Book: Как стать счастливой



Милтон Джулия

Как стать счастливой

Джулия МИЛТОН

Как стать счастливой

Перевод с английского Ю.И. Буераковой

Анонс

Казалось, судьба благоволит к Айрис Клоттон. У нее есть все для счастья: ум, яркая внешность, положение в обществе, богатый и красивый заботливый муж. Однако роковая встреча с Диланом Лингтоном, сногсшибательным красавцем и обладателем невероятно скандальной репутации, заставляет молодую женщину задуматься: а действительно ли она счастлива?

Решится ли Айрис круто изменить свою судьбу и уйти к любимому мужчине? Или чувство долга окажется сильнее зова сердца? Этого поначалу не знает и она сама...

Глава 1

- Никогда и ни в коем случае я не соглашусь на это!

Выпалив данную фразу, Айрис Клоттон возбужденно вскочила с дивана, едва не опрокинув близко придвинутый кофейный столик.

- Я что, предлагаю тебе завести любовника и умчаться с ним на край света? - Придержав задребезжавшие чашки, Мелисса Доунтер окинула приятельницу насмешливым взглядом. - Чем до смерти надоевший Ньюкасл лучше двухнедельного морского круиза на шикарной яхте?

Или английские дождь и слякоть тебе милее тропического солнца?

- Конечно нет. - Айрис виновато потупилась и села обратно на диван. Поверь, твое предложение весьма заманчиво. Тем более что я давно мечтала побывать где-нибудь. Но Леон не может оставить работу на целых полмесяца, а без мужа я не поеду.

Мелисса раздраженно фыркнула. Она потратила на уговоры Айрис весь свой обеденный перерыв, ради этого оставив уютный офис и ведя автомобиль к дому приятельницы под проливным дождем. И получается, совершенно напрасно!

- Не устаю удивляться твоим допотопным взглядам на жизнь вообще и на брак в частности, - язвительно процедила Мелисса. - Очнись, дорогая! На дворе давно двадцатый век, и женщине не обязательно повсюду следовать тенью за своим супругом. Поверь, Леон без тебя не умрет. Да и ты, признайся, отнюдь не испытываешь к нему пламенной страсти.

Айрис слегка покраснела, смущенная бестактным замечанием.

- Если я и вышла замуж по настоянию отца, то это вовсе не означает, что мой брак заключен по расчету, - начала она оправдываться, сама не зная зачем. - Леон любит меня, а я уважаю и ценю мужа.

- Но не обожаешь его, не так ли?

Айрис нахмурилась. А ведь это правда, за шесть лет я так и не смогла полюбить Леона, подумала она. Тогда, в восемнадцать, жизнь казалась намного проще. Я была наивной девочкой и думала, что стоит только обвенчаться, и любовь, обязательно сильная и до гробовой доски, не заставит себя долго ждать. Мой отец жаждал денег, Леон - положения в обществе, я - полноценной семьи. И в результате все получили то, чего хотели.

Все, кроме меня...

- Извини, Мелисса, но я не желаю обсуждать данную тему, - подавленно произнесла Айрис.

- И не надо! - слишком уж легко уступила Мелисса. - Проигравшийся в пух и прах аристократ отец, молодой нувориш, желающий быть принятым в великосветском обществе, и юная неопытная девочка, ничего не успевшая повидать в этой жизни, не самая приятная тема для разговора. Впрочем, тебе стоило бы гордиться тем, что ты выше всяких романтических бредней. Уверяю, любовь приносит только неприятности. - Решив, что с Айрис на сей раз достаточно, Мелисса снова вернулась к цели своего визита. - Так вот, что касается нашего путешествия...

- Я не поеду! - перебила Айрис, возмущенная настойчивостью приятельницы.

Конечно, Мелисса считалась ее лучшей и чуть ли не единственной подругой. Однако порой Айрис несмело признавалась себе, что предпочла бы остаться совсем одна, лишь бы избавиться от необходимости продолжать знакомство с мисс Доунтер.

Мелисса театрально закатила глаза.

- Не будь такой занудой, Айрис! Две недели отдыха еще никому не повредили. Я слышала, у тебя появились проблемы со здоровьем. Возможно, вдали от туманного Альбиона ты быстрее придешь в форму.

Айрис похолодела. Откуда Мелиссе известно то, что знаем только я и муж? - спросила она себя. Неужели Леон все-таки проговорился, несмотря на ее просьбу хранить все в секрете? Или такое понятие, как врачебная тайна, устарело?

Перехватив испуганный взгляд приятельницы, Мелисса снисходительно потрепала ее по плечу.

- Не смотри на меня такими глазами, милая. Да, Леон мне все рассказал. Но у нас троих никогда не было секретов друг от друга, верно?

Мелисса Доунтер, красавица брюнетка и аристократка до кончиков ногтей, и в самом деле на протяжении всех шести лет брака Айрис и Леона считалась другом их семьи. Леон представил мисс Доунтер своей невесте недели за две до свадьбы как свою старинную знакомую и делового партнера. Вскоре после бракосочетания с легкой руки Леона Мелисса совершенно освоилась в доме четы Клоттон.

Поначалу Айрис немного ревновала ее к мужу. Однако ни в поведении Леона, ни в его отношениях с Мелиссой она не сумела обнаружить ничего подозрительного. Конечно, молодой жене не очень-то нравились постоянные опоздания мужа, внезапные отлучки из дома и даже ночевки в офисе. Однако Леон объяснял все особенностями своего бизнеса и невероятным количеством срочных дел, которые никогда не переводились. А Айрис предпочитала не вдаваться в подробности, закрывая глаза на то, что бок о бок с ее супругом работает обольстительная Мелисса. Ведь если бы Леон не любил меня, то он никогда бы не женился на мне, убеждала себя Айрис долгими одинокими ночами. И, сама не зная отчего, плакала в подушку.

Постепенно Айрис свыклась с постоянным присутствием Мелиссы и даже подружилась с ней. Однако резковато-снисходительный тон коллеги мужа вкупе с хозяйскими замашками, которые нередко позволяла себе Мелисса в доме Айрис, не раз заставляли ту горько сожалеть о чрезмерной мягкости своего характера.

И о замужестве...

Но сделанного, как известно, не воротишь.

Поэтому Айрис не видела иного выхода, как изо дня в день притворяться, будто все в порядке, и утешалась мыслью о том, что Леон по-прежнему крепко любит ее, свою законную жену. По крайней мере, она успела сильно привязаться к супругу. Шесть лет назад Айрис поклялась быть с мужем и в горе, и в радости, пока смерть не разлучит их. И собиралась сдержать клятву.

Во что бы то ни стало.

Однако известие о том, что Леон посвятил Мелиссу в столь интимные подробности их семейной жизни, всерьез выбило Айрис из колеи. Конечно, супружеская жизнь четы Клоттон уже давно казалась немыслимой без Мелиссы, сующей нос во все их дела. Однако рассказывать мисс Доунтер о таком?.. Пожалуй, впервые в жизни Айрис не находила оправдания поступкам мужа.

Не зная, куда деваться от стыда, она пробормотала:

- Что ж, раз ты все знаешь...

- Знаю-знаю, - бесцеремонно оборвала ее Мелисса. - Мне давно казалось странным, что за шесть лет брака вы с Леоном так и не обзавелись детьми. Особенно если учесть, как ты любишь возиться с этими маленькими горластыми существами. Неудивительно, что, заподозрив неладное, ты уговорила мужа пройти полное медицинское обследование. Печально лишь, - тут она с жалостью посмотрела на подругу, - что бесплодной оказалась именно ты, а не он. Как ты, должно быть, страдала, бедняжка! Наверное, ужасно горько осознавать, что никогда не сможешь подарить мужу сына, что ты - сухое дерево...

- Довольно! - взмолилась Айрис, не в силах больше выносить эту утонченную пытку. - Мы ведь разговаривали о путешествии, а не о моем здоровье.

- Конечно, - кивнула Мелисса, как ни в чем не бывало. - Итак, я могу рассчитывать на тебя?

Айрис едва не застонала от настырности приятельницы, - Нет, нет и еще раз нет! Я же сказала, что без Леона никуда не поеду. Да и муж, думаю, едва ли согласится отпустить меня одну.

- Не одну, а со мной, - поправила Мелисса. - А это большая разница. Разве я не лучший друг вашей семьи и не сумею как следует позаботиться о тебе? Вместо того чтобы гадать, как отнесется Леон к подобной идее, не лучше ли прямо спросить у него? Любой здравомыслящий супруг не будет против, если его жена немного развлечется и без него. Тем более что ты и так практически не выходишь из дому. Пора наконец перестать разыгрывать из себя затворницу!

Айрис призадумалась. Ей так давно хотелось побывать где-нибудь, пусть даже в обществе Мелиссы!

- Даже не знаю... Ты действительно считаешь, что Леон не станет возражать?

Мелисса хмыкнула.

- Возражать? Да он обеими руками "за"! - Перехватив удивленный взгляд Айрис, приятельница нехотя призналась:

- Сказать по правде, мы с Леоном уже обсуждали этот вопрос. Он считает, что круиз пойдет тебе только на пользу, поможет рассеяться и позабыть о неприятностях, О неприятностях?! Айрис до боли прикусила нижнюю губу, чтобы не разрыдаться прямо тут, при Мелиссе. Столько лет мечтать о материнстве и вдруг узнать, что никогда не сможешь подарить жизнь ни единому живому существу! Что никто не назовет тебя мамой! Что по дому, бессмысленно, огромному для двоих, никогда не протопают маленькие пухлые ножки!.. И это все Мелисса называет "неприятностями"?! Да у нее камень вместо сердца!

Однако вслух Айрис сказала другое:

- И все же я предпочла бы посоветоваться с мужем, прежде чем принимать решение.

- Да на здоровье! - воскликнула Мелисса, пряча усмешку в уголках губ. Интересно, эта дурочка и в самом деле настолько наивна или лишь притворяется? Взглянув на изящные золотые часы, выгодно подчеркивающие тонкое запястье, мисс Доунтер озабоченно добавила:

- Однако я засиделась. Обеденный перерыв давно закончился. Леон, наверное, недоумевает, почему меня до сих пор нет в офисе. Как известно, точность... - не договорив, она поднялась с дивана. - Что ж, всего хорошего. Позвони вечером и сообщи о результатах разговора с мужем.

Айрис также встала, провожая гостью.

- Обязательно позвоню. До свидания, Мелисса.

- Счастливо оставаться, милая.

И, небрежно махнув рукой на прощание, мисс Доунтер ушла.

Ужин медленно остывал на столе, а Леона до сих пор не было. Привыкшая к бесконечным опозданиям Айрис не волновалась за супруга.

Еще раз убедившись, что к его приходу все готово, молодая женщина забралась с ногами на диван и, укрывшись теплым пледом, принялась вновь размышлять над приглашением Мелиссы.

Умом она понимала, что от заманчивого предложения следует отказаться. Мелисса никогда и ничего не делала просто так, из человеколюбия. Наверняка за ее настойчивыми уговорами скрывалась какая-то иная цель, чем желание помочь приятельнице отвлечься от грустных мыслей. Но какая, Айрис не знала.

Это-то и пугало ее больше всего.

Но, с другой стороны, сердце молодой женщины так и трепетало при мысли о путешествии. И дело здесь заключалось не только в том, что Айрис хотелось полюбоваться заморскими диковинками. Нет, это было нечто большее, нежели предвкушение новых впечатлений. Это было ожидание чего-то прекрасного, волшебного.., ожидание несбыточного, невозможного... такого, что бывает разве лишь во сне.

Ожидание мечты...

И хотя Айрис пыталась внушить себе, что в двадцать четыре года стыдно предаваться грезам, словно какой-нибудь семнадцатилетней девчонке, ощущение близкого счастья не покидало ее.

Раздумья Айрис были прерваны шумом подъезжающего автомобиля. Выглянув в окно и убедившись, что это машина Леона, молодая женщина поспешила в прихожую.

Переступив порог дома и поставив кейс на пол, Леон небрежно чмокнул жену в губы.

- Привет, малышка!

- Я прождала тебя целый час, - обиженно заметила Айрис, уклоняясь от ласки. - Ужин давно превратился в лед.

Леон равнодушно пожал плечами.

- Сама знаешь, дела... Вообще-то я не голоден, успел кое-что перехватить по дороге. Но вот от чашечки крепкого кофе не откажусь. Свари, пожалуйста, а я пока быстренько приму душ и переоденусь.

- Конечно, дорогой, - кивнула Айрис. - Ты, наверное, ужасно устал.

- Ужасно, - подтвердил Леон и направился наверх, в спальню.

Ей вдруг стало стыдно за свой необоснованный упрек. Леон и так трудится с утра до ночи, чтобы обеспечить семью, а я еще вздумала закатывать истерику из-за какого-то опоздания, укорила она себя. Сама-то хороша: сижу себе целыми днями дома и ничего не делаю.

Эгоистка!

О том, что именно супруг запретил ей работать, она предпочитала не вспоминать.

Взглянув вслед Леону, Айрис в который раз с гордостью подумала о том, какой же у нее все-таки красивый муж. И в самом деле Леон Клоттон представлял собой не самый худший образчик мужской породы. Высокий, светловолосый, голубоглазый, он никогда не испытывал недостатка в женском внимании.

Однако мужчины несколько недолюбливали этого смазливого блондина. Возможно, их отталкивали чрезмерные изнеженность и манерность Леона, никак не вяжущиеся с традиционным представлением о сильном поле. А возможно, причиной подобного пренебрежения являлся слишком уж невинный, слишком честный взгляд голубых глаз, неизменно вызывающий восхищение у женщин и настороженность у мужчин.

Как бы там ни было на самом деле, Леон предпочитал объяснять это элементарной завистью к его успехам у прекрасной половины человечества. И пусть он не мог похвастаться ни единым преданным другом, куча поклонниц с лихвой восполняли ему презрение себе подобных.

Айрис обернулась к висящему в простенке зеркалу и окинула себя придирчивым взглядом.

Что ж, меня тоже не назовешь гадким утенком, с удовлетворением подумала она. Едва ли Леону приходится пенять на невзрачную внешность своей супруги. Мои ноги длинные и стройные, бедра округлые, а грудь - тут Айрис расправила плечи, чтобы кофточка сильнее обтягивала соблазнительные выпуклости, высока и в меру полна.

Она подошла ближе к зеркалу, чтобы лучше разглядеть свое лицо. Тонкие, изящно выгнутые брови, длинные темные ресницы, голубые глаза, аккуратный носик и ярко-алые чувственные губы - все было настолько совершенным, что удовлетворило бы даже самый взыскательный вкус. Все это, плюс замечательно нежная, бархатистая кожа, позволяло Айрис обходиться минимумом косметики.

Единственное, что огорчало Айрис, - ее волосы. Густые, сильно вьющиеся, непокорные, они не желали укладываться ни в какую мало-мальски приличную прическу. Несмотря на самые дорогие муссы, лаки и тщательную укладку, задорные кудряшки постоянно разлетались в разные стороны, образуя на голове облако светло-золотистых волос. Чтобы хоть как-то усмирить собственную шевелюру, Айрис носила короткую, едва прикрывающую мочки ушей, практичную стрижку и всегда зачесывала волосы назад, скрепляя их неимоверным количеством шпилек и невидимок.

- Дорогая, я буду готов через минутку!

Айрис вздрогнула, услышав донесшийся из спальни голос мужа. О Боже, пока она тут мечтает, кофе само собой не приготовится! Умудрилась же уродиться такой растяпой! И, коря себя за беспечность, молодая женщина поспешила в кухню.

Айрис как раз успела наполнить кофейник, когда появился Леон, переодетый во все домашнее. От него пахло дорогим одеколоном вперемешку с ароматом дорогого табака.

За столом супруги, как обычно, вели ничего не значащую беседу. Пока Леон с наслаждением потягивал крепкий кофе и просматривал заголовки вечерней газеты, Айрис вяло ковырялась вилкой в остывшей рыбе, никак не решаясь перейти к беспокоящему ее вопросу. Наконец, собравшись с силами, она произнесла:

- Знаешь, сегодня днем ко мне заезжала Мелисса.

- Да? - равнодушно промолвил Леон. - И чего же она хотела?

- Пригласить меня в круиз по Индийскому океану. - Видя, что муж медлит с ответом, Айрис торопливо добавила:

- Конечно же я сказала, что сначала должна посоветоваться с тобой, а уж потом принимать какое-либо решение.

- Разве Мелисса не сказала, что я вовсе не против?

Айрис удивленно подняла глаза.

- Сказала. Но разве мы не можем обсудить наши дела сами, без помощи третьих лиц? Кстати... - Она собиралась спросить, зачем Леон рассказал мисс Доунтер о результатах медицинского обследования. Но в последний момент передумала и испуганно замолчала.

Леон оторвался от газеты и взглянул на Айрис.

- Что с тобой? Почему ты умолкла?

Проклиная себя за малодушие, она ответила:

- Так, ничего... Простоя едва не подавилась рыбной косточкой.

- Будь поосторожнее, - посоветовал Леон, вновь утыкаясь взглядом в газету. - Итак, что же ты решила?

Поняв, что все равно не сможет съесть ни кусочка, Айрис отодвинула тарелку.

- Даже не знаю.

Леон иронично приподнял бровь.

- Не знаешь? А кто же все время твердит о том, что хочет побывать в каком-нибудь тропическом уголке?

- Но я мечтала, что мы побываем там вдвоем! - возразила Айрис.

Леон хмыкнул.

- Ты говоришь как маленькая капризная девочка.

Уязвленная замечанием супруга Айрис обиженно произнесла:

- А что противоестественного в том, что жена хочет попутешествовать с собственным мужем?

- Ничего, если только они не женаты целых шесть лет. Я бы менее удивился, узнав, что ты хочешь отправиться в круиз не с собственным мужем. Увидев вытянувшееся лицо Айрис, Леон поспешно прибавил:

- Шучу, шучу!

Но, говоря откровенно, я и в самом деле не вижу причин, мешающих тебе принять предложение Мелиссы.

Айрис неопределенно пожала плечами.



- Признаться, я тоже. Но как же ты? Кто будет готовить тебе обеды и присматривать за домом?

Леон усмехнулся.

- Обо мне можешь не волноваться. Еду можно заказывать в ресторане. А для того чтобы вести домашнее хозяйство, существуют домработницы.

- Верно. Я как-то позабыла об этом...

- Теперь, когда мы все обсудили, каков же будет твой ответ?

- Ну.., неужели я вправе бросить все на произвол судьбы ради собственных развлечений?

Как я могу валяться на солнышке, бессовестно бездельничая, когда ты вкалываешь до седьмого пота?

- Только подумай, Айрис, от чего ты собираешься отказаться! - принялся горячо уговаривать ее Леон. - Сама прекрасно знаешь, что в ближайшие сто лет мне едва ли удастся выкроить время на полноценный отдых. А тут тебе подвернулась такая прекрасная возможность осуществить давнишнюю мечту! Очень может быть, что подобный шанс выпадает лишь однажды. Сказав "нет", ты будешь раскаиваться всю жизнь!

- Но...

- Подожди, Айрис, не перебивай! Ты хоть понимаешь, что такое Сейшельские острова?

Солнце, океан, синее небо, фантастические пляжи, пальмы, кокосы... Настоящий рай! Кроме того, Сейшелы далеко не так банальны и избиты, как Канары или Средиземноморье с их толпами туристов, загаживающими все вокруг.

- Для меня Канарские острова такая же экзотика, как Замбия, - робко заметила Айрис. - Не забывай, что я нигде не бывала дальше Лондона.

Однако Леон отмахнулся.

- Ерунда! Когда-нибудь ты убедишься в моей правоте. Ну а пока придется поверить мне на слово. И, - тут муж многозначительно поднял указательный палец, - позвонить Мелиссе и сообщить о том, что ты все обдумала и с благодарностью принимаешь ее предложение. Если уж ты мечтаешь посмотреть мир, то почему бы не начать прямо сейчас?

- Иными словами, не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня, - засмеялась Айрис. - Разве тебе так не терпится отделаться от меня?

К великому удивлению молодой женщины, вместо того чтобы улыбнуться и поддержать шутку, Леон как-то странно дернулся и побледнел, а в его глазах промелькнул испуг. Однако уже секунду спустя он взял себя в руки и, придав лицу надлежащее выражение, с пафосом произнес:

- Как у тебя язык повернулся сказать подобное, Айрис! И это твоя признательность за мою заботу? Я тут добрых полчаса распинаюсь о том, что тебе давно надо хорошенько отдохнуть, уговариваю не жертвовать своим здоровьем ради меня, убеждаю, что твое благо мне дороже всего на свете. А в ответ - пожалуйста! - слышу обвинение в том, что мечтаю всеми правдами и не правдами поскорей избавиться от законной супруги. В награду за искреннее участие - черная неблагодарность!

Айрис смешалась.

- Прости... - Во взгляде Леона действительно на мгновение отразился страх или ей только почудилось? - Я лишь хотела пошутить...

- Хороши шуточки! - возмутился Леон, вскакивая со стула. Жена непроизвольно последовала его примеру, - Когда-нибудь ты подобным образом доведешь меня до инфаркта.

Айрис виновато потупилась.

- Извини, у меня и в мыслях не было тебя расстроить. Обещаю, подобное больше никогда не повторится.

Неожиданно Леон широко улыбнулся.

- Ладно, забудем об этом. У нас ведь нет причин ссориться друг с другом, верно? - Увидев неуверенный кивок Айрис, муж обогнул стол и, властно притянув жену к себе, страстно прошептал ей на ухо:

- Я по тебе жуть как соскучился. Может, пойдем в спальню?

Айрис выдавила из себя робкую улыбку.. У нее совсем не было настроения принимать пылкие ласки Леона. По правде говоря, в ней вообще редко просыпалось желание, хотя Леон был хорошим любовником.

Однако, подозревая себя чуть ли не во фригидности, Айрис стеснялась делиться сомнениями с мужем, предпочитая делать вид, что все в порядке. Вот и сейчас она не отвернулась, не запротестовала, а сказала:

- Я тоже по тебе соскучилась, Леон. Очень.

Леон явно обрадовался.

- Рад слышать это, крошка. - По-хозяйски запустив руки под женскую блузку, он нетерпеливо произнес:

- Ну что, идем?

Осторожно отстранившись, Айрис с надеждой напомнила: г - Но мне еще надо позвонить Мелиссе.

- Черт... - Леон выглядел сильно раздосадованным. - Я совершенно забыл об этом. Надеюсь, ты дашь утвердительный ответ?

Айрис развела руками.

- Разве у меня есть другой выход?

- Вот и славно! - Похотливо притиснув к себе молодую женщину, Леон хрипло пробормотал:

- Только не болтай долго. Я буду ждать тебя в спальне.

Украдкой подавив тяжелый вздох, Айрис обреченно кивнула.

- Как скажешь, милый.

Глава 2

- О Боже, Мелисса, ты только посмотри, какая прелесть!

Позабыв обо всем на свете, Айрис никак не могла оторвать глаз от красавицы яхты, мерно покачивающейся у причала. Судно и в самом деле было прекрасно. Белоснежный корпус, стройные мачты, начищенные до зеркального блеска медные детали, ослепительно сверкающие в лучах яркого тропического солнца, - все это могло бы вызвать не менее восторженный отзыв и у человека, несравненно лучше разбирающегося в подобных делах, чем Айрис.

Однако Мелисса, явно не разделяющая бурного восторга приятельницы, устало зевнула.

- Яхта как яхта... Удивляюсь, откуда у тебя только силы берутся реагировать на что-либо после многочасового перелета. Лично я мечтаю только об одном: поскорее добраться до ванны и лечь спать.

- А мне бы хотелось совершить небольшую экскурсию по судну. Вот бы найти кого-нибудь, кто согласится показать эту чудесную яхту!

Осторожное покашливание сзади известило молодых женщин о том, что они уже не одни.

Прежде чем приятельницы успели сообразить, в чем дело, приятный, с легкой хрипотцой голос произнес:

- Я готов удовлетворить желания обеих, леди.

Айрис резко повернулась и едва не уткнулась носом в широкую мужскую грудь. Поспешно отпрянув, молодая женщина испуганно подняла голову, и ее взгляд встретился со взглядом лукаво улыбающегося незнакомца.

В первую секунду Айрис подумала, что еще ни у кого не видела таких потрясающе красивых глаз. Зеленые, с золотистыми крапинками, опушенные густыми темными ресницами, эти глаза заворожили ее. Словно загипнотизированная, она стояла, не в силах отвести взгляда, и лишь бешеный стук сердца выдавал охватившее ее волнение.

Взбешенная тем, что никто не обращает на нее внимания, Мелисса незаметно, недовольно чувствительно толкнула приятельницу в бок.

Мгновенно опомнившись, Айрис потупилась и отступила на шаг, смущенная и пристыженная собственной бестактностью. Какой ужас, она только что пялилась на совершенно незнакомого мужчину!

Меж тем Мелисса, цепким взглядом окинув незнакомца и отметив элегантный белый костюм, мигом позабыла про усталость. Призывно взмахнув ресницами, она жеманно спросила:

- С кем, собственно говоря, мы имеем честь разговаривать?

- Простите, что не представился. - Мужчина отвесил церемонный поклон в сторону Мелиссы, по-прежнему не сводя глаз с Айрис. - Дилан Лингтон, владелец яхты, которая вам так понравилась. А вы, должно быть, те самые гостьи, которых мы с таким нетерпением поджидаем?

- Возможно, - кокетливо откликнулась Мелисса.

- Ваша яхта просто мечта! - воскликнула Айрис и покраснела, смущенная своим порывом.

- Вообще-то мое судно называется "Морской ястреб". - Дилан тепло улыбнулся, и от этой улыбки у Айрис перехватило дыхание. - Но все равно спасибо, мисс...

- Миссис, - бесцеремонно уточнила Мелисса, обворожительно улыбаясь. Миссис Клоттон вот уже шесть лет замужем и, поверьте, ни капельки не сожалеет об этом. А меня зовут Мелисса, мисс Мелисса Доунтер.

- Рад нашему знакомству, мисс Доунтер и миссис Клоттон. - На лице Дилана не дрогнул ни один мускул. - Надеюсь, предстоящее путешествие окажется приятным для всех нас.

- Я тоже, - буркнула себе под нос Айрис.

Она была обижена не столько неуместным замечанием приятельницы, сколько тем равнодушием, с которым Дилан Лингтон воспринял слова той. Однако, поняв причину внезапного ухудшения своего настроения, Айрис охнула от удивления. Вот так новости! - изумилась она.

Я, замужняя женщина, вдруг увлеклась первым же попавшимся мужчиной! Более того, вздумала ревновать к нему лучшую подругу!

Не сознавая, что делает, Айрис сжала кулаки так, что ногти до боли впились в нежную кожу ладоней. Какая чушь, бессмыслица! - твердила она про себя. Ведь я люблю Леона и всегда буду любить его! А все это - не более чем минутная слабость, чисто физическое влечение.

Должно быть, во всем виноват тропический климат. От знойного солнца и одуряющих ароматов и в самом деле недолго потерять голову...

Заметив, что Айрис не по себе, Дилан встревоженно обратился к ней:

- Вам нехорошо, мисс.., миссис Клоттон?

В ответ Айрис изо всех сил замотала головой.

- Нет-нет, все в полном порядке. Просто немного закружилась голова... Должно быть, все дело в резкой смене климата.

Мелисса не преминула кокетливо произнести:

- И окружения... - Она игриво подмигнула Дилану, однако тот предпочел сделать вид, будто ничего не заметил. Тогда, ничуть не смущаясь, Мелисса добавила куда более фривольную фразу:

- Если остальные пассажиры хотя бы вполовину так хороши, как наш капитан, путешествие обещает быть поистине головокружительным.

- Решать вам, сударыня, - уклончиво ответил Дилан. - Вечером все мои гости впервые соберутся в кают-компании, чтобы отметить завтрашнее отплытие, а заодно и познакомиться друг с другом. Сейчас я провожу вас в вашу каюту, где вы найдете столь желанные вам ванну и постель. Праздник начнется ровно в восемь, так что у вас будет достаточно времени, чтобы как следует отдохнуть. А я тем временем позабочусь о вашей подруге. - Дилан вновь тепло улыбнулся Айрис, отчего ее пульс забился вдвое сильнее. - Надеюсь, миссис Клоттон, вы еще не передумали совершить небольшую экскурсию по яхте?

Трепеща под воздействием доселе незнакомых ей чувств, Айрис едва приметно кивнула, хотя голос рассудка настойчиво требовал отклонить предложение. Однако Мелисса, ревниво наблюдавшая за приятельницей, едва лишь заметив ее кивок, воскликнула:

- Я с удовольствием присоединюсь к вам!

Невероятно, но морской бриз так освежает, что я чувствую себя словно бы заново родившейся! И куда только подевались ее замученный вид и вялая мимика? - Кроме того, не пристало бросать замужнюю подругу одну, да еще в столь щекотливой ситуации. Подумать только, остаться наедине с почти незнакомым мужчиной! Едва ли мистеру Клоттону такое понравится, узнай он случайно об этой маленькой интимной прогулке по яхте. - Мелисса слегка повернула голову в сторону Айрис и приторно улыбнулась. - Ну, поблагодари же меня, милочка, за дружескую заботу!

Неприятно удивленная ужимками Мелиссы, Айрис через силу улыбнулась.

- Ты всегда была добра ко мне. Уверена, втроем нам будет гораздо веселее.

Мелисса торжествующе тряхнула головой.

- Что ж, тогда в путь!

Фамильярно подхватив под одну руку Дилана, отчего тот невольно поморщился, а под другую Айрис, Мелисса увлекла обоих к трапу, ведущему на яхту.

Ровно в восемь вечера приятельницы вошли в небольшую, но изящно обставленную кают-компанию. На Мелиссе было короткое красное платье на бретелях-спагетти, плотно обтягивающее пышные формы. Густые черные волосы она зачесала наверх и убрала в замысловатую прическу, украшенную бриллиантами. В ушах, на шее и на пальцах также сверкали бриллианты. Все вместе представляло картину столь сногсшибательной сексуальности, что мужчины, находящиеся в кают-компании, на несколько минут позабыли не только о правилах приличия, но и о своих спутницах и принялись пожирать глазами черноглазую незнакомку.

В отличие от Мелиссы Айрис оделась гораздо скромнее. Длинное темно-синее платье, перчатки в тон длиной до локтя, сапфировое ожерелье, серьги - вот и все. Однако изящная простота туалета лишь подчеркивала неповторимое обаяние молодой женщины, ее естественность и непринужденную грациозность. Не прошло и получаса, как взгляды некоторых мужчин, устав от бьющей через край обольстительности Мелиссы, стали все чаще и чаще задерживаться на ее голубоглазой подруге.

Сначала Мелисса и Айрис держались вместе, неторопливо потягивая мартини из дорогих бокалов. Однако вскоре, наслаждаясь вниманием быстро прибывающих поклонников, Мелисса совершенно забыла о приятельнице, всецело увлеченная отчаянным флиртом.

Оказавшись предоставленной самой себе, Айрис вздохнула с облегчением. Присутствие мисс Доунтер всегда смущало ее. А теперь, в сгустившейся вокруг Мелиссы атмосфере разнузданной сексуальности, миссис Клоттон стало особенно не по себе. Ореол чувственности, окружающей жгучую брюнетку в вызывающем красном платье, коснулся и Айрис, вызывая в ней такие желания, о которых она раньше и не подозревала. Ее охватила сладкая истома, и в воображении возник образ, не имеющий никакого отношения к законному супругу, - образ Дилана Лингтона.

Со стыдом ощущая постыдность своих мыслей, Айрис тем не менее никак не могла изгнать из них зеленоглазого красавца. Внутри нее шла ожесточенная борьба добродетельной жены и впервые, несмотря на шесть лет замужества, пробуждающейся женщины. И первая явно отступала, не в силах противостоять всепоглощающему, всеобъемлющему женскому началу.

Измученная этой борьбой Айрис находилась на грани обморока, когда наконец, воспользовавшись тем, что Мелисса больше не обращает на нее ни малейшего внимания, выскользнула из заколдованного круга.

Дыша, как после длинной дистанции, Айрис отошла в противоположный конец кают-компании, боясь вновь подпасть под роковые чары, витающие вокруг Мелиссы. Спросив минеральной воды, она залпом выпила полный стакан, чтобы окончательно прояснить рассудок.

Теперь, когда наваждение исчезло, Айрис никак не могла себе объяснить, что же с ней произошло. Как же случилось, что она, порядочная замужняя женщина, грезила о совершенно постороннем мужчине?

О нет, Айрис ни в коем случае не собиралась отрицать, что Дилан Лингтон ей очень понравился. Но она была уверена, что испытывает к нему не более чем дружескую симпатию.

Во время дневной экскурсии по яхте Дилан показал себя приятным собеседником и галантным джентльменом. Он оказался весьма сведущим во многих областях, начиная от промышленности и заканчивая искусством, а кроме того, обладал прекрасно отточенным чувством юмора.

Но теперь, поймав себя на чувствах, которые едва ли можно было окрестить дружескими, Айрис по-настоящему испугалась. С младых ногтей привыкшая остерегаться незнакомых мужчин, она и представить не могла, что прежде всего бояться следует себя! Ведь Дилан, уверяла себя молодая женщина, даже и не пытался мне понравиться. Всем его вниманием безраздельно владела Мелисса. За два часа, что продолжался осмотр яхты, мне едва перепало несколько вежливых улыбок. Да и разве можно на что-то надеяться, когда рядом такая шикарная женщина, как мисс Доунтер?

Шикарная и свободная, ехидно добавил внутренний голос. Ни в коем случае не стоит забывать об этом, подружка. У тебя есть муж, который любит тебя, невзирая ни на что.

Даже на твою бесплодность...

Вспомнив о своей беде, Айрис помрачнела.

Какая же я все-таки гадкая, упрекнула она себя.

Как я могла хотя бы на минуту позабыть о Леоне, столь многим пожертвовавшим ради меня?

Ведь он вполне мог бросить меня, неполноценную жену, и найти женщину, способную нарожать ему кучу детей. Однако предпочел остаться со мной.

Похоже, тропический климат оказывает на меня куда большее влияние, чем я предполагала, наконец решила Айрис, не находя другого объяснения тому, что происходит с ней. Да плюс еще бокал мартини на пустой желудок. Наверное, все-таки следовало отказаться от этого злополучного круиза, раз Леон не мог поехать. Если бы муж находился рядом, все было бы в полном порядке... Но то, что его нет, еще не повод забывать о его существовании!

Напомнив себе об этом, Айрис огляделась по сторонам. Оказалось, что приглашенных гораздо меньше, чем ей показалось вначале. В кают-компании находились всего двенадцать человек: шесть мужчин и шесть женщин, включая Айрис с Мелиссой. Причем пятеро из шести представителей мужского пола вовсю увивались за мисс Доунтер, наперебой предлагая ей то бокал вина, то изысканные десерты, то экзотические блюда тропической кухни. Стоило лишь Мелиссе потянуться за сигаретой, как перед ней тотчас же вспыхивало пламя пяти зажигалок.

Понаблюдав некоторое время за триумфом подруги, Айрис перевела взгляд на других пассажиров. Вернее, пассажирок. Брошенные женщины, устав "любоваться" успехами соперницы, переманившей почти всех их кавалеров, старались занять себя как могли. Две из них шептались, и по косым взглядам, которые они бросали на конкурентку, было нетрудно догадаться, о чем идет речь. Еще одна заигрывала с серьезным блондином в очках, единственным, кто устоял против чар обольстительной брюнетки.

Наверное, по причине своей близорукости, невесело усмехнулась Айрис. Шестая женщина, невысокая худенькая шатенка, в одиночестве сидящая на диване, развлекалась тем, что наблюдала за остальными. Именно к ней Айрис и решила присоединиться.



- Нелегко луне рядом с солнцем, верно? - с сочувствием произнесла незнакомка, когда Айрис села рядом.

Очевидно, от внимания этой женщины не ускользнуло, как неделикатно обошлась Мелисса со своей подругой.

- Признаться, порой действительно нелегко, - отозвалась Айрис, сразу же почувствовав расположение к собеседнице. - Но я не жалуюсь.

- Вы молодец. Правильно делаете, что не переживаете. Ведь многие предпочитают именно луну, не так ли?

Айрис слегка покраснела.

- О, уверяю вас, я здесь совсем не за этим. - Она протянула левую руку так, чтобы незнакомка смогла разглядеть обручальное кольцо. - Я замужем, и если и сожалею о чем-либо, так о том, что моего мужа нет рядом.

- Возможно, это лишь к лучшему... - задумчиво протянула шатенка, искоса бросив взгляд на вовсю развлекающуюся Мелиссу. Неодобрительно покачав головой, она сменила тему: Что ж, будем знакомы. Одетта Ньюманс.

- Айрис Клоттон, - в свою очередь представилась Айрис.

Между женщинами завязалась беседа, изредка прерываемая взрывами хохота, доносящимися со стороны кружка Мелиссы. Звучала легкая ненавязчивая музыка. Пара официантов обносили собравшихся напитками. Вскоре Айрис окончательно забыла о мучивших ее сомнениях и страхах и всецело погрузилась в оживленную болтовню с новой знакомой.

Мисс Ньюманс оказалась весьма интересной собеседницей. Выяснилось, что она, как и Айрис, предпочитает самостоятельно вести домашнее хозяйство, и женщины пустились в долгий разговор о разных бытовых мелочах.

Привлеченные их оживленной беседой, приблизились те две женщины, что шептались в другом углу. Однако, уловив тему разговора, скорчили презрительные мины и поспешили отойти. Одетта и Айрис, для которых их маневр не остался незамеченным, весело рассмеялись, чем привели двух любительниц посплетничать в еще более дурное расположение духа.

Неожиданно в кают-компании воцарилась тишина, а затем раздалось приглушенное шушуканье. Подняв голову, Айрис увидела у входа Дилана Лингтона, и знакомая тревога вновь охватила все ее существо.

Дилан был одет в черный смокинг. Талию опоясывал широкий красный кушак, придающий его владельцу сходство с пиратом. Черные волосы, в художественном беспорядке крупными завитками обрамляющие красивое мужественное лицо, еще более усиливали сходство с предводителем шайки корсаров. От всего облика Дилана веяло чем-то стремительным, властным, неуловимо притягательным.

И маняще-опасным.

Как зачарованная, Айрис была не в силах отвести от него глаз. Словно почувствовав что-то, Дилан обернулся, и их взгляды пересеклись.

Молодая женщина вновь ощутила всю ту гамму эмоций, что пережила днем во время их первой встречи на причале. Сердце пустилось вскачь, кровь прилила к щекам. Чувствуя, что не в силах справиться со своими ощущениями, Айрис поспешно отвела взгляд, невольно прижав руку к высоко вздымающейся груди.

И только тут заметила, что Дилан не один.

Рядом с ним, небрежно опираясь на галантно подставленную мужскую руку, стояла стройная рыжеволосая красавица в черном шелковым платье. Это была зрелая, уверенная в себе женщина, достигшая пика своего расцвета. Она выглядела сногсшибательно и прекрасно знала об этом.

Айрис посмотрела на Мелиссу. Та, забыв своих кавалеров, не сводила глаз с новоприбывшей, инстинктивно почувствовав в ней соперницу. Мужчины в кают-компании замерли, растерянно глядя то на одну из этих двух женщин, то на другую.

На губах рыжеволосой играла полунасмешливая, полупрезрительная улыбка. Ее взгляд равнодушно скользил с человека на человека, ни на ком не задерживаясь, пока не достиг Мелиссы. Интуиция подсказала ей, что лишь женщина в красном способна составить серьезную конкуренцию, и в неестественно синих глазах вошедшей загорелся недобрый огонь.

Взгляды обеих женщин скрестились, точно дуэльные шпаги, и окружающим стало не по себе. Казалось, что в воздухе кают-компании потрескивают электрические разряды. Все поняли, что здесь следует ожидать битвы не на жизнь, а на смерть. От этой мысли у многих по коже пробежали мурашки.

- Веселенькая же нам предстоит поездка, прошептала Одетта на ухо Айрис. - Голову даю на отсечение, эти две барракуды устроят тут такое, что станет жарко как в аду.

Находясь под гнетущим впечатлением от немой сцены, разыгравшейся в кают-компании, Айрис ничего не ответила.

Стремясь разрядить атмосферу, вперед выступил Дилан.

- Леди и джентльмены, - эффектно начал он, и внимание присутствующих сосредоточилось на капитане. - Позвольте представить вам нашу последнюю гостью, Мелинду Грей. Несколько месяцев назад она овдовела. Глубоко скорбя по навеки покинувшему ее мужу, миссис Грей долго не поддавалась на уговоры друзей, советовавших отправиться в морское путешествие, дабы укрепить пошатнувшееся от горя здоровье. К счастью, в конце концов наша очаровательная гостья сдалась, хотя ее участие в нашем круизе оставалось под вопросом до последнего момента, и вот она здесь, среди нас.

Мы же в свою очередь должны постараться сделать все, чтобы хоть немного развеселить безутешную вдову...

- Безутешную, как же, - фыркнула себе под нос Одетта. - Клянусь моей покойной матушкой, что если эта девица и скорбит, то только из-за размера доставшегося ей состояния, оказавшегося менее значительным, чем она рассчитывала.

Айрис удивилась.

- Вы знаете, кто она?

- Похоже, вы совсем не интересуетесь светской хроникой, дорогая, иначе бы не задали подобного вопроса, - заметила Одетта. - Альберт Грей принадлежал к одному из богатейших аристократических семейств в нашей стране. Год назад он женился на этой стерве, проложившей себе дорогу в свет из самых низов общества. О том, каким образом ей удалось это сделать, лучше не упоминать. Об этом мезальянсе писали все газеты и журналы. Шумиха была еще та! Спустя полгода после заключения брака Альберт, отличавшийся до тех пор не по годам крепким здоровьем, начал вдруг хиреть и чахнуть. За несколько месяцев он истаял как свечка и отошел в мир иной. Поговаривают, что жена каждое утро поила его каким-то особенным травяным чаем, от которого Альберт Грей и протянул ноги.

- - Не может быть! - тихонько воскликнула потрясенная Айрис. - Я думала, такое бывает только в кино да в романах Агаты Кристи.

Одетта снисходительно усмехнулась.

- Да вы еще сущий ребенок, милая. Уверяю, в мире постоянно случаются куда более жуткие истории, чем эта. Естественный отбор, происходящий в природе, ничто по сравнению с борьбой за выживание, которая разворачивается в каменных джунглях... Но мы отклонились от темы. Как бы там ни было, официальные власти признали слухи об отравлении возмутительными и ничем не обоснованными. Однако я слышала, что за месяц до своей смерти несчастный старик приказал и близко не подпускать жену к своей комнате, а ел только то, что готовили прямо в его спальне, на специально принесенной плите, из герметично упакованных продуктов. Эти продукты вскрывали только в его присутствии, а остатки тут же выбрасывали.

Ошеломленная услышанным Айрис едва слышно прошептала:

- Какой кошмар...

- Вот именно, - согласилась Одетта. - Однако продолжим. Альберт Грей умер бездетным, и у него не было близких родственников. Все его огромное состояние должна была унаследовать жена. Но когда вскрыли завещание, обнаружилось, что чуть ли не половину своих миллионов покойник велел передать на благотворительность. Конечно, "безутешная вдова", - тут Одетта не удержалась и снова фыркнула, пыталась оспорить завещание, но у нее ничего не вышло, Айрис украдкой взглянула на Мелинду Грей.

Неужели эта чувственная красавица с роскошной рыжей шевелюрой и в самом деле способна кого-нибудь убить? Нет, в это положительно нельзя было поверить!

- Но что миссис Грей делает здесь, на этой яхте? - спросила Айрис. - Я всегда считала, что такие, как она, путешествуют только на роскошных океанских лайнерах.

Одетта усмехнулась.

- Половина пассажиров вашего роскошного океанского лайнера удавилась бы за право оказаться на борту нашей яхты. Это не просто судно, это собственность Дилана Лингтона, утонченного сердцееда и, пожалуй, самого красивого мужчины на свете. Не знаю как, но ему удалось превратить свои круизы в самый модный, самый элитный вид отдыха. Сюда попадают лишь избранные. Яхта, на которой мы находимся, стоит целое состояние. По прочности, красоте и быстроходности данному судну нет равных. А скандальной репутации ее владельца позавидовала бы любая поп-звезда.

- Понятно, - пробормотала Айрис.

Очевидно, Одетта многое знала о Дилане.

Внезапно Айрис ощутила острую потребность забросать новую подругу вопросами относительно мужчины, один вид которого приводил ее, спокойную и уравновешенную замужнюю даму, в состояние непонятного смятения. Лишь огромным усилием воли молодой женщине удалось подавить это желание.

Однако Одетта продолжила сама:

- Дилан Лингтон принадлежит к одному из самых знатных и богатых семейств Джорджии.

Как единственный наследник, со временем он должен был получить все огромное состояние Лингтонов, о размере которого ходят легенды.

Однако много лет назад произошел некий семейный скандал, в результате которого молодой Лингтон лишился не только родительского благословения, но и тех сотен миллионов, которые рано или поздно должны были достаться ему по наследству. Отец выгнал его из дому практически без гроша в кармане.

Хотя Айрис поклялась себе, что не задаст ни единого вопроса о Дилане Лингтоне, она все же не удержалась и спросила:

- Что же произошло?

Одетта развела руками.

- Об этом никто точно не знает. В этой истории вообще много странного и необъяснимого.

Ведь старший Лингтон очень любил своего сына... До сих пор ходят самые противоречивые слухи, один нелепее другого. Но все они сходятся в одном: в скандале была замешана какая-то женщина.

Айрис нахмурилась. Ну конечно, женщина!

Как же она сама не догадалась? Наверняка Лингтон соблазнил какую-нибудь хорошенькую дочку соседа, а потом не захотел отвечать за последствия. А может, даже и не одну дочку, и не одного соседа... Осторожно посмотрев на капитана, Айрис боязливо поежилась. С такой внешностью, как у Дилана, нетрудно обесчестить и сотню девиц, подумала она. Неудивительно, что он произвел на меня такое сильное впечатление... Чисто физическое влечение, ничего больше. Пожалуй, это так естественно, что не стоит даже стыдиться... А я-то, глупая, вообразила себе невесть что!

Разговор сам собой прервался. И невольно подруги прислушались к речи капитана, которая, судя по всему, близилась к завершению.

- ..А впереди нас ожидают две незабываемые недели. Уверен, вы много слышали о моей яхте. Но уже завтра вам предстоит убедиться в том, что ее все же сильно недооценивают! Мужчинам будет предоставлено право ознакомиться с ее устройством. А женщинам - право безраздельно властвовать над мужчинами. Итак, желаю всем приятного отдыха!

Мужчины восторженно зааплодировали, у женщин загорелись глаза. Все смотрели на Лингтона как на какое-то божество. На миг Айрис показалась, будто она попала в капище язычников, поклоняющихся своему идолу. Отовсюду доносился восторженный женский шепот:

- Он просто душка!

- Красавчик!

- Даже не верится, что я наконец-то попала на борт этой легендарной яхты!

Сколько ни внушала себе Айрис, как абсурдно подобное поклонение живому человеку, который ничем, кроме донжуанских подвигов, не прославился, она и сама чувствовала себя захваченной всеобщим безумием. Искоса взглянув на Одетту, Айрис обнаружила, что даже у той щеки покрылись лихорадочным румянцем.

А ведь мисс Ньюманс казалась такой спокойной и рассудительной!

Перехватив удивленный взгляд новой подруги, Одетта виновато улыбнулась и покраснела еще больше.

- Понимаю, милая, вам все это кажется глупо, - смущенно прошептала она. - Но ведь он действительно красавчик и душка!

И с этим невозможно было поспорить.

Глава 3

На следующий день состоялось торжественное отплытие "Морского ястреба". Церемония была шикарно обставлена, играл оркестр. А вслед за тем потянулась вереница дней, полных нескончаемых удовольствий и наслаждений.

Айрис чувствовала себя на верху блаженства, пребывая в состоянии бесконечной эйфории.

Наконец-то ее заветная мечта осуществилась!

Все тревоги и заботы как рукой сняло, и теперь молодая женщина была готова расцеловать Мелиссу за то, что та уговорила ее отправиться в путешествие.

Сейшелы оказались превыше всяких похвал, Теперь Айрис поняла, что имел в виду Леон, когда говорил об этих островах как о настоящем рае. Погода стояла просто великолепная, море было тихим, а легкий бриз спасал путешественников от чрезмерной жары.

Сначала они обогнули кругом Маэ, крупнейший из Сейшельских островов, и посетили столицу Республики Сейшельские Острова, Викторию. Айрис была поражена, когда узнала, что Виктория - единственный город во всем государстве. Здесь ей понравилось все; и католический собор Непорочного зачатия, и южно-индийская башня гопурам, и живописный базар, и ботанический сад. Затем побывали на Силуэте, Праслене, Ла-Диге...

Мелисса втихомолку посмеивалась над неиссякаемым энтузиазмом подруги, не пропускающей ни одной экскурсии, Сама мисс Доунтер предпочитала нежиться на палубе, принимая участие только в тех прогулках, на которых присутствовал Дилан Лингтон, Впрочем, Айрис особенно из-за этого не унывала. В лице Одетты Ньюманс она нашла приятную и ненавязчивую спутницу, такую же любознательную, как сама Айрис. Вместе они высаживались практически на каждой стоянке, без устали исследуя экзотический мир тропиков.

Глядя на веселую, оживленную Одетту, Айрис радовалась, что рядом с ней именно она, а не вечно всем недовольная и скучающая Мелисса, Теперь старые приятельницы виделись только мельком. И ни та ни другая не жалели об этом.

Честно говоря, у Мелиссы хватало и своих забот. Между ней и рыжеволосой Мелиндой Грей с первого же дня развернулась жесточайшая конкуренция, тщательно скрываемая под маской светской любезности, которая никого, впрочем, не обманывала, Борьба шла с переменным успехом. Мужчины, словно марионетки, послушно переходили от одной красавицы к другой, совершенно теряя голову под двойным натиском женских чар, Но вскоре уяснили, что они не более чем пешки в игре, главным призом в которой является капитан "Морского ястреба".

Однако сам Дилан не отдавал явного предпочтения ни одной из пассажирок, одинаково любезничая и перешучиваясь со всеми. Казалось, он принадлежал всем и в то же время никому.

Отчаянное соперничество двух светских львиц вызывало у него лишь ироническую улыбку. Их глухая вражда развлекала других пассажиров, добавляла поездке пикантности, а значит, была Дилану на руку.

- Я еще покажу этой рыжей лахудре, кто из нас кто, - прошипела Мелисса, когда однажды Айрис нечаянно упомянула при ней имя Мелинды Грей. - Она еще дождется!

- Но что миссис Грей тебе сделала плохого? - попыталась образумить приятельницу Айрис.

Они стояли на палубе, облокотившись на поручни, и любовались вечерним морем. - Вместо того чтобы продолжать это нелепое соревнование, не лучше ли просто наслаждаться чудесным отдыхом?

- Чудесным он будет только тогда, когда все поймут, что рыжая ведьма мне и в подметки не годится! - не унималась Мелисса. - Ты только подумай, эти нечесаные космы, которыми она повсюду трясет, фальшивые! А ярко-голубыми глазами, которыми восхищается все это дурачье, она обязана контактным линзам!

Айрис чуть ли не с жалостью посмотрела на приятельницу.

- Ну что ты такое говоришь, Мелисса! Какие глупости!

- Глупости? - Мелисса едва не задохнулась от возмущения. - По-твоему, я уже не способна отличить настоящие волосы от парика, а естественный цвет глаз - от поддельного? Погоди, я еще придумаю способ сделать так, чтобы об этом маскараде узнали все.

- Но как? Нельзя же просто подойти и дернуть миссис Грей за волосы.

- А что, неплохая идея! - В черных глазах Мелиссы загорелся мстительный огонек. - Однако такие вещи делаются изящнее... Обещаю, вскоре ты увидишь, права я или нет. А главное, это увидит Дилан Лингтон. Он может разыгрывать мистера Неприступность сколько угодно, однако еще задолго до окончания круиза будет моим!

- Неужели ты в него так сильно влюбилась?

- Влюбилась? - Мелисса зло расхохоталась. - О Бог мой, какая наивность! Да я его ненавижу!

- Но зачем тогда он тебе нужен?

- Потому что он - Дилан Лингтон, самый красивый и сексуальный мужчина на свете! О его постельных подвигах ходят легенды... - У Мелиссы вырвался хриплый смешок. - Было бы совсем неплохо проверить слухи на практике.

Айрис невольно покраснела, смущенная чрезмерной откровенностью приятельницы.

- А как же Грег? Ведь вы с ним встречаетесь уже несколько месяцев.

Мелисса презрительно фыркнула.

- Ну и что? Неужели ты думаешь, что Грег без меня ведет жизнь монаха?

- А почему бы и нет? Например, мой муж Леон...

Увидев насмешливое выражение, появившееся на лице Мелиссы, Айрис, не договорив, замолчала. От страшной догадки у нее похолодело в груди.

Мелисса хмыкнула, - Ну что же ты, милочка? Продолжай!

Побледнев, Айрис с запинками произнесла:

- М-мелисса, признайся, т-только честно...

Тебе что-нибудь известно о Леоне?

Приятельница с деланным равнодушием пожала плечами.

- С чего ты взяла, будто я должна что-то знать? Он ведь твой муж, а не мой.

Однако Айрис, казалось, не слышала слов Мелиссы, -" Так, значит, он мне изменяет? - спросила она тихо.

- Изменяет, не изменяет... Ну что ты ко мне пристала как репей? - не выдержав пристального серьезного взгляда Айрис, взорвалась Мелисса и, отводя глаза в сторону, продолжила: Сказано же тебе, что я ничего не знаю. И вообще, заболталась я тут с тобой... До скорого!

Оставшись одна, Айрис задумалась. Неужели Леон мне изменяет? спрашивала она себя, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.

Но почему? Что плохого я ему сделала? Разве я когда-нибудь отказывала ему, спорила с ним, упрекала его?

А может, Мелисса все выдумала? Просто захотела немного поддразнить меня? Ведь Леон всегда был нежен и предупредителен со мной.

Никогда не сердился, если я делала что-нибудь не так, не ругался и тем более не поднимал на меня руку. Но, с другой стороны, дыма без огня не бывает. Мелисса, конечно, не ангел, однако она не стала бы наговаривать просто так.

Тут Айрис вспомнила о постоянных опозданиях Леона, о его нескончаемых отлучках из дому, якобы вызванных срочными делами, и помрачнела еще больше. Зачем он с такой настойчивостью уговаривал ее отправиться в круиз? А когда она в шутку заметила, что ему, видимо, не терпится от нее избавиться, почему он так разозлился?.. Быть может, как раз в эту минуту Леон развлекается с какой-нибудь девицей. Вместе с ней хохочет над тем, как ловко ему удалось провести свою недалекую жену...

Интересно, она блондинка или брюнетка? Или рыжая, как Мелинда Грей?..

Айрис еще долго продолжала мучить себя подобными вопросами, испытывая от этого какое-то болезненное наслаждение. С упорством мазохистки она припоминала все ночи, которые Леон проводил вне дома, его невразумительные объяснения наутро, помятый и довольный вид. По щекам молодой женщины одна за другой катились крупные слезы. Но она их даже не замечала.

Меж тем солнечный диск целиком ушел под воду, сгустились сумерки. Подул свежий ночной ветер, стало прохладно. Однако Айрис, погруженная в невеселые мысли, ничего не замечала вокруг. Не услышала она и звука мужских шагов, который замер у нее за спиной.

- Могу ли я вам помочь, мисс? - неожиданно произнес чей-то негромкий голос.

Вздрогнув от неожиданности, Айрис порывисто обернулась и увидела перед собой высокого широкоплечего мужчину. Дилан Лингтон, мгновенно узнала она его, несмотря на темноту, и почувствовала, как сердце уходит в пятки.

- Н-нет, спасибо, - испуганно пробормотала она, до боли вжимаясь в ограждение палубы. - Со м-мной все в порядке, уверяю вас, сэр.

До сих пор она упорно избегала встреч с Диланом, встревоженная не столько рассказами о нем, сколько собственными ощущениями, вызываемыми в ней присутствием этого мужчины. Хотя Айрис и пыталась внушить себе, что ее странное смятение вызвано лишь непривычным климатом, но не очень-то верила подобному объяснению. А потому предпочитала пореже сталкиваться с источником тревоги, нежданно-негаданно зародившейся в ее сердце.

Вот и сейчас Айрис хотела только одного - убежать. Дилан стоял к ней почти вплотную, и молодая женщина чувствовала его тепло, его запах, его дыхание. От этой волнующей близости путались мысли, учащался пульс, подгибались колени. Казалось, еще минута - и она потеряет сознание.

Услышав невразумительные уверения Айрис, Дилан с сомнением покачал головой.

- Так, значит, все в порядке? По вашему печальному виду этого никак не скажешь.

- Я п-просто немного перегрелась на солнце, - ляпнула Айрис первое, что пришло в голову.

Дилан иронично приподнял бровь.

- На солнце? В одиннадцать ночи?

О Боже, уже так поздно! А она наедине с мужчиной!

- Я.., я имела в виду, что днем перегрелась на солнце, - пролепетала Айрис, чувствуя себя последней идиоткой. - И вот.., и вот теперь от этого мне стало нехорошо.

- А как вы тогда объясните вот это, мисс?

Дилан осторожно провел пальцем по щеке молодой женщины, и Айрис только сейчас осознала, что плачет.., и что ей ужасно хочется коснуться этого мужчины. Неожиданный жест Дилана застал ее врасплох, вызвав почти непреодолимое желание ответить тем же. Боясь поддаться искушению, Айрис судорожно сжала пальцы в кулак и неожиданно для себя резко, зло выкрикнула:

- А никак! Какое вам дело до того, плакала я или нет? Каждый развлекается так, как умеет!

На лице Дилана отразилось легкое удивление.

- Ого! Никак не ожидал, что у вас такой острый язычок, мисс. Вы мне казались тихоней.

- А мне казалось, вы умеете вести себя более прилично, сэр.

- Разве я сделал что-то неприличное?

- Вы коснулись меня, сэр!

- Но ведь не изнасиловал же, - невозмутимо возразил Дилан. - Так что незачем устраивать бурю в стакане воды. Можете ответить мне тем же, и будем считать, что мы квиты, мисс.

Язвительная фраза подействовала на Айрис, как красная тряпка на быка. Еще никогда она не испытывала подобной ярости!

- Прекратите называть меня "мисс", сэр! Я замужняя женщина и никому не позволю забывать об этом!

- А вы прекратите величать меня сэром! - в свою очередь вспылил Дилан. - Черт возьми, мы же не в школе и я не учитель, а вы не ученица!.. Кроме того, ваше свежее юное личико совершенно не вяжется с громоздким обращением "миссис".

Какая возмутительная наглость!

- И тем не менее ко мне обращаются именно так, капитан! Будьте добры, зарубите себе это на носу. Меня зовут Клоттон, миссис Клоттон!

- Дурацкое имя, - фыркнул Дилан.

Айрис почувствовала, что сейчас не сдержится и залепит негодяю пощечину. И куда только подевались ее обычные сдержанность и стыдливость! С трудом беря себя в руки, она процедила:

- Вы забываетесь, мистер Лингтон. Попрошу вас соблюдать элементарные правила приличия, иначе...

- Иначе - что? - Дилан еще чуть придвинулся, и у Айрис перехватило дыхание от этой воспламеняющей близости. - Позовете своего ненаглядного муженька, который отпустил вас одну на другой конец света?

- Не одну, а с подругой, - попыталась слабо возразить Айрис, глубоко уязвленная последним замечанием. Даже постороннему, оказывается, заметно, насколько странен подобный поступок Леона!

- С этой вульгарной шлюшкой? - презрительно усмехнулся Дилан. - Хороша же компаньонка для благовоспитанной леди, нечего сказать.

- Как у вас язык повернулся сказать такое о мисс Доунтер! - возмутилась Айрис. - Вы же о ней совершенно ничего не знаете!

- Заступаетесь за подругу? Что ж, весьма похвально, - констатировал Дилан. - Однако я на вашем, месте держался бы от нее подальше, От этих слов в душе Айрис воскресли все старые подозрения насчет Мелиссы. А вдруг она и Леон... Боясь продолжить ужасную мысль до конца, она попыталась возразить:

- Мелисса - старый друг нашей семьи и деловой партнер мужа, поэтому...

- Поэтому вам следовало бы опасаться ее еще больше, - закончил вместо нее Дилан. - Кто поручится за то, что между мисс Доунтер и мистером Юютгоном исключительно деловая связь? Только не я. И не вы, если будете честны сами с собою.

О Господи, складывалось такое впечатление, будто он видит ее насквозь! Чувствуя, что попалась в ловушку, Айрис чуть ли не умоляюще произнесла:

- Зачем вы меня мучаете?

- Так, значит, я угадал, - удовлетворенно протянул Дилан. - С вашим муженьком, которого вы так усиленно защищаете, и в самом деле не все чисто.

Минутная слабость вновь уступила место ярости. Айрис негодующе воскликнула:

- Да какое право вы имеете говорить мне подобные вещи! Какое вам вообще дело до меня и до моих взаимоотношений с мужем?

Ироническая улыбка сбежала с лица Дилана. Пристально глядя в глаза Айрис, он тихо произнес:

- Честно говоря, я и сам не знаю. Наверное, причина в том, что вы мне очень нравитесь.

Опешив от неожиданности, Айрис не сразу нашлась, что ответить. Неужели она не ослышалась? Она очень нравится Дилану? Самому Дилану Лингтону, мужчине, который является предметом вожделения сотен женщин?

Нет, невозможно, решила Айрис. Наверняка это всего лишь глупый розыгрыш,., попытка ее поддразнить. Сама виновата, надо было вести себя сдержаннее. Как же так случилось, что она, такая спокойная и благовоспитанная, вдруг раскричалась, словно рыночная торговка?

Но, набравшись смелости и заглянув в глубину зеленых глаз, Айрис поняла, что Дилан не шутит. Затаив дыхание, мужчина с нетерпением ждал ее ответа.

- Скажите же что-нибудь! - наконец, не выдержав, попросил он. Ответьте, только честно: неужели я вам ни капельки не симпатичен?

Конечно, Айрис понимала, что ей следует решительно опровергнуть нелепое предположение. Ну и наглец! Как у него только язык повернулся задать замужней женщине столь гнусный вопрос!

- Мистер Лингтон, я вынуждена решительно заявить, что... - начала Айрис и тут же запнулась, не в силах продолжать.

Да, она замужем, она любит своего мужа, и она должна самым недвусмысленным образом дать понять этому мужчине, что для него нет места в ее сердце. Но.., но как это сделать, если Дилан Лингтон уже прочно обосновался в нем?

Все это время она старательно избегала анализировать свои чувства к нему, боясь даже себе признаться в том, насколько они далеки от дружеских. Но сейчас, находясь чуть ли не в объятиях этого человека, Айрис внезапно осознала, что дальнейшее сопротивление бессмысленно. Разве можно предотвратить неизбежное? Изменить то, что уже случилось?

Я люблю Дилана, мысленно произнесла Айрис, и от этих слов ощутила щемящую боль в душе. Я с первого же взгляда поняла, что он и есть тот принц, которого я ждала всю свою жизнь. Но какое теперь значение имеет моя любовь, наша встреча, раз мы все равно ни-. когда не будем вместе? Счастье пришло, "но, увы, слишком поздно.

И обернулось бедой.

Меж тем Дилан осторожно взял руки Айрис в свои. И молодая женщина, несмотря на всю решимость раз и навсегда покончить со всем этим, не нашла в себе сил отдернуть их.

- .Ну же? - снова настойчиво потребовал он ответа. - Испытываете ли вы то же притяжение, которое испытал я, едва лишь увидел вас?

По-моему, вопрос простой. От вас требуется сказать только "да" или "нет".

Чувствуя, что теряет голову, Айрис слабым голосом произнесла:

- Я.., я не знаю.

- Да или нет?

Как же хочется обвить руками эту сильную шею!

- Я не могу этого сказать...

Однако Дилан был неумолим.

- Да или нет?

Не выдержав такого напора, Айрис чуть ли не истерично выкрикнула:

- Да!.. Да, да, да! Надеюсь, теперь вы довольны и оставите меня в покое?

Айрис попыталась высвободить руки и уйти.

Однако Дилан помешал ей сделать это.

- После подобного признания? Никогда!

И прежде чем Айрис успела помешать этому, сгреб ее в охапку и жадно завладел алыми губами.

Потрясенная его решительными действиями молодая женщина даже не сопротивлялась.

Она стояла как безжизненный манекен, без единой мысли, без единого чувства. Айрис казалось, будто все происходит не с ней, а с кем-то другим.

Почувствовав, что что-то не так, Дилан мучительным усилием воли взял себя в руки и выпустил Айрис из объятий. Она пошатнулась, так что ему пришлось вновь обхватить тонкую талию.

- Простите меня, ради Бога, - хрипло произнес он. - Я не должен был этого делать. Обещаю, подобного больше не повторится.

- Ничего, все в порядке, - слабым голосом отозвалась Айрис. Все окружающее казалось ей погруженным в туманную дымку. - Пожалуй, мне лучше вернуться в каюту.

- Я провожу вас.

- Не надо. Я знаю дорогу.

Айрис оттолкнула протянутую мужскую руку.

Однако, сделав несколько неуверенных шагов, вновь пошатнулась и ухватилась за поручни. Ноги стали ватными и совершенно не слушались.

Дилан, внимательно следивший за молодой женщиной, тут же догнал ее и снова предложил руку.

- Обопритесь на меня.

- Я же сказала, не стоит, - упрямо повторила Айрис. - Я дойду.

- До каюты или до морского дна? - язвительно поинтересовался Дилан, не на шутку рассердившись. - Не хватало только, чтобы по моей милости вы свалились за борт на радость акулам!

- Вы слишком много берете "на свою милость"! - в свою очередь разозлилась Айрис. Поскольку вместе со злостью к ней вернулись и силы, она резко оттолкнула предложенную ей руку и гордо выпрямилась. - Быть может, я и разрешила себя поцеловать. Но я не разрешала обращаться с собой точно с куклой.

- Когда злитесь, вы нравитесь мне гораздо больше, - неожиданно сказал Дилан. - Стоит немного потренироваться, и вы научитесь давать отпор не только мне, но и другим. Политика непротивления едва ли помогает жить в мире с собой и с близкими.

Айрис опешила. Откуда он узнал, что она никогда не умела говорить "нет"?

- Так, значит, вы считаете меня серой мышкой? - пряча неуверенность за сарказмом, произнесла молодая женщина.

В ответ Дилан расхохотался.

- Такую красивую и дерзкую женщину, как вы? Ни в коем случае! Однако вы слишком снисходительны к капризам других. Мелисса командует вами как младшей сестрой. - Или прислугой, мысленно уточнила Айрис. - Не удивлюсь, если ваш муж ведет себя точно так же.

- Даже свадебное платье выбирала не я, а Леон, - неожиданно для себя призналась Айрис.

Неизвестно почему, но рядом с этим человеком, знакомство с которым длилось менее недели, она чувствовала себя свободнее и раскованнее, чем с собственным мужем, бок о бок с которым прожила несколько лет.

- Создается впечатление, что и замуж-то вы вышли по чужой указке, проницательно заметил Дилан.

Болезненное напоминание заставило Айрис вновь замкнуться в себе.

- Вас это не касается! - сердито бросила она.

- Отчего же? - возразил Дилан. - Неужели вы не видите, как много между нами общего?

- Любопытно узнать, и что же это? Уж не тот ли поцелуй, который был вырван едва ли не силой?

Дилан вполголоса чертыхнулся.

- Похоже, вы не простите мне этого до конца жизни. Если бы я мог загладить...

- Да бросьте вы без конца извиняться! оборвала его Айрис. - Разве вы не так обращаетесь со всеми женщинами, которые имели несчастье повстречаться вам на пути?

- Возможно. Но вы не такая, как все. Вы особенная. Я понял это, едва лишь наши глаза встретились. И все же повел себя как последняя скотина... Заметив, что Айрис невольно поморщилась, Дилан тут же поправился:

- Я хотел сказать, как мерзкое животное... - Черт, опять не то! спохватился он. - Вернее, как низкая тварь. О дьявол!.. - Окончательно смутившись, Дилан ненадолго замолк. - Извините, ради Бога, за мой язык... Своим поцелуем я напугал вас чуть ли не до полусмерти. Вам едва не стало плохо. Тогда как все прочие женщины в таких случаях обычно глупо хихикают, а не падают в обморок... В общем, я отнесся к вам, как к обычной вертихвостке, в то время как вы - прекрасная принцесса...

Несмотря на внутреннее напряжение и чересчур откровенный смысл услышанного, Айрис не удержалась и рассмеялась.

- А разве принцесс нельзя целовать?

- Конечно, можно. - В зеленых глазах вновь вспыхнул лукавый огонек. Но только совершенно по-другому. Если хотите, я покажу вам...

- Нет уж, увольте, - поспешно произнесла Айрис. - Кажется, здесь кто-то обещал, что больше и пальцем ко мне не притронется.

- Обещал, - без тени смущения подтвердил Дилан. - Но мой зарок не распространяется на те случаи, когда вы сами этого захотите.

И тут где-то на носу яхты раздался громкий оклик кого-то из команды, другой голос ответил ему.

Айрис вздрогнула. Разговаривая с Диланом, она совершенно забыла о том, кто она и где находится. Зато чужие голоса мигом ей об этом напомнили, и молодая женщина вздрогнула второй раз, но уже не от неожиданности, а от осознания собственного легкомыслия.

Невероятно, до чего же я опустилась! - принялась ругать себя Айрис. Интересно, что бы сказал Леон, узнав, что его жена кокетничает с другим мужчиной, да еще глубокой ночью?

Не думаю, что он обрадовался бы.

Меня поцеловали, а я, вместо того чтобы залепить наглецу пощечину и при первой же возможности покинуть яхту, стою как ни в чем не бывало и мило улыбаюсь. И после всего этого у меня и дальше хватит смелости утверждать, будто я честная и порядочная женщина?

Развесила уши и слушаю красивые сказочки про любовь, а мистер Лингтон, наверное, в душе потешается надо мной, Чувствуя себя довольно скверно, Айрис холодно произнесла:

- Однако вам не кажется, мистер Лингтон, что мы с вами заболтались? Уже очень поздно, и мне давно пора вернуться в каюту.

- Разве вы маленькая девочка, которой мама не разрешает возвращаться домой позже девяти?

- К вашему сведению, моя мать умерла при родах, так что я ее никогда не видела.

Улыбка мигом исчезла с лица Дилана.

- Простите, я не знал...

- Да, я не маленькая девочка, - продолжала Айрис, словно не слыша его извинений. Но я замужем, а значит, должна заботиться о своей и мужниной репутации. А вам следовало бы понимать, сударь, что воспитанному человеку не пристало говорить гадости замужней даме.

- "Муж", "замужем", "замужней" - от вас только это и слышишь! недовольно поморщился Дилан, выведенный из себя досадным напоминанием. - Вы бы еще на грудь табличку повесили: "Осторожно. Замужем. Руками не трогать!".

- А разве этого недостаточно? - с достоинством возразила Айрис, сунув Дилану под нос руку с обручальным кольцом.

- Более чем, - отрезал он, резким, но осторожным движением отводя ее руку в сторону. И все же это не повод обращаться со мной, как с последней собакой.

Айрис почувствовала некоторое смущение.

В самом деле, не была ли она с Диланом чересчур груба с самого начала? Ведь он подошел, чтобы узнать, не нужна ли ей помощь, а она напустилась на него, точно на насильника и вора!

- Пожалуй, вы правы, - не без труда произнесла Айрис. - Я вела себя излишне резко.

Могу ли я чем-нибудь искупить свою вину перед вами?

Дилан сделал вид, будто задумался.

- Ну, если бы вы согласились продолжить этот разговор в моей каюте... Увидев брезгливое выражение на лице Айрис, он поспешно добавил:

- Шучу-шучу! Говоря серьезно, мне хотелось бы только одного: чтобы мы остались друзьями. По крайней мере, до тех пор пока вы не передумаете...

Молодая женщина покачала головой.

- Боюсь, этого не произойдет никогда.

- Однако люди разводятся, - многозначительно заметил Дилан.

- Для меня этот вариант неприемлем.

- Разве у вас есть дети?

Сам того не зная, Дилан затронул очень болезненную тему. При воспоминании о своем бесплодии Айрис помрачнела. Она до боли прикусила нижнюю губу, пытаясь проглотить подступивший к горлу комок, - Нет, - И никогда не будет, с горечью добавила она про себя.

- Тогда что же вас держит?

- Для развода нужны куда более серьезные основания, чем интрижка на борту яхты.

Теперь настал черед нахмуриться Дилану.

- Так вы расцениваете симпатию, возникшую между нами, как... - не договорив, он сухо произнес:

- Впрочем, вы правы. Не будем больше об этом.

- Так, значит, мы друзья? - робко спросила Айрис.

С замиранием сердца она ждала ответа.

- Друзья, - подтвердил Дилан, пересилив себя и широко улыбнувшись.

И они скрепили договор дружеским рукопожатием.

Глава 4

Меж тем круиз продолжался. Покончив с достопримечательностями Сейшел и Амирантских островов, также принадлежащих Республике Сейшельские Острова, путешественники отправились в сторону Коэтиви, чтобы оттуда плыть к группам островов Альдабра и Фаркуар.

Погода по-прежнему стояла восхитительная.

Море, песчаные пляжи, бесконечные пальмы, кокосы... Айрис никак не могла привыкнуть к такому изобилию солнечных лучей и пышной тропической зелени. Ее нежную кожу теперь покрывал ровный золотистый загар. Молодая женщина несколько поправилась и очень похорошела. О возвращении в скучную, унылую Англию ей не хотелось даже думать.

И причиной подобного нежелания снова оказаться на родине был не только восторг от тропической экзотики...

Айрис больше не пыталась бороться со своими чувствами к Дилану. Она любила его той тихой, обреченной любовью, которая так хорошо знакома тем, кто когда-либо страдал от безответной любви. О том, что творится в душе молодой женщины, не догадывался никто, разве что за исключением Дилана, порой ловившего на себе долгие тоскливые взгляды.

Но, согласно уговору, ни он, ни она никогда больше не затрагивали эту тему, хотя после памятного ночного разговора встречались чуть ли не ежедневно. Айрис была уверена, что Дилан не испытывает к ней ничего, кроме легкого влечения. А тот в свою очередь не предполагал, насколько серьезно чувство этой хорошенькой грациозной женщины с грустными голубыми глазами.

Однако оба испытывали огромное удовольствие от разговоров друг с другом, а потому подолгу беседовали на отвлеченные темы. В конце концов Мелисса, ревниво следившая за каждым шагом Дилана, не выдержала и заявила приятельнице:

- На твоем месте я держалась бы от этого типа подальше!

- Ты имеешь в виду Дилана Лингтона? - Айрис невольно улыбнулась. Они с Одеттой только что вернулись с островка, около которого была объявлена непродолжительная стоянка. И после экскурсии молодая женщина пребывала в самом хорошем расположении духа. - Мелисса, но ведь ты же ходишь за ним по пятам!

Мелисса помрачнела. До сих пор все ее усилия обольстить капитана "Морского ястреба" оставались безрезультатными. И хотя Мелинда Грей также не продвинулась ни на волос, настроение мисс Доунтер за последние дни сильно ухудшилось.

- Я - совершенно другое дело, - возразила она в ответ на простодушное замечание Айрис. Помнишь, я тебе объясняла: спортивный азарт и все такое.

- Однако ты, похоже, не сдвинулась с мертвой точки, - осторожно заметила Айрис.

Мелисса нахмурилась еще сильнее.

- Ничего, у меня про запас имеется козырная карта... Впрочем, речь сейчас идет не обо мне, а о тебе. Ты не должна проводить наедине с Диланом столько времени.

- Но мы же просто разговариваем. И к тому же всегда на виду у других.

Однако Мелисса настойчиво повторила:

- Все равно.

Айрис почувствовала, что начинает сердиться. Неужели она должна отказывать себе даже в таком невинном удовольствии? С раздражением она произнесла:

- Почему тебе все можно, а мне - нет?

Мелисса удивленно взглянула на нее. Положительно, Айрис за последнее время сильно изменилась. Раньше она никогда бы не осмелилась заявить подобной вещи. Раньше она вообще никогда не возражала! Неужели климат способен так менять людей?

- Потому что ты замужем, дорогуша, А я нет, - язвительно напомнила Мелисса. - Вот и веди себя соответственно.

Айрис слегка покраснела. А ведь Мелисса права, мне и в самом деле нужно тщательнее следить за собой, подумала она. Нельзя же вести себя как семнадцатилетняя девчонка, когда ты вот уже целых шесть лет замужем, Но тогда почему вспоминать об этом с каждым днем становится все труднее и труднее?

- И все же я не думаю, что в разговорах с мужчинами есть что-то предосудительное, - нашла в себе силы возразить Айрис. - Ведь я же не монашка, Мелисса полупрезрительно, полуиспуганно взглянула на приятельницу. И куда только девалась привычная забитая серая мышка? Уж не подменили ли Айрис?

- Да, ты не монашка. И ты имеешь полное право общаться с другими мужчинами помимо собственного мужа. Однако Дилан Лингтон совершенно особая статья. Разве ты ничего не слышала о его скандальной репутации? Поговаривают, будто он даже занимался совращением малолетних,.

- Слышала, - призналась Айрис. - Но разве образованный человек станет доверять каким-то там пересудам? Взять, к примеру, слухи о том, что ты являешься девицей легкого поведения и что с тобой переспало чуть ли не полфирмы во главе с моим мужем, - Айрис говорила наобум, стремясь проверить реакцию Мелиссы. - Так неужели я должна верить в эти грязные сплетни?

Мелисса побледнела. Презрение исчезло из ее взгляда, уступив место недоверчивости и страху. Запинаясь, она с трудом вымолвила:

- До т-тебя и вправду дошли подобные слухи?

- Ну да. Разве я когда-нибудь лгала? - не моргнув глазом заявила Айрис.

- Но ты, конечно, не п-поверила в подобную чушь?

- Не поверила, - поспешила заверить Айрис, с трудом сохраняя спокойное выражение лица.

Мелисса выдохнула с заметным облегчением.

- А... Ну тогда ладно... Ты права: Дилан Лингтон - отличный парень, и вовсе незачем доверять каким-то там пошлым толкам, - сбивчиво залепетала она. - Что ж, я пойду... Мне еще хотелось поваляться на песочке, пока стоянка не закончилась...

И Мелисса поспешила удалиться.

Оставшись одна, Айрис призадумалась. Поведение Мелиссы не вызывало ни малейших сомнений в том, что между ней и Леоном что-то было. Впервые за всю историю их знакомства Айрис видела приятельницу такой растерянной, Выходит, Дилан был прав, когда советовал остерегаться Мелиссы Доунтер...

Значит, Леон действительно мне изменяет, мысленно повторила Айрис. И пора перестать прятать голову в песок, как страус. Настало время взглянуть правде в глаза.

Как ни странно, она не испытала особого горя, узнав об измене мужа. Разочарование, некоторое уныние, печаль - но не отчаяние. Раньше Айрис думала, что от такой новости она умрет на месте. Однако наяву все оказалось куда проще и прозаичнее.

Более того, в глубине сердца она ощутила... радость. Да-да, именно радость при мысли о том, что больше не надо терзаться сомнениями насчет истинной природы отношений между Леоном и Мелиссой. Как известно, неизвестность тревожит сильнее всего. А Айрис считала, что теперь для нее не осталось никаких тайн.

Но была и еще одна причина этой странной радости, хотя Айрис и отказывалась признавать это. Узнав об измене мужа, она уже не чувствовала себя такой виновной в своей запретной любви. Ее чувства к Дилану, не переходящие границы платонических, выглядели уже не такими постыдными по сравнению с реальным предательством Леона.

И все же это не означало, что поведение мужа дает ей полное право броситься в объятия первого же встречного. Она поклялась оставаться с Леоном и в горе, и в радости и не собиралась отрекаться от обета. То, что произошло между ним и Мелиссой, именно горе, и она должна постараться помочь мужу справиться с ним. Кто знает, быть может, Леон уже раскаивается в содеянном? Ее долг - поддержать мужа, попытаться спасти семью, вернуть в нее мир и гармонию.

Кроме того, продолжала Айрис оправдывать Леона, нельзя же во всем винить только мужа.

Да, он предал ее, причинил ей боль. Но кто поручится, что не ее холодность толкнула Леона в объятия страстной Мелиссы? Конечно, она, как жена, всегда была покорна его ласкам, но и только. Леон же нуждался в большем.

Так стоит ли попрекать его тем, что, отчаявшись разбудить в жене чувственность, он утешился вне брачной постели?

Продолжая рассуждать в том же духе, Айрис в конце концов убедила себя в полной невиновности Леона. Теперь она во всем обвиняла только себя, упрекала за то, что так и не смогла подарить мужу свою любовь, И за то, что так легко была готова поверить в самое плохое о Леоне, Мелисса же ведь не призналась, что побывала в постели ее мужа, А следовательно, оставалась некая доля вероятности того, что Леон по-прежнему верен ей, своей законной супруге.

Наверное, впервые со дня разлуки Айрис почувствовала, что скучает по Леону, и захотела как можно скорее попасть домой. Казалось, что стоит только вернуться в родной Ньюкасл, как все встанет на свои места, а Сейшелы, яхта и Дилан покажутся лишь смутным сном, Раз у них с Диланом нет будущего, так стоит ли терзаться из-за слишком поздно пришедшей любви? Да и любовь ли это? - спрашивала себя Айрис. Уж не вообразила ли я себе больше, чем есть на самом деле? Дилан только сказал, что испытывает ко мне влечение, а я уж представила невесть что! Не удивлюсь, если капитан "Морского ястреба" забудет о моем существовании еще до конца круиза. Мелисса все же права: от человека с подобной репутацией нельзя ожидать ничего хорошего, Тут Айрис припомнила все, что когда-либо слышала о Дилане. Неблагодарный сын, ловелас, распутник, соблазнитель чужих жен, совратитель несовершеннолетних... И как только ее угораздило влюбиться в подобного человека? Нет, решено: чем быстрее она выкинет из головы весь этот бред, тем лучше же для нее самой. Ах, если бы только Леон поехал вместе с ней на Сейшелы, тогда всякая чепуху не приходила бы ей на ум!

Айрис вдруг ощутила непреодолимое желание услышать голос мужа. Правда, единственный на яхте телефон находился в каюте капитана. А это означало, что ей придется объяснять Дилану, зачем и куда она хочет звонить.

В другое время Айрис непременно смутило бы подобное обстоятельство. Однако сейчас она испытывала такой прилив отваги, что готова была иметь дело хоть с дюжиной Диланов Лингтонов.

Наскоро заправив несколько выбившихся из прически прядок, Айрис решительным шагом направилась к каюте капитана. Она оказалась не заперта: хозяин яхты находился внутри. Собравшись с духом, молодая женщина постучала.

- Войдите, - раздался в ответ знакомый голос.

При звуках этого голоса Айрис охватила беспричинная паника. Она уже жалела, что решилась сюда прийти. Однако отступать было поздно. Глубоко вздохнув, Айрис толкнула дверь и вошла.

Дилан сидел за столом и что-то писал. Не глядя на вошедшую, он спросил:

- Что надо? - Не услышав ответа, мужчина поднял голову и только тогда заметил Айрис. В его зеленых глазах вспыхнуло изумление. - Вы?

В моей каюте? Никак не ожидал вас здесь увидеть, но все равно очень рад. Проходите же, не стойте на пороге.

- Мне нужно позвонить, - заявила Айрис, от волнения забыв ответить на приветствие.

Дилан нахмурился. Он поднялся было навстречу посетительнице. Однако, услышав ее просьбу, передумал и опустился обратно на стул.

- И куда, позвольте вас спросить?

- Домой. Узнать, как дела.

- Должен сказать, что обычно мы не позволяем пассажирам пользоваться телефоном без особой надобности. - Его голос был сух и бесцветен. - Дамы очень любят болтать, а нам потом приходится оплачивать астрономические счета.

- А разве астрономическая стоимость круиза не покрывает с лихвой всех ваших расходов? - не удержалась и съязвила Айрис.

Дилан удивленно посмотрел на нее.

- Признаюсь, мы не работаем себе в убыток. Однако каждый круиз обходится в весьма внушительную сумму. Так что позволять себе излишние расходы было бы чистым безумием. Кроме того, я кое-что стараюсь откладывать на черный день. Случись что с яхтой, я и мои ребята окажемся выброшенными на улицу.

Айрис скептически приподняла брови.

- Странно слышать подобные вещи от Дилана Лингтона, который ворочает миллионами.

- Боюсь, слухи о моем богатстве сильно преувеличены. Впрочем, я ничего не имею против, раз это работает на популярность моих круизов.

Айрис презрительно скривила губы.

- Вы всегда думаете только о деньгах?

- Да нет, отчего же... - Дилан принял более вальяжную позу, и на его губах заиграла нагловатая улыбка. - Например, иногда я думаю о вас.

- Прекратите, - поморщилась Айрис. - Мы же договорились больше не затрагивать эту тему.

- Верно. Хотя я и не понимаю почему. - Отбросив развязность, Дилан вскочил и, приблизившись к Айрис, схватил ее за руки. Молодая женщина почувствовала, как ей сразу же стало трудно дышать. - Черт возьми, мы же с вами взрослые люди! Сколько можно ходить вокруг да около? Стоит мне увидеть вас, как я буквально сгораю от страсти... Какая же мука стоять всего в нескольких дюймах от желанной женщины и не иметь возможности обнять, поцеловать ее!.. Вы хотите меня, я хочу вас. Только не вздумайте отнекиваться, у вас на лице все написано. Так почему бы нам не забыть про ваши глупые правила и не доставить друг другу удовольствие?

В глазах Дилана полыхало жгучее желание, которое мгновенно передалось Айрис. Испугавшись, как бы ни натворить глупостей, она поспешно высвободила руки и пролепетала:

- Вы.., вы не должны говорить мне подобных вещей. ;

- Только не надо строить из себя недотрогу! - взорвался Дилан. - После шести лет замужества не пристало разыгрывать из себя девственницу!

Айрис покраснела как маков цвет.

- Я отнюдь не разыгрываю из себя.., девственницу, - запнулась она на последнем слове. - Но на моем пальце обручальное кольцо...

Однако Дилан прервал ее досадливым жестом.

- Да бросьте вы трясти вашим кольцом, как плакатом на демонстрации! Даже в пуританские времена женщины заводили себе любовников. Так неужели у вас до сих пор не было ни одного?

- Представьте себе, нет!

Дилан недоверчиво усмехнулся.

- Нет? Когда у вас в лучших подружках ходит Мелисса Доунтер?

Едва не задохнувшись от возмущения, Айрис возмущенно заявила:

- Я - не Мелисса!

- Верно. И не Мелинда, и не Мария, и не какая-нибудь Мануэла или Марианна. - Взглянув молодой женщине в глаза, Дилан внезапно охрипшим голосом произнес:

- Ты одна такая, Айрис. Я еще никогда не встречал женщины, подобной тебе. И черт побери, если бы ты не была уже замужем, я немедленно предложил бы тебе руку и сердце, лишь бы навсегда удержать тебя рядом.

У Айрис подкосились ноги. Неужели она не ослышалась и Дилан действительно увлечен ею настолько, что заговорил о браке? Невероятно!

Увлечен, но не любит, ядовито уточнил внутренний голос. Просто ты оказалась первой женщиной, которая осмелилась сказать "нет" самому Дилану Лингтону. А поскольку это вредит репутации неотразимого донжуана, он готов на все, лишь бы сломить твое сопротивление.

Надо же, а я едва не попалась на удочку, поморщилась Айрис, Но я не настолько наивна, как рассчитывает Дилан Лингтон. Сколько бы он ни бился и ни хитрил, ему все равно не соблазнить меня!

Ледяным голосом она произнесла:

- Во-первых, для вас я миссис Клоттон, а не Айрис, И я не давала вам никакого повода обращаться ко мне на "ты". А во-вторых, советую раз и навсегда прекратить ваши грязные домогательства, если хотите, чтобы мы по-прежнему оставались друзьями. Мне уже надоело бесконечно напоминать вам, что я принадлежу другому.

Лицо Дилана вновь стало бесстрастным. На губах заиграла знакомая неприятная усмешка.

- Что ж, вы правы. Я действительно слишком далеко зашел. Вы слишком благоразумны для того, чтобы рисковать спокойной и обеспеченной жизнью ради морского бродяги.

"Не правда! Дело совершенно не в этом!" - захотелось закричать Айрис в ответ на несправедливое обвинение. Однако, усилием воли сдержав мимолетный порыв, она холодно кивнула.

- Рада, что мы с вами наконец нашли общий язык, мистер Лингтон. Теперь, когда все выяснено, могу ли я позвонить?

Дилан сухо кивнул.

- Пожалуй, я предоставлю вам такую возможность, хотя это и против правил. Однако постарайтесь болтать не более десяти минут.

- Мне хватит и пяти, - ответила Айрис, - Не соблаговолите ли оставить меня одну?

Дилан отвесил иронический поклон.

- Конечно! Мне и в голову не приходило мешать вашей интимной беседе с мужем, миссис Клоттон. Когда закончите, дайте знать, дабы я смог вернуться в собственные покои.

И он широким шагом направился к выходу из каюты.

Оставшись одна, Айрис тут же набрала домашний номер. Послышались долгие гудки.

Один, два, три, четыре... Досчитав до десяти, Айрис решила, что никого нет дома. Она уже собиралась повесить трубку, когда на другом конце провода послышался запыхавшийся голос:

- Леон Клоттон у телефона. С кем имею честь разговаривать?

Обрадовавшись, что все же застала мужа дома, молодая женщина поспешно отозвалась:

- Это я, Айрис! Я так по тебе соскучилась, что решила устроить небольшой сюрприз и позвонить. Ты рад?

- А, Айрис... Очень приятно вновь услышать твой голос, дорогая.

Однако никакой особенной радости в интонациях Леона Айрис не уловила. Зато ей послышалась явная досада.

Но она решила не придавать этому обстоятельству особого значения, свалив всю вину на помехи, искажающие голос. А потому с наигранной веселостью произнесла:

- Мне тоже очень приятно услышать снова твой голос, Леон. Как ты там? Чем занимаешься?

Несколько замешкавшись, Леон ответил:

- Работаю, как всегда... Сегодня опять пришлось взять на дом кучу документов. - Помолчав, он добавил:

- А как ты? Как проходит круиз?

- Великолепно! Ты оказался абсолютно прав:

Сейшельские острова напоминают рай! Жаль лишь, что тебя нет рядом.

- Ничего не поделаешь. Я никак не мог оставить офис без присмотра. Как говорится, долг превыше всего.

- Да...

В трубке повисла неловкая пауза. Молчание первым прервал Леон:

- Это все, ради чего ты звонила?

Растерявшись от столь холодного, равнодушного вопроса, Айрис не сразу сообразила, что ответить. И в этот момент на другом конце провода она отчетливо различила женский голос, капризно произнесший:

- Леон, дорогой? Мне тебя еще долго ждать?

Чувствуя, как холодеет в груди, Айрис быстро спросила:

- Ты не один?

- Э-э-э... - Леон явно не знал, что ответить.

Наконец он произнес:

- Да, я совсем забыл тебе сказать... Тут моя секретарша. Она помогает разбирать бумаги... Ну, так до скорого? А то у нас еще очень много работы.

И хотя в трубке уже раздавались короткие гудки, Айрис машинально отозвалась:

- До скорого...

Отойдя от телефона, молодая женщина потерла мучительно занывшие виски. Что же все это значит? - спрашивала она себя. Леон не очень-то обрадовался моему звонку. Не стал даже толком разговаривать. Секретарша зовет его "дорогой". А тут еще таинственные намеки Мелиссы... Неужели Леон и в самом деле ей изменяет? Прямо в эту самую минуту? Нет, не может быть!

Несмотря на то что Айрис уже не раз и не два получала весьма очевидные свидетельства измены Леона, в глубине души она продолжала верить в его невиновность. До сих пор молодая женщина считала, что раз у нее нет прямых доказательств адюльтера, то Леон сохраняет полное право на презумпцию невиновности.

И вообще, хватит думать об этом, приказала Айрис себе. Как гласит поговорка, чем меньше знаешь, тем лучше спишь!

Приняв такое решение, она покинула каюту капитана, плотно прикрыв за собой дверь, Молодая женщина уже собиралась вернуться к себе, как вдруг вспомнила, что Дилан просил сообщить ему об окончании телефонного разговора.

Меньше всего на свете ей хотелось сейчас видеть Дилана. Однако делать было нечего. Тяжело вздохнув, Айрис отправилась на его поиски.

Глава 5

Капитан находился на палубе, где руководил погрузкой продовольствия и пресной воды.

Когда Айрис его обнаружила, Дилан о чем-то договаривался с местным жителем, который, очевидно, отвечал за доставленные припасы, Судя по оживленным жестам, разговор шел об оплате.

Сначала Айрис намеревалась лишь издали махнуть Дилану рукой и поскорее ретироваться в свою каюту. Однако, подойдя ближе, обратила внимание на странную вещь. Разговор между капитаном и аборигеном шел на французском языке, хотя местное население прекрасно понимало и по-английски. Крайне заинтересованная этим обстоятельством Айрис решила остаться и подождать, пока Дилан освободится.

Любопытство пересилило осторожность: ей во что бы то ни стало хотелось узнать, почему Лингтон пренебрег родным языком.

Наконец сейшелец ушел. Подойдя к Дилану и поблагодарив за возможность поговорить по телефону, Айрис задала заинтересовавший ее вопрос.

Видя ее наивное удивление, Дилан невольно улыбнулся и объяснил:

- Когда вы познакомитесь с историей этого государства, все сразу же встанет на свои места.

Дело в том, что Сейшелы обрели суверенитет совсем недавно, в тысячу девятьсот семьдесят шестом году. До этого же страна почти два столетия находилась под владычеством Великобритании. Вы теперь понимаете, почему сейшельцы так не любят всего, что напоминает им об Англии?

Айрис кивнула.

- Конечно. На их месте я тоже не переваривала бы английский. Вот только почему нашему языку они предпочли именно французский?

- Здесь опять-таки все объясняется исторически. Давным-давно, еще до захвата Сейшельских островов англичанами, здесь заправляли французы. Правда, их власть длилась совсем недолго, менее полувека. Однако, как видите, они сумели оставить глубокий след в культуре страны. Вообще на Сейшелах целых три официальных языка: английский, французский и креольский.

Айрис с невольным восхищением посмотрела на капитана "Морского ястреба".

- Вы так много всего знаете!

Дилан улыбнулся.

- Можно сказать, это также входит в мою работу. Ну а говоря серьезно, я вообще люблю знакомиться с историей и культурой тех стран, где мне пришлось побывать. И Сейшелы - один из моих излюбленных уголков на планете. У этих островов вообще чрезвычайно интересное прошлое.

- Может быть, расскажете? - попросила Айрис. - Стыдно признаться, но я почти ничего не знаю об этом государстве.

- Лекции по истории во время развлекательного круиза? - Дилан рассмеялся. - Пожалуй, вы самая оригинальная женщина из всех, с которыми мне доводилось иметь дело!

Айрис поджала губы.

- Простите, если моя просьба показалась вам смешной. Обещаю, что больше не буду приставать с расспросами.

Дилан мигом посерьезнел.

- О нет, я ни в коем случае не собирался обидеть вас! Поймите меня правильно, обычно женщины докучают мне просьбами сообщить цены на местные тряпки и побрякушки. За двухнедельный круиз им даже в голову не приходит узнать хотя бы полное название страны, в которой они находятся.

Айрис понимающе улыбнулась.

- Иногда вы чувствуете себя так, будто мечете бисер перед свиньями, верно? Неприятно, когда к дорогой вашему сердцу стране относятся словно к вещевому рынку.

- Вы точно передали мою мысль. Удивительно, как мы понимаем друг друга с полуслова! - невольно вырвалось у Дилана. Но, заметив хмурую гримасу на лице Айрис, он немедленно сменил тему:

- Хотите, я расскажу, почему моя яхта называется "Морской ястреб"?

- Конечно!

- Тогда слушайте. Название я выбрал не случайно, и оно как раз связано с историей тех мест, где мы сейчас находимся. Сейшельские острова были открыты португальцами еще в начале шестнадцатого века. Однако, поскольку они расположены вдали от тех торговых морских путей, что некогда связывали Европу и Индию, долгое время ни одно из государств не заявляло на них свои права. Это обстоятельство оказалось весьма выгодным для пиратов. Сейшелы стали их своеобразным прибежищем, где они скрывались и отдыхали после дерзких нападений на торговые суда. Самым известным, самым ловким, самым бесстрашным среди них был Оливье Левассер по прозвищу Ястреб. О жестокости и изобретательности этого человека слагали легенды. Он был чертовски красив и пользовался успехом у женщин самых различных сословий. Однажды...

Айрис слушала затаив дыхание. Рассказ Дилана о дерзком и кровожадном пирате захватил ее. Молодой женщине казалось, будто она перенеслась в те далекие времена, о которых шла речь. Перед Айрис стоял уже не Дилан Лингтон, а сам Оливье Левассер, чей образ, окутанный романтической дымкой, будоражил ее воображение.

- ..а потом, - заканчивал Дилан свой рассказ, - Левассер приплыл сюда, на Сейшелы, где зарыл несметные сокровища, оплаченные столь высокой ценой. Поговаривают, будто клад до сих пор находится в земле и ждет своего счастливца. - Замолчав, он выжидающе посмотрел на Айрис. - Ну, что скажете? Чудовищная история, не правда ли?

- Чудовищно.., прекрасная! - восхищенно выдохнула Айрис, находясь под впечатлением от услышанного.

В зеленых глазах Дилана отразилось удивление.

- Никак не ожидал, что жесткость и беспринципность морского разбойника придутся вам по вкусу.

Айрис отрицательно покачала головой.

- Нет, дело не в этом. Все, что творил ваш кровожадный пират, ужасно. Но я восхищаюсь его смелостью, мужеством, отвагой, независимостью... Как прекрасно - делать все, что хочется, и не зависеть от мнения других! Надеюсь, вы понимаете меня?

Дилан взглянул на молодую женщину так, будто увидел впервые.

- Более чем. Вернее сказать, вы только что высказали мои собственные мысли. Именно этими качествами и поразил меня Левассер, и именно поэтому в его честь я назвал яхту "Морским ястребом".

Поддавшись внезапному порыву, Айрис и Дилан обменялись крепким, сердечным рукопожатием. Каждый почувствовал в другом родственную душу, человека, настроенного с ним на одну волну. Оба испытали такое ощущение, будто знают друг друга вот уже много лет.

- Вам не кажется, что мы уже встречались в прошлой жизни? - тихо произнес Дилан, не выпуская женскую ладонь из своей.

Точно сомнамбула, Айрис отозвалась:

- Нет, не кажется. Я в этом совершенно уверена.

А затем все вернулось на круги своя. Смущенные Айрис и Дилан поспешно отдернули руки и отшатнулись друг от друга.

Некоторое время они стояли молча, задумчиво созерцая изломанную береговую линию и синее безмятежное море. Наконец Дилан произнес;

- Я собираю коллекцию вещиц, наиболее характерно представляющих свою страну, но в то же время не имеющих никакого отношения к обычным туристическим безделушкам. Есть у меня и кое-что, что составляет гордость Сейшельской Республики. Хотите, покажу?

- Даже очень!,. Если, конечно, вас не затруднит.

- Ни в коем случае. Коллекция хранится в моей каюте, так что давайте пройдем туда. - Увидев, что Айрис замялась, Дилан спросил; Ну что опять не так?

- Мне обязательно идти.., в вашу каюту?

Он расхохотался.

- Хороший вопрос, нечего сказать! Особенно если учесть, что вы вышли оттуда не более часа назад, Айрис виновато улыбнулась.

- Я как-то не подумала об этом. Наверное, теперь я кажусь вам ужасно глупой.

- Скорее, ужасно осмотрительной, - галантно отозвался Дилан. - Ей-богу, будь у меня такая жена, я бы тоже не побоялся отпускать ее одну в круизы! Пожалуй, наш муж гораздо умнее, чем мне думалось поначалу.

При упоминании о Леоне Айрис нахмурилась.

- Давайте не будем говорить о нем.

- Что, телефонный разговор получился не очень-то приятным? проницательно заметил Дилан. Так как Айрис помрачнела еще больше, он понял, что не ошибся, и деликатно сменил тему:

- Впрочем, совать нос в чужие семейные дела неприлично. Давайте-ка вместо этого сунем нос в мою каюту и поглядим, что там находится.

Айрис невольно улыбнулась каламбуру, мысленно поблагодарив Дилана за то, что тот не стал касаться больной темы. Она приняла галантно предложенную ей руку, и молодые люди покинули палубу.

Во время своего предыдущего визита Айрис была слишком взволнована, чтобы обратить внимание на убранство каюты капитана.

Зато теперь смогла разглядеть все до мельчайшей детали.

Это было небольшое светлое помещение с поистине спартанской обстановкой. Узкая койка, письменный стол, стул, несколько книжных полок да два сундука, поставленные один на другой в углу возле двери. Однако простая, без изысков, мебель служила прекрасной оправой для того, что Дилан скромно окрестил "коллекцией вещиц". Даже такому дилетанту в области искусств, как Айрис, сразу же стало ясно, что подобные вещи не купишь на рынке. Развешенные по стенам маски, кинжалы и прочие предметы составили бы предмет зависти любого коллекционера. На полу был расстелен восточный ковер ручной работы, кровать покрывала львиная шкура.

- Это же.., стоит целое состояние! - в восхищении прошептала Айрис. Только теперь я в полной мере понимаю значение выражения "глаза разбегаются".

Дилан самодовольно усмехнулся.

- Вот вам и еще одна составляющая популярности моих круизов. На борту "Морского ястреба" перебывало немало антикваров и искусствоведов, желающих ознакомиться с данной коллекцией. Пожалуй, именно ей я и обязан возникновению слухов о моем сказочном богатстве.

- Да здесь же вещей на миллионы!

- На самом деле на гораздо меньшую сумму.

Мне же вся коллекция обошлась в несколько тысяч долларов. Что-то подарили друзья, а что-то я получил в обмен на кое-какие услуги.

Глаза Айрис испуганно расширились.

- Надеюсь, вы никогда не...

- О нет, криминалом я не занимаюсь и наркотиками не торгую, - развеял ее подозрения Дилан.

- Но откуда у вас, например, эта львиная шкура?

- Память об удачной охоте в африканской саванне.

- А ковер?

- Подарен одной турецкой семьей за то, что я однажды вытащил из пруда тонувшего мальчишку, оказавшегося их единственным сыном.

- А вот эта...

- Если вы собираетесь познакомиться с историей каждого предмета, находящегося в каюте, то круиз придется продлить на пару месяцев, решительно прервал расспросы Дилан. - Не угодно ли взглянуть на то, ради чего, собственно, мы находимся здесь?

Айрис засмеялась, - Вообще-то с тех пор, как я сюда зашла, мне стало угодно вообще никогда не выходить отсюда. - Внезапно осознав двусмысленность своей фразы, молодая женщина едва не поперхнулась, Покраснев, она быстро пробормотала; - Хотя, впрочем, вы правы.

Дилан ухмыльнулся, однако ничего не сказал. Подойдя к сундукам, он снял верхний, открыл нижний и достал оттуда довольно увесистый сверток. Водрузив его на письменный стол, сняв упаковку и жестом предложил Айрис подойти ближе, - Узнаете?

Приблизившись, Айрис охнула от удивления, - Орех сейшельской веерной пальмы, которая растет лишь на острове Праслен! Не может быть!

Дилан довольно похлопал плод по шершавому боку.

- И тем не менее вы видите перед собой именно орех пальмы коко-де-мер, или морского кокоса, как называет ее местное население, Вес двадцать килограмм. Вызревал восемь лет. Второго такого, ручаюсь, вы не найдете даже в музее.

Айрис осторожно погладила плод, своей пикантной формой напоминающий женские бедра. Она вспомнила о том, что, по местным поверьям, ядро этого ореха способно возвратить молодость и жизненную силу.

- Но как вам удалось достать его? Ведь закон запрещает вывозить целые орехи из страны.

Приобрести можно лишь сувенир из их скорлупы. Когда мы были на Праслене, я купила аж несколько штук.

Дилан многозначительно усмехнулся.

- Как я уже говорил, у меня есть кое-какие связи.

- Но ведь это же контрабанда!

- Я бы предпочел окрестить это пополнением частной коллекции, Как говорится, искусство требует... Кроме того, я не продаю эти вещи, а оставляю себе, - Суть дела от этого не меняется: вы нарушаете закон.

Однако Дилан лишь досадливо отмахнулся.

- Ох, до чего же с вами трудно! Ну, скажите, если бы вам нечаянно представился шанс завладеть таким орехом, вы бы упустили его?

- Ну...

- Вот то-то же! Жаль только, - еле слышно прибавил Дилан, - что личное счастье для вас менее значимо, чем кокосовый орех.

Как он может говорить такие вещи, когда мое сердце буквально разрывается от боли и безысходности! - вознегодовала Айрис. Можно подумать, будто для меня не мука находиться рядом с любимым и не иметь возможности даже сказать ему о том, как сильно я его люблю! Но почему, за что мне такие страдания? Разве я кому-нибудь хоть однажды сделала что-то плохое? Чем я заслужила подобное испытание?

Айрис тяжело вздохнула. Что же ты со мной сделал, -Дилан Лингтон? Чем меня приворожил? И зачем? Пройдет еще неделя, и мы больше никогда не увидимся. Как же, зная это, жить дальше?

Нет, она не жалела об их встрече и никогда не пожалеет. Лишь благодаря ей она наконец узнала, что такое настоящая любовь. Она влюбилась в него с первого взгляда, влюбилась в его смех, в его улыбку, в его колдовские зеленые глаза.

Но она не должна даже думать о нем. Боже, дай мне силы забыть эту любовь! - взмолилась Айрис. Раз мы никогда не будем вместе, то зачем все эти мучения? Почему же судьба так несправедливо обошлась с нами?

Айрис с трудом подавила подступавшие к горлу рыдания. Пряча увлажнившиеся глаза, она тихо попросила:

- Не надо больше об этом, мистер Лингтон.

Вы и представить не можете, какую причиняете мне боль.

Его зеленые глаза потемнели.

- Нет, это вы не представляете, какие мучение доставляете мне своим извечным отказом! Ну что, что я могу сделать для того, чтобы вы стали моей? Что предложить в обмен на вашу благосклонность? Может быть, деньги? Или мою яхту?

Айрис гневно вскинула голову. Слезы, повисшие на ресницах, мгновенно высохли. Холодно и отчетливо она произнесла:

- Меня еще никогда так не оскорбляли, мистер Лингтон. После этого мне остается только одно - уйти. Прощайте!

Айрис взялась за ручку двери, намереваясь покинуть каюту. Сегодня же она найдет способ убраться с этой треклятой яхты!

- Подождите! - послышался за ее спиной внезапно изменившийся голос.

В этом голосе было столько мольбы, столько боли, что Айрис невольно остановилась. Не поворачиваясь, она сипло произнесла:

- Что?

- Взгляните на меня, Айрис.

Подчиняясь его просьбе, молодая женщина обернулась. Ее поразила та смесь безысходности и отчаяния, что светилась в глазах мужчины.

- Взгляните на меня, Айрис, - глухо повторил Дилан. - Кого вы видите перед собой?

Самодовольного, себялюбивого, сластолюбивого самца? О нет! Таким я могу быть только для других, но не для вас. Сколько я ни старался держаться с вами, как с обычной женщиной, у меня ничего не получалось. Всеми силами я внушал себе, что вы такая же, как и остальные, боясь поверить в то, что наконец встретил женщину своей мечты. Но именно о вас я мечтал все эти годы. Именно о вас грезил во сне. Сжимая в объятиях других женщин, видел только вас. И черт возьми, вы оказались замужем!

- Так распорядилась судьба, - бесцветно произнесла Айрис. Слова Дилана полоснули ее по сердцу точно ножом. - Нам ничего не остается, как смириться с этим.

Зеленые глаза неистово сверкнули.

- Дьявол, но я не могу смириться с этим! И не собираюсь! Вы же сами видите, что мы созданы друг для друга. И вы должны стать моей!

По щеке Айрис скатилась слезинка.

- Но это невозможно. Чем скорее мы забудем друг друга, тем лучше для нас обоих.

Приблизившись к молодой женщине, Дилан осторожно сжал ее плечи. Глядя в голубые глаза, он проникновенно произнес:

- Мы должны бороться за наше счастье! Не нужно так легко сдаваться, Айрис, Понимаю, вы замужем и вы никогда не измените мужу. Но ведь на свете еще существует развод. Разводитесь же, черт побери! Может, я и не миллионер, но у меня хватит средств обеспечить нас обоих.

- Я уже говорила, что не собираюсь разводиться, - тихо, но твердо сказала Айрис. - И дело тут не в деньгах.

В отчаянии Дилан воскликнул:

- Но почему? Вы нужны мне, Айрис. И вы неравнодушны ко мне. Ведь так?

Поняв, что не в состоянии солгать, она опустила глаза.

- К несчастью, я не могу отрицать этого.

- Тогда зачем же обеими руками отталкивать от себя счастье? Обещаю, мы поженимся сразу же, как только сможем. Если хотите, я брошу мой бизнес, продам "Морского ястреба" ко всем чертям, и мы заживем с вами душа в душу. Соглашайтесь же! Если вы боитесь мужа, я сам разберусь с ним. Одно ваше слово, и вам никогда больше не придется встречаться с мистером Клоттоном!

Айрис почувствовала, что начинает колебаться. Ах, до чего же заманчиво предложение Дилана! Стоит только кивнуть, и она навсегда останется с любимым. Ей даже не придется ничего объяснять Леону. Больше не нужно будет плакать ночи напролет, гадая о том, с кем же проводит их муж. Прошлое забудется как страшный сон.

Пусть о Дилане ходят чудовищные слухи.

Интуиция подсказывала, что они не имеют под собой никакого основания, кроме людской зависти и злобы. Зато Дилан первый, кто заставил ее ценить себя. Только после встречи с ним она ощутила себя полноценным человеком. Научилась не давать себя в обиду, впервые за шесть лет поставила Мелиссу на место. Дилан помог ей осознать собственную уникальность. Я больше не серенькая мышка, подумала она. И я должна бороться за свое счастье!

И тут внезапно Айрис вспомнила день своей свадьбы. Вспомнила, как священник, седенький старичок с проницательными светлыми глазами, спросил ее: "Айрис Элизабет Кроу, согласны ли вы взять в мужья этого человека, клянетесь ли вы быть с ним и в горе, и в радости, пока смерть не разлучит вас?". - "Да", - ответила тогда Айрис. Однако священник внимательно посмотрел сначала на нее, потом на Леона, нахмурился и едва заметно покачал головой, не спеша продолжать церемонию.

"Да!" - громче и увереннее повторила Айрис. И только после этого священник, украдкой вздохнув, произнес роковые "объявляю вас мужем и женою", тем самым навеки связав две судьбы воедино.

Так неужели теперь она осмелится нарушить клятву, данную перед Богом и людьми, и бросит мужа, столько лет оберегавшего ее и заботившегося о ней?

Нечаянное воспоминание помогло Айрис вернуть утраченную было уверенность в правильности своего решения. Больше не колеблясь, молодая женщина посмотрела на Дилана и произнесла;

- Я не оставлю мужа. Шесть лет назад я поклялась быть с ним, что бы ни случилось. И я не отступлюсь от моего слова. Дилан, - не замечая этого, Айрис впервые назвала зеленоглазого красавца по имени, и в ее голосе невольно проскользнули нотки нежности, - поверьте, вы очень мне дороги. Я бы сказала вам и большее, если бы имела право. Но загляните в свое сердце, и вы поймете, что первым же возненавидели бы меня, если бы на ваши страстные заверения я ответила согласием. Решись я оставить мужа, мне уже никогда не быть прежней Айрис, которую вы узнали и к которой так привязались. А потому я говорю вам "нет".

Некоторое время Дилан хранил молчание, пораженный стойкостью и непоколебимостью этой женщины. Наконец, вне себя от волнения, он воскликнул:

- Тысяча чертей, вы правы! Все, что было тут сказано, - сущая правда! Дьявол, ну почему же я не встретил вас раньше! - простонал мужчина, и в его глазах мелькнула невыразимая мука. - Клянусь, я бы все отдал за то, чтобы повернуть время вспять и отыскать вас даже на краю света.

Печально улыбнувшись, Айрис нежно провела ладонью по его щеке.

- Не надо больше слов. Мы слишком хорошо понимаем друг друга, чтобы произносить пышные избитые фразы. Вы еще встретите женщину...

Перебивая ее, Дилан вскричал:

- Неужели вы всерьез считаете, что я смогу взглянуть хоть на одну из них после того, как встретил самую нежную, самую добрую...

Айрис приложила палец к его губам.

- Тес! Пообещайте мне лишь одно: что будете хоть иногда вспоминать обо мне.

Перехватив женскую ладонь, Дилан в порыве чувств прижался к ней губами.

- Я буду помнить о вас каждую минуту! А взамен разрешите называть вас просто Айрис, дорогая. И меня зовите по имени.

- Хорошо... Дилан.

Они улыбнулись друг другу и, не сговариваясь, крепко обнялись. В этом объятии не было ничего плотского, низменного. Таким образом молодые люди словно прощались друг с другом и со своими несбывшимися надеждами на счастье. Прощались, понимая, что вскоре расстанутся навсегда, безо всякой надежды на новую встречу.

В глазах обоих стояли слезы.

Глава 6

На следующий день на яхте должна была состояться вечеринка. Путешественники находились в море вот уже семь дней, и это обстоятельство решили пышно отпраздновать. До окончания круиза оставалась ровно неделя, поэтому все спешили как можно полнее насладиться оставшимися беззаботными деньками.

Айрис по-прежнему редко виделась с Мелиссой, предпочитая проводить время с Одеттой. Мисс Доунтер, как и раньше, держала себя вызывающе и высокомерно, не упуская ни единой возможности насолить ненавистной Мелинде Грей. Впрочем, ни той ни другой так и не удалось добиться преимуществ во взаимном соперничестве.

Зато Айрис стала замечать, что старая приятельница уже не помыкает ею, как раньше.

Более того, Мелисса полностью прекратила все свои намеки и поддразнивания относительно Леона. Наверное, роскошная брюнетка слишком хорошо помнила, как получила достойный отпор в памятном разговоре с подругой тихоней. И потому стала тщательнее следить за своим языком, опасаясь вновь потерпеть поражение.

Вечером, перед самой вечеринкой, Мелисса неожиданно заглянула к Айрис. На ней было роскошное обтягивающее платье, переливающееся золотом. Тщательно завитые волосы тяжелой волной спускались на обнаженные плечи. Золотые украшения завораживающе поблескивали.

- Миссис Грей будет кусать локти от зависти, - сказала Айрис, восхищенно глядя на подругу. Что-что, а одеваться Мелисса всегда умела! Мужчины падут к твоим ногам как перезрелые груши.

- И надеюсь, первым среди них окажется Дилан Лингтон, - произнесла Мелисса, довольная произведенным эффектом. - Сколько же можно смотреть на меня как на пустое место!

- Зато и миссис Грей не может похвастаться обратным, - успокоила приятельницу Айрис.

- Верно... Ну уж сегодня эта выскочка у меня попляшет! - зловеще пообещала Мелисса. - Я ей покажу, где раки зимуют!

В ответ Айрис осторожно заметила:

- Может, лучше не стоит? Вы ведь можете закончить вашу игру и вничью.

- Это уже не игра, а война, - мрачно уточнила Мелисса. - Ничьей не будет. Пленных не берем.

Айрис стало слегка не по себе.

- Что ты собираешься сегодня делать?

- Сама увидишь. Кстати, не хочешь ли пойти со мной? Как-то неловко являться в кают-компанию одной, Я могу тебя немного и подождать.

- Э-э-э,., вообще-то я еще не причесана, да и макияж надо капельку подправить, замялась Айрис. Отказывать Мелиссе в чем-либо всегда было очень трудно. Однако, собравшись с духом, молодая женщина добавила:

- А еще мы договорились пойти с Одеттой Ньюманс. Она зайдет за мной минут через пятнадцать.

Мелисса скорчила недовольную гримасу, - Так-то ты относишься к своей старой подруге... Впрочем, мне пора. Надо еще успеть забежать к себе сбрызнуть прическу лаком. Что ж, увидимся позже.

Едва Мелисса успела удалиться, как на пороге показалась Одетта, Войдя в каюту и кивнув на дверь, она произнесла:

- Я только что повстречалась с мисс Доунтер, Она как раз выходила от тебя, И вид у нее, прямо скажу, был презлющий. Вы что, поссорились?

Айрис пожала плечами, - Да нет... Мелисса предложила пойти на вечеринку вместе, а я отказалась, сославшись на наш с тобой уговор. Вот и все.

- Теперь понятно, почему она так зло сверкнула на меня глазами.

- Не обращай внимания, - посоветовала Айрис. - Наверняка Мелисса думала не о тебе, а о том, как бы еще напакостить Мелинде Грей. Уж не знаю, чего они не поделили...

Одетта усмехнулась.

- Вернее сказать, кого. Наш душка-капитан привлекает женщин, как свет свечи бабочек. Ни одну не оставит равнодушной. Будь я посмелей да поразвязней, как эти две красотки, непременно включилась бы в борьбу за сердце, которое бьется в столь великолепной мужской груди.

Айрис слегка зарделась.

- У тебя и язык, Одетта...

- Мне такой нравится больше, чем все эти великосветские "ах, простите" да "ой, извините". По крайней мере, ощущаешь себя живым человеком, а не ходячим манекеном.

- А вот к Дилану все почему-то относятся именно как к ходячему манекену, - задумчиво произнесла Айрис. - За него дерутся, точно за футбольный кубок, забывая, что он такой же человек, как и все остальные.

Одетта заинтригованно посмотрела на подругу.

- Я не ослышалась? Вы с капитаном уже запросто называете друг друга по имени? Так-так...

Айрис смутилась и покраснела еще больше.

- Что означает твое "так-так", Одетта?

- Сама прекрасно знаешь, милая. Признайся, между тобой и капитаном что-то происходит? Вас часто видят вместе. И вы отнюдь не тяготитесь обществом друг друга.

Айрис невольно отвела глаза в сторону.

- У нас просто схожие интересы. Кроме того, мистер Лингтон делит свое внимание поровну между всеми пассажирками. Со мной он беседует не чаще, чем с тобой или с Мелиссой.

- Нет уж, называй капитана так, как тебе привычнее, - Дилан! засмеялась Одетта. Посерьезнев, она добавила:

- Не обращай внимания, подружка. Я просто шучу. Все, кто с тобой знаком, понимают, что ты из тех, кто никогда не опустится до курортных интрижек. Твой Леон должен гордиться такой замечательной женой.

Айрис погрустнела. Если бы только Одетта знала, что творится у нее в душе! Леон, может быть, и гордится ею. Однако это не мешает мужу заигрывать с хорошенькими девушками. Или даже развлекаться с ними за ее спиной.

А что касается курортных интрижек... Айрин неприметно вздохнула. Да, она не унизилась до мимолетного романа. Она просто влюбилась в первого встречного, который в мгновение ока стал для нее дороже семьи, дороже мужа.

Дороже жизни.

Однако сейчас не время для подобных размышлений, остановила себя Айрис. Пожаловаться своей подушке можно будет и потом.

Взглянув на часы, она с деланной озабоченностью произнесла:

- Праздник начнется с минуты на минуту, а у меня до сих пор не уложены волосы. Что же делать?

- Просто расчеши их, и пусть останутся в художественном беспорядке, посоветовала Одетта, любуясь белокурыми завитками подруги. - Тебе пойдет.

- Издеваешься? Да я похожа на швабру!

- Скорее, на Мэрилин Монро, - возразила Одетта. - Только кудряшки помельче.

- Вот эти-то кудряшки и отравляют мне жизнь, - посетовала Айрис. Сколько я ни старалась распрямить их, ничего не выходит. Вот и приходится закалывать их, чтобы хоть немного походить на благовоспитанную леди, а не на деревенскую овечку.

- Ты это брось, подруга! - рассердилась Одетта. - Не знаю, кто внушил тебе подобную чушь, но больше так немилосердно издеваться над волосами я тебе не дам, У тебя прекрасная, роскошная, замечательная шевелюра. А оттенок такой, какого не добьешься никакими искусственными красителями. И ни к чему так коротко стричься. Ты и сейчас хороша, а с длинными волосами была бы просто неподражаема.

Однако Айрис упрямо покачала головой.

- Ты просто хочешь меня утешить. В таком виде, как сейчас, я не рискнула бы и на палубу выйти, не то что отправиться на вечеринку.

И она потянулась за шпильками. Однако Одетта опередила ее, выхватив коробочку из-под самого носа. Затем быстро открыла иллюминатор, размахнулась и, несмотря на протестующие вопли Айрис, высыпала все до единой шпильки в море.

- Так-то лучше, - сказала она, довольно потирая руки.

- Что ты наделала? - горестно воскликнула Айрис, тщетно пытаясь вытрясти из опустевшей коробки хоть одну шпильку. - Как, же я теперь покажусь людям?

- Так, как я тебе советовала, - невозмутимо ответила Одетта. - Просто расчешись.

Делать было нечего. Взявшись за щетку, Айрис принялась разглаживать непослушные волосы, охая и причитая.

Меж тем Одетта, порывшись на туалетном столике, отыскала пару заколок с крупными бриллиантами. Дождавшись, когда Айрис закончит укладывать волосы, она приподняла белокурые пряди подруги и заколола их высоко над ушами, открывая взору прелестное свежее лицо и ясные голубые глаза. Затем заставила Айрис надеть бриллиантовые сережки, выбрала помаду поярче и подкрасила ей губы.

- Вот и готово. Можешь поглядеть на себя в зеркало, - наконец произнесла Одетта, отступая в сторону и удовлетворенно рассматривая результат своих трудов.

Поднявшись, Айрис подошла к высокому зеркалу, отражающему ее во весь рост, и ахнула от изумления.

Вместо привычной пай-девочки с зализанными волосами на нее глядела роскошная сексуальная незнакомка с чувственными алыми губами и пикантной прической. Струящееся платье насыщенного бирюзового цвета, несмотря на кажущуюся скромность, позволяло разглядеть высокую, в меру пышную грудь, тонкую талию, соблазнительный изгиб бедер и длинные стройные ноги. Таинственный, завораживающий блеск бриллиантов удачно завершал ансамбль, придавая их владелице сходство с драгоценным камнем.

- Фантастика... - прошептала Айрис и, сияя, обернулась к подруге. - У меня нет слов, Одетта. Даже и не знаю, как тебя отблагодарить...

- Думаю, пары-тройки миллиончиков для начала хватит, - пошутила Одетта, гордясь произведенным эффектом. - Надеюсь, мне удалось тебя убедить в том, что вьющиеся волосы, это красиво. Обещаешь, что теперь не будешь уродовать себя безобразными шпильками и заколками?

- Да я к ним в жизни больше не притронусь! Если бы Леон увидел меня сейчас, он и думать бы позабыл про всех своих...

Поняв, что сболтнула лишнего, Айрис осеклась. Она уже давно приняла решение ни с кем не делиться изводящими ее подозрениями насчет двойной жизни Леона. А тут еще чуть-чуть, да и выложила бы все как на духу!

Однако замешательство Айрис было красноречивее всяких слов. Одетта сразу же раскусила, в чем тут дело. Но, призвав на помощь природный такт, не стала мучить подругу болезненными расспросами. Вместо этого весело закончила за Айрис:

- Про всех своих дурацких клиентов, от которых нет ни минуты покоя! Ты ведь это хотела сказать? - Дождавшись неуверенного кивка, Одетта поспешила сменить тему:

- Однако мы с тобой жутко опаздываем. Пойдем же в кают-компанию, пока от угощения не остались одни объедки.

- Нас, наверное, уже давно потеряли.

- Подумали, что мы решили отметить окончание первой недели круиза заранее. Но на радостях слегка перебрали да и отправились купаться за борт, к превеликому удовольствию всех окрестных акул. Так давай же поторопимся развеять эти мрачные подозрения, пока праздник плавно не перерос в поминки!

Несмотря на то что на душе скребли кошки, Айрис звонко рассмеялась. Ловкий маневр Одетты, вовремя сменившей тему разговора, и ее попытки развеселить несчастливую в семейной жизни подругу не остались незамеченными. Глубоко тронутая Айрис произнесла;

- Конечно, идем. Только сначала я хотела бы тебе сказать... В общем, спасибо, Одетта.., за прическу и макияж. И вообще спасибо, - растроганно добавила молодая женщина. - Огромное спасибо за все.

Взгляды подруг встретились. Все, что оставалось недосказанным, отразилось в их глазах и было прочитано и понято. Одновременно улыбнувшись друг другу, Одетта и Айрис смахнули повисшие на ресницах слезинки и крепко обнялись.

Когда мисс Ньюманс и миссис Клоттон наконец показались в кают-компании, празднество находилось в самом разгаре. Команда "Морского ястреба", заменяя официантов, разносила напитки. В одном из углов помещения был устроен шведский стол. Тихо играла музыка.

Мягкий, приглушенный свет создавал уютную, камерную атмосферу.

Наполнив тарелки различной снедью, Айрис и Одетта с аппетитом принялись за еду.

На их появление никто не обратил внимания. Лишь Дилан, находившийся в обществе двух пассажирок, чьи кавалеры с первого же дня поддались чарам мисс Доунтер и миссис Грей, чуть заметно кивнул припозднившимся женщинам.

Беседуя с Одеттой, Айрис незаметно осмотрелась. Все было как обычно: влюбленная парочка миловалась в углу, капитан развлекал двух заброшенных женщин, остальные же мужчины толпились подле двух красавиц, затмивших собой всех прочих.

Однако кое-что все же изменилось. Айрис заметила, что Мелисса и Мелинда сели не поодаль, как прежде, а рядышком. Смеясь и болтая, перекидываясь шутками и остротами с молодыми людьми, они походили на закадычных подруг. Лишь некоторая напряженность взглядов да чрезмерная предупредительность женщин друг к другу выдавали их затаенное соперничество.

Несколько удивившись, Айрис поделилась своими наблюдениями с Одеттой. Та, некоторое время последив за конкурентками, также изумленно приподняла брови.

- Ты права, Айрис. Здесь и в самом деле что-то нечисто, - шепнула она. - С чего бы этим двум дьяволицам так миндальничать друг с другом?

- Сомневаюсь, чтобы причиной послужило запоздалое раскаяние. Не далее как сегодня Мелисса вновь брюзжала о том, как же она ненавидит "эту заносчивую выскочку Мелинду Грей".

Одетта негромко засмеялась, - Заносчивую выскочку? Хорошо сказано!

А главное, великолепно подходит к обеим... "Как же я ненавижу эту заносчивую выскочку Мелиссу Доунтер!" - довольно удачно передразнила она жеманные интонации миссис Грей.

Айрис не сдержала невольной улыбки.

- Ох, Одетта, с тобой не соскучишься,., Но что все это значит?

- Мне и самой не терпится узнать, - вздохнула Одетта. - Ясно лишь одно; добром эта история не кончится.

Внезапно Айрис вспомнила.

- А ведь знаешь, Мелисса мне сегодня намекала, что собирается раз и навсегда покончить с соперницей.

Одетта оживилась. Ее темные глаза заблестели в предвкушении чего-то необычного.

- А она не говорила как?

- К сожалению, нет. И что еще печальнее, мне так и не удалось уговорить Мелиссу перестать строить планы мщения и спокойно наслаждаться морем и солнцем.

- Искренне завидую твоему незлобивому характеру, подружка. С твоими кротостью и терпением надо бы в монашки идти, а не замуж!

Что же касается меня, то я лишь порадуюсь, если одна из наших красоток разделается с другой. Кто бы ни оказался пострадавшей стороной, наказание будет вполне заслуженным.

Айрис нахмурилась.

- Нехорошо желать зла ближнему своему, Одетта!

Однако та фыркнула.

- Упаси меня Бог от таких ближних, как мисс Доунтер или миссис Грей. Может быть, я и гадкая, но желать добра подобным мерзавкам выше моих сил.

- Лучше давай вообще не будем говорить о них, - предложила Айрис. Ведь существуют куда более приятные темы для беседы, чем эта.

Одетта вздохнула, однако послушно сменила предмет разговора. Не прошло и минуты, как подруги всецело погрузились в обсуждение достоинств и недостатков местной кухни.

Несмотря на то что вечер протекал довольно приятно, Айрис не покидало тревожное предчувствие. Казалось, должно произойти нечто страшное. Она не могла сказать, что конкретно, и от этого ей было особенно не по себе.

Однако молодая женщина старалась не придавать большого значения своим страхам, убеждая себя в том, что все дело в Мелиссе. И хотя они с Одеттой больше не возвращались к данной теме, обе подруги то и дело бросали заинтригованные взгляды в сторону кружка, где царствовали мисс Доунтер и миссис Грей.

Наконец Мелисса, перехватив один из встревоженных взглядов Айрис, заговорщицки ей подмигнула, как бы предлагая посмотреть, что произойдет дальше. Ее смех стал громче и неестественнее, движения - излишне порывистыми. Казалось, будто мисс Доунтер изрядно перебрала.

Однако Айрис, хорошо знакомая с привычками приятельницы, знала, что Мелисса никогда не позволит себе ничего подобного.

Очевидно, все, что сейчас происходило, было хорошо срежиссированным спектаклем, служившим какой-то определенной цели.

Поняв это, Айрис, уже не таясь, со смешанным чувством тревоги и любопытства стала наблюдать за развитием событий. Принесли заказанный кофе, однако молодая женщина даже не притронулась к дымящемуся напитку. Одетта также отставила чашку в сторону, последовав примеру подруги.

Меж тем жестикуляция Мелиссы становилась все оживленнее и оживленнее. Откровенно пьяный смех мало-помалу привлек внимание всех присутствующих. Кто-то выключил музыку. Разговоры смолкли. Женщины удивленно переглядывались, мужчины недоумевали.

Отхлебнув еще немного из своего бокала, Мелисса начала подозрительно покачиваться.

Казалось, ей даже в сидячем положении трудно сохранять вертикальное положение. Каждый новый взрыв хохота заставлял женщину неловко заваливаться на бок, слегка облокачиваясь то на сидящего рядом блондина, то на Мелинду.

После одного из наиболее сильных приступов смеха Мелисса вдруг окончательно потеряла равновесие. Отчаянно взмахнув руками, в одной из которых по-прежнему был зажат бокал с красным вином, она качнулась в сторону Мелинды. Вино выплеснулось, да так неудачно, что почти все попало в лицо миссис Грей, а оттуда потекло в вырез белоснежного шелкового платья.

Мелинда завопила от бешенства и досады. И куда только подевался ее томный, обольстительный голос? Словно рыночная торговка, она закричала:

- Что же ты наделала, идиотка несчастная? Только посмотри, на кого я стала похожа! На мокрую курицу! А все из-за тебя, паршивая пьянчужка! Платье стоило кучу бабок, а теперь оно безнадежно испорчено! И в этом виновата только ты, ты, развратная алкоголичка!

Все, кто находился в кают-компании, замерли в ошеломлении. В памяти многих всплыли когда-то ходившие сплетни о низком происхождении миссис Грей, отцом которой называли не то сапожника, не то жестянщика. Тогда слухам мало кто поверил. Однако теперь, после столь безобразной сцены, никто больше не сомневался, где эта аристократка могла так мастерски научиться площадной брани.

Одна только Мелисса ничуть не растерялась.

Искусно разыгрывая пьяное недоумение, она как ни в чем не бывало воскликнула:

- Ой, что же я натворила! Какое жуткое пятно! Да у вас еще и тушь потекла! Простите меня, ради Бога, миссис Грей. Я сейчас мигом все исправлю.

Невзирая на протестующие вопли, Мелиса достала откуда-то носовой платок и принялась неловко стирать грязноватые подтеки с лица и шеи разъяренной Мелинды. Последняя отчаянно отбивалась, но безуспешно. Бормоча извинения, Мелисса продолжала свое дело.

Вдруг Мелинда Грей вскрикнула и часто заморгала, прикрыв правый глаз рукой. Она долго не хотела отводить ладонь, а когда наконец сделала это, то все заметили нечто странное.

Один глаз, как и прежде, сиял невиданной голубизной. Зато второй, который Мелинда так не желала открывать, внезапно поблек и превратился в обычный серый.

Мелисса, якобы с встревоженным видом наблюдавшая за соперницей, облегченно выдохнула.

- Контактные линзы! А я-то, глупая, испугалась, что нечаянно повредила вам глаз Надо предупреждать, дорогая, что носите цветные линзы. Кстати, натуральный цвет вашей радужной оболочки весьма премилый, честное слово! с нарочито невинным видом добавила она Зачем же вы так долго скрывали его от нас? Бледная как полотно Мелинда вымолвила лишь одно слово:

- Уйдите.

- Вы только не сердитесь на меня, миссис Греи. Я ведь не нарочно, клянусь...

- Уйдите.

Изобразив на лице крайнее смущение Мелисса отстранилась и слегка пожала плечами Как хотите, миссис Грей. Но, право, вам не стоит так переживать из-за подобного пустяка. Я однажды тоже хотела вставить цветные линзы. Однако хозяйка салона красоты отсоветовала, сказав, что грех прятать такие красивые, выразительные, черные, словно южное небо...

- Уйдите! - истерично взвизгнула Мелинда, затыкая уши.

В глазах Мелиссы мелькнуло глумливое выражение. Однако уже мгновение спустя она вновь приняла наполовину испуганный, наполовину обиженный вид.

- Как пожелаете, миссис Грей.

С видимым трудом Мелисса поднялась. Однако, не устояв на высоких шпильках, тут же рухнула обратно, на диван, как бы нечаянно задев рукой роскошные рыжие волосы Мелинды.

И тут произошло невероятное. На глазах у всех буйная вьющаяся шевелюра вдруг отделилась от головы хозяйки и, совершив в воздухе замысловатый пируэт, упала к ногам ошеломленных зрителей.

Воцарилась небывалая тишина. Стало слышно, как тихо плещется море о борта яхты. Все тринадцать человек зачарованно уставились на рыжий лохматый комок, лежащий на полу, на некоторое время совершенно позабыв про его владелицу.

Кто-то осторожно кашлянул, и толпа вдруг вновь ожила. Шорох, шепот, шушуканье наполнили кают-компанию. Как по команде, тринадцать пар глаз устремились на Мелинду. Вернее, на ее настоящие волосы. Тонкие, редкие, прямые как палки, мышиного цвета, они и в самом деле были жалки. Среди пассажиров послышались приглушенные реплики:

- Боже, какой кошмар!

- Неудивительно, что она их прятала...

- А ведь она страшненькая...

Мелинда, подрастеряв наглость и самоуверенность, все больше съеживалась под пристальными взглядами, жалящими ее со всех сторон.

С размазанной косметикой, в запачканном платье, с разноцветными глазами и серенькими волосами миссис Грей действительно смотрелась весьма неказисто. Ее поклонники, теперь бывшие, невольно пододвинулись ближе к Мелиссе.

Мелисса же, не считая нужным долее притворяться, грациозно поднялась со своего места и гордо выпрямилась. В упор глядя на поверженную соперницу, она безо всякого сожаления произнесла:

- О, миссис Грей, какой у вас красивый парик! Не могли бы вы дать адрес магазина, где приобрели такую чудную вещь?

Красная от стыда и злости Мелинда выпалила:

- Да катись ты ко всем чертям, стерва!

- Впрочем, можете сохранить эту информацию при себе, - невозмутимо продолжила Мелисса, смакуя долгожданную победу. - Боюсь, ни один парик не налезет на мои собственные волосы.

Чаша терпения Мелинды переполнилась. Сознавая, что потерпела поражение по всем статьям, она вскочила и, не заботясь о том, чтобы сохранить хотя бы остатки репутации, яростно выкрикнула:

- Ты еще пожалеешь о том, что натворила, Мелисса Доунтер! Ты и понятия не имеешь, с кем связалась! Клянусь, с этой минуты у тебя нет более непримиримого врага, чем я. Берегись же! Почаще оглядывайся, если случится возвращаться домой поздно ночью! Бойся каждую минуту, ибо еще никто так не оскорблял меня! А я не привыкла оставлять обиды безнаказанными! - Обведя всех собравшихся недобрым взглядом, Мелинда с ледяной яростью закончила:

- Что ж, дальше вам придется веселиться без меня. Советую наслаждаться каждым мгновением, ибо никогда не знаешь, что произойдет завтра...

Метнув еще один злобный взгляд в сторону Мелиссы, Мелинда удалилась, оставив остальных пассажиров в полнейшей растерянности и недоумении.

Глава 7

Молчание, наверное, длилось вечность. После столь грандиозного скандала продолжать вечеринку представлялось невозможным. Практически всеми овладела странная смесь безразличия и подавленности. Казалось, не остается ничего другого, как пожелать друг другу спокойной ночи и разойтись по каютам.

Тогда вперед выступил капитан.

- Гмм.., даже не знаю, что и сказать, - задумчиво протянул он, хотя уже успел обдумать каждую последующую фразу. - Только что все мы стали свидетелями, если можно так выразиться, исторического события. "Неслыханное разоблачение Мелинды Грей!", "Невероятное происшествие на невероятной яхте!", "Мелинда Грей - дочь третьего сословия!" - так и вижу огромные заголовки. Миллионы людей вскоре узнают из газет то, что нам довелось увидеть собственными глазами. И многие из них не поверят, сочтя все выдумками желтой прессы.

Лишь нам, тринадцати избранным, повезло стать свидетелями сенсационного события, которому суждено возглавить рейтинги самых скандальных светских хроник. Готовьтесь, вскоре всем вам предстоит стать звездами многочисленных шоу, теле- и радиопрограмм, давать интервью. Везде вас будут сопровождать толпы журналистов. Вы - те везунчики, которым посчастливилось присутствовать при самом громком разоблачении двадцатого века. И, - тут Дилан сделал эффектную паузу, - я горжусь тем, что столь уникальное событие произошло именно на "Морском ястребе". Уже не раз говорили, что моя яхта обладает едва ли не мистической способностью притягивать к себе всевозможные сенсации. Вы же смогли воочию убедиться в том, что не зря потратили деньги на билет до Сейшельских островов.

Слушатели громко зааплодировали. Дилан, всегда с честью выходивший из самых щекотливых ситуаций, не оплошал и на этот раз.

Врожденная сообразительность и острый ум помогли ему вмиг превратить омерзительную сцену в один из развлекательных номеров круиза, не лишенный изюминки и пикантного своеобразия. Путешественники жаждали необычайных приключений, за что выложили отнюдь не малую сумму, И они получили гораздо больше того, на что могли рассчитывать.

Об оборотной стороне медали теперь никто не думал.

Снова заиграла музыка. Несколько пар закружились в медленном танце. Возобновились разговоры, вновь послышались шутки и беззаботный смех.

Одетта, возвращаясь к недопитой чашке кофе, восхищенно цокнула языком.

- Поразительно! Да наш капитан - сам дьявол! Невероятно, с какой легкостью он вертит людьми и событиями. Вместо того чтобы краснеть и извиняться, мистер Лингтон едва ли не заставил нас благодарить за небывалое зрелище!

Втайне Айрис также восхищалась находчивостью Дилана. Однако, стесняясь открыто выказывать свою симпатию, сочла нужным заметить;

- И все же мы жестоко поступили с миссис Грей. Разве бедняжка виновата в том, что природа обошлась с нею сурово? Возможно, она и не святая, но все же не заслужила подобного унижения. Мелисса поступила просто чудовищно!

- Ну, с этим можно еще поспорить, подружка. Допустим, мисс Доунтер слегка переборщила. Однако лично я считаю, что авантюристка получила по заслугам. Наконец-то нашелся человек, который сумел проучить хитрую интриганку, и я всецело одобряю подобный поступок. Твоя Мелисса - молодец!

Айрис с укоризной посмотрела на Одетту.

- И это говоришь ты, которая называла Мелиссу дьяволицей и барракудой?

Одетта пожала плечами.

- Ну и что? Еще я говорила, что буду рада поражению любой из них. Вот и радуюсь. - Она улыбнулась и ободряюще коснулась руки подруги. - Не переживай, дорогая, ведь ничего страшного не произошло. Когда-нибудь и Мелиссе придется испытать на собственной шкуре горечь обид и поражений. Она тоже свое получит, помяни мое слово.

Айрис вздохнула.

- Вынуждена признать, что твои слова не лишены здравого смысла. И все же я никак не могу избавиться от мысли, что эта история плохо кончится.

- Разве она уже не закончилась?

- А разве такая женщина, как Мелинда Грей, способна оставить обидчика безнаказанным? - ответила Айрис вопросом на вопрос. - Сегодня Мелисса приобрела опасного врага.

- Вот пусть сама с ним и разбирается, - подвела итог разговора Одетта, глядя куда-то в сторону. - Ладно, забудем о них обеих. С нас хватит и собственных забот. Гляди-ка, к нам направляется капитан!

Айрис посмотрела в указанную сторону, и ее сердце забилось сильнее. Уверенной походкой к ним и в самом деле приближался Дилан Лингтон. Его великолепная, высокая фигура, как всегда, выгодно отличала его от прочих мужчин.

- Прошу прощения, дамы, за несколько неприятных минут, пережитых вами на борту моей яхты, - произнес Дилан, подойдя к ним. - Надеюсь, досадная сцена не испортит общих впечатлений от круиза.

- Ни в коем случае! - живо откликнулась Одетта. - Напротив, именно этот эпизод я буду вспоминать с особенным удовольствием. То, как ловко вам удалось сгладить неприятные последствия скандала, заслуживает быть занесенным в Книгу рекордов Гиннеса!

- Боюсь, вы несколько преувеличиваете мои заслуги. Но все равно спасибо, - галантно ответил Дилан и, переведя взгляд на Айрис, поинтересовался:

- А вы, похоже, не разделяете энтузиазма подруги?

Айрис слегка пожала плечами.

- Честно говоря, и сама не знаю. Несмотря ни на что, мне жаль миссис Грей. Да и за Мелинду стыдно.

- Может, я смогу помочь вам забыть о неприятном происшествии, пригласив вас на танец? - спросил Дилан и поспешно добавил:

- Если, конечно, мисс Ньюманс не возражает против того, чтобы я на время похитил ее подругу.

Игнорируя умоляющий взгляд Айрис, Одетта поспешила заверить:

- Отличная идея! Если мне никак не удается развеселить Айрис, то почему бы не попробовать вам? Уверена, вы справитесь с этой задачей гораздо лучше.

Поблагодарив Одетту взглядом, Дилан повернулся к растерявшейся Айрис и, не давая ей времени на отказ, увлек к другим танцующим.

- Вы не должны были поступать так! - обрушилась на него Айрис, как только вновь обрела дар речи. - Я вовсе не собираюсь с вами танцевать.

- Но мы ведь уже танцуем, - резонно возразил Дилан, выполняя очередное па.

Невольно следуя за ним, молодая женщина возмущенно произнесла:

- Вы даже не соизволили спросить моего согласия!

- Зачем, если вы все равно отказали бы?

От подобной невозмутимости Айрис на миг опешила.

- Но.., но что подумают окружающие?

- А ничего. Разве светские приличия запрещают замужней женщине танцевать с друзьями?

- Однако наши отношения намного сложнее.., дружеских, - краснея, возразила Айрис. И ни к чему, чтобы другие заподозрили об этом.

Мне казалось, что мы уже все выяснили, мистер Лингтон.

Дилан нахмурился.

- Мистер Лингтон? Мы же договорились, что будем называть друг друга по имени.

- Но только не при посторонних.

- Да плевать мне на посторонних! - взорвался он. - Черт побери, неужели вы не понимаете, что через неделю мы расстанемся навсегда? Навсегда! Я же ведь ничего больше не требую, Айрис. Не лишайте же меня удовольствия видеть вас, общаться с вами! Дьявол, неужели мы за все наши страдания не заслужили хотя бы столь невинного наслаждения?

Айрис потупилась, сознавая всю правоту упреков Дилана. Разве она мазохистка, чтобы сознательно избегать общества любимого? Ведь они же не делают ничего предосудительного.

Разговаривают, танцуют, смотрят друг другу в глаза, только и всего. А через каких-то семь дней не будет и этого! Так неужели она должна отказать и себе и Дилану в этой последней радости? Никогда!

Приняв такое решение, Айрис подняла на капитана свои прекрасные глаза.

- Простите меня, Дилан. - От ее ясного, кроткого взгляда и глубокого бархатистого голоса у него защемило сердце. - Я боюсь причинить боль и вам, и себе, потому и избегаю вас.

Но ведь от этого боль не становится меньше, верно?

В ответ Дилан лишь крепче сжал ее в объятиях. Медленная томная мелодия жалила сердца влюбленных. Задыхаясь от нахлынувших чувств, мужчина прошептал:

- Дорогая.., я почитаю за счастье, что встретил вас, пусть и слишком поздно. И каждая минута, проведенная с вами, - блаженство, о котором я буду вспоминать до конца дней. Так не лишайте же меня его, умоляю вас!

Растроганная страстной мольбой, Айрис вместо ответа склонила голову ему на грудь.

Больше они не разговаривали, прислушиваясь к тому, как их сердца бьются в такт. Особый, ни с чем не сравнимый мужской аромат обволакивал молодую женщину, заставляя забыть об окружающих, о доме, даже о Леоне. Тепло сильного тела смешивалось с ее теплом, плавные движения танца погружали в некое подобие нирваны. Казалось, время остановилось для них. Обоим хотелось только одного: продлить этот миг навечно.

Однако вскоре медленная мелодия оборвалась, сменившись быстрым, энергичным танцем. Чувствуя, что ни он, ни Айрис еще не в силах вернуться в реальный мир, Дилан тихо предложил:

- Может, пройдемся по палубе? Мы ведь еще никогда не любовались вместе светом звезд.

Айрис чуть кивнула, и они незаметно покинули кают-компанию.

После душноватого помещения прохладный ночной воздух показался им божественно прекрасным. Было тихо. Лишь изредка раздавался плеск волн. Яркие звезды понимающе подмигивали влюбленным. На воде серебрилась лунная дорожка.

Пройдя вдоль борта, молодые люди остановились на корме. Опершись на перила, они долго смотрели на луну, на звезды, на море. Как ни странно, продолжительное молчание еще больше сблизило их. Темнота придавала смелости, романтический морской пейзаж создавал настроение интимности, задушевности.

Айрис чувствовала, что ей многое нужно рассказать Дилану. О том, как она его любит, как многие годы, сама не зная этого, ждала их встречи. О том, насколько дорог он стал ее истомившемуся по любви сердцу. О том, как она будет тосковать по нему, возвратившись на родину к законному, но нелюбимому супругу.

- Дилан... - начала Айрис, но тут же смешалась.

- Что, дорогая?

Нет, я еще не готова первой заговорить о моей любви, поняла Айрис, проклиная себя за нерешительность. А ведь другого такого подходящего момента может и не представиться.

Однако была еще одна тема, занимающая ее лишь немногим меньше.

- Дилан, ты веришь в предчувствия?

Переход на "ты" получился таким плавным, таким естественным, что оба просто не заметили его.

Дилан казался озадаченным.

- Гмм... Хороший вопрос. Как и большинство мужчин, я несколько скептически отношусь ко всяким предчувствиям, предсказаниям, предвидениям и прочей дребедени. Однако не раз в моей жизни возникали сложные ситуации, благополучно разрешить которые мне помогало только шестое чувство, или предчувствие, как ты его называешь. Повинуясь ему, я совершал, на первый взгляд, абсолютно нелогичные, абсурдные поступки. Но именно они спасали меня и помогали выйти сухим из воды.

В общем, можно сказать, что верю.

- А сегодня у тебя не возникало подобного чувства? Ощущения, что что-то неминуемо должно произойти? Что-то очень нехорошее?

Дилан испытующе посмотрел на Айрис.

- Честно говоря, возникало. А почему ты об этом спрашиваешь?

- Весь день меня не покидает какое-то гнетущее ощущение, - призналась Айрис. - Словно должно случиться что-то непоправимое, ужасное, трагическое.

- Вот-вот! Именно это я испытываю и сейчас. Удивительно, до чего же мы с тобой схожи! Ну прямо как близнецы, только наша связь еще глубже, еще прочнее. - Дилан на некоторое время задумался. - Интересно, что бы все это могло означать? Может, наши предчувствия касались произошедшего скандала? В таком случае можно успокоиться - самое страшное уже позади.

Однако Айрис с сомнением покачала головой.

- Сначала я тоже думала, что дело в Мелиссе и в ее напряженных отношениях с миссис Грей. Однако Мелинда повержена, моя приятельница вовсю празднует долгожданный триумф, а странное ощущение все не проходит.

- Действительно... - Дилан нахмурился. - Мы находимся посреди моря, а здесь может произойти все, что угодно. Несчастный случай, девятибалльный шторм, пираты...

- Пираты? - изумленно переспросила Айрис. - Разве они все еще существуют?

- Увы, да. И причем действуют безо всякого романтического флера, невесело усмехнулся Дилан. - Современные пираты - самые настоящие бандиты, для которых нет ничего святого.

Они нападают на небольшие суда, яхты и грабят их, а затем избавляются от нежелательных свидетелей.

- Какой кошмар!.. - Айрис невольно передернулась, представив себе зверства душегубов. - Знала бы, ни за что не отважилась бы покинуть сушу иначе как на многопалубном океанском лайнере.

- Лайнер - тот же город, только расположенный на воде, - заметил Дилан. - И на его борту, как и в любом городе, нередко происходят преступления. Жить, между прочим, тоже опасно. От этого иногда даже умирают, - пошутил Дилан, пытаясь отвлечь молодую женщину от грустных мыслей.

Айрис слабо улыбнулась.

- Кому суждено сгореть, тот не утонет... Ты это имел в виду?

- Именно, - подтвердил Дилан. - Так что не будем забивать себе головы разными дурацкими предчувствиями, а станем просто наслаждаться жизнью.

- И чудесными звездами, - засмеялась Айрис. - Впервые в жизни вижу такое красивое ночное небо!

- Кстати, а сколько тебе лет? Конечно, понимаю, что спрашивать женщину о возрасте...

- Двадцать четыре, - не ломаясь, ответила Айрис. - А тебе?

- Тридцать пять. Как видишь, я старше тебя на одиннадцать лет. Не смущает?

- Ни капли! Между прочим, через месяц моему мужу стукнет аж сорок, а он по-прежнему подтянут и красив, как двадцатилетний юноша...

Айрис смущенно умолкла. И когда же она научится держать язык за зубами!

Заметив ее замешательство, Дилан мягко, но настойчиво взял молодую женщину за плечи и развернул лицом к себе. Негромко он произнес:

- Послушай, Айрис, давай поговорим начистоту. У нас осталось слишком мало времени для того, чтобы ходить вокруг да около. Больше никаких туманностей, намеков, "если бы я могла поведать" и тому подобного. Идет?

Чувствуя, что Дилан собирается сказать что-то важное, Айрис кивнула и с замирающим сердцем сказала:

- Идет.

- Отлично, - удовлетворенно произнес он. Итак, для начала несколько вопросов. Чур, отвечать честно и не раздумывая. Ты вышла замуж по любви?

- Нет. - Айрис вдруг захотелось рассказать Дилану о себе все, без утайки поделиться своими горестями и сомнениями. - Это была чисто деловая сделка между Леоном и моим отцом.

Одному нужно было положение в обществе, другому - деньги. О чувствах меня никто и не спрашивал.

- И за шесть лет ты так и не смогла полюбить мужа?

- Увы, хотя очень этого хотела. Но я привыкла к Леону. Он не сделал меня счастливой, однако рядом с ним я обрела покой. Мой муж очень добрый и заботливый. С ним я как за каменной стеной.

Дилан помрачнел.

- Однако все это мог бы тебе обеспечить и другой мужчина. Рядом с мужем тебя удерживает исключительно чувство долга?

- Не только. Так хотел мой покойный отец.

У нашей семьи сложился определенный круг знакомств. Окружающие считают нас с Леоном идеальной парой. Было бы слишком сложно менять все в одночасье, - призналась Айрис. - Поэтому я и не разводилась, тем более что мое сердце долго оставалось свободно. Кроме того, Леон любит меня. Зная это, я никогда не смогу предать его чувства.

- И при всем этом ты подозреваешь мужа в измене?

Голубые глаза Айрис потемнели.

- Да. Однако подозрение еще не доказательство. Пока у меня не будет убежденности в супружеской неверности Леона, я не пойду на поводу у сплетен.

- Вполне логичный довод, - неожиданно одобрил Дилан. - Ну а если бы измена была доказана? Что тогда?

Айрис задумалась. В самом деле, что тогда? - спросила она себя. Разве доказанное предательство Леона не явится достаточной причиной забыть о церковных клятвах? Подумать и о собственном счастье?

Быть вместе и в горе, и в радости, безжалостно напомнил внутренний голос. Если Леон оступился, твоя обязанность поддержать его, а не бросать в трудную минуту. Ведь он столько сделал для тебя и твоего несчастного отца! Если бы не Леон, твой хваленый аристократический род погряз бы в долгах, а его последние представители оказались бы выброшенными на помойку. И за все это ты готова заплатить черной неблагодарностью? Бросить родного человека ради красавчика со скандальной репутацией?

Воспоминания вернули Айрис прежнюю уверенность в правильности своего решения. Подняв на Дилана свои прекрасные глаза, она строго произнесла:

- Брак - не игрушка, Дилан. Это сложный механизм, в котором целая куча секретов и непонятных деталей. И если одна из них испортилась, нужно запастись терпением, чтобы найти причину поломки и по возможности устранить ее. Пусть какая-то часть не работает, однако это еще не повод выкидывать весь механизм.

- Но если брак оказался неудачным? Если весь механизм проржавел насквозь и рассыпается на глазах? - с чувством произнес Дилан. - Почему бы со спокойной совестью не отправить его на свалку и не обзавестись новым?

Но Айрис упрямо покачала головой.

- Ты не понимаешь, какой бред несешь. Мужья - не перчатки, чтобы их постоянно менять.

Да мы уже и обсуждали этот вопрос. Разве ты смог бы уважать и любить женщину, которая ради тебя предала другого?

В ответ Дилан горячо воскликнул:

- Но наш случай совершенно особый! Неужели ты не понимаешь, что нам предназначено быть вместе самой судьбой? Ты и я созданы друг для друга!

- Все это лишь громкие слова, - устало отмахнулась Айрис. - Пройдет совсем немного времени, и ты повторишь их другой.

- Никогда в жизни! - пылко заявил Дилан. - Ты - моя единственная, желанная...

- Хватит, - оборвала его Айрис и горько передразнила:

- "Любимая", "желанная"... Да что ты вообще обо мне знаешь? С чего ты решил, будто я - твой идеал? Да я порой и женщиной-то себя не ощущаю, - с горечью исповедывалась она, обнажая душу. Пусть уж Дилан знает о ней все! Зачастую меня оставляют холодной ласки, способные растопить и камень.

Неудивительно, если Леон, обнаружив в постели вместо жены бесчувственный манекен, и в самом деле сбежал к другой. Да и вообще, какая я женщина, если даже не могу...

В порыве внезапной откровенности Айрис собиралась поведать Дилану о том, что никогда не сможет иметь детей. Уж после такого он точно пересмотрит свои чувства к ней!

Кому нужен пустоцвет, не способный принести плодов?

Однако Дилан не дал ей договорить. Внезапно сжав Айрис в объятиях, он хрипло пробормотал:

- Нет, черт побери, ты - женщина! И я прямо сейчас заставлю тебя поверить в это.

Он молниеносно наклонился и накрыл ее рот жгучим поцелуем. С искусством опытного соблазнителя Дилан принялся ласкать его губами и языком, умело возбуждая ответное желание. Сильные руки осторожно поглаживали нежную бархатистую кожу спины и плеч.

Сначала Айрис оставалась внешне абсолютно безучастной к его ласкам. В ней пробудилось желание, однако не настолько сильное, чтобы его нельзя было контролировать. Ну вот, пусть сам убедится, что она холодна как лед! Молодая женщина даже не делала попыток вырваться, совершенно уверенная, что Дилан вскоре сам отпустит ее.

Вдруг Айрис почувствовала, как внутри нее что-то перевернулось. Неотчетливое томление неожиданно переросло в безудержную страсть.

Подобное она испытывала только однажды, во время первой брачной ночи, когда Леон был особенно нежен и ласков с ней.

Впрочем, не правда. Никогда она не испытывала ничего подобного! Кровь забурлила в жилах, пульс бешено зачастил, дыхание стало прерывистым, а с губ сорвался легкий стон. Айрис с пылом ответила на поцелуй, который тут же стал еще глубже, еще пламеннее.

Это Дилан, уловив ее состояние, удвоил усилия. Однако и сам уже оказался в плену страсти.

Не в силах сдержаться, он принялся покрывать бессчетными поцелуями лицо и шею Айрис, постепенно спускаясь к соблазнительной ложбинке, целомудренно прикрытой бирюзовой тканью.

Изнывая от желания, Айрис обхватила руками сильную мужскую шею, с восторгом отвечая на его ласки. Ее ладони беспорядочно блуждали по мускулистым плечам, губы шептали любимое имя.

Чувствуя, что еще немного, и не сможет остановиться, Дилан с трудом оторвался от податливых губ, нежного тела и нехотя отпустил Айрис.

- Прости, - сипло произнес он. - Я обещал, что пальцем не притронусь к тебе, и не сдержал слова.

Однако Айрис, все еще во власти сладких грез, прошептала:

- Тогда пообещай мне другое: что обязательно поцелуешь меня так же, когда настанет пора прощаться.

Вне себя от волнения, Дилан порывисто обнял молодую женщину.

- А вот это свое обещание, моя ненаглядная, я непременно сдержу!

Айрис вернулась в свою каюту, мечтательно улыбаясь. Несмотря на гложущее чувство вины, она еще никогда не чувствовала себя такой счастливой. Дилан прав: она настоящая женщина и ощутила себя такой только сегодня благодаря ему!

Странно, размышляла Айрис, почему же тогда поцелуи Леона так часто оставляли меня равнодушной? Ведь он красив, ласков, нравится женщинам. Но сколько муж ни старался, ему почти никогда не удавалось разбудить моих чувств.

Зато это без усилий сделал Дилан. И ему не понадобилось для этого шесть лет, а вполне хватило и несколько секунд. Еще при первой встрече он заставил ощутить меня странное томление, которое сегодня переродилось в настоящую страсть.

А что же было бы дальше, позволь я Дилану пойти до конца? Может, и не к чему быть такой принципиальной, если взамен я получу счастье, о котором не смела и мечтать? Проведи я с Диланом ночь, об этом никто и не узнал бы.

Ведь Леон наверняка позволяет себе подобное, так почему же нельзя мне? Забеременеть я все равно не могу, так что о последствиях можно не волноваться...

Помечтала, и хватит! - тут же оборвала себя Айрис, изо всех сил борясь с обуревавшим ее желанием. Еще не хватало опуститься до измены! Пусть осудят другие, переживу. Но как же я буду уважать себя, если унижусь до такого? Нет уж, пора перестать мечтать о журавле в небе. Я замужем, и точка!

Переодевшись в ночную рубашку, Айрис юркнула в постель и, вдоволь наплакавшись, задремала.

Глава 8

Проснулась она от мучительного, надрывного кашля, сотрясающего все тело. Сев на кровати и взглянув на часы, Айрис увидела, что проспала не более двух часов. Стояла глубокая ночь.

Кашель никак не желал прекращаться. Только сейчас, втянув носом воздух, Айрис почувствовала, что сильно пахнет гарью. Тревожно оглядевшись, она увидела, что из-под двери тонкой струйкой тянется дым.

На яхте пожар!

Не помня себя от ужаса, Айрис вскочила и заметалась по каюте. Ей одновременно хотелось собрать самые необходимые вещи и бросить все и бежать прочь сломя голову. Не в силах принять какое-либо решение, молодая женщина хваталась то за одно, то за другое, не сознавая, что ею владеет самая настоящая паника.

Неожиданно дверь без стука распахнулась и в каюту ворвался мужчина с чем-то тяжелым на руках. Темнота помешала Айрис разглядеть вошедшего. Насмерть перепуганная внезапным вторжением, она пронзительно закричала.

Меж тем неизвестный, не обращая никакого внимания на хозяйку каюты, подошел к кровати и осторожно опустил на нее свою ношу. И только затем, повернув лицо к повергнутой в трепет Айрис, сквозь зубы процедил:

- Может, перестанешь визжать и поможешь мне?

Узнав по голосу капитана, Айрис обрадовалась настолько, что даже не обратила внимания на не слишком-то вежливое обращение.

- Дилан, какое счастье, что это ты! Я проснулась оттого, что почувствовала запах гари и увидела дым. На борту пожар? Что происходит?

Что ты положил на мою кровать? И зачем вообще ты это сюда принес?

- Замолчи, Айрис. Иди же сюда, черт подери, и помоги мне!

В голосе Дилана звучало столько раздражения и тревоги, что Айрис не посмела ослушаться. Приблизившись вплотную к кровати, она всплеснула руками.

- Бог мой, Мелисса! И без сознания! Что с ней случилось? Она жива?

- Пока что да. И надеюсь, будет жить дальше, если только ты сейчас же перестанешь болтать и займешься подругой.

Айрис растерянно пожала плечами.

- Но что мне делать?

- Попробуй для начала включить свет, - саркастически посоветовал Дилан.

Не выдержав его ядовитого тона, Айрис взорвалась:

- Прекрати так говорить со мной! Разве я хоть чем-то это заслужила?

Но Дилан даже бровью не повел.

- Будем выяснять отношения или откачивать Мелиссу? Кто-то поджег дверь ее каюты.

Мои ребята как раз заняты тушением огня. Мелисса порядочно наглоталась дыма и, похоже, почти не дышит. Если собираешься закатить истерику, лучше отложи это на потом.

- Прости. - Айрис быстро подошла к выключателю и зажгла свет. - Что теперь?

- Ты умеешь делать искусственное дыхание?

- Только теоретически. - Айрис испуганно взглянула на Дилана. - А что, дело действительно так серьезно?

- Боюсь, что да. Взгляни сама.

Вернувшись к кровати, Айрис ужаснулась.

Мелисса лежала бледная, бездыханная. Казалось, еще немного, и жизнь покинет ее прекрасное тело, прикрытое лишь полупрозрачной темно-синей сорочкой.

Смутившись от внезапной догадки, Айрис опустила глаза и покраснела. Так и есть, на ней тоже лишь ночная рубашка! Конечно, гораздо длиннее и приличнее, чем на Мелиссе, но все же...

Заметив, что Айрис замерла на месте и растерянно оглядывается по сторонам, Дилан мигом догадался, в чем дело. Снисходительно усмехнувшись, он произнес:

- Не трудись. Никогда не думал, что скажу такое, но в настоящий момент меня менее всего волнует твое тело.

Айрис смущенно улыбнулась.

- Извини. Понимаю, сейчас не время для соблюдения приличий. Итак, что мне делать?

- Сначала запрокинем ей голову, чтобы язык не запал. Так... Теперь я буду делать искусственное дыхание, а ты считай. Через каждые пять вдохов нужно будет надавить на грудину, чтобы освободить желудок от воздуха. Справишься?

- Постараюсь.

Они слаженно принялись за дело. Спустя пару минут Мелисса слабо вздохнула. Прошла еще минута, и дыхание стало глубоким и ровным. Постепенно пострадавшая приходила в сознание.

Подняв головы, Айрис и Дилан тепло улыбнулись друг другу. Только что спасенная жизнь как-то по-новому сблизила их.

- У нас здорово получилось, - заметил Дилан.

Айрис пошутила:

- Наверное, мне стоит податься в медики.

Чувствую прирожденный талант.

Внезапно Мелисса застонала и открыла глаза. С ее губ сорвался слабый возглас:

- Где я?

- Дорогая, ты пришла в себя!

Айрис тут же кинулась к подруге, помогая ей приподняться. Несмотря на некоторую неприязнь к Мелиссе, сейчас она ощущала лишь искреннюю жалость да горячее желание помочь.

- Все в порядке, мисс Доунтер, - меж тем официальным тоном сообщил Дилан. - Вы находитесь в каюте вашей соседки, миссис Клоттон. Ваша собственная по пока невыясненным обстоятельствам загорелась, однако это вовремя заметили.

- Вы спасли мне жизнь, - с признательностью вымолвила Мелисса. - Я знаю, именно вы вышибли дверь и вынесли меня из огня!

- Так поступил бы любой на моем месте.

Просто я оказался ближе.

Несмотря на слабость, Мелисса все же нашла в себе силы кокетливо взмахнуть ресницами.

- Нет-нет, я теперь ваша вечная должница.

Ах, если бы я только знала способ выразить вам свою признательность!

Айрис непроизвольно помрачнела. Ох уж эта Мелисса... Даже на краю гибели продолжает оставаться сама собою. Знаем мы, как выражается такая признательность!

Однако Дилан, к превеликому удовольствию Айрис, никак не отреагировал на столь откровенный призыв. Вместо этого он озабоченно произнес:

- Рад, что все обошлось, мисс Доунтер. С удовольствием остался бы с вами, но мне пора идти. Необходимо как можно скорее выяснить причину пожара. Если это случайность, нужно предпринять срочные меры для предотвращения рецидивов. Если умышленный поджог, я сделаю все, чтобы найти и наказать виновного.

В черных глазах Мелиссы мелькнула бешеная злоба.

- И вы еще сомневаетесь, был ли поджог?

Это Мелинда Грей едва не отправила меня на тот свет! Больше некому. Эта стерва ничем не побрезгует, лишь бы добиться своего.

- И все же я предпочел бы провести небольшое расследование, мисс Доунтер, - мягко, но настойчиво возразил Дилан. - Простите, но мне пора. Айрис позаботится о вас.

Едва лишь капитан покинул каюту, как Мелисса разразилась проклятиями.

- Я точно знаю, Мелинда хотела меня убить!

Неспроста же она мне угрожала. Дрянь, идиотка, завистливая дура! кричала Мелисса. - Теперь-то я ни капельки не сомневаюсь в том, что она действительно отравила своего глупого муженька! Ты ведь веришь мне, Айрис?

Айрис, слушавшая брань подруги со смешанным чувством неловкости и брезгливости, пожала плечами.

- А по-моему, капитан прав. Нельзя голословно обвинять человека.

- Голословно? Да ты разве не слышала, сколько всего Мелинда наговорили после того, как я сдернула с ее головы парик?

- Но миссис Грей находилась не в себе. Мало ли что может наговорить женщина в расстроенных чувствах, - продолжала убеждать приятельницу Айрис, но уже не столь уверенно. - Однако не могу не признать: из всех пассажиров "Морского ястреба" только Мелинда откровенно желала тебе зла.

- Ну наконец-то, - фыркнула Мелисса. - А то уже можно было подумать, будто у меня разыгралась мания преследования.

Она устало откинулась на подушки. Каждый вдох вызывал у нее саднящую боль в груди. Айрис же поднялась с кровати и распахнула иллюминатор, чтобы выветрить запах гари.

Прошло несколько минут, а дым ощущался с прежней силой. Молодые женщины встревожились.

- Неужели они до сих пор не потушили мою каюту? - с беспокойством произнесла Мелисса. - Но ведь она совсем крохотная!

- Может, загорелось что-нибудь еще? - предположила Айрис. - Пожалуй, на всякий случай нужно одеться и собрать самые необходимые вещи. Кто знает, не придется ли нам эвакуироваться.

- Не будь такой мнительной, - посоветовала Мелисса. - Если бы дело обстояло настолько серьезно, нас обязательно предупредили бы.

- И все же я поступлю так, как считаю нужным, - упрямо заявила Айрис.

Не дожидаясь одобрения приятельницы, она принялась за дело. Сначала оделась, затем собрала драгоценности и документы. Выбрала самую компактную сумку и принялась аккуратно укладывать самое необходимое из одежды.

- Может, и мне выделишь что-нибудь из тряпья? - не выдержав, попросила Мелисса. - Боюсь, о собственных вещах мне придется забыть.

- О чем речь, дорогая! У нас с тобой почти одинаковый размер. Выбирай, что хочешь.

Поскольку подруга была еще слишком слаба, Айрис помогла ей переодеться. Подсев к зеркалу, Мелисса неловко принялась приводить волосы в порядок.

Айрис уже заканчивала упаковывать сумку, когда в дверь постучали. Это оказался Дилан, весь черный от копоти.

- Боюсь, дела обстоят гораздо хуже, чем мы надеялись, - прямо с порога сообщил он. - Каюта мисс Доунтер потушена, но обнаружилось еще несколько источников возгорания.

Пришлось задействовать в тушении мужскую половину пассажиров. Однако все шестеро едва ли понимают, что делать. Мы просто физически не в состоянии справиться с огнем.

- Неужели придется покинуть яхту? - спросила Айрис, бледнея. - Сколько у нас осталось времени?

- Не больше двадцати-двадцати пяти минут.

Так что собирайте самое необходимое, захватите одеяла и выходите на палубу. Там уже надувают спасательные лодки. Спасательные жилеты получите там же.

- Мы уже почти готовы, - поспешила сказать Айрис, кивнув на собранную сумку.

В зеленых глазах капитана мелькнуло одобрение.

- Отлично! А ты оказалась гораздо расторопнее, чем я думал. - Дилан перевел взгляд на Мелиссу. - Мисс Доунтер, вы сможете самостоятельно дойти?

Мелисса неопределенно пожала плечами.

- Попробую, хотя и сильно сомневаюсь в успехе. Даже на это кресло мне помогла перебраться подруга.

- В таком случае подождите меня минут десять. Я оповещу оставшихся пассажиров и вернусь.

Как только Дилан скрылся за дверью, Мелисса накинулась на Айрис.

- Выкладывай, что у вас с ним, - без околичностей потребовала она. - Ты с ним спишь, да?

Айрис, скатывавшая одеяло, возмущенно выпрямилась и укоризненно посмотрела на приятельницу.

- Мелисса! И тебе не стыдно? Я же замужем!

Однако брюнетка хмыкнула.

- Посмотрите только, она замужем! Можно подумать, будто обручальное кольцо способно помешать женщине поразвлечься в чужой постели! Так признавайся: ты спала с Диланом или нет?

- Конечно же нет! Как тебе такое вообще могло прийти в голову?

Однако Мелиссу было не так просто переубедить.

- Но ведь вы обращаетесь друг к другу на "ты"! И кроме того, все эти ваши перешептывания да перемигивания...

Не договорив, Мелисса закашлялась. Запах гари усиливался, становясь все невыносимее.

- Пора выбираться отсюда, - озабоченно произнесла Айрис. Сунув одеяло под мышку и подняв сумку, она повернулась к Мелиссе. Дорогая, сделай над собой усилие и попытайся идти. Обопрись на мою руку.

Однако Мелиссу по-прежнему бил кашель.

Когда же приступ наконец прекратился, она обессилила настолько, что не смогла даже подняться с кресла.

Айрис поставила вещи на пол, собираясь позвать кого-нибудь на помощь. Но стоило ей взяться за ручку двери, как Мелисса умоляюще воскликнула:

- Не бросай меня здесь!

- Я только поищу подмогу. Кто-то же должен вынести тебя отсюда. Боюсь, мне это не по силам.

Однако Мелисса капризно потребовала:

- Нет, не уходи! Мне страшно одной.

Айрис остановилась в раздумье, не зная, как поступить. К счастью, дверь каюты распахнулась и появился Дилан.

- Наконец-то! - с упреком сказала Айрис. Я уж думала, что ты про нас забыл.

- Ах, простите, - язвительно произнес Дилан. - Как же это я осмелился заняться другими пассажирами и оставить вас одних на целых десять минут! Точнее, на восемь с половиной, - сказал он, взглянув на часы.

Айрис стало стыдно.

- Извини. Сама не знаю, что говорю.

- Ладно, сейчас некогда разводить сантименты. Ваша каюта находится дальше всех от огня. Однако настало время покинуть и ее. - Дилан подошел к креслу и легко, точно пушинку, поднял обессилевшую Мелиссу на руки.

Та находилась в полузабытье. Направляясь к двери, он на ходу бросил Айрис:

- Бери вещи и следуй за мной!

Айрис поспешно подхватила сумку и одеяло, и они покинули каюту. Очутившись на палубе, молодая женщина первым делом огляделась по сторонам. Страшное и величественное зрелище гибели превосходной яхты заставило ее содрогнуться.

"Морской ястреб" был окутан клубами густого дыма, поднимающимися одновременно из нескольких мест. Зловещий треск и сильный запах горящей древесины наводили ужас. Кое-где виднелись яркие языки пламени. Стояло адское пекло.

Несколько матросов быстро и аккуратно надевали на пассажиров спасательные жилеты и рассаживали по лодкам. Оставшаяся часть команды мужественно сражалась с подступающим огнем, отвоевывая необходимое время для эвакуации людей.

Когда Айрис и Дилан со все еще полубесчувственной Мелиссой на руках подошли к остальным, погрузка людей практически завершилась. В каждой лодке находилось по три пассажира плюс матрос, управляющийся с веслами. Четыре лодки были уже спущены на воду и отведены на безопасное расстояние от гибнущей яхты. Оставалась только пятая, на которой и предстояло плыть Айрис, Мелиссе, Дилану и последнему из матросов, в одиночку бесстрашно сдерживающему огонь мощной струей пены из огнетушителя.

- Джек! - окликнул его капитан, стараясь перекричать гудящее пламя. На борту больше не осталось людей?

- Только мы с вами да эти две леди, - отозвался матрос. - По вашему приказу яхта была обыскана снизу доверху, однако миссис Грей как сквозь землю провалилась. Правда, ребята обнаружили пропажу одной из надувных лодок.

Наверняка дамочка улепетнула на ней.

Дилан выругался сквозь зубы, однако тут же взял себя в руки.

- Спасибо, Джек. Бросай этот чертов огнетушитель и айда сюда, к нам! Ты молодчина, однако мы сделали уже все, что могли. Пора спасать собственные шкуры.

- Есть, сэр!

Мужчины осторожно спустили Мелиссу в последнюю спасательную лодку и закутали в одеяло. Затем Дилан помог Айрис перебраться в лодку, где уже на веслах сидел матрос. Туда же покидали вещи.

В красноватых отсветах пламени Айрис взглядом отыскала Одетту, чья лодка отошла несколько минут назад. Видно, мисс Ньюманс до последнего ждала подругу. Их глаза встретились, и женщины, слишком подавленные происходящим, лишь сочувственно кивнули друг другу.

Затем Айрис перевела взгляд на Дилана. Он последним, как и положено капитану, покидал судно. Однако прежде немного помедлил, словно бы навсегда прощаясь с красавицей яхтой, своей гордостью и любимым детищем. И Айрис, с глубоким состраданием наблюдавшая за ним, готова была поклясться, что на щеке бесстрашного капитана блеснула скупая мужская слеза.

Наконец последняя спасательная лодка отошла от яхты. Едва только она успела удалиться на достаточное расстояние, как раздался оглушающий треск и "Морской ястреб", подобный огромному пылающему факелу, медленно погрузился в воду, эффектно окончив свое легендарное существование.

Великая яхта нашла поистине достойный ее конец.

Подавленные разыгравшейся на их глазах трагедией, все долго молчали. После ослепительного света пожара казалось, будто наступила кромешная тьма. Айрис с трудом различала черты лица сидящего рядом с ней Дилана, а соседние лодки и вовсе были похожи на темные размытые пятна.

Мелисса пришла в себя и села, потирая ноющие виски.

- Черт, как болит голова... Где мы?

- В спасательной лодке, дорогуша, - мрачно бросил Дилан, - Но что случилось с яхтой?

Айрис подвинулась ближе к подруге и обняла ее за плечи.

- Ее больше нет. Мелисса. Ты находилась в полуобморочном состоянии, когда Дилан перенес тебя сюда.

- Спасибо вам, капитан, - с благодарностью произнесла Мелисса, повернув лицо к Дилану. - Удалось ли выяснить причины катастрофы?

- Все указывает на то, что ваша версия наиболее близка к истине, мисс Доунтер. Сразу же после начала пожара миссис Грей пропала, а вместе с нею и одна из спасательных лодок.

Мелисса торжествующе хмыкнула.

- Так-то! А мне еще не хотели верить, чуть не крутили пальцем у виска... Надеюсь, эта дрянь пойдет на корм акулам.

- На вашем месте я бы молился о том, чтобы этого не произошло, леди, вмешался в разговор матрос, здоровенный широкоплечий детина. - Если здесь поблизости плавают эти прожорливые твари, нам всем несдобровать.

- А вы кто? - полюбопытствовала Мелисса.

- Джек Томпсон к вашим услугам, мисс. Я работал коком на "Морском ястребе".

Мелисса прагматично заметила:

- Что ж, по крайней мере, хоть кто-то из нас умеет готовить. Когда доберемся до суши, это окажется весьма кстати.

- Если только вообще доберемся, - угрюмо произнес Дилан. - Все карты сгорели, и я понятия не имею, где мы точно находимся и в какую сторону плыть.

Мелисса вздрогнула от ужаса.

- Но.., но ведь мы же должны попасть на какой-нибудь остров, капитан. Я отказываюсь сидеть в этом корыте, которое способно перевернуться в любой момент!

- В таком случае можете плыть рядом, - хмуро бросил Дилан.

- Сейчас не время для черного юмора, сэр! возмутилась Мелисса. - Лучше скажите, что вы собираетесь предпринять?

- Лечь спать, моя дорогая.

Выведенная из себя нагловатым ответом Мелисса сделала резкое движение, отчего лодка заходила ходуном.

- Вы не посмеете, мистер Лингтон! Из-за вас мы попали в такую переделку. Вам и расхлебывать кашу, которую вы заварили!

Усмешка сбежала с лица Дилана. Сквозь зубы он процедил:

- Успокойтесь, дамочка. Не мне напоминать, из-за кого был устроен пожар и кто спас вашу собственную шкуру. Я только что потерял мою яхту, а потому не в настроении выслушивать необоснованные упреки от такой взбалмошной и невоспитанной особы, как вы. Я собираюсь вздремнуть и советую всем последовать моему примеру.

Айрис робко заметила:

- Извини, Дилан, но мне кажется, что Мелисса права. Необходимо что-то предпринять, а не сидеть сложа руки. Иначе как мы доберемся до суши?

Дилан снисходительно усмехнулся.

- Интересно, неужели я и в самом деле такой непроходимый тупица, за которого вы меня держите, дамы? Как только стало ясно, что яхту спасти не удастся, был послан сигнал "SOS". С рассветом нас начнут искать. Все, что нам остается делать, - положить весла и терпеливо дожидаться утра. По крайней мере, это гораздо разумней, чем усложнять задачу спасателям, отмахав с десяток миль в неизвестном направлении. - Он помолчал. - Надеюсь, теперь вы удовлетворены и дадите мне немного поспать?

Силы еще могут понадобиться завтра.

Мелисса обиженно засопела и отвернулась, не желая сознаваться в собственной не правоте.

Зато Айрис нашла на ощупь руку капитана и благодарно ее сжала.

- Спасибо тебе от всех нас, Дилан. И прости за то, что оказались чересчур недоверчивы. Ты наш капитан, и наш долг - беспрекословно повиноваться тебе.

Дилан ничего не сказал. Однако его ответное пожатие было для Айрис красноречивее всяких слов. О, Господи, ну почему ты не сделал так, чтобы мы встретились на несколько лет раньше? - в который раз с тоскою подумала молодая женщина. Как же мы могли быть счастливы вместе!

Вдруг Айрис со страхом осознала, что из-за катастрофы ей и Дилану придется расстаться на целую неделю раньше. Лишь только потерпевших кораблекрушение обнаружат и доставят на сушу, их пути разойдутся навсегда. А значит, никогда больше ей не видеть ослепительной улыбки Дилана, его зеленых глаз, не слышать заразительного смеха, не ощущать силу его объятий и вкус поцелуев...

Слезинка медленно скатилась по щеке молодой женщины. Словно бы почувствовав ее состояние, Дилан придвинулся ближе и крепко обнял за плечи. Айрис не отодвинулась. Да и зачем, если эта ночь - последняя, которую им суждено провести вместе? Более того, она сама обвила руками мощный торс мужчины и склонила свою измученную голову на его мускулистую грудь.

Непроницаемая темнота скрывала влюбленных от любопытных глаз. Мелисса безуспешно вглядывалась в невидимый горизонт. Матрос дремал, повернувшись ко всем спиной. Впрочем, самой Айрис в этот момент было совершенно безразлично, смотрят на них или нет. Что ей за дело до остальных, если завтра предстоит разлука с любимым? Постепенно тепло и уверенность, исходящие от мужчины, подействовали на Айрис успокаивающе. Горечь и боль на время отступили. Свернувшись в объятиях Дилана, она уснула.

Глава 9

Уже совсем рассвело, когда Айрис разбудил истошный женский крик:

- О нет! Боже, только не это! Мы остались совсем одни!

Кричала Мелисса. Приподняв голову, Айрис обнаружила, что сидит, укрытая курткой Дилана. Сам Дилан, очевидно, также разбуженный воплем мисс Доунтер, сонно озирался по сторонам. Матрос же продолжал спать, не реагируя ни на что.

- Ну что вы так орете? - поморщился Дилан, держась за голову. - Вы же перебудите всех окрестных акул.

- Да плевать я на них хотела! - Мелисса казалась ни на шутку взбудораженной. - Лучше разуйте глаза и посмотрите вокруг. Все лодки исчезли!

Сон с Дилана как рукой сняло. Последовав совету Мелиссы, он нахмурился.

- Верно. По-видимому, за ночь нас отнесло течением далеко в сторону. Однако это еще не повод паниковать.

Мелисса фыркнула.

- Вы повторите то же самое и тогда, когда утлое суденышко сдуется и все мы пойдем ко дну?

Но Дилан, продолжая пристально всматриваться в линию горизонта, произнес:

- Не беспокойтесь, до этого не дойдет. Если глаза меня не обманывают, на западе расположен какой-то остров.

Матрос, к тому времени разбуженный перебранкой, сложил руки козырьком и поднес ко лбу, всматриваясь в указанном капитаном направлении.

- Действительно, сэр, на западе суша! Что прикажете делать, грести туда?

- Будем грести по очереди, Джек. Должно быть, до острова несколько миль.

- Ура! - бурно возликовала Мелисса. - Клянусь, мистер Лингтон, как только мы достигнем земли, я тут же подам на вас в суд за оскорбление личности!

Дилан хмыкнул.

- Жаль разочаровывать вас, мисс. Но остров скорее всего окажется необитаемым. Уж слишком далеко он находится от сосредоточия местной цивилизации. Боюсь, мы можем надолго застрять там.

Через несколько часов худшие опасения бывшего капитала "Морского ястреба" подтвердились. Пристав к острову и тщательно осмотрев его, потерпевшие кораблекрушение не обнаружили ни малейших признаков человека. Поскольку пускаться в дальнейшее плавание было слишком рискованно, решили остаться здесь.

Мелисса, совершенно убитая, простонала:

- Какой кошмар!

- Не переживайте, мисс, все могло оказаться гораздо хуже, - поспешил успокоить ее матрос, явно очарованный жгучей брюнеткой. - По крайней мере, теперь у нас есть вода, фрукты, кокосы. Останься мы в море без еды и питья, под палящим солнцем, нам пришлось бы несравненно хуже.

- Уж лучше умереть, чем провести остаток жизни в подобной дыре, мрачно произнесла Мелисса. - Не представляю, как отсюда выбраться...

Айрис попыталась утешить подругу.

- Не надо, Мелисса, все образуется. Не забывай: нас ищут. Спасатели появятся если не сегодня, то завтра.

- Верно, - поддержал ее Дилан. - Ни в коем случае не следует терять оптимизма. Ну а пока займемся тем, что позаботимся о пище и ночлеге.

Однако, вопреки радужным прогнозам, прошло шесть дней, а спасатели все не объявлялись. Впрочем, Айрис нисколько не огорчалась по этому поводу: провести лишнее время рядом с Диланом казалось ей несравненным счастьем. Да и сам Лингтон, похоже, отнюдь не тосковал по благам цивилизации.

Было тепло, так что огонь разводили только для того, чтобы приготовить пищу. В первый же день мужчины из пальмовых листьев соорудили два шалаша, для себя и для женщин. Джек Томпсон заведовал кухней. Вместе с Диланом они ставили силки на мелких грызунов и птиц.

Под умелым руководством Дилана Айрис научилась плести из травы циновки. Не приученная к безделью, она помогала Джеку готовить еду, собирала и чистила фрукты. Дилан смастерил удочки и каждый день отправлялся на лодке в море, исправно снабжая маленький отряд рыбой. Всегда выискивалась куча дел, не позволяющая сидеть сложа руки и скучать. Лишь ближе к вечеру находилось время для купания или прогулки по острову.

Одна лишь Мелисса не принимала никакого участия в общих хлопотах. Отговариваясь недомоганием после несчастного случая, она целыми днями загорала на берегу или плескалась на мелководье. Нисколько не смущаясь своего паразитического образа жизни, Мелисса вдобавок не упускала случая пожаловаться на однообразную еду и скуку.

- Хочешь, пойдем вместе за фруктами? - однажды предложила ей Айрис, надевая на руку самодельную корзину.

Мужчины ушли в лес проверять силки, а Мелисса в очередной раз пеняла подруге на то, что та бросает ее одну.

Однако в ответ Мелисса скорчила недовольную мину.

- Вот еще! Что я, обезьяна, чтобы лазить по деревьям, кишащим отвратительными насекомыми?

- Ты могла бы срывать только те плоды, которые легко достать с земли. Или складывать в корзину те, которые я сброшу сверху.

- Ну уж нет. А если ты уронишь мне какой-нибудь орех на голову? Кроме того, я еще слишком слаба, чтобы пробираться сквозь заросли.

- Тогда немного приберись в нашем лагере.

Дилан и Джек вернутся еще не скоро, так что никто не будет тебе мешать.

Мелисса брезгливо передернулась.

- Я родилась не для того, чтобы заниматься грязной работой. Моя стихия - бизнес, а не уборка.

Айрис почувствовала раздражение. И почему только мы с Одеттой очутились на разных плотах? - не в первый раз мысленно пожалела она.

- Я тоже никогда не подметала и не собирала фрукты. Однако, как видишь, легко научилась.

Мелисса смерила приятельницу презрительным взглядом.

- Да ты вообще всегда любила исполнять обязанности прислуги. У тебя в роду случайно не встречалось горничных или посудомоек?

- К сожалению, нет! - отбрила ее Айрис. - Между прочим, те, кого ты так презираешь, во многих отношениях стоят гораздо выше иных представителей светской знати.

- Уж не жалеешь ли ты о том, что не родилась прислугой? - язвительно поинтересовалась Мелисса. - Иначе ты могла бы делать все, что хочешь, нисколько не заботясь о мнении света.

Айрис оскорбление" вскинула голову.

- На что ты намекаешь, Мелисса?

- Да на твою интрижку с Диланом, дорогуша! - зло выпалила брюнетка. Думаешь, я не замечаю, как вы друг на друга смотрите?

Айрис непроизвольно покраснела.

- Я уже говорила, что между нами ничего нет. Мы просто друзья.

- Только не надо мне вешать лапшу на уши!

Если ты с ним до сих не переспала, то только потому, что боишься уронить свою репутацию в глазах высшего общества. Будь у тебя возможность встречаться с Диланом незаметно, у Леона уже давно бы выросли красивые ветвистые рога!

- Мелисса, прошу тебя...

- Только не надо корчить из себя оскорбленную добродетель! Почем мне знать, возможно, ты уже давно неверна Леону? Небось рада, что оказалась бесплодной! Делай что угодно и никаких последствий! Мужа целыми днями нет дома, и можно заниматься всем, чем хочешь!

Наверное, и в своей постели ты так холодна лишь оттого, что чересчур много развлекаешься в чужих...

Побледнев от ярости, Айрис поставила на землю корзину, размахнулась и изо всех сил залепила Мелиссе звонкую пощечину.

Схватившись за щеку, Мелисса выругалась и прошипела:

- Ты еще пожалеешь о том, что осмелилась поднять на меня руку!

- Возможно. И все же не позволю оскорблять себя безнаказанно.

Мелисса глумливо ухмыльнулась.

- С каких таких пор, подруга? Готова поклясться, что на протяжении последних шести лет тебе это даже нравилось.

Айрис с трудом удержалась, чтобы не залепить ей вторую пощечину.

- Я терпела тебя лишь ради Леона. Но теперь все кончено!

- Ошибаешься. - Зрачки Мелиссы угрожающе сузились. - Неужели ты всерьез считаешь, что можешь перебежать мне дорогу и не поплатиться за это?

- Если ты имеешь в виду Леона, я вовсе не отбивала его у тебя, - с достоинством возразила Айрис.

Однако Мелисса махнула рукой.

- Знаю-знаю. Но я имела в виду другого. - Она выдержала длинную паузу. - Дилана.

Айрис тяжело вздохнула.

- О Боже, ну сколько можно повторять, что между нами ничего нет! Когда же до тебя наконец дойдет, что я замужем и не собираюсь изменять мужу?

- И все же это не помешало тебе увести у меня Дилана, - упрямо произнесла Мелисса. - Черт побери, Айрис, неужели ты не понимаешь, что твоя недоступность действует на него сильнее, нежели все мои уловки? Да знай я заранее, что Дилану больше нравятся недотроги, он давно был бы мой!

При мысли о том, что ее отпор мог быть расценен как расчетливый шаг, Айрис вспыхнула.

- Но я вовсе не собиралась заманивать его в свои сети!

- Предположим. Однако с этой задачей ты справилась несравненно лучше, чем я. - Мелисса подозрительно взглянула на приятельницу, - Кроме того, ты же не станешь утверждать, будто Дилан Лингтон тебе совершенно безразличен?

Стараясь казаться равнодушной, Айрис ответила:

- Конечно нет. Дилан весьма привлекательный мужчина, и говорить обратное было бы непростительной ложью. Но для меня он всего лишь картинка, на которую приятно смотреть, но не трогать.

Мелисса выдохнула с показным облегчением.

- Приятно слышать это, моя дорогая. Подумать страшно, каким несчастьем обернулась бы для тебя такая любовь! Ведь стоило бы только намекнуть Дилану о том, что его возлюбленная никогда не сможет иметь детей, как он тут же бросил бы все и сбежал от нее на край света.

Айрис с неподдельным ужасом и отвращением посмотрела на Мелиссу.

- Ты.., ты не посмела бы!

- Как знать? - пожала плечами брюнетка. - Возможно, подобная информация сыграла бы мне на руку. А победителей, как известно, не судят...

Поняв, что замышляет Мелисса, Айрис похолодела.

- Неужели ты действительно способна на такую гнусность?

Мелисса фальшиво рассмеялась.

- Зачем так волноваться, дорогая, раз у вас с ним все равно ничего нет? Что с того, если он узнает твою маленькую тайну? Он тебе все равно не нужен, а мне бы это здорово подсобило. - Она искоса взглянула на Айрис. - Кстати, ты никогда не задумывалась над тем, как мы с Диланом похожи? Нам же суждено быть вместе! Мы оба красивы, свободолюбивы, лишены глупых комплексов и способны на все, вплоть до предательства.

- Ты.., ты ошибаешься, Мелисса! Дилан Никогда не опустился бы до подлости.

Мелисса скептически усмехнулась.

- На твоем месте я не была бы в этом так уверена. Вспомни, чего только о нем ни болтают!

- Но не ты ли говорила, что сплетням нельзя верить? - напомнила Айрис.

- Иногда можно. Возьми Мелинду: все, что говорили о ней, оказалось сущей правдой! Так почему же и Дилану не оказаться обманщиком и ловеласом? Неспроста же его отец отказался от единственного сына.

Айрис в отчаянии сплеснула руками.

- Не правда! Наверняка этому существует другое объяснение.

- Которое вполне может оказаться еще более отталкивающим. - Мелисса придвинулась ближе. Ее черные глаза неистово сверкали. - Брось, Айрис, защищать Дилана. Кто знает, может, и за тобой он ухаживал только, чтобы выиграть спор?

Айрис помертвела.

- Что ты такое говоришь?

- Я слышала, будто Дилан заключил пари, что сумеет соблазнить любую женщину, на которую ему укажут. И выбор вполне мог пасть на тебя, маленькую, глупенькую, наивную недотрогу, которая только и может, что...

- Умолкни!

Чаша терпения Айрис переполнилась. Не помня себя от гнева, она отвела руку далеко назад и с силой хлестнула Мелиссу по губам.

Не ожидавшая столь неделикатного обхождения, Мелисса на миг опешила. Затем ее красивое лицо исказила злобная гримаса.

- Ну что ж, сама напросилась...

И прежде чем Айрис успела что-либо предпринять, Мелисса кинулась на нее. Не удержав равновесия, обе покатились по земле.

Мелисса физически была гораздо сильнее и развитее, нежели Айрис. С легкостью оседлав соперницу, брюнетка вцепилась в ее короткие белокурые волосы и принялась с упоением возить ее лицом по земле, безжалостно пачкая в пыли и грязи.

Неизвестно, сколько бы времени все это продолжалось, если бы не подоспела помощь. Едва живая от боли и унижения Айрис услышала, как Мелисса вдруг громко ойкнула, а затем разжала руки и куда-то исчезла.

С трудом приподнявшись на локтях, Айрис увидела Джека и Дилана. Капитан, без малейших усилий удерживая кусающуюся и брыкающуюся Мелиссу за локоть, ледяным тоном процедил:

- Объясните, пожалуйста, дамы, что здесь происходит?

- Она набросилась на меня как тигрица! без малейших зазрений совести тут же принялась сочинять Мелисса. - Я только защищалась!

- Оно и видно, - хмыкнул Дилан и подтолкнул Мелиссу по направлению к Джеку. - Подержи-ка ее немного. Будь осторожен: эта кобылица здорово лягается.

Джек Томпсон нерешительно протянул руки к Мелиссе. Однако тут же отдернул, едва лишь та прошипела:

- Только попробуй дотронуться до меня, Джек! - Отряхнувшись, брюнетка нехотя добавила:

- Я и сама в состоянии постоять спокойно.

Убедившись, что Мелисса успокоилась, Дилан наклонился к Айрис и помог ей подняться.

Крепко прижав ослабевшую и растерянную женщину к груди, он заботливо поинтересовался:

- Ты в порядке?

Айрис кивнула.

- Мне так неудобно, Дилан. Мелисса сказала мне одну.., неприятную вещь, а я не удержалась и ударила ее по губам. Она права: я сама спровоцировала стычку.

- Ну, в этом мы еще разберемся. - Не выпуская Айрис из объятий, Дилан повернулся к Мелиссе. Холодно сверкнув глазами, он произнес:

- Как вижу, мисс Доунтер, вам стало гораздо лучше. Настолько лучше, что вам оказалось по силам избить ни в чем не повинную женщину. Пожалуй, пора направить вашу энергию в более мирное русло. Отныне вы будете собирать топливо для костра и помогать Джеку готовить.

- Черта с два! - Мелисса зло сплюнула на землю. - Я леди, а не служанка, и мне не место в кухне.

Дилан усмехнулся.

- Впервые вижу леди, столь активно действующую кулаками. Впрочем, вы имеете полное право отказаться от выполнения этих обязанностей. Но не обессудьте, если впредь мы откажем вам в еде.

- Кто не работает, тот не ест, - осклабился Джек, явно гордый находчивостью капитана.

Казалось, Мелиссе не остается ничего другого, как покориться. Но не тут-то было! Мелисса и не думала сдаваться. Побледнев, она произнесла:

- Что ж, вы высказались вполне откровенно. Теперь мой черед. Я долго сносила все ваши насмешки и издевательства. Со мной обращались точно с парией. Но теперь мое терпение иссякло. Я ухожу.

- Но куда, мисс? - искренне изумился Джек. - Ведь мы на острове!

- И без тебя знаю, дурачье! - огрызнулась Мелисса. - Отныне я поселюсь на противоположной стороне.

- А как же еда? - напомнил матрос. - Вам в " жизни не изловить рыбы или мелких зверушек.

- Да можете подавиться своей гадкой рыбой и всякими крысами! С меня хватит и фруктово-овощной диеты. Кстати, полезной для фигуры. - Мелисса бросила неприязненный взгляд на Айрис и Дилана. - Все лучше, чем чувствовать себя третьей лишней.

Поняв намек, Дилан нахмурился.

- Если вы намекаете на...

- Да, черт побери, намекаю! - взорвалась Мелисса. - Можете миловаться со своей ненаглядной Айрис сколько угодно, я больше не намерена вам мешать. - Она повернулась к Айрис. - Но ты, милочка, делаешь огромную ошибку, бросая спокойную и обеспеченную жизнь ради нищего бродяги. После гибели "Морского ястреба" его состояние едва ли больше сотни фунтов. А вы, оборотилась она к Дилану, - прежде чем распинаться перед моей подругой в любви и верности, поинтересовались бы, что она от вас скрывает. Уверяю, информация чрезвычайно интересная!

Пользуясь всеобщим замешательством, Мелисса подошла к женскому шалашу, достала оттуда единственное одеяло и пнула хрупкую конструкцию так, что та рассыпалась. Затем брюнетка приблизилась к Томпсону и неожиданно запечатлела на его щеке долгий чувственный поцелуй.

- Надеюсь, вы не бросите беззащитную женщину на произвол судьбы, жарко прошептала она ему на ухо.

И прежде чем Джек Томпсон, весь красный от смущения, успел сообразить, что произошло, скрылась в зарослях кустарника.

Долгое время оставшаяся троица безмолвствовала. Наконец Джек, дотронувшись до щеки, на которой до сих пор огнем горел поцелуй, нерешительно произнес:

- А ведь леди права, сэр. Нельзя оставить бедную женщину одну. Вы же видели, она ничего не знает, ничего не умеет!

Дилан нахмурился.

- Так ты собираешься присмотреть за ней, Джек?

- Да, капитан.

- Что ж, воля твоя. Однако будь осторожен.

Мисс Доунтер вовсе не так безобидна и беспомощна, как хочет казаться.

Получив согласие Дилана, Джек повеселел.

- Не беспокойтесь, сэр! Не думаю, чтобы какая-нибудь баба оказалась страшнее, чем девятибалльный шторм. Вот увидите, я справлюсь.

- Дай-то Бог, - задумчиво сказал Дилан, глядя на то, с какой поспешностью Джек бросился вдогонку за Мелиссой. - Сдается мне, эта леди куда опаснее любого шторма.

Айрис с замиранием сердца ждала, когда же Дилан потребует рассказать, что за "чрезвычайно интересную информацию" имела в виду Мелисса. Однако он, казалось, и думать забыл о роковых словах. Или же не придал им особенного значения, приняв за очередную выдумку не в меру расторопной брюнетки.

Тогда, немного успокоившись, Айрис произнесла:

- Может быть, Джека не следовало отпускать? Еще не поздно вернуть его назад.

Однако Дилан покачал головой.

- Не стоит. Томпсон - взрослый парень и знает, что делает. Кроме того, Мелисса действительно не способна самостоятельно прокормиться. А поскольку сама это прекрасно понимает, то и, решила охмурить Джека. Пусть же выйдет так, как она хочет. Не хочу брать лишний грех на душу.

- Наверное, ты прав. Значит, мы остались одни. - Айрис помолчала, силясь свыкнуться с новым положением вещей. - Как это все странно! Да и спасатели словно сквозь землю провалились... - Она подняла на Дилана растерянные голубые глаза. - Что же нам теперь делать?

- Для начала искупаться, - улыбнулся он. - Жаль, что нет зеркала и ты не можешь по достоинству оценить роскошный сероватый оттенок, который приобрели твои волосы после схватки с Мелиссой.

Айрис рассмеялась.

- Зато я в полной мере могу оценить великолепные ушибы и ссадины, которые она оставила мне на память. Наверное, такой жалкой я себе еще никогда не казалась!

- Похоже, девушка, вам срочно надо пройти краткий курс самообороны, важно заявил Дилан. - И к вашим услугам лучший инструктор, которого вы только сможете отыскать на этом острове. Вы согласны приступить к занятиям сразу же после купания?

- Лучше до, - хихикнула Айрис. - Что толку мыться, если сразу же после купания мне снова предстоит изваляться в грязи?

- Тогда договорились! - воскликнул Дилан.

И спустя пару минут Айрис уже валялась на земле, неистово хохоча.

Весь остаток дня молодые люди провели, играя и резвясь словно дети. Позабыв о проблемах и неприятностях, они купались, загорали, практиковались в несложных приемах искусства самообороны, объедались сочными фруктами, запивая их кокосовым молоком. Обоим было легко и привольно как никогда. Казалось, в этот день на всем свете не нашлось бы человека счастливее их.

Незаметно подкрался вечер. Уже почти стемнело, когда совершенно обессиленные Дилан и Айрис возвратились в опустевший лагерь. Увидев свой разгромленный шалаш, Айрис растерянно почесала затылок.

- Ну и где же мне теперь спать?

Видя ее недоумение, Дилан ухмыльнулся.

- Есть два варианта. Первый: заняться восстановлением шалаша и подумать над тем, чем заменить похищенное Мелиссой одеяло...

- Только не это! - простонала Айрис. - Боюсь, я настолько разбита, что не смогу поднять ни единого пальмового листа. Каков же второй вариант?

- Бросить все и перебраться ко мне.

Айрис помрачнела.

- Дилан, я же просила...

- Это не то, что ты думаешь, - поспешно заверил он. - Мы будем вести себя как брат и сестра.

Айрис бросила взгляд на высокого, широкоплечего, темноволосого мужчину, и по ее телу пробежала знакомая дрожь. Думать о Дилане как о брате? Нонсенс!

- Боюсь, это будет нелегко, - пробормотала она себе под нос и затем, уже громко, прибавила:

- Ты действительно считаешь, что это удачная идея?

- Не очень, - признался Дилан. - Честно говоря, как-то трудно вообразить, будто у меня есть столь обольстительная сестра. Но представить, что сейчас придется возводить новый шалаш, гораздо труднее.

Айрис не удержалась от смешка.

- Хотя я и полностью согласна с тобой, но все же предпочту первый вариант. Если хочешь, можешь мне помочь.

- Можно подумать, что у меня действительно есть выбор, - пробурчал Дилан, нехотя направляясь к поваленному сооружению.

Кое-как они привели шалаш в божеское состояние, решив отложить более основательную реконструкцию на завтра. Несмотря на сопротивление Айрис, Дилан отдал ей свое одеяло.

Пожелав друг другу спокойной ночи, они разошлись.

Забравшись в шалаш и укутавшись в одеяло, Айрис попыталась уснуть. Однако вскоре выяснилось, что это не так-то просто. Теперь, когда рядом не слышалось размеренного дыхания Мелиссы, лежать одной в кромешной тьме стало несколько жутковато. Снаружи доносились какие-то странные звуки, живо вызывающие в воображении порядком подзабытые истории о привидениях и мертвецах. Невидимые чудовища заползали в шалаш...

Айрис укрылась с головой, но это мало помогло. Промучившись еще с четверть часа, она не выдержала и, взяв одеяло, выбралась на свежий воздух.

Снаружи оказалось гораздо светлее. Однако лечь здесь Айрис так и не решилась. Поколебавшись еще минут пять, она подошла к соседнему шалашу и тихо позвала:

- Дилан.

- Ммм... - послышалось изнутри.

- Ты не спишь?

- Еще нет. - Из темного отверстия высунулась взъерошенная голова. Что-то случилось?

Айрис смущенно улыбнулась.

- Нет, все в порядке. Просто я неожиданно выяснила одну пренеприятную вещь.

- Какую же?

- Стыдно признаться, но я боюсь темноты.

Послышался негромкий смех, и к Айрис протянулись сильные руки.

- Тогда иди ко мне, глупышка. И не забудь одеяло. Видно, нам сегодня все же доведется поиграть в брата и сестру.

Немного робея, Айрис протиснулась в узкое отверстие. Чувствуя ее смущение, Дилан ободряюще произнес:

- Помнишь, как в надувной лодке? Ты доверилась мне настолько, что уснула в моих объятиях.

- Но тогда вокруг было полно народу...

- Представь, что и сейчас мы не одни. В принципе Так и есть: Джек и Мелисса находятся примерно в полумиле отсюда. Если крикнуть погромче, они нас услышат. И быть может, даже повертят пальцем у виска...

Айрис засмеялась. Шутка помогла разрядить внутреннее напряжение. На душе стало вдруг легко и спокойно.

- Но мы ведь не доставим им такого удовольствия, верно? - улыбнулась она.

- Конечно нет. Гораздо веселее было бы подкрасться поближе к ним в глухую полночь и гаркнуть изо всех сил. Их, наверное, кондрашка хватила бы от испуга!

- Только проверим это на практике как-нибудь в другой раз, ладно? хохоча, попросила Айрис. - Я ног под собой не чувствую от усталости.

- Я тоже, - сознался Дилан. - Что ж, спокойной ночи, Айрис.

- Спокойной ночи, Дилан.

Улегшись под одним одеялом, они затихли.

Заботясь о том, чтобы молодой женщине было удобнее и теплее, Дилан осторожно обнял ее и прижал к себе. Почувствовав, как она напряглась, он шепотом напомнил:

( - Как брат и сестра.

Тогда Айрис вновь расслабилась и доверчиво прижалась к мужской груди. Рядом с Диланом ей было так хорошо и спокойно! Незаметно для себя она заснула.

За час или два до рассвета Айрис разбудили какие-то странные звуки. Приподняв голову, она увидела, что Дилан тоже не спит, вслушиваясь в ночную тишину. Встревожившись, молодая женщина прошептала:

- Что это?

Однако Дилан приложил палец к губам.

- Тес!

Напрягши слух, Айрис различила тарахтящие звуки, доносящиеся откуда-то издалека.

Казалось, будто сопит какое-то огромное животное, или же...

- Спасатели! - одновременно воскликнули Дилан и Айрис.

И, нисколько не заботясь о шаткой конструкции шалаша, ринулись наружу. Постройка уцелела лишь чудом.

- Это там! - взволнованно произнес Дилан, указывая на противоположную оконечность острова. - Где Джек и Мелисса!

- Бежим!

Не разбирая дороги, они кинулись по направлению к невидимому катеру или боту, на котором должен был находиться спасательный отряд. Приходилось пробираться сквозь густые заросли. Ветки безжалостно хлестали их по лицу.

Одежда в нескольких местах порвалась. Оба, спотыкаясь о невидимые в темноте препятствия, несколько раз падали, но тут же вставали и бежали дальше.

Они преодолели уже более двух третей пути.

Однако звук работающего мотора нимало не приближался. Более того, им почудилось, что с каждым мгновением он становится все глуше и глуше;

Обеспокоенные этим обстоятельством Айрис и Дилан припустились быстрее, выбиваясь из последних сил. Молодой женщине, не привыкшей к подобным физическим нагрузкам, казалось, что сердце вот-вот выскочит из груди.

Наконец заросли кончились. Впереди расстилалась ровная морская гладь, тускло мерцающая при свете последних звезд. Сделав нечеловеческое усилие, Айрис и Дилан выбежали на песчаный пляж и упали на колени, напряженно всматриваясь в предрассветный мрак. То, что они увидели, исторгло у обоих вопль отчаяния.

От берега быстро удалялся бот.

Глава 10

Долгое время молодые люди лежали ничком на песке, прерывисто дыша. Наконец Дилан, хрипло выругавшись, приподнялся и огляделся вокруг.

- Надо поискать Томпсона и мисс Доунтер.

Хотя сомневаюсь, что они все еще здесь.

Айрис удивленно посмотрела на него.

- А где же им еще быть, если спасатели уплыли, даже не удосужившись как следует обыскать остров? Однако странно, что Джек и Мелисса до сих пор не появились здесь. Неужели они уснули настолько крепко, что не услышали звука мотора?

Однако Дилан скептически усмехнулся.

- Боюсь, в действительности дела обстоят несколько хуже. Если моя гипотеза подтвердится - дай-то Бог, чтобы я ошибся! - то твоя многоуважаемая подруга и мой преданный матрос уплыли на этом боте. Впрочем, не будем делать скоропалительных выводов, пока не обыщем остров.

Айрис изумленно приоткрыла рот.

- То, что ты говоришь, просто.., невозможно!

Если бы спасатели обнаружили Джека с Мелиссой, те обязательно сообщили бы им, что на острове кроме них есть еще люди! Если только...

Страшная догадка заставила Айрис оборвать себя на полуслове. Нет, не может быть! Это был бы слишком чудовищный поступок даже для Мелиссы.

Однако Дилан грустно кивнул.

- Вот-вот. Именно это я и имел в виду. Похоже, что по части кровной мести изобретательность твоей подруги лишь немногим уступает коварному гению миссис Грей...

- Прекрати ерничать! - зло оборвала его Айрис. - И ради всего святого больше не называй это чудовище моей подругой! Только в одном ты прав: прежде чем делать какие-либо выводы, следует тщательно обыскать остров.

Не медля, молодые люди разошлись в разные стороны и принялись за розыски. Однако не прошло и пяти минут, как крик Дилана известил о том, что он наткнулся на лагерь "переселенцев". Кое-как сооруженный шалаш и прилегающая к нему территория оказались пусты.

- Глазам своим не верю, - простонала Айрис, вслед за Диланом обозревая покинутую стоянку. - Черт с Мелиссой, но ведь Джек Томпсон не смог бы бросить нас! Может, они зачем-нибудь отошли, но сейчас вернутся?

- Может, они средь ночи отправились купаться и загорать? - безжалостно передразнил Дилан. - Взгляни-ка, что я обнаружил внутри этой жалкой постройки.

Вся во власти дурных предчувствий, Айрис обратила внимание на комок, лежащий у входа в шалаш. Только сейчас она признала в грязной, измазанной сажей тряпке собственное одеяло.

- Смелей, смелей, - подбодрил ее Дилан. Расправь и посмотри, что там написано.

Чуть ли не через силу Айрис заставила себя развернуть одеяло. В предрассветных сумерках она с трудом разобрала написанную углем надпись:

Мои дорогие,

Вы утонули. Я, Джек, и весь спасательный отряд глубоко скорбим о вас.

С наилучшими пожеланиями, Мелисса.

Айрис побледнела, поняв, что означают эти полные яда и неприкрытой издевки слова. В глазах у нее потемнело. Тряпка выскользнула из рук и с тихим шорохом легла на землю. Молодая женщина пошатнулась и непременно упала бы, если бы Дилан вовремя не поддержал ее.

- Айрис, - встревоженно позвал он, - ты так побледнела! Тебе нехорошо?

- Нехорошо - не то слово, - медленно произнесла Айрис. - Мне так плохо, будто я умираю.

- Из-за какого-то испорченного одеяла? Поверь мне, оно того не стоит.

На губах Айрис появилось подобие улыбки.

- Спасибо, что пытаешься поддержать меня.

Но разве ты не понимаешь, что мы.., утонули?

Нас больше никто не будет искать. Нас больше не существует. Мы навсегда застряли на этом треклятом острове!

- Только не надо сгущать краски. Хотя остров и необитаем, на нем частенько бывают люди, такие же туристы, как и мы, - как можно убедительнее сказал Дилан и пробормотал себе под нос:

- По крайней мере, я надеюсь.

Айрис нервно рассмеялась.

- Интересно, как часто они здесь бывают?

Раз в полгода? В год? В пятьдесят лет? Неужели ты не понимаешь, что мы обречены!

Дилан нахмурился.

- Только без паники. Мы неплохо продержались здесь почти неделю. Продержимся и месяц, и год, если понадобится. Все необходимое у нас под рукой.

- А одежда? А спички? Ты об этом подумал?

Что мы будем делать, когда первое износится, а второе подойдет к концу?

- Полагаю, мы уберемся отсюда прежде, чем это произойдет.

- А если нет?

- Мы все равно справимся. - Дилан развернул молодую женщину лицом к себе, сжал за плечи и несильно встряхнул. - Айрис, дорогая, успокойся! Мы живы и здоровы, а главное, вместе. Обещаю, пока я рядом, с тобой ничего плохого не случится.

Его слова оказали нужное воздействие. Утихнув, Айрис испуганно и беспомощно взглянула на мужчину.

- Я верю тебе, Дилан. Но.., все это так ужасно! Я и понятия не имею, что теперь делать.

Дилан бережно заправил одну из непокорных белокурых прядей ей за ухо. От его жеста, казалось бы такого простого и невинного, сердце в груди у Айрис сладко екнуло.

- Просто не думай об этом. Я позабочусь о нас обоих.

- О, Дилан... - В безотчетном порыве Айрис прижалась к нему и обвила руками могучую шею. - Я до сих пор не говорила.., но я так рада, что мы с тобой очутились в одной лодке!

- А я-то как рад, милая! - Дилан крепко сжал трепещущее тело в объятиях и тихо шепнул:

- Может, так распорядилась сама судьба? Может, сами Небеса хотят, чтобы мы, раз найдя друг друга, никогда больше не разлучались?

- Небеса или ад.., но мое сердце разорвется, если я и дальше буду заставлять его слушаться разума... Я ждала тебя всю жизнь, Дилан.., и я никому, даже собственному рассудку, не позволю отнять тебя у меня!

Вся отдавшись во власть чувственного порыва, Айрис приподнялась на цыпочки и прильнула губами к мужским губам. Не в силах устоять перед столь откровенным призывом, Дилан еще теснее прижал к себе молодую женщину и вознаградил ее столь страстным поцелуем, что у обоих кровь воспламенилась в жилах. Приятное томление мгновенно сменилось всепожирающей страстью.

Не в состоянии сдерживаться ни секунды, они принялись лихорадочно срывать с себя одежду. Осторожно уложив Айрис на землю, Дилан начал покрывать поцелуями ее тело, жаждущее новых и новых ласк. Его руки и губы скользили по бархатистой коже длинных стройных ног, идеально плоского живота, роскошной груди, округлых плеч, изучая каждую клеточку, каждый изгиб, каждую линию восхитительной женской фигуры.

- Ты.., ты просто чудо... - хрипло пробормотал Дилан, вновь и вновь целуя Айрис.

- Прошу.., только не останавливайся! - умоляюще прошептала она, изнывая от сжигающего ее желания.

До сих пор Айрис и не догадывалась, какое острое наслаждение способны доставить мужские ласки. Даже в их с Леоном лучшие ночи она не испытывала ничего подобного. С полураскрытых губ один за другим срывались жаркие стоны. Разгоряченная кожа, казалось, превратилась в расплавленный металл.

Благодарная Дилану за даруемое блаженство, Айрис и сама отвечала тем же. Не испытывая ни малейшего стыда - а перед Леоном она стеснялась показаться без ночной сорочки! - молодая женщина упоенно гладила сильное мужское тело, наслаждаясь твердыми, словно железо, мышцами, перекатывающимися под атласной кожей. Ее руки без стеснения касались самых сокровенных мест, бесстыдно восторгаясь ощущением твердой мужской плоти под подрагивающими пальцами.

Сдерживая собственное вожделение, Дилан продолжал ласкать роскошное женского тело, пока не убедился, что Айрис готова принять его. Тогда резким движением раздвинув бедра женщины, он с силой вошел в нее.

Зрачки Айрис изумленно расширились. Неужели эта доселе неприятная для нее часть любовной игры на самом деле является столь упоительной? О Боже, до чего сладко... Губы Айрис шептали имя любимого, руки впились в мужские плечи, ноги крепко опоясали мужские чресла... Слитые в древнем как мир, таком простом и одновременно таком сложном движении, Дилан и Айрис все глубже и глубже погружались в пучину сладострастия, пока наконец одновременно не достигли наивысшей точки блаженства.

Прошло немало времени, прежде чем им удалось вернуться в реальный мир. Оглядевшись, молодые люди с удивлением обнаружили, что уже совсем рассвело. Воздух был по-утреннему свеж и чист. Роса еще не высохла на причудливой листве тропических растений, удивительных по своим формам и очертаниям. Экзотические птицы, порхая с дерева на дерево, заливались веселыми трелями, словно бы празднуя торжество земной любви.

- Это было... У меня нет слов, чтобы описать, что это было, - хрипло прошептал Дилан, приникая к возлюбленной долгим чувственным поцелуем.

- Я и не знала, что на свете существует такое блаженство... - тихонько призналась Айрис, благодарно отвечая на поцелуй. - Даже если сложить воедино все ночи за шесть лет моего замужества, они не будут стоить и одной сотой того, что я пережила сегодня благодаря тебе, родной... Но, наверное, тебе неприятно, что я заговорила об этом? - испуганно добавила она, заметив непонятную усмешку на губах Дилана. - Я знаю, мужчины не любят, когда их возлюбленная оказывается нечиста...

Однако Дилан тут же прервал ее новым поцелуем.

- Ну что ты тут за чушь городишь, глупенькая? - ласково попенял он. Неужели ты всерьез считаешь, будто у замужней женщины я ожидал встретить непорочность Девы Марии?

Айрис смутилась.

- Конечно нет... Но разве тебе не неприятно, что я не девственница?

- Да я и сам не девственник, - усмехнулся Дилан и с нарочитым беспокойством добавил:

- Надеюсь, ты ничего не имеешь против?

- Даже в такой момент ты не перестаешь болтать всякий вздор, - немного обиделась Айрис, не признаваясь себе в том, что именно это и восхищает ее в Дилане. - Неужели вы, мистер, незнакомы с расхожим мнением о том, что мужчине можно все, а женщине - ничего?

- Знаком, - невозмутимо подтвердил Дилан. - Но, как ни странно, не придерживаюсь этого шовинистического лозунга.

Айрис лукаво улыбнулась.

- Ого, да ты сторонник женского и мужского равноправия! Так, значит, твои дамы сами платят за себя в ресторанах?

- Ну и язычок, - восхищенно покачал головой Дилан. - Однако за моих дам можешь не волноваться. Как и всякий нормальный мужчина, я готов придушить своими руками любую женщину, которая достанет в моем присутствии кошелек. Но требовать от этой женщины отсутствия какого бы то ни было любовного опыта увольте! В конце концов, если леди не с кем будет сравнить меня, то как же она узнает, что я - лучший?

Айрис расхохоталась.

- Похоже, я сильно ошиблась, определяя ваш характер, мистер. Вы не шовинист, а самоуверенный эгоист! А что, если пресловутое сравнение окажется не в вашу пользу?

- Значит, мне представится неплохой шанс повысить квалификацию, ничуть не теряясь, тут же отозвался Дилан. В его зеленых глазах заплясали озорные бесенята. - Впрочем, до сих пор от подобных сопоставлений я только выигрывал. Сомневаешься? Готов доказать прямо сейчас!

- Да ты уже и так доказал, - краснея, промолвила Айрис. - Но от еще одного подтверждения я не откажусь!

Они вновь самозабвенно любили друг друга.

А когда все закончилось, уснули там же, на земле, не обращая внимания ни на гомон птиц, ни на высоко поднявшееся солнце.

Когда Айрис проснулась, было уже далеко за полдень. Дилана рядом не оказалось. Сев и обхватив колени руками, она не сразу вспомнила, что же произошло за минувшие ночь и утро. А когда вспомнила, ощутила глубочайшие стыд и раскаяние.

Так вот, значит, до чего я докатилась. До измены мужу! - мрачно размышляла она, лихорадочно одеваясь. Немыслимо! Я, которая так гордилась своими высокими моральными принципами, позволявшими свысока смотреть на Мелиссу и ей подобных, вдруг оказалась ничем их не лучше!

Более того, хуже, гораздо хуже... По крайней мере, ее "лучшая" подруга никогда не строила из себя невинную овечку и никого не обманывала, притворяясь не тем, что есть. А она... она неделю распиналась перед Диланом, что навеки останется верна Леону. А сама изменила мужу при первой же возможности!..

Дилан, наверное, теперь презирает ее за слабохарактерность. И лучшее тому доказательство то, что он ушел, не разбудив ее и ничего не сказав. Просто бросил здесь, в жалком подобии лагеря, нимало не заботясь о том, что она может подумать о нем.

Ну и правильно, другого обращения с собой я и не заслуживаю, в порыве уничижения казнила себя Айрис. Лицемерка, жалкое ничтожество!.. Сказала Дилану, что никому его не отдам. А сама даже не удосужилась сообщить ему о своей бесплодности. Испугалась, что после такого он и смотреть на нее не захочет... Что было бы только справедливо.

Удивительно, как только Леон не развелся с ней сразу, как узнал о том, что у них никогда не будет детей? Поистине, несмотря на многочисленные недостатки, ее муж самый гуманный и добросердечный человек на свете. И вот как она его отблагодарила... Да, она любит Дилана и всегда будет любить. Но ее долгом было сделать так, чтобы об этой любви никогда никто не узнал. А теперь.., как же после всего случившегося она будет смотреть в глаза Леону?..

Неизвестно, сколько еще времени продолжалось бы это самоистязание, если бы внезапно не появился Дилан с охапкой фруктов. Увидев, что Айрис уже не спит, он искренне огорчился.

- Проснулась? А я так надеялся разбудить тебя поцелуем!

- Это совершенно излишне, - буркнула Айрис, игнорируя протянутые фрукты. Она по-прежнему сидела на земле, обняв руками колени, и смотрела в одну точку. - Спасибо, мне что-то не хочется.

- А как насчет кокосового молока?

- Меня уже тошнит от кокосов.

Дилан удивленно приподнял бровь.

- Интересно, с каких таких пор? Еще вчера ты говорила, что без ума от них.

Айрис упрямо дернула головой.

- То было вчера. А сегодня тошнит!

Нахмурившись, Дилан положил принесенные фрукты на землю и испытующе посмотрел на насупившуюся молодую женщину.

- Айрис! Какая муха укусила тебя, дорогая?

- Не называй меня "дорогая"! - неожиданно для себя вспылила Айрис. - Я поступила сегодня ночью как обычная дешевка!

Дилан помрачнел еще больше.

- Опять за прежнее? По-моему, эта песенка несколько устарела.

- Для тебя - конечно, - язвительно заметила она. - Наверное, соблазнять замужних женщин для записного донжуана так же обычно, как умываться перед сном.

Дилан раздраженно скрипнул зубами.

- Скажите на милость, я ее соблазнил! А не ты ли сама кинулась мне на шею?

Айрис смутилась, вспомнив свое вчерашнее поведение. Она повела себя как шлюха!

- Я.., я не понимала, что делаю. Предательство Мелиссы настолько выбило меня из колеи, что.., что я готова была на все, лишь бы забыться.

- Ах так! Оказывается, этой ночью тебя целовал не Дилан, а склероз? Очень мило... Но только учти, дражайшая, что такой мелодраматической уловкой меня не проймешь. Может, наконец перестанешь увиливать от ответа и прямо скажешь, что произошло?

Однако Айрис настойчиво повторила:

- Я хотела забыться, только и всего. Мне больше нечего сказать.

Дилан недоверчиво усмехнулся.

- А если хорошенько подумать? И вспомнить о том, что сообщила Мелисса перед тем, как навсегда покинуть нас?

Айрис похолодела.

- Я.., я забыла.

- Тогда позволь напомнить, - безжалостно произнес он. - Твоя подруга...

- Я же просила больше никогда не называть ее моей подругой!

- Твоя подруга, - с нажимом повторил Дилан, словно бы не слыша Айрис, намекнула на то, будто ты скрываешь от меня чрезвычайно интересную информацию. Может, именно она является причиной столь резкого перепада твоего настроения? Признайся, ты от меня что-то скрываешь?

- А хоть бы и так! - огрызнулась Айрис. Ей вдруг стало совершенно безразлично, узнает Дилан о ее тайне или нет. - Я что, не имею права на собственные секреты?

Медленно и серьезно Дилан произнес:

- После того, что произошло между нами, - нет. Этой ночью мы отдали друг другу не только наши тела, но и души. Мы были вместе вопреки тысяче преград, воздвигнутых людьми, законом, Богом на пути наших чувств. Мы преодолели все, даже самих себя, и наконец обрели долгожданное счастье. И я не позволю какой-нибудь досадной мелочи разрушить все, к чему мы стремились так долго.

Айрис почувствовала, как к горлу подступает комок. Нет, она не ошиблась, разглядев именно в этом мужчине своего принца! Как же несправедливо, что они никогда, никогда не смогут соединить свои судьбы...

- О, Дилан, - в отчаянии заломила она руки, - боюсь, моя тайна гораздо серьезнее, чем тебе кажется. Сначала я решила ничего не говорить, но теперь... Все так запуталась, что я и понятия не имею, что делать дальше...

Не в силах больше сдерживаться, Айрис закрыла лицо руками и горько заплакала. С сердцем, разрывающимся от сострадания и нежности, Дилан поспешил утешить любимую. Опустившись на землю рядом и крепко обняв вздрагивающие от рыданий плечи, он мягко произнес:

- Успокойся, моя родная, все хорошо... Просто расскажи, что тебя гложет, и мы вместе попробуем найти какое-либо решение.

- Я не могу...

- Смелее. Хочешь, я попробую угадать? Ты боишься, что скажет свет? Однако Айрис печально покачала головой. - Или что муж откажется дать развод? Поверь, я найду средство сделать его сговорчивее... - Увидев, что опять не угадал, Дилан предпринял третью попытку. - Быть может, ты скрыла от меня то, что у вас с Леоном есть ребенок? Не беспокойся, я обожаю детей. Твоя дочь или сын будут мне как родные, ведь твой малыш - частичка тебя...

Тут Айрис расплакалась пуще прежнего. Каждое ласковое слово этого мужчины вонзалось ей в сердце точно кинжал. Не в силах больше скрывать от Дилана постыдную тайну, она прорыдала:

- Нет, у нас с Леоном нет детей.., и никогда не будет! Я бесплодна, Дилан! Понимаешь, бесплодна!

Казалось, он не поверил своим ушам. Застыв, точно каменное изваяние, он долгое время сидел безмолвно, машинально продолжая обнимать Айрис за плечи. Только когда молодая женщина робко высвободилась и поднялась на ноги, словно очнулся и с шумом втянул в себя воздух.

- Ты.., обращалась к врачам? - с трудом произнес он.

- Да. Они сказали, что в моем случае медицина бессильна. Диагноз поставили совсем недавно, месяц назад... Я сама никак не могу свыкнуться с этим...

Уголок его рта нервно дернулся.

- А что твой муж?

- Леон воспринял новость на удивление спокойно. Кстати, он первым узнал это от врача. - Теперь, когда страшное признание осталось позади, говорить стало до странности легко. По его мнению, дети лишь усложняют жизнь родителям.

- Но ты-то так не считаешь?

Лицо Дилана напоминало бесстрастную маску. Лишь по напряженному взгляду было видно, как важен для него ответ.

- О Господи, конечно нет! Я держалась лишь благодаря мысли, что у меня есть шанс заменить мать какому-нибудь несчастному малышу, брошенному родителями. Но, к сожалению, Леон и слышать ничего не хочет об усыновлении. - Немного помолчав, Айрис нерешительно взглянула на Дилана. Наша единственная ночь... Самым лучшим было бы навсегда забыть о ней. Пока у нас не появится шанс убраться с острова, я останусь здесь, а ты возвращайся в прежний лагерь. И.., прости меня за все. Надеюсь, мы сможем остаться друзьями.

Она хотела отойти, пытаясь скрыть все еще катящиеся по щекам слезы. Ей надо было во что бы то ни стало выплакаться, чтобы сердце не разорвалось от боли и тоски. Однако Дилан, доселе пребывавший в какой-то прострации, вдруг молниеносно вскочил и удержал ее за руку.

- Ты сказала, что хочешь усыновить ребенка? Когда мы поженимся, ты сможешь усыновить хоть пятерых.

Айрис показалось, что она ослышалась.

- Что ты сказал?

- Когда ты получишь развод и мы поженимся, то усыновим столько детей, сколько захотим, - повторил Дилан.

Айрис вскинула на него потрясенный взгляд.

Неужели у Дилана от горя помутился рассудок?

Он же должен топать ногами, кричать о том, что презирает ее...

- Ты, наверное, не так меня понял, Дилан, - мягко начала она. - Я бесплодна и никогда не смогу родить тебе сына или дочь, о которых ты наверняка мечтаешь. Я...

- Я все прекрасно понял, - перебил ее Дилан и неожиданно широко улыбнулся. - И я прошу тебя стать моей женой, Айрис. На этот раз не гипотетически. Конечно, потеря яхты довольно чувствительно ударила по моему карману. Но все же у меня осталось достаточно денег, чтобы обеспечить семью.

- Нет, это, наверное, я сошла с ума, - задумчиво проронила Айрис, бессильно прислоняясь к дереву. - Я брежу или человек, только что узнавший о моей бесплодности, действительно предлагает мне жениться?

Дилан весело усмехнулся.

- Неужели ты не веришь, что я всерьез делаю тебе предложение? Понимаю, благовоспитанные джентльмены не говорят таких вещей, предварительно не заготовив свечей, роз, звезд и шампанского. С моей стороны просто неприлично так по-дикарски предлагать, увы, слегка грязноватую руку и сердце. Притянув к себе Айрис, он пристально посмотрел ей в глаза. - И все же.., ты выйдешь за меня замуж?

Смеясь, Айрис положила руку ему на лоб.

- Вроде бы холодный, горячки нет.., спиртного на нашем острове тоже нет... Дилан, послушай, ты сегодня случайно нигде головой не стукался?

Он расхохотался.

- Ты поистине неподражаема! Ну, еще долго будешь испытывать мое терпение или ответишь на вопрос? Да или нет?

Эта сцена живо напомнила Айрис тот вечер, когда Дилан едва ли не силой вырвал у нее признание в горячей симпатии к нему. Кто бы мог тогда подумать, чем все закончится...

- Ох, Дилан, но я все еще замужем! И я сегодня изменила мужу, осознаешь? Я оказалась такой же стервой, как и все женщины. Она помрачнела. - И к тому же бесплодной...

Ты же первый должен возненавидеть меня за это.

Дилан устало вздохнул.

- Ну вот, снова-здорово... Интересно, за что же я должен тебя возненавидеть? За то, что твой организм подвел тебя? Признаю, мне чертовски хотелось когда-нибудь завести своих детишек. Да и сейчас хочется. Но неужели из-за этого я должен отказаться от женщины своей мечты? - Он перевел дыхание. - Ты изменила мужу.

Но ты не изменила своему сердцу, своим чувствам, а это гораздо важнее. И если ты еще раз заговоришь о своей идиотской пуританской морали, то, клянусь, я просто возьму и зашью тебе рот.

Боясь поверить в собственное счастье, Айрис недоверчиво заглянула в зеленые глаза.

- Но почему ты, несмотря на все мои недостатки, все-таки хочешь быть со мной? Ведь ты мог бы выбрать любую! Зачем тебе женщина с прошлым?

Взгляд Дилана, обращенный к Айрис, внезапно наполнился такой теплотой и нежностью, что у той едва не закружилась голова.

- Да затем, что я люблю тебя, черт возьми!

Неужели ты до сих пор не поняла этого, глупышка?

И он приник к ее рту столь долгим сладостным поцелуем, что Айрис с трудом устояла на ногах.

- Дилан, любимый, - едва слышно выдохнула она, прижимаясь к мускулистой груди, - если бы ты знал, как я ждала и как боялась этих слов!

Он зарылся лицом в белокурые волосы.

- Моя родная, с первой же нашей встречи я понял, что нашел ту, которую так долго искал.

- Я поняла это с первого взгляда, - призналась Айрис, чувствуя себя наверху блаженства. - Ты изменил всю мою жизнь, Дилан. Ты помог мне познать самое себя, избавиться от кучи комплексов и предрассудков.

- А главное, от идиотской прически, которая так портила тебя. Если бы ты только знала, как я люблю твои задорные кудряшки!

- Но в этом не столько твоя заслуга, сколько Одетты Ньюманс, - смеясь, сказала Айрис. - Именно она взяла да и выкинула все мои шпильки в море!

- Твоя Одетта просто молодчина! Мы обязательно пригласим ее на нашу свадьбу.

Айрис внезапно посерьезнела.

- Если только, конечно, выберемся отсюда.

Дилан осторожно взял лицо Айрис в ладони и внимательно заглянул в голубые глаза.

- Сказать по правде, мне глубоко плевать на то, найдут нас или нет. Рядом с тобой мне было бы хорошо даже в Антарктиде. Не то что здесь, на этом благословенном острове, так похожем на рай! Так стоит ли стремиться оставить его, чтобы вернуться на грешную землю?

В ответ Айрис с нежностью поцеловала его в губы.

- Любовь моя, как прекрасны твои слова!

Ты совершенно прав. Разве в целом мире нашлась бы пара, счастливее нас? Иногда мне даже кажется, что все это лишь прекрасный сон. И тогда становится страшно оттого, что рано или поздно придется проснуться.

Дилан ласково поцеловал Айрис в кончик носа.

- Мы проснемся вместе, любимая. И мы всегда будем вместе, что бы ни случилось. Ты мне веришь?

- ,Я всегда буду верить тебе, родной, - пообещала Айрис, еще крепче прижимаясь к сильному телу. - Несмотря на все те грязные сплетни, в которых упоминается твое имя, сердце мне всегда подсказывало, что ты невиновен.

Дилан усмехнулся.

- Представляю, что тебе рассказывали обо мне... Ловелас, распутник, человек без совести и чести... В общем, весь джентльменский набор.

Читая обо всем этом в газетах, я и сам не перестаю удивляться, до чего же высокого мнения обо мне публика. Какие почести для исторгнутого из лона семьи последнего отпрыска почтенного семейства Лингтон, оказавшегося белой вороной, позором для всего своего рода!

Айрис поразила та горькая ирония, с которой Дилан говорил о себе.

- О, милый... Но ты же ведь не сделал ничего плохого, верно? Я слышала, что в этом скандале была замешана женщина...

Дилан нахмурился.

- Так и есть. Но эта долгая история. И я обещал той женщине, что правда никогда не выплывет наружу.

Глава 11

Айрис робко коснулась его руки.

- Но ты не мог бы поделиться ею со мной?

Помнишь, ты говорил, что между нами отныне не должно быть никаких секретов?

Дилан испытующе посмотрел на нее.

- Ты действительно хочешь это знать?

- Очень!

- Что ж, думаю, Элис не стала бы возражать против этого... - Усевшись на ствол поваленного дерева и усадив Айрис к себе на колени, Дилан неторопливо начал свой рассказ:

- Как ты уже поняла, эту женщину звали Элис.

По вполне понятным причинам я не буду называть ее фамилию... Для меня она всегда была. малышкой Элис, младшей дочкой нашего соседа и ближайшего друга отца. Элис родилась на семь лет позже меня, и я всегда относился к ней как к любимой сестренке, был поверенным всех ее маленьких тайн, играл и гулял с нею, когда наши отцы гостили друг у друга...

Дилан умолк, погрузившись в воспоминания минувшей юности. Желая услышать продолжение истории, Айрис тихо произнесла:

- А что случилось дальше?

Встрепенувшись, Дилан продолжил:

- Прошли годы, и малышке Элис исполнилось семнадцать. Она выросла прехорошенькая!

Я гордился названной сестренкой, по-прежнему оставаясь для нее заботливым и любящим братом. Как и прежде, у нас не было секретов друг от друга... Однажды Элис призналась, что влюблена в своего не то троюродного, не то четвероюродного брата, сироту, живущего в доме ее отца на положении бедного родственника. Это был премилый юноша, добрый, сообразительный, способный многого достичь в жизни. Единственным недостатком Гарри была его нищета.

Покойный отец, прогорев на какой-то сделке, не оставил сыну ничего, кроме долгов, - Бедняга... - участливо произнесла Айрис, всецело захваченная рассказом.

Дилан кивнул.

- Верно... Как оказалось, молодые люди давно были влюблены друг в друга. Однако, понимая, что отцу Элис едва ли придется по нраву подобное известие, до поры до времени тщательно скрывали свои чувства.

- Что же произошло?

- Произошло то, чего Элис боялась больше всего на свете: отец подыскал ей выгодного жениха. "Молодому человеку" было уже под сорок, а на голове у него "красовалась" обширная лысина. Зато он являлся владельцем роскошного поместья и не менее роскошного состояния. Не спрашивая согласия Элис, назначили день свадьбы.

- Несчастная... - прошептала Айрис.

История Элис до ужаса напоминала ее собственную. Айрис ведь тоже никто не спрашивал, хочет ли она замуж. Ее отец тоже не заботили чувства дочери...

Меж тем Дилан рассказывал дальше:

- Узнав о случившемся, Элис и Гарри не придумали ничего лучше, чем кинуться в ноги отцу девушки и повиниться во всем. Крайне неудачная идея... Юношу удалили из дома, а Элис запретили выходить из своей комнаты до дня свадьбы. Лишь ценой невероятных усилий девушке удалось уговорить одну из горничных тайком отнести мне записку, в которой сообщалось о произошедшей беде.

- И что же ты сделал?

Дилан передернул плечами. , - Я был молод, наивен и горяч. Бросив дела, я тут же бросился на поиски Гарри, которого нашел в третьеразрядной гостинице, и изложил ему мгновенно созревший в моей голове план, такой же сумасбродный, дерзкий и наглый, как и сама молодость. Был найден способ известить о нем Элис. Она согласилась.

Сгорая от любопытства, Айрис спросила:

- Так в чем же заключался твой план?

- Терпение, сейчас все узнаешь. Элис притворилась пай-девочкой и даже согласилась встретиться с женихом. Введенный в заблуждение покладистостью дочери, отец ласково попенял ей за проявленное упрямство и по ее просьбе разрешил несколько часов в день проводить в саду, якобы дышать свежим воздухом.

С одной из таких прогулок, состоявшейся как раз накануне свадебной церемонии, девушка не вернулась.

Айрис восхищенно захлопала в ладоши.

- Ты помог Гарри похитить ее!

Однако Дилан покачал головой.

- Не совсем. Если бы Элис тайно обвенчалась с возлюбленным, то отец никогда бы не простил ей этого. Элис пришлось бы на собственной шкуре изведать, действительно ли с милым рай в шалаше. А Гарри, оставшись без поддержки влиятельного родственника, лишался возможности сделать блестящую карьеру. Его недюжинные способности были бы погребены в какой-нибудь мелкой конторе.

Айрис недоуменно взглянула на Дилана.

- Но.., но если Элис похитил не Гарри, то кто же?

- Я.

Молодая женщина непонимающе уставилась на него.

- Ты? Но, скажи на милость, каким образом это могло помочь Элис и Гарри?

- А вот тут-то и начал действовать мой план.

Пожалуй, чересчур замысловатый... Однако главным его достоинством оказалось то, что он сработал. Во-первых, необходимо было скомпрометировать Элис, чтобы избавить ее не только от плешивого ухажера, но и от любого потенциального жениха, которого еще мог бы подыскать ей отец. Роль искусного ловеласа досталась мне. Вызволив Элис из родительского дома, превратившегося для нее в тюрьму, я отвез девушку к себе домой. Запершись в моей комнате, мы проговорили всю ночь. А наутро все было устроено так, чтобы нас обнаружили в одной постели.

- То есть... - Айрис на мгновение замялась, вы с Элис только притворялись любовниками?

- Именно. И это сработало. Наши отцы пришли в дикую ярость и немедленно потребовали, чтобы я женился на якобы обесчещенной девушке.

- А ты?

- Наотрез отказался. Необходимо было до конца выдержать роль гнусного соблазнителя. - Дилан тяжело вздохнул. - Отец не простил мне этого. Именно так я и оказался на улице.

Айрис сочувственно обняла его за плечи и положила голову на широкую грудь.

- Милый мой... Но почему же ты не рассказал отцу, что произошло на самом деле?

- Он мог нечаянно проболтаться об этом отцу Элис, и тогда ее жизнь оказалась бы разбита.

- Но сама Элис? Как сложилась ее дальнейшая судьба?

Дилан усмехнулся.

- Гораздо лучше, чем твоя или моя. Мне пришлось уехать, однако мой план продолжал действовать. Дальше все шло как по маслу. Блудная дочь вернулась домой, а через месяц объявила отцу, будто она беременна. Бедный старик чуть с ума не сошел от стыда и горя. Его единственная дочь не только опозорена, но еще и станет матерью-одиночкой! Тут-то и вспомнили о несчастном Гарри, которого так жестоко выгнали из дому. Юношу немедленно вернули обратно. Между ним и отцом Элис произошел долгий приватный разговор, во время которого много говорилось о долге и чести. Конечно, Гарри с радостью согласился помочь своему благодетелю и жениться на якобы опозоренной родственнице. Через год юноша уже занимал не по годам значительный пост, а у его юной красавицы жены и в самом деле подрастал очаровательный малыш.

Айрис мечтательно улыбнулась.

- Какая красивая история! Но ты так и не попробовал примириться с отцом?

На лицо Дилана набежала тень.

- Нет. Пока отец Элис был жив, случившееся надлежало хранить в строжайшем секрете. А потом.., потом мне не хотелось, чтобы отец подумал, будто я ищу примирения ради богатого наследства. К тому же после той истории прошло столько лет...

- Но это же глупо! - воскликнула Айрис. - Твой отец обязательно бы понял и простил тебя.

- А если нет?

Айрис гневно уперла руки в бока.

- Потрясающе! Ты столько времени потратил на то, чтобы убедить меня в безосновательности и нелепости моих страхов, а сам оказался во власти еще более нелепых!

Дилан нахмурился.

- Пожалуйста, только не надо сравнивать.

Это совершенно разные вещи.

- Вот и нет. И чтобы убедить тебя в моей правоте, предлагаю заключить сделку. Я оставлю мужа и выйду за тебя замуж только при условии, что ты немедленно, как только мы вернемся к цивилизации, отправишься к отцу и расскажешь ему всю правду о той давней истории. Вот, кстати, и ответ на твой вопрос.

Некоторое время Дилан пристально смотрел на Айрис, а затем неожиданно рассмеялся.

- Вот за это-то я и люблю тебя! И как только ты умудрялась так долго скрывать от окружающих столь острый ум и не менее острый язык? Пожалуй, ты первая женщина, которой удалось обвести меня вокруг пальца.

- Запомни, для твоей же пользы, - улыбаясь, заметила Айрис. - Я люблю тебя, Дилан, и хочу, чтобы ты был счастлив. А этого не произойдет, пока ты не поговоришь начистоту со своим отцом.

- С тобой никакие рентгеновские лучи не нужны, - улыбнулся Дилан. Заметив, что Айрис недовольно сдвинула брови, он торопливо добавил:

- Шучу-шучу! Сама прекрасно знаешь, что ради тебя я готов на все, Я встречусь с отцом, хотя по-прежнему убежден в том, что это бессмысленно.

- Вот и замечательно, - обрадовалась Айрис. - А чем же мы займемся сейчас?

- А вот этим, - ухмыльнулся Дилан, притягивая к себе и страстно целуя.

- Отличное предложение, - прошептала она, растворяясь в волнах блаженства.

Прошел месяц, за ним другой, третий... Каждый день Айрис не уставала благодарить Небеса за то, что они свели их с Диланом вместе.

Молодой женщине казалось, что быть счастливей, чем она сейчас, невозможно.

Но она ошибалась.

Когда зародилось первое подозрение, Айрис решила, что у нее просто разыгралась фантазия.

Однако невероятная догадка с каждым днем получала все новые и новые подтверждения, пока наконец не превратилась в стопроцентную уверенность. Только тогда Айрис решилась поделиться чудесной новостью с Диланом.

- Любимый, - как-то поздно вечером обратилась она к нему, когда они сидели перед шалашом в обнимку, любуясь пляшущими языками костра, - мне необходимо кое-что тебе сообщить. Не знаю, каким образом это произошло, но.., я беременна!

Дилан судорожно сглотнул и пораженно уставился на Айрис.

- Ты.., уверена?

- Абсолютно. Иначе бы не сказала тебе.

До конца осознав, что означает эта потрясающая новость, Дилан подхватил Айрис на руки и закружился с нею вокруг костра.

- Родная, ты не представляешь, насколько я счастлив! Счастливее всех на свете! Подумать только, совсем скоро мне предстоит стать отцом!

- Но кто из нас счастливее, можно еще поспорить, - засмеялась Айрис. Несомненно только одно: наш союз благословил сам Господь!

- Сомневаюсь, чтобы Господь приложил к этому руку, - внезапно пробормотал Дилан.

Он остановился и опустил Айрис на землю, по-прежнему не выпуская ее из объятий.

- Почему ты так странно говоришь? - с беспокойством спросила молодая женщина. - Что-то не так?

- Вспомни-ка, как именно ты узнала о том, что не можешь иметь детей, вместо ответа попросил Дилан.

Айрис недоуменно взглянула на него.

- Но зачем?

- Расскажу чуть позже.

- Что ж... - согласилась Айрис, пожав плечами. - Пройдя медицинское обследование и дожидаясь его результатов, я очень нервничала, боясь услышать о том, что бесплодна. И тогда Леон предложил, чтобы вместо меня к врачу пошел именно он и первый услышал окончательный диагноз. Муж даже настоял на том, чтобы я осталась дома и ждала его там. Мне это показалось очень трогательным, и я согласилась.

- И опасаюсь, что совершенно зря, - медленно произнес Дилан. Наморщив лоб, он над чем-то напряженно размышлял. - Так, значит, именно Леон, а не врач сообщил тебе о твоей бесплодности?

- Верно. Страшный диагноз подтвердился, хотя врач, у которого я проходила исследование, говорил, что скорее всего я напрасно беспокоюсь. Но почему тебя интересуют такие детали?

- Айрис, дорогая, только не волнуйся. Судя по всему, результаты анализов были фальсифицированы, или же муж просто-напросто солгал тебе. Ты абсолютно здорова.

Айрис в страхе отшатнулась от Дилана.

- Но.., это невозможно! Какие у тебя есть доказательства?

- Твоя беременность - лучшее доказательство моей правоты. Тебя бессовестно обманули.

- Не правда! То, что случилось с нами, - настоящее чудо!

- Чудес не бывает, Айрис. Ты и сама это прекрасно знаешь.

Айрис закрыла лицо руками и бессильно опустилась на землю. Горький комок подступил к горлу. Слезы навернулись на глаза.

- Но почему? - простонала она. - За что?

Неужели Леон действительно мог так дурно поступить со мной?

- Только не волнуйся, Айрис, умоляю! - бросился к ней Дилан. - В твоем положении это вредно. Подумай о нашем ребенке.

Айрис попыталась изобразить некое подобие улыбки.

- Разве я могу хоть на секунду забыть о будущем малыше? Но у меня в голове никак не укладывается то, что ты сейчас сказал. Зачем Леону понадобилось так жестоко пошутить надо мной?

Дилан с хмурым видом пожал плечами.

- А я почем знаю... Быть может, таким способом он решил скрыть собственную бесплодность. Ведь за шесть лет брака у вас так и не появились дети.

- Не хочу даже думать об этом, - всхлипнула Айрис.

- И не надо, - с готовностью подхватил Дилан, осушая ее слезы поцелуями. - Давай лучше говорить только о нас!

- И о нашем малыше! - Улыбка Айрис на этот раз получилась куда более искренней.

- И о нашем малыше, - повторил Дилан, нежно целуя ее в лоб.

Прошло еще два месяца, и наконец случилось то, о чем Айрис и Дилан уже и не мечтали.

К их острову пристала небольшая прогулочная яхта. Ликованию молодых людей не было предела, поскольку оба давно начали всерьез волноваться за жизнь и здоровье будущего ребенка, которому грозило появиться на свет без акушерки, без врача и даже без пеленок, не говоря уже о тысяче других не менее необходимых вещах.

Но каково же было изумление Айрис и Дилана, когда на борту яхты вместо ожидаемых туристов оказался Джек Томпсон!

- Простите, друзья, что так скверно поступил с вами, - твердил он, весь красный от смущения, пока Айрис и Дилан тискали его в объятиях, - Но эта дамочка, Мелисса Доунтер, совсем запудрила мне мозги. Сам не понимаю, как позволил увезти себя с острова и бросить вас одних. А потом, когда я все-таки опомнился и решил рассказать обо всем капитану спасательного бота, бесстыжая девка обвинила меня в сексуальных домогательствах. О Господи, да она сама лезла ко мне!.. Тут заварилась такая каша... В общем, как только меня освободили из-под следствия, я занял денег и кинулся на ваши поиски. И скажу вам, второй раз отыскать этот злосчастный остров было дьявольски трудно...

Айрис и Дилан переглянулись.

- Мы ни в чем не виним тебя, Джек, - ласково сказала Айрис. Признаться, последние пять месяцев здесь стояла чудесная погода...

Дилан довольно ухмыльнулся, заметив, с каким изумлением Джек воззрился на слегка округлившийся живот молодой женщины. Дружески похлопав Томпсона по плечу, он произнес:

- Да, приятель, ты все правильно понял. И мы собираемся пожениться. Естественно, сразу же после того, как Айрис получит развод.

Совершенно ошарашенный Джек запустил пятерню в волосы.

- Гмм.., ну вы даете, ребята... Надеюсь, медовый месяц удался на славу.

Глядя на него, Дилан и Айрис весело рассмеялись.

- Ты, как всегда, прав, дружище! - отозвался Дилан. - Но, сознаюсь, все эти пять месяцев безоблачного счастья мне чертовски не хватало одной вещи.

- Какой же? - в один голос воскликнули Айрис и Джек.

Хитро прищурившись, Дилан ответил:

- Горячей ванны.

Айрис прилетела в Ньюкасл хмурым дождливым утром. Несмотря на настояния Дилана, требовавшего взять его с собой, она решила предстать перед мужем одна, дабы спокойно обсудить создавшуюся ситуацию. Учитывая нескрываемую ненависть Дилана к Леону, трудно было поверить, что мужчины сумели бы разговаривать спокойно, не прибегая к более веским аргументам вроде кулаков.

Садясь в такси, Айрис взглянула на часы.

Должно быть, Дилан уже пролетает над Атлантическим океаном, мысленно прикинула она.

Памятуя о данном слове, Лингтон, хотя и с видимой неохотой, решился встретиться и поговорить с отцом. В настоящий момент он находился где-то на полпути к Штатам.

С Айрис они договорились созвониться сегодняшним вечером. Вообще разлука обещала продлиться не более трех-четырех дней.

Мечтая о скорейшем возвращении Дилана - для начала они решили некоторое время пожить в Англии, - Айрис не заметила, как добралась до дому. Расплатившись с таксистом, она несколько минут в нерешительности стояла перед строгим викторианским особняком, столько лет Прослужившим ей золотой клеткой.

Наконец, набравшись смелости, приблизилась к двери и позвонила.

Не открывали долго. Айрис решила, что Леон ночует вне дома, и уже собралась отправиться к нему в офис, когда наконец тяжелая дверь приоткрылась и показалась заспанная физиономия Леона.

- Какого черта... - начал он, но мгновенно осекся, увидев на пороге собственную жену. Его глаза стали похожи на чайные блюдца. - Айрис?!

- Может, впустишь меня? - нервно произнесла она.

Леон смутился и пошире открыл дверь.

- К-конечно. Проходи. - Пока Айрис снимала плащ, Леон, успев немного прийти в себя, затараторил:

- Дорогая, ты не представляешь, как я рад видеть тебя живой и невредимой! В газетах писали, будто ты утонула. Какой ужас!

Я так переживал...

- Замолчи, - холодно прервала его Айрис, устав слушать лживые уверения. - Зря стараешься. Мне все известно о тебе и о Мелиссе.

Внезапно у них за спиной раздался резкий насмешливый голос:

- Интересно послушать, что же именно?

Круто обернувшись, Айрис увидела Мелиссу, одетую в легкий полупрозрачный халатик.

Очевидно, она провела здесь всю ночь.

Леон укоризненно покосился на любовницу.

- Мелисса! Разве я не просил тебя не выходить из спальни?

- Успокойся, Леон, она же все знает, - отмахнулась от него Мелисса. По крайней мере, достаточно для того, чтобы больше не надо было церемониться в ее присутствии.

С этими словами брюнетка волнующей походкой приблизилась к Леону и поцеловала его.

Однако он отодвинулся и прошипел:

- Прекрати. Ты слишком много себе позволяешь. - Обернувшись к Айрис, он заискивающе произнес:

- Только не надо сцен, дорогая.

Я тебе сейчас все объясню.

- Даже вот это?

И Айрис отбросила в сторону плащ, который до этого держала перед собой, и повернулась таким образом, чтобы короткое шерстяное платье натянулось, явственно обозначив небольшой животик.

У Леона и Мелиссы отвисли челюсти. Словно оглушенные, они стояли и смотрели на Айрис, не в силах поверить в очевидное. Наконец Леон с трудом произнес:

- Ты.., беременна?

- Нет, мячик проглотила, - мрачно съязвила его жена. - Так, значит, врач сказал, будто я никогда не смогу иметь детей?

В этот момент Леон выглядел так потешно, что Айрис с трудом сдержала приступ истерического смеха.

Побледнев от страха, он невнятно забормотал:

- Айрис, дорогая... Ты ведь, конечно, понимаешь, что это была всего лишь шутка... Ты упорно не желала поехать отдохнуть, вот я и придумал...

Айрис прервала бессвязный лепет мужа резким жестом.

- Не трудись. С меня довольно твоей лжи!

Да, я беременна, и я жду ребенка от другого мужчины. Настоящего мужчины, а не такого подлого обманщика и труса, как ты! Наш брак давно превратился в дешевый фарс. Пришло время положить ему конец. Я вернулась только для того, чтобы забрать свои вещи. Об условиях развода тебя известит адвокат.

Леон оторопело молчал, уставившись в пол.

Айрис попыталась пройти мимо него, чтобы подняться в свою комнату. Однако Мелисса, к которой успело вернуться обычное самообладание, перегородила ей дорогу.

- Куда так торопишься, дорогуша? - сквозь зубы процедила мисс Доунтер. - Надеюсь, ты сказала все, что хотела. Теперь наш черед. Да, мы с Леоном любовники. И мы давно любим друг друга. Наша связь длится много лет. Гораздо дольше, чем твой брак. И именно я посоветовала Леону жениться на тебе, молоденькой дурочке, не понимающей, что ее хотят лишь использовать. Для того чтобы приобрести необходимый вес в обществе и избавиться от нелестного прозвища нувориша, Леону необходимо было сочетаться браком с девушкой из высшего общества. Из-за своей сомнительной репутации я едва ли подходила на роль такой жены... К счастью, тут подвернулся твой обнищавший отец, согласившийся продать дочку за довольно умеренную сумму. И долгое время все шло прекрасно, пока ты не начала задавать слишком много вопросов.

Леон, к тому моменту уже оправившийся от приступа малодушия, жестко и цинично взглянул на жену.

- Ну что, довольна? Ты ведь желала услышать всю правду? Получай же! Да, я женился на тебе по расчету. Ты такая хорошенькая, прямо куколка. Быть с тобой нежным и заботливым не составляло особого труда. А что касается постели... - Тут он глумливо хохотнул. - Мелисса по-прежнему всегда была рядом. Если бы ты не лезла не в свое дело, то могла бы до сих пор жить припеваючи, ни о чем не подозревая. Но тебя стало слишком интересовать, почему я так часто пропадаю по вечерам. А потом ты вдруг настояла на этом дурацком обследовании... Да, я бесплоден! Но мне почему-то показалась весьма забавной мысль, чтобы бесплодной считали не меня, а мою супругу. Так я смог бы быстро узнать, верна ты мне или изменяешь... - Леон ухмыльнулся, взглянув на пополневшую в талии жену. - И как видишь, мой метод сработал.

Побледнев от гнева, Айрис произнесла:

- И у тебя еще хватает совести так спокойно рассказывать о том, как ты исковеркал мою жизнь?

- А к чему теперь притворяться? - вызывающе спросила Мелисса.

Леон кивнул.

- Верно. Честно говоря, мне уже порядком надоело разыгрывать из себя влюбленного мужа.

И в круиз я отправил тебя только затем, чтобы немного отдохнуть и подумать, что делать дальше. Мелисса же должна была присматривать за тобой... Ну а теперь, когда ты действительно все знаешь, ни к чему больше усложнять себе жизнь.

- Конечно. Потому что я немедленно ухожу из, этого дома!

- Не так быстро, цыпочка! - Леон схватил Айрис за плечо и пребольно стиснул. - Никуда ты отсюда не уйдешь. И никакого развода не получишь. Я не позволю, чтобы бракоразводный процесс губительно отразился на моей карьере и на моем положении в обществе.

Айрис попыталась вырваться.

- Ты не имеешь права задерживать меня здесь!

- Ошибаешься. Разве я все еще не твой муж? - Леон кивнул Мелиссе. Помоги дотащить Айрис до ее комнаты. Пусть посидит под замком, пока не опомнится. - По дороге наверх он вновь повернулся к упирающейся жене. Советую образумиться, дорогая. От тебя требуется только по-прежнему изображать нежную супругу на различных светских балах и раутах. Поскольку аборт делать поздновато, я дам ребенку свое имя. Но его воспитанием, конечно, будешь заниматься исключительно ты. Впрочем, при посторонних я всегда готов изображать любящего отца.

- Моего ребенка будет воспитывать настоящий отец!

Мелисса презрительно фыркнула.

- Посмотрим! Как только Лингтон объявится, он тотчас же узнает о том, что ты помирилась с мужем и знать ничего не хочешь о разорившемся красавчике... И быть может, даже позволит мне утешить его.

Айрис почувствовала леденящий холод в груди.

- Ты этого не сделаешь!

- Поживем - увидим, - многозначительно заметила Мелисса, помогая Леону затолкнуть Айрис в комнату.

Затем дверь с шумом захлопнулась, и в замке послышался звук поворачиваемого ключа.

Айрис находилась взаперти уже целую неделю. Еду и питье ей приносил сам Леон, не доверяя никому из прислуги, которой успел обзавестись за время отсутствия жены. О Дилане ничего не было слышно. Конечно, молодая женщина не верила, будто тот поверит лживым уверениям Мелиссы. И все же...

Ясным оставалось только одно: необходимо было как можно скорее выбираться отсюда. И на седьмой день, находясь на грани нервного срыва, Айрис решилась на отчаянный шаг. Отвинтив деревянную ножку от стула и обмотав ее какой-то тряпкой - требовалось только оглушить, а не покалечить мужа, - она спряталась за дверью и стала поджидать.

Наступило обеденное время. Однако Леон почему-то запаздывал. Айрис раздражалась все больше и больше. Неужели ее решили уморить голодом? Прошло еще с полчаса, когда наконец за дверью послышались мужские шаги.

Встав наизготовку, молодая женщина подняла над головой импровизированную дубинку. Едва лишь дверь открылась, Айрис, не дожидаясь обычного "добрый день, дорогая", изо всей силы треснула входящего мужчину по голове.

- За что? - раздался возмущенный вопль.

И в следующую секунду Айрис выронила свое оружие и бросилась к мужчине.

Ибо им оказался не кто иной, как Дилан Лингтон.

- Дилан, любимый, неужели это ты? - воскликнула она, дрожащими пальцами ощупывая его затылок. - Прости меня, ради Бога! Я думала, это Леон...

- Тепло же ты встречаешь собственного мужа, - пробормотал Дилан, с трудом поднимаясь на ноги. - Гораздо теплее, нежели утверждала Мелисса.

Айрис в испуге прижала руку к груди.

- Так она действительно осмелилась прийти к тебе?

- Сразу же после того, как я прилетел в Ньюкасл и позвонил тебе домой. Поскольку ты не связалась со мной в условленное время, я заподозрил неладное и первым же рейсом вернулся в Европу. Злобные уверения Мелиссы еще больше убедили меня, что ты нуждаешься в помощи.

- Так, значит, ты не поверил ни единому ее слову? - обрадован но воскликнула Айрис. - Я так и знала! Но ты успел встретиться со своим отцом?

- Да. И, к своему стыду, убедился, что ты оказалась абсолютно права. Выяснилось, что Элис уже давно рассказала моему старику всю правду. И в то время, как я опасался быть принятым за охотника за наследством, мой отец боялся, что я никогда не прощу ему той легкости, с которой он поверил в неприглядный поступок своего сына... Подробнее я расскажу тебе потом, по пути в Джорджию. Отец очень хочет познакомиться со своей будущей невесткой.

Айрис помрачнела.

- Ты еще не знаешь, но Леон наотрез отказался дать мне развод... Кстати, как ты вообще здесь оказался?

Усмехнувшись, Дилан привлек молодую женщину к себе, и она затрепетала в его объятиях.

- Как говорится, это долгая история... В общем, я попросил кое-кого из верных друзей разузнать побольше о фирме Дилана и Мелиссы. Интуиция меня не подвела: твой муж и его любовница в самом деле занимались незаконными сделками. Несколько дней заняло собирание компромата. И вот я здесь. - Дилан довольно хмыкнул. - Теперь Леон готов не только на развод, но и на новый брак, если только мне взбредет в голову это потребовать.

Айрис восхищенно взглянула на мужчину своей мечты.

- Любимый, ты превзошел самого себя!

- - Могу ли я получить в награду один поцелуй?

- Хоть тысячу, - прошептала Айрис, приподнимаясь на цыпочки и приникая к его рту.

С трудом оторвавшись от податливых губ, Дилан произнес:

- Однако пора выбираться отсюда. Мне даже противно дышать одним воздухом с теми, кто так жестоко обошелся с тобой. Кстати, на улице тебя ждет еще один сюрприз.

- Ты воистину неистощим на сюрпризы! Какой же?

- А вот попробуй угадать, - поддразнил ее Дилан.

- Лучше я попробую другое. - Айрис обвила руками сильную шею мужчины и прижалась губами к его губам. - Ведь лучший сюрприз в моей жизни - это ты!


home | my bookshelf | | Как стать счастливой |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу