Book: Срази и спаси!



Джон МУР

СРАЗИ И СПАСИ!

* * *

Колдун был злой. Подлинно злой. Истинно злой. Злой без малейших искупающих достоинств. Он наколдовывал лихие поветрия, и они отравляли воздух повсюду окрест. Он наколдовывал моровые язвы, и они оскверняли воду в деревнях ниже по течению от его замка. Он убивал одиноких путников, перемалывал их кости в порошок для своих снадобий и кипятил их кровь для своих зелий. Он замучивал милых пушистых зверьков в жутких ритуалах черной магии. Он никогда не писал своей мамочке, даже с днем рождения ее не поздравлял. Щупая плоды на рынке, он всегда так их сжимал, что они уже больше не годились для продажи. Проиграв пари, он и не думал платить. А когда заглядывал в местную таверну (естественно, под чужой личиной), то угощался на дармовщину, а сам никогда никого не угощал.

Принцесса Глория, наоборот, была невинной, чистой, целомудренной и непорочной. Кроме того, она была прикована цепями к крышке стола в запертой каморке на самом верху самой высокой башни в замке колдуна. Принцесса Глория не плакала. День за днем она обильно проливала слезы, но затем пришла к выводу, что никакого толка ей от этого не будет. Выжить она могла лишь при условии, что ее спасет кто-то извне. А у нее — красные, опухшие глаза? Да ни за что! А если ее убьют, так не все ли равно?

Еще в каморке ошивались двое подручных колдуна, тупые амбалы и уроды в придачу, хотя и очень на высоте, если речь шла о физических расправах и насилиях. Теперь, после вполне удачно завершившегося похищения, никакой надобности в их присутствии здесь не было, однако колдун чувствовал себя спокойнее с парочкой телохранителей под рукой. К тому же возможность поглазеть на нагую красивую девушку была как бы премия им. Водилось за ними такое извращеньице.

Колдун Магеллан хлопотливо сновал по тесной каморке, доставая ножи, кубки, фляги. Он намеревался выпустить кровь из Глории заживо, поскольку кровь девственной принцессы весьма и весьма полезна для всяческих гнусных чар и заклятий, особенно если источалась она между полуночью и первыми петухами. Ночь выдалась теплая, и он открыл оконце. Дуновения легкого ветерка колебали огненные язычки свечей, и на каменных стенах плясали причудливые тени.

— Не то чтобы мне так уж нравилось слушать детский плач. О нет! Ничуточки. Человек я мягкосердечный, и плач меня терзает, доводит до исступления. А уж визг! От полуночи до зари это же будет примерно пять часов визга! Вы ведь начнете визжать, верно? И не мотайте головой! Я же вижу, что вы визгунья. Нервы у меня уже зудят. Я бы предпочел затолкать тряпку вам в ротик, но это снизит динамику чар.

Когда Магеллан затевал что-нибудь особенно мерзкое, у него была привычка тараторить без умолку.

Принцесса содрогнулась. Колдун засмеялся гнусным смехом. Амбалы захихикали. Подмостки были идеально готовы для выхода сказочного принца.

И явился он тютелька в тютельку.

Часы, аляповатая махина из бронзы и латуни, пробили полночь. Но Магеллан не поспешил приступить к делу. Все свои часы он переводил немного вперед, чтобы всегда иметь запас времени. Он взял нож с тонким изогнутым лезвием, и оно зловеще блеснуло, будто в напоминание о бесчисленных пытках и кромсаниях. (Собственно говоря, предназначался нож для чистки рыбы, и рукоятка была размечена в дюймах, чтобы вы могли измерить каждую рыбину своего улова.) Магеллан дернул цепь, проверяя, замкнул ли железный браслет на запястье девушки (она вновь содрогнулась), и неторопливо, бережно, любовно прижал лезвие к ее коже. Принцесса Глория закрыла глаза. Оба амбала наклонились вперед, чтобы ничего не упустить. Раздался стук в дверь.

Они все заморгали и посмотрели на дверь.

Собственно, это был не совсем стук. Прозвучал он оглушительнее и грознее обычного стука. И более проникновенно. Это был звук могучего удара боевым обоюдоострым топором по дубовой двери. И, рассеивая последние сомнения, из трещины в филенке высунулся верхний край топора. А затем исчез на глазах ошеломленных злодеев, и секунду спустя от второго сокрушающего удара превращенная в щепу дверь повисла на петлях. За ударом последовал не менее могучий пинок, и в каморку с уверенностью, питаемой добродетелями и праведностью, вступила высокая фигура атлетического сложения.

— Принц Шарм! — вскричала принцесса Глория тоном, в котором узнавание сочеталось с обожанием и облегчением.

— Принц Шарм… — эхом отозвались амбалы, хотя и не так радостно, как принцесса.

— Елки зеленые! — сказал Магеллан.

Принц Шарм одарил принцессу улыбкой, предназначенной успокоить ее, и она успокоилась. Улыбка у него была потрясающая. Глория почувствовала, как по ее телу до кончиков ногтей на ногах прокатилась жаркая волна. Принц был совсем юный, семнадцатилетний, и его золотые волосы ниспадали на плечи пышными кудрями — плод часовой возни с железным прутом для завивки. Его сапоги блестели как зеркало, усердно начищенные свиным жиром. Правая рука небрежно лежала на рукояти меча, на пальце левой руки сверкал золотой перстень с королевской печаткой. Открытый ворот шелковой рубашки позволял увидеть легкие завитки белокурых волос на четкой лепке грудных мышц, а с широких плеч струился плащ на шелковой подкладке. Его безбородое лицо дышало мальчишеским шармом и задором, но глаза были серыми, как зимнее небо, и столь же холодными, когда он обратил их на колдуна.

— А, Магги, привет! Что это ты затеял?

— Попрошу не обзывать меня Магги, — огрызнулся колдун и тут же рассердился на себя за то, что позволил этому желторотому мальчишке рассердить его.

— Знаешь, тебе ведь ни за что не удалить пятна крови со стола из белой сосны.

— Что ты мелешь? Это бук! Я заплатил за него сорок шиллингов! — И Магеллан рассердился еще пуще из-за того, что позволил вовлечь себя в этот дурацкий спор ни о чем.

— Сосна, — сказал принц, небрежно подошел к столу и поскреб его кинжалом, обнажив белую полоску. — Видишь? Покрашен морилкой. — Он подмигнул принцессе. Она хихикнула.

Этого Магеллан стерпеть не мог. Он был великим и могучим колдуном, которого страшилась вся страна, и никакому молокососу не сделать из него дурака в его же собственном замке! Принц он там или не принц.

— Убейте его! — рявкнул он. Рефлекторно его прихвостни выхватили мечи и устремились на Шарма. Но тут же благоразумие взяло верх над доблестью, и, сделав шаг, оба разом остановились, уже подняв ногу для второго шага.

— Э… шеф, — сказал один. — Он же… э… сами знаете. Он же ПРИНЦ ШАРМ!

Принц подышал на ногти и пополировал их о рубашку. Его меч все еще покоился в ножнах.

— Кончай с ним, — огрызнулся колдун. — Да и что он такое? А вас двое.

Его прислужник кивнул, сглотнул и прыгнул вперед, занося меч для удара. Но так и не ударил.

Принц был быстр как ртуть. Его рука описала плавную дугу — молниеносно, но с полной расслабленностью. Завершая это грациозное движение, он выхватил меч, и шею прислужника опоясала тоненькая красная линия, а принц сделал шаг в сторону. Амбал проскочил мимо и рухнул у стола. Его аккуратно срезанная с плеч голова последовала на пол за туловищем лишь на секунду позже.

Принцесса Глория вздрогнула от омерзения.

Товарищ покойника решил безотлагательно сменить профессию. Он бросил меч и кинулся к двери. Топот его сапог постепенно замер на каменных ступеньках винтовой лестницы. И настала тишина.

Магеллан и принц выжидательно смотрели друг на друга. Магеллан знал десяток заклинаний, которые мигом оставили бы от юного принца мокрое место. Он знал заклинания, которые обрекли бы его на год нескончаемых мук, прежде чем убили бы. Он знал заклинания, сулившие участь хуже смерти. Куда хуже. К несчастью, у всех этих заклинаний было нечто общее. Все они требовали предварительной подготовки. Некоторые — самой небольшой, но ни единое не сработало бы вот так сразу. Колдун был слишком занят приготовлениями к кровопусканию, слишком полагался на свою ныне исчезнувшую стражу и не озаботился о мерах предосторожности.

Принц держал меч на уровне плеча. Острие было наклонено чуть вниз, нацеливаясь точно на сердце Магеллана. Назвать это дружеским жестом было никак нельзя, и Магеллан решил, что стратегическое отступление будет в самый раз.

— Ты еще услышишь обо мне, Шарм, — сказал он угрожающе и тут же решил, что прозвучало это глупо. И не ошибся. — Я еще вернусь, — добавил он, что прозвучало еще глупее. — Мать твою! — беспомощно докончил он и нырнул в окошко.

— О! — выдохнула принцесса.

Принц хладнокровно вложил меч в ножны и выглянул в окошко. Магеллан падал очень медленно, над ним развевался его плащ. Затем вся его одежда словно провалилась внутрь себя самой. А затем разделилась: мантия, сапоги, носки и шляпа продолжали лететь к земле, каждый предмет сам по себе, а между ними появилась большая черная птица. Она захлопала крыльями и взвилась в безоблачное небо.

Принц и бровью не повел. Он позвал:

— Венделл!

На этот зов появился мальчик. Пажу было одиннадцать лет, и он пошатывался под тяжестью большого рюкзака. А то, что в каждой руке он держал по туго набитому дорожному мешку, не облегчало его ноши. Он свалил все это на пол, без всякого интереса посмотрел на принцессу и сел на рюкзак, тяжело дыша. Потом сказал:

— Сто восемьдесят одна ступенька.

— Сапсан, — сказал принц.

— Бу сде.

Усталости вопреки Венделл тотчас развязал рюкзак и вынул небольшую клетку, обернутую куском ткани. Оказалось, что в клетке сидит сокол. Венделл подал ее принцу и забрал у него меч. Шарм снял с птицы колпачок, два раза погладил ее по спине и поднес к окну, за которым сокол вмиг исчез в ночной тьме. После чего принц тотчас сосредоточил все свое внимание на принцессе Глории.

Принцесса Глория была занята двумя прямо противоположными мыслями.

Во-первых: она не умрет.

Во-вторых: она умрет от смущения. Он стоял совсем рядом с ней, доблестный, красивый сказочный принц, легендарный принц Шарм (погодите, вот она расскажет девочкам! ), стоял и смотрел на ее ТЕЛО. А она была совершенно голая. И не только это, но волосы взлохмачены, никакого макияжа и (о Господи! ) грязь под ногтями на ногах! Лучше бы ей умереть!

Однако принц не смотрел на соблазнительное тело Глории. Величайшим усилием воли он приковал взгляд к ее лицу. Затем театрально-рыцарским жестом сорвал плащ с плеч и укрыл ее от шеи до пят. Принцесса Глория испустила вполне слышный вздох облегчения.

— Благодарю вас.

— Услужить вам — счастье, прекрасная госпожа, — торжественно произнес принц. — Венделл!

Венделл перестал полировать меч принца промасленной тряпкой, порылся в одном из мешков, вытащил молоток с зубилом и с их помощью начал расклепывать цепи принцессы. Шарм тем временем принес серебряную щетку для волос и ручное зеркало и, едва оковы спали с ее запястий, подал их ей. Это было отнюдь не первое выполненное им спасение, и он знал всю процедуру досконально. Но прежде он тайком погляделся в зеркальце, проверяя, не растрепались ли его собственные волосы.

За окном захлопали крылья. Вернулся сапсан с мертвой птицей в когтях. Это был ворон. Принц осмотрел его без малейшего удивления, бросил в кожаный ягдташ и поощрил сапсана кусочком мяса.

Тем временем Венделл высвободил плечи принцессы Глории и быстро разделался с ее ножными оковами. Когда он разбил все цепи, она встала. Хотя она была миниатюрна, ее царственная осанка произвела глубокое впечатление на обоих юнцов. Плотно закутавшись в плащ, аккуратно зачесав волосы со лба назад, высоко вздернув подбородок, она была просто воплощением безупречного воспитания. Сделав реверанс, она сказала Шарму:

— Ваше высочество, не могу ли я поговорить с вами тет-а-тет?

— Венделл!

— Уже ухожу, — ответил Венделл, исчезая за дверью.

Шарм одарил принцессу своей, как он надеялся, самой неотразимой улыбкой.

— Я слушаю, прекрасная госпожа.

Девица ответила на улыбку Шарма собственной слабой улыбкой, потом потупила очи долу и сплела пальцы.

— Ваше высочество, вы спасли мне жизнь!

— Ну, я рад, что успел вовремя.

Шарм не стал упоминать, что произвел предварительную разведку, а потом битых три часа выжидал в ближнем лесочке, чтобы разыграть эффектное спасение в последнюю секунду.

— Я обязана вам долгом благодарности, который мне никогда не уплатить.

Принц позволил своему взору скользнуть по ее грудкам.

— О, я бы так не сказал, — произнес он с надеждой.

— Мое родное королевство очень невелико, ваше высочество, и хотя я настоящая принцесса, но самая младшая из множества сестер, и их приданое должно быть собрано раньше моего. У меня нет драгоценностей, нет сокровищ, чтобы предложить вам.

Сердце Шарма забилось учащеннее.

— Забудьте об этом. Знать, что вы счастливы — уже достаточная награда.

— Да, но меня с детства учили, что долги чести надо платить, что за оказанную услугу следует ответить услугой, и что храбрость и… — она покраснела, — добродетель должны вознаграждаться.

— Соблазнительно, — сказал принц. — То есть я имею в виду, если вы на это так смотрите, я не стану вам возражать.

На его верхней губе выступили бисеринки пота. Он шагнул к принцессе. Она подняла на него томный взор. Ее дыхание стало частым и прерывистым.

— Тем не менее одна награда в моей власти есть.

— О да! — Принц взял ее руки в свои и поглядел в самую глубину ее глаз.

— Честь требует, чтобы честь была принесена в жертву, — прошептала она. — Вы понимаете меня?

— Да, любимая, — прошептал принц в ответ, привлекая ее к себе. — Как давно я ждал этого мига!

— Вот и хорошо. — И с этими словами принцесса Глория плотно зажмурила глаза, стиснула зубы, встала на цыпочки и поцеловала своего сказочного принца.

В щеку.

Потом быстро вынырнула из его объятий, отбежала к лестнице и бросила на него гордый взгляд, как после совершения благороднейшего подвига. После чего еще раз багрово покраснела и хихикнула.

Ни слова разочарования не сорвалось с губ принца. Даже легким движением бровей он не выдал, что надеялся на нечто более существенное, чем единственный целомудренный поцелуйчик. Нет, ни словом, ни делом он не выдал, что мог помыслить, будто принцесса Глория хоть в чем-то может оказаться не совсем невинной, чистой, целомудренной и непорочной.

В конце-то концов, не зря же ему дали имя Шарм.

* * *

Солнце поднялось над краем, ласкающим взор зеленью полей и сочных пастбищ, над краем, чьи полноводные ручьи кишели форелями, чьи вековые дремучие леса изобиловали оленями, над краем, чьи мощенные булыжником дороги и ухоженные деревушки свидетельствовали о расцвете торговли и плодотворных радостных трудах счастливого населения. Это было королевство Иллирия, не самое большое, но, бесспорно, самое преуспевающее из многочисленных королевств на широкой равнине между горами и морем. Оно, как и остальные двадцать, было древней страной со славной долгой историей и множеством легенд, восходящих к седой старине. Немало знатных родов там могли проследить свое происхождение на сто поколений назад, немало колодцев там поили жителей водой тысячу лет, немало замков уже крошились под тяжестью веков. Это была страна, лелеявшая свои традиции и обычаи, и ее жители высоко почитали честь, справедливость и семью. Им нравились мужчины — сильные и смелые, женщины — красивые и верные, котята — тепленькие и пушистенькие, девушки — невинные, чистые, целомудренные и непорочные, а также собаки, у которых слюна капала из пасти не очень обильно. Да и вообще Иллирия, что важнее всего, была волшебной страной, колдовской страной (как и все страны в те дни), страной чудес и таинственностей. И это была страна, которая рождала героев.

Ибо вопреки процветанию Иллирии, ее оптимизму и добродушию, ее крепким нравственным устоям, прочности ее семейных и общественных уз, в ней все же встречались злонамеренные граждане. Больные душевно, с непредсказуемым поведением. Алчно возжаждавшие богатства и власти. И просто такие, кому все на свете обрыдло.

В принце Шарме не было и капли злонамеренности, но в это утро он входил в категорию тех, кому все на свете обрыдло. Его сапоги стучали по натертому дубовому паркету отцовского дворца, а кожаный ягдташ хлопал его по боку. Он готовился к спору с отцом и в уме уже слагал язвительные тирады и филиппики, которыми ответит на отказ короля исполнить его просьбу. Ну а пока он прилагал доблестные, как ему казалось, усилия поддерживать приятный и шутливый разговор:

— Ты видел молочные железы этой девочки, Венделл? Они безупречны. И то, как они сохранили форму, когда она поднялась со стола? Бьюсь об заклад, они потверже моих бицепсов. И Боже мой, как торчали ее соски! Почти продырявили плащ.

— Государь, — сказал Венделл, — могу я говорить откровенно?

— Естественно, Венделл. Валяй.

— Заткнитесь, а? Все четыре дня обратного пути вы ни о чем, кроме грудей принцессы Глории, слова не сказали.

— Это великолепные груди, Венделл. Когда станешь постарше, так научишься ценить такие груди.



— Еще чего! — буркнул Венделл. — Ненавижу девчонок.

— Это у тебя скоро пройдет.

— Так и норовят запустить пальцы мне в волосы. Терпеть этого не могу.

— Потом полюбишь.

— Ха! И вообще, давайте поговорим о чем-нибудь поинтереснее. Про ужение. Или про жратву. Сейчас персики поспевают. На спор, к ужину испекут персиковый пирог. Как по-вашему?

— Кстати, о спелых персиках, — сказал принц с самым лучшим своим невозмутимым видом, — а ты видел ее…

— Господи! — сказал Венделл. — Заткните пасть, а?

Они достигли конца величественной галереи и оказались перед массивной дверью из резного дуба, в которой сбоку имелась дверь из резного дуба поменьше и поновее. Большую дверь украшал горельеф, изображавший охотничьи сцены. Всадники, своры, лучники, олень, вепрь и медведь. Малая дверь радовала взор не то пушкой и пирамидой ядер, не то русалкой, вкушающей морскую черепаху, — понять, что именно было трудно. Такого рода шедевры попадались во дворце на каждом шагу. Шарм как-то выразил свое мнение о них придворному декоратору и был вознагражден сорокаминутной лекцией о «беспредметном искусстве». Это научило его никогда больше не говорить об искусстве.

Теперь он повернул ручку малой двери и вошел, не постучав.

Такого приема он не ожидал. Шестеро мужчин — почти половина Совета вельмож — встали при его появлении.

— Принц Шарм! — произнесли они с почтительным благоговением.

Король остался сидеть, но просиял на Шарма улыбкой, полной отцовской любви.

— Добро пожаловать домой, сын. Здорово, Венделл!

— Привет, папаня. Доброе утро, господа. У меня для вас всех есть небольшой подарок. — И Шарм небрежно бросил на стол свой ягдташ.

Светлейший Исаак Штерн, самый могущественный из вассалов его отца, вытряхнул содержимое сумки на середину стола. Крупная дохлая птица заскользила по полированному дереву. Шестеро вельмож внимательно ее осмотрели.

— Магеллан! — объявили они радостно. — Наконец-то мы избавились от этой язвы.

— Старина Магги! — сказал король, тыча толстым указательным пальцем в птицу. — Ворон, э? Видимо, пытался упорхнуть?

— Совершенно верно.

— Удивляюсь, что он не превратился в марабу. Магги Марабу. Звучит, а?

— Видимо, у него не было чувства юмора. Собственно говоря, его как будто что-то расстроило. Он даже не предложил мне выпить.

Вельможи обменялись взглядами и многозначительными улыбками, по достоинству оценив эту попытку подшутить над собой. Она, по их мнению, доказывала, что принц был даже еще более доблестным и благородным, чем обычно.

— Ты спас принцессу?

— А как же иначе? Она немного потрясена случившимся, но нисколько не пострадала и теперь пребывает, целая и невредимая, в объятиях любящей семьи. Вот почему мы так замешкались. Они устроили пир в мою честь.

— Целого быка зажарили, — мечтательно произнес Венделл. — И подали под соусом из меда с изюмом. Потрясно! А вот потом… — его голос посуровел, — все наперебой начали приглашать принца на чай, и мы не пропустили ни единого. И все время должны были одеваться, как на парад.

— Благодарю тебя за исчерпывающий доклад, Венделл, — торжественно сказал король. — А теперь отправляйся резвиться и играть.

Венделл умчался как стрела. Принц пожал плечами:

— В целом, удачная поездка, папаня. Дипломатических очков вы, бесспорно, набрали там порядочно.

— Принц Шарм, — сказал светлейший Штерн, — я знаю, что говорю от имени всех благородных фамилий и, разумеется, от лица всего иллирийского народа, принося вам благодарность за ваши услуги королевству. Ваша доблесть, ваша неподкупность, ваша преданность делу справедливости и милосердия слагаются в идеал, не имеющий равного в истории нашей любимой родины.

— Э… благодарю вас, сеньор Исаак. Но я лишь исполняю свой долг.

— И исполняете его неподражаемо, ваше высочество. Однако я более не стану говорить об этом, ибо вижу, что смущаю вас. К тому же одни слова не могут выразить благодарность, нас переполняющую. — Остальные вельможи согласно закивали. — Вот почему мы пришли сюда сегодня с преподношением для вас. Все благородные фамилии сложились для его изготовления. Надеюсь, вы сделаете нам честь, приняв его.

— Да ну, ребята… не стоило затрудняться. А какое преподношение?

— Сеньор Тайрон! — сказал светлейший Штерн.

Сеньор Тайрон Мечнаголо выступил вперед, бережно прижимая к груди покрытый изящной резьбой продолговатый ящик орехового дерева. Остальные вельможи расступились, пропуская его к столу, на который он и опустил свою ношу. Затем аккуратно открыл золотые замочки. Изящно откинул крышку. В комнате воцарилась благоговейная тишина, и Шарм заглянул в ящик.

— Иех! — сказал принц. — Меч…

Это и вправду был меч. Он покоился в ящике — тридцать шесть дюймов сверкающего клинка мягким изгибом сочленялись с рукоятью, богато инкрустированной драгоценными камнями. Была она выточена из мореного дуба и в месте захвата обернута промасленной кожей агнца. Гарду покрывала красивая гравировка по накладному золоту, а лезвие затачивалось целый месяц и рассекало подброшенный в воздух волос.

— Ему присвоено имя, — сказал светлейший Штерн, — «Разящий». Лучшие мастера двадцати королевств год трудились над его изготовлением. Он был специально подогнан под ваш рост, ваш вес, правую кисть и размах. Нигде в мире не найти меча, ему равного.

— Недурен, — сказал принц и взял меч. — Есть за что подержаться. Мне нравятся мечи, в которых чувствуется вес.

Он оглядел круг вельмож и заметил разочарование на их лицах. Совершенно очевидно, они ждали чего-то большего, чем «недурен». Принц набрал в грудь побольше воздуха.

— Господа, столь великолепного меча я еще никогда не держал в руке. И даже не видел никогда. Отныне другого у меня не будет.

Вельможи заулыбались, а принц эффектным жестом сорвал с пояса свой старый меч и со звоном бросил на каменный пол. Затем высоко поднял новый меч и повернул к окну, чтобы на лезвие упали лучи восходящего солнца.

— Разящий, — сказал он мечу, — отныне ты мой неразлучный спутник. Отныне мы будем вместе сражаться, защищая слабых, обороняя невинных, поражая зло, где бы оно ни пряталось, и отстаивая дело справедливости и чести. — Он опустил меч и вложил его в ножны, а вельможи разразились рукоплесканиями.

— Отлично сказано, сын, — объявил король. — И я знаю, что говорю от имени всех здесь, когда скажу, что наши сердца и наши молитвы всегда с тобой на всех и на каждом твоем пути к славным подвигам.

Вельможи вновь разразились рукоплесканиями.

— Спасибо, папаня. И благодарю вас, господа. Папаня, можно мне поговорить с тобой с глазу на глаз? Ну, понимаешь, как мужчина с мужчиной.

— Разумеется. Ваши милости извинят нас?

Вельможи гуськом двинулись к двери, и каждый останавливался, чтобы пожать руку принцу, а Штерн схватил его за плечи:

— Бог да пребудет с тобой, юный Шарм.

— И с вами, сеньор Исаак.

Последним удалился Мечнаголо, сказав:

— Если, ваше высочество, меч начнет доставлять вам какие-нибудь хлопоты, сразу верните его, а я позабочусь о дальнейшем. Гарантия на год при обнаружении дефектов металла или его обработки. Не забудьте только заполнить гарантийный талон и вернуть меч в первоначальной упаковке.

— Буду помнить, сеньор Тайрон.

Когда все посторонние покинули комнату, Шарм закрыл дверь, запер замок и задвинул задвижку. Потом обернулся к отцу. Король наполнял стакан вином из краника, искусно скрытого в ручке трона.

— Разящий? — сказал принц. — Разящий? У меня целый чулан набит этими орудиями скотобойни, а теперь, значит, мы будем давать им имена?

— Идея отдела по связи с общественностью, — ответил король. Стакан с вином он протянул принцу и начал наливать второй для себя. — Мечи с названиями на заказ — прекрасное средство, чтобы покорить воображение простых людей. Они обожают такие штуки. Вспомни Экскалибур и все прочие из древних сказаний. Ну и ездить тебе с ним больше двух-трех раз не понадобится. Прикончишь им дракона или чего-нибудь там еще, и мы выставим его на обозрение всем желающим, а за вход будем брать по два медяка.

— Но Разящий! Просто эсминец какой-то!

— Не привередничай! Могло быть и хуже. Они было хотели назвать его Драконий Шампур и распорядиться, чтобы граверы покрыли лезвие изображениями клубящихся драконов. Я сказал Исааку, что нахожу это чуть-чуть вульгарным. Форма подчиняется функций, вот в чем секрет. Ну да ладно, мальчик. Чем ты на самом деле недоволен?

Шарм расхаживал взад и вперед по комнате, двумя пальцами выбивая ритмичную дробь на рукояти меча.

— Папаня, да все эти героические подвиги! Избавь меня от них. Я долго не выдержу.

Король поперхнулся вином.

— Но почему? Шарм, ты отлично работаешь. Более чем превосходно. Народ тебя любит. Твой народ. И каждый раз, когда ты избавляешь ту или иную область от той или иной злой напасти, твоя популярность возрастает еще больше. — Король извлек из рукава мантии бумажный свиток. — Ты только погляди на результаты этих опросов!

— Опросы! Опросы! Начхать мне на них. С меня хватит. Сражаю и спасаю, спасаю и сражаю, ну сколько можно? У меня это вот где сидит! Каждый грошовый колдунчик, каждый бесчестный рыцарь, каждый дракон, тролль или людоед, который обосновывается тут, начинает с того, что уволакивает какую-нибудь юбку. И все твердят одно: «О, призовем принца Шарма на помощь! Он ее спасет!» И я спасаю. И как меня благодарят? Да никак и никак!

— Принцесса Глория тебя не поблагодарила? Не сомневаюсь, ты еще получишь от нее собственноручную письменную благодарность. Она очень благовоспитанна. — И король отхлебнул вина.

— Я не о том! Она меня поблагодарила. Даже поцеловала.

На этот раз король так поперхнулся, что отфыркивался целую минуту и не мог выговорить ни слова, пока Шарм не хлопнул его два раза по спине.

— Она… что?

— В щеку.

— А-а! В щеку. — Его величество постучал пальцами по ручке трона. — Ну, тогда ничего.

— Нет, чего! Послушай, помнишь малютку-герцогиню, которую я спас в прошлом месяце? Чтобы только добраться до нее, мне пришлось прокладывать себе путь через гнездо гигантских змей. Потом отгадывать дурацкие загадки, которые мне задавала какая-то львиная морда. А под конец этот дракон чуть не испек меня, как яблоко. И после всего этого, когда я наконец ее освободил, знаешь, что она сделала? Дала мне кулаком под ключицу.

Король засмеялся:

— Хилари всегда была озорницей.

— Нет, я жизнью жертвую ради этих девочек и, думается мне, заслуживаю кое-чего сверх обычного!

Король мгновенно посуровел.

— Например?

— Ну-у, ты знаешь.

— Да, думаю, что знаю. И думаю, мне не нравится то, что я слышу.

— Черт, папаня! У мужчины есть свои потребности.

— И ты серьезно утверждаешь, будто имеешь право обесчещивать прекраснейших дочерей двадцати королевств, только потому…

— Ну, хорошо, хорошо. Не надо никаких прекраснейших дочерей. Просто освободи меня на пару вечеров. Я смотаюсь к мадам Люси и…

— Принц Шарм! Отпрыск нашего августейшего рода, символ добродетельности и чистоты, воплощение всего лучшего и благородного, чем может гордиться юность в пору возмужания, не бегает хрюкать по бардакам, как простой матрос[

— Да ну, папаня…

— Достаточно, молодой человек! Как общественному деятелю и члену королевской фамилии тебе надлежит подавать благой пример молодежи твоей страны. Добрачные половые сношения полностью перечеркнут твой имидж. И я содрогаюсь при мысли о нравственности и репутации девицы, принцессы или пастушки, которая дала бы согласие на подобную развратную связь. А теперь явись к министру информации и получи инструкции для следующего задания по программе «Срази и спаси!».

Потерпев полное поражение, принц пожал плечами и направился к двери.

— Ладно, папаня, но, по-моему, ты с этой популярностью перегнул. Что ты будешь делать, когда народ примется требовать, чтобы я узурпировал твой трон?

И он вышел как раз вовремя, чтобы не заметить, как глаза короля тревожно забегали.

* * *

Принц побрел через дворцовый двор, и тут к нему присоединился Венделл. Паж грыз большое яблоко, а в руке держал второе, которое тут же предложил принцу Шарму. Принц взял яблоко и уныло надкусил.

— Значит, не позволил, а?

— Да, — сказал Шарм.

— Никаких жарких ночек?

— Нет.

— Снял вас с героических подвигов?

— Нет.

— Ну что ж, — заметил Венделл. — Герой поневоле. А вообще, которые поневоле, те самые лучшие. Если ты хочешь быть героем, люди просто скажут, что ты выпендриваешься.

— Пххх! — произнес принц и проглотил кусок яблока. — Что ты несешь? Я всегда стараюсь быть героем. Слежу за каждым своим словом, одеваюсь в воинский костюм, будто на маскарад, каждый день упражняюсь с мечом, копьем и луком, учтив с каждым встречным и всегда готов помочь. По-твоему, это легко?

— Ну-у-у…

— Ладно, может, распахать поле или бить молотом по наковальне и тяжелее, но все-таки это та еще работа, причем почти круглосуточная. Мне куда приятней было бы расположиться с удочкой на мшистом бережочке.

— А я о чем говорю? — сказал Венделл. — Люди про это знают. Думают, что вы предпочли бы тихую жизнь, а потому и ценят то, как вы мотаетесь совершать свои подвиги. Ну и с учтивостью то же самое. Если бы шарм вам давался легко, так никто бы вас за него не уважал. Как раз усилия, какие вы вкладываете в свой шарм, и делают его таким, ну, в общем, шармом.

Принц невольно улыбнулся.

— Для мальчишки твоих лет ты становишься жутким философом, Венделл. Опять терся возле Мандельбаума?

— Угу! Как раз его навестил. Он сказал, что я умственно развит не по летам. Он сейчас работает над чарами, чтобы уберечь клубнику от заморозков на почве. Думает, что здорово на них разбогатеет.

— Мне бы следовало попросить у него любовного напитка.

— Их у него полно. Только продает он их мужьям и женам, и никому другому.

— Логично.

— Куда мы идем?

— К Норвиллу. За новым заданием.

— Но мы же только-только вернулись.

— Так кому неохота искать приключений?

* * *

Они ожидали Норвилла в малой библиотеке, не примыкавшей к большой. Обычно в большой библиотеке сидели придворные правоведы, часами штудируя отдающие плесенью фолианты. В малой библиотеке книгами и не пахло, зато она изобиловала географическими картами. Всякими-всякими — от простенькой, в спешке набросанной тушью на обрывке оберточной бумаги схемы диспозиции войск перед генеральной битвой до богато иллюминированных карт двадцати королевств, тщательно, с мельчайшими подробностями вычерченных на пергаменте или ватмане. Именно такая карта Иллирии висела на стене, и принц развлекался тем, что выискивал самые маленькие селения, а затем метал в них кинжал, всякий раз попадая в самый центр. Венделл сидел на полу, по-портновски поджав ноги, и бруском черного дерева затуплял лезвие Разящего. Принц не любил слишком острых мечей. Он считал, что рана, нанесенная относительно тупым мечом, обеспечивает больший шок.

— Блеск! Вот уж блеск! — сказал Венделл. — Такого шикарного меча у вас еще не было.

— Слишком аляповато изукрашен. При первом случае, Венделл, выковыряй эти вульгарные рубины, продай их, а деньги раздай беднякам.

— Бу сде. Э-эй! Взгляните-ка на клинок. Весь металл в темных разводах. Их никакой полировкой не убрать!

— Это значит, он из дамасского булата. — Шарм не мог не признать, что это произвело на него должное впечатление. — Отличная сталь.

— А вы на рукоять посмотрите! Сколько в нее всего понапихано! Да посмотрите же! И штопор, и щипчики для ногтей, и напильничек, и шило. — Он отогнул последнее приспособление. — А это для чего? («Это» была небольшая пружина с чуть изогнутым крючком на конце.) — Чтобы выковыривать камешки из лошадиных копыт?

Принц взглянул на неведомый инструмент с любопытством:

— Не знаю. Наверное, чтобы сращивать концы веревки.

Вошел Норвилл, министр информации. Он был одет во все черное, как приличествовало первому шпиону королевства, и нес под мышкой толстую папку. Из нее он достал несколько документов и протянул их Шарму, затем сел за стол и сделал несколько пометок на грифельной доске.

— Доброе утро, ваше высочество. Вам известно положение в Тировии?

— В самых общих чертах, — ответил принц. Он развалился в кресле, свесил ногу через ручку и посмотрел в окно.

— Злая королева Руби обходится очень жестоко со своей дочерью, вернее, со своей падчерицей. Она донельзя тщеславна и завидует красоте дочери.

— Забудьте. В семейные дрязги я не вмешиваюсь.

— Согласно нашей информации, королева одевает девушку в лохмотья и вынуждает ее выполнять обязанности судомойки.

— И хорошо делает. Я безоговорочно верю в профессиональное образование.

— Принц Шарм, мне хотелось бы, чтобы вы прилагали больше стараний и оправдывали свое имя. Злая королева способна творить страшные чары и представляет собой большой риск для безопасности нашего королевства. Ее поведение с падчерицей обеспечивает нам предлог, которого давно искал ваш батюшка, чтобы избавиться от опасной соперницы. И когда юная принцесса унаследует престол, у нас на западе будет покладистая союзница, которую легко водить за нос.



— Прошу прощения! — сказал Шарм. — Риск для безопасности? Союзница? А меня в политические киллеры? Нет уж, благодарю. Я герой, а не наемный убийца.

— Ваша обязанность — спасать девиц в беде.

— Я спасаю девиц от участи хуже любой смерти и от смертей хуже любой участи. Я оберегаю слабых, защищаю невинных, поддерживаю угнетенных и все такое прочее. Защита юных девушек от домашней работы в круг моих обязанностей не входит.

— Бесспорно, — сказал Норвилл. — Но королева покусилась на жизнь девушки!

— Почему?

— А почему бы и нет? Популярная принцесса, непопулярная королева. Когда девушка достигнет совершеннолетия, естественно, возникнет соперничество из-за престола. Историю эту мы узнали от дровосека. Он сказал, что королева предложила ему весьма солидную сумму, чтобы он извлек сердце из груди девушки.

Шарм смерил его критическим взглядом.

— Эта ваша королева умеет творить любые чары, и ей приходится нанимать дровосека, чтобы он кого-то прикончил для нее? И тот, на котором она остановила свой выбор, как ни странно, оказался нашим осведомителем?

— Признаю, это звучит не слишком убедительно, — сказал Норвилл. — Однако подобные ситуации не так уж редки. Ну послушайте, любезный сеньор! Маленькая принцесса юна, красива…

— Маленькая принцесса?

— Ласковое прозвище, данное ей народом, — объяснил Норвилл. — И по слухам, сногсшибательно красива. Кожа, как сливки, губы, как вишни, и все такое прочее. Зовут ее Энн. Подумайте, любезный сеньор. Нежная и невинная юная дева, чья жизнь, возможно, в опасности. Конечно же ваша благородная душа призывает вас на доблестный подвиг.

— Ха! — буркнул принц и ткнул пальцем в окно. — Видите вон ту молочницу? Вон ту, с могучими грудями? Так ее сестренка однажды упала в колодец. Я прыгнул за ней и вытащил. Мое первое спасение. Мне тогда было тринадцать. Так молочница рыдала, обнимала меня, твердила, как она мне благодарна, и уж сумеет доказать мне свою благодарность.

— И доказала?

— Прислала мне коробку домашних пирожков.

— Очень вкусные были пирожки, — вставил Венделл.

— Мне кажется, весьма милая форма благодарности, — сказал Норвилл, — рад слышать, что простолюдины показывают столь высокие нравственные устои. Мне недавно пришлось побывать за морем для сбора фактов, и я был удручен разгулом тамошней безнравственности. Женщины ходят по улицам одни, без сопровождающих, юные девушки показывают лодыжки, а некоторые стригут волосы «под мальчика».

— Какой ужас! — сказал Шарм. — Почему бы вам не отправить меня с заданием туда, а я составил бы собственное заключение?

Норвилл издал какой-то звук, больше всего напоминавший «кхе-кхе».

— Ну ладно! — Шарм спустил ногу на пол и выпрямился в кресле. — Я съезжу туда и разведаю положение вещей. Но ничего не обещаю. Я много раз говорил папане, что ни в каких планах экспансии участия принимать не буду. Если эта королева Руби ни в чем таком не замешана, я умою руки.

— Ну что же. Видимо, нам придется удовлетвориться этим. Однако всякие колебания подвергают вашу жизнь опасности.

— Ну, это решать мне. А какими средствами обороны она располагает? Драконы на псарне? Наемники? Рыцари?

— Нет, если верить нашей информации. Она, видимо, для защиты полагается только на свои чары.

— Хм! Венделл?

— Слушаю, государь?

— Отправляемся налегке. Упакуй новый меч.

— Разящий, — сказал Венделл, протестующе подняв меч.

— Ну, да-да. Упакуй Разящий, а еще шеффилдский меч, нордический меч и арбалет.

— Есть.

— Новый щит с гербом, боевой топор и дубовое копье с бронзовой гардой.

— Усек.

Принц на минуту задумался, а затем обернулся к Норвиллу:

— Вы говорите, что эта малютка Энн — красотуля?

— Согласно нашим сведениям, она очень хороша. Да.

— Венделл, захвати дюжину роз, коробку конфет и бутылку вина.

— Есть.

— А также какое-нибудь большое мягкое игрушечное животное.

— Понял.

— Никогда не вредно, — сказал принц, — быть готовым ко всему.

Он уперся подошвами сапог в стол, и его кресло скользнуло спинкой вперед по натертому паркету. Он однажды спросил у дворцового декоратора, почему каменные и деревянные полы не были ничем застелены, а стены увешаны гобеленами. Дворцовый декоратор глубоко вздохнул, и принц поспешно удалился, прежде чем тот успел начать новую лекцию.

Теперь он встал, принял из рук Венделла пояс с мечом и затянул его на талии.

— Отправляемся с рассветом, Венделл.

— Слушаю, государь.

— Удачи, ваше высочество, — сказал Норвилл.

— Благодарю вас. — У двери принц задержался. — Ах да! Граф Норвилл…

— Что угодно вашему высочеству?

— С туфелькой что-нибудь выяснилось?

— Мы работаем над этой проблемой, государь.

— Ну ладно. Так я пошел.

Он плотно закрыл дверь за собой, но Норвилл все равно слышал, как его шаги удалялись по натертому паркету.

* * *

— А ведь есть королевства, где мне не пришлось бы заниматься всем этим. — Они шли, держа своих лошадей под уздцы, по мощенной булыжником дороге, которая вела из Иллирии на запад. Над дорогой смыкались ветви могучих дубов, гикори и вязов, и земля была вся в солнечных узорах.

— За океаном девушки выстроились бы в очередь на два квартала, лишь бы переспать с принцем. И бровью не повели бы, пусть он даже рогатой жабы не убил.

— Девчонки! — сказал Венделл. — Ну их!

Как ему и было велено, Венделл разбудил принца в темный предрассветный час. Перед зарей его герой уже был готов отправиться на подвиги, щегольски одетый в начищенные до зеркального блеска сапоги для верховой езды, черные панталоны, белую шелковую рубашку и легкий панцирь. Его меч был при нем, как и небольшой круглый щит. Двое юношей смело прошли через замковые апартаменты, затем через двор и по мосту через ров, привлекая восхищенные взоры служанок, занятых утренней работой, а также и уважительные взгляды мужчин. Сев на коней, они проехали через центр города. Венделл держал короткое древко с королевским штандартом.

Горожане — те, кто уже проснулся — высыпали из лавок и толпились по сторонам улиц. Женщины прощально махали принцу носовыми платками, мужчины отдавали честь, девушки следили за ним мечтательными глазами, мальчишки — с завистью.

Принц ехал — такой высокий в седле! — и утреннее солнце отражалось в его начищенном панцире. (Венделл покрыл металл тонким слоем прозрачного лака, чтобы он ярче блестел.) Его конь, белый жеребец (Венделл припудривал его шерсть мукой высшего помола), гарцевал и грыз удила, вскидывал головой, устремлялся вперед, словно с нетерпением ожидая узнать, куда всадник направляет его на этот раз. Рядом с ним, сурово хмуря юное лицо в сознании своей великой ответственности, на вороном ухоженном жеребце ехал Венделл, ведя на поводу двух вьючных лошадей, нагруженных всем необходимым на биваках, а также дарами и оружием.

У городских ворот принц повернул коня и вонзил шпоры в его бока. Конь взвился на дыбы, и с седла принц еще раз помахал толпам провожающих. Толпы разразились приветственными криками. Принц и Венделл легкой рысцой направили коней в золотистую дымку утреннего солнца.

Едва городские ворота скрылись из вида, как они свернули с дороги, стреножили коней и растянулись в густой тени развесистого дерева, чтобы вздремнуть часика два. Принц неторопливо переоделся в более удобный дорожный костюм и напоил лошадей, а Венделл расставил на траве позднюю утреннюю трапезу — холодную курицу, ломти ржаного хлеба, салат с клюквой и жбанчик сидра. К тому времени, когда они вновь отправились в путь, солнце уже миновало добрую часть своей небесной дуги.

— На мой взгляд, — сказал Шарм, — куда бы мы ни направились, повсюду какие-то беды, а потому нет никакого смысла мчаться сломя голову из одного места в другое. Если опоздаем спасти одну принцессу, так вскоре уволокут другую.

Венделл, также не ранняя пташка, возражать не стал.

И прошла почти неделя, прежде чем они проехали Иллирию и въехали в Тировию. Она начиналась у предгорий и простиралась вверх-вверх по холодным окутанным туманом горным склонам, которые густо поросли деревьями с черными искривленными сучьями. Неясные силуэты рыскали под их сенью или перебегали от ствола к стволу, тихонько шурша палыми листьями. Однако внизу, в предгорьях, среди расчищенных ухоженных полей виднелись аккуратные хижины, крытые соломой, и повсюду весело струились и журчали прозрачные ручьи. Солнце еще светило в небе, и прохладный ветерок с гор был очень приятен. Казалось бы, в такой прекрасный день принц должен был быть в отличном настроении. Однако его целиком поглощали мысли, довольно обычные для семнадцатилетних юнцов.

— Как ты думаешь, Венделл, в дальних странах девушки действительно показывают лодыжки?

— Чихать я хотел, — сердито отозвался Венделл. Он битую неделю слушал такие вот предположения и вопросы. Однако его ученую тираду прервал хриплый бас, донесшийся из-за деревьев.

— Ходу нет!

Шарм и Венделл пришпорили коней и вскоре выехали на опушку, от которой дорога спускалась к реке. Через реку был переброшен деревянный мост, такой узкий, что по нему нельзя было перевести рядом и двух лошадей. Поперек моста, широко расставив ноги, уперев руки в боки, стоял высокий широкоплечий воин. Он выглядел тем более внушительно, что с ног до головы был закован в черные доспехи. В правой руке он держал зловещего вида меч, а в левой — щит с гербом. Разглядеть герб было затруднительно, так как его изобразили черной краской на черном фоне. Тем не менее не было никаких сомнений, что перед ними собственной персоной дурно прославленный, внушающий страх и никакого уважения Черный Рыцарь.

— Чушка ты железная! — завопила на него женщина. На коромысле, перекинутом через ее плечо, покачивались ведра, полные молока. — Как тогда мне отнести молоко на рынок? Под таким солнцем оно через час прокиснет!

— Ходу нет! — вновь грозно пробасил рыцарь, и его меч с пронзительным свистом рассек воздух в дюйме от ее носа. Она попятилась, выплескивая молоко на свою одежду. — Ходу нет!

— Почему его меч свистит?

— Вделал свисток в рукоять, — объяснил Шарм, отдавая Венделлу поводья. — Избитый прием. И что-то в нем есть детское, по-моему.

Он спешился, протолкался сквозь толпу и остановился напротив входа на мост, небрежно положив руку на рукоять меча.

— Э-эй, Черныш! Отличная фраза! Сам сочинил?

— Это ПРИНЦ ШАРМ! — возопили крестьяне в один голос, а молочница закончила:

— Он проучит эту задницу!

— Удались, юный принц, — пробасил Черный Рыцарь. — Я охраняю этот мост по велению Злой Королевы. Поставь на него ногу, и ты умрешь.

— Чудненько, — сказал Венделл. — Норвилл опять подложил нам свинью.

Принц взвешивающе посмотрел на реку. Хотя и быстрая, была она очень мелкой, и ее легко было бы переехать вброд немного вверх по течению, где этот подонок их не увидит. Однако крестьяне не спускали с него глаз, и он обязан был думать о своей репутации.

— Ты бросил мне тот же вызов прошлой весной, Черныш. И я вроде пнул тебя в задницу, если память мне не изменяет.

— Не называй меня Чернышом, — буркнул Черный Рыцарь.

— Что-что?

— Прошлой весной я был пьян, Шарм! — Его слова дышали ледяной яростью. — К тому же с той поры я много тренировался. А кроме того, пусть ты и быстро наносишь удары, на мне-то сегодня полный комплект доспехов, а ты без них.

— А-а! — сказал принц. — Только долго ли он останется полным?

— Ты это про что?

Медленно, осторожно, отведя руку подальше от меча, принц поднялся на мост и приблизился к Черному Рыцарю. Крестьяне и Венделл с любопытством следили, как он остановился всего на длину меча от своего противника. Затем принц наклонился и сказал так тихо, что никто другой его не расслышал:

— А про то, что рано или поздно ты должен будешь отлить. А когда отстегнешь гульфик, то подставишь себя… как бы это выразить?.. под самый жестокий удар из всех.

Колени Черного Рыцаря чуть-чуть сдвинулись.

— Ты не осмелишься!

— Хм-м-м. — Принц скрестил руки на груди. — Ха! Бьюсь об заклад, за полдня под таким солнцем можно изжариться. Да я бы к этому времени осушил полдюжины фляжек, будь я на твоем месте.

Под забралом глаза Черного Рыцаря невольно скосились к пустому бурдюку, свисавшему с перил моста.

— Я умею держать, — сипло сказал он.

— Конечно, конечно. О! Я тобой восхищаюсь! И это — охраняя мост, где ты вынужден весь день напролет слушать, как журчит вода!

Черный Рыцарь внезапно услышал шум реки.

— Заткнись! Заткнись, и все тут!

— Побулькивает между камнями, плещет, переливаясь через них, и эти немолкнущие звуки бегущей воды…

— Будь ты проклят! — Черный Рыцарь ринулся на него на подгибающихся ногах.

Принц грациозным движением посторонился.

— Я не хотел тебя расстраивать! Хорошо, хорошо, я заткнусь. Больше ты от меня ни словечка не услышишь.

Он положил локти на перила, скрестил ноги и откинулся, ласково улыбаясь Черному Рыцарю. Рыцарь в ответ свирепо нахмурился. В тишине журчание воды, казалось, стало громче, обрело мелодию. Шарм молча постукивал пальцами по перилам. Из-под моста донеслись шлепки падающих капель и вплелись в плеск и журчание.

Лоб Черного Рыцаря покрылся испариной. Он посмотрел на крестьян, которые пялились на него в недоуменном безмолвии. Молочница поставила ведра, и молоко заплескалось о края. Венделл достал из вьюка фляжку и сделал большой глоток. Кучка мужчин пустила вкруговую винный бурдюк. Рыцарь поглядел на Шарма, который рассеянно смотрел на противоположный берег, и примерился, не прыгнуть ли, не отсечь ли голову молокососа одним ударом.

Шарм принялся напевать старую матросскую песню. Черный Рыцарь еще раз попытался сосредоточиться и не выдержал:

— Ну ладно, сопляк, проходи. Когда будешь возвращаться, мы посчитаемся, а пока убирайся с глаз долой.

— Прими мою благодарность.

— И не называй меня Чернышом.

— Заметано.

Шарм подмигнул крестьянам, взял поводья у Венделла и вскочил в седло. Принц и его паж миновали мост во главе процессии ничего не понимающего, но восхищенного простонародья. Они оглянулись один-единственный раз, но как раз вовремя, чтобы увидеть, как Черный Рыцарь шмыгнул за дерево.

— Что, собственно, произошло?

— Потом расскажу.

* * *

До замка Злой Королевы они добрались на следующий день.

Путь туда оказался не из легких. Дорога все сужалась, становилась все круче и круче, так что им пришлось спешиться и вести коней на поводу. Зарядил холодный дождь, и слякотная дорога стала еще слякотнее. По сторонам теснились деревья — изуродованные, перекрученные жестокими ветрами. С узловатых стволов свисали мокрые клочья мха, спутанные ветки хищно тянулись к утомленным путникам. В горах внезапно стемнело — над ущельями и расселинами повис туман, окончательно закрыв в них доступ бледным солнечным лучам, кое-как проникавшим в это царство сырости. Испуганное фырканье коней отдавалось от черных скал загадочным эхо. Дорога кончилась у маленького плато, где ютилась совсем уж маленькая деревушка — примерно десяток залитых дождем хижин и магазинчиков. Они проехали по безлюдной улице; лишь кое-где сквозь щели плотно закрытых ставен мерцал огонек сального огарка. На уступе над деревней высился замок.

Он вздымался перед ними угрюмо-черной и зловещей громадой. По выщербленным стенам стекала дождевая вода, надтреснутые грязные окна казались непрозрачными из-за осевших на стекло капелек. Над рвом висела дымка ядовитых испарений. Стаи летучих мышей кружили у южной башни, и только там, точно налитый кровью глаз, одно окно светилось красным светом. Северная башня на половине высоты завершалась грудой разбитых, покрытых копотью камней, словно ее верх разнесло взрывом.

Небо с треском расколола молния. Загрохотал гром.

— Такого жуткого местечка, — заметил Венделл, — нам еще не доводилось брать приступом.

— Однако замок расположен вблизи от школы и магазинов, — возразил Шарм. — А когда речь идет о недвижимости, местоположение — это все.

Он заглянул в ров, увидел свое отражение в миазматической воде и расчесал пальцами мокрые волосы.

Внезапный визг и скрип заставили Венделла подпрыгнуть. Принц лишь невозмутимо посмотрел вокруг. Шум доносился со стороны подъемного моста, который медленно, толчками и с паузами пытался опуститься. Примерно на трети пути он преодолел невидимое препятствие и упал, ударившись о землю с зубодробительным громыханием и лязгом заржавевших цепей.

— Ну, — сказал Шарм, — по-видимому, нас приглашают войти.

— Государь, может, нам следует хорошенько осмотреть все, прежде чем мы перейдем по этому мосту?

— Мы уже все осмотрели.

— Может, лучше еще раз осмотреть?

— Да брось! — сказал принц. — Вероятно, они не садятся обедать, ждут нас. Нельзя быть такими неучтивыми. — Говорил он небрежно, но вел себя отнюдь не так и на мост ступил с величайшей настороженностью, пряча ее под еще большей беззаботностью.

Но он не успел сделать и шага, как дверь замка распахнулась, и в ней возникла стройная женская фигура, обрисованная светом сзади. Принц попятился и поманил к себе Венделла.

— Красотуля! — шепнул он. — А теперь слушай. Сейчас она скажет: «Это ПРИНЦ ШАРМ!»

— Вы должны немедленно убраться отсюда, — сказала девушка.

— Ух, как радушно! — сказал Венделл.

— Э-ей! — сказал принц. — Я же ПРИНЦ ШАРМ.

— Я прекрасно знаю, кто вы, — сказала девушка, и принц, приблизившись, увидел, что она настоящая красавица. Длинные пышные глянцевые черные волосы; темные томные глаза в обрамлении густых ресниц и алые пухленькие, сложенные сердечком губы. Белоснежная кожа была нежной и без единой веснушки. Простенькая блузка с глубоким вырезом позволяла увидеть очень многое, а разрез юбки почти достигал бедра. Даже принц, навидавшийся на своем веку всяких красавиц, был на мгновение ослеплен.

— Я прекрасно знаю, кто вы, — повторила Энн. Голос у нее был звонким и мелодичным, даже когда в нем сквозила тревога. — Весть о вашем прибытии опередила вас. Я уже слышала повесть о том, как вы победили коварного Черного Рыцаря и сразили десяток его прислужников по пути сюда.

— А, это… Сущие пустяки.

— Вот именно! Пустяки в сравнении с опасностью, которая угрожает вам от моей мачехи. Ее могущество колоссально, а последние три дня она занималась только тем, что готовила вам смерти, одна другой ужасней.

— Простите, вы не против, если мы укроемся от дождя? — И Шарм с Венделлом проскользнули мимо нее в замок.

— Нет! — воскликнула Энн. — То есть да. Я против! Вам нельзя войти!

Но было слишком поздно! Принц уже широким шагом пересекал залу, стряхивая воду с плаща и без малейшего интереса поглядывая на гобелены, закрывавшие стены. Они были в разводах плесени, ибо внутри замок Злой Королевы оказался почти таким же, если не просто таким же сырым, как снаружи.

Энн кинулась за ним:

— Ваше высочество, я высоко ценю ваши усилия спасти меня, но они бесполезны. Вы не можете одолеть королеву Руби, а если уедете со мной, она тут же вернет меня обратно. Вы должны немедля покинуть замок и спасти свою жизнь!

— Прелестное платье! Сами шили?

— Да. — Энн взглянула на свой туалет и чуть порозовела. — Это не настоящая я.

— Ну разумеется. А кто это?

Она неловко попыталась объяснить:

— Ваше высочество, еще до кончины моего отца я жаждала выбраться из этих гор, этого уединения. Я мечтала о том дне, когда какой-нибудь галантный странствующий рыцарь увезет меня в дальний и более… э… космополитичный город. И я даже сшила кое-какие платья, полагая, что они… э… послужат источником вдохновения для такого рыцаря. Но это было ошибкой. Заблуждением. Не сомневайтесь, ваше высочество, я столь же невинна, чиста, целомудренна и непорочна, как положено любой принцессе.

— Хм, чудесно! — сказал принц, чей энтузиазм заметно поугас.

Воздух задрожал от прерывистого скрежета. Энн нервно оглянулась.

— Она поднимает подъемный мост! Она закрыла единственный выход из замка! Вы в ловушке!

— Что же, придется нам остаться на обед.

Скрежет оборвался. Возобновился. Мост с грохотом упал на прежнее место. Шарм поднял брови.

— Эти колеса с зубцами… — объяснила Энн.

— Зубчатая передача.

— Верно. Это я знаю. Несколько зубцов обломилось. Она старалась их починить, но у ее магии есть пределы, особенно когда дело касается железных колес.

— Хм-м-м, — согласился Шарм. — Я все чаще убеждаюсь, что большая часть магии годится лишь для самых непрактичных вещей.

— Например, предавать людей ужасным смертям.

От упоминания ужасных смертей Венделлу стало немного не по себе. В отличие от принца он не упивался красотой и сосредоточивался более на том, что его окружало; и то, что он видел, ему не нравилось. Залу освещали факелы, а он привык к более ровному свету фонарей. Сквозняки колебали пламя, и на стенах плясали тени. Потолок был таким высоким, что углы вверху тонули в непроницаемой тени. Но Венделл мог поклясться, что заметил там какое-то движение. Портреты на стенах тоже не навевали спокойствия. У всех, кто был на них изображен, лица выглядели перекошенными, а глаза выпученными, словно они в ужасе смотрели на что-то непередаваемо страшное. И откуда-то сверху донесся еле слышный дробный стук каблуков по каменным плитам.

За окнами ослепительно вспыхнула молния, и тут же ухнул гром. Венделл и Энн подскочили. Шарм посмотрел на окна, где дождевые струи сливались в сплошную завесу. Пламя факелов по стенам закручивалось, выбрасывая черный маслянистый дым. Когда грохотание грома замерло, дробь каблуков зазвучала очень четко.

Энн указала на лестницу:

— Южная башня! Моя мачеха уже спускается! Ах, принц Шарм, да позволит вам судьба умереть столь же доблестно, как вы жили!

— Спасибо.

— Э… хм… государь… Может, нам лучше оставить визитную карточку…

— Не говори глупостей, Венделл. Дождь льет как из ведра. Посмотри, найдется в конюшне место для наших коней?

— Я не покину вас, пока все не свершится, — сказал Венделл, положил вещевой мешок на пол и принялся вытаскивать оружие. Принц даже не посмотрел туда.

Они слушали позвякивание металлических набоек, доносившееся с темной лестницы и эхом отдававшееся под сводами. Позвякивание становилось все громче, оно приближалось. Энн заломила руки, а Венделл уставился на лестницу, как загипнотизированный кролик. Вдруг позвякивание оборвалось. Последовала последняя вспышка молнии, заключительное крещендо грома, все факелы в зале разом погасли, и тут же на лестнице возникла фигура, облитая алым светом.

— Эффектный выход, — пробормотал Шарм. Покойный король Хамфри, видимо, предпочитал молоденьких. Злой Королеве было всего двадцать шесть лет. Алый свет исходил от рубина величиной в кулак, и держала она его, естественно, в кулаке. Он отбрасывал круг неземного света, который подчеркивал кровавую алость губ и ногтей и отражался в неумолимых черных глазах, сверкавших, как два куска антрацита. Пряди темных волос поблескивали и змеями извивались на ее плечах, распространяя приторно-сладкое благоухание. Она остановилась на нижней площадке лестницы, пронзила принца жестким взглядом и произнесла голосом, источавшим яд:

— Принц Шарм! Итак, вы осмелились задумать похищение моей падчерицы!

Все глаза обратились на Шарма, который обмахивал сапоги носовым платком. Он поднял глаза, словно удивившись, что видит кого-то на лестнице, затем оглядел королеву с головы до ног.

— Вашу падчерицу? А я готов был поклясться, что вы с ней сестры.

Гром замер где-то вдали. В зале на десять биений сердца воцарилась мертвая тишина. Энн закрыла рот, щелкнув зубами. Венделл затаил дыхание. Шарм продолжал озарять Злую Королеву своей самой ослепительной улыбкой.

Затем Злая Королева подняла руку к голове и пригладила растрепавшуюся прядь.

— Ах! Вы правда так думаете?

— Абсолютно. И мне очень нравится ваш туалет. Черная кожа так пленительно гармонирует с вашими глазами.

— Ах, благодарю вас, Шарм. — Королева сошла с последних ступенек. — А вам не кажется, что сапожки на шпильках — это немножко чересчур?

— Нет. Они само совершенство.

— Это надо же! — пробормотала Энн, и Руби бросила на нее враждебный взгляд.

— Что же, я стараюсь держать себя в форме. Соблюдать диету и избегать солнца. И все же! — Королева кивнула в сторону большого зеркала, висевшего на стене, но тут же сообразила, что его трудно рассмотреть, подняла руку, и факелы вновь запылали. Они осветили литой квадрат старинного зеркального стекла с безупречной серебряной амальгамой, вделанный в резную деревянную раму, густо позолоченную. — Эта волшебная дрянь заладила, что она красивей меня.

Сомнений в том, кто подразумевался под «она», никаких быть не могло.

Энн вызывающе вздернула подбородок.

— Ну, я бы не стал полагаться на волшебные зеркала, — заметил принц. — Они нуждаются в постоянном юстировании. Да и освещена зала из рук вон плохо.

— Да, это правда. Возможно, оно взглянет на вещи по-иному в лучах утреннего солнца. Правду сказать, я собиралась перенести его в более удобное место. Но оно такое тяжелое!

— Для меня было бы великой честью помочь вам, — сказал принц, напрягая бицепсы.

— Ну-у-у, — сказала королева, оглядывая мускулистую фигуру юноши, и задержав взгляд на тугих панталонах. — Я подумала, что лучше всего его было бы повесить в парадной спальне.

— Лучше места невозможно вообразить, — согласился Шарм, снял зеркало со стены и сделал с ним несколько шагов. — Вот что, Венделл, это может занять некоторое время. Так ты меня не жди, договорились?

— Не могу поверить! — сказала Энн.

Королева бросила на нее свирепый взгляд, потом ласково улыбнулась:

— Энн, милочка, почему бы тебе не угостить этого симпатичного юного пажа стаканом молока с печеньем? А потом вы можете до сна поиграть во что-нибудь.

— Да пошла бы ты…

— Она такое очаровательное дитя, — сообщила королева Шарму, взяв его под руку и увлекая к арке. — Вы ведь не думаете, что этот красный лак придает мне несколько вульгарный вид?

— Напротив, мне он кажется очень элегантным, — соврал принц. — Он абсолютно подходит к вашему… эээ… театральному стилю.

Остальные его комплименты затерялись в каменных стенах коридора за аркой.

Энн смотрела им вслед в полном изумлении. Потом посмотрела на Венделла.

Венделл пожал плечами:

— Его ведь не зря называют «принц Шарм»!

* * *

Хотя замок Злой Королевы был огромен, а по залам и коридорам гуляло эхо, комнаты были невелики, но это компенсировалось очень большим их числом. Спальню королевы точнее было бы назвать личными апартаментами с гостиной перед и двумя будуарами по бокам собственно спальни, которую всю занимала широкая кровать под балдахином.

— Ну, вот так, — сказал Шарм. — Повесим его здесь, напротив кровати.

Королева бросила на него насмешливо-холодный взгляд и проводила его назад в гостиную.

— Глупый мальчик! Какой женщине понравится лежать в постели, разглядывая свои бедра? По-моему, лучшее место для него вот тут. Почему бы вам не повесить его, пока я переоденусь во что-нибудь полегче?

— Э-э, — сказал принц. — Ладно.

Злая Королева шлепнула его по ягодице.

— Не огорчайся! Высокие каблуки останутся.

— Здорово! — сказал принц с большой пылкостью.

Едва она скрылась в будуаре, как принц положил зеркало на пол и перевернул. На обратной стороне среди сложных завитков резной рамы он обнаружил четыре маленьких установочных винта, помеченных «ЯРК», «КОНТ», «ВЕРТ», «ГОР». Шарм внимательно их разглядел, потом острием кинжала чуть-чуть поправил настройку. Отъюстировав, он водворил зеркало на стену, попятился и осмотрел результаты своих трудов. Зеркало, хотя слегка запыленное и с отпечатками пальцев, тем не менее выдало совсем недурное его отражение. Принц эффектно взмахнул рукой.

— Зеркало, и со стены, не откажи в ответе: кто, скажи, красивей всех на свете?

Отражение в зеркале замерцало, затуманилось. По стеклу зазмеилась темная и светлая рябь, будто на дне мутного колодца. Внезапно рябь улеглась, мутность и тьма исчезли, и появилось одетое сиянием отражение… принца Шарма. Принц улыбнулся во весь рот:

— Так я и думал.

— Зеркало заработало, милый? — крикнула королева из спальни.

— Работает безупречно! — отозвался Шарм.

— Так войди же!

Шарм толчком распахнул дверь и вошел в спальню со всей невозмутимостью, какую сумел изобразить. Но маска пресыщенной опытности мгновенно разлетелась в клочья, едва он увидел королеву. На ней был поддерживающий бюстгальтер, из тех, которые подпирают груди, закрывая их лишь снизу, позволяя напряженным соскам свободно торчать. Дюжина свечей лила на ее кожу мягкий золотистый свет, ноги почти до бедра облегали черные ажурные чулки, пристегнутые к поясу, и, верная своему слову, она осталась в сапожках на шпильках, отчего ее ноги казались изумительно длинными и стройными. Это было видение, какого принцу еще не доводилось созерцать (правду сказать, то же относилось практически ко всем иллирийцам), настолько властно эротичное, что Шарму понадобилась вся его привычка к стрессовым ситуациям и тщательно вытренированная способность сохранять изящную обаятельность под любым давлением, чтобы подростковые инстинкты, разжигаемые выбросом в кровь соответствующих гормонов, не затуманили ему мозг окончательно.

— Недурные чулочки, — сообщил он ей.

Наблюдение это прозвучало неимоверно глупо даже в его собственных ушах, но, учитывая, что он вообще чуть было в буквальном смысле слова не проглотил язык, реплику эту следует признать не такой уж плохой.

— Благодарю вас, — сказала королева Руби.

Наступила пауза подлиннее. Руби повела бедрами, и мягкие изгибы словно заструились. Тонкая пленка испарины покрыла лоб Шарма.

— Ну?

— М-м-м-м…

— Разве ты не хочешь в кровать?

— В кровать? — повторил принц. — Кровать. О да. Великолепная мысль. Эта кровать выглядит заманчиво.

Кровать, бесспорно, выглядела заманчиво, а затем стала еще заманчивей, потому что королева вытянулась на ней спиной к Шарму, а затем поглядела на него через плечо в попытке разыграть застенчивость. В бесплодной попытке, поскольку обычное выражение хищной интеллектуальности на лице Злой Королевы дало бы о себе знать и под косметической маской, но для Шарма она была достаточно убедительной. Тем более что он смотрел совсем не на ее лицо, пока неуклюже расстегивал пуговицы своей рубашки вспотевшими руками, а затем рывком содрал ее с себя и швырнул в угол. Туда же отправились и его сапоги, после того как он попрыгал сперва на одной ноге, потом на другой, стаскивая их.

— Ты нервничаешь, милый?

— Кто? Я? Конечно, нет.

— У тебя трясутся руки.

— Здесь же сквозняк, и меня чуть знобит. — Принц яростно боролся с заупрямившейся пряжкой пояса.

— Но ты еще и потеешь?

— Это все перец на завтрак. — Шарм наконец снял панталоны, остался в одних кальсонах и прыгнул в кровать рядом с королевой. Она повернулась навстречу ему, раскрыла объятия, а он схватил в каждую руку по груди и прижал уста к ее устам в очень слюнявом поцелуе, который продлился полных две минуты, прежде чем Шарм был вынужден перевести дух.

Королева, тяжело дыша, сказала:

— Помедленней, милый. Я никуда не денусь. И не надо делать вид, будто это твой первый раз.

— Кто делает вид? — спросил принц, прежде чем прильнуть к ее соску. И в следующую секунду растянулся навзничь на полу.

— Ох!

Он сел на ковре, на который королева сбросила его сильнейшим толчком обеих рук и ног, и осторожно потер шишку на затылке. Поднял глаза и увидел, что Злая Королева уничтожающе глядит на него с высоты своего роста, а смотреть уничтожающе ей очень даже удавалось.

Она ткнула в него длинным красным ногтем.

— Ну-ка повтори!

— Э… э… — Принцу понадобилась минута, чтобы собраться с мыслями. — Кто делает вид?

Глаза королевы сузились и яростно блеснули.

— Ты чист?

— Чист? Ну не сказал бы. У меня полным-полно нечистых мыслей. Около минуты назад их был целый потоп. Собственно говоря…

— Ты девственник?

— Ну да, я девственник, твоя взяла! — закричал на нее принц. — Разблаговести всему свету хоть сейчас! Тебе что, это мешает? Справку о потенции предъявить прикажешь или что?

Королева присела на край кровати и заложила ногу за ногу. Ее лицо сосредоточенно нахмурилось, а затем она посмотрела на принца тем взвешивающим взглядом, которым выбирают тельца на заклание. Шарму достаточно было посмотреть на ее лицо, чтобы сделать три вывода:

1) Она что-то замышляет.

2) Что-то не самое приятное.

3) И опять, в который раз, ему не дали и не дадут.

Эти мысли, а особенно мысль номер три, подействовали на него угнетающе.

— Так я и знал, — проворчал он. — Надо было взяться за падчерицу.

— Одевайся, — скомандовала королева, бросая ему панталоны. — У меня к тебе есть деловое предложение.

* * *

Если выразиться как можно мягче, принцесса Энн куксилась. В детстве она сплетала длинные и яркие фантазии, как прекрасный принц спасает ее от какой-нибудь страшной опасности — например, от дракона, нацеливавшегося подзакусить ею. Став постарше, она пришла к выводу, что опасность — это, пожалуй, лишнее, а к тому же не слишком аппетитно, и что более чем достаточно, если прекрасный принц ее просто увезет. Еще через несколько лет она решила, что ей не так уж и хочется, чтобы ее увозили. Если бы можно было устроить романтичное рандеву с прекрасным принцем, она была бы более чем счастлива встретить его на полдороге или даже пройти всю дорогу. Увы! Полное отсутствие прекрасных принцев на дорогах Тировии помешало ей привести в исполнение хотя бы один из этих планов.

И вот теперь самый знаменитый, самый царственный, самый прекрасный принц из всех них находится в одном с ней замке, а что предприняла она? Ну, в эту минуту она предприняла приготовление овсянки на завтрак. «Чудесно, — думала она. — Овсянка! А он, конечно, привык к фазанам под соусом».

— Его высочество любит овсянку? — осведомилась она у Венделла.

— Ему без разницы. Он про жратву всерьез не думает.

— А тебе овсянка нравится?

— Нет. А вам?

— Нет.

— Вашей матушке овсянка нравится?

— Она моя мачеха. Нет, не нравится.

— Так почему вы варите овсянку?

— У нас нет фазанов.

— А-а!

Прошлую ночь Энн не проспала безмятежным сном. Увидев, как мачеха уводит принца к себе в будуар, после того как всю последнюю неделю поносила его на чем свет стоит и планировала его безвременную кончину, Энн совсем растерялась. Вдобавок она чувствовала, что бессердечно отвергнута, и ей ничуть не стало легче от того, что она плакала жгучими слезами, уткнувшись в плечо своего любимого мягкого зверя. Затем, в ту минуту, когда она рисовала себе, как эти двое наедине занимаются жуткими гнусностями, до нее донеслись звуки ожесточенного спора. Каменные стены были такими толстыми, что слова ей не удалось разобрать, но жаркое возмущение в голосе юного принца и холодную расчетливость в ответах ее мачехи она уловила без всякого труда. Затем послышались шаги на лестнице. А когда она встала утром, то увидела, что принц спит на диване у камина. Почему-то ей сразу стало легче на душе.

Когда она вернулась, он еще спал. Во сне он выглядел совсем мальчиком, однако в его чертах была чеканность, говорившая, что возмужание уже не за горами.

«Возраст будет ему к лицу, — подумала Энн. — Когда он утратит свою смазливость, то будет выглядеть очень благородно».

Она подергала его за плечо.

«Он приехал, чтобы умчать меня на своем белом скакуне. Он отвезет меня в свой замок в Иллирии, и я буду жить там в роскоши сначала как его супруга, а потом как и его королева». Энн позволила себе помечтать лишь несколько секунд. Она знала, что не оставит Тировию. Крестьяне были преданы старому королю. Когда он умер, Энн поняла, что ее обязанность — вознаградить их за эту преданность.

Покинуть их сейчас значило бы оставить их на произвол судьбы под властью сумасшедшей колдуньи. Шарм пошевелился и протер рукой глаза, потом уставился на нее.

— М-м-м-м?

— Вам не обязательно было спать тут, — сказала Энн. — У нас полно пустых комнат. Я бы постелила вам в любой.

— Я думал, вы спите, и не хотел вас затруднять.

— Ну какое это затруднение?

— Что же… — Принц сел на диване и потянулся за сапогами.

Энн села рядом с ним и застенчиво положила руку себе на подол. Шарм следил за ней краешком глаза. Просто милашка, решил он. По правде говоря, она была очень даже красива, если вам нравятся воплощения чистоты и непорочности. Шарму они не нравились. Он предпочитал земных и порочных. Но какого хрена? Если вам из колоды сдают чистоту и непорочность, вам остается лишь ставить на чистоту и непорочность.

Вслух он сказал:

— Ваша мачеха уже встала?

— Она моя мачеха. То есть да, она встала. Она и не ложилась. Когда вы спустились вниз, она пошла к себе в лабораторию.

— А-а! — Принцу это не понравилось. — Не знаете, чем она там занималась?

— Ну-у, либо накладывала на вас еще заклятия и проклятия, либо снимала заклятия, которые успела наложить прежде.

— Хм-м-м… — Шарм взвесил услышанное. — Если мне везет, то верно первое. Ладно, Энн, где зарыта собака? Меня послали ознакомиться с ситуацией, потому что, как я слышал, вы были в беде. Я пришел, я увидел, я поспал на диване, и теперь я отбываю. У вас вроде бы все тип-топ. Королева как будто порядочная стервоза, но, говоря откровенно, я не заметил ничего, что нельзя было бы исправить с помощью холодных ванн.

— Но при чем тут холодные ванны?

— Объясню как-нибудь после.

— Прошу извинить меня, по-моему, овсянка готова.

Принц направился следом за ней в кухню, но остановился, увидев Венделла, и отвел его в сторону.

— Привет, Венделл. Не видел, случаем, где Черная Вдова?

— Угу. Она в библиотеке. Все утро там просидела. Ух! Видел бы ты ее библиотеку! Под потолок набита всякими там книгами, свитками и жутко старинными картами. Мандельбаум перекувыркнулся бы!

— Ну хотя бы понятно, на что они промотали все деньги. Уж во всяком случае, не на ремонт замка.

Принц и Венделл посмотрели по сторонам. При ясном свете дня замок выглядел еще более облезлым и угнетающе унылым, чем накануне вечером. Краска на дверных рамах лупилась, по потолку змеились трещины. Гобелены изъела моль. Из дивана торчали клочья обивки. Разбитые окна были заклеены промасленной бумагой. Однако, вопреки этим свидетельствам нищеты, на мебели не было ни пылинки, а пол был чисто выметен. Энн постаралась, решил Шарм.

— А какие у нее там книги?

— По магии. Сплошное чернокнижье. Я одну прихватил. — И Венделл протянул ему захватанный пальцами том, который принц тотчас узнал.

— «Современная органическая алхимия» Моррисона и Бойда. Я ее видел в лаборатории Мандельбаума. — Он перелистал страницы. — Эта баба изучала этот труд всерьез.

— Откуда вы знаете?

— Все главные формулы подчеркнуты желтыми чернилами. — Он захлопнул книгу и небрежно отложил ее в сторону, потому что вошла Злая Королева.

Хотя дождь перестал и утреннее небо всего лишь хмурилось тучами, одного присутствия королевы Руби было достаточно, чтобы возникла атмосфера драматичного напряжения. Правда, развратный кожаный костюм она на этот раз не надела, но черный свитер в обтяжку в сочетании с багряными губами и ногтями производил почти такой же эффект.

— Завтракать, завтракать, мальчики! — скомандовала она. — Нам надо обсудить ваше задание!

Венделл вошел за Шармом в столовую.

— Какое задание?

— Поиски. Она хочет отправить меня на поиски.

— А вы ей сказали, что заказы на поиски не берете?

— Сказал. Она полагает, что я передумаю.

— А, бросьте! — Венделл сел перед миской с овсянкой. — Вы же принц Шарм, наследник самого богатого и влиятельного королевства из всех двадцати. Ну, чем она может вас соблазнить? — Он заметил, как принц бросил взгляд на грудь королевы под тугим свитером, и вздохнул. — А, ладно! Считайте, что я не спрашивал.

— А точнее, — сказал принц, — на поиски Грааля.

— Сколько можно? Каждый родившийся на свет рыцарь обязательно разыскивал Святой Грааль.

— Святой Грааль мы искать не станем, — вмешалась королева. — Это сказочка, и ничего больше.

— А есть и еще один? — спросила Энн.

— Десятки и десятки, — ответил принц. — Древние культуры плодородия прямо-таки зиждились на Граалях. Любой занюханный друид, который поставил парочку монолитов, уж конечно, был обладателем магического Грааля. Что ни место, то своя легенда о граале. Рыцари разыскивали их с незапамятных времен. И ни один не отыскал хотя бы черепок.

Руби сказала:

— Именно вездесущность этих легенд убеждает меня, что у них есть фактическая основа. Я подробно изучила этот предмет, проследила в них всех общие мотивы, и, наконец, я — и только я — дедуктивно установила местонахождение замка Короля-Рыболова.

— Дедуктивно? — переспросил Венделл.

— Кто такой Король-Рыболов? — поинтересовалась Энн.

— Мифический Король-Рыболов обладал граалем, сила которого делала землю его королевства плодородной, а его народ — процветающим, — объяснил Шарм. — Грааль сокрыт в часовне. Согласно легенде Король-Рыболов получает смертельную рану, после чего земля становится бесплодной. Рыцарь, сумеющий преодолеть опасности Гиблой Часовни, находит Грааль и становится Королем-Рыболовом.

— Ну-у, — с сомнением протянула Энн, — по-моему, это все-таки лучше, чем искать меч-кладенец.

— Легенда убогонькая, но хотя бы осмысленная.

— Легенда замечательная, — сказала Злая Королева, сверкнув глазами. — Ее полный текст содержит все приметы, необходимые, чтобы отыскать Замок Грааля.

— Да уж конечно! И никто прежде их не расчислил, кроме вас? Верно?

— О, многие нашли путь к Замку Грааля, я не сомневаюсь. Но грааль никто не нашел. В этом я также не сомневаюсь. Ибо древняя рукопись утверждает это абсолютно недвусмысленно. Только тот, кто чист, может надеяться преодолеть все угрозы Гиблой Часовни.

— Чист? — переспросила Энн.

— Целомудренник. Зерцало добродетелей.

— Ну, среди моих знакомых такого нет, — сказал Венделл.

— Неужели я должна растолковывать тебе все по буквам? — раздраженно осведомилась у Энн королева. — Только девственник может без страха вступить в Гиблую Часовню.

— Ну ладно, — сказал Шарм. — Совершенно незачем это разжевывать.

— Ваше высочество никогда… э? — Энн умолкла и залилась румянцем.

— Я храню себя для той, единственной.

Венделл поперхнулся, но Энн поглядела на принца с внезапным уважением.

— По-моему, это очень мило, и не понимаю, почему вы смущаетесь.

— Вы ведь девушка. Будь вы молодым человеком, так думали бы иначе.

— Может быть, вернемся к теме? — сказала королева.

— Послушайте, — сказал принц. — Я вчера объяснил вам, что поиски не по моей части. «Срази и спаси!» — вот моя работа. Поиски в перечень моих обязанностей не входят. Но я могу порекомендовать вам нескольких рыцарей, отличных поисковиков. Граали, Крест Господень, мечи-кладенцы, магические кольца, погребенные сокровища, философский камень, родники молодильной воды, пшеничные хлопья, приятные на вкус и все-таки полезные для вашего здоровья, — если это где-то есть, они поедут и поищут. Бьюсь об заклад, хоть парочка девственников между ними да найдется. В двадцати королевствах их полным-полно, просто эпидемия, А к тому же некоторые из них такие уроды!

— Для этой работы лучше вас никого нет, — объявила королева. — Вы молоды, сильны, неимоверно храбры. В схватке на мечах вам нет равного. Вас почитают во всех двадцати королевствах, и вы легко заручитесь поддержкой, если она вам понадобится. Ну и, наконец, вы же ПРИНЦ ШАРМ. Возможно, вам удастся проложить путь к граалю одними учтивыми речами.

— Вы мне льстите. Но одной лести мало, чтобы заставить меня взяться за эти глупые и бессмысленные поиски.

— Вы за них возьметесь, — сказала королева, — потому что вы — принц Шарм. Вы видели это королевство. Леса гибнут, и дичь переводится. Дожди смывают верхний слой почвы. Рожь с каждым годом вырастает короче и короче, а коровы все остаются яловыми. Ягнята чахнут. Фруктовые сады не плодоносят. Здешним людям необходим грааль плодородия. Им необходимы вы, чтобы они его получили. Вы не останетесь равнодушны к их беде.

— Вообще-то положеньице скверное, — подтвердил Венделл.

Шарм посмотрел на потолок, потом на пол, потом на стены.

— Это ведь не мой народ, — сказал он виновато. — У меня есть свое королевство.

— Если наше королевство гибнет, — сказала Энн королеве, — то из-за тебя и твоих волхований. Ты все время распрыскиваешь смрадные зелья в воздухе и льешь их в реки, это во-первых, а во-вторых, губительное влияние твоего колдовства расползается от замка точно клубы ядовитого дыма.

— Заткнись! — прикрикнула королева. — Не с твоим невежеством судить о тонком искусстве колдовства. Чары, которые я наводила на королевство, предназначались исключительно во благо народу. Я намерена вырвать его из убогости и нищеты и сделать королевство великой и могучей державой.

— В царствование папочки народ жил простой пасторальной жизнью. Не было ни убогости, ни нищеты, пока ты не воссела на престоле.

Сказал Венделл:

— А жженого сахара у вас к овсянке не найдется?

— Нет!

— Ну хорошо, — сказал Шарм, — договоримся так. Я съезжу проверю. Лады? Я ничего не обещаю. Не обязуюсь найти грааль. Но я посмотрю, что там и как.

— Прекрасно, — сказала королева. — Не сомневаюсь, когда вы ознакомитесь с положением вещей, мы договоримся.

— Вы не обязаны этого делать, — сказала Энн.

— Помолчи!

— Один вопрос, — сказал Шарм. — Если этот грааль такая ценность, почему вы так чертовски уверены, что я привезу его вам?

— Честь принца Шарма известна во всех двадцати королевствах!

— Веский довод.

— А кроме того, — сказала королева, — Энн поедет с вами.

* * *

— А знаете что? — сказал Шарм, седлая ее лошадь. — В Аласии мы завернем на ярмарку. Сделаете покупки. От пристани туда рукой подать, и там полно импортных духов, сластей, шелков и еще всякой всячины, которая нравится девушкам.

— Я в вашем покровительстве не нуждаюсь!

— Но строить такую кислую физиономию тоже ни к чему. Вы же не верите в эту историю с Граалем?

— А вы?

— Нет. По-моему, ваша мачеха совсем чокнулась.

— Она ужасно злая. Но совсем не глупа. Мне кажется, она хочет убрать меня из страны, пока подстроит что-нибудь такое-эдакое.

— Хм-м-м… А почему бы ей просто не изгнать вас?

— Крестьяне этого не потерпели бы. Они многое сносили, но они все еще преданы памяти моего отца, и их терпению есть предел. С другой стороны, — продолжала Энн, — у нее было бы куда меньше хлопот, если бы я отправилась на поиски грааля и погибла от какого-нибудь несчастного случая…

— Э-эй! — перебил Шарм. — Этого не опасайтесь. Всякого, кто посмеет приблизиться к вам, я изрублю на куски.

— Ага! — подтвердил Венделл.

— Спасибо, — сказала Энн. — Я весьма вам благодарна.

Однако обмен любезностями прервала небольшая толпа крестьян, вошедших во двор.

— Извините меня, — сказал Энн, — я должна с ними поговорить.

Принц последовал за ней на некотором расстоянии.

Приблизившись, он подумал, что никогда еще не видел такого недружного и унылого сборища. Шарм побывал во всех двадцати королевствах, выискивая зло и побеждая его во имя добра, однако обычно его путь лежал через плодородные равнины и цветущие портовые города богатых королевств. Он привык к полям, где колосья клонились долу под тяжестью золотого зерна, к тучным стадам, к садам, отягощенным обилием плодов. Он беседовал с румяными добродушными земледельцами и счастливыми сытыми детьми.

Но эти крестьяне кутались в рубища. У некоторых ноги были обмотаны тряпками, а остальные ходили босыми. Исхудалые чумазые лица, спины, сгорбленные от долгих часов работы в поле. Их орудия были истертыми и заржавленными. У некоторых женщин на руках были младенцы, и в их больших глазах принц увидел отчаяние, оледенившее его до мозга костей.

Толпа остановилась. Самый старый, хромая, вышел вперед.

Энн шагнула ему навстречу:

— Я слушаю, Камберт.

— Маленькая Принцесса, — сказал Камберт, — ходят слухи, что ты покидаешь нас.

— Совсем ненадолго, Камберт.

— Не покидай нас, Маленькая Принцесса. Без твоего заступничества мы окажемся в полной власти… — внезапно он умолк, посмотрел через плечо Энн, и глаза у него стали совсем круглыми. — Это же ПРИНЦ ШАРМ!

Шарм улыбнулся и скромно пожал плечами. По толпе прокатился ропот изумления. Энн тоже улыбнулась:

— Да, Камберт, это он.

А Камберт продолжал в страшной панике:

— Принц Шарм явился взять в жены нашу принцессу. Он увезет ее в Иллирию, и мы больше никогда ее не увидим!

Толпа громко запричитала. Мужчины и женщины с минуту неуверенно переминались с ноги на ногу, а затем в едином инстинктивном порыве окружили Энн плотным оборонительным кольцом, вызывающе встав между ней и принцем.

— Господи! — сказал принц. — Мне приходилось слышать о дуэньях, но это уж чересчур!

— Ваше высочество, почему бы вам не побеседовать с моей мачехой, пока я поговорю с этими добрыми людьми?

— Превосходная мысль, — сказал Шарм и отступил через подъемный мост, а между Энн и крестьянами завязался возбужденный разговор. — Потрясающе! Если я покушусь на эту красотулю, меня по возвращении линчуют.

В замке Руби наносила последние штрихи на вычерченную от руки карту.

— Вот тут, — сказала она, — на опушке Черной Дубравы, у подножия Крутых Гор, у Селенья Путника повернете на юг, а потом влево от водопада. Проще простого.

— Хм-хм! — Шарм посмотрел через ее плечо. На карте большим кружком был обведен «X». Рядом с «X» были пометки, сделанные бисерным почерком.

— А эти пометки что означают?

— А! — небрежно сказала королева. — Терновник, и ничего больше.

— Какой еще терновник?

— Возможно, возле замка есть отдельные кусты терновника.

— Ну, живая изгородь мне не помеха. А это что за слово? Начинается с «Д».

— Пустяки.

— Д, — сказал принц. — Д… Д… что начинается с «Д»? Хм-м-м. Д… Д… Д… Дайте сообразить. Ах, черт! Дракон начинается с «Д».

— Ну да. Не исключено, что там водится дракон.

— Не исключено, а? А вы не могли бы заглянуть в свое волшебное зеркало?

— К несчастью, нет. Радиус его действия всего пятнадцать миль. Король Хамфри хотел установить на башне антенну, намереваясь смотреть турниры, но устроители турниров позаботились, чтобы их маги глушили сигнал. — Королева скатала карту и сунула ее в руку Шарма. — Ну послушайте! Такой могучий великан вроде вас — и боится малюсенького-премалюсенького дракончика? Да никогда!

— Могучий великан вроде меня насмешек тоже не боится. А уж тем более от малюсенькой-премалюсенькой балбески, которая никогда даже не видела атакующего дракона. Если там рыщет даже один дракон, вы должны найти очень убедительный довод, чтобы я согласился схватиться с ним.

Руби взяла руку Шарма и прижала ее к своей левой груди.

— Хотя бы раз женщина обмазывала все твое тело теплым медом, а потом медленно-медленно весь его слизывала?

— А, черт! — сказал принц. — Драконом больше, драконом меньше, какая разница?

— Вот именно. А когда вы трое будете готовы отправиться в путь?

— Как только Энн кончит беседовать со своими фанатами.

Злая Королева зашлась в ярости:

— Сучка! Омерзительно смотреть, как они ее обожают! Я королева. Они обязаны питать ко мне верноподданнические чувства. Они должны мечтать о том, чтобы ползать у моих ног. И еще поползают! Когда у меня будет Грааль, я сокрушу… — Она заметила, с каким выражением Шарм уставился на нее. — Ха-ха-ха! Просто шутка. Когда у меня будет Грааль, я обеспечу королевство миром, благоденствием, бесплатным лечением и протезированием зубов и прочими такими же благами.

— Но у вас тут уже царит мир.

— Совершенно верно. И мы его будем хранить и впредь. Непременно.

— М-да. Ну, я вижу, что эта страна в хороших руках, так что нам пора.

Руби вышла следом за ним во двор и смотрела, как они садятся на коней.

— Счастливого пути, юный принц! Да будет удача сопутствовать тебе во всех твоих дерзаниях. Прощай, Венделл.

Энн она ничего не сказала, а Энн даже не посмотрела на нее.

За воротами горожане расступились, давая им дорогу. У некоторых в глазах стояли слезы.

— Доброго пути, Маленькая Принцесса.

— Счастливо оставаться, добрые люди. Счастливо оставаться, Камберт. Я вернусь, обещаю вам.

— Д-е-е-е-рь… — сказал Венделл. — Сматываемся отсюда!

* * *

От гор они направились на юг. Венделл с большим облегчением покинул голые скалы и безжизненные леса Тировии и спустился в сочно зеленеющие долины Аласии, где весна неслась карьером, закусив удила. Новорожденные ягнята резвились среди лугов, жеребята гарцевали на еще не окрепших ногах, у самой поверхности ручьев танцевали пестрятки — молодые форели. Кони радовались жизни и легко ступали по жирному чернозему. Погода улыбалась им безоблачными небесами и теплым ветром. Короче говоря, самое благодатное время для путешествий, и Энн, не удержавшись, сказала, что они, по ее мнению, могли бы ехать и побыстрее. Принц даже не счел нужным возражать. — Рыцарские поиски, — объяснил он, — по определению должны быть долгими и исполненными тяжких испытаний. Ни в коем случае нельзя сбегать туда-сюда, словно на рынок за свежим окунем. Это не произведет никакого впечатления на публику. Если с так называемым Граалем вернуться слишком рано, он в их глазах утратит всякую ценность.

Энн подумала, что эта теория, мягко выражаясь, идиотская. Но ей не хотелось навлекать на себя его раздражение в самом начале пути. У нее были собственные планы, ждавшие осуществления. Она еще толком не разобралась, в чем именно они заключались, но твердо знала, что они у нее есть. А потому после первых возражений она привыкла помалкивать, когда принц и Венделл тратили по нескольку часов в день на то, чтобы посмотреть, куда ведет боковая тропа, или чтобы поохотиться, поудить, искупаться, полазить по деревьям, а то и вздремнуть. «Рим не один день строился», — лаконично пояснял Шарм, подсовывая скомканную куртку под голову вместо подушки. Венделл, заматывая леску на крючке в тугой клубок, умудренно кивал. Энн стоически подавляла нетерпение.

Беспокоило ее и еще одно. Вдали от городов и деревень, где Шарм не ожидал встретить кого-либо, с кем следовало считаться, он упаковывал свои шелковые рубашки и голубые королевские плащи, надевая серую домотканую одежду. Собственно, не было ничего плохого в том, что ему хотелось переодеться во что-нибудь поудобнее, Энн прекрасно его понимала. Верховая езда разгорячала, одежда всадника пропылилась, да и сама-то она, в конце концов, носила лохмотья служанки. И все-таки он уже не выглядел таким… таким похожим на принца.

— А вы уверены, что мы не сбились с дороги? — спросила она. — Ведь вы еще ни разу не сверились с картой.

— Все дороги ведут в Рим, — ответил Венделл тоном эрудита. Он насадил на крючок пескарика и забросил удочку в ручей.

— И что это значит?

— Почем я знаю? Присловье такое. А эта дорога ведет в деревню Колючий Шиповник прямо впритык к тому месту, которое ваша мачеха пометила на карте. Деревня очень большая.

— Но если так и деревня совсем рядом, то, конечно, кто-нибудь уже отыскал Грааль.

— И что? Может, карта врет!

Энн решила переменить тему. «В Риме поступай по-римски», — рассудила она, припомнив другое присловье, и попыталась встроиться в неторопливый ритм жизни принца. Она растянулась возле него на траве под яблоней, подставила лицо ласковым солнечным лучам и погрузилась в сонные мечты. В вышине плыли пушистые облачка, и она сплетала вокруг них фантазии о добродетельных девах, жертвах превратностей судьбы, о доблестных и благородных рыцарях в сверкающих доспехах, об изукрашенных замках и пышных свадебных торжествах со множеством свадебных пирогов, с десятками подружек невесты и с полным оркестром в зале.

— Вы ведь спасли очень много благородных девиц, верно? — спросила она у Шарма, который кинжалом срезал кожуру с яблока.

Он пожал плечами:

— Кто-то же должен этим заниматься.

— Разве вам не нравится спасать?

— Да, конечно. Я хочу сказать, это интереснее, чем зарабатывать хлеб в поте лица.

— Вы такой смелый! Завидев вас, даже драконы должны пугаться.

— А? — сказал Шарм и надкусил яблоко. — Драконы ничего не пугаются.

— Ненавижу драконов, — сказал Венделл.

Принц кивнул:

— Мерзкие злобные твари. И их голыми руками не возьмешь. Сплошь покрыты чешуйчатой броней и практически неуязвимы.

— А уж быстры! — вставил Венделл. — На пересеченной местности обойдут любую лошадь.

— Становятся на задние ноги и мчатся стрелой. Но, конечно, не крупные. Как вытянутся длиннее, ну примерно в пятнадцать футов, так бегают только на всех четырех. Тем не менее, когда на вас лезет пятнадцатифутовый дракон, когти растопырены, из ноздрей бьет пламя и валит дым, так он и на четырех лапах втрое вас выше.

— Но как же вы их сражаете?

— Нападая сразу. Быстрый смелый конь и острое копье. Когда он разверзнет пасть, чтобы вас поджарить, бьете копьем в нёбо и пронзаете мозг.

— Но отсюда следует, что вы нападаете сквозь пламя!

— Ну, будь это просто, так на них все охотились бы.

— Боже великий!

— Прелесть этого метода заключается в том, что стоит ему раскрыть пасть, как он теряет неуязвимость. И тогда никаких проблем. Ну, кроме когтей, конечно. Но по сути, нужны лишь крепкие нервы. И хороший конь и хорошее копье, как я уже упоминал. Ну, и надо его выманить на открытую равнину, где ваш конь сможет помчаться во весь опор. В сущности, ничего сложного.

— А что, если нападет он, а вы не верхом, и у вас нет копья, и вы не на открытой равнине?

— Вот тогда это посложнее.

— Тогда цельтесь в глаз! — сказал Венделл и возбужденно прошелся взад и вперед, сжав кулак и нанося колющие удары невидимым мечом. — Вонзите меч в глазницу. Бац! Прямо сквозь глаз и в мозг. Вш-ш-ш-ш!

— А-а, — сказала Энн, посмеиваясь. — Ты убил дракона!

— Нет, — ответил Венделл. — Хотя я бы запросто, я-то знаю. Но его высочество думает, будто я слишком маленький.

— Я этого не говорил. Я сказал, что ты еще не готов.

— Заходите сбоку, понимаете? Потому что глаза у него расположены по бокам морды, ну, как у лошади. Таким способом можно увернуться от пламени. Но вы должны действовать стремительно, чтобы оставаться в стороне от пасти. — Венделл, пританцовывая, описал дугу возле толстого ствола дуба, коля и пронзая воображаемого врага. — Ага! Вот тебе! Я вгоню мой славный меч Дерзание по самую рукоять. Получай! Так тебя! — Он отступил, торжествующе упер руки в бока и словно увидел, как невидимый враг с оглушительным шумом хлопнулся оземь.

— Да погибнут так все наши враги! — торжественно провозгласил принц.

Глаза Энн искрились смехом.

— Затем, — продолжал Венделл с видом человека, благородно исполняющего тяжкий долг, — я протягиваю руку прекрасной принцессе, которую только что спас. Она берет ее и оказывается на спине моего коня…

— Но у тебя же нет лошади!

— Я прыгаю на спину ее коня, — без запинки продолжал Венделл, — сажаю ее позади себя и скачу с ней в ее королевство. И она мне так благодарна, что она… — Он умолк.

— Ну? — сказал принц.

— Ну? — сказала Энн.

— Она закатывает в мою честь огромный пир. И подают на нем одни десерты. Пирожные и пирожки, и взбитые сливки, и мороженое, и пудинги, и леденцы. Вот!

Шарм и Энн захлопали в ладоши:

— Чудесно, чудесно, благородный сеньор!

— Однако, как кажется, драконы все время крадут прелестных юных дев, — сказал Энн. — Мне придется соблюдать сугубую осторожность.

— В здешних краях юных девиц крадут все кому не лень, — сказал принц. — И тогда вызывают… э… какого-нибудь болвана, чтобы он рисковал жизнью, спасая их. Не могу понять, почему драконы предпочитают питаться девушками помоложе, а не, скажем, козами или коровами. Или зачем им надо тащить их к себе в логово, вместо того чтобы сожрать не сходя с места?

— Ах, но это так романтично! Красавица в самом нежном расцвете юности вырвана из объятий любящих родителей жутким рыкающим чудовищем, которого, без сомнения, притянула к ней аура ее невинности, точно пламя свечи — мотылька. А тогда…

— И еще собаками, — перебил Венделл.

— Собаками?

— Драконы любят питаться собаками, — объяснил Шарм. — Красивые девицы и собаки — их два самых любимых блюда.

— Собаки… — повторила Энн с угасающим интересом.

— У нас был гончак, — сказал Венделл. — Но дракон его слопал.

— Подбросил хвостом прямо в пасть, — добавил Шарм. — Гам-гам — только мы его и видели! Отличный охотничий пес был. Вот еще одно, за чем надо следить, когда нападаешь на дракона, — его хвост. Бьет вас прямо по жо… хм… прямо пониже спины.

— Девушки и собаки, — сказал Энн. — Чудесно! Век за веком слагались романтичные сказания, пелись сотни прекраснейших баллад, вышивались десятки гобеленов и писались десятки панно — все вдохновленные тем обстоятельством, что в тот день поблизости не оказалось собаки!

— Ну, я бы так не сказал. Собаку куда труднее сцапать, чем девицу.

— Вы — подонок, — объявила Энн и гневно ушла заняться своей лошадью.

— Какая муха ее укусила? — сказал принц, но Венделл не знал.

Впрочем, кислое настроение Энн не могло долго противостоять чудесному весеннему дню, и к своей цели вся компания приближалась в самом веселом расположении духа. Цветущее селение Колючий Шиповник они миновали без остановки, так как принц не хотел, чтобы их задержали восхищенные толпы, и примерно через десять миль въехали в густой лес. Однако хотя им пришлось спешиться и вести лошадей на поводу, идти через него оказалось вовсе не трудно, а сквозь листву пробивалось достаточно солнечных лучей, чтобы двигаться в нужном направлении, не сверяясь с компасом. Шарм достал из седельной сумки карту, врученную ему Руби, и все трое наклонились над ней.

— Если ей верить, — сказала Энн, — с минуты на минуту появятся терновые кусты.

— Хм-м-м-м, — протянул Венделл и указал на землю, где грибы образовали безупречно правильный круг. — Лес-то волшебный.

Шарм тем временем рассматривал древесные стволы, потом соскреб ногтем кусочек мха.

— Был волшебный. По-моему, все чары успели улетучиться. Такое иногда происходит. — Он пожал плечами, и они пошли дальше. Через несколько сотен шагов они увидели терновые кусты.

— Ой! — сказала Энн.

Всего лишь ничего не обозначающее и ничему не способствующее междометие, однако оно исчерпывало ситуацию не хуже любой самой глубокомысленной фразы. Увидели они сплошную переплетенную стену терновника высотой футов в тридцать. О толщине этой преграды судить было невозможно, но она тянулась в обе стороны и исчезала из виду по легкой дуге, указывающей, что скорее всего она окружает замок полностью. Подобного терновника Энн еще никогда видеть не доводилось; во всяком случае, его невозможно было отнести ни к какому известному виду или роду. Одни ветки щеголяли длинными поблескивающими шипами, которые легко могли пронзить человеческое сердце, подобно стилету. Колючки на других были гибкими, почти невидимыми булавками, которые застревают в одежде и вонзаются в пальцы, когда их пытаются стряхнуть, причем извлекать такие занозы — одно мучение, так как разглядеть их очень трудно, а ухватить даже пинцетом еще труднее. Середину между этими двумя крайностями занимали шипы от одного до трех дюймов длиной, совсем не обиженные количеством. Росли они на темных и маслянистых с виду ветках, причем поблескивали как-то по-особому зловеще.

Этот терновник обладал гибкостью бамбука, если не сказать плюща, и его ветки могли захлестнуть вас точно арканом, имей вы несчастье упасть среди них. В целом зрелище было пугающее.

— Отдельные кусты терновника! — сказал Венделл. — По-моему, Злую Королеву слегка заморочили.

— В этом вся моя мачеха. Ум — как стальной капкан, который захлопнулся и заржавел.

— Хм-м-м-м, — сказал принц.

— Что — хм-м-м-м?

— Это не естественные заросли. Кто-то вложил много труда, чтобы вырастить эту живую изгородь. Сильнейшая магия!

— Значит, она всосала магию остального леса?

— Возможно. Не берусь судить. Однако то, что за ней, видимо, стоит хлопот. Вопрос в том, как лучше всего через нее перебраться?

— Я знаю, — сказал Венделл. — Тут нужен мешок дыма.

— Чего-чего?

— Мандельбаум мне объяснил, как это сделать. Вы когда-нибудь видели, как дымит костер?

— Естественно.

— И дым всегда поднимается вверх, верно?

— Не тяни, Венделл!

— Ладно-ладно. Мандельбаум считает, что нужно наполнить дымом большой шелковый мешок. Если сделать мешок достаточно большим, дым поднимет мешок в воздух, а также того, кто за мешок уцепится. Так можно перелететь через что угодно. Зайдем с наветренной стороны, а когда перелетим через изгородь, выпустим часть дыма и мягко опустимся на землю.

Венделл выжидающе посмотрел на них. Шарм и Энн уставились на него. Наконец Шарм сказал:

— Это Мандельбаум придумал?

— По-моему — здорово!

— Милый старик Мандельбаум! Венделл, ничего более дурацкого я в жизни не слышал. Просто не могу поверить, что ты серьезно ему поверил.

— Кто такой Мандельбаум? — спросила Энн.

— Придворный маг папани. Лучший колдун в Иллирии, а это значит — самый лучший колдун в мире. Когда я был маленьким, он то и дело создавал новые чары и заклятия. И написал уж не знаю сколько статей об интегрированных системах ведовства.

— И что с ним случилось?

— Да то же, что со всеми придворными магами. Как только обзавелся синекурой, так совсем обленился. В любом случае, Венделл, спасибо за совет. Однако, на мой взгляд, лучшее решение этой задачи — классические методы грубой силы вкупе с невежеством.

Принц выхватил Разящий из ножен и провел большим пальцем по лезвию. Несколько раз он прошелся взад и вперед вдоль колючей стены, выбирая наиболее подходящее место, где в нее врубиться. Через несколько минут он пришел к выводу, что все места в ней малообещающие, и просто стремительным движением рубанул сверху вниз. Аккуратно рассеченные колючие ветки посыпались на землю. Еще пара-другая ударов, и в изгороди появилось отверстие в человеческий рост.

— Ну, не так уж сложно. До сумерек у нас есть еще несколько часов. Посмотрим, как глубоко я сумею проникнуть.

— Нужна помощь? — спросила Энн.

— Нет, я справлюсь сам. А вы отдохните. Венделл, почему бы тебе не расседлать коней? Тут понадобится время.

Энн села и прислонилась спиной к стволу, а Шарм продолжал прорубать проход в терновнике. Венделл стреножил коней и пустил их пастись, предварительно протерев им ноздри. Стояла глубокая тишина, нарушаемая лишь жужжанием заблудившейся пчелы, обрывками птичьих трелей, а также свистом меча Шарма и хрустом веток. Энн следила, как он все больше и больше углубляется в изгородь. Она видела, как вздымались его плечи, пока он перебрасывал меч из руки в руку. По спине у него заструился пот. Продвигаясь все глубже, он оказался в густой тени, и она лишь смутно различала какое-то движение. Странно, подумала она, что в сумраке он выглядит крупнее. Внезапно она поняла, что дело вовсе не в нем. Просто туннель сужался.

— Принц Шарм! — закричала она. — Вход зарастает!

Шарм не сразу понял, о чем она его предупреждала. Он уже углубился в изгородь шагов на десять, и когда обернулся, то обнаружил, что оказался в деревянной клетке, словно обмотанной колючей проволокой. Снизу рвались вверх новые побеги, на прорубленных стенах возникали новые шипы. Он ринулся к выходу, но его лодыжку захлестнула гибкая ветка, острые, как иглы, шипы насквозь пронзили тугие голенища его сапог.

— Чтоб тебя! — Ударом меча он высвободил ногу и, спотыкаясь, побрел вперед. Сверху протянулась еще ветка и обвилась вокруг его правой руки с мечом. Сыпля ругательствами, он вытащил кинжал и рассек ее, оставив над локтем шипастый браслет, который обжигал кожу огнем.

Венделл, который чистил скакуна Шарма, тотчас оглянулся на крик Энн и увидел, как она бьет суком по веткам, затягивающим вход, увидел, как принц прорубает себе выход из коварного терновника.

— Государь! — Он бросил скребницу, кинулся к мешкам, тотчас извлек связку запасных мечей и устремился к изгороди. — Я помогу вам!

— Нет! — завопил Шарм. Его меч и кинжал блестели, будто орлиные когти. Он все еще находился в пяти шагах от входа, а руки и ноги ему опутывал десяток колючих побегов. Венделл словно не услышал. Размахивая мечами направо и налево, он прорубал дыру в сомкнувшемся входе.

— Назад, Венделл! — Но Шарм опоздал. Под ногами пажа взметнулись новые побеги и в мгновение ока оплели его ноги и подобрались к поясу.

— А-а-а-а! — завопил Венделл, когда колючки вонзились ему в кожу. Он посмотрел вниз и тут же отвел глаза. С боков и сверху к нему устремлялись новые ветки. Он работал обоими мечами, отсекая их, но у него не было ни секунды лишней, чтобы разрубить путы внизу. И побеги быстро взобрались на его грудь, обмотали плечи, притянули руки к бокам. Мальчик понял, что еще минута — и он не сможет пошевелиться.

Шарм все еще продолжал свой бой. Его кожу исчертили сотни глубоких царапин, одежда была разорвана, обрызгана кровью. Плети колючих веток опутывали его руки и ноги, мешая двигаться. Принц увидел, что отверстие позади пажа стремительно зарастает. Словно вся изгородь сдвигалась, чтобы замкнуть его.

Последним могучим усилием Шарм вытянул руки перед собой, разрывая стягивавшие их плети и вгоняя шипы глубоко в свои мышцы. Нырком добравшись до ног Венделла, он кинжалом рассек стебли, сковавшие мальчика.

— Брось мечи, Венделл! — скомандовал он. Когда паж перестал вырываться, он подхватил его на руки и, собрав остаток сил, вышвырнул через сужающееся отверстие за пределы смертоносной изгороди. Венделл покатился по траве, как колючий клубок, а изгородь, затрещав всеми ветками, сомкнулась вокруг принца.

Едва Венделл оказался вне изгороди, к нему подбежала Энн и помогла освободиться от терновых веток. Ее пальцы и ладони мгновенно покрылись царапинами и кровью, но в спешке она не замечала боли, точно так же, как Венделл. Когда последний прутик был снят, они опасливо подошли к изгороди.

— Государь? — нерешительно позвал Венделл.

— Принц Шарм? — откликнулась Энн.

— Ваше высочество?

— Сшу, — донесся ответный шепот.

Энн и Венделл вгляделись в изгородь. Шарма от них отделяло лишь расстояние в половину вытянутой руки, однако густые ветки совсем его замаскировали. Руки, ноги, торс были прямо-таки запеленаты в них, а голову словно накрывал плетеный шлем с опущенным забралом, сквозь которое кое-как можно было разглядеть внимательные, полные жизни голубые глаза. Его пальцы все еще сжимали рукояти меча и кинжала, но клинки тоже были обмотаны шипастыми побегами. По его рукам медленно поползли капли крови и падали на землю.

— Не могу шевельнуться, — прошептал Шарм. — Шипы прижаты прямо к горлу.

Как только все это останется позади, пообещала себе Энн, она как следует выплачется. Полдесятка длинных темных шипов почти вонзались в яремную вену Шарма, словно их направляла какая-то черная сила. Кончики страшных игл уже вошли в кожу и были окружены венчиками алых капель. Принц дышал медленно и неглубоко — грудь его туго обвивали другие, но не менее колючие плети.

— Венделл… — прошептал он.

— Что, государь? — шепнул в ответ Венделл.

— Ты можешь и не шептать. Я шепчу только, чтобы шипы не изодрали мне лицо.

— А-а! — сказал Венделл нормальным голосом.

— Не подходи слишком близко. Но попробуй сруби ветку и проверь, продолжают ли они расти?

— Бу сде! — Венделл достал из мешка еще один меч и осторожно направился к изгороди, а Энн крепко ухватила край его туники, чтобы тотчас тащить, если терновник попытается вцепиться в него. Изгородь не шелохнулась. Венделл выбрал толстую ветку на уровне глаз Шарма и рубанул по ней. Меч чисто рассек древесину, ветка упала, но обрубок тотчас дал новый побег, и через несколько секунд просвет закрыла точно такая же шипастая ветка.

— Чтоб им! Придется рубить с быстротой молнии.

— Безнадежно! — сказала Энн. — Необходимо съездить в деревню за помощью. Польем землю соленой водой и отравим терновник. Он больше не сможет разрастаться, и тогда мы вас высвободим.

— Бросьте! — заявил Венделл. — Я никуда не поеду, я его не оставлю.

— Хорошо. Останься с ним, а я съезжу за помощью одна.

— Погодите, — пробормотал принц, — сначала попробуем еще кое-что. Венделл, разведи костер и приготовь несколько факелов. Энн, возьмете факел и, чуть Венделл срубит ветку, будете прижигать обрубок. Только осторожнее, не подходите слишком вплотную.

Венделл и Энн кивнули. Чтобы привести этот план в исполнение, потребовался час, но результат был обнадеживающим: на этот раз обожженный обрубок не дал побега.

— Ну хорошо, — сказал Шарм, — начните с моих рук, но внутрь изгороди не заходите. Это может быть еще одна ловушка.

— Усек! — ответил Венделл, обрадованный, что у них есть четкий план действий, и успокоенный хладнокровным тоном Шарма. Они с Энн принялись за дело с большим усердием, но двигаться приходилось медленно и осторожно, ведь принц был совсем рядом. Несколько раз Венделл порезал его, когда пытался сладить с особенно хитрым переплетением, а факел Энн оставил на его руках немало пузырей, прежде чем их удалось высвободить. Однако принц переносил все это стоически. Едва его левая рука с кинжалом была высвобождена, он сам срезал шипы у своей шеи и ободряюще улыбнулся Энн, когда она принялась обжигать концы этих веток.

— Правая рука свободна! — объявил Венделл.

Шарм согнул ее и, болезненно морщась, выдернул несколько шипов. Энн поднесла факел к обрубкам и вдруг, вскрикнув, отпрыгнула.

— Что такое? — хором спросили Венделл и Шарм.

— Смотрите! — Она указала на первую из обрубленных веток. Из обугленного конца проглядывал зеленый росток. — Она опять растет!

Шарм оглядел ветку.

— Ну да, растет. Но причин для паники нет. Времени у нас с избытком. — Зажав Разящий под мышкой, он быстро, но методично срезал кинжалом ветки со своих ног. — Ну-ка, отойдите оба! Венделл, подашь мне новый факел, как только этот начнет гаснуть.

Паж послушно, хотя и крайне неохотно, отступил от изгороди. Шарм забрал факел у Энн и, обжигая все ветки вокруг себя, наконец высвободился.

И вовремя! Обугленные концы оживали не сразу, но, стоило появиться зеленой почке, как новый росток вытягивался в шипастую ветку с ужасающей быстротой. Однако Шарм находился так близко от края, что ему требовалось лишь высвободить ноги и шагнуть наружу, что он и сделал. Но в запасе у него, вероятно, оставалось менее минуты. Венделл бросился ему на шею, Энн хотела было последовать его примеру, но одежда принца была настолько нашпигована шипами, что подобное изъявление радости оказалось бы очень болезненным для них обоих. Шарм нагнулся к уху Венделла:

— Она не слышала, как я ругался, правда?

— Думаю, она ничего не заметила. Слишком перепугалась.

— Отлично. Я должен поддерживать свою репутацию, не забывай!

Но если его репутация не пострадала, сказать то же о нем самом было никак нельзя. Принц находился в самом жалком состоянии. Одежда висит клочьями, воняет дымом и вся в пятнах крови. Кожа в узоре перекрещивающихся царапин, причем чаще довольно глубоких и все еще кровоточащих, и все тело исколото. Десятки шипов застряли в коже, причем некоторые обломились под ней. Энн битых два часа извлекала их с помощью пинцета, который всегда носила в сумочке. Заноз хватало и у Венделла, а сама она сильно исцарапала руки по самые локти. К тому времени, когда они кончили вытаскивать занозы друг у друга, намазались целебной мазью, наложили повязки и переоделись, уже давно смерклось, и когда они сели вокруг костра, над ними простиралось звездное ночное небо.

— Что будем делать теперь? — спросила Энн. — Вы все еще намерены продолжать поиски?

— Обязательно, — ответил принц. — Ладно, прорубить ход в изгороди мы не можем, да и сжечь ее, видимо, не удастся. Мы можем испробовать вашу идею и попытаться отравить терновник. Однако сейчас мы незамедлительно приступим к выполнению плана Б.

— А в чем заключается план Б?

— Венделл, объясни принцессе, в чем заключается план Б.

— Мы пообедаем, — сказал Венделл.

— Вот так, — добавил принц. — Оказавшись в подобной ситуации, мы всегда прибегаем к плану Б. На сытый желудок все кажется куда более обнадеживающим.

* * *

«Гостиница Колючий Шиповник» была единственным постоялым двором в деревне Колючий Шиповник, так что название ее не отличалось оригинальностью, однако внутри было тепло, светло и уютно. Она могла похвастать обширной залой, полной веселых и шумных клиентов, — по большей части это были влюбленные парочки из деревни, решившие провести приятный вечерок вдали от недремлющего родительского ока. Еще около десятка деревенских стариков, завсегдатаев, пили кружку за кружкой, стучали по столу костяшками домино и смотрели на молодежь с добродушием дедушек.

Шарму с Энн удалось незаметно проскользнуть в залу и занять столик в углу, пока Венделл отводил коней в конюшню. Хозяин, сияя улыбкой на круглом лице и блестя потной лысиной, пообещал, что нарезанная говядина и миски с картофельным супом будут поданы незамедлительно, а его жена, сияя такой же улыбкой на таком же круглом лице, поставила перед ними огромные кружки с элем. Энн, не привыкшая к многолюдью, придвинула стул поближе к Шарму. Принц был отнюдь не против. К ним подлетел Венделл:

— Государь! Только поглядите, кто здесь!

За ним шел пожилой мужчина, такой высокий, такой тощий и в то же время такой внушительный, каких Энн никогда еще видеть не доводилось. Его лицо обрамляла пышная борода с сильной проседью, над его лбом торчали крутые завитки седых волос, а из глубоких узких глазниц на нее смотрела пара серых, весьма проницательных глаз. Крупный и крючковатый нос, длинные пальцы, узловатые и искривленные. Одежда, хотя и прекрасно сшитая, отличалась простотой, если не считать ниспадающего с плеч черного плаща. Плащ был подбит алым шелком и застегнут у шеи короткой золотой цепью. Он курил длинную изогнутую пенковую трубку, от которой исходил легкий аромат, совершенно Энн незнакомый.

— Мандельбаум! — сказал Шарм. — Помяни черта, и он тут как тут!

— Ваше высочество! — сказал Мандельбаум, слегка поклонившись верхней частью торса. — Маленькая Принцесса! — Он повернулся к Энн и снова поклонился.

— Садись же, садись! — продолжал Шарм. — Выпей пивка. Ты именно тот, с кем нам необходимо посоветоваться. И вот ты здесь. Удивительное совпадение!

— Никакое не совпадение, — вмешался Венделл. — Мандельбаум прибыл принять участие в наших поисках.

— Я это понял, Венделл. И просто позволил себе саркастическую фразу. Однако, Мандельбаум, что могло тебя заставить расстаться с твоей башней из слоновой кости?

— Минутку! — сказала Энн. — Иллирия отсюда дальше, чем мой родной замок. Значит, вы должны были выехать прежде, чем мы сами узнали, куда направляемся!

— Совершенно верно. Волшебное зеркало показало мне пункт вашего назначения. — Мандельбаум извлек трубку изо рта и сел.

— У вас тоже есть волшебное зеркало?

— Увидел его на базаре в Иобиндии и не устоял перед соблазном. Всего одна тысяча триста ройалов. Собственно, заплатил я больше, но лишние ройалы вполне стоило потратить, чтобы получить настройку точно в тон моему магическому кристаллу.

Принц кивнул:

— И еще с тебя потребовали отдельной доплаты за кабель. А вот как насчет Грааля? Одно вранье, или что?

Мандельбаум сунул трубку в рот, затянулся и поразмыслил. Потом сказал:

— Обряды с Граалем составляли важную сторону древних культов плодородия. И некоторые древние жрецы обладали внушительной магической силой, хотя в те времена употреблялась она весьма примитивно. Однако, юный сеньор, легенды, изучая которые Злая Королева попыталась выследить именно этот грааль, дошли до нас сквозь туманы доисторических времен. И даже если бы одна из этих реликвий и правда уцелела до наших дней, сохранить она могла лишь следы своей магической силы.

— Иными словами, — сказал Энн, — если мы и найдем этот грааль, он будет бесполезен?

Мандельбаум снова поразмыслил, мягко попыхивая трубкой.

— Необязательно. Он способен оказать скрытое воздействие на почву. Пустоши не превратятся в тучные нивы, но кумулятивный эффект на протяжении долгого срока может оказаться благодетельным. При условии, что Граалем будет правильно управлять истинно мудрый муж.

— Или женщина, — сказала Энн и закусила губу, точно выдала важную тайну.

Мандельбаум улыбнулся ей многозначительной улыбкой:

— Боюсь, что нет. Символически грааль связан с женским началом. Поэтому только мужчина, Король-Рыболов, способен овладеть Граалем и высвободить его магическую силу. А вот волшебная палочка, например, или магический жезл символизируют мужское начало, и потому ими может пользоваться женщина.

— Не понимаю, — сказала Энн, — Почему так?

— Символизм, — изрек Мандельбаум, — основа всякой магии. Сейчас мы говорим о символах плодородия. Чаша — женское начало. И требуется мужчина, чтобы ее сила высвободилась. Жезл — мужское начало, и требуется женщина, чтобы высвободить его силу.

— Но тогда неизбежно встает вопрос: почему именно чаша — женский символ, а жезл — мужской?

— Ах, право! — сказал Мандельбаум с раздражением. — Чаша знаменует женское начало потому, что символизирует… э… то есть она вместилище для мужского… э… — Энн уставилась на него как завороженная. — Жезл символизирует мужской… э ну, право же! Венделл, ты понимаешь, о чем я говорю, не правда ли?

— Нет, но раз вы говорите, что это так, я вам верю, — твердо ответил паж.

— Принц Шарм, уж вы-то понимаете, почему чаша — символ женщины, а жезл — мужчины?

— Э… честно говоря, нет. Но послушайте. Терновая изгородь разрасталась с быстротой лесного пожара. Она чуть не сожрала меня заживо. Значит, этот Грааль сохранил еще много магии даже для того, чтобы питать терновник.

Мандельбаум тем временем ворчал что-то об упадке высоких искусств, но при этих словах поднял голову и заявил категорически:

— Древний Грааль никоим образом не мог взрастить описанную вами изгородь. Это магия очень сильная, и применили ее совсем недавно. Без сомнения, еще на памяти некоторых посетителей этого трактира. Не сомневаюсь, нам стоит порасспрашивать, и мы узнаем ответ на эту загадку.

— Принц Шарм!

Громовой голос провозгласил это имя на всю залу, и гул разговоров в ней разом оборвался. Все головы повернулись, все глаза впились в столик Шарма.

Принц вздохнул:

— Похоже, настало время для автографов!

— А, так, значит, ты — великий принц Шарм! — Голос принадлежал дюжему детине, больше всего смахивающему на медведя, смуглому и темноглазому, одетому в меха и кожу. С его пояса свисал короткий меч римского образца, через плечо был перекинут самого зловещего вида арбалет из темного дерева и металла, выкрашенный черной краской. Носки сапог загибались кверху, каблуки с медными подковками оставляли царапины на половицах, пока он вразвалку шел через залу. Повскакавшие со стульев посетители внезапно предпочли прижаться к стенам, чтобы не оказаться у него на дороге, а потом следить за назревающей схваткой с наиболее удобных позиций. Деревенские старцы собрали костяшки домино и откинулись на спинки. Их глаза выжидающе поглядывали из-под серебряных прядей.

— Великий принц Шарм! — повторил забияка голосом, просто источавшим вызов. — На мой взгляд, ты что-то мелковат.

— Наверное, он забыл свой альбом для автографов дома, — заметил Венделл.

— Тем лучше, — отозвался Шарм, — со мной ведь не то что лебединого, а и гусиного пера нет.

Он встал и с приветливой улыбкой приблизился к незнакомцу, держа руку далеко в стороне от меча. Шарм отнюдь не выглядел коротышкой, напротив, его рост заметно превышал средний, а сложен принц был атлетически. Но бахвал высился над ним на добрых шесть дюймов, а его плечам позавидовал бы и бык. Будь в толпе любители пари, Шарма явно не сочли бы фаворитом.

— Ах, Венделл! — шепнула Энн. — Они ведь не станут драться?

— Надеюсь, что нет, — ответил паж. — Терпеть не могу, когда принц приканчивает кого-нибудь перед обедом.

— Медведь Макаллистер! — сказал принц.

Детина изумленно уставился на него:

— Ты знаешь, как меня зовут?

— Видел тебя на состязаниях в прошлом году. Насколько помню, ты показал себя редким арбалетчиком.

— Лучше меня нет ни в чем! — похвастал Медведь. — Я был самым лучшим тогда, а теперь стал еще лучше. Побью любого в поединке, с оружием или без. Я выходил победителем во всех королевствах, от Иллирии до Арондела. И все-таки до сих пор люди отказывают мне в почтении, которое я заслуживаю. Даже тут, в моей родной деревне, мне постоянно приходится колошматить тех, кто не уступает мне дорогу. И знаешь почему?

— Потому что ты подонок, — беззвучно вставила Энн.

— Потому что у меня нет репутации, — съязвил Медведь. — Потому что шайка льстивых писцов не превозносит меня по всем углам королевства и подкупленные барды не распевают баллады о моих славных подвигах, написанные под мою диктовку. У меня же нет ничего, кроме истинных фактов, доказывающих мое превосходство. А факты куда тяжелее на подъем, чем выдумки.

— Жизнь — жестокая штука.

— При всем при том, — продолжал Медведь, — предположим, я повстречаю какого-нибудь из этих воспетых и перевоспетых картонных геройчиков, и предположим, я возьму над ним верх в единоборстве. Вот это станет сказанием, которое будут повторять и повторять. — Он хитро ухмыльнулся, показав два ряда желтоватых зубов. Кулаки, величиной с хороший окорок, сжимались и разжимались.

— У тебя яблока не найдется? — спросил принц. Таких слов Медведь никак не ожидал. Как, впрочем, и все в зале. Даже Венделл был ошарашен.

— У кого-нибудь тут есть яблоко?

— Нет, — буркнул Медведь, остальные продолжали молча пялиться на них.

— Венделл!

Венделл пожал плечами и сбегал на кухню за яблоком. Он протянул яблоко Шарму, сопроводив румяный плод вопросительным взглядом. Шарм подмигнул ему, прошел через залу, положил яблоко себе на макушку и прислонился к стене, небрежно заложив большие пальцы за пояс.

— Ну-ка, Медведь, посмотрим, насколько ты хорош, если без прикрас.

Медведь пожевал щеку изнутри и снял с плеча арбалет.

— Ты про это?

— Совершенно верно. Такой выстрел для тебя должен быть сущим пустяком.

— Ты хочешь, чтобы стрелой из этого арбалета я сбил яблоко с твоей головы?

— Ну, если ты думаешь, что не сумеешь…

Медведь заворочал нижней челюстью. Он понимал, что это хитрость, но вот какая? И обвел взглядом залу. Все глаза были устремлены на него. Он вложил деревянную стрелу в желоб арбалета и медленно оттянул тетиву с помощью рычажка, который протяжно поскрипывал.

— Я-то готов. А вот ты самонадеянный молокосос и позер, верно?

— О, я бы так не сказал. Я ведь видел, как на том состязании ты попадал в медные монеты с расстояния вчетверо длиннее этого.

Некоторые зрители согласно закивали. Энн вцепилась в рукав Мандельбаума:

— Мандельбаум! Он его застрелит!

— Этого он никак не может. Если Макаллистер убьет Шарма, это будет означать, что он промазал по легкой мишени. И вот тогда он обзаведется репутацией человека, убившего принца по неумению. Репутацией неумехи. А этого он хочет меньше всего. Выхватить меч и напасть он тоже не может. Все сочтут, что он испугался испытания, которое предложил ему Шарм.

— Но что, если он прицелится по-настоящему и по-настоящему промахнется?

— Не промахнется. — Но Мандельбаум сказал это без особой уверенности. В воинских искусствах он был не силен, а яблоко выглядело жутко-маленькой мишенью, а зала была длинной, и лампы отбрасывали неверный мерцающий свет.

Медведь поднес арбалет к плечу и тщательно прицелился, злобно посверкивая глазами на принца, так как сознавал, что его каким-то образом провели. Только он не мог понять, как именно. Затем он выстрелил.

Стрелу в полете увидеть невозможно, сила натяжения макаллистеровского арбалета равнялась ста фунтам. Вы слышали звон тетивы, свист стрелы, но ваш взгляд уже был устремлен на принца Шарма.

А он показал такую стремительность, что и по сей день некоторые жители деревни утверждают, будто Мандельбаум отвел всем глаза. Только сейчас он небрежно прислонялся к стене с выражением вежливой скуки на лице, с руками за поясом и с яблоком на макушке, что придавало ему чуть смешной вид. А в следующий миг он сделал молниеносное движение. Глаза уловили блик света на клинке, смутное струящееся движение мышц — меч принца Шарма аккуратно расколол летящую стрелу в воздухе. Тут же обе ее половины вонзились в яблоко на расстоянии в четверть дюйма друг от друга.

— Не верю, — сказала Энн. Мандельбаум изумленно покачал головой. Венделл только пожал плечами.

Медведь ошарашенно моргал. Шарм стоял неподвижно, обеими руками сжимая рукоять Разящего и все еще держа сверкающий клинок перед своим лицом вертикально вверх. Потом медленно расслабил плечи, снял яблоко с макушки, взглянул на параллельно торчащие половинки стрелы и бросил яблоко Медведю. Вновь струение мышц — и Разящий оказался в ножнах. И только тогда все зрители зарукоплескали. Принц кивнул им и пошел через залу, протягивая руку Макаллистеру. Медведь взял ее с некоторой опаской, заметив, что другая рука Шарма все еще покоится на мече. —

— Так вы говорите?..

— А?

— Насколько припоминаю, вы рассуждали о репутациях. И говорили что-то о том, что мою создают подкупленные барды.

— Угу. Верно, — сказал Медведь. — Барды. Необходимы для создания репутации. Хм, а вы не знаете, где бы я мог подкупить парочку-другую?

— Нет.

— Отлично. Ну ладно, так я пошел.

— Нет-нет, останьтесь и выпейте с нами. — Шарм положил руку на плечо детины. — Дело в том, что я как раз ищу кого-нибудь, кто мог бы познакомить меня с местным фольклором.

— Хм, ну, раз вы угощаете, мне вроде бы неудобно отказываться.

Макаллистер сел и, после того как познакомился с остальными, продолжал:

— А меч у вас, Шарм, очень даже. Собственному оруженосцу заказывали?

— Нет, мне его преподнесли. — Шарм отстегнул ножны и протянул их Медведю, который с уважением начал разглядывать Разящий.

— Очень, очень даже ничего. И как уравновешенно! — Он раскрыл инструменты, вделанные в рукоять. — Это что за крючок? Орехи выковыривать?

— Хм… по-моему, чтобы сращивать концы веревок.

Они поговорили об урожае, о местных состязаниях, об охоте и прочем. Затем Шарм начал расспрашивать своего недавнего противника о терновой изгороди, а Энн и Мандельбаум, перебивая его, вставляли свои вопросы.

Медведь запустил пятерню в жесткие космы и потряс головой:

— Лес и вправду заколдованный, но ни про какие граали я в жизни не слышал. Это вот старичье, — он кивнул в сторону деревенских старожилов, которые уже снова стучали костяшками домино, — уж конечно, много чего про него нарассказывали бы, если бы он там был. Ну а терновник окружает замок принцессы Авроры.

— Никогда не слышал про такую.

— История-то не из обычных. Лес-то, как вы могли заметить, заколдован феей, и терновник совсем не простой.

Шарм, Венделл и Энн переглянулись.

— Да-да, мы заметили.

— Понимаете, старый король Стефан построил свой замок аккурат посередь этого леса, да и не поладил с тамошней феей. Была она сущая сучка, плюгавенькая такая, по имени Эсмерельда. Так, в день свадьбы принцессы Авроры она наложила чары на весь замок, а принцессу Аврору погрузила в сон. По сказанию выходит, что разбудить ее может только поцелуй принца.

— Как ужасно! — воскликнула Энн.

— Но что ужасно? — спросил Шарм. — Что ее погрузили в сон или что разбудить ее может только поцелуй?

— То, что она лишилась своей свадьбы. Вы знаете, какого труда требует организация подобных мероприятий?

— Подумайте о ее несчастном женихе. Он же лишился своей брачной ночи!

— Заткнитесь, а?

— Ну, тут вокруг замка кольцом выросла терновая изгородь и закрыла все, что внутри. И с тех пор больше никто не видел ни короля, ни принцессы, ни, что самое странное, Эсмерельды.

Тут хозяин принес блюдо с говядиной, и кружки были вновь наполнены элем. Медведь с Венделлом навалились на еду, но остальные трое, откинувшись на спинки стульев, размышляли об услышанном.

— Только подумайте о ней, — мечтательно сказала Энн, — все еще спит, год за годом… Краснеют, желтеют и опадают листья, сменяют друг друга времена года, а ей снится день, когда придет ее принц и разбудит ее. — Она вздохнула. — Вспомните о бесчисленных свадебных подарках, так и не развернутых!

— Я бы не стал излишне доверять этой истории, — сказал Шарм. — Волшебство фей не настолько могущественно. Нашлось бы много умелых ребят, которые запросто сняли бы такое заклятие. Например, Мандельбаум.

— Со всей скромностью, — возразил Мандельбаум, — я вынужден указать, что мало кто из колдунов хотя бы равен мне. Тем не менее оценка принца Шарма в основном верна. Грааль штука слишком темная и эзотерическая, чтобы расходовать на нее время, но вот когда награда — целый замок со всем содержимым, эту ограду из шипов проломили бы за час-другой.

— Вы кое о чем забываете, — сказал Медведь, подцепляя на вилку хрящик. — На свадьбе собрались все вельможи королевства. И они там, внутри. Как и все именитые купцы, торговцы и ростовщики. Свадьба ведь была очень пышная, понимаете? Приглашены были все, кто что-то значил. Проклятущая фея разом обезглавила руководство страны. Снаружи остались одни крестьяне. Не было ни единого человека с достаточным капиталом или хотя бы достаточно предприимчивого, чтобы нанять первоклассного мага.

— Да, в результате явно возник порядочный вакуум власти. Почему соседние короли не попытались наложить руку на страну?

Медведь удивился:

— Ваше высочество, почему «не попытались»? Ваш собственный дед, король Шарм, объявил Аласию протекторатом Иллирии.

— Иллирия владеет Аласией?

— Неужели вы не знали? — спросила Энн.

Шарм покачал головой:

— Я политикой не занимаюсь. Моя область — конкретные миссии.

— Я знаю. Сражая и спасая, так?

— Правильно.

— Но неужели народ не сохранил верность собственному королю?

Медведь поизучал дно собственной кружки.

— Ну, у простонародья был выбор. Либо платить налоги королю и подати вельможам, владеющим их землей. Или платить только налоги новому королю. Вот сами и сообразите.

Энн все это чрезвычайно не понравилось.

— Мандельбаум, по-вашему, есть там принцесса? Или как?

— С одной стороны, ваше высочество, местный фольклор — источник крайне ненадежный. С другой стороны, создать такую изгородь — это вам не фунт изюму. Полагаю, она оберегает что-то весьма значительное.

— Ну ладно. Я думал махнуть рукой на этот Грааль, но если там ждет спасения принцесса, мой долг ясен. Завтра я отправлюсь туда.

— Но, государь, мне понадобится три-четыре дня, чтобы проанализировать заклятие изгороди и найти способ, как его обезвредить. А если придется послать за оборудованием в Иллирию, так и несколько недель.

— Забудьте про изгородь. У меня есть идея.

Мандельбаум просиял:

— Нет, погодите! Я знаю способ. Вы когда-нибудь обращали внимание, как дым в топящемся камине улетает в трубу…

— Перенестись через нее на мешке с дымом? Бросьте! — сказал Шарм.

Мандельбаум посмотрел на Венделла.

— Быть может, вам плохо объясняли. Это непременно сработает.

— Не сомневаюсь. Но у меня есть идея получше. Помните, как военный отряд гнался за разбойниками, а они перешли по мосту через реку Лассендаль и сожгли за собой мост? Так вот…

Шарм коротко изложил свой план. Мандельбаум погладил бороду и кивнул:

— Это, государь, в моих силах. Сейчас же займусь приготовлениями, и к рассвету все будет готово.

Венделл вскочил:

— Я вам помогу, Мандельбаум!

— Валяй, — сказал Шарм. — Но только и поспи, Венделл. Неизвестно, что нас ждет по ту сторону.

— В таком случае, с вашего разрешения, мы возьмемся за работу. — Мандельбаум встал, поклонился один раз Шарму и один раз Энн. — Спокойной ночи, Маленькая Принцесса! — И он удалился с Венделлом.

— Какой обаятельный человек! — сказала Энн.

Встал и Медведь.

— Я, пожалуй, тоже пойду. Спасибо за обед, Шарм. Ты парень что надо! — Он ухмыльнулся. — А приемчик с мечом — красотища!

Со стола убрали, и хозяин счел, что настала его очередь.

— Принц Шарм, просто выразить не могу, какая это честь, что вы изволили остановиться в моей убогой гостинице.

— Почему же убогой? Я нахожу ее превосходной.

Хозяин выпятил грудь.

— Благодарю вас, ваше высочество. Вы убедитесь, что я поместил вас в самом нашем обширном и удобном номере и снабдил вас тюфяком, набитым гусиным пухом. Ваша свита займет соседний номер. Ваша служанка может спать на кухне с нашими девушками. — Он ласково улыбнулся Энн. — Моя супруга постелила ей рядом с плитой, так что ей будет тепло.

— Хм, — сказал принц и взглянул на Энн, ожидая, что она объявит о своем королевском происхождении и потребует номер, подходящий ее высокому положению. Однако она ответила ему невозмутимо холодным взглядом и промолчала, так что ему пришлось сказать:

— Собственно… э… мне необходимо, чтобы моя служанка занялась кое-какой штопкой… хм, да, штопкой, и ей надо будет о многом у меня справляться допоздна, так почему бы вам не поместить ее в соседнем со мной номере?

Хозяин был так шокирован, что лишился языка. Багровая краска разлилась вверх по его шее и вскоре добралась до лысины. Энн не сомневалась, что только мысль о законе о карах за оскорбление королевского достоинства помешала ему ударить юного принца. Затем его осенила какая-то мысль, гнев его угас с той же быстротой, с какой вспыхнул, и он захохотал.

— Понимаю, — задыхался он, — ваше высочество изволили пошутить! Хо-хо-хо! Вы же не могли подумать, что мы поместим незамужнюю женщину в одном крыле с мужчинами! А я, дурак, попался было на ваш подвох!

Шарм свирепо поглядел на Энн. Но она продолжала молчать, и он выдавил из себя улыбку.

— Да-да, я просто шутил. Конечно, уложите ее на кухне. А если она причинит вам какие-то беспокойства, вылейте на нее ушат холодной воды.

Энн встала и сделала ему низкий реверанс.

— Как прикажет, его высочество, — сказала она кротко. — Но я должна буду принести вам вечером ваше молочко. Принц всегда выпивает на сон грядущий стакан теплого молока с овсяным печеньицем, — объявила она хозяину гостиницы.

Шарм скрипнул зубами.

— А? — сказал хозяин. — Печеньице? — Он посмотрел на Шарма, потом на Энн. — Это, пожалуй, можно. Тебя проводит кто-нибудь из замужних. А теперь, с вашего дозволения, государь, я должен заняться другими посетителями.

Шарм милостиво наклонил голову. Энн разгладила юбку.

— А теперь, с вашего дозволения, государь, я должна заняться своим местом на кухне.

— Погодите! Почему вы ему не сказали… — Но Энн уже упорхнула, оставив Шарма одного в быстро пустеющей зале. — Девчонки! — буркнул он.

А потом поднялся в свой номер. Венделл аккуратно распаковал вещи, однако блистал своим отсутствием, видимо, все еще помогая Мандельбауму.

Шарм стянул сапоги и бросился на постель. Набивка из гусиного пуха оказалась достойна всяческих похвал, но ему никак не удавалось расслабиться. Его мысли занимала Энн. Лицо у нее было прелестное. Но эта девчонка его бесила. Она упрямо игнорировала тот факт, что он ПРИНЦ ШАРМ! Подумать только! И вообще, что ей от него нужно? Он перекатился на живот, потом опять перекатился на спину. А груди у нее — во! Одежда служанки очень даже выгодно их облегает. Он перекатился на живот и замолотил кулаками по подушке. Потом взбил ее. Потом перекатился на бок. «Тюфяк чересчур мягкий, в этом вся беда!»

Дверь распахнулась, и в комнату влетел Венделл.

— Ух, здорово! Заклятие будет еще то!

Он вытащил из мешка несколько свечей и убежал.

— Им-то хорошо! — сказал Шарм пустой комнате.

Шарм очень уважал Мандельбаума и искренне восхищался талантами колдуна. Знания старика были обширнейшими. Но у колдунов и магов был тот недостаток, что им не удавалось гарантировать повторяемости результатов. Вот почему ему не нравилось прибегать к чарам, если прежде он раза два не наблюдал, как они срабатывают.

Вообще-то Мандельбаум был очень надежен, хотя и не сумел подловить его на всю эту лабуду про символизм. Наполнение грааля водой, решил принц, не более символично, чем вкладывание меча в ножны.

В дверь тихонько постучали. Так тихонько, что Шарм сперва решил было, что ему почудилось. Но тут стук раздался снова — три легких удара, дверь бесшумно отворилась, в нее молча проскользнула Энн со свечой в руке и затворила ее за собой.

Энн была воплощением, пленительности.

Огонек свечи подсвечивал ей щеки и отражался в темных глазах. Глянцевые черные локоны ниспадали на ее плечи пышными волнами. Губки были пухлыми, алыми, влажными и чуть приоткрытыми, а ресницы мягко касались нежной безупречной кожи. На ней была простая ночная рубашка из белого холста, успешно скрывавшая контуры ее фигуры, хотя те округлости, которые все же были заметны, все находились на положенных им местах и сулили очень многое. И она была босой.

У Шарма пересохло во рту.

Энн поставила свечу на тумбочку и села рядом с Шармом.

— Привет! — сказала она негромко.

— Привет, — сказал Шарм, — а где замужняя?

— Они все спят. И я воспользовалась случаем подняться сюда к вам. — Она иронически улыбнулась. — Но без молочка и печеньица. Только я одна.

— Ну, я не огорчен. Однако почему вы не сказали хозяину, кто вы? У вас был бы свой номер.

— Глупенький! — Энн взяла обе руки Шарма в свои. — Хозяин не желал поместить женщину в одно крыло с мужчинами, но ведь он вряд ли мог выставить принца Шарма из его номера! А потому он отвел бы мне одну из задних комнат — мне одной, а для этого вышвырнул бы из нее всех остальных девушек.

— И где бы они спали?

— На конюшне.

— Угу. Понял. Вы поступили прямо-таки замечательно, не ткнув ему в нос свое королевское происхождение.

— О, у нас в замке я переделала столько черной работы, что научилась смотреть на вещи с точки зрения судомоек!

— Ну… э… По-моему, вы все равно замечательная. — Шарм внезапно ощутил острую необходимость продолжать этот разговор. — Э… ну… я хочу сказать, что было замечательно с вашей стороны… э… уступить им свою комнату. — Он почувствовал себя круглым идиотом. — Понимаете? Лечь спать в кухне, чтобы им не пришлось спать на конюшне, это… э… замечательно… о черт!

— Только подумать! Полный шарма принц, Шарм потерял дар речи?

— Так вы же застали меня врасплох, войдя сюда. Дайте мне минутку!

— Не надо, не торопитесь. — Энн наклонилась и уперлась локтями в колени, что отнюдь не помогло Шарму сосредоточиться. Он оторвал взгляд от ее грудей, чуть вздымавшихся и опускавшихся с каждым вздохом, и посмотрел ей прямо в глаза.

Потом сказал:

— Энн, сегодня вечером, когда я поднялся к себе в номер, я подошел к окну и увидел розовый куст. Обычно такие кусты зацветают только летом, но этот, укрытый от ветров, уже дал бутоны. Свет из окна падал на единственный цветок, и несколько капелек воды на нежных лепестках мерцали, точно жемчужины, в лучах лампы. Вот все, что мне было видно, Энн: выхваченная из мрака единственная безупречная роза, и, увидев ее, я подумал о вас.

— О-о! — вздохнула Энн. — Как мило! — Она прильнула к принцу и положила голову ему на плечо. Шарм чувствовал легкое дыхание, овевавшее его шею. Его артериальное давление взлетело к небесам. Настал миг испробовать кое-какие приемы.

— Знаете, Шарм, у вас и у меня много общего.

Он обвил рукой ее талию, прикидывая, насколько велик риск, если он дотронется до ее бедра.

— Правда?

— Угу. Ваш отец и моя мачеха завидуют нашей юности и народной любви к нам.

Другой рукой он откинул волосы с ее лба.

— Пожалуй…

— Мы одинаково серьезно относимся к нашему долгу перед нашим народом.

— Э… Угу… Вроде как. — Он слегка придвинул ее к себе, и она еще теснее прижалась к нему всем телом. Он наклонил голову к ее лицу, и теперь его губы от ее губ отделяли какие-то дюймы.

Энн блаженно закрыла глаза, ее мысли куда-то уплыли, и, не думая, она продолжала шептать:

— И ваша и моя мать умерли родами.

Принц напрягся.

— Ну и что?

— Когда я была маленькой, я все время думала о ней. А вы думаете о вашей матери?

— Э… не в такие минуты.

— Так странно — расти без матери, зная при этом, что она умерла, чтобы дать жизнь тебе.

— Одну минуту!

— В определенном смысле мы повинны в их смерти, почти так, будто мы их убили.

Артериальное давление Шарма рывком вернулось с небес на землю.

— Э-эй… — Такая мысль могла охладить даже семнадцатилетнего юношу в приапическом раже.

— Не то чтобы я ощущала какую-либо вину. А вы, когда росли, вы думали о чем-либо подобном?

— Нет! — Принц выпрямился и уронил голову Энн на подушку. — Нет, я никогда о подобных вещах не думал. И в эту минуту у меня нет особого желания размышлять о них. Эх, умеете вы убить романтическое настроение!

— Романтическое настроение? — Энн словно бы только сейчас поняла, где находится, и соскочила с кровати. — Простите. Я не хотела… вы же не думаете, будто я… Мне пора! — Она распахнула дверь. — Ну, увидимся утром. — Она протянула ему руку для пожатия.

Принц словно не заметил ее руки.

— На улице холодно?

— Э… кажется, немного знобко.

— Отлично! — вздохнул Шарм. — Пойду погуляю.

Стук его сапог разбудил весь этаж, и Энн лишь с большим трудом удалось вернуться в свою постель, оставшись незамеченной.

* * *

Когда они выехали из деревни, солнце еще не выпило утренние туманы, однако на этот раз Шарм и Венделл не стали мешкать и развлекаться, даже когда деревня скрылась из вида. Венделлу удалось поспать часа четыре — более чем достаточно, если в вас кипит энергия юности, и, бурля веселым возбуждением, он то и дело далеко обгонял остальных, исследовал боковые тропы и мчался назад галопом. Шарм испытывал внутреннее напряжение, которое возникает в предчувствии близкой опасности. Хотя внешне он сохранял полное спокойствие, ему не терпелось поскорее взяться за дело. Мандельбаум трудился всю ночь, однако на его лице не было и тени утомления. Он крепко сидел в седле и с апломбом попыхивал трубкой.

Энн смотрела прямо перед собой, ехала молча, а на все расспросы отвечала «м-м-м». Принца она старательно игнорировала. Тот факт, что никто, казалось, не замечал, с какой тщательностью она его игнорирует — а сам принц тем более, — делал его поведение накануне ночью еще более нестерпимым. Когда они добрались до терновой изгороди, Венделл порыскал туда-сюда, пока не нашел кучу обгорелых веток.

— Вот тут. Тут все и было. Видите, тут мы развели костер.

Мандельбаум внимательно разглядывал изгородь. И Шарм тоже.

— Ни малейших следов. Ничем не отличается от остальной. Взгляни! Я врубился где-то здесь, но при взгляде на нее теперь и не догадаешься.

Мандельбаум кивнул, достал из кармана маленькие ножницы, отстриг веточку, завернул ее в тряпицу, а потом положил в карман куртки вместе с ножницами. После чего забросил плащ через плечо.

— Ну, так за работу!

— Что вы собираетесь делать? — спросила Энн, не выдержав.

— О! — сказал Шарм. — Она все-таки заговорила!

— Заткнитесь! Что вы собираетесь делать?

— Наблюдать и ждать.

Шарм сидел перед деревом и что-то вырезал из ивовой коры, а Мандельбаум с Венделлом открыли два больших мешка и начали доставать оборудование. Сначала они вытащили десятки деревянных колышков, покрытых сложной резьбой, и вбили их в землю примерно по кругу. Видимо, расстояние между колышками имело огромное значение — они постоянно измеряли его куском веревки с узлами. Потом достали кожаные кисеты с порошками и посыпали этими порошками землю между колышками. Потом вскрыли флаконы с вонючими жидкостями, набрали их в стеклянные пипетки и покапали на землю и на колышки. Потом достали металлические колпачки из меди, бронзы, а также, к удивлению Энн, из золота и серебра и надели их на некоторые колышки.

— А вы ничего делать не собираетесь? — спросила Энн у Шарма.

— Я уже делаю. Видите, я вырезал свисток.

— Помочь им, вот я о чем!

— Похоже, у них все ладится и без меня.

— Хм-м-м! — Энн гневно отошла, и Шарм отметил про себя, что ее одежда просто сшита для гневных движений.

Она направилась к Мандельбауму.

— Не могу ли я чем-нибудь помочь?

— Нет, — сухо ответил Мандельбаум. — Вы будете только мешать. Ночью я показал Венделлу что к чему. Просто посидите где-нибудь там.

Энн вернулась к дереву и села возле Шарма.

— Ну, хорошо. Наверное, я сглупила. Собственно говоря, мне, наверное, следует поблагодарить вас за вчерашнюю ночь.

— Что? Поблагодарить меня? За что, собственно?

— За то, что… не злоупотребили… вчера ночью. Я, кажется, как-то забылась. Я была готова… поцеловать вас… и вообще. Вчера ночью мне почудилось, что вы меня отвергли, но теперь я поняла, насколько не права. Если бы не ваша сила характера, я могла бы сделать то, о чем теперь мы оба сожалели бы.

— А! — сказал принц, затем несколько раз открывал рот, словно собирался что-то сказать, но в последний миг передумывал. Молчание продлилось несколько минут, и он наконец сказал: — По-моему, я могу быть с вами абсолютно откровенным. Я ушел погулять не потому, что был облачен в броню добродетельности. Я ушел потому, что расстроился из-за разговора про матерей. То есть меня правда очень влекло к вам.

— Правда?

— Угу. По-моему, вы красавица. И что куда важнее, вы не просто красавица, вы чудо!

— Спасибо! Вы сейчас сделали меня очень счастливой.

— Не стоит благодарности. Вы могли бы сказать мне, каким красивым я, по-вашему, выгляжу сейчас.

— Выглядите неплохо.

Он показал ей язык, она рассмеялась и хлопнула его по плечу.

— А теперь объясните, как мы переберемся через изгородь.

— Погодите немного. Мандельбаум уже завершает приготовления.

Собственно говоря, Мандельбаум их завершил, и земля между колышками чуть затлела. Венделл запаковывал мешки и оттаскивал их на безопасное расстояние. Принц с Энн встали, но ближе не подошли. Мандельбаум бормотал заклинания и постукивал киянкой то по одному, то по другому колышку. Потом он выбил свою трубку и торопливо отбежал. Плащ захлопал у него за спиной.

Все произошло за какие-то секунды. Вот в центре круга возник голубоватый огонек, а миг спустя заполыхал весь круг, и тотчас с ревом к небу устремился столп пламени, разбрасывая хлопья сажи и дымящиеся угольки. Однако минуту спустя огонь погас, и остался только выжженный в траве круг.

— И только? — сказала Энн. — Вот это поможет нам пробраться сквозь изгородь?

— Погодите!

У себя под ногами Энн ощутила вибрации, сопровождаемые глухим рокотом. Они стремительно усиливались.

— Что происходит?

— Отойдите!

Вокруг нее земля вздымалась и содрогалась, будто море в бурю. Деревья тряслись, сбрасывая листья и сухие ветки. Шум ветра перешел в пронзительный стон, и у нее по спине побежали ледяные мурашки.

— Вот оно! — крикнул принц.

С оглушительным ревом из земли на неизмеримую высоту вырвался столп воды. Тысячи галлонов в минуту рвались ввысь к прозрачному голубому небу. Где-то под облаками энергия бьющей струи истощилась, и вниз ливнем посыпались капли.

— Аи! Я промокла насквозь!

Шарм смеялся:

— Во-во! — но тут он увидел, как намокшее тонкое платье прилипло к ее грудям, и торопливо отвел взгляд.

Мандельбаум размахивал руками, стараясь подчинить струю своей воле. И водяной столп начал раскачиваться и гнуться, будто пальма в ураган, разбрызгивая воду по лесу на сотни шагов. В конце концов струя загнулась до земли, образовав безупречную арку над терновой изгородью.

— Отличная работа, — сказал принц.

— Но мы же не можем оседлать ее, нас убьет!

— Он еще не кончил. Сейчас будет самое интересное.

Мандельбаум оглянулся на них и подмигнул. Затем взмахнул руками, и тишина оглушила Энн.

А Шарм уже шел к Мандельбауму. Энн пошла за ним. Внезапно поднялся пронизывающий ледяной ветер, и по ее телу в намокшей одежде пробежала дрожь. Тут она заметила, что в лесу вовсе уж не было так тихо — как и прежде, шелестели листья и щебетали птицы. Просто смолк громовой рев воды. Но она по-прежнему видела изящную изогнутую арку. К ней подбежал Венделл, протягивая полотенце, которое она с благодарностью взяла. Когда она вытерла лицо и глаза, то вновь поглядела на струю, и все стало ясно.

— Так она же замерзла! Вы превратили ее в лед!

— Не прикасайся к ней, — предостерег принц. — Кожа примерзнет! У меня для вас есть перчатки.

— Лед очень холодный, — сказал Мандельбаум. — И несколько часов будет сохранять свою структуру без изменений. Это дает вам достаточно времени найти принцессу, поцеловать ее и выбраться наружу. Конечно, при условии, что вы не поддадитесь соблазну осмотреть замок.

— Хм-м-м, — протянула Энн.

— Что значит «хм-м-м»?

— Ну послушайте! Вы же не собираетесь всерьез целовать эту особу, эту Аврору, если она в действительности существует, правда?

— А почему нет?

— Принц Шарм! Вы даже не были ей представлены!

— А как я мог быть ей представлен? Она же зачарована.

— Я об этом и говорю. Вы не можете просто войти в спальню девушки и поцеловать ее, пока она спит. Она не в состоянии изъявить свое согласие. Это почти равно изнасилованию!

— Если спасти ее можно только поцелуем, то я буду вынужден ее поцеловать. Это моя работа. Я принц.

— Извращение какое-то!

— Ты просто ревнуешь.

— Ревную? Я? Ха!

— Предвижу, что такого рода бесплодный спор может затянуться на много дней, — вмешался Мандельбаум. — Почему бы вам не продолжить его, пока вы будете перебираться через изгородь? Два часа минуют гораздо быстрее, чем вам покажется.

— Верно! — сказал Шарм. — Венделл, подай нам веревки и ледорубы.

— Нет, — сказал Венделл. — Мандельбаум распорядился, чтобы я их с собой не брал.

— Я приготовил вам сюрприз, — сказал колдун. — С тех пор как вы в последний раз видели этот фокус, я ввел кое-какие улучшения. — Он опустил руку в один из своих многочисленных карманов, извлек серебряную ложку, чуть-чуть подул на нее и бережно вытер о свой плащ. Осторожно зажав ее между большим и указательным пальцами, он нагнулся к ледяному мосту и легонько постучал по нему.

Раздалось нежное «дзинь», как будто щелкнули по хрустальному кубку. Звук этот начал расти, шириться, обретать десятки обертонов и нюансов. Он длился несколько минут, иногда почти затихая, а затем становясь громче, прокатываясь взад и вперед по ледяной арке. Внезапно он оборвался.

Тут от арки начали отлетать кусочки льда и, сверкая, падать на землю. Когда заклятие наложилось окончательно, принц увидел вырезанную во льду безупречно удобную лестницу.

— Отлично! — сказал он.

— Очень мило, — сказала Энн. — Очень-очень.

— Обеспечило мне два выдвижения на премию Золотой Пентаграммы для колдунов, чародеев и волшебников, — с гордостью объявил Мандельбаум. — За лучшее Новое Заклятие и лучший Особый Эффект.

— Вот и хорошо. Ну, пожалуй, мне лучше сбегать туда поцеловать красотульку. Тяжелая работа, но кто-то же должен ее выполнить!

Он натянул перчатки и начал подниматься по лестнице, даже не оглянувшись. Энн поколебалась, а потом последовала за ним. Лед был скользким, как лед, и на третьей ступеньке она потеряла равновесие. Принц ухватил ее за плечо. На нем были сапоги, подбитые гвоздями, а потому ступал он уверенно, а ее обнял за талию, чтобы помешать ей поскользнуться.

Венделл, тоже в сапогах, подбитых гвоздями, остановился на первой ступеньке и обернулся.

— Мандельбаум, а это дорогое заклятие?

— Очень дорогое, Венделл.

— Дороже приема с мешком дыма?

— О да. Гораздо. Гораздо дороже.

— Так почему вы не стали настаивать на мешке с дымом?

Мандельбаум посмотрел на принца, убедился, что он не расслышит, и наклонился к самому уху Венделла:

— Это государственный заказ, малыш. Когда-нибудь ты поймешь.

Венделл пожал плечами и вслед за принцем начал подниматься по ледяным ступенькам.

Перейти через арку особых затруднений не составило. Выдолблены ступени были достаточно грубо, так что шагать по ним было не более опасно, чем, скажем, по замерзшему озеру в разгар зимы. Тем не менее в верхней точке арка достигала в высоту добрых ста футов, а потому принц и его спутники двигались со всемерной осмотрительностью. Сверху терновая изгородь выглядела не более заманчиво, чем снизу, и сулила не слишком приятное приземление тому, кто поскользнулся бы и сорвался вниз. В ширину она достигала примерно тридцати футов, и ледяной мост завершался по ту ее сторону. Наверху арки принц остановился и подождал остальных. Энн была лишь на десяток ступенек ниже его, а Венделл поднимался сразу за ней. Она, слегка запыхавшись, остановилась за плечом Шарма.

— О-о! Недурен, — сказал принц.

— Он мне нравится больше нашего, — заявил Венделл.

Они созерцали замок. Выглядел он весьма внушительно и явно относился к тому архитектурному стилю, в котором форма доминирует над функцией. Построен он был из белого глазированного кирпича и выкрашен некогда ярко-голубой краской, теперь выцветшей и облупившейся. Высокие стрельчатые окна принадлежали к тому типу, который приводит горничных в исступление, а на крыше во множестве красовались витые башенки и шпили, единственным назначением которых было, видимо, придавать замку празднично-пряничный вид. Двери и ставни из полированного дерева покрывала пышная резьба, а парадный вход окаймлял целый прайд каменных львов. Хотя замок несколько пострадал за двадцать лет полной заброшенности (например, петли входных дверей проржавели насквозь), он все еще выглядел относительно новым. Ров, видимо, наполнялся родниками, так как вода в нем была глубокой и прозрачной и в него не впадал и из него не выбегал ни единый ручеек. От замка до терновой изгороди со всех сторон простирался широкий газон. Траву давно не подстригали. С башни уныло свисал флаг, превратившийся в лохмотья.

— Вот и конец нашим поискам Грааля! Этому модерну не больше тридцати лет.

— А он мне все равно нравится, — сказала Энн. — Такой светлый и воздушный! Какое идеальное место для свадьбы!

— Дракон, — сказал принц.

— Что?

Минуту назад Шарм достал из-за пазухи своей туники небольшую медную подзорную трубу и разглядывал через нее все, что возможно было увидеть.

— Венделл, кареты!

— Вижу.

— Что ты видишь?

Перед замком в четыре ряда стояли кареты, числом около двадцати. Они были не в лучшем состоянии, чем замок: время и непогода оставили свои следы на позолоте, бархатных занавесках и кожаной упряжи. У некоторых сгнило одно-два колеса, и их кузова наклонялись под причудливыми углами. А несколько валялось на боку. Между спицами колес вырос высокий бурьян.

Шарм протянул трубу Энн:

— Поглядите на вон те две кареты.

Энн поднесла трубу к глазу. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что кареты эти опрокинулись не сами собой. Все колеса были у них на месте, а по деревянным кузовам тянулись длинные параллельные царапины. Верх одной был сорван с огромной силой, оставив торчать расщепленные распорки. Было ясно, что какой-то могучий зверь разломал карету, будто панцирь краба.

— Что нам делать?

— Держать ухо востро.

— Как? Мы пойдем дальше?

— Вы можете вернуться, если хотите.

— Если вы идете туда, то и я пойду.

— Отлично. — Шарм на пару дюймов вытащил меч из ножен и подушечкой большого пальца проверил наточенность лезвия. — Только пропустите Венделла вперед. Он нужен мне рядом со мной.

Венделл и Энн бочком поменялись местами, и все трое начали спускаться вниз по дуге: принц впереди, за ним Венделл, за Венделлом Энн. Спуск был чуть более коварным, чем подъем, так как лед начинал подтаивать и покрылся водяной пленкой, усиливающей скольжение. Тем не менее они достигли земли без неприятных происшествий и со льда ступили в прохладную сочную траву высотой по колено. Принц сразу направился к дверям замка.

— А как же дракон? — спросила Энн.

— Возможно, он внутри. Будь он снаружи, мы его увидели бы.

— Но если он внутри, то не следует ли нам быть снаружи?

— Нет. Нам следует быть внутри, а дракону — снаружи. К несчастью, слишком много дверей выломано, а окон разбито, и не допустить его внутрь возможности нет. А потому от этой стратегии нам никакой пользы не будет.

— И вы всерьез намерены сразить его без коня и копья?

— Знаете, не будем забегать вперед. Сначала просто оглядимся.

Парадная дверь была отперта. Шарм прижал ладонь к створке и слегка нажал. Сохранившаяся петля взвизгнула. Он отдернул руку, повернулся к своим спутникам и приложил палец к губам. Энн и Венделл кивнули. Принц проскользнул внутрь через полуоткрытую створку. Он подождал, пока Венделл и Энн не присоединились к нему.

Вестибюль прекрасно сохранился, хотя все в нем покрывал густой слой пыли. Энн ожидала увидеть завесы паутины, осиные гнезда, крысиный помет, следы мышиных зубов на портьерах и гобеленах. Однако хотя мебель и прочее пострадали от времени, местная фауна их практически пощадила. Она шепнула Шарму:

— Все в хорошем состоянии.

Он кивнул и бесшумно подошел к окну. На подоконнике валялись мухи. Около десятка.

— Дохлые.

— Может быть, спящие?

Принц покачал головой. В углу у щели в полу лежал сверчок, и он пошевелил его кончиком меча. От насекомого осталась только высохшая оболочка.

— Дохлый. Тоже мне чары!

— А где люди?

— Свадебные гости? Давайте заглянем в часовню.

Они пошли по коридорам, через кабинеты и гостиные, направляясь к центру замка. И нашли свадебных гостей, вернее, то, что от них осталось. Собрались гости не в часовне, а в банкетном зале, где было все приготовлено к свадебному пиру. Вдоль стены тянулись длинные столы с золотыми подносами и блюдами из тонкого фарфора. В хрустальных кубках на дне запеклись хлопья того, что некогда было марочными винами. На стульях сидели высохшие скелеты. К костям кое-где прилипли лоскуты шелковых и бархатных костюмов, но с чисто обглоданных черепов смотрели пустые глазницы. В середине зала на куче костей спал дракон.

Шарм, заглянувший в зал из-за дверного косяка, отдернул голову и сделал своим спутникам знак следовать за ним. Они отступали по коридору, пока не наткнулись на небольшую уединенную библиотеку. Над полками с пропыленными книгами и безделушками к потолку тянулись стрельчатые окна. Шарм смахнул пыль с кожаного кресла для Энн, сам сел в другое и сказал:

— Симпатичный малыш, а?

— Ой, — сказала Энн, — он такой безобразный! Я их никогда прежде не видела. И от него воняет!

— Смрадом падали. Я бы сказал, что в нем футов двенадцать. А по-твоему, Венделл?

— Четырнадцать, если считать с шипами на кончике хвоста.

— Ты заметил, что на спине и на боках у него не все чешуи целы?

— Да, государь. Когда они линяют, так становятся особенно злобными.

— Ну ладно! — Шарм откинулся в кресле, приподняв его передние ножки. — Обсудим положение. Имеется зеленошипный четырнадцатифутовый дракон, самец, возможно, в процессе линьки. Верхний левый клык выщерблен, на правой задней лапе не хватает когтя, по три когтя на остальных трех, гребень на голове и вдоль спины, видимо, здоров. Наверняка свиреп. В настоящий момент спит в ограниченном пространстве.

— М-м, — сказала Энн. — В целом я согласна с вами.

— Скажем, пламя бьет на три шага, — сказал Венделл. — Зал шириной примерно в сорок футов и длиной в сто. Двустворчатый парадный вход в южном конце, две двери по боковым стенам, выходящие в коридоры, две небольшие вращающиеся двери в задней стене, видимо, ведущие на кухню.

Шарм кивнул:

— Двенадцать окон восьми футов высотой, расположенных через равные промежутки в четырех футах над полом. На полу много обломков мебели и всякого другого хлама.

— Работать ногами будет нелегко.

— Верно. — Принц отстегнул меч и протянул его Венделлу. — Валяй.

— Государь?

— Ты же говорил, что хочешь убить дракона. И вот — пожалуйста!

— Шарм! — воскликнула Энн.

— Я справлюсь, — сказал Венделл и хотел взять меч у принца, но, видимо, пальцы у него плохо гнулись. Когда он наконец ухватил ножны, то вытянул Разящий. Кованая, чуть смазанная жиром сталь заблестела, а наточенное, как бритва, лезвие словно вспыхнуло огнем. Венделл отложил ножны, поднял меч острием к потолку. — Ну, ладно.

Шарм смотрел на него без всякого выражения. Энн была в шоке.

— Хорошо, — сказал Венделл. — Управлюсь за минуту и сразу назад.

В своих грезах он всегда перед тем, как выйти на бой, отпускал остроумнейшую шутку, полную лихости. Но теперь ему ничего лучшего в голову не пришло, и он удовольствовался тем, что выставил подбородок и грозно нахмурился, а потом повернулся на каблуке и решительно зашагал к двери.

Но не успел он сделать и трех шагов, как ему на плечо легла ладонь Шарма.

— Я просто валял дурака, Венделл. Это была шутка. Отдай мне меч.

— О! — сказала Энн. — Совсем не смешно.

Венделл неохотно вернул меч:

— Так я и знал. Вы никогда мне ничего не позволяете!

— Извини, Венделл. Может быть, в следующий раз, а?

— Вы всегда так говорите.

— Э-эй, — сказал принц, наклонился в Венделлу и конфиденциально прошептал: — Я просто хотел произвести впечатление на эту девочку. Иначе я бы позволил тебе сразить его. Нет, правда. Я серьезно.

Венделл покосился на Энн:

— Понятно. Я понесу ваш меч до залы.

Шарм покачал головой:

— Ты останешься тут.

Венделл был до того поражен, что онемел. А когда вновь обрел дар речи, то захлебнулся от негодования.

— Ты бросаешь меня тут с ДЕВЧОНКАМИ!

— Прошу у тебя прощения, — сказала Энн.

— Всего с одной. Я хочу, чтобы ты остался здесь и защищал ее. Ну послушай, Венделл, ты ведь знаешь, как ведут себя драконы с девушками!

— Угу. Ну ладно.

— Договорились. Ты держишь оборону здесь, а я сражу эту скотину и вернусь через несколько минут. А потом, думается, можно будет и перекусить.

Шарм подмигнул Энн, хлопнул Венделла по плечу и уверенной походкой направился к двери. Но тут его догнала Энн, встала перед ним и внезапно крепко его обняла. Захваченный врасплох Шарм сжал ее в объятиях.

— Береги себя! — шепнула она.

— Непременно.

— Д-е-е-е-рь… — буркнул Венделл.

Шарм услышал, как они задвинули задвижку, и зашагал в банкетный зал. Дракон все еще спал на груде костей.

Широко известно, что многие животные, когда спят, выглядят совсем беспомощными, и это придает им симпатичнейшую безобидность. Огромный свирепый гризли, свернувшийся на солнцепеке, может показаться таким же привлекательным и игривым, как коккер-спаниель; самый беспощадный воин-садист, задремав, обретает сходство с невинным младенцем; даже гады вроде жаб и змей приобретают какую-то подкупающую игрушечность.

Но к драконам это не относится.

Зеленошипный дракон — не самый крупный и не самый опасный в сравнении с другими подвидами, но в его облике есть та особая омерзительность, какой может похвастаться только барракуда да некоторые портовые крысы. А этот дракон выглядел даже омерзительнее большинства своих собратьев. В отвислой нижней челюсти торчал внушительный ряд острых искривленных зубов, а вокруг глаз виднелись шрамы — возможно, память о хищном звере, которого он выгнал из норы. По его спине ползали клещи, а если кому-нибудь приспичило бы взглянуть на него поближе, так наверняка обнаружились бы блохи и кровососущая мошка. Чешуи были грязными и тусклыми, однако мышцы под ними выглядели литыми, а когти, как и зубы, были острее бритвы. Он свернулся кренделем, положив нос на хвост, а из уголка его пасти свисала струйка слюны.

(Драконов характеризует сильнейшее слюноотделение. И правду сказать, бой с драконом в первую очередь страшен тем, что вы, когда он открывает пасть, чтобы обдать вас пламенем, рискуете прежде получить душ драконьих слюней. Все рыцари просто ненавидят этот момент, и такие подробности никогда не упоминаются во время романтической похвальбы у топящегося камина.)

Вот о чем думал Шарм, пока смотрел на дракона из-за двери, держа Разящего в руке. Тихо и неглубоко дыша, он запечатлевал в уме дракона, залу, все входы и выходы, расположение мебели и окон, направление света и расположение различных предметов, разбросанных по полу, о которые может споткнуться человек, если он не смотрит под ноги, так как слишком поглощен боем не на жизнь, а на смерть. «Ладно! — сказал он себе беззвучно. — Не такая уж сложная задача. Он спит. Я пройду туда очень тихо, прилагая все усилия, чтобы не разбудить его, а затем вгоню мой меч ему в глаз прежде, чем он сообразит, что случилось. Прием, проверенный на опыте».

И тут дракон проснулся.

— Время прибегнуть к плану Б, — сказал принц, но, к несчастью, у дракона, видимо, был такой же план, и он ринулся на Шарма.

Принц мгновенно исчез из залы, но не настолько мгновенно, чтобы потерять способность соображать, и он побежал в противоположную сторону от маленькой библиотеки, где прятались Энн и Венделл. Дракон с ревом пронесся сквозь дверь, точно цунами зеленого цвета. Налитые кровью глаза горели яростью, а губы оттянулись от клыков в злобном рыканье. Он увидел, как Шарм проскочил в другую дверь, и понесся за ним на предельной скорости. Гибкое тело извивалось по-змеиному, шея была вытянута до предела, а чешуйчатая голова наклонена, как таран. Кинувшись в погоню, он испустил рык — оглушающий, зубодробительный, исполненный чистейшей животной ненависти.

Драконов отличает крайняя территориальность.

Принц нырнул в ближайшую комнату, уже придумав простейший план. Он намеревался встать у двери и ткнуть дракона в глаз, едва тот просунет морду в дверь. К несчастью, комната, куда он свернул, была полна гобеленов. Они устилали пол не одним, но семью слоями и висели по всем стенам. Едва Шарм вжался в гобелен у двери, как дракон затормозил, подозрительно оглядел внутренность комнаты из коридора и фукнул в нее огнем, воспламенив ткани на полу и по сторонам двери. Оказавшись, так сказать, под перекрестным огнем и на миг ослепнув от дыма, принц, теснимый пламенем, был вынужден отступить в глубь комнаты. Закашлявшись, он опрокинул книжный шкаф и встал за ним, готовый к бою.

Но дракон не появился.

— Черт бы тебя побрал! — сказал принц. Стены пылали, и ему необходимо было спешно из них выбраться. Тремя молниеносными ударами меча он срезал гобелен со стены, закутался в него для защиты от огня, а затем ринулся через пламя в коридор. Сбрасывая затлевший гобелен, он увидел, что дракон удаляется рысью по коридору, поматывая головой и нюхая воздух.

— О черт! Он чует ее! И почему они всегда кидаются на девственниц?

Произошла внезапная перемена ролей. Дракон перешел на галоп, увлекаемый запахом девицы, а принц гнался за ним, размахивая руками и вопя, чтобы отвлечь чудовище на себя. Но тщетно! Дракон уверенно добрался до убежища Энн, не колеблясь ни секунды, взвился на дыбы и всей своей тяжестью навалился на дверь. Когти передних лап раздирали филенку в щепу. С торжествующим ревом чудовище сорвало дверь с петель.

Внутри Энн, уцепившись за верхнюю полку одного из шкафов, силилась открыть окно. Венделл, балансируя на второй полке, обеими руками подпирал ягодицы Энн. Когда дверь рухнула, он перестал ее поддерживать и прыгнул за мечом. Однако это был не слишком разумный маневр, так как в результате Энн сорвалась и упала ему на голову, на них обрушились книги, а затем накренился шкаф, засыпал злополучную пару свитками рукописей и опрокинулся, накрыв их. Естественно, все это заняло заметно меньше времени, чем данное краткое изложение событий. И внезапное падение шкафа вкупе с неожиданным исчезновением добычи совершенно сбило с толку слабоумного дракона. Он замер, подозрительно понюхал воздух и разинул пасть, чтобы спалить и эту комнату. И тут появился принц Шарм.

Он мчался по коридору во весь дух, но увидел лишь хвост дракона, торчащий из двери. Разглядев пролысину в линяющей чешуе, он обеими руками нацелил на нее меч и навалился на него всей тяжестью. Булат глубоко погрузился в мышцы и уперся в кость. Из раны вырвался тонкий гейзер крови, и шипы судорожно забившего хвоста оставили глубокие царапины на дверной раме. Чудовище проглотило огонь, чтобы испустить визг, от которого кровь леденела в жилых, а потом, забыв о паре жертв в комнате, извернулось крутой дугой и выскочило в коридор.

Там его поджидал Шарм.

Поранив хвост дракона, он отпрыгнул подальше от смертоносных шипов. И теперь со всей мочи кинулся назад, держа меч нацеленным на место, где, по его расчетам, должен был находиться глаз чудовища. Голова Дракона с багровыми от ярости глазами, с ощеренными кривыми зубами появилась из двери так стремительно, словно ее выстрелили из рогатки. Шарм метнулся прямо к ней и, собрав все свои силы, нанес удар в злобный глаз. И промахнулся.

Удар был трудным даже для Шарма: колющий удар на бегу, нацеленный в глаз величиной с ладонь, который появился из двери под прямым углом к направлению удара. Поразительно уже то, что промах был совсем незначительным. Клинок Разящего пропахал глубокую борозду в щитке над глазницей дракона, заставив его вновь взреветь от бешенства. Меч отскочил от непробиваемой чешуи, а Шарм по инерции налетел на шею дракона.

Чудовище неслось слишком быстро, чтобы остановиться или хотя бы повернуть голову и испепелить врага. Оно рефлекторно стряхнуло нападавшего и отмахнулось от него когтистой лапой. Но Шарм блокировал ее мечом. Врезавшись в стену перед собой, дракон сумел-таки остановиться. Четырнадцать футов клубящейся ярости в неуязвимой броне вдарили в каменную кладку так, что в разные стороны брызнули обломки треснувших кирпичей и куски штукатурки. К тому времени, когда дракон распутал свои извивы, Шарм показал ему спину и стремительно отступал но коридору, уводя его от Энн. Дракон выхаркнул ему вслед струю пламени, но принц был уже в недосягаемости его огня. Рептилия только подожгла дубовые панели.

Шарм очутился в длинном коридоре, увешанном картинами, где виднелось много выкрашенных белой краской дверей с потемневшими бронзовыми ручками. К несчастью, они все выглядели запертыми. В пустом коридоре было бы трудно обороняться и негде укрыться. Из-за угла коридора доносилось приближающееся пощелкивание когтей по паркету.

Шарм бросался от двери к двери, поворачивая ручки, и задержался на секунду у маленькой дверцы с замочной скважиной. Когда-то она для незаметности была вделана вровень со стеной, но и дверь, и стена вокруг нее были покрыты таким количеством следов от зубов и когтей, что она назойливо бросалась в глаза.

Шарм метнулся дальше, в самый конец коридора. Там над камином с мраморной доской висел портрет молоденькой белокурой красавицы в простом белом платье. Шарм скользнул по нему взглядом, затем сунул голову в камин, полный золы двадцатилетней давности, и вытащил кочергу. Она была черной, тяжелой, и когда он с размаху ударил ею по ближайшей двери, раздался весьма убедительный треск.

Цоканье драконьих когтей в другом конце коридора замедлилось и стихло. Получив одну рану, чудовище начало осторожничать. Принц замер в ожидании. Из-за угла появилась морда дракона, и он плюнул огнем в коридор, отчего затлели несколько портретов, а заодно и лупящаяся краска на стенах. Шарм вновь принялся крушить дверь. Еще три могучих удара кочергой выбили замок, и Шарм прыгнул внутрь как раз тогда, когда дракон вновь ринулся в нападение.

За дверью оказалась не комната, но узкая винтовая лестница на второй этаж, явно предназначавшаяся для слуг, так как камень был обработан очень грубо, а ширины еле-еле хватало, чтобы принц мог двигаться вперед грудью, а не боком. Шарм взбежал по первым шести ступенькам и, почти скрытый поворотом спирали, замер в ожидании. Он считал маловероятным, что дракон попытается втиснуться на узкую лестницу, но надеяться не возбранялось.

И сбылось по его упованию. Дракон таки ринулся следом за Шармом. Он ввинтил плечи в дверь и заполнил пламенем низ лестницы. Принц бросился наверх, перепрыгивая через ступеньки, ощущая жар всей спиной. На площадке второго этажа он остановился, тяжело дыша и слушая, как по стенам царапают чешуи дракона, который медленно втискивался на лестницу. Принц ждал, исполненный уверенности. Он снова нанесет удар в глаз. Это действительно единственное уязвимое место. Дракону некуда деваться, кроме как всползать вверх по лестнице, а она слишком узка для маневрирования. Собственно, все будет слишком легко. И уж конечно, подвигом это не назовешь. Принц стоял у выхода в коридор, держа меч наготове. Едва снизу появилась голова дракона, как он погрузил клинок в глазницу по рукоять.

На этот раз он не промахнулся, однако результат оказался совершенно иным, чем он ожидал. Дракон бешено взревел, замотал головой, ударяясь о деревянные косяки, и вырвал меч из руки Шарма. Принц молниеносно попятился: раненое чудовище изрыгало пламя во все стороны. Так или иначе, а мертвым оно совсем не выглядело. Впившись когтями передних лап в паркет, дракон начал вытягивать свое туловище из винта лестницы. Шарм поспешил удалиться.

Парадную лестницу он нашел без всякого труда, однако спустился он в клубящийся дым — запаленный драконом пожар быстро разгорался. Возле маленькой библиотеки дым был настолько густ, что он сначала столкнулся с Энн и Венделлом, а уж потом их увидел. Энн обвила руками его шею, Венделл обвил руками его талию, и они вместе сжали его в объятиях. Принц еле выпутался из их рук.

— Венделл, помнишь истории, которых мы наслушались, о том, как дракона убивают, поразив его в глаз?

— Угу.

— Сплошное вранье. Вот послушай!

Сверху доносился рев дракона, и было слышно, как он волочит брюхо по полу. А внизу дым становился все гуще, а треск огня все громче.

— По-моему, пора пустить в ход план Б, — сказала Энн.

— Отличная мысль! Вы уже разбираетесь, что к чему. — Принц выхватил из камина кочергу и кинулся вперед. — Но сначала — сюда.

Они последовали за ним в клубящийся дым, побежали по коридорам, стены которых лизало пламя. После двух-трех поворотов Энн крикнула:

— Выход в другой стороне!

— Знаю! — Принц не замедлил шага.

— Так куда же мы торопимся?

— К принцессе. — Шарм остановился в коридоре с белыми лупящимися дверями. — К принцессе Авроре. К спящей красотульке, или вы забыли? — Он указал на дверцу с маленькой замочной скважиной.

— Вы сошли с ума?

— Помоги-ка мне, Венделл. — Паж помог ему всунуть кочергу между косяком и филенкой, и они оба всем весом навалились на чугунный рычаг. — Они всегда бегают за девственницами. То есть драконы. Видите борозды от когтей? — Дерево затрещало, и дверца распахнулась. — Ему жутко хотелось залезть сюда.

— За девственницами и собаками, — напомнила Энн, когда они начали подниматься по лестнице. — Будем надеяться, что это не потайной ход на псарню.

Эта лестница казалась даже уже лестницы для слуг. Однако ее ступеньки были вытесаны ровно и отшлифованы, что весьма подбодрило принца. Они поднялись на пять маршей, а дым валил мимо них, и воздух становился все горячее и горячее.

— Лестница служит вытяжной трубой! — внезапно объявил Венделл. — Государь, вероятно, спуститься по ней мы не сможем.

Принц продолжал упрямо подниматься, сжимая руку Энн, а Энн сжимала плечо Венделла. Правая рука принца, которую он вытянул вперед, нащупала дверь, потом дверную ручку. Дверь не была заперта. Он толкнул ее, и они все трое влетели внутрь с волной сизого дыма. Венделл захлопнул дверь, дым рассеялся по комнате, окутав ее прозрачной серой пеленой.

Они оказались в круглой комнате, примерно десяти футов в диаметре, расположенной в одной из угловых башен замка. Четыре больших окна выходили на юг, восток и запад, создавая ощущение простора и воздушности. Шарм открыл окно и посмотрел вниз. Там сверкала вода во рву.

Легкий ветерок уже выдул заметную часть дыма, и теперь можно было по достоинству оценить изящную мебель, покрытую розовым лаком, и предметы одежды в кружевах и оборках, как разбросанные по полу, так и перекинутые через спинки стульев. На туалетном столике рядом с вазой засохших и сморщенных роз стояла рамка с наброском лица молодого человека. На одном из подоконников виднелись изящный восточный кувшин и тазик, вода из которых испарилась давным-давно, а ярко-розовые и зеленые узоры из керамики совсем потускнели под густым слоем пыли.

На кровати что-то лежало.

Кровать была низкой, квадратной, с розовым балдахином и множеством оборочек и кружев на покрывале. Энн опустилась на колени рядом с ней.

— Посмотрите, — сказала Энн негромко. — Она уже надела свое подвенечное платье…

На кровати лежали высохшие останки юной девушки. Она была в платье белого атласа, фата из белых кружев закрывала ее лицо, а шлейф платья был откинут. Почерневшая растрескавшаяся кожа ее открытых ног была туго натянута на костях, но в суставах она лопнула, и там белели головки костей. Губы ссохлись, обнажив зубы в окостенелой улыбке черепа, а невидящие безглазые глазницы все еще смотрели в потолок. Время пощадило только водопад густых белокурых волос.

— Пакость какая! — сказал Венделл.

— Заткнись, Венделл, — приказала Энн. — Ничего грустнее я в жизни не видела. — Шею трупа обвивала тонкая золотая цепочка с медальоном, который покоился на истлевшей груди. Энн открыла его и увидела миниатюру прекрасного юноши. — Ее принц! Искал ли он ее?

— Возможно, его кости лежат в куче в банкетном зале.

— А он похож на вас, — заметил Венделл.

— Я красивее. — Глаза Шарма все еще были устремлены на труп. Его брови сошлись на переносице, словно он решал какую-то мысленную задачу.

Венделл заглянул на лестницу — и словно заглянул в жерло кузнечного горна. Он поспешно захлопнул дверь. На пол опустились успевшие влететь в нее хлопья сажи.

— Государь, я думаю, нам следует убраться отсюда.

— Я этого не сделаю! — внезапно во весь голос объявил Шарм.

— Что-о?!

— Не поцелую девицу. Не поцелую — и все!

— Конечно, нет! — сказала Энн. — О чем вы говорите?

— Поцеловать девицу. Разрушить чары. Как велел Мандельбаум.

— Бога ради! Она же покойница, Шарм. Она же не спит. Какие бы чары ни были на нее наложены, их поздно разрушать.

— Совершенно верно, — согласился Шарм, но в его тоне не было убежденности.

— Она покойница. Безжизненный мешок костей. Высохшая оболочка. И ожить уже не может. Правильно, Венделл?

— Ну-у… — ответил Венделл, — Мандельбаум сказал…

— Просто ушам своим не верю! — перебила Энн. — Вы оба просто сумасшедшие, если способны даже подумать о том, чтобы поцеловать этот… эти мощи.

— Ну да, — подтвердил принц. — Идиотская затея. Ну, нам лучше выбраться отсюда. — Однако он остался стоять, где стоял. Как и Венделл.

— Так чего же мы ждем? Пошли!

— Но это же мой долг…

— Не глупите!

— Но вы ведь с самого начала не хотели, чтобы я ее целовал? Из ревности!

— Бога ради! — Энн гневно отошла от кровати. — Уверяю вас, я больше не ревную. Валяйте, целуйте ее… его… их… Даже обсуждать эту тему омерзительно.

Шарм подошел к кровати и преклонил перед ней колени. Он склонился над трупом. На него смотрели пустые глазницы. Зубы скалились в невеселой усмешке. Принц вытянул губы и наклонил голову еще ниже.

— А что, если оно все-таки проснется? — сказал Венделл.

— Бред какой-то, — сказала Энн. — Извращающий бред!

Принц гордо вскинул голову:

— Это моя работа. И вы ее не облегчаете. А что, если бы на кровати тут лежали вы? Вы бы захотели, чтобы я ушел, не испробовав все средства?

— Я не намерена смотреть на это! — Энн отвернулась и уставилась в окно.

— Отлично! — Принц набрал воздуха в грудь, зажмурил глаза и прижал губы к зубам трупа.

В мгновение ока костлявые руки сомкнулись у него на шее, зафиксировав его голову в этом положении.

— М-м-м-пф! М-м-м-пф! — мычал Шарм, панически размахивая руками, не в силах оторвать лицо от кошмарных мощей. Он уперся в кости плеч, но скелет продолжал удерживать его в железных тисках. — М-м-м-пф!

Энн все еще стояла спиной к нему.

— О, входите во вкус, а? Я с первой же нашей встречи знала, что вы извращенец того или иного пошиба…

Скелет обвил ногами талию Шарма и с нечеловеческой силой втащил его на кровать. Венделл прыгнул туда же и пытался оторвать костлявые пальцы от шеи принца, а тот запустил обе пятерни в локоны скелета, чтобы освободить свое лицо. Но тут зубы скелета разжались, между ними проскользнуло нечто мокрое, извивающееся и проникло в рот принца.

— Фу-у-у! — В судороге отвращения принц скатился с кровати, увлекая за собой и Венделла, и скелет. Все трое оказались на полу — Венделл внизу, на нем Шарм, а на груди Шарма уселась блондинка.

Блондинка. Она выпустила принца, и он приподнялся как раз вовремя, чтобы увидеть завершение реставрации. На ее щеки вернулся румянец, глаза побагровели, потом побелели, потом обрели небесную голубизну; губы стали пухленькими и розовыми, к волосам вернулся здоровый блеск, под платьем возникла упругая плоть. Произошло все это в мгновение ока, и принц Шарм обнаружил, что смотрит прямо в глаза юной, прекрасной и абсолютно живой принцессы Авроры.

— … и полагаю, когда вы не предаетесь некрофилии, то отправляетесь на скотный двор ласкать коров и коз, — продолжала Энн, все еще смотря в окно.

Шарм не отрывал взгляда от Авроры. Глаза у нее были ясными, как весенний день. Зубы сияли, точно жемчужины в лунном свете. Она провела по губам розовым язычком и в свою очередь уставилась на принца.

Потом открыла рот и испустила душераздирающий визг.

Энн подпрыгнула чуть не до подоконника и обернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как гибкая блондинка, почти еще девочка, вспрыгнула на кровать и с головой зарылась под одеяло. Потом из-под дальнего края вынырнуло перепуганное личико.

— Кто вы такие? — Ее голос задрожал. — Что вы делаете у меня в спальне? Убирайтесь вон, не то я так завизжу, что сразу явится стража!

— Визжать вы уже визжали, — заметил Венделл.

— Ш-ш-ш! — сказал Шарм. По привычке он собирался одарить ее самой обворожительной своей улыбкой, но тут же спохватился, вдруг представив себе происходящее глазами этой девушки. Трое неведомо откуда взявшихся неизвестных в рваной одежде, с лицами, почерневшими от копоти! Неудивительно, что малютка впала в истерику. Принц встал, вытер ладони и сказал деловито:

— Пожар, ваше высочество! По приказу короля мы проводим эвакуацию замка. Не тревожьтесь, все под контролем. — Он решительным шагом подошел к кровати, взял принцессу за руку и сдернул ее на пол.

— Пожар? — Она посмотрела на дым, просачивавшийся из-под двери.

— Не пугайтесь дыма, все меры приняты, — говорил Шарм, волоча ее к окну. — Ну вот и хорошо. Будьте добры встать на подоконник.

— Он начался на кухне? Ну, так прием можно перенести в сад… О-о-о-о-х!

Снизу донесся приглушенный всплеск воды во рву.

— Чудесно! Визгунья! Вам, наверное, нравятся именно такие! — сказала Энн.

— Хватит ехидничать. Теперь ваша очередь. Вперед! Если только не предпочтете испытать судьбу и спуститься по лестнице.

Энн подошла к нему, и он поставил ее на подоконник.

— Меня можете не толкать! Я прыгну сама! — Она посмотрела на воду, сверкающую в пятидесяти футах ниже окна, на Аврору, плывущую к берегу в тучах брызг. — А впрочем, пожалуй, все-таки толкните.

Принц оказал ей эту услугу, и она полетела вниз вперед ногами. За ней последовал Венделл прыжком в полтора оборота. Вынырнув, он помахал принцу.

— Отплывай! — крикнул Шарм, прыгнул и чуть не лишился сознания от сильнейшего удара об очень холодную воду. — Ох! — Заболтав ногами, он всплыл на поверхность, смахнул капли с глаз и поплыл к берегу, куда Венделл и Энн как раз повлекли Аврору.

Аврора захлебывалась рыданиями:

— Пожар! Пожар! Замок горит! Там мой принц! Там мой папочка! Ах, почему его никто не гасит?

— Пора убираться отсюда, — сказал принц Венделлу и Энн. Они кивнули. Он подхватил Аврору на руки и зарысил к ледяному мосту. — Извините, принцесса, но пока вам придется верить нам на слово.

Аврора извивалась в его объятиях.

— Пустите меня! Мы должны спасти их!

— Мы позовем на помощь жителей деревни, — сказал принц. — А пока вы отправитесь с нами.

Аврора откинула руку, сжала кулачок и ударила Шарма по носу.

— Ох! — Удар не столько причинил принцу боль, сколько удивил, а Аврора воспользовалась его замешательством, чтобы вырваться. Увертываясь от него, она кинулась к подъемному мосту с криком:

— На помощь! Пожар! Пожар! Горим!

Белый шлейф развевался у нее за спиной. Принц бросился в погоню. Из замка выполз дракон.

Аврора резко повернулась на сто восемьдесят градусов и промчалась мимо Шарма, будто комета с кружевным хвостом.

— Ой-йо-йо-ой!

Она нагнала Энн с Венделлом и промчалась мимо них, хотя они бежали к ледяной арке во всю мочь. Шарм замыкал их вереницу, а за ним поспешал дракон. Рукоятка меча принца все еще торчала из его головы, а по морде струилась кровь. Он пошатывался, однако в нем еще оставалось вполне достаточно огня и свирепости.

Аврора добежала до ледяного моста и запрыгала вверх по ступенькам, точно семга вверх по порожистой речке. Лед теперь уже быстро таял, ступеньки были мокрыми и скользкими. К тому же они закруглились, многие стали заметно ниже соседних. Но она поднялась футов на пятнадцать, прежде чем упала, заскользила вниз и врезалась в Энн, которая как раз добежала до нижней ступеньки. Вскоре, однако, они уже все поднимались тесной кучкой. Энн и Аврора отчаянно карабкались впереди, а Венделл и Шарм, чьи подкованные гвоздями сапоги обеспечивали им лучшее сцепление с ледяной поверхностью, подстраховывали принцесс снизу. И таким манером они одолели уже ступенек тридцать, когда дракон добрался до моста.

Шарм не думал, что дракон рискнет следовать за ними по ледяной арке, однако он недооценил своего противника. К счастью, дракон для затравки выпустил им вслед могучую струю пламени. Они-то уже находились вне радиуса ее достижения, зато все нижние ступеньки мгновенно превратились в почти вертикальный ледяной обрыв. Дракон начал с нескольких фальстартов, раз за разом соскальзывая вниз. Шарм и компания увеличили расстояние между ним и собой еще на десять футов. Но затем чудовище неторопливо и расчетливо впилось в лед когтями. Эти двухдюймовые крючья оказались много эффективнее ледоруба. И медленно, по футу за один рывок, дракон начал всползать по ледяной дуге.

Шарм посмотрел вниз и убедился, что чудовище приближается. Он подпихнул принцесс еще энергичнее.

— Мы здесь не одни. Поторопимся. — Тут же он поскользнулся и съехал на пять ступенек вниз, однако тотчас нагнал их. — Со мной все в порядке. Не будем мешкать.

И тут началась отчаянная гонка. Им под ноги стекала талая вода с верхних ступенек. Когда они спотыкались, что случалось постоянно, их одежда намокала в ледяной жиже. Тем не менее люди медленно, но верно продвигались все выше. Как и дракон. Некоторое время они держали эту дистанцию, то проигрывая десяток дюймов, то вновь их набирая, однако девушки начали уставать. Энергия же дракона казалась неистощимой. У людей замерзли и онемели ноги. Мало-помалу чудовище сокращало расстояние.

Он достигли самого верха арки. Шарм остановил своих спутников и оглянулся. Дракон оказался ниже их футов на сорок. Он ответил принцу злобным взглядом уцелевшего глаза и испустил басистый угрожающий рык. Шарм осторожно пробрался во главу их маленькой процессии.

— Ладно. Впереди у нас спуск. Стоит дракону добраться до верха, как ему будет просто достаточно съехать на нас. Значит, мы должны покинуть этот айсберг, опередив его.

— Но мы же и так торопимся, насколько возможно, — сказала Энн.

Аврора ничего не сказала, а только поглядела на подползающего дракона и задрожала.

— Верно, — сказал Шарм. — А потому мы сделаем вот что: сядем и покатимся вниз, будто на ледянке. Спуск, конечно, бугристый. Но, думается, задницы у нас настолько онемели, что мы ничего не почувствуем.

— Спуск очень крутой, — заметила Энн, — и мы разовьем огромную скорость.

— Я сяду впереди и постараюсь притормаживать. Венделл, садись за мной.

Энн села за Венделлом и обхватила его ногами вокруг пояса. Аврора оторвала взгляд от дракона, от которого ее теперь отделяло ступенек двадцать, не больше, и молча ухватилась за Энн.

— Все готовы? Вперед!

Это катание с горки надолго запомнилось Энн как одно из самых неприятных происшествий в ее юной жизни. Покатили они быстро и продолжали стремительно набирать скорость. Шарм и Венделл старались притормаживать, прижимая подошвы сапог ко льду, но это мало помогало. А лед — субстанция очень твердая, совершенно непружинящая. Каждая ступенька оборачивалась сокрушительным толчком, который Энн ощущала всем позвоночником. Она стискивала зубы, опасаясь как бы ненароком не откусить себе язык. Толчки все учащались, но ничуть не смягчались. Вскоре поверхность арки по сторонам слилась в две смутные полосы. Ледяные капли воды хлестали ее по лицу. Она смертной хваткой держалась за плечи Венделла и чувствовала, как ей в кожу впиваются ногти Авроры.

Край терновой изгороди и фигура терпеливо ждущего Мандельбаума впереди словно стремительно росли ввысь. Навстречу им неслась земля. Сквозь свист воздуха в ее ушах ей послышалось, будто Венделл сказал что-то вроде: «Ух, здорово!» — и тут они завершили спуск.

Всю силу удара принял на себя Шарм, так как остальные трое повалились не на землю, а на него. Но он поистине был счастливчиком, ибо земля, взрыхленная тут ногами людей и лошадиными копытами, размокла от талой воды и превратилась в жидкую грязь, которая смягчила его падение. И едва остальные сползли с него, а он остался лежать там, еле переводя дух и весь в синяках, как немедленно выяснилось, что он обошелся без переломов, вывихов или серьезных растяжений. Мандельбаум в полном недоумении и тревоге помог вытащить его на сухую траву и принялся ощупывать.

— Но зачем вам понадобился этот каскадерский трюк?

Шарм попытался ответить, но ему не хватило воздуха, и он махнул рукой на ледяную арку. От этого движения в плечо ему словно впился десяток стрел. Мандельбаум даже не поглядел туда, куда он указывал, а начал ощупывать его запястье.

— Дракон! — подсказал уже почти оправившийся Венделл.

Шарм энергично закивал.

— А! — сказал Мандельбаум и посмотрел на гребень арки.

Дракон стоял там, впившись в лед когтями всех четырех лап, оттягивая губы с оскаленных зубов и порыкивая. Он поводил мордой из стороны в сторону, потом посмотрел прямо на них, разинул пасть и взревел так, что земля у них под ногами заходила ходуном, а эхо громом пронеслось по лесу. Энн и Аврора, которые осматривали свои синяки, сидя в мягкой грязи, поднялись на ноги и, пошатываясь, побрели к лесу, чтобы укрыться между стволами. Дракон опустил голову и в свою очередь заскользил по ледяному спуску.

Мандельбаум невозмутимо извлек трубку изо рта и постучал чубуком по арке.

Она мгновенно рассыпалась мелкими водяными брызгами.

Дракон словно бы ничуть не удивился, что его опора растаяла у него под лапами. Агрессивный до последнего, он прыгнул в сторону своих намеченных жертв. Затем, отчаянно болтая лапами, рухнул в терновник под оглушительный рев и треск. И наступила тишина.

Шарм, покачиваясь, встал с земли. Энн подошла и обняла его за пояс.

— Ну, вот ему и конец.

Ее прервал рев из терновой изгороди. Шарм вздохнул и высвободился из ее объятия.

— Такого несокрушимого дракона я еще не встречал. — Он захромал к дорожным мешкам и вытащил несколько круглых деревянных брусков, которые, когда он вставил их в специальные железные кольца, сложились в дубовое копье.

Венделл кивнул:

— Сейчас приведу вашего коня.

Энн сказала:

— Вы правда считаете, что он может выбраться из терновника?

— Так ведь он же забрался в замок, верно? Думаю, все зависит от того, насколько он разбился при падении.

Они слышали, как дракон буйствует внутри изгороди, а иногда видели клубы дыма там, где он, видимо, поджигал ветки. Однако треск и рев быстро затихли, и к тому времени, когда Венделл привел скакуна, лес снова окутывала тишина.

Шарм нашел сухую травянистую кочку и сел.

— Пожалуй, он сдох. Хотелось бы верить. Я драконов терпеть не могу. Худшая из моих обязанностей.

— Есть хочу! — сказал Венделл. — Ну просто живот подвело.

— Прошу меня извинить, — сказал Мандельбаум. — Мне кажется, кому-нибудь следовало бы заняться новым членом нашей маленькой компании. Это, я полагаю, давно пропавшая маленькая принцесса Аврора?

Шарм, Энн и Венделл оглянулись и посмотрели туда, где в некотором отдалении от них стояла Аврора, прислонившись к древесному стволу. Вид у нее был растерянный и тоскливый. Она держалась за живот.

— С ней все в порядке? — спросил Венделл. И тут, прямо у них на глазах, она согнулась пополам, и ее вырвало.

— Боюсь, что нет, — сказал Шарм. — Но, может, это просто нервы. Бедная девочка! Пережить такие потрясения!

— Она беременна, — сказала Энн.

* * *

Принцесса Аврора и правда пережила жуткую неделю.

Она спускалась по лестнице, как вдруг ей к горлу подступила тошнота. «Не волнуйся! — приказала она себе. — Ты просто переволновалась. В конце концов, сегодня день твоей свадьбы!» Она велела камеристке спускаться дальше (если на то пошло, то и девушка эта выглядела немного больной, ведь правда? ), а сама, пошатываясь, вернулась в спальню полежать. «Закрою глаза на минутку, и все пройдет». И действительно, неприятное ощущение исчезло. Она предалась приятным грезам о своей брачной ночи, о том, как позволит своему молодому супругу проделывать с ней всякие неприличности, и только-только довела его до экстаза бесподобнейшим поцелуем, в который вложила и сердце, и душу, как вдруг проснулась и увидела, что сидит верхом на незнакомом мальчике, похожем на трубочиста (очень миленького трубочиста, решила она затем). О том, что произошло потом — о пожаре, о драконе, — она даже думать не хотела. И, собственно говоря, в эту минуту изо всех сил старалась стереть из памяти малейшие воспоминания о них. Несколько раз за последние дни ей почти удавалось убедить себя, что она просто видит кошмарный сон. Однако кое-какие воспоминания ей выбросить из памяти не удавалось, некие неприятные факты, которые она упрямо загоняла в самые дальние уголки мозга до той минуты, когда ей будет легче в них разобраться.

И эта минута настала сейчас. Она путешествовала верхом уже четыре дня и пришла к выводу, что ей следует привести свои мысли в порядок прежде, чем они доедут туда, куда едут. Аврора посмотрела на своих спутников. Старый колдун и мальчик ехали впереди, и мальчик без умолку расспрашивал старика о чарах и заклятиях, о ведьмах и оборотнях. Колдун иногда отвечал подробно, слегка посмеиваясь, но чаще он просто продолжал посасывать трубку, задумчиво глядеть в никуда и, бросив поводья, налаживал гармонию между миром и своими мыслями.

Принц Шарм ехал позади него, но время от времени отставал, чтобы справиться, как себя чувствует Аврора и не нужно ли ей чего-нибудь. Принц был с головы до ног одет во все с иголочки новое, шелковое и бархатное и теперь, чисто умытый, с причесанными волосами, выглядел и правда настоящим красавцем. Он держался мягко и дружески, смотрелся великолепно и был, вне всяких сомнений, очень храбрым. При более благоприятных обстоятельствах Аврора влюбилась бы в него по уши в одну минуту. Однако обстоятельства не были более благоприятными, не говоря уже об их спутнице.

Сначала Аврора решила, что она служанка, после чего выяснилось, что это не так. Кто она на самом деле, Аврора все еще толком не знала, кроме того, что она самая красивая девушка из всех, кого ей доводилось видеть. Глянцево-черные волосы, глубокие синие глаза и безупречная кожа. Энн была очень внимательна к Авроре, помогала ей с лошадью и заботливо осведомлялась о том, как она себя чувствует и не надо ли ей чего-нибудь. Однако Аврора замечала, что она липла к принцу что твой репей, и стоило ему придержать коня, чтобы поговорить с ней, как Энн подъезжала поближе и непринужденно присоединялась к разговору. Ловко, очень ловко! Хотя, казалось бы, с такой внешностью она могла бы не бояться соперничества. «В другое время, — размышляла Аврора, — я бы ей показала!»

Ну ладно, хватит об этом. Пора взглянуть в лицо фактам. Пора признать суровую правду. Пора забыть прошлое, принять настоящее и наметить планы на будущее.

Пора хорошенько выплакаться.

Впрочем, нет, это она уже сделала.

Может быть, ей все-таки снится дурной сон?

Хватит! Итак, факты: ее отец умер, ее жених умер. Все, кого она знала, умерли. Ее родной дом сгорел. Ее королевство аннексировано. Весь ее гардероб погиб в огне. Ее туфли вышли из моды. Она на двадцать лет отстала от нынешнего времени.

И она беременна. О чем тоже нельзя забывать!

«Поищи во всем этом светлую сторону».

Она старалась не думать о Гаррисоне. Как-никак он умер. Двадцать лет, как умер. Был сожран драконом, его кости сожрал огонь, а тем временем внутри нее спал малютка Гаррисон.

В сущности, это была не его вина. Погоди-ка, погоди! Как так — не его? Кто-то же должен быть виноват, но уж никак не она! Правда, она сумела ускользнуть в сад на свидание с ним. Но лишь из чистого любопытства узнать, как он выглядит. Их родители считали, что невесте и жениху нет никакой надобности встречаться до дня свадьбы. Вредно для дисциплины. И она знала лишь, что он — принц какой-то там страны (естественно! ), и что он владеет обширными землями (естественно! ), и что, по их утверждению, он хорош собой. Но она отказывалась поверить отцу на слово.

И вот за кустами роз он схватил ее в объятия и осторожно опустил на землю. Она сопротивлялась — разве же она не сопротивлялась? Разумеется, разумеется, сопротивлялась, как же иначе? Она сопротивлялась, но тщетно. Она хотела закричать, но он все целовал и целовал ее, и, правда, правда, она хотела, чтобы он перестал; конечно, она не сказала «нет» прямо, но всем известно, что приличные девушки вроде нее на подобное не способны. И все это его вина — почему он был таким нежным? И он заслуживал смерти! Так ему и надо за то, что он сделал с ней!

Младенца она назовет в его честь.

— Попробуйте поискать светлую сторону, — сказала Энн, подъезжая к ней. Аврора слегка удивилась: Энн впервые заговорила с ней, когда рядом не было принца.

— Да-да, но какую именно? Со всех сторон на меня посыпалось столько чудесных новостей, что я, право, теряюсь, какими сведениями упиваться в первую очередь.

— Простите. Я вовсе не хотела прибегать к клише. Но ведь вы живы, верно? Вам очень повезло, что вы заперлись в этой башне, когда чары сработали. Но так не могло продолжаться вечно. Рано или поздно вас сгрызли бы крысы или еще какие-нибудь падальщики.

— Как вы умеете ободрить! Не сомневаюсь, вы сеете радость и бодрость, где бы вы ни оказались.

— Послушайте, прежде чем мы доберемся до замка, остановимся в городе и купим новые платья. Тогда вы почувствуете себя лучше. Мне всегда от этого становится лучше.

— У меня нет денег.

— Собственно говоря, у меня их тоже нет. Ну, хоть полюбуемся витринами. О Господи! Мне придется войти в иллирийский замок в таком вот виде! А я так надеялась произвести благоприятное первое впечатление!

— Как? Вы никогда не бывали там прежде?

— О нет. Мы с принцем отправились из моего замка прямо в ваш. Мы выехали на поиски Грааля плодородия. Моя мачеха установила, что один из древнейших находится на территории вашего замка.

— Грааль плодородия! — Аврора засмеялась горьким смехом. — Это многое объясняет! Мы там все очень плодородные. Девушки в моем королевстве не успеют лишиться своего цветочка, как уже брюхаты.

— Э… — неловко сказала Энн (она не привыкла к таким выражениям). — Ну…

— Но вы только зря время теряли. Ни о каком граале я никогда ничего не слышала. Папочка древними культами и тому подобным нисколько не интересовался и даже не коллекционировал предметы старины.

— Ну, моя мачеха ошибалась и раньше. Когда дело касается черной магии, она часто принимает желаемое за действительное.

— Ваша мачеха? Ваша родная мать умерла?

— Родами. Мой отец скончался несколько лет назад.

— Моя мать тоже умерла родами.

— Как и мать принца Шарма. Он относится к этому очень болезненно.

— У всех матери скончались! Неужели роды настолько опасны для здоровья?

— По словам Мандельбаума, причина в том, что королевским семьям вполне по карману обзаводиться личными врачами и получать самую лучшую медицинскую помощь. Вот они и мрут как мухи!

— Ах, какой он циник!

— Не думаю, по-моему, он просто высказал свое мнение.

Некоторое время они ехали молча. Энн чувствовала себя очень неловко. Ее жизнь сложилась так, что она почти не соприкасалась со своими ровесницами. Среди этих немногих не было ни единой одного с ней положения. Аврора была первой, с кем она могла разговаривать на равных. Хотя, разумеется, Аврору одолевали тягостные мысли и у нее была манера выражаться сардонически, однако никто бы не отказал ей в уме и безупречной воспитанности. И все же она была очень нехорошей девушкой, из тех, с кем Энн строго-настрого наказали никогда не иметь ничего общего. В прошлом она ПОЗВОЛИЛА какому-то мальчику прикоснуться к ней! Самая мысль об этом была Энн омерзительной и на редкость притягательной.

— Хорошо, — сказала Аврора, глядя прямо перед собой. — Так что у вас с этим Шармом?

— О чем вы говорите?

— Я говорю о том, что он вам нравится, верно?

— Ну конечно, нет! — сказала Энн. И покраснела. И почувствовала, что покраснела, смутилась, и ее щеки стали еще краснее. — Он мне не нравится. То есть, конечно, он мне нравится, но только он мне не нравится.

— Понятно, — сказала Аврора. — И чем вообще он может понравиться? Если мальчик очарователен, умен, храбр, знаменит и богат, это еще не причина, чтобы он мог понравиться. Не понимаю, что такого вы могли в нем найти?

— Я бы попросила не говорить за меня! И он никакой не особенный.

— Значит, ты в него не втюрилась?

— Я никогда ни в кого не втюриваюсь, — сказала Энн с гордым достоинством. — Приличные благовоспитанные принцессы не втюриваются. Принца Шарма и меня на время этих поисков свели особые обстоятельства.

— Ах так! — сказала Аврора и замолчала.

В тоне этого «ах так!» было что-то, что не очень понравилось Энн, однако новые попытки завязать разговор окончились ничем, и Энн отъехала от Авроры, хотя краешком глаза продолжала подозрительно смотреть на нее.

И подозрительность эта была вполне оправданной, поскольку в голове миниатюрной блондиночки крутились лотерейные колеса, выбрасывая неожиданные номера.

«Я буду лишена всего, — думала она, — пока не верну себе королевство Аласию, которое теперь принадлежит мне по праву.

Король Иллирии аннексировал мои земли, а история учит нас, что короли не отдают территории добровольно, какими бы слабыми ни были их претензии на таковые.

Надежды несовершеннолетней матери-одиночки собрать войско и нанести сокрушительное поражение могущественному монарху смешны до нелепости.

И все же…»

Аврора оценивающе взглянула на принца.

Возможно, у нее есть и другой путь.

Венделл нагнал Шарма.

— Принцесса Аврора очень хорошенькая, правда?

— Угу, — ответил принц. — Классные грудки.

— Вот-вот! Я так и знал! Я знал, что вам слабо вернуться в замок, так и не упомянув про ее груди. Удивляюсь, как вы вытерпели столько времени?

— Чистейшая сила воли.

— Как же! Ну, вы все время мечтали познакомиться с нехорошей девушкой, и вот — пожалуйста! На спор, вам жутко везет!

— Аврора хорошая девушка, Венделл.

— Так она же беременна!

— Справедливо. То есть она — мать, а все матери — святые. Даже и не сочетавшиеся браком. И с ними всегда все обходятся с благоговейным уважением, ну, кроме других женщин. Так уж заведено.

— А вы только сейчас сказали, что у нее классные грудки!

— Ну и что? Она же не слышала. Мандельбаум, который несколько часов ехал в молчании, теперь придержал коня и присоединился к ним.

— Ваше высочество, мне кажется, нам следует ехать помедленнее. Не то мы доберемся до города задолго до сумерек.

— Ну и что тут такого?

— Со всем уважением, ваше высочество, но вы не обдумали, к каким последствиям приведет ваше появление на городских улицах с беременной спутницей.

— Э-эй! Я тут ни при чем.

— Да-да, разумеется, но вам следует подумать о вашей репутации. Уезжаете, исчезаете на месяц и внезапно возвращаетесь с молодой красавицей на первом месяце. Бесспорно, это будет выглядеть не совсем пристойно.

— Дослушай! Ты же был рядом с той минуты, когда я только услышал про Аврору. И я все время был с Энн и Венделлом.

— Принц Шарм, я ведь не читаю вам нотацию, а просто пытаюсь обрисовать ситуацию такой, какой она представляется мне. Убеждать в чистоте ваших намерений нужно не меня, а тех, кто голосует за вас. И я очень опасаюсь, что они не сочтут пажа и шестнадцатилетнюю девочку надежными дуэньями.

— Ну а тебя?

— На колдунов поглядывают с подозрением даже в самых благоприятных обстоятельствах. Наши деяния могут рассматриваться со страхом или с восхищением, но наши заверения ни у кого доверия не вызывают. Гарантией соблюдения всех правил приличия может быть только пожилая супружеская пара или женщина в возрасте, толщиной не уступающая свинье.

— Безумие какое-то. Я спасал красотуль во всех двадцати королевствах и сопровождал их к ним домой. И ни одну даже пальцем не тронул.

— Они же давали вам по рукам, — вставил Венделл.

— Эти красотули, как вы их именуете, не возвращались домой в положении. Любопытство масс навострилось разбираться в законе причин и следствий. Увидев следствие, воплотившееся в юной Авроре, массы, естественно, начнут искать причину. Боюсь, любители скабрезных сплетен сочтут, что живой принц куда более заманчивый материал для пикантного скандала, чем усопший двадцать лет назад.

Шарм поразмышлял над словами колдуна.

— Мне кажется, вы недооцениваете народ, Мандельбаум. Простые люди не настолько простодушны. Но даже будь ваши страхи весомыми, разве не лучше въехать в столицу смело в разгар дня, словно нам нечего скрывать — тем более что скрывать нам нечего! — чем тайно пробираться в ночи, будто мы — шайка… э… шайка тех, кто тайно пробирается в ночи?

— Я бы выбрал возможность скандала, а не его неизбежность.

— Как ни верти, разницы не будет никакой, — сказал Венделл. — Все служанки во дворце, все лакеи, и гвардейцы, и привратники кинутся болтать направо и налево.

— Вот именно, — сказал принц. — Не думаю, что папаня спрячет ее в башне под замком. Просто надо будет держаться смело и все отрицать.

— Что отрицать? — спросила Энн.

Они с Авророй как раз поравнялись с ними. В результате пять лошадей оказались бок о бок на тропе, предназначенной максимум для трех, и Мандельбауму с Венделлом пришлось отстать. Их кони нетерпеливо зафыркали.

Принц объяснил:

— Мы старались решить, доставить ли Аврору в замок тайно под покровом темноты, или просто смело въехать в столицу при свете дня. По-вашему, прохожие догадаются, что вы беременны? Вы не похожи на беременную.

— Женщины умеют определять это с первого взгляда, — сказала Энн.

Принцесса Аврора гордо откинула волосы со лба.

— Я принцесса Аласии, — произнесла она с достоинством. — Невзирая на отступление от общепринятой морали, которое можно мне приписать, я тем не менее принцесса Аласии и отказываюсь прятаться и таиться, будто тать в ночи.

— Ладно, значит, решено, — сказал Шарм. — Нам просто надо будет держать головы повыше.

— Погодите, — сказала Энн. — А что, если мы притворимся, будто она замужняя женщина?

— Что-о?! — переспросил принц.

— Ну послушайте! — сказала Энн. — Будто вам это в голову не приходило! Ведь никто же не знает, что там произошло на самом деле. Бога ради, с тех пор двадцать лет прошло. И от замка остались одни закопченные развалины. Если мы скажем, что чары заработали только через несколько часов после священного обряда, это оставит достаточно времени для того, чтобы нетерпеливые новобрачные сбегали наверх и вступили в супружеские отношения! И кто это опровергнет?

— Ничего не выйдет, — заявила Аврора, хотя, судя по ее тону, она взвешивала эту мысль.

— А, собственно, почему? — осведомился принц. — Вполне правдоподобно. Во всяком случае, я бы после обряда первым делом постарался… — Обе девушки уставились на него. — Справиться у своей жены о ее самочувствии, — докончил он неуклюже.

— Мне это не нравится, — вмешался Венделл. — Если такая история выплывет наружу, у принца будет бледный вид. С какой стати ему рисковать своей репутацией, спасая репутацию какой-то девчонки?

— Моя обязанность — спасать девушек и их репутации. Кроме того… — принц увлек Венделла в сторону, — если мне предстоит выбирать между защитой собственной чести и чести дамы, то честь требует, чтобы я пожертвовал собственной честью ради чести дамы, пусть даже она сама себя уже обесчестила. Понял?

Венделл помотал головой.

— Ладно, поверь мне на слово. Значит, можно обойтись без свидетельства о браке, поскольку оно должно было сгореть вместе с замком. И все, кто там был, умерли — все, кроме Авроры. Да мы без труда можем подобрать для вас кольцо, согласовать наши истории и стоять на своем.

Аврора повеселела:

— По-вашему, получится?

— Я знаю парочку гномов, которые с радостью снабдят нас алмазом, и со значительной скидкой, — сказала Энн. — Но ведь требуется огранка и оправа.

— Сами видите! — заявил Венделл. — А где вы возьмете кольцо? Кольцо для принцессы требуется особенное. Его должен изготовить ювелир. А это означает, что в секрет будет посвящен еще один человек.

— А что случилось с вашим обручальным кольцом? — спросила Энн.

— Убрали в сейф. Не знаю, расплавилось ли оно от пожара или нет.

— Минутку! — сказал принц. — Обручальные кольца нам ни к чему. Ну, эти, с крупными бриллиантами. А нам нужно венчальное кольцо. Достанем простенькое золотое у придворного ювелира. Их у него десятки, и он поверит всему, что мы скажем.

Мандельбаум, который все это время хранил молчание, теперь тактично кашлянул:

— Ваше высочество, смею ли я попросить вас на пару слов?

— Об чем речь?

Принц и Мандельбаум опередили остальных на сотню шагов. Мандельбаум затянулся, выдохнул клуб дыма и следил за ним, пока дым не рассеялся. Шарм терпеливо ждал.

— Ваше высочество, мне тягостно видеть, как молодой человек, воспитанный в честности и добродетельности, столь легко соглашается принять участие в подобном обмане. Хотя я не раз замечал ваш нездоровый интерес к прекрасному полу, я все-таки удивлен, что вы так легко позволили смазливому личику вскружить вам голову. — Принц хотел что-то сказать, но Мандельбаум поднял ладонь. — Впрочем, это к делу не относится. Меня заботит моя роль в этом розыгрыше. Как член королевского двора на королевском жалованье, я обязан верностью в первую очередь вашему отцу. Могу ли я спросить: намерены ли вы лгать и ему? И если так, вы полагаетесь на то, что я не доведу эту информацию до его сведения?

— Черт, Мандельбаум, с чего ты вдруг заделался таким моралистом? Наверное, на тебя действуют вспомогательные военные задания, которые ты выполняешь. А я-то думал, что ты не страдаешь узостью взглядов.

— Хмпф! — сказал Мандельбаум. А потом он сказал: — Это не ответ.

— Мандельбаум, я просто хочу оградить девушку от неприятностей. Вот и привру немножко. Это же не государственная измена, верно? И ведь ты сам говорил, что я должен оберегать свою репутацию. А такой ход выручит и меня.

— Я просто посоветовал въехать в столицу ночью, чтобы не привлекать к себе особого внимания. И я вовсе не имел в виду искусный обман всего двора.

— Да ну тебя! Сначала ты говоришь мне, что народ не примет правды, а теперь советуешь ни на йоту от нее не отступать. Чего ты от меня хочешь? Одеть ее в рубище, посыпать пеплом и протащить в таком виде по улицам?

— На расстоянии дня пути отсюда есть несколько женских монастырей, где ей не откажут в адекватном крове, пище, а также епитимье во искупление ее безнравственности.

— Ее безнравственности! Нет, с тобой невозможно говорить. Я ни в коем случае не отправлю Аврору в монастырь, да она и не согласится, если я попытаюсь. Послушай, Мандельбаум, она же просто девушка, которая допустила ошибку.

— Откуда вы знаете, что она допустила ошибку? Вы с ней это обсуждали?

— Да нет. О таких вещах с девицами не говорят.

— Вот именно. А потому невозможно установить, какие отклонения от нормы она себе позволяла. И вам не следует допускать, чтобы Энн с ней подружилась. На вас лежит ответственность уберегать ее от дурного общества.

— Я отказываюсь продолжать этот нелепый разговор. Хорошо, Мандельбаум, вот что я предлагаю: как только мы вернемся, я устрою Авроре аудиенцию у папани. И пусть он решает, что нам с ней дальше делать. А до того подыгрывай нам. Договорились?

— Ну-у-у…

— Послушай, Мандельбаум! Подумай о ребеночке. Ты хочешь, чтобы он рос с клеймом позора? Он же ни в чем не виноват!

— Ну хорошо. Но если его величество задаст мне прямой вопрос, я расскажу ему всю правду.

— По рукам. — Шарм повернул коня и вернулся к остальным. — Ладно, благородные девицы, начинаем игру. Аврора, с этой минуты вы вдова.

— В таком случае нам необходимо остановиться и купить ей черный костюм, — сказала Энн.

— Я мог бы догадаться! Что бы ты ни предпринял, девушки так или иначе умудрятся приплести к этому поход по магазинам!

— Цвет одежды не имеет значения, — сказала Аврора. — Я просто хочу начать строить для себя новую жизнь. Принц Шарм, не знаю, как и благодарить вас за все, что вы для меня делаете.

Она поглядела на него глазами, которые внезапно исполнились нежности и преданности, и положила ладонь ему на локоть. Положила и оставила лежать там. Энн тут же решила, что этот жест ей ну нисколько не нравится.

* * *

— Да уж, дом у тебя отличный, — сказала Энн, глядя на сверкающий паркет и дубовые панели, на бронзовые дверные ручки, сияющие в свете ламп.

— О да! — ответил Шарм. — Вот эта стена, а вон там — потолок. И чего-чего еще тут только нет!

В замок они приехали поздно вечером. Как они и рассчитывали, почти весь штат уже отправился спать, и кухня была заперта. Тем не менее дежурной прислуги вполне хватило, чтобы приготовить комнаты для Энн и Авроры. Заботу о конях и поклаже, естественно, взял на себя Венделл. После некоторой деловой суматохи путешественники и слуги разошлись, и принц Шарм, направившийся в собственные апартаменты, вдруг обнаружил, что идет по безлюдному коридору вдвоем с черноволосой принцессой.

— Вы нашли свою комнату достаточно удобной? — осведомился он.

— О да, — ответила Энн. — Да, отличная комната. Очень удобная. Даже роскошная. Да, очень милая. Да.

— Вот и отлично. Я рад, что вам понравилась ваша комната. То есть я хочу сказать, что все комнаты здесь вполне комфортабельны, но если вы предпочтете другую, то вас проводят туда. Или вы можете остаться в этой. Словом, как вам будет угодно.

— Нет, это прекрасная комната. Честное слово.

— Вот и отлично.

Они продолжали идти рядом. Шарму показалось, что его сапоги стучат по паркету неестественно громко.

— Так, значит, — сказала Энн, — вы живете здесь, верно? — Как она сразу сообразила, вопрос этот побил все рекорды глупости.

— Э… совершенно верно, — ответил Шарм, ощущая себя идиотом, потому что не нашел сказать чего-нибудь поумнее. И он почувствовал большое облегчение, когда оказался перед своей дверью.

— Вот я и пришел, — сказал он, берясь за ручку. — Ну, увидимся утром.

— Да, — сказала Энн. — Приятных снов.

— И вам того же, — сказал принц. — Я бы пригласил вас зайти, но, разумеется, это не совсем принято — девушка у меня в комнате.

— Нет-нет, — сказала Энн. — Та ночь в гостинице была исключением. Нет, я никак не могу войти в комнату мужчины совсем одна.

— Конечно, — сказал принц, открыл дверь, и Энн последовала за ним. — Конечно нет, такой шум поднимется!

— Конечно, — сказала Энн, — даже, хотя, разумеется, мы ничего такого не делали бы.

— Разумеется.

Они стояли на середине спальни Шарма в двух шагах друг от друга, отводя глаза. Принц неуклюже махнул рукой:

— Наверное, все будет в порядке, если мы оставим дверь открытой.

— Отличная мысль! Мы не хотим, чтобы кто-нибудь увидел нас вот так, вдвоем, ведь мы не хотим быть вдвоем там, где нас никто не увидит.

— Я как раз подумал то же самое, — сказал принц и, пнув ногой дверь, закрыл ее. Энн его не остановила. Они постояли молча еще несколько минут.

— Симпатичная комната, — сказала Энн.

— Угу. Мне она нравится. Вот там дверь на балкончик. Можно выйти и полюбоваться звездами.

— О, как мило! Вы часто любуетесь звездами?

— Нет, никогда. Но если мне захочется полюбоваться ими, то вот он — балкончик.

Новая пауза.

— Ну что же, я, пожалуй, пойду в свою комнату, — сказала Энн. — Я даже не понимаю, для чего я вошла. — Она сделала шаг к принцу.

— Угу, пожалуй, будет лучше, если вы уйдете, — сказал принц. И сделал шаг к Энн. Его руки нашли путь вокруг ее талии, и он притянул ее к себе. У нее перехватило дыхание. Она закрыла глаза и подняла к нему лицо. В дверь постучали.

— Ой! — сказала Энн и отскочила на шаг назад. Принц разжал руки и спрятал их в карманы. Стук раздался снова.

Шарм быстро пококетничал с мыслью притвориться, будто его нет дома. И сказал:

— Войдите!

Открылась дверь, и вошла Аврора.

— Ой! — сказала она, увидев Энн. — Что вы тут делаете?

— Что ВЫ тут делаете?

— Что ВЫ тут делаете?

— Я просто зашла пожелать доброй ночи принцу Шарму.

— Вот и я тоже, — сказала Аврора, подошла к Шарму и взяла его под руку. На ней была ночная рубашка, которую она успела где-то раздобыть, и Шарм не мог не заметить, что две верхние пуговки расстегнуты. Энн тоже это заметила — но без всякого удовольствия.

Аврора сказала:

— У меня очень приятная комната, принц Шарм. У вас очаровательный замок.

— Э… спасибо.

— Глупо говорить ему это, — сказала Энн. — Интерьеры ведь не его работа.

— Я уверена, он не сам кроил свои костюмы, — ласково сказала Аврора, — и все-таки я могу сказать, как элегантно он выглядит в них.

— Э… спасибо еще раз, — сказал принц и перевел взгляд с Энн на Аврору со смутным предчувствием надвигающейся грозы. Энн сжала губы в тонкую линию и притоптывала ногой по полу. Аврора выглядела беспечно-беззаботной, что как-то не вязалось с душевным состоянием девушки, которая всего лишь несколько часов назад была погружена в полнейшую депрессию. Шарм сказал:

— Завтра я попробую устроить вам аудиенцию у папани. Это может потребовать дней двух, но не расстраивайтесь. Тут есть чем заняться — магазины и театры и всякое такое, что нравится девушкам. Да и еще вот! — Он пошарил в карманах и достал колечко. — Я подобрал его для вас. Золотое. — Аврора захлопала ресницами и протянула руку. Шарм уже собирался надеть ей кольцо на палец, но покосился на Энн, увидел, как по ее лицу скользнуло крайне озабоченное выражение, поколебался, а затем положил кольцо на ладонь Авроры. — Ну вот! И не затрудняйтесь его возвращать. У нас тьма таких безделиц. Напоминания о былых победах и всякое такое.

— Все равно я глубоко его ценю, — сказала Аврора и обернулась к Энн. — И я высоко ценю все ваши добрые слова и дружбу, Энн.

Энн пустила в ход свой самый медовый голос:

— Что вы, Аврора! Помогать вам было одно удовольствие.

— Вероятно, теперь, когда ваши поиски завершились, вы вернетесь в свое королевство?

— Вероятно, — сказала Энн. Собственно говоря, до этой минуты она не думала о возвращении домой. У нее же нет грааля плодородия, чтобы помочь крестьянам. Снова жить с мачехой? Эта мысль была тягостной сама по себе, но от мысли о разлуке с принцем Шармом у нее защемило сердце, хотя она не могла бы объяснить почему.

— Ну, я очень сожалею, что вы не сможете остаться подольше, — продолжала Аврора, — но ведь у вас нет причин задерживаться тут, не правда ли? И наверное, дома вас ждет столько дел!

— Пожалуй.

— Эй! Зачем так торопиться? — вмешался Шарм. — Поживите тут. Отдохните от дел. Как я уже говорил, в Иллирии есть чем занять время — всяческие рауты, и балы, и банкеты. Ведь, конечно же, ваши дела дома могут подождать еще несколько дней?

— Нет, мне правда пора, — сказала Энн.

— Наверное, она стосковалась по своему дружку, — шепнула Аврора Шарму, и у него вытянулось лицо.

— … но если вы настаиваете, то на несколько дней я остаться могу, — громко докончила Энн.

— Чудненько! Потрясно! Замечательно! Ну хорошо, увидимся утром, Аврора, Энн. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, — сказала Энн.

— Спокойной ночи, — сказала Аврора.

Ни та, ни другая не сдвинулась с места. Аврора так и не выпустила руку Шарма, у Энн словно ноги вросли в паркет. Медовость исчезла из их голосов, и теперь они сверкали друг на друга глазами, не скрывая неприязни.

— Спокойной ночи, — повторил принц. — Думается, вам пора разойтись по своим комнатам.

Ни та, ни другая принцесса не обронила ни слова, и обе ждали, чтобы соперница ушла первой. Шарм переводил взгляд с одной на другую, совершенно сбитый с толку. Так могло бы продолжаться до утра, но, к счастью, в дверь снова постучали.

— Войдите! — облегченно сказал принц.

В спальню влетел Венделл:

— Добрый вечер, государь. А, привет, Аврора! Наше вам, Энн!

— Привет, Венделл, — ответили все трое хором.

— Я разбудил третьего повара и заставил его приготовить нам поесть. Жареный хлеб, яичница со шкварками, копчушки и сосиски. И теплое имбирное печенье!

— Звучит аппетитно, Венделл. Сейчас спущусь.

— Я не голодна, — сказала Аврора. — Пожалуй, я лягу спать.

— Так ведь имбирное же печенье! — недоверчиво воскликнул Венделл.

— Не сегодня, спасибо. Спокойной ночи. — И она вышла, даже не оглянувшись на принца.

— Я присоединюсь к вам через несколько минут, — сказала Энн и тоже вышла.

— Какая муха их укусила? — спросил Венделл.

Принц пожал плечами.

— Девчонки! — буркнул Венделл с омерзением. — Ой, чуть не забыл. Норвилл желает вас видеть прямо с утра.

— Скажи ему, что я еще не вернулся.

— Он уже знает, что вы вернулись.

— Скажи ему, что я болен.

— Он говорит, что дело очень важное.

— А когда его дела бывают не важными? Давай поужинаем.

— Ага! Только надо поторопиться. Мандельбаум сегодня в ночь хочет смешать новое зелье, чтобы отпугивать скворцов от хлебных полей, и он сказал, что позволит мне помогать. Что-то такое с живыми летучими мышами. Он заставит их прилетать к нему в башню. Здорово, а?

— Похоже на то. Последнее время, Венделл, ты что-то зачастил к Мандельбауму. Думаешь пойти в колдуны, а не в рыцари?

— Да нет. — Просто, по-моему, магия — это во! Мандельбаум сказал, что готов рассмотреть мою кандидатуру на ученика чародея, но я сказал — нет! Магия, конечно, очень здорово, но все-таки хуже, чем разъезжать по королевствам, драться на мечах и сражать всяких там. И доспехов носить не придется, и титула не получишь. Ну, и прежде надо тыщу лет просидеть над книгами, тренироваться в самодисциплине и упражнять сознание. И когда я объяснил ему, как вы на меня во всем полагаетесь, он понял, что вы без меня, как вашего оруженосца, ну никуда.

— Верно.

— Правда, колдуны такое откалывают — умереть! Может, я смогу быть и рыцарем, и колдуном. Э-эй, вот была бы штука! Рыцарь, который заодно умеет и колдовать. Я стану самым прославленным рыцарем во всех двадцати королевствах!

— Только помни, Венделл, что в жизни есть вещи и поважнее, чем первенство и слава.

— А как же! Истина, справедливость, честь и семья! Вы про них?

— Собственно, я имел в виду постель. Но и все это тоже.

Они спустились вниз. По пути к ним присоединилась Энн в простом черном платье с кружевной отделкой. Они направились к одной из небольших столовых комнат, выходивших в коридор. Шарм молчал. После долгого утомительного дня в седле ему хотелось только спокойно поужинать и лечь спать. Но его тихим мечтам не суждено было сбыться.

Войдя в столовую, они увидели, что там сидит королева Руби.

Сказать, что вошедшие трое были удивлены, значило бы не сказать ничего. У Венделла отвалилась нижняя челюсть. Энн побелела. Все трое онемели. Первым опомнился принц:

— О, королева Руби! Рад вас видеть. Какой ветер удачи занес вас в Иллирию?

Злая Королева была, как всегда, в черном. Черная блузка в обтяжку с перламутровыми пуговицами, черные галифе, — само собой разумеется — сапожки на шпильках и черные кружевные митенки по локоть. Общее впечатление было очень эротичным и очень зловещим. Она намазывала масло на розанчик, сидя за столом, но едва принц заговорил, она встала и сурово его оборвала:

— Без трепа, Шарм. Где грааль?

— Что вы тут делаете? — спросила Энн.

— Что ВЫ тут делаете, барышня, — вот о чем следует спросить. Я что-то не помню, что в расписании ваших поисков значится остановка в Иллирии. Хотя я ничуть не удивлена. Я с самого начала знала, Шарм, что ты нарушишь наш договор. И решишь прикарманить Грааль. Вот почему я здесь. То есть если малютка Энн не сумела выцыганить его у тебя.

— Э-эй! — крикнул Венделл. — Не смейте так разговаривать с принцем!

— Насколько мне известно, никто ничего не выцыганивал, — сказал Шарм.

— Просто поверить не могу, — сказала Энн. — Мне так неловко!

— Что же, — сказала королева с невозмутимым апломбом, — это не ответы, а увертки. Попробую по-другому. У кого из вас Грааль?

— Ни у кого грааля нет! — отрезала Энн. — Никакого грааля там не было. Там стоит замок совсем недавней постройки. А все, что там было раньше, полностью уничтожено.

— Не смей мне лгать, девчонка! Когда вернемся домой, я подберу для тебя наказание! Шарм, мне нужен этот грааль. Я уже попросила аудиенции у твоего папаши и тогда потребую возвращения моей законной собственности.

— Там все нашпиговано магией, — сказал принц. — Драконы, сонные чары, волшебные леса. Пошлите бригаду магов-археологов, и не берусь даже предсказать, чего только они не разыщут! Но даже если там когда-то и имелся грааль, теперь его не отыскать.

Руби встала и одарила Шарма зловещей улыбкой, усугубленной кроваво-красной губной помадой. Было ясно, что она им не поверила. Но прежде, чем она успела сказать еще что-то, в комнату вошел Мандельбаум.

— А, вот ты где, Венделл! Я прослышал про готовящийся ужин и решил, что найду тебя здесь.

— Прямо-таки день удачных появлений, — сказал принц вполголоса, обращаясь к Энн.

— Ну-с, что у нас тут? — продолжал Мандельбаум. — Розанчики, копчушки, очень-очень мило. — Он намазал розанчик джемом, надкусил, но тут заметил Злую Королеву и проглотил, не жуя. — Привет! Мы знакомы?

— Мандельбаум, это Руби, королева Тировии, мачеха Энн, — сообщил принц, представляя их друг другу. Королева надменно протянула руку, которую Мандельбаум поднес к губам. — Королева Руби, это Мандельбаум, королевский колдун при иллирийском дворе.

Надменность королевы мгновенно испарилась.

— Ах, неуже-е-е-е-ли? — Она придвинулась к магу. — Вы, наверное, могущественный колдун?

— К вашим услугам, государыня. — Мандельбаум смерил тонкую фигуру королевы взглядом знатока и как будто одобрил то, что увидел, так как позволил своим глазам продолжить осмотр. — По мере сил я стараюсь использовать свои скромные способности на благо моему королю и стране, — добавил он с весьма прозрачным смирением.

— Я просто о-бо-о-жаю чародеев, — прожурчала королева и кроваво-красным ногтем провела черточку по груди Мандельбаума. — Они обладают такой властью, такой… такой внутренней силой. С каким наслаждением узнала бы я их самые заветные тайны!

— Обретение знаний поистине может быть… э… чрезвычайно приятным, — ответил Мандельбаум. — Как я понял, вы интересуетесь черными искусствами?

— О да! Я уже давно посвятила себя постижению науки волшебства. — Она взяла его руки в свои и поглядела ему в глаза ищущим взглядом. — Но, боюсь, занимаясь сама, лишенная руководства опытного мага, я приобрела лишь неясное, отрывочное представление о ней.

— Это надо же! — пробормотала Энн.

Руби угрожающе покосилась на нее.

— Тут необходимо терпение, — сказал Мандельбаум. — Подобное требует времени. Быть может, вам будет интересно кратенько осмотреть мою лабораторию?

— С восторгом, — сказала Руби, обвила его рукой свою талию и позволила ему увлечь ее к двери. — Энн, я поговорю с тобой утром… э… не очень рано.

— Мандельбаум! — сказал Венделл. — А как же летучие мыши?

— В другой раз, Венделл.

— Но…

— В ДРУГОЙ РАЗ, ВЕНДЕЛЛ! — И он удалился с королевой. Венделл ошеломленно слушал, как их голоса замирают, удаляясь по коридору. — Вы когда-нибудь изучали… я имею в виду, экспериментально изучали летучих мышей? Изумительные существа!

— Летучие мыши меня просто завораживают, — пролепетала королева, и они свернули на лестницу.

— Пф! — сказал Венделл. — Что на него вдруг нашло?

— Не взъедайся, Венделл. Через несколько лет поймешь.

— Ну и сучка! — сказала Энн. — Ненавижу ее. Поверить не могу, что Мандельбаум так легко клюнул. А я-то считала его мудрецом! Неужели он не видит, что он для нее просто орудие для достижения цели?

— Ну, — сказал принц, — у мужиков мозг словно туманится, когда они думают, что вот сейчас… Ну, когда они в обществе женщины. И они начинают проделывать такое, чего вообще-то, делать не стоило. Всякие глупости.

Энн лукаво посмотрела на него:

— Например, сражать драконов один на один?

— И это тоже. Хотя я, собственно, имел в виду: кропать стишки и преподносить букеты.

* * *

Хотя Шарм был принцем и наследником отцовского трона, а кроме того, еще и рыцарем и армейским офицером, он вообще-то не был обязан занимать какой-либо административный пост в государстве. Сколько юных принцев во многих других королевствах, обреченные вести жизнь, полную досуга и роскоши, лишенную обязанностей, позволяли себе мало-помалу превратиться в пустых бездельников, в пресыщенных удовольствиями никчемных паразитов, не нужных ни родине, ни самим себе. Но не таков был Шарм. Он относился к своей роли паладина и защитника справедливости с серьезностью, достаточной для того, чтобы противостоять соблазнам праздности, пьянства, обжорства и разврата, которым поддавались столько знатных и богатых юношей. Хотя наедине с собой он готов был признать, что жизнь пресыщенного паразита имеет свои положительные стороны. Особенно в смысле разврата.

Однако за время длительной отлучки у него накопилось столько мелких дел, что даже праздный паразит оказался бы занятым по уши.

Надо было принять портного и оружейника, поглядеть, как там его лошади (разумеется, лошадями заведовал Венделл, но конюхам очень льстило личное присутствие принца). Надо было умиротворить своих ученых наставников, получить визу канцлеров на отчете о его расходах и повидать отцовского секретаря касательно аудиенции для принцесс. Ну и конечно, предстоял неизбежный доклад графу Норвиллу о выполнении порученной ему миссии. Норвилл поручил всем служанкам, всем поварам утренней смены и всем конюхам сообщить о его настоятельном желании увидеться с принцем как можно быстрее.

А Шарм тянул время. Ему вовсе не хотелось объяснять угрюмому интригану-графу, каким образом простенькая миссия «Срази и спаси!» вдруг обернулась поисками, причем в такой степени осложненными всякими обстоятельствами.

Так что с Энн и Авророй он встретился снова только за вторым завтраком. Они сидели у противоположных концов стола и ели канапе, а также огурцы в сметане. Когда он вошел, принцесса Аврора вскочила и обняла его.

— Принц Шарм, до чего же приятно снова вас увидеть! Как вам спалось? Я так мечтала разделить с вами первый завтрак!

— С добрым утром! — сказала Энн.

— Привет, Аврора! Привет, Энн! Да-да, у меня все утро свободной минуты не было. Зато могу сообщить новость! Папаня примет нас сегодня же. В два часа. Ему предстояла встреча с городскими советниками по поводу школ. А может, по поводу сточных канав. Точно не помню. Но так или иначе, ее отменили. Большая удача! Даже мне обычно не удается увидеться с ним так быстро.

— Да, новость хорошая, — сказала Аврора. — Я знаю, нам предстоит долгий разговор о статусе моего королевства.

— Только меня не втягивайте! Политика абсолютно не по моей части.

— А моя мачеха получила аудиенцию? — спросила Энн.

— Да нет. Она даже еще не удосужилась повидать его секретаря.

— Вероятно, это к лучшему. Если я увижу короля первой, то, быть может, мне удастся вынуть запал из мины, которую она, конечно, постарается мне подложить.

— Вот сюда, — сказала Аврора принцу. — Садитесь рядышком со мной и перекусите. А пока будете есть, расскажите мне все-все про Иллирию.

Энн свирепо пронзила вилкой ломтик огурца.

— Кстати, — сказала она. — Вас ищет какой-то граф Норвилл.

— Знаю. Я не хочу его видеть. Если наткнетесь на него, скажите, что меня здесь нет.

— Он сказал, что дело касается туфельки.

Принц вскочил:

— Что?! Где он? Мне необходимо тотчас его увидеть!

— Расслабьтесь. Он сказал, что вернется через полчаса.

Шарм заколебался, продолжая стоять. Аврора обняла его за плечи и усадила.

— Самый быстрый способ отыскать его, это остаться тут, правда? А теперь расскажите мне про Иллирию. Есть ли здесь библиотека, где я могу найти условия, на которых аннексировали Аласию?

— А что это за туфелька? — спросила Энн.

— По-моему, Аласия не была аннексирована. По-моему, она что-то вроде протектората. А туфелька… э… Одна девушка потеряла туфельку на балу, и я хотел ее разыскать, чтобы вернуть ее ей.

Энн посмотрела на него с сомнением.

— Только и всего? И ничего больше? Девушка потеряла одну туфлю?

— Угу. Именно так.

— А почему она просто не пошла в замок и не востребовала ее?

— Не знаю.

— Но, если ее эта туфелька не интересует, почему вы хлопочете?

— Просто мне захотелось, и все. Если мы не станем принимать мер против обуви, которую люди теряют тут, в конце концов замок в ней утонет.

— Ах так!

— Ну, если ему захотелось вернуть эту туфельку, — сказала Аврора, — то, по-моему, это очень мило. Бедняжка, возможно, теряется в догадках, куда запропала ее туфелька.

Энн посмотрела на них с еще большим сомнением.

В столовую впорхнула королева Руби, и Шарм не поверил своим глазам. Злая Королева, по обыкновению, была вся в черном, но сапожки на шпильках сменились плоскими сандалетами, а кроваво-красная помада уступила розовой. Волосы у нее были перевязаны розовой лентой. Энн уставилась на нее, так и не донеся ложку до рта.

— Энн, милая моя, как ты себя чувствуешь сегодня? Ты хорошо спала? Выглядишь ты чудесно!

— Что-о?

— Знаешь, раз уж мы в Иллирии, нам необходимо купить тебе новые платья. Магазины здесь великолепные. Право, деточка моя, тебе надо больше следить за тем, как ты одеваешься. — И она чмокнула Энн в щеку.

— Что-о?

— И раз уж мы заговорили на эту тему, нам обеим следует сделать себе прически. И, может быть, выпьем чая в одном из обворожительных маленьких кафе на тротуаре. Но, боюсь, не сегодня. Мандельбаум пригласил меня на пикник. И он обещал, пока мы будем на природе, научить меня, как отыскивать чудотворные поганки для изготовления несравненных целительных порошков. И только подумать, как они пригодятся у нас дома… Ах, это, должно быть, твоя подружка Аврора! Моя дорогая, не могу выразить, как меня расстроила трагедия, которую вам пришлось пережить. Если я могу хоть чем-то помочь вам в акклиматизации, сразу же обратитесь ко мне и, пожалуйста, не стесняйтесь. Принц Шарм, прошу, передайте вашему батюшке от меня самый теплый привет. Ну, мне надо бежать. Не хочу заставлять ждать милого Мандельбаума. — И она выпорхнула из столовой.

— О-о! — сказала Аврора. — Ваша мачеха очень приятная женщина!

— Что-о? — сказала Энн.

— Хо-хо! — сказал Шарм. — Я недооценивал старика Мандельбаума!

В столовую вошел граф Норвилл, сопровождаемый Венделлом, который выскочил из-за него и устремился к блюду с канапе, схватил обеими руками по одному, а третий бутербродик сунул в рот. Быстро его проглотил и сказал учтиво:

— Добрый день, государь! Добрый день, принцесса Аврора! Добрый день, принцесса Энн! — Выполнив требования этикета, он занялся канапе на повышенной скорости.

Принц устремил взгляд на Норвилла и приложил все старания выглядеть невозмутимо.

— Привет, Норвилл! Вы хотели меня видеть?

Торжествующим жестом Норвилл извлек из-под плаща хрустальную туфельку.

— Ваше высочество, — провозгласил он. — Я нашел ее.

— Потрясно, Норвилл! Замечательно! А вы уверены, что она — та самая?

— Абсолютно. И описание, и размер туфельки — все сходится.

— Тогда, значит, это она. Ножки у нее на редкость миниатюрные.

— Извините меня, — перебила Аврора. — Вы примериваете девушку к этой туфле? Но она вовсе не такая уж маленькая. И, конечно, придется впору множеству девиц.

— Она производит подобное впечатление, — сказал Норвилл. — Но это далеко не так. Мы примеряли эту туфельку почти всем молодым девицам в городе, и ни одна, кроме вышеупомянутой, не смогла надеть ее.

— А она правда стеклянная? — спросила Энн.

— Баккара высшего качества, — ответил Норвилл. — Вот послушайте! — Граф постучал ложечкой по узкому трехдюймовому каблучку. По комнате разнесся тихий мелодичный звон. — Меня удивляет, как каблук не обломился, но, видимо, он очень прочный.

— Можно мне примерить?

— Не нахожу никаких возражений, но вы лишь напрасно потратите время.

Граф вручил туфельку Энн, и она, сбросив сандалию, попробовала надеть туфельку. И пробовала, и пробовала несколько минут. Аврора наблюдала за ней со все более снисходительным видом, а Шарм воспользовался возможностью о чем-то тихо переговорить с Норвиллом. Наконец Энн сказала:

— Не то что туфля так уж мала, но она слишком узкая. То есть не вся узкая, но в носке очень странно сужается.

— Мне кажется, слово, которое вы ищете, — «изящная», — заметила Аврора. — Совершенно очевидно, что эта туфелька изготовлена для девицы с изящными ступнями. Естественно, тупую широкую ступню в нее невозможно всунуть.

— Тупую и широкую!

— Боже мой, до чего же я бестактна, правда? Я просто имела в виду, что у владелицы туфельки фигура, вероятно, миниатюрная, а не дородная.

Энн скрипнула зубами.

— Ну, ладно, мисс задавака, примерьте-ка ее сами!

Аврора взяла туфельку и начала всовывать в нее ногу. Несколько минут она напрягалась и дергала туфельку.

— Эта туфля меньше, чем кажется с виду. Видимо, хрусталь создает иллюзию величины.

— Во-во! — сказала Энн.

Аврора бросила на нее злобный взгляд, взяла со стола ложку и, используя ее как рожок для обуви, с большим усилием впихнула ступню внутрь туфельки.

— Ну вот! — воскликнула она.

— Ступня вошла не вся.

— Нет, вся!

— Нет, не вся! Пятка не коснулась хрустальной стельки. Вы даже спокойно постоять не сможете!

— А вот и смогу! Ой-ёой-ёой-ёой! — охнула Аврора, попытавшись встать и снова садясь. — Такой неудобной обуви я еще не мерила! И, видимо, она безумно дорогая.

— Я понимаю, о чем вы. У нас в королевстве есть сапожник, который шьет туфли к вечерним платьям. Ну просто великолепные. И ноги от них болят невыносимо.

— Для моего первого бала мне заказали такие прелестные туфельки, что даже надеть их было сущей мукой. Жутко дорогие, но они того стоили. Я потом два дня шагу ступить не могла. Только вскоре этого сапожника переманил Бруно, король Омбрии, на открывшуюся вакансию заплечных дел мастера.

— Д-е-е-е-рь… — сказал Венделл.

Шарм все еще тихо, но очень настойчиво беседовал с графом Норвиллом.

— Вы ее видели?

— О да, — ответил Норвилл голосом, в котором лишь чуть-чуть проскальзывал намек на брезгливость.

— Горяченькая, а?

Норвилл вздохнул:

— Принц Шарм, прошу, поверьте, что я весьма серьезно старался постичь ваш маниакальный интерес к этой форме ублажения плоти. И все же не могу понять, как вы способны испытывать влечение к подобной… э… непотребной девке, особенно если учесть, что в пределах только нашего королевства имеется избыток чистых и непорочных дев. Даже если бы вы ограничились девицами, равными вам по положению, как эти две юные красавицы, которых вы привезли с собой в замок…

— Да ну их, Норвилл! А эта девочка — огонь! Едва мы начали танцевать, как она уперлась в меня грудями. И пока мы танцевали, не упускала случая потереться тазом о мое бедро. А все время, пока я с ней разговаривал, она глядела мне прямо в глаза и облизывала губки кончиком язычка. Мне чудилось, я вот-вот взорвусь. Правда, о себе она почти ничего не говорила.

— Видимо, она полагается на язык жестов.

— Ага. Вот именно! Норвилл, мне надо увидеть эту девочку. Я хочу сказать: она от меня без ума. Если мне удастся остаться с ней наедине… она, я знаю, только и ждет, чтобы я ее обработал. Так вы пригласили ее на обед сегодня вечером?

— Я подумал, что лучше всего будет как можно скорее распутаться со столь неблагоуханным эпизодом. На случай, если эта молодая женщина в самом деле согласится на омерзительные действия, которые вы так предвкушаете, я предупрежу отдел связи с общественностью быть наготове для припудривания ситуации. Ах да! Как мне ни неприятно огорчать вас, юный сеньор, Золия придет не одна. С ней будет ее крестная мать.

— Ее крестная мать?

— Неужели вы полагали, что молодая барышня может выезжать в свет без сопровождения старшей родственницы?

— Но почему крестная? Нет, не говорите, что ее родная мать скончалась.

— Ее отец тоже скончался. Хм-м-м. Возможно, ее распущенное поведение в какой-то мере связано с отсутствием крепких семейных связей. Как бы то ни было, с крестной у нее как будто очень теплые отношения. Крестная — руководящее влияние в ее жизни.

— Не забыть спросить Мандельбаума, нет ли зависимости между красотой и безвременно скончавшимися родителями.

— Видимо, у нее с мачехой и сводными сестрами возникли какие-то трения. Собственно говоря, все они старались спрятать ее от нас, чем и объясняется, что розыски так затянулись. Не то чтобы я искал оправдания для моих подчиненных!

— Ну хорошо. Я пригляжусь к крестной и посмотрю, не найду ли способ отвлечь ее. Возможно, все решит удобный случай.

Венделл выбрался из-за стола и подошел к принцу и Норвиллу.

— Государь, так вам нравится девчонка, с которой вы познакомились на балу?

— Она самая.

— Хо! Ну, меня все равно днем не будет, государь. Мандельбаум покажет мне, где искать грибы для травяных зелий.

— Хорошо. Нет, погоди! Э… сегодня днем я тебя отпустить не могу, Венделл. Я… э… хочу поупражняться в бою на палках, и мне нужна твоя помощь.

— Так вы же никогда на палках не деретесь. Мы даже не берем их с собой.

— Вот почему мне нужно попрактиковаться. Так что никуда не уходи.

— Но Мандельбаум…

— Мне очень жаль, Венделл. С Мандельбаумом я все улажу.

— Слушаюсь, государь.

— Я утром видел Мандельбаума, — сказал Норвилл. — Вид у него был совершенно измученный.

— Полагаю, он всю ночь не смыкал глаз, Норвилл. Увидимся позже. А сейчас я провожу Аврору к папане.

— А, да! Какая трагедия — потерять супруга сразу же после свадьбы.

— Э… да. Увидимся позже. — Шарм вернулся к столу, за которым все еще собачились принцессы. — Нам пора к секретарю папани. Расписание у него плотное, и не мешает прийти пораньше.

Как по сигналу, обе девицы вытащили щетки для волос и потратили двадцать минут, чтобы привести в порядок прическу. Шарм вздохнул и съел парочку-другую канапе.

В конце концов две принцессы более или менее достигли боевой готовности, и Шарм повел их по длиннейшим коридорам, анфиладам и по парадной лестнице, которые вели к тронной зале. Они миновали лабиринт приемных, где ожидали толпы придворных, законоведов, дипломатов и негоциантов, они прошли сквозь строй секретарей и младших секретарей, пока через боковую дверь их не впустили в тронную залу.

В дальнем конце король совещался с несколькими вельможами.

— Добрый день, ваше высочество, — сказал дежурный герольд и справился со списком. — Принцесса Энн и принцесса Аврора?

— Эдди, может, обойдемся сегодня без этикета? Я доложу о них сам.

— Слушаюсь, государь.

Внезапно Аврора раздвинула их, встала на цыпочки и вытянула шею, чтобы лучше рассмотреть короля. Его лицо было повернуто в сторону от них, голова опущена. Видны были только седые волосы и закругляющаяся часть бороды. Аврора была само напряжение и подрагивала, точно борзая перед началом гонок. Потом король вдруг поднял голову и взглянул прямо на них.

— Прошу прощения, — сказал Шарм. — Аврора, вам придется подождать!

Но ее уже не было рядом с ним. На глазах всего пораженного двора юная принцесса растолкала стоявших впереди, промчалась мимо растерявшихся телохранителей и прыгнула королю на колени.

— Пупся! — вскричала она.

— Пупся? — повторил принц.

* * *

К чести короля Гаррисона, как бы ни был он занят (а король Иллирии всегда очень-очень занят), он обязательно выкраивал время, чтобы побеседовать с сыном наедине, если Шарм просил об этом настоятельно. В этот день он, вероятно, радовался, что стены замка сложены из камня, а дубовые двери отличаются толщиной, так как принц пребывал в великом возмущении и его голос гремел, отражаясь от потолка.

— Не могу поверить! Вся эта чушь, которой вы меня пичкали на тему, сколь важно оставаться незапятнанным девственником! О морали и добродетели, о защите моей репутации и уважении к непорочности девиц — и вдруг я узнаю, что двадцать лет назад вы тискали блондинок по кустам!

— Все родители совершали поступки, от которых строго предостерегают своих детей, — невозмутимо ответил король. — Как иначе могли бы они знать, что их дети ни в коем случае не должны совершать такие же поступки.

— И теперь вы намерены жениться…

— Ну, мы с ней как-никак помолвлены.

— … на девочке, которая моложе вас на двадцать пять лет!

— Авроре тридцать семь.

— Но она же двадцать лет провела во сне!

— Ты спишь по восемь часов в сутки, — указал король. — Но из этого ведь не следует, что тебе двенадцать лет.

— Ну, ладно, ладно! — взвыл принц. — Будь по-вашему! Но у меня сегодня свидание на всю катушку, и я не желаю, чтобы на меня набрасывались с ханжескими нравоучениями. Так что держитесь от меня подальше! — И он выбежал вон, хлопнув дверью.

Впрочем, до этой конфронтации осталось несколько часов. А в тот момент принц просто онемел от изумления вместе со всем двором при виде того, как Аврора прыгнула на колени королю и осыпала его лицо поцелуями.

— Аврора? — спросил король.

— Пупся!

— Я думал, ты умерла!

— Я думала, ты умер!

— В тот вечер ребята увезли меня в город на мальчишник. И мы только утром, пошатываясь, добрались до замка. Попробовали пролезть сквозь изгородь… Честное слово, Аврора, старались изо всех сил. Два моих шафера погибли на шипах. Но в конце концов нам пришлось отступить.

— И тогда ты захватил мое королевство.

— Э… я хранил его для тебя.

— Но ты же думал, что я умерла?

— Подумал я это только после того, как королевство было захва… э… стало протекторатом. И ведь так решил мой отец, а не я.

— Не важно! — Аврора вновь принялась целовать его. — Когда мы поженимся, это же будет НАШЕ королевство.

Король колебался не более секунды — ровно столько, чтобы скользнуть взглядом по изящной фигурке половозрелой девочки в его объятиях.

— Ну конечно, — произнес он чуть охрипшим голосом. — Милая, все эти годы я не переставал любить тебя.

Аврора откинулась и посмотрела на короля, прищурив глаза.

— Но ведь ты женился?

— Только из политических соображений! — убедительно ответил король. — Долг монарха. Но я ее никогда не любил.

— Да неужели? — пробурчал принц.

— Аврора, ты светоч моей жизни. Когда я потерял тебя, будто тучи заволокли солнце, и с тех пор я жил в вечном сумраке. Сегодня впервые тучи рассеялись, и сияние твоего…

— Ну будет, будет! — Принцесса прижала пальчик к его губам. — Не впадай в красноречие, Пупся, ты в нем не силен. Я верю, верю тебе.

— Дорогая, пожалуйста, не называй меня Пупсей при посторонних.

— Прости, Гаррисон. Ты правда хочешь жениться на мне?

— Конечно, любимая.

— И иметь детей?

— Как можно скорее.

— Или даже еще скорее, — сказала Аврора и снова его поцеловала. — Поговорим об этом потом.

Для всех придворных, незнакомых с историей спящей принцессы и сутью наложенного на нее заклятия, это была минута полнейшей растерянности. Тем не менее они догадывались, что произошло нечто невероятное и что поднят вопрос о свадьбе.

Они немедленно двинулись поздравлять короля, представляться принцессе и еще всячески заискивать перед королевской четой. Только Шарм и Энн оставались за пределами толпы. Шарм все еще пытался разобраться в вихре чувств, поднятом открытиями последних минут. Энн просто прислонилась к стене и смотрела на Аврору взвешивающим взглядом.

— Хм-м-м-м! — протянула она.

* * *

— По-моему, с Мандельбаумом что-то неладно, — сказал Венделл. — Я спросил его, нашел ли он нужные грибы, а он говорит: «Какие такие грибы?» Будто понятия не имел, о чем я.

Шарм рассеянно пожал плечами и заложил руки за голову. Он сидел на банкетке в кабинете отцовского личного секретаря, вытянув ноги, заложив один сапог за другой. Взгляд его был сосредоточен на потолке, а лоб задумчиво нахмурен. Энн в молчании сидела на краю письменного стола.

— Я принес все принадлежности для боя на палках, — продолжал Венделл, — и стеганые куртки захватил. Подумал, что вам следует предохраниться, раз вы давно не упражнялись на палках.

— Каких палках? — сказал Шарм.

— Чего-о? Это что, шутка, или тут все памяти лишились?

— Мне кажется, его высочеству надо о многом подумать, — сказала Энн. — И Мандельбауму тоже. И его величеству королю.

— Ха! — сказал Венделл. — Слишком тут много девчонок околачивается, и в этом вся беда. — Он смерил ее яростным взглядом. — Когда вокруг слишком много девчонок, люди дуреют.

— Возможно, ты прав.

В кабинет вошел Прюдомм, секретарь короля. Энн соскользнула с его стола, но он тотчас подставил ей кресло.

— Нет, нет, принцесса, не вставайте. Чувствуйте себя как дома, молю вас. Ну-с, такой восхитительнейший сюрприз, не правда ли? Только подумать, что у нас снова через столько лет будет королева! Принц Шарм, я знаю, как должны вы быть счастливы за вашего батюшку.

Шарм ответил ему очень долгим взглядом.

— Угу, — сказал он.

— И опять-таки, полагаю, вы испытываете потребность остаться верным памяти вашей усопшей матушки, — не моргнув глазом вывернулся Прюдомм. — И я просто не способен выразить, ваше высочество, как все мы благоговейно чтили ее, пока она пребывала среди нас, да упокоится ее душа с миром. И я глубоко уверен, что она очень гордилась бы своим сыном и…

— Прюдомм…

— Слушаю, государь?

— Смените тему.

— Слушаю, государь. Кстати, ваше высочество, к вам посетитель. Я объяснил ему, что он должен прежде испросить аудиенцию через вашего секретаря, но он заявил, что будет ждать. Он производит впечатление чрезвычайно нахрапистого и, если мне дозволено так выразиться, крайне задиристого субъекта.

— Да неужели? Где же он сейчас?

— Когда я посмотрел туда в последний раз, он ждал во дворе внизу.

— Я его видел, — вмешался Венделл. — Тот самый волосатый верзила, который в гостинице вызвал вас на поединок.

— И он все еще жив? — осведомился Прюдомм.

Шарм направился к окну и поглядел вниз. И действительно, там по булыжнику расхаживал Медведь Макаллистер, а кучка гвардейцев опасливо следила за ним. С плеча у него свисал арбалет, а под мышкой он держал сверток — нечто длинное, завернутое в промасленную бумагу. Шарм пожал плечами:

— Пожалуй, схожу узнаю, чего ему нужно.

Он попрощался с Прюдоммом и спустился по лестнице. Венделл шагал рядом, а Энн следовала в нескольких шагах позади. Во дворе великан поздоровался с принцем очень уважительно, и Шарм ответил со всей приветливостью, какую сумел из себя выжать:

— Что привело тебя в Иллирию?

— Да так, оказался по соседству, — ответил Медведь. — Ну и подумал, почему бы заодно не вернуть его вам. — Он протянул Шарму сверток.

— Знаю! Это Разящий! — бросаясь вперед, закричал Венделл, выхватил сверток прямо из рук принца и сорвал бумагу. — Я знал, знал! Вот здорово! Такой мировой меч. Мой самый любимый из всех ваших мечей.

— Наши ребята нашли его в лесу, — сказал Медведь. — Засел в черепушке дракона. Ну, его выставили напоказ в гостинице. Брали по два медяка с рыла. А я вроде его конфисковал, чтобы вернуть вам.

— Я весьма доволен его возвращением. Благодарю тебя.

— Угу, спасибо, — сказал Венделл.

— Разумеется, за его возврат положено вознаграждение. Я очень рад, что твои друзья сумели его найти.

Медведь переминался с ноги на ногу.

— Угу. Да только, понимаете, я зашел поговорить с вами о другом. Да не о вознаграждениях, а о замке. Понимаете, мы ходили осматривать его.

— Прошли сквозь изгородь?

— Угу. Не знаю, откуда вы знаете, но, думается, что, спалив замок, вы разрушили чары. Через пару дней терновая изгородь начала засыхать и вовсе гибнуть. Мы взялись за топоры и пробрались через нее без помех. На этот раз она так и осталась порубленной. Те ребята занялись драконом, а я с корешами пошел прямо к замку. Хотели… э… посмотреть, что там и как.

— И забрать все, что там плохо лежит, — сказал принц.

— Ну, можно и так сказать. Но вышло очень удачно, что мы туда пошли, потому как нашли в винном погребе уцелевшую парочку виночерпиев. Спустились за новыми бутылками, да и задрыхли. И выходит, что проспали они двадцать лет в этом, ну, погребе, куда до них ни дракон, ни огонь не добрались. Совсем были сбиты с толку. Мы забрали их с собой. А вот от замка мало что осталось. Вы его, можно сказать, сожгли дотла.

— Термиты! Единственный способ избавиться от них…

— Вот, значит, почему! Ну, как бы то ни было, а мы спустились в надкладезную храмину.

— Какую еще храмину?

— Так ров-то наполняется ключевой водой, и там, где ключ бьет из-под земли, имеется старая надкладезная храмина. Новый замок на ней воздвигали, будто на фундаменте.

— И она очень старинная? — внезапно спросила Энн.

— Старинней некуда, барышня. Очень даже старинная. Можно сказать, древняя.

— Продолжай!

— Понимаете, я так думаю: замок построили на развалинах другого замка, постариннее. Забираешься в развалины и лезешь вниз к темницам и всякому там, а спускаешься-то на три, а то и на все четыре разных уровня, и вообще там полным-полно всяких ходов и каморок, и обвалившихся кирпичей и прочего такого. Почти никуда нам ходу не было: сплошные завалы из обломков и всякого другого хлама, ну да все равно видать, какая это древность, куда древнее остального замка, и, думается мне, туда незнамо сколько времени никто не спускался.

— Интересно!

— А вот теперь самое главное, — с торжеством продолжал Медведь. — В эту самую храмину мы залезли, правду сказать, потому лишь, что только туда и можно было залезть без долгих хлопот. А там на стене вырезаны всякие религиозные изображения, кресты и прочее такое. И в местах десяти, не меньше, изображены Граали!

— Ты уверен?

— А как же! Во всяком случае, что-то вроде кубка или там чаши. Ну, я вспомнил, как вы сказали, что искали Грааль, да и подумал, что надо бы вам сообщить.

— Ну, я очень тебе благодарен, Медведь, но, правду сказать, поиски эти вроде сошли на нет.

— А! Значит, вас в наших местах скоро не ждать?

— По-видимому, нет. А отчего бы тебе самому не начать поиски грааля? За него, наверное, что-нибудь выручить да можно.

— Логика тут есть, — пробормотала Энн себе самой. — Надкладезная храмина — как святилище. Грааль был символом плодородия. Вода символизирует жизнь, рождение, а кроме того, и крещение — как символическое рождение к жизни новой.

Медведь пожал плечами.

— Я подумывал, взять его — не взять. Вот только допередь мусор этот разобрать надо, а ребята не очень-то интересуются всякой стариной. Да и сам я тоже, коли на то пошло. А уж со всякими там магическими штуками, так и вовсе.

— Очень разумно.

— Я в честном бою с любым схвачусь, да и в нечестном тоже. Ну а колдовство там всякое, это не по мне.

— Я тебя понимаю.

— Да только вот в деревне все наперекосяк пошло, понимаете? Пока вы не полезли в этот замок, у нас все было чин чинарем. А теперь каждому захотелось узнать точно, что там, собственно, произошло-то? И какие будут отношения между Иллирией и Аласией?

— Политика не по моей части.

— Ну, эту кашу вы заварили, вам бы ее и расхлебать следовало.

Шарм посмотрел на него с досадой.

Медведь развел руками:

— Не то чтобы я смел указывать вашему высочеству, как вы должны поступать.

Принц покачал головой:

— Нет, Медведь, возможно, ты и прав. Дай мне обсудить это с министром информации. Не исключено, что он прольет какой-нибудь свет на ситуацию.

— Что ж, это по-честному.

Они встали, и Шарм хлопнул великана по плечу:

— Для крутого парня, Медведь, ты тот еще дипломат. И вроде бы становишься патриотом своей деревни.

Медведь поскреб в затылке.

— Похоже, ваше высочество, я просто понял, что рано или поздно, а человеку следует обзавестись друзьями.

— Правильно. Спасибо за сведения, Медведь.

— И спасибо за меч, — вставил Венделл.

— На здоровье!

— И не забудь заглянуть в казначейство за вознаграждением.

Медведь ухмыльнулся:

— Не забуду!

Когда волосатый верзила удалился, Энн сказала:

— Ну, он, бесспорно, сменил тон.

— Он совсем не глуп, — сказал Шарм. — Убедился, что ему нас не запугать, и прекратил запугивание.

— Вы отправитесь назад туда?

— Обдумаю попозже. Сегодня вечером у меня другие дела.

— Боже мой! После всего, что произошло сегодня, вы все еще думаете о девушке, которая потеряла туфлю? Почему бы вам просто не отправить ей ее обувь? С посыльным?

— Э… пригласить ее сюда — отличная реклама. Связь с общественностью и все такое прочее. Собственно говоря, придумал это Норвилл. Она будет со своей крестной матерью. Все обещает милую семейную картину.

— Я и забыла! — сказала Энн. — Вам ведь надо заботиться о своей репутации. Как-никак вы ПРИНЦ ШАРМ!

— В самую точку!

* * *

— Мы решили и дальше говорить, что двадцать лет состоим в браке, — поделилась Аврора с Энн. — История эта уже стала достоянием гласности, и она как будто всех убедила. Так к чему вызывать общественное недоверие, вдруг ее изменив? А потому мы с Гаррисоном сегодня вечером поженимся приватно. Сказать правду, это большое облегчение. После последнего фиаско я утратила вкус к пышным свадьбам.

— Еще бы! К тому же зачем вам без всякой нужды омрачать жизнь вашего ребенка пятном незаконнорожденности?

— Вот именно. И во всяком случае, Энн, я от всей души надеюсь, что ты примешь участие в церемонии. Ты была так добра ко мне с первой же минуты нашего знакомства, и я всем сердцем чувствую, что ты моя самая близкая подруга, да нет, моя единственная подруга во всем мире. Я была бы так счастлива, если бы ты согласилась быть моей свидетельницей на свадьбе.

Все это Аврора сказала с глубочайшей искренностью, совершенно забыв, как лишь несколько часов назад они с Энн грызлись, точно два гризли.

— Ах, Аврора, как мило, бесконечно мило с твоей стороны попросить меня об этом, — ответила Энн столь же искренне. — Ну разумеется, я буду твоей свидетельницей. Ты такая замечательная, такая чудесная подруга, что мне кажется, будто мы сестры.

Аврора потискала ее в объятиях.

— Ах, Энн, и мне кажется точно то же!

— Д-е-е-е-рь… — сказал Венделл.

Приглашенные к обеду собирались в салоне, примыкавшем к столовой. Венделл заглянул туда, увидел графа Норвилла, который нервно расправлял галстук, и принца Шарма, который облачился в свои лучшие шелка и расчесывал волосы щеткой, пока они не засияли немыслимым блеском.

— Наша информация об Аласии довольно скудна, — сообщил Норвилл принцу. — Ее жители аккуратно платят нам налоги, никаких хлопот не доставляют, так что не было никакой нужды внедрять туда информатора. Разумеется, теперь, став нашими подданными, они будут охвачены информационной сетью. Однако создание ее, как всегда в подобных случаях, потребует некоторого времени.

— Понимаю, — сказал Шарм.

— На случай, если вы ищете новых подвигов, государь, у меня есть дело о похищении разбойником очень миловидной девицы. Она не принцесса, однако происходит из очень богатой купеческой семьи…

— Ее правда похитили или она бежала с ним?

— Последнее отнюдь не исключено. Но суть в том, что ее близкие убеждены, будто она похищена, и если им ее возвратят, они окажутся в неоплатном долгу у короля.

— Не интересуюсь. Черт возьми, Норвилл, где она? Она опаздывает!

— Пока еще нет, — сказал Норвилл. — После назначенного часа миновало лишь несколько минут.

— Вы думаете, я ей понравлюсь?

— На балу вы ей нравились. Это было очевидно.

— Вы думаете, я и теперь ей буду нравиться?

— Могу лишь надеяться, что на этот раз она не станет выражать свои чувства с такой уж откровенностью.

— Да, конечно, но я хотел бы, чтобы вы обманулись в своей надежде. А самое замечательное в этой девушке, Норвилл, то, что я ни от чего ее не спасал, не избавлял от смерти, не выручал из какой бы то ни было беды. Она ничем мне не обязана, а это значит, что она, когда начала тереться об меня тазом, проделывала это исключительно…

— Из похоти, — докончил Норвилл.

— Ага. Чудесно, правда?

— Нет. И я вынужден указать, принц Шарм, что ни одна из девиц, спасенных вами, тоже ничем вам не обязана. За простое исполнение долга не следует ждать вознаграждения.

— Но вы же сами только что говорили, — вмешался Венделл, — что купеческая семья будет в неоплатном долгу у короля, если принц Шарм вернет им дочь.

— Хм-м-м, да, я это сказал. Отлично замечено, малый! Суть в том, что в политическом смысле вознаграждение это нечто совсем другое, чем в личном плане. И никакие подвиги не дают герою права выходить из границ элементарной порядочности.

— Девица Золия и госпожа Эсмерельда! — объявил лакей.

Все головы повернулись — и остались повернутыми.

Красота, как впоследствии заметит очень известный поэт в куда более позднюю эпоху, заключена в глазу смотрящего. Женщины оценивают красоту по другим меркам, чем мужчины. Женщины судят о красоте по классическому образцу: они находят ее в правильных чертах греческих статуй, в изящной безупречности линий лица и фигуры, в царственной осанке, в гордо вздернутом подбородке. Для них идеал женской красоты — ледяная богиня: предел желанности, но недостижимая.

Когда мужчины оценивают красоту, они подразумевают сексапильность.

Энн была красавицей.

Аврора была красавицей.

Золия была сексапильной.

Длинные огненно-рыжие волосы густыми мягкими волнами ниспадали до талии и ниже, колышась от движения заманчивых овалов ее задика — овалов, которые подчеркивались тугим шелком черного платья. Глубокий вырез открывал и плечи, и верхнюю половину высоких упругих грудей, разделенных дразнящей ложбинкой. На спине вырез спускался еще ниже, подчеркивая грациозный изгиб ее позвоночника. Талия у нее была на редкость тонкой, а длинные стройные ноги казались еще длиннее благодаря черным шелковым чулкам и четырехдюймовым каблукам. Глаза у нее были зелеными, точно первые весенние почки, а пухлые влажные губы складывались бантиком. Она смотрела только на принца Шарма и послала ему улыбку, завораживающую, как пение сирен.

— Что я тебе говорил? — сказал Шарм. — Хороша девочка, а?

— Очень даже ничего, — согласился Венделл.

* * *

Золия так волновалась, что ей казалось, будто сердце у нее вот-вот разорвется. «Даже если ничего не получится, — думала она, — все равно оно того стоит. Если я больше никогда не увижу его, все равно я буду счастлива до конца моих дней. Если я дольше и дня не проживу, то умру в экстазе!» Она ведь была здесь, в королевском замке Иллирии, по спецприглашению, чтобы вновь увидеть ПРИНЦА ШАРМА. Все происходило точно так, как предсказала ее крестная.

От одной мысли о крестной Золия радостно затрепетала. Эсмерельда была такой-такой несравненной. И не просто потому, что могла творить волшебство, она сама была волшебной. Она обладала тем магическим свойством — чарами, харизмой, называйте, как хотите, — которое сразу же пленило Золию, едва Эсмерельда явилась ей в первый раз. А уж когда она нежно обняла Золию и утешила ее, все горести будто куда-то исчезли, и мир наполнило теплое золотистое сияние.

Ей иногда казалось, что все сложилось бы по-иному, будь она круглой сиротой. Ну, формально она, конечно, и была круглой сиротой, так как ее мать и отец умерли. Но думала она совсем про другое сиротство. Думала она о брошенных детях, найденышах, лишившихся родителей в самом нежном возрасте и совершенно их не помнящих. Такие дети, как ей было известно, все лелеяли одну и ту же мечту. Когда-нибудь, грезили они, их настоящие родители найдут их и окажутся красивыми, богатыми и любящими и увезут их жить счастливо до конца дней где-нибудь еще.

Золия была лишена радости подобных грез. Ее отец продержался, пока ей не исполнилось восемь, так что у нее было достаточно времени узнать, что ее мать умерла, давая ей жизнь. Да-да, умерла, без всяких сомнений, ну и никак не могла вернуться за ней. А он говорил о покойнице с ожесточением, виня ее за то, что она не просто умерла, а умерла, так и не родив ему сыновей. Он женился во второй раз, надеясь обзавестись новыми детьми, создать, если удастся, мужскую династию, но через неделю лошадь лягнула его в лоб, на чем все и кончилось. А свежеиспеченная мачеха Золии не получила ничего, кроме еще одного рта, который нужно было кормить. И она решила компенсировать расходы трудом — трудом Золии: и девочка в один миг оказалась служанкой, на которую взвалили всю черную работу. И как будто этого было мало, так через несколько лет стало ясно, что Золия вырастет более красивой, чем ее сводные сестры, — гораздо-гораздо красивее. И если ревнивая зависть женщины внушает страх, то ревнивая зависть двух девочек-подростков еще куда ужаснее.

Вот так красавица Золия оказалась вечной рабыней, которую ожидали только долгие тоскливые годы без единого просвета и даже без надежды спастись благодаря удачному браку, ее сводные сестрицы не собирались выпускать ее из дому, пока она не станет старой девой или пока они сами не выйдут замуж, что сводилось к такому же финалу.

И вдруг в вечер бала, когда Золия, оставшись дома одна, плакала у очага (она в те дни плакала очень часто — хроническая депрессия, знаете ли), как вдруг комнату заполнили разноцветные пляшущие огоньки, и она услышала слова, которым было суждено бесповоротно изменить ее жизнь.

— Держись за меня, малыш, и ты доберешься до самого верха!

И вот теперь она медленно шла вперед, не спуская глаз с принца и чуточку покачивая бедрами, как ее научила Эсмерельда. Она раздвигала плечи так, что ее груди приподнимались и выпячивались, давая возможность заглянуть в ложбинку между ними на тщательно рассчитанную глубину. «Способ заставить сердце мужчины забиться ниже пояса, малыш!» — повторяла Эсмерельда. Она же снабдила Золию платьями, среди которых были та-а-ки-е!

Теперь она продолжала идти к принцу Шарму, устремив взор в его невозмутимые голубые глаза. («Все время гляди ему в глаза, дорогая. В самую глубину: все эти оголтелые самцы на деле безнадежные романтики».) Когда она приблизилась к принцу, то не остановилась для реверанса, но медленно подняла руки. Шарм раскрыл объятия, и она упала в них, не отводя глаз от его лица, прижимаясь к нему всей длиной своего соблазнительного тела, почти подставляя губы его губам.

— О мой принц! — прошептала она.

— О моя прекрасная незнакомка, — прошептал Шарм.

— О, мой кишечник, — буркнула Энн.

— Ш-ш-ш! — сказала Аврора, глядя через плечо Золии глазами столь же холодными и недвижными, как трупное окоченение.

— С той минуты, как я потерял вас на балу в ту ночь, я чувствовал себя человеком, заблудившимся в пустыне без воды и надежды на спасение, — сказал принц. — Вокруг меня не было никакой жизни, лишь сыпучие унылые пески да ветер, стонавший над ними, повторяя ваше имя. А теперь передо мной будто возник оазис, и воды любви струятся из глубоких подземных источников!

— С той минуты, как я покинула вас на балу, — шептала Золия, — для меня перестало всходить солнце, и непроглядные черные ночи окружили меня подобно волкам, и рыскали, и рычали у моих дверей, а знобящий ветер запускал ледяные пальцы мне в грудь и сжимал мое сердце холодными беспощадными тисками. А теперь весенний ветерок повеял там, где прежде простирался только замерзший луг.

Она могла продолжать в таком духе очень долго, поскольку ее крестная загодя исписала листы и листы такой вот лабудой и заставила затвердить ее всю наизусть. Шарм отвечал тоже на редкость романтичными фразами — просто отличными, подумала она, если он и вправду импровизирует. Единственное, что ей было совсем не по вкусу, это необходимость прижиматься к нему. Когда мальчики прикасались к ней даже случайно, у нее словно мурашки по коже бегали. И она пожаловалась на это Эсмерельде в ночь после бала.

«Я знаю, дорогая, — сказала ее крестная фея. — Мужчины такие омерзительные твари! Но крайне важно, чтобы ты это терпела, чтобы продолжала и дальше притворяться, будто тебе нравятся его ласки, и даже провоцировать их. Это краеугольный камень всего нашего плана».

«Но когда я лягу с ним в постель, разве утром он не проникнется ко мне отвращением? Все говорят, что именно так и бывает».

«Да, есть и такие мужчины, — подтвердила Эсмерельда. — Но Шарм не из них. Он для подобного чересчур порядочный. Пойми же, ты имеешь дело с мужчиной, у которого есть все, чего бы он ни пожелал… почти все. И ты дашь ему то, чего он желает превыше всего, единственное, чего ему не предложит ни одна другая девушка в королевстве. Его врожденное чувство чести вынудит его сделать тебе предложение вступить с ним в брак».

Золия кивнула. Она безгранично доверяла крестной.

«И помни, радость моя, как только вы с ним поженитесь и мы твердо обоснуемся в замке, — Эсмерельда наклонилась к ней, — тебе больше не придется терпеть его прикосновений».

Это обещание ободрило девушку, и теперь Эсмерельда, наблюдая за ними через обеденный стол, была вполне довольна тем, как Золия исполняла свою роль. Девочка — прирожденная актриса! В эпизоде, когда она потянулась через принца за солонкой, задев его кончиками грудей, у него буквально глаза на лоб вылезли. Попался на крючок и уже не сорвется!

Эсмерельда обвела взглядом стол, обдумывая свой следующий ход. Паж… да, с ним стоит поговорить. Надо будет после обеда занять его — может, парочка-другая волшебных фокусов? — чтобы держать подальше от его господина. Граф, конечно, шут гороховый, но морализирующий шут может оказаться опасным для плана. Придется и для него что-нибудь придумать, пока принц не сумеет увлечь Золию в укромный уголок для решающего хода.

Остальные гости значения не имели. К счастью, король был слишком занят, чтобы удостоить обед своим присутствием. Вельможные гости и дворцовая шушера препятствия не составят, а две заезжие принцессы, хотя и достаточно привлекательны на манер высокопорядочной соседки в окне напротив, составить конкуренцию Золии явно не могли.

Эсмерельда пригубила вино и улыбнулась Норвиллу:

— Ах, граф, скажите мне, что вы думаете о нынешней политической ситуации?

На другом конце стола Аврора яростно пронзала вилкой кусок рыбы на своей тарелке.

— Эта шлюха! — шипела она. — Эта потаскуха! Эта стерва! Если она затеет какие-нибудь штучки, я ее убью!

Энн изобразила легкую усмешку:

— Успокойся! Нет причин так волноваться. Не все ли тебе равно, если принц потеряет голову из-за какой-то наглой сучки вроде Золии?

— Золия! При чем тут Золия? Я говорю про крестную! Она та самая голубая фея, которая наложила на меня чары!

Эти слова послужили весьма эффективной затычкой для разговора. Энн повернула голову, чуть не вывихнув шею, а сидевшие за ней королева Руби и Мандельбаум наклонились над столом, чтобы лучше рассмотреть Эсмерельду.

— Она фея? Ты уверена?

— Конечно, уверена! Посмотрю я, как ты забудешь женщину, которая в один прекрасный день попытается тебя… э… не важно.

— Что-что?

— Ну, скажем, я бы не рекомендовала тебе нанимать ее сторожить цветочки невинности.

— Что-что? — сказала Энн.

— Забудь. Просто эта баба интриганка, махинаторша и прохиндейка чистейшей воды. В Аласии она то и дело к чему-нибудь подбиралась. Только втереть очки папочке ей так и не удалось. Она все время пыталась выцыганить у него какой-нибудь политический пост, так что в конце концов у них вышла жуткая ссора, и она прокляла нас всех.

— Проклятие было то еще! — заметила королева Руби. — Видимо, она обладает незаурядной силой.

— Совсем не обязательно, — сказал Мандельбаум. — Чары она наложила очень грубо. Подключила всю силу из волшебного леса, чтобы подпитывать их. Подозреваю, она собиралась быстренько их снять, а затем обнаружила, что не знает, как это сделать. Когда волшебство леса истощилось, фее пришлось его оставить.

— Вот только своих интриг она не оставила! Теперь она заявляется сюда и старается приобрести влияние при дворе через принца Шарма. Она властолюбива до помешательства. Ну, я ее осажу! — Внезапно Аврора уронила вилку. — О-о! О нет.

— Что случилось?

— А что, если она все еще охотится на меня? Через двадцать лет она вновь появляется в день моей свадьбы!

— Простое совпадение, — сказала Энн. — Шарм разыскивал эту девку три месяца до того, как в первый раз услышал о твоем существовании.

— Все равно я не стану рисковать. Попрошу Гаррисона распорядиться, чтобы принц держался от этой девчонки подальше. Да и вообще она не в его вкусе.

В глазах Мандельбаума мелькнули смешливые искорки, Энн пожала плечами:

— Сомневаюсь, чтобы Шарм подчинился такому распоряжению. Скорее это только толкнет его в ее объятья.

— Извините меня, — вмешался Мандельбаум. — Я не хочу сказать ничего дурного, принцесса, но разве в вашем положении можно чернить репутацию другой девицы? Я задаю этот вопрос из чистой любознательности.

— Это совсем другое, — сухо ответила Аврора. — Я была помолвлена.

— Совершенно верно! — бросилась на защиту Энн. — Помолвленные могут позволить себе это с полным правом.

— Ни в коем случае! — сказала королева Руби. — Энн, не понимаю, где ты набралась такого вздора!

— Ну, может быть, и не с полным правом, но все-таки это менее дурно, чем было бы, если бы они не были помолвлены. Ну, вы понимаете, о чем я.

— Моя дорогая, я вижу, нам придется поговорить очень серьезно!

— Чудесно! Полагаю, вы все это время оставались образчиком целомудрия!

— Мы с Мандельбаумом просто друзья, — отрезала королева Руби.

— Ну, я не стану сидеть сложа руки, ждать, чтобы что-нибудь произошло! — заявила Аврора и швырнула салфетку на стол. — Пойду скажу этим двум корыстным тварям, что мне их козни известны и я позабочусь, чтобы принц узнал обо всем. Я обязана сделать для него хотя бы это. — Она наклонилась к Энн. — И меня ты не проведешь, Маленькая Принцесса! Кусок рыбы на своей тарелке ты разодрала на кусочки, меньше конопляного семечка, и ни единого не положила в рот.

Энн посмотрела на свою тарелку и поднесла вилку ко рту, затем снова ее положила и обняла блондинку за плечи.

— Аврора, — зашептала она ей на ухо, — если тебе действительно дорог принц Шарм и если ты действительно моя подруга, то лучшее, что ты можешь сделать, это выйти замуж елико возможно быстрее и елико возможно без шума.

Автора посмотрела на нее с недоумением.

— Просто поверь мне, — сказала Энн. — Забудь про крестную фею. Это было двадцать лет назад. Оставь все как есть.

Аврора поколебалась, а затем приняла решение.

— Ты не знаешь эту бабу, как ее знаю я. — Она встала и прошла вдоль длинного стола. — Граф Норвилл, не могу ли я поговорить с вами наедине?

— Разумеется, принцесса.

— Ах, к чему такие тайны, пупочка, — сказала Эсмерельда. — Не сомневаюсь, что знаю, какую историйку ты нацелилась наплести. И не сомневаюсь, что истинный джентльмен предоставит мне возможность прямо и честно изложить, как было дело.

— Не вижу, почему бы и нет, — сказал Норвилл, недоуменно переводя взгляд с одной на другую.

— Прямо! — повторила Аврора. — Какое новое понятие для тебя! Все, к чему ты причастна, всегда прямо, как штопор. Ты и эта проблядушка, которую ты наняла соблазнить принца!

Глаза Эсмерельды сверкнули, но ее голос остался ровным.

— Чувствуем себя немножко не в себе сегодня, а, белобрысая? Может, спазмы станут полегче, когда ты подрастешь. А пока почему бы тебе не прилечь и не вздремнуть долго-долго? Я могла бы тебе помочь.

Аврору трясло от еле сдерживаемой ярости. Она прошипела сквозь стиснутые зубы:

— Только попробуй, лахудра! При иллирийском дворе есть чародеи, которые поджарят тебя, как кусок грудинки, и отправят твою силу в трубу, как клуб дыма. Едва они заметят хоть намек на колдовство, как чары тут же превратят тебя в шкварки. И они сумеют нейтрализовать любые чары, какие бы ты ни наложила на Шарма, так что забудь свои мелкие происки!

— Чары, какими Золия околдовывает мужчин, никакого отношения к колдовству не имеют, — сказала Эсмерельда. — Может, до тебя это допрет, когда ты подрастешь.

— Кстати, о Золии, где она? — спросил Норвилл.

Они посмотрели через стол. Золия и принц тихонько ускользнули, оставив два пустых кресла и нетронутые тарелки с десертом.

— Мне кажется, они сказали что-то о том, что подышат свежим воздухом, — сладким голосом объяснила Эсмерельда. — Я не стала бы беспокоиться о Золии, граф. Не сомневаюсь, что принц Шарм позаботится о ней.

* * *

Иллирийский замок был очень большим. Он был воздвигнут на пологом холме, который возвышался футов на сто над столицей Иллирией в окружении лавок и жилых домов, складов, школ и спортивных площадок, гостиниц и церквей, пивных и пивоварен, конюшен, контор, пекарен, кафе и театров — всего того, что делало ее самым столичным городом в двадцати королевствах. В свою очередь, столица Иллирия находилась практически в самом географическом центре страны Иллирии, и во все стороны от нее разбегались вполне приличные мощеные дороги.

Однако при подъезде к столице все взоры к себе приковывал замок. Чудовищный, огромный, сложенный из серых и черных камней, он был построен шесть веков назад. Впрочем, с тех времен сохранились лишь некоторые части, остальные же в большинстве своем были совсем новыми. И в нем проживала не только королевская семья, но помещений и двориков вполне хватало для королевского правительства и рабочих кабинетов несметного числа высокопоставленных чиновников, потребных для управления страной такой величины, как Иллирия, не считая покоев для заезжих вельмож, бесчисленных каморок для слуг и ремонтных рабочих, а сверх всего, в нем квартировал вооруженный гарнизон, солдаты которого несли охрану и поддерживали общественное спокойствие и порядок. Несомненно, в свое время замок мог похвастать единым архитектурным стилем, некоей стройностью в системе помещений и коридоров. Но века пристроек и перестроек превратили его в лабиринт тупиков, задних лестниц и потайных комнат, которые вовсе не предназначались в потайные, но оказались в таком отдалении от центральной части, что полностью стерлись в людской памяти.

— Какая миленькая! — сказала Золия, когда они вошли в одну из таких комнат. — И до чего уютно старомодная!

— Самое оно, верно? — сказал Шарм. — Королева Беллинда обставила эту комнату, чтобы писать в ней стихи, любуясь на город. Когда сто сорок лет назад воздвигли новую южную башню, ей осталось любоваться только глухой стеной, и писать стихи она перебралась куда-то еще. А тут все осталось так, как было при ней.

— Я догадывалась, что эти кружева и бархат выбирали не вы. А стихи она писала хорошие? Для возлюбленного?

— Писала она их для своих детей. И, кажется, вполне на уровне, если вы любите поэзию. Легенда гласит, что она подарила томик своему младшему сыну, который засунул его в грудной карман, отправляясь на битву. Стрела поразила его прямо в грудь, но застряла в стихах и только чуть оцарапала кожу.

— Так значит, поэзия спасла ему жизнь!

— К несчастью, царапина воспалилась, и он все равно погиб от сепсиса. Прихоть войны.

— М-м-м-м, — произнесла Золия неуверенно. Листки крестной не подготовили ее к такому разговорному гамбиту. Но она решила продолжать на свой страх и риск:

— Полагаю, мы можем извлечь урок из этой истории!

— Класть в нагрудные карманы тома потолще?

— Не доверять удаче. Полагаю, юный воин отлично провел время в битве после своего чудесного избавления от смерти и почувствовал себя неуязвимым. Стал чересчур самонадеянным и не позаботился смазать царапину целебным бальзамом. Ему следовало бы воспользоваться своей удачей, а он ею злоупотребил.

— Угу.

Золия опустилась на козетку и широко раскинула юбки. Блеснули черные чулки, обтягивающие ее икры. Шарм сел рядом с ней, как она и ожидала.

— Вот, предположим, девушка поехала бы на бал — не принцесса, а обыкновенная девушка, и познакомилась бы с просто чудесным мальчиком. Это была бы удача. Предположим, мальчик пригласил бы ее на обед. Хороший признак, доказывающий, что он умеет пользоваться своей удачей. Ну, мне кажется, этой девушке выпал ее счастливый случай, и она тоже его не упустила. Но от нее зависит, чтобы этот мальчик не обманулся в своих ожиданиях. Мои рассуждения верны, не правда ли?

— О, это зависит от многого. Как эта редкостная изумительная девушка может помочь мальчику не разочароваться в его ожиданиях?

— Подарив ему то, о чем он грезит.

Шарм провел пальцем по шее, оттягивая воротник, который вдруг стал тесным и обжигающим. Золия стыдливо потупила глаза, несколько раз похлопала ресницами, а затем медленно снова подняла взор на принца. Зрачки у нее расширились, в зеленых ободках радужки вспыхнули лукавые искорки. Пухлые розовые губки изогнулись в полуулыбке. В ямке между ключицами замерцала капелька пота и медленно поползла между ее грудями. Вырез платья и ее поза позволили Шарму проследить путь капельки далеко вниз.

Свечи на столе почти догорели и отбрасывали очень смутный свет. В комнате стояла глубочайшая тишина, нарушаемая лишь дыханием — ненормально учащенным и неглубоким Золии и ненормально глубоким и медленным Шарма. Медленно Золия подняла ногу так, что ее левое бедро прижалось к правому бедру Шарма. И принялась тихонечко тереться о него.

Шарм осторожно протянул правую руку и коснулся бретельки ее черного шелкового платья. Медленно он стянул платье с ее плеча. Золия не воспротивилась, а положила ладонь ему на грудь, осторожно подергивая пуговицу. Шарм тянул и тянул, пока черный шелк не спустился до ее талии. В мерцающем свете огарков ее груди словно засияли — полные, высокие и круглые, с темными напрягшимися сосками. С величайшим усилием принц перевел взгляд на лицо Золии. Ее очи были полузакрыты, влажные уста полураскрыты, ланиты пылали румянцем. Шарм прижал ладонь к ее спине, вернее, чуть пониже и привлек ее к себе. Ее обнаженные перси вжались в тонкий белый шелк его рубашки, и вновь она не воспротивилась, но, как завороженная, подставила ему губы.

— Золия?

Голос за дверью был высоким, пронзительным, исполненным крайнего раздражения. Золия замерла, будто кролик в лунном луче. Голос раздался снова, на этот раз под аккомпанемент стука в дверь.

— Золия, немедленно открой дверь!!!

— Моя крестная…

Принц оперся на спинку козетки.

— Моя жизнь словно слагается из повторений одного и то же…

Золия натянула бретельки на плечи и отперла дверь. В коридоре стояли Эсмерельда и королева Руби с ручным зеркальцем Мандельбаума в руке. Золия ухватила крестную за локоть и втащила внутрь, хрипло шепча:

— Что ты делаешь? Он у меня на крючке!

Эсмерельда смерила Шарма презрительным взглядом:

— Планы изменились. Одевайся, малыш. Мы уезжаем.

— Но… но…

— Объясню потом. — Она повернулась на каблуках, промаршировала по коридору и свернула на лестницу. Золия обернулась, бросила на Шарма недоумевающий взгляд и последовала за ней. Шарм торопливо застегнул рубашку и побежал за ними. Руби, посмеиваясь, заключила процессию.

Внизу лакеи уже держали наготове мантильи Эсмерельды и Золии. И гостьи как раз облачались в них, когда Шарм скатился с лестницы. Эсмерельда будто не заметила его.

— Королева Руби, — сказал она, — было так приятно познакомиться с вами! Благодарю вас за помощь.

— Для меня это было большим удовольствием.

— Эсмерельда! — отчаянно перебил их Шарм. — Позвольте заверить вас, что мои намерения относительно Золии чисто честные и порождены самыми высокими побуждениями. Не отрицаю, возможно, сегодня я был излишне смел, но я, право же, не имел в виду ничего дурного и всем сердцем хочу снова увидеться с вашей крестницей.

Эсмерельда бросила на него ледяной взгляд и выхватила зеркальце из пальцев Руби.

— Зеркало в руке, не на стене, кто, скажи, красивей всех в стране? — Зеркальце затуманилось, потом туман рассеялся и открыл лицо Энн. Эсмерельда швырнула зеркальце в Шарма, который поймал его одной рукой. — Даже твое зеркало треснуло, — съязвила она и вышла из дверей, чеканя шаг.

Шарм нащупал стул и сел. Он зажал голову в ладонях.

— Что, собственно, происходит, черт дери?

— А! — сказала Руби небрежно. — Мне кажется, она расстроилась, узнав, что вы — никакой не принц.

* * *

Принцу Шарму померещилось, что его настигла божественная кара за его грехи. Но это предположение имело бы больший вес, если бы ему удалось согрешить с Золией. А поскольку их интрижка не нашла положенного завершения, он выкинул из головы мысли о высших силах и вместо них нашел более доступный объект, чтобы сорвать на нем свой гнев. Объектом этим оказалась королева Руби.

— Идиотка приставучая! — завопил он.

— Ну и ну! — прожурчала Руби. — Выраженьице без намека на шарм.

— Все шло как по маслу! Она была на кушетке, уже обнаженная по пояс, и как раз собиралась меня поцеловать. Стопроцентный верняк!

— О да. Как вы неотразимы, Шарм! Сколько же труда надо было приложить, чтобы преодолеть целомудренность такой застенчивой и скромно одетой девочки.

— Я ее разыскивал три месяца, и в ту минуту, когда мне наконец удалось остаться с ней наедине, вам обязательно понадобилось сообщить ее крестной, где мы. Какая гадость — шпионить за людьми с помощью волшебных зеркал! Это преступное вторжение в личную жизнь! И чтобы уж совсем все испортить, вы вдруг говорите ей, что я вовсе не принц. Какого черта? Вы что — с ума сошли?

— А! Так вы все-таки не окончательно потеряли слух! Милый мальчик, мне вовсе не хотелось препятствовать вашим развлечениям. Если вам нравится вести себя по-скотски с маленькой шлюшкой, я ни в коем случае не стала бы вам мешать, хотя, разумеется, мне не следует допускать, чтобы Энн общалась с человеком, дошедшим до такого нравственного падения. Нет-нет, я ничего Эсмерельде не говорила — лишь упомянула для поддержания разговора, что принцесса Аврора и король Гаррисон сегодня вечером приватно соединились узами брака.

Шарм прищурился на нее:

— Только и всего?

— Только и всего.

— И она утащила Золию отсюда только из-за этого?

— Вот именно.

— Ничего не понимаю. Полагаю, вы сейчас скажете, что она мечтала прибрать к рукам власть, когда я сделал бы Золию моей королевой? Что романтичная история с туфелькой была частью коварного плана, с помощью которого она рассчитывала сделать светскую и политическую карьеру?

Руби словно бы удивилась:

— Видимо, я недооценивала вашу искушенность. Разумеется, они обе только этого и добивались.

— Ну и что? Да у половины принцесс в двадцати королевствах имеются советники, которые из кожи лезут вон, лишь бы устроить для них выгодную партию. Если родишься в шелку, с этим приходится мириться. Чем Золия хуже других? Кроме того, какая для Эсмерельды разница, что в Иллирии будет новая королева? Так или иначе, а королем я стану лишь через годы и годы. И она могла сообразить, что папаня рано или поздно снова женится.

— А вы не забыли, что принцесса Аврора носит под сердцем ребенка?

— Ну и что? Как первенец я все равно остаюсь наследником.

— Но этому младенцу, когда он появится на свет, будет двадцать. Он окажется на три года старше вас.

— Пер-ве-нец! — терпеливо повторил Шарм. — Дата зачатия тут ни при чем. Я родился первым.

Руби придвинула стул и села, заложив ногу за ногу. Она снова была в черных сапожках — тех, на каблуках-шпильках, — и зеркально начищенные кожаные голенища засверкали в свете ламп. Она небрежно обмахнула их носовым платком.

— Но вы ведь незаконнорожденный.

Шарм, все еще кипя нерастраченной энергией, в течение всего их разговора прохаживался взад и вперед по комнате. Но теперь он остановился как вкопанный и подозрительно уставился на Руби, словно ждал от нее признания, что все это — глупый розыгрыш.

— Чего-чего?

— Гаррисон и Аврора вступили в брак двадцать лет назад. Сонные чары сработали только после обряда. Это означает, что брак короля с вашей матерью был недействительным, так как он все еще был женат на Авроре. А раз на вашей матери он женат не был, то, боюсь, вы родились вне брака, и сын Авроры станет первым законным наследником иллирийского трона.

— О, Бога ради! — угрюмо буркнул Шарм. — Вы сорвали мое свидание с Золией из-за этого? — Он брыкнул ближайший стул. — У меня есть для вас новость, королева Руби. Мой отец и Аврора не состояли… э… они не были… э…

— Продолжайте.

— Не важно.

— Полагаю, вы собирались наговорить мне всякого вздора, будто Аврора и Гаррисон не успели вступить в брак до того, как чары сработали; будто вы и она просто состряпали эту историю, чтобы избавить ее от позора и жестокого остракизма, какому наше общество подвергает женщин, позволяющих себе вступать в подобные интимные отношения вне брака; будто вы поклялись сохранить ее тайну, не зная, что отец ее ребенка — ваш отец?

Шарм не смотрел на нее, а внимательно разглядывал скрещенные мечи, висевшие на стене. В полированной стали он увидел лицо юноши, погруженного в трясину неопределенности. Все еще стоя спиной к Руби, он сказал:

— Предположим, чисто гипотетически, что я стал бы утверждать нечто подобное?

Руби откинула голову и звонко засмеялась:

— Ах, Шарм, вы такой милый! Ваша переразвитая честь вынуждает вас держать данное Авроре слово, даже когда ваша собственная жизнь погублена. Она мешает вам сказать правду даже мне, хотя вы знаете, что обе девочки и милый Мандельбаум посвятили меня в эту тайну. Каким необычным было ваше детство, если вам сумели привить такое несгибаемое благородство! Мне следовало бы переспать с вами, когда выпал случай. Тогда вы хоть что-то получили бы за все ваши старания, бедняжечка.

Если что-то и могло разгневать Шарма сильнее, чем мысль, что его провели, то только мысль, что его жалеют. Он повернулся на каблуках и прожег Руби пылающим взором.

— А может, во мне меньше благородства, чем вы думаете!

— Я думаю, что его в вас более чем. Но какое это имеет значение? Теперь вы можете сказать правду, только если признаетесь, что прежде лгали. А стоит вам продемонстрировать, что вы способны солгать, как вы убедите людей, что говорите правду теперь? Побуждение солгать, чтобы защитить себя, бесспорно, выглядит убедительнее побуждения солгать, чтобы защитить Аврору.

Шарм было встревожился, но тотчас его чело прояснилось. Он позвонил и приказал лакею:

— Немедленно пошлите за Прюдоммом. — Лакей кивнул и удалился, а принц продолжал:

— Послушайте, королева Руби, мне не хочется лезть в бутылку, но вы гостья в этом замке, и, по-моему, вы слишком много себе позволяете, расстраивая свидания и сочиняя всякие небылицы. С преждевременным бракосочетанием Авроры, возможно, я и правда свалял дурака, не дав ей пожать то, что она посеяла. Но я не собираюсь допускать, чтобы шайка крючкотворов подвергла меня перекрестному допросу по этому поводу. Для суда общественного мнения я все еще принц Шарм, который сразил половину всех исчадий зла в этом королевстве, да и в большинстве других тоже, и мой народ не обратится против меня из-за маленькой лжи во спасение.

— М-м-м-м… — Руби задумчиво постучала кроваво-красным ногтем по переднему зубу. — Ни один король, даже самый могущественный, не может, мой дорогой, править страной без народной поддержки. И ни один принц, как бы ни бесспорны были его права, не способен обрести трон без той же поддержки. Вы уже убедились в этом. Однако общественное мнение, милый мальчик, так капризно! Простые люди любят романтичность. И когда король подарит им новую красавицу королеву, которая двадцать лет провела в колдовском забытьи, то, ах, с каким наслаждением они скушают эту историю! Она покажется куда увлекательней еще одного рассказа о том, как вы где-то сразили очередное чудовище. Ну и младенец вдобавок! До чего простые люди обожают новорожденных, а уж женщины — особенно! И до чего весело им будет любоваться, как он растет. Куда интереснее, чем жизнь семнадцатилетнего мальчика.

— Окститесь! Если папаня говорит, что я наследник трона, значит, я наследник. И простые люди возражать не станут.

Руби улыбнулась. Улыбка была совсем не дружеской. Улыбка была крокодильей. Это была улыбка женщины, которая испытывает злорадное удовольствие, сообщая скверные новости. Собственно говоря, эта улыбка позволяла без труда понять, почему Руби называли Злой Королевой.

— Ну хорошо, — сказала она. — Давайте поразмыслим, как поступит король. Ему ведь лет сорок, так? Относительно молодой возраст для правящего монарха. Самый расцвет жизни. Надо ли ему беспокоиться о том, есть у него наследник или нет, если он сам еще так молод? Я думаю — дело обстоит как раз наоборот. Что его может беспокоить мысль, как бы его любимый народом наследник не начал оспаривать у него трон.

— Папане это и в голову не придет! Он слишком хорошо меня знает.

— Так хорошо, что отсылает вас от двора при каждом удобном случае, чтобы вы не успели завязать полезные связи или позабавиться заговорами?

— Ничего подобного. Глупость какая!

— Неужели? Все правители в той или иной мере страдают паранойей. Профессиональная болезнь! Пожалуй, даже опасаются родных сыновей. Настолько, чтобы лелеять мысль — возможно, не отдавая себе в этом отчета, где-то в крохотном уголке подсознания, — что им, наверное, дышалось бы легче, если бы отпрыск был убит при исполнении какого-нибудь рискованного задания во славу короля и отечества.

— Чепуха.

— А только-только обзавестись сыном в такие годы — это совсем другая история. Когда малыш достигнет совершеннолетия, его величеству перевалит за шестьдесят — самое время подумать о том, чтобы удалиться на покой. А до тех пор весь вопрос можно спокойно сунуть под сукно. Если бы, разумеется, не Аврора. Думаю, вы согласитесь, что она — женщина, умеющая извлекать из ситуации все. Разумеется, свое влияние она использует во благо своему дитяти. И думаю, можно с уверенностью сказать, что ей будет гораздо легче… как это выразить… легче находить доступ к королю, чем вам.

— Прюдомм! — возопил принц.

В дверях возник личный секретарь короля. Его улыбка была не менее угодливой, чем всегда, но он нервно потирал ладони, и складки избороздили его высокий лоб. По какой-то причине ему явно не хотелось входить в комнату, и он замялся на пороге, словно на всякий случай.

— Э… да, ваше высочество? Могу ли я чем-либо услужить вам?

— Доступ? — сказал Шарм Руби. — Сейчас выясним насчет доступа! — Он снова обернулся к Прюдомму. — Прюдомм, я хотел бы немедленно увидеть моего отца!

— Э… — сказал Прюдомм и покосился через плечо в коридор. — Боюсь, король сейчас очень занят. Э… занят, и его нельзя беспокоить.

— Разумеется, — понимающе сказал Шарм. — В конце-то концов, это его брачная ночь. Как нетактично с моей стороны! — Он посмотрел на Руби. — Я хотел сказать: сразу же утром.

— Э… Он и утром будет занят.

— Завтра в любое время. Не обязательно в первую очередь. Когда ему будет удобно.

Прюдомм переплел пальцы так, что костяшки побелели, и почти прошептал:

— Король будет очень занят минимум три ближайшие недели. Или дольше. Не знаю, когда мне удастся выкроить окно, чтобы вы могли его увидеть.

— Что-о? Послушайте, Прюдомм! Он же всегда находит для меня время. Вы же сами знаете! — Шарм шагнул вперед. Из сумрака коридора возникли четыре гвардейца и перегородили дверь. Секретарь шмыгнул им за спины. — Прюдомм! — загремел принц. — Что происходит?

Физиономия секретаря возникла между плечами двух гвардейцев.

— Очень сожалею, государь.

Шарм кипел гневом, но не утратил власти над собой и сказал ровным голосом:

— Вот что, Прюдомм, хватит этой ерунды. Я хочу поговорить с папаней насчет будущего младенца. Я не собираюсь причинять никаких хлопот, но просто хочу разобраться в своем положении.

Прюдомм приободрился. Он поколебался, затем протиснулся между гвардейцами вперед.

— Да, полагаю, все стряслось слишком внезапно. Сказать правду, даже мне было трудно освоиться с подобной мыслью. Могу себе представить, каким тяжким испытанием это явилось для вас.

— Совершено верно, — согласился принц. — А о какой мысли мы говорим?

— И, с вашего позволения, государь, я хотел бы заверить вас, что служить вам, пока вы были держателем титула принца, было истинной радостью и что ваша матушка, хотя бы в моей памяти, навсегда останется королевой.

— Моя мать и была королевой! — возопил Шарм, и Прюдомм вновь скрылся за спинами гвардейцев.

— Прошу извинить меня!

Напряжение разрядил отлично смазанный голос графа Норвилла. Он закинул через плечо свой черный плащ и решительным шагом вошел в комнату с черного хода. Следом за ним вошел Мандельбаум, поигрывая серебряной цепочкой, на которой болтался маленький кристалл.

— Вижу, мы позволили возникнуть излишнему возбуждению. Так разрешите заверить вас… — Норвилл внезапно перевел стрелки беседы. — Наши гостьи уже отбыли?

Руби пожала плечами:

— Золия торопилась к портнихе. Что-то о хрустальной нижней юбке, если не ошибаюсь.

— О? — Норвилл бросил на Шарма сардонический взгляд. — Так о чем бишь я? А, да, Шарм! Ну-с, молодой человек, я вижу, вас потряс этот неожиданный оборот событий, что вполне, вполне понятно. Позвольте мне, мой юный друг, заверить вас, что мы ни в коем случае не пошли бы на столь серьезную меру, как лишение вас вашего титула, без предварительной полной и точной оценки всех фактов. Более того: как министр информации я могу безоговорочно утверждать, что мой отчет, если мне будет поручено расследование этого дела, не будет содержать ничего, кроме бесспорно установленной и неприкрашенной истины.

— Отлично! — сказал Шарм с облегчением. — Потому что я могу все объяснить. Я признаю, что поступил непродуманно, скрыв от…

— Разумеется, — перебил Норвилл, — поскольку единственными живыми свидетелями случившеюся остались лишь король Гаррисон и королева Аврора, расследование это завершится быстро. Собственно, я рискну сказать, что все уже и так ясно как Божий День. Да кто я такой, чтобы усомниться в слове короля, тем более данном под присягой?

— К черту, Норвилл! Если папаня и Аврора были уже женаты, на кой ляд они сочетались браком нынче вечером?

— Обновили брачные обеты. Сейчас это очень в моде.

— Мандельбаум! Скажи им, что случилось, когда мы возвращались?

Пальцы Мандельбаума, пока он внимательно вглядывался в крохотный кристалл, чуть дрожали. Он упорно избегал взгляда Шарма. Очень-очень бережно он смотал серебряную цепочку и положил ее во внутренний карман, все это время глядя в пол, на потолок, на картины по стенам — ну, словом, всюду, только не на принца Шарма. Остальные ждали. Наконец он медленно произнес:

— Как принимающий жалованье от короля я отдаю себя в полное его распоряжение. Как гражданин Иллирии я обязан безоговорочной преданностью ее монарху.

— Угу. Спасибо, Мандельбаум. Большое-большое спасибо!

— Так вот, Шарм, — Норвилл пошарил в кармане и вытащил пачку листков, — ваш батюшка составил список особо важных и срочных заданий, которые требуют вашего личного и незамедлительного присутствия. И, кстати, выполняя их, вы должны будете довольно долгий срок странствовать за границами Иллирии. Нет, вас отнюдь не отправляют в изгнание, и, не думайте! Нет-нет. Отнюдь. Ваше обычное щедрое содержание будет высылаться вам, где бы вы ни находились, и мы надеемся, что вы будете поддерживать связь с нами через дипломатические представительства…

Блик отраженного света, легкий свист рассекаемого воздуха — и пачка, аккуратно разрубленная пополам, выпала из рук Норвилла. Граф невольно попятился, глядя на клинок в кулаке Шарма. Гвардейцы, заслонявшие Прюдомма, обнажили мечи, а с черного хода в комнату вбежали еще четыре гвардейца, сопровождавшие Норвилла.

— Тише, тише, милый! — вполголоса предостерегла Злая Королева.

Шарм повернулся на каблуке, и кончик его меча почти впился в горло Руби. Его лицо хранило ту недоумевающую растерянность, какую испытывают кошки и небольшие собаки, угодившие под колеса кареты.

— Ты! — рявкнул он. — Все это твоих рук дело. Ну, так я не намерен терпеть.

Руби прикрыла ладонью рот, зевнула, медленно зажала острие меча между большим и указательным пальцами и отвела его в сторону. Не отводя глаз от Шарма, она поднялась с кресла, выпрямилась во весь свой рост плюс высокие каблуки, наклонилась к плечу Шарма и зашептала ему на ухо:

— Слушай, дурачок, не вини меня в своем несчастье. Ты бы еще за милю увидел, чем все обернется, если бы не вживался в роль сказочного принца так долго, что уверовал во всю чушь о чести и долге. Ну что же, теперь тебе преподали хороший урок прагматизма. И первое правило гласит: «честь» — пустое слово, которое умные правители вроде твоего отца пускают в ход, чтобы использовать желторотых мальчишек вроде тебя в своих целях.

— Хватит! — рыкнул Шарм, прижал ладонь к ее груди и толкнул назад в кресло. Потом отступил на середину комнаты и, вызывающе взмахнув мечом, нацелил его сначала на Прюдомма, затем на Мандельбаума, а затем на Норвилла. — Ладно, я удалюсь. Далеко. Но только чтобы подумать. Так легко вы от меня не избавитесь. Потому что я вернусь. А когда я вернусь, все вы пожалеете об этом вечере!

Принц засунул меч в ножны, направился к высоким дверям и злобно ударил их каблуком. С громовым треском створки распахнулись, и Шарм скрылся в ночи, ни разу не оглянувшись. Это был на редкость эффектный уход. Такой эффектный, что остальные почти две минуты пребывали в оцепенении, ожидая, что вот-вот что-нибудь испортит мелодраматичность этой сцены. Но ничего не произошло. Принц не вернулся.

— Ну, — наконец сказал Прюдомм, — конфронтация, бесспорно, была пренеприятнейшая. Вы знаете, мы ведь даже еще не знаем, что родится мальчик.

— Не важно, — сказал Норвилл. — По иллирийскому обычаю, трон наследует первенец независимо от его пола.

— Будет мальчик, — сказал Мандельбаум, извлек из кармана кристалл, взглянул на него и положил назад. — Тоже мальчик.

— Ну что же, при наличии надлежащей матери, которая обеспечит ему нравственное руководство, можно надеяться, что этот новый принц вырастет в порядочного молодого человека.

— Шарм мне всегда нравился, — сказал Прюдомм.

— Не то чтобы Шарм не имел своих хороших качеств, но его пренебрежение к общепринятой морали могло довести до отчаяния. Особенно мерзким был его нездоровый интерес к… э… — Норвилл тревожно покосился на королеву Руби.

— К сексу? — подсказала она.

— Э… да. Крайне нездоровый. Тот, кто способен пригласить эту Золию в круг королевских приближенных, бесспорно, нуждается в том, чтобы ему преподали урок хорошего вкуса. Хотя, должен признать, ее крестная проявила похвальное благоразумие.

— Ах так! Мандельбаум, милый, я скоро вернусь к вам. Прежде мне надо посмотреть, как дела у моей прелестной маленькой падчерицы.

Королева Руби величественно вышла из комнаты. В коридоре ее поджидала крайне встревоженная Энн.

— Он попался на это?

— О да, и еще как, бедный мальчик! Был совсем расстроен. Ну и кто его за это осудит?

— Боже мой! — Энн заломила руки. — Надеюсь, он не чересчур потрясен. Для него было так важно, что он принц! Наверное, мне самой следовало сказать ему. Как-то смягчить сокрушительную новость.

— Милая моя, сейчас не время для сантиментов. Ты знаешь, у мужчин есть привычка винить во всех несчастьях тех, кто сообщает дурные вести. Нельзя, чтобы его гнев обратился на тебя. Это все испортит. Ты же сама так говорила!

— Да, я знаю. Ты права. Просто мне больно видеть его таким печальным.

— Ну, теперь можешь догнать его и предложить ему утешение. И тебе лучше поторопиться, пока он еще не ускакал слишком далеко.

— Не страшно. Я знаю, куда он направляется.

— Назад в Аласию?

— Верно. Кое-кто уцелел и может подтвердить, что бракосочетание так и не состоялось. Их можно найти в «Колючем шиповнике».

— Но отправится ли он за Граалем?

— Думаю, да. Шарм настолько зол на тебя, что постарается его отыскать, лишь бы он не достался тебе.

— Очень хорошо. Тем не менее попытайся догнать его поскорее. Ты ведь не хочешь, чтобы создалось впечатление, будто ты за ним гоняешься.

— Но ведь я гоняюсь за ним!

— Тем больше причин не создавать такого впечатления. Отправляйся сейчас же. Я уже упаковала твою сумку.

Энн кивнула и повернулась, чтобы уйти. Но тут же остановилась и посмотрела на Руби:

— Знаешь, я всегда считала тебя стервой.

Руби улыбнулась:

— Так я же очень большая стервоза, милочка, когда не получаю того, чего хочу. А теперь я вот-вот получу это. И хочу, чтобы и ты получила то, чего хочешь.

Энн снова кивнула:

— Ну так до свидания! — И она ушла.

Руби смотрела ей вслед, задумчиво улыбаясь. Затем потратила еще несколько минут, поправляя волосы перед зеркалом в коридоре, после чего вернулась к мужчинам.

— Мандельбаум, милый, я готова к уроку астрономии.

* * *

Аврора сидела перед зеркалом у себя в будуаре и расчесывала длинные золотые волосы щеткой в серебряной оправе. Она была очень довольна собой. Бросила взгляд на безымянный палец с кольцом — подлинным кольцом, символом нерасторжимых уз брака, а не маскировкой, и улыбнулась. Забавно, какие штуки выкидывает жизнь! Заснуть принцессой, проснуться нищенкой, а через несколько дней стать королевой Иллирии. Достаточно, чтобы уверовать в судьбу или в рок, или в кисмет, или как там еще?

Собственно говоря, даже прошлая жуткая неделя имела свои светлые стороны. Аврора не сомневалась, что, найдись у нее время спокойно обдумать на досуге все с ней случившееся, то уж конечно, она убедилась бы, что получила крайне важные уроки касательно смирения, умения полагаться на себя и прочего в том же духе. И она не из тех, кто позволяет знаниям, приобретенным такой тяжкой ценой, пропадать втуне. О нет! Она употребит пожатую мудрость на то, чтобы стать очень хорошей королевой и помогать Гаррисону править, не пренебрегая милосердием. А маленького Гаррисона она научит всему, чему выучилась сама, как только разберется чему именно, и он вырастет не избалованным и испорченным, а исполненным чести и благородства.

Как принц Шарм.

Ну, конечно, с принцем Шармом получилось не слишком хорошо, но он переживет. И, разумеется, она ему все полностью компенсирует. Во-первых, он ей очень нравится, во-вторых, она обязана ему жизнью, да и Иллирия ему тоже многим обязана. Новая королева не допустит, чтобы от такого достойного юноши просто отмахнулись. Во всяком случае, не раньше, чем маленький Гаррисон станет много-много старше.

Тут ей в голову пришла мысль, такая простая, такая чудесная в своей простоте, что она от восторга обняла себя обеими руками. Она возведет Шарма в кронпринцы Аласии!

Такое замечательное сочетание! Шарм получит в управление маленькую страну, не требующую особых хлопот и расположенную на расстоянии, позволяющем часто ездить в гости домой. Аласия, ее возлюбленная родина, получит в правители зерцало доблести и благородства. Что может быть лучше?

Аврора так возгордилась собой, придумав столь несравненный план, что надела пеньюар и побежала рассказать о нем Энн. Увы, Маленькую Принцессу нигде найти не удалось, хотя ей и встретилась королева Руби, которая направлялась в башню Мандельбаума с пакетиками разных сушеных трав. Аврора восхищалась теплым отношением Руби к падчерице, а потому захотела узнать ее мнение.

— Королева Руби, вы не видели принца Шарма?

— Да нет, милочка. По-моему, он на некоторое время покинул страну. Немножко расстроился из-за вашего бракосочетания.

— А… да… понимаю и не ставлю это ему в упрек.

— Если не ошибаюсь, он сказал, что едет в Аласию, чтобы обдумать свое положение.

— В Аласию? — переспросила Аврора, несколько обескураженная тем, что ее блистательную идею словно бы предвосхитили. — Но зачем в Аласию?

Руби пожала плечами:

— Понятия не имею.

Аврора нахмурила лобик. Ей показалось странным, что принц Шарм решил отправиться в Аласию именно тогда, когда она подумала, не отправить ли его туда. Она не замечала, чтобы он так уж заинтересовался ее страной. Тем не менее, если Аласия ему настолько нравится, это лишь утверждало ее в решении сделать его тамошним правителем.

— Ах так… А где Энн?

— Я не видела ее с утра, — не моргнув глазом ответила Руби.

— Принцесса Энн? — спросил Норвилл, возникая у них из-за спины. — Согласно моим сведениям, она вчера вечером отбыла в Аласию.

— В Аласию? Да неужели? — не моргнув глазом сказала Руби.

— О, хо! — сказала Аврора. — Так Энн на пути в Аласию? Гоняется за принцем Шармом. Я знала, она просто разыгрывает из себя недотрогу, чтобы вернее добиться его.

Норвилл потер виски.

— Последнее время, ваше величество, Аласия словно бы вызывает небывалый прежде интерес. Утром я получил донесение, что госпожа Эсмерельда и девица Золия поспешают по дороге в Аласию вдвоем в карете.

— Видимо, Шарм сумел-таки покорить эту девчонку.

— Нет, они выехали раньше него.

Аврора нахмурилась. Почему вдруг все посрывались с места и отправились в Аласию?

— Ну, чем дальше эта баба будет от меня, тем лучше, с моей точки зрения. Если ей взбрендило рыскать по развалинам замка в поисках сувениров, Граалей и прочего хлама, пусть ее! Но если она попробует вернуться в Иллирию, я преподам ей урок!

— Граалей? — повторила Руби. — Вы сказали — Граалей?

— Эсмерельда с самого начала заявляла, будто папочка прячет всякие талисманы и магические культовые предметы, которые ей требуются. Одна из причин их вечных свар. Принц Шарм тоже искал Грааль плодородия, — объяснила она королеве Руби. — Вот так он и нашел меня.

— Неужели! — произнесла Руби слабым голосом.

— Надо будет позаботиться о получении добавочных сведений из Аласии, — сказал Норвилл. — А пока, ваше величество, мне бы хотелось обсудить с вами систему охраны на время вечернего приема, который вы устраиваете.

— Ну конечно, — ответила Аврора, увлекая его дальше по коридору. — Желаю приятно провести день, королева Руби.

— Э… — сказала Руби. — Благодарю вас.

* * *

Энн не удалось нагнать Шарма с легкостью, на которую она надеялась. Обычно скакать верхом ночью — дело рискованное, однако светила полная луна, и искусный наездник вполне мог надеяться, что до утра покроет достаточное расстояние, а Шарм был искусным наездником и забрал из конюшни самого быстрого коня. Энн не была настолько уж искусной, и лошадь ей пришлось выбирать наугад. В первую ночь принц быстро увеличил разрыв между ними. И хотя она вернулась из Аласии с Шармом, дорога ей запомнилась плохо, и в последующие дни она неоднократно с нее сбивалась. И вот, когда она на рассвете в очередной раз свернула не туда, ее опередил Венделл, тоже поскакавший вдогонку за своим господином. Но даже и на правильной дороге у нее, как она вскоре поняла, не было никаких шансов догнать принца, несущегося бешеным карьером. Однако ее успокаивала мысль, что ей известен пункт его назначения, и она удерживала лошадь на ровной рыси.

Венделл понятия не имел, что затеял Шарм. За обрядом бракосочетания последовал кратенький прием — ничего из ряда вон выходящего, а просто шампанское, свадебный торт и изобилие здравиц, которые провозглашали самые приближенные к королю лица.

Венделл пренебрег шампанским и сосредоточился на торте. После окончания приема он спускался по лестнице со второго этажа, держа в каждой руке по куску торта, и наткнулся на поднимавшихся по ней Мандельбаума и королеву Руби. Мандельбаум спросил, а как там Шарм, и Венделл ответил, что очень даже хорошо, чего вы вдруг спрашиваете, а Мандельбаум вроде смутился и сказал: «да так, просто», а Злая Королева все это время ну просто сверлила Венделла глазами, а потому он решил тут же отправиться на поиски Шарма.

Принца в его спальне не оказалось, не оказалось его и внизу и даже в кабинете предыдущей королевы, про который Венделлу знать не полагалось. Однако невозможно покинуть сцену с таким шумом, какой поднял Шарм, не заставив легион слуг навострить уши, и Венделл вскоре выяснил, что принца выгнали из замка, хотя толком не узнал, по какой именно причине. Он тут же собрал всякое оружие и одежду, вскочил на второго по быстроте коня в конюшне и помчался вдогонку.

Ночной сторож направил его на южную дорогу, и на заре он добрался до деревни, которую вот уже третью неделю терроризировал огромный волк. Ее жители сообщили, что Шарм затравил зверюгу, прикончил его и ускакал, даже не выслушав их благодарностей.

На следующий день другая компания деревенских жителей поделилась сведениями, что весенний овечий приплод очень страдал от нападений грифона, а принц, не заботясь о собственной безопасности, пошел прямиком на проклятую тварь, снес ей голову, потом вскочил на коня и ускакал, никому и слова не сказав.

А по ту сторону границы с Аласией он услышал даже еще более странную историю. Шайка разбойников ограбила торговое село и как раз занялась дележом добычи, когда на их стоянке появился безумного вида молодой человек с всклокоченными волосами и дико блуждающими глазами, оглушил их атамана рукояткой кинжала по голове, а их предупредил, что вернется разделаться с ними попозже. И исчез, прежде чем они успели опомниться и схватиться за мечи. И лишь через несколько часов до них дошло, что они только что повстречались с легендарным принцем Шармом.

Все это очень встревожило Венделла.

Шарма он нагнал неподалеку от деревни Колючий Шиповник. День клонился к вечеру. Шарм вел коня по дороге и нес седло. Конь был измучен — весь в мыле, с клубящейся пеной на губах. Шарм снял с него и уздечку и вел его, держа за гриву.

Сам он выглядел не лучше коня. Рваная грязная одежда, волосы, слипшиеся в колтун от пота и крови. А измучен он был даже больше коня, и хотя пена у него на губах не клубилась, Венделл бы не удивился, заклубись она вдруг. Сапоги все исцарапаны, заляпаны грязью, пояс сполз на бедра, и ножны волочились по земле. Он посмотрел на Венделла усталыми глазами:

— А, Венделл… Привет!

— Обойдемся без приветов! — Венделл ухватил принца за локоть и потащил к ближайшему ручью, вытащил из седельной сумки кусок мыла, сунул в руку Шарма и столкнул его в воду. — Почему вы уехали, ничего мне не сказав? Знаете же, что вам без меня — крышка! — Он забрал у принца Разящий, брезгливо оглядел клинок и отложил его. — Я перепугался дальше некуда. — Он разложил чистую одежду принца. — А что мы здесь, собственно, делаем?

— Возвращаемся в замок.

— Зачем?

— Аврора забыла свою зубную щетку, вот мы за ней и возвращаемся.

— Чего-чего?

— Щучу.

— Чего-то вы себя странно ведете. Значит, Золия дала вам от ворот поворот, а?

Шарм как раз окунул голову в воду, чтобы промыть волосы. Он оглянулся на Венделла:

— Что?

— Я сказал, что вы, кажется, совсем расстроились, получив от Золии отлуп.

— Примерно.

— Так вы же то и дело их получали, но не бесились так. Что в ней такого?

— Наверное, высокие каблуки. Шпильки меня всегда заводят. — Венделл собрался опровергнуть это утверждение, но Шарм зашлепал по воде к берегу. — Какая-нибудь еда у нас имеется?

— Хлеб. Корнишончики. Сыр. Вино. И холодная курица.

— Ты молодец, Венделл. Я позабочусь, чтобы тебе вынесли за это королевскую благодарность.

— Помереть! Так зачем мы возвращаемся в этот замок? Я думал, вы про грааль и думать забыли.

— Просто, Венделл, по разным причинам, о которых расскажу попозже, я почувствовал, что мне надо на время выбраться из Иллирии. С Золией ничего не вышло, папаня празднует медовый месяц, Мандельбаум думает только о Руби…

— Что есть, то есть.

— … ну, и по всему по этому мне нечем было заняться, вот я и решил вернуться в Аласию, проверить сведения, полученные от Медведя, навести кое-какие справки, кое в чем разобраться. Убедительно?

— Не-а. А теперь скажите, что на самом деле происходит? Опять переночуем в этой гостинице?

— Нет. Я уже там побывал. Хотел поговорить с теми двумя виночерпиями, которых Медведь нашел в замке. Но они толком не помнят, состоялось бракосочетание Авроры или нет.

— Жаль-жаль, — сказал Венделл, который не понял, при чем тут это.

— Угу. Но я узнал кое-что очень интересное. Вчера вечером сюда приехали Эсмерельда и Золия. Мне казалось, что я поставил рекорд, но они каким-то образом меня обогнали.

— Так вы же задерживались сражать и спасать, — напомнил Венделл.

— И то верно. — Принц помолчал. — Интересное совпадение, что Мандельбаум вдруг как с неба упал, когда мы были тут в прошлый раз. А ведь он уже много лет почти не выходит за стены замка.

— Поспешил к нам на помощь.

— Угу. И сказал, что Грааль плодородия гроша ломаного не стоит. Затем Эсмерельда узнает, что терновник в изгороди засох, и внезапно поспешает в Аласию.

— Так вам же лучше! Можете еще раз подъехать к Золии. Ну и пусть Эсмерельда здесь, вам-то что? Дама в годах, и все. Вы же с ней и двух слов не сказали.

— Мне следовало бы более тщательно навести о ней справки, — сказал принц задумчиво и очень медленно. — Медведь говорит, что Эсмерельда — та самая голубая фея, которая навела чары на Аврору.

— Эк! — сказал Венделл. И добавил: — Ух ты!

— Жители Колючего Шиповника очень расстроились, увидев, что она вернулась.

— Еще бы!

— Пожалуй, я нанесу ей визит.

— Ночью? Мы навестим злую фею в заколдованной часовне ночью? Так ведь злые чародеи именно в эти часы пускают в ход самую черную свою магию.

— И значит, она не легла спать. Если пойдем днем, мы ее разбудим. Что было бы невежливо.

— Так ничего же видно не будет!

— А мы возьмем фонари. Да и какая разница, раз идти нам в подземелье?

Венделл упрямо скрестил руки на груди:

— Государь, со всем почтением к вам, не слишком ли это рискованное дерзание ради какой-то дурацкой старинной плошки? Это же не спасение похищенной девицы! Вы сами всегда говорили, что поисками мы не занимаемся.

— И не занимаемся. Тут особый случай, Венделл. И пойду я один.

— Бросьте! Вы же знаете, что я всегда дерусь рядом с вами.

— Но не на этот раз.

— Мой господин, мой принц не пойдет без меня в пещеру, где рыщет всякая нечистая сила.

— А вот это нам требуется обсудить прямо сейчас, Венделл. Возможно, я уже не твой принц. Теперь слушай внимательно.

* * *

Солнце уже закатывалось, когда Энн добралась до терновой изгороди. Ее пробрала дрожь. Последние лучи падали на терновые ветки, отбрасывая причудливые жуткие тени, а шипы казались рядами заостренных зубов в злобно ухмыляющихся пастях. Она привязала лошадь к стволу и направилась к проходу, прорубленному Медведем и его товарищами. Тут все выглядело куда менее грозным. Терновник был срублен почти под корень, ветки были втоптаны в землю, а обломленные и повисшие на полосках коры сучья по сторонам прохода имели самый жалкий вид. Конец прохода терялся в сумраке. Сам проход был достаточно широк, чтобы трое могли идти по нему бок о бок, и достаточно высок, чтобы провести сквозь него лошадь. Выглядел он абсолютно безопасным, но Энн еще не забыла, с какой быстротой вырастали в тот раз новые ветки и шипы.

Ей не хотелось углубляться в него, совсем-совсем не хотелось, но она не сомневалась, что Шарм вернулся в замок грааля. Не исключено было, что он в эту самую минуту находится по ту сторону изгороди… Секунду спустя она уже не сомневалась, что Шарм прошел сквозь изгородь и сейчас бродит среди развалин замка. Внезапно то, что находилось внутри изгороди, стало много заманчивее того, что находилось снаружи. Она посмотрела на заходящее солнце и сказала себе, что до наступления темноты вполне можно сбегать внутрь, поискать принца и, если его там не окажется, успеть назад, в гостиницу «Колючий Шиповник». Проделать такой путь и разминуться с ним — как это было бы досадно! Она хотела отыскать его, пока он все еще был эмоционально уязвим, все еще оправлялся от припадка, так сказать. Но разумеется, после того, как он заполучит дурацкий Грааль.

В последний раз погладив морду лошади, чтобы окончательно ее успокоить, Энн шагнула в проход. Потом остановилась, ожидая, что ее сзади захлестнет шипастый побег. Но ничего не произошло, и, подобрав юбку, она углубилась в проход. Хотя там царил сумрак, но сквозь сплетение веток просачивалось достаточно света, чтобы не спотыкаться. Когда же впереди замаячило светлое пятно выхода, она зашагала быстрее и увереннее, не сомневаясь, что вот-вот увидит принца. И будет очень этому рада, решила она. Собственно, ей все равно, нашел он грааль или нет. Она зашагала еще быстрее. Возможно, и он обрадуется, увидев ее, подумала она. После крушения, которое он претерпел в Иллирии, ему нужно излить кому-нибудь душу, а она сможет его утешить… Энн оглянулась. Солнце заходило быстрее, чем она ожидала. В проходе стало совсем темно. Она почти побежала… и споткнулась.

Вместе с равновесием Энн потеряла и присутствие духа. Снизу проход был усеян колючими ветками, и шипы вонзились ей в ладони, на которые она упала. Ой! Она тотчас вскочила на ноги, но колючки усеяли ее платье, и она исцарапалась еще больше, пытаясь их стряхнуть. Собственно, в проходе вовсе не стоял непроницаемый мрак, и Энн просто спаниковала. Сердце у нее бешено колотилось, дыхание прерывалось, и последние ярды она пробежала, наклоняясь вперед, вскрикивая от страха, когда колючки царапали ей кожу и зацепляли волосы.

Ну и конечно, выбравшись наружу, почувствовала себя последней идиоткой.

Солнце зашло, и мутные сумерки обернулись ясной звездной ночью. Веял свежий душистый ветерок, высокая трава мягким ковром стлалась у нее под ногами и успокаивающе шелестела. Энн села в траву и дала сердцу угомониться. «Чудесно, — сказала она себе. — Ну просто чудесно! Какое внушительное доказательство смелости! Старайся не забывать, что ты взрослая и темноты не боишься». Решительно зажимая их ногтями, она аккуратно извлекла шипы, застрявшие в ее одежде. Потом осмотрела руки. Почти по плечи они были в сетке царапин, которые уже начинали слегка кровоточить. Не тот вид, в котором стоит показываться мальчику, если хочешь ему понравиться. Но что поделать! Она пожала плечами, поднялась с земли и осмотрелась.

Замок Спящей Красавицы выглядел по-иному, чем тогда, когда она его увидела впервые. Во-первых, на этот раз была ночь, а во-вторых, он сгорел дотла, хотя и был каменным. Но чуть только огонь охватил деревянные балки, как потолки и стены обрушились. Впрочем, основания башен в большинстве сохранились, и некоторые достигали в высоту целых двадцати футов, а кое-где уцелели и части стен и лестниц. Но в целом это было бесформенное нагромождение обломков, из-за которых выглядывала восходящая луна.

А вот принца Шарма нигде видно не было.

На нее нахлынули дурные предчувствия. Она была так уверена, что он отправился в Аласию на поиски доказательств двуличности Авроры и что страсть к приключениям заставит его, раз уж он доберется туда, заодно поискать и Грааль. Развалины не только выглядели безлюдными, но трава между замком и терновой изгородью не хранила никаких следов человека или зверя — во всяком случае, свежих.

«Может быть, я в чем ошиблась, — подумала она, — может быть, он разлегся где-нибудь на речном бережку с удочкой на коленях, радуясь, что избавился от ответственности быть принцем Шармом?» Но еще немного поразмыслив, она решила, что это маловероятно. Было слишком темно, чтобы пробираться назад сквозь изгородь, и она решила посмотреть на замок поближе.

Ров не пострадал, и по-прежнему в нем струилась ледяная прозрачная вода. Подъемный мост в средней части сгорел и рухнул в ров, но кто-то — предположительно ребята Медведя — положил над провалом несколько обгорелых балок, и можно было перебраться на ту сторону. Она перебралась и вскарабкалась на одну из самых высоких каменных куч, откуда можно было обозреть все руины в лучах восходящей луны.

Ничто не наводит такое уныние и тоску одиночества, как вид обгорелых развалин, — ничто, кроме вида обгорелых развалин ночью. Угрюмая чернота обугленных балок, беспорядочные груды закопченных камней, черепки, лужи маслянистой воды, и повсюду бездонные ямы, зияющие провалы во тьму многоярусных подвалов и погребов. Все это создавало атмосферу отчаяния, выматывающей душу тоски. Сердце Энн мучительно сжалось. Между камнями со зловещим шорохом прошмыгнула какая-то тварь, и Энн нервно приподняла юбки. В сравнении ее собственный обветшалый замок казался теплым и уютным, ее угнетенные крестьяне — дружелюбными и преданными, и она искренне пожалела, что оставила родной дом ради этих дурацких поисков.

Затем почти в самой середине развалин она заметила смутные отблески костра.

У нее екнуло сердце: «Шарм! Я знала, знала!», и она уже открыла рот, чтобы позвать его, но вовремя спохватилась. Ведь там мог быть не Шарм. Она вспомнила нянюшкины сказки об оборотнях и ведьмах. А еще она подумала о привидениях, гоблинах, троллях, людоедах, разбойниках и одноруких маньяках с крючьями вместо ладони и пальцев. Подумала, что она — беззащитная юная девушка, совсем одна — и к тому же ночью! И наконец, она подумала, что сначала следует взглянуть, что там и как, а уж потом дать о себе знать.

Легче сказать, чем осуществить! Едва она спустилась с каменной кучи, как зарево костра исчезло из виду. Пробираясь между обломками, Энн хорошо помнила, в каком направлении лежит середина развалин, однако в такой тьме было легко угодить в какой-нибудь провал. Ей приходилось то идти далеко в обход опасных мест, то выбираться из тупиков, и миновал почти час, прежде чем она приблизилась к костру. Наконец впереди открылась расчищенная ровная площадка, посреди которой весело пылал маленький костер, и на редкость хорошенькая девушка в черном, сидя на земле скрестив ноги, дрессировала стаю ворон.

Во всяком случае, так показалось Энн. Девушка держала отполированную палочку длиной дюймов в шесть, за которой внимательно следил пяток больших черных птиц, рядком расположившихся перед ней. Девушка вела палочку вправо, и все они поворачивали головы вправо, она вела ее влево, и все они поворачивали головы влево. Она постукивала палочкой по земле, и все они начинали подпрыгивать, слегка развертывая крылья. Под конец она бросила палочку в огонь. Птицы выстроились гуськом и двинулись вокруг костерка, одновременно кивая головами. Зрелище было странноватое, но очень смешное, и Энн, прячась за камнями, невольно улыбнулась.

Затем представление завершилось. Черные птицы не улетели, но запрыгали в темноту кто куда, кроме одной — большой сороки, которая вспорхнула на вершину каменной груды и осталась стоять там, наклонив голову и внимательно глядя на девушку. А та встала, потянулась, зевнула, а потом повернулась в сторону Энн и сказала:

— Э-эй! Привет! Теперь тебе можно подойти поближе!

Энн вышла из своего тайника, чувствуя себя довольно глупо.

— Привет! По-моему, нас друг другу не представили, но ведь вас зовут Золия, не так ли? Несколько вечеров назад мы обе были на обеде в замке Иллирии.

— Приветик! Да, я помню. Вы Энн, верно? Принцесса? Принцесса Энн?

— Э… совершенно верно.

— Чудненько! Мы вас ждали. Приятная ночка, правда? Думаю, вы ищете принца Шарма. Он еще не прибыл. А он жутко миленький, верно?

— Что вы тут делаете? — спросила Энн напрямик.

— Подбираемся к Граалю, как и вы. А, вы про птичек! Маленький магический фокус, которому меня обучила Эсмерельда. Она знает множество таких штучек. Конечно, свою полную силу она утратила, но малых забавных чар и заклятий у нее запас очень большой.

— Нет, я имела в виду…

— Конечно, от волшебства по большей части толку вообще мало, если хотите знать мое мнение. Ну, разве что наводить порчу на соседей, яловить их коров и все такое прочее. Да, кстати, о живности…

— Э…

— Я вот про что. Собственно, зачем и о чем кошкам разговаривать? Мозг у них ведь с каштан! Не слишком много места для интеллектуальных дискуссий.

— А… э…

— У вас есть коровы, которых вы хотите стерилизовать?

— Э… да нет.

— И ни у кого нет. Так какая выгода от подобных чар? Политическая власть — иное дело. Если вы подкрепите свою политическую власть магией, вы на коне. Вот почему Иллирия такая могущественная. Все это я узнала от Эсмерельды. Она моя крестная фея.

— Я знаю.

— Конечно, когда начинаешь в бедности, нелегко обзавестись хоть какой-то властью. Мужчина может стать воином и прорубить себе путь наверх. А женщине приходится полагаться на свою внешность. Вам, вероятно, ни о чем таком думать не приходилось, ведь вы ужо принцесса.

Энн метнула в нее яростный взгляд:

— Я…

— Я вот собиралась замуж за принца Шарма, но теперь все расстроилось. Он же, знаете, вовсе и не принц. То есть незаконный.

— Да неужели?

— Угу. Но, к счастью, открылся доступ к этому Граалю, так что теперь у нас появился новый шанс обзавестись полноценной магической силой. Это так важно для Эсмерельды!

— А! — сказала Энн, поскольку Золия явно ждала ответа.

— Ага. И ей очень хочется познакомиться с вами поближе. Так, может, не будем откладывать?

— Ну-у-у… боюсь, я жду кое-кого.

— Принца Шарма. Ну да, вы уже говорили. Не тревожьтесь. Он явится немного погодя. — Золия подобрала с плоского камня смолистый факел и зажгла его от пламени костра. Потом ухватила Энн за локоть. — Пошли.

— Куда?

Золия уже не казалась такой пустоголовой, какой ее сочла Энн на обеде в замке, и эта их встреча начала вызывать у нее дурные предчувствия. Ну почему Шарм так замешкался?

— В часовню Грааля. Она под землей. Это ведь не холм, а просто соты какие-то! Сплошь подземелья, потайные ходы и всякое такое. Прямо жуть.

— Даже не верится!

Золия, видимо, принадлежала к тем, кто не замечает сарказмов. Она наклонила факел над ближайшим провалом, осветив высеченные в скале каменные ступеньки, и начала спускаться.

— Смотрите под ноги. Ступеньки совсем мокрые, усыпаны всяким мусором и вообще… так что соблюдайте осторожность.

— С вашей стороны, — сказала Энн, — весьма любезно пригласить меня на эту экскурсию и все такое, но я не собираюсь лезть в эти катакомбы, или подземелья, или как их там. Благодарю вас, но я предпочту остаться на месте, пока не придет принц Шарм.

Золия решительным шагом промаршировала вверх по ступенькам. Она встала перед Энн, широко расставив ноги, одной рукой вздымая факел, другую воинственно уперев в бедро.

— Слушай! Эсмерельда велела мне привести тебя к ней. Так сделать это можно по-плохому или по-хорошему, но так или иначе, а ты со мной пойдешь!

Энн похолодела. В голосе Золии звенела сталь, а в глазах появился блеск, не совсем понятный, но в любом случае неприятный. Вокруг них ночь смыкалась, как бархатный плащ, а дрожащий кружок света, отбрасываемый факелом, выхватывал из мрака лишь несколько камней.

— Пожалуй, подождать Шарма проще внутри, чем снаружи.

— Правильно! Только держись поближе ко мне. Спуск вообще-то не трудный.

Держа факел перед собой, Золия начала спускаться в недра холма. Энн следовала за ней ступенькой выше. Воздух сразу же стал более сырым и холодным, но витки лестницы завершились через каких-то тридцать футов, и перед Энн открылся сухой ровный проход, смутно озаренный свечами, кое-где вставленными в бра на стенах. От главного туннеля ответвлялись боковые. Вход в некоторые был занавешен, но большинство закрывали толстые дубовые двери на петлях, вделанных в камень. Судя по всему, это были естественные пещеры, но над ними потрудились поколения каменщиков, обтесывая стены и вырезая порталы.

— Недурно, — сказала Энн.

— Мы тут немного убрались. Повытаскивали мусор, накопившийся за века. Вернее сказать, убиралась я. Эсмерельда, дай ей волю, преспокойненько жила бы хоть в хлеву. Слишком поглощена волшебством и разными планами, чтобы уделять время бытовым мелочам.

Энн пожала плечами.

— А вот коридор, ведущий к граалю. — Золия указала на вход в темную галерею. Выглядел он очень внушительно. В портал была вделана рама из тяжелого, плотного и очень темного дерева, до последнего дюйма покрытая искусно вырезанными, переплетающимися руническими символами. Деревянную раму, в свою очередь, обрамляла мраморная, лишь чуть поновее, но покрытая не менее сложной резьбой. К деревянной раме были подвешены две створки, изукрашенные резьбой, поражавшей точностью мельчайших деталей. Створки были распахнуты, и за ними начинался темный, сырой, пропахший плесенью проход. Лучи свечей проникали внутрь его лишь на два-три шага, а дальше был мрак.

— Не всовывай туда голову, — предупредила Золия, — не то ее оттяпают. Да и вообще там нет ничего, кроме кучки скелетов. Только рыцарь чистый и непорочный, то есть ни разочка не макнувший свой фитилек, может вступить в часовню Грааля.

— Не обмакнувший свой… что?

— Не важно. Рыцарь должен быть девственником, вот и все.

— Я девственна.

— Жаль-жаль. Срабатывает только для мужчин.

— Нечестно!

— Но к лучшему. Тебе так уж хочется сразиться с мечом, зажатым в бестелесной руке?

— Что?!

— Да не смотри на меня так. Ее там не я установила. Стоит кому не положено войти туда, как призрачная рука опускается и оттяпывает ему голову.

— Это, — сказала Энн, — редкая глупость.

— Ну, ведь все эти древние жрецы и колдуны обладали огромной силой, а вот в разных тонкостях совсем не были искушены.

— Значит, кто-нибудь вроде принца Шарма может пройти в часовню и забрать грааль без всяких препятствий?

— Чего нет, того нет. Драться с рукой обязан каждый, но лишь типчик чистый и непорочный способен справиться с дурацкой штукой. Если он в своем деле умелец.

— Шарм умелец, каких поискать. Ну а предположим, в часовню войдут два рыцаря. Если они и не чистые, их все равно будет двое против одной руки.

— Не сработает.

— Ну а если один девственник, а другой — нет?

— Да наплевать! Послушай, там же хранится не клад царя Соломона, а занюханный граальчик плодородия. Ну станут благодаря ему твои овцы приносить чуть больше ягнят, а твой горох давать чуть больше стручков, или две-три бесплодные бабы понесут, так что? Может, овчару он придется в самый раз, да только кто из-за него пойдет на смерть?

— Есть люди, — сказала Энн, — для которых рождение или гибель одного-единственного ягненка может составить разницу между голодной смертью или жизнью.

— Бедняги, — сказала Золия без малейшего сочувствия. — Короче говоря, такой Грааль по-настоящему требуется только колдунам да чародеям, способным подсоединиться к его энергии. Например, Эсмерельде. Как только она разберется в источнике его силы, так воспользуется им для подкрепления собственных заклятий. Сфера ее влияния расширится, могущество станет несокрушимым, и уж она сумеет выдавать на-гора чары, каких мало! Причем действие их не будет длиться только до полуночи. А уж что до моды, так модельерных заклинаний у нее и так хоть отбавляй.

— Угу. Замечательно! Золия, экскурсия была увлекательнейшая, и я очень тебе за нее благодарна, но, если это все, я, пожалуй, пойду. Час ведь поздний, мне давным-давно пора быть в постели, и вообще.

— Так мы же только-только начали! — воскликнула Золия, схватила Энн за запястье, сжала его с противоестественной силой и потащила ее дальше по главному туннелю. — Нам туда. Эсмерельда устроила там временную лабораторию.

Однако Энн вовсе не была оранжерейным цветком, как полагала Золия, и резко повернула руку. Рыжая девчонка невольно разжала пальцы. Энн смерила ее взглядом прищуренных глаз.

— Я, — объявила принцесса, — подожду снаружи. И не пытайся меня остановить! — Она с достоинством повернулась и пошла назад по туннелю.

Золия стукнула ее камнем по затылку. Потом постучала в ближайшую дверь, не дожидаясь ответа, открыла ее и грубо втащила Энн внутрь.

— Эй, Эсмерельда! Получай!

* * *

Шарм спешился перед терновой изгородью и оглядел лошадь, привязанную там к дереву. Несомненно, из иллирийской королевской конюшни. Какой-нибудь агент Норвилла? Стремена подтянуты, следовательно, у всадника ноги коротковаты. Шарм пожал плечами и привязал своего коня рядом. Кто бы это ни был, рано или поздно он вернется за своей лошадью.

Достав из седельной сумки фонарь, он быстро прошел сквозь изгородь и без особого труда отыскал спуск в подземелье. Зажег фонарь, обнажил меч и спустился в подземные пещеры осторожно, но быстро. Найти вход в галерею, ведущую к часовне грааля, труда не составило. Створки двери были открыты, но он не сделал попытки войти.

— Здорово, Эсмерельда! — сказал он.

Голубая фея стояла рядом с распахнутыми створками. Выглядела она точно так же, как в последний раз, когда он ее видел. Правда, тогда он практически не обратил на нее внимания. Ее темно-каштановые волосы были подернуты сединой и подстрижены очень коротко. Зеленый бархатный плащ ниспадал с ее плеч до самого пола, а на каждом пальце обеих рук (включая большие) сверкало минимум по одному кольцу. Она оглядела Шарма с головы до ног, неодобрительно поджимая губы, однако ее голос прозвучал спокойно и рассудительно:

— Добрый вечер, Шарм! Я понимаю, вы удивлены, встретив меня здесь.

Шарм ничуть не был удивлен, однако согласно кивнул:

— Я бы сказал, не столько удивлен, сколько поражен. Приглашая вас на обед, я понятия не имел, что на вас лежит ответственность за смерть всего придворного штата и всей знати целой страны.

— Милый мальчик, не считаете же вы, что в этой катастрофе повинна я? У меня даже в мыслях не было, что кто-то может умереть. Чародеи короля Стефана все отправились гулять на свадьбе и никого дежурить не оставили, вот я и воспользовалась случаем, чтобы навести на замок сонные чары. Лишь на самое короткое время, уверяю вас. Только чтобы успеть войти, взять грааль и еще несколько археологических находок.

— Так что же произошло?

— Боюсь, я могу лишь строить догадки. Мне кажется, стефановские чародеи круглосуточно держали включенным оборонительное заклятие. Когда они все трое заснули, оно сработало автоматически и обнесло замок терновой изгородью. Так что я не смогла туда войти. А заклятие высосало столько магической энергии из волшебного леса, что у меня не хватило сил даже снять собственные чары. И ваш отец тоже не покончил с ними, поцеловав Аврору, поскольку изгородь помешала ему вернуться в замок. Как видите, причиной трагедии явилось крайне досадное стечение случайных обстоятельств.

— Очень правдоподобная история, — сказал Шарм и проверил большим пальцем остроту лезвия. — Хотя не уверен, что она меня убедила, что-то я вдруг стал куда более скептичным.

— Меня это не удивляет.

— Однако, — продолжал Шарм, — вы, следовательно, знали, что папаня, когда чары подействовали, остался по ту сторону изгороди, а потому никак не мог бракосочетаться.

— Совершенно верно. И вы законный наследник иллирийского трона. Я могу представить доказательства, опровергающие измышления короля. Так вы готовы вступить со мной в договор?

— Нетушки! Нет. Я думаю просто убить вас, забрать грааль и отправиться восвояси. Последнее время настроение у меня самое черное.

— И я вас не виню. Когда репрессивное и лицемерное общество ставит всяческие препоны естественным физическим желаниям молодого человека, вполне понятно, что он ищет облегчения, предаваясь вспышкам убийственной ярости, направленной на…

— Заткнитесь, а?

— Впрочем, это к делу не относится. — Эсмерельда повысила голос. — Золия! Ты готова, моя радость?

— Иду, Эсмерельда!

— Королева Руби ввела меня в заблуждение, — объяснила Эсмерельда. — Мы были на полдороге к Аласии прежде, чем разобрались что к чему. Посему в качестве одного из условий договора я предлагаю вам еще один шанс с Золией. Думаю, вам это понравится, Шарм.

— Думайте, думайте!

Одна из тяжелых деревянных дверей, выходивших в главный туннель, распахнулась, и из нее появилась Золия. Она успела переодеться, и Шарм не мог не признать, что она произвела-таки на него сильное впечатление.

Платье из тонкого алого шелка облегало ее фигуру так, словно промокло насквозь, наложенные под глазами тени сделали их еще более зелеными и глубокими, а кожа от втертого в нее лосьона и в озарении свечей словно вся мягко светилась изнутри. Волосы и шея благоухали густым влажным ароматом с легкой примесью мускуса. Увлажненные губы были чуточку приоткрыты. Выглядела она очень-очень сексапильной.

— Ладно, — сказал Шарм. — Впечатляет.

— Я так и полагала, — заметила Эсмерельда. — Вы хотите вернуть себе ваше прежнее положение, и я вам в этом помогу. Вы хотите переспать с красивой девочкой — и получаете в свое распоряжение именно такую.

— Эк! — сказал Шарм, оглядывая Золию с головы до ног, и наоборот. — Заметано.

— Вам нужна магическая сила, чтобы вернуть свое положение, и я вам ее предоставлю. Взамен я прошу лишь, чтобы со временем вы дали мне место при вашем дворе и чтобы вы прислушивались к моим… советам.

— Советам?

— Ну, скажем, руководящим наставлениям. Вот, собственно, все условия договора. Получаете на ночь Золию и оставляете грааль мне.

— Только и всего?

— Только и всего.

— Вы получаете магическую чашу, а я — возможность разочек перепихнуться?

— Уверяю вас, Шарм, это будет отнюдь не пошлый перепих. Золия очень искусна…

Золия прикрыла глаза, оставив лишь узенькие щелочки, и провела розовым язычком между жемчужными зубками.

— … и подарит вам ночь, которую вы будете помнить до конца ваших дней.

Золия легонько пробежала кончиками пальцев от талии и ниже. Шарм судорожно сглотнул.

— Я думал, силой Грааля может распоряжаться только мужчина. Король-Рыболов.

— Есть способы обойти этот запрет. Для определенного типа женщин. Но я не могу все время оберегать грааль. После того, как ты переспишь с Золией, тебе до него уже не добраться, однако этого мало. Ты должен будешь во всеуслышание сообщить, что его тут не оказалось, что кто-то тебя опередил и выкрал его. Тогда я могу быть спокойна, что никто не станет искать его у меня.

Золия повела плечами, и ее тело словно заструилось под тугим шелком. Шарм впивал каждое ее движение.

— Если я оставлю вам этот источник силы, вы подвергнете жителей долины всяким ужасам.

— Я буду делать то, что сочту необходимым. Но ты уже с избытком назащищал простонародье, Шарм. Пусть подыщут себе другого героя. Или, что еще лучше, пусть научатся сами постоять за себя. А тебе пора немножко подумать и о себе. И эта ночь с Золией вовсе не обязательно должна остаться единственной. Ты можешь сделать ее своей королевой или, если не желаешь короновать женщину невысокого происхождения, так морганатической супругой.

— Вы просите, чтобы я продал доверие, оказываемое мне обществом! — хрипло промямлил принц.

— Я даю тебе возможность перестать быть рабом неблагодарного населения и самому решать свою судьбу.

Золия провела ладонями вверх по гладенькому животу, подцепила снизу обе груди и чуть-чуть сжала их. Закрыв глаза, она откинула голову и испустила зазывный стон.

— Ладно, — сказал Шарм. — Беру девочку.

* * *

— Он попался на это, он попался на это! — Голубая фея кружилась в ликующем танце по своей импровизированной лаборатории, захлебываясь злорадным смехом. Пожалуй, Энн еще ни разу не пропускала сквозь свои барабанные перепонки ничего омерзительнее голоса этой бабы. Она беспомощно залязгала цепями, а потом уронила руки на деревянный стол, весь искромсанный. На затылке у нее красовалась большая шишка.

— Я выслеживала вас обоих, едва вы оказались в радиусе достижения моего нового волшебного зеркала. Самая выгодная покупка в моей жизни! Я приобрела его на базаре в Сараказии всего за тысячу триста ройалов.

— Подумаешь! — огрызнулась Энн. — Бьюсь об заклад, вас надули.

— Ха! В рассрочку всего из семи с половиной процентов, и первый взнос только через три месяца. Под гарантию кредитного общества злых фей. — Эсмерельда прожгла ее взглядом и продолжала: — И посмотри, как быстро оно начало окупаться! Принц Шарм у меня в когтях, а на столе в моей секционной — принцесса! Поразительно, сколько можно сделать, узнав что-то загодя. Прямо по старой пословице: на мед больше мух поймаешь, чем на уксус!

— Пф!

— А Золия всякому меду мед. Не понимаю, почему я этого не сообразила годы и годы назад. Шарм способен прорубить себе путь сквозь полк телохранителей, но подсунь ему подходящую девочку, и у него мозга за мозгу заходит.

— Она потаскушка, — сказала Энн. — И на самом деле совсем не во вкусе Шарма. Он просто расстроен из-за некоторых семейных проблем и не понимает, что делает.

— Ты, — сказала Эсмерельда, — понятия не имеешь о психологии мальчишек, только-только достигших половой зрелости. И, увы, проживешь недостаточно долго, чтобы в ней разобраться. Кровь принцессы, зарезанной ночью серебряным ножом… ну, я не стану докучать тебе некромантическими частностями. Для переброски силы грааля на меня жертвоприношение — непременное условие.

— Значит, вы замышляли жертвоприношение принцессы уже двадцать лет назад. Собирались зарезать Аврору.

— Я взвешивала это. Теперь ты понимаешь, почему король Стефан с таким упорством прятал от меня Грааль. Но ты, милочка, годишься не хуже. Хотя отчасти и жаль. Видишь ли, нынешнее соблазнение — это только начало. Стоит принцу сбиться с прямой и узкой тропы добродетельности, потребуется лишь самый легкий толчок, чтобы он продолжал долгое необратимое скольжение в омут всех пороков. Было бы так приятно заставить тебя наблюдать, как он постепенно доходит до полного падения. Психологические пытки, мне кажется, должны приносить почти такое же удовлетворение, как физические.

Чем ей страшнее, решила Энн, тем хладнокровнее она должна держаться.

— Мне кажется, вы возлагаете слишком большие надежды на единократный перепих, — сказала она невозмутимо.

Эсмерельда небрежно взмахнула рукой:

— Он вернется, чтобы получить еще. Эти рыцарствующие молодчики все на один лад: так долго воздерживаются, что влюбляются без памяти в первую же, кто им даст.

— Чушь! Благородные юноши совсем другие! Им нужны чистые девушки.

— Ага! Упустила его, а?

— Ничего подобного!

Эсмерельда посмотрела на песочные часы в стенной нише. Тоненькая струйка песка ложилась аккуратной пирамидкой на донышке нижней половины.

— Еще немножко, еще немножко, — пробормотала голубая фея, откинула крышку деревянной шкатулки и достала из нее сверкающий нож с короткой костяной ручкой и узким зловеще изогнутым лезвием. — Серебро такой мягкий металл, — заметила она. — И так плохо натачивается! Но вы же не обидитесь, что кромсать вас придется туповатым ножом, правда?

Энн закрыла глаза.

* * *

Золия затворила дверь и повернула ключ в замке. Тяжелая защелка скользнула сквозь прорезь в деревянном косяке и с негромким щелчком вошла в гнездо, выдолбленное в камне. Золия небрежным жестом распушила волосы и обернулась к принцу. Он сидел на краю кровати и водил ладонью по гладко обтесанной стене.

— Что ты делаешь?

— Сухая, как старая кость, — пробормотал Шарм. — А эти погреба должны находиться ниже уровня подземных вод. Я ожидал найти хотя бы пятна сырости.

— Все грааль! Сила грааля удерживает воду. Унеси его, и тут сразу все затопит.

— Да неужели?

Золия внимательно посмотрела на него. Не чересчур ли небрежно он произнес эту фразу? В нем так просто не разберешься, и класть палец ему в рот явно не стоило.

Она села рядом с ним, и они оба глубоко погрузились в пуховую перину, застланную шелковыми простынями, которые томно зашуршали, когда она прильнула к нему и обвила рукой его талию.

— Это правда твой самый первый раз?

— Самый первый. — Шарм обвил рукой ее талию. Она теснее прижалась к нему.

— Эсмерельда говорит, что мальчики в первый раз немного нервничают.

— А ты нервничаешь?

— Из-за чего? Ты же знаешь, что делать, верно?

— Конечно.

Она поцеловала его, и он через какую-то секунду поцеловал ее. Поцелуй был долгим и трепетным, а ее губы были мягкими, влажными и чуть полуоткрытыми. Он ощущал легкое — точное ангельское дыхание — прикосновение ее волос к своему лицу, и на кратчайший миг ее язычок почти скользнул между его губами. Но тут она отодвинулась и положила голову ему на плечо с блаженным вздохом:

— Ах, принц Шарм, как долго я ждала этой минуты!

— И я тоже.

— А я и не думала, что соблазнить вас будет так просто! Я считала, что вы полны всяких высоких идеалистических понятий о чести и добродетели и мне придется их преодолевать.

— Их-то? Правду сказать, они у меня были. Но… э… с первого мига, как я увидел вас, Золия, все другие мысли исчезли: я мог думать только о том, чтобы видеть вас, быть с вами.

— Правда?

— Правда, — сказал Шарм, сжав в горсти пухленький кусочек бедра.

Золия в ответ обвила ногами его талию и опрокинула его на себя. Они слили губы еще на одну… ну, на две-три минуты. Шарм откинулся, с трудом переводя дух.

— Ух… послушайте, — произнес он между судорожными вздохами. — А не подняться ли нам наверх и… э… погулять под звездами, а потом предаться любви в лунном свете? Очень романтично было бы, и вообще…

Соски Золии втыкались в алый шелк ее платья двумя бугорками точно две вишенки. Она тоже села и вжала их в грудь Шарма. Ее руки змеями сплелись на его шее, и она зажала в зубках мочку его уха.

— Глупенький мальчик, — шептала она, легонько покусывая мочку. — Тебе совсем не надо оттягивать. Если тебе требуется больше времени, расслабься, и все. У нас впереди вся ночь.

Шарм крепко прижал к себе извивающуюся девушку и инстинктивно погладил ее спину и ягодицы. Покосился на дверь, заметил ключ в замке и заставил себя отвести взгляд.

— Думаю, тебя удивит, сколько у нас времени! — пробормотал он.

— Хм-м-м?

— Ничего.

Золия отодвинулась и посмотрела на него. Щеки у нее пылали, губы припухли, а глаза словно светились в темноте. Она внимательно вгляделась в него, а затем одним движением, обрывая пуговицы, расстегнула его рубашку и принялась лизать ему грудь, выписывая языком на коже мокрые кружочки.

У Шарма помутилось в глазах. Он стянул платье с ее плеч, и на свободу выпорхнули высокие округлые упругие груди. Он закрыл глаза и обеими руками ухватил их. Никогда еще он не испытывал ничего подобного. У него вырвался протяжный вздох:

— У-ух ты!

— М-м-м-м, — тихонько простонала Золия. — Она поцелуями проложила дорожку вниз по его груди, и ее пальчики с наманикюренными ногтями нащупали пуговицы его панталон. Ее дыхание обжигало ему бедра.

— Ах, принц Шарм, я так долго ждала этой ночи. И во мне вы найдете все, чего не нашли в ней!

— М-м-м-м?

— Три ночи я следила за вами в волшебном зеркале Эсмерельды. День за днем вы приближались и приближались, а мое сердце билось все сильнее и сильнее при взгляде на вас. С каким нетерпением ожидала я вашего… вас… Погодите минутку! — Она резко выпрямилась. — Где ваш паж?

— Паж? — невинно переспросил принц. — Какой еще паж?

* * *

Венделл проскользнул во мрак галереи, ведущей к граалю, двигаясь по-кошачьи, чтобы избежать малейшего шума. Он замер на минуту, изо всех сил прислушиваясь, не донесутся ли звуки ударов, или глухой возни, или лязганья мечей, или какие-нибудь еще, свидетельствуя о присутствии Шарма. Но каменные стены пещеры, толстые дубовые двери обеспечивали полную звуконепроницаемость, и паж мысленно пожал плечами. Шарм, несомненно, приступил к своему маневру отвлекать внимание от грааля, и Венделлу теперь оставалось всего лишь слямзить магическую чашу.

В правой руке он держал нордический меч, слегка изогнутый на восточный манер и наточенный лишь с одной стороны. Это был один из любимых мечей Шарма, и, прежде чем вручить его Венделлу, он смазал клинок маслом и обсыпал сажей. «Чтобы он не отражал света. Так его труднее различить в темноте». В левой руке паж держал потайной фонарь и с большие трудом одолевал искушение отодвинуть заслонку и осветить галерею. В конце концов он решил этого не делать. Свет фонаря выдаст его присутствие, а в открытую дверь из главного туннеля падал свет факелов, так что он все-таки видел, куда ступает.

Венделл крадучись пробирался по проходу, выставив меч перед собой — высоко подняв руку и чуть наклонив клинок вниз. Так ему тоже посоветовал Шарм, когда они с Венделлом уточняли план на вечер. «Полагайся на отработанные приемы, Венделл. Это наверняка какое-нибудь привидение. Бестелесная рука с мечом, если полагаться на легенду. Возможно, меч будет огненный, или рука огненной, или они вместе будут огненными. Суть, однако, в том, что она уже мертвая. Не пытайся прикончить ее, твоя задача — выбить у нее меч».

Проиграв в уме эти наставления, Венделл кивнул и продолжал исследовать галерею. Пространство между стенами не превышало четырех футов, а до потолка их было добрых шесть — полно места, хотя, если придется дать бой тут, ему может стать и тесно. Каменные стены казались совсем гладкими, хотя на ощупь обнаруживались следы, оставленные долотами и молотками. На создание этой галереи явно потребовались века — ее древность не оставляла сомнений. Пол тоже был гладким, и хотя его покрывал толстый слой пыли, она не прятала неровности, о которые он мог споткнуться.

Галерея повернула под прямым углом, и он оказался в непроницаемом мраке и торопливо отодвинул заслонку фонаря. На стенах и потолке свет озарил рунические символы — и вырезанные в камне, и нарисованные. Венделл опустился на колени и обследовал пол на предмет спрятанных ловушек, но не обнаружил ничего, кроме ровной каменной поверхности без единой подозрительной трещины или коварного выступа.

Венделл пошел дальше и вскоре почувствовал, что пол полого уходит вниз, а стены сузились настолько, что он почти задевал их плечами. Через несколько шагов они снова разошлись, и Венделл вступил в часовню Грааля.

Видимо, это подземелье было огромным: во всяком случае, когда Венделл поднял фонарь, его лучи не достигли ни потолка, ни стен и растворились в смутном сумраке. Он сделал еще шаг, и его ноги прикоснулись к чему-то. Он опустился на колени и поднес фонарь к помехе.

Человеческий череп!

Венделл медленно посветил вокруг. По его оценке, скелетов тут оказалось около десятка. Некоторые были в доспехах: Почти все явились сюда с оружием, которое теперь валялось, почернев, среди их костей. Скелеты выглядели очень древними. На костях не сохранилось никаких следов плоти. От этого Венделлу почему-то стало легче.

В центре подземелья высился алтарь. На нем стояло что-то небольшое неопределенного вида.

Сначала Венделл был сбит с толку. Алтарь занимал самую середину часовни, именно его он искал, так каким же образом он не заметил его сразу? Затем ему стало ясно, что и теперь свет его фонаря не достигал так далеко, а увидел он алтарь только благодаря задней подсветке.

Алтарь окаймляло жуткое зеленоватое свечение. Венделл твердо знал, что там, когда он вошел, была только тьма. А свечение становилось все ярче. Прямо у него на глазах из-за алтаря поднялось сферическое зеленое пламя, похожее на призрачные огни, вспыхивающие на корабельных снастях в дальних морских просторах. Пламя повисло над алтарем, завихрилось, замерцало и обрело четкую форму. Еще через несколько секунд оно уплотнилось в руку, отсеченную у самого плеча. Светящуюся зеленую руку.

Руку с мечом.

* * *

— У, подлюга! Пусти меня! — Когда Золия сердилась, ее хрипловато-страстный голос преображался в препротивнейший визг.

— Что такое? — переспросил принц. — Я думал, у нас все уговорено!

— Это не в счет! — Золия извивалась в объятиях Шарма, стараясь вырваться, но принц только крепче сжал руки вокруг ее талии и откинулся на кровати к стене. — Враль! Ты заключил с Эсмерельдой договор. Ты получал меня на условии, что отказываешься от грааля!

— Так я же не трогаю Грааль.

— Твой паж трогает. Это то же самое.

— Вовсе нет.

— Нет да!

— Вовсе… О-О-О-ХХХ!

Золия расцарапала ему грудь ногтями обеих рук, Шарм невольно ослабил хватку, и во мгновение ока Золия вырвалась и спрыгнула с кровати. Однако туфли с высокими каблуками она так и не сняла, а потому споткнулась и растянулась на каменном полу. Шарм тотчас ухватил ее за плечи и прижал к полу. Она вырвалась из-под него и метнулась к двери. Шарм успех ухватить край ее платья, оно затрещало, сдернулось с нее, и она осталась совсем голой, если не считать чулок.

Золия ударилась о дверь, отлетела от нее, но тут же принялась молотить одной рукой по филенке, а другой поворачивать ключ в замке.

— Эсмерельда! — завопила она во всю силу своих легких. — Они прицелились на Грааль!

— Угомонитесь! — сказал Шарм, подойдя сзади, и сжал ее запястья. Без малейшего труда он повернул ее кисть так, что замок снова щелкнул, а тогда отдернул ее руку и высвободил ключ из ее пальцев. — Толщина двери четыре дюйма, а стены вырублены в скале. Она вас не услышит — И он положил ключ в карман.

— Гад ползучий! Эсмерельда хотела сделать нас обоих могущественными и богатыми! А ты отбираешь у нее источник силы!

— Такова жизнь.

— Ты сжульничал! Тебе не полагалось захватывать с собой запасного девственника!

— Полагаю, из этого следует, что вы не ляжете со мной в постель?

Золия ответила ему взглядом неистовой ярости. Принц философски пожал плечами:

— Я уже привык к этому. Ну, раз так, то я дам Венделлу еще некоторое время, а потом мы выберемся отсюда. Пришлите мне счет за порванное платье.

Золия перестала метать в него бешеные взгляды, и в глазах у нее появилось взвешивающее выражение. Принц их перехитрил, но ведь всего-то он не знает! Если ей удастся задержать его здесь, Эсмерельда успеет перехватить Грааль. А у нее в запасе есть еще один козырь.

И Золия заплакала.

* * *

— Ну хорошо, — сказала Энн, — я готова пойти с вами на сделку.

Эсмерельда словно бы удивилась:

— Это что-то новенькое! Молоденькие девчонки в твоем положении обычно реагируют на него обильными слезами или визжат так, что их собственные чертовы уши вянут. Ну, или умоляют о пощаде. Мне так тяжело, когда они меня умоляют! То есть меня это приятно развлекает, но тем не менее я считаю, что им лучше бы воздержаться. Это же так унизительно! Им следовало бы хранить достоинство.

— О да! — сказала Энн. — Возьмем для примера Золию. Я сразу поняла, как свято она блюдет свое достоинство!

— Тем не менее, боюсь, ты не в том положении, чтобы предлагать сделки. Твоя жизнь в моих руках, и тебе нечего мне предложить.

— Я очень богата. Я могу одарить вас несметными сокровищами, о каких вы и не мечтали. Богатства целого государства в вашем полном распоряжении.

— Твоя страна полностью обнищала.

— Ну, так тайны магии. Моя мачеха — могучая колдунья и умеет творить заклинания, которые даже в вас, при всей вашей мудрости, пробудят необоримое желание овладеть ими.

— Королева Руби достигла уровня прилежной ассистентки, не более.

— Ну а как насчет парочки абонементов на турниры?

— Забудь! — отрезала Эсмерельда. — Я никогда не торгуюсь с моими жертвами.

— А с принцем Шармом торговались же!

— Это совсем другое дело. Шарм — вреднейший сукин сын. Мне надо было переманить его на свою сторону. Он убил Магеллана, одного из могущественнейших колдунов во всех двадцати королевствах, и не получил ни царапины! А там ведь были еще двое подручных Магеллана, ты слышала про это?

— Да, — сказала Энн. — То есть нет. Нет, про это я ничего не слышала. Почему бы вам не рассказать мне, как все было, не пропуская ни единой подробности, какой бы тривиальной и ничего не значащей она ни казалась? Не торопитесь.

— Ну вот, ты опять стараешься тянуть время. Почему бы тебе не перестать брыкаться, а смириться с неизбежностью своего конца и принять его с безмятежной покорностью судьбе и благородным спокойствием? Во время операции можешь рыдать и визжать сколько душе угодно.

— Визжать я не намерена, — ответила Энн не слишком убедительно.

— Сказано, как подобает истинной принцессе! — Эсмерельда взяла ремень, намотала его на левую руку и начала натачивать на нем серебряный нож.

* * *

Как ни странно, Венделл ничуть не испугался. Шарм был неколебимо убежден, что задание пажу вполне по плечу, и Венделл разделял это убеждение. А испытывал он радостное возбуждение, необычный подъем духа, вызванный не надвигающимся опасным поединком, но смутным ощущением, что он проходит обряд инициации, сдает вступительный экзамен на приобщение к миру избранных героев и странствующих искателей приключений. С этого вечера ему не придется просто слушать у камелька байки об участии в прославленных битвах или сраженных чудовищах, он и сам сможет поведать о победе над потусторонним противником. Крепко сжимая рукоятку меча, Венделл двинулся вперед осторожно, но без колебаний.

Рука поднялась чуть повыше и теперь висела в воздухе над алтарем. Она пылала холодным зеленым огнем, почти не дававшим света. Была она самого обычного вида и не больше, чем может быть рука крупного и мускулистого мужчины. Правда, Венделлу не удавалось толком ее рассмотреть. Дюжий бицепс переходил во внушительное предплечье, которое завершала внушительная кисть. Кисть эта сжимала короткий меч с широким плоским клинком. Меч как меч, только из какого-то сверкающего металла. Венделл приблизился, поднимая фонарь, чтобы лучше осветить алтарь, и не без труда различил на нем какую-то плоскую бурую фигню. И ничего хотя бы отдаленно смахивающего на грааль.

Однако его внимание сосредоточивалось на руке. Она все еще висела неподвижно, и он начал опасаться, что первый выпад придется сделать ему. А может, она только и ждет, чтобы он угодил в какую-нибудь ловушку? Он повел фонарем взад-вперед, не разверзается ли у его ног бездна, не остановился ли он над раскрытым колодцем? Но не увидел ничего, кроме ровного каменного пола. Ну, хотя бы простора для боя вполне достаточно.

Когда он приблизился на расстояние в две длины меча, рука пришла в движение.

Внезапно и без всяких тонкостей она с молниеносной быстротой нацелилась пырнуть Венделла в сердце. Несмотря на внезапность и быстроту этого удара, парировать его было несложно. Но Венделла ошеломила сила удара: отбив его, он еле удержался на ногах.

Рука промелькнула мимо него в сиянии зеленого огня. Меч скрылся во мраке, но она описала широкую дугу, точно зеленая комета, и с невероятной скоростью нанесла новый удар, который он тоже отбил, но упал на колени от толчка. Рука описала еще одну дугу и вернулась для удара даже с еще большей быстротой. Венделл принял мгновенное стратегическое решение — схватил фонарь и кинулся бежать.

«Помни, — наставлял его Шарм, — чем бы оно ни оказалось, оно обязательно будет очень старым. С сотнями, если не с тысячами лет за плечами. В те времена они просто махали мечом как ни попадя. И понятия не имели о наших современных хитрых приемах. Не теряй хладнокровия, и ты разрубишь в фарш любое, что бы тебе там ни встретилось».

Венделл побежал ко входу в галерею, остановился в полутора шагах от стены подземелья и повернулся. Теперь, когда за спиной у него была стена, он почувствовал себя гораздо увереннее. Меч устремился на него, но на этот раз он просто отступил в сторону, и увлекаемый инерцией меч с оглушительным лязгом ударился о камень, отлетел назад и на миг застыл в неподвижности. Венделл шагнул вперед и рассек мечом призрачную руку. Лезвие прошло сквозь нее без малейшей задержки, и рука, в целости и сохранности, начала описывать новую дугу. Венделл почти не удивился и решил на руку больше внимания не обращать, а заняться мечом. Рука действовала без обиняков — водила меч назад и наносила прямой колющий удар. Вновь и вновь она переходила в нападение, и всякий раз Венделл парировал, однако позволял ей оттеснять его все глубже и глубже в галерею. Бой приобрел нуднейшую монотонность, однако рука не знала утомления, а сколько еще мог одиннадцатилетний мальчик отражать ее удары? Венделл начинал уставать, и настало время пустить в ход припасенный прием.

В сущности, очень простой. Венделл однажды видел, как Шарм применил его в бою с людоедом.

Когда рука вновь сделала выпад, паж не отбил его, а скользнул по клинку своим клинком вверх, пока гарды не уперлись друг в друга, а тогда, навалясь всем весом, подтолкнул плечом меч противника вверх по стене. Бросив фонарь, он левой рукой ухватил рукоять. Его пальцы прошли сквозь зеленый кулак. Их обожгло словно огнем, но он стиснул зубы, стиснул рукоять и рванул что было мочи. Все это произошло менее чем за секунду. Древний клинок переломился у рукояти.

Рука расплылась облачком зеленого тумана. Венделл выпрямился, и обломок клинка, звеня, упал на пол. Паж отшвырнул рукоять.

— Фу-у! — сказал он, еле переводя дух. — А вообще-то ерунда, ничего такого особенного.

Он огляделся, почти жалея, что в миг торжества его никто не видит. Скажем, какая-нибудь девчонка. Но кроме него, в подземелье не было ни одной живой души. Герои обречены одиночеству.

Венделл вновь направился к алтарю. На алтаре стояла грубо вырезанная деревянная плошка. Очень старая, очень обшарпанная, очень мелкая. Он недоверчиво взял ее в руки.

— Только и всего? Дурацкая деревяшка?

Из темноты донеся шум, и в часовню хлынула вода.

Венделл сунул плошку в карман и помчался к выходу.

* * *

— Э-э-й, послушайте! Не надо! — сказал Шарм неловко. Он не терпел женских слез. Если на то пошло, то он не терпел и мужских слез, хотя это было совсем другое. Если по какой-то причине мужчина пускал слезу, его следовало потрепать по плечу, угостить парой пива, а в будущем держаться от него подальше. Однако если плакала женщина, полагалось предложить ей помощь и утешение, а как это сделать, если заплакала она из-за тебя?

— Ну-ну, все не так уж плохо! — Он пошарил в карманах, ища носовой платок, чтобы одолжить ей, но не нашел его. А Золия продолжала рыдать.

— У вас макияж потечет! — Рыдания стали громче. — Я же не сделал вам больно, ведь так? А если сделал, то прошу прощения. — Он встал рядом и попытался взять ее за руки. Но Золия закинула их ему на шею, омочив ее горячими слезами.

— Ты не понимаешь! — всхлипывала она. — Всю мою жизнь меня унижали и презирали. Мачеха и ее дочки меня ненавидели. Я была никем, пока меня не нашла Эсмерельда. И вот теперь, когда перед нами открылась возможность стать кем-то, ты отнимаешь ее у нас! — Она отчаянно прижалась к нему и незаметно подобралась рукой к его карману.

— Не принимай к сердцу! — уговаривал принц, поглаживая ее по спине не совсем по-братски. — Мы же не собираемся уничтожить грааль. Он останется цел и невредим. Если вам с ней надо будет сотворить какие-нибудь чары, мы что-нибудь придумаем. Обязательно.

— Но Эсмерельда…

— Забудь про Эсмерельду Она дурно на тебя влияет. Послушай, я знаю много чародеев, которые способны заклясть Эсмерельду, даже пальцем не шевельнув. И у них есть свои источники силы. Если хочешь учиться на фею, я дам тебе рекомендательные письма к двум-трем. А если тебе все-таки понадобится грааль, так сможешь взаймы взять этот.

— Как бы не так! — Золия шмыгнула носом. — Твоя подружка-принцессочка хочет зацапать Грааль, чтобы восстановить свое королевство. Ты отдашь его ей, а чуть она его заполучит, то уж не выпустит из рук!

— Что ты, глупенькая! Энн мной не командует, и у меня нет ни малейшего намерения отдавать Грааль… — Он умолк на полуслове, и Золия почувствовала, что он замер. Ее пальчики забрались к нему в карман и нащупали ключ.

— Энн… — медленно произнес Шарм. — Значит, она последовала за мной сюда. Это ее лошадь привязана возле изгороди! — Он грубо сжал плечо Золии и заглянул ей в лицо. — Она здесь! Где она?

Золия дала ему коленом в пах.

Шарм увидел звезды. Когда звезды рассеялись, Золия стояла в дальнем конце комнаты и заливалась безумным смехом. Она показала ему зажатый в руке ключ.

— Энн! — прохрипел он. — Где она?

— У Эсмерельды, и теперь уже дохлятина, Шарм! С кровью принцессы Эсмерельда обретет всю силу, которая ей требуется. — Она презрительно фыркнула. — С Граалем или без грааля.

Шарм ринулся на нее. Она швырнула ключ в рот и проглотила.

— Будь проклята!

— Пожелай своей подружке доброго пути, Шарм!

Принц оглядел дверь. Опустил плечо и со всей мочи ударил по панели. Дверь не дрогнула. Золия снова захохотала:

— Толщина двери четыре дюйма, мой принц, а стены вырублены в скале. Мы просидим тут, пока Эсмерельда нас не выпустит.

Шарм не ответил. Растирая плечо, он прихромал к кровати.

— Я рада, Шарм, что все обернулось именно так. Я чувствовала, что вот-вот не смогу больше изображать развратницу.

Принц отбросил простыни и взял в руки ножны с мечом. Медленно-медленно обернулся и поднял их повыше, чтобы ей было хорошо видно.

Смех Золии оборвался. Глаза у нее стали огромными.

— Ты не посмеешь… — прошептала она.

Шарм грустно посмотрел на нее.

— Мне невыносимо пойти на это, но я пойду! — сказал он и извлек меч из ножен.

* * *

Портновскими ножницами Эсмерельда срезала с Энн всю ее одежду и принялась зеленым мелком чертить каббалистические знаки по ее телу. Иногда красным мелком она ставила крестики над артерией, по-видимому, отмечая места, где кромсать. Во всяком случае, разметив так руки и ноги Энн, она подставила под край стола большое ведро. Никогда еще с Энн не случалось ничего столь унизительного, омерзительного и жуткого, а то, что Эсмерельда, орудуя мелками, напевала и нещадно фальшивила, отнюдь не могло послужить утешением.

— В столешнице выдолблены желобки, — объяснила голубая фея. — Кровь побежит по желобкам, сольется вон в той впадине, а из нее попадет в ведро.

— Техника на грани фантастики! И что только они не наизобретают потом?

— А, так мы отпускаем сарказмы? Отлично, отлично. Я восхищаюсь девушками с характером. Теми, кто готов плюнуть в лицо смерти.

Энн слегка оживилась. Эсмерельда поспешно зажала ей рот ладонью.

— Деточка, это вовсе не было приглашением плеваться. Если попытаешься, мне просто придется заткнуть тебе рот кляпом до начала кромсания.

Энн кивнула, и Эсмерельда убрала ладонь. Принцесса сказала:

— Вам понадобится еще ведро для вашей собственной крови, когда Шарм снесет вам голову с плеч.

— Принц Шарм, — ответила Эсмерельда, — в настоящую минуту вытряхивает остатки своих куриных мозгов и не хочет, чтобы его беспокоили.

— Но потом он узнает и отомстит за меня. Лучше снимите эти цепи.

— Как бы не так! Я знаю, за какие нитки дергать, чтобы Шарм плясал, как мне будет нужно. После полуночи я стану самой могущественной колдуньей во всех двадцати королевствах.

— Неужели вы никогда не думали о том, чтобы употреблять свое умение на благо людям, а не во вред им?

— Нет. Никогда, — ответила Эсмерельда, вновь беря серебряный нож. — Сделай глубокий вдох, деточка.

Энн сжала губы и затаила дыхание. Глаза у нее были плотно зажмурены. Она ждала первого прикосновения ножа, твердо решив не визжать. Она ждала леденящего прикосновения холодного металла, нажима острия, мучительного ощущения ножа, кромсающего ее плоть. Она ждала… Боже великий, почему эта старая дура так копается?

Энн открыла глаза. Принц Шарм улыбался, наклоняясь над ней. Ухмылялся, как напроказивший первоклашка. Он поднес свой меч поближе к ней.

— Энн, а я говорил вам, что наконец догадался, для чего нужна закрученная штучка в рукояти? Это отмычка!

* * *

— Я — сказала Энн, — очень счастлива видеть вас.

— Я так и подумал. — Шарм ногой перекатил труп Эсмерельды на спину. Ее черты хранили изумление, растерянность, отразившиеся на ее лице, когда меч Шарма вонзился ей в сердце со спины. — Так и не узнала, что с ней стряслось, — пробормотал принц. — Ну и стерва! Почему женщина, обладающая оккультными талантами, посвящает свою жизнь творению зла? Что ей это дает?

— Она что-то упоминала про займы под очень низкие проценты.

— М-м-м-м-м. Не слишком веская причина. Ну да от фей всего можно ждать. Но, Энн, что вы вообще тут делаете? Я полагал, вы остались в замке праздновать свадьбу счастливой парочки.

— Послушайте… э… тут, случайно, не найдется одеяла? Я немножко продрогла.

Принц огляделся:

— Нет. А! Сейчас сниму плащ с Эсмерельды.

— И думать не смейте!

— Ну ладно. — Шарм стянул рубашку и укрыл Энн, потом начал шарить по карманам покойницы. — Вы не видели, куда она спрятала ключ от оков?

— Нет. А ваша отмычка не подойдет?

— С оковами я справляюсь хуже. Главное препятствие, когда сражаешь и спасаешь, это дверные замки. — Принц быстро обшарил полки. — Вот что. Я возьму нужные инструменты у Венделла, и мы их собьем. Я мигом.

Он подошел к двери и остановился, положив ладонь на ручку.

— Только никуда не уходите.

Энн приподняла голову и посмотрела на свои цепи.

— Обещаю.

— Шучу. — Он нажал на ручку. Водяной вал высотой фута в два распахнул дверь и хлынул внутрь комнаты.

— Вода? — сказала Энн. — Что-то, видимо, случилось с Граалем!

— Его уволок Венделл. — Шарм выхватил из ножен Разящий и выдвинул отмычку. Сурово сжав губы, он ввел ее в замок браслета на левом запястье Энн. — Ну, во всяком случае, мы знаем, что Венделл благополучно выбрался наверх.

— Угу… А вы сумеете их снять?

— Э? Конечно, конечно! Не тревожьтесь. Раз-два — и готово! Никаких проблем. Расслабьтесь. Сущий пустяк. — Отмычка царапнула по металлу. — Черт!

Вода прибывала в комнату с ужасающей быстротой. Она закручивалась у колен Шарма, лилась за голенища его сапог. Намочила панталоны и уже добралась до его пояса, когда он снял первый браслет. Второй поддался быстрее, потому что принц уже знал, что надо делать. Однако к этому моменту вода на пару дюймов поднялась над крышкой стола, и Энн пришлось опереться на локоть, пока он возился с замком. Теперь Шарм помог ей встать на ноги, и она стояла на столе в воде по щиколотку, а он возился с ножными браслетами. Вода была очень мутной, и ему пришлось действовать на ощупь, вода же тем временем поднялась до его груди, а затем и шеи.

— Шарм, — сказала Энн. Ее голос дрогнул. — По-моему, ничего не получится. Лучше оставьте меня.

— Не порите чушь! — Принц глубоко вдохнул и ушел под воду с головой. Несколько секунд спустя Энн почувствовала, что одна ее нога освободилась. Шарм вынырнул и стряхнул капли с волос. — Видите! А на последний у меня времени с избытком.

Он вновь исчез под водой. Энн чувствовала его пальцы на своей лодыжке. Она ждала, наблюдая, как вода все выше поднимается к потолку. Шарм снова вынырнул, ловя ртом воздух. Она сказала:

— Оставьте меня! Через минуту вода зальет факелы, и вы не сумеете найти дорогу наружу.

— Осталась самая чуточка, — обещал Шарм и скрылся в мутной пучине.

Энн дышала коротенькими всхлипами. Факелы быстро гасли в ледяной воде, и вокруг нее сомкнулась маслянистая тьма. Вода дошла ей до плеч, и она встала на цыпочки, вытягивая шею. И ей вдруг захотелось узнать, действительно ли тонуть так страшно, как говорят все. Хорошо хоть, что Шарм остался с ней. Она вовсе не хотела, чтобы он погиб, но ей не хотелось умирать в одиночестве. Принц вынырнул где-то рядом с ней, откашливаясь и отплевываясь.

— Принц Шарм! — Она повысила голос, перекрикивая шум воды. — Я должна вам что-то сказать. Что-то очень важное. Мне следовало бы сказать вам раньше. Не знаю, почему я молчала, но я должна, должна сказать вам сейчас.

— О, Бога ради! Вы же не собираетесь сказать, что любите меня, а?

— Да, черт вас возьми! Именно это я и хотела сказать.

— Поберегите дыхание! — Раздался всплеск. Энн попыталась огрызнуться, но ей в рот потекла вода, и пришлось ее выплевывать. Вода почти достигла ее носа, и она заболтала руками и свободной ногой, чтобы немного всплыть. Затем почувствовала, как Шарм схватил ее свободную ступню и поставил себе на плечо. Другая ее нога вытянулась до пределов возможного. Когда ее лицо показалось над поверхностью, она сделала последний глубокий вдох, прежде чем вода вновь поглотила ее лицо. Внезапно ее нога освободилась, и она всплыла вместе с Шармом к потолку.

— Ну вот, — сказал Шарм, стараясь стянуть сапоги. — Дышите поглубже. Сейчас поплывем.

Воздушное пространство над их головами стремительно сужалось — еще минута-другая, и вода начнет лизать потолок.

— Куда поплывем? — спросила Энн. Тьма была хоть глаз выколи.

Она почувствовала, как Шарм схватил ее за руку.

— Просто плывите, я помню дорогу.

И он ее действительно помнил. Но как он умудрялся эту дорогу находить, Энн так и не поняла. Он увлекал ее за собой по черной воде, иногда стукая о потолок, но каждый раз находил воздушный карман, когда ей уже казалось, что легкие у нее вот-вот лопнут. Наконец, они вынырнули в провал с лестницей, той самой, по какой она спустилась в подземелье много часов назад. Вверху сияло звездное небо. Они цеплялись друг за друга в мутной воде, собираясь с силами, а потом вскарабкались вверх по ступенькам, еще не залитым водой. На площадке весело пылал костер, а рядом с ним сидел Венделл и чистил меч. Увидев их, он покачал головой:

— Для субчика, который всегда жалуется на свои любовные неудачи, государь, вы тут насобирали слишком много девчонок! — Он вытащил одеяло из седельной сумки и подал его Энн. — Привет, Энн!

— Привет, Венделл! Благодарю тебя.

— Золия тоже оттуда вылезла. Я отдал ей запасное одеяло, так что вам, государь, придется остаться в мокром. Она ведь тоже была совсем голая.

— Лиса, а не девушка, — сказал Шарм. — Мне, правда, очень не хотелось от нее отказываться.

— Пожалуй, мы теперь знаем его предпочтения, — сообщила Энн Венделлу. — Он явно клюет на рыжих. А куда она девалась?

— Ушла с Медведем. Медведь сторожил вход, пока я туда лазил.

— Венделл, — спросил Шарм, — ты добыл Грааль?

— Само собой.

— Отличная работа. Какие-нибудь трудности?

— Рука с мечом. Ерунда, ничего такого особенного.

— Станет особенным, когда за дело возьмутся менестрели. Это он?

— Угу.

— Вот эта деревяшка?

Энн осмотрела Грааль.

— Оливковая древесина. Да, это, несомненно, грааль плодородия.

Шарм опустился на камень.

— Жаль, мы не сообразили забрать волшебное зеркало. За него хотя бы можно было взять хорошую цену.

— Нам был нужен Грааль! — отрезала Энн. — Венделл, лошади все еще стоят привязанные за терновой изгородью?

— Ваши да. А мою я привел сюда, чтобы не тащить на себе сумки.

— Отлично. Забери грааль и оставь нас пока одних. Встретимся с тобой на заре в гостинице.

— Желаю повеселиться, — сказал Венделл, опять засунул грааль за пазуху туники, пристегнул меч к поясу и ушел, осторожно пробираясь в темноте между обломками. Энн выждала, пока он не исчез из вида, а тогда подошла к Шарму и села к нему на колени.

— Ну, — сказал Шарм, — может быть, все-таки объясните, что вы делали… м-м-м-м-м-мпф…

Энн поцеловала его. Поцелуй был долгим, горячим и глубоким. Едва Шарм оправился от первоначального удивления, как начал наслаждаться им сполна. Когда же она наконец оторвалась, чтобы перевести дух, он сказал, слегка пыхтя:

— А я думал, вам положено быть невинной, чистой, целомудренной и непорочной.

— Все в порядке, — ответила Энн, снова его целуя. — Мы ведь поженимся. Утром я вам объясню, что и как.

* * *

Теплое солнечное утро пять суток спустя. Они вернулись в Иллирийский замок и теперь сидели на одной из многочисленных террас.

— Только и всего? — говорил Шарм. — Было неплохо? Только «неплохо»?

Энн успела расстегнуть рубашку Шарма и теперь покусывала его грудь.

— Было прекрасно. Мне понравилось. Но поцелуи — все-таки самое в этом лучшее. Не понимаю, почему бы нам не целоваться больше, а без остального обойтись?

— Никак невозможно! То есть обходиться без остального. А целоваться больше — это пожалуйста.

— Ну и хорошо, — сказала Энн, поерзала у него на коленях и теплыми руками обвила его шею.

— Я не имел в виду прямо сейчас. — Она вложила язычок ему в губы, и он решил не возражать.

Десять минут спустя она оторвалась и положила голову ему на плечо.

— Аврора говорит, что выбирает пятнышко на потолке, сосредоточивается на нем и отключается. Не успеет оглянуться, как все уже позади.

— Р-р-р! — Шарм откинулся и зажал лицо в ладонях. — Нет! Не делай этого! Обещаю, потом будет лучше!

Энн взобралась на него.

— По-моему, ты и сейчас просто чудесен! — Она начала покусывать его ухо. — Но одного тебе никак нельзя! — прошептала она, щекоча теплым дыханием его кожу. — Тебе нельзя сегодня совать руку мне под платье.

— О? — Шарм погладил ее бедро. — Почему бы это?

— Потому что я не надела панталончики, — еле слышно шепнула Энн, зажала в зубках его мочку и легонько подергала. — И потому будет очень-очень неприлично, если ты сунешь руку… о-о-о-о!.. вот сюда.

Они продолжали возню еще несколько минут, но потом Энн оттолкнула его и одернула платье.

— Аврора!

Шарм застегнул рубашку и поднял с земли две книги. Хотя к его поясу по-прежнему был пристегнут меч, выглядел он очень безмятежно и весело. Он еще раз поцеловал Энн. В щеку. Потом встал и поклонился Авроре:

— С добрым утром, ваше величество.

— С добрым утром, Шарм. — Аврора поставила сумочку на скамью. — Много времени я у вас не отниму, я ведь понимаю, что вам хочется побыть вдвоем. Энн, мне просто хотелось бы обсудить с тобой подробности с устройством бала. Боюсь, Шарм, твоей рыженькой приятельнице на этот раз придется остаться без приглашения.

— Не могу сказать, что я очень огорчен. Однако: я, к сожалению, так занят.

— Аврора дает бал в нашу честь! — перебила Энн.

— А! Ну да, я буду счастлив присутствовать…

— Ты очень любезен. И… э… Шарм, не поговоришь ли ты с Венделлом? Он очень расстроен.

— А… да. Я был так занят, что никак не мог найти для него время после нашего возвращения. И вообще я его не видел.

— Он избегает тебя с той минуты, как узнал о случившемся. То есть он избегает всех.

— Вероятно, ему просто хочется немного побыть одному.

— Сегодня утром он не стал завтракать, — сказала Энн. — А вчера не обедал.

— Хм-м-м… Это уже серьезно. Ну, Мандельбаум разберется с ним.

Энн переглянулась с Авророй.

— Мандельбаум как будто все это время чем-то очень поглощен. И вообще Венделлу необходимо поговорить с тобой.

— Хм-м… Ну ладно. Вы знаете, где он?

— У реки, ловит рыбу. Вот возьми! — Энн вложила ему в руки пакет. — Я испекла печенье, чтобы ты ему отнес.

— Спасибо. — Он ее поцеловал. — Я скоро. До свидания, Аврора.

Венделла он нашел над водой в укромном уголке с удочкой в руке и сел рядом с ним. Венделл словно его не заметил.

— Как клюет?

— Лучше некуда. — Венделл не повернул головы.

— Поймал что-нибудь?

— Нет.

— Ну что же…

Пауза.

— Хочешь печенья? Энн испекла.

— Какое?

— Овсяное.

— Ясно.

Они помолчали. Молчание тянулось и тянулось. Наконец Шарм сказал:

— Послушай, мне кажется, ты расстроен, верно?

— С чего вы взяли?

— Послушай, Венделл, рано или поздно это должно было кончиться. Мы же не можем тратить всю жизнь на то, чтобы рыскать в поисках приключений. Рано или поздно надо остепениться, стать ответственным членом общества.

Венделл хранил молчание еще минуту, а его лицо краснело все больше и больше. Наконец он вскочил и швырнул удочку в реку.

— По-вашему, мне только это надо? — закричал он на Шарма. — По-вашему, я только это и люблю?

— Ну а что же?

— Да вас же, вас! Посмотрите на себя. Вы же были самым великим принцем за всю историю нашей страны! Вами все восхищались. Вы были моим героем и героем каждого мальчишки в двадцати королевствах. А теперь вы никто. Были принцем Шармом, должны были стать королем Шармом и позволили им отнять у вас все это? Даже не попробовали бороться! И теперь вы просто еще один простой рыцарь и вам наплевать!

— Венделл!

— Вам и на меня наплевать! Только посмотрите на меня! Седьмой сын герцога. И вы знаете, что меня ждет? Да ничего! Ни земель, ни титула, ни наследства! Мне даже приличного образования не дадут. На прошлой неделе люди меня уважали — знали, что я езжу с вами и потом буду посвящен в рыцари. А теперь я буду приживалом в поместьях моих братьев, буду смеяться их шуткам, чтобы они не озлились на меня и не перестали выплачивать мое содержание. — Он поднял камешек и швырнул его в воду.

— Венделл, ты знаешь, что я тебя люблю. Чего ты хочешь от меня?

— Вы могли бы начать войну!

— Чего-чего?

— Я вам помогу! — Венделл бросился к Шарму и обнял его. — Отправимся на юг. Соберем войско. У Медведя есть свои люди. Он нам поможет. И по меньшей мере семь королей поддержат вас! Дадут вам деньги, оружие, дружинников. А когда мы будем готовы, то пойдем на Иллирию…

— Венделл!

— Вы заставите своего отца признать вас законным принцем и наследником трона. Вынудите вернуть вам ваше право первородства. А если он откажется, мы отберем у него трон. Мы это сможем! Я буду драться бок о бок с вами, государь. Я вас ни за что не подведу!

— Венделл, я уже король.

— Чего-о-о?

Шарм высвободился из его рук.

— Венделл, мы с Энн вчера поженились. Я теперь король Триволии.

Венделл плюхнулся на землю. Шарм понял, что мальчику трудно освоиться с этой новостью.

— Триволии? С какой это стати?

— Они там нуждаются в короле, Венделл. Народ любит Энн, но страна в очень тяжелом положении, и ей одной не справиться. Руби всегда была слишком поглощена магией и не могла стать хорошей правительницей. Пыталась править с помощью чар и заклятий и такого наворотила! Однако она узнала про грааль.

— Опять Грааль!

— И это действительно грааль плодородия. Вспомни, какой зеленой была долина вокруг Дикого Шиповника! Вспомни, как, по словам Авроры, девушки в Аласии только и делали, что беременели. И всему причиной был грааль. Однако, как объяснил Мандельбаум, он мужской талисман. И чтобы его задействовать, нужен король.

— Но вы же меняете Иллирию на какую-то грязную дыру!

— Иллирия во мне не нуждается, Венделл! Папане всего сорок. И при удаче ему царствовать еще лет двадцать, а то и больше. А я все это время буду сидеть сложа руки? Но Триволия в большой беде. Страна гибнет. Почва — дрянь, поля не приносят урожаев, леса гибнут, скот не дает приплода. Народ там нуждается в помощи. Мы с Энн думаем, что при содействии грааля, если хорошенько потрудиться, нам удастся вернуть стране благосостояние.

— Так Энн же не королева! Королева там — королева Руби.

— Руби отрекается от престола в пользу Энн. Она намерена остаться здесь и изучать магию под руководством Мандельбаума. Да и вообще, кроме магии, ее ничто не интересует.

Венделл погрузился в размышления.

— Так, значит, они с самого начала так и задумали! Королеве Руби требовался не просто грааль, но и вы к нему в придачу. На спор: она сама распустила слухи, будто замышляет убить Энн, просто чтобы заманить вас туда.

Шарм сел рядом с ним и положил книги на траву. Сорвал стебелек и ногтем большого пальца разделил на две половинки.

— Не знаю, Венделл. И думается, никогда точно не узнаю. Может, Руби с самого начала знала про Аврору и Золию. Может, она все подстроила. А может, у Энн были свои замыслы и она манипулировала событиями, меняя планы с изменением ситуации. Она ведь очень умна!

— Во всяком случае, знает, чего хочет. И верна своему народу. Это хорошо. Наверное, вы могли бы найти жену куда хуже.

— Уверен, Венделл, она высоко оценит этот вотум доверия! — Шарм щелчком отправил травинку в реку. — Думаю, дедуля знал про Грааль и хотел, чтобы он так там и оставался. Вот и не позволил папане, собрать бригаду чародеев и преодолеть изгородь. По-моему, Мандельбаум тоже следил за Граалем. И тоже хотел, чтобы его не трогали, пока не испугался, что к нему подберется кто-нибудь вроде Эсмерельды. А иногда мне кажется, что никто ничего не знал и что все это — лишь рандомизация и случайные совпадения.

— Может, просто вам на роду написано ввязываться в приключения. А книжки вам на кой?

Шарм показал их ему:

— «Экономика» и «Политическая теория». Папаня поручил своим министрам натаскать нас в тонкостях управления страной, прежде чем мы туда отправимся. И столько всего! Основы сельского хозяйства, финансов, дипломатии и военного дела. Иллирия гарантирует защиту границ Триволии, так что поначалу нам не придется ухать деньги в армию. А папаня счастлив, что обзаводится буферным государством на севере.

— Значит, и король счастлив. Все получают, что хотят.

Шарм ухмыльнулся и встал.

— И ты тоже, Венделл.

— Это как же?

— В Триволии неспокойно, Венделл. В горах рыщут разбойники. Плюс мирным жителям не дают покоя мандрагоры.

— Да ну их! С мандрагорой даже я справлюсь. Запросто.

— Рад это слышать. Ведь король все время занят государственными делами. Он не может шастать по стране, гоняясь за разбойниками и мандрагорами. Ему необходим паладин, который будет сражаться за него.

— Государь! Вы это серьезно?

— Ну конечно. Начнешь проходить обучение сразу же, как приедешь с нами в Триволию, а когда тебе исполнится четырнадцать, будешь посвящен в рыцари. И… — Шарм отстегнул пояс с мечом, — тебе понадобится хороший меч.

Венделл благоговейно взял меч из его рук.

— Принц Шарм! То есть король Шарм! Вы дарите мне Разящий?

— Я знаю, ты его не опозоришь, Венделл.

— Я ничего такого не заслужил! — Венделл крепко его обнял.

— Еще как заслужил, малыш. А теперь пойдем отсюда, тем более что клев в этом месте никуда.

— А я и удочку бросил! — сказал Венделл, глядя на реку. — Ну да ладно!

— Мне надо передохнуть от зубрежки. Что бы нам такого сделать, а?

Венделл задумался, а потом мечтательно кивнул:

— По-моему, пошли обедать!


home | my bookshelf | | Срази и спаси! |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу