Book: Отчаянная Джеми



Отчаянная Джеми

Джоанна Мэйтленд

Отчаяная Джеми

Глава первая

– Золушка я, настоящая Золушка. А еще говорят, что такое бывает только в сказках. Правда, есть небольшая разница – у меня почему-то нет волшебницы-крестной.

Джесмина с тяжелым вздохом откинулась на жесткую спинку стула, единственного в ее спартанской спальне.

– Ох, мисс, не надо так. А то госпожа услышит...

– Мачеха? Оставь, милая Бидди, она прекрасно знает, что я о ней думаю. Как и то, что я ничего не могу поделать: отец слушает только ее, да и деньги у нее в руках. Мне он помогать не станет. А без денег я бессильна. Бидди, если б ты была волшебницей-крестной...

– Ах, да что вы, мисс Джеми, это все сказки. А в жизни прекрасных принцев не бывает. Вы бы лучше постарались угодить ее милости...

– Да я старалась, ты же знаешь. Ничего не выходит. Я для нее пустое место. Может, попробовать огрызнуться пару раз? Тогда она заметит, что я существую, хотя ничего хорошего из этого наверняка не выйдет. – Взгляд девушки остановился на замерзшем окне. Она зябко повела плечами, кутаясь в поношенную шаль, и через силу улыбнулась своей старой няньке. – Хорошо хоть она не велит мне скрести полы и выметать золу.

– Да уж... – Бидди покачала головой. – Зато вас заставляют работать в саду, да еще среди зимы. Посмотрите на ваши руки. Они у вас ну почти как у последней судомойки. Ах, если бы вы...

Она не договорила. В дверь постучали, вошла горничная и сообщила, что мисс Джесмине надлежит явиться в туалетную комнату мачехи.

Джеми судорожно вздохнула. Такие приглашения не сулили ничего хорошего. Иногда мачехе просто хотелось лишний раз осудить ее внешность и манеры. Иногда она желала сообщить о грядущем наказании за замеченные или возможные проступки. А иногда – и то, и другое. За все время, прошедшее с того дня, как леди Кэлдервуд воцарилась в этом доме, падчерица не слышала от нее ни одного доброго слова. Не стоило ожидать чего-то особенного и на сей раз.

Хотя Джеми вошла в неприветливые покои с высоко поднятой головой, полностью скрыть нервозность девушке не удалось. Леди Кэлдервуд сидела за туалетным столиком, а камеристка хлопотала над ней, внося последние штрихи в прическу. Прихода Джеми никто как будто не заметил, и несколько минут она простояла на пороге, чувствуя, как в душе закипает гнев. Как смеет эта женщина так обращаться с ней?!

Наконец ее милость сочла, что все в порядке, и отпустила камеристку, после чего медленно повернулась и окинула падчерицу взглядом, в котором сквозила откровенная неприязнь.

– Ну что, Джесмина, – заговорила она, почти не разжимая губ, – ты, наверное, догадываешься, зачем я тебя позвала.

– Нет, мэм, – ровным голосом ответила Джеми. – Не имею ни малейшего понятия. – Она не удивилась тому, что мачеха даже не предложила ей сесть, а заставила стоять, словно провинившегося ребенка, ожидающего наказания. Ну и ладно, пусть продолжает, она не станет подыгрывать ей. Джеми вздернула подбородок. Больше она не произнесет ни слова.

Леди Кэлдервуд немного помолчала, потом продолжила:

– Хорошо, если ты не желаешь говорить, я скажу сама. – Она раздвинула губы в гадкой улыбке, от которой Джеми поежилась: ее всегда охватывало чувство беспомощности в присутствии этой женщины.

Улыбка на лице мачехи стала еще шире.

– Тебе уже за двадцать, Джесмина. Пора бы выйти замуж и слезть с шеи своего бедного папочки.

Джеми закусила губу. Не очень-то она и обременяет «бедного папочку», поскольку весьма дешево ему обходится. И не вспомнить, когда ей покупали новое платье или что-нибудь приличное из одежды. А замужество... Не означает ли это, что ее наконец вывезут в Лондон? Может, даже сошьют несколько нарядов? Ведь, если девушку не приодеть, кто на нее посмотрит?

– Конечно, ни о каком Лондоне не может быть и речи, – грубо прервала ее размышления мачеха, с наслаждением наблюдая, как падчерица меняется в лице. – Твой папочка не может позволить себе такие расходы. К тому же это все равно что бросить деньги на ветер. Кто позарится на такую, как ты? Ни кожи ни рожи. Нет, даже мне не удалось бы сплавить тебя с рук.

До боли стиснув зубы, с побелевшим лицом и похолодевшими руками, Джеми думала только об одном: леди Кэлдервуд не должна заметить, как у нее дрожат губы. Ну уж нет, такого удовольствия она ей не доставит.

– Я вижу, ты догадалась, что я имею в виду. Для такой девушки, как ты, есть только один путь. Ты должна быть благодарна своему папочке за то, что он взял на себя труд найти человека, который согласился взять тебя в жены, несмотря на все твои изъяны. Что ты на это скажешь, моя девочка?

Она улыбается как удав, подумала Джеми. Как удав, который вот-вот меня проглотит. О господи, что же делать? Она ждет, чтобы я спросила, кому они собираются меня всучить. Не дождется.

Девушка крепко сжала губы, молча глядя в глаза мачехи. К ее радости, та помрачнела. Было видно, что упрямство Джеми выводит ее из себя. Ну и пусть... даже если будет еще хуже, все равно.

– Вижу, Джасмина, ты намерена упрямиться. Ничего, это долго не продлится, не сомневайся. – Леди Кэлдервуд мгновение помедлила, расправляя пышные оборки желтого шелкового платья. – Не пройдет и месяца, как ты окажешься замужем. А твоего супруга я предупрежу, что такую строптивицу, как ты, надо держать в ежовых рукавицах, будь уверена. Уж он-то собьет с тебя спесь. Джеми стояла неподвижно, в голове ее царил сумбур. Кто согласился взять в жены ничем не примечательную девушку без приданого? Что его на это толкнуло? Спохватившись, Джеми усилием воли уняла дрожь в коленях и выпрямила спину Ясно: мачеха решила не называть его имени, пока она сама не спросит. Ну чю ж, поборемся.

Несколько бесконечно долгих минут они смотрели в упор друг на друга: одна – молодая, плохо одетая, с гордо вздернутым подбородком, другая – на излете красоты, ухоженная и нарядная. Леди Кэлдервуд не выдержала первой.

– Дерзкая девчонка, – прошипела она. – Марш в свою комнату. Я с тобой разберусь позже.

Джеми с высоко поднятой головой вышла и возвратилась в ледяную спальню, где бросилась ничком на кровать, вцепившись пальцами в подушку.

– Старая ведьма, – пробормотала она. – Чтоб тебе провалиться в ад!

Несколько слезинок, которые она не смогла удержать, скатились по щекам. Ей была противна собственная слабость, но мысль, что она станет женой неизвестного мужчины – на нем остановила свой выбор мачеха, и уже поэтому он был омерзителен девушке, – приводила ее в ужас. Она окажется полностью в его власти, должна будет подчиняться ему во всем, и так день за днем, до самой смерти.


Не впервые Джеми оставили сидеть в ее комнате в полном одиночестве, без еды. Она знала, что так будет. Как ни страшила ее уготованная ей участь, отступать перед жестокой мачехой она не собиралась. Упрямство – ее единственное оружие, и она не намерена от него отказываться, чего бы это ей ни стоило. Впрочем, она знала, что победит в этом дурацком поединке, потому что леди Кэлдервуд так или иначе придется сообщить ей имя жениха, пусть даже в день свадьбы.

Стараясь согреться, Джеми завернулась в одеяло и как-то незаметно погрузилась в беспокойный сон, несмотря на голод и холод.

Разбудил ее, очевидно, скрип двери. Она открыла глаза – посередине комнаты стояла Бидди, держа в руках платье. Она явно была смущена.

– Меня послала ее милость. Сказала, что ваш жених скоро приедет и вы должны быть готовы его принять.

Джеми подскочила на кровати. Она так и не согрелась, не помогло даже одеяло. Стараясь не выдать своей растерянности, девушка спросила Бидди, не знает ли та, как зовут жениха.

– Очень жаль, мисс, но я не знаю. Никто не знает... кроме ее милости и вашего отца. – Бидди подошла к кровати. – Вот, она прислала платье. Вам велено переодеться к обеду.

Это было простое белое муслиновое платье, какое могла бы надеть девушка на выданье из семьи со скромным достатком.

– Белое... – Джеми горько усмехнулась. – Похоже на жертвоприношение девственницы. Ну что ж, так оно и есть. С моим цветом лица я буду прекрасно смотреться в этой роли, – заметила она с иронией.

– Белый цвет – самый подходящий для молодой девушки, мисс. Я согласна, цветное вам пошло бы больше, вы такая бледненькая, но выбирать не из чего. У вас же нет ни одного приличного платья. Так что придется надеть белое.

Джеми поднялась и, стянув с постели одеяло, закуталась в него.

– А когда он должен прибыть?

– Точно не известно. По такой погоде разве угадаешь? Зимой ездить нелегко.

Чувствовалось, что Бидди изо всех сил старается уклониться от разговора о будущем Джеми. Это было неудивительно. Старая Бидди служила в доме уже около двадцати лет: сначала была няней самой Джеми, потом нянчила ее сводного брата, а сейчас была приставлена к трем сводным сестрам девушки. Ясно, что она не будет рисковать своим местом, становясь на сторону Джеми и тем самым выступая против всевластной хозяйки.

Джеми через силу улыбнулась, собрав в кулак всю свою гордость.

– Спасибо, Бидди. Ты мне сегодня не понадобишься. Иди к малышкам. Они по тебе, наверное, уже соскучились.

Бидди поспешила в детскую, где было тепло и уютно, а Джеми начала переодеваться. Послышался шорох колес на подъездной дорожке. Он приехал! Сквозь замерзшие стекла было мало что видно, но Джеми все же удалось разглядеть карету, запряженную четверкой лошадей. Да уж, жених позаботился о том, чтобы произвести впечатление на свою невесту. Такой выезд... Должно быть, он богат... поэтому может позволить себе взять в жены бесприданницу. Так что еще?

Джеми ощутила нестерпимое желание узнать, как он выглядит. Знакомы ли они? Может, это один из приятелей отца по игре в карты? Торопливо накинув на обнаженные плечи шаль, Джеми на цыпочках подбежала к лестнице и, присев на корточки, чтобы ее не заметили, устремила взгляд на парадный вход Кэлдервуд-холла, где как раз показался ее суженый.

Однако джентльмен, появившийся в дверях и сбросивший дорожный плащ на руки слуге, оставшись в черном костюме, явно траурном, был ей совершенно незнаком. Он был высок, темноволос и, на неискушенный взгляд Джеми, потрясающе хорош собой.

У девушки перехватило дыхание. Поскорее бы он заговорил, ей не терпится услышать его голос.

– Мое имя Хардинг, – произнес он глубоким, хорошо поставленным голосом, от которого у нее по всему телу, от головы до пят, пробежала дрожь. Мужчина говорил что-то еще, но Джеми, зачарованная самим звучанием его голоса, не понимала ни слова.

Она очнулась, лишь когда он умолк. Дворецкий, искоса взглянув на карточку, которую держал в руке, сказал:

– Конечно, милорд. Не будете ли вы так добры пройти в гостиную? – И он с поклоном повел гостя в малиновую гостиную.

Дверь за джентльменом закрылась, но он по-прежнему стоял перед глазами Джеми. Надо же, чтобы такой мужчина... мужчина, одно присутствие которого повергает ее в трепет и заставляет сердце бешено биться, явился в Кэлдервуд именно сейчас! Нет, не может быть! Это не ее жених. Или жених?

Глава вторая

– Мое имя Хардинг. – Ричард, граф Хардингский, протянул дворецкому визитную карточку. – Будьте добры передать ее вашему хозяину с просьбой уделить мне несколько минут и извинениями, что я явился без предварительного уведомления. Дело весьма важное.

Оставшись один, Ричард внимательно огляделся. Странно... Поговаривают, что Кэлдервуд по горло в долгах, а между тем богатая гостиная, насколько можно судить по роскошным новым драпировкам, обставлена совсем недавно. Жаль только, что хозяин, не стесняющий себя в расходах, почему-то поскупился на дрова – в комнате стоял жуткий холод. По правде говоря, это не удивило Ричарда: он много слышал об этом семействе, притом ничего хорошего. Он будет только рад быстро покончить с делом, которое его сюда привело... если, конечно, оно завершится успешно. Но уж он постарается, чтоб это было так.

Ричард остановился у камина, повернувшись спиной к огню, чтобы хоть немного согреться после долгой дороги. Оставалось надеяться, что его слугам, которые наверняка продрогли до костей, повезло больше и их на кухне приняли лучше.

Примерно через пять минут после того, как дверь закрылась за дворецким, в гостиной появилась леди Кэлдервуд. Она с улыбкой направилась к гостю, протягивая руку.

– Лорд Хардинг, – заговорила она вопрошающим тоном, – какое неотложное дело привело вас к нам?

– Здравствуйте, леди Кэлдервуд. – Черт бы побрал эту женщину! Меньше всего ему хотелось обсуждать дела с женой Кэлдервуда. Неужели этот тип такой трус, что боится показаться ему на глаза? Ричард, не выказывая своего раздражения, склонился над пухлой белой ручкой. – Как это мило с вашей стороны, мэм. Надеюсь, сэр Джон здоров? Я не отниму у него много времени, уверяю вас.

Леди Кэлдервуд опустилась в вольтеровское кресло у камина и предложила гостю сесть напротив.

– Боюсь, мой муж нездоров, у него сильная простуда, – проворковала она. – Доктор запретил ему покидать спальню... и принимать гостей. – Леди Кэлдервуд улыбнулась. – Но вы, наверное, озябли. Столько часов в пути! Могу я предложить вам что-нибудь выпить перед отъездом?

Ричард с такой же деланой улыбкой качнул головой. Он ни в коем случае не собирался уезжать отсюда с пустыми руками. Если Кэлдервуд не осмеливается встретиться с ним лицом к лицу, что ж, выбирать не приходится. Он выложит все жене, а уж она передаст мужу. Эта женщина – не простушка, блюдет свои интересы, вот на этом он и постарается сыграть. Уж он нагонит на нее страху. У него глаз наметанный, он сразу определил стоимость всего того, что на ней надето и навешано. Ясно, что в мотовстве она не уступает своему супругу. Ему будет приятно поставить ее на место.

Хардинг сел немного вольнее и приподнял подбородок. На его лице продолжала играть улыбка.

– Вы, наверное, пытаетесь угадать, что меня сюда привело? – заговорил он. – Вообще-то я приехал по делу. – Он немного помолчал. – Сказать по правде, я и помыслить не мог, что стану обсуждать его с леди... Мужья, посвящающие жен в свои дела, встречаются весьма редко. И все же... все же у меня сложилось впечатление, что сэр Джон именно один из тех мужей, которые умеют ценить ум и проницательность своей супруги. Я не сомневаюсь, что вы в курсе дел своего мужа.

Леди Кэлдервуд расплылась в улыбке. Прекрасно. Капелька лести – и она себя выдала. Муж наверняка был бы более сдержан. Может, он и в самом деле нездоров?

– Боюсь, мэм, вопрос довольно деликатный, однако я уверен, что могу целиком положиться на вашу скромность.

Леди Кэлдервуд грациозно склонила голову. Замечательно! Он ее поймал.

– Зная, что могу говорить с вами совершенно не таясь, доверительно признаюсь: я занят тем, что привожу в порядок дела своего батюшки, который недавно скончался.

Леди Кэлдервуд промурлыкала, что, мол, она соболезнует.

– Благодарю вас, мэм. – Ричард был само простодушие. – Вы, очевидно, знаете, что мой покойный отец ссудил очень большие деньги вашему мужу, – внезапно выпалил он. – Я приехал, чтобы получить этот долг. – Леди Кэлдервуд побледнела. Он наклонился к ней и тихо, отчетливо произнес: – Деньги были одолжены на условиях возврата по первому требованию.

Леди Кэлдервуд вспыхнула.

– Откуда вы это знаете? У вашего отца не было... – Она умолкла, закусив губу.

Ричард несколько секунд смотрел ей в глаза, не говоря ни слова.

– Никаких бумаг, да? – мягко произнес он и замолчал, ожидая, что собеседница что-то скажет, однако та молчала. Это его не очень удивило. – И все-таки долг придется вернуть. Я намерен его получить. До последнего пенни. Так что можете передать своему супругу: я даю ему срок две недели, иначе... – Ричард не стал договаривать, угроза повисла в воздухе. Конечно, без долговой расписки законные возможности получить деньги обратно весьма ограниченны, однако Кэлдервуд может и не знать об этом. К тому же есть и другие пути.

Леди Кэлдервуд, очевидно, поняла, что попала впросак, и наверняка досадовала на себя, по по ее лицу ничего нельзя было понять.

– Дорогой сэр, я, конечно же, передам все своему супругу, хотя и не уверена... просто не знаю, как он к этому отнесется. Он никогда мне не рассказывал ни о каких финансовых делах с Хардингами. По правде говоря, – она хихикнула, – единственное, по поводу чего мы общались, так это рекомендательное письмо для моей нынешней камеристки. Мне помнится, она прежде служила у вашей матушки.

– Ах да, – рассеянно проговорил Ричард. Старания хозяйки переменить тему его ничуть не удивили. – Припоминаю, такая высокая женщина... запамятовал, как ее звали.

– Смидерс, – сообщила леди Кэлдервуд.

– Ах да, – повторил Ричард. – Мне кажется, она служила у леди Хардинг несколько лет. Первоклассная портниха, по словам матери. Но чтобы одеваться, следуя ее советам, леди должна быть готова тратить каждый сезон на свой гардероб целое состояние. – Он окинул леди Кэлдервуд оценивающим взглядом, нарочито оскорбительным. – Без сомнения, сэр Джон не стесняет вас в расходах, мэм. – Он вел себя непростительно грубо, однако требовалось вывести эту женщину из себя, заставить ее совершить что-то такое, что было бы ему на руку. Иначе он действительно рисковал остаться с пустыми руками.



Глаза леди Кэлдервуд сверкнули от гнева, она порывисто вскочила и направилась к двери.

– Не думаю, что мое финансовое положение представляет интерес для постороннего человека, – ледяным тоном заявила она, задерживаясь. – Прошу прощения, я должна сообщить мужу о вашем визите... и о том, что вы просили передать.

Она чуть заметно кивнула головой и вышла.

Ричард с ухмылкой закрыл за ней дверь. Искру он высек, но появится ли огонь?

Не прошло и пяти минут, как дворецкий принес графинчик с мадерой и печенье на блюдечке. К радости Ричарда, он сунул в камин пару поленьев. Пламя разгорелось чуть сильнее, но далеко не достаточно. Ее милость в домашнем хозяйстве явно придерживалась режима строгой экономии, особенно по отношению к непрошеным визитерам. Ричард размышлял о несоответствии между слабым огоньком в камине и роскошным нарядом хозяйки, когда дверь снова открылась и на пороге показалась... камеристка Смидерс. А эта зачем...

Ричард почти не замечал ее, когда она служила у его матери, и сейчас присмотрелся повнимательнее. Это была молодая женщина лет тридцати, высокая и несколько сухопарая, с жесткими на вид каштановыми волосами и россыпью веснушек на носу и щеках. Одета она была с неброской элегантностью приближенной к госпоже служанки.

Смидерс поймала его взгляд и торопливо сделала реверанс. Ричарду показалось, что она чувствует себя не в своей тарелке.

– Приветствия от ее милости, милорд. Она... она просила передать, что, поскольку выздоровление сэра Джона займет некоторое время, вам... пока вам нецелесообразно приезжать сюда. Она известит вас, как только сэр Джон достаточно поправится, чтобы принимать визитеров.

Итак, Кэлдервуды – ни он, ни она – не отважились встретиться с ним лицом к лицу. Черт бы их побрал! Ричард остановил тяжелый взгляд на камеристке. Та порозовела. Было видно: ей неудобно врать, тем более сыну прежней хозяйки. Она заслуживает сочувствия. В конце концов, это не ее вина.

– Моя мать будет рада узнать, что я виделся с тобой, Смидерс, – сказал Ричард, переходя на дружеский тон. – Надеюсь, у тебя все в порядке?

Лицо камеристки прояснилось.

– Да, милорд... спасибо, что спрашиваете. Ее милость была столь добра, что прислала мне письмо, в котором интересуется, как я устроилась в Кэлдервуд-холле. Признаюсь, я не ожидала такой заботы.

Ричард чуть было не спросил, довольна ли Смидерс своим новым местом, но удержался. Это не его дело. Хотя, с другой стороны, она может стать полезным источником информации об этом неприятном семействе. Вполне возможно, что ей известно даже кое-что о финансовом положении хозяина. Ричард пустил в ход свою самую подкупающую улыбку.

Она не возымела действия. Смидерс оказалась достаточно умна, чтобы не попасться на удочку. Ну что ж, на нет и суда нет.

– Я тебя отвлекаю от работы, Смидерс. Мои извинения госпоже... и спасибо за гостеприимство.

Смидерс присела в реверансе и, вздохнув с облегчением, направилась к двери.

Ричард посидел, попивая мадеру и обдумывая скудную информацию, которую удалось получить. Да уж, немного, ничего не скажешь. Проездил почти зря. Почти.

Глава третья

Джеми с недоумением наблюдала за поднявшейся суетой. Вот в гостиную с самодовольной улыбкой прошествовала мачеха... Девушка на минуту поверила, что незнакомец – это именно тот, кого выбрали ей в мужья. Может, он совсем не так суров, как кажется? Может, он приехал, чтобы посмотреть, получится ли из нее хорошая жена? Может...

Внезапный уход леди Кэлдервуд заставил Джеми засомневаться. По походке мачехи она сразу поняла, что та в бешенстве. А отец вообще не появился. Все стало ясно. Кем бы ни был гость, это не жених. Надо быть полной дурой, чтобы хоть на мгновение поверить, что ее собираются выдать за молодого и красивого. Пора было возвращаться в свою мансарду.

Джеми уже собралась покинуть наблюдательный пост, когда появилась камеристка мачехи. Она прошла через холл и исчезла за дверью малиновой гостиной. Наверняка выполняет поручение леди Кэлдервуд. Минута шла за минутой, а Сми-дерс все не выходила. Странно... О чем гость может говорить так долго с простой служанкой? Джеми решила посидеть еще немножко.

Звук открывающейся двери мачехиных покоев заставил ее еще больше сжаться. Однако ее милость спустилась по лестнице, не глядя по сторонам, и оказалась в холле одновременно с вышедшей из гостиной камеристкой.

С того места, где находилась Джеми, ей было все прекрасно слышно.

– И что же это ты, интересно, так долго обсуждала с его светлостью? – ядовито спросила мачеха.

Камеристка залилась краской.

– Ничего такого, миледи. Его светлость просто поинтересовался, как у меня дела... и еще рассказывал о моей бывшей хозяйке.

Леди Кэлдервуд подняла брови.

– Вот как? Надо же, какой... как мило с его стороны. – Она круто развернулась и, уже взявшись за дверную ручку, снова посмотрела на камеристку. – Жди меня в туалетной комнате.

Тон, каким это было сказано, был знаком Джеми. Леди Кэлдервуд всегда говорила именно так, когда собиралась наказать кого-то из домочадцев. По тому, как камеристка побежала наверх, было видно, что она тоже все поняла, бедняжка.

Прошло минут пять. Мачеха показалась снова и начала подниматься по ступенькам, направляясь, очевидно, в туалетную комнату. Вид у нее был еще более сердитый, чем до этого. По нахмуренным бровям и сжатым в ниточку губам можно было догадаться, что разговор с гостем не доставил ей никакого удовольствия, даже напротив. А если это так, то им всем остается только уповать на Бога.

Джеми продрогла насквозь, ноги затекли, да и вообще, надо было возвращаться в свою комнату, пока ее никто не заметил. Но она не могла уйти, не увидев еще раз того, кто мог бы войти в ее жизнь... пусть даже воображаемую. Ей по крайней мере будет потом о чем мечтать, за что цепляться душою, когда она встретится с человеком, которого выбрали для нее родители.

Не успела леди Кэлдервуд скрыться из виду, как в холле появился дворецкий. Ему пришлось ждать не менее четверти часа, прежде чем гость вышел из гостиной и потянулся за плащом. Его светлость стоял, нахмурившись, словно бы не замечая дворецкого, который хлопотал вокруг него, но потом вдруг с улыбкой повернулся к нему и поблагодарил, и Джеми увидела его преобразившееся лицо. Дворецкий просиял. Девушка была просто сражена.

Дверь со стуком захлопнулась за гостем, вернув Джеми к действительности. Мечта осталась мечтой. Вот-вот должен приехать ее настоящий жених. Меньше всего ей хотелось сейчас увидеться с ним. Как бы это оттянуть?.. Джеми, дрожа, поднялась на ноги.

– Господи, мисс Джесмина, вы испачкали подол платья.

– Что? А, это ты, Смидерс, я тебя не заметила. Что?.. О господи, мама меня убьет. – Джеми охватило отчаяние. Как быть?

– Давайте я вам помогу. – Смидерс схватила Джеми за руку и торопливо повела ее вверх по лестнице. В комнате она осмотрела подол и помогла девушке стянуть платье. – Закутайтесь во что-нибудь, иначе замерзнете насмерть, пока я это отчищу.

Джеми, завернувшись в шаль, присела на краешек кровати и стала смотреть, как работают умелые руки Смидерс. Вскоре от пятен не осталось и следа.

Смидерс помогла Джеми одеться, приговаривая:

– А у вас нет какого-нибудь цветного пояса, шарфа? Или можно приколоть цветы. Чисто белое не очень хорошо смотрится, особенно при вашей светлой коже.

Джеми поморщилась.

– Ничего такого у меня нет. Мама могла бы одолжить что-нибудь, у нее полно всего. Только я не уверена, что она мне даст, если я ее попрошу. Может, ты это сделаешь?

Лицо Смидерс окаменело.

– Мне очень жаль, мисс, но тут я вам не помощница, – проговорила она через силу. – Леди Кэлдервуд меня уволила. – (Джеми ахнула.) – Завтра утром я уезжаю.

– Ох, Смидерс, это ужасно! Но почему? А рекомендацию она тебе даст?

С невеселой улыбкой Смидерс объяснила, что ее положение хоть и не блестяще, но все же не безвыходно. Уж какую-никакую рекомендацию леди Кэлдервуд все же напишет – ведь она не была замечена ни в чем дурном. Правда, ее милость дала ей понять, что, если новый наниматель потребует дополнительных сведений, она будет вынуждена намекнуть ему на что-нибудь этакое в ее прошлом.

– А что-то было? – вырвалось у Джеми. Смидерс сердито посмотрела на нее, девушка смутилась.

– Я вижу, вы уже жалеете, что спросили. Хотя этого следовало ожидать, живя в доме леди Кэлдервуд с ее-то прекрасными манерами... – (Тут Джеми покраснела как рак.) – Не расстраивайтесь, – сказала, заметив это, Смидерс, – я не обиделась. Нет, ничего подозрительного в моем прошлом не было. Да и сейчас я ничего не рассказала своему прежнему нанимателю. Ее милость ввели в заблуждение.

– Уж не этот ли джентльмен, который только что уехал?

– Может, и он.

– Как низко с его стороны! Зачем это ему понадобилось? Отвратительно! – Джеми была так возмущена несправедливостью, что позабыла о своих собственных проблемах.

Смидерс пожала плечами.

– Давайте не будем больше говорить об этом, – сказала она. – Что было, то было. А сейчас вам надо готовиться к встрече со своим женихом, а мне – собирать вещи. Ее милость приказала запрячь двуколку. Отправлюсь с рассветом. Сначала на постоялый двор, ну а оттуда доеду в дилижансе до Бата.

– А там что будешь делать?

– В Бате есть несколько приличных агентств по найму домашней прислуги, гувернанток, компаньонок. Если не повезет там, попытаю счастья в Лондоне. А сейчас простите, мисс, и прощайте. Удачи вам.

Джеми не слышала последних слов Смидерс, пораженная тем, что она узнала. Оказывается, есть специальные агентства, с помощью которых можно найти место гувернантки, а это выход. Гувернанткой или компаньонкой (конечно, под чужим именем) ей будет, во всяком случае, не хуже, чем с леди Кэлдервуд, учитывая грядущее замужество неизвестно с кем. Но для этого надо прежде убежать из Кэлдервуд-холла.

Джеми сидела на кровати, глубоко задумавшись. Шаль упала с ее плеч, но она больше не чувствовала холода. Девушка придумывала и отбрасывала один за другим планы побега. Манившая ее свобода наполнила душу отвагой и решимостью.

И тут ее позвали в кабинет к отцу.

– А, входи, входи, дитя мое, – по-старчески дребезжащим голосом проговорил сэр Джон. Человек среднего возраста, выглядел он настоящим стариком – седые волосы, сухие, подрагивающие руки. Забытая отцом, брошенная им на милость мачехи, Джеми уже давно не испытывала дочерней любви к этому человеку, но сейчас ей стало его жалко. Что с него взять, с этого несчастного старца, сломленного деспотичной женой и неутолимой страстью к игре в карты! – Как я понял, мать уже сообщила тебе о женихе, которого она для тебя нашла. Ну вот и хорошо, – продолжал отец, не давая Джеми вставить слово. – Надеюсь, ты понимаешь, как тебе повезло, дитя мое. Не всякий согласится взять тебя в жены. У тебя ведь нет приданого, но, к счастью, кузена Ральфа это не остановило.

Джеми похолодела. Ральф Грейвз, дальний родственник леди Кэлдервуд, по возрасту годился ей в дедушки. Она не могла думать без отвращения об этом сгорбленном, сморщенном старичке с черными, маленькими, как булавочные головки, глазками. Бывая в Кэлдервуд-холле, он следил за каждым ее движением и все время старался дотронуться до нее. Джеми передернуло при воспоминании о его липком взгляде и холодном прикосновении потной руки.

– Нет! – вырвалось у нее. Отец медленно поднял глаза.

– Что ты сказала? – недовольно спросил он. Под его суровым взглядом Джеми смешалась. – Повтори, что ты сказала!

Джеми набрала в грудь воздуха.

– Я сказала, папа, что не выйду за Ральфа Грейвза.

Возражать было бессмысленно. Отец молча выслушал ее и вернулся к тому, с чего начал:

– Твой жених приедет с минуты на минуту. Ты встретишь Грейвза как полагается, а завтра, когда он сделает предложение по всей форме, ты его примешь. Ну, а после церковного оглашения сыграем свадьбу.

– Нет, папа, я не выйду за Ральфа Грейвза, – повторила Джеми, стараясь, чтобы голос ее звучал спокойно.

Отец начал раздражаться.

– Ты моя дочь и должна меня слушаться. Мы с Грейвзом обо всем договорились, и я не позволю тебе подрывать мою репутацию в его глазах. Я сказал, что ты выйдешь за него, значит, выйдешь. – Неожиданное упрямство дочери вывело сэра Джона из себя. Его лицо и шея на глазах у Джеми угрожающе побагровели. – Тебя же никто больше не возьмет, кому ты нужна – ни красоты, ни денег. Ты обвенчаешься с ним, или, видит Бог, я отрекусь от тебя и выгоню вон! – Его дрожащие руки метались по столу.

Надо потянуть время, решила Джеми. Пусть он немного успокоится, а то выгонит ее прямо сейчас. Она заставила себя улыбнуться.

– Папа, не сердись, пожалуйста! Я не хотела тебя огорчать. Я понимаю, ты желаешь мне добра, и я тебе благодарна, поверь. – Джеми скрестила пальцы руки, которую держала за спиной. – Но кузен Ральф такой старый и к тому же схоронил уже двух жен, а я... мне нужно немного времени, чтобы свыкнуться с этой мыслью. Просто немного времени, папа, хорошо?

Ни улыбка, ни умоляющий тон Джеми на отца не подействовали. Он уже принял решение и теперь ждал лишь беспрекословного подчинения.

– У тебя есть время до вечера, – сухо произнес отец, глядя в сторону. – Мы пригласили кузена Ральфа на обед, и ты будешь вести себя так, как я сказал. Смотри у меня!

На этом разговор был окончен. Джеми медленно поднялась наверх в свое ледяное убежище и, оказавшись внутри, бессильно прислонилась к двери и закрыла глаза, пытаясь прогнать отвратительный образ Ральфа Грейвза. Все это походило на злую шутку. Грейвз, возможно, был богат, но уж точно не щедр. Насколько знала Джеми, состояние свое он скопил, потому что был скрягой, дрожал над каждым пенни. Выйдя за него, она просто сменит одну промозглую мансарду на другую, да еще вдобавок...

Нет, лучше не думать об этом. А вообще странно, почему Грейвз, старый скупец, решил жениться на бесприданнице, это не вяжется с его характером. Как отцу удалось уговорить его – ведь тот знает, что у нее нет ни гроша?

Джеми тряхнула головой. Некогда заниматься загадками. Она решила убежать из дома, даже не зная, за кого ее собираются выдать замуж.

Ну, а сейчас и подавно.

Глава четвертая

Когда Джеми вошла в гостиную, Ральф Грейвз, сидевший перед пылающим камином, оторвал свое тщедушное тело от кресла, пошел ей навстречу, взял ее ледяные руки в свои и, наклонившись, чмокнул мокрыми губами в щеку. Джеми чуть не передернуло, она закрыла глаза и приказала себе держаться.

– Я так и знал, дорогая моя, что вы не будете против, если жених вас поцелует, – донесся до нее высокий голос, который почему-то срывался в самый неожиданный момент. Ральф повернул ее к свету, чтобы получше рассмотреть.

Оценивает товар, размышляла Джеми, внутренне содрогаясь от липкого взгляда и прикосновения влажных рук. Думает, я уже его собственность.

Она секунду постояла неподвижно, позволяя себя рассмотреть как следует, потом сказала:

– Ах, мне кажется, вы немножко торопитесь, кузен Ральф. – Ее губы сложились в зазывную улыбку, а желание вырвать руку из его ладони и вытереть о платье было подавлено в корне. – Папа сообщил, что мы сегодня встретимся, а завтра вы сделаете мне официальное предложение. Или, может, вы уже передумали? – Джеми кокетливо хихикнула.

Получилось неплохо. Кузен Ральф зашелся визгливым смехом.

– Как вы были правы, сэр Джои, когда говорили мне, что она уже взрослая! Вижу, в нашей сделке я окажусь выигравшей стороной! – Он повернулся к Джеми. – По рукам. Завтра будет предложение.

Улыбаясь изо всех сил, Джеми принялась расспрашивать гостя о том, как он доехал. В ответ пришлось выслушать детальное описание ужасов, которые ему пришлось пережить на пути от Батингхерста до Кэлдервуда, поскольку дорога – сплошная жидкая, липучая грязь.

Но он, Ральф, был полон решимости преодолеть все тяготы. Вознаграждением ему служит теплый прием в Кэлдервуде... Тут он многозначительно посмотрел на Джеми и похлопал ее по руке.

Джеми вдруг почувствовала, что ее страхи исчезли, все выглядит просто смешным, и только. Если кузен Ральф так уж боится холода и сквозняков, так почему бы ему немного не раскошелиться и не починить свою карету? Наверняка поскупился даже купить кирпич, а ведь, если его нагреть и сунуть под ноги, было бы теплее. Настоящий джентльмен ни за что не согласился бы путешествовать вот так. Например, тот, что приезжал сегодня...

Джеми смотрела на самодовольно разглагольствовавшего Ральфа, время от времени кивала, но ничего не понимала – в мыслях она была далеко отсюда: перед глазами ее стоял элегантный джентльмен в черном.

Наконец объявили, что обед подай.

Обед, приготовленный по приказу леди Кэл-дервуд, если и не особо изысканный по меркам высшего света, все же разительно отличался от того, что ели в Кэлдервуд-холле каждый день. Когда подали первое, хозяйка с лучезарной улыбкой обратилась к гостю:

– Попробуйте крабы в масле, кузен. Нынче их нелегко достать, но я вспомнила, что вы их любите.



Грейвз «попробовал», да так, что хозяину и его дочери почти ничего не осталось. Но Джеми об этом не жалела. Совсем ни к чему набивать желудок непривычной едой, а то жди неприятностей в самый неподходящий момент. Поэтому она съела лишь несколько ложек супа и кусочек жареной рыбы с овощами, отказавшись от бифштекса. Если кузен Ральф следит за ней, то наверняка останется доволен ее умеренностью в еде. Такая жена не потребует больших расходов.

На десерт подали, среди прочего, рейнский крем, очередное любимое блюдо кузена Ральфа. Джеми же не могла оторвать глаз от сияющих апельсинов, возвышавшихся горкой на блюде, устланном зелеными листьями. Уже много лет она не видела их, и при взгляде на фрукты ее рот наполнился слюной.

Слуга хотел было предложить блюдо с апельсинами Джеми, но был остановлен леди Кэлдервуд.

– Пусть стоит тут, – резко проговорила она и, пока слуга ставил блюдо перед ней, повернулась к гостю. – Сэр Джон зимой не ест апельсины, говорит, они перебивают вкус вина.

Грейвз бросил внимательный взгляд на хозяина, который допивал уже третью бутылку, и с довольной улыбкой взял самый красивый апельсин.

Джеми посмотрела на него через стол, чувствуя, как все внутри скручивается в пружину. Она опустила глаза и принялась чистить яблоко.

Все перебрались в гостиную. Леди Кэлдервуд быстро подошла к камину и дернула шпур звонка. Появившемуся дворецкому она приказала подать чай. Чувство великого облегчения охватило Джеми. Скоро все кончится!

Минут через пятнадцать леди Кэлдервуд встала и озабоченно посмотрела на своего супруга, который дремал в кресле.

– Прошу извинить, кузен, но нам пора на отдых. Я уверена, вы согласитесь, что разумнее отходить ко сну рано, особенно зимой, ведь свечи в последнее время ужасно дороги.

– Ах, как вы правы, кузина, – сказал Грейвз, вставая и поднося к губам руку леди Кэлдервуд. – Очень тонко подмечено. Именно так и заведено в моем доме, особенно для слуг. Им дай волю, так они десятки свечей сожгут. Требуется глаз да глаз. Я уверен, вы со мной согласны, – добавил гость, выпуская руку хозяйки и поворачиваясь к Джеми.

Он схватил ее руку потными ладонями.

– Покойной ночи, моя дорогая Джесмина.

Приятных снов. Завтра увидимся, как договорились. После завтрака, хорошо?

Он поднес ее руку к губам.

Джеми еле удержалась, чтобы не вырваться. От прикосновения мокрых губ ее пробрала дрожь. Господи, какой противный! Грейвз поднял голову и заглянул ей в глаза, как будто что-то почувствовал.

Джеми судорожно придумывала, как его успокоить. Она держится, но тело само ее выдает! Девушка робко улыбнулась. Пусть думает, что она дрожит от волнения, ведь не каждый день ей делают предложение.

– Значит, до завтра, моя дорогая, – сказал он, выпуская наконец ее руку.

Лишь оказавшись в своей комнате, Джеми вытерла руку подолом белого муслинового платья. Мыться уже некогда. Надо готовиться к побегу.


Сборы были недолги и просты. Прежде всего Джеми достала свои сбережения, до смешного скудные, вытащила из шкафа кое-что из белья и необходимых вещей и спрятала все это под кроватью. Затем она скинула опостылевшее платье и нижнюю юбку и, не снимая белья, надела ночную рубашку. После этого легла в постель, погасила свечу и замерла, натянув одеяло до подбородка.

Оставалось только ждать.

Это оказалось тяжелее всего. В темноте снова подступил страх. Джеми закрыла глаза и попыталась сосредоточиться на простых, приятных вещах. Перед ее глазами предстал чудесный сад...

Прошло, наверное, несколько часов, прежде чем дом затих. Джеми повернулась к окну. Взошла луна и залила все вокруг серебряным светом. Джеми молча произнесла благодарственную молитву древней богине-девственнице за помощь. Наверное, это знак того, что ее план увенчается успехом.

Она потихоньку поднялась и подошла к двери, остановилась, прислушиваясь. Везде тихо. Она осторожно приоткрыла дверь и выглянула в коридор. Никого.

Не зажигая свечи, Джеми на ощупь спустилась вниз и вошла в комнату своего сводного брата Эдмунда.

Не прошло и десяти минут, как она вернулась обратно с добычей. Спрятанные вещи были вытащены из-под кровати и связаны в узел. Ночная рубашка полетела на постель. Надев одежду Эдмунда и завернувшись в его плащ, Джеми спустилась на первый этаж, вышла из дома через заднюю дверь и направилась к конюшне.

Кобыла приветствовала хозяйку тихим ржанием и послушно дала вывести себя во двор.

– Моя хорошая, – прошептала Джеми, гладя ее бархатистую морду, когда они остановились у стены. – Я надеюсь, мы с тобой не заблудимся, хотя давно там не были. – Не медля больше ни минуты, Джеми поставила ногу на выступ в стене и села на лошадь. Узел с вещами она привязала к талии длинным шнурком. Старый плащ Эдмунда укрыл девушку вместе с узлом. Кроме того, так было не видно, что лошадь не оседлана.

Легко держась за черную гриву Кары, Джеми выехала из усадьбы. Она не торопилась: вся ночь была впереди, а проехать требовалось всего миль пять. К тому же она боялась, как бы ее любимая старая кобыла не споткнулась в темноте.

Вот и лес. Здесь кончались земли Кэлдервудов. Джеми была рада, что светит луна, потому что дальше предстояло ехать по незнакомой ухабистой дороге, а кое-где и просто по конной тропе.

– Уже близко, Кара, милая моя, – тихо сказала она. Кобыла повела ушами и послушно ступила на тропу.

И вот наконец они на месте. Джеми слезла с лошади и завела ее под деревья, за зеленую изгородь.

– Если б ты знала, как я буду скучать по тебе, – прошептала она, обнимая кобылу за шею. Кара тихонько всхрапнула, пожевала губами над плечом Джеми и замерла, наблюдая за непонятными действиями хозяйки.

Джеми вытащила из узла маленькую лопатку и выкопала под деревом небольшую яму. Затем, достав из того же узла секатор, она принялась безжалостно кромсать свои вьющиеся темно-рыжие волосы, ругаясь под нос, что забыла захватить с собой что-нибудь, что можно было бы использовать вместо зеркала. Локоны полетели в яму, следом за ними – секатор и лопатка.

Туго связывая черной лентой волосы, которые теперь доходили ей лишь до плеч, Джеми наткнулась вдруг на полный любопытства взгляд своей лошади и хихикнула.

– Ну и как тебе новый хозяин, Кара? – (Кобыла медленно моргнула.) – Не очень, да? Понимаю, стрижка никуда не годится, но я позже все поправлю, если найду зеркало и ножницы. – Джеми машинально провела рукой по волосам. – Хорошо хоть Эдмундовы одежки пришлись впору. Получился настоящий мальчик, правда? – Джеми крутанулась на месте. Кара отпрянула в сторону, уворачиваясь от края плаща. – А сейчас надо подождать.

Рассвет наступал неторопливо, робкий зимний рассвет.

Они ждали.

Прошла, казалось, целая вечность, когда неподалеку послышался наконец стук копыт. Джеми продралась через кусты и выглянула на дорогу. Да, это была коляска из Кэлдервуда. Рядом с кучером сидела Смидерс, прямая как струна, и смотрела перед собой.

Джеми вернулась к лошади.

– Единственное, что нам грозит, так это если старый Тимоти решит промочить глотку на постоялом дворе вместо того, чтобы сразу отправиться домой.

Снова пришлось ждать. Слава богу, Тимоти закончил свои дела быстро. Минут через пятнадцать коляска развернулась и поехала в обратном направлении. Джеми проводила ее взглядом.

– А теперь нам пора прощаться, – шепнула она на ухо кобыле, сняла с нее недоуздок, бросила в яму и стала засыпать ее прямо руками, даже и не пытаясь уберечься от грязи.

Джеми повернулась к кобыле и похлопала ее по шее.

– Иди домой, Кара, в свое теплое стойло.

Девушка взяла узел и направилась к тропе. Лошадь за ее спиной наклонила голову и стала щипать редкие травинки. Ничего, скоро проголодается и вернется в Кэлдервуд.

Джеми шла не оглядываясь. Вольной мальчишеской походкой, посвистывая, она вошла в деревню.

На постоялом дворе было многолюдно, и никто не обратил внимания на несколько неряшливого мальчишку в надвинутой на глаза шляпе, который оглядывался по сторонам, словно кого-то высматривая. Смидерс обнаружилась в трактире, где она с чопорным видом сидела на скамейке у стены. Джеми подошла и присела рядом.

– Что вам нужно, молодой человек, позвольте вас спросить? – строгим голосом обратилась к ней камеристка, впрочем без враждебности.

– Мне нужна твоя помощь, Смидерс, – тихо проговорила Джеми, глядя ей в глаза. – Только, пожалуйста, не выдавай меня!

– Господи боже мой! Мисс Джесмина! Что вы тут делаете?

– Тише, Смидерс! Помоги мне, прошу тебя! Мне нужно бежать. Я не хочу выходить за этого отвратительного типа. Мне требуется всего несколько недель, и больше ничего.

– Как это «несколько недель», мисс?

– Не называй меня так, а то кто-нибудь услышит. Зови просто Джеми. – Девушка искала на лице Смидерс хоть какой-нибудь признак сочувствия и не находила. Она судорожно вздохнула. – Понимаешь, мне скоро исполнится двадцать один год, и тогда уже никто не сможет насильно выдать меня замуж. Необходимо спрятаться где-нибудь до совершеннолетия. Прошу, помоги мне, Смидерс!

Женщина помедлила, задержав на Джеми испытующий взгляд, потом вдруг улыбнулась.

– Тогда зови меня Энни, хорошо?

– О, спасибо тебе, спасибо! – воскликнула Джеми, целуя Смидерс в щеку.

– Хватит, хватит, – проворчала камеристка, отталкивая ее. – Я ведь еще ничего не сделала. Какая помощь тебе нужна? Давай говори.

– Ну, ты сказала, что направляешься в Бат. Я просто хочу... Энни, чтобы ты помогла мне купить билет на дилижанс. Деньги у меня есть, не беспокойся. Главное – добраться до Бата, а дальше я уже сама.

– Что сама?

– Ну, я думаю... Хотя, наверное, для нас обеих лучше, если ты ничего не будешь знать о моих планах. Тогда, если тебя кто-то спросит, ты честно скажешь, что понятия не имеешь. Как думаешь?

– Не очень убедительно, прямо скажем. Если я помогу вам сесть в дилижанс, то уже буду замешана, раскроете вы мне свои планы или не раскроете. Как я это смогу объяснить?

– Но, Энни, когда они обнаружат, что я исчезла, то объявят в розыск девушку. Ведь никто не станет искать мальчишку, я совершенно в этом уверена. Я взяла одежду Эдмунда, а он приедет из Хэрроу очень не скоро, так что никто и не заметит, что в его вещах чего-то не хватает. А моя одежда спрятана в узле.

Смидерс хмыкнула.

– А что, если они узнают, что служанку из Кэлдервуд-холла видели с каким-то подростком?

– Не узнают. Мы не будем вместе. Ты просто объяснишь мне, как попасть на дилижанс до Бата, а дальше я все сделаю сама.

Было видно, что Энни Смидерс колеблется.

– Боюсь, так не пойдет, мисс Джеми, – сказала она наконец. – Подросток, который путешествует сам по себе и покупает билет в последнюю минуту, обязательно обратит на себя внимание. Все подумают, что он убежал из школы. – У Джеми было такое убитое лицо, что Смидерс стало ее жалко. – Не расстраивайтесь вы так, мисс, что-то я все-таки могу сделать. Пойду спрошу, есть ли свободные места в дилижансе. Давайте деньги. Сидите тут, лучше пусть никто не догадывается, что билет для вас. – Смидерс сунула монеты в карман и вышла.

Через пять минут она вернулась.

– Ничего не получилось, мисс Джеми. Оказывается, мой билет был последним, больше нет ни одного места. Боюсь, вам не удастся уехать со мной.

Джеми поникла. Она ожидала всякое, но только не это. Околачиваться на постоялом дворе в ожидании следующего дилижанса очень опасно. В здешний трактир захаживают люди из Кэлдервуда и окрестных деревень. Кто-то непременно ее узнает.

Стиснув кулаки, Джеми бессильно прислонилась к стене. Все пропало. Внезапно раздавшийся знакомый голос заставил ее вздрогнуть:

– Ба, да это же Смидерс! Какие-то неприятности, как я вижу?

Глава пятая

Встреча с человеком, о котором она столько думала, почему-то испугала Джеми. Она застыла, глядя в пол и не смея поднять глаза. Что, если он догадается, что перед ним не мальчик? Что, если... Джеми попыталась принять независимый вид. Чего она так испугалась? Он же ее никогда не видел! И все-таки она ничего не могла с собой поделать – этот человек внушал ей страх.

Смидерс, напротив, очень обрадовалась. Она присела в реверансе, а потом ни с того ни с сего ухватила Джеми за ухо.

– Ну-ка встань, Джеми, и поклонись лорду Хардингу.

Джеми послушно вскочила и отвесила поклон, вспомнив, как кланялся Эдмунд. Что, интересно, Смидерс собирается делать?

– Вы уж простите моего брата за невоспитанность, милорд, – торопливо продолжала Смидерс. – Он в расстройстве. В дилижансе не оказалось свободных мест. Они там, в Кэлдервуде, ошиблись – заказали только один билет вместо двух. Прямо не знаем, как быть. Наверное, придется ждать следующего дилижанса.

Лорд Хардинг был озадачен.

– Отчего столь внезапный отъезд? Что-то случилось?

Смидерс тут же нашлась:

– Неотложные семейные дела, милорд. Надо срочно отвезти Джеми в Бат. Он... в общем... после смерти мамы он был при мне, а теперь представился случай устроить его в Бате. А я еду с ним. Надо ведь удостовериться, что все в порядке. Я обещала матушке позаботиться о нем.

– Очень похвально, Смидерс, да, да, похвально. – Ричард остановил взгляд на Джеми. – И сколько же тебе лет, молодой человек?

Джеми открыла рот, но слова застряли в горле. Она беспомощно посмотрела на Смидерс.

– Он не мастак говорить, милорд. Немножко... ну... стесняется. Но вы не подумайте: он все понимает, очень хороший мальчик, послушный.

Джеми наконец справилась с собой.

– Мне тринадцать, – хрипло сказала она. – Садовник я.

Лорд добродушно засмеялся:

– Я мог бы догадаться по твоим рукам, Джеми, хотя одет ты аккуратно. Ты хороший садовник?

Джеми закивала.

– У него все растет как на дрожжах, – вмешалась Смидерс, – хотя формально он не являлся садовником.

Лорд Хардинг поднял бровь.

– Сейчас объясню, – торопливо продолжала Смидерс, выдумывая на ходу. – Джеми не нанимали в садовники, просто позволили жить со мной в Кэлдервуде. Такое великодушие со стороны ее милости! Ну а Джеми в знак благодарности стал работать в саду. Для домашних работ он не годится.

Джеми опустила голову, пряча лицо от проницательных глаз графа. Ни к чему ему видеть, как пылают ее щеки. Тринадцатилетний подросток вряд ли станет краснеть, даже очень стеснительный.

– Значит, Смидерс, ты нашла ему место помощника садовника? Что ж, неплохо.

Джеми испугалась. Если Смидерс подтвердит, что нашла, его светлость может поинтересоваться, как зовут нанимателя, и что она на это ответит? Джеми затаила дыхание.

– Ну, не совсем так. – Смидерс повернулась к Джеми. – Сядь там. – И направилась в другой конец комнаты, сделав знак милорду следовать за ней. – Я не хочу говорить при брате.

Джеми встревожилась. Ей хотелось подбежать и послушать, о чем они будут говорить, может, и поучаствовать, но она – не слишком сообразительный подросток, младший брат Смидерс. Такой не подойдет к взрослым. Остается положиться на Энни. По крайней мере можно успокоиться, а если поднапрячься, то и кое-что услышать.

– Я всей душой благодарна вам, милорд, за проявленное участие. Понимаете, ничего определенного пока нет, хотя надежду мне подали. В одном агентстве в Бате считают, что его можно пристроить. Они берут мальчиков для чистки обуви и прочего.

– Но ты же сама сказала, что он не годится для работы по дому, – возразил Хардинг.

Джеми заметила, как Смидерс покраснела. Однако она быстро нашлась:

– Но это же не настоящая домашняя работа, вроде мальчика-слуги. А уж башмаки-то почистить даже он сумеет!

Его светлость ухмыльнулся.

– Хотел бы я услышать, что скажет на это мой камердинер. Но мы отклонились от темы. Дилижанс отправляется минут через десять. Мы можем сделать так: ты поедешь, как собиралась, а твоего брата я посажу на передок своей кареты. В Бате он будет тебя ждать на почтовой станции.

– Вы так добры, милорд! – воскликнула Смидерс. – Но нет, я не могу согласиться, Джеми никогда не оставался один, понимаете, а в большом городе и подавно. Я и подумать не могу, как это он проделает весь путь без сестры, да еще будет сидеть и ждать меня на почтовой станции. – Она понизила голос: – Мало ли кто ему попадется. Могут начать издеваться. Люди такие жестокие.

– Ну что ж, – сказал Хардинг. – Твоя привязанность к брату делает тебе честь, Смидерс. Ладно, уж если ты боишься доверить его мне, тогда поедем все вместе. Пусть мальчишка принесет ваши вещи к моей карете. Я отправляюсь немедленно. Надеюсь, теперь-то ты не откажешься? – Не дожидаясь ответа, он повернулся и пошел к выходу.Смидерс бросилась к Джеми.

– Вы слышали, о чем мы говорили? – (Джеми кивнула.) – Так вот запомните, мисс Джеми: вы теперь мальчик. Поедете на козлах рядом с кучером, по крайней мере его светлость не будет вас видеть. А то уж больно у него острый глаз, скажу я вам.

– Ради бога, – прошипела девушка, – прекрати называть меня «мисс Джеми». Я просто Джеми, а ты Энни. Что, если он тебя услышит?

– Хорошо, хорошо, – проговорила Смидерс, подталкивая Джеми к двери. – Давай иди за багажом. И проворнее, а то его светлость может что-то заподозрить.

Взяв свой узел и набитые дорожные сумки Смидерс, Джеми поковыляла к карете, думая об опасностях, которые ее подстерегают. Ничего, решила она, главное – держаться от него подальше и вести себя естественно.

Легко сказать «держаться подальше». Он приковывал ее внимание, и девушка ничего не могла с этим поделать.

Лорд Хардинг стоял у ступенек кареты и что-то строго говорил кучеру. Грумы ожидали рядом с лошадьми, готовые по его приказу снять с них попоны.

– Джеми! – крикнул он, залезая в карету. – Скажи своей сестре, пусть поторопится. Быстро!

Джеми кивнула и побежала в трактир, где сидела Смидерс.

– Давай, Энни, скорее! Он спешит! И будь осторожнее, больше не выдумывай никаких историй, пожалуйста. А то мне будет трудно под них подделаться.

– Ничего, подделаетесь. Туповатый, молчаливый парень – вот и все. Если не знаете, что сказать, не говорите ничего. И ведите себя естественно. – Смидерс двинулась к выходу.

– Энни! – (Женщина обернулась.) – Спасибо, милая Энни. Когда-нибудь...

– Оставьте. Пошли. Поможете мне сесть в карету, он наверняка этого ждет.

Усевшись рядом со стариком кучером, Джеми подумала: как хорошо, что она убежала. Через каких-то несколько часов она будет в Бате, там ее ждет свобода. Ей хотелось петь от радости. Однако радость эта не могла уберечь ее от холода. Одежда Эдмунда защищала плохо, плащ, хоть и длинный, продувало насквозь. Джеми с завистью посмотрела на толстое зимнее пальто, шарф и перчатки кучера. Она бросила взгляд на свои руки – они посинели и почти потеряли чувствительность. А на кончике носа наверняка висит капля, подумала девушка. Ну и пусть! Джеми сжала зубы, чтобы они не стучали. Она не сдастся, ни за что. Всего несколько часов...


Ричард старательно не замечал Смидерс. Уютно устроившись в углу своей роскошной кареты, закрыв ноги меховой полостью, он закрыл глаза, чтобы показать ей, что больше не склонен разговаривать. Но вот портниха, убаюканная мерным покачиванием кареты, заснула. Услышав ее ровное дыхание, Ричард открыл глаза и стал ее внимательно рассматривать, думая о том, что услышал от нее.

Как ни странно, ему вдруг стало жалко мальчишку, хотя путаная история, рассказанная его сестрой, показалась Хардингу подозрительной. Парень выглядел очень неуклюжим в своем выходном костюме, наверняка подаренном каким-нибудь добросердечным кэлдервудским семейством. Наверное, сидит сейчас там и чувствует себя одиноким и никому не нужным. Ричард вздохнул. Парню надо помочь. К тому же из этого можно извлечь пользу: Смидерс знает о Кэлдервудах намного больше, чем смогли разведать его платные осведомители.

Он наблюдал, как подросток с напускной лихостью неумело загружал вещи сестры в карету. Однако его внимание привлекла не столько неловкость парнишки, сколько количество багажа. Странно... Если Смидерс отправляется в Бат на несколько дней, то зачем ей столько вещей? Разве что она уезжает насовсем...

Ричард улыбнулся. Дела складываются лучше, чем он ожидал, и, вполне возможно, он добьется своего. До дома еще далеко, он успеет все обдумать. Женщина – под его присмотром, спешить некуда.


Наконец карета свернула к почтовой станции, где предстояло сменить лошадей. Грумы засуетились, выпрягая усталую четверку и критически осматривая лошадей, которых им подвели. Никто не обращал внимания на Джеми. Она осталась на месте, не в силах пошевелиться.

Лорд Хардинг опустил стекло со своей стороны и высунул голову:

– Джеми! Спускайся! Принеси мне бутылку эля. Живей!

Джеми торопливо начала спускаться. Со стороны это, наверное, выглядело забавно: пальцы не слушались, и она никак не могла ухватиться за поручни. Из трактира вышел официант, неся на подносе несколько бутылок, и направился к карете. Джеми подскочила к нему, схватила одну бутылку и тут же уронила. Эль вылился на башмаки официанта.

– Ах ты, молокосос! – закричал тот, замахиваясь свободной рукой на Джеми.

– Прекрати! – скомандовал лорд Хардинг, распахивая дверцу и спрыгивая на землю. – Своего слугу я накажу сам, если понадобится!

Официант что-то смущенно забормотал. Его светлость, не обращая на него внимания, взял с подноса бутылку, бросил взамен несколько медных монет и отвернулся.

– Иди сюда, Джеми.

Первым побуждением Джеми было бежать куда подальше, но ноги ее не слушались. Не отрывая глаз от земли, она подошла к своему грозному защитнику. Конечно, с ней он говорил уже не так сердито, как с официантом, и все же...

– Покажи мне свои руки.

Джеми протянула руки – тонкие, синие от холода, с черной каймой под ногтями.

– У тебя что, нет перчаток?

Джеми мотнула головой, не поднимая глаз.

Его светлость притронулся к ее щеке. Джеми показалось, будто вся кровь прилила к коже там, где ее касались его пальцы. Щеку словно обожгло, наверное, теперь останется багровое пятно. Она вздрогнула всем телом.

– Да ты, я вижу, совсем замерз, парень. Неудивительно, что не удержал бутылку. Как я об этом не подумал! Уж слишком ты щуплый... да и одежда неподходящая. Ладно, давай полезай к сестре, а то, боюсь, помрешь, а меня потом совесть загрызет.

Джеми продолжала стоять, пытаясь избавиться от странного оцепенения, в которое поверг ее этот человек.

– Да не стой ты столбом, – проговорил граф, который, видно, уже начинал жалеть о своем великодушии. – Давай залезай. – Он легонько толкнул ее в спину.

Лицо Смидерс при появлении Джеми исказилось от ужаса. Неудивительно: находясь под пристальным взором лорда Хардинга, можно было легко выдать себя. Джеми уселась, не открывая рта. Энни схватила ее руки и принялась суетливо, с охами и ахами, их растирать.

– Ну, хватит, Смидерс, довольно! – не выдержал лорд Хардинг. – Я не против того, чтобы ты помогла брату согреться, но зачем столько шума?

Смидерс обескураженно умолкла и вскоре заснула.

Джеми обнаружила, что не спит только она одна. Девушка осторожно сдвинула шляпу на затылок, пошевелила пальцами, разминая их, и сунула руку в карман в поисках носового платка, чтобы вытереть нос. Платка не было, и хорошо, что не было. Она вспомнила, что такие подростки, как Джеми, ими не пользуются. Пришлось вытереть нос рукавом. Ужас!

Впрочем, какое все это имеет значение? Она свободна! Да, возможно, ей никогда больше не придется вести жизнь дворянки, ну и пусть. Главное – ее будущее зависит теперь только от нее самой. Джеми окинула взглядом роскошное убранство кареты. Глубокие мягкие сиденья, упоительный запах дорогой кожи. В Кэлдервуде о таком не могли и мечтать. Даже если бы леди Кэлдервуд и ухитрилась купить такую карету, она не позволила бы своей падчерице даже приближаться к ней. Джеми блаженно откинулась на спинку, ей хотелось смеяться от счастья.

Сидевший напротив лорд Хардинг пошевелился во сне. Шляпы на нем не было, он ее снял, чтобы устроиться поудобнее. Его спокойное лицо было прекрасно: черные брови, широкие, изогнутые дугой, тонко вылепленный нос, разве что чуть-чуть длинноватый, четко очерченные губы, твердый подбородок с еле заметной ямочкой посередине. Густые черные волосы очень шли ему. Джеми задумалась: интересно, какого цвета у него глаза? Должно быть, темные, как и волосы... Она решилась взглянуть на него еще раз...

Синие глаза смотрели на нее в упор. Она думала, граф спит, а он, оказывается, вовсе не спал и наблюдал за ней. Девушка вздрогнула.

Граф посмотрел на спящую Смидерс, потом перевел хмурый взгляд на Джеми.

– Ну как, доволен, парень? – сурово проговорил он вполголоса. – Не советую тебе рассматривать так беспардонно своих хозяев, а то можешь схлопотать от кого-нибудь по шее.

Джеми сделала виноватое лицо, бормоча извинения.

– Ладно, забудь, – оборвал ее Хардинг, закрывая глаза.

На следующей станции граф заказал им еды и по кружке эля. Напиток показался Джеми ужасным на вкус и очень крепким, но отказаться было невозможно. Они отправились дальше, и уже через десять минут Джеми почувствовала, что ее неодолимо клонит в сон. Она все же попыталась сидеть прямо, однако мгновенно заснула.

– Хорошо, что твой брат спит, Смидерс, я хочу поговорить с тобой о нем.

– Да, милорд?..

– Как я понял из твоих рассказов о нем, вряд ли из него получится мальчик для чистки обуви. Его лучше устроить подручным садовника в большом поместье.

– Да, милорд. Я так и собираюсь поступить, если получится. Но...

– Получится. В моем поместье как раз нужен такой мальчик. Я беру его.

– Спасибо за предложение, но мы не можем его принять. Понимаете... – Смидерс запнулась, не зная, что придумать.

– Почему бы тебе не сказать мне правду, Смидерс?

Он произнес это громко, отчего Джеми проснулась и открыла глаза.

– Я не понимаю... – начала Смидерс.

– Вздор! Ты все прекрасно понимаешь. Где это видано, чтобы женщина твоего положения ехала на три дня в Бат и при этом брала с собой кучу вещей? Тебя уволили, и ты направляешься в город, чтобы найти новое место, вот что я думаю. Я прав?

– Да, так и есть, милорд, – прошептала Смидерс. – Леди Кэлдервуд выгнала меня, как только вы уехали. Она решила... она подумала... – Камеристка беспомощно замолчала.

– Вот, значит, как? Так вы с братом оба оказались на улице? Тогда я тем более не понимаю, почему ты отказываешься от моего предложения насчет Джеми. – Хардинг посмотрел на Смидерс с подозрением, в его голосе сквозило раздражение. Лицо, такое мягкое во сне, посуровело, черные брови сошлись над переносицей.

– Я... я надеялась, – пролепетала Энни, – найти место для себя и брата, чтобы я могла присматривать за ним. Ну, вы понимаете...

– Понимаю, не продолжай. Но твоему брату будет совсем не плохо у меня, можешь мне поверить – Граф посмотрел на Джеми; под его строгим взглядом ей стало неуютно. – Ладно, Смидерс. Ну, а если я уговорю свою мать снова взять тебя камеристкой, ты согласишься?

– Не знаю – Смидерс посмотрела на Джеми, предупреждая взглядом, чтобы та не соглашалась. Но девушка утвердительно кивнула. – Раз Джеми не возражает, а мы будем вместе... Хорошо, мы согласны.

– Договорились, – сухо произнес граф, откидываясь на спинку сиденья. – Я уверен, леди Хардинг с удовольствием возьмет тебя обратно. Примерно через час будем дома. – Он закрыл глаза.

Джеми обеспокоенно взглянула на Смидерс, та растерянно пожала плечами. Джеми стало ясно, что его светлость и не собирался везти их в Бат, а с самого начала ехал в Хардинг, в свое поместье. Она испугалась. Что он замышляет?

Глава шестая

– Зачем вы согласились, вы можете мне объяснить? – Энни с унылым видом опустилась на кровать. Тесная комнатушка, в которой их поселили, находилась в мансарде, но была обставлена лучше, чем другие помещения для слуг. Чувствовалось, что камеристка хозяйки дома пользуется здесь некоторыми привилегиями.

Не успела Джеми ответить, как на лестнице послышался шум.

– Это, наверное, несут лежак для тебя. Иди открой дверь и помоги его поставить, – сказала Энни.

Джеми хотела было огрызнуться, но сдержалась и послушно пошла к двери. Энни действительно начала обращаться с ней как со своим младшим братом. К этому надо привыкать, если она не хочет нарваться на неприятность.

– Не пойму, на кой вам сдался тут этот сорванец, мисс Смидерс, – добродушно проговорил молодой лакей, втаскивая лежак в узкий дверной проем. – Он вполне мог бы спать на конюшне.

– Да нет, Том. Леди Хардинг разрешила, чтобы он пожил со мной, пока ему не подыщут место. – Энни снизошла до любезности, которую обычно не позволяла себе с простыми слугами. – Присматривай за ним иногда, хорошо, Том? Ты лучше меня знаешь, кто его может обидеть. – Она дружески улыбнулась.

Том, польщенный доверием со стороны столь высокопоставленной особы, выразил полную готовность опекать Джеми.

– Только вот в саду мне за ним недоглядеть, я там редко бываю. Хотя со старым мистером Дженнингсом ему будет неплохо, тот и мухи не обидит. Вот Калеб – это да, тот совсем другой. Буян и насмешник. Джеми лучше держаться от него подальше.

– Кто такой этот Калеб? – спросила Энни.

– Помощник садовника. Появился после вашего отъезда. Мистер Дженнингс совсем одряхлел, один не справляется. Вот его светлость и решил взять кого помоложе, чтобы поставить на его место, когда старик уйдет на покой. – Лакей хохотнул. – Да только не на того напал, от мистера Дженнингса не так-то легко отделаться. Сад для него все. Он не уйдет, пока ноги будет таскать.

– Спасибо, что предупредил, Том. Я постараюсь, чтобы Джеми не сталкивался с Калебом.

Том ушел, а Энни развязала узел Джеми и стала разбирать вещи, встряхивая и критическим оком, поджав губы, осматривая каждую. Джеми расстроенно следила за ней.

– Надо раздобыть какую-нибудь мужскую одежду – костюм, что на тебе, не годится для работы. Ну а это, – Энни с презрительной миной подняла, взяв за ворот двумя пальцами, выцветшее зеленое платье, – я суну в свои вещи. Хотя, если кто его увидит, ни за что не поверит, что я могу такое носить. – Она бросила платье на стул.

Этот простой жест вдруг высветил с поразительной ясностью весь ужас положения, в котором оказалась Джеми. Она была твердо намерена снова переодеться в женское платье сразу по приезде в Бат, а вместо этого ее забросило в глушь, в поместье Хардингов, и ей придется изображать ученика садовника. Справится ли она? А если все раскроется?

Джеми посмотрела на свои грязные руки и запачкавшуюся в дороге одежду. Ничего. Даже если выяснится, что она девушка, все равно никто не догадается, кто она, из какой семьи. В конце концов, ей нужно где-то спрятаться на несколько недель, до совершеннолетия. Почему бы не здесь?

Энни продолжала перебирать жалкие вещицы Джеми, поворачивая их так и эдак и что-то бормоча себе под нос. Джеми вдруг стало ужасно смешно, она хихикнула, а потом громко засмеялась, хватаясь за бока. Энни подняла голову и тоже неудержимо расхохоталась. Они смеялись до изнеможения, упав на кровать и вытирая слезы.

– Ах, Энни, – проговорила сквозь смех девушка, – угораздило же нас, ты только подумай! И как мы выберемся?

– Понятия не имею. Знаю только, что после всего этого работы мне не найти.

– Найдешь, не беспокойся. Будь я богата, точно бы тебя взяла.

– Думаю, самое время пойти поискать что-нибудь из мужской одежды. Вам же придется работать. Посмотрим, будет ли вас забавлять это глупое представление после того, как потрудитесь с недельку.

За напускной грубостью Энни пряталась настоящая тревога. Она ушла, наказав Джеми не выходить из комнаты.

Оставшись одна, девушка задумалась. Ее тайну ни в коем случае не должны раскрыть, ведь это грозит ей поражением, а Энни Смидерс – работным домом, если не хуже.

Впрочем, скоро мысли ее перескочили на симпатичного графа. Почему ее так тянет к нему? Непонятно. Он для нее загадка. И как совместить его доброе отношение к ней, то есть к туповатому подростку, и то, как он поступил с бедной Смидерс? Энни уволили сразу после его отъезда, значит, он наверняка дал понять леди Кэлдервуд, что камеристка не заслуживает доверия. Но это же ужасно!

Джеми сидела, отчаянно зевая, когда вошла Энни с целым ворохом рабочей одежды, поношенной, но вполне крепкой.

– Не хочу об этом и вспоминать, – заявила она, когда Джеми заговорила о ее увольнении. – Откуда мне знать, что он сказал леди Кэлдервуд? А теперь, когда он взял меня обратно в Хардинг, мне вообще не на что жаловаться. Могло быть в сто раз хуже. – Энни посмотрела на зевающую Джеми. – Ну а вам, юная леди, пора ложиться. Вы ведь не спали ночью? – Джеми помотала головой, а Энни стала стелить постель.

– Я на кровать не лягу, Энни. Она твоя.

– Не годится леди спать на лежаке, а для меня он – в самую пору.

– А если вдруг кто-то войдет и увидит, что твой братец нежится на кровати, а ты ютишься на лежаке? Как ты это объяснишь? Нет, Энни, так не пойдет. Мне тут будет совсем неплохо. – С этими словами Джеми вытянулась на лежаке и закрыла глаза. Не прошло и минуты, как она уже спала.


Графиня Хардинг вошла в кабинет и тихо прикрыла за собой дверь.

Увидев ее, сын быстро пересек комнату и, подойдя к ней, ласково поцеловал в щеку.

– Как вы быстро, дорогая, – сказал он. – Устроили их? Спасибо. Простите, я не мог вам объяснить при них...

Графиня понимающе кивнула, на мгновение задержавшись в его объятиях.

– Да я поняла, зачем ты их привез... во всяком случае, Смидерс... только вряд ли это поможет нам вернуть наши деньги. Она всего лишь служанка, не будет ли это напрасной тратой времени... в нашем положении?

Ричард немного подался назад, вглядываясь в лицо матери. У нее был обеспокоенный вид.

– Не тревожьтесь, матушка, все не так плохо, как может показаться. Наше положение совсем не безнадежно, мы справимся. – Он мягко подвел ее к креслу у камина. – Присядьте. Выпьете мадеры?

Леди Хардинг с тяжелым вздохом опустилась в кресло, глядя, как сын наполняет бокал вином из хрустального графина.

– Налей себе тоже, Ричард, – сказала она.

Это что-то означало, но что? Он вопросительно посмотрел на мать, но та сидела с закрытыми глазами. Она явно о чем-то хочет поговорить, и вряд ли о деньгах. Свои убытки они уже подсчитали и пришли к выводу, что теперь, когда он покончил с карточной игрой и бросил свои интрижки с танцовщицами, они вполне могут прожить, во всяком случае пока, на доходы от поместья.

Но если не деньги, то, значит, второе – то, что ужасно волновало леди Хардинг. Она считала, что Ричарду давно пора жениться, и не могла дождаться, когда же это произойдет.

Ричард поставил бокал на столик около ее кресла, раздумывая, как бы не дать матери сесть на своего любимого конька.

– Я обдумал наш разговор и считаю, что вы правы, – начал он. – Мне необходимо жениться, и поскорее. Ну и вот, я решил сделать предложение Эмме Фицуильям. Мы с ней знакомы уже около двадцати лет, так что не будет по крайней мере никаких неожиданностей. Конечно, она не блещет умом, но зато не похожа на остальных, у которых ветер в голове. Мне кажется, мы с ней прекрасно поладим.

Мать снова вздохнула. Слушая, что ее сын думает о женщинах, она поморщилась, но промолчала.

Ричард и сам почувствовал, что его доводы звучат не очень убедительно, но отступать было поздно. К тому же мать сама постоянно требует, чтобы он женился. Хотя нет, не совсем так. Она хочет, чтобы он полюбил и только потом женился. А значит, Эмма Фицуильям никак не подходит.

Ричард кашлянул, прочищая горло.

– Так вы одобряете мой выбор? В конце концов, земли Фицуильямов граничат с нашими, а со временем она их унаследует. Приданое очень приличное. Да и вообще, у нее есть все, что мужчина требует от жены: красота, родовитость, хороший характер...

– Возможно, она в самом деле отвечает всем требованиям, Ричард, – заговорила наконец мать, – но ты-то не отвечаешь! – Она махнула рукой: мол, не перебивай. – Наша семейная традиция требует, чтобы обручальное кольцо Хардингов ты надел на палец своей невесты в знак глубокой любви к ней...

– Да оставьте, матушка! Простите, но вы же прекрасно знаете, что такие, как я, женятся вовсе не по любви. Брак – это своего рода сделка. В данном случае это союз двух семейств – титул Хардингов и состояние Фицуильямов. А вы все еще, как я вижу, ждете от меня брака по любви? – Ричард улыбнулся, стараясь смягчить свои слова.

– Глава семьи обязан жениться по любви, – твердо сказала графиня. – В роду Хардингов это вековая традиция, нарушение которой ни к чему хорошему не приводит. Твой отец верил в это... и я тоже. Только двое за все время нарушили завет, и ты знаешь, как печально это кончилось.

Ричард молчал.

– Ричард?

– Да, мама, – мягко отозвался он. – Я знаю, что с ними произошло, но только я не верю ни в какие проклятия. Уверен, что это была чистая случайность. Да, они умерли, не достигнув сорока лет и не оставив наследников. Но такое случается и в других семьях, и они не ссылаются на какое-то там проклятие. – Ричард сел и одним глотком осушил бокал. – Я все понял: мне надлежит срочно влюбиться в какую-нибудь богатую леди. Это единственный способ совместить наши нужды с семейной традицией. – Он горько усмехнулся. – Если бы все было так просто. Графиня посмотрела на него.

– Мне очень жаль, Ричард. Он тряхнул головой.

– Вы ни в чем не виноваты, мама. Отец был тяжело болен и не понимал, что творит, когда попал в лапы к этому мерзавцу Кэлдервуду. Вы все равно не смогли бы ничего сделать... даже если бы знали.

Ричард несколько секунд молчал, сосредоточенно разглядывая осадок на дне бокала.

– Ну что ж, – заговорил он наконец, – по крайней мере можно не торопиться со свадьбой. Будем блюсти традицию. Ручаться за то, что влюблюсь непременно в богатую наследницу, я не могу, а это значит: женитьба откладывается, пока не будет восстановлено состояние. – Он усмехнулся. – Нет худа без добра.

При этих словах мать чуть заметно улыбнулась, однако, когда она заговорила, голос ее звучал серьезно:

– Если ты так к этому относишься, то не женишься никогда. Я понимаю, после Селии...

Лицо сына окаменело, и мать поняла, что упоминание этого имени из прошлого ему крайне неприятно. Повисло молчание.

– Пойдемте, дорогая моя, я провожу вас наверх, – сказал наконец Ричард. – Отдохнете и переоденетесь к обеду.

Вернувшись к себе, он несколько секунд сидел за письменным столом, поигрывая пером и глядя перед собой. Ему долго удавалось избегать этого разговора – и вот пожалуйста. Браки по любви... Сказка, да и только. Это не для него. И все-таки после разговора с матерью ему совершенно расхотелось делать предложение Эмме Фицуильям. Значит, не судьба. К добру это или не к добру, кто знает?


Джеми проснулась чуть свет от голода. Она проспала пятнадцать часов подряд!

– Я просто умираю – так хочется есть. – Она быстро вскочила и, поплескавшись над тазом, начала одеваться.

– Поедим внизу, – сказала Энни. – Но сначала надо привести тебя в божеский вид. Нет, не это. – Она выхватила из рук Джеми вчерашний костюм. – Вот, надевай. Штаны, гетры, нижняя рубаха и рабочая блуза.

Джеми сморщила нос: блуза, она же балахон, была из толстой, грубой холстины и стояла колом, до нее было противно даже дотрагиваться.

– Ничего не поделаешь, Джеми, ты сама захотела стать подручным садовника. Хорошо, что ты не толстая, сойдешь за мальчишку. Только надо утянуть грудь.

Джеми густо покраснела, что не произвело никакого впечатления на Энни, которая, покопавшись в вещах, вытянула старую миткалевую нижнюю юбку и, не слушая протестов девушки, разорвала ее на широкие полосы.

– Все равно для вас не годится, – пробурчала Энни. – Вот станете снова леди, я сошью вам юбку получше, да и платья поприличнее теперешних.

Энни явно чувствовала себя в своей стихии. Она повертела недовольную Джеми туда-сюда и ловко стянула ей грудь.

– Ну вот, теперь одевайтесь, и поглядим, что получилось.

Протестовать не имело смысла. Энни была права: если кто-то заметит, что перед ним не мальчик, они обе пропали.

Джеми застыла в центре комнаты, а Энни обошла ее кругом, придирчиво осматривая.

– Неплохо, – заключила она. – Но что делать с волосами? Они слишком длинные, мальчишки так не носят.

– Мне не хотелось подстригать их очень коротко, я собиралась в Бате переодеться в женскую одежду, а при такой длине можно соорудить прическу.

– Все-таки я их немножко подкорочу. – Энни достала расческу и ножницы и, подойдя, развязала ленту. Темно-рыжие кудри, высвободившись, упали, закрыв уши и обрамляя бледное лицо Джеми. – Нет, вы только посмотрите, мисс, разве можно сравнить с тем дурацким пучком, что вы носили в Кэлдервуде?

Джеми смущенно улыбнулась.

– Это мама требовала. По ее мнению, мои «рыжие космы», как она их называет, надо убирать, чтобы не бросались в глаза. Она не разрешала мне делать прическу.

– Да она вообще, как я понимаю, не разрешала вам ничего, что показало бы в выгодном свете вашу внешность. Джеми засмеялась.

– Какую внешность? Всем известно, что я дурнушка.

– Да? Ну-ка взгляните. – Энни силком усадила Джеми перед тусклым, испещренным темными крапинками зеркалом и поправила волосы.

Джеми недоверчиво вскинула глаза на Энни. Она что, серьезно? А потом уставилась в зеркало. Неужели это она? Лицо плавно сужалось от скул к подбородку. Под темно-рыжими волосами матово светилась белая кожа, сияли зеленью глаза. Бесцветная девица с постным мучнисто-белым лицом исчезла, из зеркала на нее смотрела... нет, смотрел хорошенький рыжий мальчик.

Джеми ахнула и принялась судорожно убирать волосы за уши.

– Они же не поверят, что я мальчик, если я появлюсь в таком виде, – пробормотала она, бессознательно отбрасывая скромность.

– Да уж, – со смешком откликнулась Энни. – Сейчас все сделаем.

Она немножко подкоротила волосы Джеми, зачесала их назад и, туго стянув, перевязала шнурком.

– Подручные садовника ленты не носят, – заметила она.


Зимнее солнце почти касалось краем горизонта, когда подошел к концу первый рабочий день Джеми. Она сидела на корточках, выпрямив затекшую спину и разглядывая свои руки, покрытые крепко въевшейся в кожу землей. Все тело у нее ныло, но сердце пело. Она спаслась от Кэлдервудов, так неужели же ей не удастся провести неузнанной каких-то несколько недель в Хардинге?

Джеми тряхнула головой и снова принялась за работу. Закончив прополку клумбы, она аккуратно собрала сорняки в ведра. Часть пойдет в компост, а остальные – в огонь. Мистер Дженнингс не сможет упрекнуть ее в неумении отличить многолетние сорняки.

Проходя мимо будки садовника к компостной куче, она услышала громкие голоса. Говорили двое: мистер Дженнингс и еще кто-то. Разговор шел на повышенных тонах и касался ее. Джеми остановилась.

– Эта часть сада всегда была моя, – сердито заявил кто-то. – И я никого на подмогу не звал, а уж безмозглого щенка – и подавно. Он черт знает что тут натворит.

– Парень свое дело знает, – спокойно ответил мистер Дженнингс. – Вреда от него не будет. Скоро весна, будем сажать, лишняя пара рук не помешает.

– Да на черта мне эти руки? Сколько тут работаю, всегда сам справлялся. Так с чего вдруг мне подсунули этого полудурка?

– Это не мне решать, Калеб, и не тебе.

Так это Калеб! Джеми поежилась. Еще ни разу не видел ее, а уже ненавидит. И с чего ему злиться? Непонятно, чем может помешать какой-то мальчишка-подручный? Лакей предупреждал о нем. Похоже, он из тех, кому доставляет удовольствие издеваться над слабыми. Надо держаться от него подальше.

Джеми медленно пошла прочь. Спор за ее спиной продолжался.

– Так пусть хоть поставят его под мое начало, а то он натворит невесть что, а я потом отвечай.

– Нет, – отрезал мистер Дженнингс. – Парень под моим присмотром. Если захочешь, чтобы он сделал что-то для тебя, подойди ко мне. Это распоряжение его светлости. Пора бы тебе знать: ему лучше не перечить.

– Но...

– Все, кончили, Калеб.

Джеми прибавила шагу. Мужчины вот-вот выйдут из будки. Не хватало еще, чтобы они ее застали рядом.

От компостной кучи была видна дверь будки. Минут через пять она открылась, и показался Калеб. Джеми наклонилась пониже, делая вид, что занята работой.

Калеб оказался здоровяком, ростом не ниже лорда Хардинга, но гораздо шире и мощнее его. У него были могучие плечи, толстые руки и громадные кулаки. Большой живот выдавал любителя пива, а нос багровел даже в неярком свете заходящего солнца.

Джени стало неуютно при одной только мысли о том, как туго ей придется, если она столкнется с этим уродом. Нет, не дай бог. Надо постараться сделать так, чтобы мистер Дженнингс просто не мог без нее обойтись, и как-то намекнуть ему, что она боится Калеба. Уж он-то помнит четкое указание лорда Хардинга и разведет их по разным участкам. Иначе будет плохо.

Глава седьмая

На следующее утро, когда Джеми пропалывала пастернак на огороде, вдруг появился лорд Хардинг, ведя под руку какую-то даму. От страха, что он снова станет ее рассматривать, Джеми бросило в дрожь. У него такой острый взгляд! Чем чаще она будет попадаться ему на глаза, тем больше вероятность, что он разгадает, кто она на самом деле.

Покраснев до корней волос, Джеми еще ниже склонилась над грядкой, надеясь, что ее не заметят.

Как бы не так! Подбежал, запыхавшись, мистер Дженнингс и с ходу принялся расхваливать своего нового подручного. Джеми пришлось встать, и она застыла на месте, не смея поднять глаза на лорда Хардинга.

– Картуз, – шепнул мистер Дженнингс. Джеми растерянно посмотрела на него.

– Мистер Дженнингс считает, что в присутствии леди тебе надлежит снять картуз, – сказал его светлость и указал глазами на стоявшую рядом с ним даму.

Джеми, вспыхнув и бормоча извинения, стянула картуз.

– В следующий раз будешь знать, да, Джеми? – ласково проговорила леди. – Я очень рада, что ты так хорошо работаешь.

Джеми посмотрела исподлобья на даму. Высокая женщина, выше ее, и, наверное, в молодости очень красивая. Она была хороша и теперь, стройная, средних лет, с проседью в волосах. У нее была горделивая осанка, но в глубине темно-голубых глаз как будто затаилась горечь. Бросалось в глаза сходство между нею и графом. Джеми решила, что это его мать.

Однако надо что-то сказать.

– Спасибо, мэм, – пробормотала Джеми.

– Никаких «мэм», парень... – вмешался мистер Дженнингс.

– Я леди Хардинг, мама твоего хозяина, – с улыбкой, мягко перебила его дама. – Ты должен называть меня «миледи», запомнишь?

– Да, ми... леди, – произнесла Джеми запинаясь, словно впервые услышала это слово.

– Очень хорошо, – сказала графиня. – А этот джентльмен – лорд Хардинг. Думаю, ты с ним знаком. Обращаясь к нему, говори «милорд». – Сам граф при этом стоял рядом, с легкой усмешкой глядя на мать.

– Да, мэм... – начала Джеми и тут же поправилась: – ... миледи. – Надо было продемонстрировать графине, что стоящий перед ней подросток туповат.

– По-моему, достаточно для первого раза, дорогая. – Граф накрыл ладонью затянутые в перчатку пальцы леди, лежавшие на его согнутой руке. – Можно отпустить Джеми, пусть работает дальше. Только вот что, Дженнингс: ты уж проследи, чтобы его не обижали. Он сам вряд ли способен себя защитить. Так я могу на тебя положиться?

– Полностью, милорд. – Мистер Дженнингс поклонился. – Я все сделаю.

Лорд Хардинг кивнул и повел мать к калитке, ведущей с огорода на обсаженную кустами аллею.

Джеми поглядела им вслед и с прежним усердием принялась за сорняки, спиной чувствуя взгляд мистера Дженнингса. Наверное, садовник обдумывает то, что сказал ему хозяин.

Прокричал черный дрозд, его крик пронзил тишину и угас в глубине сада.

– Джеми, – позвал мистер Дженнингс. – Хватит пока. Иди обедать.


После обеда Джеми впервые поставили работать не в саду, а около дома – надо было очистить от сорняков цветник. Она аккуратно выдергивала ненужные растения, размечтавшись о том времени, когда станет совершенно свободной и Кэлдервуды ничего не смогут ей сделать.

Джеми как раз подыскивала подходящую кару, чтобы наслать ее на голову мачехи, когда послышался топот копыт. Подняв голову, она увидела лорда Хардинга верхом на вороном жеребце редкой красоты.

Скакун был великолепен. Изогнутая шея, изящная голова, поджарый живот, блестящие, лоснящиеся бока... олицетворение мощи и скорости. Разгоряченный, с пеной на губах, конь старался сбросить седока.

Вот он шарахнулся вбок, взбрыкнул и пронзительно заржал. Джеми вскрикнула и на какую-то долю секунды почувствовала на себе взгляд графа.

Жеребец встал на дыбы, и Джеми показалось, что всадник сию минуту упадет. У нее замерло сердце. Но нет. Лорд Хардинг оказался умелым наездником. Крепко обхватив конские бока коленями, он припал к шее жеребца, вцепившись в нее руками.

Джеми слышала, что он все время что-то тихо приговаривал – наверное, пытался успокоить коня. Это было почти чудо – жеребец успокоился и застыл на месте. Джеми, позабыв обо всем, остолбенело замерла, не в силах оторвать глаз от чудесного зрелища.

Лорд Хардинг обратил на нее вопросительный взгляд, на его лбу между бровями образовалась сердитая складка. Джеми не двигалась, будто прикованная.

– Тебе что, делать нечего, парень? – негромко спросил он.

Джеми почувствовала, что краснеет. Она знала, что работнику полагается встать, когда к нему обращается хозяин, но ноги ее не слушались. Она открыла рот, чтобы попросить прощения, однако не могла издать ни звука.

Неожиданно лицо графа смягчилось, складка на лбу разгладилась.

– Ладно, все в порядке, Джеми. Работай спокойно.

Больше не глядя на нее, он развернул коня и отпустил поводья. Конь рванул с места и стремительно понес седока по аллее. Джеми подумала, что они подходят друг другу – всадник и скакун. Только хороший наездник способен заставить повиноваться такое животное. Или наездница...

Джеми с трудом заставила себя вернуться к работе. Она бездумно вырывала сорняки и бросала в ведро, а перед ее мысленным взором скакал всадник на вороном коне. Она бы тоже с ним справилась, наверняка. Ей еще ни разу не попадалась лошадь, с которой бы она не справилась. Конечно, пришлось бы постараться, но так хочется попробовать... так хочется...

Джеми закончила прополку, когда солнце уже пряталось за кронами деревьев. Она со стоном выпрямилась, потерла натруженную спину, взяла ведра с сорняками и пошла к компостной куче.

В этой части сада было пустынно. Тишину нарушал лишь легкий шум, доносившийся из конюшни неподалеку. Джеми неудержимо потянуло туда. Ей казалось, будто прекрасные животные зовут ее к себе, готовые дружески разделить с ней одиночество.

Джеми быстро высыпала траву из ведер и, крадучись, вошла в конюшню. Минуту постояла, осматриваясь. Ее взгляд отметил царившие тут чистоту и порядок. Из одного стойла послышалось тревожное ржание – наверное, лошадь обеспокоил незнакомый запах. Джеми направилась туда. Она погладит лошадку, ласково поговорит с ней, чтобы не нервничала. Отодвинув засов, девушка шагнула внутрь и остановилась, привыкая к темноте.

Лошадь, испуганная ее появлением, шарахнулась, перебирая йогами. О, да это же вороной жеребец! Вблизи он казался еще больше. Было видно, что он недоволен вторжением.

Джеми постояла неподвижно, давая коню возможность привыкнуть к ее запаху, потом стала потихоньку приближаться к нему, вытянув руку. Конь нерешительно шагнул к ней, потом еще. Джеми тихонько подула ему в ноздри и погладила по бархатистой морде. Она стояла, прижавшись щекой к шее копя, когда скорее почувствовала, чем услышала, как дверь стойла за ее спиной открылась. Жеребец зашевелился, Джеми ласковым бормотанием успокоила его и лишь после этого обернулась к тому, кто застал ее па месте преступления.

– Ну-ну... И что же ты тут делаешь?

Девушка зажмурилась от страха. Опять лорд Хардинг. Откуда он взялся в такое время? Кажется, он скорее удивлен, чем сердит, и все-таки...

Конь был напряжен как струна, требовалось его успокоить, не выходя при этом из своей роли. Джеми ободряюще погладила шею жеребца, ласково приговаривая что-то нечленораздельное, потом тихонько дунула ему в одну ноздрю, в другую. Конь подвигал ушами и замер, а она все гладила и гладила его, еле слышно бормоча. Пусть его светлость делает с ней что хочет. Он слишком хороший наездник, чтобы разбушеваться в присутствии такого нервного животного.


Ричард и не собирался бушевать. Он действительно очень встревожился, увидев отодвинутый засов, но тревога тут же сменилась страхом за того, кто отважился войти в стойло. От Отелло можно было ждать чего угодно. С норовистым жеребцом не мог справиться никто, кроме него. Во всяком случае, до сей поры. Этому щуплому подростку, который не умеет двух слов связать, удалось то, что не удавалось никому. Ричард невольно залюбовался представшей его взору сценой. У парня природный дар, пусть он и не слишком умен.

– Джеми, – тихо позвал Хардинг. Мальчик посмотрел на него с несмелой улыбкой. – Все в порядке, парень, – успокоил он его. – Я вижу, ты ничего плохого не делал. Любишь лошадей?

Джеми энергично закивала.

– Лошади, – протянула она. Пусть граф думает, что бедный Джеми ничего путного сказать не способен.

Прибежал старший конюх и оторопело застыл, глядя, как Джеми гладит норовистого вороного жеребца.

Ричард не обратил на него внимания.

– Ладно. – Он немного повысил голос: – А ты не забыл про свою работу? Марш в сад. – И задумчиво смотрел, как мальчишка бежит через двор.

– Милорд, я... – виновато заговорил конюх.

– Ничего, Уивер, успокойся. Это даже хорошо, что ты его не прогнал, а то я бы не увидел того, на что стоило посмотреть, учитывая норов Отелло. – Ричард на мгновение задумался. – Мне кажется, в саду этот парень не на своем месте. Может, он тебе пригодится?

– Чего ж не пригодиться, милорд, еще как пригодится, мальчишка способный...

Ричард задумчиво улыбнулся.

– Ладно, посмотрим. А пока пусть приходит когда хочет, не гони его.

Он повернулся и зашагал прочь, оставив удивленно качавшего головой конюха.


Следующие две недели были счастливейшими в жизни Джеми. Она работала в саду с рассвета и. до заката под благосклонным присмотром мистера Дженнингса, подготавливая землю к весенним посадкам. Ей даже позволили, правда под строгим надзором, помогать в теплице, где зимовали самые нежные растения. Вечером она падала на свое узкое ложе и мгновенно засыпала крепким сном физически уставшего человека. Сны ей снились хорошие. Былые кошмары, в которых Ральф Грейвз грозил Джеми пожизненным рабством, остались в прошлом. Впервые она ела досыта и начала поправляться, что со смехом отмечала Энни, каждое утро перетягивая ей грудь.

Идиллию омрачало лишь пугающее присутствие Калеба. Джеми не раз ловила на себе колючий взгляд громилы. Его ненависть была почти осязаемой, хотя девушка никак не могла понять причину. Чем ему мог так уж сильно помешать умственно недоразвитый подросток? Джеми делала все возможное, чтобы не встречаться с ним.

Однако везению пришел конец. Ветреным мартовским днем Джеми, стоя на коленях, работала садовым совком, который нашла в саду, как вдруг ее накрыла громадная тень. Девушка быстро обернулась. Над ней стоял злобно ухмылявшийся Калеб, а поблизости никого не было видно. Джеми испугалась.

– Ага, – зарычал Калеб, – значится, любимчик старика Дженнингса ворует мой инструмент? – Он схватил Джеми за шиворот и рывком поставил на ноги. – Тебе никто не рассказывал, как поступают с ворами, а, парень? – Калеб сгреб своей лапищей ворот рубахи, сжав горло Джеми и не давая ей дышать. – Их подвешивают, парень, вот так, за шею, пока они не сдохнут, а потом оставляют гнить на виселице. – Он вырвал у Джеми совок. – И ты кончишь так же, голубок, уж я об этом позабочусь. Недолго тебе гулять осталось. – Калеб отпустил ворот и ударом в ухо повалил девушку на землю. Когда Джеми очнулась, его уже не было.

Она села и стала растирать шею, стараясь стряхнуть подступивший к сердцу страх. Почему ему хочется непременно избавиться от нее? Что делать? Она не может убежать из Хардинга, ей больше негде голову приклонить, негде укрыться. А здесь... Калебу ничего не стоит переломать ей все кости – достаточно несколько раз ударить своим мощным кулаком. Нет, нельзя поддаваться панике. Просто надо быть бдительнее, вот и все. Прежде чем начать работу, следует убедиться, что неподалеку есть люди. А если Калеб все-таки застанет ее одну, надо удирать.


Именно в тот день, после обеда, лорд Хардинг пришел в сад, что в последнее время стал делать намного чаще. Он редко заговаривал с Джеми, но она знала: он следит за ней и интересуется ее успехами. Джеми считала такое поведение странным для джентльмена... хотя, конечно, ей, с ее скудными познаниями во всем, что касалось поведения джентльменов, было трудно об этом судить. Ясно одно: его взгляд повергал ее в странное состояние. Девушку бросало то в жар, то в холод, а когда он подходил близко, в голове у нее воцарялся такой сумбур, что она боялась не справиться с ролью простака Джеми.

На этот раз лорд Хардинг остановился поодаль, о чем-то разговаривая с главным садовником. Джеми ничего не было слышно, но она решила, что вряд ли речь идет о ней.

Однако минуты через две мистер Дженнингс позвал ее.

Джеми бросила лопату и побежала, на ходу вытирая руки о балахон и изображая самую что ни на есть простодушную улыбку. Но сердце ее билось тревожно. Она ужасно боялась, что под испытующим взглядом графа снова покраснеет, как, наверное, краснела постоянно.

– Джеми, мистер Дженнингс очень доволен тобой, – заговорил лорд Хардинг, ободряюще улыбаясь. – Он хочет, чтобы ты остался.

Джеми, улыбаясь еще шире, повернулась к мистеру Дженнингсу.

– Но мне кажется, – продолжал граф, – что тебе лучше отсюда уйти.

Джеми словно окатило холодной водой. Он что, решил ее уволить? Девушку охватило отчаяние.

– Что скажешь, если я предложу тебе работу на конюшне?

Добродушный мистер Дженнингс, заметив растерянность Джеми, принялся утешать его: мол, никто не желает ему зла, наоборот. Джеми его почти не слышала. В голове крутилась только одна мысль: если она согласится, то ей еще труднее будет избежать разоблачения. Она избавится от Калеба, зато будет все время на глазах у графа. Нет, она не хочет, чтобы ее тайну раскрыли. Джеми отрицательно помотала головой.

Лорд Хардинг улыбнулся.

– Вы оказались правы, Дженнингс. – Он повернулся к Джеми: – Не бойся, парень. Ничего плохого у меня и в мыслях не было. Просто я подумал: ты так любишь лошадей, что согласишься ухаживать за ними. Если передумаешь, скажи мистеру Дженнингсу. А сейчас иди работай.

Джеми побежала прочь, а его светлость возобновил разговор с главным садовником. Он не повышал голоса, но Джеми догадалась, что он ужасно сердит.

Глава восьмая

– Дженнингс, откуда у Джеми на шее синяки?

– Не знаю, милорд. Наверно, полез куда-нибудь и свалился. Я прослежу, чтобы это больше не повторялось.

– Да уж, проследи, Дженнингс. Постарайся. – С этими словами Ричард повернулся и пошел к дому.

Он решительно прошагал в свой кабинет, еле сдерживая гнев. Свалился, как же! Таких синяков не бывает от падения. Кто-то напал на бедного мальчишку. Чего же стоят его уверения, что Джеми под его кровом будет в безопасности? Покушение на мальчишку равнозначно покушению на честь его хозяина.

Нет, надо успокоиться и подумать, кто мог это сделать. Если какой-нибудь садовник – не Дженнингс, конечно, он старик добрый, хотя и любит поворчать, – то самое лучшее было бы приставить мальчика к лошадям. Но вполне может оказаться, что это кто-то из конюхов. А может, домашние, та же Смидерс например?

К тому времени, когда Смидерс по его приказанию явилась в кабинет, Ричард успел взять себя в руки и выглядел спокойным, чего нельзя было сказать о камеристке, которая явно нервничала. Ричард пристально посмотрел на нее. Крупная женщина и сильная, гораздо сильнее Джеми. Вполне может статься, что это она.

– Смидерс, я только что был в саду. Ты сегодня виделась со своим братом?

– За завтраком, милорд. Что-то случилось? О господи, что он еще натворил? – зачастила Смидерс.

– Будет лучше, если ты посмотришь сама. – Ричард вызвал лакея и приказал срочно привести Джеми. Им пришлось ждать не меньше пяти минут, и все это время Ричард молча сидел за столом, не отводя пристального взгляда от растерянной камеристки.

Наконец в приоткрытую дверь робко, с опущенной головой вошла Джеми. От Ричарда не укрылась легкая улыбка, скользнувшая по ее лицу, когда она увидела, что хозяин в кабинете не один. Ричард, делая вид, будто не замечает мальчика, продолжал молча смотреть на Смидерс. Та не выдержала.

– Джеми, – закричала она, – что ты выкинул на этот раз?

Мальчик поднял голову и вызывающе уставился на Смидерс. На его шее отчетливо виднелись синяки.

Смидерс охнула.

– Господи, кто это сделал? Ну, попадись он мне в руки... – Она оборвала себя и повернулась к графу: – Понимаю, мне не след так говорить, но вы посмотрите на его шею!

По всему получалось, что Смидерс не виновата. Хоть это хорошо.

– Смидерс, – сказал Ричард, – ты посмотри. Может, надо что-то приложить? И еще: расспроси его, откуда эти синяки. Я не потерплю безобразий в моем поместье. Виновник должен быть наказан. Ты сообщишь мне, кто это... не позже чем завтра. – Он опустил глаза на лежавшие перед ним бумаги. – Это все. Можете идти. Поухаживай за мальчиком.


Энни схватила Джеми за руку и потащила наверх, в комнату, чтобы срочно начать лечение. Девушке оставалось только морщиться, когда камеристка стала прикладывать к шее холодную примочку.

– Рассказывай, что случилось, – потребовала Энни.

– Ничего, – прохрипела Джеми. Это было первое слово, произнесенное ею после встречи с Калебом. Говорить было больно.

– Джеми, я не вчера родилась. Такие синяки не появляются ни с того ни с сего.

– Это случайно. Ничего не произошло. – Джеми не собиралась вдаваться в подробности. Горло очень болело, было трудно глотать. Она и представить себе не могла, что встреча с Калебом оставит столь явные следы. Она ничего не скажет, иначе он еще сильнее на нее разозлится, и тогда уж пощады не жди. – Я зацепилась воротником за ветку, чуть не задохнулась, еле-еле освободилась. Чистая случайность.

– И ты думаешь, я тебе поверю? Его светлость уж точно не поверит.

– А ты сделай так, чтобы поверил. Да и вообще, с чего он разволновался?

– Ты сама слышала. Милорд думает, что кто-то сделал это умышленно, а он такого не потерпит. Он порядочный человек...

– Порядочный? А как он поступил с тобой? Из-за него тебя выгнали из Кэлдервуда, и...

– И все-таки он порядочный человек, Джеми, особенно если дело касается такого беззащитного существа, как мой братишка. Почему ты не скажешь правду?

– Я все сказала, Энни. Больше обсуждать нечего. – Джеми мгновение молчала, глядя на Смидерс. – Даже если бы и был обидчик... а я уже сказала, что никто не виноват... будет только хуже. В следующий раз он постарается не оставить заметных следов. Ладно, Энни, мне пора на работу. – Она через силу заставила себя улыбнуться. – Увидимся за ужином. – С этими словами Джеми выбежала из комнаты.


Примерно четверть часа спустя камеристка снова стояла в кабинете и рассказывала историю, выдуманную Джеми. Ричард слушал, сидя за столом. По его лицу Смидерс поняла, что он не верит ни единому слову.

– Это все, что он сказал? – В голосе и взгляде лорда Хардинга сквозило раздражение.

Смидерс кивнула головой.

– А ты сама веришь ему?

– Когда я спросила, не приставал ли кто к нему, он прямо весь задрожал. Нет, говорит. Кто его знает, могло быть и так, как он рассказывает... – Она умолкла.

– Иначе говоря, ты ему не веришь. Я тоже. Да что толку, если мы не можем выяснить имя негодяя. – Он произнес это, словно разговаривал сам с собой, потом поднял глаза на Смидерс. – Я думал, ты, как сестра, добьешься от него правды. Пока то, что он говорит, никуда не годится. Постарайся заставить его выдать виновника. Меня не интересует, как ты это сделаешь, но, как только что-то разузнаешь, тут же ко мне. Понятно? – Он кивнул на дверь и снова склонился над бумагами.

До самого вечера Ричард читал отчеты своих агентов, полученные из Лондона и других мест. Чем дольше он читал, тем сильнее мрачнел. Столько денег, столько усилий потрачено на то, чтобы вернуть долги, и почти все впустую. Информация из Кэлдервуда была довольно обильна. Там что-то началось после его визита, но, кажется, это вызвано какими-то семейными проблемами и к деньгам отношения не имеет. Получалось, победа – на стороне Кэлдервуда.

Надо было придумать какой-то новый ход, но в голову ничего не приходило. Наконец, потеряв терпение, Ричард сунул бумаги в ящик письменного стола и пошел в гостиную к матери.

Та встретила его улыбкой.

– Ты выглядишь усталым и расстроенным, – сказала она озабоченно. – Иди сюда, присядь. Я могу тебе чем-нибудь помочь? – Что-то у меня ничего не получается, мама, – проговорил Ричард, целуя мать в щеку. – Так хочется заняться делом, но это невозможно, пока я не найду способ воздействовать на Кэлдервуда. Все мои расследования ни к чему не привели. Да еще, вдобавок ко всему, у нас в поместье появился драчун, который нападает на детей.

Леди Хардинг посмотрела на сына с удивлением.

– Кто-то издевался над этим подростком, братом Смидерс, а я не знаю, кто это.

– Неприятно. – Она мгновение помолчала, задумчиво глядя на Ричарда. – Знаешь, раньше ты никогда не вникал в дела прислуги, это на тебя не похоже. Почему ты так печешься о мальчугане?

– Откровенно говоря, сам не знаю. Вообще-то поначалу все было ясно: я позвал к нам Смидерс в надежде выведать у нее что-нибудь о Кэлдсрвудах. Потому и брата взял па работу, чтобы уговорить ее. Так и вышло. А теперь чем-то меня этот мальчишка подкупил. Такой исполнительный, старательный, работящий, прекрасно разбирается в растениях. У него просто талант. И лошади его любят.

– Это нередко встречается, мой дорогой. Люди вроде этого Джеми, которые испытывают трудности в общении с другими людьми, наделены от рождения даром взаимопонимания с растениями и животными.

Ричард кивнул и рывком поднялся па ноги.

– Надо что-то делать, мама. Я не могу больше ждать, с ума сойду. Поеду в Лондон, повидаюсь со своими агентами, хочу выяснить, не нащупали ли они чего-то в самом деле стоящего. Они-то говорят, ничего. Но может, они просто что-то просмотрели. По крайней мере буду хоть чем-то занят.


День шел за днем, Джеми продолжала работать в саду. Чувствовала она себя прекрасно, только стала осторожнее. Калеб больше не появлялся, но вечерами, когда они оставались в своей комнате, Энни без устали допытывалась, что случилось.

– Ради всего святого, Энни, прекрати. Сколько можно талдычить одно и то же? Я тебе все сказала. Синяки уже сошли. Оставь и забудь.

– Его светлость не поверил мне. Он...

– К черту его светлость! – взорвалась Джеми. – Какое он имеет право вмешиваться?

– А ты разве не встревожилась бы, если б такое произошло с кем-нибудь из твоих слуг?

– Это совсем другое.

– Да? И почему, интересно?

Джеми смешалась. Как ей объяснить чувство, пугающее и чудесное одновременно, которое охватывает ее в присутствии лорда Хардинга? Она сама ничего не понимает.

– Эго... это ненормально, чтобы джентльмен уделял столько внимания какому-то мальчишке, – промямлила она наконец, сама чувствуя, что это звучит совершенно неубедительно.

Энни как-то странно посмотрела на свою упрямую подопечную и сказала:

– Какое-то время можешь этого не бояться. Четыре дня назад он уехал в Лондон. Сколько еще осталось до твоего совершеннолетия? – спросила камеристка. – И что ты собираешься делать потом?

– У меня день рождения двадцать шестого марта. После этого... ну... наверное, я могу тебе сказать, Энни. Уверена, что могу тебе доверять. – Джеми встала, покопалась в вещах Смидерс, достала свою ротонду, подпорола подкладку и сунула туда пальцы. – Это жемчуг моей мамы. – Она положила на ладонь нитку бус. – Все, что она мне оставила. Посмотри, какой красивый, думаю, он стоит очень дорого.

Энни кивнула.

– Как только стану совершеннолетней – смогу продать жемчуг и снова превращусь в девушку. Тогда попробую устроиться гувернанткой или компаньонкой, чтобы быть материально независимой. А пока буду искать место – поживу на деньги от продажи жемчуга. – Заметив озабоченное выражение на лице Энни, Джеми добавила, уже не так уверенно: – Ты говорила про агентство в Бате. Я думала, что смогу обратиться туда.

Энни сжала ладонями мозолистые руки Джеми и села рядом с ней на постель.

– Ах, мисс Джеми, – мягко проговорила она. – Ничего не получится. Во-первых, если вы попробуете продать жемчуг, вас тут же заподозрят в воровстве, ручаюсь.

– Но я пойду в женском платье, – возразила Джеми, – пусть и бедно одетая. Но ведь говорю-то я как леди!

– А во-вторых, – продолжала Энни, – в агентстве никто и слушать вас не станет без рекомендаций.

– Как же я сама не сообразила, – убитым голосом сказала Джеми. – Но ничего, я что-нибудь придумаю. Так или иначе, но добьюсь самостоятельности. Даже если придется самой написать рекомендательное письмо. – Она оживилась. – Да! Так я и сделаю. Мисс Кэлдервуд из Кэлдервуд-холла даст безупречную рекомендацию своей бывшей компаньонке мисс... Джемайме Крейн.

Энни охнула.

– Разве у меня есть выбор? – Джеми вздернула брови. – К тому же от этого никому не будет вреда! Я сама его подпишу, так что никакого подлога. Просто чуть-чуть привру. Якобы я, старая дева, немолодая, не совсем здоровая, взяла себе в компаньонки молодую девушку, чтобы было повеселее.

Энни посмотрела на Джеми с сомнением.

– Тогда с чего это, интересно, Джемайма Крейн, образец добродетели, покинула такую хорошую хозяйку?

Джеми на секунду задумалась.

– Мисс Кэлдервуд отправляется за границу, поправить свое здоровье. А Джемайма не соглашается ехать с ней, потому что боится плыть по морю!

Энни рассмеялась.

– Вы неподражаемы, мисс Джеми. А что, если?..

Джеми ничего не хотела слушать.

– Другого пути все равно пет, Энни. Ох! – Ее лицо омрачилось. – У меня же нет почтовой бумаги с гербом Кэлдервуда. А без нее никак...

Энни немного помедлила, в раздумье глядя на Джеми.

– У меня есть, – сказала она. – Не подумайте, что украла. Просто, когда леди Кэлдервуд велела мне убираться, я хотела написать в Лондон одной леди, у которой когда-то работала. Мне кажется, один лист остался.

Джеми порывисто обняла Энни и чмокнула в щеку.

– Ты просто чудо, Энни Смидерс. Давай напишем сейчас! Ну пожалуйста!

Камеристка достала из баула бумагу, и они стали сочинять рекомендацию для мисс Джемаймы Крейн, компаньонки.

Глава девятая

Мистер Дженнингс каждое утро поручал Джеми срезать букет желтых нарциссов для леди Хардинг. Джеми знала, что он относится с большой симпатией к вдовой хозяйке, у которой работал, когда она еще только-только вышла замуж за покойного графа.

Погода стояла прекрасная. По ночам еще бывали заморозки, но утром, под лучами весеннего солнца, земля быстро оттаивала. Чудесный вид длинной грядки, засаженной золотистыми нарциссами, приводил Джеми в восторг, навевая мысль о том, что дни бегут, скоро наступит ее день рождения и она, так или иначе, получит желанную свободу.

Тем утром мистер Дженнингс послал Джеми за нарциссами позже, чем обычно. Срезая цветы, она вдруг заметила прятавшиеся среди них белые подснежники. Джеми отставила корзину со срезанными нарциссами и вооружилась совком и глиняным горшочком. Какой чудесный подарок для ее светлости! Ничего, что подснежники в помещении долго не простоят.

Джеми осторожно опустилась на колени среди цветов и стала выкапывать подснежники. Это было нелегко: твердая, каменистая земля поддавалась с трудом, и важно было не повредить нарциссы. Наконец ей удалось извлечь цветочки вместе с крохотными луковицами. Она положила их на траву и стала очищать от земли и камешков, прежде чем поставить в горшочек.

– Ты что это творишь, чертово отродье? – раздался над ее ухом грубый голос.

Джеми, обернувшись, увидела багровое от ярости лицо Калеба. Он занес руку с зажатой в пей тонкой палкой, и не успела Джеми пошевелиться, как палка со свистом опустилась па се спину. Девушка упала ничком па землю. Калеб придавил ее ногой и все бил и бил, не переставая. Джеми не могла ни двинуться, ни даже крикнуть – она лежала, уткнувшись лицом в землю, которая набивалась в рот. Джеми почувствовала, что задыхается.

Последняя мысль, промелькнувшая в ее угасающем сознании, была о том, что она почти дожила до дня своего освобождения.


Калеб, как заведенный, продолжал наносить удары по неподвижному телу. Сильный толчок отбросил его в сторону. За ним последовал мощный удар в челюсть, от которого Калеб рухнул навзничь и остался лежать, мыча и сплевывая кровь, текшую из рассеченной губы.

– С тобой я разберусь позже, – прорычал Ричард, склоняясь над безжизненным телом Джеми. Он поднял мальчика на руки и понес к дому, с тревогой вглядываясь в его лицо. Не мог же он умереть от побоев! А если задохнулся?

Но нет, слава богу, мальчик слабо, еле заметно, но дышал. Не приходя в сознание, он все же как будто почувствовал, что спасен, – тихонько простонал и теснее прижался к Ричарду.

Услышав стон, Хардипг ускорил шаг. Торопливо пересекая холл, он бросил через плечо, чтобы немедленно нашли и привели в кабинет Смидерс. Минутой позже он бережно опустил Джеми на диван и скинул свой испачканный в земле сюртук.

Мальчик дышал теперь глубже и ровнее. Это хорошо, но надо посмотреть, не повреждена ли спина.

Ричард осторожно, ругая сквозь зубы Смидерс, которая до сих пор не появилась, перевернул Джеми на живот, задрал балахон и вытянул из штанов край нижней рубахи. Ни крови, ни ран не оказалось – вся спина была обтянута полосками ткани. На плечах краснели кровоподтеки, но кожа была целой.

Недолго думая, Ричард схватил со стола ножницы и разрезал ткань от талии до плеч, чтобы посмотреть, нет ли под ней какого повреждения. Ничего: повязка и толстый балахон приняли удары на себя, на спине остались лишь красные полосы.

Вздохнув с облегчением, Ричард осторожно перевернул Джеми на спину. Повязка сбилась. Ричард снял ее и... застыл в изумлении – перед его глазами предстало вовсе не тело мальчика, а прелестные груди вполне сформировавшейся девушки.

Мысли вихрем закрутились у него в голове. Ему припомнилось все, что происходило с того дня, как этот мальчик (девушка!) вошел в его жизнь. Все осветилось новым светом. Странное поведение юного садовника при его приближении, и не только это. Ведь он сам тоже что-то чувствовал, недаром его так тянуло к этому глуповатому на вид подростку... Ричард сидел, пытаясь собраться с мыслями, а руки его лежали на ее грудях, и пальцы механически поглаживали красноватые полоски, оставшиеся там, где тугая повязка врезалась в нежную кожу.

Неожиданно глаза Джеми широко открылись. Взгляд был затуманен. Все же она его как будто узнала. И улыбнулась.

На какое-то мгновение, показавшееся ему бесконечным, Ричард утонул в сонной, манящей глубине зеленых глаз. Неожиданно девушка снова потеряла сознание. Ричард опомнился. Он ласкал ее, а ведь она ничего не понимала. Мало ли что он прочитал в ее глазах! Ричард отдернул руки, словно обжегшись.

– Лорд Хардинг!

Это была Смидерс. Он не слышал, как она вошла. Ричард торопливо одернул балахон на Джеми, но было уже поздно.

Глаза Смидерс смотрели сердито.

– Ты бы присматривала, что ли, за своим братом, – выдавил из себя Ричард. – Или, лучше сказать, «сестрой»? Ладно, не имеет значения Сейчас главное – Джеми. Я гулял по саду и увидел, как Калеб избивает его. Парня, то есть девушку, спасла повязка на груди, иначе неизвестно, чем бы все закончилось. Но лучше взгляни сама.

Смидерс опустилась на колени у дивана. Ричард отошел и дернул шнур звонка.

– Наверное, сочиняешь еще одну увлекательную историю, Смидерс? – заговорил он, не оборачиваясь. – У тебя богатая фантазия, в этом я уже имел случай убедиться. Хочу тебя огорчить: на этот раз вряд ли что-то получится. Я буду держать вас в разных комнатах, пока не докопаюсь до правды.

Вошел дворецкий.

– А-а, Дигби. Будь добр, позови миссис Петерс. Пусть придет сюда и побудет со Смидерс и Джеми, пока я не вернусь. И скажи Тому, пусть покараулит в холле. Без моего позволения ни Смидерс, ни Джеми из кабинета не выпускать.

Дворецкий с невозмутимым лицом отправился выполнять распоряжение.

– Ах да, – пробормотал Ричард. – Погоди, Дигби. – Он быстро написал что-то на листке бумаги, сложил его и отдал дворецкому.

– Отнеси это леди Хардинг, пока она не уехала в Бат. И пошли кого-нибудь из горничных помочь ей, так как ее камеристка... занята.

Дворецкий вышел, а Ричард повернулся к Смидерс:

– А ты позаботься о Джеми. Что бы вы там ни натворили, это отнюдь не оправдывает негодяя, который на нее напал. – Он подошел к дивану и замер, глядя на бледное лицо девушки. Ему вспомнились события последних недель и то, каким странным образом Джеми вошла в его жизнь. Ричард усмехнулся уголком рта. Ему очень нравился невинный, туповатый мальчишка, а оказалось, что он вовсе не мальчишка и, наверное, не туповатый и не невинный. Достаточно вспомнить, как она смотрела на него, когда он гладил ее грудь. Каким же он был дураком!

Появилась домоправительница, Ричард вышел, не оглядываясь, из кабинета, на мгновение заглянул в холл, чтобы проверить, там ли Том, и направился вверх по лестнице. Надо обыскать комнату, в которой жили Смидерс и ее так называемый брат.

Он остановился па пороге и окинул взглядом чистенькую комнатушку. Кровать, деревянный лежак, комод, небольшой платяной шкаф – и больше ничего. Никаких потайных мест тут наверняка нет. А что он ищет, он и сам не знает. Главным доказательством преступления является сама Джеми. Что же еще искать?

Не торопясь, методично Ричард начал осмотр. Он проверил все до мелочей в комоде, вытащил ящики, чтобы проверить, нет ли чего за ними или под ними. Каждый предмет обстановки он отодвинул от стены, обследовал каждый сантиметр пола.

То, что он искал, обнаружилось в платяном шкафу. Ричард с трудом поборол желание тут же помчаться в кабинет и потребовать ответа у этих женщин. Нет, здесь может быть еще что-то. Надо проверить все до конца.

Прошло около двух часов, прежде чем он вернулся в кабинет и отпустил Тома и миссис Петерс.

Войдя, Ричард остановился у двери, глядя на находившихся в комнате женщин. Джеми пришла в себя и сидела на диване, на который он ее положил, а Смидерс стояла около нее. Ричард отметил про себя, что при его появлении Джеми не сделала даже попытки встать и вообще выглядела собранной и спокойной. Иное дело – Смидерс: та нервно мяла в руках носовой платок, на лице ее была написана растерянность. Хорошо, подумал он, с нее-то и начнем.

– Так, Смидерс, – произнес он. – Ты объяснишь мне, что подвигло тебя на такое мошенничество в моем доме. – Это был не вопрос, а приказ.

– Джеми нужно было убежать. Ее преследовали. Это... это единственный способ... – Камеристка беспомощно умолкла.

– Джеми твоя сестра?

– Да... – ответила Смидерс.

– Нет, – резко оборвала ее Джеми.

Сказано это было ясно, четко, решительно, совсем не так, как прежде. Эта женщина и не собиралась больше маскироваться. Кто же она такая?

– Нет, – повторила Джеми, – я не сестра, и с головой у меня все в порядке, милорд. За то, что произошло, отвечаю я, и только я. Единственное преступление Энни состоит в том, что она меня пожалела. Так что изливайте свой гнев на меня.

Кем бы она ни была – мошенницей, возможно, даже кокоткой, – но чего у нее нельзя отнять, так это чувства собственного достоинства и смелости, с какой она держалась. Вопреки здравому смыслу Ричард почувствовал, как его невольно охватывает восхищение этой девушкой.

– Кто вы? – сурово спросил он, стряхивая наваждение.

– Этого я не могу вам сказать. – Джеми упрямо сжала губы. Было ясно: она намерена молчать.

– Вы в самом деле думаете, что я удовлетворюсь этим? Напрасно. На моей стороне вся сила закона, и, если понадобится, я к ней прибегну. Итак, еще раз спрашиваю: как вас зовут? Джеми посмотрела на него с вызовом.

– Я не могу вам сказать, милорд, – сдержанным тоном повторила она. – А если вас это не удовлетворяет, тогда не о чем больше и говорить. – Она сложила руки на коленях и застыла, глядя на них.

– Клянусь богом, я добьюсь от вас правды, так или иначе! – сердито выкрикнул Ричард. – Можете не сомневаться!

Однако он ничего так и не добился, хотя еще почти целый час без устали повторял одни и те же вопросы.

– Ну, хорошо, – угрожающе произнес он, когда его терпение истощилось. – Если вы настроены враждовать со мной, то и я поступлю соответственно. Уверен, вам это не понравится. Но сначала даю вам обеим время подумать.

Ричард приказал запереть Смидерс и Джеми в разных комнатах. Он решил, что, если держать их порознь, чтобы они не могли сговориться, ему в конце концов удастся вырвать правду. Честно говоря, он не знал, как ему поступить, но надеялся, что его туманная угроза заставит каждую из них призадуматься и они признаются во всем.

Ричард поудобнее устроился в кресле, глядя перед собой. Мысли его были заняты тем, что он нашел в комнате Смидерс. Какое отношение это имеет к делу, было непонятно. Все могла бы разъяснить Джеми, если б согласилась говорить, что сомнительно. Да уж, стойкости ей не занимать, кем бы там она ни была. Чем больше на нее давишь, тем решительнее она сопротивляется.

От Джеми мысли его перескочили к Калебу, о котором он как-то забыл и впервые вспомнил только теперь. Помощник садовника заслуживал наказания за жестокое обращение с Джеми. Несмотря на поздний час, Ричард послал за ним.

Однако того нигде не было. Калеб не стал дожидаться расправы и исчез. Все его вещи были на месте. Видимо, очухавшись, он решил, что будет лучше, если его и грозного лорда Хардинга будет разделять приличное расстояние.

Побег Калеба стал последней каплей. Да что же это такое? И эта негодная девчонка... обманом пробралась в его дом, да еще смеет ему перечить? Ну уж нет, она все выложит! Немедленно! Он все выяснит прямо сейчас!

Ричард понимал, что лучше всего было бы подождать до утра и на свежую голову допросить Джеми и Смидерс по отдельности, но па пего словно нашло затмение. Ноги сами понесли его в мансарду и остановились лишь у двери, за которой находилась Джеми.

Ключ был в замочной скважине. Ричард прислушался. Изнутри не доносилось ни звука. Переложив свечу в левую руку, правой он осторожно повернул ключ и толкнул дверь, а войдя, снова запер ее и положил ключ в карман.

Пламя свечи колебалось, освещая лишь небольшой пятачок у ног Ричарда. У стены темными силуэтами виднелись узкая койка и сундук. Больше в комнате ничего не было.

Ричард подошел к койке и остановился, высоко подняв свечу. Джеми спала. Рыжие волосы, вырвавшиеся из дневного плена, рассыпались по подушке, окружив ореолом бледное лицо. Длинные темные ресницы – почему он их прежде не замечал? – покоились на слегка порозовевших щеках. Может, у нее температура?

Ричард приложил ладонь к ее лбу. Он был прохладным, а кожа, даже после недель, проведенных на воздухе, – гладкой, как шелк.

Ее глаза распахнулись. Она еще спала и сквозь сон почувствовала его взгляд и прикосновение его руки. Как и в прошлый раз, ее лицо осветила бессознательная улыбка, и снова Ричард чуть было не поддался ей.

– Ну, нет, Джеми, – сказал он резко. – Меня не так легко провести. Я пришел за правдой.

Его голос вырвал Джеми из дремы, улыбка мгновенно исчезла. До нее со всей ясностью дошло, что она оказалась ночью наедине с хозяином дома, а он в таком настроении, ч го с ним шутки плохи.

Джеми соскочила с койки и рванулась к выходу. Граф засмеялся. Смех его прозвучал зловеще в тишине спящего дома.

– Напрасно стараешься, моя милая. Дверь заперта.

Джеми повернулась к нему лицом, прижавшись спиной к двери.

– Что вы здесь делаете, милорд? – спросила она, стараясь унять дрожь в голосе.

Ричарду показалось, что в белой ночной сорочке она похожа на нимфу, убегающую от похотливого сатира. Это взбудоражило его еще больше. Он глумливо хохотнул.

– А ты как думаешь, Джеми, зачем я здесь? – Надо поставить девчонку на место. – Помнится, днем в кабинете мне кто-то улыбался, что-то обещал взглядом. Может, я пришел получить обещанное?

Джеми почувствовала, как в душу заползает страх. Куда девался милосердный граф, который пожалел мальчишку-простолюдина, был добр к нему? Что с ним случилось?

Граф аккуратно поставил свечу на сундук, подошел к Джеми и уперся в дверь руками по обе стороны от ее головы.

– Ну так как, малышка, ты расскажешь мне то, что я требую, или придется применить силу?

Джеми била дрожь. Она попыталась повернуть голову, но Ричард ухватил ее за подбородок, не давая ускользнуть от его взгляда. В его глазах читалось раздражение, гнев... и еще вдруг появилось нечто совсем иное. А от простого прикосновения его пальцев Джеми, как и всегда, словно что-то ударило. У нее ослабели колени, она еле устояла на ногах.

Страх, вспыхнувший в ее глазах, пробился сквозь пелену злости, ослепившей Ричарда. В чем бы ни состояла ее вина, сейчас девушка была беспомощна и боялась его до ужаса. Но главное – от нее исходили волны столь могучего притяжения, что он не мог не поддаться ему.

Неожиданно он ладонями обхватил ее лицо и требовательно впился губами в ее рот. Джеми, для которой это был первый поцелуй в жизни, была смята и разбита его всесокрушающей силой. Она и сама не знала, как это случилось, но ее губы раскрылись, руки обхватили шею Ричарда, а пальцы запутались в его густых волосах.

Граф ослабил напор и, легко касаясь ее жаждущих губ, поднял девушку и понес обратно на койку. Он совершенно забыл о допросе, ради которого пришел, когда лег рядом с ней, нежно целуя в щеку. Джеми застонала, когда его губы коснулись ее шеи.

– Подожди, Джеми, радость моя, сейчас, сейчас...

Джеми не понимала, где она и что с пей. Она только чувствовала, как ее кожа пылает под его пальцами и губами, как напряжено сильное тело рядом с ней, как все внутри нее отзывается вспышкой томительного желания на каждый его поцелуй.

Глава десятая

Грубая тесемка на вороте ночной рубашки сдавила Джеми горло, и она опомнилась. Господи, что же это? Она лежит в постели с лордом Хардингом, который считает ее служанкой и мошенницей?! Граф намерен овладеть ею. Не из любви, а из похоти. И не имеет значения, что она сама его завлекла, что, если уж быть честной до конца, она хочет его так же сильно, как он ее. Все равно это дурно, грешно, низко. Этого нельзя допустить, иначе она ему... и себе... никогда не простит случившегося.

Джеми схватила его руку и оттолкнула со всей силой, которая у нее оставалась.

– Не надо, прошу, милорд, умоляю. Пустите меня. Это невозможно.

Ричард резко сел, отрезвленный нотками страха, звучавшими в ее голосе. Он был не слишком высокого мнения о женщинах, но никогда в жизни не навязывался ни одной из них против ее воли. Но Джеми... разве не она сама соблазняла его, поощряла, а теперь смеет отталкивать? Да уже за одно это он вправе ее не слушать.

– Не надо, умоляю вас, – повторила Джеми со слезами в голосе. – Вы никогда себе этого не простите. Я еще не знала мужчины. – Она не выдержала и расплакалась.

Вид ее залитого слезами лица окончательно привел его в чувство. Он потер пальцами лоб, стараясь успокоиться.

– Господи, что я делаю? – пробормотал Ричард расстроенно. Он встал. – Спи, Джеми. Даю слово, я тебя больше не трону. Спи. – Он взял свечу, отпер дверь и вышел, оставив Джеми в полной темноте.

Девушка лежала, не в силах ни пошевелиться, ни проверить, запер ли он ее опять. Не вытирая слез, которые безостановочно текли из ее глаз, она пыталась понять, что между ними произошло... и почему она оттолкнула его, хотя так сильно хотела. Она вспомнила, как его губы вжимались в ее рот, и снова кровь в жилах словно закипела и по телу пробежала дрожь. Неутоленное желание терзало ее.

Умом она понимала, что вовсе не любовь руководила Хардиигом. Он считал ее податливой служанкой, и не более того. Возможно, после этого он сдал бы ее констеблю или даже отправил в тюрьму.

Однако, хотя Джеми понимала все это и проклинала собственную слабость, она знала, что, если бы граф ее не послушался, она бы сдалась. Ее спасло только то, что он внял ее мольбам. Если бы он поцеловал ее еще раз, спасения не было бы.


Ричард стоял, держась за дверную ручку, и пытался понять, как он дошел до такой низости. Да, она всего лишь служанка, ну и что с того? Разве это оправдывает его безобразное поведение? Рука, державшая свечу, подрагивала, и пламя бросало на стены странные движущиеся тени.

– Милорд? Я могу вам чем-то помочь?

Ричард резко повернулся. Из темноты коридора выплыла домоправительница. Ричард выругался себе под нос. Мало того, что темперамент, с которым весьма трудно справиться, завел его туда, куда непозволительно заходить, так еще его застали на месте преступления. Пусть он и не соблазнил девушку, все равно все подумают обратное. Черт, черт, черт!

– Милорд? – повторила миссис Петерс. Ричард окинул домоправительницу высокомерным взглядом и строго проговорил:

– Эта молодая женщина заперта в комнате по моему приказанию. Пусть она тут и остается. Ни в коем случае не позволяйте ей встретиться со Смидерс. Я понятно выражаюсь? – Ричард вытащил из кармана ключ и запер дверь.

Оказавшись в своем кабинете, он выпил залпом один за другим четыре бокала бренди и налил пятый. Он никак не пог понять, что на него нашло. Прежде такое никогда не случалось. Эта девушка... Джеми... не иначе как ведьма.

Хотя где найдешь такую ведьму, у которой глаза словно тропические озера, а губы – как спелый плод, ожидающий, когда его сорвут.

Ричард одним глотком осушил бокал и со стуком поставил его на стол. Лучше не размышлять, а действовать. Он сел за письменный стол и еще раз прочел документ, найденный в комнате Смидерс. Решительно кивнув головой, Ричард положил перед собой чистый лист бумаги и начал писать. Запечатав письмо сургучом, он указал адрес, сделал пометку «Оплачено вперед» и подписался.

После этого, не медля, дабы не задумываться о правильности того, что он делает, Ричард поднялся из-за стола, покинул кабинет и бросил письмо на поднос в холле. Утром слуги отправят почту. Чувствуя, что его клонит в сон, он пошел в спальню.


На следующий день Ричард проснулся очень поздно. Как ни странно, чувствовал он себя бодро, и первое, что с удовлетворением вспомнил, так это то, что он решился отправить письмо. Потом ему вспомнилась Джеми и что произошло там, в комнате. Удовлетворение сменилось чувством вины. Ему ни под каким видом не хотелось встречаться с нею вновь и допрашивать, разве что возникнет крайняя необходимость. Он не мог не признаться самому себе, что просто не знает, как ему себя с нею вести.

Граф вызвал Смидерс. Она пришла бледная и осунувшаяся.

– Ты неважно выглядишь, Смидерс, – холодно сказал Ричард. – Плохо спала?

– Какая разница, даже если и так? – сердито заговорила камеристка. – Вот голод – это уже хуже.

– Что?

– Меня выпустили из комнаты пять минут назад, милорд. С прошлого вечера ко мне никто не заходил. Думаю, они боялись. – В голосе Смидерс звучали злость и горечь, которые, судя по всему, она и не собиралась скрывать.

– А Джеми?

– Не знаю. Только если вы не отдали ясного приказания...

Как же он забыл? Ричарду стало стыдно.

– Прости, Смидерс. Пойди на кухню и поешь. Увидимся через полчаса. И надо отнести что-нибудь Джеми в комнату.

Смидерс посмотрела на него, удивленная столь резкой сменой настроения. Это длилось недолго.

– Минуту, Смидерс. Надеюсь, ты понимаешь, что поднос Джеми отнесешь не ты?

– Понимаю, – отчеканила она и скрылась за дверью.


Полчаса спустя разговор возобновился, да только ни к чему не привел. Смидерс отказалась отвечать на вопросы его светлости, даже когда он пригрозил, что выгонит ее вон без всякой рекомендации.

– Окончишь свои дни в приходском приюте или того хуже! – закричал, распалившись, Ричард. – Ради бога, женщина, скажи правду!

Смидерс помотала головой. Ее губы были упрямо сжаты – точно так же, как вчера у Джеми.

– Не мне об эюм говорить, – был ее единственный ответ. – Спросите у Джеми. Ей решать. А я не могу вам помочь.

Ричард пригладил рукой волосы.

– Иди в свою комнату. Я разберусь с тобой позже, поговорю сначала с Джеми.

По всему выходило, что встречу с Джеми откладывать дальше нельзя, как бы она ни была неприятна. В ожидании, пока ее приведут, Ричард повторил про себя принятые им решения. Он до нее не дотронется и пальцем. Он не даст ей вывести его из равновесия... в конце концов, пока она не появилась, он всегда гордился своим умением сохранять самообладание в любой ситуации. И еще – он не станет ее запугивать. Он вспомнил глаза девушки, наполненные страхом, и ему стало стыдно. Лучше не вспоминать.

На сей раз он будет спокойным и настойчивым, он добьется правды. Никаких угроз, никакой злости, никакого насилия.

Однако не успела Джеми войти в кабинет, как все его решения были забыты.

– Боже милосердный, как тебе не стыдно? – почти прокричал Ричард. – Как ты посмела явиться в таком виде? – Он смерил ее взглядом и остановился на бедрах, туго обтянутых бриджами.

Джеми возмущенно вскинула голову.

– Вы не оставили мне выбора, милорд. Все мои вещи, кроме ночной рубашки, находятся в комнате Энни. Я знала, что вы будете недовольны, увидев меня в этой одежде. Так что, пойти переодеться?

Ричард не ответил, пытаясь взять себя в руки и делая вид, будто не заметил ее дерзости. Да, девчонка умна и не лезет за словом в карман; если он не будет держать себя в руках, она его запросто переиграет. Он через силу улыбнулся.

– Не надо, Джеми. Как ты сама понимаешь, это привело бы лишь к тому, что ты смогла бы переговорить со Смидерс. Нет уж, оставайся здесь.

Джеми продолжала смотреть па него в упор, не выказывая ни малейшего признака какого-либо беспокойства. Одного его слова достаточно, чтобы отправить ее в тюрьму. Она не может этого не понимать, однако – никакого страха. Отважная девица, ничего не скажешь. Или просто круглая дура.

Ричард опустился обратно в кресло, несколько раз медленно вдохнул и выдохнул, чтобы успокоиться.

– Давай начнем с того, что случилось вчера утром, если ты не против, Джеми. Расскажи мне подробно.

– Я весь день думала об этом, милорд. Да мне ничего и не оставалось, кроме как думать, по правде говоря. – Укол не остался незамеченным, Ричард сжал зубы. Нет, ну как он мог так с ней обойтись? Стыдно.

Ричард подался вперед, пристально глядя на Джеми. Ее открытое лицо говорило о том, что она не собирается лгать, и все же он решил быть начеку.

– Должна вам сказать, Калеб угрожал простаку Джеми с самого первого дня, – начала девушка. – Не могу понять, какую опасность для себя он увидел в этом подростке, только решил во что бы то ни стало от меня избавиться. Вы еще на прошлой неделе, увидев у меня па шее синяки, заподозрили, что это не несчастный случай. Так вот, вы были правы. Это Калеб. Ну, а вчера... – Джеми запнулась. – Вчера, – голос ее слегка дрогнул, – я пошла срезать нарциссы для ее светлости, как это делала каждое утро. Там, среди нарциссов, я вдруг увидела несколько подснежников. Мне потом пришло в голову, что, может быть, это Калеб их посадил. Ну и вот, я решила выкопать подснежники для леди Хардинг. Я как раз очищала луковички от земли, чтобы сложить цветы в горшок, когда на меня напал Калеб. Остальное вы знаете, милорд. – Она сидела, сложив руки на коленях и напряженно глядя в глаза Ричарду.

Под этим прямым взглядом графу стало ужасно неловко. Как же он ничего не заметил в поведении Калеба? Причина ясна: он никого не видел, кроме Джеми. Почему это так, он решил не задумываться, вместо этого сказав:

– Я должным образом поговорю с ним. Уверен, ему есть за что ответить и помимо нападений на тебя, о которых я сожалею.

После этих слов напряженность в ее взгляде как будто ослабела. Хорошо. Пора выяснить, кто она такая.

– А сейчас, Джеми, давай вернемся к другим делам. Я жду объяснений. Как ты оказалась здесь и почему пошла на этот обман? – Ричард показал на ее одежду. – И еще я хотел бы получить разъяснения в связи вот с этим, – резко произнес он, беря со стола лист бумаги.

Джеми хватило одного взгляда, чтобы понять, что это.

– Как оно попало к вам?! – растерянно закричала она.

Ричард удовлетворенно улыбнулся. Он вывел ее из равновесия, остается продолжать в том же духе.

– Неважно. Я жду объяснений.

Девушка решительно сжала губы, и ему на миг показалось, что она сейчас выбежит, не сказав ни слова.

– Считайте, что это рекомендательное письмо от моей прежней хозяйку мисс Джесмины Кэлдервуд. Вы могли убедиться собственными глазами, что она высоко отзывается обо мне.

Ричард поднял бровь.

– Она высоко отзывается о некоей мисс Джемайме Крейн, – сказал он, многозначительно глядя на ее бриджи.

– Я и есть Джемайма Крейн, – твердо произнесла Джеми.

Вторая бровь поднялась тоже.

– Правда? Тогда почему ты этого не сказала вчера? И зачем весь этот недостойный маскарад? Как получилось, что такая женщина, «честная, порядочная, хорошо воспитанная», пошла на мошенничество?

– Мне пришлось уехать, потому что мисс Кэл-дервуд отправилась за границу для поправки здоровья. Я не могла остаться. Дело в том, что один дальний родственник леди Кэлдервуд – его фамилия Грейвз – настойчиво преследовал меня своим вниманием. Его намерения были далеки от порядочных. Он дал мне понять, что не колеблясь последует за мной повсюду, чтобы завладеть мною, возможно даже силой. Признаюсь, я была очень напугана.

Джеми вздрогнула. Очень правдоподобно, подумал Ричард.

– Леди Кэлдервуд не могла мне помочь, но мисс Джесмина – само воплощение доброты. Она снабдила меня мужской одеждой и помогла спланировать побег. Мы подумали, что, если я на несколько месяцев скроюсь, Ральф Грейвз утихомирится. Вот почему я никому не могла сказать правду. Я собиралась бежать одна, но тут, как раз после вашего визита, ее милость уволила Смидерс, и мисс Джесмина решила, что будет неплохо, если мы уедем вдвоем. Ну а Смидерс по доброте душевной согласилась. И вот какой бедой для нее это обернулось!

– Бедой? – Ричард сунул руку в ящик стола, вытащил жемчужное ожерелье и аккуратно положил его перед Джеми. – Может, и беда, но уж никак не бедность. Что ты па это скажешь?

Джеми побледнела.

– Этот жемчуг мой, милорд, не Энни.

– А могу я спросить, откуда он у тебя? – ехидно поинтересовался он.

– Мне его подарили, – произнесла Джеми, смешавшись.

Ричард сверлил ее взглядом, ожидая объяснений. Ему показалось, что у нее виноватый вид.

– Это ожерелье мисс Джесмины, ее прощальный подарок перед тем, как я покинула Кэлдервуд-холл.

– Понятно. Надо же, какая щедрая леди и, скажем так, несколько эксцентричная по отношению к прислуге. – Было ясно, что слова Джеми не убедили Хардинга, и он открыто давал ей это понять. Неожиданно он улыбнулся. – Леди Кэлдервуд, без сомнения, сможет подтвердить ваш рассказ. Я со дня на день ожидаю от нее ответа на мое письмо. Вот тогда и вернемся к этому еще раз.

Ричард с удовлетворением наблюдал, как лицо Джеми покрывается смертельной бледностью. Значит, она лгала! Про ожерелье и, возможно, про все остальное. Его тактика сработала. А пока пусть поразмышляет о своих грехах, главное – не дать ей убежать.

Он подался вперед.

– Пока все, Джемайма. Можешь идти.

Она была уже в дверях, когда он сказал ей вдогонку:

– И больше не хочу видеть тебя в столь неподобающем виде. Возвращайся в свою комнату и переоденься. Вы со Смидерс можете пока свободно передвигаться по дому, но и только. Я намерен выяснить всю подноготную и наказать виновного, а до тех пор вам запрещено покидать Хардинг.

Джеми выскочила в коридор.

Глава одиннадцатая

Как хорошо, что можно уйти наконец из этой пустой комнатушки под крышей. Джеми машинально складывала ночную рубашку, размышляя о том, что делать. Надо бежать, не дожидаясь приезда леди Кэлдервуд, иначе... иначе ее ждет брак с Ральфом Грейвзом. Да, остается только побег, и немедленный!

Джеми понимала, что снова вмешивать Энни в свои планы было бы нечестно, та и так уже достаточно пострадала из-за того, что помогала ей. Лорд Хардинг наверняка ожидает, что они попытаются скрыться вдвоем, когда стемнеет. Она поступит иначе – убежит сейчас же, и одна.

Взяв ночную рубашку, Джеми пошла в комнату, где жила вместе с Энни. Та все еще сидела под замком.

– Джеми! – воскликнула камеристка, когда Джеми появилась на пороге. – Что случилось?

Девушка села на кровать.

– Его светлость решил, что нас можно больше не держать отдельно, – сказала она с горечью. – Ему все известно.

– Что именно?

– Он вчера обыскал эту комнату, нашел наше письмо для Джемаймы Крейн и мой жемчуг.

– О господи!

Джеми помолчала. Лучше не говорить Энни о том, что граф написал леди Кэлдервуд.

– Нам пока что запрещено покидать Хардинг, но его светлость был так добр, что решил не держать нас взаперти. И еще мне запрещено ходить в мужской одежде.

– Ну, хоть что-то хорошее, – заметила Энни. – Руки у нас есть, иголка тоже, что-нибудь сообразим.

– Это слишком долго, а он требует, чтобы я переоделась немедленно, – солгала Джеми. – У меня ничегошеньки нет. Хотя вот что: вторая горничная примерно моего роста. Может, она одолжит что-нибудь на один день?

– Ну...

– Если ты поговоришь с миссис Петерс, она наверняка поможет, особенно когда узнает, что этого требует его светлость. Прошу тебя, Энни!

– Ладно, – сказала Энни, почему-то не усмотрев ничего странного в том, что Джеми вдруг загорелась желанием угодить его светлости. – Пойду поговорю.

Как только дверь закрылась, Джеми кинулась проверять, на месте ли деньги. Как ни странно, они были в целости и сохранности. Наверное, граф и внимания не обратил на такую мелочь. Джеми засунула деньги в карман штанов, прихватила старый шерстяной шарф и перчатки и кинулась к двери. Хорошо бы оставить записку Энни, но некогда. Она, конечно, обидится, зато не будет ни в чем замешана и наверняка простит ее, когда узнает про письмо в Кэлдервуд.

Джеми осторожно пошла вниз по черной лестнице. Здесь было безлюдно. Наверное, большинство кухонных слуг заняты приготовлением хозяйского обеда, а остальные сидят в людской.

У подножия лестницы Джеми остановилась, раздумывая, как быть дальше. Через кухню не пройти, там ее наверняка заметят. Парадный вход отпадает. Через боковую дверь идти тоже опасно – слишком близко от графского кабинета. Лучше всего использовать какое-нибудь окно. Например, в утренней гостиной. В такое время там вряд ли кто бывает. Она вылезет в окно, а потом незаметно проберется через сад.

В утренней гостиной никого не было. Джеми подошла к окну и стала поднимать раму. Та протестующе заскрипела и застряла на полпути. Девушка чертыхнулась. Ничего, она пролезет в щель. Надо действовать быстрее. Уже темнеет, а ей еще предстоит устроиться где-то на ночлег.

Джеми спрыгнула на клумбу и, повернувшись, попыталась закрыть окно. Оно не поддавалось. Джеми снова чертыхнулась, понимая, что теряет драгоценные секунды в попытке скрыть следы побега.

– Может, тебе помочь?

Лорд Хардинг! Джеми в ужасе обернулась и застыла, глядя на его сардонически улыбающееся лицо.

– Я думаю, обратно в окно мы не полезем, – сказал граф, беря Джеми за локоть и выводя на дорожку. – Ну, живо, Джеми. – Не произнеся больше ни слова, он втащил ее в кабинет и с грохотом захлопнул дверь. – А сейчас я жду объяснений, – бросил он сухо.

Джеми молчала. Ей почему-то больше не было страшно.

– Я жду. Или, может, позвать Смидерс?

– Не надо! – воскликнула Джеми. – Она ничего не знает. Она была у миссис Петерс, когда я убежала.

– Значит, бросила ее одну. Мол, пусть все расхлебывает сама. Так, что ли? Да уж, не очень-то вы, воры, честны друг с другом.

– Я не воровка! – с горячностью закричала Джеми. – Я у вас ничего не брала!

– Правда? Ну-ка выверни карманы. – Заметив, что Джеми не двигается, Хардинг с угрожающей миной направился к ней. – Делай, как я сказал, или ты хочешь, чтобы я сам обыскал тебя?

С вызывающим видом дернув плечами, Джеми высыпала на стол содержимое карманов – кучку монет, шнурок и несколько булавок. Ничего стоящего. Интересно, чего он ожидал, подумала она, глядя на лорда Хардинга, который рассматривал свои скудные трофеи. Уж теперь-то он должен понять, что если она готова бежать в мартовскую непогоду практически без денег и без теплой одежды, значит, это просто необходимо.

Как он теперь поступит?

– Ничего не остается, кроме как запереть тебя в твоей комнате, – решил граф.

– Не надо, прошу! – вырвалось у Джеми.

– А что еще мне сделать, чтобы ты не убежала из Хардинга? – сурово спросил он.

– Даю слово...

Его смех заставил ее умолкнуть.

– Ты и вправду думаешь, что я поверю твоему слову? Господи, надо же быть такой бесстыдной!

Джеми, чувствуя, что лицо ее пылает, со всем спокойствием, на которое только была способна, произнесла:

– Тем не менее, милорд, я даю вам слово. И поскольку времени у меня осталось совсем мало, я предпочла бы провести его вместе с Энни Смидерс, а не в одиночном заключении.

Брови графа поползли вверх. Очевидно, он ожидал слез или возмущения.

– Очень хорошо, – согласился он наконец. – Ты даешь мне слово, что не станешь предпринимать попыток убежать из Хардинга в течение... скажем, трех дней?

Джеми гневно посмотрела на него, даже не стараясь скрыть свое удивление от такой уступчивости. Лицо Ричарда было строгим, но с некоторым налетом снисходительности.

– Даю слово, милорд, – сказала Джеми и через мгновение дерзко добавила: – Я понимаю это так, что вы не будете против, если я убегу на рассвете четвертого дня?

Он снова засмеялся, на этот раз беззлобно.

– Да уж, Джеми, в отваге тебе не откажешь. А сейчас иди наверх, пока я не передумал.


– Уж если вы снова превращаетесь в девушку, то надо привести вас в приличный вид, – заявила Энни, которая радовалась возможности приложить свои таланты. Неудавшийся побег был забыт. – Миссис Петерс помочь нам не может, так что...

– Нам надо думать о том, что нас ждет, а не о том, как я выгляжу, Энни. Он написал мачехе! Теперь они знают, где меня искать. А я дала слово, что три дня не стану пытаться бежать. Остается только надеяться, что он до того времени не успеет получить от нее письмо. Тогда я смогу скрыться.

– Но его светлость против, мисс Джеми. К тому же время работает на вас. Вспомните, сегодня уже двадцать четвертое марта. Леди Кэлдервуд получит его письмо не раньше чем завтра, так что до двадцать шестого числа вряд ли здесь появится. А к ее приезду вы будете уже совершеннолетняя, и она не сможет вами распоряжаться.

Джеми просияла. Увлекшись своим поединком с лордом Хардингом, она потеряла счет дням.

– Ой, Энни, как хорошо! Конечно, ты права. Осталось всего два дня!

– И тогда вы сможете рассказать лорду Хардингу всю правду. А он, узнав, что вы леди, сразу перестанет вас в чем-то подозревать, даже если ему и не нравится ваше поведение. А сейчас давайте посмотрим: может, какое-нибудь из моих платьев можно подогнать по вашей фигуре.

Энни вытащила одно за другим шелковые и муслиновые платья, подаренные ей в разное время ее хозяйками. Перешить что-то на Джеми, которая была ниже ростом, было нелегкой задачей. Два платья отпали сразу – одно делало девушку слишком солидной, другое просто не поддавалось переделке.

– Остается зеленое шелковое, – подвела итог Энни, – самое мое любимое...

– Тогда оставь, не надо...

– Да только этот оттенок зеленого мне не идет.

А вам, – она приложила его к Джеми, – просто замечательно.

– Ох, Энни, – растроганно воскликнула девушка.

– Хватит об этом, мисс Джеми. Давайте лучше примемся за работу. А когда кончим, я сделаю вам прическу. Уверена, вам она понравится. Моей работой была довольна даже леди Кэлдервуд, а она скупа на похвалу.


Назавтра, когда работа была закончена, Джеми превратилась из нескладного подростка в элегантную молодую леди. Она покружилась по комнате, с наслаждением ощущая мягкость струящегося шелка.

– Теперь его светлость больше не будет сомневаться, что я действительно компаньонка при леди. Как ты думаешь, Энни?

– Не будет, я уверена. Хотя, думаю, он в этом и раньше не сомневался, достаточно было услышать, как вы говорите. Если, конечно, он не решил, что вы сама леди и есть. Вот тогда не знаю, что будет.

Джеми не успела ничего ответить – раздался стук в дверь.

– Его светлость велел, чтобы мисс немедленно спустилась в гостиную, – сообщила горничная. – Прибыли леди и джентльмен, – добавила она.

– О господи! Это папа и мама! Что мне делать? Энни с сочувствием посмотрела на свою подопечную.

– Мисс Джеми...

– Ничего не поделаешь. Сейчас он узнает правду, – сказала Джеми, взяв себя в руки. – Пойду, и будь что будет. – Она расправила плечи, с нервной улыбкой посмотрела на Энни и спустилась по лестнице следом за горничной.


– А-а, входи, Джеми. – Ричард был так поражен происшедшей с Джеми переменой, что у пего выскочило из головы, как она просила к ней обращаться. Мисс Джемайма Крейн. Она действительно преобразилась. Куда делся нескладный подросток, неуклюжесть которого подчеркивали нелепый балахон и штаны? Вместо него перед Ричардом стояла стройная, изящно одетая девушка. Роскошные темно-рыжие кудри обрамляли чуть заостренное книзу лицо, освещенное громадными... испуганными... зелеными глазами.

– Прошу, садитесь, леди Кэлдервуд. И вы, мистер Грейвз, – вежливо заговорил Ричард, стараясь не выдать ни словом, ни жестом охвативших его чувств.

Джеми па какой-то миг застыла, будто пригвожденная к полу властным, полным угрозы взглядом леди Кэлдервуд, стоявшей посередине гостиной с видом хозяйки. Затем, нащупав рукой подлокотник кресла, она опустилась в него. Ричарду показалось странным, что служанка так вольно себя ведет, хотя, с другой стороны, девушка была бледна как полотно и, казалось, вот-вот потеряет сознание.

Ричард вел себя как радушный хозяин. Дворецкий принес напитки. Граф обменивался любезностями с леди Кэлдервуд, а сам искоса поглядывал на Джеми, и, лишь убедившись, что мертвенная бледность сошла с ее лица, вздохнул с облегчением и всецело сосредоточил внимание на гостях. Он был полон решимости держать ситуацию под своим контролем.

То, что эта женщина настоящая ведьма, совершенно ясно. Помоги, Господи, ее несчастному безвольному мужу! Даже Джон Кэлдервуд заслуживает лучшего. А уж этот Грейвз... Очень подходящая фамилия для типа, от которого так и веет смертью и тленом[1]. Неудивительно, что Джеми убежала от него. Какой бы ни была эта девушка, при мысли о том, что она может оказаться во власти омерзительного старика, Ричард похолодел.

Не успела закрыться дверь за спиной дворецкого, как леди Кэлдервуд пошла в наступление:

– Вы пишете, милорд, что в вашем поместье находится девушка, у которой якобы есть рекомендательное письмо от мисс Джесмины Кэлдервуд. У вас сложилось впечатление, что мисс Кэлдервуд находится в преклонном возрасте и отправилась за границу для поправки здоровья.

Ричард слушал с каменным лицом.

– Должна сказать вам, сэр, что вас ввели в заблуждение. В моем поместье никогда не работала никакая Джемайма Крейн. – Леди Кэлдервуд, видимо, наслаждалась тревогой и унынием, мелькавшими в глазах Джеми. – Кроме того, в Кэлдервуде никогда не было престарелой старой девы. Помимо моего супруга, моих детей и меня, есть еще только один член семьи, и это моя падчерица Джесмина Кэлдервуд.

Леди Кэлдервуд повернулась в своем кресле и ткнула обвиняющим перстом в сторону Джеми.

– Вот она сидит перед нами, испорченная, непослушная дочь, которая бежала из дома вместо того, чтобы исполнить свой долг перед семьей.

Леди Кэлдервуд не отрывала негодующего взгляда от Джеми, которая сидела, вцепившись в подлокотники кресла.

Ричарду удалось скрыть потрясение под маской вежливого интереса.

– Могу я спросить, мэм, в чем заключался долг, от выполнения которого уклонилась ваша падчерица?

Леди Кэлдервуд повернула голову и посмотрела на хозяина дома. Весь ее вид говорил о том, что она полностью уверена в своей победе. – В замужестве, вот в чем, – со злостью заявила она. – Ее отец потратил немало сил, подыскивая для нее подходящего жениха... она бесприданница, видите ли, да и вообще лишена каких бы то ни было достоинств. Так вот, отец нашел для нее чрезвычайно выгодную партию. Да только для мисс Джесмины, оказывается, воля отца ничего не значит. Я приехала, чтобы забрать ее и склонить к повиновению.

Дама умолкла, победоносно глядя на Ричарда.

Что ж, сила закона была на ее стороне. Никто не имеет права запретить родителям распоряжаться судьбой дочери.

– Мне хотелось бы кое-что прояснить для себя, леди Кэлдервуд, – заговорил он ровно, размеренно, ну, разве что несколько напряженно. – Ваша падчерица совершила побег, чтобы избежать брака, который она считает... ну, скажем, неприемлемым. Могу я поинтересоваться, кто ее жених?

Прежде чем леди Кэлдервуд успела ответить, раздался плаксивый голос Ральфа Грейвза:

– Она моя невеста, сэр! Я явился сюда, чтобы заявить: она принадлежит мне!

– В самом деле? – В голосе Ричарда неожиданно прорезались ледяные нотки. – Но я что-то не видел никакого сообщения о помолвке.

– Пока что мы договорились по-семейному, – вмешалась леди Кэлдервуд, – а официально объявим о помолвке, как только моя падчерица вернется домой. Ну, вы понимаете, начнутся визиты и все такое...

– Да, да, понимаю. – Ричард одарил гостей натужной улыбкой, лихорадочно соображая, что делать. По правде говоря, положение безвыходное. Оставался только один путь. Ну что ж, он знает, как поступить.

Леди Кэлдервуд тоже улыбалась. Судя по всему, она была уверена, что все в порядке.

– Мы вам чрезвычайно признательны, сэр. И, думаю, будет лучше, если мы все просто забудем о том, что она жила здесь. В Кэлдервуде об этом никто и не заикнется. А со свадьбой придется поторопиться.

– Одну минуту, мэм, если позволите. Вы говорили о долге, об обязанностях вашей падчерицы перед своей семьей. Я целиком и полностью согласен с вами. Мне страшно даже подумать о том, чтобы кто-то из членов моей семьи позволил себе такое... ну просто неестественное поведение, подобное тому, что вы мне описали. – Ричард скользнул взглядом по Джеми, которая находилась на грани обморока. – Но ведь вы согласитесь со мной, что у женщины есть еще более высокий долг... я имею в виду долг перед своим мужем?

– О да, конечно, – ответила леди Кэлдервуд, несколько обескураженная таким поворотом. – Джесмина, естественно, должна будет повиноваться мистеру Грейвзу, когда станет его женой. Но...

– Я рад, что наши мнения по этому вопросу совпадают, леди Кэлдервуд. Мне не хотелось бы, чтобы между нами возникли какие-либо недоразумения. Вы говорите, что главнейший долг женщины – это долг перед ее супругом, так? Следовательно, вы согласитесь со мной, что ваша падчерица обязана в первую очередь слушаться меня, поскольку ее супруг – я.

– Что?! – пронзительно вскрикнула леди Кэлдервуд, вскакивая на ноги.

– Чепуха! – взвизгнул Ральф Грейвз. – Этот брак незаконен, она несовершеннолетняя!

Ричард медленно поднялся со своего кресла и встал перед визитерами, загородив Джеми, которая сидела молча, словно окаменев. Он смотрел на них, угрожающе прищурив глаза, а когда заговорил снова, тон его свидетельствовал, что он не потерпит никаких возражений.

– Как моя жена, она находится под защитой моего имени и положения в обществе. Хотел бы, чтобы вы поняли это, сэр. С вашей стороны было бы неразумно продолжать свои домогательства.

Мистер Грейвз открывал и закрывал рот, не в силах вымолвить ни слова. В наступившей внезапно тишине слышалось постукивание его зубов.

Леди Кэлдервуд на несколько мгновений утратила дар речи, грудь ее тяжело вздымалась, лицо стремительно заливалось краской.

– Прошу, присядьте, мэм, – мягко произнес Ричард. – Думаю, вы пожелаете немного отдохнуть, прежде чем отправиться обратно в Кэлдервуд. Я распоряжусь, чтобы подали перекусить.

Он растянул губы в улыбке.

– А сейчас, с вашего позволения, мы с супругой вынуждены вас покинуть. У нас срочное дело, которое, боюсь, не позволит нам проводить вас. Так что давайте попрощаемся сейчас.

Он учтиво поклонился леди Кэлдервуд, небрежно кивнул мистеру Грейвзу, затем пересек комнату и, подойдя к Джеми, взял ее за дрожащую руку и поднял с кресла.

– Пойдемте, моя дорогая, – сказал он, наклонясь к ней с нежной улыбкой, и быстро повел ее к выходу.

Как только дверь за ними закрылась, Джеми вздрогнула и подняла глаза на Ричарда.

– Ничего не говорите, – вполголоса произнес он, многозначительно сжимая ее руку. – Пошли. – Он повел Джеми по лестнице, остановившись лишь на минуту, чтобы отдать распоряжения дворецкому. – Мы будем в библиотеке, – добавил граф. – Прошу ни в коем случае нас не беспокоить.

В библиотеке Ричард усадил Джеми поудобнее и протянул ей бокал бренди. Джеми замотала головой.

– О нет, милорд, пожалуйста!

– Выпейте, – строго проговорил он. – Вам станет легче, вот увидите. За последние дни вам пришлось столько перенести, по большей части из-за меня. Ну пожалуйста, ради меня, Джеми. – Ричард улыбнулся своей самой обольстительной улыбкой, которая растопила немало сердец, и был вознагражден – Джеми нерешительно поднесла бокал ко рту. – Прежде всего, – заговорил он, – скажите, как мне вас называть. По правде говоря, «Джеми» напоминает неуклюжего мальчика-садовника.

Выпитое бренди уже успело подействовать – Джеми стало тепло и хорошо. К тому же граф был так весел и вел себя столь непринужденно, что былая скованность покинула ее окончательно.

– Мое полное имя, как вы, наверное, помните, Джесмина. Кажется, так назвал меня отец. Мне это имя никогда не нравилось, и моей маме тоже. Она-то и стала называть меня Джеми. Так что это и есть мое имя, ничего не поделаешь.

– Ваша мама...

– Она умерла, когда мне было шесть лет.

– Мне очень жаль. Должно быть, вам было тяжело, особенно когда ваш отец женился... – Ричард не договорил, хотя по интонации было понятно, что он хотел сказать: «... на этой женщине». Неожиданно он рассмеялся. – Ну ладно, Джеми так Джеми, если уж вы того хотите. В конце концов я скоро привыкну, что Джеми – это очаровательная леди, а вовсе не туповатый подручный садовника. Итак, завтра...

Восторг, который переполнял душу Джеми, наконец вырвался наружу потоком слов:

– А завтра мне исполнится двадцать один год! Я не нахожу слов, чтобы выразить свою благодарность вам, милорд, за то, что вы для меня сделали. Вы просто спасли меня! Боюсь, я никогда не смогу отблагодарить вас по достоинству. Мне остается лишь молить Бога, чтобы ваша репутация не слишком пострадала из-за меня! Вы показали себя истинным рыцарем!

– Рыцарство здесь совершенно ни при чем, Джеми, – возразил его светлость, глядя куда-то в сторону. – Просто это был единственный выход и для вас, и для меня. Признаюсь, я не предполагал, что вы несовершеннолетняя, но, слава богу, завтра это препятствие исчезнет. Я получу специальное разрешение, и тогда...

– Но это невозможно! – воскликнула Джеми.

– Ну что за недоверие, – протянул Ричард. – Вполне возможно. Граф, пусть даже он стал таковым недавно, пользуется, да будет вам известно, определенным влиянием.

– Ну, я хотела сказать... Неужели вы в самом деле собираетесь это сделать?

– А почему нет? Ведь это решает все проблемы.

– Не может быть, чтобы вы в самом деле хотели на мне жениться! Кто я? Никто, нищая, да и репутация моя запятнана. Я вам не пара, милорд.

Ричард взял ее дрожащие руки и сжал в ладонях.

– Джеми, вы дочь баронета и вполне достойная партия для графа Хардингского. А приданое мне совершенно не нужно. Что же до вашей репутации... – он невесело хохотнул, – так ведь это я привез вас в Хардинг, я насильно разлучил вас со Смидерс. И если, как вы говорите, ваша репутация запятнана, так виною тому я, потому что именно я попытался воспользоваться вашим положением, хотя ручался, что вы обретете у меня безопасность.

Взгляд его стал виноватым, пристыженным, и Джеми не могла оторваться от этих глаз.

– Джеми, – продолжал Ричард серьезно, – это единственный способ защитить вас, восстановить ваше доброе имя. Вы должны согласиться выйти за меня замуж. Должны! Не надо меня бояться. То, что было той ночью, больше не повторится, даю слово. Я никогда не потревожу ваш покой.

Джеми захотелось плакать. Господи, этот человек готов пожертвовать собой ради спасения ее чести.

– Милорд, я не могу допустить такое. Это совсем не нужно, поверьте мне, – пробормотала она, пытаясь высвободить свои руки. – С завтрашнего дня я вполне самостоятельный человек и постараюсь все-таки устроиться сама. Конечно, если вы вернете мне мой жемчуг, – добавила Джеми, и в голосе ее прозвучали лукавые нотки.

Ричард в ответ не очень радостно засмеялся.

– Свой жемчуг вы получите. Это ожерелье вашей матери?

– Да. Все, что осталось после нее... это, если хотите, мое приданое.

– Ну, тогда лучше оставьте его себе, Джеми. Это же преступление – продавать единственную память о матери.

Джеми ужасно захотелось как-то развеселить Ричарда, разрядить напряженную обстановку. Он всецело поглощен сознанием своей вины и совершенно не видит ее грехов.

– Но, насколько мне помнится, милорд, вы вроде бы считали, что я совершила преступление, завладев этим жемчугом? – проговорила Джеми.

Его лицо немного просветлело. Ага, шутки он понимает, это хорошо.

– Считал, и еще как, – признался Ричард. – И нижайше прошу прощения, мэм. Могу я надеяться, что вы меня простите?

– После вашего сегодняшнего поступка я готова простить вам что угодно, милорд.

– Ричард.

– Нет, милорд. Негоже простой служанке...

– Но это вполне уместно для моей жены. Джеми, послушайте меня! Вы просто не понимаете, какой опасности подвергаете себя. Ну, представьте на минуту, что может случиться, если вы, допустим, найдете работу, что, я уверен, будет очень нелегко, скорее, невозможно. Пусть даже вы будете не простой служанкой, но все равно лишь прислугой, и не более того, а значит, останетесь совершенно беззащитной перед интригами своей мачехи или этого ужасного Грейвза. Никто и пальцем не пошевелит, чтобы предоставить наемной компаньонке защиту от джентльмена.

Вас просто насильно увезут и заставят выйти замуж... если не хуже. Джеми, вы меня понимаете? Замужество для вас единственный путь спасения. Альтернативы не существует.

Джеми долго молчала, сидя неподвижно и больше не пытаясь высвободить свои руки. Взгляд ее замер на этих руках, натруженных и таких красных по сравнению с ухоженными белыми руками Ричарда. Наконец она подняла глаза.

– Я не могу дать вам ответ, милорд. Не сейчас. За последние дни произошло столько событий, что мне нужно подумать. Вы дадите мне немного времени?

– Да. При одном условии.

– И что это за условие?

– Джеми, я не забыл, что вам завтра исполняется двадцать один год. Вам может взбрести в голову, что вы теперь человек самостоятельный и больше не нуждаетесь в моей защите. Я, однако, уверен в обратном. На рассвете я отправлюсь за разрешением на наш брак, вполне законный, учитывая, что вы уже будете совершеннолетней. Вернусь я на следующий день. Тогда вы и сообщите мне о своем решении. Я не стану вас принуждать, прошу лишь об одном: дождитесь моего возвращения.

– Но как вы объясните такую торопливость? Без церковного оглашения... Как-то недостойно графа.

– Ничего страшного. Во время траура по моему отцу пышное бракосочетание неуместно, все пройдет тихо, по-семейному. А объявление мы дадим потом, уже после свадьбы. Так что вы скажете, Джеми?

Стараясь говорить как можно спокойнее, она ответила:

– Когда вернетесь, вы найдете меня здесь. Я ведь дала вам слово, не забыли?

Лицо Ричарда осветилось радостной улыбкой. Он поднес руку Джеми к губам и нежно поцеловал.

– Пока побудьте в библиотеке, моя дорогая, – проговорил он, живо поднимаясь на ноги. – Надо сначала удостовериться, что эти хищники благополучно отбыли восвояси. Вас здесь никто не побеспокоит, а я тем временем займусь вашим переселением.

Джеми попыталась было протестовать. Ричард не дал ей говорить.

– Вы же сами понимаете, – начал он шутливо, – леди не пристало спать на чердаке. Но если так вам будет легче, Смидерс поселят в вашей туалетной комнате, по крайней мере па первое время. Согласны?

Джеми кивнула. Она была так взволнована, что не могла говорить.

– Вот и хорошо. Я прямо сейчас пошлю Смидерс к вам, а вы уж сами решайте, что рассказывать ей, а что – нет.

Глава двенадцатая

Ричард остановился на мгновение перед дверью материнской гостиной, стараясь собраться с мыслями. Как рассказать леди Хардинг о том, что он сделал? И как она к этому отнесется? После ее возвращения из Бата как-то не выдалось случая поговорить с ней серьезно, и она до сих пор не знает, кто такая Джеми на самом деле. А в короткой записке, которую Ричард передал матери перед ее отъездом, сообщалось только, что он задерживает Смидерс в Хардинге, потому что ее поведение кажется ему подозрительным.

Ричард нерешительно взялся за дверную ручку. Он только потихоньку заглянет, решил он, и, если увидит, что леди Хардинг отдыхает с дороги, зайдет к ней позже. Ричард без стука приоткрыл дверь.

Леди Хардинг сидела в кресле, задумчиво глядя в окно. Ричард отметил про себя, что вот так, в профиль, она все еще красива, несмотря на возраст. На коленях у нее белел листок бумаги.

– Простите, что беспокою вас, мама, – тихо проговорил он, закрыв дверь и направляясь к ней.

Мать с улыбкой повернулась к нему. Ее брови были удивленно приподняты. Она протянула ему листок. То была его записка.

– Ты, наверное, пришел, чтобы объяснить вот это? Признаюсь, я заинтригована и огорчена. Никогда бы не подумала такого о Смидерс.

– И были бы правы, моя дорогая, – торопливо заметил Ричард, придвигая стул и садясь рядом с матерью. – Но это еще далеко не все, что я хочу вам сообщить.

Он рассказал о нападениях Калеба на Джеми и о том, как он обнаружил, что подросток – девушка.

Леди Хардинг была ошеломлена.

– Не понимаю, что могло заставить Смидерс впутаться в такую авантюру! Мне она казалась порядочным человеком, которому можно доверять.

– Но и это еще не конец истории. Джеми – дворянка.

Где-то с полминуты леди Хардинг потрясение молчала.

– Дворянка... – произнесла она наконец. – Не может быть!

– Мисс Джесмина Кэлдервуд, единственное дитя сэра Джона Кэлдервуда и его первой жены. Она убежала из дома, потому что ее насильно выдавали замуж за отвратительного, похотливого старика. Простите, что говорю так. Понимаете, я... – он кашлянул, – я скомпрометировал ее, мама. И, как честный человек, должен на ней жениться.

– Господи, – простонала леди Хардинг. – Как же так, дорогой? Ты не можешь жениться на девушке, которая запятнала себя столь недостойным поведением! Она сама себя скомпрометировала, явившись сюда в мужской одежде. Почему ты должен выручать эту сумасбродку? Она сама во всем виновата! Нет, Ричард, ни в коем случае!

Ричард тяжело вздохнул, глядя в возмущенные глаза матери.

– Все гораздо хуже, чем вы думаете, мама. Джеми вела себя безупречно, всячески избегая положений, которые могли бы ее скомпрометировать. Так было до самого последнего времени. Но два дня назад, когда обман раскрылся, я приказал запереть Джеми и Смидерс в разных комнатах. Я хотел помешать им сговориться друг с другом. Только для этого, и ничего иного, поверьте мне. Он нервно пригладил волосы.

– А позапрошлой ночью... – Ричард запнулся и начал снова: – Позапрошлой ночью я пошел в комнату к Джеми. Я... – От стыда у него пропал голос, он умолк.

– Ты ее соблазнил? – в ужасе прошептала мать.

– Нет. Нет, я попытался, признаю, но она меня оттолкнула. – Ричард снова замолчал. Теперь, когда вещи были названы своими именами, он не мог не испытывать глубочайшее презрение к себе за то, что совершил.

В комнате повисла тишина. Первой ее нарушила леди Хардинг. Ричард ожидал, что она снова вспомнит о традиции рода. Но нет, мать волновали более практические вещи.

– Но если ты ее не соблазнял, тогда я не понимаю, почему ты должен на ней жениться, – сказала она. – Я уверена, все можно как-то уладить. Может, я...

– Нет, мама, жребий брошен, – перебил ее Ричард, взяв себя в руки и стараясь говорить спокойно. – Я погубил ее. Но и это еще не конец печальной истории. Сегодня утром приезжали нынешняя леди Кэлдервуд и Ральф Грейвз, тот самый человек, за которого Джеми собирались насильно выдать замуж. Омерзительнейший тип из всех, кого я когда-либо встречал. На него просто невозможно смотреть без отвращения. Я не мог допустить, чтобы ее отдали в руки этого человека. И когда леди Кэлдервуд заявила, что заберет падчерицу, я ответил, что это невозможно, так как мы с Джеми уже женаты.

– Боже правый! – воскликнула леди Хардинг. – Как ты мог такое сказать?!

– Ты бы посмотрела, какое у Джеми было лицо, когда она увидела, кто приехал, – сказал Ричард, и его губы дрогнули. – Воплощенные ужас и отчаяние. Глядя на нее, такую покорную, потерявшую последнюю надежду, я просто не мог не прийти ей на помощь. Не мог, и все.

– Понимаю, – задумчиво сказала графиня. – А какое у нее приданое, ты знаешь? – спросила она после паузы.

– У нее его вообще нет, – ответил Ричард и, не давая матери ничего сказать, добавил: – Да это и не имеет значения. Дело чести, и больше ничего.

– Понимаю, – повторила графиня. – А когда свадьба?

– Как только получу разрешение. Завтра Джеми исполняется двадцать один год, так что...

– Несовершеннолетняя, – выдохнула леди Хардинг. – Ричард, ради бога...

– Я же сказал: завтра ей исполнится двадцать один. Наша женитьба все покроет. Конечно, если она согласится.

– Уж не хочешь ли ты сказать, что она отказала тебе? – недоверчиво спросила графиня.

– Во всяком случае, пыталась. Мама, было бы хорошо, если бы вы с ней поговорили. Надо ее убедить, что другого выхода нет. – Заметив, что мать смотрит на него с явным недоверием, Ричард добавил: – Она думает, что, достигнув совершеннолетия, сможет сама зарабатывать себе на жизнь. Надеется устроиться гувернанткой или еще кем-то. Но это же безумие! Ее никто не возьмет без рекомендаций. И еще, я боюсь, этот Грейвз постарается ей отомстить. Так вы встретитесь с ней, мама? Попробуйте ее уговорить!

– Хорошо, встречусь. Что же до остального – посмотрим.

Ричард поднялся, собираясь уходить. Графиня посмотрела на него с натянутой улыбкой.

– Признаюсь, положение непростое, но, возможно, все-таки есть другой выход. Пошли ее ко мне. Я посмотрю, что можно сделать.


В гостиную графини Джеми шла со страхом. Да, миледи показалась ей доброй женщиной, она так искренне интересовалась успехами забитого мальчишки-садовника. Но она – великосветская дама, и этим все сказано. Теперь она знает, что Джеми обманывала ее, и наверняка поведет себя с ней холодно и высокомерно. Может, прочтет лекцию, как подобает вести себя истинной леди. Или даже потребует, чтобы она вернулась к Кэлдервудам и Ральфу Грейвзу.

Подумав об этом, Джеми почувствовала непреодолимое желание бежать, по было уже поздно – Дигби распахнул дверь.

– Мисс Кэлдервуд, миледи, – объявил он.

Дворецкий пропустил Джеми в комнату и закрыл дверь за ее спиной. Девушка застыла на пороге молча, опустив голову.

Леди Хардинг повернулась в кресле и посмотрела на нее долгим оценивающим взглядом.

– Мисс Кэлдервуд, – наконец произнесла она.

Джеми, не говоря ни слова, подняла глаза на графиню. Ей было мучительно стыдно и страшно. Но деваться некуда, оставалось сжать зубы и как-то это пережить.

– Мисс Кэлдервуд, не соизволите ли присесть? – с холодной учтивостью произнесла леди Хардинг.

Джеми сделала реверанс и осталась стоять у двери.

– Леди Хардинг, я не заслуживаю вашей доброты. Я втерлась в ваш дом самым неприличным образом, и ничто не может оправдать зла, которое я причинила вам, хотя я бы сделала все что угодно, если б только можно было хоть что-то исправить, – заговорила она, судорожно стиснув руки. – Я покину Хардинг, мэм, и не буду больше докучать вам. Я знаю, не может быть и речи о том, чтобы вы простили меня, но поверьте, я глубоко раскаиваюсь!

Эта короткая взволнованная речь явно тронула графиню.

– Проходите и садитесь, мисс Кэлдервуд, – сказала она уже мягче. – Сын рассказал мне вашу историю, но мне бы хотелось услышать ее от вас, если не возражаете. И, поверьте, вы можете быть совершенно откровенны со мной. Меня не так легко выбить из колеи. Тем более что сын сам рассказал мне о том, что произошло, когда он был в вашей комнате.

Джеми густо покраснела.

– О нет, мэм, он не...

– Мне кажется, лучше начать с самого начала, – твердо проговорила графиня. – Не бойтесь. Просто расскажите мне все как было.

Джеми застыла в нерешительности, глядя на леди Хардинг. Та не выглядела рассерженной, хотя и приветливой ее тоже нельзя было назвать. Лишь глаза, и прежде невеселые, стали как будто еще печальнее. Немного поколебавшись, Джеми решила, что ничего плохого не будет, если она просто перечислит факты.

Она неловко опустилась на краешек стула напротив графини и сжала руки на коленях, стараясь скрыть волнение.

– Меня зовут Джесмина Кэлдервуд, мэм, – начала она. – Мой отец – сэр Джон Кэлдервуд из Кэлдервуд-холла, что в Гемпшире. Мне двадцать лет. – Чувствуя, что рассказ получается каким-то нарочитым, Джеми все-таки заставила себя продолжать: – Нынешняя леди Кэлдервуд, с которой вы, наверное, знакомы, вторая жена моего отца. Моя мать умерла, когда мне было шесть лет.

Леди Хардинг слегка кивнула головой.

– У меня есть сводный брат и три сводные сестры. Кэлдервуд... небогатое поместье. Из-за недостатка средств меня не вывозили в Лондон, да и приданого, к несчастью, у меня нет. Поэтому родители решили поискать мне мужа иным путем. Они остановили свой выбор на мистере Ральфе Грейвзе, дальнем родственнике леди Кэлдервуд. – Джеми умолкла, не зная, как описать Грейвза, чтобы не выглядеть слишком непочтительной по отношению к отцу и мачехе.

– Неужели он настолько страшен, этот мистер Грейвз, что вы не осмелились ясно и открыто отказать ему? – мягко спросила леди Хардинг.

Джеми вздернула подбородок.

– Это ничего бы не изменило, мэм. Они все равно объявили бы о помолвке, даже если бы я отказала. Даже если бы стала кричать в церкви, что не хочу выходить за него, они бы перед всем миром выставили меня сумасшедшей, и тогда я вообще никогда не смогла бы выйти замуж. Единственным выходом было помешать оглашению помолвки. Я была совершенно одна, без всякой помощи. И тогда я убежала.

– Почему вы выбрали Хардинг? Почему притворились мальчиком?

– Ах, мэм, пожалуйста, не ругайте Смидерс, она ни в чем не виновата. Просто на почтовой станции не оказалось билетов на дилижанс, и Смидерс стало меня жалко. – Джеми перевела дыхание. – Понимаете, я собиралась поехать в Бат и там через агентство устроиться гувернанткой или компаньонкой, но... поняла, что это нереально. А мальчиком я переоделась, только чтобы без помех добраться до Бата. Но когда лорд Хардинг сказал, что может взять меня к себе подручным садовника, я решила, что само небо посылает мне спасение... Скажу вам честно, мэм, я была в таком отчаянии, что ухватилась за это предложение, ни на секунду не задумавшись о том, чем это чревато. Особенно для Энни Смидерс. А когда поняла, было слишком поздно идти на попятную.

– А могу я поинтересоваться, если бы ваша тайна не раскрылась случайно, каким образом и когда вы собирались признаться нам сами? – сурово спросила графиня.

Джеми уставилась на стиснутые руки.

– Скажу вам честно, мэм, я вообще надеялась обойтись без этого. Я хотела так исчезнуть из Хардинга, чтобы пи у кого не возникло никаких сомнений, причем без неприятностей для Смидерс. Я собиралась подстроить все так, будто кто-то видел мальчишку Джеми, когда тот уходил, потому что ему предложили место получше. – Джеми закончила свой рассказ и застыла, кусая губы.

– Так, значит, вы вообще не собирались посвящать нас в свою тайну, да, моя дорогая? – с неожиданной теплотой в голосе спросила леди Хардинг.

Этой внезапной перемены Джеми выдержать уже не смогла. Самообладание изменило ей, глаза наполнились слезами.

– С тех пор, как умерла мама, – сказала она, – я больше никому не могла доверять. Кроме... в последнее время... Энни Смидерс.

Джеми уткнулась лицом в ладони, чтобы скрыть слезы, полившиеся ручьем из ее глаз.

– Мисс Кэлдервуд, по словам моего сына, он сделал вам предложение, а вы отказали ему.

Джеми молча кивнула.

Леди Хардииг мгновение помедлила.

– Вы можете мне объяснить, почему? – спросила она наконец.

Джеми глубоко вздохнула и подняла голову, стараясь унять слезы.

– Лорд Хардинг спас меня от насильственного замужества, заявив леди Кэлдервуд, будто мы с ним уже женаты. Ложь подействовала, однако пи к чему превращать ее в реальность.

– Вы не хотите выйти замуж, иметь детей?

– Конечно, хочу, – не задумываясь ответила Джеми, – но лорд Хардинг предлагает совсем не это.

– Я вас не понимаю. Прошу, объяснитесь, мисс Кэлдервуд.

– О господи, – прошептала Джеми, проклиная свой длинный язык. – Ваш сын, мэм, считает, что, как человек чести, обязан спасти мою репутацию, женившись на мне. Но тут он... ошибается. Ответственность за все, что произошло с тех пор, как я покинула Кэлдервуд, ложится только на меня, а значит, и последствия тоже. Я не сомневаюсь, лорд Хардинг когда-нибудь женится, но только это не будет брак лишь для вида, да еще с женщиной вроде меня, которую он не любит и не может уважать. Он заслуживает лучшего, – с жаром добавила Джеми.

Леди Хардинг была потрясена.

– Вы очень смелая девушка, мисс Кэлдервуд, – тихо сказала она. – Редкая женщина поступит так, как вы. Я вас уважаю за это. – Графиня немного помолчала и неожиданно добавила: – Но я на вашем месте не стала бы торопиться с решением. Может, стоит подумать?

Джеми оцепенела, не отрывая взгляда от графини. Она не ослышалась? Леди Хардинг хочет, чтобы она подумала над предложением Ричарда? Возможно ли это? Может, она неправильно поняла? Но нет, иначе на губах миледи не играла бы легкая улыбка и глаза ее не смотрели бы так приветливо.

– Спасибо, мэм, что были так добры ко мне, – сказала она, поднявшись на ноги и приседая в прощальном реверансе. – Я этого не заслуживаю.

После ухода Джеми графиня еще долго сидела, размышляя о том, что узнала. Девушка, несомненно, настоящая леди, притом волевая и смелая. Нет никаких сомнений: по происхождению она ровня Ричарду. Кроме того, она явно неравнодушна к нему, так что трудно найти рациональное объяснение ее отказу. Хотя в первую очередь, конечно, само предложение Ричарда лишено каких бы то ни было разумных оснований. В прошлом ее сын гордился своей способностью очаровывать женщин и с легкостью покидать их. Но сегодня... Мужчина, о котором ей рассказала Джеми, мало походил на Ричарда... кроме разве что его упорного нежелания считаться с родовым проклятием. Вот это скорее напоминало ее сына.

Леди Хардинг решила, что лучше пока ничего не предпринимать. Она посмотрит, как пойдут дела, а потом и решит, в чью корзину бросить свой шар. Графиня улыбнулась. Это в самом деле было бы забавно, не будь столь серьезно.


– Она твердо решила не выходить за тебя, Ричард, – заметила позже леди Хардинг, сидя с сыном в своей гостиной. Они с трудом уговорили Джеми пообедать вместе с ними, но сразу же после обеда та ушла к себе.

– Ничего удивительного, – с горечью сказал Ричард, – если вспомнить, как я себя вел с ней. Но выхода у нее все равно нет. Будьте уверены, я ее уговорю.

Леди Хардинг словно не слышала.

– Но брак для вида, Ричард... Разве это разумно, как ты думаешь? Прости. – Она слегка покраснела. – Допустим, она согласится... Разве ты сможешь себя сдерживать?

– Конечно. Я же дал ей слово.

Леди Хардинг попробовала зайти с другой стороны.

– Мне кажется, Ричард, что мисс Кэлдервуд – натура романтическая, – медленно проговорила она. – От брака она ждет любви. Я надеялась, что и ты женишься, когда полюбишь. Я не забыла о традиции Хардингов, хотя ты и не желаешь о ней слышать.

– Ну, если для того, чтобы ее уговорить, нужна любовь, – произнес он после минутного раздумья, – пусть будет любовь. Мне частенько говорили, что я умею очаровывать женщин всех сортов и рангов. Быстренько начну ее обхаживать.

– Ричард! – возмущенно воскликнула мать. – Ты неспособен на такое, нет!

Решительное выражение его лица сказало ей, что она ошибается.

– Ох, Ричард, умоляю, не надо. Любовь – взаимное чувство. Неразделенная любовь превращается в ненависть и отчаяние. Ты сам это знаешь. Вспомни, как ты страдал, когда Селия поиграла с тобой и бросила. Ты, конечно, сможешь заставить Джеми влюбиться в тебя, получить ее согласие, но потом, когда она поймет, что безразлична тебе... Вы оба будете несчастны. Лучше отпусти ее, Ричард, пусть поступает, как хочет.

Он повернул к ней суровое лицо.

– Нет, мама, невозможно. Это дело чести. Я поклялся, что Джеми будет моей женой. Но обещаю вам: я сделаю все, чтобы она не чувствовала себя несчастной. В конце концов, ей не обязательно знать, что ее чувства безответны. Это не так уж трудно сделать, верно?

Ричард твердо стоял на том, что жениться на Джеми – его долг, и ничто не могло заставить его передумать. Лишь в одном граф уступил матери – из уважения к ее чувствам он пообещал, что не наденет Джеми на палец обручальное кольцо Хардингов, которое, согласно семейной традиции, могло быть подарено только в знак любви.

Когда обожаемый своевольный сын исчез за дверью, леди Хардинг тяжело вздохнула. Зря она сказала про любовь. Он понял, как можно добиться согласия Джеми. Бедная, бедная девушка...

А ведь все может сложиться совсем не так, как рассчитывает Ричард, неожиданно подумала леди Хардинг. Джеми Кэлдервуд разительно отличается от всех женщин, каких он знал. Так что вполне возможно, он испытывает к ней чувства, которые и сам пока не осознает. В результате получится то, что нужно.

Глава тринадцатая

Джеми лежала на спине, глядя на розовый балдахин над широкой кроватью. Сон не шел. В мозгу продолжали крутиться необыкновенные события необыкновенного дня.

Ричард, граф Хардинг сделал ей предложение! И, судя по всему, намерен идти до конца, хотя наверняка ее не любит. Нет, он хочет ее – она в этом сама убедилась. Но достаточно ли этого для женитьбы? Что думает обо всем этом леди Хардинг, тоже оставалось загадкой.

О своих чувствах Джеми боялась даже задумываться. Она его не любит, конечно же нет. Об этом и речи быть не может. Она и знает-то графа лишь чуть-чуть, да и то всего лишь как слуга может знать своего хозяина.

Джеми закрыла глаза, и он встал перед ней как живой. У нее екнуло сердце. Что в Хардинге такого, что она обмирает при одном только воспоминании о нем? Стоит ей подумать о Ричарде, и все остальное как будто исчезает. Нет, это не страх, она уверена. Чего она страшится – так это стать женой Ральфа Грейвза. Если она выйдет за Ричарда, она тоже потеряет свою независимость, но все-таки... это совсем другое.

Джеми тряхнула головой, прогоняя видение. Надо посмотреть на вещи трезво. Что ей нравится в Ричарде? Доброта, честность, благородство и в первую очередь то, как он порядочно вел себя с ней, даже когда пытался выведать у нее правду. Единственное исключение – ночное происшествие, когда он на несколько минут забылся... но тут она виновата не меньше, чем он. Джеми было стыдно признаться в этом даже самой себе, но нельзя отрицать, что она с такой же силой желала Ричарда Хардинга, как и он ее.

Нет, хватит думать об этом! Надо решить, что она ответит ему.

Мысли смешались в ее голове, но постепенно все исчезли, кроме одной – она не имеет права принимать предложение Ричарда и обрекать его на нелепое подобие брака, без любви и без детей. Ни о чем другом Джеми больше думать не могла, даже о том, какое будущее ждет ее.

Итак, решение принято. Она ему откажет, и будь что будет. Как бы ей ни хотелось остаться здесь, она должна идти своей дорогой, и самое лучшее – бежать из Хардинга и выбросить из памяти все, что связано с поместьем. Если она хочет быть честной, то другого пути не существует. Надо лишь собраться с силами, чтобы не поддаться на уговоры Ричарда.

Джеми зарылась головой в мягкую подушку, пытаясь выбросить все из головы и заснуть. За окном светила луна, расчертив степу на серебряные квадраты. Неизвестно, сколько прошло времени, Джеми уже готова была заснуть, когда стена вдруг потемнела. Как жаль, сонно подумала она, что луна спряталась за облака. Было так красиво.

По стене пробежала тень. Не похоже на облака. Что это? Джеми, мгновенно проснувшись, замерла и прислушалась. В комнате кто-то был! Ей и в голову не пришло, что это Ричард. Не помня себя от страха, она пронзительно закричала.

– Господи, – послышался мужской голос. – Все пропало! Я исчезаю!

Раздался еще один звук, ближе к кровати. В тот же самый миг дверь туалетной комнаты распахнулась и вбежала Энни Смидерс в ночной рубашке с тяжелым подсвечником в одной руке и щипцами для волос – в другой.

Заслонявшая окно тень исчезла, лунный свет хлынул в комнату. Какой-то человек бежал к окну.

Энни не растерялась. Она прыжком нагнала незнакомца и ударила его по голове подсвечником. Тот рухнул на пол и застыл неподвижно, а Энни замерла над ним подобно охотничьей собаке, настигнувшей добычу.

Джеми бросилась к окну. Темная фигура мелькнула в саду и скрылась в кустах. К стене была прислонена деревянная лестница.

– Энни! – Ричард стоял на пороге туалетной комнаты. – Неси что-нибудь, надо его связать! – крикнул он, подбегая к лежавшему на полу человеку. Он опустился на колени и пощупал пульс неизвестного.

– Там был еще один, – прошептала Джеми. – Он стоял на лестнице, а потом убежал. Его уже не поймать.

Ричард связал руки мужчины шарфом, который принесла Энни, и встал на ноги.

– Возвращайтесь в постель, дорогая, – успокоительным тоном сказал он, поворачиваясь к Джеми. – Я отнесу нашего посетителя вниз и постараюсь узнать, что ему здесь понадобилось. Не беспокойтесь, все в порядке.

Ричард вскинул неподвижное тело себе на плечо и направился к выходу.

– Ричард!

Тяжелая ноша не помешала ему. быстро обернуться, на его лице отразилось радостное удивление.

– Я слышала голос того типа, что убежал, – торопливо проговорила Джеми. – Мне показалось, это был Калеб.

По лицу Ричарда пробежала брезгливая гримаса, которая тут же сменилась ободряющей улыбкой.

– Ложитесь, дорогая, – повторил он. – Я скоро вернусь, а пока с вами побудет Смидерс... со своим подсвечником. – Он улыбнулся Энни. – Спасибо, я этого не забуду.

Ричард ушел, а Джеми принялась ходить по комнате. Ей было не до сна. Что искали Калеб и его сообщник у нее в спальне?


Спускаясь в подвал, Ричард пытался собраться с мыслями. Когда Джеми назвала его по имени, он вообразил себе бог знает что, но одного взгляда на ее лицо было достаточно, чтобы понять: имя вырвалось у нее бессознательно. Ричард почувствовал, как в его душу закрадывается что-то вроде разочарования. Ну-ну, в чем дело? Нет, конечно, ему хотелось подметить какой-то признак того, что его ухаживания не пропадают даром, но не с таким же пылом искать эти признаки! С чего вдруг он так разволновался, когда она назвала его по имени?

Ладно, он подумает об этом позже. А сейчас надо заняться пленником и узнать, кто был второй. Неужели и вправду Калеб? Что ж, вполне может быть. Ну как он мог позволить ему ускользнуть?! Ричард чертыхнулся сквозь зубы. Ладно, что сделано, то сделано, сейчас надо заняться делом.

Допрос был на удивление короток и результативен. Мрачный Хардинг вернулся в спальню Джеми.

– Почему вы не в постели? – спросил он с порога и знаком приказал Энни удалиться, однако та не двинулась с места. На ее выразительном лице ясно читалось твердое намерение не оставлять свою хозяйку в одной ночной рубашке наедине с мужчиной среди ночи.

Ричард, нахмурившись, уже собирался прикрикнуть на камеристку, когда раздался голос Джеми.

– Спасибо, Энни, – сказала она, показывая рукой на дверь. Та неохотно удалилась в туалетную комнату.

– Наверняка будет подслушивать, – со смешком заметил Ричард и, разведя руки в стороны, пошел на Джеми.

Не думая ни о чем, она прижалась к нему, вдохнула запах теплого тела и замерла с закрытыми глазами, положив голову ему на грудь. Только теперь она почувствовала себя под надежной защитой. Неожиданное открытие, сделанное Джеми в следующее мгновение, повергло ее в дрожь: под шелковым халатом на Ричарде ничего не было!

Полученное ею воспитание не прошло даром – она вскрикнула и стала вырываться из опасных объятий.

Не тут-то было. Ричард и не подумал разжимать руки. Заставить ее доверять ему – вот чего он добивался.

– Не бойся, Джеми, – проговорил он, наконец отпуская ее. – Я не буду больше к тебе приставать. Я же обещал. Иди сюда.

Он усадил Джеми на кровать и остановился напротив, глядя на нее сверху вниз. Как же она хороша! Бледное лицо, словно светящееся изнутри в холодном лунном свете, падающие на лоб и щеки рыжие кудри. И глаза, особенно глаза... Громадные, в поллица, они в упор немного печально смотрели на него. Под этим взглядом он на какое-то время забыл про Калеба и про все остальное.

Но внезапно он очнулся.

– Я не слишком-то много узнал от нашего пленника, – заговорил Ричард. – Но, сдается мне, насчет Калеба вы были правы. Похоже, он хотел нас ограбить, взять, так сказать, реванш, однако я уверен, что главной его целью было не это.

Ричард умолк, присел рядом с Джеми и взял ее холодную руку в свою.

– Джеми... мне тяжело говорить... но их целью были вы. По словам того типа в подвале, их нанял неизвестный, судя по виду, слуга какого-то джентльмена. Они должны были вас похитить.

– Кто? – хрипло спросила она, глядя на Ричарда в мучительном недоумении.

– У меня нет ни имен, ни доказательств. Но разве не ясно, что это кто-то из Кэлдервуда? Кому еще это могло понадобиться, кроме них?

Это было настолько чудовищно и невероятно!.. Джеми всхлипнула.

Ричард обнял ее и легонько притянул к себе.

– Джеми, у вас нет выхода, поверьте, – заговорил он вполголоса. – Леди Кэлдервуд... или Грейвз... они решили непременно заставить вас подчиниться. И уж если они отважились организовать нападение на вас прямо в Хардинге, то что будет, когда вы уедете отсюда? Вам повсюду будет – грозить опасность, понимаете? – Его голос звучал мягко, вкрадчиво, настойчиво. Он чувствовал, что она вот-вот уступит.

Джеми, растерянная, подавленная, молча слушала. Она чувствовала теплое прикосновение его рук, и от этого мысли ее разбегались. Она не могла сосредоточиться. Что происходит? Как объяснить все это, и прежде всего упорное желание Ричарда пожертвовать собой ради ее спасения?

– Так вы согласны? Вы выйдете за меня? Отвечайте, Джеми!

Повисла тишина. Было так сладко покоиться в его теплых объятиях, ощущая исходящую от него силу и надежность. Как бы ей хотелось провести всю жизнь вот так, с этим чудесным ощущением душевной теплоты и поддержки. Разве не может так случиться, разве это невозможно, что их фиктивный брак превратится в настоящий, станет союзом, основанным на любви? В конце концов, она уже убедилась: он – человек, далеко не лишенный чувств. И к ней относится не совсем безразлично...

Джеми не сказала «нет».

– Да, – прошептала она еле слышно.

Обнимавшие ее руки на мгновение напряглись, Ричард закрыл глаза и нежно коснулся губами ее волос.

– Спасибо, – послышался его шепот. Он выпрямился и твердо произнес: – Вы не пожалеете, обещаю. Мы поженимся еще до того, как Грейвз узнает о неудаче своих наемников. Церемония состоится сразу же, как только я вернусь. А пока, моя дорогая, прошу вас, будьте осторожны. Не выходите из дома, не оставайтесь одна. И готовьтесь к свадьбе. Я хочу, чтобы вы были красивой!

У Джеми вырвался из горла какой-то сдавленный звук – то ли смешок, то ли всхлип. Все, пути назад нет, отступить он ей не позволит.

Ричард легко поцеловал ее в губы, не разжимая рук, заставил ее лечь и укрыл одеялом.

– А сейчас спать, малышка, – сказал он, гладя ее по волосам. – Я пошлю к тебе Смидерс. Больше ничего не бойся.

Он пошел к двери в туалетную комнату, на пороге обернулся с ласковой улыбкой.

– С днем рождения. И приятных снов.


Из часовни к дому Джеми шла, опираясь на руку Ричарда, своего мужа, и то и дело поглядывала на обручальное кольцо. Свершилось! Она замужем!

Было как-то странно входить в дом через парадную дверь. Дворецкий с невозмутимым лицом стоял, придерживая створку, а затем пошел следом за графом и его молодой женой. Интересно бы узнать, подумала Джеми, что скрывается за этой застывшей миной. Что он о ней думает?

– Спасибо, Дигби, – приветливо сказал граф. – Мы будем в голубой гостиной. Принеси нам что-нибудь попить.

– Сию минуту, милорд.

Джеми чуть не ахнула, когда он принес не чай, а шампанское.

– Чудесно, Дигби, – похвалил граф. – Вы с нами выпьете, мама? – Джеми он и не подумал спросить, был уверен, что она не откажется.

– У меня есть тост, – объявила леди Хардинг, поднимая бокал. – За Джеми и Ричарда! Долгой вам жизни, любви и счастья! – Она поднесла бокал ко рту, глядя поверх него на новобрачных.

Джеми смутилась. О какой любви она говорит?

Ричард умел скрывать свои чувства лучше ее. Он лишь загадочно улыбнулся.

– У меня тоже появился тост, – сказал он. – Выпьем за новую графиню Хардинг, мою прекрасную жену. – (Джеми отвела глаза в сторону.) – И сразу еще один – за здоровье моей красавицы матери, вдовствующей графини Хардинг.

– О господи, – пробормотала графиня с огорченной миной. – Делать нечего, так оно и есть. Ну, ничего, как-нибудь привыкну. – Она засмеялась, а следом засмеялись и Ричард с Джеми.

– Скоро обед, пора идти переодеваться, – вспомнила графиня. – Там внизу для нас наверняка приготовили что-то необыкновенное. Надеюсь, еще не остыло из-за нашего опоздания.

– Ой, а у меня нет вечернего платья, – вспомнила Джеми.

– Вы и так выглядите замечательно, – сказала леди Хардинг, с улыбкой оглядывая шелковое кремовое платье, которое заставила невестку надеть на бракосочетание. – Кстати, в день свадьбы новобрачная выходит к завтраку в подвенечном наряде, даже если это уже и не завтрак, а обед. Мы с вами славно посидим вдвоем, а Ричард пусть сходит переоденется.

За обедом всем пришлось бы нелегко, если бы Ричард не предусмотрел все заранее. Он знал: мать думает, что должна уступить место во главе стола молодой хозяйке, ну а Джеми, естественно, этого не захочет. При других обстоятельствах он бы с усмешкой наблюдал, как две женщины соревнуются друг с другом в уступчивости, но сейчас перед ним были не просто две женщины, а его мать и жена. Лорд Хардинг нашел решение – заняв это место сам, он усадил Джеми по правую руку от себя, а мать слева. Обе были так растеряны, что безмолвно подчинились.

Обед был просто великолепен. После еды, когда дамы стали подниматься, Ричард встал вместе с ними, заявив, что не хочет сидеть и пить свой портвейн в одиночестве. Ему больше нравится компания двух женщин его жизни, как он выразился.

– Извините меня, – проговорила через некоторое время графиня, поднимаясь с кресла, – но это был очень длинный день. Я, пожалуй, пойду прилягу. А тебе, Ричард, чаю нальет Джеми. Уверена, она справится. Покойной ночи, дорогие мои. – Она поцеловала сына и невестку. – Благослови вас Господь.

Когда дверь за графиней закрылась, Ричард с улыбкой повернулся к жене.

– Образчик дипломатичности, не так ли, Джеми?

– Да, – с чрезмерной живостью отозвалась та и умолкла. Господи, да что это с ней, ведет себя как испуганная школьница. Не может придумать тему для разговора?

Ричард медленно подошел к Джеми, взял ее руку, легонько поцеловал и сел рядом.

– Произошло столько событий, что вам, наверное, не по себе. Не расстраивайтесь. Вы привыкнете к новому положению. Времени достаточно, впереди вся жизнь. И, ручаюсь, здесь вы в полной безопасности.

Джеми кивнула, с благодарностью посмотрев на Ричарда.

– Пойдемте, моя дорогая. – Он потянул ее за руку, заставляя встать. – Вы очень утомлены, пора отдохнуть. – И граф повел свою раскрасневшуюся молодую жену в холл.

Слишком поздно каяться, думала Джеми, идя под руку с мужем вверх по парадной лестнице и дальше по коридору, к покоям графа и графини Хардинг. Она взглянула искоса на шедшего рядом с ней сильного мужчину, ослепительного в безукоризненном вечернем костюме.

Когда они остановились наконец в уютной гостиной, расположенной между двумя спальнями, Джеми робко подняла глаза и наткнулась па беззастенчивый взгляд Ричарда.

– Милорд, – неуверенно начала она, – я...

– Ах, да, – перебил ее Ричард, словно очнувшись, – я подумал вот о чем: а ну-ка скажи, жена, ты клялась повиноваться мне?

Ну, что сказать в ответ на такой грозный вопрос? Джеми утвердительно кивнула, пораженная странным выражением его лица.

– Я вообще-то не очень люблю приказывать, но уж когда делаю это, то требую исполнения. Беспрекословного, – добавил он, сурово глядя на Джеми. – Так вот, на сегодня, день нашей свадьбы, мое распоряжение следующее: чтоб я больше не слышал от вас обращения «милорд». Не то... – Внезапно на его лице расплылась широкая улыбка.

Джеми не выдержала и рассмеялась.

– Не то что, милорд? Вы уж договаривайте!

– Не то мне придется отшлепать вас по вашему хорошенькому задику, вы, плутовка. И будьте уверены, я это сделаю.

– Ну что ж, если вы действительно так хотите, я буду называть вас по имени. Ричард, – протянула она, и что-то интимное звучало в ее голосе.

Он порывисто притянул ее к себе, и Джеми почувствовала, что еще немного – и она сдастся. Нет, не так быстро, подумала она.

– Спасибо, – прошептал Ричард, касаясь губами ее волос. – А сейчас предлагаю лечь спать. Вам надо отдохнуть, дорогая.

Новоиспеченная графиня Хардинг покраснела до корней волос.

– Не пугайтесь, я не забыл про свое обещание. – Ричард подошел к одной из дверей. – Это ваша спальня, тут вас никто не потревожит. Моя вон там. – Он показал рукой на дверь напротив. – Покойной ночи, Джеми.

Ричард втолкнул растерявшуюся Джеми в комнату, захлопнул за ней дверь и пошел к себе в спальню, где его ждал графин с бренди.

Он сел и впервые по-настоящему задумался о своей жизни.

Джеми Кэлдервуд его жена, по крайней мере официально. Он дал ей слово, что не станет навязываться, а это значит, что он не будет делить с ней постель, пока она сама не освободит его от клятвы. С какой стати он рискнул столь многим ради рыжеволосой бродяжки, которая теперь в полном праве подарить или не подарить ему супружеское счастье и детей? Ричард отхлебнул бренди и с недоумением покачал головой. Ему самому было непонятно, почему он так поступил. Поступил, и все, а причины... Есть только одна причина: непреодолимое желание оправдаться перед Джеми за то, что так низко вел себя, и защитить девушку от наскоков ее отвратительного семейства. Джеми поразила его, как никто другой. Наверное, ее несгибаемое вольнолюбие и побудило его стать между ней и остальным миром. Она на редкость смелая и к тому же красивая девушка. Она достойна стать королевой, не то что графиней.

Но с сегодняшнего дня она графиня, его жена. И если он хочет настоящей семейной жизни – а надо наконец признаться себе, что он этого хочет, – ему придется завоевать доверие Джеми, помочь ей преодолеть отвращение, которое он вызвал у нее в ту злосчастную ночь. Тогда она снимет с него обет. Ричард не был уверен, случится ли это когда-нибудь. Позапрошлой ночью она нервничала, хотя он хотел всего лишь поддержать ее. Да и сегодня явно его боялась, вздрагивала от самого легкого прикосновения.

Странно, как это он, с его умением завоевывать женские сердца, потерпел поражение именно от той, что стала сегодня его женой. Если бы не попытка похищения, Джеми продолжала бы и дальше упираться. Ричард понимал, что воспользовался ее испугом, а потом просто не дал возможности отказаться от своего слова. И вот теперь его честь восстановлена, он женат... без любви. Мать зря волнуется, дескать, безответная любовь... Это просто смешно. Джеми ничуточки его не любит.

Завоевать ее – трудная задача. Но теперь они муж и жена и могут проводить много времени друг с другом. Он докажет ей, что способен оградить ее от ужасных родственников, а она, живя с ним в покое и безопасности, получше его узнает. Может, постепенно Джеми начнет ему доверять, дай бог, и полюбит его?

Глава четырнадцатая

Джеми еще долго лежала без сна, думая о загадочном человеке, который стал ее мужем. Незаметно она уснула, но и тогда Ричард не покинул ее, оставшись в беспокойных и не совсем ей понятных эротических сновидениях.

Солнце успело подняться уже довольно высоко, когда Энни раздвинула шторы.

– Вам надо поторопиться, миледи, – проворчала она, исполненная сознанием своих высоких обязанностей. – Его светлость уже спустился к завтраку. Вы не желаете к нему присоединиться?

Джеми словно бы с неохотой поднялась и начала торопливо одеваться. Но что надеть? Она теперь графиня Хардинг и, значит, должна носить траур, а у нее нет ничего подходящего. В гардеробе всего два приличных платья – шелковое кремовое, в котором она венчалась, да зеленое, что подарила Энни. Надо улучить момент и попросить у мужа разрешения заказать траурное платье, а то что о ней подумают? Джеми нервно вздохнула. Ричард бывает таким суровым. Страшно в первый же день после свадьбы просить у него денег. Но что остается делать?

Дворецкий, встретивший ее у подножия лестницы, любезно заулыбался Джеми, подчеркнуто не замечая неуместного наряда.

– Доброе утро, миледи. Его светлость в утренней гостиной.

– Спасибо, Дигби, – сказала Джеми с ответной улыбкой. – А вдовствующая графиня тоже там?

– Нет, миледи, графиня приказала подать ей завтрак наверх.

Дигби провел ее в утреннюю гостиную и молча исчез. Ричард, сидевший во главе стола, при появлении жены поднял голову, радостно заулыбался и вскочил с места.

– Джеми, я и не ожидал, что ты спустишься! – Он помог Джеми сесть и чмокнул в щеку. – Ты выглядишь немножко бледной, дорогая. Ты хорошо себя чувствуешь?

Какой он заботливый.

– Я чувствую себя прекрасно, правда. – Джеми подкрепила свои слова улыбкой. Его лицо разгладилось. – Только вот делать нечего, а я, знаете, к этому не привыкла. В Кэлдервуде мне приходилось работать, чтобы окупить затраты на мое содержание, а когда я нанялась к этому ужасному лорду Хардингу, так вообще пришлось гнуть спину с утра до ночи. Вы только посмотрите на мои руки!

Ричард, смеясь, сел на место.

– Ну и кокетка же вы, мэм. А руки как у поломойки. – Он отхлебнул кофе, задумчиво глядя в чашку. – Знаешь, с этим надо что-то делать, не будешь же ты все время ходить в перчатках. Наверняка есть какие-нибудь средства. Ну ничего, у мамы, я думаю, найдется нужный крем, чтобы привести их в приличный вид.

– Но... но дело не только в моих руках. Боюсь, у меня вообще неприличный вид. Например, нет траурной одежды. Вы думаете...

– У тебя вообще нет одежды, насколько я знаю, – заметил Ричард. – Но пусть это тебя не беспокоит. Я послал в Бат за матушкиной модисткой, она сегодня будет здесь. Ты можешь заказать все, что тебе нужно.

– Ох, но...

– И не только черное, – продолжал Ричард. – Скоро понадобится и полутраур, да и платья на выход тоже. Если ты не против, я бы хотел, чтобы ты заказала что-нибудь зеленое, под цвет твоих глаз. – Он заговорщицки улыбнулся. – Ты сможешь носить это здесь, в Хардинге, чтобы я мог тайком любоваться. А остальным знать не обязательно.

Джеми поразило, как он быстро и по-деловому решил проблему. Но ее заботило еще одно:

– Знаете, я раньше как-то не имела дела с модистками. Мама... леди Кэлдервуд не заказывала мне платья... ни разу.

Ричард, к радости Джеми, тут же нашел выход:

– Если ты не против, мама с удовольствием тебе поможет. Положись на нее – у нее прекрасный вкус.

Джеми благодарно кивнула. С леди Хардинг и Энни она не пропадет. К тому же это позволит ей получше познакомиться со свекровью.

– Между прочим, я послал объявление в «Газетт» и «Морнинг пост». Его опубликуют завтра, так что через день-два о нашем браке узнают все, и тебе больше не придется тревожиться из-за этого негодяя Грейвза. – Ричард поднес чашку ко рту, наблюдая за Джеми, которая рассеянно вертела в руках бутерброд. – Кстати, я на всякий случай написал твоему отцу.

Джеми слушала глубокий голос Ричарда и чувствовала, как постепенно ослабевает тревога, не отпускавшая ее последние дни. Он все знает и все умеет, с ним спокойно, и никто не сможет сделать ей ничего плохого.

Ричард поставил чашку и пересел на стул рядом с Джеми.

– И еще одно, дорогая. Я ничего не подарил тебе по случаю совершеннолетия. С днем рождения, Джеми!

– О! – вырвалось у Джеми при виде плоской кожаной коробочки, которую он положил перед ней на тарелку.

– Открой.

Джеми подняла крышку. На бархате покоилось ожерелье из мелких бриллиантов, украшенное спереди чудесной изумрудной подвеской в золотой оправе. Такие же квадратной формы изумруды, только поменьше, были и в серьгах.

– Это не фамильные драгоценности. Ты получишь и их, но только когда кончится траур. Мама расскажет тебе о них подробно, а если ты захочешь, то и историю нашего рода. Ну а эти изумруды куплены специально для тебя, к твоим зеленым глазам.

– Но когда вы успели?

Ричард озорно, по-мальчишески, тряхнул головой.

– Ну, успеть всегда можно, если постараться. Мне это попалось на глаза в Лондоне, и я сразу понял, что должен их купить. А сегодня утром посыльный доставил ожерелье и серьги сюда.

Джеми не могла глаз оторвать от сказочного подарка. Ну какой же он внимательный!

– Спасибо, Ричард, – прошептала она. – Они такие красивые.

Ричард поднялся и пошел к выходу.

– Прости, Джеми, – серьезно проговорил он, – но мне пора идти. Надо отвезти нашего незваного гостя в Бристоль, отдать его под суд. Надеюсь, когда он поймет, что его ожидает, расскажет больше, чем мне удалось у него выведать три дня назад. Он приехал из Бристоля. Есть пара мест, в которых стоит побывать. Кто знает, может, я найду неуловимого Калеба.

– Пожалуйста, будьте осторожны, Ричард, – тихо сказала Джеми.

– Не бойся, моя дорогая. Я буду не один, с друзьями, к тому же я вооружен. – Он похлопал ладонью по карману сюртука. – Меня считают неплохим стрелком. Я постараюсь вернуться еще до обеда, но, если запоздаю, не ждите меня. Скучать вам не придется – будете заняты с модисткой. Надеюсь по возвращении увидеть тебя в восхитительном платье.

– Но... – протестующим тоном начала Джеми. Поздно. Муж исчез за дверью.

Леди Хардинг и молодая графиня стали ждать мадам Франсуаз, модистку из Бата, предвкушая приятное времяпрепровождение. По мнению леди Хардинг, Франсуаз вполне можно было поручить гардероб Джеми на то время, пока семейство в трауре.

– Но когда вы будете в Лондоне, – сказала леди Хардинг, – советую заказать платья у Селестины. Она лучшая из всех. Ты согласна, Смидерс?

Энни живо закивала головой.

Джеми, словно робкая ученица, ловила каждое слово. Да и откуда ей, бесприданнице-провинциалке, знать такие вещи?

Мадам Франсуаз привезла с собой кучу недошитых платьев и двух швей. Началось оживленное обсуждение. В результате свекровь выбрала для Джеми домашнее платье и вечернее, достойное ее графского титула.

Подбадриваемая леди Хардинг, Джеми сама отобрала еще несколько платьев и массу всяких мелочей. Она и мечтать не могла, что у нее когда-нибудь будет столько нарядов. После уговоров она согласилась купить даже серую бархатную амазонку, так что теперь осталось только подождать, пока кончится глубокий траур, чтобы снова сесть па лошадь. При мысли об этом Джеми готова была кричать от радости.

Мадам Франсуаз уже упаковывала образцы, когда Джеми, собравшись наконец с духом, заговорила о том, что ее мучило.

– А у вас есть что-нибудь зеленое, мадам? Леди Хардинг посмотрела на нее с удивлением, но промолчала.

– Ну конечно, миледи. Сию минуту принесу. – Модистка поспешила к выходу.

Джеми виновато посмотрела на свекровь.

– Извините, мэм, не сердитесь. Это все Ричард, он хочет...

Леди Хардинг понимающе улыбнулась.

– Не объясняйте, не надо. Давайте закажем то, что он пожелал. Зеленое... ясно, под цвет ваших глаз. Ричард всегда отличался хорошим вкусом. Надо выбрать что-то такое, что ему понравится.

Как хорошо она знает своего сына, подумала Джеми. Мне бы узнать его хоть немного...

Мадам Франсуаз принесла образцы. Обе женщины мгновенно ухватились за одно и то же платье – из такого же блестящего шелка и такого же силуэта, как и те, что были уже отобраны.

Когда Джеми облачилась наконец в новое повседневное платье из черного шелка – ничего столь прекрасного она до сих пор и в руках не держала, – ею овладела ужасная стеснительность. Она робко вошла в гостиную, не зная, куда девать глаза. Заметив это, леди Хардинг пришла ей на помощь.

– Ах, это просто замечательно, – весело заговорила она, – особенно с прической, которую вам сделала Смидерс. Вам очень идут распущенные волосы. Смидерс – настоящее сокровище, правда?

– Я очень обязана ей, мэм.

– Да, я слышала, только хотелось бы узнать поподробнее, как вы с ней оказались вместе. Надеюсь, вы как-нибудь мне расскажете. Меня можно не бояться.

– О, леди Хардинг, я и не думала вас бояться! Глаза пожилой графини лукаво блеснули.

– Дорогая моя, может, вы попробуете называть меня мамой? Что скажет Ричард, когда вас услышит?

Как они похожи, мать и сын, подумала Джеми. Ей вдруг стало так тепло и хорошо, словно в мягком, уютном коконе, огораживающем ее от всего мира. Чем она отплатит за все это?

– Я постараюсь не забывать, мама, – со смущенной улыбкой ответила Джеми.

– Вот и чудесно, моя дорогая. Звучит почти естественно! – Леди Хардинг окинула невестку ласковым взглядом. – А теперь о Смидерс. Ясно, она с ее способностями гораздо нужнее вам, чем мне, так что я и заикаться не стану о том, чтобы забрать ее с собой. К тому же она и сама не пойдет, уж в этом я уверена. Она не захочет покинуть вас.

– Как это? Вы, мэм... мама, собираетесь уехать из Хардинга?

– Обязательно. Правда, не сразу, немножко попозже. Дом еще не готов, хотя работы начались несколько месяцев назад. Он был в ужасном запустении. Ричард такой молодец – вскоре после кончины отца взял руководство работами на себя. Он-то знает, что мне нужно. Мы с ним договорились, что, как только он женится, я перееду. – Леди Хардинг внезапно замолчала, ее щеки слегка порозовели. – Понимаете, Джеми... – неуверенным голосом начала она, снова замолкла и с минуту сидела, кусая губы. – Ну... понимаете, он у меня единственный. Мы с ним как-то разговаривали... тогда еще отец был жив... и решили, что он должен обязательно жениться, дабы продолжился род Хардингов.

Джеми похолодела. Размышляя о своем браке с Ричардом, она как-то совершенно упустила из виду эту его сторону. Однако молчать дальше было нельзя.

– А у него... имелся кто-то на примете? – спросила она.

Леди Хардинг ответила не сразу. Казалось, она подыскивает нужные слова. Наконец она заговорила:

– Я уверена, что это была не любовь, а только чувство долга.

Если леди Хардинг думала, что этих общих слов Джеми будет достаточно, то она ошибалась. Невестка продолжала в упор смотреть на нее, ожидая чего-нибудь более конкретного, например имени.

– Мне кажется, он собирался сделать предложение Эмме Фицуильям, – сказала, немного помедлив, леди Хардинг и смущенно добавила: – Земли ее отца граничат с нашими.

Джеми почувствовала, что задыхается. Великий Боже, что же она наделала! У Ричарда была невеста, и он отказался от нее... наверняка пожертвовал своими чувствами... ради восстановления доброго имени Джеми. Нечего и надеяться, что после такой опрометчивости с ее стороны можно построить настоящую семью. А ведь интуиция подсказывала ей, что ни в коем случае нельзя соглашаться. Что же теперь делать?

Джеми смотрела на леди Хардинг, которая продолжала что-то говорить, но не понимала ни слова, тщетно пытаясь побороть душевное смятение.

– ... как только все будет готово. Вас это устраивает, дорогая?

Джеми растянула губы в улыбке.

– Вполне, мэм, как вам будет угодно, – пробормотала она. Господи, что ее устраивает, интересно? Нет, надо уйти и как следует все обдумать.

Однако леди Хардинг и не собиралась расставаться с ней.

– Чудесно, – сказала она, и в ее спокойном голосе не чувствовалось ни малейшего следа прежнего волнения. – А сейчас дерните шнур, дорогая, мы с вами попьем чаю.

Принесли чай. Свекровь принялась, как бы между прочим, расспрашивать Джеми то об одном, то о другом, и та, сама того не замечая, стала успокаиваться. Не прошло и часа, как Джеми рассказала почти все о своей жизни в Кэлдервуде и о побеге.

Леди Хардинг посмотрела на нее с восхищением и даже как будто с завистью.

– Вы очень смелая, дорогая моя. А Ричарду вы все это рассказали?

– Не все, – призналась Джеми. На самом деле она не рассказывала мужу почти ни о чем. Да и когда было разговаривать?

– Надо сказать. Или, если хотите, я могу это сделать.

Джеми помотала головой.

– Не надо, я сама при случае все расскажу. – (Свекровь понимающе улыбнулась.) – А не могли бы вы, поведать мне историю вашей семьи? – попросила Джеми, круто меняя тему разговора. – Ричард говорил, если я попрошу, вы расскажете.

– Странно, – протянула леди Хардинг. – Уж не хотите ли вы сказать, что он не предупредил вас насчет моих глупых суеверий? – Заметив недоумение в глазах Джеми, она продолжала: – Вижу, не говорил. Удивительно! Ладно, я расскажу, а вы судите сами.

Она отпила чаю и поставила чашку па стол.

– Ну вот. Хардинги служили королям Англии на протяжении нескольких веков, кажется еще со времен Вильгельма Завоевателя. – Графиня усмехнулась. – И при этом всегда оказывались на стороне победителя, что, как вы сами понимаете, свидетельствует о недюжинном везении, особенно во время Войны Алой и Белой розы.

Джеми зачарованно кивнула. В Кэлдервуде она прочитала от корки до корки все книги по истории, которые удалось достать, и знала, что в тот период почти каждый род раньше или позже оставался в проигрыше.

– Мне нравится считать, что благоденствие рода объясняется существовавшим в нем обычаем: старший сын обязан жениться только по любви. Это длилось веками, даже нельзя точно сказать, когда возникла традиция. Единственное, что нам известно: как только кто-то нарушал обычай, на его голову обрушивалось проклятие... А еще существует бриллиант Хардингов. Им был награжден майор Ричард Хардинг за услуги, оказанные индийскому принцу. Бриллиант приносит удачу, но не отменяет проклятия.

Джеми молча кивала, слушая свекровь, и на душе у нее становилось все тяжелее. Может быть, затаенная грусть, которая слышится всякий раз в голосе леди Хардинг, когда речь заходит об их с Ричардом женитьбе, объясняется этим? Что же ожидает Ричарда, какая беда обрушится на него за то, что женился без любви? И что будет с ней, согласившейся на этот брак?

Глава пятнадцатая

Джеми решила дождаться мужа, как бы поздно он ни приехал. Ей не терпелось узнать, добился ли он каких-то результатов в расследовании. Но сидеть просто так, ничего не делая, она не могла, потому что тут же наваливались тяжелые мысли об Эмме Фицуильям и проклятии Хардингов. И она отправилась в библиотеку, где, к радости своей, обнаружила книги, которым был заказан путь в Кэлдервуд-холл, поскольку они считались легкомысленными.

Она сама не заметила, как, забыв обо всем, погрузилась с головой в чтение романа Джейн Остин «Разум и чувствительность», и очнулась, лишь когда раздался негромкий стук в дверь их с Ричардом гостиной. Решив, что это дворецкий пришел пригласить ее вниз, встретить мужа, Джеми поднялась, оправила платье и нацепила на лицо любезную улыбку.

Дверь открылась, и на пороге показался не дворецкий, а Ричард, уставший с дороги.

– Дигби сказал, ты не спишь и ждешь меня. Но уже очень поздно, надо было лечь.

Ричард слабо улыбнулся, глядя на Джеми, и поймал себя на мысли, что ей очень идет черный цвет. Ему вдруг захотелось обнять ее и прижать к себе. Он с трудом удержался. Кто знает, сможет ли он потом остановиться...

Они присели на диван, стараясь не касаться друг друга. Ричарду показалось, что жена ничуть не рада его появлению. Мысль о том, что присутствие мужа тяготит ее, была неприятна, хотя он не совсем понимал, почему это его так задевает.

Он взял ее руки, поднес к губам и легко поцеловал ладонь, потом вторую, глядя ей в глаза и видя в них одну только озабоченность.

– Тебе не о чем тревожиться, Джеми, – успокаивающим тоном сказал Ричард. – Ты же моя жена, не забыла?

Джеми отвела глаза в сторону. Его слова были для нее как нож в сердце. Какая она ему жена? Одна видимость. Безотчетно она отдернула руки и сложила их на коленях.

Этот жест, показывавший, что Джеми коробит от одного только упоминания о том, что она его жена, заставил Ричарда сжать зубы. Усиливало удар то, что он напомнил об этом, желая как-то поддержать ее. А ему-то казалось, что они потихоньку сближаются. Ничего подобного. Даже руку поцеловать и то нельзя, время не пришло.

Проглотив огорчение, Ричард улыбнулся.

– Надо сказать, я сегодня, как ни старался, мало чего достиг. Нашего гостя поместили в тюрьму, но даже и там ничего не удалось у него выведать. Честно говоря, я думаю, он сообщил все, что знал. Поиски Калеба тоже ни к чему не привели. – Ричард поморщился. – Вот и весь мой отчет. Полное поражение. Так что, если у тебя есть какие-то мысли насчет того, что нам делать дальше, давай говори, потому что я совершенно иссяк.

Как он устал, бедный, подумала Джейн, с трудом удерживаясь, чтобы не коснуться пальцами морщины, залегшей между насупленными бровями Ричарда, и разгладить ее.

– У меня есть одна идея, – сказала она, безжалостно подавив свой сентиментальный порыв. – У моего отца есть агент в Лондоне. Думаю, Ральф Грейвз тоже пользуется его услугами.

Ричард хлопнул ладонью по ноге.

– Господи, где была моя голова? Я же должен был сообразить. Завтра поеду в Лондон прямо с утра. – Он с широкой улыбкой посмотрел на жену. – Молодец, Джеми. Знаешь, если... – И смущенно умолк.

Джеми понятия не имела, что он собирался сказать, но, ободренная доброжелательной улыбкой, отважилась высказать то, что было у нее на душе:

– Ричард, можно я поеду с вами? – Он настолько удивился, что Джеми, вконец оробев, смущенно забормотала: – Простите, я не хотела... Прошу вас, не...

– Все наоборот! – закричал Ричард. – Я буду просто в восторге, если ты поедешь со мной. Я как раз это и хотел предложить. Да я представить себе не могу лучшего товарища в этом приключении, чем моя находчивая жена. – (От этого неожиданного комплимента Джеми смутилась еще больше и покраснела до ушей.) – Ладно, договорились, – быстро сказал он, переходя на деловой тон. – Не проспишь?

– Вы забыли, милорд, – ехидно проговорила Джеми, с великим трудом сохраняя спокойствие, – что до самого последнего времени я вставала с петухами?

– Ах ты, плутовка! – со смехом воскликнул Ричард и, вскочив на йоги, поцеловал ее в щеку. – А сейчас иди спать, завтра у пас много дел.

Джеми слушала, как он спускается но лестнице, наверное, в кабинет, а в голове ее крутилась одна и та же мысль: ну почему она умудряется осложнить каждую их встречу?

Зайдя в кабинет, Ричард занялся приготовлениями к поездке. Прежде всего он вызвал Дигби и сообщил ему, что они с женой отправляются завтра утром в Лондон. Погода холодная, поэтому пусть распорядится запрячь карету. Еще надо отправить сейчас же лакея, чтобы приготовили к приезду хозяина Хардинг-хаус в Лондоне. Следом пусть едут камердинер и камеристка ее светлости с необходимыми вещами.

– Надолго изволите ехать, ваша светлость? – спросил дворецкий, прикидывая, сколько может понадобиться вещей и кого поставить укладывать багаж.

– На неделю, возможно, на две. В свет выезжать мы не намерены, так что вещей понадобится не очень мдого. Если вдруг мы решим задержаться, то сообщим, что надо привезти.

Дворецкий с поклоном удалился и пошел будить слуг.

Ричард тем временем писал длинное объяснительное письмо матери на случай, если она утром еще будет спать, когда они отправятся в путь. Он на минуту застыл с пером в руке, раздумывая, правильно ли поступает, беря Джеми с собой. Но там, в Лондоне, они смогут общаться чаще, чем здесь, и перед таким соблазном он устоять не мог.


Солнце только-только показалось из-за горизонта, когда леди Хардинг вошла в веселую утреннюю гостиную. Ричард и Джеми сидели за столом, Джеми разливала чай. Сын был в дорожном костюме, а невестка, как и вчера, надела черное платье. Ничего более подходящего у нее просто не было.

Ричард, удивленный, вскочил, чтобы поздороваться с матерью.

– Мама, что вы тут делаете в такую рань? Я оставил вам письмо, где все объяснил.

– Я знаю, ты меня считаешь дряхлой старушкой, Ричард. Только ты ошибался, если думал, что я уже не способна рано встать. Я пришла проверить, подготовлена ли Джеми должным образом к вашему безумному путешествию. В твоем объяснительном письме, – она махнула рукой с зажатым в ней листком бумаги, – говорится о чем угодно, только не об этом.

Ричард с виноватой улыбкой засуетился вокруг леди Хардинг, усаживая ее за стол и успевая при этом беспомощно поглядывать на Джеми.

– Если тебя не остановить, – продолжала графиня, не давая сыну и невестке вставить слово, – ты заморозишь бедное дитя до смерти. Совесть у тебя есть?

Джеми еле удерживалась от смеха.

– Ах, мама, вы так добры и так заботитесь обо мне! Но это лишнее, честное слово. Когда я в прошлый раз ехала с Ричардом, он меня вообще посадил на козлы! Вот тогда я действительно чуть не замерзла до смерти. А сейчас можно не беспокоиться, путешествие будет намного приятнее.

Ричард открыл было рот, чтобы как-то оправдаться, но леди Хардинг остановила его строгим взглядом.

– Это совсем другое дело, Джеми. Муж обязан заботиться о вашем здоровье, но, как я вижу, он с этим не справляется. Ну что вы, скажите мне, собираетесь надеть в дорогу поверх этого платья?

Ответа не последовало, если не считать сдавленного хмыканья, донесшегося с того конца стола, где сидел Ричард.

– Вот именно, – буркнула графиня, бросив на него суровый взгляд, и снова повернулась к Джеми. – Но я все продумала. После завтрака подниметесь ко мне в туалетную комнату. Мы что-нибудь подберем. Например, у меня есть соболья шуба и к пей такая же муфта. Как раз вам подойдет. – Она посмотрела на сына. – Я вижу, ты не возражаешь, Ричард?

– Ни в коем случае, мама, – с веселой ухмылкой ответил Ричард. – Да я и пикнуть не посмею, когда передо мной такая сила – моя мать и моя жена.

Джеми расхохоталась.

– Чепуха! – воскликнула леди Хардинг. – Ты, сынок, плохо кончишь, если только тебя не спасет хорошая женщина.

– Это будет нелегко. – Ричард лукаво посмотрел на жену.

Леди Хардинг обратилась к Джеми:

– Будете в Лондоне, непременно загляните к Селестине, моя дорогая. Закажите себе полутраур, вам это очень скоро понадобится.

– Но, мама, я и так уже потратила целое состояние на одежду. Я не могу... – Джеми умолкла, глядя виноватыми глазами на Ричарда.

– А почему нет? – воскликнула леди Хардинг. – Вы сами решаете, на что потратить свои деньги. Господи, что с вами, моя дорогая? Я не хотела вас расстраивать...

– Как я понял, это все из-за меня, – вмешался Ричард. – Я еще не выделил ей денег. В последние дни столько всего произошло, я закрутился, и это совсем выскочило из головы. – Он повернулся к жене: – Сколько тебе нужно, дорогая?

– Я...

– Ричард! Откуда ей знать, сам подумай! Нет, ну до чего безмозглыми бывают иногда мужчины, я просто поражаюсь!

У Джеми снова защекотало в горле. С трудом сдерживая смех, она отвела глаза, чтобы, не дай бог, не встретиться взглядом с Ричардом.

– Почему бы тебе не начать с суммы, которую я получала от твоего отца? А дальше посмотришь, достаточно ли этого. Только учти, возможно, придется ее увеличить. Молодой жене требуется намного больше, чем дряхлой старушке. – Леди Хардинг допила кофе и поднялась на ноги. – Джеми, жду вас наверху через пять минут.

Она вышла, и только теперь Джеми осмелилась наконец посмотреть на Ричарда, лицо которого дрожало от сдерживаемого смеха. Мгновение – и оба громко расхохотались, безуспешно пытаясь сдержаться.

– Ну какой же вы противный, милорд!

– А вы такая красивая, когда смеетесь, миледи, – отозвался Ричард, глядя на Джеми горящими глазами. И тут же пожалел об этом, потому что в ее глазах вспыхнул страх. Ричард быстро нашелся. – Как бы там ни было, – продолжил он ровно, словно ничего и не случилось, – сейчас вы должны поскорее выполнить требование графини, иначе па мою бедную голову обрушится кара за уклонение он сыновнего долга! Если вы хотите меня спасти, умоляю, идите!

Джеми, повеселев, пошла наверх. Ричард сквозь смех крикнул ей вдогонку:

– Но если опоздаете, леди, пеняйте на себя. Через пятнадцать минут я уезжаю, с вами или без вас.

Джеми подхватила юбки и побежала. Вот так, смеясь, она и появилась в туалетной комнате леди Хардинг.

– Я очень рада, Джеми, дорогая, что вы в хорошем настроении и Ричард тоже. Я давно не видела, чтобы он так смеялся.

– А мне показалось, вы нарочно старались его рассмешить, – заявила Джеми, глядя в глаза леди Хардинг, в которых плясали веселые искорки. – Надеюсь, я не обижу вас, мама, если скажу: теперь я знаю, от кого у Ричарда такое чувство юмора.

На лице свекрови отразилось удовольствие.

– Как я понимаю, мой сын немножко приоткрыл вам веселую сторону своей натуры. Хорошо. По-моему, это нужно вам обоим.

С этими словами графиня открыла шкаф и стала вытаскивать оттуда вещи и бросать их Джеми, не обращая внимания на ее протестующие восклицания.

– Перестаньте, Джеми, вам они понадобятся, по крайней мере пока не будет готов ваш гардероб. А мне все это больше не нужно. Ну, доставьте мне удовольствие!

В конце концов было решено, что Джеми наденет соболью шубу и соответствующую шляпку. Остальное предстояло упаковать и отправить во второй карете, в которой должны были ехать Смидерс и Грег, камердинер графа.

Ровно через четырнадцать минут Джеми, закутанная в шубу, влетела в холл, где и столкнулась с Ричардом, который с какими-то бумагами в руках как раз вышел из кабинета.

– Ну-ну! – произнес он, отступая на шаг и оглядывая ее с ног до головы. – Сдалась, как я вижу! – Ричард усмехнулся. – Но хорошо, что сообразила сделать это быстро. Весьма похвально! Ты просто чудо, моя дорогая. – Он с подчеркнутой учтивостью поклонился и предложил Джеми руку. – Могу я проводить вас к карете, миледи?

Через пять минут они уже ехали. Джеми покойно сидела в углу, уютно закутавшись в соболью шубу. Ноги ее были прикрыты мехом, а ступни грел горячий кирпич. Ни о чем подобном она никогда даже и не мечтала. Все походило на сон.

Ричард сидел напротив и время от времени поглядывал на жену, следя, как меняется выражение ее лица. Порой по нему очень легко прочитать ее мысли. Вот сейчас, например, она по-детски радуется всему, что ее окружает. Пока все идет хорошо. Надо, чтобы так было на протяжении всего пути. Главное, не трогать ее. Он теперь хорошо знает свои ошибки, и не надо их повторять.

– А как мы найдем папиного агента? – Этот практический вопрос прервал его размышления, которые чем дальше, тем больше навевали на него мрачное настроение.

– Ну, у меня есть кое-какие идеи. Не могу же я допустить, чтобы всю мыслительную работу проделывала моя жена, а то ведь и она тоже решит, что я безмозглый.

Джеми, как Ричард и ожидал, хихикнула. А ему невольно подумалось, как она похорошела с тех пор, как перестала маскироваться. Расцвела, словно цветок в умелых руках опытного и старательного садовника.

– Для начала я зайду к своим собственным агентам. Думаю, они назовут нам какие-нибудь имена, а дальше будем действовать сами.

Тут карета покачнулась, Джеми бросило вперед, она потеряла равновесие, их руки соприкоснулись. Даже сквозь перчатки руки Джеми как будто обожгло огнем, она залилась краской и резко подалась назад. Ну почему она не может сдержаться? Что Ричард о ней подумает? Джеми сложила руки на коленях и уставилась на свои лайковые перчатки, изучая еле заметные швы.

Ричард выругался про себя. Такая милая, такая желанная – и боится его! Неужели так будет всегда?

Глава шестнадцатая

На какое-то время в карете воцарилось неловкое молчание. Джеми только теперь пришло в голову, что впервые со дня бракосочетания она осталась действительно наедине со своим мужем. Прежде они хоть и бывали одни, но в любой момент кто-то мог появиться, или по поведению самого Ричарда становилось ясно, что ему надо идти. А сейчас... его присутствие, казалось, заполняло карету целиком. Она вдыхала его запах, и это путало ее мысли. Ну а после того, как она упала на Ричарда, она больше ни о чем не могла и думать, кроме как о нем, о том, что он совсем рядом и она умирает от желания прижаться к нему.

Ричард нарочито шумно пошевелился, но это не возымело действия – Джеми, как прежде, сидела, потупив глаза. Ричард нахмурился. Как вывести ее из этого состояния, развеселить? Почему она шарахается от него? Боится? Из-за того дурацкого случая? Но тогда почему она согласилась выйти за него замуж? Или просто уступила под его нажимом?

Ах, если бы... Ричард тряхнул головой. Никаких «ах, если бы». То, что было, – было, и этого не поправишь. Остается только идти вперед.

Он с улыбкой посмотрел на ее напряженное лицо.

– Надеюсь, тебе удобнее, чем в прошлую поездку в этой карете, – непринужденным топом проговорил он.

Джеми бросила на него быстрый взгляд, ее щеки порозовели.

– Намного удобнее, спасибо, – произнесла она отрывисто. Снова наступила тишина.

Ричард мысленно простонал. Что бы еще такое придумать? Хотя... Их первая встреча вполне годится для разговора, тема не хуже прочих.

– Ты, наверное, и не вспомнила про перчатки, когда убегала из Кэлдервуда, – начал он с добродушной усмешкой. – Но это даже к лучшему, иначе я бы просто не заметил, что ты умираешь от холода. Я же не догадывался, что ты так легко одета. – Ну теперь-то она должна что-то сказать!

– Это в вас сердце заговорило, потому вы и заметили. Другой хозяин так бы и оставил меня замерзать на козлах.

Она была права. Ричард сам себе удивился, когда вдруг посадил мальчишку в карету.

– Сам не понимаю, почему я это сделал. Наверное, на меня подействовали твои глаза. Ты выглядела такой беспомощной, потерянной.

Джеми явственно вспомнилось все, что тогда происходило, особенно обжигающее прикосновение его руки к ее щеке. Она как будто опять ощутила это. И вот они снова в карете, Ричард сидит напротив и смотрит на нее, а ей нечего сказать. Джеми в растерянности повернулась к окну и потерла мутное стекло пальчиком, затянутым в черную лайку.

– А где мы сейчас находимся? Мы довольно быстро едем. Сегодня будем в Лондоне?

Ричард вздохнул. Ну, ладно, все-таки лучше, чем молчание. Он принялся перечислять места, через которые им предстояло проехать. Если все пойдет как надо и на почтовых станциях найдутся хорошие лошади, они доберутся до Лондона уже сегодня. Главное – ехать, не останавливаясь, пока светло, потому что, как только стемнеет, придется тащиться еле-еле.

– Я предлагаю не делать остановок на еду, если ты не против, конечно. Миссис Петерс дала нам с собой корзину со всякими припасами, и если она не изменила своему обыкновению, то там хватит еды на неделю для целой армии. Можем поесть прямо здесь. А на почтовой станции, пока будут менять лошадей, выпьем кофе или вина. – Ричард выжидательно посмотрел на Джеми.

– Меня это вполне устраивает, спасибо, – кивнула она. – Только от волнения аппетит пропал. Я никогда не была в Лондоне.

– Правда? – воскликнул Ричард. Ну, этого нельзя было упустить. – Тогда, я надеюсь, ты разрешишь мне показать тебе столицу?

Джеми заколебалась.

– Для меня это будет большим удовольствием, – добавил он с подкупающей улыбкой.

– О, это было бы замечательно, Ричард, но... Хорошо ли это? Мы же в трауре!

Ричард чертыхнулся себе под нос. Она права. Ему оставалось только с нескрываемым огорчением признать свою оплошность.

– Но кое-куда все равно можно сходить, – сказал он. – Пусть даже мы и в трауре, но вполне можем посетить Вестминстерское аббатство и собор Святого Павла. Если ты, конечно, хочешь.

– Даже очень хочу! – с жаром отозвалась Джеми и, не удержавшись, принялась перечислять, что ей хотелось бы увидеть в аббатстве – гробницу королевы Елизаветы, уголок поэтов и... По тут ей вспомнилось, как отец однажды назвал ее за подобный разговор «синим чулком». Она умолкла.

Ричард бросил на нее удивленный взгляд.

– Складывается впечатление, что ты и так уже все знаешь, – заметил он с улыбкой. – А еще что ты хотела бы посмотреть? Сити? Или, может, парки?

– Ну... да. – И Джеми, сначала сдержанно, потом увлекаясь все больше и больше, начала рассказывать, где она мечтает побывать. Отцовские упреки были забыты. Она со знанием дела говорила об исторических памятниках, о парках в весеннем цвету, словно уже не раз видела их и успела полюбить.

Ричард слушал ее, пораженный. Так вот какая у него, оказывается, жена – не только смелая и красивая, но к тому же еще начитанная и умная.

Он сидел, кивая и поддакивая, подбадривая ее взглядом и улыбкой, и это получалось у него так хорошо, что миля за милей пролетали незаметно. Он уже собрался предложить ей перепланировать часть парка в Хардинге, когда карета вдруг остановилась и Джеми оборвала себя на полуслове.

– Господи! – воскликнула она пристыженно, – Какая же я болтушка!

– Ничего подобного. Это было очень интересно, моя дорогая. Оказывается, наши вкусы во многом совпадают. Это приятно. Я понял две вещи. Во-первых, тебе нужно предоставить полную свободу действий в нашем парке, а во-вторых, твоя любовь к истории и книгам означает, что нам всегда будет о чем поговорить.

Казалось, что к ночи они таки доберутся до Лондона. Однако вскоре карета попала в туман, впереди ничего не было видно, кучер отпустил поводья, лошади перешли па медленный шаг.

Ричард озабоченно поглядывал в окно. Если им удастся преодолеть низину, укрытую туманом, то еще есть шанс добраться до Лондона. Иначе...

Джеми первая высказала сомнение на этот счет.

– Если мы будем так тащиться, то сегодня точно не доедем. Вы знаете, где мы находимся?

– Да. Рядом Мейденхед. Если туман не рассеется, придется где-нибудь переночевать. Не беспокойся. Тут неподалеку есть несколько постоялых дворов, вполне приличных.

– Я и не беспокоюсь, – весело сказала Джеми. На самом же деле у нее на душе скребли кошки.

Она все еще была одна с Ричардом... и бог знает что могло случиться в придорожной гостинице.

Кучер заявил, что дальше ехать невозможно, и свернул к небольшой гостинице неподалеку от Мейденхеда. Хардингам не повезло – оказалось, что они далеко не единственные, кто завернул сюда в поисках приюта.

Хозяйка, увидев важных гостей, всплеснула руками.

– Ой, милорд, миледи, у меня свободна только одна комната! Сегодня наехало столько народа! Не могла же я им отказать по такой погоде. Понимаете, милорд...

– Я все прекрасно понимаю, сударыня. Не беспокойтесь. Нас вполне устроит комната. Может, проводите мою супругу наверх?..

Хозяйка, беспрестанно извиняясь, стала торопливо подниматься. На втором этаже она распахнула перед Джеми дверь номера.

– Прошу, входите, миледи. Камин зажжен, как вы видите, сию минуту пришлю горячей воды.

– При номере есть гостиная?

– К сожалению, нет. Гостиная у меня только одна, и ее уже заняли. Я могу спросить...

– Нет, не надо, – перебила ее Джеми. – Мы прекрасно обойдемся, если вы пришлете нам в номер что-нибудь па ужин.

– Конечно, конечно, – затараторила хозяйка. – А камеристка вашей светлости?.. – Она не договорила. Вопрос повис в воздухе.

– Представления не имею, где она сейчас. Так же, как и камердинер графа. Они во второй карете ехали за нами. Наверное, остановились где-то. А вы...

– О, не беспокойтесь, я все устрою, – мгновенно подхватила хозяйка. – Если они приедут, я им где-нибудь постелю. Если миледи пожелает, я пошлю к вам свою дочь. Она вам поможет.

– Спасибо большое. А как ее зовут?

– Энни, ваша светлость. Джеми усмехнулась.

– Какое совпадение. Я уверена, она все сделает, как надо. Прошу вас, пришлите ее ко мне.

Хозяйка скрылась за дверью, а Джеми оглядела комнату. Она была просторная, но добрую половину занимала огромная кровать с пологом. Еще были два кресла перед камином и маленький столик, за которым, судя по всему, и предстояло ужинать. В углу примостился умывальник, на стене – вешалка для одежды. Никаких дверей, кроме входной, ни туалетной комнаты, пи кладовки. Еще одно спальное место отсутствовало.

Джеми растерянно повернулась к двери, когда та вдруг открылась. Однако это был не Ричард. Пришла дочь хозяйки, Энни, взволнованная тем, что ей доверили обслуживать такую важную госпожу.

– Изволите переодеться, миледи? – несмело спросила девушка, явно намереваясь открыть чемодан Джеми.

Джеми испугалась. Где Ричард? Он же может заявиться в любой момент! Стараясь не выдать себя, молодая графиня движением руки остановила горничную: мол, она решила не переодеваться. Она торопливо умылась, каждую минуту ожидая, что вот-вот дверь откроется и войдет Ричард, и тайком вздохнула с облегчением, лишь когда Энни застегнула последний крючок у нее на платье и стала поправлять ей прическу.

– Сказать его светлости, что он может зайти? – спросила Энни, когда все было закопчено.

– Его светлость придет, когда сочтет нужным, – отрезала Джеми, удивленная такой навязчивостью.

– О нет, миледи! Прошу прощения, но его светлость распорядился, чтобы я ему сообщила, когда вы закончите свой туалет. Он ждет в столовой.

Нет, ну какой же он внимательный! А она-то торопилась...

– Спасибо, Энни. – Джеми виновато улыбнулась. – Скажите ему, пусть идет, и принесите, пожалуйста, еще горячей воды.

Минуту спустя тихий стук в дверь известил о приходе Ричарда. Джеми нерешительно встала с кресла. Комната как будто сразу стала меньше, в ней помещались только Ричард и огромная кровать.

Хардинг мгновенно все понял. Он подошел к застывшей у камина Джеми.

– Ты выглядишь посвежевшей. А еще есть горячая вода? Хотелось бы помыться.

– Я заказала, сейчас принесут. Он улыбнулся.

– Какая ты заботливая. Спасибо. – Ричард снял сюртук, расстегнул жилет, помедлил. – Извини, Джеми, но деваться мне некуда.

Джеми понимающе улыбнулась.

– Ничего, – тихо сказала она и опустилась в кресло спиной к умывальнику.

Принесли горячую воду. Ричард разделся до пояса и стал мыться. В маленьком зеркале на стене он видел застывшую в кресле Джеми. Однако, когда он начал бриться, она чуть-чуть повернулась, почти незаметно, но достаточно, чтобы наблюдать за ним краем глаза. Ладно, подумал Ричард, любопытство все же лучше, чем ничего. Он хмыкнул про себя и продолжал бриться, делая вид, что ничего не замечает.

Джеми не могла удержаться, чтобы не посмотреть на него хотя бы одним глазком. В конце концов, он все равно не видит, а ей предстоит лечь с ним в одну постель. Имеет она право увидеть, что он собой представляет? Однако одного-единственного взгляда оказалось недостаточно. Джеми обнаружила, что не может оторвать глаз от его широкой спины, гладкой кожи. Она видела Ричарда в халате, но это было совсем не то. Джеми ужасно захотелось потрогать его.

Ричард отложил бритву и, взяв полотенце, стал вытирать остатки пены. Джеми с пылающим лицом быстро отвернулась. Что он подумает, если вдруг заметит? К счастью, муж не оборачивался. К тому моменту, когда он надел рубашку и галстук, Джеми была уверена, что ее лицо приобрело нормальный цвет.

Заметив, что Джеми почему-то не стала переодеваться, Ричард решил надеть те же самые жилет и сюртук, которые были на нем в дороге. Одевшись, он с тяжелым вздохом сел в кресло напротив жены.

– Ты, наверное, устала, Джеми. Столько часов тряслась в карете. Зря я настаивал на том, чтобы добраться до Лондона за один день. Надо было заранее заказать места в какой-нибудь комфортабельной гостинице и сделать остановку. Ты уж не сердись.

Его голос звучал на удивление серьезно. Джеми подняла глаза. Ричард ласково улыбался, но во взгляде сквозила тревога.

– Не надо было напускать столько тумана, – сказала она и с радостью услышала его смех.

– Я больше не буду, мэм. Только в следующий раз скажите мне об этом до, а не после, ладно?

Джеми прыснула. Так, обмениваясь шутками и смеясь, они просидели до ужина, который принесла сама хозяйка гостиницы. Ричард предложил выпить вина, Джеми отказалась.

– Я больше не могу, – сказала она через какое-то время, отодвигая тарелку. – Наша хозяйка решила, что мы умираем с голоду.

Ричард с улыбкой посмотрел на нее поверх своего бокала.

– Возможно. Кроме того, ей надо поддерживать репутацию своей гостиницы. Она небольшая, но зато славится своим обслуживанием. Должен сказать, кларет здесь прекрасный. – Он отпил из бокала.

– Может, позвонить и сказать, чтобы принесли бренди? – нерешительно предложила Джеми и потянулась к звонку.

– Джеми, ни в коем случае! – с деланным испугом закричал Ричард.

Она повернулась и посмотрела на него с нарочито недоуменной миной.

Он неторопливо допил вино и поставил бокал на стол.

– Я выпью бренди внизу, госпожа жена, как и полагается джентльмену. Прислать тебе горничную, когда уберут со стола? Ты устала и наверняка захочешь раздеться и лечь.

Улыбка сползла с ее лица. Ричард мысленно выругал себя за неуклюжесть. Неужели нельзя быть поделикатнее?

– Спасибо, – сказала Джеми напряженным тоном, уже столь привычным. – Вы очень добры. Я в самом деле немножко устала.

Хардинг направился к выходу.

– Тогда ложись, – предложил он, оборачиваясь. – Когда я вернусь, постараюсь тебя не беспокоить.

Неизвестно, что он хотел этим сказать, подумала Джеми. Ну, ладно, что будет, то будет. Она ляжет и подождет. Может быть, даже уснет. Возможно, он действительно не станет ее будить...


Прошло два часа, а Джеми все не спала, лежала и думала, сколько еще времени Ричард проведет внизу. Наверное, уже немало выпил. К лучшему это или к худшему, она не знала.

Тени на стене заметались – это подуло из приоткрывшейся двери. Джеми закрыла глаза и замерла. Вот он задул свою свечу, вот он, стараясь ступать неслышно, подходит к кровати. Остановился. Стоит и смотрит на нее. Джеми не выдержала. Она открыла глаза. Ричард улыбнулся.

– Ты почему не спишь, жена?

– Н-не спится, – прошептала Джеми.

– Вижу. – Он обошел кровать и отвернул одеяло на другой стороне.

У Джеми перехватило дух.

– Поскольку тут нет дивана, боюсь, нам придется спать в одной постели. – Ричард заправил верхнюю простыню между своей подушкой и той, на которой лежала голова Джеми. – А ты, если сейчас же не выдохнешь, то точно задохнешься.

Джеми с шумом выдохнула и залилась краской.

– Я не понимаю, – промямлила она, – что вы делаете.

– Так поступают в деревнях. Бывает, зимой парню и девушке некуда деваться, и они проводят ночь... ну... дома. То есть они ложатся вместе, но отгораживаются друг от друга простыней, чтобы не... ну... – Он кашлянул. – В средние века с этой целью клали меч. Меча у нас под рукой нет, так что сойдет простыня. – Ричард посмотрел на Джеми с насмешливой улыбкой и присел на край кровати.

Понадобилось несколько секунд, прежде чем Джеми осмелилась посмотреть ему в глаза.

– Ну вот, уже лучше. Тебе нечего бояться, Джеми. Мы будет спать вместе, но только спать, и все. А сейчас, дорогая, закрой глаза.

Джеми послушно опустила веки. Было слышно, как Ричард шуршит простынями. Джеми продолжала лежать с закрытыми глазами. Она не посмела их открыть, даже когда он подошел к кровати.

Наконец кровать прогнулась под его тяжестью. Он укрылся краем одеяла и задернул полог. Стало совсем темно. Джеми почувствовала сквозь разделявшую их тонкую простыню жар его тела. Она лежала неподвижно, боясь даже дышать.

– Покойной ночи, дорогая, – сказал Ричард ласково. – Приятных снов.

Он повернулся на бок. Джеми лежала, прислушиваясь. Прошло минут пять. Дыхание его стало глубоким и ровным. Он спал!

Какая же она дура! Должна была бы догадаться, что Ричард так или иначе все устроит. Говорил же он ей, что будет держать свое слово. Ему можно доверять.

Так она упрекала себя, лежа в темноте рядом со спящим мужем. Это длилось довольно долго, но наконец и ее одолел сон.


Когда Джеми проснулась, было совсем светло. Ричард отсутствовал. Энни, дочь хозяйки гостиницы, раздвинула шторы и принесла ей чашку шоколада.

– Его светлость на конюшне, миледи, – сообщила она. – Только, боюсь, все бесполезно, туман стал еще гуще, совсем ничего не видно.

Немного прояснилось лишь часам к пяти. Ричард, поколебавшись, решил ехать дальше. Кто его знает, туман может снова сгуститься, но лучше все-таки рискнуть. Джеми надо поскорее довезти до дома и устроить по-человечески. Эти ночевки вдвоем до добра не доведут.

Глава семнадцатая

К Хардинг-хаусу на Ганноверской площади они подъехали поздно ночью. Последний участок пути был не очень длинный, по в нескольких местах они попадали в густой туман и только благодаря своей решимости да везению добрались до Лондона.

Ричард провел финальную часть путешествия с большой пользой для себя. Несмотря на неразговорчивое настроение Джеми, ему все же удалось выведать у нее многое о ее прежней жизни.

Отец ее не любил, мачеха ненавидела. Неудивительно, что Джеми была так потрясена появлением леди Кэлдервуд в Хардинге.

Но все-таки, несмотря пи на что, она не озлобилась и вспоминала прошлое без гнева. Все подтверждало первоначальные впечатления Ричарда: его жена – натура сильная, мужественная, но одновременно чувствительная и ранимая. Заброшенный ребенок, потом девушка, она никому не была нужна, разве что в раннем детстве своей покойной матери. Она нуждалась в любви и заботе и в то же время была постоянно настороже, боясь нарваться на обман.

Нечему удивляться после того, как он с ней обошелся. Как преодолеть эту недоверчивость, и если ему таки удастся ее преодолеть, то что это будет значить для него самого? По правде говоря, женское сопротивление Ричарда никогда не обескураживало: чем неприступнее крепость – тем слаще победа. Он не знал поражений. Но теперь... теперь он ни в чем не был уверен. Джеми совсем не походила на его знакомых светских дам. Штурм здесь не годился. Осада, долгая и осторожная, в надежде, что, может быть, в конце концов и эта крепость не устоит.

Карету тряхнуло, Ричард посмотрел на жену, которая мирно спала, положив голову ему на плечо.

– Джеми, – сказал он мягко, – проснись, дорогая, мы приехали.

– Ой! – встрепенулась Джеми и покраснела, увидев, в какой позе спала. – Ох, Ричард, простите, вам, наверное, было неудобно. – Она отстранилась, поправляя шляпу.

– Мне было приятно, мэм. В конце концов, должна же быть хоть какая-то польза от безголовых мужчин?

Она неуверенно улыбнулась. Через минуту он уже помогал ей выйти из кареты.


Когда на следующее утро Джеми открыла глаза, то, к своему удивлению, увидела Энни, которая с деловитым видом раздвигала шторы. Заметив, что Джеми проснулась, она поднесла ей чашку с шоколадом. Выглядела камеристка весьма бодро.

– Что вы сегодня наденете, миледи?

– Наверное, снова черное платье. Ничего другого просто нет.

– Прошу прощения, ваша светлость, но кое-что появилось. Как раз когда мы уезжали, привезли три готовых платья от мадам Франсуаз. Я на свой страх и риск одно погладила, можно надевать.

Энни отошла в сторону. На двери в туалетную комнату Джеми увидела новое платье. Тоже черное, строгого покроя, с вырезом под горло и длинными рукавами, оно было украшено небольшой кружевной оборкой вокруг ворота и изящной вышивкой бисером. Джеми была в восторге. Ну какая же молодец эта Энни!

Идти завтракать с мужем было уже поздно, а потому она решила осмотреть дом и поговорить с домоправительницей.


Ричард вернулся уже под вечер.

– Я переговорил утром со своими людьми, – сообщил он, – и поручил им разыскать агента твоего отца в Лондоне. Сказал им, пусть намекнут, что за информацию о Калебе полагается вознаграждение. Если он залег на дно в трущобах...

– Трущобы? А что это?

– Ах, ты не знаешь. Ну, это такие кварталы, бедные, грязные. Люди там живут буквально. на головах друг у друга. Приличный господин туда и носа не сунет. Нет, конечно, большинство тамошней публики – люди честные, но и всякого сброда тоже полно – воры, грабители, фальшивомонетчики... и еще того чище. Остается надеяться, что кто-нибудь выдаст его, польстившись на деньги.

– Может, он вовсе и не в Лондоне...

– Вполне возможно, хотя здесь проще всего затеряться. Он мог укрыться в поместье твоего отца...

– Или у Ральфа Грейвза в Батингхерсте, – добавила полушепотом Джеми.

– Все так, но и там и там ему будет трудно укрыться. В деревне каждый человек на виду, все про всех знают.

Джеми кивнула. То же самое было и в Кэлдервуде.

– Если несколько дней не появится никаких новостей о Калебе, я поеду в Кэлдервуд, – решительным тоном произнес Ричард. Джеми побледнела. – Не бойся, дорогая. Я вполне способен справиться с твоим отцом... да и с леди Кэлдервуд тоже, если понадобится. Если Калеб там, я его найду. Да и вообще пора нанести еще один визит в Кэлдервуд-холл, у меня есть кое-какие незаконченные дела с твоим отцом.

На лице Джеми отразилось недоумение, по она промолчала.

Ричард улыбнулся. Ее тактичность была достойна вознаграждения.

– Теперь, когда мы с тобой муж и жена, Джеми, я не стану больше скрывать от тебя эту историю. Хотя хвастаться тут нечем. Понимаешь, мой отец... он под конец жизни тяжело заболел... не телесно... у него была не в порядке голова. Он все забывал, порой не узнавал даже нас с мамой. У него случались странные перепады настроения. Бывало, он мог наброситься на любого... даже на матушку. Это было ужасно.

Джеми слушала, сочувственно кивая головой.

– А за несколько месяцев до кончины он одолжил очень большие деньги твоему отцу.

Джеми охнула.

– Где-то должна лежать расписка, но я никак не могу ее найти. Думаю, она каким-то образом оказалась у твоего отца. А без нее я не могу получить долг.

Джеми закрыла глаза и задумалась. Ее отец... да, это на него похоже. Он проигрался и без зазрения совести выманил деньги у старика, который сам не понимал, что делает.

– Мне так жаль, Ричард, – сказала она. – Если б я только могла... – Внезапная мысль, точно молния, поразила ее. – И вы все-таки отважились взять в жены меня, его дочь, нищую, без всякого приданого! – Джеми хотелось провалиться сквозь землю.

На подвижном лице Джеми ясно отразилось все, что она чувствовала. Ричард, не отводя взгляда от этого взволнованного лица, сжал ее руки в своих ладонях.

– Джеми, ты ни в коей мере не отвечаешь за поступки своего отца. А насчет приданого я тебе уже говорил: оно мне не нужно. Нет, я признаю, что был бы очень рад получить долг. У меня большие планы преобразования поместья, которые нелегко осуществить без этих денег, но и кредиторы пока что меня не поджимают. – Он лукаво улыбнулся. – Я вполне кредитоспособен. Можешь быть уверена: счета от твоих модисток будут оплачены.

Джеми улыбнулась в ответ, но чувство вины не исчезло. А счет за изумруды?

– Сегодня я планирую походить по клубам, может, что-то узнаю о связях твоего отца в Лондоне, – деловым тоном продолжал Ричард. – И Грейвза тоже. Так что придется мне оставить тебя дома. – Он ухмыльнулся. – Если только ты не хочешь снова одеться мальчишкой.

Джеми засмеялась.

– Милорд, вы просто неисправимы! – воскликнула она, тщетно стараясь сохранить серьезный вид.

– Кстати, забыл тебе сказать... Утром я случайно встретил в Сити своего старого знакомого – сэра Эдварда Фицуильяма.

Джеми опустила глаза, пытаясь скрыть замешательство.

– Он старый друг нашей семьи. Хочу тебя познакомить с ним и с его дочерью Эммой. – Ричард хохотнул, очевидно что-то вспомнив, и добавил: – Мы с ней в детстве были друзья не разлей вода. В те годы она слыла настоящим сорванцом. Глядя на нее сейчас, даже и не подумаешь. Ее первый лондонский сезон четыре года назад произвел фурор. Она сразила всех наповал.

Джеми пробормотала что-то невнятное. Для себя она уже давно решила, что будет по возможности избегать общества Эммы Фицуильям.

– Очень удачно, что мы встретились, – продолжал Ричард. – Я как раз размышлял, как бы найти тебе подходящую дамскую компанию, а тут Эмма... Лучше ее никого и быть не может. Она чудесная девушка, весьма неглупа, умеет одеваться. Ты могла бы взять ее с собой, когда отправишься к Селестине. Как ты думаешь?

Джеми знала, что она думает, но Ричарда посвящать в это не обязательно.

– С тобой все в порядке? – встревожился муж, заметив, как напряглась Джеми, и не догадываясь о причине.

– Голова немножко болит, – сказала она и не покривила душой, потому что в висках тут же болезненно застучало.

– Это все наше ночное путешествие, – решил Ричард. Не медля ни минуты, он вызвал Энни и приказал отвести миледи в спальню.

Вскоре Джеми уже лежала в постели, досадуя на себя за то, что сорвалась, хотя можно было бы узнать об Эмме побольше, и размышляя, что ей делать дальше.

Она заставила себя успокоиться и посмотреть на вещи трезво. Вполне можно допустить, что Эмма Фицуильям – идеальная партия для Ричарда. Но почему тогда оп не сделал ей предложение. Ведь у него были все возможности. Хотел ли он этого? Если хотел, так почему так долго медлил? Получается глупость, если не вспомнить слова его матери, будто им двигало не чувство, а долг.

Как бы там ни было, он женился на ней, Джеми, а не на Эмме. Они с Ричардом муж и жена, и она сделает все, чтобы у них была настоящая семья.


Когда Джеми проснулась, уже стемнело. Голова не болела, она чувствовала себя бодрой и полной сил. Эмма Фицуильям и тревожные мысли, с ней связанные, отодвинулись на задний план и потускнели.

– Который час, Энни? – весело спросила Джеми.

– Через час обед, миледи.

– Чудесно. Я как раз успею принять ванну. Ты погладила мое черное вечернее платье?

– Да, миледи, и зеленое тоже, если вдруг вам захочется его надеть. – Энни заспешила к выходу. – Пойду посмотрю, как там с горячей водой.

Перед глазами Джеми встало лицо Ричарда. Он, даря ей пленительную улыбку, просит ее заказать зеленое платье. По спине Джеми пробежал холодок. Подталкиваемая любопытством, она вошла в комнату Энни. Прямо на двери висело вечернее платье из черного шелка с множеством оборок, расшитое бисером. Джеми повернулась и восхищенно ахнула, увидев на стене зеленое платье. Лиф с низким вырезом, отделанным атласной лентой того же цвета, прямая, заложенная мягкими складками юбка, короткие рукавчики фонариком, отделанные такой же лептой, – простой, без вычурности, силуэт, подчеркивающий красоту ткани. Джеми протянула руку. Шелк мягко струился между пальцами. Платье качнулось, в неярком вечернем свете шелк словно переливался.

– Вам нравится, миледи? – послышался от двери голос запыхавшейся Энни, которая прибежала из кухни. – Воду уже несут. – Она бросилась в спальню, чтобы приготовить все необходимое для ванны.

Джеми продолжала стоять, не отрывая глаз от прекрасного зеленого платья. Она заказала его по просьбе Ричарда. Он хотел, чтобы, когда они будут одни, она наряжалась в него, а не в черное.

Может, надеть? Или не надо? Ладно, она решит позже.

Джеми погрузилась в теплую воду, благоухающую жасмином, чувствуя, как расслабляется тело и отступают прочь беспокойные мысли. Господи, какое наслаждение! Она никогда не испытывала ничего подобного. Джеми казалось, будто она в сладком сне, и хотелось, чтобы он никогда не кончался.

Однако вскоре пришлось вылезти из ванны, и Энни принялась мудрить над ее волосами, в результате чего получилась масса кудрей, падавших на лоб и на шею в хорошо продуманном беспорядке.

– Ну как, миледи, разве это не лучше, чем ужасный пучок? – воскликнула Энни, с удовольствием оглядывая свою работу.

Джеми не могла не согласиться с ней. Нет, ей, как и прежде, не нравилось, что у нее такая бледная кожа, да и цвет волос тоже никуда не годился, и все же приходилось признать, что под умелыми руками Энни ее внешность стала более или менее ничего.

Камеристка принесла зеленое платье, осторожно, чтобы не испортить прическу, надела его на Джеми и застегнула крючки на спине.

– Вы только посмотрите, миледи, как красиво, – щебетала она. – А если еще повязать на голову зеленую ленту, так вообще получится чудесно.

– Да я не собираюсь надевать это платье, Энни. Я просто хотела его примерить, посмотреть, как оно сидит. А обедать я буду в черном.

Энни фыркнула.

– Почему это? – спросила она недовольным тоном, снова незаметно входя в образ старшей сестры. – Вы такая в нем красивая, а его светлость специально вас просил заказать такое платье. Вы ж сами мне говорили! Не хотите сделать приятное своему мужу, что ли?

Стоя перед зеркалом, Джеми отметила про себя, что зеленое идет ей гораздо больше, чем черное. У нее даже мелькнула мысль, не остаться ли в зеленом, но она тут же отбросила ее. Неизвестно, как отреагирует Ричард, явись она в таком наряде, и как он это истолкует. Она пока не очень хорошо его знает, так что лучше не рисковать. Надев черное платье и распрямив плечи, Джеми вышла из комнаты.

Ричард ждал ее в гостиной.

– Ты выглядишь чудесно, моя дорогая, – с улыбкой сказал он. – Глядя на тебя, никогда не подумаешь, что ты носишь черное по необходимости, а не потому, что любишь этот цвет. Многие женщины тебе бы позавидовали.

Джеми густо порозовела. Неужели он в самом деле так считает? Она-то была уверена, что черное больше идет голубоглазым блондинкам.

Ричард усадил ее в кресло и принес бокал шерри. Присаживаясь рядом с ней, он почувствовал легкий запах жасмина, и этот аромат на мгновение отвлек его от разговора. Она похожа на редкий цветок, подумал он, такой же хрупкий и беззащитный.

Очень кстати объявили, что обед подан. Ричард встал и подал руку Джеми.

Она нерешительно положила руку на его черный рукав, ожидая, что вот сейчас ее пронзит током, как случалось прежде при каждом прикосновении. Однако на этот раз все было иначе. Она поймала его ласковый взгляд и ощутила, как по ее телу разлилось тепло. Нервы затрепетали, и все чувства странно обострились. Но в этом не было ничего пугающего. Все походило на предчувствие чего-то необыкновенного, чего-то такого, что она не могла себе даже представить.

Ричард застыл на месте, глядя ей в глаза и пытаясь понять, что означает этот взгляд. Страха не было, в этом он мог поклясться, как не было, впрочем, и полного доверия. Однако появилось нечто иное – потаенное и непонятное.

Его размышления прервало деликатное покашливание дворецкого, остановившегося на пороге.

– Вы готовы, миледи? – мягко спросил Ричард, накрывая руку Джеми своей ладонью.

Она вздрогнула. Ну вот, снова то же самое.

– Ох, простите, милорд, – торопливо сказала Джеми, стараясь взять себя в руки. – Я немножко задумалась. – Она вымученно улыбнулась, чувствуя, как горит ее рука. – Мы идем?

Обед прошел весело. Ричард много шутил, вспоминал всякие забавные случаи из своего детства в Хардинге и студенческих лет в Оксфорде.

Джеми чувствовала себя легко и свободно и весело хохотала, когда граф рассказывал об очередном сумасбродстве, не замечая, что он то и дело подливает ей вина, а бокал постоянно оказывается пустым. Все происходило как-то само собой, являлось естественной частью этого волшебного вечера, и она была безмерно увлечена близостью Ричарда, очарована колдовской силой, исходившей от него.

– А сейчас ты должна поведать мне побольше о себе, дорогая, – сказал он, наливая доверху ее бокал и делая знак лакеям удалиться. – Расскажи о своем побеге из Кэлдервуда. Я всегда удивлялся, как ты от них сумела ускользнуть.

У Джеми кружилась голова, но она, сосредоточившись, начала рассказывать, смущенно, с запинкой, о том, как «одолжила» одежду своего брата и под покровом ночи выскользнула из дома, как ехала на своей любимой лошади...

После обеда Ричард встал, чтобы проводить жену в гостиную, с легкостью отказавшись от священного права остаться наедине с портвейном или бренди. Зачем ему это? С Джеми гораздо интереснее. Он наклонился, предлагая ей руку.

– Как только закончится траур, ты сможешь кататься верхом, я позабочусь об этом. В Хардинге есть подходящая кобыла... Или, может, лучше купить для тебя Кару?

– Ричард! – воскликнула, просияв, Джеми. – Правда купишь? Большое-пребольшое спасибо!

Она была так обрадована щедрым предложением мужа, что, забыв обо всем, бросилась к нему, обняла за шею и поцеловала в щеку. Никто и никогда не был так добр к ней.

На какое-то мгновение руки Ричарда сомкнулись на спине Джеми, но он тут же, опомнившись, опустил их. Настоящий ребенок, подумал он, когда Джеми смущенно отступила назад. Но вот его жена вспомнила, кто она и где, и ее руки чисто по-женски потянулись к волосам – поправить прическу.

– Не надо, все в полном порядке, – сказал Ричард ласково, дотрагиваясь до топкой пряди, падавшей на обнаженное плечо, и сдвигая ее чуть-чуть в сторону. – Все в полном порядке, – повторил он, безуспешно стараясь, чтобы его голос звучал легко и непринужденно.

На сей раз Джеми не вздрогнула, возможно, потому, что Ричард не дотронулся до плеча, но почувствовала, как все внутри замерло. Выражение его лица было ей непонятно. Неужели она нравится ему, мужчине, который может завоевать сердце любой прекрасной дамы, например Эммы Фицуильям? А вместо этого он чего только не делает, чтобы ей стало легко и весело. Это было непостижимо, но очень приятно.

– Как твои руки? – поинтересовался Ричард, когда они снова расположились в гостиной. Он взял правую руку Джеми и внимательно осмотрел. – Эти мозоли, наверное, еще останутся на какое-то время, но кожа уже не такая красная. – Он положил руку жены на ее колено и только сейчас заметил странное выражение ее лица.

– Джеми, дорогая, ты хорошо себя чувствуешь?

– Ох... да. Да, прекрасно. Просто... – Она тихонько хихикнула. – Мне немножко не по себе... все как-то двоится, глаза слипаются. Не понимаю.

– Зато я понимаю, – откликнулся Ричард. Не надо было давать ей столько шампанского. Он не собирался ее напоить. Хотел просто, чтобы она чувствовала себя раскованнее, а вместо этого нагнал сон. – Может, ты пойдешь отдыхать? Утром тебе станет лучше, – сказал он, сердясь на себя.

Джеми словно окатило холодной водой. Почему Ричард вдруг рассердился?

– Всенепременно, милорд, как вам будет угодно, – проговорила она, немного неуклюже вскочила на ноги, сделала реверанс и побежала к двери.

Ричард, стоя у камина, с недоумением посмотрел ей вслед. Он чувствовал, что в чем-то виноват, и все-таки не мог взять в толк, чем он так ее рассердил.

Джеми, всхлипывая и вытирая слезы, неудержимо лившиеся из глаз, вбежала в свою спальню и бросилась ничком на кровать. Ну почему он такой? То смеется и шутит, а то вдруг рычит на нее. Отправил в постель, словно расшалившегося ребенка. Чем это отличается от Кэлдервуда? То же самое! Она плакала и плакала, уткнувшись лицом в подушку, но постепенно стала успокаиваться. Нет, поправила она себя, Хардинг-хаус нисколько не похож на Кэлдервуд. Здесь с ней носятся, исполняют любое ее желание... кроме одного. Она хочет настоящей семьи, а муж, хотя и обращается с ней очень хорошо, по всему видно – полон решимости держать ее на расстоянии. До свадьбы он ее хотел. Почему же сейчас его желание пропало?

Она не могла понять Ричарда. Складывалось впечатление, будто он ее боится. Никогда не появляется в ее спальне просто так, а если и зайдет по необходимости, то лишней минуты не задержится, сразу же уходит. А что, если ей самой пойти к нему?

Джеми приподнялась, раздумывая, хватит ли у нее смелости. А почему бы и нет? Разве она ему не жена? Джеми подошла к зеркалу, поправила волосы. По лицу не заметно, что она плакала. Она дунула ноги в вечерние туфли и вышла в гостиную.

За дверью спальни Ричарда не было слышно ни звука. Наверное, уснул. Может, он даже рассердится, что его разбудили. Джеми немного постояла в нерешительности, потом, расправив плечи и вздернув подбородок, подошла к двери и тихо постучала. Ни звука. Джеми толкнула дверь.

Плескалось пламя в камине, огромная постель под балдахином была приготовлена ко сну, на столе стоял графин с бренди. И никого.

В тишине часы на каминной полке пробили дважды. Уже два часа?! Сколько же она лежала и плакала? И где ее муж?

Подгоняемая тревожной мыслью, где он может находиться... и с кем, Джеми бросилась вон из комнаты.

Глава восемнадцатая

На следующее утро Джеми заставила себя подняться с постели в обычное время, несмотря на отвратительное настроение и головную боль. Сколько шампанского она выпила накануне? Наверное, потому и чувствует себя так плохо, хотя, возможно, и не только из-за этого. Просто ужасно – обнаружить, что Ричард проводит ночь неизвестно где.

Энни, взглянув на свою госпожу, исчезла и через несколько минут появилась снова. В руке у нее был стакан с какой-то темной жидкостью.

– Выпейте вот это, миледи, – требовательно сказала она. – Вас перестанет мутить, и голова прояснится.

– А что это? – скривилась Джеми.

– Хорошо помогает с похмелья, – пояснила Энни с плохо скрываемым осуждением. – Секретная настойка камердинера. Выпейте одним глотком, тогда не почувствуете вкуса.

Джеми бросило в краску при мысли о том, что все в доме уже знают о ее состоянии.

– Ты что, специально попросила Грегга, чтобы он приготовил это для меня? – сердито спросила она.

– Кроме Грегга, никто не знает. А он как раз готовил настойку для его светлости, так что сделал немножко побольше, и все. Выпейте.

Джеми, морщась, посмотрела на мутную жидкость, поднесла стакан к губам, опрокинула содержимое в рот и на мгновение застыла, хватая ртом воздух.

– Какая гадость! – наконец пробормотала она, отплевываясь. – Что это такое?

Энни пожала плечами.

– Грегг не говорит. Он никого к себе не подпускает, когда ее готовит, так что можете быть спокойны – про вас никто не знает.

Джеми стало еще хуже: бурчало в животе и тошнота подкатывала к горлу. Но через несколько минут все улеглось, и в голове просветлело. Пора было кое-что разузнать.

– Странно, неужели это средство понадобилось сегодня и моему мужу? Вроде бы он не слишком много пил за обедом.

Камеристка махнула рукой.

– Ой, да его светлость дома обычно не напивается. Вот в клубе это случается, особенно когда он увлекается игрой. Этой ночью милорд... – Энни, покраснев, умолкла и стала сосредоточенно расчесывать Джеми волосы.

Игра! Так вот почему его не было в спальне! Господи, если Ричард игрок, то чем это может кончиться? В Кэлдервуде все финансовые затруднения были вызваны как раз тем, что отец Джеми не мог оторваться от карточного стола. Ричард далеко не беден, но никакого поместья, даже большого, не хватит, чтобы покрывать бесконечные проигрыши. Особенно если вспомнить долг, который ее отец до сих пор ему не вернул. Что, если...

Джеми решительно оборвала поток мрачных размышлений. Если Ричард провел одну-единственную ночь за карточным столом – а она пока знает только про этот случай, – это еще не означает, что он заядлый игрок. Конечно, она бы предпочла, чтобы он вообще не брал карты в руки. Но по крайней мере это не то, в чем она его подозревала.

Мысли Джеми потекли по иному руслу. Интересно, есть ли у него любовница, как у многих джентльменов его положения? Трудно ожидать от тридцатилетнего мужчины монашеского образа жизни, даже если он теперь женат. Джеми представила Ричарда в объятиях другой женщины, и сердце ее сжалось.

Деловитая суета камеристки вернула ее к действительности. Она выйдет к завтраку как ни в чем не бывало и постарается быть веселой, чтобы все снова стало так, как раньше.

Особых усилий от нее не потребовалось, потому что Ричард, судя по всему, пришел к такому же решению, а в налаживании отношений у него было намного больше практики, чем у Джеми.

– Доброе утро, – приветливо сказал он, когда Джеми вошла и села за стол. Голос его звучал очень бодро, несмотря на бессонную ночь. – Ты хорошо себя чувствуешь? Я уже собирался извиниться за то, что слишком рьяно подливал тебе шампанского, но теперь вижу: это пошло тебе только на пользу, ты прямо расцвела. Может, повторим еще раз?

– Если я и расцвела, то исключительно благодаря волшебному снадобью Грегга.

– О, оно чудеса творит, ты согласна? А я еще удивлялся, почему моя порция сегодня оказалась меньше, чем обычно. Придется поговорить с Греггом.

Джеми вспыхнула.

– Ох, пожалуйста, не надо. Если вы... Ричард лукаво усмехнулся:

– Я прикажу ему ни в коем случае не давать своего снадобья моей супруге, когда она выпьет слишком много. Пусть сама справляется с последствиями своего легкомыслия. Как тебе кажется, достойное наказание?

– Несомненно, милорд... при условии, что вы подвергнетесь такому же наказанию. Ведь грех всегда грех, независимо от того, кто его совершил, женщина Или мужчина. Или, может, вы не согласны? – На губах Джеми блуждала улыбка, а глаза смотрели с веселым вызовом.

Ричард поднял руки в знак своего поражения.

– Вы победили, миледи. Признаюсь, если бы не Грегг с его настойкой, я бы тут с вами не сидел.

– Да ну!

С виноватой миной Ричард покаялся в своих прегрешениях: ночью он пошел на поводу у своих слабостей, до самого утра играл в карты и пил.

– Но благодаря бесценному Греггу мы с тобой живы-здоровы и неплохо себя чувствуем. А впереди целый день. Отчет от моего агента должен прийти не раньше вечера, так что до того времени я совершенно свободен. – Он добродушно улыбнулся. – Я предлагаю поехать в Вестминстерское аббатство. Тебе хватит на сборы полчаса?


Джеми как раз собиралась надеть свои соболя, когда горничная сообщила, что его светлость принимает в голубой гостиной посетителей и просит ее спуститься. Джеми, удивившись, отдала шубу Энни, чтобы та повесила ее обратно в шкаф. Странно, почему это Ричард решил принять гостей во время траура.

Увидев жену на пороге гостиной, Ричард подошел и подал ей руку.

– У меня для тебя чудесный сюрприз, дорогая. Хочу познакомить тебя с сэром Эдвардом Фицуильямом и его дочерью Эммой, моими самыми дорогими друзьями. – Он подвел ее к гостям, весело объясняя на ходу: – Наши отношения выше условностей. Да это было бы и смешно: Эмма и я дружны с самого раннего детства.

Джеми на ватных ногах приблизилась к гостям. Оставалось надеяться, что Ричард, если и заметит, что она побледнела, спишет это на ее стеснительность.

Церемония знакомства была краткой. Сэр Эдвард, высокий, дородный, краснолицый, что выдавало в нем любителя житейских удовольствий, сжал руку Джеми в своей большой, широкой ладони и добродушно пророкотал, что чрезвычайно рад знакомству, чрезвычайно. Он был крайне удивлен, услышав о неожиданной женитьбе Ричарда, но теперь, увидев молодую леди Хардинг, нисколько этому не удивляется.

Поток комплиментов поверг Джеми в смущение. Ведь исходили они не от кого иного, как от отца возможной невесты Ричарда. Однако в голосе сэра Эдварда не было и намека на неискренность. Джеми любезно, хотя и несколько натянуто, улыбнулась и произнесла все полагающиеся в таких случаях слова.

Мисс Фицуильям вела себя так же открыто и дружелюбно, как и ее отец. Она сказала, что с большим удовольствием поздравляет новобрачных и надеется на более тесное знакомство с молодой графиней. Джеми выразила радость по этому поводу – не могла же она сказать: «Нет, не хочу»? – но мысль о дружеских отношениях с милой мисс Фицуильям заставила ее внутренне поежиться. При ближайшем рассмотрении у этой девушки оказалось все, чего не было у Джеми: изящное сложение, белокурые волосы, голубые глаза, прекрасные манеры и непринужденность, приобретенная за годы светской жизни.

Джеми рядом с ней чувствовала себя громоздкой и неуклюжей, мало приспособленной для высокого положения, которое занимала. Неудивительно, что Ричард собирался делать предложение Эмме, воплощавшей в себе все женские достоинства. Джеми и так-то чувствовала себя скованно и неуверенно, а понаблюдав за тем, как свободно и легко держатся Ричард и эта симпатичная девушка, и вовсе сникла. Пожалуй, ей было лучше даже в образе мальчишки-садовника.

– Я так рада, что встретила вас с женой в Лондоне, Ричард, а то мы бы так и не увиделись до конца сезона, – весело проговорила мисс Фицуильям.

– Я прибыл по делу, Эмма, ну, и моя жена, естественно, поехала со мной. Мне очень жаль, что в этом сезоне нам с тобой не удастся станцевать вальс.

Сэр Эдвард с улыбкой обратился к дочери:

– Может, хоть это заставит тебя больше обращать внимание на холостяков. Это же твой четвертый сезон, девочка моя.

Глаза девушки вдруг загорелись лукавством.

– А знаешь, Ричард, папа имел кое-какие виды и на твой счет!

– Эмма! – Сэр Эдвард побагровел и закашлялся.

Мисс Фицуильям, не обращая внимания на отца, продолжала:

– А я сказала ему, что мы с тобой друг другу не подходим. Как можно выйти за мужчину, которого считаешь братом? Мы бы через месяц разругались. Ты со мной согласен, Ричард? – В ее глазах плясали веселые чертики.

Ричард, кивая, рассмеялся и отошел, чтобы наполнить бокал сэра Эдварда, шепнув жене по дороге:

– Вряд ли мы протянули бы и неделю. Джеми была поражена. Ричард ничуть не огорчился. Может, для него стала облегчением новость, что мисс Фицуильям все равно собиралась ему отказать?

Сэр Эдвард припал к бокалу с шерри, выпил его до дна и перевел дух.

– Нет, вы только посмотрите на мою строптивую дочь! – сказал он, качая головой. – Единственное, что меня утешает: в свете ее поведение безупречно.

– Приятно слышать. – Ричард снисходительно улыбнулся. – Мне только жалко, что они с Джеми не смогут выезжать вместе, по крайней мере в этом сезоне. Но, может быть, они будут встречаться приватно? Я уверен, Джеми обрадуется возможности подружиться со своей ровесницей. – Он вопросительно посмотрел на жену.

– Джеми? – повторила мисс Фицуильям, поворачиваясь и глядя с улыбкой на Джеми. – Простите мне мою бесцеремонность, миледи, но могу я спросить, откуда у вас столь необычное имя? Я никогда не слышала, чтобы женщину звали Джеми.

– Мое имя Джесмина, – со смущенной, но искренней улыбкой пояснила Джеми. Теперь ей стало ясно: Эмма – не соперница. Возможно, они с ней даже подружатся. – Джеми называла меня моя мама. Мне это имя гораздо больше нравится, чем Джесмина.

– Неудивительно, – с ухмылкой вставил Ричард. – Я надеюсь, ты разрешишь Эмме называть тебя так, моя дорогая. А то странно: мы с Эммой старые друзья, а вы с ней будете держаться друг с другом чопорно. – Он вопросительно приподнял брови.

– Конечно, – быстро согласилась Джеми.

– И вы зовите меня Эммой, – обрадованно произнесла мисс Фицуильям. – Мы непременно подружимся.

– Я в этом уверена, – с улыбкой ответила Джеми.


В Вестминстерское аббатство они все-таки поехали и пробыли там довольно долго, потому что Ричарду захотелось непременно показать жене все, и не осталось, наверное, ни одного уголка, где бы они не побывали. Ричард был в прекрасном настроении, и Джеми наслаждалась каждой минутой общения с ним, забыв обо всем, что ее мучило. Домой они вернулись поздно, уже перед самым обедом.

Первое, что Джеми увидела в своей комнате, когда поднялась туда переодеться, было вывешенное на самом виду зеленое платье. Энни могла и не напоминать. Джеми уже решила, что пора ей брать инициативу в свои руки, притом не откладывая, если она хочет по-настоящему сблизиться со своим мужем. Медлить дальше было опасно.

Итак, она попробует обольстить собственного мужа. Уже не в первый раз Джеми пожалела о том, что у нее нет никакого опыта общения с мужчинами. Она и флиртовать-то не умеет, а уж соблазнять... Ну и ладно, любовь сама подскажет ей, что делать... Любовь?

Джеми застыла, уставившись на зеленое платье. Так вот как называется то, что она испытывает к Ричарду! Она его любит, причем уже давно. Неудивительно, что она приняла предложение графа, хотя все указывало на то, что надо отклонить его. Возможно, ему было бы и лучше с кем-нибудь другим, вроде Эммы Фицуильям, но он выбрал ее, и она не смогла отказать. И если она потеряет Ричарда, ее сердце будет разбито.

Джеми судорожно вздохнула, пытаясь успокоить бешено бьющееся сердце. Все равно она должна узнать правду, пусть даже это обойдется ей очень дорого. Если Ричард не захочет, чтобы она стала ему настоящей женой, – пусть. Ей придется смириться и с этим. Выбора все равно пет.

Джеми безвольно отдалась в руки Энни, и та с блеском продемонстрировала свои таланты. Зеленое платье сидело точно по фигуре. Когда Энни вплела в рыжие кудри Джеми ленту под цвет платья и надела на шею ожерелье с изумрудом, подаренное Ричардом, Джеми посмотрела на себя в зеркало. Ничто в ней больше не напоминало дурнушку с мучнистым лицом, бродившую некогда по Кэлдервуду.

Энни вздохнула, глядя, как Джеми спускается по лестнице.

– Удачи, – шепнула она ей вслед.

Ричард повернулся на звук открывающейся двери и замер в изумлении. Такого он не ожидал. Сердце в груди подпрыгнуло и забилось часто-часто. Выйдя из оцепенения, он быстро подошел к Джеми, порывисто взял ее руки и поднес губам, сначала одну, потом вторую, вдыхая слабый запах жасмина. На этот раз она не пыталась вырваться, стояла, с улыбкой глядя ему в глаза, и он почувствовал, как ее пальцы как будто сами прижимаются к его губам.

– Дорогая, ты выглядишь просто потрясающе, – заговорил он неуверенно, словно подыскивая подходящие слова. – И этот зеленый цвет... Он идет тебе намного больше, чем черный.

Джеми бросила на него быстрый взгляд, проверяя, не смеется ли он над ней. Но нет, глаза Ричарда смотрели серьезно, может быть, даже слишком серьезно.

– Рада, что вам нравится, милорд, – произнесла она жеманно, но глаза се смеялись.

– Леди, вы толкаете меня на нежелательные поступки. – Он пытался сохранить суровый вид, но его губы подергивались в усмешке.

Джеми на мгновение смешалась, не зная, что подумать.

– Ты что же это, моя дорогая, уже забыла о наказании, которое я назначил, если ты будешь величать меня милордом? – Ричард грозно свел брови.

Джеми охнула и попыталась вырваться, но не тут-то было: он держал ее крепко.

– Неужели вы способны на такое? Ричард, вы...

– Уже лучше, – торжественным тоном сказал он, снова целуя ее руки и ласково глядя ей в глаза, – но на твоем месте я не стал бы чересчур полагаться на мягкосердечие мужа. Я горжусь тем, что не рассыпаю пустых угроз.

– Я не думала, что это касается и вашей жены. – Джеми послушно села на диван, к которому Ричард ее подвел, и запрокинула голову, глядя на него. – Или касается?

– Подумай сама, что я должен на это ответить? – шутливо проговорил он. – Если я поклянусь, что никогда и пальцем тебя не трону, то этим как бы сам предложу тебе: мол, делай, что хочешь, и не обращай на меня никакого внимания. Ну а если заявлю, что заставлю тебя повиноваться угрозами и силой, то рискую вообще утратить твое доверие. – Ричард смотрел на нее в упор. – Посоветуй, жена, что мне сказать?

Джеми инстинктивно поняла, как нужно ответить. Она не колебалась ни секунды:

– Вы должны напомнить мне о том, в чем я поклялась, выходя за вас замуж: любить вас, почитать и повиноваться вам. Вы должны спросить меня, не забыла ли я свою клятву.

– А ты не забыла? – Его голос прозвучал неожиданно хрипло.

Джеми заглянула в глубину его глаз, пытаясь угадать, какого ответа он ждет. Она была не совсем уверена, то ли она увидела, что хотела увидеть, но выбора не было. Она скажет то, что собиралась, не медля ни секунды, пока ее не покинула решимость. Спокойно, сама удивляясь тому, как твердо звучит ее голос, Джеми произнесла:

– Я вышла за вас замуж, мой господин и супруг, по доброй воле и сдержу свои обещания, все до единого, если мне будет позволено это сделать.

По прерывистому дыханию Ричарда она поняла, что ее слова поняты верно. Его глаза вспыхнули.

Ричард пристально смотрел на Джеми, а она, не моргая, широко открытыми глазами смотрела на него. Она предложила ему себя единственным доступным ей способом, и все, что ей теперь оставалось, – покорно ждать решения своей судьбы, его согласия или отказа.

Тишину прервал деликатный стук в дверь.

– Обед подан, миледи, – доложил дворецкий и исчез.

– Черт, – буркнул Ричард, отпуская ее руки и поднимаясь с дивана. Он повернулся к Джеми – та сидела неподвижно, погруженная в свои мысли. Слышала ли она слова дворецкого? Вряд ли.

– Джеми, – тихо позвал он.

Она посмотрела на него и встала. В ее глазах блестели слезы.

Ричард почувствовал, как в душе его растет всепоглощающая нежность. Неужели она воображает, что он способен ее отвергнуть? Он мягко обхватил лицо жены ладонями и проговорил, глядя на ее дрожащие губы:

– Джеми, дорогая, ты в самом деле так думаешь? Ты понимаешь, что это значит? Я дал тебе слово и готов его сдержать. Ты не обязана освобождать меня от клятвы.

Одинокая слезинка прокатилась по ее щеке и упала на его руку.

– И все же я это делаю, Ричард, – сказала она. – Ты дал слово, и я возвращаю его тебе, если ты согласен взять его обратно.

Растроганный, растерявшийся от наплыва эмоций, напрасно пытаясь подавить охватившую его могучую волну желания, Ричард наклонился к Джеми и стал легко целовать ее в губы. Она отвечала ему! Он страстно впился в рот жены, прижимая ее к своему напрягшемуся телу. Какое-то время, показавшееся обоим вечностью, они стояли, тесно прижавшись друг к другу и слившись в поцелуе, который становился все горячее, пока наконец Ричард не очнулся, почувствовав, что Джеми еле держится на ногах.

Он, задыхаясь, оторвался от ее губ. Глаза Джеми сияли, как звезды, на бледном лице. Она дрожала и, если бы Ричард не поддержал ее, наверное, упала бы.

– По-моему, пора идти в столовую, жена, – стараясь обуздать свое непослушное тело и говорить спокойно, сказал он.

Джеми не сразу поняла, что говорит Ричард. Нежность, звучавшая в его голосе, и желание, горевшее в его глазах, поглотили ее. Он хочет ее, и она станет ему настоящей женой. Джеми была теперь уверена в этом. Но пока следует успокоиться.

– Слушаю и повинуюсь, мой супруг, – согласилась она, склоняя голову с преувеличенной покорностью. – Соблаговолите подать мне руку?

Джеми сидела за столом, и ей казалось, что все это только снится. Она поковыряла вилкой в стоявшей перед ней тарелке, выпила глоток вина, но только один маленький глоток.

– Может, налить тебе еще шампанского, дорогая? – учтиво спросил Ричард, порываясь подозвать дворецкого.

Джеми помотала головой, что-то невнятно бормоча. Было ясно: она ждет не дождется, когда обед закончится.

Ричард отложил в сторону салфетку.

– Кажется, ни у тебя, ни у меня сегодня нет аппетита, – проговорил он самым что ни на есть непринужденным тоном и встал из-за стола. Проходя с Джеми через холл, он громким голосом, чтобы слышали слуги, заявил: – Что-то я утомился за последние дни, да и ты, видно, тоже. Ты не против, если мы сегодня ляжем спать пораньше? Завтра у нас много дел.

Джеми смогла лишь кивнуть в знак согласия. Она шла, не поднимая глаз и механически передвигая ноги. Наконец они добрались до их общей гостиной, где почему-то не оказалось ни камердинера, ни камеристки.

Ричард захлопнул дверь и, схватив Джеми за плечи, стал покрывать поцелуями ее лицо и шею. Она стояла, выгнувшись и цепляясь за него руками, чтобы не упасть.

Он собирался было взять ее на руки, но остановился и легонько встряхнул жену, заставив ее смотреть ему в глаза.

– Джеми, если ты передумала, скажи это сейчас. Потом будет поздно.

Она качнула головой и подставила губы для поцелуя. Пути назад для нее не существовало.

Ричард поднял ее на руки и, войдя в свою спальню, опустил на огромную кровать. Она бездумно наблюдала, как он одну за другой задувает свечи, пока наконец комната не погрузилась в полутьму, освещаемая лишь огнем в камине.

Ричард подошел к кровати и лег рядом с Джеми, как уже делал однажды, только на сей раз он обнял ее и прижал к себе, уткнувшись губами в ее волосы и вдыхая запах жасмина.

– Ах, Джеми, – прошептал он, вытаскивая шпильки из ее волос, – какая ты красивая, моя маленькая жена.

И он начал целовать ее, но не столь жарко, как прежде, сдерживая напор своего желания, чтобы не испугать ее.

Как будто это могло ее испугать! Джеми так давно любила его и так долго желала, не понимая по невинности своих чувств, что, когда рука Ричарда коснулась ее груди, все ее тело обдало жаром. И когда он начал снимать с нее один предмет одежды за другим, Джеми пылко помогала ему. Реальный мир остался где-то далеко, она очутилась в блаженной стране чувств и ощущений, и упругие волны уносили ее все дальше и дальше.

И вдруг все оборвалось. Джеми распахнула глаза. Ричард неотрывно смотрел на нее, и в его взгляде были нежность и желание. Джеми вспомнила, что лежит обнаженная, на ней ничего нет, кроме ожерелья и серег, и, мучительно покраснев, безотчетно попыталась прикрыться.

Он с гортанным смешком отвел ее руку.

– Когда ты краснеешь, то становишься только красивее, любовь моя. Не прячься от меня, пожалуйста. Дай полюбоваться на тебя.

Преодолевая стыд, Джеми заставила себя лежать неподвижно.

– А ты?.. – прошептала она, взглядом вопрошая, почему сам он до сих пор одет.

Ричард взял ее руку и поднес к пуговице на своей рубашке.

– Ну, тогда помоги мне, – сказал он тихо. Непослушными пальцами Джеми расстегнула пуговицу и коснулась его обнаженной груди. Его глаза вспыхнули, он накрыл ее руку ладонью, и Джеми снова охватила дрожь – еще заметнее, чем до этого.

– Джеми, почему ты меня боишься? Тебе нечего страшиться, поверь мне.

Он сказал это с такой тревогой, что у Джеми дрогнуло сердце. Она слабо улыбнулась и коснулась губами его руки.

– Я тебя не боюсь, Ричард, и никогда не боялась. Просто, стоит мне только дотронуться до тебя, как я... – Она умолкла и, снова покраснев, спрятала лицо у него на груди.

– Боже правый, как же я мог быть таким слепым?! – простонал Ричард и, впившись губами в ее рот, уложил Джеми на спину и стал лихорадочно раздеваться, ни на миг не отрываясь от любимой.

Дальше последовало молчание, наполненное ласками и поцелуями, восторгом и трепетом. Джеми чувствовала, как от его ласк наливаются тяжестью ее груди, как набухают соски от его поцелуев. Томление стало мучительным до боли.

Она застонала, почувствовав его пальцы на своем животе. Этот стон словно подстегнул Ричарда, он раздвинул ее бедра и проник внутрь. Джеми выгнулась дугой, бессознательно подаваясь ему навстречу.

– Прости, любовь моя, – хрипло прошептал Ричард и, закрыв ей рот поцелуем, вонзился в мягкую глубину. Джеми глухо простонала, в ее широко раскрывшихся глазах стояло потрясение. Ричард не шевелился, страстно желая принять на себя ее боль, лишь бы поскорее увидеть в ее взоре огонь желания. – Прости, милая, – повторил он умоляюще.

Боль быстро растворилась в ощущении – восхитительного тепла внутри и неудержимом желании оказаться еще ближе к нему. Джеми попыталась качнуть головой, сказать Ричарду, что ему не за что извиняться, но не успела: в тот самый миг, когда он снова увидел любовь и страсть в ее глазах, он запечатал ей рот жаждущими губами.

Затем он начал двигаться, медленно удаляясь и возвращаясь, взнуздав свою страсть и не давая ей выплеснуться в последнем движении, чтобы прежде достигла вершины страсть Джеми, ее желание.

– Ох, Ричард, умоляю, – со стоном вырвалось у Джеми. Все ее тело, жаждущее, трепещущее, требовало освобождения от все нараставшего и нараставшего с каждым мигом томительного, невыносимого напряжения. Но вот вспышка – и с ней сладкая, упоительная свобода.

Дрожь, пронзившая Джеми, смела все препоны, и Ричард, совершив последний рывок, бессильно обмяк. Никогда прежде он не испытывал столь полного удовлетворения, как сейчас, самоотверженно стараясь подарить блаженство ей, своей жене-девственнице. Он даже и не предполагал, что здесь, на земле, существует рай.

Ричард, не отпуская Джеми, перевернулся вместе с ней на бок. Они долго лежали в блаженной истоме, слившись в одно целое, слушая, как замедляется стук их сердец. Наконец Ричард шевельнулся. Ему было необходимо, чтобы Джеми сказала что-нибудь. Душа его требовала слов любви и одобрения. Не в силах сам произнести ничего, он поцеловал ее в распухшие губы, словно просил прощения за причиненную боль.

Джеми посмотрела па него широко открытыми удивленными глазами.

– Никогда не думала... – начала она дрожащим голосом. – Ох, Ричард! Это всегда так?

– У нас так будет всегда, я надеюсь, – ласково произнес он, гладя ее по щеке. – Милая Джеми, моя любимая малышка, тебе было больно, прости. Но это никогда больше не повторится, обещаю.

На ее лице мелькнуло недоумение, тут же сменившееся улыбкой. Она игриво провела рукой по его спине.

– Я уже забыла.

Ричард быстро перевернулся на спину, прижав ее руку.

– Госпожа жена, – с усмешкой проговорил он, – я уверен, ты захочешь до утра вернуться в свою собственную постель. Но если ты будешь продолжать свои провокации, боюсь, тебя ждет разочарование.

Джеми положила руку ему на грудь, потом ее пальцы заскользили по его плоскому животу. На лице появилась лукавая усмешка.

– Разочарование? – повторила она невинным голоском. – Нет, не думаю.

Глава девятнадцатая

В доме уже началась утренняя суета, когда Ричард отнес Джеми в ее спальню и осторожно положил на кровать.

– А теперь спи, любовь моя, – нежно сказал он. – Встретимся позже, когда ты отдохнешь. – Он собрался уйти.

– Ричард. – Непонятно отчего Джеми испугалась.

– Что, малышка? – Он вернулся обратно и присел на краешек кровати, не дотрагиваясь до нее.

– Что ты собираешься делать? Ричард усмехнулся.

– Еще разок навещу своего человека. Он сообщил, что они вроде бы нашли агента твоего отца в Лондоне. Я не питаю особых надежд, но это пока единственная зацепка. Пойми, Джеми, я должен идти один. Для тебя это может быть небезопасно.

– Я понимаю. Но, Ричард, будь осторожен.

– Буду. – Он лукаво улыбнулся. – А моя жена пусть набирается сил, а то вечером... хм... не справится. – Джеми зарделась, а он взял ее руку и поднес к губам. Сегодня он наденет на эту руку бриллиантовое кольцо Хардингов, тут ему самое место, не так ли? – Ну, до вечера?

– Да, – прошептала Джеми. – До вечера.


Проснулась Джеми уже за полдень. Она встала, умылась и стала думать, чем бы заняться. Делать было совершенно нечего. В Хардинг-хаусе все шло по накатанной колее, ее вмешательства не требовалось. Эмма Фицуильям должна была приехать лишь завтра. Ричарда следовало ожидать к вечеру, не раньше.

Читать или писать письма желания не было. Джеми не сиделось на месте, ей хотелось двигаться, танцевать, кричать от счастья. Хорошо бы сейчас вскочить на лошадь и пустить ее в галоп, и пусть ветер дует в лицо и развевает волосы. Но это непозволительно для леди в трауре. Ничего не оставалось, как удовольствоваться прогулкой по парку. Она походит, посмотрит. Может, возникнет какая-нибудь идея, которую можно будет использовать потом в поместье.


Час спустя, когда Джеми, надышавшись весенним воздухом, бодро шагала через площадь к дому, закрытая карета обогнала ее и остановилась поодаль. Джеми мельком взглянула на нее, и у нее екнуло сердце. Это был экипаж из Кэлдервуда. Ясный день померк.

– Миледи, давайте пойдем скорее домой, – проговорила Энни, но в это мгновение из окна кареты высунулся седовласый человек и окликнул Джеми.

– Папа! – закричала она, ошеломленная неожиданной встречей.

– Иди сюда, дочь, – повелительно проговорил отец. – Не буду же я кричать через всю площадь.

Ноги сами понесли Джеми к карете. Подойдя, она остановилась, вглядываясь в отцовское лицо. Зачем он приехал?

– Это уже лучше, – пробурчал сэр Джон. – Холодновато сидеть с открытым окном. Давай-ка залезай внутрь, мне надо с тобой поговорить.

Джеми нерешительно отступила.

– Речь пойдет о твоих сестрах, – продолжал отец. Он распахнул дверцу и отодвинулся в глубь кареты, спрятав лицо в тени. – Делай, что тебе говорят!

Эта странная настойчивость заставила Джеми насторожиться.

– Папа...

Она обернулась к Энни и тут заметила, что два грума, стоявшие до того на запятках кареты, движутся к ней. Они были совсем рядом. Джеми отпрыгнула в сторону, и в ту же минуту сильные руки схватили ее и впихнули в открытую дверцу. Карета рванулась с места, Джеми отбросило па спинку сиденья. Отец с невозмутимым видом перегнулся через нее и захлопнул дверцу набиравшей скорость кареты.

– Папа, что вы делаете! – прокричала Джеми.

– То, что давно надо было сделать, – прошипел он. – Заставляю дочь исполнить свой долг перед семьей.

– Но я замужем, папа, вы же знаете! Мой муж писал вам.

– Твой брак незаконен и будет аннулирован, – отрезал сэр Джон. – Я поклялся, что ты станешь женой Ральфа Грейвза, и ты ею станешь, помяни мое слово. Можешь забыть своего драгоценного лорда Хардинга. Он для тебя больше не существует.

Джеми беспомощно огляделась в поисках спасения. Нет, только не Ральф Грейвз! Единственный способ – выскочить из бешено мчащейся кареты. Она непременно поранится, ну и пусть. Это все равно лучше, чем то, что собирается сделать с ней отец. Джеми стала тихонечко подвигаться к дверце.

– И не думай, моя дорогая, – язвительно проговорил отец. – Все равно бесполезно. Что бы ты ни попыталась сделать, от моих лакеев не уйдешь. Так что сиди тихо и не дергайся. Хотел бы я посмотреть на того человека, который отважится прийти на помощь порочной дочери, вздумавшей противиться законным требованиям своего отца!

Не имело никакого смысла заявлять сэру Джону о законных правах ее мужа, которые превыше отцовских притязаний. Он был обуян маниакальным желанием заставить дочь повиноваться ему, и ничто, никакая логика не могла на него повлиять.

Джеми с усилием взяла себя в руки. Спокойствие и хладнокровие. Только так она найдет путь спасения от этого кошмара.

Джеми закрыла глаза и глубоко вздохнула, стараясь умерить сердцебиение. Энни все видела, она расскажет Ричарду. Он найдет ее и спасет! Она цеплялась за эту мысль, как за спасательный круг, не дававший ей погрузиться в пучину отчаяния.

А карета Кэлдервуда между тем уже мчалась по лондонским предместьям.


Энни оторопело смотрела, как лошади рванули с места и карета помчалась прочь. Она узнала высовывавшегося в окно старика. Сэр Джон – вот кто похитил мисс Джеми.

Энни хотела закричать, но вокруг никого не оказалось. Да если б и был кто, разве он послушал бы служанку, в чем-то обвиняющую джентльмена? Нет, помощь она найдет только в Хардинг-хаусе. Энни подхватила юбки, подбежала к дому и, запыхавшись, со всей силы принялась стучать дверным молотком.

На пороге показался дворецкий. На его лице появилось выражение удивления: почему это служанка одна и как она смеет стучаться в парадную дверь?

– Что-то случилось, мисс Смидерс? – спросил он, впуская камеристку. – А где ее светлость?

– Его светлость граф вернулся? – ответила Энни вопросом на вопрос.

– Нет пока. Как раз когда вы ушли, он прислал записку для миледи, сообщая, что задержится. Собрался на какую-то важную встречу.

– О господи! – простонала Энни. – Что же делать?!

– Проходите и садитесь, мисс Смидерс, – сочувственно проговорил он. – Может, я чем могу помочь?

Выслушав короткий рассказ Энни, дворецкий помрачнел и задумался. Впрочем, помочь он ничем не мог, кроме как послать кого-нибудь поискать Ричарда по клубам.

Лорда Хардинга нигде не нашли. Он появился лишь три часа спустя. Энни бросилась к нему.

– Милорд, – проговорила она, делая быстрый реверанс, – слава богу, что вы пришли!

Ричард сразу понял: что-то случилось.

– Энни! – закричал он, впервые называя камеристку так, как звала ее Дженни, потому что именно о жене он подумал прежде всего. – Что произошло?

– Ее увезли!

Ричард поднял ладонь, приказывая ей замолчать.

– Быстро в библиотеку. – Войдя, он плотно закрыл дверь. – А сейчас расскажи подробно, что произошло.

Он выслушал сбивчивый рассказ Смидерс, нахмурившись и стиснув зубы. Было до смерти досадно сознавать, что потеряно столько времени. Хорошо, если сэр Джон отвез Джеми в Кэлдервуд. А если нет? Где тогда ее искать, и найдет ли он ее вообще?

– Ты уверена, что она не уехала добровольно?

– Уверена, милорд! Ее силой затащили в карету, и та сразу тронулась, прямо с открытой дверцей. Кучер хлестнул лошадей, как только Джеми оказалась в карете. Все было заранее подстроено.

– Но какого черта он ее преследует?! – сердито выкрикнул Ричард. – Ущемленное самолюбие? Нет, наверняка что-то за этим стоит.

Энни растерянно покачала головой.

– Ладно, не имеет значения, – продолжал Ричард. – Все потом. Нельзя терять ни минуты. Надо найти Джеми и вырвать ее из лап отца. Боже, а если он... – Ричард оборвал себя, отбрасывая обуревавшие его мрачные мысли. Надо спасать Джеми.

Следующие несколько минут он провел, давая четкие и подробные указания прислуге, и вскоре его карета уже ехала по направлению к Кэлдервуд-холлу.

По улицам Лондона, запруженным повозками, пришлось двигаться очень медленно, несмотря на все старания кучера. К тому же уже темнело, что не обещало быстрой езды и за городом.

Ричард покачивался в карете и старался думать о том, какие кары он обрушит на голову своего тестя, но это не помогало. Его неотступно преследовало бледное лицо Джеми, ее испуганные глаза, и мысли о ней вытесняли все. Он не мог даже молиться.


В Кэлдервуд они прибыли около трех часов ночи. Благодаря умелому кучеру да луне, время от времени выглядывавшей из-за облаков, дорога заняла меньше времени, чем казалось вначале. В карете еще задолго до этого воцарилось молчание. Да и что было говорить? Что бы они ни сказали, все лишь усилило бы тревогу.

Кэлдервуд-холл был темен и тих. Где-то ухнула сова, Энни поежилась.

Ричард выскочил из кареты и, подбежав к парадной двери, принялся изо всех сил колотить по ней медным дверным молотком. Тишину разорвали частые гулкие звуки.

В окне над дверью показался огонек свечи. Кто-то рассматривал шумного гостя. Свеча погасла, дверь осталась запертой.

Ричард продолжал стучать.

– Ты когда-нибудь перестанешь шуметь? – донесся из окна мужской голос. Кричавшего не было видно, по ошибиться в том, кто это, было невозможно.

– Откройте, тогда перестану! – прокричал Ричард, с удвоенной силой налегая на молоток.

– Тут ничего для тебя нет! – ответил голос. – Убирайся прочь!

– Я пришел за своей женой и не уйду без нее. Голос захихикал.

– Правда? Ну-ну! Тогда тебе придется долгонько тут ждать, мой нетерпеливый юный друг, потому что твоей жены, как ты ее называешь, тут нету. Что же до моей дочери, то она спрятана совсем в другом месте, где ты ее ни за что не найдешь и где она останется до тех пор, пока не исполнит свой долг. Ты ее больше никогда не увидишь. А сейчас исчезни, ублюдок, растлитель детей, не то собак на тебя спущу!

Ричард перестал стучать. Стало очень тихо.

– Так вы, значит, вознамерились лишить меня жены. Правильно ли я вас понял, сэр Джон? Я уже предупреждал вашего приятеля, чтобы он и думать об этом не смел. А теперь предупреждаю вас. Отпустите ее немедленно, или вам не поздоровится. Клянусь, так оно и будет!

Невидимый сэр Джон зашелся дребезжащим смехом.

– Я тоже предупреждаю вас, милорд. Джеми моя дочь, и она вам больше не жена. У вас нет ни власти, ни прав. – Он повысил голос почти до крика. – И вообще, ты опоздал!

Окно с треском захлопнулось.

Ричард на миг застыл с закрытыми глазами, потом резко развернулся и в три прыжка добрался до кареты.

– Уильям, поезжай к ближайшему постоялому двору, сменим лошадей! – крикнул он кучеру и прыгнул внутрь.

Там он открыл потайной ящик, вытащил пару пистолетов и, зло ухмыляясь, стал их проверять. Если уж придется пустить их в ход, то важно не промазать, а там пусть хоть вешают.

– Милорд? – встревоженно спросила Энни. – Что вы делаете?

Он бросил на нее быстрый взгляд.

– Не бойся, я не собираюсь убивать своего тестя, хотя он этого и заслуживает. Нет, я должен даже поблагодарить его! Он так увлекся, что выболтал, где находится Джеми!

Ричард засунул пистолеты обратно в тайник.

– Сэр Джон подождет, а у меня дела в другом месте. Дай бог нам успеть!

Глава двадцатая

Джеми очнулась в кромешной тьме. Она представления не имела, где находится и как сюда попала. Чувствовала она себя ужасно – голова раскалывалась от боли, во рту пересохло, все тело затекло.

Она попыталась встать и не смогла. Ее руки были связаны сзади и так онемели, что она их совсем не чувствовала. Лодыжки были связаны тоже, поэтому все, что ей удалось сделать, это перекатиться на бок, чтобы стало легче рукам.

Память постепенно стала возвращаться. Джеми ясно вспомнила, с чего все началось. Какой же надо было быть дурой, чтобы подойти к карете на Ганноверской площади! Еще Джеми помнила, как карета остановилась у постоялого двора, чтобы сменить лошадей. Отец – она не могла думать о нем без содрогания – не разрешил ей выйти из кареты и велел принести чашку кофе, «чтобы она не замерзла», как он сказал. Джеми выпила кофе – и все. После этого в памяти остались лишь какие-то отрывки. Она не знала, как долго они ехали и в какую сторону. Туманно вспоминалась еще одна остановка для смены лошадей и жестокая тряска – наверное, дорога была очень плохая. Родной отец опоил ее чем-то усыпляющим! Думать об этом было горько.

Господи, как же она сглупила! Следовало бежать, как только она увидела сэра Джона. Ему наплевать на дочь, для него главное – чтобы все было так, как он хочет. Джеми помотала головой. Об этом потом, а сейчас надо думать, как спастись.

Серый утренний свет вычертил квадрат окошка на стене, край стрехи за пыльным стеклом. Значит, она на чердаке. Джеми огляделась. Кругом пыль и паутина. Судя по всему, сюда редко кто заходит. Сама она лежит на кровати, на плоском клочковатом матрасе. Ни простыни, ни одеяла. Кровать, стул и стол – вот и вся обстановка. Дверь наверняка заперта.

Джеми спустила ноги на пол и с трудом села. Затем она попыталась встать. Потихоньку, не спеша. Слава богу, ноги кое-как, но держат.

Она маленькими прыжками приблизилась к окошку. Внизу расстилался парк, с одной стороны переходивший в густой лес. Вдалеке можно было различить пасущихся коров и дым, поднимающийся над крышами домов. Наверное, деревня. Идиллическая картина... которую она никогда прежде не видела. А она надеялась, что ее привезли в Кэлдервуд. Там можно было бы уговорить кого-нибудь из прислуги помочь ей. Здесь это вряд ли получится, уныло подумала Джеми.

За дверью послышался шум – кто-то тяжело поднимался по лестнице. Джеми торопливо доскакала до кровати и упала на спину. У двери шаги стихли. Джеми затаила дыхание, слушая, как в замочной скважине поворачивается ключ. Затем дверь распахнулась, и на пороге появилась огромная, грозная фигура. Калеб!

Джеми в ужасе замерла, глядя на него расширившимися глазами.

– Ага, вижу, мы проснулись, барышня, – с ухмылкой проговорил Калеб, подходя поближе и нависая над Джеми. – Небось и не мечтали снова меня увидеть, ты и твой драгоценный лорд?

Джеми уже готова была взорваться и сказать что-нибудь резкое, но сдержалась, посмотрев на сжатые кулаки Калеба и вздувшиеся вены на лбу. От него можно ожидать чего угодно.

– Где мы находимся? – тихо спросила она.

– Скоро поймешь, барышня, – ответил он со смешком. – Скоро-скоро.

– Я хочу пить. Принесешь мне воды? Калеб мотнул головой.

– Хозяин сам принесет, а мое дело – присматривать пока за тобой, чтоб чего не выкинула. Хорошее местечко я для тебя подобрал, а? – Он, продолжая ухмыляться, окинул взглядом убогую комнатушку. – Ничего, будешь это потом вспоминать, как настоящий рай. Вот придет хозяин... Уж недолго ждать осталось. – Он хохотнул и выжидательно уставился на Джеми. Думал, наверное, что она сейчас спросит, кто он, этот «хозяин», по Джеми молчала, глядя в сторону и всеми силами стараясь не выдать своего страха.

– Ах, какие мы гордые! – проговорил Калеб. – Ничего, вот придет хозяин, он рога-то тебе пообломает! Уже недолго! – Он презрительно хмыкнул и пошел к двери. Послышался скрежет ключа, затем шаги по деревянной лестнице, и все стихло.

Джеми перевернулась на бок и застыла, глядя перед собой. Что же произошло? Этот Калеб уже пытался один раз похитить ее, и вот он снова здесь! Он что, связан с отцом? Как такое возможно? Разве что...

Ей вспомнилось, что говорил Ричард в день их бракосочетания: слуга некоего джентльмена нанял Калеба и его сообщника, чтобы они похитили ее. Отец? Способен ли он на такую подлость? Очень бы хотелось сказать: «Нет, не способен», но увы... Отец одержим стремлением во что бы то ни стало добиться своего. Он вообще похож на сумасшедшего. Джеми невольно вздрогнула. Ладно, это потом, сейчас время думать о более конкретных вещах.

Куда ее завезли? Она никогда не была здесь. Кто же?..

Звук шагов на лестнице прервал поток ее мыслей. Дверь с треском распахнулась. Калеб, не говоря ни слова, шагнул к кровати и легко, словно Джеми ничего не весила, взвалил ее на плечо.

– Пошли, – буркнул он и зашагал вниз по ступенькам, вытряхивая из Джеми всю душу. На лестнице было темно и пахло пылью. Спустившись, Калеб пинком распахнул дверь и, войдя в комнату, с довольной ухмылкой бросил Джеми па широкую кровать. Затем он достал из кармана веревку и привязал ее лодыжки к железным прутьям спинки.

– Чтобы не бродила где попало, – пояснил он с издевкой. – Хозяину пришлось не по нутру, куда я тебя засунул, но он обидится до смерти, если ты вдруг исчезнешь. – Он вышел, но еще долго Джеми слышала его смех.

Она лежала неподвижно, стараясь перебороть нахлынувший на нее страх. «Ричард, – шептала она снова и снова. – Ричард, я люблю тебя, я знаю, что ты придешь». Она повторяла и повторяла это как заклинание и незаметно стала успокаиваться. Она не допускала и мысли, что он может не прийти. А значит, она должна быть в полной готовности помочь ему.

Джеми осмотрелась. Комната, хотя и запущенная, (была намного лучше ее прежней камеры – большая, обставленная тяжелой старомодной мебелью, явно нуждавшейся в полировке. Кровать, на которой лежала Джеми, была мягкая, застланная бельем. С потолка спускался шелковый полог, такой же, как и шторы на высоком окне, правда выцветший и рваный. Когда-то это была уютная комната.

– Как приятно видеть тебя снова, моя дорогая, – послышался голос. – Извиняюсь за причиненные неудобства.

Джеми, вздрогнув, повернулась. Дверь открылась так тихо, что она не слышала. Голос, однако, она узнала сразу – визгливый тенорок Ральфа Грейвза.

– Сожалею, что не смог тебя встретить, но все равно, добро пожаловать в Батингхерст, Джесмина! Я ведь говорил, что мы увидимся!

– Я этого не хотела, – проговорила Джеми. стараясь скрыть за гневными интонациями владевший ею страх.

– Ну да, конечно, но все к лучшему, как ты скоро убедишься. Мы получше узнаем друг друга, ты останешься довольна, обещаю.

От его похотливой улыбки Джеми пробрала дрожь.

– Мой муж убьет вас за это, – процедила она сквозь сжатые зубы. – Но если вы меня отпустите, у вас будет время скрыться...

Ральф Грейвз расхохотался, эхо заметалось по комнате.

– Никакого мужа у тебя нет, Джесмина. Пока нет. Твой пресловутый брак незаконен и будет аннулирован.

Джеми закусила дрожащую губу.

– Как твой отец и рассчитывал, в надлежащее время мы сыграем свадьбу, а пока ты останешься тут, в Батингхерсте, будешь обучаться супружеским обязанностям. Ты понимаешь, о чем я? – Грейвз захихикал.

Джеми вздернула подбородок.

– Я ни за что вам не подчинюсь! – выкрикнула она. – Никогда!

– Никогда – это очень долго, Джесмина. А у меня есть разные способы заставить тебя передумать. Советую хорошенько все взвесить. К сожалению, я сегодня занят и не могу остаться, чтобы... укрепить наше знакомство. А ты пока подумай.

Он ушел, а Джеми лежала, проклиная свою несдержанность. Упрямство ей не поможет. Он так и будет держать ее связанной по рукам и ногам, будет унижать ее и издеваться до тех пор, пока не сломит. Нет, надо заставить его поверить, что она сдалась и не думает о побеге. Пусть потешится. Джеми представила, как Грейвз дотрагивается до нее, и по ее спине побежали мурашки. И все равно, она не пойдет на поводу у эмоций. Джеми принялась обдумывать, как следует себя вести при следующей встрече.


Несколько часов никто не появлялся. Когда же наконец дверь открылась, Джеми была во всеоружии.

– Кузен Ральф, – жалобным тоном начала она, – вы не дадите мне чего-нибудь попить?

Грейвз бросил на нее довольный взгляд.

– Почему же нет, если ты так мило просишь. Откуда-то из-за большого шкафа донесся звук льющейся жидкости, затем появился Ральф, держа в руке наполненный стакан.

Пока он шел к кровати, Джеми, хоть и с великим трудом, сумела принять сидячее положение.

– Может, развяжете мне руки, сэр? – попросила она жалобно. – Они так болят!

Несколько секунд Грейвз смотрел на нее, размышляя.

– Ладно, – решился он наконец, – отсюда ты все равно не сбежишь. Дверь заперта, а окно... Через окно не советую и пытаться, оно закрыто, да к тому же тут очень высоко. – Он поставил стакан на столик у кровати и, достав из кармана большой нож, перерезал веревку у нее на руках.

Джеми застонала. Посипевшие пальцы еле шевелились, при малейшем движении плечи пронзала острая боль. Не обращая внимания на злорадно улыбавшегося Ральфа, Джеми принялась растирать красные рубцы на запястьях.

– Думаю, не стоит напоминать лишний раз, что для тебя самой же лучше покориться и вести себя смирно. Я ведь еще и не то могу с тобой сделать. – Он протянул Джеми стакан, и она, не поднимая глаз, жадно припала к нему.

– Пока останешься здесь. А что, комната вполне подходящая. Калеб будет сторожить за дверью, так что не делай глупостей, иначе пожалеешь. Калеб будет только рад. Он тебя просто ненавидит.

Джеми сосредоточенно растирала запястья.

– Калеб принесет еду и все, что тебе понадобится, – продолжал Ральф. – А вечером мы вместе тут пообедаем, ну а потом, ха-ха, познакомимся поближе.

Джеми заставила себя улыбнуться.

– Я не знала, что Калеб работает на вас. Так это вы пытались выкрасть меня из Хардинга?

– Дело не выгорело. Хорошо хоть тот, кого вы поймали, ничего про меня не знал. Что же до Калеба, то он очень кстати попался мне на глаза. Меня весьма устраивало, что ему не терпелось вам отомстить, юная леди. Я бы на вашем месте поостерегся, а то, не дай бог, он сорвется с цепи.

Джеми сделала вид, будто не слышала.

– Но зачем вам все это понадобилось? – воскликнула она. – Потому, что я вас обманула? Отпустите меня! Ну, пожалуйста! В конце концов, я же бесприданница!

Грейвз расхохотался.

– Ничегошеньки-то вы не знаете, ни вы, ни ваш драгоценный граф, – проговорил он, немного отдышавшись. – Как жаль, что я не могу сказать это ему в лицо. – Он, продолжая посмеиваться, направился к двери. – Ну а остальные узлы развяжете как-нибудь сами, заодно пальчики разомнете.

Дверь за ним закрылась, лязгнул ключ.

Джеми принялась за веревки на ногах. Чтобы развязать их, понадобилось несколько минут. Пальцы были словно неживые, узлы никак не поддавались. И вот наконец она свободна.

Опустив ноги на пол, Джеми немножко посидела, потом встала. Пересиливая боль, она сделала шаг, потом еще один и вскоре уже ходила по комнате, обдумывая свое положение.

А положение было незавидное. В комнате не нашлось ничего, что сгодилось бы в качестве оружия. Кувшин недостаточно прочный, а шкаф совершенно пуст. Вопреки обыкновению, около камина не было ни кочерги, ни щипцов.

И тут ей в голову пришла сумасшедшая идея. Сначала Джеми ее отбросила – уж слишком это опасно. Она продолжала ходить взад и вперед, напряженно выискивая какой-нибудь другой способ. И ничего не нашла.

Ну что ж, если нет другого пути, чтобы избавиться от Ральфа Грейвза, придется пойти на риск. Выбора все равно нет.

Джеми подошла к двери.

– Калеб, ты здесь?

– Здеся. Чего надо?

– Твой хозяин сказал, что ты будешь присматривать за мной. Я совсем застыла. Разожги огонь. – Послышалось глухое ворчание, и все стихло. Джеми позвала Калеба еще раз, он не откликнулся. Сделает он то, что она требует, или нет?

Как ни странно, сделал. Минут через пятнадцать дверь распахнулась и Калеб вошел, неся охапку поленьев и растопку. Джеми на всякий случай отошла в дальний угол. От этого типа можно ожидать чего угодно, и даже Ральф вряд ли сможет его остановить. Но пока он стоял на коленях перед камином, спиной к Джеми, она решилась с ним заговорить.

– А я не знала, что ты работаешь у мистера Грейвза, – начала она как можно непринужденнее.

– Мало ли чего вы не знали? – отозвался Калеб, не оборачиваясь.

Джеми издала трагический стон.

– Да, я была дурой. Но мне не могло и в голову прийти, что простой садовник может организовать похищение. – Джеми с удовлетворением отметила, как напряглись могучие плечи Калеба. Он повернулся к ней.

– Этот «простой садовник» способен и не на такое. Вы еще меня узнаете, мисс Задери-Нос. Кто, как вы думаете, поймал вас в Лондоне, а? План вашего папаши ни за что бы не сработал. Я ему говорил, что вы не полезете в карету, если вас не подтолкнуть.

– Признаю, Калеб, ты действовал умно. Только я не понимаю, почему ты пошел на службу к Грейвзу? Если тебя поймают...

– Не поймают, – пробурчал Калеб, кладя последнее полено в камин. – Я отомстил, да еще денежки получаю. – Он засмеялся. – По всему Лондону таскался за вами, и ни одна душа меня не заметила ни разу. Два дурачка – вы да ваш лорд. Про него можете забыть. Или думаете, он вас найдет, а?

Джеми промолчала. Она боялась, что у нее будет дрожать голос.

Калеб снова повернулся к камину и поджег растопку. Скоро раздалось веселое потрескивание горящих поленьев.

– А это я заберу, – сказал Калеб, поднимаясь. – Хозяину кажется, что он уже приручил строптивицу, только я знаю вас лучше. Небось решили уже, что стукнете меня по голове полешком? Не выйдет. – Он сгреб оставшиеся дрова и пошел к двери.

– Нет, Калеб, – прошептала Джеми, услышав привычный лязг ключа. – Я бы, конечно, попробовала, если б выдался случай. Ну ничего, есть другой способ, получше, до которого ты никогда бы не додумался.


Приготовления заняли почти час. Главное было не торопиться, действовать спокойно и ни в коем случае не вызывать подозрений у Калеба. Один раз, когда штора, которую она пыталась сдернуть, вдруг с треском разорвалась, Джеми испугалась, что он услышит шум и сейчас ворвется. Но нет, не услышал.

Она продолжила свою кропотливую работу. Спешить нельзя, ведь от этого зависит ее жизнь.

Наконец все было готово. Джеми присела перед камином, ухватила длинную головешку и быстро поднесла ее к куче тряпок, которые нарвала из полога и штор и сложила под дверью. Сухая ткань сразу занялась, и через несколько секунд длинные языки пламени уже лизали дверь и деревянные панели рядом с ней.

Не задерживаясь, чтобы полюбоваться плодами своих трудов, Джеми схватила кувшин и с размаху швырнула его в окно. Посыпался град осколков. Огонь должен был не позволить Калебу ворваться в комнату.

Джеми выбросила в окно конец веревки, связанной из простыней. Другой конец был прикреплен к столбу балдахина. Веревка не доставала до земли. Ну и пусть! Все лучше, чем жить с Ральфом Грейвзом!

Джеми подоткнула юбки, проворно влезла на подоконник и начала спускаться по веревке. Где-то на середине спуска ей как будто послышались крики наверху. Она заспешила.

Но вот веревка кончилась, Джеми посмотрела вниз. До земли далеко, но внизу клумба. Это должно смягчить падение.

Выбора все равно не было. Джеми разжала руки.

Глава двадцать первая

Последние несколько километров Ричард сам правил лошадьми, сменив до смерти уставшего кучера Уильяма. Еще один поворот – и карета выехала на прямую, как стрела, дорогу, ведущую к Батингхерсту. Дом стоял в низине, виднелась пока лишь верхняя его часть, и Ричард заметил вырывавшиеся из-под крыши языки пламени.

Господи, да там пожар! Джеми... Ричард хлестнул взмыленных лошадей. Хоть бы успеть...

Пожар, собственно, никто и не пытался тушить. Слуги скучились на центральной лужайке и глазели на дом. Ни Джеми, ни Грейвза нигде не было видно. Ричард горестно простонал. Дом был объят пламенем, за исключением нескольких помещений на первом этаже. Если ее там нет...

Лошади испуганно захрапели, почуяв запах гари, когда Ричард, натянув поводья, остановил их ярдах в двадцати от особняка. Спрыгнув на землю, он побежал к полураскрытой парадной двери. Воздух в холле был на удивление чист.

Мгновение он стоял в тишине, нарушаемой доносившимся издалека ревом огня, пожиравшего дом, затем откуда-то сверху послышался скрипучий голос:

– А-а-а, ты явился-таки, Хардинг. Опоздал, ах, как ты опоздал. Твоя драгоценная супруга сама устроила пожар, сама и сгорела, черт бы ее побрал. Очень рад, что ты приехал. Сам все увидишь. Мне она не досталась, но и тебе тоже. И тебе тоже!

Голос зашелся в истерическом смехе и умолк. В наступившей тишине стало слышно, как по полу волокут что-то тяжелое.

Ричард не поверил Грейвзу. Не хотел верить. Всю дорогу от Кэлдервуда в его ушах звучал голос Джеми, без устали повторявший: «Ричард, я люблю тебя». Ему казалось, что он слышит это снова. Нет, не может быть, чтобы она погибла. Если б это было так, он бы почувствовал.

Ричард выбежал наружу. Надо было найти что-нибудь, чтобы защититься от дыма и огня. Драгоценные минуты стремительно уходили, пока они искали, где взять воды. От слуг никакого толку не было, они стояли и смотрели на огонь, как завороженные.

Наконец около конюшни обнаружилась бадья с водой Замотав голову мокрой тряпкой, Ричард помчался обратно к дому. В холле по-прежнему слышалось какое-то царапанье наверху, правда, теперь уже немного в стороне. Стало трудно дышать из-за дыма, почти ничего не было видно. Ричард стал подниматься по лестнице, нащупывая ступени ногами. Он задыхался В голове продолжал звучать голос Джеми: «Ричард! Ричард! « Он найдет ее! Он должен ее спасти!

Голос как будто зазвучал громче. Или ему почудилось? Нет, она должна быть здесь. Ричард стал неуверенно продвигаться по лестничной площадке.

Первая попавшаяся ему дверь была объята пламенем. Собственно, двери уже не было. Помещение за дверным проемом походило на пылающую топку. Ричард окликнул Джеми раз, другой, чувствуя, как в душе нарастает отчаяние. Ответа не было. Он заставил себя идти дальше.

До следующей комнаты огонь еще не добрался, но она была заполнена удушающим дымом. Опустившись на четвереньки, Ричард двинулся вперед. Может быть, Джеми спряталась в углу? Он снова позвал ее. И снова никто не отозвался.

Господи, если он больше не слышит ее голос, не означает ли это, что она погибла? Подобно молнии Ричарда пронзила мысль: без Джеми жизнь его станет пустой и бессмысленной. Он должен, должен найти ее, пусть даже погибнет сам!

Он стал пробираться дальше, ничего не видя и не зная, куда направляется. Дышать становилось все труднее. Тряпка на голове почти высохла, одежда местами уже тлела.

– Ричард! – снова донеслось до него. – Ричард! Вернись! О господи, не дай ему умереть!

Нет, ему не почудилось! Это ее голос! Она внизу, у выхода! В голове все смешалось. Он спит? Или уже умер? Может, ее голос зовет его с того света? Ричард потряс головой. Это все из-за дыма, он отравился. Еще теснее прижавшись к полу, граф пополз к лестнице.

Голос послышался снова, уже отчетливее:

– Ричард! Ричард, ты где? Джеми! Это она! Она жива!

– Иду, любимая! – прохрипел Ричард еле слышно, с трудом шевеля растрескавшимися губами. Задыхаясь и кашляя, он дополз до верхней площадки лестницы. Двигаться дальше не было сил. Но остановка означала неминуемую гибель. Моля Бога о спасении, он подполз к краю и полетел кувырком по ступеням.

К подножию лестницы скатилось безжизненное тело.

– Уильям, на помощь! – пронзительно закричала Джеми. – Он здесь!

Вдвоем с кучером они поволокли Ричарда к двери. Не успели они положить его на холодную траву поодаль от горевшего дома, как огромный язык пламени прорвался сквозь крышу и перекрытия с жутким треском обрушились вниз. То, что еще оставалось от дома, превратилось в гигантский пылающий костер. Батингхерста больше не существовало.

Джеми, не замечая слез, что безостановочно текли по ее грязным щекам, пыталась привести в чувство мужа.

– Воды! Быстро, Энни! А ты, Уильям, неси какие-нибудь тряпки из кареты!

Положив его перепачканную голову себе на колени, Джеми омыла ему лицо холодной водой.

– Ричард! Ох, Ричард, я так тебя люблю. Не бросай меня, – в отчаянии твердила она, чувствуя, как в душе поднимается гнев. Нет, его не заберут у нее, она не позволит! – Я не дам тебе умереть! Не дам! – Джеми упрямо повторяла эти слова как заклинание, осторожно протирая кровоподтеки и ссадины и меняя мокрую холодную тряпку на лбу.

И вот наконец с его губ сорвался еле слышный сиплый смешок.

– Ну уж нет, чтобы со мной покончить, требуется что-нибудь посильнее дыма, – прошептал Ричард. – Тем более сейчас, когда я понял, что люблю тебя.

Неизъяснимое чувство благодарности и восторга охватило Джеми. Не в силах произнести ни слова, она упала мужу на грудь и разрыдалась.

Он погладил ее по голове.

– Тише, моя любимая. Все кончилось. Мы вместе. Больше нас никто не разлучит.

Еще не кончилось, сдерживая рыдания, подумала Джеми. Ричард измучен и беспомощен. Надо отнести его куда-то, где можно будет осмотреть его и полечить. Поплачем потом.

– Уильям! Помоги мне донести его светлость до кареты! – скомандовала она решительным тоном.

Ричард попытался встать и непременно упал бы, если б его не поддержали жена и кучер. Он тяжело обвис у них на плечах, Джеми покачнулась.

– Эй, вы там! – закричал Уильям, оборачиваясь к слугам, молча взиравшим на происходящее. – Идите сюда и помогите!

Дюжий лакей быстро подбежал и занял место Джеми.

Она бросилась к карете, но Энни уже успела все приготовить, расстелив меховые полости и соорудив изголовье из вещей, которые она вытащила из чемодана Ричарда. Занести графа в карету оказалось нелегким делом – он снова потерял сознание, – но в конце концов его все же уложили на сиденье. Джеми села напротив, прижимая к его лбу влажную тряпку.

– Куда, миледи? – спросил Уильям.

Джеми рассеянно посмотрела на кучера и только сейчас заметила, какой у него изможденный вид. Сколько часов подряд он гнал лошадей по дорогам, пока они ее искали?

– Поблизости должен быть какой-нибудь постоялый двор. Может, разыщешь? – Она ободряюще улыбнулась. – Его светлость нуждается в лечении. А тебе нужно отдохнуть.

Уильям засмущался.

– Нет, ничего, миледи, меня еще на несколько часов хватит. А вот лошади – другое дело. Если вы решите ехать дальше, их надо будет поменять.

– Главное – добраться до ближайшего постоялого двора. А где Энни? Надо ехать!

– Она поедет со мной наверху, миледи. Смидерс прекрасно устроилась. – Кучер ухмыльнулся и закрыл дверцу.

До постоялого двора они ехали минут двадцать. Джеми казалось, что дорога никогда не кончится. Ричард все не приходил в себя. Когда наконец карета завернула во двор, он пошевелился и открыл глаза.

Джеми вздохнула с облегчением.

– Слава богу, ты очнулся. Уильям привез нас в гостиницу. Мы тебя полечим. – Она убрала с его лба влажную тряпку.

– Это случайно не мой галстук? – просипел Ричард.

– Ох! – Джеми посмотрела на тряпку, потом на мужа. – Боюсь, это он и есть. Просто попался под руку. Но главное – у тебя под головой твое собственное белье из чемодана, так что...

Ричард закатил глаза и театральным тоном просипел:

– О, Грегг!

Джеми захихикала. У нее отлегло от сердца: если Ричард способен шутить, значит, положение не столь уж серьезно.

– Не беспокойся, – сказала она. – Это все Энни натворила. Вот пусть они с Греггом и разбираются.

Уильям с помощью хозяина гостиницы отвел Ричарда в лучшую спальню на втором этаже. Озабоченная хозяйка бегала туда-сюда, неся то горячую воду, то мыло и полотенца для высоких гостей, почему-то грязных и потрепанных. Все только о них и говорили.

Джеми ничего этого не знала, думая исключительно о муже. Она сняла с него прожженную одежду и вымыла его. Он нуждался в бритье, но тут уж она ничего не могла поделать.

– Ты выглядишь как пугало огородное, – весело произнесла она.

Ричард протянул к ней забинтованную руку и хотел что-то сказать, но не смог. Не помогла даже вода, которую ему дала Джеми. Он просто сжал ее руку.

– Ничего, скоро станет лучше, я уверена, – бодрым тоном продолжала Джеми. – А пока молчи. Главное – тебе ничто не грозит.

«И тебе», – сказали его глаза.

– Выпьешь немножко бренди? Он кивнул.

– И поесть не помешает, – добавила Джеми, дергая шнурок звонка. Тут же явилась горничная. Джеми попросила принести бренди и две чашки мясного бульона. Ричард скривился, но она сделала вид, что ничего не замечает. Горничная уже собиралась уйти, когда Джеми вспомнила еще кое о чем.

– Для моих слуг пусть приготовят горячий ужин и хорошо устроят их на ночь.

– Да, миледи. Я сейчас же передам хозяину. Желаете что-нибудь еще, ваша светлость?

– Да. Спросите, пожалуйста, у вашего хозяина, не найдется ли у него сюртука для моего мужа. Его одежда вконец испорчена на пожаре, а камердинер приедет не скоро.

– Хорошо, миледи.

Через пару минут девушка принесла одежду. Хозяин был несколько тучен, а потому сюртук, наверняка надеваемый им по особым случаям, в плечах пришелся Ричарду впору, зато ниже висел мешком.

Ричард глотнул бренди и с усмешкой посмотрел на Джеми. Боль в горле немного утихла. Он неуверенно поднялся и пошел к очагу. Один взгляд в зеркало подтвердил самые худшие опасения. Граф вздрогнул.

– Ну и вид!

Джеми подскочила к нему и стала рядом.

– Разве мы не пара, милорд?

Да уж, они стоили друг друга. На Джеми было то же самое платье, в котором она была, когда ее похитили, – грязное, измятое и порванное.

Ричард посмотрел на нее с улыбкой.

– Слушай, может, жена хозяина одолжит тебе какое-нибудь платье?

Супруга хозяина была раза в два шире Джеми, и Ричард знал это.

– Очко в вашу пользу, милорд, – улыбаясь, проговорила Джеми. – Попробую превзойти вас в... элегантности. – Она приложила палец к его губам. – Все, больше ни слова. Подожди, пока станет получше. Еще наговоримся.

Он кивнул, глядя в сияющие глаза жены, и прижал ее к груди. В этих объятиях не было страсти, одна только нежность и поддержка. Ее волосы щекотали ему подбородок, он обнял ее еще крепче.

Если у Джеми и оставались еще сомнения насчет его любви, сейчас они окончательно исчезли. Обняв мужа за талию, она чувствовала себя с ним легко и спокойно. Позже, когда он поправится, они поговорят обо всем, что им пришлось пережить. Вот тогда она ему скажет, как сильно его любит. Джеми уткнула улыбающееся лицо в чужой сюртук.


Они сидели у очага в гостиной и молчали. Оба слишком устали, а у Ричарда сильно болело горло. Да и зачем говорить? Достаточно того, что они вместе и опасность миновала.

В дверь заглянула горничная. Распоряжение ее светлости выполнено, сообщила она. Слуг хорошо покормили и уложили спать. Джеми, довольная, кивнула. Вот и все на сегодня.

– Прошу прощения, миледи, но там человек. Он просит его светлость принять его.

Только этого не хватало! Джеми вопросительно подняла брови.

– Это мистер Пикок, судья, – робея, добавила горничная. – Насчет пожара.

Ричард устало кивнул головой. Ладно, закон надо уважать.

Томас Пикок, эсквайр, увидев Хардинга и молодую графиню, оторопело замер на пороге. Ричард, с трудом поднявшись на ноги, пошел ему навстречу, протягивая забинтованную руку, а другой запахивая сюртук.

– Мистер Пикок, боюсь, вы застали нас не в самом лучшем виде, за что я приношу извинения. Вы не присядете?

– Извините, что побеспокоил вас, – официальным тоном начал судья, – но, как вы сами понимаете, я вынужден это сделать. – Он неловко опустился на краешек стула. – Как я понимаю, вы, милорд, были на пожаре в Батингхерсте?

Ричард утвердительно кивнул и сел на свое место.

– Не будете ли вы так добры рассказать мне, что там произошло?

Джеми поспешила на помощь Ричарду.

– Мой муж находился внутри горящего здания, надышался гарью, ему трудно говорить, но я тоже была там, когда начался пожар.

Судья посмотрел на нее с удивлением.

– Ральф Грейвз, владелец Батингхерста, состоит в дальнем родстве с нашей семьей, – заговорила Джеми, стараясь придерживаться сухих фактов и поглядывая искоса на Ричарда, не подаст ли он ей знак замолчать. Но Ричард лишь улыбнулся, и она смело продолжала: – Он насильно увез меня из Лондона и держал пленницей в своем доме. – Как-то само собой получилось, что Джеми вообще не упомянула об участии отца в ее похищении.

– Но это же невероятно! – воскликнул судья. – Чего он хотел добиться, поступая столь низким, я бы даже сказал, преступным образом?

Джеми бросила взгляд на Ричарда, тот незаметно кивнул.

– Ральф Грейвз считал, что мой брак с лордом Хардингом незаконен и его можно аннулировать. Он сам решил жениться на мне. Он заявил, что хочу или не хочу, но все равно я буду его женой. Для этого он меня и похитил.

– Боже правый! – воскликнул, бледнея, мистер Пикок. В глазах его сверкнуло любопытство. – А что насчет пожара? Боюсь, я не улавливаю связи между пожаром и вашим похищением, миледи.

– Я сама его устроила, – ответила Джеми с обескураживающей откровенностью. – Это был умышленный поджог. Просто мне потребовалось отвлечь внимание Грейвза и его людей и бежать из этого дома.

Ричард хрипло засмеялся.

– Так это все ты? А я удивлялся, как тебе удалось спастись. Может, расскажешь, как ты все это проделала? Я умираю от любопытства. – Он потянулся к стакану с водой, стоявшему рядом с ним на столике.

– Ничего таинственного тут нет. У меня просто не было выбора. Я связала простыни, чтобы спуститься вниз. Окно, как ты можешь сам догадаться, было закрыто, пришлось выбить стекло...

Мистер Пикок попросил:

– Прошу вас, продолжайте, миледи.

– Мне удалось благополучно спуститься – к счастью, под окнами цветник и земля очень рыхлая. Потом я спряталась под деревьями на краю парка. Меня не заметили. По крайней мере не преследовали. Наверное, пытались потушить огонь.

– Они думали, ты внутри, – вставил Ричард. – Грейвз сказал мне, что ты сама устроила пожар и сгорела. Он еще злорадствовал, что ты мне не досталась. – Он накрыл ладонью руку Джеми.

Судья насторожился.

– Значит, Грейвз разговаривал с вами, милорд? И где он находился?

– Где-то наверху. Я подумал, что он на втором этаже, но, когда я туда поднялся, его шаги раздавались где-то вдалеке. Вообще в такой обстановке, когда ничего не видно, можно легко ошибиться. Мне, например, слышался и голос моей жены тоже.

– Но я действительно тебя звала! Ричард резко повернулся к ней. – Что?!

– Я увидела твою карету и закричала, но меня не услышали. Наверное, было очень далеко. Тогда я бросилась к дому, хотела догнать тебя, прежде чем ты войдешь, но не успела. Когда мы с Уильямом вбежали в холл, ты был уже где-то на втором этаже. Я тебя звала, и ты меня слышал.

– Да, – согласился Ричард. – Но я тебя слышал и до этого. Твой голос звучал у меня в ушах с того самого момента, когда я узнал, что тебя похитили.

Мистер Пикок сдержанно кашлянул:

– Как вы думаете, когда вы поднялись па второй этаж, мистер Грейвз мог находиться прямо над вами, на лестничной площадке третьего этажа?

– Возможно. А что, это имеет значение? Он спасся?

– Нет, он не спасся, милорд. Во всяком случае, мы обнаружили на пепелище два трупа. Один – крупного мужчины, узнать его практически невозможно. Другой, сухощавый, почти не обгорел. Слуги опознали его как Ральфа Грейвза.

Ричард кивнул головой.

– Понятно. Тот, второй, похоже, его сообщник Калеб. Наверное, охранял мою жену. И как он погиб?

– Его придавило балкой, сгорел заживо. Джеми вздрогнула. Какая ужасная смерть, даже для Калеба! А виновата она. Это она устроила пожар.

– А Грейвз? – резко спросил Ричард, которого нисколько не тронула гибель негодяев.

– Мы думаем, он находился на третьем этаже, пытался подтащить к лестнице огромный сейф. Судя по всему, он был для Грейвза дороже всего, даже ее светлости. Вместе со своим сейфом он провалился вниз, в подвал. Сейф его и убил, упав сверху.

– Правосудие» – буркнул Ричард.

– Простите, что вы сказали?

– Я сказал «правосудие», мистер Пикок. Вчера мне стало известно, что Ральф Грейвз был ростовщиком и вымогателем, ссужал деньги под грабительские проценты людям, оказавшимся в отчаянных обстоятельствах, а потом, когда выяснялось, что они не в состоянии вернуть долг, шантажировал их, высасывая из них кровь. Многие пошли ко дну. Думаю, отец моей жены тоже одна из его жертв. Этот Грейвз был настоящим бандитом. Его жертвы очень обрадуются, узнав о его смерти, если, конечно, бумаги уничтожены. Они сгорели?

Джеми, потрясенная, смотрела па Ричарда. Ее отец?

– Я вам очень благодарен за информацию, милорд, – сказал судья. – Это многое объясняет. Учитывая обстоятельства, не может быть и речи о каких-либо мерах в отношении леди Хардинг. Человек по имени Калеб был, несомненно, соучастником преступных деяний Грейвза. Вина за гибель Калеба, как и за его собственную, падает на Грейвза. По иронии судьбы, Грейвз рисковал жизнью, пытаясь вытащить сейф из огня. В итоге он погиб, а сейф остался в целости и сохранности. Могу вам сказать, конфиденциально разумеется, что в нем обнаружена большая сумма денег. Кроме того, там находятся документы, большей частью неповрежденные.

Он кашлянул, прочищая горло.

– Один из них может вас заинтересовать, – произнес Пикок и улыбнулся, в первый раз с тех пор, как вошел. – Это долговая расписка, подтверждающая, что ваш отец вручил энную сумму сэру Джону Кэлдервуду. Расписку Кэлдервуд впоследствии заложил у Грейвза. Вы сможете вернуть деньги за счет состояния покойного, естественно, после того, как будут выполнены все формальности.

Ричард кивнул, стараясь не выдать своего удивления.

– Есть еще кое-что, если позволите, – продолжал судья, вставая и поворачиваясь к Джеми. – По вашим словам, миледи, Грейвз связан родственными узами с вашим семейством. Вы имели в виду Кэлдервудов? – (Джеми смущенно кивнула головой.) – А вы Джесмина Кэлдервуд? – (Она кивнула еще раз.)

Судья с улыбкой полез в карман.

– Тогда мне нет нужды держать эти бумаги при себе. Они не принадлежат Грейвзу. Думаю, они ваши, миледи. – Судья протянул Джеми пачку документов.

Джеми растерянно застыла. Ричард взял бумаги.

– Думаю, это ваше приданое, миледи, – продолжал судья. – Вы действительно замужем, это так?

Джеми возмутил столь нелепый вопрос. Она открыла было рот, но ее опередил громкий смех Ричарда.

– Да-да, сэр, мы действительно муж и жена, хотя, признаюсь, делая предложение, я и думать не думал ни о каком приданом. – Ричард снова засмеялся, не замечая странных взглядов, которые бросал на него мистер Пикок, решивший, очевидно, что пожар плохо подействовал на лорда Хардинга.


– Поди сюда, – сказал Ричард, когда они остались одни. Джеми подошла и растерянно остановилась. Он усадил ее себе на колени и обнял за плечи.

– Хватит хмуриться, любовь моя. Это документы на земли, которые оставила тебе твоя мать. Ты должна была их получить о день совершеннолетия или в случае замужества. Твой отец беспардонным образом предложил их Грейвзу в качестве гарантии возврата своих долгов. Вернуть деньги, как я понимаю, он был не в состоянии, а потому Грейвз решил жениться на тебе, чтобы закрепить земли за собой. Другого законного пути у него не было. Этим и объясняется его странное желание обязательно сделать тебя своей женой. Вот почему он спешил обделать свои делишки до того, как ты достигнешь совершеннолетия и узнаешь о наследстве.

– Значит, странное?

– Для него, но не для меня. Ах ты, злюка! – Не давая жене ничего сказать в ответ, он приник к ее губам долгим поцелуем. – А теперь, любимая, не пора ли нам в постель?

Джеми покраснела.

Уже потом, когда они отдыхали, расслабленные и удовлетворенные, Джеми задала наконец вопрос, который давно вертелся у нее на языке:

– Ты сказал, Ричард, что любишь меня, но ни разу не спросил, люблю ли тебя я. Почему?

– Потому что я и так это знаю, любовь моя, – ответил он чрезвычайно уверенным тоном, поглаживая ее волосы.

Джеми провела ногтем по его груди.

– Ты слишком самоуверен. Я же тебе ничего такого не говорила!

Он взял зловредный палец, поднес ко рту и легонько прикусил.

– Ты ошибаешься, любимая. Ты повторяла это беспрерывно, пока я ехал из Кэлдервуда в Батингхерст. Я все время слышал твой голос: «Ричард, я люблю тебя». Разве все было не так?

– Так... – с суеверным страхом прошептала Джеми. – Это помогало мне не пасть духом. Но я не думала, что ты это слышишь.

– Тебе не хватает веры в силу любви, моя дорогая... что странно, если вспомнить, как на тебя подействовал рассказ моей матушки. Кстати, я кое о чем вспомнил...

Ричард перегнулся через Джеми и взял со стола шкатулку. Внутри на бархатной подушечке покоилось обручальное кольцо Хардингов. Он взял его и надел на палец Джеми.

– Этот бриллиант, если его вручают и принимают по любви, означает, что оба – и дающий, и получающая – благословлены небесами, – торжественным голосом проговорил Ричард, глядя в упор на Джеми. – Я уверен – на нас небесное благословение. Я люблю тебя, Джеми Хардинг.

Примечания

1

Grave (англ.) – могила. – Прим переводчика.


home | my bookshelf | | Отчаянная Джеми |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу