Book: Стены вселенной



Стены вселенной

Пол Мелкоу

Стены вселенной

Стены вселенной

Пол Мелкоу

Стены вселенной

Название: Стены вселенной

Автор: Мелкоу Пол

Издательство: АСТ, Астрель, Харвест

Год: 2012

Страниц: 325

Формат: fb2

АННОТАЦИЯ

Обычный молодой парень из захолустного городка в Огайо Джон Рейберн и его двойник из соседней вселенной Джон-Первичный внезапно меняются местами. Который из парней-двойников принес в чужую вселенную кубик Рубика, а который - заразил новых сограждан пинболом?

Посвящается, конечно же, Стейси

Большое спасибо читателям журнала «Asimov’s Science Fiction», выбравшим «Стены вселенной» лучшей повестью 2006 года.

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1

Сетчатая дверь за спиной Джона Рейберна с дребезгом захлопнулась. До зимы они с отцом собирались подремонтировать ее: укрепить разболтавшиеся петли, покрасить; сейчас хотелось просто сорвать эту чертову штуковину и зашвырнуть куда подальше.

– Джонни! – окликнула мама, но он уже успел нырнуть в густую тень сарая и, не останавливаясь, свернул за угол, где стрекот сверчков заглушал остальные звуки.

Изо рта вырывались облачка пара.

Джон подошел к краю тыквенного поля, приостановился и шагнул на грядки. Поле простиралось на восток; на востоке же находился Технологический институт Кейса, куда на следующий год надеялся поступить Джон. Впрочем, надежды было мало. Ведь и рядом, в Толидо, есть университет, – говорил отец. Поработав пару лет, можно скопить на обучение.

Джон пнул полусгнивший плод. В воздух полетели семена и склизкие нити. Запах земли и гнилой тыквы напомнил Джону, что до Хэллоуина осталась всего неделя, а они так и не нашли время убрать урожай: тысяча долларов пошла на корм червям. Лучше не думать, сколько он смог бы проучиться на эти деньги.

Поле упиралось в лесополосу – восточную границу фермы. Деревья – старые клены и вязы – окаймляли шоссе, на другой стороне которого лежал заброшенный карьер. Джон остановился посреди деревьев, тяжело дыша, стараясь унять злость.

Родители тут ни при чем. Если кто и виноват, то он сам. Зачем было избивать Теда Карсона? Зачем грубить его матери? Не сдержался, видите ли. Хотя, пожалуй, оно того стоило: ну и физиономия была у миссис Карсон, когда он сказал, что ее сынок тупая скотина. Теперь вот расхлебывай.

Джон обернулся; рядом хрустнула ветка.

На мгновение ему подумалось, что это Тед Карсон со своей мамашей решили подкараулить его в лесу. Но там стоял всего лишь мальчик; в руке он держал отломанный сук.

– Джонни?

Джон вгляделся в темноту. Да и не мальчик, а почти взрослый парень, одетый в джинсы и клетчатую рубаху, а поверх рубахи – в какуюто странную старомодную безрукавку. У него были светлые песочные волосы и светлокарие глаза.

Чтото в лице незнакомца притягивало взгляд. Нет, совсем не незнакомца. У парня было лицо Джона!

– Привет, Джонни. Это я, Джонни.

Незнакомец из леса был он сам!

– Ты… ты кто? – спросил Джон, не веря своим глазам.

Незнакомец улыбнулся. Его улыбкой.

– Я – это ты, Джон.

– Что?

– Ну а кто я, потвоему? – осведомился чужак, словно бы недоуменно разводя руками.

У Джона все поплыло перед глазами.

– Ты похож…

«На меня», – едва не сорвалось у него с языка. Хотя почему же. На брата… родственника… галлюцинацию… обман…

– Я похож на тебя, Джон. Потому что я и есть ты.

Джон невольно отпрянул. Незнакомец продолжал:

– Подумал о розыгрыше? Ктото захотел подшутить над парнем с фермы? Нет. Об этом можешь забыть сразу. Потом ты решишь, что мы близнецы, и в детстве нас разлучили. Ничего подобного. Все гораздо интереснее.

Мысль о близнеце действительно промелькнула в голове Джона, однако снисходительный тон чужака его разозлил.

– Тогда объясни сам!

– Знаешь, я хочу есть. И отдохнуть бы неплохо. Я видел, как отец пошел в дом. Может, присядем в сарае? И я все расскажу.

Чужаку явно было чтото нужно от Джона. Здесь наверняка какойто подвох. Джон пока не мог сообразить, какой именно, и это его беспокоило.

– Думаю, не стоит, – сказал он.

– Ладно. Тогда я поворачиваюсь и ухожу, – согласился чужак. – И ты никогда не узнаешь правды.

Джон почти дал ему уйти. Посмотрел по сторонам. Никто не выглядывал изза деревьев, не смеялся. Если это розыгрыш, то очень уж прихотливый; если жульничество, то почему мишенью выбран именно он? Никакой логики. Может, всетаки послушать, что скажет парень? Вреда не будет.

– Ладно, пошли! – сдался он наконец.

Парень улыбнулся. Искренне.

– Отлично!

Они зашагали к сараю, причем чужак пристроился так близко, что Джону пришлось слегка отодвинуться. Они были одного роста, и походка у них тоже была одинаковая. Джон раскрыл заднюю дверь сарая, и парень вошел первым, хлопнув по выключателю на стене.

– Ух, тут теплее, – сказал он, потирая руки.

Свет падал чужаку прямо в лицо, и Джон с испугом поразился их полному сходству друг с другом. В сумерках могло показаться, что они похожи, но не одинаковы. Прическа другая; волосы, хотя того же песочного цвета, однако более длинные. И сам парень был как будто немного худее. Одежда – необычная; Джон никогда не носил такую куртку. На спине – синий рюкзак, до того туго набитый, что молния до конца не закрывалась. Над левой бровью – царапина, недавняя, хотя кровь уже запеклась.

Они могли бы сойти за близнецов.

– Ну? Кто ты?

– Не дашь мне поесть?

Джон зашел в стойло и, вытащив из мешка яблоко, бросил его парню. Тот поймал и улыбнулся.

– Давай рассказывай; потом, может быть, удастся принести чтонибудь из дома.

– Разве так тебя отец учил принимать гостей? Уверен, если бы он встретил меня в лесу, то пригласил бы на обед.

– Рассказывай.

– Ладно. – Парень плюхнулся на тюк сена и стал жевать яблоко. – Все на самом деле просто. Я – это ты. То есть ты – генетически. Я вырос на этой самой ферме, только в другой вселенной. А теперь вот пришел к себе в гости.

– Бред собачий! Кто тебя подговорил?

– Что ж, я тоже себе не верил. – По лицу парня скользнула тень. – Но я могу доказать. Что б такое… – Он вытер тыльной стороной руки рот. – Ну вот, к примеру: этого конягу зовут либо Стэн, либо Дэн. Его купили у Макгрегоров с Бьюттроуд, когда тебе было десять. Конь норовистый и не любит седла, но если почует у тебя в кармане яблоко, будет как шелковый. – Чужак повернулся налево. – Свинью зовут Рози, а ту корову – Вильмой. Куры – все Леди, от Леди А до Леди Е. Пока все правильно? – Он нагло ухмыльнулся. – В двенадцать лет ты стащил у дяди несколько сигарет и тайком их выкурил. А в восемь убил из пневматического ружья здоровенную лягушку. Тебя вырвало, и с тех пор ты ни разу не брал ружья в руки. Первый раз поцеловался в четырнадцать, с Эми Вальдер. Еще ей не терпелось показать тебе свое бельишко, но ты убежал домой к мамочке. Я тебя не виню. Где бы я ни бывал, у нее всегда вши.

Все зовут тебя «Джонни», хотя тебе самому больше нравится «Джон». Здесь на чердаке у тебя припрятана стопка «Плейбоев». Однажды ты прожег дырку в ковре в своей комнате. Кроме тебя, об этом никто не знает, потому что ты сразу сделал перестановку. На дырке стоит тумбочка. – Парень расставил руки, как гимнаст после прыжка. – Ну как? Я в чемто ошибся? – Он улыбнулся и швырнул огрызок яблока в стойло Стэна.

– Я никогда не целовался с Эми Вальдер.

В пятнадцать лет Эми забеременела от Тирона Биггенса, уехала с тетей в Монтану и больше не возвращалась. О том, что все остальное было правдой, Джон умолчал.

– Но в целом я прав?

Джон пожал плечами.

– Болееменее.

– Болееменее? Я попал в самую точку из громадной пушки. Потому что все это произошло со мной. Только в другой вселенной.

Откуда чужак так много знает о нем? Кто ему рассказал? Родители?

– Ладно. Скажи мне вот что… Как звали моего первого кота?

– Снежок.

– Какой мой любимый предмет в школе?

– Физика.

– Куда я подал заявления о приеме?

Юноша сморщил лоб, задумался.

– Не знаю.

– Почему? Ты ведь знаешь все остальное?

– Последнее время я путешествовал. Еще не успел подать заявление в колледж. Как только я воспользовался устройством, я стал другим. До тех пор мы одинаковые. – Он устало посмотрел на Джона. – Послушай. Я – это ты. Не веришь – твое дело. Просто дай мне сегодня выспаться здесь на чердаке, а завтра я уйду.

Парень взялся за лестницу, и Джону стало стыдно за нелюбезное отношение к гостю.

– Хорошо, можешь поспать наверху. Я принесу тебе чтонибудь на ужин. Жди здесь. И не выходи из сарая. Если кто зайдет – спрячься. Не хочу, чтобы у родителей случился изза тебя инфаркт.

– Спасибо, Джон.

Тот вышел на улицу и побежал через двор к дому. Родители о чемто разговаривали, но сразу замолчали, едва хлопнула дверь. Значит, говорили о нем.

– Я поем в сарае. У меня там эксперимент по электронике.

Он взял из буфета тарелку и положил на нее лозанью – побольше, чтобы на двоих хватило.

Отец поймал его взгляд и сказал:

– Сынок, я хотел с тобой поговорить о том деле, с Карсоном…

– Да? – отозвался Джон, незаметно пряча в карман вторую вилку.

– Понимаешь… я уверен, что ты поступил правильно…

Джон кивнул отцу, попутно заметив, что мама отвела глаза.

– Он презирает нас за то, что мы фермеры, копаемся в земле.

Мама сняла фартук и, повесив на стул, потихоньку выскользнула из кухни.

– Я знаю, Джонни… Джон. Но иногда нужно терпеть, не затевать ссоры.

Джон снова кивнул.

– А иногда нужно дать в морду. – Он повернулся к выходу.

– Джон, почему бы тебе не поужинать с нами?

– Не сегодня, папа.

Он схватил кварту молока и вышел в заднюю дверь.

Войдя в сарай, он от неожиданности замер на пороге. Чужак гладил Дэна за ушами, и конь склонял к нему шею, ему это нравилось.

– Стэн никому не позволяет себя гладить, только мне.

Чужак – другой Джон – с полуулыбкой обернулся.

– Вот именно.

Он взял протянутую ему бумажную салфетку с лозаньей и с охотой принялся есть.

– Люблю лозанью. Спасибо.

Его тон и бесцеремонность выводили Джона из себя. Какая наглая ухмылка… Неужели он сам такой же? Против ожидания, чужак больше не болтал, не стремился его в чемто убедить, а только молча жевал.

Наконец заговорил Джон:

– Предположим на минуту, что все правда: ты – это я из другой вселенной. Как ты сумел попасть сюда? И почему именно ты?

– При помощи прибора. Почему я – не знаю, – произнес парень с набитым ртом.

– А подробней, – разозлился Джон.

– Мне дали прибор, позволяющий переходить из одной вселенной в другую, соседнюю. Он у меня под рубашкой. Почему прибор достался именно мне – точнее нам, – не знаю.

– Хватит выкручиваться! – закричал Джон. Манера чужака ходить вокруг да около была невыносима. – Кто тебе дал прибор?

– Я! – Чужак усмехнулся.

Джон покачал головой, пытаясь привести мысли в порядок.

– Ты хочешь сказать, что прибор тебе дал один из нас – какойто еще Джон из другой вселенной?

– Точно. Еще один Джон. Симпатичный парень.

Джон помолчал, глядя, как чужак жадно глотает еду. Наконец произнес:

– Надо покормить овец.

Он насыпал в ясли зерна. Чужак придержал второй край мешка.

– Спасибо.

Покормив затем коров и коня, они доели ужин.

– Если ты – это я, то как мне тебя называть? – спросил Джон. – Будь мы близнецами, у нас были бы разные имена. А мы, выходит, один и тот же человек. Мы отличаемся меньше, чем близнецы.

Хотя у однояйцевых близнецов одинаковый генетический материал, с самого момента зачатия окружающая среда, в которой каждый из них растет, слегка отличается. Благодаря этому у них могут включаться и выключаться разные гены. У Джона и второго Джона, повидимому, до определенного момента был не только одинаковый генетический материал, но и одинаковые условия.

– Меня зовут, как и тебя. Хоть я – это ты, могу понять, что тебе не хочется считать меня Джоном Рейберном. Про себя я называю тебя Джоном с Фермы. Но если учесть, что число нас бесконечно, то трудно будет не запутаться, доведись нам встретить еще какихнибудь Джонов Рейбернов. – Чужак засмеялся. – Предлагаю считать меня Джоном Первичным. Будем давать друг другу имена в зависимости от относительного расположения наших вселенных.

– И как ты назовешь того, кто дал тебе прибор?

– Джон Надпервичный, – с улыбкой сказал Первичный. – Значит, теперь ты мне веришь?

Конечно, Джон сомневался. Очень уж невероятная выходила история. С другой стороны, ничуть не более невероятная, чем те, о которых он читал в дешевых фантастических журнальчиках из супермаркета. Все что угодно можно рассказать правдоподобно и убедительно.

– Почти, – ответил Джон.

– Хорошо. Вот тебе последнее доказательство – просто так не отмахнешься… – Джон Первичный задрал штанину, обнажив длинный, давно побелевший шрам, на котором не росли волосы. – Ну давай, покажи свой.

Джон посмотрел на шрам и поднял до колена штанину. От холодного воздуха голень сразу покрылась мурашками – везде, кроме морщинистого шрама, точно такого же, как у чужака.

Както раз, Джону тогда было двенадцать, они с Бобби Вальдером забрались на участок миссис Джонс, чтобы искупаться в пруду. Старуха спустила на них собак. Пришлось улепетывать голышом через поле и перепрыгивать забор из колючей проволоки; Джон зацепился.

Бобби побежал дальше, а Джон еще долго ковылял домой. Ему наложили на ногу три десятка швов и сделали укол от столбняка.

– Ну, теперьто веришь? – спросил Первичный.

Джон все еще пялился на шрам.

– Верю. Боль была дикая, да?

– Да уж, брат, – улыбнулся Первичный. – Болело неслабо.



Глава 2

Джон сидел в «аквариуме» – застекленной комнате перед кабинетом директора, не обращая внимания на взгляды одноклассников и пытаясь разгадать, что на уме у Джона Первичного. Тот остался на сеновале, получив от Джона половину его обеда и строгое наставление не попадаться никому на глаза.

– Не дрейфь, – с ухмылкой ответил двойник. – После школы встретимся в библиотеке.

– Только не нарвись на знакомых, ладно?

Первичный снова улыбнулся.

– Джон? – Из кабинета высунулась голова директора Гашмена. В животе у Джона похолодело: он не привык к проблемам в школе.

Мистер Гашмен, лысеющий мужчина с бочкообразной грудью и вечно сумрачным видом, указал Джону на стул, сам уселся за директорским столом и тяжело перевел дух. Говорят, в армии он дослужился до майора. Что ж, в строгости ему не откажешь. Правда, за весь год, что Гашмен был директором, Джону ни разу не доводилось с ним разговаривать.

– Джон, тебе, полагаю, известны школьные правила, касающиеся хулиганства и драк.

Джон открыл рот, чтобы ответить.

– Подожди, я еще не закончил. И вот что мы имеем: ты, находясь в раздевалке, несколько раз ударил одноклассника, который к тому же младше тебя. Так ударил, что ему наложили швы. – Директор раскрыл лежащую на столе папку. – Правила установлены для всех учеников. В школе не место насилию. И никаких исключений быть не может. Ты это понимаешь?

Джон пристально посмотрел на него, потом сказал:

– Я понимаю, но…

– Круглый отличник, спортсмен, участник соревнований по баскетболу и легкой атлетике. Везде и во всем на хорошем счету. Тебя ждет отличный колледж. И вот теперь этот случай может лечь пятном на всю твою биографию.

Джон сообразил, что означает это «может». Гашмен намерен предложить ему какойто выход.

– За проявленное насилие уставом школы предусмотрено отстранение от занятий на три дня и запрет на участие в спортивных мероприятиях. Ты исключен из команд по баскетболу и легкой атлетике.

К горлу Джона подступил комок.

– Ты хоть сознаешь серьезность своего положения?

– Да, – выдавил Джон.

Гашмен раскрыл еще одну папку.

– Однако ввиду особых обстоятельств я готов пойти тебе навстречу. Мы оставим это дело без последствий, если ты письменно извинишься перед миссис Карсон.

Гашмен глядел на Джона и ждал ответа.

Джон почувствовал себя загнанным в угол. Да, он ударил Теда. А что ему оставалось делать после того, как эта скотина забросила его одежду в писсуар?

– Почему миссис Карсон требует, чтобы я извинился перед ней? Я ударил не ее, а Теда.

– Она считает, что ты выказал ей неуважение.

Вот, значит, как. Написал письмо – и порядок. Только и надо, что позволить раздавить себя своей матери и миссис Карсон. Даже думать противно. Джон не любил проигрывать. Ни в чем. Ему хотелось сказать Гашмену, что он скорее пойдет на отстранение от занятий.

Однако он лишь произнес:

– Я хотел бы обдумать это на выходных, если вы не против.

– Да. Обдумай все как следует. В понедельник я жду твоего решения.

Мистер Гашмен улыбнулся; он знал, каким будет решение. Джон улыбнулся в ответ и вышел из кабинета.

Городская библиотека находилась всего в нескольких кварталах от школы. Джон прошелся между стеллажами в поисках Первичного. Тот сидел на третьем этаже посреди третьего ряда. Перед ним на столе лежали несколько книг и дюжина газет «Финдли геральд». Рюкзак Первичного был раскрыт, оттуда торчали папки и листы бумаги.

Для маскировки двойник надел бейсбольную кепку «Толидских мангустов» и солнечные очки. Увидев Джона, он их снял.

– Ну и видок у тебя! Чтото случилось?

– Ничего. А ты чем занимаешься? Учти, мне надо к пяти обратно в школу. Сегодня матч.

– Ладно, ладно. – Первичный взял в руки учебник истории. – Знаешь, все миры, где я бывал, по мелочам различаются. У вас здесь Джордж Буш поднял налоги и не был избран на второй срок. В девяносто первом его обошел Клинтон. – Первичный раскрыл книгу на цветной вкладке с портретами президентов. – В моем мире Буш не трогал налоги, экономика пошла вверх, и его избрали второй раз. Ну а когда в середине второго срока убили Хусейна, его популярность выросла еще больше. В 1996 президентом стал Бушмладший.

– Этот шут гороховый? – засмеялся Джон.

Первичный нахмурился.

– Дабья[1] полностью ликвидировал национальный долг. Безработица упала ниже трех процентов.

– У нас она тоже низкая. Клинтон неплохо поработал.

Первичный ткнул пальцем в газетную статью, с которой уже успел снять копию.

– Экономические махинации? Наркобизнес? История с юристом Фостером? – Двойник сунул Джону несколько ксерокопий и покачал головой. – Хотя ладно. Это все цветочки. По крайней мере нам не пришлось жить в мире, где Никсон вышел сухим из воды.

– А что там?

– Как правило, Вторая Великая депрессия. Россия и США так и не договорились насчет разоружения. И вообще там тоталитаризм. – Первичный забрал статьи обратно. – У вас тут есть самоклеящиеся листочки для записей?

– Да, конечно.

Первичный пожал плечами.

– Бывает, что нету. Придумка, между прочим, на целое состояние. И притом проще простого. У меня тут таких штук сто. – Он вытащил блокнот и раскрыл его на картинке из рекламного ролика: астронавт на луне около флага с эмблемой MTV.

– Как насчет MTV?

– Есть.

– «Всемирная паутина» – WWW?

– А как же.

– Кубик Рубика?

– Первый раз слышу.

– Ага. Вот это настоящий клад. – Первичный отметил разноцветный кубик галочкой и перевернул страницу. – «Подземелья и драконы»?

– Игра, где ты притворяешься волшебником?

– Да, она. А «Лозено»? Есть такое?

– Не слышал. Что это?

– Конфеты. Алмазы в Южной Африке добывают?

Так они прошли через весь длинный список. Примерно три четверти из него было Джону известно – игрушки, изобретения, новые хобби.

– Список что надо. Можно огрести кучу денег.

– Что ты задумал? – обеспокоился Джон. Какникак это был его мир, и ему не особенно нравилось то, как Первичный, похоже, собирался его использовать.

Первичный улыбнулся.

– Межпространственная торговля. Выгодный бизнес.

– Торговля?

– Не готовыми товарами, конечно. На себе много не перетащишь. Слишком сложно. Зато идеи перевозить легко. То, о чем в одной вселенной знает даже ребенок, в другой – неслыханная диковинка. Рубик продал сто миллионов кубиков. По десять долларов за штуку – миллиард. – Первичный поднял блокнот. – Здесь две дюжины идей, которые в разных мирах принесли сотни миллионов долларов.

– Так что именно ты собираешься делать?

Первичный хитро усмехнулся.

– Не я. Мы. Мне нужен партнер в этом мире. Кого я найду лучше себя самого? Говорят, в двух местах сразу быть нельзя. А я могу.

– Угу.

– Прибыль будем делить пополам.

– Угу.

– Да что ты все «угу» да «угу»? Я ведь не воровать предлагаю. Мы используем то, чего здесь и в помине нет. Люди, которые все это придумали, в вашем мире, возможно, даже не родились.

– Я и не говорю, что это воровство, – сказал Джон. – Просто я все еще не знаю, верить тебе или нет.

Первичный вздохнул.

– А чего ты сегодня пришибленный какойто?

– Меня могут отстранить от занятий и исключить из школьных команд.

– Да? За что? – Первичный выглядел искренне обеспокоенным.

– Я побил одного парня. Теда Карсона. Его мать нажаловалась моей и директору школы. Они хотят, чтобы я извинился.

Первичный разозлился:

– Не вздумай! Знаю я Теда. Еще тот говнюк. В любом мире.

– У меня нет выбора.

– Выбор есть всегда. – Первичный вынул из рюкзака тетрадь. – Тед Карсон, говоришь? У меня тут коечто интересное про него.

Джон заглянул близнецу через плечо: на каждой странице красовались газетные вырезки, некоторые слова в статьях были отмечены маркером, а внизу стояли подписи со ссылками на другие страницы. Промелькнул заголовок: «Мэр и члены городского совета под следствием» и фотография – мэр Тиссен орет чтото в микрофон. Рядом – объявления о разводах.

Первичный перевернул страницу.

– Вот. «Тед Карсон арестован за жестокое обращение с соседской кошкой. Предположительно, парень замучил до смерти более десятка животных в округе».

Первичный поднял глаза на Джона.

– Никогда не слышал ничего подобного.

– Здесь его, возможно, просто не поймали.

Джон прочитал статью и покачал головой.

– Ну и какой нам от этого прок?

– Шевели извилинами, братец. – Он подал Джону газету, раскрытую на объявлениях о разводах. – Нака, сделай копию.

– Зачем?

– Чтоб быть в курсе. Кто с кем спит, от вселенной к вселенной обычно не меняется. Да, кстати, как выглядит в этом мире Кейси Николсон?

– Кстати?

– А то. Ну, так как она тут, красавица или чучело? Через раз она залетает в одиннадцатом классе и живет в трейлере.

– Красавица. Танцует в группе поддержки на матчах.

Первичный взглянул на него и осклабился.

– Она тебе нравится, да? Встречаешься с ней?

– Нет!

– А мы ей нравимся?

– Не мы, а я! – сказал Джон. – Думаю, я ей нравлюсь. Она всегда улыбается мне в классе.

– Еще бы. Кто сможет перед нами устоять? – Первичный взглянул на часы. – Тебе не пора в школу?

– Пора.

– Ладно, до вечера.

– Только не разговаривай ни с кем. Все будут думать, что ты – это я. Мне не нужны неприятности.

– Не беспокойся. Меньше всего я хочу испортить тебе жизнь.

После игры Джон отдал тренеру листок со статистикой и вышел. На стоянке ждал отец.

– Слабовато сыграли, – заметил он. – На своей площадке можно было бы и получше.

Отец был в рабочем комбинезоне и кепке с эмблемой фирмы «Джон Дир»[2]. «Вот так он и на трибунах сидел – с навозом на ботинках», – пришло в голову Джону. На мгновение ему стало стыдно за отца, но он тут же одернул себя, вспомнив, за что избил Теда Карсона.

– Спасибо, что заехал.

– Да чего там. – Отец включил передачу, и пикап покатил со стоянки. – Странно, мне показалось, я тебя видел на трибунах.

Джон посмотрел на отца и как можно спокойнее произнес:

– Нет, я был внизу. Вел статистику.

– Я знаю. Видел. Должно быть, чтото с глазами. Старею.

Неужели Первичный не вернулся на ферму? Вот стервец!

– Звонил Гашмен.

Джон кивнул в темноте кабины.

– Я и не сомневался.

– Сказал, что ты напишешь письмо с извинениями.

– Я не хочу, – сказал Джон, – но…

– Знаю. Пятно на репутации и все такое… Я проучился пару семестров в универе в Толидо и бросил – не для меня это. Ты – другое дело. Ты способный, из тебя выйдет толк. А мы с матерью за тебя переживаем.

– Папа…

– Погоди. Я не говорю, что ты был неправ, побив Карсона. Но ты попался. А раз попался – плати. От тебя ждут только письма, никто не требует, чтобы там была правда.

Джон кивнул.

– Хорошо, я напишу.

Отец удовлетворенно хмыкнул.

– Поможешь завтра с яблоками? А то попортятся.

– Ладно. Поработаю до обеда. Потом у меня тренировка.

– Идет.

Оставшуюся часть пути они молчали.

Подъезжая к ферме, Джон думал, что ему делать с Первичным. Тот явно успел показаться всем, кому только мог.

Машина остановилась на обычном месте перед домом, и Джон выпрыгнул из кабины.

– Ты куда? – крикнул отец.

– В сарай. Надо коечто проверить, – бросил Джон через плечо.

Он с шумом распахнул дверь. Лампочка на центральной опоре освещала только небольшой участок посреди темного сарая. Первичного нигде не было видно.

– Ты где? – крикнул Джон.

– Здесь, наверху.

На чердаке виднелся слабый свет.

– Ты ходил на игру, – сказал Джон, еще взбираясь по лестнице.

Вопреки ожиданиям Первичный не стал запираться:

– Ни и что? Заскочил на пару минут.

– Отец тебя видел.

– Но он же не понял, кто я, так?

Гнев Джона поостыл.

– Нет. Он подумал, что ему померещилось.

– Вот видишь. Никто не поверит своим глазам, даже если встретит нас вместе.

– Но…

– Все в порядке, Джон, не беспокойся… Между прочим, у меня для тебя новость. Думаю, о Теде Карсоне можно забыть.

– Что ты имеешь в виду?

– Там по соседству пропало несколько кошек.

– Ты что, ходил по улицам и расспрашивал?! – Все было еще хуже, чем предполагал Джон. – Кто тебя видел?

– Только дети. В темноте моего лица никто не рассмотрел. В этом месяце – три кошки, если хочешь знать. Тед – серийный котоубийца. Теперь мы его так прижучим, мамочка враз про извинения забудет.

– Я напишу письмо, – сказал Джон.

– Ты серьезно? Не смей!

– Так будет лучше. Надо думать о своем будущем.

– Слушай, это ведь такая возможность! Мы докажем, что парень – настоящий маньяк, его родители за голову схватятся, когда узнают!

– Нет, – отрезал Джон. – И теперь ты меня послушай. Веди себя тише воды, ниже травы. Я не хочу, чтобы ты разгуливал по всему городу и совал нос, куда тебя не просят. В библиотеку и то ходить не следовало.

Первичный усмехнулся.

– Боишься, приударю за Кейси Николсон, а?

– Хватит! – Джон поднял руку. – Вообще, почему бы тебе отсюда не убраться? В другой город, другую вселенную, куда угодно. Оставь меня в покое!

Первичный нахмурился. Секунду он помедлил, казалось, думая о чемто важном, потом задрал рубашку. На груди ремнями был прикреплен тонкий диск диаметром в большое яблоко. На цифровом дисплее стояло число 7533, спереди имелись три синие кнопки, а по бокам – круглые регуляторы и рычажки.

– Что ж, Джон, наверное, пора тебе увидеть все своими глазами, – сказал Первичный, расстегивая ремни.

Глава 3

С трудом верилось, что такая маленькая штуковина способна делать то, для чего она якобы была предназначена.

– Как это работает? – Джону представились золотые нити, оплетающие черные воронки первичной энергии, когтистые лапы рентгеновских лучей, разрывающие стены мироздания…

– Понятия не имею, – раздраженно буркнул Первичный. – Я только знаю, как привести его в действие. – Он показал на дисплей. – Вот номер вселенной.

– 7533?

– Да. У моей – 7433. Вот эта кнопка увеличивает номер. – Он нажал на кнопку, и число поменялось на 7534. – А эта – уменьшает. – На дисплее снова появилось 7533. – Вводишь номер вселенной, поворачиваешь рычажок, и – бац! – ты уже там.

– Похоже на игральный автомат.

Первичный поджал губы.

– Только очень развитая цивилизация могла создать такой прибор.

– Это больно? Что ты чувствуешь? – спросил Джон.

– Ничего. Иногда уши закладывает, потому что погода немного другая. Бывает, падаешь несколько дюймов, или, наоборот, ступни в земле оказываются.

– А эта кнопка для чего?

Первичный покачал головой.

– Не знаю. Я нажимал, но ничего не происходит. Инструкции у меня нет… – Он осклабился. – Хочешь испытать?

Джон хотел. Еще как! Наконец он мог узнать наверняка, правду говорит Первичный или пудрит ему мозги. А если не пудрит – он увидит другую вселенную! С ума сойти! Путешествовать, освободиться от всех заморочек… Перед ним дверь к настоящим приключениям!

– Сначала покажи на себе!

Первичный нахмурился.

– Не выйдет. Устройству требуется двенадцать часов, чтобы накопить энергию. Если я сейчас перейду в другую вселенную, мне придется пробыть там целый день.

– Но я тоже не хочу пропасть на целый день! У меня дела. Надо письмо написать.

– Ерунда. Я тебя прикрою.

– Еще чего!

– Никто ничего не заподозрит. В конце концов, я всегда был тобой.

– Нет уж. Я не могу позволить тебе распоряжаться моей жизнью целых двенадцать часов.

Первичный покачал головой.

– Давай устроим мне испытание. Что ты будешь делать завтра?

– Собирать яблоки с отцом.

– Я пойду вместо тебя. Если твой отец ничего не заметит, то ты спокойно уходишь, а я буду тебя прикрывать. Отправишься завтра после обеда и в воскресенье вернешься. Даже школу не пропустишь. – Первичный широко раскрыл рюкзак. – А чтоб не было скучно, вот тебе деньжат на дорожку, – произнес он, вытаскивая пачку двадцатидолларовых купюр.

– Откуда у тебя столько?

Джон в жизни не видел таких деньжищ. На его счету в банке лежало не больше трехсот долларов.

Первичный сунул пачку ему в руки. Двадцатки были новенькие, пальцы приятно скользили по хрустящей рельефной бумаге.

– Здесь тысячи две!

– Точно.

– Из другой вселенной, да? Фальшивые?

– Самые настоящие. И никто в этом паршивом городишке не докажет обратного. – Первичный вынул еще одну двадцатку – на сей раз из кармана. – Вот, смотри, из твоего мира. Попробуй найти разницу.

– Как ты их раздобыл?

– Инвестиции. – Первичный хитро ухмыльнулся.

– Украл?

Первичный покачал головой.

– А хоть бы и украл. Полиция все равно искала бы их в другом мире.

Джону с трудом удалось подавить накативший на него страх. У Первичного его внешность, его отпечатки пальцев, его голос. Вдруг ему взбредет в голову ограбить банк или убить когонибудь? А отвечать придется Джону. Все свидетельства будут против него. Ни единого шанса оправдаться!

Но неужели Первичный способен на такое? Он называл его братом. В некотором роде они и были братьямиблизнецами. И он собирался отдать прибор Джону, фактически привязывая себя к этой вселенной. Пожалуй, ему можно верить.

– На все про все двадцать четыре часа, – продолжал Первичный. – Развеешься, забудешь на время о Теде Карсоне и его мамаше.

Что и говорить, предложение было очень заманчивым.

– Хорошо. Завтра ты с моим отцом собираешь яблоки. Если он ничего не заподозрит, я, возможно, соглашусь.

– Ты не пожалеешь, Джон.

– Только обещай мне ничего тут не натворить!

Первичный кивнул.

– Это не в моих интересах, Джон.



Первичный дрых на чердаке. Джон ткнул его в бедро.

Мгновенно проснувшись, тот схватился за грудь, словно от боли в сердце. Нет, сообразил Джон, там под одеждой пристегнут прибор.

– Черт, так рано, – возмутился Первичный.

– Смотри при отце не чертыхайся.

– Ладно, не буду. – Первичный встал и потянулся. – Яблоки, значит? Давненько я их не собирал.

– Вряд ли так уж давно. Сколько? Год? Быстро вспомнишь.

– Ага.

Первичный выглянул из маленького оконца. На улице тарахтел трактор – отец выезжал в сад.

– Как у тебя с отцом? Есть проблемы?

Джон снял куртку и отдал Первичному, получив взамен безрукавку; покачал головой.

– Мы вчера разговаривали с ним по поводу Карсона. Отец хочет, чтобы я написал письмо.

– Вот как. А что мать?

– Она здорово на меня разозлилась. Может, и сейчас еще злится. Мы с ней с четверга не разговариваем.

– На вечер планы есть?

Первичный вынул карандаш и принялся чтото чиркать.

– Никаких. Завтра церковь, потом дела: стойла почистить, домашние задания сделать. Но я успею.

– Что вам задано на понедельник?

– Параграф по физике. Сочинение о Джерарди Мэнли Хопкинсе по английскому. Задачки по матанализу. Все.

– Какое у тебя расписание?

Джон начал рассказывать, потом покачал головой.

– Зачем тебе? Я ведь вернусь.

– Вдруг ктонибудь спросит…

– Никто ничего не спросит.

Джон надел куртку Первичного, с трудом попав руками в нужные отверстия. Почему она без рукавов? Потом посмотрел в бинокль на залитый солнцем сад.

– Я буду наблюдать отсюда. Если чтото не заладится, притворись, будто у тебя кружится голова, и возвращайся в сарай. Расскажешь мне, что да как, и я тебя сменю.

Первичный осклабился.

– Все будет в порядке. Не дрейфь. – Он натянул перчатки и стал спускаться. – Увидимся за обедом.

Первичный пересек двор и вошел в сад. Джон смотрел ему вслед. Во что он ввязался?.. И все же тайна притягивала его, как магнит – железную стружку. Во что бы то ни стало нужно разобраться в этом другом Джоне. Неопределенность была невыносима.

Первичный бросил взгляд через плечо, улыбнулся, затем поднял руку и помахал отцу Джона.

Отец едва посмотрел в его сторону и чтото произнес.

Первичный кивнул в ответ и, ухватившись за сук, стал карабкаться. Один раз он оступился и чуть было не упал.

– Осторожней! – невольно вырвалось у Джона.

Первичный залез на дерево и начал срывать яблоки. Потом он чтото сказал, и отец рассмеялся. Джон почувствовал укол ревности. Интересно, что сказал Первичный? Но раз отец смеется, разоблачения можно не бояться.

Джон даже испугался, каким шатким было его место в этом мире. Ведь фактически Первичный уже есть готовый Джон. А он сам… никто. За последние месяцы – горстка новых знакомых, несколько разговоров и встреч, о которых знает только он. Через пару недель все это потеряет значение. У него нет девушки, нет настоящих друзей, кроме Эрика, да и эта дружба не выходит за пределы баскетбольного зала. Трудней всего, пожалуй, пришлось бы со школьными занятиями, однако трудность вполне преодолима. Предметы он себе выбрал – не бей лежачего. Только по физике – углубленный курс, а там с понедельника новый раздел. Иди и учись – комар носа не подточит.

Интересно, что он встретит в другой вселенной? Будут ли там другие научные открытия? А ну, если отксерокопировать какойнибудь научный журнал да и привезти сюда? Может, там ктото уже создал объединенную теорию поля. Или нашел простое доказательство последней теоремы Ферма. Или… Но что он станет с этим делать? Опубликует под своим именем? Чем это лучше идеи Первичного разбогатеть с помощью какогото квадрата Рубика?

Джон рассмеялся и взял в руки учебник физики. Путешествия путешествиями, а о своей вселенной забывать нельзя. В понедельник начинается квантовая механика.

– Обед!

Джон вздрогнул и поднял взгляд от книги.

Первичный протягивал ему бутерброд.

– Ты был в доме? – обеспокоенно спросил Джон. – Мы так не договаривались.

Первичный пожал плечами.

– Твоя мама тоже ничего не заметила.

Джон взял бутерброд. Первичный выглядел теперь иначе. Грязный, перемазанный соком, на щеке – царапина…

– Ты прямо светишься от счастья, – сказал Джон.

Другой Джон встрепенулся, оглядел себя и осклабился.

– Было здорово. Я уж отвык от такого…

– Видно, давно дома не был, – проговорил Джон с набитым ртом.

– Ага, – признался Первичный. – Что имеем, не храним… Зачем тебе вообще нужен какойто колледж?

Джон рассмеялся.

– Да, первые пятнадцать лет тут отлично. Потом, правда, надоедает.

– Понимаю.

Джон отдал Первичному его куртку.

– Что я там увижу, в другой вселенной?

Первичный встретился с ним взглядом.

– Значит, решил воспользоваться моим предложением?

Джон еще чутьчуть помедлил с ответом. Нет, он не простит себе, если не выяснит наверняка, чокнутый этот Первичный или в самом деле дарит такую сказочную возможность. Во втором случае Джон приобретает целую вселенную, а в первом – ровным счетом ничего не теряет. Будет думать, как избавиться от самозваного братца.

– Да, наверное. Ты не ответил. Что там, в той вселенной?

– Ну, в основном, то же, что и здесь. Я особых различий не заметил.

– Значит, и мы там есть? Вернее, один из нас.

– Да. Но на твоем месте я бы не стал с ним встречаться. Он о нас ничего не знает.

– А почему ты выбрал меня? Почему не другого?

– Здесь почти как у меня дома. Всё, как я помню.

– Из ста миров – этот больше всего похож на твой? А мы сами отличаемся? Хотя вряд ли мы можем быть очень разными.

– Ты уверен, что хочешь знать?

Джон кивнул.

– В основном, есть два варианта. Либо мы парни с фермы, вроде тебя и меня, либо – уличная шпана.

– Шпана?

– Ну да. Курим, болтаемся где ни попадя…

– Почему?!

– Бывает, обрюхатим Кейси Николсон и живем с ней в трущобах. А еще бывает, что мы уже умерли.

– Умерли?

– Да. Попали под машину или под трактор, неосторожно обращались с оружием. Да мало ли… Нам здесь вообщето повезло.

Джон отвернулся в сторону, вспоминая. Однажды они с отцом бросали тюки с сеном, и сверху упали вилы. Другой раз он шел по замерзшему пруду миссис Джонс, и лед под ногами затрещал. А самосвал с каменоломни? Джон едва успел соскочить на обочину. Если подумать, даже удивительно, что он до сих пор жив.

– Я готов. Что надо делать?

Первичный задрал рубаху и расстегнул ремни.

– Сейчас идешь на тыквенное поле. Набираешь следующую по номеру вселенную. Поворачиваешь переключатель. У тебя будет целый день, чтобы осмотреться. Сходи в библиотеку, разберись. Можешь записать какиенибудь перспективные идейки.

– Лучше не буду, – сказал Джон. Всетаки это слишком смахивало на мошенничество.

– Ну, дело твое. Завтра переключишь счетчик обратно и нажмешь рычажок. А в понедельник – в школу.

– На словах проще некуда.

– Главное – прибор не потеряй! И в полицию не загреми! Старайся не привлекать к себе внимания.

– Ладно.

– Деньгами не свети. Если ктото тебя узнает, поскорее отвяжись. Ты ведь не хочешь, чтобы у нашего парня были проблемы.

– Конечно. – Джон сглотнул. Что, если все правда? Что, если?..

– Ну вот, я, кажется, тебя напугал. Успокойся, Джонни. – Первичный похлопал его по спине и вручил прибор с ремнями. – А тут я тебя прикрою.

Джон стянул рубашку, накинул два ремня на плечи, третий застегнул посередине на спине, притянув к животу холодный диск. Ремни были из какогото синтетического материала.

– Подходит.

– Естественно, – сказал Первичный. – Я тут скопировал для тебя коечто из своих запасов на всякий случай. – Он достал из рюкзака папку, раскрыл ее. Внутри были вырезки из газет и журналов с пометками. – Мало ли что пригодится. А вот, чтобы все это носить.

Первичный чуть замешкался, передавая папку и рюкзак Джону.

– Что? – спросил тот.

– Я так давно не расставался с прибором… Он стал моим талисманом, спасителем. Теперь я будто голый. Будь с ним осторожней.

Джон вдруг понял, как это важно для Первичного.

– Да ладно. Я вообще свою жизнь тебе в руки отдаю. Помоему, немного доверия заслужил.

Первичный хмуро улыбнулся:

– Пожалуй. Ну, готов? На моих часах – 12.30. Значит, в полпервого ночи ты сможешь вернуться, так?

Джон посмотрел на часы.

– Так.

– Переключи прибор.

Джон поднял рубашку и нажал на кнопку. Число увеличилось на единицу – 7534.

– Правильно?

– Да. Я буду наблюдать с чердака. – Первичный взобрался наверх. – Смотри, чтобы никто не видел.

– Еще бы. – Джон представил себе эту картину: стоит парень посреди поля и вдруг – бац! – исчез. Растворился в воздухе. Что тут можно подумать? Джон одернул себя: с чего он так уверен, что устройство сработает? Впрочем, скоро станет ясно.

Под ногу попался большой ком земли. Джон чуть не упал, рюкзак съехал набок. Как это все глупо! Каким придурком надо быть, чтобы надеяться попасть с тыквенного поля в другой мир! Ну и посмеется же Первичный. Но другого выхода нет. Не попробуешь, не узнаешь.

Джон нашел подходящее место. Сердце бешено колотилось. Он поднял взгляд на окно сарая. Первичный помахал ему рукой.

Джон помахал в ответ, поднял рубашку. На матовой поверхности прибора тускло блеснуло солнце.

Джон помедлил. Скоро, совсем скоро.

Он нажал переключатель, и мир качнулся.

Уши заложило. Ноги увязли в земле, и Джон упал, выставив перед собой руки в перчатках. Тыквенного поля больше не было. Пахло коровяком; Джон понял, что оказался на пастбище.

Он высвободил ноги из земли, плотно обхватившей ботинки. Очевидно, в этой вселенной почва была на несколько сантиметров выше. Джон потопал, сбивая грязь.

Получилось! С ума сойти. Он ведь так и не верил до конца. До последней секунды ждал, что Первичный заорет сзади: «Ага, повёлся!». И вот она, другая вселенная.

Джон огляделся. В паре сотен ярдов от него мирно паслись коровы – больше ничего. Чистое поле. Ни деревьев. Ни дома!

Макмастерроуд была на месте, так же как и Гернироуд. Джон сошел с поля, перескочил через забор и остановился на перекрестке. Примерно в миле к северу у дороги виднелся фермерский дом. На востоке, там, где следовало дымить трубам завода «Дженерал электрик», не было ничего, кроме леса. На юг простирались поля.

Но ведь Первичный говорил, здесь есть Джон Рейберн. И есть ферма. Говорил, что бывал в этой вселенной!

Джон рванул вверх куртку с рубашкой и вгляделся в дисплей. Подставил руку от солнца. 7534. Тасамая вселенная, если верить устройству. И ничего нет.

Его охватил ужас. Чтото не так. Произошел сбой. Он попал не туда.

Спокойно, только не паниковать. Ничего страшного не происходит.

Джон сел на обочину.

Возможно, Первичный ошибся. Он побывал во многих вселенных; если все они разные, немудрено запутаться.

Джон встал, твердо решив надеяться на лучшее. Он проведет здесь двенадцать часов, осмотрится, как и планировал. Затем вернется домой.

Преследуемый по пятам гнетущей тоской, Джон двинулся к городу.

Глава 4

Джон Первичный увидел, как его двойник исчез с тыквенного поля, и расслабился. Теперь не придется никого убивать. Так гораздо лучше. Всегда есть вероятность, что тело обнаружат. Если оно, конечно, не в другой вселенной. Пришлось, правда, пожертвовать прибором… ничего, больше он ему не понадобится. Даже приятно наконец избавиться от этой штуки. Теперь у него есть коечто поважнее – своя собственная жизнь.

Три дня уламываний и споров – и Джон Фермер проглотилтаки наживку. Скатертью дорожка! Когдато он сам был таким же простаком. Таращился вокруг доверчивыми глазами, жаждал открывать новые миры… И что получил? Ничего, кроме боли! Теперь он снова ожил. У него есть родители. Есть деньги – сто двадцать пять тысяч долларов. И самое главное – блокнот, цена которому – миллиард, если не больше.

Джон оглядел чердак. Часть денег можно спрятать тут. Гдето на южной стороне крыши в стропилах должен быть тайник. Ага… Джон извлек из тайника пачку картинок от жвачек и рогатку. «Вот лох». Засунул в тайник треть денег. Еще треть он спрячет у себя в комнате, остальное зароет. Ни в коем случае не понесет в банк, как во вселенной 7489. Или 7490? Насилу отвертелся от копов. Подумаешь, Франклин не в ту сторону смотрит! Восемьдесят тысяч баксов псу под хвост.

Впредь он будет осторожнее. Сумеет предъявить законные источники для наличности. О нем заговорят во всем Финдли, едва он пустит в ход свои изобретения. Никто не заподозрит юного гения. Завидовать будут. Все и так знают, что Джон Рейберн умница. Кубик Рубика… нет, кубик Рейберна откроет ему путь к богатству и славе.

Он слез с чердака. Стэн заржал и тряхнул головою, ожидая ласки и, быть может, яблока.

– Конечно, Стэн, на вот, возьми, – сказал Джон.

Он достал из корзины яблоко и протянул его коню. На глазах Джона выступили слезы. Его собственный конь погиб. Погиб от его же руки.

В тот раз он взял Дэна покататься и вздумал перескочить на нем через забор на заднем поле. Они мчались галопом по траве, изпод копыт летели комья грязи. Прыжок. Джон чувствовал, как тело коня заиграло мускулами и напряглось. Они летели. Но задняя нога Дэна зацепилась за край забора. Кость была сломана. Джон в слезах побежал к дому.

На полпути ему встретился отец с винтовкой. Лицо его было суровым. Он все видел.

– Дэн упал! – закричал Джон.

Отец кивнул и сунул ему в руку винтовку.

Джон машинально взял ее, потом попытался вернуть.

– Нет!

– Если сломана нога – придется.

– А вдруг… – Он осекся. Истошное ржание Дэна доносилось даже сюда. – Может, его посмотрит доктор Кимбл?

– Чем ты собираешься платить?

– А ты?..

Отец только фыркнул и зашагал прочь.

Джон смотрел ему вслед до тех пор, пока слышать покалеченное животное стало невыносимо. Тогда он повернулся и, заливаясь слезами, пошел обратно.

Глаза Дэна были широко раскрыты. Он тяжело мотнул головой и замер, когда Джон приставил ствол к его голове. Как будто знал. Джон выудил из кармана яблоко и сунул его в рот Дэну.

Конь держал яблоко между зубов, не кусая. Он ждал. Джон спустил курок.

Тело коня дернулось и обмякло. Джон опустился рядом и проплакал целый час.

И вот теперь Дэн здесь. Живой.

Джон погладил его морду.

– Привет, Дэн. Ты воскрес. Как и я.

Когда мать позвала его на ужин, Джон на мгновение застыл от ужаса. «Они догадаются, – пронеслось у него в голове. – Догадаются, что я не их сын».

Стараясь дышать ровно, он засунул деньги обратно в шкаф под стопку комиксов.

– Иду!

За ужином он сидел тихо, прислушиваясь к разговорам родителей и отмечая в памяти разные факты. Слишком многое было для него незнакомым. Пока лучше отмолчаться.

Пол, его двоюродный, еще не вышел из тюрьмы. Завтра после церкви они все остаются на благотворительный обед. На следующей неделе мать собирается заняться консервированием и делать уксус. Отец хочет купить у Сэма Райли индейку; у него их штук двадцать.

На десерт был яблочный пирог, который вполне стоил расцарапанных рук и боли в спине.

После ужина Джон, извинившись, ушел в свою комнату и стал рыться в школьной сумке Джонни Фермера. В школе он не был уже год; попробуй теперь разберись. Да еще это сочинение о Джерарде Мэнли Хопкинсе… бес знает, кто он такой!

В церкви Джону с трудом удалось не заснуть. К счастью, обряд причастия был такой же, как и везде. Если чтото и оставалось неизменным от вселенной к вселенной, так это церковная служба.

Благотворительный обед обещал быть не менее занудным, но тут Джон заметил на другой стороне спортзала Кейси Николсон с родителями. По крайней мере о ее отношении к Джонни Фермеру он знал. Джонни ей определенно нравился. Да разве дождешься, пока этот правильный мальчик сделает первый шаг!.. Зато он церемониться не станет. Джон извинился и двинул через зал прямиком к цели.

– Привет, Кейси!

Она покраснела – возможно, потому что рядом были родители.

– О, привет, Джон, – отозвался ее отец. – Как нынче дела с баскетболом?

Джон хотел рявкнуть, что в гробу он видел этот баскетбол, однако лишь улыбнулся и сказал:

– Если Кейси будет нас поддерживать – дойдем до финала.

Покраснев еще больше, Кейси отвела глаза в сторону. Она была одета в белое «воскресное» платье, так тщательно скрывавшее ее грудь, талию и бедра, что об их существовании можно было только догадываться. Впрочем, Джону полагаться на догадки не приходилось. Кейси Николсон пала жертвой его обаяния по крайней мере в дюжине вселенных.

– В группе поддержки я только осенью, – произнесла она тихо. – Весной я сама играю. В хоккей на траве.

Джон обратился к ее матери:

– Миссис Николсон, разрешите мне прогуляться с Кейси вокруг церкви?

Миссис Николсон улыбнулась и, бросив взгляд на мужа, ответила:

– Почему бы нет.

– Отличная идея, – согласился мистер Николсон.

Джону пришлось чуть ли не бежать. Заскочив за угол, где их нельзя было увидеть из зала, Кейси остановилась.

– Мои родители такие зануды, – сказала она, когда Джон ее догнал.

– Да, блин, – согласился Джон.

Кейси удивленно повела бровями, потом улыбнулась.

– Рада, что ты наконецто со мной заговорил.

– Давай прогуляемся, – предложил Джон. Его рука легла на талию Кейси. Девушка не возражала.

Глава 5

Через час Джон дошел до окраины города и остановился у зеленого щита с надписью: «Финдли, штат Огайо. Население: 6232 чел.». В том Финдли, откуда Джон был родом, число жителей приближалось к двадцати тысячам. Внезапно он услышал позади себя нарастающий шум и сошел с обочины. Мимо на скорости около сорока пяти миль в час промчался грузовик. Точнее, целых два грузовика, сцепленных вместе. Они везли прицеп с гравием. Носы грузовиков были плоскими – наверное, чтобы удобнее соединять их вместе для перевозки больших грузов. Как в поезде со многими локомотивами. При этом сам прицеп был меньше обычного самосвала из вселенной Джона. И водители сидели в обоих грузовиках. Джон приготовился к тому, что его окутает облако выхлопных газов, однако воздух был попрежнему чистым, разве что стал немного влажнее.

Несмотря на все треволнения, устройство грузовиков его заинтриговало. «Маховиковый накопитель? Или пар?»

Пройдя еще минут десять и миновав два мотеля и придорожный ресторанчик, Джон вышел к главной площади, посреди которой, как и положено, возвышался памятник героям гражданской войны; пушка указывала на Юг – тут тоже все правильно. По площади безмятежно прогуливались несколько человек.

Рядом с окружным судом стояла привычного вида библиотека – трехэтажное здание с гранитными львами у входа. Подходящее место, чтобы познакомиться с новой вселенной.

Джон направился к карточному каталогу – электронных здесь не было – и нашел номера стеллажей с книгами по американской истории. Его внимание привлек том Альберта Трея, озаглавленный «История и наследие США; так создавалась нация». Джон опустился в низкое кресло и принялся листать.

Американская революция, война 1812 года и гражданская война – никаких расхождений. Президенты, вплоть до Вудро Уилсона, были те же самые. Первая мировая война оказалась здесь вовсе не мировой, а локальной, и получила название Грекотурецкой. Вторая мировая числилась как Великая война. Англия и США выступали в ней против Германии, России и Японии. Ни одна из коалиций не добилась решающего преимущества, и в 1956 году было заключено перемирие. Хотя отдельные вооруженные столкновения продолжали вспыхивать до 1980 года, когда стороны подписали мирный договор и провели разоружение. Территорию Франции разделили между собой Германия и Испания.

Различия начинались примерно с той поры, как Александер Грейам Белл изобрел эффективную электрическую батарею для автомобилей. В этой вселенной вместо двигателей внутреннего сгорания использовалась электрическая тяга.

Джон читал об относительно мирном двадцатом столетии, об использовании цеппелинов в качестве транспортных средств, и в груди у него закипала злость. Эта вселенная совершенно другая! Первичный врал!

Джон встал и нашел местный телефонный справочник. Опасение подтвердилось: Рейбернов здесь не существовало.

Ладно! Через восемь часов он вернется домой и взгреет Джона Первичного по первое число.

К закрытию библиотеки голова Джона была битком набита мыслями и фактами о новой вселенной. А как много еще хотелось узнать! Но ничего не поделаешь – время. Он задержался у газетного киоска и снял с полки ежегодник. После секундного колебания решился, положил на прилавок одну из двадцаток, полученных от Первичного. Едва взглянув на нее, продавец вручил Джону шестнадцать долларов с мелочью сдачи.

Поужинал в кафе «У Эккарта». В зале звучал рокабилли. Песни были вроде незнакомые, но услышь Джон такие у себя дома по радио – ничуть не удивился бы. В десять часов вечера люди расходиться не торопились. Пили кофе и крепкие напитки. Пива здесь не было.

Для субботнего вечера публика оказалась нешумливая. Джон почитал ежегодник, послушал разговоры вокруг, в основном о машинах, девушках и парнях.

К полуночи посетителей поубавилось. В половине первого Джон вышел на площадь и стал позади памятника гражданской войне. Задрав рубашку, переключил номер обратно на 7533.

Еще немного подождал, взглянул на часы – без четверти час. Уже можно.

Нажал на кнопку.

Ничего не произошло.

Ноги твердо стояли на земле, уши не заложило от перепада давления. Электромобиль со стоянки никуда не делся.

Устройство не сработало.

Джон проверил номер – 7533. Палец находился на нужной кнопке. Джон нажал еще раз. Ничего.

Время шло. Полночь. Двенадцать сорок пять. Может быть, Первичный говорил приблизительно? Может быть, на перезарядку нужно тринадцать часов? Джон прислонился к постаменту и сполз на землю.

Нет, чтото неладно. О вселенной 7534 Первичный наврал. Вполне вероятно, что о времени зарядки тоже. Кто знает, может, на это уходит несколько дней или даже месяцев. До тех пор Первичный успеет укорениться в его жизни накрепко.

Джон пробовал кнопку каждые пятнадцать минут до трех утра. Потом, несмотря на холод, уснул прямо на траве, привалившись к постаменту.

Проснулся на рассвете; в глаза бил солнечный свет, струившийся по Вашингтонавеню. Джон встал, попрыгал и помахал руками, разминая закоченевшее тело. Постепенно боль в спине отступила.

В кафе рядом с площадью он взял глазированный пончик и апельсиновый сок, потратив мелочь от покупки ежегодника. За час, пока там сидел, набралось еще человек двенадцать, желающих подкрепиться пончиками с кофе по пути на работу или в церковь. Если не приглядываться, все было почти как в родном мире.

Когда ждать стало совсем невмоготу, Джон пересек площадь, поднялся по лестнице у входа в библиотеку и дернул дверь. Закрыто. Рядом висела табличка с часами работы. Библиотека открывалась только в полдень.

Осмотревшись, Джон обнаружил в нише позади львов скамейку. Вряд ли ктото мог увидеть его там с улицы. Джон сел и проверил прибор. Безрезультатно.

Он повторял попытки каждые десятьпятнадцать минут, и чем дальше, тем больше в нем росла тревога. Завтра его не будет в школе, больше суток не будет дома. Ну почему эта штуковина отказывается работать как надо?!

Вероятно, все, что наговорил ему Первичный, – ложь. Он попался на удочку мошенника и теперь заперт в другой вселенной. Вопрос в том, как отсюда выбраться, как вернуть свою жизнь.

Есть прибор. Однажды он сработал: доставил его из вселенной 7533 во вселенную 7534. Прибор должен перезарядиться. И требуется для этого – Джон взглянул на часы, – очевидно, больше двадцати часов.

Впрочем, все рассуждения основываются на информации, полученной от Первичного. Однако ничто из сказанного Первичным нельзя принимать на веру.

Двенадцатичасовая перезарядка оказалась фикцией. Джон предположил, что Первичный ввел его в заблуждение о времени перезарядки, но что, если перезарядка вовсе не нужна?

Из этого вытекало две возможности: либо никакой перезарядки не требуется, и возвращению мешает какаято другая причина, либо устройство вышло из строя. Возможно, запаса энергии в нем оставалось только на один переход.

И всетаки окончательно разувериться в Первичном Джону не хотелось. Ведь если причина была чисто техническая, оставался шанс, что он сможет разрешить ее своим умом.

Вот только техническая поломка была маловероятна. Первичный говорил, что пользовался прибором сто раз. Причем его родная вселенная – 7433. Прибавь 100 к 7433 – как раз получается номер вселенной Джона. Может, Первичный не всегда переходил в ближайшую вселенную, а прыгал тудасюда? Вряд ли, цифры сходились очень уж точно. Вероятнее всего, Первичный методично перемещался из одной вселенной в следующую.

Нет, совершенно игнорировать информацию, полученную от Первичного, нельзя. Другой просто нет. Чтото придется принять на веру.

Число сто говорило о том, что Первичный каждый раз переключал счетчик исключительно вперед. Почему? Может, устройство позволяет путешествовать только в одном направлении?

Джон поразмышлял над этой возможностью. Все складывалось. Устройство либо сломано, либо изначально не предусматривало обратного хода. Первичный приплел время перезарядки, только чтобы не демонстрировать действие прибора. Нет никакой перезарядки. И прибор Первичному даром не нужен. Он решил остаться. Вот почему он всем так интересовался – чтобы легче влезть в его жизнь.

Джона охватила ярость.

– Ублюдок! – Как же он дал себя так одурачить! Развесил уши! Другие вселенные, открытия… Вот она, другая вселенная – где тебя и в помине нет! Попробуй теперь вернись.

Ничего не оставалось, как проверить догадку.

Джон набросил на плечи рюкзак, огляделся – не выронил ли чего. Потом, кинув быстрый взгляд на улицу – пусто, – переключил прибор на 7535, нажал рычаг – и провалился вниз.

Глава 6

Понедельник в школе прошел у Джона Первичного не хуже и не лучше, чем можно было ожидать. Он с грехом пополам отыскал свой класс, случайно затесался в компанию любителей травки и выказал полнейшее неведение относительно того, кого подразумевал Хопкинс под соколом в своем стихотворении. В довершение всего мистеру Уоллесу пришлось зазывать чудаковатого отличника на урок физики.

– Забыл, где мы занимаемся?

– Угу.

Так вышло, что во вселенной, откуда был родом Первичный, мистер Уоллес вообще не существовал, поэтому смысл многих его фразочек и шуток до двойника Джона Фермера доходил с трудом. Коекак выкручиваясь – а с каждым учеником мистер Уоллес работал индивидуально! – Первичный решил про себя, что с физикой надо завязывать. Стук в дверь послужил долгожданным избавлением. Какойто малец пришел с запиской – Джона Рейберна вызывал мистер Гашмен.

Учитель взял у прыщавого подростка листок.

– Опять? К завтрашнему дню выучи параграф, Джон. Думаю, нам многое придется повторить.

Мистер Уоллес был явно в нем разочарован, но Первичного это не трогало – в конце концов, он видел учителя первый раз в жизни.

Быстро кивнув, он схватил вещи и выскочил в коридор.

– Эй, – ткнул он пацаненкадежурного в бок, – а где этот Гашмен обитает?

Подросток удивленно выпучил глаза:

– У себя в кабинете… Он же директор.

– А, ну бывай, засранец.

Первичный вошел в аквариум и назвался секретарше. Через пару минут его вызвали.

На мистера Гашмена у Первичного ничего не было – когда начались его скитания, директор еще не сменился. Тот прежний трахался со школьницей, и у Первичного был на него компромат из миров, где этот факт освещали газеты. Однако здесь такой славный образчик из коллекции дерьма уже ни на что не годится.

– Ну, как, письмо для миссис Карсон готово? – спросил Гашмен.

Только теперь до Первичного дошло, зачем его вызвали. О письме он совсем забыл.

– Нет, сэр. Я решил его не писать.

Мистер Гашмен удивленно вскинул брови, потом нахмурился.

– Ты понимаешь, что это может иметь неприятные последствия?

– Вряд ли. Я был у адвоката и собираюсь подать на Теда Карсона в суд. – Эта мысль пришла в голову Первичному только что и сразу ему понравилась. – Гашмен, я один из лучших учеников и играю в двух сборных школы. Скандальная выйдет история. Очень скандальная.

– Мистер Гашмен, – прошипел директор, сжав кулаки так, что побелели костяшки пальцев. – Изволь называть меня мистер Гашмен. Я научу тебя уважать старших.

Гашмен явно не был готов к отпору. Что ж, Джонни Фермер его бы не разочаровал. А вот на тебе! В случае чего можно прижать образовательный совет. Есть чем. Да хоть самого мэра! Раз плюнуть.

– Уважение нужно заслужить, – сказал он.

– Понятно. Мне вызвать твою мать, или сам домой доберешься?

– Домой? – удивился Первичный.

– Ты отстранен от занятий на три дня.

Первичный пожал плечами. Точно, Джонни говорил чтото такое. Вот бы кто сейчас на стену лез!.. Да за каким дьяволом она сдалась, эта школа!

– Сам справлюсь, – сказал он.

– Тебе запрещено показываться на территории школы до середины четверга. Родители будут извещены. И я позабочусь о том, чтобы тренер Джессик исключил тебя из команд.

– Валяйте.

Мистер Гашмен встал и тяжело навалился на стол.

– Я был лучшего мнения о тебе, Джон, – выдавил он напряженным голосом. – Я всегда считал тебя хорошим парнем. Сегодня ты заставил меня крепко усомниться в этом.

Первичный снова пожал плечами.

– Бывает. – Он поднялся, не обращая внимания на ярость Гашмена. – Мы закончили?

– Да. Ты свободен.

Ну, по крайней мере теперь ему не надо учиться играть в баскетбол. А трех дней с лихвой хватит, чтобы пустить в ход коекакие из своих задумок. Он с улыбкой прошествовал мимо секретарши, улыбнулся придуркам в приемной. Все складывалось как нельзя лучше.

Первичный сел на двухчасовой автобус до Толидо, отстояв перед этим очередь в отдел транспортных средств, где долго убеждал клерка принять заявление о потерянных правах.

– Я совершенно уверен, что они не найдутся.

– Все так говорят, а потом поищут хорошенько и находят. Там, где вначале и не искали.

– Я искал везде. Их точно нет, – произнес он с расстановкой.

Клерк поморгал, потом выдавил:

– Ладно. Так и быть, приму.

Был соблазн взять напрокат машину, но, поразмыслив, Первичный решил, что с таким же успехом можно нанять юристапатентоведа в самом Финдли – и то и другое вызовет примерно одинаковое недоумение. Нет, до Толидо лучше не рыпаться. Три свободных дня пришлись очень кстати.

Он глядел на проплывающие за окном поля северного Огайо и думал, как хорошо, что сейчас ему не нужно ни в какую другую вселенную. Надоело продумывать пути бегства, спать только на первом этаже, в старых заброшенных зданиях. Грудь, где раньше висело устройство, чесалась. Теперь оно у Джонни Фермера, пусть у него голова болит. Первичный – свободен. Никто не станет искать его здесь. И никаких полицейских в три часа ночи! Никаких фэбээровцев, охотящихся за прибором!

Каким же он был простаком! Сколько раз чудом спасался!

На мгновение он почувствовал вину за то, что выбросил Джона из его собственной жизни. Хорошо бы тот успел разобраться в паретройке вещей, пока не станет слишком жарко. Может, ему тоже повезет найти себе новый дом. Надо было написать ему записку.

Первичный рассмеялся. Теперь жалеть поздно. Джонни Фермеру придется обходиться своим умом. Как прежде – ему самому.

Первым юристом была женщина. Она минут пятнадцать слушала Первичного и только потом заявила, что не берет новых клиентов. «Так какого черта я тут распинался перед тобой столько времени?» – едва не заорал он на нее.

Второму юристу понадобилось для отказа не больше тридцати секунд. Зато третий, хотя и с некоторым сомнением, выслушал идею кубика Рейберна до конца и даже бровью не повел, когда Первичный выложил ему наличными весь предварительный гонорар за исследования по трем патентам.

Первичный снял номер в дешевом отеле и позвонил оттуда Кейси.

– Привет, Кейси. Это Джон.

– Джон! Тут такое говорят! Тебя правда на месяц исключили из школы?

– Слухи о моем исключении сильно преувеличены.

– Что произошло?

– Все то же. Эпопея с Тедом Карсоном продолжается. Я сказал Гашмену, что извиняться не намерен, и он вышиб меня из школы. Видела б ты его физиономию!

– Ты отказал Гашмену?! – восхитилась Кейси. – Ну, даешь! Гашмен был полковником в армии.

– А еще он совращал малолетних, – сказал Первичный.

– Не говори ерунды.

– Почему? Он чмо.

– Но это же неправда.

– Могло быть правдой. В какойнибудь вселенной.

– Ну, этого мы не знаем.

Первичный сменил тему:

– Слушай, я чего звоню… Не хочешь сходить куданибудь в субботу?

– Конечно, почему бы нет, – сразу согласилась Кейси. – Хочу.

– В кино, например?

– Здорово. А что там идет?

– Это важно?

– Неа, – засмеялась она. Потом спросила: – А родители как?..

– Черт! Они еще не знают. – Первичный взглянул на часы рядом с кроватью – восемь тридцать. – Вот черт!

– Думаешь, тебя отпустят?

– Какнибудь выкручусь! В субботу увидимся, Кейси.

– Буду ждать.

Он положил трубку.

Родители. Он даже не позвонил им. Ох, и разозлятся же они! Вот пропасть! Надо ж, так долго жил без родителей, что совсем забыл, как с ними обращаться.

Он набрал номер.

– Алло, мама?

– Слава богу, наконецто! – воскликнула она. – Билл, это Джон! Джон!

– Где он? С ним все в порядке? – послышался голос отца.

– Мама, не волнуйся, все нормально. – Он сделал паузу, представляя, как вел бы себя на его месте Джонни Фермер. Конечно, тот ни за что не уехал бы в Толидо, но и случай ведь особый – какникак от занятий отстранили. Надо использовать на всю катушку. – Гашмен вам звонил?

– Да, Джон, но ничего страшного. Мы понимаем. Возвращайся домой. Мы на тебя не сердимся.

– Тогда ты понимаешь, каково мне. Я поступил по совести, и за это у меня отняли все. – Джонни Фермер наверняка плел бы какуюнибудь подобную чушь.

– Я знаю, милый. Я знаю.

– Это несправедливо.

– Да, Джонни. Где ты сейчас? Приходи домой, ладно? – В ее голосе звучали жалобные нотки.

– Сегодня я не приду, мама. У меня дела.

– Билл, он не хочет возвращаться!

– Дай мне трубку, Джанет… Джон, немедленно возвращайся домой! Мы понимаем, что ты расстроен, но ты должен прийти, и мы все обсудим. Вместе.

– Я приду завтра, папа.

– Джон…

Давясь от смеха, Первичный повесил трубку.

Потом включил телевизор и до полуночи смотрел дурацкие фильмы.

– Так, так и вот так! – Первичный в четвертый раз объяснял на пальцах, как вращается кубик, жалея, что не купил брелок с головоломкой, когда была возможность.

– Не понимаю. – Джо Патадорн, бригадир студии промышленного дизайна, одетый в синий комбинезон с надписью «Джо» на груди, почесал лысину огрызком карандаша. Офис располагался у реки рядом с мастерской, откуда несло машинным маслом. Лист бумаги на чертежной доске был испещрен карандашными набросками.

– Вокруг чего вращается? Это же кубик.

– Вокруг себя самого! Каждый слой и каждый ряд отдельно.

– Так его может заклинить.

– Да! Если грани совмещены плохо, повернуть не получится.

– И люди станут играть с этой штукой?

– Это уже моя забота.

Джо пожал плечами.

– Ладно. Деньги твои.

– Вот именно.

– Опытный образец будет готов через две недели.

Они ударили по рукам.

Дела в Толидо наконецто улажены. Патентные исследования шли своим чередом, Патадорн займется образцом. Если повезет, через месяц можно выпустить первую партию. К Рождеству, конечно, не поспеет – ну и ладно. Для головоломки праздники не нужны.

Первичный вышел на автобусной станции, оставшиеся три мили до фермы проехал на попутке. Там первым делом отправился в сарай и положил договоры в тайник с деньгами. Когда он спустился с чердака, внизу, у стойл, его ждал отец.

– Привет. Я не опоздал к ужину?

Ответа не последовало. Первичный понял, что влип.

Отец в рабочем комбинезоне стоял, уперев кулаки в бока, его лицо раскраснелось.

– В дом! – сказал он тихо, но твердо.

– Папа…

– В дом. Живо! – Отец вскинул руку, указывая на дверь.

Первичный подчинился, однако, подходя к дому, разозлился сам. С какой стати Билл так раскомандовался?

Мать сидела за кухонным столом, крепко сцепив побелевшие пальцы.

– Ты где был? – резко спросил отец.

– Не твое дело! – отбрил Первичный.

– Пока ты живешь в моем доме, это мое дело! – заорал отец.

– Сейчас соберу вещи и уйду.

– Билл, – вмешалась мать, – мы же договорились.

Отец отвел взгляд в сторону.

– Он заскочил в сарай с таким видом, будто ничего не произошло. Будто так и надо!

– Где ты был, Джон? – повернулась к нему мать.

Первичный открыл рот, чтобы огрызнуться снова, но отчегото произнес:

– В Толидо. Мне нужно было… привести в порядок мысли.

Мать кивнула.

– Это полезно.

– Конечно.

– Теперь тебе лучше?

– Да… то есть, нет.

Первичный внезапно почувствовал тошноту. Он все еще злился, но уже больше на себя, чем на отца.

– Все в порядке, – сказала мать. – Ничего страшного не произошло, и мы рады, что ты вернулся. Правда, Билл?

Отец хмыкнул, потом сказал:

– Да, мы рады, что ты вернулся, сын. – Он сгреб его в охапку и притиснул к груди своими огромными крестьянскими ручищами.

Первичный хлюпнул носом и, не сдержавшись, зарыдал в голос, как не рыдал с десяти лет.

– Прости меня, папа, – пробормотал он сдавленно в отцовскую рубашку.

– Ничего, ничего…

Потом подошла мать, и они долго стояли, обнявшись. Он так давно не обнимал своих родителей.

Глава 7

Джон замолотил руками в воздухе и приземлился всем весом на левую ногу, которая тут же подвернулась. С воплем он покатился по траве.

Трава? Он сел, поджав ногу к груди. Только что он был на лестнице у входа в библиотеку – и вот очутился на какомто лугу. Ветер доносил негородские запахи – земли, пыльцы, клевера.

Джон откинулся назад, стянув одной рукой рюкзак, и, глубоко дыша, уставился в небо. Черт, как больно!

Устройство сработало. Он вновь переместился. В этой вселенной не существовало ни библиотеки, ни города Финдли в штате Огайо. Похоже, тут вообще ничего не существовало, кроме травы. Он упал, потому что стоял на лестнице, которой в этой вселенной нет.

Джон проверил дисплей – 7535. Вперед на одну единицу.

Высокая желтозеленая трава закрывала обзор. Она шуршала на ветру, как наждачная бумага по дереву.

Джон осторожно встал, стараясь не опираться на больную ногу. Вокруг простиралась равнина. На севере и востоке были видны небольшие рощицы. На западе и юге все пространство, насколько хватал глаз, покрывала трава.

Нет библиотеки. Может, и людей нет. Что это, империя майя? Хочешь узнать – расследуй сам.

Нет, решил он. Надо возвращать себе свою жизнь. Джону Первичному придется ответить на коекакие вопросы – и вообще придется ответить. Сейчас воскресенье. Впереди полдня, чтобы разобраться, как попасть домой.

Джон снял куртку и рубашку, разорвал майку на длинные полоски и как можно плотнее замотал опухшее колено. Перелома не было, но возможно растяжение.

Потом вытащил из рюкзака вчерашний сэндвич, развернул и прикончил в дватри укуса. Запил водой из фляжки. Ну и гадость! А Первичный, между тем, жрет его еду и спит в его постели!

Итак, он попал уже во вторую вселенную. Устройство работало. Переход из вселенной 7534 во вселенную 7535 это доказал.

Кроме того, переход подтверждал гипотезу о том, что прибор позволяет перемещаться только во вселенную с более высоким номером. Подтверждал, но не доказывал. Гипотезы требуют многократной проверки. Для полной уверенности двух раз недостаточно.

Джон сорвал и пожевал травинку. «Люди еще не успели тут все загадить», – подумал он. Еще один неоспоримый факт: смежные вселенные могут быть совершенно разными. Трудно даже представить, что́ в этом мире помешало европейцам заселить Северную Америку.

Ему пришлось падать с трехметровой высоты, поскольку здесь нет лестницы. Следовательно, нельзя ожидать, что искусственный объект из одного мира существует так же в другом. Да и природный тоже. Холмы можно разровнять или, наоборот, насыпать. Реки запруживают, перемещают их русла. Создаются озера. Что, если в следующей вселенной на этом месте будет лестница? Он окажется замурованным в цемент? Задохнется, потому что не сможет нажать на рычаг?

Какой ужас – быть погребенным внутри лестницы! Врагу не пожелаешь такой смерти.

Теперь, прежде чем совершать переход, надо убедиться, что там на этом месте не будет ничего монолитного. Но – как?

Краем глаза он заметил движение и поднял взгляд. Вдалеке бродило какоето крупное животное, настолько высокое, что Джон хорошо его видел, сидя в траве. Странная помесь жирафа и носорога ощипывала листья на дереве. Шкура существа была серой, мощные ноги напоминали стволы деревьев, морда лошадиная. Листья вместе с ветками быстро исчезали в жадной пасти.

В Джоновой вселенной ничего похожего определенно не было.

Он глядел как завороженный. Эх, жаль, камеры нет. Отличный получился бы снимок для альбома. И, пожалуй, за него можно было бы выручить неплохие деньги.

Животное грузно прошествовало к другому дереву.

Теперь Джон смотрел вокруг себя с бо́льшим интересом. Это не просто безлюдная Северная Америка; здесь обитали животные, вымершие или никогда не существовавшие в родном мире. Эта вселенная коренным, невообразимым образом отличалась от его собственной.

Внезапно по траве пробежала волна. Джон насторожился – волна двигалась против ветра. Ктото прятался метрах в двадцати от него. Там, где есть большие травоядные, хищники тоже должны быть немаленькими. Медведи, кугуары, волки – мало ли кто рыскает по здешним равнинам! А у него никакого оружия, да еще колено болит.

Он огляделся в поисках палки или камня; не нашел. Быстро засунул в рюкзак блокнот и надел куртку.

Знать бы, где оно теперь. Может, уже рядом?

Распахнув рубаху, Джон глянул вниз и переключил счетчик на 7536, однако нажать рычаг не решился. На этом самом месте может оказаться библиотека.

Джон попытался сориентироваться. Вход в библиотеку обращен к востоку, на памятник гражданской войне. Если пройти шестьдесят метров на восток, то окажешься как раз в центре парка – более безопасное место для перехода вряд ли удастся отыскать.

Подавив стон, Джон двинулся на восток, отсчитывая шаги.

Через пятьдесят два шага он услышал позади себя шум и обернулся. Сзади, в пяти метрах от него, на примятой траве стояло какоето собакоподобное существо. Вообщето, собачьими у существа были только морда и уши, глаза же, узкие, как щели, и изгиб спины скорее указывали на родство с семейством кошачьих. Шкура рыжая, по бокам – черные пятна размером с четвертаки.

Джон замер, оценивая противника. Тот был невелик, не больше бордерколли. Человек – слишком большая добыча для такого хищника. Возможно, его привлекло просто любопытство.

– Ну, пошел отсюда! – закричал Джон, размахивая руками. Животное не шелохнулось, все так же пристально рассматривая двуногого незнакомца глазамищелочками. Потом откудато сзади появились два его сородича.

Стайные хищники способны одолеть жертву, превосходящую их по размеру. Джон видел троих, но кто знает, сколько их затаилось в траве? Может, целая дюжина. Он побежал.

Твари атаковали сзади, хватая за ноги, бросаясь на спину. Джон упал; ногу раздирала боль, груз давил его к земле. Джон сбросил с плеч лямки рюкзака и прополз еще с метр. Надеясь, что он уже достаточно далеко от лестницы, нажал рычаг.

Раздался пронзительный гудок – прямо на Джона неслась какаято махина.

Он попытался отскочить, но его рука застряла. От неловкого движения запястье пронзила боль.

Джон посмотрел вверх через плечо, и взгляд уперся в решетку радиатора. До парка Джон всетаки не дошел. Он находился на проезжей части в метре от тротуара.

Джон встал на колени. Кисть руки утопала в асфальте. Джон уперся и потянул – никакого результата, кроме боли.

– Парень, ты цел? – Возле раскрытой дверцы машины стоял водитель.

Джон не ответил. Он рванул еще раз, и рука освободилась, разбросав вокруг кусочки битума и щебень. В асфальте остался отпечаток ладони.

Подошедший водитель помог Джону подняться и отвел его к бордюру.

– Тебе лучше присесть. Прости, что так вышло. Ты прямо из ниоткуда возник. – Потом он оглянулся и воскликнул: – Боже мой! Это твоя собака?

Джон увидел голову и переднюю часть тела одного из котопсов. Переместилась только половина животного. Из раскрытой пасти торчали желтые зубы, глаза остекленели. На асфальте была кровь и внутренности.

– О боже, я убил твою собаку! – сокрушался шофер.

– Нет… Она… не моя… Она… гналась… за мной, – проговорил Джон, тяжело дыша.

Мужчина огляделся.

– А вот как раз и Харви, – сказал он, показывая на полицейского в кафе, где Джон завтракал утром. То есть, не именно здесь. Это ведь уже другая вселенная. Машина, которая его чуть не сбила, ездила на бензине.

– Эй, Харви! – закричал мужчина, размахивая руками. Ктото тронул полицейского за плечо, и тот повернулся, устремив взгляд на залитую кровью улицу.

Несмотря на полноту, двигался Харви быстро. Бросив в мусорное ведро пончик и стакан, он тут же направился к ним, по пути вытирая руки о штаны.

– Что тут произошло, Роджер? – Полицейский бросил взгляд на запыхавшегося, измученного Джона, потом на котопса. – Откуда это, черт возьми?

Он тронул ботинком останки животного.

– Эта тварь, похоже, гналась за парнем. Я налетел на нее и чуть не сбил парня. Кто это? Барсук?

– Кто бы это ни был, ты его уделал. – Харви повернулся к Джону. – Сынок, ты в порядке?

– Нет, – ответил Джон. – Я вывихнул запястье и подвернул ногу. Животное, должно быть, бешеное. Гналось за мной от самой библиотеки.

– Вот так так! – Полицейский присел на корточки. – Кажется, оно тебя цапнуло за ногу. – Он задрал Джону штанину и показал на отметины зубов. – Придется делать уколы, сынок.

Он вызвал службу по контролю за животными и «Скорую» для Джона. Работник из службы долго искал вторую половину котопса. На вопрос Харви, что это за зверь, только пожал плечами: «В первый раз такого вижу». Когда он поднял останки, Джон увидел обрывки рюкзачных лямок и даже застонал от досады – рюкзак с тысячью семьюстами долларов остался в предыдущей вселенной под другой половиной котопса.

Медсестра обработала Джону голень, осмотрела запястье и колено, потом осторожно тронула лоб.

– Ой, – отпрянул Джон.

– Что такое? У тебя, наверное, сотрясение. Надо же – попасть под машину, спасаясь от бешеной собаки. Ну и денек у тебя!

– Да, денек неважнецкий.

– Неважнецкий, – повторила она. – Давно я не слышала этого слова. Так говорила моя бабушка.

– Моя тоже.

Его положили на носилки и погрузили в «Скорую». Вокруг собралось порядком народу. Джон ждал, что вотвот ктонибудь узнает его и позовет по имени, но ничего не произошло. Возможно, здесь его тоже не существовало.

«Скорая» приехала в больницу Рота – строгое здание пятидесятых годов, точно такое же, как во вселенной Джона. Минут пятнадцать он просидел у кабинета неотложной помощи, потом пришел пожилой врач и тщательно осмотрел Джона.

– Порезы ладони, небольшое растяжение запястья. Ничего страшного, – констатировал он. Ощупав колено, добавил: – Растяжение связок правого колена. Наложим повязку. Пару дней придется походить на костылях.

Через несколько минут пришла женщина с планшетом в руках.

– Надо заполнить бланки, – сказала она. – Тебе уже есть восемнадцать?

Джон покачал головой, быстро соображая, как быть.

– Сейчас приедут родители.

– Ты им позвонил?

– Да.

– Нам потребуется информация о страховке.

Морщась от боли, Джон слез со стола, выглянул в дверь и проследил за женщиной, пока она не скрылась. Потом заковылял по коридору в другую сторону до аварийного выхода. Открыл дверь и, оставив позади себя вой сирены, направился через стоянку прочь.

К утру холод пробирал до костей. Колено распухло и стало размером с дыню; внутри пульсировала боль. Ночевка на библиотечной лестнице была явно не на пользу. Первичный, наверно, уже пошел в школу. На английский. Хоть бы, гад, сочинение о Хопкинсе написал!

Джон спал мало – болело колено, и на душе скребли кошки. Он потерял кучу денег, остались только семнадцать долларов в бумажнике. Лишился рюкзака. Удрал из больницы, не оплатив счет. Одежда разодрана в клочья. И самое главное, он попрежнему понятия не имеет, как вернуться домой.

Ему нужна помощь.

Здесь оставаться нельзя – больница наверняка связалась с полицией.

Он проковылял к магазину «Бен Франклин», где купил себе новые джинсы и рюкзак. Потом вышел в центр площади, дождался, пока никого не было рядом, переключил счетчик и нажал рычаг.

Джон поднялся по ступенькам библиотеки. Здесь все выглядело, как дома. Впрочем, Джон и не искал различий. Главное, выяснить, как попасть домой. Стоя на площади, он раз десять пытался вернуться назад, пробовал даже вселенные с номерами меньшими, чем у его собственной… Ничего не вышло.

Ему не обойтись без посторонней помощи, без помощи профессионалов. Необходимо как следует разобраться в параллельных вселенных.

Джон быстро обнаружил, что библиотека Финдли – не самое подходящее место для научных изысканий по теоретической физике. Удалось найти только дюжину фантастических романов.

Придется ехать в Толидский университет. Туда он собирался поступать, если не получится с институтом Кейса: совсем рядом и плата за учебу ниже. Половина друзей Джона думает идти туда. И физический факультет там, хоть и не выдающийся, но вполне приличный.

До Толидо Джон доехал на междугороднем автобусе, продремав всю дорогу. Затем пересел на местный автобус до студенческого городка.

Физическая библиотека располагалась в одной единственной комнате с тремя столами. Все стены и почти все пространство между ними были заставлены стеллажами, отчего комната казалась маленькой и тесной. Как и в публичной библиотеке Финдли, пахло пылью.

– Студенческий есть?

Джон повернулся. За передним столом сидел студент в очках. На мгновение Джон растерялся, затем похлопал себя по карманам.

– В общежитии забыл.

Студент нахмурился, потом махнул рукой.

– Ладно. Принесешь в следующий раз, малыш.

– Хорошо.

Джон вывел на экран электронный каталог и набрал в окне поиска: «Параллельная вселенная». Результатов было немного. Собственно, в физической библиотеке ничего не было. Значит, он ищет неправильно. Параллельные вселенные – это из кино; у физиков другие названия.

Что же тогда искать? Вероятно, существует более точный термин – знать бы только какой. Придется идти со своими глупыми вопросами к преподавателю.

Джон вышел из библиотеки и двинулся по коридору второго этажа, читая таблички на дверях. На стенах висели доски с объявлениями о коллоквиумах и сдаваемых комнатах. Многие кабинеты пустовали. Только в самом конце коридора горел свет, там находился маленький кабинет доктора Франка Уилсона, адъюнктпрофессора физики.

Джон знал, что адьюнктпрофессора – не слишком важные птицы в университете, вероятно, поэтому один только Уилсон и сидел в это время в своем кабинете. Но, может быть, молодой преподаватель более снисходительно отнесется к расспросам?

Он постучал.

– Войдите.

Джон вошел и оказался среди книжных полок, ломящихся от наваленных на них папок. Однако в центре комнаты царил порядок. За пустым письменным столом сидел мужчина лет под тридцать и читал журнал.

– Вы сегодня первый, – сказал он.

У профессора Уилсона, одетого в серый пиджак поверх синей рубашки, была борода песочного цвета, волосы, которые неплохо было бы подстричь, и темные очки.

– Да, у меня возникли коекакие вопросы. Не знаю только, как правильно сформулировать…

– По домашним заданиям?

– Нет, другое. – Джон почувствовал себя неуверенно. – О параллельных вселенных.

Профессор Уилсон кивнул и отхлебнул кофе.

– Хм. Вы мой студент? Физика, первый курс?

– Нет, – признался Джон.

– Тогда откуда такой интерес? Вы с литературного факультета?

– Нет, я…

– Все не так просто, как вам, вероятно, кажется. Вы изучали математический анализ?

– Только полсеместра.

– В таком случае вы просто не сможете понять математического аппарата. Этим вопросом занимались Хокинг, Уилер, Эверетт. – Профессор загибал пальцы. – Квантовая космология, материал для старшекурсников.

– Я больше хочу узнать о практических аспектах, не о теории, – поспешно вставил Джон, чтобы Уилсон снова его не прервал.

– О практических аспектах параллельных миров? Нонсенс! Квантовая космология предполагает возможность различных вселенных, однако наиболее вероятна из них наша. Это следует из слабого антропного принципа – раз мы существуем, значит, существует и наша Вселенная. Конечно, на самом деле все сложнее.

– А как же другие вселенные, другие люди, точно такие же, как мы?

Уилсон рассмеялся.

– В высшей степени невероятно. Бритва Оккама отсекает эту гипотезу.

– Как перейти из одной вселенной в другую? – спросил Джон, хватаясь за соломинку под напором профессорских доводов.

– Никак. Это невозможно, совершенно исключено.

– А если я скажу, что возможно, что я видел их своими глазами?

– Вероятно, чтото повлияло на ваше восприятие, либо вы неверно интерпретируете факты.

Джон дотронулся до ноги, куда его укусил котопес. Нет, он видел то, что видел. И не только видел, но и чувствовал.

– Я знаю, что́ я видел.

Уилсон развел руками.

– Не стану спорить. Зачем зря терять время? Расскажите, что вы видели.

Внезапно Джон растерялся: о чем рассказывать? с чего начать? Профессор Уилсон моментально отреагировал:

– Понимаете? Вы сами не уверены в том, что видели, верно? – Он подался вперед. – Физик должен обладать трезвым взглядом. Его необходимо развивать и оттачивать. Только так можно отличить зерна от плевел. – Уилсон снова откинулся в кресле и выглянул в окно на двор. – Наверное, вы насмотрелись фильмов со Шварценеггером или фантастики перечитали. Возможно, вы видели нечто необычное, но, прежде чем прибегать к сложным физическим теориям, следовало бы для начала исключить очевидное. Сейчас меня ждет другой студент, из моей группы, а вам лучше пойти и подумать.

Джон повернулся и увидел стоящую сзади студентку. В нем закипела злость. С какой стати препод говорит с ним, как с недоумком? Надо же, после двух вопросов уже определил, что он не стоит внимания!

– Я докажу вам, – произнес Джон сквозь зубы.

Едва удостоив его взглядом, профессор махнул студентке, чтобы заходила.

Джон повернулся и зашагал прочь по коридору. Он рассчитывал на помощь, а над ним посмеялись.

– Я тебе покажу, – пробормотал Джон, через две ступеньки сбегая по лестнице. Он распахнул дверь во внутренний двор, куда выходил фасад здания Маккормикхолла.

– Эй, осторожнее! – сказал студент, которого он едва не стукнул дверью. Джон даже не обернулся.

Подобрав с земли горсть камешков, он стал швырять их в окно Уилсона. Он бросил около дюжины – вокруг даже начала собираться толпа, – пока Уилсон наконец выглянул, раскрыл окно и крикнул:

– Через минуту здесь будет охрана.

– Смотри, тупой ублюдок! – заорал Джон в ответ, переключил счетчик прибора и нажал рычаг.

Глава 8

Джон Первичный снова проснулся среди ночи от страшного кошмара: темнота, ему нечем дышать, невозможно пошевелиться. Джон сел на кровати и отшвырнул одеяло – не хотелось, чтобы чтото его касалось. Потом, сорвав с себя и пижаму, встал голый посреди спальни, часто дыша.

Было слишком жарко, он раскрыл окно. Тяжелый октябрьский воздух пах навозом и землей, запахами фермы. Дыхание Первичного стало спокойнее. Он прислонился к краю окна; по телу побежали мурашки.

Этот сон снился ему не впервые, и Первичный хорошо знал почему. Однажды его угораздило совершить переход у озера Эри, на маленьком пустынном пляже недалеко от ПортКлинтона. В результате он оказался погребенным под песчаной дюной. Он уже совсем задыхался и наверняка умер бы, если бы какойто рыбак не заметил его отчаянно машущую руку. Ему просто повезло. С тех пор он ни разу не пользовался устройством вблизи рек и озер.

Тот случай был не единственным. В Колумбусе, Огайо, он переместился внутрь бетонной лестницы. Только голова и плечи торчали. Он не мог добраться до переключателя на приборе и ждал, пока прохожие не вызвали пожарных. Его освобождали при помощи отбойных молотков. Когда стали расспрашивать, как он там оказался, он сделал вид, что потерял сознание, и переместился прямо из «Скорой».

С тех пор его всякий раз охватывал страх, что он попадет внутрь чегото монолитного и не сможет ни двигаться, ни дышать. Начинала кружиться голова, желудок сводило, из подмышек струился пот.

Какая жестокая насмешка! Он распоряжался могущественнейшим прибором во всей Мультивселенной, и этот прибор вселял в него ужас.

«С этим покончено, – сказал он себе. – Покончено раз и навсегда». Теперь у него есть семья, он даже не ожидал, что это будет так здорово.

Началось все со ссоры, а закончилось слезами и объятиями. Он собирался решительно заявить родителям, что уже взрослый и сам знает, как поступать, но вся его решимость испарилась перед лицом их искренней любви.

Он обещал подумать о письме, поговорить еще раз с Гашменом. Обещал, что постарается быть более чутким. Может, он превращается в Джонни Фермера?

Однако страх из глубин подсознания преследовал его и тут. Во сне он задыхался, плотная масса обхватывала его мертвой хваткой со всех сторон, легкие лопались от напряжения, не в силах сделать вдох.

Первичного била дрожь; он встал и закрыл окно. Из тела, казалось, ушло все тепло.

Он снова лег в постель и закрыл глаза.

«Точно становлюсь Джонни Фермером. Вот засада».

На следующий день Первичный вызвался помогать отцу по хозяйству – своего рода искупление за то, что расстроил родителей. Они принимали его за Джонни, значит, и вести себя надо соответственно. По крайней мере до тех пор, пока не заработают проекты.

Они ремонтировали прогнивший забор, когда Первичный сказал:

– Папа, я бы хотел взять пикап в субботу вечером.

Отец улыбнулся.

– Что, важное свидание?

– Да, с Кейси Николсон.

– С Кейси? – переспросил отец, поддерживая доску, пока Первичный забивал гвоздь. – Хорошая девушка.

– Да, хорошая. Я пригласил ее в «Бижу».

– «Бижу»?

– Ну, то есть в «Стрэнд», – поправился Первичный, мысленно кляня себя за неосторожность – на таких вот мелочах можно и погореть. Кинотеатр везде назывался либо «Дворец», либо «Бижу», либо «Стрэнд».

– Аа.

Первичный взял лопату и принялся вкапывать следующий столб.

– Какой фильм?

– Это важно? – не подумав, ляпнул Первичный.

Отец помолчал, затем от души рассмеялся.

– Нет. Если места на балконе, то совсем не важно.

Первичный даже растерялся от такого ответа, потом засмеялся тоже.

– Не говори матери, что я рассказывал: в свое время мы с ней не вылезали из «Стрэнда». И при этом не видели ни одного фильма.

– О, да вы, оказывается, отрывались по полной!

– Больше было негде, – продолжал отец, ухмыляясь. – Попадись мы с ней здесь, твой дед избил бы меня до полусмерти. А в ее доме другой твой дед так и вовсе бы застрелил. – Он глянул на Первичного и кивнул. – Вот такие пироги. Тебе повезло, что сейчас нравы не такие строгие.

Первичный засмеялся. Ему вспомнилась вселенная, где эра свободной любви, начавшаяся в шестидесятых, закончилась не раньше, чем СПИД унес четверть населения, а сифилис и гонорея к 1980 году была у девяти человек из десяти. Теперь там, чтобы встретиться с девушкой, нужно получить разрешение у ее компаньонки и сдать кровь на анализ.

– Я знаю. Мне очень повезло.

Глава 9

Мощный порыв ветра сбил Джона с ног – прямо в сугроб. Джон поспешил застегнуть куртку и сунул руки в карманы. Снег? Сейчас ведь только октябрь.

Наклоняясь против ветра, Джон встал на ноги и быстро оглядел местность. Как и раньше это был студенческий городок, однако странно опустевший. Деревья, в предыдущей вселенной еще не сбросившие листву, здесь стояли голые и черные. Над корпусом физического факультета катились темные тучи. Выбитые окна зияли пустотой или были заколочены досками. На двери висел замок. В воздухе ощущался едкий запах гари. Джон попрежнему находился у Толидского университета, но здесь явно было чтото не в порядке.

Снег лежал чистый и пушистый; мороз, видимо, был небольшой – вполне терпимый, если бы не ветер. У Джона не было шапки, лоб мгновенно заледенел, и начала болеть голова. Джон развернулся спиной к ветру и двинулся в центр студенческого городка. Тонкую осеннюю курточку продувало насквозь, но хотя бы лицо не мерзло.

Пройдя между двумя корпусами, Джон вышел на открытый двор. Людей не было. Только черные и мертвые деревья – не уснувшие на зиму, а именно мертвые; казалось, они стоят так уже много лет.

Джон брел между ними, разглядывая искореженные сучья. Впереди, как следовало из надписи над дверьми, находилось здание студенческого клуба. У входа была табличка с надписью большими красными буквами: «Толидский университет закрыт ввиду чрезвычайной ситуации. Об открытии будет объявлено дополнительно». Внизу стояла дата трехлетней давности. Табличка выцвела и погнулась.

Насколько чрезвычайной должна быть ситуация, чтобы закрыть университет?

Джон обогнул здание и вышел к покрытой льдом реке. Джон вспомнил, что река называется Оттава и на севере города впадает в озеро Эри.

Джону было холодно, но к ветру он уже начал привыкать. Не долго думая, он направился вдоль реки на югозапад. Следов на снегу не было, здесь давно никто не проходил. Сзади остался заваленный снегом мост. Конечно, раз университет закрыт, технические службы тоже не работают.

Впереди послышался шум двигателя – значит, в этом мире еще есть ктото живой. Джон побежал, чувствуя, как снег набивается в туфли. За ближайшим зданием стоял армейский грузовик. У кузова выстроилась очередь, вокруг ходили солдаты с оружием.

Около грузовика была воткнута табличка: «Выдача продовольствия: вторник, четверг, суббота».

Когда человек из очереди подходил к кузову, солдат подавал ему в руки или клал в сумку две жестяные банки. Это была очередь за продуктами.

Ктото ткнул Джона локтем.

– Эй, парень, конец очереди там.

Джон обернулся. Рядом стоял мужчина в объемистой красной куртке и вязаной шапке. Несмотря на куртку, было видно, что мужчина очень худ.

– Я просто стою, – сказал Джон.

– Ага, просто, – не поверил мужчина. – Вот и стой в конце.

– Что тут за дела?

– А ты не видишь? Еда. Может, хватит, может, нет. Мне вряд ли достанется.

– Почему?

– Потому что не встал в четыре утра. Проспал. Теперь точно не хватит. Хорошо, что у жены есть карточка школьного пункта в ОттаваХиллс. Мы там совсем рядом живем, первыми успеваем.

Джон терялся в догадках, что произошло в этой вселенной. Продовольственные карточки, очереди… в Соединенных Штатах такого еще не бывало.

– Зима пришла рано, – пробормотал Джон.

– Зима рано? – рассмеялся мужчина. – Не зима рано наступила, а лето опоздало. Три года ждем. – Он толкнул парня впереди. – Слышишь, Руди? Мальчишка говорит, что зима слишком ранняя.

Руди повернулся и посмотрел на Джона.

– А паренекто не заголодавший, Стэн, – пробурчал он.

Теперь Стэн окинул Джона оценивающим взглядом.

– Да ты, верно, скупщик, сынок? Вот почему тебе еда не нужна.

Такой оборот Джону совсем не понравился, и он предпочел отойти, зная, что те двое за ним не последуют, побоятся потерять место в очереди.

Люди один за другим подходили к кузову и получали по две банки. Джон разглядел, что это суп. Грузовик был загружен ящиками «Куриного супа Кэмпбелла».

Какойто солдат заметил Джона, наблюдающего за раздачей, и подошел к нему.

– Ты чего тут околачиваешься? – Дуло автомата было нацелено Джону в грудь.

– Просто смотрю, сэр. Не делаю ничего плохого.

Солдат кивнул.

– Лучше здесь не задерживайся.

Джон кивнул в ответ. Солдат повернулся к очереди, но от Джона не отошел. Тогда тот решился на вопрос:

– Думаете, хватит на всех?

Солдат посмотрел на грузовик, оценил длину очереди.

– Надеюсь. Плохо, если не хватит. На прошлой неделе такое было. Привезли откудато апельсины, а их не хватило. Пришлось отгонять людей и удирать, пока грузовик не перевернули.

– Апельсины разве не из Флориды? – удивился Джон.

– Уже нет. В прошлом году последние сады распахали под пшеницу и сою. В Канзасе нынче ни колоска не выросло.

– Ядерная зима? – спросил Джон полуутвердительно.

Солдат посмотрел на него.

– Ну, ясно дело. Ты что, с луны свалился?

Джон пожал плечами.

– Как считаете, почему так получилось? Что в армии говорят?

Сейчас паек получала женщина с девочкой лет трехчетырех. Джон слопал бы обе банки в один присест. Как сумеют выжить они вдвоем? А дома, может, еще ктото есть.

– То же, что в газетах, – отозвался солдат. – Индийцы не виноваты. Все чертовы пакистанцы заварили. Если бы атомную бомбу сбросили на Вашингтон, я бы первый сказал: бейте их. По последним данным всего было сто семнадцать ядерных ударов. От Пакистана камня на камне не осталось. А в остальном мире теперь холодина.

Джон кивнул. В результате ядерных взрывов в атмосферу поднимаются пыль и мелкие камни. Частицы пыли, крохотные по отдельности, вместе образуют плотную завесу от солнечных лучей, и в мире наступает долгая зима. Здесь она уже три года. Похожая причина погубила динозавров. Упал метеорит, и Земля остыла настолько, что все ящеры вымерли.

– Есть предположения, сколько это продлится? – спросил Джон. Рано или поздно ядерная зима должна закончиться, когда частицы наконец осядут на землю и вымоются дождями.

– Говорят, лет через десять потеплеет. Может, раньше. Ученые выдумывают разные способы, чтобы очистить небо. Но я не особо верю. Помяни мое слово: скоро мы двинем в Техас, а оттуда в Мексику.

– Будет война?

– Ясен пень, будет. В Мексике сейчас рай. У меня двоюродная сестра в Далласе. Говорит, в этом году температура выше 16 градусов не поднималась. Вот как. Я в детстве провел там одно лето. Ну и жарища была! Сплошные овраги и кактусы. На солнце все выгорало. Раз уж в Техасе стало холодно, никуда мы не денемся – попрем в Мексику. Как канадцы к нам.

Офицер махнул солдату, чтобы тот возвращался к машине. Раздача супа прекратилась, и Джон понял почему. Оказывается, грузовик был загружен наполовину. Ящики стояли только сзади, а вся передняя часть кузова была пустой.

Солдат тоже смекнул, в чем дело.

– Отойди подальше, дружище, – кивнул он Джону. – А лучше ступай своей дорогой.

По очереди прокатился ропот.

– Еда закончилась. Последние банки.

Очередь тут же смешалась и превратилась в кричащую толпу. Люди – сотня мужчин и женщин – в ярости бросились к грузовику.

– К машине! – скомандовал офицер. Солдаты, взяв автоматы на изготовку, окружили грузовик. Джону совсем не улыбалось оказаться среди озлобленной толпы или между толпой и солдатами.

– Граждане, оставайтесь на месте, – сказал офицер. – Сейчас приедет другой грузовик с продуктами.

– Вранье! Мы уже несколько часов стоим!

Офицер сделал знак солдатам, и те попрыгали в кузов. Грузовик рванул с места.

– Ждите! Еда скоро будет! – закричал офицер.

Толпа бурлила. Джон увидел Руди и Стэна, грозящих кулаками удаляющемуся грузовику. Потом Стэн заметил женщину с девочкой – последних, кому достался суп. Они медленно пробирались по снегу в сторону моста. Стэн кинулся следом.

Сообразив, что мужчина собирается отобрать еду, Джон побежал тоже.

Тут раздался выстрел, и женщина упала, толкнув при этом ребенка. Девочка скатилась по насыпи к реке. Стэн засунул пистолет в карман пальто и схватил сумку женщины. Офицер, прицепившийся к кузову, безучастно за всем наблюдал. Грузовик не остановился.

Джон бросился на снег рядом с женщиной. Кровь окрасила пальто в черный цвет и растекалась алыми ручейками по снегу.

– Ты застрелил ее! – закричал Джон.

Стэн обернулся, пожал плечами и пошел прочь.

Вокруг собралось несколько человек.

– Ктонибудь, вызовите «Скорую», – сказал Джон. – Она ранена.

Какаято старуха рассмеялась.

– «Скорую»? Надо же, вспомнил.

– Мама! – послышалось изза края насыпи. Джон глянул вниз и увидел, что девочка лежит на льду.

– Эй, ты! Подержи вот здесь! – сказал Джон парню, стоящему рядом. Тот неохотно подчинился – зажал рану в животе женщины рукой, сдерживая кровь.

Джон соскользнул по насыпи, осторожно ступил на лед и медленно приблизился к девочке. Ее нога была неестественно вывернута. Наверняка сломана.

Джон взял ребенка на руки и осмотрел крутой берег. У самого моста он разглядел каменистую тропку, не слишком заваленную снегом, и направился туда. По пути он упал, но все же вскарабкался наверх. Девочка плакала.

Люди уже разошлись. Даже парень, зажимавший рану, ушел, оставив на снегу кровавые следы.

Джон положил девочку.

– Мама, – жалобно позвала она.

Женщина едва дышала, но была еще жива. Если верить старухе, «Скорой» тут нет. Властям наплевать, что люди убивают друг друга. В этом мире ждать помощи бесполезно.

Если умрет женщина, то умрет и ребенок.

– Девочка, у тебя есть еще ктонибудь? – спросил Джон ласково. Она посмотрела на него непонимающим взглядом. – Ну, отец, брат или сестра?

Девочка покачала головой.

– Только мама.

– Как тебя зовут?

– Кайли. Кайли Сарафт.

Джон вспомнил располовиненный труп котопса. Животное прыгнуло на него и уцепилось за рюкзак. Разрез прошел поперек тела примерно в метре позади Джона. Значит, радиус действия прибора около метра.

– Обними маму, – сказал Джон девочке. Кайли подняла на него не подетски серьезные глаза, – какие беды пришлось ей пережить за свою короткую жизнь? – потом взяла его за руку и прильнула к матери, застонав от боли в сломанной ноге.

Джон переставил счетчик на 7539, лег на снег рядом с женщиной и ребенком и крепко прижал их к себе. Они были как скелеты. Даже через одежду Джон чувствовал выпирающие ребра и тонкие плети рук.

Эти двое были одни во всей вселенной. Брошенные на произвол судьбы. Без родственников, без врачей. Если он их оставит, они умрут.

Подтянув их к себе еще сильнее, Джон нажал на рычаг.

– Боже мой! – воскликнул ктото. Джон поднялся. Снег, кроме налипшего на одежду и обувь, исчез. Мать и дочь переместились вместе с ним. К счастью, целиком. Поле действия прибора накрыло всех троих и горстку снега в придачу.

– Что случилось, парень?

Джон оглянулся. Женщина лежала прямо посреди дорожки, идущей вдоль реки, и вокруг собралось с полдюжины студентов.

– В женщину стреляли. Надо вызвать «Скорую».

– Лучше вызывай сам, приятель, – сказал студент с серьгой в левом ухе, одетый в черные джинсы, черный джинсовый пиджак и черную же вязаную шапку.

Джон посмотрел вокруг, как будто надеялся увидеть рядом машину «скорой помощи».

– У когонибудь есть телефон? Она истекает кровью.

Студентка, загородившаяся, как щитом, книгами, показала на фонарный столб метрах в десяти по дорожке.

– Экстренный телефон там.

Джон подбежал и схватил трубку. Сразу послышались гудки, и голос ответил:

– Служба безопасности слушает.

– Ранена женщина. В нее стреляли. И ребенок. У девочки сломана нога. Срочно пришлите «Скорую».

– Пожалуйста, назовите ваше имя.

– «Скорая» приедет?

– Да.

Джон повесил трубку. Он уже отогрелся после предыдущей вселенной. Здесь стоял теплый октябрьский день, не было голодных бунтов, и люди не стреляли друг в друга изза банки «Куриного супа Кэмпбелла». Вокруг женщины с ребенком толпились самые обычные студенты.

Девочка сидела и таращилась на незнакомые лица, вероятно, удивляясь, куда пропал весь снег. Спустя минуту раздался вой сирен. Джон посмотрел на свою окровавленную куртку и понял, что если не уберется, то вопросов не избежать. Он снял куртку и, свернув ее чистой стороной наружу, зашагал прочь. Он уже сделал все, что мог. Доставил мать и дочь в мир, где вдоволь еды. Правда, он лишил их родной вселенной, так ведь там у них все равно никого не было. Здесь им наверняка будет лучше. Конечно, он ничего не знает об этом мире, но, повидимому, он похож на его собственный. Здесь должны быть благотворительные организации и службы социального обеспечения. Бедолаги выживут. Он им помог.

Но разве Первичный проделал с ним не то же самое? При этой мысли внутри у Джона все сжалось от вины и злости. Нет, черт побери, он их спас! Он никого не похищал. Ничего похожего на то, что сотворил с ним Первичный.

Два медбрата из «Скорой» уже хлопотали вокруг женщины. Скоро подъехала и полиция.

Джон не останавливаясь пошел дальше. Нужно гдето привести себя в порядок. Впереди находился спортзал, а в спортзалах обычно бывает раздевалка с душем. Для студентов, конечно, но, возможно, сработает тот же фокус, что и раньше в физической библиотеке. Без душа не обойтись. Кровь просочилась до самой рубашки, а туфли хлюпали от растаявшего снега.

Спортзал размещался в старом здании, выходившем на тот же двор, что и студенческий клуб. И Маккормикхолл никуда не делся – его можно было легко отличить по высокой обсерватории.

Джона никто не остановил. Он свободно прошел в раздевалку и отыскал душ. Несколько парней одевались, ни на что не обращая внимания.

Зайдя в кабинку, Джон разделся, повесил на крючок прибор и принялся полоскать рубашку и куртку. В сливном отверстии кружились и исчезали красные водовороты.

Потом он, сколько смог, держал мокрую одежду под сушилкой для рук. Стиральная машина, конечно, справилась бы лучше, но по крайней мере кровь теперь не видна. Из головы не шли раненая женщина и ее дочка. Вряд ли они когданибудь поймут, что произошло, только бы им удалось смириться с этим безболезненно. Как, впрочем, и ему.

Джон вышел на улицу и направился к Маккормикхоллу. Он уже проходил здесь в предыдущей вселенной, но насколько же сейчас все было иначе! Деревья, покрытые яркой листвой, совсем не похожи на скрюченных уродцев. Вокруг кипит жизнь. Студенты играют во фрисби – бросают друг другу пластмассовые диски – или просто гуляют, наслаждаясь последними погожими деньками. Коекто даже ходит в шортах. Здоровые молодые люди – не измученные холодом и голодом доходяги. Там громоздились тучи – здесь сияет солнце.

Нет, решил Джон, он больше не будет себя ни в чем винить. Похорошему, следовало бы перетащить сюда жителей той вселенной всех до единого. Люди думают, что нужно жить в мире, какой он есть. Оказывается, совсем не обязательно. Вот, к примеру, вселенная, где еды навалом. Интересно, догадывается ктонибудь в том мире, что спасительное изобилие находится буквально по соседству? Если б устройство было побольше да работало как следует…

«Ишь, чего захотел! – одернул он себя. – Большое устройство!.. Да если бы работало это, ты давно был бы дома».

Джон вошел в корпус физического факультета. На сей раз он явится к Уилсону во всеоружии.

Глава 10

Маккормикхолл ничуть не отличался от прежнего. Тот же самый студент в библиотеке приветствовал Джона тем же вопросом:

– Студенческий есть?

– Забыл в общаге, – без колебаний ответил Джон.

– Ладно. Принесешь в следующий раз, малыш.

– Больше так меня не называй, придурок, – с улыбкой сказал Джон.

Студент удивленно заморгал.

Прошлый визит к профессору оказался не таким уж бесполезным. Теперь Джон знал, как найти материал по параллельным вселенным. Уилсон сказал, что соответствующий раздел физики называется квантовой космологией.

Вообще космология, как было известно Джону, это наука о происхождении Вселенной. Квантовая же теория касается мельчайших частиц, таких как атомы и электроны. Для их описания используют статистические методы. Следовательно, квантовая космология занимается построением статистической модели Вселенной. Причем не какойто отдельно взятой вселенной, надеялся Джон, а совокупности всех вселенных.

Он сел к компьютеру. На сей раз нашлось тридцать изданий. Джон распечатал список и принялся обшаривать полки.

Половина книг оказалась материалами различных конференций и симпозиумов. Страницы пестрели формулами, предполагавшими глубокое понимание предмета; Джону не хватало и базовых знаний.

Во вступлении к одной из монографий ему попалась цитата о так называемой многомирной теории: «Всякий необратимый квантовый переход – событие, совершающееся в нашей вселенной практически с бесконечной частотой, – приводит к образованию новой вселенной. Таким образом, наша вселенная является лишь одной из бесчисленного множества копий, в большей или меньшей степени отличающихся друг от друга».

Цитата сразу понравилась Джону. Он видел, насколько разные варианты будущего проистекают из единственного отличающегося факта – например, из изобретения Александром Беллом электрического мотора. Мысль о том, что корень всех различий во многих миллиардах вселенных лежит в квантовых событиях, не так уж абсурдна.

Джон закрыл книгу, решив, что сможет теперь толково расспросить Уилсона.

На втором этаже ничего не изменилось – доски объявлений вдоль коридора, пустые кабинеты. Кабинет профессора Уилсона снова был последним. Уилсон сидел за столом и читал журнал. Возможно, тот же самый.

Джон постучался.

– Войдите, – пригласил Уилсон.

– Я хотел бы задать вам пару вопросов.

– По домашним заданиям?

– Нет, о другом. По квантовой космологии.

Уилсон отложил журнал и кивнул.

– Непростая тема. Что вы хотите узнать?

– Вы признаете многомирную теорию?

– Нет.

Джон растерялся.

– Нет?

– Именно. Совершеннейший вздор, по моему мнению. Почему вас это заинтересовало? Вы мой студент? – Уилсон подался вперед. На нем был тот же серый пиджак поверх синей рубашки.

– Вы не считаете, что множественность вселенных хорошо объясняет… смысл?.. – Джон с трудом подыскивал нужные слова. Похоже, он еще не готов задать правильные вопросы.

– Смысл квантовой механики? – подсказал Уилсон. – Нет, совершенно не считаю. Вы знакомы с принципом Оккама?

Джон кивнул.

– Какая модель проще – одна Вселенная, подчиняющаяся статистическим закономерностям на квантовом уровне, или бесконечное множество вселенных, порождаемых каждым случайным явлением? Сколько вселенных вам довелось видеть?

Джон хотел ответить на этот риторический вопрос, но Уилсон не дал ему раскрыть рта:

– Одну, – безапелляционно заявил он. – Вы здесь учитесь?

– Ээ, нет. Я еще не окончил школу, – признался Джон.

– Понятно. Все это довольно сложные вещи, молодой человек. Материал для старшекурсников. У вас уже был математический анализ?

– Только полсеместра.

– Я попробую объяснить наглядно. – Профессор взял со стола пресспапье – камень с нарисованными глазами и ртом. – Я принял решение бросить этот камень на пол в интервале десяти секунд с настоящего момента. – Примерно через семь секунд Уилсон разжал пальцы. – Вот пример случайного процесса. Будем считать для простоты, что я могу бросать камень только через целое число секунд от одной до десяти. Следовательно, должно существовать десять различных вселенных, в каждой из которых я бросил камень в разное время. При помощи одного единственного случайного события я сотворил десяток вселенных. Согласно многомирной теории все они существуют. Возникает вопрос: откуда взялась такая уйма вещества и энергии, чтобы построить эти вселенные? – Профессор щелкнул пальцами. – А если приложить эти рассуждения к фактически бесконечному количеству квантовых переходов, совершающихся на Земле в эту секунду? Сколько энергии потребуют все новые вселенные? Откуда она появится? Очевидно, что многомирная теория абсурдна.

Джон задумчиво покачал головой. Ему нечего было возразить. Только теперь он понял, как мало знает.

– Но если предположить, что параллельные миры всетаки существуют? Как в таком случае перейти из одного мира в другой?

– Никак. Это невозможно, абсолютно исключено.

– Но…

– Будь даже теория верной, ни о каком переходе не может идти и речи.

– Значит, теория неверная, – сказал Джон самому себе.

– Об этом я и говорил с самого начала. Параллельных вселенных нет.

Джона разобрала досада.

– А я знаю, что они есть. Я их видел.

– Вероятно, чтото повлияло на ваше восприятие, либо вы неверно интерпретируете факты.

– Вы опять разговариваете со мной, как с полоумным! – закричал Джон.

Уилсон спокойно посмотрел на него, потом встал и холодно произнес:

– Немедленно покиньте мой кабинет. На территории университета вам тоже делать нечего. Советую как можно скорее обратиться за медицинской помощью.

Досада Джона сменилась яростью. Этот Уилсон ничуть не лучше, чем предыдущий. Он не принимает его всерьез, видит в нем деревенщину, простачка с фермы. Разве может такой знать чтото, чего не знает он, профессор!

Джон бросился вперед и через стол схватил Уилсона за пиджак. На пол полетели бумаги.

– Я докажу вам, черт побери! – проорал Джон ему прямо в лицо. – Докажу!

– Отпусти меня! – закричал Уилсон, стараясь вырваться. Пиджак выскользнул из рук Джона, и профессор, опрокинув стул, рухнул на пол. – Псих!

Тяжело дыша, Джон стоял по другую сторону стола. Нужно раздобыть доказательство! Взгляд наткнулся на диплом на стене, Джон сорвал его и выскочил из кабинета. Здешнего Уилсона убедить не удалось, зато он убедит следующего. Забежав за выступ здания, Джон активировал устройство.

Еще не придя в себя после стычки, с гулко бьющимся сердцем и с прижатым к груди дипломом, Джон почувствовал себя круглым дураком. Подумать только! Накинулся на человека, украл у него диплом, и все для того, чтобы доказать его двойнику свою вменяемость!

Перед Джоном попрежнему лежал университетский двор. Какойто парень как раз поймал пластиковый диск – и в тот момент Джон увидел будто бы множество прозрачных картинок, наложенных друг на друга: парень оступался, не успевал выставить руку, диск пролетал слева, справа, сверху – миллионы разных вариантов. На мгновение все во дворе сделалось трепещущим и нечетким.

Джон тряхнул головой и посмотрел на диплом. На сей раз можно действовать напрямик, без лишних вступлений.

Поднявшись наверх, Джон постучал в кабинет Уилсона.

– Войдите.

– Можно к вам обратиться?

Уилсон кивнул.

– Пожалуйста.

– Я прихожу к вам уже в третий раз. Дважды вы мне не поверили, – сказал Джон.

– Не помню, чтобы мы встречались. Вы, кажется, не из моих студентов, верно?

– Нет, я учусь не здесь. С вами лично мы никогда не встречались, но я приходил к вашим двойникам.

– Звучит интригующе.

– Не начинайте снова надо мной подтрунивать, черт бы… – Джон оборвал себя, потом продолжил спокойнее: – Вы каждый раз говорите со мной покровительственным тоном, я сыт им по горло. – От волнения у Джона дрожали руки. – Я не из этой вселенной. Из другой. Понимаете?

Лицо Уилсона осталось неподвижным.

– Нет, потрудитесь объяснить.

– Меня хитростью заставили использовать одно устройство. Точнее, меня обманул мой двойник, потому что хотел получить мою жизнь. Он сказал, что я смогу вернуться, но устройство работает только в одном направлении. Возможно, оно испорчено. Мне нужна помощь, чтобы попасть домой.

Уилсон кинул.

– Да вы присядьте.

Джон сел, по лицу побежали слезы. Наконецто ему удалось пробить броню Уилсона.

– Значит, вы обращались ко мне – то есть к моим двойникам – за помощью, а я вам отказал? Почему?

– Мы начинали с параллельных вселенных или квантовой космологии или многомирной теории, а потом вы кромсали это все «бритвой Оккама».

– Что ж, пожалуй, я бы так и поступил, – согласился Уилсон. – Вы упоминали какоето устройство.

– Да, оно здесь. – Джон показал на грудь и расстегнул рубашку.

Уилсон с серьезным видом осмотрел прибор.

– А что у вас в руке?

– Это… ваш диплом из предыдущей вселенной. Я… взял его, чтоб вы убедились.

Уилсон протянул руку, и Джон подал ему диплом. Он точно совпадал с тем, что висел на стене. Профессор несколько раз перевел взгляд с одного на другой.

– Ага, понятно. – Он положил диплом. – Вообщето мое второе имя Лоренс.

Джон сравнил. На украденном им дипломе рукописным шрифтом значилось: «Франк Б. Уилсон», тогда как диплом на стене принадлежал Франку Л. Уилсону.

– Наверное, разница между…

– Кто вас подбил? Грин? С него станется.

Джоном овладело отчаяние.

– Нет! Это правда!

– Фантастический прибор под рубашкой… Здорово придумано. И диплом! Вы потрудились на славу.

– Я серьезно. Это не розыгрыш!

– Ну, ладно, хватит уже. Я вас раскусил. Грин ждет в коридоре? Эй, Чарльз, заходи.

– Никакой Чарльз и никакой Грин здесь ни при чем, – спокойно произнес Джон.

– Вы, должно быть, с театрального факультета. Очень убедительно играете. Надо же, две моих копии! Будто Вселенной недостаточно меня одного!

Джон встал и поплелся к двери, внезапно ощутив страшную усталость.

– Вы забыли это, – окликнул его Уилсон, размахивая рамкой с дипломом. Джон пожал плечами и вышел в коридор.

Он долго сидел на скамейке во дворе университета. Солнце зашло за горизонт, и полетнему теплый день растворился вместе с ребятами, игравшими во фрисби.

Наконец Джон встал и пошел в студенческий клуб. Нужно было поужинать. Мотаясь по вселенным, он совсем забыл о еде, и теперь желудок недовольно ворчал. Как ни странно, Джон чувствовал не голод, а усталость.

В клубе он зашел в пиццерию «У папаши Боба», заказал маленькую пиццу и колу и принялся механически есть, не ощущая вкуса. Будто жевал кусок картона.

Студентов в клубе почти не было, все разъехались по домам или разошлись по общежитиям делать домашние задания и смотреть телевизор.

Джон думал, что ему делать дальше и стоит ли еще раз встретиться с Уилсоном. Жалко, не пришло в голову сфотографировать профессора или попросить его написать самому себе записку. Хотя тот все равно заявил бы, что это подделка и фотомонтаж.

Тут взгляд Джона упал на телефонавтомат. Джон подошел, набрал свой номер. Потом вставил монеты – звонок стоил семьдесят пять центов. Раздались гудки.

– Алло, – ответила мать.

– Алло, – сказал он.

– Джонни? – удивилась она.

– Нет. Можно мне поговорить с Джоном?

Мать засмеялась.

– У тебя голос точно, как у него. Я даже испугалась, он ведь тут рядом. Передаю трубку.

– Алло, – произнес его голос.

– Привет, я Карл Смит, – назвал Джон первое попавшееся имя. – Мы вместе ходим на английский.

– Аа.

– Я сегодня не был на уроке. Хотел узнать, нам чтонибудь задали?

– Да. Сочинение по поэме «Мод» Теннисона. Мы читали ее в классе. Нужно проанализировать поэтические компоненты, как в прошлый раз.

– Понятно. – Джон видел поэму в том же разделе, что и стихотворение Хопкинса. – Спасибо.

Он повесил трубку.

Эта вселенная очень похожа на его собственную. Было бы совсем не трудно здесь освоиться. Джон испугался этой мысли, потом решил – а почему бы и нет?

Он пошел на автобусную станцию и купил билет до Финдли.

Глава 11

Ранним утром Джон сошел с Гернироуд, пересек поле Вальдеров и отыскал в кленовой рощице подходящее место, откуда была хорошо видна ферма. Не здесь ли его поджидал Первичный, подумал он, садясь на мягкую землю.

От предвкушения того, что он собирался сделать, дрожали руки. Он имеет право на собственную жизнь. Одну у него украли – значит, он добудет себе другую. Чтение книг и расспросы ни к чему не привели. Вернуться не получилось. Единственный выход – это обосноваться в подходящей вселенной.

Он обманет здешнего Джона Рейберна так же, как обманули его. Завлечет невероятными возможностями, распалит любопытство. А не выйдет похорошему, есть другой способ – стукнуть по башке, шлепнуть прибор на грудь и вперед.

Пусть разбирается, что к чему, пусть попробует найти себе другую вселенную. Он, Джон Фермер, уже заслужил себе свою жизнь. Он всегда был примерным мальчиком, любил родителей, ходил каждое воскресенье в церковь. Только остальным на это наплевать – и Первичному, и профессору Уилсону, и котопсам. Ему только и оставалось, что бегать из вселенной во вселенную без надежды и цели. Теперь хватит. Пора вернуть себе украденное.

Рассвет позолотил верхушки деревьев. Из задней двери дома вышла мать с корзиной и направилась в курятник за яйцами. Джон ее узнал даже издали. Умом он понимал, что она не его мать, но глаза утверждали обратное. А больше ничего и не нужно.

Отец по пути в сарай ласково потрепал ее за щеку. На нем были тяжелые неуклюжие ботинки, рабочий комбинезон и «джондировская» кепка с оленем. Вскоре из сарая показался трактор и покатил на поле. Через час отец приедет к завтраку – яичница с беконом, тост и, конечно, кофе.

Это его родители, его ферма. Все в точности, как он помнит.

В комнате Джона загорелся свет. Джон Рейберн проснулся. Скоро он выйдет во двор и займется делами.

Джон подождал, пока двойник зашел в сарай, и бросился через пустое тыквенное поле к противоположной двери. Задняя дверь сарая была всегда закрыта, но Джон знал, что если ее покачать, защелка выскользнет.

Он взялся за ручку, прислушался к звукам внутри и слегка подергал дверь. Безрезультатно. Джон подергал сильнее, и дверь с шумом отворилась. Джон скользнул в сарай и спрятался между тюками с сеном.

– Привет, СтэнМэн. Как настроение?

Голос раздавался со стороны стойл. Другой Джон – он мысленно окрестил его Джоном Субпервичным – кормил коня.

– На вот тебе яблоко. А овса не хочешь?

Джон продвинулся дальше вдоль ряда тюков, пока не увидел на другой стороне профиль Субпервичного.

Стэн тихо заржал, ткнулся мордой в голову парня и лизнул ему лоб.

– Ну, перестань, – сказал тот с улыбкой.

Когда Субпервичный занялся овцами, Джон вышел изза тюков и спрятался за початкосрывателем. Как можно обмануть самого себя? – подумал он. Да никак. Ничего у него не выйдет. Не сможет он надуть другого Джона, как надули его, говорить одно, а думать другое. Он не лжец, не мастер пудрить мозги. Придется действовать иным способом – неприятным, но единственно возможным.

Джон снял с крюка короткую совковую лопату. Одного удара по голове будет достаточно. Затем прикрепить на грудь прибор, переключить счетчик и нажать кончиком лопаты на рычаг. Половину лопаты оторвет? Не беда. Он покормит скотину и пойдет завтракать. Никто ничего не узнает.

Не обращая внимания на отвратительное чувство в животе, Джон ухватил обеими руками черенок лопаты и стал подкрадываться к Субпервичному.

Тот вдруг насторожился – должно быть, увидел на полу тень.

– Папа? – спросил он, оборачиваясь. – Господи!

Парень отшатнулся от занесенной над ним лопаты, перевел взгляд на лицо Джона, и удивление в глазах сменилось страхом.

Мускулы Джона напряглись перед ударом.

Субпервичный уперся спиной в закуток с овцами, машинально поднял руку над головой…

Одну руку. У него была только одна рука!

Джон почувствовал дурноту и разжал пальцы. Лопата с грохотом упала на деревянный пол к ногам Субпервичного.

– Господи, что я делаю! – Желудок судорожно сжался, но не выдавил из себя ничего, кроме желчи. От ее вони Джона вырвало еще раз.

Чем он лучше Первичного?

Покачиваясь, Джон побрел к задней двери.

– Подожди!

Джон побежал по полю. Споткнулся, упал, встал и побежал дальше.

– Подожди! Не убегай!

Джон повернулся и увидел, что Субпервичный бежит следом, размахивая единственной рукой, правой. В пяти метрах от Джона он перешел на шаг.

– Ты это я, – сказал он. – Только у тебя две руки.

Джон кивнул, не в силах говорить изза прерывистого дыхания и позывов к рвоте. Он посмотрел на парня, которого только что собирался оглушить, а может, и убить, и из глаз его полились слезы.

– Да, я твой двойник. Другой вариант тебя.

Джон Субпервичный энергично закивал.

– Только ты не потерял руку!

– Не потерял. – Джон склонил голову. – Как это произошло?

Лицо Субпервичного исказила гримаса.

– На вилы напоролся. Помогал отцу раскладывать сено на чердаке, оступился и упал. Вилы разорвали мне бицепс.

– Помню. – С Джоном, в его вселенной, едва не произошло то же самое. Ему было двенадцать, они с отцом нагружали чердак сеном. Джон схватил слишком большой тюк, думал, что справится, но не устоял на ногах и вывалился во двор, зацепив ногой вилы. Сильно расшибся, а вилы упали рядом и поранили плечо. Отец вначале перепугался, а потом стал его ругать. А уж как мать распекала… Рана на плече по сравнению с этим – ерунда. – Мне они только плечо поцарапали. В моем мире.

Джон Субпервичный вытаращил глаза. Потом засмеялся.

– В одном мире я теряю руку, в другом отделываюсь царапиной… Вот здорово!

– Еще как, – сказал Джон, не понимая, чему тот радуется.

– Давай, пошли в дом, позавтракаем!

Джон посмотрел на него, как на сумасшедшего. Как Субпервичный может его приглашать?

– Я собирался украсть твою жизнь! – закричал он.

Джон Субпервичный кивнул.

– А потом увидел, что у меня нет руки… Моя жизнь тебе не подходит. У тебя целы обе.

Он снова засмеялся.

– Дело не только в этом, – сказал Джон. – Я не мог решиться…

– Да, понимаю.

– Нет, ты ни черта не понимаешь! – закричал Джон. – Я потерял все! – Он сунул руку под рубашку и переключил счетчик. – Прощай.

– Нет. Подожди! – крикнул Субпервичный.

Джон отступил назад и нажал рычаг.

Мир покачнулся, и Джон Субпервичный исчез.

Сарай и дом остались, далеко в поле тарахтел трактор отца. Еще один мир, где ему, Джону, нет места. Он переключил прибор, нажал рычаг. Снова дом. И тут Джон нужен ничуть не больше. Счетчик, рычаг, и еще, и еще. Дом пропал, появился снова, стал зеленым, вместо красного, а Джон все жал и жал, стремясь как можно дальше убраться от того мира, где едва не совершил преступление.

Облака на небе дергались в хаотическом танце. Лес то появлялся, то исчезал. Дом скакал из стороны в сторону, когда на фут, когда на полфута. Сарай вел себя еще более легкомысленно – оказывался за домом, перед домом, на западной стороне, на восточной. Рельеф не менялся – ровный, с небольшим уклоном.

Вселенные мелькали друг за другом. Сколько их было, Джон не считал. Наверное, около сотни. И везде он лишний. Наконец он остановился, обессиленно рухнул на землю и заплакал.

Он потерял свою жизнь. Потерял окончательно и безвозвратно.

Джон прислонил голову к дереву и закрыл глаза. Постепенно слезы иссякли, дыхание успокоилось, и он забылся сном.

Глава 12

– Эй, парень, пора просыпаться.

Ктото ткнул его в бок. Джон раскрыл глаза и увидел отца.

– Папа?

– Это вряд ли. Если моя жена ничего не скрывает.

Мужчина подал руку и помог Джону подняться. Сомнений не было: рядом, опираясь на палку, стоял его отец из этой вселенной. Но Джона он не узнал.

– Простите, что я заснул в вашем лесу. Очень устал.

– Ничего, бывает. – Мужчина махнул палкой в сторону Гернироуд. – А теперь пора идти. Город там. – Он показал на север. – Мили две отсюда.

– Да, сэр. – Джон пошел, потом остановился. Отец его не узнал. Значит… Он повернулся. – Сэр, я давно ничего не ел. Не могли бы вы меня накормить, а я отработаю?

Билл Рейберн – Джон принудил себя не думать о мужчине, как о своем отце, – взглянул на часы.

– Если верить часам и моему желудку, обед будет очень скоро. Вареное мясо. Отрабатывать не обязательно.

– Спасибо.

– Как тебя зовут?

– Джон… Джон Уилсон. – Фамилия профессора пришла ему на ум первой.

Они пошли через тыквенное поле к дому: Билл впереди, Джон сзади. До Хэллоуина оставалась неделя, а тыквы были не убраны, некоторые уже начали портиться. Джон увидел большую тыкву с прогнившим верхом, вокруг вилась целая туча мошкары.

На ум пришла шутка, услышанная от отца неделю назад.

– Знаете, что делать, если на Хэллоуин в дом забрались воры?

Билл обернулся и посмотрел на него, как на придурка.

– Что?

– Дать им по тыкве, – серьезно ответил Джон.

Билл остановился, секунду помолчал, и на его губах появилась едва заметная усмешка.

– Дать по тыкве. Надо будет запомнить.

Сарай за домом был меньше, чем в мире Джона, краска на нем облупилась, а в крыше зияла дыра. Ферма вообще выглядела запущенной. Вероятно, его родителям приходится здесь нелегко.

– Джанет, у нас гость к обеду! – крикнул Билл, войдя в заднюю дверь. – Разувайся.

Джон снял туфли и поставил их на привычное место, рюкзак повесил на крючок. Крючок был другой – фигурный, из латуни. Дома они с отцом соорудили на этом месте деревянную вешалку.

Джанет, похоже, не обрадовалась, что придется делить стол с незнакомцем, но промолчала. Выскажется потом, когда останется с Биллом наедине. Джон улыбнулся ей и поблагодарил за гостеприимство. На ней был такой же фартук, как у его матери. Хотя нет, такой, в красную клетку, с большими накладными карманами, его мать носила несколько лет назад.

Джанет подала Джону сандвич с индюшатиной и ломтиком сыра. Он снова поблагодарил ее и не спеша начал есть.

– Яблоки уже созрели, – сказал Билл жене. – Думаю, соберем несколько ящиков на сок.

Джон удивленно поднял брови. Они с отцом собирали по несколько ящиков с каждой яблони. Может быть, здесь сад меньше. Или какаято болезнь напала. Джон посмотрел на Билла и увидел, как у того дрожит рука. Раньше Джон не замечал, что его отец так постарел. Может, в этой вселенной он почемуто состарился раньше? И у него просто нет сил собрать весь урожай?

– Завтра надо отвести воду с дальнего поля, – продолжал Билл. – Целое озеро образовалось, на будущий год все семена сгниют.

Дальнее поле, вогнутое посередине, было вечной головной болью, там постоянно скапливалась вода.

– Тыкву тоже надо собрать, пока совсем не погнила, – соскочило у Джона с языка.

Билл посмотрел на него.

– Ты разбираешься в сельском хозяйстве?

Джон проглотил кусок сандвича, ругая себя за то, что влез не в своё дело и, наверное, обидел человека.

– Ну, я вырос на ферме вроде вашей. Мы выращивали тыкву и продавали перед Хэллоуином по хорошей цене. К воскресенью половину придется выбросить, да и остальное уже никто не купит.

– Ты ведь и сам собирался этим заняться, Билл, – сказала Джанет.

– Уже поздновато, – вздохнул Билл. – Парень прав. Половина урожая пропала.

– Я мог бы помочь вам сегодня с тыквой, – предложил Джон. Ему хотелось побыть здесь подольше. Впервые за долгое время можно было расслабиться, привести мысли в порядок. Конечно, эти люди не его родители, но все равно с ними хорошо и спокойно.

Билл окинул его оценивающим взглядом.

– Говоришь, ты работал на такой ферме? Что ты еще умеешь?

– Могу собирать яблоки. Могу починить крышу на сарае.

– Да, Билл, давно пора. – Джанет смотрела на Джона все дружелюбнее.

– Мне трудно забираться так высоко, да и поважнее дела есть, – сказал Билл и снова повернулся к Джону. – Можешь остаться у нас до вечера. Оплата – три доллара в час и ужин. Если ты нам не подойдешь, после ужина расстанемся, без обид. Согласен?

– Согласен, – ответил Джон.

– Джанет, позвони Макгенри, узнай, не возьмет ли он еще машину тыквы. А то я подвезу ему вечерком.

Глава 13

Джон стоял перед окошком секретаря округа и кипел от злости. Сколько можно канителиться с этим чертовым свидетельством? Кейси осталась ждать у кабинета судьи, она была уже на девятом месяце. Если чиновник за стеклом не поспешит, дитя родится внебрачным. А уж на этом родители Кейси и Джона стояли твердо – никаких незаконнорожденных. Искренние уверения Джона, что о ребенке он будет заботиться в любом случае, не возымели действия – только официальный брак, и точка.

Наконец секретарь протянул разрешение на брак и два нотариально заверенных анализа крови.

Джон поблагодарил и направился к зданию суда.

После свадебного путешествия в Толидо денег совсем не останется. Через неделю Джон выходит на работу в «Дженерал электрик». Конечно, это только пока не опубликуют его книгу «Сияние».

Толидо он выбрал не случайно – надо хоть както уладить дела с треклятым кубиком Рубика. Обидная промашка. Патентный поиск был проведен – ничего похожего не обнаружено, опытный образец в конце концов сделан как надо, и в производство вбухано девяносто пять тысяч долларов. И вдруг как гром среди ясного неба – звонок от юриста из Бельгии. Оказывается, чертов Рубик всетаки оформил патент у себя в Венгрии и когдато даже пытался вывести игрушку на американский рынок. Однако кампания, нанятая им в НьюЙорке, разорилась, и все благополучно об этом забыли. Зато теперь пронюхали о Джоне и сразу потребовали свой кусок пирога.

Юрист хотел отказаться от Джона, но тот убедил его, что еще не все потеряно, коечто еще можно заработать. Хотя бы коечто. Скорее всего придется купить лицензию. Задобрить нужных людей. Игра стоит свеч. Юрист согласился довести дело до конца, однако аванса, выданного ему, надолго не хватит.

Джон поднялся на третий этаж здания суда; Кейси, увидев его, помахала рукой. Она сидела на скамье перед кабинетом, а живот, казалось, лежал у нее на коленях. Лицо было розовым и опухшим, будто его накачали физраствором.

– Привет, Джонни. Ну как, получил документы?

Он терпеть не мог, когда его называли Джонни, и уже не раз говорил ей об этом, но без толку. Некоторые вещи, похоже, не изменить. Все привыкли звать Джона Фермера Джонни, оставалось только смириться.

Джон растянул губы в улыбке и взмахнул бумагами.

– Да, все готово. – Он поцеловал Кейси в щечку. – Милая, ты сегодня просто прелесть. Прямо сияешь.

Джон не мог дождаться, когда она наконец родит и сможет одеваться, как ему нравится. Хорошо бы, форма группы поддержки на нее годилась.

Церемония прошла быстро, но Кейси все же успела всплакнуть. Джон удивился, что ни одна из ее подруг не пришла. Последнее время она мало с ними общалась – изза беременности о хоккее на траве пришлось забыть.

Судья поставил подпись на свидетельство о браке, и дело было сделано. Родители Кейси и Джона на церемонии не присутствовали. На этом настоял Джон. Договорились устроить торжество, когда родится ребенок.

Джон знал, что его родители совсем не рады тому, как все обернулось, и не хотел лишний раз видеть их постные лица.

Родители мечтали, чтобы он поступил в колледж, вышел в люди. Но это все – для Джонни Фермера. Джон тут не при чем.

Когда посыпятся денежки, они поймут. Будут им еще гордиться.

Джон осторожно усадил Кейси в «Понтиак трансам», купленный на остатки наличности. Деньги деньгами, а тачку надо иметь приличную. Джон сел за руль и вывел машину на трассу.

– Ну, наконецто отстрелялись.

– Ты серьезно?

– В смысле, наконецто разделались, теперь мы муж и жена, – поспешно уточнил он.

– Да, я так и поняла.

Джон кивнул. Нужно быть поосторожнее, решил он, думать, о чем говорить при Кейси, а о чем лучше помолчать. С тех пор как у Кейси стал расти живот, и таиться от родителей уже не имело смысла, Джон не раз пожалел, что прибора больше нет. Умотать в другую вселенную и начать все заново не получится. Зря он всетаки не прикончил Джонни Фермера. Пришлось бы прятать тело, зато прибор был бы у него. Теперь вся надежда на кубик. Тренажер «Абкранчер» штука хорошая, но что толку, если нет начального капитала. Джону приходила мысль выложить Кейси все начистоту, рассказать, кто он и откуда. Да только как тут расскажешь. Все равно ведь не поверит.

Нет, отсюда он уже никуда не денется. Надо устраивать жизнь здесь.

Джон похлопал Кейси по коленке и улыбнулся. Ничего – заработает деньжат для нее и ребенка, а потом вздохнет свободно – будет тратить сколько захочет и на что захочет. Дорога к успеху неожиданно оказалась довольно ухабистой, но он прорвется. Недаром он Джонни Первичный.

Глава 14

Наступила весна, но в тени было еще холодно. Джон возился с машиной с самого утра, и поначалу солнечные лучи приятно согревали ему плечи, однако после обеда он совсем продрог и даже подумывал взять трактор и оттащить потрепанный «трансам» подальше от сарая на солнце. В конце концов решил, что оно того не стоит – поздно уже, собрать карбюратор до ужина он все равно не успеет.

Машину Джон приобрел всего за пятьдесят долларов, но своим ходом она пока не проехала ни метра. А машина ему понадобится уже скоро. С мая он начнет работать во вторую смену на заводе «Дженерал электрик», а осенью начнутся занятия в Толидском университете.

Обычным студентом Джон, правда, не стал – записался на отделение дополнительного образования. И то хорошо, ведь школу он не окончил, а только сдал тесты по программе. Теперь он будет учиться и в конце концов дойдет до предметов, которые его интересовали, – квантовой теория поля, космологии, общей теории относительности. Все это, конечно, только на последнем курсе. Ничего, потерпит. Здесь совсем неплохо, особенно если не вспоминать о доме.

Зарплаты на заводе – Джон будет работать с четырех до полуночи на конвейере по сборке стиральных машин – хватит на оплату обучения. Плюс Билл и Джанет все еще платят ему по три доллара в час за помощь по хозяйству. Забавно, дома он не получал бы за это ни цента. А в сентябре подыщет себе другую подработку и переселится поближе к университету.

Джон положил карбюратор на сиденье и откатил машину в сарай. Пусть ему хорошо с Биллом и Джанет, пусть они добрые и щедрые и почти во всем похожи на его родителей, но он не может здесь остаться. Во всяком случае, надолго.

Вселенная – дом с миллионом комнат. Люди живут в своем мире и не подозревают, что мир этот – лишь одна из них. Что, пройдя сквозь стены, можно попасть в другие комнаты. Но онто знает! Знает о стенах и знает, что они проницаемы. Между мирами есть переходы.

Основной специальностью Джон выбрал физику. Он даже рассмеялся, прочитав в письме с факультета, что его куратором будет доктор Франк Уилсон. Однажды представления профессора Уилсона о мире потерпят крах, и Джон сделает для этого все возможное.

Ни один физик в этом мире не знает того, что известно ему – человек способен преодолевать стены вселенной. Одно это знание, ясное и непоколебимое (стоило только поднять штанину и посмотреть на шрамы от укусов котопса), одно лишь это знание не даст ему покоя до тех пор, пока он не разберется до конца в механизме перемещения между мирами.

Такова его цель. Джон разберет прибор на части, изучит и соберет снова, встретится с ведущими специалистами и сам станет таким специалистом.

А потом, когда тайны Вселенной раскроются перед ним, он вернется домой, и Джон Первичный пожалеет, что родился на свет.

Джон улыбнулся и закрыл дверь сарая.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 15

Джону Первичному снова снилось, что он замурован и ему нечем дышать. Потом он проснулся. Кейси толкала его в бок.

– Твоя очередь, – пробормотала она.

Сперва Первичный подумал, что она говорит во сне, повернулся на другой бок и подтянул к себе одеяло. Старая кровать жалобно заскрипела. Потом он услышал, как плачет Эбби.

– Черт, – выругался он.

Часы высвечивали 2:17. Через три часа надо собираться и идти на завод. Почему Кейси сама не покормит Эбби? В конце концов, он приносит домой деньги. Единственное, что требуется от Кейси, это ухаживать за ребенком.

Плач Эбби превратился в надрывный рев. Если ничего не предпринять, Уильямсы этажом выше наверняка нажалуются Домовладельцу.

Джон спустил ноги с кровати, протер глаза и натянул шорты. Пожалуй, удобнее будет спать в пижаме. Все равно в последнее время им с Кейси не до любовных утех.

Он проковылял в крохотную кухню, открыл, щурясь от света, холодильник и нашел почти полную бутылочку с искусственным питанием. Сунул ее на тридцать секунд в микроволновку. Когда он вошел в комнату Эбби, она была красная и такая злая, что плакала уже почти беззвучно.

Первичный взял ее на руки, и его раздражение как ветром сдуло. Эбби вначале пихала его ручонками в шею, потом угомонилась и только всхлипывала.

Медсестры изумленно вытаращили глаза, когда он захотел присутствовать при родах. Небольшая разница между мирами. Пришлось настоять на своем, и Кейси была рада, что он с ней. При виде маленького комочка с красной пятнистой кожей его охватила целая смесь чувств. Гордость – и страх. Радость – и разочарование. Еще одна обуза в довесок к жене и работе.

Джон сел в деревянное креслокачалку, подаренное его матерью, и оно ободряюще скрипнуло. Эбби схватила губами пластиковую соску и, умиротворенно причмокивая, стала сосать.

Воспользовался бы он прибором, будь такая возможность? Он привык к нему, как к запасному выходу, предохранителю на случай неудачи. Он уже и раньше пытался остановиться, клялся забыть о приборе. И каждый раз убегал снова, полный вины, ужаса и отчаяния.

Теперь выбора не было. А если б был?

Здесь безопасно. Наконецто. Сколько раз проклятый прибор приводил его к краю гибели? Прибор сделал его убийцей.

Вспомнились Томас и Оскар. Это было во Вселенной 7450 или около того. Безумная скачка по мирам только начиналась. К нему ворвалась полиция; он едва успел схватить рюкзак с самым необходимым и переместиться. И в утреннем свете с удивлением увидел хорошо протоптанную тропинку, ведущую к частоколу. Казалось, это был один из безлюдных миров плейстоцена, где Северную Америку населяют мастодонты и саблезубые тигры. Но не звери же поставили частокол.

Джон запрокинул голову – инверсионных следов в небе не было, – внимательно осмотрел горизонт в поисках линий электропередачи и мачт сотовой связи. Ничего. Маленький радиоприемник из рюкзака издавал одни помехи.

– Странно, – буркнул Первичный и двинулся по тропинке.

Приблизившись к частоколу, он почувствовал запах костра и жареного мяса. У ворот, прислонившись к столбу, стоял часовой в одежде из плохо дубленной кожи и с двенадцатифутовой пикой. Похоже, ни появление Первичного, ни его одежда часового не удивили.

– Еще один? Совсем мальчишка, – сказал он, покачав головой. – Добро пожаловать в ФортАмерику, прибежище истинно свободных. Есть чтонибудь с собой?

С этими словами он полез под куртку Первичного, но тот отскочил назад.

Стражник махнул рукой.

– Да что у тебя может быть. Ничего толкового нам не оставят. – Он вытащил блокнот, посмотрел и сказал: – В команде Томаса есть место для новичка. Ступай в тот барак.

Первичный удивился тому, что часовой как будто не видел ничего необычного в его появлении у ворот. Значит, такое здесь не редкость? И еще часовой говорил на самом обычном английском языке, что в этой глухомани казалось простотаки неуместным.

Сквозь открытые ворота виднелись два длинных барака и несколько домиков поменьше. Все строения были из бревен и покрыты кожами. По верху внешней стены шел ряд бойниц, рядом, на земле, через каждые два метра стояли копья с каменными наконечниками. Против кого такая зашита?

Внутренний двор был пуст за исключением нескольких женщин у костра, медленно вращающих вертел. Окорок на вертеле принадлежал какомуто непонятному животному явно крупнее коровы. Женщины проводили Первичного равнодушным взглядом.

Первичный постучал в грубую деревянную дверь первого барака.

– Входи! – раздалось изнутри.

Он попал в длинное помещение с двухъярусными кроватями вдоль стен из плохо обтесанных бревен. Пахло живицей и свежим деревом. У одной из кроватей разговаривали двое молодых мужчин.

– Ты кто такой?

– Джон. Меня прислал часовой.

– Черт, сколько можно. Да еще совсем пацан, – сказал один. – Ты, парень, в металлургии, часом, не шаришь?

– Ээ, нет.

– Ясно. Меня зовут Томас. Я тут капитан, а Оскар лейтенант.

Томас, светловолосый и высокий, крепким сложением напоминал игрока в американский футбол. Оскар был пониже ростом, бритоголовый.

– Что у тебя с собой? Давай сюда, – сказал Оскар.

Первичный попятился.

– Да ладно, брось. Ни с чем ценным сюда не выпускают, – вступился Томас и, обращаясь к Первичному, добавил: – Пошли с нами. Мы как раз на шахту собирались. Сегодня наша очередь рубить уголь, да только ребята опять небось сачкуют.

Томас провел его через заднюю дверь хижины, потом через небольшие ворота в ограде. Здесь часового не было, ворота стояли широко распахнутыми, хотя при случае могли запираться на деревянный засов. Проходя мимо створок, Оскар и Томас взяли по копью. Первичный последовал их примеру.

– Ты из какой вселенной? – спросил Томас.

– Семьчетыретритри, – ответил Первичный.

– Даа? Помоему, оттуда у нас еще никого не было. За что тебя сцапали? Хакерство? Пропаганда?

– Сам не знаю.

Оскар пристально посмотрел на него.

– Взяли втихую. Чемто ты их особенным достал.

– Да вроде ничем.

– Ладно, – сказал Оскар. – Не хочешь – не говори.

Они перебрались через низкий холм и оказались в неглубокой долине на берегу реки. Стоя по колено в воде, люди промывали на лотках песок. Другая часть работников рубили угольный пласт, пролегавший в склоне холма и наполовину вскрытый рекой. Вдоль берега стояла дюжина часовых. Еще несколько расположились на холмах.

Томас пошел поговорить с рабочими, оставив Первичного наедине с Оскаром.

– Золото для проводов. Уголь для паровых машин, – пояснил Оскар. – Еще мы подумываем смотаться в старый ФортПитт и добыть там железной руды.

Томас вернулся, держа на ладони маленький самородок.

– Несколько метров проволоки, – сказал он.

Затем Томас повел их к другому холму. Первичный пытался разобраться, что здесь происходит. Зачем понадобилось создавать чтото на пустом месте? Кто эти люди? Колонисты? Беглецы? Так или иначе, у них тоже должны быть приборы. И, возможно, их приборы работают правильно.

Будто угадав его мысли, Оскар сказал:

– Лет через сто мы построим переместитель. Ты еще молодой; когда стерилизация перестанет действовать и у тебя появятся дети, они смогут возвратиться домой.

Первичный опешил. Значит, эти люди прибыли из технически развитых миров. Прибыли не по своей воле. Они тоже в ловушке.

– У вас нет приборов? – уточнил Первичный. – Нет собственных переместителей?

Томас расхохотался.

– Конечно, нет. Откуда?

– Но у меня ведь есть! – сказал Первичный и осекся. Слишком поздно. Томас и Оскар обернулись к нему как по команде.

– Врешь, гад! – ощерился Оскар.

– Да я так просто. Пошутил.

Рука Первичного уже нырнула под рубашку, палец коснулся кнопки счетчика. Они стояли на ровной месте, без искусственных котлованов и углублений. Перемещаться было относительно безопасно.

– Эй, что у тебя там? – спросил Томас, и Оскар схватил Первичного за руку.

– Ничего! – закричал Первичный, безуспешно пытаясь вырваться. По другой руке, едва она потянулась к груди, саданул Оскар. По знаку Томаса он задрал на Первичном куртку и рубашку, и лица обоих колонистов удивленно вытянулись.

– Черт меня подери! У него и вправду портативный переместитель! – произнес Оскар.

– Откуда он у тебя?

– Ну, ты, сопляк, какого дьявола разгуливаешь тут с переместителем?! – заорал Оскар и полез к Первичному под рубашку.

Джон изо всех сил наугад ударил Оскара ногой, упал и откатился в сторону – увы, недалеко. В следующее мгновение в плечо ему вцепился Томаса и легко, будто тряпичную куклу, подтащил обратно. Затем Томас уперся коленом ему в шею и достал нож.

– Ты можешь в это поверить?! – сказал он Оскару.

– Нет, черт возьми.

Лезвие разрезало ремни, Первичный дернулся, ожидая, что следующий взмах ножа вспорет ему живот.

Больше не обращая на него внимания, колонисты с восторгом разглядывали прибор.

– Фригет обосрется от счастья, когда увидит.

– Мы вернемся домой.

– Домой! Мы отправимся, куда только захотим! В любой мир!

Первичный с трудом встал. Мужчины держали прибор, будто новорожденного. Они не знают, сколько страданий способна причинить эта штука? Не знают, что она сломана?

Тем не менее она принадлежит ему. Он ее заслужил. Выменял на собственную жизнь. И провалиться ему на этом месте, если он позволит этим ублюдкам ее забрать!

Первичный подскочил к мужчинам, вырвал прибор из рук Томаса и бросился наутек.

– Стой!

Его схватили за ногу, и он упал. Оскар и Томас навалились сверху.

– Ну, теперь тебе хана! – прохрипел Оскар, и Томас занес нож.

Палец Первичного наконец нащупал рычаг и нажал на него.

Мир дрогнул, взорвавшись кровью. Первичный зажмурился. Его грудь и ноги окатила горячая жидкость. Чтото твердое – обломок ножа? – оцарапало щеку.

Первичный встал и, пошатываясь, сделал несколько шагов. Его мутило.

Он протер глаза и посмотрел на то, что переместилось вместе с ним. На земле валялись кисть руки Томаса, кусок грудной клетки и ступня Оскара – части тел, оказавшиеся в радиусе действия прибора. Очевидно, что Оскар мертв. Томас искалечен, но без руки в примитивном мире он скорее всего не жилец.

Первичного вырвало.

Очистив желудок, он как сумел обтер с себя кровь. Вот невезуха! Только нашел когото, кто знал о путешествиях между мирами, – и чуть было не погиб от рук этих людей.

Сначала ему пришла мысль похоронить останки, однако в конце концов решил предоставить их зверью. Едва ли эти мерзавцы заслуживали его сочувствия. Первичный набрал следующую вселенную и был таков…

Эбби уже спала. Джон осторожно положил ее в кроватку. Девочка зашевелилась, но не проснулась.

Иногда самое лучшее – это успокоиться, остановить бег и забиться в какуюнибудь маломальски подходящую дыру. Вселенные таят слишком много опасностей.

На следующее утро у Первичного то и дело слипались глаза. Дважды линию останавливали изза того, что болты заваливались за барабан, и ему приходилось их оттуда выуживать. Красноречивые взгляды своих товарищей он старался попросту игнорировать. Пошли они куда подальше. Все равно он отсюда свалит, как только чтонибудь наклюнется.

Он еле дождался обеденного перерыва, а дождавшись, пытался сложить в строчки непослушные слова. Уж со Стивеном Кингом все должно было бы идти как по маслу. Первичный два раза смотрел фильм и даже пробегал глазами книгу. Написать «Сияние» для него, казалось бы, раз плюнуть. Каждый обеденный перерыв уходил теперь на это. Он писал, а точнее, вспоминал. Стивена Кинга в этой вселенной не существовало. Можно не опасаться, что его обвинят в плагиате. Жаль только, не догадался прикупить экземпляр книги.

– Эй!

Что ж там такое было в номере 237?

– Эй, Рейберн!

Первичный поднял глаза. За соседним столиком сидели его ровесники, один парень был ему смутно знаком.

– Я слышал, ты обрюхатил Кейси Николсон, верно?

Первичного обдало холодом, а руки сами собой сжались в кулаки. Он узнал его. Карсон. Тед Карсон. Урод, изза которого его – или, вернее, Джона Фермера – выперли из школы.

Первичный заставил себя успокоиться, медленно выдохнул и улыбнулся.

– Кого я вижу? Неужто сам Тед Карсон? Знаменитый Тед Карсон?

Карсон явно растерялся.

– Тебе ли не знать меня, Рейберн.

– Еще бы! Ты так знаменит.

– Что ты мелешь? – спросил Карсон уже без прежней дерзости.

– Я слышал, у твоих соседей пропадают домашние любимцы. Один за одним. Прямо напасть.

Лицо Теда побледнело.

– Ты чтото видел?

Первичный улыбнулся, заметив, как вздулись жилы на шее Карсона. Его челюсти были так плотно сжаты, что он не мог говорить. Друзья бросали на него косые взгляды, не понимая, что происходит. Только что их приятель был на коне – и вдруг ни с того ни с сего поджал хвост.

Зато понимал Первичный.

– Для чего тренируешься, живодер?

Карсон встрепенулся, окинул взглядом друзей и поднялся изза стола.

– Пошел к черту, Рейберн, – сказал он, быстро направляясь к выходу.

Первичный пожал плечами, засмеялся и посмотрел на оставшуюся компанию молодых рабочих.

– Ну? Чего надо?

Те сразу отвернулись, и он занялся своим романом.

Собираясь домой в конце рабочего дня, Джон почувствовал, как у него буквально ощетинились волосы на затылке, и обернулся. Сзади стоял Тед Карсон с таким же щекастым мужчиной. Надо же, какая удача! Оказывается, отец Теда Карсона тоже работает на заводе. Как будто одного Карсона было мало.

Глава 16

Лабораторные занятия по физике проходили в Герменегильдхолле, старом кирпичном здании с деревянными полами и большими коридорами, наполненными гулом шагов и голосов. Джон немало пережил, путешествуя по вселенным, но попрежнему чувствовал себя неуютно среди множества людей. В душе он остался простым парнем из провинции.

Сейчас он вертел головой, осматривая ряд дверей. Судя по номерам, его лаборатория находилась на цокольном этаже. Джон отыскал лестницу и спустился вниз. В нос ударил запах плесени и пыли. С потолка свисали голые лампочки. Заблудился?..

– Ты чтото ищешь? – произнес ктото рядом.

Джон обернулся и увидел стоящую в дверях девушку с мелко завитыми кудрями.

– Если тебе нужна лаборатория физики, то ты пришел по адресу, – сказала она.

– Спасибо.

Помещение было пятнадцати метров в длину и пяти в ширину. Посередине в два ряда стояли шесть черных лакированных столов, за которыми в ожидании занятия сидела дюжина студентов. Джон направился к свободному столу.

Ктото прикоснулся к его локтю. Оказывается, девушка пошла следом.

– Можно, я тоже тут сяду?

– Почему бы нет.

Она сбросила свой туго набитый рюкзак на пол рядом с Джоном, села и протянула руку.

– Я Грейс. Грейс Шислер.

– Джон, – представился он, пожимая руку. – Рей… Джон Уилсон.

– Рей – твое второе имя, да?

Джон покраснел, раздосадованный глупой оговоркой.

– Нет. Просто… в общем, не важно.

– Хорошо, Джон Рей. Не Рей, так не Рей.

Джон осмотрелся, нельзя ли куда пересесть; все места были заняты.

– Эй, Генри! Давай сюда! – закричала Грейс. Половина студентов повернула к ним головы, и Джон снова покраснел. Он не любил быть в центре внимания.

Высокий нескладный парень с темными волосами, слегка сутулясь, подошел к их столу и, буркнув какоето приветствие в адрес Джона, сел рядом с Грейс.

– Генри из Алкоттхолла, – сказала она. – А я из Бенчли. Мы познакомились на вечеринке для первокурсников. И, представляешь, мы оба специализируемся в инженерном деле. А ты, Джон Рей, из какого корпуса?

– Просто Джон. Я живу не в студенческом городке.

– Как тебе удалось? – удивилась Грейс. – Все первокурсники должны жить в общежитии. Ты же на первом курсе? Или ты ошибся лабораторией?

– На первом. Но я не обычный первокурсник, – сказал Джон. Не имея аттестата да и вообще никаких документов, ему пришлось сдавать тесты по программе средней школы и поступать на курс дополнительного образования. Хорошо еще, что в университете сгодилось поддельное свидетельство о рождении.

– Здорово! – протянула Грейс. Генри снова буркнул чтото нечленораздельное. – Что ты думаешь о Хиггинсе? Пока все, о чем он рассказывает, мы проходили в школе.

Джон кивнул. От элементарного курса физики толку ему было мало, но, чтобы понять те сложные принципы, на основе которых работало устройство, приходилось начинать с азов. Для того он и поступил в университет – стать специалистом и разобраться в приборе. Жаль только, пока они изучали совершенно ненужные для этого вещи: черчение, основы электроники, начальный курс физики, историю Европы, английский… С ума сойти! С другой стороны, в каком институте можно найти курс под названием «Межпространственные перемещения»? Разве что в Массачусетском технологическом.

– Интересно, что будет в контрольной? – сказала Грейс. – Надеюсь, ничего сложного.

Джон посмотрел на нее.

– Хочешь, чтобы мы пересели? – спросила она с улыбкой.

Джон покраснел в третий раз.

– Нет. Просто я…

– Не очень общительный?

– Да, наверное. Не привык ко всему этому…

– Не важно. Просто сиди и ни о чем не беспокойся. За рулем буду я. Генри вот тоже еще не освоился. Ничего, со мной не пропадете.

Джон бросил взгляд на Генри. Тот молча пожал плечами.

Потом начали объяснять лабораторную работу, и Грейс пришлось если не замолчать, то хотя бы убавить громкость. Тема называлась «Скорость, импульс и ускорение». Нужно было скатывать по наклонной доске деревянные диски и измерять время движения при различных углах наклона. Генри засекал время на секундомере, Грейс записывала результаты, а Джон пускал диски. Когда к концу занятия Джон посмотрел вокруг, то с удивлением обнаружил, что в лаборатории остались только они втроем. Увлекшись, они проделали дополнительные эксперименты по трению.

– Классно поработали, – высказал Генри свое первое и последнее суждение за день.

– Классно! – согласилась Грейс.

– Почти как пинбол, – сказал Джон.

– Как что? – переспросила Грейс.

– Пинбол. Наклонная доска – игровое поле. Вместо шариков – диски. А если еще добавить амортизаторы и флажки… – Его голос стал неуверенным. – Разве нет?

– О чем ты вообще говоришь? Какой пинбол?

– Да так, ничего особенного. Видел такую штуку ребенком… в ЛасВегасе. Трудно объяснить.

Вероятно, это одно из тех отклонений, на которые он, случалось, натыкался, путешествуя по вселенным. Вроде странных названий напитков – «Пепси» и «Датчиз», вместо «Зотца» и «Колы». Или пожелания «спаси Бог!», когда ктонибудь чихнет, вместо «будьте здоровы!». В этом мире не было пинбола.

– Aа, в Вегасе, – сказала Грейс. – Не хочешь пойти с нами в столовую?

Джон посмотрел на часы. Половина пятого.

– Нет, спасибо. Я обедаю дома.

– Ясно. Питаешься полуфабрикатами.

– Увидимся на следующей неделе.

– Конечно. Пока.

Генри чтото буркнул.

Пока разогревалась лапша, Джон приподнял доски в стенном шкафу, вытащил небольшой ящичек, набрал код и открыл. Внутри, завернутый в мягкую ткань, лежал прибор.

Сперва Джон вообще не хотел его снимать. А когда, наконец, решился, то понял, что останется в этой вселенной надолго. Кроме прибора, в ящике был набор ювелирных инструментов и лупа.

Тут не хватало еще одной вещи. Тетради. На занятии они с Генри переписали результаты эксперимента, зафиксированные Грейс, в свои тетради. И Первичный вел тетрадь, даже не одну. Ему, Джону, тоже нужно все записывать.

Он принялся рассматривать прибор через лупу, ища какойнибудь зацепки, не замеченной прежде детали. Металл был гладкий и холодный на ощупь.

Пожалуй, ему следовало быть поприветливей с Генри и Грейс. С другой стороны, Джон боялся приобретать друзей. Здешние люди были лишь тенями и отражениями, копиями самих себя, отдельными экземплярами в числе миллиардов точно таких же. Какой смысл налаживать с ними отношения? Однажды он их все равно покинет.

На кухне засвистел чайник. Джон аккуратно сложил прибор и инструменты обратно в ящик. Было чтото успокоительное в решении исследовать прибор строго научными методами. Рано или поздно Джон раскроет его секреты.

Глава 17

– Расскажи подробней про ту игру, что ты видел в ЛасВегасе. Пинбол.

– Зачем? – Джон посмотрел на Грейс, стоящую с другой стороны воздушного стола. Они изучали импульс при движении в двух измерениях: пускали на воздушном столе диски и сталкивали их друг с другом.

– Генри хочет разобраться, – пояснила Грейс.

– Правда? – спросил Джон у Генри. Тот пожал плечом.

– Он говорит, что искал материалы о пинболе в библиотеке и ничего не нашел, – пояснила Грейс.

Джон покачал головой.

– Ты собираешься запускать снаряд?

Генри запустил. Снаряд – движущийся диск – пролетел над столом и ударился в дискмишень. Вверху несколько раз блеснула вспышка. Камера пожужжала и выдала тонкий лист с фотоснимками – двумя до столкновения и двумя после. С их помощью они рассчитают перенос линейного импульса от диска к диску. Потом Джон поставил в качестве мишени диск вдвое большей массы.

– С чего это вы взялись меня проверять?

Грейс посмотрела на него с удивлением, и Джон понял, что сморозил глупость. Нельзя быть таким подозрительным.

– Никто тебя не проверяет! Просто… нам стало интересно.

Джон вздохнул. Сам виноват. Следовало подыскать себе других партнеров после первой лабораторной. А он остался с Генри и Грейс. И кто его тянул за язык рассказывать о том, чего нет в этой вселенной? Правда, как узнать, что тут есть, а чего нет? Пока на тебя глаза не вытаращат? Лучше вовсе молчать. Теперьто поздно. Надо както выкручиваться.

– Обычная игра. Не на деньги, а так, ради интереса. Может, ее всего одну сделали. И это было давнымдавно, поэтому ты ничего о ней не нашел.

– Как она устроена? – спросил Генри.

Пластинка ударилась в тяжелый диск, и снова вспыхнула камера.

– Наклонная плоскость, шарик, флипперы, – начал Джон. – Когда шарик попадает в мишени, за это начисляются очки. И нужно, чтобы шарик как можно дольше не скатывался с поля.

– Ничего не поняла, – сказала Грейс.

– И я не понял, – кивнул Генри.

Джон стал объяснять подробно. О работе они тоже не забывали: провели сначала эксперимент с шестью дисками известной массы, потом еще с тремя, массу которых нужно было определить при помощи уравнений импульса.

– Хочу увидеть все своими глазами, – заявил наконец Генри. Это была самая длинная фраза, которую Джон до сих пор от него слышал.

– Мы ведь не можем поехать сейчас в ЛасВегас! – недовольно сказал Джон.

– Зато можем сделать игру своими руками, – предложила Грейс. – Мы с Генри «лабораторщики».

– Лабораторщики?

– Ну да. Ты разве не слышал? Все первокурсники получали приглашение. Ты, наверное, свое выбросил. «Лабораторщики» – самое крутое студенческое объединение на инженерном факультете. Мы помогаем старшекурсникам и аспирантам в лаборатории, а за это имеем право проводить по вечерам собственные эксперименты. У нас есть ключи.

– Я не получал никакого приглашения, – сказал Джон.

– Ах да, ты же не обычный студент. Тебе повезло, что ты познакомился с нами. Мы заявим проект, а ты поможешь нам построить пинбол… автомат.

– Пинболмашину, – невольно поправил Джон.

– Мне больше нравится «пинболавтомат».

– Без разницы, – сказал Джон. – Мы не будем его делать.

Все это слишком напоминало Первичного с его планами обогащения за счет технологий других миров. Даже думать противно.

– Но что здесь такого…

– Нет, – отрезал Джон, складывая диски в коробку. Потом сунул тетрадь в рюкзак и выскочил из лаборатории.

Он не станет поступать, как Первичный. И речи быть не может. Межпространственный бизнес. Еще чего! Первичный – потребитель, паразит. У него, Джона, нет с ним ничего общего. А Генри и Грейс тоже хороши. Подавай им пинбол, и все тут! Лучше поменять расписание и ходить в лабораторию по понедельникам. Не дело завязывать близкие знакомства в чужой вселенной. Он покинет ее, как только разберется в приборе.

Джон пошел к себе через студенческий городок – так ближе. Внезапно его взгляд привлекло слово «Финдли» на доске объявлений. Ктото предлагал себя в попутчики до Финдли и оплачивал бензин. Очень кстати. Джон как раз собирался навестить на выходных Билла и Джанет. Он протянул руку к отрывному листочку – и тут увидел имя. Кейси Николсон. Рука замерла в воздухе. Нет. Только не она.

Внезапно решившись, Джон оторвал листок.

Глава 18

Когда в пятницу Джон подкатил к Бенчлихоллу, женскому корпусу общежития, весь двор был забит машинами. Пришлось проехать еще около километра до студенческой стоянки и вернуться пешком.

Он нервничал и ругал себя. Она его не знает, он ее тоже. Кейси, которая ему нравилась, осталась в другой вселенной. Теперь она подружка Джона Первичного. Как пить дать. Не зря он ей интересовался.

Здешняя Кейси – величина неизвестная. Вдруг она совершенно не похожа на ту Кейси? Что толку, если ее зовут так же, а гены другие? Она может оказаться не высокой блондинкой, а темноволосой коротышкой. Или сволочью. Или лесбиянкой. Возможно, у нее есть парень.

Конечно, есть. У такойто красавицы.

Чем ближе он подходил, тем нерешительнее становился.

Зачем он сюда заявился? Будто у него без того забот мало. Что ей сказать? «Мы учились в одном классе, но ты меня не помнишь»? «Я влюблен в твоего двойника»? Она примет его за придурка и будет права.

Вестибюль напоминал сумасшедший дом. Шум, гам, повсюду валялись сумки и пакеты с одеждой. Похоже, все общежитие разом решило выехать на выходные. Джон отыскал внутренний телефон и набрал номер Кейси.

– Алло, – ответили в трубке.

Голос чужой. В Бенчлихолле все комнаты были на четырех человек. Значит, у Кейси три соседки.

– Можно Кейси?

– Это Джек?

– Ээ… нет. Мы вместе едем в Финдли.

– А, ясно. Она сейчас спустится.

Джон повесил трубку. Джек, наверное, ее парень. Какойнибудь футболист, или студентмедик, или преподаватель из музыкального училища. Не чета ему. Впрочем, какая разница? Все равно она не его Кейси.

Он стоял у лифтов и ждал. Наконец двери раскрылись, и вышла она. На плече большая зеленая сумка. Светлые волосы коротко подстрижены – такая тут мода. Одета в мешковатые джинсы и куртку с эмблемой средней школы Финдли. На ногах – ковбойские сапоги. Самая настоящая Кейси. Такая, как он ее помнил.

– Кейси?

– Джон?

– Да. Готова ехать? Давай помогу с сумкой.

– Не надо. Мне удобно, – сказала она, поправляя ремень. – Пошли.

Они стали пробираться сквозь толпу к выходу.

– Хуже, чем в день заселения, – бросила Кейси через плечо.

– Джонни! Эй, Джонни! – раздался сзади пронзительный голос.

Джон обернулся. Сзади, придерживая дверь тамбура, стояла Грейс.

– Привет, Джонни.

На Грейс была футболка с надписью: «Я еще не умерла».

Джон посмотрел на Кейси, стоящую у выхода, потом опять на Грейс.

– Привет, Грейс.

– Ты не забыл сдать тетрадь с лабораторными?

– Нет, не забыл, – ответил он, снова поворачиваясь к Кейси. Она смотрела на него с улыбкой. – Увидимся на следующей неделе, – сказал он Грейс.

– О’кей. Хорошо отдохнуть! Пока, Кейси!

– Пока.

Кейси кивнула и открыла дверь. Они вышли на свежий вечерний воздух.

– Как ты догадался, что это я приехала на лифте? – спросила Кейси.

– По куртке.

– Конечно! – воскликнула она, глядя на эмблему. – Финдли так близко, что, кажется, оттуда должно быть полно студентов.

– Да.

– Из моего класса мало кто пошел в университет. – Она посмотрела на него. – Ты в Финдли учился?

– Ээ… нет. У меня есть знакомые из твоей школы.

– А сам ты откуда?

– Из Колумбуса. Но я многих знаю в Финдли. На выходные езжу туда.

– Да? К кому?

– К Биллу и Джанет Рейбернам. Билл мой дядя.

– Правда?

– Да, они живут на Макмастерроуд.

– Знаю. Мы ходим в одну церковь. Их дом за каменоломней. Я там часто бывала. В смысле, у каменоломни. – Кейси посмотрела вокруг. – Где твоя машина?

– Дальше. Извини, тут не было места. Может, поднести сумку?

– Heа. Показывай дорогу.

Они немного помолчали, потом Кейси сказала:

– Значит, ты тот самый Джонни, парень Грейс?

– Я? Совсем нет… Мы с ней…

– Она в тебя втюрилась, Джонни. Точно.

– Ничего подобного. Мы просто вместе учимся.

– Ага, просто. Слышал бы ты, как она о тебе говорит, а уж язык у нее подвешен, дай Бог каждому! Можно подумать, ты ангел с неба. Только что не бесплотный, – засмеялась Кейси.

– Мы вместе ходим на лабораторные, вот и все, – рассердился Джон. – И вообще, я думаю, ее интересует Генри.

– Тот молчун?

– Да.

Кейси пожала плечами.

Они подошли к стоянке.

– Вот и машина. – Джон отомкнул багажник и взял у Кейси сумку.

– «Трансам»?

– Угу.

– Както не представляла тебя на спортивной машине.

– Она мне дешево досталась. Все лето с ней провозился, – сказал он, будто оправдываясь. – Тебе не нравится?

– Лучше, чем моя, – усмехнулась Кейси. – Можно, я поведу?

Джон захлопнул багажник, посмотрел на нее и бросил ключи.

– Конечно.

– Не боишься?

Она улыбнулась и обежала вокруг машины к водительскому месту.

За одну такую улыбку он позволил бы ей что угодно.

– Значит, ты на физфаке? Умный, видать, – сказала она, разгоняясь на 75й автостраде.

Джон пожал плечами. Мотор взревел – Кейси обгоняла автопоезд. Плоский капот грузовика напомнил Джону пятидесятые годы в его вселенной. Здесь всё было словно в стиле ретро.

– Я на психологии, но мне не нравится. Тоска зеленая. В рекламном буклете выглядело гораздо привлекательнее, – сказала она, смеясь.

Кейси долго вела по разным мелким дорогам, прежде чем выехать на автостраду. На одном шоссе гдето за городом разогналась даже до 115 километров в час.

– Психология – это здорово, – отважился вставить Джон, не найдя ничего лучшего.

– Да ну ее, – отмахнулась Кейси, петляя между более медленных ретромобилей. – Я, наверное, перейду на медицинский. С биологией у меня полный порядок. Просто песня. Да, кстати… – Она включила радио и пробежалась по предустановленным станциям. Кантри, кантри, кантри, блюз. – Ты что, не слушаешь рокнролл?

Джон снова пожал плечами. Дело было в том, что здешний рокнролл мало чем отличался от шлягеров, которыми заслушивались его бабушки и дедушки. Настоящего жесткого рока не было и в помине. Никакого хэви метал. Единственное, что звучало болееменее приемлемо для его слуха, это кантри.

Кейси покрутила ручку настройки и нашла «Толидорокстейшн».

– Мне нравятся Билл и Джанет, – сказала она. – Я встречалась с ними в церкви и на благотворительных обедах.

– Да, они славные, – живо откликнулся Джон, обрадованный, что разговор ушел в сторону от его странных музыкальных вкусов. – Я прожил у них целый год. Помогал по хозяйству.

В церковь он с ними тоже ходил, но Кейси там не видел. Ему ни разу даже в голову не пришло ее поискать. Может быть, потому, что мир этот всегда казался ему не вполне настоящим.

– Работал на ферме, да? Кстати, в тебе есть чтото от фермера…

– Правда? А от физика?

– Heа. Ни капельки. Ты словно только что слез с трактора или оставил грузовик с овощами за углом.

– Хм.

– Только не обижайся, – засмеялась она. – У меня в школе было много друзей из деревни.

– А сама ты наверняка была чирлидером и со всеми напропалую флиртовала, – сказал Джон слегка язвительно.

– Ну и что? Девушкам положено флиртовать, – парировала она. – Знаешь, я почти не помню школу. Прошло всего полгода, а уже так давно… Подруги говорили: «не пропадай», «пиши каждый день». Все это чушь. Никто никому не пишет и даже не звонит.

– У каждого свои дела.

– Само собой. Вышли замуж, нарожали детей, устроились на какуюнибудь дурацкую работу за гроши. По крайней мере могут позволить себе машину. Не то, что я. Прошу фермеров подбросить до дома. – Кейси хитро скосила взгляд, и Джон понял, что она над ним подшучивает.

– А я катаю всяких ветреных девчонок за бензин.

– Один – один.

Она помолчала, потом заговорила вновь:

– А что это за пинболавтомат вы собираетесь делать? Из того, что рассказывала Грейс, я ничего не поняла.

– Мы ничего не собираемся… – начал было Джон; потом махнул рукой. – Обыкновенная игра. Я ее всего раз видел. Забрасываешь металлический шарик на игровое поле и стараешься, чтобы он оставался на нем как можно дольше. Главное – хорошая реакция и везение.

– Интересно.

Джон объяснял еще минут пятнадцать, потом Кейси сказала:

– Похоже, классная игра. Покажете мне, когда сделаете?

– Мы не… Конечно, покажем.

Следующие полчаса они ехали молча, и Джон особенно остро ощущал близость Кейси. Ее запах, ее красоту.

Трижды он раскрывал рот, чтобы продолжить разговор. Дорога до Финдли слишком короткая, чтобы проводить ее в молчании.

Наконец, пересилив смущение, произнес первое, что пришло на ум:

– Твоя соседка приняла меня за Джека.

Он тут же пожалел о сказанном. Слишком уж ревниво это прозвучало.

Она засмеялась.

– За Джека? С чего бы вдруг? Слюнявый самовлюбленный болван. Познакомилась с ним на вечеринке от нечего делать. Кстати, он тоже из Финдли.

– Значит, он не твой парень?

Кейси посмотрела на него своими голубыми глазами, и он представил себе, каким она его видит. Очередной назойливый поклонник со щенячьей преданностью во взгляде. У нее таких тысячи.

– Нет. Я сейчас свободна. В Финдли у меня был парень, но ему еще год учиться в школе. Теперь мы далеки друг от друга.

– От Толидо до Финдли не так уж далеко.

– Я не о расстоянии, Джон.

Они съехали с автострады и покатили на север по Бигелоуавеню. Семья Кейси жила в старинном доме начала девятнадцатого века. Три этажа плюс небольшая надстройка вверху – «вдовья башня». Говорят, раньше жены моряков высматривали оттуда корабли своих мужей. На лужайке перед домом рос огромный дуб.

Остановив машину, Кейси выпрыгнула наружу. Джон достал из багажника ее сумку.

– Когда за тобой заехать?

– Как насчет завтра? – улыбнулась она.

– Я думал, ты возвращаешься в воскресенье.

– Конечно. Просто я подумала, почему бы нам не встретиться в субботу вечером. Часов в восемь?

Продолжая улыбаться, она набросила сумку на плечо. С веранды махала рукой мать Кейси. Из двери радостно выскочил и помчался к ним золотистый ретривер.

– Отлично, – сказал Джон.

Когда он снова сел в машину, сердце у него едва не выпрыгивало из груди. Подумать только! Завтра у него свидание с Кейси Николсон!

Глава 19

– На, возьми. – Кейси протягивала ему ребенка. Первичный бросил карандаш и взял Эбби на руки.

– В чем дело? – спросил он.

Кейси надела брюки, на плече у нее висела сумочка.

– Сегодня я обедаю с мамой, забыл?

– Я сейчас очень занят, – сказал Первичный. – Завтра у меня переговоры с юристами.

Весь его капитал застрял в кубике Рубика. Только бы удалось заключить нормальное лицензионное соглашение!.. От своего имени в названии изделия уже пришлось отказаться. Теперь дело стало за суммой выплат. Первичный сомневался, что заработает хотя бы цент, если примет условия наследников. И он специально взял выходной, чтобы все как следует подсчитать.

– Я предупреждала тебя еще на прошлой неделе! – возмутилась Кейси.

– Но я не могу работать и смотреть за Эбби одновременно!

– Работать? И много ты заработал? – Она ткнула пальцем в толстую папку – свидетельницу многомесячных разбирательств.

Первичного взяла злость. Если бы не копошащаяся на руках малышка, он бы встал и наорал на Кейси. Вместо этого он зашипел:

– Ты меня достала! Я ждал от тебя хоть какойто поддержки. Мы можем стать богатыми!

Кейси хохотнула.

– Богатыми? Что ты называешь богатством?

– Миллионы! Ты понимаешь, что это значит для нас?!

– Джон, успокойся. Ты украл чужую идею, тебя схватили за руку, а ты продолжаешь бороться за жалкие крохи. Оно того не стоит.

– Это мой бизнес! И мои деньги!

– Бутылки с питанием в холодильнике, подгузники под кроваткой.

Кейси повернулась и пошла к двери.

– Надолго уходишь?

– Как получится.

– Мне надо знать.

– Обед, потом магазины… – протянула она. – Часа на дватри. К ужину вернусь.

– Да, ты уж постарайся.

– Видно будет.

Кейси захлопнула дверь.

Первичный увидел в окно, как жена села в «трансам» и сдала назад по дорожке, которую они делили с тремя другими квартиросъемщиками.

Чем дольше он успокаивал орущего ребенка, тем больше злился. Почему Кейси его не понимает? Не хочет ему помочь? То, что он делает, по настоящему важно! Надо потерпеть!

Эх, если бы у него был прибор!..

«Трансам» укатил вниз по улице. Первичный отвернулся от окна – и тут же повернулся обратно. Человек, сидевший в припаркованной машине, встретился с ним взглядом, затем автомобиль рванул с места и умчался в том же направлении, что и Кейси.

В первый момент Первичный был готов поклясться, что видел за рулем Теда Карсона. Он тряхнул головой. Подсознание сыграло с ним шутку.

В шесть вечера, прижимая к груди Эбби, он набрал номер тещи.

– О, Кейси уехала два часа назад.

– Вы не знаете, куда она направилась? Я ее уже заждался.

– Не знаю… Это Эбби так сопит?

– Да, она заснула.

– Жаль, что Кейси не взяла ее с собой. Мы бы прекрасно провели время в женской компании.

Первичный скрипнул зубами.

– Да, очень жаль.

– Я заскочу к вам завтра. Привезу Эбби новую одежку. Мне не терпится ее нарядить. Эбби ведь идет розовое?

– Да. Если вдруг увидите Кейси, скажите, чтоб она мне позвонила.

– Ладно. Пока.

Он положил трубку и вытянул шею, выглядывая в окно. Улицу покрывали длинные тени, а Кейси все нет. Она должна была вернуться вскоре после обеда, сейчас уже вечер. И он ничего не успел сделать. Зря он связался именно с этой Кейси. Будто других мало. И вселенную стоило выбрать получше. Не торопиться, все взвесить. Но он испугался. Слишком велик был риск вновь очутиться в какойнибудь сраной дыре, среди изгоев. Эта вселенная казалась вполне пригодной… И вот результат – ребенок на шее, паршивая работа без всяких перспектив, бесконечные тяжбы. Зато перед Джонни Фермером теперь открыты миллионы вселенных – выбирай не хочу!

За дверью послышался шум. Первичный вскочил. Эбби пискнула, капризно заворочалась, чтото лепеча. Он погладил ее по спинке, успокаивая. Только бы не проснулась – укачивать придется минут двадцать.

Не ключ ли там в замочной скважине?.. Нет, тишина. Возможно, соседи прошли по коридору.

Снаружи скрипнула половица. Наверное, мистер Уильямс. Не Кейси.

Проклятие. Где ее черти носят?!

Первичный снова вытянул шею – осторожно, чтобы не потревожить Эбби, – и выглянул на улицу.

Вдали с ревом пронеслась машина.

Вдруг у самого окна чтото загремело. Он вздрогнул. Эбби фыркнула во сне.

У Первичного бешено колотилось сердце. Что делать? С ребенком на руках он был совершенно беспомощен.

Он встал и осторожно положил девочку на диван между потертыми подушками, чтобы не скатилась, – до кроватки в спальне было слишком далеко. Скользнул в открытую дверь кухни, достал из ящика стола нож. Затем прошел, прижимаясь к стене, к окну и напряженно вгляделся в сумерки.

Облегченно вздохнул. На пожарной лестнице сидела полосатая кошка и вылизывала у себя под хвостом.

Первичный стукнул ладонью по раме.

– Брысь!

Кошка вскочила и убежала.

Тут же заорала Эбби, и Первичный мысленно себя проклял.

Он подбежал к дивану и взял дочь на руки. От крика закладывало уши. В нос ударил густой запах кала. Ну вот, еще и подгузник протек!

– Черт побери! – выругался Первичный, озираясь в поисках салфеток. Подгузники, детское питание, салфетки – на это теперь уходила большая часть зарплаты.

Эбби вопила, не переставая, все время, пока он менял подгузник. Когда он наконец застегнул липучки, она глубоко вздохнула и – замолчала. Словно только этого и ждала.

– Отлично, – пробормотал Первичный.

Загремели ключи. В квартиру, распахнув дверь ногой, вошла Кейси с пакетами в обеих руках. Большинство были из супермаркета, один из книжного магазина. Опять детективы! Сколько можно?! Никаких денег не хватит!

– Вот и я!

– Не слишком рано? – бросил он, не сдержавшись. Он не хотел затевать скандала.

– Ну, я ведь говорила, что пойду по магазинам… – Кейси снова заулыбалась. – Как там наша крошка? Хорошо себя вела?

Первичный опустил взгляд на Эбби, которая только что орала десять минут кряду, а теперь тихонько игралась с завязками капюшона на его свитере.

– Отвратительно, – буркнул он.

Кейси взяла у него ребенка, нежно воркуя:

– Наша девочка обижала папу? Айайай. Айайай.

Первичный вздохнул и, пошарив по пакетам, под куском свинины нашел чек.

– Нельзя так сорить деньгами! – Он схватил книгу. – Сколько ты их накупила?

– Без мяса и детективов я захирею, – произнесла Кейси тем же тоном, каким говорила с Эбби.

– Перестань паясничать!

– Не кричи. Ребенка напугаешь.

Первичный сверкнул глазами и принялся разбирать сумки, яростно швыряя продукты на полки.

– Господи, Джон, почему ты такой злой?

– Ты еще спрашиваешь?! Оставила меня на весь день с орущим младенцем!..

– Она твоя дочь!

– Иногда мне хочется просто…

– Уйти? Плюнуть на все и сбежать? Да, я знаю. Ты считаешь, что я тебя обманула. Женила на себе. Я ведь тоже не мечтала забеременеть в школе. Я собиралась поступить в университет. И что теперь? Что делать, если так вышло? Мы же не можем взять и бросить ее!

– Я понимаю, Кейси, все понимаю. Я сделал свой выбор.

– Ты хочешь сказать, что он у тебя был? Ты мог не жениться на мне и забыть о ребенке?

Теперь Кейси и Эбби кричали в два голоса.

– Нет. Я не это имел в виду!

– А что тогда?!

Раздался глухой стук, и Первичный резко обернулся к пожарной лестнице.

– Это за дверью, – сказала Кейси и свободной рукой повернула ручку замка.

Дверь со скрипом открылась, и Кейси осторожно выглянула в коридор.

– Кто здесь?

Потом она опустила глаза вниз и завизжала.

Первичный одним махом сиганул через стул и отодвинул Кейси, готовый ко всему.

У порога лежало мокрое взъерошенное животное – та самая кошка!

Местами шерсть слиплась от крови, голова была неестественно вывернута.

Первичный поддел кошку ногой и перевернул. Вокруг шеи болтался обрывок провода.

– Джон, Джон, Джон, – беспрерывно повторяла Кейси.

Он обернулся и посмотрел ей прямо в глаза.

– Это всего лишь хулиганы. Идиотская выходка. Хотели нас напугать. Все в порядке. Отнеси ребенка в спальню. Запри окна и дверь.

Она кивнула и побежала в заднюю комнату.

Первичный осмотрел коридор и лестницу. Никого.

Сердце бешено колотилось. Кейси вошла пять минут назад, и кошки тут не было. Тот, кто ее подбросил, наверняка затаился гдето рядом и ждет его реакции. Хочет посмотреть, как он будет метаться по потемкам в ярости или страхе.

Тот, кто подбросил…

Будто тут можно сомневаться! Тед Карсон – кто же еще? Живодерлюбитель.

– Черт бы тебя побрал, – прошептал Первичный.

Он глянул вниз, на первый этаж. Попытался вспомнить, не хлопнула ли уличная дверь, пока Кейси отпирала замок. Остался ли Тед Карсон в доме или выбежал на улицу? Возможно, он спрятался на лестничной клетке вверху, у чердака.

Первичный подпер дверь квартиры вешалкой и, не отрывая взгляда от входа, попятился на кухню. Нащупав подставку для ножей, достал самый длинный. Ножи подарили его родители – добротные, из закаленной стали.

Он убрал с дороги вешалку и вышел из квартиры. Постоял, прислушиваясь, возле исковерканного тельца. Запер дверь на ключ. Если Карсон спустился и ушел – тем лучше для него. Если затаился наверху – он покончит с ним раз и навсегда.

Шагая через две ступеньки, в одних носках, Первичный поднялся до поворота лестницы. Затем, вжимаясь в стену, дюйм за дюймом продвинулся дальше, пока не увидел всю верхнюю площадку.

Никого.

Карсон ушел в другую сторону.

Издалека донесся вой сирены.

И следом – топот убегающих от передней двери ног.

– До встречи, Карсон, – прошептал Первичный.

Он вернулся в квартиру и запер за собой дверь.

– Я позвонила в полицию. – Кейси не осталась в спальне, как он просил, а стояла на кухне, сжимая в руке второй нож.

Первичный улыбнулся, и она тоже ему улыбнулась.

– Правильное решение, – сказал он и, сунув нож в подставку, крепко обнял жену.

Глава 20

Джон Первичный сидел в машине, дрожа от холода. Пока он бежал от адвокатской конторы, дождь вымочил его до нитки. Рубашка под пиджаком противно липла к телу. Все было кончено, да и черт с ним.

Теперь Первичного больше волновало, что делать с Карсоном.

«Рубиковны» вели себя просто посвински. Дождались середины встречи, потом припечатали.

«Мы решили, – заявила Лоррейн Крифти, – вести все дела непосредственно через наше агентство в НьюЙорке. Мы ценим ээ… ваш энтузиазм, но полагаем, что специалисты справятся с этой работой лучше, чем едва окончивший школу подросток».

Возмущенные протесты Первичного звучали просто жалко. Он кричал, ругался, швырнул в стену опытный образец, разбив его на двадцать шесть маленьких кубиков.

Впрочем, это уже не имело никакого значения. Нарыв назревал три месяца. Рано или поздно он должен был прорваться.

Как и в случае с Карсоном.

Мысли Первичного то и дело возвращались к вчерашним событиям. Этот урод стоял прямо у них под дверью. Убил кошку. Карсон ненормальный.

А он сам? Ему тоже случалось убивать. Правда, при самообороне. Совсем другое дело.

Крифти и ее команда вышли из дверей конторы. Сквозь запотевшее, залитое дождем окно Первичный наблюдал, как они садятся в лимузин. О чем он только думал? Мальчишка, не сумевший удержать собственную жизнь. Возомнил о себе невесть что… Кто он такой? Ноль без палочки, обычный деревенский парень, мечтающий быстро разбогатеть.

Ладно, пора ехать в Финдли. Дорога неблизкая, а в три часа ему на работу. Вторая смена.

В раздевалке он снял с себя мокрую одежду. Галстук теперь только выбросить, костюм надо сдавать в химчистку. Джон натянул рабочий комбинезон и почувствовал себя человеком. Он застегивал молнию, когда дверь раздевалки распахнулась.

– Хо, кого я вижу! Звезда баскетбола! Бывшая, правда. Впрочем, к черту баскетбол! Он отодрал девчонку из группы поддержки, он и так звезда!

Первичный взглянул на Карсона с его шайкой и ничего не ответил. Сердце бухало в груди, как молот, по бокам из подмышек стекали струйки пота.

– Как помпоны, Рейберн? Все еще трясутся?

Первичный снова промолчал. Их было шестеро, он один.

Смена началась пять минут назад, в раздевалку больше никто не придет.

– Нечего сказать? Или язык проглотил?

Карсон отвернулся, и тут Первичного прорвало.

– Ты коечто забыл вчера возле моей квартиры.

Карсон повернулся. В глазах его мелькнуло странное выражение.

– Дохлую кошку, – пояснил Первичный. – Сразу понял, что она твоя. Другую киску тебе не подцепить.

Дружки тихо заржали, косясь на Карсона.

– Смейся, смейся, Рейберн…

Карсон вышел. Первичный почувствовал внутри холод. Он поставил урода на место, но радости не было. Все, что раньше доставляло ему удовольствие, стало какимто пресным.

Он надел защитные ботинки и направился в цех.

Когда в полночь Джон вернулся домой, Кейси еще не спала. Растрепанная, в растянутой футболке с надписью «Чирлидер» она сидела за столом и качала ребенка. Под глазами у нее залегли темные круги. И всетаки при взгляде на нее у Первичного перехватило дыхание. Страсть вперемешку с уважением, безотчетной тоской и еще чемто, чему он не мог найти определения, переполнили его до краев.

– Ты чего так смотришь? – спросила она. – Чтото случилось?

– Я… я люблю тебя, – ответил Джон просто, хотя никогда толком не понимал смысла этой фразы.

Кейси улыбнулась, и он так и застыл на пороге, очарованный ее улыбкой.

– Я тоже тебя люблю. Хотя ты и считаешь, что я тебя заарканила.

– Я был не прав, Кейси. Совсем не прав.

– Наконецто ты понял.

Он наклонился и поцеловал ее. Эббины пухлые ручки схватили его за воротник.

– Как прошли переговоры в Толидо?

– Хуже не придумаешь.

– Прости меня, Джон. Если бы у тебя было больше времени, может…

– Ничего бы не изменилось. Они все решили заранее, – сказал Первичный. – Не важно. Обойдемся без них.

– Я…

Снаружи послышался шорох. Будто ктото писал ручкой по двери.

– Черт. Карсон.

– Карсон? – удивилась Кейси.

Первичный распахнул дверь, и там действительно стоял Тед Карсон. В руке его блеснуло чтото металлическое.

– Слушай, Джон…

Первичный выбросил руку, чтобы отнять оружие – нож, пистолет, кастет… Карсон дернулся назад, но Первичный успел схватить его за запястье, толстое и потное. Карсон вырвался – и зашатался на верхней ступеньке лестницы, размахивая руками в поисках опоры. Первичный не двинулся с места. Он мог запросто поймать Теда за руку или за воротник, однако только стоял и смотрел, как тот беспомощно цепляется за воздух, а потом кубарем летит вниз. Так недолго и шею…

– Что ты с ним сделал? Ты его толкнул? – крикнула Кейси.

Карсон неподвижно лежал на площадке. Перепрыгивая через две ступеньки, Кейси ринулась вниз и присела рядом с ним на корточки. Нерешительно протянула руку к его шее и пощупала пульс.

– Не трогай! – крикнул Первичный.

Кейси повернула к нему голову.

– Что ты наделал! Что ты наделал!

– Что значит «наделал»? Он хотел на нас напасть. Это самооборона. Он упал сам!

– У него нет оружия! – сипло прошептала Кейси. – И он умер.

– Умер? – Первичного передернуло. Тед умер?

– Ты убил человека, Джон. Ты убил Теда Карсона. Тебя арестуют.

– Нет! – Первичный пятился назад, пока не наткнулся на стол и стулья.

– Что я буду делать, когда тебя заберут?

– У него был нож. Я видел.

Карсон чтото держал в руке. Он скреб этим дверь…

Первичный встрепенулся. Надо найти нож!

На площадке ничего не было. Внизу, кажется, тоже. Первичный перешагнул через труп. Где же эта штука? На ступеньках? Или под телом?

И тут он ее увидел. Под ногой Карсона чтото блестело.

Связка ключей.

Сердце забилось, как сумасшедшее. Первичный стоял над телом, беспомощный и злой. Его душило отчаяние. Все кончено. Теперь уже наверняка.

Он бросил безумный взгляд на Кейси. Стал подниматься по лестнице.

– Стой. – В глазах Кейси застыла решимость. – Иди сюда. Бери его под мышки и тащи в квартиру.

– Что?!

– Шевелись!

С трудом волоча тяжелое тело, Первичный взобрался по ступенькам, протиснулся в дверь. На косяке остался липкий след крови вперемешку с мочой.

– Нет, не тут. Дальше, на плитку.

Первичный затащил Карсона в кухню. На серой плитке ярко заалела кровь.

Кейси принесла из ванной рулон бумажных полотенец, бутылку моющего средства и стала оттирать пол.

– Иди в душ, – бросила она через плечо.

– Мне сейчас не…

– Быстро!

– На что ты надеешься?

– Карсон наверняка никому не говорил, что едет сюда. Это раз, – поделовому отчеканила она. – Шума скорее всего тоже никто не слышал, – это два. И ты будешь делать все, что я тебе скажу. Это три.

Первичный послушно разделся, залез под душ и включил обжигающе горячую воду. Хорошенько потерся мочалкой, уничтожив малейшие следы крови на руках.

Когда он отодвинул занавеску, то увидел вместо своей прежней одежды простую белую футболку и джинсы. В квартире, если не считать трупа Карсона, никого не было. На холодильнике висела записка: «Скоро вернусь».

В кухне стоял тяжелый запах крови и отбеливателя. Первичный прислонился к дверному косяку и уставился на тело.

Он вздрогнул, услышав скрежет ключей в замке.

Вошла Кейси.

– Где Эбби? – спросил Первичный.

– С мамой.

– Она не удивилась, что ты нагрянула к ней в полночь?

Кейси повела плечом.

– Мамы есть мамы. Всегда готовы помочь, а потом целый месяц тебя за это пилят.

Она бросила на стол пакет из торгового центра. Внутри лежала прочная на вид синяя занавеска для душа и какието моющие средства. Торговый центр открылся на выезде из города шесть месяцев назад. Это, конечно, здорово ударило по местным магазинам. Зато теперь можно было делать покупки в любое время дня и ночи.

Кейси протянула Первичному ключи Карсона.

– Найди его машину и подгони к дому. Багажником к двери.

Первичный кивнул.

Связка была тяжелой. Два ключа от «хьюитта», один ключ без опознавательных знаков (видимо, от квартиры) и брелок – полоска отполированного металла с горделивой надписью «Жеребец» черными буквами. Никакого дистанционного пульта. Притом что марка машины, разумеется, самая распространенная в этой вселенной.

Первичный выбежал на улицу и посмотрел по сторонам. По обе стороны дороги стояли десятки машин, многие из них – «хьюитты» разных моделей: «троянец», «темпо», «зеро». Дешевые автомобили.

Первичный подошел к ближнему. Дверь не открылась. К следующему. Пальцы зацепились за ручку, и Первичный выругался.

Перекресток проехала машина. Патрульная. Вдруг полицейский заметил его и вернется проверить? Нет, ходить так от машины к машине не годится.

Какая же из них Карсона? Первичный медленно дошел до перекрестка. Повернул обратно. Его взгляд упал на машину с парковочной наклейкой для заводской стоянки. Такая же наклейка была у него. Ключ подошел; дверь открылась.

Внутри стоял запах плесени, на правом сиденье лежали пивные бутылки… Первичный включил зажигание.

Машина поурчала, но не завелась. Он отпустил ключ, снял ногу с педали газа. Не хватало еще карбюратор залить. Попробовал снова. Тот же результат. Еще раз.

Мотор с ревом проснулся. Глушитель явно пора было менять.

Первичный включил передачу. Мелькнула мысль – не бросить ли все к чертям собачьим да уехать куда подальше! Прибор он потерял – зато поднаторел в умении прикидываться не тем, кто он есть на самом деле. А что? Избавился бы разом и от Кейси, и от Эбби, и от трупа. Красота!

Джон подкатил к дому, остановил машину как можно ближе к бордюру перед дверью. Взбежал по лестнице.

Труп лежал у порога, завернутый в занавеску.

– Берись за ноги, – приказала Кейси и подошла к квартире соседей. Кивнула. – Тихо.

Они понесли тело вниз, ожидая каждую секунду, что ктонибудь откроет дверь. Как ни странно обошлось. В които веки дом к часу ночи утихомирился.

Первичный открыл багажник, и они запихнули тело поверх эротических журналов, запаски и снаряжения для охоты из лука.

Кейси захлопнула крышку. Несколько секунд они постояли молча, осматривая темные окна домов. Свидетелей, похоже, не было. Вдали завыла сирена.

– Садись за руль, – велела Кейси.

Первичный резко бросил машину назад.

– Полегче! – закричала Кейси.

– Ладно, ладно.

– Не испорть теперь все.

Первичный закивал.

– Куда ехать?

– К твоим родителям.

– К родителям?

– Делай, что говорю.

Ночные улицы были пусты. Завтра пятница, рабочий день; Финдли словно вымер. Даже патрульные пока ни разу не встретились.

Только бы за машиной Карсона не числилось серьезных нарушений. Остановят – пиши пропало.

Город кончился. Первичный поддал газу и опустил окно. В лобовое стекло бились букашки. Холодный октябрьский воздух унес мерзкий запах из салона. Первичный покосился на Кейси. Она смотрела прямо перед собой.

Приближался поворот на ферму.

– Не сворачивай. Останови здесь.

Первичный съехал на обочину. Кейси взяла ключи, открыла багажник, и они выволокли тело на траву у края лесополосы, за которой начинались отцовы поля. Год назад Первичный встретил здесь Джонни Фермера.

– Поезжай на каменоломню, – сказала Кейси, бросая ключи Первичному. – Открой багажник, опусти окна и столкни машину в карьер. Да посильней разгони, чтоб не зацепилась.

Первичный вытаращил глаза.

– Ты все это сразу придумала?

– Нет, конечно! – возмутилась она. – Я ведь читаю детективы. Вперед!

Отъезжая, Первичный увидел в зеркало, как Кейси тащит труп в лес. Сам карьер находился как раз через дорогу, хотя въезд был дальше. Первичный часто ходил на каменоломню и знал ее как свои пять пальцев.

Ворота были закрыты на цепь, но на поверку оказалось, что замка нет, и цепь висит просто для вида. Распахнув створки, Первичный въехал на территорию и опасливо миновал два особенно удобных уголка для распития пива. Каменоломня была излюбленным местом сборищ подростков. К счастью, сегодня там никого не оказалось. Подогнав машину поближе к краю карьера, Первичный вырубил фары, включил нейтралку и опустил все окна. Затем открыл багажник и бросил ключи на водительское сиденье. При свете луны от гранита исходило белое сияние.

Первичный уперся руками в машину и толкнул.

Ни с места. На мгновение его охватила паника. Напрягся, толкнул сильнее. Машина сдвинулась и покатилась, набирая скорость. Быстрее и быстрее.

Последний сильный толчок – и машина полетела в бездну.

Подбежав к краю, Первичный увидел фонтан брызг и пузыри. «Хьюитт» медленно погружался в воду.

На глубине в несколько сот метров никто никогда ничего не найдет.

Первичный перевел дух. Полдела сделано. Он повернулся и побежал назад. Белый камень уступил место бурому лишайнику, потом высокой траве, шумно хлеставшей по бедрам.

Дорога была пустынна. Джон замер и прислушался. Тишина.

Перебежал на другую сторону и остановился у канавы.

– Кейси!

Что случилось? Проезжала полиция и поинтересовалась, куда она тащит труп? Или ее задушил оживший Тед Карсон?

Он подавил нервный смешок.

Вдруг впереди послышался скрежет лопаты о землю.

Первичный продрался через заросли дикой ежевики и увидел Кейси. Она копала яму на полянке, окруженной полудюжиной деревьев. Карсон лежал рядом, попрежнему мертвый.

Первичный заметил на земле вторую лопату и кирку. Стало быть, Кейси наведалась в сарай его родителей за инструментом.

– Избавился от машины? – спросила она.

– Да.

– Отлично.

– Кейси… – начал Первичный.

– Что?

– Ты так много делаешь для меня.

Она перестала копать и посмотрела на него.

– Для нас, Джон.

– Прости меня, Кейси. Мне жаль, что я тебя разочаровал. Что мы завели ребенка без…

– Перестань.

– Кейси, – закричал он, – я не тот, за кого ты меня принимаешь!

– Что ж, сегодня мы узнали друг друга с новой стороны.

– Я не об этом. Кейси, я не Джон Рейберн. Я вообще… не из этого мира.

Она выбралась из неглубокой ямы, и Первичный ее сменил.

– Что ты хочешь сказать? Ты что, инопланетянин?

– Нет! Я человек. Только с другой Земли. Похожей на эту, но другой.

– О чем ты?..

И Первичный, продолжая копать могилу Теду Карсону, рассказал ей все с самого начала. Про то, как встретил своего Джона Первичного. Как тот обманом отнял у него жизнь. Про Оскара и Томаса. Про все те случаи, когда едва не погиб. Про то, как собирал разные идеи и хотел разбогатеть. И, наконец, о том, как украл у Джонни Фермера свою нынешнюю жизнь.

Когда он закончил, то стоял на глубине в полтора фута. Кейси застыла у края ямы, сжимая в руках лопату.

– Когда? – выдавила она после минутной паузы.

– Что когда?

– Когда ты заменил моего Джона?

– Год назад.

Кейси оторвала лопату от земли.

– Это было до того, как?..

– Да! Да, черт возьми. До того как он даже заговорил с тобой. На благотворительном обеде!

Она шумно выдохнула и выпустила лопату из рук.

– Тогда ты – мой Джонни. Тот Джон никогда не был моим.

– Он был здесь раньше меня…

– Он никогда даже не разговаривал со мной! Не знал меня.

– Но…

– А все твои идеи… Ты их правда украл? – Она засмеялась.

Первичный нахмурился, потом тоже расхохотался.

– Да. Я всего лишь вор.

– Я рада, – сказала она, спрыгивая в яму и вонзая лопату в землю.

– Кейси…

– Копай.

В конце концов они вырыли могилу в метр глубиной и в полтора метра длиной. Кейси стащила с Карсона одежду, бросила на землю бумажник. Первичный скатил тело в яму, почувствовав на миг дурноту от прикосновения к холодной коже. Потом Кейси вылила сверху ведро щелока. Отец использовал его для кислой почвы.

– Засыпай.

Первичный стал сдвигать землю в яму. Его мутило от звука падающих на плоть комьев, но он не останавливался. Вскоре о могиле Карсона напоминал лишь небольшой холмик посреди поляны.

– На выходных посадим какуюнибудь траву, – сказал Первичный.

– Твой отец, надеюсь, тут не ходит?

– Вряд ли.

Они постояли немного, затем Первичный отнес инструменты в сарай. Время близилось к пяти утра. Оба были грязные, потные и дрожали от холода.

– Ну, я сегодня устроил. Кажется, пронесло! – Джон захохотал, потом сообразил, что похож на маньяка, и оборвал себя.

Кейси взяла его за руку.

– Пошли.

Они двинули к городу, держась обочины.

– Мы устроили, – поправила она его тихо. – Мы убили человека.

– Все обошлось…

– Замолчи, Джон! – закричала Кейси.

Первичный заметил, что она плачет.

– Кейси…

– Замолчи! Мы убили человека. Хорошего или плохого – не важно. Мы – оба – убили сегодня человека. Мы убийцы, и нас будет судить Бог.

– Есть еще миллионы Тедов, которые живут и здравствуют, – сказал Первичный.

– Что?

– В других вселенных полно живых Тедов Карсонов.

– Но этот, именно этот, мертв. Мы с тобой отняли у него жизнь.

– Только я один. Если понадобиться, я так и скажу на суде.

– Нет, Джон, мы оба.

Первичный вспыхнул.

– Ты помогала мне, чтобы покрепче привязать меня к себе?

– Хочешь уйти – уходи! – прорычала Кейси. – Никто не держит. Иди, используй краденые идеи, зарабатывай состояние!.. Мне оно не нужно.

Некоторое время они шли молча, потом Первичный произнес:

– Прости, я не хотел.

– Ночь была очень трудной, – примирительно сказала Кейси.

– Полиция будет его искать. Возможно, он говорил комунибудь, куда едет.

– У нас его не было.

– А как насчет грязной одежды и земли на обуви? – спросил Первичный.

– Что здесь такого? У твоего отца ферма.

Джон кивнул.

– Ты меня пугаешь, – пробормотал он.

– Себя тоже. Пошли быстрей. Тебе скоро на работу.

Глава 21

Джон заехал за Кейси в восемь. На самом деле он был рядом уже в семь тридцать и полчаса выжидал на стоянке у ресторанчика «Бургер шеф» по соседству. Хотел явиться с опозданием, как принято в свете, да только сидел все время как на иголках и без пяти восемь двинул к дому.

Дверь открыл младший брат Кейси – Райан.

– Вы к кому?

– Я за Кейси, – произнес Джон, обрадованный, что объясняться приходится с мальчишкой, а не с родителями Кейси.

– Ты не Джек.

– Точно. Я Джон.

Оценив его взглядом, мальчик открыл дверь шире.

– Думаю, тебе можно войти, – сказал он и, подойдя к лестнице, крикнул: – Кейси, твой жених пришел!

– Заткнись, малявка! – донеслось сверху. Изза перил свесилась голова Кейси. – Привет, Джонни.

– Привет, Кейси, – выдавил он.

– Сейчас спущусь.

Райан скрылся в кухне, и оттуда послышалось:

– Кейсин ухажер пришел. Будете допрашивать?

– Тише, сынок, – шикнула на него миссис Николсон.

Вышел мистер Николсон и протянул Джону руку.

– Здравствуй, Джон. Я отец Кейси.

– Добрый вечер, мистер Николсон, – сказал Джон. Ему было нелегко представить, что это не тот мистер Николсон, которого он раньше встречал в церкви.

– Кейси почти ничего не рассказывала о тебе. Так что попрошу предоставить подробную биографию и копии налоговых деклараций за последние шесть лет. – Мистер Николсон выдержал паузу и засмеялся. – Шучу. Но был бы рад узнать тебя поближе.

– Родом из Финдли. Учусь в Толидском университете на первом курсе. Специальность – физика.

– Оо, физика! – Мистер Николсон жестом пригласил Джона в гостиную. – Похвально. Я сам страховой агент. В свое время пытался продраться через матанализ, но так и не сумел. Сложная штука.

Джон кивнул.

– Привет, Джон. Я мама Кейси. Хочешь лимонаду?

Миссис Николсон была полней, чем он помнил. Они пожали друг другу руки.

– Нет, спасибо, мэм.

– Твоя машина застрахована? – поинтересовался хозяин.

– Да, конечно.

– Алекс! – возмутилась жена.

– Да я так, на всякий случай, – поспешно оправдался мистер Николсон.

– Хватит вопросов, папа, – сказала с лестницы Кейси. Она была одета в короткое черное платье и джинсовую курточку. – Пошли, Джон.

– Счастливо, дочка. Приятно провести время.

Кейси схватила Джона за руку и выволокла за дверь.

– Мои родители такие зануды!

– Вовсе нет. Они ничего, – возразил Джон.

Кейси посмотрела на него удивленно.

– Твой брат сказал, что я не Джек.

– Разве он не прав?

Джон открыл дверь, и Кейси скользнула на сиденье.

– Давай гденибудь поужинаем, – предложила она.

На Хиллиардавеню, главной улице города, бурлила жизнь. Неторопливо ехали автомобили, разгуливали подростки, разодетые по последней здешней моде. Джона на мгновение пронзила острая тоска по дому, по родной вселенной.

Вдруг ктото выскочил на дорогу перед самой машиной. Джон, несмотря на то что ехал со скоростью пятнадцать километров в час, ударил по тормозам.

Парень в свитере с капюшоном стукнул ладонью по капоту и выставил средние пальцы на обеих руках.

– Эй, Кейси! – заорал он, хватая себя за ширинку и дергая бедрами.

Джон с ужасом осознал, что это Тед Карсон.

Пальцы, сжимающие руль, побелели от напряжения.

– Выходи, детка, порезвимся!

– Он пьяный, – сказала Кейси.

Внутри у Джона закипела ярость. Он буквально навалился на руль, разорвав улицу надсадным автомобильным гудком.

Карсон пнул ногой по бамперу. Джон отпустил ногу с тормоза, и машина дернулась вперед на несколько сантиметров.

Карсон отпрыгнул, хотя с дороги не убрался. Джон вывернул руль в сторону и поехал дальше.

– Вот урод! – воскликнула Кейси.

– Чего еще ждать от Карсона.

– Ты его знаешь?

– Сталкивался пару раз, – бросил Джон как можно равнодушнее, вспомнив драку в раздевалке, мамашу Карсона, и то, как его заставляли писать письмо с извинениями.

Но этот Карсон тут не при чем.

– Он учился в моей школе, только на год младше. Кажется, его исключили, и теперь он работает с отцом на заводе.

Джон увидел в зеркало, как Карсон выставил им вслед средние пальцы. На тротуаре хохотали его дружки.

– Есть вещи, которые не меняются, – произнес Джон.

– Что верно, то верно.

За ужином в маленьком ресторанчике «Ривервью» Кейси сказала:

– Тед Карсон меня просто бесит.

Джон пожал плечами.

– Был подонком и всегда им останется.

– Както раз взялся ко мне приставать.

Джон невольно почувствовал укол ревности.

– Правда?

– На одной вечеринке в городе. Стал меня лапать. Влепила ему между ног.

– Хорошее дело, – одобрил он.

– С большинством нахалов срабатывает.

– Буду знать.

– Думаю, тебе можно не волноваться.

Непонятно: что она имела в виду? Уверена, что он не станет ее лапать, или не против, если станет?

Вспомнив рассказы Первичного, Джон сказал:

– Я слышал, Карсон издевается над животными.

– Нехорошо повторять всякие гадости.

– За едой или вообще?

– Вообще.

– А если это правда? – То, что было правдой в одном мире, вполне могло быть верным и в другом.

– Ты сам видел? Своими глазами?

– Дыма без огня не бывает.

– Ты о презумпции невиновности никогда не слышал?

– Сколько расчлененных белок надо найти, чтобы найти виновного?

– А сколько невиновных должно при этом пострадать?

Джон усмехнулся; Кейси усмехнулась в ответ.

– Хоть наши взгляды и не совпадают, с тобой интереснее, чем с Джеком.

– С Джеком?

– Тот выскочил бы из машины и набросился на Карсона с кулаками.

– Да кто он такой, этот Джек? – возмутился Джон. – Мне от него уже жизни нет.

– Мой бывший парень.

– Ага. А я думал, слюнявый самовлюбленный мальчишка из колледжа.

– Ты его, возможно, увидишь сегодня на танцах.

– На танцах?

– Кому нужно кино, если можно пойти потанцевать? – улыбнулась Кейси. – Ах да. Ты же тащишься от кантри… Жаль.

– Говорят, «Ведьмак американской революции» классный фильм, – схватился за соломинку Джон.

– Ага. Посмотрим его на следующей неделе в Толидо.

– Значит, мы еще встретимся? – спросил Джон как можно небрежнее.

– Да – что бы ты там ни болтал о Теде Карсоне.

Дискотеку устроили в пустом пакгаузе возле железной дороги на восточном краю города. Здание удачно располагалось между двумя другими и идеально подходило для тусовки.

Играл рокнролл, вроде того, что Джон слышал по радио. Бодрая музыка пятидесятых, ничего похожего на его любимый жесткий саунд. Во вселенной Джона подростки слушали хэви метал. Здесь в ходу были песни в духе Бига Боппера.

– Сейчас ты скажешь, что не умеешь танцевать, – вздохнула Кейси, проходя мимо здоровенного парня, выполнявшего роль вышибалы. Увидев Кейси, громила мотнул головой. – Я угадала?

– Я умею танцевать, – сказал Джон. По правде говоря, танцев здешней молодежи он, конечно, не знал, зато посещал в десятом классе драматический кружок, где ставили популярную бродвейскую пьесу семидесятых годов «Школьный танец». Там было несколько танцевальных номеров, и Джону пришлось разучить джиттербаг. – Вопрос в том, умеешь ли ты.

Кейси посмотрела на него с притворным гневом.

– Джонни, ты неподражаем. – Она схватила его за руку. – Пошли.

Он показал ей пару раз простое движение на четыре счета, которое она сумела достаточно грациозно повторить, потом обхватил за талию и вытащил на площадку.

Кейси быстро освоилась и споткнулась всего раз. В конце концов, она выступала в группе поддержки, а основные шаги в джиттербаге несложные. Она завизжала, когда Джон стал ее вращать, но при этом улыбалась.

Они танцевали три песни подряд. Постепенно Джон добавлял новые движения. Сперва он и сам чувствовал себя неловко – три года прошло с тех пор, как учился. Он вспомнил, как, готовясь к пьесе, отплясывал с мамой на кухне, а отец смотрел и хохотал. Потом мама взяла отца за руку, и они жахнули такой линдихоп, что у Джона челюсть отвисла.

Джон заметил, что на них с Кейси смотрят. Их танец был достаточно необычен, чтобы привлечь внимание, да и танцевали они с огоньком. Вокруг собрались зрители. Очевидно, джиттербаг был здесь крепко забыт или никогда толком не прижился.

– Все, хватит, – сказала наконец Кейси, переводя дух. Ее грудь часто поднималась, и Джону очень хотелось снова прижать Кейси к себе. Он ограничился тем, что обвил рукой ее талию, и они подошли к импровизированной барной стойке. Кейси не сбросила его руку, а наоборот, прижалась к нему крепче. Если бы Джон не танцевал с ней только что двадцать минут кряду, то, возможно, отстранился бы, испугавшись такой близости. Но теперь между ними возникло полное взаимопонимание, и Джон был счастлив, что когдато потратил столько сил на разучивание танцевальных па.

Джон попросил у бармена воду со льдом.

Кейси опустила пальцы в стакан и намочила себе правую щеку. Джон инстинктивно намочил ей вторую щеку из своего стакана.

– Классный танец. Где ты ему научился?

– В драмкружке, – честно ответил он.

– Никогда так не веселилась. – Она прыснула в него водой.

– Привет, Кейси, – произнес ктото сзади, и Джон обернулся. Рядом стоял высокий темноволосый парень.

– Это Джек, – сказала Кейси.

– Потанцуем? – спросил Джек, оттесняя Джона.

– Я устала, Джек. И вообще я сегодня танцую только с Джоном.

Джек обернулся. Он был сантиметра на три выше Джона и гораздо шире в плечах. У Джона похолодело в животе. Сколько раз этот парень дрался за последний год?! Судя по перегару, на рассудительность Джека надеяться не приходилось.

– Да? Я видел, как он отжигал. Должно быть, у своей бабушки научился.

Джон вздохнул, но промолчал. У Джека наверняка тут с полдюжины дружков.

– Отвали, Джек. Ты мне надоел. – Кейси допила воду.

– Раньше ты так не говорила. Тебе было со мной хорошо.

– Сходить в туалет тоже бывает хорошо. От тебя воняет почти так же.

Джон поперхнулся водой и затрясся наполовину от кашля, наполовину от смеха.

Джек побагровел. Вопреки ожиданию, он не ударил Джона и даже не обругал, а просто развернулся и ушел.

– Обязательно было язвить? – спросил Джон.

– Даже не представляешь как, – усмехнулась Кейси. Она посмотрела через плечо Джона и воскликнула: – Ого.

Джон повернулся к окну и увидел приближающиеся синекрасные мигалки.

– Копы!

– Лучше уйти, – сказала Кейси, и потащила за стойку. Они толкнули металлическую дверь и вышли на холодный ночной воздух. Тишина наступила так внезапно, что, казалось, заложило уши.

– Машина на другой стороне, – произнес Джон.

Они прокрались к углу здания. Музыка замолкла, изнутри послышались крики.

Перед зданием стояли три патрульные машины, из которых высыпало около дюжины полицейских. Двое бросились перекрывать боковые выходы.

Джон и Кейси спрятались за контейнером для мусора. Полицейские пробежали мимо.

– Давай, – шепнул Джон, и они метнулись к первому ряду стоянки.

К пакгаузу подъехали еще две патрульные машины, одна из них остановилась у «Понтиака» Джона.

– Черт, – выругался он.

– Скорее всего нас не арестуют, – сказала Кейси. – Просто сделают предупреждение.

– Да. Но я не могу рисковать. – Джон сомневался, что его удостоверение выдержит скольконибудь серьезную проверку.

– Не можешь?

– Да, не могу. Мне нельзя попадаться.

– Правда? Три сюрприза за вечер. С тех пор как я потеряла девственность, меня еще никто не удивлял три раза за одно свидание.

Джон зажал рот ладонью, сотрясаясь от смеха.

– Перестань. Долго мы тут будем сидеть?

– Не бросать же машину. Давай подождем.

Полицейские стали выводить ребят из пакгауза, некоторых в наручниках. Наконецто патрульный, остановившийся у машины Джона, вылез из автомобиля и пошел к зданию.

Джон и Кейси бросились в конец стоянки и вскочили в «трансам».

Потом, взявшись за руки, сидели и ждали, пока не скрылись все полицейские – либо внутри пакгауза, либо разъехались с задержанными.

– Путь свободен, Джонни.

– Путь свободен, – согласился Джон и завел машину.

Дорогой он перебирал в уме десятки предлогов, чтобы поцеловать Кейси при расставании. Зря ломал голову. Едва машина остановилась у веранды, Кейси обхватила его за шею и прижалась горячим, полураскрытым ртом к его губам. Поцелуй длился секунд десять, Джону казалось, что они с Кейси слились в одно целое и что так и должно быть.

– Спокойной ночи, Джон, – сказала Кейси, серьезно глядя ему в глаза. – До завтра.

Глава 22

На следующий день Первичный еле стоял на ногах и при этом прислушивался к каждому слову, каждому шагу за спиной. Ему казалось, что все вокруг говорят только о Карсоне, но когда Джон сосредоточивался на разговоре, всякий раз выяснялось, что речь шла о картах, картоне или Карлтоне.

Обливаясь потом и с трудом подавляя тошноту, он выскочил в раздевалку.

«Не раскисай. Никто ни о чем не догадывается. Никто еще даже не знает, что Карсон пропал».

После работы Первичный увидел на стоянке отца Карсона. Тот разговаривал с бригадиром. Первичный отвернулся и сел в машину.

Когда он пришел домой, Кейси лишь обратила к нему усталые ввалившиеся глаза. Ни улыбки, ни приветствия. Его чувство вины, казалось, слилось с ее виною и завертело их в черном водовороте. Что же они натворили!

За ужином они не проронили ни слова, а когда легли спать, расползлись на разные стороны кровати, как можно дальше друг от друга.

Джон уже засыпал, когда Кейси произнесла:

– Значит, мы убили только одного из бесчисленного числа Тедов.

– Только одного, – подтвердил Первичный. – И поделом ему.

– Не надо, – сказала она. – Не оправдывайся.

– Разве ты делаешь не то же самое?

Кейси закрыла лицо рукою и заплакала.

– Нам пришлось так поступить, – сказала она. – Иначе у Эбби не было бы отца.

– Он пришел не поговорить, – добавил Первичный. – Он хотел свести счеты. У нас не было выхода.

Вздохнув, Кейси повернулась к нему и прижала свои ноги к его ногам.

– Почему из всех Кейси ты выбрал именно меня? – спросила она шепотом.

– Я всегда выбираю тебя.

– Почему? И почему эту меня?

Первичный пожал плечами.

– Ты… это ты. Ты красивая, мне с тобой интересно, и ты меня заводишь.

– Выходит, всего лишь потому, что я тебя возбуждаю?

– Нет. Ты и я просто созданы друг для друга!

– Ты уверен, что именно эта я, а не какаято другая? Может, ты создан для нее?

– Но я здесь, с тобой. Наверное, это судьба.

– А как же другой Джон? Что, если моя судьба – быть с ним? А ты все испортил?

– Он ведь никогда даже не разговаривал с тобой!

– Это правда, – признала Кейси. – За все время он сказал мне не больше десяти слов. Хотя поводов я ему давала предостаточно.

– А я подошел к тебе в первый же день.

– Да, на благотворительном обеде. Ты вдруг стал другим.

– Так и есть.

– Это было первое, что ты сделал? Увиделся со мной?

– Почти.

– А потом тебя исключили из школы.

– А если бы ты попал в другую вселенную, и там была какаянибудь другая Кейси? Ты бы тоже подошел к ней?

– Кейси, не начинай…

Она взобралась на него сверху, и он почувствовал ее возбуждение.

– Я имею право знать! Ты стал бы встречаться с любой Кейси?

– Нет. Некоторые из вас… лучше, чем другие.

– Лучше?

– Иногда вы… не такие. Бросили школу или забеременели…

– Как я?

– Или убежали из дома. Вы бываете не красивыми… или глупыми.

– Сколько разных Кейси у тебя было?

Первичный не ответил.

– Ну же, ответь.

Кейси задвигала бедрами. Первичный застонал.

– Десять.

– Десять?! Ты трахал десяток Кейси? – Она куснула его за шею. – И что в них было такого, чего нет у меня?

– Ничего. Ты лучшая.

– Всето ты врешь.

Она укусила его понастоящему. Первичный вскрикнул. Потом они занимались любовью молча, со злобным отчаянием.

В следующий понедельник группа рабочих прочесала заводскую территорию. Поползли слухи: пропал парень, нет больше полутора суток, его машина тоже исчезла.

Первичный сосредоточился на работе, прикручивал деталь за деталью, не обращая внимания на соседа по конвейеру. Через некоторое время Сид прошептал:

– Притормози, Рейберн! Я за тобой не угонюсь. Все решат, что я сачкую.

Первичный увидел, что между ним и Сидом висят уже шесть полусобранных стиральных машин.

– Извини.

– Слышал про Теда Карсона?

Первичный отрицательно покачал головой.

– Пропал неделю назад.

Джон едва удержался, чтоб не поправить.

– Думают, что попал под кран. У него даже доступа не было, но папаша какаято профсоюзная шишка, вот и выхлопотал ему место в цеху. Теперь коекому придется несладко.

Подошел начальник цеха, спросил, не поможет ли ктонибудь после смены обыскать склад. Первичный буркнул чтото неопределенное.

– Так как, Рейберн? Или боишься, что корона с головы свалится?

– У меня дела после работы.

– Все твой кубик? – хохотнул начальник.

Первичный покачал головой, ругая себя, что столько хвастал.

– Может, поищем сейчас? – предложил Сид.

Начальник засмеялся.

Вечер у Кейси и Первичного прошел почти нормально. Джон часто ловил на себе взгляд Кейси, но делал вид, что ничего не замечает. Они забыли о себе, погрузившись в рутину семейной жизни, в заботы об Эбби. Проблемы с кубиком отпали, и времени для семьи было предостаточно. Тем более что интерес к роману тоже угас.

Неделю назад Первичный думал, что лишился всего, но только сейчас, когда мог действительно потерять Кейси и Эбби, понял, что́ для него понастоящему важно.

На следующий день полиция допрашивала тех, кто работал с Тедом Карсоном. Их по одному вызывали в маленький кабинет и выпускали минут через пятнадцатьдвадцать. Первичный мог наблюдать за дверью со своего рабочего места. Самого Джона не вызвали.

Пару раз он замечал, как на него смотрит один из дружков Теда, но, когда поворачивался к нему, тот сразу отводил взгляд.

Может, показалось?

В раздевалке Первичный столкнулся с отцом Карсона. Внезапно они остались наедине.

Первичный посмотрел Карсону прямо в глаза.

– Что?

– Я слышал, вы с моим сыном повздорили.

– Ну и?

– Думаю, ты слышал, что он исчез. Если тебе чтото известно, ты должен сообщить об этом в полицию.

Первичный усмехнулся.

– Мне нечего сообщать.

Лицо мужчины покрылось красными пятнами. Карсон был невысоким, но мускулистым, и в плечах почти вдвое шире Первичного. Он мог бы убить его одним ударом.

– Я вспомню об этом, когда помощь будет нужна тебе, – сказал Карсон и вышел.

Подъезжая к дому, Первичный увидел напротив входа полицейскую машину. Секунду он колебался, не проехать ли ему мимо, затем притормозил и поставил машину на свободное место.

На кухне стояли полицейский в форме и один человек в гражданском. Кейси с Эбби на руках оглянулась, когда Первичный вошел.

– Джон, полисмены хотят расспросить о какомто парне, который исчез.

– Я детектив, – поправил мужчина в гражданском. – Детектив Дудерстедт.

Руки он не протянул.

– О, простите, – смутилась Кейси.

– А, о Теде Карсоне, – сказал Первичный. – Вы по поводу Теда Карсона?

– Да. Вы с ним знакомы?

– Не особенно.

– Однако достаточно, чтобы подраться с ним? По крайней мере однажды.

– Давняя история, – отмахнулся Первичный. «И с совсем другим Джоном», – добавил он про себя.

– За это вас исключили из школы.

– Меня исключили, потому что я не стал извиняться перед его матерью. Для меня это было делом принципа.

– Принцип может оказаться мотивом.

– Мотивом чего? – удивился Первичный. – Разве Тед не сбежал?

– Возможно, – признал детектив. – Я слышал, на заводе у вас тоже были стычки.

– Он говорил гадости о Кейси. Мне пришлось ответить.

– Понимаю.

– Карсон хулиган и подлец. Я понял, что с ним лучше не связываться, еще год назад.

– Он заезжал к вам в четверг вечером?

– Нет. – Первичный сделал паузу. – С чего бы вдруг?

– Друзья говорят, он хвастал, что поедет и разберется с вами.

– Наверное, трепал языком, – предположил Первичный.

– Или откусил больше, чем смог проглотить, – сказал детектив.

– С ним это часто бывало… бывает, – поправился Первичный. Так недолго и проколоться. Коп говорил о Теде в настоящем времени.

– Похоже на то, – согласился детектив, обводя квартиру взглядом. – Значит, в последний раз вы видели Карсона…

– Точно не помню. Кажется, в четверг, на работе.

– То есть, когда вы поругались с ним в раздевалке.

Это был не вопрос.

– Да, наверное.

Детектив обратился к Кейси:

– А вы его не видели?

– Где бы я его могла видеть?

– Ну, если бы он приезжал, пока не было мужа, вы бы его увидели, верно? Вы ведь все время дома с ребенком.

– Конечно, – сказала Кейси. – Но я его не видела.

Первичный смотрел на нее, ожидая, что она не выдержит, и чувство вины както проявится в жестах или мимике. Но Кейси выглядела совершенно спокойной – скучающая домохозяйка, которой надоели все эти расспросы. Первичный тоже расслабился.

– Еще вопросы будут? – осведомился он.

Детектив посмотрел на него подчеркнуто долго.

– Нет, пока все. Дайте знать, если вдруг вспомните, что видели Теда Карсона в четверг вечером.

Первичный проводил полицейских до двери и глядел им вслед, пока они спускались по лестнице. Закричала Эбби, он вздрогнул и закрыл дверь слишком поспешно – так, что она хлопнула.

Кейси была бледная как мел.

– Нужно перепрятать тело, – произнесла она. – Они нас подозревают.

Первичный покачал головой.

– Ни в коем случае. Второй раз нас обязательно застукают.

– Надо хотя бы посадить там цветов. Прикрыть землю.

– Для цветов уже поздновато.

– Нельзя просто сидеть и ждать!

– Успокойся! – сказал Первичный. – Они приехали специально, чтобы посмотреть, как мы себя поведем. Если мы сейчас засуетимся, это вызовет подозрения.

– Но…

– Машину не нашли, тела тоже, – убеждал Первичный. – Тед просто сбежавший пацан.

Кейси кивнула. Первичный посадил Эбби на колено и стал качать. Девочка агукала и заливалась смехом. Она не знала, что ее родители убийцы.

На следующий день Первичного ни с того ни сего назначили в резерв. Он должен был сидеть в отдельном помещении вместе с другими подменными рабочими и ждать, пока на конвейере случится затор. Другими словами, почти весь день ничего не делать. Работа считалась выгодной, поэтому в комнате сидели сплошь профсоюзные активисты. Шесть пар глаз подозрительно смотрели на Джона. Он понял, что без отца Теда Карсона тут не обошлось.

Скоро Джон стал сходить с ума от безделья. Хорошо, конечно, получать зарплату ни за что, но провести день под надзором шестерых седовласых рабочих – это уж слишком.

Первичный даже не пытался завязать разговор. Молча съел взятый с собой обед. Рабочие резались в покер, правила которого слегка отличались от тех, что знал Джон.

Дождавшись конца смены, он пулей вылетел из комнаты.

Когда Первичный приехал домой, Кейси мылась в душе, а Эбби спала.

На стульях валялась грязная одежда: рабочие штаны, клетчатая рубаха. У двери стояли кеды, все в земле.

– Где ты была? – набросился он на Кейси, едва та вышла из душа. – Где ты была?

Кейси смерила его ледяным взглядом.

– Разбудишь ребенка, сам будешь убаюкивать.

– Я спросил, где ты была!

– Я слышала. Незачем повторять три раза.

– Ну и?

– У твоей мамы. Высаживали с ней цветы и деревья.

– Ты не… – Первичный был уверен, что Кейси перепрятывала тело.

– Конечно, нет. Но у нашего друга теперь новое одеяло из прошлогодних листьев, а из груди торчит ель.

– Ты… замаскировала могилу?

– Я купила побольше саженцев, а когда вокруг дома не осталось места, сказала, что посажу дерево у дороги. Теперь даже не видно, что там копали.

– Оно примется? Сухое дерево будет как маяк.

Кейси пожала плечами.

– В питомнике обещали, что примется.

Первичный вздохнул.

– Теперь я могу высушить волосы? – спросила Кейси.

– Да, конечно, извини.

Он сел на диван и уставился в стену. Ему было страшно от того, что он так нуждается в Кейси, что так сильно зависит нее. Он не доверялся никому, с тех пор как… даже и не вспомнить, с каких пор.

Его лихорадило. Страх и отчаяние буквально душили.

– Все в порядке, – глубоко вдохнув, прошептал Джон. – Все в порядке.

Он медленно выдохнул, глядя на стену.

– Что случилось?

Рядом стояла закутанная в полотенце Кейси и вытирала голову.

– Ничего. А что?

– Ты плачешь.

– Плачу? – Он дотронулся до лица. Оно было мокрым от слез. – Я не знал.

Кейси села к нему на колени.

– Так в чем дело?

Первичный посмотрел на нее удивленно.

– Мы убили человека. Этого мало? Нет, не так… Я убил человека.

Кейси обняла его.

– Мне так жаль, Кейси. Прости меня за все. Мне жаль, что тебе приходится страдать изза меня… и другим тоже.

Первичный вспомнил Джона Фермера из этой вселенной, которого отправил в неизвестность, туда, откуда нет возврата, и его пронзила острая, невыразимая боль.

Кейси глядела на него так, будто видела в первый раз.

– Что ты так смотришь? – спросил он со слезами в голосе.

– В первый раз слышу от тебя такое.

– Какое?

– Что ты в чемто раскаиваешься.

– Я правда раскаиваюсь.

– Потому что страдаешь сам?

– Нет.

– Тогда почему?

– Я… я сделал много зла. Не говоря об убийстве. Я заставил страдать многих людей.

Кейси кивнула.

– Это правда. Очень много разных Кейси.

– Да. И их тоже.

На следующий день в цеху был аврал, и всех подменщиков вызвали на конвейер. Всех, кроме Джона. Он раскрыл принесенную с собой книгу и стал читать. Раз уж ему хотят платить за ничегонеделание, то он будет развлекаться.

Однако час спустя к нему вошел отец Теда Карсона и, буравя взглядом, процедил:

– Тебе платят не за то, чтоб ты читал, Рейберн.

– Мне платят вообще ни за что! – возразил Первичный.

– Вот именно.

– Почему меня не берут в цех?

Карсон посмотрел на него исподлобья.

– Мне не нравится, как ты себя ведешь.

– И что с того?

– Ты дерзишь мне, парень? Если так, давай выйдем и поговорим помужски.

У Первичного глухо забилось сердце. Почему он снова позволил себе потерять голову? Если бы не его дурацкая вспыльчивость, сын Карсона был бы сейчас жив.

– Не стоит. Я был не прав, – сказал Первичный, беря в руки книгу, сумку с обедом и куртку.

– Если ты выйдешь из этой двери, Рейберн, на завод можешь не возвращаться!

– Ладно.

Первичный протиснулся мимо Карсона в цех и направился к выходу. Ему казалось, что все рабочие смотрят только на него. Что он творит? Но оставаться невозможно. Он подыщет себе другую работу. Или работу найдет Кейси, а он будет сидеть с Эбби.

Не тратя время на переодевание, Джон отметился на проходной и сразу пошел к своей машине. Он не узнал стоянки, такая она была тихая и безлюдная. После смены все проезды были забиты машинами. Рабочие разъезжались по барам и домам. Сейчас машины стояли неподвижно, и на тысячах ветровых стекол играло золотое осеннее солнце.

Квартира была пуста. Первичный зашел в кухню и сел. Как отнесется ко всему этому Кейси? Конечно, она его поймет. Первичный внезапно почувствовал гордость за нее, за то, какая она сильная.

Зазвонил телефон. Через несколько секунд сработал автоответчик, и голос Кейси предложил звонившему оставить сообщение.

– «Здравствуйте, мистер Рейберн. Меня зовут Иоланда Кемп. Мы встречались с вами на прошлой неделе в адвокатской конторе. Мне жаль, что обстоятельства нашего знакомства были не совсем приятными. В настоящее время у нас возникли коекакие проблемы, и, честно говоря, мы хотели бы попросить вас о помощи. Дело в том, что фирма, к которой мы обратились, никак не может изготовить действующий образец. Несмотря на все разногласия, нам всегда импонировала ваша целеустремленность, и мы заинтересованы сотрудничать с вами. Очень тесно сотрудничать. Позвоните мне, когда прослушаете сообщение. У вас есть моя карточка. Спасибо».

Глава 23

– Ты не об этом говорил?

Джон подошел ближе к громоздкому черному ящику, стоявшему рядом с кегельбаном в углу студенческого клуба, заглянул под козырек над дисплеем. По экрану медленно двигался угловатый шарик. Поворачивая ручку на автомате, Грейс передвигала полоску внизу экрана и отбрасывала шарик в ряды брусков. При ударе мячика бруски исчезали.

– Это «брейкаут», – сказал Джон.

– Нет, это «электракс», – возразила Грейс. – Здесь есть шарик и флиппер – ракетка, которой его отбивают. Все, как ты рассказывал. Я подумала, ты эту игру имел в виду.

Во вселенной Джона над такой видеоигрой только посмеялись бы. В подобные аркады играли в семидесятых. Сейчас сложные аркадные автоматы и пинболмашины стояли в любом торговом центре и в каждом приличном баре.

– Нет, на пинбол это совсем не похоже. Пинбол – игра механическая, а не электронная.

Мячик пролетел мимо ракетки. Генри чтото проворчал и протянул руку к джойстику. Грейс отошла в сторону.

– Играй тогда ты! – капризно сказала она.

Генри стал на ее место и завершил игру с высоким счетом. На Джона это не произвело впечатления.

– Вот как, механическая, – повторила Грейс. – Генри так и не смог ничего найти в литературе.

– Ага, – отозвался Генри.

– Дело не в том, что мы тебе не верим… – продолжала Грейс.

– Мне без разницы, верите вы или нет, – вспылил Джон.

– Ладно, – сказала Грейс. – Но мы хотим посмотреть сами. Увидеть, как все работает.

– Возможно, игра существовала в одном экземпляре.

– Помоему, мы должны ее сделать, – выдал Генри.

– Что сделать? – крикнул Джон.

Грейс закатила глаза.

– Пинболмашину, конечно. Что же еще?

– Нет!

– Собственно, твоего согласия не требуется. Ты нам уже все объяснил. Не хочешь – не участвуй. Справимся сами.

– Но…

За разговором они почти дошли до Бенчлихолла, и тут Грейс остановилась.

– Ты же идешь не в ту сторону. Твой дом с другой стороны кампуса.

– Мне нужно… кое с кем встретиться, – сказал Джон. Сегодня у них с Кейси было первое свидание после дискотеки в Финдли. Сначала Кейси работала над какимто проектом, и трубку все время брала ее соседка по комнате, а потом, когда ему уже надоело звонить, позвонила сама Кейси. Джона переполняли эмоции, и он чувствовал себя ужасно глупо.

– С кем? – спросила Грейс.

– С одной… знакомой. – Джон пока сам не знал, кто они с Кейси. Знакомые? Друзья? Жених и невеста? Это после трехто свиданий?

– И кто она, твоя знакомая? – допытывалась Грейс.

– Кейси.

– Aа, Кейси.

– Что значит твое «аа»?

– Ничего.

Джон бросил взгляд на Генри. Тот смотрел в сторону на деревья.

– Джон!

Сзади по тротуару шла Кейси. Она подскочила к Джону, обхватила за шею и чмокнула в щеку. Он смутился.

– Привет, Кейси, – поздоровалась Грейс. – Значит…

– Пошли, – сказал Джон.

– Значит что?

– Значит, вы встречаетесь? У вас все серьезно?

Кейси молчала, а Джон почувствовал, как краснеет.

Наконец Кейси произнесла:

– Ну, я не знаю. Меня бросил мой парень, а тут как раз Джон подвернулся. Вряд ли у него есть шансы.

– Эй, ничего, что я рядом стою? – возмутился Джон.

– А что? Я думала, ты и сам понимаешь, – улыбнулась Кейси и снова его поцеловала. – Чем вы занимаетесь?

– Обсуждаем наш проект, – сказала Грейс. – Пинбол.

– Ах да, пинбол. Очень интересно. – Кейси посмотрела на Джона. – Давай сходим куданибудь, пообедаем. Общежитская еда ужас как надоела.

– Хорошо, – кивнул Джон, поскорее уводя ее от Грейс и Генри.

Через несколько метров Кейси сказала:

– Расскажи мне еще раз, что это за игра такая, пинбол.

Джон застонал.

Они сидели друг против друга за столиком в ресторанчике «Джованни» и потягивали молочные коктейли.

– Даже не знаю, что о тебе думать, Джон Рейберн, – заговорила Кейси после паузы.

– Неужели?

– Еще бы. Ты умеешь танцевать – и мне это нравится. Ты умный – это мне тоже нравится. У тебя классная машина – еще маленький плюсик. Но…

– Что?

– Как ты реагировал на полицию…

– А это важно?

– По крайней мере странно. Приезжают полицейские. Самое большее, что они могут нам сделать, – это выписать штраф. А ты бросаешься от них сломя голову, мы прячемся по углам, а потом удираем на машине. С чего бы?

Джон пожал плечами.

– Просто… я не хочу привлекать внимания.

– Чьего внимания? Полиции?

– Ну да. Не хочу, чтоб полицейские меня мурыжили.

– Почему?

– Не хочу и все. У меня уже были проблемы с законом, и лучше, если больше их не будет, – сказал Джон, сам удивляясь, как легко получается врать.

– Проблемы с законом, – повторила Кейси.

– Ага.

– Прям как в «Глитцдейле».

– В «Глитцдейле»?

– Ты не смотрел? Телешоу девяностых. «Ужасы центра окраин». Олена и Магделин. Неужели не смотрел?

– Наверное, пропустил, – сказал Джон. Ничего из названного ему не было знакомо.

– Ты жил в пещере?

– Ага. Скрывался от полиции, – попытался отшутиться Джон.

Кейси засмеялась.

– Ну а серьезно?

Джон понял, что так просто не отделается.

– Я был хулиганом. Готовил порох, мастерил детонаторы.

– Да ладно.

– Честно, – подтвердил Джон. Теперь он не врал. И то, что он собирался сказать дальше, тоже было почти правдой. – Однажды я сделал слишком много взрывчатки.

– Сколько это – много?

– Достаточно, чтобы взорвать отцовский сарай.

– Да ну!

– Взорвал подчистую. Камня на камне не осталось.

– Вместе с животными?

– Пустой. По правде говоря, он уже и так почти развалился. Меня арестовали. А отец так разозлился, что даже не захотел выплатить за меня залог. Потом местные фэбээровцы чтото там расследовали, и меня обвинили в терроризме.

– В терроризме?

– Именно. Такая вот история. Сейчас у меня испытательный срок. Еще два года нужно быть паинькой.

– Аа, – протянула Кейси. – Тогда понятно.

– Угу.

– Зря я тебя потащила на танцы. Почему ты мне сразу не сказал?

– Ну, не оченьто приятно об этом рассказывать. Тем более на первом свидании.

Кейси понимающе кивнула.

– Тебе вообще опасно выходить на улицу, – усмехнулась она. – Лучше всего отсидеться в надежном месте.

– Где, например? В Канаде?

– Зачем так далеко? Думаю, Грейс тебя с удовольствием приютит. Положит в шкаф и будет пылинки сдувать.

– Перестань!

– Да ладно. До сих пор не привык? Симпатичный парень, умный, в меру бунтарь, эксперт по взрывам. Уверена, у тебя от девушек отбою не было.

Джон покраснел.

– Вообщето, нет. Во всяком случае, не от таких, как ты.

– Может, тебя больше интересуют парни? – усмехнулась она.

Джон покраснел еще сильнее.

– Я имел в виду…

– Да поняла я, шучу просто, – сказала Кейси. – Теперь, когда она знает про нас, может быть, станет больше обращать внимания на Генри.

– Генри?

– Тебе не кажется, что ты немного не от мира сего?

– Ну… Ты о Генри и Грейс?

– Он врезался по уши.

– Наверное, – согласился Джон. Теперь была его очередь ехидничать. – А что такого Грейс знает о нас?

– Мы встречаемся, ты еще не заметил?

– Я всю неделю даже дозвониться до тебя не мог.

– Ну, мне ведь надо учиться! Зато выходные полностью принадлежат нам. До тех пор, пока ты все не испортишь.

– Боюсь, ждать недолго.

Кейси улыбнулась, и они сменили тему. К концу вечера Джон обнимал Кейси на своем потертом диване, прижимая губы к ее губам.

Лаборатория, примыкавшая к корпусу инженерного факультета, была громадной: здание размером с футбольное поле да еще с дополнительными пристройками. Основное помещение разделялось примерно на двенадцать участков с оборудованием для разного рода экспериментов. Среди прочего там были огороженный лентами субкритический ядерный реактор, маленький токамак, ускоритель на средние энергии, низкотемпературная установка, металлургическая лаборатория и механическая мастерская. В одной из пристроек располагалась лаборатория для студентовпервокурсников с шестью секциями. Столы были завалены хламом, вверху висели таблички с названиями проектов. На одной табличке значилось «Пинбол».

– Ты застолбила нам место? – удивился Джон.

– Если бы не поторопилась, его бы заняли, – сказала Грейс. На столе лежала груда пустых коробок, брошенных другой командой. – И так уже интересовались. Надо использовать, а то отберут.

Джон покачал головой.

– А других идей для проекта у вас нет?

Грейс усмехнулась.

– Идей масса. Только все паршивые. Ну так как? Что ты решил?

Джон осмотрелся. Радиометр на соседнем столе, на другой стороне пристройки отгороженный лентами рентгеновский аппарат, в каждой секции – оптический микроскоп. Наверняка гдето притаился и растровый сканирующий. Джон вдруг осознал, что возня с ювелирными инструментами – пустая трата времени. Вот оно – оборудование, с помощью которого надо исследовать устройство! Его даже не потребуется вскрывать.

И всем этим оборудованием он сможет воспользоваться!

– Идет. Будем делать пинбол.

Он сидел за столом в своей квартире и смотрел на пустую тетрадную страницу. Прибор лежал рядом на столе и, казалось, скалился светодиодным зубом. Ювелирный набор был там же – забытый. У Джона появилась привычка сидеть так каждый вечер, изучать прибор и записывать результаты наблюдений. Сейчас, однако, его мысли были заняты другим.

Карандаш рассеянно заскользил по бумаге, рисуя на этот раз не прибор, а пинболмашину. Джон много играл в пинбол. Одна машина стояла в магазине, где Джон покупал комиксы. Сколько раз он ездил на велосипеде в город и тратил свои скудные карманные деньги на книжки и игру! Старался выжать максимум из каждого четвертака, зарабатывая побольше очков и право играть бесплатно. Както раз машина сломалась, и Джон видел, как мастер откинул крышку, будто капот автомобиля. Внутри была куча лампочек, километры проводов и целая тонна пыли. Зрелище впечатляющее, но понять из него, как работает машина, конечно, было нельзя. Теперь, когда Джон занялся вопросом вплотную, стало очевидным, что ничего сложного тут нет. Все, что нужно, они проходили в элементарном курсе.

Главное – шарик на наклонной поверхности. Противник в игре – сила тяжести. Похоже на учебное пособие по классической механике. Не зря Джон вспомнил о пинболе на лабораторной работе, посвященной ньютоновским законам движения.

С шариком все просто – можно взять из обычного подшипника. С поверхностью тоже – обычная деревянная доска с препятствиями. Добавить лампочки, флипперы, амортизаторы, счетчик очков – и дело сделано.

Джон увлекся составлением списка необходимых деталей и вздрогнул, когда в дверь позвонили.

– Джон, открой!

Черт! Кейси. Джон смотрел на прибор. Нельзя, чтобы она его увидела. Как ей объяснить, что это такое? Схватив прибор, Джон бросился в спальню, засунул его в ящик и повернул ключ.

– Джон!

– Иду! – Он практически швырнул ящик на пол кладовки.

Пробегая обратно, заметил, что забыл на столе инструменты, и быстро засунул их в кожаный портфельчик.

– Джон, я тебя вижу в глазок! Открывай.

– Я… я навожу порядок.

– Не беспокойся. Мы все равно уходим.

Джон забросил набор на холодильник и отпер дверь.

На Кейси была миниюбка и кожаная куртка со множеством висюлек. Джон не особенно жаловал здешнюю моду, но Кейси хорошо выглядела в любой одежде.

– Ты еще не собрался, – выдохнула она.

– Я… это… работал.

– Я так и подумала. – Она замахала руками. – Ну, давайдавай, одевайся. Нам надо быть там через час.

– Хорошо, я быстро.

Джон заскочил в душ, наскоро помылся, а точнее сказать, намочился. Когда он вышел, Кейси листала тетрадь, которую он забыл спрятать.

– Что это?

– Просто тетрадь.

Он протянул руку, чтобы ее забрать.

– Какието сложные чертежи. Все так четко и аккуратно.

– Ничего особенного.

Джон выхватил тетрадь из рук Кейси и, захлопнув, швырнул сквозь раскрытую дверь в спальню. Пошелестев страницами, тетрадь упала на пол.

Кейси спокойно посмотрела на Джона.

– Ладно, ничего так ничего. Ты готов? – сказала она таким холодным тоном, что Джон сразу перестал злиться и насторожился.

Весь вечер Кейси была какойто отстраненной и почти не танцевала. Возвращаться домой к Джону она не захотела, а попросила отвезти ее в общежитие. Глядя, как она заходит в Бенчлихолл, Джон понял, что сделал большую глупость. Нельзя было оставлять тетрадь на столе. Ни один человек не должен знать о приборе.

– Вот список деталей, которые нам понадобятся, – сказал Джон.

Достать все необходимое не составляло труда. Флипперы – просто кусочки дерева, прикрепленные к соленоиду. Амортизаторы – обтянутые резиной пластмассовые цилиндры с соленоидами внутри. Монетоприемник можно купить на заводе, где делают торговые автоматы. Стальные шарики вынуть из подшипника. Пусковой механизм – металлический стержень с пружиной. Еще понадобятся лист стекла, блок питания, деревянные доски и металлическая подставка. Все. Для экспериментального образца вполне достаточно.

Грейс просмотрела список и протянула руку к рисунку.

– Перспектива хромает, – пожурила она.

– По черчению у меня пока только четверка.

– Я попрошу когонибудь переделать.

Генри взял чертеж из рук Грейс и буркнул:

– Механическая мастерская.

– Да, – согласилась Грейс. – Придется поработать на токарном станке. И еще нужны паяльники.

Они стояли у своего стола в лаборатории. Вокруг шумели голоса, стучали инструменты. От работы какогото механизма вибрировал пол. Кейси собиралась прийти тоже, но в последнюю минуту передумала: «Вы, ребята, занимайтесь техникой, а я займусь другими делами». Какими другими делами, думал Джон. И как она вообще оказалась в их команде?

– Кстати, почему игра называется «пинбол»? – спросила Грейс. – «Пин» – штырек, «бол» – шар. Шарик я вижу, а где штырьки?

– Стальбол, – влез Генри, предлагая название.

– Не знаю я почему, – сказал Джон. – Назвали – вот и называется.

– Может быть, потом станет понятно, – успокоилась Грейс. – А где Кейси? У вас с ней все в порядке?

– Да. У нее просто какието дела. Почему чтото должно быть не в порядке?

Грейс смотрела на него, широко раскрыв глаза. Внезапно Джон понял, что не говорил, а кричал.

– Прости. Я не хотел.

– Да нет. Ничего страшного.

– Секунду, – пробормотал Генри, скрываясь в кладовой. Послышался шум сдвигаемых и падающих предметов, затем Генри вернулся, держа в руках большой кусок фибролита. Джон помог поднять его на стол.

– Думаешь его использовать?

Лист, казалось, имел подходящие размеры для игрового поля.

– Кто первый взял, тот и молодец, – сказала Грейс.

Джон вытащил рулетку и отметил прямоугольник в два метра длиной и в метр шириной. Потом подошел к узкому краю и ударил по воображаемым флипперам. Хлипковат, пожалуй, но сойдет.

– Надо загрунтовать нитролаком для гладкости, – сказал он, – и покрасить.

Генри раздобыл гдето деревянный брусок и подсунул под фибролит, так что получился наклон примерно в пять градусов. Потом, усмехнувшись Джону и Грейс, вытащил из кармана стальной шарик диаметром сантиметра в два и приложил его к верхнему краю доски.

– Готовы? – спросил он, отпуская шарик.

Шарик покатился вниз, набирая скорость, и, слетев с нижнего края доски, упал в ладонь Джона.

– Круто, – восхитился Генри.

– Обожаю потенциальную энергию, – сказала Грейс.

Джон тоже улыбнулся. Конечно, проверка была примитивная, до настоящей модели еще ой как далеко, но это вопрос времени. Физика не подведет.

Они обсуждали проект до самого вечера, а, когда наконец подняли взгляд от чертежей и списка деталей, оказалось, что лаборатория пуста. Договорившись встречаться здесь каждый день после занятий, они разошлись.

Джон заскочил к себе в квартиру, только чтобы взять устройство, затем снова вернулся в лабораторию. Раз Кейси сегодня занята, решил он, самое время осуществить коекакие задумки.

Джон открыл дверь своим ключом и вошел. В лаборатории попрежнему никого не было. Джон обошел все помещение и убедился наверняка.

Потом он сел за длинный стол, уставленный микроскопами, и включил один из них.

Хотя разрешающая способность оптического микроскопа невелика, работать с ним всетаки несравненно лучше, чем с лупой.

Джон осматривал серую поверхность прибора, силясь найти чтонибудь необычное, хоть какуюнибудь зацепку.

Он обследовал лицевую сторону прибора, сантиметр за сантиметром.

Одной рукой работая с микроскопом, другой он скрупулезно срисовывал в увеличенном виде все, что могло служить для управления прибором. Но как ни старался Джон, ему не удалось обнаружить ничего нового.

Он повернул прибор боком. По периметру диска бежала очень тонкая линия. Может, тут соединяются части корпуса?

Джон медленно поворачивал прибор под микроскопом, следуя за линией. Она была везде одинаково тонкая. И тут Джон увидел царапины, совсем крохотные, но было их не меньше дюжины. Они расходились лучами в обе стороны от линии, как будто ктото пытался вклинить в нее какойто очень маленький инструмент. Зачем?

Внезапно открылась дверь, и Джон вздрогнул.

– Добрый вечер. Совсем заработались?

В первую секунду Джон хотел спрятать прибор, но потом решил, что это будет выглядеть подозрительно. Растянув губы в улыбке, он повернулся. У двери стоял профессор Уилсон.

– Да, в самом деле, – сказал Джон. До сих пор он почти не имел дел со своим куратором; предпочел бы не видеть его и теперь.

– Вы тоже Уилсон, верно?

– Да, – признался Джон, в сотый раз жалея, что его так заклинило на этом имени при первой встрече с псевдоотцом.

– Что рассматриваете? – спросил Уилсон.

– Так, ерунда. Ничего особенного.

Уилсон глянул за спину Джона, с интересом посмотрел на прибор и медленно кивнул. Джон не стал больше ничего говорить и объяснять. Прибор он пока оставил на предметном столике.

– Как учеба? Справляетесь? Вас, кажется, приняли без аттестата, только по результатам тестов. Помнится, у нас с вами были сомнения, достаточно ли вы подготовлены, для того чтобы изучать физические дисциплины.

Джон скрипнул зубами. Лично у него никаких сомнений не было. Сомневался Уилсон.

– Все в порядке. По всем контрольным и лабораторным у меня «отлично».

– Вот и славно. – Уилсон помолчал, продолжая посматривать на прибор. – Продолжайте в том же духе.

Когда Уилсон ушел, Джон поскорее убрал прибор в сумку и покинул лабораторию.

Они приступили к сборке основной части пинболмашины. Генри нашел в промышленном магазине еще двенадцать подходящих шариков. Джон вырезал из дерева флипперы и приделал их к доске так, чтобы игрок мог управлять ими снизу. Обтачивая заготовки рашпилем, потом надфилем, он подумал, что флипперы могут быть разной длины и формы.

К концу недели прототип был готов. Он страшно громыхал и требовал недюжинной силы для управления, но играть все равно было весело. К концу дня от ручек флипперов у Джона болели запястья. Вечером их команда – Генри, Грейс и Джон – обсуждала каждую деталь в отдельности. Кейси сейчас занималась своим проектом, но Джон то и дело поглядывал на дверь, надеясь, что она всетаки придет.

На следующий день Джон добавил пружинный пусковой механизм, чтобы шарик не приходилось забрасывать сверху.

– Это даже лучше, чем видеоигры, – сказала Грейс, имея в виду примитивную ерунду вроде «электракса» в студенческом клубе.

– Пока у нас только прототип. Он всего лишь подтверждает, что в целом мы все делаем правильно, – пояснил Джон. – Теперь нужно довести его до ума, так сказать.

– Крутая вещь, – восхищалась Грейс.

– Грейс, я хочу, чтобы ты сделала электрический флиппер. Когда игрок нажимает кнопку, флиппер поворачивается приблизительно на тридцать градусов. Вот так. – Джон показал руками как. – Используй соленоид. Удар должен быть достаточно сильным, чтобы шарик мог прокатиться вверх по доске длиной два метра с наклоном в десять градусов. Ты, Генри, займись амортизатором. Когда шарик ударяется об амортизатор, внутри срабатывает соленоид и отбрасывает шарик в противоположную сторону. – Джон нарисовал схему в виде треугольника. – Первый амортизатор пусть будет такой, но в дальнейшем нам понадобятся разные формы и размеры. Я займусь звуком, световыми эффектами и счетчиком очков. Флажки и всякую другую мелочь отложим на потом.

– Флажки? – переспросила Грейс.

– Ну, еще один способ зарабатывать очки, – пояснил Джон.

– Ты так много знаешь об игре, а я никогда даже не слышала ни и чем подобном.

– Просто я много играл… в Вегасе, – сказал Джон.

Грейс справилась первой, и Джон заподозрил, что она занималась флиппером, вместо того чтобы писать отчеты по лабам. Уже через два дня, когда они работали после ужина в лаборатории, Грейс подозвала Джона к себе. В руке у нее был небольшой выключатель с красной кнопкой. От выключателя тянулись провода к деревянному ящичку, на котором был укреплен один из вырезанных Джоном флипперов.

– Смотри. – Грейс нажала на кнопку. Флиппер резко дернулся, и ящичек подпрыгнул.

– Ух ты, какой мощный!

– Ага, – сказала Грейс, с улыбкой глядя на свое детище.

Она еще раз шесть включала кнопку, заставляя его скакать по столу.

– Дай я попробую, – попросил Джон.

Грейс подала ему выключатель. Джон нажал кнопку и не отпускал ее. Флиппер, подпрыгнув, тут же вернулся в исходное положение.

– А нельзя сделать так, чтобы при нажатой кнопке флиппер оставался поднятым?

Грейс нахмурилась.

– Почему ты сразу не сказал?

– Извини, забыл. Но в остальном мне нравится. Все, как я себе представлял.

Когда Джон заглянул за плечо Генри, чтобы посмотреть, как продвигаются дела у него, тот подчеркнуто прервал работу.

– Там надо бы посильнее затянуть…

– Еще не готово.

Джон пожал плечами и отошел. Руководить – неблагодарная работа. Лучше заняться поиском монетоприемника и разработкой электромеханических схем. Помощь Кейси пришлась бы кстати, но у нее опять какието свои проблемы.

Генри был настоящим инженероммехаником. С детства работал в автомастерской отца и умел обращаться со сваркой. Он живо сделал корпус, причем с откидной крышкой, как хотел Джон, чтобы удобно было работать с электроникой внутри.

– При срабатывании соленоида должен включаться звуковой сигнал и увеличиваться число очков на счетчике, – пояснил Джон.

Они закрепили под игровым полем звонки и зуммеры и сделали щит с аналоговым счетчиком. Через неделю пинболмашина была способна подсчитывать очки и сигналить, когда шарик касался мишеней.

Еще через две недели Генри установил два флиппера, сделанных Грейс, и они все играли целый час, пока не перегорел соленоид правого фиппера.

– Вот дерьмо! – возмущалась Грейс, разобрав механизм и тыкая в него паяльником. – Но всетаки работал здорово. Хоть и недолго.

– Отлично, – сказал Генри. – Завтра у меня будет готов амортизатор. Можно поставить его вот сюда. – Он показал место рядом с флиппером.

– Да, очень кстати, – согласился Джон. – И еще нужен возвратный механизм.

До сих пор всякий раз, когда шарик выходил из игры, его приходилось ставить на пусковую дорожку вручную.

Генри кивнул.

– У меня есть коекакие задумки.

– А почему бы нам не скрепить две доски вместе, чтобы играть вдвоем?

– Что?

– Ну, пинбол – это здорово, но только для одного. Что, если соединить две доски торцами? Игроки станут играть друг против друга. Кто первый упустит шарик со своей стороны – тот и проиграл.

– Механический футбол, – подхватил Генри. – Здорово.

– Получится какойто необычный пинбол, – сказал Джон.

– Ну и что? – возразила Грейс. – Разве нам обязательно нужен обычный?

Джон кивнул.

– Пожалуй, нет. Мы ведь делаем его для собственного удовольствия.

– Вот именно.

На следующий вечер они сняли задний щит и сделали второе поле. Наклон немного уменьшили.

– Знаешь, я тут подумала… а не лучше ли будет установить несколько флипперов по всему полю, чтоб можно было гонять шарик туда и обратно? – предложила Грейс.

Джон покачал головой и засмеялся.

– Я тебе потом расскажу про кикер.

– Про что?

– Не важно.

В следующий раз Джон пришел в лабораторию только после полуночи – не хотел, чтобы ктото его там застал, особенно Уилсон. Здание было темным и безлюдным. Джон раскрыл на столе свою лабораторную тетрадь и набросал там всяческих цифр – будто бы экспериментальных данных – на случай, если ктонибудь войдет. Потом направился к аппарату, который приметил днем, – новейшему гаммаспектрометру производства «АггисонХьюлетт».

Джон одолжил конспекты у одного парня, проходившего в прошлом семестре ядерную физику. Там был доступно описан простой способ калибровки, а также приводилась методика снятия спектра и выведения результата на бумагу.

Откалибровав спектрометр при помощи цезиевого эталона, Джон поместил свой прибор под детектор. Включил спектрометр и стал ждать.

Через некоторое время пик начал расти. Джон сидел как на иголках, боясь, что ктонибудь ему помешает. Чтобы отвлечься, он начал вытачивать еще один флиппер, наверное, уже двенадцатый по счету и как всегда немного отличающийся по форме и размеру. Игрок мог легко менять флипперы, снимать надоевшие и ставить в те же пазы новые.

Примерно через час спектрометр запищал. Джон посмотрел на экран. Там был одинединственный пик. Распечатав результаты, Джон с помощью линейки определил его максимальную высоту. Она соответствовала примерно 510 кэВ. Один пик обычно означает, что в исследуемом объекте содержится только один изотоп.

Джон открыл справочник по ядерной физике и стал просматривать таблицу элементов с указанием энергий их гаммаизлучения.

Все, что имело период полураспада меньше года, Джон отметал сразу. Так же, как и изотопы с энергиями, отступавшими от полученного числа более чем на 50 кэВ. Он остановился на криптоне85 с периодом полураспада 10,3 года и гаммаизлучением 540 кэВ.

Но правильно ли откалибровано устройство?

Джон начал все заново и на этот раз использовал для калибровки кобальт60, дающий два отчетливых пика – на 1330 и на 1170 кэВ. Снова разместил прибор под детектором и получил тот же результат – пик, соответствующий 510 кэВ. Неужели прибор содержит какойто до сих пор не открытый изотоп?

Раздосадованный, Джон сунул спектры в рюкзак и пошел домой.

Проходя на следующий день мимо спектрометра, Джон увидел, что на нем ктото работает.

– Извините, вы не могли бы мне помочь?

– Конечно, – ответил парень. У него был славянский акцент.

Джон достал спектр.

– Какой изотоп дает пик на 510 кэВ?

Студент посмотрел распечатку.

– Никакой, – уверенно сказал он. – Это аннигиляционный пик.

– Аннигиляционный пик?

– Именно. Есть три основных вида взаимодействия гаммалучей…

– Фотоэффект, эффект Комптона и образование пар, – перебил Джон. – Ну конечно! – Он засмеялся, разобравшись наконец, что к чему.

– Кстати, меня зовут Алекс Чеминов, – сказал студент. – Ты, я вижу, неплохо разбираешься в теме. Скоро станешь настоящим физикомядерщиком.

– Джон Уилсон, – представился Джон. Они пожали руки. – Можно мне обращаться к тебе, если будут еще вопросы?

– О чем разговор.

Джон понял, что пик в 510, а точнее, в 511 кэВ происходит от гаммалучей, образующихся при столкновении позитронов и электронов. Когда позитрон ударяет в электрон, частицы исчезают, и вместо них возникает излучение: два одинаковых гаммакванта с энергией по 511 кэВ. Спектрометр показал лишь верхнюю часть айсберга. Но прежде чем электроны и позитроны столкнутся, они должны образоваться. И для этого тоже нужно гаммаизлучение.

Когда гаммаквант с достаточной большой энергией оказывается вблизи ядра, он превращается в электрон и его античастицу – позитрон. Затем вновь образовавшийся позитрон движется в веществе, теряя скорость, пока не найдет электрон, с которым сможет образовать аннигиляционные гаммакванты. Именно они и дали тот пик на спектре.

Тут Джон запутался. Поскольку аннигиляционное излучение – это конечный этап реакции, то и наблюдают его только вместе с другими видами взаимодействия. Следовательно, на спектре должен быть по крайней мере еще один пик высокой энергии. Но его нет!

Значит, позитроны появляются не в результате образования пар. Тогда как? Откуда еще им взяться? Если только… внутри прибора не находится антивещество!

Джон рассмеялся. Это все объясняло! Для перемещения между вселенными требуется огромное количество энергии. А что может быть лучше в качестве компактного источника энергии, чем антивещество! Прибор работает на антивеществе. Теперь Джон был практически уверен в этом.

Еще одна загадка отступила под натиском науки.

– Наука! – громко возгласил Джон, и никто не посмотрел на него с удивлением, потому что в лаборатории он был один.

Кейси улыбнулась, и сердце в груди Джона затрепетало. Они стояли у края ущелья в парке ОлдШейди. Вода промыла в породе пятнадцатиметровый зигзаг, отполированный глетчерами. Наверху росли деревья, ронявшие мертвые осенние листья. Желтые, красные, оранжевые, они устилали землю пестрым ковром.

Кейси собрала волосы сзади в простой пучок и совсем не воспользовалась косметикой. И при этом она была самой красивой женщиной, какую доводилось видеть Джону. Он ненавидел себя за то, что его так тянет к ней. Когданибудь он покинет эту вселенную и никогда больше не вернется.

– Давай спустимся вниз, – предложила Кейси и посмотрела на него. – Что с тобой? Ты какойто… грустный.

– Все в порядке.

На дно ущелья вела лестница. Железные перила были мокрыми, холодная влага словно вытягивала тепло из руки. Ступени, выбитые в скале и коегде подмазанные цементом, поросли мхом.

Кейси поскользнулась, ойкнула и схватилась за руку Джона. Успокоившись, обняла его.

– Спасибо.

– Не за что.

Парк пустовал – было утро и будний день. Джон учился по средам только после обеда, а Кейси прогуляла лекцию по психопатологии, предложив провести время в уединении гденибудь на природе.

Рядом за перилами чтото зашуршало. Из листвы высунул голову бурундук, быстро посмотрел на Кейси и Джона и побежал дальше.

– Смотри! – успела крикнуть Кейси, прежде чем зверек скрылся в норе.

Снизу казалось, что подковообразные водопады окружают со всех сторон. Водяные потоки низвергались в каменную ржавокоричневую чашу, рождая облака мелких брызг. Джон поднял взгляд вверх на падающую воду, деревья и выше, к затянутому облаками небу. От сырости щекотало в носу.

– Кажется, у меня начинается клаустрофобия, – сказала Кейси. Ее голос гулко отозвался в пещере за водопадом.

Джон перепрыгнул через маленький ручеек и забрался за водную стену. На скалах были намалеваны граффити. В сухом гроте валялась куча пивных банок. Очевидно, тут любили собираться местные подростки.

Кейси прыгнула следом и ухватилась за руку Джона.

– Какие идиоты. Только посмотри, – сказала она, увидев мусор.

– Угу.

Джон прошелся по пещере. Во время сильных дождей сюда затекала вода. За долгие годы пол стал чистым и гладким.

– Джон… – начала Кейси. Он повернулся. – Прости меня зато, что я читала твой дневник. Мне очень жаль. Я поступила бестактно.

Джон пожал плечами. Ему не хотелось говорить об этом. Он надеялся, что Кейси уже забыла.

– Нет, правда, – не унималась она. – Мне действительно жаль.

Джон кивнул.

– Ты меня прощаешь?

– Да, да, конечно.

Джон боялся, что она будет продолжать эту тему, но Кейси как будто удовлетворилась его ответом.

– Значит, ты не будешь против снова встретиться с моими родителями?

– А?

– На День благодарения. Я приглашаю тебя к нам на ужин.

Праздник будет уже через пару недель.

– Кейси, я не думаю…

– Джон, ты должен приехать. Родители будут тебе очень рады, тем более что Джек им никогда особенно не нравился.

Джон вздохнул.

– Нет, я не смогу, – сказал он твердо.

– Куда ты поедешь? У тебя ведь нет своей семьи.

– Меня приглашают Рейберны.

– Вы даже не родственники!

Джон вспыхнул, но сдержался и произнес спокойным голосом:

– У меня свои планы на День благодарения. Я не хочу ехать к твоим родителям.

– Не хочешь?.. – Кейси запнулась.

– Нет. Мне надо заниматься пинболом.

– Пинболом?

– Да.

– Ты издеваешься?! Тебе больше хочется корпеть с друзьями над какойто дурацкой игрушкой, чем провести выходные со мной?

– Я считал, ты тоже в нашей команде.

Кейси закатила глаза.

– Если б я в ней не была, мы бы с тобой вообще не виделись. Тебя интересует только пинбол и еще то, что ты прячешь в своем ящичке!

– Что?! – воскликнул Джон. Ему и в голову не приходило, что она знает о ящике.

– Похоже, я для тебя так, пустое место. Я даже не знаю, что для тебя понастоящему важно. Ты всех держишь на расстоянии, никого не подпускаешь.

– Неправда!

– Тогда скажи, что у тебя в ящике.

Джон молчал.

– Ну, так что там?

– Не важно, – сказал он. – Кейси, мне трудно сходиться с людьми. Я никогда… не был ни с кем так близок.

– Ты и сейчас не близок! – закричала она. По щекам у нее катились слезы.

– Я не могу так сразу! – убеждал Джон. – Я не хочу тебя обижать или чтото скрывать от тебя. Но…

– Но именно это ты и делаешь.

– Кейси, не будь ко мне несправедлива!

– Я несправедлива? – Она натужно засмеялась. – Я твоя девушка, Джон. Или ты забыл? Мы должны доверять друг другу. Быть вместе. По праздникам и вообще.

– Хорошо, я поеду на День благодарения к твоим родителям.

– Поздно. Предложение аннулировано!

– Теперь ты начинаешь капризничать.

– Не стоит соглашаться только потому, что я заплакала. Зачем ехать, если тебе не хочется? – Ее щеки стали пунцовыми.

– Давай не будем разыгрывать мелодраму! – закричал Джон. – Не надо мной манипулировать! Помоему, мы вместе должны решать, что нам делать. Если я не хочу праздновать День благодарения у вас, я имею на это право!

– Ты думаешь… Впрочем, не важно. Тебе вовсе не нужно к нам приезжать.

Повернувшись, Кейси перескочила через ручей.

– Кейси.

Она не обернулась. Джон догнал ее и схватил за руку.

– Кейси, это глупо. Я хочу поехать к твоим родителям. В самом деле хочу. Не знаю, почему я отказывался. Я просто дурак.

– Что верно, то верно, – сказала Кейси, вытирая рукавом нос.

– Соглашаться было не обязательно, – улыбнулся Джон.

– Еще как обязательно.

Джон взял Кейси за руку, и они молча двинулись по тропинке в обратный путь.

Новый прототип был готов три недели спустя – полностью функциональная пинболмашина на два игрока с цифровым устройством подсчета очков, амортизаторами разных видов и шестью парами флипперов у каждого игрока.

Джон выиграл первые десять матчей – большей частью за счет того, что умел пользоваться флипперами, а остальным нужно было еще научиться останавливать и удерживать шарик. Но Генри быстро приспособился и выиграл у Джона первым.

– И была великая радость! – провозгласила Грейс, когда Генри получил очко в свою пользу.

– За кого это ты болеешь?

– Да уж не за тебя.

Вся лаборатория оглашалась звонками, зуммерами и криками, и скоро один проходивший мимо студентстаршекурсник поинтересовался, нельзя ли ему сыграть тоже. Он бросил в щель четвертак, монета звякнула в приемнике, и Джон с Грейс улыбнулись друг другу.

Генри разделал старшекурсника под орех за две минуты.

На следующий день желающих развлечься было с десяток, а еще через день они уже не помещались в пристройке и ждали своей очереди в основной лаборатории. На выходных устроили турнир. В финальном матче Генри победил Джона со счетом десять – девять.

Успех был настолько ошеломляющий, что Джон в конце концов решил сделать следующий шаг. Конечно, ему следовало помнить, что главная его цель – изучать прибор. Но идея пинбола слишком увлекла Джона, и он не мог рассуждать трезво.

Ночные бары при свете дня – зрелище такое же непривычное, как диктор теленовостей без макияжа и суфлерских карточек. В пустых залах гулко раздаются шаги, воняет прокисшим пивом. Джон и Кейси зашли в небольшой бар под названием «Вудмен», расположенный поблизости от университета. Для развлечения публики в заведении стояли автомат с видеоигрой и пара бильярдных столов. Джон никак не мог привыкнуть, что в барах у него не требуют удостоверения, – в этом мире алкоголь можно было покупать с восемнадцати лет.

– Как нам найти администратора? – обратились они к парню, который высунулся из люка в полу, чтобы положить на транспортер бочонок пива.

– В конторе, за туалетами.

Они прошли по коридору до двери с надписью: «Посторонним вход запрещен». Джон постучал.

– Чего надо? – раздался изнутри грубый голос.

Джон толкнул дверь. За столом в тесной комнатушке сидел лысеющий мужчина с сигаретой в зубах.

– Парады выпускников не спонсирую, – бросил он, едва подняв взгляд.

– Мы здесь не за этим, – сказал Джон.

– Уже хорошо. Что тогда?

– У нас есть игра. Мы предлагаем установить ее в вашем баре.

Мужчина посмотрел на них изучающим взглядом.

– Мне не нужны проблемы, так что никаких одноруких бандитов.

– Она не на деньги, – пояснил Джон. – Похожа на видеоигру, только механическая. Вроде бильярда.

– Игра, говорите… – Мужчина затянулся сигаретой. – А лицензия муниципалитета у вас имеется?

– Нет.

– Вы входите в ассоциацию организаторов игр?

– Нет.

– В таком случае ничего не выйдет, ребята.

– Послушайте…

– Я не сомневаюсь, что все очень здорово, но, вопервых, в зале нет места, а вовторых, мне некогда улаживать проблемы, которые изза этого возникнут. – Он поднял руку, указывая на дверь. – Благодарю за предложение.

Джон повернулся к выходу, но тут заговорила Кейси:

– Мы заработали пятьдесят баксов за один вечер, даже не вынося автомат из университетской лаборатории.

– Пятьдесят зеленых?

– Именно. Четвертаками.

– Музыкальный автомат дает семь долларов в день. Как вы могли заработать пятьдесят? За дурака меня держите?

– Хотите увидеть сами? – предложила Кейси.

– Сегодня вечером вы открыты для публики?

– Для узкого круга, – сказал Джон. – Вообщето в лаборатории этим заниматься нельзя.

Мужчина кивнул.

– Я зайду посмотреть.

– Молодец, Кейси, – похвалил Джон, когда они вышли на улицу.

– Я знаю, – улыбнулась она.

Учебная лаборатория была забита до отказа. Джон даже испугался, что их разгонит университетская служба безопасности. К счастью, обошлось. Через некоторое время сквозь толпу протиснулся владелец бара.

– Рей Пакелли, – представился он, протягивая руку.

– Джон Уилсон.

Рей посмотрел вокруг, прикидывая, сколько собралось людей. На машину глянул только краем глаза. Повидимому, сама по себе она интересовала его мало.

– Сколько длится одна игра?

– Минуты три, максимум семь.

– Сколько стоит?

– Пятьдесят центов на двоих. Играют до десяти очков.

– Какие вы предлагаете условия?

– Выручку делим пополам.

Рей кивнул.

– Нужно разрешение от муниципалитета.

– Я уже все оформил.

– Тогда по рукам.

Глава 24

Джон все чаще думал об антивеществе. Гдето внутри прибора находится источник гаммаизлучения, который, возможно, и дает ему энергию. У Джона не было оборудования, чтобы сделать рентгеновский снимок прибора, к тому же неизвестно, не испортится ли он от этого. Но Джон знал, что внутреннюю структуру объекта можно изучить также при помощи томографии. Для этого объект просвечивают под разными углами тонким пучком излучения, затем полученные данные собирают воедино и получают томограмму – цельное изображение поперечного среза объекта. А почему нельзя использовать в качестве излучения для томографии тот источник, который находится в самом приборе? Только потому, что он, Джон Рейберн, не имеет ни малейшего понятия, как это сделать. Зато он знает того, кто может ему подсказать.

Алекс Чеминов молча выслушал идею Джона использовать томографию для некоего специального проекта, затем сказал:

– Тебе нужно получить коллимированный пучок.

– Почему?

– У тебя есть точечный источник, так? – Алекс вынул руки из карманов обтрепанных джинсов и взял карандаш. – Представим, что ластик – это источник. Излучение распространяется изотропно во все стороны и ослабевает пропорционально квадрату расстояния. Чем дальше от источника, тем больше помех получает детектор от гаммаквантов, которые приходят не непосредственно от источника. Коллиматор не пропускает через себя рассеянные гаммакванты, поэтому изображение получается лучше. Более четким. Я занимался этими вопросами в России.

– И какой длины должен быть коллиматор?

– Сантиметров пятнадцатьдвадцать.

– Из чего же мне его сделать?

Алекс показал на подсобку.

– Там есть готовые. Как раз подходят на детектор. Можешь взять один.

– Спасибо, Алекс.

Тот небрежно пожал плечами.

– Не за что.

Джон взял полный комплект, коллиматор вместе с детектором. Судя по тому, что он читал, измерений потребуются много, и они должны быть длительными, так как источник маленький. Джон решил, что для начала просветит прибор через каждые пятнадцать градусов окружности. Итого 24 измерения – по одному на ночь.

Нужно только решить, где их проводить. В квартире нельзя – Кейси часто оставалась у него на ночь. Не хватало еще, чтобы вдобавок к тетради она увидела прибор. Тут Джон вспомнил, что в лабораторном столе, на котором они собирали пинбол, есть глубокий выдвижной ящик. Почему бы просто не устанавливать туда прибор каждый вечер, а через двенадцать часов – этого должно быть достаточно – снимать показания?

Затем Джон реконструирует внутреннее устройство прибора. Все, что покажется интересным, обсчитает точнее или просветит под другими углами. Времени, конечно, потребуется порядком, зато он сможет увидеть прибор изнутри, не вскрывая его.

И над расчетами придется попотеть, к тому же существует несколько алгоритмов реконструкции… Джон два дня подряд откладывал свидание с Кейси и корпел над учебником, чтобы на третий день вывести, наконец, нужные формулы.

Поздно вечером он приходил в лабораторию и устанавливал прибор с детектором, точно записывая углы, при которых проводится измерение. Ровно через двенадцать часов он так же точно отмечал результаты.

Через шесть дней Джон взял калькулятор и стал считать. С компьютером было бы, конечно, гораздо проще, да только здешние компьютеры напоминали ЭВМ шестидесятых годов во вселенной Джона – громадины, занимающие целые залы и использующиеся только для какихто секретных государственных нужд. Все приходилось делать вручную.

Провозившись три часа кряду, он получил координатную сетку с несколькими размытыми пятнами и понял, что малое число измерений не дает верной картины. Шесть пятен располагались симметрично по отношению друг к другу, и невозможно было понять, какие из них настоящие, а какие нет.

Две недели спустя Джон попробовал снова. На сей раз расчеты заняли два дня, зато были более успешными. Внутренняя структура обозначилась яснее. В приборе обнаружились две основные области поглощения, одна ближе к центру, под средней кнопкой, другая – между центром и рычажком. Коегде проскакивали пятна поменьше.

Однако большая часть прибора оказалась пустой, либо заполненной материалом с очень низким коэффициентом поглощения.

Джон решил еще раз проделать те же измерения, только в чуть более высокой плоскости. Глядя на поперечный срез объектов в одной лишь средней плоскости, нельзя было понять, что они собой представляют – сферы или цилиндры.

Однажды утром Джон пришел в лабораторию и обнаружил, что ящик стола пуст.

Прибор исчез!

Черт! Нельзя было оставлять стол открытым!

Джона охватила паника. Он оглянулся кругом. Никого. За стеной гудел токарный станок.

Джон бросился туда. У станка стояла аспирантка и вырезала на деревянном кругляше ряд канавок. Заметив, что Джон ей машет, она подняла голову.

– Простите за беспокойство, – сказал Джон. – Вы видели когонибудь вон в той лаборатории?

– Нет, никого, – ответила она и приготовилась работать дальше. Потом вдруг снова выпрямилась. – Ах да, профессор Уилсон заходил. Я еще удивилась, зачем он пришел так рано.

– Уилсон!

Джон пулей вылетел в дверь, промчался по переходу, соединявшему лабораторный корпус с Маккормикхоллом, и, перепрыгивая через две ступеньки, взбежал на второй этаж. В кабинете Уилсона горел свет, дверь была прикрыта.

Джон остановился, чтобы постучать, но потом просто толкнул дверь.

Профессор поднял взгляд. На столе перед ним лежал прибор. Уилсон, повидимому, пытался вскрыть его отверткой.

– Что вы делаете? – воскликнул Джон.

– Там внутри источник радиации?

– Я спросил, что вы делаете, – повторил Джон. Подошел и протянул руку к прибору.

Уилсон забрал его со стола. За мгновение в памяти Джона пронеслись все его споры с другими Уилсонами. Теперь ему не хотелось затевать ничего подобного.

– В лабораторию запрещено приносить радиоактивные устройства без специального разрешения, – заявил Уилсон. – И не вздумайте отобрать его у меня силой. Тогда вам здесь больше не учиться.

– В часах используется радий. В бананах есть радиоактивный калий, – сказал Джон. – Устройство совершенно безопасное. Вы просто оправдываете свое воровство. Дайте прибор сюда.

– Это моя лаборатория. Значит, и прибор мой, – возразил Уилсон.

– Чушь!

– Я не позволю так со мной разговаривать!

Глядя в глаза Уилсону, Джон потянулся через стол. Профессор отскочил назад. Джон схватил телефон и повернул его к себе.

– Я звоню в полицию.

– Пожалуйста. Служба безопасности будет на моей стороне.

– В настоящую полицию, – сказал Джон и нажал девятку для выхода в город. Раздался длинный гудок.

Уилсон молча наблюдал.

Джон набрал 911.

– Оператор слушает. Сообщите причину вызова.

Джон молчал.

Уилсон смотрел на него.

– Мистер Уилсон? Чтото случилось?

Снова никто из них не пошевелился.

– Я пришлю патрульную машину.

Джон открыл рот сказать, чтобы поторопились, но тут заговорил Уилсон.

– Это профессор Уилсон. Извините, я, кажется, нажал не на ту кнопку.

– Спасибо, сэр. Доброго вам дня.

Оператор отключился.

Джон протянул руку.

Смущенно улыбнувшись, Уилсон положил прибор ему на ладонь. Джон засунул прибор в рюкзак и повернулся к двери.

– Что это, Джон? – спросил Уилсон. – Мне просто интересно.

– Однажды я вам уже говорил. Вы мне не поверили.

Коллиматор с детектором остались в кабинете Уилсона, и Джон решил не брать новых. Данных и так уже хватало. Джон взял калькулятор и засел за расчеты. Оказалось, что объекты не были ни цилиндрическими, ни шарообразными. Они были яйцевидные. Джон задумался, что значат линии. Провода? Нет, вряд ли. Они будто бы слипаются на концах. Как нити в паутине. Возможно, дело в погрешностях. Промышленный томограф дал бы изображение более высокого качества. А так уйдет масса времени, да и оборудования нет.

Тем не менее Джон был очень доволен, и даже стычка с Уилсоном не могла омрачить его радости. Ему удалось заглянуть внутрь прибора!

Джон нарисовал еще один чертеж, на сей раз в перспективе, и положил его вместе с другими в ящик.

Пусть до окончательных ответов еще очень и очень далеко – первый шаг сделан, и есть надежда, что он пройдет этот путь до конца.

Глава 25

Генри написал и приклеил на дверь учебной лаборатории записку: «Пинбол переехал в кафе „Вудман“». Потом они с горем пополам вытащили машину к погрузочной платформе и взгромоздили его в пикап Генри.

– Прими к сведению, – сказал Джон. – Надо приделать колесики.

– А следующую давайте сделаем из пластмассы, – предложила Грейс.

Автомат едва поместился в кузов.

– Как бы не вывалился, – забеспокоилась Грейс и принялась привязывать груз, изводя метры красной веревки.

– Не беспокойся, Грейс. – Генри завел мотор.

– Я поеду сзади, – крикнула она, забираясь в кузов.

– Ладно.

Джон поехал следом на «трансаме».

Они выгрузили пинболмашину на улицу, и Грейс караулила ее, пока парни ездили на стоянку. Потом заволокли автомат в подсобное помещение. К счастью, бармен, крепкий парень по имени Лу, помог поднять машину по ступенькам в зал.

– Опробуем? – спросил Лу.

– Конечно. Вот только установим ее как следует, – ответил Джон, прикладывая уровень. – Надо приподнять ту сторону.

Генри приподнял свою сторону и подсунул под ножку пластинку.

– Что, если… – Он чтото чиркнул в своем блокноте. – Надо сделать регулирующиеся ножки. Неизвестно ведь, какой где будет пол.

– Теперь ровно. – Джон вынул из кармана наклейку с логотипом игры и прилепил ее к стеклу. – Готово, можно включать. Грейс, окажи честь.

Грейс вставила вилку в розетку на полу, и машина заиграла фрагмент из «Маленькой ночной серенады» Моцарта в качестве приветствия.

– Здорово, – сказал Джон. – Мне нравится.

Генри усмехнулся.

– Я предлагал «Пещерный рок», но Грейс – ни в какую.

– Правильно сделала.

Потом Лу сыграл с Джоном. Игра закончилась быстро. Джон легко перекатывал шарик от флиппера к флипперу и мощным ударом направлял его прямо в центр игрового поля Лу.

– Твою мать! – заорал тот, когда в лузу свалился десятый шарик. – Черт, круто!.. Давай еще.

Они начали новую партию. На этот раз Лу удалось набрать три очка.

– Срочно делайте еще несколько таких же штуковин, – сказал он, переводя дух. Потом шепотом добавил: – Рей вас обдирает. Хозяевам музыкального автомата он отдает семьдесят процентов.

Джон кивнул. Лу зашагал к бару.

– Что поделаешь, – пожимал плечами Джон.

– Когда нам прийти? В семь?

– Можно и в семь. Сегодня среда. Кто ходит в бары по средам?

– Надеюсь, люди с четвертаками, – сказал Джон.

Когда они зашли вечером в бар, с машиной никто не играл. Генри спросил у бармена, и тот подтвердил, что пока ей не интересовались.

Посетителей было мало. Парочка завсегдатаев катали шары на бильярде, еще несколько человек смотрели бейсбол по телевизору.

– Они просто не знают, – сказала Грейс. – Пойдем, Джон. Расшевелим их немного.

Они сыграли три раза, и к концу третьей игры вокруг них собрался весь бар.

– Я следующий, – выкрикнул ктото.

«Вудмен» стал популярным местом. Рей теперь открывал бар в полдень – студенты желали поиграть в пинбол. Както раз выручка составила почти сто долларов за день.

– Надо усовершенствовать конструкцию флиппера, – пожаловалась Грейс. – Постоянно перегорают.

Они зашли перекусить в «Бургершеф».

– Ты же показала Лу, как менять, – заметил Джон.

– Да, но хорошо бы делать это пореже. Не каждые два дня.

Джон отложил калькулятор.

– Сто двадцать два доллара пятьдесят центов на каждого.

– Ты о чем? – не понял Генри.

– Столько мы заработали, – пояснила Грейс.

– Неплохо за две недели, – сказал Джон. – Но я не учел расходов на детали. Предлагаю пожертвовать всю сумму на развитие проекта.

– У нас все еще проект? – спросил Генри.

– Что ты имеешь в виду?

– Может, нам надо организовать… ну… фирму, например?

– Зачем? – удивился Джон.

– Одна машина дает три тысячи баксов в год. Десять машин – тридцать тысяч. Сто машин принесут каждому из нас по четверти миллиона долларов!

Джон кивнул.

– И зачем нам возиться с фирмой?

– Неизвестно, как все повернется, – сказала Грейс. – Нужно защищать свои интересы.

– Да, но скоро сессия, – возразил Генри. – А следующая четверть будет труднее, чем эта. Лично у меня вряд ли найдется время еще и фирмой заниматься.

– Наверно, ты прав, – кивнул Джон. – Давайте подождем с недельку. Кто знает, вдруг интерес к игре долго не продержится.

– На выходных у нас турнир, – сообщила Грейс. – Я развешиваю объявления.

Она показала ядовитооранжевый листок, на котором был нарисован большой шар, летящий мимо флиппера. Текст гласил: «Пинбол. Лучшая игра в городе. Турнир в субботу в кафе „Вудмен“. Не забудьте четвертаки».

Грейс улыбнулась.

– Красиво, правда?

– И ярко, – сказал Джон, прикрывая глаза ладонью, будто от солнца.

Вдруг он часто заморгал – не обознался ли? Напротив кафе из машины, улыбаясь, вышла Кейси. Она оперлась рукой о крышу автомобиля и о чемто болтала с водителем.

Кейси говорила, что будет учиться…

Потом вышел водитель. Это был Джек. У Джона сжался желудок, и он почувствовал, как к горлу подступает только что съеденная еда.

Грейс повернула голову, чтобы посмотреть, куда он таращится.

– О нет, – вздохнула она. – Я надеялась, что ты не узнаешь.

Джон вспыхнул от возмущения, бросил чашку и поднялся.

Генри попытался его удержать, но Джон вырвался и пошел к двери.

Его взгляд был прикован к парочке. Кейси взяла Джека за руку, и они, обнявшись, подходили к кафе. Джон распахнул дверь прямо перед носом Кейси.

Она отдернулась, потом узнала его.

– Джон!

– Привет, Кейси, – отозвался он холодно.

– Привет, танцор, – крикнул Джек. – Позволька пройти.

– Джек, давай пойдем куданибудь еще, – предложила Кейси.

– Я думал, ты учишься, – сказал Джон.

– Нет, я хочу слопать бигшеф, – возразил Джек, не обращая на него внимания.

– Слушай, Джон, – сказала Кейси. – Мне жаль, что ты узнал, но…

Джон посмотрел на ухмыляющуюся рожу Джека, на бледное лицо Кейси. Она явно не была огорчена, просто застигнута врасплох. Рано или поздно это должно было случиться, подумал Джон и даже почувствовал облегчение. Не придется больше прятать от нее прибор. И не нужно ничего объяснять. Пожалуй, хорошо, что так вышло.

– Да, все понятно. У меня тоже есть другая. Так что все к лучшему. Пока.

Он проскользнул мимо них и сел в машину. В груди громко стучало сердце. Ерунда, в мире полнымполно других девушек. Если уж на то пошло – во вселенных полнымполно Кейси. Что значит всего одна? Пусть себе встречается, с кем хочет, – какое ему, Джону, дело? Придет время, этих Кейси у него будет миллион.

Турнир выиграл местный школьник, обставив в финале Генри со счетом десять – восемь. Генри целый час ходил мрачнее тучи, потом предложил пареньку, получившему стодолларовый приз, матчреванш.

– Надо устраивать турнир каждые выходные, – пробормотала Грейс заплетающимся от выпивки языком и тяжело навалилась на Джона. – Такая работа по мне.

– Ты здорово постаралась.

Из музыкального автомата гремела музыка. Джон чувствовал, как Грейс двигается ей в такт. Он вспомнил дискотеку, на которую ходил с Кейси, – так давно… Он не видел Кейси с той встречи перед кафе и ничуть не жалел об этом.

Грейс, должно быть, тоже подумала о Кейси, потому что сказала:

– Джон, я не говорила тебе раньше… изза Кейси и вообще.

Джон посмотрел на нее.

– О чем не говорила?

Она отвела взгляд.

– Я хотела, чтобы ты пришел в себя.

– Грейс, о чем ты? Прошла уже неделя.

– Я люблю тебя, Джон. – Она наконец посмотрела ему в глаза.

Он отпрянул от нее. Лицо Грейс помрачнело.

– Прости, – выкрикнула она и побежала через зал к двери.

Джон несколько секунд стоял как вкопанный, затем рванул следом и спрыгнул через три ступеньки на тротуар. Грейс исчезла.

– Черт знает что!..

Он сел у барной стойки. Здесь было довольно спокойно по сравнению с задним помещением.

– Привет, Джон, – сказал Лу.

– Привет, Лу. Налей мне колы.

– Пожалуйста. – Лу подал ему стакан и придвинулся ближе. – Я хочу сказать тебе чтото важное.

– Второй раз за десять минут, – вздохнул Джон.

– Рей тут показывал вашу машину одним людям. Тем, что занимаются игральными автоматами. Я не подслушивал, конечно, но коечто уловил. Он собирается продать машину втихаря. Чтоб вы не знали.

– Что? – Джон привстал со стула.

– Не шуми. Сядь. Я тебе ничего не говорил, но вы вправе заботиться о своих интересах, так? – Лу пододвинул к Джону его деньги. – Тебе бесплатно. От заведения.

Джон выпил колу, силясь разобраться в своих мыслях. Грейс… любит его. Рей задумал украсть пинболмашину. И что теперь делать? Голова шла кругом.

Сзади приблизился Генри в обнимку с парнем, победившем его в турнире.

– Эй, Джон! – закричал Генри. – Ты знаком со Стивом? Славный парень.

– Да, Генри.

Новоиспеченные друзья, похоже, здорово надрались. А Стив ведь еще несовершеннолетний, подумал Джон.

– Стив, переночуй лучше сегодня у меня, – сказал он. – Твои родители не будут против?

Стив кивнул. Выглядел он неважно.

– Генри, нам надо завтра встретиться. Передай Грейс.

Генри шутливо отсалютовал ему. Пьяный, он вовсе не был таким уж сухарем.

– Пошли, Стив, – сказал Джон. – Тебе следовало быть умереннее.

– Знаю, – выдохнул бледный как полотно Стив.

Грейс на встречу не пришла. Зато явился Стив. Они собрались в пустой учебной лаборатории.

– Где Грейс? – спросил Генри.

Джон пожал плечами. Он догадывался, что Грейс его избегает. Раньше он не задумывался о ее чувствах. Грейс была, что называется, своим парнем, хоть и не без странностей. Она ему нравилась, но никогда особенно не привлекала как девушка. Да и вообще Джон не хотел больше заводить интрижек в этой вселенной.

– Значит, дело вот в чем. Рей пытается продать пинболмашину фирме игровых автоматов.

– Сукин сын! – с чувством произнес Генри. – Давайте поедем и заберем ее прямо сейчас.

– Погоди. Он пока не знает, что мы в курсе.

– Нельзя, чтобы он ее украл, – вмешался Стив. – Это самая классная игра со времен… со времен… Я даже не знаю, с каких времен. Возможно, самая классная игра за всю историю.

– Суть даже не в этом, – сказал Джон. – Машина – просто железка, набор деталей. Потерять ее, конечно, обидно. Мы должны защищать главное – саму идею.

– Нужно ее запатентовать, – кивнул Генри.

– Именно.

– Сколько может стоить патент?

– Это чтото решает?

– Наверное, нет.

– И еще я думаю, нам всетаки придется организовать фирму. Для собственной безопасности. В общем, как ты и говорил.

– А меня не примете? – спросил Стив. – У меня тоже есть коекакие идеи. И со сборкой помогу. Я хорошо управляюсь с паяльным пистолетом.

– Фирма пока не нанимает сотрудников, – сказал Джон. – Но мы будем иметь тебя в виду.

– Спасибо.

– Ну а с машинойто как? – забеспокоился Генри. – Вдруг ее увезут и разберут на части, чтобы понять, как она работает? Любой электрик сообразит.

– Когда мы получим патент, это будет уже не важно, – сказал Джон. – Если мы заберем ее сейчас, то потеряем источник дохода. А нам нужно платить адвокату за оформление патента.

– А почему бы не поставить ее куданибудь еще? – возразил Генри. – Причем всего за тридцать процентов, как следовало с самого начала.

– Рею это не понравится.

– И пусть. Договора мы не подписывали, машина принадлежит нам, а игроки найдутся везде. Стоит только комуто одному сказать о новом месте, и скоро весь университет будет знать.

– Вам надо открыть собственный игровой зал, – встрял Стив. – Рядом со школой.

– Значит, так, – заключил Джон. – Завтра я найду адвоката, а ты, Генри, обойди заведения вокруг кампуса – поспрашивай, не согласится ли кто поставить у себя пинбол. Стив, ты сможешь последить за баром, чтобы никто не утащил машину?

– Конечно. У меня есть поддельное удостоверение.

– Стив, какое удостоверение? В тебе роста – метр с кепкой.

– Лу меня пустит. А пить я больше не буду. – Он поморщился. – Никогда в жизни.

Джон позвонил Грейс в общежитие; никто не взял трубку. Он сходил бы к ней сам, но боялся столкнуться с Кейси, которая жила на том же этаже. В лаборатории Грейс не было – Джон как раз оттуда вышел. Он заглянул в библиотеку – Грейс сидела за столом и читала книгу в мягкой обложке.

– Привет, – сказал он тихо.

– Привет, – ответила она, не поднимая глаз от книги.

Джон подтащил стул и сел рядом.

– Грейс, ты стала моим лучшим другом.

– Не говори ничего, Джон. Я не хочу об этом слышать.

– Грейс, ты действительно мой лучший друг, – сказал он снова, беря ее за руку. – Понимаешь, есть одна причина, по которой мне не стоило заводить отношений с Кейси. И эта же причина касается нас с тобой.

– Джон, не надо.

– Когданибудь я тебе все объясню. Но до тех пор я хочу, чтобы мы оставались друзьями.

Грейс вытерла слезу под очками.

– Я тогда просто много выпила, Джон. Не бери в голову.

Джон с готовностью кивнул.

– Кстати, у нас назрел кризис.

Грейс расправила плечи. Ее влажные глаза блестели.

– Люблю кризисы. Ну, давай выкладывай.

Генри нашел бар на Сикоравеню с длинным названием «Звездный парад у Адама», где согласились взять пинболмашину за тридцать процентов выручки. Администратор был уже наслышан о пинболе, а один из барменов даже участвовал в турнире и проиграл в первом круге Стиву.

В ближайший понедельник команда собралась в лаборатории, чтобы выработать план спасения машины.

– Рей уходит из бара в десять вечера, – сказала Грейс. – Остается Лу или ктото другой из барменов. Мы можем просидеть там допоздна, а потом вынести машину. Думаете, Лу нам поможет?

– А что мы будем делать с ней, когда вынесем? – спросил Генри.

– Привезем сюда, – ответил Джон.

– Нет, отвезем сразу к «Адаму», – возразила Грейс.

– Все бары закрываются в одно и то же время, – заметил Джон.

– Значит, оставим до утра в пикапе.

– На улице! – возмутилась Грейс. – Ни за что.

– Возле лаборатории, – предложил Генри. – Тут ее никто не тронет.

– Идет, – согласился Джон. – Итак, решено: сегодня вечером сидим до закрытия в баре, забираем машину и оставляем у лаборатории. Завтра отвозим к «Адаму».

– Отличный план, – сказала Грейс.

К двенадцати часам они вовсю зевали, но упорно ждали закрытия, хрумкая кукурузные чипсы и запивая колой. Рей ушел как обычно в десять, барменом, правда, сегодня работал Чип. У Лу был выходной.

– Денежки капают! – крикнул Чип, проходя мимо.

– А то, – отозвался Генри. – Грех жаловаться.

Без десяти час бармен объявил:

– Последние заказы, пожалуйста!

В зале, кроме парочки выпивох со стажем, и так уже никого не осталось. Пинболмашина была свободна.

– Пора, – сказал Джон.

Они прошли в заднюю часть бара, выдернули розетку и подняли автомат.

– Ух, тяжеленная.

Спустились по ступенькам, понесли мимо барной стойки.

– Эй, чего это вы удумали? – закричал Чип. – А ну поставьте на место.

– Надо коечто подремонтировать, – прохрипел Джон. – Завтра привезем.

– Черта с два!

Чип вышел изза стойки и преградил им дорогу. Грейс, стоявшая рядом, опустила свой край и двинула бармену по голени. Пока тот прыгал, держась за ногу, они протиснули машину в дверь.

На погрузку ушло не больше пяти минут, но Рей, в развевающемся сзади халате, примчался через четыре.

– Какого черта вы тут устроили? – заорал он.

– Просто забираем свою машину, – сказал Генри.

– Сейчас же верните ее на место.

– Нет, – сказал Джон.

– Я вызову полицию.

– Почему? Машина принадлежит нам.

– Вы, придурки, не понимаете, что такое сделка? – распинался Рей, пытаясь забраться в кузов.

Джон схватил его за плечо и аккуратно вернул на тротуар.

– Мы знаем, что ты собирался нас кинуть, Рей.

Хозяин бара открыл и закрыл рот.

– Я хотел провернуть для вас выгодное дельце. Вы даже не представляете, сколько стоит эта хреновина!

– Для нас? – воскликнул Генри. – Ха! Держите меня четверо!

– Извини, Рей, – сказал Джон. – Сделка расторгнута.

Он пристроился в кузове рядом с пинболом, Грейс села в кабину с Генри, и они отъехали.

Глава 26

Джон Первичный сидел в своем кабинете в одном из офисных зданий делового центра Толидо. За окном падал ноябрьский снег. На столе лежали отчеты по производству и прогнозы сбыта; их нужно было просмотреть, прежде чем возвращаться домой к Кейси – в новый загородный особняк. На новом «ЮникХК».

Первичный улыбнулся своему отражению в зеркале. Он получил все, о чем мечтал. Пусть не совсем так, как задумывал вначале, – ну и что с того? Вот он, президент корпорации, контролирует маркетинг одного из своих «изобретений». За две недели проделал путь от подозреваемого в убийстве до делового воротилы.

Отчеты не лезли в голову. После заседания Первичный был как на крыльях. Им всетаки удалось пробиться на «Ночное шоу с Гарофало». Теперь дело в шляпе. Парнишка собирает кубик за шестьдесят секунд, Гарофало со своей соведущей испускают пару восторженных «Вау!» – и каждый ребенок в мире мечтает иметь такую игрушку. Нельзя сказать, что до сих пор кубики распродавались плохо. Но это был еще не триумф. Головоломка пока входила лишь в десятку самых популярных подарков. За месяц до Рождества все изменится. Магазины станут закупать кубики машинами. Так должно быть.

Однако пора браться за отчеты.

Первичный раскрыл ближнюю папку, когда зазвонил телефон.

– Мистер Рейберн, – сказала секретарша, – мистер Измаил Коррандрам на первой линии.

– Кто?

– Мистер Коррандрам, сэр. Он говорит, что знал вас ребенком. Говорит, что у него к вам важное дело.

Первичный повертел фамилию в голове. Явно незнакомая; с другой стороны, мало ли с кем водился Джонни Фермер? Первичный перевел взгляд с отчетов на мигающую лампочку. Работать все равно не хотелось.

– Алло. Джон Рейберн слушает.

– Сейчас не восьмидесятые, – произнес голос в трубке.

– Что?

– Сейчас не восьмидесятые. Кубик обычно появляется до 1980 года. Ты опоздал на двадцать пять лет.

– Кто вы такой?

– Попутчик, – сказал голос. – Я так думаю.

– О чем вообще речь? – возмутился Первичный, стараясь казаться как можно удивленнее. Внутри него все похолодело. Этот человек намекает, что ему известно, откуда взялся кубик.

– Тобой скоро многие заинтересуются, – продолжал незнакомец. – Тебе повезло, что я нашел тебя первым.

– Вы ненормальный. Я вешаю трубку. – Первичный швырнул трубку на телефон. – Джулия! С Коррандрамом больше не соединять!

– Ясно, босс.

Он глянул на стопку отчетов. Теперь уж точно не до бумаг. Надел пальто и перчатки. Дороги уже, наверное, расчистили. Да и погода еще теплая, снег не намерзает.

Первичный спустился на лифте в подземный гараж. Выходя, нажал кнопку. «Юник» пискнул в ответ, и мотор завелся.

Прислонясь к машине, стоял какойто человек. Он и не подумал отойти, когда Первичный открыл дверь пультом. Уж не Коррандрам ли? Но тут Первичный узнал его – Вик Карсон.

– Вам запрещено приближаться ко мне, – сказал Первичный, вытаскивая мобильник. – Я вызываю охрану.

– Валяй. Если тут есть сигнал.

Карсон тяжело отделился от машины. Только теперь Первичный заметил, что в его левой ручище покачивается монтировка.

– Но я сомневаюсь. А если и есть, то тебя все равно не услышат.

Карсон рассек монтировкой воздух.

Метрах в пяти за спиной Первичного закрылись двери лифта. Он бросился к кнопке, однако кабина уже уехала.

Монтировка с глухим звоном ударилась о бетонную опору.

– Полиция умыла руки – значит, делом займусь я сам, – сказал Карсон.

Покачнувшись, он двинулся на Первичного. Карсон был пьян, зато Первичный раза в два легче и безоружный. Один меткий удар – и хорошо, если отделаешься переломом.

– Ваш сын сбежал, – крикнул Первичный. Он настолько свыкся с ложью, что сам почти в нее поверил.

– Он бы никогда так не сделал.

Карсон ринулся на него, и Первичный отскочил назад.

– Это глупо. Если бы у полиции были улики, меня бы арестовали.

– Полицейские – идиоты. Ты их подкупил, богач хренов.

– Вы просто не в себе! – убеждал Первичный. – Вы считаете, что потеряли сына. Но это не причина вымещать зло на мне.

Карсон остановился, будто в раздумье, его плечи опустились. Потом прохрипел:

– Он не вернется. И ты тоже.

Первичный едва успел увернуться от размашистого удара. Портфель выпал, бумаги рассыпались. Карсон махнул еще раз; конец монтировки задел Первичному руку. Взревев от боли, он попятился. Карсон не отставал, пытаясь ударить еще.

Первичный все больше удалялся от лифта и от своей машины.

Вдруг он уперся во чтото спиной. В чьюто машину. Он попытался рвануть влево, но Карсон преградил ему путь, загоняя все глубже в лабиринт автомобилей, все дальше от лифта.

Первичный развернулся и забежал за одну из машин, чтобы Карсон не достал его монтировкой.

Карсон тут же перескочил через капот, и они оказались лицом к лицу.

Удар в висок. Первичного повело, и он едва не упал. Следующий удар пришелся по бедру. Первичный испустил вопль. Его желудок выплеснул желчь и кислоту. Бедро, казалось, превратилось в желе. Оглушенное тело, дрожа, вдавилось в стену. Дальше отступать было некуда.

Звякнул лифт.

Карсон подождал. Кабина была пуста.

Первичный вспомнил, что это он сам нажал на кнопку вызова.

Он шагнул в сторону лифта. Карсон бросился наперерез. Это и было нужно. Первичный метнулся в противоположную сторону к своей машине.

Карсон попытался ударить снова, но не достал.

Дорогие туфли заскользили на бетоне. Первичный упал и с размаху стукнулся головой о дверцу своей машины. Ухватившись за ручку двери, он никак не мог отрыть ее снизу. Наконец он поднялся с ледяного бетона, дернул дверь и, скользнув за руль, захлопнул ее.

Монтировка обрушилась на стекло, покрыв его звездчатым узором, за которым лицо Карсона было едва различимо.

Первичный включил передачу и рванул с места. Колеса проехали по портфелю и покатили к воротам. Губы Карсона кривились в неслышных проклятиях.

Трясясь от боли и радостного возбуждения, Первичный выехал по пандусу в деловой центр Толидо.

Он даже не помнил, как добрался домой, были ли на дорогах пробки, шел ли снег. В полицию он так и не позвонил и поэтому удивился, увидев на подъездной дорожке полицейскую машину.

Наверно, ктото нашел портфель, и копы заехали выяснить, в чем дело, подумал Первичный.

Он заехал в гараж и открыл дверь. Его руку обхватила чьято ладонь.

– Мистер Рейберн, выйдите из машины.

– Это всего лишь Вик Карсон, он нарушил предписание…

– Положите руки на машину!

Первичный повернулся к полицейскому. Его напарник стоял сзади, держа руку на рукоятке пистолета.

– Что происходит?

Полицейский подтолкнул его бедром к машине. Первичный распластал руки на крыше автомобиля, ощутив под пальцами снег. Полицейский завел ему обе руки за спину и сцепил их наручниками.

– Джон Рейберн, вы арестованы по подозрению в убийстве Теодора Карсона. Вы имеете право…

Первичный его не слышал. «Наверно, нашли тело, – пронеслось в голове. – Тогда я пропал. Что бы то ни случилось, нельзя впутывать Кейси».

Подхватив Первичного под руки, полицейские повели его к машине. Из дома выбежала Кейси и бросилась ему на шею.

– Миссис Рейберн, пожалуйста…

– Не говори им ни слова. Понял?

Полицейский оттащил ее назад, а его напарник затолкнул Первичного в машину.

– Ты слышал, Джон? – закричала Кейси.

Он повернулся и медленно кивнул, твердо решив про себя во всем положиться на нее.

Глава 27

Во второй раз Джон заметил высокого светловолосого мужчину, когда тот разговаривал с Грейс на общеуниверситетском турнире. Он не мог вспомнить, где видел его впервые, но видел определенно. Мужчину было трудно спутать с кемто еще. Больше двух метров росту и практически альбинос. Глаза – холодноголубые, как у лайки.

Грейс повернулась в сторону Джона и чтото объясняла, энергично жестикулируя; ей непременно требовалось размахивать руками при разговоре. Мужчина пристально посмотрел на Джона, отчего тому стало не по себе. Такое чувство, будто он букашка под лупой.

Шарик звякнул о стекло, и Джон повернулся к пинболу. Генри как раз добивал филологапервокурсника, опрометчиво поставившего двадцать долларов на свою победу. В заднем помещении «Звездного парада у Адама» теперь стояли четыре пинболмашины, и от народа яблоку негде было упасть. Куча студентов провалит сессию, подумал Джон.

Он поднял взгляд от игры и увидел, что мужчина направляется в его сторону. Джон так и не вспомнил, где его видел, и это не давало ему покоя. Незнакомец довольно бесцеремонно проталкивался сквозь толпу, не обращая внимания на гневные взгляды.

Подобравшись к Джону, он сказал ему прямо в ухо:

– Этот пинбол – твоя идея?

– Что?

– Пинбол, – повторил мужчина, показывая на машину, – ты его придумал?

Джон пожал плечами и задумался. Название было тем же, однако ни один человек на его Земле не принял бы эту игру за пинбол. Двое игроков стоят друг против друга и пытаются загнать шарик в противоположную лузу. Пожалуй, тут больше сходства с настольным футболом.

– Мы работали командой, – сказал Джон.

– А название ты предложил?

– Не помню, – соврал Джон. Ему не нравилась настойчивость незнакомца.

– Почему именно пинбол?

– Я же сказал, что не помню. Мы предлагали разные варианты, комуто пришло в голову это слово…

– Я бы очень хотел знать кому. Для меня это важно. – Мужчина говорил со странным акцентом, как будто немецким, но не совсем.

– Послушайте, – сказал Джон, – люди ждут своей очереди. Если вы не собираетесь играть, то не лучше ли вам пойти куданибудь еще?

Мужчина окинул его недобрым взглядом, потом вынул из кармана и подал Джону визитку, на которой значилось: «Эрманарих Висграт, инвестор». Ниже – адрес в Колумбусе и номер телефона.

– Тогда я предлагаю встретиться в другой раз и обсудить ваше изобретение детально. Моя фирма охотно делает вложения в новые интересные проекты.

Он повернулся и вышел. Джон сунул карточку в карман с тем, чтобы больше о ней не вспоминать.

Заявку на патент они подали на следующий же день после вызволения машины из лап Рея. Помог им студентюрист по имени Кайл Томпсон, изучавший патентное право. Кайл пришел развлечься в «Звездный парад у Адама», продул три игры Джону, а потом согласился поработать для них патентным адвокатом.

– Не знаю, обрадует это вас или насторожит, – денег за свои услуги я с вас взять не смогу.

– Конечно, обрадует, – воскликнула Грейс.

– И насторожит, – добавил Генри.

– Обещаю, что буду стараться. И кроме того, мою работу проконтролирует преподаватель.

Джону сразу понравилась серьезность и обстоятельность Кайла. Во время игры он был очень сосредоточен, ни разу не улыбнулся, а пальцы на кнопках побелели от напряжения.

– Сколько времени уйдет на то, чтобы получить патент? – спросил Джон.

– Поразному бывает. От шести до десяти недель.

– А какая пошлина? – поинтересовался Генри.

– Подать заявку в Патентное ведомство стоит двести сорок долларов. И еще четыреста двадцать пять при выдаче патента.

– Все, что мы заработали до сих пор, – проворчал Генри.

– Мне потребуется доступ к машине. Будет хорошо, если вы сделаете действующую модель. Еще вам придется найти время, чтобы ответить на мои вопросы. Это недолго. Часто проблемой бывает представить изобретение в наглядном виде. – Он показал на машину. – У нас с этим порядок.

Рея они больше не видели, а Лу однажды заходил в «Звездный парад» и рассказывал, что Рей вне себя от ярости и не желает говорить на эту тему. «Так ему и надо», – усмехнулся Лу.

Прибравшись в лабораторной секции, они решили сохранить ее за собой. Джон хотел собрать модель для одного игрока – тот пинбол, который он имел в виду с самого начала. Так же нужно было изготовить новый прототип с учетом всех наработок, накопленных за шесть недель эксплуатации пинболмашин.

Стив, школьник, выигравший первый турнир, теперь каждый день после занятий приходил в лабораторию. Тестировал машины, предлагал, как их улучшить. И с паяльником управлялся мастерски, как и говорил. Он стал правой рукой Грейс. За три недели собрали еще две машины. Грейс чуть было не провалила сессию. Зато потом наступили рождественские каникулы, и можно было вздохнуть свободнее. Лаборатория опустела.

С размещением машин проблем не возникало. Только успевай делать. Едва студенты прознали про пинбол в «Звездном параде», заведение тут же приобрело невероятную популярность, и было забито посетителями днем и ночью.

– Может, дадим одну из новых машину Рею? – предложил Генри.

– Ни за что! – отрезала Грейс. – Лучше поставим в студенческом клубе, рядом с кегельбаном.

– Перед «электраксом», – добавил Генри.

– Хорошая идея, – поддержал Джон.

За неделю до Рождества проект расширился настолько, что пришлось захватить еще три соседних лабораторных стола – благо каникулы. Весь пол занимали детали и узлы машин. В квартире Джона повернуться было негде от коробок с электроникой. Из комнаты Грейс в общежитии пришлось все убрать, потому что соседки нажаловались коменданту.

– Нам нужно найти другое место. Гденибудь на заводе или на складе, – сказал Джон.

– Чем мы будем платить? – поинтересовался Генри.

Джон пожал плечами.

– Тоже мне проблема. Учредим фирму, составим бизнесплан и возьмем кредит, – выдала Грейс.

– Ничего себе, – удивился Джон. – Где ты такого нахваталась?

– В школе я была на факультативе молодых профессионалов. Разработала проект подножки для велосипеда, которую можно использовать еще и как замок. Даже начала производство.

– Подножказамок?

– Да. Угробила двести долларов. Теперь дома на чердаке валяются штук сто противоугонных подножек.

– Ничего не скажешь, ободряет…

– Ну, у нас ведь совсем другое дело. Надеюсь.

– Понятия не имею, как составляют бизнесплан, – признался Джон.

– Я сделаю, – вызвалась Грейс. – Там все больше картинки.

– Ты вообще можешь отнестись к этому серьезно? – спросил Джон.

– Heа. А ты? – быстро ответила Грейс.

Джон невольно рассмеялся.

– Пожалуй, нет. Тут ты попала в точку.

– А как мы назовем фирму? – спросил Генри.

– Понятия не имею, – сказала Грейс.

– «Волшебники пинбола», – не удержался Джон. Он уже знал, что в этой вселенной не было и нет ни Пита Таунсенда, ни легендарной рокгруппы «The Who». «Битлов», кстати, тоже не было, и Джон чувствовал себя неловко, когда начинал вдруг напевать «Хей, Джуд».

– «Волшебники пинбола», – повторил Генри, словно распробывая слова на вкус.

– Мне нравится, – оживилась Грейс. – «Волшебники» – это звучит.

Все помещения, которые осматривал Джон, оказывались им не по карману. Наконец нашлось коечто подходящее на заброшенной фабрике по ту сторону реки. Территория выглядела просто ужасно, зато все двери были на месте и прочно запирались. Джон заключил договор аренды на шесть месяцев и отдал в качестве первого взноса почти все свои сбережения. Если доходы от пинбола не возрастут, ходить ему без цента в кармане. А значит, придется забросить учебу, найти какуюнибудь работу. И уклониться от своей главной задачи – исправить прибор. Черт знает что такое, думал он, стоя на ледяном полу цеха. Как можно рисковать самым важным?! Следовало бы развязаться с Генри и Грейс, и пусть они делают что хотят. В то же время у Джона было чувство, что пинбол – это последняя крупица его вселенной. Здесь не было пинбола, и он его создал. Между мирами протянулась связующая ниточка. Пусть даже это всего лишь простенькая, глупая игра.

Через час приехал Генри с Грейс на пикапе, нагруженном деталями и частями пинболмашин.

– А здесь есть отопление? – поинтересовалась Грейс, потирая замерзшие руки.

– Ты за него заплатишь? – спросил Джон.

– Heа. Может, сделаем печку из мусорного бака? Или поставим обогреватели?

– А электричество? – заметил Генри.

Джон застонал. Подписывая договор, он даже не вспомнил о коммунальных услугах.

– Сейчас позвоню в «ТолидоЭдисон». Как думаете, нас подключат без авансового платежа?

– Наверное, – сказала Грейс. – Всетаки мы предприятие.

После обеда они еще два раза мотались за деталями в лабораторию. Джон прикинул, что их должно хватить на три пинболмашины.

Возвращаясь в последний раз, заехали в три бара и в студенческий клуб и забрали выручку.

– Шестьдесят семь долларов пятьдесят центов, – подвел итог Генри. – Плюс пятьдесят канадских центов. Я доработаю монетоприемник, чтобы не принимал иностранные четвертаки. – Он посмотрел на Джона. – Но с этим придется подождать.

– Почему?

– Родители Генри хотят, чтобы он приехал домой на каникулы, – объяснила Грейс. – И мои тоже.

– Когда уезжаете?

– Послезавтра, – сказала Грейс. – У меня уже и билет куплен в Атенс.

Генри кивнул. Его родители жили в Колумбусе.

– Значит, я остаюсь на три недели один, – констатировал Джон.

– Не переживай. Стив тебе будет помогать.

Джон улыбнулся.

– Ничего, справлюсь. У меня есть пара задумок. Как раз над ними и поработаю.

Его взгляд задержался на огромном кране, и вспомнилась линия, идущая по краю прибора. Интересно, какая сила потребуется, чтобы разделить две половинки? Пока Грейс с Генри будут на каникулах…

На ужин заказали пиццу. Доставщик отказался заезжать на территорию фабрики, поэтому Генри вышел к нему сам.

Они расположились в пыльном офисе и раскрыли коробку с дымящейся пиццей. Грейс подняла банку колы.

– За корпорацию «Волшебники пинбола»! Пусть наши шарики никогда не выходят из игры!

– За «Волшебников пинбола»! – поддержал Генри.

Джон засмеялся, но на мгновение пожалел, что Кейси не празднует вместе с ними.

На следующий день два рабочих в фирменных комбинезонах любезно провели в цех электричество. «Волшебники» трудились всю ночь и собрали две пинболмашины. Утром Генри и Грейс поехали в общежитие готовиться к отъезду, однако скоро оба вернулись.

– Мы зарегистрированы! – кричала Грейс, размахивая конвертом.

– Что?

– Великий штат Огайо рассмотрел нашу заявку и зарегистрировал нас в качестве юридического лица, – объявила Грейс. – Теперь мы фирма!

Джон открыл конверт. Внутри лежал шаблонный учредительный договор и сертификат, подписанный заместителем секретаря штата. Директором фирмы была назначена Грейс. Ни Генри, ни Джон не взяли на себя эту миссию. Отличный директор получился бы из Кейси, подумал Джон.

– Вы на поезд не опоздаете? – спросил он.

– Ах да! – воскликнула Грейс. – Поехали!

– Веселого Рождества! – крикнул им вдогонку Джон.

Потом он вернулся к машине, которую начал собирать один. До сих пор все их машины были спаренными, а Джон давно хотел сделать классический пинбол, знакомый ему по дому. Он замкнул механизм включения и несколько минут погонял шарик по полю. В конце концов пришел к выводу, что соревновательная модель всетаки интереснее.

Да, опыта они накопили немало. Грейс забраковала шесть конструкций флипперов, прежде чем получилось то, что нужно. Из простых пластиковых деталей, заказанных Генри, они изготавливали около сотни разных амортизаторов. Если собирать десять машин в месяц, и каждая из них будет приносить такой же доход, как первая, то, пожалуй, денег хватит не только на аренду цеха, но даже на небольшую зарплату.

Устав от соленоидов, флипперов и амортизаторов, Джон позволил шарику скатиться в лузу и посмотрел на свой портфель, скромно примостившийся у пульта управления краном. В портфеле лежал прибор.

Агент по недвижимости утверждал, что кран в рабочем состоянии. Джон нажал кнопку, и действительно – агрегат вздрогнул, завертелись ролики, сверху на стальном тросе спустился крюк и ударил в пол. Брызнули отколовшиеся кусочки цемента.

Прибор необходимо зафиксировать в тисках. И действовать очень осторожно, чтобы не дай бог не испортить. Решится ли он когданибудь на это? А если корпус просто разломается и устройство перестанет работать?

Конечно, у него останутся детали и с трудом накопленные знания о приборе… С другой стороны, десять лет изучать физику, проводить сложные эксперименты, но так и не совершить прорыва – альтернатива не менее пугающая. А прибор – вот он, рядом. На нем есть отметины, свидетельствующие о том, что его вскрывали. Стоит только сделать это снова – и доступ к внутренностям прибора открыт.

Джон вынул прибор из портфеля и положил на пол рядом с огромным крюком. От такой картинки в животе все передернулось. Сломав прибор, он навсегда застрянет во вселенной, где у него нет никаких шансов с Кейси.

Внезапно его охватили злость и страх. Он злился на себя за то, что имел и потерял, и боялся потерять еще больше, если испортит прибор. Джон засунул его обратно в портфель. Нет. Еще не время.

Вернувшись вечером домой, Джон обнаружил в почтовом ящике два письма. Одно было из Департамента финансов города Толидо. По этому же адресу они обращались за лицензиями на свои машины.

Джон вскрыл конверт и прочитал: «В ходе проверки лицензий, выданных корпорации „Волшебники пинбола“, установлено, что игры, организуемые корпорацией, относятся к категории азартных. Поскольку деятельность по организации и проведению азартных игр не может осуществляться в пределах города, сообщаем вам о необходимости удалить соответствующие игорные автоматы из общественных мест в черте города Толидо в течение сорока восьми часов. В случае невыполнения данного предписания на корпорацию будет наложен штраф из расчета 100 долларов в сутки за каждый автомат».

«Это ведь не азартная игра!» – возмутился Джон. Но как это доказать?

Он открыл другой, более пухлый конверт с адресом какойто адвокатской конторы в Толидо. Внутри лежало около дюжины листов, исписанных такой юридической заумью, что Джон поначалу ничего не мог понять. В конце концов он разобрался, что Рей Пакелли есть никто иной, как известный ему Рей из «Вудмена», и что этот самый Рей подал на них в суд за нарушение контракта и кражу.

Джон тяжело опустился на стул. Как теперь быть? Как вывезти все машины за сорок восемь часов (причем штемпель на письме вчерашний!), имея в наличности горсть четвертаков? А Генри с Грейс на каникулах.

На следующее утро Джон устроил конференцсвязь с компаньонами.

– Позвони нашему студенту с юрфака, – посоветовала Грейс.

– Нет, на этот раз нужен настоящий адвокат, – сказал Генри.

– А чем ему платить?

– Позвони Кайлу Томпсону! – настаивала Грейс. – Он делал нам патент. Надеюсь, и сейчас не откажется.

– Скорее всего он тоже на каникулах, – предположил Джон.

– По крайней мере попробуй.

– А Кейси не поможет? – спросил Генри.

– Нет, – поспешно ответил Джон. Вот уж кого он ни за что не станет просить о помощи. – В смысле, она сейчас в Финдли.

Вмешалась Грейс:

– Генри, если Джон не хочет просить Кейси, это его дело.

– Ладно. Я просто подумал…

– Я свяжусь с Кайлом, – перебил Джон. – Может, он еще в городе.

– Мы тебе нужны? – спросила Грейс. – Если что, я приеду. Родители поймут.

– И не думай. Это всего лишь игра.

– Звони в любое время, – сказал Генри. – Даже на Рождество. Удачи.

…Кайл не ответил на звонок, однако сообщения на автоответчике о том, что уехал на каникулы, тоже не было. Джон отправился прямиком на юридический факультет. Корпус был закрыт, но тут из дверей как раз вышли два студента, и Джон проскользнул внутрь. Кайл работал на цокольном этаже в так называемой «Коллегии», открытом помещении с десятками столов и стульев, расположенных в странном порядке – то ли продуманнооптимальном, то ли попросту хаотичном. Как ни странно, добрая половина столов была занята студентамиюристами.

– Aа, доблестный волшебник пинбола! – приветствовал Кайл Джона. – Новостей пока нет. Из Патентного ведомства еще ничего не ответили.

– Да я не изза этого, – сказал Джон. – Вот. Вчера получил. – Он подал Кайлу письма.

Кайл тотчас погрузился в чтение. Казалось, он вообще забыл о Джоне, и тот в конце концов начал нетерпеливо прохаживаться перед столом. Когда Кайл перевернул последнюю страницу иска Рея, Джон спросил:

– Что скажешь?

– Не мой профиль. Муниципальным правом я не занимаюсь. Здесь я вам не советчик.

Джон вздохнул.

– Что ж, ничего не поделаешь. – Он потянулся за документами. – Спасибо за…

– Тем не менее… – Кайл прижал бумаги ладонью, – думаю, мы вам поможем.

– Мы?

– Анджела! – крикнул Кайл темноволосой девушке за одним из столов. Та подняла взгляд. – Ты ведь проходишь практику в мэрии?

– Да.

– Не могла бы ты взглянуть?

Анджела была на целую голову ниже Кайла. На ней был шерстяной свитер и серая юбка. Девушка пробежала глазами письмо из муниципалитета и бросила его на стол.

– Полная ерунда. Они не имеют права.

– В самом деле?

– Ни малейшего. Департамент финансов не ведает игорным бизнесом. Для этого существует Департамент контроля азартных игр. Им руководит Эйбл Свенсон. Финансисты вправе наложить арест на заработную плату в случае неуплаты налогов, но никак не запретить чьюлибо деятельность.

– И что мне теперь делать?

– Как что? Бороться за свои права! Не позволять негодяям давить на себя!

– Это понятно. Но как?

Анджела записала на бумажке номер.

– Вот телефон Эйба. Позвони ему.

Кайл взял номер у нее из рук.

– Я сам позвоню, – сказал он, беря трубку.

Анджела тем временем принялась изучать иск.

– Вы заключали договор?

– Только на словах.

– Чтонибудь подписывали?

– Нет.

– Пакелли делал какиенибудь вложения?

Джон пожал плечами.

– Он предоставил помещение для машины.

– В обмен на долю выручки?

– Естественно.

– Как насчет участия в создании игры? Он какнибудь помогал? Предлагал идеи?

– Сомневаюсь, что он даже играл в нее.

Джон попытался вспомнить, видел ли он когданибудь Рея рядом с машиной. Кажется, только в первый раз, когда тот приходил в лабораторию.

– Кстати, как вам пришла в голову идея такой игры? – спросила Анджела.

Джон почувствовал, что краснеет.

– Ну…

– Можешь не отвечать, – сказала Анджела. – Не имеет значения. Обвинения против вас целиком высосаны из пальца. Так что с этой стороны проблем нет.

– А с какой тогда есть?

– Как у вас с деньгами? Хватит средств на длительную тяжбу?

– Конечно, нет.

– Рей, вероятно, на это и рассчитывает. Собирается взять вас измором.

– А Кайл не может…

Анджела покачала головой.

– Мы всего лишь студенты. Нам нельзя выступать в суде. Точнее, мы могли бы, но у нас это приравнивается к особо тяжким преступлениям. – Она повернулась к Кайлу. – Ты чтонибудь знаешь об адвокате, которого нанял Пакелли?

– Как его зовут? Пандерстек?

– Пер Пандерзелдер.

– Первый раз слышу. Наверное, он из Колумбуса.

– Мы как раз арендовали склад, – сказал Джон. – Все деньги вложены в детали.

– А заказы у вас есть? – спросила Анджела.

– Да. От нескольких баров. И еще одна фирма из ЛасВегаса заинтересовалась.

– Договора с заказчиками оформляли?

– Ннет, кажется. – Джон только сейчас понял, насколько дилетантски они вели дела.

Кайл положил трубку и объявил:

– Хорошая новость!

– Не удивлюсь, если есть и плохая, – сказал Джон. – Я уже усвоил закономерность.

– Ты угадал, – согласился Кайл. – Но начнем всетаки с хорошей. Ваш случай рассмотрит Департамент контроля азартных игр. Свенсон сказал, что запретительное право есть только у него. Департамент финансов тут ни при чем.

– И когда они его рассмотрят?

– Пятого января.

– Значит, до тех пор мы можем оставить машины в барах?

– А вот теперь плохая новость. Свенсон не уверен, что ваша игра не относится к азартным. Он хочет увидеть все сам, и если сочтет нужным, потребует, чтобы вы отключили автоматы до разбирательства.

– Когда он придет?

– Он не сказал, когда именно. В течение трех дней.

– У нас совсем не будет денег, если машины отключат.

– Им нужен настоящий адвокат, – сказала Анджела.

– Знаю, – проворчал Кайл. – Я чувствую себя ответственным за вас. Не всякие первокурсники умудряются открыть бизнес за одну четверть.

– И за четвертаки, – добавила Анджела.

– Я позвоню, поспрашиваю, – сказал Кайл. – Нужен юрист, который согласится работать pro bono, бесплатно. Я знаю нескольких людей, к кому можно обратиться.

– Я тоже, – пообещала Анджела. – Вы очень симпатичные ребята. Умные, изобретательные, предприимчивые. Дело способно привлечь общественный интерес. – Она щелкнула пальцами. – Надо разрисовать этого Рея в самом неприглядном виде. Жаль, университетская газета выйдет теперь только после Нового года. Хотя и слушание назначат не раньше, чем через месяц.

– Хорошая идея, – сказал Кайл. – Вам требуется публичность, ребята. И маркетинговая помощь.

– Я в этом ничего не понимаю.

– Тебе и не нужно. Ты технарь, – сказала Анджела. – Вы и так потрудились на славу. Скоро о вас все будут говорить.

– Спасибо. Просто не знаю, что бы я без вас делал. Столько всего сразу навалилось.

– Да, немало, – согласился Кайл. – Ничего. Прорвемся.

Домой Джон возвращался взбудораженный. В голове бурлили разные мысли. На секунду он даже решил бросить это дело, и будь что будет. Ну какое отношение оно имеет к его цели – понять прибор? Никакого. К тому же все эти заботы и юридическая возня обернутся бесполезной чушью, едва он вернется в свою вселенную. Но сможет ли он так же легко бросить друзей? Нет. Так же как не сможет и открыться им.

Следующий день – до Рождества оставалась ровно неделя – Джон провел на фабрике. Прибор он оставил в квартире – чтобы не возникло соблазна. Касса фирмы пустовала, и пополнить ее, кроме пары стопок четвертаков, было нечем. Ближе к вечеру Джон собирался снова объехать бары, однако вряд ли там наберется больше нескольких долларов. Сейчас каникулы, а все машины находятся вблизи кампуса. Конечно, так их легче обслуживать и собирать выручку, да только выручка зависит в основном от студентов. Нет занятий в университете – нет денег. Это все равно, что класть все яйца в одну корзину. А тут еще Толидский муниципалитет чудит. И опятьтаки – фирма целиком в его власти.

С казино в ЛасВегасе пока никаких подвижек. Одна фирма, снабжающая казино игровыми автоматами, правда, захотела взглянуть на машины поближе. Если бы удалось получить оттуда порядочный заказ, то о местных законах можно было бы не волноваться.

Работать в перчатках и зимней куртке было неловко. Джон перетащил детали и инструменты в конторку, где стояла дровяная печь с трубой, выведенной в окно. Принес разломанных деревянных поддонов – на фабрике их было великое множество – и картона для растопки. Скоро в печи гудел огонь, и стало так тепло, что впору рубашку снимать.

После обеда внезапно хлопнула входная дверь. Джон, уронив от неожиданности провод, выглянул из конторки и увидел Стива. Чемпион первого турнира по пинболу обивал снег с ботинок.

– Привет.

– Стив, как ты тут оказался?

– Грейс сказала, тебе нужна помощь.

– Ты разве не учишься?

– Heа. В школе прорвало водопровод, – объявил он с улыбкой. – Я приехал помогать. Могу паять, тестировать машины…

– А подметать?

– Что?

– После Рождества сюда придут клиенты, а у нас бардак.

Плечи Стива опустились.

– Могу и подметать.

– А потом поможешь мне паять, – улыбнулся Джон.

– Идет.

К вечеру они вынесли мусор, подмели и наполовину покрасили цех практичной светлосерой краской. Оказалось, что Стив приехал на велосипеде – не самый удобный способ передвижения по мокрому снегу. Теперь, собираясь домой, Джон положил велосипед к себе в багажник.

– Что тут делают эти парни? – спросил Стив, кивая на черную машину, стоявшую у дороги, ведущей к фабрике. Внутри сидели двое светловолосых мужчин в темных очках. До вопроса Стива Джон об этом не задумывался, но сейчас ему тоже показалось странным, что им пришло в голову тут остановиться.

– Наблюдают, – предположил он.

– За кем?

Джон и сам не знал. Может, это частные детективы, нанятые Реем Пакелли. Может, обычные люди, когото ждут. Или чиновники из Департамента контроля азартных игр. Хотя нет. Не в такой машине.

Внезапно осмелев, Джон затормозил рядом с подозрительной машиной и внимательно посмотрел на сидевших в ней мужчин. Те продолжали таращиться прямо впереди себя, как будто никого не замечая.

– Может, это вроде имитации охранной системы, – сказал Стив. – Ну, знаешь, как бывает: саму систему не покупают, а только приклеивают значок, будто бы она есть. А тут комуто не по карману нанять себя настоящих телохранителей, вот и посадил манекенов.

– Они не манекены, – возразил Джон, отъезжая от черной машины.

Кайл позвонил на следующее утро.

– Хочу обрадовать, – сказал он. – Эйбл Свенсон не видит причин отключать машины.

– Значит, до пятого января нам можно не беспокоиться?

– Думаю, да. Но Свенсон сообщил еще коечто интересное.

– Что?

– Говорит, у вас есть какието странные враги.

– Враги? И как понять «странные»?

– Не знаю. Похоже, Свенсону пришлось здорово повоевать с Департаментом финансов. Хотя ничего определенного он не сказал.

– Может быть, Пакелли подключил какиенибудь свои связи.

– Не исключено.

Поговорив с Кайлом, Джон связался с Генри и Грейс.

– Значит, оба дела откладываются до следующего года, – с облегчением сказала Грейс. – Вот и хорошо. Пока нам надо сосредоточиться на ЛасВегасе.

Фирма «ТайфунГолд» намекала, что им нужна сотня машин.

– Мы со Стивом покрасили «выставочный зал», – усмехнулся Джон. – Сейчас собираем три демонстрационные модели, включая классическую, на одного игрока.

– Далась же тебе эта классика, – вздохнул Генри.

– Я уважаю традиции!

– Но всем нравятся парные модели, – возразила Грейс.

– Просто потому что мы сделали их раньше, – проворчал Джон.

– Целых три демонстрационных варианта, – перебил Генри. – Помоему, неплохо.

– Я приеду через неделю после Рождества, чтобы успеть к встрече с «Тайфуном», – сказала Грейс. – Я уже предупредила родителей, что занятия начнутся раньше.

– Ты хотя бы записалась на курсы в следующей четверти? – спросил Джон.

– Вроде, да. А ты?

– Угу, – буркнул Джон, гадая, как им удастся находить время и для «Волшебников», и для учебы.

После разговора Джон отправился на фабрику. Отперев дверь, он сразу заметил горочку снега под дальним окном. На полу были следы. Ктото разбил стекло и влез в цех.

Джон помчался в выставочный зал. Заходил ли туда взломщик, определить было трудно. Стив подмел пол очень тщательно, и следов бы в любом случае не осталось. Машины, во всяком случае, стояли на месте.

Джон вернулся на улицу и осмотрел дорогу. Вчерашнего автомобиля с двумя блондинами не было. Может, это они вломились в цех. Он покачал головой. Скорее всего просто дети. Особенно в таком захолустье. Джон нашел кусок фанеры и забил окно.

Стив не пришел, и Джон пробыл весь день наедине с машинами и инструментами. Несколько раз он ловил себя на мыслях о Кейси и старался поскорее от них отделаться. Что о ней думать? Пусть занимается чем хочет. У них все кончено.

Он вздохнул и отложил гаечный ключ.

Джон запер цех и поехал к ближайшей заправке. Оттуда он позвонил в Финдли, домой к Кейси. Как ни странно, трубку подняла она сама.

– Алло.

– Кейси?

– Джон. – В ее голосе не было ни злости, ни интереса. Скорее уж обреченность.

– Ты сегодня свободна? Хочешь посмотреть нашу фабрику?

Повисла тишина.

– Да, я свободна.

Глава 28

Джону Первичному уже доводилось бывать в полицейских участках. Однажды его арестовали за бродяжничество. Даже удивительно, что всего однажды, учитывая, как часто он ночевал на улице, не имея местных денег, но все еще надеясь, что в этой вселенной ему повезет больше, чем в предыдущей. Другой раз его остановили, когда он ехал во взятой напрокат машине. Кто ж знал, что ограничение скорости на знаках указано в километрах, а не в милях. Порой ему удавалось в последний момент смыться. Например, когда в его гостиничный номер ломилась финансовая полиция. И во многих случаях, когда копов вызывал отец Кейси.

Сейчас все подругому. Нельзя просто нажать кнопку и исчезнуть. Хуже того, даже смягчающих обстоятельств нет. Он убил человека, и его поймали. Единственная надежда теперь на Кейси.

– Смотри мне в глаза, Рейберн, – заорал детектив Дудерстедт. Первичный упорно пялился в пол. – Надеешься, что тебе все сойдет с рук, если ты будешь просто сидеть и молчать? Само рассосется? – Дудерстедт повернулся к полицейскому в форме, стоявшему у двери. – Он, наверное, думает, что меня тут нет. Что я не существую.

– Лучше бы он был прав. Ты уже дня три не мылся, – сказал коп.

Дудерстедт пожал плечами и снова обратился к Первичному:

– Шутник он, наш Эккарт. Ему лишь бы позубоскалить. Мне вот не до смеха. Я, видишь ли, серьезно отношусь к убийствам. Как и жители Финдли. А ты, Рейберн? Тебе нравятся убийства?

– Спросите моего адвоката, – прохрипел Первичный. У него пересохло в горле после всех протоколов, фотографирования и часа в жаркой одиночке.

Дудерстедт засмеялся.

– Да ты, я вижу, тоже юморист. Нет у тебя адвоката. И не будет еще по крайней мере двадцать три часа.

– Двадцать два часа тридцать минут, парень, – уточнил Эккарт.

– Именно. Закон позволяет нам держать тебя инкоммуникадо, то есть без связей с внешним миром, в течение двадцати четырех часов.

Первичный пожал плечами. Законы об аресте, допросах и судебных разбирательствах всегда немного отличались в разных вселенных.

– Мне нечего сказать.

– Очень может быть, – согласился Дудерстедт. – В том случае, если ты виновен. Будь я на твоем месте, тоже постарался бы отмолчаться. Верно, Эккарт? Зачем мне обличать самого себя?

– Раз не хочет говорить – значит, рыльце в пушку, – поддержал Эккарт. – В полицейских школах этому учат на первом занятии.

– Дада, точно, – подхватил Дудерстедт. – Молчание – признак вины. Все просто. Ты молчишь – следовательно, нам остается только зафиксировать твою виновность.

– Я требую адвоката, – сказал Первичный.

– Да будет, будет тебе адвокат. Скоро уже?

– Через двадцать два часа двадцать восемь минут, – услужливо сообщил Эккарт.

– Боюсь, я охрипну, если буду говорить все это время один, но всетаки начну. Расскажу по порядку, почему ты тут оказался. Будет что возразить – не стесняйся.

– Адвоката.

– Ну вот. Началось все с исключения из школы. Когда? Год назад?

– Около того, – поддержал Эккарт.

– Надо же. За год превратиться из школьника в президента крутой компании. И потерять все изза какойто мелкой шпаны. Уму не постижимо. Как ты мог пойти на это? Не понимаю.

– Вот именно, я и не пошел, – сказал Первичный и тут же пожалел.

– Дада, разумеется. Но делото в том, что тогда ты еще не был ни богатым, ни знаменитым. Ты был точно такой же шпаной. Два задиристых сопляка, затаивших друг на друга злобу. Добра не жди.

– Подбитый глаз, перелом ноги, ножевое ранение в легкое, – Эккарт заламывал пальцы, – огнестрельное в ногу.

Дудерстедт повернулся к Первичному.

– Это только за одну неделю! – Детектив взял со стола чашку кофе, медленно отхлебнул. Первичному кофе не предлагали. – Два озлобленных сопляка. Гремучая смесь. Но продолжим. Летом Карсон устраивается на завод, где работает его отец. Встречает своего заклятого врага. Страсти накаляются. Происходит ссора. Карсон оскорбляет твою жену, ты обвиняешь его в том, что он истязает животных. – Дудерстедт сделал паузу. – Кстати, откуда ты это взял? Тед Карсон – живодер. Очень странная идея. Если только вы не занимались этим вместе.

Первичный вскинул голову, однако промолчал.

– Ладно, пусть и нет. Предположим, ты узнал случайно. И зная, на что способен Карсон, испугался за свою жену. Ты понимал, что должен защищать семью. Поэтому, когда Карсон явился к тебе домой и стал угрожать, ты поступил так, как должен был поступить. У тебя не было другого выхода. Ты убил Карсона раньше, чем он убил тебя.

Первичный встретился взглядом с Дудерстедтом. Детектив был очень близок к истине. Но лучше ему об этом не говорить.

– Это была самозащита, верно? Если так, то твоей вины почти нет. Парень сам напросился. Я даже не сомневаюсь. Я сам выступлю в суде и расскажу обо всем… что он натворил. Тебя, возможно, вообще не посадят, и ты вернешься в свой прекрасный дом еще до Рождества. – Дудерстедт смотрел в лицо Первичному открытым честным взглядом, как может смотреть только настоящий верный друг, готовый прийти на помощь заблудшему товарищу и наставить его на путь истинный. – Помоему, ты хочешь рассказать мне, как все произошло, Рейберн. Ты мне расскажешь, правда?

Первичный открыл и закрыл рот.

– Ну, давай. Выговоришься, и сразу станет легче.

Первичный закивал:

– Почему бы тебе не пойти потрахаться со своим дружком и не прислать мне заодно гребаного адвоката!

Эккарт громко заржал. Лицо Дудерстедта побагровело, и он ударил Первичного кулаком по скуле.

Первичный осклабился, позволяя крови свободно стекать изо рта на рубашку.

– Это ты тоже объяснишь моему адвокату, – сказал он, как можно больше обнажая страшные, как он надеялся, окровавленные зубы.

– Тебя привезли уже избитого, – буркнул Дудерстедт.

– Вот именно. Ваши же полицейские и постарались. Славное выйдет дельце.

Дудерстедт крякнул и поднялся со стула.

– Ты еще пожалеешь, что не сознался. Не раз пожалеешь. Поверь моему опыту, Рейберн, очень непросто жить с такой тяжестью в сердце. Я видел, как преображает людей признание. Иногда я чувствую себя почти священником.

Первичный хотел снова ответить грубостью, но осекся. Ублюдок прав. Ему действительно стало бы легче, если бы он признался. Сбросил груз с души…

– Сегодня исповедь отменяется, отец Дудерстедт. Предлагаю вам убраться восвояси и дать мне поспать.

Детектив долго смотрел на него, потом кивнул Эккарту. Они вышли. Дверь с шумом закрылась.

Дудерстедт хлопнул дверью. Первичный, вздрогнув, проснулся и глянул на часы. Он проспал на неудобном стуле три часа. Удивительно, как ему вообще удалось заснуть в таком возбужденном состоянии после допроса. Но беготня от Карсона, поездка в патрульной машине до Финдли, часы напряжения совершенно измотали его физически.

Первичный расслабил лицо и заставил себя зевнуть.

Дудерстедт бросил на стол толстую связку бумаг.

– Что значит это дерьмо? – спросил он.

– Какое именно? – поинтересовался Первичный.

– Даже твоя жена не знала шифра. Пришлось вызывать специалиста по сейфам из Детройта.

Первичный посмотрел на стопку. Сверху лежала вырезка из «Пчелы Финдли». В этой вселенной местная газета называлась «Вестник».

– Статьи о мэре, о членах городского совета, чертежи какойто хрени… – Дудерстедт раскладывал листы на столе. – А вот папка, которая интересует меня особенно. Вырезки о Теде Карсоне. Об аресте за убийство кошки. Аресте, которого никогда не было. – Детектив тряс бумагами перед лицом Первичного. – Что все это значит?

Первичный не выдержал и засмеялся.

– Вы взломали мой сейф, чтобы достать фальшивые статейки? Ну, идиоты!

– Фальшивые? Выглядят как настоящие.

– Ну конечно, настоящие. У нас ведь каждый день выходит «Страж Финдли»!

– Зачем они нужны? – заорал Дудерстедт, густо багровея.

Первичный ухмыльнулся.

– Для книги. Я писатель. Пишу научнофантастический детектив.

– Для книги?..

– Кстати, там будет один персонаж, детектив полиции… так он очень быстро умрет.

Дудерстедт бросил на Первичного яростный взгляд, смел со стола бумаги и открыл дверь. За порогом стоял Эккарт.

– Отведи его в камеру. Пусть сидит там до завтра, пока не приедет адвокат.

Первичный расслабился. Наконецто он сможет выспаться.

– Эй, Дудерстедт, – сказал он.

Детектив обернулся.

– Выброси это барахло. Мне оно больше не нужно.

Глава 29

До Рождества Кайл устроил встречи с тремя адвокатами. Все они сочувствовали и считали, что дела вполне можно выиграть, но ни у одного не находилось времени, чтобы ими заняться. Джон расстроился. Кайл, однако, продолжал уверять, что ктонибудь обязательно поможет.

– По правилам каждый юрист должен определенную долю своего времени работать бесплатно, – сказал он. – Нам только нужно отыскать того, у которого эта доля не исчерпана.

– Понятно, – вздохнул Джон.

– И даже если мы никого не найдем до пятого января, ято все равно буду с вами, – продолжал Кайл. – Я не вправе выступать в качестве вашего адвоката, но могу хотя бы чтото посоветовать.

– Спасибо.

Джон съездил к Биллу и Джанет, привез им небольшие подарки к Рождеству. Его приняли очень радушно, и он чувствовал себя почти как дома. Только это был не его дом. Джон не стал долго задерживаться и направился на улицу, где жила Кейси. Был еще только час дня, а Кейси просила заехать за ней в полчетвертого. Джон остановил «трансам» на мокром снегу у обочины за квартал от ее дома и стал ждать. Ему было страшно оттого, что он, возможно, любит Кейси.

Фабрика Кейси понравилась, она внимательно все осмотрела, оценила качество покраски, поиграла с раздельной моделью машины и сказала, что это очень здорово. Но когда Джон попытался ее поцеловать, она отстранила его лицо ладонью и попросила отвезти ее в общежитие.

– Мне надо коечто забрать.

Потом он отвез ее обратно в Финдли.

– Мы увидимся еще? Я приеду на Рождество к Биллу и Джанет.

Кейси взглянула на него с какимто странным выражением. Джон надеялся, что это не жалость. Глупо было так напрашиваться, но стоило ему посмотреть на Кейси, и он ничего не мог с собой поделать.

– Конечно. Родители всегда рады гостям. Приходи после половины четвертого. – Кейси чмокнула его в щеку и скрылась в доме.

Карнизы дома были украшены разноцветными лампочками. На огромной сосне перед входом переливались гирлянды, достигавшие высоты стремянки мистера Николсона. В каждом окне мерцали электрические свечи, а в самом верхнем – небольшой семисвечник. На подъездной дорожке стояли несколько машин и снеговик. Оттепель обнажила островки бурой травы и заставила снеговика склониться к земле в глубоком поклоне.

– Что я тут делаю? – пробурчал Джон себе под нос. Лучше бы работал в цеху или готовился к слушанию в Департаменте. Вместо этого он торчит у дома Кейси.

Он совсем было собрался уехать, затем передумал. Раз уж он тут, почему бы не пойти и не постучать к ним прямо сейчас. Он взялся за ручку, чтобы открыть автомобиль, когда дверь дома распахнулась, в проеме возникла Кейси в коротком, едва доходящем до середины бедра красном платье, отделанном белым мехом. Следом за Кейси, похозяйски обвивая рукой ее талию, выскользнул ктото еще.

У Джона оборвалось сердце.

Джек склонился к лицу Кейси и прильнул к ее губам. Она крепко обхватила его за шею, страстно отвечая на поцелуй. Рука Джека скользнула ей на спину, потом под платье.

Джон отвел глаза.

Повернулся снова и, вцепившись в руль обеими руками, подавшись вперед, вглядывался в запотевшее лобовое стекло. Его тошнило.

Джек наконец выпустил Кейси из объятий и неторопливо побрел по дорожке. Подойдя к машине, обернулся и помахал рукой. Кейси смотрела вслед, пока машина не скрылась из виду, затем пошла в дом.

Дрожащей рукой Джон повернул ключ зажигания и, быстро набирая скорость, пустился в одинокий путь обратно в Толидо.

Грейс и Генри вернулись за день до запланированного приезда экспертов из ЛасВегаса. Погода внезапно переменилась: поднялся ветер, наползли тучи. На фабричной дороге намело столько сугробов, что «трансам» не смог подъехать к цеху. Генри с Джоном три часа расчищали снег, а к вечеру его стало едва ли не больше прежнего. Грейс тем временем работала внутри: подметала пол, соскребала свежую ржавчину с более старой, уничтожала в мусоросжигателе картонные коробки и поддоны. В подвале гудела печь – газовая компания согласилась обслуживать фирму в кредит. Температура в цеху поднялась до десяти градусов.

– Надеюсь, они не захотят в туалет, – вздохнула Грейс. – Там еще настоящий холодильник.

– Выставочный зал получился что надо, – одобрил Генри. После того, как они покрасили во второй раз стены и установили два напольных светильника, помещение стало почти уютным.

– Хоть бы они смогли прилететь завтра, – сказал Джон, вытирая замерзшее окно, по которому барабанила ледяная крупка. На его машине прибавилось еще сантиметров шесть снега. Улица была пуста. Джон не стал рассказывать друзьям ни о взломе, ни о шпионах в черном автомобиле. Есть дела поважнее.

– Ничего, распогодится…

– Ничего, распогодится…

Грейс с Генри начали говорить одновременно, посмотрели друг на друга и рассмеялись.

– К вечеру распогодится, – сказала Грейс. – Они прилетят.

Генри бросил четвертак в одиночный автомат и принялся играть, легко и без лишней суеты.

– Кажется, я вхожу во вкус, – признал он.

– А я что говорил! – воскликнул Джон.

– Вот получим аванс и станем топить в цеху как следует, – размечталась Грейс.

– Сможем нанять работников, – отозвался Генри.

– И адвоката, – подхватил Джон.

– Надо купить приличный паяльный пистолет и запастись оргстеклом, – развил мысль Генри.

– А давайте еще наймем агента по продажам и секретаря, – разошлась Грейс. – И будем устаивать вечеринки на дни рождения.

– Мы сможем даже подать встречный иск к Рею. И заплатить Кайлу, – сказал Джон. «А я смогу чтонибудь подарить Кейси, – прибавил он про себя. – Чтонибудь особенное, чего Джеку никогда не купить».

– Давайте завтра соберемся у меня, – предложил он вслух. – Когда они прилетят и арендуют машину, то позвонят на мой телефон. Тогда и мы поедем на фабрику.

До захода солнца снег прекратился. Джон отвез Стива домой, а Генри и Грейс в общежитие. Придя в квартиру, включил автоответчик.

– Джон, я тебя ждала на Рождество, – произнес голос Кейси. – Почему ты не пришел? Чтонибудь случилось? Позвони мне.

Джон стер сообщение и лег спать.

Зазвенел телефон.

Джон вздрогнул. Грейс выронила книгу и сконфуженно улыбнулась. Генри закивал головой.

– Это они, – сказал он.

До посадки самолета с представителями из «ТайфунГолд» оставалось еще минут десять.

– Чтото рано, – засомневался Джон и снял трубку. – Алло.

– Алло, вы Джон Уилсон?

– Да.

– Я Брэд Урбениски из «ТайфунГолд».

– Вы уже прилетели? – Джон улыбнулся, глядя на Грейс и Генри.

– Нет, мы не прилетели.

– Нет? – удивился Джон. Не могут же они звонить из самолета. Нелетная погода? Но аэропорт открыт… Разве что по пути попали в снегопад.

– Мы решили, что лучше позвонить вам… Сделка отменяется.

– Что они говорят? – прошептала Грейс.

– Отменяется? Но почему?

– Нам стало известно, что игра обременена судебным спором.

– Что значит «обременена»?

– Некто заявил на нее свои права и подал иск в суд, – пояснил Урбениски. – В таких обстоятельствах игра представляет для нас гораздо меньший интерес.

– Это ошибка! – воскликнул Джон. – Права на игру принадлежат только нам!

– Тем не менее мы не можем сделать заказ до тех пор, пока ошибка не будет исправлена.

– Но…

– Как только проблема разрешится, мы готовы продолжить переговоры.

Урбениски повесил трубку.

– Ну! Что? – закричала Грейс.

Джон положил трубку, сел на диван.

– Ктото доложил им про Пакелли. Они не станут заключать договор, пока на нас висит иск.

– Но это же бред собачий! – вскричал Генри.

– Я знаю.

– Нельзя так поступать! – Грейс почти плакала. – Мы надеялись на их заказ! Что нам теперь делать?!

Джон только молча покачал головой.

– Фирме конец, – вздохнул Генри.

– Мы выиграем процесс, – твердо сказал Джон. – Мы зададим перцу чиновникам. И мы получим другой большой заказ.

– Нет, ничего у нас не получится. Дурацкая была затея! – Грейс убежала в ванную.

Генри удивленно вытаращил глаза. Джон ее понимал. Он один виноват, что втянул их в это дело. Внезапно Джон вспомнил типа, всучившего ему визитную карточку в «Вудмене». Как же его звали?.. Висграт. Эрманарих Висграт. Выглядел он, конечно, жутковато да и вел себя странно… Зато предлагал деньги. Теперьто вряд ли предложит. Будет осторожничать, как «ТайфунГолд»… И всетаки где его карточка?

Джон выложил на кухонный стол бумажник, ключи и целую кучу мусора, накопившегося в карманах. Чеки, клочки бумаги…

– Вот она!

Карточка была потертая и измятая, однако номер телефона еще можно было разобрать.

– Есть идея? – поинтересовался Генри.

– Что, если мы найдем инвестора? – спросил Джон. – Когото, кто вложит капитал в нашу фирму?

– Но тогда хозяевами будем не мы одни.

– У инвесторов есть деньги, у нас их нет.

Генри задумался.

– Иначе мы потеряем все, – горячился Джон. – И не просто потеряем, а отдадим Рею Пакелли.

Генри скрипнул зубами. Как видно, сама мысль об этом внушала ему отвращение.

– Ну, не знаю, – протянул он, бросив взгляд на дверь ванной.

Джон поднял трубку телефона, потом положил обратно.

– Позвонить? Просто узнаю. Может, им это вообще уже не интересно.

Генри пожал плечами.

Его нерешительность внезапно разозлила Джона. Он схватил трубку и набрал номер.

– Офис мистера Висграта, – ответил мужской голос после первого же гудка.

– Это Джон Уилсон. Мистер Висграт дал мне свою карточку…

– Дада, знаю, «Волшебники пинбола», – сказал мужчина. – Одну минуту.

– Они нас помнят, – прошептал Джон.

– Откуда они могут нас помнить? – удивился Генри.

Более низкий голос в трубке произнес:

– Спасибо, что позвонили. Мистер Уилсон. Чем могу быть полезен?

– Вы… вы говорили, что хотите сделать вложение в наши пинболмашины.

Дверь ванной отворилась, и оттуда с озадаченным видом вышла Грейс.

– С кем он говорит?

– С инвесторами.

– Да, мы все еще заинтересованы в этом, несмотря на изменившиеся обстоятельства. Они ведь изменились, не так ли?

– Что вы имеете в виду? – спросил Джон.

– Иск Реймонда Пакелли, разумеется. И проблемы с муниципалитетом.

«Откуда всем известно об их делах? – недоумевал Джон. Сначала „ТайфунГолд“, теперь Эрманарих Висграт – как они узнали?»

– Ну, это мелочи. Скоро все будет улажено.

– Вы так думаете?

– Уверен, – сказал Джон. – У Пакелли нет никаких шансов, а недоразумение с чиновниками решится буквально на следующей неделе.

– Может быть. Но пока заказы отменены, – возразил Висграт. – Время не на вашей стороне.

– Так вы заинтересованы или нет? – не выдержал Джон.

– Конечно.

– Какие вы предлагаете условия?

– В обмен на пятьдесят пять процентов акций компании мы предоставим вам капитал в два миллиона долларов, – сказал Висграт.

Два миллиона!

– Минутку, – попросил Джон. Положив трубку на спинку дивана, он знаками подозвал Грейс и Генри. – Нам предлагают два миллиона за долю в пятьдесят пять процентов.

– Это же контрольный пакет! – воскликнул Генри.

Джон шикнул на него.

– Два миллиона тоже немало!

– Мы сможем осуществить все, что планировали, – сказала Грейс.

– Но хозяевами будем уже не мы.

Генри, конечно, прав, решил Джон и взял трубку.

– Мы хотим, чтобы фирма принадлежала нам, – сказал он.

– Боюсь, это не обсуждается, – возразил Висграт.

– Почему?

– Посмотрите на дело с нашей стороны. Мы вкладываем очень значительную сумму в компанию, которой управляют трое студентов. Нам просто необходимо держать контроль в своих руках – на случай, если возникнут какиелибо сложности.

Довод был убедительный, но Джон все еще сомневался.

– Не знаю. Возможно, вы правы.

– Мы не собираемся руководить вашей повседневной деятельностью, – пояснил Висграт. – До сих пор вы проявляли себя исключительно способными управленцами. Однако нам требуются гарантии, а их дает только контрольный пакет.

– Денег нужно больше, – заявил Джон.

– Готов поднять предложение до четырех миллионов, но это предел.

Джон вскинул брови.

– Мы подумаем.

– Разумеется. Я и не ждал немедленного решения. – Висграт откашлялся. Казалось, его мысли заняты уже чемто другим. – Звоните в любое время. Конечно, чем раньше, тем лучше и для вас, и для меня. Деньги способны уладить множество проблем. Всего доброго.

Джон повесил трубку.

– Кто это был? – тут же спросила Грейс.

– Висграт. Ты с ним разговаривала. Эрманарих Висграт. Он был на одном из турниров. Ты послала его ко мне, и он дал мне свою визитку.

– Ну да, послала. Чтобы отвязаться.

– Какая странная фамилия. Висграт, – пробормотал Генри.

– Никто ведь не заставляет нас принимать предложение! – воскликнул Джон. – Но почему не рассмотреть разные варианты? Мы можем либо отказаться и воевать с чиновниками на свой страх и риск без гроша в кармане, либо взять четыре миллиона и пустить в ход тяжелую артиллерию.

– Четыре миллиона!

– Только что было два, – заметила Грейс.

– Пятьдесят пять процентов не обсуждаются, – пояснил Джон. – Зато в финансовом вопросе они оказались более уступчивы.

Грейс тяжело села на диван, опустила плечи.

– Слишком много для одного дня. Слишком много.

Ее глаза были красными от слез. Джону захотелось сесть рядом с ней, утешить, но он вспомнил вдруг ее пьяные откровения и замешкался. Пока он раздумывал, Генри сделал шаг к Грейс, остановился на секунду, потом решительно подошел и положил ладонь ей на плечо. Она обхватила ее своими пальцами и внезапно расплакалась.

– Что нам делать?

Джон пожал отяжелевшими плечами.

– Не знаю.

Генри только качнул головой.

– Я… – Джон остановился и сглотнул комок в горле. – Я боюсь остаться ни с чем. Если мы не справляемся, пусть нам помогут… профессионалы. Мы еще почти дети. У нас нет опыта. У них он есть. Естественно, Висграт хочет чтото взамен. Ну и пусть. Мы начали с нуля четыре месяца назад, теперь нам предлагают четыре миллиона – разве плохо?

– Значит, ты готов согласиться, – сказала Грейс.

– Я не хочу потерять все.

– Думаешь, я хочу? – закричала Грейс. – Но… но…

Повисла тишина. Наконец Генри произнес:

– Надо соглашаться.

– И ты туда же?

– Что ни говори, нечасто выпадает такой шанс.

Грейс стряхнула с плеча руку Генри, тот помрачнел, но продолжал:

– Целых четыре миллиона на развитие компании. Мы сможем… Да чего мы только не сможем!

– Отлично, – сказала Грейс, хватая куртку.

– Я отвезу тебя, – предложил Генри.

– Не надо. Я пройдусь. – Она захлопнула дверь.

Джон пожал плечами.

– Завтра я ему позвоню.

– Значит, так, – начал Кайл. – В правлении – вас трое, их четверо. Если они захотят, то в любой момент смогут убрать Грейс с поста директора и назначить когото своего. Однако в повседневные дела они вмешиваться не будут.

Джон и Генри снова были на цокольном этаже юридического корпуса. Кайл изучал инвестиционное соглашение, присланное Эрманарихом Висгратом. «Коллегия» кишела студентами. Казалось, они отсюда никогда не уходят.

– Получается, в конечном счете всем заправляют они, – сказал Генри.

– Нет, они контролируют пятьдесят пять процентов, – поправил Кайл. – На практике это значит, что они могут переизбрать председателя правления и генерального директора. Если захотят. Как правило, инвесторы не стремятся управлять компанией, пока дела идут хорошо. Инвесторам нужна прибыль. Но они должны быть уверены, что смогут включиться и исправить ситуацию, если вы вдруг напортачите.

– Поэтому они и настаивают на пятидесяти пяти процентах, – сказал Джон.

– Именно.

– И что же? – Джон посмотрел на Генри; тот пожал плечами. – Как нам поступить?

– Джон, ты ведь знаешь, я не могу давать советы как юрист, – ответил Кайл.

– Это понятно, но нам же все равно нужно чтото решать, – с отчаянием произнес Генри.

Кайл вздохнул.

– Помоему, соглашение как соглашение. Никакого подвоха я не вижу. И к тому же…

– Что?

– Четыре миллиона долларов! Это ж офигеть сколько!

– Что верно, то верно, – согласился Генри.

– Мы просто на части разрываемся, – прибавил Джон.

– Еще бы! – Кайл написал на листке имя и номер. – Вот. Профессор Андропов с кафедры экономики. Преподавал у нас договорное право в сфере предпринимательства. Обратитесь к нему. Пусть посмотрит.

– Русский, что ли? – спросил Генри.

– Кто может судить о капитализме более трезво, чем русский американец? – сказал Кайл.

Кабинет Андропова был заставлен книгами с английскими и кириллическими надписями на корешках.

– Ну, вот. – Профессор, в очках и в твидовом пиджаке, подал Джону лист с соглашением, весь испещренный красными чернилами.

Генри заглянул Джону через плечо.

– Хоть одно слово от первоначального варианта осталось?

Двумя часами раньше Джон совершенно был уверен, что Андропову и дела до всего этого нет – с настолько невозмутимым видом тот выслушал их рассказ.

– Четыре месяца назад у вас не было даже опытного образца, и вот уже предприятие приносит прибыль? – спросил профессор, когда они закончили.

– Немного прибыли, – сказал Джон.

– Четвертаками, – уточнил Генри.

– А теперь вам предлагают четыре миллиона за контрольную долю?

– Да, – ответил Джон.

– Мы не знаем, что нам делать, – пожаловался Генри.

– Не удивительно. Вы инженеры и не обязаны разбираться в подобных вещах, – кивнул Андропов. – Однако инженеры часто преуспевают в бизнесе. – Он взял в руки договор. – Я посмотрю. Приходите через два часа.

– Все настолько плохо? – спросил Джон, листая исчерканные страницы.

– В общемто, нет, – сказал Андропов, вытаскивая из стола сандвич. На улице уже стемнело; Джон и Генри весь день провели в университете, вначале на юридическом факультете, потом в школе бизнеса. – Формулировки местами нечеткие. Такого быть не должно. В остальном все в порядке. – Профессор откусил от сэндвича. – Да и еще. Текст писал не американец.

– Да?

– Синтаксис коегде хромает. То есть, явных ошибок нет, просто некоторые предложения очень неуклюжие. – Он пожал плечами. – Но это мелочи.

– А пятьдесят пять процентов – не слишком много? – спросил Джон.

– За четыре миллиона? Странно, что они не попросили девяносто. – В первый раз Джон увидел, как Андропов улыбается. – Условия на самом деле хорошие.

– Значит, нам стоит согласиться? – спросил Генри.

– Решать вам, – сказал Андропов. – Просто подумайте: вы создали прибыльный бизнес всего за три месяца. Если чтото не заладится – откроете другой.

Под Новый год все трое собрались за столом в квартире Джона. Перед ними лежал новый вариант договора. Юристы Эрманариха Висграта согласились почти со всеми исправлениями Андропова. На верхнем листе лежала шариковая ручка.

– Ну, – сказал Джон.

– Ну, – повторила Грейс, нервно улыбаясь. Сегодня даже она присмирела.

Джон подвинул контракт к Генри.

Он раскрыл его на последней странице.

– Вот подпишем, и останусь я с пятнадцатью процентами, – вздохнул он, делая размашистый росчерк.

Грейс взяла у него ручку и написала свое имя.

– Наш президент, – сказал Генри.

Джон взял контракт и расправил страницу. Задумался. В конце концов, договор не навсегда. Да и действует только в одной вселенной.

Джон поставил подпись и объявил:

– «Волшебники пинбола» могут купаться в деньгах.

Глава 30

Лязгнула массивная дверь. За два дня, которые Первичный провел в тюрьме округа Хэнкок, он еще не научился спокойно воспринимать категоричность этого звука. Но скоро все закончится. Кейси нашла поручителя, и его отпустят под залог. Дело за формальностями.

Он остановился и осмотрел кабинки для посетителей. Кейси не видно. Когда ему сказали о посещении, Первичный решил, что ей потребовалось обсудить какойто пункт залогового соглашения либо встречу с адвокатом.

– Номер три, – объявил охранник.

Первичный машинально шагнул к третьему стулу и снова остановился.

За стеклом сидел мужчина в шерстяном пальто, шляпе и очках. Большую часть лица закрывала борода. Такое впечатление, что незнакомец изменил внешность. Слишком он был… необычен.

– Иди, – приказал охранник.

Первичный помедлил, потом сделал три шага к пластиковому стулу и сел. Внимательно посмотрел на мужчину и окончательно убедился, что никогда не встречал его раньше.

– Что вам нужно?

Внезапно осклабившись, незнакомец подался вперед и произнес прямо в отверстия:

– Плохо, что нельзя оставить все заботы позади, верно?

– Я вас не знаю, – сказал Первичный. – Зачем вы пришли?

– Мы разговаривали раньше.

– Когда?

– Недавно.

– У вас что, хобби такое – ходить по тюрьмам и болтать с заключенными? – спросил Первичный. – Я вас развлекать не собираюсь.

– Не с любыми заключенными, – возразил мужчина. – Но вас очень хотелось повидать. Я подумал, что здесь это даже удобнее. А то вы, пожалуй, опять от меня увильнете. При вашемто вспыльчивом характере.

– Да кто вы такой, в конце концов?

– Мы с вами разговаривали два дня назад. – Он сделал паузу, видимо ожидая, что Первичный вспомнит сам.

– Ну и? – поторопил тот. Два дня назад его как раз арестовали.

– Я звонил по телефону.

Только теперь до Первичного дошло.

– Измаил Коррандрам, – произнес он.

– Именно!

– Значит, вы тот телефонный шутник. Что дальше?

– Мне просто интересно, как вам до сих пор все сходило с рук?

На секунду Джон подумал, что речь идет об убийстве Карсона, потом вспомнил, о чем Измаил Коррандрам говорил по телефону. Про кубик. Что тот обычно он появляется в 1980 году.

– Не понимаю.

– Такие изобретения внимательно отслеживают, знаете ли, – сказал Коррандрам. – Как вышло, что никто не обратил внимания? Просто не верится. Конечно, это всего лишь игрушка, да и дело поначалу не заладилось, но все равно удивительно.

– Я действительно не понимаю, о чем вы говорите.

– Сослали? – спросил вдруг Коррандрам. – Да ясно, с чего бы еще вы тут оказались. Меня тоже, в некотором роде.

Первичный покачал головой.

– Вы ошиблись, – сказал он, вставая.

– Подождите! – крикнул Коррандрам. – Если это не ссылка, то вы… можете вернуться.

Первичный задержался и пристально посмотрел на него.

– Нет, едва ли, – продолжал Коррандрам. – Откуда у вас прибор… А если и есть, то не с собой, верно?

– Я ухожу.

– Наверное, дома? У красавицыжены, а? – оживился Коррандрам. – Я угадал?

– Только попробуйте приблизиться к моей семье, – прошипел Первичный. – Вас сразу перестанут занимать такие вопросы.

Он повернулся и, кивнув охраннику, направился к зарешеченной двери.

Джон ходил тудасюда в углу телевизионной комнаты, пытаясь совладать со скачущими мыслями. Он уже знал о ссылках в другие вселенные и видел колонистов. Двух из них, Оскара и Томаса, он убил, когда те пытались украсть прибор. А вдруг ссыльные есть везде, в каждой вселенной? Кто их ссылает? И почему?

Первичный пнул прикрученный к полу стул.

– Эй, не балуй! – раздался сверху окрик охранника.

– Извините, – пробурчал Первичный и сел.

Коррандрам – один из ссыльных. По крайней мере он намекал на это. Похоже, ему многое известно. Сказал, что затея с кубиком – ошибка. Может привлечь внимание. Чье? Ну, вопервых, уже привлекла. Коррандрам следил за чемто подобным и быстро все понял. Однако он говорил, что под контролем держат все изобретения!..

Черт! Почему ему не дадут нормально жить? Почему комуто непременно надо влезть и все испортить?

Больше всего Первичному хотелось сбежать, спрятаться. Но нет, нельзя все бросить. Только не теперь, когда дела с кубиком наконец наладились. Когда у них с Кейси появилось столько расходов: дом, машины, няня для Эбби. Когда есть приличная работа. Не дождетесь.

Страх быть осужденным за убийство Теда Карсона поблек. Да и вообще для мультиверса Тед Карсон попрежнему жив. Умер только один его вариант. Невелика потеря.

Что еще знает Коррандрам? И главное, нельзя ли это какнибудь использовать? Если здесь есть другие наблюдатели, то отчего не быть и другим приборам?

Интересно, почему Коррандрам изменил внешность? Боится быть узнанным. Возможно даже, опасается его самого, Первичного, не зная наверняка, кто он – ссыльный или просто путешественник. Коррандрам пока только звонил по телефону и приходил в тюрьму. Хотел обезопасить себя. Что ему угрожает?

Надо вывести его на чистую воду. Но как? Как выпытать нужную информацию?

Эх, был бы прибор, тогда никакие обвинения не страшны…

Чем приманить Коррандрама? Конечно, прибором. Если ктото застрял во вселенной – он что угодно сделает ради того, чтобы выбраться. Первичный знал это по себе.

Теперь он сам будет искать встречи с Коррандрамом.

По дороге в Толидо Кейси молчала. Первичному тоже не хотелось говорить. Он мечтал принять душ, сменить одежду. На заднем сиденье внедорожника спала Эбби.

На полпути домой Кейси наконец произнесла:

– Ты ведь ничего не рассказал, правда?

В первую секунду Первичному показалось, что она имеет в виду разговор с Коррандрамом.

– Откуда ты… – Он осекся, сообразив, что речь, конечно же, о полиции. – Нет, ничего.

– У них нет новых сведений? Какихнибудь улик? Может, мы чтото упустили?

– Нет, – ответил Первичный. – Они рассчитывали, что я признаюсь. Забросили удочку. Я не клюнул.

Кейси перевела дух.

– В доме был обыск.

– Знаю.

– Забрали твои… бумаги.

– Знаю.

– Там нет чегонибудь…

– Кейси, у них нет абсолютно ничего. Они просто блефовали. Хотели взять на испуг. Это их единственный шанс упечь меня в тюрьму.

– Адвокат сказал то же самое.

– Зачем тогда спрашиваешь?

– Хотела услышать это от тебя.

Они свернули с автострады.

– С работы звонили, – сменила тему Кейси.

– Что ты им сказала?

– Семейные обстоятельства. Но в газетахто писали.

Первичный пожал плечами.

– Меня не было всего два дня. Не беспокойся. Деньги решают любые проблемы.

– Думаешь?

– Уверен, – сказал Первичный.

На карнизах дома горели рождественские огни.

– Нравится? – спросила Кейси. – Специально к твоему возвращению.

– Здорово, – восхитился он. – Ты сама…

– Отец помог.

– Что ты… ему сказала?

– Правду. Что это чудовищное недоразумение. Отец дал половину денег для залога.

– Это действительно чудовищное недоразумение, – произнес Первичный. Сворачивая к дому, он внимательно посмотрел в обе стороны улицы. Неподалеку чернели силуэты нескольких машин, но сидел ли ктонибудь внутри них, сказать было трудно. Станет ли Коррандрам следить за домом?

В салоне одной из машин чтото промелькнуло. Первичный объехал дом и загнал джип в гараж.

– Отец Карсона не показывался? Или… ктонибудь еще?

Кейси пожала плечами.

– Не видела. Да я почти и не бывала здесь.

– Понятно.

Кейси взяла Эбби и поднялась по ступенькам в дом. Первичный еще сидел в машине.

– Ты идешь?

– Сейчас. Я зайду спереди. Хочу посмотреть на огни. Откроешь мне?

– Конечно.

Он вышел из гаража, подождал, пока Кейси закроет за собой дверь. Протиснулся через живую изгородь и, огибая сугробы, рванул на другую сторону соседского двора. Машина стояла у обочины между соседским домом и следующим. Теперь Первичный видел точно, что внутри ктото есть. И этот ктото может легко за ними наблюдать.

Первичный выскочил изза дерева, пробежал по подъездной дорожке и спрятался за кустом недалеко от машины. Сидевший на водительском месте мужчина смотрел в сторону их дома. Коррандрам? Отсюда не разберешь. В тюрьму он ведь приходил переодетый. Может, полицейский?

Первичный встал, подошел к машине и нагнулся к дверце. Изнутри на него уставилось удивленное лицо. Лицо Коррандрама.

Первичный постучал по стеклу, и Коррандрам опустил окно.

– Ну? – спросил он.

– У вас есть нужная мне информация, – сказал Первичный. – Что вы хотите получить от меня?

Глава 31

Компания «ЭмВис» выделила им офис с кабинетами, столами и телефонами в своей штабквартире, расположенной в лесистой местности на севере города Колумбус. Трехэтажное стеклянное здание казалось полупустым, если не считать целой гвардии охранников у входа, регулярно обхаживавших коридоры. Во всяком случае, охранники попадались гораздо чаще, чем прочий персонал «ЭмВис». За главным зданием на территории, окруженной забором с колючей проволокой поверху, располагалось еще два корпуса. Единственный путь наружу пролегал через тоннель, оба конца которого закрывались воротами.

– Интересно, чем они там занимаются? – произнес Генри, глядя из окна в кабинете Джона.

– Мы явно не единственные подопечные «ЭмВис», – сказала Грейс. – Может, оружие разрабатывают.

– Улучшенную модель мышеловки, – предположил Джон.

– О, знаю! – воскликнул Генри. – Многоразовую туалетную бумагу.

– А ты что, всего один раз пользуешься? – осведомился Джон.

– Фу! – сморщилась Грейс.

Последние несколько дней они почти безвылазно просидели в офисе. Корпели над всякими бумажками – прогнозами сбыта, бизнеспланами. Ни одной минуты не занимались самими пинболмашинами. Это раздражало Генри больше всего.

– С понедельника начинаются занятия, – сказал он. – Хороший повод бывать здесь пореже. Лучше работать у себя.

Заброшенную фабрику они покинули так скоро, как только смогли. Теперь у них было коечто получше. Здание, в одном уголке которого размещалась контора с приемной, а остаток площади в десять тысяч квадратных метров занимал цех, оборудованный всем необходимым. Впрочем, от фабрики Джон отказываться не стал. Переписал договор аренды на свое имя.

Зазвенел телефон внутренней связи.

– Мистер Уилсон? – Это была Стелла, его неизменно серьезная секретарша. В первый день Джон попытался с ней немного пошутить, но наткнулся на стену непонимания. Зато деловые поручения Стелла выполняла быстро и четко, будто запрограммированный автомат.

– Слушаю.

– Мистер Харборих готов с вами встретиться.

– Харборих, – тихо повторил Генри. Он недолюбливал второго из четырех членов правления со стороны «ЭмВис». Прямолинейная твердость Висграта чемто даже импонировала. Харборих, похожий на Висграта нордической внешностью, был угрюм, сердит и мелочен – по крайней мере такое впечатление он производил. Особенно Генри задели его придирки по дизайну и технической реализации. Оставшихся двух членов правления от «ЭмВис», мистера Алабатуса и мистера Зоризика, они еще ни разу не видели.

– Что ему нужно? – спросил Генри. – Придумал, как улучшить дизайн флипперов? Или идеальный монетоприемник?

– Генри, – одернула его Грейс, – не ерничай.

– Патентные дела, – пояснил Джон.

– Отлично.

Джон взял со стола блокнот.

– Скоро вернусь, и мы сможем поехать в Толидо.

– Наконецто.

Стелла ждала Джона у двери. Он даже забеспокоился, не подслушивала ли она по интеркому, раз подошла так вовремя. Хотя вполне возможно, что Стелла ждет уже давно. Джон чувствовал себя неловко изза ее услужливости.

– Сюда, сэр.

– Думаю, я сам найду дорогу.

– Нет, сэр. Прошу вас. – Стелла взяла Джона под руку, провела по коридору к лифтам и не отпустила его бицепс, даже пока они ждали кабину. Мимо прошел какойто сотрудник, Джон улыбнулся и кивнул, но мужчина никак не отреагировал. Со Стеллой он тоже не поздоровался.

Конференцзал находился этажом ниже. Харборих ждал, восседая во главе стола. На стул слева от него была направлена видеокамера.

– Садитесь, – сказал Харборих, указывая именно на этот стул.

Джон сел с противоположной стороны.

Харборих на секунду растерялся, потом встал и повернул камеру. Джон подавил желание передвинуться.

– Я буду вести видеозапись нашей встречи, – пояснил Харборих.

Джон пожал плечами.

– Я пригласил вас, чтобы обсудить патенты на пинбол, – сказал Харборих. Его не то германский, не то славянский акцент был сильнее, чем у Висграта. – Прежде всего, требуется установить наличие прототипов.

– Что вы имеете в виду?

– Перед подачей заявок на патенты мы должны знать о возможном существовании подобных устройств.

– Разве не юристы этим занимаются? – спросил Джон.

– Они займутся, – отрезал Харборих. – Мы готовим для них информацию. Итак, известно ли вам чтолибо об аналогах пинбола?

– Я уже говорил, что они есть.

– Что именно?

– Я видел пинболмашины ребенком в ЛасВегасе.

– Где?

– В ЛасВегасе, – повторил Джон, чувствуя, что Харборих уже закипает от злости.

– Где именно в ЛасВегасе?

– В казино.

– Каком?

– Не помню.

– Игра называлась «пинбол»?

– Да.

– Что это было за казино?

– Я не помню.

– Подумайте.

– Я же сказал, что не помню.

– Нам необходимо знать!

– Мне было всего пять лет. Как я могу помнить такие вещи?!

– В казино не пускают пятилетних.

– Игра находилась в отдельном помещении.

– Вы были с родителями?

– Да.

– Они умерли?

– Да.

– Назовите последний адрес, где они жили.

– Не ваше дело!

Харборих вытаращил глаза. Похоже, он не привык встречать отпор.

– Ваше нежелание сотрудничать будет принято во внимание.

– Отлично, – сказал Джон. – Ваша гнусность будет принята во внимание.

Харборих побагровел.

– Вы ничего не смыслите в бизнесе! – прошипел он. – Вы считаете себя очень умным, потому что вам удалось сделать чтото толковое. А теперь взбрело в голову, что мы хотим это присвоить. Наша единственная цель – вывести бизнес на профессиональный уровень. Информация нам нужна для того, чтобы защитить себя. И защитить вас.

Джон медленно покачал головой.

– Вы думаете, что понимаете меня, но вы ошибаетесь, – сказал он, вставая.

– Я не закончил! – закричал Харборих.

– Я закончил, – возразил Джон. – Если вам понадобится чтото еще, пришлите служебное письмо.

Он выскочил из конференцзала, испугав сидевшую возле двери Стеллу.

– Уже все, сэр?

Харборих распахнул дверь, прежде чем она захлопнулась.

– Немедленно вернитесь и ответьте на мои вопросы!

Джон засмеялся.

– Не в этой жизни.

– Вы обязаны. Нам принадлежит ваша контрольная доля!

– Вам принадлежит доля «Волшебников пинбола». Я не принадлежу вам совсем.

Джон направился к лифту. Следом бежала Стелла, бледная и чтото бормотавшая себе под нос.

– Вас чтото беспокоит, Стелла? – спросил Джон.

– Мистер Харборих огорчен, сэр.

– Вы полагаете?

– Да, я чувствую.

Джон подумал было, что она иронизирует, но потом понял: Стелла совершенно серьезна. До сих пор она казалась ему очень компетентным и ответственным работником. Теперь он усомнился в ее психическом здоровье.

Джон вошел в кабинет. Грейс и Генри подняли головы.

– Чтото ты больно скоро, – удивилась Грейс.

– У нас с Харборихом получилась… напряженная дискуссия, – сказал Джон. – Мы быстро утомили друг друга. Давайте возвращаться в Толидо, пока не стемнело.

По пути к машине Грейс спросила:

– Вам не кажется, что мы совершили ошибку?

Генри замедлил шаг, но ничего не ответил.

Джон пожал плечами.

– Не знаю. Сейчас дела идут лучше, чем две недели назад. У нас есть деньги. Есть бизнесплан.

– И партнеры, – хмуро прибавил Генри.

– Если уж на то пошло, мы в любое время можем продать свою долю, – пожал плечами Джон. – Никто не помешает нам снова стать обычными студентами. Но…

– Знаю, – буркнул Генри. – Мы должны хотя бы попробовать.

Он влез в заднюю дверь и взгромоздил свои длинные ноги на сиденье. Подругому они у него не помещались.

– Почему не пожить в свое удовольствие, пока есть возможность, – сказал Джон с наигранной бодростью, хотя на душе у него скребли кошки. Харборих интересовался его прошлым. Как раз этого Джон не мог допустить ни в коем случае. Потому что у него не было прошлого в этом мире.

Глава 32

Спустя два часа Коррандрам сидел напротив Джона Первичного в придорожном кафе в трех милях к востоку от места их встречи, нервно вертя пальцами кофейную чашку. Оба пока не проронили ни слова. Первичный решил блефовать. Насколько он понимал, ему нечего предложить Коррандраму, в то время как информация Коррандрама может оказаться очень полезной.

– Странная у вас фамилия, – начал Джон.

Коррандрам пожал плечами.

– Она не здешняя.

– Не здешняя?

– Ты понимаешь, о чем я.

Первичный хмыкнул. Он не понимал. Вселенные не настолько отличались друг от друга, чтобы в них говорили на разных языках.

– Это псевдоним? Вы придумали его сами?

Коррандрам поднял взгляд от кофе, удивленно посмотрел на Первичного.

– Нет, конечно. С чего ты взял?

Первичному не хотелось показаться совсем уж несведущим, поэтому он промолчал.

– Я синглетон, разумеется, – сказал Коррандрам.

– Ясно, – пробормотал Первичный. – Расскажите, как вы попали… сюда. – Он постарался сформулировать вопрос так, чтобы в нем не было ничего необычного, и в то же время Коррандрам мог понять его в особом смысле.

– Ну, как обычно попадают в такое захолустье? – протянул Коррандрам. – У каждого история своя и в то же время одна и та же.

– Да, точно.

– Антропологическая экспедиция, – продолжал Коррандрам. – Ято думал, все официально и законно. Оказалось, парень просто искатель Древних. Загорелся дикой идеей, будто в какойто вселенной существуют артефакты. А нам сказал, что проводит исследования по культурному релятивизму. Вот и таскались мы вслед за ним по моренам, бурили скважины, отбирали пробы, проверяли на наличие следов. Я даже не подозревал, что он ищет на самом деле.

– Что?

– Говорю же, артефакты Древних. Гдето мы сплоховали, и нас обнаружили тракты. Мы тогда стояли лагерем в Аппалачах, на краю СевероАмериканской платформы. Там нас и сцапали. Целая свора трактов. Налетели невесть откуда, выгнали из палаток, некоторых сразу застрелили. Крюэрола в палатке не было, и его трансфер исчез. Я думал, Крюэрол смылся, а он бегал на соседнюю ферму, развлекал чьюто женушку. Большой был охотник.

– Крюэрол?

– Ну да, наш «глава экспедиции». Ну вот, тракты нас раздели и запихнули в масспереместитель. Допотопный. Повидимому, других у них нет. Гудел страшно. А техник их, весь бритый, с рубцами на спине, уже к сети подключился и синхронизируется, чтоб нас отправить.

– Куда?

– Почем я знаю, черт побери?! Туда, где у них база, наверное.

– Да не волнуйтесь вы так, – сказал Первичный, боясь, что другие клиенты станут обращать на них внимание.

– Дада, конечно… Просто из себя выхожу, как вспомню. Мы тогда чуть не погибли. Для синглетона это имеет особый смысл, сам понимаешь. – Коррандрам отхлебнул кофе. – Потом вернулся Крюэрол, его тоже хотели схватить, но он убежал. Тракты совсем озверели, взяли и вышибли мозги одной девчонке рядом со мной. Ну, думаю, я следующий. И тут, откуда ни возьмись, прямо посреди переместителя оказывается Крюэрол и палит в трактов. Те, хоть и в бронежилетах были, а разбежались. А Крюэрол сел между нами и говорит: «Не думали же вы, ребята, что я вас брошу?!» Наверное, всю энергию использовал. Перетащил нас одним разом.

– Куда?

– Сюда, естественно. В эту вселенную. Я повернулся его поблагодарить, смотрю, а он лежит, и кровь изо рта льется. Видно, какойто тракт достал его перед самым переходом. И прибор заодно накрылся. Пуля прямо через панель управления прошла.

– То есть, вы здесь застряли. Вы все. И где же остальные?

– Ты правда не знаешь?

– Я видел только вас. Вы их что, убили? – попытался пошутить Первичный. Не так легко было переварить все услышанное, но ему хотелось вытащить из Коррандрама как можно больше.

– Мы направились к маяку у Змеиного кургана[3], – сказал Коррандрам. – По крайней мере этот мир населен, и нам не пришлось тащиться пешком. Только мы понятия не имели, что древние давнымдавно покинули маяк, и за территорией наблюдают тракты. Они и захватили остальных. Да ты ведь сам это знаешь, верно?

– Откуда?

– Может, хватит прикидываться? – Коррандрам откинулся на стуле и распахнул полы пальто, обнажая черную рукоять пистолета.

– Что вы задумали? Это общественное место! – воскликнул Первичный.

– Вряд ли они еще живы. Я не питаю иллюзий на этот счет. Прошло десять лет. Я хочу получить маленькую компенсацию. Хочу свой кусок пирога.

– Что вы имеете в виду?

– Ты не настолько глуп, чтобы затеять все это самостоятельно, не будучи одним из них. Но сейчас у тебя проблемы, так что я имею преимущество. Ты до сих пор не отвертелся от этого убийства. С чего бы вдруг? Тракты загребают здесь миллиарды. Ты мог бы откупиться от чего угодно! Но ты, как видно, сам по себе. Затеял свою игру и не хочешь, чтобы они проведали. Поэтому тебе придется считаться со мной.

– Есть другое объяснение, – сказал Первичный. – Вы ненормальный. Преследуете людей, рассказываете какието небылицы. Проблемы не у меня, а у вас. С головой!

– Я видел твою реакцию. Не делай вид, что не веришь мне. Ты из второго поколения, не меньше, но такие истории не мог не слышать. Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю. За вами должок. – Коррандрам встал. – Если ты не примешь мои условия, я все расскажу. Я знаю, где их найти. По крайней мере где находятся наблюдательные пункты. Уверен, твоя затея с кубиком их очень заинтересует.

– Сядьте, – прошипел Первичный, схватил Коррандрама за запястье и усадил обратно на стул. За оружием Коррандрам больше не тянулся, похоже, растерявшись от такой напористости Первичного.

– Все совсем не так, идиот! – прошептал Первичный. – Я застрял здесь точно так же, как и вы.

Коррандрам недоверчиво покачал головой.

– У меня был прибор, – продолжал Первичный. – К сожалению, сломанный. Я попал сюда… ну, то есть, не сразу сюда. Я… отдал прибор. У меня его больше нет.

– У тебя был трансфер? И ты остался в этой сраной вселенной?!

– Она похожа на мою.

Коррандрам откинулся назад, ошеломленно уставился на Первичного. Потом рассмеялся.

– Так ты даже не синглетон?

– Я не знаю, что это такое.

– Ты всего лишь парень из какогото захолустного мира. Тебе достался трансфер, и ты не сообразил, что у тебя в руках. – Коррандрам встал. Его лицо выражало недоумение. Он снова засмеялся. – Ты действительно ни о чем не догадывался?

– Да, – признался Первичный. – Только теперь начинаю коечто понимать.

– Тогда ты мне не нужен. Ты даже не оригинал. – Не дожидаясь ответа, Коррандрам направился к выходу. – Прости, что побеспокоил. Удачи. Не говори им, что знаешь меня, когда тебя поймают.

– Подождите! – крикнул Первичный, но Коррандрам был уже за дверью. Он сел в машину и, с ухмылкой глянув на Первичного, завел двигатель.

Первичный только успел записать номер машины, прежде чем она потонула в холодных ночных сумерках.

Глава 33

Несмотря на неукротимое стремление Харбориха докопаться до первоисточника пинбола, юристы пришли к выводу, что парные модели в любом случае достаточно сильно отличаются от того, что когдато видел Джон, и патентную работу можно смело продолжать. В январе они подали сразу несколько патентных заявок на различные компоненты и модификации пинбола.

В фирму десятками приходили высокие мужчины арийской внешности, которые едва говорили поанглийски, зато имели восторженные рекомендации от Висграта или Харбориха. «Волшебники пинбола», однако, восторгов не разделяли; начальником цеха они предпочли нанять коренастую, молчаливую женщину по имени Вив, а та сама предложила подходящих рабочих и, похоже, внушала им священный трепет. К февралю штат вырос до пятидесяти человек. Работа шла полным ходом. Был заключен договор с «ТайфунГолд», и набралась дюжина заказов поменьше.

С началом занятий времени у Джона стало в обрез. За всеми заботами он почти ничего не замечал вокруг, и только когда Грейс не пришла в университет третий день подряд, понял: чтото не так.

– В чем дело? – спросил он ее. – Тебя опять не было на термодинамике.

Грейс пожала плечами. Они стояли в кабинете, расположенном на уровне второго этажа, откуда просматривался весь цех. Изза занятий бывать тут получалось только с обеда до полуночи.

– Да скукотища эта термодинамика, – сказала Грейс.

– В пятницу контрольная.

– Генри говорил.

– Ты должна ходить в университет.

– Я ничего не должна!

– Ладно, ладно. Извини. Если хочешь, я принесу тебе конспекты.

– Не стоит.

– Почему?

– Я бросила этот предмет. – Грейс отвела взгляд. – Я бросила все предметы.

– Что? Что ты?..

– Да, я больше не студентка.

– Почему ты не сказала мне раньше? Чтобы я мог…

– Отговорить меня?

– Да.

– Не сказала и все.

– Но зачем ты это сделала? Ради чего?

Грейс широко повела рукой.

– Ради этого, конечно.

– Ради «Волшебников»?

– Ну да. Фирма работает как часы. Отлично работает. Перспективы великолепные. У нас уже сейчас заказов на миллионы долларов. Судя по прогнозам, я скоро смогу увеличить производственные площади в два раза!

– Разве обязательно было бросать университет?

– Нельзя руководить многомиллионным бизнесом от случая к случаю, когда есть свободное время.

– Мы могли бы нанять когонибудь.

– Мало нам Висграта? Я ни за что не соглашусь назначить директором когото со стороны.

– Есть ведь еще Генри и я. Мы…

Грейс пожала плечами.

– Мне кажется, я справлюсь лучше.

Джон поразился, насколько изменилась Грейс. Жесты, мимика, речь, одежда – все. В голове всплыли ее пьяные признания трехмесячной давности.

– Ты стала другой. Настоящая бизнеследи.

– Да, я другая. Я почувствовала себя взрослой.

Джон ощущал близость ее тела – хорошая фигура, чистая кожа, духи. Это была не та Грейс, с которой он познакомился в сентябре.

– Грейс…

Внезапно она отвернулась, и Джону стало неловко. Грейс протянула ему конверт.

– Чуть не забыла. Кайл просил передать. Просто чтобы подвести черту, как он выразился.

– Аа.

И судебный иск, и все претензии муниципалитета прошли как страшный сон, будто и не бывало. Джон вспомнил, каким трудным выдался декабрь, с каким отчаянием они искали выход. И как Висграт стал их спасителем. Теперь все те проблемы казались ерундой.

Джон разорвал пальцем конверт. Внутри лежала дюжина листов большого формата. Когда Джон поднял взгляд, Грейс уже стояла у дверей кабинета.

– Мне надо… надо зайти к Вив, – сказала она. – Потом увидимся.

Джон кивнул. Вздохнув, он плюхнулся в старое кожаное кресло, вытащил документы и стал листать.

Иск от Пакелли был в самом конце. Джон уже хотел отбросить его, как вдруг заметил фамилию соистца по делу и чуть не подпрыгнул. Словно его окатили ведром ледяной воды. Будь это какойнибудь Смит или Джонс, он бы и не обратил внимания. Но много ли в мире Харборихов?

Их надули. Обвели вокруг пальца.

Вначале Джон был потрясен. Потом понял, какого свалял дурака. Вспомнил, как жарко ратовал за сделку с «ЭмВис». Возможно, последнее обстоятельство сыграло главную роль в его решении не говорить ни о чем Генри и Грейс. Да и чего он добьется, если расскажет? Грейс кинется выяснять отношения с Висгратом, Генри захандрит и замкнется в себе. Нет, пусть лучше все остается как есть.

Джон сунул бумаги в ржавый шкаф на старой фабрике и постарался о них забыть.

Однако каждый раз, встречаясь с Висгратом, получая очередную возмутительную служебную записку от Харбориха или участвуя в конференцсвязи о прогнозах сбыта, Джон чувствовал себя на крючке.

Он перестал ходить на собрания. Пропустил одно заседание совета директоров, потом еще одно. Скоро Грейс возмутилась таким наплевательским отношением; в ответ он предоставил ей самой распоряжаться правом его голоса. Все чаще Джон бывал на старой фабрике, мастерил свои любимые классические пинболмашины. Когда Висграт спрашивал, почему его так редко видно, отговаривался занятиями в университете или экзаменами.

Однажды неожиданно позвонила Джанет Рейберн. Джон несколько раз писал им с Биллом, послал открытку на Рождество и большую корзину яблок со своей первой зарплаты в компании, однако больше не звонил и не заезжал. Ему хватило того года, что он прожил у них. Слишком больно. Эти люди не его родители, и хотя они были не против усыновить его, он никогда на это не пойдет. У него есть родители, хотя и не здесь.

– Как ферма? Как Билл? – спросил Джон.

– Нормально. Все в порядке. Билл целыми днями возится в сарае, чтото латает, ремонтирует. Весна не за горами, надо подготовиться.

Они поболтали несколько минут, потом Джанет сказала:

– Здесь о тебе спрашивали.

– Кто?

– Какойто иностранец.

Джон не стал уточнять, что за иностранец. Очевидно, со странным, то ли славянским, то ли германским акцентом.

– Интересовался, откуда ты приехал.

– И что… что вы сказали?

– Да ничего. – Джанет рассмеялась. – Некоторые люди слишком любопытны. Таких надо ставить на место. Мы никогда не спрашивали тебя, откуда ты или от чего ты бежишь. Хорошего человека и так видно. А тот парень нехороший.

– Спасибо, – сказал Джон.

– Не за что. Может, приедешь к нам на Пасху? И ту девушку, Кейси Николсон, привози. Она славная.

– Мы не…

– Эх вы, молодежь. Все порхаете. Сегодня одна, завтра другая. Я тебе рассказывала, что Билл был единственным парнем, с которым я встречалась?

– Нет, я не знал.

– Кейси хорошая девушка. Взял бы да позвонил ей, узнал, что она делает сегодня вечером.

– Наверняка развлекается со своим другим парнем, Джеком, – сказал Джон резче, чем ему хотелось.

– А, вот она какая, – протянула Джанет. – Тогда лучше с ней не связываться.

– Я тоже так считаю.

– Что ж, значит, приезжай один. Мы будем тебе очень рады.

– Спасибо. Может, и приеду, – сказал Джон.

Он повесил трубку. Не было сомнений, кто рыскал около фермы – Харборих либо Висграт. Но что они надеются вынюхать? Джона внезапно затошнило от осознания масштабов того, во что он ввязался; ему пришлось ухватиться за кухонный стол, чтобы не упасть.

«ЭмВис», «Волшебники пинбола», Кейси, Грейс, Генри – всем им чтото нужно от него. Но если станет совсем уж невмоготу, он всегда сможет просто уйти. Никто ему не помешает. Не обязательно жить в Толидо, не обязательно быть членом правления. Можно взять и уйти. Даже из целой вселенной.

Мысль была заманчивая. Ведь правда. Что его тут держит? Он видел больше сотни вселенных, в некоторых пробыл совсем недолго, несравнимо меньше, чем здесь, но и эта вселенная – всего лишь промежуточный пункт для него, такой же в сущности, как все остальные.

Бросить Генри, Грейс и Кейси? Почему нет? Они есть и в других вселенных. Их миллионы. Чем здешние лучше других? Если он пожелает, то подружится с дюжиной Грейс и охмурит десяток Кейси.

От этой мысли Джон окончательно успокоился. Все проблемы можно решить разом. В любой момент.

Да и проблемто, собственно, нет. Харборих просто перестраховывается. Хочет убедиться в безопасности инвестиций. Возможно, он чересчур подозрительный. Так ведь и сам Джон тоже. И думать тут больше не о чем.

А потом какаято фирма из Пенсильвании предъявила к ним иск о нарушении патентов на пинболмашины.

– Бред собачий! – кричал Генри.

Они сидели вокруг стола в конференцзале «ЭмВис». Была среда, и Джону с Генри пришлось пропустить занятия, чтобы приехать в Колумбус. Глаза Генри метали молнии – всю дорогу он накручивал себя изза этого иска. Грейс, раскрасневшаяся и усталая, нервно теребила торчащую из блузки нитку, которая была уже сантиметров десяти длиной.

Харборих с Висгратом невозмутимо наблюдали вспышку гнева Генри, потом Харборих произнес:

– Именно об этом я и предупреждал. Мы недостаточно тщательно подготовили патенты.

Он воззрился на Джона.

– Наши машины не имеют ничего общего с теми, которые Джон видел в детстве! – горячился Генри. – Они парные, черт подери! Ничего похожего!

– Название то же самое, – возразил Висграт.

– Это торговая марка? Зарегистрированная? – допытывался Генри. – Мы никогда не слышали о такой. Если торговая марка не использовалась, права на нее утрачены.

Висграт пожал плечами.

– Теперь нам придется доказывать это в суде.

До сих пор Джон большей частью молчал. При последних словах Висграта ему сразу вспомнился иск Пакелли, втайне спонсированный «ЭмВис». Не может ли здесь быть то же самое?

– Кто владелец компании? – спросил он.

– Есть разница?! – взвился Харборих.

– Безусловно. Мы можем купить ее. У нас… у вас есть деньги.

– Компания очень крупная, – возразил Харборих.

– Насколько крупная? Как она называется?

– Она называется… – Харборих бросил взгляд на Висграта; тот оставался невозмутимым. – «ГрауптэмХаус».

– Вряд ли она такая уж большая, – сказал Генри. – В первый раз о ней слышу.

– Невероятно большая. Они уверены, что мы у них в руках.

Снова вмешался Джон:

– Деловые люди должны согласиться на деловое предложение. Они годами сидели на пинболе и ничего с этого не имели. Почему бы им теперь не воспользоваться возможностью заработать? Разве фирмы существуют не ради прибыли?

– Они не пойдут на сделку, – сказал Харборих.

– Откуда вы знаете?

– Знаю.

– Кто их юрист? Кто генеральный директор? Какую продукцию они выпускают? Сколько у них работников? Создается впечатление, – протянул Джон, – что мы делаем из мухи слона.

– Это катастрофа! – вскричал Харборих.

– Только в том случае, если мы останемся в деле и прогорим, – сказал Джон.

– Что вы имеете в виду?

– Мы ведь всегда можем выйти из проекта. Мы свободны, разве нет?

Висграт улыбнулся.

– Вы бросите свое детище?

– Будут другие.

– Например?

– Идеи стоят денег. – Джон ухмыльнулся. – Вы же помните, наши недавние юридические проблемы растаяли как дым.

– Сейчас все иначе.

– Почему?

– То был владелец маленького бара, – сказал Висграт. – Теперь огромная корпорация.

– Мне бы хотелось знать, чем она занимается, – настаивал Джон. – У вас есть их проспект ценных бумаг, официальная информация, хоть чтонибудь?

– Компания находится в частном владении.

– Они все равно должны предоставлять документы в администрацию штата, – вмешался Генри. – Как делали мы.

– Я не… – начал Харборих.

Висграт его оборвал.

– Джон и Генри правы. Я попрошу наших юристов подготовить отчет. Необходимо учесть все возможности.

Генри, улыбнувшись, откинулся на стуле.

– Да, именно.

Джон тоже согласно кивнул, про себя, однако, решив не полагаться на расследование «ЭмВис».

– Мне опять нужна твоя помошь.

– В чем? Тратить деньги? – спросил Кайл с улыбкой.

– Нет, с этим я справляюсь, – ответил Джон. Действительно, в тот день он сделал большую закупку оборудования для своего цеха: прецизионный микрометр, оптический микроскоп, рентгеновский аппарат.

– Вот эта фирма. Как узнать чтонибудь о ней? – Джон протянул Кайлу листок с названием фирмы, «ГрауптэмХаус», и адресом, взятым из патентной претензии.

– Пенсильвания, хм, – буркнул Кайл. – Нужно сделать письменный запрос в администрацию штата с просьбой предоставить данные по их лицензии.

– А какнибудь через компьютер поискать? – спросил Джон, забыв на мгновение, что в этой вселенной нет Интернета, а самые маленькие компьютеры, которыми пользуются в ЦРУ и АНБ, занимают целые ангары.

Кайл засмеялся.

– Если даже такие компьютеры существуют, у меня к ним доступа нет. Может, у вас какието новые возможности появились?

Джон только покачал головой. Угораздило же его остановиться во вселенной, где нет приличных компьютеров!

– Надо написать письмо, – продолжил Кайл. – Об адресе можно осведомиться в секретариате штата. В письме укажите название фирмы. Ты ведь не знаешь их регистрационный номер?

– Нет, я вообще ничего о них не знаю.

– Не важно. Хватит одного названия.

– Спасибо, Кайл.

– Не за что. Мне нравится ваша игра. Я выиграл факультетский турнир.

– Правда? Здорово.

– К машинам в кампусе не пробиться. Вы, ребята, действительно создали нечто особенное.

Придя домой, Джон сразу засел за письмо.

Шесть недель спустя он получил ответ из секретариата штата Пенсильвания. В письме содержались основные данные о «ГрауптэмХаусе». Штабквартира компании находилась в Питсбурге. Генеральным директором был вовсе не Висграт; Харборих среди руководителей корпорации также не упоминался, однако список имен наводил на размышления: Фритигерн Валия, Атаульф Хиндасвинт, Реккаред Гезалех. Нигде Джон не встречал людей с подобными именами, нигде… кроме фирмы «ЭмВис». Никого из владельцев или ключевых сотрудников не звали почеловечески, равно как среди них не оказалось ни одной женщины, если только женщиной не был Хинтила Ардо, в чем Джон сильно сомневался.

Джон набрал указанный на листе номер.

– «ГрауптэмХаус инкорпорейтед», – ответил женский голос. – С кем вас соединить?

– Я хотел бы получить информацию о вашей фирме. Вы можете выслать мне ее по почте?

– Извините, «ГрауптэмХаус» является закрытой компанией и в настоящее время не нуждается в инвесторах.

– Но я всего лишь хотел узнать, что вы производите.

– Сожалею. Это конфиденциальная информация.

– Спасибо. – Джон повесил трубку.

С минуту он думал, не позвонить ли Генри и Грейс. Но ему придется както объяснить свои подозрения – почему он вдруг решил развязаться с «ЭмВис». Пока он к этому не готов. Вначале надо найти доказательства, что за «ГрауптэмХаусом» стоит «Эмвис», или наоборот, тогда можно рассказать обо всем друзьям, и они вместе подумают, как бороться с Висгратом.

В пятницу, врубив на полную катушку радио и опустив окна машины, Джон отправился через Огайо в сторону Питсбурга. После обеда он уже въехал на трехполосную подъездную дорогу и остановился перед воротами.

– Что вам нужно? – поинтересовался белокурый громила с каменным лицом.

– Это «ГрауптэмХаус»? – спросил Джон.

– Да, какое у вас дело?

– Я пишу доклад для школы. Не могли бы вы дать мне какуюнибудь литературу о том, чем занимается ваша компания?

– К сожалению, нет. Напишите лучше о заводе, где делают кетчуп.

– Ну пожалуйста! В понедельник уже сдавать, и я не успею сменить тему, – упрашивал Джон.

Охранник смерил его взглядом, затем порылся в сторожке и вручил Джону обтрепанный буклет.

– Больше ничем помочь не могу. Прошу не задерживаться.

Со вздохом Джон сдал назад от ворот и развернул машину.

Напротив предприятия лежали поросшие лесом холмы, между которыми проходила охотничья дорога. Джон свернул туда и поставил машину так, чтобы удобно было наблюдать за въездом.

Буклет оказался бесполезным. «ГрауптэмХаус: корпорация будущего» подвизалась в сфере высоких технологий; основными направлениями ее деятельности являлись оборонное производство, электроника, добыча полезных ископаемых и глубоководные спасательные работы. В целом, буклет представлял собой прекрасный образчик маркетингового словоблудия.

За три часа ни одна машина не въехала на предприятие и ни одна его не покинула.

– Может, есть другие ворота? – произнес Джон вслух. Когда он заходил в сторожку, то видел за холмом кусочек здания.

Джон завел машину и попытался обогнуть территорию. Питсбургский рельеф оказался, однако, чересчур коварен, и после нескольких поворотов налево, которые, по расчетам, должны были привести Джона в исходную точку, он окончательно заблудился.

Он остановился у какогото бара на пересечении двух извилистых дорог. К ближайшему холму прилепился трейлерный парк, напротив был обшарпанный торговый центр.

В баре сидели человек шесть местных. Джон заказал пиво и спросил у бармена, не знает ли он когонибудь, кто работает в «ГрауптэмХаусс».

– В «ГрауптэмХаусе»? – Бармен почесал подбородок. – Это мебельный магазин?

– Нет, одна фирма там, в конце Гленкоуавеню.

– Гленкоу? – переспросил бармен. – Чтото не припомню там ничего такого…

– Что, Гленкоу? – отозвался один из посетителей. – Кажется, я знаю, о чем речь. Чарли однажды заблудился на охоте в том районе. – Мужчина посмотрел вокруг, видимо в поисках Чарли. – Говорил, там два забора метра в четыре высотой с колючей проволокой, и датчики движения натыканы.

– Что толку от датчиков движения, если кругом олени бегают? – спросил ктото.

– Датчики между заборами, – пояснил первый.

– Вы знаете когонибудь, кто там работает? – снова спросил Джон.

Бармен задумчиво скреб подбородок.

– Вроде бы, нет.

– Это пятая по величине компания в Питсбурге, – выкрикнул мужчина у стойки. – Не может быть, чтобы ты никого не знал.

– А ты сам знаешь? – огрызнулся бармен.

Мужчина пожал плечами.

– У них есть завод в МакКиспорте. Друг моего брата знал когото из тамошних работников. Точно.

– А ведь верно…

По бару поползли истории. Скоро выяснилось, что хотя вокруг Питсбурга есть несколько заводов и фабрик, принадлежащих компании, однако никто не знаком с их работниками лично и даже не знает толком, что там производится.

Джон узнал, как доехать до МакКиспорта, заплатил за пиво и отправился в десятимильную поездку между питсбургских холмов. Завод был тоже обнесен забором, территория охранялась, однако на стоянке было полно автомобилей, а в двери корпусов входили и выходили люди. Почти в пять вечера Джон подъехал к ближайшему бару, где снова поинтересовался людьми, работающими на «ГрауптэмХаус».

В этот раз ему повезло больше. Оказалось, чуть ли не каждый посетитель бара работает на заводе. Правда, после вопроса, что они там производят, рабочие молча уткнулись в кружки с пивом.

– Извините, если я лезу не в свое дело, – сказал Джон.

Мужчина рядом хмыкнул.

– Сроду не видал таких скрытных людей, как эти, – заговорил бармен. – Можно подумать, они там бомбы собирают.

– Заткнись, Хауи, – посоветовал тот же мужчина.

Хауи кивнул Джону.

– А делают они всего лишь такие штуки, чтобы дышать под водой. Тоже мне секрет.

– Хауи! Ты ведь знаешь, что с нас взяли подписку о неразглашении!

– Я лично никаких подписок не давал, Том, – возразил бармен.

– Ага, а от кого ты мог еще узнать, кроме нас?

– Аппараты для дыхания под водой? – переспросил Джон. – Акваланги, что ли?

– Откуда ты знаешь, как они называются?

– Кто не слышал про акваланги? – удивился Джон.

– Где ты мог слышать? – вскричал Том. – Мы их всего пару лет выпускаем и только для военных. – Он закрыл рот ладонью. – Тьфу ты, черт!

– Я все равно уже знал про акваланги, – утешил его Джон. – Какая разница?

– Может, ты из службы безопасности, нарочно тут всех подначиваешь, – проворчал Том и, хмуро покосившись на Джона, направился к выходу.

– Вы ведь тоже слышали об аквалангах? – спросил Джон бармена.

– Только от этих парней.

– Неужели здесь никто не занимается дайвингом?

– В смысле, плавают с маской и трубкой? Нет, только не в Пенсильвании! – рассмеялся бармен.

– Да, наверное, – стушевался Джон. – А другие заводы «ГрауптэмХауса» есть поблизости?

– Конечно, один в Траффорде и один в Пламе.

– И что там производят?

– Почем я знаю.

Джон расплатился и вышел.

До полуночи он успел побывать еще в трех барах, расположенных вблизи предприятий «ГрауптэмХаус». Завод в Траффорде производил дефибрилляторы. На фабрике в Пламе делали застежкилипучки. А в Лейтроубе занимались тиражированием музыкальных записей. При заводе существовал музыкальный магазин – единственное открытое для публики заведение корпорации. Джон остановился напротив и понаблюдал из машины; за полчаса в магазине побывали с десяток покупателей.

Джон вошел внутрь. У кассы сидел блондинистый продавец; стены были сплошь заставлены кассетами и пластинками – исключительно с классической музыкой. У одного из стеллажей стояла женщина и перебирала пластинки. Она тихонько подпевала музыке, которая лилась из маленьких динамиков наверху. Девятая симфония Бетховена.

– Обожаю эту часть, – поделилась женщина. – Новая симфония – просто чудо.

– Новая? – удивился Джон. – Вы имеете в виду – новая запись?

– О нет, – просияла женщина. – Самая последняя симфония Витта Хиндасвинта.

– Это же Девятая Бетховена! – воскликнул Джон.

Покупательница уставилась на него непонимающим взглядом, потом рассмеялась.

– Девятая! Очень смешно. У Бетховена их всего шесть. Если эта девятая, куда же подевались еще две? – Она повернулась к кассе, чтобы заплатить, однако продавец смотрел только на Джона.

– Что вы сказали? – произнес он с акцентом.

– О чем?

– Вы слышали эту музыку раньше?

Джон закатил глаза к потолку, пожал плечами.

– Наверное, показалось.

– Возможно, вы действительно ее слышали, – сказал продавец, выходя изза кассы. – Гдето еще.

Джон покачал головой.

– Нет, я просто ошибся.

Он быстро выскочил из магазина – колокольчики над дверью захлебнулись хаотичным звоном – и, сев в машину, увидел, как продавец разговаривает с кемто по телефону.

Почти в полночь Джон припарковался на стоянке у кафе. Он устал, и ему было страшно. Очевидно, «ГрауптэмХаус» занимается ровным счетом тем же, что задумывал Первичный, или, если угодно, тем же, что сотворил он сам, неосторожно выпустив идею пинбола. Некая группа людей прибыла в новую вселенную и теперь использует чужие изобретения из других миров для того, чтобы обогатиться.

Возможно, у них целые пачки патентов наготове, пинбол просто мелочь, до которой еще руки не дошли. Но если эти люди знают о пинболе, то должны понимать, что Джон, Грейс и Генри ничего не изобретали, а просто он, Джон, взял да и стащил идею из какойто другой вселенной. Чего же они ждут?

Лоб Джона покрылся испариной. Его засекли. Те, кто знают о множестве вселенных! Но так ли это плохо? Может быть, ему помогут вернуться домой? Почему только они так маскируются? Зачем столько предосторожностей? С другой стороны, лишнее внимание им ни к чему. А то и спецслужбы могут чтото заподозрить.

Выходит, «Волшебники пинбола» посягнули на чужой бизнес. И им объявили войну? Их принимают за конкурентов? Что теперь будет? Его попросят убраться? Или, может быть, заставят? Или просто убьют?

У него есть прибор. Почему не свалить отсюда подобрупоздорову?

– Вот гадство! – вырвалось у Джона. Ведь знал же – нельзя завязывать никаких отношений с местными, – и вот на тебе, не выдержал. Что ж он – даст деру, а Грейс и Генри пусть сами выкручиваются?! Если честно, то и с Кейси жаль расставаться, хоть он с ней уже несколько месяцев не виделся.

Нет, как ни соблазнительно бежать, а и думать об этом нечего. Не бросит он друзей на произвол судьбы. Тем более когда им грозит, возможно, смертельная опасность. К тому же как тогда быть с его целью – разобраться в приборе? В новой вселенной все придется начинать с нуля. Доставать себе какието документы, снова идти в школу… А деньги? Разве смог бы он иметь такое оборудование без доходов от пинбола?

Единственный выход – выяснить все до конца. Защитить друзей. Если ради этого придется отказаться от фирмы – так тому и быть.

Глава 34

– Джон, можно с тобой поговорить?

Джон, склонившийся с паяльным пистолетом в руке над пинболмашиной, вздрогнул и быстро поднял взгляд. Само по себе удивительно, что ктото заявился на фабрику в воскресенье, но Висграт!.. До сих пор он бывал тут всего один раз, вместе с Харборихом; другие члены правления не показывались вовсе.

– Конечно, – ответил Джон. – Одну минутку.

Почти все выходные он проводил здесь, в лаборатории, как они называли небольшое, отгороженное от цеха помещение, где стояли экспериментальные и демонстрационные образцы, из которых впоследствии могли получиться полноценные новые модели.

Джон вернулся из Питсбурга в субботу утром и остаток дня проспал, вконец измотанный поездкой. Сейчас был уже вечер воскресенья, Джон торопился доделать начатую работу и заодно обдумывал, как ему быть дальше. Неожиданный визит Висграта пришелся крайне не кстати.

– О чем вы хотели поговорить? – спросил Джон, выпрямляясь. Флиппер, который он присоединял, остался висеть на одних проводах.

Висграт улыбнулся – кажется, впервые за все время их знакомства.

– Я так привык притворяться среди посторонних, что почти разучился говорить начистоту, – начал он.

– Что вы имеете в виду?

– Мы вычислили тебя по номеру машины, – сказал Висграт, глядя прямо в изумленные глаза Джона.

Джон почувствовал, как на спине выступили капельки пота. Его поймали.

– О чем вы говорите?

– Ну, не надо нас недооценивать. О твоей поездке в Питсбург, о чем же еще? Теперь ты знаешь, чем мы занимаемся. И почему заинтересовались тобой.

Джон понимал, что пока Висграт оперирует только предположениями; они оба не те, за кого себя выдают. И от ответа Джона зависит его жизнь. Отрицая очевидное, делу не поможешь.

– Девятая симфония Бетховена, – улыбнулся он. – Оригинально.

Висграт рассмеялся; от вида его безупречно белых зубов Джону снова стало не по себе.

– На некоторых вещах зарабатывать особенно приятно. Бетховен – это легкие деньги. Нужна, разумеется, коекакая инфраструктура. Оркестр, определенные технические средства… С пинболом вы тоже замечательно придумали. Сами мы не стали бы этим заниматься.

Догадка Джона верна: «ГрауптэмХаус» и «ЭмВис» в самом деле действуют сообща, если вообще не входят в один концерн.

– Но у вас, то есть у «ГрауптэмХауса», есть патент на пинбол?

– Не совсем.

– А, понимаю. Вы просто хотели нас прижать, как тогда с муниципалитетом и с иском Пакелли. Пользуетесь одним и тем же приемом.

Висграт кивнул.

– Что поделаешь, такая уж мы скучная раса, – сказал он со смехом. – А ты, значит, нас раскусил. Если хочешь, я прикажу убить Харбориха за недостаток воображения.

– Пожалуй, не стоит.

– Ну, как знаешь.

Висграт пристально посмотрел Джону в глаза. Он выдержал взгляд.

Через мгновение Висграт заговорил снова:

– Мне кажется, у нас есть много общего.

– То, что мы пользуемся краденой интеллектуальной собственностью? – спросил Джон.

– И это тоже. Хотя «краденая» не совсем подходящее слово, – ответил Висграт. – Я скорее имел в виду… наше положение здесь.

– Да, конечно… наше положение. – Джон закивал, быстро соображая, на что намекает Висграт. Они, как и Джон, используют чужие изобретения. Стараются не привлекать внимания. Но вдобавок следят, не занимается ли ктото другой тем же самым. Сразу заметили его пинбол. Похоже, освоились они тут гораздо лучше, чем Джон. В чем же тогда они похожи? И тут его осенило.

– Вы тоже не можете выбраться отсюда.

Висграт засмеялся.

– Стали бы мы иначе торчать в этой мерзкой дыре?

Теперь Джон знал, куда метит Висграт.

– Что верно, то верно. Нам остается наилучшим способом использовать сложившуюся ситуацию.

– Вы здесь давно?

– Несколько десятилетий. Я попал сюда с первой группой. Нас было двенадцать: я, Харборих и еще десять человек, которых ты не знаешь. Приходилось трудно. Эти варварские отсталые вселенные! Тут совсем иные системы ценностей. Но каждому свое. Поэтому мы не стали возражать против назначения Грейс президентом. – Висграт сделал паузу. – Однако я удивлен, что ты этому не воспрепятствовал.

– Зачем делать работу самому, если с ней справляется ктото другой?

– Тоже верно. Хотя чересчур поспешно перенимать чужие обычаи бывает опасно. Ты поступил смело, позволив ей руководить проектом. Вначале мы даже думали, что это она из другой вселенной, а не ты. На самом деле из вас троих только ты не местный, верно?

– Они ни о чем не подозревают, – торопливо сказал Джон. – Зачем им рассказывать?

– Да, действительно, зачем?

– Акваланги, дефибрилляторы, музыка… «ГрауптэмХаус» развернулся не на шутку, – сменил тему Джон. – Вы, должно быть, купаетесь в деньгах.

– У нас достаточно средств для комфортной жизни, но не настолько много, чтобы действовать без оглядки.

– Вы к этому стремитесь – безнаказанно делать все, что угодно?

– Мы стремимся вернуться в родную вселенную, – возразил Висграт. – И покарать тех, кто нас сюда отправил.

– Кто вас отправил?

Висграт усмехнулся.

– Неудача, злой рок, внутренние и внешние враги… – Он махнул рукой. – Это имеет значение?

– Нет.

– А кто отправил тебя?

– Тот, кому я верил.

– Хорошо сказано, – проговорил Висграт. – Именно так в жизни и происходит. Значит, мы понимаем друг друга. Нас связывает даже больше, чем я предполагал. У нас общая цель. Будем добиваться ее вместе и тайно. Теперь ты знаешь, почему мы соблюдаем секретность.

– Безусловно.

– Мы стремимся сделать нашу жизнь как можно комфортнее и надеемся, что нас спасут. Тогда мы заберем тебя с собой. Если те, кто желает твоего возвращения, появятся раньше…

– Конечно. Так будет справедливо.

– Отлично. – Висграт помолчал. – Видишь ли, мы уже использовали все идеи, какие только могли вспомнить. Пятьдесят лет – срок немалый. Мы знали о пинболе, но недостаточно хорошо, чтобы воссоздать его самим. Ты прибыл из другого мира и позже нас. Если у тебя найдутся какието свежие идеи, это позволит выйти «ЭмВис» на новую высоту. Разумеется, ты тоже не останешься внакладе.

Пятьдесят лет! Сколько же тогда Висграту? По виду больше тридцать пяти – сорока не дашь.

– Я не рассчитывал оказаться здесь. Списка идей с собой не прихватил. – Джону сразу пришел на ум кубик Первичного.

– Естественно, – сказал Висграт, вставая. – Мы еще вернемся к этому вопросу. Возможно, чтото вспомнится. Хотя бы приблизительно.

– Возможно.

Висграт протянул руку, и Джон пожал ее.

– Рад, что мы наконецто прояснили наши позиции. Харборих был за то, чтобы устранить тебя, но я чувствовал, что мы найдем общий язык.

– Напомните мне, чтобы я не посылал Харбориху открытку на Рождество.

– Да, не стоит, – рассмеялся Висграт. – Уверен, живой ты для нас гораздо полезнее. Пинбол только начало. Ты можешь сам пока не осознавать, сколько ценного у тебя в голове.

– Насчет этого сомневаюсь…

– Я в тебя верю, – сказал Висграт. – И отказа не приму.

– Я думаю, нам стоит обсудить наше сотрудничество в более официальных рамках.

Висграт выдержал паузу.

– Не имею ничего против, – произнес он. – Только учти: мы с тобой в одной лодке, и выбираться нам вместе. Если ты не согласен, то можешь иметь дело с Харборихом.

Джон внутренне содрогнулся.

– Это что… угроза?

– Конечно, Джон! – живо признал Висграт. – Есть мы и они, странники и обитатели. Ты странник – значит, ты с нами. Понимаешь?

– Да. Теперь я все понимаю.

– Вот и хорошо. Я устрою для тебя посещение закрытой территории. Ты удивишься, как много мы сумели создать на пустом месте. Может быть, даже позавидуешь.

– Не сомневаюсь.

Висграт вышел, а Джон все стоял и смотрел перед собой, пока не услышал, как стукнула входная дверь. Лицо пылало. Надо же так вляпаться! Хотел изучать физику. Вернуться домой. А вместо этого что затеял! Да еще Генри и Грейс втянул.

Сейчас же прибор в руки и бежать. Скорей убраться из этой долбаной вселенной, будь она неладна. Ох, заварил он кашу! Осторожнее надо быть! Свое же правило нарушил – не привязывать себя к чужому миру.

Ну ничего. Он еще может уйти. И никакой Висграт ему не помеха. Их шайкалейка тут в ловушке. Устройства для путешествия по вселенным у них нет.

Но если он сбежит, Висграт отыграется на Генри и Грейс. Даже Кейси, Билл и Джанет не будут в безопасности. От Висграта с Харборихом всего можно ждать.

– Чеерт! – простонал Джон. Поднял трубку телефона. Положил. Снова взял и набрал номер Грейс.

– Грейс, – сказал он, едва услышал ее голос. – Ты мне срочно нужна. Жду на фабрике. Это очень важно.

Он нажал отбой и позвонил Генри.

Правда поразила их не настолько, как можно было ожидать. Во всяком случае, выслушали они Джона почти стоически. То, что последовало за признанием, понравилось ему гораздо меньше.

– Ты предал нас! – кричала Грейс.

– Я не…

– Чертов лгун! Ты все время водил нас за нос!

– Только не в…

– Ты даже не тот, за кого себя выдаешь!

– Я – это я.

– Закрой рот и не пытайся оправдываться!

– Грейс!

– Что еще?

– Я же не знал, что все так получится!

– Откуда тебе знать! Ты слишком занят собой. Не замечаешь ничего вокруг!

Генри, к счастью, молчал.

Грейс принялась рыдать.

– Зачем ты впутал нас в это дело? – произнесла она сквозь слезы.

– Прости меня, Грейс. – Он хотел ее обнять, но она испепелила его взглядом и прижалась к плечу Генри. Тот явно чувствовал себя неловко.

– Грейс. Мне нужна…

– Ты уволен.

– Ты не можешь меня уволить!

– Могу. Я президент.

– Мне принадлежат пятнадцать процентов компании.

– Это не значит, что мы будем тебя терпеть! – взорвалась Грейс. – Убирайся!

Джон встал.

– Ты имеешь право меня ненавидеть. И я понимаю, что ты хочешь от меня избавиться. Но у нас общая, серьезная проблема.

Он вышел из конторы. Позади слышались всхлипывания Грейс. Генри чтото тихо ей говорил.

Джон побрел по мертвому цеху. Как же так получилось? Он всегда старательно обдумывал каждое свое решение и вот до чего докатился – он теряет друзей, теряет фирму. Он уже лишился Кейси. Даже его жизнь под угрозой. А все потому…

А все потому, что он скрывал правду и врал тем, кого любит.

Он выругался и распахнул дверь. На стоянке были только три их машины. Джон рухнул на переднее сиденье. Что теперь? Его покинули все, кто мог ему помочь. Его друзья в опасности.

Он прижался лбом к рулевому колесу. Во рту пересохло, лицо горело.

– Пропади оно все пропадом.

Ктото постучал в окно.

Джон повернулся и увидел Грейс. Она открыла дверь и села рядом.

– Ну что, – сказала она и умолкла.

– Ну что, – повторил Джон.

– Ты собирался нас бросить?

– Я думал об этом, – признался Джон. – Но не смог.

– Я читала много фантастики, – сообщила она вдруг. – Наверно, поэтому я не хлопнулась в обморок от удивления.

– Хуже всего, что я вас использовал. Я не хотел. Все произошло само собой. Я ничего не мог поделать.

– Понимаю. Если бы я не знала, какой ты честный бойскаут, меня бы тут не было, – сказала Грейс. – Значит, так. Из тысяч вселенных ты попал именно сюда. Плохие парни тоже обосновались здесь. Ты оказался у них в руках, но они не знают, что у тебя есть прибор. И мы все вляпались по самые уши. Я правильно излагаю?

– В целом да.

– И теперь тебе нужна помощь, – подвела итог Грейс. – Помощь друзей.

– Моих единственных друзей.

– Точно подмечено, – согласилась Грейс. – Джон, я не откажусь от фирмы и не брошу Генри. Я не позволю Висграту или Харбориху забрать у нас все. Следовательно…

– Что?

– Мы тебе поможем.

Джон выдохнул.

– У тебя есть какиенибудь идеи? Я так долго носил все это в себе…

– Покажи нам прибор. Я хочу его увидеть.

– Конечно. Значит, ты меня не увольняешь?

– Еще подумаю.

– Это он и есть? – спросил Генри.

– Ага.

Генри внимательно рассмотрел прибор, потрогал пальцем металлический корпус.

– Будто прямиком из «Космических властелинов».

– Вирбидианский модулятор сдвига! – провозгласила Грейс.

– Нет, – возразил Джон. – Это мощное устройство, пробивающее дыры в стенах вселенной.

– А по виду просто игрушка, – сказал Генри.

Грейс взяла прибор в руки.

– Похоже, из алюминия. Я права?

– Не знаю.

– Ты не делал спектрограмму?

– Нет. Только томограмму.

– И что там? – спросил Генри.

Джон показал распечатки и чертежи.

– Круто. А это что за штуковины?

– Понятия не имею, – сказал Джон со смехом. На душе стало легко от того, что он наконец поделился тайной с друзьями.

– Кажется, тут проходит шов? – спросила Грейс, проводя пальцем по краю прибора.

– У тебя хорошее зрение, – кивнул Джон и протянул лупу.

– Я почувствовала его на ощупь.

Грейс рассмотрела край через лупу.

– Вижу царапины.

– Я знаю.

– Ктото его открывал.

– Вероятно, при изготовлении, – произнес Джон.

– Не обязательно. Ты говорил, прибор не работает. Нельзя както убедиться?

– Вам придется мне поверить.

– Но устройство такого рода должно быть очень надежным. Оно не может просто взять и сломаться. Если только…

– Что?

– Разве не ясно?

– Мм…

– Его испортили.

– С чего ты взяла?

– Ну конечно! Представь, что ты живешь в высокоразвитом мире, где путешествия между вселенными – обычное дело. Допустим, тебе надо избавиться от соперника. Что ты с ним сделаешь? Убьешь его? Ни в коем случае. В высокотехнологичном мире убийства раскрываются на раз. Нет, ты пользуешься техникой. Портишь то, что не может испортиться, что работает безотказно. Ты устраиваешь врагу путешествие в один конец.

– Ты серьезно так думаешь?

Грейс пожала плечами.

– Мы знаем, что устройства есть далеко не везде. Некоторых людей наказывают ссылкой в отсталые миры. Следовательно, производство находится под контролем, и оно должно быть сложным. Наверняка предусмотрены какието защитные механизмы, резервные системы. Никакое развитое общество не станет подвергать себя риску. Изоляция хуже смерти. Определенно, ктото нарочно сломал прибор.

– Помоему, ты делаешь чересчур много допущений, – сказал Джон.

– Хорошо. Скажи тогда, почему он сломан?

– Детали изнашиваются.

Грейс фыркнула.

– Ты бы доверил жизнь прибору, который изнашивается?

– Мы ведь ездим на машинах, которые ломаются.

– Представь себе автомобиль, созданный при помощи технологий на порядок выше, чем у нас. На два порядка. Те, кто путешествуют между вселенными, уж наверное не сжигают в двигателях полезные ископаемые!

– Но из этого никак не следует, что прибор испорчен специально!

– Тогда давай приступим к делу, – предложила Грейс.

– То есть?

– Вскроем прибор.

У Джона оборвалось сердце.

– Нет! – закричал он, даже не успев подумать.

Грейс посмотрела ему в глаза, и он отвел взгляд.

– Я думала, ты решил не бросать нас, – вымолвила она тихо.

– Да, но…

– Что «но»?

Если они раскроют прибор и он сломается, Джону придется остаться тут навсегда.

– Я знаю, о чем ты думаешь, – сказала Грейс. – Неужели тебе так страшно провести жизнь здесь с нами?

– А как быть с шайкой Висграта?

– Эти шуты гороховые? – засмеялась Грейс. – Да мы с ними в два счета разделаемся!

Джон вздохнул. Если его не полюбила здешняя Кейси, то вряд ли полюбит другая. Видно, они не созданы друг для друга.

– Так и быть. Будем открывать. Только осторожно.

– Еще бы, – усмехнулась Грейс. – Как на лабораторной по физике. Осторожней не придумаешь.

– И ни в коем случае нельзя, чтобы пронюхал Висграт.

– «Какую сеть сплетаем мы», – пробормотал Генри.

– Осторожным надо быть прежде всего тебе, – сказала Грейс. – Висграт решил, что ты с ним одного поля ягода, и соответственно к тебе относится.

– Он считает, что я тоже не могу выбраться отсюда.

– Вот и пускай остается в заблуждении. Иначе мы пропали.

– Не знаю, надолго ли меня хватит…

– Избегай его, – посоветовал Генри. – Всеми силами.

Закупив нужное оборудование, в следующую субботу они снова собрались вместе – на этот раз в старом цеху Джона, так как на фабрике был рабочий день.

– Итак, – начала Грейс, – расскажи все, что ты знаешь.

Джон вытащил распечатку гаммаспектрометра, показал спектр излучения прибора и объяснил, что из этого следует.

– Ничего себе! – воскликнула Грейс. – Антивещество.

Потом Джон показал чертежи поверхности. Грейс и Генри по очереди посмотрели на шов через микроскоп. Генри изучил прибор миллиметр за миллиметром.

Затем настал черед томограммы, и Джон объяснил, как он узнал, что внутри прибора находятся два яйцевидных объекта.

Генри покачал головой.

– Ты настоящий ученый, Джон. Никогда бы не додумался использовать томографию.

– Я тоже, если бы не поговорил с инженеромядерщиком в лаборатории.

– И где, потвоему, он раскрывается? – спросила Грейс. – На месте шва?

Джон пожал плечами.

– Скорее всего.

– Соединение очень плотное, – заметил Генри, щурясь на линию.

– Да уж. Собирал не абы кто, – согласилась Грейс.

Джон чувствовал, что им обоим не терпится разобрать устройство. Сам он все еще боялся. И заговорил о том, что обдумывал всю прошедшую неделю:

– Возможно, открыв прибор, мы окончательно его загубим. И все же я готов пойти на это, даже рискуя не вернуться домой. Мне будет очень трудно сознавать, что я никогда не увижу родителей. Никогда не расквитаюсь с Первичным. Но я выдержу. Я осознаю последствия, и… давайте начнем.

Грейс улыбнулась.

– Не волнуйся, Джон. Разбирать и собирать – наша профессия.

– Прибор не пинболмашина! – воскликнул Джон.

– Разве? Ты – шарик, мультивселенная – игровое поле.

– А ты амортизатор, – сказал Генри, ударяя коленом о колено Грейс. – Бумс!

– Забавно.

Они зажали прибор в тиски, которые недавно приобрел Джон. Резиновые зажимные губки ровно и плотно обхватывали основание. Другие такие же тиски, укрепленные на рычаге, Джон спустил сверху. Рычаг был снабжен динамометром для точного определения силы, прикладываемой к прибору.

– Начнем с двадцати ньютонов, – сказал Джон.

– Ну точно как на лабе по физике, – захихикала Грейс.

– Двадцать ньютонов, – объявил Джон.

Генри наблюдал за швом. С двух сторон прибора были установлены точные штангенциркули для измерения ширины шва.

– Ничего.

– Сорок ньютонов.

– Ничего.

Постепенно Джон увеличил силу до двухсот ньютонов – с тем же результатом.

– Может, както изменить давление внутри прибора? – спросила Грейс.

– Как?

– Пробить в нем дырку, – предложил Генри. – Но это, наверное, чересчур радикальный способ.

– Пока не будем, – сказал Джон.

– Смазка! – воскликнул Генри.

Они побрызгали на край прибора жидкой смазки.

– Слишком много не надо.

Джон снова попробовал двести ньютонов. Потом двести сорок.

– Без рывков я больше не осилю, – признался он.

– Значит, используем систему блоков, – сказал Генри. – Тут ведь есть полиспаст с четырьмя блоками.

Четыре блока были способны учетверить силу Джона.

Джон и Генри спустили с крана полиспаст.

– Триста ньютонов. Триста пятьдесят. Четыреста.

– Стоп! – крикнул Генри. Он приложил к шву штангенциркуль. – Есть увеличение на полмиллиметра.

– У меня тоже, – отозвалась Грейс с другой стороны. – Раз есть сдвиг, силу можно уменьшить.

Джон попробовал восемьдесят ньютонов, затем сто двадцать. С легким хлопком передняя часть прибора отсоединилась.

– Стой!

Две половинки были разделены узкой щелью.

– Дайте фонарик, – попросил Джон.

Он посветил внутрь, но ничего не смог разглядеть.

– С этой стороны петли, – произнес Генри.

Действительно, половинки соединялись с одного бока маленькими петлями.

Друзья отвинтили верхние тиски и убрали подальше полиспаст. Джон осторожно поднял верх, и он откинулся, как крышка складного зеркальца, обнажив внутренности прибора. Больше всего они напоминали две маленькие зефирины, густо поросшие плесенью.

– Видимо, так он и открывается, – сказал Генри, – раз тут есть петли.

Джон склонился, чтобы рассмотреть содержимое поближе.

– Сфотографируйте все внутри, со всех ракурсов. Используем две кассеты пленки. На всякий случай. – Если они загубят прибор, надо хотя бы знать, как все выглядело первоначально.

«Плесень» при ближайшем рассмотрении оказалась множеством тонких нитей. А сами «зефирины» состояли из отдельных, плотно прилегающих друг к другу слоев.

– Это ни на что не похоже, – сказала Грейс. – Будто с другой планеты.

Джон, повидавший множество разных вселенных, не сомневался, что люди способны создавать диковинные вещи ничуть не хуже какихнибудь инопланетян. Но в одном Грейс была права: устройство прибора действительно не имело аналогов в ее мире.

Генри зарядил в фотоаппарат новую пленку и повторил все снимки еще раз.

Тысячи тончайших волосков соединяли «зефирины» между собой. Еще часть нитей пробегала от зефирин к петлям, а от них – к элементам управления на передней панели прибора. Собственно, своя небольшая мохнатая зефиринка имелась под каждой кнопкой и каждым переключателем.

– Нити входят в систему управления, – сказала Грейс. – Должно быть, это и есть электронная часть системы.

Одна большая зефирина находилась приблизительно в центре прибора, а другая – выше и правее; онато как раз и являлась источником гаммаизлучения. Джон заметил, что из нее торчит маленький белый цилиндрик толщиной примерно полсантиметра. В центральной зефирине ничего подобного не было.

– Скорее всего это – генератор энергии, – предположил Джон. – Там внутри должно быть антивещество.

– Как оно там удерживается? – удивился Генри.

– Наверное, магнитным полем.

Грейс посветила фонариком на край нижней половины.

– Смотрите. Что это?

Джон пригляделся и увидел маленький кусочек нити, который лежал на дне ни к чему не присоединенный.

– Думаете, ниточка сама оторвалась, и поэтому прибор не работает? Или всетаки я была права, и его сломали нарочно?

– Не знаю. У вас есть чтонибудь?.. – Джон изобразил пальцами хватательные движения.

Грейс подала ему длинный тонкий пинцет. Джон осторожно просунул его сквозь паутину нитей, вытащил обрывок и положил в полиэтиленовый пакетик.

– Посмотрим, что это за штука, – сказал Джон, помещая кусочек нити под оптический микроскоп.

Они по очереди глядели в окуляр.

– Волокно? – предположил Генри.

– У меня есть лазерная указка, – воскликнула Грейс. Она осторожно приложила ее к концу нити. Однако когерентного света на другой стороне Джон не увидел.

– Нет, на волокно не похоже.

– Может быть, она электричество проводит, – пробормотал Генри.

Мультиметр, подсоединенный к концам нити, показал сопротивление в несколько ом.

– Вероятно, нити выполняют роль проводов, – сказала Грейс. – А все вместе они образуют большую электрическую цепь.

– Только нам от этого толку мало, – вздохнул Джон. Он не знал, что рассчитывал увидеть внутри прибора, но во всяком случае не клубок из проводов.

– Почему же? – воскликнула Грейс. – Нужно только установить, какие функции выполняют эти круглые штуковины.

– И ликвидировать поломку, – добавил Генри.

– Но как?

– Понятия не имею, – призналась Грейс, внимательно разглядывая массу проводков. – Если бы мы могли начертить схему…

Генри сделал еще несколько снимков.

– Как тут вообще можно разобраться, что к чему присоединено?!

Грейс покачала головой.

– Должен быть какойто способ. Для начала займемся вот этим. – Она показала на оторванную ниточку.

С прибором делать было пока нечего, поэтому Джон закрыл его.

– Я отправлю нить в лабораторию. Пусть ее хорошенько изучат, – сказала Грейс.

За неделю Харборих звонил три раза, но Джон попросил секретаршу говорить, что он в университете. В субботу, когда он собирался ехать на работу, позвонила Грейс.

– Харборих тут, – сообщила она. – Давай встретимся сейчас на старой фабрике. У меня есть новости.

По дороге Джон думал о Харборихе. Нельзя избегать его вечно. В конце концов он чтонибудь заподозрит, если уже не заподозрил.

Грейс уже ждала его у ворот и сразу вручила Джону стопку бумаг.

– Результаты анализов, – пояснила она. – Очень крутая вещь, оказывается.

– Лаборанты ни о чем не спрашивали? – забеспокоился Джон. – Откуда мы ее взяли?

Грейс пожала плечами.

– Какое им дело? Представляешь, снаружи нити – оболочка из диэлектрика, а внутри – стекло.

– А намто что? – спросил Джон. В его мире оптоволокном никого не удивишь. Здесь, правда, в электронике в основном использовалась медь.

– Кто знает, – сказала Грейс. – Но не это круто. Ну, это тоже, конечно, но есть коечто похлеще. Потуши свет.

Джон отключил люминесцентные лампы вверху, а Грейс тем временем опустила жалюзи. Затем она приложила к нити проводок, другой конец которого был прикреплен к девятивольтной батарейке.

Нить засветилась призрачноголубым светом.

– Здорово, но что это дает?

Хлопнула дверь, и в цех влетел Генри.

– Что я пропустил? – запыхавшись, спросил он.

– Результаты анализов, светящуюся нить, – сказала Грейс. – Но я еще не сказала, в чем суть.

– Ну, не тяни! – потребовал Генри.

– Мы сможем разобраться в схеме соединений!

– Я понял, – сказал Джон. – Мы прикладываем напряжение к одной нити за другой, смотрим, к чему они подсоединены, и измеряем параметры.

– Вот именно! – просияла Грейс. – А потом нам останется проанализировать, какие преобразования соответствуют этим параметрам и – дело в шляпе! Мы будем детально знать весь принцип работы.

– Легче сказать, чем сделать, – заметил Джон.

– Так обычно и бывает, – кивнула Грейс. – Ну что, начнем?

Работа шла медленно и с большим трудом. Разметив увеличенные фотографии эллипсоидов, они методично изучали нить за нитью, прикладывая к ним напряжение, измеряя сопротивление и отмечая места контактов. Выяснилось, что некоторые из нитей образовывали цепи с параллельным или последовательным соединением – тут все было просто. Другие же составляли замысловатые системы, напоминавшие Джону трехмерные сети человеческих нейронов.

За выходные удалось каталогизировать тысячу нитей, всего же их, как предполагал Джон, было около ста тысяч. Постепенно дело пошло быстрее. Джон опасался, что они не смогут добраться до центра, но Грейс наловчилась раздвигать нити пинцетом.

– Провозимся, я чувствую, долго, – посетовала она, вытирая пот со лба.

– Ничего не поделаешь, – вздохнул Джон. – Другого выхода нет.

– Это верно.

– Возиться с прибором можно только одному, – произнес Генри. – Вдвоем не подлезешь.

Генри занимался составлением схемы, фотографировал и размечал снимки.

– Одной схемы мало. Рано или поздно придется переходить к модели, – сказал Джон.

– Тут я даже не знаю, как подступиться, – проворчал Генри. – Одно дело – начертить…

– Можно использовать коекакие допущения. Что все нити имеют одинаковые свойства, что они потребляют электрический ток и обладают ёмкостью и сопротивлением.

– А вдруг у них есть еще и полупроводниковые свойства? – спросил Генри.

– Давайте узнаем! – встрепенулась Грейс. Следующий час она провела за телефоном, заказывая в какойто канадской фирме, работающей по воскресеньям, осциллографы, транзисторы, диоды и полупроводники с различными легирующими добавками. Джон удивленно вскинул брови, когда Грейс дала счет компании.

– Сколько это все стоит?

– Какая разница? Что толку в богатстве, если существуют миллионы вселенных?

Генри хмыкнул.

– А сколько существует «Джоконд»? – спросил он. – Сколько алмазных рудников в Южной Африке, которые открыты в других мирах, но не здесь? В скольких мирах не знают о пинболе?

– Материальные блага не обладают ценностью, – повторила Грейс. – Потому что материя бесконечна. Единственное благо – это личное счастье.

– Необычная философия для президента корпорации, – заметил Джон.

– Ты все изменил, Джон, – сказала она. – Снова.

Выходные закончились. Оба дня Джон объезжал пинбольную фабрику стороной. Внезапно он потерял к ней всякий интерес. А чем дольше он не увидит Харбориха с Висгратом, тем лучше.

Однако, когда Джон подъехал к дому, его ждало разочарование: перед подъездом стоял темный джип, а на лестничные перила у входа опирался Харборих с сигарой в зубах.

– Добрый вечер, Джон. Нужно поговорить.

Глава 35

– Добрый вечер, Харборих.

– Если бы это не было так глупо, я бы решил, что ты меня избегаешь. – Он раздавил недокуренную сигару на цементной ступеньке. Вокруг валялось по меньшей мере полдюжины окурков.

– Это действительно было бы глупо, – сказал Джон. – Но у меня ведь, кроме работы, еще университет, личная жизнь в конце концов.

Он отпер дверь и, поборов секундное искушение не приглашать Харбориха войти, пропустил того вперед. Прибор лежал в рюкзаке, и Джону не хотелось поворачиваться к посетителю спиной.

– Зачем вообще забивать себе голову здешней допотопной физикой? – спросил Харборих. – Какой от нее толк?

Джон сбросил рюкзак с плеч, вошел в спальню и аккуратно положил его на дальний конец кровати.

– Сколько ты здесь пробыл? Пятьдесят лет?

Харборих кивнул.

– А сколько ты собираешься прожить? Лично я не думаю, что у меня много шансов когданибудь отсюда выбраться.

Харборих посмотрел на Джона, снова кивнул.

– Ты понимаешь то, о чем часто забывает Висграт.

Лицо Харбориха смягчилось, и Джону на мгновение стало почти жаль его.

– Техника – это философия науки, – сказал Джон. – Наука меняется, но закономерности остаются прежними.

– Действительно. Нам не всегда хватает терпения учиться.

– В знании – сила, – произнес Джон.

– Сила – в силе, – ответил Харборих.

Джон пожал плечами.

– Висграт обрисовал тебе наше положение, верно? – спросил Харборих.

– Да, в общих чертах.

– Мы попали сюда не по своей воле и ждем, пока нас выручат, – в преимущества и недостатки такой стратегии вдаваться не будем. Мы смогли обустроить свою жизнь здесь с максимальным комфортом, благодаря некоторым изобретениям, известным нам из других… мест.

– Вроде акваланга, – вставил Джон.

– Однако местные законы ограничивают срок, в течение которого можно использовать идеи.

– То есть патенты, – уточнил Джон.

– В этой вселенной патенты действуют двенадцать с половиной лет.

– Никто не запрещает выпускать продукцию и после истечения патента.

– Наибольшая прибыль достигается в период монополии, – сказал Харборих. – Когда он заканчивается, мы продаем патент вместе с предприятиемизготовителем. Нам не хватает терпения для конкурентной борьбы.

– И вот, спустя десятилетия, идеи иссякли, – подвел итог Джон.

– К тому же нас самих уже значительно больше, чем двенадцать, – добавил Харборих.

– Отсюда ваш интерес к пинболу.

– Мы сразу поняли, что это продукт иной вселенной, а у нас есть опыт внедрения новинок. Естественно, мы захотели инвестировать проект.

– Вы же говорите, что избегаете конкуренции, – возразил Джон.

– Это было стратегическим решением, – сказал Харборих с улыбкой. – Ты лишь недавно прибыл из высокоразвитой цивилизации. Сотрудничество с тобой позволит нам использовать другие твои знания.

– Но я был почти ребенком, – возразил Джон. – Я знаю не так уж много.

– Это только кажется. Ты с детства жил в высокотехнологичном мире. Самые заурядные предметы оттуда здесь будут на вес золота.

Джон изо всех сил соображал, чем бы еще отговориться.

– Далеко не все подойдет для этого мира. Тут совсем другая жизнь.

Харборих пожал плечами.

– Держи. – Он вынул из кармана куртки маленький блокнот и карандаш. На карандаше пониже ластика были отметины от зубов. – Носи всегда с собой и записывай все, что вспомнишь. Идеи часто приходят, когда их не ждешь – за рулем, в душе, да хотя бы в туалете. Главное, не зевай. Как только придет какаянибудь мысль – сразу в блокнот.

– Ладно, – согласился Джон.

Харборих встал.

– Встретимся через неделю. И отвечай на телефонные звонки. Дело очень важное. Я жду от тебя десять идей. Толковых идей.

– Ясно.

Харборих остановился у двери.

– Думаю, ты понимаешь, как важно соблюдать секретность. Твои деловые партнеры не должны ничего знать.

– Да, конечно.

Джон услышал, как хлопнула дверца джипа Харбориха. Посмотрел на блокнот у себя в руках.

– Ну, и что мне теперь делать?

Он раскрыл блокнот и написал вверху первой станицы: «Кубик Руберта». Тут же зачеркнул.

– Идиотская затея.

На следующей неделе Генри и Джон ходили в университет по очереди. Пока один был на занятиях, другой корпел над прибором, промеряя с помощью мультиметра нить за нитью. Нейронные связи внутри зефирин постепенно прояснялись и обретали форму. Грейс чертила схемы, а Джон или Генри потом еще раз их перепроверяли. Изза одной ошибки все труды могли пойти насмарку.

– Совершенно не представляю, как тут что работает, – произнес Джон, глядя на чертеж.

– Без электронщика не обойтись, – кивнула Грейс.

– Электронная инженерия будет только на третьем курсе, – сказал Джон. – Так долго мы ждать не можем.

Грейс усмехнулась.

– А я уже заказала учебники. На следующей неделе пришлют.

Отмечая на огромном листе ватмана очередную нить, она сказала:

– Кейси о тебе все время спрашивает.

– Кто?!

– Кейси. Ну, такая высокая блондинка. Разбила твое сердце.

– Я помню.

– Говорит, всему виной твоя скрытность, – продолжала Грейс. – Ты ни за что не захотел ее посвятить в какуюто большую тайну.

– Было дело.

– Это, случайно, не та тайна, над которой мы бьемся?

– Та самая, – вздохнул Джон.

– Ну, намто ты уже все равно открылся…

– И что?

– Почему бы не сказать ей правду?

– Я даже не уверен, что стоило рассказывать вам! Это слишком опасно.

– Что будет с ней, когда мы сделаем прибор и ты исчезнешь?

– Ничего. – Джон подхватил следующую нить. Рядом один раз щелкнул счетчик Гейгера. Они держали его на всякий случай поблизости, но пока он фиксировал только естественную радиацию. – К тому же она скорее всего с Джеком. – Перед Джоном снова возникла картина, как Джек целует Кейси, запустив руку ей под платье.

– Они уже несколько месяцев не встречаются! С самого… Дня благодарения. Да, как раз накануне Дня благодарения она его и отшила.

– Неужели?

– Точно. Джек полный кретин.

– Согласен.

– Сходи к ней.

– Она, наверное, уже подцепила себе когонибудь.

– Ничего подобного.

– Тыто откуда знаешь? Ты же выселилась из общежития.

Бросив университет, Грейс сняла квартиру рядом с фабрикой.

– Мы с ней всетаки подруги, – обиделась Грейс. – И я хожу обедать в студенческую столовую. Там классные макароны с сыром.

Джон засмеялся.

– Позвони ей, предложи встретиться, – убеждала Грейс. – Расскажи все как есть. Хуже не будет.

– Очень даже может быть.

Больше они об этом не говорили, но последний довод Грейс не давал Джону покоя. Как и последняя встреча с Кейси.

Поехав в университет на занятие по динамике, машину Джон поставил на стоянке рядом с общежитием Кейси, однако заходить внутрь и звонить из вестибюля не стал, а отправился прямиком в учебный корпус.

Возвращаясь с лекции о вращении твердого тела, он вновь остановился перед общежитием. Было почти пять. Кейси скорее всего делает домашнее задание или готовит ужин. Если уж так хотелось с ней поговорить, надо было зайти перед лекцией. Теперь поздно.

– Я идиот, – прошептал он себе под нос и двинул к машине.

– Джон!

В трех метрах от него стояла Кейси с двумя незнакомыми ему студентками. Они глядели на него с любопытством.

– Привет, Кейси.

– Что ты… Как поживаешь?

Он пожал плечами.

– Дел невпроворот.

– Я слышала. Грейс держит меня в курсе, да и в газете про тебя пишут.

Джону хотелось сказать так много, что он даже не знал, с чего начать. Подруги Кейси, рассматривавшие его словно жабу, случайно оказавшуюся у них на пути, уверенности не прибавляли.

– Слушай…

– Что?

– Давай сходим куданибудь поужинаем.

– Кейси, – сказала одна из девушек. – Ты ведь собиралась…

– Все в порядке, Шерил, – оборвала ее Кейси, и, повернувшись к Джону, сказала: – Ну, пошли.

Рассказать правду оказалось проще, чем он ожидал. И уж совсем естественным было проснуться утром в своей квартире и увидеть рядом с собой Кейси.

– Я не сказала, что верю тебе, – опершись локтем на подушку, продолжила она вчерашний разговор.

– Тогда почему ты здесь? – спросил Джон.

– Потому что сам ты в это веришь и думаешь, что мы расстались изза твоей страшной тайны.

– А это не так?

– Так. Только теперь я никак не могу решить, что именно ты скрывал: путешествия по вселенным или свой параноидальный бред о путешествиях во вселенных.

Джон усмехнулся.

– Генри и Грейс мне сразу поверили.

– Что ж, случается, что умные люди ведут себя нелогично. А сумасшедшие часто бывают невероятно убедительны.

– У нас есть прибор. Мы его изучаем.

– И он работает?

– Да!

– А Генри и Грейс видели, как он работает?

– Ээ, нет. Но ято видел.

– И подтвердить это можешь только ты сам.

– Харборих и Висграт тоже знают.

– Ктонибудь слышал ваш разговор?

– Ннет, никто.

– Значит, ты понимаешь мою проблему.

– Не совсем.

– Могу ли я любить психа?

– Ну, не все так страшно. Паранойя еще не психоз, верно? Скорее, чтото вроде невроза. А у кого сейчас нет неврозов?

– Нет уж, посвящать жизнь бредовой идее – это, помоему, самый настоящий психоз.

– Благодаря этому «бреду» мы зарабатываем кучу денег.

– Так что, пинбол тоже часть психоза? А я надеялась, на его создание тебя подвиг всего лишь комплекс неполноценности.

– Какой еще комплекс неполноценности? Я отлично справляюсь со всем, за что берусь. Почти.

Кейси засмеялась.

– Ты очень милый псих.

– Вот видишь, у меня нет причин чувствовать себя ущербным! Я не коротышка, как Наполеон. Учусь в университете. Мой бизнес растет как на дрожжах. Если уж на то пошло, у меня большой… ну, ты понимаешь. Больше, чем у многих.

– Откуда ты знаешь? Про последнее.

– Читал статьи. В научных журналах.

– Там было много цветных картинок и постер на весь разворот?

– Нет. Только чернобелые диаграммы. Много, много диаграмм.

Кейси со смехом оседлала его.

– Твои научные исследования вызывают у меня интерес. Можешь считать, что ты оправдан. За недостаточностью улик.

– Ты веришь, что я… говорю правду?

– Не очень. Но если ты веришь, что это правда, то ты по крайней мере честен со мной.

На следующее утро доставили здоровенные ящики с оборудованием и материалами, которые заказала Грейс.

– Что мы будем со всем этим делать? – воскликнул Джон.

– Генри не терпится приступить к сборке.

– Да ну? – удивился Генри.

– Разве нет?

– Если бы я хоть чтото смыслил в электронике…

– Совсем недавно ты ничего не смыслил в пинболе.

– Что да, то да.

К этому моменту они так набили руку, что за час могли разобрать пару сотен нитей. Схема росла медленно, но уверенно. В ней даже стал проступать какойто смысл. Казалось, еще чутьчуть, и его изящная простота откроется… однако стоило на секунду отвлечься или хотя бы моргнуть, и все снова превращалось в чудовищный хаос линий и неуловимых связей. Подобное чувство чегото космически грандиозного, и в тоже время близкого и знакомого, внушала Джону термодинамика.

Джон наконец поднял взгляд от чертежей, его мочевой пузырь едва не лопался. Солнце уже село.

– Где Генри?

– Уехал в университет, – ответила Грейс.

– Сейчас моя очередь.

– Мы не захотели тебя отвлекать. Ты явно был в ударе.

Джон потянулся и побежал в туалет.

– Кажется, половина готова, – крикнула Грейс.

– Половина схемы, – отозвался Джон. – А нужно еще все собрать.

– Посмотри, что сделал Генри.

Выйдя из туалета, Джон глянул на сборочный стенд. Там стоял опутанный проводами агрегат. По экрану осциллографа плясали яркие линии. На столе лежал раскрытый лабораторный журнал. Джон пролистал его; первые пятьдесят страниц были испещрены таблицами и уравнениями.

– Он это сделал сегодня?!

– Мы все были в ударе.

– Вы сегодня не ездили в контору. Мы с Генри почти не появляемся в университете. Неужели мы зря теряем время?

– Послушай, – сказала Грейс. – В беду попал не ты один – все мы. И корень зла – этот прибор. Мы должны в нем разобраться. Зато потом перед нами откроются все двери вселенной. И даже больше.

– Надеюсь, ты права.

– Я всегда права, – заявила Грейс. – В контору заскочу вечером. О, кстати, пора идти.

Она на секунду обняла его и хитро подмигнула:

– А ты всетаки виделся вчера с Кейси… и сегодня утром тоже.

– Откуда ты знаешь?

– Ну, если ктото не возвращается ночевать в общежитие…

– Ты ведь не живешь там!

– Всем известно, кто и где спит. Непреложный закон женских общежитий. А то и поговорить за завтраком не о чем. Ну, пока.

Джон вынул из холодильника сандвич, бутылку газировки и, обложившись учебниками, засел разбирать записи Генри. К счастью, он уже болееменее научился разбирать каракули друга. Взяв за отправную точку параметры нити, Генри постарался как можно более точно воспроизвести их с помощью доступных ему материалов. Путаница проводов и деталей на столе как раз и представляла собой первый результат этой попытки.

В приборе было около ста тысяч волокон. По всему выходило, что действующая модель прибора в исполнении Генри обойдется в добрых десять миллионов долларов.

– Эдак мы совсем разоримся, – пробормотал Джон. Надо искать более простой и дешевый способ. Главное – схема. Собирать самим все сто тысяч модулей, может, и не потребуется. Почему просто не заказать их какойнибудь приборостроительной фирме?

Джон принялся перебирать электрические цепи Генри.

Дверь цеха открылась, и он поднял голову, ожидая увидеть Грейс или Генри. Но это была Кейси.

– Черт! – воскликнул Джон. – Я не пришел на свидание?

– Вообщето до него еще сорок пять минут, но ты не отвечал на звонки. Грейс сказала, что ты здесь.

– О, так я еще успеваю.

– Да, хотя я совсем не уверена, что ты бы вспомнил, – сказала Кейси. – А я не хотела дать тебе возможность так быстро все испортить.

– Вот как. Значит, ты приехала исключительно из предусмотрительности.

– Еще я захватила еду из китайского ресторана.

Джон бросил взгляд на оставшуюся половину сандвича и без сожаления смахнул ее в мусорную корзину.

– Отлично.

– Так вот, твой прибор. – Кейси, щурясь, разглядывала его внутреннее устройство. – Похож на игрушку.

– Это чрезвычайно мощный аппарат, пробивающий переходы во вселенных.

– Или ты так думаешь.

– Твоя точка зрения вполне логична, хотя и неправильна.

– Ты сказал бы так в любом случае.

Джон вздохнул.

– Давай отложим наш спор до тех пор, пока не появятся решающие доказательства.

– Ладно, – согласилась Кейси. – У вас тут есть тарелки? Про салфетки я уж не спрашиваю. – Она посмотрела вокруг. – Хорошо хоть мне пластиковые ложки дали.

– Это старый склад, а не ресторан. В санузле есть бумажные полотенца. Я пока освобожу место на столе.

– Вот, значит, куда вы перебрались из университетской лаборатории, – сказала Кейси, вернувшись с полотенцами.

– Только на пару недель. У нас есть место получше.

– Грейс обещала устроить мне завтра экскурсию.

– Не беспокойся. Там у нас ложки есть.

– А салфетки?

– Мы держим слуг. Они вытрут тебе губы самым тщательным образом.

– Блеск.

– Мм, вкусно, – промычал Джон с набитым ртом. – Куда поедем вечером?

– К тебе домой.

– Заметано.

Джон отключился на время от всех своих забот. Пусть через два дня ему встречаться с Харборихом. Пусть Висграт угрожает расправой, а прибор лежит на столе, открытый и, возможно, окончательно испорченный. К нему вернулась Кейси – остальное сейчас не важно.

Глава 36

– Думаю, подойдет, если ток не превышает половину ампера, – сказал Генри.

– Заранее узнать нельзя, – произнес Джон.

– Да, пока не проверим.

Джон пролистал каталог печатных плат.

– Кажется, «IMCAL 212» как раз то, что нам нужно…

Звонок телефона заставил их отвлечься от кучи схем и деталей на столе. Все утро Генри и Джон ломали голову, как упростить модель нити. Грейс была на фабрике, показывала Кейси производство.

– Алло.

– Джон, это я, Грейс. У нас тут Висграт. Злой как черт.

– Кто? Что случилось?

– Всплыли мои счета за детали и оборудование. Висграт чтото заподозрил.

– Задержи его. Сейчас приедем.

– Что там? – спросил Генри.

– Висграт чтото почуял. Грейс платила корпоративной карточкой.

– Вот дерьмо.

– Угу.

Генри бросился к выходу. Джон осмотрелся. Прямо посреди стола лежал прибор.

– Я уберу его в сейф! – крикнул Джон.

– Встретимся на месте, – отозвался Генри.

Джон отнес прибор в конторку и аккуратно положил в огромный сейф. Тут до него никто не доберется.

Когда Джон вышел на улицу, Генри уже уехал. Джон помчался к новой фабрике, со свистом проносясь мимо встречных машин. Добрался минут за десять.

Он не притормозил перед офисным комплексом, и «трансам» сильно долбанулся низом об «лежачего полицейского». Повернув за угол, Джон резко ударил по тормозам, чтобы не влететь в карету «скорой помощи». Машина Генри была припаркована на запретной противопожарной полосе, водительская дверь распахнута. Рядом стояла машина Грейс.

Посреди дороги лежал человек, вокруг суетились медики.

Джон выскочил из машины. Побежал. Ему бросилась в глаза женская туфля. Он остановился, будто ударившись о стену. В груди бухало сердце.

На асфальте, истекая кровью, лежала Кейси.

– Кейси! – закричал он.

Медсестра преградила ему дорогу:

– Не мешай нам работать, парень.

Отступив назад, Джон споткнулся о бордюрный камень.

Что произошло? Куда подевались Грейс и Генри?

Из ворот вышла начальница цеха.

– Вив! – окликнул Джон. – Где Генри и Грейс?

– Внутри их нет.

– Куда они пропали?

– Только что вышли. Минуты три назад, – озадаченно произнесла она. – С ними была Кейси и эта чертова парочка.

– Кто?

– Ну, в смысле Висграт с Харборихом. Они вначале сидели в офисе, потом приехал Генри, и все вышли. – Вив заглянула через плечо Джону. – А что случилось?

– Кейси, – с трудом пробормотал Джон. – Она…

– Там что, кровь? Бог мой, это же Кейси!

У Джона подогнулись колени, и он бы упал, если бы не крепкая рука Вив.

– Нуну, держись. Давайка войдем внутрь.

Джон сбросил ее руку. В голове стало коечто проясняться. В Кейси стреляли. Висграт и Харборих хотят его прижать. Иначе быть не может. Но почему они так заторопились? И тут Джона осенило. Прибор! Они хотят получить прибор. Черт, зачем он оставил его на складе!

Джон кинулся к машине, довольно грубо толкнув при этом Вив. Та громко возмутилась, но он даже не обернулся. Дверца была открыта, мотор работал. Протиснувшись между «скорой помощью» и рядом припаркованных автомобилей, Джон развернулся. Его сердце сжалось при виде Кейси. Он ненавидел себя за то, что уезжает, но ничего другого ему не оставалось.

Недалеко от склада стоял темный джип. Джон проехал дальше и свернул на другую улицу. Его трясло. Почему он не взял прибор с собой? Тогда бы он мог… Что? Сбежать? Нет, только не сейчас.

Он отрыл багажник и нашел монтировку. Ощутил холодный металл на ладони.

Джон осторожно вернулся к складу. Еще раз взглянул на джип. На переднем сиденье никого не было. Джон почувствовал себя глупо. Мало ли кто поставил машину. Возможно, он видел ее десятки раз, просто не обращал внимания.

На двери заднего торца склада висел замок, и отпереть его, конечно, было нечем – ключ лежал дома в комоде. Джон попытался заглянуть в окно, но сквозь грязные и пыльные стекла ничего не смог разглядеть. Придется войти через переднюю дверь.

Проход загромождал полуистлевший контейнер для мусора, воняющий протухшей дождевой водой. За контейнером валялась груда поддонов. Привести в порядок территорию друзья так и не удосужились.

Джон стал пробираться вдоль стены склада. Солнце стояло в зените – для начала мая было довольно жарко, – поэтому он мог идти мимо окон, не опасаясь, что изнутри увидят его тень.

Дойдя до угла, Джон быстро осмотрелся. Джип попрежнему пустовал, однако дверь склада была распахнута. Там ктото хозяйничал. Рядом с его прибором.

Джон попытался заглянуть внутрь.

– Давай тащи автоген, – услышал он вдруг.

Джон снова нырнул за угол.

Высокий блондин, вышедший из склада, – явно соплеменник Висграта, – открыл заднюю дверь джипа, достал горелку и баллон с газом. Пыхтя, перетащил через порог и крикнул:

– Эй, идика помоги!

Раздался скрежет металла по цементному полу. Баллон тащили в контору, к сейфу.

– Почему бы нам не дождаться шифра? – проворчал тот, кто ходил за автогеном.

– Ты прекрасно знаешь почему.

– Рано или поздно мы его поймаем.

Второй мужчина ответил чтото на незнакомом языке.

Монтировка едва не выскользнула из потных рук Джона. Он успел перехватить ее в последнюю секунду. Быстро заколотилось сердце. Что же делать?

Их обязательно нужно остановить. Вызвать полицию? Пока она приедет, пройдет куча времени. Грейс и Генри в беде, Кейси ранена. Нет, стоять и ждать помощи – не выход. В складе – все, над чем они так упорно трудились. А эти гады собираются резать сейф с прибором!

Джон досчитал до пяти и, пригнувшись, подобрался к двери. Если мужчины в конторе рядом с сейфом, то вход им не виден.

Контора была в десяти метрах от двери склада. Джон на цыпочках пробежал мимо стола с электроникой и прижался к стене рядом с дверью конторы. Взломщики чтото бормотали себе под нос. Щелкнул запальник, однако горелка не сработала. Вот и хорошо.

Снова щелчок, пламя загудело. Мужчины довольно загоготали.

Джон начал считать, твердо решив ворваться на счет «пять». Досчитал до десяти и чуть было не рассмеялся над собой.

«Ну же, Джон. Действуй».

Он вбежал в комнату.

Грабители в защитных очках склонились над сейфом.

Джон с размаху опустил монтировку на плечо тому, кто стоял ближе.

Блондин, взвыв от боли, упал на колено.

Джон двинулся на второго. Крича чтото на своем странном языке, мужчина бросил горелку и успел подставить под удар руку. Та перегнулась под неестественным углом. Захрипев, он прижал ее к груди.

Тем временем другой грабитель пришел в себя и саданул Джона в челюсть так, что у того искры из глаз посыпались. Джон зашатался и выронил монтировку. Нагнувшись за ней, получил второй удар, к счастью, менее точный; кулак лишь скользнул по виску.

Джон пнул противника ногой в колено. Блондин тяжело рухнул на пол, а Джон, наконец ухватив монтировку, яростно рубанул ею сверху вниз. Удар пришелся по голове. Раздался неприятный глухой хруст, блондин разом обмяк и больше не шевелился.

Развернувшись, Джон хотел наотмашь ударить его пособника со сломанной рукой; тот отскочил назад, но оказался припертым к стене. Джон снова махнул монтировкой, и на этот раз попал ему по плечу. Дико зарычав, мужчина ринулся в сторону. Джон осадил его ударом в бедро. Противник упал, как подкошенный.

Джон постоял несколько секунд, переводя дух. Оба врага были повержены – один без сознания, другой корчится от боли. Джон поднял монтировку, чтобы вырубить и его тоже, но, увидев, как тот сжался от страха, понял, что не сможет ударить беззащитного.

Запахло дымом. От горелки, которая хотя и погасла, но оставалась горячей, занялись старые газеты, и на очереди был деревянный поддон под ними.

Джон бросился к сейфу.

Отложив монтировку, он коснулся замка – и с ужасом осознал, что забыл шифр. В голове было совершенно пусто.

– Черт!

Огонь разгорелся не на шутку. Легкие разрывал кашель.

Положив ладонь на диск, Джон закрыл глаза и постарался успокоиться. Повернул ручку раз, другой…

Вспомнил! Точнее, вспомнили его пальцы.

Сейф со щелчком открылся, и Джон выхватил прибор.

Сзади вскрикнул один из взломщиков.

Джон резко развернулся, ожидая нападения. Мужчина был попрежнему на полу, хотя и отполз дальше к двери, с изумлением глядя на прибор.

– У тебя есть… – Он назвал слово, которого Джон никогда не слышал. – У тебя есть гребаный…

Мужчина пополз в его сторону. Джон снова схватил монтировку и стал размахивать ею перед собой, однако противник продолжал ползти, как завороженный. Его тело загораживало выход, но теперь Джон просто не мог его ударить. Дым все больше наполнял комнату.

В конце концов Джон перепрыгнул через человека и выбежал из конторы. Он остановился у стола, сгреб в коробку всю электронику и записи, сверху положил прибор.

Не спеша оглядел помещение. Кажется, все взял. Обернувшись в последний раз, он увидел, как один мужчина вытаскивает другого из охваченной пламенем комнаты. Джон выбежал на улицу.

В голове бурлили мысли. Что делать? Почему все случилось так внезапно? Он проехал мимо поворота к своему дому – там его наверняка поджидают. Оставил позади университет. Туда тоже нельзя.

Кейси ранена. Возможно, убита. Грейс и Генри в лапах у Висграта. Джон часто и тяжело задышал, свернул с автострады и заехал на первую попавшуюся стоянку.

Пойти в полицию? И что сказать?

У «ГрауптэмХауса» миллиардный капитал, обученная охрана, оружие. Они купили себе безопасность. Что он против них? У него даже нет союзников.

Как же быть?

Джон заметил знакомый логотип на другой стороне улицы. Банк. Коечто у него всетаки есть. Деньги. За последние несколько месяцев на его счету появилась куча денег. Закупка оборудования отняла лишь малую часть.

Пришло время получить всю сумму. Джон пересек улицу и вошел в здание.

Кассир вытаращила глаза.

– Золотом? Все золотом?

– Да, я хочу получить всю сумму золотом, – повторил Джон.

– У нас нет… Вряд ли у нас есть… – промямлила она. – Я сейчас проверю.

Кассир – Молли, судя по табличке на груди, – вышла в соседнее помещение. Сквозь стекло Джон видел, как она разговаривает с другой женщиной, наверное, своей начальницей.

– Сэр, – сказала та, выйдя из кабинета, – я правильно поняла: вы желаете закрыть счет и получить пятьсот пятнадцать тысяч долларов золотом?

– Да, мне бы так хотелось. – Джон начал нервничать. – И, если можно, побыстрее.

Начальница взяла калькулятор и принялась чтото высчитывать.

– Сэр, к сожалению, в нашем отделении нет сорока килограммов золота.

– Сколько у вас есть?

– Только немного золотых монет.

– Тогда я возьму их, – сказал Джон. – А остальное выдайте наличными.

– Наличными?

– Да, наличными.

– Конечно, сэр. Но, может быть, вам удобнее взять чек?

– Нет, только наличными. И дайте мне, пожалуйста, телефонную книгу.

Джон пролистал страницы в поисках продавцов драгметаллов. Если придется тащить с собой сорок килограммов золота, то не монетами же громыхать. Лучше всего подошла бы золотая проволока или фольга. Ими можно обмотаться. Он нашел монетный магазин по соседству.

Служащие смогли собрать шестьдесят тысяч долларов в золотых «Американских орлах» весом от трех до тридцати граммов. Семь килограммов по карманам не распихаешь. Нужен рюкзак. Джон выписал на бумажку еще и адрес спортивного магазина и покинул банк.

Проволоки в магазине не оказалось, только монеты. Зато продавец подсказал ему, где можно приобрести слитки. Джон купил еще пару тысяч монет и гильзы для них.

– Большинство людей золото не упаковывают, – сказал продавец. – Предпочитают выставлять напоказ.

– Я хочу перевести наличность в золото.

Мужчина пожал плечами.

– Было бы выгоднее вложить в облигации.

– Это мне не подходит.

В спорттоварах Джон купил большой туристический рюкзак, два ножа – охотничий и складной – и походную аптечку. Взгляд скользнул по витрине с огнестрельным оружием, но Джон решил обойтись без него. Хватит того, что он чуть не убил человека монтировкой. Его оружием против Висграта будет ум.

Затем Джон заехал в магазин электроники.

– «IMCAL212»? – переспросил продавец, отрывая каталог. – Есть одна. На складе в Чейнимолл.

– Одна? Мне нужно… больше. Гораздо больше.

– Больше у нас нет. Товар ходовой.

– Откуда вы их получаете?

Продавец нашел в каталоге адрес фирмы в Детройте.

– Вы дадите мне их номер?

– Конечно.

– Можно взять телефонную книгу?

– Я уже записал номер.

– Это для другого.

Джон открыл справочник на нужной странице. Необходимо срочно узнать, что с Кейси.

Он нашел телефон ближайшей к фабрике больницы. На улице перед магазином был таксофон. Джон набрал номер.

– Я хотел бы узнать о Кейси Николсон. Она к вам поступала?

После паузы женщина ответила:

– В журнале не нахожу.

– Возможно, ее только что привезли. С огнестрельным ранением.

– Aа, та… Она еще не оформлена.

– Не могли бы вы узнать, как ее состояние? Я очень волнуюсь.

– Минутку.

Сердце бешено колотилось. Надо было остаться с Кейси. Но Висграт и его шайка могли вернуться. А взломщики открыли бы сейф и забрали прибор. Прибор был его последним шансом, хотя Джон с трудом представлял, что с ним делать. Выменять на Грейс и Генри? Для этого нужно себя както обезопасить. Нужно…

– Сэр?

– Да, вы чтото узнали?

– Доктор говорит, что пуля застряла в плече. Артерии и кость не задеты. Состояние стабильное.

– В какой она палате?

– Ее еще не поместили в палату.

– Спасибо.

Уф, легче. С Кейси все в порядке. Она жива, и ей ничего не грозит. По крайней мере пока.

Джон набрал другой номер.

– «Мир электроники Фоули».

– Мне нужны все платы «IMCAL212», какие у вас есть.

– Хорошо. Сколько именно вам нужно?

– А сколько их у вас?

– У нас их тысячи, парень.

– Все в одном месте?

– Да, здесь на складе.

– До какого часа вы работаете?

Он как раз успевал. Потом ему надо будет гдето уединиться. Он даже знал где.

Салон «трансама» был завален коробками до самой крыши. Джон мог пользоваться только боковым зеркалом. Когда он свернул к ферме, было совсем темно. В окнах горел свет. Часом позже Билл и Джанет уже бы спали.

– Привет, Джон! – обрадовалась Джанет.

Джону пришлось напомнить себе, что она не его мать.

– Добрый вечер. Как дела? Как Билл?

– Хорошо, все хорошо. Сериал смотрим. Собирались ложиться спать. Билл! – крикнула она. – Джон приехал.

Он посидел с ними несколько минут. О Кейси они еще ничего не знали, и он решил не сообщать им плохую новость.

– У меня к вам просьба.

– Да? – отозвался Билл.

– Мне нужен на пару дней сарай Вальдеров.

– Сарай? Зачем?

Билл и Джанет прикупили у Вальдеров несколько акров земли через дорогу вместе с обветшалым домом и сараем. Дом снесли, а сарай Билл решил оставить на случай, если они надумают опять завести скотину. Пока сарай пустовал, но к нему было подведено электричество, а для Джона это было главное.

– Хочу там поработать.

– Снова пайнбол?

– Пинбол, – поправил Джон. – Да, вроде того.

– Хорошо, мы не против. Ключ, помоему, в ящике.

Билл со стоном поднялся и заковылял на трясущихся ногах. Джон подумал о своих родителях. Мучает ли их артрит, смотрят ли они по вечерам те же сериалы и ложатся спать в восемь тридцать? Его охватила тоска по дому, он сглотнул комок, подступивший к горлу, и взял у Билла ключи.

– Спасибо. Если меня будут спрашивать…

– …ты не появлялся, – закончил Билл и покачал головой. – У вас, молодых, все секреты. Собираешься построить еще одну пайнбольную империю? Я на днях видел одного паренька в магазине, так он четвертак за четвертаком целых шесть долларов скормил твоей машине. Ну и ну. И вы с этого имеете проценты?

– Конечно.

– Неплохо.

– Можно от вас позвонить?

Он набрал номер больницы и вновь справился о Кейси. Она уже была в палате. Состояние стабильное.

Хотел позвонить Висграту, но решил, что пока не стоит. Вначале надо спрятать прибор и продумать свой следующий шаг.

Джон пожелал Рейбернам спокойной ночи и повел «трансам» по грунтовой дороге к сараю Вальдеров, который черным пятном выделялся на фоне звездного неба. Не выключая двигателя, Джон выбрался из машины, отпер дверь и принялся складывать коробки у старого верстака.

С балок свисала паутина. Тусклая лампочка отбрасывала бледные тени на потолок и стойла. Джон составил список вещей, которые ему понадобятся: удлинители, лампочки, паяльный пистолет, макетные платы, провода, пара упаковок резисторов и конденсаторов.

Задумался, куда бы деть устройство. В конце концов положил его в рюкзак к ста тысячам долларов золотыми монетами и спрятал рюкзак на сеновале.

Заперев сарай, Джон помчался обратно в Толидо.

Время посещений заканчивалось через пятнадцать минут, но Джон убедил медсестру пропустить его и поднялся на лифте в отделение, где лежала Кейси.

В коридоре было темно и тихо, только в некоторых палатах горел свет, мерцал экран телевизора или попискивало медицинское оборудование. Палата Кейси находилась в самом конце. Свет был выключен; Кейси, вероятно уже спала.

Подошла медсестра.

– Вы ей кто?

– Ее парень.

– Часы посещений уже закончились.

– Я знаю. Мне нужно хотя бы ее увидеть.

– Понимаю, – сказала медсестра и, помолчав, добавила: – Не волнуйтесь. Все будет в порядке. Пулю удалили. Мы дали ей снотворное. Вы знаете ее родителей?

– Да.

– Мы связались с университетом, чтобы им сообщили, но пока никто не приезжал, кроме ее дяди.

– Дяди? – удивился Джон. У родителей Кейси не было братьев и сестер.

– Да. Он только что уехал. Сидел с ней целый час, ждал. Обещал позвонить родителям.

– Такой высокий блондин?

– Да.

– Не пускайте его больше.

– Что?

– Он ей никакой не дядя! – воскликнул Джон. – Полиция приезжала?

– Полиция? Да, ненадолго. Просили позвонить, когда она проснется. – На лице медсестры появилось беспокойство. – Ей чтото угрожает? Я могу… вызвать охрану.

– Так сделайте это.

Джона внезапно охватила паника. Даже здесь Кейси грозит опасность. Они могут наведаться к ней снова.

Джон сел на стул рядом с кроватью. При виде бледного лица девушки у него сжалось сердце. Во всем виноват только он. Кейси чуть не убили изза него. Джон не чувствовал ненависти к шайке Висграта. Они такие, какие есть, а заварилто кашу он сам. Ему и расхлебывать.

Джон взял Кейси за руку.

– Прости меня, – прошептал он.

В ответ она как будто пошевелилась и слегка пожала ему руку. Или Джону это только показалось.

– Как трогательно!

Джон вздрогнул. У двери стоял Висграт, одетый в дорогой костюм. Сзади маячил белобрысый телохранитель.

– Убирайся, – сказал Джон.

– А если не уберусь? – Висграт засмеялся. – Джон, я же предупреждал – мы в одной лодке. От меня так просто не отделаешься. – Он вошел в палату и сел на другой стул. Телохранитель загородил собою дверь.

– Ты был не слишком откровенен при нашей последней встрече, – продолжал Висграт. – Даже не удосужился упомянуть, что у тебя есть трансфер.

– Ты не спрашивал.

Висграт снова засмеялся.

– Ты просто хотел меня надуть, уж не знаю почему. Но теперь мы снова вместе, и у нас обоих есть, что предложить друг другу.

– Генри и Грейс?

– Если честно, не понимаю, зачем они тебе сдались. Они даже не синглетоны! – произнес Висграт со значением. – Но, очевидно, они тебе небезразличны, так почему бы этим не воспользоваться?

– Синглетоны?

Висграт помолчал.

– Да. Тебе должен быть знаком этот термин.

– Первый раз слышу.

– И снова я в тебе ошибся, – засмеялся Висграт. – Синглетоны – это личности, не имеющие дублей в других вселенных. Мы особенные, единственные в своем роде. Теперь понятно?

– Не совсем.

– Взгляни на эту девушку! В соседних мирах есть тысячи точно таких же! Какое значение имеет однаединственная копия? Ты чувствуешь к ней… влечение, удовлетворяешь его и идешь дальше. Каждая из них не представляет никакой ценности.

– О чем ты говоришь? Она – человек. Такой же, как ты.

– Ценно лишь то, что редко!

Джон покачал головой. Надменная манера Висграта, его пренебрежительное отношение ко всем, кто не принадлежит к его клану, получили неожиданное объяснение.

– Я тоже не синглетон. Я обычный человек из Вселенной 7533.

Висграт тупо уставился на него, потом расхохотался. Джону захотелось его чемнибудь огреть, но ничего подходящего поблизости не было.

– Обычный?! Из 7533?!

– Синглетоны они или нет, но вы похитили моих друзей, и я требую их отпустить.

Висграт мгновенно посерьезнел.

– Что ж, перейдем к сути вопроса. Ты отдаешь мне прибор, и твои друзья будут жить.

– Я вызову полицию!

– Тогда они умрут. Ты знаешь, на что мы способны. Знаешь, сколько у нас денег. Этот мир в нашей власти.

– Если я отдам прибор, какие у меня будут гарантии?

Лицо Висграта дрогнуло.

– Мое слово.

– Мы ведь даже не синглетоны. Мы ничего для вас не значим.

– Слово чести! Отдашь прибор сразу – оба твои друга будут живы. Станешь упрямиться – один из них умрет.

Джон понимал, что перед ним чудовище. Висграту нельзя доверять, нельзя идти ему на уступки.

– Нет.

Висграт встал. Было видно, что он едва сдерживает гнев.

– Тогда я возьму сам! Если прибор не с тобой, ты скоро расскажешь, где он. – Висграт жестом подозвал телохранителя.

Джон поднялся со стула.

– Немедленно прекратите!

За спиной телохранителя стоял молодой парень в форме, держа руку на кобуре. Голос парня слегка дрожал, но вид был решительный.

– Часы посещений закончились. Больная нуждается в покое.

Телохранитель оглянулся на парня, потом посмотрел на Джона и наконец на Висграта.

Висграт едва заметно кивнул, и амбал как будто слегка подсдулся. Джон перевел дух.

– Да, ей необходимо прийти в себя перед новыми… несчастьями, – зловеще произнес Висграт.

– Только тронь когонибудь из моих друзей. Прибора не получишь, – негромко сказал Джон.

– Не отдашь прибор – живыми их не увидишь, – ответил Висграт и, подойдя к двери, прибавил: – Ты знаешь, где меня найти.

Висграт с телохранителем вышли из палаты. Молодой охранник проводил посетителей взглядом. Его лицо было мокрым от пота. Звякнула кабина лифта, и Джон наконец расслабился.

– Вам тоже пора, – сказала внезапно подошедшая медсестра.

– Дада, конечно.

– Мы позаботимся о ее безопасности.

– Спасибо.

Уходя, Джон еще раз взглянул на расслабленное лицо Кейси. Он уязвим ровно настолько, насколько уязвима она. Висграт уже захватил Генри и Грейс. Нельзя позволить ему забрать Кейси. Нужно чтото делать.

Прежде всего, найти себе союзников.

Весенняя ночь основательно выстудила сарай. Джон включил обогреватель; завоняло горелой пылью. Джон поставил его под верстак – пусть хотя бы ногам будет тепло. Мощная галогенная лампа бросала резкие тени, но по углам было темно.

Джон расправил на верстаке схему. От одного ее вида у него перехватило дыхание.

– Вот пропасть!

Разве можно все это воспроизвести с помощью доступных ему средств?! Задача казалась совершенно непосильной. Он даже не знал, с чего начать.

Но с чегото начинать надо. Прибор – его единственное оружие, и Висграт не знает, что оно сломано.

Или знает? Может, Генри и Грейс ему рассказали? Что, если Висграт их пытает?

Джон вздрогнул от этой мысли. Он ввязался в жестокую безумную игру, правила которой, если они есть, ему не известны.

Глаз Джона выделил цепи, управляющие работой дисплея. Они должны быть попроще. Это всего лишь светодиодный индикатор. Джон решил, что для начала смоделирует их.

Час спустя он застонал от досады, вконец запутавшись, что с чем соединяется. Открыл еще одну банку колы – шестую по счету. Его начала бить нервная дрожь. В то же время он почувствовал решимость и уверенность в своих силах.

Он переключился на другой блок цепей. Гдето должно получиться.

Затем пришло озарение: круглая ручка сбоку прибора управляет блоком питания. Когда Джон использовал прибор, ручка всегда была повернута в крайнее левое положение. Первичный говорил, что не знает, для чего она служит. Очевидно, ею регулируется мощность поля, вырабатываемого прибором. Чем больше ток, тем сильнее поле. По крайней мере это логично.

Джон вспомнил разрезанного пополам котопса. Вероятно, область действия поля можно увеличить, чтобы перемещать больше материи. Интересно, насколько большой объем способно охватить поле? Можно ли, например, взять с собой дом?

Затем Джон стал рассуждать, почему поле не имеет форму сферы. Если бы оно было сферическим, обязательно захватывало бы часть земли под ногами. Однако ничего подобного не происходило. Следовательно, действие поля не выходит за пределы тела, включая одежду. Котопес вцепился в его ногу и был частично перемещен. В то же время ни грамма той земли, на которой лежал Джон, в другой мир не попало.

Очевидно, форма поля определяется некими топологическими правилами. К примеру, до определенного радиуса перемещается все, что находится в контакте с прибором, за исключением почвы и воздуха. Возможно, дело в плотности – перемещаются только объекты с плотностью около единицы.

Но является ли эта особенность свойством самого поля, или же за нее отвечает какойто компонент прибора? Что, если в мохнатых зефиринах как раз находятся блоки, рассчитывающие топологию пассажира? Мысль испугала Джона. Как воспроизвести такую сложную интеллектуальную систему с помощью простых диодов, транзисторов и сопротивлений? Хотя… а нужно ли это вообще? Может, удастся упростить устройство до самых существенных элементов, необходимых для путешествия между мирами?

С кнопками, увеличивающими и уменьшающими показания счетчика, разобраться было сравнительно нетрудно. Блок счетчика соединялся с дисплеем и с рычажком сбоку прибора. Эти компоненты изменяли состояние сложной трехмерной цепи, от которой, повидимому, зависел выбор вселенной. Джон заметил, что две из трех кнопок каждый раз приводят цепь в новое состояние, в то время как третья возвращает ее к одним и тем же фиксированным параметрам.

Джон предположил, что последняя кнопка служит для установки определенной вселенной, принятой в качестве точки отсчета. Возможно, это вселенная с номером «ноль». Почему же тогда при нажатии кнопки показания счетчика не сбрасывались?..

Джон вдруг осознал, что просидел почти до утра – и смоделировал несколько функций прибора. Безусловно, функции эти второстепенные, но не в этом суть. Дело сдвинулось с мертвой точки! Целые комплексы цепей стали обретать смысл. Он начал постигать логику их создателя. Часто было достаточно одного взгляда на какойнибудь узел, чтобы понять его функцию. Хаос превращался в порядок!

Скоро на верстаке уже совсем не осталось свободного места, и Джону пришлось складывать собранные блоки на пол и на капот машины. Надо будет купить пару складных столиков. Джон протер глаза. Нужно поспать. И поесть. Только не сейчас. Сделано еще слишком мало.

Основные управляющие элементы, такие как регулятор радиуса поля, воспроизвести оказалось несложно. Больше всего Джона беспокоила совокупность цепей, которую он назвал для себя базовой матрицей. Самая запутанная часть нейронной массы соединялась с пусковым механизмом. Казалось, она оборачивается вокруг самой себя, как змей Уроборос, пожирающий собственный хвост.

Повернувшись за очередной печатной платой, Джон зацепился за верстак и едва не опрокинул плоды своих трудов на пол. Все, нельзя работать без перерыва.

Девять утра. Пора навестить Кейси.

– Да, уже не сплю. Все болит, но, кажется, я в порядке.

– Мне так жаль. Изза меня досталось и тебе, – сказал Джон.

Кейси удивленно на него посмотрела.

– О чем ты говоришь? Какойто сумасшедший рабочий… Разве нет? Где Генри и Грейс?

– Это Висграт, – сказал Джон, понизив голос. За дверью стояла медсестра, и на скамье сидел вчерашний охранник. – Висграт похитил Генри и Грейс. Он был здесь вчера вечером. Угрожал расправиться с тобой.

– Угрожал? Расправиться? Что ты мелешь?

– Что произошло вчера? После того, как приехал Генри. Расскажи, что ты видела.

Кейси пожала плечами, прикрыла глаза.

– Мы с Грейс сидели в конторе, разговаривали. Потом влетел этот ненормальный…

– Висграт.

– Да. Он непременно хотел поговорить с Грейс с глазу на глаз, и они ушли в кабинет. Я не подслушивала, но орали они громко.

– О чем?

– Не знаю. Чтото о печатных платах, трансферном приборе… Я решила, что это все меня не касается.

– Если бы.

– Потом приехал Генри и кинулся сразу к ним. Они там еще немного побыли, а я бродила по цеху. Минут через пять дверь открывается, и Висграт с какимто парнем выводят под руки Грейс и Генри. Причем явно не по их воле. Выбегаю следом, а их уже впихнули в черную машину. Кричу чтото типа: «Эй! Стойте! Я сейчас вызову полицию!» Тут по мне и шарахнули. Боль адская. Очнулась я уже в больнице.

– Кто стрелял?

– Не знаю. Точно не из первой машины. У нее все окна и двери были закрыты.

– Машина была не одна?

– Две. Но вторую я только мельком видела.

Джон покачал головой. В общем, все ясно. Висграт спросил Грейс, зачем ей понадобились печатные платы. Может, она както проговорилась, может, он сам догадался; так или иначе, Висграт знает, что они собирали трансферное устройство. Вероятно, он похитил Генри и Грейс, надеясь, что они тоже странники и могут сделать прибор сами.

– Ну, теперьто веришь? – спросил Джон.

– Чему?

– Моему «параноидальному бреду»!

– Видимо, даже параноики иногда оказываются правы, – усмехнулась Кейси.

– Спасибо на добром слове. – Джон помолчал. – Кейси, я, наверное, исчезну на некоторое время, и со мной может чтонибудь случиться…

– Джон! Что ты надумал?! Не делай глупостей! Просто ступай в полицию!

– Нельзя. Они убьют Грейс и Генри. Есть другой способ.

– Какой еще способ?

– Я не могу сказать. Вдруг они похитят и тебя.

– Джон!

– Я сделаю все, что в моих силах, Кейси. Обещаю.

– О господи, Джон, ты идиот. К тому же буйнопомешанный.

– Ничего не поделаешь, Кейси. – Он наклонился и поцеловал ее в сухие губы. – Ну, пока.

Вернувшись в сарай, Джон проспал всю первую половину дня. Ему снились кошмары. Будто электрические цепи – это лабиринт, и он бежит, бежит по нему и не может выбраться. Конденсаторы представали в виде огромных шаров; они раздувались и лопались. Резисторы были узкими канализационными трубами, сквозь которые Джон протискивался на четвереньках. Наконец он добрался до конца лабиринта, открыл последнюю дверь и с ужасом обнаружил за ней другой, еще более громадный лабиринт. Джон проснулся в поту.

Расправив затекшую спину, он оглядел хитросплетения цепей и проводов на схеме. Его охватил страх. То, что ночью казалось ясным и очевидным, при свете дня превратилось в смутные тени. Прибор походил на изобретение чокнутого профессора из комикса. Самонадеянный болван! С чего он решил, что сумел найти в нем какуюто логику?!

Джон размял руки и решил сосредоточиться на однойединственной цепи. Сложные проблемы следует разбивать на более простые. Разобравшись в частях, легче охватить целое.

Он глядел на схему, пока глаз не выделил подходящий фрагмент. Джон взял паяльный пистолет, отобрал нужные детали и приступил к работе. Вовсе не обязательно понимать схемы для того, чтобы их воспроизводить. Понимание придет позднее. Пусть хоть через десять лет. Сейчас главное – спасти друзей.

Джон оторвался от печатной платы. Живот урчал. Во рту стоял неприятный привкус.

– Сколько же времени?..

Перед ним громоздилась путаница плат и проводов. Он не помнил ничего, что делал час назад. Похоже, только слепо соединял детали. В успех он не верил. Велики ли шансы, что ему с первого раза удалось все сделать правильно?

Чудо, если эта бандура заработает.

Как там Кейси, Генри, Грейс? Его замутило от страха за них. Может быть, стоило отдать прибор Висграту? Не строить из себя умника, а просто выполнить требования и спасти друзей?

С досадой он поднял трубку старого дискового телефона, который Билл недавно установил в сарае, и набрал номер Висграта.

– Я должен убедиться, что с ними все в порядке, – сказал он, едва услышал его голос.

– Думаешь, ты вправе ставить условия? Контролировать нас? – резко спросил Висграт. – Лучше поторопись. Мы не испытываем угрызений совести. Жалеть придется тебе.

– Вам нужен прибор, а мне нужно знать, что друзья живы и здоровы.

– Приезжай сам – увидишь. Иначе мы убьем одного из них.

Пересохшее горло саднило; Джон с трудом сглотнул.

– Что с того? Они ведь даже не синглетоны.

Висграт засмеялся.

– Если бы ты действительно так думал, то не стал бы звонить.

– Я к ним привык, – сказал Джон как можно надменнее.

– Не притворяйся, – осадил его Висграт. – Второй раз этот номер не пройдет.

– Либо я поговорю с ними, либо сделки не будет, – отрезал Джон.

На другом конце линии повисла тишина. Потом Висграт сказал:

– Перезвони через десять минут по этому телефону.

Он продиктовал номер.

Джон нетерпеливо расхаживал по сараю. Если трубку снова возьмет Висграт, это будет означать, что Генри и Грейс находятся на огороженной территории за офисом. Это единственное надежное место, до которого Висграт сможет добраться за десять минут.

Джон набрал номер.

– Алло, – произнес некто с сильным акцентом.

– Дайте мне Висграта, – попросил Джон дрогнувшим голосом.

– Его здесь нет.

– Мне он очень нужен. – Если Висграт действительно не там, Джон не представлял, где держат Генри и Грейс.

– Кто его спрашивает?

– Он велел мне позвонить по этому номеру.

– Это… – В трубке замолчали. В отдалении послышался какойто шум. – Да, он здесь.

Джон перевел дух. Они всетаки в Колумбусе.

Трубку долго передавали из рук в руки. Наконец слабый голос произнес:

– Джон?

– Грейс! Как ты там?

– Джон…

– Все. Ты с ней поговорил, – сказал Висграт. – Теперь привози прибор.

– А Генри?

– С ним тоже все отлично.

– Я хочу его услышать!

– Нет!

– Тогда никаких сделок! – Что они с ним сделали, если он не может говорить?!

– Или ты сейчас же привозишь прибор, или я убью их обоих.

– Только попробуй! – прошипел Джон.

– Не искушай меня!

– Не держи меня за идиота! – заорал Джон. Его взгляд упал на телефонный провод на потолочной балке – старая аналоговая линия. Что, если Висграт определит, откуда звонок?

– Я привезу прибор, но только на своих условиях. Если Генри или Грейс както пострадали, ты меня больше не увидишь.

– Когда? – спросил Висграт после паузы.

– Я позвоню через два дня.

– Слишком долго!

– Вы ждали десятилетия! Ничего, потерпите еще сорок восемь часов! – Джон бросил трубку.

Джон на автомате закончил монтаж трансферной цепи – последней цепи, благодаря которой собственно осуществлялся переход. Многие подсистемы пришлось пропустить в надежде, что без них можно обойтись. Джон полагался на интуицию. Глубоко вникать не было времени. Он соединял платы, конденсаторы и сопротивления, основываясь на свойствах нитей. Иногда ему казалось, что в сплетениях проводов и схем проступает какойто смысл, но в следующее мгновение Джон снова проваливался в причудливую логику полусна.

Что оставалось делать? Ждать, пока монстры расправятся с его друзьями и с ним самим? Висграт не остановится ни перед чем, чтобы получить желаемое.

На рассвете Джон припаял последние детали и осмотрел свое детище.

Аппарат занимал три стола, раз в сто превышая размеры устройства, по образцу которого был создан. Чточто, а портативным его не назовешь. На двух деревянных брусьях, выступавших на середину сарая, было укреплено оборудование, под которым, как надеялся Джон, образуется трансферное поле. По расчетам, а вернее сказать, догадкам и мольбам Джона, оно должно иметь форму сферы с радиусом в два метра. Однако ничуть не меньшей была вероятность того, что вся эта дребедень просто взлетит на воздух. Физик внутри Джона возмущался таким наплевательским отношением к эксперименту. Слишком многое основывалось лишь на предположениях. Слишком многое следовало перепроверить. Но для всего этого у Джона не было времени.

– Что ж, этап поблочного тестирования мы, пожалуй, опустим. Сразу приступим к полевым испытаниям, – пробормотал он, с трудом ворочая языком. Сколько же он не спал?

Джон чувствовал такое же волнение, как в тот раз, когда собирался убить своего однорукого двойника. К горлу подступила тошнота. Но сейчас правда на его стороне. Висграт с приспешниками не люди. Они чудовища и убийцы. Их нужно покарать. Джон понял, что накручивает себя. Как перед дракой с Тедом Карсоном.

Отбросив ненужные мысли, Джон включил питание. Мгновенно задымилось с десяток резисторов.

Он заменил их и устранил причину поломки – оборванный провод на одном из конденсаторов. Включил ток снова. Аппарат негромко загудел. Джон установил базовую матрицу на 7649 – одну вселенную назад.

Заморгал свет.

Хоть бы хватило энергии!

Джон схватил старую тачку со сломанной ручкой и вкатил ее в центр области поля.

Вздохнув, активировал аппарат.

С легким хлопком тачка исчезла. На ее месте остался кусок дерна в форме полусферы. Через секунду он осыпался.

– Хаха! Работает! – Джон радостно запрыгал по своей импровизированной лаборатории и понял, что похож на сумасшедшего ученого.

Он выбежал на улицу и осмотрел местность вокруг сарая. Очевидно, Вальдер счистил часть земли, чтобы ровно установить фундамент. В той вселенной, куда отправилась тачка, сарая не было. Зато теперь там есть округлая яма полуметровой глубины, а в ней старая тачка.

Джон хохотнул, зашел обратно в сарай и лопатой убрал с пола землю – землю из другого мира.

Покончив с уборкой, он надел на спину рюкзак с золотом и взял чертежи.

Его била дрожь. Уже несколько дней он почти не спал. В полубессознательном состоянии построил безумную по сложности машину. А что делать теперь? В его руках жизнь друзей. В одиночку ему не справиться. Нужны помощники. Может быть, Генри и Грейс из другой вселенной? Нет. Как он им объяснит, кто он такой? Как это вообще комуто можно объяснить? От него все будут шарахаться, как от ненормального.

Все, кроме одного человека.

Джон установил аппарат на Вселенную 7533.

Никто не поймет его лучше, чем тот Джон, изза которого он попал в этот переплет.

– Была не была! – Он включил питание, затем трехметровым шестом нажал рычаг.

Глава 37

То же самое солнце светило в те же самые окна того же сарая. Только это был другой сарай и другой мир. Джон вернулся домой. Во Вселенную 7533. У него получилось!

Из темного стойла послышался шорох.

Джон резко повернулся. Всего лишь лошадь. Это ведь сарай Вальдеров, и здесь он принадлежит им. Отец Джона его не покупал.

Джон тихонько подошел к задней двери и приоткрыл ее. Эрнста Вальдера на поле не было. Все в порядке. Джон подбежал к дороге. Остановился на обочине. Вот и его дом. В окнах горел свет. От вентиляционной трубы поднимался пар. Мама готовила отцу завтрак.

До чего же хочется войти туда к ним!

Посмеет ли он?

В любом случае, ему не обойтись без машины. И надо както разузнать, где Первичный. Вдруг он сейчас там, в доме? В конце концов, он украл жизнь у Джона, а не наоборот!

Джон перешел через дорогу и направился к дому. В нос ударили знакомые ароматы – горячих оладий, жареного бекона, кофе. Даже от курятника пахло почти приятно – подомашнему.

Джон подошел к задней двери.

Внезапно она распахнулась. На пороге стояла мать с совком в руке. Она собиралась выбросить мусор.

– Джонни! Как ты меня напугал!

– Здравствуй… мама.

– Как ты тут оказался? Где Кейси и Эбби?

– Ээ. – Кейси? Первичный встречается с его Кейси? А кто такая Эбби? – Они… дома.

– Что ж ты не привез их с собой? – Мама прислонила веник к косяку и, все еще держа в руке совок, неловко обняла Джона. – Вы и так теперь редко у нас бываете. С этим Карсоном и вообще.

– Ээ, да… дела.

Похоже, надо записывать все в блокнот, подумал Джон. Иначе не разберешься.

С тревогой он осознал, что эта жизнь уже не принадлежит ему. Слишком многое изменилось за полтора года.

– Почему ты так странно одет? Что у тебя под рубашкой? Ты ходил в поход?

Джон только пожал плечами и вошел за матерью в кухню.

– Билл! Джон приехал. – Она повернулась к сыну: – Еще чутьчуть, и ты бы его не застал. Собирается перепахать поле… – Она налила Джону кофе. – Ты ведь пьешь черный?

– Лучше со сливками, – механически сказал он.

– Ты, вроде, полюбил черный… – Мать поставила перед ним блюдце и чашку. Джон с наслаждением вдохнул аромат. Ну чем могла отличаться эта чашка кофе от любой другой? И все же она была особенной.

– Джон, а где ты оставил машину? – спросил отец. – Во дворе ее нет.

– Ээ, знаешь, – сказал Джон, – я как раз хотел одолжить вашу машину.

– Твоя японская жестянка всетаки сломалась? Так я и думал, что старый добрый пикап еще даст ей фору.

– Да, сломалась. Меня подбросили на эвакуаторе.

– Надо было позвонить, – сказала мама. – Мы бы тебя встретили.

– Не хотел вас будить.

– Ты же знаешь, мы рано встаем. – Отец снял с крючка ключи и бросил их Джону. – Мы с матерью сами завтра заедем к вам в Толидо и заберем машину.

Толидо! Вот, значит, где живет Первичный.

– Спасибо.

– Как там Кейси и наша внученька? – спросил отец.

Внученька! Вот кто такая Эбби! Кейси вышла замуж за Первичного, и у них есть дочь.

– Отлично.

– Вы теперь редко здесь бываете.

– Мама тоже так сказала.

– Все изза Карсона. – Отец покачал головой. – Люди болтают всякую чушь. Они уже без суда все решили.

Джон с трудом сохранял спокойствие. Карсон? Суд? Что тут, черт возьми, происходит!

– Газеты пишут, суд опять отложили, – продолжал отец. – Наверное, у них просто нет никаких улик.

Джон кивнул и почувствовал, что краснеет. Надо срочно найти Первичного.

Одним глотком допив обжигающий кофе, Джон встал изза стола и взял ключи.

– Ну, мне пора. Когда приедете за машиной, оставайтесь у нас на ужин.

– С удовольствием, – сказала мама.

Джон обнял ее, пожал отцу руку и побрел на негнущихся ногах к старому фордовскому пикапу.

Район был шикарный. Первичный неплохо устроился. В то же время он влип в какуюто историю. О каком суде говорили родители?

Адрес Джон узнал, позвонив с заправки в справочное бюро. Он проехал мимо дома, потом заметил цифры на почтовом ящике и развернулся. В окне соседнего дома показалась лысая голова. Мужчина помахал Джону рукой, будто они виделись каждый день. Джон помахал в ответ.

Он остановился на дорожке перед гаражом. Все было совершенно незнакомое. Совершенно чужой дом. И вместе с тем именно такой, какой выбрал бы сам Джон. Странное чувство.

Он позвонил в дверь и подумал, как глупо сейчас выглядит со стороны. Но, в конце концов, он ведь может забыть ключи!

Дверь открылась, и у Джона от волнения перехватило дыхание.

– Почему ты звонишь? – Кейси была одета в серый свитер с обрезанными рукавами. На руках у нее спал ребенок.

Джон вошел.

– Я…

Кейси подала ему ребенка.

– Подержи. – Она отвернулась.

Он держал девочку перед собой на вытянутых руках. Ее ресницы затрепетали. Что ему с ней делать? Малышка просыпалась. Джон прижал ее к груди.

Кейси внезапно остановилась посреди коридора и, повернувшись, внимательно вгляделась в Джона.

Быстро подойдя к нему, она забрала ребенка. Джон сделал шаг назад, почувствовав ее напряжение.

– Ты кто? – спросила она. – Который из Джонов?

– Ты знаешь?

– Он мне все рассказал.

Джон развел руками.

– Я – тот, кто был здесь всегда. Я… настоящий Джон из этого мира.

Лицо Кейси исказилось, она заплакала, подскочила к Джону и, прижав Эбби к его груди, обвила руками его шею. Теперь девочка окончательно проснулась и заревела.

– Ты другой, – сказала Кейси, уткнувшись Джону в плечо. – У тебя другой запах. Почти такой же, но всетаки другой.

– Прости, что… – Но он не знал, за что просит прощения.

– Все в порядке. – Она слегка коснулась его губ своими, и Джон смутился, почувствовав возбуждение. Это – не его Кейси.

– Как ты сюда попал? – спросила она. – Джон сказал, что прибор не работает.

Джон усмехнулся и немного отступил назад, чтобы не быть так близко к Кейси.

– Тот прибор попрежнему сломан. Я разобрал его и сделал новый.

– Сделал новый прибор!..

– Да, с помощью денег, которые мы заработали на пинболе.

– На пинболе?

– Мы изобрели пинбол в другой вселенной, – объяснил Джон. Фраза прозвучала довольно глупо. – Ну, то есть, не совсем изобрели… Придумали игру, которая называется «пинбол» и основана на пинболе, но в действительности мало на него похожа.

– Как кубик Джона.

– Кубик Джона? – переспросил он. – Ах да! Кубик Руберта. Этот дом и все остальное у вас благодаря кубику?

– Да, – сказала она без энтузиазма, а скорее, даже помрачнев.

– Тебе повезло с твоим Джоном, – сказал он. – Вряд ли бы со мной было так же.

Кейси нахмурилась, но потом слегка улыбнулась.

– Я знаю, когда все началось. Накануне церковного обеда. Прежде ты никогда со мной не разговаривал.

– Все не мог решиться к тебе подойти.

– А с соседней Кейси ты был решительнее?

– Она… – начал Джон. – Она пригласила меня на дискотеку. Помнишь мюзикл, который мы ставили два года назад? «Школьный танец»?

– Помню.

– Примерно так танцуют в моей… в той вселенной, куда я попал.

– Женщинам нравятся мужчины, которые умеют танцевать.

– Я люблю Кейси, – сказал Джон. – Поэтому я здесь. Мне нужна помощь.

– Ты не…

Кейси не договорила. Открылись гаражные ворота.

В висках Джона застучало. Сейчас он встретится лицом к лицу с Первичным. Кулаки невольно сжались.

– Что ты собираешься делать? – торопливо спросила Кейси, отступая от него и заслоняя собой дверь из гаража. – Ты хочешь…

– Нет, я же сказал, что мне нужна помощь.

Распахнулась дверь.

– Как тут оказалась отцова…

Первичный замер на пороге, вперив взгляд в Джона.

Джон не мог произнести ни слова. Вся злость к Первичному пропала. Напротив, он вдруг почувствовал в нем родственную душу. С момента их последней встречи лицо Первичного осунулось, заострилось и стало какимто подавленным. Пожалуй, даже отчаянным.

– Безумный был год, – произнес Первичный голосом Джона. – Не думал, что он может стать еще безумнее.

– Представь себе, я тоже.

Джон внезапно засмеялся, а следом захохотал и Первичный.

Кейси покачала головой.

– Вы оба чокнутые.

– Значит, ты его отремонтировал? – спросил Первичный, переводя дух. – Разобрался, почему он не работал?

– Да нет, твой прибор попрежнему сломан. Ну ты и сволочь!

– Ругайругай, я заслужил.

– Я изучил его и сделал другой прибор.

Первичный прошел мимо Джона в гостиную и плюхнулся в кресло.

– Я знал, что мы справимся.

– Мы?

– Ну да, мы, – повторил Первичный. – Учти, я был на год моложе тебя, когда попал в эту переделку. У меня не хватало знаний по физике. Поэтому я не мог ничего понять. А ты мог. Я в тебя верил.

Джону стоило больших трудов сдержаться.

– Так для чего ты приехал? Показать мне, где раки зимуют?

– И это тоже. – Джон сел на диван напротив Первичного. Кейси скрылась в кухне; скоро оттуда потянуло ароматом свежесваренного кофе. – Но главная причина – шайка отщепенцев, на которых я нарвался в той вселенной. Они знают, что у меня есть прибор, и хотят его забрать.

Первичный кивнул.

– Я встречал таких. Приборов мало, либо они под строгим контролем. Многие, если не все, вселенные используются в качестве мест ссылки. Эта, кстати, тоже.

– Значит, тебя…

– Нет. Думаю, им обо мне неизвестно. Пока.

– Ты тоже в опасности.

– Меня сейчас больше волнует суд.

– А, дело Карсона.

Первичный уставился на Джона.

– Откуда ты знаешь?

– От отца. Он упоминал об этом, но я ничего толком не понял, – сказал Джон. – Так что конкретно произошло?

– Карсон пропал. Полиция считает, что я к этому причастен. Меня обвиняют в убийстве.

– А ты не убивал?

– А ты как думаешь?

Джон внимательно посмотрел в лицо Первичного, но увидел там лишь то, что каждый день видел в зеркале. Убийца?

– Ты мог забрать прибор и прикончить меня. Ты выбрал… меньшее зло.

– Карсон получил по заслугам, – сказала Кейси, входя в гостиную. Она подала Джону чашку кофе. – Куда бы он ни делся.

– Уверен, что так, – кивнул Джон. – Я ведь тоже с ним сталкивался, помните? Да и в новой вселенной однажды видел.

Первичный с Кейси обменялись взглядом, смысла которого Джон не уловил. Эти Джон и Кейси знали друг друга лучше, чем он свою Кейси.

– Джон, ты говорил, тебе нужна помощь, – напомнила Кейси.

– Да. Я должен спасти друзей.

Первичный и Кейси снова переглянулись.

– Я помогу, – пообещал Первичный. – Это самое меньшее, что я могу сделать.

– Подожди здесь. – Первичный припарковал пикап перед домом родителей Джона; сзади на машине Первичного подъехал сам Джон. Он нервничал. К счастью стекла «ЮникаХК» были тонированными. Даже если родители выглянут из окна, они не разглядят, кто сидит на месте водителя.

– Что ты им скажешь? – снова спросил Джон.

– Едем отдыхать. Как договаривались.

– Ладно. Они ничего не заподозрят?

– Они и раньше давали мне винтовку. Ничего странного, если я попрошу еще и пистолет.

Джон кивнул, и Первичный направился к дому. Джон покрутил ручку радио. Песни были все новые, но голоса ведущих и позывные радиостанций остались прежними. В этой вселенной был рокнролл. Однако, как ни странно, именно сейчас Джону не хватало гнусавых песен из 7650й. Он с раздражением выключил приемник.

Сидя в гостиной Первичного, они разработали план. Кейси поняла идею Джона первой.

– Застанем их врасплох! Они не могут быть в каждой вселенной. Все, что происходит из другого мира, вероятнее всего существует в единственном экземпляре.

– Да, так я предполагаю, – сказал Джон. – Уверен, в этой вселенной нет их корпорации. Я проверял по телефонному справочнику. Никаких «ЭмВис» и «ГрауптэмХаус».

– А, теперь до меня дошло. У нас ведь прибор. – Первичный усмехнулся. – Хотя, честно говоря, мне не очень хочется его испытывать.

– Мы будем осторожны, – заверил Джон.

– Он точно… не отрежет мне голову?

– Я разбираюсь в нем гораздо лучше тебя. По крайней мере я узнал, для чего служат кнопки и ручки.

– То есть, мы войдем через черный ход, – подытожил Первичный. – И черным ходом будет эта вселенная.

– Верно.

– Надо запастись оружием.

– Зачем? Проделаем все тайком, без лишнего шума, – возразил Джон. Ему не хотелось никого убивать, даже Харбориха.

– Конечно, без шума лучше. А если не выйдет? Если чтото пойдет не по плану? Попросим таймаут?

– Не успеем.

– Тото. Удача любит подготовленных, брат. Так что будем готовиться.

– Хорошо, убедил.

– Кстати о подготовке, – встрепенулся Первичный. – Мне надо позвонить своему страховому агенту.

– Что, сейчас? – удивилась Кейси.

– Именно. – Он снял трубку и набрал номер. – Нэнси, привет, это Джон Рейберн. Мы оформляли у вас полис на автомобили… Дада, это наш номер. Небольшая проблемка. Мою машину зацепили на стоянке. Я видел, как это произошло, но тот водитель уехал… Да, записал: CDDA92… Да, из Огайо… Спасибо… Нетнет, ничего серьезного… задняя панель слегка помята. Небольшой косметический ремонт… Замечательно… Всего доброго. – Казалось, Первичный готов положить трубку. – Ах да, совсем забыл. Полиции нужно его имя для протокола. Не могли бы посмотреть по базе? Отлично, спасибо.

– К чему эта канитель? – спросил Джон.

– Прикладная психология, – шепнула Кейси.

– Кент Коррандрам? А адрес? В Колумбусе, да? Отлично. Спасибо огромное, Нэнси.

– На кой черт полиции нужна страховая компания, чтобы пробить номер по базе? – сказал Джон. – Эта твоя Нэнси точно чтонибудь заподозрит.

– Ничего она не заподозрит, – возразил Первичный. – Она запомнит только то, как ловко сумела мне помочь. Ничего больше. Люди хотят быть полезными.

Первичный вышел из сарая с винтовкой на плече и двумя тюками в руках.

– Открой багажник.

Первичный бросил в багажник оружие и тюки. Сев в машину, достал из карманов пистолет и две коробки патронов. У Джона засосало под ложечкой.

– Что в тюках? – спросил он.

– Ты, главное, смотри, чтобы ктонибудь не въехал нам в зад.

– Динамит? – воскликнул Джон. Отец всегда держал в запасе несколько шашек на случай, если понадобится выкорчевать пень.

– Точно.

– Я не…

– Не забывай, мы идем на очень опасное дело, – сказал Первичный, посерьезнев. – Ты просил меня помочь. Именно этим я и занимаюсь.

Джон неуверенно кивнул.

– Ну что? Теперь в Колумбус?

Они проехали восемьдесят миль до Колумбуса, однако направились не к офисному парку, где во Вселенной 7650 размещалась компания «ЭмВис», а в южную часть города, к обветшалому жилому комплексу рядом с мусоросжигающим заводом.

– Останови здесь, – попросил Первичный.

Квартира была на первом этаже.

– Значит, так. Ждешь две минуты, потом стучишь в дверь.

– В ту?

– Да.

– Что мне сказать?

– «Привет». «Как дела?» «Вы меня помните?»

– Ладно.

Первичный вылез из машины и скрылся за углом здания. Досчитав до ста двадцати, Джон подошел к двери. Звонком пользоваться не стал, а сразу постучал в нее кулаком.

Изнутри послышался шум, и Джон убрал голову в сторону от глазка.

– Кто там?

Джон постучал снова.

Дверь резко отворилась.

– Черт возьми! Чего…

Мужчина, который был на голову ниже Джона, поднял глаза вверх, побледнел и, с силой толкнув дверь, ринулся внутрь квартиры. Джон задержал дверь ногой. Вскочив в прихожую, он увидел, как хозяин перемахнул через диван, забежал на кухню и открывает раздвижную дверь. Вероятно, она вела во внутренний двор. Выйти, однако, мужчина не успел.

Дверь отъехала, по стеклу звякнули алюминиевые жалюзи, и он оказался нос к носу с Первичным.

– Привет, Коррандрам. У нас к тебе несколько вопросов.

– Боже, да вы с ума сошли! Двойники? Стражи посыплются на вас как горох.

Первичный подозвал Джона, схватил Коррандрама за руку и подвел к дивану.

– Нам нужна информация. Ты ошибся на мой счет. Я совершенно не в курсе всех этих вселенских дел.

– Как, в таком случае, попал сюда он? – воскликнул Коррандрам, указывая на Джона.

– У нас есть прибор, – сказал Первичный. – Даже не один. И мы можем собрать еще.

Коррандрам поперхнулся смехом.

– Еще? Вы что же, пробиваете несанкционированные дыры?

– Дыры? – удивился Джон.

– Ты сделал прибор? – уставился на него Коррандрам. – Собственный прибор?

– Да, основываясь на другом, сломанном.

– Чушь собачья! Они не ломаются!

– У вас неверные сведения. – Джон повернулся к Первичному. – Пойдем. Он сам ничего не знает.

– Подожди, – сказал Первичный. Потом обратился к Коррандраму: – Если поможешь нам, мы отправим тебя домой. Ты ведь хочешь?

На лбу Коррандрама выступил пот. Он долго смотрел в лицо Первичному, наконец произнес:

– Ненавижу эту долбаную вселенную! Еда – дерьмо! Из развлечений один телевизор! Болезни! Я…

– То есть, ты согласен?

– Что вам нужно?

– Только информация.

Коррандрам хмыкнул.

– Это немало. Не все можно рассказывать. Есть правила.

– В прошлый раз ты был разговорчивее.

– Я же не знал, что ты гребаный туземец!

– Ну и что?

– Стражи уничтожают тех, кто болтает лишнее.

– Почему?

Глаза Коррандрама загорелись диким огнем.

– Вам не понять! Вам никогда этого не понять. Вы всего лишь фон. – Он махнул рукой. – Детали интерьера. Как чертов столик.

– Похоже, тебе доставляет удовольствие нас унижать, – сказал Джон.

Коррандрам засмеялся.

– Висграт? Харборих? Тебе знакомы эти имена? – спросил Джон.

– Похоже на вандалов.

– Которые все краской обливают? – вытаращил глаза Джон.

– При чем тут краска? Народ такой, вандалы.

– Aа.

– Или готы. В мирах «бравых янки» готы завоевали и разграбили Рим, а несколько лет спустя их самих разбили франки под предводительством Хлодвига. Ура, Европа! Ура, Америка! Вы думаете, это все очень здорово, потому что ничего другого не знаете. Хотя там, где побеждают готы, еще хуже. В их мирах царит жуткий тоталитаризм. В 2119й вселенной они завладели трансферной технологией и попытались распространить свой образ жизни на десятка два соседних вселенных. Захватчиков разгромили. Некоторым удалось уйти. Это было лет пятьдесят назад. Похоже, ты столкнулся с ними.

Джон покачал головой.

– Вестготы. Они вестготы.

– Во всяком случае, выходцы из тех германских племен, которые победили Рим… Только если тебя ктонибудь спросит – я тебе ничего не говорил, – сказал Коррандрам. – С ума сойти! Ты действительно нарвался на готов?

– Очевидно.

– И они знают, что у тебя есть прибор?

– Да.

– Как же они тебя отпустили?

– Я убежал.

– К нему за помощью? – Коррандрам кивнул на Первичного.

– Кому еще доверять, как не себе?

Коррандрам фыркнул.

– Чего они хотят? – спросил Джон. – Что я могу предложить им, если придется договариваться?

– Пообещай восстановить Аларийскую империю. У тебя, случайно, не найдется дюжина лишних вселенных?

– У нас есть прибор.

– Вряд ли он вас спасет.

– Как мне поступить?

– Держаться от них подальше. Бежать. Спрятаться там, где их нет. И забрать меня с собой.

– Не выйдет.

– Почему?

– У них мои друзья.

Коррандрам мрачно посмотрел на него.

– Надеюсь, они не синглетоны.

– Ублюдок, – произнес Джон. – Пошли, – сказал он Первичному и встал.

Коррандрам тоже поднялся.

– Постойте, постойте, вы обещали вытащить меня отсюда, если я вам помогу.

– Чем ты нам можешь помочь? – спросил Первичный.

– Боец из меня никакой, – ответил Коррандрам. – Но я знаю о вашем противнике больше, чем ктолибо еще. Я буду вашим консультантом. Вы должны взять меня с собой.

– Не думаю, что прибор потянет…

– Конечно, потянет. Это Марктри? Четыре?

– Почем я знаю?

– Покажи ему, – сказал Первичный.

Джон колебался.

– Давай. Какой толк теперь от секретов?

– Недавно я пришел к такому же выводу, – кивнул Джон. Повернувшись к Коррандраму, он задрал рубашку. Коррандрам недоуменно уставился на прибор.

– Какого черта! Это не… – Он бросил яростный взгляд на Первичного. – Вы что, издеваетесь? Какой это, на хрен, трансфер!

– А что такое, повашему, трансфер? – спросил Джон.

– Аппарат для перемещения людей и материалов между вселенными, что же еще?

– Именно это прибор и делает.

– Никогда не видел ничего подобного, – сказал Коррандрам. – Откуда он у тебя?

Джон кивнул на Первичного.

– А у тебя?

– Мне его дал другой Джон Рейберн.

– Дал или навязал обманом? – уточнил Джон.

– Какая разница?

– Большая.

– Так же, как я тебе, – буркнул Первичный.

Джон его понимал. Ведь он и сам хотел сделать то же самое. Наверняка бы сделал, если бы не встретил однорукого Джона.

Коррандрам потер лоб.

– Вообщето существуют вселенные, доступ к которым для нас закрыт.

– Для кого это – «для нас»? – спросил Джон.

– Не твоего ума дело.

– Так ты поможешь нам или нет? – взъярился Первичный.

– Это бессмысленно! – проговорил Коррандрам. – Готы все равно вас убьют. Сначала доставьте меня домой, а потом я расскажу то, что вам пригодится.

– Как бы не так!

Коррандрам покачал головой.

– Вы не представляете, на что идете. Любимое развлечение аларийцев – убивать неаларийцев. Когда они собираются компанией, то хвалятся, кого и как убили за последнее время. Какой мразью должны быть ваши готы, если даже соплеменники их изгнали?

– Откуда ты взял, что их сослали свои?

– Всех аларийцев, проигравших в войне, уничтожили. Остались лишь те, кто откололся до решающей битвы. Они не заключают соглашений. Не идут на компромисс. Они берут то, что им нужно, и разрушают остальное. И вы вдвоем надеетесь совладать с их полувековой цитаделью?!

– Значит, ты не станешь нам помогать?

– Я только что пытался! Просто не суйтесь туда!

– Этот совет нам не подходит, – сказал Джон.

– Тогда, если вернетесь, вспомните обо мне, – попросил Коррандрам.

– Иди с нами. Может, с тобой у нас будет больше шансов, – предложил Первичный.

– Вы меня не слушали? У вас вообще нет шансов. Вы умрете.

– Лучше погибнуть в борьбе, чем жить напрасно, – сказал Первичный.

– Эх вы, обитатели! Думаете, жизнью можно жертвовать, – ухмыльнулся Коррандрам. – Пусть жертвуют святоши. Жизнь очень легко потерять. Ею не разбрасываются направо и налево.

– А ты, разве ты, прозябая здесь, не теряешь свою жизнь? Сколько ты еще протянешь? Один. В ненавистной вселенной.

– У меня впереди долгие годы, гораздо больше, чем может дать вся ваша наука.

– А как же Крюэрол? Он рисковал жизнью ради вас и погиб.

– Не говори мне о Крюэроле! Он знал, на что идет. И ему не следовало впутывать нас в охоту за сокровищами Древних. Он заслужил смерть!

– Но он спас вас, верно? Он пожертвовал собой ради тебя и остальных из вашей группы.

– Много им от этого толку, – буркнул Коррандрам.

Первичный тяжело вздохнул.

– Что ж, я рассчитывал, что мы поможем тебе, а ты поможешь нам… Ну, нет, так нет. – Он повернулся к Джону. – Пойдем, пока не стемнело.

Они прошли до середины прихожей, и тут Коррандрам крикнул:

– Ладно! Ладно. Я иду с вами. Конечно, это чистое безумие, ну да черт с вами. Вряд ли за мной пришлют спасательный отряд из моей вселенной. – Он тяжело поднялся с дивана. – Дайте хоть собраться.

Коррандрам исчез в задней комнате. Джон заметил, как Первичный напрягся. Рука его была в кармане, где лежал пистолет.

– Ты ему не доверяешь? – прошептал Джон.

– Столько лет в чужом мире. Может, у него уже крыша поехала.

– Не удивлюсь.

Коррандрам вынес из комнаты большую спортивную сумку и, порывшись в ней, достал черный пистолет и коробку патронов. Зарядив пистолет, положил его обратно в сумку.

– Опять оружие, – проворчал Джон.

– Они сделают все, чтобы нас прикончить, – пожал плечами Коррандрам.

– Пора идти, – сказал Джон. На часах было полчетвертого. Если они не поторопятся, то ничего не найдут в темноте.

– Джордж Вашингтон? В большинстве миров его казнили как предателя, – рассказывал Коррандрам. – Наполеон объединил Европу в четырех случаях из десяти. Христос – малоизвестный пророк Митры в одном из двадцати миров. – За последние десять минут Коррандрам вывалил на них целый ворох бесполезных фактов из истории вселенных.

– Заткнись! – не выдержал Первичный.

– Что, не нравится правда?

– Кому она нужна? – с раздражением сказал Первичный. – В какой ты вселенной – там и правда.

– Верно, – согласился Коррандрам. – Если только речь не идет о твоей родной вселенной. – Помолчав, он продолжил: – Южане побеждают в гражданской войне только в одном проценте случаев. Юг не восстанет вновь; он не способен восстать даже единожды.

– Да заткнись ты! – заорал Первичный.

– Все, молчумолчу.

С трудом протиснувшись через встречный поток, Джон въехал на стоянку. Рабочий день кончился; люди разъезжались по домам. Офисное здание выглядело точно так же, как то, которое арендовала «ЭмВис».

– Мы на месте.

Джон подогнал машину к краю стоянки и посмотрел туда, где в другой вселенной находилась огороженная территория. Здесь забора не было. Росли деревья, между ними бежала велосипедная дорожка.

– Это здесь? – спросил Первичный.

Джон нерешительно помолчал.

– Кажется, да.

– Кажется! – вскричал с заднего сиденья Коррандрам.

– Да, кажется.

Джон посмотрел направо, на утиный пруд, которого не было в 7650й. Вылез из машины, прошел немного влево.

– Точно сказать не могу.

Он повернулся к офисному зданию. Во вселенной Грейс его кабинет был там, в углу. Из кабинета открывался вид на огороженную территорию.

– Надо войти в здание и посмотреть из окна, – сказал Джон.

Дверь была открыта, но за столом сидел охранник. Джон кивнул и прошел мимо. Охранник ненадолго задержал на них взгляд – возможно, изза Первичного и Джона. Не так часто можно встретить взрослых близнецов, разгуливающих вместе.

Они вошли в лифт, Джон нажал кнопку третьего этажа. Кабина не двинулась, двери оставались открытыми.

– Что за…

Джон показал на сенсор под кнопками.

– Нужен электронный ключ.

Коррандрам чертыхнулся.

В этот момент в кабину вбежала женщина, провела карточкой податчику и нажала кнопку «5».

– Вы не могли бы высадить нас на третьем? – попросил Первичный. – Мы забыли ключи.

– Конечно. – Еще раз взмахнув карточкой, она нажала на тройку.

Выйдя в холл, Джон на минуту растерялся. На месте аскетического стола администратора находился огромный аквариум, стояли оранжевые стулья и композиция из геометрических фигур.

– Сюда, – показал Джон.

Дверь в коридор была заперта.

– Черт!

Первичный снял телефонную трубку с аппарата на стене. Набрал номер из списка, висевшего рядом.

– Не отвечают, – сказал он и набрал другой номер.

Он пытался позвонить уже по пятому или шестому номеру, когда открылась дверь кабинета с другой стороны лифтов.

– Могу я вам чемто помочь? – спросил молодой человек в очках и с портфелем в руке.

– Ээ, – промямлил Джон. – Мы…

– Да, пожалуйста, – оборвал его Первичный. – Джош из технического отдела просил зайти сюда в пять. Мы должны осмотреть этаж. Вы не могли бы нас впустить? У нас очень мало времени, потом еще в другое место ехать.

– Aа. Вам надо все осмотреть?

– Да, скоро будут строить третье здание по образцу этого.

Мужчина кивнул и отпер ключом дверь.

– Отличный офис. Мы тут уже несколько лет работаем.

– Да, превосходный.

Они вошли, и Первичный перевел дух.

– Психолог, – проворчал Коррандрам.

– Если уж врать, то умеючи.

– Согласен.

Джон уверенно прошел по коридору. Легко нашел кабинет. К счастью, планировка была такая же, как за сотню вселенных отсюда. Чего не скажешь о виде из окна.

Джон смотрел и ничего не узнавал. Разумеется, он не ожидал увидеть забор и здания. Но должно же хоть чтонибудь совпадать!

– Есть чтото знакомое? – спросил Первичный.

– Нет.

– Нет! Как это «нет»! – закричал Коррандрам. – А если мы по твоей милости…

– Замолчи! – рявкнул Первичный.

Джон прислонился лбом к стеклу и закрыл глаза. Представил вид из окна своего кабинета, деревья, небольшой склон. Мысленно убрал забор и здания.

Он открыл глаза. Да, сработало. Он узнал. Стоянка в этой вселенной была шире. Это его сбило.

– Видишь тот большой дуб?

– Да.

– От него шесть метров на восток и три метра на север.

– Ясно, – сказал Первичный. – Это точно внутри забора и снаружи зданий?

– Да.

Джон отметил место в уме.

Придя на стоянку, Первичный с Коррандрамом сели в машину. Джон достал из багажника аварийный оранжевый флажок. Найдя дуб и отсчитав от него нужное число шагов, воткнул флажок. Укрепил его камнем. Потом вернулся в машину и прикорнул на переднем сиденье. У них было еще несколько часов.

Ктото толкнул его в бок.

– Что?

– Шш!

Джон открыл глаза и увидел перед собой лицо Коррандрама.

– Выходи из машины, – прошептал тот.

– Зачем?

Коррандрам вынул из кармана пистолет.

– Не шуми.

Джон выбрался из машины. Первичный храпел на заднем сиденье. До него не дотянешься.

– Вперед.

Воздух был холодный и влажный. Дыхание вырывалось изо рта белыми облачками.

– Что ты задумал?

– Не останавливайся, – приказал Коррандрам, оглядываясь на машину.

– Мы же договорились!

Коррандрам мрачно усмехнулся.

– Вы не синглетоны. Вы недостойны иметь прибор.

– Ты не можешь так поступить с нами!

Коррандрам ткнул его дулом пистолета.

– Снимай трансфер и давай его сюда.

– Нет!

– Тогда я возьму сам. Мне без разницы. Разве что с трупа снимать дольше, – сказал Коррандрам. – Трансфер! Живо!

– Нет, – отрезал Джон. – Если я его отдам, мои друзья умрут.

– Ладно. – Коррандрам поднял пистолет.

Раздался выстрел.

Джон весь напрягся, но ничего не почувствовал. Оказывается, это совсем не больно, подумал он.

И тут Коррандрам упал лицом вниз.

В десяти метрах на колене стоял Первичный и держал в вытянутых руках пистолет.

Коррандрам перевернулся на спину, судорожно хватая воздух. Под ним растекалась лужа крови.

– О господи! Ты его застрелил.

Секундудругую пистолет оставался направлен на грудь Джона. Потом Первичный сунул его в карман.

– Я никогда больше не смогу никому доверять, – произнес он. – Кроме тебя. И Кейси.

– Ты его застрелил.

Джон подбежал к Коррандраму и поднял ему голову. В носу пузырилась кровь.

– Гре… гребаные дубли, – выдохнул Коррандрам и затих.

– Умер, – проговорил Джон.

Первичный мотнул головой. Его пальцы были сжаты в кулаки. Он весь трясся.

– Либо ты, либо он, брат.

– Не называй меня так!

– Мы ближе, чем братья, но для этого нет слова, – сказал Первичный. – Потащили его. Нам пора. Уже больше полуночи.

Джон прошел мимо Первичного.

– Тащи сам, братишка.

Дойдя до знака, Джон остановился. Может, зря он попросил его о помощи? Коррандрам убит. Первичный вооружен. Несмотря на прибор под рубашкой, Джон чувствовал себя беззащитным.

Первичный, пыхтя, стащил вниз по склону тело Коррандрама и обессиленно растянулся на земле. Джон на мгновение пожалел Первичного, потом решил, что тащить Коррандрама – это наказание за убийство.

Наконец Первичный подтянул тело к отметке.

– Спасибо, что помог, – задыхаясь, сказал он.

Джон ничего не ответил.

– Возьмем его с собой, чтобы не нашли.

– Угу, – буркнул Джон, устанавливая вселенную. Он поежился, когда Первичный придвинул труп к самым его ногам.

Джон повернул ручку сбоку прибора до отказа вправо.

– Что ты делаешь?

– Увеличиваю радиус поля.

– Откуда ты знаешь?

– Я ведь разобрал его. И сделал свой. С нуля. Готов?

– Нет.

Первичный держал труп Коррандрама за плечо, другой рукой вытирал лицо. Несмотря на холод, оно было все в поту. Первичный понастоящему боялся.

– Если хочешь, оставайся. Я не обижусь, – сказал Джон.

– Нет, я с тобой. Я в долгу перед…

– Хорошо. Тогда вперед. – Джон придвинулся вплотную к своему близнецу. – Семьшестьпятьноль, мы уже идем.

Глава 38

Заложило уши. Лунная серость сменилась непроглядной тьмой.

Джон неловко упал с высоты около полуметра и едва не вывихнул левую лодыжку. Рядом, со звоном ударившись обо чтото металлическое, приземлился Первичный.

– Фонарики, – прошипел Первичный. – Мы не взяли фонарики.

– Предлагаешь вернуться за ними?

– Боже, до чего я это ненавижу! – Первичный часто дышал; его голос срывался.

– Не дрейфь, все в порядке, – подбодрил его Джон. – Мы оба целы. Теперь можно успокоиться.

Первичный нервно засмеялся.

– Да, все в порядке.

Пахло сыростью. Они были под землей, а не на площадке между зданиями. Пожалуй, так даже лучше.

– По крайней мере мы не попали на стоянку, – сказал Первичный.

Рука Джона уперлась в бетонный блок.

– Нам повезло, что мы не попали в эту стену.

– Черт.

Джон ощупал стену, громыхнул чемто, случайно задев локтем, нашел выключатель. Вспыхнул свет.

Подвальное помещение метров двадцати в длину было заставлено всякой всячиной: ведрами и тряпками, старыми инструментами, аквалангами. На полках стояли ряды коробок. Людей – ни готов, ни коголибо еще – видно не было.

– Глянь! – воскликнул Первичный.

– Что?

– Не такое уж оно большое, это поле.

У трупа Коррандрама не было нижней части ног.

– Завтра утром когото ждет сюрприз, – усмехнулся Первичный.

По полу, источая железистый запах, струилась кровь. К горлу Джона подступила тошнота, и он отвернулся.

– Я предполагал, что он может пойти против нас, – сказал Первичный. – Один шанс из четырех.

– Можно было не убивать его. Решить проблему както иначе.

Первичный уставился на Джона.

– Да? Как же? Ты, я вижу, мастер улаживать конфликты.

– Давай выбираться отсюда.

Джон повернул ручку металлической двери и потянул ее на себя. Дверь заскрипела, как пружины старого матраса. В темноте виднелись ступеньки, ведущие наверх. Джон дернул дверь, и та, коротко взвизгнув, открылась полностью.

Ступеньки были мокрыми и скользкими. Стоял отвратительный запах плесени.

Вверху была еще одна металлическая дверь. Джон приложил к ней ухо. Тихо.

Первичный стал на колени и заглянул в щель.

– Ничего не видно, – сказал он.

– И не слышно, – добавил Джон и открыл дверь.

Они ступили в коридор, тускло освещенный настенными светильниками. Напротив был темный кабинет со стеклянной дверью. Дверь оказалась не заперта. Они вошли внутрь.

Первичный включил маленькую лампу на столе. Джон надеялся, что снаружи ее не видно. Шторы были опущены.

– Артурто Ильдибад, – прочитал Первичный имя сотрудника на табличке.

На столе лежала раскрытая коричневая папка. На верхнем листе Джон заметил имя Грейс. Это была распечатка операций по кредитной карте.

– Смотри! – воскликнул он.

– Куда?

Джон подал ему листок.

– И что?

– Тут весь список деталей для трансферного прибора. Вот как они нас раскусили, – сказал Джон. – Грейс пользовалась корпоративной картой.

– Может, и так. Но не исключено, что они вначале вас раскусили, а потом стали собирать информацию, – сказал Первичный. – Эти парни профессиональные говнюки. Ты только посмотри!

Стол Ильдибада ломился от газетных и журнальных вырезок, в основном, из желтой прессы. Куча историй об НЛО. Статейка о динозавре, разгуливающем по Южной Каролине. На фотографии огромный тираннозавр держал в зубах малолитражку «фольксвагенжук».

Среди прочего добра нашлись снимки с фермы Рейбернов – сарай, поля, родители Джона.

– В обстоятельности им не откажешь, – пробурчал Первичный.

– А ты бы не был обстоятельным, если бы стремился вернуться домой? – язвительно заметил Джон.

– Ну, да. Конечно. – Лицо Первичного на мгновение приняло виноватое выражение.

В поисках какойнибудь полезной информации он вытащил все ящики из стола Ильдибада. Порывшись в них, наткнулся на корпоративный буклет с картой территории, включая огороженный участок.

– Зачем им буклеты?

– Не знаю. Вряд ли они набирают работников со стороны.

Наверняка ни один человек из этой вселенной прежде не ступал за ограждение. Кроме Генри и Грейс.

Джон заглянул через плечо Первичного. Корпус № 1 был обозначен как «Администрация». Два других здания назывались «Лаборатория № 1» и «Лаборатория № 2». Корпуса соединялись дорожками.

На стене висел план эвакуации: кабинеты, коридор, ближайшие аварийные выходы и темный силуэт остальной части здания. Кабинет Ильдибада был отмечен стрелочкой. Он находился в восточном крыле корпуса № 1.

– Думаю, надо пробираться в лаборатории, – сказал Джон.

– Да, если бы я был главарем этой шайки, то держал бы заложников именно там. – Первичный присел перед книжным шкафом, вытащил толстый том и, пролистав оглавление, сунул себе в сумку.

– Зачем тебе книга? Что это? – спросил Джон.

– Краткая энциклопедия. Мало ли, пригодится в хозяйстве.

– Ну да. – Джон надел сумку на плечо. Первичный неисправим. – Пошли искать моих друзей.

Они двинулись по пустому коридору в сторону лаборатории. Внезапно двойная дверь впереди открылась, и в коридор вошел охранник.

Он замер на месте, уставившись в дуло пистолета.

– Не останавливайся, – шепотом приказал Первичный. – Ты один?

Охранник сделал еще несколько шагов. Сзади никого не было. Первичный вытащил у него пистолет и подал Джону. Джон неловко взвесил в руке холодное тяжелое оружие и убрал в карман.

– Сюда, – приказал Первичный. Они вернулись к кабинету Ильдибада и втолкнули мужчину внутрь.

– Где мои друзья? – спросил Джон.

Усмехнувшись, охранник процедил:

– Суло! Марикои!

– Думаю, он ничего не собирается нам говорить, – сказал Первичный.

– Что это за тарабарщина? – спросил Джон.

– Это – Язык, кретин, – с достоинством произнес мужчина. У него был такой же акцент, как у Висграта.

– Глядика, понашему тоже умеет, – сказал Первичный. – Значит, поймет, что я пущу ему пулю в лоб, если он сейчас же все не выложит. – Он нацелил пистолет на голову охранника. Джон едва удержался, чтобы не оттолкнуть руку Первичного. Но как иначе они смогут чтото узнать? К тому же Джон надеялся, что Первичный блефует.

– Пикутара йоан!

– Слушай, ты, тупой сукин сын! Ты для меня всего лишь упрямое животное! Говори, или я тебя пристрелю!

– Ваши друзья мертвы. Вы тоже скоро умрете.

– Неправильный ответ! – Первичный яростно ударил охранника по лицу рукояткой пистолета.

– Что ты делаешь? – закричал Джон.

– Да тихо ты!

– Я тихо?!

Джон высунул голову за дверь и посмотрел в обе стороны. Никого.

– Ты что, пытать его задумал?

– Слушай, – сказал Первичный, – а для чего ты меня сюда притащил? Разве не для грязной работы?

Изо рта охранника текла кровь. Он плюнул в Первичного, но тот с ухмылкой увернулся.

– Где они?

– Каброи! Вы не помешаете нашему славному возвращению в Алару. Мы заберем у вас переместитель и бросим ваши тела псам!

Первичный опять ударил его пистолетом; на этот раз охранник отключился. Он был весь в крови. У Джона голова шла кругом.

– Все равно от него никакого толку, – сказал Первичный.

– Ты мог его убить! – Джон присел на корточки и нащупал пульс.

– Брось ты это дерьмо.

– Что ты творишь! Мы здесь не для того, чтобы играть в крутизну, драться и убивать!

Первичный вперил в Джона такой холодный взгляд, что тому стало страшно.

– Я встречался с ними раньше. Они ни перед чем не останавливаются. Мы должны атаковать первыми, иначе нас прикончат!

Джон положил руку ему на плечо.

– Я понимаю, что ты чувствуешь. Мне тоже хочется их всех уничтожить. Ты ведь знаешь, они ранили мою Кейси. Но наше оружие – хитрость и быстрота. Ярость и насилие нас погубят.

В лице Первичного чтото изменилось. Он кивнул.

– Да, ты прав. Прости… А ведь мы с тобой стали совсем разными.

– Ну, не такими уж и разными, – сказал Джон. – Хотя два года – срок немалый.

Нацепив на охранника его же наручники, они затолкали тело под стол. Потом Первичный снова подошел к двойной двери, дождался Джона, держа ладонь на холодном металле, на секунду прислушался и открыл дверь. За ней был холл и стеклянные входные двери.

– Стой!

Первичный повернулся на голос.

Ктото бежал по коридору.

Джон втолкнул Первичного в холл и захлопнул дверь. Выждав секунду, Первичный распахнул дверь ногой. Три раза выстрелил.

– Осторожность не сработала, – сказал он с мрачной улыбкой.

Джон отшатнулся, схватившись руками за голову. Первичный погубит и себя, и его!

Первичный снова пнул дверь. Когда выстрелы стихли, Джон бросил взгляд в коридор. На полу лежал мертвый охранник. Первичный подбежал к нему и, обыскав карманы, нашел связку ключей.

– Быстро. Они знают, что мы здесь.

Первичный побежал по тротуару между зданиями. Металлическая дверь лаборатории № 1 открылась, вышел Висграт.

– Стой, – приказал Первичный, вскинув пистолет. Висграт остановился и поднял руки. Он не испугался. На лице его играла насмешливая улыбка.

– Куда ты дел моих друзей, Висграт? – спросил Джон.

– Отважный Джон Уилсон. В двух экземплярах. Забавно.

– Где они? – повторил Джон. В нем закипела злость, и он сунул руку в карман за оружием.

– Не здесь.

Первичный направил пистолет на локоть Висграта.

– Будет больно.

Висграт побледнел.

– Почему вас двое? Твой прибор сломан. Или ты смог…

Первичный прижал ствол к его локтю.

– Где его друзья?

Висграт внимательно посмотрел на Первичного, словно прикидывая, хватит ли у того духу спустить курок. Очевидно, главарь ценил свою жизнь больше, чем охранник.

– Они в лаборатории № 1. Прямо здесь.

– Веди нас. Руки за голову.

Джон быстро огляделся. На открытом месте он чувствовал себя неуютно. Выстрелы Первичного наверняка привлекли внимание.

– Живо.

– Как я открою дверь с поднятыми руками…

– Открывай чертову дверь.

– Вы никогда отсюда не выберитесь. Здесь пятьдесят человек охраны. Больше, чем у вас патронов.

Они оказались почти в таком же холле, что и в первом корпусе. Из холла вело несколько дверей.

– Куда дальше?

– Туда, – кивнул Висграт.

– Вперед.

Висграт медлил.

– Давай иди.

Сообразив, что Висграт чтото задумал, Первичный открыл рот, чтобы приказать ему отойти от дверей.

Висграт быстро оглянулся и с криком нырнул в дверь.

Первичный трижды спустил курок. Его лицо пылало, в ушах звенело. Он толкнул дверь и увидел лабораторную комнату.

Три лаборанта в белых халатах стояли у стола, к которому была привязана обнаженная девушка. Из ран на ее руках и туловище сочилась кровь.

Первичный с изумлением увидел, как Джонни Фермер, испустив яростный крик, выхватывает пистолет и палит в лаборантов. Ближний мужчина рухнул; из его груди фонтаном брызнула кровь. Первичный выстрелил еще три раза и перезарядил оружие.

Он не знал, куда делся Висграт; сейчас его заботило другое. Два оставшихся лаборанта бросились наутек. Первичный вбежал в комнату, перепрыгнул через столик с хирургическими инструментами и достал второго лаборанта выстрелом в спину. Третий успел забежать за шкаф; пуля прошла в нескольких сантиметрах от его головы.

Краем глаза Первичный уловил закрывающуюся за Висгратом дверь. Висграт – главарь, он приведет подкрепление. Первичный ринулся через комнату, осторожно открыл дверь и увидел пустой коридор. Висграт исчез. Первичный медленно пошел мимо дверей, дергая за ручки. Все двери были заперты, свет нигде не горел.

Чем эти ублюдки тут занимаются? Да, вероятно, тем же, чем и он. Пытаются устроиться получше в чужой вселенной. Но он не такой, как эти люди. Они мучают и убивают…

Он тоже убивал. Убил Оскара и, возможно, Томаса. Они были его первые жертвы, в сотне вселенных отсюда. Убил Коррандрама и Теда Карсона. И сподличал, чтобы вернуть себе жизнь. Но у него не было выбора. Любой на его месте поступил бы так же. Даже Джонни Фермер пытался…

За поворотом коридора Первичный услышал топот бегущих ног. Снял с плеча винтовку и прижался к одной из дверей.

Изза угла выскочили двое мужчин со здоровенными пулеметами.

Не медля ни секунды, Первичный всадил в них по пуле; они и ойкнуть не успели.

Что, гады, не ждали? – подумал он. Подобрав один из пулеметов, водрузил себе на плечо. Ухмыльнулся. Вот и трофейное оружие раздобыл.

Возможно, у охранников остались жены. Интересно, они нашли себе женщин среди местных, или у них были свои? А может, они любили друг друга? Первичный мрачно хохотнул. Еще два трупа на его счету. Два гребаных трупа.

Крадучись он зашел за угол. Никого. Через несколько шагов еще один поворот. Там тоже пусто. Коридор заканчивался двойной сплошной дверью.

Первичный медленно повернул ручку, толкнул дверь и отскочил в сторону. Тишина. Дверь плавно закрылась.

Он снова ее открыл и вошел внутрь.

Это был склад. Рядами стояли стеллажи, доверху заставленные коробками. Тут есть где спрятаться, подумал Первичный.

Судя по количеству коробок, отщепенцы без дела не сидят. Они действуют. Они ищут. Похоже, они рассчитывали найти когонибудь вроде Джонни Фермера, когонибудь, кто вернет их – как говорил Коррандрам? – в Аларийскую империю.

Первичный поразился, сколько всего тайного скрывается за горизонтом вселенных. Кто сослал аларийцев? Откуда прибыл Коррандрам? Из Вселенной «ноль»? С чего все началось?

Он уловил какоето движение и спрятался за ближайшим стеллажом. Между коробками крались двое мужчин. Они тихо переговаривались. У одного был командный голос. Первичный надеялся, что это Висграт. На сей раз он не уйдет.

Первичный осторожно выглянул. Точно – Висграт. Джон шагнул вперед. В то же мгновение сзади на него ктото тяжело навалился и сбил с ног. Он успел один раз выстрелить, прежде чем у него выкрутили из рук винтовку, а шею крепко сдавили. Ловушка.

– Суки, – прохрипел Первичный.

С довольной улыбкой Висграт подошел к нему вплотную; теперь Первичный видел только его ботинки.

– Вот ты и попался, неуловимый Джон Уилсон.

– Рейберн.

– Я знаю, что у тебя есть трансфер. Знаю, что ты сделал второй. Своими выходками ты разозлил нас не хуже аратоанцев. – Висграт сел на корточки и посмотрел ему в глаза. – Теперь у нас будет время об этом поговорить.

Первичный понял, на что намекает Висграт.

– Послушай, я не тот Джон, который тебе нужен. Но я выведу вас на него. Не надо пыток.

Висграт засмеялся.

– Ты убил нескольких моих людей, пытался убить меня, а теперь хочешь договориться?!

– Мне пришлось. У Джона прибор. Он похитил меня и заставил работать на себя. Он хуже, чем вы. Уж лучше я буду помогать вам.

– Конечно, будешь. Куда ты денешься. Скоро мы проверим твою искренность.

Висграт о чемто распорядился на своем языке.

Мужчина, сидевший на Первичном, надел ему наручники и, подхватив за шиворот, поставил на ноги. Его быстро обыскали.

– Теперь осталось найти твоего близнеца.

Глава 39

Джон крутанулся на месте, проверяя, нет ли в комнате Висграта или когото еще из его шайки. В висках стучал пульс. Рукоятка пистолета была скользкой от пота. Воняло порохом.

Джон Первичный исчез. Преследует Висграта?

Лаборатория была заставлена оборудованием и шкафами, из нее вели три двери; есть где спрятаться и куда убежать. Джон услышал, как хлопнула одна из дверей. Наверное, третий лаборант выскочил. Где же Висграт?

Джон положил пистолет на стол рядом с Грейс и принялся возиться с ремнями на ее руках и ногах. В нем снова закипела ярость.

– Грейс! Грейс!

Ее глаза были закрыты, но она дышала. Окровавленная грудь поднималась и опускалась. От одного взгляда на раны Джону сделалось дурно. Это его вина!

Наконец ему удалось отвязать девушку.

– Грейс, как ты? Ты меня слышишь?

Ресницы вздрогнули, и Грейс открыла глаза. Постепенно взгляд ее сфокусировался, она слабо улыбнулась. У нее не хватало одного переднего зуба.

– Джонни…

– Все хорошо, Грейс. Ты в порядке? – Он понял, что несет чушь.

Грейс ухмыльнулась.

– Ничего, – прошептала она. – Пациент скорее жив, чем мертв.

Джон, у которого глаза щипало от слез, улыбнулся. Она еще способна шутить.

Грейс села на столе.

Джон стащил халат с одного из лаборантов и набросил ей на плечи. Она была вялая и бледная, но взгляд прояснился.

– Грейс, нам надо найти Генри.

Она оглядела лабораторию и схватилась за плечо Джона.

– Голова кружится. – Грейс показала на одну из дверей. – Меня привели оттуда. Генри я ни разу не видела, но думаю, он был в соседней камере.

Ее взгляд упал на пистолет.

– Можно, я возьму его себе?

– Бери. У меня есть еще один. Ты умеешь стрелять?

– Я выросла в городе. Могу лишь набрать «девятьодинодин». Но сегодня мне хочется попробовать.

– Будь осторожна. Не подстрели когонибудь из нас. Первичный тоже здесь, в этом здании.

Джон достал из кармана пистолет Коррандрама и проверил, заряжен ли он.

– Первичный? Ты пришел сюда с Первичным?

– Да. Мне был нужен союзник. – Внезапно Грейс побледнела еще сильнее. – Ты в порядке?

– Не беспокойся.

Она стала на колени перед трупом второго лаборанта, перевернула его на спину и плюнула в лицо.

Грейс уже не выглядела слабой. Она была в ярости. Джон и раньше знал, что она борец, что она может быть жесткой и злой, однако никогда не подозревал в ней столько силы духа, и ему стало страшно за вестготов, которые попадутся на пути.

– Грейс, мне жаль, что я втянул тебя…

– Скоро жалеть придется этой мрази, – произнесла она, поднимаясь.

Джон помог ей дойти до конца комнаты и, пока Грейс отдыхала, прислонившись к стене, приложил ухо к двери. Тихо.

– Отойди в сторону, – сказал он Грейс и распахнул дверь. Никого.

Метров десять коридор шел прямо, затем поворачивал направо. С правой стороны были три двери. Грейс показала на среднюю.

– Меня держали здесь.

Джон подергал ручку левой двери. Заперта. Постучал.

– Генри!

Тишина.

Он подошел к правой камере, но и оттуда никто не отозвался.

– Его кудато увели, – сказал Джон. – Пошли.

За поворотом коридор оканчивался двойной дверью. Прислушавшись и ничего не услышав, Джон толкнул ее ногой.

Посреди лабораторной комнаты, приставив пистолет к виску Генри, стоял Висграт. На губах Генри запеклась кровь, под глазом был огромный синяк. Парень выглядел изможденным и, наверно, упал бы, не поддерживай его Висграт. На полу лежал Первичный с наручниками за спиной.

– Стоять! – крикнул Висграт. – Мне нужен трансфер. Если я его не получу, этот парень умрет. А потом и другой. Решай.

До Висграта было метров пять.

– Спокойно, – сказал Джон. – У меня есть прибор, и я готов к обмену.

– Я абсолютно спокоен. Положи пистолет на пол.

Джон подчинился. Висграт заметно расслабился. Ствол пистолета съехал на сантиметр вниз с виска Генри.

– Правильный выбор. Теперь подай мне прибор.

Грейс в три шага пересекла комнату и оказалась лицом к лицу с Висгратом. Ствол ее пистолета коснулся его носа. Висграт совершенно не принимал ее в расчет, понял Джон, даже не позаботился ее разоружить.

– Опусти пушку, – сказал Висграт. – Иначе я пристрелю твоего хахаля.

Грейс ухмыльнулась:

– Выбирать буду не я. Если ты убьешь Генри, я убью тебя. Если ты его отпустишь, я не убью тебя. Решай.

Джон снова поднял свой пистолет, гадая, чем это закончится. Грейс резко повысила ставки своим смелым поступком.

– Грейс, – слабым голосом произнес Генри. Она не обратила на него внимания.

– Ты станешь рисковать жизнью своего дружка? – побледнев, недоверчиво спросил Висграт.

– Я не рискую ничьей жизнью. Ты рискуешь своей. – Грейс прижала ствол к носу Висграта. – Не опустишь пистолет – умрешь. Вот и все.

– И он вместе со мной.

– Вряд ли у тебя возникнет желание выстрелить, когда пуля прошьет твою голову. Носовая кость расколется, а решетчатая кость разлетится на сотни острых как бритва осколков. Они вонзятся в лобную долю, которая отвечает за агрессию; в продолговатый мозг, контролирующий сердце, и в гипоталамус, регулирующий дыхание. Я уверена, что ты не спустишь курок в ту долю секунды, пока твой мозг будет превращаться в месиво и вылетать из затылка. Я уверена, что ты просто обмочишься и наложишь в штаны, и твоей последней мыслью будет «я хочу к маме», а вовсе не о том, чтобы когото застрелить. – Палец Грейс на спусковом крючке побелел от напряжения. – Итак, что решил?

Висграт смотрел в глаза Грейс, на его лбу выступили капли пота.

Медленно он убрал пистолет от головы Генри.

– Счет нольноль.

Генри отошел в сторону.

– Выбор неправильный, – произнесла Грейс с холодной улыбкой и выстрелила в лоб Висграту.

– Грейс! – закричал Джон.

Слишком поздно. Висграт с грохотом перевалился через лабораторный стол.

– Грейс…

Она неотрывно смотрела на труп.

Генри легонько повернул ее за плечо к себе и обнял за шею руками в наручниках. Джон помог подняться Первичному.

– Как вы, ребята?

– Бывало и лучше, – ответил Генри. Он кивнул на труп. – Ключи, наверное, у него.

Джон обыскал карманы лабораторного халата, в котором был Висграт, нашел ключи и снял наручники с Генри и Первичного.

– Давайте выбираться отсюда.

Первичный протянул Генри пистолет Висграта. Генри помедлил, потом взял его и сунул в карман.

– Ты в порядке? – снова спросил Джон. – Они тебя…

Генри отвел глаза.

– Ничего, оклемаюсь. Какой у вас план? Надеюсь, не просто «идем спасать Генри и Грейс, а там видно будет»?

Он иронично ухмыльнулся, и Джон чуть не прыснул от смеха.

– План один: скорей уносим ноги.

– Да, – сказала Грейс. – Нельзя оставаться в логове зверя.

– Если потребуется, мы можем покинуть эту вселенную, – продолжал Джон.

Грейс во все глаза смотрела на Первичного.

– Джон, ты сделал прибор!.. Конечно, сделал. Как бы иначе он тут оказался.

– Да.

Грейс обняла его.

– Я знала, что ты сможешь.

– Шевелитесь, – поторопил Первичный. – Чем дальше мы будем отсюда, тем лучше.

Джон подошел к одной из дверей и распахнул ее ногой. Впереди был пустой коридор. Они двинулись вдоль него, проверяя все двери. Большинство были заперты, другие открывались в маленькие лаборатории. За одной из дверей оказалась оранжерея с выходом на улицу.

– Сюда.

Они побежали между рядами растений. Взгляд Джона упал на лозу, густо покрытую странными плодами размером с яблоко.

Он сорвал один. Верхняя половина плода была красной, нижняя – синей. Посередине цвета плавно переходили друг в друга. Если смотреть сверху, плод напоминал по форме шестиконечную звезду. Джон сунул его в карман и побежал дальше.

Дверь из оранжереи выходила в сад.

– За мной! – крикнул Джон, поворачивая на северовосток. В той стороне должна быть стоянка, можно угнать какуюнибудь машину.

– Ой! – вскрикнула Грейс. Она была босая. Генри подал ей руку и помог идти.

В пятидесяти метрах к западу находилась погрузочная платформа, возле которой стоял тягач. Восточная сторона здания утопала в темноте.

– Туда, – сказал Первичный, показывая на восток.

Прижимаясь к бетонной стене, друзья добрались до угла здания. Джон высунул голову и увидел освещенную прожекторами стоянку. У входа в лабораторию № 1 стояли три машины. В дверь вбегали охранники с автоматами.

Трое охранников направились к углу здания.

– Сюда идут. Спрячьтесь, – прошептал Джон.

Они пригнулись в тень. К счастью, охранники прошли в трех метрах от угла и не посмотрели в их сторону.

Охранники скрылись в оранжерее.

– Надо угнать джип, – сказал Джон.

Они перебежали через газон. Раздался выстрел. Пуля чиркнула по капоту автомобиля.

Из корпуса выходили охранники. С выражением ужаса и дикого восторга на лице Генри выстрелил несколько раз в их сторону. Когда охранники бросились на землю, он подтолкнул Грейс и Джона на заднее сиденье, а сам сел за руль. Первичный вскочил на пассажирское место спереди.

Пока Генри сдавал назад, Первичный расстрелял до конца обойму и перезарядил пистолет. Джон с поразительной скоростью выпускал пулю за пулей из своего окна.

– Патроны кончились, – крикнул он.

Генри сунул ему свой пистолет. Джип с ревом преодолел подъем и понесся к передним воротам.

– Закрыты!

– Не останавливайся! – заорал Первичный.

Генри надавил на акселератор, и тут Джон увидел расстеленные поперек дороги ленты с шипами. Наскочив на них, джип осел, изпод развороченных колес повалил дым. Автомобиль несильно ткнулся в забор и остановился.

– Черт.

С проходной открыли огонь. Лобовое стекло рассыпалось. Генри схватился за руку.

Первичный вытащил его из машины через свою дверь. Грейс тоже соскочила на асфальт. Джон выпустил три очереди по будке; окно разлетелось, охранник спрятался за стену. Сзади Джон услышал шум приближающихся машин.

– Мы в западне, – прошептал Генри.

Джон огляделся в поисках какогонибудь выхода. Путь через проходную заказан, там охранник. Остальные будут здесь с минуты на минуту.

– Я надеялся выбраться по старинке, – сказал он. – Но мы не в западне, Генри.

– У Джона есть прибор, – воскликнула Грейс.

– Значит, ты можешь выбраться, – сказал Генри. – А как же мы?

– Мы все выберемся.

Джон задрал рубашку, вскрикнув от боли. Оказывается, пуля когдато зацепила ему плечо. Он повернул ручку радиуса поля до максимума и переключил счетчик на 7651.

– Станьте вокруг меня.

– Нет! – закричал Первичный. – Если мы это сделаем, я не смогу вернуться!

Свет фар скользнул по лицу Джона.

– У нас нет выбора.

Первичный выругался.

Все четверо прижались друг к другу.

– Поехали, – сказал Джон.

Глава 40

Джон с волнением подошел к старому сараю. Билл и Джанет сказали, что ктото взломал дверь. Джон подозревал, кто были эти грабители, просто хотел убедиться.

Прошло шесть недель. Именно столько времени потребовалось на то, чтобы перевести золото в валюту Вселенной 7651 и с нуля создать новый прибор. К счастью, 7651я была неплохо развита в плане электроники, и работа оказалась довольно легкой. Корпеть с паяльником не пришлось: нужно было только начертить схемы и заказать нужные блоки приборостроительной фирме.

Вначале домой отправился Первичный. В 7533ю вселенную. Джон составил ему компанию.

– Что у тебя там? Труп? – полюбопытствовал он, кивая на огромный чемодан.

– Ты обещал не спрашивать, – сказал Первичный.

– Да, но интересно ведь…

– Ну что я могу везти! Ты меня знаешь. Книги, игрушки, всякие мелочи. – Первичный пожал плечами. – Я уже использовал все свои запасы.

– Всетаки это нечестно.

– А пинбол – честно?

Первичный был прав. Джон украл идею в одной вселенной и заработал на ней кучу денег в другой. Не ему осуждать Первичного.

«Ворота миров» во Вселенной 7651 стояли на территории заброшенной каменоломни, поэтому Джон и Первичный оказались всего в нескольких сотнях метров от фермы.

– Ну что, пережил? – спросил Джон.

Первичный часто дышал.

– Ненавижу переходы.

– Хочешь, помогу донести до сарая? – предложил Джон.

– Нет, сам справлюсь. – Первичный достал мобильный телефон. – Суд я пропустил, но думаю, все уладится.

– Я могу тебя доставить в любую вселенную, – сказал Джон. – Даже в ту, из которой ты родом.

Первичный как будто задумался. Покачал головой.

– Нет, спасибо. Теперь мой дом здесь. Разве что ты хочешь остаться.

– Нет, уже нет, – сказал Джон. – Еще несколько недель назад я бы остался, но…

– Но перед тобой отрыты все миры.

– Точно.

Первичный взялся за чемодан.

– Возвращайся к своей Кейси. Уверен, она за тебя волнуется.

– Мне тоже так кажется.

– Еще коечто. – Первичный поколебался. – Заскочи сюда, пожалуйста, через пару месяцев. Возможно, мне захочется прогуляться. Скучно сидеть на одном месте.

– Неужели?

Первичный неопределенно мотнул головой. Подал руку Джону.

– Счастливо.

Затем при помощи портативного устройства Джон вернулся в 7651. У новых трансферных ворот его ждали Генри и Грейс.

– Все нормально, – сказал Генри.

Когда они в первый раз подключили аппарат к сети, на каменоломне сгорел трансформатор и им пришлось ждать целую неделю, пока электрическая компания его починит.

Джон посмотрел на Грейс, сидящую в углу конторы. Спали они все тут же, на раскладных кроватях рядом с «воротами миров», поэтому Джон знал, что ее мучают кошмары. Однажды он попытался затронуть эту тему.

– В этой вселенной ээ… тоже, наверно, есть психиатры.

Грейс пронзила его взглядом.

– Можно хотя бы принимать успокоительные…

Он думал, что сейчас она обругает его или, того хуже, молча отвернется. Но она только покачала головой и сказала:

– Джон, мне просто нужно время.

Больше он об этом не заговаривал.

Грейс почти не отходила от Генри, за исключением тех случаев, когда брала пистолет и шла в неглубокий карьер стрелять по пустым банкам. Джон надеялся, что, вернувшись домой, в свою вселенную, она придет в норму. Неизвестно, правда, что там за это время успел натворить Харборих…

– Готовы? – спросил Джон.

Грейс кивнула и встала. На ней была солдатская форма, которую они купили в этой вселенной помимо электроники, автоматов, динамита и бронежилетов. Грейс подтащила сумку с боеприпасами к трансферным воротам.

Как и первый аппарат, построенный Джоном, ворота были стационарными. Над областью трансфера была укреплена балка, к которой липкой лентой они прикрепили основную часть системы, создающую под собой поле. Оно не было таким разборчивым, как поле портативного прибора, и перемещало все, что оказывалось внутри сферы радиусом в несколько метров. Требовалось строго следить, чтобы ничто из перемещаемого не выступало за эти пределы. Особенно части тела.

– Включай, – сказала Грейс.

– Зачем нам столько оружия? – снова спросил Генри. – Почему бы просто не обратиться в полицию?

– Ты уверен, что мы успеем это сделать? – парировала Грейс. – Я не хочу рисковать.

Джон согласно кивнул. Его смущала беспощадность Грейс, но она права. Кто знает, что их ждет.

Генри запустил таймер; на светодиодном табло запрыгали цифры – 30, 29, 28, 27… Все трое присели на корточки рядом с вещами. На счет ноль зазвенел и тут же оборвался звонок.

Они стояли на площадке перед карьером во вселенной 7650. Теплый ветер шевелил пробивавшуюся коегде траву. Людей поблизости не было.

Друзья отправились через дорогу к ферме. Увидев Джона, Джанет расплакалась от радости.

– Где же ты так долго пропадал?

– Мне нужно было спрятаться. Вы чтонибудь слышали о Кейси Николсон? Как она?

– Она приезжала к нам, – сказал Билл. – Ее выписали через неделю после твоего исчезновения.

– Можно от вас позвонить?

Он набрал ее номер в общежитии; никто не ответил. Джон бросил взгляд на настенный календарь. Ах да, сейчас же летние каникулы! Он нажал отбой и позвонил на домашний номер.

– Алло.

– Кейси?

– Джон! Ты где?

– С тобой все в порядке?

– Вас ищут. Полиция говорит, это похищение. А про ту компанию, что вас инвестировала, во всех газетах пишут.

– Ты в порядке, Кейси? – настойчиво повторил Джон.

– Ято в порядке. Как ты?

– С нами все хорошо.

– Генри и Грейс с тобой?

– Да, все целы и невредимы. Нам пришлось бежать. Были проблемы, ты же понимаешь.

– Я знала, что тебя не похитили. Я просто счастлива. Где ты сейчас?

– У Билла и Джанет. Скоро к тебе приеду.

– Попробуй только не приехать! Если не появишься до заката, я выслежу тебя и прикончу! – весело сказала Кейси.

– Уже боюсь.

Он повесил трубку. Жизнь внезапно снова повернулась к нему светлой стороной.

Из гостиной раздался голос Генри:

– Джон, иди сюда. Тут такое пишут…

– Что?

В руках Генри и Грейс было по газете.

– «ЭмВис» больше не существует, – сказал Генри. – Руководство и владельцы исчезли.

– И про нас есть, – добавила Грейс. – Одна строчка. Что мы тоже пропали.

– Исчезли? – повторил Джон задумчиво. Он глянул в окно. Сарая Вальдеров отсюда было не видно. – Тут за эти недели ничего странного не происходило?

Джанет покачала головой и вздохнула.

– Как же. Ктото забрался в старый сарай. Вскоре после того, как ты пропал.

– В старый сарай?

– Мы подумали, ребятишки баловались, но там такой разгром, – сказал Билл.

Друзья переглянулись.

– Я пойду посмотрю.

Джон вошел в сарай, щелкнул выключателем. Свет не загорелся. Открыв дверь на всю, Джон нашел в сумке фонарик и включил его.

Трансферных ворот не было. Их размонтировали и увезли. Джон знал кто. Харборих со своей кликой.

Пока Джон с друзьями скрывались в другой вселенной, у Харбориха было вдоволь времени, чтобы найти аппарат. Наверное, ворота поставили в какойнибудь из лабораторий «ЭмВис», и вся шайка отправились туда, куда им было нужно.

Здесь их больше нет.

Джон облегченно вздохнул. Теперь за Грейс и Генри можно не волноваться. Ублюдки из «ЭмВис» им больше не страшны. Кейси в безопасности. И он сам тоже.

Хотя успокаиваться рано.

Вестготы заполучили трансферные ворота. Они изучат их и сделают еще. Изза него, Джона, вселенная в опасности. Он не должен допустить еще больших бед!

У него есть знания, есть прибор. Пора убрать за собой.

Эпилог

Тед Карсон был уверен, что сошел с ума.

Его отец в сорок девять лет умер от инфаркта. Тед помнил похороны. И вот отец здесь – живой и здоровый. От одного взгляда на его лицо у Теда тряслись поджилки.

– Ты в порядке, Тед? Хлебни пивка.

– Не надо. Все нормально.

Тед и мужчина, в точности похожий на его отца, сидели рядом в гостиной перед телевизором, но Тед не помнил ни этой гостиной, ни этого телевизора и совершенно точно никогда раньше не сидел в этом кресле. «Отец» положил ладонь ему на колено, и Теду стоило больших трудов не отдернуться.

– Врачи говорят, у тебя амнезия. Еще какуюто фугу упоминают.

– Плевать, что болтают твои врачи. Ты был мертвый. И я живу не здесь.

Он знал, что у него нет амнезии. При амнезии человек теряет память, а Тед все помнил. Только, кажется, совсем не то, что было на самом деле.

Тед не хотел пива, но мама, которая была гораздо стройнее, чем настоящая, все равно подала ему запотевшую кружку.

Он откинулся в кресле и поднес кружку к губам.

Все было неправильным.

Тед сидел у себя в подвальной квартире, как раз кайф словил. И тут стук в дверь. Парень с электрошокером. Тед очнулся связанный по рукам и ногам в какомто ящике. Ему стало страшно. Наверняка это торговцы дурью, которым он задолжал. Даже слова сказать не дали, гады!.. Кейси Николсон вытащила его из ящика и отвела в полицию. Он обмочил штаны, заблевал пол в участке. Потом больница, репортеры.

Приехали родители. Тед орал, не переставая, пока медсестры не вытолкнули отца за дверь.

Нескончаемые тесты и вопросы. Тед отвечал, как мог. Он хорошо помнил все, что происходило с ним в последние два месяца. У него была машина и работа в баре. Он знал свой адрес. Доктора все записывали и кивали.

Его отвезли на угол Ходж и Стейли, где он работал, но бара там не было. Там продавали подержанные автомобили. В его квартире жила мексиканская семья. Очень давно. У Теда не было ни машины, ни квартиры, ни работы. Зато появился отец. Через десять лет.

Тед не был уверен, что выиграл от обмена. Похоже, в придачу ко всему остальному он лишился разума.

– Врач говорит, у тебя это может пройти, – сказал отец. – А может остаться навсегда. Главное, ты теперь дома, в безопасности.

– Да.

– И вся канитель наконец позади.

«Канитель» – это поход в суд, где требовалось подтвердить свою личность. У него не было ни водительского удостоверения, ни карточки социального страхования, поэтому он должен был официально заявить, что он – Тед Карсон, а потом это заявили его родители.

Он увидел, как Кейси Николсон обняла того самого парня, который вырубил его электрошокером. Только теперь он был в костюме, а рядом стояли три адвоката.

Парень встретился с ним взглядом и ухмыльнулся, будто только что ловко провернул какоето дельце.

Но, хоть убей, Тед не понимал, как у него украли его жизнь.

– Твою мать, – прошептал он и залпом осушил кружку.

Стены вселенной

1

Дабья – прозвище Джорджа Уокера Буша; от техасского произношения W в инициалах. – Здесь и далее примеч. пер.

2

Джон Дир (John Deere) – крупный производитель сельскохозяйственной и лесной техники.

3

Змеиный курган (Serpent Mound) – фигурный древнеиндейский курган длиной около 440 метров и высотой в I метр. Находится в штате Огайо.


home | my bookshelf | | Стены вселенной |     цвет текста