Book: Братство Камня



Братство Камня

Дэвид Моррелл

БРАТСТВО КАМНЯ

По иным суждениям, жизнь разведчика сродни жизни монаха. Она требует дисциплины, самопожертвования – всего, что было присуще членам средневековых монашеских орденов.

Из доклада Сенатской Комиссии по делам церкви США, 1976 г.

Пролог

«ВОИНСТВО ГОСПОДНЕ»

Отцы-пустынники

Египет. 381 год.

Римская империя, уже затронутая неумолимым распадом, предприняла отчаянную попытку сплотиться вокруг христианства, которое избрала своей единственной официальной религией. Несколько христианских фанатиков, оскорбленных вмешательством политики в их веру, удалились в пустынную область Египта, где поселились в пещерах и продолжали искать мистического соединения со своим Богом. По мере распространения молвы о духовных отшельниках к ним примыкали другие недовольные христиане. Они основали религиозную общину, принципами которой стали смирение плоти, строгие посты и усердные молитвы. К 529 году суровые традиции тех, кого порой называли святыми безумцами, проникли далеко на север и достигли Европы.

Зародилось европейское монашество.

Старые горцы

Персия, 1090 год.

Хассан ибн аль-Саббах, лидер одной из фанатических исламских сект, провозгласил убийство священным долгом мусульман, борющихся против турецких захватчиков и их союзника, египетского калифа. Тайная организация религиозных убийц, основанная аль-Саббахом, распространилась вплоть до Сирии, где каждый его последователь получал титул “старый горец”. В 1096 году европейские крестоносцы, с благословения Римского Папы отправившиеся в поход за гробом Господним, вторглись на Ближний Восток, Святое воинство не могло не привлечь внимания “Горца” и его сторонников, которым многие приписывали обычай курить гашиш, якобы приводивший их в религиозный экстаз и помогавший переносить возможные истязания.

Слово “гашиш” в новых устах приобрело искаженное звучание.

Вернувшись в Европу, крестоносцы привезли особой иное слово – ассассины.

Священный террор

Палестина, 1192 год.

Солнце клонилось к западу, но пески дышали жаром по-прежнему. Редкие порывы сухого ветра колыхали полог вместительной парусиновой палатки, окруженной множеством стражников. Лошади рыцарей, приближавшихся к ней с двух сторон, блестели от пота. Впереди каждого отряда ехали знаменосцы. На одном флаге были изображены три золотых льва на красном поле – герб Англии; на голубом поле второго флага можно было видеть золотую лилию – знак королевского дома Франции. Связанные узами святого долга, обе страны сохраняли глубокие политические разногласия из-за претензий Франции на материковые английские земли, Эта напряженность в их взаимоотношениях сейчас сказывалась на том, что ни один из двух отрядов не желал приближаться к палатке первым и унижать себя ожиданием другого. Вот почему на окрестных барханах расположились дозорные и сигнальщики, согласовывавшие продвижение обеих колонн.

Наконец колонны встретились: в каждой было по четыре знатных рыцаря со слугами и вассалами. Некоторые оглядывались на видневшуюся в отдалении большую гору, где дымились руины крепости с минаретом. Ее осада заняла три месяца, обе армии понесли немалые потери; тем не менее, мусульмане потерпели поражение.

На какое-то время политические распри были забыты. Усталые, но старающиеся держаться с достоинством, они похвалили доблесть своих союзников и поздравили их с победой. Первыми спешились телохранители, за ними оруженосцы. Те же самые рыцари, что еще недавно не желали тратить время на лишние ожидания, теперь с особой учтивостью предлагали друг другу честь первыми войти в палатку. Эта проблема решилась сама собой. Тот, кто оказался ближе к пологу, согласился раньше прочих оставить слуг и войти внутрь.

В палатке было душно. Рыцари сняли с себя оружие и доспехи. После яркого солнца их глаза постепенно привыкали к сумеречному свету. На парусиновых стенах темнели контуры стражников, стоявших снаружи.

Рыцари разоблачались, помогая друг другу. В своем Третьем Крестовом походе они учли опыт первых двух и носили длинные мантии, предохранившие их тела от палящего солнца и не дававшие испаряться влаге. От этих белых мантий солнечные лучи и отражались лучше, чем от красочных нарядов, к которым они привыкли у себя на родине. Единственной уступкой цвету было изображение большого красного креста на груди – и высохшие пятна варварской крови. Все они были бородаты. Но даже бороды не могли скрыть худобы и изможденности их лиц. Сняв шлемы, они выпили вино из приготовленных им кубков. Учитывая цель встречи, сейчас была бы уместней вода. Как-никак им нужно было сохранить ясность мыслей. Однако из-за огромной территории, охваченной Крестовым Походом, снабжение запаздывало, и вино – припасенное для праздника – было единственной жидкостью, имевшейся в их распоряжении.

Первым заговорил высокий, мускулистый англичанин, прославившийся умением владеть боевым топором. Его звали Роджер Суссекс. Для переговоров он избрал язык дипломатии, то есть – французский.

– Полагаю, мы должны покончить с нашим делом прежде, чем приступать ко всему остальному, – показал он на хлеб, оливки и вяленое мясо, лежавшее на столе.

– Не возражаю, – сказал Жак де Визан, предводитель французского отряда. – Ваш король Ричард не присоединится к нам?

– Нам показалось, что, сообщив ему о нашей встрече, мы поступили бы благоразумно. А ваш король Филипп?

– Мы тоже считаем, что некоторые вопросы лучше обсуждать в частном порядке. При необходимости он узнает о нашем решении.

Подтекст разговора ни для кого не был секретом. Дело в том, что, располагая многочисленной охраной, эти знатные рыцари тоже были телохранителями. хотя и более высокого ранга. Их прямая обязанность состояла в защите своего короля. Часть этой задачи выполняла сеть осведомителей, собиравших слухи о заговорах или об иной враждебной деятельности. Однако подобные слухи не часто доходили до Ричарда или Филиппа. Встревожившись, король мог заподозрить, что его охрана работает недостаточно эффективно. Увольнения в таких случаях порой производились посредством отсечения головы.

– Что же, очень хорошо, – сказал Уильям Глоучестер. – Предлагаю начинать.

Ненадолго воцарилось молчание.

Затем Роджер Суссекс достал из своей сумки Библию в кожаном переплете с золотым тиснением.

– Книга пророка Даниила, – открыв ее, объявил он. – Глава, в которой святой Даниил хранит молчание несмотря на угрозы быть отданным на растерзание львам. Думаю, этот отрывок вполне подходит для наших переговоров.

Ритуал начался. Восемь рыцарей образовали круг, и каждый, положив руку на Библию, поклялся хранить тайну.

Они уселись на захваченный в мусульманской крепости цветной ковер. Затем, облокотившись на подушки и держа в руках кубки с вином, стали слушать Пьера де л'Этажа.

– Как ответственный за соблюдение всех условий нашей встречи, – начал он, – я напоминаю вам, что стражники расставлены на значнтельном расстоянии от палатки, поэтому они не услышат ваших слов, если вы не будете говорить слишком громко.

– Мои слуги сказали мне об этом, – подтвердил англичанин Болдуин Кент.

– Мне тоже докладывали, что за моими слугами велось наблюдение, – сказал француз.

Болдуин иронически кивнул.

– Но мои слуги доложили мне и еще кое о чем. Ваш король намеревается увести свою армию и больше не участвовать в планах Ричарда.

– В самом деле?

Болдуин перестал усмехаться и сощурил глаза.

– В самом деле.

– Мы не предполагали, что все крестоносцы должны подчиняться одному Ричарду.

– Однако они будут подчиняться одному ему, если Филипп уведет свою армию во Францию.

– Что ж, верное замечание, – отпив из кубка, сказал Пьер. – А вам не говорили, когда наш король собирается увести армию на родину?

– Через две недели. Филипп задумал воспользоваться отсутствием Ричарда при королевском дворе. В обмен на земли, которыми наша страна владеет во Франции, ваш король обещал помочь брату Ричарда взойти на английский трон.

Француз пожал плечами.

– И как же вы собираетесь распорядиться этими сведениями, если предположить, что они соответствуют действительности? Болдуин не ответил.

– Ценю вашу тактичность, – проговорил Пьер и поставил кубок. – Да, полагаю, отношения наших стран скоро ухудшатся. Однако согласитесь, без соперничества наше ремесло не нашло бы применения.

– А жизнь потеряла бы всякий смысл. Ноне обратиться ли нам к теме нашей встречи? – перебил Жак де Визан. Англичане насторожились.

– Допустим, ваши сведения верны, – сказал Жак. – В этом случае нам было бы так же прискорбно покидать Крестовое воинство, как и оставлять нерешенной одну из наших общих задач. Вот почему в качестве прощального братского жеста мы бы хотели помочь вам найти ответ на нее.

Болдуин внимательно посмотрел на француза.

– Вы, конечно, говорите о…

– О недавнем убийстве вашего соотечественника, Конрада Монферрата.

– Простите, но меня удивляет ваша обеспокоенность смертью англичанина. Даже такой, как смерть Конрада.

– Такой же, как давняя гибель нашего соотечественника, Раймона де Шатиллона.

Уточнения были излишни. Шестью годами раньше, нарушив перемирие между крестоносцами и войсками Саладина, Раймон де Шатиллон напал на караван сестры Саладина. Это оскорбление не было заглажено контрибуцией, начался джихад, священная война мусульман против европейцев. Через год, во время осады Иерусалима, голова Шатиллона была найдена на алтаре Святой Гробницы. Рядом лежал нож с кривым лезвием.

С тех пор были совершены дюжины подобных убийств, достигших своей цели и научивших крестоносцев бояться ночной поры. Не далее как вчера утром Конрада Монферрата обнаружили на алтаре, возведенном в честь взятия мусульманской крепости. Рядом снова лежал кривой нож, который у европейцев уже прочно ассоциировался со “старыми горцами” и их фанатичным культом.

– Убийцы.

Роджер сморщился так, будто собрался выплюнуть вино, только что пригубленное из кубка.

– Трусы. Воры, похищающие жизнь в темноте. Рыцарю подобает умирать при свете дня, в открытом поединке, показав свое искусство врагу, даже если он варвар. Эти негодяи не имеют понятия о чести, достоинстве и воинской доблести. Презренные ничтожества.

– Важно, что они существуют, – заметил Пьер де л'Этаж. – И еще важнее, преуспевают в достижении цели, Должен признаться, иногда я опасаюсь, что следующей на алтаре окажется моя голова.

Остальные закивали – в знак того, что относили подобные страхи и на свой счет.

– Мы не можем ничего поделать с ними. Разве что перед сном будем выставлять больше телохранителей, – сказал Уильям Глоучестер. – Хотя убийцы все равно проникают сквозь нашу охрану. Они как будто становятся невидимыми.

– Не стоит награждать их ореолом таинственности, – мрачно усмехнувшись, произнес Жак. – Они такие же люди, как и мы с вами. И так же превосходно обучены.

– У них варварская тактика. С ними невозможно бороться, – сказал Уильям.

– Вы так думаете?

Все взгляды обратились на Жака.

– А что, у вас есть какое-то предложение? – спросил Роджер.

– Возможно.

– Какое же?

– Гасить огонь с помощью огня.

– Я не желаю обсуждать подобные предложения, – нахмурился Уильям. – Пользоваться их грязными методами? Стать такими же трусливыми негодяями? Подкрадываться к их предводителям, пока они спят? Это немыслимо.

– Потому что до этого никто не додумался?

Уильям резко поднялся на ноги.

– Потому что это против воинских правил.

– Они варвары. Дикие варвары, а не воины, – сказал Жак. – И если им недоступны понятия о чести и доблести, то мы вовсе не обязаны воевать с ними по правилам рыцарей.

Его замечание возымело действие. В палатке воцарилось задумчивое молчание.

Наконец Уильям кивнул.

– Признаюсь, я желал бы отомстить за Конрада.

– И за Раймона, – напомнил один из французов.

– Чтобы убить бешеную собаку, не обязательно ждать, когда она посмотрит вам в лицо, – сжав кулаки, сказал другой француз.

– Пустой разговор, – перебил Болдуин. – Мусульмане узнают любого из нас, кто попробует проникнуть к ним. Даже ночная тьма не скроет белизны нашей кожи.

– Не забывайте и того, – добавил Роджер, – что мы не знаем их языка и обычаев. Мы можем переодеться, но если вступим с ними в разговор или сделаем хоть один неверный жест…

– Яне предлагаю вам проникать к ним, – сказал Жак.

– Но что тогда?

– Мы пошлем к ним их соотечественника.

– Тоже невозможно. Они все ненавидят нас. Кто из них согласится?

– Тот, кто отказался от их варварских обычаев и познал истинного Бога. Мусульманин, который стал христианином, Англичане были потрясены услышанным.

– Вы хотите сказать, что знаете такого человека?

– Он в Италии, в Монте-Кассино, в Бенедиктинском монастыре.

Название места говорило само за себя. Монастырь в Монте-Кассино был основан в 529 году, и его аскетические традиции закладывали еще те первые отшельники, что пришли в Европу из Египта.

– Перед самым нашим походом к Святой земле он гостеприимно принял меня, – сказал Жак. – Ему было разрешено говорить со мной. Его приверженность христианству не может не вызвать восхищения. Ради нашего Господа он сделает все, что от него потребуется.

– Он монах?

– Разумеется.

– Это кощунство, – сказал Уильям. – Требовать от монаха, чтобы он пролил чужую кровь?!

– Ради святого дела! За освобождение Святой земли Господней. Не забывайте, Его святейшество отпустил нам все грехи, которые мы можем совершить во время этого благословенного похода. Я спрашивал священников, прибывших сюда вместе с нами. Они уверены в том, что наш монах не сможет ослушаться папского указа. Более того, он будет делать все возможное, чтобы стать Воином Господним и спасти свою душу. Если правда, что мои соотечественники и я скоро вернемся во Францию, то мне не составит труда снова побывать в Монте-Кассино. И думаю, добиться успеха. Рим и папское благословение будут не за горами.

Некоторое время рыцари, потупившись, смотрели в кубки с вином. Первым поднял глаза Болдуин.

– Но он ничему не обучен, – сказал он. – Зато наслышан о здешних убийцах, – улыбнулся Жак, – и знает методы, которыми они пользуются. Остальное я беру на себя.

– Сколько времени займет его подготовка?

– Для выполнения моих планов? Не больше трех месяцев.

– Мне понадобилось полжизни, чтобы обучиться своему мастерству, – сказал Уильям. – Мы должны смириться с мыслью, что его убьют.

– Убьют при попытке совершить убийство, – поправил Жак, – Неужели вы ничего не поняли? Именно попытка, вот что важно. Если эти варвары поймут, что не только мы, но и их бывшие единоверцы готовы умереть за истинного Бога…

– То будут ложиться спать так же неохотно, как и мы. Болдуин покосился на говорившего.

– Бороться ужасом против ужаса?

– Только одно уточнение, – сказал Жак. – Наша борьба священна.



Часть первая

«ИСКУПЛЕНИЕ»

Обитель мертвых

1

Это строение находилось неподалеку от Квентина, на севере Вермонта. Часть его можно было рассмотреть в просветах зарослей хвойного леса, что зеленел в четверти мили от двухполосной асфальтовой дороги, петлявшей справа от горного склона. За ним поднималась другая, более высокая гора. Сейчас она сияла осенним разноцветьем кленовых листьев. Параллельно дороге тянулось проволочное ограждение, которое с обеих сторон поворачивало под прямым углом и, уходя вверх, исчезало в лесной чаще. Не видя всего ограждения, трудно было гадать о его протяженности, но вы бы не ошиблись, если бы предположили, что эта земельная собственность занимала не меньше сотни квадратных акров. Ближайшим зданием – не считая того, что стояло на горе, – была станция обслуживания, которая располагалась прямо за поворотом асфальтовой дороги. От деревообрабатывающей фабрики, находившейся впереди, вас отделяло бы несколько миль.

Покой. Тишина.

Умиротворенность.

Глядя на заросший соснами горный склон, можно было заподозрить, что полускрытое деревьями строение служило убежищем какому-нибудь миллионеру, отдыхавшему здесь от Бог знает какого своего бизнеса.

2

Это также могло быть каким-нибудь лыжным курортом, закрытым до первого обильного снегопада. Или…

Но, даже обойдя ограду, все равно невозможно было получить ответа на эти вопросы. На воротах не было почтового ящика, да и сами ворота почти никогда не отпирались. Узкая тропинка с противоположной стороны земельного владения была окаймлена густым кустарником и завалена трухлявыми сосновыми стволами. Ник чему не привели бы и попытки удовлетворить любопытство наведением справок в конторе деревообрабатывающей фабрики. Ее рабочие, как и все истинные жители Новой Англии, были рады поговорить о погоде, но не о своих делах и не о занятиях своих соседей. Впрочем, это не имело значения. Они тоже ничего не знали, даже если кое-что слышали.

С высоты птичьего полета постройка на склоне горы оказалась бы более крупным сооружением, чем можно было предположить, глядя с дороги. Кроме того, при ближайшем рассмотрении оно выглядело бы не совсем уединенным. Дело в том, что на равном удалении от него, в форме квадрата, располагалось несколько других менее заметных домов. Они соединялись двумя пересекающимися белокаменными дорожками. Крыши маленьких домов были скопированы с двух остроконечных скатов над главным зданием. Между дорожками были разбиты цветочные клумбы, росли деревья и кусты. Планировка участка отличалась симметричностью.

Несмотря на внушительные размеры застроенного участка последний явно не изобиловал досужими обывателями. На газоне виднелась крошечная фигурка садовника. Двое маленьких на расстоянии рабочих возились с яблонями в фруктовом саду, разбитом с внешней стороны домов. С противоположной стороны, над ухоженными грядками огорода, курился дымок костра. Судя по размаху сельскохозяйственных работ, это поселение могло насчитывать немало обитателей – и тем удивительней было, что, за исключением упомянутых, других признаков жизни не наблюдалось. Если сюда приезжали гости, то они, как и хозяева строений, сейчас едва ли отказали бы себе в удовольствии подышать свежим осенним воздухом. В такой погожий день ни один человек не смог бы усидеть дома, не имея на то какой-нибудь важной причины.

Но уединенность была только частью тайны, окружавшей это место. Начиная с 1951 года, когда сюда прибыли строители, набранные не в ближайшем городе, что обошлось бы гораздо дешевле, – жители Квентина не переставали гадать о том, что происходило на горе и на ее сосновом склоне. С отъездом строителей местные газеты даже вспомнили о том, как в конце войны в Нью-Мексико разрабатывалась атомная бомба. Тогда, писали газеты, в пустыне был возведен целый город. Местные власти ожидали увеличения бюджетных ассигнований, предсказанных газетчиками, однако их ожидания были напрасными, ибо самое странное обстоятельство заключалось в том, что немало людей вошло в ворота этого секретного города – когда он был уже построен, – но ни один человек еще не вышел оттуда.

3

Каждый из двадцати стандартных блоков состоял из двух этажей. Внизу находилась комната для занятий, оборудованная по выбору обитателя. Тут можно было рисовать, лепить, прясть или работать по дереву. Кроме того, к блоку примыкал небольшой, огражденный стеной участок, где хозяин блока мог посвятить досуг выращиванию овощей или цветов.

В данном случае жилец выбрал физические упражнения и занятия словесностью. Такое сочетание помогало ему сосредоточивать мысли. В прошлой жизни он изучал принципы дзэн-буддизма и знал, что гимнастика сама по себе есть нечто иное, как работа духовных сил. Поэтому он по часу в день поднимал гири, прыгал через скакалку и повторял различные каты восточных боевых искусств. Все эти упражнения он выполнял старательно, но не получая особого удовольствия от своего физического совершенствования, поскольку знал, что его тело было всего лишь инструментом души. К тому же результат ежедневных тренировок был не слишком ощутим. Мускулам все равно не хватало протеина, чтобы возмещать израсходованную энергию. Он не ел мяса. По пятницам его рацион ограничивался хлебом и водой. В некоторые дни он вообще обходился без еды. Его немало выручали врожденная непритязательность и привычка к дисциплине.

Его занятия словесностью преследовали иную цель. В первые месяцы пребывания здесь он пытался написать о своей жизни, чтобы высказать затаенную боль и избавиться от нее. Однако желание забыть о ней оказалось более насущным. Тогда он утолил жажду самовыражения тем, что написал свою первую танку, выбор которой был подсказан его буддистскими симпатиями. Используя эту стихотворную форму, он описывал то пение птицы, то дыхание ветра, то краски заката. Однако природа танки требовала лаконичности выражения, что лишало мысль глубины и заставляло все чаще поглядывать на нижнюю, незаполненную часть страницы. Неожиданно для себя он переключился на сонетную форму, промежуточную между шекспировской и петрарковской. Организация внутреннего ритма четырнадцати зарифмованных строчек оказалась довольно занятной проблемой, и он посвятил ей свой досуг. Теперь его интересовало не что, а как написать: прогресс был налицо. Но он все равно знал, что ему не хватало красноречия. Возможно, в соседнем блоке жил человек – такой же, как и он, – который многократно превосходил его в поэзии. Возможно, этот другой обитатель поселения писал сонеты даже лучше, чем Шекспир или Петрарка.

Впрочем, это не имело значения. Все созданное жителями блоков – картины, статуэтки, гобелены или предметы мебели, – все было заведомо лишено какой-либо ценности. Когда люди, сделавшие эти вещи, умирали, их хоронили в безымянной могиле, а то, что после них оставалось – одежда, небогатый скарб, произведения искусства, – сжигали. А затем все было так, будто ничего этого никогда не существовало.

4

Как и следовало ожидать, психиатр оказался священником. На нем был традиционный черный костюм с белым воротничком. Закурив сигарету и внимательно оглядев Дрю, он почему-то поморщился.

– Вы должны понимать серьезность вашей просьбы.

– Я не сразу обратился к вам.

– Когда вы приняли окончательное решение?

– Три месяца назад.

– И ждали?..

– До сих пор. Я хотел выяснить все, что связано с моей просьбой. Мне требовалась хоть какая-то уверенность.

Священник выпустил изо рта облако табачного дыма и еще раз пытливо взглянул на Дрю. Его звали отец Хафер. Он выглядел лет на пятьдесят, и его лицо было почти такого же пепельного цвета, как и волосы. Рукой разогнав дым, он облокотился на стол.

– Естественно. Но другая сторона этой проблемы состоит в том, что мы тоже хотим быть уверенными. В вашей искренности, в решимости. Можем ли мы быть уверенными в них?

– Не можете.

– Ну вот, вы и сами понимаете…

– Но я могу, а это главное. Я знаю, что проделал немалый путь…

– Путь к чему?

– Не “к чему”.

– Простите?

– Не к чему, а от чего.

Дрю кивнул в сторону окна, выходившего на шумную улицу Бостона.

– От всего? От мира?

Дрю не ответил.

– Неудивительно, в этом и состоит жизнь отшельника. В удалении от житейской суеты, – сказал отец Хафер и пожал плечами. – Но ведь отрицание само по себе ничего не значит. У вас должны быть какие-то позитивные мотивы. Нам нужно не просто бегство, а искание чего-то.

– Поверьте, я многого ищу.

– В самом деле? – священник удивленно поднял брови. – Чего же?

– Спасения.

Отец Хафер задумчиво затянулся сигаретой и выпустил дым из ноздрей.

– Превосходный ответ, – проговорил он и, поднеся руку к металлической пепельнице, чуть заметно усмехнулся. – В находчивости вам, пожалуй, не откажешь. Давно вы так религиозны?

– Последние три месяца.

– А д отого?

Дрю снова не ответил.

– Вы католик?

– Да, меня крестили еще ребенком. Мои родители были достаточно религиозны, – вспомнив об их смерти, он почувствовал, как что-то комком подкатило к горлу. – Мы часто ходили в храм. На мессу, на молебны. Я причащался вслед за конфирмацией, а вы ведь знаете, что люди говорят о ней. Она сделала из меня солдата Христа. – Дрю горько усмехнулся. – О да, я верил.

– А потом?

– Есть такое слово – “падение”.

– Вы исполняли свой пасхальный долг?

– Последний раз – тринадцать лет назад.

– Вы понимаете, что это значит?

– Кто не исповедуется перед Пасхой, тот отрекается от веры. К сожалению, я сам себя отлучил от церкви.

– И подвергли свою душу величайшей опасности.

– Вот почему я пришел к вам. Я пришел, чтобы спасти себя.

– Вы хотите сказать, вашу душу.

– Именно это я и имел в виду.

Они еще раз изучающе посмотрели друг на друга. Облокотившись на стал, священник немного подался вперед. В его глазах промелькнуло выражение некоторой обеспокоенности.

– Ну, что ж… Давайте обратимся к вашей анкете. Вы пишете, что вас зовут Эндрю Маклейн.

– Иногда это имя сокращают, и получается “Дрю”.

– В соответствии с правилами, изложенными в приложении к анкете, вы лишитесь вашего имени. Так же? как и вашей собственности – машины, дома и всего остального. От вашей индивидуальности не останется ничего. Вы больше не будете личностью. Не мешало бы вам это знать.

Дрю немного выпрямился.

– Что такое имя? – он еще раз позволил себе горько усмехнуться. – Как розу ни называй…

– Она все так же благоуханна, – продолжил за него священник. – Но для Господа…

– Не все мы пахнем как розы. Во всяком случае – не я. Потому-то я и принял такое решение. Чтобы очиститься от скверны.

– Вам тридцать один год?

– Да.

Дрю не солгал, Сведения, указанные в анкете, были верны; он знал, что священник не поленится проверить их. Важно было то, что не попало в анкету.

– Начало жизненного пути, – сказал отец Хафер. – Еще несколько kет назад мы считали, что больше всего нам подходит возраст тридцать три года. Вы отказываетесь от многого. У вас еще достаточно возможностей, чтобы найти свою дорогу в жизни.

– Нет, я так не думаю.

– То есть?

– Я уже нашел свою дорогу. Она привела меня к вам.

– Не уверен, что вас это очень обрадовало.

Дрю потупился.

– Ладно, это все равно не имеет значения, – помолчав, проговорил отец Хафер. – Сейчас я хочу выяснить кое-что другое. Дело в том, что обычно к нам обращаются люди, мягко говоря, зрелого возраста. Конечно, – он пожал плечами, – таких просителей немного, и еще меньше…

– Избранных? Да, я знаю. Пятьсот человек со всего света. И, по-моему, только двадцать из Соединенных Штатов.

– Вы, я вижу, справились с домашним заданием. Хорошо. Но я повторяю, большинство из них только из деликатности можно назвать пожилыми людьми. – Отец Хафер затушил сигарету. – Они уже добились всего, чего хотели или могли добиться. Им больше нечего ждать от жизни, и они готовы провести остаток лет в уединении. Их решение, хотя и неординарное, вполне объяснимо. Новы – такой молодой, крепкий. Не сомневаюсь, женщины находят вас привлекательным. Вы думали о том, что связано с отказом от общения с женщинами?

Он с тоской вспомнил об Арлен.

– Вы же отказались.

– Я отказался от половых связей. – Отец Хафер откинулся на спинку стула. – Но не от женского общества. Я помногу раз в день встречаюсь с женщинами. С официанткой в ресторане. С клерком в медицинской библиотеке. С секретаршей одного из моих коллег. Все эти встречи совершенно невинны. Они не искушают меня, хотя и смягчают мой обет целомудрия. Однако если мы согласимся выполнить вашу просьбу, то вы больше никогда не увидите женщин. Вы будете видеть только нескольких мужчин, да и тех крайне редко. Подчеркиваю, вы не сможете просить ничего, кроме уединения.

5

Второй этаж, на который вела грубая сосновая лестница, состоял из трех секций. Первой была молельня, иначе известная как комната “Аве Мария”, где стояли деревянная скамейка для молитв и строгий простой алтарь, а на стене висело распятие. За ней находился кабинет – священные тексты, стол и стул, – а еще дальше располагалась спальня с деревянной лавкой и тонким соломенным тюфяком вместо кровати и матраца.

Тюфяк был шести футов в длину и трех в ширину. При желании его можно было скатать и расстелить внизу, в углу рабочей комнаты. Однако особенность планировки блока заключалась в том, что, спускаясь из спальни на первый этаж или поднимаясь с первого этажа в спальню, неизбежно надо было пройти через молельню, где правила требовали всякий раз останавливаться и молиться.

6

– Если вы хотите посвятить себя святому служению, – сказал отец Хафер, – то можете подумать о менее строгом образе жизни. Например, о миссионерской деятельности.

Дрю покачал головой.

– Или о церковной конгрегации. О ресуррекционистах. У них много важной работы – обучение, воспитание, благотворительность…

Дрю еще раз покачал головой.

– Нет.

– Другое предложение. Вы упомянули, что священная конфирмация сделала из вас солдата Христа. Вам, конечно, известно, что эту концепцию взяли на вооружение иезуиты. Они более суровы, чем ресуррекционисты. Обучение у них занимает пятнадцать лет, и оно полностью оправдывает их прозвище – коммандос церкви.

– Это не то, что я хотел сказать.

– Потому что они противостоят всему миру? – опередил его отец Хафер. – Но значительную часть времени вы будете обучаться в монастыре. Потом вас вытолкнут из вашего гнезда, и, возможно, этот толчок вас окрылит. Да и раньше, на различных стадиях подготовки, у вас будет шанс пересмотреть стой планы и вернуться на прежнюю жизненную стезю.

– Я так не думаю.

На лице отца Хафера появилось озабоченное выражение.

– Наконец есть еще одна альтернатива. Цистерцианцы. Второй из самых требовательных монашеских орденов. Вы будете жить в удаленном от мира монастыре. Ваши дни будут заполнены изнурительной работой, например, сельскохозяйственной или другой, какую орден сочтет для себя полезной. Вы никогда ни с кем не будете говорить. Но, по крайней мере, ваш труд – и молитвы – будут проходить не в одиночестве. И если такая жизнь покажется вам чересчур тяжелой, вы сможете оставить ее, а потом вернуться к ней снова, но только пока вам не исполнится тридцать шесть лет. Преимущество этого ордена в том, что он позволяет вам изменить решение.

Дрю молча выжидал.

– О небеса, ну почему вы так упорствуете? – воскликнул отец Хафер и, щелкнув газовой зажигалкой, закурил новую сигарету. – Поймите же, наконец! Вы молоды и здоровы, и вы просите о том, чтобы вас допустили к самой суровой форме культа, какая только есть в церкви! Картезианство – эта сама крайность. Это полное отрицание человека как социального существа. Это предел отшельничества! Всю оставшуюся жизнь вы должны будете провести затворником в небольшой и малоудобной келье. За исключением одного часа досуга вы каждый день должны будете посвящать молитвам. Это лишение всего и вся. Это полное одиночество.

7

Он носил грубую власяницу, что имело целью раздражать его кожу. Временами это доставляло ему удовольствие – по крайней мере, в ощущении внешнего мира появлялось какое-то разнообразие. Искушаемый им, он тогда молился с удвоенной силой или, стиснув зубы, хлестал себя веревочной скакалкой.

Он не должен был отвлекаться. Он пришел сюда, чтобы наложить на себя епитимью. Он хотел одиночества.

Поверх власяницы он носил белый балахон и монашеский наплечник с белым капюшоном. В тех редких случаях, когда ему приходилось участвовать в общих ритуалах или молениях, он опускал капюшон, который закрывал лицо и позволял ему чувствовать себя невидимым.

8

– Ладно, не будем горячиться, – отец Хафер выдавил улыбку. – Почему бы нам не устроить небольшую передышку? Долгие споры могут укрепить рассудок, но не тело. Что вы скажете, если я предложу вам немного подкрепить силы?

Затушив в пепельнице сигарету, он подошел к шкафу, открыл дверцу и извлек из углубления графин со сверкающей изумрудной жидкостью.



– Может быть, бокал шартреза?

– Нет, благодарю.

– Вас не привлекает его вкус?

– Вообще-то я не…

– Ну так сейчас у вас есть возможность.

– Нет, я не пью.

Отец Хафер сощурил глаза.

– В самом деле? Вас сдерживает какой-нибудь недуг?

– Я никогда не пил без надобности. По роду своей работы я не мог позволить себе никаких излишеств.

– По роду своей работы?

Дрю промолчал.

Отец Хафер взболтал зеленую жидкость и задумчиво посмотрел на него.

– Тогда считайте, что я предлагаю вам еще одну тему для разговора. Мне просто интересно, что вы скажете о качестве этого напитка.

– Шартреза? – Дрю усмехнулся. – Что ж, он недаром заслужил репутацию одного из лучших ликеров. Своим изысканным вкусом, увы, не изведанным мною, он обязан корню дудника. И, разумеется, букету из ста пятнадцати других трав. В свою очередь, картезианцы обязаны ему главной статьей своего дохода. Его производят в местечке Ля Гран Шартре, во французских Альпах. Оттуда он и взял свое название – шартрез. В его зеленой разновидности, что плещется в вашем графине, содержится пятьдесят пять, а в желтой – сорок три процента алкоголя. Рецепт был составлен в начале шестнадцатого века, кажется, каким-то мирянином, который завещал его картезианцам. Столетием позже монахи ордена довели напиток до совершенства. Сейчас на рынке можно встретить множество различных подделок, но истинные ценители знают, на какую этикетку обратить внимание.

Отец Хафер снова сощурил глаза.

– Превосходно.

– Смотря в каком смысле. Орден отшельников обеспечивает свою независимость за счет продукта, предназначенного для увеселений. Конечно, ликер производит мирское братство, а не сами монахи. Но, как бы там ни было, для меня это противоречие несущественно.

9

Его обслуживали братья, не связанные обетом отшельничества и жившие в другом крыле здания, где были также часовня, трапезная, кухня и помещение для гостей. Его спартанскую пищу подавали ему через окошко в двери рабочей комнаты. По большим праздникам и по воскресеньям он должен был покидать свою никогда не запиравшуюся келью и вместе с другими отшельниками обедать в трапезной. В этих случаях затворникам разрешалось обменяться несколькими словами, но он ни разу ни с кем не заговорил. Ему также полагалось приходить в часовню в полночь на заутреню, в восемь утра на мессу и в шесть вечера на вечернюю службу. Он не любил этих нарушений уединения и предпочел бы молиться в келье.

В келье его отвлекала только мышь.

10

– Обеты, – нахмурившись, произнес отец Хафер, – вы и вправду думали над их серьезностью? Обеты нищенства, целомудрия и послушания, они трудны сами по себе. Но прибавьте к ним еще и клятву верности принципам картезианства. Послушайте, я вынужден говорить прямо. Когда мы обсуждаем кандидатуры наших просителей, то обычно отвергаем молодых людей. Их незрелость заставляет нас усомниться в том, что они смогут сдержать клятву одиночества. Непослушание же просто недопустимо.

– Если я нарушу клятву, то заслужу вечное проклятие.

– Верно. Но даже осознание собственной вины не вернет вам утерянного благоволения. Единственной альтернативой в таком случае будет просьба об особой милости. Такая серьезная просьба должна рассматриваться в течение нескольких месяцев. И если вы тем временем умрете…

– Это будет не так важно.

– Я не…

– Я уже осужден на вечное проклятие.

Отец Хафер вздрогнул и повысил голос:

– Потому что в течение тринадцати лет не исполняли свой пасхальный долг? По сравнению с нарушением священного обета этот грех весьма невелик. От него я мог бы вас освободить, выслушав вашу исповедь и допустив к причастию. Но даже исповедь не сможет спасти вашу душу, если вы не получите особого разрешения и все-таки нарушите клятву. Поэтому вы должны понять причину, по которой комитет, вероятно, отклонит вашу просьбу о вступлении в орден. Если мы вас примем, но будем сомневаться в вашей способности придерживаться образа жизни картезианцев, то тем самым мы проявим неуважение к клятвам, которые вы дадите. Мы в немалой степени будем способствовать тому, что вы заслужите вечное проклятие, а значит, разделим с вами вашу вину. Мы подвергнем опасности наши собственные души.

– Если вы не примете меня, то тем более возьмете на себя грех.

– Грех за что?

– За то, что я буду вынужден сделать. Я сказал, что чувствую себя осужденным на вечное проклятие. Я не имел в виду свои неисполненные пасхальные обязанности.

– Тогда что же?

– Я хочу покончить с собой.

11

Это случилось на пятом году его пребывания в монастыре, в один из осенних дней, уже после того, как первый холод пестрым разноцветьем раскрасил листья кленов. Он стоял на коленях на деревянном полу рабочей комнаты и молился, как вдруг сбоку от себя заметил какое-то быстрое движение. Это мог быть обман зрения, результат перенапряжения. У него на лбу выступила испарина. Устыдившись своей рассеянности, он вновь вернулся к словам молитвы, которые могли бы отогнать жуткие тени его прошлого.

Однако движение не прекращалось – едва заметное, но все-таки существующее. На какой-то миг он вообразил, что в своем усердии достиг стадии появления галлюцинаций – многие монахи рассказывали друг другу о посещавших их видениях, – но от подобного предположения его удержали как скептицизм, так и смирение, а кроме того, движение совершалось на полу, у самого основания стены. Какой религиозный образ мог возникнуть в таком неподходящем месте?

Предположив, что ему послано испытание на твердость дуда, он решил не смотреть в ту сторону, однако вскоре опять боковым зрением уловил мелькнувшее серое пятно и тогда, поддавшись минутной слабости, впоследствии спасшей ему жизнь, повернул голову вправо и у стены увидел маленькую серую мышь.

Дрю застыл от изумления.

Очевидно, такое же чувство испытала и она. Некоторое время они разглядывали друг друга. Наконец, потеряв терпение, мышь пошевелила усами. Дрю непроизвольно поморщился. Испугавшись, мышь с поразительной быстротой юркнула в небольшое отверстие под стеной.

Дрю хотел рассмеяться, но вместо этого нахмурился. Еще вчера, когда он уходил на заутреню, стена была ровной и гладкой. Он присмотрелся к свежей древесной трухе перед черным отверстием норы и стал обдумывать свои дальнейшие действия. На следующей заутрене можно было обратиться к одному из послушников и взять у него мышеловку или какую-нибудь отраву. Послушник мог бы заделать отверстие.

Но стоило ли? Наступали холода, и мышь искала в монастыре убежища. В некотором смысле она напоминала его самого.

Эта мысль показалась ему несерьезной. Конечно, у них было не так много общего. Кроме того, в стене могли появиться оголенные электрические провода. Делить келью с новым жильцом было просто непрактично.

Тем не менее, мышь заинтересовала его. В ней была какая-то отвага. И она была такая…

Беззащитная, подумал он. Я бы запросто мог убить ее.

Но нет, больше никогда. Никого, даже мышь.

Он решил оставить ее у себя. На испытательный срок. До первого нарушения режима.

Пока будет соблюдать целибат, позволил он себе пошутить.

12

Отец Хафер побледнел.

– Вы хотите сказать?..

– Я прошу вас дать мне шанс на спасение. В ином случае…

– Если я отвергну вашу просьбу, то возьму на себя ответственность за ваше самоубийство? За то, что ваша душа окажется в аду? Это абсурдно.

– Это логика, которой вы придерживались минуту назад. Вы же сами сказали, что будете чувствовать свою вину, если позволите мне пренебречь вашими предостережениями, нарушить клятву и заслужить вечное проклятье.

– А теперь я окажусь виновным в том, что не приму вас и вы заслужите проклятье, совершив самоубийство? Это смешно, – сказал отец Хафер. – Послушайте, знаете ли вы, с кем говорите? Я здесь исполняю волю Всевышнего. Я попытался с уважением отнестись к вашей просьбе, а вы сейчас обвиняете меня в том, что… Извините, но мне остается лишь указать вам на дверь.

– Но вы исполняете волю Всевышнего. Вы не повернетесь ко мне спиной.

Казалось, отец Хафер не слышал его слов.

– И это прошение, – раздраженно проговорил он и показал на стол. – Я подозревал, что там не все в порядке, Вы утверждаете, что ваши родители умерли, когда вам было десять лет.

– Это правда, – выдавил из себя Дрю.

– Но вы почти ничего не пишете о том, что с вами происходило после их смерти. Вы пишете, что обучались в некой технической школе в Колорадо, но вы явно получили гуманитарное образование – вы знакомы с логикой, историей, литературой. Далее – “род занятий”. Вы пишете, что вы не трудоустроены. В какой области? Было бы вполне естественно, если бы в этой графе вы указали свою профессию – неважно, безработный вы или нет. Я спрашивал вас, но вы не ответили. Холост. Никогда не был женат. Детей нет. Вам тридцать один год, – священник постучал пальцем по анкете, лежавшей на столе, – и вы не человек, а призрак, тень человека. Дрю горько усмехнулся.

– Что ж, в таком случае мне будет легче стереть следы моей прошлой жизни.

– Если они уже не стерты.

Отец Хафер пристально посмотрел на него.

– У вас неприятности с законом, вот в чем мотив вашей просьбы? Вы полагаете найти у картезианцев надежное укрытие от правосудия? Хотите использовать церковь как…

– Нет. Практически все мои поступки санкционировались властями. На самом высоком уровне…

– Ну вот что. Мое терпение иссякло. Или наш разговор закончится прямо сейчас, или вы…

– На исповеди.

– Что?

– Я расскажу вам на исповеди.

13

Мышь оказалась такой же затворницей, как и он. Он не видел ее несколько дней и уже начал думать, что она нашла себе другое пристанище. Но однажды в холодный дождливый полдень, когда облака висели низко над горами, а клены застыли в ожидании последнего порыва листопада, он во время молитвы снова заметил какое-то движение на полу и, приглядевшись, увидел крохотную усатую мордочку, высунувшуюся из черного отверстия в стене.

Он замер и принялся наблюдать. Мышь поводила носом, принюхивалась. Чтобы не спугнуть ее, Дрю затаил дыхание.

Она сделала один неуверенный шажок и показала свое серое тельце. Еще шажок. Дрю уже мог разглядеть ее дрожащие бока и пугливо озирающиеся глазки.

Худая, с впалыми боками, тусклой шерсткой – Дрю даже засомневался: та ли это мышь, что была в прошлый раз. Мысль о семействе грызунов, расплодившихся под кельей, заставила его вспомнить о первоначальном намерении поделиться своей проблемой с послушником. Его удивление сменилось чувством неприязни.

Продолжая принюхиваться, мышь прошмыгнула вдоль плинтуса. Двигалась она быстро, но неровно, как если бы поранила лапку или устала. Или заболела? Дрю встревожился. Такой грызун мог быть переносчиком опасной инфекции. Может быть, даже бешенства.

Он уже собрался встать, чтобы спугнуть мышь и загнать ее обратно в нору, но она уже достигла угла комнаты и, продолжая поводить носом, побежала вдоль другого плинтуса. И Дрю внезапно понял, что она делала – искала пищу. Это объясняло ее очевидную вялость. Она дрожала от голода.

Разве в монастыре не достаточно пищи? Но из-за проливного дождя рыхлый грунт поселения превратился в сплошную грязь. На улице мышь скорее могла замерзнуть и окоченеть, чем добраться до полусгнивших яблок в монастырском саду или до огорода. И очевидно, она не знала, где находилась кухня: иначе бы ее здесь не было.

Ты и вправду молодец, мышка. Твои инстинкты достойны похвалы.

Добежав до угла, она стала пробираться вдоль другого плинтуса и повернула мордочку в сторону Дрю. Ее глазки остекленели, носик вздрогнул. В следующее мгновение она уже шмыгнула к отверстию в противоположной стене и скрылась в своем убежище.

Дрю едва не рассмеялся. Некоторое время он вглядывался в черную норку, а потом услышал щелчок отпираемой щеколды и обернулся к окошку двери. Дверца откинулась, и чьи-то руки поставили на полку пищу.

Он поднялся на ноги и подошел к двери. У него не было ни часов, ни календаря. О времени он узнавал по ударам монастырского колокола, по солнцу и по еде, которую ему приносили. Сегодня была пятница. Так заключил он, взглянув на кружку с водой и миску с хлебом.

Взяв свой спартанский ужин, он затворил окошко и устроился на лавке. За окном лил дождь. Из-за холода и сырости ему сильнее, чем обычно, хотелось есть, но он вспомнил о прерванной молитве и в качестве наказания заставил себя оставить от ужина немного хлеба.

– Позже он задумывался, был ли у него иной повод для этой небольшой голодовки. Во всяком случае, услышав удар колокола, который звал его к заутрене, он неожиданно для себя отломил кусочек оставшегося хлеба и положил возле мышиной норы.

Вернувшись из часовни, он увидел, что хлеб исчез. И позволил себе улыбнуться.

14

– Как? Оскорбить таинство?

Отец Хафер был возмущен.

– Если вам нужны гарантии моего молчания, то к чему вам такая исповедь? Не забывайте, я ведь еще и психиатр. Профессиональная этика обязывает меня держать этот разговор строго между нами. Я не стану обсуждать его ни в полиции, ни где-либо еще.

– И все-таки я предпочитаю зависеть от этики духовного лица. Вы ведь подчеркивали то значение, какое придаете священным клятвам. Если вы нарушите тайну исповеди, то навсегда погубите свою душу.

– Говорю вам, я не буду оскорблять священное таинство. Мне все равно, что вы задумали, но я не позволю —

– Ради Бога, я умоляю вас!

Священник испуганно вздрогнул.

Дрю проглотил комок, стоявший у него в горле, и тихо произнес:

– Тогда вы узнаете, почему меня нужно принять в орден.

15

Это превратилось в своеобразный ритуал. Каждый вечер он оставлял перед норкой немного еды – кусок моркови, листик салата, дольку яблока. Его дарами никогда не пренебрегали. Но, очевидно, такая щедрость выглядела слишком подозрительно, и мышь все еще не покидала норы.

А впрочем, думал Дрю, к чему выходить наружу, если ужин доставляют на дом?

Мотив, который он приписывал поведению маленького грызуна, был забавен, но не настолько, чтобы отвлекать его от основных занятий. Все дни, а иногда и ночи, он посвящал молитвам, прославлению Всемилостивейшего Создателя и искуплению своих смертных грехов.

Обильные снегопады его пятой зимы в монастыре намели волноподобные сугробы за окном рабочей комнаты. Он неустанно трудился над собой. Он пытался искупить вину, что терзала его душу. Иногда во время молитв мышь выглядывала из норки. В ее маленьких глазках появился живой блеск. Постепенно она стала отдаляться от своей норки. Ее движения были уверенными, бока округлились, шерстка лоснилась.

Наступила весна, и мышь освоилась настолько, что выбегала наружу, когда Дрю предавался молитвам. Она садилась на задние лапки и удивленно взирала на то, что ей, должно быть, казалось отклонением от нормального человеческого поведения.

Дрю с грустью ожидал, что мышь скоро покинет его келью. Вот уже и пора тебе на волю, думал он. Погрызть молодые побеги, поиграть с таким и же, как ты. Я не требую от тебя целомудрия. Ну, давай, малышка. Беги создавать новую семью. Полевки тоже нужны этому миру.

Однако мышь все чаще и чаще появлялась в его комнате. Она уже без опаски бегала по полу.

Лето выдалось жарким, и его волосяное рубище к вечеру намокало от пота. Однажды он сидел на лавке в рабочей комнате и собирался приступить к своему спартанскому ужину, как вдруг почувствовал какое-то движение рядом со своей ногой. Взглянув вниз, он увидел, что мышь обнюхивала полу его рубища. И понял, что она решила остаться с ним.

Вот и еще один отшельник. Он даже не знал его пола, но, учитывая монастырское окружение, хотел видеть перед собой самца. Как-то раз, вспомнив о мышонке из давно прочитанной книги Е. Б. Уайта, он мысленно дал ему имя.

Крошка Стюарт.

Тогда я был невинным ребенком, подумал он.

16

– Здесь у меня нет сутаны.

– Где? – спросил Дрю.

– Здесь, в этой комнате.

– Значит, мы с вами сходим за ней. Так или иначе нам придется уйти отсюда – чтобы вы исповедовали меня в церкви, на той стороне улицы.

– В этом нет необходимости, – сказал отец Хафер. – Сейчас порядки не так строги, как прежде. Мы можем совершить таинство прямо здесь, в моем офисе. Это называется публичной исповедью.

Дрю покачал головой.

– Что-нибудь не так?

– Будем считать, что я слишком старомоден.

Они пересекли оживленную улицу и направились к собору, стоявшему невдалеке. Под высокими полутемными сводами их шаги звучали торжественно и гулко. Войдя в тесную исповедальню, Дрю опустился на колени. Священник сел на лавку за черной шторой кабинки.

– Благословите меня, отец, – прошептал Дрю. – Я грешен и последний раз исповедовался тринадцать лет назад. Теперь настало время рассказать о моих грехах.

Он начал говорить и не прерывался до тех пор, пока не стал описывать фотографии, лежавшие у него в кармане, и пока священник не стал громко стонать.

17

Это было осенью, в октябре, на шестом году его пребывания в монастыре. Отсветы заката догорали в верхушках пожелтевшей кленовой рощи на склоне горы. Он услышал знакомый щелчок отпираемой щеколды. Негромко звякнули металлические чашка и миска, поставленные на полку под окошком в двери.

Он опустил топор, которым расщеплял дрова для своей маленькой печки, и посмотрел на норку, черневшую в стене. Оттуда почти сразу вынырнул Крошка Стюарт. Он уселся на задние лапки, а передними принялся разглаживать свои длинные усики.

Дружище, тебе не хватает только ножа, вилки и салфетки, мысленно пошутил Дрю. Его забавляла готовность, с какой Крошка Стюарт принимал скрип отворяемого окошка за приглашение к ужину.

Дрю взял миску и чашку. Хлеб и вода: еще один день поста. Усевшись на лавку, он увидел у своих ног Крошку Стюарта и не без сожаления протянул ему кусочек хлеба. Затем наклонил голову, сложил ладони и принялся молиться.

Знаешь, малыш, подумал он, закончив свой обязательный ритуал, ты становишься уж слишком нетерпеливым. Мне следовало бы заставить тебя подождать до конца молитвы. Ведь немного религиозного чувства тебе не повредит, верно? Что ты на это скажешь?

Он взглянул на пол.

И нахмурился. Мышь неподвижно лежала на боку.

Дрю тоже замер. В груди сразу стало тесно. Он задержал дыхание, вздрогнул и, нагнувшись, осторожно потрогал Стюарта.

Тот остался неподвижным.

Он погладил его мягкую, лоснящуюся шерстку, но и тут не последовало никакой реакции. Ему показалось, что у него в горле застряла горсть сухого песка. Через силу сглотнув его, он взял Стюарта в руки. Тельце было легким и обмякшим. Его податливость нельзя было спутать ни с чем.

Дрю ощутил какой-то тошнотворный холод в желудке. Мышь, всего лишь минуту назад бегавшая у его ног, была мертва.

От чего она умерла? От старости? Он почти ничего не знал о мелких грызунах, но понимал, что их жизнь должна быть недолгой. Год или два.

Но ведь это на воле, в окружении хищников? В условиях холода, голода и болезней? Были ли такие опасности здесь, в келье? Перебирая в уме различные варианты ответов, он говорил себе, что даже в тепле и при заботливом уходе Крошка Стюарт все-таки не мог не умереть. Неизвестно, сколько лет было этому маленькому затворнику, когда он в первый раз появился здесь. Вполне возможно, что по человеческим меркам сейчас он был девяностолетним стариком.

Чему я так удивляюсь? Давая ему обильную пищу, я всего лишь отсрочил. Если не сегодня…

То это случилось бы завтра.

До боли прикусив нижнюю губу, он положил это крохотное тельце обратно на пол. В случившемся он чувствовал свою вину. Каждый картезианец был призван закрывать глаза на весь мир. Только Бог имел значение. Вероятно, мышь была искушением, которого Дрю не выдержал. И теперь Бог наказывал его за эту мимолетную забаву.

Мимолетную, беспечную и легкомысленную.

Дрю пожал плечами. Нет. Он все делал так, как ему велела совесть. И был доволен тем, что заботился о своем младшем собрате.

Он не мигая смотрел на безжизненное тельце. В его голове появилось множество предосудительных мыслей. Как нужно было поступить со Стюартом? Во всяком случае, он не собирался отдавать его монастырскому служителю, даже если бы тот закопал его в куче мусора. Крошка Стюарт заслуживал лучшей участи. Он был достоин христианского погребения.

Но где? Сквозь пелену слез он посмотрел в окно рабочей комнаты. Да, он похоронит Стюарта там, в зарослях вечнозеленого кустарника. И будет вспоминать его во время долгой холодной зимы.

У него пересохло в горле. Он взял кружку с водой и поднес к губам. Взгляд упал на ломтики хлеба, лежавшие в миске.

И рука застыла в воздухе.

По спине пробежали мурашки.

Он уставился на кусок хлеба, брошенный Крошке Стюарту. Внимательно посмотрел на кружку с водой, которую держал в руке. Осторожно, стараясь не расплескать ни капли, поставил кружку на стол. И непроизвольно вытер пальцы о левый рукав рубища.

Нет, подумал он. Этого не может быть.

Но если и вправду так?

Он устыдился своих подозрений. Неужели на шестом году епитимьи он еще мог сохранить тот образ мыслей, который был привычен ему в прошлой жизни? Неужели все его труды пропали даром? Неужели те полузабытые инстинкты так глубоко укоренились в его сознании?

Но если просто предположить? Всего лишь на секунду, только для того, чтобы рассеять собственные тревоги. Какой разновидностью это могло быть? Была ли смерть результатом физического контакта?

Напряженно сощурив глаза, он посмотрел на свои руки. Нет, он притрагивался к Стюарту. И к хлебу. Не далее, как минуту назад. Но мышь умерла почти мгновенно. Стало быть, ему следовало бы благодарить Бога за свое спасение. Если бы яд убивал при физическом контакте, то, несмотря на превосходство в весе, сейчас бы он уже был мертвым.

Он выдохнул.

Значит, это должно было попасть в желудок.

(Перестань так думать. Перестань!)

И было очень сильным. Мгновенного действия.

Допустим, что это яд.

Конечно, лишь допустим. Ведь, в конце концов. Крошка Стюарт мог умереть естественной смертью.

(Но что бы ты подумал шесть лет назад?)

Он попробовал отогнать от себя свои страшные воспоминания. Нет. Господь снова испытывает меня. Он послал эту смерть, чтобы узнать, насколько я очистил свою душу. Человек, отрешенный от мира, никогда не стал бы так думать.

(Но тогда, в прошлом… Все это время ты так и думал.)

Он опять посмотрел на мышь, неподвижно лежавшую на полу. Затем, нахмурившись так, что начала болеть голова, перевел взгляд на окошко в двери.

Окошко было закрыто. Из-за него не доносилось ни звука.

(Нет. Это какая-то бессмыслица. Здесь? Сейчас? Кто? Зачем?)

Разумеется, он просто строил различные догадки. Но как же убедиться в том, что его хлеб не был отравлен?

Попробовать? Самый верный способ. Вот только – способ чего? Отправиться на тот свет?

Поискать какого-нибудь другого мышонка? Слишком долгое занятие.

Был еще один способ. Можно обследовать монастырь. Его одолевали сомнения. И он хотел избавиться от них.

Обстоятельства требовали от него какого-нибудь решения.

Он внимательно посмотрел на дверь. Шесть лет он открывал ее только в тех редких случаях, когда монастырские правила требовали его присутствия на ритуалах, установленных для всех монахов. Никто не смел не подчиняться многовековым порядкам картезианцев.

Он провел рукой по вспотевшему лбу. Привычка к дисциплине велела подождать до того времени, когда все братья соберутся на заутреню. Да. Такое решение немного успокоило его. Пожалуй, сейчас оно было самым благоразумным.

Сгустились сумерки, стало темно. Капли дождя стучали в окно. Погруженный в свои мрачные мысли, он не включал света.

Колокол молчал, хотя ему казалось, что уже должна была наступить пора заутрени. Он говорил себе, что смерть Крошки Стюарта слишком потрясла его и лишила выработанного годами ощущения времени. Просто для него оно тянулось медленнее, вот и все. В келье не было часов, поэтому он не мог быть уверенным, что заутреня действительно не состоялась.

Он сосчитал до ста. Подождал. Начал считать снова. И бросил.

Затем тяжело вздохнул и, нарушив основной закон своего шестилетнего затворничества, открыл дверь.

18

В коридоре горел свет. Но на глаза никто не попадался. Стояла абсолютная тишина.

В этом не было ничего необычного. Правда, когда звонил колокол, ему нередко случалось встречать монахов, покинувших свои кельи и спешивших в часовню. Но бывало и так, что, немного задержавшись или выйдя раньше других, он шел по коридору в одиночестве.

Вот и сейчас, подчиняясь привычке, он направился к часовне, которая находилась впереди, в пятидесяти шагах от кельи.

Его не переставали тревожить дурные предчувствия. Неожиданно для себя он принял новое решение и, резко повернув направо, спустился в трапезную. Как и следовало ожидать, в это позднее время она была пуста. Тем не менее, помня о данном ему хлебе, он внимательно присмотрелся к освещенному окошку в дальнем конце помещения. Там была кухня. Пройдя между столами, он толкнул незапертую дверь. Оглядел массивную газовую плиту, несколько вместительных холодильников, широкий стол и шкаф с посудой. И двух мертвецов, лежавших на полу.

Они не были отшельниками, но, как у всех картезианцев, их одежда состояла из белого балахона, наплечника и капюшона. У обоих балахоны на груди были залиты кровью, на капюшонах расплылись красные пятна.

Дрю удивился самому себе. Возможно, он подсознательно ожидал чего-нибудь подобного, а может быть, его прежняя натренированность оказалась утраченной не настолько, насколько хотелось бы. Во всяком случае, рассудок оставался совершенно спокойным.

Хотя в животе что-то перевернулось.

Он подумал, что выстрелы, скорее всего, были заглушены. Чтобы не поднять на ноги весь монастырь. И было, по крайней мере, двое нападавших. Оба монаха лежали почти в одинаковых позах. Это наводило на мысль, что их застигли врасплох. Никаких признаков паники или попытки спастись бегством. Значит, были убиты одновременно. Дрю кивнул. Да, по крайней мере, двое убийц.

Хладнокровных и опытных. Ранение в грудь не всегда бывает смертельным. Поэтому протокол требует контрольного выстрела – чтобы не оставалось сомнений. И чтобы прекратить мучения. Вот так – по одной пуле в каждый висок. Профессионально сработано, ничего не скажешь.

Подавленный увиденным, Дрю повернулся и покинул кухню. Теперь ему предстояло сделать то, что он задумал еще в келье. Это решение он оттягивал до тех пор, пока у него не стало другого выбора. Оно было нарушением всех картезианских правил. Таким же грубым и непростительным, как выход из своей кельи во время, не установленное ритуалом.

Он противился этой мысли. Но ее нужно было проверить.

Он пошел назад по коридору и вскоре достиг того поворота, за которым начинались кельи отшельников. Остановился у первой двери. Внимательно изучил ее ручку.

И открыл дверь. В рабочей комнате горел свет. Живший здесь монах, вероятно, включил его после захода солнца. Сейчас этот человек был распростерт на полу. Рядом лежал опрокинутый стул. Рука все еще сжимала надкушенный ломоть хлеба. Под балахоном растеклась лужа мочи.

Дрю стиснул зубы и закрыл дверь. Проглотив горькую слюну, подошел к следующей двери. На этот раз лампа в рабочей комнате не горела. Однако света, падавшего из коридора, было достаточно, чтобы разглядеть монаха, который лежал, навалившись грудью на стол и уронив голову на миску с хлебом.

Он открывал и закрывал каждую дверь, переходил к следующей и снова шел дальше. Свет иногда горел, иногда – нет. Тела лежали то на столе, то на стуле, изредка – на полу. Иногда кружка валялась рядом, и тогда расплескавшуюся воду нельзя было отличить от мочи.

Все они – девятнадцать монахов, искавших здесь уединения, – были отравлены хлебом. Или водой, подумал Дрю. Что было бы вполне логично. В таком деле никогда не лишне подстраховаться. А здесь работали профессионалы.

Его одолевало множество вопросов. Но главным из них был – зачем?

Теперь он понял, почему в сумерках не стал зажигать света. Тогда он убеждал себя, что только скорбь по Стюарту-младшему не позволяла ему встать с лавки и повернуть выключатель. Однако сейчас он уже знал, что от этого предостерегали его подсознательные инстинкты. Ведь тот, кто отравил хлеб, мог расположиться снаружи и наблюдать за монастырем. Лампа, зажженная тогда, когда должна была оставаться погашенной, озадачила бы убийц.

И еще. Почему они использовали яд? Почему не застрелили каждого монаха, как тех двоих, на кухне? Почему так долго ждали? Почему сразу не убедились в действии яда?

Зачем убивать всех подряд? И где находились налетчики?

Чем больше дверей он открывал, тем неминуемей возвращался к своему прежнему образу мыслей. Шесть лет назад, после побега от “Скальпеля”, у него не было бы сомнений в том, кто мог быть целью нападения. Но тогда он был очень осторожен. “Скальпель” не знал, что он вступил в монастырь. “Скальпель” считал его погибшим.

Но кто же еще мог охотиться за ним? Может быть, мишенью все-таки был не он, а какой-нибудь другой монах? Другой – с таким же прошлым? Нет, едва ли. И почему убивали каждого? Подобная тактика не отвечала здравому смыслу.

Тем не менее, он осознавал смысл такой тактики и, осознавая его, ощущал какой-то холодок в затылке. Нападавшие не могли знать, какую келью кто занимал. Отшельники были безымянны, на дверях не было никаких обозначений. Убийцы не могли проверить каждый блок – сложная и чересчур рискованная операция. Слишком много шансов на ошибку. Одно дело – расправиться с двумя людьми на кухне, находящейся в полуподвальном помещении и достаточно удаленной от других комнат. Такой риск был оправдан. Но монахи жили вместе, в одном крыле здания – это было совсем другое дело. Поочередно входя в каждую келью, группа уничтожения должна была быть готовой к тому, что какой-нибудь перепуганный отшельник успел бы закричать, чем переполошил бы других монахов. А среди них и того, подумал Дрю, за которым они, возможно, пришли.

Меня.

Он страдальчески наморщил лоб. Из-за моих грехов? Это из-за них все должны были умереть? О Господи, что я наделал, придя сюда!

Теперь он ясно понял, почему использовался яд, а не какое-либо иное средство. Таким образом весь монастырь уничтожался сразу (за исключением двоих, предварительно убитых на кухне). Не менее важно было и то, что смерть направлялась издалека. Без непосредственного контакта.

Потому что наемные убийцы уважали мастерство человека, которого пришли уничтожить. Потому что они не знали, насколько его таланты были утрачены за шесть лет пребывания в одиночестве. Они хотели принять дополнительные меры предосторожности.

Но все остальные должны были умереть.

Из его груди вырвался сдавленный стон.

Внезапно он осознал, что убийцы, где бы они ни скрывались, скоро должны были обнаружить себя. Когда они сочтут, что прошло достаточно времени, то начнут методично обследовать монастырь. Им требовалась гарантия того, что человек, за которым они пришли, был действительно убит.

Он вздрогнул и внимательно посмотрел сначала в одном, а потом в другом направлении коридора.

Зазвонил колокол.

19

В мертвой тишине коридора его удары звучали неестественно гулко, даже мрачно. Точно это был не звон к заутрене, а траурный набат.

У него сразу напряглись все мышцы. Годами выработанная привычка подавляла волю, заставляла чувствовать себя мотыльком, влекомым на язык пламени. Шесть лет он так послушно следовал зову этого колокола, что даже теперь, сознавая всю меру опасности, испытывал настойчивую потребность подчиниться ему. Вероятно, то же самое чувствовал бы любой монах, решивший в этот вечер назначить себе дополнительный пост и отказавшийся от хлеба с водой. Пройдя через коридор, такой монах без раздумий открыл бы дверь в часовню.

И был бы убит выстрелом из пистолета с глушителем. Выстрел завершил бы то, что не удалось сделать с помощью отравленной еды. Без свидетелей, без заступников. И контрольная пуля в висок: большая красная точка, знак окончания работы.

Этот звон заставил Дрю задрожать от ярости.

Но его значение было очевидным. Если налетчики полагали, что ни один монах не сможет не откликнуться на зов колокола, то сразу после прекращения его ударов должны начаться поиски. Итак, нужно срочно скрываться.

Где? За пределами монастыря? Слишком рискованно. Скорее всего, за монастырем установлено внешнее наблюдение. Итак, он вынужден остаться внутри.

И вновь тот же самый вопрос – где? Когда налетчики не обнаружат его тела, то начнут осматривать каждую комнату и каждый закоулок обители. Даже если он не был основной целью нападения, они явно намеревались убить всех до единого. Ему приходилось допускать, что поиски будут продолжаться до тех пор, пока не наберется нужное число трупов. Правда, он лучше них знал внутреннюю планировку монастыря. Но все равно они должны были действовать решительно и методично. Шансы на удачу были на их стороне.

Хотя… Он лихорадочно думал. Если бы ему удалось убедить их в том, что…

Удары колокола казались все более громкими и гулкими. Он уже спешил в свою келью. Выходя, он по привычке затворил за собой дверь. Но теперь не повторил той ошибки. Мертвая мышь рядом с куском хлеба должна была показать преследователям, что он узнал о подложенном ему яде. Отсутствие тела и дверь – открытая, в отличие от всех других, – должны были убедить их в его бегстве. Они должны были рассредоточить поиски по всему монастырю и предупредить наружных наблюдателей, что он попытается скрыться в лесу. Они должны были нервничать и терять хладнокровие.

Это было его единственным шансом. Бесшумно поднявшись по темной лестнице, он впервые за шесть лет прошел через молельню, не задержавшись для молитвы. Миновав кабинет, оказался в спальне, откуда пробрался в крохотную сумрачную ванную.

Прямо над раковиной в потолке был небольшой люк, за которым начинался скат крыши. Узкое пространство между потолком и крышей служило для теплоизоляции помещения. Чтобы не оставлять следов на керамике, он снял обувь и, держа ее в одной руке, осторожно влез на раковину. Затем свободной рукой нащупал крышку люка и вытолкнул ее наружу. После этого подтянулся на руках, вполз в холодное сырое отверстие, закрыл за собой люк и, вытянувшись, устроился за одной из балок, на досках, проложенных стекловатой. У него учащенно билось сердце, стучало в висках. Ему было душно, и он не мог успокоиться.

Он вспоминал о монастырском братстве.

И о Крошке Стюарте.

20

Удары колокола смолкли, немота его была зловещей. Он замер и обратился в слух. Он знал, что его преследователи уже покинули часовню. Мелкий дождь превратился в ливень, громко барабанивший по крыше. Дрожа от холода и сырости, он плотнее прижался к скрывавшей его балке. Он ждал.

Ждал и не двигался.

В какой-то момент ему показалось, что он услышал отдаленные, приглушенные звуки. Не голосов, конечно, – налетчики должны были общаться при помощи жестов. Однако им не удалось бы избежать скрипа открываемых дверей и половиц под ногами. Позже, приложив ухо к слою стекловаты, он почти явственно различил крадущиеся шаги человека, пробиравшегося через его кабинет и спальню. Эти звуки могли оказаться плодом его воображения. Тем не менее, он сосредоточил все внимание на невидимой крышке люка, находившегося в нескольких футах от него, и приготовился к тому, что кто-нибудь начнет подниматься на чердак. Он несколько раз облизывал пересохшие губы.

И ждал.

Время тянулось медленно. Как ни велико было нервное напряжение, душный воздух в конце концов разморил его. Он это понял, когда, вздрогнув, открыл глаза и попробовал бороться с дремотой. Проснувшись, он тревожно огляделся и увидел бледные полоски света, пробивавшегося сквозь щели вентиляционной решетки в стене. Утро. Дождь давно перестал стучать по крыше. Стояла тишина. Он не слышал ничего, кроме собственного тяжелого дыхания.

И продолжал ждать. В прошлой жизни ему случалось по пять суток скрываться от погони в джунглях. Тогда он не ел почти ничего, только листья нетоксичных растений, из которых мозг получал необходимые для бодрствования калий и литий. Не доверяя зараженной бактериями воде, целиком зависел от дождевой влаги. Но, по сравнению с джунглями, чердак доставлял ему больше проблем. В августе пребывание здесь было бы вообще невыносимым. В холодном октябре он смог бы продержаться дня три-четыре. А потом из-за отсутствия воды впал бы в забытье.

Все утро он лежал и размышлял. И спиной ощущал дыхание смерти. Трупы, разбросанные внизу, скоро должны были начать разлагаться и смердить. Так же, как и крохотное тельце Стюарта-младшего.

Он до боли наморщил лоб. Ему вспомнилось, что в 1979 году он от отчаяния хотел покончить с собой. Монастырь был его единственной альтернативой, последним способом наказать себя и спасти свою душу.

Почему же он так лихорадочно пытался скрыться от тех, кто охотился за ним? Почему не хотел им позволить сделать то, что почти совершил сам? Как-никак умереть от чужой руки – это не наложить на себя руки. В этом случае он избежал бы вечного проклятья.

Так почему же? Да потому, что жизнь в монастыре не могла пройти даром. Потому, что самонадеянность была бы таким же непростительным грехом, как и отчаяние. Он не мог рассчитывать на то, что Господь спасет его только потому, что он будет убит за свои грехи. Ему нужно было бороться за свое спасение. Он должен был сделать все возможное, чтобы уйти от преследователей.

Я знал, что должен понести наказание. Да. За свою прошлую жизнь. За монахов, которые погибли по моей вине.

Но…

Что?

Еще я должен выполнить один свой долг.

Вот как? Что же ты собираешься сделать?

Наказать тех, кто убил монахов.

Но ведь ты даже не знал своих братьев по монастырю. Они были такими же отшельниками, как и ты. Как личности они ничего не значили для тебя.

Это неважно. Каждый из них страдал и желал посвятить Богу остаток своих дней. Они заслуживали того, чтобы у них не отнимали шанса на спасение.

Может быть, Небеса приняли их.

Нет никакой гарантии. Это все та же твоя самонадеянность подает голос за других.

Значит, возмездие? Но твое побуждение, разве его одобрил бы любой другой картезианец? Око за око вместо того, чтобы подставить вторую щеку?

У него не было ответа на эти вопросы. Его терзали чувства, дремавшие в нем больше шести лет. Он хотел забыть обо всем мире, но мир не хотел забывать о нем.

21

Вечером снова началась гроза. В щелях вентиляционной решетки сверкали отблески молний. Крыша сотрясалась от громовых раскатов. Решив воспользоваться непогодой, он подполз к люку и медленно открыл его. Затем дождался очередного удара грома и осторожно спустился вниз, встав ногами на раковину. В ванной было темно. Он плавно слез на пол и, прислушиваясь к каждому звуку, прокрался в спальню. Никого. Конечно, налетчики должны были обладать дьявольским терпением, чтобы прождать здесь две ночи подряд, подстерегая неведомо куда скрывшегося монаха. Если они никого не послали на чердак, если не воспользовались слезоточивым газом, то правильней было бы предположить, что их главари не догадались о его убежище и, решив, что он сумел выбраться из монастыря, настроились на возможный визит полиции. Иными словами, ретировались сами.

Или он слишком рано обольщался такими надеждами? Увы, еще ничего не было известно наверняка. Но, во всяком случае, здесь, ночью, он имел некоторое преимущество. В свое время ему приходилось изучать особенности рукопашного боя, ведущегося в условиях кромешной темноты. Даже после шести лет бездействия у него остались кое-какие навыки. На мгновение он мысленно перенесся в тот заброшенный авиационный ангар в Колорадо. Затем спохватился, замер и затаил дыхание.

Разумеется, шум дождя заглушал остальные звуки. Готовый к любой неожиданности, он стал медленно пробираться через спальню. Ничего не произошло. Он огляну лея. За окном ярко сверкнула молния, нее вспышка озарила пустую комнату.

Гром еще не ударил, а темнота уже вновь сгустилась, и он понял, что свет молнии оказал ему плохую услугу. Его глаза на какое-то время ослепли; теперь ночной мрак казался еще более непроницаемым, чем прежде. Ожидая, пока восстановится зрение, он замер на месте и прикусил губу. Ладно, он допустил ошибку. Теперь он будет умнее и попытается извлечь из нее какую-нибудь пользу. Умение выбираться из сложных ситуаций постепенно возвращалось к нему.

Держась спиной к окну, он прокрался через кабинет и молельню, где ему пришлось вновь преодолеть привычку становиться на колени и молиться. Еще с лестницы были видны открытая дверь рабочей комнаты и полоса света, падавшая из коридора. Его ноздри уловили знакомый тошнотворный запах. Осторожно спустившись по ступенькам, он оглядел комнату. Кружка и миска по-прежнему стояли на лавке. Крошка Стюарт асе так же лежал на полу. Как и следовало ожидать, мышиное тельце уже раздулось.

Дрю проглотил комок, что подступил к горлу – не от отвращения, а от жалости. Но Стюарт еще мог пригодиться ему. Поэтому он взял его крохотные останки за хвост, бережно завернул в платок и скакалкой привязал к поясу балахона.

Из ящика верстака он достал четыре фотографии – все, что сохранил от прошлой жизни. Шесть лет назад он после исповеди показал их отцу Хаферу, и они, подтвердив его рассказ, помогли ему вступить в орден картезианцев. На фотографиях были изображены объятые пламенем мужчина и женщина, искаженное ужасом лицо маленького мальчика – вытаращенные глаза и раскрытый в беззвучном крике рот. В монастыре Дрю каждый день смотрел на эти снимки и теперь не мог уйти, не забрав их с собой.

Он сунул их в карман балахона и огляделся. Что еще? Ему нужно было какое-нибудь оружие. Вот оно – топор, по-прежнему лежавший рядом с дровами.

Гроза бушевала все яростней. Даже повернувшись спиной к окну, можно было видеть, как яркие вспышки молний озаряли комнату. Он взял топор, подошел к открытой двери, внимательно осмотрел коридор и, оглянувшись на комнату, в которой провел шесть лет жизни, направился к задней двери монастыря.

По пути он сделал остановку – чтобы проверить одну из келий. Смрад, дохнувший из приотворенной двери, сразу все объяснил ему. Темне менее, он толкнул дверь и долгим взглядом уставился на бесформенное тело монаха, распростертое на полу.

Итак, налетчики покинули монастырь, не утруждая себя лишними заботами и не избавившись от мертвых – не было времени, – но по крайней мере, закрыв каждую дверь и проявив тем самым хоть какое-то подобие уважения к своим жертвам…

Это не имело значения. Несмотря на их своеобразную этику – когда-то Дрю позволял себе такую гуманность, – они должны были заплатить за все. И не в аду, а раньше.

22

Перед ним была задняя дверь, что выходила на огороды. Сейчас она вздрагивала от раскатов грома.

Он еще раз обдумал свое решение. Чтобы выбраться из монастыря, проще всего было бы выйти через главные ворота и по лесной просеке спуститься на дорогу, тянувшуюся у подножья горы. Такой путь, только в обратную сторону, он проделал однажды, шесть лет назад. Он помнил, что городок, к которому вела асфальтовая дорога, – как он назывался? Квентин? – находился в десяти милях к югу. Однако тот путь был самым очевидным способом покинуть обитель, вот почему сейчас он предпочел прямо противоположное направление. Дрю опасался, что налетчики, явно убравшиеся восвояси, оставили снаружи наблюдателя – на тот случай, если их жертва скрывалась в здании. Ведь они подозревали, что Дрю сбежал и вызвал полицию? Но если время шло, а полиция все не появлялась? В таком случае наемники довольно скоро могли заключить, что из монастыря никто не выбрался. И значит, могли вернуться и продолжить поиски. Вот почему Дрю должен был вовремя уйти отсюда.

Но не через главные ворота, где наблюдение могло быть особенно пристальным. Итак, через заднюю дверь. И даже здесь, учитывая профессионализм, с которым работали убийцы, Дрю должен был соблюдать предельную осторожность.

Во-первых, ни один профессионал не стал бы игнорировать наличие других выходов из монастыря. Он устроился бы там, откуда ему было удобно держать под контролем все здание и примыкающие постройки. Такой наблюдательный пункт мог располагаться только в одном месте: на лесистом склоне горы, возвышающейся над задней стороной поселения.

Во-вторых, наблюдатель запросто мог запастись каким-нибудь прибором ночного видения: работающим в инфракрасном диапазоне или использующим звездный свет и очень чувствительную оптику. Впрочем, учитывая дождевые тучи. последний вариант был маловероятен.

Дрю осмотрел свой балахон. Обычно белый, сейчас он казался грязно-серым от паутины, пыли и лохмотьев стекловаты, приставшей к нему на чердаке. Однако, будь даже его одежда сплошь перепачканной в саже, он был бы хорошо различим в окуляр ночного бинокля. Хотя… подумал Дрю, вспомнив о молниях.

Он поднял голову и взглянул на лампу, горевшую под потолком. Открыв дверь, он несомненно привлек бы к ней внимание наблюдателя. В коридоре не было выключателя – тот мог находиться на общей панели в приемной, куда Дрю никогда не заходил, – поэтому он обмотал руку наплечником и, поднявшись на цыпочки, выкрутил стеклянную колбу из патрона. Затем, в качестве дополнительной предосторожности, вывернул две другие лампы, висевшие поодаль от двери. Окон в коридоре не было, и поэтому снаружи никто не мог заметить проделанной операции.

Вернувшись к выходу, он набрал в легкие воздуха, выдохнул, а потом повернул щеколду. Дверь он отворял медленно, стараясь избежать резких изменений обстановки в этой части здания. И сам держался в глубине коридора.

Наконец дверь была полностью открыта. Он стал терпеливо ждать. Сейчас все зависело от выбора определенного момента времени, потому что и инфракрасные и чересчур чувствительные оптические приборы имели один общий недостаток: внезапная вспышка света ослепляла наблюдателя. Та краткосрочная потеря зрения, которую Дрю испытал, всматриваясь в сумрак своей спальни, была гораздо более ощутимой для глаза, приставленного к окуляру трубы или прицела ночного видения. Вот почему Дрю, не поддавшись естественному побуждению, решил воспользоваться мгновенным разрядом молнии, а не темнотой между ними.

Изготовившись к прыжку, он внимательно вгляделся в дверной проем. Его глаза сами собой зажмурились, когда молния ударила в одно из деревьев за огородом. Ствол сломался и рухнул. Все сразу погрузилось в еще более густую мглу. Но он уже знал, куда бежать. Прогремел гром. Центр грозы был совсем близко.

Пора.

Снова сверкнула молния, и Дрю стремглав бросился на садовую дорожку. В лицо хлестнули крупные капли дождя. Держа топор в вытянутой руке, он плюхнулся в скользкую жижу под стволом старого кедра. Одежда сразу промокла, кожу обожгло ледяным холодом. И почти в то же мгновение земля содрогнулась от сильного удара грома. Его чувства были оглушены падением, холодной водой и раскатами грома, но он смутно уловил в воздухе какой-то приторный запах – знакомый, но забытый за долгие годы одиночества. У него не было времени вдаваться в воспоминания. Быстро протерев забрызганные грязью глаза, он внимательно изучал направление следующего броска. Новая вспышка молнии застала его в прыжке. Он пробежал несколько ярдов и упал в лужу перед навозной кучей. На этот раз смрад заставил его поперхнуться, но он был благодарен даже такому укрытию.

По его лицу катились капли дождя и пота. Бешено колотилось сердце. Он осторожно приподнял голову. Куда теперь? Конечной целью была опушка леса, но достичь ее можно было только зигзагами. И двигаться – только Б те краткие промежутки времени, когда наблюдатель терял способность видеть. Еще одна вспышка молнии. Он со всех ног помчался вперёд, к кустам малины на краю огорода. Почти добежав до них, поскользнулся и упал на бок. Грязная вода попала в рот и ноздри, забрызгала щеку. Он закашлялся, сбился с дыхания, но дополз до кустов. Снова обступила кромешная мгла. Отфыркиваясь, он прочистил горло и нос.

Успел он добраться до кустарника или нет? Заметили ли его? Легким не хватало воздуха, как после кросса в несколько миль. Повернув голову, он подставил лицо дождю. Затем открыл рот и стал ловить летящие капли холодной влаги.

Не задерживайся! Вперед, к винограднику возле опушки.

А там…

Наконец он оказался под защитой леса. Его лицо и руки были перемазаны глиной. С мокрой одежды стекала грязная вода, все тело ломило от боли и усталости.

Но он был доволен собой. Его никто не видел.

Никто. Иначе его уже не было бы в живых.

Он с трудом переводил дыхание. Я выбрался. Я свободен. Оставалось только пройти через лес и скрыться.

Где? Этот вопрос заставил его задуматься. В прошлой жизни он в таких случаях искал убежища в своей организации. В “Скальпеле”. Но “Скальпель” в конце концов стал его врагом. Чтобы выжить, он должен был убедить “Скальпель” в своей смерти.

Куда же направиться? Какое-то подспудное чувство подсказывало ему, что он мог бы попробовать добраться до Арлен. Пожалуй, она бы помогла своему бывшему любовнику. Да, помогла бы. И, найдя ее, он нашел бы ее брата, Джейка. А Джейк был другом.

Тем не менее, ему не приходилось рассчитывать на скорую встречу с ними. Если в прежние дни он был обязан держать в курсе дел своих покровителей из “Скальпеля”, то подобная обязанность существовала и теперь – с той только разницей, что теперь его организацией была католическая церковь. Нужно было предупредить церковь о том, что случилось в монастыре. Церковь решит, как быть. И защитит его.

Поставив перед собой цель, он все еще не углубился в лес. Вместо этого он смотрел на озаряемый молниями лесистый склон горы, возвышавшийся за монастырем. Он испытывал какое-то замешательство и не мог объяснить причину своего беспокойства. Что его удерживало, что не позволяло воспользоваться шансом на спасение?

Затем он понял, кто сейчас был нужен ему. Наблюдатель. Предстояло найти его и заставить заговорить. Наблюдательный пункт мог находиться там, где деревья не мешали следить за монастырем. Много лет прожив у подножья горы, Дрю хорошо изучил ее контуры и даже в темноте различал три места на вершине ближнего склона, откуда могло вестись наблюдение.

Если оно и в самом деле велось. Тому не было никаких доказательств, только предположения.

Но убедиться в этом можно было лишь одним способом. И лишь одним способом можно было узнать, почему сюда прислали группу смерти, – узнать, кто был виновен в случившемся.

23

Гроза не утихала. Сжимая топор в правой руке, он обошел вокруг горы и начал взбираться по ее крутому склону. Путь то и дело преграждали трухлявые стволы и густые заросли кустарника. Деревья раскачивались на ветру и скрипели. Хватаясь левой рукой за мокрые ветви и коряги, он карабкался вверх.

Его шагов не было слышно. Шум дождя заглушал остальные звуки. И все-таки, не переставая вглядываться в темноту, он вскоре лег на скользкую землю и дальше стал пробираться ползком.

Первая из тех прогалин, что могли служить наблюдательными пунктами, была пуста. Поднявшись немного выше, он двинулся в сторону второй. Сквозь пелену дождя внизу виднелись желтоватые огни монастыря. Вероятно, с высоты они выглядели так же, как и в любую другую ночь. Если только не знать, что их место уже не было монастырем. Кто-то превратил его в обитель смерти.

Дрю внимательно осмотрел заросли кустарника за второй прогалиной и решил, что там тоже никого не было. Он повернулся и уже собрался подняться выше, как вдруг его внимание привлек какой-то неестественный блеск в лесной темноте. Сразу напряглись все нервы. Сверкнула молния. Он сощурил глаза и увидел черное нейлоновое полотнище, примерно на уровне головы привязанное к стволам деревьев. Натянутое немного наискось, наподобие небольшого походного тента. Ну конечно! Наблюдатель не хотел возиться с палаткой, а на случай плохой погоды захватил с собой четыре квадратных метра нейлона, уместившегося в его сумке. Не такого удобного, как палатка, но вполне пригодного для наблюдательного пункта.

При свете молнии он разглядел ноги человека, лежавшего под тентом, – высокие ботинки, джинсы. На ремне висел нож в чехле.

Снова темнота. Дрю медленно полз вперед. Снова молния. Теперь уже можно было разглядеть всего человека, лежавшего на животе и смотревшего в сторону монастыря. К плечу был прижат приклад снайперской винтовки с инфракрасным прицелом – узнаваемым по продолговатой форме, – поставленной на треногу с шарнирным креплением. Когда молния сверкнула в следующий раз, мужчина повернул голову, протер глаза и приложил к губам термос, висевший на стволе дерева рядом с его головой.

Топор был слишком громоздким оружием. Дрю не мог бы рассчитывать на него в рукопашной схватке под невысоким тентом. Он принял другое решение.

Немного привстав, он всмотрелся в шнур, которым полотнище было привязано к стволу дерева. Обычный петельный узел. Его можно было легко развязать, дернув за свободный конец шнура. А затем топорищем оглушить человека, пойманного в нейлоновые силки.

Первая часть плана была выполнена уже через несколько секунд. Однако вместо того чтобы обрушиться вниз, полотнище задралось, поднятое порывом ветра, и окатило водой мужчину, лежавшего на земле. Тот оглянулся, его лицо застыло от удивления.

Топор был бесполезен. Слишком массивный, он не годился для быстрого удара. Дрю отбросил ненужное оружие, но у него было преимущество внезапности. Вид худого, заросшего бородой монаха в капюшоне и в заляпанном глиной балахоне, возникшего ночью, при свете молний, в первое мгновение мог кому угодно показаться призраком, восставшим из-под земли.

Как бы ни были подготовлены наемники, опустошившие монастырь, снайпер вздрогнул от неожиданности. И тотчас, надрывая легкие, Дрю издал тот традиционный боевой крик дзэнов, что помогает ошеломить противника и собрать все силы для удара. Он много лет не тренировался в рукопашной, но его ежедневные физические упражнения и каты восточных воинских танцев позволили ему сохранить гибкость. А кроме того, есть вещи, которые никогда не забываются.

Дальнейшее заняло несколько секунд, но для Дрю – и, вероятно, для его врага – время тянулось гораздо медленней, чем для стороннего зрителя, если бы таковой оказался рядом с ними.

Обрушившись на снайпера, Дрю ударил его ребром ладони в грудь, в область сердца. Удар был так силен, что мог бы проломить ребра.

Этого не произошло. Дрю сразу понял свою ошибку. Плотный свитер, задравшийся на мужчине, погасил силу удара. Тот охнул, но не получил серьезных повреждений.

Снайпер уже успел подтянуть колени и упереться спиной в ствол дерева. Дрю размахнулся левой, на этот раз целясь в горло. И при вспышке молнии увидел кулак, занесенный для удара ему в грудь.

Дрю автоматически изменил траекторию движения своей левой руки. Его ладонь стремительно рассекла воздух и ударила в правый локоть противника, на короткое время парализовав его руку. От удара они оба потеряли равновесие и, вцепившись друг в друга, покатились по скользкому склону горы.

Дрю пытался дотянуться до горла снайпера. Отбиваясь, тот тяжело дышал. Из его рта пахло чесноком и сосисками. Тошнотворный забытый запах мяса.

Дрю чувствовал, что его противник отвел руку назад и нашаривал что-то у себя на бедре.

Внезапно он вспомнил.

На ремне висел нож.

Дрю приготовился перехватить руку с ножом, но тут же принял другое решение. Нужно было ударить первым. Требовалось какое-нибудь оружие.

Это оружие было под рукой. Не раздумывая, он схватил распятие, которое висело у него на шее. Кулак сдавил голову Христа, Длинное тонкое основание ударило в переносицу его врага.

Гроза бушевала все яростнее. Будто осуждая то, что сделал Дрю, поблизости ослепительно сверкнула молния, и сразу же раздался оглушительный грохот. Казалось, само Небо раскололось на части.

Мужчина корчился от боли, но рука с ножом все еще продолжала свое смертоносное движение.

Дрю отбил ее локтем и почувствовал, как лезвие скользнуло по рукаву рубища. Затем обеими руками сдавил горло противника. Под пальцами что-то хрустнуло.

Они уже скатились на прогалину. Дерево, росшее в десяти футах от сорванного нейлонового полотнища, было повержено ударом молнии. В воздухе пахло озоном.

Артерия на шее его врага уже не пульсировала. Тело обмякло.

Дрю взглянул в его безжизненное лицо и содрогнулся. Вступая в монастырь, он поклялся, что больше никогда не будет убивать. А теперь?

Он мог бы оправдать убийство, совершенное в гневе. Гнев был врожденной человеческой слабостью, доставшейся ему в наследство от Каина. Но, убивая, он не был разгневан. И не защищался, а нападал.

Если бы я убил его случайно, то не стал бы так переживать. Но я сделал это автоматически. Потому что ничего не забыл за шесть лет одиночества.

О, Господи, прости меня за то, что я сделал Твоим распятием. Смилуйся над грешником. Я не хотел становиться тем, кем стал. Клянусь, впредь я буду лучше владеть собой.

Капли дождя текли по его лицу и смешивались со слезами. Склонившись над убитым, он ударил себя в грудь. Я виноват. Нет мне пощады. Его тошнило.

Но у него не было выбора. Поднявшись с земли, он снял с себя балахон и рубище. Его тело дрожало под ледяным дождем. Он раздел мертвого и оделся в его вещи. В этом новом мире монашеская одежда привлекла бы внимание к нему. А он знал, что где-то неподалеку были люди, собиравшиеся его убить. Почему? И почему казалось, будто сейчас им двигало не только желание отомстить за невинных монахов, но и другие, более скрытые инстинкты? Ему было тоскливо. Он жалел свою погубленную душу.

24

Одежда снайпера была велика и висела на нем так, словно он выдержал продолжительную диету – что и было на самом деле. Чтобы ботинки не сваливались с ног, пришлось снять носки с убитого и надеть на свои собственные, промокшие до нитки. Он положил Крошку Стюарта-младшего в карман жилета, а скакалку повязал вокруг пояса. Фотографии уместились в другом кармане жилета.

Дождь лил, как из ведра. Оглядевшись, он подошел к висевшей на дереве сумке снайпера и открыл ее…

Маузер. Заряженный. Проверив магазин и ствол, он засунул пистолет за спину, под свитер.

Несколько обойм с патронами. Они заполнили карман, где уже лежал Стюарт.

Полиэтиленовый пакет с плитками шоколада, земляными орешками и сушеными фруктами. Дрю начал с соленых орешков. Его организм требовал соли.

Времени оставалось мало. Что еще нужно взять с собой? Дрю лихорадочно соображал. Что еще могло ему понадобиться в этом незнакомом мире? Не забыл ли он чего-нибудь?

Кое-что вспомнилось. Рука потянулась к заднему карману джинсов и вытащила бумажник убитого. В бумажнике оказалось несколько купюр по двадцать и пять долларов. В другом отделении лежало водительское удостоверение и, как он догадался, кредитные карточки. Разумеется, поддельные. С настоящими ни один профессионал не пошел бы на дело. Эти документы предназначались только на случай дорожной аварии или непредвиденной ночевки в каком-нибудь мотеле. Тем не менее, они могли ему пригодиться.

Что еще? Оглядываясь, Дрю неожиданно услышал голос у себя за спиной. Он резко повернулся и принял боевую стойку. Поблизости никого не было, хотя голос – странноватый, доносившийся немного слева – все еще звучал.

– Джордж?

Дрю нахмурился и вгляделся в темноту.

– Джордж, где ты?

Говорили как будто громко, но голос был слабым, с каким-то металлическим звучанием. Что-то затрещало.

– Джордж, какого дьявола? Куда ты запропастился?

Снова треск статического электричества.

Дрю облегченно выдохнул. Затем пошел вперед, ориентируясь по звуку. Уоки-токи висел на том же дереве, что и сумка, но на самом нижнем суку. Нейлоновый тент уже не прикрывал его, и он был мокрым от дождя.

– Джордж, ты меня слышишь? Прием.

Дрю чуть было не нажал кнопку. Его искушало желание ответить – не для того, чтобы притвориться Джорджем, голоса которого он не знал. Едва ли человека на другом конце связи можно было обмануть подобным образом. Дрю просто хотел представить себе его изумленное лицо, когда он услышал бы из приемника: “Извините, Джордж сейчас не может поговорить с вами. Он отправился на тот свет. Может быть, вы хотите присоединиться к нему?”

Возьми себя в руки, подумал Дрю. Когда начинаешь развлекаться подобным образом, то, считай, почти сорвался.

Такое шутливое настроение было плохим признаком. Но теперь он знал больше, чем минуту назад. Наблюдатель был не один. Где-то поблизости находился напарник.

Мысли замелькали с лихорадочной быстротой. Гора над монастырем была самым лучшим местом для наблюдения за выходами из монастыря. Но целесообразно ли было держать здесь сразу двоих людей? Не лучше ли позволить им работать в две смены, поочередно давая друг другу возможность обогреться и выспаться?

Выспаться – где? Может быть, у наблюдателей где-то здесь был автомобиль?

– Джордж, что там происходит? – прозвучал потрескивающий голос. – С тобой все в порядке?

Говорившего нужно было найти, покуда тот не встревожится настолько, чтобы отправиться на поиски напарника или уехать за подмогой. И если Дрю не ошибался в своих предположениях, то сейчас следовало внимательно осмотреть дорогу.

Он вышел из-за деревьев и стал осторожно спускаться по склону. Но, проходя мимо убитого, внезапно остановился. Он спрашивал себя, что ему было нужно, если не считать желания выжить в этом мире? Сейчас внимание привлек слабо светящийся предмет, единственный не снятый с обнаженного трупа. Совершенно бесполезный в последние шесть лет его жизни, он теперь показался ему крайне необходимым.

Он нагнулся и, сняв часы с запястья убитого, смахнул капли дождя с циферблата.

Затем застегнул ремешок часов на своей руке и почувствовал, как в нем что-то изменилось. Это чувство было тоскливым. Ему приходилось заново вступать в этот мир.

Время снова начало свой отсчет.

25

Это чувство он испытал еще раз, когда перебрался через монастырскую ограду. Но теперь он думал не только о годах, проведенных в мирной обители, но и об отце Хафере, его покровителе. И о тех монахах, убийцы которых были где-то рядом.

Молнии освещали залитую дождем асфальтовую дорогу. После вязкой скользкой глины, по которой он спускался с горы, хотелось ощутить под ногами твердую поверхность. Но ему нельзя было рисковать: правильней было бы проползти по колее у обочины.

Он постоял на месте, стараясь сориентироваться. Монастырь сейчас был слева. Далеко за ним, через несколько миль петляющего шоссе, находился ближайший город, Квентин. Дрю попытался вообразить стратегию налетчиков. Будь он одним из тех двоих, оставленных для наблюдения за монастырем – на случай, если добыча не улизнула за его пределы, – он не стал бы разбивать лагерь в лесу. Слишком сыро и холодно. Он предпочел бы иметь в своем распоряжении теплое сухое место, где можно было бы переменить одежду и поспать, пока напарник будет дежурить на горе. Кроме того, хотелось бы сохранить относительную мобильность, чтобы при необходимости быстро покинуть опасную зону. Комбинации этих требований удовлетворяло бы достаточно вместительное транспортное средство – например, “джип” или небольшой фургон. И, разумеется, он не стал бы парковаться там, где могла проехать полиция. Он не поставил бы машину на дороге, ведущей к Квентину. Итак, она должна была находиться за монастырем, справа от Дрю. По пути к деревообрабатывающей фабрике.

Он нашел фургон пятнадцать минут спустя, на развилке дороги. Прямо перед поворотом в монастырь. Логичное решение, подумал Дрю. Единственным достоверным признаком моего бегства стало бы множество машин, подъезжающих к монастырю, – санитарных, полицейских, патрульных. Кто бы еще мог сообщить властям об убийствах, как не монах, улизнувший от облавы? Если меня здесь уже не было, то наблюдатели могли покинуть свой пост. И наоборот, чем дольше не появлялась полиция, тем больше у налетчиков было оснований полагать, что я остался внутри.

Впрочем, нужно было убедиться в том, что фургон не принадлежал какому-нибудь ушедшему за бензином или невинно заснувшему шоферу. Он прокрался по кювету и очутился перед машиной – никаких боковых окон, заднее зашторено. Чтобы подобраться к нему, он осторожно выполз на асфальт, немного позади правого переднего колеса. Затем передумал. Заднее окно – даже если в шторе была щель – могло быть из пуленепробиваемого стекла, а сам автомобиль, внешне вполне обыкновенный, мог быть построен и оборудован для участия в боевых действиях.

Проверить это было нетрудно. Дрю прижался к асфальту и заглянул под шасси. Ему пришлось довольно долго дожидаться очередной вспышки молнии, но когда днище на мгновение озарилось отраженным светом, он увидел то, в чем хотел убедиться. Бензобака под фургоном не было.

Вывод напрашивался сам собой. Расположенный внутри кузова бензобак был защищен так же надежно, как и пассажиры машины. Она была бронирована, и, чтобы попасть внутрь, ему требовалось куда более мощное огневое средство, чем его маузер.

Хотя… Ведь даже Голиафа можно было победить. А бронеавтомобили обычно конструируются в расчете на то, чтобы уцелеть во время движения. Они более уязвимы, когда стоят, особенно если враг подобрался достаточно близко. Дрю обследовал правое заднее колесо и без всякого удивления заключил, что резина была сверхпрочной, возможно, с металлической прокладкой. Пуля, выпущенная из маузера, не причинила бы ей никакого вреда.

Уловка заключалась в том, чтобы выманить из машины человека, пока его не слишком насторожило молчание напарника. Нужно было привлечь его внимание к какой-нибудь неотложной проблеме. Например, к спущенному баллону. Подтянувшись на локтях, Дрю нашел то, что искал. Конструкторы фургона не предусмотрели того, что враг подберется к нему вплотную. Головка ниппеля была без замка. Дрю отвернул колпачок и услышал шипение воздуха.

Машина стала медленно опускаться на правое заднее колесо. Он вытащил маузер и спрятался за фургоном, откуда мог наблюдать за задней и передними дверями. Его тактика строилась на допущении, что водитель, почувствовав, как кресло под ним оседает, выйдет посмотреть, не скользит ли машина вниз, по размокшей от дождя обочине.

Что бы сделал он сам на месте водителя?

Дверца распахнулась.

Дрю скатился в канаву и замер в ледяной воде, ожидая, что водитель подойдет к осевшей части фургона.

Однако тот поступил иначе. Встревоженный отсутствием связи с напарником, он обогнул машину спереди и осторожно приблизился к кювету. Затем послышались его шаги. Нельзя было терять ни секунды. Прицелившись в промежуток между асфальтом и днищем фургона, Дрю несколько раз нажал на курок.

За грохотом выстрелов последовали протяжный стон и звук упавшего тела. Дрю быстро поднялся на ноги и выскочил на дорогу. Человек не мог быть ранен смертельно, потому что Дрю целился в ноги: того нужно было взять живым и добиться ответов на кое-какие вопросы. Кто заказал нападение на монастырь? Почему его хотели убить?

Из-за фургона прогремели ответные выстрелы. Дрю метнулся в сторону и притаился за задним крылом автомобиля. Выстрелы прекратились. Судя по шороху, человек полз по обочине, к кювету, откуда мог добраться до спасительного кустарника и леса. Дрю должен был перехватить его.

Он бросился наперерез и почти сразу увидел ползущего человека. Дрю ударил его ногой в голову и наступил на руку с пистолетом. Человек взвыл от боли. Дрю с размаху ударил рукояткой маузера об его затылок. Крик сменился затихающим стоном.

Дрю выбил пистолет из его руки и внимательно вгляделся в неподвижное тело. Он не спешил, потому что теперь нужно было наклониться к нему; а если тот все же не потерял сознание и если у него был нож…

Под правой ногой лежавшего растекалась лужа, более темная, чем дождевая.

Дрю связал его руки скакалкой. Обыскал и не нашел никакого другого оружия. Затем взял за воротник и потащил к фургону, следя, чтобы раненая нога волочилась по асфальту. Человеку нужно было причинять боль – чтобы знать, когда он придет в сознание. Дрю остановился у дверцы, прикрытой ветром (ветром ли?) и вгляделся в темноту за окном. А что если он ошибся? Он предполагал, что наблюдателей только двое. Ведь чем меньше наблюдателей, тем меньше вероятность привлечь внимание полиции, верно? В одиночку с заданием не справиться. Но что если в машине находился третий, готовый выстрелить, как только Дрю откроет дверь?

Держась в стороне от линии огня, он поднял маузер и медленно отворил дверцу. Как и следовало ожидать, свет в салоне не зажегся. Когда-то он и сам вывинчивал в машине лампочки внутреннего освещения, чтобы как-нибудь ночью, выходя наружу, не стать для кого-нибудь удобной мишенью. Но тогда он оставлял фонарь под водительским сиденьем, чтобы при необходимости быстро дотянуться до него. У людей его бывшей профессии (“Бывшей? – спрашивал он себя. – Что же ты делаешь сейчас?”) могли быть такие же привычки. Это одно из преимуществ такой ситуации, когда имеешь дело со специалистами. Общий набор правил. Не то, что дилетанты – сними ничего нельзя предвидеть заранее.

Электрический фонарь был под сиденьем, где он и сам оставил бы его. Мощный, на четырех батарейках. Дрю нажал на кнопку и направил луч в глубь салона.

Никого.

Ему в лицо ударил спертый воздух. На полу лежали матрацы и два спальных мешка. Рядом стоял портативный радиопередатчик. На одной из стен висели рюкзаки с грязной одеждой. Под ними были разбросаны полупустая упаковка кока-колы, консервированная ветчина, говяжья тушенка. Дрю почувствовал неприятный привкус во рту. Неужели эти ребята не ели ничего, кроме мяса? За спальными мешками торчали два винтовочных ствола. Неуютное жилье.

Он посветил фонарем на асфальт. Убедившись, что человек еще не пришел в сознание, взял его подмышки и затащил в фургон.

Свет двух автомобильных фар, приближавшихся со стороны Квентина, заставил его вздрогнуть. Они миновали поворот к монастырю и продолжали увеличиваться в размерах.

Спокойствие, мысленно приказал он. Эти фары могли не представлять никакой опасности. Просто какой-нибудь водитель сбился с пути и искал выезда на нужную дорогу.

Дрю потушил фонарь. Тяжело дыша, уложил человека за водительское сиденье и забросал сверху рюкзаками с грязной одеждой.

Фары становились крупнее и ярче. Теперь уже нельзя было забраться в кабину и при этом не вызвать подозрений. Он не хотел, чтобы водитель остановился или, хуже того, счел бы необходимым доехать до ближнего города и вызвать полицию.

А что если эта машина принадлежала людям, которые охотились за ним? Сев в фургон, он оказался бы в ловушке. Он не только не успел заменить спущенное колесо, но и не знал, где находится ключ зажигания.

Возьми себя в руки, думал он. Это всего лишь машина. За шесть лет бездействия ты стал параноиком. Расслабься, будь самим собой.

Найдя убедительный предлог, чтобы выйти из фургона, он захлопнул дверцу, обогнул капот и подошел к кювету. Затем с видимым безразличием оглянулся на свет фар, уже слепивших его, расстегнул молнию на джинсах и повернулся к лесу. Если машина принадлежала налетчикам, у него был шанс добежать до деревьев.

Приближавшийся автомобиль начал сбавлять скорость. Дрю искоса наблюдал за ним. Увидев две темные шишки на крыше, он почувствовал, как у него похолодело в желудке.

Великолепно, подумал он. Этого только не хватало. Полиция. Не вовремя, как всегда. Дрю не мог даже рассказать о том, что случилось в монастыре. Полицейские первым делом отвезли бы его в участок, а потом заполнили бы эфир своими переговорами. Дрю должен был допустить, что группа смерти прослушивала все радиосообщения, передававшиеся из этого района. Налетчики узнали бы о его местонахождении и рано или поздно добрались бы до него, обойдя полицию.

Патрульная машина остановилась. Фары освещали фигуру Дрю. О'кей, подумал он. Я провел шесть лет в самом суровом монашеском ордене католической церкви. Я сумел уцелеть во время погрома. Я выследил и убил человека. Я ранил другого человека. Я связал его и успел затащить в фургон прежде, чем появилась полиция. Теперь посмотрим, справлюсь ли я с действительно сложным делом. Как, например, заставить себя помочиться.

Стараясь сдавить брюшными мышцами нижнюю часть живота, он оглянулся через плечо и смутно различил надпись на машине: “ПОЛИЦИЯ ШТАТА ВЕРМОНТ”. Мускульные усилия наконец увенчались успехом, и он облегченно вздохнул.

– Что, не мог подождать? – произнес грубый мужской голос за фарами.

Дрю стряхнул последние капли и застегнул молнию. Затем повернулся и зажмурился от яркого света.

У него перехватило дыхание. Он раскрыл рот, но не смог выговорить ни слова. Не считая пения в хоре и повторения некоторых заученных фраз в ежедневных мессах, он не разговаривал целых шесть лет. Его редкие беседы со Стюартом проходили в форме монолога.

– Не мог подождать, говорю? – в голосе полицейского послышались нетерпеливые нотки.

Дрю растерянно улыбнулся. Ответ был сформулирован в его голове, но голосовые связки отказывались подчиняться. Он мысленно пробовал успокоить себя: ну, давай же, ты ведь умеешь говорить; представь, что ты отвечаешь на мессе. Наконец язык отлип от пересохшего неба.

– Ну, да, нужда есть нужда.

Аминь. Пусть даже голос прозвучал хрипло и неровно.

– Что у тебя с горлом?

Дрю закивал головой, изображая приступ кашля.

– Ничего, просто простуда, – слова уже почти удавались ему.

– По-моему, тебе нужно обратиться к врачу. Куда ты направляешься, в Квентин?

Дрю притворился озадаченным.

– Куда?

– Это ближайший город. Двенадцать миль к югу. Я как раз еду оттуда.

– Если бы я знал, что город так близко, то постарался бы дотерпеть. Здесь не очень-то уютно, – Дрю подставил ладонь под дождь.

– Да, немного сыро.

Невидимый за светом фар полицейский помолчал и добавил:

– Тебе лучше сесть в машину. Дрю еще раз закашлялся.

– Верно.

Но, подойдя к фургону, внезапно задал себе вопрос: а что если полицейский имел в виду свою машину? Ладонь легла на ручку водительской дверцы.

– Ты не сказал мне, куда направляешься, – произнес голос за фарами.

– В Массачусетс. Мне нужно в Бостон. Ожидая ответа, Дрю остановился.

– Поздно же ты собрался в дорогу. Очевидно, его объяснения были приняты.

– Меня ждут в офисе. Я был в отпуске, охотился в Канаде.

– Что-нибудь есть?

– Да. Простуда. Полицейский засмеялся.

– Ладно, в следующий раз не останавливайся с выключенными габаритными огнями. В такую грозу кто-нибудь мог выехать сзади из-за поворота и…

– Влепиться в меня. Верно. А я не сообразил, – Дрю снова закашлялся. – Мне просто не хотелось афишировать то, что я собирался делать.

Полицейский переключил фары на ближний свет. Дрю перестал щуриться. Теперь он различал лицо человека, освещаемое лампочками приборного щитка, – более молодое и худощавое, чем можно было предположить, слыша его грубоватый голос.

– Не заснешь за рулем, а? – спросил полицейский. – Смотри, дорога скользкая.

– Я буду осторожен.

Полицейский махнул рукой и тронул машину с места. Дрю проводил взглядом красные габаритные огни, вскоре скрывшиеся за поворотом. Затем прислонился к фургону и облегченно выдохнул. Если бы человек, лежавший в салоне, очнулся и подал голос…

Но если он все-таки очнулся? Каким-то образом сумел развязать руки и теперь поджидал его? Дрю распахнул дверцу. Включив фонарь, увидел неподвижную груду грязной одежды. Умер? Неужели задохнулся?

Дрю забрался внутрь, разбросал содержимое рюкзаков и услышал слабое дыхание. Человек был жив, но его раненая нога залила кровью весь пол под сиденьем. Нельзя было терять ни минуты. Убедившись в том, что его руки были надежно связаны, Дрю снял с него ремень и перетянул ногу чуть выше пулевого отверстия. Кровотечение прекратилось.

Он усадил пленника в пассажирское кресло и застегнул ремни безопасности, перекинув их через его плечо и пояс. Он не хотел, чтобы враг оставался за его спиной, а в таком положении он выглядел как заснувший пассажир.

Тщательно обыскав его, Дрю завладел связкой ключей и пошел за запасным колесом. Однако в багажном отделении обнаружилось кое-что получше – педальный насос с манометром. Через пять минут правый задний баллон был снова накачан. Дрю сел за руль и перепробовал несколько ключей, пока один из них не подошел к замку зажигания. Двигатель завелся с пол-оборота: заработал тихо и ровно. Но, разглядывая незнакомый приборный щиток и множество рычажков на рулевой колонке, он нахмурился. Обилие индикаторов было непривычным. Последний раз он ездил на автомобиле в 1979 году. Он не имел ни малейшего представления о том, какие технические новшества появились с тех пор. Что если управление этим фургоном требовало соответствующей подготовки?

Хорошо еще, что коробка передач была автоматической; ему оставалось только нажимать на педаль газа и крутить руль. Однако, тронув машину с места, он быстро убедился, что из-за дождя через лобовое стекло ничего не видно. Не меньше тридцати секунд ушло на выяснение того, что один из рычажков на рулевой колонке приводил в движение щетки. Другой рычажок включал передние фары.

Нужно было торопиться. Полицейский мог вернуться. Предстояло ехать в Квентин. Хотя там он рисковал встретить еще кого-нибудь из команды наемников. Но он не мог позволить себе направиться в противоположную сторону, где наверняка натолкнулся бы на патрульную машину.

Впрочем, Квентин находился на юге, а ему нужно было двигаться как раз на юг, чтобы попасть в Бостон и связаться со своими новыми покровителями. Со своим исповедником, отцом Хафером. С церковью, которая защитит его.

Но, двигаясь по залитой дождем дороге, он не мог избавиться от дурных предчувствий. Он вглядывался в смутные очертания монастырской ограды; смотрел на горный склон, поднимавшийся за нею. Он мысленно видел остроконечную крышу обители над темными кронами деревьев. Он почти ощущал мертвую тишину, царившую в ее кельях. От воспоминаний защемило в груди.

Вскоре ограда с воротами осталась позади. Посмотрев в боковое зеркальце он увидел только кромешный мрак, расстилавшийся позади фургона. И ему стало не по себе.

Что за странный мир ждал его впереди? Какие счета там могли быть предъявлены ему? Шесть лет он провел вдали от жизни, но в это время мир не стоял на месте… Сейчас, готовый вступить в поединок с враждебным Будущим, Дрю сознавал, что должен был сразиться со своим прошлым, в котором остались ответы на все его вопросы. Кто напал на монастырь? Зачем? Был ли в этом замешан “Скальпель”, его бывшая организация? Он снова подумал об Арлен; о Джейке, ее брате и его друге. Не считая отца Хафера, Джейк был единственным человеком, который знал, что Дрю не погиб. Вот почему он решил поговорить сначала с отцом Хафером. А потом с Джейком. Один из них мог кое-что подсказать ему. В прошлом Дрю нажил немало врагов – не только в лице “Скальпеля”. И теперь, разыскивая их, он должен был идти по следам своих давних грехов.

Часть вторая

«ПАЛОМНИЧЕСТВО»

Этот странный мир

1

Наконец впереди тускло замаячили уличные фонари. Миновав окраины Квентина. Дрю свернул с основной магистрали и поехал по боковым улицам, где мог почти не опасаться какой-нибудь нежелательной встречи. На противоположном конце города он снова вырулил на главную дорогу и повел фургон дальше на юг.

Часы на приборном щитке отличались от тех, что устанавливались на машинах до 1979 года. Вместо привычного циферблата со стрелками на панели светился ряд зеленых цифр и букв. Из-за них он чувствовал себя как в кабине самолета. И не так наглядно представлял себе интервалы времени. Он еще раз посмотрел на табло – 5.09 утра. Нужно было торопиться, чтобы к рассвету убраться подальше от Квентина.

Человек, пристегнутый на пассажирском сиденье, слабо застонал. Дрю нахмурился, но затем понял причину этих стонов – жгут на ноге пленника был затянут слишком туго. Ему пришлось остановиться у обочины и ослабить ремень, чтобы восстановить кровообращение. Из раны потекла кровь, быстро заливая пол фургона. Из-за ее тяжелого запаха стало трудно дышать.

Он опустил окно. Напряженно вглядываясь в ветровое стекло, проехал еще минут десять; потом снова остановился, снова затянул ремень и снова продолжил путь. Затем, решив, что ехать по загородной магистрали не менее опасно, чем по городской, во избежание лишнего риска на первом же перекрестке свернул влево. Теперь дорога запетляла между горных склонов, то опускаясь в долину, то поднимаясь вверх. Он проехал мимо нескольких небольших селений. За пеленой дождя они показались ему такими необычными и причудливыми, что он внезапно ощутил себя иностранцем, впервые очутившимся в Новой Англии. Высокие белые церкви приводили на память имена прославленных проповедников – Коттона Мафери, Эдварда Тейлора, Джонатана Эдвардса, – хотя, разумеется, их слава не была связана с Вермонтом. Подумав об Эдвардсе, он вспомнил о знаменитой проповеди “Грешники в руках прогневанного Бога” и поймал себя на том, что молился вслух.

“Прости нам наши прегрешения, как мы прощаем тех, кто грешит против нас, и не вводи в искушение, но убереги от греха”.

Хотя сейчас задача была не в том, чтобы простить. А в том, чтобы выбить. И искупить грехи. Искушение? Да, искушение. И грех.

На рассвете он увидел еще один перекресток и повернул направо, опять на юг. Гроза постепенно стихала. Вскоре повстречался дорожный указатель, извещавший, что дорога привела его в Нью-Хемпшир. Это не нарушало его планов. Через Нью-Хемпшир можно было даже быстрее попасть в Бостон. В городе ему начали встречаться автомобили и первые случайные прохожие: мир пробуждался и спешил заняться своими делами. Ему тоже предстояло выполнить кое-какую работу, но она не нуждалась в лишних свидетелях. После бессонной ночи он почти не чувствовал усталости – настолько сильное впечатление произвел на него вид просыпающегося мира. Грозовые тучи рассеялись, проглянуло солнце, и он увидел дорожный знак, указывающий на место для пикников. В такую рань – 8.14, судя по цифрам на табло, – там никого не могло быть, а он хотел еще раз ослабить жгут на ноге пленника.

Место для пикников оказалось небольшим и довольно уютным. От дороги его отделяли густые заросли кустарника и деревьев. Несколько пожухлых каштанов высились среди пяти или шести вкопанных в землю деревянных столов. Узкая, выложенная из белого камня дорожка вела к небольшому мостику, перекинутому через мелкий ручей. На берету стояли качели.

Он остановился у ближнего стола, немного полюбовался журчавшим водяным потоком – в котором, без сомнения, ни один другой человек не нашел бы ничего замечательного – и приступил к работе. На этот раз в лице и фигуре пленника произошли кое-какие изменения.

Дрю инстинктивно насторожился. Затем вытащил маузер и приставил дуло к виску человека. Тот приоткрыл глаза – ровно настолько, чтобы оценить меру опасности.

– Не двигайся, – сказал Дрю. – Если ты считаешь себя везунчиком, то тебе не помешает узнать, что мы здесь одни. Не вынуждай меня применять оружие.

Его предупреждение не встретило никакого отклика.

– Ты меня слышишь? – спросил Дрю. Молчание.

– Ты понял?

Снова молчание.

Определить его самочувствие можно было только одним способом. Дрю помахал левой рукой перед лицом пленника, а затем резко нажал указательным пальцем на кончик его носа. Он знал, что таким приемом пользовались рефери на соревнованиях по боксу. Если боксер в сознании, его глаза должны были автоматически последовать за движением пальца.

Сейчас именно это и случилось.

– Ага, ты очнулся, – сказал Дрю. – Тогда слушай меня внимательно. Я должен ослабить ремень на твоей ноге. В твоих интересах не пытаться пнуть меня, когда я буду это делать. Стоит только нажать на твою рану, и ты сразу успокоишься.

Пленник угрюмо посмотрел на него.

– Валяй. Я не помешаю.

Дрю ослабил ремень.

Мужчина взглянул в окно, на столы и качели.

– Где мы? Все еще в Вермонте?

– В Нью-Хемпшире.

– Ого!.. – мужчина облизнул потрескавшиеся губы.

– Что-нибудь не так?

– Если мы добрались до Нью-Хемпшира, то я, видимо, могу не надеяться…

– Что твои дружки найдут тебя? Да, я бы на них не рассчитывал.

Пленник перевел взгляд на свою ногу.

– Серьезная рана?

– Пуля прошла навылет, – пожал плечами Дрю. – Кость не задета. – Ждешь от меня благодарности, да? Там сзади есть аптечка. Может, сделаешь перевязку?

– Почему бы и нет? Казалось, мужчина был удивлен.

– Это не все. Судя по потере крови, ты хочешь пить. Я открою кока-колу. Жаль, что не охлажденная.

Дрю обработал и перевязал рану. Затем смыл запекшуюся кровь со лба мужчины и, открыв банку кока-колы, поднес к его губам.

– Не пей слишком много. Я не хочу, чтобы тебя стошнило. Недоверчиво косясь на Дрю, мужчина сделал несколько небольших глотков.

Дрю открыл банку и для себя. После шести лет, в течение которых он не пил ничего, кроме воды, молока и фруктового сока, газированный напиток показался ему отвратительно приторным.

– Не слишком болит?

– Бывало и хуже.

– Не сомневаюсь.

– Если нужно, – в его голосе послышалось возмущение, – то, можешь мне поверить, я выдержу и большее.

– Допустим, но даже если это не так… – Дрю раскрыл пачку аспирина и вложил две таблетки в рот пленника.

– Чего ради ты так заботишься обо мне?

– Скажем так – я добрый самаритянин.

– Ну-ну, скажи еще что-нибудь. Повез бы ты меняв такую даль, если бы нехотел допросить. Думаешь, придумал что-нибудь новое? Я, наверно, должен расколоться из чувства благодарности?

Дрю вздохнул.

– О’кей, если ты настаиваешь, давай все обсудим. Ты сейчас думаешь, что я буду сохранять тебе жизнь до тех пор, пока не получу от тебя каких-то сведений. Поэтому ты решил держаться как можно дольше. Ты приготовился вынести максимум боли, которую я тебе причиню, заставляя тебя заговорить. А может быть, рассчитываешь задурить мне голову настолько, насколько, по твоему мнению, я глуп, чтобы принимать ложь за правду. Но ложь – не лучшая находка в твоем положении. Ведь если я поверю и сочту, что ты мне больше не нужен, то я опять-таки могу избавиться от тебя. Ведь так?

Мужчина продолжал молчать.

Дрю развел руками.

– Конечно, если бы у меня были кое-какие химические препараты – например, амитал натрия, – то я заставил бы тебя сказать все, что мне нужно. Но их нет, а ты знаешь, что когда дело доходит до пыток, то выживание зависит от умения держать язык за зубами. Вот тут и кроется суть. Я не собираюсь пытать или убивать тебя.

– За кого ты меня…

– Насколько я понимаю, тебя наняли. Ты просто выполнял свою работу. И ответ должен держать не ты, а тот, кто заплатил тебе.

– Не знаю, какого дьявола ты…

– Хорошо, я объясню. Когда вы напали на монастырь, ты знал обо мне? Тебе говорили о моем прошлом?

– Ясно, – нахмурился мужчина. – Ты все это придумал, чтобы я назвал того, кто…

Дрю покачал головой.

– Ты не понял. Я просто хотел напомнить тебе, с кем ты имеешь дело, Я не дилетант. Что бы я с тобой ни сделал, я сделаю это профессионально. И я надеюсь, ты тоже не будешь делать глупостей. Никакой паники, ни одного лишнего движения. Хорошо?

Мужчина выглядел сбитым с толку.

– Вот, например, – сказал Дрю. – Сейчас я снова затяну жгут. Затем я накрою тебя до плеч спальным мешком. Ты притворишься спящим. Потом мы поедем и найдем какую-нибудь станцию обслуживания. Я не буду выходить из фургона. Я поговорю со служащим из окна и куплю кое-что у него. А ты будешь по-прежнему притворяться спящим. В противном случае, а точнее, если ты попытаешься помешать мне, я буду вынужден остановить тебя.

– Остановить? Ты сказал, что не убьешь и не будешь пытать меня.

– Я всегда держу свое слово.

– И все-таки воображаешь, что я заговорю?

– Верно.

– Ну, это мы еще посмотрим.

Дрю улыбнулся.

Когда они снова выехали на дорогу, его поразила оживленность и какая-то суетливость движения. Автомобили были даже меньше тех, что запомнились ему, – их породил нефтяной кризис, разразившийся в середине семидесятых. Но затем мимо прогромыхали два огромных дизельных чудовища, и он вспомнил предсказания о том, что наступает эра экономичного и недорогого транспорта.

Очевидно, это было не совсем так. За дизельными чудовищами последовал шикарный лимузин, названия и типа которого он не знал (может быть, закончился нефтяной кризис или изобрели какое-то дешевое и качественное топливо), а за лимузином промчался большой, длинный кабриолет-купе. Он не поверил своим глазам – кабриолеты вышли из моды еще до того, как он переступил порог монастыря. Неужели они могли вернуться?

Промелькнуло несколько закусочных. В семидесятых они редко встречались возле автострады, и он их почти не замечал. Теперь же их количество и размеры были просто ошеломительными. Один дорожный знак указывал на нечто, именуемое “Холодной пиццей”. И что могло обозначать название “Цыплята Мак-Нагтетс”?

Наконец он нашел станцию техобслуживания. Бензин стоил доллар и двадцать центов за галлон, в полтора раза дороже самых безумных цен 1979-го, и все-таки к бензоколонке тянулась очередь автомобилей.

– У меня такое чувство, будто я прилетел с Марса. Человек на пассажирском сиденье повернул голову.

– Что?

Или Марс был здесь?

Дрю остановил фургон.

– Закрой глаза и не двигайся. К нам идут.

Дрю достал бумажник, раздобытый на горе, и купил у служащего резиновый шланг. Вырулив на дорогу, он положил шланг пленнику на колени.

– Вот. Маленький сюрприз для тебя.

Мужчина вздрогнул и подался вперед. Пристежные ремни сразу натянулись.

– Какого дьявола? Зачем это?

– Ты что, расстроен? Не любишь подарков?

– Я спросил – зачем это?

– Попробуй угадать.

– Это применяют, когда не хотят оставлять синяков на теле. Но ты же сказал, что не будешь…

– Правильно. Бить не буду. Ты не угадал. Ну, попробуй еще раз. Заодно скоротаешь время.

– Мы возвращаемся назад?

– Да, устроим пикник.

– Я понял.

– Что именно?

Мужчина рванулся вперед. Ремни впились в его тело.

– О Боже, ты сошел с ума! Дрю строго посмотрел на него.

– Прощу тебя, не упоминай всуе имя Господа.

2

Они подъехали к месту для пикников. Развернув фургон, Дрю задним ходом подогнал его к одному из каштанов. Затем посмотрел на деревья, скрывавшие их со стороны дороги, выключил двигатель и вышел на поляну.

– Я скоро вернусь, – пообещал он и, улыбнувшись, помахал резиновым шлангом.

Один конец шланга он надел на выхлопную трубу, а другой просунул в приоткрытую заднюю дверцу фургона. И. снова заведя мотор, подал машину еще немного назад, пока ствол каштана не прижал дверцу к шлангу. Салон начал заполняться едкими выхлопными газами.

Мужчина был близок к истерике.

– Господи, я был прав! – кричал он. – Псих! Паршивый ублюдок!

– Если ты будешь слишком волноваться, – холодно сказал Дрю, – то скоро собьешься с дыхания.

У мужчины выкатились глаза. Он закашлялся.

Собрав спальные мешки, Дрю заткнул щели в задней дверце. Затем убедился, что все стекла на окнах были подняты до упора. Покидая кабину. он включил радио.

– Немного музыки, а?

Он ожидал чего-нибудь еще более резкого, чем тяжелый рок. Однако диктор объявил: “Линда Ронстадт и оркестр Нельсона Риддла”.

Вместо переаранжированных композиций Фрэнка Синатры и других слащавых мелодий пятидесятых годов Ронстадт (чья версии известной “Когда меня полюбят?” и “Снова в Ю Эс Эй” запомнились Дрю) начала исполнять типичные песенки из репертуара сороковых. От этого можно было тронуться рассудком.

К действительности его вернул натужный кашель пленника. Из фургона валили клубы выхлопных газов.

– Задыхаюсь, не могу дышать, – прохрипел мужчина. – Я не…

Дрю захлопнул дверцу и не спеша пошел по каменной дорожке, веющей к деревянному мостику. Остановившись у ручья, стал бросать камешки в воду. Воздух был прохладный и приятный.

Он с безразличным видом оглянулся на фургон. Лобовое стекло было затуманено изнутри, но он все-таки мог различить человека, извивающегося на пассажирском сиденье. Что важнее, человек мог видеть его. Дрю облокотился на перила мостика. Из фургона доносились приглушенные крики.

Когда крики стали затихать, Дрю оттолкнулся локтями от перил и пошел назад к машине. Открыв дверцу, он выключил двигатель.

– Ну, как мы себя чувствуем?

Лицо мужчины было серым, с лиловым оттенком. Глаза почти закрыты. Когда машина проветрилась, Дрю похлопал его по щекам.

– Смотри, не засыпай. А то я подумаю, что наскучил тебе. – Мужчина продолжал молчать.

– Я спросил, как ты себя чувствуешь? Наконец тот с трудом выговорил:

– Сукин сын.

– Значит, хорошо?

Мужчина закашлялся, тщетно пытаясь прочистить легкие.

– Ублюдок, ты же дал слово.

– Какое слово?

– Никаких пыток. Ты обещал не пытать и не убивать.

– Я держу свое слово. Ты сам виноват, превращаешь испытание в пытку. Отравление угарным газом вовсе не мучительно. Это как сон, в который ты медленно погружаешься. Расслабься, плыви по течению. Чувствуй себя свободней.

Мужчина захрипел, глаза покраснели и заслезились.

– И это называется, ты не пытаешься убить меня?

– Разумеется, нет, – оскорбился Дрю. – У меня нет ни малейшего желания убивать тебя.

– Тогда что же ты делаешь?

– У меня есть кое-какие вопросы к тебе. Если ты и сейчас не ответишь на них, я снова заведу двигатель. И еще раз, если потребуется. В конце концов, окись углерода подействует, Через какое время – зависит только от тебя, хотя есть шанс, что твой рассудок слишком ослабнет и ты не заметишь, когда потеряешь способность сопротивляться.

– Ты думаешь, я боюсь смерти?

– Повторяю, я не собираюсь убивать тебя. Ты останешься в живых.

– Тогда какого дьявола мне говорить?

– Дело в том, что тебе предстоит нечто худшее, чем смерть. Если ты не заговоришь, – Дрю задумчиво погладил бороду, – то в будущем тебя ждет довольно жалкая жизнь. Просто существование, и все.

Мужчина побледнел.

– Ты будешь тихим, как одуванчик.

– Почему мне сразу не сказали?

– Не сказали о чем?

– О тебе. Ты дурачил меня с того самого момента, как я очнулся. Ты все время выводил меня из равновесия. Сумасшедший? Да твоему рассудку любой позавидует!

Дрю включил двигатель и захлопнул дверь.

3

С третьего захода мужчина начал отвечать на вопросы. Это было довольно длительной процедурой. К тому времени он уже почти не ворочал языком и часто терял сознание. Дрю пришлось проявить выдержку, но по крайней мере он был уверен, что пленник говорил правду – окись углерода лишила его способности сопротивляться и, таким образом, подействовала подобно амиталу натрия. Двумя часами позже Дрю получил все сведения, на какие только мог рассчитывать.

Однако узнал он не много. Нападение было заказано так же профессионально, как и осуществлено. По вполне понятному правилу клиент никогда не участвовал в самой операции. В случае неудачи, если один из наемников попадал в плен или решался шантажировать своего работодателя, то обрывались все следы, ведущие к тому. кто платил деньги. При этом клиент всегда действовал через посредника, а тот в свою очередь нанимал еще одного человека, который докладывал ему о выполненной или невыполненной работе. Никто, за исключением самих исполнителей, не видел друг друга в лицо. Заключая сделку, клиент и посредник разговаривали по нейтральным телефонам. Ни одно слово не писалось на бумаге. Деньги переводились на анонимные счета в швейцарских или багамских банках.

Насколько Дрю понял из нечленораздельной речи своего пленника, процедура его найма следовала всем этим канонам. Дрю выяснил только то, что с ним связался некий платный агент, который не назвал своего имени и, разумеется, не сказал, кто и зачем заказал нападение на монастырь. Спрашивать в таких случаях не полагалось – излишнее любопытство могло только повредить делу. Тем не менее, оплата была обещана щедрая.

Во время допроса Дрю не раз давал пленнику нюхать нашатырный спирт, который нашел в аптечке. Теперь же он позволил ему заснуть, а, прислушиваясь к дыханию, открыл обе передних дверцы фургона.

Дрю был обескуражен. Он надеялся на легкий способ получить ответ, но Господь решил повернуть дело иначе. Итак, его обязанности на этом не кончались. Предстояло наложить на себя еще одну епитимью.

Ну что ж, он сделал попытку и потерпел неудачу. В том не было никакой его вины. И он поступил бы глупо, если бы не воспользовался представившимся случаем. Но он слишком задержался. Нужно было торопиться. В Бостон. Выйти на своего связника, отца Хафера. Тот должен рассказать его покровителю о том, что произошло в монастыре. Предупредить церковь и дать ему убежище.

Он снял шланг с выхлопной трубы, бросил его вместе со спальными мешками в фургон и закрыл заднюю дверцу. Затем покрепче пристегнул ремнями человека, спящего на пассажирском сиденье, и сел за руль. Вырулив на дорогу, он поехал дальше на юг.

4

До Бостона он добрался в сумерках. Припарковал фургон на полупустом верхнем этаже платной стоянки аэропорта Логан, забрал бумажник у все еще не очнувшегося пассажира и вышел из машины. Он решил сдержать обещание, данное пленнику. Но это не означало, что ему нельзя было причинить кое-каких неудобств.

Было уже темно, когда возле автобусной остановки он нашел телефонную будку и, позвонив в службу безопасности аэропорта, сообщил, где стоит фургон (он уже стер свои отпечатки пальцев) и что можно обнаружить в его салоне.

– Это террорист. Да, говорю вам, отъявленный злодей и извращенец. Посмотрите и убедитесь. Он вооружен до зубов – он сам хвастался, как собирался захватить трансатлантический лайнер, угнать его во Флориду и взорвать над Диснейлендом. Негодяй, да. Камикадзе… Что же мне оставалось делать? Я был вынужден стрелять.

Повесив трубку, он улыбнулся, подошел к открытой дверце городского автобуса и устроился на заднем сиденье. Остальные пассажиры с осуждением посмотрели на его грязную, мешковатую одежду. Он подумал, что они его запомнят, и представил себе, что сейчас творилось в Логане.

Хотя телефонный звонок занял не больше двадцати секунд, служба безопасности аэропорта наверняка проследила его. Поэтому одна группа охранников направилась на платную автостоянку, а другая поспешила к автобусной остановке. Полицейские расспросили людей, находившихся рядом с ней. Кто-нибудь обязательно вспомнил небритого, нескладно одетого человека, вышедшего из телефонной будки. И, может быть, кто-нибудь видел, как он садился в автобус.

За ним тянулся след. Если он хотел замести его, то должен был сойти с автобуса и сделать что-нибудь со своей внешностью. Немедленно. И только потом направиться к отцу Хаферу.

Он обернулся и посмотрел в темноту. Признаков погони на дороге не было. Пока не было. Но как много времени оставалось до того момента, когда сзади могли появиться машины с мигалками на крыше?..

Большие магазины были уже закрыты; купить новую одежду можно только утром. Что же делать? Обдумывая различные выходы из создавшегося положения, он сразу отбросил мысль о каком-нибудь отеле, даже о самом захудалом. Служащие отелей тоже обладают памятью. Ему нужно было позаботиться о камуфляже, прямо сейчас.

Он улыбнулся, на секунду представив себе, как его пленник будет отвечать на вопросы полицейских. Какую историю тот придумает, чтобы объяснить наличие у него бронированного фургона, оружия и радиостанции? Что бы он ни сочинил, подумал Дрю, в аэропорте никто не узнает о монахе из монастыря.

Он вспомнил, какое испытывал волнение, когда разговаривал с этим налетчиком и со службой безопасности. После шести лет относительного молчания ему было приятно слышать собственную речь. Однако его настроение изменилось, когда он спросил себя, почему решил оставить пленника в фургоне.

Ну… Не мог же я взять его с собой.

Конечно, не мог. Но…

У меня был выход.

Да, но ты не воспользовался им.

А в прежние дни…

Верно. Там, на горе, ты боролся за свою жизнь и убил своего противника. Это была вынужденная самозащита. Но здесь у тебя был выбор.

Напрашивался вывод, который поразил его. Да, в прежние дни он не оставил бы этого человека в живых.

5

Весь мир изменился, но по крайней мере одно место в нем осталось таким же, каким было прежде. А если изменилось, ток худшему. Это место находилось в одном из самых неблагополучных кварталов Бостона.

Сойдя с автобуса, он пошел к центру города, мимо ярких витрин и многоэтажных сооружений из стекла и хрома, в сторону старых построек с их кирпичными фасадами и, без сомнения, переоборудованными, отлакированными и завешанными восточными коврами интерьерами.

Но чем дальше он углублялся в коварные лабиринты улиц и переулков, тем более гнетущими становились здания, громоздившиеся слева и справа. Неоновые рекламы попадались все реже, уличные фонари исчезли. Впереди простирались городские джунгли. Небезопасная территория, которая именовалась центром Бостона.

Всюду виднелись кучи мусора. По обеим сторонам улицы, на расстоянии футов двадцати друг от друга, стояли проститутки. Несмотря на холодную октябрьскую ночь, некоторые были одеты в облегающие тонкие блузки и короткие кожаные юбки, а иные носили длинные платья с разрезом, обнажавшим ноги почти до ягодиц.

Когда Дрю проходил мимо, они бросали на него оценивающие взгляды.

– Эй, красавчик!

– Хочешь поразвлечься, маленький?

Дрю рассматривал их так же испытующе, как и они его. Он искал женщину, которая могла бы пригодиться ему.

Рядом с ним остановился ярко-желтый автомобиль. Дрю насторожился и сжал рукоять маузера, спрятанного под жилетом. И вздрогнул. Женщина, сидевшая на пассажирском сиденье, обнажила грудь с обведенными губной помадой сосками и вопросительно подняла брови.

Дрю почувствовал непривычную напряженность под животом. И энергично замотал головой. Женщина засмеялась, опустила кофточку и повернулась к мужчине, сидевшему за рулем. Тот поднес к губам банку пива и, нажав на педаль, тронул машину с места.

Ему было трудно справиться с возникшим желанием. В монастыре половое влечение не давало знать о себе; и вот оно вернулось, едва он снова вступил в этот мир. Он заставил себя продолжить прогулку и внимательно смотреть по сторонам, но перед глазами отчетливо стоял образ Арлен.

Затем его внимание привлекла одна темнокожая молодая женщина. На ней был шотландский свитер, подчеркивавший высокую грудь; поверх свитера была надета полиэтиленовая накидка. Женщина с заметным беспокойством теребила шнуровку на разрезе обтягивающих джинсов. Этот жест вызвал у Дрю некоторую симпатию.

Он приблизился, и ее глаза вспыхнули. Она выпрямилась, немного выпятила грудь.

– У тебя есть какой-нибудь угол? – спросил Дрю.

– Смотря для чего.

– Мне нужна комната с постелью.

– Для чего?

Дрю нахмурился. Он не мог поверить, что ошибся в ней.

– Говори о деле, – добавила она. – О чем ты меня спрашиваешь? Внезапно он понял.

– Ты боишься, что я из полиции?

Она прищурила глаза с длинными ресницами.

– А почему я должна интересовать полицейских?

– Прости, я успел многое подзабыть. Мне полагается спросить, сколько. Если я первым упоминаю о деньгах, то тебя нельзя обвинить в приставании на улице.

– Сколько – за что?

– За то, чтобы провести ночь.

– И что же ты хочешь делать ночью?

Он подумал, что она не поверит, если услышит правду, и поэтому сделал обычное предложение.

– Ох, – облегченно выдохнула она. – И все? А то мне уже показалось, что ты из тех, извращенцев. Но я должна сказать, ты о себе очень высокого мнения, если считаешь себя способным заниматься этим всю ночь. Ладно, пятьдесят баксов.

Шесть лет назад цена была бы меньшей.

– За всю ночь?

– Ну нет, за один раз. А там посмотрим, – она слегка прикоснулась к его небритой щеке. – Но нам придется что-нибудь сделать с этой наждачной бумагой.

– Это часть моих намерений.

– Тогда ступай за мной, – улыбнулась она.

6

Пройдя с ним два квартала, она привела его в грязный многоэтажный дом с закопченными кирпичными стенами и пыльными окнами. Ступеньки порога были белыми от птичьего помета.

Перед дверью она задержалась.

– Теперь тебе, милый, не мешает узнать, что в соседней квартире живет мой дружок. Учти, если ты из тех, кто обожает разные грубости…

– То он и двое его приятелей с бейсбольными битами отплатят за этот визит.

– А ты, оказывается, догадливый.

Они вошли в полутемный вестибюль и преодолели два пролета скрипучей лестницы с шаткими перилами. Она отперла дверь в маленькую квартиру и сделала рукой гостеприимный жест.

– С милым рай в шалаше. Добро пожаловать, приют обездоленных. Оценив игру слов, Дрю подумал, что для уличной потаскушки она была излишне развитой.

– Ты училась в колледже?

– Да, прошла полный курс тумаков и затрещин. Ноты можешь рассчитывать на уроки любви, – она усмехнулась и, пропустив его в небольшую, но опрятную комнату, закрыла дверь. – Заметь, я не запираюсь. Это на случай, если моему дружку придется навестить нас. В баре есть кое-какая выпивка. Скотч, водка, бурбон. В холодильнике пиво. Это все за отдельную плату. Я могу заказать сэндвичи, но они тоже стоят дополнительных денег.

– Я дал зарок, что не буду пить, – сказал Дрю. – Но от съестного не откажусь. Если можно, то чего-нибудь без мяса. Сэндвичи с томатами или с салатом. Три. Нет, четыре. И молоко.

От голода у него засосало в желудке. Пока она заказывала по телефону еду, он внимательно оглядел комнату. Маленький телевизор “Зенит”, стереомагнитофон “Сони”, софа, крутящееся кресло.

– Это ванная? – спросил он, показав на дверь.

– Уж не думаешь ли ты, что ты – в Рице? – засмеялась она. – Это стенной шкаф. Вон там сортир. Извини, если не так сказала. А вот софа. Она же постель. Раздвинь ее и положи подушки.

Он опускал спинку софы, когда услышал шелест одежды у себя за спиной. Настороженно оглянулся. Слишком поздно. Она с натренированной быстротой сбросила с себя полиэтиленовую накидку, сняла свитер и уже расстегивала джинсы.

Он поднял руку.

– Нет. Я не хочу делать того, о чем говорил тебе, я солгал. – Она застыла, склонившись над молнией, а потом медленно подняла свою стриженую голову. Глаза удивленно остановились на нем. Грудь свисала, придавая ей какой-то беззащитный вид.

– Что? – постепенно свирепея, она выпрямилась. – В чем дело? На ее груди и на животе виднелись розовые стяжки кожи, свидетельствовавшие о том, что однажды она уже рожала.

– У меня были другие намерения. Я хотел объяснить тебе еще на улице, но мне показалось, что ты…

– Эй, я ведь предупреждала. Если у тебя на уме какие-нибудь грубости или другие непристойности, то…

Она подняла кулак, чтобы ударить в стену комнаты.

– Нет! Стой! – бросившись вперед, Дрю схватил ее за руки, пока она не успела постучать в тонкую перегородку между квартирами, и сразу смягчил интонацию. – Пожалуйста, не делай этого. Смотри, я отпускаю тебя. Смотри, я уже отступил на несколько футов. Тебе нечего бояться.

– Какого дьявола?

– Мне нужно только то, о чем я говорил. Я хочу провести ночь у тебя. Вот и все. Принять душ. Попросить у тебя бритву и привести себя в порядок. И лечь спать.

Ее брови изогнулись.

– Ты будешь принимать душ? А я, надо полагать, буду мыть тебя?

– Не обязательно, – вздохнул он, стараясь смотреть на ее мальчишескую прическу, что ему плохо удавалось. Как никак, он не видел женщин – а тем более обнаженных – с 1979 года, и сейчас его физически влекло к ней. Но он должен был сопротивляться чувствам и поэтому пытался не глядеть на ее грудь.

– Пожалуйста, накинь что-нибудь на себя.

– Нет, ты, видно, и впрямь извращенец, – проговорила она, хотя и без прежней злости. – Или ты хочешь сказать (игнорируя его просьбу, она положила руку на бедро), что тебе не нравится то, что видишь?

– Едва ли ты сможешь сейчас понять меня, но я… во всяком случае, до сих пор я был чем-то вроде священника.

– Ну так и что? – Она прищурила глаза. – У меня есть подружка, к которой каждую неделю ходят двое священников. Я тоже за равные права. И, как я слышала, у нас уже давно борются с дискриминацией.

Дрю улыбнулся.

– Я поняла тебя. Ты передумал, да?

– Нет, правда. Сколько ты возьмешь за ночь? Но без секса.

– Ты серьезно?

Он кивнул.

– Ну, если без всяких таких штучек… – она ненадолго задумалась. – О’кей, с тебя двести баксов.

Ее напряженный взгляд говорил, что она приготовилась к торговле.

– Почти столько у меня и есть.

Он вынул два бумажника, добытые на горе и в фургоне, отсчитал деньги и положил их на софу.

– Ты никогда не слышал о том, что существуют отели?

– В этом? – Он показал на свою грязную одежду. – Меня запомнят.

– А ты не хочешь, чтобы тебя запомнили?

– Давай будем считать, что я слишком застенчивый.

Она усмехнулась и снова окинула его оценивающим взглядом.

– Милый, ты еще и слишком сдержанный. О’кей, теперь мне все ясно. Можешь не волноваться. Здесь ты в безопасности. Иди принимай душ.

– Но если тебе все равно… – начал Дрю.

Она открыла стенной шкаф и достала домашний халат.

– …то я бы хотел…

Надев халат, она обернулась к нему.

– …чтобы ты была со мной.

– Вот как?

– Да, у меня есть кое-какие вопросы к тебе.

7

И еще – он этого не добавил – ему хотелось держать ее на виду. Войдя в ванную, он разделся. Она села на стул в углу и закурила сигарету с марихуаной.

– Ты и в самом деле не хочешь затянуться разок? – спросила она.

– Это против моей религии.

– Что против? Немного кайфа?

– Нет, притупление чувств.

– Ну, нам это тоже не позволяется, – хмыкнула она. Пар от горячей воды из душа постепенно заволакивал зеркало над раковиной.

Дрю сложил одежду на небольшой полке, незаметно запихнув под жилет маузер. Раздеваться перед женщиной было нетрудно: физическая стыдливость никогда не вызывала у него – как это раньше именовалось? – в общем, заметных изменений в его фигуре.

– Неплохо, – оценив его мускулистое телосложение, заметила она и затянулась дымом. – Немного широк в бедрах (она показала кончиком сигареты). А задница немного узковата. С такой кормовой частью мне пришлось бы жить на пособие для безработных. Но все равно неплохо.

– Этим я обязан диете и гимнастическим упражнениям, – засмеялся Дрю.

– Упражнениям? Не смеши, ты не похож на тех ребят, что бегают по дорожкам.

У Дрю потеплело в груди: в свое время он был не худшим из бегунов.

– Да, – улыбнулся он. – На Джима Фикса, на Билла Роджерса.

– Господи, не шути так! Фикс умер. Дрю вздрогнул.

– Это правда?

Она выпустила дым из ноздрей и покачала головой.

– Представь себе, правда. Скончался на беговой дорожке. Счастливая участь, – она задумчиво посмотрела на него. – Ты что, с Луны свалился? Если ты неравнодушен к спорту, то должен знать, что Фикса давно нет в живых. У него был врожденный порок сердца. И все эти соревнования, все эти…

Дрю попытался оправиться от потрясения.

– Полагаю, от этого никто не застрахован, – сказал он и встал под душ.

Внезапно она подалась вперед.

– Вот дьявол!

Готовый выхватить пистолет из-под стопки одежды, он резко обернулся.

– В чем дело?

– В чем дело? Господи, твоя спина! Что с тобой случилось?

– Пожалуйста, говори тише.

– Извини, я забыла. Мой дружок.

– Что с моей спиной?

– Шрамы.

– Что?

– Она выглядит так, будто тебя высекли. Дрю похолодел. Вот что он упустил из виду! Годы епитимьи, когда он смирял себя ударами скакалки, не могли не пройти для него бесследно.

– Я был во Вьетнаме. Попал в плен, меня пытали.

– Наверное, это было ужасно.

– Я не люблю говорить на эту тему. Не хочу вспоминать. Держась к ней боком, он перешагнул через борт ванны. Затем завернул кран и медленно погрузился в горячую воду, испытывая блаженное ощущение того, как расслабились его уставшие мышцы. Он не принимал горячей ванны со дня своего вступления в монастырь и теперь смутно осознавал себя виноватым за минутное удовольствие. Запах мыла приятно щекотал ноздри. Уставившись на мочалку так, точно впервые в жизни видит ее, он некоторое время не двигался, но вскоре вышел из оцепенения и стал намыливать голову.

Она снова затянулась сигаретой с наркотиком и надолго задержала дым в легких.

– Пожалуй, я была не права. Ты не из застенчивых.

– Это всего лишь тело.

– Да? А я и не знала. Шампунь на полке, у тебя над головой. Ну и грязен же ты, милый. Посмотри на воду. Тебе придется слить ее и начать сначала. Что ты делал? Кувыркался в луже?

Ее ирония показалась ему забавной.

– Ты даже не представляешь, насколько близка к истине, – сказал он, почесывая бороду. – Кстати, мы достигли согласия в том, что мне нужна бритва.

– Она на полке, рядом с шампунем.

У нее не было крема для бритья, и он воспользовался мылом.

– Ты, наверное, сочтешь мой вопрос странным, – сказал он. – Кто сейчас президент?

Она поперхнулась дымом.

– Ты смеешься надо мной?

– Увы, нет.

– Но послушай, это уже во второй раз. Сначала Фикс, теперь… Ты не смотришь телевизор? Не читаешь газет?

– Там, где я был, их не было.

– Но ведь даже в тюрьмах есть телевизоры и газеты.

– Значит, ты можешь кое-что понять из моих слов.

– Ты не был в тюрьме? Но у меня создалось впечатление…

– Поверь мне, чем меньше я скажу тебе…

– Тем лучше будет для меня. Ладно, ты хочешь, чтобы я считала тебя священником.

– Почти священником. Тем, кого называют братом.

– Хорошо, если не хочешь говорить, я сделаю вид, будто поверила в то, что ты был в монастыре. Рейган президент. Дрю удивленно замер.

– Стало быть. Картера не избрали на второй срок.

– Не нужно было позволять иранцам дурачить нас.

– Иранцам?

– Послушай, мы живем во времена холодной войны. Ты что, вообще ничего не слышал?

– Полагаю, это становится очевидным. Расскажи мне хоть что-нибудь.

И она начала рассказывать. Он узнал о нападении на американское посольство в Тегеране в 1979. Узнал о том, что Советы, заявив о своем беспокойстве за будущее Ирана, оккупировали Афганистан – якобы для создания буферной зоны перед своими границами. Содрогнувшись в душе, он понял, что оба кризиса произошли из-за него – из-за того, что он сделал, а точнее, не сделал. По крайней мере, отчасти из-за него. Если бы он выполнил свое последнее задание, если бы убил того человека, которого его организация определила ему в качестве мишени, то последствия могли бы быть иными. Но он вступил в монастырь, и его несостоявшаяся жертва пришла к власти в Иране.

Неужели я был не прав? – думал Дрю. Сколько людей пострадало по моей вине? Но разве можно быть виноватым в том, что не стал убивать человека?

Тем временем женщина продолжала рассказывать.

Из-за Афганистана президент Картер не позволил американским спортсменам участвовать в Московских Олимпийских Играх 1980 года. В ответ Советы не позволили своим спортсменам принять участие в Олимпийских Играх в Лос-Анджелесе, в 1984-м. Русские заявили, что они не могут поехать на Олимпиаду, поскольку опасаются террористов. Но все знали, что они так поступили только из-за действий Картера.

Террористы. Дрю едва удержался, чтобы не выругаться. Ведь он уже надеялся, что больше никогда не услышит этого слова.

Но это было еще не все. Закурив новую сигарету с марихуаной, она стала вспоминать о других важнейших событиях последних шести лет. Оказывается, на жизнь Рейгана покушался один маньяк, который хотел привлечь к себе внимание какой-то восходящей кинозвезды. Папа Римский был ранен на площади Святого Петра. Говорили, что турецкий религиозный фанатик, совершивший нападение, работал на болгарские секретные службы. Южнокорейский авиалайнер с пассажирами на борту, в том числе и с американцами, был сбит в воздушном пространстве над Советским Союзом, и никаких ответных мер не последовало.

– А почему? – возмущенно спросила она. – Сколько еще мы будем терпеть их?

Дрю никак не мог объяснить ей, что внешняя сторона событий не всегда позволяет судить о том, что за ними стоит на самом деле, и что коммерческие авиалайнеры просто так не вторгаются в чужое воздушное пространство.

Суть была ясна. Все эти катастрофы, что казались ей почти заурядными происшествиями, – после шести лет, проведенных в монастыре, не могли не повергнуть в отчаяние. Он неизбежно приходил к заключению, что неприемлемое стало обычным и что весь мир впал в безумие.

– А как же разрядка? – спросил он.

– Что?

– Ну, переговоры о разоружении, о предотвращении ядерной угрозы.

– Ах, это. Да, они ведутся. Но знаешь, что заявляют все те задницы, которые называют себя военными экспертами? Они говорят, что мы можем победить, то есть выжить в ядерной войне. Они даже говорят, что это предсказано в Библии. Что христиане одержат победу над коммунистами.

– Ох, не надо, не рассказывай больше, – простонал Дрю. Он уже встал и теперь ждал, пока с него стечет вода. Она бросила ему полотенце.

– Прикройся, дорогой. Я и так пойму, когда заинтересую тебя. Он улыбнулся и обмотал полотенце вокруг пояса. Затем взглянул на свою одежду.

– По-моему, мне лучше самому постирать ее.

– Ну уж нет. Должна же я сделать хоть что-то за деньги, которые ты заплатил мне.

Он не успел вовремя остановить ее. Она с брезгливым видом взяла в руки его вещи. И уставилась на маузер, лежавший под ними.

– Ты полон сюрпризов, милый, – не двигаясь, выговорила она. Он напряженно посмотрел на нее.

– Ну, и что же мы будем делать с этим?

– Сейчас я закричу, и сюда прибежит мой дружок.

– Прошу тебя, не надо.

Она внимательно вгляделась в его глаза.

Он не хотел причинять ей вреда. Но что если она начала бы кричать?

– Ладно, не буду. Он выдохнул.

– Половина моих знакомых носит оружие, но они не так следят за своими манерами, как ты. Мне нравится твое поведение. За двести долларов с тобой можно интересно провести время, – все еще держа в руках его одежду, она поморщила нос. – Что это за пакет у тебя в кармане? Он смердит какой-то гнилью.

– Я же говорил тебе, лучше не спрашивать.

Он взял у нее одежду; несколько раз сменив воду в ванне, выстирал носки, белье, и свитер. Затем попросил у женщины полиэтиленовый пакет и, пока она по телефону пыталась выяснить, кому достались ее сэндвичи и почему их так долго не несут, герметично запаковал раздувшееся тельце Крошки Стюарта. Этот пакет вместе с маузером и фотографиями он положил в карман махрового халата, который женщина дала ему. Она заметила оттопыривавшийся карман, но уже приобрела кое-какой опыт общения со своим посетителем.

– Знаю, – сказала она. – И не задаю лишних вопросов.

8

Стук в дверь заставил его вздрогнуть. Сжав в кармане пистолет, он встал справа от входа. Она спросила:

– Кто там?

– Доставка ужинов на дом, Джина, больше ничего. Она кивнула в сторону Дрю и приоткрыла дверь ровно настолько, чтобы отдать деньги и взять пакет. Затем плотно затворила дверь.

– Джина? Это твое имя?

– Почти. Моя мать звала меня Региной. Мне пришлось сократить его, когда я занялась своей нынешней профессией. Мне не нужны шутки насчет королевских имен.

Он усмехнулся.

– Джина, ты не будешь возражать, если мы запрем дверь?

– А вдруг нам понадобится помощь моего дружка?

– Послушай, мы же оба знаем, что не понадобится. Она внимательно помотрела на него.

– Яне понимаю, почему все время уступаю тебе.

Тем не менее, она выполнила его просьбу, и у он сразу почувствовал себя раскованнее. Он сел за стол и с жадностью набросился на сэндвичи. Хлеб был черствым, а салат и томаты слишком водянистыми, но после недавней полуголодной диеты, состоявшей из шоколадных батончиков, земляных орехов и сухофруктов, он не обращал на это внимания. Даже чересчур теплое молоко было приятным на вкус.

Сытная еда быстро разморила его. Он не спал тридцать шесть часов, и сейчас у него начали слипаться веки; тело изнывало от усталости. Он посмотрел на кровать.

– У меня не поворачивается язык попросить тебя еще об одной любезности.

Она обмакнула французскую булочку в кетчуп.

– До сих пор я ни в чем не отказывала тебе.

– Я бы хотел лечь спать.

– Ну, и какие проблемы? – Она откусила кусочек булочки, уронив каплю соуса на стол. – Значит, ложись спать.

– Я хочу, чтобы ты легла со мной.

– Что? – Ее глаза вспыхнули. – Послушай, ты не мог бы определиться со своими намерениями? Сначала ты кричишь, что даешь мне на ночь отставку, а теперь…

– Рядом со мной. И все. Ничего больше.

– Просто лечь в постель рядом с тобой? – нахмурилась она. – Ну-ну, давай. Ты же наверняка хочешь, чтобы я что-то делала?

– Чтобы ты легла спать. Так же, как и я.

Она явно была сбита с толку.

Он не знал, как объяснить ей, что не смог бы заснуть, не имея понятия, где и чем она займется. Если бы он сказал правду – что не мог полностью доверять ей свою жизнь, – она бы обиделась. Он заерзал на стуле, делая вид, будто испытывал замешательство.

– Видишь ли… В этом трудно признаться… Я… Мне… – Она выжидательно постукивала ногтями по столу.

– Мне нужно кого-нибудь держать за руку. Напряженное выражение медленно сползло с ее лица.

– Ничего более печального мне еще не доводилось… – она протянула ему ладонь.

Они прошли к софе, и он помог ей постелить простыню и надеть наволочки на две подушки, которые она достала из шкафа.

– Ночью будет холодно, – сказала она, расстелив два одеяла, и, вопреки своему замечанию о холоде, начала снимать халат.

– Нет, – прошептал он.

– Извини, сила привычки.

Она усмехнулась, застегнула халат и выключила свет.

Он забрался к ней под одеяло. В темноте ему было легче не поддаваться соблазнам ее близости. Он не лежал с женщиной в постели с 1979 года, и поэтому снова вспомнил Арлен. Прежняя профессия не позволяла ему лишний раз рисковать, связывая себя со многими женщинами. Для него была важна только Арлен, член его организации, – та, которую он решился полюбить. При мысли о ней у него пересохло в горле. Джина повернулась на другой бок, устраиваясь поудобнее, и он отвлек себя тем, что еще раз нащупал маузер, лежавший справа – там, куда бы она не добралась, не разбудив его.

Он вытянулся на мягком матраце – первом с того дня, как поступил в монастырь, – и попытался расслабиться.

– Приятного сна, – прошептала она ему на ухо.

Он очень надеялся, что ее пожелание сбудется. Как ни удивительно, именно так и случилось.

Точнее сказать, сновидений не было. Он спал мертвым сном, как убитый. Его разбудил какой-то странный мерцающий свет. Джины рядом уже не было. Он вздрогнул, резким движением сел на постели и понял, что мерцал телевизор. Чередующиеся изображения на экране заставили его подумать, что он еще спит и видит какой-то кошмарный сон. Перед ним мелькали бледные, как у покойников, лица подростков, одетых в униформу нацистских штурмовиков, – нет, он не мог не галлюцинировать – с большими круглыми серьгами в мочках ушей, со стоявшими торчком, как у могауков, лиловыми волосами. Женщины в черных кожаных куртках с заклепками поливали из огнеметов афишу, изображавшую взрыв водородной бомбы.

Перед телевизором покачивалась чья-то тень.

Он схватил маузер. Но вовремя остановился.

Тенью был силуэт Джины. Повернувшись, она вынула что-то из уха. Безумные изображения продолжали двигаться в полной тишине.

– Извини, – сказала она. – Я не думала, что телевизор разбудит тебя. Мне казалось, что если я включу наушник…

– Что это? – Он показал на экран.

– Эм Ти Ви. Я люблю музыкальные программы. А это панки.

– Кто?

– Послушай, я ведь уже извинилась. Я знаю, ты хотел спать, но ты тоже должен понять меня. У нас с тобой разные режимы. Я больше привыкла к ночной работе. Сейчас мне еще не хочется спать. И я не засну до тех пор, пока в восемь часов не попью кофе с пончиками в одном…

– Который час? Она взглянула на часы.

– Почти половина шестого.

– Так поздно?

В монастыре ему уже было бы пора собираться на мессу. Он откинул одеяло и встал с софы. Халат Джины едва спасал его от холода. Приняв душ, он пощупал выстиранную одежду, которая висела в ванной. Свитер и джинсы были еще сырыми.

– У тебя есть фен?

– И после этого, – засмеялась она, – ты хочешь, чтобы я поверила в твои сказки о монастыре?

– Для моей одежды. Она снова засмеялась.

– Смотри, как бы она у тебя не сморщилась. Опасения Джины не оправдались, и после завтрака, сидя рядом с ней за столом, он неожиданно для себя сказал:

– А что у тебя на десерт? Мне хочется чего-нибудь сладкого, – и поцеловал ее в щеку. Она была удивлена.

– Что сие значит?

– Просто знак благодарности, и все.

– Ты хочешь сказать, половина благодарности.

Он не сопротивлялся ее ответному поцелую. Недолгому, но чувственному. И не в щеку, а в губы.

Всем телом ощутив ее нежный запах, он подумал о том, что если бы не сейчас, а в другой жизни… И снова вспомнил Арлен. Но та, другая жизнь была отнята у него.

За его грехи.

9

В половине десятого он вошел в телефонную кабинку аптеки, что находилась в двух кварталах к западу от здания бостонской католической общины. Выстиранная одежда сидела по-прежнему мешковато, но теперь он был гладко выбрит и, казалось, не привлекал внимания аптекаря, печатавшего какой-то рецепт за соседней стойкой.

– Доброе утро. Церковный приход Святой Евхаристии, – сказал пожилой невыразительный мужской голос на том конце провода.

– Здравствуйте. Отца Хафера, пожалуйста.

– Искренне сожалею, но отца Хафера сейчас нет.

У Дрю похолодело в груди. Он уже не однажды пробовал дозвониться до священника – из аэропорта и от Джины, – но всякий раз попадал на автоответчик, который вот этим же пожилым голосом объяснял, что в приходе никого нет, и просил оставить на пленке свое имя и короткое сообщение. Такой вариант не устраивал Дрю.

Держа трубку, он лихорадочно думал.

– Алло? – вновь послышался пожилой голос. – Вы еще не?.. Дрю проглотил подступивший к горлу комок.

– Нет, я здесь. А может быть, вы знаете… Подождите. Вы говорите, его сейчас нет? Значит, я смогу застать его днем?

– Не могу сказать с уверенностью. Не знаю. Это зависит от того, как он будет себя чувствовать после лечебных процедур.

– Лечебных процедур? – Дрю крепче сжал трубку.

– Если вам нужен священник, то можете обратиться ко мне. Или к любому другому нашему священнику. Вы ведь торопитесь? У вас взволнованный голос.

– У меня личное дело. Мне нужно поговорить с ним. Но я не совсем вас понял. Вы сказали о каких-то лечебных процедурах?

– Простите, я не вправе обсуждать подобные темы. Если вы знакомы с отцом Хафером, то он сам все расскажет. Почему бы вам не оставить ваше имя и номер телефона?

– Я позвоню.

Дрю повесил трубку, открыл дверь и вышел из кабинета. Аптекарь взглянул в его сторону. Чтобы скрыть замешательство, Дрю посмотрел на часы и направился к выходу.

Нужно было кому-то рассказать обо всем. В квартире у Джины он просмотрел вчерашний выпуск “Бостон Глоуб”. Там ни словом не упоминалось о происшествии в монастыре. Либо власти решили держать дело в тайне, либо тела еще не были обнаружены. Но он не верил в то, что такое можно утаить от газет. Сейчас, шагая к зданию бостонской общины, он почти явственно видел распухшие трупы в кельях. В безжизненной монастырской тишине.

Его мысли вновь и вновь обращались к полиции. Конечно, он мог просто позвонить туда. Но едва ли там поверили бы ему. Полицейские попросили бы его назвать себя, а он не хотел раскрываться, не обеспечив себе полную безопасность. С другой стороны, если бы ему все-таки удалось убедить их в том, что тревога не была ложной, то они подняли бы на ноги полицию Вермонта, а те ребята в свою очередь послали бы наряд в монастырь. После проверки выяснилось бы, что один монах исчез. Тогда в бостонской полиции заподозрили бы связь между этим беглецом и человеком, позвонившим им. Кто еще мог знать о трупах, если не тот, кто выжил, или, наоборот, участвовал в нападении?

Дрю покачал головой. В худшем случае полицейские посчитали бы его виновным в тех смертях. В лучшем – даже если бы сочли его не причастным к убийствам – бросились бы разыскивать его и тем самым помогли истинным преступникам сузить круг их поисков. И это не считая вероятности, что полиция могла задаться вопросом о его прошлом, дымовая завеса над которым сначала привела бы в замешательство, а затем встревожила бы сыщиков.

Нет. Его первоначальный выбор был самым безопасным, Отец Хафер. Его исповедник. Вот кого нужно было срочно найти. Вот кто мог назвать его врагов.

Коротая время, Дрю бродил по шумным улицам Бостона. Он заходил в супермаркеты, приглядывался к видеоэкранам сложных игровых компьютеров, у которых самозабвенно суетились подростки. Все игры, что он видел, предлагали разрушать и уничтожать. Игрок, как правило, исполнял роль нападающей стороны. Поражение или победа иногда сопровождались облачком ядерного взрыва.

Одежда подростков, толпившихся в супермаркетах, чаще всего напоминала военную униформу маскировочной расцветки; ребята постарше носили кожаные куртки, наподобие тех, что входили в обмундирование военных летчиков времен второй мировой войны.

Безумие. Что случилось с миром за шесть лет его отсутствия?

Он старался не думать об этом. Сейчас у него были дела поважнее. Ему предстояло позаботиться о собственном спасении. Если мир решил уничтожить себя, то и его смерть была неизбежной. Ему оставалось только помолиться перед ее приходом.

Днем он несколько раз звонил отцу Хаферу и с нарастающим беспокойством узнавал, что тот еще не вернулся. Время текло мучительно медленно. В свежем выпуске “Бостон Глоуб” опять не было ни слова о монастыре. В половине четвертого он зашел в еще один торговый центр и удивленно замер, увидев толпу людей, которые шли ему навстречу, вытирая покрасневшие глаза.

Он подумал, что случилось что-то ужасное. Вспомнил 1963 год, реакцию Америки на убийство Кеннеди. И приготовился к худшему.

Встревоженный видом множества плачущих людей, он поспешил подойти к ним.

– Что случилось? Почему вы плачете? Какая-то грузная женщина средних лет приложила к глазам носовой платок и вздохнула:

– Ах, как грустно…

– Что?

– Я уже восемь раз видела все это. И все еще не могу не плакать. Она была такой красивой, когда умирала от рака…

– От рака?

– Да, Дебора Уинджер.

– Кто?

Женщина изумленно взглянула на него.

– “Плата за нежность”. Вы что, с Луны свалились?

Она указала на вывеску за спинами людей. Кинотеатр. Сеанс только что закончился, и зрители выходили на улицу.

Он поспешил ретироваться в ближайшую телефонную будку. Опустил монетку и набрал номер.

– Церковный приход Святой Евхаристии.

– Извините, пожалуйста, отца Хафера еще нет?

– Ах, это опять вы. Я сказал ему о ваших звонках. Одну минуту. Пойду посмотрю, можно ли его побеспокоить.

Дрю прислонился к стене и принялся ждать. Когда он услышал, что трубку снова взяли, то не сразу узнал напряженный, запыхавшийся голос:

– Алло. Это отец Хафер.

Дрю нахмурился. Шесть лет он не говорил с отцом Хафером. Как он мог знать, что не ошибся?

– Отец Хафер, мне нужно встретиться с вами. Дело чрезвычайной важности, поверьте.

– Что? Кто это?

Дрю не без некоторой подозрительности уставился на телефонный аппарат. Что если налетчики догадались о том наиболее логичном месте, где Дрю мог искать убежища? Что если этот голос, казавшийся более хриплым и напряженным, чем голос отца Хафера, принадлежал одному из тех людей, которые охотились за ним? Но у Дрю не было выбора. Хотя и рисковать он тоже не мог.

– Я спрашиваю, кто это? – повторил хриплый голос. Дрю лихорадочно соображал. Несмотря на дурные предчувствия у него еще оставалась надежда. Он должен был найти какой-то опознавательный знак, вспомнить что-то такое, о чем было известно только им двоим.

– Шесть лет назад мы встречались в вашем офисе. У нас был довольно долгий разговор. Потом мы прошли в церковь, и вы меня исповедали.

– Я принимал много исповедей… Вы говорите, шесть лет назад? Но поймите, каждый человек вправе думать, что его исповедь запомнится священнику… хотя…

– Мы еще говорили о ликере.

– Господи, этого не может быть! Вы?

– Нет, дослушайте меня. Тот ликер… Вы помните его название?

– Разумеется.

Дрю крепче сжал телефонную трубку.

– Неужели до сих пор не забыли?

– Этот ликер производят картезианцы. Я не случайно выбрал его. Он называется по месту, где его изготавливают. Шартрез.

Дрю облегченно выдохнул. Наконец-то. Теперь все будет хорошо. Отец Хафер продолжал говорить:

– Но к чему такая таинственность? Где вы находитесь? И почему вы звоните мне? – голос священника звучал еще более хрипло, чем раньше. – По всей видимости, вы не в…

– Нет, там произошла трагедия. Мне пришлось спасаться бегством. Нам нужно поговорить.

– Трагедия? Какого рода?

– Этого я не могу сказать по телефону. Я должен увидеть вас. Срочно.

– Почему вы все время уклоняетесь от ответов? Почему не хотите прийти сюда? И чем вас не устраивает разговор по телефону? Голос внезапно замолк. – Надеюсь, вы не предполагаете, что…

– Нас могут подслушивать.

– Но это же абсурдно!

– Отец, абсурдно то, что происходит. Я еще раз говорю вам, у меня нет времени. Я в опасности. Пожалуйста, выслушайте меня. Из трубки доносились только звуки тяжелого дыхания.

– Отец?

– Хорошо. Мы встретимся.

Дрю огляделся и заговорил немного тише, чем прежде:

– Возьмите блокнот и карандаш. Сейчас я скажу, как мы сможем сделать это. Мне очень нужна ваша помощь, отец.

10

Классическая операция перехвата. Версия, включающая применение обманных маневров. С той только разницей, что Дрю не знал лиц людей, от которых должен был избавиться.

План действий основывался на допущении, что налетчики сообразили, куда он мог обратиться за помощью. Конечно, не в полицию – не с его прошлым. И не с его понятным желанием избежать содержания в полицейском участке.

Логическая альтернатива? Священник, который помог ему вступить в орден картезианцев. Кто же, как не он, мог сейчас войти в его положение? Но, следуя той же самой логике, налетчики должны были установить наблюдение за этим священником. И последовать за ним, если тот внезапно покинет здание прихода.

Какие еще факторы риска? Предположим, что трупы уже обнаружены или что отец Хафер, обеспокоившись звонком Дрю, решил заручиться защитой властей. Тогда было вполне возможно, что за священником последуют как налетчики, так и полиция. В таком случае Дрю должен был проявить двойную предусмотрительность.

Днем он несколько раз обошел здание католической общины, внимательно изучая все его углы и преимущества расположения. Большой парк с деревьями и дорожками, газоны и клумбы – все это с четырех сторон соседствовало с различными государственными учреждениями, частными конторами и жилыми домами. К семи часам вечера он уже обосновался на своем наблюдательном пункте, для которого выбрал крышу одного из многоквартирных домов. Отсюда, прячась за широкой дымовой трубой, можно было следить за всем, что происходило перед зданием общины. Октябрьское солнце уже закатилось за горизонт; в парке зажглись фонари, освещавшие его дорожки и наружную ограду.

Дрю мог наблюдать за всеми четырьмя улицами, окаймлявшими здание католической общины. Но дальняя сторона сейчас не имела большого значения: ни налетчики, ни полицейские не успели бы оттуда добраться до Дрю, не обнаружив себя и не дав ему возможности спастись бегством. А именно у ближней стороны здания Дрю намеревался приблизиться к отцу Хаферу.

Но не лично.

Его разговор со священником был продуман заранее. Если бы он просто попросил отца Хафера подойти к зданию общины и ждать, то полицейские или налетчики наверняка бы проверили все примыкающие дома и выследили Дрю. Разумеется, это произошло бы в том случае, если приходские телефоны прослушивались. Но от подобных допущений зависела жизнь Дрю. А он и сейчас, спустя столько лет, хорошо помнил техническую школу в Колорадо, Хенка Дальтона и его слова: “Вашу жизнь спасет только паранойя. В вашем мире, мальчики, безумство – не быть параноиком. Учтите, все эти ублюдки будут действовать против вас. Всегда и всюду”.

Вот почему инструкции, которые продиктовал Дрю, были так запутаны. Ни у полиции, ни у наемников не было столько людей, чтобы расставить их по всему пути следования отца Хафера. Они не видели перед собой какой-либо определенной цели. С их точки зрения, встреча могла произойти в любом месте.

В качестве дополнительной меры предосторожности Дрю решил не выходить на связь лично. Он знал, что поступил правильно, хотя сейчас, вглядываясь в освещенные фонарями улицы под собой, не видел никаких признаков слежки. Внизу продолжалось обычное уличное движение.

В 19.10 он увидел священника. Отец Хафер был одет в длинное черное пальто с расстегнутыми, как и предусматривалось в инструкции, верхними пуговицами: в полутьме можно было различить белый воротничок на его костюме. Однако походка отца Хафера заставила Дрю нахмурить брови. Священник шел, едва передвигая ноги. Появившись справа, он начал медленно пересекать парк. То и дело он останавливался и, по всей видимости, переводил дух. Что-то было не так. Дрю посмотрел на улицу, откуда вышел священник. За ним никого не было.

Дрю перевел взгляд на фигуру в черном пальто, и его тревога внезапно возросла. Не из-за того, что он заметил какую-нибудь ловушку. Нет, причиной его беспокойства было нечто гораздо более неожиданное – хотя теперь он подумал, что должен был заранее приготовиться к этому. Останавливаясь, отец Хафер заходился таким мучительным кашлем, что Дрю мог расслышать его даже на расстоянии в пятьдесят ярдов. Вне всяких сомнений, священник был болен. И выглядел таким уставшим, каким Дрю не запомнил его. Даже в темноте можно было различить болезненную бледность его лица.

Священник умирал.

“Лечебные процедуры, – говорил по телефону тот мужской голос. – Это зависит от того, как он будет чувствовать себя после лечебных процедур”.

Химиотерапия. Облучение. Отец Хафер умирал от рака. Об этом свидетельствовали его хрипота и одышка. У него был рак горла, если не легких. Содрогнувшись, Дрю вспомнил, как. шесть лет назад, во время беседы, тот курил сигарету за сигаретой. Вот и опять священник согнулся и закашлялся. Затем вытер губы носовым платком и вновь двинулся к зданию общины. Дрю сосредоточил все внимание на третьей по счету скамейке, стоявшей возле дорожки, по которой шел отец Хафер.

Первая. Вторая.

Когда он достиг третьей, от кустов отделилась какая-то тень. Она ринулась ему навстречу.

Сейчас, подумал Дрю. Если за ним ведется слежка, то сейчас. Не глядя на черную фигурку, что, по всей видимости, собиралась наскочить на священника, он внимательно осмотрел все близлежащие улицы.

Но ничего не последовало – ни криков, ни воя сирены, ни людей, выбегающих наперерез, ни выстрелов. Ничего. Только прежнее уличное движение под цепочками фонарей.

Дрю переключил внимание на третью лавку возле парковой дорожки. Инструкции, которые он дал юркому черному человечку, отделившемуся от тенистых зарослей кустарника, позволяли ему беспрепятственно наблюдать за развитием событий. Если в одежде священника были спрятаны микрофон и передатчик, то угрожающее поведение этой черной фигурки не могло бы не обнаружить их наличие. Тогда человечек поднял бы руку и предупредил бы Дрю об опасности.

Разумеется, подобная юркость и усердие нуждались в немалом стимуле, и поэтому сегодня Дрю потратил два часа на то, чтобы в центре города найти подходящего наркомана – явного, но в то же время способного выполнить его поручение. Наркоману он дал пакетик героина, который незадолго до того купил у одного из уличных торговцев, занимавшихся перепродажей этого зелья. Задаток был достаточным, а обещано еще больше – что предполагало старательное выполнение указаний работодателя.

Дрю видел, как юркая человеческая фигурка подбежала к священнику, остановилась и вложила в его ладонь записку. Вслед за тем курьер отступил в темноту и, снова показавшись под другим фонарем, направился к левому углу здания общины.

Вот так, подумал Дрю. Неплохо сработано. Совсем неплохо. Проделанная операция показала, что нельзя недооценивать даже наркомана, если он заинтересован в результатах работы. Но Дрю был доволен не только выполнением своего задания, а еще и тем, что курьер остался жив. Наркомана не убили.

Итак, вывод: если наемники были где-то поблизости, то сейчас они уже поняли, что на встречу пошел не сам Дрю, а его курьер. Теперь они переключат все внимание на ничего не подозревающего наркомана, который приведет их в тупик, находящийся в двух кварталах отсюда. Разумеется, там не найдут Дрю – его пакетик с героином дожидался наркомана на подоконнике одного из домов.

Но что если отец Хафер все-таки оставался под наблюдением? На этот случай Дрю заготовил еще одну уловку.

Проводив взглядом наркомана, он вновь сосредоточил внимание на парке. Священник по-прежнему стоял возле третьей скамейки. Его рука была прижата к левой стороне груди, как если бы у него внезапно заболело сердце. Оправившись от приступа, он поднес записку к глазам, но тотчас закашлялся и полез в карман за носовым платком. Господи, сжалься над ним, подумал Дрю.

Наконец отец Хафер подошел к фонарному столбу и, ссутулившись, принялся читать записку. Дрю знал, какие строчки тот сейчас пробегал глазами.

Извините за этот сюрприз. Я должен был убедиться, что за вами не следят. К сожалению, у меня не было выбора… Но вы уже почти на месте. Возвращайтесь в приход. Идите тем же путем, которым пришли сюда.

Священник поднял голову и с явным раздражением огляделся по сторонам. Затем быстро сунул записку в карман пальто, вновь согнулся и, закашлявшись, поднес к губам носовой платок. Когда он выпрямился, гнев придал ему сил решительно повернуться и зашагать в ту сторону, откуда пришел.

Если бы я знал о вашей болезни, подумал Дрю, то нашел бы более простой способ действий. Простите меня, отец, за страдания, которые я вам причинил. Но я должен был заставить врагов нервничать так же, как вы нервничаете сейчас.

Он посмотрел вслед медленно удалявшемуся священнику, затем перевел взгляд вправо. Там не было никаких признаков слежки. Ни один автомобиль не тронулся с места, ни один человек не поспешил направиться за отцом Хафером.

Дрю подождал еще секунд двадцать и, так и не увидев ничего подозрительного, начал свыкаться с мыслью, что ни наемники, ни полиция не знали о его телефонном разговоре.

Тем не менее, находясь на крыше дома, Дрю не мог видеть того, что происходило на улице, куда свернул человек в черном пальто. Чтобы окончательно убедиться в своей и его безопасности, он должен был спешно покинуть наблюдательный пункт. Но приближаться к священнику было бы все еще слишком рискованно.

У него был другой вариант действий. Если он не мог подойти к священнику, то священник мог подойти к нему.

11

Дрю стоял в тени густого кустарника и вглядывался в здание прихода, расположенного через дорогу. Над его головой из окон церкви лился свет, раскрашенный стеклами с изображением крестных мук. Хотя окна были закрыты, Дрю слышал молитвы вечерней мессы. Приглушенный голос священника напевно повторял: “Агнец Божий, принявший наши грехи, будь милостив к нам. Агнец Божий…”

И прихожане подхватывали: “Ниспошли нам мир”.

Отец Хафер должен был вернуться в приход окольным путем. Сам Дрю воспользовался более коротким маршрутом. Он хотел убедиться в том, что за зданием не велась слежка. Такова была его последняя мера предосторожности. Без нее он не мог приступить к заключительной части своего плана.

Но за шесть лет пребывания в монастыре он забыл, что в семидесятых.

На улице он вдохнул холодный воздух и уже хотел попрощаться, но увидел, что они направились к фасаду церкви, и пошел вместе с ними. Позади прихожане уже спускались по лестнице, многие двигались в ту же сторону. Это его устраивало. Чем больше толпа, тем лучше. Он слышал, как за его спиной говорили о проповеди, о погоде, о Майкле Джексоне (что могло означать это имя?) и о чем-то еще.

– Должно быть, вы недавно в нашем приходе, отец, – сказала женщина. – Раньше я не видела вас.

– Я приехал сюда на несколько дней, с визитом.

Они подошли к главному входу церкви, откуда вываливалась плотная толпа прихожан, расходившаяся в обе стороны улицы. Некоторые машины уже тронулись с места: уличное движение оживилось. Многие люди собирались группами, негромко переговаривались.

Превосходно, подумал Дрю. Если кто-то сейчас наблюдал за зданием прихода, то вся эта суета отвлекала его внимание от священника, который шел в самой гуще народа.

– Ну, спокойной ночи, отец, – проговорил мужчина. – Увидимся в церкви.

Он улыбнулся, будто сказал что-то смешное.

Они взялись за руки, и Дрю придал лицу выражение, какое должно быть у священника, довольного встречей с четой добропорядочных и почтенных католиков.

Этого выражения он не изменил даже тогда, когда за спинами людей и вереницей отъезжающих машин увидел сутулую фигуру отца Хафера, который по противоположной стороне улицы приближался к зданию прихода. Священник держал носовой платок у рта и кашлял. При всей своей зоркости, Дрю не мог определить, шел ли кто-нибудь за ним, но сейчас это уже не и мело значения. Он сделал все, что было в его силах, – предпринял все возможные меры предосторожности. Дальнейшее предстояло поручить воле Всевышнего.

Нет, ты не смеешь так думать, предостерег себя Дрю. Нельзя полагаться на одного только Бога. Господь помогает тем, кто сам заботится о себе.

Он пересек улицу. В какую-то секунду его ужаснула мысль о белом стихаре, надетом поверх сутаны. Попав в свет лампы, горевшей над входом в здание, тот мог служить отличной мишенью. У него сразу зачесалась спина. Однако ничего не произошло. Он нажал на дверную ручку, отворил дверь и вошел внутрь.

Это был еще не приход. По своему прошлому посещению он помнил, что из вестибюля, где он сейчас находился, в приход вела дверь с матовым стеклом вверху, за которым виднелись контуры громоздкой мебели. Под полупрозрачным окошком был врезан крошечный звонок. Дрю знал, что если повернуть его ручку, то с той стороны зазвенит колокольчик и вскоре появится служащий, который впустит его в следующее помещение. Если посетитель не хотел звонить, то он мог просто открыть дверь и войти: та никогда не запиралась.

Дрю не сделал ни того, ни другого. Вместо этого он выжидательно замер у входа. Зимой вестибюль защищал приход от стужи, и Дрю не мог не вспомнить о тех зимах, проведенных в монастыре, когда единственным источником тепла в келье была небольшая печка, топившаяся сырыми поленьями и хворостом. Так жили все отшельники, все монахи. Теперь они были мертвы. Мертвы! Он заскрежетал зубами. Затем внезапно подумал о том, что отец Хафер не появляется слишком долго, что священник, отслуживший мессу, скоро выйдет из церкви и застанет здесь незнакомца, притворяющегося духовным лицом. Узнав платье, украденное из ризницы, тот, конечно, поднимет крик.

Дверная ручка шевельнулась, и Дрю спешно приник к стене. Дверь отворилась. У него гулко стучало сердце. На пол легла тень. Прижатый дверью к стене, Дрю затаил дыхание. Когда дверь снова закрылась, он увидел отца Хафера, державшего носовой платок возле губ.

12

– Отец, сейчас я все объясню.

Потускневшие глаза отца Хафера вспыхнули гневом.

– Вы?

Дрю поднял руки.

– Я очень сожалею. Правда. Если бы я знал, что вы больны, то… Я бы нашел другой способ…

– Вы?

– У нас нет времени. Нам нужно поскорее уйти отсюда. Здесь разговаривать небезопасно, – произнес он скороговоркой, пытаясь успокоить священника и предотвратить взрыв возмущения, который переполошил бы весь приход.

– Нет времени? Нужно уйти? Небезопасно? – рассвирепел отец Хафер. – Во имя Господа, о чем вы говорите? Вы покинули монастырь. Вы измучили меня своими шарадами и игрой в записки. Посмотрите на себя! Как вы одеты? Должно быть, вы потеряли…

Внезапно он осекся. Долг психиатра возобладал в нем над чувствами священника. Казалось, он осознал свою ошибку.

– Нет, отец, не рассудок. Скорее, душу, – сказал Дрю и показал на дверь, из-за которой доносился шум уличного движения. – А если не буду осторожен, то лишусь и жизни. На монастырь совершено нападение. Все монахи мертвы. За мной охотятся.

Лицо отца Хафера вдруг стало серым, как глина. Он отступил на шаг, напуганный то ли словами Дрю, то ли его близостью.

– Мертвы? Но это невозможно! Вы понимаете, что говорите?

– Я уже сказал, у нас нет времени. Опасность угрожает нам обоим. Убийцы могут появиться здесь в любую минуту. Может быть, они уже здесь.

Отец Хафер уставился на дверь.

– Но это же безумство. Я не…

– Потом. Потом объясню. Прежде всего, мы должны уйти отсюда. У вас есть место, где мы могли бы поговорить? Где мы были бы в безопасности.

Услышав внезапный шум, Дрю резко повернулся к двери, ведущей во внутренние помещения. Та открылась, и в проеме показался высокий худой священник, озабоченно оглядевший вестибюль.

– Это ваши голоса? Я думал, мне послышалось, – священник внимательно посмотрел на них обоих, задержал взгляд на сутане и стихаре, которые были на Дрю; затем заметил взволнованное выражение их лиц и нахмурился. – Отец Хафер? Я надеюсь, у вас все в порядке?

У Дрю бешено застучало в груди. Он не сводил глаз с отца Хафера. Казалось, у отца Хафера тоже перехватило дыхание. Он бросил ответный взгляд на Дрю, подумал, а потом повернулся к священнику, стоявшему в дверном проеме.

– В порядке? Не совсем. Я только что получил плохое известие об одном человеке, за которого поручился. Боюсь, мне придется снова ненадолго выйти из прихода.

Дрю почувствовал, как у него расслабились брюшные мышцы. Худощавый священник явно не знал, как отнестись к услышанному.

– Это необходимо? Не забывайте, отец, вам положен отдых.

– Я отдохну, только позже. Это дело не терпит отлагательств. Священник, все еще не отходивший от двери, обратил внимание на Дрю.

– Должно быть, вы торопились, если не сменили облачение после службы? Из какого вы прихода?..

– Нет, лучше он не будет нарушать конфиденциальности, – перебил его отец Хафер. – Едва ли вам понравится информация, которая сулит неприятности.

– Да, это верно. Я все понял.

– Но, – отец Хафер вновь повернулся к Дрю, – полагаю, ваше облаченье можно снять уже сейчас.

Они внимательно посмотрели друг на друга.

Часть третья

«СТРАЖ»

Приют

1

– Нет. Быть не может. Всех? – Голос отца Хафера звучал хрипло, надтреснуто. Дрю сидел напротив, настороженно глядя на него. В душе священника происходила борьба: он, казалось, верил Дрю и в то же время не хотел ему верить, и если раньше он подумал, что Дрю просто сошел с ума, то теперь отчаянно старался сохранить ясность своего сознания, задавая Дрю все более мучительные вопросы.

– Никто – о Боже! – не остался в живых?

– Я не мог проверить каждую келью. Не было времени. Да и небезопасно. Но в тех, что я проверил… и на кухне двое застреленных дежурных. Дело в том, что колокол, призывавший к вечерней мессе, не зазвучал вовремя. Звон раздался позднее обычного. Поэтому я уверен, что все мертвы.

– Я не совсем понял.

– Дело в привычке. Те монахи, что случайно остались в живых, не могли знать, что остальные мертвы. При звуке колокола они по привычке должны были направиться к часовне, где…

– Где, – отец Хафер, по-видимому, хотел прибавить слово “исчезли”.

– Были убиты. Я не слышал выстрелов, наверное, пистолеты были с глушителями. Кроме того, у банды, по-видимому, были гарроты.

Отец Хафер посмотрел на Дрю так, как если бы слово “гаррота” было ему незнакомо. Внезапно поняв, он, с искаженным от ужаса лицом, наклонился в кресле, уронил голову на руки и застонал.

– Помилуй, Господи, их души.

2

Они сидели на пятнадцатом этаже современного здания из стекла и металла. Отец Хафер оставил служебную машину в подземном гараже и поднялся вместе с Дрю на лифте к скрытому от посторонних глаз входу.

Священник запер дверь и зажег свет. Дрю оглядывал комнату в некотором замешательстве. Хорошо обставленная, она тем не менее, производила впечатление какой-то странной безликости, напоминая этим комнату в дорогом отеле.

– Где мы? Вы уверены, что здесь?..

– Безопасно – это слово вы уже произносили. Не беспокойтесь. Никто не знает о ней. Может быть, только несколько человек.

– Но почему? – Что-то в этой комнате вызывало у него тревогу. – Для чего она?

С видимой неохотой отец Хафер сказал:

– Для дел, требующих сохранения тайны. Мои обязанности психиатра не ограничиваются советами монахам-картезианцам. Меня часто вызывают для консультации священников других орденов, которые, скажем так, имеют определенные проблемы. Кризис веры. Чрезмерное увлечение молодой женщиной из церковного хора. Пристрастие к алкоголю, наркотикам или к мужчине. Надеюсь, я не сказал ничего, что бы вас шокировало.

– Искушение – ключ к человеческой природе. В моей прежней жизни я считал само собою разумеющимся, что у каждого есть свои слабости. Если бы люди были безгрешны, разведке нечего было бы делать.

Отец Хафер печально кивнул.

– Угроза разоблачения, скандала. В этом отношении наши миры не сильно отличаются. Священник, оказавшийся в моральном конфликте со своими обетами, иногда так страдает, что…

– Крыша едет?

– Лучше сказать, испытывает нервное потрясение. Иногда начинает так пить, что ставит под угрозу репутацию церкви.

– Значит, вы пользуетесь этим местом, чтобы привести их в чувство и утереть им слезы?

– Скажем, успокоить и что-нибудь посоветовать. В очень тяжелых случаях – временное затворничество перед отправкой в санатории их орденов. К тому же, как вы знаете, разделение церкви и государства не всегда так совершенно, как требует конституция. Политики, предлагающие церкви определенные привилегии в обмен на голоса католиков, часто предпочитают встречаться здесь, а не в резиденции епископа или кардинала на глазах общественности.

– Другими словами, это убежище для священников, – сказал с усмешкой Дрю. – Да, отец, наши миры не так уж различны.

3

– Помилуй, Господи, их души.

Дрю не знал, чьи души имеет в виду отец Хафер – души убитых монахов или души их убийц.

Стон священника вызвал новый приступ кашля.

Дрю смотрел на него, ощущая полную беспомощность. Вблизи отец Хафер выглядел еще хуже, чем когда Дрю впервые увидел его с крыши бостонского муниципалитета. Его кожа, всегда имевшая серый оттенок, стала совсем темной, тускло-коричневой, что навело Дрю на мысль об отравлении свинцовыми препаратами.

Или о какой-нибудь другой интоксикации. Химиотерапия. Кожа на лице усохла и обвисла, скулы выпирали. Волосы, прежде только тронутые сединой, теперь потеряли свой блеск и стали совершенно белыми, ломкими и редкими.

Все его тело тоже усохло, и черный костюм с белым воротником висел так, будто его одолжили у человека гораздо более крупного. Дрю невольно подумал, что и он сам одет в чужие джинсы, рубашку и пиджак, которые ему немного велики. Но его худощавое, гибкое тело излучало здоровье и аскетизм, тогда как тело священника как бы поглощало свет – оно напоминало сжимающуюся черную дыру. Или смерть.

– Гарроты? – с трудом выговорил отец Хафер. – Но вы же не знаете наверняка. Вы же видели только двух застреленных братьев, дежуривших на кухне. У вас нет доказательств, что монахи были задушены.

– Верно. Все остальные, кого я видел, были отравлены.

– Тогда – помоги им Бог, – они, возможно, не мучились.

– Скорее всего. Они так и не успели понять, что случилось.

– Откуда у вас такая уверенность?

– Из-за мыши.

Священник в полном недоумении уставился на него.

– Я жду не дождусь, чтобы рассказать вам об этом. – Вздохнув, Дрю вытащил полиэтиленовый мешочек с телом Крошки Стюарта. – Яд убил его мгновенно. Если бы я сначала не кинул ему кусочек хлеба, а только потом приступил к молитве перед едой, я был бы уже мертв.

Отец Хафер смотрел на него с ужасом.

– И вы носили с собой это все время?

– У меня не было выбора.

– Почему?

– Когда я спустился с чердака, я не знал, унесены ли трупы. Потом я увидел, что все они еще в кельях. А если после моего исчезновения убийцы вернутся и избавятся от них? Я должен был забрать трупик мышонка, чтобы выяснить, какой яд был применен. Некоторые профессионалы имеют свои пристрастия. Они предпочитают пользоваться определенными видами яда. Я надеюсь, что вскрытие скажет мне.

– Профессионалы? Вскрытие мыши? И вы носили это в кармане? Я ошибался. Смилуется ли Господь над ними? Нет, не только над ними. Богу надо смилостивиться над нами всеми.

Отец Хафер сердито привстал.

– Вы сказали, что на монастырь напали прошлой ночью?

– Да, это так.

– А вы исчезли только спустя две ночи? – Голос священника звучал резко.

– Да.

– И вместо того чтобы пойти в полицию, вы впустую потратили время, направившись ко мне!

– Я не мог рисковать не будучи уверен, что полиция сможет обеспечить в тюрьме мою безопасность. Ведь это я был главной целью для убийц.

– Но почему вы не могли по крайней мере позвонить им? Теперь след преступников давно уже простыл. Сейчас полиции будет намного труднее провести расследование.

– Была еще причина, из-за которой я не позвонил им. Я не мог.

– Не понимаю, почему.

– Не я должен был принимать решение. Сначала должны были узнать церковные власти. Им решать, что делать дальше.

– Решать? Вы искренне думаете, что у них есть выбор и им не обязательно извещать полицию?

– Возможно, они это сделают, но не сразу.

– То, что вы говорите, лишено смысла.

– Наоборот. Вспомните, кто я. Кем я был. Где я был.

Осознав скрытый смысл этих слов, отец Хафер снова издал стон.

– Как хотел бы я, чтобы вы никогда не появлялись в моем кабинете. – Он побледнел. – Вы сказали, что наши миры не очень различаются? Враги церкви именно так будут расценивать все происшедшее. Из-за меня. Из-за того, что я имел слабость поверить, что, несмотря на все ваши ужасные грехи, вы стремитесь к спасению.

– Но я действительно к этому стремлюсь. Отец Хафер в отчаянии сжал руки.

– Потому что я посоветовал картезианцам принять вас. Потому что ваши грехи остались с вами, а эти святые монахи подверглись наказанию, предназначенному для вас. – Он закашлялся. – Я подорвал репутацию не только ордена картезианцев, но и самой Матери церкви. Я вижу заголовки газет. Католическая церковь покровительствует убийце, дает убежище преступнику.

– Но я был на стороне…

– Добра? Это вы хотите сказать? Добро? Убийство?

– Я делал это для своей страны. Я думал, что был прав.

– Но потом решили, что ошиблись? – Голос отца Хафера был полон презрения. – И захотели быть прощенным? А! Эти монахи уже мертвы. А вы подвергли церковь опасности.

– Вам следует успокоиться.

– Успокоиться? – Он подошел к дивану, рядом с которым на столике стоял телефон, резко поднял трубку и набрал номер.

– Подождите. Кому вы звоните? Если в полицию… – Дрю шагнул к телефону.

С неожиданной для него силой отец Хафер оттолкнул его руку.

– Это отец Хафер. Он дома? Разбудите. Я сказал, разбудите его. Это срочно.

Держа трубку у уха, отец Хафер прикрыл рукой микрофон.

– Я умру к концу года. – Он поднял руку, призывая к молчанию. – Вы спросите, какое это имеет отношение к данному делу? Вы помните наш разговор шесть лет тому назад?

– Конечно.

– Мы говорили об обетах. Я сказал, что боюсь, рекомендуя принять такого молодого человека в столь суровый орден, за свою душу, ведь ей придется отвечать, если вы найдете священные обеты невыносимыми и нарушите их.

– Я помню.

– А что ответили вы? Вы сказали, что я буду отвечать и в том случае, если откажу вам. Потому что вы в таком отчаянии, что готовы убить себя. И что, если я отвернусь от вас, я буду виновен за осуждение вас на вечные муки.

– Да.

– Это лицемерное рассуждение. Каждый сам отвечает за свою душу. Самоубийством человек по собственной воле обрекает себя на вечное проклятие. Но я выслушал вашу исповедь. Я подумал, может ли надеяться на спасение человек с вашим прошлым? Какая епитимья сможет уравновесить столь ужасные грехи?

– И поэтому вы рекомендовали меня ордену.

– И вот если бы не я, эти монахи до сих пор молились бы за спасение своих душ. Из-за меня они мертвы. Это не только скандал. Это не только статьи о церкви, защищающей убийцу. Бог проклял вас. Из-за вас я подверг опасности свою душу. Я сказал уже, что скоро умру. До Рождества. Из-за вас я отправлюсь в ад.

Дрю, оглушенный обвинениями, сидел молча и неподвижно: теперь наступила его очередь наклониться, зарыв лицо в ладони. Внезапно он поднял голову, услышав слова отца Хафера, произносимые по телефону.

– Ваше Высокопреосвященство? Я глубоко сожалею, что потревожил вас так поздно, но случилось нечто ужасное. Несчастье. Необходимо срочно увидеть вас.

4

У епископа Его Высокопреосвященства Петера Ханрахана было худощавое, почти прямоугольной формы лицо. Он приближался к пятидесяти годам. Несмотря на то, что он был разбужен меньше часа назад, его короткие рыжеватые волосы казались только что вымытыми и безупречно уложенными. Его зеленоватые глаза напомнили Дрю фарфор, хотя в них он иногда замечал блеск стали.

Епископ сидел за большим дубовым столом в кабинете, стены которого были украшены декоративными тарелками, подаренными различными благотворительными обществами – протестантскими, католическими; между тарелками были развешены глянцевые фотографии в рамках, на которых он с улыбкой пожимал руки мэрам Бостона, губернаторам штата Массачусетс, президентам Соединенных Штатов. Но на самом почетном месте на стене позади стола помещались его фотографии с Римскими Папами.

Предполагая, что беседа будет нелегкой и продолжительной, он вместо черного костюма и белого епископского воротника оделся более удобно: выбрал серые мокасины, темно-синие вельветовые брюки свободного покроя, светло-голубой, застегивающийся на пуговицы оксфордский ватник и поверх него шерстяной бургундский свитер, из-под слегка засученных рукавов которого виднелись часы фирмы “Ролекс”. Стальные, отнюдь не золотые.

Дрю он напоминал политика, и это было совершенно верное ощущение, ибо должностное лицо церкви такого ранга обязано быть политиком. Спокойная, на грани с вкрадчивостью, манера говорить, тщательный выбор наиболее подходящих в данный момент слов объяснялись скорее всего не привычкой к воскресным проповедям, а умением вести переговоры с местными католическими бизнесменами о пожертвованиях на строительство епархии.

Епископ сидел за столом, откинувшись на стуле, и напряженно слушал то, что сначала сообщил ему отец Хафер, а затем пояснял Дрю.

Четыре раза епископ просил повторить те или иные подробности. Он внимательно рассмотрел мышонка в мешочке, кивнул и жестом предложил Дрю продолжить рассказ.

Наконец Дрю закончил то, что он непроизвольно назвал своим отчетом – второй раз за эту ночь. Он посмотрел на часы. Было семь минут второго. Хотя окна были задернуты плотными бежевыми занавесями, он услышал приглушенный звук проехавшего автомобиля, нарушившего наступившую в комнате тишину.

Епископ с видимой безмятежностью переводил взгляд с Дрю на отца Хафера и обратно. Он оставался неподвижным и безмолвным. Внезапно тишину комнаты нарушил скрип стула, – епископ наклонился вперед, положив локти на стол.

В его глазах появился стальной блеск.

– Вы пережили, несомненно, необыкновенные события. – Его голос по-прежнему звучал ясно и спокойно. – И, конечно, чрезвычайно тревожные. – Помедлив, он нажал кнопку селектора. – Поль?

Такой же спокойный мужской голос произнес:

– Ваше Высокопреосвященство?

– О, хорошо, что вы еще не ушли к себе.

– Я подумал, что, может быть, понадоблюсь вам.

– Я не знаю, как бы обошелся без вас. Помните Пета Келли?

– Смутно. Но могу заглянуть в его дело.

– Нет необходимости. Он занимается строительным бизнесом. Прошлым летом вместе с женой совершил путешествие в Рим. Он тогда просил меня помочь ему получить благословение у Его Святейшества.

– Да, вспомнил. – Поль хихикнул. – Он заключил сертификат о благословении в рамочку и повесил на стенку в своем кабинете.

– Если память мне не изменяет, в его фирме есть вертолет. Он говорил, что вертолет нужен для поднятия грузов на большую высоту, но я всегда подозревал, что для него это просто игрушка, которую он записывает в счет своего подоходного налога. Не могли бы вы позвонить ему? Скажите, что его церковь нуждается в его помощи. Не может ли он одолжить на время вертолет? Скажите, что я, как только смогу, свяжусь с ним, чтобы выразить ему свою благодарность.

– Хорошо, Ваше Высокопреосвященство. Я постараюсь поговорить с ним до его ухода в офис.

– Нет, нет, поговорите немедленно.

– Разбудить его сейчас?

– Мне надо, чтобы вертолет был у нас на рассвете. Если он будет колебаться, намекните, что Рыцари Колумба устроят банкет в его честь. Кроме того, проверьте по компьютеру, кто из священников епархии имеет опыт работы в больницах или участвовал в военных действиях. Достаточно троих, но один из них должен уметь управлять вертолетом.

– Хорошо, Ваше Высокопреосвященство. Что-нибудь еще?

– Да, принесите нам кофе, может быть, несколько пончиков. Я буду занят еще некоторое время.

Сняв палец с селектора, епископ Ханхаран на несколько минут погрузился в размышления.

– Позвольте мне задать вам еще несколько вопросов, брат Маклейн. Я хочу быть уверен, что правильно понимаю ситуацию. Исчезнув, вы тревожились, кроме своей безопасности, что вполне естественно, еще и о благополучии церкви. Поэтому вы не обращались к властям, а решили прийти к вашему исповеднику и затем ко мне.

– Совершенно верно.

– Тогда, я полагаю, у вас есть практические предложения относительно того, как мне следует поступить с этими сведениями. Дрю кивнул.

– Какие именно?

– Три возможности. – Дрю свел вместе указательные пальцы. – Первая. Монахи-картезианцы сами удалили себя от мира. Они продали все свое имущество, закрыли банковские счета, уволились с работы. Они попрощались навеки с друзьями и родственниками, дали ясно понять всем, что никто из прежней жизни не сможет никогда больше войти с ними в какое-либо соприкосновение. Никаких посещений, телефонных звонков, писем. Они даже заявили правительству, что прекращают заполнять налоговые декларации.

– Я знаю и об этом. Продолжайте, пожалуйста.

– Поэтому по отношению к внешнему миру эти люди уже давно могли бы считаться умершими. Они сами себя сделали невидимыми, и при обычном ходе событий ничего бы не изменилось после их смерти. Насколько я знаю, картезианцы не используют гробы. Полностью одетое тело кладется на доску, а лицо закрывается капюшоном. Одежда прибивается к доске. Погребение совершается на частном кладбище, и могила отмечается только простым белым крестом. Чтобы подчеркнуть смиренность, не делают никакой надписи.

– Я знаю об этом. Но что же вы предлагаете?

– Следовать обычной процедуре.

– Что?

– Сделать все как обычно и похоронить их.

– И никому ничего не сообщать?

– Как об этом могут узнать? Если бы они умерли от эпидемии или случайного пищевого отравления, разве церковь сообщила бы об этом публично? Она похоронила бы их тихо и спокойно. Они бы так и остались невидимками. Тайна церкви.

– Другими словами, вы предлагаете, чтобы церковь сокрыла факт массового убийства?

– Это одна из возможностей. Епископ пристально посмотрел на него.

– Но если власти не смогут заняться расследованием, если они будут лишены возможности выйти на след виновных, то кто, спрашиваю я вас, кто сможет наказать?..

– Бог.

Епископ откинул голову назад.

– Кажется, я совсем забыл, что вы тоже были картезианцем. Ваша вера восхищает.

– О, прошу вас, не говорите так. Вера? Я верю в ад.

– Я понимаю. – Епископ вздрогнул. – Следовательно, чтобы защитить репутацию церкви, мы вверяем убийц Божьему суду, а сами тем временем делаем вид, что убийств вообще не было?

– Я сказал уже, что это только один из возможных вариантов. Но он заслуживает рассмотрения.

– Но вы поддерживаете этот вариант?

– Нет.

– Почему?

– Слишком большой риск, что история выплывет наружу. Такого рода процедуры – омовение, погребение – требуют участия многих людей, поэтому возможно появление слухов. Если бы этим занимались профессионалы или работники разведки, я бы не беспокоился. Но священников эта работа приведет в такое шоковое состояние, что они вряд ли смогут держать язык за зубами.

Епископ немного помолчал, раздумывая.

– Возможно. Но не забывайте, что священники привыкли к обетам, требующим хранить тайну. Я бы мог заставить их поклясться.

– Даже если и так, зачем выбирать такой сложный способ? Зачем посвящать в это дело многих? Проблема ведь не в том, что эти монахи убиты. Проблема в…

– В вас, – заговорил отец Хафер, впервые после продолжительного молчания.

Дрю мрачно кивнул.

– Во мне.

– А также и в вас, – сказал епископ, обращаясь к отцу Хаферу. – Если бы не вы, не было бы этого массового убийства.

– Я это хорошо сознаю. Ваше Высокопреосвященство. Mea Culpa![1] Моя душа вскоре предстанет перед судом. – Отец Хафер безуспешно пытался подавить приступ кашля.

Взгляд епископа смягчился.

– Простите меня. Я не должен был говорить так резко. – Он обернулся к Дрю. – Ваше второе предложение?

– Не скрывайте факт убийства. Устраните лишь свидетельство моего пребывания в монастыре. Унесите все из моей кельи. Пусть у нее будет нежилой вид. Уберите папку с моим делом. Затем поднимите тревогу, сообщите властям, а когда они спросят о пустой келье, объясните, что у ордена были трудности с пополнением новыми членами, и потому монастырь не полностью заселен. Церковь избежит скандала, поскольку полиция не сможет узнать, что вы дали убежище бывшему убийце.

– И вы советуете избрать этот путь?

– Его преимущество в простоте. Полиция сможет начать расследование. Вероятность того, что кто-нибудь проговорится, ничтожна. Будем знать только мы трое и те, кто уберут келью. – Он помолчал. – Конечно, есть и третий путь.

– Да?

– Самый простой.

– И это?

– Рассказать полиции всю правду.

Глаза епископа сузились.

Зазвенел селектор. Епископ нажал кнопку.

– Да.

– Ваше Высокопреосвященство, с вертолетом все в порядке.

– А команда?

– Иезуиты. До вступления в орден служили во Вьетнаме. Один из них летал на военном вертолете.

– Подходит. Коммандос церкви. Еще несколько поручений, – сказал епископ. – Я хотел бы встретиться с кардиналом и как можно скорее.

– Хотите, чтобы я разбудил его?

– Боже упаси, конечно, нет. Подождите до семи. До его утренней мессы. Кроме того, Поль, я не очень помню, кто осуществляет правосудие над картезианцами в Вермонте. Выясните.

– Сейчас, Ваше Высокопреосвященство. Епископ снял руку с селектора и отклонился назад.

– Вы, должно быть, задаете себе вопрос, что я хочу предпринять?

– Да нет, – ответил Дрю. – Вы хотите послать этих иезуитов в монастырь. Убедиться, говорю ли я правду. Епископ молча смотрел на него.

– И вы хотите поскорее встретиться с кардиналом, чтобы успеть остановить этот полет, если кардинал будет против. Но вы сомневаетесь в этом. Вероятней всего, он похвалит вас за проявленную оперативность. Однако самое тяжелое, окончательное решение, вы оставляете за ним.

– Вы должны признать, что в вашу историю не так легко поверить. Монастырь, полный трупов? Я был бы дураком, если бы принял решение, не зная всех фактов.

– Но зачем мне врать?

– Наверное, вы не врете. Но после шести лет затворничества вы можете просто ошибиться. Перепутать реальное с воображаемым.

– Иначе говоря, сойти с ума? – Дрю был рассержен.

– Ну, зачем же так. Просто быть немного не в себе. Я знаю о вас только то, что вы уже несколько дней носите в кармане дохлую мышь. На моем месте были бы вы уверены в такого рода свидетельствах?

Епископ посмотрел на лежащий на столе полиэтиленовый пакет. Нарочито небрежным движением он поднес к нему руку.

Импульсивно Дрю перехватил ее. Епископ пожал плечами. Дрю снова положил пакет к себе в карман.

– Привязаны к своему маленькому другу?

– Скажем иначе, я сентиментален. Выражение лица епископа стало более жестким.

– Значит, так. Если Его Сиятельство кардинал согласится, вертолет прибудет в монастырь в полдень. Если все рассказанное окажется правдой, мы будем решать, какой из предложенных вами вариантов самый разумный.

– А до этого?

– Вам нужно где-то отдохнуть. Независимо от того, правдива ваша информация или нет. Вы измучены. Кроме того, мне кажется, что вам следовало бы переодеться.

Дрю смущенно оглядел свою весьма потрепанную одежду.

– Куда же вы меня отошлете?

– Пока точно не знаю. Мне надо посоветоваться с Полем. Отец Хафер кашлянул.

– А что со мной? Должен ли я отправиться с ним? Епископ поморщился.

– Я думаю, нет. Не следует привлекать к себе излишнее внимание. Пока ситуация не ясна, нам лучше заниматься своими обычными делами. Хочу сказать только еще об одном. Этот человек исповедовался вам?

– Конечно. Перед тем, как я рекомендовал картезианцам принять его. Отшельническая жизнь должна была стать ему искуплением.

– Нет, нет, я имею в виду недавно. Сегодня.

– Нет. Это… – Отец Хафер поежился. – Я не подумал об этом.

– Он заявил, что убил человека два дня назад. Если это правда, душа его в опасности. Он должен получить отпущение.

Дрю вспомнил о распятии, которым он воспользовался как оружием: его охватило сомнение, возможно ли для него вообще отпущение грехов.

5

– Просыпайтесь. Мы приехали.

Дрю лежал на заднем сиденье черного “кадиллака”, присланного епископом. Водитель – молодой атлетически сложенный элегантный молодой человек с голубыми глазами, постриженный под ежик, в парусиновых туфлях на толстой каучуковой подошве, джинсах и бумажном спортивном свитере с надписью “U. Of Mass” – представился ему отцом Логан. Священник выглядел так, будто он член университетской легкоатлетической команды. Дрю не сразу осознал двойное значение слова “Mass”[2] на свитере.

Они покинули резиденцию епископа незадолго до рассвета. Когда машина выехала на скоростную магистраль, идущую на запад к Бостону, на которой им лишь изредка попадались встречные машины, Хол сказал:

– Мы еще какое-то время будем ехать. Вы можете вздремнуть. Но Дрю совсем не чувствовал себя усталым. К тому же ему было о чем подумать. Только потом, после завтрака, он, снова сев в машину, сразу же уснул. Уже после ему пришло в голову, что, может быть, ему подсыпали снотворное. Но Хол не притрагивался к его еде. Разве лишь тогда, когда я выходил в туалет, подумал Дрю. Только зачем это нужно епископу?

Он размышлял об этом, лежа на заднем сиденье “кадиллака”, делая вид, что медленно приходит в себя после сна. Сев, он протер глаза, щурясь на яркий блеск утреннего солнца. На холмах по краям дороги росли клены. Глядя на роскошные краски осенних листьев, Дрю внезапно подумал, что в любом случае, получил ли он снотворное или нет, результат был бы тот же самый: он не имеет ни малейшего представления, где находится.

– Мы едем уже не по скоростному шоссе?

– Мы недавно свернули. Как вы спали?

– Как младенец.

Дрю заметил, как Хол улыбнулся.

Они ехали по двухполосной асфальтовой дороге, с обеих сторон окруженной горами. Не было видно ни встречных машин, ни каких-либо строений. Часы на щитке управления показывали 10.31.

– Мы все еще в Массачусетсе?

– Да.

– В какой части?

– Западной.

– Где именно?

– Это очень сложный маршрут. Долго объяснять.

– Вы же сказали, что мы приехали, – где же то место, куда вы меня везете?

– Потерпите немного. Я хотел дать вам возможность прийти в себя до того, как мы приедем.

Неудовлетворенный ответом, Дрю внимательно оглядывался вокруг, пытаясь понять, где же все-таки он находится. Они проехали красивую, окруженную со всех сторон лесами долину и свернули на другую дорогу. Примерно через милю они увидели с правой стороны дороги высокую каменную стену и спустя некоторое время въехали в раскрытые железные ворота. Вдали было видно смутно вырисовывающееся в лучах солнца белое распятие, уставленное на верху большого прямоугольного здания. К этому зданию примыкало несколько домов меньшего размера. Вокруг располагался обширный парк. Лужайки, уже пожелтевшие – стоял октябрь, – казались только что подстриженными. Цветы на клумбах уже увяли. Когда они подъехали ближе, Дрю увидел баскетбольную площадку, на которой не было ни души.

– Что это за место? – Хотя все вокруг казалось спокойным, тревога не покидала его. Похоже на санаторий, подумал он.

– Так сразу не скажешь, – ответил Хол. – Сначала здесь была семинария. Но желающих поступить в последние годы было немного. Поэтому церковь решила, что пустующие комнаты надо использовать для других целей. Вот это здание справа – нечто вроде общежития. Раз в месяц на уик-энд сюда приезжают члены различных католических клубов.

Дрю кивнул, с пониманием отнесясь к самой идее такого приюта. Церковь права, полагая, что верующим необходимо иногда на время избавляться от гнета повседневной жизни. На сорок восемь часов с пятницы по воскресенье прихожане за символическую плату получают возможность уйти от мира, уехать в такой приют, где могут посещать семинарию и с головой погрузиться в выполнение католических ритуалов. Во главе такого заведения стоит занимающий высокое положение в церкви священник, который читает лекции по вопросам церковной догматики и духовности. Любые разговоры, кроме тех, что ведутся в рамках специальных дискуссий, запрещены. В каждой комнате общежития имеется обширная религиозная литература, способная оказать помощь при медитации.

– Но это только раз в месяц, – пояснил Хол. – А вот это здание слева самое важное. Оно напоминает дом отдыха или санаторий. Будучи у епископа, я видел, что вы разговаривали с отцом Хафером. Я думаю, вы знаете, что он психиатр. Его работе не позавидуешь. Он консультирует священников, которые не смогли перенести тяжесть принятых на себя обетов.

– Да, люди часто не выдерживают.

– Кому это знать, как не мне. Это печальное зрелище. Вы не представляете, как много безнадежно больных людей я привожу сюда. В стране есть три или четыре подобных места. Но я был только здесь. В здании слева от семинарии они спят. У них нет никаких обязанностей, кроме, конечно, ежедневного посещения мессы. Лечение и лекарства они получают от местного персонала.

– Надолго они здесь остаются?

– Большинство на месяц-другой. Пока не излечатся от пристрастия к алкоголю или не поймут, что даже святые не должны работать двадцать пять часов в сутки. Но некоторые… четыре года тому назад я привез сюда одного старого пастора. Так он до сих пор клянется, что Дева Мария каждую ночь приходит к нему и поет.

6

Они остановились у большого здания, того самого, на котором было установлено распятие. Тень от креста падала на “кадиллак”, и когда Дрю вышел из машины, он, несмотря на ясное безоблачное небо, ощутил прохладу воздуха.

Он смотрел на здание, на его окна. Кирпичные стены казались выцветшими. В бетонных ступеньках виднелись трещины.

– Как будто здесь никто не живет.

Хол пожал плечами.

– Сейчас почти одиннадцать. Семинаристы, наверное, в классе. Словно по сигналу, откуда-то из глубины здания послышались приглушенные голоса молодых людей.

– Господи, помилуй. Господи, помилуй. Слава Господу во небесах…

– Похоже на Кирию или на Глорию, – сказал Хол. – Они, должно быть, обучаются литургии. Дрю покачал головой.

– Обучение по воскресеньям?

– Вряд ли. А месса должна была быть утром. Тут что-то не так. Он начал подниматься по потрескавшимся бетонным ступенькам. Хол остановил его.

– О, я забыл, ведь месса из-за вашего приезда была отложена на несколько часов.

Дрю в недоумении повернулся к нему.

– Семинаристы не должны видеть нас. Епископ сообщил заведующему, что вы должны приехать сюда. Понятно, что вам не следует привлекать к себе внимание. Вы будете спать здесь, наверху. – Хол показал на здание справа. – Там, где у них приют для священников.

Дрю почувствовал смутное беспокойство.

– Но если у них здесь приют, то какая разница, кто меня увидит – священники или семинаристы?

– В эти выходные никого нет. Здание целиком предоставлено нам. Что рассказали Холу обо мне? – подумал Дрю. Почему у меня такое чувство, будто я встречал этих парней раньше? Наверно, потому, что я всегда начеку. Дрю вспомнил, как в машине Хол все время посматривал в зеркало заднего вида.

Таких он встречал совсем на другой работе…

– Там вам будет спокойно и уютно, – сказал Хол. Ветерок коснулся лица Дрю. Ощущая неясную тревогу, он спустился по ступенькам и вместе с Холом пошел направо.

– Не лучше ли убрать машину, чтобы нас не заметили?

– Я сделаю это через пару минут. Мне все равно придется вернуться.

– Зачем?

– Добыть вам одежду. Правда, особенно не из чего выбирать. Эти семинаристы не очень-то следуют моде. Черные ботинки, черные носки, черные брюки. Очень угнетает. Но они любят спортивные игры, так что я надеюсь разыскать вам свитер. Может быть, какую-нибудь рабочую блузу. Или даже ветровку. Вы голодны?

– Овощей бы свежих. И побольше. Хол засмеялся.

– Морковочку, да? Что еще. Док? Что-нибудь почитать? Дрю покачал головой.

– Мне хотелось бы пойти…

– На баскетбольную площадку? Здорово! Вы любите баскетбол? Будете играть сами с собой? Минутку, ничего не выйдет. Вам нельзя выходить на улицу?

Дрю резко остановился.

– Что-нибудь не так?

– Я давно хотел спросить вас…

– Не стесняйтесь.

– Вы действительно священник?

– А что, разве Папа не любит польских шуток? Был ли Иоанн Крестителем? Вам лучше считать, что я священник.

– А кто еще?

– Простите?

– Кто вы еще… или кем вы были раньше? По вам видно, что вы из военной разведки.

Дрю внимательно смотрел на него.

– Отлично. Да, я долго служил в военной разведке. Во флоте. Как Магнум.

Дрю не понял, о ком идет речь.

– Что заставило вас стать священником? Хол двинулся дальше.

– Вы выбрали комнату? Какую?

Дрю ответил сразу же, не желая менять тему разговора:

– Вблизи лестницы на втором этаже.

– Я выбрал бы то же самое. Никто не сможет забраться к вам через окно. И сверху лучше защищаться. А с третьего этажа слишком далеко до выхода.

– Я спросил вас, почему вы стали священником?

– Вы можете продолжать спрашивать.

– Тогда позвольте спросить вас… – Хол остановился, выражая явное нетерпение. – Я привык к определенному образу жизни. Пять дней тому назад я был вынужден изменить его. Теперь уже воскресенье.

– И что?

– У епископа отец Хафер выслушал мою исповедь. Пять дней – слишком большой срок. Я хочу причаститься.

– Это другой разговор. Простите за шутку о баскетболе. Я и сам сегодня не служил обедню. Но у меня нет помощника.

– У вас он есть. Покажите лишь, как пройти к алтарю.

– В приюте есть церковь.

– Я наполню для вас потирные чаши водой и вином. Вам предстоит месса, какой вы никогда не служили.

– Дружище, у вас была большая практика? – Что смешного?

– Мы похожи на детей, собирающихся поиграть.

7

Скрипнул пол. Дрю стоял на коленях в церкви и молился. Он поднял голову, пытаясь через плечо разглядеть тени позади себя.

Никого. Он снова повернулся к алтарю и продолжил молитву.

Было за полночь. После мессы, которую он отслужил для Хола, прошло почти двенадцать часов, но он все еще помнил ощущение тонкой твердой облатки на языке. Он чувствовал тогда, как душа его устремляется ввысь. Но затем, днем, он сник. Он старался чем-нибудь заняться – помылся, побрился, переоделся в одежду, которую принес Хол. Он ходил взад и вперед по комнате, отжимался и приседал, повторял фигуры каратэ, и все время задавался вопросом, куда пропал Хол.

Он понимал, что вертолет давно уже прилетел к монастырю, а иезуиты обнаружили тела и сообщили об этом епископу. Тот связался с кардиналом, кардинал поговорил с Римом. Так почему же никто ничего не сообщает ему? Какие решения приняты? Что происходит?

Его поразило, что он с таким трудом и с таким нервным напряжением переносит ничегонеделанье. На протяжении всех шести лет, живя в одиночестве, он не ощущал гнета времени. Теперь же, после пяти дней вне монастыря, он не мог удержаться, чтобы не посмотреть на часы, снятые им с человека, которого он убил. Он со стоном опустился на колени, обратившись к Богу с просьбой снять с него этот груз. “Я знаю, что ничего не происходит беспричинно. Я всего лишь орудие, инструмент. Но, Боже, пронеси эту чашу мимо меня. Я жажду только покоя”.

Только ли? Он дотронулся до оттопыренного кармана куртки, вспомнил, как поклялся отомстить за смерть монахов. Потрогал другой карман – в нем лежали фотографии мужчины и женщины, объятых пламенем, и кричащего мальчика – и помолился за спасение своей души.

Когда Хол вошел в комнату, было уже шесть часов.

– Принес вам молоко и овощи.

– Долго еще я пробуду здесь?

– Думаю, пока не поступит новое распоряжение. Если вам скучно, могу принести приемник. Здесь только один телевизор, да и тот в семинарии.

– А телефон?

– Да успокойтесь, что с вами? Дышите сельским воздухом.

– В помещении?

– Верно подмечено. Но не беспокойтесь. Обо всем позаботились.

– О?

– Ночью будет около нуля. Но я догадался, как выключить отопление.

Хол вышел.

Дрю, охваченный нетерпением, снова посмотрел на часы. Обе стрелки указывали на цифру шесть. В это время когда-то – ему казалось, что с тех пор прошла уже вечность – колокол звал к вечерней службе.

Он страстно желал вновь пережить то необыкновенное состояние, которое испытал днем во время мессы. Ему хотелось бы снова жить так, как он жил в монастыре. Шесть часов. Как будто снова услышав звон вечернего колокола и подчинившись его призыву, Дрю вышел из комнаты.

8

В приюте царила тишина. Свет в конце вестибюля вывел его к лестничной клетке. Держа руку на разъеденных ржавчиной металлических перилах, он дошел до первого этажа. Не останавливаясь, прошел по плохо освещенному коридору и направился к цокольному этажу. Касаясь холодной и влажной оштукатуренной стены, он двигался в темноте к двери, которая была справа. Вот и церковь – в ней он сегодня днем отслужил мессу и здесь должна состояться его вечерняя служба.

Он толкнул дверь и вошел. Темно. Вспомнив, что видел слева от себя выключатель, пошарил рукой и, найдя, щелкнул им. Но темнота по-прежнему продолжала окружать его. Должно быть, не был включен рубильник. Днем для проведения мессы ему достаточно было солнечного света, проникавшего в высоко расположенные окна. Но теперь…

Он представил себе, как движутся стрелки на его часах. Его нетерпение возрастало.

Двигаясь на ощупь вдоль левой стены, он натолкнулся на стул. Затем достиг другой стены и стал осторожно обходить довольно громоздкую кабину, служившую исповедальней. Он чувствовал острый запах плесени и слабый аромат ладана, сохранившийся после многих лет церковной службы. Когда же он коснулся ограды алтаря, то понял, что уже почти дошел до дома.

Только бы найти спички. Дрю вспомнил зажженные прихожанами свечи, рядами располагавшиеся по обеим сторонам ограды. Зайдя за ограду, он нащупал спички в металлической потирной чаше, чиркнул одной почаше и улыбнулся ее слабому огоньку. Улыбка все время оставалась на его лице, пока он зажигал свечи одну за другой. Передняя часть церкви наполнилась мерцающим сиянием. Преклонив колени, тихо, про себя произносил он слова вечерних молитв.

В полночь, так и не дождавшись ни единого слова от епископа, он снова пришел сюда, чтобы прочесть утренние молитвы. Он молился, весь захваченный торжественным ритуалом мессы.

И тут позади себя он услышал скрип.

9

Услышав его в первый раз, он подумал, что звук издает дерево при охлаждении.

Во второй раз он подумал, что оседает старое, утомившееся от долгой жизни здание.

В третий раз услышав скрип, он выхватил из-под куртки маузер и лег на пол.

– Эй, приятель, успокойся, – произнес голос сзади. – Не из-за чего нервничать. Хол. Дрю за скамьей не поднимался с пола.

– Послушайте, – голос Хода, невидимого в темноте, доносился откуда-то сзади. – Я знаю, где вы. Я видел, как вы нагнулись. Но еще раньше я увидел, как вы вытащили пушку из-под куртки. Давайте не будем нервничать, ладно? От меня требовали не спускать с вас глаз, и я вовсе не хочу стать мишенью для упражнений в стрельбе.

Но Дрю не собирался рисковать. Он бросил взгляд в сторону двери, за ограду алтаря, вспомнив, что она ведет к ризнице, расположенной за алтарем. Все это он заметил во время дневной мессы. За ризницей другая дверь ведет на лестничную клетку. Если понадобится, я смогу перепрыгнуть через алтарную ограду и убежать.

Опять скрипнуло, еще ближе.

Хотя в церкви было очень холодно, на лбу Дрю выступил пот.

– Успокойтесь, ладно, – просил он Дрю. – Сейчас я все объясню. Послушайте, ведь я знал, что вы спуститесь сюда в шесть часов. Я вычислил, что вы последуете распорядку, принятому в монастыре. Вечерняя служба. Далее заутреня, в полночь. Поэтому я пришел сюда заранее. Хотел наблюдать издали, чтобы не мешать молитве. Я всего лишь делаю свою работу. Откуда мне было знать, что этот проклятый пол будет скрипеть при каждом моем вдохе?

Дрю размышлял. Возможно, Хол говорит правду. Но почему он тогда не пришел сюда вместе со мной? Я не был бы против, чтобы он находился в церкви во время молитвы. Нет, здесь что-то не так.

Снова скрипнуло. Еще ближе.

Дрю оставил скамейку и пополз к ограде алтаря. Пол был страшно холодным.

– Мы в одной связке, – еще ближе раздался голос Хода. – Вы не хотите засветиться первым. Но и я не хочу этого, к тому же у вас в руках оружие. Приятель, я совершил ошибку, не дав знать, что я уже здесь. Я признаю это. Но нам надо прекратить эту игру. Я на вашей стороне.

Снова скрип.

Дрю подполз к ограде еще на полфута ближе. Свечи мерцали.

– Вникните, – продолжал Хол. – Если бы я хотел убить вас, я мог бы это сделать, когда вы спали в машине. Это верно, подумал Дрю.

– Или я мог…

Скрип. Дрю подполз к ограде еще ближе.

– Застрелить вас сейчас во время молитвы. Тоже верно.

– Так что давайте кончим. Я всего лишь делал свою работу. Хорошо, подумал Дрю. Мне не хочется быть предубежденным, – решив не ползти к алтарю, он перекатился в другую сторону, к скамейкам в правой части церкви.

Он навел оружие наугад и в первый раз нарушил молчание.

– Единственное, что вам надо сделать, это сказать, почему вы стали священником.

В это мгновение дверь церкви резко открылась. Человек в черной одежде и белом воротнике священника ворвался в церковь, держа в руке автомат.

– Нет, – закричал Хол. – Он оказался гораздо ближе к Дрю, чем тот предполагал, и стоял, подняв руку. Был ли у него в руке пистолет? Разглядеть это в полумраке не так-то легко.

Но священник, повернувшись к Холу, выпустил по нему автоматную очередь. Вспышки выстрелов осветили полумрак церкви, слышен был звук падения пустых гильз. Сила залпа сбила Хола с ног и отбросила к стене. Забившись в судорогах, он сполз на пол. Все вокруг было обрызгано кровью.

Когда Дрю поднялся с пола и прицелился из маузера, рядом с первым священником неожиданно появился еще один с автоматом “узи”, из которого он открыл огонь по церкви. Грохот выстрелов, усиливаемый эхом, был настолько сильным, что у Дрю зазвенело в ушах.

Он снова присел, заслонившись скамейкой. И это священники? Убийцы? Он чувствовал, что сходит с ума. Религия и насилие. То, что эти понятия оказались совместимыми и связанными, потрясло его.

Темнота в той части церкви, где находились священники, давала им преимущество перед ним. Стоило ему высунуться, чтобы выстрелить, они сразу же увидели бы его при свете свечей. Да и что он сможет сделать со своим маузером против двух автоматов. Силы не равны. Когда острый запах бездымного пороха донесся до него, он, развернувшись, оттолкнулся от пола и перескочил ограду алтаря. Тяжело приземлившись на покрытый ковриком пол и сильно ударившись плечом, Дрю сразу же вскочил и бросился к двери ризницы. Пули прошивали алтарь позади него.

Внезапно быстрые и беспорядочные автоматные очереди были прерваны одиночными пистолетными выстрелами. Он узнал резкий звук автоматического пистолета 45-го калибра. И снова очереди.

Дрю схватился за ручку двери ризницы, толкнул дверь, которая открылась внутрь, и поспешил спрятаться за нею. Он оглянулся, и то, что он увидел, заставило его застыть от изумления.

Еще один священник. Но этот был намного старше. Чуть больше пятидесяти, среднего роста, с широкой грудью. Крепкого телосложения. Темные волосы, славянские черты лица, усы.

Дрю поборол в себе импульсивное желание бежать дальше и продолжал выглядывать из-за двери: темнота, царившая в ризнице, сделала его невидимым. Внезапно он понял, что священник мог выйти только из исповедальни. Дрожь пробежала по его телу.

Неужели он был там все время? Даже когда он, Дрю, передвигаясь в темноте, натолкнулся на нее?

Священник вышел и начал палить, когда Хол был уже застрелен. Дрю все еще держал в руке пистолет, направленный в сторону священников, но теперь ему уже не надо было их опасаться. Они лежали неподвижно в боковом пределе в лужах крови.

Священник сжимал пистолет левой рукой. С того места, где находился Дрю, эта рука была хорошо видна. Отблеск отраженного света свечи привлек его внимание. Что-то блестело на среднем пальце.

Кольцо. Даже на таком расстоянии это производило жуткое впечатление. Внушало суеверный страх. Как будто это был отблеск крови.

Кольцо с большим рубином.

Священник, все еще с поднятым пистолетом, направился к приоткрытой двери ризницы. Хотя он вряд ли мог увидеть Дрю в темноте, у Дрю возникло жуткое ощущение, что их взгляды встретились. Он стиснул зубы, наблюдая, как священник подкрадывается к ограде алтаря.

Дрю напряг палец на курке пистолета. Он еще не решил, что будет делать: выстрелит в этого человека или заговорит с ним. В конце концов, тот спас ему жизнь.

Но друг ли он? Два священника только что хотели убить меня. Хол мертв. А этот тип выглядит так, словно готов дать тебе по зубам во искупление грехов, если ему не понравится то, в чем ты признаешься ему на исповеди. Зачем он прятался в церкви? Что это, ради всего святого, означает?

Приблизившись к ограде алтаря, священник нагнулся, и Дрю потерял его из виду.

Дрю затаил дыхание.

Голос, который раздался из-за ограды, был зычным, хриплым, с сильным славянским акцентом.

– Я знаю, что ты в ризнице. Слушай, что я скажу тебе. Янус.

Сердце Дрю отчаянно заколотилось.

– Янус, – повторил этот голос. – Нам нужно поговорить о Янусе.

Дрю не знал, какую тактику ему избрать. Но, услышав неожиданные шаги в коридоре, становившиеся все громче, он побежал.

10

Но не только он один. Услышав приближающиеся голоса, священник тоже побежал: он перескочил через ограду алтаря и устремился в ризницу.

Дрю добежал до двери, которая вела в другой коридор, и рывком открыл ее. В полдень, когда он помогал Холу готовиться к мессе, он заглянул за эту дверь и увидел там лестницу. Но теперь, ночью, без солнечного света, ступенек не было видно.

Но это уже не имело значения. Он решил бежать не по лестнице, а прямо ко входу в туннель. Он не знал, куда тот его приведет, зато знал другое – два священника, пытавшиеся его убить, действовали настолько профессионально, что, несомненно, должны были следовать и другим профессиональным правилам, например, не работать в одиночку. На случай, если бы Дрю удалось убежать, другие убийцы обязаны были следить за лестницей, идущей из цокольного этажа. При его появлении они должны быть готовы убить его. Если бы у него было больше времени, он попытался бы подняться по лестнице бесшумно. Но из-за преследовавшего его священника Дрю выбрал путь, который, как он надеялся, неизвестен банде, стремившейся его убить. Тогда он будет иметь дело только с тем, бегущим за ним священником.

Шаги сзади становились все ближе.

И в это же время он услышал, как те люди вошли в церковь. Дрю бежал вперед в полной темноте. Он налетел на стол, сильно ушибив бедро и двинув стол по бетонному полу. Шум, вызванный им, заставил его на мгновение оцепенеть.

Он обернулся. Ничего не увидев, Дрю услышал позади себя слабое поскрипывание ботинок, он чувствовал приближение крадущихся шагов. Он с трудом подавлял желание выстрелить. Вспышка от выстрела даст врагу возможность определить, где он находится. Да и что за польза от выстрела, если он не видит мишени? Конечно, он может по звуку определить, где его противник. А вдруг тот создает ложный шум, чтобы провести его? Тогда этот выстрел может оказаться для него роковым. Может, лучше прислониться к стене и ждать? В конце концов, в темноте он прекрасно ориентируется. Сразиться в рукопашной в полной темноте? Но такая борьба займет много времени и усилий. Чтобы провести ее правильно, то есть победить, необходимо все делать так внимательно и осторожно, будто обезвреживаешь бомбу.

Но у Дрю не было на это времени. Ему нужно уйти отсюда. Голоса уже слышны в ризнице. Он думал о том, не поджидают ли его в приюте другие наемники; и одновременно прислушивался к осторожным приближающимся к нему шагам.

– Вы не понимаете, – прошептал голос с явным славянским акцентом. – Я не хочу вам зла. Янус. Нам нужно поговорить о Янусе. Я здесь, чтобы защитить вас.

Несколько сбитый с толку, Дрю не мог позволить себе довериться этому голосу. Он снова побежал вперед. Его преследователь поспешил за ним. Когда Дрю останавливался, тот останавливался тоже.

– Вы должны дать мне возможность объясниться, – раздался свистящий шепот.

Нет, подумал Дрю, снова устремившись вперед. Я не знаю, кто ты, не знаю, на самом ли деле ты священник. Я не знаю, кто, черт возьми, хочет убить меня и за что. Но я знаю одно. Я старался делать все по правилам. Я связался с моим исповедником, с моим церковным начальством. Я доверился руководителям церкви (Дрю чуть не подумал “сети”). Но кто-то играет не по правилам. Существует информатор. Утечка информации. Кто-то сообщил им, где я был.

Поэтому сейчас я буду играть по собственным правилам. Я буду делать то, что сам сочту правильным.

Он бежал, задевая паутину лицом. Сверху капала вода. Он чувствовал острое зловоние плесени. Позади не смолкал звук шагов. Пробираясь через глубокую лужу, в которой намокли его ботинки и брюки, он услышал доносящиеся из глубины туннеля голоса. Те люди, что вошли в церковь, теперь направлялись по его следу. Он побежал еще быстрее. Вскоре человек, идущий сзади, тоже стал переходить через лужу. Голоса позади становились все громче. Повернувшись, чтобы лучше слышать, он ударился головой о трубу, тянувшуюся от одной стены к другой. Он отпрянул назад, видя перед глазами только красные круги: голова его разламывалась от боли. Потрогав выскочившую на лбу шишку, Дрю обнаружил, что его волосы мокры. Однако почувствовал облегчение, поняв, что это пот, а не кровь. И снова побежал вперед.

Для чего был построен этот туннель? Куда он ведет? Он бежал, пригнувшись, чтобы снова не налететь на трубы. Несколько раз он наталкивался на обмотанные изоляционной лентой трубопроводы. И тогда он подумал, что этот туннель, скорее всего, является эксплуатационным, в нем проложены системы водо– и теплоснабжения и, следовательно, он должен вести к семинарии. Дрю почувствовал себя уверенней. Но вдруг что-то изменилось. Он перестал слышать звуки шагов позади себя. Почему?

Неожиданно он налетел на стену. Сильно ушиб нос. Он ошибся – туннель был ловушкой! А его преследователь притаился позади.

Дрю сжал маузер, повернулся, тщетно силясь разглядеть хоть что-то в той кромешной тьме, через которую ему придется идти обратно. Он прислонился к стене слева от себя, немного передохнул и поплелся назад. Но, проходя по куче разбитых бетонных плит, оставленных на полу туннеля, почувствовал, что звук его шагов изменился. Он остановился, нахмурившись. Затем осторожно пошел дальше. Снова услышал привычный звук своих шагов, сопровождаемых слабым эхом. Он повторил все снова, сделав три шага назад, и эхо опять стало более гулким.

Поняв, в чем дело, он, вытянув вперед руку, ощупью двинулся к противоположной стене, и, как и ожидал, там, где должна была бы быть стена, ничего не оказалось. Пустота. Однако ногой он задел бетон. Он поднял ногу, и она, как и рука, не встретила ничего. Немного выше – снова бетон. Лестничный марш! Дрю устремился вверх.

Лестница сделала поворот. Он добежал до деревянной двери, схватился за ручку, дернул ее. Ничего. Тогда его осенило: нужно не тянуть дверь к себе, а толкнуть ее. Он вздохнул с облегчением, когда дверь открылась. Подумав, что за нею может кто-то прятаться, он распахнул ее настежь, прижал к стене, и только потом проник в слабо освещенный коридор. Туннель привел его, наконец, в здание семинарии.

Никого не увидев, он устремился налево. Попал в большую комнату, где стояли диваны, стулья, столы, телевизор. В окна проникал лунный свет, видна была лужайка. За лужайкой должны быть лес и горы. Спасение.

Но надо было уйти отсюда до того, как его обнаружат студенты или преследователи. Пройдя через комнату, он снова попал в коридор, из которого можно было выбраться наружу. Но когда он направился к двери, позади послышался какой-то шорох. Резко повернувшись, он так и застыл с маузером в вытянутой руке.

– О, Иисусе, благодарю тебя. Дрю охватила дрожь.

– Я знал, что ты придешь. – В темноте казалось, что голос принадлежит глубокому старцу. В голосе звучали отчаяние и скорбь. – Спаси меня. Ты знаешь, как много я страдал. – Послышалось рыдание. – Они не хотят верить, что твоя мать поет для меня каждую ночь.

Из еле освещенного угла будто вышел призрак. Сгорбленный старик, белый, как лунь, с длинными волосами и бородой. На нем была белая ночная рубашка.

Ужас охватил Дрю. Рука старика сжимала посох. Он был бос. В глазах – безумие.

Боже милостивый, подумал Дрю. Я не в семинарии. Я пропустил ту лестницу. Я пошел дальше. Я в санатории. Это тот самый старый пастор, о котором говорил Хол. Вот где они его держат.

Старик преклонил колени, сжал руки и устремил взгляд на Дрю.

– Спасибо, Иисусе. – Старик плакал. – Ты объяснишь им. Ты скажешь им, что я говорю правду про твою святую мать. Я так долго ждал, чтобы ты спас меня.

Дрю в ужасе отпрянул от него. Старик дышал с трудом, и Дрю подумал, что у него сердечный приступ. Но старик сделал глубокий вдох и запел.

– Не надо, прошу вас, – сказал Дрю. Безумный старик произнес нараспев:

– Святый Боже, благословенно имя Твое. Боже Всемогущий, мы славим Тебя.

Дрю рванулся к двери. Сверху раздался ворчливый голос.

– Отец Лоуренс, снова вы вышли из своей комнаты! Вы же знаете, что вам не разрешено петь по ночам. Вы разбудите…

– Чудо! – вопил старик. – Чудо! – Он снова начал петь. – Бес-ко-неч-ны вла-де-ни-я Тво-и.

11

Дрю выскочил наружу: от холодного воздуха нос стал болеть еще сильнее. Он бросился вниз по бетонным ступенькам, пробежал в темноте через лужайку; ставшая упругой от мороза трава хрустела под его ботинками.

Взглянув налево, он обнаружил, что в семинарии повсюду зажегся свет. Семинаристы, собравшись кучками во дворе, смотрели в сторону приюта. Несколько семинаристов побежали туда, кто-то уже был там.

Здание приюта продолжало оставаться темным. Но потом внезапно стал появляться свет в комнатах сначала первого этажа, потом второго, третьего.

Почему? Дрю не мог понять, в чем дело. Может быть, они думают, что я все еще в здании, или ищут еще кого-нибудь? Того священника, который преследовал меня, последнего из команды убийц?

Ночь наполнилась криками. Когда внезапно зажглись огни в санатории, прямо позади Дрю, он рванул еще сильнее вперед. Яркий свет из санатория хорошо освещал все пространство перед зданием, так что Дрю видел перед собой свою тень, бегущую вместе с ним, и клубы морозного пара, вылетавшего у него изо рта при дыхании.

Кто-то закричал так близко, что Дрю оглянулся. Высокий человек в купальном халате стоял у распахнутой двери санатория, показывая рукой в сторону Дрю. Он с трудом начал спускаться по ступеням, но потерял комнатную туфлю, споткнулся и упал. Однако его крики привлекли внимание. Несколько семинаристов подбежали к нему, другие же бросились вслед за Дрю.

Дрю казалось, что ему все это снится. Он увидел, как трава перед ним взлетела в воздух, но самого выстрела не слышал. Может быть, звук выстрела потонул в шуме его резкого дыхания и в. истошных криках позади? А может быть, оружие было бесшумным? Когда он достиг края участка, освещенного огнями санатория, клочок травы перед ним снова взлетел в воздух. Он стал делать резкие виражи во время бега.

Затем он услышал не звук самого выстрела, а как пуля вошла в траву. Траектория была такова, что снайпер должен был находиться впереди него. На лесистом склоне.

Я между ними, посередине, подумал Дрю, прислушиваясь к крикам семинаристов, бежавших за ним. Знают ли они о снайпере? Остановятся ли, когда услышат его выстрелы?

Но снайпер перестал стрелять, и в этот момент Дрю устремился сквозь кусты в темноту леса.

Его грудь сжимало. Низко согнувшись, он пробирался между деревьями, сквозь кустарник, перелезал через поваленные стволы. Все это напоминало ему его побег из монастыря, и это чувство дежа вю было не особенно приятным. Но эта аналогия точна. Шесть ночей назад стрелок на холме не знал, что Дрю покинул здание и охотится за ним. И никто не преследовал его тогда. Теперь же у него нет времени для борьбы со снайпером, потому что его преследователи могут схватить его. Если же он направит свои усилия на то, чтобы ускользнуть от преследователей, может оказаться в поле зрения снайпера.

“Ночью будет около нуля”, – сказал Хол.

Дрю не был одет для такой погоды. Легкие черные брюки, бумажный свитер и куртка без подкладки, которые ему принес Хол, не могли защитить от холода. Уже сейчас, несмотря на недавний бег, Дрю пробирала дрожь. Если бы у него было его шерстяное монашеское одеяние! Если он проведет всю ночь в лесу, он может переохладиться. А это убьет его за три часа. От холодного металла маузера коченели пальцы. Он прошел через бурелом и углубился дальше в лес. Слышно было, как позади продирались сквозь кусты семинаристы. Трещали ветки. Может быть, снайпер решит, что ситуация вышла из-под контроля и удалится? Но даже тогда, подумал Дрю, семинаристы не оставят меня в покое.

Мне нужна машина!

Тот “кадиллак”, на котором его привез сюда Хол. Из окошка своей комнаты на втором этаже убежища Дрю видел, как Хол отъехал на нем за здание семинарии. Там, наверное, гараж. Говорил же Хол, что семинаристы не должны видеть машину.

Уходя от опасностей, грозящих сзади и спереди, Дрю свернул налево. Он и раньше намеренно отклонялся в эту сторону, хотя главной его целью было уйти как можно глубже в лес. Однако до сих пор ему не приходило в голову, что, может быть, стоит сделать полукруг и вернуться по собственным следам обратно к семинарии. Зачем? Чтобы снова пересекать лужайки, снова становиться мишенью? Он хотел уйти отсюда как можно подальше, а вовсе не прятаться здесь, как раньше прятался в монастыре. Но сейчас он решил действовать по-другому.

12

Дрю вышел из-за деревьев к краю лужайки. Позади он слышал крики людей, продолжавших углубляться в лес в надежде поймать его. Впереди были освещенные изнутри санаторий, семинария и приют. Перед зданиями еще толпились люди.

Конечно, они увидят его, если он начнет пересекать лужайку прямо отсюда, поэтому он решил идти по краю леса. Трава не шуршала под ногами, а чернота леса позади него скрывала его силуэт. Он решил обогнуть здания и выйти к тыльной части семинарии. Конечно, в этом был определенный риск, но, к счастью, пока его никто не заметил.

Его предположения оказались верными. Позади семинарии – освещение здесь было намного слабее – он обнаружил какое-то строение с пятью гаражами. Двери первых двух оказались запертыми. Но дверь третьего гаража поддалась, когда он надавил на ручку вверх.

Он медленно поднимал ручку, стараясь как можно меньше шуметь. В свете луны он увидел черный “кадиллак” епископа. Дрю подумал, что Хол нарочно оставил дверь незапертой, чтобы при необходимости быстрее исчезнуть. Когда он открыл переднюю дверь, в машине зажглось внутреннее освещение. Конечно, следовало бы выключить его, чтобы не привлекать внимания. Но теперь ему этот свет был весьма кстати, поэтому он оставил дверь открытой, лег на спину и пытался отыскать под щитком приборов нужные ему провода. Найдя и соединив их, он обошелся без ключа зажигания и завел двигатель.

Сев в водительское кресло и захлопнув дверь, он снова, как и тогда, когда вел машину из Вермонта, испытывал затруднение, глядя на щиток приборов. Он не знал, как включить фары. Правда, теперь это не имело значения. Они не нужны были ему сейчас. Он нажал на педаль газа и выкатил “кадиллак” из гаража.

Машина так резко набрала скорость, что, не успев свернуть, он съехал с проезжей части дороги и врезался в бетонный бордюрный камень; голова его резко откинулась назад. Когда он повернул руль, машину занесло в сторону и она заскользила по траве. По стуку сзади Дрю понял, что поврежден глушитель. Он продолжал резко сворачивать влево, чувствуя, что машина оставляет глубокие борозды на лужайке. Затем он выровнял машину, выбрался снова на проезжую часть и поехал вдоль семинарской стены. Он помнил, что дорога поворачивает налево перед зданием семинарии, затем проходит мимо приюта и снова сворачивает, только теперь направо, ведя через рощу к металлическим воротам и шоссе.

Но он не хотел проезжать мимо людей, столпившихся у этих зданий. Поэтому у семинарии не повернул, а устремился вперед. Он опять ударился о бордюр и, затормозив, оставил борозды на траве.

Он пересек газон. Боковое стекло машины было опущено, и ему хорошо были слышны крики. Люди бежали к нему. Впереди ничего не было видно. В темноте он не знал, где ему лучше выскочить к дороге. Он в любую минуту мог врезаться в лес. Он хотел притормозить, но подумал, что загорятся задние фонари и машина станет хорошей мишенью.

О, черт, все равно пропадать.

Может, попробовать?

Он перебирал кнопки и рычаги и через несколько секунд все же сумел включить фары, как раз вовремя, чтобы увидеть, что перед ним встала черная стена леса. Резко повернув руль влево, Дрю задел дерево и услышал скрежет правого заднего крыла машины. Затем он увидел дорогу, окруженную с обеих сторон лесом, и рванул к ней. Наконец-то он мог свободно вздохнуть. Но только на миг. И тут же он замер от ужаса – впереди он увидел священника, того, с темными волосами, усами и славянской внешностью. Того, у которого в церкви был автоматический пистолет.

Священник стоял, широко расставив ноги, и, глядя прямо на несущийся автомобиль, загораживал ему дорогу. Фары машины на минуту осветили белый воротник и красное кольцо на левой руке, в которой он держал пистолет.

Дрю в ярости нажал на педаль газа, направляя машину прямо на священника. Деревья тесно обступали дорогу с обеих сторон.

Вместо того чтобы стрелять, священник неистово размахивал руками, призывая Дрю остановиться.

Ну уж дудки, подумал Дрю. Он крепче сжал руль и еще глубже утопил педаль газа.

Священник продолжал все настойчивее махать руками, а его фигура, видимая через ветровое стекло, с каждой секундой казалась все выше.

Еще несколько секунд – и столкновение станет неизбежным.

Но в последний миг священник отбежал в сторону и прицелился. Дрю был почти оглушен грохотом выстрелов. Но священник стрелял не по машине. Он брал выше, пули пролетали над “кадиллаком”.

Неожиданно из леса справа раздался треск автоматной очереди. Стреляли по машине. Осколки стекол посыпались на Дрю.

Он пытался управлять машиной, защищая глаза от осколков. Он видел, как священник упал на спину. Дорога петляла, сужаясь. Ветви деревьев задевали машину. Внезапный удар сзади означал, что он за что-то задел. Когда дорога стала ровной, “кадиллак” понесся, как реактивный снаряд. В свете ярких фар Дрю увидел по обеим сторонам дороги высокие каменные стены. Перед ним были металлические ворота.

Только они были закрыты! За его спиной раздалась еще одна автоматная очередь. Дрю изо всей силы сжал руль.

Тридцать футов.

Двадцать.

Десять.

13

Удар бросил его на рулевое колесо. От боли в ребрах Дрю застонал; услышав резкий звук автомобильного гудка, он снова отклонился назад.

Передняя часть машины была сильно покорежена. Фара разбилась вдребезги. Дрю с трудом управлял деформированным рулевым колесом. Обе створки металлических ворот широко распахнулись при столкновении, ударив по каменным стенам, обступившим дорогу справа и слева.

Хотя Дрю что есть силы жал на тормоза, “кадиллак” стремительно пересек дорогу и легко перепрыгнул через ров, оказавшийся на его пути. Машина резко ударилась о землю, заросшую травой, сделала вираж и внезапно остановилась. Дрю неподвижно смотрел прямо перед собой. Еще десять футов, и машина врезалась бы в беспорядочное нагромождение из деревьев и скал. Грудь ныла, при дыхании он морщился от боли.

Дрю несколько раз тряхнул головой, стараясь прийти в себя. Нужно уходить. Левая фара все еще светилась, хотя из-за ее смещения во время удара световой пучок отклонялся вправо. Из радиатора валил пар. Двигатель работал, хотя в нем что-то громыхало.

Он нажал на педаль газа. Машина среагировала довольно-таки слабо.

Она начала медленно двигаться по траве. Подвеска была разбита, и на каждой неровности он ощущал удар. Путь ему преградила небольшая речка. Надеясь обойти ее, он повернул налево и, найдя мелкое место, которое могла преодолеть машина, выехал на дорогу. Там он прибавил скорость.

Правое колесо вихляло, спидометр не работал. Мотор хрипел, из радиатора валил пар. Он сомневался, что сможет далеко уехать. Какую скорость может развить такая машина? Если мотор перегреется, то ей вообще конец.

Внезапно ему стало смешно. “Кадиллаку” епископа пришел конец.

И все-таки машина восхищала его. Несмотря ни на что, она продолжала двигаться. И это тоже показалось ему забавным. Вот уж поистине, бьешь, бьешь, а ей все нипочем?

Он взглянул на зеркало заднего вида, чтобы проверить, не преследует ли его кто-нибудь. Но зеркала не было. Нагнувшись, он нашел его на полу.

Это было уже не смешно.

У первого же перекрестка он свернул налево, затем, через пять миль, у следующего – направо, надеясь ускользнуть от своих преследователей в лабиринте горных дорог. Боль в груди причиняла страдания. Сжимать сломанное рулевое колесо было страшно неудобно. После очередного поворота направо, когда вокруг него в ночном тумане смутно проглядывали горы, он увидел дорожный указатель, сообщивший, что в двенадцати милях отсюда находится город Ленокс.

Ленокс? Это название пробудило его память. Небольшой красный дом. Дрю никогда не был там, но знал, что этот город и этот дом знамениты на всю страну.

Там жил когда-то Готорн. Хол не соврал, сказав, что они в Западном Массачусетсе. Я сейчас в Беркшир-Хиллсе.

И недалеко отсюда Питсфилд, где жил Мелвилл; оттуда он часто ездил к Готорну. Он так стремился стать его другом, что написал для него Моби Дика.

Кашель, вызванный болью в груди, прервал его грезы. Двигатель перегрелся. Чувствовалось, что он работает из последних сил. Из радиатора уже даже не шел пар.

Потому что он был пуст.

Машина стала замедлять ход. Отвалился, упав на землю, кусок декоративной металлической решетки. “Кадиллак”, пыхтя, проехал мимо неосвещенного деревенского магазина и еле дотянул до окраины спящего городка; когда двигатель закашлялся, умирая, Дрю сумел с неработающим мотором доехать до невзрачного домика с неухоженным газоном.

В нем не было света, но на углу улицы горел фонарь, в свете которого Дрю разглядел несколько мотоциклов, прислоненных к накренившемуся крыльцу дома. Выйдя из машины, он обнаружил, что мотоциклы ни к чему не прикреплены.

Вот это доверчивость! По-видимому, здесь думают, что никто не осмелится сыграть с ними злую шутку. Ну что ж, я как раз в таком настроении.

Он выбрал самый большой мотоцикл фирмы “Харли” и оттащил его к деревьям. Там он освободил сумку, которая, очевидно, принадлежала дровосеку, от инструментов и старой кожаной куртки. Затем соединил провода в системе зажигания так же, как сделал это у “кадиллака”. Потом, сев в седло, запустил двигатель.

Он не ездил на мотоцикле почти десять лет, с тех пор, как участвовал в операции, когда надо было…

Нет. Он покачал головой. Он не хочет вспоминать.

Холодный осенний ветер обжигал лицо; рев мотора нарушал тишину ночи. Дрю подумал о том, как мотоциклисты воспримут утром пропажу. Рассердятся ли они настолько, что разберут “кадиллак” дочиста и продадут все, что можно? Он вытер рукой слезы, выступившие из-за ветра. “Кадиллак” епископа. Четыре колеса и приборная панель. Он знал, что, может быть, грешно над этим смеяться. Но все равно он не мог не думать об этом с усмешкой, когда в состоянии, близком к восторгу, сидел на мощно ревущем “харли”, уносящем его обратно в Бостон.

В Бостон, где он задаст кое-кому несколько вопросов.

14

– Будьте добры, отца Хафера, – Дрю, скрывая свой гнев, старался говорить спокойным ровным голосом, стоя в расположенной неподалеку от станции обслуживания телефонной будке. Было начало девятого утра. Его руки окоченели. Он дрожал от холодного ветра, бившего всю ночь ему в лицо. К счастью, утреннее солнце, как бы намекая на приход бабьего лета, уже успело нагреть будку.

Мужской голос из Святого Евхаристского ректората, ответивший на телефонный звонок, теперь не был слышен.

– Вы меня слышите? – Несмотря на все усилия, Дрю не мог сдержать гнева. Он жаждал объяснений. Кто выдал его? Почему на него напали в семинарии? – Я сказал, что хочу говорить с отцом Хафером.

Он с беспокойством поглядывал через пыльное стекло будки за дорогой, не проявляет ли кто повышенного интереса к его мотоциклу. Вначале он хотел проехать на мотоцикле весь путь до Бостона, но здорово замерз и поэтому остановился в Конкорде, не доехав до цели 19 километров.

Телефон все еще молчал.

Выигрывает время? – подумал Дрю. Выясняет, не прослушивается ли линия?

Неожиданно человек сказал:

– Минуту.

Дрю услышал, как телефонную трубку положили на стол. Слышно было неясное бормотанье. Я дам ему двадцать секунд, подумал Дрю. Потом повешу трубку.

– Алло? – произнес уже другой голос. – Высказали, что хотите поговорить с?..

– Отцом Хафером. В чем проблема?

– Кто звонит?

Дрю охватило дурное предчувствие.

– Его друг.

– Тогда вы, очевидно, не слышали.

– Не слышал о чем?

– Простите, что мне приходится сообщить это вам вот так, по телефону. Понимаете, он умер.

Будка словно качнулась.

– Но это… – Слово “невозможно” застряло у него в горле. – Я видел его вчера рано утром.

– Это произошло ночью.

– Но как? – хрипло спросил Дрю. – Он умирал. Я знаю это. Но он говорил мне, врачи обещали, что он проживет до конца года.

– Да, но он умер не от болезни.

15

Оглушенный горем, Дрю повесил трубку. Он понял, что должен уехать из Конкорда как можно быстрее – ведь его разговор могли действительно прослушать. Ему необходимо место, где он будет чувствовать себя в безопасности.

Где он может позволить себе роскошь предаться горю.

Где он попытается все осмыслить.

До Лексингтона, расположенного в 11 милях к западу от Бостона, он ехал, ничего не замечая вокруг. Пелена боли застилала его глаза. Он оставил мотоцикл на одной из спокойных боковых улиц, надеясь, что сообщение о краже еще не получено местной полицией.

Как бы в насмешку над его горем светило яркое солнце. Он бродил, сжав кулаки, по зеленому городку, проявляя притворный интерес к тому месту, где началась война за независимость.

Он почти не замечал золотой осенней листвы деревьев, шуршанья опавших листьев под ногами, запаха дыма тлеющих костров. Его переполняла печаль и захлестывал гнев.

Вчера вечером отцу Хаферу кто-то позвонил в дом священника. Он сказал находящимся рядом с ним священникам, что должен выйти из дома. Когда он вышел, перед церковью его сразу же сбила машина. Прямо на тротуаре. Удар был таким сильным, что его отбросило вверх по ступеням прямо к дверям церкви.

– Он, по-видимому, недолго страдал.

– Но… как можно это знать?

– Было очень много крови. Водитель не остановился. Наверное, был пьян. Надо же так потерять контроль… Полиция еще не нашла его, но когда найдет… Закон, к сожалению, недостаточно строг. Бедняге и так оставалось мало времени, а тут такой нелепый случай.

Дрю еще сильнее сжал кулаки и шагал, не обращая внимания на шелест листьев.

Кто-то позвонил? Сбит машиной прямо на тротуаре? Не может быть, чтобы не было связи между моей прежней жизнью и священником, убитым пьянчугой!

Дрю потрогал выпуклость на кармане куртки. Полиэтиленовый мешочек. Крошка Стюарт. Он подумал о мертвых монахах. Об отце Хафере. Теперь он заставит кое-кого заплатить за все сполна.

16

– Соедините меня с епископом. – Дрю стоял в телефонной будке, поглядывая на свой мотоцикл на боковой улице и на туристов на лужайке.

– Мне очень жаль…

Дрю узнал этот голос. Он принадлежал Полю, человеку, с которым два дня тому назад по селектору разговаривал епископ.

– Но Его Высокопреосвященство сейчас занят. Если хотите, оставьте ваше имя и номер телефона.

– Ничего. Он будет говорить со мной.

– Кто вы?..

– Просто скажите ему – человек с мышью.

– Да, вы правы. Он желает говорить с вами.

Дрю услышал щелчок, посмотрел на часы и засек время. Через пятнадцать секунд он услышит его. Но епископ подошел еще быстрее, через двенадцать.

– Где вы? Я ждал вашего звонка. Что случилось в…

– Семинарии. Странные события. Я надеялся получить объяснения у вас.

– Образумьтесь. У меня с пяти часов утра надрывается телефон. Я вас спрашиваю, что…

– Два священника пытались меня убить, вот что! – Дрю с трудом сдерживался, чтобы не ударить кулаком по стеклу телефонной будки. – Они убили Хола. И еще один священник прятался в исповедальне!

– Вы сошли с ума?

Дрю замер от неожиданности.

– Вас пытались убить два священника? О чем вы говорите? Хол мертв? Ноя только что получил от него донесение. Я хотел бы знать, зачем вы стреляли в семинаристов? Для чего вы ворвались в санаторий, напугали до смерти священников и угнали мой автомобиль?

У Дрю перехватило дыхание.

– И еще – эта ваша выдумка, – сказал епископ.

– Выдумка?

– О монастыре. Слава Богу, я из предосторожности послал вначале иезуитов проверить, что там произошло. Если бы кардинал и я решили обратиться в полицию, хороши бы мы были. В том монастыре нет никаких тел.

– Что?

– Вообще там нет никаких монахов. Там пусто. Я не понимаю, куда они делись, но пока не выясню все, я не намерен превращать церковь в предмет насмешек.

Голос Дрю дрожал от негодования.

– Итак, вы выбрали первый вариант, решили скрыть все. А меня предоставили самому себе.

– Я не собираюсь лишать вас помощи. Поверьте мне, я хочу знать все. Слушайте внимательно. Вам не стоит приходить ко мне в офис, это неразумно. Я дам вам адрес, куда вы сможете написать.

– Об этом не может быть и речи.

– Не разговаривайте со мной так. Вы напишете по адресу, который я вам сейчас дам.

– Нет.

– Я предупреждаю вас. Не ухудшайте еще больше свое положение. Вы дали обет послушания. Ваш епископ приказывает вам.

– Яне подчинюсь этому приказу. Я пытался следовать вашим указаниям. Ничего хорошего из этого не вышло.

– Я очень недоволен вашим поведением.

– То ли еще будет, когда увидите свою машину, – произнес Дрю.

17

В крайнем раздражении Дрю снова сел на мотоцикл. Его грудь болела сейчас не столько от удара, сколько от боли и гнева. Он нажал на педаль стартера. Двигатель взревел.

Но куда сейчас ехать? Что делать?

Ему было ясно, что он не может больше рассчитывать на церковь. Кому-то в той цепочке, по которой передаются команды, нельзя доверять. Может быть, это сам епископ, хотя необязательно он – вполне вероятно, что он искренен и также, как Дрю, не вполне понимает, что происходит.

Тогда, может быть, это Поль, помощник епископа? Но епископ ему полностью доверяет.

Тогда кто же? И, что еще важнее, почему?

А, может быть, это похожий на славянина священник с красным странно мерцающим кольцом и пистолетом 0,45 мм, прятавшийся в церковной исповедальне?

Хорошо. Дрю закусил губу. Больше на церковь он не может рассчитывать. Остался один только Бог. Только Бог может спасти его душу.

Он должен забыть, что жил в монастыре. Он должен забыть про свой уход из прежней жизни.

Допустим, ты все еще работаешь в шпионской сети, сказал он себе. Что бы ты сделал, если бы знал, что в ее рядах враг?

Ответ был очевиден. Но в этом ответе присутствовала и гордыня, за которую он просил Бога простить его. Когда-то он был лучшим. Он все еще может быть лучшим. Шесть лет ничего не значат.

Он знал теперь, что делать. Прибавив газу, он помчался вперед. Но не в Бостон. Не на восток, а на юг.

В Нью-Йорк. К единственным людям, на которых он мог положиться. К своей прежней возлюбленной и прежнему другу. К Арлен и Джеймсу.

Часть четвертая

«ВОСКРЕШЕНИЕ»

Рог Сатаны

1

Особняк на Двенадцатой стрит вблизи площади Вашингтона был знаком ему с давних пор. Сейчас там, возможно, живут другие люди, подумал Дрю, и поэтому прежде чем начать наблюдение за домом, предусмотрительно нашел телефонную будку, из которой непонятно почему еще не была выкрадена адресная книга. Волнуясь, переворачивал он одну за другой страницы на “X”, пока не остановился на той, где, вздохнув с облегчением, прочел “Хардести, Арлен и Джейк”.

Тот же адрес. Но где гарантия, что Арлен и Джейк сейчас в городе. Поэтому Дрю, прежде чем начать наблюдение, решил удостовериться, что в доме живут. Он не мог просто позвонить, чтобы узнать об этом. Телефон, возможно, прослушивался, а ему не хотелось, чтобы его враги узнали, что он недалеко. Ведь они могли догадаться, что он попытается связаться с Арлен и Джейком.

Цепочкой приковав мотоцикл к металлической ограде вблизи площади Вашингтона, он пошел через большой парк, не обращая внимания на наркоманов и торговцев наркотиками, сидевших на скамейках. Потом мимо спортивных снарядов и игровых автоматов, которых становилось все больше по мере его приближения к огромной, испещренной рисунками типа граффити арки у начала Пятой авеню, широкой, оживленной улицы, протянувшейся далеко на север. Небо было серым, но погода стояла теплая – около тридцати градусов, – и обычная компания парковых музыкантов устроилась под аркой, наигрывая грустные мелодии, как бы навеянные этим унылым серым небом, предвестником смены времен года.

– Хотите заработать пять долларов?

Юноша, которого он выбрал, сидел у края арки под деревом и менял лопнувшую струну гитары. Длинные светлые волосы, бородка, спортивная куртка, надорванные на одном колене джинсы, палец, торчащий из ботинка. Бросив на него беглый взгляд, юноша грубо произнес:

– Проваливай.

– Поймите меня правильно, это вовсе не неприличное предложение. И вполне законное. Я хочу только, чтобы вы позвонили по телефону вместо меня. Я скажу вам, что говорить. Я могу даже поднять плату до десяти Долларов.

– Только за телефонный звонок?

– Я сегодня щедрый.

– И все будет без обмана и закон но?

– Гарантирую.

– Двадцать.

– Хорошо. У меня мало времени.

Дрю мог бы заплатить юноше и больше. Прошлой ночью он бродил по темным улицам, провоцируя грабителей. Трижды привлек к себе внимание, причем у первого нападавшего в руках был пистолет, у второго – нож, у третьего – хоккейная клюшка. Каждому грабителю он разбил коленные чашечки и локти. (“Во имя твоего искупления. Иди с миром и не греши больше”.) Он брал у них все деньги. Этот бизнес оказался очень прибыльным. Он принес Дрю двести двадцать три доллара – достаточно, чтобы купить утром землистого оттенка пальто на ватине и пару шерстяных перчаток. И хотя он мог позволить себе щедро тратить то, что у ней осталось, здравый смысл подсказывал ему, если он предложит юноше слишком много, тот заподозрит неладное.

И действительно, юноша не мог поверить своей удаче. Он стоял, подозрительно глядя на Дрю.

– Так где же деньги?

– Половина сейчас, половина – потом. Мы поступим так. Первым делом найдем телефонную будку. Я наберу номер и дам вам трубку. Если ответит мужчина, спросите, Джек ли он. Скажете ему, что вы живете на этой улице и недовольны шумом во время вчерашней ночной вечеринки. Шум мешал вам уснуть.

– У него действительно была вечеринка?

– Вряд ли. Хотя кто знает? Но вернемся к вашей истории. Если ответит женщина, скажите то же самое, только спросите, Арлен ли она.

– Что это даст?

– Разве не очевидно? Что либо Джейк, либо Арлен дома. Пять минут спустя юноша вышел из телефонной будки.

– Женщина, – сказал он. – Арлен.

2

Как обычно, Дрю начал свой путь за три квартала от своей цели: он шел по Двенадцатой стрит с напускной беспечностью и безразличием ко всему, что его окружало. На самом деле он внимательно изучал любую мелочь на своем пути. Дрю уже удалось восстановить многое из того, что он умел хорошо делать в прошлом, не утратил он за годы бездеятельности и способности вести наблюдение. Не пропало и ощущение наслаждения, которое он всегда испытывал при этом. Он любил вспоминать, как это началось.

Гонконг, 1962 год. Ему двенадцать лет. Его “дядя” Рей был очень огорчен, узнав, что Дрю прогуливает уроки в частной школе, куда большинство родителей, работавших в посольстве, отдавали своих детей. Он расстроился еще сильнее, узнав, что Дрю в это время водится с китайскими уличными мальчишками, околачивающимися в районах трущоб и порта.

– Но почему? – спрашивал Рей. – Гуляющего в этих местах без присмотра старших американского мальчика легко могут убить. Однажды утром полиция выловит твой труп в гавани.

– Но я же не один.

– Ты имеешь в виду тех парней, с которыми ты водишься? Они привыкли к улице. К тому же они китайцы, для них улица что дом родной.

– Как раз этому я и хочу научиться – привыкнуть к улице. Несмотря на то, что я американец.

– Я удивлен, что эти ребята приняли тебя вместо того, чтобы избить.

– Ну, я отдаю им мои карманные деньги, приношу еду из дома, вещи, из которых я вырос.

– Боже милостивый, почему это для тебя так важно? – Обычно румяное лицо дяди побледнело. – Из-за твоих родителей? Из-за того, что случилось с ними? И это после двух лет!

Наполненные болью глаза Дрю сказали ему все.

В следующий раз, когда он вместо школы снова носился по улице с шайкой китайских ребят. Рей предложил компромисс.

– Так не может дальше продолжаться, это слишком опасно. То, чему ты научишься у них, не стоит такого риска. Пойми меня правильно. Тот способ, каким ты выражаешь свое горе, меня не касается. Кто я такой, чтобы говорить, что ты не прав. Тогда по крайней мере делай это как следует.

Дрю, заинтригованный, взглянул на него украдкой.

– Прежде всего не надо делать ставку на примитивных учителей. И, пожалуйста, не пренебрегай тем, чему можешь научиться в школе. Это не менее важно. Поверь мне, тот, кто не понимает историю, логику, математику и искусство, так же беззащитен, как тот, кто не понимает улицу.

Дрю был в замешательстве.

– О, я не жду, что ты сейчас все поймешь. Но думаю, ты достаточно уважаешь меня, чтобы не считать дураком.

– Примитивные учителя.

– Обещай, что больше не будешь пропускать школу, что твои оценки станут лучше. Взамен… – Рей задумался.

– Что взамен?

– Я найду тебе настоящего учителя. Того, кто действительно знает улицу и сможет дать тебе то, чему не смогут научить твои новые друзья.

Так начался один из самых захватывающих периодов в жизни Дрю. Каждый день после школы Рей отвозил его к ресторану, расположенному в деловой части Гонконга. Еда там была не китайской, хотя и восточной. А хозяин – на удивление маленький, круглолицый, всегда улыбавшийся, уже старый, но с блестящими черными волосами – представился ему Томми Лимбу.

– Томми – гуркх, – пояснил Рей. – Конечно, он сейчас уже на пенсии.

– Гуркх? Что это?.. Томми и Рей засмеялись.

– Вот ты уже и начал учебу. Гуркх, – Рей почтительно поверну лея к Томми и отвесил ему небольшой поклон, – самый лучший на свете наемный солдат. Гуркхи родом из области с тем же названием в Непале – горном государстве к северу от Индии. Главный бизнес этой области – экспорт солдат, в основном для британской и английской армий. Гуркхи способны делать самую тяжелую работу, которая не по силам другим. Ты видишь кривой нож на стене за баром?

Дрю кивнул.

– Он называется кукри. Это отличительный знак гуркхов, его вид наводит страх даже на самых смелых.

Дрю с сомнением посмотрел на маленького непальца, совсем не похожего на воина, потом снова взглянул на нож.

– Можно мне подержать его? Или дотронуться до лезвия?

– А ты знаешь, что должно последовать потом? – спросил Рей. – У гуркхов есть такой обычай: если вытаскиваешь нож из ножен, должен пролить кровь. Если не врага, то свою собственную.

Дрю от удивления раскрыл рот. Томми засмеялся, глаза его заблестели.

– Боже упаси. – Он удивил Дрю не только своим хорошим английским, но и британским произношением. – Не надо пугать мальчика. Ради Бога. Он подумает, что я какое-то чудовище.

– Томми живет в Гонконге, потому что много гуркхов квартируются в британских казармах, – объяснил Рей. – Когда они свободны, они приходят сюда есть. И, конечно, помнят его по тому времени, когда он служил в полку.

– Вы будете моим учителем? – спросил Дрю, все еще недоверчиво глядя на этого услужливого жизнерадостного человечка.

– Нет, нет, что ты, – голос Томми звучал так сладко, словно он пел. – Дорогой мой, мои кости слишком стары. Я бы не смог угнаться за таким дервишем, как ты. К тому же мне надо заниматься своим бизнесом.

– Тогда кто же?

– Другой мальчик. – С горделивой улыбкой он повернулся к мальчику, молча и незаметно подошедшему к нему. Словно Томми в миниатюре, мальчик был меньше Дрю ростом, хотя, как потом выяснилось, ему уже исполнилось четырнадцать лет.

– А, ты здесь, – сказал Томми. – Мой внук. – Радостно фыркнув, он повернулся к Дрю. – Его отец служит в местном батальоне и хочет, чтобы мальчик жил со мной, а не оставался в Непале. Отец приезжает, когда бывает в отпуске, хотя, по правде говоря, это случается редко. Сейчас он помогает уладить неприятную, но несомненно мелкую ссору в Южной Африке.

Мальчика звали Томми Второй. Как Дрю узнал потом, свою фамилию Томми получил в результате попыток англичан нарушить обычай, согласно которому фамилия гуркха совпадала с названием племени, к которому он принадлежал; естественно, это приводило англичан в замешательство. Поскольку английские чиновники не могли отличить, по крайней мере, в документах, одного Томми Лимбу от другого, они и дали этому другому определение “второй”.

Но Томми Второй сильно отличался от своего деда. Он не улыбался. И даже не здоровался. Дрю казалось, что мальчик не проявляет к нему никакого интереса; преисполненный тревоги, он начал сомневаться, смогут ли они когда-нибудь поладить. Чему может научить его этот угрюмый мальчик, недоумевал Дрю.

Его опасения рассеялись через каких-нибудь полчаса. Оставленные взрослыми, они отправились по узкой деловой улице города, и там Томми Второй на хорошем английском сообщил Дрю, что намерен научить его, как лазить в карманы.

Дрю не мог сдержать своего удивления.

– Но дядя Рей привел меня сюда, потому что мальчишки, с которыми я водился, занимались как раз тем же. Он хотел, чтобы я…

– Нет, – Томми Второй, как фокусник, поднял палец… – Не просто любые карманы. Мои.

Удивление Дрю еще больше возросло.

– Но прежде, – Томми Второй покачал пальцем, – ты должен научиться замечать, когда кто-то захочет залезть в твой карман.

Забавно смотреть на этого мальчика, пытавшегося командовать им.

– Не хочешь ли ты сам проделать это? – спросил Дрю, недоверчиво подняв брови.

Томми Второй ничего не ответил. Вместо ответа он предложил Дрю следовать за ним. Они свернули за угол, так что из ресторана их уже нельзя было увидеть. Немного растерявшийся, Дрю оказался на узкой улочке, где было полно маленьких магазинов и палаток, сновали покупатели, ездили велосипедисты, кричали продавцы. Мальчику стало не по себе от всего этого гама, шума, смеси запахов, самым сильным из которых был запах прогорклого масла.

– Считаем до десяти, – объявил Томми Второй. – Затем идем по улице. В конце третьего квартала, – он указал пальцем на задний карман брюк Дрю, – твой бумажник будет у меня.

Замешательство Дрю сменилось удивлением.

– Через три квартала? – хмыкнул он, бросив взгляд на шумную улицу. Заинтригованный, он вынул бумажник из кармана брюк и, подавив усмешку, переложил его в тесный передний карман куртки. – Хорошо, начинай. Но, по-моему, это несправедливо. Не хочешь ли ты, пока я считаю, завязать мне глаза? Чтобы ты смог спрятаться.

– Это все ни к чему. – Как всегда хмурый, Томми Второй двинулся по улице.

Дрю считал про себя.

– Один, два… – Вот Томми проходит между мотоциклом и рикшей. – Три, четыре, пять…

Он вздрогнул. Томми исчез. Дрю внимательно смотрел по сторонам. Как он это сделал? Словно брошенный в воду камень, Томми Второй исчез в кружащейся толпе. Когда Дрю немного пришел в себя, он понял, что пять секунд давно прошли.

Трюк? Конечно, это был всего лишь трюк, решил Дрю. Фокус. Пожав плечами и собрав все свое мужество, он пошел вдоль по улице. Хотя толпа со всех сторон окружала его, Дрю понял, что раствориться в ней не так-то просто, как он думал раньше. Нужно ли ему идти быстро или медленно, осторожно или свободно? Оглядываться ли по сторонам, высматривая Томми Второго, или глядеть вперед, чтобы избежать…

Велосипедист проехал так близко от него, что ему пришлось прыгнуть вправо и толкнуть при этом пожилую китаянку, несшую коробку с бельем. Она сердито крикнула на него по-китайски, но что именно, он не понял. Все мальчишки в уличной шайке говорили намного лучше по-английски, чем он по-китайски. Наверное, дядя Рей прав, надо получше учиться в школе. Услышав крик у себя за спиной, Дрю инстинктивно обернулся, но так и не понял, кто кричал. Он споткнулся о булыжник мостовой, налетел на ручную тележку с фруктами, угодил локтем в какой-то мягкий фрукт. Чтобы успокоить продавца, Дрю уже готов был заплатить ему, но тут сообразил, что лучше не вытаскивать бумажник, а то…

Томми Второй. Дрю внимательно огляделся и во всю прыть побежал сквозь толпу. Продавец продолжал кричать. Но вскоре его голос потонул в выкриках продавцов палаток, расположенных по обеим сторонам улицы. Запахи прогорклого растительного масла, пережаренного мяса, гнилых овощей усилились. Дрю подташнивало.

Несмотря на это, он торопился, ни на минуту не забывая о своем кошельке. Так, прижимая руку к карману, он достиг второго квартала. Только тут он заметил, что привлекает всеобщее внимание – белый мальчик среди густой восточной толпы. Дрю оглядывался вокруг в надежде обнаружить хоть какой-то намек на присутствие Томми Второго, но тщетно. Но вот, наконец, уже третий квартал.

Он почувствовал облегчение, когда увидел перед собой, словно долгожданный маяк, яркую вывеску “Гриль-бар”. Здесь, у этой вывески, должен был закончиться его путь “сквозь строй”. Увернувшись от безногого инвалида, который толкал свою снабженную колесиками платформу, он приближался к назначенному месту преисполненный радостью победы, где, однако, его уже ждал, прислонившись к стене, Томми Второй. Улыбаясь, Дрю пересек многолюдный перекресток и остановился рядом с мальчиком.

– Так что ж в этом трудного? – Дрю пренебрежительно пожал плечами. – Мне надо было заключить с тобой пари.

– И чем бы ты расплатился?

Немного встревоженный, Дрю стал вытаскивать бумажник из тесного кармана.

– Этим, конечно. – Но, едва дотронувшись до бумажника, он понял: что-то не в порядке. Вытащив его, он залился краской. Какой-то грязный, к тому же из дерматина, бумажник. У него же был новенький, кожаный. К тому же этот был пуст. Дрю хотел что-то сказать, но так и остался с раскрытым ртом.

– Ты, наверное, это ищешь? – Томми Второй вытащил руку из-за спины, показывая Дрю свой трофей. – Я согласен с тобой, нам надо было побиться об заклад. – Однако этот круглолицый мальчик с блестящими черными волосами, на три дюйма ниже Дрю, хотя и старше его, не выказывал никаких признаков удовлетворения – ни самодовольной улыбки, ни насмешки.

– Как ты это сделал?

– Самое важное – отвлечь внимание. Это ключ ко всему. Я не отставал от тебя ни на шаг, но был незаметен в толпе. Когда ты налетел на коляску с фруктами, то был настолько сконфужен, что не заметил, как я поменялся с тобой бумажниками. Для тебя же главным было ощущать, что что-то лежит в кармане.

Дрю зло посмотрел на него, чувствуя себя одураченным.

– И это все? Так просто. Теперь, когда я знаю, в чем дело, меня уж не проведешь.

Томми Второй пожал плечами.

– Посмотрим. У тебя еще тридцать минут до конца урока. Попробуем еще раз?

Дрю был захвачен врасплох. А он думал, что они просто играют. Теперь же понял, что Томми Второй учит его за деньги.

– Попробовать снова? – переспросил Дрю. Хотя он чувствовал себя оскорбленным, но был готов принять вызов. – Черт побери, ты прав.

– На этот раз ты не против побиться об заклад?

Дрю чуть не сказал “да”, но, заподозрив ловушку, ответил:

– Как-нибудь в другой раз.

– Как хочешь, – Томми Второй расправил плечи. – Я предлагаю пройти те же три квартала, но только в обратную сторону. Встретимся там, где мы начинали в прошлый раз.

Руки Дрю стали потными от волнения. Положив бумажник обратно в карман, он обнаружил, что Томми Второй снова, как по волшебству, исчез в толпе.

И через два квартала, когда Дрю засунул руку в карман, он уже точно знал, что там лежит не его бумажник. Он выругался.

Как и раньше, Томми Второй стоял в конце третьего квартала, прислонившись к стене, и протягивал Дрю его бумажник.

Назавтра после школы Дрю сделал новую попытку. Результат тот же.

Так было и в последующие несколько дней.

Но каждый раз Томми Второй давал ему дополнительные советы.

– Ты не должен привлекать внимания. Стань невидимым, тогда избежишь нападения.

– Тебе легко говорить. Ты восточный человек. Ты здесь свой.

– Неверно. Для тебя, американца, все восточные люди кажутся похожими. Но для китайца непалец так же чужероден, как ты. И привлекает обычно такое же внимание.

Дрю был озадачен.

– Обычно? Ты хочешь сказать, что ты не выделяешься?

– Яне выделяюсь на улице. Никому не гляжу в глаза. Никогда не остаюсь в одном и том же месте так долго, чтобы меня успели запомнить. Я как бы сжимаюсь.

– Вот так? – Дрю попытался что было сил сжаться, сделав это в такой гротескной манере, что Томми Второй позволил себе – что само по себе было редким событием – засмеяться.

– Нет. Конечно, не так. Какие странные идеи приходят тебе в голову. Я хочу сказать, что я сжимаю свои мысли. Мысленно я делаю так – он тщательно подбирал слова, – словно меня здесь нет.

Дрю в недоумении покачал головой.

– Со временем ты поймешь. Но запомни еще одно. Никогда не позволяй себе расслабляться. Нельзя, чтобы что-то могло смутить тебя или отвлечь твое внимание. Не только сейчас, когда мы занимаемся. Никогда. Нигде.

И этому мальчику, подумал Дрю, только четырнадцать. Как бы не так. Он думает, что если он коротышка, то может соврать про свой возраст. Ему наверняка не меньше двадцати. Стать невидимым. Не выделяться на улице. Не позволять ничему отвлечь себя. Дрю сделал еще одну попытку.

И снова то же. Но однажды днем после школы Дрю, пройдя “сквозь строй”, подошел к Томми Второму, прислонившемуся, как обычно, к стене, засунул руку в карман и, уже предчувствуя свое поражение, взглянул на вытащенный из кармана бумажник. Свой собственный!

– Ты позволил мне выиграть. Томми Второй покачал головой.

– Я ни с кем не играю в поддавки. Ты сделал то, чему я тебя научил. Ты не среагировал на нищего, просящего денег. Ты ни разу не взглянул на попугаев в ярмарочной палатке. Не проявил ни малейшего интереса к опрокинутой тележке с овощами, а просто прошел мимо, даже не взглянув себе под ноги. Ты вел себя так, что я не смог обмануть тебя.

От гордости сердце Дрю забилось быстрее.

– Значит, я…

– Сделал это один раз. Но это еще ни о чем не говорит. Готов попробовать еще?

И в следующий раз Дрю вытащил из кармана свой бумажник. Но Томми Второй не поздравил его. Юный, но уже умудренный жизнью, непалец считал, очевидно, что успех есть сам по себе достаточная награда.

– Теперь мы приступим к самой сложной части.

– Самой сложной? – Дрю сник.

– Ты доказал, что я не смогу вытащить у тебя бумажник. А сможешь ли ты стащить мой?

Дрю пошевелил ногой.

– Давай попробуем.

Дрю, скрывшись в толпе, шел сначала позади Томми, надеясь на счастливую случайность, затем бросился догонять непальца. Томми схватил его за руку.

– Я каждую секунду знал, где ты. Ты не стал невидимым. Попробуй снова.

– Позволь толпе растворить тебя.

– Опасайся того, что может отвлечь твое внимание.

– Ничто не должно отвлечь тебя.

– Эту проблему ты должен решать сам.

Три дня спустя Дрю стоял в конце третьего квартала, прислонившись к стене. Томми Второй, увидев, в какой позе стоит Дрю, понял все. Из своего кармана он вытащил чужой бумажник.

– Когда апельсин ударил мне по плечу? – спросил он.

– Я заплатил мальчишкам за это.

– А я по глупости повернулся в эту сторону. Потому что был уверен, что его бросил ты.

– Я же шел позади тебя.

– Блестяще! – Томми Второй засмеялся. – Здорово, вот это трюк!

– Ты ни о чем не забыл?

Томми Второй немного растерялся. Но тут же понял и пожал плечами.

– Конечно. – Не выказывая ни малейшего огорчения, он отдал Дрю американский доллар.

Ибо в этот раз Дрю заключил пари.

3

Начав наблюдение за три квартала до особняка, в котором жили Арлен и Джейк, Дрю, идя по Двенадцатой стрит, поймал себя на том, что думает о Томми Втором. Он ни разу не видел его с тех пор, но Томми и его уроки навсегда остались в его памяти. Он понимал, что Томми выглядел бы угрюмее обычного и сурово отчитал бы его, если бы был здесь и знал, что Дрю позволил себе отвлечься, хотя бы и на минуту.

Смешайся с толпой. Скрой свою индивидуальность. Стань невидимым. Сконцентрируйся. Дрю, повинуясь этому беззвучному английскому голосу, знал, что все будет хорошо.

Спокойно, внимательно прошел он первый квартал, пересек шумный перекресток и двинулся дальше.

Но он не собирался пройти больше половины второго квартала. Применяемая им тактика требовала терпения: он изучал окрестность “круговым” методом, подходя к одним и тем же местам с разных сторон, каждый раз сужая еще не обследованный участок. Убедившись, что не привлек к себе внимания, Дрю дошел до середины второго квартала и, повернувшись, направился тем же путем обратно. На перекрестке он свернул на юг, дошел до Десятой стрит, прошел по ней в направлении, параллельном дому Арлен и Джейка, затем повернул налево и снова вышел на Двенадцатую стрит. Теперь он опять оказался в трех кварталах от своей цели, но уже с противоположной стороны. Включившись в ритм улицы, бессознательно чувствуя, что происходит вокруг, он направился в сторону особняка. Дойдя до середины второго квартала, пересек улицу и пошел обратно.

Прекрасно, подумал он, я уменьшил периметр, и пока все идет хорошо. На меня никто не напал. Если за домом наблюдают, то эти люди находятся от него на расстоянии, не превышающем полтора квартала.

Он хорошо знал, что ищет. Во-первых, должна быть машина. Ведь если объект слежки покидает место, которое держится под наблюдением, он обычно берет такси. Это значит, что детективам надо всегда иметь машину наготове. Однако проблема парковки в городе настолько сложна, что, если место найдено, его необходимо сохранить. Кроме того, надо находиться около машины на тот случай, если объект слежки быстро удаляется. Двое в припаркованной машине могут привлечь внимание, поэтому один сыщик обычно сидит в машине, а другой занимает наблюдательный пункт в соседнем доме.

Существуют различные вариации этой тактики, и Дрю был знаком со всеми: у машины поднят капот и человек возится с двигателем, фургон со слишком большим количеством антенн, человек с зонтом на углу дома.

Но он уже увидел, что хотел. У западного конца квартала, в котором находился особняк, сидел мужчина в темно-синей машине (было правило – не пользоваться яркими цветами), который проявлял намного больший интерес к дому, нежели к прошедшей мимо яркой блондинке в облегающем кожаном костюме.

Не выделяйся, подумал Дрю. Если нужно, прикинься рассеянным. Дрю не знал точно, где находится другой человек. Скорее всего, подумал он, его выслеживают еще двое – один должен находиться около дома, другой – в машине рядом с водителем; как только тот, за кем следят, уходит из района наблюдения, этот второй обычно вылезает из машины и следует за ним.

Но их главная цель, напомнил себе Дрю, не наблюдение за домом, который служит всего лишь наживкой. Он здесь из-за меня, и они будут следовать за Арлен и Джейком, полагая, что я захочу встретиться с ними не у них дома, а в другом месте.

Прекрасно, подумал он. Нет проблем. Теперь я знаю, на каком расстоянии от дома опасность мне еще не угрожает… Он быстро пошел назад, к тому месту на площади Вашингтона, где оставил мотоцикл. Сняв цепочку, которой тот был прикован к металлической ограде, и заведя двигатель, он направился обратно к Двенадцатой стрит. Припарковавшись между двумя автомобилями на расстоянии в три четверти квартала от темно-синей машины, Дрю поставил мотоцикл на подножку, прислонился к мягкому сиденью, и, скрытый стоящей впереди машиной, стал ждать.

4

Три часа.

В начале пятого, когда начало моросить, он в двух кварталах от себя увидел женщину, вышедшую из особняка. Даже на таком расстоянии он узнал ее.

Арлен. У него перехватило дыхание. Дрю предполагал, что испытает потрясение, увидев вновь Арлен, но не ожидал, что оно будет таким сильным. Эмоции, которым он в течение шести лет не позволял выйти наружу, захлестнули его.

Легкая атлетика и альпинизм сделали ее походку легкой и энергичной, поступь была упругой и в то же время грациозной. Следя за ней, Дрю испытывал и чувственное, и эстетическое удовольствие. Он вспомнил ее тело и голос и внезапно испытал страстное желание прикоснуться к девушке.

Ее одежда соответствовала ее внутренней сути. Она почти никогда не одевалась как положено: предпочитала спортивные туфли или туристские ботинки, джинсы, толстый свободный свитер, спортивную куртку. Сейчас вместо сумочки у нее был небольшой нейлоновый пакет, перекинутый через плечо; она шла по улице в направлении, противоположном тому месту, где находился Дрю, и не обращала внимания на моросящий дождь, падавший на ее золотисто-каштановые волосы.

Все еще не справившись со спазмом в горле, со слезами, внезапно выступившими на глазах, Дрю завел мотоцикл, однако продолжал оставаться на своем месте между прикрывавшими его машинами. Когда Арлен уже подходила к дальнему углу квартала, какой-то пьянчуга, полулежавший на ступеньках дома, расположенного напротив дома Арлен, поднялся, спустился к двери цокольного этажа и, пройдя немного вдоль рельсовых путей, пересек улицу и направился к темно-синей машине. Он забрался на заднее сиденье, хлопнул дверью, и машина тут же двинулась вслед за Арлен, которая к тому времени на углу квартала свернула направо.

Дрю ухмыльнулся – он оказался прав. Где-то недалеко должен быть еще один сыщик. Между тем люди в машине спешили к углу квартала, чтобы узнать, что сделала Арлен, пошла дальше по авеню, вошла ли в магазин или села в такси.

Дрю не поехал по Двенадцатой стрит, где оставшийся сыщик мог его заметить. Поэтому перед перекрестком он свернул направо и направился к северу, параллельно Арлен. На Тринадцатой стрит он свернул налево и поспешил к следующему углу авеню, надеясь там перехватить Арлен.

Но ее не было. Он увидел только темно-синюю машину. Двое мужчин в ней, пересекая перекресток, неотрывно смотрели вперед. На кого же они работают, подумал Дрю. На “Скальпель”?

На перекрестке Дрю внимательно оглядел обе стороны авеню. Арлен нигде не было видно. Несмотря на свое нетерпение, он выждал какое-то время, пропустил несколько машин и лишь затем влился в поток транспорта, чтобы следовать за темно-синей машиной, не упускавшей, по-видимому, Арлен из виду.

Может быть, подумал он, Арлен, выйдя на авеню, села в такси. Это удивило его, поскольку она обычно предпочитала ходить пешком, даже если нужно было идти далеко.

Он следовал за темно-синей машиной. А значит, и за Арлен. Несколько машин, отделявших его от сыщиков, закроют его, если они случайно оглянутся. Дождик, превратившийся теперь в довольно сильный, также мешал сыщикам. Правда, холодные капли, попадавшие в глаза, мешали и Дрю. Тогда он воспользовался умением, приобретенным на уроках фехтования в Горной технической школе. Задача заключалась в том, чтобы подавить рефлекторное движение век.

Усилившийся дождь проникал за воротник пальто, а шерстяные перчатки насквозь промокли, но он продолжал следовать за темно-синей машиной. Они въехали в средний Манхэттен и свернули на Пятнадцатую стрит.

Когда темно-синяя машина притормозила, он сделал то же самое. Ему сразу стало понятно, в чем дело. Впереди, настолько близко, что можно разглядеть блеск ее золотистых волос и здоровый румянец на лице, из остановившейся машины вышла Арлен.

У него сильно забилось сердце. Она никогда не красилась: солнце и вода дарили все, что ей было необходимо. Черты ее лица были совершенны. Но менее всего походила она на фарфоровую куклу. Хотя фигура у нее была немного худощавой, ее бедрам, талии и груди могли бы позавидовать многие актрисы; но в то же время она была сильной и мускулистой.

Мужчина в неопрятной одежде пьяницы перебрался с заднего сиденья на переднее, водительское. Элегантно одетый водитель вышел из машины, чтобы следовать за Арлен. Когда машины сзади засигналили, новый водитель вынужден был двинуться дальше. Дрю даже посочувствовал ему. В Манхэттене не так-то легко припарковаться. Если он только не поставит машину во второй ряд, рискуя быть оштрафованным, ему придется многократно объезжать квартал, пока снова не появится его партнер. Но в эту минуту Дрю заметил у человека, отправившегося следом за Арлен, множество маленьких микрофонов, похожих на слуховые аппараты, от которых шли провода во внутренний карман костюма.

Еще раньше, в Бостоне, гуляя по аллее, Дрю был у дивлен, увидев такие аппараты у многих, но в основном у молодых людей. Случайно он услышал, что из аппаратов доносилась музыка. Он зашел в стереомагазин, где ему объяснили, что такие аппараты прилагаются к компактным радиоприемникам и магнитофонам. Элегантно одетый мужчина вряд ли слушал музыку, однако наушники на его голове выглядели привычно и не привлекали внимания. Он явно поддерживал двустороннюю связь с водителем темно-синей машины. Поэтому “пьянчуга” мог спокойно двигаться вокруг квартала хоть до вечера, не беспокоясь о том, как бы не пропустить партнера.

Было только полпятого, но из-за хмурого неба казалось, что уже вечер. Дрю встал со своим мотоциклом у проезжей части, рискуя налететь на штраф. Движению транспорта он не мешал. Не обращая внимания на холодный дождь, он смотрел туда, где в пятидесяти ярдах от него остановился элегантно одетый мужчина с наушниками. Этот мужчина следил, как Арлен заходила в магазин.

Дрю сразу, как только она вышла из такси, понял, что она хочет. Витрины магазина, куда зашла Арлен, были заполнены спортивным инвентарем, главным образом альпинистским. Свернутые кольцом легкие нейлоновые веревки длиной в сто пятьдесят футов, способные выдержать натяжение в четыре тысячи фунтов, карабины, крюки и скальные молотки, нейлоновые канаты, рюкзаки, ледорубы, ботинки с шипами.

В магазине продавались и обычные спортивные товары, но благодаря своей специализации он пользовался популярностью главным образом у альпинистов. Он сам несколько раз бывал здесь с Арлен и Джейком.

Как только вращающаяся дверь закрылась за ней, элегантно одетый мужчина осторожно прошел по тротуару и, воспользовавшись разрывом в потоке транспорта, пересек улицу и встал под навесом, откуда мог незаметно следить из окна за тем, что происходит в магазине.

Но если он посмотрит в мою сторону, то сможет заметить меня, подумал Дрю.

Вскоре должна появиться и темно-синяя машина. Поэтому Дрю поднял мотоцикл на тротуар, повернулся и пошел с ним обратно к перекрестку. Он пересек авеню и отвел мотоцикл по тротуару достаточно далеко назад, чтобы его не смог заметить “пьянчуга”, огибавший квартал. Несмотря на дождь и расстояние, Дрю все еще мог видеть человека, наблюдавшего за магазином, и был способен заметить Арлен, когда она будет оттуда выходить.

Арлен вышла через двадцать минут с тремя пакетами.

Ей здорово повезло. Она сразу же поймала такси. Но и сыщикам также повезло – темно-синий автомобиль появился из-за угла почти в ту же минуту. Прямо на ходу элегантный сыщик сел в машину, и она, не останавливаясь, продолжила преследование.

Удача изменила только Дрю.

Он столкнул мотоцикл с тротуара на проезжую часть, завел его и двинулся в путь, но тут загорелся красный свет. Когда красный свет светофора сменился на зеленый, никого уже не было видно.

5

Человек за кассой был похож на швейцара – высокий, крепкий голубоглазый блондин. Ему чуть больше тридцати, подумал Дрю. В прекрасной форме, широкие плечи, мускулистые руки и грудь. Когда дверь закрылась за Дрю, кассир, отвернувшись от лежавших на полке свернутых веревок, встретил его радостной улыбкой.

Его акцент был скорее похож на акцент обитателей Бронкса, нежели на швейцарский.

– Мерзкая погодка, а? Рад, что я не там. – Он рукой показал на дверь, за которой хлестал ливень. – Хотите чашку кофе? Ваше пальто промокло, смотрите не заболейте.

Дрю улыбнулся в ответ.

– Кофе… уж больно соблазнительно. Но нет, он меня сильно возбуждает.

– Тогда, может быть, без кофеина? Дрю не понял.

– Кофе без кофеина? Что это такое? Нет. Но тем не менее, спасибо. Я был в магазине напротив и случайно обратил внимание на женщину, которая вошла сюда. Симпатичная, спортивного вида, светлые волосы, вместо сумочки пакет. Она напомнила мне одну очень хорошую знакомую. Арлен Хардести.

– Это она и была. Она и ее брат часто покупают у нас разные вещи.

– Старик Джейк. Я хотел зайти и поздороваться. Но то одно, то другое. Я вижу, что упустил ее.

– Опоздали на десять минут. Дрю изобразил разочарование.

– Разминулись, как в горах. Я не видел ее так долго, что не должен был упустить такой случай.

– Как в горах? – Глаза продавца заблестели. – Вы альпинист?

– В последнее время был слишком занят, но раньше много ходил по горам. И с Арлен, и с Джейком… Надо бы спросить их, не собираются ли они вскорости опять…

– Скорее, чем вы думаете. Вам надо побыстрее связаться с Арлен. Она заходила купить кое-что из инвентаря. Собирается отправиться завтра в горы. По правде говоря, было бы хорошо, если бы вы отправились вместе с ней.

– Почему?

– Она сказала, что идет одна. Я не знаю, насколько вы строго придерживаетесь правил, но даже опытных альпинистов мы отговариваем отправляться в одиночку. Это опасно. Конечно, она знает, что делает, но ведь всякое может случиться. А гора, на которую она собирается, совсем не простая.

– Какая?

– Рог Сатаны. В Пенсильвании.

– Проконос.

– Вы знаете это место?

– Я был там несколько раз с Арлен и Джейком. Арлен говорила, что, когда у нее болит голова. Рог Сатаны на нее действует лучше аспирина. Если она чем-либо встревожена, то всегда взбирается на эту гору.

– Да, я тоже поднимался на нее, и поверьте, у меня как раз от нее головная боль. Вы были там, поэтому знаете, что это не то место, куда можно идти одному. Эта чертова сланцевая глина. Каждый раз, когда я держался за выступ, я начинал молиться Богу, чтобы руки не соскользнули.

Дрю улыбнулся.

– Богу? Мне это знакомо.

– Тогда отговорите ее от этого, хорошо? Или, если не удастся, напроситесь идти с ней.

– Я бы тоже не хотел, чтобы она получила травму. – Дрю сделал вид, будто обдумывает возможность совместного похода. – Да какого черта! В последнее время я слишком много работал. Но, если идти в горы, мне нужно кое-что купить. Я не захватил с собой снаряжение.

Глаза клерка заблестели еще ярче. Он уже и не надеялся на клиентов в такое позднее время.

– Начнем с ботинок.

6

Окутанный утренним туманом, Дрю спускался по сырому лесистому склону. Ноги немного вязли в мягкой земле, покрытой пропитанными влагой листьями. Обойдя пару валунов, он вышел к горной речке. Солнце позади него медленно поднималось над склоном, рассеивая туман, и ему стали лучше видны поваленные стволы и сучья вокруг них. Он нашел ствол длиной в десять футов и толщиной в десять дюймов, не такой гнилой, как другие, и, притащив его к речке, перебросил одним концом на другой берег. Со свернутой в кольцо веревкой и нейлоновым канатом, перекинутым через плечо, он стал переходить речку, балансируя раскинутыми в стороны руками и прислушиваясь к глухому потрескиванию бревна под ногами.

Перебравшись, он начал подниматься по другому склону, ощущая резкий, похожий на мускус, запах глинозема. Наверху он остановился передохнуть. Он добрался сюда за полчаса, пройдя четверть мили по густому лесу. Его мотоцикл был спрятан в кустах вблизи дороги, ведущей к посыпанной гравием площадке для парковки машин, от которой обычно начинали путь в горы альпинисты и туристы. В Нью-Йорке он провел ночь в приюте, пообещав дежурному священнику перемыть посуду в обмен на еду и койку. И теперь, после двух часов езды на мотоцикле, его тело отдыхало от связанного с ездой напряжения; он наслаждался тишиной, так контрастирующей с вибрирующим ревом мотора.

Туман почти рассеялся, и сквозь чахлый короткий подлесок Дрю увидел цель своего путешествия – поднимавшуюся высоко в небо серую конусообразную гору, называемую Рогом Сатаны. Вдали, в тридцати футах от Рога Сатаны, виднелась другая скала; горы когда-то соединялись естественным скальным мостом, который разрушился в пятидесятых годах. То, что Рог отделился от скалы, было драматическим свидетельством хрупкости этих скал. И, глядя на груды отколовшихся от горы фрагментов, Дрю понимал, что и сама гора когда-нибудь так же разрушится, как разрушился этот мост.

Однако сейчас гора, защищенная от ветра окружающими ее скалами, неясно вырисовывалась в тумане, маня и притягивая, словно зазывая любителей острых ощущений.

Дрю пробился через подлесок, затем пересек участок увядшего, ставшего коричневым папоротника, уже разбросавшего по земле свои семена, и высокой травы, в которой промокли до колен его спортивные брюки. Он осторожно ставил ноги в альпинистских ботинках на мелкие камни, чтобы не заскользить по ним и не растянуть связки.

Тишина, царившая вокруг, невольно вызывала суеверный страх; в нее вторгался лишь звук его шагов, усиливаемый эхом от окружающих скал. Внезапно он услышал позади звук раздвигаемых ветвей.

Он тревожно обернулся и направил маузер в нечто, скрытое пеленой тумана.

Шорох приближался. Дрю мог укрыться только в лесу, в тридцати ярдах отсюда, да и где гарантия, что в кустах, которые он выбрал, никого нет?

Справа.

Вот здесь. Кусты раздвинулись. Ветви переместились.

Он моргнул.

Три оленя с белыми хвостами, две самки и самец, вышли из зарослей на поляну, поросшую папоротниками и травой, рога самца были похожи на голые, без листьев, ветви. Дрю видел ужас в глазах животных, заставивший их на мгновение застыть на месте, словно на фотографии.

Но только лишь на миг. Резко развернувшись, так что стали видны только их белые хвосты, животные стремглав понеслись обратно в лес. Стук копыт напоминал шум водопада. Топот постепенно затихал, потом стал еле слышен.

Опять воцарилась тишина.

Глубоко вздохнув и спрятав маузер, Дрю продолжал осторожно подниматься по склону.

7

Только раз, у самого подножия Рога, он посмотрел наверх. Правило гласило: не смотри ни вверх, ни вниз, гляди лишь на поверхность перед собой. Но он не удержался от искушения вновь ощутить все великолепие этого необыкновенного творения природы.

Взяв для страховки веревку и нейлоновый канат, он некоторое время размышлял, как лучше выполнить этот только кажущийся легким подъем. Хотя скала была почти отвесной – она сужалась и становилась наклонной только на самом верху, где и принимала форму конуса, – ее поверхность была неровной, и поэтому всегда можно было найти опору для рук и ног.

Но вот вы начинаете на нее взбираться.

И вам сразу становится ясно, что куски скалы легко отламываются. Всякий раз, когда вы ослабляете давление своего веса на выступ скалы, хватаясь руками за обнаженную породу, вам нужно проверить ее на прочность много раз, медленно увеличивая давление, и все равно нельзя быть полностью уверенным, что она выдержит. Только самые опытные, отважные и уверенные в себе альпинисты могли решиться на подъем. Только такие захотели бы это сделать. Всего-то двести футов до вершины. Но подъем мог длиться целых два часа. Сто двадцать минут нервного напряжения. За это время тысячу раз от страха сжимается сердце и принимаются решения, от которых зависит твоя жизнь. Дрю понимал, почему Арлен поднималась на Рог, когда ей нужно было освободиться от тревожных мыслей. Взбираясь на Рог, невозможно думать ни о чем, кроме Рога.

Но чем она была настолько расстроена, что ей понадобилось такое лечение?

Он отогнал от себя эти мысли. Рог был создан для экзистенциалистов. Никакого внимания на постороннее. Принимаешь решение, учитывая только данный момент. Ничего раньше и ничего потом.

Во время восхождения не надо, как это часто делают любители, прижиматься к скале. Правильнее всего при подъеме отклониться от скалы под некоторым углом. В таком положении лучше видно, где найти следующие опоры для рук и ног. Кроме того, оно позволяет вытягивать руки и ноги и давать им отдых. Осторожно поднимаясь, Дрю вспомнил о главном секрете, которому его обучила Арлен. Это ключ не только к успешному подъему, но и ко многому другому, подумал он. Виси спокойно.

И все же что-то беспокоило его. Он испытывал и душевный подъем, и страх одновременно. Ведь скоро он увидит ее.

8

Вершина Рога была покрыта чахлым кустарником, теперь безлистым, но достаточно переплетенным и густым, чтобы в нем можно было укрыться. Вскарабкавшись на выступ, Дрю прополз пятифутовый участок голой скалы и лишь потом, в глубине чащи, позволил себе расслабиться. Солнце стояло над головой, но, несмотря на безоблачное небо, оно не очень грело. Дрю, вспотевшему раньше при подъеме, становилось холодно. Дрожа, он достал из карманов куртки семечки подсолнуха, сушеные фрукты и плитку шоколада.

Медленно жуя, Дрю снял с пояса фляжку и сделал несколько глотков тепловатой воды. Вскоре силы вернулись к нему. Вершина Рога имела в поперечнике примерно сорок футов: этого было достаточно для маневров в случае необходимости. Он смазал раны на натертых о скалы ладонях и сконцентрировал внимание на входе в тектонический бассейн, на том лесном участке у подножия горы, который он раньше проходил. Отсюда, с этой так высоко расположенной точки наблюдения, Дрю казался себе очень маленьким. Он произнес благодарственную молитву.

Дрю лежал на животе и старался расслабиться. Он ждал. Решение, которое он принял, казалось ему правильным. Если бы он остался в Нью-Йорке, ему бы пришлось, скорее всего, ждать несколько дней, пока он нашел бы возможность передать сообщение Арлен, не обратив при этом на себя внимания выслеживающих его людей. Чем дольше бы он следовал за теми, кто в свою очередь следовал за Арлен, тем больше был бы риск оказаться замеченным.

Теперь же, узнав, куда она собирается, и появившись в этом месте раньше нее, он чувствовал себя в безопасности. Несомненно, эти люди будут следовать за ней до Рога. Конечно, у них может возникнуть искушение подняться на ближайшую скалу и оттуда наблюдать за Арлен, но сомнительно, чтобы они были опытными альпинистами. Но даже если бы они и рискнули, подъем и спуск со скалы продолжался бы так долго, что Арлен за это время спокойно могла бы ускользнуть от них.

Дрю был уверен, что поступил правильно, теперь он может рассчитывать, что ему, по крайней мере, удастся поговорить с ней наедине, здесь их никто не увидит. Продолжая лежать, прижавшись животом к земле, он увидел Арлен, выходившую из леса, и почувствовал, как кровь застучала в висках. Совсем крошечная с того места, откуда смотрел на нее Дрю, она остановилась на мгновение, обозревая Рог, затем, видимо, удовлетворенная увиденным, выпрямилась и пошла через подлесок к подножию горы.

Она несла свернутую в кольцо веревку, такую же, как у него. Он увидел также раздутый от вещей тяжелый пакет. На ней была свободная одежда: толстые шерстяные брюки и рубашка, то и другое голубого цвета, и открытая, цвета хаки, куртка с большим количеством карманов. Золотисто-каштановые волосы, подобранные под серую вязаную шапочку, не скрывали ее изящную шею. И даже в тяжелых альпинистских ботинках ее походка оставалась грациозной. От воспоминаний у него закружилась голова. Он закрыл глаза, чтобы отогнать видения прошлого.

9

Вначале появилась рука. Поцарапанная, как и его, она ухватилась за выступ скалы. Затем другая рука. Он увидел серую вязаную шапочку и ее искаженное от усилий лицо, покрытое потом: тяжело дыша, она собиралась сделать последнее усилие.

Арлен была совсем близко, но не видела его, закрытого кустами. Подтянувшись, она подняла колено к краю скалы, изогнулась и рывком выбросила себя на плоскую поверхность. Грудь ее высоко вздымалась.

Несколько мгновений Арлен смотрела на безоблачное небо, судорожно глотая воздух, затем сняла с пояса флягу. Как и ожидал Дрю, она пила короткими небольшими глотками, стараясь подавить подступившую тошноту. Когда ее дыхание стало спокойным, она провела рукавом куртки по лбу и медленно села, спиной к Дрю, глядя вниз на осенний пейзаж.

Потом сняла шапочку, покачала головой, освобождая волосы, провела по ним руками. Ее спина была прямой, словно она позировала для журнала мод.

Дрю посмотрел вниз в сторону густого леса у входа в тектонический бассейн, но никого там не увидел. Он надеялся, что Арлен захочется размять ноги, и тогда, может быть, она зайдет за кусты и заметит его, но она продолжала сидеть, глядя вниз.

Дрю не мог больше терять времени. Он решил рискнуть, положась на ее выдержку.

– Арлен, это Дрю.

Он сказал шепотом, но для нее это было подобно крику.

– Нет, не поворачивайся.

По движению ее плеч было заметно, что она потрясена. Но, как он и думал, послушалась его команды. Привыкшая приспосабливаться к быстро меняющимся обстоятельствам, она внешне оставалась спокойной и продолжала смотреть в сторону леса. Только вена сильнее запульсировала на шее.

– Не говори, – продолжал он. – Я объясню, почему я здесь. Но не тут, на открытом месте. За тобой следят. Они внизу. Она сделала еще один глоток из фляги. Ну, молодец, с восхищением подумал Дрю.

– Делай все естественно. Встань, вытяни руки, попрыгай. Отдохни немного. Ясно, что, раз уж ты здесь, ты захочешь оглядеться вокруг. Войди в кустарник. Когда тебя уже не будет видно снизу, сядь, и мы сможем поговорить.

Она сделала еще несколько глотков и положила шапочку на флягу.

– Мне нужна твоя помощь, прибавил он. – Я в беде.

Минуту спустя она встала, засунула руки в карманы куртки, повернулась, окинула взглядом отвесные скалы, и осторожно вошла в чащу.

Как он хотел бы снова обнять ее, дотронуться до ее груди, поцеловать. “Боже милостивый, что со мной! Ведь я же дал священный обет”.

Арлен шла через кустарник в его сторону, одна рука ее оставалась в кармане куртки. Выражение ее глаз насторожило его. В них не было ни любопытства, ни радости от встречи с ним. Они были невозмутимы и холодны. Улыбка ее казалась искусственной.

Его сердце забилось еще сильнее. Встав на колени рядом с ним, она вынула руку из кармана.

И в тот же момент швырнула скальный молоток в направлении его левого виска.

Услышав, как острый конец молотка со свистом рассекает воздух, он отпрянул назад, чтобы избежать удара.

– Ты что, – хрипло проговорил он. Когда она снова размахнулась, он откатился в другую сторону. Ему стало страшно. Арлен была сильна, а скальный молоток довольно опасен, и уж во всяком случае им можно было раздробить челюсть.

Он откатился дальше, стараясь оправиться от шока и перехватить инициативу.

– Арлен, почему?

Рассекая воздух, молоток просвистел совсем рядом.

– Ради Бога!

На этот раз молоток задел его плечо, но пальто смягчило удар.

Когда она снова нацелилась ему между глаз, Дрю, резко приподняв ногу, ботинком сильно ударил ее по кисти, отклонив от себя острие молотка. Арлен застонала. Дрю оттолкнулся от земли, схватил ее за руку и бросил на спину. Придавив ее к земле своим телом, он крепко сжал руками ее руки и почувствовал, как бьется ее грудь под его грудью. В пяти дюймах от себя Дрю видел горящие гневом глаза Арлен.

Их горячие порывистые дыхания смешались. Он с особой остротой ощущал запах ее тела.

– Мерзкий ублюдок, – сказала она. Он вздрогнул от боли.

Арлен, извиваясь, пыталась высвободиться и продолжала с ненавистью глядеть на него.

– Где, будь ты проклят, Джейк? – выкрикнула она. Силы внезапно покинули его. Он пытался понять скрытый от него смысл ее слов.

– Джейк?

– Ты слышишь меня, ты, сукин сын? Где он? Будь ты проклят, если убил его.

Арлен колотила ногами, стараясь попасть ему в пах.

Он прижал ее ноги к земле, долгим взглядом, полным безысходности и отчаяния, посмотрел на нее, покачал головой, откатился и лег, печально глядя на небо сквозь кустарник.

Возможно, только это успокоит ее. Покажет, что он невиновен. Не защищаться, отказаться от борьбы.

Она поднялась, подошла к нему и взмахнула молотком. Он не сделал ни малейшего усилия, чтобы оттолкнуть ее.

Вздохнув, Арлен воткнула молоток острым концом в землю рядом с его шеей так, что зазубрины на тыльной стороне молотка оцарапали его кожу.

Никто из них не двигался. Они смотрели друг на друга. На скале позади них, чем-то обеспокоенная, взмахивала крыльями птица. Арлен тяжело дышала.

– Ты…

– Подонок, – сказал он. – Я слышал. – Бог проклянет меня за то, что я сукин сын. И это я понял. Скажи мне только, почему.

Она растерялась. Судорожно глотнув воздух, медленно опустилась на землю рядом с ним.

– Я почти…

– Решила не промахнуться в следующий раз? Да, я понял это. Но решил попытать счастья.

– Но я не уверена, что тебя не надо бояться.

– Но ведь ты знаешь, что я мог убить тебя, когда лежал на тебе.

– Только потому я и не… – Она хмуро посмотрела на молоток, воткнутый рядом с его шеей. – Ты все такой же. Даже не вздрогнул.

Он пожал плечами, вытащил молоток, сел, взял его в руки и передал ей.

– Жалеешь? Хочешь попробовать снова? Она печально покачала головой.

– Тогда объясни, в чем дело. Ее глаза вспыхнули.

– Это относится и к тебе. Что ты здесь делаешь? Откуда ты узнал, что я буду здесь?

– За тобой следили.

– Я знаю.

Он удивленно поднял брови.

– Ты знаешь?

– Трое. Один из темно-синей машины. Другой на противоположной стороне улицы со ступенек, притворившись наклюкавшимся. Третий продавал зонтики в палатке на углу. Когда погода была солнечной, он переключался на кислую капусту. – Она сделала гримасу. – Они появились пять дней тому назад.

Дрю напрягся.

– В субботу?

Она изучающе посмотрела на него.

– Да, в субботу. Утром. А что? Это важно?

Дрю провел рукой по щеке. В пятницу ночью он приехал в Бостон. Он оставил своего пленника в фургоне у стоянки в аэропорту Логана. Через несколько часов команда убийц – те, кто отдали приказ напасть на монастырь, – должны были уже знать, что он покинул Вермонт.

Джейк? Арлен хотела знать, где ее брат. Она думала, что он причастен к его исчезновению. Именно поэтому она чуть не убила его.

– Это говорит мне о многом, – сказал Дрю. Все еще желая сохранить контроль над ситуацией, он с трудом заставлял себя говорить спокойно. – Что с Джейком? Ты сказала, что он исчез? Перед последним вторником?

Ее пальцы, сжимавшие молоток, побледнели.

– Так ты знаешь что-то о нем?!

– Ничего. Успокойся. Мы всегда понимали друг друга, помнишь? Я упомянул вторник, потому что с этого дня начались мои собственные беды. Я начинаю думать, что то, что случилось с Джейком, как-то связано со мной. – Он напряженно думал. – В какой день он исчез?

– В пятницу. Еще до того вторника.

– А почему ты обвиняешь меня?

– Из-за Януса.

– Что?

– Ты и Янус…

– Женщина по имени Янус?

– Нет. Это имя из мифа. – Она произнесла по буквам “Я-н-у-с”. Ты смотришь так, будто никогда не слыхал о нем. Это твоя новая подпольная кличка, не так ли?

Янус? Внезапно он вспомнил голос священника со славянским акцентом. “Янус. Я должен поговорить с тобой о Янусе. – Может, из-за акцента он неправильно расслышал это слово?”

Голова Дрю раскалывалась от боли. Янус? Римский бог, смотрящий вперед и назад. Двуликий Янус.

Сумасшедший дом.

– Я не знаю, о чем ты говоришь, – сказал он.

– Но это же твоя подпольная кличка. Об этом писали газеты, печатались фотографии.

Как он ни старался успокоить ее, безумие все нарастало. Все казалось бессмысленным.

– Мои? – Он боялся, что сам сойдет с ума. – Но никаких фотографий не может быть. Это невозможно. Она пристально смотрела на него.

– Что с тобой? – спросил он.

– Не может быть фотографий… Это невозможно… Но это же говорил мне все время Джейк.

– Конечно. Он должен был знать. Она швырнула молоток в грязь.

– Черт побери, хватит играть со мной!

– Янус. Кто он? Почему он так важен?

– Янус – это ты, ты сам это должен знать.

– Расскажи мне.

– Наемный убийца. Международный преступник. Негодяй. Убил двадцать человек за последние два года.

Дрю чувствовал, как к лицу приливает кровь.

– И все считали, что это я? Она выглядела растерянной.

– Чем больше Джейк слышал это о тебе, тем больше он казался встревоженным. Почему, он мне не говорил. Две с половиной недели назад он наконец сказал, что больше ждать не может. Он должен выяснить, что происходит.

– И тогда он…

– Исчез. А в прошлую субботу появились эти люди. Они повсюду следовали за мной. Какую бы тактику я ни выбирала, они все угадывали заранее. Вот почему я здесь. Я хотела остаться наверху до темноты, потом спуститься по веревке и забраться на скалу за Рогом и таким образом оторваться от них.

– Неплохо. – Его сердце разрывалось от любви к ней; он улыбался, Думая, какая она умница. – И потом ты собиралась выяснить, что случилось с Джейком.

– Совершенно верно.

– Будем делать это вместе. – Его голос звучал несколько напряженно. – Я хочу не меньше тебя выяснить все. Получить ответы на множество вопросов. Мне очень жаль, что я не рассказал тебе, что случилось со мной. – Он внимательно смотрел на нее. – Но ты ошибаешься насчет этих людей. Они следят не за тобой. Их цель вовсе не в том, чтобы помешать тебе найти Джейка.

– Тогда за кем?

– За мной.

Она нахмурила брови.

– Они следуют за тобой, надеясь… В общем, им нужен я, – сказал Дрю. – Только что ты задала себе вопрос, почему Джейк был уверен, что я не мог быть Янусом. Что газеты ошибались. Что таких фотографий не могло быть.

Глубоко взволнованная, она ждала, что он скажет дальше.

– Потому что последние шесть лет я провел в монастыре. Потому что шесть лет тому назад Джейк убил меня.

10

– Убил? – Она побледнела. Резко откинула голову назад, как от удара. – Монастырь? О чем ты говоришь? Джейк убил тебя?

– Нет времени объяснять. У тебя уже сейчас много вопросов. Потом будет еще больше.

– Но…

– Нет, – настаивал он. – Эти люди внизу могут что-то заподозрить. Они хотели узнать, что ты здесь делаешь. Ты слишком надолго скрылась от их взоров.

Казалось, она обсуждала что-то сама с собой.

– Я обещаю. Позже, – сказал он.

Внезапно кивнув в знак согласия, она посмотрела в сторону кустарника, скрывавшего ее от взглядов возможных соглядатаев. Она расстегнула молнию и пуговицу на джинсах.

Он ошарашенно спросил:

– Что это с тобой?

– Ты же сам сказал – они захотят узнать, что я здесь делала. Его удивление сменилось восхищением.

– Умница.

– Но ты со мной? Ты поможешь мне найти Джейка?

– Я должен его найти. Из того, что ты мне рассказала, ясно: он знает, кто охотится за мной. Подождем темноты и уйдем отсюда вместе. Как только окажемся в безопасном месте, я отвечу на все твои вопросы. Может быть, мы вместе сообразим, где он.

Она внимательно посмотрела на него, улыбнулась; в глазах ее была любовь.

– Так долго тебя не было. Я всегда спрашивала себя, что с тобой случилось. – Она взяла его за руку. – Прости за молоток.

– Забудь об этом. – Любовь переполняла все его существо.

– Если бы ты действительно хотела меня убить, ты сделала бы это.

– Я подумала про тебя то же самое. Ты вполне мог меня убить. – Она сжала его руку. – Мне не передать, как я рада увидеть тебя снова. Как скучала по тебе.

– Я тоже скучал по тебе. – Он чувствовал, как разрывается между любовью к ней и обетом безбрачия. Его смятение еще больше усилилось, когда она прильнула к нему и поцеловала его в губы. Он чувствовал на себе ее дыхание. Больше всего на свете он хотел бы поцеловать ее в ответ, крепко обнять, почувствовать теплоту ее тела. Усилием воли он преодолел свое желание. Его чувство к ней сейчас не было плотским чувством. Нет, он не хочет заниматься с ней любовью. Он стремится выказать ей свою нежность, свою заботу. Разве это грешно? Он крепко прижал ее к себе.

– Те люди внизу, – сказал он.

– Я знаю. – Она улыбнулась. – Нам лучше не расслабляться. Она встала и вышла из чащи, застегивая на ходу молнию на джинсах. Все еще чувствуя на губах привкус ее губ и пытаясь справиться с охватившим его замешательством, он смотрел на нее сквозь просвет в кустарнике и увидел, как она застегнула пуговицу на брюках, затем пояс и села на плоскую площадку у выступа скалы. Она хотела создать впечатление у наблюдавших за ней людей, что зашла в кусты по личным делам. На их месте он так бы и подумал.

Дрю смотрел, как она ест то, что взяла с собой в путь. Немного попив, легла спиной на скалы, словно отдыхая перед спуском. Закрыла глаза. Некоторое время лежала неподвижно. Видно было лишь, как ее грудь поднимается и опускается при дыхании. Действительно ли она уснула? Как бы там ни было, люди внизу решат, что она спит.

Посмотрев вниз в сторону леса, он не обнаружил ничего подозрительного. Или это профессионалы высшего класса, или их попросту нет. Это будет та еще шутка! – подумал он. Столько предосторожностей, а оснований для тревоги, может быть, и нет.

11

Когда стемнело, Дрю на заднем склоне Рога выбрал самую лучшую опору, какую только можно было найти, – валун, который не сдвигался с места, как бы сильно он его ни пытался столкнуть.

Арлен, выйдя из чащи с веревкой и пакетом, склонилась рядом.

– Нашел место для анкера?

– Вот. – Он положил ее руку на еле различимый камень.

– Проверил?

– Выдержит. Если повезет.

– Повезет? Ох, братец. – Но она чувствовала, что он шутит. – Тогда начнем. – Она вытащила из пакета нейлоновый канат.

– Мне нужны твои запасные скобы. У меня только веревка и канат.

– Что-то не похоже на тебя, прийти без полного снаряжения, – теперь пошутила она.

– Точно, но у меня временные трудности. Пустовато в кармане. Они старались говорить тихо. Дрю вновь почувствовал, как хорошо с ней работать. Он обвязал нейлоновый канат вокруг валуна. Арлен пропустила канат через карабин, проверив, надежно ли зажался клапан, связала концы веревки, соединив среднюю точку образовавшейся петли с карабином. Дрю знал, что проще всего было бы связать веревку с канатом, но они были из нейлона, который при взаимном трении быстро нагревается. Поэтому был риск, что, перегревшись во время спуска, узел не выдержит нагрузки и оборвется. Карабин служил своего рода буфером.

Ну вот, почти все готово. Арлен обвязала канат вокруг ног и талии, так то получилось нечто вроде ромба, и пропустила его через карабин, который располагался между ее ног. Дрю сделал то же самое, взяв, что было нужно, из ее пакета. Даже в темноте он мог видеть ее силуэт, стройный и гибкий. Он снова подумал, как она хороша.

Арлен пропустила двойную веревку сквозь карабин, обмотала веревками сначала левое плечо, затем, пропустив их за спину, – правое. Таким образом, основная нагрузка приходилась на карабин, находившийся у нее между ног. Остальное придется выдержать ее плечам и спине; для торможения ей нужно будет правой рукой прижимать веревку к груди.

– Я пойду первой, – прошептала она.

– Следующий выступ через шестьдесят футов. Я постараюсь закрепиться там. И потом еще один. Мы сможем достичь земли в три приема.

– Я знаю.

– Ты все еще помнишь, как это делать? – Дрю показалось, что она улыбается.

– У меня был хороший учитель.

– Ты мне льстишь. Ну, поехали.

Она начала пятиться к краю скалы, крепко держа в руке веревку над карабином и прижимая к груди другую часть этой веревки. Он уже представлял, с какой грациозной легкостью она начнет спуск. Арлен обожала свободное падение. Кусочек ткани, пришитой к веревке недалеко от ее конца, предупредит, что первый этап спуска близок к концу. Она остановится, чтобы снова закрепиться. Это, конечно, самое опасное, ведь необходимо найти надежное место на этой хрупкой скале. Но потом ей нужно будет только сохранять равновесие при отсоединении веревки от каната, которые были скреплены при помощи карабина. Она должна освободить завязанные узлом концы веревки, потянуть за один из них так, чтобы другой конец веревки выдернулся из анкера, укрепленного на верху скалы, и упал вниз. Затем она, закрепив веревку в новом анкере, продолжит спуск.

Присев у края скалы, Дрю осторожно дотронулся до веревки и почувствовал, что она начала двигаться. Все прекрасно. Он с облегчением вздохнул. Арлен закрепит вскоре еще один анкер. Потом ниже третий. Когда он будет уверен, что она достигла земли, убрала камни, которые он мог бы сместить при приземлении, и отошла от скалы – только тогда он начнет спуск. На это уйдет, наверное, не больше пяти минут. Интересно, что сейчас делают эти люди. Они наверняка уже что-то заподозрили. Вероятнее всего, у них, как у профессионалов, есть инфракрасный телескоп, при помощи которого они увидели, что Арлен исчезла. Мне надо быстрей спускаться. Он решил больше не ждать, проверил надежность веревки, повернулся спиной к обрыву и, подавив внезапно подступившую тошноту, полетел вниз.

12

Дрю ступил на покачнувшуюся под ногой каменную глыбу. Она немного наклонилась. Покачиваясь из стороны в сторону и пытаясь сохранить равновесие, он слышал, как она загремела в темноте. Дрю замер.

Он достиг земли. Позади был Рог, впереди неясно вырисовывалась соседняя скала; все тонуло в непроницаемой тьме. Дрю задыхался, чувствуя себя со всех сторон окруженным этими темными громадами. Он не знал, что делать дальше, и остро ощущал свою беззащитность. Где же Арлен?

Раздался щелчок пальцами, и он понял, где она. Слева от него. Рядом с соседней скалой. Стараясь не шуметь, он двинулся в этом направлении.

Дрю понимал, что щелкнуть мог и кто-то другой. Возможно, команда сыщиков, догадавшись, что Арлен будет спускаться с тыльной стороны горы, подошла к подножию Рога и ждала Арлен там.

А также и меня, подумал Дрю. Он всматривался в темноту ночи, надеясь разглядеть человеческую фигуру. Снова услышал щелчок пальцами. Вытащив маузер, он крадучись пошел дальше.

Тишину внезапно огласил пронзительный, наводящий ужас вопль. Он донесся сверху. Оттуда же налетел порыв воздуха, – и Дрю еле успел отскочить, как что-то массивное пронеслось мимо него и ударилось о камни. Хотя это казалось очень тяжелым и твердым, звук падения был таким же отвратительным, как треск упавшего с высоты арбуза. Теплая жидкость обрызгала его. Инстинктивно он дотронулся до щеки рукой.

Когда первое потрясение прошло, Дрю понял, что нельзя пребывать в бездействии. Хотя он уже догадывался, что это было, ему надо было убедиться, что это не Арлен. Страх и отчаяние охватили его.

Но внезапно он почувствовал, что она рядом. Ее силуэт, запах. Тогда кто же это был? Все еще держа в одной руке маузер, он, полуприсев, протянул вторую руку к лежавшему на земле человеку. Его пальцы коснулись испачканных кровью волос, сломанной челюсти, ощутили теплоту и липкую влажность кожи. Он провел рукой вдоль туловища. Мужчина. Одежда была грязной, рваной, не хватало пуговиц, вместо пояса – веревка. Такая одежда была у того пьянчуги. Вернее у того, кто им притворялся, у одного из тех, кто следил за Арлен.

Но как могло это случиться?

Он попытался выстроить вероятную последовательность событий. Группа, наблюдавшая за ними, должно быть, стала проявлять нетерпение. Поскольку возникло подозрение, что Арлен может попытаться покинуть Рог ночью, группа, наверное, разделилась. “Пьянчуга” должен был попытаться взобраться на скалу позади Рога. Его партнер, элегантно одетый мужчина с микрофонами, остался ждать в надежде, что Арлен решит вернуться прежней, более легкой дорогой.

Вроде бы, подумал Дрю, логично. “Пьянчуга”, спрятавшийся в темноте на вершине скалы, должен был услышать, как заскрипели наши ботинки на камнях при приземлении. Подойдя к краю скалы, он мог потерять равновесие и упасть. Ночью это нетрудно.

Но это объяснение не удовлетворило его. Такую ошибку трудно ожидать от профессионала. Арлен, склонившаяся над трупом рядом с Дрю, медленно приподнялась. Он знал, что она тоже хочет разобраться в цепочке событий. Но они и не пытались обсуждать сейчас то, что произошло. Другой член группы должен быть где-то поблизости. Может быть, на скале. Возможно, оба преследователя поднялись туда, сочтя логичным, что Арлен попробует воспользоваться этой скалой, чтобы уйти от них.

Слишком много неизвестных. Слишком много неопределенностей.

Но одно он знал точно. Вопль падающего наверняка предупредил его партнера. Если тот был у леса, он, возможно, решит прийти сюда и выяснить, что произошло.

С другой стороны, профессионал не может позволить, чтобы его заманили в ловушку.

Арлен тронула его за плечо, подавая знак, что им следует срочно уходить, – правда, он и сам понимал это. Они пересекли темную узкую расселину и остановились перед скалой. Оставленный позади труп издал булькающий звук – из него под давлением выходили газы и вытекала кровь.

Дрю зажал нос, пытаясь сосредоточиться на предстоящем. Взбираться ночью на скалистую гору всегда трудно, но эта скала не такая крутая, как Рог, у нее больше выступов. Арлен – ему был виден ее темный силуэт – поднималась, осторожно выбирая упор для руки; когда рука охватывала камень, нога в ботинке входила в расщелину. Дрю, идя за ней, размышлял. Если второй мужчина поднялся вместе с “пьянчугой” на вершину этой скалы, то он сбросит нас, когда мы попытаемся на нее забраться.

Нет, следует поступить по-другому. Он потянул Арлен сзади за край куртки. Она сопротивлялась. Он потянул снова. Она сделала шаг назад, в недоумении повернула к нему голову. Дрю, взяв ее за руку, показал ей в направлении леса. Он прижал ее руку к своей груди, потом к ее и снова вытянул руку в том же направлении. Он надеялся, что она поймет, что он хочет ей сказать. “Лучше, если мы пойдем тем же путем”. Она, казалось, обдумывала его предложение. Два раза похлопала его по плечу, О’кей.

Они осторожно уходили по расселине между Рогом и скалой. Если второй человек, прячась в темноте леса, наблюдает за ними при помощи ночного телескопа, они, несомненно, представляют собой открытую мишень. Но интуиция подсказывала Дрю, что ситуация еще более запутана, нежели он предполагал, что ему не грозит пуля и что они с Арлен имеют лучший, чем когда-либо, шанс скрыться.

Они свернули направо, оставляя в стороне скалу, и спустились по склону почти разрушенной временем горы. Когда подошли к лесной роще, там было темно и холодно, но спокойно.

Как было принято в таких случаях, они двигались на расстоянии двадцати футов друг от друга; Дрю шел впереди, перешагивая через поваленные стволы и обходя валуны. Так они могли меньше опасаться нападения – ведь если снайпер выстрелит в одного из них, другой сможет увидеть вспышку от выстрела и в свою очередь открыть огонь по нападавшему. Дрю чувствовал себя уверенней, зная, что Арлен держит в руке пистолет.

На этот раз Дрю, подойдя к речке, не стал тратить времени на поиски бревна, по которому можно было бы перебраться на другую сторону, а просто перешел ее вброд. Прислушавшись, следует ли за ним Арлен, он направился дальше сквозь кусты и деревья, осторожно ставя ботинки на листья, которые, к счастью, были все еще мокрыми из-за вчерашнего дождя и потому не шуршали. Дрю ориентировался по звездам, двигаясь на восток к шоссе и мотоциклу, который был спрятан поблизости.

Он вздохнул с облегчением, увидев дорогу с щебеночно-асфальтовым покрытием. Стоявшая высоко в небе луна хорошо освещала ее. Силуэт водонапорной башни слева неясно вырисовывался на фоне звезд. Утром он выбрал эту башню в качестве ориентира, по которому сможет найти место, где спрятан мотоцикл, поэтому сейчас он свернул направо, пробрался сквозь кусты, посаженные вдоль дороги, и подошел к своему “Харли”. Осмотрев его, он убедился, что его никто не трогал.

Чтобы не привлечь к себе внимания, он решил пока не заводить мотор. Поэтому он повел мотоцикл по дороге, держась слева от башни, и вскоре приблизился к месту, где его уже ждала Арлен.

Он увидел, что она жестом показывает в сторону кустарника, примыкавшего к лесу. Кусты и молодые деревца были примяты, словно по ним проехал автомобиль. Через тридцать ярдов он увидел темно-синюю машину, почти незаметную на фоне леса.

В машине кто-то был.

За рулем в полной неподвижности сидел тот элегантно одетый мужчина. Тонкий разрез полукругом пересекал его горло. Рана была глубокой и явно сделана острой, как бритва, гарротой, стянутой мощными руками. В лунном свете, пробивавшемся сквозь деревья, была видна кровь, пропитавшая часть пальто мертвеца.

Дрю сразу же подумал о лесе. “Пьянчуга” не сам свалился со скалы! В лесу должен быть кто-то еще!

Теперь он уже не думал о тишине.

Вскочив на мотоцикл, он нажал на педаль стартера. Рев мотора разорвал тишину.

– Черт побери, надо быстрей отсюда выбираться!

13

Чувствуя, как Арлен прижимается к нему сзади, а ее руки обнимают его, Дрю мчался к месту, где она оставила свою машину – “Файербёрд”.

Они быстро осмотрели ее и, как в случае с мотоциклом, не нашли ничего подозрительного. “Файербёрд” сразу же тронулся с места, как только Арлен повернула ключ зажигания. Раскидывая во все стороны гравий, машина Арлен мчалась вперед. Дрю на мотоцикле едва поспевал за ней.

Но через пять миль, сразу же после крутого поворота, Дрю, подождав, пока задние огни машины изчезнут из виду, спрятался за кустами рядом с дорогой и стал ждать, не последует ли кто-нибудь за ней. Прошло десять минут. Никого не было. Непонятно, подумал он. Тот, кто убил этих людей, должен был видеть, как мы уезжали. Почему же он не следует за нами? Пожав плечами, он покинул место, где скрывался, и через десять миль встретился с Арлен.

– Здесь кто-то есть, – сказала она.

– Я знаю. – Он поглядел на темную дорогу.

– Никогда не думала, что буду беспокоиться, что за мной не следят.

– Давай попробуем еще раз. – За следующим крутым поворотом он снова свернул с дороги и ждал.

Никто не проехал. Ничего не понимая, он поспешил присоединиться к ней.

– Ну что ж, – сказала она. – Давай проедем обратно несколько миль. Не отрывайся далеко. Я поеду по проселочной дороге.

– Куда?

– Ты сам сказал, что нам надо найти безопасное место, где ты сможешь ответить на мои вопросы. – Голос у нее был усталый. – И рассказать, как все это связано с Джейком.

Они оба тревожно оглянулись.

Что же все-таки произошло в этом лесу?

– Мы должны найти Джейка, – настойчиво прибавила она.

14

– Проехав некоторое время в южном направлении, они остановились в Вифлееме на Лехай-Ривер. Выбранный ими мотель располагался на боковой улице; он состоял из нескольких вытянутых в линию одинаковых ячеек с узкой площадкой для парковки. Разбудив дежурного, они зарегистрировались как мистер и миссис Роберт Девис и выбрали комнату в самой глубине мотеля (чтобы утром не разбудили машины); дежурный сообщил им, что после трех ночи все ближайшие закусочные закрыты. Поэтому им пришлось довольствоваться той едой, что осталась после гор, да засохшим сыром и печеньем из автомата в холле мотеля.

Машину они припарковали перед входной дверью, а мотоцикл решили оставить за углом так, чтобы его не было видно с улицы; только заперев за собой дверь и завесив шторы, они включили свет.

Арлен сразу же бросилась на кровать. На фоне белого покрывала она” с вытянутыми руками, выглядела так, будто играла в какой-то пьесе роль ангела на снегу. Она закрыла глаза и засмеялась.

– Как когда-то, да? Помнишь, когда мы жили, словно отшельники, в Мексике? Ты, я…

Она открыла глаза, и снова в них появилось выражение напряженной ожидания.

– И Джейк, – сказал Дрю. Она нахмурилась.

– Пора.

Он не ответил.

– Ты обещал.

– Конечно. Просто…

– Джейк. Ты сказал, что был в монастыре. Что шесть лет назад Джейк убил тебя. Что это означит? – Ее голос стал жестким. – Расскажи мне.

Он знал, что этот миг наступит. Все то время, что он ехал сюда, задавая! себе тревожные вопросы: “Что случилось в этом лесу? Почему они не преследуют нас?” – он одновременно готовил себя к этой минуте.

И все еще не был готов.

– Это займет много времени.

– Тогда не будем его терять. Начинай. – Она встала, сняла с себя куртку и начала расстегивать пуговицы на шерстяной рубашке.

Столь интимный жест поразил его, хотя он понимал, что она ведет себя вполне естественно, относясь к нему так. будто они остались любовниками. Усиленная воспоминаниями об их прежней жизни, любовь к ней вспыхнула в нем с новой силой.

– Пока ты будешь рассказывать, – она открыла дверь ванной комнаты, – я приму душ. – Потом нетерпеливо повернулась, не обращая внимания на то, что расстегнутая рубашка не полностью прикрывала грудь. – Давай, Дрю. Начинай.

Он был в смятении, его подсознание противилось тому, чтобы снова вытащить на поверхность глубоко погребенные там кошмары.

Когда он поднялся, Арлен уже не было в комнате. Он услышал скрип петель задергивающейся душевой занавески, затем шум льющейся воды.

Когда занавеска зашуршала снова, он вошел в ванную комнату. За украшенной цветочным узором желтой пленкой был виден ее движущийся силуэт. Испачканные в горах вещи были свалены под раковиной Комната заполнилась паром.

– Дрю.

– Я здесь. Никак не решу, с чего начать. – Он закусил губу, закрыл крышку унитаза, опустился на нее.

– Ты сказал, все началось шесть лет назад.

– Нет. Раньше. Если не знать, что было раньше, не поймешь остального. – Он уставился на пар, заполнивший ванную. Несмотря на близкие отношения, он никогда раньше не говорил ей об этом. Вспоминать было слишком тяжело. – Япония, – чуть слышно сказал он.

– Что? Я не слышу. Этот душ…

– Япония, – сказал он громче.

Пар становился все плотнее, застилал глаза. На мгновение Дрю почувствовал головокружение: ему показалось, что он куда-то проваливается.

Часть пятая

«ВИЗИТ»

Грехи прошлого

1

Япония, 1960 год.

10 июня, незадолго до ожидаемого визита в страну американского президента Дуайта Эйзенхауэра, разбушевавшаяся толпа в десять тысяч человек осадила токийский аэропорт, протестуя против заключения нового американо-японского оборонительного договора, по которому разрешалось постоянное присутствие в стране американских военных баз и хуже того – если учесть, что США сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, – американского ядерного оружия. Непосредственными объектами их ярости были американский посол в Японии и некоторые представители администрации Белого Дома. Чтобы показать, что может произойти, если американский президент все-таки прилетит, толпа окружила лимузин, в котором американские служащие собирались поехать в посольство, и так угрожала им, что вертолет военно-морских сил США вынужден был срочно приземлиться посреди толпы и, взяв на борт американцев, отправить их в безопасное место.

Шесть дней спустя японское правительство объявило, что визит Эйзенхауэра отложен. Однако массовые демонстрации продолжались.

2

Токио, неделю спустя.

Из-за недавних беспорядков – отец в последнее время часто произносил эти слова, – отменили пикник в день его рождения. Он не знал, что такое эти беспорядки (наверно, они были как-то связаны с посольством, где работал отец), но знал, что, когда ему в прошлом году исполнилось девять, на праздник пришли двенадцать детей, а завтра не будет ни одного.

– Из-за беспорядков американцам небезопасно собираться вместе, – сказал отец. – Ведь подъедет много машин, придет много взрослых. Все это привлечет внимание. Мы не можем позволить, чтобы произошли еще какие-то инциденты. Я уверен, что ты это понимаешь, Дрю. Я обещаю, на следующий год мы устроим тебе еще более грандиозный праздник, чем собирались устроить в этом году.

Но Дрю не понимал, вернее, понял не больше, чем когда отец накануне сказал маме за ужином, что, возможно, придется переехать из своего дома в посольство.

– Временно. Пока ситуация не стабилизируется. – Отец иногда употреблял слова, которых Дрю не понимал.

Что значит “стабилизируется”? Единственным, что указывало Дрю на неладное, было исчезновение большинства японских слуг. И сейчас, когда Дрю думал об этом, он вспомнил еще кое-что необычное. Японский мальчик, лучший его друг здесь, больше не приходил играть. Дрю часто звонил ему, но родители мальчика всегда отвечали, что его нет дома.

– Ну, не горюй о празднике, приятель, – сказал отец, ласково взъерошив ему волосы. – Не гляди так мрачно. Ты все равно получишь подарки. Много подарков. И большой шоколадный торт, твой любимый. Даже я останусь дома, чтобы отпраздновать вместе с тобой.

– Ты хочешь сказать, что сможешь уйти с работы? – спросила явно довольная мама. – Разве тебе не нужно будет оставаться в посольстве?

– Я сказал послу, что эти несколько часов мой сын мне важнее, чем любой, будь он проклят, кризис.

– И посол не рассердился?

– Он только засмеялся и сказал: “Передайте поздравления от меня вашему сыну”.

3

Назавтра, в два часа дня, у парадного подъезда остановился длинный черный лимузин. Дрю с большим интересом разглядывал его из окна своей спальни. На машине рядом с зеркалом заднего вида на металлическом штыре развевался американский флажок. Номерной знак был того же типа, что и на отцовской машине, – посольский. Водитель вышел из машины, взяв с соседнего сиденья большую коробку в красно-бело-синей упаковке, выпрямился и направился по извилистой дорожке мимо красивого японского садика к дому.

Он позвонил в дверь, поправил свою шоферскую кепку, затем повернул голову, привлеченный пением не видимой ему птицы, доносящимся с ближайшего, в цвету, вишневого дерева. Пожилая японка, одна из немногих японских слуг, не отказавшихся от работы, одетая в ярко-оранжевое кимоно, вышла к нему и отвесила грациозный поклон.

Водитель слегка поклонился в ответ и затем, по американской привычке, дотронулся до козырька.

– Пожалуйста, скажите мистеру Маклейну, что посол передает свои поздравления. – Он улыбнулся. – Или, как мне кажется, это нужно сказать его сыну. И передать ему подарок. Посол надеется, что этот подарок компенсирует мальчику отменный праздник.

Водитель отдал коробку служанке, снова поклонился и вернулся к лимузину.

4

Несмотря на растущее нетерпение, Дрю следовал наставлениям и ждал в своей комнате, пока родители не убедятся, что все подготовлено как следует.

– Нас всего трое, – сказала мама. – А веселья нам хватит на двадцать человек.

Дрю лихорадочно перелистывал страницы американских комиксов – “Супермен” и “Дэви Крокет”, которые он больше всего любил, прислал ему отец.

– Дипломатической почтой, – сказал отец, но Дрю понимал, что он шутит. – Для моего сына мне ничего не жалко.

Дрю лежал на кровати, глядя в потолок, и нетерпеливо ждал.

– Давай, Дрю, – услышал он голос матери из сада. – Ты можешь уже идти. Он поднялся с кровати и выбежал из комнаты. Быстрее всего было пройти в сад через кабинет отца. Проходя мимо письменного стола, он увидел через открытую раздвижную дверь мать и отца, сидевших в саду за круглым столом, заваленным подарками всевозможных размеров и цветов. Солнце отражалось от высокого матированного стакана в руках у мамы.

– О, даже посол прислал тебе подарок, – весело сказала она, увидев

Дрю, и поднесла стакан к губам.

– Ну, это уж слишком. У него и так голова идет кругом. Интересно, что там, – сказал отец и потряс коробку.

Дрю вошел в сад.

Взрыв оглушил его, с силой отбросил назад через открытую дверь кабинета к отцовскому столу. От удара о стол у него на мгновение потемнело в глазах. Он не помнил, как упал со стола на пол.

Он помнил лишь, что потом, пошатываясь, встал на ноги. Гул в ушах вызывал тошноту. Перед глазами все расплывалось. Когда он, спотыкаясь, подошел к тому, что осталось от двери, то обнаружил – и был этим очень смущен, – его одежда мокрая, но, отчаянно протирая глаза, увидел, что это кровь. Уже одно это должно было бы, казалось, заставить его закричать. Но он не закричал. Не закричал ни тогда, когда подумал, что, наверное, сильно ранен, ни тогда, когда понял, что это не его кровь.

Он пробрался через разрушенную дверь и увидел расшвырянные по лужайке куски тел отца и матери и траву, пропитанную их кровью. Праздничный торт, тарелки и чашки и подарки в ярких обертках, лежавшие на столе, – всего этого больше не существовало. Да и сам стол был весь разворочен. Он задыхался от едкого густого дыма. Рядом с ним горел куст.

Но он все еще не кричал.

Пока глаза его не остановились на почти оторванной от туловища голове матери. Сила взрыва забила ей в рот стакан, из которого она пила. Круглое дно стакана застряло между разорванными губами. Осколки стакана оставались у нее во рту. Из искромсанных щек торчали острые куски стекла, по которым текла кровь.

И только тогда он закричал.

5

Пар начал рассеиваться. Силуэт Арлен за занавеской стал неподвижен. В ванной было тихо. Дрю не заметил, что она выключила воду.

Тишину нарушил скрип металлических петель отодвигаемой занавески. Арлен с состраданием смотрела на него.

– Я не знала.

– Ты и не могла знать. Это то, о чем я не люблю говорить. Даже сейчас это причиняет такую боль… – “Только однажды, – подумал Дрю, – когда мне было очень плохо, я рассказал об этом Джейку”. Он вытер рукой вокруг глаз то, что вполне могло быть паром.

– Я очень тебе сочувствую.

– Да. – Отрешенно произнес он.

– Подарок из посольства.

– В красно-бело-голубой обертке.

– Был начинен взрывчаткой?

Дрю кивнул.

– Но он был не из посольства, и лимузин был не посольский, и правительственный номер на машине был подделан, – сказала она.

– Конечно. И никто ничего не знал о водителе. В разведывательном отделе посольства мне показывали фотографии – ничего.

– Профессионально.

– Да. – Дрю закрыл глаза. – Это верно.

6

Опустошенный, оцепеневший от горя, стоял он напротив посла в угнетающе огромной комнате. Его, десятилетнего мальчика, особенно тревожил потолок – он казался таким высоким, что Дрю чувствовал себя совершенно беззащитным, как будто он сам внезапно стал совсем маленьким. Массивная мебель, обитая кожей, вызывала неприязнь. Стены с мрачными деревянными панелями, тоскливые книги на массивных полках, фотографии напустивших на себя важный вид мужчин. Ковер был таким толстым, что он не знал, можно ли ступить на него в ботинках.

– Это все, сэр? – спросил посольский охранник – глаза Дрю расширились, когда он увидел у него на поясе пистолет, – у довольно старого седого человека, сидевшего за столом в дальнем конце этой огромной комнаты.

Дрю узнал этого человека, так как видел его несколько раз, когда родители привозили его в посольство на празднование Рождества и Дня Независимости. Он был одет в серый в тонкую полоску костюм и жилет. Аккуратно подстриженные усы были такими же белыми, как и волосы на голове. Худощавое морщинистое лицо выглядело усталым.

– Да, спасибо, – сказал он охраннику. – Скажите секретарю, чтобы меня никто не тревожил в течение пятнадцати минут.

– Хорошо, сэр. – Охранник попятился и покинул комнату, прикрыв за собой дверь.

– Привет. Тебя зовут Эндрю, не так ли? – Посол внимательно смотрел на него и, по-видимому, тщательно выбирал слова. – Что же ты не подойдешь ближе и не сядешь?

Сконфузившись, Дрю сел. Кожаное кресло заскрипело под ним, ноги болтались в воздухе.

– Я рад, что ты уже вышел из госпиталя… Там тебя хорошо лечили? Дрю, сбитый с толку, только вздохнул. Там, в госпитале, были солдаты с ружьями, которых он боялся. Других детей там не было, и, слабый от уколов, которые делали ему, чтобы он мог уснуть, мальчик не мог понять, почему медицинских сестер называли лейтенантами.

– Твой доктор сообщил мне, что, кроме нескольких порезов и ушибов и этих ожогов на бровях, с тобой все в порядке. Действительно, чудо. Он сказал, что не надо тревожиться. Волосы на бровях должны отрасти.

Дрю, нахмурившись, смотрел на него, не понимая. Его брови? Что ему до них? Его родители – осколки стекла, выпиравшие из изуродованного залитого кровью лица мамы, – только это имело значение.

От горя у него свело живот, сжалось сердце.

Посол озабоченно наклонился в кресле.

– С тобой все в порядке, сынок?

Дрю хотел заплакать, но сдержался и, судорожно глотнув воздух, кивнул.

Посол ждал, пытаясь улыбнуться.

– А как тебе твоя комната здесь, в посольстве? Я понимаю, ты скучаешь по дому, но при данных обстоятельствах мы не можем позволить тебе оставаться там, даже с охранниками. Ты это понимаешь. Я надеюсь, что тебе здесь, по крайней мере, удобно.

Спальня, в которой сейчас жил Дрю, напоминала ему комнату в гостинице. Если бы он умел выразить свое ощущение такими словами, он назвал бы ее безликой: в таких комнатах он с родителями жил однажды во время их отпуска на Гавайях. Но он снова заставил себя кивнуть.

– Я знаю, мои служащие относятся к тебе очень хорошо, – продолжал посол. – Я распорядился, чтобы тебе давали столько мороженого, сколько ты захочешь. Хотя бы в течение этих нескольких дней. Наверное, ты больше всего любишь клубничное.

При воспоминании о клубничном мороженом перед глазами мальчика снова возникли окровавленные щеки матери.

– Может быть, мы можем принести тебе еще что-то? Что-нибудь из дома, по чему ты скучаешь?

“Моих маму и папу”, – хотел закричать Дрю. Но он страдал молча.

– Ничего?

Чувствуя неловкость, Дрю старался вспомнить хоть что-нибудь и еле слышно произнес первое, что пришло ему в голову. Посол выпрямился в кресле.

– Прости, сынок. Я не расслышал тебя. “Не зовите меня “сынок”. – Дрю сжался от боли. – Я не ваш сын. Я ничей сын. Ничей больше”. Но он сказал только:

– Мои комиксы.

Посол, казалось, вздохнул с облегчением.

– Конечно. Всё, что ты захочешь. Я пошлю сегодня человека за ними. Какие тебе больше нравятся?

– “Супермен”. – Ему было все равно. Он хотел как можно скорее уйти отсюда. – “Деви Крокет”.

– Ты получишь целую кучу. – Посол поджал губы. – Теперь вот что. – Он встал, обошел стол и, опершись на него, наклонился так, чтобы мог глядеть мальчику прямо в глаза. – Мне надо кое-что обсудить с тобой. Это нелегко, но это нужно сделать. Похороны твоих родителей…

Дрю вздрогнул. Хотя ему было всего десять лет, но то, что произошло вчера, заставило его внезапно осознать, что такое смерть. Конечно, после того как он увидел разбросанные части тел своих родителей, он понимал, что их уже не соединишь вместе.

– …назначены на завтрашнее утро. Я обсуждал этот вопрос со своими помощниками. Мы знаем, как тяжело это будет для тебя, но решили, что ты должен присутствовать на похоронах. Чтобы твои кошмары, так сказать, улеглись. И чтобы сделать тебя символом…

Дрю не понял значения этого слова.

– Того, на что способна ненависть. Того, чему нельзя позволить случиться снова. Я знаю, что все это для тебя тяжело, но иногда мы должны стараться сделать так, чтобы из плохого произросло что-то хорошее Мы хотим, чтобы ты сидел на передней скамейке во время процедуры. Тебя будут много фотографировать. Много людей – может быть, весь мир – будут смотреть на тебя. Мне жаль, что тебе пришлось так быстро повзрослеть. Но я уверен, что твой отец и твоя мать хотели бы, чтобы ты пошел.

И тут Дрю заплакал. Как он ни старался сдержаться, остановиться не мог.

Посол, крепко обняв, похлопал его по спине.

– Это именно то, что нужно. Пусть это покинет тебя. Поверь, после тебе станет лучше.

Дрю не нужны были эти утешения. Он продолжал плакать; он так сильно бился в конвульсиях, что, казалось, сердце не выдержит. Наконец, он стих. Утирая глаза, чувствуя, как слезы все еще жгут ему щеки, Дрю, насупившись, обратил на посла взгляд, исполненный боли.

– Зачем?..

– Прости, Эндрю. Я не уверен, что понял. Зачем что?

– Кто их убил? Зачем? Посол вздохнул.

– Я и сам хотел бы знать. К сожалению, в эти дни Америка не очень популярна. – Он перечислил несколько стран, о большинстве из которых Дрю никогда не слышал, – Кубу, Камерун, Алжир, Конго. – Не только здесь, в Японии, но и в этих государствах настроены против нас. Все меняется. Мир становится совсем другим.

– Но вы сможете назвать того, кто это сделал?

– Мне очень жаль. Мы пока многого не знаем. Но я обещаю, мы сделаем все, чтобы найти убийцу. Дрю моргнул сквозь слезы.

– Мне тяжело все выкладывать сразу. Но я должен обсудить с тобой еще кое-что. Я уже сказал, что распорядился на кухне давать тебе в течение этих нескольких дней столько мороженого, сколько ты захочешь. Почему я сказал “нескольких”, сейчас объясню. Через несколько дней после похорон, как только немного придешь в себя, ты будешь отправлен обратно в Штаты. Кто-то должен присматривать за тобой. Я уже договорился с твоим дядей, что ты останешься у него. Ты можешь поговорить с ним по международному телефону – посол взглянул на часы – через двадцать минут.

В замешательстве Дрю пытался вспомнить, как выглядит его дядя, но перед глазами вставало лицо отца, или, вернее, неотчетливое изображение отцовского лица. Его ужаснуло, что он не может вспомнить, как выглядел отец. Только части тела, разбросанные по пропитанной кровью лужайке.

7

– Но кто же убил твоих родителей? – Арлен сидела рядом с ним на кровати, завернувшись в одеяло.

– Я так и не узнал. В посольстве я слышал много толков. Говорили, что американец, переодевшийся шофером и вручивший бомбу, был наемным убийцей. Он не принадлежал ни к какой группировке. Тогда впервые я услышал это слово – “наемный убийца”. Предполагали, что он был нанят японскими фанатиками, но один человек из разведывательного отдела посольства – он жил в Японии с конца войны – настаивал, что подложить бомбу – не в японском обычае. Он все говорил о самураях и бушидо и о многом другом, чего я не понял. Кодекс чести воина. Он сказал, что японец, достойны и этого имени, согласно кодексу убивает своего врага в открытом поединке, лицом к лицу. Не взрывом бомбы, не выстрелом из ружья, а только мечом. И действительно, три месяца спустя один японец, пробившись через толпу, пронзил мечом японского политика, выступавшего за новый договор с Америкой. И еще он говорил, что настоящий японец не будет убивать ни жену, ни ребенка – только мужа, отца.

– Но если он считал, что это не японцы, то кого же винил?

– Русских. Многое из того, что он говорил, я понял лишь позже. Цель нового оборонительного договора заключалась в защите Японии от нападения со стороны Советов. Разместив наши базы в Японии, мы используем влияние в юго-восточной Азии, чтобы сдерживать распространение там коммунизма. Расчет, по словам этого сотрудника посольства, состоял в том, чтобы создать впечатление, что именно японец убил американского дипломата и его семью, и тогда…

– Их смерть должна была вызвать такой взрыв возмущения, что пропасть между Америкой и Японией стала бы непреодолимой, – сказала Арлен.

– Да, такова была его мысль. Но если действительно был такой расчет, то эта тактика не сработала. Убийство моих родителей заставило каждого понять, насколько ситуация уже вышла из-под контроля. Японцы, обеспокоенные тем, что их могут обвинить в убийстве, прекратили демонстрации. Кризис миновал.

Арлен взяла его за руку.

– Но твои кошмары не прошли…

Во взгляде, обращенном к ней, было страдание.

– Я хотел наказать убийц.

8

Он часто ходил к мессе с родителями, но до похорон не замечал, как много изображений смерти окружало его в церкви. Христос на кресте, гвоздями пробиты его руки и ноги, спина иссечена плетьми, голова увенчана шипами, на боку открытая рана от удара копьем. В молитвеннике он нашел цветное изображение гроба, из которого поднялся Христос. Ученики Христа стоят перед отваленным в сторону камнем, лица их обращены к небу, они восхваляют Господа.

Но он знал, что ничто не вернет его родителей. Он видел окровавленные куски их тел.

Оглушительная музыка органа леденила кровь, латинский язык мессы казался таким же непонятным, как и английский, на котором священник описывал то, что он назвал “ужасной трагедией”. Сидя на передней скамье, Дрю чувствовал, как все смотрят на него. Его все время фотографировали. Ему хотелось плакать.

Посол объяснил, что тела вместе с Эндрю будут отправлены на самолете на военно-воздушную базу, где их встретят его дядя и даже государственный секретарь США. Кто это “государственный секретарь”? Впрочем, ему было все равно. Затем будет еще одна служба в Бостоне, где живет семья его отца, но для Дрю это тоже не имело значения, хотя, по-видимому, первая служба более важная, ибо – посол повторил еще раз, – она является символом дружбы между Америкой и Японией.

Дрю заметил, что у многих людей с непроницаемо жестким выражением лица под расстегнутыми пиджаками можно было угадать на поясах пистолеты.

Когда служба закончилась, посол снял американские флаги, покрывавшие оба гроба, сложил их и поднес Дрю. Дрю прижал к ним лицо, пропитывая их своими слезами.

9

Вот почему я не мог бы быть тем убийцей, о котором ты мне говорила. Наемным террористом, – Дрю произнес эти слова с отвращением. – Янусом. Потому что человек, подобный Янусу, убил моих родители лей. И он такой не один. Посол сказал мне, что таких наемников, как этот “водитель”, много. – В голосе Дрю звучала ненависть. – Люди безчести. Подлые воры, боящиеся посмотреть в глаза своей жертве. Матери, отцы, дети – им все равно, кого убивать, им безразличны боль и горе, которое они приносят. Ночами, засыпая в слезах, я повторял данный самому себе ответ. – Он стиснул зубы. – Если мне не суждено увидеть, что убийца моих родителей получит по заслугам, я буду наказывать подобных ему. Я сделаю это своей профессией.

– Сколько тебе было – десять? – Арлен изумленно смотрела на него. – И ты тогда уже избрал свой путь? И никогда не отклонялся от него?

Нет ничего удивительного в этом, – с горечью произнес Дрю.

Ты не представляешь, как я любил своих родителей. До сих пор я тоску по ним. Я часто посещаю их могилы. – Он задохнулся от волнения, – десять лет я думал, что сумею отомстить, полагаясь только на себя. Но потом, когда подрос, мне стало известно, что многие чувствуют то же, что и я. Я пошел работать в…

– “Скальпель”. – Она произнесла это чуть слышно. Резко зазвонил телефон.

10

Дрю бросился к столику у кровати. Он вопросительно посмотрел на Арлен, но она была поражена не меньше, чем он. Вскоре раздался второй звонок.

– Ошиблись номером? – Но Арлен сама не верила в это. Дрю даже не потрудился покачать головой. Телефон зазвонил в третий раз.

– Может быть, дежурный? – предположила Арлен. – Забыл что-то сказать нам?

– Что?

Она не знала, что думать. Телефон продолжал звонить.

– Может, мы говорим слишком громко. Разбудили кого-нибудь рядом, – сказал Дрю. – Но узнать, в чем дело, можно только так. – Он наклонился и взял трубку. Несмотря на испытываемую тревогу, голос его прозвучал спокойно. – Алло.

– Не хотел беспокоить вас, – произнес на другом конце провода хриплый мужской голос с акцентом, – но у меня не было другого выхода, кроме как позвонить.

Несмотря на это заверение, Дрю все же ощущал беспокойство; у него возникло подозрение, что он уже слышал этот голос раньше, хотя не мог пока ни с кем его отождествить. Арлен, встав с кресла, села рядом с Дрю так, что ее голова оказалась рядом с его головой, и он, немного отклоняя трубку от своего уха, давал ей возможность слушать разговор.

Голос продолжал:

– К сожалению, даже при помощи самых лучших приборов я не смог расслышать все, о чем вы говорили в комнате. В частности, мешал душ. А вы подошли как раз к той части, которая интересует меня больше всего.

Дрю содрогнулся, вспомнив с пугающей отчетливостью, где он слышал этот голос. Он, конечно же, принадлежал священнику; внезапно вышедшему из исповедальни, когда было совершено нападение в церкви. Священнику с мерцающим красным кольцом, автоматическим пистолетом 45 калибра и славянским акцентом. Священнику, который застрелил двух других священников-убийц и следовал за Дрю в тоннеле.

– Я понимаю, что вам нужно время, чтобы прийти в себя после моего вторжения, – продолжал человек. – Я, несомненно, поразил вас. Но не раздумывайте долго. Как говорится, время не терпит.

Дрю сжимал пистолет.

– Где вы?

– В соседней комнате. Заметьте, как откровенен я с вами. Я отдаю себя в ваши руки.

Дрю бросил мрачный взгляд на стену напротив.

– Как вы нашли нас?

– Все в свое время. Я прошу разрешить мне войти в вашу комнату. Но я не хотел бы выходить из здания. Наши комнаты разделены забитой дверью. Если вы освободите болт на своей стороне, а я сделаю то же у себя, мы, наконец, сможем встретиться.

Дрю вопросительно поднял брови, глядя на Арлен. Она кивнула, потом показала на себя и кровать. Затем жестом дала понять ему, чтобы он подошел к стене рядом с общей дверью.

Дрю сказал в трубку:

– Если у вас будет оружие…

– Я знаю правила, – ответил голос. – Я взял на себя риск позвонить вам. Уважайте мою искренность. Отвинтите болт. Арлен решительно кивнула.

– Хорошо, – согласился Дрю.

Он положил трубку на место. Арлен легла в кровать, подперев спину подушками. Держа маузер наготове, Дрю подошел к общей двери.

Стараясь не шуметь, он отвинтил болт и шагнул к стене, встав так, чтобы при открывании двери его не было видно. Чтобы надежнее обезопасить себя, он придвинулся к углу – на тот случай, если в стену будут стрелять.

Запор с другой стороны двери был снят. Она со скрипом открылась внутрь их комнаты.

Арлен, лежа на кровати напротив этой двери, откинула прикрывавшее ее одеяло, обнажив упругие соблазнительные груди с отвердевшими сосками, лобковый треугольник…

Дрю воспользовался тем, что на мгновение внимание священника было отвлечено Арлен. Ему и нужно было всего несколько секунд. Он распахнул дверь так, что она ударила по стене. С силой прижав маузер к боку священника в том месте, где находятся почки, он профессионально быстро обыскал его.

Тот, согнувшись от боли, стонал, когда дуло пистолета слишком сильно упиралось в него.

– К чему все это? У меня нет с собой оружия. – Он выпрямился. – Я сказал же, что играю по правилам. Я не представляю для вас опасности.

Дрю закончил обыск, проверив даже, не спрятано ли что-нибудь в трусах священника.

– Пожалуйста, – сказал тот Арлен, – будьте добры накинуть на себя одеяло. Я, конечно, священник, но мне также ведомы искушения плоти. Арлен чуть прикрылась.

– Спасибо. – На священнике были черный костюм, черная манишка, белый воротник. Крепкий мускулистый мужчина среднего роста, густые черные усы, в которых, однако, просвечивала седина, густые черные волосы с проседью. Лицо почти квадратное, с широкими скулами, нахмуренное. По-видимому, ему было гораздо больше пятидесяти, но мрачное выражение его глубоко посаженных глаз, более мрачное, чем его одежды, и испещренное глубокими морщинами лицо свидетельствовали о том, что пережитое им сделало его более старым, чем он был на самом деле.

Дрю осторожно отошел назад.

– Как вы нашли нас?

– В приюте вам дали чистую одежду. Сменили ботинки. – Священник ждал, пока Дрю сам придет к правильному выводу.

Дрю нахмурился, раздраженный тем, что ему раньше не пришла в голову эта мысль.

– Жучок?

– В каблуке ботинка. Когда вы убежали из семинарии, я следовал за сигналом. Я обнаружил, где вы оставили машину епископа, кстати сказать, ужасно разбитую. – Священник позволил себе ухмыльнуться. Дрю хотел что-то возразить, но священник поднял руку. – Дайте мне кончить. Я обнаружил, что вы обменяли разбитый “кадиллак” на мотоцикл. Что говорит о вашей находчивости. Я следовал за вами до Конкорда и Лексингтона. Вы там звонили. Оттуда я следовал за вами до Гринвич-Виллидж в Нью-Йорке и наблюдал, как вы пытались наладить контакт с этой юной леди. Вы заставили меня поволноваться, когда сменили ботинки с приводным устройством на горные Рога Сатаны. Но я прикрепил это устройство к вашему мотоциклу. И, – он бросил взгляд на Арлен, – к вашей машине.

С тех пор, как священник вошел в комнату, Арлен впервые вступила в разговор.

– И в это же время, – она, нахмурившись, посмотрела на священника, – вы убили людей, которые…

– Следили за вами? К сожалению, у меня не было выбора. Я не мог позволить им сделать это же с вами. Я уже был связан обязательствами. Вы видите, насколько я откровенен с вами?

– Это вы столкнули человека со скалы? – спросила она. Священник еле заметно кивнул.

– И перерезали горло другому?

– Это было необходимо. Иначе вы не смогли бы сейчас разговаривать со мной.

– Священник, который убивает? – Дрю с ужасом смотрел на него.

– Тот же вопрос я мог бы задать вам, хотя вы не священник, а только брат. Но даже если и так, вы, кажется, тоже не новичок в этом деле? Или я не прав?

Они молча смотрела друг на друга.

Молчание нарушила Арлен.

– То, что он говорит, многое объясняет. С этим жучком он мог находиться на приличном расстоянии от нас, поэтому ты не увидел его машины, когда ждал у обочины.

– Совершенно верно, – сказал священник. – Я соблюдал дистанцию. Но теперь мы наконец вместе.

Дрю снова покачал головой.

– Зачем?

– Разве это не очевидно? Нападение на монастырь.

– Епископ утверждает, что ничего подобного не произошло.

– Ему дали такое указание. После того, как мы уничтожили все свидетельства.

– Мы?

– И довольно быстро.

– Епископ также заявил, что Ход не был убит в приюте. Что на меня никто не нападал.

– Он следует инструкциям. Я некоторое время еще оставался в приюте, чтобы организовать уборку. Семинаристы знают только, что у гостя был нервный срыв. Все было сделано как нельзя лучше.

Дрю в ярости стукнул кулаком по стене.

– Я не могу больше ждать. Я хочу объяснений.

– Разумеется. Но, ради Бога, не нужно драматических жестов. Я ваш страж.

Дрю замер.

– Мой что?

– За мной послали в ту самую минуту, когда вы с отцом Хафером появились у епископа. Я все время был недалеко от вас. Дважды – в церкви и у Рога – я спас вам жизнь.

Дрю почувствовал острую колющую боль в затылке.

– Спасли мою жизнь? Почему? И почему вы не дали знать мне с самого начала, что вы делаете?

– Я не сказал вам этого в приюте, потому что не хотел выдавать себя. Хотел увидеть, что случится, если вы будете думать, что с вами, кроме Хола, никого нет. Как я и подозревал, ваша кажущаяся уязвимость спровоцировала нападение.

– Вы использовали меня как приманку? – Дрю возмущенно покачал головой.

– Это казалось мне подходящим способом выявить ваших врагов.

– Вы должны были предупредить меня!

– Не согласен. Даже такой профессионал, как вы…

– Бывший профессионал.

– В том-то и дело. Я не знал, насколько хорошо вы успели адаптироваться, снова вернувшись в мир. Прекрасно, как обнаружилось потом. Но тогда я задавал себе вопрос, не притупилась ли ваша сноровка после шести лет отшельничества. Допустим, я сказал бы вам, что хочу использовать вас в качестве мишени, чтобы спровоцировать нападение. А если бы вы не смогли вести себя естественно под большим нервным напряжением? Достаточно вам было бы бросить взгляд в мою сторону, чтобы враги почувствовали ловушку. Ведь те двое, что ворвались в церковь, вовсе не были священниками. Они оделись так, чтобы не привлекать к себе внимания в семинарии. Я хочу подчеркнуть, что они не принадлежали церкви.

– Кто же он и?

– Мы не смогли выяснить. У них, конечно, не было ничего, что помогло бы их опознать. Мы сделали фотографии и сняли отпечатки пальцев. Наши агенты пытаются выяснить их имена, но я думаю, мы узнаем только, что они наемные убийцы. Вряд ли обнаружим, кто их нанял. После нападения я пытался объяснить вам, кто я и почему я там, но вы все время сбегали. Только сейчас я получил такую возможность. Я должен представиться. – Он протянул руку. – Отец Станислав. Дрю в нерешительности смотрел на руку.

– Станислав?

– Это польское имя. Я родился в Польше, и мне было приятно принять имя святого покровителя страны моих предков

С нескрываемой неохотой Дрю пожал руку.

Пожатие священника было крепким. Дрю протянул свою руку к другой руке священника. К левой. С кольцом на среднем пальце.

Отец Станислав не противился.

В массивной оправе толстого золотого кольца мерцал камень – большой необычной формы красный рубин с выгравированными пересекающимися мечом и мальтийским крестом.

– Мне кажется, я никогда раньше не встречал такого символа. Какому ордену он принадлежит?

– Ордену? – Отец Станислав покачал головой. – Не совсем ордену, хотя мы существуем гораздо дольше большинства орденов. Со времен крестовых походов. Но мы зовем себя братством.

Дрю ждал.

– Братством Камня. Мы поговорим об этом в свое время. – Отец Станислав продолжал: – Но сначала мы должны кое-что выяснить. Если вы позволите…

Священник вошел в свою комнату и вернулся с портфелем. Вынув оттуда папку, он протянул ее Дрю.

Заинтригованный, Дрю, открыв ее, обнаружил досье на себя – описание того, что происходило с ним в юности.

– Минутку. – Он посмотрел на священника. – Как вы все это узнали?

– Это неважно. Важно, – сказал отец Станислав, – чтобы вы научились доверять мне. Я показываю вам досье, чтобы вы знали, как много я о вас знаю. И поэтому надеюсь, что вы расскажете мне то, чего я не знаю. Считайте это исповедью. Доверие – основа взаимоотношений. Возможно, это спасет вам жизнь. И, что еще важнее, душу.

Арлен наклонилась вперед. Придерживая одной рукой одеяло, другой она вытащила папку у Дрю, положила ее себе на колени и начала быстро перелистывать страницы.

– Что это?

– То, что происходило со мной после убийства родителей, – глухо произнес Дрю.

– Но какое это имеет отношение к Джейку? Мой брат в опасности! Может быть, он уже мертв!

– К Джейку? – повторил Дрю. – Все это связано с ним. Пока не узнаешь всего, ты не поймешь.

11

– Вот мы и приехали, Дрю. – Дядя остановил свой красный “меркурий” перед лужайкой, отлого поднимавшейся к зданию, которое он назвал ранчо. – Мы построили его прошлой осенью, по самому последнему проекту. Таких не увидишь сейчас даже в Бостоне. Я надеюсь, ты здесь будешь счастлив. Ты у себя дома.

Дрю совсем не понравился этот дом, он показался ему чужим и неприветливым. Длинный, низкий, кирпичный. Труба над крышей, саде густо посаженными цветами, несколько низеньких деревьев. Это совсем не вязалось с его представлением о ранчо, и он, конечно, не мог не сравнивать этот дом с традиционным японским домом, построенным из дерева, с высокой покатой крышей, домом, в котором он прожил в Токио половину жизни. Кирпичи? – удивлялся он. Что же случится, если будет землетрясение?

И почему сад такой тесный?

“У себя дома”, – сказал дядя, и это его рассердило. Нет. Это был не его дом. Его дом остался в Японии, Где он жил с родителями.

Из дома вышли женщина и мальчик. Тетя и кузен… Он не видел их с пяти лет, с тех пор, как родители увезли его из Америки, и не помнил совсем. Но одно для него было ясно. Оба они, да и его дядя, ужасно не нравились ему. Тетя как-то неестественно сжимала руки. Кузен смотрел на него хмуро, исподлобья. А дядя все продолжал говорить, как все будет хорошо, как все они будут жить душа в душу.

– Ты будешь счастлив здесь.

Дрю, однако, сомневался в этом. Он чувствовал, что уже никогда не будет счастлив.

На следующий день он пошел на второе отпевание своих родителей.

12

Он провел это лето в одиночестве за телевизором или запирался у себя в комнате, которую так и называли гостевой, где читал комиксы. Как-то тетя сказала дяде, что ей кажется странным, что мальчик целое лето сидит дома, на что тот ответил:

– Дай ему время освоиться. Вспомни, что он пережил. А что Билли? Пусть поиграет с ним.

– Билли говорит, что он пытался.

На самом деле это было не так, и Дрю знал, в чем тут дело, – Билли ревновал его к родителям. Тетя сказала:

– Билли думает, что он какой-то чудной. Ни с кем не разговаривает, не…

– Не была бы ты тоже чудной на его месте? Это немудрено после всего…

– Ты на работе целый день. И не знаешь, каков он. Он же все время шныряет вокруг. Я гладила и даже не слышала, как он зашел. Вдруг смотрю, он рядом и как-то странно смотрит. Он похож на…

– На кого? Говори.

– Ну не знаю. На привидение. Он действует мне на нервы.

– Да, с ним, конечно, трудно нам всем. Но надо постараться привыкнуть к этому. В конце концов, он сын моего брата.

– А Билли наш собственный, сын, и я не понимаю, почему мы должны уделять больше внимания ему…

– Куда же ему еще деться? Скажи мне. Он не виноват, что убили его родителей. Что, черт возьми, ты хочешь от меня?

– Хватит орать. Соседи услышат.

– И мальчик может услышать, что ты о нем говоришь. Но это тебя, кажется, не очень тревожит.

– Я не позволю тебе так разговаривать со мной. Я…

– Ладно. Мне не хочется сейчас ужинать. Оставь для меня что-нибудь в холодильнике. Я пройдусь.

Дрю, слышавший все это из гостиной, откуда его не было видно, пошел в свою гостевую комнату и принялся рассматривать новый комикс.

На сей раз о Бэтмэне.

13

В сентябре стало еще хуже. В первый же день Дрю вернулся из школы с прилипшей к волосам жвачкой.

– Как это ты умудрился? – спросила тетя.

Дрю промолчал.

Она так старалась вытащить жвачку из волос, что от боли у Дрю на глаза навернулись слезы. В конце концов пришлось вырезать жвачку ножницами, оставив на макушке пролысину, что наводило на мысль либо о какой-то новой моде, либо о тонзуре монаха.

На следующий день Дрю пришел домой в разорванных на колене новых брюках, запачканных кровью, с ободранной кожей.

– Эти брюки дорого стоят, мой милый. Тетя, очень взволнованная, позвонила мужу на службу. Она едва могла говорить. Но сквозь ее всхлипывания он понял, что случилось нечто серьезное. Они договорились встретиться в школе после окончания занятий.

– Да, я не отрицаю, что вашего племянника спровоцировали. – У директора школы был двойной подбородок. – Все знают, что мальчик Ветмана задира. Мне кажется, вы знакомы с его родителями? Его отец владелец офиса на Пальмер-Роуд по продаже “кадиллаков”.

Дядя и тетя не помнили никакого Ветмана, но, несомненно, знали, что такое “кадиллак”.

– Так что ситуация такова. – Директор вытер лоб носовым платком. – Ветмановскому мальчику двенадцать лет. Он высок для своего возраста и любит показать другим свою силу. Дело в том… Я говорю вам это конфиденциально. Надеюсь, вы не будете нигде повторять это. Мальчик похож на своего отца, такой же напористый. Но отец жертвует большие суммы в наш спортивный фонд. Как бы там ни было, парень не упускает случая показать, кто здесь хозяин. А ваш племянник… Короче, он держится независимо. Я должен отдать ему должное. Это стойкая маленькая обезьянка. Все ходят перед этим малым на задних лапках. Кроме вашего племянника. Я думаю, что, когда начались занятия, этот парень оглядел новеньких и решил выбрать Эндрю в качестве жертвы в назидание другим. Мне передавали, что он прилепил жвачку к его волосам. Потом колол перьями. Толкнул на перемене в песок, разорвал штаны.

Дядя спросил:

– Почему же ничего не было сделано, чтобы прекратить это?

– Ну это же только слухи, мало ли что говорят дети. Если всему этому верить…

– Продолжайте.

– Да, перейдем к основному… – Директор вздохнул. – Сегодня этот парень сильно поколотил Эндрю. Разбил ему губу. Дядя сердито прищурился.

– И что?

– Эндрю не заплакал. Я отдаю ему должное и за это. Он на самом деле стойкая, маленькая обезьянка. Но, по идее, ему следовало пожаловаться преподавателю физкультуры.

– Что бы это дало? Директор нахмурился.

– Простите. Я не понял.

– Неважно. Продолжайте.

– Вместо этого Эндрю вышел из себя.

– Я его вполне понимаю.

– Он ударил парня по зубам бейсбольной битой. Дядя побледнел.

– О, черт.

– Выбил ему передние зубы, вот что он сделал. Конечно, парня следовало проучить. Я бы не возражал против этого. Но бейсбольная бита? Это уж слишком, не так ли? Мистер Ветман был здесь до вас. Он в ярости, вы сами понимаете. Он хочет знать, что это за школа, которой я руковожу. Он угрожал, что пойдет в школьный совет и полицию. Слава Богу, я сумел отговорить его. Но пока вопрос не решен окончательно… Одним словом, я вызвал вас, чтобы сказать о временном исключении вашего племянника. Я хочу, чтобы пока он оставался дома.

14

– Вам чертовски повезло, – сказал мистер Ветман дяде и тете тем же вечером, сидя у них в гостиной. – Если бы мой сын потерял зубы, я немедленно бы предъявил вам иск…

– Мистер Ветман, прошу вас. Я знаю, что у вас есть все основания сердиться. – Дядя протянул вперед руки. – Поверьте мне, мы сами очень огорчены. Я буду рад оплатить любой счет врача или дантиста. Я надеюсь, лицо мальчика не очень обезображено?

Ветман раздраженно ответил:

– Но не благодаря вашему сыну. Врач сказал, что от швов не останется следов, но сейчас у моего сына губы как сосиски. Я скажу вам прямо. Директор рассказал мне, что произошло с родителями вашего племянника. Это ужасно. Это единственное, что может извинить его поведение. Несомненно, у вашего племянника нарушено душевное равновесие. Я решил не обращаться в полицию. При одном условии. Если ваш мальчик получит профессиональную помощь.

– Яне совсем понял, что вы имеете в виду.

– Психиатра, мистер Маклейн. Чем скорее, тем лучше. Но это не все. Дядя ждал.

– Яне хочу, чтобы он находился рядом с моим сыном. Переведите его в другую школу.

Дрю слышал и эту беседу из-за полузакрытой двери своей комнаты. Слезы жгли ему глаза. Но он дал обещание самому себе и остался ему верен. Он не плакал.

15

На третий день после перехода в новую школу тетя, несшая продукты в кухню, услышала телефонный звонок.

Опустив сумку, она поспешила к телефону.

– Миссис Маклейн?

Неизвестный голос внушил ей тревогу.

– У телефона.

– Простите, что беспокою. Говорит директор школы. Она вся сжалась.

– Я уверен, что все в порядке. Вы, наверно, просто забыли. Она схватилась за буфет.

– Но, поскольку от вас никто не звонил, я подумал, что мне лучше позвонить самому, чтобы узнать, действительно ли ваш племянник болен. Она сама почувствовала себя больной.

– Нет. – Во рту появился привкус горечи. – Я об этом ничего не знаю. Садясь сегодня утром в автобус, он выглядел прекрасно. Что случилось? Он жаловался на живот?

– В том-то и дело, миссис Маклейн. Никто не видел его, так что мы не могли его спросить об этом. Она чуть было не застонала.

– Я подумал, что вы держите его дома и просто забыли сообщить в школу. Так часто бывает. Но поскольку я знаю ситуацию, я счел не лишним позвонить. Просто на всякий случаи.

– На всякий случай?

– Ну, я не думаю, что с ним что-нибудь случилось, хотя никогда нельзя знать наверняка. К тому же и вчера его тоже не было.

16

Дрю стоял рядом с полицейским, опустив голову, внимательно рассматривал тротуар у входа в дядин дом.

Раздвижные двери резко и шумно открылись. Дрю отвернулся в сторону, увидев выбегающего дядю.

– Ты опоздал к ужину. Ты заставил нас переволноваться. Где, черт возьми, ты был?

– На кладбище, – сказал полицейский.

– Что?

– Плизант-Вью. В десяти милях отсюда.

– Да, я знаю, где это.

– Там недавно совершены акты вандализма. Подростки опрокидывали надгробия, вообще безобразничали. Не могу понять, что в этом занятного. Директор кладбища просил нас понаблюдать за этим местом, поэтому я всегда проезжаю там во время дежурств. Вчера утром я увидел этого юнца у могилы. Я не обратил на это особенного внимания, так как получил по радиосвязи сообщение о том, что происходит кража со взломом и что я должен, не теряя времени, ехать к винному магазину. Но этим утром я снова проезжал мимо кладбища и опять увидел там этого мальчика. Тогда я сказал себе: “Подожди-ка минутку”, – и остановился. Он у вас не очень-то разговорчивый, не так ли?

– Это точно, – сказала тетя.

– Даже когда я подошел к нему, он не обратил на меня никакого внимания. Он все продолжал смотреть на могилы. Я обошел его сзади и увидел, что фамилии на обеих плитах одинаковы.

– Маклейн, – сказал дядя.

– Да. Мужчина и женщина.

– Роберт и Сьюзен.

– Верно. Я спросил его, что он тут делает, и единственное, что он сказал мне, было: “Я разговариваю с мамой и папой”.

– О Боже.

– Затем он вытер глаза, но странно, я не увидел в них слез. Я подумал, что он, наверное, не один, но, оглянувшись, никого не нашел. Большинство детей, как вы знаете, обращают внимание на людей в полицейской форме. А он – ноль внимания. Только продолжал смотреть на могилы. Он не хотел назвать ни имени, ни сказать, где живет. Такой самостоятельный. Почему он не в школе? Что я мог сделать? Я привел его в участок.

– Правильно сделали, – сказал дядя.

– Я даже купил ему шоколадный батончик, но он так и не захотел говорить со мной, а в его бумажнике не было ни адреса, ни имени. Поэтому я стал звонить подряд всем Маклейнам из телефонной книги. Вы его опекун?

– Он сказал правду, – произнес дядя. – Там похоронены его родители.

– Мне его так жалко.

– Да, – сказал дядя, – это длинная печальная история. О, позвольте, я заплачу вам за шоколад, который вы ему купили.

– Да что вы. Я его угостил. К тому же он не притронулся к нему. Твердый характер.

– Да, – сказал дядя, – стойкий мальчик.

17

Миссис Кавендиш опустила указку, которой показывала что-то в таблице умножения, висевшей на классной доске.

– Эндрю, я задала тебе вопрос. Дети захихикали.

– Эндрю? – Миссис Кавендиш подошла к последней парте. Дрю, опустив голову на руки, спал. Она посмотрела на него и громко повторила:

– Эндрю!

Он выпрямился, сонно мигая.

– Я задала тебе вопрос.

– Простите, миссис Кавендиш. – Дрю покачал головой, чтобы отогнать сон. – Наверное, я не расслышал.

– Конечно. Как ты мог? Раз ты спал!

Дети на своих партах повернулись к ним, чтобы не пропустить волнующую сцену. Когда же миссис Кавендиш бросила на них сердитый взгляд, они разом повернули головы к доске, и только их покрасневшие уши указывали на то, что они с трудом сдерживают смех.

– Это не первый раз. Я навожу на тебя такую скуку, что ты сразу засыпаешь?

– Нет, миссис Кавендиш. – Значит, это математика наводит на тебя сон.

– Нет, миссис Кавендиш.

– Тогда что же? Дрю молчал.

– Хорошо, молодой человек, вы же можете спать на других у роках. С этого дня будете сидеть прямо передо мной. Встаньте.

Она отвела его за первую парту, поменяв местами с другим учеником.

– В следующий раз, молодой человек, когда вы попытаетесь показать мне, какая я скучная, мне не надо будет далеко идти – она подняла указку и громко ударила ею по парте, – чтобы разбудить вас.

Один Дрю не вздрогнул при звуке удара.

18

Четыре утра. Холодный октябрьский ветер щипал щеки Дрю, когда он снова стоял с полицейским у входа в дом.

– Мне ужасно неприятно будить вас так поздно, – сказал полицейский, – но я подумал, что вы с ума сходите от беспокойства.

Через раскрытые входные двери свет падал на улицу. Тетя удерживала запахнутыми полы халата. Рядом с ней в дверном проеме виднелся дядин силуэт; он нервно поглядывал на соседние темные дома, боясь, как бы соседи не заметили у входа в его дом полицейскую машину.

– Вам лучше войт и в дом.

– Я понял. – Полицейский пропустил вперед Дрю и закрыл за собой дверь. – Я понимаю, вы не ожидали визита. Я постою здесь, в коридоре.

– Но где вы нашли его?

Полицейский, после некоторого колебания, ответил:

– На кладбище.

Дядя нахмурился.

– Мы даже не знали, что он ушел.

Тетя трясущейся рукой потрогала сетку на волосах.

– Я отправила его спать сразу же после ужина. Перед тем, как лечь, я проверила – он был дома.

– По-видимому, он смылся потом. Я нашел его велосипед у шоссе, – сказал полицейский.

– Он проехал десять миль? – Дядя внезапно тяжело прислонился к стене. – Ночью, в такой холод? Он, должно быть…

– Немного не в себе, – сказала тетя. Она посмотрела на мужа. – Боже мой, неужели это так? – Вздрогнув, она уставилась на Дрю. – Так вот что ты делаешь! Вот почему ты так устаешь в школе!

– На этот раз мне удалось разговорить его, – сказал полицейский. – Немного. Я думаю, он приезжает туда ночью, чтобы… Может, лучше он сам расскажет? Давай, Дрю. Зачем ты ездишь туда? Я имею в виду не просто посещение могил. Ты ведь можешь это делать днем. Почему ночью-то?

Дрю перевел взгляд с полицейского на тетю и дядю. Затем уставился в пол.

– Давай, Дрю, – упрашивал полицейский. – Скажи им то, что говорил мне.

Тетя и дядя ждали.

– Вандалы, – промолвил Дрю. Оба были поражены.

– Вандалы? Дрю кивнул.

– Котик снова проглотил свой язычок. Придется мне дополнить. Когда я приводил его в прошлый раз, он слышал, как я рассказывал о подростках, которые ведут себя как вандалы на кладбище.

– Я помню, – сказал дядя.

– Очевидно, он начал думать об этом. Для начала, поскольку он не знал, что означает слово “вандал”, он разыскал его в словаре. Я не знаю, что он там прочел, но оно наверняка поразило его.

– Но это еще не объясняет, почему он тайно убегает из дома на кладбище, – промолвила тетя.

– Подумайте и поймете. Он, – тут Дрю заерзал, они все посмотрели на него, – охраняет могилы родителей.

19

Субботнее утро, ясное и холодное. Группа соседских мальчишек играла в футбол. Поодаль на качелях сидел Дрю и читал. Тень прошедшего сзади человека упала на него.

Дрю обернулся. Сначала, ослепленный солнцем, бьющим ему в глаза, он не разглядел лица высокого мужчины в пальто.

Но, привыкнув к солнечному свету, неожиданно широко улыбнулся и радостно бросился к нему.

– Дядя Рей!

На самом деле этот человек не был ему кровным дядей, но Дрю за многие проведенные вместе годы привык называть его так.

– Дядя Рей!

Дрю, уткнувшись в мягкую коричневую ткань пальто, обхватил руками мужчину за талию.

Тот засмеялся, подхватил Дрю на руки и закружился вместе с ним.

– Рад видеть тебя, дружище. Как тебе живется?

Дрю был слишком опьянен радостью, чтобы обратить внимание на вопрос. Мужчина продолжал смеяться, и Дрю смеялся ему в ответ, испытывая приятное головокружение.

Дядя Рей отпустил его и, улыбаясь, наклонился.

– Удивлен?

– Еще бы!

– Я по делам оказался в Бостоне и подумал, что было бы здорово навестить моего старого друга Дрю. – Дядя Рей взъерошил ему волосы. – Правильно я сделал, а? Когда я увидел тебя на качелях, ты выглядел довольно мрачно.

Дрю передернул плечами, вспомнив, о чем он думал, сидя на качелях, и настроение у него сразу упало.

– Неприятности, дружище?

– Да, что-то вроде этого.

– Не поделишься со мной?

Дрю провел кроссовкой по сухой коричневой траве.

– Да всякая ерунда.

– Ну, кое о чем я уже вроде знаю. Я заходил к вам домой. Твоя тетя рассказала мне, что происходило. О школе. – Он прикусил губу. – И другие вещи. Я понял, что ты не в ладах с кузеном.

– Он меня не любит.

– Ты уверен?

– Он злится, что я у них живу. Все время устраивает мне разные пакости, прячет школьные тетради и вообще наговаривает на меня родителям.

– Могу себе представить. Но ты ведь не даешь себя в обиду, а? Дрю улыбнулся и протянул Рею правую руку.

– Набил себе синяки на костяшках.

Должно быть, борьба идет на равных. Я видел у него фингал под глазом.

Дяде Рею было, наверное, столько же лет, сколько и отцу. – “Тридцать пять”, – почему-то засело в голове у Дрю. У дяди Рея были аккуратно постриженные рыжеватые волосы, выразительные голубые глаза, узкое красивое лицо, волевой подбородок. Дрю нравился запах его лосьона.

– Да, такие вот дела, – протянул Рей. – Что же нам придумать? Не против немного прогуляться, дружище?

20

Смущенный, с сильно бьющимся сердцем, стоя в коридоре так, что его не было видно, Дрю подслушивал, что говорили о нем взрослые в гостиной.

– Вы, конечно, знаете, что отец мальчика и я были очень близки, – говорил Рей. Его спокойный, ровный голос был хорошо слышен в коридоре. – Я знал его много лет. Мы посту пили вместе в Йельский университет. Вместе проходили подготовку в Государственном Департаменте. Вместе были направлены в Японию.

– Значит, вы находились там, когда его родители были убиты? – спрос ил дядя.

– Нет, к тому времени, когда начались демонстрации, меня уже перевели в Гонконг. Когда я узнал о случившемся, то не мог поверить, что такое возможно. В это время я был на дипломатической работе, поэтому я не мог покинуть Гонконг даже на время похорон. Мое задание было настолько важным, что я смог освободиться только на прошлой неделе. Я надеюсь, вы понимаете, что я не могу говорить, чем занимался. Но я как только смог поспешил сюда, в Бостон, – отдать долг их памяти и хотя бы увидеть их могилы. Все это трудно выразить словами. Конечно, мистер Маклейн, он был вашим братом, и, надеюсь, вы поймете меня правильно, если я скажу, что я тоже чувствую себя… братом ему. Ведь мы были так близки.

– Я понимаю. Действительно, вы, наверно, знали его лучше, чем я. Я совсем не видел его последние пять лет, да и раньше мы не так часто бывали вместе.

– А мальчика вы часто видели?

– Я думаю, не больше трех-четырех раз. Мы с братом были единственными детьми в семье. Наши родители умерли несколько лет назад. Поэтому когда брат позвонил мне, сообщив, что составляет новое завещание и просит меня быть опекуном Дрю, если что-то случится с ним и Сьюзен, то…

– Вы, естественно, согласились.

– Ему больше некого было просить. Но я и не думал, что мне действительно придется выполнять это обещание.

– Я как раз об этом и хочу поговорить. Я всегда любил Эндрю, относился к нему как, будто он мой племянник. Поймите, я не хочу вас обидеть. И не хочу показаться бесцеремонным. Но у нас с женой нет детей. По-видимому, и не может быть. Поэтому, учитывая трудности, которые вы испытываете с ним…

– Трудности. Не то слово.

– Я и подумал, не позволите ли вы моей жене и мне стать его опекунами?

– Опекунами! Вы это серьезно?

– Это сразу решает несколько проблем. Смягчит горе, испытываемое мной из-за гибели друга. Даст возможность заботиться о Дрю. Мы уж было собрались обратиться в агентство по усыновлению. Прибавим к этому проблемы, возникшие у вас с ним.

В голосе дяди прозвучало недоверие.

– Почему вы думаете, что вам удастся поладить с ним?

– Не уверен. Но хотел бы попытаться.

– А если ничего не получится?

– Я не приведу его обратно к вашим дверям, если вы это имеете в виду. Я буду строго придерживаться нашего соглашения. Но если вы сомневаетесь и полагаете, что захотите взять его обратно, то я могу предложить компромисс. Пусть мальчик проведет с нами около месяца, а потом вернемся к этому разговору. Таким образом вы получите возможность восстановить привычный для вас образ жизни.

– Даже не знаю. Куда же вы хотите взять его?

– В Гонконг. Он провел на востоке половину своей жизни. Конечно, Гонконг не Япония. Но, возможно, он скорее почувствует себя в своей тарелке, если вернется на Дальний Восток.

Дядя вздохнул.

– Так тяжело решиться… Ваше предложение, конечно, соблазнительно. Сознаюсь вам, что просто был доведен до ручки. Но может возникнуть проблема. Вдруг мальчик сам не захочет?

– Мы можем его спросить.

Чувствуя, что сердце вот-вот выскочит из груди, Дрю хотел крикнуть из коридора:

– Хочу!

21

От резкого ветра слезы наворачивались на глаза, хотя, скорее всего, Дрю плакал совсем подругой причине, направляясь к могилам своих родителей.

Дядя Рей, подняв воротник пальто и засунув в карманы руки в перчатках, шел рядом с ним.

– Мне не хватает их тоже, дружище. – Ветер трепал его рыжеватые волосы.

– Может быть, я…

– Да? Продолжай, – Рей обнял его за плечи.

– Должен был принести им цветы.

– В такой промозглый день? Они бы сразу завяли. Нет, хорошо, что ты дал им пожить подольше в цветочном магазине.

Дрю понял. Совсем ни к чему умирать цветам. Только те, кто убил его родителей, заслуживают смерти.

– Но что же дальше? – спросил Рей. – Я понимаю, что ты хочешь побыть еще, но мы здесь уже почти час. Мы должны успеть на самолет к пяти часам. Ты знаешь, мы уезжаем не навсегда. Когда-нибудь мы вернемся.

– Конечно. Мне просто…

– Тяжело оставить их. Я понимаю. Но у нас есть фотографии. Ты будешь помнить о них, даже находясь далеко. Ведь не может же человек поселиться навсегда на кладбище, а?

– Нет. – Глаза Дрю затуманились слезами, на этот раз точно не из-за ветра. – Не может.

22

Читая в досье краткое и бесстрастное изложение событий этих дней, Дрю вспоминал и как бы снова испытывал то, что пришлось ему пережить в юные годы. Как и тогда, мальчиком, снова он шел вместе с Реем к машине, которая отвозила их в аэропорт. Снова с болью оглядывался назад, на могилы родителей.

Дрю понимал, что священник хотел заставить его разговориться, рассказать все, что он помнил о тех днях, и он охотно отвечал, совершенно не заботясь о том, что именно этого от него и ждали. Ему нужно было дать выход своей печали.

– В последующие годы, когда мне приходилось бывать в Бостоне, я всегда посещал кладбище. Последний раз я был там перед тем, как стать картезианцем. Но на прошлой неделе я так и не успел навестить их.

– Благоразумно с вашей стороны, – сказал отец Станислав. – Те, кто хочет вашей смерти, послали к этим могилам таких же людей, как и к Арлен, в надежде выследить вас. – Священник взял в руки досье. – Еще несколько вопросов. В Гонконге вы начали общаться с китайской уличной шайкой. Тот человек, которого вы называли дядей Реем, понял ваши мотивы – приобрести навыки, необходимые для борьбы с убийцами ваших родителей. Но, беспокоясь за вас, он договорился, что внук гуркха будет учить вас понимать улицу. Мальчика звали Томми Лимбук.

– Лимбу, – сказал Дрю. – Его звали Томми Второй. Отец Станислав внес исправление в досье.

– И потом, где бы ни служил дядя Рей – во Франции, Греции, Корее, – он отдавал вас обучаться искусству боя, популярного в этих странах, – спортивной борьбе, дзюдо, каратэ, регби. К семнадцати годам ваше стремление отомстить не ослабло. За время пребывания в разных странах вы стали говорить на многих языках, и я мог бы прибавить, получили блестящее гуманитарное образование. Дядя Рей, понимая, какую цель вы преследуете, и сознавая, что разубедить вас невозможно, обратился к вам со следующим предложением. Соединенные Штаты, обеспокоенные ростом антиамериканских настроений, решили создать антитеррористическую организацию, предназначенную для борьбы с теми самыми людьми, которые уже были вашими врагами. Вы согласились на это предложение и были зачислены в Горную техническую школу в Колорадо, под вывеской которой проводилось обучение методам военной разведки; это училище было окружено большей тайной, чем ферма в Вирджинии, где обучение проводилось специалистами ЦРУ.

“Скальпель”, – сказала Арлен.

Отец Станислав как бы с удивлением посмотрел на нее.

– Вы знали об этом?

– Я входила в состав группы. Вместе с Джейком. Там мы и встретились с Дрю.

Священник откинулся в кресле.

– Слава Богу. Я уж было подумал, что вы все еще не доверяете мне. Сомневался, что вы захотите сами что-либо сообщить.

– Вы не так спрашивали. Я расскажу вам все, что смогу, если это поможет мне найти Джейка.

– Тогда расскажите мне про “Скальпель”.

23

1966 год. В этом году международный терроризм оформился организационно. В стремлении объединить борьбу коммунистических групп в Африке, Азии и Латинской Америке Фидель Кастро пригласил революционеров 82 стран на Кубу для организации интенсивных тренировочных занятий. Это совещание получило название конференции трех континентов. Была организована школа по обучению методам ведения партизанской войны в городских условиях, в которой получали инструкции члены почти всех пользовавшихся дурной славой террористических групп: ИРА, Красных бригад, группы Баадер-Майнхоф. Принципы терроризма, выработанные в этой школе, стали своего рода дьявольской Библией. Примеру Кастро последовал Кадафи, организовавший свои собственные школы в Ливии. Имея огромные доходы от продажи нефти, Кадафи мог превзойти Кастро, так как он не только обучал террористов, но и финансировал их операции. Произвольные убийства по политическим мотивам, захват посольств, убийство израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене в 1972 году, похищение нефтяных министров ОПЕК в 1975 году в Вене. Взрывы в коммерческих авиакомпаниях. Взрывы школьных автобусов. И так далее. Список преступлений становился с каждым годом все длиннее, но начало его датировалось кубинским сборищем 1966 года. Даже фанатичные мусульманские секты, возникшие во времена крестовых походов, не вели себя так варварски.

При упоминании крестовых походов отец Станислав дотронулся до рубинового кольца на левой руке с изображенными на нем мечом и мальтийским крестом.

Арлен продолжала:

– В тысяча девятьсот шестьдесят восьмом году Госдепартамент США, поставленный в известность разведкой о кастровской школе террористов, начал финансировать свою собственную школу для борьбы с терроризмом. Госдепартамент мог, конечно, обратиться за помощью в ЦРУ. Но, учитывая дурную славу, приобретенную ЦРУ после событий в бухте Свиней, Госдепартамент предпочел выделить средства на свою собственную секретную организацию, о которой не смогли бы пронюхать газеты. Только несколько “своих” знало о ней.

Когда Арлен замолкла, отец Станислав кивнул:

– “Скальпель”. – Он посмотрел на Дрю. – Организация, в которую вас завербовал дядя Рей.

– Минутку, – сказал Дрю. – Он никуда меня не завербовывал.

– Скажем так, сделал вам тайное предложение. Можно играть словами сколько угодно. Важен результат. Он обратился к вам с предложением присоединиться к “Скальпелю”, что вы и сделали. Почему было выбрано такое название?

Дрю старался побороть в себе раздражение.

– Инструмент для хирургического удаления.

– Ну, конечно. Террористы заслуживают сравнения с раком. Поэтому их уничтожение оперативным путем считалось морально оправданным. Остроумное название. Оно как бы символизирует правомерность поставленной задачи.

– Вы находите, что сама идея обычна? – спросила Арлен. Отец Станислав пристально посмотрел на Дрю.

– Очевидно, вы так решили, иначе не оставили бы это занятие.

– Дело не в самой идее. Дело во мне.

– А, – сказал отец Станислав. – В таком случае нам надо было бы встретиться раньше.

– Зачем?

– Я бы освежил в вашей памяти слова Святого Августина. Идею о том, что убийства необходимы, если война справедлива.

– Война?

– Не обычная война, когда один народ воюет с другим. Но все равно воина. Самая древняя, самая главная – добра против зла. Террористы, по определению, отвергли все цивилизованные нормы. Их оружием является жестокое нападение – они стремятся так нарушить обычную жизнь граждан, чтобы те восстали против своих правительств. Но никакой целью нельзя оправдать такие дьявольские средства.

– Вы верите в это? – Дрю посмотрел на священника.

– Мне кажется, что вы не верите.

– Было время, когда я верил.

– Но? – спросил отец Станислав. Дрю не ответил.

– Наконец, – сказал отец Станислав, мы добрались до той части, о которой я ничего не знаю. – Он вздохнул. – По окончании Горной технической школы – весьма успешном, об этом я проинформирован – вы работали для “Скальпеля”. С шестьдесят девятого по семьдесят девятый вы участвовали в ответных ударах против тех террористов, которые вызвали гнев вашего начальства. Иногда удары наносились не после, а до предполагаемого террористического акта. Упреждающий удар. Осуществлялся на основании надежных донесений разведки. Активность террористов, можно сказать, пресекалась в зародыше. Ваше стремление отомстить за родителей должно было бы сделать вас еще усерднее. Что же случилось? Почему вы неожиданно ушли в монастырь?

Дрю смотрел на дверь.

– Нет, ответь ему, – сказала Арлен. Я тоже хочу это знать. – Она повернулась к нему лицом так, чтобы он не смог избежать ее взгляда. – Что насчет Джейка? Он имеет к этому отношение?

Дрю увидел страдание в ее глазах. Он ненавидел себя за то, что должен был сказать ей.

– В конечном счете, да.

Часть шестая

«ШАРТРЕЗ»

Зеркальное изображение, двойная экспозиция

1

– Задание было сложным.

– Когда? – спросил отец Станислав. – Будьте точны.

– Двадцать седьмого января. Я помню, как был поражен – меня никогда раньше не посылали на задание, подобное этому. Отец Станислав требовал более подробного ответа.

– Что делало его необычным? Больший, чем обычно, риск?

– Нет. Хронометраж. Мне дали не одно задание, а два, и их необходимо было выполнить в течение сорока восьми часов. Оба во Франции, так что добраться от одного места до другого было несложно. Трудность заключалась в способе, которым приказано воспользоваться. Один и тот же в обоих случаях. Кроме того, в первом задании условия местности были непростыми.

Дрю задумался. Он старался выбрать из памяти самое существенное. Видно было, как он взволнован. Арлен и отец Станислав не отрываясь смотрели на него. Наконец он продолжил рассказ.

– Задание казалось необычным еще и потому, что я не получил никаких сведений о своих потенциальных жертвах. Обычно мне говорили, за что преступник несет наказание. Сколько невинных людей он убил. На какого маньяка работает. Я знал все о его привычках и пороках. Это облегчало работу. Подонка убить легче.

Дрю снова замолк, потом продолжил.

– Иногда способ убийства мог выбрать я сам. Снайперский выстрел. Бомба в автомобиле, как у самих террористов, которые обожают этот способ. Яд. Смертельные вирусы. Обычно способ как-то соотносился с преступлениями, совершенными этим человеком. Однако в данном случае способ был задан. И, как я уже сказал, на самом деле было два задания, ограниченные определенным сроком. Весьма необычно.

– Это беспокоило вас?

– В Колорадо меня приучили не задавать вопросов. После того, как убьешь столько, сколько я, да к тому же думаешь, что поступаешь правильно, уже ничего не тревожит. За исключением…

Арлен подалась вперед.

– Расскажи ему, как ты получал приказы.

– Мне необходимо было прикрытие, оно позволяло мне исчезать в любое время на неделю, не привлекая ничьего внимания. О какой-либо работе не могло быть и речи, это слишком связывает, да и многим пришлось бы врать. Но я должен был что-то делать. Поэтому я стал студентом и жил в университетском городке. Прикрытие осуществить было очень легко. Я всегда был хорошим учеником. Я любил учиться. Любил гуманитарные науки. Особенно литературу. Я получал степень бакалавра в одном институте, затем поступал во второй и получал второй диплом. Но потом я стал слишком стар, чтобы ходить в студентах, поэтому я перешел в третий институт и получил там степень магистра. Я уже имел две таких степени и работал над третьей, когда…

– Я все еще не вижу преимуществ такого прикрытия, – сказал отец Станислав.

– Студента могут не знать по имени. Но, чтобы стать студентом, нужно посту пить в большой колледж. Я предпочел Биг Тен. Университетский городок, где студентов больше, чем местных жителей. Студенты обычно народ непоседливый, поэтому, если я приезжал в город и оставался в нем год-два, а затем переходил в другой колледж – а так делают многие студенты, – то никто не находил в этом ничего необычного. Я записывался только на большие лекционные курсы и всегда садился на разные места, так что если лектор не вел журнал посещений – а я сначала выяснял, делал ли он это, – то никто даже не замечал, если я исчезал на пару дней. Я всегда предпочитал одиночество и не нуждался в друзьях студентах. Все мои друзья были среди профессионалов, таких как Арлен и Джейк. – Он улыбнулся ей. – И больше ни в ком не нуждался. Между семестрами я обычно навещал их. В колледже я был как бы невидимкой. Единственной угрозой моей анонимности стали обязательные посещения каждое утро гимнастического зала для поддержания спортивной формы, необходимой для выполнения заданий; кроме того, каждый день в час дня я ходил обедать в шумную столовую, в четыре часа – в книжный магазин, в семь часов – в соседнюю бакалейную лавку.

– Зачем такой риск? Почему именно в эти места и в это время?

– Так было нужно. Время выбиралось произвольно. И места сами по себе не имели значения. Я мог вместо книжного магазина ходить в кинотеатр, а вместо лавки в библиотеку. Имел значение лишь заведенный порядок. Поэтому у курьера всегда было несколько возможностей легко со мной встретиться и, что еще важнее, не вызвать при этом никаких подозрений. Вовремя обеда кто-то мог сесть со мной рядом и оставить двадцать пять канадских центов будто для чаевых официанту. В бакалейной лавке жен щина могла попросить мексиканского пива. Это означало бы, что я должен идти к себе на квартиру как можно скорее. Если посудное полотенце висело над раковиной, я знал, что в своем чемодане под кроватью найду все необходимое для поездки. Билеты на самолет, паспорт, удостоверение личности на другое имя. Деньги в валюте разных стран. Адрес в чужом городе.

– Оружие? – спросил отец Станислав.

– Нет, – ответил Дрю сразу же. – Никогда. Оружие всегда получал уже за границей. Когда я уезжал, очень похожий на меня человек занимал мое место, не нарушая заведенного мною обычая. Найти замену было нетрудно. Никто меня толком не знал. Конечно, меня видели, но обычно на некотором расстоянии. Я просто был частью интерьера. В глазах студентов и местных жителей я был чем-то расплывчатым, не ясно очерченным. Поэтому с помощью двойника я всегда имел алиби на случай каких-либо неприятностей.

Отец Станислав издал вдруг возглас изумления.

– Что-нибудь не так? – спросил Дрю.

– Продолжайте. Вы сообщаете мне больше, чем сами предполагаете. Дрю посмотрел на Арлен.

– Что он имеет в виду?

– Сходятся концы с концами, – тихо проговорила она. – Я согласна с ним. Продолжай. Что же с заданием? Дрю глубоко вздохнул.

– Я получил инструкции отправиться во Францию, но не прямо, а через Лондон, где мое место занял двойник. Он отправился в поездку по литературным местам: Стенфорд, Кентерберри, – такие поездки особенно привлекают студентов последнего курса, специализирующихся на английской литературе. Я уже был в этих местах, поэтому, если бы мне пришлось объяснять, что я делал в Англии, для меня это не составило бы труда. Пока демонстрировалось мое алиби, я полетел в Париж под другим именем, где получил дальнейшие инструкции. Мне сообщили, что севернее Гренобля во французских Альпах есть монастырь.

– Конечно! – воскликнул священник. – Монастырь картезианцев Гранд-Шартрез.

– Мне сказали, что монастырь собирается посетить один человек. Описали его машину. Сообщили даже номерной знак. Я должен был убить его. – Дрю закусил губу. – Вы когда-нибудь были там? Отец Станислав покачал головой.

– Монастырь находился очень далеко в горах. Монахи, основавшие его в средние века, тщательно выбирали место. Они думали, как, впрочем, думают всегда, что весь мир скоро провалится в тартарары. Они хотели удалиться от растленного общества и прошли путь от долин Франции к Альпам, где построили небольшой монастырь. Папа выразил свое неодобрение. И действительно, какой смысл быть в средние века монахом, если не имеешь земельных угодий?

Бог, очевидно, был на стороне Папы, поскольку он послал снежную лавину, разрушившую монастырь. Но надо отдать монахам должное. Они просто перенесли монастырь ниже, в более безопасное место, защищенное от снежных обвалов, но также удаленное от мира. И в течение последующих столетий выстроили величественное здание, напоминающее средневековый замок. Мощная Божья крепость.

Впоследствии орден распространился и на Англию, но монахи ордена были казнены королем Генрихом Восьмым. Дело было в том, что король хотел получить развод, разрешение на который ему не давал Папа. Тогда Генрих Восьмой решил основать собственную церковь, стать ее главой и объявить о том, что страстно желаемый им развод получил Божественное одобрение. Поскольку монахи-картезианцы в Англии выступили против короля, Генрих подверг их самой мучительной смерти, какую только могли изобрести. Они были подвешены, подвергнуты неимоверным пыткам, но оставлены в живых, чтобы перед смертью могли видеть, как вырезанные у них внутренности поедаются псами. В их распоротые животы вливался расплавленный металл. Трупы были разрезаны на части, сварены и затем выброшены в канаву.

– Вы описываете это так живо, – сказал отец Станислав невозмутимо. – Что же произошло у монастыря?

Дрю покрылся потом. Он не мог сдержать своих чувств.

– Мне было приказано установить взрывные устройства в той части извилистой дороги, что плавно поднимается к монастырю. Место было выбрано тщательно. На дальней стороне дороги – скала. На другой стороне, ближе ко мне – я должен был ждать на противоположном склоне, – резкий обрыв. Установив ночью взрывчатку, я почти всю половину следующего дня взбирался через узкие проходы и загромождения из камней – меня не должно было быть видно – на скалу напротив. Горы были покрыты глубоким снегом. Какую-то часть пути я мог бы пройти на лыжах. Если бы я мог. – Дрю покачал головой. – Но я прятался за кустами, ноги утопали в снегу, штормовка не грела. Через застилавший мне глаза пар от дыхания я внимательно оглядывал петлявшую дорогу. Потому что вскоре на этой дороге появился автомобиль, двигавшийся к монастырю. Тот, кто сидел в нем, должно быть, с интересом оглядывал окрестности. Конечно, он не смог бы попасть внутрь самого монастыря, увидеть монахов-отшельников. Но он мог объехать вокруг монастыря, пройти через центральный двор и, может быть, сделать щедрый благотворительный взнос в обмен на бутылку знаменитого шартрезского вина. – Дрю даже теперь чувствовал озноб: он все еще слышал скрип снега под горными ботинками, все еще помнил ужасную тишину обступивших его со всех сторон гор. Он на мгновение закрыл глаза.

– Я установил взрывчатку на дальней стороне дороги. Напротив скалы. Сила взрыва должна была швырнуть машину в мою сторону на скалу, на тот ее склон, что был обращен ко мне. И объятый пламенем автомобиль должен был полететь в пропасть. Это был умный план. Вероятно, операцию тщательно готовили. Мне дали фотокамеру. При помощи телефотографических линз я должен был следить за тем местом, где дорога, изгибаясь, поднималась в гору. При приближении машины к этому месту я тщательно проверил ее номерной знак. Мне предстояло начать съемку.

– И это все? Всего лишь съемку? – Отец Станислав встал и начал ходить по комнате.

– Нет, не все. Спусковой механизм камеры одновременно служил пусковым механизмом бомбы. Камера имела управляемый затвор, при помощи которого, пока я держал кнопку утопленной, производилась быстрая последовательность экспозиций. Щелк, щелк, щелк. Послышался взрыв бомбы. Машина была отброшена в мою сторону. Загорелся бензобак. И я хорошо помню, как продолжал щелкать затвор. Я видел через телефотооптику все детали. В тот момент, когда машина падала на скалу, задняя дверь открылась…

– И? – Арлен в сильном волнении не спускала с него глаз. Дрю почти кричал.

– Бог подал мне знак. Он послал мне знамение.

– Что? – воскликнул отец Станислав. – Вы, наверное, шутите.

– Но он не шутил. – Голос Дрю внезапно стал спокойным. – Вы верите в столп света, сбросивший Савла с коня на дороге в Дамаск, не правда ли? Савл, грешник, внезапно понявший, что это Бог говорит с ним, Савл, мгновенно изменивший свою жизнь, чтобы следовать Божьим путем. Так вот, это был мой столп света. Мое знамение. Я назвал бы это чудом, если бы не предполагалось, что в результате чуда вы начинаете чувствовать себя лучше, а здесь… Из машины выпал ребенок. Мальчик был…

– Что? – Это снова был голос Арлен.

– Как две капли воды похож на меня. Она уставилась на него.

– Ты хочешь сказать, что заметил некоторое сходство. Похожий цвет волос. Или такой же рост. Мальчики одинакового возраста очень похожи друг на друга.

– Нет, сходство было гораздо большим. Я говорю, оно было жутким, сверхъестественным. Если бы он был взрослым, он вполне мог бы стать моим двойником, заменять меня в колледже. Пока я убивал.

– Убийство! Наказание! Как остановить это! – Голос отца Станислава был резок. – Говорите определеннее. Не преувеличивайте. Вы должны сделать скидку на…

– Обстоятельства. Слушайте, я только об этом и думаю. Этот ребенок… я… выброшенный из машины. Ужас в его глазах.

Дрю нащупал в кармане брюк пакет, вытащил из него четыре мятых фотографии, взятых им с собой из монастыря. Он протянул их отцу Станиславу. Арлен резко наклонилась, чтобы тоже увидеть их.

На лице Дрю отразилось страдание.

– Это единственное, что осталось от моей прежней жизни. Перед тем, как уйти к картезианцам, я посетил те места, где прятал деньги, паспорта, оружие. Я избавился от всего. Я уничтожил все, что было связано с моим прежним существованием, я стер с лица земли самого себя, словно я умер.

Содрогаясь, смотрел Дрю снова на эти фотографии. Но и без них изображения стояли у него перед глазами.

– На верхней – это я. В тысяча девятьсот шестидесятом году в Японии. В саду за родительским домом. За три дня до их убийства. Отец Станислав отложил это фото в сторону.

– На следующей, – сказал Дрю, – мои родители. На том же месте за три дня до смерти. Остальные были сняты в семьдесят девятом под Гранд-Шартрез. После того, как я взорвал бомбу и мальчик выпал из машины. Я сделал увеличенный фрагмент фотографии лица мальчика. Конечно, фотографии зернистые. Лицо окутано дымом от взрыва, падает снег. Но я думаю, что вы поняли главное.

Священник оторвался от фотографии и взглянул на Дрю. Руки его дрожали.

– Вначале я подумал, что третья фотография просто плохая копия первой. Я подумал, что это…

– Я. Но это не я. Если вы всмотритесь внимательней, то увидите, что это не так. Я пытался убедить себя, что сходство случайно. Как сказала Арлен, дети часто выглядят похожими. Но это больше чем просто отдаленное сходство. Это…

– Невероятно.

– Но это еще не все. Взгляните на последнюю фотографию. Я снял ее после того, как машина была сброшена со скалы. Во время падения машина ударилась о выступ, ее передняя часть смялась, и огни пламени от загоревшегося бензобака прорвались сквозь снег. В этот момент передние двери рывком открылись, и двое взрослых выскочили из машины. Данные мне инструкции были вполне четкими. Снимать как можно больше. Поэтому, несмотря на потрясение, испытанное мною при виде мальчика, я продолжал смотреть в видоискатель, направляя, куда нужно, объектив и нажимая на кнопку. И тут я понял, что Бог продолжает подавать мне знаки. – Дрю остановился, судорожно глотнул воздух. – Мужчина и женщина выглядели как мои родители. Были моими родителями.

– Но они были объяты пламенем, – возразил отец Станислав.

– Посмотрите внимательней!

– Я смотрю.

– Это мои родители. Я знаю, что это не так, но это они. Я не мог сфокусировать камеру на них в тот момент, когда они выскочили из машины. Но лица до того, как пламя охватило их, были видны отчетливо. Находясь на этой скале, на этом ледяном обрыве, я был уверен, что они – моя мать и мой отец.

В комнате наступила тишина.

– Конечно, – я не хочу вас обидеть, – у нас нет возможности проверить ваше впечатление, – сказал отец Станислав. – Я признаю, что тот мальчик, даже если учесть искажения, вызванные дымом и снегом, мог бы быть вашим двойником. Ведь действительно я вначале подумал, что это вы. Но, учитывая такое совпадение, возможно, ваше воображение сыграло с вами злую шутку. Не могло ли сходство этого мальчика с вами привести к тому, что вам просто показалось, что и родители ваши похожи?

– Я отвечаю за то, что видел. – Голос Дрю был хрипл. – В конце концов, я не мог больше держать палец на кнопке затвора. Я опустил камеру. В ущелье огонь уже коснулся их лиц. Бензобак взорвался. Мои отец и мать разлетелись на куски. Точно как в тысяча девятьсот шестидесятом году. Только теперь убил их я.

– Но обстоятельства были различны.

– А различны ли? Тех, кого мы у террористов зовем наемными убийцами, у нас мы называем оперативниками. Я ничем не отличался от человека, за которым охотился. Я воевал с таким же, как я. Я воевал с самим собой. Отдельные части их тел были разбросаны по у щелью, они были охвачены пламенем. Я чувствовал запах горящей плоти. А на скале на фоне снега видел искаженное отчаянием лицо мальчика – я не смотрел больше в объектив, но мне казалось, что я крупным планом вижу его слезы. Мои слезы. Через пятнадцать лет мое стремление отомстить настигло меня самого. И тогда все потеряло смысл. Кроме Божьего всепрощения: кроме спасения своей души.

Арлен тронула его за плечо. Он в первое мгновение вздрогнул, затем благодарно принял ее утешение.

– Спасти свою душу? – воскликнул удивленно отец Станислав. – Все то время, что вы были оперативником, вы ощущали себя религиозным?

– Я имел свою собственную религию. Справедливость грозного ветхозаветного Бога. Но у Бога было другое намерение. Он удостоил меня большей чести, чем Савла на дамасской дороге. Бог послал мне не одно, а два знамения. Он несомненно щедр ко мне. Все, что я рассказал, произошло, наверное, за секунд десять, но они мне показались вечностью. Взрыв потряс горы, и когда смолкло эхо, я услышал что-то еще – пронзительный крик мальчика на противоположной стороне ущелья, закрывшего лицо руками, чтобы не видеть то, что он только что увидел, – объятых пламенем родителей. Он кричал сквозь пальцы. Что потом? Потом Бог послал мне третье знамение. Ему было мало, что я узнал самого себя, что я завершил полный круг и убил своих родителей, за которых стремился отомстить. Когда грохот утих, когда мальчик захлебнулся своими собственными слезами, когда наступила тишина, я услышал песнопение.

Позднее я понял, что произошло. Было 6 января, Епифания, праздник Богоявления. В этот день волхвы увидели Христа и спасли ему жизнь. Эти мудрецы, увидевшие младенца Иисуса и свет, идущий от Него, отказались от мысли пойти обратно к Ироду, чтобы раскрыть местонахождение Христа, хотя и обещали ему сделать это. Именно поэтому, как мне кажется, церковь решила сделать праздник Богоявления таким особенным. Не по тому, что волхвы увидели младенца Иисуса, а потому, что они, будучи двойными агентами, сделали для себя окончательный выбор, определились, на чьей они стороне. Точно как и я в тот день.

В честь волхвов и того критического в судьбе христианства дня монахи, должно быть, проводили торжественную службу. Сверху, с гор, из монастырской церкви доносилось песнопение. Оно заполняло все пространство, проникало во все ущелья, достигало всех вершин, заглушая эхо взрывов и крики людей. Этот гимн славил волю Божью, Его дальновидность. Его всеобъемлющий замысел. Но мощь песнопения заключалась не столько в словах, сколько в самих суровых и мрачных голосах отшельников, разорвавших все узы, которые связывали их с погрязшим в грехах и лжи мире.

Колени мои сами преклонились. Я стоял так, глядя в сторону мальчика, отделенного от меня ущельем. Он пытался вскарабкаться на скалу, чтобы найти своих родителей. Я хотел подняться из-за скрывавших меня кустов и крикнуть, чтобы он не делал этого, ибо упадет и сам погибнет. Вырасти, хотел я крикнуть ему, и выследи человека, убившего твоих родителей! И моих тоже! Приди по мою душу! И в то мгновение я стал верить в Бога. Иначе я должен был бы убить себя. – Дрю замолчал, дрожа от волнения.

Арлен не спускала глаз с его измученного лица. С нежностью обняла она его за плечи.

– А потом? – спросил отец Станислав.

– Три дня я блуждал по горам. Не кажется ли вам, что времени присуща скрытая религиозность? Конечно, я не совсем сознавал, что делаю. Впоследствии меня поразило, что я не потерял камеру. Я не знаю, как жил, где спал, что ел.

Все это время шел снег. Я уверен, что власти должны были провести расследование на месте взрыва. Но снег засыпал мои следы. Что это – счастливое стечение обстоятельств или еще один Божий знак? Я не помню, куда и как шел. Единственное, что ясно запечатлелось в моей памяти после нескольких дней блужданий, это деревня в горах, дымок над трубами, дети на коньках на льду пруда, сани с бубенчиками на упряжи. Словом, как на рождественской открытке. Потом я уже обнаружил, что прошел около сотни километров, вот почему местная полиция не связала мое появление с убийствами у монастыря. В изнеможении свалился я у порога маленького дома. Старушка ввела меня внутрь. Она накормила меня супом и хлебом и такими вкусными пирожками, каких я никогда раньше не пробовал.

– Три дня? – переспросила Арлен. – Ты так долго блуждал по горам? Но…

Отец Станислав досказал за нее.

– Вам было приказано совершить две акции в течение сорока восьми часов. Но вы не уложились в этот срок.

– Вначале я совсем об этом не думал. Уже то, что я остался жив, само по себе было чудом. Не говоря о видениях, посланных мне. Образ моих родителей – меня самого – замкнутый круг возмездия. Этот мальчик, когда вырастет, будет охотиться за мной. Почувствовав себя лучше, я отправился в Париж, чтобы встретиться с моим связным. К этому времени я уже просмотрел старые газеты, чтобы узнать, кто стал моими жертвами. Оказалось, что мужчина был американцем, нефтяным промышленником, взявшим с собой во Францию в отпуск, который все время по разным причинам откладывался, жену и сына. В газетах писали, что убийство представляется совершенно бессмысленным. Я был с этим согласен. Разумеется, не всегда можно доверять газетам. Но что если… У меня было чувство, что произошла ужасная ошибка. Что общего между нефтяным бизнесменом с семьей и терроризмом? Чем можно оправдать такое убийство? Мне нужно было получить ответы на эти вопросы. Я хотел докопаться до истины. Чтобы успокоиться, не чувствовать укоров совести. Тогда, я думаю, Божьи знамения еще не исполнились. Во мне еще оставались суетность, эгоцентричность. Но вскоре все ушло.

Отец Станислав наморщил губы.

– Потому что вы провалили операцию. И тотчас оказались под подозрением.

2

В Париже Дрю, смешавшись с толпой, покинул вокзал. Только пройдя несколько кварталов и убедившись, что за ним не следят, он решился воспользоваться телефонным автоматом. Возможно, такие меры предосторожности и были излишними, но не при таких обстоятельствах.

Он набрал номер, который ему дали, когда он прибыл во Францию неделю, нет, целую вечность тому назад. Выждал четыре длинных гудка, затем нажал на рычаг и снова набрал тот же номер. Хриплый мужской голос произнес по-французски название магазина модной одежды.

Дрю также ответил по-французски.

– Меня зовут Джонсон. На прошлой неделе я купил два платья для своей жены. Одно подошло, другое сидит плохо. Я хочу приехать к вам снова.

Хозяин магазина заговорил без передышки.

– Да, мы позже подумали, что второе платье следовало бы еще раз примерить. Мы пытались связаться с вами, но не могли вас найти. Правда, мы надеялись, что вы позвоните. Мы дорожим своей репутацией. Не могли бы вы приехать к нам, как только сможете. Мы хотели бы посмотреть платье, чтобы понять, что там не в порядке.

– Я сегодня свободен.

– Возможно, вы помните, что мы переезжали. Наш новый адрес… Дрю запомнил инструкции.

– В течение часа, – сказал он.

Старый кирпичный двухэтажный дом был обвит виноградной лозой. Из трубы шел дым. Слева от дома находился неухоженный огород, справа – два грушевых дерева. За домом виднелась холодная, покрытая льдом Сена. Несмотря на лед, Дрю слышал, как течет вода. Он чувствовал запахи дохлой рыбы и дыма от заводов, расположенных выше по течению реки. От его дыхания шел пар. Как будто он был тут своим, он не спеша подошел к заднему входу и постучал. Дверь со скрипом открылась, и Дрю оказался в узком коридоре, в котором пахло французскими булочками, такими теплыми и свежими, что у него потекли слюнки. Он открыл вторую дверь, которая привела его в полутемную кухню.

Дрю увидел пар над горшком, стоявшим на большой металлической кухонной плите. И в ту же минуту одна рука толкнула его вперед, а другая прижала пистолет к его боку. Третья схватила сзади за волосы, и он почувствовал, как острие ножа коснулось его шеи.

– Тебе, сукин сын, придется дать нам объяснения.

Он попытался увернуться и взглянуть на них, но они крепко держали его. Он задохнулся от боли и не мог выговорить ни слова, когда они с размаху бросили его на кухонный стол и стали грубо обыскивать.

У него не было оружия. В указаниях, данных ему, про оружие ничего не говорилось, и ему не для чего было вынимать его из своего тайника. Но даже если бы он был с оружием, это ничего не могло бы изменить.

– В чем…

Он не смог закончить свой вопрос. Они стащили его со стола, подержали на весу и отпустили. Дрю ударился о пол лицом. Тут же его рывком подняли на ноги и провели в открытую дверь в гостиную и бросили на пыльную обшарпанную тахту. От нее пахло плесенью.

В этой комнате было светлее, чем на кухне. Окна закрывали выцветшие портьеры. Посредине лежал потертый ковер. В комнате были еще кресло-качалка, торшер с лампой без абажура, расшатанный кофейный столик в круглых водяных пятнах и пустой книжный шкаф. Прямоугольные следы на стене, обрамленные полосами грязи и пыли, свидетельствовали о когда-то висевших здесь картинах.

Он сидел на тахте и смотрел на своих противников.

– Вы не понимаете. – Сердце его бешено колотилось. – Мне было ведено прийти сюда. Я не вламывался без разрешения.

Тот, что выше ростом, презрительно хмыкнул. На нем был спортивный свитер и туристские ботинки. Говоря, он поигрывал ножом.

– Нет, парень, это ты не понимаешь. Мы знаем, что ты должен был появиться здесь. Мы не знаем лишь, почему, твою мать, ты не выполнил задания.

Второй – с усами, мощными плечами, в спортивном пиджаке в коричневую клеточку, держал пистолет с глушителем. Оружие убийц.

– Сколько они тебе заплатили?

– Как они вышли с вами на связь? – спросил третий. В отличие от других, он говорил вежливым тоном. Худощавый, в пиджачной паре. Изящными руками он открыл портфель, вынул из него шприц и ампулу, осторожно положил их на кофейный столик.

Вопросы следовали так быстро, что Дрю не мог ответить ни на один:

как только он пытался что-нибудь сказать, его сразу же перебивали следующим вопросом.

– Ты предал сеть? – кричал первый.

– Скольких оперативников ты выдал? Много ты рассказал им? – рявкал на него второй.

– Кому?

– Раз вы упорствуете. – Третий наполнил шприц, нажал на поршень, выпуская пузырьки воздуха. – Снимите пальто. Закатайте рукав.

– Это нелепо. – Дрю почувствовал жжение в животе. – Вы же можете просто спросить. Этого не нужно…

– Мы оскорбляем его чувства, – сказал второй. – Он считает, что мы с ним недостаточно учтивы. Он думает, что мы собрались здесь на кофе с пирожными. – Он щелкнул выключателем торшерной лампы. Внезапный резкий свет усилил выражение ярости на его лице. – Если до тебя еще не дошло, то, может быть, сейчас поймешь. – И неожиданно ударил Дрю кулаком в лицо.

Голова Дрю резко откинулась назад, на софу. Кровь имела солоноватый привкус. Оглушенный ударом, он инстинктивно прикрыл рот руками. Кровь была липкой и теплой, вспухшие губы болели.

– Достаточно вежливо для тебя? Может, еще не совсем? Второй нанес удар по левой голени. Дрю, застонав, убрал руки с лица и стал массировать ногу, но получил в это время следующий удар в уже разбитые губы.

– Вам были заданы вопросы, – сказал третий мелодичным голосом, поднося наполненный жидкостью шприц. – Я бы предпочел не терять времени, дожидаясь, пока начнет действовать амитал. Избавьте меня от лишних забот. Почему вы не закончили работу?

Дрю говорил с трудом из-за распухших губ.

– После того, как я взорвал машину, меня увидели!

– Уцелевший мальчик?

– Он выпал из машины раньше, чем она разбилась о скалу. Никто не мог предвидеть этого! Но я говорю не о нем! – Дрю глотнул кровь.

Воспользовавшись тем, что ранен, он продлил приступ кашля, чтобы успеть обдумать ответ. Ему было ясно одно: если он расскажет о том, что на самом деле случилось в горах, его сочтут сумасшедшим. Решат, что он еще более ненадежен, чем предполагали вначале.

– Там был еще кто-то, – с трудом произнес Дрю. – Когда я поднимался на противоположный склон, у поворота дороги показалась машина. – Он снова закашлялся. – Она спускалась от монастыря. Из нее вышел человек. Я обернулся. Он увидел меня. На машине была приемно-передающая антенна. – Из-за разбитого рта Дрю дышал со свистом. – Я понял, что будет предупреждена полиция. Не рискнул даже вернуться к взятой напрокат машине, которую оставил внизу в деревне и пошел другим путем – через горы. Была сильная метель. Я заблудился. Чуть не погиб. Поэтому так долго не смог прибыть обратно в Париж.

Первый покачал головой.

– Ты думаешь, что мы здесь идиоты. Мы знаем, что ты прекрасно ориентируешься в горах. Поэтому тебя и выбрали на такое задание. Тебя увидел ребенок. Поэтому ты предал нас? Ты испугался?

– Я не испугался. Я сказал вам правду!

– О, конечно. Но посмотрим, что расскажешь ты, когда начнет действовать амитал. Просто чтобы ты знал – второй взрыв необходим. Ставки были слишком велики.

Во рту у него накопилась кровь, он выплюнул ее в носовой платок.

– Никто мне ничего не объяснил.

– Иран, – сказал второй.

– Подождите, – перебил отец Станислав. – Вы хотите сказать, что они рассказали вам о цели вашего задания.

– Они рассказали мне все.

– О Боже!

– Да, я подумал то же самое. Я услышал то, что не должен был бы знать.

– Следовательно, они не собирались выпустить вас живым из этого дома.

– Похоже, что так. До этого я думал, что мои шансы остаться в живых пятьдесят на пятьдесят. Если я сумею их обмануть. Но потом, когда они стали мне все рассказывать…

– Иран, – сказал второй. – Народ бунтует. Шаха вот-вот свергнут. Возник вопрос, кто займет его место. Человек, которого ты убил в горах (и его жену, и чуть было не убил его сына, подумал Дрю), притворялся, что приехал во Францию, чтобы провести здесь отпуск. На самом деле он прибыл, чтобы представлять американские нефтяные интересы и вести деловые переговоры с будущим правителем Ирана. Ты знаешь, конечно, о ком я говорю.

Дрю удивленно покачал головой.

– Откуда мне это знать?

– Хватит. Конечно, ты знаешь его. Поскольку продался ему. Мусульманский фанатик в изгнании. Аятолла Хомейни. Он живет здесь, в Париже. Ион хуже, чем шах. По крайней мере шах настроен проамерикански. Аятолла против Америки. Что же нам оставалось делать? Позволить, чтобы Иран – и вся эта нефть – достались кому-то другому?

Первый прервал его.

– Ты должен был убить этого американского представителя, а затем Аятоллу. Взорвать их обоих. И документально подтвердить это кинокадрами. Мы хотели, чтобы все выглядело так, будто оба взрыва произведены одними и теми же людьми. Фотографии должны были разослать крупнейшим газетам одновременно с хвастливым заявлением Народного Движения Ирана.

– Я никогда не слышал о таком, – сказал Дрю.

– Конечно, не слышал. Потому что его не существует. Мы его придумали. Но какая разница? В заявлении говорилось бы, что Аятолла и представитель американских нефтяных компаний были уничтожены, так как хотели заключить сделку о замене шаха на подобное же репрессивное правительство. И когда возмущение в Иране достигло бы своего апогея, власть в свои руки должен был взять ближайший к Аятолле популярный деятель. Но он сделал бы то, что следовало бы сделать Аятолле. Он сотрудничал бы с западными нефтяными компаниями.

Отец Станислав кивнул.

– А поскольку были убиты американцы, никто не заподозрил бы, что здесь замешана Америка. Это вполне могло сработать.

– Если бы…

– Если бы не вы.

– Конечно, из-за меня возник кризис с американскими заложниками в Иране, вторжение Советов в Афганистан, победа Рейгана над Картером…

– Это могло бы сработать! – воскликнул первый, с лицом, искаженным злобой. – Но проблема была в одном. Все зависело от графика. Сорок восемь часов от одного взрыва до другого, но ты не выдержал расписания! Мы точно знали, что за эти два дня ты сможешь осуществить оба взрыва – и американца, и Аятоллы. Мы изучили их маршруты. Мы определили места, где их было легче всего поразить!

Дрю пытался отвести от себя обвинения.

– Вы должны были предусмотреть возможность непредвиденного. Если так важен был временной расклад, почему было не дать второе задание другому оперативнику?

– Потому, тупой ублюдок, что это должен был сделать один человек! Из-за камеры! Оба взрыва необходимо было зафиксировать на одной и той же пленке. Фотографии и негативы, отосланные в прессу, должны были располагаться в определенной последовательности, чтобы показать Ирану, что именно тот, кто убил американца, убил и Аятоллу. Иранцы должны были поверить, что за оба убийства ответственна одна из собственных групп.

– Что толку упрекать меня? Вот вам камера. Осуществите вторую часть плана.

Первый вздохнул и посмотрел на своего товарища.

– Ты слышишь, что он говорит? Он думает, что так просто все это сделать снова! Мы не можем это повторить! Слишком поздно! Аятолла окружил себя охраной, к нему теперь не подступиться. Сейчас не подойдешь так близко, чтобы воспользоваться кинокамерой. Теперь первое убийство оказалось бесполезным. И ты виноват в этом! Дрю услышал, как мальчик плачет от горя.

– На втором взрыве, вернее на том, который вы не осуществили, – сказал человек с аристократическими манерами, – вы хорошо заработали, не так ли? Сколько Аятолла заплатил вам, чтобы вы затерялись в горах? Вы направились сначала к нему, не правда ли?

– Это неправда.

– Я сказал, хватит. – Первый подошел к софе сзади, рывком отвел голову Дрю назад и снова приставил нож к его горлу. Третий продолжал.

– Будьте разумны. Мы хотим, чтобы ваши объяснения звучали правдоподобно. Если потом, когда я вам дам амитал, вы повторите то же самое, мы будем знать, что вы не лжете. И если ваши мотивы покажутся нам достойными сочувствия, мы будем считать ваше поведение честной ошибкой. Мы освободим вас. Конечно, больше мы никогда не воспользуемся вашими услугами. Но я думаю, что вы сами этого не захотите.

Дрю не мог говорить. Человек, стоящий сзади, понял это и отвел руку. Дрю кашлянул и сделал глотательное движение. Ему не хотелось больше ничего придумывать.

– Хорошо. – Он помассировал горло. – Я говорил неправду.

– Ну что ж, так-то лучше. Наконец мы куда-то движемся, – сказал третий.

– Но я никого не предавал. Это не то, что вы думаете. Что-то – я не знаю, как еще выразить это, – случилось со мной в горах.

– Что? – Первый снова подошел сзади к софе. Дрю рассказал им все. Он верно предвидел их реакцию: они смотрели на него как на сумасшедшего.

– Да, больше вас нанимать нельзя. Конечно, что-то случилось с вами. Вы потеряли голову.

– Есть только один путь выяснить правду, – сказал третий и показал на полный шприц. – Как я уже просил вас, снимите, пожалуйста, пальто и закатайте рукав.

Дрю смотрел на шприц, чувствуя, как мороз пробегает по коже. Они принесли сюда слишком много ампул. У допрашивающих его людей было достаточно амитала, чтобы убить его, как только они проверят его рассказ. Его как бы приглашали участвовать в собственном убийстве.

– Под амиталом я скажу то же самое, – настаивал он. – Потому что это правда. – Встав, он снял пальто.

И тут же резко швырнул его в лицо человеку с ножом. Ему нужен был пистолет. Сделав стремительный выпад вперед, он, вывернув запястье у второго, выхватил пистолет и направил ствол с глушителем ему в лицо и нажал на курок. Раздался глухой звук, будто ударили кулаком по подушке. Пуля вошла в правый глаз, разбрызгав вокруг кровь и мозги.

Человек с ножом отбросил пальто с лица. Дрю швырнул в него оседающий труп. Когда они падали, он бросился к третьему, вырвал из его изящной руки шприц и воткнул в его шею сбоку. Когда он выжал поршень до отказа, из шеи полилась кровь: человек упал как подкошенный.

Дрю бросился к торшеру, схватив его, как посох, и начал бить им по ногам первого человека, сбросившего наконец пальто и труп. Лампа погасла. Комната, где они дрались, освещалась мерцающим светом камина.

Дрю ударил цоколем лампочки по плечу, затем, изменив направление атаки, стукнул колбой по руке, державшей нож. Он отскочил назад и, используя приемы борьбы, которым обучался в Колорадо, нанес удар одним концом штатива по промежности, а другим выбил из руки нож.

Подхватив с пола нож, он всадил его снизу в подбородок врага: нож прошел через язык, небо и достиг мозга.

Дрю продолжал держать нож, чувствуя, как поток теплой крови течет по лезвию и по его руке, сжимающей рукоятку. Какое-то мгновение он удерживал человека в вертикальном положении, пока того не охватила предсмертная дрожь, и хмуро глядел в его умирающие глаза.

Затем отпустил. Тот упал на спину: голова резко ударилась о кирпичи перед камином.

Дрю ухватил его за ботинки и оттащил от огня, не в силах переносить запаха горящих волос. Он содрогнулся, глядя на тела и кровь вокруг. В комнате стоял густой запах мочи и экскрементов.

Хотя Дрю был почти лишен обоняния, он ощутил резкий порыв к рвоте. Не от страха, от отвращения. Смерть. Слишком много смерти. Слишком много смертей за все эти долгие годы.

3

– А потом? – спросила Арлен. Пока он говорил, она держала его руку в своей, пытаясь хоть как-то успокоить.

– Я оставил пистолет в этом доме. Не было времени подобрать его, хотя времени хватило, чтобы взять кинокамеру. Уверен, что психиатра заинтересовал бы такой выбор. Правда, у меня был пистолет в тайнике в Париже, где хранились также деньги и паспорт на другое имя. Я взял напрокат машину и направился в Испанию. Конечно, при подъезде к границе я избавился от оружия на случай проверки при ее пересечении.

– Почему в Испанию? – спросил отец Станислав.

– Почему бы нет? Я подумал, что они будут искать меня повсюду. По крайней мере, – Дрю пожал плечами, – в Испании теплее. Я сдал машину прокатной компании и нанял частный самолет до Португалии. Там, в Лиссабоне, у меня был еще один паспорт на другое имя. А потом? Ирландия. Америка. Три раза они чуть не схватили меня. Однажды на станции обслуживания я вынужден был поджечь машину. Но, по крайней мере, не надо было никого убивать. Я не думал больше ни о шахах, ни о аятоллах, ни о нефти, ни о террористах. Все это мне уже казалось неважным. Я убил второй раз своих родителей. Я заставил мальчика страдать всю оставшуюся жизнь, как страдал я. Мир был подобен сумасшедшему дому. По сравнению с остальными эти монахи-картезианцы жилив раю. Они знали, что для них самое важное. С десяти лет я был странником. Но после того как убежал из того дома на Сене, когда казалось, что мне придется странствовать по миру еще больше, я, наконец, понял, что мне нужно. Я увидел цель. Я захотел покоя.

Священник, отец Хафер, стал моим поручителем. Он сделал так, что меня приняли в монастырь. Но прежде чем стать картезианцем, я должен был освободиться от всего, чем обладал. Конечно, кроме этих фотографий. Но когда я думал, что со всем покончил, когда задавал себе вопрос, а осталось ли что-то от меня самого, что есть еще нечто, что я должен сделать. Сентиментальность. Последняя дань прошлому. Но и окончательный разрыв всех связей.

4

Дрю, притаившийся в темноте за кустами, полуприсел и затем резко подпрыгнул, ухватившись пальцами за бетонный край стены, за которой прятался. Был март. Его распухшие голые руки ныли от холода, когда он, цепляясь подошвами ботинок за стену, карабкался по ней.

Забравшись наверх, он некоторое время лежал, растянувшись и тяжело дыша, потом начал осторожно спускаться по другой стороне стены, удерживаясь окоченевшими пальцами.

Он спрыгнул на промерзшую землю, но тут же, разогнув колени, резко приподнялся, готовый защищаться при необходимости: его единственным оружием были руки. Конечно, он мог взять с собой пистолет, но дал клятву, что никогда снова не будет убивать. Усмирить врага с помощью рук – этому можно найти оправдание. Но снова убивать? Его душа содрогалась при одной мысли об этом. Если же он будет убит сегодня ночью, значит, такова воля Божья. Но никто не нападал на него.

Он вглядывался в темноту. После уличного света по ту сторону стены ему достаточно было бы одной-двух секунд, чтобы освоиться в такой тьме. Но он закрыл глаза при прыжке со стены, и это позволило ему видеть сразу же после приземления.

Он разглядел темные силуэты деревьев и кустов, несколько стоящих вертикально водопроводных труб с кранами и рядом с ними лейки для поливки. И надгробные памятники. Длинные ряды памятников, неясные очертания которых постепенно терялись в темноте ночи.

Кладбище Плизант Вью, Бостон.

Он крался между памятниками, деревьями, кустами, припадая к земле у могильных плит, стараясь побыстрее и бесшумнее пересекать дорожки, посыпанные гравием, с облегчением переводя дыхание на траве. Прижавшись к стене холодного мавзолея, он вглядывался в мрачную темноту кладбища. Ни звука. Только откуда-то издали одиночный приглушенный гул автомобильного двигателя.

Еще несколько шагов, и он увидел их: он всегда сразу находил это место.

Надгробные камни, могилы родителей.

Но он пришел сегодня к ним не обычным путем – петляя, прячась, используя любое укрытие. Он вспомнил, как много лет тому назад охранял это место от вандалов. Наконец он стоял перед ними, перед их надгробиями, на которых увидел бы их имена, будь чуть светлее.

Но, несмотря на ночь, он знал, что это то самое место. Он с нежностью проводил пальцами по их именам, датам рождения, смерти. Затем чуть ступил назад, на миг предавшись воспоминаниям: этот миг длился минуту, две, три; наконец он произнес:

– Если бы только вы не умерли! Голос заставил его оцепенеть.

– Дрю.

Он резко повернулся.

Голос был мужским. Он был далеким, почти неземным.

– Зачем ты сделал это? – как будто голос привидения. Дрю напряг зрение, но не смог ничего разглядеть в темноте… кажется там, справа. Он не чувствовал себя напуганным. По крайней мере, пока. Ведь человек мог легко застрелить его раньше, когда он стоял перед могилами родителей.

Значит, этот человек хочет поговорить.

Он узнал голос. Голос Джейка.

– Ты понимаешь, что ты наделал? – из темноты спросил Джейк. Дрю почти улыбался. Он был охвачен ощущением близости друга.

– Ты знаешь, сколько людей охотится за тобой? – Голос Джейка был мрачен.

– Ты тоже? – спросил Дрю. – Тебе тоже приказано выследить меня. От Нью-Йорка далеко до этого места. Ведь ты здесь не потому, что любишь посещать кладбища в три часа ночи? Ты собираешься убить меня?

– Мне поручено это сделать. – Голос Джейка был глухим и

скорбным.

– Тогда давай. – Внезапно ощутив усталость и опустошенность, он стал ко всему безразличен. – Я уже мертв. Я вполне мог бы уже лежать без движения.

– Но почему?

– Потому что ты получил такой приказ, – сказал Дрю.

– Нет, я не об этом. Я хочу знать, почему ты предал сеть?

– Я этого не делал.

– Они говорят, что ты сделал это.

– А я могу сказать, что я Римский Папа. Но от этого не стану им. К тому же, ты ведь не поверил им. Иначе не дал бы мне возможности говорить. Ты застрелил бы меня, когда я стоял здесь. Как ты нашел меня?

– Отчаяние.

– Я всегда ценил в тебе склонность к длинным объяснениям.

– Они на всякий случай послали людей к дому, где ты жил, но я знал, что ты не пойдешь туда. Чем больше я думал, тем яснее понимал, что ты не отправишься ни в одно место, о котором известно сети. Я подумал, что ты спрячешься в горах. Ты ведь знаешь, как прожить там месяцы, годы, даже зимой. Поэтому я решил, что гонка закончена в твою пользу. Ты выиграл.

– Но это не объясняет…

– Я еще вернусь к этому. Но что-то не давало мне покоя. Воспоминание. Должно оставаться какое-то место, непреодолимо притягивающее человека. Даже в таких, как мы, остается нечто человеческое. Что это за место? Что сделало нас такими, какими мы стали? И тогда я вспомнил то, что ты однажды рассказал мне, – когда снежный буран вынудил нас провести ночь на вершине, а порывы ветра были так холодны, что если бы мы уснули, то погибли бы. И мы поэтому всю ночь разговаривали друг с другом. Помнишь?

Дрю помнил. И всегда вспоминал ту ночь с нежностью.

– В Андах.

– Верно. Голос Джейка раздавался из темноты. – И когда ты не мог думать ни о чем другом, ты рассказал мне, что случилось с твоими родителями и как ты жил с дядей и тетей в Бостоне.

– Дядя уже умер.

– Но тетя еще жива, хотя я понял тогда, что ты никогда не обратишься к ней за помощью. Но из-за Бостона я вспомнил и о том, как ты приходил охранять могилы родителей. Как ты каждую ночь проникал на кладбище. И как, даже будучи взрослым, ты при любой возможности навещал их. Я без особого труда узнал, что это за кладбище, и нашел их могилы. Я спрашивал себя, неужели ты, прежде чем залечь на дно и отрезать себя от мира, не подчинишься старому импульсу? Или, думал я, ты уже это сделал и я упустил тебя?

– Дальний прицел.

– Конечно. Но это единственное, что у меня осталось. Дрю всматривался в темноту.

– Я в бегах с января. Ты что, с тех пор каждую ночь приходишь сюда?

– Я уже сказал тебе. Отчаяние, Но я поставил себе срок до конца месяца. – Джейк засмеялся. – Представь себе мое удивление, когда ты неожиданно появился из-за плит. На секунду я подумал, что мне привиделось.

– Это подходящее место для привидений. И для встречи друзей. И для убийства. Можно обойтись без заупокойной службы и похоронить меня там, где я упаду. Но ты все еще не застрелил меня. Почему?

В темноте было слышно, как Джейк тяжело вздохнул.

– Потому что я хочу знать, что произошло на самом деле.

Дрю рассказал ему все.

Несколько мгновений Джейк молчал.

– Это хорошая история.

– Это не только история.

– Но разве ты не понимаешь? Правда неважна. Важно то, чему они верят. Они пришли ко мне. “Ты его друг, – сказали они. – Ты знаешь его привычки. Ты знаешь, что он будет делать. Он опасен. Неизвестно, кому следующему он продаст нас”.

– Я уже сказал тебе. Я никого не предавал.

– И еще они сказали: “Мы дадим тебе сто тысяч долларов, если ты найдешь его… и убьешь”.

Терпение Дрю лопнуло. Он вышел вперед и протянул руки.

– Тогда сделай это! Чего ты ждешь? Заработай свои тысячи.

– Не рассчитывай на нашу дружбу, – предупредил его из темноты Джейк. – Не подходи ближе и не старайся убежать.

– Убежать? Я сыт от бега! Убей меня или дай мне уйти!

– Если я дам тебе уйти, ты снова должен будешь бегать.

– Нет! Завтра я намерен уйти в монастырь.

– Что?

– Это правда. Я стану картезианцем.

– Ты хочешь сказать, что на самом деле стал религиозным? Картезианцы? Минутку. Это те, которые живут по одному в келье и целый день молятся? Это черт знает что! Все равно, что закопать себя живым в могилу.

– Наоборот. Как бы воскреснуть. Я уже в могиле. Не потому, что твой пистолет направлен на меня. Подумай, что ты хочешь сделать? По-твоему, став картезианцем, я превращусь в мертвеца, не так ли? Тогда тебе незачем убивать меня.

– Ты всегда легко жонглировал словами, – сказал Джейк из темноты.

– Я не собираюсь оскорблять нашу дружбу мыслью о том, что ты соблазнился ста тысячами долларов, предложенными тебе за мою жизнь. Я также не буду оскорблять тебя, пытаясь предложить тебе большую сумму в обмен на то, что ты дашь мне уйти. К тому же у меня ее все равно нет. Я все роздал.

– Час от часу не легче.

– Я рассчитываю только на твою дружбу. Однажды я спас тебе жизнь. На том же подъеме в Андах. Помнишь?

– Да, я все хорошо помню.

– Никто не знает, что ты нашел меня. Теперь спаси меня ты. Дай мне уйти.

– Если бы все было так просто. Я не сказал тебе всего. Здесь ставка посерьезнее, чем сто тысяч долларов. Ты их по-настоящему рассердил, Дрю. Провалил задание. Очень важное. Убил трех оперативников. В сети уверены, что ты стал наемником, действующим на свой страх и риск.

– Они ошибаются.

– Но именно так они думают. Они уверены, что ты стал предателем. Ты так много знаешь, что можешь нанести сети большой урон. Поэтому они принялись за тебя всерьез. Они никогда не перестанут тебя искать. И свое раздражение из-за неудачных поисков они будут переносить на других. Таких, как я. Из-за того, что мы были друзьями, они решили, что я способен поймать тебя. Если я не сделаю этого, они и меня будут считать предателем. Я думаю, что в следующем месяце они расправятся со мной. Понимаешь, каково мое положение? Я не могу дать тебе уйти.

Дрю чувствовал, как Джейк несчастен.

– Но ты хочешь меня убить?

– Нет, конечно! Иначе зачем бы я тянул?

– Тогда, может быть, есть лучший выход.

– Даже если он и есть, я не знаю его.

– Пойди к ним и скажи, что нашел и убил меня.

– Что толку в этом? Они не поверят мне на слово. Я должен принести им доказательства!

– Так в чем же проблема? Представь их им.

– Объясни.

– Скажи, что ты поместил бомбу в мою машину и взорвал меня. – Дрю вспомнил тот способ убийства, который ему было приказано осуществить в Альпах. – Все сфотографируй. Они любят фотографии.

– Фотографии чего? Взрывающейся машины?

– Нет, на фотографиях должно быть видно, как я сажусь в машину и отъезжаю на ней. Затем машина взрывается, падает в реку. Скажи им, что ты не смог найти другого способа убить меня. Какие еще доказательства им будут нужны? Но я не буду в машине.

– Ты остановишь машину и выберешься из нее до взрыва?

– Да. Завтра я предполагал отправиться в монастырь. Но я могу подождать до утра, чтобы помочь тебе сделать фотографии.

Дрю направился вперед, туда, откуда слышался голос Джейка.

– Остановись там, где ты находишься, Дрю.

– Я не могу больше ждать. Я должен знать. Наступило время испытать нашу дружбу. Или застрели меня, или помоги мне. Третьего не дано. – Он снова протянул руки.

– Я предупреждаю тебя, Дрю. – Голос Джейка дрожал. – Не вынуждай меня делать это. Не подходи ближе.

– Извини, друг. Я слишком долго блуждал. Я устал. И я хочу увидеть твое лицо.

– Христа ради, остановись!

– Нет, все правильно. – Дрю был уже в десяти футах от кустов, где спрятался Джейк. В пяти. Затем он остановился. Вгляделся в темноту. – Так что же будет? Ты хочешь помочь мне доказать им, что убил меня? Ты поможешь мне спастись, и я смогу провести в мире остаток своей жизни. Или ты действительно хочешь убить меня?

Он ждал. Мертвая тишина.

Кусты раздвинулись.

Дрю, напряженный, стоял, страшась того, что он ошибся, представляя себе, как Джейк поднимает пистолет. Из темноты вышла фигура. Он увидел Джейка, протягивающего ему руки. – Храни тебя Бог, дружище. Они обнялись.

5

– В семьдесят девятом? – Арлен вглядывалась в лицо Дрю: ее голос, так же как и его, дрожал от волнения.

– В марте. В Бостоне. За день до того, как я был принят в монастырь. Она откинулась в кресле.

– Ты был прав. Чтобы понять, я должна была выслушать все. Это как…

Дрю чувствовал, что она пытается найти слова.

– Я стал думать об этом, как о паутине, – сказал он. – Все сцеплено, сплетено, совершает полный оборот. Какой-то страшный замысел. А паук ждет.

Она внимательно смотрела на него.

– Джейк сделал то, о чем ты просил? Он помог тебе?

– Мы сфабриковали фотографии. Я не знаю, что он сказал в “Скальпеле”. Но, очевидно, ему поверили. Из того, что ты говорила, ясно, что все обошлось благополучно. Ведь только две недели тому назад вы заметили что-то необычное.

– Это верно. – Она задумалась. – Но потом он стал волноваться.

– И вскоре после того, как Джейк исчез, на монастырь напали, – сказал отец Станислав.

Комната, казалось, стала меньше от воцарившегося в ней напряженного молчания.

– Связаны ли эти два события? – Священник повернулся к Дрю. – Может быть, кто-то решил, что Джейк знает больше, чем рассказал? Не вынудил ли его кто-нибудь признать, что вы все еще живы, и открыть ваше местонахождение?

– Но почему через шесть лет? – спросил Дрю. – Если в “Скальпеле” его подозревали во лжи, то почему они ждали так долго?

– В “Скальпеле”? – Арлен, казалось, была удивлена. – Ты полагаешь, что это они виновны в исчезновении Джейка и в нападении на монастырь?

– Да. Ведь все указывает на них.

– Но… – Она выглядела еще более взволнованной.

– Что в этом нелогичного? Я думал, что и ты воспринимаешь это как само собой разумеющееся.

– Нет, ты не понимаешь. Это невозможно!

– Но тогда все становится на свои места!

– Этого не может быть! “Скальпель” больше не существует!

– Что?

– Сеть была распущена в тысяча девятьсот восьмидесятом году! Когда ты был в монастыре.

Дрю вздрогнул от неожиданности.

– Она права, – сказал отец Станислав. – Мои источники подтверждают ликвидацию “Скальпеля”. Как вы поняли, действия группы стали выходить из-под контроля. Намного превышая свои полномочия, организация стала не только бороться с террористами, но предприняла потенциально катастрофические шаги по вмешательству в деятельность иностранных правительств и даже подготовила покушение на руководителей ряда государств. Если бы Аятолла узнал, что его хотели убить американцы, он вполне мог бы казнить заложников вместо того, Чтобы держать их для получения выкупа. Наверняка он бы использовал попытку покушения как подтверждение своих слов о вырождении Америки. Поэтому “Скальпель” так стремился убить вас. Неудача вашего покушения и, что еще хуже, подозрение в вашей неуправляемости, из-за которой вы можете выдать их секреты, сильно напугала их.

– Но потом они узнали, что я мертв.

– Да, тогда они, вероятно, впервые после вашего провала уснули спокойно. Согласно моим источникам, в “Скальпеле” почувствовали, что они близки к катастрофе. По некоторым сведениям, кое-кто в “Скальпеле” был настолько обеспокоен, что дал знать Госдепартаменту, насколько опасной стала программа этой организации. Вспомните, что случилось с ЦРУ, когда сенатский комитет по делам церкви обнаружил, что оно организовывает заговоры. Покушение на Кастро, убийство Лумумбы, Сукарно, братьев Дьем.

– ЦРУ тогда чуть было не расформировали, – сказал Дрю. – Но затем было принято компромиссное решение: его полномочия сильно урезали. Семьсот сотрудников отдела тайных операций были уволены.

– Ясно, что “Скальпель” не хотел подобного скандала. Защищая свою карьеру, руководители осторожно и тихо свернули антитеррористическую сеть. Этот процесс занял примерно год после вашей неудачи с покушением на Аятоллу.

– Тогда, черт возьми, кто же пытался меня убить? И зачем? – воскликнул Дрю.

– И почему Джейк так нервничал? – Арлен вопросительно взглянула на обоих.

– Может быть, яд даст нам ключ к разгадке, – сказал Дрю. – Если мы узнаем, какой яд использовали при нападении на монастырь. Отец Станислав с любопытством остановил на нем свой взгляд.

– Да, епископ сказал мне, что вы храните труп мышонка, спасшего вам жизнь. Вашего любимца.

– Малыша Стюарта. – Дрю поперхнулся. – Последнее, что он сможет сделать для меня, это помочь найти виновных. Если яд имеет какую-то особенность, вскрытие может дать информацию, которая выведет на след тех, кто приказал совершить нападение.

– Не знаю. Вы не возражаете, если я взгляну на трупик?

– В этом мало приятного.

– Мне кажется, теперь-то вы уж знаете, что я невинный младенец. Дрю взглянул на наводящее суеверный страх красное кольцо с пересекающимися мечом и мальтийским крестом.

– Да, у меня действительно создалось такое впечатление. Братство камня?

– Верно.

– Вы должны рассказать мне о нем.

– В свое время. Ну, а сейчас?

Дрю направился к своему пальто. Трупик в пакете оказался необычайно хорошо сохранившимся. Он высох и сморщился, как мумия. Отец Станислав почтительно рассматривал пакет.

– Эти маленькие создания… – Он перевел взгляд на Дрю. – Я уже объяснял, что унес трупы из монастыря. Ваша тревога относительно возможного скандала, высказанная епископу, была вполне обоснованной. Если бы власти узнали о нападении, при расследовании обнаружилось бы, что один из монахов остался в живых. Копнув глубже, они выяснили бы ваше прошлое. Церковь покровительствует международному преступнику, убийце? Этого нельзя было допустить. Поэтому после нашего собственного расследования мы уничтожили все свидетельства. Трупы были похоронены в соответствии с обычаями картезианцев. С почтением, но скромно, без надгробных камней, по которым можно было бы узнать их имена. Мы соблюли приватность, к которой так стремились монахи. Но вскрытия были произведены. Яд действительно оказался необычным. Да и подходил к данным обстоятельствам.

Дрю ждал.

– Клобук монаха.

Игра слов была святотатственной.

– Если они когда-нибудь попадут в мои руки…

– Терпение, – сказал отец Станислав. Он положил пластиковый мешочек на туалетный стол и дотронулся до белого священнического воротника. – Мне следовало бы быть облаченным.

– Зачем?

– Для вашей исповеди, вот для чего. Трудная проблема Канонического закона. Не окажется ли ваша исповедь недействительной из-за моего внешнего вида?

Дрю ответил не сразу.

– Я так не думаю.

– Я тоже. Бог все понимает. Но мы покончили с нашими делами? Вы все рассказали, что относилось к этому делу? Все, что связано с нападением на монастырь?

– Все, о чем я мог вспомнить.

– Тогда наклоните голову, и мы совершим ритуал.

– Отец, я искренне каюсь в этих грехах и грехах всей моей жизни. Отец Станислав поднял правую руку и осенил Дрю крестом. Он произнес молитву на латыни. В ней, как понял Дрю, содержалась мольба к Богу о всепрощении.

Отец Станислав сделал паузу.

– Убить другое человеческое существо – величайшее преступление. Только самоубийство является еще большим грехом. Но обстоятельства смягчают вашу вину. А также ваши жизненные испытания. Исполните обряд искреннего покаяния.

Дрю исполнил его.

Священник сказал:

– Идите с миром. – Затем неожиданно резко и повелительно произнес. – Но оставайтесь там, где вы находитесь. Дрю, пораженный, непонимающе смотрел на него.

– Наступило время поговорить о Янусе. Дрю нахмурился.

– Вы говорили об этом в церкви. Я не сразу разобрал тогда. Из-за вашего акцента. Вы имеете в виду Джануса?

– Наемного убийцу, – прервала его Арлен. Отец Станислав кивнул.

– Двуглавого бога. Которого принимали за Дрю.

Часть седьмая

«ЯНУС»

Грехи настоящего

1

В Древнем Риме проводы императорской армии в очередной поход проходили при неукоснительном соблюдении сложного ритуала, во избежание поражения прохождение армии через ритуальную арку считалось главным в церемонии проводов. Считалось очень важным, чтобы армия прошла под ритуальной аркой, взывая к милости бога добрых начинаний. В городе было много таких арок, одни из них составляли единый ансамбль со зданием или стеной, к которым примыкали, другие были самостоятельным архитектурным сооружением, абсолютно бесполезным с практической точки зрения, что, впрочем, лишь подчеркивало их ритуальное значение. Более того, также возводились небольшие здания, единственным предназначением которых было служить обрамлением церемоний входа или выхода священников и политиков.

Наиболее почитаемым из них был храм, расположенный к северу от Форума. Простой, прямоугольной формы, с двойными бронзовыми дверями, открывавшимися на запад и на восток, к восходящему и закатному солнцу. Такое расположение дверей как бы символизировало надежду на удачное начало похода и не менее удачное его завершение. Как и арки, под которыми проходили, отправляясь на битву, мощные римские армии, этот храм тоже был связан с войной. И действительно, римские генералы так часто проходили через эти обращенные на запад и на восток двери, что по традиции их оставляли открытыми. Двери были закрыты только тогда, когда Рим не воевал, а такое случалось не часто: за первые семьсот лет величия Рима, начиная со времен правления Нумы и кончая правлением Августа, – всего три раза.

Вопреки ожиданиям, храм не был посвящен Марсу. Статуя, на которую смотрели священники, политики и генералы, входя в одни двери и выходя из других, воплощала более значительное божество – Януса; его легко можно отличить от других богов, так как у него было два лица: одно обращено к восточным дверям, другое к западным, к началу и к концу.

В самом начале дня умоляли бога даровать успех, бога называли Матутинус. Отсюда произошло слово “Матина” – так у католиков называется всенощная, первая каноническая служба, начинающаяся сразу после полуночи. Однако к Янусу обращались и в начале каждой недели, каждого месяца и, в особенности, каждого года. Соответственно, в его честь назван первый месяц римского календаря: январь.

Янус, великий, неотрывно глядящий вперед и назад.

Обращенный к началу. И к концу.

2

– Поначалу, – сказал отец Станислав, – до нас доходили лишь слухи. Это было почти год назад.

– Мы? – переспросил Дрю. – Кто это “мы”? – Он указал на кольцо отца Станислава. Великолепный рубин, пересекающиеся меч и крест. – Братство?

– Зачем вдаваться в подробности, с вашим-то опытом… – Отец Станислав смотрел на него изучающе. – Все это не должно удивлять. У церкви семьсот миллионов последователей. Это целая нация. И действительно, в средние века, во времена Священной Римской империи, это и была единая нация – вся Европа. Кто-то должен защищать ее интересы. Как и любой нации, ей нужна разведывательная сеть.

– Разведывательная сеть? – резко переспросил Дрю. – Теперь я начинаю понимать.

– По крайней мере, вам кажется, что вы понимаете. Но всему свое время. Основным источником нашей информации служит тайный религиозный орден, набравший силу уже после того, как вы ушли в монастырь. Он известен как Opus Dei, творение Господне. Я называю его тайным потому, что его члены – в основном преуспевающие представители среднего сословия, врачи, юристы, бизнесмены – не оставляют свои мирские профессии, несмотря на обет бедности, воздержания и послушания. Они одеваются так, как принято в обществе, хотя на ночь многие из них возвращаются в монастырь, и все они завещали свое состояние церкви. Они придерживаются консервативных взглядов. Страстно преданы Папе. Их принадлежность к Opus Dei держится в строжайшем секрете.

– Другими словами, невидимый орден.

– Совершенно верно. Своей повседневной работой они способствуют распространению церковного влияния. Можете назвать это католической пятой колонной. Представьте, что будет, если члены Opus Dei попадут в Конгресс или кто-нибудь из них станет членом Верховного Суда США. Но они не только в Америке. Opus Dei успешно действует более чем в восьмидесяти странах. Сто тысяч профессионалов в своей области бросили все силы на то, чтобы добиться мирской власти, – и все на благо католической церкви. Они и составляют основу церковной разведывательной сети. До них начали доходить слухи, и вот тогда-то я и услышал впервые о…

3

Неизвестно откуда в Европе появился не известный никому наемный убийца, которому приписывали пять совершенных одно за другим убийств. Жертвами стали католические священники. Все пятеро принимали активное участие в политической жизни, обладали влиянием и яростно противостояли коммунистическим фракциям в правительстве. На первый взгляд, смерть каждого из них выглядела как несчастный случай. Авария, сердечный приступ, пожар.

Эти случаи никак не были связаны между собой, и, возможно, никто не обратил бы на них внимания, но смерти следовали одна за другой так быстро, да к тому же большинство из них произошло в Италии. Opus Dei не мог не заинтересоваться. Наиболее влиятельные члены ордена приложили все силы, чтобы расследование велось более тщательно. Вскоре в каждом деле были выявлены подозрительные детали. Авария произошла из-за неисправности тормозов, однако незадолго до этого их проверяли. Смерть наступила от сердечного приступа, однако вскрытие не показало патологических изменений сердечно-сосудистой системы. В случае с пожаром никто не мог понять, как могла скопиться в подвале промасленная ветошь, если священник отличался особой аккуратностью.

В то же самое время в Женеве молодая влюбленная женщина сделала ужасное открытие. Ее возлюбленный, веселый и обаятельный американец, недавно установил в ее квартире книжные полки. Один из кронштейнов, крепивших полки к стене, вылетел, и вся конструкция угрожающе накренилась. А так как ее друг, Томас Макинтайр, уехал по своим делам (что у него были за дела, она не знала, что-то связанное с импортом и экспортом), она позвонила своему брату и попросила его приехать и посоветовать, что делать с полками.

Когда брат с сестрой заглянули за полки, они увидели дыру в стене. Раньше ее там не было. Дальше они обнаружили полость, набитую пластиковыми бомбами, детонаторами, автоматическим оружием, патронами, а также металлический контейнер, из которого они извлекли валюту самых разных европейских стран на сумму сто тысяч долларов и три паспорта на имя Майкла Макквейна, Роберта Малона и Теренса Маллигана. Несмотря на разные фамилии, во всех паспортах была одна и та же фотография. Ее возлюбленного, Томаса Макинтайра.

После длительных и яростных споров, в которых женщина защищала своего возлюбленного и угрожала, что навсегда перестанет разговаривать с братом, если ее возлюбленному не будет дана возможность объясниться, брат позвонил в полицию. Через час прибыли трое полицейских. Они обследовали то, что было найдено за полками, и сразу же направились на квартиру Макинтайра, который, как выяснилось, уже вернулся из своей поездки и устраивал вечеринку, не сообщив об этом своей любовнице. Полицейские постучались в дверь, и кто-то из гостей неохотно их впустил. Перед взором полицейских предстала пьяная компания, в которой находился и тот, чьи фотографии были в паспортах. Он согласился ответить на вопросы полицейских в спальне. Однако, оказавшись там, американец выхватил пистолет, перестрелял полицейских и скрылся по пожарной лестнице.

Один из полицейских был еще жив и смог все это рассказать. В дальнейшем выяснилось, что в металлическом контейнере в квартире молодой женщины находилась также записная книжка. В ней оказались адреса пяти убитых в разных городах и странах священников.

4

– И что вы об этом думаете? – спросил отец Станислав. Дрю с тревогой размышлял обо всем услышанном.

– Если этот Макинтайр убийца, ему нужно поучиться своему ремеслу. Эта падающая полка… Паника при виде полиции… – Он покачал головой, – Дилетант.

– И мне так показалось. Если только…

– Не понял.

– Если только это не было сделано специально.

– Вы думаете, он хотел подставиться? – удивленно спросила Арлен.

– Но зачем? – добавил Дрю.

– Чтобы заявить о себе. Чтобы быстро обрести известность, – ответил отец Станислав. – И как только он подставился – нарочно, вне всякого сомнения, – он сразу стал профессионалом. Полиция приложила все силы, но не смогла его найти, и вскоре один за другим были убиты еще трое активно участвовавших в политической жизни священников. Затем стали убивать самих членов Opus Dei. Руководителей корпораций, издателей, но в основном политиков. И стало ясно, что этот Макинтайр со всеми своими фальшивыми паспортами проводит планомерный террор против…

– Католической церкви. – Дрю повернулся к Арлен, ему было тошно. – Ты сказала, что он убивает политиков, умолчав…

– Что они являлись членами Opus Dei? Откуда мне было знать?

– Ниоткуда, – ответил отец Станислав. Об этом не мог знать никто из посторонних. В том-то все и дело. Членство в Opus Dei держится в тайне.

– Это уже не тайна, – сказал Дрю.

– А теперь мы переходим к вам. – Отец Станислав сел рядом с Дрю. – Пока власти, подгоняемые влиятельными членами Opus Dei, стремящимися выяснить, кто же их преследует, вели расследование, стали просачиваться новые слухи. Человек, называющий себя Янусом, покупал на европейском черном рынке оружие и взрывчатку и в то же время нанимал людей, чтобы те собирали материалы о скандалах внутри католической церкви. О любовницах, которых содержат некоторые церковные деятели, о гомосексуальных отношениях, о богатых поместьях, владельцами которых не могут быть священники, дававшие обет бедности. Алкоголизм. Пристрастие к наркотикам. Смертные грехи. Если священник или член Opus Dei грешил, Янус хотел об этом знать. И иметь доказательства. Иногда он просто посылал материалы – с фотографиями – в газету. В других случаях он убивал священника или Opus Dei, а затем отсылал документы, явно чтобы оправдать убийства.

– Янус, – произнес Дрю.

– Связь была очевидной. Томас Макинтайр, убийца, преследующий те же цели? Мог ли он быть Янусом? И действительно, когда полиция выследила одного из агентов Януса, заставила его говорить и предъявила ему фотографию Томаса Макинтайра, он опознал нанявшего его человека.

– Опознал? – Дрю замер. – Вы хотите сказать, что этот Янус – этот Макинтайр – дал себя увидеть своим агентам? Ему не хватило ума воспользоваться безопасным телефоном? Здесь что-то не так. Все это настолько неумело, что возникает подозрение…

– Что это сделано нарочно? – переспросил отец Станислав. – Как будто он хочет, чтобы его поймали? Конечно. Та же самая схема. И несмотря на усилия самых влиятельных членов Opus Dei, их связи в Интерполе и МИ—6, его до сих пор не смогли поймать.

– Но ты считала, что Янус – это я, – Дрю повернулся к Арлен. – По крайней мере, до тех пор, пока я не убедил тебя хотя бы усомниться, оказать мне такую любезность. Как это пришло тебе в голову?

– Из-за фотографии во всех тех паспортах, – ответил за нее отец Станислав. – Потребовалось некоторое время, но затем американские власти отыскали это лицо в своих досье. Трудность заключалась в том, что срок действия вашего настоящего паспорта давно истек. Тогда они обратились к более ранним документам… Моложе. Тоньше, хотя не такой худой, как сейчас. Несомненное сходство. Эндрю Маклейн. Привлекло внимание сходство вашей фамилии с теми, что выбирал себе Янус. Макинтайр, Макквейн, Малон, Мадлиган. Конечно, это могло быть всего лишь странным сочетанием шотландских и ирландских фамилий. От этой версии нельзя было просто отмахнуться. Власти решили, что Янус – это вы.

Поначалу ваш псевдоним вызвал удивление. Но затем в разведке нашли этому объяснение. Вы были членом ныне распущенной группы по борьбе с терроризмом, хотя что именно вы тогда делали, конечно же, не было предано гласности. В семьдесят девятом вы продались Ирану. На несколько лет вы исчезли из виду, и вот теперь вы вернулись, забыв о верности долгу, работая на того, кто больше заплатит. Янус. Псевдоним оказался как нельзя более подходящим. Римский бог со взором, обращенным вперед и назад.

– Двуликий Янус, – горько произнес Дрю.

– Когда все это было обнародовано, – сказала Арлен, – мы с Джейком были поражены. Ну как ты мог оказаться убийцей католических священников? Этого просто не могло быть. Однако доказательства были неопровержимы. Джейк очень расстроился. Он стал странно себя вести. А потом исчез. – Она стиснула руки. – Почему он не сказал мне, что происходит?

– Он не мог, – ответил Дрю. – По крайней мере, пока не убедился, что это я. Джейк ведь знал, что меня считают мертвым. Именно он инсценировал мое убийство и представил доказательства, удовлетворившие “Скальпель”. По имеющимся у Джейка данным, я находился в картезианском монастыре в Вермонте. И как я мог при этом убивать священников и политиков в Европе?

– Покинув монастырь, – ответил отец Станислав, – и попросту обманув его. Вы считаете, он приезжал в монастырь, чтобы все выяснить?

– Я его там не видел. Но думаю, он туда не ездил.

– И что дальше?

– Скажем так, кем бы ни был Янус, он потратил немало сил, чтобы создать впечатление…

– …что вы с ним одно лицо, – продолжила Арлен. Дрю пытался собраться с мыслями.

– Зачем ему это нужно? Почему он так стремится приписать убийства мне? Если бы власти меня нашли, я смог бы доказать, что не убивал.

– Действительно, – сказал отец Станислав. – Если вы были в монастыре, у вас прекрасное алиби. У Дрю звенело в ушах.

– Но Янус не мог знать, что я в монастыре. И тем не менее, он уверен, что я не смогу доказать свою причастность. Почему?

– Он считал тебя мертвым, – хмуро сказала Арлен. Все трое уставились друг на друга.

– Пока власти охотились за мертвецом, Янусу не о чем было беспокоиться. Все внимание было приковано ко мне. И пока они гонялись за привидением, он мог…

– Оставаться невидимкой и делать что хотел. – Арлен встала, она была очень взволнована. – Значит, Джейк начал наводить справки о своем бывшем начальстве по “Скальпелю”? – Ее голос дрожал. – Потому что считал, что кто-то из них воспользовался твоей смертью – твоей мнимой смертью, – чтобы создать прикрытие для Януса?

Дрю кивнул.

– И тот, кто создал Януса, узнал, чем занимается Джейк? – Ее трясло. – Мне подумать об этом страшно, не то, что вслух произнести. Неужели Джейка убили, чтобы он не смог узнать, кто выдает себя за тебя?

– Арлен, мы этого незнаем.

– Но ты подозреваешь именно это? На нее больно было смотреть.

– Мне очень жаль, – сказал Дрю.

Ее лицо побледнело. В выражении глаз было что-то пугающее.

– Тот, кто это сделал, пожалеет еще больше.

– Но это еще не все. По всей вероятности, создатель Януса заставил Джейка рассказать, почему тот начал расследование, – сказал Дрю. – И если они выяснили, что я жив и нахожусь в монастыре, им не оставалось ничего другого, как убить меня. Чтобы сохранить прикрытие для Януса. Но тут возникает проблема. У картезианцев нет имен, поэтому, чтобы на этот раз покончить со мной наверняка, пришлось уничтожить всех обитателей монастыря. А потом, думаю, мое тело исчезло бы.

Отец Станислав сжал зубы.

– А церковь, расследуя преступление, тщетно искала бы его причины. Мы опять возвращаемся к тем опасениям, что вы высказали в беседе с епископом. Никто не должен знать, что церковь неумышленно дала пристанище убийце, пусть даже его поступкам есть оправдание. Обнародование этого факта подорвало бы авторитет церкви.

От ярости голос Дрю охрип.

– Как паутина. Сплошные хитросплетения. Должно быть.Янус позабавился. Считая меня мертвым, он боролся против церкви, используя мое имя. А когда оказалось, что я жив, он понял, что сможет убить меня и власти никогда об этом не узнают. Потому что для того, чтобы защитить себя, церкви пришлось бы сохранить в тайне массовое убийство. Собственно, сама церковь ему помогала. Умно, просто гениально придумано. И если мне удастся, я постараюсь отправить его в ад для умных.

– Мой двойник, – внезапно добавил Дрю. Он содрогнулся от озарившей его догадки.

Поглаживая меч и крест на кольце, отец Станислав бросил на него быстрый взгляд.

– Вам это тоже пришло в голову?

Арлен кивнула.

– Когда вы упомянули его, я задумалась. Дрю поежился.

Убийца-перевертыш… выдающий себя за Дрю, похожий на его фотографию в паспорте, похожий настолько, что все принимали его за Дрю.

– О, Господи, – сказал Дрю. – Должно быть, это мой двойник со времен “Скальпеля”. Он обеспечивал мне алиби, когда я отправлялся на задания. “Скальпель” распущен, но кто-то, видимо, нашел некоторых из его членов и создал новую сеть. Под другим названием, но “Скальпель” все еще существует!

– Но какую сеть? – Отец Станислав внимательно посмотрел на Арлен. – Кто-нибудь предлагал вам с братом вступить в новую разведывательную группу?

Арлен покачала головой.

– Теперь я человек штатский. Я обучаю приемам адаптации и технике скалолазания.

– А ваш брат?

– Он работает в новой группе. Это все, что мне известно. Он никогда не говорил, в какой именно, а я не нарушала правила и не спрашивала. Он бы все равно ничего не сказал.

– Янус, – с отвращением произнес Дрю. – Еще один чертов каламбур, вдобавок к яду под названием “капюшон монаха”, которым воспользовались в монастыре. Двуликий. Лицемер. Но в буквальном смысле Янус – человек с двумя похожими лицами. И единственный человек, кто, на мой взгляд, может рассказать, кто за всем этим стоит, – мой двойник.

– Вы знаете, где его найти? – спросил отец Станислав.

5

Узы дружбы, связывавшие Дрю с другими воспитанниками учебного центра организации “Скальпель” в Колорадо, были слишком сильны, чтобы порваться после выпуска. Дрю, например, поддерживал отношения с Джейком и Арлен, и их дружба только крепла; а Дрю и Арлен стали любовниками.

Но Дрю было запрещено сближаться со своим двойником, Майком, чтобы их поразительное сходство не привлекало внимания, ставя задания под угрозу срыва. Эта отчужденность не была Дрю в тягость, потому что из всех выпускников учебного центра только с Майком он и не ладил. Их сходство вызывало соперничество, особенно со стороны Майка, и это не давало им сблизиться. Тем не менее, Дрю интересовала судьба того, от кого зависела его жизнь, и при каждом удобном случае он интересовался, как поживает его двойник. В семьдесят восьмом Дрю узнал, что Майк посещает курс лекций в университете штата Миннесота. Американская литература. Такой же курс, с присвоением по окончании звания магистра, Дрю прошел в Айове. Они с двойником были не просто похожи; они думали одинаково. Для прикрытия оба выбрали изучение литературы в университетских городках.

– Одно из немногих различий между нами в том, что я любил американских классиков, а он предпочитал современных авторов, – сказал Дрю. – Я слышал, что после окончания колледжа в Миннесоте он собирался в университет штата Вирджиния, заниматься Фолкнером. После Фолкнера он намеревался стать экспертом по Фицджеральду, затем заняться Хемингуэем. По два года на получение очередного диплома магистра. Если мы все рассчитали правильно, сейчас он должен изучать Хемингуэя.

– Если его планы не изменились. Но даже в этом случае нам его не найти, – сказал отец Станислав. – Хемингуэя изучают в каждом университете.

– Не совсем так. Лучшие специалисты по Хемингуэю – Карлос Бейкер и Филип Янг. Бейкер в Принстоне. Янг в Пенсильвании. У них настолько разный подход к творчеству писателя, что, если кто-то хочет досконально изучить Хемингуэя, ему придется учиться либо у одного из них, либо у обоих. Поверьте, у меня такое количество ученых степеней, что я знаю, о чем говорю.

Принстон или Пенсильвания? Как узнать наверняка? Как найти одного-единственного среди десятков тысяч студентов? Искать предстоит на литературных факультетах и в спортивных залах. Чтобы держать себя в Форме, двойнику Дрю придется тренироваться каждый день. Но ему нельзя привлекать к себе внимание, поэтому в спортзал он будет ходить как можно раньше, пока там никого нет. Дрю знал это наверняка – потому что сам именно так и поступал.

Отец Станислав позвонил своим контактерам из Opus Dei. Через семь часов по телефону ему сообщили из студенческого городка в Пенсильвании: на последнем курсе факультета американской литературы учился человек того же возраста, что и Дрю (приметы совпадали), работал с Филипом Янгом над Хемингуэем и ежедневно в шесть утра посещал спортзал.

Он был одиночкой.

Через полчаса Дрю, Арлен и отец Станислав уже были в дороге.

6

Холодный ветер обжигал лицо. Скрытый от глаз за густыми, уже лишенными листвы деревьями, Дрю склонился к земле на самом краю расположенной на холме лужайки. Они с Арлен и отцом Станиславом отправились в путь в черном “олдсмобиле” священника, оставив машину Арлен в гараже, где действовал льготный тариф при условии оплаты за несколько недель вперед. Дрю подогнал мотоцикл к самому низкопробному бару и оставил его позади дома около мусорных баков, убедившись, что никто не видел, как он снял с него номера. В конце концов, полиция его обнаружит, но без номерных знаков они не скоро догадаются, что именно этот “харли” был угнан в Массачусетсе. А так как он стер отпечатки пальцев, выйти на него было невозможно.

Пока Арлен спала, Дрю сидел рядом с отцом Станиславом. В воздухе все еще ощущался едкий дым сталелитейных заводов Бетлгема. Перед ним простирались склоны Аппалачских гор.

– Думаю, здесь будет в самый раз. – Он указал на лесистый горный кряж справа от них. – Не хуже, чем в любом другом месте.

– Вы надолго? – спросил отец Станислав.

– Нам нельзя выбиваться из графика. Нет, я быстро. Не выключайте мотор.

Отец Станислав остановился на обочине. Небо было ясное и голубое, но ветер пробирал до костей. Прищурившись, Дрю начал подниматься по покрытому жухлой травой склону. Если бы его кто-то увидел с дороги, он бы решил, что человек направляется к видневшимся впереди деревьям облегчиться.

Но, дойдя до деревьев, он пошел дальше и остановился только на краю лужайки. Огляделся, заметил в траве следы дичи, ощутил запах шалфея – запах осени. Да, здесь будет хорошо.

Крепкой палкой он начал копать в земле небольшое углубление, шириной два и глубиной десять дюймов. Подмороженная земля не поддавалась. Конец палки сломался. Наконец ямка была готова. Стоя на коленях, он достал из кармана пластиковый пакет с останками Крошки Стюарта. Странно, но мышка еще не начала разлагаться. Может быть, это знак, подумал он. Может быть, таким образом Бог выражает свое одобрение? Он отогнал от себя эти мысли. Он не мог позволить себе трактовать Божью волю.

Открыв пластиковый пакет, он осторожно вытряхнул в ямку тельце Крошки Стюарта, набросал сверху земли и прикрыл пучком травы. Затем осторожно придавил траву, утрамбовал землю. Теперь край лужайки выглядел, как и до его прихода.

На мгновение он вспомнил могилу родителей.

– Что же, – сказал он, – ты спас мне жизнь. Собственно говоря, ты вернул меня к жизни. Я тебе очень благодарен, – он уже собрался уходить, когда ему в голову пришла еще одна мысль. – И я отомщу за тебя, приятель.

Он прошел под деревьями, спустился по склону и сел в машину.

– Дрю? – Арлен уже проснулась и вопросительно смотрела на него. Он пожал плечами.

– С тобой все в порядке?

– Конечно.

– Точно?

– Вы пробыли там двадцать минут, – сказал отец Станислав. – Мы уже собирались идти на поиски.

– Но я уже здесь, – сказал Дрю. – Я дал обещание там, наверху. Так что поехали. Я хочу довести это проклятое дело до конца. Я хочу сдержать свое обещание.

– У вас сейчас такой взгляд, – сказал отец Станислав. – Да поможет Бог тем, кого мы ищем.

– Нет, не так.

– Простите?

– Да поможет Бог нам всем.

7

Горные хребты следовали один за другим. Дорога петляла меж плотных горных склонов с выработанными шахтами и умирающими городками. К вечеру они достигли Аллеганских гор. Среди обнаженных деревьев гам и сям виднелись огромные насосы для перекачки нефти, их металлические клювы двигались вверх-вниз, вверх-вниз, даже при закрытых окнах безжалостные удары действовали на нервы.

В машине, в отличие от мотеля, они мало разговаривали, каждый был погружен в свои мысли.

Наконец они приехали. Петляющая дорога привела их в долину, лежащую почти в самом центре Пенсильвании. И здесь, посреди долины, находился колледж.

Это был один из тех городов, что, по словам Дрю, лучше всего подходили для прикрытия.

Студенческий городок был большой, с величественными, увитыми зеленью строениями и высокими деревьями. В городе не было промышленности, поэтому местному населению пришлось смириться с привычками более чем двадцати тысяч студентов, обеспечивавших им средства к существованию. Как и в любом большом студенческом городке, больше половины его населения постоянно обновлялось, студенты приезжали и уезжали, поступали в университет и заканчивали его. Если между заданиями агенту нравилось читать и ходить на занятия, он мог прекрасно устроиться и, что значительно важнее, его прикрытие ни у кого не вызвало бы подозрений. И пока он не включался в светскую жизнь, он был невидимкой. Он мог исчезнуть.

8

На окраине города отец Станислав воспользовался телефоном-автоматом в супермаркете и выяснил, как проехать к местной католической Церкви. Церковь была современной архитектуры. Это было длинное и низ.

кое строение из бетона, с металлической скульптурой распятого Христа перед входом. Они припарковались и вошли внутрь.

В приделе, рядом с фонтанчиком со святой водой, сидел высокий, начинающий седеть человек и читал молитвенник. Судя по костюму, это был бизнесмен. Когда они вошли, он поднял голову.

– Во имя Бога, – сказал он.

– И Святого Духа.

– Deo gratias.

– Аминь, – ответил священник. – Как приятно, когда в церкви звучит латынь.

Дрю стоял рядом с Арлен и с интересом следил за происходящим.

– За подозреваемым все еще наблюдают? – спросил отец Станислав.

Кивнув, бизнесмен отложил молитвенник и встал.

– Похоже, он ничего не заметил. По вашему совету мы держимся на почтительном расстоянии и пасем его – я правильно выразился? – по очереди. – Он позволил себе улыбнуться. – Почти как смена друг друга в сорокачасовых бдениях.

– Вам известно, где он живет? Бизнесмен снова кивнул.

– Узнать его адрес оказалось довольно сложно. Университет пересылает ему почту, оценки и все остальное через почтовый ящик. Он не значится в телефонном справочнике. Но наш человек в телефонной компании выяснил, что у него есть незарегистрированный телефон. Мы просмотрели счета за телефон, и компьютер выдал его адрес. – Бизнесмен достал из кармана пиджака сложенный листок и протянул его отцу Станиславу.

– В этой части города живет много студентов, – продолжал бизнесмен. – Я пометил это место на карте. Много лет назад владелец обветшалого дома разделил его на множество однокомнатных квартирок. Он заработал на этом так много денег, что не удержался от соблазна и начал делать пристройки. По бокам, сзади, спереди, и каждая пристройка состояла из крошечных комнаток. Вскоре за всеми пристройками не стало видно самого дома. Домовладелец не успокоился на этом и начал покупать дома рядом. К этим домам он тоже сделал пристройки, они наползали одна на другую, так что вскоре нельзя было понять, где кончается один дом и начинается другой. Казалось, дома разрастаются сами собой. Одному Богу известно, сколько там квартир. И все это соединяется пересекающимися коридорами и аллеями, иначе студенты не смогли бы добраться до самых дальних квартир. Настоящий лабиринт. Там можно потеряться.

Отец Станислав посмотрел на листок бумаги.

– Номер восемьдесят пять?

– Не все идут по порядку. Вам придется поискать, а затем обратиться за помощью.

– Но сейчас его дома нет?

– По моим сведениям, нет. Здесь есть телефон-автомат. Мне докладывают каждый час. В последнем сообщении говорилось, что он прослушал лекцию о писателях периода Депрессии и пошел в библиотеку.

– Еще какие-нибудь сведения о его жилище?

– Только то, что студенты не любят чужаков. Они знают, в каком необычном месте живут, и устали от зевак.

– Может быть, присутствие священника не вызовет у них возражений. Вы проделали хорошую работу. Вы все. Церковь благодарна вам. Передайте остальным.

– Это мы благодарны. Если это нужно для защиты веры.

– Поверьте, так оно и есть.

– Во имя славы Господней.

– И защиты Его церкви.

Отец Станислав поднял правую руку, благословляя.

– Пожалуйста, продолжайте принимать сообщения. Время от времени я буду звонить, узнавать, нет ли каких изменений. Бизнесмен склонил голову.

– Да свершится воля Господня, отец.

– Воистину. И еще раз спасибо.

Отец Станислав повернулся и пошел к выходу, сделав своим спутникам жест следовать за ним.

За ними захлопнулись тяжелые двери.

Холодный воздух обжигал, на темном небе сверкали звезды. Проехала машина, за выхлопной трубой тянулось облачко пара.

– Opus Dei? – спросил Дрю. Отец Станислав не ответил.

9

Дрю стоял в темноте, на другой стороне улицы от интересующего его комплекса зданий. Строения, занимавшие весь квартал и окруженные кустарником, располагались на вершине пологого холма. Из-за темноты и кустов нельзя было различить, где кончается один дом и начинается другой.

Одно было ясно – домов очень много. Двадцать, прикинул Дрю. Тридцать? Простое строение из шлакоблоков граничило с резным деревянным шало, примыкавшим к модернистской кирпично-стеклянной башне, и все это произрастало из викторианской постройки с фронтонами и слуховыми окнами. Это здание в свою очередь соседствовало с двухэтажным срубом и чем-то наподобие замка.

Все вместе наводило на мысль об архитекторе, потерявшем рассудок от ошеломительного изобилия возможностей, хотя объяснение, скорее всего, было весьма прозаическим: стиль каждой новой постройки диктовался самым дешевым из имевшихся в тот момент материалов.

Дрю посмотрел на путаницу освещенных окон. Он глубже отступил в тень, наблюдая, как люди исчезают в этом сумасшедшем сооружении.

Наконец он отвел глаза от таинственного мерцания газовых ламп и повернулся к Арлен. Он нервничал.

– Пора бы уже отцу Станиславу вернуться.

Она пожала плечами.

– Наверное, он не может найти дорогу.

– Или… Еще пять минут. А затем нам придется пойти узнать, что с ним случилось.

– Нам?

– Ну хорошо, – он позволил себе улыбнуться, – тебе придется.

Она улыбнулась ему в ответ.

Они оба понимали, в чем дело. Из-за своего сходства с тем, кого они искали, Дрю рисковал привлечь к себе внимание, блуждая по зданию. Пять минут превратились в десять.

– Ну все. Теперь и я начинаю волноваться, – сказала она. – Я пошла. Он уже давно…

По поросшему кустарником склону через дорогу спускалась какая-то тень. Дрю успокоился, узнав отца Станислава.

Священник подошел окруженный облачком пара.

– Я нашел. Наконец-то. Дом – словно кроличья нора. Просто удивительно, как легко там заблудиться.

– Что представляет собой квартира?

– В узкой аллее. Вход с улицы, по обеим сторонам других дверей нет. Окнами выходит на стену из шлакоблоков.

– Так что соседи не видят, когда он приходит или уходит. И если он на два дня исчезнет, никто не заметит.

– Или не обратит внимания. Этих людей дружелюбными не назовешь. Мне дважды пришлось спросить дорогу. Не к его квартире, конечно, по соседству. Они вели себя так, будто я пришел за их младшим сыном. Кстати, у него в окне непрозрачные стекла и задернуты занавески, но видно, что свет включен.

– Видимо, таймер, – сказала Арлен. – По последним сообщениям, он еще был в городе.

– Час назад, – напомнил отец Станислав. – Будьте осторожны.

– Как туда пройти? – спросил Дрю.

– Поднявшись по склону, вы увидите три аллеи. Идите по средней. Дойдите до дерева, превращенного в столб-тотем.

– Столб-тотем?

– Поверните налево и идите, пока не увидите статую, напоминающую перекрученные лопасти самолетных винтов. Тогда поверните направо. – Отец Станислав вздохнул. – Я вам лучше нарисую.

10

Газовая лампа свистела, но почти не разгоняла тьму. Миновав статую, Дрю был вынужден войти под арку и оказался в каком-то из зданий. Справа, вдоль коридора с заплесневелыми стенами, освещенного свисавшими с потолка голыми тусклыми лампочками, располагались двери. Шаткая деревянная лестница слева вела на первый этаж. Там, внизу, тоже были двери. Отец Станислав назвал это место кроличьей норой. Это скорее муравейник, решил Дрю, разве что муравьи не слушают рок-музыку и не жарят лук.

Он вышел из дома и попал во внутренний двор. Еще одна газовая лампа освещала дорожный знак “одностороннее движение”, установленный перед тремя туннелями. Судя по нарисованной отцом Станиславом карте, ему нужно было свернуть налево. Туннель вывел его – сквозь еще одно здание – во внутренний двор с курятником. Он слышал, как топчутся там куры. Еще в одном дворике заметил козу в загоне. Посмотрев под ноги, увидел, что идет по могильным плитам. Безумие. Чем глубже он проникал в хаос коридоров, тем сильнее ощущал присущий этому месту дух эксцентричности.

Его двойник правильно выбрал место жительства. В таком окружении человек, живущий сам по себе, незаметен. Действительно, здесь все жаждали одиночества, как будто считали других обитателей сумасшедшими. Дрю понял, почему отец Станислав вызывал подозрение. Священник здесь был неуместен.

Несколько раз Дрю ловил на себе подозрительные взгляды. Лица его они не видели, а так как он шел уверенно – явно жил здесь, – они постепенно успокаивались.

Скрывшись из виду, Дрю снова сверился со схемой. Наконец он пришел. Узкая аллея. Справа стена из шлакоблоков. Слева единственная дверь, непрозрачное окно с задернутыми занавесками, сквозь которые изнутри пробивается слабый свет.

Он остановился. Щеки у него замерзли. Из расположенной где-то сверху квартиры доносились приглушенные голоса. Спорили об Аристотеле и Платоне.

Читают Святого Августина, подумал Дрю, направляясь к концу узкой аллеи. Он стал в самом темном и дальнем углу, спрятавшись за штабелем досок высотой в человеческий рост, и прислонился спиной к выступу в стене. Утепленное пальто защищало спину от пронизывающего холода.

Он ждал.

11

Почти в полночь в противоположном конце аллеи показалась тень. Время было выбрано точно. Часто Дрю сам придерживался такой схемы: не спешить домой, пока соседи не улягутся. Сходить в кино. Например, на ретроспективу Трюффо в Студенческом Союзе или для смеха на последний фильм о Джеймсе Бонде – в кинотеатр в городе. В студенческом городке было много других развлечений: лекция самого популярного в этом году литературного критика, заезжая театральная труппа со своим прочтением пьесы, концерт Моцарта в исполнении студентов музыкального отделения. Если вы хотели отвлечься и успокоиться, особенно при той жизни, что вел Дрю, университет был самым удачным местом. После карьеры священника, конечно.

Вполне возможно, это был обыкновенный студент, направлявшийся к себе домой. Но чем ближе к двери подходил человек, тем больше Дрю убеждался, что не ошибся. Ему навстречу шел он сам!

Дрю затаил дыхание: человек остановился. Они с Дрю были одинаково сложены, одного роста. Дрю вздрогнул, так поразительно похожи были их лица. Интересно, сказали ли ему, что я жив, подумал Дрю. И знает ли он о монастыре. Иначе зачем бы ему прятаться?

Человек опустил руку в карман и достал ключ. Дрю не решил еще, как себя вести, но теперь инстинкт подсказывал ему держаться естественно. Как в добрые старые времена.

– Эй, Майк, – разнесся эхом его голос. Человек настороженно повернулся.

– Что?

– Да не паникуй ты, – искренне произнес Дрю. – Это твой старый школьный товарищ. Дрю. Мне нужно поговорить с тобой. Старик, у меня неприятности. Пожалуйста, выслушай меня. Мне нужна твоя помощь.

Майк замер, глядя в темноту.

– Дрю?

– Помнишь тех зайцев в Колорадо? Хенк Дальтон заставлял нас стрелять по ним вместо мишеней. А его собака их поедала.

– Нет, не может быть. Это не ты. – В голосе Майка слышался страх.

– А тот гроб, в котором Хенк держал наши пушки?

– Господи, это ты!

– Я так рад тебя видеть, старик.

– Но как ты меня отыскал?

– Потом расскажу. А сейчас ты должен мне помочь. Найди мне безопасное место. Старик, я в полном дерьме.

– Ну конечно, помогу. Только вот – а кто еще с тобой?

– Со мной? С какой стати? Кто может быть со мной, если у меня неприятности?

– Да? – Человек нервно оглянулся. Сколько же лет прошло? – спросил Дрю. – И где наши юные годы, как ты думаешь? – Он рискнул выйти из темноты, протянул Майку руку.

– Ради Бога, ты поможешь мне?

– Ты уверен, что с тобой никого нет?

Дрю подошел поближе. Теперь их сходство стало настолько явным, что выбивало его из колеи.

– Со мной? С чего ты взял?

– Видишь ли, дорогой мой друг, – Майк протянул руку и ухмыльнулся, – прошло так много времени с тех пор, как…

– Что?

– Мне сказали, что ты умер.

Майк сделал выпад в его сторону, Дрю уклонился от удара, сердце его гулко стучало. Внезапно позади него, в самом конце аллеи, где он только что прятался, загремели доски. Почувствовав ловушку, Дрю повернулся боком, готовый обороняться не только от Майка, но и от тех, кто страховал его на случай появления Дрю. Я сам в нее угодил, с тревогой подумал Дрю.

Но в аллее все было тихо. Нападения не последовало.

Майк, казалось, был ошарашен не меньше Дрю. Он замер, уставившись в ту сторону, откуда донеслись звуки. Похоже, он решил, что Дрю солгал и пришел не один. Отпрянув и выругавшись, Майк резко развернулся и побежал в противоположную сторону аллеи, не подозревая, что появившийся из темноты ирландский сеттер обнюхивает опрокинутые им же доски.

12

Дрю бросился в погоню. Ему нельзя было терять Майка из виду. Он задыхался, но прекрасно знал, что в этой путанице аллей, дворов и туннелей Майк может скрыться в считанные секунды. Майк знал здесь все входы и выходы. Безусловно, у него было множество укрытий.

Майк свернул за угол. Дрю осторожно вытащил свой маузер. Вполне возможно, что Майк побежал дальше, но где гарантия, что он не поджидает за углом ничего не подозревающего Дрю? Дрю пришлось сбавить скорость и осторожно свернуть за угол, теряя драгоценные секунды. Вряд ли у Майка с собой пистолет. В толчее его мог случайно обнаружить кто-нибудь из студентов, и маскировке конец.

Ну а нож? Носить его с собой не составило бы труда. Стилет в сапоге или карманный нож. Они ни у кого не вызовут подозрений. В данном случае Майк мог расправиться с ним голыми руками. Как и Дрю, он мог убить резким ударом в грудь или по горлу.

Но Майк не напал из-за угла. Дрю видел, как тот убегает по аллее. Тяжело дыша, Дрю бросился за ним. Даже в темноте Майк представлял собой отличную мишень. Но Дрю не посмел. Не только из-за шума и переполоха, толпы и полиции. Главное, он мог убить, а не ранить Майка. А Майк должен остаться в живых и ответить на вопросы.

Майк еще раз свернул за угол, Дрю следовал за ним. Пробежав через двор со свистящей газовой лампой, Майк завернул за построенный из наружных вставных переплетов парник и вбежал в здание, напоминающее английский помещичий дом. Теперь Дрю опять мог рвануть вперед. Оказавшись внутри здания, он налетел на выходившего из своей квартиры человека. Тот растянулся на полу. – Куда тебя черти!..

Продолжения Дрю уже не слышал. Он пронесся по центральному коридору и с разбегу распахнул входную дверь, не опасаясь, что за ней его поджидает Майк, потому что прежде, чем дверь захлопнулась, он увидел, как его двойник бегом пересекает еще один двор. Здесь были качели и песочница.

По ту сторону двора стоял амбар. Однако Майк свернул направо, пробежал еще одну аллею, перепрыгнул через велосипед, рванул влево мимо колодца и, бросив через плечо взгляд, скатился по деревянной лестнице ко входу на первый этаж огромного викторианского дома.

Несмотря на все предосторожности, дверь скрипнула. Дрю оказался внутри. Он не удивился, увидев еще один коридор. Здесь тоже был земляной пол. Вдоль коридора двери. Коридор освещался голыми тусклыми лампочками, но горели далеко не все.

Впереди Майк проскользнул в очередную дверь. Бросившись за ним, Дрю услышал, что под ногами хрустит битое стекло. Он нахмурился. Земляной пол должен был заглушить его шаги, а обломки стекла вдавиться в землю, а не хрустеть под ногами.

Это встревожило его, но отвлекаться было некогда. И так хватало поводов для размышлений. Он настигал Майка, и в следующей аллее или во дворе у него были все шансы схватить его. Дрю поравнялся с дверью, через которую исчез Майк.

Он поднял пистолет, пинком открыл дверь и увидел прямо перед собой кирпичную стену. Быстро огляделся, обнаружил слева за дверью еще одну стену. Переместился вправо. Дверь захлопнулась. Внутри у него все оборвалось: его окутала полная тьма. О Господи, взмолился он. По спине побежали мурашки. Полная темнота.

В отчаянии он прижался спиной к стене и, хотя задыхался от бега, постарался не дышать. Потому что звук его дыхания мог стоить ему жизни. О, Иисус и Мария! Он заперт в черной комнате.

Теперь понятно, почему на земляном полу в коридоре битое стекло. Большая часть лампочек не горела. Пробегая по коридору, Майк их разбил. Отсюда и хруст стекла под ногами.

Лампочки были разбиты только по одну сторону коридора, на подходах к двери в черную комнату. Если бы весь коридор был освещен, Дрю смог бы разглядеть, где находится выключатель, зажечь свет и найти Майка. А может быть. Майка там и не было. Может быть, он успел выскользнуть через невидимую теперь дверь, оставив Дрю в уверенности, что он заперт здесь с таким же невидимым противником. Вполне возможно, Майк уже за пределами квартала, а Дрю все не может решить, угрожает ему опасность или нет.

Однако следовало исходить из того, что Майк здесь. От этого предположения у него сжалось сердце. Абсолютно черная комната. Он хорошо знал, что это такое, – по черной комнате в самолетном ангаре технической школы в Скалистых Горах. Борьба в темноте. Их главный инструктор, Хенк Дальтон, был большим специалистом по этой части. И безжалостно вдалбливал в головы своих учеников, что основные принципы этой науки не для слабонервных. Но Майк был подготовлен ничуть не хуже. Дрю сражался с опытным соперником. Он сражался с самим собой.

13

В Колорадо студенты – а среди них Дрю, Майк и Джейк – спускались в спортзал к восьми утра, к первому занятию. Они обычно посматривали на двойные двери, через которые Хенк всегда ввозил сверкающий медью ящик, похожий на гроб. В свои восемнадцать лет они считали себя зрелыми людьми и гордились этим, но тем не менее, вели себя как дети в ожидании новых игрушек. Вскоре Хенк откроет “гроб”, раздаст им оружие и устроит соревнование – кто быстрее разберет и соберет его. Джейк управлялся быстро, однако Дрю с Майком оказывались проворнее. Всегда и во всем соперники, они, казалось, пытались выяснить, ограничивается ли их сходство чисто внешними признаками или они похожи и во всем остальном.

В то утро они ждали начала занятий. Хенк Дальтон распахнул двойные двери на пятнадцать минут позже обычного. Без “гроба”.

– Живо на выход!

В его голосе звучали резкие нотки, и студенты решили, что Хенк на них сердится. Приученные к повиновению, боясь рассердить его еще больше, они дружно рванули мимо двойных дверей, по коридору и наконец выбежали на улицу, щурясь от утреннего солнца и рассматривая автобус без опознавательных знаков, припаркованный у полосы препятствий. Мотор был включен.

– Ну, что уставились? – рявкнул Хенк. – Никогда автобуса не видели? – Он ухмыльнулся, почесывая заросшую щетиной щеку. – Пора прогуляться. Залезайте, и поживее.

Обрадованные, что Хенк не сердится, они забрались в автобус, сам Хенк сел за руль. Автобус выехал за ограду и покатил по грунтовой дороге в горы.

Казалось, они едут безо всякой цели. Взгляду не на чем было остановиться – лишь ели да заросли шалфея. Однако через два часа Хенк въехал в ворота и остановился перед самолетным ангаром из рифленого железа. Других зданий не было. Они находились в небольшой, поросшей кустарником долине. Поодаль виднелась грунтовая взлетная полоса.

Оглядеться по сторонам они не успели. Хенк загнал их в ангар, и в следующий раз, как они потом выяснили, они увидели солнце только через двадцать пять дней.

Хенк закрыл дверь и повел их вперед. В темноте они натыкались друг на друга.

– Со зрением плохо? – спросил Хенк. – Ну, это мы исправим. Темнота вам скоро покажется домом родным. – Он добродушно рассмеялся.

И действительно, когда глаза привыкли к темноте, они с интересом огляделись. Сквозь щели в металлических стенах просачивалось немного света, и посреди ангара они увидели что-то большое – настолько большое, что это могло бы быть одноэтажным домом без окон.

– Интересно, что это такое? – произнес кто-то.

– Всему свое время, – ответил Хенк, направляясь в темноту справа от непонятного сооружения. Там оказался ряд коек, на каждой из них было по две темных простыни и темное одеяло, поверх одеял лежала простая черная одежда – штаны и куртка.

– Пижамы?

– Что-то вроде этого, – донесся из темноты голос Хенка. – Переодевайтесь. Это будет вашей формой.

Они повиновались, еще более удивленные. Глаза начали привыкать к темноте, и они смогли разглядеть, что Хенк сменил свои ковбойские сапоги, вытертые джинсы, грубую хлопчатобумажную рубашку и поношенный стетсон на свободную черную пижаму.

– А сейчас вам лучше поспать. Потому что теперь мы будем заниматься по ночам.

Поспать? Среди дня? Дрю не чувствовал себя усталым, однако стоило ему растянуться на койке, как он задремал.

Его разбудил голос Хенка, раздававшийся по громкоговорителю.

– Вставай, небесное светило. Ночью?

– Можно подумать, он бог, – заметил кто-то.

На ужин – или то был завтрак? – у них была рыба с рисом и, судя по вкусу, устричным соусом. Затем чай.

Занятия начались сразу после еды. Хенк повел их в дальнюю часть ангара, где к стене – они определили это на ощупь – были прислонены мешки с песком. Дрю услышал, как Хенк подошел к мешкам, протянул куда-то руку и внезапно позади них, на противоположной стороне ангара, загорелся слабый желтый свет. Свет пробивался сквозь полную тьму и падал на мешки.

В своей черной пижаме Хенк казался уроженцем Востока.

– Даже ночью светят звезды. И луна, хотя она может быть ярче или бледнее. Если нет облаков. И тогда вы начинаете верить в нечистую силу.

Дрю напряг зрение, стараясь разглядеть в неверном свете как можно больше. Его поразило, насколько лучше он теперь видел мешки у стены: он научился мысленно дорисовывать то, что было скрыто тьмой.

Хенк учил их, как правильно держать метательный нож. Он часами заставлял их метать ножи в мешки. Он заставлял их бросать лезвия, японские метательные звезды, даже палки, пепельницы и камни.

Они не думали о том, что учатся убивать, хотя Дрю был уверен, что сильный, глубокий удар его ножа должен поразить противника насмерть. Хенк хлопал в ладоши, и единственное, к чему они, казалось, стремились, – это как можно скорее поразить по команде цель и сделать это как можно точнее.

– Потому что в темноте вы не увидите, убит ваш противник или нет, – вещал Хенк. – Как только вы услышите, что попали в цель, вы должны считать…

Закончил он свою мысль на следующий день, вернее, ночь, потому что у них все было наоборот, а в тот раз он прервался, чтобы поправить стойку одного из студентов.

Он заставил их встать к мешкам спиной. Теперь, когда он хлопал в ладоши, им приходилось развернуться, чтобы сделать бросок.

Он выкрикивал команды. Держать равновесие. Ноги – на ширину бедер. Согнуть ноги в коленях, расслабить их – так легче развернуться. Они научились слегка наклоняться вперед, чтобы и бедра участвовали в развороте.

Часто острые предметы, что они бросали в мешки, со звоном падали на цементный пол.

Это тоже приносило пользу, говорил им Хенк.

– Вы не можете позволить себе отвлекаться на разные звуки. Я хочу, чтобы к концу вашего пребывания здесь вы знали, какой звук издает при падении любое мыслимое оружие. И не только на цементный пол. На песок, на ковер, на траву, на глину.

В то утро Дрю еле дополз до своей койки. За стенами ангара вставало солнце, его свет проникала щели.

Разница во времени не имеет значения, подумал он, когда Хенк выключил тусклый желтый свет и голое тело Дрю очутилось наконец меж темных простыней, под темным одеялом. Единственное, что имеет значение, – это сон. Во сне он метал банки из-под кока-колы в мешки с песком.

В следующую ночь они продолжали отрабатывать броски. Они занимались этим так долго, что Дрю перестал вздрагивать, когда различные предметы падали в темноте на пол.

Потом Хенк отрабатывал с ними другие приемы. Теперь студенты должны были наносить удары фломастером, имитирующим нож. Они бросались на мешки с песком и наносили удар снизу вверх.

После каждого удара Хенк осматривал мешки, освещая место удара ручкой-фонариком с узконаправленным лучом, и оценивал его точность. Он всегда говорил одно и то же. Пользуйтесь имеющимся скудным освещением и учитесь оценивать невидимую часть цели по ее видимой части.

Затем, по приказу Хенка, студенты бросали друг в друга легкие предметы, а потом и наносили фломастерами удары в защищенную подушкой грудь своего противника.

И каждый раз Хенк включал ручку-фонарик и оценивал теоретически нанесенный ущерб.

Наконец студенты были лишены такой защиты, как подушка. И если удар фломастером приходился тебе в живот – следовало быть осторожнее. А если бы это был удар ножом!

Хенк вырабатывал у студентов навыки поведения в темноте своими методами.

Их учили держать нож так, чтобы он был продолжением кисти. А кисть в свою очередь должна двигаться вместе со всей рукой. Кисть с ножом медленно пошла вперед.

Как пригибаться, сдвигаясь вправо или влево, ни в коем случае не расставляя ноги больше, чем на ширину бедер. Перемещать вес медленно, постепенно. Ни в коем случае не вперед, не назад. Бесшумно.

Они изучили части тела и органы: селезенка, надгортанник, яички, клиновидная кость, верхняя челюсть, щитовидная железа, поперечная пазуха перикарда, перегородка, сонная артерия, глазница.

В темноте они наносили удары по мешкам с песком или друг по другу. Фломастерами, а затем и ребром ладони и локтем.

Тренировки ужесточились. Они чувствовали, что Хенк готовит их к последнему испытанию. Ночь следовала за ночью, они сбились со счета и все чаще поглядывали на одноэтажное строение, поджидавшее их посреди темного ангара.

Наконец они успешно продемонстрировали свои достижения в преследовании противника, когда под ногами имитация песчаного пляжа, скользкого натертого паркета, толстого ковра; научились обходить в темноте препятствия или переступать через них с той же грацией, что и в балетном классе, и только тогда Хенк сказал:

– Ладно. Теперь вам пора узнать, что там внутри. Они радостно проследовали до двери. Хенк открыл ее, однако внутри ничего не было видно. Хенк указал на Джейка.

– Я войду внутрь и закрою дверь. Дай мне пятнадцать секунд. Затем заходи сам и закрывай дверь. Джейк заколебался.

– И что дальше?

– Ты никогда не играл в прятки? Постарайся найти меня. Запомни только одно: я – твой враг. Если ты не будешь осторожен, если я услышу тебя или почувствую твое присутствие, то в реальной жизни я смогу тебя убить. Сейчас мы установим такие правила: кто первым неожиданно дотронется до другого, тот и выиграл. Понятно?

– Конечно.

Хенк вошел внутрь. Через пятнадцать секунд Джейк последовал за ним и закрыл за собой дверь. Через тридцать секунд дверь открылась и Джейк вышел. На его лице было разочарование.

– Что там произошло? – спросил кто-то.

– Я не должен об этом говорить. Он хочет, чтобы вы побывали там один за другим.

Дрю стало не по себе. Оказавшись в конце очереди, он смотрел, как другие заходили внутрь. Никто не продержался дольше Джейка.

Настала очередь Майка, но он тоже вышел почти сразу же. Дрю почувствовал, как тот унижен. Полный духа соперничества, Майк, казалось, говорил: посмотрим, как это получится у тебя.

Наконец настала очередь Дрю.

Он открыл дверь, сосредоточился, вошел внутрь и нервно закрыл ее за собой. И почти сразу почувствовал удушье, как будто воздух здесь был гуще и давил своей тяжестью.

И темнота. Он считал, что в ангаре темно, однако только сейчас понял, что такое настоящая темнота.

Здесь была абсолютная тьма. Она давила. От тишины у него зазвенело в ушах. Он не знал, что делать. В поисках Хенка сделал шаг вперед и наткнулся на стол. Ножки стола заскрипели на цементном полу, и тотчас же Хенк дотронулся до его правого плеча.

– Ты уже убит, – прошептал Хенк. – Он стоял так близко, что его дыхание щекотало Дрю ухо.

Дрю вышел из черной комнаты, стараясь выглядеть не слишком ошарашенным. Майк был явно доволен, что Дрю преуспел ничуть не больше его самого.

Хенк собрал всю группу и попросил дать оценку случившемуся. Затем заставил повторить упражнение, заново опросил всех и наконец стал втолковывать им основные правила.

– Вы все слишком хотели быстро найти меня. Вы не успели почувствовать тишину. Вас выдавала нервозность. Не спешите. Может, это последние минуты вашей жизни, так почему бы не продлить их? Насладитесь ими в полной мере.

Хенк учил их, как нужно обследовать комнату, вместо того чтобы слепо идти вперед. Он заставлял их использовать все те навыки, что они уже выработали в ангаре, атакуя мешки с песком и обходя препятствия.

– Но здесь все по-другому, – сказал кто-то.

– В чем именно?

– В ангаре просторно. И не такая кромешная тьма. Кроме того, вы вошли первым. У вас было преимущество – вы успели спрятаться.

– Интересно, а когда вы окажетесь один на один с врагом, вы тоже скажете, что он играет нечестно, потому что у него преимущество? В этой игре вы должны сами дать себе преимущество, – сказал Хенк. – Оказавшись лучше своего врага. Самое главное, что вам нужно запомнить, – помимо того, что я уже говорил вам о правилах поведения в комнате, – так вот, самое главное – двигаться так медленно, будто не двигаешься вовсе.

Они снова и снова повторяли упражнение, и с каждым разом Хенк дотрагивался до них чуть позже. Секунд на пять. Потом на десять. Для них это было большим достижением. Когда Дрю впервые удалось продержаться минуту, он был так измучен, будто пробыл там значительно дольше.

– Вы все еще слишком быстро двигаетесь, – настаивал Хенк. – Все еще не чувствуете темноту. Вы когда-нибудь замечали, что слепой знает о препятствии впереди, даже если он без палки? Потому что он настолько привык жить в темноте, что чувствует, как воздух отталкивается от окружающих предметов. Он чувствует эти предметы, будто они испускают колебания. Этому вам и придется научиться. Компенсировать отсутствие зрения обострением всех других чувств. Джейк, отдаю тебе должное, ты двигался бесшумно. Но ты курильщик. Я почувствовал запах табака и смог точно определить, где ты находишься, хотя не видел и не слышал тебя. С сегодняшнего дня никому из вас не разрешается курить. Не только пока мы здесь. Никогда. Майк, ты пользуешься дезодорантом. Тебя я тоже определил по запаху. Прекращай им пользоваться.

– Но какой-то запах от нас все равно исходит, – сказал Майк. – Запах пота, например. В стрессовых ситуациях это нормальное явление.

– Нет. В стрессовых ситуациях, с которыми мы имеем дело, потовыделительные железы перестают работать. Они пересыхают. Может быть, у одного – двоих из вас эти железы ведут себя нетипично. Это мы скоро выясним. Если таковые найдутся, их отчислят из школы.

Студенты выдерживали упражнение по две, по пять минут. Потом по десять.

Наконец Дрю выяснил, что находится в комнате. Двигаясь медленно и методично, он обнаружил, что комната напоминает гостиную: стулья, диван, кофейный столик, телевизор, лампа, книжные полки. Но однажды мебель переставили, а на цементном полу появился ковер. В другую ночь комната превратилась в спальню. А потом вся комната оказалась заставлена тележками, как в магазине.

– Ни в чем нельзя быть уверенным, – предупреждал Хенк. Наконец каждый из них смог по часу преследовать Хенка, не будучи пойманным. Тогда Хенк изменил условия.

– Теперь вы будете охотиться друг за другом. Сначала внутрь входит один, потом второй. Затем вы поменяетесь местами, второй войдет первым, так что преследующий сам станет преследуемым. И вы будете менять партнеров. Каждый сможет помериться силами со всеми остальными.

Дрю посмотрел на Майка. Тот ответил взглядом, в котором читалось явное желание помериться силами. Сразу это им не удалось. Лишь после четырех других партнеров они встретились в темной комнате. Первый раз выиграл Дрю, преследуемый. Затем преследуемым стал Майк и выиграл.

Потом они опять оказались в паре, и каждый раз счет был равным. В последний раз, когда они оставались в комнате три часа и никто из них не выиграл, Хенк прервал соревнование.

14

Теперь, через шестнадцать лет, они опять оказались в паре. Однако в руках у них не фломастеры и нет Хенка, чтобы прекратить игру. Их соперничество достигло кульминации. Вопрос о том, кто лучше, уже не стоял. И реванша не будет.

Дрю не хотел убивать. Майк ему нужен был живым, чтобы узнать о Янусе. Однако нежелание убивать делало его уязвимым. Потому что Майк колебаться не будет.

Как только Дрю осознал, что Майк заманил его в темную, хоть глаза выколи, комнату в подвале, он автоматически согнул ноги в коленях и принял нужную стойку. Он расставил ноги на ширину бедер и выставил перед собой разведенные на ширину плеч руки, пробуя пальцами темноту. Он раздвинул руки еще шире, исследуя пустоту справа и слева. И сразу же сдвинулся влево всего на ширину тела и остановился.

Этот маневр преследовал одну цель – уйти с того места, где он только что стоял, чтобы Майк не напал на него, пока он не готов к отпору. Теперь Дрю сливался с темнотой, как и Майк. Охота началась.

Дрю еще разубедился, что у Майка не было пистолета, иначе он бы уже давно им воспользовался. В тот момент, когда он влетел в комнату, а дверь за ним еще не захлопнулась, погружая его в полную тьму, Дрю был отличной мишенью.

Однако у Майка мог быть нож. Дрю обдумал такую возможность и решил, что Майк ударил бы им, когда Дрю только-только вошел в комнату. Услышав, что нож попал в цель, он бы бросился в атаку, и, воспользовавшись замешательством, убил бы его руками, если бы нож не сделал свое дело. Эту тактику в них вдолбил Хенк Дальтон. Вторая натура.

Так что у Майка была причина держаться подальше. Объяснение могло быть только одно: оружия у Майка не было и он полагался на свое умение вести рукопашную. Значит, Майк собирался дождаться, пока Дрю подойдет поближе, и внезапно напасть на него.

У Дрю было оружие, маузер, и он сжимал его в руке, однако в темноте оно было бесполезным, даже обузой – правая рука была занята. Приданных обстоятельствах Дрю предпочел бы, чтобы его правая рука была свободна, могла ощущать тишину, слабую вибрацию тьмы. Но он не мог позволить себе опустить пистолет в карман. Звуки могли его выдать.

Сгорбившись, он минут пять напряженно вслушивался в тишину. Похоже, комната находилась так глубоко под землей и у нее были такие толстые стены, что снаружи не проникало ни звука. Он пытался услышать слабое дыхание. Или шуршание шагов. Ничего, только кровь гулко стучала в висках.

Он сделал осторожный вдох, вбирая в себя запахи комнаты, разделяя и анализируя их. Запах скипидара. Краска. Что-то похожее на лак. Слабый запах бензина.

Кладовка, подумал он. Чем больше он принюхивался, тем больше убеждался, что не ошибся. Запасы на случай ремонта. Может быть, даже газонокосилка. Или инструменты.

Скоро он все узнает. Ему пора было начинать охоту. Майк, надо думать, ее у же начал.

Ни в коем случае не направляйтесь сразу в комнату, – внушал им Хенк Дальтон. – Избегайте центра. Сначала проверьте периметр. А значит, у вас только две возможности. Вправо или влево. Держитесь спиной к стене. Расположение комнаты и находящиеся в ней препятствия подскажут, в какую сторону лучше двигаться.

В данном случае ни правая, ни левая сторона не сулили никаких преимуществ. Правда, когда он понял, что попал в ловушку, то сместился влево. Майк мог предположить, что Дрю и дальше будет двигаться влево. И, чтобы обмануть его, нужно поменять направление – чего он не ожидает – и двинуться вправо.

Но в этой игре приходилось думать и дважды, и трижды. Майк может просчитать и такой вариант. И прийти к заключению, что Дрю, начав двигаться влево, поменяет направление. Так что, каковы бы ни были логические построения каждого из противников, невозможно предсказать, с какой стороны начнется охота. Думать об этом слишком долго значило попусту терять время.

Дрю решил и дальше смещаться влево. Очень медленно. Движение руки, кисти. Надо прощупать темноту. Осторожно передвинуть ноги.

Как и в коридоре, пол был земляной и хорошо утрамбован. Дрю осторожно опустил ногу, ничего не захрустело.

Он опять постоял, вслушиваясь, принюхиваясь. Прощупал руками темноту и медленно сдвинулся еще на несколько дюймов влево. Осторожно переставил ногу и замер. Его левый ботинок коснулся какого-то предмета. Давление на левую ногу и бедро было почти незаметным, но Дрю понял, что перед ним большой предмет. Однако левая рука ничего не нащупала. Препятствие было не выше пояса. Опустив руку, он нащупал дерево, все в зазубринах и отметинах от стамески, так что поверхность казалась зернистой на ощупь, местами в масляных пятнах.

Верстак. Осторожно исследуя его руками, он обнаружил с одной стороны металлические тиски. Выщербленные плоскогубцы. Грязную масленку.

Ситуация усложнялась. Судя по всему, Майк поджидал его с другой! стороны верстака, готовый наброситься, как только Дрю обогнет верстак, чтобы вернуться к стене. А может быть, Майк был напротив него, у противоположной стены, и как только он почувствует, что все внимание Дрю приковано к верстаку…

Дважды подумать, трижды проверить. Огибая верстак, Дрю представил себе, о чем размышляет Майк.

“Ну же, Дрю, это почти как в Колорадо, где мы с тобой соперничали.;

Действительно, мы были так похожи, что все гадали, кто же из нас лучше. Но мы так и не разрешили наш спор. Начальство почему-то вбило себе в? голову, что ты лучше. Иначе я не стал бы твоим двойником. Ты был звездой, а я был прикрытием. Дерьмо. Но я пережил тебя. Тебя считают мертвым. И мне пришлось занять твое место. Я стал тобой, и мне это нравится.

Я не собираюсь снова меняться местами. Опять быть второсортным. На сей раз я сделаю все, чтобы ты действительно стал мертвым”.

Дрю дюйм за дюймом огибал верстак, его мышцы болели от напряжения. Ему придется обследовать угол между верстаком и стеной, и если Майк нападет из чернильно-черной глубины комнаты, он, Дрю, будет практически беззащитен. Все его чувства обострились. Он напряженно вслушивался в темноту, стараясь уловить малейший звук или дуновение густого неподвижного воздуха.

Тихо. Он осторожно помахал перед собой левой рукой. Надо вызвать слабое дуновение, чтобы Майк подумал, что Дрю ближе, чем на самом деле и преждевременно бросился в атаку. Из угла или от верстака.

Но атаки не последовало. Дрю уже почти обогнул верстак и приближался к углу. Он поднял пистолет и прицелился. Если Майк все-таки прячется именно там, если он бросится в атаку, Дрю выстрелит, как только почувствует прикосновение.

Но ничего не случилось. Дрю добрался до стены и с облегчением прижался к ней спиной. Он замер, пытаясь сосредоточиться.

“Дисциплина, – повторял им Хенк. – Терпение. Вот секрет успеха в этой игре. Одно непродуманное движение, один неосторожный жест – и ты уже мертв. Вам придется забыть о будущем. Вы не имеете права думать о том, как хорошо было бы выиграть, выйти из комнаты и расслабиться. Потому что главное – то, что происходит сейчас. И если твой противник занят настоящим, а ты витаешь в будущем, что ж, парень, будущего у тебя не будет. Ты станешь прошлым”.

Дрю продолжал двигаться влево вдоль стены. Как и раньше, он ощупывал препятствия ступнями и наружной частью голени и бедер. Держа маузер в правой руке, он вытянул перед собой левую руку, будто ласкал темноту. Двигаясь бесшумно, он нащупал левой ногой препятствие. Естественно, он знал о нем еще до того, как коснуться ногой. Препятствие было из дерева. Оно на шестнадцать дюймов вдавалось в комнату. Он ощупал его левой рукой. Препятствие высилось до самого потолка. Его пальцы коснулись металлического предмета. Вокруг шла бумажная полоса, она была частично оторвана. Запах скипидара стал сильнее. Банка с краской? Да, скорее всего, решил он. Полки до самого потолка, уставленные банками с краской. Он продолжал двигаться влево, касаясь спиной полок.

Он продвинулся не более чем на десять-двенадцать футов, а пробыл здесь минут сорок, может быть, дольше. Не определишь – ужасающая замедленность движений лишала чувства времени. Каждая секунда казалась вечностью.

Стараясь не дышать, он дошел до конца полок, протянул руку, чтобы нащупать за ними стену, но наткнулся на другую. Она уходила влево. Он обследовал угол.

Внезапно что-то врезалось в полки справа от него. Предмет с дребезжанием упал на пол.

Дрю вздрогнул, не смог сдержаться. Казалось, сердце в груди вот-вот разорвется. Дрю затаил дыхание. Собственно, он не издал ни звука. Он автоматически присел, как его учили – очень низко, вжался спиной в угол, поднял руки и прицелился.

Майк мог броситься в атаку. Это был один из приемов Хенка Дальтона. Вспугнуть противника. Что-нибудь бросить. И, пока оно дребезжит на полу, воспользоваться моментом и нанести удар.

Но в комнате опять повисла тягучая тишина, а на Дрю никто не напал. Он ждал. Нервы были натянуты до предела, внутри все сжалось.

Ничего не произошло.

Он попробовал вычислить, откуда был брошен предмет. Не смог. По крайней мере, теперь он знал, что Майк здесь, что он не выскочил из комнаты незамеченным.

Теперь почти наверняка дело кончится смертью.

Но его беспокоило другое. Почему Майк не бросился на него? Дрю обдумывал различные варианты.

Потому что Майк не знает, где я. Он знает, что, если бросится и промахнется, я могу его убить. Он бросил предмет туда, где, по его предположениям, нахожусь я. Он надеялся, что от неожиданности я выдам себя каким-нибудь звуком. Но он не попал в меня и поэтому бросит что-нибудь еще. Если он попадет, то, поняв это по звуку и решив, что отвлек мое внимание, кинется в атаку.

Еще один прием Хенка Дальтона.

Дрю вглядывался в темноту, согнувшись и вжавшись спиной в угол. Еще один предмет ударился о полки справа от него. Дребезжание раздалось значительно ближе.

Но на этот раз шум не был неожиданным. Дрю воспользовался им, чтобы сместиться влево, вдоль новой стены.

Точно, Майк решил, что я двигался в эту сторону. Он хочет зажать меня в “коробочку”.

Как только он попадет в меня, то сразу бросится.

Третий предмет угодил в угол, где только что был Дрю. Он опять воспользовался шумом и сместился вдоль новой стены еще дальше.

Но теперь у него было больше информации. Угол отклонения падавших предметов, направление звука при падении – все это подтверждало, что Майк был на противоположной стороне комнаты, может быть, тоже, как ион, в углу.

По крайней мере, Майк только что был там. Судя по всему, Майк тоже воспользовался шумом.

Но в какую сторону он сместился? К стене, вдоль которой шел Дрю, чтобы встретить его лицом к лицу? Или к стене, вдоль которой Дрю пробирался раньше, чтобы зайти сзади?

Дрю подумал, не сменить ли ему направление. Орел или решка. Пятьдесят на пятьдесят. Думать и передумывать можно всю ночь. Он представил себе, как они до бесконечности кружат по комнате.

Задребезжал четвертый предмет. Но на этот раз он отскочил от стены, вдоль которой Дрю крался в самом начале.

Неужели Майк думает, что я повернул назад? Или он хочет убедить меня, что именно так и думает?

Хенк Дальтон неоднократно повторял им, что это самое главное в упражнении. Сбить противника столку, вывести его из себя, утомить.

А затем убить.

“Правила. Доверяйте им. Придерживайтесь их, – требовал от них Хенк. – Чтобы их открыть, мне потребовалось почти двадцать пять лет. Только благодаря им я до сих пор жив”.

Хенк подчеркивал, что эти правила практически никому не известны. В настоящей схватке его студентам не придется до изнеможения преследовать своего противника. Потому что то, чему учил их Хенк, не преподавали больше нигде.

“Запомните, – говорил он им. – У вас будет преимущество. Самоуверенность ни к чему. Равно как и подавленность. Потому что, усвоив правила, вы приобретаете реальные шансы на победу”.

Ну конечно, подумал Дрю. Просто следуй правилам. Но послушай, Хенк, а как быть, если твоему противнику правила тоже известны? Там, в Колорадо, у нас было много патовых комбинаций. Он не только похож на меня. Его обучали так же, как меня. Что может спасти от пата на этот раз? Только теперь патовой ситуации быть не должно. Скорее всего, усталость сделает свое дело. Я бегу слишком долго, от самого монастыря. Если выносливость – решающий фактор, я скорее всего проиграю.

Он не потерял самообладания. Наоборот, его внезапно осенило. Что делать, если твоему противнику известны те же правила?

Поступить неожиданно. Нарушить правила. Вести себя так, как в Колорадо, когда он впервые попал в темную комнату. Обогнуть комнату, держась стен, как учил Хенк? Нет. Пересечь ее. Притаиться посреди комнаты и ждать, когда Майк еще что-нибудь бросит.

И тогда, точно определив, где он находится, напасть на него.

Он бесшумно направился на середину комнаты. Казалось, его туфли не касаются пола. Он двигался все так же медленно и осторожно, выставив вперед левую руку, держа пистолет в правой. Ощупывая темноту.

Дойдя до середины комнаты, он с максимальным удобством уселся на корточки и стал ждать, что теперь предпримет Майк.

Новый предмет просвистел над самой головой – он почувствовал движение воздуха – и ударился в стену, вдоль которой он шел. Вон там. В противоположном углу. Дрю еще чуть-чуть приблизился.

Еще один предмет пролетел над головой и отскочил от стены позади него.

Дрю продвинулся еще ближе.

Это произошло так неожиданно, что он вздрогнул. Прямо перед собой он почувствовал препятствие. Дрю не коснулся его. Ему это и не требовалось. Так учил их Хенк Дальтон. Когда все чувства обострены, Дрю мог уловить исходившие от препятствия колебания.

Препятствием был человек.

Майк, похожий на Дрю, обучавшийся тому же, что и Дрю, и даже думавший как Дрю. Майк тоже пытался решить, что делать с противником, если у обоих равные преимущества, – опыт Хенка Дальтона.

Все дело в правилах. Значит, их нужно нарушать.

И внезапно они столкнулись. Грудь в грудь. Лицом к лицу.

Они сцепились. Теперь шум был не страшен. Дрю тяжело дышал, ему не хватало кислорода.

Он застонал, когда колено врезалось ему в бедро, чуть не попав в пах.

Дернувшись от боли, он отлетел назад и ударился боком об угол верстака.

– Майк…

Ребром ладони Дрю ударил противника в солнечное сплетение.

Майк застонал.

– Ради Бога, послушай…

Дрю охнул, получив сокрушительный удар по шее.

– Нам надо поговорить!

Но когда острый край отвертки вонзился в его левое плечо – Господи милосердный, как же это больно, хоть пальто и смягчило удар, – он помял, что Майк намерен выиграть.

И что оставалось Дрю?

Он оттолкнул Майка и нажал на курок.

Выстрел.

Еще выстрел.

Он расстрелял всю обойму. От грохота выстрелов заложило уши, вспышки слепили глаза.

Несмотря на ранения, стрелял он отменно. Определив по звуку, что попал, Дрю прицелился точнее. Едко пахло порохом, опаленной тканью и плотью.

Он отправил своего двойника в ад.

Кровь капала на земляной пол, он чувствовал ее, теплую и соленую, на своих губах, а Майк в последний раз бросился на него, все еще намереваясь победить. Но это были предсмертные судороги. Они стояли обнявшись, как любовники.

Майк начал сползать на пол, его подбородок безвольно скользил по груди, животу, ногам Дрю.

– Почему ты не выслушал меня? – прошептал Дрю, хотя ему хотелось кричать. Проклятая дисциплина не позволяла ему расслабляться.

– Ты должен был выслушать. Тебе всего лишь пришлось бы сказать, на кого ты работал. Ты глупый… Ты остался бы жив. Может быть, мы бы стали потом друзьями, а не…

Соперниками? Двойниками?

Янус. Он убил Януса, но тот, кто за ним стоял, был все еще жив!

Бессмысленная эта смерть привела Дрю в ярость. Ему хотелось колотить по трупу, выбить зубы, сломать нос.

Ты глупый…

Он опустился на колени.

Слезы текли у него по щекам. Он молился о душе Майка.

И о своей собственной.

15

В темной комнате он потерял счет времени и сейчас, выйдя на улицу, с удивлением обнаружил, что ночь уже прошла. Вставало холодное октябрьское солнце. Не горели фонари, в домах было тихо, лишь где-то кудахтали куры. Вероятно, обитатели домов не слышали выстрелов либо сознательно не обращали внимания, предпочитая не вмешиваться. Он прошел петляющими коридорами, переходами и туннелями и вернулся к той узкой аллее, отгороженной справа стеной из шлакоблоков, где вечность назад вышел из-за скрывавших его досок и встретился лицом к лицу со своим двойником.

Лицо и руки были перепачканы кровью Майка. Он вытер их носовым платком. Тем же носовым платком перевязал кровоточившее плечо. Затем снял пальто, сложил его и перебросил через плечо, чтобы скрыть как рану, так и пятна крови на одежде. Предосторожности оказались излишними. В столь ранний час он никого не встретил.

Ему было холодно, муторно на душе; болело плечо. Он достал ключ, найденный на теле Майка, и открыл дверь его квартиры. Ловушек или сигнализации он не опасался. Он видел, как Майк доставал это! самый ключ и безо всяких мер предосторожности вставлял его в замок. Дрю пришел к выводу, что квартира не на охране. А что, если он ошибается?

Дрю чувствовал себя таким опустошенным, что это его уже не волновало. Он опять совершил убийство, а все остальное не имело значения.

Нет, не все. Нужно было продолжать поиски. Отомстить за погибших в монастыре монахов. Узнать, на кого работал Майк.

Он повернул ручку и открыл дверь. Свет не горел. Он нахмурился. Чувство опасности обострило его реакцию. Прошлой ночью из-за штор пробивался свет. Кто-то побывал здесь и выключил свет? Он напрягся, оглядывая комнату. Даже без света здесь было не совсем темно. Солнечные лучи проникали в открытую дверь, разгоняя тьму.

Осмотр дал следующие результаты. Первое, в комнате никого не было. Если бы здесь кто-то прятался, он бы уже давным-давно напал.

Второе предположение вытекало из первого. Свет не горел, потому что работал таймер. Прошлой ночью Арлен высказала такое предположение.

Войдя в комнату, он увидел установленные в шахматном порядке книжные полки, стол с пишущей машинкой, диван-кровать, обеденный стол, телевизор и стереопроигрыватель.

Ничего особенного. Обстановка как у любого студента-выпускника. В свое время Дрю обставлял свою комнату точно так же, хотя, как и Майк, мог позволить себе значительно больше.

Квартира состояла из одной комнаты, плита и холодильник были отгорожены кухонным шкафом.

Что-то шевельнулось под диваном. Дрю согнул ноги в коленях, поднял руки, готовясь отразить нападение. Но потом расслабился и улыбнулся, вспомнив Крошку Стюарта. На этот раз он собирался обороняться от кошки.

Кошка замяукала и подошла ближе. Уже не котенок, но и не взрослая кошка. Рыжая с белыми пятнами. Вторая кошка появилась из-под стола, третья из-за кухонного шкафа. Одна была абсолютно черная, другая сиамская, ее голубые глаза были видны даже в темноте.

Давным-давно, еще до монастыря, Дрю тоже держал кошек. Это была его единственная роскошь, его светская жизнь. А позже, когда уже не кошка, а мышь попала в его монастырскую келью, он опять почувствовал себя живым. Основным требованием картезианцев был уход от мира, но единственное, чего ему страшно не хватало, это возможности разделить свою жизнь с другим живым существом.

– Кошки, вы, наверное, не можете понять, почему вчера ваш хозяин не вернулся домой, – сказал он и внезапно представил себе мертвого Майка в темной комнате. Он постарался взять себя в руки. А когда снова заговорил, голос у него был хриплым. – Думаю, вы страшно проголодались.

Он закрыл за собой дверь, запер ее, увидел на стене темный выключатель и включил свет.

Загорелись две лампы, одна у дивана, вторая на столе. Он вздрогнул и отпрянул назад. Слева от него открылась дверь. А впереди, из-за кухонного шкафа появилась чья-то фигура. Он приготовился защищаться.

Из-за двери – это оказался туалет – вышел отец Станислав. Дрю повернулся к шкафу. Арлен выпрямилась в полный рост.

Она подошла к нему. Ему отчаянно захотелось прижать ее к себе.

– Слава Богу, ты жив, – она страстно обняла его. – Ты не вернулся в машину и…

Её руки обвили его, ее груди привались к его груди. Он по привычке наклонился, чтобы поцеловать ее.

Отец Станислав кашлянул.

– Извините, что прерываю вас. Дрю смущенно оглянулся.

– Мы ждали почти до рассвета, – сказал отец Станислав. Арлен слегка отстранилась, все еще держа его в объятиях. А он не мог забыть, как ее грудь прижималась к его. Вернулись воспоминания прежних дней. Вот он любовно обнимает ее. В альпинистском лагере, в одном спальном мешке на двоих.

– Мы не знали, что делать, – добавила она. – Мы должны были войти внутрь и найти тебя.

– Снаружи казалось, что в квартире все тихо и мирно, – отец Станислав подошел ближе. – Мы рассудили, что, если что-то случилось, ваш противник скорее сбежит, чем останется здесь. Мы, конечно, рисковали, но это был оправданный риск. Мы даже постучали в дверь, прежде чем…

– Подобрать ключи?

Арлен все еще держала его в своих объятиях. Дрю взглянул на священника. Увидев утвердительный кивок, Дрю покачал головой.

– Вы удивляете меня все больше и больше. Отец Станислав пожал плечами.

– Господь был на моей стороне.

– И на стороне ваших отмычек. Священник ухмыльнулся.

– Когда ты вошел в дверь, – сказала Арлен, – я чуть было не приняла тебя…

– За моего двойника?

– Ты нес пальто в руке. В какой-то момент я решила, что он снял его с тебя.

– Нет, – Дрю помедлил. – Он мертв. – Он снял с плеча пальто, открыв окровавленную рубашку с выпирающим из-под нее узлом носового платка.

– Дрю!

– Он ранил меня отверткой. Пальто смягчило удар. Не успел он возразить, как Арлен уже расстегнула ему рубашку. От ее близости у него закружилась голова. Она осторожно приподняла пропитанный кровью носовой платок и взглянула на рану.

– Могло быть хуже, – сказал Дрю. – По крайней мере, кровотечение прекратилось. Думаю, зашивать не придется.

– Но промыть нужно обязательно. Снимай рубашку. Я сейчас принесу губку и мыльную воду.

– Это может подождать.

– Нет, не может. – Опять ему не дали возразить. – Стой спокойно.

Удивительно, но ему нравилось подчиняться ее приказам. Пока она промывала рану, а затем, воспользовавшись найденной в ванной аптечкой, бинтовала ее, Дрю рассказал, что случилось.

Отец Станислав поднял правую руку и даровал ему отпущение грехов.

– Я уверен, вы будете прощены. Вы были вынуждены защищаться.

– Такая бессмысленная смерть. – У Дрю перехватило горло. – Что она дала?

– Ты остался жив, – напомнила Арлен.

– А это главное. Ответы на вопросы. В них все дело.

– Мы пытались их найти, – сказала она. Дрю слушал очень внимательно.

– Мы просмотрели его бумаги. Квитанции. Оплаченные чеки. Счета.

– И что вы нашли?

– То, что и ожидали, – сказал отец Станислав. – Он был профессионалом. Ничего.

– Ничего? – Дрю задумался. – Вполне возможно. Это только кажется, что ничего.

– Не понял.

– Судя по тому, что вы говорите, вы нашли все, что нужно. Вы просто не знали, что искать.

– Я все еще не понимаю.

– Квитанция, говорите? Оплаченные чеки? Счета?

– Именно.

Дрю с нежностью посмотрел на Арлен.

– Ты и не могла понять. Потому что ни у тебя, – он повернулся к отцу Станиславу, – ни у вас не было моего прикрытия. Дело обстояло следующим образом. Свою корреспонденцию я получал через почтовый ящик. Анонимно. Пока был уверен, что никто не видит, как я достаю свои журналы, счета за обучение и тому подобное. Но в ближайшем городке у меня был еще один почтовый ящик. И через него-то я и получал самое главное… Оплату, например.

Он дал им время обдумать услышанное.

– Конечно же, – первой отреагировала Арлен. – “Скальпель” был правительственной организацией.

– Глубоко законспирированной. Правительство и не подозревало, что происходит.

– Но должны остаться записи. Подписанные платежные ведомости. Потому что любая разведывательная сеть, даже самая законспирированная, не обходится без бюджета. Баланс должен сойтись.

Теперь отец Станислав понял.

– Конечно. И ЦРУ, и другие разведывательные организации должны вести счета. Но не впрямую. Их бюджет может проходить по ведомству министерства сельского хозяйства. Или внутренних дел.

– Как бы ни проводили бюджет, деньги должны откуда-то поступать, – сказал Дрю. – Если фонды государственные, должны остаться документы. Обязательно должны.

– Но если “Скальпель” больше не существует, – Арлен перевела удивленный взгляд на священника, – если сеть была распущена, а потом кто-то заново привел ее в действие, но правительство не имеет к этому отношения, то деньги должны поступать из частного сектора.

– Тем более потребуется финансовая отчетность, объяснение, куда ушли деньги, – сказал Дрю. – Служба внутренних доходов беспощадна. Ей подавай отчеты.

– И что дальше?

– Мы проверим финансовую документацию, – сказал Дрю. – Оплаченные счета. Вы говорили, что нашли их. Как называется местный банк? И кто там, – Дрю повернулся к отцу Станиславу, – самый влиятельный контакте? Opus Dei? Занимающийся банковским делом и бизнесом?

– Как же я раньше не догадался, – сказал отец Станислав. Он посмотрел на часы. – Сейчас только семь утра. Нам придется дождаться, пока…

– Замечательно, – сказал Дрю. – У меня тоже есть дело, и не менее важное.

16

В шкафчике рядом с мойкой он нашел открывалку и вскрыл банки кошачьих консервов. Их было десять, все с этикетками. Там были куриные и рыбные консервы, а в одной банке, “Радости гурмана”, похоже, было ассорти.

Под мойкой он нашел два пакета сухого корма. Их он тоже открыл. Затем отнес все на улицу и разложил вдоль стены. Кошки жадно набросились на еду.

– Наслаждайтесь, – сказал он. – Это все, что есть. Больше не будет.

Он почувствовал боль в груди.

Потому что ваш хозяин мертв. Я его убил.

17

В пять минут десятого отец Станислав позвонил из квартиры своему контактеру. Он объяснил, что ему нужно, и повесил трубку. Через десять минут ему позвонил кто-то другой.

Он снова выслушал. Кивнул и поблагодарил своего собеседника. Сразу же позвонил кому-то еще, получил более полную информацию и набралеще один номер.

На все это у шло пятьдесят минут. Наконец он в последний раз опустил, трубку и в изнеможении откинулся на спинку дивана.

– Ну что? – спросил Дрю.

– Когда вы получаете деньги по чеку, в банке остается об этом запись, микрофильм. Наследство Майка, иногда это называют стипендией, не имеет значения, назовем это чеками – так вот, чеки поступили из института Реагейта. А что такое институт Реагейта? Пришлось сделать несколько дорогостоящих международных звонков. Думаю, владелец телефона возражать не будет. Судя по сообщениям моих контактеров из Нью-Йорка и Вашингтона, институт Реагейта входит в фонд “Золотое Кольцо”. Безвозмездная помощь нуждающимся, и так далее, и тому подобное. А фонд “Золотое Кольцо”… Помните, служба внутренних доходов требует отчеты… Господи, благослови бюрократию… Фонд “Золотое Кольцо” входит в… ладно, на самой нижней строчке, когда все слои уже сняты, находите Risk Analysis Corporation в Бостоне.

Дрю покачал головой.

– Это название должно мне что-то говорить?

– Нет. По крайней мере, не сразу. Вам очень не понравится то, что я сейчас скажу. Мой контакт в Бостоне узнал, кто стоит за Risk Analysis Corporation.

– И я знаю его?

– О да, – ответил отец Станислав. – От такого чудовищного совпадения нельзя просто отмахнуться. Я думаю, мы нашли доказательство, что Risk Analysis и есть “Скальпель”, и что и за тем и за другим стоит один и тот же человек.

– Кто?

Услышав ответ, Дрю забыл обо всем – о руке Арлен на его плече, мяуканье кошек на улице, даже о том, как по его губам стекала солоноватая кровь Майка.

Имя.

О да, это имя.

Только оно и имело значение.

Все встало на свои места.

Часть восьмая

«ВОЗМЕЗДИЕ»

Братство Камня

1

У женщины был строгий деловой голос.

– Доброе утро. Risk Analysis Corporation.

Дрю звонил из телефонной будки на Бойлстон-стрит, недалеко от бостонской публичной библиотеки. Он с трудом подавил гнев, заставил себя говорить не менее деловым тоном.

– Пожалуйста, мистера Разерфорда.

– Извините, у него сейчас совещание. Может быть, вы переговорите с его заместителем?

– Нет. Мне нужен сам мистер Разерфорд. Ни с кем другим я дел иметь не буду. – Дрю дал ей переварить услышанное. Телефонная будка приглушала шум уличного движения. Было десять часов утра.

– Конечно, – сказала секретарша. – Я прекрасно вас понимаю. Тогда, может быть, вы скажете мне свою фамилию и номер телефона? Мистер Разерфорд сам…

– Боюсь, это невозможно. Я пока точно не знаю, как у меня сложится день и где я буду. Лучше я сам ему позвоню.

Как он и предполагал, его уклончивость не вызвала подозрений. Теперь в голосе секретарши появилась озабоченность.

– Пожалуйста, если у вас будет возможность, позвоните в четверть двенадцатого. Он должен быть свободен.

– Надеюсь.

– А ваша фамилия?

Он отдал должное ее настойчивости.

– Просто скажите, что по важному делу.

Он повесил трубку. Постоял, глядя вверх на холодное октябрьское небо, затем перевел взгляд на оживленную Бойлстон-стрит.

Слегка прищурил глаза. Теперь уже скоро, подумал он. Он засунул руки в карманы нового пальто и зашагал по улице. Да, все вставало на свои места. Он это чувствовал. Само возвращение в этот город не было случайным. Бостон, могила родителей, начало всех событий. А теперь конец. Скоро. Очень скоро.

Вчера они все – Арлен, отец Станислав и он – приехали из Пенсильвании, сменяя друг друга за рулем, давая другим поспать. Впрочем, Дрю заснуть не удалось. У него ныло плечо и болело в груди. Когда его путники проснулись, он объяснил, что собирается делать. Им стало не по себе.

Он только что сказал секретарше, что не знает, как у него сложится день и где он будет. Он солгал. Он точно знал, что будет делать… Как и Арлен и отец Станислав. В этот момент Арлен, следуя его указаниям, должна находиться в Кембридже, на другой стороне реки Чарлз, неподалеку от административного здания. Отец Станислав должен приближаться к северной окраине города, собираясь навести справки об одном особняке на берегу залива. Да, скоро. Дрю спускался по Бойлстон-стрит, и гнев его все усиливался. Скоро все встанет на свои места.

2

Сотрудники спецслужб редко оставляют свою профессию добровольно. Некоторые, правда, испытывают разочарование и уходят сами, но чаще всего им приходится подавать в отставку. Оказавшись вне своего окружения, они чувствуют себя потерянными. Привыкнув к обстановке секретности, к рискованной игре по-крупному, они начинают изыскивать возможности удовлетворения своих страстей. Как правило, таких возможностей всего три.

Первая – принять предложение международной корпорации, жаждущей иметь в совете директоров разведчика-профессионала. Такой профессионал, считают в корпорации, может очень и очень пригодиться, когда в неспокойных, но сулящих большие доходы странах происходят кризисы. Стоит только вспомнить начало семидесятых, когда Сальвадор Альенде, президент Чили, придерживавшийся марксистских взглядов, решил национализировать предприятия, не заботясь о том, что контрольные пакеты акций принадлежат американскому бизнесу. Противники президента – ходят слухи, их финансировали американские корпорации, внявшие советам тогдашнего руководства ЦРУ, – подняли мятеж. В конце концов Альенде “покончил с собой”.

Вторая возможность – принять предложение военного мозгового треста, и тогда знания и опыт разведчика-профессионала скорректируют выдаваемый компьютером прогноз: какая основная сила, при каких обстоятельствах и с применением какой тактики отправит всех остальных в ад.

Третья – отказаться от подобных предложений и самому открыть дело. Создать свою собственную разведывательную сеть. Только теперь она не будет иметь с государством ничего общего. Она относится к частному сектору, у нее та же цель, что и у разведчика в совете директоров международной корпорации – давать советы. Держать крупные компании в курсе переменчивой международной ситуации. Следует ли компании пробурить разведывательные нефтяные скважины в X? Или построить медеплавильный завод в Y? Фабрику по производству поташа в Z? Не станут ли антиамериканские силы противиться подобным начинаниям? Что там слышно о сельскохозяйственных рабочих, о докерах? Не собираются ли они бастовать? Слухи о готовящемся перевороте – имеют ли они под собой почву? Как там со здоровьем подкупленного директора? Как долго он протянет? И кто, скорее всего, займет его место?

И вот такой частной разведывательной сетью, приносящей огромную прибыль, финансируемой международными корпорациями, даже иностранными государствами, и была Risk Analysis Corporation.

Здесь, в Бостоне. И основал ее мистер Разерфорд, хотя Дрю знал его под другим именем.

Ему снова вспомнился Янус.

3

– Пожалуйста, мистера Разерфорда.

В 11.15, как его просили, Дрю стоял в другой телефонной будке, на этот раз на Фалмус-стрит, ниже Пруденшиал Центра. Он представил себе, что сейчас делают Арлен и отец Станислав – в административном здании в Кембридже, в поместье на берегу Массачусетского залива.

Да, теперь скоро, подумал он, ожидая ответа.

– Сэр, это вы звонили в десять часов? – спросила секретарша.

– Да. По важному делу.

– Одну минуточку. Мистер Разерфорд ждал вашего звонка. Соединяю вас.

Дрю услышал щелчок.

– Да? Алло!

Такой знакомый, дружелюбный, располагающий к себе голос. Внутри у него все оборвалось.

– Разерфорд у телефона.

Дрю потребовалась вся его выдержка, чтобы его голос звучал не менее дружелюбно.

– Давненько не виделись. Как поживаешь?

– Что? Простите, с кем я разговариваю?

– Да брось ты. Или ты хочешь сказать, что не узнаешь мой голос?

– Нет. Вернее, не совсем.

– Ты меня разочаровал. Давно пропавший родственник, и…

– Давно пропавший?..

– Как поживаешь, дядя? Так приятно снова услышать твой голос.

– Дядя? – В голосе чувствовалось удивление. – Но у меня нет племянников.

– Да, действительно, я не совсем твой племянник. Кровного родства между нами нет. Но я считаю тебя своим родственником. Я так тебя и называл. Дядя Рей.

Человек на другом конце провода охнул.

– Господи, неужели… Нет, не может быть. Дрю? Это Дрю?

– Ну да. Кто же еще? Единственный и неповторимый. Рей разразился смехом.

– Не могу поверить! Дрю! Что же ты мне сразу не сказал?

– Шутка, – усмехнулся Дрю. – Мне просто захотелось тебя разыграть. Помнишь, как ты спас меня от моих настоящих дяди и тети? Как увез меня в Гонконг?

– Помню ли я? Господи, дружище, да как я мог забыть? – Рей снова рассмеялся. – Но мы так давно не виделись. Что с тобой случилось? Где ты скрывался?

– В этом-то все и дело.

– Что?

– Поэтому я и звоню. – Дрю проглотил ком в горле.

– Продолжай. Ну же, Дрю, в чем дело? Что-то случилось?

– Мне ужасно не хочется втягивать тебя в это дело, но мне больше не к кому обратиться. Дядя Рей, у меня неприятности. Мне нужна твоя помощь.

– Неприятности?

– Наихудшие. Кто-то пытается меня убить.

– Подожди. Больше ничего не говори. Я разговариваю по открытому телефону. Нас могут подслушивать, и если это действительно так серьезно, незачем рисковать. Я перейду к телефону, который не прослушивается.

– Хорошая мысль. Я сейчас перезвоню. Подожди, я достану ручку и записную книжку. Так, я слушаю.

Рей начал диктовать телефон, но внезапно остановился.

– Нет, так дело не пойдет. Лучше я сам позвоню тебе. В одиннадцать тридцать ко мне должен прийти клиент. Я не могу отменить эту встречу. Но я с ним быстро закончу. Полчаса, и я свободен.

– В двенадцать.

– Даже раньше, если получится. Не уходи от телефона. Какой там номер?

Дрю продиктовал номер телефона.

– Замечательно. А теперь успокойся. Как только смогу, я позвоню.

И, дружище, ты зря переживал, что втягиваешь меня. Поверь, я всегда рад, помочь.

Дрю снова сглотнул комок в горле.

– Я знаю, что на тебя можно положиться.

– Я ведь твой дядя, не так ли?

– Ты еще спрашиваешь!

– Не беспокойся.

– Дядя Рей, большое спасибо.

– Брось, мы так давно знаем друг друга. Не за что благодарить.

4

Его наблюдательный пункт находился недалеко от Пруденшиал Центра. Отсюда ему были хорошо видны магазин, торгующий пиццей, и телефонная будка. Дяде Рею Дрю продиктовал именно этот номер телефона.

Без десяти двенадцать, в толчее пешеходов и неразберихе уличного движения, он обнаружил слежку. Как он и предполагал, труда это не составило. Тот, кто не спешит во время полуденной суеты, неминуемо обратит на себя внимание. Собственно, они не были виноваты. Чтобы наблюдать за телефонной будкой, нужно оставаться на одном месте. Кроме того, им слишком поздно сообщили. На более тщательную подготовку у них просто не оставалось времени. Женщина на углу слишком часто поглядывала на телефонную будку. На другом углу мужчина все посматривал на часы, как будто ждал опаздывающего друга, однако гораздо больше, чем друг или часы, его интересовала телефонная будка. Водитель стоящего во втором ряду такси никак не мог дождаться платы за проезд. По кварталу разъезжал фургончик с торчащими антеннами. Разносчика пиццы, похоже, совсем не волновало, что его товар остывает.

Без сомнения, их было еще больше. Нужно отдать им должное, несмотря на спешку подготовились они хорошо. Но недостаточно хорошо.

Сомнений не оставалось. Группа наблюдения ждала, когда он появится яз своего укрытия, чтобы поговорить по телефону с “дядей”. И пока я буду занят разговором с дядей Реем, подумал Дрю, они меня окружат. Меня убьют на улице.

Или, что еще лучше, затащат в фургон, и разносчик пиццы убьет меня где-нибудь в безлюдном месте. И ночью вывезут тело на рыбацкой лодке и сбросят далеко в заливе.

Сжав кулаки, Дрю покинул свой наблюдательный пункт вблизи Пруденшиал Центра и зашагал по Бельведер-стрит на запад, оставляя пиццерию позади.

5

– Пожалуйста, мистера Разерфорда. – Голосу Дрю был спокойный, но в груди у него все клокотало от ярости.

– Мне очень жаль, – ответила секретарша, – но мистер Разерфорд…

– Нет, слушайте внимательно. Я звонил в десять. Потом в четверть двенадцатого. Поверьте, мистер Разерфорд захочет поговорить со мной еще раз. Скажите, что я просил позвать дядю Рея.

Почти сразу же раздался знакомый радушный голос.

– Дрю, где тебя черти носят? Я позвонил по тому телефону, что ты мне продиктовал, но никто не снял трубку. Я уже начал волноваться. Что-нибудь случилось?

– Еще бы! Представь, каково было мое удивление, когда я увидел ударную группу.

– Ударную группу? Да как?..

– По номеру телефона ты узнал, где он находится. Послушай, Рей, давай не будем тратить время. Когда стало ясно, что это ты – все факты указывали на тебя, – я сказал себе: “Не может быть. Это не Рей. Он мой друг”. Я жил с ним с десятилетнего возраста и до семнадцати лет. Он взял меня, когда я никому не был нужен”. Да, взял ты меня крепко, не то слово.

– Не понимаю, о чем ты говоришь. Ты всегда был для меня как родной.

– Брось. На меня это не действует. Я решил не делать преждевременных выводов. Но оказаться в дураках тоже не хотел. Я решил устроить тебе проверку. Телефонный звонок, просьба о помощи. У тебя был шанс доказать свою верность. И что ты думаешь, дядя Рей? Ты провалился.

– Подожди.

– Нет, это ты подожди. Ты упустил свой шанс. Я требую объяснений, ради всего святого, почему? Я знаю, ты воспользовался смертью моих родителей, чтобы завербовать меня в “Скальпель”.

– Дрю, остановись. Ни слова больше!

Но разъяренный Дрю продолжал.

– Правда, в тот момент я сам этого хотел. Отомстить за родителей. Это я могу тебе простить. Но зачем было убивать монахов?

– Я сказал тебе, остановись! Телефон прослушивается. Я не могу обсуждать такие вещи по…

– Хорошо, я позвоню, и ради бога, пусть это будет надежный телефон. Диктуй номер.

Рей продиктовал. Дрю заставил его повторить, записал номер.

– Но это еще не все, – продолжал Дрю. – Когда ты повесишь трубку, выйди из кабинета, пройди мимо секретарши и выгляни в холл.

– И что это докажет?

– Сам поймешь. А потом, думаю, тебе придется позвонить домой. Особняк к северу от города, так ведь? Поместье на берегу залива?

– Как ты узнал?

– У меня тоже есть связи. Я тебе сказал, что делать. Я знаю, ты пытаешься выяснить, откуда я звоню, так что я вешаю трубку. Позвоню через пятнадцать минут. По другому телефону.

– Нет, подожди!

Дрю нажал на рычаг. Он сделал еще один звонок, на этот раз Арлен. Она была в телефонной будке в Кембридже, на другой стороне реки Чарлз. Будка находилась рядом с административным зданием, на пятом этаже которого Risk Analysis Corporation.

Утром отец Станислав провез их с Арлен мимо этого здания. Они присмотрели телефонную будку и записали номер телефона. Арлен находилась там с десяти утра, ждала звонков Дрю. Как и раньше, она сразу сняла трубку.

– Все в порядке?

– Более чем.

– Тогда нажми на кнопку.

Он вышел из телефонной будки. Злорадно ухмыляясь, направился на север, к Коммонвелс-авеню. Речь шла о кнопке радиопередатчика. Детонатор, к которому шел сигнал, находился в хозяйственной сумке. Эту сумку Арлен оставила в холле пятого этажа административного здания, напротив офиса, где располагалась Risk Analysis Corporation.

Должно быть, дядя Рей, недоумевающий, зачем это понадобилось Дрю, уже выглянул в холл и увидел сумку. Может, она даже взорвется на его глазах.

Дрю не хотел, чтобы пострадали ни в чем не повинные люди, хотя без паники и определенных неудобств не обойтись. Взрыв будет не сильным, но весь коридор наполнится дымом, и запах у него будет таким отвратительным, что придется эвакуировать весь этаж, если не все здание.

В довершение ко всему, Арлен должна была уже позвонить в пожарную часть, в полицию, по телефону 911 и в подразделение по обезвреживанию взрывных устройств. Скоро прилегающие улицы будут забиты полицейскими и пожарными машинами. Ни вспышек мигалок, ни воя сирен, никакого движения – час пик. Дрю был доволен. Получится прекрасная заварушка.

Но это еще не все. Покончив с этими звонками, Арлен сделает еще один – отцу Станиславу. Он тоже, как и Дрю, периодически звонил ей, и сообщил номер телефона, по которому его можно застать. В деревне, рядом с загородным домом дяди Рея.

6

Рей снял трубку уже на первом звонке.

– Ты сукин сын! Что, черт возьми, ты себе позволяешь?

– Побереги нервы.

– Нервы? Я еще не все сказал. Господи, этот дым, этот запах! Клянусь, он въелся в стены, в ковры, в мебель! Мне от него не избавиться. Видимо, придется съехать из этого херова офиса и подыскивать новый.

– Что за выражения! Ты позвонил домой?

– Это отдельный разговор, ты, ублюдок! Кто-то подложил у меня во дворе бомбу! Я имею в виду бомбу, а не вонючку, как в холле.

– Наверное, это местные хулиганы, – сказал Дрю. На сердце у него было пусто.

– Черта лысого, местные! Что ты себе…

– Дядя Рей, ты меня разочаровываешь. Мне казалось, все понятно без слов. Я рассердился. Ты предал меня. Дело не в ударной группе. Это-то я как раз предвидел. Но ты использовал меня с самого начала. Воспользовался смертью моих родителей, чтобы завербовать в “Скальпель”. Думаю, эта мысль пришла тебе в голову уже тогда, а? Ты забыл сообщить, что это ты организовал “Скальпель”, ты за ним стоял.

– Я не собираюсь оправдываться. Я любил твоих родителей. Твой отец был моим самым близким другом! И ты, и я – мы оба хотели отомстить.

– Но ты зашел слишком далеко. Борьба с террористами и наемными убийцами тебя уже не удовлетворяла.

– Ты не забыл, что именно такие, как они, убили твоих родителей?

– Я и не спорю. Я совершил свою долю убийств. За родителей. Уничтожал бешеных собак. Но этого тебе стало мало. Тебе хотелось определять будущее, решать, какие лидеры подходят тебе, а какие нет. У иранского шаха были и террористы, и пыточные камеры. Но его ты не тронул. Зато попытался уничтожить его преемника.

– Аятолла – безумец.

– Это теперь известно. Но тогда ты этого не знал. Ты строил из себя бога. Только вот незадача, нападение накрылось. Из-за меня. И из-за тебя самого. Ты совершил ошибку, послав меня сначала убить ту американскую семью, того представителя нефтяной компании, что пытался наладить отношения с Аятоллой. Нужно отдать тебе должное. “Скальпель” имел бы отличное алиби. После того, как Хомейни убили бы точно также, а несуществующая иранская секта взяла бы на себя ответственность за оба убийства, никому и в голову бы не пришло, что это дело рук американцев. По-своему гениально. Но ты все испортил. Тебе нужно было послать кого-нибудь другого. Когда я увидел родителей, которых убил, и мальчика, который выжил, как я, которого ждали те же кошмары, что мучили меня…

– Чепуха какая-то!

– Отнюдь. Я сам превратился в маньяка. И, что еще хуже, поверил в Бога. Я стал ненадежным. Мог заговорить, рассказать о “Скальпеле”. Так что меня требовалось убрать. Чтобы обезопасить твой замечательный план.

– Дрю, послушай, ты все неправильно понял. Это недоразумение.

– Еще бы! – Дрю пытался взять себя в руки.

– Поверь, Дрю, ты не знаешь, насколько важно…

– Ты прав. Я действительно не знаю. Ты считал, что меня нет в живых. Почему тогда мой двойник действовал от моего имени? Ты создал Януса, чтобы начать атаку на церковь?

Дядя Рей молчал.

– Я задал тебе вопрос! – закричал Дрю.

– Нет, – Рей помолчал. – Даже если нас не подслушивают, на этот вопрос я тебе не отвечу.

– Еще как ответишь, – взъярился Дрю. – Можешь мне поверить. Эта бомба-вонючка в твоем офисе. Взрыв перед домом. Тебя, небось, интересует, к чему все это. Привлечь твое внимание. В сумке, оставленной рядом с твоим офисом, могла быть настоящая бомба. Тебя и твоих подчиненных могло разорвать ко всем чертям. А взрыв у тебя дома? Он мог быть значительно сильнее. Он мог разнести на куски весь твой чертов особняк – с тобой вместе. Может, в следующий раз так и будет. А пока радуйся своему везению. Считай отпущенные секунды. Я хочу, чтобы ты прочувствовал, что у тебя за враг, дядя Рей. Тебя ждет ускоренный курс терроризма. Глазами жертвы.

– Нет, послушай!

– Я еще позвоню.

7

Арлен была явно удивлена.

– Да, но…

– Что? – спросил Дрю. – Что тебе не нравится?

Они встретились в церкви на Парк-стрит, недалеко от Бостон-коммон, оттуда поехали в Бикон-хилл, и вот теперь они сидели за сверкающим стеклом и металлом кухонным столом в отделанном дубовыми панелями загородном доме. Один из контактеров отца Станислава договорился, чтобы им сдали этот дом на десять дней.

– Не понимаю, – сказала Арлен. – Если ты сообщил Рею, что собираешься взорвать его дом и офис, он поставит там охрану. А сам будет держаться подальше.

Дрю кивнул.

– И я так думаю.

– Но это создаст нам лишние трудности.

– Может быть, как раз наоборот, – Дрю пожал плечами. – Надеюсь, что так. Я хочу ускорить события. Мы с самого начала знали, что просто схватить его не удастся.

Он охотится за мной с самого монастыря. Он не дурак и прекрасно понимает, что я могу обо всем догадаться и начать охотиться за ним, так что охрану вокруг себя он давно усилил. Поверьте, я хорошо его знаю. Он совсем не дурак.

– Хорошо, – сказала Арлен, – это мне понятно. Тут я согласна. Как только мы попытаемся его схватить, нас убьют. Но зачем ты предупредил его, что будут еще бомбы?

– Я хочу ослабить его охрану, рассеять внимание. Он оставит охрану в офисе и дома – значит, его личная охрана уменьшится. Ты права. Он будет так напуган, что и носа туда не покажет. Но это только к лучшему. Мы ограничиваем его в действиях. Мы достигли того же эффекта, будто бы действительно взорвали и дом, и офис. А теперь я хочу, чтобы наши нападения участились. И каждое последующее было страшнее предыдущего. Наносить удары там, где этого меньше всего ожидают. Наносить их чаще. Использовать основные принципы терроризма.

– Но зачем? – Она явно расстроилась, увидев, с какой нескрываемой радостью он говорит о терроре против Рея. Он отвел глаза.

– Не понимаю, о чем ты.

– Зато я понимаю, – сказал отец Станислав. – Мне кажется, ее интересует, к чему все это приведет. Вы собираетесь его убить? Дрю ушел от ответа.

– Он нам нужен. Мы должны получить ответы на вопросы.

– Узнать о судьбе Джейка, – быстро произнесла Арлен.

– Ну а потом? – спросил отец Станислав. Они оба уставились на Дрю.

– Только честно, – добавил священник. Они ждали. Дрю вздохнул.

– Если бы я знал. – Он нахмурился, увидев на зеркальной поверхности стола свое собственное отражение. Вид у него был мрачный. – Я много лет боролся с террористами, видя в них тех ублюдков, что убили моих родителей. Я давал им прочувствовать, что значит стать жертвой террора. Но потом это занятие стало мне отвратительно, я вышел из игры. Я поклялся, что с этим покончено. И вот теперь я снова этим занимаюсь. Честно? Мне стыдно признаться, но сегодня мне это нравилось, как раньше. – Дрю взглянул на отца Станислава. В глазах у него стояли слезы.

– Бывает, что и Господь гневается, – ответил священник, – если дело правое. Можете не сомневаться – защитить церковь, прекратить нападения на священников, узнать” что случилось с Джейком, – это дело правое. Господь простит ваш праведный гнев.

– Прощу ли я сам себя?

Неожиданно зазвонил телефон. Дрю с Арлен переглянулись, обоим было не по себе. Отец Станислав встал и подошел к висевшему на стене телефону.

– Алло? – Какое-то время он молча слушал. – И Святой Дух. Deo gratias. – Взял карандаш и бумагу. – Хорошо. – Отложил карандаш. – Церковь вами довольна.

Повесив трубку, повернулся к Арлен и Дрю.

– Видимо, у моих контактеров не такие возможности, как у людей Рея. Ему понадобилось всего двадцать минут, чтобы проследить номер телефона. Тот, что вы ему продиктовали в телефонной будке на Фалмус-стрит. А нам понадобилось несколько часов, чтобы узнать, где находится тот непрослушивающийся телефон, номер которого он вам дал.

– Вы узнали адрес? – спросил Дрю. Отец Станислав кивнул.

– Как вы и предполагали, телефон не в Risk Analysis Corporation. Это двумя кварталами ниже. В цветочном магазине. Но номер частный, в телефонном справочнике не значится.

– Он сейчас там? Священник покачал головой.

– Но он туда звонит, поддерживает связь с группой наблюдения. Похоже, они все еще прочесывают окрестности – на случай, если вы окажетесь поблизости. Нам удалось проследить один из его звонков. – Отец Станислав положил на стол клочок бумаги. – Насколько я могу судить, вот где сейчас находится дядя Рей.

Дрю внимательно изучил адрес.

8

Ночью Дрю еще раз обошел весь квартал. Престижный жилой массив в Кембридже. Он находился недалеко от интересующего их дома, однако не настолько близко, чтобы попасться на глаза охране дяди Рея. По той же причине – чтобы не привлекать к себе внимание – он решил не стоять на одном месте. Тогда его можно будет принять за любителя ночных прогулок.

Ходьба помогла согреться. Проходя мимо фонаря, он заметил пар от дыхания, накинул капюшон и засунул руки в перчатках поглубже в карманы пальто.

Начало первого ночи. Пешеходов и машин мало, хотя за освещенными окнами роскошных особняков чувствовалась жизнь. Листва давно облетела, ветер шумел в голых ветвях деревьев.

Он услышал шум машины, оглянулся, увидел свет фар. Машина завернула за угол и направилась в его сторону. В свете уличного фонаря он разглядел, что это черный “олдсмобиль”. Машина остановилась рядом с ним. Узнав отца Станислава, Дрю быстро сел в машину.

Дрю снял перчатки и стал греть руки.

– Интересующий нас дом расположен на углу, – сказал отец Станислав. – Окружен стенами. Принадлежит его другу.

– На участке свет горит?

– Нет. Ни одного фонаря. Зато весь дом освещен.

– Естественно. Мотыльку приготовили пламя. На случай, если я узнаю, где он находится. Как насчет охраны?

– Я никого не заметил. Имейте в виду, у меня не было возможности разглядеть как следует, я ехал мимо. На подъездной дороге большие металлические ворота. Они закрыты. За воротами – несколько машин.

– Значит, охрана спряталась и ждет, когда кто-нибудь, прельстившись темнотой, перелезет через стену. Тогда и включат все освещение.

– И я так думаю, – сказал отец Станислав. Он завернул за угол и остановился в самой темной части квартала.

За ними затормозила спортивная машина. Какой модели, Дрю определить не смог. Водитель вышел, подошел к “олдсмобилю” и открыл дверь.

Арлен села в машину.

– Я тоже осмотрела дом, – сказала она священнику. – Стражи не видела.

– Ну что, рискнем? – спросил Дрю.

Оба ответили ему уверенным взглядом.

– Пора, – сказал Дрю, поворачиваясь к ящику безалкогольных напитков на заднем сиденье. Однако в бутылках было кое-что покрепче, чем содовая.

9

Бензин, смешанный с жидким детергентом; в горлышке каждой бутылки – фитиль: Самодельный напалм. Бензин будет гореть на любой поверхности, куда бы ни попал.

Они разделили бутылки поровну, каждый упаковал в свой рюкзак по восемь штук. Потом выбрались из машины, дошли до угла. Отец Станислав перешел на другую сторону улицы и пошел дальше, Дрю и Арлен повернули направо и направились по соседней улице. Дойдя до следующего перекрестка, они взглянули друг на друга.

– Будь осторожна, – сказал Дрю. Его захлестнула печаль. Во что он ее втягивает?

– Когда все это кончится…

Он не знал, хочет ли услышать продолжение фразы.

– …нам нужно будет о многом поговорить, – сказала она, внимательно вглядываясь в его лицо.

Он знал, что она имеет в виду. Его печаль росла, но он не знал, что ей ответить. Он еще не решил для себя.

– Мне так тебя недоставало, – сказала она.

Он все еще не знал, что сказать. Но не стал возражать, когда она поцеловала его. Не думая, он поцеловал ее в ответ, прижал к себе.

– Хорошо. Когда это кончится, – он тяжело дышал, – мы поговорим.

10

Придерживая рюкзак, он осторожно продвигался по темной улице. Он находился позади интересующего его дома. Дойдя до двух погруженных в темноту домов, он сошел с тротуара и стал пробираться между ними, прячась за кустами и живой изгородью. Здесь было значительно темнее. Когда его глаза привыкли к темноте, он увидел тропинку, тянувшуюся параллельно той улице, с которой он только что свернул. За тропинкой возвышалась десятифутовая кирпичная стена, отделявшая его от задней части дома.

Отсюда ему были видны только верхние этажи здания – стена мешала обзору, – но, как сообщил отец Станислав, в доме горел свет. Чтобы лучше видеть в темноте, Дрю не смотрел на освещенные окна. Он осмотрел дорожку – теперь он заметил, что она посыпана гравием, – обращая особое внимание на те места, где могла быть устроена засада. Существовала вероятность, что Рей выставит стражу с наружной стороны стены, хотя Дрю в этом сомневался. Во-первых, кто-нибудь из соседей мог заметить охранника, принять его за грабителя и позвонить в полицию. Во-вторых, охрана в доме и так была довольно малочисленной – пришлось выдели