Book: Элитные убийцы



Мур Робин , Ротблатт Генри

Элитные убийцы

Робин Мур и Генри Ротблатт

Э Л И Т Н Ы Е У Б И Й Ц Ы

П Р О Л О Г

В душной темноте, перед самым рассветом разведывательно-диверсионный отряд занял свою позицию. Вряд ли могла существовать более плохая позиция для выполнения поставленной задачи, но даже если бы такая и была, то капитан Гарри Морз все равно не смог бы ее себе представить. Укрывшись в слоновой траве с острыми зазубренными краями, он лежал в трех милях от камбоджийской границы. Капитан со своими людьми покинул передовую оперативную базу (ПОБ) с наступлением ночи и через границу проник на вражескую территорию.

ПОБ капитана Морза являлась частью совершенно секретного подразделения Би-57, входящего в состав Войск специального назначения армии США. За совершение семидесяти пяти процентов всех осуществленных боевых разведывательных операций, связанных с пересечением границы, Би-57 удостоилась похвалы командующего ГВОВПСШАВ (Группы войск военной поддержки США во Вьетнаме). Но, и Морз это отлично знал, в случае, если он попадет в плен, от него отрекутся и страна, и командование. На его пятнистой маскировочной форме, предназначенной для разведывательных операций в джунглях, отсутствовали какие-либо знаки отличия и при себе капитан не имел никаких удостоверений личности. Что же касается его оружия, шведского автомата "кэй", то оно применялось обеими воюющими

- 1

сторонами.

Рядом с Морзом лежал помощник начальника отряда, вьетнамец, совмещавший также функции военного переводчика и радиста, и тоже пристально всматривался в зловещую тьму. Они ждали наступления рассвета, когда станут видны масштабы приготовлений армии Северного Вьетнама (АСВ) к штурму границы и внедрению на территорию Южного Вьетнама. По шумам и едва видимым огням впереди Морз сделал вывод, что расположение АСВ имеет значительные размеры. Насколько удобнее для американцев было бы, размышлял капитан, обучить местных гражданских наемников собирать точные разведданные по пограничной зоне путем наблюдений за позициями противника. Однако, все эти вьетнамцы, камбоджийцы, нунги и жители горных племен, с которыми работали спецназовцы, почти не поддавались обучению и во время своих мародерских набегов через границу не могли на основе увиденного сделать хоть сколько-нибудь грамотную оценку сил противника. Поэтому, когда перед отрядами ставили задачу добыть важные разведывательные сведения, на вылазку через границу отправлялись хорошо обученные американцы.

Приближался рассвет, небо немного посветлело и перед разведчиками замаячили узнаваемые очертания. Морз вытащил из футляра бинокль и положил перед собой на землю блокнот. Еще через тридцать минут он смог различить лагерь, находившийся менее, чем в тысяче метров от места, где спрятались капитан и остальные восемь боевиков.

Хитросплетение маскировочных сетей, натянутых над расположением противника и тяжелых от большого количества набросанной на них листвы, предотвращало обнаружение с воздуха того, что наземные наблюдатели определили как полк АСВ. Морз быстро делал заметки о техническом оснащении, расположении и степени готовности. Одетые в хаки солдаты, попавшие в поле его зрения, были вооружены автоматами АК-47 советского производства, и выглядели вполне отдохнувшими и готовыми к мобильным боевым действиям. Очевидно, Морз наблюдал не за партизанами из крестьян, а за солдатами регулярной армии Северного Вьетнама. Не приходилось сомневаться в том, что этот полк в ближайшее время будет послан в провинцию Тайнинь. Возможно, его задачей являлся штурм главного города провинции, Тайнинь-Сити. Интересно будет, подумал капитан Морз, сопоставить его наблюдения с собранной другими разведывательными отрядами Би-57 информацией. Видимо, должно быть еще от трех до пяти таких полков, выведенных на предштурмовые позиции. И если это предположение подтвердится, то необходимо чертовски быстро переместить большое количество американских войск. И при этом принц Сианук, с горечью подумал Морз, заявляет на весь мир, что коммунисты не используют Камбоджу как плацдарм для атак на Южный Вьетнам.

Он повернулся к своему самому лучшему вьетнамскому наемнику, передал ему первые сделанные заметки и похлопал по рации, прикрепленной к спине помощника.

- Передай это на ПОБ, Трок, - прошептал капитан.

Трок взял записи и пополз сквозь джунгли в тыл. Эти наблюдения несли в себе очень важные сведения и поэтому каждая минута была на счету. От скорейшей оценки донесений, присланных разведывательными отрядами подразделения Би57, зависели жизни сотен и тысяч американских солдат.

Морз продолжал наблюдать за осторожными перемещениями полка АСВ по

- 2

территории разбитого посреди джунглей лагеря. Он рассмотрел стволы 80-миллиметровых минометов и пулеметов 50-го калибра. По-видимому, позади полка разместилась артиллерийская батарея. Капитан посмотрел по сторонам, разыскивая глазами Трока, поскольку хотел прежде, чем постараться поближе подползти к противнику, передать помощнику эту дополнительную информацию. Но Трок еще не вернулся и Морз испытал минутное чувство досады. Этот вьетнамец, один из его самых опытных бойцов, в течение года совершил множество вылазок через границу вместе с Би-57. Он хорошо знал джунгли и не единожды возвращался живым после внезапных сопровождавшихся большими потерями боев с противником, обнаружившим разведчиков. Морз даже в виде признания способностей вьетнамца вручил ему самую высокую, по его мнению, награду - три бутылки отличнейшего шотландского виски, предназначавшегося домашним Трока в Сайгоне.

Капитан коснулся плеча другого своего подручного, жестом показал на сумку, переброшенную через его плечо, и слегка подтолкнул в спину. Тот стал разбрасывать по земле небольшие металлические дисковидные датчики, которые в случае продвижения войск АСВ в сторону границы будут посылать радиосигналы на приемную станцию ПОБ.

Одновременно с внезапно застучавшим позади пулеметом левое плечо Морза обожгла вспышка боли. Он перевернулся на спину и, достав свой шведский "кэй", начал обстреливать листву, из которой появились автоматчики, поливавшие все вокруг свинцом. Капитан увидел, как солдат, разбрасывавший датчики, обмяк и беспомощно повалился на землю. Затем и другие боевики, сбившиеся вокруг Морза и стрелявшие по джунглям, стали падать один за другим, и на их маскировочной форме расплывались красные кровавые пятна.

Еще одна пуля раздробила его правую руку, и Морз беспомощно лежал на земле, ощущая запах преющего перегноя. Со всех сторон из джунглей к нему приближались северовьетнамские солдаты. Из последних сил он потянулся запекшимися губами к лацкану камуфляжа, где находились смертоносные пилюли "L". Но в тот самый момент, когда капитан уже собирался зубами раскусить одну из них, тяжелый ботинок ударил его в висок, и Морз едва не потерял сознание от нового приступа нестерпимой боли. Отчаянным усилием воли он оторвал голову от земли и посмотрел вверх, на осклабившееся восточное лицо. От отвращения, позора поражения и ненависти к горлу капитана подкатила тошнота. Над ним стоял Трок. Именно он не дал Морзу умереть быстрой и легкой смертью. Шатер из листвы деревьев и обрывки розового утреннего неба поплыли и закружились перед глазами американца...

Капитан Морз чувствовал острую боль в плече и руке, куда попали пули. Он стоял привязанным к столбу на территории полкового штаба АСВ, а вьетнамские солдаты с любопытством разглядывали его. Среди них, судя по знакам отличия АСВ, находились генерал и два полковника. Здесь генерал! Безумная мысль пронеслась в мозгу капитана Морза - надо немедленно передать эту информацию своим. Затравленный взгляд американца остановился на Троке, стоявшем среди группы офицеров. Морз попытался подать знак своему волонтеру, но запекшиеся губы не подчинились ему. Отчаянно хотелось пить. Наконец, капитану удалось выговорить имя Трока.

- Трок! - Голос был совершенно чужим. - Трок... Ради Бога, после всего,

- 3

что мы делали вместе, скажи им, пусть хотя бы пристрелят меня.

На плоском лице Трока не отразилось никаких эмоций, и он ничего не ответил.

Теперь все в опасности. Все подразделение Би-57, все ПОБы. План всей операции теперь в руках АСВ и никак нельзя сообщить об этом майору Кэртину, или майору Беккеру, или полковнику Стюарту. Отряды снова и снова будут отправляться на верную смерть, и все ПОБы будут разгромлены...

Вдруг ужасный, жгучий удар ножом в живот заглушил ноющую боль простреленных руки и плеча. Все помутилось вокруг и голова капитана Морза безвольно повисла, а глаза закатились от нестерпимой боли. Новый приступ адской боли заставил молодого американского капитана открыть глаза, и он увидел, как из вспоротого живота вываливаются его собственные внутренности. Стоны американца заглушались злорадными воплями его юного палача в черной вьетконговской пижаме, с явным удовольствием копавшегося во внутренностях своей жертвы. Окровавленная камуфляжная форма капитана Морза, разрезанная и сорванная, валялась рядом, и сейчас он стоял у столба нагишом. Юный палач зажал в своих окровавленных руках кишки американца и, волоча их за собой и пританцовывая от восторга, бросился к своим соратникам, среди которых находился и Трок. С перекошенным от мук лицом, капитан помутневшим взглядом неотрывно смотрел на Трока, который держался как ни в чем не бывало. Еще один, одетый в черную пижаму вьетконговец, не спеша приблизился к американцу, взял его за запястье и со спокойным лицом отрезал ему сперва кисть одной руки, а затем и другой. Капитан Морз оторвал свой взгляд от Трока и поднял к небу глаза с мольбой поскорее послать ему смерть. Отчаянные вопли молодого американца палачи прервали, заткнув ему рот его отрезанными половыми органами...

I

Штаб пятой группы десантно-диверсионных войск специального назначения в Ньятранге на побережье Южно-Китайского моря в двухсотпятидесяти милях к северу от Сайгона представлял собой огромный комплекс зданий и складских помещений, протянувшихся вдоль направленной с востока на запад взлетно-посадочной полосы аэродрома. Собственно, здание штаба и казармы, в которых размещался персонал штаба и временно остановившиеся здесь по пути к месту назначения служащие войск специального назначения, располагались на песчаной пустоши, окруженной по периметру колючей проволокой и охраняемой приземистыми, постоянно ухмыляющимися, одетыми в тигрового цвета костюмы членами племени Монтаньярд, наемниками, которых интенсивно обучали американские "зеленые береты". Над расположением американской части реял желтый флаг с тремя поперечными красными полосами, который, по утверждению старых вьетнамских наемников, являлся подлинным символом нации. Внутри штабного здания, в оснащенной кондиционером комнате для инструктажей, командующий войск специального назначения во Вьетнаме проводил важное совещание. Было ______________________________

- солдат Народной освободительной армии Южного Вьетнама - подпольной организации, боровшейся с режимом Тхиеу. - Здесь и далее примечания переводчика.

- 4

начало апреля 1969 года.

Растущие потери среди разведывательно-диверсионных отрядов серьезно беспокоили полковника Клэя Стюарта, и только курительная трубка, которой он обзавелся два месяца назад после назначения его командующим пятой группы войск специального назначения во Вьетнаме, помогала ему сохранять спокойное выражение лица, несмотря на совсем недавний разгром сверхсекретного подразделения Би-57.

Докладывал майор Рик Беккер, в новенькой отутюженной камуфляжной форме с аккуратно закатанными чуть выше локтя рукавами. Майор раздвинул шторки и остановился у секретной крупномасштабной карты части Камбоджи, известной, под названием "Клюв попугая". Эта, кишащая врагами территория, словно кинжалом глубоко врезалась в Южный Вьетнам, острием своим направляясь прямо к Сайгону.

- Мы уже потеряли два разведывательных отряда с новой передовой оперативной базы, - говорил майор Беккер своим хриплым, бесцветным голосом.

Это был плотный и сильный на вид мужчина с пронзительными синими глазами. Он повернулся к сержанту первого класса Питеру Деннису, чьи модные длинные волосы составляли явный контраст с короткой прической майора.

- Деннис докладывает о стремительном истощении всех источников информации. Похоже, нам придется создавать совершенно новую разведывательную сеть в провинции Тайнинь.

- Лично я считаю, что в Би-57 проник информатор противника, - сказал капитан Лью Мароун, офицер оперативного отдела. Легко встав во весь рост, он, казалось, выпрямился, как хорошо отлаженный рычаг. Высокий, долговязый, с вытянутым лицом и черными волосами, капитан дважды ткнул костлявым пальцем в "Клюв попугая". - Две разведывательных группы уничтожены вот здесь и здесь. А третья пропала без вести где-то в этом районе. - Он обвел глазами комнату и опять показал пальцем место на карте. - И это при том, что в течение всего года у нас были лишь предусмотренные потери и не более того.

- Сэр, - сказал Беккер, обращаясь к полковнику. - Я бы хотел получить от вас разрешение на проведение разведывательной операции в Камбодже, причем заранее не сообщая об этом никому из сотрудничающих с нами вьетнамских националистов. Никто, кроме нас, не должен знать, куда мы направляемся, пока мы не прибудем на место. И я лично пристрелю первого же мерзавца, даже если мне только покажется, что он собирается сообщить армии Северного Вьетнама, где мы находимся. В последнее время АСВ каждый раз поджидала нас в засаде!

- О какой группе вы говорите, Беккер?

- Я, капитан Ловелл и пятеро наших лучших волонтеров камбоджийского происхождения образуют главное ядро в составе усиленного взвода нашего вьетнамского персонала, вооруженного автоматическими винтовками М-16 и гранатометами, на случай, если нам придется пробиваться с боем. - Майор Беккер опять повернулся к карте. - Мы знаем, что прямо здесь, в Чэмренге, находится штаб разведки АСВ. - Он воткнул красно-синий флажок в точку в глубине "Клюва попугая". - А нашим щепетильным союзникам мы сообщим, что отправили отряд совсем не в то место, где будем находиться в действительности. - Майор Беккер указал на карте район, расположенный в двадцати километрах от цели разведывательной операции. - Мы распустим этот слух по ПОБам, и я вам гарантирую, что

- 5

там нас будет поджидать целый полк. - Майор Беккер вернулся к столу, за которым сидели офицеры, и раскрыл конверт с документами. - Совершенно случайно у меня с собой оказались документы по Чэмренгу. - Майор бросил на стол пачку увеличенных фотографий. - Деревней полностью завладела АСВ, поэтому сейчас там даже женщины и дети связаны либо с АСВ, либо с Вьет-Конгом. Беккер взял одну фотографию. - Конечно, изображение расплывчатое, но можно различить здание штаба разведки. Это и есть наша конечная цель. Вся их разведывательная информация хранится здесь. Последние шесть месяцев я только и думаю о том, как бы добраться сюда.

- Какие силы вы собираетесь задействовать? - спросил полковник Стюарт.

- Они уверены в абсолютной засекреченности своего штаба, сэр. Наши наблюдатели никогда не докладывали о большей, чем взвод, охране. Поскольку на нашей стороне внезапность нападения, то мы разгромим их за несколько минут, заберем из штаба все материалы, уничтожим деревню и скроемся.

Полковник кивнул и вынул изо рта трубку.

- Ну что же, неплохой стратегический план, Беккер. Только смотрите, не попадитесь в плен. Это не будет способствовать шагам американской администрации на пути улучшения отношений с принцем Сиануком. А если станут известны наши подлинные намерения... - Стюарт безнадежно развел руками. - Мы не можем себе позволить никакой политической катастрофы. - Полковник встал с места. - Приступайте к осуществлению вашего плана. Надеюсь, вы сможете выяснить, что происходит с нашими диверсионно-разведывательными отрядами.

- Благодарю вас, сэр. - Беккер наблюдал, как полковник выходит из комнаты для инструктажей.

- Мне бы хотелось пойти вместе с вами, сэр.

Беккер взглянул на капитана Льюиса Мароуна, офицера своего оперативного отдела.

- Извини, Лью. Тебе придется руководить Би-57 до моего возвращения. А если я не вернусь, то примешь командование подразделением на себя , - ответил Беккер. - Это чисто разведывательная операция, вот почему я беру с собой Ловелла. - Беккер улыбнулся сержанту Деннису. - Деннис, ты в этом подразделении сержант разведки. Может, хочешь пойти с нами?

Деннис, в черных солнцезащитных очках, развязный и невозмутимый даже в штабе, казалось, на мгновение смутился.

- Благодарю вас, сэр, но мне надлежит прибыть завтра утром в Вунгтау, в штаб РЧП, чтобы набрать для Би-57 новых военнослужащих. Если хотите, чтобы я не подчинился приказу, то я готов.



Беккер ухмыльнулся в ответ.

- Разве можно отрывать тебя от важных дел?! - в его голосе звучала ирония. - Конечно же нет! Так что отправляйся туда и выбери нам несколько новых убийц. - Майор Беккер повернулся к Ловеллу. - А мы двинемся в путь, с наступлением темноты будем на границе, а к утру доберемся до цели.

Капитан Лоринг Ловелл не возражал. Это был худой, жилистый, интеллигентного вида молодой человек, имевший, как ни странно, большой опыт ведения боевых действий в джунглях. ______________________________

- Разведывательная часть провинции

- 6

Майор Беккер снова повернулся к сержанту Деннису.

- А теперь, Деннис, сфабрикуй пару ложных донесений о предстоящей операции. У шпионов АСВ еще есть время, чтобы узнать о ней.

II

Лежа спинами к восходящему солнцу, разведчики из передовой группы подразделения Би-57 наблюдали сквозь деревья за деревней Чэмренг в глубине Камбоджи, в которой размещался штаб разведки северных вьетнамцев. Комми все еще безмятежно спали, убаюканные тем, что так далеко вглубь Камбоджи диверсионные группы, возглавляемые американцами, еще никогда не проникали и что все предназначенные для таких рейдов силы американцев заняты предстоящей операцией на камбоджийском участке к западу от Тайнинь-Сити. Несколько охранников, которых можно было видеть с места засады, бездельничали на своих постах, прислонив винтовки к шатким деревянным стенам или побросав их на землю рядом с собой. Беккер осторожно вышел из-за деревьев, за ним последовали Ловелл и пять камбоджийцев. На всех были одинаковые пятнистые маскировочные костюмы и мягкие шляпы. Вьетнамские волонтеры из усиленного взвода двинулись вслед за ними, осторожно ступая по усеявшей землю листве и стараясь ничем не нарушить тишину раннего утра.

- Не спускай глаз с Виня, - прошептал Беккер Ловеллу. - Страшно подумать, что он может быть их человеком, ведь это наш лучший проводник!

Ловелл кивнул головой и, низко пригибаясь к земле, пошел от передовой группы через посевы риса к Виню, возглавлявшему вьетнамских боевиков. Большинство из них были вооружены облегченными автоматическими винтовками М-16. К их рюкзакам были прикреплены гранаты, а головы покрывали панамы. Винь заметил приближение Ловелла и немного задержался, чтобы американец смог присоединиться к группе волонтеров. Затем они вместе продолжили движение по направлению к деревне через открытую местность, окружавшую Чэмренг. В это время года поля риса стояли сухими, поэтому разведчики, продвигаясь по оросительному каналу, могли оставаться незамеченными.

Здание штаба выделялось среди окружавших его меньших строений, имеющих тростниковые крыши и резко контрастирующих с длинной, остроконечной, сделанной из деревянных брусков крышей штаба, рядом с которым находилось еще одно деревянное строение меньших размеров с антеннами на крыше. Это и был, как сказали на последнем перед отправлением на операцию инструктаже, узел оперативной связи.

Так уж вышло, что охрана смотрела прямо на них, но яркое солнце раннего утра слепило часовым глаза, поэтому они не видели приближавшихся разведчиков. Отряд уже подошел к деревне ближе, чем на сотню метров, когда, наконец, один из одетых в хаки охранников понял, что происходит что-то неладное. Он успел выстрелить только два раза, после чего его срезала автоматная очередь, выпущенная одним из камбоджийцев Беккера. Завязался ожесточенный бой, но, имея на своей стороне преимущество внезапности нападения, американский взвод методически расстреливал и забрасывал гранатами северовьетнамских солдат, неуклюже выскакивавших из казарм в пижамах и нижнем белье и беспорядочно паливших наугад во все стороны.

- 7

Беккер и его люди разрушили гранатометами М-79 здание узла связи, прервав этим всю радио- и телефонную связь. Ловелл с ужасом думал о предстоящей кровавой резне в деревне.

Перешагивая через лежащие перед зданиями тела мертвых и умирающих комми, одетые в костюмы тигрового цвета наемники рассыпались по деревне, вышибая ногами двери и врываясь в дома. Крики ошалевших от страха и неожиданности женщин и детей быстро обрывались треском выстрелов автоматических винтовок. Беккер жестом показал на длинное здание штаба и пять камбоджийцев рванулись через дверь вовнутрь.

- Гранаты не бросать! - крикнул Ловелл, который не без оснований опасался, что в пылу битвы эти волонтеры забудут его последние указания. Поскольку капитан возглавлял группу, которой предстояло обрабатывать добытые в этом рейде разведданные, то ему хотелось, чтобы сохранились все документы. Ловелл даже хотел было запретить наемникам взять с собой на эту операцию гранаты, но, конечно, если им придется с боями возвращаться домой, без гранат не обойтись. Он протестовал и против плана разрушить здание узла связи, но Беккер заявил, что если его не уничтожить немедленно, то успех всей операции окажется под угрозой.

Стоило только камбоджийским волонтерам ворваться в штаб, как их приветствовали длинные очереди из советского АК-47. Одинокого стрелка можно было легко убрать гранатой, но приказ есть приказ. Разведчики, одного из которых ранили, упали на пол и открыли ответную стрельбу. Беккер и следовавший за ним Ловелл выползли из дверного проема, где они отчетливо выделялись на фоне лучей восходящего солнца, и присоединились к перестрелке. АК-47 резко затих. Один из волонтеров, издав крик радости, поднялся на ноги и прошел в следующую комнату, где носком ноги перевернул убитого северовьетнамского офицера на спину, открыв взору превращенную в кровавое месиво грудь мертвого комми. Из другой комнаты здания появились еще два офицера АСВ с высоко поднятыми вверх руками, в поспешно надетых поверх шортов рубашках цвета хаки. Они что-то кричали по-вьетнамски, но короткая очередь мгновенно сразила их наповал.

Овладев деревней, наемники никого не брали в плен, методически расстреливая каждого, от мала до велика. Они тщательно обыскивали дом за домом, строение за строением и убивали всех найденных мужчин, женщин и детей. Боевики отлично знали, что им придется выбираться из Камбоджи через вражескую территорию, и всего один оставшийся в живых человек, будь-то десятилетний мальчишка, женщина или старик, мог сообщить регулярным воинским частям северных вьетнамцев о произведенном налете.

Бойня заняла менее пяти минут, после чего Беккер и Ловелл при помощи Виня и одного вьетнамца, специалиста по разведке, к тому же, несомненно преданного Би-57, собрали все документы, записи и необычные образцы оружия, обнаруженные в разведывательном комплексе, и сложили их в ранцы. Обыскав тела убитых в поисках документов и писем, из которых можно было бы определить, с какого времени их хозяин стал последователем Хо Ши Мина, боевики построились в шеренгу и приготовились к отходу. Они почти не понесли потерь. Единственного серьезно раненного солдата, подстреленного в момент первого прорыва в штаб, уложили на носилки. Диверсанты осторожно покинули деревню, оставив после себя двадцать три мертвых северовьетнамских солдата и множество

- 8

убитых крестьян. Именно теперь начинались настоящие трудности.

Беккер со злостью думал, как легко было бы вызвать транспортный вертолет: в этом случае они уже через час оказались бы на своей территории. Но это явилось бы серьезным нарушением пограничного режима, ведь правительства Соединенных Штатов и Южного Вьетнама официально не разрешали умышленные вылазки на вражескую территорию. Сейчас они стали партизанами, на время поменявшись ролями с противником.

Беккер с помощью камбоджийца из Би-57, хорошо знавшего эту местность, и трехмерных аэрофотоснимков наметил маршрут ухода из "Клюва попугая" на юг. К деревне они подошли с севера, а одним из главных принципов партизанской тактики был обычай никогда не уходить с места проведенной операции тем же маршрутом. Разведчики двинулись сквозь джунгли, им часто приходилось на милю или две сворачивать с намеченного пути, чтобы избежать открытых рисовых посевов или выжженных участков леса.

Тяжкой обязанностью, с которой Ловелл так никогда и не смог смириться, хотя и понимал ее неизбежность, была необходимость убивать каждого, кто мог увидеть диверсантов и сообщить об их местонахождении и направлении следования. Если им удастся продолжать движение незамеченными до наступления ночи, то они смогут еще до рассвета пересечь границу. Однако, полковому штабу АСВ потребуется всего несколько часов, чтобы послать отряд на выяснение причин потери связи со своим разгромленным подразделением.

Из-за немилосердно палящего солнца и душного воздуха они сильно потели под тяжелыми маскировочными костюмами, надетыми как для того, чтобы противник не мог обнаружить группу, так и для предохранения кожи от колючих растений. Время от времени Винь возвращался назад для участия в проводившихся шепотом кратких совещаниях, затем опять быстро уходил вперед. Винь и его люди, настоящие профессионалы, благодарно подумал Беккер. В таких условиях большинство вьетнамских отрядов через час попросили бы остановиться на привал, потребовав обязательного двухчасового перерыва для пожирания своего полуденного риса со зловонным рыбным соусом, который они называют "нук-мьям". Но люди Виня упорно двигались вперед, хотя даже сами Беккер и Ловелл не возражали бы против того, чтобы немного отдохнуть. Более того, эти четверо уцелевших камбоджийцев, несгибаемые маленькие создания, несли еще тяжелые ранцы с захваченными разведывательными данными. Офицер разведки Ловелл проведет несколько чудесных дней, когда первым будет изучать добытые документы. От этой мысли ему становилось легче пробираться сквозь джунгли, трава в которых часто доходила до плечей. Диверсанты, как можно шире, разворачивались веером, стараясь не оставлять после себя следов.

Слева, недалеко от них, проходила наезженная дорога, и большую часть своего пути к южной границе отряд собирался проделать, двигаясь параллельно этой дороге. Они пробирались сквозь густую листву и их слуха постоянно достигали скрипы и скрежет запряженных быками повозок, указывая им направление движения. Ловеллу интересно было изучать людей и их культуру, а не убивать их. Он мысленно молился, чтобы ни одна из этих повозок не свернула с дороги, срезая путь, и не столкнулась с движущимся по лесу отрядом, иначе их придется уничтожить, как свидетелей.

Внезапно впереди раздался звук, который Беккер и Ловелл так боялись ус

- 9

лышать. Тихий, приглушенный хлопок, не громче стука лошадиного копыта по мостовой, и вслед за ним два прозвучавших так же тихо выстрела из принадлежавшего Виню шведского автомата "кэй" со специальным глушителем, подтвердившие опасения Ловелла. Однако отряд ни на мгновение не прекратил своего движения вперед. Беккер и Ловелл направились к тому месту, откуда раздались выстрелы. Там их поджидал Винь со вскинутым специальным автоматом, символом престижа среди остальных боевиков. На земле лежали тела морщинистого, согнутого старика и молодого человека, оба одетые в черные пижамы, обычные для местных крестьян, но также и для вьетконговцев, наводнявших эту нейтральную территорию в перерывах между нападениями на Южный Вьетнам. Беккер кивнул и вместе с Ловеллом пошел за Винем по тропе. До того, как ночная тьма укрыла отряд, любимый шведский "кэй" Виня еще пять раз издавал приглушенные звуки, похожие на покашливания. Ни одна живая душа, которая на свою беду повстречала диверсионный отряд, не смогла бы донести об этом своим властям. При дневном свете они прошли двенадцать миль и также не были обнаружены. Беккер благодарил Господа, что у северовьетнамцев нет авиационной поддержки, хотя и понимал, насколько яростно их части и остатки Вьет-Конга будут искать его диверсионный отряд вдоль всей камбоджийской границы. Беккер улыбнулся сам себе. Если им удастся подобраться к границе ближе, чем на милю, то они станут для отрядов АСВ практически недосягаемыми.

Когда сумерки сгустились до темноты, Беккер взглянул вверх на чернильное камбоджийское небо. Вьетконговская луна, подумал он. Правда, сейчас это луна Би-57. От тонкого желтого полумесяца исходил лишь очень слабый серебристый свет. Его вполне достаточно, чтобы различать дорогу, но крайне мало для постороннего наблюдателя. Не выпуская из рук компас со светящейся шкалой и учитывая каждый шаг, Беккер отслеживал местоположение отряда и видел, как с каждым часом они все больше приближаются к границе. Не сбиться с курса ему помогал и постоянно раздающийся слева шум движущихся по дороге бычьих повозок. Он переместился ближе к Виню, в голову отряда, а остальные боевики бесшумно следовали за ними гуськом. Если они не успеют перебраться через границу до рассвета, то уже не сделают этого никогда.

В три часа ночи Беккер приказал остановиться. Он рассчитал, что они находятся ровно в трех милях от границы. Рота боевиков подразделения Би-57 из ближайшего лагеря спецназовцев, возглавляемая майором Кэртином, будет прикрывать их отход с территории комми. Через некоторое время отряд возобновил движение, соблюдая еще большую осторожность. Они могли повстречать любое подразделение АСВ, от отделения до полка, тоже пересекшее камбоджийскую границу, но в другом направлении, и проникнувшее на территорию Южного Вьетнама с диверсионной или разведывательной целью. Беккер хриплым голосом подал запрос по рации. Ему тотчас же ответил сочный новоанглийский акцент Ларри Кэртина. Это был самый ободряющий голос, который он слышал со времени последней проведенной им подобной вылазки за границу. Кэртин доложил о готовности его роты в случае необходимости быстро пересечь пограничную полосу, чтобы соединиться с разведывательным отрядом и помочь ему огнем проложить себе путь домой. Винь, между тем, продолжал двигаться вперед, держа свой автомат наготове.

"Хороший солдат, этот Винь, - подумал Беккер. - Побольше бы таких, как он, и тогда предлагаемая президентом политика "вьетнамизации" действительно

- 10

могла бы сработать."

Винь на этой последней, критической стадии операции был главным действующим лицом. Сейчас они находились в двух милях или менее того от границы. Беккер опять тихо переговорил по рации. В ответ он увидел прямо над головой вспышку красной сигнальной ракеты. Хорошо, осталось еще немного, подумал он. Беккер сориентировался по данному сигналу. Винь тоже увидел вспышку и довольно кивнул головой. Они очень осторожно и медленно поползли вперед. Двое разведчиков знали, что находятся на территории полка комми.

Прошел еще один напряженный час, и они приблизились к месту пересечения границы. Каждые несколько минут Беккер сверялся с компасом, ведь из-за отклонения от курса всего на несколько градусов они могли разминуться с прикрывающей их ротой. Он посмотрел на свои наручные часы. Четыре утра. Через час начнет заниматься заря, и в ее розовом свете они уже будут видны.

И вдруг Винь практически нос к носу столкнулся с солдатом-комми. Приглушенный звук оружия Виня насторожил передовую группу Беккера. И сразу же вслед за этим выстрелом со всех сторон раздалась стрельба, но в темноте, конечно, она велась наугад. Все разведчики залегли и поползли вперед. Беккер и Ловелл, как и было предусмотрено планом, держались рядом с камбоджийцем, несущим драгоценные результаты их рейда. Они упрямо ползли в сторону границы, которая теперь находилась уже не далее нескольких сотен метров. Казалось, со всех сторон их окружают разъяренные комми.

Передав по рации свои точные координаты, Беккер отдал Кэртину приказ открыть огонь поверх их голов, а также дать несколько залпов прямо по границе. Тут же темноту перед ними разорвала огневая мощь роты Би-57. И почти сразу стрельба вокруг разведгруппы прекратилась, так как комми благоразумно ретировались.

- Границу будем пересекать бегом, - крикнул в микрофон Беккер. - Продолжайте стрелять нам в тыл.

Он хлопнул Виня по плечу. Вьетнамец выпустил оранжевую сигнальную ракету, а затем он, Беккер, Ловелл и все камбоджийцы вскочили на ноги и, низко пригнувшись, изо всех сил бросились бежать к границе. За ними, в соответствии с сигналом ракеты, помчался и взвод камбоджийских боевиков. Позади них, прикрывающий огонь минометов взрывал землю. Со стороны противника ответной стрельбы не было, поэтому через несколько минут отряд Би-57 ворвался в дружеские ряды прикрывающей их роты, встретившей разведчиков радостными криками.

Майор Кэртин нашел Беккера и обнял его рукой за шею.

- Мы добыли массу материала, Ларри, - сказал Беккер. - Надеюсь, там что-то важное.

- Позади нас, неподалеку отсюда, стоит вертолет, - ответил Кэртин. - Надо побыстрее попасть в Ньятранг, пока разведчики провинции Тайнинь не прослышали об этом и первыми не сняли сливки.

Беккер с наслаждением слушал этот провинциальный новоанглийский акцент, настолько он радовался завершению разведывательной операции. В темноте Ловелл и Беккер скорее чувствовали, чем видели окружавших их соратников. Теперь их главной заботой было не потерять ни одного мешка собранных в Чэмренге материалов и они все время окликали в темноте камбоджийцев, чтобы убедиться, что те находятся поблизости. После успешного завершения задания прикрывающая рота не



- 11

хотела вступать в бой с разведчиками АСВ и до отхода с границы строго хранила тишину.

Убедившись вместе с Винем, что весь личный состав вернулся назад, а раненый на носилках до сих пор жив, Беккер пообещал солдатам через несколько часов доставить их вертолетом в лагерь в Ньятранге. Затем, как только взошло солнце, Беккер и Ловелл вместе с Кэртином забрались в джип, сложив ранцы с разведданными на колени и в ногах. В отличном, приподнятом настроении они отъехали к ожидавшему их вертолету.

III

Когда вертолет с Беккером, Кэртином и Ловеллом приземлялся, возле вертолетной площадки в Ньятранге их уже поджидал встревоженный Лью Мароун. Придерживая одной рукой широкополую шляпу, сносимую ветром, поднятым вертолетом при посадке, он второй рукой потянул на себя дверь и открыл ее. Ему под ноги упали четыре тяжелых ранца, а вслед за ними на землю спрыгнули три офицера подразделения Би-57. Каждый из мужчин понес по одному ранцу к "джипу", на котором приехал Мароун.

Двадцать минут спустя они уже изучали содержимое первой упаковки. Мароун повернулся к Беккеру и Ловеллу.

- Всхрапнуть не хотите? Вы ведь были на ногах сорок восемь часов.

- К черту, я бы не смог заснуть, даже если бы меня и заставляли, - ответил Ловелл. - Я слишком долго ждал, когда такая куча гостинцев попадет на мой стол.

- Поздравляю, джентльмены. - Мягкий, властный голос полковника Стюарта прервал разговор офицеров разведки. Они обернулись.

- Доброе утро, сэр, - ответил Беккер. Он показал рукой на кипу документов. - Операция завершена. - Беккер засунул руку внутрь бумажной кучи и раздвинул ее. - Я думаю, что Эс-2 захочет порыться в этих документах вместе с разведывательным сектором Би-57. Если мы хотим сполна воспользоваться добытыми трофеями, то нам лучше прямо сейчас приступить к делу.

- Подполковник Мартин уже весь в работе, - кивнул Стюарт.

- Надеюсь, не будет никакой "подстраховки" со стороны наших вьетнамских коллег? - произнес Беккер. - По-крайней мере, пока мы не закончим.

Полковник ухмыльнулся.

- Об этой операции наши союзники еще не прослышали. Полагаю, у нас есть два дня, прежде чем они начнут допытываться, нет ли у нас чего-нибудь новенького.

- Что ж, займемся, - возбужденно сказал Ловелл. - Только я сперва приму душ и позавтракаю.

После двух часов работы с захваченными документами майор Беккер откинулся на спинку стула и обвел взглядом длинный стол, за которым разведывательный персонал Би-57 рассортировывал добычу. Не в силах подавить зевок, он улыбнулся Ловеллу, сидевшему с осоловевшими глазами.

- "О сладкий сон! Меж полюсами всяк сущий неге твоей рад." - Майор встал. - Можете продолжать, а я уже измотан до конца.

- Я не знал, что вы большой любитель Шекспира, - после паузы сказал сер

- 12

жант Деннис.

- Это Колридж, Деннис, "Поэма о старом моряке", - устало ответил Беккер и направился к выходу. - Ловелл, тебе лучше тоже немного поспать. - Беккер вышел из разведывательного сектора, а слегка раздосадованный сержант Деннис повернулся к лежавшей перед ним на столе стопке бумаг. Был полдень.

В четыре часа дня сержанту Деннису принесли из фотолаборатории увеличенные снимки, сделанные с фотопленки, найденной на теле одного из северовьетнамских офицеров, убитых во время последнего рейда. Он тщательно рассмотрел каждую фотографию. Оказалось, что погибший офицер делал любительские снимки своих друзей. Один из них привлек внимание Денниса. Он внимательно вгляделся в фото какого-то северовьетнамского офицера в звании полковника и другого вьетнамца в униформе цвета хаки без знаков отличия. Сержант подошел к своей собственной картотеке, вытащил один ящик и, найдя нужную папку, достал из нее фотографию. Держа по одному снимку в каждой руке, десантник сравнивал их поочередно. Он почувствовал, как по затылку пробежали мурашки, и непроизвольно вздрогнул.

Выйдя из своего офиса, Деннис застал стоящего в холле сержант-майора Рэскина, своего сослуживца по разведывательному подразделению Би-57.

- Эй, Рэскин, - окликнул его Деннис, - взгляни-ка на эти две фотокарточки и скажи мне, ты ничего не замечаешь?

Он протянул снимки сержант-майору. Наклонив свою массивную, с бычьей шеей голову тот внимательно присмотрелся. Наконец, он оторвал глаза от фотографий.

- Кажется, на этом снимке лицо такое же, как и у парня, стоящего рядом с полковником АСВ на другом фото. Конечно, эти малые, мне не важно, корейцы они, вьетнамцы, тайцы, китайцы или еще кто-нибудь, все на одно лицо. - Он опять посмотрел на две фотографии. - Но мне кажется, что на обоих снимках один и тот же человек. А кто он такой, черт возьми?

- Его имя Тран Ван Трок. Я завербовал его прямо на улице. Он работал военным переводчиком. Сперва я думал, что его можно будет использовать в Разведывательной части провинции, но потом сказал себе - для РЧП он слишком хорош, мы заберем Трока к себе, в Би-57, - ответил сержант Деннис, еще не зная о вероломстве Трока и ужасной гибели капитана Морза.

- Он наш агент, да? Сообщает информацию о действиях АСВ? - Рэскин еще раз взглянул на снимки и вернул их сержанту.

Деннис, махнув рукой, пошел по коридору к кабинету капитана Мароуна, где тот вместе с майором Кэртином изучал результаты рейда через границу. Когда сержант вошел, Кэртин и Мароун как-раз ругали последними словами всех комми вообще и северовьетнамских в частности. Они едва взглянули на появившегося Денниса. Кэртин нахмурился.

- Взгляни, Деннис.

Он показал рукой на выложенные в ряд на столе глянцевые фотографии. На них были запечатлены пытки над лояльными американцам местными боевиками. Особенно одна из них привлекла внимание сержанта. Приступ тошноты подкатил к его горлу и важность сделанного им открытия на некоторое время потеряла свое значение. Это была фотография капитана Морза после того, как коммунисты прикончили его. Деннис отвернулся и бросился в уборную.

- 13

Вернувшись в комнату, он старательно избегал глазами снимков.

- Что у тебя, Деннис? - угрюмо спросил Кэртин. Деннис молча протянул майору две фотографии. Кэртин и Мароун стали их изучать.

- Это один из наших агентов, Тран Ван Трок, - пояснил Деннис. - Мне кажется, что он и есть тот самый двойной агент в нашем подразделении. По крайней мере, один из них.

- Эти фото нельзя считать окончательным доказательством. - Кэртин рассматривал их минуту или больше, прежде чем передать снимки Мароуну. - Но думаю, что надо доставить сюда Трока на допрос. Где он сейчас?

- На нашей последней ПОБ в Тайнине. Две другие провалились, их разгромили силы АСВ, а ведь Трок побывал на каждой из них. И еще, за последние четыре месяца он совершил шесть рейдов через границу.

- Кто его завербовал? - спросил Кэртин.

- Я, сэр. Он был первоклассным военным переводчиком, и хотя в то время, когда я его нашел, у него не было разведывательного опыта, Трок быстро стал одним из наших лучших агентов.

- Говоришь, не было разведывательного опыта? - резко спросил Кэртин. Ты хочешь сказать, не было опыта на нашей стороне. Принеси мне его досье, а затем поезжай в Тайнинь и доставь его в ПСК в Кэмп-Гудмен, в Сайгоне. Что ты еще можешь о нем вспомнить?

Некоторое время Деннис молчал, погрузившись в раздумья.

- Ничего особенного, разве что... - Он сделал паузу. - В то время я не придал этому большого значения, но помню, что сразу после того, как Трок попал в наше подразделение в Тайнинь-Сити, от сотрудничества с нами отказались два наших лучших агента. Припоминаю, что они были чем-то напуганы. Тогда я решил для себя, что они посчитали свою "крышу" потерянной и захотели убраться, пока вьетконговцы не убили их. Видимо, это Трок их так напугал.

- Ладно, ты только доставь его в ПСК. Скажи ему... - майор задумался. Черт, ты же его опекун, придумай сам, на что он купится. Я хочу проверить Трока на полиграфе и пришлю для этой работы уорент-офицера Брэя.

Деннис посмотрел на часы.

- Если вы разрешите завтра рано утром слетать за Троком из Тайниня в Сайгон на "оттере" , то я возьму его без проблем.

- Я дам разрешение на все необходимые полеты, а ты, главное, притащи Трока, но смотри, чтобы он ничего не заподозрил.

- Есть, сэр. Я работаю с Троком уже почти год. - Сержант быстро вышел из комнаты. Кажется, за двойного агента Кэртин внутренне обвиняет его, подумал Деннис.

IV

Следующим утром в одиннадцать часов сержант Деннис и уорент-офицер Брэй были в подразделении связи командования войск специального назначения в Сай______________________________

- Подразделение связи командования.

- уорент-офицер - промежуточная категория между сержантским и офицерским составом в армии США.

- 14

гоне. Деннис увидел Трока, когда тот входил в канцелярию, и подошел к вьетнамцу поздороваться. Трок пожал ему руку, с радостью всматриваясь в улыбающееся лицо своего наставника. За год совместной работы они стали хорошими друзьями. Сержант положил свою ладонь на руку хрупкого и маленького вьетнамского агента, бывшего на несколько дюймов ниже невысокого Денниса и провел своего подопечного в отдельный кабинет, усадив рядом с собой.

- Трок, - начал Деннис. - Мы организовали очень важное новое подразделение и нам нужен в качестве начальника над наемниками отличный профессионал. Я сказал полковнику, что нам не найти человека лучше Тран Ван Трока. - Трок улыбнулся и довольно кивнул. Деннис продолжал. - Полковник мне верит, он считает моих людей самыми умелыми участниками секретных миссий через границу. Но за успех этого дела он отвечает головой. Любая ошибка, и финита ля полковник. Ты понимаешь? - Трок опять утвердительно кивнул головой. - О'кей. Поэтому полковник сказал мне, что отдаст эту должность тебе, если только ты пройдешь тест на полиграфе, ты знаешь, это детектор лжи. Итак, Трок, согласишься пройти тест на полиграфе - получишь новую должность и оплату в два раза большую, чем имеешь сейчас. Что скажешь на это?

- Я знаю полиграф, Питер, - ответил Трок, открывая в улыбке передние золотые зубы, придававшие ему дополнительный вес в глазах других наемников. Как помнишь, я прошел много тестов. Я не боюсь их. Я пройду тест, любой тест, даже тест со шприцом.

- Пентатол полковник не оговаривал, так что остановимся только на полиграфе. Ты готов?

- Конечно, готов. Веди меня на этот "электрический стул".

Уверенность Трока удивила Денниса, и он начал сомневаться в своих догадках, пока выводил своего вьетнамского агента из кабинета и вел по коридору в разведывательный сектор.

Комната, в которой размещался полиграф, представляла собой снабженное кондиционером помещение без окон и с мрачными серыми стенами. На столе в центре комнаты находился зловещий прибор, снабженный всевозможными шкалами и датчиками, показывающими, говорит правду или пытается обмануть сидящий перед машиной человек с прикрепленными к его телу электродами. За столом стоял уорент-офицер Брэй. Это был высокий мужчина с выступающим подбородком и сплошь испещренным морщинами лицом. Его полевая куртка с высоко закатанными на бугры бицепсов рукавами плотно обтягивала широкие плечи. Брэй обладал внешностью средневекового инквизитора, готового в случае необходимости умело и не без удовольствия применить менее приятные, чем электронное обследование, методы допроса.


home | my bookshelf | | Элитные убийцы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу