Book: Поцелуй француза



Поцелуй француза

Мэлори Кэтрин

Поцелуй француза

Глава 1

Джин Пакстон заправила выбившуюся прядь светлых волос и, резко остановившись, обернулась, желая застать врасплох высокого, необычайно привлекательного мужчину, который вот уже целых полчаса неотступно следует за ней по пятам.

Подобно большинству улиц средневекового квартала Бордо, Рю-Сан-Катерин была узкой и оживленной. Будничные покупатели, натыкаясь на внезапно остановившуюся девушку, бросали на нее недовольные взгляды, но Джин не обращала на них внимания.

Ну так и есть, преследователь обнаружен! Хотя этот субъект, явно стараясь скрыть свои намерения, лихорадочно хлопал себя по карманам твидового пиджака, делая вид, будто обронил что-то на тротуаре.

«Хитер!» — подумала Джин, мысленно улыбнувшись. И все-таки она тоже не промах, раз подловила его. В выражении этих блестящих голубых глаз невозможно было ошибиться: они бесцеремонно изучали сзади ее стройную фигуру топ-модели под тонким хлопчатобумажным платьем-рубашкой.

Вообще-то говоря, в этом не было ничего удивительного: Джин всегда отличалась изящностью и в свои двадцать восемь привыкла к чрезмерному мужскому вниманию. Не прошло и года после развода с Марком, а она уже выработала в себе умение с первого взгляда безошибочно распознавать тип мужчины.

Однако этого незнакомца классифицировать было не так легко. Скорее всего, его следовало отнести к семейству «флиртус европиан», решила Джин, то есть обыкновенных «уличных волков», которые рыщут по улицам любого крупного города на континенте. Эти особи отличаются упорством в преследовании жертвы, при этом в число последних попадают преимущественно блондинки, в чем ей не раз приходилось убеждаться на собственном опыте. И все-таки этот экземпляр был необычен: его внешний облик не вполне подходил под типаж «уличного волка».

Во-первых, явно не соответствовал типажу его возраст: «уличными волками», как правило, были зеленые юнцы, а этому на вид было лет тридцать пять. Да и фигура отнюдь не отличалась худобой и угловатостью. Напротив, он был высок и исключительно хорошо сложен. Смуглое от загара лицо, каштановые волосы с высветленными солнцем золотыми прядями, проницательные голубые глаза, цвет которых был заметен даже издалека.

Но самым удивительным Джин казалось то, что он до сих пор не предпринял никаких попыток заговорить с ней. Обычно после подобного преследования начинались пошлая навязчивая болтовня, сочувствия по поводу одиночества столь очаровательной девушки и сомнительные предложения «развлечься». Но нет, этот мужчина чуть ли не смущенно попятился от нее, когда она в первый раз заметила его преследование на «блошином рынке», расположенном рядом с богато украшенной церковью Сен-Мишель.

Однако больше всего Джин раздражало ее собственное подспудное желание, чтобы этот незнакомец настиг ее.

Она продолжала свой путь по Рю-Сан-Катерин, поглядывая на витрины магазинов одежды и испытывая неуютное чувство тревоги оттого, что кто-то вторгся на территорию ее личного мирка и теперь угрожает ее спокойствию.

После развода Джин поставила крест на мужчинах, особенно относящихся к типу мощного агрегата. В таких мужчинах доминировали руки и рот, и весь их интерес сводился к тому, чтобы доставить ей удовольствие, в котором, по их мнению, она в первую очередь нуждалась, будучи разведенной женщиной.

На самом же деле секс перестал интересовать ее после самого отвратительного периода ее супружества с Марком. За последний год она с головой погрузилась в спасительный весьма напряженный рабочий режим управляющего «Саммит Инн», старинного величественного курортного отеля ее дяди Лоуэлла на севере штата Нью-Йорк.

Джин невольно улыбнулась, вспомнив Лоуэлла: его белую как снег голову и морщинистое, но все еще обаятельное лицо. Правда, улыбка почти тут же сменилась хмурой озабоченностью. Утром дядя неожиданно позвонил в ее гостиничный номер и, отменив на сегодня все их поездки по делам, связанным с закупкой вин, устроил день отдыха.

Джин была беззаветно предана своему дяде. Когда год назад ее брак закончился крахом, а вместе с ним благодаря родственным связям Марка рухнула и ее карьера в гостиничной корпорации «Хардвик Хотелс», Лоуэлл протянул ей руку помощи, предложив и кров, и работу как раз в тот момент, когда это стало крайне необходимо. «Саммит Инн» оказался превосходным лекарством от отчаяния. Работа в этом отеле обеспечивала спокойное, тщательно размеренное существование, которое ее теперь вполне устраивало.

Во всяком случае, пока устраивало. Мужчина, преследовавший ее, определенно не относился к типу мощного агрегата с мужественной внешностью ярко выраженного самца. Его сильные, скульптурно выточенные черты были необычайно красивы, даже изысканны. Такая внешность, сочетающая в себе дерзость авантюриста с задумчивостью интеллигента, могла принадлежать какому-нибудь астроному или ученому-исследователю, почему-то решила Джин. И в то же время она знала, что подобные мужчины не волочатся за женщинами на улицах.

Помимо прочего, его легкая походка сбивала Джин с толку. В этом крылась основная причина, по которой она отнесла его к типу «уличных волков». Он чересчур уверенно и непринужденно владел своим мускулистым телом. Слово «сексапильный» колотилось в ее мозгу, но она безжалостно гнала прочь подобные мысли, стараясь не обращать внимания на то легкое, но весьма очевидное возбуждение, которое возникало в ее собственном теле при взгляде на незнакомца.

Нет, она не подпустит к себе этого мужчину! Все-таки она взрослая женщина и способна контролировать свои эмоции.

Между тем Джин явно чувствовала, что он продолжал идти за ней следом. Вероятно, незнакомец оценивал ее, как оценивает пробравшийся в деревню волк бегающую по двору курочку, выжидая наиболее подходящий момент для нападения. Пора прекратить эту комедию!

Молниеносным движением она развернулась всем корпусом, но сразу за ней, на свою беду, шла дородная женщина с дюжиной длинных батонов в руках. Они столкнулись, и батоны раскатились по тротуару во все стороны.

— Pardonnez-moi! — пробормотала Джин, вспыхнув от смущения, и нагнулась, чтобы помочь женщине.

Собрав весь хлеб, та окатила Джин долгим враждебным взглядом и направилась дальше, покачивая головой.

В это время «волк», или кто он там был, заинтересованно разглядывал фруктовые пироги в витрине кондитерского магазина. Джин не могла отчетливо рассмотреть выражение его лица, но ей показалось, что он едва сдерживает смех.

Пора отделаться от него, решила она. Близился полдень, а ей надо было еще зайти в какой-нибудь бутик. Полгода она откладывала деньги на эту поездку, чтобы побаловать себя во Франции покупками. Вернуться в Штаты, не купив здесь хотя бы одну подлинно французскую вещицу, было бы смерти подобно.

Резко ускорив шаг, Джин принялась беспорядочно петлять по многолюдным улочкам, надеясь оторваться от преследования.

И вдруг она обнаружила, что ее вынесло из эпохи средневековья в двадцатый век.

Перед ней простирались ряды зданий из стекла и бетона и широкая обсаженная деревьями рыночная площадь. Вспомнив путеводитель, который она изучала вчера вечером по приезде в Бордо, она решила, что это, скорее всего, Мериадек — сердце современного центра города.

Осмотревшись вокруг, Джин с неожиданным разочарованием обнаружила, что осталась одна. Мимо нее спешили по своим делам обычные прохожие, но среди них не было ее незнакомого голубоглазого красавца.

Что-то на удивление легко она его потеряла — видно, не так уж сильно он ею заинтересовался. А может, не стоило так быстро идти?

«Прекрати! — приказала она себе. — Ты же мечтала от него избавиться, так радуйся, что тебе это удалось!» «Уличные волки» отличались способностью преследовать свои жертвы часами. Надо бы поздравить себя с удачей.

Джин медленно шла по пешеходным дорожкам, не в силах выбросить из головы образ незнакомца. Она убеждала себя, что здесь по крайней мере нашла те магазины, которые искала полдня, но это почему-то было слабым утешением.

Внимательно изучив несколько ближайших витрин, она остановила свой выбор на маленьком бутике, за стеклом которого были выставлены наряды в стиле нового романтизма. На манекене под бархатным жокейским пиджачком сверкала белизной кружевная блузка. Дополняла костюм плиссированная юбка ниже колен. Ансамбль был выдержан в красивых пастельных тонах.

Войдя в магазинчик, Джин со вздохом пощупала тяжелую шерстяную ткань. Эта одежда смотрелась мягко и женственно, резко отличаясь от строгих деловых костюмов, которые составляли ее гардероб со времени окончания колледжа. Она подумала, как было бы восхитительно выйти в одном из таких очаровательных нарядов — теплом, красивом и не совсем практичном.

Но куда она наденет подобный костюм? В ее жизни давно не было ситуаций, для которых надо наряжаться подобным образом. Джин почувствовала приступ обиды на модельеров, которые увековечивали мифический образ роскоши и романтики, тогда как реальная жизнь совсем не походила на глянцевые страницы каталогов мод или журнала «Вог».

Но сегодня она не могла удержаться от фантазий на тему о такой романтически-шикарной жизни. Во всем виноват сентябрь — в сентябре ее тянуло на сентиментальность. А в этом году волнующее влияние близкой осени усилилось впечатлениями от четырехдневной поездки по Франции. Она очень любила дядю Лоуэлла, но ловила себя на желании разделить свое настроение еще с кем-то, к кому бы она относилась несколько по-иному.

И снова перед ней предстал яркий образ преследовавшего ее незнакомца. Джин расправила на плечах просторный капюшон длинной шотландской шерстяной накидки-перелины без рукавов и глянула на себя в зеркало. О да, такая одежда именно оттуда, из мира ее фантазий. Повинуясь какому-то безрассудному порыву, она повернулась к стоявшей поблизости девушке-продавцу и спросила цену:

— Combien?[1]

Названная сумма оказалась слишком большой, чтобы Джин смогла в уме перевести ее в американские доллары. Подняв с кресла свою кожаную сумочку, она вытащила из нее калькулятор размером с кредитную карточку и начала подсчитывать.

Увидев на мини-дисплее цифру-результат, она почувствовала легкий приступ удушья: это были почти все ее деньги, отложенные на покупки! Нехотя она сунула калькулятор обратно в сумочку и подошла к зеркалу, чтобы в последний раз полюбоваться на роскошную пелерину. Замечтавшись, она представила себя гуляющей в осеннем парке: пестрая листва кружится в прохладном звенящем воздухе, шуршит под ногами, а ее руку нежно сжимает чья-то сильная рука…

— Покупайте! — произнес низкий голос у нее за спиной.

От испуга Джин так резко обернулась, что накидка колоколом взлетела вокруг ее фигуры. Скрестив на груди руки и лукаво ухмыляясь одними уголками губ, перед ней стоял тот самый незнакомец с рынка.

Ее захлестнуло неистовым волнением, сердце бешено запрыгало, разрываясь от целой гаммы сложных и противоречивых чувств. Гадая, как ему удалось удержать ее на крючке, Джин и досадовала, и восхищалась одновременно.

На какое-то мгновение она потеряла дар речи и стояла, молча разглядывая его. С такого близкого расстояния он смотрелся еще лучше, чем издали. Незнакомец оказался на голову выше Джин.

Помимо интеллигентной тонкости черт, замеченной девушкой еще на улице, сейчас она уловила в его лице неотразимо обаятельную игривость.

Его лучистые голубые глаза смотрели на нее озорно, но при этом в них читалось ничем не прикрытое восхищение. У Джин создалось такое впечатление, что незнакомец мысленно раздевал ее, но это почему-то вовсе не возмущало девушку, наоборот: с восхитительной слабостью она желала быть действительно раздетой.

Боже, да она совершенно теряет голову! С усилием взяв себя в руки, Джин стала лихорадочно подыскивать слова, но ее хватило лишь на чуть слышный вопрос:

— Что вы сказали?

— Я говорю, что вам надо купить эту вещь. Мне кажется, это будет для вас выгодным приобретением.

— Выгодным приобретением? По такой цене?! — воскликнула она, назвав сумму во французских франках.

Тут только она сообразила, что они разговаривают по-английски. Мало того — у него американский акцент. Его низкий приятный баритон почему-то напомнил ей звучание виолончели.

— Я хотел сказать, что вещь, которая так сногсшибательно смотрится на вас, будет выгодным приобретением, несмотря на любую цену, — ловко выкрутился он, хотя сначала его явно шокировала названная Джин сумма. Помимо всего прочего, эта накидка идет к вашим чудесным зеленым глазам.

Щеки ее залил румянец. Несмотря на то, что Джин ожидала услышать комплимент, ей все же не удалось скрыть произведенного им эффекта. В самом деле, темно-оливковый цвет пелерины красиво сочетался с ее выразительными орехово-зелеными глазами. Но его слова никак не вязались с той стеснительностью, которую он выказал на улице.

— Спасибо за комплимент и за совет, но, боюсь, я все же уйду отсюда без покупки, — сказала она, скидывая с плеч накидку.

— Но почему? — вскричал он с искренним разочарованием.

Джин понимала, что здесь нет ничего постыдного, и все-таки почему-то не желала признаться, что эта вещь ей попросту не по карману.

— Потому что это не мой стиль, — объяснила она.

— Не ваш стиль? Да эта накидка вам очень идет, как же она может оказаться не вашим стилем? И потом, я видел выражение вашего лица, когда вы смотрелись в зеркало. Признайтесь, ведь вам понравилась эта вещь?

— Она мила… — выдавила из себя Джин, удивляясь, как быстро он раскусил ее ложь.

— Ну так за чем же дело стало? За ценой?

— Да, и кроме того, мне не с чем это носить.

Незнакомец с сомнением посмотрел на нее.

— Ну в таком случае вам некого винить, кроме себя. К этой накидке прекрасно подойдет белая кружевная блузка в викторианском стиле. У вас непременно найдется что-то подобное.

Джин покачала головой.

— Нет? — удивился он. — Может, кружевные полупрозрачные наряды для вас слишком женственны? Ну да, я, кажется, понял — вы относитесь к тому типу женщин, которые прячут свое слишком сексуальное тело под строгими синими костюмами. Я прав?

От такой наглости Джин потеряла дар речи. Да, он был совершенно прав, хотя и не мог знать истинной причины. А причина заключалась в том, что некогда ей приходилось жить в постоянном страхе перед крайней сексуальной агрессивностью своего бывшего мужа, и, чтобы лишний раз не провоцировать его звериных инстинктов, она специально одевалась так, чтобы свести к минимуму женственность своей фигуры. Джин делала это вполне осознанно, но привычка укоренилась, и она до сих пор не могла избавиться от нее. Однако в такие подробности личной жизни вряд ли стоит посвящать незнакомца.

Вместо этого она пошла в наступление:

— У меня есть причины на то, чтобы так одеваться. К тому же не все с легкостью сорят деньгами.

— Это жалкое оправдание, — сказал он с легкой иронией. — Женщины не должны так быстро сдаваться. Всегда можно найти способ получить желаемое.

— Вам легко говорить! Но я не вижу, чтобы вы сами позарились на покупки по таким ценам, — парировала она, обведя рукой развешанную кругом одежду.

Но тут до нее дошел истинный смысл сказанных им слов, и глаза ее сузились.

— Или, может, вы возгорели желанием купить мне какую-нибудь вещь?

Он игриво-удивленно приподнял бровь.

— Э-э… Может быть. Вообще-то я признаю случайные порывы щедрости, особенно по отношению к красивым женщинам, но все-таки, боюсь, для этого мы с вами не слишком хорошо знакомы.

Джин тут же подхватила его слова:

— А если бы мы были знакомы лучше, то вы, разумеется, не удержались бы и одарили меня?

— Сознаюсь, я действительно не прочь познакомиться с вами поближе, но…

Хватит, все ясно! Все фантазии Джин об этом человеке мигом испарились.

— Если вы привыкли всегда таким образом покупать право лечь с женщиной в постель, то со мной этот номер не пройдет! Охладите свой пыл и оставим все как есть, ладно? А теперь прошу меня извинить, мне надо поторопиться.

Она хотела прошмыгнуть к выходу, но он загородил ей дорогу, вызывающе сверкая своими голубыми глазами. Джин видела, что теперь, когда она дала ему повод для знакомства, он так просто не отпустит ее.

— Постойте, маленькая тигрица! Боюсь, я и в мыслях не держал подобных дерзостей, о которых вы предположили. Но вы подбросили мне превосходную идею.

— Не думаю, что она мне понравится, — огрызнулась Джин.

— А я думаю, она и вам придется по душе. Ведь вы хотите эту накидку, не так ли?

— Да, но…

— Я не собираюсь делать вам подарок, но думаю, что смогу сделать ее цену приемлемой для вас. Как вы думаете, заслужу ли я тем самым право пригласить вас на ленч?

Джин глубоко вздохнула. Это уже становилось весьма забавным! Лучше поскорее избавиться от этого типа.



— Я вижу, у меня нет другого выхода. Иначе вы не оставите меня в покое, — опрометчиво согласилась она. В его улыбке мелькнула какая-то сверхъестественная сила и смягчила ее раздражение. Даже если он «уличный волк-волокита», все же он, бесспорно, обаятелен. Возможно, ленч с ним будет не так уж плох, если он не потребует большего.

Незнакомец подошел к прилавку и страдальчески взглянул на смущенную девушку-продавца. Театрально воздев руки, он громко пожаловался по-французски:

— Разве можно спорить с женщиной! Когда я говорю ей, что это слишком дорого, она дуется и говорит, что я не люблю ее. Моя жена определенно доведет меня до ручки!

Джин потрясенно открыла рот. Она не слишком хорошо знала французский, но последнюю его фразу поняла: «ma femme»…

Он назвал ее своей женой! Что еще за комедию он здесь ломает? Он чересчур далеко зашел, пора прекратить этот спектакль. Джин вернула пелерину девушке-продавцу и объяснила на ломаном французском, что хоть ей и пришлась по вкусу эта вещь, но она не может себе ее позволить.

— Вот видите! Теперь она пытается выставить меня последним скрягой! Но мне ничуть не стыдно! Меня не проведешь на такие штучки! — возмущенно воскликнул он, входя в роль.

Джин вспыхнула от смущения.

— Пожалуйста, не обращайте внимания! — взмолилась она. — Этот человек вовсе не мой муж.

— Ага! Теперь она делает вид, что даже не знакома со мной! — Похоже, он решил играть спектакль до конца. — Просто ужас! Можно подумать, это впервые!

Девушка-продавец растерянно переводила взгляд с одной на другого, явно не представляя, как уладить «семейный» конфликт. Покраснев, она извинилась и стремительно скрылась за портьерой.

Джин сердито взглянула на «мужа», но не успела она еще придумать, что бы сказать такое ядовитое, как портьера распахнулась, и перед ними предстала модно одетая женщина — очевидно, хозяйка бутика.

— Меня зовут Фабьен. Могу ли я чем-то помочь вам? — спросила она по-английски с сильным акцентом. Джин открыла было рот, но незнакомец опередил ее.

— Извините за беспокойство, — сказал он по-английски. — У нас здесь вышло небольшое разногласие по поводу этой пелеринки. Моя жена уцепилась в нее, как будто она золотая, и, судя по цене, вещь в самом деле могла бы быть из золота.

— Ah, trope chere![2] — сочувственно покачала головой Фабьен. — Очень дорого для вас! Но, пожалуйста, примерьте ее еще разок, милочка. Возможно, если вам так хочется приобрести эту пелеринку, мы сможем договориться.

Теперь Джин поняла, ради чего он устроил все это представление. Она послушно надела накидку, из предосторожности спрятав свою левую руку без обручального кольца в просторном кармане.

Фабьен пришла в совершенный восторг.

— Elle est tres charmant, n'est ce pas?[3] Как романтично! — Она восхищенно всплеснула руками. — По-моему, эта вещь особенно красиво смотрится с вашими чудесными светлыми волосами. Вам повезло с женой — ей идут такие романтические наряды!

— Но он не муж мне! — честно призналась Джин.

— Видите? Она притворяется, что не знает меня. И так будет продолжаться целыми днями, я уж не говорю про ночи. Это довольно милая пелеринка, признаю, но шантажом меня не взять! — заявил он.

Джин прикусила губу, чтобы сдержать улыбку. Что и говорить, актер первоклассный!

Фабьен развеселилась.

— Восхищаюсь вашей стойкостью, — обратилась она к Джин. — Надо иметь определенное мужество, э… как там у вас говорится?.. силу воли — чтобы отказывать в постели такому мужчине. Браво! Но я не хочу быть причиной семейного раздора. Может быть, мы сможем сделать для вас скидку.

Воздев глаза к небу, Фабьен предложила сбросить двадцать пять процентов цены. Джин остолбенела, но ее «муж» проявил полную невозмутимость.

— Нет, это, безусловно, красивая вещица, но я не печатаю деньги.

В течение следующей минуты Фабьен расхваливала достоинства своего товара: качество материала и пошива, модный крой и то, как она отлично подходит к матово-бледному лицу его жены и ее светлым волосам. Однако несмотря на цветистую рекламу, он продолжал отказываться от покупки.

Наконец она подняла руки.

— Ладно! Ведь скоро мне все равно придется менять ассортимент на зимний. Так и быть, даю вам скидку сорок процентов!

Джин стояла в полном ошеломлении. Пока он делал вид, что обдумывает это предложение, она украдкой достала свой калькулятор и подсчитала новую сумму. Она, разумеется, осталась не слишком маленькой, но уже более-менее приемлемой — после этой покупки у нее еще останется приличная сумма на другие вещи.

Джин уставилась на него, мысленно умоляя не спугнуть удачу. К счастью, он, кажется, понял эту ее безмолвную мольбу.

— Ладно, согласен! Вижу, здесь у вас женский заговор. Давай, покупай свою чертову накидку! Все равно все наши деньги у тебя, — недовольно проворчал он.

Джин почувствовала благодарность к нему за такт, с которым он обыграл вопрос оплаты, и, быстро вытащив из бумажника пачку французских франков, отсчитала нужную сумму. Через минуту они уже спешили к дверям, и Джин победно несла в руке объемистый пакет из серебристого пластика.

Убедившись, что они отошли на достаточное расстояние от бутика, она развернулась, преградив ему дорогу.

— Вы невероятно нахальны, знаете об этом?

Он обворожительно улыбнулся, облокотившись на ограждения возле какой-то витрины.

— Да, знаю. Это всего лишь одна из множества моих притягательных черт.

— К тому же, как видно, не страдаете от скромности. Интересно, чем вы подпитываете свою самовлюбленность?

— Блондинками. Три раза в день, — ответил он. — Кстати, разве я не заработал право повести вас на ленч?

Джин понимала, что ей, вероятно, лучше отвертеться от предложения незнакомца, но совершенно не желала делать этого.

— Даже не знаю. Вы в самом деле, как и обещали, добились того, чтобы цена стала приемлемой для меня. Правда, можно сказать, едва приемлемой. Но вряд ли ваш метод можно назвать честным. И не стыдно вам было так бессовестно лгать?

Он пожал плечами.

— Не больше, чем Фабьен было стыдно так бессовестно завышать цену. Ее торговые наценки непомерно высоки, как вы, должно быть, и сами поняли. И потом, если бы ей не хотелось снижать цену, она бы и торговаться не стала. И я весьма доволен, что ваша щепетильность тоже не помешала вам купить эту накидку по сниженной цене. Так что, мне кажется, я имею все права пригласить вас на ленч, Джин Пакстон. Идемте!

Джин стояла как громом пораженная и даже не нашлась сразу, что ответить. Он знает ее имя! Откуда? Мысли ее лихорадочно заметались, но те объяснения, которые приходили на ум в первую минуту, вызывали сильную тревогу. Если он знает ее имя, он может знать и то, где она остановилась, а это уже дело не шуточное.

— Хорошо, ленч так ленч, — согласилась она, чтобы выиграть время.

Надо решать, что делать. Пойти в полицию? Да нет, вроде пока он ей ничем не угрожал.

Он повел ее по длинной пешеходной дорожке.

— Как вы узнали мое имя? — требовательно спросила она. — Неплохо бы, чтобы ваше объяснение показалось правдивым и было приемлемым для меня.

Он только загадочно рассмеялся в ответ.

Объяснение оказалось более чем приемлемым. В просторном зале ближайшего ресторана, стены которого были светлых тонов, они сели за столик и заказали блюда из меню, написанного мелом на висевшей поблизости доске.

— Для начала проясним ситуацию, — заговорил он. — Меня зовут Поль Бюдье, и я знаю ваше имя, потому что имею счастье быть знакомым с вашим дядей.

Поль Бюдье! Это имя она тут же вспомнила: оно фигурировало в их маршрутном листе на завтрашний день. Этот человек владел маленьким замком в области Пойак, к северу от города, куда у них был запланирован визит. Когда перед отъездом во Францию Джин поинтересовалась у дяди насчет месье Бюдье, он только сдержанно улыбнулся и таинственно пообещал: «Думаю, эта поездка вызовет у тебя особый интерес».

Облегченно вздохнув, Джин сказала:

— Ничего не скажешь, у вас довольно своеобразная манера знакомиться! А как…

Поль жестом прервал ее:

— Наберитесь немного терпения, и вы узнаете то, что хотите. Вообще-то все очень просто. На сегодня у меня не было никаких особенно срочных дел, и я приехал в город, надеясь застать вас и Лоуэлла в отеле и, возможно, пригласить на ленч. Когда я спросил внизу насчет Лоуэлла, мне сказали, что ему нездоровится и он просил его не беспокоить. Кстати, как его самочувствие?

— Ему просто нужно немного отдохнуть.

— Хорошо. А когда я спросил про вас, мне сказали, что вас нет в номере. И вот, чтобы моя поездка не пропала даром, я решил разыскать вас, — объяснил он.

Их разговор прервал официант, расставлявший на столике принесенные салаты из холодных омаров с овощами и бутылкой белого вина.

Когда они приступили к еде, Джин спросила:

— Но как же вы узнали, где меня искать? Город ведь большой.

— О, это было нетрудно, — сказал он, усмехнувшись. — Куда еще может пойти женщина в свободное время, как не по магазинам? Я предположил, что в вопросе о том, куда отправиться за покупками, вы доверитесь путеводителю, а значит, рано или поздно появитесь на «блошином рынке» у церкви Сен-Мишель. Это место одно из самых популярных среди туристов. Я терпеливо ждал вас там и, как видите, не ошибся: вы в самом деле появились.

Джин засмеялась, все и вправду оказалось очень просто.

— Но почему же вы тайно преследовали меня, вместо того чтобы подойти и представиться сразу?

— Вы не поверите, но, увидев такое милое личико, я струсил, как последний болван.

— Нет, вряд ли я вам поверю, — проговорила Джин после минутного молчания. — Но у меня к вам есть еще один и, пожалуй, самый сложный вопрос: как вы меня узнали, ведь мы с вами никогда не встречались раньше?

— Портье очень подробно описал мне вашу внешность. У него профессиональная память на лица. Правда, он добавил, что вас трудно не узнать при любых обстоятельствах. И я должен согласиться с этой оценкой.

Джин хотела держаться сдержанно и бесстрастно, но невольная краска приятного смущения подвела ее.

— Надо полагать, это комплимент? Спасибо.

— Раз вы столь великодушны, я мог бы наговорить вам еще множество, но давайте пока не будем заходить далеко в сторону.

— Не пока, а вообще не будем. Скажите-ка мне вот еще что: у вас французское имя, но акцент…

— Американский, это так. Мои родители французы, но я вырос в Америке. Они эмигрировали во время войны. Наверное, я нарушил обычный ход событий, вернувшись на родину своих предков. В душе я всегда чувствовал себя французом.

Десятки самых разных вопросов вертелись у нее на языке, но он не дал ей возможности задать хотя бы один из них.

— Ну хватит обо мне, — отрезал он. — Я настаиваю, чтобы вы сообщили мне что-нибудь о себе. Например, откуда у вас такое прелестное личико.

Опять покраснев, Джин коротко рассказала ему о своем отце, поставщике чая, и матери, бывшей актрисе, которая счастливо избежала тлетворного влияния Голливуда, ради семьи отказавшись от карьеры кинозвезды. Когда Джин была еще подростком, они переехали на восток, и она училась в частном американском колледже.

Девушка на минуту умолкла, надеясь перевести разговор на другую тему, но Поль ненавязчиво своими на удивление проницательными вопросами заставил ее продолжать. Постепенно она преодолела свое нежелание говорить о себе, и к тому времени, когда на столике появились блюдо с разнообразными сырами, сухое красное вино «Грэйвз» и кофе, она поведала ему почти всю историю своей жизни: о годах своего несчастливого супружества, о том, как ее бывшему мужу удалось, используя родственные связи, в одночасье загубить ее карьеру в «Хардвик Хотелс», и о том, как она нашла счастливое прибежище в «Саммит Инн», несмотря на нескончаемые финансовые неурядицы старого отеля.

После этой своеобразной исповеди Джин испытала некоторое облегчение. Уже слишком давно она не поверяла никому своих чувств. Ей пришлась по душе та атмосфера искренности и доверия, которую он так быстро установил между ними. Вдруг она с тревогой обнаружила, как много прошло времени.

— Послушайте, это нечестно — заставлять меня одной вести разговор, возмутилась она. — А вы? Ну-ка расскажите, чем живет мистер Поль Бюдье?

— Весной, скоростью и ненасытным любопытством, — легко ответил он. — Но я еще не все выяснил про вас. Мне хочется знать больше. Например, почему вы в конце концов ушли от мужа? Хотелось бы знать это, чтобы не допустить его ошибок.

Джин напряглась в первый раз за все время, пока они мило беседовали в этом ресторане, почувствовав себя неуютно. За два года, прошедшие с той жуткой последней ночи с Марком, ей удалось стереть в памяти почти все подробности, но один эпизод продолжал преследовать ее. Вот и сейчас она увидела перед глазами четкую картину: ее муж с горящими зверским огнем глазами навалился на нее, пригвоздив рукой ее горло к полу, занес над ней мощный кулак. При этом воспоминании руки ее похолодели.

— Это как раз то, о чем я не хотела бы говорить, — еле слышно произнесла она.

Поль, казалось, уже пожалел о своем вопросе.

— Простите, я, видимо, коснулся болезненной темы. Приношу свои извинения.

Впервые после того, как случился тот кошмар, Джин вдруг испытала желание рассказать все, чувствуя, что этот человек способен понять ту боль и то унижение, через которые она прошла. Запинаясь, она принялась подыскивать подходящие слова, но он остановил ее:

— Ни к чему говорить об этом. В вашей жизни, конечно, есть более счастливые эпизоды, о которых вы с удовольствием расскажете.

Джин откинулась на стуле. Да, наверное, он прав — не стоит ворошить прошлое. Сидя в этом уютном ресторанчике с Полем, она испытывала странное чувство, будто ее жизнь начинается заново. Он представлял для нее заманчивый неведомый мир, я она была не прочь узнать этот мир как можно глубже за то короткое время, что им предстоит быть вместе.

— Я и так рассказала достаточно, а теперь хочу послушать о вас, потребовала она. Поль с сожалением покачал головой.

— С удовольствием бы вам рассказал о себе, но у нас слишком мало времени. Хотя несколько недель перед сбором урожая я относительно свободен, все же у меня есть некоторые обязанности. Если вы допили свой кофе, тогда идемте. Ну-ну, не дуйтесь! Когда вы это делаете, вам невозможно противостоять. Сегодня мне действительно некогда, но у нас с вами есть завтрашний день. Обещаю, что отвечу на все ваши вопросы, договорились?

Она кивнула.

— Хорошо, ловлю вас на слове.

— Мечтаю быть пойманным вами!

Заглянув в счет, он оставил на столике несколько разноцветных французских банкнот, и спустя минуту они опять стояли на улице.

Джин поставила на тротуар свой пакет и лениво потянулась, нежась под теплыми лучами солнца, которые вместе с прохладным ветерком ласкали кожу. Она решила, что ленч с Полем прошел замечательно, и сказала ему об этом.

— Я вообще-то ожидала, что целый день буду подвергаться сексуальным домогательствам, — закончила она смело.

— Я не гарантирую, что этого не случится, но я постараюсь сдерживать себя. То есть, конечно, если вы пообещаете, что с вашей стороны не будет провокаций.

— Обещаю, — с улыбкой сказала она. Поль совершенно наглым образом оглядел ее с ног до головы. По телу Джин пробежала дрожь возбуждения, но она не подала виду. Его открытое восхищение наполнило ее восторгом.

Озорные глаза Поля опять встретились с ее взглядом.

— Конечно, вы знаете, что во Франции между друзьями принято целоваться на прощание. Мы же с вами теперь друзья, не так ли?

Джин кивнула, и в ту же секунду он легко положил руки ей на плечи и коснулся губами сначала одной, потом другой ее щеки, соблазнительно помедлив. Сердце Джин бешено застучало.

В следующее мгновение Поль уже поворачивал за угол, даже не дав ей возможности сказать «до свидания».

Глава 2

Джин не могла тронуться с места и округлившимися глазами уставилась в пустоту. У нее было такое чувство, будто она лежала на пляже, млея от жары, и вдруг солнце скрылось за тучу. Кожа еще хранила тепло, напоминавшее о том блаженстве, которое она ощущала в его присутствии.

Тряхнув головой, она заставила себя выйти из оцепенения. Не стоит слишком обольщаться на его счет. Безусловно, он весьма приятный собеседник, но после завтрашней поездки к нему в замок она, скорее всего, больше никогда не увидит этого мужчину. Подняв свой пакет, Джин продолжила свой поход по магазинам.

Но перед ее мысленным взором то и дело мелькало лицо Поля, и она непроизвольно улыбалась, вспоминая этот веселый взгляд и улыбку озорного ребенка, который нарочно шалит и радуется собственным шалостям.

Однако, независимо от выражения его лица, он был убийственно привлекателен. Задумчиво скользя глазами по витринам магазинов, она гадала, почему он так очаровал ее. Обычно ей нравился совсем другой тип мужчин.



До сегодняшнего дня Джин могла откровенно признать, что ее бывший муж Марк — самый красивый из всех мужчин, которых она когда-либо знала. Она сама не раз замечала, как женщины на улицах оборачивались ему вслед, привлеченные мускулистой фигурой и смуглым суровым лицом.

Ей вовсе не хотелось думать о Марке, но по какой-то непонятной причине болезненные воспоминания вновь нахлынули на нее.

В первый раз она увидела его в колледже. Он стоял раздетый до пояса перед абстрактными полотнами в художественной студии. Джин пришла тогда в полное замешательство.

Вечером того же дня Марк заявил, что ей следует провести с ним ночь, и она была слишком напугана, чтобы возражать. Секс с ним показался Джин дикой скачкой по американским горкам: свирепая, необузданная страсть, напрочь лишенная тепла и нежности. Теперь она удивлялась, почему не бросила его сразу, после той первой ночи, но Марк казался таким властным, а она была так неопытна.

Его страстность совершенно затмила ей разум, а к тому времени, когда она наконец поняла, что злобность и агрессия — основные черты его характера, они были уже женаты и жили в нью-йоркском районе Сохо, в просторной квартире на верхнем этаже. Джин работала в гостиничной корпорации «Хардвик Хотелс», и работа эта, требующая упорной борьбы в продвижении по служебной лестнице, приносила ей большое удовлетворение.

Любовь и забота — такие понятия оказались совершенно чужды Марку. Эгоистичный и требовательный, не снискавший как художник ни славы, ни успеха, он все чаще скатывался в состояние длительной тяжелой депрессии. В такие периоды Джин не могла предвидеть, набросится ли он на нее в приступе злобной страсти.

Теперь было трудно поверить, что она терпела подобное обращение. Она боялась его и одновременно восхищалась тем, как мужу удавалось возбуждать ее даже в такие моменты, когда тот, казалось, абсолютно не контролировал себя. Постепенно она втянулась в такие отношения. Было что-то захватывающее в животном, грубом сексе, и в конце концов ей стало казаться, что она потеряла себя в пристрастии к подобного рода удовольствиям.

Но со временем такой секс ей опротивел, а для того, чтобы порвать саморазрушительную нисходящую спираль их отношений, она была слишком наивна. Из чувства долга она пыталась какое-то время сохранить брак, и все же развод оказался неизбежен.

После той последней совместной ночи, которая навсегда останется кошмаром в ее памяти, Джин ушла от него. Но Марк не только унизил ее физически и истощил морально, он отнял у нее то, на что она надеялась, как на последнее прибежище и спасение, — ее работу.

Мать Марка принадлежала к семейству Хардвик, и в поразительно короткий срок после развода Джин оказалась без всяких объяснений уволенной с добытой в тяжелой борьбе должности рекламного директора отелей Восточного побережья.

Оказавшись без крыши над головой и без работы, поддерживаемая своими нью-йоркскими друзьями, она пережила целую гамму чувств — от праведного гнева до бездонного отчаяния. Казалось, мир рушится.

Теперь она с благодарностью думала о Лоуэлле, который вернул ее к жизни, неожиданно предложив должность менеджера в «Саммит Инн».

Работа в «Саммит» давала ей как раз то, что ей было необходимо, — дни, насыщенные простыми обязанностями и стабильными неосложненными отношениями. Несмотря на некоторую пресность такой работы, она с легкостью представляла себя на этой должности до самой старости. Один только внешний вид гор Адирондак, на склоне которых стоял отель, наполнял ее душу покоем и умиротворением.

Но не только по этой причине она решила посвятить всю свою жизнь «Саммит». Был еще Лоуэлл — единственный человек, который никогда не отказывал ей ни в любви, ни в заботе. Правда, сейчас, ослабев здоровьем, он тоже стал нуждаться в ее поддержке. Наверное, он уже не смог бы взвалить на свои плечи бремя самостоятельного управления отелем. Да она и не позволила бы ему этого.

Лоуэлл! Джин остановилась и глянула на часы. Полпятого, а она договорилась в шесть встретиться с ним в вестибюле их отеля, чтобы пообедать. Если она хочет прийти вовремя, надо поторопиться.

Джин с радостью отбросила прочь неприятные мысли о прошлом и вспомнила, как она мечтала обновить свой гардероб. Ускорив шаг, она принялась обходить все магазины, выбирая покупки. Цены были заоблачными, но ей все же удалось подобрать шерстяную плиссированную юбку ниже колен и к ней широкий кожаный пояс с двойной пряжкой. Эти вещи составят прекрасный ансамбль с ее новой шотландской накидкой-пелериной. Поддавшись порыву, она купила еще романтическую кружевную блузку в викторианском стиле, которую описывал Поль.

Остановив такси, она произнесла название отеля на роскошной Рю-Монтескье. Когда автомобиль рванул с места, вдавив ее в спинку сиденья, Джин почувствовала, что сильно устала. Но главное, ее утомительная прогулка не осталась безрезультатной: три фирменных пакета с покупками, лежавшие рядом с ней на сиденье, своим видом напоминали о потраченной сумме.

Передернув плечами, она решила отбросить грустные мысли и принялась рассматривать через стекло автомобиля красивую архитектуру восемнадцатого века, преобладавшую в центре Бордо. Когда вчера они проезжали по мосту через реку Гаронна, чудесный вид величественных фасадов на набережной напомнил ей Париж. Это впечатление усилилось, когда они объехали огромную площадь Кенконс и двинулись по широким, удобно расположенным улицам к своему отелю.

Такси остановилось, и Джин почувствовала радость оттого, что дядя, несмотря на ее протест из-за дороговизны, настоял на том, чтобы остановиться в отеле как перевалочном пункте для их деловых поездок. За двойными стеклянными дверями к ней подлетел одетый в униформу коридорный, и она с радостью вручила ему свои пакеты с покупками. Она пошла вслед за ним по стильному вестибюлю к маленькому лифту, где он вернул ей пакеты. А через минуту-другую она уже выходила на третьем этаже и отпирала ключом дверь своего номера.

Войдя, Джин сбросила покупки в кресло и опустилась на мягкую двуспальную кровать. Ах, какое блаженство! Она сбросила с ног босоножки на высоком каблуке и дала отдых напряженным мышцам. Они с Лоуэллом беспрестанно разъезжали четыре дня, а казалось, будто четыре недели.

Закрыв глаза, она улыбнулась. Как хорошо, что она на время оторвалась от «Саммит Инн» с его бесконечными проблемами! Поездка эта влетала им в копеечку, но Джин радовалась тому, что они все же решились на нее. Если бы их не привела сюда судьба, она не встретила бы Поля…

Нет, не надо о нем думать! Эти мысли слишком волнующи, и к тому же надо поторопиться на встречу с дядей.

Спрыгнув с кровати, она быстро скинула с себя одежду.

Душевая кабинка в совмещенной ванной была тесной, но удовольствие от теплого душа окупало все неудобства. Она медленно поворачивалась под колючими струями, наслаждаясь приятной расслабленностью.

Вспомнив о том, что времени у нее не так много, она вышла из-под душа и, завернувшись в большое махровое полотенце с монограммой отеля, расположилась перед зеркалом и открыла маленькую косметичку. Легкий макияж, который она предпочитала, занимал всего несколько мгновений.

Она, к счастью, унаследовала от матери бледную матовую кожу, которая лучше всего смотрелась без всякого грима. Нежные губы имели красивый натуральный розовый цвет, поэтому ей требовался лишь прозрачный блеск. Подвести стрелкой большие выразительные глаза — и она готова.

Подбор одежды тоже не займет много времени. Вот еще одно преимущество путешествий, подумала она, криво усмехнувшись: выбор одежды ограничен до минимума, что сокращает время на раздумья. Вспомнив роскошные костюмы в бутике Фабьен, она с тоской оглядела свой собственный гардероб деловой женщины. Наконец она остановилась на фланелевом костюме и желтой строгой блузке. Такой наряд трудно назвать сногсшибательным, но ей ведь не придется сегодня вечером никого очаровывать. При этой мысли в ее сознании вновь всплыл образ Поля, и она нарочно сосредоточилась на сборах, гоня его прочь.

Быстро пройдясь щеткой по волосам, она собрала их в хвост и перевязала скрученной шелковой косынкой. Не забыв прихватить сумочку, Джин вышла из номера ровно в шесть.

Двадцать минут спустя она еще сидела в вестибюле, ожидая дядю. Беспокойство ее росло: опаздывать не входило в привычки Лоуэлла. Когда он наконец вышел из лифта и направился к ней, она озабоченно смотрела на него. Его льняной костюм в полосочку, как всегда, отличался безупречной опрятностью, но усталый вид, к которому она начала привыкать за последний год, сегодня еще резче бросался в глаза. Когда-то он был высок и красив, как и его сестра, мама Джин. Теперь он стал немного сутул, светло-русые волосы поседели, и выглядел он старше своих шестидесяти шести.

Однако дядя весело улыбался, и Джин, поспешив взять его под руку, решила, что нет особых поводов для беспокойства.

— По твоему виду можно заключить, что ты довольна сегодняшним днем, сказал Лоуэлл, когда они вышли на улицу. — Чем занималась? Отшила пару-тройку приличных холостяков?

Лоуэлл наотрез отказывался понимать, почему она не торопится со вторым замужеством, и частенько затрагивал эту тему.

— О нет, ничего такого впечатляющего, — пытаясь скрыть волнение, ответила она. — Просто ходила по магазинам.

— А, это хорошая новость! Надеюсь, ты купила что-то помимо синего костюма? У тебя такой строгий стиль в одежде, что иногда напоминаешь мне офицера-охранника. Так и кажется, что под пиджаком у тебя кобура.

— Напрасно ты меня обвиняешь, — возмутилась Джин. — Ты же знаешь, что мне по душе имидж деловой женщины. Неужели ты хочешь, чтоб я проматывала деньги на дорогие, роскошные и совершенно непрактичные наряды?

— Да, хочу, — воскликнул он. — Пора тебе перейти на женственные фасоны, моя дорогая. Ты так же красива, как твоя мама, и мне больно видеть, что ты совсем не хочешь преподносить себя в выгодном свете.

Джин вздохнула. Его разглагольствования о ее внешности всегда были слишком бесцеремонны. Слава Богу, он сменил тему и предался воспоминаниям о своей последней поездке в Бордо. Она слушала вполуха, ища глазами ресторанную вывеску. Однако его последняя фраза неприятно поразила ее и заставила переключить на дядю все свое внимание:

— Наверное, я уже в последний раз в этих местах.

— Прекрати, Лоуэлл! — воскликнула она и, потянувшись, чмокнула дядю в щеку. — Ты будешь приезжать сюда каждый год, пока «Саммит» не обанкротится окончательно, но ведь такого не случится — и ты знаешь это!

Он только слабо улыбнулся в ответ.

Тревожное предчувствие больно кольнуло Джин. После того, как год назад с дядей случился инфаркт, он все чаще и чаще пребывал в таком минорном настроении. Временами он бывал невероятно придирчив, и все-таки ближе Лоуэлла, конечно, после родителей, у Джин не было родственников, и она его очень любила.

Самые счастливые воспоминания ее детства были связаны с летними каникулами, которые она проводила в «Саммите». Она каталась там на дядиных лошадях, доставляя гостиничной обслуге массу хлопот и волнений. Фактически ее решение изучать гостиничный и ресторанный бизнес родилось в основном под влиянием дяди.

К счастью, они подошли ко входу в ресторан. Утром Джин предусмотрительно разузнала у портье, где можно недорого пообедать. Она понимала, что, не возьми она инициативу в свои руки, Лоуэлл потащил бы ее в какое-нибудь безумно дорогое трехзвездочное заведение, нимало не заботясь о том, как это скажется на их жалком бюджете. Портье заказал для них столик в ближайшем ресторанчике «Ле-Кок-Брюйан», где, как он объяснил, они найдут отменную cuisine bourgeoise[4] — простые домашние блюда, которыми по праву славятся французские домохозяйки.

Джин провела дядю в зал. Когда они сели и сделали заказ хозяйке ресторанчика, она накрыла ладонью его руку.

— Лоуэлл, почему бы нам не отдохнуть еще и завтра? Поспим подольше, а делами займемся после ленча, а?

— Нет, нельзя, — раздраженно отозвался он. — У нас осталось всего три дня, а успеть надо слишком много. Вспомни, ты же сама стремилась урезать продолжительность нашей поездки.

Джин отвернулась, почувствовав укор совести. Да, это так. Наверное, ей стоило проявить к дяде больше чуткости, настаивая на сокращении первоначально предложенных трех недель до лихорадочных десяти дней. Сейчас стало очевидно, что напряженный график измотал его. Но у них не было выбора: «Саммит» еле-еле сводил концы с концами, и, честно говоря, им вообще не следовало ехать.

Однако эти ежегодные поездки во Францию являлись для дяди старой доброй традицией, и отговаривать его было занятием совершенно бесполезным.

— Может быть, в следующем году мы сможем себе позволить более длительную поездку, — с сомнением в голосе предположила она.

— Что я слышу? Никак ты пересмотрела свои мрачные прогнозы на наше будущее? — спросил он. — Я думал, что они связаны исключительно с твоими фантастическими проектами, которые нам предстоит профинансировать в ближайшие три года.

— Если только ты захочешь перераспределить средства… — начала она, прекрасно понимая, что затронула больную тему.

— А ради чего? — подхватил Лоуэлл. — Наши гости приезжают к нам, рассчитывая на старомодный отдых, который они не найдут ни в каком другом месте. Они мечтают о вкусной еде, хороших винах, не тронутой цивилизацией природе и тишине. У нас есть теннисный корт, конюшня, в которой, к сожалению, давно нет лошадей, и живописная гора, испещренная туристскими тропами. Зачем нам еще ванны-джакузи и ресторан-варьете? Эти новомодные штучки привлекут лишь шумные молодежные компании и отпугнут наших постоянных гостей.

— Лоуэлл, ты утрируешь! Я вовсе не говорила, что нам нужно нечто хитроумное. Я хочу только, чтобы ты ввел кое-какие усовершенствования и немного потратился на рекламу.

— Но мы и так даем рекламу!

— Конечно, на последних полосах «Таун энд Кантри» и «Нью-Йоркера»! Это проповедь к новообращенным, Лоуэлл! Нам надо завоевывать новый рынок богатых молодых бизнесменов, которым наскучили традиционные летние курорты.

— «Рынок», — фыркнул Лоуэлл. — Люди — это гости, а не «рынок» и не «клиенты», или как там еще вас учили в колледже.

Джин знала, что бороться бессмысленно: Лоуэлл верит в возрождение традиций небольших курортных отелей начала века и не отступится от своей философии, даже если «Саммит» пойдет ко дну, подобно «Титанику». К счастью, этого еще не случилось, но в эпоху крупных курортных отелей мелкие хозяйства, подобные «Саммиту», были обречены, если не могли привлечь на свою сторону преданных последователей. Идеи Джин и раньше не встречали никакого понимания со стороны Лоуэлла, и она прекрасно понимала, что сегодня вечером тем более бесполезно продолжать эту дискуссию.

Джин принялась осматривать помещение «Ле-Кок-Брюйан». Это был ничем не примечательный семейный ресторанчик — скромный, но чистый и уютный. Она знала, что ее дядя предпочел бы обедать в более шикарных условиях, но, когда подали блюда, вид у него был на удивление довольный. Попробовав свой entrecote bordelaise, он объявил его «отменным», и Джин со спокойной совестью сосредоточилась на своем tourin — традиционном национальном луковом супе.

Еда подняла им настроение. Попивая вино и закусывая, Лоуэлл принялся подшучивать над племянницей. — Неужели ты не встретила сегодня никого подходящего? Но нет, даже если бы и встретила, ты пнула бы его, как бродячего пса. Бедные парни!

На мгновение Джин задумалась, стоит ли ей рассказать дяде о встрече с Полем, но решила пока сохранить все в тайне. Она не желала будоражить себя воспоминаниями об этом человеке, и, кроме того, ей хотелось насладиться завтрашним удивлением Лоуэлла, когда тот обнаружит, что Джин и Поль уже знакомы.

— Как я найду кого-нибудь, — решила подыграть Джин своему дяде, — как ты говоришь, «подходящего» после целой шеренги ничтожеств, которых ты пытался мне подсунуть?

— Ничтожеств? Моя дорогая, да я знакомил тебя с такими холостяками, которые составят честь любой принцессе! А ты бессердечно отвергла их.

— Да? А что ты скажешь по поводу волшебника Келвина, того фокусника, которого ты привел на праздник и все пытался со мной свести? Видимо, тебе казалось, что он подходящая для меня пара?

— Ну, признаю, тогда я ошибся, — захихикал Лоуэлл. — Разбить яйца в твою лучшую сумочку, а потом не суметь заставить их исчезнуть — такое, конечно, производит не слишком приятное впечатление.

Оба расхохотались при воспоминании о том случае, хотя тогда Джин было, мягко говоря, не до смеха. Разговор принял шутливый оборот, и, уже допивая кофе, Джин заметила, что на лице Лоуэлла появился здоровый румянец.

* * *

Вернувшись к себе в номер и не желая пока ложиться спать, Джин принялась неторопливо доставать из чемоданов оставшиеся вещи и развешивать их на плечиках. Обнаружив, что по всем программам передачи идут только на французском, Джин с досадой выключила телевизор и подошла к окну. Задний дворик гостиницы тонул во мраке, и она увидела лишь свое собственное искаженное отражение в темном стекле.

Воспоминания о своем неудачном замужестве, которые так живо всплыли в памяти сегодня днем, не давали ей покоя. С тех пор, как у нее началась новая жизнь в «Саммите», Джин старалась не думать ни о Марке, ни о той роли, которую он сыграл в ее судьбе.

Но сейчас ее радовало, что она по-новому взглянула на тот несчастливый период своей жизни. Теперь тот страх уже не имел над ней такой власти, как раньше. Воспоминания оставались по-прежнему болезненны, но появилось нечто, лишившее ее прошлое угрозы будущему.

И этим нечто, как она понимала, стала ее встреча с Полем. Целый год она безжалостно запрещала себе думать о мужчинах. Фактически ей удалось убедить себя в том, что между мужчиной и женщиной счастье невозможно, что в самой природе двух полов заложено противоречие. Но теперь Поль открыл перед ней двери в мир надежды.

Как он был не похож на Марка! Несмотря на внешнюю суровую мужественность, в душе Марк всегда оставался самовлюбленным ребенком. Поль же, напротив, имел по-мальчишески обаятельное лицо, но при этом, судя по его поведению, казался несравнимо старше Марка.

Игривый, непредсказуемый и в то же время внимательный и чуткий к ней. В нем была такая глубина великодушия и понимания, которую она вообще не предполагала в мужчинах. Если бы среди ее соотечественников нашлись подобные этому французу!

Ей так много хотелось узнать о нем. Например, откуда у него такой естественный загар — не ровный бронзовый, который приобретается, лежа на пляжах, а крестьянский коричневый, который отличает тех, кто работает на открытом воздухе.

Неужели он сам ухаживает за своими виноградниками? Вероятно, да, решила она. Его сильные руки и широкие плечи говорили о привычке к физическому труду. Джин подумала, как приятно было бы оказаться сейчас в объятиях этих крепких рук…

Резкий приступ одиночества заставил Джин оторваться от окна. Как глупо изводиться подобными мыслями! Раздевшись, она прошла в ванную и принялась энергично тереть лицо, потом состроила в зеркало гримасу, вернулась в спальню и, сбросив халатик, нырнула под прохладную простынь.

Но сон не шел. Кровать, которая днем казалась ей такой мягкой, теперь была жесткой и неестественно большой. Обычно она благодарила судьбу за возможность спать одной, но сегодня ночью одиночество тяготило ее. Перед глазами опять всплыло лицо Поля.

Не надо себя мучить, решила она и стала лихорадочно подыскивать тему, на которую можно было бы переключить свои мысли.

Лоуэлл! При воспоминании о старом ворчуне улыбка тронула ее губы, но тут же сменилась выражением хмурой озабоченности. Ее тревожило мрачное пророчество дяди, сказанное им сегодня перед входом в ресторан. Почему он говорил подобные вещи? Конечно, прошлогодний инфаркт несколько подорвал его здоровье, но, соблюдая рекомендации врачей, вполне реально прожить еще много плодотворных лет.

Эти размышления в конце концов навеяли долгожданный сон. Уже засыпая, Джин подумала, что, возможно, ей все-таки надо настоять на еще одном выходном дне.

* * *

Но наутро, когда они завтракали в гостиничном кафе круассанами с кофе, Лоуэлл выглядел бодрым и здоровым. Они дружески болтали о своих деловых планах, и Джин подумала, что ее опасения беспочвенны.

Дядя с довольным видом повел ее к известному негоцианту, поставщику вин, шикарный офис которого находился на улице Бакалан, рядом с набережной. Джин мало интересовалась деловыми переговорами, но Лоуэлл внимательно слушал мужчину, лицо которого она часто видела на рекламных плакатах вина. Тот указывал на картах помеченные стрелочками виноградники, с которых он закупает вина. Эти вина потом определенным образом смешиваются, и получается его собственное вино широко экспортируемой марки.

Более интересной оказалась экскурсия по его погребам, где ряды дубовых бочек растянулись чуть ли не на мили. И все же Джин обрадовалась, когда они пожали друг другу руки и распрощались.

— Ну, куда теперь, босс? — спросила она. Лоуэлл таинственно подмигнул.

— А теперь поедем туда, где тебе должно понравиться. Я буду указывать дорогу.

Джин знала следующий пункт их маршрута, однако с деланным равнодушием пожала плечами и, сев за руль взятого ими напрокат «ситроена», включила зажигание. Пока дядя устраивался на соседнем сиденье, она опустила стекло со своей стороны. На улице, в отличие от вчерашнего довольно прохладного дня, стояла знойная жара. Даже в джинсах и белой свободной хлопчатобумажной блузке она чувствовала себя недостаточно комфортно.

Лоуэлл достал из кармана рубашки блокнот, где отмечал весь их маршрут. Следуя его указаниям, она выехала из центра города и после короткой остановки на автозаправочной станции, где они заполнили бак баснословно дорогим бензином, вырулила на основную магистраль, ведущую на север.

Через несколько миль они свернули на меньшую трассу D42 и поехали по петляющему маршруту «Рут-де-Руби», который, как объяснил Лоуэлл, проходит по самому сердцу Медока. Вдоль западного берега реки Жиронда на тридцать миль простирались земли знаменитых предместий Бордо. Такие названия, как Марго, Пойак и Сан-Эстефе, вызывали в памяти марки самых дорогих и лучших в мире красных вин.

Сначала они не видели ничего, кроме самых обыкновенных пригородных поселков, но четверть часа спустя при подъезде к Лабарду на склонах пологих холмов замелькали бесконечные виноградники.

В отличие от Луарской долины, которую они видели в первые три дня их поездок по Франции, местные виноградники содержались в безукоризненном порядке. Лозы были высажены ровными рядами и тщательно прополоты от сорняков. Дорожные знаки не только объявляли названия крошечных деревень, лежавших у них на пути, но и указывали дорогу к различным замкам. Многие названия казались Джин знакомыми, а некоторые имели мировую известность.

За стеклами их автомобиля один за другим мелькали знаменитые районы, и Джин удивлялась, как знатоки умудряются не запутаться в таком многообразии вин. Только в одном Бордо производились вина сотен различных марок, при этом каждое вино год от года существенно менялось в зависимости от погодных условий.

— Нет такого человека, который знал бы все вина, — ответил Лоуэлл на вопрос Джин.

— А ты? — поддразнила она.

— Я могу рассказать тебе почти обо всех знаменитых замках, но это может сделать любой уважающий себя знаток вин.

Чтобы близко познакомиться с двумя-тремя десятками винных хозяйств, требуется беззаветная преданность своему делу.

Если Лоуэлл не считал себя именно таким беззаветно преданным энтузиастом, то она просто не представляла себе, каких высот достигают истинные знатоки.

Подъезжая к городку Марго, они увидели внушительных размеров замок, над крышей которого, помимо французского флага, развевались также флаги Англии и Голландии.

— Этот замок принадлежит синдикату, — объяснил Лоуэлл. — Большинство известных замков слишком дороги для одной семьи, поэтому часто ими владеют корпорации и крупные винокуренные заводы.

Городок Пойак, центр наиболее выдающегося района Медока, оказался неожиданно большим и современным. Здесь указания, которые Лоуэлл давал время от времени сидевшей за рулем Джин, заметно усложнились.

Они поехали по маленькой дороге без номера, ведущей на запад от городка. Местность была чудесным образом удалена от основных автотрасс, и только птичьи голоса нарушали тишину знойного воздуха. Ненадолго они попали в прохладу лесополосы, а затем опять поехали вдоль виноградников.

— Теперь сбавь скорость, — скомандовал Лоуэлл, — Где-то рядом должен быть въезд.

Джин послушно переключила передачу, и через пятьдесят ярдов показались стальные ворота, подвешенные на одном из двух кирпичных столбов. Ворота были открыты, и, въезжая на территорию, Джин увидела на правом столбе табличку с надписью «Замок Ла Бруиль».

С бьющимся сердцем она включила первую скорость и медленно покатила по неровной посыпанной гравием дорожке. Так вот, значит, где живет Поль! Джин взволнованно оглядела аккуратные ряды виноградных лоз.

Сам замок, когда они подъехали к нему, оказался типичным образцом здания середины девятнадцатого века, подобные которому они видели по всей области. Это был массивный, удобный на вид трехэтажный дом из серого камня с крутой пирамидальной крышей, длинные окна защищались решетками из ковкой стали. Дом красиво смотрелся на фоне зеленой подстриженной лужайки перед фасадом.

По обеим сторонам замка располагалось множество мелких домиков с красными черепичными крышами. Джин припарковалась напротив одного из них. Выйдя из машины, она с любопытством огляделась по сторонам.

Внезапно тишину двора разорвал пронзительный свист, и, не успела она обнаружить источник этого звука, как к ней прыжками подлетела большая добродушная охотничья собака. Она принялась со знанием дела обнюхивать ее теннисные туфли, энергично кружа вокруг девушки.

Быстро осмотревшись, Джин заметила сначала лукавую ухмылку на лице дяди и уже потом небрежно шагавшего к ним по дорожке из гравия Поля, неотразимо красивого в джинсах и темно-синей спортивной рубашке.

Глава 3

Джин не успела даже отреагировать на появление хозяина дома, поскольку собака опять завладела ее вниманием. Пес, казалось, вознамерился запрыгнуть на нее. Джин быстро увернулась.

— Ко мне, Ариэль! — зычно крикнул Поль и снова пронзительно свистнул.

Пес тут же развернулся, бросился к хозяину и, описав вокруг него несколько кругов, отправился обследовать «ситроен».

— Простите, — извинился Поль, подходя к ним. — Он сегодня разбаловался. Очень рад опять вас видеть, мистер Пирсон. В последний раз… когда же это было? Мы с вами, помнится, пробовали калифорнийские красные вина в нью-йоркском «Шератоне».

— Да-да, это было два года назад. Кстати, давайте оставим формальности, зовите меня просто Лоуэлл, — предложил он, энергично пожимая протянутую Полем руку.

Затем он повернулся к Джин, чтобы представить ее, и та заметила в его лице любопытство — дядя с интересом наблюдал за ее реакцией.

— Джин, это Поль Бюдье. Поль, а вот и моя племянница Джин Пакстон, весело объявил он.

Джин приготовилась держаться с холодной небрежностью, но сейчас, когда момент настал, отчаянно пыталась не выдать разыгравшегося волнения. Она чувствовала себя четырнадцатилетней девочкой, пришедшей на свою первую вечеринку.

Сердце бешено колотилось, а живот сводило от судорог.

— Мы… мы уже встречались, — еле выговорила она, запинаясь, затем, откашлявшись, произнесла уже более твердо:

— Привет, Поль!

— Привет! — просто откликнулся он, весело сверкая глазами.

Подойдя ближе, он запечатлел на обеих ее щеках торжественные поцелуи, вызвав тем самым восхитительный холодок, пробежавший вдоль ее позвоночника. Отступив на шаг, он оценивающе осмотрел ее длинные стройные ноги, плотно обтянутые голубыми джинсами.

Взгляд его пополз выше, и, когда наконец встретился с ее взглядом, брови его чуть заметно приподнялись. Джин поняла — он сразу догадался, что под свободной белой блузкой у нее нет бюстгальтера. Она решила не надевать его сегодня по причине — так она объяснила самой себе — жаркой погоды. Но сейчас ей стало так жарко, как никогда! При малейшем дуновении ветра легкая ткань так откровенно облегала тело, что не требовалось особого воображения для того, чтобы представить себе очертания ее грудей.

Отчего в присутствии этого мужчины она так остро чувствовала свое тело? Видимо, оттого, что он излучал мощную сексуальную энергию. Она быстро осмотрела его спортивную рубашку, выгодно облегавшую крепкий торс, и сильные загорелые руки. Вылинявшие на солнце удобные джинсы подчеркивали аккуратные бедра и мускулистые ноги.

Взглянув на дядю, Джин с удовольствием увидела, что тот, как она и надеялась, немало удивлен таким поворотом событий.

— Вы знакомы? Как это случилось?

Поль коротко описал обстоятельства их вчерашней встречи. Лоуэлл покачал головой.

— Вот как? Значит, плутовка Джин меня опередила! А я-то предвкушал удовольствие познакомить вас!

— Может быть, ваше удовольствие и пострадало, но мое ничуть, — заявил Поль, не отрывая глаз от Джин. — Я с нетерпением ждал сегодняшней встречи. Должен вам откровенно сказать, Лоуэлл, у вас прямо-таки сногсшибательная племянница. Я уже думал, что вчера мои чувства обманули меня, но сейчас вижу, что ничуть.

Джин вспыхнула, услышав столь увесистый комплимент, а Лоуэлл лишь довольно хмыкнул, явно наслаждаясь ее смущением. Поль вел себя ничуть не лучше, с ехидной усмешкой глядя на ее пылающие щеки. Злясь на их нахальные ухмылки, она никак не могла решить, раздосадована она или, наоборот, польщена.

Как бы то ни было, эти двое были достойны презрения, и Джин ничего не оставалось, как только надеяться, что ей представится случай продемонстрировать это.

К счастью, Поль сменил тему.

— Ну что ж, начнем? Что бы вы хотели осмотреть в первую очередь, Лоуэлл? Может быть, сначала пройдем в дом? Я покажу вам план поместья и введу вас в курс дела.

Лоуэлл согласился, и они пошли к замку. Джин решила, что надо каким-то образом одернуть Поля, иначе она на целый день превратится в объект для веселых шуточек. А ей вряд ли удастся долго выдержать ту дикую феерию чувств, которую вызывало в ней его преувеличенное внимание. Дотронувшись до руки Поля, она остановила его.

— Послушай, Поль, вчера мы чудесно провели время за ленчем, но сегодня я настроена на работу. Мы здесь для того, чтобы оценить новое вино, и мне хотелось бы сохранить максимум объективности.

Еще когда слова эти только слетали у нее с языка, до Джин дошло, что они слишком резки. Получалось так, будто она не желает больше знать его, но она же вовсе не это имела в виду. Однако сказанное уже прозвучало и произвело свой неприятный эффект.

Мгновение Поль удивленно смотрел на нее, потом лицо его превратилось в холодную маску официальной учтивости.

— Я думал, вчера между нами возникло что-то особенное, но, оказывается, я ошибся. Ладно, будь по-твоему. Мне не хотелось бы, чтобы на твое суждение повлияли какие-то личностные соображения. Давай оставим все на уровне сугубо деловых отношений.

Он швырнул ее собственные слова ей же в лицо, и Джин обожгло жгучей обидой. Ее поразило, как близко к сердцу принял он ее слова. С чего вдруг такая чувствительность? Может, все дело в том, что он сейчас был точно так же эмоционально раним, как и она сама?

О нет, этот мужчина слишком опытен, чтобы выпускать свои чувства из-под контроля. Ее уязвил его резкий сарказм, но в то же время со странным сожалением Джин подумала, что становиться в позу было совершенно необязательно.

Через минуту-другую они уже сидели в рабочем кабинете Поля, удобно устроившись в кожаных креслах. Сидя за широким столом в стиле ампир, Поль кратко описывал свою деятельность в замке Ла Бруиль.

— Прежний владелец совершенно не интересовался престижем своего вина, говорил он. — Любопытно, что, находясь всего в двух-трех километрах от таких крупнейших французских замков, как Лафит-Ротшильд и Лафон-Роше, Ла Бруиль фактически неизвестен за пределами области.

— Может быть, именно эта близость к знаменитым замкам является причиной того, что вас на их фоне попросту не замечают? — предположил Лоуэлл.

— Безусловно, вы правы. Кто обратит внимание на скромный рубин, если рядом сверкает ослепительный бриллиант?

Как она заметила еще вчера, его самоуверенность имела приятный оттенок иронии.

— В прошлом году, вскоре после смерти мистера Рокамбью, мне повезло встретиться в Париже с его дочерью. Она абсолютно не интересовалась этим поместьем и, не задумываясь, продала его. Я счастливо обошел всех конкурентов. За замок пришлось заплатить безумную цену, но если бы он поступил на открытый рынок, там его оценили бы намного дороже.

Пока он говорил, Джин осматривала комнату, в которой они сидели. Это было любопытное сочетание старого и нового.

Одну стену закрывали пожелтевшие от времени карты виноградников, тогда как на другой висели цветные диаграммы на ярко-белых листах. В одном углу стоял фотокопировальный аппарат обтекаемой формы, а напротив выстроились в ряд старинные деревянные шкафы для картотеки.

Вдруг до нее дошло, что разговор прервался. Стараясь не выказать признаков волнения, она увидела, что Поль внимательно смотрит на нее, криво улыбаясь.

— Я вижу, Джин наскучили все эти неинтересные рассказы, — сказал он, точно речь шла о каком-то неусидчивом ребенке. — Может быть, мне удастся опять завладеть ее вниманием на экскурсии в полях.

Джин сидела с невозмутимым лицом. Его насмешки приобрели какой-то злой оттенок. Она понимала, что в этой перемене некого винить, кроме самой себя, но все же ей очень хотелось видеть вчерашнего Поля — доброго, веселого и нахально флиртующего.

Поль быстро поднял телефонную трубку и нажал кнопку внутридомовой селекторной связи. После небольшой паузы он тихо проговорил в трубку несколько слов и дал отбой.

— Через минуту пойдем, — объявил он. — А пока, пожалуйста, задавайте вопросы. Что вас интересует в первую очередь?

Лоуэлл засыпал его вопросами, Поль обстоятельно отвечал, но вскоре в дверях появился мужчина.

Вновь прибывший казался лишь на несколько лет младше Поля — чуть за тридцать, подумала Джин. Он был невысок и смугл. Его рабочие ботинки, мешковатые брюки, свободная рубаха и берет являли собой типичный рабочий костюм французского фермера.

Однако она очень удивилась, когда мужчина заговорил на чистом английском, да еще с калифорнийским акцентом:

— Привет, как дела?

— Спасибо, Ив, что пришел, — сказал Поль. — Это Ив Туесе, maitre de chais.[5] Ив, у нас в гостях Лоуэлл Пирсон и Джин Пакстон. Джин — милашка.

Это последнее замечание приятно смутило Джин, оно уже больше походило на те комплименты, которые она вчера от него выслушивала. Не подав виду, она повернулась поприветствовать Ива. Maitre de chais? Уж больно он молод для мастера-винодела, подумала она. Большинство тех мастеров, с которыми ей приходилось встречаться в поездках по Франции, были почтенными старцами, десятилетиями оттачивавшими свое искусство.

Поль заметил ее недоверчивый взгляд и объяснил:

— Ив действительно француз, на случай, если вы сомневаетесь. Но образование он получил в Штатах.

— Чтобы быть точным, в Калифорнийском университете, в Дейвисе, добавил Ив. — Приятно с вами познакомиться.

— Привет, — сказала Джин, быстро пожав его руку.

Она знала, что университетский городок Дейвис является ведущим в Америке по преподаванию виноградарства. Но с какой стати французу ехать в США изучать науку, в которой Франция достигла совершенства уже век назад?

Ответ стал ясен, когда началась их экскурсия. Авторитетные комментарии Ива имели строго научную подоплеку. Из того, что он говорил, Джин смогла понять, что его прогрессивные взгляды на виноградарство резко отличаются от скованного традициями интуитивного подхода большинства французских виноделов.

Они не торопясь шли вдоль рядов виноградных лоз, то и дело останавливаясь и рассматривая то, что их заинтересовало.

При этом Лоуэлл задавал Иву бесконечные вопросы. Джин старалась слушать внимательно, но почти все замечания Ива по поводу состава почвы и химических опрыскивателей пролетали мимо ее ушей.

Был полдень, и над их головами с безоблачного неба нещадно палило солнце. Джин плелась позади всех, проклиная любознательность своего дяди. Когда они наконец направились к неизменным для подобных экскурсий винным погребам, она испытала облегчение: там по крайней мере будет прохладно.

Даже Ариэль, присоединившийся к их процессии, разомлел от знойной жары.

— Обратите внимание на то, что виноградные ряды ориентированы с севера на юг, — сказал Ив. — Таким образом, в полдень гроздья оказываются в тени листвы, и солнечные лучи падают на землю между рядами. Таким образом, во второй половине дня почва сохраняет тепло, что повышает урожайность винограда.

«Хорошо, если бы за этими листьями могли спрятаться не только гроздья винограда, но и люди», — подумала Джин. Отстав от остальных, она раздвинула зеленые ветки и положила на ладонь длинную треугольную гроздь. Ягоды были темными и на удивление мелкими. Сорвав одну и держа ее в кончиках пальцев, она внимательно осмотрела виноградинку. Ее кожица имела странный матовый налет. Вытерев его пальцами, она бросила ягоду в рот и тут же скривилась от противной горечи.

— Горько, правда?

Вздрогнув, она быстро обернулась и наткнулась на веселое лицо Поля. От неожиданности она проглотила виноградинку и, поперхнувшись, закашлялась. Он хотел было похлопать ее по спине, но она жестом остановила его.

Наконец совладав с собой, Джин спросила:

— Неужели обязательно надо было шпионить за мной?

— Я не шпионил, а просто хотел убедиться, что с тобой все в порядке, невинно возразил он.

— Со мной все было прекрасно, пока ты не напугал меня, — огрызнулась она.

— Было бы гораздо хуже, если бы ты стала жертвой солнечного удара на такой страшной жаре, — заметил он вполне резонно.

Однако Джин не удовольствовалась таким предлогом.

— Послушай, Поль, я вовсе не хрупкий цветочек и не нуждаюсь в чрезмерной опеке. Я уже большая девочка и прекрасно могу сама о себе позаботиться.

— В этом я нисколько не сомневаюсь. Но солнце иногда шутит странные шутки с людьми, к нему непривычными. А тебе с твоей очаровательной бледной кожей едва ли можно проводить много времени на жаре.

Опять он вернулся к своим бесцеремонно-насмешливым комплиментам! Джин старалась сохранять дистанцию, но это стоило ей неимоверных трудов.

— Да, я, действительно, легко обгораю, но сейчас вряд ли это случится. И потом, как мне кажется, я смогу обойтись без твоей помощи, спасибо.

— Но я не это имел в виду, — сказал он, скрестив руки на груди. Солнечный удар имеет более изощренные и опасные побочные эффекты.

— Например?

— Люди начинают фантазировать. Они могут даже представить себе, что влюбились.

Поль застиг ее врасплох. Джин знала, что он шутит, но почему-то не могла смеяться. Слово «влюбились» острой иглой истины пронзило ее сердце. Горло непостижимым образом сковало немотой, и она оказалась бессильна что-либо отвечать.

Что он хотел сказать? Теперь он хитро смотрел на нее, явно довольный произведенным эффектом. Джин почувствовала легкое головокружение. «Возьми себя в руки», — приказала она себе мысленно, но это не помогло.

К счастью, в этот момент к ним с веселым лаем подбежал Ариэль. Он принялся обнюхивать ее теннисные туфли, отчаянно махая хвостом.

Поль прервал наконец многозначительную паузу. Нагнувшись, он рассеянно потрепал собаку по голове.

— Ариэль ругает нас за то, что мы отстали, — объяснил он. — Давай поскорей уйдем с солнца!

Джин с радостью откликнулась на это предложение. Без особых на то причин она чувствовала себя смущенной, но в то же время странно взволнованной. Видимо, это все-таки действие солнца. Она пошла вслед за ним по дорожке, ведущей к дому.

Какое-то время они молчали, лишь гравий хрустел у них под ногами. «Влюбились». Слово продолжало крутиться в ее мозгу, взвихряя все мысли в неистовый хоровод. Надо было как-то вернуть утраченное равновесие. Чтобы прервать молчание, Джин спросила:

— Вчера ты обещал ответить на все мои вопросы, помнишь?

— Да. Так что тебя интересует?

«Все», — подумала она, а вслух сказала:

— Начни с начала. Каким ветром тебя занесло в виноделие? Это было влияние родителей?

Поль рассмеялся.

— Нет, вряд ли. Мой отец был бухгалтером.

— Правда? А я почему-то думала…

— Что я продолжаю семейные традиции? — закончил он ее мысль. — Нет, до покупки замка Ла Бруиль из всех моих занятий самым близким к фермерству была работа продавца в супермаркете.

— Почему же ты решил заниматься… всем этим? — она обвела рукой окружавшие их ряды виноградных лоз.

— А почему бы и нет? Моя прежняя работа перестала меня удовлетворять, и, поскольку я всегда интересовался виноделием, оно показалось мне хорошей альтернативой. Это занятие не имеет ничего общего с той областью, в которой я работал раньше. Здесь требуются совершенно другой ритм и образ мышления. Мне это нравится.

— А чем же ты занимался до этого?

— Хочешь верь, хочешь нет — аэрокосмической инженерией. У меня была своя фирма, и, когда мы запустили первый «Шаттл», я был безумно счастлив.

— Но это же просто фантастика! Что заставило тебя бросить такую интересную работу? Может, сокращения в правительственном финансировании?

Поль мрачно усмехнулся.

— Космическая программа хоть и уродлива, но все же еще держится. Нет, я ушел по принципиальным соображениям. Если в двух словах, то в правительстве есть люди, чьи идеи по поводу использования космического пространства резко не совпадают с моими. Обнаружив, что меня и мою контрактную работу используют втемную, я вышел из этого бизнеса.

Джин поразилась глубине его убеждений. Ничего не скажешь, Поль Бюдье личность многогранная! Ей так много еще хотелось узнать о нем.

Однако ее любопытство осталось неудовлетворенным, так как они уже подходили к одному из низких зданий на боковом дворе. Из своих предыдущих путешествий по французским поместьям она знала, что здесь должен находиться chais — в буквальном значении «погреб, где делается вино».

Он придержал ей дверь. Шагнув через порог, Джин застыла на месте: здесь царила блаженная прохлада, но после яркого солнца тусклое освещение казалось кромешной тьмой.

Поль нежно взял ее под локоть и повел вниз по короткому пандусу. От его прикосновения у Джин захватило дыхание, но, не успели они дойти до нижней площадки, как он выпустил ее руку. К этому времени глаза Джин уже немного привыкли к темноте, и внимание ее переключилось на увиденное.

Они находились в помещении с бетонными стенами и полом. Вдоль одной стены в ряд тянулись огромные деревянные бочки, а вдоль другой выстроились блестящие баки из нержавеющей стали, каждый из которых впечатлял множеством вентилей и измерительных приборов.

Лоуэлл с Ивом были уже здесь. Дядя подозрительно покосился на нее, но лицо Джин оставалось бесстрастно, и он снова повернулся к Иву.

— Здесь вы наглядно можете видеть контраст между старыми и новыми методами, — говорил француз. — С этой стороны стоят деревянные бочки, в них традиционно заливают только что отжатое вино, где в течение нескольких дней оно подвергается брожению. А здесь у нас новые — стальные — бочки. Мы надеемся, что к следующему году все наши бочки будут такими.

— А в чем разница, кроме материала? — спросил Лоуэлл.

Глаза Ива загорелись.

— Во всем! — воскликнул он. — В стальных баках можно контролировать температуру, а значит, регулировать период брожения.

— Температуру? — непонимающе переспросила Джин.

— Да, — сказал Ив. — Молодое вино, как вам известно, может удивительно сильно нагреваться.

Первоначальное брожение — интенсивный, бурлящий процесс.

— Как любовь, — шепнул Поль ей на ушко.

Джин слегка вздрогнула от неожиданности и взглянула через плечо. Поль стоял волнующе близко, но лицо его не отражало ровным счетом никаких эмоций. Всем своим видом он показывал, что внимательно слушает Ива.

И опять она почувствовала то же головокружение, что и на улице. Как видно, Поль не смог сдержать свое обещание не выходить за рамки делового общения, и ее это радовало. То холодное безразличие, которое он выказал ей раньше, страшно не понравилось ей. Шутливые комплименты, лукавые намеки на любовь были куда приятней.

Он определенно заигрывал с ней, решила Джин. И это было очень лестно, даже если их отношениям не суждено продлиться дольше сегодняшнего дня. Поль оказался для нее своего рода целителем, укрепив ее веру в себя, и сейчас она упивалась его восхищением, закрывая глаза на последствия.

Но как оставить без ответа его нахальные замечания? Надо бы найти возможность отплатить ему той же монетой.

Ив продолжал свою лекцию, отвечая на вопросы Лоуэлла о целях температурного контроля за брожением.

— Обычно это зависит от урожая и от того, что вы хотите получить: легкий виноградный напиток, который быстро созревает, или крепкое терпкое вино, которое должно выдерживаться в бутылке десять и более лет.

Джин заметила у одной стены смотанный пожарный шланг.

— А это еще зачем? — спросила она. — Надеюсь, вино не настолько нагревается в процессе брожения, что деревянные бочки воспламеняются?

— Нет, — улыбнулся Ив. — Но когда температура брожения становится слишком высока, мы поливаем баки, чтобы охладить их.

Краешком рта Джин еле слышно сказала:

— Кое-кого из моих знакомых не помешало бы охладить подобным образом.

Компания направилась дальше, а Джин украдкой взглянула на Поля, желая убедиться, попало ли в цель ее замечание. Лицо его по-прежнему не выражало никаких эмоций, но в глазах появился злой блеск. Она мысленно приписала себе очко, сомневаясь, однако, что игра на этом закончится.

Экскурсия продолжалась, а Ив выступал в роли гида. В следующей комнате стояло множество дубовых бочонков, залитых, как он объяснил, вином прошлогоднего урожая. Прослушав из уст maitre de chais описание различных методов удаления осадка, они пересекли двор и вошли в другое здание, где увидели множество точно таких же бочонков, а потом осмотрели помещения для розлива вина и упаковки бутылок в плетеные корзинки.

Последним пунктом их экскурсии стал темный подвал самого замка, бесчисленные полки которого ломились от бутылок.

Они пошли по единственному проходу вдоль устрашающих своими размерами стеллажей, и Ив, указывая на бутылки урожая разных лет, объяснял, как разница в погодных условиях повлияла на качество вина.

— У вас здесь большие запасы вин прошлых урожаев, — заметил Лоуэлл.

— Мистер Рокамбью был довольно необычен в этом отношении, — вмешался в разговор Поль. — Мировой спрос на бордоские вина так велик, что некоторые владельцы виноградников не могут устоять перед искушением продать свои запасы по сегодняшним вздутым ценам.

— А вы почему не продаете? — поинтересовался Лоуэлл. — Те современные новшества, которые вы здесь вводите, требуют капитала, и, наверное, немалого.

— К счастью, деньги — для нас не проблема, — кратко ответил Поль. — Я знаю, что чем дольше придержу эти вина, тем больше они поднимутся в цене, а это, в свою очередь, поднимет репутацию Ла Бруиля. В данный момент престиж заботит меня больше всего.

— А здесь у нас, — перебил Ив, направляясь в другое помещение, коллекция вин из соседнего замка. Есть очень ценные экземпляры.

Лоуэлл последовал за Ивом по проходу между стеллажами, но Поль, вместо того чтобы идти за ними, развернулся, преградив Джин дорогу.

— Минуту назад ты отпустила в мой адрес довольно острую шпильку, сказал он, посверкивая глазами. — У меня такое чувство, что ты опытная маленькая задира.

— Люблю хорошую борьбу, — невозмутимо признала она.

Вдруг лицо Поля преобразилось. Он вызывающе уставился прямо ей в глаза, и Джин на мгновение уловила в этом взгляде откровенную мужскую властность. Она внезапно почувствовала сокрушительную силу его воли и подумала, что отдаст этому человеку все, конечно, если он только попросит.

Это впечатление тут же и подтвердилось, когда Поль шагнул к ней, оказавшись устрашающе близко. Джин внутренне съежилась и хотела убежать, но ноги отказывались ей повиноваться, она не в силах была даже отвести взгляда. Как загипнотизированная смотрела она на него во все глаза, слегка приоткрыв рот.

Улыбка тронула уголки его губ.

— Да, ты крепкий орешек. Интересно, подводил ли тебя когда-нибудь твой самоконтроль?

— Едва ли. — Ответ прозвучал не столь уверенно, как ей хотелось бы.

Однако на этом Поль не успокоился. В следующее мгновение он схватил ее за плечи и поцеловал, растопив ее сопротивление еще до того, как оно оформилось в действие.

Не успев как следует осознать, что происходит, она уже отвечала его теплым губам. Целую вечность никто не целовал ее так, и она отдалась вновь открытому наслаждению, восторженно ощущая движения его жадных губ, упиваясь его явным мужским запахом.

Руки Поля уверенно заскользили по ее спине и крепко прижали ее податливую мягкую плоть к его гранитно-твердому телу. Его настойчивость усилилась, и Джин, запрокинув голову, почувствовала мощный прилив желания.

Она не сопротивлялась. Теперь она понимала, что жаждала этой близости. Его руки дерзко ласкали ее спину, поглаживая упругую, разгоряченную кожу через тонкую ткань блузки, потом скользнули по ее бедрам. Прижавшись к нему всем телом, Джин ощущала, как волшебным образом открывается ему навстречу, кружится в вихре неистовых чувств. Грубая животная страсть была в его поцелуе, и она отдалась во власть этой страсти.

Внезапно вся нелепость происходящего дошла до ее сознания, возымев эффект ледяного душа. Она резко отпрянула.

— Что ты делаешь? — прошипела она, не желая привлекать внимания остальных, и принялась усердно расправлять помявшуюся блузку.

— Ничего особенного, просто провожу небольшой эксперимент с поцелуем, небрежно ответил он, при этом голос его звучал ровно, тогда как она никак не могла отдышаться. — Я не думал, что ты станешь возражать. Я же знаю, что тебя целовали и раньше.

— Да, но это еще не делает меня автоматически доступной для первого встречного, — прошептала она.

— Минуту назад ты, кажется, не возражала. Но давай не будем об этом. Пока нашу тайну не раскрыли, предлагаю найти остальных и подняться наверх для дегустации.

Предложение прозвучало вовремя, так как именно в этот момент появились Ив с Лоуэллом. Ее дядя был слишком взволнован увиденными винными раритетами, чтобы обратить внимание на беспорядок в ее одежде.

— Джин, ты не поверишь — у них есть «Лафит» 1901 года! Ты представляешь, какая это редкость?

Джин только неловко улыбнулась в ответ. Здесь, в Ла Бруиле, она видела лишь одну редкость — неслыханную наглость Поля Бюдье. Если бы он нашел способ закупоривать это свое качество в бутылки, то стал бы еще богаче.

Все потянулись к выходу из подвала. Она задержалась, чтобы заправить блузку, все еще дрожа после его поцелуя. Может быть, ей тоже стоило проявить немного наглости? Во всяком случае, совершенно очевидно, что Джин, так же, как и Полю, понравилась эта маленькая интерлюдия. Так к чему же было вставать в позу? Второй раз за этот день она пожалела, что отчитала его.

Наверху, в столовой, Поль опять превратился в вежливого, гостеприимного хозяина. Открыв старинный буфет, он достал из него набор рюмок и расставил их на столе.

— Я решил, что нам надо попробовать вино сбора 1970 года, — объявил он. — Несмотря на свою молодость, оно представляет лучшие качества марки «Замок Ла Бруиль». Я откупорил его перед вашим приездом, и оно, должно быть, уже достаточно «подышало».

Он принялся сосредоточенно разливать вино по рюмкам, а Джин в это время осматривала столовую.

Исключительно старинная мебель представляла, похоже, музейную ценность. Над буфетом висел пейзаж — работа восемнадцатого века, а огромные так называемые «французские» окна до пола выходили в небольшой английский садик. «Как несправедливо, что такой негодяй живет в такой роскоши! — подумала Джин с завистью. — Лучше бы здесь жила я».

— А вы присоединитесь к нам? — с насмешливым почтением обратился к ней Поль.

Она подняла налитую ей рюмку, не реагируя на его иронию. Слава Богу, она не впервые дегустировала вина и отлично знала процедуру. Повернув рюмку, она посмотрела через нее на белую скатерть, определяя цвет напитка.

Вино было темно-красным, поразительно прозрачным. Какое-то время Джин зачарованно любовалась им. Действительно, как рубин, подумалось ей.

Взяв рюмку за основание, она слегка взболтала ее содержимое и поднесла к носу. Букет оказался богатым и насыщенным. Джин сделала глоток и, задержав эту рубиновую жидкость во рту, почувствовала целую гамму сложных и восхитительных вкусовых ощущений. Этот вкус оставался во рту надолго.

Джин покосилась на дядю. Тот сидел с прикрытыми глазами, также задержав глоток вина во рту. Блаженное выражение, написанное на его лице, говорило о том, что вино пришлось Лоуэллу по вкусу.

Поль, закончив совещаться с Ивом на стремительно-темпераментном французском, посмотрел на Лоуэлла.

— Ну как?

— Потрясающе! — воскликнул тот. — Ты скрываешь здесь подлинные сокровища, сынок! Трудно поверить, но я никогда раньше не пробовал ничего подобного.

— Удивительное вино, верно? — спросил Поль. — Что ж, не желаете ли оставить заказ?

В течение секунды он сменил тон, превратившись из радушного хозяина в хваткого бизнесмена. Эта перемена напугала Джин. Странно, но она совсем забыла, что основной целью Поля являлась все-таки торговая сделка с ними.

— Конечно, желаю! — подхватил Лоуэлл, встревожив Джин своей поспешностью. — Я бы оказался последним дураком, если бы не заказал такое вино.

«Дяде стоило бы проявить побольше осмотрительности, — подумала Джин. Иногда имеет смысл поторговаться». Но она не могла давать ему советы в бизнесе.

— Назначайте цену, — сумасбродно заявил Лоуэлл. — По два ящика каждого из десяти сборов.

Он зачитал список тех вин, которые хотел закупить, после этого Поль склонился над блокнотом, углубившись в подсчеты. Они терпеливо ждали. Наконец он выпрямился и назвал сумму.

— Четыре тысячи долларов! — вскричала пораженная Джин: это составляло две трети от тех денег, которые они планировали потратить на все запасы. За двести сорок бутылок?

Поль пожал плечами.

— Через пару лет я получу за них вдвое больше.

Подумать только! Джин была поражена. Закупать по таким ценам вина безумие. Учитывая расходы на перевозку, в «Саммите» каждая бутылка будет стоить пятьдесят долларов. Нет, это исключено!

Но Поль показал себя практичным дельцом, в чем она вскоре еще раз убедилась.

— Подумайте, я вас не тороплю. Позвоните в любое время до вашего отъезда, и я отправлю ваш заказ. Оплатите по получении.

Джин пришла в бешенство. Предложение Поля на первый взгляд выглядело вполне разумным, но она знала, что за ним стоит: он пытался поймать Лоуэлла в ловушку, воспользовавшись его эйфорией. Без предоплаты дядя запросто мог заказать больше товара, чем мог себе позволить. А после того как вино прибудет в «Саммит», отказываться от сделки будет уже слишком поздно.

К счастью, Лоуэлл вовремя воздержался от опрометчивых обязательств.

— Как я уже сказал, мне надо время, чтобы все обдумать.

— Пожалуйста, как вам угодно.

Поля, казалось, не слишком огорчило то, что рыбка сразу не заглотила наживку. Он дьявольски самоуверен, коварный змий! Они не торопясь допили свое вино, отметив, что вкус его постепенно менялся на воздухе. От предложенной второй рюмки Джин отказалась: она пила редко и сейчас вовсе не желала, чтобы Поль затуманивал ей мозги алкоголем.

Гнев медленно вскипал в ее душе. Только что Поль выказал такую сторону своей натуры, о которой она предпочла бы не знать. Еще вчера, в бутике, он наглядно продемонстрировал, что отнюдь не гнушается пользоваться чьей-то доверчивостью ради собственной корысти. Горько было сознавать, что он пытался применись на Лоуэлле свои шитые белыми нитками хитрости.

Ее дядя слыл влиятельным критиком вин, и не только потому, что «Саммит» являлся Меккой для ценителей вин, но и благодаря своим статьям, которые он регулярно поставлял в гастрономические журналы. Понятно, что, завоевав его расположение, Поль преуспел бы в своем стремлении поднять репутацию марки «Замок Ла Бруиль».

Вдруг в ней шевельнулось ужасное подозрение. А не использовал ли он и ее саму? Ведь сразу было понятно, что если кто и имеет влияние на Лоуэлла, так это его племянница. Может, заигрывая с ней, Поль хотел лишь укоротить себе путь к прибыльной сделке? Джин вспыхнула, представив, что его открытость и обаяние могли оказаться всего лишь ловким притворством.

Наконец подошло время покинуть замок. Она торопливо вышла на улицу и, подойдя к машине, ждала троих мужчин, которые, переговариваясь, шли следом за ней. Показавшийся из-за сарая Ариэль подбежал к хозяину и заскулил, требуя внимания.

После взаимного рукопожатия Лоуэлл опустился на сиденье. Джин села за руль и взялась за поручень дверцы.

Но сильная рука не дала ей закрыть машину.

Девушка подняла на Поля сверкающие глаза, и в этот момент между ними опять проскочил мощный сексуальный разряд, но Джин оставила его без внимания. Ей уже двадцать восемь, сказала она себе, и она не какая-то там впечатлительная девчонка-подросток, чувствами которой можно легко манипулировать.

— Надеюсь, вы осчастливите нас еще одним посещением перед тем, как уехать из Бордо? Ваше присутствие придает оттенок изысканности нашему поместью.

Джин холодно улыбнулась.

— Знаете ли, у нас чересчур напряженный график. Фактически мы уже опаздываем на следующую встречу, так что будьте добры…

— Конечно, — сказал он, убирая руку с дверцы машины.

Захлопнув ее, Джин взвела мотор. Слава Богу, наконец-то они уезжают отсюда! Повернув голову, она, не произнеся больше ни слова, подала машину задним ходом, и через секунду их «ситроен» уже несся по гравию, оставляя за собой облако пыли.

* * *

На стремительном повороте Лоуэлл ухватился за поручень.

— Что еще за чепуху ты несла насчет нашей следующей встречи? — спросил он. — В ближайшие два часа мы совершенно свободны.

— Вот и замечательно, значит, можно перекусить, — откликнулась Джин, не ответив на его вопрос.

Она еще горела возмущением по поводу коварства Поля. Ясно, что Джин с самого начала ошибалась в этом человеке.

Теперь же она прекрасно видела, что его интерес к ней был вовсе не бескорыстен. Он опытный, практичный ловелас, можно было сразу понять это из тех комплиментов, которые он так легко раздавал, насмешливых замечаний и совершенно недвусмысленного поцелуя.

Они выехали на прямой участок дороги, и Джин, в ярости выжав педаль газа, разогнала «ситроен».

— Сбавь-ка скорость, пожалуйста! — сказал Лоуэлл, тяжело дыша.

Джин сняла ногу с акселератора. Конечно, не стоит глупить. Да, она попалась в искусно расставленный капкан, ну и что? Их визит в замок Ла Бруиль теперь уже позади. К счастью, она больше никогда не увидит Поля Бюдье.

Но эта мысль почему-то не слишком радовала ее. Несмотря на разоблачение, сделанное ею за последний час, Джин все же сознавала, что Полю удалось эмоционально взбудоражить ее.

Она заново открыла в себе способность к чувственным волнениям и глубоко запрятанную потребность разделить с кем-то свою жизнь.

«Какой бред лезет в голову!» — одернула Джин себя, тормозя на повороте. Нет, она не собирается опять сковывать себя узами брака. Она не Золушка есть такой тип женщин, которые балансируют между работой, где блещут своими деловыми качествами, и мужем, перед которым им приходится разыгрывать кроткую служанку. Поль Бюдье навсегда ушел из ее жизни, и она убеждала себя, что счастлива этим.

Перед мысленным взором Джин появился «Саммит Инн». Вот единственное будущее! Мужчины в ее жизни были не более чем досадным недоразумением, и Джин вновь напомнила себе, как хорошо иметь такое прибежище, как ее отель.

С облегчением она увидела, что они въезжают в Пойак. Возможно, скоро в голове у нее прояснится. Заметив впереди скромный на вид ресторанчик, она спросила дядю:

— Остановимся здесь на ленч?

Лоуэлл не ответил, и Джин заняла единственное свободное место на стоянке через дорогу от входа. Схватив сумку, она выпрыгнула из машины, радуясь возможности отвлечься от беспокойных мыслей.

Сделав несколько шагов, она оглянулась на Лоуэлла. Он неподвижно сидел в машине, привалившись к дверце, глаза его были закрыты.

Странно, он такой бледный… Может, от жары?

Вдруг Лоуэлл покачнулся и начал медленно сползать с сиденья.

Что-то не так… Гонимая страхом, Джин бросилась назад к машине. Подхватив дядю, она постаралась усадить его по возможности прямо.

— Лоуэлл, что с тобой?

— О Господи… — задыхаясь, проговорил он. — Больно… не могу дышать.

О Боже, нет! Не здесь, не сейчас!

— Быстрее, твои таблетки! Где они? — закричала она не своим голосом.

— В отеле… — выдавил он чуть слышно.

Для таблеток было слишком поздно. Она еще не успела сообразить, что надо предпринять, как Лоуэлл потерял сознание.

Глава 4

Джин опять взглянула на большие часы, висевшие возле поста дежурной медсестры. С того момента, когда юна последний раз на них смотрела, прошло меньше минуты. Ожидание было выматывающим.

Она уже четыре часа провела в отделении неотложной помощи больницы Бордо, и до сих пор ей ни слова не сообщили о состоянии Лоуэлла. Медсестры вежливо, но непреклонно отказывались давать какую-либо информацию. Только врач имел право разговаривать с родственниками.

В чашке, которую она держала в руке, кофе давно остыл, и Джин, поставив его на столик, в двадцатый раз принялась вспоминать события последних пяти часов, спрашивая себя, что она сделала не так.

…Оставив дядю в машине, она побежала к ресторану, отчаянно взывая о помощи, и только потом сообразила, что кричит по-английски. По счастливой случайности рядом нашелся человек, который понял ее и вызвал «скорую». На помощь ей поспешило с полдюжины человек, но они только уложили Лоуэлла в машине, а потом столпились вокруг, сокрушенно покачивая головами.

Наконец, когда Джин удалось взять себя в руки, она вспомнила про массаж сердца, которому ее учил лечащий врач Лоуэлла доктор Сандерс. Растолкав толпу, Джин решительно принялась за дело. Ритмичными движениями она со всей силой давила на его грудную клетку, надеясь при этом, что ребра его останутся целы.

Через минуту Джин нащупала слабый пульс, а когда еще через минуту прибыла «скорая», его синие губы побелели.

Во всем виновата только она одна, корила себя Джин, сидя в больнице. Ей нельзя было так категорично настаивать на сокращении времени их поездки. Вероятно, им вообще не стоило отправляться в эту поездку. Кроме того, ей нельзя было впадать в панику — возможно, она потеряла драгоценные секунды, не начав массаж сразу же. Что, если он умрет?

Нет, он не может умереть. Он не должен умирать. Она погнала прочь ужасную мысль. Для таких страшных предположений нет никаких оснований. И все же почему ей не говорят, как он?

Наконец медсестра подозвала ее к своему столу, сказав только:

— Мадемуазель Пакстон? Пойдемте со мной.

Джин засеменила за женщиной по коридору, покрытому ковровой дорожкой, твердя про себя: «О Господи, пусть он будет жив!» Они остановились у открытого кабинета, Джин вошла, и сестра тихо прикрыла за ней дверь.

Вдоль стен уютного кабинета тянулись ряды шкафов. Из-за стола ей навстречу вышел строгого вида джентльмен с висками, посеребренными сединой, одетый в дорогой костюм-тройку. Он протянул ей руку.

— Джин Пакстон? — спросил он на безупречном оксфордском английском. — Я доктор Эрве Пьерар. Я лечу мистера Пирсона, который, надо полагать, является вашим дядей.

«Лечу»! Значит, он жив! Джин чуть не прослезилась от облегчения, пожимая руку врачу.

— Пожалуйста, присаживайтесь. Я понимаю ваше волнение, но сейчас можете расслабиться. С вашим дядей все будет в порядке.

Джин опустилась в кожаное кресло напротив его стола, доктор Пьерар занял свое место за столом.

— Я могу его видеть? — спросила она.

— Нет, он проведет в отделении интенсивной терапии еще несколько часов. Простите, что заставил вас ждать, но как только я закончил осматривать вашего дядю, поступил срочный вызов, и мне пришлось бежать в операционную. Естественно, в такой ситуации я вынужден был отдать предпочтение своему второму пациенту, а не вам.

— Конечно, так и должно быть, — пробормотала Джин, устыдившись своего мимолетного гнева. Врач быстро просмотрел свои записи.

— Я вижу из отчета шофера «скорой помощи», что вы применили своему дяде так называемый массаж сердца.

— Я что, навредила ему? — встревожилась Джин.

— Наоборот. Вполне вероятно, что тем самым вы спасли ему жизнь. Мадемуазель, у вашего дяди был очень сильный сердечный приступ. Я только что разговаривал по межконтинентальной связи с доктором Сандерсом. Это ведь лечащий врач вашего дяди, правильно?

Джин кивнула, смутно припоминая длинный список вопросов, на которые она отвечала в отделении неотложной помощи.

— Его сведения оказались весьма полезны, — продолжал доктор Пьерар. Мы с ним обсудили случай и пришли к единому мнению. У вашего дяди еще очень слабое сердцебиение. Ему надо остаться здесь, под нашим наблюдением, окрепнуть перед перелетом домой, в Штаты. Я думаю, на это потребуется недели две.

Две недели!

— Но… но я боюсь, что мы вряд ли можем себе позволить такую длительную остановку, — удрученно пробормотала она.

— Не волнуйтесь! Ваша командировочная страховка покроет основные расходы на лечение. Так что если вы сможете это время сами каким-то образом устроиться, то советую, и даже настаиваю, принять мой план.

Джин согласилась, решив, что ради Лоуэлла найдет выход из сложившейся ситуации. Доктор Пьерар подробно рассказал о назначенных лекарствах и разрешил ей посетить дядю завтра утром. Затем он проводил Джин до выхода и даже помог девушке поймать такси. Вернувшись к себе в номер, Джин как подкошенная свалилась на кровать. Надо было что-то придумать, но мысли беспорядочно путались в голове. Их скудный командировочный бюджет едва ли позволит ей оплачивать этот номер еще две недели. Чтобы не тратиться на гостиницу, они собирались провести последние три дня поездки в гостях у друзей Лоуэлла. Теперь это было уже невозможно. Заставив себя проанализировать все возможные варианты, она пришла к выводу, что ей надо переехать в отель подешевле и экономить на питании, тогда денег должно хватить.

Она позвонила портье и сообщила, что номер Лоуэлла освобождается, потом заказала разговор с Америкой. Надо поставить «Саммит» в известность о том, что у них тут стряслось.

Через несколько минут раздался телефонный звонок, и она сообщила о случившемся миссис Симмонс, пожилой заведующей, которую они оставили в отеле за главного. Женщина в ответ заворчала, не сказав ни одного сочувственного слова, но в конце концов признала, что сможет еще какое-то время управиться без них.

Разговаривать с Аланом Ричардсоном, главным бухгалтером «Саммита», было легче. Несмотря на невеселый повод, Джин впервые почувствовала облегчение от приветливого голоса Алана. Когда они обсудили дела, он спросил:

— Как ты справляешься там, дорогая? Послушай, я могу взять выходной и прилететь к тебе, если хочешь.

— Нет, не стоит этого делать. Но спасибо за предложение, Ал, — сказала она, недовольно вспомнив его назойливые ухаживания. — Как выглядит наш бухгалтерский баланс?

— Так себе. Дела застопорились, и у вас накопилась куча счетов. Но, думаю, с вашим опытом по части ловкого выманивания денег мы выкрутимся. Не бери в голову и не тревожь своего дядю. Возвращайтесь поскорее, ладно? Я соскучился по твоей улыбке.

— Спасибо, постараемся.

Джин с облегчением повесила трубку. Алан утомлял ее своей навязчивостью. Она ясно давала ему понять, что не собирается выводить их отношения за рамки нескольких, необходимых по работе встреч, но он все равно упорно пытался втереться в ее жизнь.

Неужели нет никого, кто мог бы просто предложить свою поддержку, не требуя ничего взамен? В трудных ситуациях она всегда могла обратиться к Лоуэллу, но сейчас он сам нуждался в помощи.

Джин подумала было, не позвонить ли Марку, но тут же отбросила эту идею. Как знать, может быть, он возвысится над своими инстинктами и проявит к ней великодушие, но даже в этом маловероятном случае разговор с ним всколыхнет со дна ее памяти неприятные эпизоды прошлого.

В ванной Джин ополоснула водой лицо, упрекнув себя в малодушном порыве спрятаться от проблем за мужскими спинами. Она и сама прекрасно справится со всеми трудностями. И все же как было бы хорошо расслабиться в сильных руках, услышать низкий уверенный голос, который сказал бы: «Все будет хорошо, малышка!»

Она снова опустилась на кровать, и образ Поля Бюдье всплыл в ее памяти. Его теплая приветливая улыбка и блестящие голубые глаза пугающе живо вставали перед ее мысленным взором. Внезапно Джин охватило непреодолимое желание схватить телефонную трубку и излить ему все свои тяготы.

Открыв глаза, она заставила себя отказаться от этой затеи. Нет смысла обращаться за помощью к Полю. Однажды он уже попытался воспользоваться тем, что казалось настоящей искренней дружбой, ради собственной выгоды. Было бы глупо предоставлять ему еще одну возможность. И все же острое желание услышать его голос не проходило.

Джин поднялась с кровати и огляделась, ища способ отвлечься. Ей еще предстоит столько дел! Прежде всего надо перегнать машину из Пойака. Вообще-то нет, это лучше оставить на завтра. Завтра же она займется поисками более дешевого отеля. Время расчета за номер прошло несколько часов назад, и ей ничего не оставалось, как провести здесь еще одну ночь, как бы это ни было дорого.

Вдруг она поняла, что страшно проголодалась. Неудивительно, почему ее не покидает подавленное настроение. Был уже восьмой час, а она с утра ничего не ела. Проведя щеткой по волосам, она схватила свою сумочку и вышла из отеля в поисках подходящего ресторана.

«Ле-Кок-Брюйан» был ближайшим и самым доступным по ценам. Правда, вчера он казался ей милым и по-домашнему уютным, а сегодня выглядел пустым и жалким. Несмотря на согревшую желудок пищу, Джин почувствовала, как к ней опять подкрадывается мрачное состояние духа.

Вернувшись к себе в номер, она решительно направилась к кровати, зная, что хороший сон будет лучшим лекарством от депрессии. Но заснуть сразу не удалось. Измученное сознание блуждало от одного предмета к другому, при этом почему-то самое главное место в беспокойных мыслях Джин занимало ее разочарование Полем.

«О Лоуэлл, старый милый сумасброд! Почему это должно было случиться именно сейчас, когда я больше всего нуждаюсь в твоей поддержке?»

Мысли о дяде наконец разрядили то напряжение, которое не отпускало ее с полудня. Зарывшись головой в подушку, Джин дала волю долго копившимся слезам.

* * *

Наутро она тщательно стряхнула с себя все следы вчерашней депрессии, готовясь предстать перед Лоуэллом бодрой и веселой. Вымыв и высушив голову, она подняла боковые пряди и закрепила их на висках с помощью черепаховых гребней, надела босоножки, светло-зеленую блузку, выгодно оттенявшую цвет ее глаз, и летящую плиссированную юбку.

Ровно в десять она садилась в такси с чемоданом Лоуэлла и букетом желтых хризантем, купленных у уличного торговца. По дороге в больницу она мысленно готовила себя к встрече с дядей. Он наверняка ужасно выглядит и, возможно, еще очень слаб. Ни в коем случае нельзя показывать ему свою озабоченность: пусть думает, что все в полном порядке.

В справочном окошке больницы она назвала свое имя и получила пропуск посетителя. Медсестра повела ее по коридорам, объясняя на ходу, что Лоуэлла сегодня утром положили в свободную палату на двоих.

— Доктор Пьерар сказал, что вы можете зайти к месье Пирсону только на пятнадцать минут — ему сейчас нельзя волноваться.

Когда они подошли к палате, Джин неожиданно услышала знакомый веселый смех, доносившийся из-за двери. У дяди уже кто-то был.

Войдя, она застыла на месте от удивления. Лоуэлл сидел в постели, откинувшись на подушки. Его вид оставлял желать лучшего. А напротив кровати стоял источник смеха — Поль. Сердце Джин бешено застучало.

— Что ты здесь делаешь? — вскричала она, стараясь за возмущенным тоном скрыть внезапно охватившее ее волнение.

— Я сам позвал его, — довольно заявил Лоуэлл.

Голос дяди был слабым, но в глазах светились веселые огоньки. Джин видела, что лицо его начало приобретать естественный цвет.

— Но тебе нужен полный покой, — возразила она.

— Вздор! — отозвался дядя. — Не могу же я целый день валяться здесь, как покойник! Я чувствую себя в сто раз лучше, когда есть с кем поболтать.

Тут заговорил Поль:

— Это мне надо сердиться. Бога ради, почему ты не позвонила мне вчера, как только это случилось? Я бы сразу примчался.

От звука его голоса у нее, похоже, подгибались колени, но она старалась не замечать этого.

— Как видишь, я и сама прекрасно справилась. Спасибо, но мы не нуждаемся в твоей помощи.

— Слушай, Джин, дай же человеку шанс! Он просто по-дружески хочет помочь, — пытался утихомирить племянницу Лоуэлл. — Только что он сделал очень великодушное предложение, которое я решил принять.

— Какое еще предложение? — подозрительно сощурилась Джин.

— Очень разумное, — начал объяснять Поль. — Нет смысла бросать ваши дела по закупке вин только из-за того, что Лоуэлл лежит в больнице, тем более что вам все равно придется остаться пока во Франции. Я только предложил Лоуэллу поработать у него консультантом.

— Что? — воскликнула Джин. — Ты хочешь сказать, что мне надо будет разъезжать по всем нашим поставщикам в твоем обществе?

— Нет, как бы заманчиво это ни звучало. Ты, конечно, захочешь посещать Лоуэлла каждый день, поэтому я предлагаю ограничить наши поездки предместьями Бордо. Мы будем докладывать результаты твоему дяде, а он прямо здесь сможет решать вопросы закупок.

— Какое необычное великодушие! — саркастически заметила Джин. — И что же ты с этого будешь иметь?

— Моя работа консультанта будет не бесплатна. Я прошу тридцать долларов в день, хотя, должен сказать, это довольно низкая плата.

— Но ты ведь сам заинтересован в торговых сделках с нами. Как же мы можем рассчитывать на твою объективность? — возразила Джин.

— Лоуэлл говорит, что может позволить себе лишь несколько ящиков вина Ла Бруиля, так что у меня, по существу, нет шансов добиться дополнительной прибыли. К тому же ты вместе со мной будешь дегустировать вина и не дашь мне соврать.

Голова Джин шла кругом. Она села на свободный стул, не выпуская из рук букет. Предложенный план казался слишком логичным, чтобы как-то оспаривать его. Хуже того, она не знала, хочет ли вообще оспаривать это предложение. Мысль о том, что ей придется каждый день проводить в обществе Поля, чудесно пьянила и без дегустации.

Джин поняла, что ее вчерашний вывод о его рвачестве не имел под собой оснований. Поль получал весьма сомнительную финансовую выгоду, вызвавшись помогать им таким образом. Его ставка консультанта, которую он запросил, в самом деле оказалась необычно мала.

Лоуэлл прервал ее мысли.

— И это еще не все, — сказал он. — Я объяснил Полю наше стесненное положение, и он предложил один вариант, который позволит тебе остаться во Франции на то время, пока я здесь буду валяться. Он приглашает тебя погостить в замке Ла Бруиль.

Джин была потрясена. Значит, она не только сможет проводить с ним дни, но даже жить в его доме! Такая перспектива волновала и пугала одновременно. Она знала, что чем дольше будет подвергаться воздействию его чар, тем меньше у нее останется шансов противостоять им. На что Лоуэлл толкает ее?

— Ну спасибо большое, Лоуэлл! — проворчала она. — Мог хотя бы спросить меня, прежде чем соглашаться.

— Не будь неблагодарной, — недовольно отрезал дядя. — У тебя нет причин отказываться. Поль очень добр к нам. И потом, нам нужно, чтобы и о тебе кто-то позаботился.

— Обо мне позаботился? Я не нуждаюсь в патронаже! Мне уже двадцать восемь, ты забыл? До сих пор я вполне обходилась без няньки, разве не так?

— Не кипятись, девочка, — сказал Лоуэлл уже не так строго. — Все как-нибудь образуется.

Джин с досадой вскочила со стула и, чтобы скрыть свое взвинченное состояние, занялась цветами. Пока она ставила хризантемы в вазу с водой, мужчины продолжали строить планы. Лоуэлл разозлил ее. Удивительно все-таки, до чего представителям сильной половины нравится считать женщин абсолютно беспомощными существами! Нет, ей не нужен опекун, даже такой красавец, как Поль Бюдье.

Вдруг в голову ей пришла дерзкая мысль. Возможно, Поль вовсе не такой альтруист, как полагал ее дядя. Конечно, он не мог прибыльно сторговаться с ними, и плата за работу консультантом, которую он предлагал, казалась почти символической, но у него оставались другие способы извлечь выгоду из их соглашения.

Джин вспомнила ту жадность, с которой он пожирал глазами ее тело. Сделав ее фактически своей пленницей, он получал прекрасную возможность соблазнить ее.

Выходит, он все-таки был рвачом, но рвачом иного, не денежного плана. Благодарствуйте, она не желает играть роль лакомого кусочка, который сам запрыгнет к нему в рот с серебряного блюдечка! Если бы он только ушел и оставил ее наедине с Лоуэллом, она бы уговорила дядю отказаться от этого варианта, а позволить ей найти другой.

Однако Поль, кажется, не торопился, да и Лоуэлла, совершенно очевидно, это вполне устраивало. Если она попросит Поля уйти, это может только разозлить дядю, а Джин, почувствовав запоздалый укор совести, вспомнила предупреждение медсестры о том, что ему нельзя волноваться.

Кроме того, у нее не было ни единого веского аргумента в свою пользу. То, что Джин проведет неделюдругую в Ла Бруиле, в самом деле будет оптимальным решением их проблем, а значит, пути к отступлению отрезаны. Оставалось надеяться на собственную выдержку. Правда, если судить по вчерашнему дню, устоять против Поля Бюдье будет нелегко.

Через несколько минут медсестра напомнила, что посетителям пора уходить. Джин поцеловала Лоуэлла и, пообещав прийти завтра, вышла из палаты вместе с Полем.

— Я на машине. Подброшу тебя до отеля, чтобы ты собирала вещи. Можешь прямо сейчас ехать в Ла Бру-иль, — предложил Поль в вестибюле больницы.

Отдаваясь во власть неизбежного, Джин пошла вслед за ним к блестящему красному «ягуару».

— Боже, ну и машина! Этаким чудом ты, верно, вскружил не одну голову!

— Да, это одна из моих причуд, — улыбнулся Поль. — Надо же как-то скрашивать скучное однообразие моей жизни.

— Вряд ли твою жизнь можно назвать скучной, — заметила Джин, усаживаясь на переднее сиденье.

— В данный момент нельзя, это точно.

Поль захлопнул свою дверцу и, повернув ключ зажигания, разбудил мотор.

Джин никогда не питала любви к спортивным автомобилям. Они казались ей шумными, противными и выражали, по ее мнению, подростковое стремление выделиться. Теперь же, сидя в такой машине, она поняла, что езда в них может по-настоящему захватывать.

Низко посаженный кузов создавал впечатление большой скорости, даже когда они ехали медленно — что, впрочем, было нечасто.

Мощный гул двигателя делал разговор практически невозможным, но им все же удалось перекинуться несколькими фразами.

— Ты очень искусно разыграл спектакль в больнице, поздравляю! прокричала она, вложив в свой крик максимум сарказма.

— Спасибо. Полагаю, ты имеешь в виду то, как ловко я сумел добиться двухнедельного проживания рядом с тобой? — громко спросил Поль.

— А, так ты все-таки признаешь, что преследовал цель заманить меня в свои сети?

— Да, отчасти так. — Он сверкнул радостной улыбкой. — А ты что, против?

— Нет… то есть да! — выпалила Джин, но оба ее ответа потонули в реве мотора — Поль разгонялся на прямом отрезке дороги.

Через несколько минут они подъехали к ее отелю. Поль остался ждать в вестибюле. Джин быстро собрала вещи и расплатилась за номер, поблагодарив портье за беспокойство по поводу здоровья ее дяди.

Дорога в Пойак сначала напугала ее. Поль мчался по шоссе, уверенно переводя ручку передач с одной скорости на другую, и Джин отчаянно цеплялась за поручень, почти не сомневаясь в том, что они вот-вот разобьются. Но постепенно она расслабилась. Поль оказался осторожным водителем — тормозил на слепых поворотах и всегда держал в поле зрения въезжавшие на трассу машины. Она опустила свое стекло, и ворвавшийся освежающий ветерок растрепал ей волосы.

Отчаявшись перекричать шум мотора, они в конце концов приумолкли. Джин откинулась на сиденье, размышляя над своими дико противоречивыми чувствами. Да, Поль был хитрым соблазнителем, но с какой очаровательной искренностью он признавался в этом! Она никак не могла решить, как себя вести с этим мужчиной — возмущаться его недвусмысленными заигрываниями или смиренно принимать их.

Когда они ехали по засыпанной гравием дороге Ла Бруиля, Джин с неожиданной радостью осматривала знакомые земли. Ариэль выскочил из виноградника и со счастливым лаем побежал рядом с машиной. Они остановились перед замком, и Джин опять восхитилась его красотой, в ее душе шевельнулось что-то теплое при мысли о том, что этот замок станет теперь ее домом, пусть и временным.

— Я позвонил из вестибюля отеля и сообщил, что мы едем, — сказал Поль, выключив шумный мотор.

Джин не успела спросить, кого ему надо было оповестить об их прибытии, как из передней двери Дома торопливо вышла невысокого роста женщина в Джинсах, казавшаяся на вид на несколько лет моложе ее самой.

— Эй, это Джин, non? — закричала она с сильным акцентом и, подбежав, расцеловала Джин в обе щеки. — Elle est blonde,[6] и прехорошенькая! C'est bon, Paul!

Усмехнувшись, Поль объяснил:

— Джин, это Мари Туесс, жена Ива. Она покажет тебе твою комнату и поможет устроиться. А я пойду отчитаюсь перед Ивом. Он наверняка удивляется, где меня носит целое утро.

Помахав рукой, он направился к погребам.

— Привет! — сказала Джин с улыбкой, испытав облегчение от того, что эта шустрая молодая женщина замужем.

Задорное лицо француженки обрамляли коротко остриженные темные волосы, Джин сразу решила, что они подружатся.

— Поль говорит мне, что ты едешь. Я делаю готовой твоя комната. Ты говоришь немного по-французски, non? Нет, лучше не надо! Это хорошо, что я попрактикуюсь в английском.

С легкостью, удивительной для такой миниатюрной женщины, она занесла в дом чемодан Джин, не переставая болтать на ломаном английском.

— Ты остаешься очень долго? Может быть, всегда? Paul est merveilleux, n'est-ce pas?[7] Я думаю, ты с ним счастлива. Да, я вижу, ты его лучшее. Намного лучше для него, чем остальные.

Пока они поднимались по лестнице на второй этаж, шли по темному коридору и входили в комнату, Джин все гадала, кто же эти «остальные». В спальне с высоким потолком темная мебель девятнадцатого века резко контрастировала с белыми обоями в вертикальную полоску. Яркий солнечный свет струился сквозь тюлевые занавески, закрывавшие два двойных окна длиною до пола. Комната с первого взгляда пришлась по нраву гостьи.

Мари положила на кровать ее чемодан и начала доставать вещи Джин.

— Ah, tres joli![8] Какая очаровательная одежда! Я вижу много причин для Поля увлечься тобой. Ты иметь такое теплое, милое лицо. Не то, что Элен, эта… как у вас говорится?…эта ледышка.

— Элен?

— О, не тревожься! Элен — histoire ancienne. Древняя история. Точно так же, как Бриджит и Шантал… ах, Шантал была ведьма. Но она была только две недели.

Две недели назад? Или Мари хотела сказать, что его отношения с ней длились только две недели? Сколько же всего любовниц у него было? Возможно, кое с кем из них он до сих пор встречается? Джин почему-то боялась спросить об этом. Со своей стороны Мари явно полагала, что Джин — подружка Поля, причем лучшая.

— Я так рада за тебя! Мне кажется, вы с Полем — отличная пара. Я очень хотела бы, чтобы ты жила здесь, Джин. Мы уже друзья, non?

— Mais oui,[9] - ответила Джин, спрашивая себя, в самом ли деле Мари полагает, что она приехала сюда надолго, или так просто кажется из-за ее плохого английского. Во всяком случае, она определенно считает их отношения с Полем более близкими, чем есть на самом деле. В течение считанных минут Мари аккуратно разложила и развесила в шкафу чистую одежду Джин, а уже ношенные вещи отнесла в коридор и бросила в корзину для грязного белья.

Столь старомодная обходительность восхитила Джин. Ванная комната находилась в конце коридора. Джин открыла глаза от удивления, когда Мари показала ей огромную фарфоровую ванну на изящных ножках. Сияющие белизной стены и пол были выложены плиткой, над раковиной красовались старинные латунные краны. В шкафчике лежали банные полотенца и различные умывальные принадлежности.

Мари прервала поток своих комментариев, заявив:

— Теперь я идти готовить обед.

— Тебе помочь? — спросила Джин.

Мари, казалось, шокировало это предложение.

— Non! Понимаешь, мы с Ивом можем жить здесь, потому что я делаю готовить и убираться. Ты лучше поспи. У тебя очень усталый вид. Мы обедаем в семь.

Оставшись одна в своей комнате, Джин обнаружила, что в самом деле устала. Беспокойная ночь и кошмарный вчерашний день сказались на ее внешности.

Взглянув в зеркало на дверце гардероба, Джин с тревогой заметила у себя под глазами темные круги.

Прохладный ветерок шевелил занавески, и Джин подошла к окну. Защищенные с внешней стороны железным ограждением окна выходили в английский садик, который она видела вчера за домом. Большую круглую клумбу с красными и белыми розами окружали и делили пополам узкие дорожки. Позади виднелось высокое дерево, в тени которого стояли деревянные скамейки. Еще дальше тянулись огородные грядки, из которых кое-где торчали нелепые палки с висевшими на них алюминиевыми тарелками.

За небольшим скоплением деревьев далеко в поле Джин увидела Поля, идущего рядом с Ивом, и улыбнулась. Несмотря на свои прежние опасения, она должна была признать, что чувствовала себя здесь уютно и спокойно. Вокруг были люди, к которым она могла обратиться со своими проблемами — друзья, которые будут о ней заботиться.

Внезапно ее сильно потянуло в сон. Да, как следует выспаться действительно не мешает. Когда Джин задергивала шторы, ей показалось, что крошечная фигурка вдали — это Поль и он смотрит на ее окна.

Глава 5

Проснувшись, Джин почувствовала, будто заново родилась. Первое, что попалось ей на глаза, это аккуратная стопка выстиранной и выглаженной одежды на краю ее постели. Она взглянула на свои наручные часы — почти семь. Она чуть не проспала время обеда.

Джин встала с кровати, потянулась и взяла свои блузку и юбку со стула, куда бесцеремонно бросила их перед сном. Одевшись и причесав свои золотистые волосы, она наскоро умылась и торопливо спустилась вниз по лестнице.

Запах привел девушку в просторную белую кухню. Пораженная ее размерами, Джин остановилась в дверях. Здесь можно было готовить на целый полк, как, вероятно, и было во времена былых войн, подумала она.

В центре стоял громадный рабочий стол, вдоль двух стен тянулись длинные стеллажи. Чего здесь только не было: кухонные электроприборы, столовая утварь, высушенные бобы в банках, глиняные мисочки, пучки морковки и свеклы с приставшей к ним грязью, букеты полевых цветов и горшки с растущим базиликом. Полным ходом шли приготовления к обеду, пахло божественно.

Мари стояла на короткой лесенке-стремянке и что-то доставала с верхней полки буфета. Заметив Джин, она крикнула:

— Bonsoir, Джин. Ты выглядишь очень много лучше. Ты спать хорошо?

— Очень хорошо, спасибо. Может, я все-таки помогу? Интересно, что ты такое готовишь? Пахнет просто сказочно.

Мари спустила с полки стопку тарелок.

— Нет, все о'кей — правильно, non? Если хочешь, можешь поставить цветы в вазочку для стола.

— Я люблю заниматься цветами, — кивнула Джин. — И спасибо за выстиранную одежду, правда, это было необязательно.

— По себе знаю, — сказала Мари, — что после долгого путешествия всегда первым делом хочется выстирать одежду.

Джин принялась подрезать стебельки полевых цветов и устанавливать их в вазу. После одобрительного возгласа Мари «Tres bell!» она отнесла цветы в столовую, где вчера они дегустировали вина.

Но, войдя в столовую, она чуть не выронила из рук вазу — за столом сидел Поль и читал газету. Увидев ее, он сложил газету и тепло улыбнулся. Джин внутри вся засияла.

— Спящая красавица воспрянула ото сна, — усмехнулся он. — С возвращением к жизни, милая! Я тут заносил в твою комнату одежду и хотел было разбудить тебя поцелуем, но не решился нарушить твой сладкий сон.

Джин застыла на месте.

— Ты заносил мне одежду? Спасибо за беспокойство, слишком много чести для меня.

Значит, он видел ее в одном нижнем белье! Эта тревожная мысль и смущала, и странно волновала. Он, наверное, не устоял перед искушением разглядеть ее, пока она спала?

— Кстати, у тебя совершенно бесподобные ножки, — засмеялся он, не оставляя никаких сомнений по этому вопросу.

Джин натянуто улыбнулась, чтобы скрыть свое смущение.

— Кажется, тебе срочно требуется подкрепиться. Видимо, от голода у тебя начались галлюцинации.

После этих слов она поспешила вернуться в кухню, заклиная свое сердце не стучать так сильно. Да, в непосредственности Полю не откажешь! Что, если бы он действительно поцеловал ее спящую? При мысли об этом воображение Джин бешено заработало. Она сомневалась, что сможет унять свое смятение до того, как ей придется обедать с Полем за одним столом.

Тряхнув головой, Джин заставила себя вернуться к реальным делам. Мари подавала ей тарелки и блюда с отварными зелеными бобами и мелким картофелем, а она относила их на стол.

Когда все было готово, Мари позвала Ива, и вся компания уселась за длинный стол. Мари принесла ломтики розовей телятины и обошла с тарелкой стол, а Поль в это время обходил всех, разливая по рюмкам вино. Задержавшись за стулом Джин, он нежно помассировал свободной рукой ее шею. Мурашки удовольствия пробежали по ее телу, и она подумала, что сейчас ей вряд ли кусок в горло полезет.

Однако опасения ее оказались напрасными. Тарелка со свежими овощами и телятиной, обильно политой чесночным соусом, источала такие ароматы, что желудок тут же свело от голодных спазмов. За едой она ожидала услышать лавину комплиментов в адрес Мари, но, к ее удивлению, оба мужчины совершенно равнодушно восприняли те сказочные яства, от которых ломился стол.

С серьезной сосредоточенностью они приступили к неторопливому ритуалу дегустации вина. Держа свои рюмки за основание, они осторожно взбалтывали жидкость, благоговейно вдыхали ее запах, оценивая букет. Они не просто пили вино — нет, они «жевали» его, шумно перекатывая во рту, точно это было вовсе не вино, а жидкость для полоскания рта. После того как глоток наконец был сделан, наступила долгая пауза.

— Хорошая выдержка, — заметил Поль.

— Да, — согласился Ив. — Но этому сбору не хватает крепости. Надо было еще немного подождать с розливом.

В таком духе они продолжали обмениваться замечаниями еще несколько минут, что окончательно вывело Джин из терпения. Какая вопиющая неблагодарность по отношению к Мари! Однако саму Мари, казалось, совершенно не трогало отсутствие внимания к результатам ее многочасовой работы на кухне. Хлебнув чуть-чуть вина, она спокойно ела.

— Ну, что ты думаешь? — наконец спросил Ив у Джин.

— Думаю, что телятина превосходна, — резко ответила Джин, хотя еще не притрагивалась к мясу.

— Он спрашивает про вино, дорогая, — сухо вставил Поль.

— Вино? — взорвалась она, — А еда? Может быть, вы не заметили, но еда замечательная! Я думаю, Мари заслуживает за свой труд аплодисменты стоя.

К огорчению Джин, сама Мари и посмеялась над ее возмущенной тирадой.

— Не смеши меня, Джин, — сказала она, — Это restes… как там у вас называется?.. остатки. К тому же ничего особенного. Вот завтра у нас будет настоящий пир.

— И все же я думаю, что это невежливо оставлять такое прекрасное мясо остывать в тарелках, — возразила Джин.

— Ах, ты не понимаешь! — воскликнула Мари. — Дегустация вина — это главное. Видишь ли, вино здесь, в замке, не просто напиток. Это бизнес. Я нисколько не возражаю, что Поль с Ивом уделяют ему больше внимания, чем моей стряпне. Попробовать и оценить — это очень, очень важно.

— Совершенно верно, — поддержал жену Ив. — Сегодня вечером мы пьем вино, которое почти ничем не отличается от лабруильского. Нам надо выявить особенности вин этого сбора, чтобы понять, как будет вызревать наше собственное вино урожая того года. Таким образом мы определим оптимальное время для продажи наших запасов.

Джин только кивнула в ответ и сконфуженно опустила глаза в тарелку. Он прав: хватит ей думать, что виноделие для них — просто хобби. Она надеялась, что они оставят ее faux pas[10] без лишнего внимания.

Но не тут-то было. Поль, хихикнув, сказал:

— Эй, не сиди такой букой! Лично я восхищен твоим выступлением в защиту Мари. В самом деле, здесь, среди нас, сидит невоспетая героиня кухни, которая не перестает радовать нас день ото дня своими великолепными блюдами.

Мужчины от души расхохотались, а Джин с тайной гордостью заметила, что Мари явно пришлось по душе столь лестное признание.

За столом завязалась легкая приятная беседа, и, как это обычно бывает между людьми из разных стран, разговор главным образом крутился вокруг национальных особенностей культуры.

Когда тарелки опустели, Джин обратилась к Иву:

— Послушай, не знай я, что ты француз, я бы поклялась, что ты родом из Калифорнии. Откуда у тебя такой безупречный английский?

— Мои предки веками занимались виноделием, — объяснил он. — Но во Франции в этой сфере царят весьма закоснелые взгляды. И мой отец решил, что единственный способ получить заслуженное признание — это начать дело в Америке. Поэтому, когда мне было десять лет, мы переехали в Калифорнию. Отсюда мой акцент Западного побережья и моя учеба в Калифорнийском университете.

— Почему же, прожив полжизни в Штатах, ты опять вернулся во Францию?

— Меня позвал Поль. Мы когда-то дружили, и, купив это поместье, он предложил мне работу мастера-винодела. Я, естественно, не смог отказать еще бы, стать maitre de chais в тридцать лет! Теперь-то я не жалею, что согласился, — ответил Ив, с теплой улыбкой взглянув на жену.

Тут Джин подумала, что Мари, вероятно, трудно уследить за их разговором, и она спросила:

— Мари, ты не против, что мы все время говорим по-английски? Мы можем перейти на французский.

— Нет-нет, — заверила ее Мари. — Английский — о'кей.

Ив усмехнулся.

— Да, ее французский вряд ли намного лучше английского.

Джин шокировало это обидное замечание, но Мари лишь по-ребячески показала мужу язык и швырнула в него салфеткой.

— Но… но ты же француженка? — осторожно спросила Джин.

Глаза Мари вспыхнули.

— Dieui He говори так. Я гасконка — была, есть и буду ей!

Перехватив недоуменный взгляд Джин, Поль сказал:

— Моя дорогая, ты только что нанесла Мари самое страшное оскорбление. Спутать гасконку с француженкой! Думаю, мне надо объяснить. Видишь ли, самые первые жители этих мест, еще до римлян, были гасконцами. Они и сейчас живут здесь и разговаривают на своем собственном языке, как Мари со своей семьей. И поверь мне, самый ярый шовинист в Америке — просто молокосос по сравнению с гасконцем. Они французы? Решительно нет!

— Точно, точно, точно, — радостно пропела Мари. — Лучше уж опять воссоединиться с проклятыми англичанами, чем отдавать свою кровь вампирам из Парижа. Долой налоги! Liberte pour La Gascogne!

— Ну вот видишь? — сухо добавил Поль.

— Постойте, а при чем здесь англичане? — спросила Джин.

Поль объяснил:

— Здешние края счастливо процветали в период правления английской династии Плантагенетов. Кстати, англичане высоко ценят бордоское вино, они называют его «кларет». Послушать некоторых здешних жителей, так можно подумать, что они жаждут опять отойти во власть Англии. Но это, конечно, не так: просто им хочется избавиться от французской бюрократии. Так что видишь, ты попала в места, где живут люди с очень независимыми взглядами.

— А Поль у нас тоже гасконец, причем почетный! — объявила Мари и чмокнула его в щеку по пути в кухню.

Джин молча переваривала эту информацию, а когда Мари вернулась в столовую с салатом из свежих овощей, подумала, что уже не осилит ни кусочка. Но, все-таки попробовав, сразу припомнила, как разумна привычка французов есть салаты после основного блюда. Легкие овощи оживили вкусовые ощущения, и Джин с аппетитом отведала еще и сыры нескольких видов.

Стол в который раз опустел, и Мари с Ивом отправились на кухню мыть посуду. Джин со вздохом откинулась на спинку стула.

Поль сочувственно посмотрел на нее.

— Как я тебя понимаю! Эта Мари просто демон кухни. Мне бы следовало заняться бегом, чтобы сбрасывать лишние фунты, набранные благодаря ей.

Джин только улыбнулась в ответ, чувствуя разливавшуюся по всему телу ленивую сытость. На душе было тепло и уютно после вечера, проведенного в кругу сверстников. Нет, не просто сверстников — Ив и Мари стали уже ей друзьями.

А Поль? Она попыталась оживить в сознании тот образ обидчика, который ей мерещился раньше. Но все-таки думать, что он не такой, было куда приятней.

Нет, нет — Поль не враг ей, она это знала. Он добрый, внимательный, веселый и очень, очень сексуальный…

Джин слегка тряхнула головой, решив, что это, наверное, вино затуманило ей мозги. Разве она когда-нибудь так трепетала из-за мужчины? Но с Полем, казалось, просто не могло быть иначе. Его естественная мужественность действовала на нее безотказно: когда он был рядом, у нее автоматически подскакивал пульс и перехватывало дыхание.

Оторвавшись от собственных размышлений, Поль сказал:

— Вставай, ленивица! Я думаю, единственный способ разогнать послеобеденную сонливость — это прогулка. Наверное, еще не совсем стемнело.

В голове у Джин просигналил маленький тревожный звоночек, но она не придала ему значения. Поднявшись из-за стола, она поднялась к себе в комнату за свитером. Поль ждал внизу, в холле. Они вышли из замка и успели полюбоваться красивым закатом. Западный горизонт светился оранжево-багровыми тонами, а на востоке померкшее небо уже переливалось темно-синим.

Поль зашагал по дорожке, и она, не задумываясь, взяла его за руку. Этот жест был, казалось, вполне естественным, но Джин испытала неизъяснимый прилив Удовольствия, когда ее маленькая узкая ладошка оказалась в его теплой и сильной руке.

Они отошли довольно далеко от замка, верный Ариэль трусил сзади. Поль принялся описывать план разбивки виноградника. Он объяснил, что соки, отжатые из ягод, выросших в разных частях поля, сильно отличаются по вкусу. Тщательные записи отслеживают происхождение вина в каждом бочонке. Через два года приходит пора разливать вино по бутылкам, и тогда начинается ответственный процесс смешивания — именно он обеспечивает одинаковый вкус всем винам марки «Замок Ла Бруиль».

Слушая Поля, Джин начала понимать его страстную любовь к этой земле. В самом деле, как могло быть иначе? Ведь он здесь работал, производил нечто большее, чем просто продукт: живое, дышащее вещество, которое со всей очевидностью показывало посвященным, сколько заботы и мастерства вложил в него производитель. Это был его образ жизни, он требовал независимости и большой самоотдачи. Джин завидовала его уверенности в себе.

Подойдя к дальнему краю поля, они остановились и оглянулись на дом. Джин поняла, что они стоят на той же самой возвышенности, где сегодня днем она видела Поля. Отсюда были видны сад и ее окно. Несмотря на сумерки, они заметили, как из дома вышел Ив и направился к цветочным клумбам, через минуту к нему подошла Мари и нежно обхватила его сзади руками. Эта беззвучная, но красноречивая сценка глубоко тронула Джин.

— Кажется, они счастливая пара, — мягко заметила она.

— Да, и ты не представляешь, как я им завидую, — сказал Поль.

— Это ты-то, холостяк в летах, и завидуешь? — фыркнула Джин. — Кстати, сколько тебе лет?

— Тридцать шесть.

— Ну так надо думать, у тебя было достаточно времени, чтобы найти себе жену, если ты и вправду этого хотел. Даже принц Чарлз женился в тридцать два.

— Да, но какой у него был выбор! Хотя, должен признать, и мне грех жаловаться. Недостатка в женщинах я никогда не испытывал.

— Так почему же ты до сих пор один? — спросила Джин с затаенной тревогой: вообще-то она не была уверена, что хочет знать ответ.

— Ну, это долгая история, — ответил он с коротким смешком.

— Расскажи, я вся обратилась в слух.

— Нет, не вся. В слух обратились лишь твои маленькие прелестные ушки… хотя, должен признать, гораздо больше хочется ублажать их не рассказами, а нежными покусываниями. А что касается всего остального… Ну ладно, вернемся к моей истории. Ты не поверишь, но я уже десять лет активно ищу жену. Трудно представить, да? За такое время я действительно мог бы легко найти кого-нибудь. Но не нашел. И не потому, что не было подходящей женщины, как мне теперь кажется, а потому, что я не готов был найти ее.

— Что?

— Есть такое понятие, как взрослость, — объяснил Поль. — Стремление отвечать не только за себя, но и еще за кого-то. Ты ведь сама знаешь, что супружество требует от человека зрелости и ответственности.

Джин кивнула, слегка передернувшись: становилось прохладно. Они пошли к посыпанной гравием дорожке, и Поль положил руку ей на плечо. Приятное и одновременно волнующее чувство охватило ее. Она невольно прильнула к нему.

Поль продолжал:

— Я отвергал одну кандидатуру за другой, каждый раз находя для этого какие-то причины и не понимая, что причина крылась во мне самом. Странно, но только вчера я наконец осознал: это с самим собой я был несчастлив. Однажды я даже решил, что все американки не годятся в жены.

— Ты шутишь? Неужели поэтому ты решил уехать во Францию?

— Это была одна из причин, — ответил он. — Я думал, что американки все до единой — наивны и ветрены, у них вечно семь пятниц на неделе. Я хотел найти женщину опытную и обольстительную. Европейские женщины очень рано постигают науку любовного флирта, с мужчинами они ведут честную прямую игру.

— Так что же ты не женился на одной из них? — спросила Джин с трепетом в сердце, припомнив тот список имен, который слышала днем от Мари.

— Я обнаружил в европейских женщинах совершенно другие, но не менее серьезные недостатки. О да, они очаровательны и опытны, но за искусно выстроенным фасадом скрываются холодность и нервозность. Они трудны на подъем и скупы на чувства. В конечном счете я понял, что мне не хватает открытости и мягкости американок. Когда я в первый раз увидел тебя на рынке, то вспомнил еще одно ценное качество американки: уж если она красива, то ее красота свежа и натуральна, тогда как француженки склонны к искусственной изощренности.

— Но Мари вряд ли подходит под твое описание, — возразила она с бьющимся сердцем.

— Ты права. Я обобщаю. Мари — простая бесхитростная женщина. Можно рассчитывать на ее верность… и на ее темперамент! Они с Ивом превосходная пара: она вулкан, а он безмятежное море.

Оба рассмеялись над этим сравнением.

— Если серьезно, — продолжал он, — то это удивительно, что ты вдруг затронула эту тему, ведь последние два дня эта проблема не выходит у меня из головы.

— Почему?

Остановившись, Поль повернулся к ней. В глазах его отражались прощальные краски заката. Этот цветной горящий взор напугал и очаровал ее.

— Разве непонятно? Как раз два дня назад я встретился с тобой. И теперь, когда я нашел тебя — ту женщину, которую так долго искал, будь я проклят, если позволю тебе уйти.

С этими словами он обхватил ее, крепко прижал к груди и поцеловал в губы. Нечто дикое и жадное всколыхнулось в Джин, и она не сопротивлялась. Напротив, она с упоением отдалась во власть этих сильных рук, прижавшись к нему всем телом и раскрыв свои мягкие губы в ответ на его поцелуй.

Где-то внутри ее существа разгоралось горячее пламя. Она безумно хочет его — теперь она понимала. Она хотела его с момента самой первой их встречи, но подавляла свое неистовое желание. И в то же время где-то глубоко на дне ее чувств прятался и тревожно сигналил в сознание панический порыв вырваться и убежать прочь.

Но настойчивость Поля не давала ей времени осознать эти противоречивые эмоции. Его поцелуй становился все более страстным и требовательным, а руки с грубой чувственностью ласкали ей спину.

Ответная страсть захлестнула ее. Джин потянулась и сомкнула руки у него на шее, потонув в волнах своих ощущений, требуя большего. Она жаждала, чтобы он взял ее, удовлетворив ее яростное желание. Она прижалась к нему бедрами, ощутив его собственное твердеющее мужское желание. Тело ее растаяло, раскрылось навстречу его плоти.

Ее ответная страстность подействовала на Поля поразительным образом. Из горла его вырвался глухой стон, и он прижал ее, взывая к полному повиновению. Тиски этих могучих рук, казалось, навсегда соединили ее с твердой стеной его торса, и она уже ощущала биение его сердца.

Вдруг Джин почувствовала, как в ней поднимается отвратительный панический страх. Неизвестно откуда взявшийся настойчивый голос потребовал, чтобы она остановилась. Девушка опустила руки ему на плечи и безуспешно попыталась оттолкнуть его.

Но Поль не останавливался. Казалось, безумное желание с демонической силой завладело всем его существом. Вырваться Джин не могла — силы были слишком неравные. Несмотря на физическое возбуждение, ею завладели воспоминания о насильственных сношениях с Марком, и она принялась отчаянно вырываться из объятий Поля. Ночные звуки, окружавшие их, стихли и сменились в ее сознании глухим ревом тишины.

Вдруг эту тишину разорвал раздавшийся возле них пронзительный лай.

От неожиданности Поль ослабил объятия и тревожно глянул вниз. Ариэль растягивал пасть в некоем подобии ухмылки и радостно помахивал хвостом. Пес еще раз заливисто протявкал, при каждом звуке отрывая от земли передние лапы.

Напуганная той феерией чувств, в плену у которой она находилась мгновение назад, и избегая взгляда Поля, Джин позволила ему мягко обнять ее. Склонив голову ему на плечо, она с облегчением почувствовала, что пронзительные всплески страха и желания померкли в ней. Как будто внезапный гром удалялся по небу и его пугающие раскаты слабели в ночи.

— Наш сторожевой пес снова на посту, — произнес Поль низким взволнованным голосом. — По-моему, он хочет загнать нас в дом.

Кивнув, Джин взяла его под руку и они направились к замку. Голова ее еще кружилась от недавно боровшиеся в ней сильных и противоречивых порывов. Когда он целовал ее, она совершенно потеряла контроль над собой, то растворяясь в неистовом желании отдаться ему, то ужасаясь неизбежности этого завершения, которое она не могла или не хотела предотвратить.

Когда Поль и Джин подошли к дому, она все еще не смогла унять легкую дрожь. В конце концов она взрослая женщина, размышляла Джин, и не чужда страсти, почему же не отступает этот испуг?

Они остановились в холле, и Поль произнес низким, прерывающимся голосом:

— Ты выглядишь усталой, хоть и проспала целый день. Я провожу тебя до твоей комнаты.

Тонкий предлог! Джин понимала, что ей следует отговориться, сказав, что она и сама прекрасно найдет дорогу, но слова почему-то так и не прозвучали. Она покорно пошла вслед за ним по лестнице. Открыв дверь, он пересек ее темную комнату и включил ночник у кровати.

Джин устало стянула свитер и бросила его на стул, а затем повернулась, чтобы поблагодарить Поля, но, наткнувшись на его взгляд, замерла.

В приятном полумраке она прочитала на его лице все, что должно было сейчас произойти, чувствуя при этом, что бессильна что-либо предотвратить. В этот момент Поль был совершенно необоримым пульсирующим оплотом мужественности. Она уже не могла избежать головокружительного полета в раскаленные добела пучины желания.

Не отрывая горящего взгляда от глаз Джин, он подошел к ней и провел своими трепетными пальцами по ее волосам. Склонившись, Поль припал к ней нежнейшим поцелуем. Его мужской запах снес последние заслоны ее воли, и, когда он стал с чувственной медлительностью целовать нежную кожу ее шеи, она приняла эти ласки без единого слова или жеста протеста.

Приняв ее послушность как молчаливое согласие, Поль поднял девушку на руки и положил на кровать. Джин почувствовала, что вновь переполняется волнами желания, и дотронулась до его мягких шелковистых волос. Напуганная тем необъяснимым ужасом, который, она знала, прячется где-то внутри ее существа, Джин хотела, чтобы Поль остановился, и в то же время боялась, что это блаженство прекратится.

Она спрашивала себя, вернется ли этот страх, но неторопливость Поля подогревала ее желание. Продолжая целовать девушку, он принялся рукой ласкать упругую плоть ее груди. Стон удовольствия слетел с губ Джин, в ответ его пальцы быстро отстегнули кнопки ее блузки.

Как во сне Джин чувствовала, что Поль снимает ее блузку и вот уже его рука начала медленно поглаживать шелковистую кожу ее груди. Большой палец касался соска, который тут же затвердел под его рукой.

Когда они вновь соединились в поцелуе, Джин внезапно осознала, как долго она не была в постели с мужчиной. Невольно на нее нахлынул поток воспоминаний — жутких воспоминаний о Марке…

Поль спускался все ниже, теперь его влажный язык круговыми движениями мучительно ласкал чувствительные соски девушки. Удовольствие было столь сильно, столь восхитительно, что Джин не смогла воспротивиться своим чувствам. Вначале так же хорошо было и с Марком, но потом…

Ненужные воспоминания стали слишком яркими, и Джин начала ерзать, надеясь, что Поль остановится. К ней опять змеей подползал панический страх, она уже чувствовала его ледяные кольца, сжимающие сердце.

Однако ее движения, казалось, только еще больше распалили Поля. В один миг он навалился на нее, вжав девушку в матрац тяжестью своего веса. Поль впился в ее губы, силой раскрыв их, поймал ее за запястья и закинул ее руки наверх, легко пригвоздив их к подушке.

Это действие внезапно вызвало непроизвольную реакцию Джин. Тревожные голоса, до этого лишь шептавшие о сомнениях, пронзительно закричали в ней. Не помня себя от ужаса, она изо всей силы заколотила по нему кулаками. «Нет! — снова и снова повторяла она про себя. — Только не так!»

— Пожалуйста… пожалуйста, Поль…

Слова перешли во всхлипы, которые, как Джин вскоре поняла, он принимал за стоны удовольствия.

Раздвинув коленями ей ноги, Поль мгновенно поместился между ними и надавил на ее бедра своими. При этом он легонько покусывал нежную кожу на шее.

Джин похолодела. В одно мгновение тот аморфный ужас, который медленно, но верно подкрадывался к сердцу, завладел всем существом девушки. Мозг вернул ее в царство жутких воспоминаний, дыхание сделалось частым и поверхностным, глаза остекленели, мышцы напряглись. Она уже была не во Франции с Полем.

— Не надо… не надо, Марк, мне больно… пожалуйста… — жалобно и тихо проговорила она, слова повторились механически. — Пожалуйста, не надо, Марк, мне больно… Пожалуйста, не надо…

Из уголков ее глаз потекли слезы.

И тут наваждение кончилось. Поль приподнялся на локте, явно встревоженный. Руки его отпустили ее запястья, глаза удивленно округлились.

— Джин, милая… что с тобой?

Он нежно погладил ее по щеке, и она постепенно расслабилась. Отвратительное видение растворилось в сознании Джин: твердый пол нью-йоркской квартиры опять превратился в мягкую кровать замка Ла Бруиль, склонившееся над ней перекошенное злобой лицо Марка оказалось мягким встревоженным лицом Поля.

Джин почувствовала холод и поняла, что ее трясет. Сев, она прижалась к Полю, чтобы согреться. Он ласково обхватил ее своими теплыми руками. Слезы покатились из глаз Джин, и еще несколько минут девушка никак не могла их остановить.

Когда наконец она перестала плакать, Поль отстранился и нежно утер пальцами ее мокрые щеки.

— Милая… прости. Я что, сделал тебе больно?

Она покачала головой.

— Нет-нет. Это просто оттого, что я не могу… делать это пока. Я имею в виду заниматься любовью. Пожалуйста, пойми.

По лицу его пробежала тень.

— И все-таки я не уверен, что понимаю. Я не люблю, когда меня дурачат, Джин. С самого начала я почувствовал между нами сильное влечение, и мне кажется, что я не ошибся.

— Нет, не ошибся. Я действительно хочу заниматься с тобой любовью… но не сейчас. Это еще слишком пугает меня.

— Пугает? — озадаченно повторил он. — Почему? Я не понимаю.

— Я не уверена, что сама понимаю это.

— Почему бы тебе не попробовать рассказать мне? Может, тогда ты и для себя что-то уяснишь.

С этими словами он растянулся на кровати и уложил ее рядом с собой. Джин заметила с тревогой, что на его лице, выражавшем заботливое участие, промелькнуло явное подозрение.

Отвернувшись от Поля, чтобы избежать его пытливого взгляда, Джин подумала, что он и в самом деле не понимает ее. Да и разве возможно понять такое? Трудно даже представить тот кромешный ад, в который Марк превращал секс.

Возможно, Поль думал, что Джин просто водит его за нос. В таком случае у него были основания сердиться. Но она же не играла, и ей очень хотелось, чтобы он понял. Приподнявшись на локте, она вновь встретилась с его взглядом и попыталась собраться с мыслями.

— Дело не в том, что я не люблю секс, — сбиваясь, начала Джин свое объяснение через минуту. — Просто он не всегда бывает приятен. Иногда им пользуются, чтобы причинить боль другому, и тогда секс становится средством сведения счетов. Ты понимаешь, о чем я?

— Вполне.

Его ответ придал ее голосу уверенности.

— Ну так вот, мой бывший муж злоупотреблял сексом для того, чтобы сделать мне больно. Он запугивал меня. Я никогда не могла предугадать, когда он захочет заняться любовью… хотя «заниматься любовью» звучит как нечто приятное для двоих, верно? С ним это было не так… — Голос ее дрогнул, и она замолчала.

— Продолжай, — попросил Поль. Она вздохнула.

— Но ему было мало просто застать меня врасплох. Со временем он становился все агрессивней, когда… когда делал это. Надо было видеть его безумные глаза. Иногда мне казалось, что в такие моменты он изгонял из себя каких-то демонов.

Поль напрягся. Джин видела, он очень внимательно и сосредоточенно слушает ее и уверен, что она говорит Правду; такие подробности супружества придумать было просто невозможно.

— Недавно я слышал твои слова «не надо, мне больно», а потом ты вся напряглась и похолодела, — произнес он, когда девушка закончила свой рассказ. — Я думаю, это была форма истерического припадка. Что-то в моих действиях оживило травмирующие воспоминания, я прав?

Джин кивнула и, стараясь не волноваться, рассказала ему про последнюю унизительную ночь с Марком. Она не опустила ни одной подробности, ни одной обиды.

— Когда все кончилось, мне кажется, я на несколько минут потеряла сознание, — завершила она свой рассказ.

В комнате наступило долгое молчание. На лице Поля отражались одновременно потрясение, жалость и гнев.

— Черт возьми, — мягко выругался он. — Как невероятно глупо с моей стороны! Ведь именно эту историю ты начала рассказывать мне в ресторане, так?

— Да.

— Черт возьми, — повторил он. — Если бы только я дал тебе закончить, мы не попали бы сейчас в такое неприятное положение. — Обняв Джин, он нежно привлек ее к себе. — Поверь, если бы я только знал все это, я никогда бы не набросился на тебя так, как сегодня вечером. Если можешь, скажи мне еще одно: был ли у тебя после развода кто-нибудь еще… другой любовник?

— Нет, ни одного.

— Это все объясняет. У тебя не было возможности предстать перед лицом тех страхов, которые таились в тебе все это время, — приподнявшись, он нежно поцеловал ее пальцы. — Прости меня, Джин. С тех пор, как я тебя увидел, я просто обезумел от желания, а когда наконец ты оказалась в моих руках, тут уж я совсем потерял голову. Ты можешь меня простить?

— Да, конечно.

Джин шумно выдохнула, расслабившись в его объятиях. Рассказав ему все, она испытала невероятное облегчение. Чувства, в которых она целый год едва признавалась самой себе, в конце концов облеклись в слова. Тот процесс «очищения от скверны», который он начал в ресторане, сейчас, кажется, завершился.

— Но есть еще одно, — сказала она и кратко описала, как Марк соблазнил ее в первый день их встречи. — Понимаешь, секс налагает на отношения особые чары. Когда человек становится тебе очень близок, ты уже никогда не можешь объективно судить о нем. С Марком я была слепа до тех пор, пока мне не представился случай собраться с мыслями. Поль, я не хочу опять повторять ту же ошибку.

— Гм-м-м… — задумчиво пробормотал он. — Я понимаю, что ты хочешь сказать. Ты просишь время?

— Да, время, чтобы убедиться — не столько в тебе, сколько в себе самой. Я не хочу снова пройти через это испытание памятью.

Он криво улыбнулся.

— Мое желание очень сильно, Джин, но мне не хотелось бы идти против твоей воли или причинять тебе какие-то неприятности. Я сделаю все возможное, чтобы сдержать свою прыть, приноровиться к тебе, хорошо? Но я не могу ничего обещать — я слишком сильно хочу тебя, чтобы гарантировать безупречное поведение. — Он усмехнулся. — Если я буду слишком скор для тебя или, возможно, не слишком скор, скажи только слово. Когда ты будешь готова, я с радостью покажу тебе, каким добрым и чудесным может быть секс.

— Да, я бы хотела, чтобы это было так, — прошептала она.

— И еще одно, Джин, — хриплым голосом сказал Поль. — Спасибо за то, что доверилась мне.

Это как раз он заслуживал благодарности, подумала Джин, и близкие слезы опять заструились по щекам. Она снова крепко прижалась к нему. Несколько минут буря еще бушевала в ее душе, затем постепенно начала стихать.

Наконец Поль поднялся и направился к двери.

— Мне кажется, нам надо немного поспать. Завтра у нас много дел. Завтрак ровно в восемь, хорошо?

— Хорошо.

И он ушел, тихо прикрыв за собой дверь. В первый момент Джин боролась с сильным желанием окликнуть его, вернуть — тело ее жаждало его прикосновений, но в голове еще гнездился холодный страх. Она правильно сделала, попросив отсрочку. У них впереди еще много времени, чтобы стать любовниками.

Любовниками! Джин улыбнулась: как быстро пришло ей в голову это слово. Еще с детства ей казалось, что за словом «любовник» стоит что-то низкое и недозволенное. Но сейчас перед ней забрезжило новое значение. Стать любовницей Поля — в этом она не видела ничего плохого. Напротив, это звучало как что-то неземное.

Скинув с себя оставшуюся одежду и расстелив постель, она с приятным удивлением подумала о том, как легко они нашли контакт друг с другом. Между ними не было никаких недомолвок и игривых двусмысленностей — только честное признание взаимного влечения. К тому же Поль выказал редкое для мужчины понимание ее противоречивых чувств и тем самым приятно ее удивил. Теперь ей уже казалось, что не стоило прерывать его любовные ласки и надо было заставить себя перешагнуть через свой страх и подчиниться.

Но нет, так было у нее с Марком, а сейчас она с Полем, и у них все будет по-другому. Она насладится томительной прелестью ожидания, на которое он согласился.

Несмотря на усталость, Джин долго вертелась в постели без сна. Ее воображение невозможно было унять, и, засыпая, она бесконечное множество раз представляла себя и Поля, слившихся в восхитительном танце страсти.

Глава 6

Однако утром Джин уже пожалела о своем косвенном обещании стать его любовницей. Резкие лучи утреннего солнца, падавшие на постель, вернули ее из мира грез в реальную жизнь.

Она никогда не признавала случайный секс, в отличие от некоторых женщин, которые работали с ней в Нью-Йорке. Физическая близость для нее предполагала наличие определенных нравственных обязательств, только тогда она могла отдавать мужчине всю себя. Лишь один раз в своей жизни она почувствовала, что эти обязательства достаточно крепки — это было с Марком.

Поль же не говорил ей о серьезных намерениях. Джин помнила, что он говорил о женитьбе, но это были только общие разговоры. Может, он смотрел на нее всего лишь как на временную подружку — подходящее тело для удовлетворения своих здоровых сексуальных инстинктов?

Но ее определенно не устраивают такого рода отношения. Отдавать только свое тело она не могла. Вместе с ним она отдавала бы и свою душу. Если так, то каково же ей будет, когда подойдет время их неизбежного расставания?

Еще раз осмотрев себя в зеркало, Джин нахмурилась. Вчера ночью она совершенно утратила чувство реальной перспективы, отдавшись во власть романтических иллюзий. В конце концов она здесь для того, чтобы разместить заказы, и когда эта работа закончится, ей надо вернуться в Штаты — там ее ждут неотложные дела. Оставить часть себя здесь, с Полем? Нет, она не может себе этого позволить.

Джин решила не откладывая в долгий ящик объяснить ему, что, обещая близость, находилась в состоянии аффекта после сердечного приступа Лоуэлла и под воздействием травмирующих воспоминаний о Марке. Джин с болью подумала, что ее влечение к Полю действительно очень сильно, но она не должна позволить ему реализоваться.

В начале девятого она спустилась к завтраку, надеясь застать Поля одного. Но он по-приятельски болтал с Мари, попивая свой кофе с молоком. На нем были пиджак модного итальянского покроя с накладными плечами и узкими лацканами, парадная рубашка на кнопках и галстук из тонкой шерстяной ткани. Это казалось совсем не похоже на его обычную полуспортивную одежду. Вид у него был просто неотразимый.

Увидев Джин, Мари поприветствовала ее веселым «Bonjour!» и мгновенно принесла большую чашку кофе с молоком и кусочек хлеба с хрустящей корочкой, намазанный тонким слоем масла и земляничным вареньем.

На несколько минут Джин совершенно отвлеклась от своих проблем, утоляя свой голод. Когда она покончила с завтраком, Поль сказал:

— Поехали. Надо забрать в Пойаке твою арендованную машину и вернуть ее в Бордо. Тебе нет смысла тратиться понапрасну, ведь мы можем пользоваться моей машиной.

На улице было свежо, и она не пожалела, что, надев рубашку на кнопках и вельветовые брюки, прихватила еще и свитер. Джин хотела сразу же решительно высказать все, что думает, но, пока она собиралась с духом, их «ягуар» уже въехал в Пойак.

Остановившись рядом с ее «ситроеном», Поль повернулся к ней.

— Поезжай за мной, я знаю, где прокатное агентство. И постарайся не отстать! — С этими словами он нагнулся и неторопливо поцеловал ее в щеку.

Чуть дрожащими руками Джин завела «строен» и поехала за ним. По дороге в город ее решимость начала слабеть. Сейчас она опять вспомнила, как он дьявольски привлекателен, как ей приятно и легко рядом с ним.

Наверное, не стоит торопиться с разговором, ни к чему сейчас портить столь дружеские отношения. В конце концов можно будет сказать об этом, когда он снова заговорит об интимной близости.

Джин без проблем вернула автомобиль, при этом у нее было такое же чувство, как если бы она в открытом море отказывалась от спасательной лодки. Теперь она не сможет и шагу ступить одна и будет полностью зависеть от Поля. Символически отдаваясь в его власть, Джин испытывала смешанное чувство радости и тревоги.

В больнице, когда они вошли в палату к Лоуэллу, тот испытующе посмотрел на них, и щеки Джин залил предательский румянец.

Дядя выглядел довольным.

— У вас, ребята, похоже, все замечательно. Надеюсь, вы оба хорошо отдохнули, чтобы поработать сегодня, — добавил он хитро.

Джин открыла было рот, но Поль опередил ее:

— В наши годы можно иногда и не выспаться, это не повредит работе.

Поль улыбнулся Джин, и она разозлилась: он нарочно давал Лоуэллу ложное представление об их отношениях, и хуже того, дяде оно явно доставляло удовольствие.

— Ну-ну, — сказал он, не давая ей внести ясность в этот вопрос. — А теперь нам надо составить ваш маршрут.

Лоуэлл с Полем взялись за дело, и через двадцать минут примерный маршрут по самым известным поместьям Бордо был обговорен до мелочей.

Первым пунктом их назначения был Сен-Жу. льен, городок к югу от Пойака. Заехав без предварительной договоренности в знаменитый замок, Джин боялась, что с ними и разговаривать не станут. Но хозяин поместья слышал о том, что Поль купил замок в Ла Бруиле, и тепло приветствовал их на оживленном французском.

Разговор проходил в быстром темпе, и Джин не могла уследить за ним, но все же поняла из услышанного, что Поль мастерски вытягивал из мужчины подробности его техники виноделия. В погребе хозяин замка опустил в бочонок длинную серебряную пипетку и дал Полю попробовать вино нынешнего сбора, тот с видом знатока закивал головой, и они пустились в очередную долгую дискуссию.

Когда они покинули гостеприимного хозяина Сен-Жульен, в машине Джин не удержалась от вопроса:

— Почему он так охотно и много рассказывал? Я думала, что виноделы ревностно охраняют свои секреты.

— Некоторые да, но секретничать нет никакого смысла, — объяснил Поль. У каждого винодела есть нечто такое, чего нет и никогда не будет у его конкурента: его особенный, географически уникальный участок земли. В наших краях микроклимат очень изменчив территориально, и на каждом отдельном поле получается такое вино, которое — из тех же сортов винограда и при соблюдении той же технологии — не может получиться больше нигде.

При встречах с другими виноделами Поль вел себя ровно, уверенно, был наблюдателен и пытлив, но при этом всегда доброжелателен.

Когда вечером, к обеду, они вернулись в Ла Бруиль, Джин уже не чувствовала под собой ног.

Мари, как и обещала вчера, устроила пир, после которого Джин чуть не уснула прямо за столом. После того, как блюда опустели, Поль достал блокнот и принялся записывать свои заметки по поводу дневных дегустаций.

Веки Джин смежались, и она, извинившись, встала.

— Я, наверное, отправлюсь на боковую.

Поль снисходительно посмотрел на нее.

— Так рано? А я думал, что мы попозже выпьем по рюмочке коньяку. Но ничего страшного, иди ложись. До завтра, зеленоглазка!

Поднявшись, он легко поцеловал ее, вызвав прилив тепла в ее разомлевшем теле. В дверях она оглянулась. Он уже опять сидел, склонившись над блокнотом, его серебряная ручка летала по бумаге.

* * *

Назавтра было воскресенье, и, поскольку на этот День у них не было намечено никаких деловых поездок, Джин позволила себе роскошь поспать лишних два часа. Проснувшись, она почувствовала восхитительную бодрость и, потянувшись в постели, подумала, что для полного счастья ей не хватает только одного: Поля, лежащего рядом…

Она резко одернула себя. О чем она думает? Ведь только вчера она вознамерилась установить между ними безопасную дистанцию. Джин быстро спрыгнула с постели, решив, что расслабляющая ванна приведет в порядок ее мысли.

Завернувшись в полотенце, она направилась в ванную комнату и пустила в ванну воду. В шкафчике она увидела разные банные принадлежности и, поддавшись порыву, сыпанула в воду целую горсть пенного порошка. Когда ванна вспучилась воздушной массой белой пены, Джин огляделась. На полочке над раковиной лежали бритва и кружка для бритья. Может, это вещи Поля? Несмотря на опасность, которую он, определенно, представлял для нее, Джин все-таки было приятно ощущать его незримое присутствие.

Ванна наполнилась. Джин повесила на крючок свое полотенце, заколола волосы на затылке и погрузилась в теплую воду. С блаженным стоном она растянулась в ванне и закрыла глаза, плавно гоняя воду руками.

Но внезапно ее безмятежному спокойствию пришел конец: она с испугом услышала, как открывается дверь. Джин настороженно села, приготовившись сразу предупредить непрошеного пришельца о том, что ванная занята.

Но слова застряли у нее в горле: в проеме двери, закутавшись в китайский атласный халат и с полотенцем наперевес, стоял Поль.

Джин моментально опустилась в пену по самую шею.

— Т-ты что, никогда не стучишься? — запинаясь от волнения, спросила она.

— Доброе утро, зеленоглазка, — сказал он, оставив без внимания ее вопрос.

Девушка ошеломленно смотрела, как он закрыл за собой дверь, прошел к раковине и начал наполнять ее водой.

— Что ты делаешь? — вскричала она, не веря своим глазам.

— Собираюсь бриться, — спокойно ответил он. — И, предупреждая твой протест, должен тебе сообщить, что в этот утренний воскресный час ванная традиционно моя. Правонарушителям приходится терпеть неудобства совместного пользования.

Джин уставилась на него, но он абсолютно невозмутимо разводил в стаканчике пену.

— Может, хотя бы на этот раз воспользуешься другой ванной? — миролюбиво предложила она.

— Другой нет.

— Что??

— Да, это единственная ванная во всем доме. Вспомни, этот замок был построен в девятнадцатом веке, когда ежедневные водные процедуры еще не вошли в привычку.

— Но… но… — Она отчаянно искала деликатный способ выставить его из ванной. — Ты не мог бы побриться позже?

Поль усмехнулся.

— Нет, зеленоглазка! Боюсь, тебя надо научить, что ванная вовсе не является исключительно твоей, и это мне весьма по душе.

Джин, стиснув зубы, сверкнула на него глазами. Совершенно очевидно, что он и не думал уходить. В таком случае, лучше уйти ей и принять ванну, когда он побреется. Глаза Джин остановились на ее полотенце, которое висело на крючке возле ванны. Но в это же самое мгновение Поль лишил ее этой возможности отступления, повесив сверху, на тот же крючок, свое полотенце.

— Эй! — возмущенно закричала она.

— Я не хочу тебя тревожить, красавица. Сиди себе спокойно в ванне! Ты надежно прикрыта от моих любопытных глаз.

Он подошел к ванне и внимательно осмотрел пенную поверхность воды. Законченный нахал! Слой мыльных пузырей стал уже устрашающе тонок. Джин почувствовала свою беспомощность: для того чтобы увидеть ее обнаженное тело, ему стоило только разогнать ладонью оставшуюся пену. Или просто подождать пузыри вот-вот сами исчезнут.

— Над чем же ты задумался? — тревожно спросила она неподвижно стоявшего Поля.

— Не присоединиться ли мне к тебе, а?

С этими словами он начал развязывать пояс своего халата.

— Нет!! — заорала Джин, а потом, заставив себя говорить спокойней, добавила:

— Я хочу сказать, что ты вроде бы собирался бриться.

— О, верно! — усмехнулся он.

Он опять обмотал поясом свой подтянутый торс, но остался стоять на месте.

Нет, это просто смешно! Надо во что бы то ни стало заканчивать эту глупую комедию! Поскольку ничего другого ей не приходило в голову, пришлось прибегнуть к обычным уговорам.

— Поль, ну пожалуйста! Пошутил и хватит, дай же мне вылезти из ванны! взмолилась она жалобно.

— Вылезай, кто же тебя держит? — милостиво разрешил он, с неподдельным интересом воззрившись на нее.

— Отвернись!

Опять усмехнувшись, он вернулся к раковине и принялся тщательно намыливать лицо. Джин вздохнула с облегчением, но все же дождалась, пока он начал водить бритвой по подбородку, и только тогда стала подниматься из воды. Мыльные струи побежали с ее грудей. Взглянув на Поля, она заметила, что тот развернул свое зеркальце и внимательно разглядывает ее.

— О-о-ой! — взвизгнула она, опять хлопнувшись в воду.

Тело Джин обдало горячей волной стыда. От злости она ударила по воде пяткой, подняв пенные брызги.

К ее еще большей ярости, Поль лишь весело рассмеялся. Она буравила взглядом его широкую спину и мощные плечи, понимая, что находится полностью во власти этого мужчины. И хуже того — ей доставляло истинное удовольствие созерцать стройное тело, которое соблазнительно вырисовывалось под атласом его туго перепоясанного халата.

Наконец Поль закончил бритье, неторопливо сполоснул раковину и, вытерев пену с лица, плеснул на подбородок горсть лосьона. Вслед за этим он схватил стул, стоявший в противоположном конце ванной комнаты, подтащил его поближе к ванне и уселся, закинув ногу на ногу.

Джин окатила его взглядом, в котором силилась изобразить ненависть, но он лишь улыбнулся ей, как будто она наградила его комплиментом.

— Послушай, ты не должна стыдиться показывать мне свое тело, — наконец заговорил он. — Из того, что я уже видел, можно уверенно сказать, что оно прекрасно. К тому же тебе надо привыкать: все равно очень скоро я увижу тебя обнаженной. И тогда уже я не ограничусь его созерцанием…

Слова, заготовленные еще вчера для объяснения своего решения, начали выстраиваться в ее мозгу, но она не успела произнести их: неожиданно он опустился на колени перед ванной и принялся медленно закатывать рукав своего халата. Джин уставилась на него, онемев от удивления.

Секундой позже Поль уже держал ее голову в своих ладонях и целовал ее. Джин знала, что надо попытаться вырваться, но путей к отступлению у нее не было, и она постепенно отдалась чудесному ощущению его близости.

Губы ее непроизвольно разомкнулись, и его язык скользнул внутрь, вступив с ее языком в чувственный диалог. Его поцелуй умело играл на ее ощущениях, ей захотелось шагнуть из ванной, и как есть — с водяными струями, сбегающими по телу, полностью отдаться ему.

Его рука вдруг нырнула в воду, нашла ее груди и начала мучительно ласкать их, дразня затвердевшие соски. В голове у Джин буйным вихрем крутились эротические сцены. Его рука скользнула ниже, направившись к ее нежному лону. Она оторвала свои губы от его горячих губ.

— Поль, не надо, пожалуйста!

Глаза Поля удивленно вспыхнули.

— Я полагал, что ты уже выучила свой урок, но вижу, что нет. Весьма печально.

Он поднялся, чтобы уйти. С руки его капала мыльная вода. Когда, остановившись у двери, Поль обернулся, Джин с удивлением прочла в его глазах страдальческое выражение. Страшным видимым усилием воли он сдержал себя и сказал:

— Я знаю, мы договорились повременить. Но, Боже мой, мне кажется, это выше моих сил.

Он ушел, и Джин медленно спустилась с высот желания, не понимая, то ли она рада, то ли разочарована его уходом. Вода в ванной показалась ей чуть теплой по сравнению с ее пылающей кожей.

Вернувшись к себе в комнату, Джин тщательно заперла за собой дверь. Напуганная сценой в ванне, она не представляла, как выдержит общество Поля в течение дня. Но, оказалось, Иву понадобилась его помощь, и Джин не виделась с ним до вечера. Мари объявила, что едет в Грэйвс, к югу от Бордо, проведать свою семью, как делала каждое воскресенье. Она предложила подвезти Джин в больницу и забрать ее на обратном пути.

Лоуэлл почему-то был явно не в духе. Он нетерпеливо отшвырнул газеты и журналы, которые она принесла ему.

— Где Поль? — спросил недовольно дядя.

— Помогает Иву ремонтировать трактор, — объяснила она. — Мари сказала, что он постарается заехать к тебе попозже, а если не сможет, то отчитается перед тобой о проделанной работе завтра утром.

Он осуждающе оглядел ее.

— А тебе будто и вовсе безразлично, с тобой он или нет.

— А почему это должно меня волновать?

— Потому, черт возьми, что этот парень — твоя самая удачная добыча. Ради всех святых, девочка, не выпускай его из своих коготков!

— Лоуэлл, ты, похоже, хочешь, чтобы я превратилась в какую-то свирепую хищницу. Но это не мой стиль, ты знаешь. Если Поль мной заинтересуется, он сам даст мне понять.

Джин почувствовала укор совести, вспомнив, насколько ясно он дал ей понять это не далее как сегодня утром.

— Ах, смотрите, пожалуйста! — проворчал Лоуэлл, в волнении откинув свою простыню. — Знаю я твой стиль — этакая глубокая заморозка. Пора немного оттаять — он чертовски симпатичный мужчина!

Джин оставила без комментариев это явное преуменьшение.

— Ты что же, хочешь, чтобы я осталась здесь, во Франции? — возмутилась она. — Бросила тебя и «Саммит»? Но отелю нужны мы оба.

— Ты знаешь мое мнение по этому поводу, — недовольно сказал дядя. «Саммит» — всего лишь убогий захолустный отельчик, гори он синим пламенем! Это не место для такой великолепной, талантливой женщины, как ты. Ты губишь себя там.

Джин не стала спорить с дядей. Она отлично знала, что для него «Саммит» — никак не «убогий захолустный отельчик».

Это была старая хорошая гостиница, и Лоуэлл по праву гордился ей. Позволить отелю сгореть синим пламенем? Да он скорее спрыгнет с его крыши! Это была вся его жизнь.

И Джин вовсе не собиралась бросать «Саммит». Она слишком многим была обязана этому старому дому и слишком любила его, чтобы так поступить. Дядя совершенно напрасно чувствовал себя виноватым оттого, что она проводила там все свое время. Он придерживался старомодных взглядов и отказывался понимать, что его племянница может быть по-настоящему счастлива в какой-то другой роли, нежели в роли жены.

Разговор с дядей затронул неприятные темы, и Джин почувствовала явное облегчение, когда пришло время идти на стоянку и ждать приезда Мари. По дороге в замок она с удовольствием слушала несмолкаемую болтовню маленькой темноволосой женщины о своих многочисленных родственниках и их причудах.

Вечером за обеденным столом царила непонятно напряженная атмосфера. Между Мари и Ивом вышла какая-то размолвка, и они почти не разговаривали друг с другом.

Поль казался погруженным в свои собственные мысли. Джин еще не остыла после его утренней выходки и пыталась изобразить равнодушие, но помимо воли глаза ее скашивались в его сторону с непроизвольным выражением беспокойного призыва.

Говорил почти один Ив, он объяснял различные хитрости подрезки виноградных лоз. Джин старательно слушала, правда, потом не смогла вспомнить ничего конкретного из его рассказа.

После обеда, извинившись, она направилась было к себе, но Поль перехватил ее в коридоре, поймав за руку.

— Мы идем гулять в сад, — заявил он тоном, не терпящим возражений. Возьми свитер.

— Конечно! Разве можно отказаться от столь галантного приглашения? сказала она, постаравшись вложить в улыбку соответствующий сарказм.

Однако на улице Поль сменил свой повелительный тон.

— Прости, я был резок с тобой, — извинился он. — Сегодня столько всего на меня свалилось.

Гнев, который она копила после сцены в ванной, начал рассеиваться. На лице ее, как в зеркале, отразилось участливое беспокойство.

— Я могу тебе чем-то помочь?

Он махнул рукой.

— Нет, это совсем не твоя забота.

Такой отпор застал Джин врасплох. Обидно было сознавать, что он не хочет рассказать ей о своих тревогах. Марк был таким же. Его нежелание делиться с ней своими проблемами сильно портило их отношения.

— Что ж, извини, — резко бросила она. — Я больше не буду лезть не в свои дела.

Ее саркастический тон подействовал на Поля.

— Прости, — виновато сказал он. — Я не хотел тебя обидеть. Просто ты действительно ничем не можешь помочь мне, разве что ты знаешь, как наколдовать из воздуха новый трактор с тележкой или вызвать тропическое лето.

— Что-что?

— Ив считает, что в этом году урожай будет ранним, а значит, довольно скорым, — объяснил Поль. — Если он прав, значит, нам не хватит нашей техники. Спасти нас может только чудо — например, лето, как в Индии, — тогда у нас появится много дополнительного времени.

Гнев Джин тут же испарился, как только она увидела причину его расстройства. Она машинально взяла Поля за руку и пошла с ним по цветочной аллее, слушая, как он рассказывает о своих проблемах.

— Может, я могу чем-то помочь? — Джин снова предложила свои услуги. — Я бы очень хотела быть полезной.

— Просто держи меня за руку так, как сейчас, — ответил он. — Это помогает больше, чем ты думаешь.

Джин размышляла над его словами, пока они шли к скамейке под деревом. Молча присев, они стали смотреть на солнце, спускавшееся к горизонту. Поль обнял ее, и они слились в долгом поцелуе. К ее удивлению, в этом поцелуе не было пережитой ими раньше чрезмерной страсти, он лишь выражал спокойную глубину их взаимопонимания.

То, что прежде было для Джин головокружительным открытием, теперь стало более уютным миром сексуального доверия. Она больше не чувствовала необходимости доказывать что-то актом любви, заново переживать волнение и страх перед чем-то запретным, стремиться к близости только ради того, чтобы удовлетворить свое любопытство. Теперь она узнала язык телесной любви.

Поль дразнил ее легчайшими поцелуями, нежно поглаживал ей висок, проводил пальцами по волосам, и Джин начала понимать, что секс может быть глубже и богаче, чем то, что она знала раньше. Ей не надо просто слепо предлагать себя, подчиняться требованиям, которым она не в силах противостоять. Физическая близость может стать молчаливым диалогом, таким же тонким и красноречивым, как поэзия или музыка.

Поль хорошо умел объясняться на этом языке. Он разговаривал с ней легкими прикосновениями губ, ласковыми ладонями, и Джин покорялась его сильным теплым рукам. Впервые она поняла, что значит быть любимой нежно, и не только физически. Она уткнулась головой в его плечо и обвила Поля руками. Ей ничего не надо было сейчас, кроме этих крепких объятий.

Они долго сидели так, прислушиваясь к ночным звукам, пока не стало прохладно. Тогда они встали и пошли в дом. Джин гадала, останется ли Поль у нее, но нет — он ушел, попрощавшись с ней у двери долгим поцелуем. Переодеваясь ко сну, она гнала прочь чувство разочарования.

Ее утешала мысль о том, что теперь наконец — впервые за время, казавшееся вечностью, — у нее появились какие-то перспективы. Поль предлагал ей обогащенную духовной глубиной близость, и она примет ее независимо от последствий.

* * *

Следующая неделя была сплошным праздником. Работа казалась Джин удовольствием, когда они вместе с Полем объезжали полторы дюжины замков и винных заводов области. Ее любимыми бордоскими винами всегда были вина «Сен-Эмильон», и она с радостью обнаружила, что деревня, где их производят, так же живописна, как вкусны эти вина.

Сладких десертных вин она не любила, но ее мнение поколебалось после поездки в область Сотерне, далеко к югу от Бордо. Там, в знаменитом замке д'Икам, им рассказали, что местный виноград оставляют на лозе до появления «благородной гнили» (этот термин сначала напугал Джин), которая высушивает ягоды и повышает в них концентрацию натурального сахара. После этого виноград выборочно собирают и перегоняют на вино в аппаратах, сделанных исключительно из дерева — вплоть до зубчатых шестеренок. После нескольких лет, проведенных в дубовых бочонках, вино разливается по бутылкам.

Поскольку «Икам» — самое дорогое в мире сладкое вино, посетителям не предлагают его пробовать. Но в тот вечер, когда они вернулись в Ла Бруиль, перед обедом Поль принес из подвала бутылку и поставил ее охлаждаться в ведерко с ледяной водой. Мари с Ивом пришли в восторг.

— И по какому же случаю? — спросил Ив с усмешкой.

— Хотелось бы повысить эрудицию Джин, — объяснил Поль.

Мари фыркнула.

— О нет, ты бы не стал открывать «Икам», если бы не было на то повода, Поль. Ну же, признайся, происходит что-то особенное, non?

— Нет-нет, правда, — отнекивался Поль, тем самым только убедив их в том, что у него с Джин есть некий тайный повод для торжества.

Для сравнения они пили вино с различными традиционными закусками — foie gras,[11] английским сыром «стилтон» и сладкими спелыми персиками из Испании, но Джин решила, что настоящий вкус вина чувствуется только без закуски.

Прозрачное вино имело темно-золотой цвет и сильный аромат, который она глубоко вдыхала снова и снова. На вкус оно было густым и удивительно сладким, но совсем не приторным. Джин объявила, что если и есть на самом деле амброзия, вино богов, то это «Икам». Остальные с ней искренне согласились.

Позже, ночью, ее мысли вернулись к словам Мари: «Происходит что-то особенное, non?» Поведение Поля и вправду озадачивало. Всю неделю он был учтиво нежен с ней, брал девушку за руку во время прогулок и крепко обнимал, когда они оставались одни. Поль и Джин часами беседовали и сейчас, казалось, знали друг о друге все.

При этом он не настаивал на близости. Ложась одна в постель, Джин мечтала о его теплом теле, замирая от острого желания. Она так хотела его, как никогда. И все же, когда вечерами он провожал ее до спальни, она не решалась попросить его остаться.

Сегодня вечером он исчез из столовой, когда она смаковала последние капли «Икама», болтая с Мари. Еще ощущая во рту сладкий вкус вина, Джин решила разыскать его. Но ни в одном из его излюбленных мест Поля не было, а когда она не задумываясь постучала в его комнату, то не получила ответа.

Наконец Джин забрела в маленькое боковое крыло замка, где находился рабочий кабинет хозяина дома. Еще в коридоре она уловила приятный запах трубочного табака и толкнула дверь.

В кабинете горела только настольная лампа. Поль, развалившись в глубоком кожаном кресле с высокой спинкой, читал книгу. У его ног, свернувшись калачиком, дремал Ариэль. Пес лениво приподнял голову, без особого интереса посмотрел на Джин и тут же опять опустил морду на лапы.

А Поль, в отличие от собаки не отрывая от нее взгляда, в котором явно читался вопрос, улыбнулся и захлопнул книгу. Его трубка лежала на столе в керамической пепельнице и пускала вверх тонкую струйку дыма. — Привет, просто сказал он. Джин вдруг почувствовала неловкость — своим неожиданным приходом она нарушила его уединение. Не слишком ли эгоистично ее желание постоянно видеть этого мужчину рядом?

— Я… я не знала, что ты куришь трубку, — наконец проговорила Джин, чтобы только не молчать.

— Вообще-то я не курю, но уважаю трубку как одно из цивилизованных удовольствий. Выпив «Икам», я решил, что сегодня вечером можно побаловать себя. Почему бы не пользоваться всеми доступными удовольствиями?

«Входит ли в их число секс?» — подумала она. Как обычно, мысль об этом взволновала ее противоречивые чувства. С одной стороны, ей хотелось укрыться в своей относительно безопасной комнате, но с другой — Джин так устала от этого одиночества.

Поджав под себя ноги по-восточному, она села на ковер напротив его кресла и опустила голову ему на колени. Он рассеянно начал гладить ее по волосам, и Джин улыбнулась.

Казалось, Поль понимал, что она пришла сообщить что-то серьезное, и выжидательно молчал. От этого Джин еще труднее было начать разговор. Но наконец она взглянула ему в глаза и сдавленно произнесла:

— Поль, почему… почему бы тебе не заняться со мной любовью?

На лице его мгновенно мелькнуло, но тут же исчезло выражение мучительного страдания.

— Ты не представляешь, как сильно я этого хочу. Но я вижу, что ты еще не готова. Да, я знаю, на простом физиологическом уровне ты желаешь нашей близости, и, наверное, так было уже с первого дня нашей встречи. Но на уровне эмоций я чувствую, что ты еще колеблешься. Разве я не прав?

Джин задумалась, заставив себя посмотреть правде в глаза.

— Да, — призналась она наконец.

— Вот видишь. Мы сейчас довольно хорошо знаем друг друга, но до полного взаимного комфорта еще далеко. Заниматься любовью, не достигнув этого уровня, значило бы рубить сук, на котором сидим.

Нахмурившись, она вспомнила их первую неудачную попытку в ее спальне.

— Наверное, меня взволновало то, что ты отступился от меня… что ты не хочешь меня больше. Это глупо, да?

— Конечно, глупо, — подтвердил он. — Вряд ли мужчина может желать женщину больше, чем я желаю тебя сейчас. Но ты должна быть готова отдаться полностью, забыв про все свои скрытые страхи. Я хочу дать тебе столько времени, сколько тебе нужно, Джин… но, видит Бог, ожидание — это пытка!

У нее отлегло от сердца, и она улыбнулась. Поль все так же мечтает о ней! Он не забыл об их договоре.

— А теперь, зеленоглазка, иди спать и не мешай мне читать. Вряд ли я смогу долго выдержать эту сладкую муку — быть так близко от тебя.

Улыбаясь, она послушно вышла из кабинета.

* * *

Однако следующее утро принесло с собой новые тревоги. В машине, когда они ехали в Бордо к Лоуэллу, Джин вдруг поняла, что у них может не хватить времени на осуществление своего договора.

Лоуэлл лежал в больнице уже больше недели и наверняка уже скоро окрепнет для поездки домой, где лечение продолжит доктор Сандерс. А как же ее отношения с Полем? Появится ли когда-нибудь у Джин возможность снова приехать сюда и увидеться с ним? В Штатах на ее плечи, безусловно, навалится еще более тяжкое бремя управления «Саммитом», чем раньше.

Они вышли из «ягуара» на стоянке перед больницей, и Джин впервые почувствовала, что не слишком жаждет встречи с дядей. Каждый день медсестры передавали обнадеживающие отчеты доктора Пьерара, и сегодня ей даже не хотелось их слушать.

Однако, подойдя к палате Лоуэлла, они удивленно замерли в дверях. Кровать его была обставлена множеством сложных медицинских приборов. От датчиков, привязанных к его груди и запястьям, тянулись проводочки к аппарату на передвижной подставке, где на мониторе воспроизводилось его сердцебиение. Над больным висела капельница с внутривенным раствором, а рядом лежали кислородный баллон и маска.

— У вас есть только пять минут, — предупредила их сестра.

Обменявшись взглядами, Поль и Джин вошли в палату.

— Что все это значит? — бодро спросил Поль. Лоуэлл посмотрел на них мутным взглядом. Чувствовалось, что он не сразу узнал их.

— Какая-то чертовская глупость. Не понимаю, что они хотят.

Его слова звучали почти невнятным бормотанием, и Джин с тревогой взглянула на Поля. Пока тот отчитывался за их вчерашние поездки, она выскользнула из палаты, чтобы найти доктора Пьерара.

Он был у себя в кабинете в перерыве между обходами и поднялся из-за стола, чтобы пожать ей руку.

— Bonjour, mademoiselle. Рад снова вас видеть.

— Что случилось с моим дядей? — выпалила она, отбросив формальности.

Он тут же надел на лицо профессиональную маску.

— Рано утром после пробуждения у вашего дяди случился легкий сердечный приступ. Его вряд ли можно назвать инфарктом, но тем не менее я предпринял некоторые меры предосторожности. Как вы видели, приборы контролируют его состояние, и я временно назначил ему капельницу с валиумом. Надеюсь, завтра уже все будет в порядке, тогда мы отменим лекарство. Поэтому нет особых причин для волнений.

— Доктор, должны ли мы начинать готовиться к перелету в США? Может, нам надо нанять для сопровождения медсестру?

— Однозначно нет! — заявил он решительно. — Риск слишком велик. Если в самолете с ним случится еще один приступ, там не будет необходимых средств помощи. Нет, вашему дяде было бы лучше задержаться во Франции. Принимая во внимание сегодняшний инцидент, я бы порекомендовал вам оставить его еще дней на пять как минимум. У вас есть такая возможность?

Джин вкратце рассказала о соглашении с Полем. Доктор Пьерар улыбнулся.

— О да, мистер Бюдье! Ваш дядя несколько раз упоминал о нем. Похоже, он очень высокого мнения о вашем дружке.

«Дружке»? Такое определение удивило Джин, но она промолчала. Видимо, Лоуэлл несколько искаженно представил доктору их отношения, и это лишний раз доказывало неуемное стремление дяди видеть ее влюбленной в неотразимого француза.

Чуть позже, в машине, когда они ехали к первому пункту их делового маршрута, Джин погрузилась в раздумья. Лоуэлл был бы рад, узнав, что его надежды полностью оправдались.

Честно оценивая свои чувства, она должна была признать, что по уши влюблена, хотя почему-то это ее не очень радовало.

Казалось, Поль прочитал ее мысли.

— Знаю, зеленоглазка, мне тоже не по себе, — сказал он, взглянув на нее.

— Ах, Поль, я чувствую себя такой виноватой. Где-то в глубине души я будто торжествую оттого, что случилось это несчастье. Но это же скверно.

— Думаю, тебе не стоит корить себя. В конце концов в том, что у твоего дяди плохое сердце, нет ничьей вины. Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. И вполне естественно, что ты радуешься этому. По крайней мере у нас с тобой будет больше времени.

— Пожалуй, и вправду: нет худа без добра. Но я предпочитаю замечать только «добро» и не заботиться о том, что «худо».

— Да, — согласился Поль, слегка нахмурившись.

Глава 7

Состояние Лоуэлла быстро улучшалось. На следующий день хоть и был у него очень утомленный вид, но все же он явно шел на поправку. Вина, которая вчера мучила Джин, исчезла, и она переключила все свое внимание на Поля. Ей хотелось насладиться каждой драгоценной минутой из тех, что им осталось быть вместе.

Поль, как и обещал, ни разу не нарушил их договоренности. Только иногда в его глазах мелькало яростное желание, которое ему едва удавалось сдерживать.

Однажды вечером, после дальней поездки к югу от Бордо, они остались в городе и пообедали в великолепном ресторане, который специализировался на nouvell cuisine[12] — легких новых блюдах, революционизировавших традиционную французскую haute cuisine.[13] Пока они ждали кофе, Джин разглядывала Поля, втайне восхищаясь элегантным видом своего спутника.

Заглянув в его глаза, которые тоже исподтишка изучали ее, Джин заметила в них затаенную печаль. Ей вдруг ясно представилось, как он жестоко страдает, разрываясь между отчаянным желанием и необходимостью ждать.

Потянувшись через стол, она прикоснулась к его руке. Сердце ее так сжалось от любви, что, казалось, сейчас не выдержит и разорвется. Джин захотелось вдруг излить переполнявшие душу чувства, но что-то остановило ее на полуслове.

Казалось, он понял, что его ранимость открылась, и, как бы надевая на себя защитную маску, вернулся к своей обычной небрежно-ироничной манере.

Но даже того откровенно любящего взгляда ей оказалось достаточно, чтобы понять силу его любви. Дни летели неумолимо быстро, пока она нежилась в теплых лучах его внимания. Постепенно погребок «Саммита» пополнялся множеством новых вин, при этом все расходы укладывались в ограниченные рамки их бюджета.

Лоуэлл был в восторге, хотя Джин понимала, что их «удача» объясняется скорее умением Поля торговаться, чем обычным везением. Поль даже нашел время купить в соседнем поместье подержанный трактор, бывший хозяин которого перегнал его к Ла Бруилю.

Наконец, последние закупки были сделаны. В этот день Джин помогала Мари накрывать к обеду. Поль оторвался от своей газеты.

— Эй, зеленоглазка! Завтра обещают жаркую солнечную погоду — последний по-настоящему летний денек в этом году. Думаю, мы с тобой могли бы взять выходной. Как насчет поездки на пляж?

— На пляж? Какой еще пляж? — с сомнением спросила она.

— Мы всего в часе езды от Кот-д'Аржан, разве ты не знала? Это один из красивейших морских курортов Европы и, к счастью, один из наименее известных.

Джин с недоверием посмотрела на Поля, тогда он принес из своего кабинета атлас и показал ей.

— Смотри, Медокский район тянется почти параллельно побережью. Если бы не полоса сосновых лесов между ними, холодные морские ветры сделали бы здешний климат непригодным для виноделия.

Джин решила, что провести день на пляже — неплохая идея. Она уже сто лет не была на море, к тому же они вполне заслужили выходной.

Перед сном она, радуясь предстоящему дню, уложила в сумку полотенца и сменную одежду, а наутро, проснувшись пораньше, достала свое бикини из выдвижного ящика, где оно лежало не тронутым со дня ее приезда.

Последний раз она надевала этот купальник прошлым летом. Она купила его, когда бесцельно бродила по магазинам, не в силах справиться со своей депрессией. Теперь же Джин с удивлением обнаружила, что он шокирующе открыт — всего три крохотных треугольника ткани, скрепленных между собой узкими тесемками.

Однако другого у нее не было, и пришлось надеть этот. Сверху она натянула джинсы и фирменную майку «Саммит».

В кухне уже возилась Мари, она встала полчаса назад и собирала им ленч в дорогу. Женщина была по обыкновению весела и приветлива, но Джин заметила в ее движениях какую-то несвойственную вялость. Приглядевшись поближе, она решила, что Мари больна.

— Мари, с тобой все в порядке? У тебя какой-то расстроенный вид.

— Нет-нет, — возразила она. — Со мной все прекрасно, просто я очень рано встала, и поэтому еще сонная.

Джин подумала, что вставать так рано вполне обычно для Мари, но ее мысли прервало появление Поля, яркого и свежего в джинсах и клетчатой фланелевой рубашке с закатанными до локтей рукавами.

Как всегда при его появлении, словно целый рой мотыльков запорхал у нее внутри, и она почти не могла пить свой кофе с молоком. После завтрака, когда они пошли укладывать вещи в «ягуар», Джин волновалась совсем по-детски. Ариэль, поскуливая, жалостно заглядывал им в глаза, и она взмолилась:

— Поль, может, возьмем его? Смотри, он так хочет поехать с нами!

Как будто поняв, о чем речь, пес еще жалобней посмотрел на Поля. Тот расхохотался.

— Ладно, но ему сегодня вечером придется несколько часов поскучать в машине. Как ты думаешь, он согласен?

Ариэль вскочил, виляя хвостом, залился радостным лаем.

— Думаю, он не будет возражать, — сказала Джин, выдвигая вперед переднее кресло, чтобы собака пролезла в узком проходе на заднее сиденье.

Спустя минуту они уже тронулись в путь. Джин опустила стекло, и Ариэль высунул морду навстречу приятному теплому ветру.

Поль развлекал ее историями о своей работе над космической программой, и Джин не заметила, как они оказались на параллельной побережью дороге и поехали вдоль бесконечных сосновых лесов на песках.

Повсюду виднелись соленые морские заводи, представляющие собой обширную сеть сообщающихся болот и озер. Сквозь сосны мелькали одноэтажные коттеджи с наклонными крышами — летние домики, как объяснил Поль.

Вскоре они свернули с главной дороги, и Поль сообщил, что они почти у цели.

Наконец они въехали на стоянку и достали из машины вещи. Ариэль радостно помчался вдоль невысоких дюн, а они пошли за ним, нагруженные одеялом, сумками и корзинкой с едой. Джин вскрикнула от восторга, когда они поднялись на песчаную гору и она увидела оттуда расстилавшуюся перед ними серо-голубую гладь Атлантического океана.

— Как красиво! Я никогда не видела Атлантику с этой стороны!

— Кажется, я тоже, — многозначительно заметил Поль.

Океан, может, и был тем же, но такого пляжа она точно не видела никогда. Поль объяснил, что Кот-д'Аржан в переводе с французского означает «серебряный берег», и, глядя на сверкающий светлый пляж, она поняла, почему. На солнце песок становился слепяще белым. Народу на пляже было немного, и они быстро нашли подходящее место.

Но, оглядевшись, Джин похолодела.

— Поль, неужели на этом пляже принято загорать без верхней части купальника, — прошептала она.

— А что тебя шокирует? Сейчас почти вся Европа так загорает. Впрочем, тебе нечего волноваться. Обращать излишнее внимание на чужое тело считается крайне бестактным, так что тебя вряд ли удостоят вторым взглядом.

— Что? — прошипела Джин. — Уж не думаешь ли ты, что я разденусь?

— Я почти уверен в этом, — заявил он решительно.

При мысли о том, что она предстанет перед Полем с обнаженной грудью, ей стало еще жарче, чем от солнца.

— Если ты стесняешься, — пожал плечами Поль, — я могу раздеться первым, смотри!

В несколько секунд он скинул с себя рубашку и пляжные тапочки, потом без малейшей тени смущения расстегнул ремень, стянул джинсы и остался в одних плавках. Подобные фасоны она видела в рекламе мужской одежды, но думала, что ни у одного мужчины не хватит духу надеть такое.

Скромность предписывала Джин не разглядывать пристально своего спутника, но она не могла отвести взгляда от безупречного мужского тела, стоявшего перед ней. От столь совершенной красоты перехватывало дыхание. Он запросто мог позировать классическим скульпторам. Всю фигуру, от мощных плеч до крепких ног, покрывали четко обрисованные под кожей мускулы. Светлые волоски на теле блестели под солнцем, создавая вокруг него золотой ареол. Но это было не видение. Реальный трехмерный красавец из плоти и крови стоял всего в трех шагах от нее.

Предательски смелые глаза Джин скользнули по его аккуратному торсу туда, где тонкая ткань плавок облегала бедра, ничуть не скрывая его очевидное мужское Достоинство. Джин как зачарованная не могла оторвать восхищенного взгляда, пока вспышка смущения не вернула ее с небес на землю.

— Ну, видишь? — спросил он с усмешкой. — На пляже нет секретов. Не стоит излишне скромничать: ты прекрасно сложена, и тебе совершенно нечего стыдиться.

Джин глубоко вздохнула, надеясь унять бешеный стук сердца. Поль прав: ей нечего стыдиться. Ей даже захотелось раздеться перед ним, увидеть его одобряющий взгляд, насладиться его восхищением. И потом, если европейские женщины позволяют себе находиться на пляже без верхней части купальника, то чем она хуже?

И все-таки пальцы ее слегка дрожали, когда она снимала через голову майку и неловко расстегивала «молнию» на джинсах. Оставшись в одном бикини, она заколебалась.

— Если честно, — заметил Поль, — то мне кажется, тебе будет намного безопасней ходить без верхней части. Этот купальник чертовски провокационный.

Странно польщенная, Джин завела руки за спину и все еще трясущимися пальцами отстегнула застежку. Бросив верх купальника на одеяло, она подняла голову и посмотрела прямо ему в глаза. В этом было что-то непривычно приятное — стоять почти обнаженной под жарким солнцем и чувствовать, как морской ветерок беспрепятственно ласкает кожу.

Джин заметила, что Поль даже затаил дыхание, оценивающе глядя на ее тело. Взгляд его, медленно проследив утонченно плавную линию ее рук и плеч, задержался на совершенной округлости грудей. Джин безумно хотелось избежать этого взгляда, но она вспомнила, что сам он вовсе не стеснялся ее восторженных глаз, и удержалась.

И все-таки было трудно сохранять спокойствие, когда его глаза устремились вниз по ее молочному телу. Джин захлестнуло горячей волной, но, скользнув по ее стройным длинным ногам, глаза Поля поднялись и встретились с ее взглядом. Она скорее почувствовала, чем увидела, что он с трудом пытается взять себя в руки.

— Ну что? — спросила она, чтобы только прервать молчание.

— Что можно сказать о совершенстве? — В следующее мгновение, похоже, он наконец овладел собой и смог даже пошутить:

— Ты выглядишь бледнее привидения. Ты вообще-то когда-нибудь бывала на солнце?

Джин схватила полотенце и швырнула ему на голову.

— Болван!

Поль, засмеявшись, поймал ее за руку.

— Пойдем окунемся, моя бледная леди!

Он потащил ее к воде. Джин со смехом вырывалась. Несколько минут они плескались, стараясь забрызгать друг друга. В какое-то мгновение Джин оказалась очень близко к нему. Их скользкие ноги переплелись, и они, обнявшись, бросились в волну. Это было восхитительное чувство свободы и полной раскованности. Наконец, задыхаясь в притворном возмущении, они вынырнули из воды.

— Обманщица!

— Хулиган!

Они еще поплескались, ныряя и брызгаясь друг на Друга. Ариэль со звонким лаем бегал взад-вперед по мелководью, напрыгивая на волны. Наконец, замерзшие и уставшие, они, пошатываясь, вышли на берег.

Обсушившись полотенцем, Джин упала на одеяло и подумала, что никогда еще не чувствовала себя такой раскрепощенной. За каких-то несколько минут она абсолютно забыла тот стыд, который испытывала, раздеваясь перед Полем.

Тем временем солнце пекло нещадно, и Джин, вспомнив про свою бледную кожу, вытащила из сумки солнцезащитный гель. Но проворная рука Поля вырвала у нее тюбик.

— Эй, отдай, мне он нужен!

— Я знаю, — усмехнулся Поль, откручивая колпачок. — Ты сгоришь, если я сейчас же не смажу тебя. Поворачивайся!

Понимая, что спорить бесполезно, она подчинилась. Поль сел ей на ноги и неторопливо провел рукой по ее затрепетавшей спине.

Его ладони принялись чувственно массировать ее кожу, нежно втирая гель, и она отдалась во власть эротическим ощущениям. Он смазал сзади ее ноги, Джин повернулась на спину, целиком сосредоточившись на своих впечатлениях от этих рук, оглаживающих ее. Медленными ровными, но неотступно последовательными кругами он прошелся по ее рукам и плечам.

Когда его ладони добрались до ее грудей, с губ девушки слетел слабый стон, соски напряженно застыли. Чудесно расслабившись от удовольствия, пронизавшего все ее существо, она замирала от предвкушения, когда его руки двинулись ниже и сильные пальцы принялись нежно растирать гель по ее животу и бедрам. В какой-то момент Джин охватило желание, чтобы они оказались совсем одни.

Но это желание перешло в приятную истому, когда Поль начал наносить гель на ее ноги. Когда наконец процедура была закончена, Джин расслабленно вздохнула. Нескоро она собралась с силами и поднялась на локте, озорно улыбаясь.

— Хорошо, теперь твоя очередь.

— Но мне загар вовсе не страшен! — запротестовал Поль.

— И все же тебе нужна защита. Услуга за услугу, — заявила Джин, протягивая руку за тюбиком с гелем.

Издав звук — нечто среднее между смешком и стоном, — он сдался и лег на спину. Джин выдавила немного геля на ладони и взялась за дело, торжествующе ощущая под своими пальцами его крепкую твердую плоть. Она исследовала каждый дюйм этого сильного тела, не пожалев ни одной чувственной ласки, которыми он только что одаривал ее. Судя по его неровному дыханию, массаж возымел на него такой же эффект, и Джин улыбалась, довольная своей властью над ним.

— Хватит! — наконец пробормотал он, схватив ее за руку. — Ты добилась своего, ведьма-соблазнительница! Ляг и позагарай, а не то я совсем потеряю голову, сгребу тебя в охапку и отнесу в дюны.

Продолжая улыбаться, Джин легла на спину, подставив лицо соленому воздуху, и стала вслушиваться в плеск волн, с легким шелестом набегавших на песок.

Несколько часов провели они на пляже, чередуя купания с солнечными ваннами, и прервались только на ленч. Найдя место в тени сосновой рощи, они перекусили паштетом, сыром и хрустящим хлебом, запив все это фруктовым красным вином «Бьюжола», которое Мари положила для них в корзинку. Потом они неторопливо принялись за десерт — персики и виноград, и Джин приятно удивилась тому, как уютно и хорошо им вдвоем.

Но бывали и такие моменты, когда у нее перехватывало дыхание от волнения. Например, при воспоминании о его великолепном сверкающем на солнце влажном теле, появляющемся из волн. Как все-таки несправедливо распорядилась природа по отношению к другим представителям мужского пола, растратив на этого одного мужчину столько красоты!

К концу дня Джин почувствовала, что ее кожа неприятно разгорячилась. Натянув майку, она сказала:

— Поль, кажется, мне уже достаточно солнца. Может, поедем?

— Конечно, — ответил он, вставая и свистом подзывая Ариэля.

Они собрали вещи и пустились в обратный путь. В машине Поль показывал местные достопримечательности, мелькавшие вдоль дороги.

Они поехали на юг, к Пила-сюр-Мер, забрались там на самую высокую в Европе песчаную дюну и с высоты триста восемьдесят футов осмотрели побережье. Они обогнули по периметру огромный залив и въехали в курортный городок Аркашон.

— Поль, зачем здесь из воды торчат палки? — спросила она.

— Они отмечают границы устричных отмелей. Видишь вон там людей в лодках-плоскодонках? Это лучшие в Европе специалисты по разведению устриц. Надеюсь, ты опять проголодалась, поскольку в одной из этих лодок, вероятно, находится наш обед.

Поль заказал по большой порции сырых устриц. Она не стала возражать, хотя раньше никогда не решалась попробовать столь экзотический деликатес. Устрицы лежали в своих гладких раковинах, как маленькие белые язычки, и сначала Джин отнеслась к ним с подозрением. Но, когда Поль выжал на одну из своих устриц капельку лимонного сока и отправил ее себе в рот, она из озорства проделала то же самое. К удивлению Джин, устрица оказалась нежной и вкусной, и девушка быстро расправилась со всей порцией, запивая традиционным в таких случаях стаканом сухого «Мускадета».

Подняв взгляд от пустой тарелки, она заметила, что Поль смотрит на нее и усмехается.

— И что такого смешного?

— Ничего, просто я надеюсь, ты в курсе, что устрицы считаются одним из самых эффективных средств повышения потенции.

Секунду поразмыслив над этими его словами, Джин улыбнулась.

— Тогда, может быть, нам стоит заказать еще по одной порции?

Поль весело рассмеялся, сверкая глазами.

— Лично мне, красавица, это вряд ли нужно.

В конце обеда они заказали большой кусок мяса и скормили его Ариэлю на стоянке. Когда радостный пес расправился с угощением, Поль предложил:

— Как насчет того, чтобы вкусить ночных развлечений? Вон там, на вершине холма, казино «Де ла Форе».

— Неужто ты игрок? — удивленно спросила Джин.

— Вообще-то нет, — признался он. — Но сегодня вечером я чувствую азарт. Со мной красивая женщина, она принесет мне удачу.

— Это смешно, Поль, — сказала она, чувствуя себя польщенной.

— Ты права, но все равно пойдем. Оттуда открывается прекрасный вид на Аркашон. К тому же мы много не проиграем: ставки там очень низкие.

Казино находилось в здании необычного, викторианского стиля. Когда они вошли, Джин с облегчением увидела, что посетители одеты довольно просто. Она-то думала, что будет выглядеть белой вороной в своих джинсах и майке на фоне смокингов и вечерних платьев.

Поль сам не играл, но купил своей даме стопку фишек для игры в рулетку. Джин неожиданно начала выигрывать и, поощряемая толпой, делала безрассудно лихие ставки.

— У тебя полоса везения, зеленоглазка, — шепнул Поль ей на ушко.

— М-м-м… просто со мной красивый мужчина, он приносит мне удачу, отозвалась она, вспоминая его слова.

В конце концов полоса везения кончилась, и Поль после трех проигрышей подряд увел ее от рулеточного стола, сказав:

— Заканчивай, пока ты в выигрыше.

Джин была уверена, что выиграла целое состояние, но, обменяв фишки на деньги, увидела, что прибавилось всего пятьдесят франков.

Заметив ее разочарование, Поль засмеялся.

— Я же говорил тебе, что здесь низкие ставки. Неужели ты думала, что я позволю тебе проиграть мою рубашку?

Весело улыбнувшись и пожав плечами, Джин взяла его под руку и пошла вместе с ним в соседнее здание, в котором находился танцзал. Рядом с таким мужчиной совершенно невозможно было беспокоиться о таких приземленных вещах, как деньги.

Громкая пульсирующая музыка, казалось, отдавала в каждой косточке Джин, и она с готовностью покорилась навязчивому ритму танца. Поль танцевал с такой же самоотдачей, удерживая ее на площадке минут сорок без перерыва, в то время как диск-жокей объявлял одну песню за другой. Лишь поздно ночью, совершенно выбившись из сил, они покинули зал.

Дорога назад была долгой, и за час перед приездом в Ла Бруиль Джин заснула в машине.

На следующий день она проспала почти до полудня, но проснулась с приятным чувством свежести. После ванны она спустилась вниз поискать Поля, желая каждую минуту бодрствования быть с ним, нежиться в тепле его внимания.

Но Поля в доме не оказалось, и даже Ив не знал, куда он запропастился.

— «Ягуар» исчез, значит, его нет в Ла Бруиле. Слушай, Джин, а тебе идет легкий загар! Надо бы тебе почаще бывать на пляже.

— Ты рассуждаешь, как настоящий калифорниец, — поддела его Джин.

В ванне она с удовольствием заметила, что покрылась с ног до головы легким, почти сплошным загаром. С улыбкой на лице, она вспоминала вчерашний день, но сейчас ее радость отчего-то померкла.

Где Поль? Она знала, что это ребячество, но ей так хотелось обвить его шею руками и целовать, целовать… Чтобы весь мир с его проблемами отступил прочь, и остались лишь они вдвоем.

Джин позвонила Лоуэллу — судя по голосу, он чувствовал себя хорошо, потом поговорила с доктором Пьераром, правда, больше из чувства долга, нежели из искреннего интереса. Ей не слишком хотелось вспоминать обстоятельства, вынудившие ее переехать в Ла Бруиль. Ах, если бы только эти холодные ясные сентябрьские вечера, чудные багряные закаты и долгие прогулки с Полем могли длиться вечно!

Поль появился только перед самым обедом, и опять за вечерним столом повисла натянутая атмосфера. Довольно обычный разговор казался Джин пустой, раздражающей болтовней. За целый день она безумно соскучилась по Полю, но что ей оставалось делать, кроме как сидеть и молча слушать дискуссии на тему грядущего урожая?

Ей казалось, что и Поль тоже соскучился по ней, но после обеда он ушел вместе с Ивом к себе в кабинет и сидел там допоздна. С тяжелым сердцем Джин легла в постель, но сон был так же далек, как луна.

Если бы только он пришел к ней! Замирая от волнения, она лежала, надеясь услышать его шаги по коридору. Но дверь в ее комнату оставалась неколебимой, как врата в склепе.

В полночь в доме воцарилась полная тишина, и Джин подумала, что вряд ли выдержит еще хоть минуту одиночества. Она так глубоко, так отчаянно любит его! И она хочет его. На пути этого желания уже не осталось ни страхов, ни преград. Да и как могло быть иначе после вчерашнего?

Образ Поля, выходящего из волн со стекавшими по телу струями, не давал ей покоя. Ей казалось, что она вот-вот умрет от мучительного страдания.

«Хватит!» — возопил внутренний голос Джин. Ей больше не выдержать без него ни секунды! Она же взрослая женщина и вправе сама распоряжаться своей жизнью. Ради чего ей терпеть эту двойную пытку страстью и одиночеством?

Она мгновенно соскочила с кровати, прошла в темноте к стулу и завернулась в халатик. Почти бесшумно ступая босыми ногами, Джин направилась по коридору к его спальне. Дрожа от волнения, она повернула ручку, и незапертая дверь открылась. Джин вознесла к небесам благодарственную молитву.

Тихо прикрыв за собой дверь и плохо ориентируясь в слабом лунном свете, падающем из окна, она скорее наугад пересекла комнату.

Поль лежал на просторной кровати, уткнувшись лицом в подушку. С бьющимся сердцем Джин скинула с себя халатик и скользнула к нему под одеяло, восторженно разомлев от тепла его тела.

Легко, как дуновение ночного ветерка, ее пытливые пальцы ощупали широкие плечи, тугие связки шеи и густые шелковистые волосы.

Поль зашевелился во сне и, повернувшись на бок, обхватил рукой девушку. Губы его волшебным образом нашли ее губы, и в тот же миг она растворилась в блаженном упоении, прижавшись к нему всем телом.

Вдруг он издал испуганный крик и отпрянул. Вспыхнула настольная лампа, на какой-то миг ослепив Джин.

— Ты?!

Постепенно глаза ее привыкли к свету, и она отняла от лица ладонь. Поль сидел на постели, молча уставившись на нее, выражение радости в его взгляде сменялось недоверием.

Потом он откинул одеяло, и ее молочное тело мягким ярким облаком засветилось на голубом небе простыни.

— Это и впрямь ты, — сказал он наконец с приятным удивлением. — Я думал, это опять сон.

Внезапная перемена в нем напугала Джин, и откуда-то из глубины души нахлынул горячий стыд. Та смелость, с которой она зашла в его спальню, казалась ей теперь непростительным распутством, а ее обнаженное тело священной иконой, выставленной на продажу.

Когда она заговорила, ее мягкий голос дрожал.

— Прости меня, Поль, я пойду…

Она заерзала на кровати, но он быстро зажал ее руку в стальные тиски своих пальцев.

— Нет, ты никуда не пойдешь, пока не объяснишься. Я не хочу провести еще одну ночь в сладких мучениях, даже не зная их причины.

Джин закусила губу — она боялась расплакаться.

— Я… я не знаю, что говорить. Если ты не хочешь меня, я уйду…

Его пальцы еще крепче впились в ее руку.

— Ради всех святых, женщина, о чем ты? Да можешь ли ты себе представить ту пытку, которую я познал, лежа здесь в пустой кровати и дожидаясь тебя?

— Дожидаясь меня?.. — как эхо повторила Джин.

Все это казалось довольно странным. У нее не было сил ломать голову над его словами, но острая стрела смысла пронзила стену ее страдания: он хочет ее!

В следующую секунду Джин уже была в его объятиях и слезы непроизвольно потекли из ее глаз. Вся та любовь, которую она пыталась удержать, хлынула наконец наружу. Словно он вытянул девушку из бездны одиночества, в которой она обитала всю жизнь.

Джин почувствовала, как рука Поля гладит ее волосы. Он шептал слова утешения, но они тонули в негромких всхлипываниях. Несколько минут Джин не могла сдержать рыданий, но зато потом почувствовала облегчение и странную чистоту. Она будто сбросила с себя прежнюю личину и сейчас лежала в его объятиях заново рожденная.

Когда утихли последние всхлипы, Поль достал из ящика прикроватной тумбочки носовой платок и нежно утер ей глаза.

— А теперь, моя сумасшедшая девочка, ты мне расскажешь, что все это значит?

Джин уже трудно было вспомнить причину своих слез. Запинаясь, она начала объяснять:

— Я… я не совсем понимаю себя. Знаю только, что меня очень тянет к тебе… Сегодня, когда ты уехал, я безумно скучала по тебе. А потом, когда после обеда ты исчез и скрылся от меня, я не смогла этого вынести.

— Скрылся от тебя?! — удивленно воскликнул он. — Ты что, не слышала наш разговор об урожае? Я же подробно обрисовал все наши трудности. Да я даже извинился перед тобой за то, что мне придется провести вечер с Ивом.

— Правда? — Удивляться теперь настал черед Джин. — Наверное, я настолько погрузилась в собственные размышления и чувства, что ничего не слышала.

Поль нежно рассмеялся.

— Бедная моя влюбленная глупышка! Если бы я только знал о твоих мучениях! А утром я отъезжал по неотложным делам. Ты ведь это понимаешь, правда?

Джин кивнула: разумеется, глупо обижаться. У него столько забот перед сбором урожая!

Она подсунула голые ноги под одеяло и натянула его до плеч.

— Ну а теперь, — продолжал Поль. — Пожалуйста, объясни, почему минуту назад ты вдруг захотела убежать.

— По многим причинам. Всю жизнь меня учили, что женщине не пристало первой делать шаг навстречу мужчине. То, что я пришла в твою спальню, было… недостойно настоящей леди. Я устыдилась своего поступка…

— Все, молчи! И слушай меня внимательно, Джин. Тебе абсолютно нечего стыдиться. В любви и ее выражении не может быть постыдного. У меня и мыслей не возникало о том, что ты непорядочна… или что ты там себе навоображала. Для того, чтобы прийти сюда вопреки глупым канонам нравственности, нужно было иметь огромное мужество. За это я еще больше уважаю тебя и горжусь тобой.

— Спасибо, — прошептала она, согретая истиной его слов.

В самом деле — есть правда ее любви к нему, и ничьи искусственные запреты не могут запятнать это чувство.

— Но это еще не все, — продолжала Джин. — Вот уже несколько дней я желала, чтобы ты провел со мной ночь, но не осмеливалась просить тебя. В голове моей рождались разные бредовые идеи. Я убедила себя в том, что ты меня не хочешь. А несколько минут назад ты так странно посмотрел на меня, как будто я змея, заползшая к тебе в постель…

Он приложил палец к ее губам.

— Просто ты удивила меня, любовь моя. Представь себе, каково мне было томиться ночами в этой одинокой постели, зная, что ты совсем рядом. Я так сильно желал тебя, так часто мечтал о тебе, что порой твое присутствие здесь, со мной, казалось мне явью. А когда ты и вправду пришла, я был в полусне и не поверил своим глазам.

Да, это объясняло его внезапную перемену и то, как он странно смотрел на нее в свете зажженной лампы. Но у нее оставался еще один невыясненный вопрос.

— Ты ждал, что я сама приду к тебе?

— Да, — сказал он, вместив в одно это слово недели подавляемого желания. — Вчера я решил, что ты готова для близости. Разве могли оставаться еще какие-то преграды или запреты после тех часов, проведенных на пляже? Сегодня вечером я был уверен, что мы наконец-то будем вместе, но, когда я вышел из своего кабинета, ты уже была в своей спальне. Я решил, что ошибся и ты не готова. И все же я лежал здесь, посылая тебе мысленные призывы, умоляя тебя прийти ко мне.

— Но и я делала то же самое! Джин расхохоталась над нелепостью ситуации. Поль засмеялся вместе с ней.

— Значит, мы с тобой, как двое несчастных, умирали от желания, и каждый ждал, когда другой сделает первый шаг? Скажи мне, зеленоглазка, ты действительно хочешь меня? Можем ли мы сейчас заниматься любовью, не опасаясь вторжения прошлого?

— Да, — выдохнула она, уверенная, что это правда.

Поль опроверг все ее ожидания: набравшись терпения и не пытаясь грубо соблазнить ее, он внимательно и ласково ухаживал за ней. И сейчас их порыв любви будет не безнравственным актом двух малознакомых людей, а телесным выражением глубокого взаимопонимания.

Она знала: их время пришло, и, значит, все вокруг просто перестало существовать. Джин жадно припала губами к его рту, клоня его голову на подушку. Этот поцелуй длился целую вечность, он был то дразняще нежен, то требовательно страстен. Сначала ей не верилось, что Поль настоящий, несмотря на крепкие объятия. Дрожащими пальцами она провела по его волосам, затем по лицу, словно желая осязанием удостовериться в его материальности.

Заключив девушку в свои сильные руки, Поль перекатился на нее. Джин охотно сдалась, радостно подчиняясь его воле. Но он старательно сдерживал свою огненную страсть и вел свою партию упоительно медленно.

Губы его изучали ее трепещущие формы, умело выбирая самые чувствительные места. Он задержался на ее затвердевших сосках, дразняще медленно вращая языком. Доведя ее до крайнего возбуждения, он двигался дальше и дальше. Джин тонула в море чувственных ощущений, раскрываясь навстречу тому блаженству, которым он умело и щедро одаривал ее.

От его прикосновений по коже пробегали мурашки. Из ее сознания ушли все обиды прошлого, все тревоги о будущем. Каждое мгновение было целой вселенной, и она растворялась в этой вселенной, купаясь в сложном море предложенных Полем наслаждений, взмывая на неведомые вершины и сверкая в ярких лучах блаженства.

Руками она приказала ему лечь на спину и принялась ласкать его большое теплое тело. Когда Джин открывала новые способы доставить ему удовольствие, из горла его вырывались низкие стоны.

Свесив волосы, Джин водила ими по упругой коже его живота. Ее мягкие губы и подушечки пальцев блуждали по нему в поисках чувствительных ложбинок и впадинок. Единственной целью ее сейчас было делать ему приятное.

Благодаря какому-то неизвестному импульсу, они начали двигаться вместе. Каким-то непостижимым образом они думали и действовали как один человек.

Одним плавным движением он проник в нее, и она прогибалась дугой навстречу его толчкам, чувствуя разлившийся по всему телу чудесный жар. Все воспоминания о прошлом сексе улетели прочь, когда они одновременно взмывали в темные космические выси, где не было ничего, кроме невероятно огромного наслаждения.

Откуда-то, словно издалека, до Джин доносился его страстный крик, смешанный с ее собственным невнятным придыханием. Темнота превратилась в ослепительно белый свет, и ей показалось, что она воспарила в каком-то волшебном мирке, не в состоянии до конца постигнуть это ощущение. Затем взрывными волнами Поль вынес ее за пределы этого мирка в такое пространство, где не было больше ни мыслей, ни желаний, ни наслаждения, ни боли… Лишь ясным огнем пылало там сладостное пламя любви.

Глава 8

Наутро Джин проснулась рано. Сон ее был глубоким и спокойным, а каждая мышца тела расслаблена. В полудреме она лежала в постели и удовлетворенно улыбалась себе. Как чудесно проснуться в кровати Поля!

Поль! Ее последнее осознанное воспоминание о прошлой ночи состояло в том, как они оба уютно устроились вместе, он обнял ее сзади, и от его теплого, ровного дыхания у нее слегка развевались волосы на затылке. Они занимались любовью до глубокой ночи, с каждым новым соитием становясь все ближе и ближе, пока, казалось, оба их тела не слились в одно.

Джин повернулась, желая опять прижаться к нему. Но в бледном свете утра она увидела, что его нет в постели. Протянув руку, она ощупала простыню рядом с собой — простыня была холодной. Джин взглянула на старинные каминные часы: почти семь. Хотя в доме еще было тихо, у нее появилось тревожное чувство, что она пропускает какое-то действо.

Поднявшись, она нашла свой халатик аккуратно сложенным на краю кровати. В ванной она умылась, почистила зубы, а потом тщательно оделась в своей комнате, выбрав свою новую шерстяную юбку в складку и светло-серый свитерок. Она знала, что такой костюм придется Полю по нраву.

Внизу она остановилась в дверях кухни, удивленная представшей перед ней суматохой. Вдоль одной стены громоздились открытые картонные коробки, на плите стояли две огромные кастрюли, из-под крышек которых вырывался ароматный пар.

За рабочим столом Мари расправлялась с горкой свежевымытой репы, нарезая ее кусочками.

— Привет, что все это значит? — спросила Джин. Мари взглянула на нее и слабо улыбнулась.

— Bonjour, Джин. Прости, тебе сегодня самой придется готовить себе кофе. Мне надо быстрее варить суп.

— Похоже, этого супа хватит для целой армии. Мы что, ждем гостей?

— Это для рабочих. Начался сбор урожая.

Сбор урожая? Не ослышалась ли она, подумала Джин. Октябрь только начинался, до сбора винограда оставалось еще недели две. Она хотела было расспросить Мари, но в этот момент в кухню влетел Ив и обнял Жену за талию.

Джин услышала, как он сказал по-французски, что Фернанд, один из полевых рабочих, пообещал привести свою жену Генриэтту помогать по кухне. Лицо Мари озарилось радостью облегчения.

— Ah, bon!

Обменявшись с женой короткими любящими взглядами, Ив пошел к выходу и только сейчас заметил стоявшую в замешательстве Джин.

— О, привет, ты уже на ногах? Поль просил передать, что он встретится с тобой позже. Он уехал искать людей на подмогу. Вообще-то, мне кажется, тебе вряд ли повезет увидеть его в ближайшие два дня.

— Ив, что происходит?

— Ты, верно, еще не была на улице. Температура воздуха всего десять градусов выше нуля. Сегодня ночью резко похолодало и, похоже, надолго. Чтобы спасти урожай, нам надо убрать виноград в течение двух дней. Не знаю, удастся ли нам сделать это без дополнительных рабочих рук, но, во всяком случае, мы попытаемся.

Теперь Джин вспомнила, поежившись, как холодно было в спальне Поля, когда она проснулась. Ив явно не хотел волновать Джин такими проблемами, но тревога в его голосе ясно говорила о том, что ситуация критическая. Поместье может пережить потерю одного урожая, но это, несомненно, вызовет огромные финансовые трудности.

— Чем я могу помочь? — спросила она.

— Наверное, тебе лучше будет держаться в стороне. Может быть, раньше Мари и потребовалась бы твоя помощь, но скоро придет Генриэтта, а эта женщина работает за десятерых. Пока!

С этими словами он поспешно ретировался. Конечно, его ждали более важные заботы. Джин почувствовала свою никчемность. Эти люди, ее друзья, будут трудиться до седьмого пота, спасая урожай от заморозков, а она, оказывается, ничем не может помочь им.

— Мари, может, все-таки я смогу быть хоть чем-то полезной?

— Non. Генриэтта — это вся помощь, какая мне нужна. Отдыхай, пусть другие волнуются. Ты гостья.

Мари говорила так из чистой вежливости, но Джин все-таки задело то, что ее предложение помощи отвергли. Ведь из-за Поля она ощущала себя частичкой Ла Бруиля. Конечно, в чем-то она могла помочь. Взглянув на свою непрактичную юбку и чистенький свитерок, Джин приняла решение. Позвонив в больницу и узнав от доктора Пьерара, что Лоуэлл чувствует себя хорошо, но еще не готов к выписке, она поднялась наверх.

У себя в комнате она сняла свой наряд и надела джинсы. На ее новых белых спортивных тапочках не было ни пятнышка, но она решила пожертвовать ими. Порывшись в шкафу у Поля, она нашла видавшую виды рабочую рубаху и старый свитер. Эти вещи, конечно, ей очень велики, но с закатанными рукавами в них будет свободно и уютно. В довершении она скатала в жгут цветную косынку и перевязала ею волосы.

Во дворе Ив давал указания группе мужчин, которые возводили на передней лужайке большой навес, Рядом стояла груда столов и скамеек, и Джин догадалась, что здесь рабочие будут есть.

Она решительно направилась к Иву.

— Мне бы хотелось чем-то помочь, и не говори, что для меня не найдется дела!

Ив окинул удивленным взглядом ее одежду.

— Что ж, лишняя пара рук не помешает. Может, пойдешь собирать виноград? Видишь вон там на дороге трактор и тележку? На том поле бригадиром Фернанд. Он даст тебе секатор и покажет, как с ним управляться.

Фернанд оказался небритым толстяком с крупными жесткими чертами лица. Увидев Джин, он удивленно поднял брови, но быстро и довольно грубо объяснил на французском, что ей нужно делать. Он дал ей плетеную корзинку, которую она повесила себе на руку, и показал большие корзины в конце рядов, куда ей надо будет перекладывать виноград, когда ее корзинка наполнится. Тракторист с помощником опорожняли эти корзины в тележку и отвозили ягоды во двор, где их отжимали.

Джин встала в начале ряда и принялась за дело. Вскоре ее корзинка наполнилась крупными треугольными кистями винограда, и она пошла в конец ряда, чтобы высыпать их. Так продолжалось бесконечное множество раз, работа быстро утомила ее своей монотонностью. Через час она с огорчением заметила, что прошла меньше половины своего ряда.

Мышцы рук уже начали побаливать. Ла Бруиль был относительно маленьким поместьем, но, когда она сейчас оглядывала поля, они показались ей бескрайними. Посмотрев на жалкую горстку видневшихся рабочих, Джин удивилась, как они смогут убрать урожай в срок.

Но вскоре ответ появился. Одно за другим на дорожку перед замком подкатывали такси из Бордо и высаживали разношерстную публику: туристов, простых горожан. Приезжие растягивались по полям. От тех, кто проходил мимо, Джин узнала, что их нанял человек в красном «ягуаре», который пообещал им сто франков в день плюс еду и вино в неограниченном количестве.

Здесь были отдыхающий датский банкир с женой, приехавший в замок исключительно ради развлечения, безработный официант, с полдюжины американских студентов, привлеченных бесплатной выпивкой. Начали прибывать и профессиональные сезонные рабочие, некоторые приехали в домиках на колесах, где они могли спать. Это были в основном португальцы, они плохо говорили по-французски, но Джин узнала от них, что весть о похолодании быстро облетела близлежащие районы. Все бросились собирать виноград, и разгорелась борьба за ограниченные рабочие места. Джин про себя восхищалась энергией и находчивостью Поля.

Становилось теплее, и в конце концов Джин, разгорячившись от физического труда, сбросила свитер. Работа оказалась тяжелее, чем она думала, но настроение в полях было решительное благодаря своевременно прибывшему пополнению.

Лишь после полудня «ягуар» Поля показался на подъездной дорожке. Сердце Джин запрыгало, но он не бросился тут же искать ее, как ей представлялось в мечтах. Уже после ленча она увидела его в полях, он обходил всех бригадиров.

Джин очень хотелось броситься ему навстречу, и лишь гордость удержала девушку на месте. Наконец Фернанд указал в сторону Джин, и Поль пошел по ее ряду. По-детски засияв, она с замиранием сердца ожидала, что вот он сейчас подойдет, похвалит ее за помощь и наградит долгим благодарным поцелуем.

Но он держался весьма сухо.

— Мари сказала, что ты ушла, не позавтракав. Ты что, сошла с ума? Это тяжелая работа — нужно как следует подкрепляться.

— Я хорошо поела за ленчем, — возразила она.

— Ну ладно. Посмотрим, что будет завтра.

Тут Ив позвал его с конца ряда, и Поль поспешил к нему.

Джин закусила губу. Неужели он не видел, что ей так нужны были его ласка, его ободряющие слова? Она провела сегодняшнюю ночь в его постели, отдавая ему всю себя без остатка, а он лишь пожурил ее за что-то совершенно незначительное.

Но Джин прогнала прочь свое разочарование. В конце концов у него сейчас полно других, более важных дел, нежели забота о тонких оттенках ее желаний. И все-таки он выбрал минутку подойти к ней, пусть даже его интерес ограничился одним ее физическим состоянием.

Тем не менее в мысли Джин закрадывались неизбежные сомнения. Может, она не нужна ему больше? Может, он разочаровался в ней прошлой ночью? И может, чувство полного единения с ним — всего лишь плод ее влюбленного воображения? Джин яростно взялась за работу, пытаясь побороть растущие подозрения.

Когда у Джин уже возникло чувство, что вот-вот отвалятся руки, она пошла на кухню помогать с обедом. Генриэтта, дородная женщина, заправски управлялась с кастрюлями. Она явно не впервые попала на лабруильскую кухню.

— Я вот уже двадцать лет готовлю здесь во время сбора урожая. Старые работники возвращаются сюда, потому что им очень нравится мой cassoulet, сказала ока Джин.

Когда Джин помогала выносить на улицу чугунки с белой фасолью, тушенной в соусе, она поняла, что этой женщине действительно есть чем гордиться. Пьянящий аромат чеснока и трав волшебным образом восстановил ей силы. Съев полную миску этого кушанья и выпив стакан красного вина, она решила, что такой обед и Умирающему вернет силы.

Потом она помогала мыть чугунки и дюжины мисок, которые хранились в кладовке специально для сезона сбора урожая. Размеренное мытье посуды и теплая вода, согревшая замерзшие руки, подействовали на Джин успокаивающе. Страхи ее улеглись. За последние недели Поль проявил к ней столько терпения и понимания, что ей сейчас было бы просто грешно не ответить ему тем же.

Когда они закончили с посудой, было уже довольно поздно. Все работники разошлись спать: кто в свои домики на колесах, кто домой, а кто в гостиницу. Джин решила прогуляться по саду, чтобы развеять мрачные мысли. В полях она увидела огромные огнеметы, предназначенные для отражения натиска гибельного мороза. Ревущие языки пламени на темных полях выглядели как-то фантастически зловеще. Мари сказала ей, что мужчины ночью будут посменно следить за огнем. В свете ближайшего огнемета Джин увидела силуэты Ива и Фернанда. Казалось, они устанавливают театральные декорации к сцене ада.

Мысли об аде, а затем — о небесах напомнили Джин о том райском блаженстве, в которое она уносилась прошлой ночью в объятиях Поля, и она невесело улыбнулась. Она знала, что ему, вероятно, надо как следует отдохнуть, но все же отчаянно хотела быть с ним. Мысли ее путались от усталости, а ноги сами несли на его поиски.

Джин нашла его спящим на диване в большой, редко используемой гостиной. Она сходила в его комнату за одеялом и заботливо укрыла его. Откинув прядь волос, она нежно поцеловала Поля в висок, а потом долго смотрела на него, пока собственная усталость не погнала ее в спальню.

* * *

Наутро она проснулась рано, разбуженная шумом под окном. Умывшись и одевшись, она вышла из дома и обнаружила завтрак под навесом в полном разгаре. Вспомнив вчерашний выговор Поля, она поела и почувствовала себя намного бодрее.

Многих вчерашних помощников уже не было, но Поль опять с утра уехал на вербовку рабочей силы, и к замку вновь одно за другим потянулись такси. Ив редко показывался в полях, пропадая в погребе, где следил за отжимом и перекачиванием свежевыжатого сока в бродильные баки.

Джин медленно, монотонно двигалась по рядам виноградных лоз. Из головы ее не шел Поль. Вчера она перебросилась с ним не более чем дюжиной слов и теперь целый день терзалась тревожными сомнениями, которые не в силах была отогнать.

Сегодня утром, проснувшись одна в своей постели, Джин так сильно хотела его, что ощущала почти физическую боль.

Теперь девушке уже казалось, безо всякого на то видимого основания, что он избегает ее, что ей уже никогда больше не испытать восторга близости с ним.

Эти беспричинные страхи все сильнее одолевали Джин, и она налегала на работу, надеясь, что физическая усталость утихомирит безумные мысли.

Поль вернулся в замок около полудня и сразу же занялся обходом полей, так что Джин поймала лишь несколько его случайных взглядов. Казалось, он был везде одновременно, подбадривал работников, вселял в них боевой дух, организовывая соревнования между бригадами, в качестве призов выставляя ящики с коллекционными винами.

Виноград с первого поля был собран с такой удивительной скоростью, что под него даже не хватило корзин — пришлось складывать в любую, попадавшуюся под руку тару. Фернанд объяснил ей, что отжим ягод в шумной машине fouloir-egrappoir[14] займет всю ночь.

К середине дня Джин вымоталась окончательно. Опустив на землю свой секатор, она пошла в дом, чтобы передохнуть. Гнетущее одиночество терзало ее, хотя, казалось, для этого чувства у нее не было причины, тем более что совсем рядом на полях работало столько приветливых, веселых людей. За весь день она даже словом не перекинулась с Полем и чувствовала жадную потребность в его живительном внимании.

Но те несколько секунд, что он сможет выкроить для нее, будут лишь жалкими крохами, ради них не стоит и искать его. Вместо этого Джин решила поговорить с Мари.

Она нашла ее на огороде. Мари стояла на коленках и выдергивала из грядки морковку. Было совершенно ясно, что маленькая темноволосая женщина плачет.

Подбежав, Джин обхватила ее за плечи.

— Мари, что с тобой?

Странно, но Мари улыбалась, вытирая глаза рукавом своего джемпера. Шмыгнув носом, она сказала:

— Ничего, все очень нормально. Ив не хотел, чтобы я пока говорила, но je suis grosse[15]… как там по-вашему? У меня ребенок.

— Ты беременна? Но, Мари, это же чудесно! Стоит ли плакать?

— Non, — согласилась она. — Просто по утрам я malade, больна. А потом этот урожай, готовка… Это все так трудно и так хорошо, понимаешь? Наверное, я плачу оттого, что устаю, но я очень счастлива. Не знаю…

Маленькое личико Мари просто излучало радость, и Джин крепко обняла ее. Ничего удивительного, что Мари не сдержала слез — конечно, она очень устает. Ее работа по кухне на такую ораву работников плюс беременность вымотали бы любую женщину. Джин вспомнила, как плохо выглядела Мари по утрам, и мысленно упрекнула себя за недогадливость.

Поделившись своей новостью, Мари еще больше просияла. Но долго болтать они не могли — на кухне ждут овощи для готовки обеда.

Джин в раздумье вернулась в виноградник. Когда она была замужем, мысль о ребенке ужасала ее. Теперь она понимала, что одной из причин — и, вероятно, самой главной — этих страхов был муж. Но, увидев, как счастлива Мари, Джин взволновалась. Не пропускает ли она одну из самых великих женских радостей?

Образ Поля наводнил ее сознание, и при мысли о его ребенке у нее закружилась голова. Но тут же темный ужас когтистыми лапами впился в сердце девушки. Неужели они когда-нибудь опять станут заниматься любовью? Сейчас это казалось ей просто невероятным. Она с остервенением принялась срывать гроздья винограда, чтобы не думать о том, что ее так тревожило.

День клонился к вечеру, и она все сильнее чувствовала потребность поговорить с Полем. Не то чтобы у нее возникли к нему какие-то важные вопросы, просто ей нужно было услышать его голос, посмеяться вместе с ним.

Джин увиделась с ним только во время обеда, когда ела свою обильную порцию daube de boeuf — тушеной говядины, благоухающей чесноком, вином и апельсиновыми корочками. Он вошел под навес вместе с Ивом и Фернандом, торопливо разговаривая с ними на французском.

Когда Джин увидела его, сердце ее чуть не выпрыгнуло из груди. Она не отрывая глаз следила, как он встал вместе со всеми в очередь, получил миску с тушеным мясом, которое Мари вынимала половником из огромного чугунка. Взяв с подноса кусок хлеба, он оглянулся, ища, куда сесть.

Конечно, сейчас он подойдет и сядет за ее столик. Глаза Джин заблестели от радостного предчувствия. Но его собственный взгляд был пуст. Не видя ее, Поль прошел мимо. Тут Ив помахал ему рукой, и он направился к столику, где расположились Ив и Фернанд.

Сердце Джин болезненно сжалось, но она закусила губу, гоня прочь разочарование и обиду. Разумеется, ему надо обсудить с мужчинами столько вопросов. Она неторопливо пообедала, дав им время поговорить, а потом, не в силах смотреть на него издали, подошла к их столику и села рядом на скамейку.

Поль искоса взглянул на нее и слабо улыбнулся не слишком приветливой улыбкой, а потом отвернулся, отвечая на какой-то вопрос Фернанда. Такая его реакция мало обнадеживала, но Джин все же придвинулась ближе и положила руку ему на плечо, вновь испытав радость прикосновения к любимому мужчине.

Она старательно вслушивалась в их беглую французскую речь, пытаясь уловить смысл разговора. Мужчины оценивали виноградные поля по степени их значимости, решая, какие из них в случае необходимости можно будет принести в жертву морозу. Ив отстаивал свою точку зрения с необычной для него горячностью, а Фернанд несогласно качал головой. Поль пытался рассудить их, но, как видно, его терпение убывало.

— Юго-западное поле наполовину убрано, — заявил Фернанд на своем сочном, трудном для понимания иностранцев французском. — Мы же не можем гонять бригаду взад-вперед то на одно, то на другое поле. Так мы никогда не соберем урожай.

— Но нам нужен для баланса виноград сорта «мерлот» с северо-западного поля, — утверждал Ив. — Если мы не соберем его до холодов, то он пропадет. И что же у нас получится за вино?

Ей была неприятна их ссора. Обычно они прекрасно работали вместе, но сейчас от усталости стали нетерпимыми. Джин вмешалась в разговор на своем ломаном французском:

— А разве нельзя разбить рабочих на две бригады? Одна закончит юго-западное поле, а вторая начнет на севере.

Мужчины удивленно посмотрели на нее, явно недовольные тем, что она встряла в их бурный спор. Поль угрожающе сверкнул глазами и резко набросился на нее по-английски:

— Джин, не лезь в эти дела. Ты сама не знаешь, что говоришь.

С этими словами он отвернулся и, яростно жестикулируя, заговорил с Фернандом.

Джин не на шутку разозлилась. Да пошел он к черту со своими делами! С пугающей быстротой память подбросила ей образ Марка, еще более нежеланный, чем всегда: ведь она уже так долго не вспоминала о нем. Ее бывший муж тоже никогда не делился с ней своими проблемами, крича на нее так, как будто ее предложения помощи создавали ему больше трудностей, чем сами проблемы. Поведение Марка было абсолютно неразумным, и все же оно больно задевало Джин. Сейчас она чувствовала ту же обиду.

Слезы подступили к глазам, она резко встала и выскочила из-под навеса, направляясь к боковой двери дома, ведущей в кухню. Ей показалось, что Поль окликнул ее, но, обжигаемая обидой, она ушла, не обернувшись, мысленно выкрикивая: «Оставь меня в покое!»

Побежав, она спряталась в кладовке, дав волю тихим слезам. Она молила, чтобы никто не вошел и не застал ее здесь.

Но, выплакав свои обиды, она попала во власть мрачного гнева. Поль представлялся ей неким чудовищем, пожирателем всех женских сердец, попадавшихся ему на пути. Пройдя к себе в спальню, она тщательно заперла дверь и легла, со злобным равнодушием прислушиваясь к голосам внизу. Работники, явно насладившись вволю вином, горланили песни. Джин никогда не слышала, как поет Поль, но сейчас ей казалось, что именно его голос звучит громче всех.

Позже Джин услышала звук поворачиваемой дверной ручки и голос Поля. Он нежно звал ее по имени. Она не отвечала, притворившись спящей. В ней еще вовсю полыхала досада. Пусть убирается ко всем чертям! Он не воспользовался ее дельным советом, так зачем же ему ее тело!

Через несколько минут он ушел, но лишь намного позднее ей удалось забыться тревожным сном. Ей снилось, что огнеметы на полях превратились в огнедышащих драконов. Убегая от них, она отчаянно звала Поля но без конца спотыкалась о корни деревьев и никак не могла спастись.

Наутро сна охотно стряхнула с себя остатки тяжелого сна и, выйдя под навес, позавтракала булочкой с кофе.

Холодный и ясный воздух утра прояснил мысли, и ее вчерашний приступ ярости теперь казался ей просто детской глупостью. Джин начала думать, что была несправедлива к Полю, что восприняла ситуацию крайне предвзято. Не смешно ли было закрываться от него в спальне, когда она неистово желала успокоиться в его объятиях?

Этим утром он вновь уехал набирать работников. Время шло, и ее недовольство собой росло. К тому времени, когда с дорожки послышался рев его «ягуара», Джин уже убедила себя в том, что сама разрушила все их отношения. «Совершенная женщина» согнулась под давлением обстоятельств, подвела его. Она спряталась в полях, боясь наткнуться на равнодушный взгляд Поля.

Теперь она уже ловко управлялась с тяжелыми гроздьями и к половине пятого закончила последний свой ряд. Она огляделась в поисках другого ряда, но увидела, что на этом поле все уже убрано.

На другом поле еще оставался виноград, но там сказали, что работы немного и ее помощь не требуется. Удивляясь тому, как быстро они управились, Джин пошла к дому, куда уже начали подтягиваться освободившиеся работники. В погребе безостановочно шумел пресс, но к шести вечера все пятьдесят человек собрались во дворе, и Ив крикнул усталым, но взволнованным голосом, что все поля убраны.

Раздалось громкое «ура», и дюжины пробок одним залпом вылетели из бутылок. По кругу стали передавать один за другим стаканы с красным вином, да так быстро, что Джин едва успевала освободить руки от одного стакана, как ей тут же вручали следующий.

В этот вечер обед был веселым пиршеством. Опытные работники, все до единого получившие премии, единодушно признали, что на их памяти не было такого скорого сбора урожая. За столами звучали поздравительные тосты и громкие песни. Приехавший в своем автомобиле хозяин соседнего замка отвесил челюсть, увидев вечеринку в полном разгаре. Его собственный виноград был собран только наполовину, и он предложил желающим поработать на него.

Джин возвращалась из кухни за следующей партией грязной посуды, когда кто-то вдруг поймал ее сзади за локоть. Это был Поль.

Лицо его терялось в тени, и она не могла разглядеть его выражение. Но голос его оказался ясен и тверд.

— Пойдем, зеленоглазка! Оставь посуду для других! Сегодня вечером у нас много помощников.

Он повел ее в обход толпы в пустую просторную гостиную. Там стоял маленький столик, накрытый на двоих. Три свечи в подсвечнике заливали мягким светом абрикосового цвета скатерть. Джин увидела блюдо с кусочками яблочного пирога и сладкие сливки. Из серебряного кофейника шел густой аромат кофе.

— Поль, что…

Он резко перебил ее:

— Попразднуем вдвоем. Остальные пусть пока веселятся без нас.

Джин села в кресло, которое он ей пододвинул, и принялась разливать кофе. Передавая Полю блюдце с чашкой, она приложила немало усилий, чтобы прибор не дребезжал в ее дрожащих руках. Три ночи назад они были так близки, как только могут быть близки двое людей в этом мире, но сейчас стол между ними превратился в безбрежный океан. Украдкой Джин кинула на Поля беспокойный взгляд.

Он сидел, упершись локтями в столик и закрыв рот сцепленными ладонями. Его усталые глаза неотрывно и ожесточенно смотрели на нее.

Джин опустила глаза в чашку, размешивая в кофе сливки. Если бы он только не смотрел на нее так! Его явная усталость, которую не мог смягчить даже свет свечей, заставляла ее сердце сжиматься от жалости. Девушке хотелось приласкать его, успокоить, но вина за свое поведение вчера вечером удерживала ее на месте.

Молча они ели десерт и пили кофе. Стук ее вилки о тарелку казался ей грохочущим, как выстрелы. Приглушенный стенами шум пресса и буйные застольные голоса работников долетали сюда словно из другого мира. То были звуки веселья, в котором они не принимали участия.

Иногда, набравшись смелости, Джин поднимала на него взгляд, каждый раз натыкаясь на тот же довольно суровый вид Поля. Кофе во рту сделался горьким, когда она поняла, что этот столик со свечами — не что иное, как тщательно продуманная декорация к сцене ее унижения. Очевидно, он избрал именно такой способ отмщения за ее вчерашнее непонимание и делал это с отвратительной эффективностью.

Наконец тяжесть его молчаливого обвинения стала невыносимой. Как жестоко с его стороны устраивать ей подобную пытку!

— Послушай, если ты сердишься на меня, то я тебя прекрасно понимаю. Ты имеешь на это полное право. Но только, пожалуйста, не сиди как истукан, уставившись на меня! Это… это очень больно.

Голос Поля прозвучал устало, но удивленно:

— Сержусь? Почему я должен на тебя сердиться? Скорее можно ожидать обратного. За последние три дня я не нашел времени даже толком поговорить с тобой.

Теперь пришел черед Джин удивляться.

— Но тогда что же ты так смотришь на меня?

— Как? Если ты имеешь в виду то, как я любуюсь твоими волосами цвета меда и очаровательным румянцем на твоих щеках, то что же здесь удивительного? Ты невероятно красива, Джин.

Эта речь застала Джин врасплох. За последние три дня она ни разу не подумала о своей внешности. На ней все еще были перепачканные в земле джинсы и огромная мужская рубаха, которая полностью скрывала ее фигуру. Однако, взглянув на свое сплющенное отражение в серебряном кофейнике, она увидела, что в самом деле, работая целыми днями на воздухе, приобрела розовый румянец.

Поль опять погрузился в молчаливое созерцание, и она поняла, что ей надо ему ответить. Но хватило ее лишь на запинающееся:

— С-спасибо.

Поль сбросил с себя усталое оцепенение.

— Любопытно все же, почему ты думала, что я на тебя сержусь?

— Из-за вчерашнего вечера, — созналась она.

— Забудь про эту глупую ссору. Мы оба были уставшими и не в форме, чтобы судить друг о друге.

— Но я поступила так неразумно, убежав от тебя только потому, что ты не стал слушать моих советов. Я чувствую себя как последняя дура.

Легким жестом Поль пресек ее самобичевание.

— Ты поступила не глупее, чем я. Ведь я накричал на тебя, да к тому же за три последние дня общался с тобой не больше трех минут.

— Но ты же был занят. На большее я и не могла рассчитывать.

Он нахмурился.

— Нет, здесь ты не права. Как женщина, которую я люблю, ты имеешь право рассчитывать на большее, намного большее.

«Женщина, которую я люблю». Эти слова произвели на нее эффект электрического тока, но она еще не совсем оправилась от смущения.

— Но я заперлась от тебя в спальне, вместо того чтобы поговорить с тобой, объясниться.

— Ну и что? — Он пожал плечами. — Я знал, что если мы не уладим все прошлой ночью, значит, уладим сегодня. У нас с тобой слишком крепкие отношения, чтобы их могли подорвать какие-то мелкие неувязки. Послушай, чего это мы с тобой спорим, кто из нас более смешон? Мне было бы намного приятнее просто смотреть на тебя. Когда я это делаю, всю мою усталость как рукой снимает. Давай забудем последние дни и начнем все сначала, о'кей?

— О'кей.

Ее растерянное лицо озарилось улыбкой облегчения, и эта улыбка магическим образом подействовала на Поля, Несмотря на усталость, он ожил и принялся сыпать разными смешными историями, которые происходили с ним во время сбора урожая. Джин с готовностью впитывала в себя каждое слово, как будто его голос был чудесным живительным эликсиром.

Когда истории иссякли, Поль плеснул «Арманьяк» в два пузатых бокала. Взяв свой бокал в руки и небрежно болтая янтарной жидкостью, он взглянул на Джин насмешливо заблестевшими глазами.

— Значит, ты жалеешь о том, что вчера вечером закрылась от меня в спальне, а?

— Ты же знаешь, что жалею! И не надо ехидничать, я и без того чувствую себя виноватой.

Поль весело расхохотался, и зычный звук его смеха показался ей волшебной музыкой. Потом они долго смотрели в глаза друг другу, пока у обоих не возникла одна и та же мысль — такая ясная, будто высказанная вслух. Им сейчас больше всего на свете хотелось спалить неприятные дни, проведенные друг без друга, в пламени страстной любви.

— Как ты смотришь на то, чтобы взять наши бокалы наверх? — предложил он. — У меня есть на примете одно чудесное местечко, где мы сможем допить их. Ночи сейчас холодные, и «Арманьяк» согреет нас… если мы вообще замерзнем.

Джин вспыхнула.

— Но можем ли мы сейчас уйти? Я слышу, пресс еще работает. Разве Иву не нужна помощь?

— Нет, он любит сам присматривать за отжимом. Ив никому не доверяет эту ответственную работу. Ты тоже можешь сегодня больше не прикасаться к грязной посуде. Желающих помочь больше чем достаточно.

Стараясь остаться незамеченными, они принесли в кухню свою посуду среди всеобщего веселья на них почти никто не обратил внимания — и, прокравшись наверх в комнату Поля, поставили подсвечник на тумбочку возле кровати.

Но в эту ночь они не занимались любовью. Джин после такого насыщенного трудового дня направилась в ванну. Но, вернувшись в спальню, она увидела, что Поль уже спит, и не посмела будить его.

Скользнув к нему под одеяло, она уютно прильнула к его теплому телу. Во сне Поль обнял ее и крепко прижал к себе, после этого Джин почти мгновенно погрузилась в блаженно спокойный сон. Так они проспали до рассвета.

* * *

Утром Джин разбудил теплый дождь дразняще мягких поцелуев, пролившийся на ее шею. Сонно улыбнувшись, она повернулась, отдаваясь во власть сильных рук Поля.

В несколько мгновений она стряхнула остатки сна и погрузилась в водоворот пьянящих ощущений. Его губы завладели ее губами, а пытливая рука заскользила по телу, остановившись наконец на ее мягкой чувствительной сердцевине.

Когда она уже сходила с ума от желания, его колени раздвинули ее ноги, и в тот же момент он оказался в ней, двигаясь с мучительной чувственной неторопливостью. С электрической ясностью она чувствовала каждое его движение.

Постепенно они добрались до вершин страсти, где, по взаимному согласию, помедлили, смакуя сладкую муку близкого облегчения. Заходясь рыданиями, она отвечала ему с такой пылкостью и с такой глубиной, которых не знала в себе раньше. Чувства Джин взлетели высоко за пределы того пульсирующего наслаждения, в которое он погрузил ее. Любовь стала полной и всепоглощающей, и эту любовь она никогда не смогла бы выразить только одним телом.

Потом они опять соединились, по-новому изливая свои чувства, торопясь доставить удовольствие друг другу. Когда пламень их тел насытился, было уже позднее утро.

Вынырнув из дремотной пучины блаженства, Джин увидела, что солнце бросает на пол яркую полосу. Их тела еще сливались в одно, и она неохотно нарушила уют объятия.

Пошевелившись, Поль пробормотал ей в волосы:

— Доброе утро, зеленоглазка!

— Доброе утро, — шепнула она. — Я люблю тебя.

Она надолго затерялась в мире его поцелуя. Когда они наконец оторвались друг от друга, Джин с улыбкой произнесла:

— Послушай, ты когда-нибудь бываешь голоден?

— О да, — сказал он, потянувшись к ней, чтобы опять поцеловать.

Джин, захихикав, увернулась от его губ.

— Нет, я имею в виду голод желудочный. Я хочу есть.

— Наверное, я тоже что-нибудь поел бы, — нехотя признал Поль. — Но сначала давай кое-что обсудим.

Перекатившись на бок и не обращая внимания на ее вялый протест, он сполз с кровати и выдвинул ящик стола, а затем подошел к ней, зажав что-то в кулаке.

— Что это? — с интересом спросила она.

— Угадай.

— Э-э… завтрак?

— Нет.

— Газетная вырезка?

— Нет. У тебя осталась последняя попытка, — заявил он, усмехнувшись.

— А, знаю! Ключ от моего сердца.

— Очень близко.

Поль со смехом разжал кулак, на его ладони лежало кольцо — крошечный бриллиантик, вправленный в тонкий золотой ободок.

Джин не смогла сдержать слез.

— О Поль… зачем?

— Затем, что я люблю тебя — больше, чем ты можешь представить, и хочу, чтобы ты стала моей женой.

— Какое красивое!

Джин взяла колечко и повертела в руке, любуясь крошечными искорками, которые испускал камешек. Она поднесла было его к своему безымянному пальцу, но остановилась.

— Поль, я… я хочу сказать «да», но я еще не уверена.

— Не торопись, любимая. — Он нежно поцеловал ее. — Подумай, сколько надо. Но ровно столько, чтобы сказать, что ты выйдешь за меня замуж. Ну а теперь пойдем есть?

Одевшись, они спустились вниз пить кофе, но желудок Джин от волнения отказывался принимать пищу.

Когда Поль отправился искать Ива, она ушла в сад и долго сидела там, погрузившись в счастливые мысли о том, что она любима.

Однако практические соображения омрачили радужные фантазии. Надо было подумать о Лоуэлле и «Саммите». Они оба нуждались в ее заботе, и Джин сомневалась, что легко сможет покинуть их. Слишком многое в ее жизни было связано и с отелем и с дядей, чтобы вот так, не раздумывая, бросить их. В них было ее прошлое и до сегодняшнего дня — будущее.

Ее размышления прервались с появлением Мари. Увидев Джин, женщина засветилась радостью.

— О, ты наконец-то встала! Поль задержал тебя допоздна, non? Ага! Не надо так краснеть! Тебя к телефону, я думаю, из Америки.

Ее к телефону? Кто мог звонить из Штатов?

Она подошла к старомодному телефонному аппарату, стоявшему на столике в коридоре, и сняла трубку.

После небольшой паузы она услышала голос Алана Ричардсона, причем такой четкий, как будто он разговаривал с ней из соседнего городка.

— Привет, Джин, как дела? Даже не верится, что я так быстро до тебя дозвонился! Эта прямая связь просто потрясающа! Совсем не надо ждать.

— Алан, не ожидала, что ты позвонишь. Как у вас дела?

После очередной короткой паузы прозвучало:

— Боюсь, что неважно. У нас здесь возникли кое-какие проблемы. Дела в «Саммите» совсем никуда не годятся, мы по горло завалены счетами. Некоторые кредиторы начали поднимать шум.

— И что, вы не можете оплатить эти счета? Хотя бы самые значительные?

Очередная пауза.

— Нет, в этом-то все и дело. Ваш бухгалтерский баланс практически на нуле. Короче, вы летите в трубу. Думаю, возможны судебные разбирательства.

— О Господи! Неужели ничего нельзя сделать?

— У меня есть кое-какие идеи, но они требуют одобрения Лоуэлла. Надо принять здесь довольно серьезные решения, Джин. Мне кажется, самым лучшим, а скорее всего — единственным выходом было бы ваше возвращение. И желательно сегодня.

Глава 9

Слова Алана навалились на нее подобно гранитной глыбе.

— Вернуться в Штаты? Но… неужели невозможно все уладить по телефону? Я передала бы Лоуэллу твои предложения, а потом перезвонила бы тебе.

— Нет, положение более серьезно. Чтобы добыть деньги, вам надо срочно пустить с молотка какое-то имущество или еще что-то. Для этого на документах необходимы подписи Лоуэлла и его личное присутствие. Других вариантов нет, Джин.

Еще минуту она спорила с ним, пытаясь переубедить Алана, но тот несокрушимо стоял на своем.

— Если бы вы вернулись раньше, у нас, возможно, не было бы этой проблемы. Но без Лоуэлла некому очаровывать гостей, а без тебя некому гладко вести дела, и сложности нарастают как снежный ком. Гости отменяют ранее сделанные заказы или уезжают раньше, но счета продолжают поступать. Кстати, должен напомнить, что этот телефонный разговор тоже придется оплачивать вам.

— Да, видимо, другого выхода нет, — нехотя согласилась Джин, — Конечно, сначала мне надо будет переговорить с врачом Лоуэлла. Если он скажет, что ему можно отправиться в такую дорогу, я соберу наши вещи и перезвоню тебе.

— Спасибо, малышка. Прости за беспокойство.

Первым делом Джин позвонила доктору Пьерару, и он сообщил ей как раз то, что она меньше всего хотела слышать.

— Да, я надеюсь, что ваш дядя достаточно окреп и теперь уже может относительно спокойно выдержать перелет. Разумеется, при условии, что вы не нагрузите его сразу делами и будете охранять от слишком сильных волнений.

Джин в двух словах объяснила причину их неожиданного возвращения.

— Настоятельно прощу вас не сообщать вашему Дяде эту неприятную новость до тех пор, пока он опять не попадет под наблюдение доктора Сандерса. Ему нельзя сейчас давать лишнюю нагрузку на сердце.

— Хорошо, доктор, спасибо. Я позвоню вам, когда мы будем готовы к отъезду.

Повесив трубку, Джин почувствовала, как тяжкий груз проблем свалился ей на плечи. Она не может даже посоветоваться с Лоуэллом: до возвращения домой предстоит самой принимать все решения.

Вернуться в Штаты! Мысль об отъезде из Франции повергла ее в ужас. Ей вдруг безумно захотелось повидаться с Полем, рассказать ему обо всем, услышать его спокойный ободряющий голос. Почему-то она была уверена, что он придумает что-нибудь и оградит любимую женщину от трудностей.

Но он не придумал. Она нашла его в погребе, где он наблюдал за тем, как Ив вторично заливает новым вином слой выжимок, плававший на его поверхности в бродильных баках. Вино уже нагрелось, но все же играло не так сильно, как ее собственные расстроенные чувства.

— Поль…

Джин подошла и положила руку ему на плечо, борясь с подступившими слезами.

— Э, что с тобой? Что случилось?

Выразительно взглянув на Ива, он пошел с ней во двор, в тень маленького деревца.

— Ну, теперь, думаю, ты объяснишь мне, что все это значит?

Джин разом выпалила все.

— Я не хочу возвращаться… По крайней мере сейчас. Но, похоже, выбора нет. Я хотела, чтобы мы еще побыли вместе.

— Я тоже, маленькая. Но если честно, то мне кажется, что Алан Ричардсон прав. Вы, видимо, сильно запутались со своими кредиторами. Лучше все побыстрее уладить, пока дело не дошло до судебных тяжб. Иначе вы можете остаться без «Саммита».

Он был прав, она знала. Вернуться было самым разумным. И все же не это Джин хотела услышать от него. В глубине души она надеялась, что он огорчится, будет удерживать ее. Но Поль проявил холодную логику и понимание.

Все приготовления к отъезду закончились до противного скоро.

— Все складывается очень удачно, — сказал Поль, вешая трубку. — Из Бордо самолет вылетает до полудня. В Париже уже через час вы пересядете на трансатлантический лайнер. Вам повезло.

Джин едва могла согласиться с тем, что ей повезло. Все дальнейшее происходило невероятно быстро. Наскоро сполоснувшись в ванной, она вернулась к себе и увидела, что Мари уже ловко упаковала ее чемодан и сумку — они стояли на ковре посредине комнаты.

Времени на долгое прощание с Ивом и Мари уже не оставалось. Наспех перекусив в столовой и не успев еще сообразить что к чему, Джин увидела Поля с ее вещами, идущего к «ягуару», почувствовала, что ее обнимают, целуют, желают счастливого пути.

— Не грусти, — сказала Мари, хотя ей самой плохо удавалось следовать этому совету. — Мы скоро опять увидимся, non? Я буду скучать по тебе.

— Я тоже.

Обнимая эту темноволосую девушку, Джин с трудом удержалась от слез.

Даже Ариэль казался печальным, он помахивал хвостом и озадаченно посматривал на них.

— Я буду скучать и по тебе, озорник! — сказала Джин, почесав псу за ушами. Тот заскулил в ответ.

И вот она уже машет из машины стоящим в обнимку Мари и Иву, с тяжелым сердцем провожает взглядом удаляющиеся виноградники. Еще несколько мгновений — и они за воротами, на пути в Бордо.

Вот когда Джин возненавидела «ягуар» за его скорость. Буквально через считанные минуты они уже въезжали на стоянку перед больницей.

Поль остался ждать в приемном отделении, а Джин пошла в палату к Лоуэллу, с которым разговаривала до этого по телефону. Дядя был явно не в духе. С того дня, как начался сбор урожая, она ни разу не приехала навестить его, ограничившись лишь ежедневными телефонными звонками, и теперь виновато выслушивала его упреки.

— Хорошо хоть Поль выбирался ко мне, а то бы я в последние три дня провалялся здесь в полном одиночестве.

— Разве Поль навещал тебя?

— Да, правда, лишь по несколько минут каждый день. Но я все-таки удивлен, как он находил время с этим авральным сбором урожая. А теперь вдруг неожиданно объявилась ты и нам надо ехать. Что случилось? Ты что, поссорилась с Полем?

— Нет, все хорошо. Просто теперь ты поправился, и нам пора возвращаться к нашим делам, — солгала она. — Мы здесь и так пробыли слишком долго.

— Да? А мне сдается, что все же недостаточно долго, — проворчал дядя подозрительно.

Джин пошла в кабинет доктора Пьерара, где врач напоследок проконсультировал ее и дал пузырек с таблетками — на случай, если Лоуэллу станет плохо с сердцем в дороге. После этого она вернулась в палату к Лоуэллу, взяла его чемодан, собранный медсестрами, и вместе с дядей вышла в приемное отделение, где ожидал Поль.

— А, вот и вы! Привет, Лоуэлл! Выглядите просто прекрасно! Джин, я перенес твои вещи в такси, оно ждет у входа. Дай мне вещи Лоуэлла, и я отнесу их туда же.

— Такси? Но почему?

— В «ягуаре» мы все трое, конечно, не поместимся, — объяснил Поль.

— Но ты ведь проводишь нас до аэропорта? — с мольбой в голосе спросила Джин.

— Конечно, — улыбнулся он.

По пути в аэропорт Джин то и дело оборачивалась на сиденье и смотрела на красный спортивный автомобиль, ехавший за ними следом. Поль сказал, что Лоуэлла нельзя оставлять без присмотра ни на минуту, и ей пришлось ехать вместе с дядей в такси. Несмотря на всю свою привязанность к дяде, Джин чувствовала, что это страшно несправедливо — жертвовать ради него своими последними минутами общения с Полем. Им так надо сейчас поговорить — обо всем и ни о чем.

На дорогу к аэропорту они потратили совсем немного времени. Покупка билетов и регистрация багажа казались ей мучительными процедурами: они тоже отнимали драгоценные минуты прощания с Полем. Когда она, наконец, вернулась в зал ожидания, где он сидел с дядей, уже объявили их рейс.

— Обними меня, — попросила Джин дрогнувшим голосом.

Он крепко обнял ее, к Джин постаралась впитать в себя как можно больше тепла его тела, зная, что в ближайшие дни оно ей очень понадобится.

И вот они пошли через турникет. Джин обернулась, желая запечатлеть в памяти образ Поля, но толпа теснила сзади, и вскоре она потеряла его из виду.

Ей хотелось сказать: «Я люблю тебя», — но к горлу подкатил гигантский комок, а губы заледенели…

* * *

В Париже они без хлопот сделали пересадку, но полет через Атлантику был долгим и утомительным. Недели счастья с Полем терзали ее сознание, и она с трудом выдерживала эту пытку памятью. Когда принесли еду, она с облегчением переключилась на нее, а потом с преувеличенным вниманием погрузилась в события глупейшего кинобоевика, который в другой раз просто не стала бы смотреть.

Когда их самолет приземлился в аэропорту Кеннеди, моросил мелкий дождик, небо было серым и сумрачным, и Джин, вернувшись на родину, не чувствовала ничего, кроме усталости.

К тому времени, как они высадились, забрали с транспортера свой багаж и прошли таможенный контроль, она чувствовала себя совершенно разбитой Алан обещал встретить их, и она с облегчением увидела его, пробирающегося к ним через толпу. Он был старше ее всего на несколько лет и имел довольно приятную моложавую внешность: гладкое, без морщинок, лицо и копну темных курчавых волос.

— Привет! С возвращением, Лоуэлл, — сказал он, пожимая руку ее дяде. А как моя распрекрасная девочка? О, я вижу, ты там загорела! Шикарно выглядишь!

— Спасибо, — сказала Джин устало, нехотя подставляя щеку для поцелуя.

Алан подозвал носильщика, передал ему их багаж, и минуту спустя вся компания уже выходила из здания аэропорта, при этом Алан по-хозяйски положил руку ей на плечо.

— Ты выглядишь усталой, лапочка. Подремли хоть немного в машине по пути домой.

Она кивнула. Обычно его манера собственника раздражала ее. Те несколько свиданий, что были у них, едва ли могли служить оправданием для его фамильярности. Но сейчас Джин была слишком усталой, чтобы протестовать, поэтому покорно пошла рядом с ним до стоянки, где их поджидал его огромный белый «линкольн континенталь». Теперь она припомнила, что не жаловала Алана еще и за этот автомобиль. Как и его кричащий костюм, машина казалась девушке безвкусно претенциозной. Джин с теплотой подумала про маленький, но стильный «ягуар» Поля.

Однако, утонув в глубоком обшитом мягким материалом сиденье, она не могла не признать, что в машине Алана тихо и удобно. Как только они отъехали от аэропорта, плавное движение автомобиля почти убаюкало Джин.

— Вы вовремя вернулись, — сказал Алан через плечо, обращаясь к Лоуэллу, сидевшему сзади. — Кажется, я нашел покупателя на пять акров нетронутой земли с той стороны горы, которыми ты владеешь. Продав их, ты сможешь восстановить свое положение в банке.

— Алан, если не возражаешь, давай оставим дела до завтра. Мы провели в пути одиннадцать часов и оба очень устали, — перебила его Джин, с опозданием вспомнив, что не предупредила Алана о рекомендациях доктора Пьерара: Лоуэлла нельзя было посвящать в подробности финансового кризиса до тех пор, пока он не окажется под наблюдением своего лечащего врача.

— Что ж, нет проблем, — отозвался Алан. — Мне, видимо, не стоит спрашивать про ваши впечатления от поездки. Я знаю, для тебя, Лоуэлл, веселого там было мало. А ты, Джин, как? Расскажи хотя бы, как ты устроилась.

Джин не испытывала ни малейшего желания опять ворошить мысли о Ла Бруиле. Как можно короче она рассказала о их соглашении с Полем, вспомнив, что однажды уже говорила все это Алану по телефону — вскоре после переезда в замок.

К счастью, Алан не стал подвергать ее допросу с пристрастием, к которому она мысленно приготовилась, а перевел разговор на местные новости, которые нисколько не интересовали Джин.

Она обозревала через стекло автомобиля огромные грязные и лишенные зелени улицы Нью-Йорка, мрачно смотревшиеся в сумерках раннего вечера. С трудом верилось, что еще утром они были во Франции. Возвращение в Америку, с ее гигантскими скоростными магистралями, запруженными машинами размерами с динозавров, и горящими повсюду рекламными щитами, было равносильно путешествию на другую планету. Поль остался где-то далеко-далеко.

Часы на приборном щитке показывали без малого восемь. Значит, во Франции около часа ночи. Поль, наверное, сейчас в постели… один.

Она отогнала прочь мысли о нем. Ни к чему бередить эти раны, надо как можно скорее вернуться к привычному образу жизни. Впереди тянулась скучно однообразная полоса шоссе. До «Саммита» оставалось еще три с половиной часа езды. Все дороги были знакомы Джин, но радости возвращения она не чувствовала. К тому времени, когда «линкольн» подъезжал к Пукипсаю, она уже спала.

На следующее утро Джин проснулась поздно в своей маленькой комнатке на верхнем этаже «Саммит Инн». При взгляде на знакомую обстановку Джин испытала неоднозначное чувство: к радости встречи с домом примешивалась новая и неприятная мысль о том, что это все-таки вряд ли можно назвать настоящим домом.

Хорошо, что сегодня у нее не оказалось времени грустить. Первым делом Джин отвезла Лоуэлла в город к доктору Сандерсу — на осмотр и физиотерапию, и пока он был там, забежала в офис Алана, который располагался всего через два квартала.

Сумма не выплаченных ими долгов подкосила Джин. Обидней всего было то, что в эту сумму отнюдь не входили расходы на предложенный ею план коренной реконструкции — нет, это были накопившиеся самые обычные счета. Джин не представляла, как они выкарабкаются из кризиса. Правда, у Алана на этот счет были конкретные предложения.

— Легче всего раздобыть деньги, продав часть имущества. Некоторые застройщики горят желанием заполучить кусок склона горы, которой владеет твой дядя. Оттуда открывается потрясающий вид.

— Но Лоуэлл не согласится продавать эту землю. Ведь одной из причин уникальности «Саммита» как раз является то, что мы владеем большой территорией вокруг гостиницы. На горе всегда тихо, а туристские тропы к вершине — одна из наших главных приманок.

— Все верно, но вам нужно как можно скорее сделать крупный банковский вклад, чтобы получать долгосрочные выплаты. Не знаю, откуда еще вы сможете достать деньги, если не продавать землю. Учитывая непомерно высокие проценты, я не советовал бы вам брать ссуду без крайних на то причин.

Джин тревожным жестом откинула волосы. Она надеялась пустить деньги от продажи лишней недвижимости на задуманный ею план реконструкции отеля. Если же им придется потратить эти деньги только на покрытие долгов, то они уже никогда не смогут найти средства на перестройку здания.

— Алан, ты смог бы день-другой придержать кредиторов, пока мы не примем решение? Ведь Лоуэлл еще даже ничего не знает обо всей этой катавасии. Врач просил не тревожить его во время перелета.

— Нет проблем. Больше всего их беспокоило ваше долгое отсутствие в стране. Их озадачивали ваши намерения. И, сознаюсь, меня они тоже немного озадачивают, — сказал он, ненавязчиво пытаясь выудить информацию.

Джин не собиралась вдаваться в подробности своих отношений с Полем. Она знала, что ей не в чем оправдываться перед Аланом, и все же, узнай он истинное положение дел, замучил бы ее расспросами и упреками, а в данный момент у нее не было ни сил, ни времени объясняться с ним.

— Просто пускаться в обратный путь было небезопасно, пока Лоуэлл недостаточно окреп, — коротко сказала Джин. — На это потребовалось время.

Слава Богу, его, похоже, устроила такая версия ответа, и через минуту она ушла. Вернувшись в кабинет доктора Сандерса, она обнаружила, что Лоуэлл рассержен не на шутку.

— Он считает, что мне надо снова ложиться в больницу, как будто я какой-то чертов инвалид! — возмущался он.

— Не преувеличивайте, Лоуэлл. Я думал, что вам надо пожить в санатории. Всего одну-две недели, пока я не удостоверюсь в том, что вы полностью поправились, — сказал врач.

Доктору Сандерсу было за пятьдесят, видом и манерами он внушал уважение к своей профессии.

— Я знаю, что вы с ходу наброситесь на дела и не успокоитесь, пока не наверстаете упущенное за время отъезда. Если вы будете в своем отеле, то про отдых забудете. Ваша племянница прекрасно справится без вас, пока вы полностью восстановите силы после приступа.

— Да, но…

— И не спорьте! — отрезал доктор Сандерс. — Год назад у вас уже был «первый звоночек», и теперь еще два сердечных приступа. Для моего пациента это слишком часто, и я не хочу, чтобы вы без необходимости рисковали жизнью, тем более на второй день после тяжелого перелета.

— Ладно, ладно, — проворчал Лоуэлл, явно недовольный таким поворотом дел.

— Отлично. Здесь в городе есть санаторий, там я смогу приглядывать за вами, а Джин сможет ежедневно навещать вас. Я договорюсь, и, вероятно, уже сегодня днем вы поедете туда.

Джин переговорила с доктором Сандерсом с глазу на глаз, объяснив их проблемы.

— Так что, как видите, нам надо что-то решать с нашими долгами, и мнение Лоуэлла обязательно. Могу я поговорить с ним об этом?

Врач посмотрел на Джин поверх своих очков.

— Что ж… Наверное, можете, только если вы преподнесете ему все спокойно и рационально. И, пожалуйста, дайте ему несколько дней отдохнуть. В его возрасте ему уже не по плечу бешеные гонки с препятствиями.

— Спасибо, доктор, — от души поблагодарила Джин.

— А как ваши дела, юная леди? Вы какая-то как в воду опущенная. Все в порядке?

— Да, все хорошо. Просто устала после полета, — солгала она. — Спасибо за беспокойство.

На самом деле под ложечкой неприятно ныло, но не только от долгого пребывания в реактивном лайнере. Ее давили тоска, одиночество и растерянность — она не знала, что делать со всеми этими чувствами. Странно, но Джин не разрешала себе вспоминать о Поле. Его образ и сцены их близости больно бередили душу.

Ее тревожило, что они не решили вопрос о будущем. Предложение о замужестве она оставила без ответа, да и теперь не представляла, как ей поступить: положение в «Саммите» требовало от нее полной отдачи, она не могла бросить отель. Хуже того, она даже не знала, когда они снова увидятся с Полем.

Мелькнувшая идея позвонить ему тут же и улетучилась: услышав его голос, она еще больше расстроится.

А для преодоления кризиса в «Саммите» ей сейчас, как никогда, необходимы сила и твердость мысли. Нет, лучше ей самой справиться с этим.

Джин радовало, что решение основных проблем отложено на несколько дней. После долгого отсутствия в отеле накопилось много текущих дел.

Сразу же после их возвращения перед ней предстала парочка недовольных гостей. Обычно Лоуэлл ловко улаживал подобные ситуации. Пользуясь своим обаянием, он легко сглаживал самые острые углы. Но теперь-то и из таких ситуаций пришлось выпутываться самой. В тот же день Джин отвезла дядю в санаторий и осталась совсем одна.

Время шло, и она начинала понимать, как многое в успехе и ровном течении дел отеля зависело от личности Лоуэлла. Благодаря его опыту и общительности гости чувствовали себя в «Саммите» как дома, и среди них было много таких, которые вновь и вновь возвращались в отель.

Кроме того, столовая имела львиную долю выручки от продажи вин, а для этого требовалось присутствие Лоуэлла: он один досконально знал содержимое их винного погребка, сидел вечерами с посетителями, пробовал разные сорта вин, давал оценки и советы знатока. Без него доходы от продажи вин упали почти до нуля.

Во время отсутствия Лоуэлла среди персонала отеля поползли зловещие слухи, и Джин из кожи вон лезла, пытаясь убедить сотрудников, что «Саммит» вовсе не закрывается.

Миссис Симонс, пожилая дежурная при входе, которую они оставляли за главную на время своего отсутствия, внесла такую путаницу в регистрационном журнале, и Джин пришлось потратить несколько часов, чтобы восстановить правильные записи.

Женщина также горько причитала, как ее утомили дополнительные обязанности.

— Каждый приходил ко мне со своими проблемами, но что я могла сделать с ними со всеми? Я ведь здесь не начальник. Я не могу заказывать новые комплекты постельного белья или подсказывать повару, где ему покупать телятину для уик-энда. Три недели я работала без выходных!

— Миссис Симонс, вы прекрасно справились со всеми делами, дипломатично заявила Джин. — Никто не ждал от вас чудес.

Ей хотелось бы уволить старую ворчунью, но любые перестановки в штате были сейчас непозволительной роскошью, несмотря на вялое течение дел в отеле. Обычно в это время года к ним приезжали семейные пары любоваться осенним великолепием. Адирондакские горы, где располагался «Саммит», Уже окрасились в яркие цвета осени, но каждую ночь пустовало не меньше половины всех номеров, и Джин ломала голову почему.

Ежедневный распорядок работы пришел в норму, но Джин все равно чувствовала себя не в своей тарелке, думая о тех глобальных трудностях, перед лицом которых они оказались. Теперь, взяв «Саммит» полностью в свои руки, она с горечью поняла, что еще совсем не готова самостоятельно вести дела, даже в таком небольшом отеле, как «Саммит».

Ее ученое звание специалиста по гостинично-ресторанному менеджменту в реальной жизни становилось абсолютно бесполезным, когда дело доходило до конкретных практических решений. А опыт работы в гостиничной сети «Хардвик Хотелс», несмотря на титул администратора, тоже не слишком помогал, когда перед ней вставали уникальные проблемы «Саммита».

Теперь Джин начинала понимать, как незначительна оказалась ее работа в «Хардвик». Получая высокую зарплату и пользуясь возможностью путешествовать за счет фирмы, легко было не замечать того, что ее фактические обязанности сводились к пустякам. Карьера ее бывшего мужа катастрофически не складывалась, и он постоянно принижал важность ее работы. Ради того, чтобы укрепить чувство собственной значимости, она нарочно убеждала себя в серьезности своего дела.

Однако на самом деле вне структуры корпорации «Хардвик» Джин Пакстон как специалист практически не имела никакой ценности. Она привыкла к заведенному в этой корпорации стилю работы и не могла применить свои навыки в «Саммите». Кроме того, ее специализация — рекламный бизнес в гостинично-ресторанном деле — была слишком узкой и на первый взгляд бесперспективной. Чтобы продвинуться где-то, кроме «Саммита», ей надо было либо найти такую же престижную сеть отелей, как «Хардвик», либо вступить в мир беспощадной конкуренции рекламного агентства «Медисон-авеню», где ей, безусловно, пришлось бы начинать с самой низкой должности.

Та карьера, которой она так гордилась, оказалась по большей части иллюзией. Ее профессионализм едва ли повысился после выпуска из колледжа. Поэтому только в «Саммите» было ее будущее, хоть и не слишком блестящее.

Нерешенные денежные проблемы еще оставались актуальными, и вскоре Джин поехала к Лоуэллу за советом. Как рекомендовал доктор Сандерс, она представила ситуацию просто и рационально, не сгущая красок, четко и кратко изложив варианты выхода из кризиса.

— Алан хочет продать землю, но у меня другая идея. Может, нам лучше продать кое-что из наших винных запасов? По данным учета, их стоимость исчисляется десятками тысяч — и все благодаря твоим многолетним закупкам. Найти оптовых покупателей, на мой взгляд, будет несложно.

Лоуэлл покачал головой, поежившись в своем кресле.

— Нет, это плохая идея. Винный погребок — одна из главных наших приманок для гостей. Если мы сократим коллекцию вин, мы потеряем привлекательность.

Джин хотела предупредить, что если они обанкротятся, то вообще не продадут ни одной бутылки, но смолчала: ей не хотелось тревожить дядю страшными перспективами. Она спросила, что он предлагает.

— Я не знаю, — просто ответил дядя.

— Будем продавать землю, как советует Алан?

— Нет, этого делать я тоже не хочу. Дай мне день на размышление, хорошо? Сейчас я слишком устал и плохо соображаю.

По дороге в отель Джин обдумывала их невеселые дела. Ей не хотелось давить на Лоуэлла, но Алан каждый день тормошил ее по телефону — надо было срочно принимать решение.

Деревья по краям длинной извилистой дороги, ведущей к отелю, окрасились в медно-желтый и ярко-золотой цвета, но Джин было не до них. Восхитительная панорама Адирондакских гор, раскинувшаяся на тридцать миль от вершины горы Саммит, тоже оставила ее равнодушной. Подъехав к отелю, вместо того чтобы полюбоваться пейзажем, она озабоченно принялась считать машины на стоянке, удовлетворенно заметив, что их стало на две больше, чем перед ее отъездом.

В уютном вестибюле, оформленном в сельском стиле, она увидела вновь прибывшего гостя. Перед столом регистрации, на полу возле его ног, стоял чемодан. Старой чертовки миссис Симоне на горизонте не наблюдалось. Придется самой поприветствовать и записать гостя и извиниться за то, что ему пришлось ждать.

Но мужчина, услышав ее шаги, обернулся, и Джин застыла от удивления.

Это был Поль!

* * *

На следующее утро, расчесывая перед зеркалом волосы до яркого блеска, она перебирала в памяти события вчерашнего дня.

Встреча с Полем была похожа на сказку. В ее мечтах он успел уже обрести облик неземного героя и, восстав вдруг во плоти в вестибюле «Саммита», показался ей все-таки не совсем реальным.

Он поцеловал ее, но она почему-то не ослабела в его объятиях. Те крепостные стены, которые она мысленно возвела, дабы отгородиться от него, не пали в момент их встречи.

Они натянуто обменялись вежливыми вопросами о здоровье, точно случайно встретившиеся давние знакомые. Джин даже не понимала, почему не спросила Поля о цели его приезда, а сам он не предложил никакого объяснения. Она записала его данные в регистрационный журнал, машинально выдала ключи от номера и отрешенно смотрела, как он поднимается по лестнице с чемоданом в руке.

Вечером они вместе обедали в столовой, но разговор был банальным и поверхностным, ничего похожего на те откровенные сердечные излияния, которые были у них во Франции. Проблемы Джин казались так далеки от него и от того мира, который он представлял, что она не решилась просить о помощи.

Поль поинтересовался, как идут дела в отеле, разрешился ли сам собой их кризис, и Джин кратко объяснила сложившуюся ситуацию.

— Ясно. Значит, Лоуэлл еще не принял никакого решения?

— Нет.

Он в задумчивости уставился в свой бокал с вином и заговорил, лишь когда Джин вежливо спросила о делах в замке.

— Ив говорит, что вино этого сбора получится неплохим, — сказал он без видимого интереса. — Вся трудность в том, что оно сделано из неспелого винограда. Но если его как следует выдержать, мы получим немалую прибыль в будущем.

Джин кивнула.

— А как Мари? Она рассказала тебе о ребенке?

— Да, они с Ивом объявили эту новость через несколько дней после твоего отъезда. У нас по этому поводу состоялось небольшое торжество, но мне кажется, Мари не хватает в Ла Бруиле женщины, с которой можно было бы поделиться сокровенными мыслями.

Услышав это, Джин несколько взволновалась. У нее возникло смутное чувство вины: ведь она, возможно, расстроила свою подругу, уехав из Ла Бруиля.

Обмен банальными фразами продолжался. «Что со мной? — думала Джин. Почему я ничего не испытываю к этому человеку?» Ведь не далее как неделю назад он перевернул с ног на голову весь ее мир. Она по-прежнему любила его — это чувство не ушло, но стало спокойней. Сердце ее уже не выпрыгивало из груди при мысли об этом. Да, она любит его, но это казалось таким сухим и далеким, как урок, когда-то давным-давно выученный в школе.

После кофе Поль пожелал осмотреть территорию, и они прошлись вместе, застав последние полчаса до наступления темноты. В свете сумерек величественное старинное здание отеля, окруженное осенними деревьями, смотрелось весьма внушительно. Правда, впечатление несколько портили облупившаяся краска на стенах и неухоженная лужайка.

Поль казался ей чужим в незнакомом темно-синем костюме и кашемировом пальто. В таком виде он был похож на брокера с Уолл-стрит. Джин намеренно оставила свою новую шотландскую накидку-пелерину висеть в шкафу, надев поверх ситцевого платья шерстяной жакет. Они гуляли, не прикасаясь друг к другу, и Джин показывала ему разные достопримечательности отеля.

Потом, извинившись, она ушла к себе, предоставив Полю остаток вечера развлекаться самому. Что-то в ней восставало против общения с ним, и все же она чувствовала себя немного виноватой.

Лежа в постели, Джин начала анализировать ситуацию. После долгих часов упорного самокопания она поняла, что дело здесь не в нем и не в ее чувствах к нему. Причина крылась в том, насколько изменилась она сама в эти последние дни.

Поскольку все проблемы «Саммита» легли на ее плечи, она заставила себя стать абсолютно самостоятельной. Во Франции она делилась с Полем своими страхами и желаниями, зная, что он поймет и поддержит ее. Здесь же ей пришлось отказаться от подобной открытости, иначе на волю вышли бы глубоко запрятанные чувства беспомощности и растерянности. А Джин теперь никак нельзя было поддаваться этим чувствам, если она хотела успешно выпутаться из финансового кризиса.

Мысль о том, что Поль не правильно поймет ее холодность, сначала напугала ее, но потом она решила все объяснить ему утром. Она еще раз попросит его проявить понимание и дать ей время на то, чтобы разобраться со своими чувствами.

Наутро она оделась особенно тщательно, выбрав свою шерстяную юбку в складку и мягкий свитерок — тот самый наряд, который она сменила на джинсы и рабочую рубаху в первый день сбора урожая. Но внизу, в столовой, ее ждало разочарование: официантка сказала ей, что мистер Бюдье уже позавтракал и ушел.

Она постучала к нему в номер, но не получила ответа. В тревоге она поспешила вниз к столу регистрации.

— Миссис Симонс, номер двадцать четыре рассчитался сегодня утром?

Она старалась не выдать своего нетерпения, пока женщина неторопливо просматривала регистрационный журнал.

— Нет, он заплатил еще за одну ночь. Правда, оставил ключ от номера наверное, куда-то уехал на день.

Часы тянулись мучительно медленно. Наконец в конце дня в дверь ее крошечной конторки, расположенной позади стола администратора, постучали, и вошел Поль.

Он держался весело и раскованно, но сердце Джин бешено колотилось. Она безучастно приняла его легкий поцелуй и, когда Поль уселся в свободное кресло, быстро заговорила:

— Поль, я не знаю, что ты мог подумать о моем поведении, но хочу извиниться перед тобой. Понимаешь, здесь на меня навалилось столько проблем… У нас серьезные финансовые затруднения…

Поль жестом остановил ее монолог.

— Успокойся, зеленоглазка. Я все знаю об этом. Сегодня утром я встречался с вашим бухгалтером и вместе с ним просмотрел ваши платежные дела. Они у вас и в самом деле никуда не годятся, но все поправимо.

— Алан показал тебе наши бумаги?

— Да. Видишь ли, это произошло уже после того, как я побывал в санатории у Лоуэлла. Он дал мне письменное разрешение на проверку ваших документов.

— Но с какой стати? — спросила ошеломленная Джин.

— С такой, моя дорогая, что я покупаю этот отель.

Глава 10

— Что?!

Поль усмехнулся, увидев ее удивление.

— Вообще-то, если быть точным, я предложил купить долю «Саммита», а не целый отель вместе с горой.

— Но почему?

— А почему бы и нет? Это станет неплохим вложением капитала. Да, я знаю, что у вас денежный кризис, но при условии некоторых глобальных преобразования можно вполне оптимистично смотреть в будущее. Помимо реконструкции интерьера и внешнего вида здания, мне бы хотелось, чтобы не пустовали конюшни. Имея хороший инвентарь, лошадей и конюха, вы могли бы получать неплохую прибыль от прогулок ваших гостей по многочисленным конным тропам на горе.

— Но это как раз то, о чем я без конца твержу Лоуэллу!

— Он мне так и сказал. И еще мне хотелось бы увеличить расходы на рекламу. Цветные вставки на четверть страницы в соответствующих журналах привлекут волну новых посетителей при умеренных затратах.

— Но это же моя идея! Я с самого первого дня работы в «Саммите» пытаюсь убедить Лоуэлла в этом, но все время безуспешно.

— Теперь он согласен. Вспомни — я ведь субсидирую все эти новшества, а ты этого сделать не могла. Не обижайся на него за то, что он отказывался раньше от твоих идей.

Но Джин все-таки не смогла сдержать обиду…

Резко встав, она извинилась и вышла из конторки, оставив его одного. Забежав к себе в комнату за жакетом, она села в машину и поехала в городок. Когда она ворвалась в комнату дяди, он удивленно опустил журнал, который читал.

— Что здесь происходит? Ты продаешь часть владения «Саммитом» Полю?

Лоуэлл казался раздраженным.

— Я еще не сделал этого, так что не горячись, пожалуйста. Я пока только рассматриваю такой вариант.

— А ты не рассматривал мое мнение по этому поводу?

— Не думал, что ты будешь возражать. Полагаю, Поль рассказал тебе о своих идеях?

— О моих идеях, ты хочешь сказать? Да, он рассказал мне о них, и я возражаю. Хотелось бы мне знать, когда вы планируете провести коренные изменения.

— Во всяком случае, они не затронут тебя. Что ты так волнуешься? мягко спросил он. Джин подозрительно сощурилась.

— Не затронут меня? Что ты имеешь в виду? А как, интересно, они могли затронуть меня?

— Я думал, вы с Полем обо всем договорились. В предложенном им плане реорганизации предусмотрена и замена управляющего. Это освободит тебя от… гм, от необходимости жить здесь.

Джин не нашлась что сказать. Так вот, оказывается, куда метил Поль! Он собирался отстранить ее от управления «Саммитом», чтобы она смогла выйти за него замуж и жить во Франции. Причем даже не узнав ее собственного мнения по этому вопросу!

Вспыхнув от негодования, она помчалась в отель. Как он посмел решать за спиной самой Джин ее судьбу? И с чего это он взял, что она согласится с его планом? Во Франции он обещал дать ей время подумать над его предложением о замужестве. А теперь получалось так, что он вообще не оставил ей ни времени… ни выбора!

Но она не покупается и не продается! Особенно возмутительно было то, что Лоуэлл согласился с его планом и сознательно лишал ее работы. Естественно, дядя полагал, что она с радостью поедет во Францию с Полем, но это вовсе не оправдывало его: надо было сначала посоветоваться с ней. Никто из них двоих не посчитался с ее чувствами!

Это было совсем не похоже на Лоуэлла, который всегда был стоически независим, когда дело касалось партнерства. И почему он вдруг согласился на введение новшеств, которые раньше демонстративно игнорировал?

Вдруг в голову ей пришла новая вероятность: возможно, в этом вопросе Лоуэлла заботили вовсе не деньги, а преемник — тот, кто возьмет в свои руки его бизнес. Будучи человеком консервативных взглядов, Лоуэлл, видимо, не желал передавать отель в руки женщины, пусть даже и собственной племянницы. Но мужчина — это другое дело! Если это так, тогда становилось понятным, почему он откликнулся на ее идеи, когда они прозвучали из уст Поля.

В отеле ей удалось сдержать свой гнев во время обеда: она не желала устраивать сцены на глазах у гостей. Но позже, когда они пошли пить кофе в ее конторку, Джин взорвалась:

— Что за номера ты здесь откалываешь? Сегодня днем я ездила к Лоуэллу, и он рассказал мне о твоих планах. Обо всех.

Ее возмущение ошеломило Поля.

— Я пытаюсь спасти отель твоего дяди от финансового краха… если ты не против.

— Ив обмен за это спасение собираешься увезти меня во Францию?

Его явно удивила такая постановка вопроса.

— Нет, не собираюсь, как ты выразилась. Это всего лишь вероятность.

— Да? А по-моему, больше смахивает на неизбежность.

В самом деле, с ее более чем скромными профессиональными возможностями уход из «Саммита» означал бы фактически полную зависимость от Поля.

Он не отрываясь смотрел на Джин и видел в ее глазах только одно вызов. Наконец он произнес:

— Жаль, что Лоуэлл поторопился. Я понимаю, в каком свете ты все это себе представляешь, но поверь, пожалуйста, у меня совсем не такие намерения, как тебе кажется. Вообще-то я надеялся, что мы с тобой сначала между собой обсудим мое предложение…

— Не думаю, что нам есть что обсуждать. Твое предложение неприемлемо для меня, и я приложу все усилия, чтобы отговорить Лоуэлла.

— Не это предложение, — сказал Поль. — Я имел в виду…

Но Джин не дала ему договорить.

— Если ты думаешь, что за деньги можешь купить все, что тебе хочется, включая меня, то ты ошибаешься. Я не продаюсь!

С этими словами она выскочила из конторки, так и не притронувшись к своему кофе.

Чуть позже вечером гнев улегся, и Джин яснее посмотрела на ситуацию. В конце концов Лоуэлл еще не принял предложение Поля. Да и Поль не относился к женитьбе, как к уже решенному вопросу. Она рассудила слишком поспешно, в пылу негодования несправедливо обвинив его в несуществующем скорее всего коварстве.

Накинув халатик, Джин подошла к двери его номера и постучала — ей очень хотелось все объяснить ему, сказать, что она опять поддалась безрассудным эмоциям. Но дверь не открывали. Вернувшись к себе, она допоздна изводила себя самобичеванием. Окажись она более сдержанной, и сейчас все было бы хорошо.

Рано утром она спустилась вниз, собираясь подождать его в столовой. Но время завтрака прошло, а Поль так и не появился.

Она подошла к столу регистрации и опять обратилась к миссис Симонс:

— Номер двадцать четыре. Он уже спускался?

— Да-да, — ответила женщина со злорадным блеском в глазах, на этот раз явно заметив интерес Джин к красивому мистеру Бюдье. — Он ушел очень рано и рассчитался за номер.

— Рассчитался?..

— Да, он уехал. Горничная уже убирает его номер.

* * *

Только через несколько недель после внезапного отъезда Поля боль ее начала стихать. Он уехал, не дав ей возможности объяснить свои гневные обвинения, не оставив даже никакого сообщения ни для нее, ни для Лоуэлла.

Один только вид телефонного аппарата у нее в комнате и на рабочем столе стал пыткой. Так легко было бы просто снять трубку и позвонить ему… Джин подмывало сделать это, но она боялась нарваться на свои собственные опрометчивые слова о свободе. Страдая от чувства вины, она была уверена, что Поль отверг ее навсегда. Время шло, и возможность вернуть его простым телефонным звонком отступала все дальше.

С какой стати он должен принять ее неубедительные объяснения? После долгих мучительных раздумий Джин наконец поняла, что же все-таки произошло. То чувство, которое она испытала, узнав о намерении Поля купить «Саммит», было отнюдь не ново для нее. Это было то же самое чувство беспомощной растерянности, которое она помнила со времен своего разрыва с Марком.

В то тяжелое время лишь одна сторона ее жизни как-то поддерживала и успокаивала Джин — ее работа в «Хардвик Хотелс». Но с помощью своих родственников Марк вышиб у нее из-под ног эту последнюю опору. Узнав о том, что Поль берет в свои руки такую же власть над ее жизнью, она испытала тот же гнев и то же унижение, как тогда. Эти чувства ослепили Джин — несколько часов она была не в состоянии мыслить разумно, и эти-то часы и стали решающими.

Теперь любовь и тоска, таившиеся где-то в глубине души, когда он был рядом, вырвались наружу и захлестнули Джин. Долгие вечера проводила она в своей комнате, то плача навзрыд, то погружаясь в беспросветную депрессию.

Временами ей хотелось каким-то образом стереть из памяти всю историю отношений с Полем, оставив лишь несовершенное, зато не такое несчастное прошлое до встречи с ним. Потом она вспоминала открытое только благодаря этому мужчине новое царство страсти и, казалось, готова была пойти на любую жертву, лишь бы только вернуть его.

Но, увы, мечты и реальность — разные вещи. В мечтах Джин представляла, как помчится во Францию и вымолит у него прощение, но достаточно было только взглянуть на их бухгалтерский баланс, чтобы отказаться от этой фантастической затеи. К тому же она не могла даже на день оставить «Саммит» без своей твердой руки. С теми суммами, которые предлагал им Поль, все было бы по-другому, но она разрушила на корню этот вариант.

Лоуэлл к тому времени уже вернулся в отель, но его, казалось, не слишком волновал поспешный отъезд Поля. Не терзался он особо и по поводу сорвавшегося соглашения. Дядя на удивление спокойно и беззаботно отнесся к финансовому кризису.

К счастью, прошедший в начале ноября двухдневный семинар ценителей вин приятно повысил их доходные статьи. Они смогли оплатить самые неотложные счета, и, чтобы еще больше ослабить гнет долгов, Джин отказалась от своей зарплаты.

В конце концов она решила, что раз ее дядя не переживает по поводу потери партнерства с Полем, то и ей не стоит особо беспокоиться. Если уж на то пошло, то соглашение с Полем было не единственным решением их проблем. Они и без него что-нибудь придумают.

Но бизнес продолжал хиреть, в будние дни в отеле были заняты всего один-два номера. Постепенно до Джин стало доходить, что принимать решение по спасению «Саммита» надо незамедлительно. Если бы они сейчас нашли деньги и начали программу реконструкции и рекламы, то и в этом случае дела их поправились бы никак не раньше весны.

За неделю до Дня Благодарения с Лоуэллом случился еще один, правда, не очень серьезный сердечный приступ. Доктор Сандерс настоял на его возвращении в санаторий и решительно просил Джин свести все разговоры о делах к минимуму.

Через два дня после этого на имя Лоуэлла Пирсона пришло письмо из замка Ла Бруиль. Джин принесла его дяде и с замиранием сердца ждала, пока он читал. По красивому мужскому почерку на обратной стороне листа она поняла, что письмо от самого Поля.

— И что он пишет?

— Не много. Что предложение о партнерстве остается в силе, если оно меня интересует. Пишет о том, как у них идет процесс приготовления нового вина. Боюсь, для тебя ничего нет, — добавил он многозначительно.

Значит, деловое предложение Поля остается в силе? А предложение о замужестве?

Время шло, вестей от Поля больше не было, и Джин все сильнее убеждалась в том, что он выбросил ее из головы. Это казалось единственно разумным выводом. Мужчина с его внешними данными, не говоря уже о здоровом сексуальном аппетите, вряд ли долго будет грустить о потерянной любви. Без сомнения, в длинном списке бывших подружек Поля найдется не одна женщина, которая с радостью вновь бросится в его объятия.

Эта мысль приносила страдание Джин, но дни тянулись за днями, и острая боль начала притупляться. Время, проведенное в замке Ла Бруиль, представлялось ей теперь лишь кратким вступлением в долгую, безрадостную полосу жизни. Поль казался персонажем из сна: достаточно реальным, чтобы причинить боль, но всегда за пределами досягаемости.

Как-то Джин вызвали на собрание их банка. Новость была плохая: запас кредитов истощился. Требовалось каким-то образом сбалансировать долги и расходы, иначе пришлось бы расстаться со значительной частью имущества. После разговора с Аланом Джин поехала к дяде умолять его найти выход.

Лоуэлл терпеливо выслушал ее невеселый рассказ об их финансах и сказал:

— Нам надо либо сократить расходы, либо как-то поднять кредиты, верно?

— Выглядит именно так.

— Тогда давай сократим расходы. Я думаю, нам надо закрыться.

— Закрыть «Саммит»?!

— Только на зиму. Все равно дела в отеле идут плохо. Сейчас для нас было бы экономичней закрыть его. Откроемся весной, когда начнется сезон отпусков.

Джин заспорила, но Лоуэлл уже принял решение и твердо стоял на своем.

— Ты останешься там и будешь приглядывать за отелем. К тому же, когда обслуга уйдет, ты сможешь опять платить себе жалованье, которого ты добровольно лишилась.

«И что я буду делать со своим еженедельным чеком?» — горько подумала Джин. Ей некуда идти и нечего покупать. Сидеть одной в огромном пустом отеле — перспектива не из приятных. И все же если Лоуэлл так решил, значит, у нее не было выбора.

С прискорбием она известила сотрудников о том, что после Дня Благодарения отель закрывается. Многие уже предвидели такой исход дела и не сильно удивились. Несколько человек записали для Джин свои адреса, чтобы она могла найти их, когда «Саммит» откроется снова — если он вообще откроется.

Процедура закрытия отеля была долгой и грустной. Два дня они убирали и дезинфицировали кухню, закрывали большой холодильный шкаф и накрывали чехлами всю мебель в холле. Кровати оголились, ванные комнаты опустели. Джин чувствовала тоску и беспомощность, все происходящее напоминало ей смерть кита, выброшенного волной на берег, — медленную трагедию.

Наконец к началу декабря последний персонал разъехался, и она осталась одна: Свободное время давило на нее, она не знала, чем заняться. Каждый день она навещала Лоуэлла, а потом возвращалась в пустой отель и слонялась в поисках какой-нибудь работы, чтобы только убить время. Но все, что ей оставалось, — это вытирать пыль, отвечать на корреспонденцию и мыть посуду после своих скудных обедов и завтраков.

Старый загородный отель, десятилетиями живший шумной суетливой жизнью, погрузился в жуткую тишину. Не слышались знакомые звуки включенного пылесоса, не звенела серебряная посуда в столовой. Словно ее юность и последний год жизни разыгрывались на подмостках передвижного театра, и сейчас пьеса закончилась, артисты уехали, а она осталась одна в холодном пустом зале.

Джин знала, что теперь у нее появилась возможность обдумать план своей новой жизни. Но жизнь без Поля теряла всякий смысл, а как вернуть его, она не представляла. Сидя в своей комнате, Джин с головой погружалась в толстые приключенческие романы, чтобы не слышать гнетущей тишины отеля.

Красочные листья уже облетели, и адирондакский пейзаж стал уныл и мрачен. Однажды утром, проснувшись и выглянув в окно, Джин с удивлением увидела первую порошу. Надо бы распорядиться, чтобы расчистили от снега подъездную дорожку, подумала она отнюдь не поэтически. Отопление она включала только в своей комнате и в кухне и курсировала между этими Двумя помещениями, дрожа от холода.

Однажды Алан пригласил ее на обед. Она удивилась его звонку: после ее возвращения из Франции он прекратил свои усердные домогательства. Видимо, в настоящий момент его роман с какой-то другой женщиной Потерпел неудачу, и он решил еще раз попытать счастья с ней. Джин не хотела его видеть, но одиночество было еще хуже, и она приняла приглашение, лишь бы только провести вечер на людях.

В пустом отеле, имея массу свободного времени, она щедро расходовала его на уход за собственным телом. Когда Алан заехал за ней, она выглядела сногсшибательно в своем облегающем черном платье-свитере с гладко зачесанными и заколотыми сзади волосами. Она похудела и сверкала безупречной красотой топ-модели.

Алан лез из кожи вон, стараясь произвести на нее впечатление. Он повел ее в дорогой ресторан, где они, пообедав, танцевали — не те свободные чувственные танцы, что они отплясывали с Полем в казино «Де ла Форе», а чопорные бальные вальсы и фокстроты. Алан сыпал однообразными комплиментами и не упускал случая лишний раз приобнять ее, но все его заигрывания оставляли Джин равнодушной. Когда он отвез ее домой, она не стала приглашать его на чашку кофе.

На другой день, задумавшись о Поле, Джин поняла, что мысли о нем стали уже не так болезненны, как раньше. Те часы, что она провела в его объятиях, легли между страницами ее памяти, словно ломкие высушенные цветочки, потеряв былую яркость красок и поблекнув. Больше всего ее тревожила мысль о том, что он обиделся или даже возненавидел ее за те глупые обвинения, которые она швыряла ему в лицо.

Она начинала дюжины писем и все их рвала. Прошло слишком много времени, и было бы глупо рассчитывать на то, что он примет ее невразумительные объяснения. К тому же ей никак не удавалось подобрать верный тон, чтобы выразить ту сложную гамму невероятных надежд и безнадежных желаний, которая сейчас определяла ее чувства к нему. Их разделял океан, и никакие слова ее письма не могли бы вновь соединить их.

Приближалось Рождество, но теплый веселый дух предпраздничных дней не затронул Джин. Она отослала подарки с открытками друзьям и родителям, но сделала это без особого энтузиазма.

Дни шли, и настроение ее менялось. Перспектива провести праздник без милых рождественских атрибутов была слишком мрачной, и она решила отпраздновать в одиночестве. Возможно, от этого ей станет еще хуже, но она хотя бы попробует.

Поднявшись ярдов на сто в гору, она нашла маленькую пушистую елочку, спилила ее и притащила в отель. Она поставила деревце в маленьком холле при вестибюле и целый день наряжала его старинными игрушками «Саммита», гоня прочь мысль о том, что, кроме нее, никто не полюбуется на эту славную елочку.

Она накупила продуктов и в сочельник испекла сладкие пирожные, часть которых собиралась назавтра отвезти Лоуэллу, приготовила горячий яблочный сидр, приправленный коньяком, мускатным орехом, гвоздикой и корицей. Усевшись в холле перед растопленным камином с бокалом ароматного напитка, Джин огляделась. Для полного домашнего уюта не хватало только Лоуэлла под елкой, подумала она.

Неожиданно мысли перенесли ее во Францию, и она представила Рождество в замке Ла Бруиль. Мари сейчас, конечно, колдует на кухне, распространяя по всему дому немыслимые ароматы. Виноградники, наверное, присыпало снегом, и пустое пространство полей рассекают струны проволоки-опоры, ведь лозы на зиму подрезают до пеньков. А Поль ходит с Ариэлем и осматривает окрестности, спрятав руки в карманах овчинного полушубка…

Джин тряхнула головой, отгоняя свое видение. Нет-нет, не стоит и думать о нем! Взяв в руки только что купленную толстую книжку, она устроилась в кресле, приготовившись провести вечер за чтением. Однако от событий третьей главы ее отвлек громкий стук в переднюю дверь.

Вздрогнув, она на мгновение перепугалась, но потом вспомнила, что здание отеля надежно заперто. Толкнув стеклянные двери холла, она подошла к выключателю освещения крыльца и щелкнула кнопкой. В свете вспыхнувших прожекторов она увидела кружение снежинок за окнами.

— Привет, — глухо произнесла фигура в куртке, обмотанная длинным кашемировым шарфом.

С минуту Джин напряженно вглядывалась в ночного гостя, а потом сердце ее лихорадочно застучало, и она крикнула:

— Поль!!

Отперев дверь, она распахнула ее и впустила Поля в сопровождении влетевшего облачка снега. Он вошел, улыбаясь, раскрасневшийся с мороза.

— Почему здесь так темно? Можно подумать, что вы не заинтересованы в посетителях.

Джин смотрела на него, не в силах вымолвить ни слова. Эта сцена в точности повторяла ту, которую она рисовала в своем воображении и которая терзала ее неделями. Но она никогда бы не позволила себе поверить, что такое возможно наяву.

Потопав, он стряхнул снег с ботинок и размотал шарф.

— Не смотри на меня как на привидение, зеленоглазка. Я совершил долгий путь. Чтобы приехать сюда, мне пришлось пробираться на машине сквозь жуткий буран. Я уже и не надеялся преодолеть вашу извилистую дорогу. Но все же я приехал и требую номер. Это ведь гостиница для всех, не так ли?

— В данный момент нет, — услышала она свой голос. — Мы закрылись на зиму, и весь персонал разъехался. Так что я здесь одна.

— Как кстати. — Поль натянуто усмехнулся, оглядывая пустой вестибюль. Но ты же не выгонишь усталого путника в такую ночь? Меня сейчас не заставишь проехать ни одной мили по такой непогоде.

— Конечно, нет! Проходи, — сказала она, оправившись от первого потрясения.

Она закрыла дверь, а Поль сбросил куртку и внес свой чемодан в холл. Джин жадно смотрела на него, любуясь его мужественной фигурой, одетой в брюки цвета хаки и толстый шерстяной свитер с высоким воротом. На лице его мокрыми точками блестели растаявшие снежинки, волосы растрепало ветром, но ей он казался все таким же совершенным, как Бог. Она спохватилась.

— Я принесу тебе полотенце. Ой, а может, ты хочешь выпить горячего сидра?

— О, это было бы сказочно, женщина, — ответил он.

Джин побежала в кухню за сидром. Когда она подавала бокал Полю, рука ее дрожала, но он понимающе улыбался. Вытеревшись полотенцем, он сел рядом с ней перед камином и сделал пару глотков.

— А-а-ах! Ты не представляешь, как я мечтал об этом!

«Вряд ли сильнее, чем я», — подумала она, а вслух сказала:

— Я рада.

Замерзшее тело Поля оттаивало в тепле огня, а чувства Джин оттаивали в тепле этого мужчины. В течение получаса они обменивались новостями и банальными фразами, но без напряженной неловкости их последней встречи. Им было радостно и уютно вместе — этому способствовали жаркий огонь камина, сидр, волнующий волшебный праздник и, вероятно, просто мерный ход времени, подумала Джин.

Разговор на мгновение прервался, и она вспомнила те письма, которые начинала ему писать. Сейчас настал момент объясниться.

— Поль…

— Джин…

Они расхохотались, поняв, что им обоим пришла в голову одна и та же мысль. Джин начала опять:

— Я…

— Я…

И снова они рассмеялись. Поль сказал:

— Нет, позволь мне первому. Я приехал издалека, чтобы поговорить с тобой. Извиниться за мой столь поспешный отъезд. Тебя, казалось, смертельно разозлила мысль о нашей свадьбе, и я решил, что ты не хочешь выходить за меня замуж. Рассерженный и обиженный, я уехал, едва забрезжил рассвет.

— Я понимаю, Поль, — мягко произнесла она.

— И это еще не все. С тех пор я постоянно боролся со своей гордостью. Днем я говорил себе, что не стану унижаться перед женщиной: если ты не захотела выслушать и понять меня, то и черт с тобой. Но ночью все было по-другому. Не могу передать тебе, какая это пытка быть без тебя. Каждое утро на рассвете я давал себе клятву позвонить тебе днем.

— И не только ты!

Поль, казалось, не расслышал ее слов.

— И каждый раз меня останавливала жуткая мысль о том, что прошло уже слишком много времени и ты наверняка встретила другого. Мысль об этом больно ранила… и злила. А когда я злюсь, то говорю сам себе, что не стану унижаться перед женщиной, и так далее — я вращался по замкнутому кругу. Наконец на прошлой неделе я решил разорвать этот порочный круг и выяснить все до конца — раз и навсегда. Я заказал билет на самолет, и вот я здесь. А теперь скажи мне вот что: ты кого-то ждала сегодня вечером? — спросил он, кивая на пылающий камин и старательно наряженную елку.

— Никого. А меньше всего тебя.

— Слава Богу, хотя верится с трудом. Значит, здесь действительно больше никого нет?

— Никого.

На лице его отразилось явное облегчение.

— А я-то думал, что мне придется вызывать кого-то на дуэль, и мысленно молил, чтобы этот кто-то не оказался чемпионом мира по фехтованию.

Джин засмеялась.

— О Поль! Ты знаешь, ведь я пережила то же самое. Я была уверена, что у тебя теперь другая женщина.

— После тебя это было невозможно.

— Какой ты милый!

Она сдержанно поцеловала его в щеку, но он поймал ее и жадно припал к ее губам. Оказавшись в сладком плену его сильных рук, Джин почувствовала горячие волны долго сдерживаемого желания. И все же она отстранилась.

— Нет, постой. Дай мне сказать. Я хотела сказать это каждую минуту с тех пор, как мы расстались. Мне так стыдно за те ужасные глупые обвинения, которые высыпались на твою голову, и я хочу все объяснить.

— Да, признаться, я так и не понял, какая муха тебя укусила, — сказал Поль, крепче прижимая ее к себе.

Она утонула в кольце его рук, положив голову ему на плечо.

— Сначала я и сама не понимала, что это было со мной. Но теперь, мне кажется, я поняла, что руководило моим поведением.

— Расскажи-ка.

— Наверное, это связано прежде всего с моим бывшим мужем. — И она вкратце описала обстоятельства ее выдворения из «Хардвик Хотелс». — Так что, как видишь, жизнь моя в тот момент потеряла всякий смысл. Во всяком случае, так я думала. А потом Лоуэлл предложил мне работу менеджера здесь, в «Саммите», и я ухватилась за это предложение, как утопающий хватается за соломинку. Отель стал для меня всем.

— И потом, — перебил ее Поль, — вернувшись сюда из Франции, ты опять начала мыслить по-старому, несмотря на то, что случилось между нами.

— Именно так, — подтвердила Джин, почувствовав облегчение оттого, что Поль понимает ее. — Когда ты предложил купить долю владения этим отелем и отстранить меня от дел, я испытала знакомое чувство — чувство потери опоры. Я запаниковала и набросилась на тебя, хотя на самом деле мне очень хотелось уехать с тобой в Ла Бруиль. Теперь-то мне это понятно, но тогда я была в полном замешательстве. Ты понимаешь?

— Прекрасно понимаю, зеленоглазка, и хочу, чтобы ты выбросила все надуманные глупости из головы. Давай сотрем прошлое и начнем сначала.

На мгновение выпустив ее из своих объятий, Поль порылся в кармане своей куртки и вернулся, держа на ладони крошечный подарок.

— С Рождеством! Думаю, ты знаешь, что это.

Это было то самое колечко с бриллиантиком. Джин бросилась ему на шею, борясь с подступившими слезами.

— Это самый лучший подарок, о каком я только могла мечтать! Но, Поль, я пока не могу его принять. Мне надо сначала поговорить с Лоуэллом. Я нужна ему. Пожалуйста, пойми, — взмолилась она.

— Не волнуйся, малышка. На этот раз я буду терпелив, обещаю.

* * *

На следующий день они ворвались в комнату Лоуэлла в санатории, удивив его подарочными свертками и рождественскими пирожными. Джин сияла, румянец на ее щеках появился не только от мороза: воспоминания о ночи любви согревали ее, как пять каминов.

— Вот уж не ожидал тебя видеть, Поль, — радостно заявил Лоуэлл после обмена приветствиями.

— Пришлось вернуться, — объяснил Поль. — Нам надо уладить кое-какие дела. Мое предложение по-прежнему в силе: если хотите, можете получить деньги под реконструкцию «Саммита».

К величайшему удивлению Джин, дядя покачал головой.

— Нет, к весне я собираюсь продать отель. Я устал и хочу отдохнуть. Я уже годами мечтаю об этом и думаю, что имею на это право: для отеля я сделал немало. Один винный погребок стоит целое небольшое состояние.

— Но, Лоуэлл, как же ты можешь? — вскричала Джин. — Ты же столько отдал «Саммиту»!

— Всю свою жизнь, включая выходные и праздники. Нет, я хочу насладиться временем, которое мне еще отпущено.

— Ты никогда не говорил мне, что хочешь отдохнуть, — огорошенно произнесла она.

— А ты никогда не спрашивала. И потом, я видел, что тебе нужно какое-то дело, пока ты не устроишь свою личную жизнь с другим мужчиной… на этот раз настоящим мужчиной. Теперь, похоже, ты нашла его, значит, мне можно и отдохнуть. Знаешь, я бы с удовольствием понянчил своих внучатых племянников.

Джин вспыхнула.

— Так вот почему то и дело ты подсовывал мне разных болванов? Старый плут! Тебе, видите ли, просто хотелось, чтобы я «устроила свою личную жизнь»?

— Не все из них были болванами, — возразил Лоуэлл.

Джин со смехом взглянула на Поля.

— Да, разумеется, не все. Ну ладно, давай открывай свои подарки!

Лоуэлл радостно развернул пижаму и халат, которые ему подарила Джин, и озадаченно покрутил в руках красиво упакованную коробку от Поля.

— Осторожно, это бьется, — предупредил Поль.

Лоуэлл медленно развязал ленточки и сорвал оберточную бумагу. Глаза его затуманились, когда он вынимал из коробки ее содержимое: пыльную бутылку вина, ту самую, которая его так потрясла во время их первого посещения Ла Бруиля.

— «Лафит» 1901 года! Мальчик мой, знаешь ли ты, что одно из моих последних желаний в этой жизни — попробовать вино этого сбора?

— Тогда вам надо хорошенько подумать, когда же открыть эту бутылку, отозвался Поль. — Потому что когда вы отведаете ее содержимое, то гарантированно проживете еще двадцать лет.

* * *

Вечером Джин с Полем сидели в холле отеля перед пылающим камином и потягивали коньяк. Поль каждые пять минут прерывал разговор, чтобы запечатлеть дразнящие поцелуи на ее мягких розовых губках.

— Поль, перестань, я забыла, что хотела сказать, — смеясь и безуспешно отбиваясь, взмолилась Джин.

— Вот и хорошо, — произнес он с проказливой усмешкой. — Потому что я хочу поговорить о другом — о моем рождественском подарке тебе.

Джин виновато вспомнила про кольцо.

— Но ведь я-то тебе ничего-таки не подарила, — проговорила она.

— Ты только скажи, что будешь моей женой. Этого подарка мне хватит на десять рождественских праздников.

— Только на десять? — Она надула губки.

— Ну…

Тут он страстно поцеловал Джин, и она ответила на его поцелуи с такой же пылкостью. Его руки чувственно ласкали ее, дразня и обещая еще одну бессонную ночь блаженства.

Вырвавшись, она со вздохом сказала:

— Знаешь, без чего я буду скучать после нашей свадьбы?

— Без чего же? — беспокойно спросил он, недовольный прерванным поцелуем.

— Без моей работы. Я люблю заниматься делом.

— А кто говорит, что ты будешь сидеть без работы? Разве я не рассказывал тебе, что включает в себя понятие «выгодное приобретение»? Виноделие требует объединения талантов многих людей. Я бы вряд ли выбрал себе в жены такую женщину, от которой не было бы проку в бизнесе.

— Но что я могу, разве только собирать ягоды?

— Ты ведь специалист по рекламе, верно? Ну а самым главным для нас сейчас является повышение престижа нашего вина. А чтобы достигнуть такого Уровня цен, который сделает бизнес доходным, нам нужно умело расширить рынок сбыта. Так что вся надежда на тебя.

— Но, Поль… что, если я захочу иметь ребенка?

— Значит, так оно и будет. Я тоже хочу детей.

Она озорно ухмыльнулась.

— Ну так чего же мы ждем?

— Ах ты…

Поль схватил ее за руку и притянул к себе. Она задохнулась в его поцелуе.

— Нет, Поль… надо подложить в камин еще одно полено.

— Не думай об этом, — пробормотал он, расстегивая кнопки ее фланелевой рубашки.

Потом, намного позже, она лежала в его убаюкивающих объятиях, глубоко и ровно дыша. Рассеянно чертя пальцем медленные круги на его обнаженной груди, она не отрывала задумчивых глаз от красных угольков, посверкивающих за решеткой камина.

«Тепло от огня стало ровным и приятным — как и наша любовь», подумалось ей. Но в отличие от огня ее любовь скоро опять запылает бушующим пламенем и никогда, никогда не погаснет.

Примечания

1

Сколько? (фр.).

2

Ах, слишком дорого! (фр.).

3

Как мило, не правда ли? (фр.).

4

Городская кухня (фр.).

5

мастер-винодел (фр.).

6

Она блондинка (фр.).

7

Поль чудесный, правда? (фр.).

8

Ах, очень красиво! (фр.).

9

Да, конечно (фр.).

10

Ложный шаг (фр.).

11

Гусиная печенка (фр.).

12

новая кухня (фр.).

13

изысканная кухня (фр.).

14

fouloir (фр.) — дробилка; egrappoir (фр.) — отрыватель ягод с гроздей.

15

я беременна (фр.).


home | my bookshelf | | Поцелуй француза |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу