природными зубами (всего их оставалось три). Потерпев неудачу, сенатор направился обратно в дом — мимо сломанной двери, остатков разбитой мебели и лежавшего в гостиной кровавого месива.

Он нашел зубочистку как раз в тот момент, когда к дому подъехала кавалькада машин со сверкающими сине-красными «мигалками».

Сенатора это совершенно не обеспокоило.

Как раз для таких дел и существуют адвокаты.

8

Карлос Стерновски решил, что наконец может себе позволить долгожданный отдых. Даже после восьми месяцев пребывания на Дальнем Востоке он никак не мог привыкнуть к здешнему постоянному сочетанию духоты и влажности. Достав хлопчатобумажный носовой платок, Стерновски сдвинул назад свою соломенную шляпу с широкими полями — как у кули — и вытер мокрый лоб и щеки. Впереди по проходу между стальными клетками пробирались полуголые работники-тайваньцы, держа в обеих руках по сосуду со свежей кровью росомахи. Они двигались осторожно, зная, что пролитый сосуд может стоить им жизни. В руках у Стерновски был лишь компьютер-ноутбук, кибернетический лабораторный журнал, позволявший проследить, у кого из животных недавно брали кровь. Переведя дух, он стал смотреть, как одетые в лохмотья рабочие по небольшому склону поднимаются туда, где стоит его электрокар.

Вокруг все было заставлено рядами клеток — семьдесят рядов по семьдесят клеток в каждом. В них содержалось около пяти тысяч росомах, нелегально доставленных из Сибири на Формозу компанией «Фэмили Финг фармасевтиклз». Это стоило недешево — равно как и содержание животных.

Тем не менее капиталовложения уже начали окупаться.

Располагая хорошим финансированием, квалифицированным лабораторным персоналом и современным оборудованием, Стерновски очень быстро сумел выделить из крови росомах активный нейропетидный агент, что избавило от необходимости жертвовать животным для того, чтобы извлечь из его гипоталамуса необходимое сырье. Теперь росомахи стали чем-то вроде дойных коров — только вместо молока у них регулярно брали кровь. Давно миновали те времена, когда животных называли Донни или Мари — подобно племенным джерсийкам, у лабораторных животных были лишь номера, вытатуированные на ушах.

Стерновски спрятал носовой платок обратно в шорты и двинулся вверх по склону. Когда он приблизился к кару, тайваньские рабочие уже устанавливали завернутые в пальмовые листья сосуды с кровью на подстилку из ледяной крошки. Когда они повернулись, Стерновски увидел у каждого в носу белые пластмассовые затычки, странно выделявшиеся на фоне их коричневых лиц.

В условиях изнуряющей тропической жары сгрудившиеся на площади в девять гектаров росомахи издавали такую вонь, которая у большинства людей вызывала неудержимую рвоту. Что было самым ужасным — ни один рабочий не мог пройти мимо клеток без того, чтобы не вызвать на себя струю мускусной жидкости, причем росомахи обычно попадали точно в цель. Когда Стерновски сел за руль электрокара, двое рабочих принялись из шланга смывать со своих рук и ног маслянистую желто-зеленую жидкость. Неудивительно, что сбор крови с самого начала лег на плечи именно Стерновски — ни один квалифицированный работник просто не мог даже близко подойти к «Вонючей ферме», как ее называли. Только Стерновски был совершенно невосприимчив к запахам.

Объехав рабочих, Стерновски направил машину вверх по склону, мимо башни из гофрированного железа, где хранился корм для животных. Куда ни кинь взгляд, везде полуголые рабочие таскали воду, чистили клетки и катили тачки. Кормление, поение животных и удаление их экскрементов происходило непрерывно, от рассвета до темноты.

Поднявшись на вершину невысокого холма, ученый проехал мимо трейлера, где он жил и где выполнял основную часть работы, и стал спускаться на другую сторону. Прямая как натянутая струна дорога шла по верху насыпи, разделявшей надвое болотистую низину. Впереди заходящее солнце окрашивало в золотисто-розовый цвет сооружения главного комплекса компании — его алебастровые стены, огромные резервуары и переплетения труб.

Семья Финг сделала состояние на серии препаратов под названием «Импостер гербалистикс», представлявших собой имитацию экстрактов из желчи гималайского медведя, рога белого носорога и пениса бенгальского тигра — и все это в легко усваиваемой организмом порошкообразной форме. Семейство специализировалось на том, что в больших количествах изготавливало вещества, которые благодаря капризам природы или деятельности человека теперь являлись редкостью. Сначала определялось активное вещество, используемое в народной медицине, затем фармакологи выводили определенные штаммы бактерий, которые, словно микрофабрики, производили нужное химическое соединение, являвшееся отходами их жизнедеятельности. Таким образом получался синтетический продукт, химически идентичный природному и, как гласили рекламные объявления, столь же эффективный и безопасный.

«Импостер гербалистикс» ежедневно потребляли как миллионы жителей Азии, которые могли теперь позволить себе нечто самое лучшее, так и те жители Запада, которые хотели бы приобщиться к восточной медицине, но не желали иметь на своей совести убийство редких животных. Естественно, никто не спрашивал семью Финг, откуда она берет сырье для своих чудодейственных бактерий, хотя было ясно, что продолжающиеся эксперименты над животными привели на грань исчезновения не один биологический вид.

Как хорошо понимали и Стерновски, и семейство Финг, главное различие между «Импостер гербалистикс» и ГЭР заключалось в том, что последний действительно давал эффект.

Биохимик подогнал электрокар к загрузочной площадке, где выстроились в ряд рабочие в жестких белых комбинезонах и твердых фибергласовых шляпах. Грузчики должны были отнести кровь в помещение для хранения.

Когда ученый сошел с машины, бригадир грузчиков сделал шаг ему навстречу и сказал:

— Папа Финг — он хочет видеть вас наверху. Он сказал, что ждать нельзя. Идите сейчас.

Стерновски кивнул. Но прежде чем войти в здание, ему нужно было переодеться. Зайдя в стоявшую перед главным входом стальную будку, Стерновски сбросил с себя веревочные сандалии и залез в закрывавший все тело стерильный комбинезон. Так как биохимику иногда по пять раз на дню приходилось совершать рейсы между фермой и заводом, он пришел к выводу, что быстрее и проще прятать всю эту грязь, чем смывать ее под специальным антисептическим душем — причем эффект получался тот же самый. Сменив свою соломенную шляпу на белую хлопчатобумажную кепку, Стерновски направился к лифту.

Даже сквозь материал комбинезона чувствовалось, что кондиционеры в здании работают превосходно. Стерновски вышел из лифта на десятом этаже. Хотя в этой части комплекса не производилось никаких препаратов, здесь также поддерживалась стерильная чистота. Вход в апартаменты Филлмора Финга, основателя и бессменного президента компании, находился в середине коридора. Над дверью было вырезано причудливое подобие арки.

Войдя в приемную, Стерновски услышал доносящийся из кабинета президента грохочущий голос Филлмора Финга. Хотя биохимик плохо понимал устную китайскую речь, он все же догадался, о чем идет речь, поскольку слышал эти слова не один раз.

— Чем я заслужил такое предательское отношение? — повторил старший Финг, когда его личный секретарь через двойные двери провел Стерновски в святая святых компании. Одетый в шикарный серый костюм от Сэвила Роу, коренастый фармацевтический магнат стоял перед своим сыном номер два Фосдиком, который был в компании главой научно-исследовательской службы. Если не принимать во внимание прискорбное состояние волос на голове у папы и сопли, вытекающие из правой ноздри сына, то их лица можно было бы считать совершенно одинаковыми.

При появлении Стерновски Филлмор Финг замолчал. Подойдя к своему столу, он достал из специального ящика массивную кубинскую сигару и тут же принялся сердито выпускать большие клубы дыма.

Фосдик поспешил последовать примеру отца и дрожащими руками начал рыться в яшике.

— Эй, Фос, дай-ка и мне...

На белой кожаной кушетке, развалясь, сидел старший сын Филлмора, Фарнхэм. На нем была цветастая гавайская рубашка, мешковатый шелковый спортивный пиджак, столь же мешковатые шелковые брюки и ручной работы итальянские туфли. В компании Фарнхэм Финг работал директором по экспортным поставкам. Сейчас он был очень доволен, что досталось не ему.

Фосдик бросил брату сигару, а когда отец отвернулся, вытер свой нос рукавом лабораторного халата.

Следующую минуту или две все трое Фингов хранили молчание, казалось, сосредоточившись на том, чтобы выпустить в воздух как можно больше дыма. Это действительно было необходимо, поскольку даже стерильный комбинезон пропускал одуряющие запахи росомашьей фермы, которые принес с собой Стерновски.

Когда в комнате наконец повисло густое сизое облако дыма, Филлмор опустил сигару и обратился к американцу.

— На третьей стадии опытов мы потерпели большую неудачу, — сказал он на прекрасном английском языке. — Благодаря небрежной работе моего отпрыска...

— Но ведь еще в полдень все шло прекрасно! — с изумлением сказал Стерновски. — Что же такое случилось?

— Скажи ему! — потребовал Филлмор от своего младшего сына.

— В последние несколько часов произошли некоторые непредвиденные события, — сказал Фосдик.

— Да покажи ему, идиот! — взорвался Филлмор.

Со стыдом склонив голову, главный химик компании включил стоявший в кабинете видеомагнитофон.

Надпись в нижней части экрана свидетельствовала о том, что на пленке зафиксирован ход опыта над подопытным номер четыре. Семья Финг вела эти съемки не только для научных целей — Фарнхэм собирался затем использовать их в ходе глобальной рекламной кампании. На экране по больничной палате взад-вперед расхаживал огромный мужчина. Его звали Тоши Такахара. Бывший профессиональный борец сумо три дня принимал синтетический ГЭР, и за это время его огромное брюхо растаяло как лед, уступив место Гималаям мощных мышц.

— Он кажется очень возбужденным, — сказал Стерновски.

— Вы бы тоже стали возбужденным, если бы у вас начал расти хвост! — засмеялся Фарнхэм.

— Что? Но это невозможно!

— Мы тоже сначала так думали, — мрачно сказал Фосдик. — В начале третьего подопытный номер четыре стал жаловаться на неприятные ощущения в пояснице. Мы осмотрели его и обнаружили значительное узелковое уплотнение, которого утром не было. В связи с его быстрым ростом мы решили, что гормон дает побочный канцерогенный эффект. Конечно, мы сразу же сделали биопсию.

— И что же?

— Оказалась, что там не опухоль, а совершенно здоровая кость.

Камера показала крупным планом обнаженную для обследования нижнюю часть японца. На ней виднелось нечто напоминавшее купированный хвост доберман-пинчера.

— Не понимаю, — сказал Стерновски. — Такого не могло случиться.

— Мало того! — сказал старший Финг. Он нетерпеливо взмахнул рукой, и Фосдик перекрутил пленку вперед. На экране снова был борец сумо. Придерживая зубами полы больничного халата, Такахара по очереди аккуратно помочился в каждый из четырех углов палаты.

— Он это проделывает каждые пятнадцать минут. А если персонал пытается за ним вытирать, то и чаще.

— О Господи! — сказал Стерновски, когда до него дошла суть дела. — Он метит свою территорию.

— Кажется, мы теряем номера четыре, — сказал Фосдик.

— Мы можем потерять гораздо больше, — огрызнулся Филлмор. — Все, чего я достиг в жизни, находится под угрозой. Основываясь на сверхоптимистических оценках, я вложил двести миллионов долларов в строительство нового фармацевтического завода в Юнион-сити, штат Нью-Джерси. Из-за полной некомпетентности моих собственных детей новый препарат не будет готов к сроку, то есть к 31 декабря.

Этот срок являлся ключевым в выработанной Фарнхэмом стратегии маркетинга. Расчет строился на том, что гормон появится на прилавках уже скупленных семьей Финг магазинов как раз в начале нового года, когда семьдесят миллионов бесформенных, располневших американцев будут полны решимости начать новую жизнь. Юристы компании собирались хотя бы на время обойти правила распространения новых лекарственных средств, назвав препарат «пищевой добавкой».

Этого времени должно хватить для того, чтобы семья Финг успела получить несколько миллиардов чистой прибыли.

— Ты, — сказал Филлмор, указывая пальцем на своего сына Фосдика, — вонзил нож в отцовское сердце.

Даже когда старший Финг был охвачен гневом, все равно складывалось впечатление, что на самом деле он полностью владеет собой. Стерновски заметил этот любопытный факт еще в Пенсильвании, когда впервые увидел фармацевтического магната. Именно во время своего посещения Пурблайндского университета Финг и узнал о его работе. Филлмор был членом Международного общества содействия фармакологии, которое ежегодно выделяло Пурблайнду семьдесят пять миллионов долларов. И хотя Финг делал щедрые пожертвования, это не приносило ему того, чего он хотел, а именно — уважения коллег. Другие сильные люди фармацевтической индустрии смотрели на Филлмора Финга свысока, поскольку он сделал все свои деньги на «этнической гомеопатии».

— А что с остальными подопытными? — спросил Стерновски. — У них те же негативные реакции?

— Есть некоторые проблемы с поведением, — ответил Фосдик. — Крайняя раздражительность. Вспышки насилия. То же самое проявляется при воздействии натурального гормона, но при применении синтетического продукта эффект значительно усиливается.

Стерновски содрогнулся. Эти побочные эффекты не остановили Филлмора при проведении предпродажных испытаний самой первой формы препарата. Продавая очищенный натуральный продукт по астрономическим ценам, пусть даже только узкому кругу из немногих знаменитостей, он сумел окупить часть первоначальных капиталовложений.

— Должно быть, в формуле синтетического продукта допущена какая-то ошибка, — сказал американец.

— С химической точки зрения он идентичен натуральному гормону, — возразил Фосдик.

— Этого не может быть, — сказал биохимик. — Вы где-то ошиблись.

— Подумай! — приказал Филлмор своему сыну номер два. — Подумай, что это может быть за ошибка!

Фосдик ответил не сразу.

— Возможно, мы не смогли удалить из бактериального продукта какие-то примеси, и эти примеси повлияли на желаемую реакцию. Если дело обстоит именно так, значит, их не может обнаружить даже наше самое лучшее оборудование. Другая возможность заключается в том, что в процессе производства были утрачены какие-то важные примеси натурального происхождения. Возможно, синтетический гормон является для человека слишком чистым. Может быть, именно этим объясняется тот факт, что он действует значительно быстрее, чем натуральный.

У Стерновски было готово другое объяснение.

— Возможно также, что мы наблюдаем каскадный эффект, не имеющий отношения к наличию или отсутствию примесей. Изменения в составе крови, связанные с внезапным расщеплением жира, могут вызвать цепную реакцию соматических и психологических эффектов.

— Судя по тому, что вы оба говорите, причины вы не знаете, — сказал Филлмор.

— Да, отец, — согласился Фосдик.

— У меня есть предложение, — сказал Стерновски. — Мы немедленно разделяем подопытных на несколько контрольных групп. Двум из них мы полностью перестаем вводить препарат. Двум другим уменьшаем дозу. А последним двум даем столько, сколько и раньше.

— Нет! — резко сказал Филлмор.

— Нет?

— Главное — это коммерческая пригодность товара. Коммерческая пригодность и соблюдение сроков. Что нам нужно знать, так это являются ли побочные эффекты настолько негативными, чтобы потребители перестали покупать препарат в его нынешней форме? Чтобы найти ответ, мы должны сохранить теперешнюю дозу для всех испытуемых.

— Но это же живые люди, а не лабораторные крысы! — запротестовал Стерновски.

— Неверно! — заявил Филлмор. — Это живые люди, которые согласились играть роль лабораторных крыс.

— Вы действительно считаете, что кто-то, находясь в здравом уме, согласится с появлением хвоста?

Филлмор пожал плечами.

— Если правильно провести рекламную кампанию, это может стать модным...

Стерновски открыл было рот, но от изумления так и не смог выговорить ни слова.

— Добро пожаловать в семью Финг! — закинув руки за голову, весело сказал сидевший на кушетке Фарнхэм Финг.

9

Проблуждав по Сайми-Вэлли двадцать минут, Римо взялся за дело сам. Теперь каждый раз, когда Чиун подсказывал ему направление, Римо двигался в противоположную сторону.

— Поверни вправо, — говорил Чиун.

Римо поворачивал влево.

— Я сказал — вправо, — говорил Чиун, указывая направление своим длинным ногтем.

— Извини, — говорил Римо.

Единственное, о чем он сейчас сожалел — что после того, как они съехали с шоссе, позволил мастеру Синанджу подсказывать курс. План Чиуна, кажется, состоял в том, чтобы они, двигаясь по спирали, с расстояния в несколько миль незаметно подобрались к цели. Альтернативы этому не было никакой, поскольку Чиун не умел водить машину и поменяться местами с Римо не мог — к счастью для обитателей Сайми-Вэлли и их страховых компаний.

— Теперь налево, — говорил Чиун.

Римо поворачивал направо.

— Мы едем неправильно.

— Ох, извини...

Через три минуты они прибыли на автостоянку, располагавшуюся рядом с тренировочной базой и штаб-квартирой «Л.А. Райотс», и принялись протискиваться через толпу репортеров и телеоператоров. Намеченная пресс-конференция только-только началась.

Возле украшенного портиком главного здания было установлено десятка полтора микрофонов, рядом с которыми стояло трое мужчин: один громадный, один просто большой и один очень маленький.

— Для тех, кто меня не знает, — сказал маленький, сделав шаг вперед, — я представлюсь. Я Джимми Коч-Рош, поверенный мистера Бумтауэра. Сейчас я зачитаю короткое заявление от имени мистера Бумтауэра и «Л.А. Райотс», а затем вкратце отвечу на ваши вопросы.

Знаменитый адвокат даже на десятисантиметровых каблуках едва доходил клиенту до талии.

— Тот шок и отвращение, — начал Коч-Рош, — которые мы все испытали во время вчерашних трагических событий на футбольном поле, навсегда останутся в нашей памяти. Однако, по здравом размышлении, мы должны, как цивилизованные люди, задать себе два важных вопроса. Во-первых, явились ли эти события неожиданными, и во-вторых — кто в действительности виноват?

Мне не нужно говорить вам, что американский футбол — это очень жестокая и опасная игра. Карьера игрока профессиональной лиги в среднем длится менее двадцати двух месяцев. Большинство игроков пришли в спорт сразу после начальной школы, так что они хорошо знают, на что идут. Несмотря на опасность, они играют в американский футбол, потому что любят эту игру. А поскольку они ее так любят, то продолжают играть, даже получив травму. Это настоящая трагедия. Гибель защитника и центрового «Омаров» можно было предотвратить, причем со стопроцентной гарантией.

— Ну как такого не полюбить? — пробормотал стоявший рядом седеющий репортер.

Старший тренер команды Дэнглер тут же подал адвокату большой конверт.

— Спасибо, Гарри, — сказал Коч-Рош.

Открыв конверт, он вытащил оттуда пачку рентгеновских снимков и помахал ими перед объективами телекамер.

— Вот здесь — неоспоримое доказательство того, что мой клиент невиновен ни в каких преступлениях. Эти рентгеновские снимки были сделаны две недели назад на тренировочной базе «Омаров» в Бангоре. Они указывают на то, что у обоих пострадавших игроков были проблемы с позвоночником, из-за которых они не должны были принимать участие в последней игре, а возможно, должны были вообще покинуть профессиональный спорт. Как и вся команда, мистер Бумтауэр действовал, полагая, что соперник способен играть в полную силу. К несчастью, это предположение оказалось неверным. Мы утверждаем, что ответственность за происшедшее должны нести не мы. Теперь я отвечу на ваши вопросы.

— О каких проблемах с позвоночником вы говорите? — спросил один из репортеров. — Можете ли вы сказать об этом поточнее?

Коч-Рош посмотрел на листок бумаги, приколотый к верхнему снимку.

— В случае с центровым «Омаров», — сказал он, — это врожденная аномалия четвертого грудного позвонка. В случае с защитником — микротрещины в первом и втором шейных позвонках. Ужасно, но эти люди были обречены.

— Вы ожидаете, что скоро будет выдвинуто обвинение в непредумышленном убийстве? — выкрикнул другой репортер.

Коч-Рош покачал головой и нараспев произнес:

— Нет преступления — не будет и срока. Следующий вопрос! — Он указал рукой на парня в фирменной красной рубашке одного из телеканалов.

— А как насчет лиги? — спросил телевизионщик. — Рассматривает ли она вопрос о санкциях по отношению к вашему клиенту — возможно, о его пожизненной дисквалификации?

— Я уверен, что номер 96 на следующей неделе снова будет выступать за черно-оранжевых.

Толпа вздрогнула.

— Что вы скажете насчет слухов, будто ваш клиент использовал запрещенные препараты? — последовал новый вопрос.

— Это клеветнические выдумки. Как и все игроки, он регулярно проходил тест на допинг, и результаты всегда были отрицательными.

Репортер быстро нанес еще один удар.

— А как вы объясните внезапные изменения его внешности и огромное увеличение веса?

— Я не обязан это объяснять. Следующий вопрос.

В этот момент Брэдли Бумтауэр низко наклонился и что-то прошептал на ухо Коч-Рошу. Римо показалось, что большой палец футболиста почти такой же ширины, что и плечи адвоката.

— Хорошо, хорошо! — сказал Коч-Рош, жестом отсылая Бумтауэра прочь, и тут же сделал дополнение: — Мой клиент сообщил, что увеличение мышечной массы произошло благодаря новой пищевой добавке, содержащей лекарственные травы, которая была легально импортирована из Азии. Смею вас заверить — это природный продукт, никакой синтетики.

Свой вопрос был и у седеющего репортера.

— После того, как все собственными глазами видели то, что мистер Бумтауэр сделал с теми двумя игроками, неужели вы рассчитываете, что кто-то проглотит эту чепуху насчет старых травм?

— Конечно, каждый волен иметь собственное мнение, — ответил адвокат. — Однако, основываясь на имеющихся доказательствах, я уверен, что мой клиент будет полностью оправдан.

Раздались назойливые гудки. Коч-Рош сунул руку в карман пиджака и вытащил оттуда сотовый телефон. Отвернувшись от микрофонов, он начал с кем-то разговаривать. Разговор оказался коротким.

— На сегодня все, — вновь повернувшись к аудитории, объявил адвокат. — Леди и джентльмены, благодарю вас за внимание.

Игнорируя протесты репортеров, троица тут же исчезла в дверях штаб-квартиры «Л.А. Райотс».

— Откуда вы, ребята? — спросил Римо седеющий журналист после того, как не обнаружил у него и Чиуна журналистских карточек-удостоверений. На его собственной широкой груди висела карточка с фотографией, на которой было написано: Лес Джонсон, «Нэшнл спортс хотлайн».

— Я Римо Вормвуд, из «Фолкрофт ньюз-диспэтч».

— Никогда не слышал о таком издании.

— Ежедневная газета, которая выходит в одном маленьком городе. На Восточном побережье, в Лонг-Айленде.

— А вы? — Джонсон посмотрел на Чиуна, который до сих пор так и не произнес ни слова.

— Это Дэн Тьен, — сказал Римо. — Он спортивный редактор журнала «Корея сегодня» — из Северной Кореи.

— Надо же, я не знал, что в Северной Корее интересуются американским футболом.

— Они смотрят его по спутниковому телевидению, — сказал Римо.

— Кажется, у вас там очень популярна спортивная гимнастика? — сказал Джонсон. — Я видел вашу национальную сборную на Олимпийских играх. Очень впечатляюще.

— Все дело в постановке дыхания, — признал Чиун. — Главное — это правильно дышать.

— Не буду с вами спорить, Дэн.

— А что, Джонсон, — сказал Римо, — если смелому и предприимчивому репортеру придет в голову мысль проникнуть на тренировочную базу «Райотс», то сможет ли он это сделать?

— Это плохая идея, Вормвуд, — грустно сказал ветеран журналистики. — Очень плохая. Вы думаете, почему эта стая шакалов околачивается здесь и валяет дурака — вместо того чтобы ринуться в здание и сделать лучший репортаж года? Вы думаете, мы все здесь такие деликатные?

— Ага, я уже над этим думал. Правда, на входе вроде бы нет никакой охраны.

— Не беспокойтесь, охрана есть. Она сидит внутри и только дожидается случая кого-нибудь схватить. Охранников здесь набирают из числа футболистов-неудачников. Они все здоровенные и тупые, хотя и не такие здоровенные и тупые, как игроки. Даже если вам удастся подобраться к ним достаточно близко, чтобы задать вопрос, без санкции начальства эти игроки вам ни слова не скажут. Если они вас поймают внутри, то переломают руки и ноги, а затем бросят в помойку. И чайки выклюют вам глаза, Вормвуд.

— Это чисто теоретический разговор, — сказал Римо.

— Точно?

— Точно!

— Ну, в таком случае я бы пошел к грузовому входу и спрятался бы там, дожидаясь возможности пробраться на склад. Эй, подождите! Куда вы идете? Вы разве не слышали, что я сказал? Эй!

Но Римо и Чиун уже исчезли в толпе.

10

Высокий мужчина в черно-оранжевой майке дотронулся до стены склада. Раздался металлический лязг, дверь открылась и охранник вошел в нее.

Дверь не успела закрыться, как Чиун уже был на ногах.

Его единственный ученик тоже решил воспользоваться появившейся возможностью. Однако, несмотря на все годы учения, это решение пришло к нему мгновением позже. Мастер Синанджу скользил по бетонной поверхности загрузочной площадки с такой быстротой, словно передвигался на роликовых коньках. За собой он слышал шумное дыхание Римо и топот его огромных ног.

Чиун испустил печальный вздох. Именно тогда, когда он решил, что его ученик наконец достиг должного уровня мастерства, приходится испытывать разочарование. Неизбежное разочарование.

Утомляет не то, что нужно кого-то учить, подумал Чиун, а то, что требуется учить вновь и вновь.

Тридцатилетний опыт общения с учеником укрепил его в убеждении, что белые могут хранить приобретенные знания всего несколько дней. Конечно, они могут вспомнить свой номер социального страхования, свою фамилию и то, как открывать тюбик с зубной пастой. А вот более важные и тонкие вещи остаются для них недосягаемыми. Например, умение правильно дышать. Или бегать. Возможно, пора опять доставать длинные полосы рисовой бумаги. Сначала пусть Римо снова научится ходить босиком по хрупкой поверхности, не разрывая ее. Затем — бегать по ней. И наконец, бегать в этих нелепых, жестких итальянских туфлях.

Работа единственного в мире учителя Синанджу требует бесконечного терпения, полной самоотверженности и величайшего апломба. Другими словами, подумал Чиун, это как раз для него. Проблема заключается только в оплате.

За все сверхурочное время, посвященное исправлению ошибок своего ученика, Чиун не получил ни одного дополнительного куска золота. Нет, при заключении контракта это никогда не учитывалось. То, что Чиун получал от Смита, они всегда делили между собой. Конечно, не в равных пропорциях — зачем Римо золото, если он и так удостоен чести работать с Верховным мастером Синанджу. К тому же Чиун должен был содержать целую деревню Синанджу, где он когда-то родился.

Много лет назад, в начале обучения Римо, мастер пытался отговорить своего работодателя от этой затеи. Чиун доказывал, что ученик будет для него обузой, что за хорошую цену он и сам может осуществить все необходимые убийства. Однако Император Смит уже тогда предвидел возникновение одной важной проблемы — что в окружении белых Чиуну будет трудно незаметно пробраться к цели. А ведь именно это необходимо ассасину, чтобы успешно выполнить свою миссию. Сегодня мудрость Императора вновь нашла свое подтверждение. Именно благодаря чудовищной, все затмевающей белизне Римо Чиуну удалось так удачно смешаться с толпой репортеров перед зданием.

Говорят, что покорность судьбе — это первый шаг на пути к блаженству. Хотя Римо выполнил все ритуалы, необходимые для того, чтобы стать мастером, он по-прежнему совершал ошибки. Очевидно, судьба Чиуна заключалась в том, чтобы всегда находиться рядом с этим вечным студентом. Нельзя сказать, что в корейской культуре подобные вещи были бы чем-то неслыханным. В знаменитых повестях древности каждый благородный герой имел при себе комичного слугу — Чонгвука.

Римо — это его Чонгвук.

С должным проворством мастер преодолел расстояние до двери, ведущей из склада на собственно тренировочную базу. Справа от входа, на высоте груди, находилась наборная панель с десятью клавишами, управлявшая кодовым замком. Над клавишами располагался небольшой экран. Панель очень напоминала Чиуну его драгоценный пульт дистанционного управления "Фазер нового поколения «Стар трек». Чиун поднял руку, но не стал касаться клавиш, а начал медленно водить над ними ладонью, как будто грея ее над пламенем свечи.

— Что ты делаешь? — спросил Римо, наконец догнавший мастера. — Ты не мог видеть код, который использовал тот парень.

Чиун не стал тратить время на ответ. Дотронувшись своим кривым ногтем до пластмассовой панели, он по очереди нажал три клавиши.

Те, что были теплыми.

— Так можно провозиться весь день, — пожаловался Римо, когда на экране замигала надпись «Входа нет».

Чиун снова набрал те же три цифры, но уже в другой последовательности.

— Входа нет. Входа нет. Входа нет.

— Мы не можем потратить на это целый день, Маленький Отец.

После четвертой попытки замок щелкнул.

— Просто повезло! — фыркнул Римо.

Чиун покачал головой.

— Везение не имеет к этому никакого отношения.

— Тогда как же ты его открыл?

— Мне пришлось бы десять лет тебе это объяснять, а через неделю ты бы все равно все забыл. Вместо того, чтобы тратить время на вещи, слишком сложные для твоего рассудка, давай лучше поспешим выполнить приказ Императора.

В здании тренировочной базы коридоры оказались широкими и низкими. Нигде не было видно окон — только двери, ведущие во внутренние комнаты, некоторые двери были сделаны из прозрачного стекла. Римо и Чиун спешно миновали небольшую операционную и прекрасно оборудованный рентгеновский кабинет. Дальше располагался центр гидротерапии. Римо заглянул в замочную скважину. Две из пяти ванн были заняты, но нужного им игрока здесь не было.

Когда Римо и Чиун проходили мимо открытой двери какого-то кабинета, их заметил человек в белом халате, сидевший за заваленным бумагами столом. Казалось, их появление его удивило. Римо и Чиун уже отошли от этого помещения на добрый десяток метров, когда послышался скрип отодвигаемого стула. Физиотерапевт на секунду высунул голову из-за двери, затем снова скрылся в своем кабинете.

Когда Чиун увидел впереди трех здоровенных типов в оранжево-черных майках, то понял, что человек в белом позвал на помощь. Встав плечом к плечу, охранники полностью перегородили коридор. Когда Римо и Чиун подошли вплотную, стоявший в середине охранник поднес к лицу маленький черный предмет и заговорил в него.

— Ага, мы их нашли. Не-а, мы сами справимся.

Даже по стандартам своей расы главный охранник был чересчур волосатым. За исключением узкой полоски лба и области под глазами его бледное лицо полностью заросло коротко подстриженной курчавой черной бородой. Длинные волосы на голове спадали назад и в стороны — в подражание звездам музыки кантри, коих показывают по славной сети Нэшвилла. Волосы на руках напоминали те, что росли на бороде, только были не подстрижены.

— Что ты тут делаешь вместе с Конфу? — спросил у Римо волосатый мужчина.

Этот вопрос немедленно привел Чиуна в ярость.

— Что он хочет сказать своим «Гонфу»? — спросил у своего ученика разъяренный мастер Синанджу. — Неужели он по ошибке принимает меня за китайца? Разве он слепой? Как можно спутать меня с варварами?

— Я принял тебя за дерьмо, — сообщил ему охранник. — Которое скоро будет мертвым.

— Конфу — это китайское боевое искусство, — объяснил Римо. — А мой друг — кореец. Для него это очень важно и связано с тысячелетней историей вторжений, господства, грабежей и насилия. Фигурально говоря...

— Хватит пустой болтовни! — сказал главный охранник. — Вы двое нарушили границы частной собственности «Л.А. Райотс». Это преступление карается пинками по заднице.

— Послушайте, — сказал Римо, — нам только нужно переговорить с одним из ваших игроков. Две минуты, и мы уйдем.

— Приятель, вы уже уходите.

По его молчаливому сигналу двое других охранников тут же двинулись на Римо, стремясь взять его в клещи. Охранники не ожидали серьезного сопротивления, поскольку каждый из них был тяжелее Римо килограммов на сорок. Ввиду такой разницы они даже были готовы принять на себя один-два удара, чтобы потом как следует разделаться со слабым соперником.

В этом заключалась их серьезная ошибка.

Оба охранника одновременно резко подались вперед. Подобные веши они уже тысячи раз проделывали на футбольном поле. Вот только почему-то на этот раз скорость броска оказалась недостаточной: пальцы охранников ухватили только воздух. На мгновение охранники застыли в недоумении, не понимая, куда девался соперник. В этот момент каждый из них представлял из себя превосходную мишень.

Раздался громкий хруст костей, и оба охранника упали на колени. Ударившись лбами об пол, оба схватились за бока. Из их губ вырывалось хриплое дыхание.

— Слишком медленно, — прокомментировал Чиун. Он имел в виду не поведение упавших стражей, чье боевое мастерство не стоило даже обсуждать. Замечание относилось к его ученику — Чонгвуку, комичному слуге. Наконец, дав себе волю, мастер выдал то, что, по его мнению, являлось крайним оскорблением. — Если бы они были Гонфу, — сказал он Римо, — они бы тебя поймали.

— Эй, послушай, это же несправедливо...

В этот момент волосатый прыгнул на спину Римо, пытаясь подавить его своим весом.

— Оп! — сказал Римо и слегка повел талией. Именно слегка.

Волосатый охранник перелетел через его плечо и со стуком врезался головой в стену. Его тело тут же мягко сползло на пол.

Чиун не удостоил охранника даже взглядом.

— Мы потеряли здесь очень много времени, — сказал он, переступая через бесчувственное тело.

— Впереди, должно быть, зал для занятий тяжелой атлетикой, — вслед мастеру сказал Римо. — Ты слышишь звон металла? А музыку в стиле рэп?

Чиун внезапно остановился.

— Что случилось? — спросил его Римо.

— Какой отвратительный запах! — Чиун помахал рукой перед своим носом. — Вонь как от пожирателя красного мяса, страдающего недержанием мочи.

— Не смотри на меня так.

— Ты не ешь красное мясо, так что, наверно, это не ты.

— Спасибо за доверие, — сказал Римо. — Однако, учитывая, где мы находимся, отвратительные ароматы могут исходить от кого угодно и откуда угодно.

— Это не обычный запах, — возразил Чиун. — Это напоминает запах, исходящий от зарослей кустарника после того, как пройдет легкий весенний дождь.

— Ты хочешь сказать, что воняет кошачьей мочой?

Устремившись вперед, Чиун завернул за угол и вошел в зал для занятий тяжелой атлетикой — настолько просторный, что в нем могла бы уместиться вся команда «Л.А. Райотс». Стены были увешаны доходящими до потолка зеркалами, а на полу стояли хитроумные стальные конструкции и во множестве валялись гантели и штанги. Когда Римо вслед за Чиуном вошел в зал, на них уставилась вся линия нападения «Л.А. Райотс» — потные здоровенные молодцы, общий вес которых приближался к тонне.

Улыбнувшись оранжево-черным игрокам, Римо вполголоса сказал Чиуну:

— Джонсон говорил, что они больше и тупее, чем охранники. Он забыл добавить, что они еще и моложе.

За спинами нападающих раздался громовой залп — из чьих-то кишок с грохотом выходили газы. Присев на корточки, чудовищных размеров мужчина держал на своих широких плечах стальную штангу, с обеих концов прогибавшуюся под громадным весом. Через секунду Брэдли Бумтауэр выпрямился, со звоном опустив на помост триста двадцать килограммов стали.

— Это от него пахнет, — объявил Чиун, указывая на игрока пальцем.

— Этот парень нам и нужен, — сказал Римо.

Второй из самых опасных людей на планете сделал шаг вперед, и в тот же миг пятеро игроков, словно могучие дубы, встали у него на пути.

— У нас есть дело к вашему большому другу, ребята, — сказал Римо.

— А чем именно вы занимаетесь? — спросил центровой, поигрывая двухпудовой гирей.

— У нас славное и освященное веками ремесло, — с гордостью ответил Чиун. — Мы ассасины.

Римо с тоской посмотрел на мастера.

Бумтауэр взревел от ярости и начал пододвигаться ближе.

— Отойди назад! — сказал ему правый крайний, поднимая руки вверх. — Ты и так уже наломал дров. Если ты еще наделаешь неприятностей, тебя не допустят к игре на следующей неделе.

— Ты нам нужен против Портленда, парень, — сказал правый удерживающий. — Без тебя мы проиграем.

Нападающие придвинулись к Римо.

— Занятия в этом зале нам очень дороги, — сказал центровой, все еще вооруженный гирей. — И нам очень не нравится, когда в самые сокровенные минуты на нас пялятся всякие остолопы. Вы, ребята, должно быть, психи, сбежавшие из Атаскадеро, но это все равно не дает вам никаких поблажек. Мои друзья подержат вас за руки и за ноги, пока я буду выбивать из вас эту дурь. От вас только мокрое место останется. — Он подбросил вверх гирю.

— Эй, Чиун, мне может понадобиться небольшая помощь, — сказал Римо. — А, Чиун?

Верховный мастер Синанджу демонстративно убрал руки в широкие рукава своего одеяния. Этот жест не требовал дальнейших пояснений.

Их было всего пятеро, так что его ученику следовало полагаться только на самого себя.

— Вот-вот, старичок, — сказал левый крайний, — ты пока отдохни, а через минуту мы тобой займемся.

Тем временем Римо, подобрав из стоявшей на полу корзины футбольный мяч, крепко сжал его рукой — так крепко, что костяшки пальцев побелели.

Мяч тут же взорвался, словно воздушный шарик — только гораздо громче.

Нападающие приостановили свое наступление.

— Неужели этим маленьким трюком он хочет нас испугать? — спросил левый удерживающий.

Римо вытащил из корзины второй мяч.

— Я очень вежливо прошу вас освободить дорогу, — сказал он.

— И что же ты сделаешь — снова травмируешь нам слух? — смеясь, спросил центровой.

Римо отступил назад для броска и сжал мяч. «Райотс» не испугались угроз, так что теперь пускай он летит.

Линия нападения подумала, что это еще одна попытка их запугать.

Только Чиун заметил тот момент, когда Римо выпустил мяч из рук. Пролетев шесть метров до намеченной цели, снаряд ударил в самую середину тяжелого подбородка центрового и сразу же словно взорвался. Голову гиганта отбросило назад, и он опрокинулся на спину. Пытаясь защититься от разлетающихся клочьев кожи, его товарищи по команде втянули головы в плечи и закрыли лицо руками.

Римо достал еще один мяч и похлопал им по ладони.

Правый крайний нагнулся над центровым.

— Луи отрубился, — сказал он. — Этот тощий маленький козел его нокаутировал мячом. Господи, да он остался совсем без зубов!

— Убей-ка вот это! — прорычал правый удерживающий, поднимая тот предмет, который выронил центровой.

Римо пригнулся, и двухпудовая гиря пролетела у него над головой.

Последовав примеру своего товарища, остальные игроки тоже стали метать в него гири.

Римо даже не пытался уклониться от них. Когда тяжелые предметы попадали в него, он тыльной стороной запястья отбрасывал их в сторону. Гири с грохотом ударялись об пол и катились бог знает куда.

— Сделаем эту скотину! — крикнул левый удерживающий, подбегая к куче стальных пластин. — Расплющим ему задницу!

Он с легкостью поднял стальной «блин» весом четырнадцать килограммов и, раскрутившись на манер дискобола, послал его в сторону Римо.

Но в восприятии Римо пластина двигалась в воздухе так медленно, что от нее мог уклониться даже ребенок.

Чиуну уже наскучил весь этот спектакль. В нем не было никакой утонченности, никакого изящества. Достав руки из рукавов, он прижал их к ушам, чтобы защитить свой слух от грохота ударяющихся об пол тяжестей. Когда игроки «Райотс» истощили свой запас металлических пластин, стало видно, что они заметно устали. На груди и под мышками проступили капли пота, дыхание стало учащенным. Чтобы удержаться на ногах, вся четверка была вынуждена прислониться к стальным конструкциям.

Чиун внимательно наблюдал за человеком, которого велел допросить Император Смит. Номер 96. Человек-животное. Чиун еще не встречал подобного создания — создания с такими могучими мышцами. Кожа на них ослепительно сияла и была так туго натянута, что едва не лопалась. Впрочем, ничего утонченного. Чудовище едва ли могло быть достойным соперником мастеру Синанджу.

Чиун чувствовал, что номер 96 страстно желает ввязаться в драку, но что-то его удерживает. Что же? Конечно, не страх. Как и остальные, он слишком невежествен, чтобы бояться. Может, его сдерживает другое, более сильное желание?

Даже на другом конце зала запах человека-животного был одуряющим. То, что Римо его не чувствовал, не удивляло Чиуна. У человека, который в свое время потреблял чизбургеры, «Кэмел» и «Будвайзер», сенсорная система не могла остаться в целости и сохранности. От номера 96 пахло не человеком и даже не грязным человеком, и это сбивало Чиуна с толку.

По правде говоря, мастер Синанджу не слишком вникал в те детали операции, которые недавно излагал Император Смит. Что-то связанное с каким-то лекарством. Такие вещи обычно малосущественны и представляют собой просто пустяки по сравнению с тем, что действительно важно — например, как получить от Смита побольше золота.

Когда Брэдли Бумтауэр внезапно развернулся и устремился к ближайшему выходу, Чиун пулей бросился за ним.

— Эй, держи его! — крикнул правый крайний.

Но прежде чем линия нападения успела как-то среагировать, мастер Синанджу уже проскочил мимо.

11

Брэдли Бумтауэр сбросил со своих плеч трехсотдвадцатикилограммовую штангу, которая со звоном упала на пол. Ему хотелось схватить провонявших отвратительным рыбным запахом незваных гостей, которые посмели вторгнуться на его территорию, и разорвать их мягкие тела на длинные кровавые лоскуты. Его ярость по поводу их появления была так велика, что ее не смогли бы сдержать ни уговоры товарищей по команде, ни угроза исключения из лиги. Бумтауэр уже не задумывался о будущем. Для него игра на будущей неделе казалась такой же далекой, словно должна была состояться в следующем столетии. Для него больше не существовало барьера между желаниями и поступками — барьера, который предохраняет человеческое общество от самоуничтожения. В определенном смысле он был абсолютно свободен; с другой точки зрения, он был полностью порабощен.

Чтобы схватить тех, кто посмел нарушить помеченные мочой границы его участка, Бумтауэр готов был отбросить в сторону своих товарищей по команде. Он даже убил бы их, если бы они попытались его остановить.

Огромный передний удерживающий сделал шаг вперед, затем остановился. Его уже переполняло другое, более сильное желание. Вокруг валялись пустые упаковки из-под «Мантеки». Последняя «энергетическая» закуска состоялась всего восемь минут назад, но Бумтауэр уже вновь испытывал муки голода. Он не стремился к какой-то определенной пище — перед мысленным взором Бумтауэра не вставали свиные отбивные или трюфели под винным соусом. Просто в животе возникало ощущение сосущей пустоты, что-то лязгало и гремело, словно стальная цепь в старой газонокосилке.

От прежнего Брэдли Бумтауэра все же еще оставался небольшой кусочек, запертый в его новом громадном теле. И этот человек, который в свое время получил диплом по экономике и заработал более восьми миллионов долларов, лежавших в банке на Каймановых островах, был испуган тем, что с ним происходит, тем, что он ест все больше и больше, но никогда не насыщается. Однако не успел этот осколок прежней личности Бумтауэра на мгновение появиться на поверхности сознания футболиста, как сразу же вихрь росомашьих нейропептидов увлек его на дно.

Отвернувшись от зрелища летающих гирь, Бумтауэр поспешил к выходу из зала. Впереди расстилалось пустое тренировочное поле. Вприпрыжку преодолев пять окружавших его беговых дорожек, футболист обнаружил, что сзади кто-то есть.

Обернувшись, он увидел старого пожирателя рыбы. Бумтауэру хотелось остановиться и убить незваного гостя, но боль в желудке не позволяла этого сделать. Бумтауэр перешел на рысь. Учитывая его нынешнее физическое состояние, для всех остальных это было равнозначно галопу. Девяностолетний азиат не в состоянии выдержать такой темп.

Не в состоянии?

Пожиратель рыбы не только удержался за Бумтауэром, но и сократил разрыв.

Футболист еще больше увеличил скорость, чувствуя, как при каждом соприкосновении с почвой содрогаются его могучие мышцы. Огромные ноги легко несли его вперед. С тех пор, как Бумтауэр начал применять пластырь, он стал бегать быстрее всех в команде — даже быстрее, чем Реджинальд Паркс, рекордсмен мира на стометровке.

Он самый большой и самый быстрый.

Его супертело с легкостью рассекало воздух, воздух свистел в его ушах. Бумтауэр миновал двадцатиярдовую отметку, затем пятидесятиярдовую и только тогда обернулся. Он ожидал, что старик плетется где-нибудь ярдах в семидесяти сзади или вообще без сил валяется на поле. Вместо этого футболист с изумлением увидел, что преследователь бежит уже совсем рядом.

Впрочем, «бежит» — не совсем удачное слово.

Казалось, что ноги странного азиата вообще не двигаются. Не двигались и руки, которые старик прятал в широких рукавах своего одеяния. Да, пожиратель рыбы просто безмятежно плыл по полю вслед за Бумтауэром.

Футболист в недоумении заморгал, и тут преследователь вдруг исчез, испарился. Когда номер 96 вновь повернул голову в сторону ворот, то увидел картину, от которой у него потемнело в глазах. Пожиратель рыбы несся по воздуху на высоте минимум в десять метров; полы его одеяния развевались на ветру. Выполнив сальто, старик опустился на горизонтальную верхнюю перекладину ворот. Он стоял твердо, не покачиваясь и не размахивая руками в попытке удержать равновесие — нет, он стоял так, как будто находился на ровной земле.

Бумтауэр не собирался останавливаться, но любитель рыбы, грациозно спрыгнув со своего насеста, загородил ему путь. Ошеломленный полной невероятностью происходящего, футболист затормозил.

— Уйди с дороги! — сказал Бумтауэр. Он угрожающе взмахнул правой рукой, и мощный порыв ветра зашевелил жидкую бороденку старика. Но азиат даже глазом не моргнул.

Впереди, за дорожкой, находилась автостоянка. С того места, где он сейчас стоял, Бумтауэр мог видеть свой двухдверный пятисотый «мерседес» с его тонированными стеклами и позолоченными бамперами. Два дня назад ему пришлось удалить оба передних сиденья, поскольку ни одно подобное устройство не могло выдержать его двухсот килограммов. Взамен Бумтауэр установил специально сконструированную скамейку, обитую кожей. Кроме того, со стороны водителя пришлось укрепить раму и амортизаторы, чтобы автомобиль не слишком наклонялся влево. Бумтауэр собирался попасть к своей машине, чтобы без промедления отправиться к ближайшему источнику жиров. Поверх линий электропередачи он и сейчас мог видеть на бульваре яркую надпись: «Любые жареные продукты».

Бумтауэр начал медленно пододвигаться к маленькому пожирателю рыбы. Когда тот оказался в пределах досягаемости, он с ревом нанес старику мощный удар по голове — удар, способный подбросить его в воздух, если не убить на месте.

Однако в промежутке между началом движения и его окончанием случилось нечто непредвиденное: кулак встретил пустоту. В результате Бумтауэр потерял равновесие и чуть не упал. Прежде чем он успел твердо встать на ноги, что-то легко коснулось его правого бедра. Это было еле заметное прикосновение, подобное дуновению ветерка. Однако этого было достаточно, чтобы Бумтауэр, рассчитывавший подбросить старика вверх, сам взлетел в воздух, с грохотом приземлившись метрах в двадцати от того места, где раньше стоял.

С трудом поднявшись на ноги, номер 96 вновь обнаружил перед собой старого азиата.

— Я чувствую в тебе ужасную пустоту, — покачивая головой, сказал ему Чиун.

— Голоден, — проворчал Бумтауэр, собираясь рвануть вперед, в направлении своего «мерседеса». — Надо поесть.

— Нет.

Маленький человечек поднял свою худую руку с необыкновенно длинными ногтями, и футболист остановился.

— Я чувствую другую пустоту, — объяснил Чиун. — Это не вакуум в желудке, который можно заполнить материальной пищей. Это вакуум духа. Ты силен, но ты также и слаб. И твоя слабость так велика, что более чем сводит на нет твою силу.

— Ха! — сказал Бумтауэр, ударив пудовым кулаком в свою массивную грудь.

— Несмотря на свою могучую плоть, ты никто.

— Да я могу голову тебе оторвать словно грушу!

— Нет, не можешь.

Бумтауэр рванулся, пытаясь ухватить старика за тощую шею. Но единственное, что он сумел, — это дотронуться до шелковой поверхности кимоно. В следующее мгновение футболист уткнулся лицом в травяное покрытие поля. Выплевывая изо рта землю и пучки бермудской травы, он приподнял голову.

— Как я уже говорил, — продолжал Чиун, — животная сила, которой ты обладаешь, является хаотической, неорганизованной. Лишенной основы. Она кажется непреодолимой, но это лишь иллюзия. Твоей силе недостает фокусировки, которая достигается длительной медитацией и упорной тренировкой. Ты не можешь черпать из Вселенной неиссякаемую силу чжи, а поэтому твоя сила пуста, как воздушный шарик. Возможно, этого достаточно для твоего американского футбола, но даже простейшая стратегия других игр тебе недоступна. Вывод заключается в том, что недостатки не всегда позволяют тебе попасть туда, куда ты хочешь попасть.

— Я хочу попасть вон туда, — сказал Бумтауэр, кивая головой в сторону автостоянки. — Отойди в сторону.

— У меня есть к тебе вопросы от имени моего Императора.

— Пошел он, твой Император! И ты вместе с ним, сумасшедший козел.

— Твое предложение неосуществимо. Мой Император желает знать, откуда ты получил источник своей животной силы.

Бумтауэр больше не мог ждать. Ощущения в животе были настолько мучительными, что заслоняли в его сознании даже инстинктивный страх перед странным человечком. Рванувшись вперед, Бумтауэр попытался убрать азиата со своего пути. Раздался хруст костей, и футболист тут же почувствовал ужасную боль в голени. Упав на землю, он обеими руками схватился за свою правую ногу.

— Ты ее сломал! — простонал он. — Господи, ты сломал мне ногу!

Удар пожирателя рыбы был настолько молниеносным, что Бумтауэр даже не заметил, когда старик успел сдвинуться с места. В позе азиата не чувствовалось ни малейшего напряжения, на его сморщенном старческом лице играла легкая улыбка.

— Может быть, теперь поговорим? — спросил Чиун.

В ответ Бумтауэр бросился на него, несмотря на сломанную ногу.

Хотя их разделяло меньше метра, футболист промахнулся. Вместо старика он ударил по земле и сломал себе правую руку.

— Мне это не нравится, — заверил Чиун кричащего от боли Голиафа. — Я ассасин, а не какой-нибудь неуклюжий палач. Лучше всего я умею убивать. Как ты понимаешь, я бы предпочел тебя убить. И я так и сделаю, если ты не ответишь на мой вопрос.

— Убирайся к дьяволу!

Футболист левой рукой попытался ударить Чиуна по ногам, но промахнулся. Затем, опираясь на здоровую ногу, он попытался встать. В глазах Бумтауэра пылала откровенная ненависть, дикая злоба раненого зверя. Казалось, он с радостью оторвет свою сломанную руку, чтобы ударить ей Чиуна по голове.

— Я не понимаю твоего упрямства, — цокая языком, сказал мастер Синанджу. — Разве я не доказал тебе, что твоя сила ничего не стоит по сравнению с моей слабостью?

Глухо заревев, Бумтауэр изо всех сил бросился вперед. И на этот раз ему все же удалось дотянуться до своего врага.

12

— Ну, с вас хватит, ребята? — спросил Римо, еще раз подбросив в воздух футбольный мяч.

Игроки линии нападения «Л.А. Райотс» распростерлись на скамейках, обливаясь потом и постанывая. Только у левого крайнего хватило сил на то, чтобы махнуть рукой — мол, сдаюсь. Четверо остальных лежали пластом, перекидав с одной стороны зала на другую все, что только можно было сдвинуть с места. А странный тип в черной майке так и стоял посреди груды железа цел и невредим.

— Мы неплохо повеселились, — сказал Римо. Бросив мяч в корзину, он направился к выходу. — Скоро надо будет снова этим заняться. Вы уж не обижайтесь, ребята, но я вам вот что скажу. Неудивительно, что ваша команда находится в конце турнирной таблицы. Вы явно не в форме...

Выйдя наружу, Римо сразу заметил Чиуна, который находился на другом конце тренировочного поля. У ног мастера неподвижно лежало громадное тело. Это и был тот, кого они искали — Брэдли Бумтауэр. Римо перешел на бег. В тот момент, когда он пересек пятидесятиярдовую линию, Бумтауэр неожиданно схватил Чиуна за лодыжку.

«Вот черт!» — сразу подумал Римо.

Сторонний наблюдатель сказал бы, что пространство возле ворот внезапно окуталось дымкой — как будто из-под земли поднялось облако пара. Кроме того, сторонний наблюдатель посчитал бы, что две фигуры у ворот даже не сдвинулись с места. Однако изучавший Синанджу Римо видел вещи совсем по-другому. Он видел, как маленький человек поднял большого, покрутил его над головой и швырнул на землю. Поднял, покрутил, бросил. Бум, бум, бум — пять раз подряд. Когда грохот прекратился, две фигуры были в том же самом положении, что и раньше.

Даже не проверяя пульса, Римо знал, что футболист мертв. Газон вокруг Чиуна почернел. Он выглядел так, как будто здесь пробежало стадо бизонов.

— Тебе обязательно было его убивать? — спросил Римо.

— Глупый вопрос! — ответил Чиун. — Я не стал бы его убивать, если бы это не было обязательно.

— Нам требовалось получить от него информацию.

— Его ум был в смятении. Он не мог ответить даже на самый простейший вопрос. Царивший в нем хаос был слишком силен.

— Разве ты не мог его просто нокаутировать?

— Я оказал ему честь.

— Ну, может быть, и так. Но нам-то что теперь делать?

— Посмотри на его задницу.

— Что?

— Стащи с него штаны, и ты найдешь источник его животной сущности.

— Ну да, конечно...

— На правой ягодице у него приклеен небольшой пластырь.

Приглядевшись, Римо заметил проступающие сквозь ткань квадратные очертания.

— Что это?

— Оттуда идет плохой запах.

— Несомненно. Но разве это имеет отношение к препарату?

— Конечно!

— Господи, — пробормотал Римо, с трудом стаскивая с футболиста тугие брюки, — надеюсь, эта маленькая сцена не попадет в «Замочную скважину США».

На заду у Бумтауэра красовался пластырь размером пять на пять сантиметров. Римо понял, что он предназначен для постепенного непрерывного ввода лекарства в организм — как при отвыкании от курения.

Когда Чиун протянул руку, чтобы своим длинным ногтем соскрести пластырь, Римо отвел ее в сторону.

— Нет, не трогай! — воскликнул он. — Если это попадет на кончик пальца, то сразу же всосется в кровь.

— Почему ты так вздрогнул? — спросил его Чиун. — Ты заботишься о моей безопасности?

— О чем же еще? — сказал Римо и попытался прогнать от себя видение двухсоткилограммового Чиуна, в ярости набрасывающегося на первых встречных.

13

Когда представители отдела по расследованию убийств позвонили в дверь особняка, принадлежавшего Пуме и Чизу Грэхему, их встретил не дворецкий и не слуга, а очень маленький человечек в новеньком с иголочки костюме-тройке.

— Доброе утро, детективы! — сказал Джимми Коч-Рош.

Руководитель бригады, дородный мужчина с копной седых волос, вытащил из кармана своей спортивной куртки два сложенных вчетверо листка бумаги.

— У нас есть ордер на обыск этих помещений, Джимми, — сказал он. — И ордер на арест некой Пумы Ли, также известной как Гарриет Луиза Смутц, по обвинению в убийстве прошлой ночью актрисы Виндалу.

Изучив бумаги, Коч-Рош вернул их полицейскому.

— Все в полном порядке, детектив Хайлендер, — сказал он. — Моя клиентка сейчас собирается добровольно сдаться полиции. Я предупреждаю, что без моего присутствия она не будет давать показаний. Что же касается обыска, я хотел бы напомнить вам, что в этом доме находится бесчисленное множество ценных произведений искусства и предметов старины. Пожалуйста, проинструктируйте ваших людей, чтобы они действовали с особой осторожностью.

Маленький адвокат провел полицейских в головокружительное фойе, представлявшее из себя чудовищных размеров оранжерею, вздымавшуюся вверх на целых три этажа. Под прозрачным куполом было достаточно жарко и влажно. На белом мраморном полу и стенах рядами стояли и висели экзотические растения. Между зелено-желто-розовыми полосатыми листьями проглядывали редкие орхидеи. В синем бассейне плавали тропические рыбки.

— В последнее время вашим богатым клиентам не везет, — сказал детектив Хайлендер, когда они вошли в собственно здание. — Их прямо-таки захлестнула мини-волна преступности. За последние сутки мы уже в третий раз предъявляем вашим людям обвинение в убийстве.

— Нет такого, с чем бы я не мог справиться, — заверил его Коч-Рош.

Когда адвокат и полицейские вошли в гостиную, Пума Ли и ее муж встали с роскошного двойного кресла, на котором сидели. Просторная комната была больше похожа на художественный музей, чем на помещение, где действительно живут люди. Одежда Пумы резко контрастировала с ее публичным имиджем. Вместо того чтобы как можно больше обнажить свою изумительную фигуру, она, наоборот, прятала ее под длинным, чуть ли не до пят, консервативным шелковым костюмом цвета беж. На Чизе были рубашка и брюки — одно из тех суперсвободных одеяний, под которыми он раньше скрывал появлявшуюся между съемками полноту. Попытка скрыть свое чрезмерное физическое развитие (это предложил им адвокат) удалась лишь отчасти. Приглядевшись, под шелковой юбкой Пумы можно было различить могучие мышцы, а просторная гавайская рубашка Чиза не могла утаить ширину его плеч и грудной клетки.

Детектив Хайлендер зачитал кинозвезде ее права, затем спросил, не желает ли она сделать заявление. Все было очень вежливо и официально.

За Пуму ответил Джимми Коч-Рош.

— Нет, она не желает сделать заявление, — сказал он. — По совету адвоката.

— Тогда, я полагаю, пора отправляться в участок, — сказал Хайлендер.

Пума посмотрела на своего поверенного, который утвердительно кивнул. Нагнувшись, она подобрала с кресла большую кожаную сумочку того же цвета, что и ее костюм. Сумка была набита так, что ее содержимое выпирало по краям.

— Лучше оставить это здесь, мэм, — сказал Хайлендер, протягивая руку к Пуме.

На мгновение взгляды копа и кинозвезды встретились. Хайлендер замер, как кролик, застигнутый в капусте. На шее Пумы вздулись вены, а глаза ее метали молнии.

Джимми Коч-Рош тут же вмешался.

— Все правильно, Пума, — сказал он, слегка прикоснувшись к ее руке. — Вам не нужна эта сумка. Если вы ее возьмете, это только затянет процедуру оформления. Все, что там находится, полицейский чиновник должен внести в опись. А мы хотим как можно скорее освободить вас под залог.

Зная, что содержащаяся в сумке жирная пища весит столько, сколько ему не поднять, адвокат позволил Чизу самому забрать поклажу.

— Мы с Джимми сразу же поедем туда, — сказал Чиз, когда полицейские уводили его жену. — Не беспокойся. Мы привезем все, что тебе нужно.

Когда они ушли, Чиз вновь тяжело опустился в кресло.

— Ну и дела! — сказал он и зло посмотрел на маленького адвоката. — Это все вы виноваты!

— Минуточку! — запротестовал Коч-Рош. — Разве я не предупреждал вас, что это экспериментальный препарат? Я прямо сказал, что у него могут быть побочные эффекты. Я же не приставлял вам пистолет к виску с требованием, чтобы вы его принимали.

— Так говорят все торговцы наркотиками.

— Знаете что? — огрызнулся в ответ Коч-Рош. — Тогда отклейте пластырь от задницы. Прямо сейчас! Отдайте мне то, что осталось, и я верну вам деньги. Я прямо сейчас выпишу чек.

Чиз задумался.

— И я стану таким, как был?

— Да — толстым и сорокалетним.

— Нет, тридцатишестилетним!

— Как хотите. Вам выбирать. Как вы знаете, несколько часов назад я сделал то же самое предложение вашей жене, и она решительно отказалась. Так что скажете, Чиз? Хотите расстаться с новым крепким телом?

Чиз потянул себя за знакомый всему миру подбородок и поморщился. — Вы можете избавить ее от обвинения в убийстве? — помолчав, спросил он.

— Раз плюнуть! Я могу это сделать меньше чем за десять миллионов.

— Но там везде ее отпечатки пальцев!

Коч-Рош похлопал по плечу своего клиента.

— Это же юриспруденция, Чиз. Здесь факты ничего не значат. Главное — это их интерпретация. Правильная интерпретация. Я приведу с десяток экспертных заключений, которые подтвердят, что Пума оставила эти отпечатки в ходе борьбы с настоящим убийцей, который как раз разрывал Виндалу на куски. Я покажу, что кровь потерпевшей появилась на Пуме в результате героической, но безрезультатной попытки спасти жизнь своей коллеге. Я уверен, что за геройское поведение мэр наградит ее почетной грамотой, а город, возможно, воздвигнет в ее честь статую.

— Значит, беспокоиться действительно не о чем?

— Что вы имеете в виду?

— Что можно продолжать принимать препарат.

— Как я уже говорил, решаете только вы. Это ваше личное решение. Если не хотите принимать, я выкуплю его у вас обратно. Поверьте, есть много желающих, которые ждут своей очереди.

— Нет, я говорю о том, что случилось с Пумой. Клуб «Веном» и Виндалу. Я имею в виду — что, если я тоже стану таким бешеным? Что, если я кого-нибудь убью?

Коч-Рош только пожал плечами.

— Что касается юридических последствий, то пока вы можете заплатить за правильное ведение защиты, о чем готов позаботиться ваш покорный слуга, — их не будет.

14

Перед тем как выехать из своего восьмиместного гаража, Чиз Грэхем убрал съемный кузов изготовленного по специальному заказу кремового спортивного автомобиля марки «экскалибур». Джимми Коч-Рош предложил, чтобы Чиз на собственной машине съездил в полицейский участок и лично доставил домой Пуму. Он также предложил снять верх, чтобы толпы ожидающих фотографов могли запечатлеть это радостное событие во всей его полноте. Чтобы воздействовать на умы будущих присяжных заседателей, Коч-Рош хотел зафиксировать публичное проявление Чизом уверенности в благополучном исходе дела. Преданный муж не сомневается в невиновности своей жены — ну, и так далее.

На шоссе Чиз сразу же развил очень большую скорость. Съехав с него на ближайшей к полицейскому участку развязке, Чиз понял, что приедет на несколько минут раньше намеченного срока. Поскольку он и сам немного проголодался, да к тому же предчувствовал, что после такого испытания Пума будет испытывать сильный голод, Чиз решил сделать короткую остановку на автозаправке, чтобы в придорожном магазинчике купить на обратный путь что-нибудь вкусненькое.

Проехав мимо стоящих в два ряда бензоколонок, он остановился перед входом в «Спиди март» и через автоматические двери вошел в магазин. В солнечных очках его никто не узнал. К тому же продавец, худой как жердь пакистанец, был очень занят. Со своего поста возле кассового аппарата он нервно всматривался в установленные вдоль стен зеркала, стараясь проследить за стайкой подростков, столпившихся возле прилавка с молочными продуктами. Шестеро молодых ребят в кепках, одетых задом наперед, очевидно, сравнивали цены на аэрозоли из взбитых сливок. Продавец боялся, что они спрячут баночки в складках своей чересчур свободной одежды.

В нескольких метрах от подростков три полные голливудские домохозяйки в похожих на палатки длинных платьях потягивали содовую воду («шестьдесят-четыре-унции, без-сахара, то-что-вам-надо»), мечтательно поглядывая на витрину со взбитыми сливками. На их лицах было написано одно и то же: «Ну хоть одну шоколадку — я ведь так хорошо себя вела».

Последний из покупателей, по виду хищник-коммивояжер, в рубашке с короткими рукавами и с широким галстуком, стоял возле стойки с кофе, из электрического кофейника с надписью «Ирландский кофе мокко» наливая в большой термос коричневую жидкость.

Чиз взял тележку и двинулся вперед по узкому проходу. Почувствовав чудесный аромат, он подошел к секции горячих блюд. Здесь лежали порции цыпленка в тесте, обжаренные до золотистой корочки. На дне подноса горячий жир оставался жидким. Побросав его содержимое в два небольших контейнера, Чиз полил все сверху жиром, как будто это был «соус бернэз».

Один контейнер он оставил открытым и тут же начал есть. Как он быстро обнаружил, его ждал приятный сюрприз. Каждый раз, когда он надавливал на кусок цыпленка, оттуда брызгала струя жира. Вряд ли внутри вообще было мясо — разве что малюсенький кусочек цыплячьей плоти, окруженный тестом и жиром.

Просто восхитительно!

Другие горячие блюда его разочаровали, потому что в них было, с точки зрения Чиза, чрезвычайно мало жира. К тому же выставленные товары лежали на решетчатых полках, которые позволяли жиру беспрепятственно стекать вниз, куда-то под прилавок.

Когда Чиз принялся за вторую партию цыплят, он уже не думал о Пуме, чахнущей в тюремной камере. Чувствуя, как по его все увеличивающимся в объеме мышцам разливается приятное тепло, он думал о десерте. В молочном отделе его ждали длинные ряды коробок с жирным, очень жирным мороженым.

— Мистер сэр, — где-то возле его локтя произнес чей-то пронзительный голос. — Нет. Нет. Вы можете нет это сделать.

Чиз уставился на продавца, находившегося в крайне возбужденном состоянии. Тот буквально подпрыгивал на месте. Вместе с продавцом подпрыгивала приколотая к его красно-белой полосатой рубашке пластиковая карточка, на которой было написано: «Привет! Меня зовут Бапу».

— Я взвешивать цыпленки до того, как вы кушать, — протестовал Бапу.

Киноактер сдвинул темные очки на кончик носа.

— Вы знаете, кто я такой? — спросил он, протягивая руку за еще одним кусочком.

Очевидно, Бапу этого не знал.

Продавец заморгал, затем, видя, как еще один хрустящий самородок исчезает во рту гиганта, простонал:

— О, пощадить меня. Остановиться, пожалуйста. Вы остановиться сейчас, мистер.

— Где у вас лежит масло? — спросил Чиз, вылизывая контейнер изнутри.

— Третий проход, молочный отдел, — машинально ответил Бапу. Затем, внезапно избавившись от заложенной в него программы робота-продавца, он обеими руками схватил себя за курчавые волосы и запричитал:

— Ой-ой, вы все съели! Что мне делать?

Чиз покатил свою тележку в дальний конец магазина. Там у стены со стеклянными ящиками наблюдалось некоторое скопление народа. Продолжая тусоваться возле взбитых сливок и крестьянского сыра, подростки уже открыли дверцу холодильника. Три толстые женщины стояли плечом к плечу, сравнивая цены на кварту «Бен энд Джерри» и «Хааген-Дац». Отхлебывая из кружки дымящийся кофе, хищник-коммивояжер изучал ряды больших пакетов с бурритос[17].

Внезапно, перекрывая залихватскую мелодию «Эй, маленькая кобра!», которую исполнял по радио оркестр венской филармонии, в зале раздалось зловещее шипение — как будто откуда-то выползла целая стая рептилий.

И сразу же разнесся запах распыляемого из баллончика животного жира.

* * *

Если бы подростки знали, какой ценой им придется расплачиваться за свою шалость, то все могло бы быть по-другому. Чиз наполнил бы свою тележку, уплатил по счету и без всяких инцидентов отбыл бы в полицейский участок. Однако случилось по-другому. В воздухе разлилось предчувствие ужасного несчастья.

Принюхиваясь к сладкому запаху взбитых сливок, Чиз замер на месте.

— Что вы делаете? — закричал Бапу, через могучее плечо Чиза глядя на мальчишек, опустошавших аэрозольные баллончики со сливками. Сливки были на их лицах, на стеклянной двери, на полу.

— О, пожалуйста, пожалуйста, дайте мне мимо! — сказал он Чизу.

И вот тут-то продавец совершил роковую ошибку, не только прикоснувшись к кинозвезде, но и попытавшись пройти между ним и горами восхитительного белого вещества. У Чиза должно было возникнуть впечатление, что Бапу пытается оттеснить его от сливок.

Не отводя глаз от веселящихся подростков, супермен небрежным движением схватил продавца за шею, своей ручищей сразу обхватив ее со всех сторон. Чиз сжал пальцы, и глаза Бапу вылезли из орбит.

Увидев, что происходит, хищник-коммивояжер бросил свою кружку с кофе и попытался бежать, но уперся в преграду из подростков и толстых леди, которые полностью загородили ему путь к отступлению.

Без всяких видимых усилий, одним легким движением Чиз свернул Бапу шею и отшвырнул его в сторону. Тело продавца с мягким стуком опустилось где-то за рядами товаров.

Хищник-коммивояжер то открывал, то закрывал рот, не в силах произнести ни звука. Он с надеждой смотрел на других покупателей, ожидая от них помощи, но они были настолько заняты своими делами, что не обращали на происходящее вокруг никакого внимания.

Одна из толстых леди повертела в руках кварту «Хааген-Дац» и, глядя на нее сквозь толстые очки, сказала:

— Ну, на этикетке написано, что аромат тот же самый, но откуда мы знаем, что и вкус тот же самый?

Другая женщина, держа в руках кварту «Бен энд Джерри», также внимательно изучала список ингредиентов.

— Не могу ничего понять, — покачав головой, пожаловалась она.

Третья женщина бросила короткий взгляд назад. Продавца нигде не было видно.

— Есть только один способ это узнать, — сказала она, протягивая руку к крышке.

От свежего запаха жира у Чиза в полном смысле слова потекли слюнки. Дыхание его стало хриплым и прерывистым. Он хотел получить то, что издает такой запах.

Все полностью.

Знаменитый киноактер немного сдал свою тележку назад, затем резко двинул ее вперед, ударив коммивояжера по ногам. Тот сразу упал в корзину с товарами, но прежде чем он успел закричать, Чиз уже схватил его за горло. Так же, как и продавцу, он свернул несчастному шею и швырнул его куда-то за ряды товаров.

Чувствуя, как после принятых двух контейнеров цыплят в тесте вновь расширяются его мышцы, Чиз направил тележку прямо на толпу подростков.

— Эй, гребаная задница! — сказал один из них в вязаной кепке и чересчур свободной клетчатой рубашке. — Берегись! Ты испытываешь наше терпение.

Чиз тут же пробил его головой стеклянную дверь холодильного шкафа. Ударившись о стальную решетку внутри шкафа, парнишка отскочил назад и навалился на тележку. Чиз сбросил его бесчувственное тело на пол.

Остальные пятеро мальчишек смотрели на него разинув рот, а из баночек с «Редди вип», которые они держали ослабевшими руками, рекой текли на пол сливки.

Их благоухание сводило Чиза с ума.

Чистый жир без всяких примесей.

Он пропадал зря, и это приводило Чиза в бешенство.

Теперь знаменитый киноактер не смог бы остановиться, даже если бы этого захотел. Приподняв стальную тележку над головой, он обрушил ее на окаменевших юнцов. Тем некуда было бежать. Как молотом, Чиз бил их тележкой по головам, словно старался вбить мальчишек в черно-белый кафельный пол. Кровь и мозг брызгами разлетались во все стороны.

Три леди в заляпанных кровью платьях по-прежнему стояли, прижимая к груди открытые коробочки с мороженым. У каждой им были испачканы все губы и пальцы.

Еще немного, и в распоряжении Чиза будет сколько угодно жира.

Подобно забойщику скота на живодерне, знаменитый киноактер ударил своим громадным кулаком по голове ближайшей из женщин. Она упала на пол, убитая наповал. Двое других сорвались с места и, забежав за угол, бросились к выходу из магазина.

Чиз не обратил на них никакого внимания. Набрав себе полные руки мороженого, он отошел в сторону, чтобы устроить себе маленький праздник.

Когда через пятнадцать минут приехала полиция, знаменитый киноактер сидел на полу в проходе номер два, окруженный грудой пустых коробок из-под «Хааген-Дац», и с левой руки поедал миндально-шоколадную помадку, а с правой — «Динг-Донг».

15

Чтобы подготовиться к еще одной пресс-конференции, Джимми Коч-Рош, находившийся в филиале полицейского участка в Малибу, удалился в относительное уединение мужского туалета. Стоя перед располагавшимся над умывальником длинным зеркалом, в котором по причине маленького роста ничего не мог увидеть (его макушка на полметра не доставала до нижнего края), Коч-Рош выпятил грудь и вполголоса произнес:

— Единственное преступление сенатора Лада состоит в том, что он настоящий жеребец.

Эхо невнятно повторило его слова.

Адвокат вздохнул и покачал головой. Не пойдет. Слишком длинно. Если вы хотите, чтобы пресса вас цитировала, говорите короткими, запоминающимися фразами. И он снова полез в свой изрядно потрепанный словарь рифм.

После некоторых размышлений Коч-Рош сделал новую попытку, на этот раз выбрав несколько другую тему. Театрально взмахнув предназначенной для его клиента тростью, он произнес:

— В девяносто лет невозможно затрахать свою милку до смерти.

М-да, подумал Коч-Рош. Так тоже не годится. Не только длинновато, но и акцентирует внимание на очень опасной теме. Теме, которую адвокат хотел во что бы то ни стало избежать. Гораздо лучше, решил он, избегать упоминаний о грубом сексе и напирать на тему любви. Кстати сказать, больше слов рифмуется со словом «любовь», нежели со словом «секс».

Он вновь обратился к своему словарю. Когда через несколько минут помощник шерифа просунул голову в дверь, адвокат все еще ломал голову над проблемой.

— Ваш клиент сейчас освобождается из-под стражи, Джимми, — сказал полицейский. — Звери ждут вас перед входом.

Коч-Рош засунул обратно свой словарь рифм. Увы, пресса не удостоится запоминающихся стихов. Если в таком деле ошибиться, то неудачно составленный стишок будет для подзащитного опаснее, чем отпечатки его пальцев на орудии убийства. Лучше вообще обойтись без рифм, пусть даже толпа журналистов их ждет. Если Коч-Рош в ближайшие дни все же останется при мнении, что в дело сенатора надо привнести некую поэтическую струю, то всегда можно обратиться к наемному автору. Кофейные в Лос-Анджелесе забиты безработными рифмоплетами. Коч-Рош достал маленькое ручное зеркало и тщательно осмотрел свое лицо. Затем проверил зубы — не застряли ли в них остатки салата.

— Господи, Джимми, неужели вам не надоедает этот чертов балаган? — спросил его помощник шерифа.

— А почему мне он должен надоедать?

— Потому что это всегда одно и то же.

— На тот случай, если вы не заметили, помощник, — пояснил Коч-Рош, убирая зеркальце, — я не из тех, кто выносит сор из избы. Я республиканец.

С этими словами адвокат вышел из туалета и пошел встречать только что освобожденного из-под стражи сенатора Бэкьюлэма. Даже Коч-Рош, бывший свидетелем многих чудес, которые произвел препарат компании «Фэмили Финг фармасевтиклз», до сих пор удивлялся тем переменам, которые ГЭР произвел в организме дряхлого старика. Раньше сенатор так сутулился, что казался примерно одного роста со своим адвокатом. Теперь он возвышался над ним как скала. Коч-Рош поймал себя на том, что смотрит на лицо сенатора. Поскольку там не было крупных мышц, способных заполнить собой отвисшие складки дряблой кожи — как это произошло с остальным телом, — лицо Бэкьюлэма выше подбородка оставалось лицом девяностолетнего старика.

Кошмар!

Как и предлагал Коч-Рош, сенатор надел на себя синюю шелковую пижаму. Свободная одежда позволяла скрыть толщину его грудной клетки, рук и ног. Дополнением к этому был передвижной кислородный аппарат на колесиках, соединенный пластмассовой трубочкой с ноздрями Лада. Аппарат толкал перед собой одетый в белое санитар. Другой санитар нес переносную аптечку с нарисованным на ней большим красным крестом.

— Помните, Лад, — сказал Коч-Рош, — перед телекамерами старайтесь как можно больше сутулиться. И не отвечайте ни на какие вопросы. Я сам все скажу.

— Я снова чувствую голод, — сказал старик.

Это было предупреждением, а не просьбой.

— Все необходимое ждет вас в машине «скорой помощи», — заверил его адвокат. — Мы уедем отсюда в один миг, но в интересах вашей защиты нам нужен некоторый позитив, чтобы нейтрализовать в прессе версию обвинения. Это очень важно. — Коч-Рош подал своему клиенту трость.

Сенатор злобно посмотрел на маленького человечка в костюме-"тройке", но палку взял. Затем он сгорбился, опустил плечи и на заплетающихся ногах двинулся вперед.

— Рот, Лад. Не забудьте про рот...

Сенатор Бэкьюлэм покорно открыл рот.

Двое помощников шерифа открыли входную дверь участка, и санитары помогли клиенту Коч-Роша выйти наружу. Перед телекамерами сенатор немедленно споткнулся, и сопровождающие помогли ему сесть в стоявшую рядом инвалидную коляску. Замигали фотовспышки, репортеры начали выкрикивать свои вопросы. Призывая корреспондентов к спокойствию, Джимми Коч-Рош поднял вверх свои маленькие ручки и выступил вперед.

16

— Это просто какое-то «дежа вю», — проворчал Римо, глядя из-за спин журналистов, как тщедушный адвокат выходит вперед, к торчащим микрофонам. Окруженный дюжими санитарами, позади Коч-Роша в инвалидной коляске, сгорбившись, сидел сенатор Ладлоу Бэкьюлэм.

Для девяностолетнего старца он довольно странно выглядит, подумал Римо. Он совсем не дряхлый, хотя и сидит в кресле согнувшись. Что произвело на Римо самое сильное впечатление — так это фигура Бэкьюлэма, особенно его ноги. Именно ноги в первую очередь свидетельствуют о преклонном возрасте их обладателя, но в случае с сенатором они свидетельствовали только о его прекрасной физической форме.

— Он одного возраста с тобой, — сказал Римо, обращаясь к Чиуну. — Однако посмотри на его икры.

— У него есть эта вонючая гадость, — сморщив нос, заявил Чиун.

Миниатюрный барристер заговорил перед микрофонами, и его голос загремел над собравшейся толпой.

— Меня зовут Джимми Коч-Рош. Я адвокат сенатора Бэкьюлэма, — начал он. — Сегодня я буду отвечать на все предназначенные ему вопросы. — Адвокат слегка повернулся к своему клиенту. — Как вы можете видеть, сенатор не в состоянии отвечать сам.

— За что он убил бедную Бэмби? — выкрикнул кто-то из репортеров. Эти слова на секунду повисли в воздухе, затем их поддержал хор остальных корреспондентов.

Коч-Рош замахал руками.

— Подождите хоть немного! На сегодня я собираюсь установить определенные правила. На такие дурацкие вопросы, как этот, я не буду отвечать. Каждый из вас знает, что если шериф арестовал моего клиента, то это еще не значит, что он совершил какое-то преступление.

— Ходят слухи, что Лад, когда шериф его обнаружил, был совершенно голым и с ног до головы в ее крови, — бросился в бой другой репортер.

— Вы должны знать, что я не собираюсь комментировать подобные голословные утверждения.

Это только подогрело толпу.

— Связана ли смерть Бэмби с какой-то грубой разновидностью секса?

Адвокат снова указал на своего ссутулившегося в коляске клиента.

— Ради святого Петра, перестаньте кричать и просто посмотрите на этого беднягу. Ему уже почти сто лет. Разве он способен вообще заниматься сексом, как грубым, так и нежным?

— Значит ли это, что вы снова станете говорить о «героической защите»?

Прежде чем адвокат успел ответить, другой репортер сформулировал вопрос иначе.

— Утверждаете ли вы, что Лад пытался спасти Бэмби от вторгшегося убийцы?

Коч-Рош покачал головой.

— Я не могу комментировать свою будущую стратегию. Время, отведенное для нашей беседы, подходит к концу. Сенатор совершенно измучен выпавшим на его долю тяжким испытанием. Последний вопрос.

— Если с Лада снимут все обвинения, — выкрикнула женщина в форменной блузке одного из телеканалов, — собирается ли он снова жениться?

— Как вы можете видеть, сенатор Бэкьюлэм глубоко опечален столь внезапной и трагической потерей. Могу заверить вас, что сейчас он не помышляет о будущем. Спасибо и примите мои наилучшие пожелания.

Фаланга одетых в форму помощников шерифа разделила толпу надвое так, чтобы Коч-Рош, его прикованный к коляске клиент и санитары могли пробраться к ожидавшей их машине «скорой помощи».

Поскольку Римо и Чиун стояли с самого края толпы, то они смогли быстро выбраться из нее и очень близко подобраться к задней двери санитарной машины. Не настолько близко, чтобы нанести удар, но достаточно близко для того, чтобы все хорошо рассмотреть. Коляску с сенатором пришлось поднимать в машину вчетвером — с помощью двух санитаров и двух помощников шерифа. Когда они опустили коляску на пол, Римо на мгновение увидел, что происходит внутри автомобиля. На полу были рядами уложены упаковки с бутербродами — буквально десятки упаковок. От них исходил такой густой запах животного жира, что у Римо перехватило горло, а желудок его непроизвольно сжался.

Санитары уже собирались закрывать дверь машины, когда сенатор, изогнувшись в своей коляске, разорвал одну из упаковок и обеими руками принялся запихивать в рот жирный сандвич сантиметров десяти толщиной. Глаза его были прищурены от удовольствия. Слюна и жир стекали вниз по подбородку и шее сенатора. В этот момент дверь с шумом захлопнулась.

Под завывание сирены карета «скорой помощи» умчалась прочь в сопровождении трех полицейских машин.

— Пойдем, папочка, — сказал Римо, — мы должны ехать за ним.

Теоретически, учитывая наличие на машине «скорой помощи» мигалки и сирены, это было не так уж трудно сделать. К сожалению, подобная мысль пришла в голову и всем остальным. Все репортеры и техники тут же бросились к своим легковым машинам и снабженным тарелками спутниковой связи автофургонам. Через несколько секунд Прибрежное шоссе напоминало трассу автогонок. Все, что мог сделать Римо на маломощном автомобиле, который они взяли напрокат, — это держаться в середине колонны.

Карета «скорой помощи» свернула на шоссе, ведущее в Санта-Монику, и, проехав совсем немного, привела свой гудящий кортеж прямо к приемному покою мемориального госпиталя Маршалла Коннорса.

Некоторые из журналистов сразу же свернули на больничную автостоянку. Другие въехали на тротуар и прямо по газонам помчались к входу в приемный покой. Как ни удивительно, все обошлось без жертв — когда эти отчаянные головы наконец остановили свои транспортные средства, выяснилось, что никто из них не врезался друг в друга и не задавил никого из обезумевших от страха пешеходов. Дверцы машин распахнулись, и оттуда выскочили репортеры и операторы, спешившие запечатлеть момент, когда сенатора будут извлекать из кареты «скорой помощи».

— Пожалуй, стоит поискать место для парковки, — сказал Римо.

— Нет, подожди! — скомандовал Чиун. — Все обстоит не так, как это кажется.

— Еще бы! Наверно, ты получаешь новости с помощью тарелки спутниковой связи, которая находится у тебя в голове!

Чиун поцокал языком.

— Если бы твои чувства не были столь несовершенны, то ты бы знал, что человек, которого мы ищем, в этот момент покидает здание через другой выход.

— А откуда ты это знаешь?

Мастер высунул в окно свою худую руку и махнул рукой, подгоняя воздух к своим раздувшимся ноздрям.

— Сюда! — приказал он, длинным ногтем указывая направление.

Римо наклонился к баранке и повернул вправо, с трудом прокладывая себе путь среди нагромождения машин. Миновав газон, разбитый перед входом в больницу, он завернул за угол здания. Выехав на широкую дорожку из красного кирпича, он снова повернул и остановился. Дальше уже простиралась улица.

— В какой он машине? — спросил Римо. — Что я, черт побери, должен искать?

Чиун высунул голову из окна, закрыл глаза и медленно сделал глубокий вдох.

— Сюда!

Римо переехал через бордюр, вырулил на дорогу и влился в поток идущего транспорта.

— Мы хоть приближаемся? — спросил он.

Чиун принюхался, затем открыл глаза и указал пальцем направление.

— Вон в той! — воскликнул мастер Синанджу. — Вонючка сидит в той машине!

Машина, на которую показывал Чиун, была темно-синим лимузином с серебристой телевизионной антенной на крыше.

— Вот так так! — сказал Римо, сокращая разрыв. — Интересно, кому принадлежит этот лимузин?

На машине был калифорнийский номер MY-T-MAUS[18].

Даже после того, как Римо спел ему пару тактов из песенки мышонка, Чиун так и не понял, о чем идет речь. К тому времени, когда мастер приобрел свою отвратительную привычку смотреть по телевизору все подряд, мультфильм не показывали уже десятки лет.

Лимузин свернул на подъездную дорогу, ведущую на междуштатное шоссе номер 5-Север. Проехав шесть или семь миль, он выехал на автостраду и направился к брентвудским холмам. Оказавшись на улицах города, Римо немного сбавил скорость, чтобы преследуемые их не заметили.

— С этим делом у нас возникли гораздо более серьезные проблемы, чем обычно, — сказал он мастеру.

Чиун невозмутимо посмотрел на него.

— Ладлоу Бэкьюлэм — сенатор США, — объяснил Римо. — Очень вероятно, что его охрана состоит либо из федеральных агентов, либо боевиков тех, кто снабжает его препаратом.

— И что из этого?

— А то, что они не остановятся перед тем, чтобы применить к нам смертоносное оружие.

— Если они наемники этого бесчеловечного монстра, то тоже должны умереть.

— Нет, Чиун, — сказал Римо. — Послушай! Если это федеральные агенты, то они работают на правительство, а не на сенатора. Мы тоже работаем на правительство, хотя и косвенно. Мы не можем убить этих ребят за то, что они выполняют свою работу. И не можем убить сенатора.

— Но Император Смит...

— Он хочет получить его для допроса живым. Мы не можем допустить повторения того, что произошло на футбольном поле.

— Именно я захватил вонючий пластырь...

— Да, но это все, что у нас есть. — Римо сделал паузу, чтобы до собеседника дошел смысл его слов, и продолжил: — И еще. Убийство члена американского сената карается смертной казнью. Если мы это сделаем и нас схватят, то даже Смит не сможет нас спасти.

— Ты хочешь сказать, что я могу потерять над собой контроль?

Римо поморщился: от него не ускользнул оскорбленный тон мастера.

— Полегче, Чиун, — сказал он своему компаньону. — Все, что я хотел сказать, — что на этот раз мы должны постараться не убить человека, за которым охотимся.

Чиун надулся, его руки и шея исчезли в рукавах и воротнике его парчового одеяния.

— Ага! — сказал Римо.

Впереди лимузин резко сбросил скорость, подъезжая к находившимся с левой стороны высоким белым стальным воротам. Ворота немедленно открылись, пропуская лимузин на обсаженную деревьями асфальтовую дорожку. Римо продолжал ехать вперед. Поместье было окружено по периметру четырехметровой стеной, вдобавок утыканной сверху изящными железными шипами. Римо продолжал подниматься на холм. Проезжая мимо ворот, он бросил взгляд на охранявших въезд людей. Судя по их костюмам, галстукам, защитным очкам, наушникам, а также по тому, что все они держали в руках мини-"узи", это явно были федералы.

Римо остановил машину двумя кварталами дальше, рядом с пикапом садовника, в кузове которого лежали мешки с травой и садовые инструменты. Тот, кто скорее всего был садовником, в это время вовсю подстригал лужайку перед построенным в испанском стиле трехэтажным домом.

— Разреши мне самому позаботиться о тех парнях у ворот, — сказал Римо, когда они вышли из машины.

Все еще недовольный мастер ничего ему не ответил.

Проходя мимо пикапа, Римо вытащил из кузова грабли и секатор с длинной алюминиевой ручкой.

— Вот, — сказал он Чиуну. — Возьми это.

Мастер молча взял грабли.

Они перешли улицу и принялись спускаться по холму, двигаясь по направлению к белым воротам. Подойдя поближе, сквозь густые кроны деревьев они смогли разглядеть стоявший у входа в здание синий лимузин. Огромный дом не имел особых архитектурных украшений: это было современное многоэтажное здание с частично стеклянными стенами. Когда Римо и Чиун были уже в трех метрах от ворот, на той стороне ограды зашевелились охранники.

Федерал с очень коротко подстриженными светло-русыми волосами отрывисто сказал в микрофон:

— В девять часов подошли два каких-то типа. Красному и синему посту быть наготове.

Держа на плече секатор, Римо остановился перед воротами.

— Проходите! — сказал фед.

— Мы должны кое-что подрезать внутри, — сказал ему Римо.

— Нет, не должны. Проходи, газонокосильщик.

Охранник самодовольно ухмыльнулся.

Римо поставил ручку секатора на тротуар и чуть поближе подошел к решетке ворот.

— Мой партнер, — сказал он, жестом указывая на маленького старого азиата с граблями, — лучший в мире специалист по обезьяньим деревьям. В знак личного расположения к мистеру Коч-Рошу он согласился выделить из своего плотно загруженного расписания немного времени для того, чтобы обследовать здешний имеющий музейную ценность экземпляр на наличие фунгала. Не думаю, что мистер Коч-Рош обрадуется, если вы отправите его обратно.

Коротко стриженный фед раздраженно посмотрел на Римо, затем снова заговорил в свой микрофон.

— Говорит желтый пост, — сказал он, окидывая взглядом стоящих по другую сторону ворот. — Тут двое парней говорят, что они садовники. Посмотри, ждут их или нет. Один из них старый яп...

Римо не успел достигнуть оптимальной позиции для нанесения удара — ручка секатора находилась левее, чем нужно — но он понимал, что теперь выбора не остается. Чиун уже просунул ручку грабель сквозь прутья и, словно пикой, ткнул ей противника.

Деревянная ручка с громким треском сломалась о бронежилет феда, но Чиун уже нанес ему парализующий удар в грудь. Фед согнулся и рухнул набок, застыв на дорожке в позе эмбриона.

Партнер стриженого в это время держал руку на своем мини-"узи". Римо ткнул его в челюсть ручкой секатора, и длинный алюминиевый стержень согнулся дугой посередине. Это несколько смягчило удар, который, однако, оказался достаточным для того, чтобы ошеломить феда и заставить его выронить свое оружие.

Римо быстро перемахнул через ворота и с помощью рычага открыл их перед Чиуном. С величайшей важностью прошествовав через образовавшийся проход, мастер подошел к лежавшему на земле бесчувственному феду с коротко остриженными волосами и опустился рядом с ним на колени.

— Кореец, — медленно и отчетливо, как будто обращаясь к ребенку, сказал Чиун. — Я — кореец.

17

Сенатор Ладлоу Бэкьюлэм осторожно отцепил пластырь от своей правой ягодицы. Стоя на мраморных ступеньках, ведущих к огромной, напоминающей по стилю храм индейцев майя ванне, он следил за ходом операции с помощью высокого, от пола до потолка зеркала. Удалив наклейку, сенатор небрежно бросил ее на пол, зачарованный видом собственной задницы.

Задница у него была действительно монументальной. Даже в молодости она не имела таких четких очертаний. Проходя вверх и вниз по ступенькам ванны, сенатор мог видеть, как под туго натянутой кожей шевелятся различные группы мышц.

Да, он и в самом деле настоящий мужчина.

Даже если бы Коч-Рош потребовал за пластырь десять миллионов в год, Лад с удовольствием бы их заплатил. Чудесный препарат воскресил его из мертвых. Хотя его ум все еще был острее бритвы, сенатор находился в плену у собственного дряхлеющего тела.

Это была трагедия стареющего кобеля.

У Бэкьюлэма по-прежнему сохранялись сексуальные желания, однако его физические возможности не позволяли ему удовлетворить ни себя, ни кого-либо еще. Когда его бессильная рука прикасалась к обнаженному телу молодой женщины, то ощущение было такое, как будто эта рука завернута в несколько слоев ткани. Время притупило даже чувство осязания.

То, что его сохраняющийся интерес к женщинам стал предметом шуток, причем довольно распространенных, очень огорчало сенатора. Тем не менее он продолжал преследовать женщин, которые годились ему в прапраправнучки. Поскольку старческая походка и громоздкие кислородные приборы не давали Бэкьюлэму возможности быстро передвигаться, его сотрудницам в конгрессе — весь персонал его офиса состоял из женщин моложе тридцати лет — обычно удавалось от него ускользнуть. То ли дело лифты! После того, как Ладлоу Бэкьюлэму перевалило за восемьдесят пять, он проводил много счастливых часов в переполненных подъемниках, пребывая в постоянной готовности ухватиться за выпуклость или прижаться к впадине.

Теперь все это было в прошлом.

Теперь у него было новое тело, способное удовлетворить его потребности.

После двадцатипятилетнего отсутствия Лад-жеребец снова в строю.

Отодрав оболочку от нового пластыря, сенатор прилепил его к другой ягодице и принялся вертеться перед зеркалом, принимая различные позы а-ля «мистер Вселенная» и любуясь своим отражением. При этом Бэкьюлэма не смущало, что у него лицо девяностолетнего старика, лысого и с тремя зубами. Благодаря поступавшим в течение тридцати с лишним лет взносам в бюджет Комитета политических действий и нелегальным подношениям от корпораций он был теперь чрезвычайно богат. Хорошенькие молодые женщины часто склонны не замечать немного беззубое и покрытое пятнами лицо, если его обладатель владеет также совершенно ликвидными активами на несколько сот миллионов.

Особенно те, к которым и питал пристрастие сенатор: ядреные бабенки с нулевым коэффициентом умственного развития.

Теперь, когда Лад стал таким красавчиком, он предвкушал не столько новую серию свадеб, сколько свои будущие случайные связи. О, их будет очень много! Дело не только в том, что он стал проворнее — также и жертва, учитывая его более привлекательную внешность, не так будет стремиться от него ускользнуть. В долгосрочной перспективе сенатор даже рассчитывал окупить препарат, поскольку стоимость брачных контрактов должна была значительно упасть.

Лад прошел по мраморному полу к раковине, где он недавно положил то, что осталось от его последней легкой закуски. Пошарив в полупрозрачном бумажном пакетике, он вытащил на свет крошечный кусочек пережаренного мяса и несколько крупинок соли, и тут же все это съел. Затем Бэкьюлэм поднес кулек к свету и принялся рассматривать. Бумажная поверхность лоснилась от жира и была скользкой на ощупь. Прекрасный жир, но, к сожалению, съесть его нельзя.

Впрочем, это не совсем так.

Сенатор засунул пакетик в рот и принялся высасывать из него маслянистую благодать. Закончив эту процедуру, он убедился, что ничего не упустил, и проглотил шарик.

В тот момент, когда Бэкьюлэм облизывал свои губы, он услышал доносящееся из соседней комнаты тихое пение.

И услышал запах Женщины.

В последние десять часов его обоняние стало исключительно острым. Даже самый слабый запах существа противоположного пола звучал для сенатора словно сигнал боевой трубы. Судя по запаху, женщине было что-то около двадцати двух лет, так что она находилась в его зоне обстрела. Кроме того, как полагал сенатор, она латиноамериканка.

Он высунул из дверей ванной свою лысую, испещренную старческими пятнами голову.

Все точно.

Живущая в доме служанка Коч-Роша стояла, склонившись над королевских размеров кроватью, и взбивала подушки.

— Ола[19], Лупе! — войдя в спальню, сказал Лад.

Девушка обернулась. Приветливая улыбка на ее лице исчезла, когда она увидела, что произнесший приветствие мужчина совершенно голый, да к тому же член его находится в возбуждении.

Лупе нельзя было назвать хрупким цветком. При своем маленьком росте она весила добрых шестьдесят четыре килограмма. Ее рабочая одежда совсем не походила на те короткие, украшенные оборочками французские изделия, которые продаются в секс-шопах. Нет, на Лупе сейчас были простые, достаточно свободные хлопчатобумажные брюки и короткая куртка наподобие тех, что носят медсестры и косметологи. У Лупе не было как таковой талии, а соответственно не было и выпуклых бедер. Волосы на голове были связаны сзади в пучок.

Но все это ни в малейшей степени не интересовало сенатора Бэкьюлэма, у которого петушок уже торчал почти вертикально вверх.

— Венга аки[20], Лупе! — сказал сенатор, раскрывая ей свои могучие объятия.

Лупе издала испуганный вопль и в розовых кроссовках прямо по кровати побежала к выходу в коридор, где, как считала девушка, она будет в безопасности.

Опередив ее, Лад загородил дверь своим массивным телом.

— Иди ко мне, моя маленькая фрихоле[21] негра, — проворковал сенатор.

Лупе не собиралась делать ничего подобного. Рванувшись обратно через кровать, она заскочила в ванную, захлопнула дверь, заперла ее на засов и принялась во весь голос звать на помощь.

Сенатор одним ударом сорвал тяжелую дверь с петель и вошел в ванную. Служанки нигде не было видно. Сначала он подумал, что девушка могла выскочить в окно, но затем за матовым стеклом кабины для душа увидел ее тень. Она стояла, дрожа от страха, слишком испуганная, чтобы выговорить хоть слово.

Когда Лад рывком распахнул дверь кабины, Лупе с рыданиями сползла по стене на пол, закрыв голову руками. Черные волосы разметались по ее плечам.

— Не плачь, Лупе, — утешая ее, сказал Лад. — Я не такой, как ваши латиноамериканские любовники — трам-бам-бам-мерси-мадам. Я приверженец старой романтической школы. Я считаю, что нужна прелюдия, прелюдия, прелюдия...

С этими словами он за волосы вытащил ее из кабинки, вонзил ей в плечо свои три уцелевших зуба и принялся, встряхивая головой, мотать девушку по комнате — как терьер мотает старый штопаный носок.

* * *

— Стоять! — произнес голос за спиной Римо и Чиуна в тот момент, когда они по низким и широким ступенькам поднимались к боковому входу в здание. За этой командой сразу же последовало «Руки вверх!».

Повернувшись, Римо увидел очень возбужденного молодого человека с очень коротким автоматом. Красная точка лазерного прицела мини-"узи" плясала на груди Римо.

— Пожалуйста, не наводите на меня эту штуку, — подняв вверх руки, сказал Римо. — Из-за этого я нервничаю.

— Заткнись! — Молодой фед перевел свой автомат на Чиуна. — Ты тоже. Подними руки!

Красная точка заплясала на тощей шее мастера и прошлась по его улыбающимся губам.

— Чего ты ухмы...

Прежде чем федеральный агент успел закончить фразу, все уже было кончено.

Он потерял сознание не от удара, а от простого движения руки. Мастер Синанджу даже не прикоснулся к голове агента, он лишь взмахом руки создал вакуум, заполняя который, голова молодого человека резко дернулась в сторону, что и вызвало у него сотрясение мозга.

Разоружив агента, Римо и Чиун вошли в здание и сразу услышали женский крик.

— Кажется, старина Лад опять взялся за свое, — сказал Римо.

А затем раздался тяжелый топот бегущих ног.

Это подбегали оставшиеся в строю охранники. Перед Римо и Чиуном теперь стояли четверо вооруженных автоматами федералов и трое личных телохранителей Коч-Роша. Последние держали в руках поблескивавшие синевой пистолеты «зиг-зауэр» калибра ноль-сорок.

— Стойте здесь! — крикнул начальник федералов. — Стойте там, где стоите, или мы откроем огонь.

Римо поднял руки над головой.

— Мы никуда не идем, — сказал он. — А вот вы разве не собираетесь проверить, что там за крики? Или вы совсем не понимаете испанский, чтобы разобрать слова «Пожалуйста, не убивайте!»?

— Сейчас у нас только одна проблема — это вы, — сказал фед. Половину его лица закрывали большие солнечные очки с зеркальными стеклами. — Надень на них наручники, Робертс.

— В соседней комнате кого-то убивают, а вы беспокоитесь о паре каких-то типов, проникших за ворота? — с недоверием спросил Римо.

— Кое-кого убьют в этой комнате, если ты немедленно не заткнешься, приятель.

Робертс жестом приказал Римо и Чиуну повернуться лицом к стене огромного камина.

— Положите руки на стену и расставьте ноги, — скомандовал Робертс.

Римо и Чиун подчинились приказу и позволили себя обыскать.

— Хорошо, — сказал Робертс, — теперь заверните правые руки за спину.

Но несмотря на то что все семь охранников держали оружие наготове, несмотря на то, что они следили за задержанными со всей возможной для человека бдительностью, маленький азиат вдруг исчез. Вот он только что стоял, лишенный прочной опоры и с завернутой за спину рукой, — и вдруг в следующую секунду исчез, прямо-таки растворился в воздухе.

Повернувшись к своим коллегам, Робертс случайно взглянул вверх.

— Черт побери! — тут же воскликнул он.

Он единственный мог видеть старика, но толку от этого не было никакого. Задевая краем своей робы находящийся на семиметровой высоте потолок, Чиун стремительно несся по воздуху. Он должен был приземлиться как раз за спиной специалистов по охране, чье внимание было сосредоточено на том месте, где он находился мгновение назад, но не на том, где находился сейчас.

Потом что-то ударило Робертса по шее, и он провалился в черноту.

В тот же миг Чиун легко опустился на ноги и обрушился на беззащитные спины своих врагов.

Удары были с виду слабыми — мастер как будто нежно прикасался к своим противникам, однако они один за другим теряли сознание. Именно теряли сознание, а не умирали — прикосновения Чиуна не были смертельными. Ну разве что у кого-то из охранников в голове оказалась бы стальная пластина: тогда от сотрясения она прорезала бы ему мозги, словно циркулярная пила.

Аккуратно уложив агента Робертса, Римо наблюдал, как по всей комнате вооруженные люди перезрелыми плодами падают на пол. То здесь, то там смутно мелькала фигура, одетая в синий шелк.

— Все спят, — объявил Чиун, снова втягивая руки в рукава своей одежды.

В этот момент по зданию вновь разнесся пронзительный крик.

— Не все, — сказал Римо.

Чиун кивнул.

— Когда маленькая голова управляет большой, неприятности не заставят себя ждать.

— И неприятности — это мы...

Стремясь отыскать источник звука, Римо двинулся вперед и вскоре оказался у дверей хозяйской спальни.

Напоминая о зимней вьюге, из-под них вылетал белый пух.

Стараясь не шуметь, Римо первым вошел в комнату. В первый момент он даже не заметил маленькую женщину, лежавшую на разодранном матрасе под мускулистым телом обнаженного мужчины. Но вскоре он разглядел по обе стороны от массивных ягодиц Ладлоу Бэкьюлэма подошвы кроссовок фирмы «Рибок». Женщина отчаянно отбивалась от нападавшего и не без успеха — на белой окантовке ботинок виднелись розовые пятна.

— Сенатор! — позвал Римо.

К нему повернулась сидевшая на мощной шее старческая голова. Ладлоу Бэкьюлэм улыбался. На его трех зубах и языке виднелась кровь. Сенатор прижимал к кровати руки маленькой женщины, ее разорванная одежда клочьями свисала во все стороны.

— Убирайтесь! — рявкнул Бэкьюлэм. — Я еще не кончил.

— Нет, кончили.

— Я сказал, чтобы меня не беспокоили! — прорычал сенатор. — Робертс! Эткинс! — позвал он. — Поднимайте свои задницы и быстро сюда!

— Вы не получите помощи от своих наемников, — сказал ему Римо. — Они все выведены из строя.

— Не двигайся! — сказал Ладлоу Бэкьюлэм, погрозив пальцем служанке. — Чтоб ни один мускул не пошевелился! — Затем он отпустил ее и повернулся на кровати, чтобы самому заняться незваными гостями.

Бедра сенатора испещряли отметины от рубчатых подошв.

— О, — смеясь, заметил Римо, — маленькая леди немного станцевала на вашем дураке.

Бэкьюлэма эта шутка не развеселила. Воспользовавшись моментом, полуголая служанка соскочила с кровати и исчезла за дверью.

— Я вас убью за это, — сказал сенатор, спрыгивая на пол. — Я могу гнуть рельсы голыми руками. Я могу пробивать кулаком стены.

— Должно быть, это очень приятно, — мягко заметил Римо.

— Я оторву тебе голову и зашвырну туда, где не светит солнце.

— Рад был бы с вами повозиться, Лад, но я думаю, вам будет приятнее поиграть с человеком вашего возраста.

Римо оглянулся по сторонам, но мастера Синанджу нигде не было видно.

— Я бы предпочел поиграть с тобой, — заявил Бэкьюлэм.

И он швырнул в лицо Римо то, что осталось от матраца. Прежде чем чистильщик успел увернуться, сенатор всем телом навалился с другой стороны матраца и прижал Римо к стене. Не в состоянии сдвинуться с места, тот под толстым слоем облепившей все его тело материи начал постепенно задыхаться.

— Теперь я тебя достал, — сказал Лад, плечом налегая на свою жертву. Свободной рукой сенатор принялся обрывать матрац там, где просматривались контуры неподвижного тела Римо. Сквозь проделанную в обивке дыру он выбрасывал на пол большие клочья растительного пуха.

Скоро их сменят большие клочья того, что пока еще называется Римо.

— Агу, маленький, ты где? — ворковал сенатор.

18

Приняв близко к сердцу предупреждение Римо насчет возможности потери ценного источника информации и насчет недовольства Императора Смита в случае повторения футбольного инцидента, Чиун был полон решимости сохранить свою добычу живой. Он вспоминал древнюю корейскую пословицу: «Дождевого червя легче поймать на рыбную палочку, чем на кусок желчного пузыря».

В поисках рыбной палочки Верховный мастер Синанджу направил свои стопы на кухню, которой смело мог бы гордиться какой-нибудь небольшой, но шикарный ресторан. Все здесь было сделано из нержавеющей стали: раковины, кухонные плиты, столы. Вдоль стены рядами стояли холодильники.

Открыв двери всех холодильников, Чиун отступил назад и принялся рассматривать их содержимое.

— Если бы я был человеком-животным, — вслух спросил он сам себя, — что бы успокоило мою дикую грудь?

В раздумье он погладил свою чахлую бороду.

В его распоряжении было большое количество мяса — как приготовленного, так и сырого. Практически нетронутый холодный ростбиф. Кусок индейки. Молочный поросенок. Горы залежалых бифштексов и отбивных.

Чиун приподнял крышку керамической супницы.

Утка!

Вытащив из застывшего соуса нежную ножку утки, Чиун изящно откусил от нее кусочек. Великолепно, решил он. Даже в холодном виде, даже простояв в холодильнике дня четыре, это все равно намного превосходило убогую стряпню Римо. Тот просто не в состоянии приготовить приличный соус. Сколько раз Чиун по субботам заставлял своего ученика смотреть передачи на кулинарную тему! Сколько страниц исписал Римо, делая пометки! И все без толку. Соус у Римо получался либо жидким, как вода, либо густым, как разваренный рис. Такой соус либо стекал с тарелки, украшением которой должен был являться, либо застывал на ней словно бетон.

Пока Чиун обгрызал с кости темное мясо, он пришел к выводу, что никакая плоть, даже самая что ни на есть жирная, не заинтересует человека-животного.

Он обратил свое внимание на тот холодильник, в котором хранились разнообразные высококалорийные десертные блюда. Здесь был широкий выбор кондитерских изделий, муссов и различных тортов со взбитыми сливками. Однако что-то подсказывало Чиуну, что в данном случае не выручит даже пятислойный торт под названием «Черный лес».

Тут требовалось нечто другое, еще более вредное для сосудов.

Что-то настолько жирное, от чего озверевший сенатор будет не в состоянии отказаться.

Чиун нашел то, что искал, в кладовой, ломившейся от разнообразных съестных припасов. На полу кладовой стояла десятигаллоновая стеклянная банка с чистейшим белым майонезом. Опустившись на колени. Чиун поднял тяжелый сосуд и понес его в хозяйскую спальню.

Проходя со своим грузом по коридору, мастер слышал звуки борьбы, а когда он приблизился к открытой двери в спальню, то снова увидел летящие клочья матраца. Остановившись на пороге, Чиун снял с банки большую металлическую крышку и бросил ее на пол.

Его ученика нигде не было видно. Старик с телом юноши одной рукой прижимал к стене матрац, а другой отрывал от него куски. Под матрацем вырисовывались очертания человеческой фигуры.

Очень похожей на фигуру Римо.

Тут сенатор просунул руку в проделанную им же дыру и, как кролика из шляпы, за волосы вытащил на поверхность голову Римо.

Лицо единственного ученика Чиуна было совершенно красным, как будто его только что побрили опасной бритвой. Белки глаз тоже были красными.

— Сделай же что-нибудь! — крикнул Римо.

— Сейчас! — непринужденно ответил Чиун. Засунув руку в банку, он вытащил оттуда горсть скользкого белого вещества и швырнул его на лысый затылок сенатора. Вещество сразу же принялось растекаться по его шее и плечам.

Эффект был достигнут мгновенно.

Отпустив волосы Римо, Ладлоу Бэкьюлэм начал крутить во все стороны головой. Ноздри его расширились. Все еще прижимая плечом матрац, сенатор соскреб немного вещества со своей шеи и тут же отправил к себе в рот. Его увядшие губы испустили стон удовольствия. Его воспаленные глаза выкатились из орбит.

— Что это за чертовщина? — каркнул из своей дыры Римо.

— Рыбная палочка для дождевого червя, — ответил Чиун.

— Ну, тогда, ради святого Петра, дай ему еще!

Мастер скатал еще один снежок и поразил им Бэкьюлэма прямо в челюсть.

— М-м-м! — пробормотал сенатор, обеими руками соскребая себе в рот жирный майонез.

— Вот! — сказал Чиун, меняя прицел, и отправил целую серию шариков на ковер, отвлекая человека-животное от матраца и от все еще запертого в ловушку Римо.

Достопочтенный сенатор уткнулся лицом в ковер и, словно собака, подлизывающая свою собственную рвоту, принялся неистово обсасывать жесткие ворсинки. Покончив с одним шариком, он тут же переходил к следующему.

Римо отбросил матрац в сторону и оторвался от стены.

— Этот ублюдок чуть меня не сделал, — сказал он, останавливаясь на секунду, чтобы сплюнуть набившуюся в рот вату.

— Ты проделал большую работу, удерживая его здесь, пока я искал решение проблемы, — ответил Чиун.

— Ага, верно. Конечно, я же не давал ему уйти...

— Теперь, когда у нас есть живой образец, нужный Императору Смиту, — сказал Чиун, — все, что нам нужно, — это лишить его чувств, чтобы мы могли надежно связать объект для транспортировки.

— Эта честь принадлежит мне, — сказал Римо.

Когда Римо приблизился к сенатору, тот угрожающе зарычал, но не перестал подбирать майонез с ковра. Стоя на четвереньках, он продергивал короткие ворсинки через три оставшиеся зуба.

Чиун внимательно наблюдал за своим учеником.

Угол приближения.

Боевая стойка.

Выбор кулака.

Направление и сила удара.

Он был доволен тем, что Римо избегает ударов в голову. Мозги девяностолетнего старика — слишком хрупкая вещь, она может легко потерять свое содержимое, а им нужны именно мозги. Римо нанес удар открытой ладонью. Своей целью он избрал небольшой участок спины чуть пониже правой почки, где сходится множество важных нервных окончаний.

Бах!

Сенатор Бэкьюлэм судорожно вдохнул воздух и упал лицом в лужу собственных слюней.

19

Одетый в стерильный белый костюм, Карлос Стерновски шел по коридору медицинского отделения корпорации «Фэмили Финг фармасевтиклз». Рядом с ним двигался Фосдик Финг. В то время как долговязый американец делал один шаг, тайваньцу, чтобы не отстать от своего спутника, приходилось делать целых четыре. Впереди раздавался чудовищный рев и грохот стекла и стали.

Звуки казались Стерновски смутно знакомыми.

Это напоминало кормление львов в зоопарке.

— Примерно час назад деградация начала ускоряться, — проинформировал его Фосдик. Они прибавили шагу. — Это происходит со всеми подопытными, которые принимали синтетический препарат. Психологические и поведенческие отклонения превосходят все, что мы ранее регистрировали.

Когда они приблизились к помещению, которое занимал первый из подопытных, дверь распахнулась и оттуда выскочили медсестры в униформе. Они кричали и ожесточенно отряхивали свою одежду. У одной из женщин под правым глазом сиял свежий синяк, а из губы текла кровь. Все были с ног до головы в мокрых пятнах. Увидев открытую дверь, один из охранников подбежал и захлопнул ее.

— Она набросилась на меня! — закричала, обращаясь к Фосдику, черноглазая медсестра с разбитой губой. — Потом, когда остальные оттащили ее от меня, она нас обрызгала! Господи, эта громадная безобразная корова как-то ухитрилась нас всех обрызгать!

— Мы всего лишь пытались взять у нее образцы волос на анализ! — сказала другая медсестра. Она продемонстрировала зажатую у нее в руке короткую прядь каштановых волос. Между волосами проглядывал более светлый пух.

— Успокойтесь! — сказал Фосдик. — Все, пожалуйста, успокойтесь. Отдайте мне эти волосы. — Он забрал образцы у медсестры и поместил их в небольшой пластиковый пакет. — Теперь идите переоденьтесь. А когда переоденетесь, уходите отсюда и не возвращайтесь до тех пор, пока полностью не обретете равновесие.

Внимание Стерновски было привлечено к другим вещам. Он наблюдал по монитору за происходящим в комнате, откуда только что выскочили медсестры. Подопытная номер два была совершенно голой. Жира в ее теле теперь практически не осталось, а мышечная масса примерно соответствовала мышечной массе взрослого мужчины ростом в сто девяносто сантиметров. Подопытная сидела на краю больничной койки и в величайшем возбуждении расчесывала пальцами волосы.

Но не на голове.

Она расчесывала волосы, которые росли у нее на плечах.

Когда сорокалетняя писательница четыре дня назад поступила в медицинское отделение корпорации, она весила сто сорок килограммов, из которых на долю мышц приходилось менее сорока процентов. Проблемы с весом у этой женщины были связаны как с генами, так и с образом жизни. Единственное, что делала писательница, — это сидела за компьютером и писала.

А еще ела.

Она разработала для себя небольшую систему премий. За каждую законченную страницу рукописи она вознаграждала себя чем-то вкусненьким. Пирожным. Конфетой. Куском торта. Ложкой мороженого. Используя эту систему стимулирования, писательница сумела за десять лет произвести сорок три романа.

После того как она закончила тридцать второй роман, положение начало серьезно ухудшаться. Когда она отдала в издательство свою новую фотографию, чтобы ее поместили на обложке книги, издатель отверг снимок, заявив, что на нем писательница похожа на орангутанга. Действительно, ее когда-то миловидное лицо теперь совсем заплыло концентрическими кругами жира. О поездках на презентации книг теперь не могло быть и речи.

Когда издатель предложил, чтобы в разъездах писательницу заменяла стройная дублерша, романистка запаниковала. Она попала в ужасную ловушку. Без непрерывного притока угощений она не могла написать ни строчки; с другой стороны, не избавившись от них, она не могла купаться в лучах славы, к которой всю жизнь стремилась. В отчаянии писательница была готова пойти на все и согласилась стать подопытным кроликом семейства Финг.

Использование ГЭР казалось ей прекрасным решением проблемы — особенно, если о действии препарата рассказывает такой обходительный человек, как Фарнхэм Финг.

— Это не человеческие волосы, — сказал Фосдик, поднеся к свету пластиковый пакет.

Стерновски оторвал взгляд от экрана монитора и действительно изумительных очертаний фигуры бывшей писательницы.

— Что? — спросил он.

— Это шерсть животного.

— Не может быть! — возразил Стерновски и нагнулся над пакетиком.

Одного взгляда оказалось достаточно, чтобы понять: в противоположность всему тому, что Стерновски знал (или считал, что знает) о генетике, это действительно была шерсть животного. У человеческих существ не бывает подшерстка. А вот у росомах бывает.

— Не понимаю, — с беспомощным выражением лица сказал он. — Судя по тому, что произошло, ГЭР должен был изменить структуру ДНК. Хотя мы знаем, что этого не может быть...

— Тогда дело плохо, — сказал ему Фосдик.

И он был прав.

В медицинском отделении раздавались звуки, напоминающие крики то львов, то слонов, то обезьян. Вопли одного из подопытных, казалось, провоцировали крики других. Одетые в униформу служители бегали из одного конца коридора в другой, тщетно пытаясь успокоить пациентов. Этим они достигли прямо противоположного эффекта. По коридору разнесся ужасающий грохот ударов — лабораторные животные колотили в запертые двери и лишенные окон стены.

— Ваш отец знает о том, что здесь происходит? — спросил Стерновски.

— Он следит за всем из своего кабинета, — ответил Фосдик.

— Все ли он видит? Черт побери, почему вы не дали им успокоительного?

— Отец хочет, чтобы они оставались в сознании — это даст нам больше информации. Для того ведь все и затевалось. Ради информации.

К младшему Фингу подбежал какой-то человек и сказал:

— У номера пять начались конвульсии. Вам стоит поспешить.

Когда Стерновски и Финг подошли к палате, где находился подопытный номер пять, они обнаружили, что ее дверь уже открыта, а на пороге стоит группа служителей. Они, казалось, не горели особым желанием подойти к распростертой на полу массивной фигуре.

Это было вполне понятно.

Из шести подопытных номер пять был единственным, кого Стерновски раньше видел. Его звали Нортон Артур Грейп. Он сообщал прогноз погоды в общенациональной утренней информационной программе, которую Стерновски несколько раз смотрел по телевизору, когда находился в Пурблайнде. Как и в случае с романисткой, на своей работе Грейп все больше и больше набирал вес.

В буквальном смысле слова.

За последние несколько месяцев метеоролог так чудовищно увеличился в объемах, что его фигура стала загораживать три четверти карты погоды. По мнению руководства, Грейп при всем его общительном поведении и обаятельной улыбке не имел права каждый день затмевать собой Америку.

Подобно подопытной номер два, Грейпа отличало патологическое пристрастие к еде.

Еда была для него не просто главным в жизни — она была для него всем. Даже перед телекамерой, говоря о максимальной температуре воздуха днем и ночью, о циклонах и холодных фронтах, Грейп перемежал свои сообщения шуточками о том, что он съел прошлым вечером, что собирается съесть этим вечером и что хотел бы съесть прямо в данный момент.

Так было тогда; так было и теперь.

Правда, сейчас на нем не было костюма ручной работы стоимостью полторы тысячи долларов. Новый Нортон Артур Грейп, мускулистый и совершенно голый, лежал на линолеуме и бился в судорогах. Губы подопытного совершенно скрылись под слоем пенящейся слюны.

— Он тоже начал обрастать шерстью, — сказал Фосдик. — Вот, посмотрите на той стороне спины.

Бессердечие Фингов больше не шокировало Стерновски, тем не менее он не мог праздно стоять и молча смотреть на чужие страдания.

— Фосдик, как вы можете так стоять? Сделайте же что-нибудь для этого бедняги! Ради Христа — ведь он же человек!

Фосдик кивнул служителям.

— Идите положите номера пятого на кровать. Давайте как можно скорее сделаем ему кардиограмму и энцефалограмму.

С большой осмотрительностью приблизившись к гиганту, служители осторожно перевернули его на спину. Когда лицо Нортона Артура Грейпа повернулось к потолку, Стерновски увидел, что его глаза широко открыты, а зрачки ритмически перемещаются то вверх, то вниз.

Когда служители по двое встали по обеим сторонам от подопытного и приготовились перенести его на кровать, зрачки Нортона Артура Грейпа переместились в центральное положение.

Переместились и замерли неподвижно.

Затем подопытный неожиданно дернулся и сел. Движения его рук были настолько стремительны, что двое служителей не успели отскочить. Подопытный схватил их обоих за шеи и сильно сдавил. Лица служителей моментально стали багрово-красными.

— Назад! — крикнул Фосдик, со всех ног бросаясь к открытой двери.

Прежде чем Стерновски успел последовать за ним, его отбросили в сторону убегавшие служители, поэтому биохимик последним покинул палату, в которой содержался Грейп. Дверь тут же заперли на засов. Когда американец, пошатываясь, отошел в сторону, его белый стерильный костюм больше уже не казался белым — он был весь забрызган крошечными красными пятнышками.

По другую сторону двери раздался победный рык.

— Он оторвал им головы! — падая на колени, простонал Стерновски. — Я видел, как он это делал.

Ему никто не ответил.

Сложив руки на груди, Фосдик Финг бесстрастно смотрел на американца.

Прежде чем Фосдик успел отпрянуть, Стерновски схватил его за отвороты лабораторного халата и притянул к себе.

— Боже мой! — крикнул биохимик. — Он оторвал им головы словно курицам!

20

Джимми Коч-Рош сидел за рулем своего «ягуара» — четырехдверного «седана» марки «В-12». Этим транспортным средством он мог управлять только благодаря специально изготовленному высокому креслу, которое позволяло ему видеть не только приборную доску, но и то, что происходит перед ветровым стеклом. Правда, в данный момент адвокат об этом не думал. Он смотрел назад, наблюдая, как его только что освобожденная из-под стражи клиентка насыщается свиными шкварками.

Сидевшая на заднем сиденье «ягуара» Пума Ли — королева секса, законодательница мод и маньяк-убийца — вскрыла еще один восьмисотграммовый пакет с этой весьма непритязательной едой. Вскрыв его, Пума даже не стала выгребать содержимое руками — так было бы чересчур медленно. Вместо этого она поднесла кулек к губам и принялась его трясти до тех, пока не набила себе рот. Не убирая пакета, она поспешно принялась жевать, освобождая место для новой партии.

Естественно, часть еды при этом падала на пол. Знаменитые во всем мире длинные, до плеч, волосы Пумы цвета воронова крыла были усеяны мелкими кусочками желтого свиного сала.

Задняя часть салона роскошного «ягуара» напоминала теперь мусорную свалку. Все блестело от свиного жира, везде валялись вылизанные изнутри пустые пластмассовые пакеты, которые статическое электричество прижимало к сиденьям. На стеклах появился жирный налет от мелких брызг, летевших во все стороны в то время, пока Пума насыщалась.

Для мусорщика это было бы настоящим кошмаром.

В очень широком смысле Джимми Коч-Рош тоже являлся мусорщиком, только очень высокооплачиваемым. Он убирал за своими беспечными клиентами, пылесосил их грязь, освежал их запачканные репутации. И в отличие от настоящего мусорщика ничего из этой грязи к нему не приставало.

Можно сказать, что к туфлям Джимми никогда не прилипала жевательная резинка.

В этом-то и состояло главное различие между мусорщиком-адвокатом и обыкновенным дворником.

Это — и еще, конечно, размер оплаты.

Публике Коч-Рош напоминал этакого маленького боевого петуха. Проницательный, взрывной и всегда готовый к бою, он искренне любил свою работу. И не только из-за денег, хотя прежде всего из-за них. Он любил, когда люди обращаются к нему за помощью — красивые, богатые, высокие люди с крупными неприятностями, которые они почти всегда сами же себе и доставляли. Слабости его клиентов давали Коч-Рошу возможность почувствовать свое превосходство. В области юриспруденции он действительно был крупным специалистом, а во время судебных заседаний становился настоящим Терминатором, которого очень многие по-настоящему боялись. То, что клиенты — высокие, сильные, красивые — приходили именно к нему, часто умоляя о помощи, и отдавали за услуги Коч-Роша значительную часть своих доходов, конечно, очень нравилось Джимми.

Каждую ночь, перед тем как ложиться в постель, он размышлял о том, что Создатель, без сомнения, — юрист.

Пума Ли наконец опустила пакет. Все ее лицо, от носа до подбородка, было усеяно крошечными кусочками жареного сала. Актриса подняла правую ногу, любуясь мышцами бедра на участке между ректус феморис и вастус медиалис. Ее загорелая кожа блестела как шелк. На лице Пумы было написано, что она чрезвычайно довольна собой.

Тщеславие и нарциссизм, подумал Коч-Рош. Что бы он без них делал?

— Как вы теперь себя чувствуете? — спросил он кинозвезду.

— Умираю от голода, — сказала Пума. — Где же Чиз? Он должен был привезти еще еды. — И она вновь занялась пакетом со свиными шкварками.

— Телефон у него в машине не отвечает, — сказал Джимми. — Надеюсь, он не попал по дороге в аварию...

Шум за окном прервал его слова. Повернувшись, Коч-Рош увидел полицейского в форме, который знаками показывал, что следует опустить окно. Адвокат нажал соответствующую кнопку.

— Сегодня у вас явно счастливый день, Джимми, — сказал коп, когда стекло опустилось. — Мужа миссис Ли несколько минут назад взяли в продуктовом магазине в Голливуде.

— По какому обвинению?

— Собственно, по нескольким обвинениям. Боюсь, вам придется покрутиться. Убийства первой степени по девяти пунктам. И все записано на видеопленку. Просто ужас! Хотя Грэхем сдался без сопротивления. Его привезут сюда с минуты на минуту.

Бросив взгляд на заднее сиденье, полицейский наконец заметил сидящую там Пуму.

— Сожалею, что принес вам печальные новости, мэм, — сказал он богине экрана.

Смяв пустой кулек из-под шкварок, Пума швырнула его на пол и с глубоким волнением, которое ей весьма редко удавалось демонстрировать на экране, произнесла:

— Здесь есть еще какая-нибудь еда?

21

— Здесь есть еще какая-нибудь еда? — жалобно спросил сенатор Бэкьюлэм.

Сенатор повторял эту фразу не в первый раз, что уже начинало сильно раздражать Римо.

Надежно связанный по рукам и ногам, Бэкьюлэм сидел на полу арендованного Римо и Чиуном бунгало — как раз перед «Мицудзуки Мондайэл». С тех пор, как сенатор пришел в себя, он сохранял ясность ума и вместе с тем не проявлял особой склонности к сотрудничеству.

— Вы не получите никакой еды, пока не ответите на некоторые вопросы, — проинформировал его Римо. — Мы хотим знать, кто вас снабжает гормональным препаратом.

— Какое это имеет значение? — ответил Бэкьюлэм. — Продажа или хранение ГЭР — это вовсе не преступление. С другой стороны, похищение людей — это еще какое преступление. А похищение сенатора США наказывается смертной казнью.

— Это мы слышали, — без особой заинтересованности сказал Римо. — Готов спорить, что вы с удовольствием голосовали за этот билль.

— Да кто вы, черт возьми, такие? — спросил сенатор. — На кого вы работаете?

— Это не подлежит обсуждению, — ответил Римо. — Нам нужна информация. Препарат, который вы используете, опасен.

— Это абсурд! Посмотрите на меня. Я стал новым человеком. Я себя чувствую лучше, чем когда бы то ни было. Как это может повредить?

— Спросите вашу покойную жену.

Сенатор со злостью посмотрел на Римо.

— Если масштабы распространения ГЭР будут увеличиваться, то возникнут проблемы в области национальной безопасности, — сказал Римо.

— Так вы пытаетесь меня убедить, что работаете на наше правительство? — фыркнул Бэкьюлэм. — Знаете, я не вчера родился. С каких это пор УБН нанимает убийц?

Римо решил не вдаваться в дальнейшие дискуссии по этому вопросу. Существование КЮРЕ нужно было любой ценой сохранить в тайне.

— Если это зелье не запрещено, — вступил в разговор Чиун, — то почему вы так беспокоитесь за судьбу тех людей, которые дают его вам?

— Потому что это редкое и очень дорогостоящее вещество, которое я хотел бы получать еще долгое, долгое время, — ответил сенатор. — Если у меня будут проблемы с поставщиком, если я его разозлю — он может лишить меня препарата.

— Взгляните правде в глаза, Лад, — сказал Римо. — Вы уже его лишились.

— Что все это значит?

Римо поднял с пола спортивную сумку и показал ее сенатору. В сумке лежал использованный адгезивный пластырь.

— Это ваша последняя доза. Я сам час назад снял ее с вашей девяностолетней задницы, когда вы все еще витали в стране грез.

В глазах старца тут же померк солнечный свет.

— Не надо, детка, — сказал Римо. — Мы будем только сидеть здесь и смотреть, как вы обретаете свой прежний облик. Палка и кислородные подушки ждут вас в спальне.

— Старость, — торжественно заявил Чиун, — это горькая трава, которую не следует пробовать дважды.

Ладлоу Бэкьюлэм посмотрел на свое красивое, все еще могучее тело, и его нижняя губа задрожала, а по щекам потекли горячие слезы.

— Вы не можете поступать со мной так жестоко! — взмолился он. — Не можете. Это бесчеловечно. Пожалуйста, верните мне пластырь. Пожалуйста! Я заплачу вам столько, сколько хотите. Я дам вам все, что хотите. Я могу назначить вас послами. Могу дать пост в кабинете. Могу устроить свидание с Первой леди.

— Хватит ныть, Лад, — сказал Римо. — Вы не сможете нас купить, потому что мы не продаемся. И вы ошибаетесь, если думаете, что мы вас похитили, чтобы получить выкуп. Кто продал вам наклейки?

— Нет. Я этого не скажу.

Римо попробовал зайти с другой стороны.

— Попробуйте взглянуть на вещи здраво. Аудио— или видеозапись здесь не ведется. За вами не наблюдают с помощью одностороннего зеркала. Здесь только мы с вами, сенатор. И все мы знаем, что препарат не только снабжает вас новым, более совершенным телом, но и заставляет совершать такие вещи, которые раньше вы не стали бы делать. Например, убивать молодую жену во время брачной ночи. Остальных этот препарат тоже заставляет убивать. Где-то в вашей старой башке должен сохраниться уголок, который понимает, что происходит. Что происходит и насколько это плохо.

Ладлоу Бэкьюлэм ничего не ответил.

— Он понимает, — сказал Чиун. — Он понимает, но его это не беспокоит. Он человек-животное.

— Он останется таким ненадолго, — сказал Римо, глядя на часы, висящие на стене в гостиной. — Действие этого вещества уже начинает ослабляться. Все происходит так медленно, что, вероятно, вы сначала ничего и не заметите. Но через некоторое время кое-что начнет съеживаться и опадать.

Тут Римо повернулся к Чиуну и сказал:

— Может быть, пускай он немного над этим подумает? Все равно мне нужно позвонить.

В глазах сенатора мелькнуло отчаяние. Отчаяние и страх.

Римо взял со столика телефонную трубку и жестом пригласил Чиуна проследовать за ним на крошечную кухню.

22

Услышав напоминающий звук колокола электронный сигнал, доктор Харолд В. Смит перевел взгляд с компьютерного монитора на встроенный в стену цветной телевизор. Буйство компьютерной графики сопровождалось назойливым повторением позывных передачи «Замочная скважина США». Одна и та же музыкальная фраза повторялась снова и снова. Оказывается, передача уже началась, она просто прерывалась для показа рекламы.

Мужчина-ведущий повернулся к ведущей-женщине и, широко улыбаясь, сказал:

— Молли, ты не поверишь своим глазам, когда увидишь следующий сюжет. Я знаю, как строго ты следишь за своей фигурой...

Молли просияла, ее стройные длинные ноги нежно потерлись друг о друга.

Выдержав небольшую паузу — явно для пущего нагнетания эффекта, — улыбчивый мужчина продолжал:

— Погоди, скоро ты увидишь богатых и знаменитых людей, которые недавно достигли успеха в сбрасывании веса.

— Я сгораю от нетерпения, Джед.

— Тогда ты готова к тому, чтобы увидеть «Посмотрите на тех, кто стал стройным».

Картинка с изображением двух говорящих голов исчезла, сменившись заголовком сюжета, затем и он исчез, и на экране появился Джед, гуляющий по Пляжу мускулов в Венеции, штат Калифорния. Загорелый, хорошо сложенный Джед был без рубашки. Жировых отложений на его теле не было. Кроме того, доктор Смит заметил, что на теле Джеда нет также и волос — как будто ведущий был десятилетним мальчиком.

— Как и большинство тех, кого вы видите рядом со мной на пляже, — сказал Джед, — я регулярно занимаюсь с личным тренером. Такой здоровый образ жизни преобладает здесь, в Южной Калифорнии, где люди готовы обнажать свое тело ровно настолько, насколько дозволяет закон.

Камера выхватила в толпе пару прошмыгнувших мимо Джеда милашек в узких бикини и крупным планом показала их нижнюю часть, выдерживая этот кадр не менее пяти секунд. Затем вся сцена была прокручена еще раз, но уже в замедленном темпе.

— Пожалуй, — продолжал Джед, — эта тенденция в конце концов задела за живое некоторые, я бы сказал, во всех отношениях крупные фигуры. Леди и джентльмены, я представляю вам Ее Королевское Высочество, принцессу Пай...

На экране появилось изображение бывшей жены наследника Замшелого Престола. Ей было двадцать три года, это была высокая блондинка с изумительно красивым лицом. И очень полная. Розовое платье Пай по виду больше напоминало палатку из туго натянутой ткани, из-под которой на всеобщее обозрение выпирали многочисленные складки тела. Ходили слухи, что пары колготок принцессе хватает лишь на несколько часов, а потом ее чудовищные ляжки неизбежно протирают в них огромные дыры. На пленке принцесса, приподняв вуаль на своей розовой шляпке, вилкой отправляла в рот очередную порцию еды.

— Эта сцена заснята на приеме в Йорке, Англия, два месяца назад, — сообщил своим слушателям Джед. — Как вы скоро увидите, чинное торжество быстро превратилось в соревнование по поеданию фруктовых лепешек и девонских сливок.

Доктора Смита передернуло от отвращения.

Пожалуй, говоря о соревновании, Джед хватил через край. Если кто-то с кем-то и состязался, то только принцесса сама с собой. Словно мощный бульдозер, она моментально смела со стола все закуски, предназначенные для двухсот с лишним высокопоставленных гостей. Намазывая на лепешку толстый слой сливок, принцесса подносила ее ко рту и глотала не разжевывая. Смит как зачарованный смотрел на ее экономные движения. Гора кондитерских изделий стремительно таяла, как вошедший в пословицу оставленный под дождем торт.

За кадром приятный голос Джеда остроумно упрекал принцессу за чрезмерный аппетит.

— Я слышал о женщине, которая ест за двоих, — сказал он, — но Ее Королевское Высочество работает челюстями за десятерых. Те из вас, кто до сих пор не мог понять, почему она после бракосочетания утратила стройность своей девичьей фигуры, должны перестать удивляться.

Насколько мог припомнить Смит, развод в королевской семье, широко обсуждавшийся в бульварной прессе, состоялся по инициативе принца и именно по причине чрезмерного аппетита его жены. С точки зрения общественной это был настоящий позор, а с точки зрения семейной жизни — просто кошмар. Очевидно, принцесса не переставала есть даже во время акта физической близости. Рядом с ее супружеской постелью всегда стоял поднос с пирожными.

— И она не единственная крупная знаменитость с крупными проблемами в отношении чрезмерного веса, — сообщил своей аудитории Джед. — Возьмем, с вашего разрешения, всемирно известную рок-звезду — Скиззла...

На экране появился очень толстый молодой человек, голый по пояс, без обуви и в укороченных джинсах. Он был весь покрыт татуировками. Стоя в свете прожекторов перед десятками тысяч неистовствующих фанатов, суперзвезда Скиззл держал в одной руке микрофон, а в другой — бутылку своего любимого алкогольного напитка, темного пива под названием «Черная смерть». На эстраде валялось множество пустых бутылок из-под этого высококалорийного варева. Под оглушительный грохот своего ансамбля Скиззл пританцовывал на месте и пел. Пел и пил, танцевал и пил. Пил и пил.

Внезапно Скиззл замер, а затем, схватившись за горло, лицом вниз рухнул на эстраду. Его ансамбль, привыкший к подобным инцидентам, с преувеличенным энтузиазмом тут же принялся наяривать какую-то импровизацию. Из-за кулис уже спешила бригада «скорой помощи», которая быстро освободила дюжего певца от попавшего в его дыхательные пути пива.

Вдоволь наблевавшись, Скиззл под рев толпы как ни в чем не бывало восстал из мертвых и, сжимая в руке «Черную смерть», продолжил петь и танцевать с того места, где остановился.

— И наконец, последнее по порядку, но не по значению, — сказал Джед. — Как насчет самого богатого человека в мире? Леди и джентльмены, я представляю вам Дивейна Корба, компьютерного миллиардера.

На экране появился Корбтаун, раскинувшийся на территории в триста гектаров многоэтажный комплекс, где под руководством тридцатилетнего компьютерного магната тщательно отобранные вундеркинды работали, жили и играли, зарабатывая себе к двадцати шести годам исчислявшееся семизначной цифрой пенсионное пособие. Затем эта картина сменилась изображением самого Дивейна Корба, который шел к своему длинному лимузину, кротко улыбаясь толпившимся вокруг папарацци. Его одежда отражала не столько требования моды, сколько бесплодные попытки скрыть то, что находилось под ней. На Корбе были надеты коричневого цвета очень широкие вельветовые брюки и синяя рубашка с пуговицами поверх свободного пестрого свитера с глубоким вырезом. С какой стороны ни посмотри — отовсюду Корб казался круглым как бочка.

Если, конечно, не принимать в расчет сандалий.

— Как говорят его бывшие сотрудники, — продолжал Джед, — по пути к своему величию Дивейн Корб постоянно закусывал. Рядом с клавиатурой его компьютера все время стоял поднос с высококалорийной пищей. Именно так он смог работать по двадцать четыре часа в сутки. Однако мы все знаем, как быстро то, что предназначено для питания мозга, начинает питать еще и задницу...

Камера крупным планом показала широкую нижнюю часть миллиардера. Надетого на нее вельвета хватило бы на обивку большого кресла.

— А теперь наступает момент, которого вы все так долго ждали, — объявил Джед. — Посмотрите на тех, кто стал стройным!

Доктор Смит беспокойно заерзал в своем эргономичном кресле. В отличие от остальных телезрителей руководитель КЮРЕ прекрасно представлял себе, что сейчас увидит. И тем не менее он оказался к этому не готов.

«Замочная скважина США» засняла принцессу Пай в тот момент, когда она позировала перед репортерами возле входа в один закрытый ночной клуб на Манхэттене. Ее лицо, как и раньше, представляло собой образец совершенства. Но вот тело принцессы претерпело значительные изменения. Оно больше не было горой трясущегося студня. Платье-безрукавка с вырезом на животе открывало осиную талию с маленьким, сексуальным пупком. И хотя окружность бедер принцессы уменьшилась едва ли не на метр, благодаря сузившейся средней части тела она выглядела очень женственно. Ноги-тумбы также отошли в область воспоминаний. Мини-юбка демонстрировала это достаточно ясно.

Но что впечатляло еще больше — так это состояние кожи принцессы.

Она прямо-таки светилась.

— Как вы этого достигли, принцесса? — спросил ее один из присутствующих журналистов.

Красавица блондинка обворожительно улыбнулась, обнажив ослепительно белые зубы.

— Все-то вы хотите знать! — шутливо ответила она.

Затем на экране появилось изображение стоящего на сцене Скиззла. В его облике тоже произошли радикальные изменения. Он больше не был похож на едва держащегося на ногах увальня. В своих обрезанных по колено джинсах он выглядел прямо-таки как «Мистер Вселенная». Увеличившиеся грудь и плечи сделали татуировки почти неразличимыми. Кроме того, в распоряжении рок-звезды появился новый прием.

Он теперь не только пел и танцевал, но еще и прыгал.

На сцене не было никакого скрытого трамплина, однако Скиззл снова и снова без всяких усилий взмывал в воздух метра на полтора-два, демонстрируя публике новые возможности своих мышц. Эти прыжки приводили его фанатов в полное неистовство.

И наконец, знаменитый пьяница переключился с черного пива на оливковое масло «Бертолли» в больших двухлитровых бутылках с ручками.

Он проводил мировое турне для презентации своего нового компакт-диска.

Камера переместилась в артистическую уборную Скиззла. После окончания концерта, с трудом пробившись сквозь окружавшее шоумена плотное кольцо телохранителей, музыкальных знаменитостей и просто прихлебателей, Джед и его бригада пытались взять у него интервью.

— Bay, Скиззл! — заливался соловьем Джед. — Вы выглядите на миллион баксов.

— Ага, это именно так, — сказала рок-звезда. Такой ответ был в стиле Скиззла: намеренно загадочный и явно невразумительный. Как знали все поклонники Скиззла, его ответы всегда были полны скрытого смысла. Отведя взгляд от телекамеры, знаменитость сорвала с запечатанной бутылки пластиковую крышку.

— В чем состоит ваш секрет? — спросил Скиззла Джед.

— Я хотел бы поблагодарить компанию «Бертолли» из Сикокэса, штат Нью-Джерси, за ту поддержку, которую она мне оказала в проведении этого тура, — ответил тот.

Когда певец поднес бутылку к губам, его правые бицепсы вздулись так, что стали гораздо больше головы Джеда. А ведь большая голова является важной отличительной особенностью телеведущих — без нее не сделаешь карьеры на телевидении. Татуировки на громадной руке Скиззла были настолько бледными, что казалось, будто их сделали несколько десятков лет назад.

— Привет, Америка! — сказала рок-звезда и с удовольствием отхлебнула масло из бутылки.

Небритое ухмыляющееся лицо Скиззла растаяло, уступив место изображению поросшего травой игрового поля. Мужчины в майках и шортах бегали по нему с клюшками, гоняясь за маленьким мячом. Дальше, насколько мог видеть глаз, располагались бесконечные здания современного делового центра.

— Ну, ребята, сейчас в Корбтауне подходит к концу еще один субботний день, — сказал за кадром голос Джеда. — То, что вы видите, — это еженедельная встреча внутреннего чемпионата компании по лакроссу. Технические составители программ встречаются с техническими редакторами. Это является составной частью того образа жизни, который ведут молодые компьютерные гении. Он всегда отличается веселым времяпрепровождением.

Камера крупным планом показала, как игроки колотят друг друга клюшками по голове, пытаясь сбить соперника с ног. Получив удар, одни только пошатывались, другие беспомощно падали в траву.

— Подождите еще немного, ребята! — сказал Джед. — В последнюю минуту мы как раз получили новый, чрезвычайно интересный материал...

Перед телезрителями предстала чья-то голая спина. Спина и впрямь была необычной — не менее метра шириной. Под кожей буграми холили могучие мышцы, причем все это казалось очень твердым — невероятно твердым и массивным.

По сравнению с шеей и плечами показанная с затылка голова человека выглядела непропорционально маленькой.

Голова повернулась, и перед телезрителями «Замочной скважины США» предстал улыбающийся Дивейн Корб.

Камера сдала назад, чтобы можно было видеть всю картину. Ультраширокие вельветовые брюки миллиардер сменил на светло-голубой купальный костюм «Спиду». Обнаженная грудь казалась средоточием силы, предплечья напоминали бревна, а ягодицы — скалы на берегах Гибралтарского пролива.

Без всякого предупреждения миллиардер поднял клюшку и, сорвавшись с места, бросился в свалку.

Нечего и говорить, что достойных соперников у него не оказалось.

Расправившись с оппозицией, Дивейн Корб, однако, неожиданно взялся за собственную команду, направо и налево раздавая соратникам удары клюшкой. Тех, кто, крича, пытался убежать с поля, он настигал и хладнокровно сбивал с ног.

Когда все было кончено и поле усеялось лежащими телами, Дивейн Корб вскинул руки над головой и, подобно Рокки, принялся перебирать ногами на месте.

— Как же вы могли так поступить со своими собственными сотрудниками? — спросил ошарашенный телерепортер.

— Ну, они ведут себя не как программисты, — объяснил миллиардер.

Джед кивнул головой так, как будто что-то понял, и поспешил перейти к следующему вопросу.

— Вся Америка хочет узнать насчет вашего суперкрепкого тела, — сказал он. — Может быть, вы расскажете нам, как этого добились?

— С помощью денег, Джед, — ответил магнат. — Денег и еще раз денег. А теперь прошу меня извинить. Группа по развитию Интернета должна вот-вот сразиться в софтбол с ребятами из отдела технического обеспечения, и я не хочу пропустить свою очередь ударить по мячу.

Оператор следовал за Корбом метров десять. Однако, быстро выдохнувшись, он вынужден был удовлетвориться показом того, как мускулистая фигура миллиардера исчезает в отдалении.

— Ну, Молли, — сказал Джед после того как на экране вновь возникло изображение студии, — что ты думаешь?

— Я готова принимать то, что они принимают, — ответила Молли.

— Так же, как и еще пятьдесят миллионов человек, — улыбаясь, сказал Джед. — Не беспокойтесь, ребята. Мы будем следить за развитием событий...

Доктор Смит покачал головой. Где-то в самой глубине души он все же надеялся, что допустил в своих расчетах фатальную ошибку. Увы! Все развивалось точно в соответствии с предсказанным им апокалиптическим сценарием. Таинственный препарат приобретал международную известность. Мечтающая о красивом теле публика уже жаждала получить к нему доступ. Когда продукт наконец появится на рынке, то его сразу расхватают.

Мгновенно!

И тогда наступит конец цивилизации в современном ее понимании.

Доктор Смит только успел выключить телевизор, как раздался телефонный звонок по защищенной линии. Это звонил Римо.

Полученные новости не очень-то ободряли.

— Наш друг держит рот на замке, — сообщил Римо. — Он не хочет снова становиться дряхлым.

— Вы удалили у него пластырь?

— Угу, но пока ничего не произошло. Лад остается таким же, как был.

— Присматривайте за ним. Возможно, он расколется, когда начнет утрачивать свою вечную молодость.

— А как насчет анализа бумтауэровского пластыря? — спросил Римо. — Результаты еще не пришли?

Доктор Смит отправлял пластырь на химический анализ в одну частную лабораторию Лос-Анджелеса — учреждение, которое обычно использовалось ЦРУ в тех случаях, когда Компания не хотела, чтобы об этом узнало ФБР.

— Здесь есть прорыв, — сказал Смит. — Пластырь сделан на Тайване компанией «Фэмили Финг фармасевтиклз».

— Никогда о такой не слышал.

— До сих пор она производила препараты по рецептам народной медицины и натуропатов. Я все еще изучаю их структуру, пытаясь связать ее с известными нам потребителями ГЭР, чтобы вскрыть каналы его доставки и, если удастся, проследить их непосредственно до семьи Финг.

Внезапно на другом конце провода послышался ужасный крик. Он был таким громким, что Смит вздрогнул и отстранил трубку от уха.

— Это Лад, — сказал Римо. — Я потом перезвоню...

Доктор Смит принялся ждать, барабаня пальцами по столу. Прождав пять бесконечных минут, он поднял трубку прежде, чем отзвучал первый сигнал.

— Да?

— Боюсь, у меня плохие новости, — сказал Римо. — Старый Лад освободил номер. Он покончил жизнь самоубийством.

— Что? Неужели за ним никто не наблюдал?

— Мы оставили его в соседней комнате надежно связанным, — оправдываясь, сказал Римо. — Мы не хотели, чтобы он подслушивал наш разговор. Мы его оставили одного всего лишь на пару минут. Он даже не ослабил свои путы.

— Так как же он смог покончить жизнь самоубийством?

— Он отгрыз себе правую ступню. Я никогда не думал, что в девяностолетнем возрасте можно быть таким проворным. Прежде чем мы успели вмешаться, он истек кровью. Прости, Смитти. Я не мог себе представить, что он может сделать что-нибудь подобное.

Доктор Смит тоже не мог себе этого представить, поэтому не стал упрекать ассасинов. Ему теперь стало ясно, что негативный побочный эффект препарата с течением времени усиливается — чем дольше его принимают, тем дело обстоит хуже. Этого он не предусмотрел в своем прогнозе. Значит, времени на то, чтобы взять развитие событий под контроль, остается еще меньше.

— У нас тут черт знает что творится, — сказал Римо.

— Об этом не беспокойтесь, — со вздохом сказал Смит. — Я сейчас же пошлю бригаду уборщиков.

Повесив трубку, директор КЮРЕ вызвал на экран монитора список фирм Лос-Анджелеса, занимающихся уборкой. Рядом с номерами телефонов были указаны расценки. Выбрав самую дешевую из фирм под названием «Энди, доктор для ковров», он нажал на кнопку автоматического набора номера и принялся ждать.

23

Выпрямившись во весь свой рост, Джимми Коч-Рош обратился к самой высокооплачиваемой за всю историю кино супружеской паре.

— Прошу прощения, но я не могу позволить вам самостоятельно добраться до дома, — сказал он. — Это совершенно ясно.

— Мы не дети! — запротестовала Пума, словно тигр в клетке расхаживая по обшитому панелями из орехового дерева личному кабинету адвоката. Четыре шага вперед. Поворот. Четыре шага назад.

Чиз, который стоял, прислонившись к столу Коч-Роша, согласился со своей женой.

— Недавно вы мне говорили о последствиях. Точнее сказать, вы говорили, что их не будет. А теперь вы фактически утверждаете, что мне нужна нянька.

Маленький адвокат поднял руки, призывая его к молчанию.

— Я действительно обещал вам, что справлюсь с любыми обвинениями. Но для этого мне нужно определенное сотрудничество и с вашей стороны. За последние сутки вы оба проявили некоторую, скажем так, вспыльчивость. Я хочу избежать повторения подобных инцидентов. В суде я могу творить чудеса, но все же и я не всесилен. Поймите, если вы допустите еще один такой серьезный промах, как погром в «Спиди март», то я больше не смогу гарантировать вам избавление от тюрьмы.

— Это не здорово, Джимми, — сказал Чиз. — Совсем не здорово. — Он подошел к тому месту, где стоял адвокат, и, словно карающий меч, вознес над его головой свой мощный кулак.

К чести Коч-Роша, тот даже не вздрогнул, хотя и прекрасно понимал, на что способны его клиенты. В мире блефа и пустых угроз он чувствовал себя как рыба в воде.

— Я хочу, чтобы вы предоставили возможность моему водителю и охранникам доставить вас домой в Бель-Эр, как следует из моего соглашения с судьей о вашем освобождении под залог, — сказал Коч-Рош. Адвокат не стал употреблять неприятного выражения «домашний арест». — Я хочу, чтобы вы оставались в вашем доме под защитой моих людей. Там вы будете в безопасности и будете располагать неограниченным количеством еды, какую только пожелаете иметь. А я в это время буду работать над организацией вашей защиты в суде. Я не прошу вас навсегда стать узниками своего собственного поместья. Нам просто нужно немного времени, чтобы все успокоилось. И не нужно никаких дальнейших инцидентов.

Чиз опустил кулак.

— Честно говоря, я прошу не так уж много, — сказал Коч-Рош. — Особенно если учесть альтернативу, которая состоит в том, что вы оба будете признаны виновными в убийствах первой степени.

— Мы стали очень беспокойными, — сказала Пума.

— Тогда вам тем более стоит оказаться в родных пенатах. Там вас никто не будет беспокоить. Я уже отпустил на выходные вашу домашнюю прислугу. Обо всех ваших нуждах позаботится моя охрана. Эти люди будут готовить, убирать — в общем, делать все, что нужно. Они будут там только для того, чтобы вам помочь, поэтому, пожалуйста, не сделайте ничего такого, что бы могло им повредить.

— Надеюсь, вы не станете и пытаться забрать у нас наклейки, — сказал Чиз. — Это было бы большой ошибкой, — добавил он.

— Я стал бы это делать в последнюю очередь, — ответил Коч-Рош. — Однако, я думаю, теперь совершенно очевидно, что с нынешней дозой у вас могут быть некоторые неприятности. По этому поводу я уже вступил в контакт с производителем. В ближайшие несколько дней проблема будет решена.

— Но если вы станете давать нам меньше гормонов, то наши тела могут усохнуть, — сказала Пума.

— Или мышцы могут снова превратиться в жир, — добавил Чиз.

— Не обязательно, — ответил адвокат. — С другой стороны, разве не лучше примириться с тем, чтобы мышцы стали немного меньше, чем все время сталкиваться с обвинениями в убийствах?

Пума и Чиз с сомнением посмотрели друг на друга.

— А разве нельзя все исправить как-нибудь по-другому? — спросила Пума. — Ну, чтобы мы не потеряли того, что уже имеем?

— Производитель изучает этот вопрос, — заверил их Коч-Рош. — Случившееся беспокоит его не меньше, чем нас. Ему совсем не нужен препарат, который никто не захочет принимать.

Адвокат нажал кнопку селектора.

— Сейчас мои люди отвезут вас домой, — сказал он. — У вас был долгий, утомительный день. Вы наверняка очень устали.

Через несколько секунд в кабинет вошли четверо крепких мужчин. На них было защитное обмундирование, соответствующее четвертой степени угрозы. Оно включало в себя сверкающие черные шлемы со встроенной переговорной системой, черные щитки, прикрывающие голени, кованые сталью черные туфли, черные перчатки и прозрачные пуленепробиваемые щиты. В общем, по внешнему виду эти охранники напоминали нечто среднее между сотрудниками полиции по борьбе с беспорядками и древними самураями. На вооружении у них были штурмовые помповые ружья и парализующие «тазеры». Скрытые за плексигласовыми щитками лица смотрели невесело.

— Это те самые ребята, которые будут косить у нас лужайку? — с недоверием спросила Пума.

— Кроме всего прочего, — ответил Коч-Рош.

— Давай побыстрее уедем, Чиз, — сказала Пума. — Мне опять хочется есть.

* * *

Еще в лифте, по дороге в гараж, охранник по имени Боб Гебхарт уже находился в полной боевой готовности. После недавней встречи с маленьким азиатом у него все саднило. При каждом вдохе тело чуть повыше левой почки пронзало острой болью, а торс охранника был словно коконом обернут эластичным бандажом. Теперь он без колебаний будет применять смертоносное оружие; он будет сразу стрелять.

Что удивительно, он тогда в первый момент даже не почувствовал удара, хотя за всю жизнь его били очень много раз — как во время службы в американской армии в качестве капитана «рейнджеров», так и позже, когда Гебхарт занялся гораздо более прибыльным делом, работая в качестве консультанта по системам безопасности. В последнем случае его часто били пьяные или накачавшиеся наркотиков клиенты, пытавшиеся нанести оскорбление действием кому-нибудь еще вроде надоедливого фотографа, бывшей супруги или делового партнера. Принимать на себя угрозу, как направленную на клиента, так и исходящую от него, — в этом и состояла работа Гебхарта.

Инцидент в доме Коч-Роша был необычным, если не сказать больше. По своему профессиональному опыту Гебхарт знал, что при происходящем в реальной жизни, а не в кино столкновении «семь против двух» эти семеро всегда побеждают — особенно если у них есть огнестрельное оружие. То, что его хорошо подготовленная команда проиграла поединок, было так же удивительно, как и безболезненный удар, который лишил Гебхарта сознания. Охранник почувствовал боль только после того, как пришел в себя. Как говорили врачи, оранжевого цвета ссадина до сих пор слегка кровоточила изнутри. Однако Гебхарт ни в коем случае не хотел уходить домой. Он был унижен перед боссом и теперь хотел как-то оправдаться, чтобы сохранить лицо.

В кабине лифта было тесно. Слишком большое скопление чересчур крупных людей, слишком много защитного обмундирования. Гебхарту вся ситуация представлялась совершенно непонятной. Он не имел представления, почему Пуму и Чиза вдруг так сразу раздуло. Они теперь были сложены как животные. В воздухе витало какое-то напряжение, нечто вроде электрического разряда — как будто пара, которую бригада охранников должна была нянчить, вот-вот сорвется и начнет творить черт знает что. Их мышцы постоянно дрожали.

Охранник вдруг подумал, что встреча с великой Пумой Ли, находящейся совсем рядом, могла бы стать самым волнующим событием в его жизни. В определенном смысле так и получилось, но отнюдь не в том, в каком следовало этого ожидать. С Гебхартом еще не случалось такого, чтобы ему угрожали киноартистки. Физически угрожали.

Хотя кинозвезда даже не смотрела на него, охранник чувствовал, что дай ей только повод, и она превратит его в кровавую бесформенную массу. Ударяя людей кулаком, ногами и полицейской дубинкой, Гебхарт хорошо помнил ощущения, которые возникали при соприкосновении с плотными мышцами — по всей руке или ноге тогда расходится ударная волна. Охранник никогда не сталкивался с чем-либо таким твердым, как тело Пумы Ли, но с ужасом подозревал, что его удары кулаками, ногами или дубинкой не произведут на нее ни малейшего впечатления. И хотя Гебхарт был с ног до головы закован в броню, а в руках держал десятизарядный пистолет двенадцатого калибра, это отнюдь не приносило ему душевного спокойствия.

Когда лифт достиг подвала и его дверь открылась, в кабину хлынул свежий воздух. Двое из охранников, держа оружие наготове, выскочили вперед. Опустившись на колени, они принялись осматривать местность в поисках воображаемых врагов.

— Это Стингер, — сказал голос в шлеме Гебхарта. — Все чисто. Давайте выходите.

Длинный черный лимузин сорвался со своей стоянки и подкатил к лифту. Одетый в черную униформу водитель немедленно выскочил из машины и распахнул дверь пассажирского салона.

Когда Чиз и Пума вошли в лимузин, в хвост ему сразу же пристроился зеленый «форд эксплорер». Сегодня это была машина для перевозки войск. В нее сели трое из охранников. Боб Гебхарт открыл переднюю дверь лимузина и сел на место стрелка.

Водитель, крупного телосложения самоанец, запер электронные замки дверей, пристегнул ремни безопасности и стронул с места громаду «линкольна».

По бетонной аппарели они выехали наружу. Длинная, неповоротливая машина разворачивалась с трудом, покрышки отчаянно визжали. Гебхарт поднял плексигласовый щиток, но шлем снимать не стал. За его головой располагалось звуконепроницаемое зеркальное стекло, отделявшее водителя от пассажирского салона. Звезды не желали, чтобы их беспокоили.

Когда они наконец выехали на улицу, голос в шлеме сказал:

— Капитан Кранч, мы у вас на хвосте.

— Вас понял, Стингер, — ответил Гебхарт. — Следуем на базу по заранее намеченному маршруту.

Придерживаясь больших улиц, лимузин двинулся к выезду на эстакаду. Пока водитель маневрировал в плотном вечернем потоке транспорта, Гебхарт решил осмотреться. Позади сверкали огни Мегалополиса. Впереди, у ближайшей развязки, виднелась колоссальная бесплатная автостоянка павильона Сепульведа.

В зеркальное стекло пассажирского салона постучали, затем оно опустилось, и Гебхарт увидел знакомое лицо Пумы. В нем чувствовалось какое-то напряжение.

— Нам нужно остановиться, — сказала кинозвезда.

Водитель посмотрел в зеркало заднего вида, затем перевел взгляд на Гебхарта, который на время этой поездки был его боссом.

— Прошу прощения, мэм, — сказал Гебхарт, — но это не входит в наши планы. Мне приказали доставить вас прямо домой.

— Нам с мужем нужно кое-что купить, — настаивала актриса. — Остановитесь у ближайшего съезда с эстакады.

Собравшись с духом, Гебхарт посмотрел ей прямо в глаза.

— Вам нет необходимости самой беспокоиться, мэм, — сказал он. — Если вам что-то нужно, мои люди с огромным удовольствием вам все доставят после того, как мы привезем вас домой.

— Я вам говорю — остановитесь у ближайшего съезда с эстакады.

— Боюсь, что я не смогу этого сделать, мэм. У меня строгий приказ доставить вас прямо домой. Это в ваших же интересах.

Гебхарт заметил, что пальцы актрисы напряглись, а ее ногти глубоко впились в кожу сиденья. По каким-то причинам он раньше не обращал внимания на ее ногти. Они были не только красными, длинными и острыми; они были еще и очень толстыми. В сиденье они воткнулись как нож в масло.

Чиз Грэхем просунул голову в окно рядом со своей женой.

— В твоих же интересах, сынок, чтобы мы сейчас остановились.

— Это будет стоить мне места, сэр...

Пума Ли просунула руку в окно и дотронулась до плеча водителя.

— Сейчас же сверните! — приказала она.

Водитель посмотрел на Гебхарта, который отрицательно покачал головой.

Кинозвезда тут же вонзила ногти в дельтовидную мышцу шофера. Кровь мгновенно отхлынула от его круглого лица, и водитель покорно свернул в сторону, втиснувшись между каким-то грузовиком и автофургоном, мирно следовавшими по первой полосе.

Позади раздался скрежет тормозов «эксплорера», пытавшегося повторить маневр лимузина, но из-за плотного движения из этого ничего не вышло. Водитель свернул на первую полосу и снова дал по тормозам. Когда машина наконец остановилась, ее покрышки дымились. Водитель «эксплорера» тут же дал задний ход.

— Это капитан Кранч, — сказал в микрофон Гебхарт. — Стингер, у нас внезапно изменились планы. Мы следуем к павильону Сепульведа.

— Не понял, капитан Кранч, — сказал голос в ухе. — Повторите. В чем загвоздка?

— Виктории и Альберту нужно пожевать, — объяснил Гебхарт. — Я буду держать вас в курсе наших перемещений.

Посмотрев на водителя, он увидел, что по рукаву его куртки стекает кровь. Пума так и не вытащила из его тела свои ногти.

Гебхарт подумал о своем пистолете. Ну, достанет он его, и что тогда? Он будет стрелять в эту богом проклятую кинозвезду, которую должен охранять? Гебхарт не знал, будет или нет, и это не давало ему возможности ни на что решиться. Охранник знал, что, вытащив пистолет и не воспользовавшись им, он поставил бы себя в гораздо худшее положение, чем сейчас. Поэтому он достал сотовый телефон и начал набирать номер Коч-Роша.

— Кому вы звоните? — спросила Пума.

— Я должен сообщить об изменении маршрута, мэм.

— Ничего вы не должны! — заявила актриса, отпустив водителя, и выхватила у охранника телефон.

Гебхарт не успел даже ахнуть. Она вырвала у него телефон одним чрезвычайно быстрым движением, как будто отобрала свечку у маленького, неуклюжего и не очень сообразительного ребенка.

— Я уже устала от этого парня, Чиз.

— Я тоже, — сказал герой боевиков. — Как будто снова попал в первый класс.

— Откройте крышу, — сказала Пума водителю.

Когда панель откинулась и салон озарился ярким солнечным светом, кинозвезда обеими руками схватила Гебхарта за плечи.

— Подождите! — крикнул он.

Но было уже поздно. С удивительной легкостью женщина протащила его через окно салона. Прежде чем охранник успел что-либо предпринять, он уже оказался снаружи, отчаянно пытаясь зацепиться за крышу.

Одним мощным толчком Пума сбросила его руку, и Гебхарт взлетел вверх. Ударившись о ствол, он упал на дорогу и покатился по мостовой. Водитель «эксплорера», на высокой скорости преследовавшего лимузин, вынужден был снова резко затормозить и принять в сторону, чтобы не переехать Гебхарта. Несмотря на все свое защитное обмундирование, главный охранник сломал себе плечо и правое колено.

Лежа лицом в канаве, Гебхарт даже не представлял, насколько ему повезло.

24

Пума Ли похлопала водителя по шее, и он в ужасе вздрогнул. В зеркале заднего вида на нее уставились его испуганные глаза.

— Остановитесь вон там, — сказала Пума, указывая на стоянку, расположенную возле бокового входа в павильон.

— Ждите нас здесь, — предупредила она водителя, когда Чиз открыл дверцу машины. — Мы скоро вернемся.

Но когда звездная парочка сошла на обочину, водитель лимузина сразу же до пола выжал педаль сцепления. Под визг покрышек машина мгновенно исчезла из вида.

Чиз было рванулся за ним, но Пума схватила его за руку.

— Не обращай внимания, — сказала она. — Мы доедем до дома на такси.

Через боковую дверь кинозвезды прошли в главную галерею павильона. Здесь были мраморные полы, а высокие потолки доходили до третьего этажа. Там и сям прямо из земли росли настоящие тропические деревья. Примерно через каждые сто метров со стены низвергался водопад или бил фонтан. По обе стороны от главной дорожки ярко сияли неоновые огни, заманивая в торговые заведения покупателей, принадлежавших ко всем, каким только возможно, демографическим группам: неуклюжих юнцов, неряшливых стариков, безумного вида людей среднего возраста.

Магазины, торговавшие одним и тем же товаром, почему-то группировались вместе. Чиз и Пума прошли мимо четырех стоявших в ряд ювелирных магазинов, затем четырех магазинов готового платья, четырех обувных магазинов, четырех книжных магазинов. Торговые заведения как будто размножались клонированием. Галерея служила хорошей питательной почвой для различных видов торговли, и некоторые из них процветали. Часть площади торгового центра была сдана в аренду продавцам продукции художественных промыслов. Судя по состоянию этого вида торговли, процесс клонирования еще не завершился. Доказательством тому служило множество торговых точек, каждая из которых продавала изготовленные вручную гончарные изделия. Или акварельные портреты лабрадоров. Или плетеные корзины. Или фигурки гномов.

Чиз и Пума никогда не совершали покупки в таких местах. С одной стороны, они не могли появиться на публике без того, чтобы вокруг не начинала сразу собираться толпа. С другой стороны, они не хотели покупать то, что покупают все. Они сами определяли будущие тенденции, надевая на себя то, что станет модным лишь через световые годы. Вся их одежда и аксессуары были изготовлены вручную и в единственном экземпляре. Они делали прически и шили обувь только у известных мастеров. Ничего из того, что могло на них в данный момент оказаться, нельзя было встретить в продаже.

Целеустремленно двигаясь вдоль галереи, кинозвезды вскоре привлекли к себе внимание постоянных покупателей павильона. Люди останавливались и глазели на них с отвисшей челюстью, как будто увидели чудо Творения. Сначала в глазах публики светилось недоверие, довольно быстро, впрочем, уступившее место восторгу. Чиз и Пума все время слышали вокруг себя одни и те же слова:

— Неужели это и в самом деле они?

Вскоре покупатели, сгрудившись в толпу, потоком двинулись за звездной парочкой. Все они потеряли всякое представление о том, что делают, куда идут и что собирались купить. Продавцы гномов и плетеных корзин отчаянно пытались удержать на месте свои тележки, которые тащила за собой толпа.

Несмотря на все это столпотворение, Чиз и Пума без всяких инцидентов добрались до магазинов, торгующих фотоаппаратурой. Один из продавцов, который случайно оказался снаружи, протирая витрину своего магазина, увидел направлявшееся к нему шествие, инстинктивно снял с прилавка заряженную фотокамеру и, желая запечатлеть момент для потомства, выскочил на середину прохода.

Но тем самым он загородил дорогу актерам.

Чизу не понравилось, что у него прямо под носом сверкает фотовспышка. Он вздрогнул и разозлился.

Гладко выбритый продавец пытался поймать в кадр обеих кинозвезд, когда Чиз решил взять дело в свои руки. Схватив фотокамеру, висевшую на шее у продавца, он небрежно швырнул ее назад. Чиз действовал совершенно машинально, как будто отгонял назойливую муху.

Машинально он действовал или нет, но этим движением герой боевиков оторвал несчастного продавца от пола (туфли так и остались там стоять) и швырнул его прямо на собравшуюся за спиной толпу. Толпа все прибавлялась и прибавлялась за счет тех, кто выходил из магазинов посмотреть, куда это все собрались. Поскольку продавец фотоаппаратуры приземлился не на мраморный пол, а на чью-то голову, он мог бы остаться в живых — если бы не был мертв уже в тот момент, когда расстался со своими туфлями. Рывок Чиза в трех местах сломал ему шею.

Толпа в галерее была так счастлива, что никто как будто и не заметил смерти продавца. Крики тех немногих, кто пострадал при падении трупа, тут же заглушили звуки музыки и возбужденные голоса сотен других покупателей. Не обращая внимания на то, что находится под ногами, толпа прошлась прямо по телу продавца, как будто он был манекеном или свернутым ковром.

С ее точки зрения, это было всего лишь препятствие, а не жертва.

Пума и Чиз едва ли замечали окружавшую их суматоху. Все их внимание было сосредоточено на запахах — на восхитительных запахах, доносившихся с продовольственного двора.

Проектировщики галереи спроектировали его в виде миниатюрного амфитеатра. Вымощенный черной плиткой большой овал располагался под огромными световыми фонарями, в сени вездесущих тропических растений, пальм и папоротника. К расположенной полукругом зоне питания примыкали отдельные торговые точки, отражавшие смешение самых разнообразных этносов и традиций. Здесь были не только обычные предприятия быстрого питания в итальянском, мексиканском и китайском стиле — так сказать, широкого профиля, но и заведения, специализирующиеся на каких-то отдельных блюдах типа «му шу чимичангас», «карне асада кальсонес» и тому подобного. Рядом с бистро, которые предлагали состоящий из блюд быстрого питания обед по полной программе, располагалось несколько заведений, торговавших разнообразными видами десерта. «Бит куки», например, продавало огромные покрытые шоколадом булочки, «Син-О-Бан» — булочки с корицей.

Столики в амфитеатре были примерно на треть заполнены покупателями, окруженными сумками с покупками, детскими колясками и горами пустых бумажных пакетиков из-под быстрой еды. Глухой шум приближающейся толпы заставил их оторвать взгляд от своих гамбургеров и марципанов.

Именно на эту арену и вступили Чиз с Пумой, за которой следовала свита из охваченных благоговением фанатов. Большинству из этих людей не было и тридцати; значительную часть из них составляли подростки — завсегдатаи павильона, которые в слабой надежде на хоть какое-нибудь развлечение обычно щедро тратили здесь свое время, но отнюдь не деньги.

В то время как эта колесница Джаггернаута катилась вперед, некоторые — по недоразумению — не успевали вовремя отскочить в сторону. Чиз и Пума расшвыривали эти живые статуи направо и налево, вдребезги разнося ими витрины магазинов.

Когда шествие вступило на продовольственный двор, наконец дала о себе знать служба безопасности павильона. Десятка полтора человек в коричневой униформе со всех сторон вошли в амфитеатр. При виде огромной толпы они замерли на месте. О том, чтобы применить оружие, не могло быть и речи — скопление людей было слишком большим. Они принялись переговариваться между собой по уоки-токи, но было ясно, что охранники не знают, что делать. Наконец, старший из них побежал к ближайшему телефону-автомату звонить в отдел полиции Лос-Анджелеса.

Среди тех, кто оказался на пути процессии, были ни в чем не повинные люди, стоявшие в очереди возле «Биг куки» и ждавшие прибытия свежеиспеченных булочек. Они стояли там уже десять минут.

Чиз и Пума не особенно интересовались булочками, но одна мысль о том, что кто-то у них под носом может поедать эти хлебобулочные изделия, приводила их в беспредельную ярость. Если кто-то собирается есть булочки, то тем самым посягает на собственность Чиза и Пумы.

Булочки принадлежат им, и только им.

Изменив свой курс на несколько градусов, они оказались в самой середине очереди за булочками.

Желающие поесть и продавцы в голубых бумажных шляпах таращили глаза на приближающееся шествие, не понимая, что происходит.

Может быть, идут съемки новой картины?

Или, может быть, это желающие влезть в очередь?

Трое любителей булочек, возымевшие страстное желание посмотреть Пуме Ли в глаза, тут же выяснили, в чем дело. Остальные мгновенно превратились в ЧЛО — Человеческие Летающие Объекты. На этот раз Чиз и Пума приложили некоторые усилия, поскольку речь шла о защите своей территории. Вырывая любителя булочек из очереди, они одним движением выводили его на низкую орбиту. Кувыркающиеся в полете тела несчастных падали в зоне питания, обрушиваясь на металлические столики и железобетонные подставки для подносов.

Беспомощные охранники с ужасом смотрели на происходящее.

Толпа начала скандировать:

— Пу-ма, Пу-ма!

Путаница в умах покупателей была вполне понятна. Сверхвозбужденные яркими неоновыми огнями, громкой музыкой, сияющими витринами, они не понимали, что происходит. Видеоклип? Компьютерная игра? Инфоклама?

Что же касается Чиза и Пумы, то они вообще ни о чем не думали. Они просто реагировали на вид и запах продовольственного двора. С раздувшимися ноздрями они двигались между предприятиями быстрого питания. Их возбуждал не запах специй, а запах жира.

На «Вегги хейвен»[22] они едва взглянули. Вот «Текс-а-Ки» — это совсем другое дело. Аромат жареного жирного мяса и кулинарного жира притягивал актеров как магнит.

Горе тем любителям барбекю, которые не успели вовремя отскочить в сторону!

Чуть не проглотив язык от возбуждения — ведь он обслуживает звезд! — очкастый продавец автоматически выдал тот текст, на который был запрограммирован:

— Здрасьте, ребята! Что хотите?

— Мы возьмем всего понемногу, — сказала Пума.

Ударом кулака Чиз вдребезги разбил плексигласовую крышку прилавка, в то время как Пума одним взглядом разогнала очередь любителей «Текс-а-Ки». Избавившись от обломков, кинозвезды тут же погрузили руки в горы покрытого густым соусом мяса, копченых цыплят и горячего гарнира — картофельного салата и салата из шинкованной капусты, на девяносто пять процентов состоящих из чистого майонеза, а также бобов в свином сале.

Толпа сзади смыкала ряды.

Подростки продолжали скандировать:

— Пу-ма! Пу-ма!

Некоторые начали издавать звуки, напоминающие крики обезьяны-ревуна:

— Ху-ху-ху-ху!

Взяв в одну руку огромный кусок свинины, а в другую — пригоршню горячей луизианской закуски, актриса принялась попеременно жевать то одно, то другое, пока обе ее руки не опустели.

В это время Чиз сосредоточил свое внимание на салате из шинкованной капусты. Услышав обращенный к толпе приказ разойтись, который выкрикнул охранник с мегафоном, киноактер даже не поднял головы от бачка с салатом. Только когда громоподобный голос рявкнул ему что-то прямо в ухо, герой боевиков наконец соизволил прервать свое занятие.

— Отойдите от прилавка! — сказал голос. Естественно, Чиз ничего подобного делать не собирался. Кинозвезды уставились на охранников, державших наготове пистолеты. Жир стекал по подбородкам знаменитостей.

— Мы не хотим больше неприятностей, — сказал начальник охранников. — ОПЛА[23] уже в пути. Не ухудшайте свое положение.

Пума и Чиз обменялись недоуменными взглядами. Неприятностей? Каких неприятностей?

Взяв стальной поднос с бобами, актриса поднесла его к губам. На нее тут же хлынул поток бобов и соуса.

— Я снова прошу вас, — сказал главный охранник, — пожалуйста, отойдите от прилавка. Нам нужно сопроводить вас в безопасную зону. Пожалуйста, это делается ради вашей же собственной безопасности.

Остальные три охранника явно очень нервничали, поскольку были зажаты между толпой, которая теперь выкрикивала: «Дайте им поесть! Дайте им поесть!», — и огромными, звероподобными суперзвездами.

— М-м-м! — сказал Чиз, взмахнув куском молочного поросенка. Его рот был набит сладким картофельным пирогом.

В этот момент к звездам наконец прорвались трое из четырех приставленных к ним телохранителей.

— О Боже! — сказал Стингер, увидев побоище, которое учинили Чиз и Пума вокруг «Текс-а-Ки».

— Вы не из ОПЛА, ребята, — сказал им начальник службы безопасности павильона. — Кто вы такие, черт возьми?

— Назначенная судом охрана.

— Суду явно не понравится, как вы несете службу.

— Они от нас удрали. И чуть не убили одного из наших ребят, который ехал с ними.

Посреди царившего на продовольственном дворе хаоса послышались звуки полицейских сирен.

Множества сирен.

Толпа начала шуметь. Она все прибавлялась и прибавлялась в размерах. Было похоже на то, что здесь собрались буквально все покупатели торгового центра, то есть четыре или пять тысяч человек. Все магазины опустели, товары и кассовые аппараты остались без надзора, но разыгравшаяся маленькая драма заворожила даже воров, не пожелавших выполнять свою работу.

— Нам не нужна здесь перестрелка, — обращаясь к звездной парочке, сказал Стингер. — Может пострадать множество ни в чем не повинных людей. Пресса напишет о вас ужасные вещи. Пока нет особой огласки, давайте немного успокоимся.

Подняв вверх руки, Стингер слегка пододвинулся к Чизу. Двенадцатизарядное помповое ружье висело на ремне у него под мышкой.

Герой боевиков опустил недоеденный кусок.

Пума перестала лизать поднос.

Сам того не желая, Стингер оказался между ними и «Сеньором Чоризо» — следующим в этом ряду предприятием быстрого питания.

Он стал красной тряпкой, а они были быками.

Дело было не только в том, что кто-то пытался им противостоять или вмешивался в священный процесс насыщения. Просто съеденный жир уже начинал реагировать с растворенным в крови ГЭРом. В мышцах уже закипали котлы ядерных реакторов.

Гнев их казался таким естественным, таким праведным.

И так приятно было выплескивать из себя волну насилия!

Хотя Чиз и Пума раньше не выступали перед аудиторией, так сказать, живьем — им никогда не приходилось играть на сцене, — они сразу улсвили суть дела. Обратная связь с толпой снабжала их дополнительной энергией.

Некоторые из тех, кто кричал, улюлюкал и просил актеров продолжать, до сих пор пребывали в иллюзии, что все происходящее является лишь игрой.

Это заблуждение быстро развеялось.

Неуловимым движением Пума Ли сделала шаг к Стингеру и, прежде чем тот успел среагировать, схватила охранника за локти и приподняла его руки над головой.

Хотя они и не репетировали заранее эту сцену, Чиз точно знал, что нужно сделать. Приблизившись к телохранителю, он ухватился за верхний край его бронежилета и вмиг разорвал его сверху донизу. Затем он точно так же поступил с рубашкой, обнажив охранника до пояса.

— Господи, не надо! — взмолился Стингер.

Это были его последние слова — точнее, последние членораздельные слова.

Ухватив телохранителя за ключицы, Чиз с той же легкостью, с какой разорвал его бронежилет, принялся отдирать мышцы от груди Стингера.

Толпа охала и ахала.

Надо же, какие спецэффекты!

Какая замечательная технология!

Из порванных артерий воображаемого торса хлестала кровь.

Те, кто стоял впереди, сразу поняли, что все происходит по-настоящему, поскольку обдавшая их кровь была горячей. А потом появился и запах — когда Чиз вскрыл охраннику живот.

Пума отшвырнула труп в сторону.

Стоявшие на краю толпы попытались отступить, но им загораживали дорогу те, кто не желал сдвинуться с места. Точно так же не могли ретироваться и обе группы охранников.

А впереди кинозвезд ждала еще чоризо — мексиканская копченая колбаса с красным перцем.

Она содержала такое количество специй, что казалась оранжевой. Но главным во всем этом был жир. При выдавливании из своей оболочки на раскаленную кастрюлю или, как в данном случае, на раскаленный гриль гора пропитанной специями свинины испускает облака пара и извергает фонтаны жира с примесью соуса чили. Этот жир соскребается с гриля специальной лопаточкой и по канавке поступает в двадцатилитровый бак.

Который уже давно пора было вынести.

Состоявший из трех человек персонал заведения «Сеньор Чоризо», где каждый из сотрудников носил минисомбреро и красный фетровый жилет поверх фартука, уже бежал с тонущего корабля. Так как они были гватемальцами, а не полностью американизированными калифорнийцами, происходящее у них на глазах зверское убийство наводило этих людей отнюдь не на мысли о попкорне и содовой воде. Нет, оно наводило их на мысль об «эскадронах смерти», а это, в свою очередь, — на то, что пора делать ноги.

В результате на гриле осталось с полдесятка медленно тающих колбасок.

Если и существует аромат порока, то в воздухе сейчас витал именно он. Красный чили. Тмин. Кориандр. Чеснок. И немного гвоздики. Со своим годовым доходом, превышающим валовой национальный продукт некоторых островных государств, Чиз Грэхем и Пума Ли могли получить буквально все, что только пожелают. Однако все, что они сейчас желали, заключалось только в этом помойном ведре с жиром из-под чоризо.

Кинозвезды одним движением, как будто у них выросли крылья, перемахнули прилавок магазинчика с мексиканской едой, и охранники тут же наставили на них свое оружие.

Никто из охранников не хотел стрелять. То есть, конечно, они все хотели стрелять, однако последствия такого шага было даже трудно себе вообразить. Стрелять в невооруженных гражданских лиц — это одно, а стрелять в богатых и известных невооруженных граждан — уже совсем другое. Если первое было просто «низ-зя», то во втором случае это «низ-зя» вырастало до высоты «Эмпайр стейт билдинг».

Чиз и Пума игнорировали направленные им в спину пистолеты и автоматы. Они были слишком заняты выяснением того, кто первым сделает глоток из заветного чана. Мертвой хваткой вцепившись в края бака, оба не собирались уступать, поскольку прекрасно понимали, что тот, кто уступит свое первенство, не получит вообще ничего.

С громким треском бак развалился надвое, и густая оранжевая жидкость разлилась по голым ногам, по туфлям Пумы и Чиза, по кафельному полу.

Чиз бросился на пол и принялся лакать жир. Пума, захватив полный контроль над баком, воспользовалась моментом для того, чтобы вылить себе в рот оставшуюся жидкость. Затем она тоже принялась изображать из себя швабру.

Они успели очистить изрядный кусок пола, когда в дальнем конце прилавка вновь что-то загремело.

— Это антитеррористический отряд отдела полиции Лос-Анджелеса, — сказал недружелюбный мужской голос. — Положите руки так, чтобы мы могли их видеть, и медленно, я повторяю — медленно — вставайте из-за прилавка.

25

Римо еще раз посмотрел в зеркало заднего вида взятой напрокат машины. В «Бель-Эр» — поместье, принадлежавшем Чизу Грэхему и Пуме Ли, — не было заметно признаков жизни. Никакого движения не наблюдалось уже больше часа — после того, как трое парней в полном обмундировании полицейских по борьбе с беспорядками выпроводили на улицу толпу прислуги. Римо устал от бесплодного сидения, устал смотреть в зеркало заднего вида и ничего интересного там не видеть. Хотя он распахнул в машине все окна, было все равно жарко. Вечерний воздух застыл в полной неподвижности.

Единственное, что было слышно, — это храп Чиуна.

Низкий, ровный шум через неравные промежутки времени сменялся резкими хлопками. Мастер Синанджу спал, сидя спереди рядом с водителем, от падения его удерживал ремень безопасности.

Это не был сон засыпающего через каждые десять минут столетнего старика, вызванный плохой циркуляцией крови в мозгу. Одним из преимуществ, которые предоставляло его адептам великое боевое искусство, была способность спать всегда и всюду. Мастер Синанджу мгновенно отключался и мгновенно просыпался, всегда свежий и готовый к действию.

Римо взглянул на часы. «Почему на то, чтобы доставить сюда Пуму и Чиза, понадобилось столько времени?» — спрашивал он себя. Судья приказал сразу из офиса адвоката отправить их домой. Это путешествие не могло занять больше пятнадцати, ну двадцати минут. Не подчинившись распоряжению судьи, кинозвезды отправлялись в тюрьму. Вот почему Коч-Рош настоял на том, чтобы их сопровождали до места назначения. Вряд ли парни из охраны стали бы делать крюк и по дороге заворачивать куда-то еще; все это означало, что что-то случилось. Что-то действительно очень нехорошее.

Римо решил позвонить Смиту. Но не успел он протянуть руку к сотовому телефону, как тот сам начал подавать гудки. Это означало, что звонит Смит, потому что больше никто не знал номер мобильного телефона Римо.

Услышав резкий звук, Чиун открыл глаза и раздраженно посмотрел на Римо, как будто именно он был источником этого звука.

— Да, Смитти, — сказал Римо, включив телефон. — Что случилось?

Лицо Чиуна смягчилось, и он зевнул. Император всегда поступает правильно.

— Планы изменились, — сказал Смит. Поскольку они говорили по сотовому телефону, который могли прослушивать, беседа велась на эзоповом языке. — Те изделия, за которыми вас послали, больше не продаются. Неожиданно обстановка изменилась, и товар перехватил другой покупатель.

— Я знаю нового владельца? — спросил Римо.

— Это мистер Блэк и мистер Уайт[24].

— Значит, нет никаких шансов получить этот товар?

— Пока никаких. Ситуация на рынке быстро меняется, и перспективы до сих пор неясны.

— Значит, как я понимаю, — сказал Римо, — возникла новая ситуация типа той, что была в «Спиди март»?

— Да, только более острая, — ответил Смит. — К сожалению, здесь дело вышло из-под нашего контроля, возможно, окончательно. Я хочу, чтобы вы посетили следующий магазин, который значится в вашем списке. Товар явно относится к той же самой группе. Так как это под вашим контролем, то могут открыться новые выгодные направления поиска.

— И что же? — потягиваясь как кошка, спросил Чиун.

— Наши кинозвезды в ближайшее время не попадут домой, — сказал Римо. — Местная полиция окружила их где-то по дороге отсюда к конторе Коч-Роша. Кажется, они опять кого-то убили.

— Дикий зверь не может изменить свои привычки.

— Это что, старая корейская поговорка?

Чиун не мог скрыть глубокого разочарования памятью своего ученика. Память Римо была настолько плохой, что он не смог даже запомнить важного изречения одного из величайших исторических деятелей.

— Это высказывание короля Сечжонга, жившего в пятнадцатом столетии по вашему летоисчислению, — сказал мастер Синанджу.

Чиун уже был готов прочитать длинную лекцию о научных и культурных достижениях монарха династии Ы, известного как «корейский Леонардо», однако его единственного ученика сейчас волновали более неотложные и практические вопросы.

— Сейчас мы никак не сможем заполучить Чиза и Пуму, — продолжал Римо. — Смит хочет, чтобы мы взяли этого поганого адвокатишку. Очевидно, он по уши увяз в этом деле.

Слово «Смит» оказало на Чиуна волшебное действие, заставив забыть о насущной необходимости вновь заняться обучением Римо.

— Во что бы то ни стало, — сказал мастер, нетерпеливым взмахом руки вызывая воздушный поток, заставивший повернуться рулевое колесо, — надо поймать этого поганца.

26

Джимми Коч-Рош от волнения едва не сгрыз свои ногти, тем самым чуть не уничтожив двухсотпятидесятидолларовый маникюр. Сидя в своем личном кабинете, он смотрел по большому телевизору специальный выпуск новостей, прервавший регулярную программу передач. Шел прямой репортаж с борта вертолета, кружившего над павильоном Сепульведа. На автостоянке виднелось множество черно-белых полицейских машин, фургонов антитеррористической группы, карет «скорой помощи» и пожарных машин. По низу экрана шла крупная надпись: «Суперзвезды в неистовстве убивают посетителей павильона».

Пока пилот облетал автостоянку, женщина-репортер в вертолете вновь повторила ту скупую информацию, которая была ей известна.

— Примерно в пять часов тридцать минут вечера, — сказала она, — Чиз Грэхем и Пума Ли, недавно арестованные за убийство, ускользнули от их вооруженной охраны и с южного входа вошли в павильон. Что произошло дальше, пока в точности неизвестно, однако власти сообщают, что это привело к смерти пяти человек из числа покупателей павильона. Прежние сообщения о выстрелах из автоматического оружия пока не нашли подтверждения. Полиция оцепила весь район и не собирается отвечать ни на какие вопросы до тех пор, пока ситуация внизу не будет урегулирована. — Камера показала женщину-репортера, которая, скривившись, прижимала к уху микрофон. — Хорошо, Джефф, — наконец сказала она. — Мы обнаружили внизу свидетеля. Я передаю слово Филберстэну Ванаджинджи. Действуй, Фил...

На экране появился стоящий перед автозаправочной станцией смуглый молодой человек в рубашке без пиджака.

— Вы были в павильоне, когда все случилось, — сказал журналист, обращаясь к коротко стриженному юнцу с кольцом в носу и обесцвеченными волосами. — Можете вы это описать нашим телезрителям?

— Суперзвезды мочили всех направо и налево, вот что случилось, — ответил мальчишка. — Классно мочили, скажу я вам.

— Вы видели сцены насилия?

— Глянь на мой прикид, мужик, — сказал юнец, приподнимая край своей сверхпросторной клетчатой спортивной рубашки. — Видишь?

Репортер нагнулся, чтобы получше рассмотреть то, что ему показывали.

— Ну, не очень...

— Это кровь. Она летела во все стороны. Когда Чиз Грэхем положил того парня, то испортил мне прикид.

— Какого парня?

— Какого-то типа с дробовиком и в странном шлеме.

— Полицейского?

— Не знаю. Кто бы он ни был, Чиз Грэхем сделал его только так.

— Ходят слухи о стрельбе в павильоне. Можете ли вы нам что-нибудь об этом рассказать?

— Ну, это был просто кайф! Копы выстроились с одной стороны, а Пума Ли и Чиз — с другой.

— У Пумы и Чиза были пистолеты? — спросил репортер. — Они что, стреляли?

— Не-а, они просто рвали их на части.

— Вы сами это видели?

— Ну да. Прямо как третья мировая война. Копы палили и палили. Пули и кишки летели во все стороны. Видите вот здесь? — Он показал другую часть рубашки. — Это, я думаю, от Пумы.

Репортер помахал рукой в знак того, что пора заканчивать, и Джимми Коч-Рош выключил телевизор.

Сказать, что дела идут неважно, — значило ничего не сказать. Сначала необъяснимая смерть Брэдли Бумтауэра после нападения на тренировочную базу «Л.А. Райотс», которое совершили двое неизвестных, назвавших себя ассасинами. Кто послал этих ассасинов, никто не знал. Тем не менее Бумтауэр действительно умер. Потом последовало исчезновение сенатора Бэкьюлэма, который находился под защитой как частной, так и федеральной охраны. Несмотря на розыски, которые вели власти трех штатов, не удалось обнаружить никакого следа. К счастью, было много свидетелей похищения сенатора, иначе самого Коч-Роша уже подозревали бы в пособничестве бегству человека, обвиняемого в убийстве.

И снова это нападение совершила группа из двух человек — возможно, та же самая, что приходила за Бумтауэром. То, что эти двое, один из которых, как сообщают, старик азиат, смогли разоружить семерых хорошо подготовленных охранников, было довольно трудно понять. Но то, что один из них без всякого оружия сумел отнять жизнь Бумтауэра, было вообще уму непостижимо.

Вопрос заключался в том, кто их послал? И что еще важнее — кто следующий?

Ясно, что кто-то охотится за богатыми потребителями ГЭРа. Возможные перспективы повергали в холодный пот. Коч-Рош вынул платок и вытер вспотевшее лицо. Эти действия должны быть неофициальными, поскольку препарат пока еще не запрещен. Возможно, какой-то наркокартель желает захватить рынок ГЭР, может быть, это даже одна из банд Золотого Треугольника. Или какая-то другая фармацевтическая фирма, или тайное подразделение американского или какого-либо другого правительства, желающего, так сказать, задушить препарат в колыбели. Но кто бы они ни были, они готовы и способны уничтожить кого угодно и когда угодно. Пожалуй, двадцать процентов комиссионных от продажи препарата — это слишком мало.

На массивном письменном столе подал сигнал селектор. Адвокат нажал кнопку «Говорите».

— Леон, я же просил, чтобы меня не беспокоили!

— Прошу прощения, мистер Коч-Рош, — сказал помощник. — Здесь в приемной находится мистер Корб. Он хотел бы сейчас же вас видеть.

Маленький адвокат недолюбливал миллиардера. Подобно многим барристерам, он был низкого мнения о своих клиентах. Это мнение попросту граничило с презрением. В общем, они были еще большими лжецами и мошенниками, чем он сам, — вот почему Коч-Рош всегда заставлял своих клиентов платить вперед. До того, как Дивейн Корб начал принимать препарат, он был ужасно скучной личностью, постоянно одержимой мыслями о том, как остановить кражу своей интеллектуальной собственности, и наоборот — как защититься от множества подобных обвинений, выдвигаемых уже против него. Попринимав неделю ГЭР, он стал не только скучным, но и просто опасным. При этом все, о чем теперь мог говорить Корб, — это о величине своих бицепсов и трицепсов.

Прежде чем Коч-Рош успел дать распоряжение своему помощнику, чтобы тот сказал, что босс уже ушел домой, двойные дубовые двери его кабинета слетели с петель и упали на персидский ковер.

Дивейн Корб — самый богатый человек в мире — перешагнул через упавшие створки двери и вошел в личный кабинет адвоката.

— Избавьтесь от вашего лакея, — сказал он, кивнув головой в сторону секретаря адвоката, — или я сам об этом позабочусь.

— Идите, Леон, — сказал Коч-Рош, отсылая прочь своего помощника. — Вам все равно уже давно пора уходить домой.

— Мне еще нужно кое-что доделать, сэр. На тот случай, если я для чего-нибудь понадоблюсь, — я буду поблизости.

Когда помощник ушел, Корб придвинулся к столу своего адвоката. В случае с компьютерным магнатом перемены, вызванные приемом ГЭРа, были особенно разительными, поскольку оригинал являлся всего-навсего толстым шариком на ножках. Теперь дело обстояло совсем по-другому. В плечах компьютерный миллиардер был едва ли не такой же ширины, как и Бумтауэр, — вот только при росте в сто шестьдесят три сантиметра он был на голову ниже покойного футболиста.

На Корба больше не сыпались насмешки компьютерных вундеркиндов.

Теперь на их задницы сыпались его удары.

Ну и ладно. За своим похожим на крейсер столом Коч-Рош чувствовал себя в безопасности. Добываемая в чащах тропических ливневых лесов исключительно твердая древесина, из которой был сделан стол, являлась настолько редкой, что продавалась на унции. Коч-Рош чувствовал себя здесь могущественным еще и потому, что его стол, словно трон, стоял на специальном возвышении, на вершину которого вели целых четыре ступени. От этого адвокат казался несколько выше, чем было на самом деле.

Коч-Рош любил свое возвышение.

— Как вы, вероятно, знаете, у меня был тяжелый день, Дивейн, — стараясь проявить твердость, сказал адвокат, в то время как миллиардер угрожающе надвигался на него. — Так что я оказался бы весьма признательным, если бы вы сразу перешли к делу.

— Дело состоит в том, — сказал, наклоняясь вперед, Корб, — что мне нужны еще наклейки.

Коч-Рош посмотрел на него с удивлением.

— Но я же всего неделю назад отдал вам месячный запас.

— Он кончился вчера.

— В чем дело, Дивейн? Вам дали инструкции о том, как использовать наклейки, и вы должны были их строго выполнять.

Миллиардер пожал массивными плечами.

— Я решил, что если один пластырь — это хорошо, то четыре — в четыре раза лучше. И оказался прав. Вот посмотрите. — Он выпятил свой похожий на гору правый бицепс. — Джимми, мне нужно еще.

— Здесь могут возникнуть проблемы.

— Поясните.

Коч-Рош рассказал о внезапной смерти и исчезновении двух других богатых и знаменитых потребителей ГЭРа. Он не стал упоминать о судьбе Пумы Ли и Чиза, поскольку не хотел, чтобы миллиардер стал его упрекать. К тому же, вероятно, Корб уже как-то успел узнать об этом — может быть, у него прямо в голове находится сервер проклятого Интернета.

— В общем, — сказал Коч-Рош, — я боюсь возвращаться домой, а оставшиеся пластыри находятся именно там. Не думаю, что смогу забрать их оттуда, не рискуя жизнью.

— У меня в Корбтауне до черта охранников. Я могу собрать их всех здесь и доставить вас домой на танке М-1.

— Нет, я не стану туда возвращаться, пока не узнаю, кто за всем этим стоит. Танки можно и подбить.

— Это плохо, — сказал Корб. Его пальцы оставляли заметные вмятины даже на сверхтвердой тропической древесине. — Должен сказать, Джимми, что я серьезно в вас разочаровался. Мне нужно получить препарат и получить его прямо сейчас. Я чувствую себя неважно. Меня начинает раздувать, особенно кончики пальцев. Как мы будем решать эту проблему?

— Вам придется еще заплатить.

— Меня это не удивляет и не беспокоит. Это всего лишь деньги. Давайте, грязный маленький ублюдок, принимайтесь за дело, пока я не превратил вашу голову в пресс-папье.

Коч-Рош соображал быстро. Его голова нравилась ему в ее нынешнем виде. Нужно оторваться от преследователей на несколько тысяч миль — кто бы они ни были. А если он окажется по ту сторону океана — что ж, тем лучше.

— Другой запас препарата есть только на Тайване, — сказал адвокат, — у производителя. Если мы сумеем туда попасть, то у вас не будет проблем. У них на предприятии есть большой запас. Они продадут вам столько, сколько хотите.

— Тайвань? Ну, это не проблема. Я думал, что дело обстоит гораздо сложнее. Хватайте паспорт и поехали.

Адвокат похлопал себя по нагрудного карману своего костюма в полоску.

— Мой паспорт здесь.

Когда Коч-Рош замешкался, не успев достаточно быстро сойти со своего возвышения, Корб протянул руку и, словно котенка, схватил адвоката за загривок.

— В лос-анджелесском аэропорту на взлетной полосе стоит мой личный «Боинг-757», заправленный и готовый к взлету, — встряхнув его, словно котенка, сказал он. — Мы едем туда.

27

Когда Римо и Чиун вошли в стеклянную дверь офиса Джимми Коч-Роша, то едва не столкнулись с высоким худым мужчиной с атташе-кейсом.

— Чем я могу помочь вам, джентльмены? — спросил худышка. — Боюсь, что рабочий день кончился.

— Мы ищем мистера Коч-Роша, — сказал Римо.

— Тогда вы только что с ним разминулись. Может быть, мы договоримся о приеме завтра? Как я уже сказал, рабочий день закончился. Я уже запер свой стол и направлялся к выходу.

Римо прочитал табличку, укрепленную на его столе.

— Леон, — сказал Римо, — нам нужно сейчас же связаться с вашим боссом. Это срочно.

В это время Леон внимательно рассматривал древнего азиата, который с безмятежным выражением на морщинистом лице стоял, засунув руки в рукава шелкового одеяния.

— Вы не относитесь к числу нынешних клиентов мистера Коч-Роша, — сказал Леон. — Я уверен, что запомнил бы вас. Но даже если бы вы были клиентами, у меня есть строгие инструкции не сообщать о местонахождении моего работодателя, когда он покидает офис. Я уверен, что вы это поймете. Являясь столь известным адвокатом, он зачастую вынужден получать нежелательные знаки внимания, причем даже от вполне нормальных и благожелательно настроенных людей.

— Это вопрос жизни и смерти, — сказал ему Римо.

На Леона его замечание не произвело никакого впечатления.

— На тот случай, если вы никогда не читали газет и не смотрели телевизор, скажу, что сюда приходят только те, у кого неприятности.

— Нет, вы меня не поняли, Леон, — сказал Римо. — Неприятности не у нас. У него.

— Вероятно, вам стоило бы назвать себя и объяснить, какое вы имеете отношение к мистеру Коч-Рошу. — Судя по тону помощника, было ясно, что он уже начинает терять терпение.

— Конечно, — сказал Римо и полез в задний карман. Раскрыв кожаное удостоверение, он подал его Леону.

Большими синими буквами там было написано: «ФБР».

— Римо Рено? — с сомнением сказал Леон. — А кто ваш друг — Чарли Чан?

Из просторных рукавов кимоно тотчас же появились худые руки.

К счастью для Леона, в голове Римо уже прозвучал сигнал тревоги. Фамилия Чан, несомненно, должна была негативно отразиться на ширине ноздрей мастера — и определенным образом повлиять на тенденции к варварству, мародерству и насилию.

— Нет, — сказал Римо, вставая между мастером Синанджу и помощником адвоката. — Но вы почти угадали. Это Чарли Чиун.

— Должен сказать вам откровенно, — сказал Леон. — Вы оба совсем не похожи на сотрудников Бюро.

— Свои серые костюмы мы оставили дома. Веселее, Леон. Мы пришли сюда, чтобы оказать услугу вашему боссу.

— Сначала вопрос жизни и смерти, потом ему грозят неприятности, а теперь вы уже протягиваете руку помощи? Я думаю, вам обоим нужно немедленно уйти. — Леон поставил свой «дипломат» на стол и поднял телефонную трубку. — Сейчас же уходите, или я вызову охрану, чтобы она арестовала вас за незаконное вторжение.

— Это плохая мысль, — сказал Римо.

— Неужели? — Леон нажал на кнопку наборной панели.

Чиун протянул руку и дотронулся до шнура, соединяющего аппарат с трубкой. Шнур с треском порвался.

Леон с изумлением посмотрел на разрезанный шнур, затем аккуратно положил трубку на рычаг.

— Если это ограбление, — сказал он, — то я готов отдать вам все, что у меня есть. В офисе нет наличности, за исключением той, что лежит у меня в среднем ящике стола.

— Леон, детка, не глупите, — сказал ему Римо. — Нас не интересуют ваши карманные деньги или ваши запонки. Мы только хотим знать, где ваш босс.

Леон посмотрел на длинные ногти Чиуна.

— Я не знаю. Он уехал несколько минут назад.

— Один?

— Нет, он был с клиентом.

— Не заставляйте нас вытягивать из вас информацию.

Чиун чуть-чуть придвинулся к помощнику адвоката.

— Это был Корб, — прохрипел Леон. — Дивейн Корб, компьютерный магнат. Послушайте, для одного дня мне уже достаточно впечатлений. Вам стоит посмотреть, что Корб сделал с дверью. Это настоящий маньяк.

— Куда они поехали? — спросил его Римо.

— Не имею представления.

— Покажите нам кабинет мистера Коч-Роша.

Леон с неохотой подчинился и даже после некоторых колебаний открыл стенной сейф, принадлежащий его боссу.

— Если вы скажете мне, что ищете, — предложил Леон, — то, возможно, я смогу помочь вам это найти. Тогда мне придется меньше возиться с уборкой.

Вытряхивавший из сейфа на пол бумаги Римо остановился.

— Мы ищем список клиентов, которых он снабжал препаратом.

— Я ничего об этом не знаю.

— Ну конечно, нет! Просто люди приходят сюда с лишним весом килограммов в тридцать, а через неделю начинают выглядеть как «Непобедимая армада». Не вешайте мне лапшу на уши, Леон.

— Мистер Коч-Рош никогда ничего мне об этом не говорил. Я никогда не видел такого списка.

— А как же Бумтауэр? Бэкьюлэм? Чиз Грэхем?

— Прошу прощения. Насколько мне известно, это были его обычные клиенты. Если мой работодатель и делает что-то противозаконное, то я не имею к этому отношения.

— Я могу заставить его говорить, — объявил мастер.

Пассами в стиле заклинателя змей Чиун быстро загнал в угол худого и высокого помощника адвоката.

— Не теряй зря времени, Чиун, — сказал Римо. — Он действительно ничего не знает. Я ему верю.

— Коч-Рош хранит свой паспорт в офисе? — спросил он у Леона.

— В среднем ящике своего стола.

Римо открыл этот ящик и заглянул в него.

— Его там нет, — сообщил он.

— Если он им не пользуется, то хранит там.

— Вы очень помогли нам, Леон, — сказал Римо. — А теперь вам придется провести некоторое время в чулане.

— У меня клаустрофобия, — признался худышка.

— А в офисе есть уборная?

— Да, конечно.

— Тогда вы можете подождать там.

Заперев Леона в мужском туалете, Римо и Чиун вернулись в личный кабинет адвоката.

— Пора звонить Смиту, — сказал Римо, поднимая трубку.

— Да, — согласился Чиун, — Император в сиянии своей мудрости сумеет направить нас на верный путь.

Римо набрал код доступа к защищенной линии КЮРЕ. Он точно не знал, как это работает — только то, что когда он набирает специальный номер, универсальные ЭВМ «Фолкрофта» каким-то образом направляют сигнал по другому маршруту, пропуская через сотни тысяч телефонных номеров по всему миру. В результате становилось невозможно установить, куда звонили из офиса Коч-Роша.

Смит поднял трубку после первого гудка.

— Что у вас, Римо? — спросил он.

— Кажется, мы только что упустили нашего Джимми, — сказал Римо. — Очевидно, он улетел за границу вместе с Дивейном Корбом, миллиардером и с недавних пор мускулистым парнем. Мы не имеем представления, куда они улетели, но паспорта Коч-Роша здесь нет.

— Сейчас я сделаю проверку через отделение Федеральной авиационной службы в Лос-Анджелесе, — сказал Смит. — Посмотрим, значится ли Корб в плане полетов. — После паузы он добавил: — Я получу эту информацию моментально. Вам удалось достать список потребителей ГЭР?

— Здесь мы ничего не нашли.

— Это очень плохо.

— Потребители в конце концов сами объявятся, верно?

— Да, но, вероятно, только после того, как совершат что-нибудь ужасное. Если бы мы смогли изолировать нынешних потребителей, то избавили бы от боли и страданий многих ни в чем не повинных людей. Вот появились данные ФАС, — продолжал Смит. — Принадлежащий Корбу «Боинг» вписан в план полетов лос-анджелесского аэропорта: беспосадочный перелет на Тайвань.

— Тогда нам надо попасть на его борт, — сказал Римо.

— Нет, уже слишком поздно. Вылет через десять минут. Вы не успеете ему помешать.

— Что же тогда?

— Будем действовать по плану. Мы должны остановить производство препарата, что означает — должны уничтожить корпорацию «Фэмили Финг фармасевтиклз», находящуюся на Формозе. И обязаны сделать это раньше, чем на рынок выйдет дешевая синтетическая версия ГЭР. Значит, вы тоже отправляетесь на Тайвань.

— И что для этого нужно?

— Билеты и документы будут ждать вас в аэропорту. Я оформлю вас на следующий рейс.

— Место в проходе, — сказал Римо.

— Что?

— Чиун любит места в проходе. Он говорит, что так ему удобнее смотреть кино во время полета.

28

Фосдик Финг коснулся жидкокристаллического экрана своего ноутбука.

— Вот теперь другое дело! — сказал он и с облегчением указал своему американскому коллеге на длинные колонки цифр. — Я думаю, что состояние подопытной номер три полностью соответствует изменениям в ее рационе, — сказал он Карлосу Стерновски.

Посмотрев на цифры, американец поднял взгляд на монитор, установленный над запертой дверью палаты. Связь, на которую указывал Фосдик, казалась ему по меньшей мере сомнительной — вроде связи между неудачей и присутствием черной кошки или, наоборот, между удачей и определенным положением звезд. Гистограмма — это всего лишь математическая конструкция; она представляет факты, которые еще нужно интерпретировать. А интерпретации могут оказаться на сто процентов неверными.

Конечно, следует признать, что ведущая ток-шоу, известная на телевидении как Окра, кажется, действительно успокоилась. Всего несколько минут назад она пребывала в необъяснимой ярости. Она колотила в стены, пинала стальную дверь и вдребезги расколошматила ценное медицинское оборудование на общую сумму в тысячу долларов. В своей ярости Окра опустошила даже собственный матрац. Его пустая оболочка валялась на койке словно полосатая кожура какого-то громадного заморского фрукта. Пол комнаты был по щиколотку засыпан вывалившимся из матраца белым полиэстером.

Однако с тех пор, как подопытная начала принимать новую пищу, изготовленную по рецепту Фосдика, она не двигалась с места, стоя на коленях возле трубки, через которую поступала питательная смесь.

Прижавшись губами к прозрачному полиэтилену, она непрерывно всасывала в рот некую светло-коричневую субстанцию.

— Я уверен, — сказал Фосдик, — что те вспышки раздражения, свидетелями которых мы еще недавно были, связаны с чересчур низким содержанием пищевого жира. Подумайте сами, Карлос. Синтетический гормон заставляет подопытных потреблять все больше и больше жира, а когда это требование не выполняется, они испытывают ужасный дискомфорт. А вспышки насилия могут быть непосредственно связаны с теми страданиями, которые они испытывают.

— Может быть, и так, — сказал Стерновски. — Но то, что вы делаете сейчас, ничего не доказывает — за исключением того факта, что есть арахисовое масло ей нравится больше, чем все крушить в своей палате.

— Действительно, — согласился Фосдик, — результаты исследований по этому вопросу еще неоднозначны. Однако полученные данные все же позволяют определенно надеяться, что негативный побочный эффект от действия препарата возможно уменьшить до уровня, позволяющего выпустить его на рынок.

— Не заботясь о том, чтобы изменить формулу, — сказал Стерновски.

— Мой отец непреклонен. Вы же слышали — на карту поставлено будущее «Фэмили Финг фармасевтиклз».

С помощью системы дистанционного управления Фосдик изменил настройку телекамеры, и на экране монитора появилось снятое крупным планом лицо подопытной. Жмурясь от наслаждения, она отрывалась от питательной трубки лишь для того, чтобы рыгнуть.

Стерновски не был дипломированным медиком, однако знал: чтобы высосать через двухсантиметровую трубку довольно густое арахисовое масло, требуется приложить немалые усилия. Окра совершала этот подвиг, не прибегая к помощи насоса. По подсчетам Фосдика, на погонный ярд трубки приходилось 3420 калорий питательных веществ, в том числе 2300 калорий жира. Учитывая всасывающую способность Окры, получалось, что она за десять — двенадцать минут получает столько калорий, сколько взрослый мужчина должен потреблять за день. К тому же прошло уже больше получаса, как Окра перешла на новую диету, а она как будто не собиралась отрываться от своего трубопровода.

— Не уверен, что мы не нарвемся на еще большие неприятности, Фосдик, — сказал Стерновски.

Самый младший из Фингов только отмахнулся.

— Это именно те результаты, которых ждет мой отец, и я обязательно доложу ему о них.

Фосдик повернулся к сопровождающему медицинскому персоналу и, тыкая перед собой коротким указательным пальцем, сказал:

— Я хочу, чтобы вы немедленно переключили всех подопытных на «Скиппи». Я думаю, что мы наконец нашли решение. Давайте используем большие контейнеры, ребята.

Стерновски окинул взглядом собравшихся медсестер и служителей. У всех испуганные и измученные лица — как будто они работали в зоне боевых действий или природных катастроф. Ситуация в отделении действительно была напряженной. Его работники собственными глазами видели, как у их товарищей по работе отрывали руки и ноги, а рев и рычание беспокойных подопытных постоянно напоминали, что их может постигнуть та же участь. Персонал все еще был готов кормить лабораторных животных через отверстия в стенах, но если бы Финг попросил своих людей встретиться с пациентами лицом к лицу, то сразу столкнулся бы с неповиновением и даже забастовкой.

— Единственный способ, которым можно наверняка выяснить, какой эффект произвело арахисовое масло, — сказал Стерновски, — это взять у нее кровь на анализ.

— Конечно, — сказал Фосдик. — Вы ведь специалист по анализам крови. Где находятся шприцы — знаете. Почему бы вам этим не заняться?

Американский ученый покачал головой.

— Я серьезно, Фосдик. Дайте ей через питательную трубку немного транквилизатора и можно спокойно делать анализ крови.

Фосдик не хотел даже и слушать об этом.

— Транквилизатор совершенно обесценит весь эксперимент. Подумайте об этом. Зачем покупателям такая возможность нарастить мускулы, если для этого им необходимо превратиться в зомби, которые не могут даже подняться с постели? Наши последние исследования показывают, что восемьдесят три процента вероятных клиентов эту возможность отвергают.

— А хвосты, значит, ничего! — саркастически сказал Стерновски.

— Вероятно, новый рацион даст возможность решить и эту проблему. Может быть, мы даже сумеем полностью восстановить прежнее состояние.

Стерновски с изумлением посмотрел на химика-исследователя.

— Где, говорите, вы учились в аспирантуре? — придя в себя, спросил он.

— Я этого не говорил.

— Вы не учились в аспирантуре?

— Нет, этого я тоже не говорил. Я два года был стипендиатом «Левер бразерс».

«О Господи! — с тяжелым чувством подумал Стерновски. — Теперь все, кажется, стало ясно...»

— Вы занимались средствами для натирания полов? — спросил он.

— Нет, я работал в Центре по совершенствованию бальзамов.

Стерновски пришел в ужас. Бальзамировщик! Созданием ГЭР руководит бальзамировщик!

— Финг, — сказал он, с трудом сдерживая гнев, — ради святого Петра, раскройте же глаза! У нашей подопытной, несомненно, есть самый настоящий хвост, и никакие изменения в рационе не смогут заставить его уменьшиться.

В то время, как Окра насыщалась, отросток, о котором шла речь, — короткий и пушистый, с забавными завитками на конце — ходил туда-сюда, периодически ударяя по полу, как будто жил своей собственной жизнью.

— Нужно его измерить, чтобы знать наверняка, — сказал Фосдик. — Мне кажется, что он уменьшился.

Стерновски не собирался объяснять своему азиатскому коллеге элементарные основы биологии.

— Вы ждете, что и мех тоже опадет?

Фосдик пожал плечами.

— Мы считаем, что мех — это не такой уж и страшный побочный эффект. Ежедневная депиляция сможет с ним справиться.

Стерновски взглянул на монитор. Подопытная с ног до головы была покрыта шерстью, особенно длинной и густой на задней поверхности ног и внутренней поверхности рук — как у ирландского сеттера.

— Чтобы избавиться от такой шубы, ей нужно прямо-таки купаться в «Наире», — сказал Стерновски.

Возле него медицинский персонал уже выполнял распоряжения Фосдика. Двое женщин сверлили отверстия в стенах, а в дальнем конце коридора уже двигалась процессия из каталок, на которых были водружены большие цилиндры с арахисовым маслом.

Прислонившись к стене, Карлос Стерновски беспомощно смотрел на свои руки. «Как могло до такого дойти?» — спрашивал он себя. Неужели это и есть воплощение его юношеских мечтаний, результат его тяжелой, неблагодарной работы? Неужели ради этого идиотизма он терпел насмешки и презрение окружающих? Для того, чтобы продолжить свои драгоценные исследования, он, как ненормальный, убежал из родной страны и продал душу Фингам. И что же они сделали с его результатами? Они все испортили. Если Финги действительно раньше времени выпустят препарат на рынок, то тем самым уничтожат все, ради чего он работал. От лекарства будет один вред, и это безнадежно его скомпрометирует как в плане научном, так и в медицинском.

Ослепленный сознанием величия своей миссии, он, как последний тупица, ухитрился передать контроль над важнейшим открытием тайваньскому бальзамировщику, который в аспирантуре занимался изучением того, как сделать мягче детскую попку.

Картину довершало то, что этот Фосдик Финг был еще и вечно плачущим, до смерти запуганным своим отцом идиотом.

Медицинский персонал уже протягивал сквозь стены коридора пластмассовые трубки, которые соединят взбесившихся подопытных с цистернами «Скиппи».

Можно было дать голову на отсечение, что теперь дела пойдут еще хуже.

29

Когда в сопровождении заспанной секретарши в кабинет Филлмора Финга вошли гости — американский юрисконсульт фирмы и самый богатый человек в мире, — глава корпорации поспешил им навстречу. Хотя по тайваньскому времени было еще три часа ночи, а Финг-старший провел перед этим беспокойную ночь, он все равно выглядел как огурчик.

— Входите, входите! — сказал он, приветствуя гостей в нервном центре своей всемирной корпорации. Несмотря на поздний час, он был рад воочию увидеть олицетворение первых успехов ГЭР. — Добро пожаловать на Тайвань, мистер Корб, — сказал он. — Это замечательный сюрприз. Смею сказать, вы прекрасно выглядите.

Дивейн Корб в ответ буркнул что-то невнятное. Прищурившись, он рассматривал стол заседаний, книжные полки, рабочие столы с кипами красно-белой фольги и пластиковых пакетов, среди которых были и герметически запечатанные пакеты с каким-то порошком.

— Это мой старший сын, Фарнхэм, — сказал Филлмор, указывая на сидящего на кожаной кушетке небрежно одетого молодого человека.

Фарнхэм, который доставлял своему отцу меньше огорчений, чем его младший брат, вежливо кивнул, однако пожимать руку компьютерному миллиардеру не стал. Он не желал приближаться к кому-нибудь из тех, кто принимал гормон. Как и весь медицинский персонал корпорации, он хорошо знал, что покушаться на личное пространство потребителя ГЭР — это верный шанс остаться без головы.

Филлмор Финг, улыбаясь, пригласил двоих американцев присесть за длинный стол. Когда Дивейн Корб садился, патриарх, не удержавшись, посмотрел на его поясницу. Хвоста он там не обнаружил, чем остался очень доволен. Лицо Корба, однако, было несколько одутловатым — такого Филлмор у других подопытных не замечал. Их лица всегда были такими же поджарыми, как и их тела.

Джимми Коч-Рош оделся соответственно здешнему жаркому и влажному климату. В мешковатых шортах его безволосые, тонкие как спички ноги походили на белые зубочистки.

Первым заговорил Корб — хриплым и чересчур громким голосом.

— Мне нужны еще пластыри, — сказал он. — Они мне нужны прямо сейчас. И я голоден. Мне еще нужно что-нибудь поесть.

— Над Марианами у нас кончилась вся еда, — пояснил Коч-Рош. — К тому же мистеру Корбу уже десять часов приходится обходиться без гормона. Его пластыри кончились.

— Как же вы это допустили? — недоверчивым тоном спросил Филлмор.

Сидевший напротив адвоката Корб глухо зарычал.

— Я все объясню, — сказал Коч-Рош. — Но сейчас он действительно больше не может ждать. Мы должны что-то сделать...

— Конечно, конечно, — сказал Филлмор. — Мистер Корб, мы сейчас же отправимся в медицинское отделение и все уладим.

Все четверо поспешно вышли из кабинета. В коридоре возле двери стояли два электрокара. Фарнхэм и Корб сели в один из них, Филлмор и Коч-Рош взобрались на второй. Фарнхэм тронул с места, и электрокар быстро исчез вдали. Его отец по пустым коридорам последовал за ним, но уже гораздо медленнее.

Довольно долго прождав объяснений, Филлмор наконец повернулся к адвокату и сказал:

— Я думал, что у вас еще остался большой запас гормона. Неужели вы продали так много?

— Препарат расходился очень быстро, уровень продаж превзошел самые оптимистические ожидания, — сказал Коч-Рош, — но в последние день-два возникли неожиданные проблемы.

— Я знаю, знаю, — сказал Филлмор. — Но мой младший сын уверяет, что ему удалось удалить из продукта вирусы. Потребители препарата больше не будут проявлять склонность к необычному поведению.

— Я говорю не об этом, — сказал адвокат. — Эти проблемы прямо не связаны с недавними публичными вспышками насилия со стороны моих клиентов и ваших потребителей.

Филлмор нахмурил брови.

— Продолжайте.

— Произошла серия инцидентов, которые наводят на мысль о том, что кто-то не хочет широкого распространения ГЭР и готов ради этого убивать.

— Вы в этом уверены?

— Совершенно уверен, — заверил его Коч-Рош. — У меня дома остался еще порядочный запас наклеек, но я не могу их забрать из страха самому быть убитым. На мою резиденцию уже было совершено одно нападение, причем успешное — несмотря на наличие дюжины вооруженных охранников, был похищен американский сенатор, на сегодняшний день старейший потребитель гормона. Больше его никто не видел. Другой из моих клиентов был зверски убит среди бела дня прямо на футбольном поле — предположительно теми же двумя наемными убийцами, которые похитили сенатора.

— Вы могли привести этих убийц прямо сюда! — воскликнул Филлмор. — Почему же вы ничего не сообщили мне перед своим приездом?

Крошечный адвокат выдавил из себя улыбку.

— Поскольку я пришел к выводу, что они уже вычислили связь между мной, препаратом и семейством Финг. В конце концов, речь идет не о ракетной технике. Мы не слишком заботились о том, чтобы замести следы. Поскольку препарат еще не запрещен, не было нужды в чрезмерной секретности. Ни вы, ни я, ни кто-либо другой не мог предвидеть такой смертоносной реакции на появление ГЭР в Штатах.

— Вы уверены, что за этим не стоит американское правительство?

— Нет, я так не думаю, — сказал Коч-Рош. — Со стороны правительственных структур до сих пор не последовало не только никаких пресс-релизов, но даже и упоминания о существовании препарата. Мне кажется, что кто бы ни стоял за этой кампанией, он не хочет давать нашей продукции никакой рекламы — ни позитивной, ни негативной, а предпочитает все замалчивать.

— Тогда, возможно, это попытка каких-то конкурентов похоронить нашу программу, перехватить открытие и произвести свой продукт, — предположил Финг-старший.

— Мне тоже так кажется.

Филлмор Финг потрогал себя за ухо. Он знал, что за нападениями может стоять любая из полудюжины конкурирующих с ним транснациональных корпораций.

И кто может их за это винить?

Доходы от продажи ГЭР на мировом рынке должны были составить астрономическую величину. Даже если Федеральное управление по лекарственным средствам откажется одобрить препарат, даже если его объявят вне закона, все равно можно будет получить огромную прибыль в третьем мире, где бюрократы не так беспокоятся о том, что поглощают их сограждане.

Хотя патриарх Финг пока ничего не говорил своим сыновьям, на случай непредвиденных обстоятельств у него уже был готов чрезвычайный план. Чтобы перевезти на новое место новенький, с иголочки, фармацевтический завод в Нью-Джерси, понадобится всего несколько десятков миллионов. Все было заранее спроектировано так, чтобы в случае необходимости оборудование можно было быстро демонтировать, поместить на флотилию из торговых судов и перевезти в другую, более дружественную страну — и все за каких-нибудь несколько недель, Филлмор Финг никогда не мог пожаловаться на отсутствие предусмотрительности.

Причина, по которой он не говорил своим сыновьям об этом беспроигрышном варианте, заключалась в том, что Финг-старший хотел подольше подержать их в постоянном напряжении — иначе он не стал бы рисковать даже центом. Вся беда заключалась в том, что его мальчики в душе были бездельниками — особенно Фосдик, настоящий маменькин сынок. Потакая его покойной матери, он совершенно избаловал парня, и теперь, десятилетия спустя, пожинал горькие плоды своей уступчивости.

Филлмор никогда бы не достиг своего нынешнего высокого положения, если бы не умел прекрасно разбираться в характерах людей. Всех индивидуумов он делил на две большие категории: на сильных и слабых. Обоими типами можно прекрасно манипулировать, если знаешь, за какую ниточку потянуть. Например, этот Ди-вейн Корб, самый богатый человек в мире, хочет обладать не только финансовой мощью, но и физической силой. Он хочет устрашать людей одним своим взглядом — даже если они не знают, кто он такой или сколько у него денег. Эта-то вот слабость характера и привела его прямо в объятия семьи Финг.

Такова уж человеческая натура. Филлмор и сам был не без слабостей, например, его неоднократно подводила алчность. Однако разница между старшим Фингом и Дивейном Корбом состояла в том, что Финг хорошо сознавал свои слабости.

И всегда был начеку.

Филлмор вытащил из пиджака сотовый телефон и, зажав руль коленями, набрал какой-то номер. Когда ему ответили, Финг быстро заговорил по-китайски. Затем, повернувшись к адвокату, он спросил:

— Вы можете описать людей, которые нанесли весь этот ущерб в Лос-Анджелесе?

Коч-Рош передал китайцу то, что ему самому сообщили охранники.

— Это были двое мужчин. Один — белый американец около сорока, среднего роста, худощавый. Другой — азиат неизвестной национальности, много за семьдесят, с редкой седой бородой и в халате из синей парчи.

Финг передал эту информацию своим охранникам и отключил связь.

Впереди Фарнхэм подогнал свой кар ко входу в то крыло здания, где размещалось медицинское отделение. Двое вооруженных охранников в униформе, белых стальных шлемах, белых портупеях и камуфлированных высоких ботинках поспешили открыть тяжелую дверь, очень похожую на дверь банковского хранилища.

— Это что-то новое, — прокомментировал Коч-Рош, потрогав пальцем массивную стальную переборку.

— Я установил ее неделю назад, — сказал Филлмор Финг, проезжая вслед за своим сыном. — У нас были сложности с содержанием некоторых подопытных пациентов, получавших синтетический препарат. Мы не хотим рисковать тем, что они могут пробраться на основную территорию. Ловить их там будет просто кошмаром.

С обеих сторон за стеклянными стенами находились медицинские лаборатории, густо уставленные техническим оборудованием. Когда они подъехали к секции, выложенной шлакоблоками, Филлмор остановил электрокар возле небольшого окна, давая возможность своему пассажиру ближе взглянуть на обитателя камеры.

В выложенном белым кафелем помещении находилась одна-единственная росомаха с выжженным на бедре номером 3271. Череп животного был выбрит, из бледной кожи торчала пачка электродов. Их концы соединялись с разноцветными электрическими проводами, вверху соединявшимися вместе и исчезавшими в потолке.

— Что вы с ним делаете? — спросил Коч-Рош.

— Мы используем ток низкого напряжения для стимуляции производства натурального гормона. Он вызывает стрессовую реакцию, что активизирует работу желез.

На глазах у Коч-Роша веки животного начали трепетать, а передние ноги подогнулись. Обнажив десятисантиметровые клыки, темные губы раскрылись в жуткой улыбке хищника.

— Кажется, это доставляет ему боль, — заметил адвокат.

— Вся жизнь доставляет нам боль, — философски заметил старший Финг, затем нажал на акселератор, и электрокар вихрем помчался по коридору.

Старший сын Финга в это время уже остановился возле высокой стойки медицинского поста. Он что-то сказал дежурной медсестре, и та сразу подошла к стоявшему возле задней стены шкафу. За спиной Фарнхэма озабоченно сновал одетый в белые куртки медицинский персонал.

Как и в любых больницах, здесь пахло дезинфекцией, однако ее аромат перебивал какой-то другой, совершенно неожиданный для такого места запах. Приятный, но грубоватый и острый.

— Господи, неужели здесь пахнет арахисовым маслом? — спросил Коч-Рош.

— Мой сын Фосдик считает, что оно помогает решить проблему побочных эффектов.

Когда дежурная медсестра вернулась к стойке, Дивейн Корб соскочил с кара и вырвал у нее из рук несколько запечатанных пакетов. Разорвав спереди рубашку, он вскрыл пакеты и прилепил себе к груди четыре пластыря. Сделав это, Корб оглядел себя. За последние десять часов он проделывал это впервые. Результаты были удручающими. Грудные мышцы обмякли, живот провисал. Хотя компьютерный магнат за это время ни разу не принимал препарат, он продолжал есть столько же, сколько и раньше. Корб потерял двадцать процентов мышечной массы, которую заменил жир.

— Кажется, он всю жизнь будет нашим потребителем, — довольно сказал Филлмор, слегка подтолкнув локтем адвоката. Фармацевтического барона совсем не огорчило то, что потребитель принимает вчетверо больше препарата, чем было рекомендовано. Если такое поведение сколько-нибудь типично, семейство Финг получит вчетверо больше прибыли.

Прежде чем они успели подойти к Корбу, к стойке подбежал очень расстроенный Фосдик Финг. Он был настолько расстроен и настолько зол на своего брата, что заговорил по-китайски.

— Семейная ссора? — спросил Коч-Рош.

— Нет, они просто обсуждают производственный вопрос, — ответил Филлмор.

На самом деле химик-исследователь был недоволен тем, что его плейбой-братец по ошибке распорядился, чтобы медсестра дала пациенту синтетический препарат. А также тем, что означенный пациент немедленно принял четверную дозу. «Производственный вопрос» заключался в том, следует ли теперь рассматривать мистера Корба как состоящую из одного человека новую контрольную группу подопытных.

— Извините, — сказал Фосдик, повернувшись к Дивейну Корбу, — вам по ошибке дали не тот препарат. Мне нужно заменить пластыри на те, которые следовало приклеить.

Но когда Финг-младший попытался снять с магната наклейки, тот хлопнул его по руке. Хлопок прозвучал громко, как выстрел. Схватившись за сломанное запястье, Фосдик упал на колени, лицо его внезапно стало мертвенно-бледным.

Корб двинулся прямо на стонущего химика, но в последний момент почему-то прошел мимо. Вжавшись в стены коридора, рабочие постарались уступить ему дорогу. Однако им не о чем было беспокоиться. Внимание компьютерного миллиардера привлекали не они, а массивные цилиндры со «Скиппи». Сорвав крышку с ближайшей бочки, он пригоршней зачерпнул ее содержимое и тут же отправил его в рот. Застонав от удовольствия, Корб принялся обеими руками черпать из бочки клейкую коричневую жидкость. Однако вскоре он, видимо, решил, что это слишком медленно, и засунул голову прямо в емкость.

Мимо играющего в страуса миллиардера пробежал высокий, худой, лысеющий мужчина в белом стерильном костюме.

— Вы должны это остановить! — обращаясь к Филлмору Фингу, сказал Карлос Стерновски и помахал перед его лицом пачкой распечаток. — Нас ждет катастрофа, полная катастрофа.

Фарнхэм постарался успокоить биохимика.

— Послушайте, Карлос, давайте пройдем в офис и все обсудим...

Однако Стерновски не хотел успокаиваться.

— Посмотрите на эти расчеты, — сказал он. — Составленный Фосдиком новый рацион имеет фатальный изъян. Я просчитал расчетное увеличение мышечной массы. Она растет в геометрической прогрессии! Неужели вы не понимаете? Причина, по которой подопытные сейчас спокойны, заключается в том, что вся поступающая к ним энергия расходуется на увеличение мышечной массы.

Бочка, с которой возился Корб, наклонилась и упала набок. Вместо того, чтобы поставить ее в прежнее положение, что, кстати, миллиардер мог сделать без всякого труда, он опустился на четвереньки и просунул голову внутрь.

Настолько, насколько это ему позволяла ширина плеч.

— И каков же вывод? — спросил патриарх семьи Финг.

— Мои расчеты показывают, что кривая уже начинает выравниваться, — ответил Стерновски. — Очень скоро наши подопытные начнут выходить из дремоты. Когда содержащийся в их теле ГЭР перестанет требовать увеличения мышечной массы, они очнутся. Причем тогда они будут больше, сильнее и даже еще опаснее, чем раньше.

— Фосдик! — рявкнул Филлмор. — Это верно? Ты говорил мне, что твердо держишь ситуацию под контролем.

Финг-младший хотел ответить, чтобы защитить себя, однако шок от ранения все еще был так велик, что, раскрыв рот, он не смог выговорить ни слова.

Фарнхэм, который чувствовал, что гнев отца сейчас обрушится на него, решил сам атаковать американского биохимика, подхватив знамя, выпавшее из ослабевших рук его павшего в бою брата.

— Все это лишь домыслы, — сказал он. — Вы не можете знать, что случится в ближайшие две минуты, не говоря уже о том, что произойдет в следующие полчаса. И вы определенно не сможете предсказать поведение наших подопытных — даже если, как вы предполагаете, эффект, который оказывает синтетик, действительно достигнет стабильного уровня.

Стерновски схватился руками за голову. Остатки волос стояли у него дыбом.

— Вы меня даже не слушаете! — закричал он. — Ни одна дверь, ни один замок их не остановит.

— Я думаю, мы слышали уже достаточно, — сказал Филлмор.

— Еще нет! — возразил биохимик. — Надеюсь, Бог простит нас за то, что мы сделали с ними, но только эти подопытные — уже не люди. Если вы сейчас же не подвергнете их эвтаназии, причем быстро, пока они еще находятся в состоянии ступора, то эти животные всех нас убьют, когда очнутся.

Филлмор всегда считал Стерновски безвольным нытиком. Однако сейчас выражение его лица свидетельствовало о том, что американец уже дошел до точки, и никакие угрозы не помогут вернуть его в прежнее состояние.

— С этой минуты я аннулирую ваш контракт, — сказал Финг-старший. — Сдайте внизу ваше удостоверение и в течение двух часов покиньте территорию корпорации, иначе я вас арестую.

— Это меня вполне устраивает, — сказал Стерновски. — Вы еще попомните мои слова, когда начнутся неприятности.

Долговязый исследователь, волосы у которого все еще стояли дыбом, поспешно направился к выходу и скрылся за стальной сейфовой дверью.

Финги и их американский адвокат смотрели ему вслед.

— Он не может впоследствии доставить нам неприятности, например, с точки зрения патентов? — спросил Коч-Рош.

— Он выдающийся биохимик, — сказал Филлмор, — но совершенно не имеет деловой жилки. Соглашение, которое он подписал с семьей Финг, передает нам все коммерческие права на продукт.

— Неужели он действительно подписал нечто подобное?

— Контракт был на китайском языке.

— Дальше можете не рассказывать, — заявил адвокат. — Он воспользовался услугами того переводчика, которого вы ему рекомендовали.

Филлмор улыбнулся.

Внезапно заполнявшие помещение чавкающие звуки, как по команде, прекратились.

— Они перестали есть! — крикнул один из служителей. — Они все перестали есть. Посмотрите!

Филлмор немного повернулся, чтобы посмотреть туда, куда показывал его служащий. На экранах мониторов, которыми был оборудован сестринский пост, наблюдалось какое-то движение. Подопытные один за другим отрывались от своих питательных трубок и поднимались на ноги.

30

Римо не мог пожаловаться на точность указаний, которые ему дал в аэропорту служащий компании по прокату автомобилей, говоривший на двух языках. Через полтора часа езды по прямому как стрела двухрядному шоссе — оно проходило по совершенно ровной сельской местности, в основном занятой залитыми водой рисовыми полями, — перед ними появились огни корпорации «Фэмили Финг фармасевтиклз». Из черноты постепенно вырастали белые башни производственного комплекса. Каждый раз, когда Римо смотрел на них, его охватывало чувство страха.

До сих пор им везло — они сталкивались с измененными гормоном убийцами строго по одному. Последний из них, старый Ладлоу Бэкьюлэм, едва не вырвал у Римо все кишки и преуспел бы в этом, если бы в последнюю секунду не вмешался Чиун. Римо еще никогда не приходилось встречаться с противником, обладающим столь огромной физической силой. При одной мысли о том, что очень скоро он во множестве столкнется с подобными индивидуумами, по его телу пробегала холодная дрожь.

По виду сидевшего рядом Чиуна можно было заключить, что близкая опасность его нисколько не волнует. При свете фонарика мастер сейчас изучал факс от доктора Смита, полученный в Лос-Анджелесе вместе с билетами. Кроме плана фармацевтического комплекса, там были фотоснимки главных действующих лиц, которых удалось обнаружить директору КЮРЕ. Именно эти снимки сейчас и рассматривал мастер Синанджу.

— Неужели ты до сих пор не запомнил эти дурацкие физиономии? — спросил его Римо.

Чиун оторвал взгляд от серии черно-белых фотографий. На его лице было написано выражение, которое Римо слишком хорошо знал, — а именно глубокое разочарование в умственных способностях своего ученика. Римо пришлось тут же занять глухую оборону.

— Что? — спросил он. — Что?

— Как же ты собираешься узнать, кто нам нужен? — спросил Чиун. — По носу? Или, может быть, по ушам?

— А может быть, по сочетанию того и другого? — сказал Римо. — Все вместе это называется лицом, и оно есть у каждого.

Чиун тяжело вздохнул.

— Квалифицированный ассасин не ограничивается внешними признаками, — назидательно сказал он. — Он смотрит глубже, ищет имеющиеся взаимосвязи и тенденции. Только так можно предвидеть, как в данной ситуации поступит человек, за которым он охотится, и использовать это знание для того, чтобы в нужный момент точно нанести удар.

— Ты можешь определить это по фотографии? Даже по такой плохой?

— Все можно понять по расположению бровей относительно носового меридиана и круговому потоку энергии вокруг глаз. А кроме того...

— Ну?

— Возьмем, например, вот этого, — сказал Чиун, ткнув в верхнюю страницу острым как бритва ногтем. — Мы видим перед собой мужчину за семьдесят, который старается выглядеть гораздо моложе. Он волевой. Он тщеславный. Он алчный и безжалостный. В общем — типичный китаец.

— Его выдает ширина носа?

— Нет, — сказал Чиун. — Его выдает фамилия Финг. Но это не важно. Важно то, что фотография дает нам представление о его подлинной натуре. Лучше всего он сражается тогда, когда его зажмут в угол. Для этого человека ничего не значат жизни других, пусть даже это жизни его собственных детей. Чтобы сохранить то, что имеет, он принесет в жертву кого угодно. Именно то, что он имеет, и определяет его поведение.

— И как же это поможет нам его убить?

— Ты меня совсем не слушаешь! — сказал Чиун. — Этот человек будет зубами держаться за свои владения. Это центр его жизни, его якорь. — Для пущей драматичности сделав паузу, мастер добавил: — И его удавка.

— Все это очень мило и даже поэтично, — сказал Римо, — но что, если твой друг Финг уже перевел в ликвидную форму основную часть своих активов? Что, если он сбежал куда-нибудь подальше от своих уродливых строений и при этом даже ни разу не оглянулся?

— Ты до сих пор ничего не понял, и меня это глубоко огорчает, — признался Чиун. — Я иногда думаю, что ты нарочно изображаешь из себя глупца, чтобы опечалить меня, твоего учителя. А ведь не кто иной, как я, с величайшим терпением и заботой выводил тебя из того поистине жалкого состояния, в коем ты первоначально пребывал...

— Послушай, Чиун, во всем этом нет никакого смысла. Объяснение должно все же хоть что-нибудь объяснять.

— Ага! — вскричал Чиун, ухватившись за слова своего ученика. — Вот мы и подошли к сути твоей проблемы.

— Ты имеешь в виду, что я ожидаю от тебя рационального поведения?

— Что ты ожидаешь ответа.

Увидев непонимающее выражение лица Римо, мастер вздохнул снова, на этот раз более трагично, словно на его обманчиво хрупкие плечи обрушился небесный свод. Небесный свод, принявший форму его личного, персонального Чонгвука.

— Хорошо, — сказал он, — хоть я и знаю, что тебя не стоит баловать, но все же объясню, что я имею в виду. Западное понятие ликвидности как невидимого богатства, существующего в виде электронных денег, не укладывается в голове этого человека. Посмотри на эти мелкие линии, расходящиеся от уголков его рта. Они от того, что он много лет сосет собственный язык. Вот так...

Чиун слегка наморщил губы и втянул щеки, как будто принимал лекарство от насморка.

— Как я понимаю, где-то под прикрытием своей благородной бороды ты сосешь свой благородный язык, — сказал Римо.

— Эта привычка выдает человека претенциозного и напыщенного, — сказал Чиун. — Такой человек часто воздвигает грандиозные памятники самому себе — безобразные монументы, которые лишь он находит привлекательными.

— Стало быть, — сказал Римо, — ты считаешь, что этот любитель пососать язык не захочет расставаться со своим произведением искусства?

— Только в том случае, если потеряет последнюю надежду.

— Значит, мы должны не лишать его надежды до тех пор, пока не поймаем, — заключил Римо. — Верно?

Мастер нахмурился.

— Ну а теперь чем ты недоволен?

— Пища, которую я съел в аэроплане, вызывает у меня ужасное ветропускание. Как такие маленькие порции могут вызывать столь сильный эффект?

— Это тайна, уходящая в глубину веков, — сказал Римо. — Я опущу окно.

Но не успел он это сделать, как впереди показались ярко освещенные ворота, ведущие на территорию производственного комплекса семьи Фингов. Вытянувшаяся на многие километры территория предприятия была окружена четырехметровым забором, поверх которого на металлических прутьях были растянуты гирлянды остро заточенной стальной ленты. На въезде дорогу перегораживал шлагбаум, возле которого стояла караульная будка. Подъехав к заграждению, Римо затормозил.

Когда машина остановилась, из караульной будки вышел охранник в белом шлеме. Коротко взглянув на сидящих в машине, он немедленно вернулся в будку и принялся куда-то звонить.

— Не нравится мне это, — пробормотал Римо.

После короткой беседы охранник повесил трубку и подошел к водителю машины, при этом палец он держал на спусковом крючке своего пистолета. Обращаясь к Римо, охранник быстро затараторил по-китайски.

В ответ Римо беспомощным жестом поднял ладони вверх и жестом указал на Чиуна, который махнул рукой охраннику, приглашая его подойти. Поверив, что дряхлый азиат действительно собирается с ним поговорить, охранник, по-прежнему не опуская оружия, стал обходить машину спереди.

Мастер Синанджу опустил окно, и охранник, держа пистолет нацеленным на старика, слегка наклонился в его сторону. За воротами, возле возвышавшихся неподалеку белых резервуаров, в джип садились еще четверо охранников в белых шлемах. Когда они сели, джип тут же рванулся с места.

Но когда охранник повторил вопрос, который он уже задавал Римо, а именно «Что вы здесь делаете?», Чиун ответил ему ударом. Рука мастера проскользнула через окно словно змея; удар был таким быстрым и сокрушительным, что охранник не успел нажать на спусковой крючок. Страж тяжело осел задом на землю, затем повалился набок и ударился о нее головой; белый шлем при этом тихо звякнул.

Римо выскочил наружу и как можно быстрее поднял шлагбаум. Однако к тому времени, когда он вернулся в машину, к ним уже приближался джип с подкреплением, а из разных концов комплекса ему на помощь мчались еще два.

Деваться было некуда.

Взвизгнув покрышками, возле арендованной машины остановился первый джип. Остальные два были уже на подходе. В каждом транспортном средстве сидели по четыре охранника, вооруженных автоматами М-16; сквозь ветровые стекла машин их оружие было нацелено на Римо и Чиуна.

Один из двенадцати вновь прибывших, тип с узкими, как карандаш, усами и длинными бакенбардами, немедленно начал что-то выкрикивать.

— Что он говорит? — спросил Римо. — Для меня это слишком быстро. Я не успеваю ничего разобрать.

— Он говорит, чтобы мы подняли руки вверх, — сказал Чиун.

— Мне кажется, лучше сделать так, как он говорит, — посмотрев на полукружье автоматных стволов, сказал Римо. Он высунул в окно кабины обе руки, открыл снаружи дверцу, затем очень медленно вышел из машины.

Чиун сделал то же самое.

Главный из охранников, казавшийся очень возбужденным, продолжал выкрикивать по километру слов в минуту.

Чиун заговорил снова — очень отчетливо и с большим достоинством. На этот раз Римо сумел уловить суть сказанного. Мастер предлагал человеку с усами говорить помедленнее — с тем, чтобы его глупый белый спутник мог понять его речь, не затрудняя Чиуна необходимостью бегло переводить на английский каждое слово.

Медленно, так, как будто он говорил с трехлетним ребенком, главный приказал Римо двигаться боком влево — что тот и сделал.

— Ты имеешь какое-нибудь представление о том, какие у этих ребят намерения относительно нас? — спросил Римо у Чиуна.

— Откуда мне знать? — спросил мастер, который тоже боком двигался в сторону, держа руки поднятыми вверх.

— Ну, я думал, что ты, может быть, можешь это прочитать по их энергетическим уровням или еще как-нибудь. Парень, который здесь командует, кажется, имеет привычку скрежетать зубами. Это тебе ни о чем не говорит?

— Только о том, что ты так и не усвоил фундаментальной концепции.

Пройдя мимо караульной будки, они оказались прямо под лучами одного из прожекторов, и главный приказал им остановиться.

Остальные охранники выстроились цепью по обе стороны от усатого, поставили автоматы на стрельбу очередями и приложили их к плечу.

Главный что-то крикнул.

Это китайское слово Римо знал.

Оно означало «Приготовиться».

Все еще пребывавший в полном недоумении, Римо тщетно пытался сообразить, что бы это могло значить. К чему, собственно, должны приготовиться охранники? Приготовиться к перерыву на отдых? Приготовиться отпустить задержанных? Приготовиться станцевать макарену?

Его надежды испарились как дым, когда усатый охранник заговорил снова.

На этот раз он сказал: «Целься».

31

Вместе со всем персоналом медицинского отделения Финги и их крошечный адвокат замерли на месте, потрясенные тем, что можно было увидеть на видеомониторах.

— Они стали больше! — ахнула одна из медсестер.

— Гораздо больше, — поправил ее один из служителей.

— У вас слишком разыгралось воображение, — сказал Филлмор. — Мы все работаем практически круглосуточно. Вашими уставшими мозгами правит самовнушение...

Филлмор говорил без всякой убежденности. Было совершенно очевидно, что он просто бессмысленно лжет, без всякого успеха пытаясь подавить нараставшую вокруг панику.

Разумеется, подопытные увеличились в размерах!

За прошедшие полчаса пациенты нарастили свою массу на пятьдесят процентов. К тому же дезертир Стерновски был прав еще в одном отношении: подопытные больше не походили на людей.

Даже не принимая во внимание наличие у них густого меха или хвостов, пациенты были похожи на животных, относящихся к какому-то новому, неизвестному еще науке виду. Мышечной массы, содержащейся в бицепсе одного из подопытных, хватило бы на три спины обычных гомо сапиенсов. И эти существа вновь, как и до начала их кормления арахисовым маслом, переполняла бессмысленная ярость.

Романистка, длинный хвост которой загибался на спину, босой ступней пнула стальную дверь своей камеры. От удара затряслись стены, по всему коридору полетели стекла.

— О Боже! — сказал Коч-Рош, хватаясь за борт электрокара.

Шум вывел из неподвижности пять остальных чудовищ, и они тоже начали колотить в двери своих палат. В узком коридоре эти удары гремели словно пушечная канонада. Пол дрожал так, как будто началось землетрясение. Стеклянные стены вибрировали, разлетаясь на множество осколков, которые каскадами сыпались на пол. Окно в камере росомахи со звоном лопнуло, приведя подопытное животное в состояние полного безумия.

— Двери продержатся недолго, — предупредил Фарнхэм и указал на ближайшую дверную раму, которая уже начала отделяться от стены. От мощных ударов, которыми награждал ее Тоши Такахара, сама стальная дверь выгнулась посередине.

В дальнем конце коридора служащие покинули свои посты и, крича во всю силу легких, стремглав кинулись к большой сейфовой двери.

Кошмар становился реальностью.

Ужас приковал к месту Фингов, их адвоката и находившийся поблизости медицинский персонал.

Однако Дивейна Корба ужас не смог парализовать. Правда, когда компьютерный миллиардер высунул перепачканную голову из бочки с арахисовым маслом, глаза его были полны беспокойства. Благодаря лошадиной дозе синтетического гормона и большому количеству растительного масла он за последние минуты сильно изменился, в значительной мере превратившись в животное. Звериное чутье подсказывало ему, что большие, намного превосходящие его размерами собаки вот-вот вырвутся на волю. Оно же подсказывало Корбу, что выстоять против них у него не больше шансов, чем у окаменевших от страха слабых человеческих существ. Прежде чем кто-либо успел даже глазом моргнуть, миллиардер пулей пронесся по коридору и скрылся за сейфовой дверью.

— Вам не кажется, что нам тоже пора идти? — спросил Коч-Рош.

Ответа не последовало. Филлмор и Фарнхэм сами пришли к аналогичному выводу и уже предпринимали соответствующие действия. Их электрокар, которым управлял Филлмор, на полной скорости несся к выходу. Бедного Фосдика, со сломанной рукой валявшегося на полу, родственники оставили на произвол судьбы.

В грохоте ударов можно было расслышать скрежет постепенно поддававшихся стальных задвижек. Ближайшая к Коч-Рошу дверь выгнулась дугой настолько, что в образовавшийся просвет уже пролезала волосатая ладонь. Покрытые мехом пальцы лихорадочно ощупывали задвижку, пытаясь ее отодвинуть.

Пол ходил ходуном. Спотыкаясь и падая на кучи битого стекла, медицинский персонал в панике бежал к выходу.

Для адвоката этого было более чем достаточно. Но прежде чем он успел взобраться на пустовавшее место водителя, кар захватили двое дородных медбратьев. Тележка сразу тронулась с места. Прыгнув в кузов, Коч-Рош тут же мертвой хваткой схватился за одну из опор тента.

Двери в камеры, где находились подопытные, стали одна за другой срываться с петель, и в коридор посыпались жуткие волосатые монстры, которые тут же начали разрывать на куски перепуганных служащих.

— Быстрее! — взвизгнул адвокат.

Проезжая мимо клетки с подопытной росомахой, он успел бросить на подопытное животное короткий взгляд. Оно уже сумело ослабить провода и теперь перегрызало их одно за другим. Обрывки электрических проводов торчали из его бритой головы словно пучки разноцветных волос.

— Быстрее! — простонал Коч-Рош.

Но электрокар и так уже двигался с максимально возможной скоростью. К несчастью, подопытные, похоже, в первую очередь реагировали именно на движущиеся предметы. Подобно гигантским эрдельтерьерам, пара их неслась по коридору вслед за тележкой — рты раскрыты, языки высунуты наружу, босые ноги стучат по полу. Позади них в разные стороны разлетались человеческие тела. Остальные подопытные преследовали пытавшихся убежать медицинских работников, стараясь сбить их с ног. Сбив людей с ног, некоторые из зверей наступали на лежащие тела и отрывали от них руки и ноги, другие, несколько раз лягнув свои жертвы, бежали дальше.

Посмотрев вперед, чтобы попытаться оценить расстояние, все еще отделявшее его от сейфовой двери, а стало быть, и от спасения, адвокат увидел, что Финги остановили свою тележку по другую сторону барьера.

И закрывают дверь!

Поняв, насколько высоки ставки, водитель электрокара обеими ногами нажал на акселератор, пытаясь выжать из мотора все, что можно. Одновременно другой санитар пришел к выводу, что единственный способ увеличить скорость тележки — это уменьшить ее вес. Поэтому он тут же начал бить Коч-Роша по голове и плечам, пытаясь сбросить его с электрокара.

Однако адвокат не собирался уступать. Он знал, что свалиться с электрокара — значит попасть в лапы зверей, которые быстро настигали тележку.

Это-то и погубило их всех.

Они уже были всего в десяти метрах от сейфовой двери, когда та с оглушительным грохотом захлопнулась. Водитель электрокара нажал на тормоз, и тележку занесло в сторону. Ударившись о стену, она опрокинулась. Коч-Роша бросило вперед и ударило о ту же самую стену.

Ему повезло, что на некоторое время он потерял сознание. Когда адвокат очнулся, по его ногам растекалась какая-то горячая жидкость. Он открыл глаза и увидел двоих подопытных — уже нельзя было сказать, кто они и даже мужчины это или женщины, — которые голыми руками разрывали санитаров на узкие длинные полосы.

На миг оторвавшись от своей отвратительной игры, один из зверей поднял голову и увидел Коч-Роша, лежавшего у подножия стены. Живого. На мгновение их взгляды встретились. «Ну, сейчас позабавимся» — было написано в глазах зверя.

Адвокат так не думал. Прямо перед ним бампер электрокара упирался в металлическую решетку, закрывавшую вход в вентиляционное отверстие. Рванувшись к нему, Коч-Рош едва увернулся от тянувшейся к нему волосатой руки.

Между решеткой и стеной было неровное отверстие шириной не более тридцати сантиметров. Маленький адвокат с легкостью протиснулся в него и пополз вперед по сделанной из нержавеющей стали квадратной трубе.

Впереди вентиляционная труба делала резкий поворот вправо. Сзади подопытный ломал решетку.

Когда он достиг своей цели, Коч-Рош был уже недосягаем. Перед тем как повернуть, он оглянулся через плечо и увидел громадное лицо зверя с оскаленными клыками и волосатую руку, пытающуюся ухватить маленького адвоката за ногу.

Нет уж, с бьющимся сердцем подумал Коч-Рош. Вентиляционная труба была для чудовища чересчур узкой. Чтобы протиснуться туда и поймать свою жертву, зверю придется постоянно разводить в стороны крал вентиляционного короба. Даже при всей громадной силе и решимости создания эта задача была невыполнима. Вентиляционные ходы пронизывали всю территорию фармацевтического комплекса, и Коч-Рош мог отступать по ним милю за милей.

Проползя на животе поворот, адвокат потерял монстра из виду. Впереди было темно, как в погребе. Страшновато, но зато безопасно. Все, что хотел сейчас Коч-Рош, — это спрятаться. Спрятаться и скрываться до тех пор, пока кто-то не придумает, как уничтожить этих здоровенных ублюдков.

Он довольно долго полз, никуда не сворачивая. Позади постепенно смолкали отчаянные крики и рев взбесившихся зверей. Вскоре единственное, что слышал Коч-Рош, — это собственное неровное дыхание.

Затем он увидел перед собой неяркий свет. Кажется, он исходил откуда-то снизу. Осторожно приблизившись, адвокат увидел перед собой вентиляционную решетку. После долгого путешествия в темноте свет был ему приятен, однако Коч-Рош решил, что спускаться вниз не стоит. Он знал, что если кто-нибудь из подопытных почувствует его запах, то разорвет в клочья весь потолок.

Коч-Рош подполз к краю решетки и стал всматриваться в находившуюся внизу комнату. Никакого движения он не заметил. Адвокат задержал дыхание, стараясь уловить малейший звук. Шарканье босых ног. Скрип прогибающегося под огромным весом пола. Фырканье пытающегося найти свою жертву зверя.

Внизу было тихо.

Убедившись, что его не обнаружили, Коч-Рош прополз над решеткой и двинулся дальше.

И вот тогда он кое-что услышал. Но не внизу. Сзади, в вентиляционной трубе.

Стук мощных когтей, громко лязгающих по металлу.

Дыхание хищника, подкрадывающегося к своей жертве.

32

Двенадцать автоматов были готовы к стрельбе. Римо уже, казалось, мог видеть будущие трассы полета пуль, мог чувствовать их горячее прикосновение к своему телу.

Бах! Бах! Бах!

Прямо в сердце. В легкие. В печень.

В мозг.

Римо уже чувствовал объятия смерти.

Сейчас, сейчас!

Римо знал, что есть вещи, перед которыми бессилен даже Синанджу. От одиночного выстрела можно уклониться, одного человека можно ввести в заблуждение с помощью дыма или зеркал. Но двенадцать? Двенадцать?

За это показавшееся ему бесконечным мгновение Римо успел хорошо рассмотреть лица всех охранников из расстрельной команды. Потные, желтые физиономии. У некоторых в глазах страх, у других гордость за то, что им предстоит сделать, гордость той лицензией на убийство, которую им выдали.

Римо даже почувствовал напряжение, которое испытывали указательные пальцы охранников, застывшие на спусковых крючках.

Все бесполезно, подумал Римо. Все бесполезно. Он уже отчетливо различал надвигающуюся Пустоту. Однако в то время, как его мозг переполняли картины грядущего разрушения, его тело впитывало в себя чжи — жизненную силу Вселенной. Подобно сладкому облаку, она проникала в его рот, затем опускалась в легкие и еще ниже — к центру его существа, располагавшемуся чуть пониже пупка. Поток энергии растекался из этого центра в кончики пальцев рук и ног, притекал к голове, словно десять тысяч муравьев пробираясь под кожу черепа.

Боевое искусство, известное под названием Синанджу, было похоже на танец.

Танец, фигуры которого ассасины передают от поколения к поколению.

Но также оно выполняло роль ворот, трубы, по которой перетекает чжи. Количество передаваемой энергии зависело только от квалификации и физиологии исполнителя. Фигуры танца, разного рода сложные комплексы движений, вводили постороннего наблюдателя в заблуждение. Да, с помощью этих па тоже можно было убивать. Однако главное их предназначение все же состояло в том, чтобы открыть дорогу потоку чжи. После десятилетий постоянной практики они сами становились излишними.

Для мастера Синанджу дверь к могуществу всегда была открыта.

Приготовившись, Римо ждал. И когда его коснулся поток воздуха, он не стал гадать, отчего это и откуда. Подобно листку дерева, подхваченному порывом ветра, он полетел вместе с ним, быстро перебирая ногами по асфальту.

Только когда все кончилось и стрельба прекратилась, Римо понял, что произошло.

Коснувшийся его лица ветерок исходил от левой руки Чиуна, стоявшего в полутора метрах от своего ученика. Мастер использовал сопротивление воздуха для того, чтобы послать свое тело в противоположную сторону — вправо. В промежутке между дуновением ветра и грохотом выстрелов Римо успел отчетливо услышать звучавшее вразнобой неровное клацанье затворов автоматов.

Пули взрыли асфальт в том месте, где он только что стоял. Римо начал резкий поворот вправо, с тем чтобы заставить хотя бы часть охранников прекратить огонь из боязни попасть в стоящего впереди собственного начальника. Но не успел.

Через плечо он увидел, что охранники один за другим падают на землю. И увидел, почему.

Мастер Синанджу придерживал за локоть охранника, стоявшего крайним в ряду. С помощью большого и указательного пальцев он развернул его автомат, нацелив огонь М-16 прямо в спины других охранников. Чиун также контролировал сухожилия своей жертвы, заставляя ее непрерывно нажимать на спусковой крючок.

Когда магазин М-16 опустел, мастер отпустил охранника. На асфальте бились в предсмертных судорогах одиннадцать тел. Изумленный и устрашенный тем, что его заставили сделать, оставшийся в живых охранник швырнул на землю свой автомат, швырнул шлем и стремглав понесся к воротам.

Римо смотрел, как он исчезает в темноте.

Чиун уже вытащил факсы из рукава своего халата и сейчас в свете прожекторов изучал план местности, которым снабдил их Смит.

— Может, мне тоже стоит на него взглянуть, — сказал Римо. — На тот случай, если нам придется разделиться.

Увидеть документ Римо хотел совсем не поэтому. Просто он не желал, чтобы Чиун командовал парадом.

Мастер без слов передал Римо документ. Судя по его жестам, выражению лица и состоянию духовной ауры, Чиун был недоволен.

— Я думаю, сюда, — сказал Римо.

Они пересекли широкую полосу асфальта и направились прямо к входу в главное здание, который, как ни странно, не охранялся. По расчетам Римо, на таком крупном предприятии должно было быть еще не менее дюжины охранников. Однако если они и были где-то поблизости, то никак себя не проявляли — как будто все умерли или приняли порошок. Через несколько секунд Римо решил, что последнее ближе к истине. Из дверей складов и производственных помещений вдруг толпами повалили рабочие. Они бежали со всех ног, улепетывая, словно крысы с вошедшего в пословицу тонущего корабля. Вместо того чтобы бежать к главным воротам, многие из сотрудников корпорации двигались по кратчайшему маршруту, перелезая прямо через изгородь.

— Что-то здесь не в порядке, — сказал Римо.

— Конечно, — подтвердил Чиун. — Наша задача как раз и состоит в том, чтобы навести порядок.

— Я не это имел в виду, — сказал Римо. — Ребята, которые перелезают через забор с заточенной стальной лентой, делают это не ради тренировки. У них такой вид, будто за ними гонится дьявол.

Чиуна это нисколько не взволновало. Открыв дверь в вестибюль, он оглянулся на Римо.

— Сюда? — невинным тоном спросил он. — У меня больше нет такой роскоши, как карта...

— Ага, ага, — сказал Римо, — сюда. — Пройдя вперед, он направился к лифту. Когда они оба вошли в кабину, Римо посмотрел на факс. — Нам нужен десятый этаж. Там находится медицинское отделение.

Чтобы нажать кнопку этажа, Римо пришлось перегнуться через Чиуна. Когда мастер держал руки в рукавах, он не был способен действовать самостоятельно.

Двери лифта раскрылись. Впереди лежал пустой коридор.

Высунув голову наружу, Чиун с отвращением сморщил нос.

— Они здесь, — сказал он. — И их много. Вонючки.

Римо посмотрел на массивную стальную дверь, которая полностью перегораживала проход.

— Кажется, папочка, — беззаботным тоном, не совсем соответствовавшим его подлинному настроению, сказал он, — то, что мы ищем, находится за дверью нумеро уно.

Встав по обе стороны коридора, ассасины принялись осторожно двигаться вперед. Даже Римо, чье обоняние много лет назад было испорчено отвратительной пищей и порочным западным образом жизни, теперь мог почувствовать запах потребителей гормона.

— О Боже! — простонал он. — Как будто здесь проходит съезд скунсов!

— Было бы лучше, — сказал ему Чиун, — выбросить из головы подобные мысли. Судя по тому, что мы видели, это не скунсы...

Римо кивнул. Как же бороться с неприятным запахом? Очевидно, нужно дышать через рот. Однако Чиун еще много лет назад научил его, что в Синанджу дышать через рот строго-настрого запрещено. По словам мастера, при таком дыхании совершенно невозможно правильно расположить язык, который должен лишь слегка касаться гортани. А неправильное положение языка препятствует прохождению потока чжи. Таким образом, перед Римо встал выбор: страдать от запаха чудовищ или оказаться не в состоянии бороться с ними. По сути дела, выбора у него не было.

Римо где-то читал, что после чересчур интенсивного использования носовых рецепторов они становятся невосприимчивыми к запахам. С этой целью он начал учащенно дышать, стараясь втянуть в нос как можно больше вони.

— Что ты делаешь? — спросил его Чиун. — Почему ты производишь столько шума?

— Я пытаюсь сделать свой нос бесчувственным.

— Тогда просто дыши через рот!

Вспомнив о тех многих месяцах, когда он только и делал, что учился правильно держать язык, Римо хотел было запротестовать, но вовремя сдержался. В конце концов, какая от этого польза?

Огромная, от пола до потолка, дверная рама была изготовлена из закаленной стали. Громадные болты скрепляли ее со стальными балками, поддерживавшими внешние стены здания. Сама дверь, казалось, была украдена из какого-то банковского хранилища. Спереди на ней красовался гигантский засов и три ряда тумблеров. Дверь была закрыта и, по всей видимости, заперта.

Протянув руку, Римо пальцами провел по миллиметровому сварочному шву между дверью и рамой.

— Ее точно заперли, — сказал он.

Чиун подошел поближе, поднял голову и приложил ухо к холодной стали.

— Что там? — спросил его Римо.

Мастер нетерпеливо махнул рукой, призывая его к молчанию.

— Ш-ш-ш! — сказал Чиун. — Слушай!

Римо тоже прислонил голову к двери. Сквозь толщу металла доносились стонущие звуки. Стонал не человек и не животное. Это был скрежет металла, гнущегося под колоссальным давлением.

По ту сторону двери находилось нечто живое, которое в свое время было там заперто, а теперь желало выбраться наружу.

— Оно выворачивает замок, — сказал Римо, отстранившись от двери. Не успел он договорить эту фразу, как громадный засов пришел в движение. Немного покачавшись, он тут же выгнулся дугой.

Ассасины поспешно отступили назад. Засов отскочил, и вместе с ним полетели многие болты.

— Нам надо найти какое-нибудь укрытие, и побыстрей, — сказал Римо.

— Нам не пристало бежать, — сказал Чиун. — Мы должны остаться и биться здесь.

— Но мы даже не знаем, сколько их!

Зазор между дверью и рамой постепенно становился шире — дверь медленно отворялась.

— Их слишком много, — сказал Чиун. — Тебе от этого легче?

33

Джимми Коч-Рош не стал выяснять, на что похожа та тварь, которая гонится за ним. К тому времени, когда она приблизилась к решетке, адвокат, стараясь ползти как можно быстрей, уже был за поворотом вентиляционного хода. Его голые колени покрылись ссадинами и кровоточили, но это сейчас волновало его меньше всего.

Где-то в дальнем уголке его охваченного паникой сознания все же билась мысль, что сопящее за спиной создание не может быть увеличившимся в объемах потребителем гормона. Это должно быть нечто достаточно миниатюрное для того, чтобы суметь пролезть в вентиляционный короб и затем свободно передвигаться по нему.

Где-то сзади заработали вентиляторы, обдавая горячим воздухом вспотевшую спину Коч-Роша. Воздух принес с собой не только тепло, но и ужасную вонь.

Пахло мускусом, фекалиями и еще чем-то очень противным.

Коч-Рош вздрогнул и пополз еще быстрее.

Хоть он и не знал, что это такое, но точно знал, что оно к нему приближается. Лязганье когтей раздавалось все ближе и ближе.

Нужен план, подумал адвокат. Нужно придумать какой-то план. Двигаясь вперед, он ломал голову в поисках решения проблемы. В замкнутом пространстве и темноте у него нет никаких шансов устоять против чудовища. Но если он сможет добраться до следующей вентиляционной решетки и пролезть в нее, спустившись в какую-нибудь комнату или коридор, то даже если чудище прыгнет следом, у него будет шанс ускользнуть. В комнате или коридоре можно будет где-нибудь спрятаться; он или сумеет где-то запереть тварь, или запереться сам.

План был вполне реальным. Проблема, однако, заключалась в том, что никаких признаков вентиляционной решетки пока не наблюдалось. Впереди было темно, как в погребе.

Не оборачивайся, сказал себе Коч-Рош. Ради Христа, продолжай ползти вперед. Его колени быстрее застучали по стальной поверхности вентиляционного хода.

В темноте адвокат не смог разглядеть место, где коридор оканчивался тупиком, расходясь в стороны под углом в девяносто градусов к прежнему направлению, и ударился головой о твердую поверхность. Из глаз Коч-Роша посыпались искры, но сознания он не потерял — не позволил себе потерять.

Потерять сознание значило умереть.

Оправившись от шока, юрист принялся лихорадочно стягивать с себя рубашку. Вполне возможно, что зверь сможет найти его по запаху — хотя как он может учуять что бы то ни было, кроме себя самого, оставалось загадкой. Однако все же надо попытаться его запутать. Коч-Рош изо всех сил зашвырнул рубашку как можно дальше вправо, затем повернулся и на полной скорости двинулся в противоположном направлении.

Если этот трюк сумеет задержать создание хотя бы на несколько секунд, то, возможно, и этого будет достаточно для спасения.

Однако перепуганный адвокат в тот момент не мог сообразить, что его разбитые колени оставляют за собой кровавый след. Именно по этому следу, следу свежей крови, и шла неведомая тварь.

Сердце адвоката едва не выскочило из груди, когда он увидел впереди выбивающиеся из-под пола лучи света. Подобравшись к решетке, он изо всех сил набросился на нее, вырвал из гнезда и сбросил на пол находившегося внизу офиса.

За его спиной слышалось рычание быстро приближавшегося неизвестного существа.

Если бы Коч-Рош не оглянулся, то, возможно, успел бы ускользнуть. Но он оглянулся. И при виде надвигавшейся на него подопытной росомахи, у которой из головы торчали разноцветные провода, замер на месте.

В течение сорока пяти из прожитых им сорока девяти лет Джимми Коч-Рошем владел один тайный страх. Он все время боялся того, что нечто громадное, волосатое и сильное схватит его и сотворит что-то ужасное — станет его терзать, рвать на части, даже убивать. В реальном мире эта тварь могла принимать множество различных форм. Учитель физкультуры в школе. Старшеклассник, который ежедневно конфисковывал у юного Джимми деньги на завтрак. Различные головорезы и мордовороты, которые, видя его маленький рост, предчувствовали легкую наживу. Даже во время учебы на юридическом факультете Коч-Рошу иногда угрожали те, кто был выше его ростом. Только после того, как Коч-Рош получил общенациональную известность, его давние страхи отступили в тень.

Но не исчезли совсем — несмотря на то что теперь он был богатым и влиятельным человеком.

Они просто ждали своего часа.

Ирония судьбы, однако, заключалась в том, что когда Джеймс Марвин Коч-Рош наконец столкнулся лицом к лицу со зверем, который должен был его убить, этот зверь оказался гораздо меньше самого Коч-Роша. И на двадцать восемь килограммов легче.

Тем не менее росомаха легко компенсировала свои небольшие размеры другими достоинствами, которых для Коч-Роша оказалось вполне достаточно. Разъяренный зверь укусил адвоката в плечо, и громадные клыки впились в его плоть словно раскаленное железо. Кости Коч-Роша затрещали. Адвокат отчаянно взвизгнул, его каблуки забарабанили по стальной поверхности, и тут росомаха вонзила клыки в шею Коч-Роша. Убедившись, что крепко держит свою жертву, зверь принялся раздирать ее когтями.

34

Филлмор Финг резко остановил электрокар у входа в свою приемную и стремительно вбежал в нее. Фарнхэм следовал за ним по пятам. Секретарша давно уже исчезла; оставшиеся от нее отходы — пачка копирки, тюбик губной помады и пакетик мятных леденцов — указывали путь к двери с надписью «Пожарный выход». Когда отец и сын вбежали в личный кабинет Филлмора, Фарнхэм захлопнул за собой дверь и надежно запер ее на ключ.

— Что теперь, па? — спросил он.

— У нас нет выбора, — сказал ему Филлмор, протягивая руку к стоящему на столе телефону.

Нажав кнопку автоматического вызова склада и дождавшись ответного гудка, он сказал:

— Мы должны убить всех подопытных.

— Ну да, конечно, но как?

— У нас на складе находится достаточно цианида, чтобы уничтожить население небольшого города, — сказал Филлмор. — Все достаточно просто. Нужно всего лишь пробурить в сейфовой двери небольшое отверстие и закачивать туда отравляющий газ до тех пор, пока они все не умрут.

— Папа, а ты не забыл, что там все еще могут быть живые люди — из тех, кто не потерял человеческий облик?

Старший Финг мрачно посмотрел на своего теперь, несомненно, единственного сына.

— Мы ничего не можем для них сделать, — сказал он. — Все, кто остался в медицинском отделении, уже разорваны на мелкие кусочки. Сейчас мы должны не допустить огласки. Это главное. Если мы сумеем сохранить в тайне то, что произошло в последние сутки, то в худшем случае сделаем неплохой бизнес в третьем мире. А в лучшем — сможем действовать в соответствии с первоначальным планом. Но если известия о происшедшем несчастье станут достоянием гласности, то для корпорации все будет кончено. Такой отрицательной рекламы нам не пережить. «Импостер гербалистикс» тоже пойдет ко дну.

Даже Фарнхэма это известие застало врасплох.

— Господи, па, ты хочешь сказать, что мы потерпим крах?

— Я хочу сказать, что мы отправимся прямиком в тюрьму, если не на виселицу, — сказал Филлмор. Он со злостью посмотрел на телефонную трубку. На складе никто не отвечал. Финг-старший повесил трубку и попытался соединиться с техническим центром.

В это время на ум Фарнхэму пришла одна мысль. Важная мысль.

— Па, ведь Фосдик тоже там!

— Черт побери, что случилось с ночной сменой? — вместо ответа закричал патриарх. — Неужели все ушли домой? Пойдем, Фарнхэм, — бросив трубку, наконец сказал он. — Нам придется самим все сделать.

Филлмор первым покинул свой кабинет. Внимательно оглядев приемную, он осторожно приблизился к выходившей в коридор арке. Однако, высунув голову наружу, он разглядел метрах в тридцати от выхода чей-то темный силуэт. Финг-старший юркнул обратно так быстро, что едва не сбил с ног Фарнхэма.

— Сюда нельзя, — прошептал он своему сыну. — Там американский компьютерщик.

— О черт! — простонал Фарнхэм.

Филлмор уже возвращался в кабинет. Снова заперев дверь, он прошел в свою личную ванную. Когда через несколько секунд Финг-старший появился снова, он держал в руках автомат, а боковой карман его пиджака оттопыривали запасные магазины.

— Вот те на! — воскликнул Фарнхэм, поспешно покидая линию огня. — Эй, ты хоть знаешь, как этим пользоваться?

Финг-старший передернул затвор, посылая в ствол первую из содержащихся в магазине тридцати пуль, и поставил автомат на стрельбу очередями.

— Теперь, — с улыбкой сказал Филлмор, — я готов к бою.

— Надеюсь, ты не запачкаешься ружейным маслом, — сказал Фарнхэм.

Филлмор сел за свой громадный стол. Держа в руках автомат, он прицелился в точку, находившуюся непосредственно между двумя серебряными ручками входной двери.

— Сначала, — сказал он, — я собираюсь пристрелить мистера миллиардера, а потом выслежу того костлявого белого подонка, из-за которого у нас начались все эти неприятности.

— Но ведь Стерновски пытался нас предупредить, па. Ты разве не помнишь? В то время как Фосдик настаивал на том, чтобы продолжать выполнение программы, Карлос говорил, что мы нарвемся на неприятности. Он уже несколько дней назад предлагал уничтожить подопытных людей — задолго до того, как появились тревожные признаки. Он еще сказал, что мы должны убить подопытных до того, как они очнутся, что это наш последний шанс. Разве ты не помнишь? Это было непосредственно перед тем, как он ушел.

— Он должен был убедить нас выслушать его, а не уходить, — отрезал Филлмор. — Если бы он выполнил свой долг, то мы, может быть, не попали бы в такую заварушку.

— По правде говоря, ты тогда его уже уволил, па.

— Он еще не знает, что значит быть уволенным, — сказал Филлмор. — Но скоро узнает.

Фарнхэм Финг понял, что не стоит и пытаться урезонивать своего отца, когда он находится в таком настроении, да к тому же еще неплохо вооружен. Вместо этого наследник состояния семьи Финг бочком двинулся вдоль стены, стараясь как можно дальше отойти от дверей. Нужно держаться подальше и от американца, которого свел с ума гормон, и от своего старика, который безумен от природы.

Дивейна Корба, а точнее его новое, улучшенное издание, нисколько не смущал ни растущий по всему его телу густой коричневый мех, ни дерзко торчащий сзади маленький хвост — по правде говоря, он, наоборот, не мог дождаться, когда этот хвост как следует вырастет, чтобы за ним можно было бы гоняться. Чтобы дать место отростку, Корб уже оторвал соответствующую часть одежды.

Самый богатый в мире человек, известный ранее под кличкой Толстый Мальчик, отныне стал Корбом Великолепным. Такие абстракции, как программное обеспечение и база данных, больше его не интересовали. В голове Корба подобные вещи просто не умещались. В своем прежнем состоянии он назвал бы это крайней информационной перегрузкой.

За последние десять минут не только значительно увеличился объем его мышц, но и радикально изменилось состояние всех его пяти чувств — особенно слуха, зрения и обоняния, которые вдруг стали сообщать об окружающем мире значительно больше информации. С разных направлений к Корбу теперь поступало столько информации, что он не мог удержать ее в своем мозгу больше чем на какую-то долю секунды. Затем она исчезала, уступая место новым данным. Картина окружающего мира была настолько детальной и занимала в его голове столько места, что бывший компьютерный гений просто не мог вспомнить, что именно он видел, слышал или пробовал всего несколько секунд назад.

Вместо того чтобы испытывать отчаяние, Корб, погребенный под этой информационной лавиной, напротив, ликовал, радуясь тому, что полностью живет всеохватывающим Настоящим.

Принюхавшись, миллиардер поспешно пометил стену коридора возле кондиционера. Заодно он оросил и декоративное растение с широкими листьями, росшее здесь в китайской вазе.

Так будет лучше.

Опустившись на четвереньки, Корб прижал нос к полу. Втянув в себя воздух, он понял, что уже проходил здесь раньше. Он чувствовал собственный запах и запах других существ, вторгшихся на его территорию.

Эти существа были не такими, как он.

Озверевший миллиардер еще раз пометил свои владения, пустив струю аж до середины стены, и устремился на поиски незваных гостей.

Хотя добыча стремилась замаскироваться, щедро поливая свое тело цветочными духами, Корба ей обмануть не удалось. Запахи теперь играли для него роль дорожных указателей. Идя по следу, он прошел мимо электрокара, который стал для него всего лишь неживым предметом, мало чем отличающимся от камня или кучи мусора, — несмотря на то что по своему стапятидесятикомнатному особняку, расположенному в самом сердце Корбтауна, миллиардер шесть лет передвигался именно на этом виде транспорта. Войдя в приемную, Корб приложил нос к ковру. По интенсивности запаха он мог отличить свежие следы от давних. По запаху он также мог отличить мужчину от женщины, хотя в нынешнем его состоянии это не имело практического значения.

Следы привели Корба к большим двустворчатым дверям, сделанным из полированного дерева. Одичавший миллиардер приложил ухо к тонкой расщелине между двумя створками. Задержав дыхание, он услышал за дверью стук сердец двух живых существ. Корб прижал к щели свой мокрый нос и втянул в себя воздух.

О да, они были там!

Для Корба Великолепного уже не существовало такого понятия, как люди. Жертвы были для него «не-Корбы». И хотя не-Корбов не всегда следовало есть, их всегда следовало убивать.

Роняя слюну на свою волосатую грудь, Дивейн Корб приготовился к прыжку.

35

Только когда сейфовая дверь распахнулась и в нос еще сильнее ударил отвратительный запах, Римо в полной мере смог оценить смысл слов Чиуна. И решил, что мастер прав — узнав, что их «слишком много», он действительно почувствовал себя лучше. Четко обозначились правила игры: каждый удар должен быть своевременным и точным, поскольку второго шанса уже не представится. О физическом превосходстве противника думать некогда. Жизнь Римо теперь зависела от его способности сконцентрироваться, что, в свою очередь, зависело от его способности расслабляться.

Однако, видя перед собой две чудовищные фигуры, было очень трудно расслабиться. Жесткий мех у них на груди и животе был запачкан кровью, от крови блестели и руки монстров.

Глядя на них, Римо прикинул, что вес каждого составляет что-то около двухсот восьмидесяти килограммов. Теперь уже невозможно узнать, кем они были раньше, когда еще являлись людьми. Потому что людьми они больше не являются.

Считая мастера и его ученика своими новыми потенциальными жертвами, чудовище, которое еще недавно было автором более чем сорока романов, в том числе бестселлеров под названием «Давайте любить» и «Давайте любить, любить», откинуло назад свою окровавленную морду и издало громоподобный рев.

Второй подопытный энергично бил по земле своим роскошным хвостом, с вожделением глядя на Римо и Чиуна. Бывший борец сумо, известный среди профессионалов как Тоши-сан, втягивал в себя воздух с видом гурмана, собравшегося отведать какое-то необыкновенное блюдо.

Под коркой запекшейся крови, под слоями меха и подшерстка Римо мог разглядеть напряженные громады мышц.

— Они собираются напасть! — предупредил он Чиуна.

И чудовища напали.

Напали оба сразу.

Два огромных существа одновременно ринулись в проем двери, едва способный вместить даже одного из них. От страшного удара задрожал пол, на потолке появились широкие трещины.

Больно ударившись о дверную раму, романистка немедленно схватила борца сумо за уши и попыталась перебросить его через плечо. Из-за огромного веса соперника и эластичности его ушей это оказалось невозможным.

Подобная попытка, однако, очень-очень рассердила Тоши-сан.

Отпихнув локтем писательницу, он рванулся к неподвижным и с виду беспомощным жертвам. Однако на соперницу это движение локтя не произвело никакого эффекта. Она достигла двери в одно мгновение с борцом сумо.

Возможно, Римо и не представлял себе, что произойдет дальше, но тем не менее он находился в полной боевой готовности и сумел в полной мере воспользоваться благоприятной ситуацией.

В своем неистовом стремлении первым протиснуться в дверь и таким образом первым убить, двое зверей вновь ринулись в узкое отверстие. На этот раз они попытались пролезть через него одновременно.

В результате голова романистки оказалась снаружи, а руки остались в медицинском отделении. Борец сумо сумел просунуть в дверь всего одну ногу, а его голова и плечи так и застряли по другую сторону.

Для Римо это было равнозначно зеленому сигналу светофора.

Закрутившись, чтобы набрать кинетическую энергию, он ринулся вперед, целясь в открытую для удара голову. Оторвавшись от земли, Римо сжался как пружина, прижав конечности к телу. Пока он летел по воздуху, Римо ни о чем не думал, полностью сосредоточившись на цели. На том месте накачанного гормоном тела, где не было толстого защитного слоя мышц. И когда момент истины настал, Римо соединил энергию своего движения с силой удара.

Удар пришелся романистке между глаз, ее голова откинулась назад и ударилась о стальную дверную раму. Носок итальянской туфли Римо, в свою очередь, вступил в жесткий контакт с передней частью черепа писательницы, а когда голова романистки отскочила от стальной поверхности дверной рамы, ее встретил второй, уже проникающий удар. Первый из ударов Римо сокрушил мозг животного, а второй превратил его в кашу.

Римо опустился на пол одновременно со своей оппоненткой, бездыханное тело которой рухнуло на порог. Однако это предоставило оперативный простор второму зверю.

Заревев, он бросился вперед. И тут вокруг животного запорхала синяя бабочка. Правда, звуки, сопровождавшие эти почти неуловимые движения, нисколько не напоминали о весеннем блаженстве. То были звуки мощных ударов.

Как будто бревна сталкивались с бревнами и с шумом ломались.

Зверь, который раньше был борцом сумо, зашатался и упал. И только тогда изображение сфокусировалось.

Чиун отступил от шеи чудовища и отряхнул руки. Хотя на синем халате мастера не осталось пятен крови, череп зверя был разбит на тысячу кусков, словно скорлупа сваренного вкрутую яйца.

— Теперь их слишком много минус два, — сказал Чиун, когда ассасины, переступив порог, вошли в развороченное медицинское отделение.

— Собственно, слишком много минус три, — сказал ему Римо, кивнув в сторону лежавшей у стены волосатой туши. Это было все, что осталось от одного из потребителей гормона. Тело было разорвано пополам, вторая его часть украшала собой внутреннюю часть сейфовой двери. Римо предположил, что это результат возникшего между зверями территориального спора.

— Айе! — воскликнул Чиун, элегантно вспрыгивая на перевернутый электрокар. — На что это я наступил?

— На кого, — поправил его Римо. — На кого наступил. Судя по остаткам униформы, кажется, это раньше было одной из медсестер.

Они снова двинулись вперед по коридору, бесшумно переступая через груды битого стекла. Везде были видны следы работы одного и того же художника-декоратора. На потолке. На стенах. На полу. Декоратора, отличающегося особым пристрастием к красному цвету. Все, что было живого в медицинском отделении корпорации Фингов, оказалось разорванным на множество кусков.

Даже отдельные куски были разорваны на множество кусков.

— Впереди есть еще звери, — сказал Чиун, делая стойку, словно английский сеттер. — И они близко...

* * *

Зверь, который раньше был известен как Нортон Артур Грейп, также замер на месте, его влажный коричневый нос поднялся вверх, принюхиваясь.

Пахло не мясом.

В своем прежнем воплощении зверь определил бы запах как рыбный. Даже когда это блюдо подавалось вместе с густым соусом, прежний Грейп находил его почти несъедобным и потреблял только в тех редких случаях, когда забота о своем здоровье и стройности фигуры (то есть о карьере) перевешивала его страсть к мясу. Даже будучи человеком, Грейп любил, чтобы его пища буквально истекала жиром, который можно было бы различить невооруженным глазом.

Неприятный запах исходил откуда-то из-за пределов палаты, в которой обитал бывший синоптик. Позади него на больничной койке лежало то, что осталось от ведущей цикла передач о правильном ведении домашнего хозяйства Мойры Мэйлон. В экспериментальном отделе корпорации Фингов она была также известна как подопытная номер один.

Будучи человеком, Мэйлон постоянно учила телезрителей, как устроить свою жизнь с помощью ее Семи Правил Готовки, Оклейки Стен, Чистки Ковров, Выбора Обивки Для Мебели и так далее. Став зверем, она сохранила свой прежний беспокойный характер. Она всегда посягала на чужую территорию, всегда пыталась поставить поверх чужих собственные метки, пыталась расширить свои владения за счет других собратьев-подопытных. В мире людей такие проступки могут остаться без последствий, однако в медицинском отделении корпорации Фингов все обстояло по-другому.

За мочевые преступления Грейп разорвал Мэйлон на куски.

Точно так же он намеревался поступить с теми, кто сейчас тихо крался по его участку коридора. Изогнувшись, Грейп поймал себя за кончик хвоста, который непроизвольно бился по полу и своим стуком мог его выдать. Зверь смотрел, как две фигуры прошли мимо его палаты и двинулись дальше.

На влажных, поросших волосами губах Грейпа появилось подобие улыбки.

Это была уже не та безупречная улыбка, которая являлась неотъемлемой частью его прежнего телеобраза. Все дорогостоящие зубные протезы Грейп снял и выбросил, когда на месте стертых обрубков начали расти новые зубы. Они все росли и росли. Зубы, которые сейчас обнажил Грейп, сделали бы честь и горному льву.

* * *

Римо и Чиун успели пройти по коридору еще двадцать шагов, когда на пороге палаты появилась огромная мускулистая фигура. Издав устрашающий рык, фигура бросилась на них.

Хотя Римо и был готов увидеть то, с чем ему сейчас пришлось столкнуться, все же это было неприятное зрелище. Да, не очень-то приятно наблюдать, как на тебя надвигается разъяренное чудовище весом в двести восемьдесят килограммов, размах рук которого почти равен ширине коридора. Наступая на Римо и Чиуна, зверь широко расставил руки, стремясь гарантировать, что жертвы от него не ускользнут.

Когда Чиун сдвинулся к середине коридора, Римо сделал то же самое. Теперь они стояли плечом к плечу.

Зверь двигался очень быстро, даже слишком быстро, чтобы успеть остановиться или повернуть. Приближаясь к своим, как она считала, жертвам, самка фыркала и сопела, глаза ее щурились от удовольствия. Еще секунда — и существо, которое некогда пело ведущую партию в «Мадам Баттерфляй», схватит Римо и Чиуна.

Мастер и ученик одновременно опустили головы и поднырнули под выставленные вперед руки чудовища. Сделав кувырок, они тут же встали на ноги. Существо попыталось затормозить, но поскользнулось на груде битого стекла и упало лицом вниз.

Когда Римо вскочил ей на спину, Окра уже встала на колени. Но прежде чем она успела его сбросить, Римо обоими запястьями сдавил горло телеведущей, перекрыв ей доступ воздуха.

Тогда существо встало и прижалось спиной к стене, пытаясь раздавить Римо. Прижав колени к его спине, Римо выдержал натиск. Еще, еще. Третья попытка была заметно слабее. А на четвертый раз они оба сползли вниз по стене. Римо не отпускал животное до тех пор, пока на его шее не перестал биться пульс.

Однако, выпрямившись, он услышал за спиной тяжелый топот ног и пронзительный возглас изумления, который сразу же резко оборвался. Когда Римо обернулся, то увидел еще одного монстра, которому удалось сзади схватить Чиуна за шею. Лицо мастера быстро приобрело оттенок спелого граната, поскольку зверь пытался оторвать ему его почтенную голову.

Собираясь прийти на помощь Чиуну, Римо прыгнул вперед. Однако прежде чем он успел вмешаться в схватку, ее ход уже успел измениться.

Сжимавшая тощую шею мастера Синанджу волосатая рука сама стала объектом почти не различимых глазом молниеносных ударов рук и ног Чиуна. Сломанная сразу в нескольких десятках мест, рука мгновенно утратила свою силу, и ее железная хватка ослабла.

Мастер, глубоко оскорбленный одной только мыслью о том, что подобное существо смогло к нему прикоснуться, не говоря уже о том, что чуть не задушило, решил переломать зверю все кости, начиная со ступней и выше. Только когда эта задача была выполнена, Чиун нанес смертоносный удар тому существу, которое в прежней жизни лучше всех умело подавать телезрителям сомнительный прогноз погоды.

— Здесь больше нет подобных созданий! — отойдя от тела, объявил мастер.

— Тогда пора отправляться на поиски главаря, — сверяясь с картой, сказал Римо.

Они уже двинулись в обратный путь, когда вдали послышалась автоматная очередь. Стреляли где-то на другом конце здания.

36

Филлмор и Фарнхэм не заметили, как Корб Великолепный неслышно прокрался в приемную, поэтому, когда за дверью кабинета послышалось его громкое сопение, оба вздрогнули от неожиданности. Тем не менее и отец, и сын прекрасно понимали, кто там сопит и что все это означает.

Это означало, что их учуяли.

Они также понимали, что последует дальше.

Не успев как следует схватиться за М-16, Филлмор Финг поторопился нажать на спусковой крючок. Горя чересчур пылким желанием себя защитить, он также несколько сбил прицел. Сдвинувшийся в сторону автомат под действием отдачи продолжил свое вращательное движение.

Появившиеся в левой створке двери пулевые отверстия сразу же поползли еще дальше влево, перескочив на деревянные панели стены и огромный холст, на котором был маслом написан портрет основателя династии Фингов — с веткой майорана в одной руке и с дымящейся пробиркой в другой. По деревянной поверхности стены зазмеились глубокие трещины, комнату окутал удушливый дым пороховых газов.

Филлмор так и не смог справиться с автоматом — тот прекратил стрелять только тогда, когда кончились патроны.

И лишь когда стих оглушительный грохот выстрелов, Финг-старший уловил еще один звук:

— Ааа! Ааа!

Это был голос Фарнхэма. Истошно крича, он сначала попытался спрятать голову под ножками кресла, затем, когда это ему не удалось, сел на пол, привалился спиной к стене, закрыл лицо руками и завопил снова.

То, что его старший, а ныне единственный сын — полная размазня, не было сюрпризом для Филлмора Финга. Сцены, подобные той, которой он сейчас стал свидетелем, Финг-старший уже видел много раз. Фарнхэм одевался и вел себя как победитель, мог прекрасно поддерживать беседу, однако по сути он всегда оставался слабоумным идиотом. Несомненно, гены деревенского дурачка передались ему от матери.

— Заткнись! — крикнул Филлмор, отсоединяя пустой магазин и доставая из кармана полный.

Фарнхэм не обратил на слова отца никакого внимания. Вечный ребенок продолжал хныкать.

Филлмор с треском вставил магазин в автомат и дослал патрон в патронник.

— Я не шучу, — сказал он. — Заткнись, иначе я не могу понять, попал я в эту чертову тварь или нет!

На выдающегося бизнесмена последний аргумент, кажется, все-таки произвел впечатление. Фарнхэм открыл глаза и, чтобы удержаться от плача, засунул в рот кулак.

Филлмор кивнул в направлении двери.

— Я ничего не слышу, а ты?

Фарнхэм помотал головой.

— Пожалуй, я его сделал, — сказал Филлмор и, уже с большей убежденностью, добавил: — Конечно, я его сделал...

В этот момент продырявленные пулями двери с треском разлетелись на куски, и на пороге появилась чудовищная фигура компьютерного миллиардера.

Внезапность появления и устрашающий вид создания на миг выбили Филлмора из колеи. Автомат заплясал в его руках.

Корб Великолепный тоже застыл в нерешительности. В комнате было два не-Корба. Кого из них следует разорвать на части первым? Маленькие глазки-бусинки попеременно смотрели то на Филлмора, то на Фарнхэма.

Да, в такой ситуации трудно принять решение!

Филлмор наконец поднял М-16, приложил его к плечу и нацелил автомат прямо в волосатую грудь зверя. От Корба исходил такой густой аромат, что впору было разводить личинок; у Филлмора даже заслезились глаза.

Фарнхэм мягко осел на пол и широко открытыми глазами смотрел на чудовище. Свой кулак он закусил так сильно, что по руке уже текла кровь.

— Мистер Корб! — приложив щеку к прикладу, крикнул Филлмор. Убедившись, что его палец плотно лежит на спусковом крючке, он продолжал: — Мистер Корб! Вы знаете, кто я? Вы меня понимаете?

Нельзя сказать, чтобы в этот момент Финг пытался тянуть время. На самом деле он пытался выиграть не время, а деньги. Естественно, самый богатый в мире человек проявил бы чрезвычайную щедрость, если бы Финг каким-то образом сумел вывести его из нынешнего состояния, которое было хуже смерти.

Зверь посмотрел на Филлмора прищуренными глазами. Он не имел представления, что означает тот шум, который производит рот не-Корба, однако этот шум его очень раздражал.

— Возможно, мы найдем способ лечения, — говорил Филлмор. — При надлежащем финансировании мы обязательно его найдем. Может быть, поработаем над этим вместе? Что вы скажете?

В этот момент Корб Великолепный почувствовал запах крови, исходящий от покусанной руки Фарнхэма. Решение было принято, и зверь молнией метнулся вперед.

Филлмор послал длинную очередь в сторону приемной — туда, где только что стояло чудовище. Но когда он вновь поймал Корба на мушку, тот уже схватил Фарнхэма за руку. Словно кошка, играющая с мышью, бывший миллиардер слегка подтолкнул Финга-младшего к стене. Когда же тот, словно мячик, отскочил от нее, Корб вновь игриво его подтолкнул.

Филлмор прицелился, но тут же передумал стрелять. Он ведь даже не знает, могут ли пули убить монстра. А что, если они его только раздразнят? Пожалуй, сейчас было бы разумнее воспользоваться вдруг предоставившейся ему блестящей возможностью.

Обходя вокруг письменного стола, патриарх смотрел, как зверь словно с куклой забавляется с несчастным Фарнхэмом. На это Филлмор не сказал ни слова. Воспользовавшись тем, что создание полностью поглощено своим занятием, он втянул голову в плечи и поспешно вышел из кабинета.

Корб Великолепный был действительно слишком занят своей новой игрушкой, чтобы обратить внимание на то, что старший из не-Корбов вышел из комнаты. С этой игрушкой можно было сделать много интересного. Когда игра в шары ему надоела, зверь схватил Фарнхэма за руку и швырнул в другой конец помещения.

Бах! Игрушка врезалась в дальнюю стену.

Корб Великолепный одним прыжком пересек комнату и подхватил свою жертву.

Бах! И Фарнхэм уже вновь у противоположной стены.

Эта игра скоро наскучила даже такому игроку экстракласса, как Корб Великолепный. Фарнхэм вполне может делать «бах» и другими способами. Испробовав несколько десятков таких способов, зверь решил, что с него достаточно.

Он ткнул пальцем в лежащую на полу бесформенную массу. Он хотел, чтобы игрушка встала и побежала вперед — чтобы Корб мог погнаться за ней и сбить с ног. Может быть, даже немного на ней попрыгать.

В общем, ничего особенного.

Зверь приподнял игрушку одной ногой и слегка встряхнул. Из кармана Финга-младшего посыпалась мелочь, со звоном выпали ключи, однако несчастный оставался совершенно неподвижным.

Если Фарнхэм сейчас притворялся мертвым, то он явно заслужил «Оскара».

Раздосадованный Корб почувствовал желание разорвать эту штуку на куски — не для того, чтобы посмотреть, как она сделана, а просто чтобы раскидать ее части по комнате. С этой целью Корб Великолепный обеими ногами встал игрушке на грудь, схватил рукой за голову и принялся разрывать ее на куски.

* * *

Услышав доносящийся из личного кабинета Филлмора Финга ужасный шум, Римо и Чиун застыли на пороге.

Сделав стойку, мастер осторожно подался вперед.

Римо повторил его движения.

Чудовищный зверь колотил человеческой ногой по крышке письменного стола. Судя по чудом сохранившейся на ней туфле, нога была правой. По всей комнате валялись человеческие останки вперемешку с большим количеством монет.

Зверь так прекрасно проводил время, что даже не заметил появления компаньонов. Однако, когда он наконец обратил на них внимание, то мгновенно прекратил свое занятие.

— Мне его взять или ты хочешь сам? — спросил Римо, отступая влево.

Мастер пожал плечами.

— Для меня это не имеет значения.

Корб Великолепный смотрел на свои жертвы и готовился к прыжку.

— Ладно, тогда ты его возьми, — сказал Римо.

Зверь прыгнул на Римо, вытянувшись в полете всем телом. Римо инстинктивно отскочил в сторону, а зверь полетел дальше.

За шторой находилась стеклянная стена — от пола до потолка. Какое значение имеет для него эта архитектурная особенность, Корб Великолепный не понял бы даже в том случае, если бы знал о ее существовании. Поэтому двухсотвосьмидесятикилограммовый зверь совершенно не ожидал, что, пролетев через комнату, он разобьет своим телом толстое стекло и вывалится наружу.

Издавая отчаянный рев, бывший компьютерный миллиардер пролетел десять этажей и разбился насмерть.

Когда после этого Римо и Чиун выглянули в окно, то увидели, что по залитому светом прожекторов асфальту бежит маленький человек, одетый в очень дорогой костюм. В руках он держал автомат.

— По-моему, он похож на сосущего язык, — сказал Чиун.

Они смотрели, как Филлмор Финг перепрыгивает через лежавшие у ворот тела своих охранников, залезает в один из стоящих там джипов и поворачивает ключ в замке зажигания. Двигатель чихнул, но не завелся.

Финг попробовал еще раз.

Результат был тем же.

— Бежим! А то он ускользнет! — рванувшись к двери, крикнул Римо.

37

Выйдя из здания, Финг был шокирован, не увидев поблизости джип охраны. На миг он решил, что все кончено. В своем воображении Финг уже представлял, как смертоносные чудовища преследуют его по бесконечным рисовым чекам. Без колес у него не оставалось никаких шансов остаться в живых.

Но отойдя от здания, Финг сразу же увидел стоявшие у главных ворот джипы. Возле них на земле лежали люди.

Много людей.

«Неужели подопытные вырвались из медицинского отделения? — подумал Финг. — Неужели они уничтожили всю охрану?»

Филлмор направился к неподвижным телам. Он сделал это не потому, что так уж желал знать ответы на свои вопросы, а просто потому, что там стояли джипы. Ответ на вопрос о том, кто убил его людей, был своего рода премией, хотя и весьма своеобразной.

Чтобы понять, отчего они погибли, не нужно было быть судебно-медицинским экспертом. Они умерли от огнестрельных ран. От множественных огнестрельных ран, полученных с очень близкого расстояния. Таким образом, подопытные начисто исключались — они не смогли бы отличить одного конца ружья от другого.

Осторожно пробираясь между трупами, Филлмор вдруг остановился. Его осенила догадка. Очевидно, как он и боялся, Коч-Рош привел за собой американских киллеров сюда, на Тайвань. Тела охранников служили неопровержимым доказательством того, что убийцы находятся здесь и, по всей вероятности, живы.

Финг посмотрел назад — на белый монолит из резервуаров, складов и административных зданий. Он не сомневался в том, что кто бы ни послал сюда убийц, этот кто-то собирается уничтожить не только исследовательскую программу по ГЭР, но и саму корпорацию «Фэмили Финг фармасевтиклз». В конце концов, вместо того чтобы отнимать наклейки у известных в Штатах потребителей ГЭР и читать им лекции о вреде гормона, убийцы таковых просто выслеживали и ликвидировали. Да, их задачей является полное уничтожение корпорации.

Филлмор переступил через последнее из лежащих тел, положил М-16 на пассажирское сиденье ближайшего джипа и сел за руль. Когда он повернул ключ в замке зажигания, мотор чихнул, но не завелся. По спине Финга пробежал холодок.

Это совсем не то место, где ему хотелось бы умереть, заверил себя Финг. Он снова попробовал завести стартер, но получил все тот же отрицательный результат.

Проблема заключалась в том, что Финг не привык сам водить эту проклятую штуку. В отчаянии он трижды нажал на педаль газа, затем выжал ее до пола. На этот раз, когда он нажал на стартер, двигатель ровно загудел.

Выжав сцепление, Филлмор помчался к открытым воротам. Проехав ворота, он переключился на вторую передачу и дал полный газ. Дорога впереди была совершенно темной и прямой как стрела.

Филлмор еще не представлял себе, что будет делать. Сейчас нужно было в первую очередь как можно дальше отъехать от фармацевтического комплекса. Филлмор находился уже в миле от его ворот, когда в зеркале заднего вида сверкнули огни. Это был свет фар.

Шедшая сзади машина постепенно приближалась.

Конечно, водителем ее был не Дивейн Корб.

Значит, это были убийцы.

Напрягая свой мозг, Финг понял, что ни в коем случае нельзя дать себя застигнуть в чистом поле. Тогда у него не будет никаких шансов. По крайней мере с одним-единственным М-16. У его охранников было множество автоматов, которые им совершенно не помогли. Нужно где-то укрыться и нужен отвлекающий маневр. Поблизости находилось только одно место, где можно было осуществить и то, и другое.

Филлмор Финг резко свернул налево, выбрав дорогу, которая заканчивалась на росомашьей ферме.

* * *

Карлос Стерновски сидел в темноте в своем трейлере. Он сидел там уже несколько часов, не в состоянии включить свет, не в состоянии собрать свои скудные пожитки. С точки зрения научной карьеры он был конченым человеком. После того, что он натворил в Пурблайнде, путь в Штаты ему был заказан. Убийство лабораторных животных и похищение результатов исследований теперь всегда будет тяжелым камнем висеть у него на шее. Ни одно уважающее себя научное учреждение — и даже не уважающее — не станет связываться с таким исследователем, который зарекомендовал себя вором и вандалом. Стерновски знал, что в данный момент его имя, фотографию и биографию можно найти в Интернете на ВЕБ-страничке, озаглавленной «Самые ужасные преступники-ученые США». В глазах научного сообщества Карлос Стерновски и его экстракт гормона росомахи были навсегда скомпрометированы.

Итак, если он не может продолжить дело своей жизни — которое, несмотря на последние неудачи, могло принести миру великое открытие, — то что он будет делать? Под чужим именем работать на каком-нибудь агрохимическом гиганте? Изготовлять консерванты и соусы? Остаться за границей, отыскав себе местечко в каком-нибудь оффшорном предприятии одного из химических конгломератов? Создавать для третьего мира новый, пахнущий лимоном состав для натирки полов?

Стерновски закрыл голову руками.

Он по-прежнему находился в таком положении, когда услышал рев мотора. К трейлеру на высокой скорости приближался какой-то джип. Вытирая кулаком мокрые щеки, Стерновски встал, подошел к окну и отодвинул край выцветшей занавески.

В свете прожекторов он увидел несущийся по дороге джип и, к своему облегчению, обнаружил в нем только одного седока. Первой мыслью Стерновски было, что старый Финг послал одного из своих гуннов, чтобы вытряхнуть его отсюда. Но нет. В водителе Стерновски узнал самого Финга.

Причем Финг очень спешил.

Джип, который вел фармацевтический магнат, промчался мимо трейлера и, скрипя тормозами, резко остановился возле домиков, где жили росомахи. Вытащив из машины автоматическое ружье, Финг нервно закурил и поспешно двинулся по одному из проходов.

Росомахи немедленно начали рычать, лязгать челюстями и раскачивать свои клетки. Они не привыкли, чтобы люди разгуливали здесь среди ночи. К тому же им был непривычен запах Филлмора, который никогда раньше не наносил им визитов.

Тут Стерновски увидел свет фар второго джипа, приближавшегося сюда со стороны фармацевтического комплекса.

В этом джипе находились двое мужчин, которых Стерновски никогда прежде не видел. Перевалив через вершину холма, водитель остановил машину рядом с филлморовским джипом. Незнакомцы, один из которых — маленького роста — был одет в длинный синий халат, быстро вылезли наружу и поспешно направились вслед за старшим Фингом.

При виде этого Стерновски охватило зловещее предчувствие. Если он останется в трейлере, если вообще останется на Тайване, то двое мужчин, которых он только что видел, станут выслеживать его и убьют. Не зажигая света, биохимик-исследователь разыскал в темноте свой паспорт, небольшой тайник с твердой валютой и три магнитооптических диска со сверхвысокой плотностью записи данных. Собрав вещи, он проскользнул к выходу из трейлера.

Широко шагая, Стерновски быстро преодолел расстояние, отделявшее его от ближайшего джипа. Вскочив за руль, он посмотрел туда, куда ушли вновь прибывшие, но увидел только ряды клеток.

Включив двигатель, Стерновски задним ходом въехал на вершину холма. Разворачиваясь, он заметил, что внизу как будто блеснул электрический свет.

Но это было совершенно невозможно — разве что кто-то открыл одну из стальных клеток.

Стерновски включил передачу и понесся навстречу неизвестности.

* * *

Римо и Чиун бесшумно двигались вдоль рядов росомашьих клеток. Животные вели себя беспокойно. Что-то или кто-то их уже потревожил. Из-за этого весь воздух здесь был насквозь пропитан мускусом. К счастью для Римо и Чиуна, звери уже истратили свой запас.

— Чувствуешь запах табака? — тихо спросил Чиун. — Он пошел сюда. Он от нас не уйдет.

Сзади ожил двигатель одного из джипов. Обернувшись, они увидели, как машина задом взбирается вверх по склону.

— Черт побери! — выругался Римо, собираясь бежать за оставшимся джипом.

— Нет! — схватив его за руку, сказал Чиун. — Это не тот, за кем мы охотимся. Это не сосущий язык.

— Ты уверен?

— Он ждет.

Сидящие в клетках росомахи внезапно разволновались. Рыча и щелкая зубами, они бросались на решетку клеток в тщетных попытках достать непрошеных гостей.

— Как я рад, что они все там, а мы здесь, — сказал Римо.

— Они уже не все там, — возразил Чиун и указал на простиравшиеся впереди длинные ряды клеток. Их были сотни, и все они стояли с открытыми дверями.

Пустые.

Во всех других проходах наблюдалась та же самая история. Везде, где только мог видеть глаз, никого не было дома.

Что-то быстро промелькнуло мимо Римо и скрылось под клетками, по дороге куснув его за ботинок. Подняв ногу, чтобы посмотреть, что случилось, он застонал.

— Господи, этот маленький ублюдок откусил мне каблук!

— Ш-ш-ш! — прошипел Чиун. — Слушай!

Римо замолчал. Прежде всего он обратил внимание на тишину. Животные больше не шумели. Если бы не шорох ветра, то можно было бы сказать, что воцарилась полная тишина.

Потребовались одна или две секунды, чтобы Римо понял, что шелестит отнюдь не ветер.

Это тысячи выпущенных на волю росомах готовились к убийствам.

* * *

Выпустив последнюю росомаху, Филлмор Финг с трудом удержался от смеха. Создание с рычанием выбралось из клетки и стремглав помчалось по проходу.

Пусть-ка убийцы займутся этими тварями, подумал он, попыхивая сигарой. Мысль о том, что наемные убийцы скоро будут разорваны на куски злобными лабораторными животными, доставила Фингу такое удовольствие, что он на миг даже забыл о дорогом костюме, который росомахи безнадежно испортили своими отвратительными выделениями.

Все, что теперь оставалось сделать, — это обойти ферму по периметру, забраться в свой джип и уехать.

Пожалуй, это даже чересчур легко.

Пройдя полдороги, Финг начал думать о том, почему же он не слышит предсмертных криков убийц. Сейчас росомахи уже должны были окружить киллеров и всей толпой наброситься на них. Он также начал дивиться тому, что по-прежнему видит под клетками быстро движущиеся тени. Почему звери следуют за ним?

Когда один из маленьких дьяволов выскочил из темноты и укусил Филлмора за лодыжку, фармацевтический магнат громко вскрикнул и подпрыгнул высоко в воздух. Схватившись за М-16, он выпустил короткую очередь в том направлении, куда исчезла тварь.

В следующую секунду он увидел под клетками горящие огоньки глаз. Красные огоньки виднелись всюду — спереди, сзади, с боков — и Финг понял, что он окружен и отрезан от джипа. Охваченный паникой, он начал стрелять перед собой.

Звуки выстрелов отпугнули росомах. Но ненадолго. Прежде чем вдали растаяло последнее эхо, звери бросились на Финга. Волна клыков и когтей повалила его на землю, и там тысячи разъяренных росомах быстро разорвали фармацевтического магната в клочья.

* * *

Сидя в росомашьей клетке, где он нашел себе временное убежище, Римо слушал замирающие звуки битвы. Затем, словно приливная волна, мимо пронеслись росомахи. Десятки, сотни росомах, обалдевших от пьянящего ощущения свободы, готовых выйти на охотничью тропу. Промелькнув мимо, животные исчезли, растворившись в соседних полях.

— Думаешь, все кончено? — спросил Римо.

— Они ушли, — ответил из соседней клетки Чиун. — Нам нечего бояться. Они не вернутся.

Ассасины открыли двери клеток и спустились на землю.

Возле оставшегося джипа лежало то, что осталось от Филлмора Финга — небольшая кучка окровавленных серых тряпок.

— Сосущего язык больше нет, — сказал Чиун. — Император Смит будет доволен.

— Тем не менее остался памятник сосущему язык, — сказал Римо, большим пальцем указывая в направлении фармацевтического комплекса.

— Мы должны сровнять его с землей, — сказал Чиун.

— Это самое малое, что нужно сделать, — согласился Римо.

Эпилог

Доктор Харолд В. Смит развернул серебристо-зеленый пластиковый пакет и извлек на свет божий кончик того светло-коричневого вещества, которым собирался закусить. Не содержащая жира и калорий клюквенно-кленовая плитка — вот что составляло полдник Смита. В этой сухой, как пустыня Мохаве, массе содержалось вдвое больше питательных веществ, нежели в десятиунциевом мешочке с черносливом без косточек. Не вынимая хрупкую плитку из пакета, директор КЮРЕ откусил от нее небольшой кусочек. Он боялся, что упавшие крошки испортят великолепие его письменного стола.

В то время как доктор Смит смаковал каждую гранулу сушеной клюквы, на экране наконец появилось то зрелище, которого он ждал. А ждал он субботний выпуск «Замочной скважины США», содержащий обозрение и дальнейшее развитие наиболее сенсационных ежедневных сюжетов. К счастью для Смита, сюжет, который его интересовал, стоял в выпуске первым.

— Ну, Молли, — сказал Джед Говорящая Голова, — у нас есть продолжение истории «Посмотрите на тех, кто стал стройным!», которую мы показали на этой неделе. Ты помнишь принцессу Пай с ее новым прекрасным телом?

— Я-то, конечно, помню, Джед, — сказала Молли. — Но давай напомним об этом телезрителям.

На экране появился ранее показанный сюжет, где преображенная ГЭР принцесса махала рукой папарацци возле ночного клуба «Большое яблоко».

— Такой принцесса была тогда, — сказал Джед, — и такой она стала сегодня...

Сначала Смит никак не мог понять, что же такое он видит на экране. Всего было очень много и притом одинакового цвета — белого. Затем что-то шевельнулось, и из мозаики наконец сложилась четкая картина. Оказывается, это была огромная кровать, на которой под простынями лежал этакий Эверест дряблой плоти. Ничего подобного Смит никогда не видел. На склонах располагались крошечные ручки, а у вершины — тоже крошечный предмет, который, несомненно, являлся головой принцессы Пай. Служитель в ливрее с помощью серебряной лопатки кормил Ее Королевское Высочество бисквитами со взбитыми сливками.

— Известная во всем мире рок-звезда Скиззл, — продолжала Молли, — о котором также говорилось в нашем сюжете «Посмотрите на тех, кто стал стройным!», вчера вечером получил смертельные увечья, провалившись сквозь сцену во время концерта в Монтрозе, штат Нью-Йорк. По данным организатора концерта, сцена была сертифицирована как сооружение, способное выдержать слона.

Доктор Смит откинулся назад в своем эргономичном кресле. Все, что он только что увидел и услышал, рассеяло его последние сомнения относительно участи бывших потребителей ГЭР. На тот случай, если оставшиеся знаменитости представляют опасность для общественного порядка, он был готов, хотя и с большой неохотой, подослать к ним ассасинов. Теперь Смит был доволен тем, что его опасения оказались беспочвенными и, таким образом, можно будет избежать необоснованных затрат времени и денег.

Как выяснилось, без свежих пластырей тела потребителей быстро утрачивают свою нечеловеческую способность наращивать мускулы, а сами потребители — свои человекоубийственные наклонности. Однако они не становились такими же, как раньше. Бывшие потребители гормона продолжали поглощать пишу в тех же масштабах, что и тогда, когда «сидели на ГЭР», и это, естественно, создавало им крупные проблемы.

Доктор Смит бросил себе в рот последние остатки фруктовой пастилки и поднял стакан со своим любимым напитком — тепловатой водой из-под крана.

— Операция закончена, — вслух сказал он. — Больше не требуется никаких лишних расходов!

Примечания

1

«Пурблайнд» в переводе с английского — тупой, недалекий; таким образом Пурблайндский университет приблизительно переводится как «университет тупиц». — Здесь и далее примеч. пер.

2

Мантека (исп.) — жир, нутряное сало.

3

Волшебник (англ.).

4

«Телевизионная библия» (англ.).

5

Будьте добры, сеньор Чиз (исп.).

6

Большое спасибо! (исп.).

7

Не стоит благодарности (исп.).

8

Потрясающе! (исп.).

9

Город показного блеска (англ.).

10

Лепешки.

11

Что хотите, сеньор? (исп.).

12

Салат из авокадо.

13

Нет. Дайте мне жир (исп.).

14

Выражение «Big Bore» можно перевести также как «Большая скука» или «Большое сверло».

15

Яд (англ.).

16

Репортеры скандальной хроники.

17

Воздушная кукуруза (исп.).

18

«Майти маус» — по аналогии с названием известного мультфильма.

19

Привет! (исп.)

20

Иди сюда! (исп.).

21

Черная фасолинка (исп.).

22

«Приют вегетарианца» (англ.).

23

Отдел полиции Лос-Анджелеса.

24

Черный и белый — намек на цвета полиции.


home | my bookshelf | | Американское безумие |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 3.7 из 5



Оцените эту книгу