Book: Рыцарь в потускневших доспехах



Рыцарь в потускневших доспехах

Энн МЭЙДЖЕР

РЫЦАРЬ В ПОТУСКНЕВШИХ ДОСПЕХАХ

Этот роман посвящается молодежи, которая вдохновила меня написать его, — Лорен Мэйджер, Элен Брейкбил, Кейт Донахью, Колину Гвину и Трей Гвин

Глава 1

Кристофер Стоун резко нажал на тормоза. Шины пронзительно взвизгнули и завертели гравий под колесами. Он повернул свой “ягуар” к стоянке на узкой дороге, ведущей к его ранчо. Клубы летней пыли покрыли его черную машину, заслонив от него заросшую тропинку, поднимавшуюся на холм к дорогой для него детской могилке среди деревьев. Скрылись из виду безлесные горы и белый дом Кристофера, взгромоздившийся почти на вершину холма и обращенный к сверкающему под солнцем Тихому океану.

От знаменитого отца Кристофер унаследовал внешность белокурого красавца-задиры. А от легендарной матери получил в наследство беспокойно тлеющую чувственность. У него были длинные рыжевато-золотистые волосы, а в знакомых всем и каждому темно-голубых глазах бушевал огонь. Он был выше метра восьмидесяти — загорелый, худой и мускулистый мужчина, проводящий много времени на свежем воздухе.

Критики утверждали, что ему не по силам сколько-нибудь серьезная роль, но Кристофер появлялся на экране бесчисленное множество раз. Он был самым высокооплачиваемым актером Америки. В пяти фильмах сериала “Сила Тигра” он играл Тигра — супергероя комиксов и видеоигр, никогда не расстававшегося со своей маской для соблюдения инкогнито. Тигра обожали миллионы мальчишек, но Кристофер не опасался, что его узнают, поскольку никогда не снимал маску перед фотоаппаратами.

Кристофер провел рукой по небритому лицу — он не беспокоился из-за щетины. Открыл дверцу автомобиля, откинулся на сиденье, и сухой жар пустыни охватил его. Вокруг возвышались дикие голые холмы. Лишь несколько его лошадей паслось на вершинах. Две белые лошади, отдельно от других, повернули свои великолепные головы в сторону Кристофера.

Он воззрился на них безо всякого интереса. Когда-то это ранчо служило ему излюбленным убежищем от Голливуда — с его суетой, необходимой для дальнейшей карьеры. Здесь он спасался от надоевшей публики, от бывшей жены Маргариты и от безумия собственной жизни. Теперь он возненавидел это место. Если бы он тогда не уехал из Лос-Анджелеса, Салли была бы жива.

Сегодня был бы ее четвертый день рождения.

Он вспоминал, как она училась ходить, цепляясь ручонкой за бортик бассейна Маргариты в Малибу. В бассейне плавало огромное количество ярких игрушек и ее любимые зеленая черепаха с пурпурным динозавром. А следующей картиной в его воображении было маленькое тело Салли, плавающее в темной воде.

Кристофер обхватил руками руль и закрыл глаза. Он обмяк и уронил голову на руки. Острая боль пронзила его, а руки и ноги будто налились свинцом. Галстук душил его. В костюме, словно в смирительной рубашке, он обливался потом.

Кристофер не мог заставить себя подняться на одинокий холм, к ее могиле, и прочесть имя, высеченное на камне.

Отчего мы не ценим то, что имеем? Почему он не может продолжать жить и сниматься в фильме “Сила Тигра-6”? И почему продолжает мучить себя?

Потому что виновен. Он должен был знать, как уберечь ее: ведь он и сам страдал оттого, что его родители были знаменитостями Голливуда. Они дали ему все — славу, богатство, прекрасное образование, — все, за исключением главного — внимания, любви и заботы. А намного ли лучше он сам как отец?

С сиденья рядом он взял четыре красные розы, обернутые в целлофан, и истерзанную матерчатую лошадку, которую любила Салли. Она называла ее Белой Лошадью. Кристофер вышел из машины. Медленно поднимался он по камням и выжженной зноем траве, пока не оказался у надгробия. Встал на колени перед ее могилой, четыре розы выпали у него из пальцев. Он хотел что-то сказать, но слов не было. И некому было их услышать.

Салли ушла. Он навсегда потерял ее.

Кристофер смотрел на огромное небо — бескрайний голубой океан. Он взобрался на вершину мира, но чувствовал лишь пустоту.

Вдруг за его спиной что-то хрустнуло, и он вскочил на ноги. Но никого не обнаружил среди ветвей, хотя знал, что за ним наблюдают недружелюбные глаза. Он оглядел холмы, но единственное, что увидел, — это слабый ветерок, колышущий бурую траву.

И тут из-за самого толстого дерева раздался голос Маргариты — угрожающий, свистящий шепот:

— Очень трогательно. Красные розы и Белая Лошадь. Тигр в сентиментальном настроении.

Ненависть и отвращение заполнили все его существо.

— Какого черта ты здесь делаешь?

— Она была и моим ребенком тоже.

— Когда это ты была настоящей матерью?

— Ты самый ужасный мужик, которого когда-либо создавал Бог!

Он мягко улыбнулся:

— Поэтому, должно быть, мы и подходили друг другу.

Маргарита вышла из тени на солнце. Она была одета в черное платье, которое оттенял белый жемчуг. Неистовое в гневе, скуластое кошачье лицо с раскосыми глазами тщательно загримировано. Волосы цвета воронова крыла зачесаны назад и стянуты узлом.

Ее глаза жгли его темной, горячей, дьявольской силой. Он видел отблеск солнца на стволе пистолета, направленного ему в сердце. Ее всегда отличала неуравновешенность и непредсказуемость. Она могла нажать курок так же легко, как и закурить очередную сигарету.

На бурой земле розы походили на капли крови. Безжизненная пустота окружающего пейзажа отражалась в его сердце, в его душе. Он был скорее мертв, чем жив.

Не сводя глаз с пистолета, Кристофер медленно поднялся.

Если бы только она смогла!

Он шагнул к ней. Его голубые глаза дерзко вспыхнули, а губы тронула надменная ухмылка.

— Ты сумасшедший!

— Еще одна добродетель, свойственная нам обоим.

— Остановись! — взвизгнула она. Но он не обратил внимания на ее предостережение, и ее руки задрожали.

— Ну, давай! — Его голос звучал твердо и гневно. — Освободи меня от моей печали. Ты ее виновница. Прикончи меня — как ты прикончила нашу дочь.

Глаза Маргариты наполнились слезами. Пистолет в ее руке дрожал. Ее указательный палец дрожал на курке. Она колебалась, отступая от него и неловко пошатываясь, а потом отбросила пистолет в сторону.

И упала на колени:

— Ты знал, что я не смогу.

— Нет, не знал.

Насмешка в его низком голосе была подобна искре, упавшей на динамит:

— Ну, давай. Подними пистолет. Застрели меня.

Она все еще стояла на коленях — с лицом, перекошенным от ярости и отчаяния. Кристофер нагнулся, чтобы поднять пистолет.

— Ты всегда так самодоволен! И всегда готов обвинить меня во всем, — начала она. — А ведь это не только моя вина!

— Если тебе легче от этого, можешь считать и так.

С пронзительным визгом она набросилась на него:

— Ты разрушил и мою жизнь! — Она принялась колотить его кулаками в грудь. Ее длинные красные ногти царапали его лицо. — Я тоже любила ее! Я, я…

Он заломил ее руки за спину и держал их так до тех пор, пока она не разразилась рыданиями.

Он смотрел на ее безутешное, залитое слезами лицо и сквозь туман собственных бурных эмоций разглядел ее горе — такое же глубокое, как и его.

Он ненавидел ее.

Но как можно ненавидеть это несчастное сломленное существо? Кристофер изумился тому, что ничего не чувствует — совсем ничего. Вся горечь от их неудачного брака с Маргаритой и ее роли в гибели их ребенка улетучилась. Впервые страдания Маргариты затронули какие-то струны его души.

Маргарита стала для него козлом отпущения, на котором он мог сорвать чувство собственной вины.

— Той ночью я думала, что она в своей кроватке, — не признавала себя виновной Маргарита.

Кристофер схватил ее и принялся трясти так сильно, что из ее волос выпала черная лента и упала на землю рядом с розами. Он ничего не желал слышать об этом. Ее слова вернули ужас происшедшего тогда, и он с трудом справился с дыханием. Он хотел выбранить и обвинить ее — как обычно.

Однако это было бы чересчур просто.

— Произошел несчастный случай, — наконец выдавил он, помогая ей подняться. — Ничего нельзя было сделать.

— На самом деле ты не веришь в это.

— Верю. Я знаю, что говорил и делал чудовищные вещи в отношении тебя. — Он колебался. — Прости. Мы не можем вернуться назад. Салли больше нет. Другого шанса у нас не будет.

Непонятно отчего, но его слова, казалось, вызвали в Маргарите новые эмоции. Ее губы зашевелились, но с них не сорвалось ни звука. Отчаяние все еще не отпускало ее.

— В чем дело?

Глаза Маргариты расширились, и она глубоко вздохнула. Слезы смыли косметику с ее лица. Кристофер коснулся ее щеки. Ее рука обхватила его руку и надолго повисла на ней.

— Ты не виновата, Маргарита. Мне следовало быть там в ту ночь. Я виноват во всем.

Она посмотрела на него так, как никогда раньше не смотрела.

— Ты не понимаешь, — прошептала она. Ее лицо дергалось, отчего — он не догадывался. — Да и не можешь понять.

Она отвернулась от него и побрела, спотыкаясь, вниз с холма.

…Одной рукой ослабляя узел галстука, другой Кристофер крепко держал руль. Он мчался по пустынной дороге в Малибу. Что сейчас могло понадобиться Маргарите? Разве на прошлой неделе они не обсудили все на ранчо? Единственное, что он мог предположить, — это деньги. Все всегда хотят от него денег.

Он гнал машину с такой яростью нетерпения, что не замечал ничего вокруг. Кондиционер шумел, а магнитофон громыхал слишком тяжелым роком. Кристофер нервно поднял трубку радиотелефона и вызвал своего агента.

— К сожалению, мистер Фаязано сейчас на конференции, — ровным голосом ответила секретарь Кэла.

Те, кто что-то значит в шоу-бизнесе, не берут трубку сами.

— Кто звонит и что передать, сэр?

— Кристофер, — машинально ответил он.

— О, мистер Стоун. — Голос стал медовым. — Я немедленно свяжу вас.

Как обычно, появление Кэла на линии сопровождалось шумом.

— Где тебя черти носят? Когда ты собираешься заехать ко мне по поводу “Тигра-6”?

— Я еще не читал сценарий.

Одной рукой Кристофер повел свой “ягуар” на обгон несущегося “кадиллака”, водитель которого бешено засигналил.

— Работа — лучший способ забыть твою дочурку.

Кристофер услышал, как Кэл набивает трубку, и сказал его секретарю:

— Передайте ему, что я перезвоню. Кристофер нажал на газ. “Фольксваген”, забитый тинэйджерами и досками для серфинга, тащился перед ним, не пуская на обгон. Кристоферу пришлось притормозить.

— Черт побери.

— Что?

Голос Кристофера прервался:

— Я не хочу забывать Салли. Понял?

— Год — чертовски много для актера… — Кэл говорил угрожающе. — Даже звезда, подобная тебе, выходит из бизнеса. Честолюбивые парни помоложе ежедневно устремляются в Голливуд. Звезды быстро гаснут. Ты неважно выглядишь, парень.

Неожиданно для себя самого Кристофер бросил взгляд в зеркало заднего вида. Ему не понравилось то, что он увидел.

— У меня была плохая ночь, — пробормотал он.

— Полтора года плохих ночей. От быстротекущей жизни не уйдешь, парень.

Впереди показались три гаражные двери вытянутого в длину розового дома Маргариты, и Кристофер быстро перестроился в другой ряд движения, оттеснив “кадиллак”. Он остановился перед фасадом ее гаража для трех машин. Водитель “кадиллака” нагнал его, громко сигналя, крутя пальцем у виска и грозя кулаком, но Кристофер не обратил на это внимания. Его поглотили собственные переживания при виде розовых стен перед ним.

За этими стенами он жил с Салли и Маргаритой до своего ухода.

— Пока, Кэл.

— Подожди минуту…

Кристофер хлопнул телефонной трубкой, вышел из машины и направился к железным воротам. Сквозь облупившуюся краску проступала ржавчина. Мертвые ростки бугенвиллеи оплели их решетку.

Маргарита не содержала дом в порядке — впрочем, то был его дом, а не ее. При разводе Маргарита взяла свою часть деньгами. Тогда она была чересчур взвинченна и отказалась выехать. Кристофер же был не в силах выставить ее, пока Салли была жива. А после смерти Салли он впал в оцепенение.

Домофон все так же не работал. Он ударил кулаком в звонок и прислонился к стене.

Никого.

Черт! Он зазвонил снова, а затем стукнул ногой по стене. Поднял камень и бросил его на дорожку. Затем вернулся к стене, подтянулся и крикнул — однако тут же вспомнил, что экономка не говорит по-английски. Но едва он попытался крикнуть по-испански, как вышла служанка, чтобы отпереть ворота.

Она не потрудилась взглянуть на него:

— Calmate. Ahora vengo [1].

Констанция была низкорослая, толстая и угрюмая, как всегда. Он кивнул и хмуро проговорил, опустив глаза:

— Buenos dias [2]!

Она никогда не любила его. А по телефону всегда притворялась, что не понимает. Сегодня она поправила его, пробормотав себе под нос:

— Tardes [3].

— Да какая разница — день или вечер? Она выразительно посмотрела на него:

— Nada [4] — для такого мужчины, как вы, сеньор.

Повернулась и, переваливаясь, поплелась к дому, в то время как он воззрился на ворота, понимая, что ему придется самому открыть их.

Когда он перепрыгнул через неубранную черепицу, догоняя ее, розовый искусственный мрамор окружил его, как тюремные стены. Он видел сорняки в цветниках и грязь в фонтанах. Констанция вела его через внутренний дворик и деревянные двери ручной работы, которые Маргарита выискала в руинах монастыря Сан-Мигель де Альенде.

В доме Кристофера охватила паника. В горле у него пересохло. Он задыхался и еще больше ослабил узел галстука.

Нигде не горел свет. Лишь блики от океана пробегали по просторным пустым комнатам. Только извечное уныние подстерегало в каждом углу.

Маргарита продала лучшие картины и мебель. Теперь стены и розовый ковер были “украшены” одними безобразными пятнами освободившегося места. Маргарита не рассталась лишь с дешевой розовой атласной кушеткой с липкими позолоченными подлокотниками. И с зеркалами — массивными монстрами в позолоченных рамах: ей нравилось вертеться перед ними.

Но хуже всего в доме было молчание. Напрасно он снова приехал сюда. Кристофер подошел к окну, и это стало второй ошибкой.

За террасами и бассейном ослепительно сверкал Тихий океан. Глазам Кристофера предстал пустой бассейн в форме сердца. Однажды ночью, когда Маргарита принимала любовника, его маленькая дочь шагнула во сне в этот бассейн — и утонула.

Сегодня там ничего не плавало — только мертвые листья на водной глади. Зачем он согласился расстаться с Салли ради фильма “Сила Тигра-5”, снимавшегося в Австралии? В тот роковой уик-энд, будь он в Лос-Анджелесе, он бы забрал ее отсюда. У него сдавило горло, словно рука великана пережала доступ воздуха. Он отвернулся.

Ее голос застиг его врасплох:

— Не думала, что ты приедешь. — Маргарита улыбнулась:

— Можешь идти, Констанция.

Как мелодичен испанский язык, подумал он.

Маргарита опустилась на отвратительную розовую, кушетку и сделала фальшивый театральный жест, приглашающий его сесть рядом. Она считала себя актрисой, хотя почти никогда не работала. По Голливуду шатается множество безработных крадоток, называющих себя актрисами.

На Маргарите был облегающий, ярко-красный, как у цыганки, костюм. Свои черные волосы она убрала в такого же тона чалму. Тяжелые золотые серьги свисали до шеи. В одной руке она держала что-то, напоминающее документ.

Он с усилием опустился рядом:

— Зачем ты попросила меня приехать? Маргарита сжала свои длинные тонкие пальцы, сверкающие кольцами.

— Опять из-за денег?

Она покраснела, а затем ответила ему одной из слишком светлых своих театральных улыбок:

— Нет.., и да…

Запахло серьезной проблемой. Повисла долгая пауза. Он напряженно ждал, положив ногу на ногу.

— Кристофер, я совершила нечто ужасное по отношению к тебе.

Он отодвинулся от нее на край кушетки. Маргарита была бледна. Их перемирие, достигнутое на ранчо, заставляло удерживать равновесие. Что он мог ответить на это, не оскорбляя ее?

Она неуверенно смотрела на документ. А потом осторожно положила листок на низкий стеклянный столик и разгладила его.

— На ранчо ты сказал, что у нас не будет другого шанса.

— Заметь, я ни в чем тебя не обвиняю. Больше он не мог оставаться в доме ни секунды. И, взяв себя в руки, встал.

— Подожди… — Она потянула его за рукав. — Ты всегда так нетерпелив, Кристофер. Мне тяжело говорить.

Он сел и, глубоко вздохнув, стал смотреть на розовый искусственный мрамор потолка.

— Мне многое следовало делать иначе, — проговорила она. — Я.., я все делала не так. Не так любила тебя. Ревновала тебя к собственной дочери, потому что ты любил ее, Кристофер. Из-за меня ты перенес ужасное несчастье.

Опять! Он не мог вынести бесконечных напоминаний о Салли.

— Мы оба совершили немало ошибок, — мрачно возразил он. — Нет необходимости плаксиво и детально перечислять все и вся. Бесполезно — ведь мы не в силах ничего изменить.

— Мы можем…

— К чему ты клонишь?

Она подняла со стола листок и подала ему. Кристофер взял хрустящий листок, развернул его и быстро пробежал глазами текст. Это было свидетельство о рождении какого-то ребенка, родившегося за год до их с Маргаритой свадьбы. Хотя имена матери и ребенка ни о чем не говорили Кристоферу, его сердце глухо застучало. Он снова озадаченно взглянул на Маргариту:



— Документ имеет отношение ко мне? Маргарита наклонилась к нему. Ее темные беспокойные глаза смотрели куда угодно — только не на него. Дрожащими пальцами она поднесла к губам сигарету и протянула ему зажигалку.

Он покорно высек огонь. Пламя коснулось конца ее сигареты. Она погрузилась в розовую подушку и глубоко затянулась.

— У нас есть другой ребенок.., другая дочь… Она родилась до Салли. Шесть лет назад, когда я жила в Техасе.

Глухие удары в его пересохшем горле участились.

— Ты сошла с ума. Скажи, что это ложь. Она закрыла глаза.

И, глядя на сигаретный дым, окутывающий ее все еще бледное лицо, он понял, что это правда.

— У нас есть другой ребенок.

В напряженной тишине комнаты фраза Маргариты повторялась подобно безжалостному рефрену — в унисон с жестоким сердцебиением Кристофера. Он смял документ, едва не разорвав его, когда она принялась аккуратно высвобождать бумагу из словно парализованных пальцев бывшего мужа.

— Она что, тоже умерла? — хрипло выдавил он наконец.

— Нет, она жива.

Кристофер облегченно вздохнул.

— Слава Богу!

— В больнице, где она родилась, я лежала под чужим именем. И выдумала имя отца. Я сказала адвокату и приемным родителям, что настоящий отец умер.

— Наверное, тебе очень хотелось моей смерти.

— Я не смогла бы взять ее. Я думала, что мы разойдемся. Ты тогда уехал в Южную Америку сниматься в “Силе Тигра-2”. А я не знала, что беременна, когда ты уехал.

Их разговор казался ему нереальным. Словно не он сейчас в этом доме ночных кошмаров слушал историю сумасшедшей, сидящей рядом.

— Но почему ты раньше ничего не говорила мне? — прозвучал его голос откуда-то издалека — Я пыталась позвонить тебе в Южную Америку, но ты не отвечал на мои звонки. Я и вправду думала, что ты ушел навсегда. Я была в отчаянии. И не хотела растить ребенка одна. А когда ты в конце концов вернулся, я уже подписала документы ее приемным родителям. Мне было так стыдно.

Я не могла заставить себя рассказать тебе о нашей дочке, когда отношения между нами наладились.

— Наладились — Он иронически скривил губы.

— Я боялась снова потерять тебя. Я думала, что у нас будут другие дети, и я смогу забыть первого ребенка. Поэтому и забеременела Салли. Но появление Салли лишь вернуло боль потери первого ребенка. Я ревновала тебя к Салли, ты мог ее любить Я чувствовала себя такой виноватой.

Но еще больше винила во всем тебя.

Пораженный, он смотрел на огонек ее сигареты. Многое стало ясно то, что она не испытывала к Салли материнских чувств, ее депрессия, ее необъяснимые негодование и ревность.

Он уронил голову на руки.

Ничто из того, что они сделали друг другу, больше не имело значения. Только этот ребенок.

Волна новой отцовской муки разрывала его изнутри. Еще одна дочь. Неужели она тоже потеряна для него?

Наконец он поднял глаза — в опустошенные, темные раскосые глаза бывшей жены — Кристофер, ты не представляешь, каково мне было держать это в тайне.

Он с трудом заставил себя не повысить голос.

— Почему же ты рассказываешь мне об этом сейчас?

— Потому что это все время преследовало меня — Она нервно улыбнулась своей деланной светлой улыбкой, стряхивая пепел в пепельницу — Мне давно следовало рассказать тебе.

Разглядывая ее сигарету, Кристофер не позволил себе говорить Она с легкостью продолжала.

— Я покидаю твой дом И продолжаю жить.

— Что для тебя так же просто, как раньше, — констатировал он.

— Я не могу иначе У меня не такая сложная натура, как у тебя — Она, казалось, заколебалась — Предстоят расходы.

— Итак, снова о деньгах — по традиции? — В его твердом голосе послышались жестокие нотки — Ты решила приберечь пикантную новость — чтобы побольше взять за нее?

Она отшатнулась от него — Почему ты всегда такой гадкий? Темные животные инстинкты взыграли в нем. Его глаза сузились Он сжал руки в кулаки Но, когда начал говорить, его голос оставался спокойным.

— Сколько тебе нужно?

Она улыбнулась. И, разглядывая его, поднесла к губам сигарету.

Он долго смотрел в красивое лицо пустой неврастенички, которая когда-то обладала над ним пленительной властью. Женщина, на многие годы сделавшая его несчастным. Его изумило, что ее новость, которая произвела в нем эффект разорвавшейся бомбы, не вызвала никаких чувств к ней. Даже ненависть его к бывшей жене прошла.

Их страсть бушевала подобно разрушительному аду — до тех пор, пока последние дьявольские уголья не прогорели и их любовь не умерла. В холодной пустоте своего бывшего дома ему казалось невероятным, что он был так увлечен ею.

Наконец он свободен. Давным-давно он мечтал об этом — окончательно освободиться от нее. Но плата оказалась чересчур высока.

Кристофер вытащил чековую книжку. Маргарита назвала астрономическую цифру. При других обстоятельствах он сказал бы ей, что она сошла с ума. Но сейчас ни один мускул на его лице не дрогнул, когда он подписывал чек. Ведь это было несравнимо со всем тем, за что он платил раньше.

— У кого моя дочь? — был его единственный вопрос.

Глава 2

А кем была Даллас? Интеллектуалкой, утонченным знатоком метафизических поэтов. Она погубила себя в захудалом приморском ресторане Южного Техаса. Там с религиозной горячностью, о которой и не подозревала прежде, она молилась, чтобы ее повар не напился в очередной раз.

По странной прихоти судьбы в тридцать два года у Даллас все еще не было ни своих детей, ни мужа. Зато на ее законном попечении оказались четверо ребятишек-сирот, скорее напоминающих диких индейцев, чем цивилизованных бледнолицых. И их любимцы — собака, пара линяющих попугаев, голубая цапля, два аквариума и три кошки. Плюс полуразвалившийся ресторанчик, полученный детьми в наследство, с причалом у канала.

Был субботний вечер. Посетители, одетые по-пляжному, заглядывали в ресторанчик. Даллас Кирклэнд поднимала из-за кассы голову всякий раз, когда по серой деревянной стене хлопала входная дверь.

"Боже, пожалуйста. Пусть это будет Оскар. Пожалуйста”.

Но Оскар все не появлялся. Ее улыбка то гасла, то вспыхивала: в ней все еще теплилась надежда увидеть лицо Оскара — мужественное, исхлестанное непогодой. Она надеялась услышать его грубый приветственный рык, когда он с важным видом прошествует мимо нее в своих джинсах на бедрах, неся на кухню ящик с продуктами.

Как тосковала бы эрудитка Даллас о размеренной университетской жизни, с ее изучением поэзии и работой в библиотеках над диссертацией, будь у нее свободная минута! Но вот уже год, как умерла ее сестра, и свободной минуты больше не было.

Теперь в ее жизни воцарился хаос. Неприятности тоже не отступали.

К сожалению, сегодня был обычный субботний вечер. Ресторан представлял собой ветхую лачугу на сваях с широкими деревянными палубами, протянувшимися над каналом. Заходящее солнце окрасило волны канала багровым цветом. Приморский ресторан был излюбленной остановкой отдыхающих по пути обратно в город — с островов, окаймлявших Мексиканский залив.

Даллас являлась одновременно и хозяйкой, и официанткой, и кассиршей. Она неистово выписывала заказы на креветки и гамбургеры, провожала посетителей к их столикам и рассчитывала их. И вдобавок удерживала на лице улыбку.

Высоко вверху загоралась и гасла, мигая, голубая неоновая вывеска, изображавшая очертания штата Техас. Удушливый, просоленный зной лился в комнату через распахнутые окна. Даллас любила Баха, но посетители, уставшие от своей поклажи, предпочитали хриплую музыку из вестернов, извлекаемую из музыкального автомата.

Ее очки с толстыми стеклами в сотый раз сползли с вспотевшего орлиного носа. Она поправила их, решительно ударив по позолоченным дужкам, одновременно подсчитывая суммы заказов.

— Пожалуйста, 32 доллара 56 центов, — шептала она, тыкая ручку в пучок светлых волос. Подавала гостям меню, а потом обмахивалась им. Из-за влажного воздуха ее футболка без рукавов прилипла к груди.

— Что? 32 доллара 56 центов?! — Клиент взревел, хлопая наполовину опорожненной кружкой пива по стеклянному прилавку.

Даллас кивнула, и обгоревший на солнце гигант, сдвинув на затылок черную бейсбольную кепку, свирепо вытаращился на нее. Она улыбнулась ему так же, как и прочим гостям. Его большие красные руки медленно начали пересчитывать пачку купюр — таких же мокрых и помятых, как он сам, его жена и дети. Денег не хватало.

— У тебя есть с собой деньги, лапушка? — обратился он к жене, чьи пухлые щеки, как и его, замечательно обжарило солнце.

Даллас прикусила губу, в то время как жена клиента поставила свою пивную кружку и стала рыться в кошельке. Из мешанины оберток из-под жвачки и ключей она извлекла на свет три рваных доллара и два двадцатипятицентовика — ура!

За ними, у задней стены перед темной кухней, собралась нетерпеливая толпа посетителей. За беспрестанно хлопающей дверью взвизгивали, тормозя, шины.

Боже правый! Напряжение Даллас росло. Она все поглядывала на часы под голубой неоновой вывеской. Где же Оскар? Что ей делать? Было безумием принимать заказы без него.

В столовой и на палубах теснилось бессчетное число столов. Ненакрытых столов было еще больше, чем накрытых. Вместо того чтобы работать, ее племянницы-близнецы Ренни и Дженни сражались за обладание телефоном. А одиннадцатилетний Патрик, как всегда, исчез. Ах, дети, дети!

Вот замерли последние звуки вестерн-баллады, и посетитель протянул Даллас деньги со следами песка. Пока она давала сдачу, к ней притопала шестилетняя Стефи. В ее темных глазах под черной челкой было выражение собственной значимости — как и положено носителю ужасных новостей.

Даллас озабоченно нагнулась к девочке.

— Оскар лежит на кушетке. Он не встал даже после того, как я ущипнула его. Вокруг полно бутылок, и от него снова плохо пахнет.

Стефи проговорила все это тихо, но Даллас расслышала каждый слог. Оскар в своем репертуаре. Опять надрался. Даллас захотелось спрятаться под прилавком на весь остаток ночи.

Но на прилавке появился счет черной бейсбольной кепки:

— Мэм, моя сдача?

— Стефи, беги и скажи Ренни, что я ее жду. Беги!

Угрюмая Ренни появилась на авансцене, и тут же два серебристо-седых наркомана вмешались в разговор:

— Мы ждем уже полчаса.

— Извините.

Даллас повернулась к Ренни:

— Дорогая, тебе придется сесть за кассу.

— Тетя Даллас, я говорила с Джимми Спарксом! — В голосе девочки-подростка явственно слышался стон отчаяния. — А теперь с ним говорит Дженни! Что, если он пригласит ее?

— Займись кассой. А Дженни будет обслуживать столики.

— Ты бы лучше заставила и Патрика сделать что-нибудь, — запричитала Дженни, когда Даллас забрала у нее телефон и попрощалась вместо нее с Джимми.

Даллас обнаружила Патрика за соседней дверью — в берлоге, именуемой их домом. С книгой в руке он свернулся клубком перед телевизором. Его любимцы коты дремали рядом на куче бейсбольных программок.

— Что ты смотришь, молодой человек? Уши котов повернулись в сторону Даллас, но Патрик не потрудился поднять глаза.

— Ничего, — индифферентно произнес он. Она дотронулась до корпуса телевизора — он оказался теплым.

Даллас включила телевизор:

— Патрик!

Его губы были плотно сжаты, а щеки покраснели. У него был виноватый вид.

Она подошла к нему. Не глядя на свою тетю, Патрик подал ей пульт дистанционного управления. Даллас нажала на кнопку.

На экране шел сериал “Тигр”. Все как всегда. Супергерой с короткими светлыми волосами и твердо сомкнутым ртом. Его облегающий костюм подчеркивал худое, выносливое и мускулистое мужское тело.

"Кристофер Стоун!” — Даллас словно парализовало.

Из-за черно-золотой маски прямо на нее смотрели его смелые голубые глаза. Чудилось: его взгляд касался ее рта и выпуклости грудей с наглым презрением. Его загадочное обаяние самца, казалось, гипнотизировало ее. С ее губ сорвалось что-то бессвязное.

Она что, сумасшедшая? Это же карикатурный образ. Даллас презирала такого мужчину так же, как и роль, которую он играл. Содрогаясь, она выключила телевизор: меньше всего ей хотелось думать о Кристофере Стоуне. Он и так уже доставил ей достаточно беспокойства.

Он звонил ей целыми днями и выставлял возмутительные требования, потому что — о ужас! — Стефи оказалась его биологическим ребенком. Но он щедро предлагал оплатить все расходы по ее содержанию с самого рождения и до сих пор. Когда Даллас пошла к брату за помощью, Роберт принял его сторону и сказал:

"Мистер Стоун позволит нам решить наши проблемы. Ты сможешь вернуться к прекрасной жизни в университете, а мы — послать детей в лучшие частные школы и сбыть с рук проклятый ресторан”.

— Но это будет означать распад семьи! Стефи даже не знает, что удочерена.

— Ну, так скажи ей. Раньше или позже — но всем нам приходится взглянуть в лицо реальности, сестренка-девчонка.

— Не называй меня так.

— Ты живешь в реальном мире, а не в башне из слоновой кости. Не получаешь дотаций или субсидий. Страховка на детей почти кончилась. Вскоре содержать вас всех будет мне стоить целого состояния.

— Нет, если ресторан начнет приносить доход…

— Ах, это магическое слово “если”.,.

— Помнишь, ты удивлялся, почему Кэрри и Ник доверили детей мне, а не тебе? Вот почему, старший брат.

…Даллас больше не возвращалась к этому разговору.

Свет лампы падал на золотистые волосы Патрика и Даллас. Она вновь пристально посмотрела на мальчика. Если бы только он не лгал так часто!

— Твоя книга перевернута вверх ногами, — тихо сказала Даллас.

Он покраснел еще больше. И молниеносно щелкнул выключателем — так что оба кота вскочили.

— Может, хватит читать, дорогой? — Она подняла книгу с пола. — Мне нужна твоя помощь.

— Когда мама и папа были живы, все было по-другому.

Даллас поправила очки на вспотевшем носу и взглянула на него:

— Я что-то тебя не понимаю.

— Они никогда не заставляли меня работать в ресторане, — зловредно продолжал Патрик. — У тебя не очень хорошо получается командовать помощниками или обращаться с детьми. И почему только ты отказываешься от того, что предлагает дядя Роберт?

— Патрик…

— Держу пари: ты действительно хочешь взять эти деньги за Стефи. Ведь тогда ты смогла бы отправить двойняшек в интернат, а меня — в военное училище.

— Почему ты подслушиваешь?

— По крайней мере так я хоть в курсе событий.

С полными слез глазами он вскочил, сунул руки в карманы джинсов и гордо прошествовал мимо нее к кухне.

Она пошла за ним, чтобы обнять его. Но он и раньше не позволял ей приласкать его — только перед сном.

Даллас положила на телевизор пульт дистанционного управления.

— Патрик! Он обернулся.

— Я не уступлю.

— Уступишь. — Мальчик открыл дверь, и она не смогла увидеть его лицо. Он стоял к ней спиной — гордая, холодная поза.

— Я бросила университет не ради того, чтобы ты учился в военном училище.

Еще мгновение он скованно стоял у двери в своем отроческом упрямстве. А затем снова стал маленьким мальчиком, летящим через комнату в объятия своей тети. Его щеки были влажны, но он не издал ни звука: он всегда стремился выглядеть мужественным.

Даллас стояла на коленях и крепко обнимала его — до тех пор, пока он не вырвался.

— Никому, даже мистеру Стоуну, не удастся разбить нашу семью. Даже если он играет роль Тигра.

Голос Патрика звучал приглушенно:

— Тигр всегда выигрывает.

— Только не в реальной жизни, любимый.

— Может быть, поэтому я и боюсь ее.

Под котлами с подливками пылал огонь. Устрицы и креветки шипели в горячем жире. Любители этого яства нетерпеливо дожидались его в зале.

Кухня приморского ресторана напоминала сумасшедший дом. Даллас в своем грязно-белом халате, в эпицентре этого сумасшествия, тоже выглядела безумной. Наконец пришла Пеппер Каналес — официантка.

Даллас склонилась над кулинарной книгой:

— Три минуты.

Ее очки в очередной раз съехали вниз с носа, пока она рассматривала пузырящуюся корзину с тусклыми жирными креветками. Тут подошла Ренни и передала тете трубку радиотелефона:

— Мистер Стоун.

— Опять! Я же сказала: говори ему, что я занята!

— Его такой ответ не устроит. Даллас схватила телефон:

— Мистер Стоун, я не продам вам Стефи — это мое окончательное решение.

— Разве в отношении Стефи я употреблял слова “продать” или “купить”? — сказал он бархатным голосом.

Мышцы ее желудка сжались от его мягкого, проникновенного голоса.

— Почему вы всегда искажаете все, что связано со мной, представляя меня плохим парнем?

— Потому, что вы и есть плохой парень, дорогой мой. Доброй ночи, мистер Стоун.

Жирным пальцем Даллас нажала на кнопку и разъединила связь.

— Возьми… — Но, прежде чем она передала телефон Ренни, он снова зазвонил.

— Ясно, что вы хотите больше денег, — вновь зашептал сладкозвучный мужской голос.

— Вы и в самом деле отвратительный субъект. Я не хочу ваших денег.

— Те, кто протестует громче всех, как правило, хотят получить больше всех, — цинично парировал он.

— У вас плохое окружение. Он замолчал, а затем предпринял новую попытку:

— Жаль, что вы не относитесь к моим поклонницам.



— Мистер Стоун, я презираю жестокие примитивные фильмы с вашим участием. Вы прославляете насилие, по всей видимости полагая, что можете получить силой все.

— Если бы… Так вы смотрели мои фильмы?

— Почему бы вам не повесить трубку и не оставить меня в покое?

— Потому, что у вас есть то, что мне нужно. Даллас оглушил интимный подтекст, который она уловила в его словах. Стоун играл словами и играл с ней. Кровь застучала у нее в висках. Она почувствовала себя уязвимой и встревоженной.

— Я не из числа голливудских кинозвезд. Ваши слава, деньги и сексапильность не помогут вам со мной.

— Польщен тем, что вы считаете меня.., сексапильным.

Облака пара вырывались из кастрюль на плите. Даллас была в бешенстве.

— В данный момент у меня нет на вас времени, — процедила она сквозь зубы.

— Может быть, потому, что вы не в своей тарелке, когда вам приходится иметь дело с реальностью.

Она смотрела на кипящие кастрюли, шипящее жарево, кипу заказов.

— Вы ничего не знаете обо мне. Вам неизвестно и о тех реальностях, с которыми мне приходится сталкиваться.

— Ошибаетесь. Ваш брат стал для меня источником самой замечательной информации. — Кристофер снова заговорил с убийственной мягкостью.

— Не верю, что Роберт стал обсуждать меня с вами.

— Стал, стал.

Глубоко вздохнув, она оторвала трубку от уха и свирепо взглянула на нее. Ее предали. Она была разъярена и обижена в одно и то же время. В крошечной кухне с кипящими кастрюлями и раскаленными сковородками было душно и жарко. Даллас видела, как неистово носилась по обеденному залу Пеппер, обслуживая взрослых посетителей и детей.

В воздухе повисла долгая пауза — пренеприятное молчание на другом конце провода. Однако в своем воображении Даллас ощущала взгляд его бездонных голубых глаз, устремленных на нее. Она хотела повесить трубку, но знала, что он сразу же позвонит опять.

«Что же ему сказал Роберт? Уверена, что не… Нет, даже Роберт не сможет так предать…»

По-прежнему ничего не говоря, она прижала к уху трубку и подперла ее плечом. Стремительными резкими движениями она начала резать помидоры и раскладывать их на четыре тарелки. Когда Даллас покончила с помидорами, овощи стали похожими на сумасшедшую женщину, искромсавшую их. Загудел таймер. Она бросилась к духовке и вытащила поднос на роликах.

Мистер Стоун все так же зловеще молчал. Она судорожно проверила кипу заказов и наклонилась над сковородкой. Креветки были еще не готовы. Наконец Кристофер заговорил:

— Вы еще здесь?

— Если я повешу трубку, вы тут же позвоните снова, — огрызнулась она.

— Итак, мы начинаем понимать друг друга.

— Я бы так не сказала.

— А я бы сказал. Но только что вы пытаетесь доказать, прикидываясь Мамочкой-Золушкой? Вы даже не оформили права на Стефи. Это сделала ваша сестра, но она и ее муж умерли. Ваш брат сказал мне, что вы — книжный червь.

— Я — законная опекунша Стефи.

— А я — ее настоящий отец.

— Думаю, в вас нет ничего настоящего, мистер Стоун.

— Может, вы не знаете меня так, как должно? — Он снова пустил в ход все обаяние своего глубокого сексуального голоса, добавив в него лишь чуточку сарказма.

В кухню ворвалась Дженни.

— Минуту, мистер Стоун. — Даллас прикрыла рукой трубку.

— Тетя Даллас, Ренни и Патрик постоянно заставляют меня работать. Патрик понес мусор и не возвращается. А Ренни говорит с Джимми.

— Почему вы, дети, не можете делать все сообща?

Влетела Ренни:

— Тетя Даллас, десятый столик взбесился.

— Скажи им: две минуты — и конец, — прошептала Даллас.

— Вы здесь? — затребовал Кристофер.

— Извините. Боюсь, вы не единственная проблема, которую я пытаюсь разрешить, — приторно проговорила она.

Он глухо выругался.

— Я нахожу такой язык оскорбительным, мистер Стоун.

— Что вы пытаетесь доказать, мисс Кирклэнд? Дженни схватила два стакана с ледяной водой и пошла с ними в ресторанный зал.

На руку Даллас упала капля раскаленного жира.

— О, черт возьми!

— Что случилось?

— Что вам за дело?

Вместо ответа она перевела дыхание и пососала ранку.

— Что случилось?

— Обожглась. Так что же я пытаюсь доказать? Видите ли, я просто пытаюсь сохранить свою семью. Человеку с вашей биографией это, возможно, непонятно.

— А если я не монстр о двух головах, а просто отец Стефи?

— Видите ли, мистер Стоун, в вас нет ничего отцовского. Я читала о вас все — о ваших знаменитых родителях с их десятком браков. О битве за опекунство над вами, в которую они ввязались. О вашей маленькой дочке, утонувшей в бассейне, когда вы находились от нее за миллионы миль. И о всех ваших эскападах после ее гибели.

— Я поражен тем, что такой ученый человек, как вы, читает подобную чепуху, — холодно произнес он.

— Очень трудно не заметить двухдюймового заголовка, когда задерживаешься в продуктовом магазине. Вы не знаете главного, хоть формально и считаетесь ответственным родителем. Единственный добрый поступок ваша бывшая жена совершила, отдав Стефи для удочерения приемным родителям. Если я отдам вам девочку, вы сломаете ее.

Опять долгая пауза.

— Откуда вы знаете? — спросил он ледяным тоном — так, что она поежилась. — У вас даже никогда не было собственных детей, мисс Кирклэнд.

Кровь отхлынула от лица Даллас. Она сжала в руке телефонную трубку и закрыла глаза, пытаясь пересилить боль. Но ее молчание лишь дало ему время, чтобы вонзить кинжал еще глубже.

— Вероятно, вы не знаете многого о воспитании детей. Кто дал вам право решать за них: кого им считать своими родителями, а кого — нет?

— Закон, — проговорила она, чтобы избавиться от этого ужасного человека. — Я — законный опекун Стефи.

Она вытряхнула из одной корзины креветок, а из другой — мальков и тупо выложила их на деревянную доску.

— Вы останетесь законной опекуншей ваших кровных племянниц и племянника.

— Стефи — такой же член нашей семьи, как и они.

— С вами бесполезно спорить, — признал он наконец.

— Надеюсь, ваши слова означают, что вы собираетесь отказаться от своих попыток заполучить Стефи.

— Не дождетесь, леди. — Последнее слово прозвучало как оскорбление.

— Послушайте. У меня полный зал посетителей. Я еще не поджарила креветок. К тому же меня ждут горы нечищеной картошки — мой повар напился и не показывается.

— Идеальная обстановка для моей дочери. И вы уверены, что справитесь со всем этим, включая заботу о шестилетней девочке?

— До свидания, мистер Стоун.

— Если мы не вынесем дело в суд, всем будет лучше. Стефи, вашему брату…

— Оставьте в покое Роберта.

— Он адвокат, и он на моей стороне. По его мнению, в ваших интересах и в интересах всех детей отдать Стефи мне.

— Моя сестра удочерила Стефи. Она доверила ее мне. Я скорее умру, чем отдам ее вам.

— Меньше всего я хочу навредить вам, мисс Кирклэнд, — сказал он, тщательно контролируя свой тон. — Я просто хочу моего ребенка.

И тут в дверях появилась перепуганная Стефи. Много ли она услышала?

Даллас едва не упала на прилавок:

— О Господи!

— В чем дело? — спросил Кристофер.

— Здесь Стефи, — прошептала Даллас. — Она слушает.

Стефи ворвалась в кухню и обвила свою тетю руками:

— С кем ты говоришь, тетя Даллас?

— О, ничего серьезного, дорогая.

Кристофер издал невнятный звук в ухо Даллас.

— Что значит “удочерили”, тетя Даллас? О Господи… Даллас чувствовала себя совершенно разбитой. Телефон выскользнул из ее дрожащих пальцев и упал в раскаленный жир сковороды. С пронзительным криком Даллас обхватила Стефи и оттолкнула ее от печки и булькающего жира.

Из сковороды торчал угол телефона — подобно корме корабля, затонувшего среди закрученных золотистых хвостов креветок.

— Ну и ну… — сказала Даллас. — Теперь окончательно прощайте, мистер Стоун. Похоже, креветки готовы.

Стефи тянула ее за передник:

— Что значит “удочерили”?

Даллас забыла про телефон и крепче обняла ребенка. Взглянула в огромные темные глаза Стефи:

— Милая.., это значит.., твои мама с папой очень хотели тебя. Больше всего на свете.

— Но они же на небесах. А тебе я нужна? Даллас почувствовала дрожь в тонких ручонках Стефи.

— Ты ведь знаешь, что да.

— Значит, я не такая, как Ренни, Дженни и Патрик?

— Мы поговорим об этом вечером.

— Ты собираешься отослать меня?

— Никогда. Скорее продам свою душу.

Глава 3

Кристофер нашел Южный Техас больше и однообразнее, чем прежде. Там стало жарче и омерзительнее. Единственное, что ему понравилось, — это бескрайнее голубое небо с драматическими грозовыми тучами, наплывающими на горизонт.

Переправа через залив из города оказалась дольше и неприятнее, чем он ожидал. На нем были лишь черная хлопчатобумажная рубашка и легкие белые бриджи. Его одежда промокла из-за соленых брызг. Он страшно устал. Его шляпу сдуло, и ему напекло голову. Кристофер не запасся достаточным количеством воды и потому выпил слишком много пива. Он испытывал болезненную слабость и не был готов к борьбе с ведьмой Кирклэнд. Она имела нахальство прекратить переговоры с ним — по совету своего адвоката.

Рука Кристофера крепко сжимала руль тридцатипятифутового шлюпа. Шлюп заносило, но Кристофер не мог остановить его. Он привык плавать на яхте пассажиром, а не управлять ею. Из канала ему были видны мерцающие огни приморского ресторана с его палубами, самим домом, бассейном и причалом. Приближаясь к берегу, на ветхом причале он увидел двух детей: темноволосую девочку и высокого худенького белокурого мальчика со скейтом под мышкой. Они вытаращились на Кристофера с жадным любопытством опытных зевак. Кристофер почувствовал, что его как мореплавателя ждет полное фиаско.

Черт побери!

Кристофер впервые самостоятельно причаливал шлюп. И вовсе не желал присутствия зрителей.

Кинокритики всегда говорили, что он не умеет играть. Кристофер надеялся, что они несправедливы к нему, потому что здесь, в Техасе, он собирался сыграть свою самую важную роль. В жизни его золотистые волосы были длиннее, чем на экране. Он еще отрастил их и покрасил в глубокий каштаново-табачный цвет. На нем были очки в тонкой проволочной оправе. У ног Кристофера стоял саквояж, набитый джинсами, ковбойскими рубахами и ремнями с пряжками всевозможных размеров, позволяющими ему выглядеть вполне по-техасски.

Он понял, что поторопился со своим путешествием. Только вчера инструктор предупреждал Кристофера о том, что он еще не готов управлять парусником в одиночку. Однако Кристофер пренебрег мнением инструктора и сейчас безрассудно стоял за рулем, пытаясь с ним справиться.

У него было три занятия по управлению парусником. Кончались они всегда тем, что Кристофер во что-нибудь врезался. Он раздраженно сорвал с себя бутафорские очки, мешающие ему видеть. Но коричневые контактные линзы, которые он носил, чтобы скрыть знаменитую голубизну своих глаз, замутняли обзор. Он встал на колени, чтобы убавить тягу, и перевел двигатель на нейтраль.

Черт побери! Он решил не врезаться в причал на этот раз, но все же, предостерегая, крикнул:

— Дети, вам лучше уйти с дороги!

И все было бы хорошо, если бы он не увидел ее: черноволосую девчушку, шестилетнюю Салли. Свою дочь.

Босая, в шортах, девочка стояла немного косолапо, как и Салли. В руке она держала рака-отшельника. Рядом с ней была голубая цапля. Длинные черные волосы девочки спутались от ветра.

Она оказалась именно такой, какой он ее и представлял — нежной и прекрасной. Обожаемой и даже больше — намного больше.

И тут она взглянула на него. До этого дня он не верил в любовь с первого взгляда. Его ребенок. У него есть живой ребенок!

Буйная радость охватила его — оттого, что долгие месяцы горя, чувства вины и отчаяния — позади. Он мысленно причесал свою дочку и остановил на ней свой взгляд, подобно слепцу, к которому вдруг вернулось зрение. Внезапно Кристофер представил себе будущее в самых светлых тонах. Неважно, во сколько ему это обойдется. Он будет бороться за нее.

Он забыл и о боте, и о двигателе, глядя на девочку. Белый корпус его парусника двигался к ней. Огромные крылья цапли неловко захлопали. Темные глаза Стефи со страхом посмотрели на огромную волну, которую гнал перед собой нос шлюпа. Она пронзительно закричала. Тогда мальчик постарше схватил ее за руку, и оба они кинулись на берег.

Вопль Стефи привел Кристофера в чувство. Румпель — на правый борт. Потом он включил механизм обратного хода — но слишком поздно. Хотя Кристофер и не врезался в причал, гладкий белый нос шлюпа не выдержал удара о берег и затрещал, а его корпус задрожал.

Группа туристов, выпивающая на палубе ресторана, засмеялась над его неудачей, и его щеки стали еще пунцовей и горячее, чем от солнечного ожога. Кристофер нерешительно пригладил свои каштановые волосы.

Он надеялся прибыть, не привлекая внимания, — не удалось. Так или иначе, а он остановился. Он панически пытался вспомнить, что делать дальше.

Бот начало сносить ветром, и тут он вспомнил, что нужно привязать бот к берегу. Он бросился на корму и схватил шест. Открыл шкафчик с инвентарем и вытащил оттуда связку канатов.

Стройный мальчик со скейтом под мышкой вернулся на шатающийся причал, а Стефи убежала. И правильно сделала: Кристофер все еще не пришел в себя от их встречи.

— Вам помочь, мистер?

— Не-ет, — Кристофер произнес это слово как урожденный техасец. Одной рукой он держался за шест, а другой пытался освободить канат. Мальчик не уходил. Его юный ломающийся голос снова прервал мысли Кристофера:

— Эй, а вы на кого-то похожи.

Кристофер изумился, но не прекратил своих попыток причалить. Надо же, ведь он даже сам себя не узнает, когда смотрит в зеркало. Потом он вспомнил, что скинул очки. Кристофер молниеносно вооружился очками и взъерошил на лбу волосы. И лишь теперь поднял глаза на мальчика, притворяясь, что в очках видит лучше.

— А я тебя, кажется, не знаю, — произнес он с великолепным техасским акцентом.

Теперь его бот не двигался. Кристофер чувствовал ужасный влажный жар — словно в знойный-знойный день. Его рубашка прилипла к вспотевшей спине. Он мечтал о холодном питье. Но, открыв холодильник, не обнаружил там ничего, кроме пустых банок из-под пива, плавающих в теплой воде. Кристофер достал банку и сплющил ее рукой, а потом с отвращением швырнул на пол кубрика. Мальчик наблюдал за ним, а затем тоже заглянул в холодильник:

— Неужели вы все выпили сами?

Кристофер ничего не ответил Патрику и перевернул холодильник. На пол полилась вода и посыпались пустые банки. Патрик изумленно вытаращил глаза:

— Неудивительно, что вы натолкнулись на причал.

— Заткнись, мальчишка.

— Патрик, — ровным голосом представился мальчик.

Кристофер уставился на него.

— Мистер, а вы уверены в том, что не смогли бы воспользоваться этими канатами, когда причаливали?

Кристофер с брюзжанием швырнул канат на причал. Патрик бросил свой скейт и поднял канат.

— Ты грубо обращаешься со своим снаряжением, мальчик.

Патрик взглянул из-за скейта на черный пролом на носу парусника:

— Как и вы.

Глаза Кристофера сузились так же, как и глаза Патрика.

— Ты воспользовался запрещенным приемом, парень.

Долго они молча смотрели друг на друга — двое мужчин, вызывающих друг друга на поединок.

— Держу пари: твоя мать ищет тебя. Взгляд Патрика дрогнул. Его рука завертела узел, дергая его все сильнее.

— Я живу с тетей, поэтому…

Казалось, подросток готов заплакать. Но не переставал трудиться. Он ловко сделал петлю, накинул ее на шест и протянул его Кристоферу, Кристофер вспомнил, что родители Патрика умерли, и поразился мужеству узколицего мальчика. Паренек встретился лицом к лицу с бедой и на собственном опыте знал, что делать, если тебя постигло горе.

— Эй, извини… Патрик. — Кристофер говорил теперь сердечнее. Он испытывал смутное уважение к незнакомому мальчику. В нем зарождалось новое сильное чувство, какого он никогда не испытывал прежде к чужому ребенку.

Их глаза снова встретились. Взгляд у Кристофера был смущенный.

— Все в порядке, — ответил паренек. Улыбка пробежала по его юному тонкому лицу. Он начал развязывать другой канат. — Откуда вы приехали?

Кристофер переминался с ноги на ногу.

— У меня ранчо на запад отсюда. — Его ответ не был ложью.

— Вы не похожи на владельца ранчо.

Кристофер поморщился.

Вдвоем они справились с ботом. Кристофер увидел, что Патрик проверяет крепежи и переделывает почти все, сделанные хозяином. Мальчик помедлил на причале, будто оттягивая их расставание.

— Если хотите, я могу выбросить пустые банки.

Кристоферу тоже не хотелось расставаться.

— Хорошо.

Патрик направился на борт и с энтузиазмом принялся собирать банки.

— Спасибо, — промолвил Кристофер.

— Как надолго вы сюда? — поинтересовался Патрик.

— Ты всегда ходишь кругами, суя нос в чужие дела? — спросил Кристофер, но сейчас голос у него был ласковый.

Патрик встал, скрестив на впалой груди руки:

— Моя тетя — хозяйка этого ресторана и причала. Моя обязанность — собирать деньги с вновь прибывших. Я спустился сюда сказать, чтобы вы не причаливали здесь: это место ее друга, он приплывает вечером. Но вы уже заняли его.

— Тогда мне лучше отплыть отсюда.

— Нет! — Патрик обеспокоенно взглянул на поврежденный нос шлюпа и переборку. — Я имею в виду… Думаю, вам все же лучше остаться здесь.

Кристофер вспомнил, как оба ребенка убежали, спасаясь; как хлопала на него крыльями цапля; как его шлюп врезался в причал. К нему возвратилось то, на что он уже и не рассчитывал после ухода Салли, — чувство юмора. И он робко произнес:

— Не говоря о том, что я еще сломаю при отплытии.

Патрик улыбнулся во весь рот:

— Не говоря и об этом…

Кристофер улыбнулся, пересек кубрик и потрепал Патрика по волосам. Патрик впервые не увернулся от ласки.

— Паренек, ты можешь мне кое-что объяснить? — Кристофер постарался говорить небрежным тоном и искоса взглянул на грозовую тучу. — Как ты догадался, что я — не типичный владелец ранчо?

— Потому что у владельцев ранчо вашего возраста лица и руки всегда загорелые и задубевшие. А лбы и ноги у них, наоборот, никогда не загорают, так как они не снимают джинсов и шляп.

— Именно так выглядят мои работники. Сам же я большей частью нахожусь в помещении.

— А, так вы сами не работаете на ранчо по-настоящему?

Мальчишка, попал в самую точку. Вот это да!

Позднее Патрик вернулся с анкетой для Кристофера, шестью упаковками банок с прохладительным и двумя контейнерами со льдом. Кристофер наблюдал за тем, как мальчишка с важным видом идет от ресторана, сгибаясь под тяжестью льда. И понял, что подросток напоминает ему его самого в отрочестве. Он также не был застенчивым, предпочитая действовать, а не тихонько стоять в сторонке.

Кристофер уплатил за неделю вперед. Патрик взял деньги и смотрел, как он вписывает в книгу свое вымышленное имя: Чане Маккол — цветистое имя, выведенное в верху страницы черными округлыми буквами.

Когда мальчик ушел, Кристофер проверил пробоину на носу. Взял шланг и принялся за мытье палубы.

Получасом позже — Кристофер все еще наводил на боте порядок — он услышал рокот дизеля. Великолепная яхта, почти такая же, как и его, держала курс прямо на судно Кристофера.

На край причала выбежал Патрик и встал рядом с яхтой Кристофера, размахивая руками и крича:

— Туда! Причаливай там, Гордон!

Гордон взглянул на шлюп Кристофера. Мрачное и напряженное выражение портило его красивое лицо.

Итак, сюда подплывает Гордон. Ее дружок. Высокий и худой, с черными курчавыми волосами. Кристофер потягивал свое пиво и наблюдал за тем, как Гордон с восхитительной точностью причаливает свою яхту.

Гордон все делал аккуратно. На нем была мягкая шляпа, завязанная под подбородком, большие темные очки, белая рубашка с длинными рукавами и длинные слаксы цвета хаки. Таким образом он защитил себя и от воды, и от солнца. Он включил реверс, умело управился с румпелем, и его яхта мягко остановилась — точно у причала. Гордон поднял канат и быстро закрепил его на берегу, не прибегнув к помощи Патрика.

Потом Гордон сменил солнечные очки на обычные. Но сначала протер обе пары. Затем из ящика со льдом вытащил банку пива с иностранной этикеткой.

Кристофер поднялся и прошел вперед, чтобы представиться.

— Извините, я занял ваше место.

— Это моя вина, Гордон, — стал оправдываться Патрик.

— Нет, моя, — перебил его Кристофер. Показавшаяся из дома прекрасная блондинка позвала Патрика.

— Мне надо идти, — сказал Патрик, поднимая свой скейт и убегая по направлению к дому. Мужчины остались наедине.

— Гордон Пауэре. — Он смерил Кристофера долгим взглядом, прежде чем пригласить на борт.

— Чане Маккол, — протяжно проговорил Кристофер.

Хотя Кристофер был высок и крепко сложен, Гордон оказался даже выше его, но худее и элегантнее. Снизу из аудиосистемы лилось григорианское песнопение.

— Вы нездешний, не так ли? — с места в карьер спросил Гордон.

— Почему вы так решили?

— Ваш акцент. Он сразу обращает на себя внимание.

Кристофер густо покраснел.

— У меня ранчо — западнее.

— Вы до сих пор там работаете? — Гордон бросил на него странный взгляд. — А я адвокат. Гордон протянул Кристоферу пиво, но тот уже больше видеть его не мог и предпочел кока-колу.

Гордон знал в своей яхте все. Кристофер хотел спросить его о Даллас и Стефи, но парень насел на тему электроники, имевшейся на яхте, и ничто не могло заставить его свернуть с этой темы. Гордон был умным человеком, но, слушая его, вы непременно подумали бы о монотонно читаемой вслух технической инструкции.

Кристофер сидел, вытянув ноги, откинувшись на горку голубых подушек, и наблюдал за Гордоном. А тот не прекращал своего занудного повествования о технических диковинках каждой частицы оборудования. Яхта имела устройство автоуправления и могла следовать по курсу, заданному Гордоном. Длительность путешествия на яхте зависела от скорости, которую задает Гордон.

— О! Ваша яхта гениальна. Неудивительно, что вы так точно причалили, — вставил Кристофер.

Взгляд Гордона стал ледяным.

— В тот момент оборудование было отключено.

— Патрик сказал мне, что у вас сегодня свидание с его тетей, — сменил тему Кристофер.

— Да, мы встречаемся уже долго. Все шло прекрасно до тех пор, пока она не приняла опеку над своими племянником и племянницами.

— Вы не любите детей?

— У меня их трое — от бывших жен. Я никогда не вижусь с собственными детьми. Все, что я делаю, — плачу деньги. Я собирался жениться на Даллас, но теперь…

— Она знает о ваших чувствах?

— Она больше не слушает меня. Даллас отдала себя во власть детям. А ведь она умная, утонченная женщина. Но после года жизни здесь с четырьмя непослушными детьми, с безграмотными и надравшимися посетителями у нее начисто пропал здравый смысл.

Кристофер был с ним в общем-то согласен.

— Что заставляет вас говорить так?

— Судите сами. Один ее ребенок — приемный. Настоящий отец хочет заплатить за нее огромную сумму. Даллас только и требуется, что отдать ему ребенка. Мы сможем отдать других, и тогда она опять посвятит себя мне. Но она и слушать не хочет…

Рука Кристофера сжала банку с кока-колой.

Гордон был его союзником. Почему же у Кристофера появилось безумное желание набить ему морду?

Смуглое лицо Гордона помрачнело.

— Она хочет, чтобы я защищал ее. Думаешь, она осознает, какой у меня большой выбор женщин? Они становятся в очередь, чтобы заполучить адвоката.

Они делали еще и не то, чтобы заполучить кинозвезду.

Потом Кристофер не позволял себе задуматься о том, что говорил Пауэре. Он вдруг обнаружил, что видит Даллас в более привлекательном свете, а этого ему не хотелось. Не каждая женщина принесет себя в жертву четырем детям, тем более чужим, — отказавшись от собственных заветных интересов и личной жизни.

Солнце цвета крови опускалось в сверкающую воду, когда Патрик прибрел на причал. Босиком и без рубашки, с удочкой и ведерком с наживкой. Кристофер спустился к нему. Без энтузиазма смотрел он на еду, которую принес ему мальчик: кусок хлеба, банку орехового масла и виноградное желе.

Кристофер включил свет и начал читать сценарий “Сила Тигра-6”. Хотя его желудок урчал от голода, он продолжал делать небрежные пометки на полях. Жара в каюте усиливалась. Становилось душно. Его мысли перекочевали от сценария к Даллас Кирклэнд. Наконец он высунул голову из люка. Патрик ловил рыбу, внушительных размеров голубая цапля осторожно изучала ведерко с наживкой.

— Эй, Патрик, а какая она — твоя тетя? — спросил Кристофер.

Лицо Патрика смягчилось:

— Она такая же хорошая и красивая, как библейский ангел из книги Стефи.

Любимая и хорошая.

Черт побери! Кристофер знал, как околдовывать ведьм. Но с ангелами он не имел дела.

Ему было необходимо еще раз обдумать ситуацию. Он решил принять душ. Вернулся вниз, бросил сценарий в ящик, выключил в каюте свет и направился в ванную.

Вода оказалась ледяной, но для его разгоряченной, просоленной от морской воды и грязной от песка кожи это было приятно. Шум воды помешал ему услышать мелодичный женский голос, зовущий его. Он вытерся, обернул мокрое полотенце вокруг бедер и шагнул в главную каюту. И остановился как вкопанный, обнаружив там женщину.

Она стояла у люка. Багровый огонь заходящего солнца освещал ее золотистые волосы и загорелую кожу — мягкий и женственный образ. Она вглядывалась в темноту каюты. Кристофер стоял в тени, и она не могла разглядеть его как следует.

Он тотчас узнал ее: эрудированная опекунша Стефи. Но эта женщина отнюдь не выглядела эрудиткой. Ее голубые, обрамленные густыми ресницами глаза светились. Ему почудились в них крупицы золота. Ее тонкое, словно фарфоровое, лицо было превосходно вылеплено. Она почувствовала его дыхание, но он не мог оторвать от нее глаз.

— Эй, привет, — прошептал он.

Она была красива особой красотой. Он знал, что она — не юная дева, но выглядела она именно так. Свое образование она почерпнула главным образом из книг. Его же, напротив, учила сама жизнь, и этот опыт ожесточил его.

— Сюрприз, дорогой, — нежно проговорила она с той ласковой теплотой, которую он искал всю свою жизнь.

Гордон Пауэре — счастливчик! Сердце Кристофера прыгало. Тиковый пол, казалось, мягко покачивался под его босыми ногами. Он почувствовал нечто новое — неведомую раньше опасность. Против воли его тянуло к ней.

— Я приготовила тебе креветок — как ты любишь.

Наконец до него дошло. Она не видела его в темноте. И думает, что это — Гордон, потому что он занял место Гордона на причале. Кристофер понимал, что должен сразу объяснить ей, кто он. Но он не хотел, чтобы она ушла сейчас.

Она была его противником.

Необыкновенные золотые крапинки в ее глазах ловили свет солнца и сверкали.

Но прекрасным противником. Он всегда слабел перед красотой.

— Креветки — как мило с твоей стороны, — пробормотал он.

— Извини, что задержалась, — сказала она. — Я хотела приготовить детям еду и уложить их, чтобы мы… — Ее голос замер на этом намеке.

— Звучит слишком хорошо, чтобы быть правдой, — хрипло прошептал он. — Великолепно.

— Я пренебрегала тобой, — продолжала она мягким сердечным голосом.

— В самом деле? — с энтузиазмом спросил он.

— Но все изменится — сегодня ночью.

— Я не могу ждать.

Она начала спускаться по ступенькам. Его взгляд изголодавшегося мужчины следил за ее тонкими, изящными голыми ступнями и лодыжками, длинными загоревшими ногами и выпуклостями молочных бедер. На ней были белые шорты в обтяжку и тонкая футболка, облегавшая тело. В горле у Кристофера пересохло.

Вот, значит, у какой ведьмы его ребенок. Патрик оказался прав, у нее лицо ангела.

А тело — соблазнительницы. Смертельный синтез для мужчины его типа.

Худая, она двигалась с изумительной грацией. Солнце вспыхивало в V-образном вырезе ее футболки. Кристофер не мог оторвать от нее взгляд. Он чувствовал жар. Кристофер сделал еще несколько шагов и встал рядом с ней в ослепительном блеске солнца. Его волосы упали на лоб, и он отбросил их с глаз.

Ошеломленная, она отступила назад:

— Как! Вы — не Гордон?!

— Нет, — улыбнулся Кристофер. — Вы тоже не та, кого я ожидал увидеть.

— Надо было сразу сказать мне, кто вы такой, — проговорила она.

— В самом деле? — Его губы мгновенно растянулись в смелой улыбке. Его глаза бегали по ней, дерзко вспыхивая. — Я никогда не мог противиться… Нет ничего столь же прелестного… — его взгляд задержался на ее груди, потом — на узкой талии и волнующих бедрах, — такого изящного… — его прожорливый взгляд наконец остановился на креветках, — как креветки домашнего приготовления.., с корочкой.

Она очаровательно покраснела — от носа, который только что поцеловало солнце, до шеи. Он подошел ближе к ней, собираясь взять креветки из ее дрожащих рук.

Их пальцы соприкоснулись, и быстрый горячий ток пробежал между ними.

Испуганная, она отскочила назад.

Он сказал себе, что это от солнечного ожога у него пощипывает кожу. И взял из тарелки креветку. Она еще шипела и обжигала пальцы. Он сунул ее прямо в рот. А белоснежные зубы впились в креветку. Он проглотил ее. Его горячий взгляд скользил по сочным, мягким изгибам тела Даллас.

— Восхитительно! — Он широко улыбнулся. — Вы очень талантливы.., леди.

— Кто вы? — спросила она тихим изумленным голосом.

— Ваш гость, — сказал он. Взял вторую креветку и быстро проглотил. Было нечто чувственное в поедании креветок и разглядывании Даллас. Он облизал губы:

— Не думал, что я настолько голоден.

Ее испуганные глаза встретились с его глазами — так, будто она коснулась его.

Он ощутил огонь внутри себя. Увидел бешено стучащий пульс на ее шее и почувствовал ее ответное возбуждение.

Он знал женщин, желающих его лишь из-за того, что он кинозвезда. Но сейчас все было по-другому.

Она — его противник, напомнил он себе. Тем не менее она понравилась ему.

— Не бойтесь меня, — проговорил он.

— О, я не боюсь. Ее голос дрожал.

— Боитесь.

Волнуясь, она откинула со лба золотистые волосы. Он по-прежнему смотрел на нее. В жизни она оказалась красивее, чем на фотографиях, которыми его снабдил частный детектив. Он разочаровывался в фотогеничных женщинах, когда встречался с кинозвездами лично.

Она вцепилась в перила лестницы.

Он вспомнил про свои очки и про то, как должен выглядеть. Его план провалится, если она узнает его. На ощупь он схватил с ближайшей полки очки.

— Жаль, что очки не мои, — произнесла она чуть слышно, наблюдая за ним. Она попыталась завязать пустую светскую беседу, дабы избежать неловкого молчания.

— Что?

— Я без очков. Гордон предпочитает меня в контактных линзах.

— Гордон?

— Я думала, что это его яхта.

Она играла своими золотистыми волосами, накручивая прядь на кончик пальца и снова раскручивая ее.

— Ах да, Пауэре. Я и забыл про него. Я случайно повстречал его у причала.

— У вас с ним очень похожие яхты. Извините, что побеспокоила вас. Кристофер приблизился:

— Раньше или позже — мы все равно бы встретились.

Она спустилась на одну ступеньку, но все еще стояла так близко, что он почувствовал ее дыхание — легкое и теплое, касавшееся его шеи. Ее сладкий аромат окружил его. Он ощутил еще больший жар, чем прежде.

— Может быть, это промысел Божий, — вкрадчиво заметил он.

Ее очарованный взгляд обежал его огромные мускулистые руки и грудь, задержавшись там, где его впалый загорелый живот соприкасался с абсолютной белизной ворсистого полотенца. Ее смущенный взгляд заставил каждую клеточку его тела осознать свою наготу самца-мужчины, скрытую под полотенцем.

— Я.., я так не думаю, — прошептала она. — Я допустила ошибку. Не виню вас за неверное впечатление обо мне.

— А вы уверены в том, что оно неверно? — мягко спросил он.

— Я — не такая женщина.

— Что вы имеете в виду?

— То, о чем вы думаете.

— Вы умеете читать мои мысли? — Его глаза поблескивали.

Казалось, она в полном смятении.

— Пожалуй, я пойду.

Он засмеялся хриплым горловым смехом:

— Вы же только что пришли.

— Но я не знаю вас.

Его чувственный рот скривился:

— Тогда я представлюсь вам получше.

— Нет!

Он снова засмеялся.

— Пожалуйста…

Его взгляд задержался на ее загоревшей шее. Кристофер смотрел на неистовое биение ее пульса. Он заметил бисеринки пота на шее Даллас. Больше всего на свете ему хотелось сейчас дотронуться до нее. Атласна ли ее кожа? И нежны ли губы?

Он думал, что она читает каждую его мысль. Зрачки ее глаз так расширились, что их обводило только тонкое голубое кольцо.

— Я не собираюсь причинить вам вред, — услышал он собственный голос.

И его руки медленно коснулись изгиба ее плеча. Двинулись вверх — к шее, и далее — к уху. Он нежно гладил ее.

Ее кожа оказалась мягкой и теплой — живым атласом. Она не отодвигалась от него — наоборот, глубоко вздохнула, дрожа.

Он почувствовал, что ее жар передался и ему. Его собственное дыхание становилось отрывистым. Его губы собрались последовать за изучающими ее пальцами, и он склонил к ней свою темную голову. Она задрожала.

В мире все притихло.

— Нет, — неистово прошептала она.

Она трепетала, как испуганное животное, желая, чтобы он поцеловал ее, и одновременно ужасаясь: в этом выражалась таинственная двойственность ее натуры. Она была горячей, нетерпеливой — и в то же время холодной как лед. Он понял, что, поцеловав ее, потеряет навсегда. И эта мысль остановила его.

Дрожа, она все еще стояла на том же месте, вперившись в него взглядом. Силы оставили ее.

Кристофер отступил назад, чтобы она могла вздохнуть спокойнее, — и напрасно. В один миг она взлетела по ступенькам. Забыв, что на нем одно полотенце, Кристофер погнался за ней. И остановился лишь тогда, когда увидел стоящего на причале Гордона.

Лицо Гордона потемнело, когда он перевел взгляд со своей подруги на сияющего, обернутого полотенцем Кристофера.

— Какого черта ты делала с ним внизу? Даллас чувствовала себя слишком разбитой, чтобы ответить Гордону.

— Не спрашивайте, — двусмысленно сказал Кристофер.

Гордон разозлился еще больше:

— Убирайся отсюда.

— Я просто пытаюсь помочь, — весело проговорил Кристофер.

— О, дорогой, — запричитала Даллас, выбираясь из бота.

— Вот уж чего я не хочу, так это вмешиваться в ссору любовников, — заметил Кристофер более чем озабоченно.

— Мы не любовники! — взвизгнула Даллас. Кристофер испытал острую радость при этом заявлении, но его лицо по-прежнему оставалось серьезным.

— Извините. Снова.., неверное впечатление. Когда он спускался по ступеням к своей каюте, он не выглядел расстроенным.

— Вы начали первым! — воскликнула Даллас ему вслед.

Он задержался на ступенях:

— Спасибо за креветки.

— Ты отдала ему мои креветки? — загремел голос Гордона. — Подавай их назад, враг! Кристофер взглянул на Даллас:

— Враг? Если бы он попросил меня более любезно…

— Я сказал “враг”, значит, я именно это и имел в виду!

Когда Гордон взвыл от гнева, Кристофер захлопнул люк. Окна у Кристофера были открыты, и он слышал приглушенные голоса.

— Я думала, что это ты, Гордон.

— Черт…

— Правда… Слишком неловко объяснять. Кристофер услышал, как Гордон взорвался:

— Верни их назад!

— Что вернуть?

— Мои креветки!

— Ты хочешь, чтобы я снова спустилась в его каюту? — Она была явно ошарашена. — А что, если он уже снял с себя полотенце? Не говоря о том, что, вероятно, все креветки он съел?

Она знала его лучше, чем думала. Как она и предполагала, Кристофер снял с себя полотенце и отправил креветку в рот. Она была влажная и сочная — изумительная. Намного вкуснее орехового масла. Он достал из ящика сценарий и взял еще две креветки.

Противник она или нет, но готовит Кирклэнд чертовски здорово. Он вспомнил, как горяча и нежна на ощупь была она в его руках. Как она отпрыгнула, едва он коснулся ее. И задумался о других ее талантах.

Интересно, хороша ли она в постели?

Глава 4

Интересно, какая она в постели?

Кристофер в одиночестве сидел в темной каюте, размышляя над этим вместо сценария. На помощь ему пришла мужская фантазия.

В его воображении Даллас лежала перед ним обнаженной с разметавшимися вдоль нежного тела золотистыми волосами. Золотые искорки в ее глазах полыхали, соблазняя его.

Застонав от злобы и сладости одновременно, Кристофер отбросил сценарий в сторону. Протер глаза тыльной стороной ладони: да что же он с собой делает!

Крошечные оконца не пропускали воздуха, и в каюте снова стало душно. Он встал и открыл люк.

Пурпурное небо чернело. Во влажном воздухе пахло болотом. На горизонте, подобно бриллиантам, мерцали огни города, но прелесть ночи для Кристофера была потеряна. Он мог думать лишь о Даллас.

Из ресторана доносились звуки банджо и взрывы хохота. Кристофер не спешил присоединяться к хриплоголосому веселью, хоть и был голоден. Стоящая рядом яхта лишила его покоя. Его мучило то, что Даллас осталась внизу — наедине с Гордоном. Она наедине с ним уже несколько часов. Кристофер продолжал видеть ее в своем воображении. Он хранил воспоминания о чудесном отблеске солнца в ее золотистых волосах. Она так стремилась убежать от него…

Какого черта она так долго делает внизу с Гордоном?

Лились звуки григорианских песнопений — Кредо и Агнус Деи. Что за парень включает такую музыку, занимаясь любовью с женщиной? Возможно, интеллектуалы, которые читают Джона Донна и Эндрю Марвелла, любят религиозные песнопения. Из каюты Гордона она не спешила уйти.

А кто сейчас занимается рестораном? Кто в данную минуту следит за Стефи? Кристофер припомнил все сенсационные байки, которые приводила по телефону Даллас, пытаясь доказать: он слишком безответствен, чтобы заботиться о собственном ребенке. Кристофер не сводил глаз с яхты Пауэрса. Не ей обвинять его в безответственности!

Сквозь звуки песнопения до него донесся ее шепот:

— Он где-то здесь. И наблюдает за нами. Я его вижу.

— Расслабься. Забудь о нем. В каюте Гордона мигнул свет.

— Я.., не могу, — проговорила она. — Он сидит где-то здесь. Если бы он сошел вниз!

— Что ты от меня хочешь — чтобы я пошел и сказал ему об этом?

— Нет! — яростно возразила она.

Кристофер включил свой радиоприемник и нашел рок-музыку. Тяжелый рок заглушил тихие мягкие звуки псалма. В их каюте мелькнул второй огонек. Кристофер усилил звук. Он чувствовал себя вовлеченным в своеобразную дуэль за эту женщину — его противницу. Через иллюминаторы он видел мужчину и женщину, сидевших на противоположных койках. Они спорили.

Впервые он заметил, как в темной воде отражаются огни города и сверкают звезды, — и присвистнул, оценив прелесть ночи даже в Техасе.

Время шло. Тьма сгущалась, звезды горели все ярче. Псалмы умолкли, грохотал лишь рок из каюты Кристофера.

Он очнулся от тихого детского плача. И вскочил. Где-то в ночи потерялась и кричала маленькая девочка.

Салли!

В тысячах снах он слышал ее тихий плач.

Но это была не Салли. Слабый испуганный крик вновь повторился. На сей раз ему не пригрезилось. Слышался металлический звук от клацанья кожуха о мачту, плеск воды где-то рядом.

Его опять бросило в жар, а тело покрылось испариной. Он же в Техасе!

Ребенок вновь захныкал, и холодок страха пробежал по спине Кристофера. Он вскочил и натянул джинсы. Выключил музыку. Выйдя из каюты, увидел темную яхту по соседству со своей. Ни звука не доносилось с нее — как и из ресторана. Луны не было. Только звезды и огни города вдалеке. И легкий ветерок.

Кристофер снова услышал плач и ловко прыгнул на причал. В дальнем конце причала мелькнула белая ночная рубашка. По разбитым доскам бродила маленькая девочка с длинными черными косами.

Стефи! Его дочь!

Он хотел позвать ее, но спохватился. В детстве он тоже бродил во сне, как Салли, — и вспомнил, как ужасно, когда тебя будит в непривычном месте незнакомый человек.

— Остановись, — шептал он, — пожалуйста, остановись.

Беззвучно, словно привидение, она скользила к черной глубине с другой стороны причала.

— Стефи…

Черные косы закружились. Полы ее ночной рубашки запутались в ногах. Ее будто остекленевшие глаза смотрели сквозь него, не видя.

— Мама…

— Нет, дорогая, я твой… — он запнулся, — папа.

Она испуганно вскрикнула и бросилась бежать.

Это было хуже, чем в преследующих его ночных кошмарах. В тех снах Салли кричала, а он оставался застывшей статуей. И лишь беспомощно стоял, в ужасе наблюдая за тем, как она тонет в бассейне.

Но сейчас был не сон, а явь. Кристофер спасал Стефи.

На бегу он больно поранил гвоздем пятку. Стефи споткнулась, ее маленькая ножка мелькнула в воздухе. Стефи закричала, но он был рядом и, когда она падала, подхватил ее.

Его ребенок.

Он почувствовал сильное отцовское волнение, поднимая ее крепкое маленькое тельце, чтобы защитить. Больше всего на свете он хотел взять ее с собой. Но в ту минуту, когда он поднял ее на руки, она проснулась. Стефи открыла глаза и прочла глубокое чувство в его глазах. Девочка стала вырываться — маленькая, она лягалась, как мул.

— Полегче, — нежно прошептал Кристофер. Она уперлась ручонками в его грудь и вскрикнула:

— Тетя Даллас!

— Дорогая.., дорогая… — Напрасно он пытался успокоить ее, неся на свою яхту.

В каюте Кристофер нашел белую матерчатую лошадку Салли. Стефи бросила ее в воду и закричала громче прежнего. Когда он относил назад на причал свою маленькую дочку, с его раненой пятки стекала липкая кровь, оставляя на белых досках яхты следы.

И тут из темноты вылетела Даллас. Со светящимися волосами, она казалась неземным существом, легко бегущим за ним. На ней была все та же футболка и белые шорты. Когда она увидела его с ребенком, ее бледное лицо исказил страх.

— Отпустите ее, — скомандовала Даллас.

— Я не сделал ей ничего дурного. Глаза Даллас холодно блеснули.

— Отпустите ее.

Подобно Стефи, Даллас смотрела на Кристофера скорее как на врага, чем на спасителя.

— Клянусь, я не… — Он оборвал себя на полуслове. Бесполезно объяснять ей — он уже осужден и приговорен. Кристофер опустился на колени и очень осторожно поставил Стефи на доски.

— Стефи, дорогая, — нежно сказала Даллас.

И Стефи бросилась в тетины объятия. Даллас убаюкала девочку на своей груди. Кристофер сначала испытал неловкость, наблюдая за ними. Потом, вопреки холодности к нему Даллас, почувствовал к ней тягу. Она просто умела обращаться с перепуганным ребенком и знала, как ответить на все нетерпеливые вопросы малыша. Маргариту же, напротив, Салли раздражала. А его собственная знаменитая мать никогда не утешала и не ласкала.

Он вспомнил о долгих часах, проведенных Даллас наедине с Гордоном. Была ли она с ним тогда, когда Стефи бродила во сне? Маргарита принимала мужчину той ночью, когда Салли утонула. Ужас от гибели Салли вновь обуял его вместе со старой ненавистью. Он решил разобраться с Даллас.

Его низкий голос взорвал темноту:

— Где вы пропадали сегодня вечером? Почему не следили за девочкой?

Даллас изумленно взглянула на Кристофера. Он навис над ней. Все еще держа ребенка, Даллас встала:

— Я слежу за ней, но она иногда ходит во сне.

— Только мне не говорите об этом. Если бы я не услышал ее плач, она бы утонула. — Его лицо было мрачно. — Вы уединились с Пауэрсом.

— Несколько часов назад.

Кристофер уставился на нее взглядом обвинителя. Даллас опустила ресницы:

— Да кто вы такой?

Стефи перестала плакать и тоже набросилась на него:

— Он схватил меня и куда-то понес! — Маленькая девочка смотрела на него с подозрением. — Хотел похитить меня!

Кристофер ошеломленно воззрился на свою дочь: так вот чего она испугалась! Девочка интуитивно поняла его истинные чувства. Но признаваться он не собирался.

— И не думал! Я схватил тебя, потому что ты могла свалиться в воду!

— Ты хотел унести меня отсюда! — Стефи снова горько заплакала.

Но, прежде чем он успел сказать что-либо в свое оправдание, Даллас нагнулась и коснулась его ноги, а затем пятна крови на пристани. Ее нежное прикосновение согрело его.

— Нет, дорогая. — Она медленно поднялась. — Я.., я верю ему. Этот человек спас тебе жизнь. И сам поранился.

Стефи смотрела на его мужественное лицо, ноги, алую кровь на тетином пальце с недоверием.

— Тебе нужно поблагодарить этого замечательного человека.

— Никакой он не замечательный. Не буду его благодарить.

— Тогда мне придется сказать “спасибо” за нас обеих. — Даллас подняла свое чудесное лицо, обрамленное золотыми волосами, и посмотрела Кристоферу прямо в глаза. — Спасибо, — ласково произнесла она.

Он пожирал глазами изысканную линию ее губ. Почему он не в силах забыть ее атласную кожу? И почему так жаждет прикоснуться к ней?

— Не стоит, — коротко ответил он. Они смотрели друг на друга.

— Ну, пока, — нервно бросила она. Он улыбнулся так же нервно. Она повернулась, чтобы уйти. Но когда Даллас повела Стефи к дому, он последовал за ними. Возникла неловкость, когда на крыльце Даллас обнаружила Кристофера за своей спиной. Она глубоко вздохнула, не зная, что предпринять:

— Еще раз спасибо.

Это означало “до свидания”. Но, когда Даллас открыла дверь, он придержал дверь для нее, а затем решительно направился за ними в кухню. Даллас удивилась и снова уставилась на него, но, прежде чем она успела что-либо сказать, светловолосая девчушка по имени Ренни, написанном у нее на футболке, промчалась мимо нее, перескакивая через две ступеньки. На третьей Ренни споткнулась о скейт и растянулась. Но, ничуть не смущаясь, поднялась:

— Вы нашли Стефи!

Даллас выдернула из косы Стефи развязавшуюся красную ленту и бросила ее на пол.

— Она выходила на причал. Если бы не… — Даллас неуверенно повернулась к Кристоферу, отметив боковым зрением его мужской торс, и залилась румянцем.

Неожиданно он почувствовал неловкость, жар и смущение, вспомнив, что не надел рубашки. Взглядом он касался ее рта и округлостей груди, но заставил себя отвести глаза. Когда его взор остановился на хромированном тостере, его лицо было столь же пунцовым, сколь и ее. Да, черт побери, так оно и было.

После такого обоюдного взгляда взрослые уже не слышали ни слова из того, что говорила Ренни. Они безмолвно старались не замечать друг друга, но у них это не получалось.

— Маленькая негодяйка! — сердилась Ренни, разряжая атмосферу. — Ее все время тянет на причал! А там так глубоко!

— Да, — подтвердила Даллас. — Но сейчас опасность миновала. Ренни, дорогая, будь умницей, уложи ее в постель.

Стефи демонстративно уткнулась в тетину шею, обхватив ее ручонками. Даллас пообещала умоляющим голосом:

— Дорогая, я скоро к тебе приду. Стефи не отпускала ее.

— Пожалуйста, дорогая. Я только скажу прекрасному человеку, спасшему тебя, “до свидания”.

Стефи подняла на него большие заплаканные глаза:

— Никакой он не прекрасный.

— Стефи, ты грубиянка.

— А что, если он — мой настоящий папа и пришел, чтобы забрать меня?

Лицо Даллас стало белым, как бумажный лист.

Кристофера будто ударили под дых. Неужели это конец — так быстро? Он похолодел.

Даллас первой пришла в себя:

— Так вот почему ты так испугалась. — И нежно сказала девочке:

— Дорогая, это не твой папа. Но даже если бы он им и был, я бы не отдала тебя ему — разве я не говорила тебе?

Кристоферу было трудно дышать.

— А сейчас поднимайся наверх вместе с сестрой, — велела девочке Даллас.

Со ступенек Стефи бросила долгий подозрительный взгляд вниз, на Кристофера, потом взбежала наверх. Теперь Даллас и Кристофер остались одни в кухне, заставленной детскими тапочками, тарелками, ведрами и бидонами с продуктами. Их взгляды встретились. Никогда раньше он не был более во власти женщины, чем теперь.

Она поспешно отвела глаза. Подняла с полу пару грязных носков и сунула их в теннисные тапочки.

— Вы ели?

Кристофер поперхнулся и покачал головой.

— Ванная направо, через холл. Там вы найдете все необходимое для вашей ноги.

Пока он бинтовал свою пятку, Даллас приготовила кое-что из еды. Когда он вернулся, она поставила перед ним тарелку с подогретой курицей-гриль и бобами и села напротив:

— Мы можем поговорить, пока вы едите. Но они не разговаривали. Догадка Стефи о том, что он ее отец, застряла в мозгу Кристофера. Этот ребенок умен и похож на него.

— Ваша курица даже лучше ваших креветок, — осторожно произнес он.

Она поставила для себя чашку кофе.

— Жареная курица — мое фирменное блюдо. Кристоферу было неудобно поглощать ее курицу, но еще более неудобно стало, когда он доел, потому что он не мог быть искренним. Он старался не смотреть на нее, но поминутно поднимал на нее глаза. Золотистые волосы обрамляли ее лицо подобно нимбу. Ее тело было изящным и по-женски соблазнительным. Именно поэтому он не мог думать ни о чем другом, кроме нее. Он привык к красивым женщинам: ему всегда было с ними легко. Что же сейчас произошло с ним?

— Вы приготовили великолепное блюдо, действительно великолепное. — Он спохватился. — Я уже говорил это, не так ли?

Она села напротив, сжимая пальцы.

— Вам не обязательно было кормить меня.

— Это единственное, чем я могу отблагодарить вас, — мягко ответила она.

— И не надо благодарности.

В ее голосе было столько искренности, что он почувствовал себя обманщиком. Даллас коснулась его руки, и тепло от ее бархатной кожи проникло в него. Но потом она взглянула на свои пальцы — и покраснела, молниеносно отдернув руку.

Он смотрел в ее напуганные глаза. Женщину, сидящую перед ним, окружала тайна. Она не доверяла ему. Только ли ему? Или всем мужчинам вообще? Ему нужно продвигаться вперед медленно, очень медленно. Хотя он предпочитал другой стиль.

— Наверное, мне не следовало сегодня вечером есть креветки Гордона, — не совсем искренне стал извиняться Кристофер.

— Забавно было видеть, как он расстроился, — ослепительно улыбнулась Даллас. — Он собственник — что его, то его. Вам, возможно, этого не понять.

Кристофер поднял красную ленту Стефи. Его шершавые, загоревшие пальцы растягивали мягкий атлас. Он аккуратно отложил ленту в сторону.

— Я понимаю. — Пауза. — Знаю: у меня нет права спрашивать об этом, но… — Его глаза встретились с ее глазами. — Вы принадлежите Гордону?

— Я — я не принадлежу никому. — Она была очень бледна.

— Какая жалость. Вы прекрасная женщина.

Все еще бледная, она парировала:

— Я так хочу.

— Вы в этом уверены?

— Конечно. — Ее растерянный взгляд старательно обходил его. Она говорила чуть слышно, нервно теребя красную ленту Стефи. — Зачем вы приехали? Вы не похожи ни на кого из тех, кого я знаю.

— По-вашему, это плохо?

— Может, и так. Главное — то, что чувствуешь.

— А что вы чувствуете — хорошее или плохое?

В ее глазах появился страх.

— Опасность. — Ее слова замерли в воздухе. В кухне стояла напряженная тишина.

— Для меня это комплимент, — ответил он бархатным голосом, не отрываясь глядя на то, как она облизывает пересохшие губы.

Она превзошла все его ожидания. Кристофер испытывал возбуждение и беспокойство. И хотел от нее того, чего раньше не ждал ни от одной женщины: понимания.

Кристофер подался ближе к ней. На мгновение между ними, казалось, повисло наэлектризованное молчание. А затем она так быстро вскочила, что опрокинула стул. Хлопнула дверь: Даллас выбежала наружу, подальше от Кристофера.

Даллас испугалась. Кристофер представил, что случилось бы с ней, узнай она, кто он на самом деле. Задумчиво поднял ее стул и поставил у стола. Открыл дверь — она стояла, прислонясь к дому, пряталась в тени, обхватив себя руками. Его пульс все учащался. Он впился в нее взглядом.

— Что вы намереваетесь делать? — прошептала она в темноте.

Кристофер шагнул вперед:

— Я не знаю самого себя.

— А я принадлежу самой себе.

— Так ли уж вы этого хотите?

— Так должно быть.

Лунный свет окрасил ее волосы серебром.

— Действительно? — Он подвинулся ближе к ней. — Почему?

У нее перехватило дыхание.

— Вам нужно сейчас уйти. — Она вжалась в стену дома. — И вернуться на вашу яхту. Я хочу, чтобы вы уплыли и никогда больше сюда не возвращались.

— Прямо сейчас? — Он стоял так близко, что ощущал обволакивающее тепло ее тела. Все его существо заполнилось ее изысканным запахом. — Дорогая, для каждого из нас это не выход.

Он нагнулся и взял ее за плечи, притянул к себе.

— Не волнуйся, дорогая. Я не сделаю тебе ничего плохого.

— А если ты не сможешь справиться с собой? Он нервно сглотнул. Его мозолистая рука ласкала ее щеку, а потом спустилась вниз, к ее шее. Ее кожа оказалась столь же нежной, сколь и ленточка Стефи, — только еще шелковистее и теплее. Он почувствовал ее дрожь даже от легкого своего прикосновения, и едва заметная улыбка пробежала по его лицу.

Она стояла все так же неподвижно. Он наклонился и мягко коснулся губами ее рта. Она оказалась очень вкусной. Теплой. Притягательной. Природа взыграла в нем. Она заставила его искать то, чего он всегда хотел от женщин — и никогда не имел. Его язык обвел край ее нижней губы.

Даллас задыхалась и на мгновение уступила сильному желанию, которое он разбудил в ней, с голодной жадностью обнимая ее. Она бегала руками по теплой мускулистой груди Кристофера, запуская тонкие пальцы в спутанные золотисто-коричневые курчавые волосы на его груди. Кончики ее пальцев парили в трепетном изумлении над сумасшедшим волнением его глухо стучащего сердца. Подойдя к нему еще ближе, она казалась готовой отдать ему всю себя.

Он еще крепче прижал ее к себе. Даллас запрокинула голову и задохнулась. Очень медленно подняла руки к его лицу и горячими дрожащими пальцами обвела очертания его подбородка, а потом провела по линии его губ.

Его опять разобрало от ее мягкого прикосновения. А потом в ее глазах вновь появился непонятный страх, и она тихо заплакала и отпрянула от него.

Он дал ей уйти. И озадаченно посмотрел ей вслед, когда она вбегала в дом.

Что с ней такое? Она даже не знала, кто он, и испугалась его. Он не мог сказать ей правды.

А хотел.

Глава 5

Раздосадованный, Кристофер сидел на ступеньках крыльца, уронив голову на руки, когда вернулась Даллас.

— Извините, — нервно прошептала она.

Он обернулся.

Она стояла босиком в дверном проеме. Копна светящихся волос разлилась по ее плечам подобно золотой реке. Она смотрела на него сурово — как самка, не подпускающая к себе. В ее голубых глазах стоял страх, а лицо было бледно. Время остановилось в огромных глазах, устремленных на него.

— Простите, — ее голос смягчился. Теперь он услышал настоящее извинение. И был польщен: вопреки ее страху он значил для нее достаточно много, чтобы вернуться к нему. — Вы спасли Стефи, — проговорила она. — Я вела себя непростительно грубо.

— Потому что я был непростительно напорист.

Ресницы Даллас затрепетали.

— Вас тоже преследуют привидения? Она сглотнула и кивнула. Его рот сжался.

— Может, вы думали, что я завлекала вас, придя на вашу яхту? — прошептала она.

— Я много чего думал.., но такое мне в голову не приходило.

— Может быть…

Он видел, как вздымалась ее грудь под футболкой. Неужели она не знала, что ее вкус и запах, все еще заполнявший его ноздри, разжигали в нем огонь желания?

— Давайте прекратим этот разговор.

— Вы выглядите печальным. Кристофер сжал зубы:

— Со мной все в порядке.

Они опять сбились с пути друг к другу, и наступило неловкое молчание.

Мало-помалу напряжение между ними стало спадать. Даллас села ступенькой ниже его. Теплая, отливающая серебром тьма и магия ее близости как будто стерли из памяти, кто он такой и зачем приехал сюда. За пределами этого крошечного крылечка и мерцающей ночи, впитавшей запах соленого воздуха и моря, казалось, ничего не существовало. Ничего, кроме этой женщины. Ничего, кроме горячего возбуждения, которым она окружила его. В ней мучительно сочетались чувственность и невинность. Он хотел знать, что она за человек и почему отказалась от своих интересов, растя четверых, даже не родных, детей. Даллас заговорила первой:

— Стефи сказала, что днем вы протаранили причал.

— Я лишь недавно научился управлять парусником.

— Большинство начинает с маленьких лодок. И тренируется в знакомых местах.

— Я.., не большинство. Если у меня опасные наклонности, я им следую.

— То есть?

Он смотрел на ее роскошные золотистые волосы, на тонкую спину, узкую талию и потрясающий изгиб ягодиц. И вспоминал сильное волнение, охватившее его, когда он обнимал ее. Его тело напряглось.

— Например, приехал сюда.

— Что вы имеете в виду? Что вы отправились в путешествие, не обучившись управлению парусником?

Он загадочно улыбнулся:

— Это. А также то, что сижу здесь с вами.

— Я — не опасная женщина. Вы — один из немногих…

— О, но вы опасны для меня.

— А почему же я все время убегаю?

— Я сказал вам: если у меня опасные наклонности, в отличие от вас я им следую.

Настроение у него стало великолепным.

— Наверное, у вас очень интересная жизнь.

— Есть люди, которые так думают.

— А что вы сами думаете о своей жизни?

Прежде никто не спрашивал его об этом.

— Я чертовски одинок. — Он был принцем Голливуда, но ему было горько вспоминать обо всех этих больших, прекрасно отделанных, но одиноких дворцах, в которых он жил. О гувернерах и слугах, игравших роли мамы и папы, в то время как настоящие родители им никогда не занимались. — Я совершил в жизни много ошибок.

— Потому что следовали опасным наклонностям?

— Частично.

Он начал говорить о себе. Почему он считал, что с ней тяжело говорить? Это оказалось совсем легко. Кристофер поведал Даллас о пустоте своего детства. Он никогда раньше ни перед кем не раскрывал своей души. А сейчас делился с ней своими бедами. Хоть он и сказал, что родился в богатой семье владельцев ранчо, говорил он о том, что было в его реальной жизни, — и это было эмоционально правдиво. Он рассказывал о своих поглощенных собой родителях, об их пренебрежении им. Он был их игрушкой, но не их ребенком. Его воспитали слуги, а потом родители отправили его в военную школу. Он объяснял ей, почему делал глупости, если бывал взбешен или обижен.

Она слушала его серьезно и сочувственно. Но он знал наверняка: все ее сочувствие вмиг рассеется, едва лишь откроется, кто он в действительности.

Когда она стала менее осторожной, он спросил о ее жизни. Она рассказала ему об университете, об умерших сестре и зяте. О том, как занялась морским рестораном и стала поднимать детей, отказавшись от интеллектуальной жизни; о том, как она тайно тоскует о ней.

— Уверен: можно было найти другое решение, — мягко сказал он, с изумлением сознавая, что они говорят как друзья — не как враги.

— Нет. Мой брат хотел отправить детей в интернат.

Его глаза сузились: должно быть, забрать у нее Стефи будет очень трудно.

Даллас продолжала:

— Я не могла этого допустить. Может быть, мы с вами не так уж различны во взглядах. Я тоже совершаю безумства, когда сознаю свою правоту. Чувства редко меня обманывают. Мне приходится так поступать. — Она помедлила. — Моя сестра однажды помогла мне. — Глаза Даллас наполнились настоящей болью. — То, что я делаю со своей собственной жизнью, не кажется мне таким уж важным. Но все это не легко…

— Это огромная работа для каждого.

— Стоит мне подумать, что все в порядке, как случается что-нибудь ужасное. Как со Стефи сегодня ночью. — Даллас отвернулась от него, расстроенная.

— Но я же здесь, — мягко проговорил он. На чьей он стороне?

— Обычно Стефи не ходит во сне. Но каждый раз, когда приезжает Гордон, дети шалеют. Однажды Патрик уплыл в шлюпке и переночевал на противоположном берегу. В другой раз Дженни и Ренни сбежали на мотоциклах в компании самых отпетых детей в своей школе. А вот теперь Стефи.

Кристофер сидел ступенькой выше Даллас, что позволяло ему пожирать глазами ее длинные ноги и красивые бедра. У него чесались руки коснуться ее. Нахмурившись, он стиснул руками перила.

— Похоже, вам нужен новый друг.

— Гордон говорит, что женщине с четырьмя детьми нельзя быть разборчивой.

Сердце Кристофера снова застучало. Он постарался успокоиться.

— Женщине с четырьмя детьми это особенно нужно.

Руки Даллас в карманах шорт задвигались. Она собралась уходить:

— Очень рада была поболтать с вами, мистер…?

— Сто… — он оборвал себя на полуслове. — Чане, — попытался он небрежно улыбнуться.

— Мистер Чане, — ее голос был бархатно ласков, выговаривая “его” имя.

— Чане Маккол, — закончил Кристофер. Она неторопливо поднялась:

— Спокойной ночи. Чане Маккол! Он тоже поднялся:

— Нет. Еще нет.

Она помедлила в замешательстве.

Ему было трудно растягивать слова с беспечным видом, когда он задал ей вопрос, который вертелся у него в мозгу во время всего их разговора:

— А почему Стефи говорит, что ее родной папа.., приехал, чтобы забрать ее?

Даллас заморгала и тоже попыталась выглядеть равнодушной. Она уперла руки в боки:

— Мне жаль, что вы слышали ее слова. Стефи — очень эмоциональный ребенок. Мы не знаем, от кого она это унаследовала.

Кристофер знал.

Даллас колебалась:

— Ну ладно, скажу. Хуже не будет. — Она прикусила губу:

— Стефи недавно обнаружила, что ее удочерили. Это очень травмировало каждого из нас.

— Вам следовало давно рассказать ей.

— Моя сестра никогда не говорила об этом. Думаю, она боялась, что Стефи будет считать себя не такой, как все, так как другие дети были родные. После смерти Кэрри я подумала, что лучше отложить разговор со Стефи, пока она не успокоится. Боюсь, она узнала о своем удочерении наихудшим образом.

— Каким же?

— Я ругалась с…

Он внимательно смотрел на Даллас.

— ..ее биологическим отцом. Вы не можете себе представить, как это было ужасно. Рот Кристофера был твердо сомкнут.

— Постарайтесь объяснить.

— Я не знала, что Стефи нас слышит. Она слышала достаточно, так что мне пришлось открыть ей правду. — Даллас помедлила. — Не буду обременять вас своими проблемами.

— Они несколько напоминают мои собственные.

— Вы очень добры.

Ни один мускул на его мужественном лице не дрогнул.

— Доброта тут ни при чем.

— Стефи всегда была эмоционально неустойчива. Ее потрясло, что она отличается от братьев и сестер. Хуже всего, что теперь она знает: настоящий отец жив и хочет ее забрать.

— А что тут плохого? — Его голос прозвучал неожиданно хрипло.

— Он страшный человек.

— Вы хорошо его знаете? — Его рот сардонически скривился.

— Я читала о нем. И допустила ошибку, рассказав о нем Стефи. Она перепугалась не на шутку.

Голос Кристофера был напряженным:

— Вы намеренно стремились к тому, чтобы она его боялась?

— Нет, конечно, нет. Но мы так много перенесли за последний год — больше, чем могли выдержать. А тут еще и это. Ей всего шесть — неудивительно, что она не в силах справиться с таким известием. Я тоже не могу. Извините — мне не следовало вам всего этого говорить. Но иногда.., так хочется выговориться…

— Понимаю…

— Я хочу ее уберечь. Но это не ваша проблема, а моя. У вас, вероятно, даже нет детей? Ведь так?

Он рассвирепел от ее вопроса.

— Верно, — пробормотал он, засовывая руки в карманы джинсов.

— Вы оказались великолепным слушателем. Кристоферу хотелось разбить кулаком оконное стекло. У него руки чесались сделать какую-нибудь глупость. Но, на его счастье, наверху, из детской спальни, послышался какой-то шум, и задрожал козырек крыльца. Они оба взглянули вверх, а потом друг на друга. Она улыбнулась:

— Мне следует пойти наверх и убедиться в том, что Стефи — в кровати, а не где-нибудь еще.

— Я пойду с вами.

— В этом нет необходимости.

— Но мне действительно интересно. Она искренне удивилась. Потолок снова тряхнуло, будто там обратился в бегство слон. Он улыбнулся:

— У меня был чертовски длинный день. Я переплыл залив, протаранил причал, поранил ногу, спас Стефи и встретил вас. Я хочу спать. И хочу быть уверенным в том, что маленький монстр загнан в свою лунку.

Они вместе поднялись наверх. Даллас открыла дверь спальни в то самое мгновение, когда Патрик взвизгнул и запустил в голову Ренни двумя подушками. Дженни и Стефи скакали как безумные. Подушка Патрика упала, и несметное число перьев подхватил ветер, дувший из распахнутого окна.

— Дети, прошу вас! — беспомощно начала Даллас.

Дети продолжали сражение среди снежинок-перьев.

— Дети! — Одно слово Кристофера прогремело как гром среди ясного неба.

"Борцы” замерли с поднятыми подушками. Сквозь падающие перья четверо ребят обеспокоенно изучали незнакомца.

— Время спать, дорогие, — урезонивала их Даллас.

При звуках знакомого голоса дети снова начали беситься.

— Время спать означает тишину, — твердо подчеркнул Кристофер.

— Не всегда, — возразил Патрик.

— Сегодня — означает, — проговорил Кристофер тоном, исключающим дальнейшую дискуссию.

Пять минут спустя трое старших детей лежали на полу на голубом постельном белье. Стефи свернулась клубочком на широкой двуспальной кровати Даллас, с книгой с позолоченным обрезом.

— Разве у них нет собственных постелей? — спросил Кристофер, садясь на краешек кровати.

— Есть, и свои комнаты тоже, — ответила Даллас. — Но они все спят со мной. Я знаю, вы считаете, что я порчу их.

— Нет. — Он вспомнил одиночество больших комнат, где спал в детстве. Его окружало очень мало любви.

Даллас подняла с пола несколько книг.

— Все это началось с моего приезда сюда. Первые ночи мы проводили в своих комнатах. Затем Стефи перебралась на мою кровать. А потом и все остальные.

Кристофер улыбнулся Даллас:

— Стефи спит с вами каждую ночь?

— Она боится.., после смерти Кэрри и Ника.

— Она счастливая маленькая девочка, — сказал он, не подумав. В его глазах и голосе была теплота. Впервые он усомнился, что ему удастся забрать Стефи отсюда.

— Стефи встала, видимо, потому, что.., я спустилась помыть посуду.

— Тетя Даллас, еще раз прочти мне историю о белых лошадях, — попросила Стефи, протягивая тете книгу.

Даллас погладила девочку по голове и начала историю о белом рыцаре, его белых лошадях и белом замке. В сказке рыцарь спасал принцессу от дракона. На картинках были изображены битва рыцаря с драконом и победное шествие рыцаря под руку с принцессой к его замку, стоящему на высоком холме. Стефи так захватила сказка, что она забыла о Кристофере, развалившемся в ногах ее кровати.

Золотой свет лампы мерцал в белокурых локонах Даллас. Близнецы сидели на своих раскладушках и, тоже слушая сказку, заплетали друг другу косы. Ошейник лохматой серой собаки позвякивал, когда она выискивала блох. В углу бездельничали два кота.

С сияющими глазами Патрик подполз к Кристоферу и позволил ему потеребить свои мягкие пшеничные волосы. От семейного уюта у Кристофера потеплело на душе. Впервые после смерти Салли ему стало лучше.

Когда Даллас дочитала сказку, Стефи уже заснула. Патрик протянул Даллас комикс о Тигре, но она покачала головой.

— Почему мы всегда читаем историю, которую просит Стефи? — Мальчишка уставился на Кристофера:

— Тигр — мой любимый герой.

Кристофер виновато сглотнул.

— Завтра вечером, — пообещала Даллас. — Выключай свет.

Патрик собрался возразить, но Кристофер одернул его взглядом.

Даллас повела Кристофера в холл. Когда она закрыла дверь, они очутились в кромешной тьме. Кристофер облегченно вздохнул. На обложке комикса Патрика он был изображен в маске. И все же встревожился, когда Патрик вытащил свое чтиво.

— Стефи любит эту историю о лошадях, — заметила Даллас. — И я тоже.

— Не думал, что вы — романтик, — прошептал он.

— В реальной жизни мне не везло с мужчинами.

В темноте она призналась, что разочарована в мужчинах, так же, как он — в женщинах. И снова он подивился — почему?

— Какого именно мужчину вы хотите?

— Я, как и Стефи, хочу рыцаря с белыми лошадьми. Только в отличие от нее я уже слишком взрослая и понимаю: жизнь — не сказка. И в ней нет рыцарей.

— Вероятно, потому, что в ней нет принцесс, за которых стоило бы бороться, — цинично заявил он.

— Возьмите меня за руку, — скомандовала она холодно, словно его комментарий был не тем, что она желала услышать.

Его огромная рука обхватила ее изящные пальчики. Они замечательно подходили друг другу. Как всегда, ее прикосновение наэлектризовало Кристофера. Он вообразил их тела вместе, слитыми друг с другом. Он долго держал руку Даллас, теряясь от сладости ее теплого тела во всепоглощающей темноте холла. С этой мыслью он поднес ее пальцы к своим губам и поцеловал их. А потом привлек ее к себе.

— Не обольщайтесь, — осадила его Даллас, потянув к лестнице. — Я веду вас потому, что не хочу, чтобы вы сломали себе шею, наткнувшись на что-нибудь в темноте.

— Спасибо, что привели меня в чувство, — сухо пробормотал он.

Вопреки ее строгости странное расслабляющее тепло разлилось по его телу, когда она вела его через тьму, обходя все препятствия. Казалось: он с ней — в своем доме, со своими детьми. Когда они добрались до освещенной кухни, он не дал ей уйти.

Кристофер увидел испуг в голубых глазах Даллас, когда она взглянула на их сплетенные пальцы. Неважно, что она сказала о своем белом рыцаре. Ее огонь, желание, ласка были для него. Она нервно покусывала губы.

— Расслабьтесь, — прошептал он. Она вырвала руку — поспешно, слишком поспешно.

— Да уж, с вами расслабишься!

— Вы прекрасно управляетесь с детьми, — похвалил он ее, вновь пытаясь обрести самоконтроль.

— Как и вы.

— Вас это удивляет? — спросил он.

— Вы вовсе не выглядите отцом.

— Почему вы все время повторяете одно и то же?

Ее глаза обвели его обожженные солнцем мускулы. От безупречности его тела без рубашки у нее захватило дух.

— У вас такая внешность — и ни жены, ни детей. Но есть яхта, свобода. Я встречала подобных мужчин, которые.., которые не хотят ничего, кроме…

— ..красивой жизни. — Его протяжное произношение было очень техасским и очень циничным. — А я хочу. — Он замолчал. — Я, пожалуй, пойду.

Но не успел он уйти, как дверь распахнулась. Ворвался Гордон и разъяренно вытаращился на Кристофера:

— Что вы тут делаете?

— Чане помог мне уложить Стефи, — нашлась Даллас.

— Ты позволила ему подняться в свою спальню?!

— — Она позволила мне даже больше. Лицо Гордона стало пунцовым.

— Даллас даже позволила мне послушать, как она читает детям на ночь.

Гордон воззрился на Даллас:

— Ты дошла до такого отчаяния, что годится любой мужчина?

— Женщина с четырьмя детьми не может быть разборчивой, — тактично напомнил ему Кристофер. — А я люблю детей.

Но Гордон уже не слышал его, потому что вылетел за дверь.

— Гордон… — Даллас отворила дверь. Большая загорелая рука Кристофера легла на руку Даллас:

— Не бегайте за ним, Даллас. Это худшее, что вы можете сделать — если, конечно, хотите его уважения.

— Я хочу извиниться.

— Вы ничего плохого не сделали. Извиниться должен он.

Кристофер загородил дверь. Он подошел так близко к Даллас, что ей пришлось откинуть голову, дабы взглянуть в его глаза. Какие-то сантиметры разделяли их, пока он очень пристально смотрел на нее сверху. Они простояли так довольно долго.

Осторожно-осторожно, чтобы не коснуться его, она закрыла дверь.

— Вы нарочно взбесили Гордона, — мягко обвинила она Кристофера через дверь.

— Иногда я и сам не могу справиться с собой.

— Почему?

— Думаю, потому, что мне не нравится его отношение к вам — как к чему-то само собой разумеющемуся. — Кристофер толкнул дверь, снова открывая ее.

— Я думала.., может быть, вы ревнуете, — предположила она.

Кристофер мягко улыбнулся:

— Хотите, чтобы я остался?

— Нет! Не болтайте нелепостей!

— Не буду, конечно же, не буду, — согласился он. Однако от его быстрой, дразнящей улыбки она покраснела.

— Спасибо за все, что вы сделали.., и за ваши советы.., по поводу Гордона, — проговорила она слабым голосом. — Я допустила множество ошибок в отношениях с мужчинами.

— Так же, как и я — с женщинами, — признался он.

— Если вы умны, вы отойдете от меня.

— Так далеко, чтобы было трудно посторониться? — Он неуверенно улыбнулся. Она улыбнулась в ответ:

— Если вы такой плохой парень, почему предупреждаете об этом? Белозубая улыбка:

— Потому что я не только плохой, но и сумасшедший.

— Не верю.

— В самом деле? — Он громко рассмеялся. Возможно, он все-таки добился кое-каких успехов. — Значит, я стал больше походить на белого рыцаря?

Ее взгляд коснулся его широких, загорелых плеч, крепкой стены его груди, его узких джинсов.

— Я бы не стала заходить так далеко. — Но она снова покраснела — как будто ей нравилось то, что она видела.

— Вы говорили об ошибках, допущенных вами в отношениях с мужчинами, — напомнил он. Кровь отхлынула от ее лица.

— Я разведена.

Он “переварил” ее признание и пожал плечами:

— Разве это — проблема?

— Для меня и моей семьи — да.

— Расслабьтесь. В моем случае развод — самое умное из всего, что я сделал, — мрачно проговорил он. — В конце концов каждый переживает нечто подобное.

Она судорожно сглотнула:

— Возможно, это просто — для тех мест, откуда вы приехали. — Память всколыхнула боль в глазах Даллас — ее привидения, как ему подумалось.

— В тех местах, откуда я приехал, это самый маленький грех. Не самый дешевый, но самый маленький, — сказал он негромко.

— Мой самым маленьким не назовешь. Надолго вы сюда?

— Зависит от разных обстоятельств, — пробурчал он.

— От каких?

Его голос был напряжен от переполнявших его эмоций:

— От вас.

Минуту она кусала губы, выцарапывая ногтем узор на дверном косяке. А потом ушла — как он вспоминал — с печальным лицом, дергающимися губами и блестящими от слез глазами.

Он был озадачен — еще сильнее, чем раньше. Казалось, чем больше он ей нравился, тем больше она его боялась.

Глава 6

Кристофер сжимал в руке телефон. Он был в отвратительном настроении, и у него не было сил болтать со своим агентом. Даллас не замечала его с тех пор, как он спас Стефи.

Жаркое полуденное солнце ослепляло своим блеском. Ручейки пота сбегали по спине Кристофера. Он откинулся на подушку — пониже, в тень. Голос Кэла истерично звенел в трубке. Кристофер отложил трубку, налил чашку ледяной воды и медленно осушил ее. Чего ему действительно не хватало — так это бассейна.

Когда он снова поднял телефонную трубку, Кэл орал даже громче, чем прежде.

— Ты хоть слышал, что я тебе сказал?

— Старался не слышать. Суди сам, Кэл. Я не могу вернуться. Измени для меня условия, и я появлюсь в Испании, как только они будут готовы начать съемки.

— Черт возьми, как же они могут начать съемки без твоего физического присутствия?

— Эти парни встанут на уши, если будет нужно. Запомни, Кэл.

— На карту поставлено очень много. Стефи с Патриком изящно ступала по мокрой траве к лодке. К ее черным волосам, развевающимся на ветру, очень шли голубые шорты. Она нагнулась и осторожно сорвала два тонких лютика.

— Да, на карту поставлено очень много, — пробормотал Кристофер.

— Ты сказал, что вернешься не позже чем через неделю.

— Разве кто-нибудь в Голливуде тебе прежде лгал, Кэл?

Кэл застонал:

— Черт! Как ты думаешь, что я должен им говорить?

— Скажи, что я работаю над своим загаром.

— Как долго…

Из задней двери дома вышла Даллас. При виде ее в обтягивающих джинсах Кристофер испытал горячий прилив желания.

— Все так запутано, Кэл.

— Просто скажи ей, кто ты, хватай своего ребенка и выкатывайся оттуда.

Даллас увидела Кристофера. Он помахал ей. Ее руки сжались в кулачки на бедрах. Она поправила листья плюща и опять ушла в дом.

— Я уже сказал, все запутано.

— Держу пари: если я вылечу к тебе — улажу все за один день.

— Нет! — Кристофер уставился на дверь, за которой скрылась Даллас. — С этим я должен справиться сам. Она не верит мне. Всякий раз, как я проявляю интерес к ней самой, ее жизни и ее детям, она пугается.

— Умная девчонка.

— Да.., она умна. Мне нужен месяц.

— Месяц! Ты сошел с ума!

— Читай бульварные газеты! — Кристофер отложил трубку, прежде чем Кэл задохнулся от вопля. — Я заставлю ее поверить мне — для того, чтобы она не боялась отдать мне Стефи. Для начала самое лучшее, что я могу придумать, — это побороться за детей.

Патрик со Стефи уже ступили на причал.

— Они здесь, Кэл.

— Не вешай…

— Извини, Кэл.

Кристофер спрятал радиотелефон.

— Все на борт, — по-техасски протянул Кристофер.

Патрик кивнул ему и прыгнул на яхту. Стефи с опаской наблюдала за ними, сидя на корточках.

— Как тетя Даллас, встала? — спросил Кристофер как бы между прочим.

— Она печет нам на завтрак оладьи, — ответил Патрик.

— А у меня холодные кукурузные хлопья, — сказал Кристофер.

— Очень пышные оладьи! — закричала Стефи с причала, посыпая его рану солью. — Она и сироп приготовила.

— Полагаю, тетя Даллас хочет пустить пыль в глаза Гордону, — сказал Патрик.

Еще одна горсть соли в уже растравленную рану. Кристофер все больше мрачнел.

— Только Гордон дуется. Он не станет есть или разговаривать с тетей Даллас.

По крайней мере хоть какая-то хорошая новость, подумал Кристофер.

— Эй, ребята, подсобите мне поймать Белую Лошадь, — попросил Кристофер, закрывая тему Гордона.

— Кого? — переспросил Патрик.

— Игрушечную лошадку, которую Стефи бросила в воду. — Кристофер стянул с себя рубашку.

Его загар уже потемнел, и мощные мускулы отливали бронзой.

— Ух ты! У вас такие мускулы, — присвистнул Патрик. — Как у Тигра.

Рот Кристофера предостерегающе сжался, и Патрику стало не по себе под его взглядом. Кристофер молча нырнул в воду. Патрик тотчас скинул с себя рубашку и прыгнул следом за ним. Стефи подалась вперед над причалом. Она не сводила с них огромных темных глаз. Кристофер с Патриком снова и снова ныряли в мутную коричневатую воду. Наконец уставший Кристофер выбрался на причал. Патрик подплыл к нему, подтянулся — и повис в той же позе, что и Кристофер.

— Я.., я думаю, что бросила ее вон туда, — Стефи показала в направлении кормы.

Патрик дважды нырнул и вылез, держа в руках какой-то намокший предмет. Поднял веревочный хвост:

— Это от лошади?

— Да, от нее, — подтвердил Кристофер.

— Бедная лошадка, — вздохнул Патрик, кладя измочаленную игрушку перед Стефи на доски. — Посмотри, что ты наделала.

Стефи опечалилась, оглядев набухшую от воды игрушку. А потом с воодушевлением дотронулась до носа лошадки, и из него полилась вода.

— Я отожму ее, — заверила она.

— Думаешь? — Голос Кристофера был участлив.

Казалось, она ничего не имела против, когда Кристофер поднялся на причал и опустился рядом с ней на колени. Не возражала она и против того, что его рука коснулась ее руки, когда она с нежностью выжимала Белую Лошадку. Девочка доверчиво взглянула на Кристофера:

— Вам она нравилась?

За последние два дня Стефи стала меньше его бояться.

— Да, — пробормотал он. Улыбка снова смягчила его резкие черты.

— Она была такой же белой, как и лошади из моей книги сказок? Кристофер кивнул.

— Станет ли она когда-нибудь белой опять?

— По всей видимости, нет. Но мы сделаем для этого все возможное.

— Может, ее высушить в духовке? — предложила Стефи.

— А как отнесется к этому тетя Даллас?

— Тетя Даллас не будет спорить.

Но тетя Даллас спорила.

Когда Кристофер по приглашению детей зашел в кухню, выяснение отношений между Даллас и Гордоном было в самом разгаре. Кристофер смело улыбнулся им. “Беседа” оборвалась. Даллас, казалось, не видела никого, кроме него, и он тоже ответил ей жарким взглядом.

— У вас есть емкость, которую можно использовать, дабы высушить нашу лошадку? — невинно поинтересовался он.

Она встала. Принесла кастрюлю и поставила перед ним:

— Вот!

— Благодарю, — насмешливо промурлыкал он.

Даллас очень разволновалась, но не вымолвила ни слова. Однако не сводила глаз с Кристофера. Гордон встал и молча вышел. Только когда за Гордоном закрылась дверь, она смущенно вспорхнула, осознав, что совершенно забыла о Гордоне. В то время, когда Даллас запоздало бросилась ему вдогонку, губы Кристофера саркастически дернулись:

— Вас все еще посещают друзья-мужчины? Даллас вернулась, притихшая и недовольная.

— Вам-то что за печаль?

— Волнуюсь за вас. — Он медленно и многозначительно, с жадным восхищением, взглянул на нее.

Внутри у Даллас все клокотало. Ей не нравилось, что почти незнакомый взрослый мужчина вмешивается в чужие дела, завязывая отношения с ее детьми. Она смотрела, как Кристофер помогает им освободить духовку. А затем, отплачивая ему той же монетой, отправила детей наверх, переодеться. Кристофер собрался было уходить, но она набросилась на него:

— Скажите, почему столько шуму из-за игрушечной лошадки? — Она испепеляла его взглядом, готовая придушить. Какого черта он здесь делает? Какого черта вьется вокруг нес?

— Я расскажу вам в другой раз, когда у вас будет более подходящее настроение. — Его тихий голос звучал как намеренное оскорбление.

— Объясните мне теперь. С настроением у меня все в порядке.

После короткой паузы он продолжил:

— Хорошо. Вероятно, вы в состоянии приручить и гремучую змею. — Он нагло смотрел на нее, пока она не покраснела. — Дорогая, вам иногда приходит в голову, что характер есть не только у вас?

И, распахнув дверь настежь, он вышел.

Некоторое время спустя Стефи спустилась на яхту с Белой Лошадкой под мышкой.

— Она высохла? — спросил Кристофер, отрываясь от морского узла, который учился завязывать.

— Почти. Я боялась, она сгорит в духовке.

— Чудесно, что ты так заботишься о ней.

— Тетя Даллас сказала, что лошадке нужно полежать на солнце, потому что она воняет. Она велела мне отнести ее вам.

При упоминании о Даллас его пальцы ухватились за туго натянутую веревку. Тем не менее он заставил себя сосредоточиться на своей маленькой девочке.

— А чем она сейчас занимается? — вкрадчиво полюбопытствовал Кристофер.

Его желудок сжался, но даже упоминание о Даллас не смогло испортить для него это мгновение. Впервые его ребенок подошел к нему сам, по собственной воле. — Лошадка плохо пахнет потому, что ты бросила ее в соленую воду.

— Я испугалась вас.

— И ты до сих пор меня боишься? Ее огромные темные глаза блестели:

— Нет. — И она скосолапила ноги — ну, прямо как Салли, когда бывала очень довольна собой. — Почему вы назвали ее Белой Лошадкой?

— Так нарекла ее другая маленькая девочка.

— Она ее больше не любит?

— Очень любит. Но она уехала и не смогла взять ее с собой.

— Как и моя мама.

Его лицо оставалось по-прежнему невозмутимым, а буря эмоций клокотала внутри.

— Да.., похоже. Я хранил лошадку для нее. Думаю, лошадка захочет, чтобы с ней играла другая маленькая девочка.

— Я бы поиграла с ней, — задумчиво промолвила Стефи.

— Ты скажешь ей: “Я жалею о том, что бросила тебя в воду”?

Девочка прижалась лбом к едко пахнущему меху лошадки:

— Прости меня. Белая Лошадка.

— Если ты пообещаешь мне заботиться о лошадке, я разрешу ей остаться с тобой — если смогу каждую ночь заходить к тебе и желать ей спокойной ночи.

Снова ее большие темные глаза встретились с его взглядом. Наконец она произнесла:

— Вы можете заходить.., если будете читать мне историю о белых лошадях.

Он захотел взять ее на руки и поцеловать. Рассказать ей: теперь он знает, что значит потерять того, кого любишь. Кристофер жаждал рассказать своей дочке о том, кто он такой на самом деле, но не хотел пугать ее. Он протянул руку. Она вложила свою крошечную ладошку в его ладонь, и они пожали друг другу руки.

Прижимая к груди Белую Лошадку, изумленная Стефи оторвалась от него и вприпрыжку побежала домой.

Вечером Кристофер пошел к дому Даллас, собираясь пожелать Стефи спокойной ночи. В глубине души он надеялся увидеть Даллас, читающую детям. Ему снова захотелось ощутить тепло ее любви к ним. Но Даллас не оказалось дома. Он успел дважды прочесть Стефи историю о лошадях, а она все не приходила. Он все сильнее ревновал ее к Гордону. Спустившись, он принялся озираться по сторонам в поисках Даллас.

Кристофер шел мимо бассейна к причалу, когда стройная фигура выскользнула из тени.

— Чане. — Даллас вышла из темноты, чтобы украсить ночь.

Его охватило волнение. Лунный свет посеребрил волосы Даллас и заставил засверкать ее глаза. Его гнев испарился.

Наконец она подошла к нему, найдя подходящее место для уединенного разговора. Свет и тень подчеркивали изящные черты Даллас: гладкий лоб, высокие скулы и тонкий нос. Ее мягкий, розовый рот был чуть приоткрыт. Она покусывала губы, а потом облизывала укушенное место. Он сорвал с себя бутафорские очки, стремясь получше разглядеть ее.

Зачем она так невероятно прекрасна? Она колебалась. Это должно было остановить его, но он, напротив, рванулся к ней и притянул ближе к себе. Их губы встретились. Разочек, подумал он, просто чтобы попробовать ее. Но на вкус она оказалась сладка, как сахар, тающий во рту. Попробовав один раз, он очутился в положении человека, погибающего от голода. И захотел снова поцеловать ее.

— Нет! — воскликнула она, начав отбиваться. Он засунул руку под ее тонкую футболку, и она затрепетала, разрываясь между желанием и страхом.

— Дорогая, ты пришла ко мне! — Он гладил ее округлые груди, и их соски твердели. Его реакция была такой же стремительной и полновесной.

Он забыл обо всем, кроме нее. Все его существо пульсировало от желания. Его пальцы спустились ниже — к ее животу и бедрам. Мягкость ее голой кожи под его мозолистыми пальцами усыпляла его разум.

Постепенно она успокоилась. И изогнулась перед ним, чтобы ему было удобней. Ее нога обвила его ногу. Она была гладкой и теплой, он — жарким и полным энергии. Кожа к коже, тело к телу, мужчина к женщине. Она обтекла его. Она была заколдованной, дикой, сладкой. Его руки сжимали ее, и он безмолвно уводил ее в тень.

Затем его рот накрыл ее рот, и в нем заполыхал огонь. Кристофер запустил руки в ее волосы, оглаживая ее шею. За минувшие недели Даллас измучила его. Сначала оскорбляя его и отказываясь отдать ему Стефи, а затем доводя до исступления от неутоленного желания.

Его губы становились все жарче, и он раздвигал ими ее губы. Его язык скользнул к ней в рот.

— Ты прекрасна, — мычал он. — Ты сладкая. Я не ожидал такого.

— Так же, как и я.

— Мне не стоило приезжать.

— Если бы только ты не приезжал… — Мягкий мучительный вздох сорвался с ее губ.

— Жизнь стала бы совершенно иной, если бы исполнились все человеческие желания, — сурово сказал он, теребя ее золотые волосы. — Исчезли бы все проблемы. Я должен был приехать.

Его наслаждение было так интенсивно, что она не могла помешать своему телу раствориться в его теле. Ее руки конвульсивно обхватили его шею, а рот обжигал огнем.

Он знал страсть, но такую — никогда. Ее голод и лихорадочное безумие были не меньше, чем у него. Она спустила с привязи все его силы, всю его мужественность. В его жизни были другие женщины — она заставила его забыть их всех. Когда она высвободилась, они оба испытали боль. Ее голос дрожал:

— Остановись. Пожалуйста… Ты должен… Он опустил руки, сжал их в кулаки. Глубоко вздохнул.

— Все, что вы говорите, не правда, — шептала она. — Зачем я уступаю, хотя презираю вас?

Его мрачный смех наполнил зловещую темноту ночи. Он пригладил свои волосы, спутанные ее руками.

— Вы действительно думаете, что сможете одурачить меня? — вскричала она. — Будто бы я не знаю, что вам нужно!

Он воззрился на нее в страхе. Неужели она догадалась, кто он?

— Я лишь играла с вами сегодня, — промолвила она, — чтобы посмотреть, как далеко вы зайдете в своей грязной игре.

— Вам следовало знать, что я дойду до конца.

— Негодяй!

— Мир уже установил данный факт, — согласился он. Но его руки снова сжались в кулаки.

— Играть на любви детей — чтобы затащить меня в постель?!

Она умолкла. Он взирал на нее в изумлении, раскрыв рот.

— И это — все? Вы хотите сказать, что действительно не знаете…

Ее лицо побелело от гнева. Он почувствовал слабость и облегчение одновременно: она еще не узнала его!

— Ты не права, дорогая, — мягко закончил он.

— Тогда что означает ваш поцелуй?

— Приди ко мне — любой ночью, и я дам тебе урок биологии. Очень простой: ты хочешь меня и я хочу тебя.

— Ты мошенник.

— Забавнее спать с мошенником, чем со святым.

— Этого никогда не будет.

— Будет — и скорее, чем ты думаешь.

— Нет!

Его губы скривились в горькую, всезнающую улыбку.

— Отстаньте от меня и моих детей! Его глаза метнули стрелы в ее глаза, но все же он промолчал. И лишь когда она отвернулась и спотыкаясь поспешила к дому, он поклялся ей низким, едва слышным голосом:

— Не получится, леди.

Даллас вбежала в ванную и заперлась там. Наполнила ванну горячей водой — чтобы дети не услышали ее рыданий и чтобы пар затуманил зеркало — тогда она не сможет увидеть свое лицо. Даллас рыдала от ненависти к себе.

Годами она мучилась, стараясь искупить свой грех, ходила в церковь каждое — нет, почти каждое — воскресенье, заточила себя в университетском городке, встречалась только с надежными мужчинами, но по-прежнему оставалась распутной женщиной с опасными саморазрушающими порывами. Почему она не в силах измениться?

С той минуты, когда Даллас по ошибке оказалась на яхте Чанса, она погибла, и знала это.

О, как потрясающе красив он был! Он сразу почувствовал ее голод по его сильному загоревшему телу, голод, усиленный чудовищно долгими годами самобичевания и безбрачия. Полуголый, обернутый лишь полотенцем, с обнаженной грудью и мускулистыми плечами, он был грозным и мужественным гигантом. Его каштановые волосы слишком длинны и неаккуратны. Его карие глаза под темными бровями, его прямой, почти орлиный нос, высокие скулы и жесткие линии челюстей — все в нем изумительно симметрично.

Чане прекрасен даже в этих нелепых интеллигентских очках, вовсе не подходящих ему. И он знает это. Вероятно, за всю свою жизнь он не прочел ни одной книги — не возникало надобности. Он такой земной и прямой! Даллас была лучшей студенткой на курсе.

Он все вернул — страдания и боль сердца. Чане вторгся в жизнь их всех. Зачем он приехал? Почему не уезжает? Охотник, подстерегающий ее. Ей нужно побеспокоиться о детях и ресторане, а вместо этого ее поглотили мысли о Чансе.

Спустя несколько часов она вползла в постель и тотчас уснула. Ей опять приснился тот же кошмар. Как всегда, она стояла в нереальном, белом больничном коридоре. Плакал ребенок, которого уносили прочь, а она бежала за ним. Но его плач все слабел и слабел. Потом наступило молчание, подобное смерти. Она проснулась. Ее сердце колотилось от ужаса.

Кондиционер обдал ее ледяным воздухом. Она долго смотрела на свои голые руки, мерцающие в лунном свете. Горькая память вновь возвратила страшный сон. Она устало взъерошила свои волосы. Потом встала, надела халат и осторожно перешагнула через спящих детей.

Почему она не может ничего забыть? Ведь они обещали ей, что она забудет. Даллас включила внизу свет, но привычный беспорядок в кухне напоминал тюрьму. Она снова выключила свет и шагнула в ночь.

Луна низко висела над водой, когда Даллас шла от ресторана к пляжу. Вода мерцала, как черное зеркало. Теплый ночной воздух был спертым и влажным. Ее ноги утопали в мягком сыром песке.

Она отбросила со лба волосы и взглянула за горизонт. Затем села на бревно, которое волной выбросило на берег, и скорчилась, прижав колени к груди.

И тут из темноты раздался ровный мужской голос, который придал ей силы.

— Итак, вас тоже подняли с постели привидения, — очень мягко проговорил Кристофер.

Она посмотрела на него и почувствовала, что он ее понимает.

— Я пришла сюда вовсе не затем, чтобы искать вас, если вы имеете в виду это.

— Нет, я не имел этого в виду.

— Не подходите ближе, — прошептала она. — Не прикасайтесь ко мне.

— Хорошо. — Он поднял руки, показывая, что безопасен для нее. — Не возражаете, если злой большой волк присядет? — Он детально продумал манеру изъясняться.

Даллас согласилась: выражение его лица было добрым. Она показала ему на дальний конец бревна:

— Нет, если вы сядете там.

— Вы очень добры. — Он опустился на бревно. Повисла напряженная пауза. — Плохие сны? Она содрогнулась:

— Ужасные.

— У меня тоже. — Он помедлил. — Хотите поговорить о них?

— Нет. — Ей опять показалось, что он ее понял.

Его низкий голос звучал сердечно:

— Кое-какие события в жизни трудно преодолеть.

— Невозможно, — уточнила она.

— Все, что мы можем, — постараться в следующий раз вести себя лучше.

— В следующий раз… — Она взглянула на него блестящими глазами. — Этого я совсем не хочу.

— Значит, вы не просто убегаете от прошлого, Даллас. Вы убегаете от жизни.

— Разве вам это неудобно — ведь вы преследуете свои цели?

— Черт! — У него вырвалось лишь это слово. Он в ярости вскочил. По непонятной причине она схватила его за руку.

— Пожалуйста, не уходите. Я была не права. Его темные глаза встретили ее взгляд.

— Пожалуйста, — попросила она. Он снова сел.

— Я.., я знаю, что стала бы просто еще одной женщиной для вас, — сказала она. — Со мной раньше случалось такое.

Его низкий голос звучал напряженно:

— Может быть, вы ошибаетесь в отношении меня.

А вдруг?.. В нее закрались сомнения. Она придвинулась к нему ближе, скользя по бревну. Ее пальцы легонько коснулись его руки. Постепенно его руки обхватили ее плечи, он нежно притянул ее к себе. Она уронила голову ему на плечо.

Они сидели так долго. Потом она сказала:

— Чане, я боюсь вас из-за своего прошлого. Он заглянул ей в глаза:

— Вы плачете? — Пауза. — Из-за меня? Она кивнула.

— Не надо. — Он пригладил рукой ее растрепавшиеся волосы. — Я не стою того. Если вы боитесь меня, я подожду.

— Вы не понимаете. Я не прошу этого: не хочу, чтобы вы зря тратили время, ожидая меня. Я давно сделала свой жизненный выбор.

— Теперь все изменилось. — Пауза. — Для нас обоих.

— Я не повторю своих ошибок!

— Давайте молиться о том, чтобы никто из нас их не повторил, — парировал он.

Она услышала неподдельную боль в его голосе — всепоглощающую, такую же, как и ее собственная.

— Чане, — прошептала она, пытаясь не дать воли чувствам. — Я не могу себе позволить привязаться к вам.

В его темных глазах появился злой блеск.

— А вдруг вы не сможете остановиться. — Его голос стал соблазнительно хриплым.

— Я не собираюсь залезть к вам в постель только из-за того, что вы красивы.

— Итак, вы признаете, что я вас привлекаю?

— Что?

Он улыбнулся:

— Дорогая, я собираюсь стать вашим следующим разом. А вы станете моим.

Она покачала головой. Но испугалась. Испугалась так, как никогда прежде.

Глава 7

На следующее утро Даллас стояла на причале, пока Гордон готовился к отплытию. Скручивая канаты, она нетерпеливо поглядывала на его хлопоты с оборудованием и радаром. Он холодно помыкал ею. Ее раздражение выдавали руки, которые она то и дело сжимала. Гордон кричал на Даллас, а Чане ехидно наблюдал за ними с собственной яхты.

Когда Гордон вспрыгнул на причал, чтобы поцеловать Даллас на прощание, ее передернуло так, что его губы едва коснулись щеки. Но, заметив нахальный взгляд Чанса, она обвила Гордона руками, вызывающе изображая пылкость, и поцеловала его.

Но ощущение, что она горит изнутри, вызвал в ней не поцелуй Гордона, а жаркий взгляд Чанса. Позднее, наблюдая за отплытием Гордона, она не испытала ничего, кроме облегчения. Затем ее глаз выхватил веселый взгляд Чанса, и она поняла: он видит ее насквозь.

Опасный незнакомец вплыл в ее жизнь, и все переменилось. После той ночи на залитом лунным светом пляже Даллас стала еще более осмотрительной с Кристофером. Она практически признала, что хочет его. Теперь между ними установилась большая близость, хотя Даллас и пыталась сделать вид, что ее нет.

Из-за Чанса она боялась больше, чем когда-либо, глубоко запрятанной чувственности своей натуры. Боялась она подобных “сюрпризов” и от девочек-близнецов. Хотя сама Даллас скрывала свое тело одеждой, ее девчушки обнажались до бикини. Всякий раз, когда она видела голые загоревшие ребра и пупки, она мысленно стремилась одеть их.

Ночные кошмары преследовали ее еще не раз. Но теперь, проснувшись ночью, она не осмеливалась выйти из дому. Однако как-то раз страхи так одолели ее, что она выскользнула на рассвете. Подойдя к морскому ресторану, она обнаружила в темноте Чанса. Его большое тело небрежно привалилось к свае. Белая рубаха была расстегнута и колыхалась на ветру. Ее глаза как магнитом притягивала его гладкая загорелая кожа под рубахой.

Они молчали, но она чувствовала странную боль в желудке и безумное, самоубийственное желание дотронуться кончиками пальцев до его загоревшей кожи. Даллас понимала, что он радушно примет ее в свои объятия. Возможно, станет любить ее с таким восторгом, что она сможет забыть боль, терзавшую ее годы. Но когда Кристофер смело направился к ней, ее колени задрожали. Она застыла, глядя на него, а потом вскрикнула и кинулась прочь.

Все осложнялось тем, что дети обожали Кристофера. С Патриком они стали большими друзьями. Мальчик учил Чанса кататься на скейте, а Чане обучал его серфингу. Ренни и Дженни тоже сходили по нему с ума и частенько захаживали на его лодку в одном бикини, а Даллас вообразила, будто Чане чрезвычайно наслаждается их обществом.

Даллас умоляла их держаться от него подальше, но они не слушались ее. Однажды днем девочки выбрали неудачное время, чтобы прошмыгнуть через кухню в своих бикини по пути к его яхте. У Даллас только что подгорел пирог, когда она услышала хохот близняшек, доносившийся с лестницы.

Они бросились через кухню с полотенцами и пляжной сумкой:

— Привет, тетя Даллас…

Сквозь дым Даллас различила длинные стройные ноги, покачивающиеся грудки и попки. Ее сгоревший пирог упал в мусорное ведро.

— Девочки!

Они остановились, нахмурившись.

— Куда вы направляетесь вдвоем.., одетые или, я бы сказала, раздетые таким образом? — спросила Даллас.

— Что плохого в нашей одежде? — съязвила Ренни.

Даллас подошла и подтянула повыше лифчик девочки, но это только обнажило нижнюю часть груди.

— По-моему, вы выросли из ваших костюмов.

— Ты никогда не обращала на это внимания, пока не приехал мистер Маккол, — проговорила Ренни, одергивая лифчик.

— Я хочу, чтобы вы обе переоделись.

— У тебя грязное воображение, — заметила Ренни.

— А мистер Маккол чист, как свежевыпавшии снег?

Обе девицы с надеждой кивнули.

— Дайте только срок! Если вы так доверчивы, вам придется еще многое узнать о мужчинах. Их лица выражали горячее желание получить такие знания.

— Я не хочу, чтобы вы узнали это быстрее, чем нужно. Или вы переодеваетесь, или помогаете мне на кухне.

— Почему ты такая старомодная?

— Верите или нет — мы занимались сексом, когда были старше вас.

— Полагаю, что ты никогда ничем таким не занималась, — выпалила Ренни.

Даллас побледнела.

— Она просто завидует, — съязвила Дженни лукаво.

— Да, — вмешалась Ренни, — ты выходишь из дома перед рассветом, если знаешь, что он будет на берегу.

— Он знает, что нравится тебе, — проговорила Дженни. — Он всегда спрашивает нас о тебе — Девочки! — Строгий голос Даллас остановил их. — Я больше ничего не хочу слушать о нем.

— Ну, а мы тоже не собираемся слушать, что ты говоришь.

На этой воинственной ноте подростки ускакали наверх. Когда они снова спустились, то были более угрюмы, чем когда-либо. Зато одеты в свободные футболки.

Но победа Даллас оказалась кратковременной. Час спустя она увидела двойняшек, растянувшихся ничком на палубе Чанса. На них не было ничего, кроме бикини — да еще с расстегнутыми лифчиками.

Утешало лишь то, что Чане находился в воде, оснащая для Патрика доску для серфинга. Даже после того, как Патрик отплыл и девочки позвали Чанса, он не подошел к ним. Подождал, пока Патрик упал, а затем поплыл ему на помощь.

Даллас не могла смириться с таким поведением близнецов. Ей не оставалось ничего другого, как объясниться с Чансом. Поэтому, когда девочки после обеда отправились в гости к друзьям, Даллас спустилась на яхту Чанса. Естественно, он возгордился из-за ее визита и истолковал все неверно.

Увидя Даллас, он обвел взглядом ее высокую стройную фигуру.

— Я почти отчаялся дождаться вашего прихода, — мягко проговорил он, ловко вскакивая на причал. Загоревшей рукой Кристофер подтянул канат, чтобы лодка подошла к нему ближе и Даллас было легче забраться на борт. Каждое его движение вызывало игру загоревших мускулов. Даллас настороженно отпрянула:

— Не смейте думать, будто я пришла потому, что мне этого хотелось.

Чане взял ее за руку, и даже это случайное прикосновение вызвало в ней дрожь возбуждения.

— Хорошо, не смею. — Его глаза мерцали от удовольствия, когда он переворачивал ее руку в своей ладони. — Тем не менее я рад, что вы здесь, — ласково промурлыкал он.

— Я сказала вам: дело в другом.

— Ладно, — он помог ей подняться на борт. — По-моему, вы слишком затянули… Ни одна женщина не доводила меня до такого безумия.

— Полагаю, большинство женщин гонялось за вами. — Эта мысль оказалась ей столь неприятна, что она нахмурилась.

— Я свое получил. Но вам не стоит беспокоиться. — Его настороженные карие глаза похотливо скользнули по ее рту и груди, что заставило ее покраснеть. — Мне нравится преследовать самому, — он озорно улыбнулся. — Вы — более мой тип, чем кто-либо иной.

— Вы говорите, что вы — хищник, которому нравится выслеживать свою жертву? Плохое утешение.

— Не думаю, что вы точно процитировали мои слова, — сухо сказал он. — Хотите выпить?

Она опустилась на диван, а он наклонился к ящику со льдом.

— Это не светский визит, — чопорно проговорила она.

— Уж не означает ли это, что мы не можем расслабиться и получить удовольствие?

— Я пришла из-за своих племянниц. Пожалуйста, оставьте их в покое.

Он резко выпрямился. В его голосе послышалась легкая ирония.

— Вам не кажется, что дело обстоит иначе? Это они приходят сюда и не дают мне покоя.

Отбросив предосторожности, она стала упорствовать:

— Мне кажется, их появление доставляет вам удовольствие.

Его голос помрачнел:

— Я люблю детей.

— Это не совсем так.

— Что?

— Они не просто дети. Они — юные женщины. — Даллас перевела дыхание. — Я хочу, чтобы вы прекратили поощрять их.

Кристофер сжал ее руку и заставил встать.

— В чем вы меня обвиняете?

— Они чересчур интересуются вами. Жесткая рука Кристофера сжалась еще сильнее. Как всегда, когда Даллас входила в физический контакт с Кристофером, она потеряла способность думать. Опасная затея — спуститься сюда и противоборствовать ему!

Чане притянул ее ближе к себе. Его красивое лицо походило на точеную маску, но Даллас почувствовала, что он очень рассержен. Его тело было подобно живой бронзе. Вдруг все свелось к самому примитивному уровню, на котором он превосходил ее.

— Это моя вина? — грубо спросил он. — Их отец умер. А у них сейчас — самый сумасшедший подростковый возраст.

— Вы пользуетесь их наивностью.

— Как?

— Намеренно завлекаете их.

— Тщательно обдумываю план, — огрызнулся он.

— Вы слишком умны. Я не могу с вами спорить.

— Потому что я ничего такого не делаю. Он молча смотрел на нее долгим обвиняющим взглядом. Наконец произнес:

— Есть только одна женщина, которую я хочу завлечь. Только одна женщина, которую я бы соблазнил. — Темный демонический огонь полыхнул в его глазах. — Двойняшки знают это. Я знаю это. И вы знаете это. Может, в этом кроется истинная причина вашего визита: вы пришли с целью соблазнить меня.

Сердце Даллас подскочило к горлу. Она пробудила в нем зверя и теперь была беспомощна.

— Вы знаете, что это не так.

— Ничего подобного. Я не знаю. Но почему бы вам не показать мне — прямо сейчас — свои чувства ко мне?

Она попыталась высвободиться из его рук, но ее сопротивление еще больше раззадорило Чанса. Его руки сжались в тиски. Он притянул ее к твердыне своего тела, и его рот накрыл ее рот долгим карающим поцелуем. Ее дрожащие руки пытались оттолкнуть Чанса. Но, прикоснувшись к его мощным мускулам, ослабли и безвольно обвили его шею.

Он притянул ее ближе к себе и обнял еще крепче:

— Не борись со мной, дорогая. Так ты не одержишь победы.

Желание прошло по ее телу подобно удару от электрического тока. Если он был горяч, то ее сделал еще горячее. Она испытала то, чего страстно желала, лежа без сна. Ее язык углубился в его рот и жадно обежал края его зубов. Он громко застонал, и она ощутила страстный трепет, сотрясающий его тело. Он засосал ее язык, заглатывая его все глубже, пока она не лишилась дыхания, жизни, даже воли к борьбе.

Наконец он завершил свой наркотический поцелуй. Его губы оторвались от нее. Его влажное теплое дыхание коснулось ее рта. Ее глаза с длинными ресницами заморгали. Его рука нежно пригладила спутанные золотые пряди на ее щеках.

— Почему ты всегда думаешь обо мне хуже, чем я есть?

— Кто-нибудь может нас здесь увидеть… — прошептала она. Посмотрела мимо него и обнаружила, что ее худшие предположения оправдались. Обе двойняшки сидели на открытой террасе морского ресторана. — О, дорогой, близнецы…

— Я думал, ты хотела убедить их в том, что мне они неинтересны, — сказал он.

— Но не совсем таким способом.

— Мы всего лишь целовались.

— Тогда почему это ощущалось как нечто гораздо большее?

Его улыбка была загадочной и нежной.

— Ты знаешь, почему.

— Они станут считать меня лицемеркой, — слабым голосом проговорила она.

— Ты женщина.

Вот в чем заключалась ее проблема. Она предприняла попытку уйти, но Кристофер взял ее за подбородок, чтобы удержать. И с томительной медлительностью его рот коснулся ее рта. Подобно обжигающему пламени, его губы быстро вторглись в атласную мягкость ее рта — еще раз, прежде чем он позволит ей уйти.

— Ты невероятно красивая женщина. Мы не сделали ничего плохого, — сказал он.

— Будет ли моя жизнь такой, как была? Ты ведь когда-нибудь уплывешь?

Он встал на фоне заходящего солнца, и его длинная тень коснулась ее лица. Его глаза пожирали ее.

— Только получив то, за чем я сюда приехал. И, Даллас, у меня истекает время. Нам нужно поговорить.

— Нет, я не могу. Через час открывается ресторан.

— Когда же в таком случае?

— Не знаю.

— Ты не сможешь отложить этот разговор навсегда.

Но она могла попытаться сделать это.

Дрожащей рукой Даллас обвела губы помадой. И едва не уронила помаду, услышав на террасе тяжелые мужские шаги.

Гордон никогда не приходил раньше назначенного времени: он всегда был пунктуален.

Она бросилась к окну и выглянула из форточки, ожидая увидеть Гордона. Но вместо него свет на террасе освещал каштановую шевелюру Чанса. Он взглянул вверх, и она отпрянула от окна. И повернулась к близнецам, внезапно с невинным видом начавшим причесываться.

— Что он здесь делает? — спросила Даллас, закрывая помаду и бросая ее в косметичку.

— Ты звала Гордона, а мы позвали Чанса.

— Я думала, вы согласились оставить его в покое.

— Когда мы сказали ему, что ты собираешься уходить, он предложил посидеть со Стефи. Мы решили, что это очень мило с его стороны.

— Мило? — почти выкрикнула Даллас. — Вы уже большие девочки. И великолепно справитесь сами с ролью няни!

— Но Чане сказал, что будет беспокоиться, раз ты оставляешь нас одних.

— С ума сойти можно, какой он душка! Все продумано у этого умного красивого дьявола.

Даллас почувствовала себя виноватой: она умоляла Гордона позволить ей привести на свидание и детей, чтобы они смогли получше узнать его, но он отказался.

— Чане сказал, что это место исключительно уединенное, — объяснила Дженни, защищая его. Даллас подняла свою расческу:

— Да что вы, девочки, мы держим ресторан, там полно народу.

— Он сказал нам, что здесь даже более опасно, — вступила в дискуссию Ренни. — Мало ли кто может подкатить.

Даллас рвала расческой волосы.

— Почему вы не хотите видеть, что Чане только пользуется ситуацией?

— Как? — Обе девочки жаждали узнать.

— Почему ты позвала Гордона, если на самом деле тебе нравится Чане? — полюбопытствовала Дженни прежде, чем Даллас успела ответить на их предыдущий вопрос.

— Потому что… Я имела в виду… — Даллас виновато покраснела.

— Хотя мы видели, как ты целуешь его, ты по-прежнему притворяешься, что он тебе не нравится, — наступала на нее Дженни.

— Чистейший вздор, — неуверенно отбивалась Даллас.

— Что-что? — заинтересовалась Стефи, появляясь у двери.

Даллас отвернулась, багровая, как свекла. Решительно положила расческу на письменный стол и глубоко вздохнула.

— Забудьте об этом, — спокойно произнесла она. — Послушайте, девочки… Я знаю Гордона много лет. Он мой друг.

— Но он такой скучный, — заметила Ренни. Стефи вошла в комнату:

— И не любит нас.

— Любит.

— Тогда почему он не разговаривает с нами и не играет — так, как Чане?

Потому что он не опускается до эксплуатации детских эмоций, чтобы получить то, что хочет!

Даллас не ответила; она плотно сомкнула губы и еще раз глубоко вздохнула.

— И он никогда не целует тебя так, как Чане, — романтически вздохнула Ренни. — Чане такой славный.

— В отношениях между людьми есть более важные вещи, — резко ответила Даллас.

Все три девочки выглядели глубоко озадаченными. Затем Стефи мудро изрекла:

— Когда принц в моей книжке поцеловал принцессу, это было самым главным. После этого они поженились и жили счастливо.

— То — сказка. А это — реальная жизнь.

— Мне больше нравятся сказки, — промолвила Стефи.

Даллас не нашлась что ответить. К счастью, в это время Чане постучал в деревянную дверь. Три девочки скатились вниз ему навстречу. Даллас неохотно последовала за ними. Когда она вошла в гостиную, Чанса уже окружили все четверо детей. На нем были джинсы, сапоги и ковбойская рубаха из бледно-голубого хлопка. Его огромная серебряная пряжка ловила свет и отбрасывала блики. Стефи возбужденно рассказывала ему, что Джерри вылетел из своей клетки.

— Давай найдем Джерри, пока наши коты не нашли его и не растерзали, — предложил Чане.

— Мне нравятся ваши сапоги, — признался Патрик.

Чане неуклюже приподнял ногу, и Патрик опустился на колени, рассматривая искусный стеганый узор на сапогах.

— Они жмут в подъеме, — объяснил Чане.

— Мы испекли шоколадное печенье, — проговорили Ренни и Дженни.

— Мое любимое, — сказал Чане.

Он определенно умел ладить с детьми. Поверх трех золотоволосых голов и темноволосой головки Стефи карие глаза Чанса встретились с глазами Даллас. Он просунул пальцы за пояс и откинулся на кушетку. Ее нервы вибрировали.

Он умеет обращаться и с женщинами, шептал Даллас внутренний голос, на который она решила не обращать внимания.

— Вам не следовало приходить, — заметила Даллас.

Чуть заметная улыбка тронула его сильный чувственный рот:

— А я хотел.

Его мужественный шарм действовал на нее магически. Бледная голубизна его рубашки подчеркивала загар. Грубая хлопчатобумажная ткань обтягивала его бедра подобно второй коже. А нелепые очки делали его только более восхитительным. Он встряхнул головой, отбрасывая упавшие на глаза шелковистые пряди.

Даллас нервно повернулась и увидела небрежно разбросанные скейты, недопитые стаканы, грязные тарелки, валяющуюся одежду и книги в мягких обложках.

— Дети, вы же знаете, как Гордон ненавидит беспорядок. — Она запнулась, встретившись с твердым, дразнящим взглядом Чанса. И наклонилась, чтобы поднять пару грязных носков Патрика.

— Патрик, возьми свои тапочки, — спокойно приказал Чане. — Убери все свои вещи: мы хотим помочь вашей тете произвести хорошее впечатление на ее друга. — Несмотря на вкрадчивость голоса, в его насмешливо растянутых словах звучал вызов.

— А разве мы этого хотим? — удивились дети. Даллас покраснела. Чане великодушно наложил вето на тему Гордона. С его помощью комната скоро приобрела безупречный вид.

Когда они закончили уборку, Даллас почувствовала неловкость, одна с Чансом и детьми. Чане взирал на нее безмолвно, но его напряжение передалось ей и заставило почувствовать себя виноватой. Наконец, когда дети ушли на кухню, он произнес:

— Дети сказали, что вы пригласили Гордона.

— А что, если и так?

— Если вам было одиноко, вам следовало прийти ко мне.

— Кто сказал, что вы можете дать мне то, что я хочу?

Его взгляд был темен и хмур.

— А что именно вы ищете?

— Это мое дело.

— Я сделаю его своим, — процедил он сквозь зубы.

Ее голос стал сладким, как сахарин.

— А я полагала, вы пришли посидеть с детьми.

Его губы сжались в тонкую линию:

— Это лишь одна из причин.

Когда дети вернулись в комнату, атмосфера в ней накалилась донельзя. Совершенно растерявшись, Даллас бежала от Кристофера в ресторан проверить, чем занимаются Пеппер и Оскар. Поскольку был вторник, посетителей в ресторане было мало. Оскар слушал мексиканские польки, нарезая картофель, а Пеппер флиртовала с фермером. Даллас знала, что Чане сидит в доме, и поэтому задержалась в ресторане, складывая салфетки, наполняя водой бутылки и между делом перебрасываясь репликами с Оскаром. Только увидев машину Гордона перед домом, она бросилась назад. И, отворив дверь, обнаружила в комнате обоих мужчин. Оба резко поднялись с кушетки.

— Разве она не прекрасна? — раздался густой, низкий голос Чанса.

Даллас знала: Чане в бешенстве оттого, что она уходит с Гордоном, но он умело скрывал свою ярость за фасадом непринужденного шарма. Для фермера он был превосходным актером. Он смотрел на нее взглядом собственника. Такой взгляд как бы говорил: она — моя женщина.

Почему он бывает таким невыносимым, таким притягательно заносчивым, таким неоднозначным и — так или иначе — таким опасным? Она имеет право позвать, кого захочет, не так ли?

Почему она все время думает о нем?

— Она прекрасно выглядит, — согласился Гордон без энтузиазма.

— Благодарю. — Трудно отвечать вежливо, если ты взбешена. Желая поскорее уйти с Гордоном, она направилась к двери.

И тут на твердом деревянном полу послышался неловкий топот сапог: Чане пронесся вперед, чтобы распахнуть перед ней дверь. Склонившись над Даллас, он улыбнулся глупо и завораживающе. И посмотрел на нее долгим — слишком долгим — страстным взглядом.

— Желаю вам хорошо повеселиться, — сказал он.

— Непременно, — огрызнулась она и добавила:

— Будьте осторожны в сапогах. Для фермера вы выглядите в них несколько неуверенно.

Он побагровел и даже не пытался улыбнуться:

— Я еще не объездил их.

Она вызывающе толкнула рукой руку Гордона.

Гордон повел Даллас в “Голубой бриллиант” — ее любимый рыбный ресторан, но она не могла сосредоточиться ни на еде, ни на Гордоне. Ее тревожило, чем заняты сейчас Чане и дети. И доставляло злорадное удовольствие представить детей крушащими дом и доводящими Чанса до бешенства — так же, как они доводили ее.

Когда через несколько часов Гордон с Даллас подъехали к дому, то увидели четыре мотоцикла, поблескивающие металлом в лунном свете.

— Боже мой! Неужели снова Родж и Стью и другие из их шайки? — Даллас запретила девочкам общаться с этими парнями после того, как однажды ночью те удрали с ними.

Как только Гордон затормозил, она выпрыгнула из машины и промчалась мимо мотоциклов, чтобы дать бой Чансу и близнецам. Должно быть, Чане услышал ее, так как открыл дверь. Его лицо стало жестким, едва он увидел тревогу в ее глазах.

— Что случилось? — спросил он. Посмотрел мимо нее и увидел зловещий взгляд Гордона. — Что, этот ублюдок пытался…

— Идиот, я злюсь не на Гордона, а на тебя, — прошипела она. — Мне следовало знать и не доверять тебе моих детей.

— Чем я провинился на этот раз, черт побери?

Она ворвалась в гостиную, ожидая увидеть там бедлам, но обнаружила лишь четверых подростков, окруживших телевизор, жующих поп-корн и смотрящих состязания по гольфу. Двойняшки убирались на кухне. Такое она наблюдала впервые. Плюс ко всему близнецы были скромно одеты в мешковатые джинсы и свободные футболки. Патрик и Стефи наблюдали за вновь пойманным Джерри, забравшимся на вершину кольца в своей клетке. Дома стало даже чище, чем тогда, когда она уходила. Ей никогда не удалось бы так здорово управиться с восемью детьми.

— Хорошо, что я оказался здесь, — мягко сказал Чане из-за ее спины. — Родж и Стью нагрянули сразу после вашего отъезда. Сомневаюсь, что близнецы смогли бы справиться с ними.

По собственному опыту Даллас знала, что Ренни и Дженни такое не под силу. Но не стала признаваться в этом Чансу.

— Парням полезно знать, что в доме есть мужчина, — продолжал Чане, как будто и вправду был членом семьи.

— Рада, что ты очутился здесь, — неохотно согласилась Даллас.

И тут вошел Гордон.

Свет от лампы освещал волосы Даллас и ее лицо. Глаза Даллас лучились, когда она смотрела на Чанса. Она даже не увидела вошедшего Гордона.

— Эй!

Чане с Даллас обернулись. Даллас заставила себя вежливо улыбнуться.

— Даллас, почему ты не выходишь попрощаться со мной? — холодно спросил Гордон.

— Иду. — Но, прежде чем выйти, она мельком еще раз взглянула на Чанса.

Подойдя к машине. Гордон взял ее за руку:

— Итак, все кончено.

— Все кончено?

— Между нами. У тебя теперь связь с этим мускулистым Макколом.

— Нет.

Гордон отвел ее руку:

— Может, ты еще не отдаешь себе отчета. Но я знаю. И Маккол, уверен, знает это. Он уже ведет себя так, будто ты принадлежишь ему. Когда я зашел за тобой, я испугался, что он меня задушит.

— Пусть посмеет сказать хоть слово! Если он тронет хоть один волосок на твоей голове…

— Нет! Ты заслуживаешь счастья, Даллас. Не сражайся с ним слишком долго. Он не понимает ничего ни в управлении парусником, ни в фермерстве. Однако откуда-то у него есть деньги — иначе у него не было бы такой яхты и свободного времени. Не многие мужчины посмотрят на женщину с четырьмя детьми. С мотоциклетной шайкой в придачу! Этот парень сумасшедший.

— Он и сам так говорит.

Гордон улыбнулся. Даллас потянулась к нему и поцеловала в щеку. Он завел мотор. Она смотрела ему вслед до тех пор, пока свет от задних фар его автомобиля не слился с другими огоньками на мосту.

Чане вышел на террасу и встал в полосу света.

— Где твой кавалер?

— Будто ты не знаешь.

Чане заткнул пальцы за пояс и ждал от Даллас объяснения.

— Ну так где же? Было бы слишком смело надеяться, что он уехал навсегда. Она вошла на террасу.

— Гордон уехал из-за тебя.

Его рот сардонически скривился:

— О! Так это моя вина? Даллас кивнула.

— И ты взбешена? — Чане изучал выражение ее лица. — Вижу, ты хочешь, чтобы я продолжал отгадывать. Его отъезд означает, что отныне мы сможем видеться чаще, да?

— Не думаю, что это было бы разумно.

— Почему?

— Гордон надежный человек. А ты — нет.

— Некоторых женщин привлекает опасность.

— Со мной было такое однажды. Когда-то давно я знала одного мужчину, похожего на тебя.

— Твой бывший?

Она выглядела очень спокойной.

— Нет. До него. — Она оборвала себя.

— Кто он?

В горле у нее пересохло. Она смотрела в сторону — на нежную рябь воды и серебряный отблеск мачт.

— — Не хочу говорить о нем. Возникло неловкое молчание. Но вот снова зазвучал его глубокий голос:

— Как и я. Давай поговорим о нас. Я хочу, чтобы ты перестала бояться. Я не тот парень, который когда-то причинил тебе боль. Я хочу быть твоим другом.

— Нет.

— Черт, ты права.

Он вытащил пальцы из-под пряжки ремня, поднял руку над головой и вывернул лампочку.

Терраса погрузилась во мрак, и Кристофер притянул Даллас ближе к себе. Она сопротивлялась, но его руки крепко держали ее. Он соединил их тела вместе — настолько чудесно, насколько подходят для решения головоломки два последних недостающих кубика. Его ноги были длинны и мускулисты, а бедра — подобны железу. Его хриплый голос бросил ее в дрожь:

— Я никогда не соглашался на меньшее, если хотел большего.

— Чане…

Он поднес теплый палец к ее губам.

— Если я по-прежнему предоставлю командовать тебе, я никогда ничего не получу.

Он наклонился и прижался губами к ее волосам:

— Милая, я не хочу, чтобы мы стали просто друзьями. Я хочу тебя. И не только для секса. Я думаю, что смогу полюбить тебя так, как никого другого.

Его рот обрушился на ее рот. Она с трудом дышала. Большие гибкие руки прижали ее к себе. Он был горяч, очень горяч, и добился того, что и в ней заполыхал огонь. То, что они едва знакомы, больше не имело значения. Казалось, они принадлежат друг другу. Он только взглянул на нее, только коснулся ее — и она уже загорелась. Пожар его тела и едва ощутимая шершавость рук, ласкающих ее кожу, томили ее.

— Пошли ко мне на яхту, — прошептал он осипшим низким голосом.

Она встала на цыпочки и пальцами закрыла ему губы. Он отвел ее пальцы в сторону:

— Даллас, приходи ко мне, когда мальчишки уедут, а дети улягутся в кровати. Нам не обязательно заниматься любовью: я просто хочу быть с тобой. Не могу больше ждать.

Посеребренное лунным светом небо украсила россыпь звезд.

— Обещай мне, — потребовал он.

Он долго держал ее. Его тело впрессовалось в ее тело, не давая ей идти. Жар, исходивший от него, просочился глубоко в нее. Почему она молчала, если знала, что должна сказать “нет”?

Его губы снова оказались у нее в волосах:

— Может, будь у меня сильнее характер, я бы уплыл и оставил тебя в покое.

Она убрала каштановые пряди с его лба:

— Я начинаю думать, что ты не такой уж плохой парень.

— С чего вдруг ты сменила кнут на пряник? Она дотронулась до его щеки, молчаливо умоляя не просить того, что она не была готова отдать. В темноте его черты выглядели резче и холоднее, чем обычно. Она почувствовала его одиночество и потребность в ней, выходящую за пределы физической.

— Пошли ко мне, — сказал он. Она вспомнила другого мужчину и другую ночь и трагедию, за тем последовавшую.

— Нет.

— Прямо сейчас. — Горячие неистовые губы Чанса снова сердито коснулись ее рта и воспламенили ее. Опытными руками и губами он долго обнимал и ласкал ее.

Когда он отпустил ее, она безвольно прислонилась к темной стене дома. Ее кожа была так горяча, что Даллас почувствовала: она умрет, если не отдастся ему.

Она стала бесконечно печальной.

— Ты можешь по крайней мере улыбнуться? — нарушил молчание Чане.

— Нет. Я не могу дать тебе даже этого.

Глава 8

Одинокая чайка парила в огненном небе. Когда кильватер проплывающего парохода задел корпус яхты Кристофера, он вскочил.

Он был один. Каждый его мускул был напряжен после бессонной ночи на своей койке. Он высунул голову из люка — ни ветерка. Запустил пальцы в волосы и уставился на нетронутую подушку рядом с ним: она не пришла.

Кристофер ткнул кулаком в стекловолокно. Боль пронзила его от суставов пальцев до локтя. Черт побери, у него мог бы быть такой выбор женщин! Она даже не знала, кто он такой, однако уже приблизилась к самой границе, словно интуитивно ощущая опасность, исходящую от него.

Если бы он очутился сейчас в Лос-Анджелесе, он рванул бы на своем “ягуаре” вверх и вниз вдоль тихоокеанских мысов. Там бы он наблюдал за бурунами, с шумом разбивающимися о скалы. Здесь же он чувствовал себя в клетке, в западне. Он хотел выйти из роли, которую играл, и снова стать самим собой. Больше ему не понадобятся ни коричневые контактные линзы, ни каштановые волосы, ни очки. Ему не нужно будет лгать. Он хотел быть Кристофером Стоуном, отцом Стефи и любовником Даллас.

Он взял радиотелефон и набрал номер Кэла.

— Что это значит — никаких достижении? — зарычал Кэл, тотчас отвечая, несмотря на ранний час. — Мне придется самому встретиться с этой женщиной, которой удалось удержать Тигра у залива. И почему только ты не рассказал ей, кто ты на самом деле? Хватит лгать.

— Для начала мне нужно завоевать ее.

— Скажи ей, кто ты.

— Трижды проигравшим не следует давать советов несчастному в любви.

— Тогда зачем ты звонишь?

— Мне было нужно поговорить с кем-нибудь и перестать притворяться — хотя бы на пять минут. Здесь все спят.

— Четыре часа утра. Что я, по-твоему, делаю — молюсь? Черт тебя побери!

— Ты мой агент.

— Не в такое время. — Кэл повесил трубку. Впервые.

Кристофер по-прежнему не мог заснуть, а потому стал перечитывать сценарий.

Потом, когда он пошел к дому, ему сказали, что Даллас уехала в город и не вернется допоздна.

Она бежала от него.

Он был взбешен. Но если он все время будет думать о ней, он сойдет с ума. Кристофер решил работать. Но Оскар на своей лодке, приспособленной для жилья, так громко включил телевизор, что Кристофер не мог сосредоточиться. Тогда он запихнул сценарий в сумку и спустился с ним вниз на пляж.

Уже темнело, когда он вернулся, но телевизор Оскара по-прежнему гудел. Джип Даллас был припаркован перед домом. Другие машины вытянулись в ряд перед рестораном. Похоже, в эту среду народу много. Какого черта телевизор Оскара до сих пор включен, если сам он на работе и занят приготовлением еды?

Кристофер решил проверить все сам. “Жилая лодка” Оскара представляла собой заржавевший прицеп на палубе деревянной баржи со старыми автомобильными шинами, прибитыми по бокам. Кристофер осторожно пробирался через захламленную палубу — ящики со льдом, сети для ловли крабов, старые кондиционеры и рыболовную снасть.

Он с треском распахнул дверь. И первое, что он увидел, — начальные титры “Тигра-3” на экране телевизора. Желудок Кристофера сжался. Если Даллас узнает его, он погиб.

Оскар растянулся на своей ветхой кушетке. Его грязная футболка задралась на волосатом животе. Четыре дюжины пустых бутылок из-под пива валялись рядом с маленьким кофейным столиком. Жилая лодка насквозь пропахла табачным дымом и дешевым спиртным.

Кристофер захлопнул дверь. Оскар не реагировал. Кристофер сделал шаг внутрь и выключил телевизор. Оскар со стоном повернулся. Кристофер поднял бутылку из-под пива и бросил ее в мусорное ведро. Он швырнул туда и другие бутылки — так, что они со звоном разбились. С кушетки опять донеслись стоны и храп.

— Оскар, — мягко зазвучал голос Даллас. При его звуках рука Кристофера дернулась, и следующая бутылка угодила в стену. Внутри показалась светловолосая голова Даллас:

— Промахнулся.

Он повернулся к ней:

— Верно.

Его взгляд скользил вниз по изящной линии ее подбородка и стройной шее. Почему лишь один взгляд на нее заставил его ощутить внутри такой жар, будто он горел?

— Забавно: до тех пор, пока не встретил тебя, я обычно получал то, к чему стремился.

Она затаила дыхание, и наступила наэлектризованная пауза. Горячий взгляд Кристофера обводил очертания ее тела, как бы высвечивая их. Ее волосы свисали по одну сторону лица подобно мерцающему покрывалу из золота. На ней было абрикосовое платье-джерси, облегающее каждый изгиб тела.

— Так, значит, ты уже вернулась… Казалось, она опять едва дышит. Ее хрупкое равновесие было ломким, как яичная скорлупа. Но то же самое происходило и с Кристофером.

— Мне нравится твое платье, — сказал он сухим как пыль голосом. — Новое?

Кровь на мгновение прилила к ее щекам.

— Я.., я купила его сегодня.

— Так ты ездила по магазинам? Она снова покраснела.

— Забавно, а я подумал, что ты избегаешь меня.

Дрожащей рукой она убрала за ухо волосы.

— Потому, что ты уверен: мир вращается вокруг тебя, — уколола его Даллас.

— Ты меня полностью разгадала.

— Не признаешься мне, кто ты?

— Пока нет. Она побледнела:

— Где Оскар?

— Посмотри сама.

Пока Кристофер нагло важничал перед ней, она бессознательно сжимала дверной косяк, ища поддержки. Открывая дверь шире, он отошел в сторону, дабы она могла увидеть, что было за его спиной.

Оскар громко храпел. Его засаленная футболка задралась выше, еще больше обнажая покрытый черными волосами живот.

Даллас оцепенела.

— Что мне делать? — спросила она тихим, удрученным голосом. Вступила в полосу света, и Кристофер увидел темные круги усталости у нее под глазами. Она пыталась управляться с рестораном и одновременно воспитывать четверых детей. Ее плечи поникли.

Он забыл о собственных треволнениях. И, не подумав, предложил:

— Я буду готовить.

— Нет! — чопорно возразила она, взяв себя в руки. — Мне и в голову не придет беспокоить вас…

— Леди, меня беспокоит все, что вы делаете.

— Раньше мне удавалось справляться одной. Он воззрился на нее:

— Держу пари, это было ужасно тяжело.

— Нет…

Его взгляд потемнел.

— Некоторые вещи трудно делать в одиночку. Она отступала от него до тех пор, пока не уперлась в стену.

— Почему вам так трудно отказывать? Когда он улыбнулся с надеждой, она вновь приняла чопорный вид.

— Расслабься, дорогая: ты же не продаешь свою душу дьяволу.

— Полагаю, что смогу нанять вас — только на одну ночь.

— О, я не хочу денег. — Его угасшая было улыбка разгорелась снова. — И меня никогда не удовлетворит только одна ночь.

— Тогда зачем вам это? Он мягко улыбнулся:

— Белый рыцарь — освободитель. Она тотчас успокоилась:

— Вы — не Белый рыцарь. Если вы отказываетесь от денег, я не буду вам должна.., ничего другого.

Он почувствовал бурный напор желания.

— Я никогда не работаю просто так. Белые рыцари выигрывают своих принцесс.

— Вы несносны.

— Отнесите это к рыцарскому шарму. Она смотрела на него еще секунду — и поспешно ретировалась за дверь. Кристофер неторопливо последовал за ней. Найдя двойняшек дерущимися в гостиной, он разнял их и заставил расставить столики и стулья в комнате. А затем обнаружил Патрика, притаившегося у телевизора за просмотром “Тигра-3”.

Кристофер мгновенно выключил телевизор.

— Ты нужен нам в ресторане.

— Сейчас как раз началась лучшая часть фильма.

— Знаю.

Патрик обвел черты лица Кристофера острым взглядом, и его глаза оценивающе сузились. Испытывая неудобство, Кристофер надвинул очки выше к переносице. Патрик начал было что-то говорить — и замолчал. Мужчина красноречиво посмотрел на мальчика, и без лишних слов они направились к ресторану.

Хотя Даллас нервничала всякий раз, как Кристофер приближался, он чрезвычайно наслаждался работой с ней. Он готовил, пока она брала заказы, и ночь прошла без эксцессов. Словно Кристофер стал составной частью команды, частью семьи. Дети с энтузиазмом помогали ему. Если бы Даллас не была так нервозна, все было бы великолепно. Но когда в комнату входил Кристофер, Даллас выходила.

Когда ушел последний посетитель, дети занялись уборкой в кухне. Даллас стояла за кассой, подсчитывая чеки. Ночь была жаркой. Лицо Даллас блестело от пота.

Кристофер подошел к ней и тяжело перегнулся через прилавок:

— Ты слишком хороша для того, чтобы изучать метафизическую поэзию. Слишком хороша и для этого бедлама. Я смог бы увезти тебя отсюда.

Она испуганно отшатнулась.

— Давай помогу.

Она опустила чеки и положила на них руку:

— Ты и так уже сделал слишком много. — Он не двинулся с места, и она сказала:

— Посмотри на часы — уже поздно. Я устала, устал и ты.

— Верно. Нам обоим нужно в постель.

— Не начинай опять про это… Пожалуйста…

— Ты не права в отношении меня, — сказал он более серьезно.

— Я так не думаю.

— Мы могли бы попить пивка на моей яхте. Ты могла бы сказать мне “спасибо”. Она слегка ударила по чекам.

— Пить пиво не пойду. — И мягко добавила:

— Спасибо.

— Я бы хотел интимного “спасибо”, — уточнил он, нагибаясь ближе к ней.

— Знаю, чего бы ты хотел.

— Мы можем просто поговорить.

— Ты хочешь большего.

Его рука скользнула ей под подбородок:

— Верно. И ты тоже.

Она дернула головой, выворачиваясь.

— Черт побери, Даллас! Почему ты так ополчилась против меня?

Ее голубые глаза были серьезны.

— Я объяснила тебе, что уже обожглась однажды. Я не так наивна, как прежде. — Она помолчала. — Ладно. Если вы действительно хотите знать… У вас концы с концами не сходятся, мистер Маккол: вы — фермер, но никогда не говорите о ферме. Вам неудобны даже ковбойские сапоги.

— Я говорил тебе, что они новые.

— У тебя смешной акцент.

— Что, черт побери, в нем не так?

— Просто он отличается от техасского.

— Я родился не в Техасе.

— Есть и другие вещи. Ты приплыл сюда, но Гордон утверждает, что ты не умеешь управлять парусником.

— Откуда, дьявол, он это знает? Он же никогда не видел меня раньше!

— Вот именно. Ты никогда не выходишь в море.

— Может, мне нравится здешний причал.

— У тебя большая яхта, но Гордон считает, что ты не знаешь о ней ничего.

— Только потому, что я не обсуждаю ее техническое оснащение, как этот хвастливый придира?..

— Послушай, забудь про Гордона.

— С удовольствием!

— Ты красивый парень. Мог бы иметь любую женщину. Однако почему-то заинтересовался мной и моими детьми.

Кристофер пожал плечами:

— Мне нравишься ты и твои дети.

— Странно. Ты не тот тип, что бездумно плывет куда глаза глядят, оставляя все за спиной. Я постоянно спрашиваю себя: “Почему именно сюда? И почему мои дети?” Гордон говорит, что ни один мужчина…

Внезапно Кристофер разозлился. Разозлился оттого, что они используют его ложь, стремясь загнать его в угол. А главное, что бы он ни делал, Даллас ему не уступает.

— Я думал, мы забудем давешнюю стычку! — Он помедлил. — У тебя много проблем из-за того, что ты с головой ушла в книги — и так надолго, что не узнала в жизни главного.

— Знаю, что ты пугаешь меня. Однако не понимаю, почему. Он вспылил:

— Вероятно, если бы ты спустилась в мою лодку и узнала меня получше, ты смогла бы понять все. Разве такое уж преступление с нашей стороны — воспользоваться появившимся шансом?

И, не дожидаясь ответа, он гордо удалился. Кристофер знал, что дети наблюдают за ним. Кто-то из них уронил стакан, и он услышал звон разбитого стекла. Близнецы побежали к Даллас.

— Чане! — отчаянно позвала его Даллас. Он остановился, заколебавшись, увидев ее убитое лицо. Но больше она не сказала ничего. Если бы она сделала полшага ему навстречу…

Но Даллас не сделала его, и лицо Кристофера стало жестким:

— Вам известно, где меня найти, милая. И за ним захлопнулась дверь.

Кристофер стоял на пирсе. Его тело было напряжено — он ловил рыбу. Даллас исподтишка смотрела на белую рубашку, накинутую на его плечи, на джинсы, обтягивающие бедра. Единственное, что было небрежным в его облике, — это темные волнистые волосы, ниспадавшие на лоб. Он закидывал удочку, словно хлыст, и она рассекала зеркальную поверхность воды.

К удивлению Даллас, у нее сдавило в горле, и она не знала, где взять силы, чтобы заговорить с ним. Она облизывала губы.

— Вы распугаете всю рыбу, закидывая удочку подобным образом.

Он обернулся:

— Так же, как я испугал вас? — Но теперь в его низком голосе не слышалось злобы.

Она подошла к нему и взяла у него удочку. На мгновение их руки соприкоснулись — так же, как и их глаза. С тем же острым желанием, которое они всегда испытывали друг к другу.

— Вы на самом деле считаете, что меня интересует рыбная ловля?

Она сглотнула и взглянула на него. Он непроизвольно встряхнул головой, откидывая упавшие на глаза волосы.

— Ловить рыбу нужно осторожно. — Она несильно взмахнула удочкой.

Кристофер засунул руки в карманы джинсов:

— Мне трудно быть осторожным, я нетерпелив как черт.

— Если вы действительно хотите чего-нибудь добиться, следует быть терпеливым.

— Поверьте, я стараюсь…

Когда он смотрел, как она ловит рыбу, его глаза прожигали ее насквозь. Несколько секунд спустя Даллас выудила серебристую рыбину, которая прыгала и сверкала на причале. Самодовольно, с торжеством Даллас начала снимать ее с крючка, но Кристофер опустился на колени и сделал это за нее.

— Надо же, какая сноровистая, — весело заметил он.

— Я живу у моря. И должна знать, как ловить рыбу. Я знаю многое помимо книг.

Когда его прямой взгляд задержался на ее волосах и губах, прежде чем встретиться с ее глазами, внезапный комок встал в ее горле. Чане молчал. Она неловко повернулась.

— Благодарю вас за помощь сегодня ночью, — мягко добавила она.

— Это было забавно.

— Да, забавно… — робко согласилась она. — Я.., я так мало знаю о вас.

Он насадил наживку на ее крючок. Она наблюдала за ним, отмечая, какие у него ловкие руки.

— Вы тоже не много рассказывали мне о себе, — напомнил он.

— Потому что не могу никому раскрывать душу.

— Может, если ты попытаешься, тебе полегчает.

— Может, я не хочу этого.

— Зря. Ты предпочитаешь бесконечно терзаться в чистилище — как креветка на крючке. Ты хочешь жалеть себя всегда.

— Нет, не то! — Защищаясь, она взглянула на него.

— Эй, я тоже побывал в чистилище, — тихо признался он.

Она позволила ему взять у нее из рук удочку и отложить ее. А затем сама оказалась в его руках, спрятав лицо на его груди.

— Я не могу касаться тебя так, как хотел бы, — сказал он. — У меня все руки в наживке.

Он был крепок и силен, но обращался с ней бесконечно бережно.

— У тебя такие ласковые руки, что наживка меня не тревожит.

— Дорогая, я знаю, каково это: так сильно ощущать вину, чтобы хотеть покарать себя навсегда.

Она прильнула к нему так надолго, что смутилась и отпрянула. Но, когда он пригласил ее на борт своей яхты и предложил ей пива, приняла его приглашение. Они вместе вымыли руки у него в умывальнике.

Даллас не часто приходилось пить пиво, и потому скоро она почувствовала себя как во сне. Даллас слышала голос Кристофера будто издалека:

— Расскажи о поэзии, которую ты читаешь.

— Ты ведь не хочешь говорить о Донне и Марвелле.

— Правильно. — Пауза. — Но я ведь попросил, не так ли?

Порция пива наполнила Даллас хмельным теплом, и она забыла об опасности присутствия Кристофера, начав декламировать стихи. Ему понравились стихи. И, хоть он и не читал много поэзии, продекламировал кое-что для нее — с характерной для многих мужчин неточностью.

— Вы не смогли бы специализироваться на английской литературе, — покритиковала его она.

— Но не все же плохо в моей декламации. И оба рассмеялись в безмолвной серебристой темноте. Вскоре они заговорили о своем одиночестве и о своих личных проблемах. Часы летели со скоростью минут, не надоедая им. Она рассказывала ему о своей семье, о любви к ней и обиде за нее. А он поведал о том, как всегда жаждал семьи — и никогда ее не имел. Родителям он был не нужен. После своего развода они редко изъявляли желание повидаться с ним.

— Им не следовало заводить ребенка, — сказала она.

— На свете немало людей, которым не стоит иметь детей.

Она побледнела.

— Ты говорила, что была замужем, — сказал он. — У тебя были дети?

Даллас колебалась. Она снова вспомнила себя в белом больничном коридоре. Одинокий луч погладил золотые кудряшки ребенка, когда тот заплакал.

— У меня родилась дочка. Я.., потеряла ее. У нее были голубые глаза и светлые волосы.

— Как и у тебя.

— Я лишь однажды держала ее на руках. — Голос Даллас задрожал.

— Это чудовищно — потерять свое дитя, — сказал он напряженным голосом. — Когда-нибудь ты снова выйдешь замуж.

— Нет.

Он поцеловал ее в лоб:

— И у тебя появятся другие дети.

— Нет, пожалуйста… — Она приложила пальцы к его губам. — Что-то было не так в моей беременности. Я больше не могу иметь детей. Вот одна из причин, почему дети моей сестры так много для меня значат.

— Прости.

Она не оттолкнула его, когда он притянул ее ближе к себе. Его руки снова поглаживали ее волосы, а шепот звучал ободряюще. Она прижалась к нему: она хотела такой близости с ним, она бредила этим. Но это было не правильно. Даллас плотно смежила веки.

— Это было давно, — прошептал он.

— Некоторые вещи проносишь с собой через всю жизнь, — последовал ответ.

— Да, и ты, и сегодняшняя ночь станут одним из таких событий, — мягко произнес он.

Кристофер буравил ее жарким взглядом. При его первом, осторожном прикосновении она оставалась спокойной.

— Что особенного в сегодняшней ночи? — прошептала она.

— До этой ночи ты только убегала от меня. А сегодня ты пришла ко мне. — Его губы коснулись ее волос и двинулись к ее шее. Даллас затрепетала от их горячего напора. Если бы только…

Она встряхнула головой и взмолилась:

— Я не могу… Он сжал ее руку:

— Почему?

— Не могу вам объяснить.

— Черт побери, — выругался он в угаре страсти. — Знаешь, что ты делаешь со мной? Или тебе все равно?

Страсть, ревность и злоба отразились на его лице. Он горько скривил рот. Его руки сжались в кулаки.

— Если найду подонка, надругавшегося над тобой, то задушу его своими руками. У нее перехватило дыхание.

— Это лишь моя ошибка, моя — и ничья больше.

Он сорвал с себя очки:

— Скажи мне! Черт побери, верь мне! Она обвела его лицо и фигуру медленным и безмолвным взглядом. Каштановые волосы упали ему на лоб, и она убрала их. Чане схватил руку Даллас, сдавив ее пальцы в кулаке. Она ощутила его напряжение и силу. Рубашка белела в темноте, облегая его твердые мускулы. Он был воплощением самоуверенной и животной храбрости. Он был ее антиподом и совершенно не подходил ей. Но, заглянув в его глаза, Даллас узнала ужасную правду: она полюбила его.

— У вас своя жизнь. Вы скоро уедете, — проговорила она.

Его глаза сузились.

— Я возьму тебя с собой. Она молчала, глядя мимо него.

— Моя жизнь — здесь, — произнесла она наконец.

— Жизнь там, где твое сердце. — Его пальцы легко коснулись ее лица, обводя изгибы бровей и ресниц, словно она была очень дорога для него. — Люби меня.

Она встряхнула головой с убитым видом:

— Не стоит рисковать.

Его карие глаза понимающе следили за ней. Он обхватил руками ее плечи.

— Дай мне любить тебя, Даллас. Дай показать тебе, что ты рискуешь потерять больше, избегая любви. — Он начал ласкать ее.

Но она стремительно вскочила:

— Извините меня. Я.., немного устала.

— Ладно. — В его глазах блеснуло мрачное понимание. Он заставил себя опустить руки. — Тогда увидимся завтра?

Она в тревоге посмотрела на него:

— Нет! — и покачала головой.

— Итак, — негромко подытожил он, — мы вернулись туда, откуда начали. То есть никуда.

Когда она вспрыгнула на причал и легко побежала прочь, он и не пытался остановить ее.

Глава 9

Стратегия.

Чтобы выиграть войну, нужна стратегия. Сегодня был день рождения Стефи. Со своей яхты Кристофер зорко следил за детьми, и особенно за Патриком, когда тот укладывал в джип все необходимое для пикника. Даллас придет в бешенство, но, убежав прошлой ночью, она лишила Кристофера выбора.

Почему, чем ближе подходил Кристофер к заветной границе, тем яростней Даллас противостояла ему? Когда она поверяла Кристоферу тайну о своем ребенке, которого потеряла, он видел: между ними установилась новая связь. Но затем она снова бежала от него и весь день скрывалась, не желая встречаться.

Дверь дома распахнулась, и появилась Даллас. Патрик высунулся из забитого вещами джипа, вложил в рот два пальца и свистнул. Наконец-то Кристофер слышит их условный сигнал! Он выпрыгнул из яхты с рыбацкой сумкой под мышкой и так стремительно кинулся к машине, что опередил Даллас, открыв перед ней дверцу джипа.

Она упрямо швырнула свою сумку на землю:

— Вы думаете, что делаете?

— Извините. — И он закинул в джип свою сумку.

— Чане хотел посмотреть остров Падре. Поэтому мы пригласили его на пикник, ведь сегодня мой день рождения, тетя Даллас! — воскликнула Стефи.

— Пожалуйста, тетя Даллас! — заверещали трое старших.

Даллас перевела взгляд с детей на Кристофера.

— Вас превзошли по численности, милая, — промолвил Кристофер. Даллас кусала губы:

— Предательство.

Взгляд Кристофера обежал ее всю.

— Жаль, что у вас такое чувство.

На ней был черный купальник, облегающий ее изящное тело, черные сандалии и прозрачная накидка. Он мог различить ее соски, пупок и даже намного больше — слишком много. Один лишь взгляд мельком — и он был в горячке, так что даже не смог бросить еще один взгляд.

— Прекратите толкать меня, Чане. Он лениво улыбнулся:

— Я толкучий парень.

— Нам надо ехать.

— Хорошо. — Он прыгнул внутрь, за руль.

— Вести буду я, — процедила она сквозь зубы.

— Так не пойдет. — И он открыл перед ней дверцу для пассажиров. Пока она в сомнениях стояла перед своей сумкой, Кристофер завел джип.

Даллас уставилась на него горящими глазами:

— Если вы поедете, я останусь здесь. — Она провела руками по своим соблазнительным соскам и бросила ему ядовитый взгляд.

— Поедете, ведь пикник запланировали дети.

— Вы используете их в своих целях.

— Да.

Его темный взгляд изучал ее, хотя ее глаза избегали его взгляда. Ему нравилось то, что он видел. Он бы связался с дьяволом, чтобы обладать ею. Все началось со Стефи. Но теперь ему нужны все — вся семья. А Даллас стала ему необходима как воздух. Даллас, чьего тепла он жаждал каждую ночь, когда спал один на своей жесткой кровати.

— Ради Бога, — сказал он. — Сегодня день рождения Стефи.

Стефи потянулась с заднего сиденья и обвила ручонками загорелую шею Кристофера:

— Чане — единственный подарок, какой я хочу, тетя Даллас. Если ты не разрешишь Чансу ехать с нами, я отменю свой день рождения. И тебе тоже придется ехать, или мы — не семья.

Величественный серебристый прибой Мексиканского залива разбивался о берег. Патрик и двойняшки играли. Даллас чинно сидела в шезлонге и притворялась, что читает. Но чересчур быстро переворачивала страницы книги в мягкой обложке, украдкой наблюдая за Чансом и Стефи.

Он удивительно вел себя с девочкой. Они вместе строили великолепный замок из песка.

— Замок принцессы, — объяснила Даллас залитая румянцем Стефи.

На полотенце рядом с замком стояла белая лошадь. Стефи возбужденно суетилась, зачерпывая песок, бегая к прибою, наполняя водой ведра и выливая их в построенный ими ров. Когда очередное ведро подмыло стену, Чане вскинул вверх руки в театральном испуге. Стефи собралась заплакать, но, едва Кристофер взял ее на руки, тотчас успокоилась.

Даллас засмеялась, глядя на каштановую голову Чанса, внимательно склонившуюся над головкой девчушки. Его чудесные шелковистые волосы свешивались на лоб и на девочку. Он был худой и загорелый, как языческий вождь. Стефи о чем-то убежденно говорила ему. Вот он что-то сказал ей — и лицо Стефи осветила самодовольная улыбка. Вскоре темные глаза Стефи засверкали от радости, и она принялась заново сооружать замок.

Чане был так нежен с ней. Вся печаль, снедавшая Стефи, улетучивалась, если Кристофер был с нею. Смешно вспоминать, что Стефи испугалась его, когда увидела впервые. Как и я, подумала Даллас.

Всем стало лучше от присутствия Кристофера. Во время поездки, когда она и Чане сидели, отчужденно примолкнув, дети радостно щебетали, потому что он был здесь. Когда Чане обнаружил чудесное место для пикника рядом с дюнами, дети бы бросили ее одну распаковывать вещи, если бы не он. Именно Чане настоял на том, чтобы дети помогли ей. Он придумал для этого игру, и они не стали противиться.

Замок был возведен. Чане и Стефи включились в игру с остальными детьми. Теперь Даллас осталась в одиночестве. Она чувствовала себя лишней, наблюдая за тем, как ее семья обходится без нее. Неожиданно Чане поймал диск, которым они играли, и вместо того, чтобы бросить его Ренни, держал до тех пор, пока Даллас не подняла на него глаза. И тогда знаком пригласил ее поучаствовать в игре. Она покачала головой, надеясь, что ее отказ выглядит очень по-взрослому, невозмутимо, с оттенком превосходства. В темных глазах Чанса плясали чертики. Кристофер бросил диск ей.

Она увидела все в замедленном темпе — его лукавую улыбку, движение запястьем, жужжанье желтого диска, летящего прямо на нее, — и закричала. Когда она потянулась, чтобы поймать диск, ее книга полетела в лужу.

Даллас упала носом в песок, а на нее упало кресло. Все смеялись, глядя, как она поднимает диск и медленно встает, отряхиваясь.

— Брось его обратно Чансу! — возбужденно воскликнула Стефи, прыгая на одном месте. — Брось назад!

Даллас провела дрожащей рукой по влажному лбу. Кристофер смотрел на нее. Смотрели-то все, но она видела только его.

Он выглядел как бог с развевающимися от морского бриза волосами, с солнечным отблеском на загоревшей коже. Его взгляд сфокусировался на ее лице и фигуре. Ей чудилось, что его глаза физически касаются каждого участка ее тела. Он вскинул голову, поддразнивая ее.

Она ощущала дико бьющийся пульс на своей шее, сознавая, что возбуждена так же, как и Стефи.

Затем он улыбнулся — застенчиво, прелестно, призывая ее признать, что она тоже рада его присутствию. Вопреки желанию, она почувствовала такой внезапный прилив радости, что ее губы предательски задергались.

— Лови, если можешь! — вскричала она и вызывающе бросила диск — вне предела его досягаемости. Быстрее молнии Чане подпрыгнул и поймал диск. Его гордая улыбка выражала мужское тщеславие. Потом он бросил фрисби Ренни, но Даллас уже присоединилась к игре.

В какой-то момент Даллас и Чане погнались за фрисби вдвоем. И когда она почти поймала диск. Чане схватил ее, поднял и закружил. Он кружил ее до тех пор, пока она не забылась и не вскрикнула пронзительно от головокружения. Ее волосы развевались подобно золотому облаку. Она парила. Она была свободна и юна, как ребенок.

Чане неспешно опустил ее — так, что ее мягкое тело скользнуло по его длинному мускулистому телу. Она ощутила жар и дрожь.

Она не была ребенком. Как и он.

Он посмотрел на ее рот жадным взглядом. Ее шею залил лихорадочный румянец. Она задыхалась. И быстро шагнула назад, глотая воздух, приглаживая волосы, поправляя упавшую с плеча тонкую черную бретельку купальника и не осмеливаясь взглянуть на него, хотя знала, что его горячие темные глаза смотрят на нее.

Дети угомонились. Девочки вскинули брови и обменялись понимающими улыбками. Зардевшийся Патрик отвел глаза и вырыл нору в песке своей голой ступней.

— Эй, ребята! — вскричал Чане, поднимая диск фрисби. — Кто поймает его — получит доллар! — И бросил диск вдоль пляжа.

Все четверо кинулись за фрисби. Напряжение спало. Все заигрались до изнеможения и стали просить Чанса остановиться.

— Я голоден, — сказал Патрик, бросая диск фрисби в направлении раскладного стола, установленного рядом с джипом. Дети ринулись к столу. Чане повернулся к Даллас:

— Я тоже голоден.

Дети скрылись за дюнами. Когда Даллас поняла, что осталась с Чансом наедине на этом продуваемом ветром пляже, ее сердце забилось быстрее.

— Тогда почему мы не едим? — прошептала она.

Он подошел с важным видом:

— И ты это говоришь мне?

Смеющийся отблеск остался в его карих глазах. Что-то стихийное, казалось, витало в воздухе. Он взял ее руку, и она позволила его теплым пальцам переплестись с ее пальцами. Он повел ее к столу.

Патрик проглотил кусок своего гамбургера, взглянул на них и просиял. И совершенно неожиданно объявил:

— Мы так ездили вместе с мамой и папой. Мы снова почти как настоящая семья.

Чане поднял голову, и Даллас удивилась теплу его глаз. Чане вместе с детьми заставил ее почувствовать семейную атмосферу. И он был более притягательным для нее, чем кто-либо прежде.

Когда они закончили свою трапезу, Чане спросил:

— Дети, вы не возражаете против уборки и против того, чтобы перенести все в джип?

— Ох! — Патрик выглядел обиженным. — Мы только-только обосновались здесь. И уже приходится уезжать?

— Нет, пока ваша тетя и я не вернемся с прогулки.

Дети тотчас притихли. Их широко раскрытые глаза перебегали с Чанса на Даллас. Они обменялись многозначительными взглядами. Стефи смущенно схватила Белую Лошадку. Дженни запротестовала было, что сейчас не ее очередь убирать со стола, но Ренни утихомирила ее сестринским пинком.

— Ой!

За столом воцарилась тишина. Ренни невинно вращала глазами:

— Конечно, Чане: мы все с удовольствием наведем порядок.

— Гуляйте столько, сколько вздумается, — поощрил Патрик.

— Пока не стемнеет, — поправила брата Ренни, подмигнув хмурящейся сестре.

Стефи бросилась к Даллас и прошептала ей на ухо:

— Пожалуйста, не говори больше Чансу ничего плохого.

Когда Даллас взглянула на Чанса, его непроницаемые карие глаза встретили ее колеблющийся взгляд. Его окружала такая аура чувственности, что нервы ее завибрировали.

— Вы определенно завоевали детей. Он сжал ее запястье, и сердце у нее забилось. Чане повернул Даллас лицом к себе.

— Хорошо. Значит, осталась только ты сама. Каждая клеточка ее тела, казалось, плавилась. Морской пейзаж превратился в страну чудес, наполненную магией; рука в руке они шагнули в наступающие сумерки. Когда они потеряли из виду джип, Даллас разрешила Чансу обнять ее.

— Ты завоевал и меня, — призналась она, чуть дыша, когда он властно перегнул ее назад и поцеловал.

Их губы медленно и неохотно разъединились. Затем он поднял ее и закружил — так же, как и тогда, когда они гоняли фрисби. Только сейчас в ее волосах отражался лунный свет и рядом не стояли дети-соглядатаи.

Вместе они упали, смеясь, на влажный песок. Черный бархатный балдахин, крапленный мерцающими звездами, накрыл их. Темная мерцающая волна захлестнула их. Их смех замер. В шепоте волн и ветра слышались любовные обещания.

Он склонил голову, прижимаясь к ее мокрым волосам, и его дыхание навеяло на нее дрожь возбуждения.

— Я просыпался каждую ночь, желая этого.

Его рука ласкала ее грудь. Он обхватывал ее грудь своими мозолистыми пальцами и мял соски, пока они не набухли, а кровь в ее жилах не превратилась в горячую лаву. Его пальцы слегка касались ее губ, обводя их чувственную полноту, пока она не разомкнула губы и, желая его всего, возбужденно не всосала его пальцы, подобно распутнице.

Дыхание Чанса стало прерывистым. Лунный свет заливал его лицо. Глаза его пылали. Полные губы раскрылись от желания. Он казался другим сегодня, свирепее.., голоднее…

Она страстно застонала. Он сжал ее руки так крепко, что ей стало больно. Его тело впрессовалось в ее тело. Лишь тьма, когда теплые волны снова и снова накрывали их. Лишь тьма, когда его губы обжигали ее кожу сквозь тонкую ткань купальника, касаясь каждого уголка ее тела. Он что-то бормотал. Его руки и рот возбудили эмоции, которых она не ощущала никогда, и Даллас потеряла себя в этом море чувственности и выпала из времени. Плотно сомкнув веки, дрожа, уступала она бешеным желаниям своего тела. Затем соленая пена накрыла их, и он прижал ее к себе, чтобы их обоих не смыло в океан. Вторая волна последовала за первой, и они засмеялись. Он вновь начал целовать ее.

Она трогала его губы пальцами.

— Мы не можем, — шептала она. — Нас ждут дети.

Он перестал целовать ее и улыбнулся:

— Позже.., потом.

Она приникла к нему. Ее тело все еще горело — там, где его руки и губы касались его.

— После того, как мы уложим их спать. Он поднял ее с мягкого песка и понес в прибой. Потом они погрузились в волны.

Он снова обнимал ее так же страстно, как прежде. Их мокрые тела соприкасались. Внутри их обоих пылал огонь. Ее руки обвили его шею, и ее губы затрепетали под его губами. Она крепко прижала его к себе.

— Позже, — прошептал он, дразня ее. Смеясь, она догоняла его всю дорогу назад к джипу.

Песчаные крабы ползали перед фарами джипа, и время от времени раздавался роковой треск под его шинами. Кристофер не замечал ни возни крабов, ни ослепляющего света луны на песке и волнах. Не замечал он и холодного влажного морского бриза, продувающего джип. Все, что он чувствовал, было тепло хрупких пальчиков Даллас, которые он прижимал к своим литым бедрам.

Он мог обнять ее. Он мог попробовать ее.

Позже.

Рок-музыка неслась из радиоприемника, и его сердце гремело так же, как и дикие звуки, рвущиеся из эфира. Он искусал в кровь губы. Он помнил, как она лежала под ним в волнах — теплая и покорная, вздрагивающая всякий раз, как он дотрагивался до нее. Каждый толчок джипа отзывался вспышкой огня в его чреслах.

Белый пляж протянулся перед ним — такой же бескрайний, как и ревущие волны. Такой же бесконечный, как эта ночь. Он вздохнул резко, прерывисто.

Кристофер сжимал руль и снова кусал губы, но даже резкий металлический звук и запах собственной крови не мог заставить его забыть сильное, горячее желание. Он слишком ее хотел. Она заставила его ждать слишком долго.

Сердце Кристофера упало, когда Даллас вышла из джипа и поддразнила его:

— Ты не помоешь джип? — Он нахмурился, но она вручила ему шланг и отправила детей в дом открыть воду.

Он взял ее запястье и поцеловал горячий пульс ее сердца.

— Это пытка, я не могу ждать!

— Придется, — весело прошептала она. — Джип заржавеет, если мы не помоем его.

— Мы?

— Ты мне нравишься таким — когда сходишь с ума из-за меня, — призналась она, касаясь его губ кончиками пальцев.

Когда он попытался прижать ее к себе, она отскочила.

— Кокетка!

Ее дразнящие глаза игриво сверкали, но она настояла на своем.

Кристофер и дети разгрузили джип, пока Даллас убирала вещи в кухне. Каждому ребенку пришлось помыться под горячим душем и переодеться ко сну. После душа между детьми началась потасовка. Кристофер пошел мыть джип и расправлялся со своей работой яростно, стремясь притупить желание.

Не помогало. Даллас читала детям хриплым голосом. Глядя на ее золотые волосы, сверкающие в свете лампы, он был близок к помешательству. Ему пришлось сжать руки в кулаки, чтобы удержаться и не коснуться ее. Наконец он отправился на свою яхту и принял там горячий душ. Как всегда, по радио передавали рок-музыку.

Когда Кристофер вошел в свою каюту, обернутый одним полотенцем, она была уже там. Как и в прошлый раз, она спустилась по трапу. Ее желтые волосы, мокрые после душа, блестели. В голубых глазах мерцали золотые искры. Его взгляд быстро обвел все ее тело. В узких джинсах и облегающей розовой блузке она выглядела изумительно сексуальной. Даллас неуверенно подняла на него глаза, обрамленные длинными ресницами. Под его голодным взглядом ее кожа порозовела.

Боже! Она снова боялась его! Опять все сначала! Никогда прежде страсть не билась в каждой клеточке его тела, как сейчас. Кристоферу пришлось приближаться к ней медленно и спокойно. А чувства его были более неистовыми, чем гремевшая музыка, неуправляемыми. Он подошел и выключил радио.

— Нет, оставь, — прошептала она.

Он снова включил радио, и тропический ритм музыки стал пульсировать в такт его крови. Он подошел к ней и горячими губами отодвинул с ее лба волосы. Его пальцы сбегали от ее плеч вниз, по голым рукам. Она затрепетала, но не поцеловала его в ответ. Выражение безграничной печали промелькнуло на ее красивом лице.

Опять что-то не так.

Кристофер не хотел останавливаться, но остаток силы воли возобладал над желанием. Нетвердой рукой он отвел ее подбородок назад и заглянул в ее глаза. Он так неистово хотел ее, что почувствовал: он вот-вот расколется на тысячу кусочков. Он жаждал раздеть ее и притянуть, голую, к себе.

— В чем дело?

Безнадежность, которую он ненавидел, вернулась в ее глаза. На мгновение она застыла. Затем попыталась убежать.

— Нет, не сегодня, милая, — возразил он раздраженно. Стремительно кинулся вперед и закрыл перед ней люк. Потом положил загорелые мускулистые руки по обе стороны от нее и прижал ее к стене.

— Дайте мне уйти. Вы не понимаете… Он подмял ее под свою грудь и заключил в объятия.

— Поцелуй меня, — прошептал он. Его тело горело.

— Нет. — Она начала бороться, пиная его ногами и пытаясь дать ему пощечину.

Он заломил за спину ее взлетающие запястья.

— Тебе придется поверить мне, — сказал он. — Я не могу больше этого выдержать. Я валяюсь без сна ночи напролет, желая тебя и тоскуя по тебе.

— Ты бы не стал, если бы знал…

— Все равно стал бы…

Она закрыла глаза. Ее ресницы увлажнились от слез.

— Ты не понимаешь!

— Дай мне возможность попытаться. Она вновь принялась бороться, изгибаясь и крутясь под ним, но он держал ее крепко. Он почувствовал ее панику. Сердце Даллас бешено стучало. Когда она закричала, он отпустил ее.

— Милая, ты действительно собираешься всегда бежать от каждого, кто попытается сойтись с тобой?

— Да! — Ее руки были подобны когтям. Ногтем она оцарапала ему щеку. Яркий ручеек крови проступил на его темной коже. Она отпрянула, задыхаясь от ужаса и нежно касаясь его.

— Не надо! — Он поморщился. — Мне чертовски больно.

— О, дорогой, — произнесла она сокрушенно. — Я не хотела…

— Это всего лишь царапина, — жестко отрезал он. — Ничего страшного. — Пауза. — Ты должна сказать мне, что с тобой происходит.

Она изнемогала, глядя на него пустыми, потерянными глазами.

— Извини…

— Я уже сказал, забудь об этом. Только объясни мне…

Она прошла в ванную, принесла оттуда смоченный водой тампон и приложила к его щеке:

— Не могу поверить, чтобы я… Он коснулся ее волос:

— Ладно, все в порядке.

— Может, ты и прав. Я потеряю тебя, если скажу. И потеряю, если не скажу.

Сдерживаемая боль, послышавшаяся в ее голосе, наполнила его страхом.

Она отвернулась, словно ей было стыдно даже смотреть на него.

— Я не говорила этого моему мужу, пока мы не поженились. Когда я наконец сказала ему, он ушел от меня.

— Что такого уж страшного ты сделала?

— Отдала своего ребенка!

— Что?

Ее лицо стало белым как снег.

— Ребенок, которого я потеряла, был не от мужа. Она родилась, когда мне исполнилось семнадцать. Понимаешь, мои родители умерли, и я была страшно одинока. Потом появился этот парень, и я вдруг снова ожила. Я так запуталась! И имела слабое представление о парнях и о любви. Однажды я пошла с ним. Это было ужасно, и я поняла, что той ночью допустила чудовищную ошибку. Но я забеременела. Кэрри заботилась обо мне, пока не родился ребенок. Роберт убедил меня отдать мою дочку, я так и сделала. Но позор, трагедия невозможности иметь другого ребенка… Понимаешь, я думала, что забуду все и заживу по-прежнему. Но не смогла. Хочешь узнать, какая я сумасшедшая? Вообрази: я праздную каждый ее день рождения.

— Когда она родилась?

— Десятого сентября.

— Милая… — Его низкий голос был бесконечно нежен.

— Я часто вижу ее во сне, только она всегда остается маленькой: я в больнице и сестра уносит ее от меня.

На ресницах Даллас заблестела одинокая слеза. Она упала и скатилась вниз по щеке. Кристофер поймал ее пальцем — и там она сверкала, словно драгоценность.

— В нынешнем сентябре ей будет тринадцать.

Иногда я просыпаюсь и пытаюсь представить, как она выглядит, все ли у нее в порядке, любят ли приемные родители ее так же, как любила бы я. Чане, я чувствую себя так, словно пропала часть меня самой.

Он слишком хорошо понимал это.

— Почему ты не пытаешься ее найти?

— Надеюсь, что однажды она найдет меня, но я не могу искать ее.

— Почему?

— Потому, что я сделала выбор. А у нее есть право сделать свой. Не хочу ломать ей жизнь, не хочу навредить ей. У нее теперь другая семья.

— Почему бы тебе не написать в Агентство по усыновлению?

— Я писала, но мне так ничего и не удалось узнать.

— Не сдавайся. Для приемных родителей вполне естественно опасаться биологических родителей. — Его мрачный голос снизился до шепота:

— Может быть, когда-нибудь…

— Теперь ты понимаешь, почему я сделала все возможное, чтобы позаботиться о детях своей сестры. Когда я потеряла родителей, я наделала чудовищных ошибок. Не могла допустить, чтобы такое случилось и с детьми сестры.

Кристофер долго держал Даллас в объятиях. Он знал, что такое — потерять ребенка фактически или юридически, но испытывал смешанные чувства по отношению к женщинам, отдающим своих детей. Маргарита отдала Стефи. Его собственная мать почти отказалась от него ради карьеры, мужей и любовников.

Но чем дольше он обнимал Даллас, тем яснее сознавал, что Даллас сделала не то же самое. Она сама была ребенком, совсем не готовым заботиться о новорожденном, а отец тоже был мальчишкой. Она поступила так в интересах ребенка.

— Итак, этот парень сбежал, оставив тебя беременной, — резюмировал Кристофер.

— Нет. Я оставила его. Он бы женился на мне, но для меня на первом месте был ребенок. Ее жизнь для меня была всем. Он не любил меня, а я слишком запуталась, чтобы любить кого-нибудь. Нам пришлось бы жить с его родителями. Я стала бы обеспечена на какое-то время и сохранила бы ребенка, но у нас не получилось бы настоящего брака. Мы оба были слишком незрелы для этого. Я хотела, чтобы мой ребенок стал частью настоящей семьи. И он в конце концов согласился.

Кристофер подумал обо всех ошибках, которые допустил в собственной жизни, — о своем бунтарстве, о Маргарите, Салли и саморазрушительных безумствах после ее гибели. Как мог он судить Даллас?

Он начал нежно целовать ее.

— Рад, что ты сказала мне. Я поступил еще хуже, — признался он мрачно.

— Может, когда-нибудь ты откроешь мне свою тайну.

— Не сегодня, — прошептал он, обвивая ее руками и опрокидывая на койку.

— Тогда у нас не будет секретов друг от друга, — сказала она.

Больше не будет лжи.

Он хотел быть честным с ней, но не знал, смогут ли они пережить его признание. Он прижался к ней. Его руки крепко обнимали ее. Он жаждал обладать ею — чего бы это ему ни стоило. Он целовал ее, все больше втягиваясь в водоворот дикой страсти.

Не дыша, как и он, она дотянулась до его глаз и сняла с него очки в проволочной оправе. Он ощутил себя голым и незащищенным, пока она изучала его лицо. Попытался смотреть в сторону, но она удержала его и обвела пальцами его чеканные черты, любуясь их мужественной красотой.

— Ты так прекрасен — прямо как кинозвезда. Он отшатнулся. Она отдернула руку и нежно поцеловала его в кончик носа:

— Нет, я не хочу, чтобы ты был кинозвездой. Хочу, чтобы ты был обычным — как я. Фермером, который не умеет управлять парусником.

— Милая…

Ее рот жадно прижался к его рту, и его снова закружило в вихре чувств. Ее язык касался его языка, и любое неосмотрительное признание растворилось бы в пламенном вихре его страсти.

Он хотел ее. Немедленно. Ему пришлось исследовать тайну ее шелковистой кожи, длинных ног, золотых волос. Его рот передвигался от ее губ вниз, по изящной линии ее подбородка, теплой шее — к впадине между грудями и дальше, к пупку. Чувственная, как кошка, она выгнулась, приглашая его губы.

Он сбросил с себя полотенце и расставил ноги. Она открыла рот от изумления и побежала пальцами по его плечам, груди и ниже — к талии, задерживаясь на мускулах и пробираясь сквозь заросли волос, покрывающих его грудь. Ее прикосновения были как необходимость. Это сводило его с ума, и он бы разорвал ее розовую блузку, если бы она не содрала ее с себя сама вместе с джинсами.

При виде ее тела, такого бледного и такого сладко-чувственного, дикий голод, снедавший его, стал еще острее. Он потянул ее под себя с тигриной свирепостью и умыл своим языком. Затем задвигался, погружая глубоко в нее свое бархатное тепло, и сделал ее своей.

Она была потрясающей. И удивительной. Чувства и эмоции выше всего того, что он знал раньше, поглотили его. Она захватила его целиком. В финале, в огненном взрыве экстаза, он понял, что хотел ее всегда.

Потом он открыл люк — так, чтобы морской бриз освежил их разгоряченные тела. Они лежали рядом в истоме под звездами, смакуя насыщение друг другом. Ему нравилось, что ее нога доверчиво лежит на его ноге; нравилось, как ее голова покоится на его широкой груди. Он чувствовал такую сладость от близости с ней, какой не ведал раньше. Они отдыхали, испытывая блаженство оттого, что они рядом, пока не рассвело. Затем она встала и поцеловала его бесконечно долгим поцелуем.

Когда она пошла по росистой траве назад к дому, небо уже полыхало.

Никогда прежде он не чувствовал такого одиночества. Что произошло с ним? Как будто без нее он лишился части самого себя и не мог вы-, нести разлуки с ней даже на несколько часов.

Хватит лжи.

Ему придется рассказать ей все.

Его глаза чесались и покраснели от долгого ношения контактных линз. Он снял их и снова лег.

Как же ей объяснить?

Глава 10

Даллас разбудили золотые лучи солнца, залившие спальню. Она нежилась в этом великолепном теплом половодье и сияла улыбкой, вспоминая чудесные райские сны, в которых была вместе с Чансом. В одном из этих снов на нем была ослепительно белая, отливающая серебром пряжка и он скакал на белом коне, подобно рыцарю Стефи. Как развеселился бы он, если бы она призналась, что во сне он стал ее Белым рыцарем!

Она шевельнулась. Даже мысли о нем воспламенили ее кожу. Даллас отбросила простыни и подставила себя солнечному свету. Раскладушки были пусты: дети встали несколько часов назад. Слава Богу. Она бы не смогла поднять на них глаза.

Никогда прежде она не испытывала такого покоя. Ее кожа пропиталась теплым, приятным запахом Чанса. Потягиваясь, она вспоминала изысканную страсть предыдущей ночи и сладость часов, проведенных в его объятиях после всего.

Казалось, она жаждала любви с тех пор, как умерли родители. И наконец обрела ее.

Чане не открылся ей, не произнес ни слова о любви, но она и так знала это. Чане не отверг ее за то, что она отдала свою дочь. Даллас смеялась над своими прошлыми сомнениями. Хотя все происшедшее с ней ночью было слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Она встала и приняла душ. Томно и медленно она одевалась и готовила себя к встрече с детьми. На затуманенном паром зеркале она написала слова “мистер Чане Маккол”, а затем быстро стерла, подумав о том, как она еще глупа и молода.

В то утро она надела шорты, обнажившие ее ноги, и голубую рубашку, облегавшую грудь. В довершение туалета Даллас вплела в волосы голубую ленту, гармонирующую с цветом блузки и подчеркивающую цвет ее искрящихся глаз.

Обнаружив Патрика, смотрящего внизу “Тигра-4”, она мечтательно опустилась на кушетку рядом с ним. Она не разрешала ему смотреть этот низкопробный фильм, но была слишком счастлива, чтобы сделать мальчику замечание. Даже вид Кристофера Стоуна в гриме Тигра не раздражал ее, как всегда. Даллас смутно подивилась тому, что Стоун перестал ей докучать. Она бессознательно смотрела на него. Прядь коротких золотых волос касалась лба, будто колышущийся от ветра шелк, и он тоже встряхивал головой, как иногда Чане. Как иногда Чане…

Она подалась вперед, на самый край кресла. Какое сходство! Даллас прищурилась. Маска Тигра скрывала его черты — кроме рта, в точности такого же… В точности!

Каждый мускул ее тела напрягся. Даллас вспомнила, как отшатнулся от нее Чане, когда она сняла с него очки и сказала, что он выглядит как кинозвезда. Рот, улыбка, челюсть — все то же самое.

Но ведь у Тигра глаза голубые. Контактные линзы! Очки! Неудивительно, что Чане все время снимает очки: без них он видит лучше.

Волосы у Тигра светлые и подстриженные — Чане отрастил и покрасил их.

Она разволновалась. Ее сердце, смягчившееся было от любви, ожесточилось от ненависти. Но в тот же миг ненависть смыл поток печали. Мужчина, к которому она пришла, чтобы подарить ему свою любовь, просто использовал ее.

На экране Тигр говорил что-то резким голосом, и ее сердце затрепетало, слыша сходство голосов Стоуна и Чанса. Она с самого начала заметила: что-то не так с его акцентом. Но он сказал, что родился не в Техасе.

Дура! Она с криком вскочила с кушетки. Патрик взглянул на тетю, которая неожиданно сорвалась с места.

— Эй, не беспокойся! Тигр всегда выигрывает. Это моя любимая часть!

Даллас стояла у двери, словно ее парализовало, до тех пор, пока не закончился фильм и не появились крупные буквы через весь экран: Кристофер Стоун.

Потом она пошла на кухню и сварила кофе. Если она и была дурой, то он был чудовищем. Он допустил гибель собственного ребенка, а теперь хочет Стефи.

Боже!

В кухню вошел Патрик и достал из холодильника колу.

— Поставь ее назад. Можешь взять апельсинового сока или молока, — сказала она ровным голосом.

Его губы скривились. Но, взглянув на тетю, мальчишка взял себя в руки. И плеснул в стакан апельсинового сока:

— Разве Тигр — не лучше всех?

— Лучше, — прошептала она. — Самый лучший лжец и негодяй из всех живших когда-либо на свете.

Даллас обняла Патрика:

— Почему бы тебе не покататься на скейте или не заняться чем-нибудь еще? Я.., не очень хорошо себя чувствую.

Он кивнул и не увернулся от ласки. Даллас это глубоко тронуло: прежде подросток не позволял кому-нибудь обнимать себя, пока не появился Чане. Чане вытащил Патрика из скорлупы.

Когда племянник ушел, Даллас закрыла лицо руками. Что случилось с ними со всеми?

Благодаря Чансу Патрик научился общаться с людьми и перестал врать. Стефи стала меньше бояться, а близнецы — меньше перечить Даллас. Не догадываясь о том, кто он, Даллас позволила ему втереться в их жизни. Еще сегодня утром она проснулась, полная любви и нежности. А теперь чувствовала себя страшно опустошенной. Кристофер использовал ее. Он жестоко обманул их всех, чтобы получить Стефи.

Прозрение Даллас было мучительным. Она не могла поверить в то, что может заинтересовать кинозвезду. Однажды она уже допустила ужаснейшую ошибку, вступив в связь с мужчиной. Но теперь за ее слабость будут расплачиваться не только она сама, но и четверо детей. Даллас не могла поверить тому, что Кристофер искренне любит их всех.

Она подошла к окну и подняла штору. Кристофер слонялся по своей яхте. На какую-то долю секунды ее охватил трепет при воспоминании об их ночи любви. Как, должно быть, он смеялся над ней! Она думала о том, как осталась у него на всю ночь. Ее потрясло то, как она праздновала свою любовь, и то, что делали с ней его многоопытные руки и рот. А сейчас она испытывала унижение от каждого поцелуя и каждого своего жаркого стона. Ему не пришлось насиловать ее: она сама слишком страстно хотела его. Несомненно, она для него не больше чем развлечение — до тех пор, пока не отдаст ему его дочь. Вероятно, отчасти он даже презирает ее. Стоун имел репутацию бездушного соблазнителя. Неужели он намеревается обвинить ее в неспособности воспитывать Стефи — из-за того, что она переспала с ним? Кофе натощак вызывал тошноту, и Даллас вылила его в раковину.

Прошлой ночью она чуть не заплакала, увидев кровь на щеке Чанса. Даллас взглянула на свои ногти, и ей безумно захотелось исцарапать Кристофера.

Нет. Она сжала обе руки так, чтобы спрятать ногти. Штора, которую она выпустила из рук, упала. Даллас принялась мыть посуду. Ее руки дрожали, и она разбила стакан. Даллас порезала палец о сверкающий осколок и уставилась на свою кровь, капающую на белый фарфор.

Нет, она не пойдет к нему. Останется дома, чтобы успокоиться. Дождется, пока он придет за ней. А затем станет такой же хитрой, как и он. Покажет ему: не один он умеет обманывать.

Даллас постаралась не оставаться одной в то утро. Услышав на крыльце шаги Кристофера, она крепко схватила Стефи, спрятавшись за ней, как за щитом.

Когда Даллас увидела через окно высокую фигуру Кристофера, она испытала смесь различных эмоций. Он колебался, словно ему тоже стало нелегко смотреть ей в глаза. Затем нетерпеливо открыл дверь.

Его лицо потемнело от предательского чувства вины. Он попытался улыбнуться, и Даллас почувствовала неловкость и напряженность, которые он старался скрыть.

Она тоже нервничала. Ее щеки полыхали, а лоб вспотел. Она стиснула руки, чтобы он не заметил, как они дрожат.

Он заметил.

Не ощущая чудовищного напряжения взрослых, Стефи ударила по странице своей книги, скомандовав:

— Читай.

Глубокий озабоченный голос Кристофера наполнил кухню:

— Что читают девочки — историю о Белом рыцаре?

— Нет, Чане! — вскричала Стефи. — О волке, который пришел в дом к козочкам, и они впустили его, а он съел их всех.

Совсем как у них. Даллас вперилась взором в иллюстрацию, изображавшую несчастных козочек.

Кристофер молчал.

— Дорогуша, ты уверена, что следует читать ребенку такую страшную историю? — спросил он наконец.

— Думаю, это хорошая подготовка к жизни. Его рот неодобрительно сжался.

— Мне нравится, — зазвенел голосок Стефи.

— Хорошо. — Он наклонился и захлопнул книжку. — Беги поиграй, — коротко приказал он.

Под изумленным взглядом Стефи его манеры и голос смягчились:

— Я хочу поговорить с твоей тетей. Как только ребенок оставил их, Кристофер, обнял Даллас.

— А сейчас что не так? — Он воззрился на ее бледное лицо и нахмурился, словно был искренне озабочен. — Дорогая…

Ласка была так желанна и так прекрасна! Мышцы ее живота дернулись. О, как он хорош! И хорошо понимает это! Он чудовище. Но ее глупое сердце заколотилось. Почему она не могла устоять перед твердыней его мужественной груди? Даллас чувствовала, что вот-вот разрыдается. Ее рот слишком пересох, чтобы говорить; ее глаза затуманили подступившие слезы. Даллас отвернулась, чтобы Кристофер не увидел ее слез. Но он увидел и быстро выдохнул:

— Не плачь, Даллас. — Пауза. Его пальцы нежно гладили ее шею. — Я не могу вынести твоих слез. — Он поцеловал ее в лоб.

Ее решимость дать ему отпор была предательски поколеблена его поцелуем. Она отскочила от него;

— Не надо. Не сейчас. Могут войти дети. — Она кусала губы, удивляясь, как легко он лжет, если это так трудно дается ей.

— Хорошо. — В его голосе послышалась нотка раздражения. — Если ты уверена, что дело именно в детях.

— Уверена. — Она глубоко и с грустью вздохнула.

— В свое время придется сказать детям о нас.

— Нет! — ужаснулась она. Вопрос в его фальшивых карих глазах опалил ее.

Осторожно! И она продолжала уже спокойным голосом:

— Конечно же, мы скажем им. Но не сегодня. Для объяснения не будет достаточно времени: мне придется взять детей в город.

— Я поеду с тобой. Она бросилась к окну:

— Нет.

Его темный наблюдательный взгляд преследовал ее.

— Я никогда не видел тебя такой. Она засуетилась:

— Какой?

— Такой нервозной. Если это — чувство вины из-за последней ночи…

Да уж, насчет вины он специалист. Однако через мгновение ее глаза вспыхнули.

— Нет, дело не в чувстве вины!

— Тогда из-за чего? Она опустила глаза:

— Может быть, меня тревожит то, что ты думаешь обо мне.

— Я схожу по тебе с ума, — горячо заверил он, приблизившись и заключая ее в объятия.

Его лицо оставалось спокойным, а горячие темные глаза извергали огонь. Ее сердце бешено забилось. Он лжет. Манипулирует ею при помощи нежных взглядов и ласковых слов, а она так изголодалась по любви, что почти поверила ему.

— Ты не сможешь поехать, потому что я везу детей к моему брату, — объяснила она мягко, но дрожа.

— Понятно, — ответил он ровным голосом.

— Нет, ты не понял. — Она решительно коснулась его руки, заставив себя улыбнуться. Ее сердце застучало сильнее, когда она увидела, как ее ласка смягчила жесткость его черт.

Он отвел от шеи расплавленное золото ее длинных волос — так, чтобы его губы почувствовали там биение ее сердца. Она задохнулась, когда он поцеловал ее таким изумительным любовным поцелуем. Но затем велела себе не быть дурой, ведь он — актер.

И поспешно начала снова:

— Я собираюсь оставить их у Роберта на всю ночь, так что мы с тобой будем одни.

Его руки сжали ее талию, и он притянул ее ближе к себе. Голод в его бездонных глазах заставил ее задохнуться.

— У нас впереди целая ночь, Чане. Мы будем вдвоем.

— Я не могу ждать. — Он наклонился и поцеловал ее в ухо. Желание пробежало по ней при стремительном движении его влажного языка. — Ты когда-нибудь занималась любовью утром?

— Чане, нет. Сейчас нельзя. — Пауза. Она добавила более мягко:

— Но сегодня ночью я покажу тебе, как много значит для меня последняя ночь.

Он сказал хрипло:

— Жду не дождусь. — И заставил себя отпустить ее.

Она обернулась:

— Так же, как и я. Но она не ждала. Совсем.

Дневная жара спадала, и фиолетовое небо стало розовато-лиловым, когда Даллас вернулась из города. Она остановилась у дома, упаковала в джип вино, еду, транзистор, полотенца и шерстяное одеяло, а потом заехала за Чансом.

— Куда мы едем? — спросил он, целуя ее после того, как забрался в кабину.

Один поцелуй — и она таяла, никла к нему, трепеща каждой клеточкой своего тела.

— Снова на пляж, — удалось ей произнести. Она отстранилась от него. Ее била дрожь.

— Я схожу за плавками, — проговорил он.

— О, они тебе не понадобятся. — Без усилий ей удалось сказать это, будто в предвкушении удовольствия. Она пробежала пальцами по его мускулистым рукам. Смесь страха и возбуждения обуяла ее.

Он неожиданно застонал, и она отдернула руку. Его темный тлеющий взгляд сосредоточился на ней, и она ощутила магнетическую силу его шарма. Ее щеки заалели. Он начал говорить что-то, но она не могла больше слушать его ложь и тотчас включила радио, чтобы не слышать его голоса.

Но его молчание оказалось даже хуже, чем голос. Он смотрел на все, что она делала, с таким вниманием, что она начала нервничать. С его интуицией он мог что-то заподозрить.

Она слишком сильно чувствовала его присутствие, хоть он и молчал. Не могла она забыть и о предыдущей ночи. Всякий раз, когда Даллас переводила взгляд на Кристофера, она вспоминала, как они лежали в песке и прибой накрывал их. Даллас думала о том, сколько миль они проехали, желая друг друга, и, разумеется, вспоминала и все остальное.

Когда Даллас подъехала к повороту на пляж, Кристофер положил руку ей на бедро. Его прикосновение воспламенило Даллас, и это потрясло ее. Она нажала на газ так, что джип крутануло; завизжали шины.

— Извини, — резко сказала она, когда его откинуло к дверце.

Даже сквозь загар было видно, что лицо его побледнело. Но он улыбнулся:

— Полегче. У нас впереди — целая ночь. Она выдавила из себя улыбку, хотя ее сердце переполнил страх. И повела машину быстрее прежнего.

Над заливом поднялась большая желтая луна.

Жесткий ритм музыки, бьющей из приемника, сливался с ударами ее пульса.

— Почему бы не остановиться здесь? — спросил он, когда они миновали несколько уединенных мест.

Джип пронесся мимо еще одного такого места в стремительном ритме рок-музыки и летящего из-под колес песка.

— Нет!

Его темный взгляд изучал ее, лицо же оставалось непроницаемым. Ее нервные пальцы вцепились в его руку.

— Я.., хочу ехать дальше того места, где мы останавливались прошлой ночью, — храбро сказала она, разыгрывая страсть.

— Делай как хочешь.

Мили проносились мимо так, что сверкающие волны слились в сплошную полосу, пока они не заехали настолько далеко, что уже не попадались другие машины. Дорога вдоль берега была ухабистой. Местами прибой касался дороги, так что Даллас приходилось ехать по воде.

— Разве ты не боишься, что твой джип заржавеет? — напомнил он.

— Наша ночь будет того стоить.

Прохладный сырой морской ветер обдувал ее. Дикая музыка грохотала вокруг нее. Чем дольше Даллас ехала, тем сильнее жаждала Кристофера. Но она оставила позади тридцатую милю, прежде чем набрала в легкие побольше воздуха для смелости и затормозила. Ее пальцы потянулись к ключу зажигания и замерли — пусть лучше ключи останутся.

Стояла дивная ночь. Луна окрасила воду и песок золотом. Бесконечный пляж и мерцающие волны окружали их. Мнилось: они одни в целом мире. Сердце Даллас билось в такт с глухим ревом прибоя. Она взглянула на Кристофера. Кажется, он расслабился и ни о чем не подозревает. Его руки двинулись к ее плечу и спустили бретельку купальника. Она откинула назад голову — так, чтобы его рот мог исследовать ее плечо, и он прижался в поцелуе к изгибу ее шеи.

Когда его умелый рот двигался по ее обнаженной коже, она испытывала странную смесь страха и возбуждения. Его большие теплые руки начали шарить по ней. Все его ласки пробуждали теплый поток чудесных ощущений, которые пугали ее.

Наконец его губы накрыли ее рот долгим поцелуем, подействовавшим как наркотик. Этот поцелуй ослаблял ее волю и напряжение мускулов. Она чувствовала свое сердце, колотящееся о ребра. Ее руки безвольно скользнули вокруг его шеи. Она не хотела желать его, но сильный первобытный инстинкт ослабил ее волю.

Надо действовать мгновенно, а то она будет просто неспособна действовать. Даллас высвободилась из его объятий:

— Давай искупаемся.

— Я прежде постелил бы одеяло на песок, — сказал он.

Ее сердце учащенно билось.

— Не сейчас. — Она коснулась его горячей щеки своей ладонью. — Почему бы нам сперва не нагулять аппетит?

— Милая, я уже умираю от голода. Даллас посмотрела на него из-под опущенных ресниц.

— Хочу обнимать тебя в воде, — прошептала она. — Чтобы ощутить волны вокруг наших разгоряченных тел. Это моя фантазия.

Даллас начала стягивать с себя одежду. Кристофер перевел дыхание. Он колебался лишь мгновение, затем мягко и осторожно помог ей. Она бросила рубашку на заднее сиденье. Ее пальцы споткнулись у застежки бюстгальтера. Кристофер снял с себя рубашку "и небрежно бросил ее поверх одежды Даллас.

Его обнаженный загорелый торс светился. Пульс Даллас тревожно забился. Кристофер выглядел мощным и полным сил, как первобытный вождь дикарей. Она подумала о том, что собирается с ним сделать, и внутренний голос предупредил ее, что с мужчиной, подобным ему, небезопасно заходить столь далеко.

Его темные голодные глаза наблюдали, как она расстегивает лифчик. Но вот она сняла его. Кристофер молниеносно расшнуровал ботинки, пока Даллас развязывала сандалеты. Они быстро бросили на заднее сиденье и обувь. Затем она развязала пояс на шортах. Он смотрел, как она приспустила с бедер желтый хлопок шорт и тонкие трусики. Потом нервно потянула их ниже. Его глаза горели, оставляя огненный след на ее голом теле. С подавленным стоном он сбросил с себя последнюю одежду.

На нее его нагота произвела не меньшее впечатление. Вид его худого мускулистого тела, мерцающего в ночи, потряс ее. Перед ней стоял опасный самец, но выражение лица у него оставалось нежным.

Она любила его. Больше всего на свете ей хотелось снова познать экстаз от близости с ним. Она все смотрела и смотрела на него, мысли и чувства боролись в ней. Может быть, она.., заблуждается на его счет?

Нет. Он сделал из нее дуру.

— Милая, что случилось?

Во рту у нее пересохло. Она глубоко вздохнула:

— Да ничего, — и виновато отвела глаза.

— Не бойся, — мягко прошептал он.

— Я не боюсь, — удалось ей произнести слабеющим голосом. Но, едва он попытался неуверенно коснуться ее, побежала от него прочь.

Он устремился за ней, настиг у самой воды и потянул за собой в пенящиеся волны. Вода оказалась холодной, а его рот — горячим, и она была так же готова уступить ему, как прежде. От каждого его поцелуя страстное содрогание проходило сверху вниз по ее позвоночнику. Она уже готова была капитулировать, когда он прошептал:

— Пошли на одеяло?

Она кивнула в оцепенении.

Он сделал гримасу, от которой она пришла в восторг. Его рот вздрогнул. Он еще раз поцеловал ее, а затем бросился в волну, чтобы ополоснуться.

Секунду она смотрела на него, не желая больше сыграть с ним злую шутку, хотя и презирала себя за колебания. Сейчас или никогда! Времени для раздумий не оставалось. Когда он повернулся к ней, она уже мчалась к джипу. Он окликнул ее, но она побежала еще быстрее.

Ракушки врезались в ее голые ступни, и она вскрикивала от боли. Но шаги, стучавшие сзади, заставляли ее бежать.

Она ворвалась в джип, чуть дыша. Повернула ключ зажигания и нажала на акселератор.

Ничего не произошло.

Он приближался. Прибой ревел. Все, что она слышала, — хриплое дыхание Кристофера. Она снова покрутила ключом зажигания. Все, что она чувствовала, были глухие удары его бегущих ног, взрывающих песок.

Она неистово крутила ключом.

Он схватился за дверную ручку:

— Какого черта ты делаешь? Мотор завелся.

Он ударил по окну, но джип уже тронулся с места.

— Даллас!

Она взглянула в дикую ярость его глаз и нажала на газ. Он отступил, когда джип рванулся вперед.

Она слышала его яростные крики и, остановившись на безопасном расстоянии от него, опустила стекло и высунулась.

— Желаю приятной ночи. Как говорят в Калифорнии — наслаждайтесь.., мистер Стоун!

— Даллас! Подожди! Я объясню!

— Нет!

— Ты не можешь оставить меня в таком виде — без денег и даже без одежды!

— В самом деле. — Она бросила ему полотенце. — Это больше того, что ты заслуживаешь!

— Даллас!

Она нажала на акселератор. Брызнувший из-под шин песок засыпал полотенце.

Проехав с милю, она остановилась, чтобы одеться.

Глава 11

Через соленые брызги на ветровом стекле Даллас различила очертания своего дома и ресторана рядом.

Вернуться и забрать его.

Ее зубы злобно погрузились в нижнюю губу. Она дернула руль, набрала скорость и свернула на подъездную аллею. Затем ловко выпрыгнула из машины и, не выгрузив вещи, направилась прямо в ресторан, на работу. Если Оскар с Пеппер и заметили что-то неладное, они не задавали ей вопросов.

Когда Даллас выключила музыкальный автомат и заперла дверь за последним посетителем, было уже поздно. Она рухнула в спальне на кровать, даже не выключив свет. Изнуренная до того, что не могла заснуть, она лежала в одежде, уставившись на горящие лампы.

Тысячу раз она порывалась ехать обратно за Чансом. И тысячу раз останавливала себя. То, что она сделала с ним, чепуха по сравнению с тем", как он поступил с ней. Но на рассвете она пошла к его яхте, почти надеясь, что он окажется там.

Его не было.

Яхта тихо стояла у причала, и Даллас взошла на нее. Ее мучило столько вопросов о нем! Вероятно, здесь она сможет найти на них ответы. Даллас осторожно открыла люк и спустилась в полумрак каюты.

В одном из ящиков она обнаружила сценарий “Тигра-6”. Она положила его назад, на другие сценарии. В другом ящике она нашла его одежду или, вернее, его маскарадные костюмы: ковбойские рубахи, джинсы, огромные пряжки ремней. Она сердито, с усилием задвинула ящик с мешаниной джинсов и пряжек. В последнем ящике Даллас увидела большой конверт со своими фотографиями и фотографиями своей семьи, а также отпечатанные на машинке отчеты о ней. Плюс письма от адвоката Кристофера, что сделало его замысел чудовищно ясным. Ее обдало холодом, когда она читала документы.

У Даллас жгло в глазах. Трясущимися руками она швырнула все обратно в ящик. У нее не оставалось сомнений: все, что ему было нужно, — это забрать Стефи. Как всегда, Даллас так стремилась найти любовь, что безрассудно переспала с мужчиной, который просто хотел воспользоваться ее слабостью. Она видела только то, что хотела видеть, и верила в то, во что хотела верить.

С тяжелым сердцем Даллас вернулась в дом и позвонила Роберту, предупредив только о том, что приедет за детьми позже. Он стал спорить с ней — даже после того, как она сказала ему, что у нее крайне важные обстоятельства. Тогда он начал расспрашивать ее о Чансе.

— Не сейчас.

— Дети только о нем и говорят. Послушать их, он превосходный парень.

— Возможно, тебе так показалось.

— Дети рвутся домой. Я мог бы их сам привезти…

— Нет! То есть не сейчас.

— Я хочу познакомиться с этим парнем.

— Нет!

— Даллас…

Она повесила трубку.

Даллас хотела выяснить отношения с Кристофером сама, без детей и Роберта.

Утро тянулось и тянулось, и вопреки своей злости на Кристофера она забеспокоилась: не случилось ли с ним что-нибудь ужасное. Со странной смесью страха и облегчения она увидела, как он вылезает из помятого синего пикапа возле ресторана.

Кристофер выглядел предельно изможденным. Он ежился при каждом шаге по колючей каменистой дороге, ноги у него кровоточили.

Не то чтобы она считала его побежденным. Но все-таки надеялась, что он сразу пойдет к ней домой.

Однако он не шел.

Миновал самый долгий час в ее жизни. Даллас искусала губы до крови.

Она не могла больше оставаться в неведении и отправилась к нему.

Даллас увидела Кристофера на яхте якобы беспечно спящим на подушках. При звуке ее шагов его веки тут же поднялись. Его волосы были по-прежнему длинными и каштановыми, но знаменитые глаза стали пронзительно-голубыми.

Глазами Тигра.

Увидев ее, он ничего не сказал. Хотя ее сердце заколотилось, она решила не показывать ему своего страха. Он поднялся и наклонился, чтобы подтянуть яхту ближе к причалу и чтобы она могла ступить на борт.

Кристофер молчал. Наконец она не выдержала:

— Хватит так смотреть на меня!

— Как?

— Так, будто я виновата.

— А ты чувствуешь себя виноватой? — Холодные голубые глаза сверлили ее.

— Такой вопрос может задать сумасшедший актер, который провел слишком много времени у психоаналитика.

— Я никогда не раскисал. Она покраснела:

— Еще успеешь.

— Верно. Твоими молитвами.

— Виновата тут не я.

Его лицо приобрело холодное выражение, притягивавшее ее даже тогда, когда внушало неприязнь.

— Правильно. Я — чудовище, а ты — ангел. Черное и белое. Может быть, для тебя жизнь чересчур проста, ангел.

Она запустила пальцы в свои растрепанные волосы. Увидела на полу грязные пятна крови — его следы. Представила долгий путь по ракушкам, песку, а где и осколкам битого стекла, который он проделал. И увидела тени у него под глазами.

— Ангел! — злобно повторил он. — Я не жду от тебя доброты.

— Не беспокойся! Я не испытываю к тебе никаких чувств. Ты хуже того, что пишут о тебе все газеты!

Кристофер по-прежнему буравил ее ледяным взглядом.

— Поэтому я и не буду трудиться, оправдываясь. Ограниченные люди всегда верят в то, во что хотят верить. Для них не имеет значения, правы они или нет.

— Хватит пытаться изобразить меня стервой!

— Ты отказываешь мне даже в том, чтобы видеть моего ребенка. Ты оставила меня за тридцать миль отсюда, на берегу, без ботинок или клочка одежды. А сама отправилась домой и спала там сном младенца. Ты рылась в моих вещах.

— Ты использовал меня, — обвинила она его. Он откинулся на подушки:

— Ты так настроена против меня, что даже не хочешь выслушать.

— Ты лгал мне.

— У меня не было выбора. — Его лицо было бескровным, как у статуи. — Ты лишила меня выбора.

— Зачем ты овладел мною? — Слезы потекли по ее щекам. — Может, я смогла бы простить тебе все остальное, если бы не это. — Даллас спрятала лицо в ладони: она не могла допустить, чтобы он видел ее слезы.

— Я вовсе не горжусь тем, что сделал. Даллас залилась краской стыда:

— Так же, как и я.

— Если бы я смог сделать так, чтобы этого не было, я бы сделал.

— Я тоже.

— Но я не мог договориться с Робертом. Он требовал все больше денег за Стефи. Каждый раз, когда я соглашался на его условия, он назначал новую сумму. А когда я пытался связаться с тобой, ничего не получалось. Я приехал сюда посмотреть: что же здесь происходит?

— Тебе удалось и кое-что еще. Ты завоевал доверие детей и мое доверие при помощи лжи. Притворился, что любишь нас.

— Я и в самом деле люблю вас.

Страсть в его голосе послала в нее новые волны желания. Она почувствовала себя еще более пристыженной, чем когда-либо. Как могла она хотеть верить ему?

— Все было игрой, лицедейством — новой ролью для тебя.

— Нет.

Она подняла глаза, слезы лились по ее щекам.

— Я хочу, чтобы ты уехал. Его ледяной взгляд изучал ее.

— Это не так просто. Она встала:

— А для меня просто. Теперь я ненавижу тебя.

На мгновенье ей показалось, что она увидела огромную обиду в его глазах — такую же, как и ее собственная. У нее появилось странное ощущение, что она глубоко ранила его.

— Будь осторожна. Не заводи меня слишком далеко, — предупредил он. — Я не лгал тебе о своих чувствах. В моих поцелуях не было фальши.

— Не правда…

— Ничего фальшивого и в том, как я занимался с тобой любовью. Я жаждал тебя тогда.., как жажду тебя и сейчас.

Ее пальцы нервно мяли подол рубашки; ладони стали влажными.

— Я.., не могу поверить тебе, — прошептала она. Его нежные слова заставляли ее кровь течь быстрее, словно жидкий огонь. — Я не могу…

— Тогда поверь этому, дурочка.

Она бросилась в сторону, но он был быстрее. Он схватил ее; его руки обняли ее. Ее ноги были тесно прижаты его каменно-твердыми бедрами. Его губы обрушились на нее; его язык властно бродил внутри ее рта.

Все барьеры между ними исчезли в жару опустошительного поцелуя. Она подчинилась его рукам и губам. Минуту она кружилась в темном вихре его огненной страсти, желая его так же непреложно, как воздуха и самой жизни. Но в следующую минуту уже неистово царапала его, стремясь высвободиться.

Он отпустил ее.

Она бессильно прислонилась к борту. Он увидел кровь на ее губах и, испугавшись, что причинил ей боль, нежно коснулся ее губ пальцем. Она резко дернула головой.

— Так можно работать в кино, но не в реальной жизни, — горько заметила она. — Интересно, известно ли тебе о существующем различии?

Его темное лицо побледнело.

— Мне жаль, что пришлось обмануть тебя.

— Так, значит, все в порядке? Он сжал руки в кулаки:

— Нет, черт побери.

— На сей раз ты в чем-то прав.

Где-то вдалеке хлопнула дверца автомобиля. Никто из них не слышал мягких, осторожных шагов приближающейся маленькой девочки. Никто из них не видел, как она остановилась и присела за ящиком на палубе, услышав их сердитые голоса.

— Даллас, послушай меня. Не уподобляйся всем прочим. Ты не знаешь, что это за ад — жить как в аквариуме. Не суди меня по тому, что пишет бульварная пресса. Писаки, не знающие меня, фальсифицируют то, что я делаю и что чувствую. Я не такой. Несколько последних недель были исключительными, настоящими — впервые за долгое-долгое время. Я не притворяюсь: я действительно привязался к тебе и твоим детям. Я родился в сумасшедшей среде киношников. Даже не могу передать тебе, как это было ужасно. Родители жили как герои мыльных опер и преуспевали — напоказ. Боролись за опеку надо мной в бесконечных баталиях, и когда один из них выигрывал, он тут же переставал замечать меня.

Кристофер немного помолчал.

— Милая, моя жизнь всегда походила на цирк, кошмарную карнавальную скачку. Женитьба на Маргарите — из этой серии. Она никогда не хотела меня — она хотела Голливуд: романтики, денег, — но ничего из этого не сделало ее счастливой. Ничего из этого не сделало счастливым и меня. Это все нереально. Реальна только ты, Даллас. Дети — реальны, не одна Стефи, но все они: Патрик, Ренни и Дженни. Впервые я, почувствовал себя частью настоящей семьи.

Когда он заговорил, Даллас смотрела в сторону, на темную воду, не желая слушать, так как слишком боялась ему поверить. Слезы стояли в ее глазах, и каждое ласковое или печальное слово Кристофера находило отклик в ее сердце. Знал ли он, как страстно она хотела верить ему? И страдала — потому что не могла?

— За свою речь ты заслуживаешь награды Академии, — удалось произнести ей наконец сдавленным ледяным голосом.

— К черту, Даллас. Я говорю тебе правду. Что бы сделала ты на моем месте? У тебя мой ребенок!

Что-то случилось на причале, и он быстро взглянул туда:

— Что это?

Даллас посмотрела в сторону причала:

— Вероятно, что-то перевернуло ветром.

— Я потерял ход мысли. — Он пробежал руками по волосам.

— У меня твой ребенок, — настойчиво напомнила ему Даллас.

— Верно. — Пауза. — Я не мог просто отступиться и оставить ее здесь. Если бы ты знала, кто я, ты бы вышвырнула меня за дверь в первый же день. И я бы никогда не познакомился ни с кем из вас.

— По крайней мере я бы знала, с кем имею дело. С подлецом. — Она запнулась. — Я ненавижу тебя. Ты — подлейшее существо, которое я когда-либо встречала. Мне все равно — даже если ты отец Стефи. Я хочу, чтобы ты уехал.

Его лицо дернулось.

— Если бы только это было так просто…

— Ты улизнул от ее матери семь лет назад. Почему бы тебе не сделать этого сейчас?

— Ты даже не пытаешься понять ситуацию с Маргаритой. Я сходил по ней с ума, но наша связь сломала обе наши жизни. Я не знал о ребенке, когда оставил ее. Тем более не узнал о нем, когда вернулся к ней. Она слишком боялась потерять меня снова, чтобы сказать правду. Думала, что сможет забыть о ребенке и жить как прежде. Но ложь глодала ее и разрушила все надежды на нашу честную совместную жизнь. В ту же минуту, как я узнал о Стефи, я приехал сюда.

У Даллас больно стучало в висках.

— Мы жили просто прекрасно до твоего приезда.

— Допустим. А что ты скажешь о прогулочке Стефи по причалу в первую мою ночь здесь? Что скажешь о сумятице в ее головке и о том, как она всего боялась? Думаю, она привязалась ко мне.

— Потому что не знает тебя по-настоящему. Ты не тот, за кого себя выдаешь, — проговорила Даллас. — Я читала о тебе ужасные вещи.

— Хотелось бы мне, чтобы все это была не правда.

— Все эти женщины…

— Я раскаялся. Я сошел с ума после гибели Салли. Те женщины ничего не значили для меня.

— Сомневаюсь, что они относились к близости с тобой так же беспечно, как ты.

— С тобой все по-другому.

Она пристально смотрела на него, отчасти веря ему. Он казался таким искренним! Почему теперь ей так трудно убедить себя в том, что он — чудовище? Почему, несмотря на все свои чары, после всего сказанного им он выглядел обычным человеком, со всеми человеческими слабостями и горестями? Она вспомнила ребенка, которого отдала, и многолетнюю муку мыслей о нем. Как могла она винить его за желание найти собственную дочь?

Но когда он сделал к ней шаг, чтобы обнять, она отшатнулась, покачав головой:

— Не смей приближаться ко мне!

— Ладно, — согласился он. — Возьмем тебя измором, раз ты так хочешь.

— Я ничего не хочу от вас, мистер Стоун.

— Я не уеду отсюда без того, за чем приехал. На причале послышался короткий испуганный вскрик, а затем все смолкло.

— Что это? — спросил Кристофер.

— Похоже на Стефи.

Он выпрыгнул из яхты. За ящиком они обнаружили Белую Лошадку, выброшенную и забытую.

Роберт привез детей, несмотря на ее просьбу.

— Стефи? — тихо прошептал Кристофер.

— Должно быть, она слышала наш разговор.

— Если с ней что-нибудь случилось, я никогда не прощу себе! Ты же сказала, что дети — у твоего брата?

— Я думала, они там.

Кристофер опустился на колени и поднял Белую Лошадку:

— Белая Лошадка стояла у бассейна в день, когда погибла Салли. Это все, что от нее осталось.

Невыносимая боль в мрачном, испуганном голосе Кристофера поразила Даллас в самое сердце. Вся ее злость улетучилась. Не подумав, она коснулась его руки и сказала мягко:

— Со Стефи все в порядке. Она просто расстроилась. С ней иногда бывает такое. Мы найдем ее.

Его рука крепко сжала ее руку.

— Конечно, мы найдем ее.

— Здесь нет твоей вины, — сказала она. Для нее уже не имело значения то, что она ненавидела его за былые проступки. Он любил Стефи так же, как и она. Пусть он лгал ей и использовал ее из-за своей любви к дочке. Пусть он бывал грубым и ужасным. Наверное, она даже ненавидела его.

Но это, как ни странно, не имело никакого значения. Единственное, что имело значение, — любовь их обоих к потерявшейся маленькой девочке.

Глава 12

Стефи пропала!

Кристофер смертельно устал — физически, психически и эмоционально. Он шел пешком почти всю ночь. Начало светать, когда помятый пикап подобрал его.

Несмотря на это, после того как они с Даллас обыскали пляж и ресторан, безуспешно зовя Стефи, он побежал к дому и велел Роберту и детям разойтись и искать девочку в противоположных направлениях.

Однако нашел ее сам Кристофер, поскольку следующим местом, где он стал искать ее, был бассейн. Она спокойно плавала в глубоком месте бассейна, цепляясь за черную внутреннюю трубу. Он шагнул к воде:

— Стефи, почему ты не отвечала, когда я звал тебя?

Она отвернулась от него.

— Ты заставила всех волноваться. Все ищут тебя.

Она молчала. А потом чуть заметно шевельнула рукой — только небольшая серебряная волна зарябила от ее сжатых пальцев.

Кристофер тяжело вздохнул. Зеркально-гладкая вода отливала бирюзой. Черные волосы Стефи разметались на поверхности воды, она лежала на спине, глядя в небо. Девочка не повернулась к нему и тогда, когда он прыгнул в бассейн.

— Облака бегут так быстро, — прошептала она, закрывая глаза, когда отец подплыл к ней. — Куда они плывут, как ты думаешь?

— Разве ты не знаешь, что тебе еще нельзя плавать одной?

— Я бы хотела поскакать на облаке.

— Повторяю, тебе не следовало плавать…

— Я держусь за трубу.

— Неважно.

— Ты мой родной папа, ведь так? Впервые она открыла глаза, и взгляд ее темных глаз, казалось, проник в самую его душу. Пауза.

— Да.

— Ты приехал потому, что хочешь забрать меня?

— Я хотел посмотреть на тебя. Что тут дурного?

Она опять подняла глаза на облака:

— Не знаю. Кажется, тетя Даллас считает, что это плохо.

— Потому, что я обманул ее. Ты когда-нибудь делала своему другу то, о чем потом жалела? — Он осторожно потянул Стефи к той части бассейна, где было мелко. — Ты-то ведь с самого начала знала, кто я.

— Но я думала, что ты плохой. Они уже подплыли к ступенькам.

— А что ты думаешь теперь?

— Твоя настоящая родная дочка умерла, да?

— Да, но ты тоже моя настоящая родная дочка.

— Теперь только я твоя маленькая девочка?

— Только ты.

Она оторвала руки от трубы и обхватила руками его шею:

— Ты тоже мой единственный папа. Не думаю, что ты плохой. Тебе придется извиниться перед тетей Даллас.

Его лоб коснулся лба Стефи:

— Это я уже сделал. Она не стала меня слушать.

— Она поступает так и со мной. Иногда Патрик ударяет меня первым, и когда я бью его в ответ, тетя просто посылает нас обоих в свои комнаты. — Она нахмурилась. — Теперь мне твои глаза нравятся больше.

— Спасибо.

— Как ты сделал их коричневыми? — И, прежде чем он смог бы ответить, она крепче обхватила его за шею. — Пожалуйста, не забирай меня от тети Даллас и детей, хорошо? Потому что я люблю их.

— Я тоже люблю их.

— Даже тетю Даллас?

— Особенно тетю Даллас.

— Как рыцарь любит принцессу?

— Правильно… Хотя и не совсем так. Милая, боюсь, в жизни не бывает такой любви, как в сказках.

— Тетя Даллас тоже так говорит.

— И сам я не очень-то похож на рыцаря.

— Для меня ты — рыцарь.

— Тогда я — рыцарь в потускневших доспехах.

— Угадайте, кто Чане на самом деле? — объявила Стефи тоненьким счастливым голоском, когда он входил в дверь, держа ее на своих плечах. — Он мой родной папа!

На мгновение в переполненной кухне воцарилось молчание. Все затаили дыхание. Было слышно, как морской бриз шуршит за дверью кустарником. Все смотрели на Кристофера и Даллас.

Даллас покраснела.

Все заговорили разом.

— Кристофер Стоун! — Близнецы разинули от изумления рты в благоговейном дуэте. — Теперь мы знакомы с настоящей кинозвездой!

— Тигр! — Патрик издал возбужденный воинственный вопль. — Я сразу понял!

— Врешь! — завопили двойняшки.

— Честное слово!

Внимание Кристофера было приковано к одной Даллас. Вся краска сбежала с ее лица. Даллас нашла поддержку в объятиях Роберта. Младшая сестра мрачным взглядом подтвердила старшему брату слова Стефи.

Роберт оказался блондином высокого роста — мужской версией Даллас. В его голубых глазах виднелись те же золотые крапинки. Он протянул Кристоферу руку и представился. Его рукопожатие было крепким и дружелюбным. Кристофер почувствовал в нем союзника.

— Прошлой ночью, когда дети все говорили и говорили об этом Чансе Макколе, я не сумел вас вычислить, — сказал Роберт. — А сейчас все встало на свои места.

— Где же была Стефи? — спросила Даллас тихо и в высшей степени озабоченно.

— В бассейне.

— Стефи, дорогая, почему ты не отвечала, когда мы тебя звали?

— Я испугалась, когда ты говорила Чансу те гадкие вещи.

От порицания девочки Даллас побелела еще больше и повернулась к близнецам:

— Ренни… Дженни.., принесите полотенца. Не желая пропустить ничего из того, что происходило в кухне, двойняшки как молнии кинулись в ванную — и назад, с охапкой пушистых полотенец.

Даллас взялась за полотенце одновременно с Кристофером. Их глаза встретились. Ее пальцы сжали ближний к ней конец полотенца и тотчас расслабились, давая ему вытянуть из ее рук мягкий хлопок. Даллас обессиленно опустилась в кресло. Роберт принялся варить кофе. Все старались держаться спокойно, однако Кристофер чувствовал всеобщее напряжение.

Он склонился над Стефи, заворачивая ее в полотенце, потом взял второе и вытер девочке волосы. Затем он сел, а Стефи заползла ему на колени и обвила его руками.

Даллас стала белой как мел, глядя на маленькую девочку, с любовью приникшую к своему отцу. Когда кофе был сварен, Роберт налил своей сестре черную дымящуюся жидкость.

— Ты похожа на привидение. Надеюсь, кофе поможет тебе.

Она с благодарностью сделала глоток, пытаясь не смотреть на Стефи и Кристофера.

Роберт первым пришел в себя.

— Думаю, все обернулось к лучшему, — сказал он своим судейским голосом.

— Роберт, пожалуйста. — Даллас со стуком поставила чашку.

— Я стараюсь только лишь помочь.

— Я хотела бы, чтобы ты не вмешивался.

— Это не должно быть перетягиванием каната, — упорствовал Роберт.

— Тогда чем же? — спросила она сквозь зубы.

— Почему ты не смотришь в лицо фактам, Даллас? Ведь он — ее отец.

— Мы это уже проходили, — парировала она с непроницаемым лицом.

— Ты их приемная мать. Я рассказывал тебе, что прошлой ночью дети без умолку говорили о нем. За те несколько недель, что он здесь, они необычайно привязались к нему. Нравится тебе это или нет, но он заслужил себе место в нашей семье. Кроме того, нужна вторая пара рук и ног, дабы вырастить четверых детей.

Она вскочила с места:

— Хватит, надоело! Ты всегда все сводишь к деньгам. Я не могу вынести, что ты становишься на его сторону. Ты, мой брат…

— Разве тебе не приходит в голову, что вы оба можете быть на одной стороне?

— Нет!

— Тем не менее такое возможно. Думаю, если вы постараетесь, то сможете добиться компромисса, справедливого для обеих сторон. Тебе необходима его помощь. Да и дети в нем нуждаются.

Даллас сверкнула глазами на Кристофера:

— Вы, должно быть, очень счастливы. Кристофер мягко опустил Стефи с колен и поднялся:

— Нет…

— Вы знали точно, что делать. Думаете, вы выиграли? Тигр всегда выигрывает. Все они любят вас — Роберт, дети, все, кроме меня. Вы разорвали нашу семью на части своей ложью, своим обманом.

— Даллас, прекрати, — ошеломленно пытался остановить ее Роберт.

Кристофер, казалось, закрылся броней в ответ на ледяной тон и даже на бешенство, появившееся в ее глазах.

— Нет, пусть продолжает. Ей нужно выговориться. Я обманул ее, и в этом моя ошибка. Хоть и сделал я это потому, что беспокоился о.., каждом, находящемся в данный момент здесь.

— Лжец! Не слушайте его, — прошипела Даллас. — Он так же бессердечен и бесчеловечен, как.., мускулистый идиот, которого он играет.

— А мне нравится Тигр, тетя Даллас, — нерешительно запротестовал Патрик.

— И нам, — подтвердили близнецы, пододвигаясь к Кристоферу.

— Боже! Я не могу больше этого выносить. Мистер Стоун, попрощайтесь с детьми. Я хочу, чтобы вы уехали. Они забудут вас.

— Нет, не забудем, — опять возразил Патрик.

— Ты не имеешь права принимать за нас подобные решения, — заявила Ренни.

— Дети, не усугубляйте и без того тяжелую ситуацию, — спокойно урезонил их Кристофер.

Секунду Даллас колебалась и смотрела на них всех отчаянными, затравленными глазами. Затем взбежала наверх, споткнувшись о скейт Патрика.

Доска покатилась вниз по ступенькам, ударилась о стол и перевернулась. Глаза Патрика округлились от чувства вины за свою неаккуратность, чуть было не стоившую его тете сломанной ноги, однако никто не вымолвил ни слова. Единственным звуком, доносящимся из кухни, был замирающий звук вращающихся роликов скейта.

Дженни открыла рот от удивления. Ренни стукнула ее, и Дженни, сконфуженная, поспешила закрыть рот.

Следующим заговорил Патрик:

— Хочу, чтобы вы стали настоящим Тигром, Чане, поскольку Тигр всегда выигрывает.

Кристофер с трудом сглотнул, серьезно восприняв слова мальчика.

— Я тоже хочу выигрывать.

— Идите за ней. Чане, — поторопил его Патрик. — Может, она нуждается именно в объятии. Кристофер сел на корточки и поднял скейт:

— И я тоже.

Патрик мгновенно перебежал кухню и очутился в объятиях Кристофера. Дабы не оставаться в стороне, Стефи обняла их обоих. Ренни и Дженни нервно захихикали и тоже присоединились к брату и сестре на полу.

Кристофер долго обнимал их всех, извлекая своего рода силу из их любви и открывая в себе преданность, которой не ведал раньше.

Наконец он поднялся, понимая, что должен взглянуть в лицо Даллас.

Подошел Роберт и взял скейт.

— Этот дом — настоящее минное поле. — И протянул скейт Патрику. — Почему бы тебе не убрать его? Хватит с нас разбитых сердец. Нам не нужны сломанные шеи.

Кристоферу же он сказал:

— Есть только один путь завоевать Даллас. Знаю это, потому что я — ее брат. Не сдавайтесь.

Кристофер стучал в дверь спальни Даллас целую вечность, прежде чем она отозвалась.

Он услышал ее голос, тихий и слабый, доносящийся из глубины комнаты:

— О, раз вы не ушли, зайдите. Он вошел, затворив за собой дверь. Даллас, дрожа, лежала на кровати в темноте.

— Когда вы отплываете?

— Я не уеду без тебя.

Она приподнялась на локтях:

— Ты не можешь остаться!

— Не могу, — согласился он. — Я и так слишком задержался здесь. Пренебрег работой, своим делом, обязательствами. Мой агент даже бросил телефонную трубку, для Голливуда — опасный сигнал. Ты поедешь со мной. Ты и дети. Я вижу, что есть только один выход.

— Чтобы ты уехал.

— Нет.

Она озадаченно воззрилась на него.

— Прошу тебя стать моей женой. — И с рыцарским размахом он опустился на одно колено.

Она вскочила, ее голубые глаза полыхали, а лицо побелело от ужаса:

— Вы в своем уме? Встаньте с колен!

— Если ты веришь всему, что читаешь…

— Будь серьезным. О какой женитьбе может идти речь?

— Наша женитьба не может быть хуже брака моих родителей. Или моего первого брака, — горько добавил он, поднимаясь.

— Как можно так говорить? Его рот скривился:

— Что я могу поделать, если таков мой собственный опыт? Наш брак будет столь же удачен, сколь и большинство известных мне союзов.

— Звучит цинично.

— Как ты уже поняла, моя жизнь не идеальна.

— Разве ты не хочешь любви?

— Я мало знаю о любви — только то, что прочел или видел в кино. Слово “любовь” люди используют, чтобы оправдать свои самые идиотские поступки.

— Я отдала собственного ребенка, потому что ее отец не любил меня. Как ты мог даже подумать, что я согласилась бы выйти замуж без любви?

— Это другое дело. Тогда ты сама была ребенком. — Он сделал паузу. — А мы — уже семья.

— Нет.

— Мы — двое отвечающих за себя взрослых.

— Это спорно.

— К черту, Даллас. На кону — шесть жизней. Если ты выйдешь за меня, мы все выиграем.

— Не правда. Мы все проиграем.

— Мы были бы вместе.

— Надолго ли? Твоя цель — обрести свою дочь. Мои племянники однажды уже потеряли своих родителей. Я не рискну подать на развод, который снова разрушит их сложившуюся жизнь. Ты в этом случае потребуешь себе Стефи. Если я выйду за тебя, твои притязания на нее усилятся.

— Перестань, Даллас. Какого черта ты считаешь, что можешь быть одновременно и отцом и матерью? Ты до последнего выкладываешься на работе, пренебрегая детьми, и тем не менее ресторан тебе почти ничего не дает. У меня же есть деньги, и ты сможешь вернуться в университет, в свою среду, и закончить образование.

— Ты так же холоден и бесчеловечен, как тот мускулистый урод, которого играешь. Меня нельзя купить или продать! Тебе плевать на детей и на мое образование.

— Не виню за бурные эмоции потому, что обманул тебя. Может, я напрасно сделал это, но ночью, когда ты лежала в моих объятиях, уверен, ты испытывала ко мне иные чувства.

— Тогда я еще не знала, кто ты на самом деле.

— Я все тот же. Твое отношение ко мне было настоящим. Мы снова испытаем те же чувства — и даже больше того, что уже было, — если ты решишься.

Даллас дрожала от ярости и боли:

— Я никогда не захочу тебя!

Он двинулся к ней без предупреждения и, когда она попыталась бежать к двери, преградил ей путь.

— От меня не убежишь, — произнес он нежно, но за нежностью скрывалась его огромная сила воли. Кристофер взял ее за подбородок своей большой рукой и силой заставил посмотреть на него. Ей стало страшно. Его глаза горели от уверенности, что он будет обладать ею. — Или ты выходишь за меня, или я буду бороться с тобой. Репортеры не оставят тебя в покое, как только обнаружат, что у тебя мой ребенок.

Она вздохнула и отступила от него:

— Откуда они узнают?

— Поверь, узнают.

— Потому, что ты им скажешь?

— Возможно, на сей раз шакалы окажутся для меня полезными.

— Ты дьявол.

Он пожал плечами:

— Отнюдь. Но я бы сторговался с ним, чтобы заполучить тебя и детей. Отчаявшийся человек совершает отчаянные поступки, Даллас. Вероятно, сейчас я не заслуживаю твоего доверия. Но правда заключается в том, что я хочу жениться на тебе, поскольку привязан к тебе.

— Нет. Просто это наилегчайший способ осуществить твой план, чтобы забрать Стефи.

— Я и тебя хочу. — Его голос смягчился, когда он поймал ее лицо своими грубыми руками. — Как ты можешь сомневаться? И как можешь забыть нашу ночь? — Он легонько провел костяшками пальцев по ее щеке. Она задрожала от нахлынувших воспоминаний. — Ты действительно хочешь жить без того, что мы можем дать друг другу?

— Нет! — Она кусала губу. — То есть да! Не буду помнить о той ночи. Но я не могу устоять, когда ты прикасаешься ко мне.

— Неужели? — Пристальный взгляд Кристофера цепко держал ее. На мгновение ему показалось, что он прочел на лице Даллас любовь и страстное желание. А потом промелькнувшее было чувство сменила ярость. — Борьба между нами разорвет Стефи на части, — сухо пообещал он. — Борьба за опеку всегда мучительна для детей. У меня есть деньги и сила. К тому же права родного отца на моей стороне. А что на твоей стороне, помимо упрямства? Даллас сжала руки в кулаки:

— Только сильное стремление защитить Стефи.

— Почему ты не видишь, что мы хотим одного и того же?

Даллас отвернулась, намереваясь сбежать.

— Тебе придется выйти за меня, Даллас. Другого решения нет.

Глава 13

Тигр выиграл. Сегодня был день их свадьбы.

Сдавленным шепотом Стефи и двойняшки восторгались шелковым платьем, расшитым бисером, и фатой, разложенными на кровати:

— Как одеяние принцессы!

Для Даллас оно выглядело как саван. Ее тело словно задеревенело. Она ощущала нереальность происходящего. Казалось, ничего в этой изысканной спальне не принадлежит ей. Она подняла с кровати прохладный шелк. Услышала, как внизу веселятся приглашенные на свадьбу гости.

Она была наградой Кристофера. Он вынудил ее согласиться. Сегодня он стал победителем. Его великолепный белый дом на ранчо заполнили обаятельные друзья. Дом изобиловал цветами, шампанским и свадебными подарками Кристофеpa. Заманчивые запахи неслись из его кухни, где трудились люди из фирмы, обслуживающей банкеты. Ароматы поднимались вверх, на лестницу. На лужайках перед домом Кристофера установили бело-голубые тенты и столы для пикника. Вдоль прогулочных дорожек и автотрассы расставили скамейки под балдахинами. За ними возвышались холмы, шумел Тихий океан. Это был его мир.

Кристофер отдал Даллас для переодевания верхнюю спальню. Облачившись в роскошное белоснежное платье, она взглянула в зеркало и увидела, что ее кожа бела как снег. На Стефи и двойняшках были одинаковые платья из розового органди. Девочки сияли от счастья. Когда Даллас закончила свой туалет, они запрыгали в восторге оттого, что их тетя согласилась выйти замуж за Кристофера Стоуна.

Стефи сказала:

— У меня снова будет настоящая семья.

Даллас почувствовала, что вот-вот заплачет. А что, если мечта девчушки Стефи не станет реальностью? Что произойдет, если ее брак с Кристофером будет расторгнут? Тогда Стефи навсегда потеряет брата, сестер и Даллас. Даллас знала: если это случится, она не простит себе, что уступила Кристоферу.

Но был ли у нее выбор? Как Кристофер и предсказывал, репортеры штурмовали морской ресторан, надоедая им бесконечными расспросами. Во всех изданиях страны, пользующихся скандальной известностью, появились различные истории, где строились гипотезы о связи Даллас с Кристофером. Патрик прочитал одну из таких историй, озаглавленную: “Тайный ребенок Тигра”, и спросил мнение Даллас по этому поводу.

Тогда она позвонила Кристоферу, упрашивая того разогнать своих шакалов.

— Только ты можешь остановить их, — холодно ответил он.

— Каким образом?

— Если станешь моей женой.

Когда Даллас встретилась со своим адвокатом, тот сказал ей, что у Кристофера законные отцовские права на Стефи и что борьба за нее для Даллас может оказаться долгой и дорогой. Даллас испугалась еще больше. Как могла она противостоять ему без денег? А затем она получила угрожающее письмо от адвоката Кристофера. Даллас снова и снова перечитывала письмо, пока предложение, содержащееся в нем, не ожгло ей мозг. В другом послании говорилось, что у нее нет прав на Стефи, что она не в состоянии предложить Стефи ничего из того, что доступно Кристоферу, и что любой судья увидит это.

Патрик и двойняшки одолевали ее вопросами, почему она не выходит замуж за Кристофера. Дети так же боялись потерять Стефи, как и она сама. Наконец Даллас поняла, что у нее совсем нет сил сражаться против всех.

Даллас позвонила Кристоферу и согласилась на его условия. На следующее утро он прислал за ними самолет. Когда Даллас сошла с трапа, она увидела Кристофера — еще более привлекательного, чем когда-либо. Его волосы снова приобрели натуральный цвет красноватого золота, а блестящие голубые глаза тепло смотрели на нее. За спиной Кристофера Даллас увидела репортеров, щелкающих затворами фото— и кинокамер, выстреливающих вопросами, и холодно отвернулась от него.

Его лицо тотчас стало непроницаемым и чужим — как и ее лицо. Конечно, Кристофер продолжал очаровывать детей, поскольку это соответствовало его цели. Но для нее он оставался неприступным.

Хотя они жили рядом в его доме на ранчо, отношения между ними не улучшились. Они говорили друг с другом только по необходимости. Часто, когда Даллас бывала одна, ей хотелось плакать: все представлялось ей безнадежным, — но внутри у нее все словно онемело. Она пыталась оттянуть время, но приближался день отъезда Кристофера в Испанию, и потому он настаивал на скорейшем заключении брака. Даллас сопротивлялась бы и дольше, если бы не появившаяся статья “Тигр живет с женщиной, воспитывающей его тайного ребенка”.

Кэл сделал все свадебные приготовления.

Итак, с тяжестью на сердце Даллас приколола фату к волосам. Она не чувствовала себя настоящей невестой. Для нее этот день был не днем свадьбы, а днем похорон.

В спальню Даллас ворвался Роберт, приехавший в Калифорнию, чтобы быть ее посаженым отцом. Он восхищенно улыбнулся:

— Кто бы подумал, что ты стала столь благоразумна?

Ее подмывало задушить его, но она ограничилась тем, что швырнула в него букетом. Однако цветы отскочили от его груди.

— Почему ты не можешь вести себя как нормальный брат и утешить меня?

— По-твоему, тебя надо утешать? — Он посмотрел на часы. И нагнулся, чтобы поднять спутанные цветы и ленты. — Девочки, спускайтесь.

Когда они остались вдвоем, Даллас промолвила:

— Я.., не смогу пройти через все это.

— Чепуха. — Он всунул букет в ее дрожащие руки. — У тебя предсвадебный невроз.

— Ты хочешь, чтобы я вышла за него, только потому, что озабочен собственной карьерой!

— Эх, да кто бы другой пожелал жениться на тебе? У тебя же четверо детей, убыточный ресторан, две никому не нужных ученых степени, безденежье и полная непрактичность…

— Перечисляя мои достоинства и плюсы, не забудь упомянуть о поддержке старшего брата.

— Я сказал то, что есть на самом деле.

— Знаю не хуже тебя…

— Он любит тебя.

— Нет. Он имел много женщин.

— Ну и что? У тебя тоже есть прошлое. Она стала белой, как платье:

— Это не одно и то же.

— А, раз ты — женщина, тебе приходится играть по другим правилам?

— Из всех бесчестных любителей секса…

— Послушай, он холостяк, похоронивший маленькую дочь. Он богат, известен. Многие из тех женщин сами висли на нем. Однажды ночью одна из них проникла в его дом. И, придя домой, он обнаружил ее голой в собственной постели. Он был пьян, а она — красива. Он был одинок и захотел ее, но все равно выгнал. Тогда она отправилась к журналистам и заявила, что он привел ее к себе и пытался соблазнить.

— Как ты узнал об этом?

— Он сам рассказал мне.

— А он не сказал тебе, что любит меня?

— Он берет тебя замуж, не так ли?

— Это ничего не значит! — вскричала она.

— Я видел, как он смотрит на тебя. Даже дети от него без ума.

— Он пошел на это, чтобы укрепить свои права на Стефи.

— Ты ошибаешься, Даллас.

— Ну почему ты никогда не слушаешь меня? Роберт похлопал ее по руке:

— Может, поговорим о твоих сомнениях позже? Уже начинается “Свадебный марш”.

Даллас так измучилась, что ей хотелось упасть на кровать. Но Роберт подтолкнул ее к двери. Она покорно вздохнула и дала ему повести себя вниз. Но с каждым шагом ее сердце билось все сильнее от невыносимого страха.

Когда они дошли до порога гостиной, полной людей, усилились ароматы тысячи цветов — роз, гвоздик, орхидей и ирисов. Рука Даллас обхватила горло. Она задыхалась, умирала. А затем увидела Кристофера, стоящего в круге солнечного света рядом со священником и детьми. Его дерзкий голубой взгляд скользнул к ней, как бы заставляя идти вперед.

Но она будто окаменела.

Выжидательная тишина воцарилась в гостиной, когда она оттолкнула Роберта, но она видела одного Кристофера. Черты его смуглого лица казались высеченными из камня. Она надеялась разглядеть на его лице мягкость, но не находила ее.

Кристофер казался мрачным, как никогда: он не хотел ее. Он использовал ее, чтобы заполучить своего ребенка, — так же, как использовал других женщин, стремясь забыть свое горе. Он — кинозвезда, и Даллас ничего не знала о нем — кроме того, что читала. Он не настоящий. Она же, напротив, обыкновенная женщина, которая не может ничего значить для него. Даллас закрыла глаза: она не могла смотреть на него без любви.

Нет. Она не может больше любить его: она любила мечту. А этот мужчина — неукротимый и чужой. Мысль о подобном замужестве заставила Даллас поежиться.

— Нет.

Ее негромкий возглас раздался над угасающей мелодией “Свадебного марша”. Все взгляды были устремлены на нее: одни — с вежливым любопытством, другие — со скрытой враждебностью. Но Даллас чувствовала на себе взгляд одного Кристофера.

Какое-то мгновение она даже не осознавала того, что сказала. А потом поняла: неважно, что он сделал для нее, — она все равно не в силах стать его женой. Если бы он любил ее! Может, в конце концов она потеряла бы Стефи, но она бы поборолась за нее. И, даже предполагая потерять Стефи, она печалилась, что не может выйти замуж за Кристофера. Он никогда не узнает, как ей было тоскливо.

Стоя одна, она смотрела в лицо Кристофера через толпу. Он выглядел угрожающе внушительно в черном смокинге. Он обладал силой, законными правами и деньгами, чтобы отплатить за свое унижение.

Даллас повернулась к нему спиной и вышла из дома, направляясь к лимузину, который должен был умчать их в медовый месяц. И тут услышала позади себя торопливые шаги Кристофера.

Она уже открывала дверцу белого автомобиля, когда он схватил ее за руку. Сжал ее запястье и притиснул ее к машине.

— Я не могу, Кристофер, — прошептала она. — Я старалась, но не могу. Она ожидала бури. Он хрипло вздохнул и отступил от нее.

— Ты всегда боялась меня, — тихо ответил он.

— Я оказалась права.

Она искала в его унылом лице хоть капельку нежности к ней, но не нашла. Лицо Кристофера словно окаменело. Голубые глаза стали безучастными, а губы сжались. Она не могла признаться, что боялась полюбить его. Но еще больше она боялась открыться ему, сказать, что все равно любит его.

— Ты можешь уезжать, — произнес он наконец, поднося ее руку к своим теплым губам и целуя ее пальцы.

— Что?

— Не хочу, чтобы ты меня боялась. Ее дети сгрудились на веранде, и она подозвала их.

Они не трогались с места, не желая подходить.

— Ладно, ребята, — сказал им Кристофер. — Сражение окончено. Возвращайтесь домой вместе с вашей тетей.

Когда дети медленно подошли, Кристофер наклонился и заглянул в глаза Стефи.

— Я не стану бороться с тобой за Стефи, — обратился он к Даллас. — Ты права: вы все должны быть вместе.

Огромные карие глаза Стефи блестели все ярче, она испытующе смотрела на своего отца. А потом обвила его ручонками и прижалась к нему. То же самое сделал и Патрик. Оба ребенка тихо засопели. Двойняшки воззрились на Даллас; на их милых одинаковых рожицах появилось трагическое выражение.

— Когда-нибудь вы все поймете, — проговорила Даллас.

— Ты, вероятно, выйдешь за какого-нибудь дурака вроде Гордона, — заметили близнецы.

— Девочки, хватит, — решительно оборвал их Кристофер. — Вам придется отправиться домой вместе с вашей тетей.

— Мы хотим остаться.

— Я буду на съемках в Испании.

— Увидим ли мы тебя когда-нибудь? — спросил Патрик.

Кристофер потрепал соломенные волосы Патрика — точь-в-точь такие же, как его собственные:

— Трудно сказать.

— Может быть, однажды?

— Правильно — однажды.

Если бы Кристофер взглянул на Даллас, то увидел бы одинокую блестящую слезу, скатившуюся по бледной щеке. Но он смотрел на детей.

Даллас смахнула слезу и села в лимузин. Откинулась на белую плюшевую подушку, радуясь жужжанию кондиционера, заглушившему слова прощания детей. За короткое время они успели узнать и полюбить его.

Наконец-то все они в машине. Кристофер наклонился к окну и сказал Патрику:

— Не катайся один в море на доске и больше не бросай свой скейт на ступеньки. — А потом повернулся к Даллас:

— Я пришлю ваши вещи.

— Это не горит.

Хотя Кристофер смотрел на Тихий океан, будто не в силах смотреть на Даллас, она не могла отвести от него взгляда. Его глаза были такие же ослепительно голубые, как океан. Боль сжала грудь Даллас: никогда ей не увидеть его снова!

— Мое предложение остается в силе, — сказал он странным безразличным голосом, которым говорил с ней с тех пор, как она приехала в Калифорнию. — Если изменишь свое решение — позвони Кэлу. Он будет поддерживать со мной связь.

Посмотри на меня! Все, что ты должен, — это сказать, что любишь меня!

Он выпрямился и зашагал обратно к дому.

Она почувствовала себя покинутой.

Лимузин увозил их прочь. Все, кроме Даллас, обернулись, чтобы помахать на прощанье рукой.

Клубы пыли поднялись за лимузином.

Патрик проговорил мрачным глухим голосом:

— Я его больше не увижу.

Все повернулись и погрузились в унылое молчание. Даллас почувствовала, что дети осуждают ее.

Когда лимузин миновал охрану и выехал за ворота, Стефи потянула Даллас за рукав:

— Почему ты не захотела выйти замуж за папу?

— Я.., я…

Глаза Стефи потемнели. В них стояла такая мольба, что Даллас не могла ей ответить. Вместо этого она выглянула в окно.

Живописные мысы врезались в великолепный голубой океан. Чудесный теплый искрящийся день должен был стать днем ее свадьбы. Сегодня должна была бы наступить ее брачная ночь.

Она боролась за то, чтобы избежать этой судьбы, и выиграла.

Но почему же тогда победа совсем не обрадовала ее? И почему у нее так сильно болит сердце, что хочется умереть?

Глава 14

Жизнь у приморского ресторана продолжалась, но не так, как прежде. Даллас и дети, казалось, вернулись назад, в то ужасное время, последовавшее за смертью Кэрри и Ника. Только теперешний период был темнее и безысходное. Новое горе наслоилось на старое.

Стефи плакала по ночам, и Даллас приходилось постоянно за ней следить, поскольку она ходила во сне. Ночные кошмары Даллас участились. Она вскакивала в темноте, страстно желая найти покой в объятиях Кристофера, а потом вспоминала его ложь. Близнецы снова связались со своей ужасной компанией, и с ними все труднее становилось справиться. Оскар почувствовал напряженную атмосферу и стал чаще запивать, поэтому Даллас работала больше, а отдача стала меньше. Роберт говорил, что страховка на детей уже кончается.

Кристофер оставил свою яхту у причала. Подразумевалось, что Оскар присмотрит за ней. Но, напиваясь, он забывал проверить уровень воды в трюме, так что Даллас приходилось заниматься и яхтой. Каждый раз, когда она входила в каюту Кристофера, чтобы откачать насосом воду, она думала о счастливых и печальных часах, проведенных с ним здесь. Любопытно, что с течением времени все труднее становилось вспоминать плохое, труднее — ненавидеть его и легче — любить.

Сначала ей было слишком стыдно грезить об их страстной ночи. Но постепенно гнев рассеивался, уступая место более нежным и истинным чувствам. Она видела мысленным взором великолепие его стройного обнаженного тела. Вспоминала горячую силу его рта, прожигающего ее кожу. Но больше всего вспоминала его нежность и доброту. Если он так плох, то почему выручал ее с детьми и рестораном? Почему помог понять саму себя?

Она лежала в кровати без сна и мучила себя мыслями о нем, воскрешая в памяти его мозолистые руки, доводящие ее до экстаза. Представляла его жаркие губы, целующие ее тело. Она доводила себя до безумия, вспоминая его.

Он так и не звонил и не писал.

И с каждым днем она все больше мучительно хотела, чтобы он оказался рядом, хотела слышать его голос и чувствовать его внутри себя.

Забыл ли он ее?

Дни тянулись удушливо знойные. Опаляющие.

Ренни обнаружила в журнале фотографию красивой партнерши Кристофера. Даллас отняла у нее журнал и разорвала его на мелкие кусочки. Но не могла забыть чарующие зеленые глаза девушки и ее соблазнительные пухлые губы.

Однажды вечером за ужином, когда в разговоре возникла пауза, Патрик сказал:

— Интересно, он тоже скучает без нас? Никому не пришлось спрашивать, кого он имеет в виду.

— Конечно, — мудро проговорила Стефи, прокалывая вилкой горошину и поднося ее к кончику носа с целью изучения оной скошенными глазами.

— Он не писал и не звонил, — сказал Патрик в унисон молчаливому беспокойству Даллас. — Уже месяц.

— Я знаю, что это долго, — огрызнулась Даллас. — Разумеется, он забыл нас.

Двойняшки ринулись защищать его:

— Может, он просто обиделся.

— Его фамилия Стоун [5], не так ли? — проговорила Даллас. — С такой фамилией не обижаются.

Взгляд, которым обменялись все четверо детей, привел ее в ярость:

— Ты испортишь себе глаза, если не прекратишь рассматривать горошину, Стефи. Или положи ее в тарелку, или съешь!

— Я не люблю горох, — вызывающе опустила вилку Стефи.

— Неприлично критиковать еду, которую тебе дают, юная леди.

— Неприлично говорить гадости о моем папе. За что ты его ненавидишь? Даллас была задета за живое:

— Я.., не ненавижу его.

Никто больше не делал вид, что ест. Все неодобрительно смотрели на Даллас, так что ей стало неловко.

— Послушайте, уж не считаете ли вы, что я плохая, а?

— Нет, тетя Даллас, — замотали они головами.

— Тогда почему бы нам снова не вернуться к своим тарелкам?

Ни одна вилка не поднялась.

На следующий день начались телефонные звонки Кристофера. Обычно он подзывал детей и никогда — Даллас. Дети готовы были говорить с ним часами, а она, как это ни нелепо, была выключена из их общения. И каждый вечер, когда он звонил, ее тоска по нему усиливалась.

Она любила своих детей, но ощущала необходимость в ком-то взрослом, чтобы разделить с ним свои мысли и маленькие повседневные проблемы. Она уже привыкла опираться на Кристофера, рассчитывать на его помощь, совет и ласку. Кого она обманывает? Она хочет его. Она любит его. И не может забыть его.

И никогда она не нуждалась в нем больше, чем в то утро, когда пришло письмо из агентства, занимающегося усыновлением и удочерением. Даллас прочла на конверте обратный адрес: то самое агентство, попечительству которого она вверила своего ребенка. Но она не вскрыла конверт до тех пор, пока вечером не позвонил Кристофер.

Только когда она услышала телефонный звонок и Патрик выкрикнул его имя, Даллас распечатала конверт. Внутри лежало письмо от приемных родителей ее дочки. Они благодарили Даллас за свою прекрасную дочь. В письме говорилось, что они любят ее девочку больше всего на свете.

Синие чернила расплылись от слез, которые Даллас проливала от радости за успехи дочери. Как и ее мать, дочь была первой ученицей в классе.

Даллас прижала письмо к сердцу. Ее маленькая девочка писала стихи и собиралась специализироваться по английской литературе. Она была интеллектуалка. Так же, как и ее мать.

Из конверта выпали фотокарточка и стихи, которых Даллас раньше не заметила. Она подняла их и стала рассматривать фотографию. Ее маленькая девочка оказалась красивой молодой женщиной. Стихотворение было любовным письмом к родной матери.

Даллас взглянула на телефон на прикроватной тумбочке, и рука ее задрожала. Кристофер разговаривал с детьми. Ей безумно захотелось поделиться с ним чудесной новостью. Но стоило ей прикоснуться к трубке, как ее пальцы застывали.

Ведь он ее не любит. Он только хотел забрать у нее своего ребенка.

Минут через пять в спальню вошел Патрик; он застал свою тетю в слезах. Увидев мальчика, она отдернула руку от телефона, чтобы он не заметил.

Но он заметил.

— Ты хочешь с ним поговорить, да? Она покачала головой.

— Сними трубку, — мягко сказал мальчик.

— Я.., я не могу.

Патрик медленно, как взрослый, пересек комнату. Очень аккуратно поднял трубку.

— Тетя Даллас плачет в постели потому, что скучает по тебе. Она хочет, чтобы ты вернулся! Даллас выхватила у него трубку:

— Не правда! Я плачу потому, что получила письмо из агентства по усыновлению и узнала о своем ребенке! Дети, повесьте трубку!

Внизу щелкнуло.

— Хорошие новости или плохие? — спокойно спросил Кристофер.

Она почувствовала его напряжение и искренний интерес. Она просто говорила с ним по телефону, но ощущала их связь — телесную и душевную.

Даллас задержала дыхание. Вот сейчас. Она должна повесить трубку.

Почему она вцепилась в нее, как в спасательную веревку?

— Хорошие… — прошептала она наконец. Через тысячи миль океана она почувствовала по теплой интонации его голоса, как он рад за нее.

— Милая, это чудесно.

Она почувствовала себя на верху блаженства.

Еще мгновение она подержала трубку в руке.

— Даллас, я…

Больше всего на свете она хотела услышать, что он скажет, но повесила трубку. И тотчас пожалела об этом.

Следующий день был кошмаром. Накануне Даллас получила известие о своем ребенке и говорила со своим любимым мужчиной. За один час она заочно пообщалась с двумя людьми, которых любила и потеряла. Она чувствовала радость Кристофера за нее и его пылкую заботу. А потом капризно и глупо все разрушила.

Если он и обманул ее, она поступила в той же мере жестоко. Она начала думать, что не разглядела Кристофера, что судила, едва зная его.

Если бы только он позвонил снова, она бы сказала: ей очень жаль, что все так получилось.

Но он не звонил.

Дети были очень разочарованы, она — просто убита и знала, что сама виновата.

Она снова потеряла его.

Весь день она мучила себя мыслями о том, что он за утешением обратился к своей партнерше. Когда кончился день, ее страстное желание быть с ним возросло.

Стояла прекрасная теплая летняя ночь. В небе висела почти полная луна. Уложив детей спать, Даллас почувствовала себя слишком несчастной, чтобы заснуть. И вышла одна прогуляться по пляжу. Когда она подошла к дамбе, ее глазам предстало странное видение.

Рыцарь из сказки Стефи скакал прямо на Даллас на белом коне, ведя за собой другого коня. Лунный свет золотил светлые волосы рыцаря, и от ветра они падали ему на лоб. Он слегка встряхивал головой.

Даллас узнала этот жест.

Кристофер!

Но он же в Испании! Она потеряла его навсегда.

Рыцарь-призрак приблизился. Казалось, ее сердце перестало биться. Это был Кристофер в маскарадном костюме — потускневшей кольчуге. Она приросла к месту. Затем — помчалась к нему. Ее прозрачная юбка летела, ее золотые волосы распустились и разметались по плечам. Не дыша, она остановилась прямо перед ним.

Они пожирали друг друга глазами.

— Прости, — произнесла она чуть слышно. Лошади тихонько заржали.

— И ты меня прости.

— Я люблю тебя, — сказала она. — Я люблю тебя.

— Знаю.

— Знаешь? Как ты мог…

Он наклонился и попытался поднять ее на лошадь, но доспехи затрудняли его движения.

— Вставь ногу в стремя, — скомандовал он. Она подчинилась, и он поднял ее в седло.

— Твои доспехи почернели.

— Это лучшая кольчуга, которую смогли найти в костюмерной, я ведь не предупредил их заранее. Я вообразил, что ты подумаешь: она подходит мне лучше, чем сверкающая, ничем не запятнанная.

— И она такая холодная.

— Хватит жаловаться. Попробовала бы ты ее надеть.

— Почему ты вернулся? Кристофер быстро выдохнул:

— Не знаешь?

Она почувствовала его золотые волосы у себя на лбу, он притянул ее к своим доспехам и поцеловал. Его губы были горячи и неистовы, и она ощутила его страсть и голод, которые привели его обратно к ней.

Рука на ее шее прижимала ее к его лицу, а другая рука прижимала ее к груди, покрытой доспехами. Даллас приникла к нему; она, как и он, дрожала. Его губы двигались по ее лицу к шее.

— Милая, я не мог оставаться вдали от тебя. Бог свидетель, я пытался, пытался забыть тебя, вытравить все из памяти.

— Я тоже.

— Но чем сильнее я пытался, тем сильнее меня мучили воспоминания.

— Ты кинозвезда.

— Пока ты не вошла в мою жизнь, эта судьба была равносильна проклятью.

— Ты действительно хочешь меня? И не только из-за Стефи?

— О, Даллас… — Он вздохнул. — Ни одну женщину я не хотел больше, чем тебя. — Он взял ее лицо в свои руки. — А ты не собираешься заставить меня сказать это?

— Что?

Он улыбнулся:

— Ты знаешь.

— Что?

— Что я люблю тебя, глупенькая. Люблю тебя. Только тебя.

— Ты сказал однажды, что мало знаешь о любви.

— Не знал — пока не встретил хорошего учителя. Ты обучила меня всему, что мне необходимо было знать.

— Где ты взял лошадей?

— Кэл прислал их самолетом с моего ранчо. Вторая лошадь — для Стефи.

— Она сейчас спит. Хочешь на нее посмотреть?

— Позже. Гораздо позже, — прошептал он. — Сейчас единственное, чего я хочу, — это ты.

Она посмотрела в его глаза и увидела в них любовь и боль, которую причинила ему. Она почувствовала себя виноватой. Остаток своей жизни она будет заглаживать свою вину. И начнет прямо с сегодняшней ночи.

Она изогнулась, чтобы теснее прижаться к нему, и легкая юбка, поднявшись, открыла ее бедра.

Кристофер закрыл глаза и глубоко вздохнул.

Потом она начала целовать его.

Они были на его яхте. Их сердца учащенно бились, когда они стаскивали с себя одежду. Кристофер подошел к Даллас. Он был так великолепен, что у нее захватило дух и она коснулась его первой. Ее нетерпеливые руки дерзко двигались по нему, разжигая его страсть, пока он не смог выдержать больше и крепко прижал ее к себе. Ее сердце заколотилось еще сильнее, когда их губы слились.

Он вернулся ради нее.

Не только ради Стефи.

Главным образом ради нее.

Его большие руки накрывали ее груди.

Он вернулся ради нее — и оттого все, что он делал с ней в постели, было еще более замечательным. Он целовал все ее тело, пока в горле у нее не стало горячо, а кожа не сделалась ледяной.

Его золотоволосая голова опустилась, и язык ласкал чувствительную плоть, посылая яростный трепет желания, жаром разливающийся по ней. Она слегка застонала.

Огонь и лед: она это уже испытывала. Но только с ним.

— Я не могу без тебя, — отчаянно прошептала она.

— Наконец-то ты призналась, — тихо ответил он.

Наконец.

Он уложил ее на койку. Ее золотистые волосы разметались под его загорелыми руками. Его губы обожгли ее. Он целовал ее веки, щеки, уши, страстно шепча слова любви.

Казалось, каждую клеточку ее тела пронизал жар, исходящий от него, и лед растаял в огне его страсти. На мгновение он затих. Их глаза встретились, и она увидела всю его любовь, а не только яростное вожделение. Он нежно гладил ее щеку кончиком пальца. Знакомое приветливое тепло, казалось, втекало в глубину ее тела. Мнилось: она ждала этого мгновения всю жизнь.

— Я люблю тебя, — прошептал он. — У меня никогда не будет другой женщины, кроме тебя.

— Я тоже люблю тебя.

Затем он вошел в нее. И то, что случилось дальше, было слишком чудесно, чтобы описать это словами.

Эпилог

Даллас стала невестой, окутанной белой дымкой наряда. Снова она колебалась на пороге необъятной гостиной, заполненной гостями, приглашенными на свадьбу. Только на этот раз вид Кристофера, стоявшего вместе с детьми рядом со священником, наполнил ее счастьем.

Снова дом был полон друзей и цветов. Но теперь сюда пришли золотоволосая родная дочь Даллас со своими приемными родителями. Пришла и Маргарита.

За окном светило солнце и искрился Тихий океан. В парке установили тенты и банкетки. На белых лошадей надели гирлянды цветов. Все это походило на волшебный сон. Даллас почувствовала себя принцессой, белый дом Кристофера был таким же ослепительным, как белый замок в сказке Стефи. И сам Кристофер обернулся в конце концов ее Белым рыцарем.

Даллас поймала ритм “Свадебного марша”, и белый атлас туфельки выглянул из-под ее юбки. Не колеблясь больше, она сделала первый шаг. Бесспорно, то была счастливейшая минута ее жизни.

Когда она подошла к алтарю, Кристофер протянул руку, и Даллас позволила крепко прижать себя, зная, что наконец обрела любовь. Отныне ее место — рядом с ним. Они стали супружеской парой. Частью семьи. Они будут любить друг друга всегда.

Примечания

1

Успокойтесь. Уже иду (исп.).

2

Добрый день! (исп.)

3

Вечер (исп.).

4

Совсем никакой (исп.).

5

Stone (англ.) — камень.


home | my bookshelf | | Рыцарь в потускневших доспехах |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу