Book: Сказки городка Жур-Жур



Сказки городка Жур-Жур

Георгий Балл

Сказки городка Жур-Жур

ЖЕЛТЯЧОК

В курятнике кто-то тихонько постучал: тук… тук…. А потом послышалось: крак!

Клуша Рыжуха замахала крыльями. А из разбитой яичной скорлупы выклюнулся цыпленок, первый цыпленок. Можно про него сказать — Желтячок. Потому что он был кругом желтый.

Цыпленок затряс головой и сказал:

— Пин-пин-пи.

А в это время из-за леса выглянуло солнышко. И по земле побежал солнечный лучик. Искупался в холодной речке, прокатился по крыше дома и заглянул в окошко. Желтячок зажмурился и притаился. Вдруг закудахтала клуша Рыжуха, залаял пес Шустрый, громко замычала корова:

— Му-у! Пора на волю!

А цыпленок подумал: «Сколько света и шума. Это все я сделал?! Пин! Это все я! Это я! Я!»

Нет, не надо смеяться над Желтячком. Ведь это было самое первое утро в его жизни. А как хорошо, как чудесно увидеть мир рано утром! Как хорошо жить на земле!

НОВИЧОК НА ПРОГУЛКЕ

Весною приехал в деревню трактор. Был он совсем новеньким только-только с завода. Никого он в деревне не знал, ни с кем еще не познакомился.

Как приехал, так сразу принялся за работу. Вставал он рано, вместе с солнышком. Выйдет в поле и начинает землю пахать. И пашет до вечера. Когда уж тут знакомства заводить!

Вспахал трактор почти все поле. Только маленький кусочек остался.

«Ладно, — решил трактор, — утром допашу. А сегодня погуляю немножко. Очень вечер хорош».

Как решил, так и сделал. Включил мотор и поехал по дороге.

Едет трактор, по сторонам поглядывает. Вдруг видит навстречу ему шагают утята.

— Здравствуйте! — вежливо сказал трактор.

— Кря-кря!

— Простите, я что-то плохо слышу, — сказал трактор и выключил мотор.

— Мы идем купаться. Мы идем плавать. Хочешь, иди и ты с нами. Кря-кря!

— Я не умею купаться, — сказал трактор.

— А что ж ты тогда умеешь? — удивились утята.

— Я умею пахать землю и сеять хлеб. А если ко мне приладят повозку, то я моту ее возить.

— Значит, ты лошадка?

— Нет, я трактор.

— Такой большой, а не умеет плавать. Как стыдно! Кря!

Утята сошли с дороги и пошагали к пруду на своих маленьких лапках.

— Куда же вы? — крикнул трактор. — Подождите!

Но утята даже не обернулись.

Трактор включил мотор, поехал дальше. Он ехал не быстро и не медленно. Ведь ему хотелось прогуляться. Так трактор доехал до небольшого домика, что стоял у дороги.

— Гав! Гав! Куда ты мчишься, железный сундук? — услышал трактор.

На дорогу выскочил рыжий щенок. Он лаял и рычал. Трактор остановился, сказал:

— Вы ошиблись. Я не железный сундук. Я трактор.

— А куда ты мчишься? — прорычал щенок.

— Я пахал поле. А сейчас отправился немножко погулять.

— А-а-ав! Это другое дело, — уже не так грозно прорычал щенок и завилял хвостом. — Слушай, железный сундук, посторожи дом, а я сбегаю к моим друзьям в деревню. Ужасно хочется подраться!

— А я не умею сторожить дом, — вздохнул трактор.

— А лаять ты умеешь?

— Нет.

— Даже тихо не умеешь? — удивился щенок.

— Совсем не умею.

Щенок очень рассердился и залился визгливым лаем:

— Тяф! Тяф! Тяф!

Трактор даже испугался: как бы щенок не оглох. Он вздохнул, включил мотор и поехал дальше. И долго он еще слышал, как лаял рыжий щенок.

Так трактор доехал до небольшого лужка. Вдруг впереди он заметил что-то черное. Трактор подъехал ближе и видит: посреди дороги, расставив тонкие ножки, стоит бычок.

— Вы хотите пройти? — спросил трактор.

— Нет, я хочу бодаться, — ответил бычок.

— Бодаться? А как это делается?

— А вот так: надо повертеть хвостом, наклонить голову — и вперед рожками: му-у! му-у!

— У меня нет хвоста и нет рожек.

— Как так? — удивился бычок.

— Не знаю, мне люди не сделали ни хвоста, ни рожек.

— О-о! Тогда с тобой неинтересно играть. Пойду-ка я кого другого поищу. А ты ступай своей дорогой, — сказал бычок и, высоко подбрасывая ноги, побежал на луг.

Трактору стало грустно. Очень грустно. Он остался совсем один на дороге.

«Уж солнце садится. Пора домой», — решил трактор и повернул назад, к полю.

Он вернулся в поле и пахал до позднего вечера. И пока пахал, все думал: нет, никогда не научиться ему плавать, как утята, лаять и стеречь дом, как собачка. И никогда у него не вырастут ни хвост, ни рожки, как у бычка. Ведь он только трактор. Он умеет пахать и сеять. А если к нему приладят повозку, то он может ее возить. Вот и все.

Но зато…

Когда наступило лето, на том поле, что вспахал трактор, выросла густая желтая пшеница.

И все в деревне радовались:

— Вот так трактор! Вот так новичок.

А трактор уже не был новичком. Он всех знал, и его все знали.

МОСКВИЧОК, КОТОРЫЙ НЕ ЗНАЛ ПРАВИЛ УЛИЧНОГО ДВИЖЕНИЯ

Жил-был автомобиль Москвичек. Он умел ездить. Он умел ездить, но совсем не знал правил уличного движения. Не ходил в школу, не хотел учиться.

Выехал Москвичек из дома и сказал важно сам себе:

— Ну, я поехал.

И он поехал. Он ехал и пел про себя такую песенку:

Би! Би! Би!

Ты с дороги убиби,

Если ты не убибишь,

Будет больно, би-би-би!

И было ему весело. Но вдруг он услышал:

— Эй, малыш, поберегись!

Москвичек посмотрел налево — никого. Посмотрел направо — никого. Посмотрел наверх и увидел большой Подъемный Кран.

— Куда ты лезешь, малыш? — строго спросил Кран.

— Я не лезу. А еду. Я умею ездить, — сказал Москвичек.

— Не умеешь ты ездить.

— Нет, я умею, умею!

— А правила ты знаешь? Видишь, здесь нет проезда.

Здесь стройка, — сказал Подъемный Кран и отвернулся.

— Подумаешь! — обиделся Москвичек. — Я и без правил умею ездить. Да! Да! Да!

Я умею по…

Я умею во…

Я умею поворачивать.

Я умею то…

Я умею во…

Я умею вовремя тормозить.

И Москвичек включил полный газ и помчался по улице: би-би-би! Он мчался изо всех сил так, что в глазах у него замелькали дома, светофоры, афиши, заборы…

Удивлялись дома: вот так автомобильчик! Ну и Москвичек! И стали дома отходить в сторонку. Даже большое высотное здание пропустило Москвичка, покачало головою: «Как бы не случилось беды!»

А Москвичек был очень доволен. И смеялся. И напевал:

Куда хочу, туда кручу.

Куда кручу, туда хочу.

Отойдите, налечу-у-у!

А старая тумба, что стояла на краю бульвара, заворчала:

— Ишь разошелся! Не буду уступать ему дорогу, пускай объезжает.

На всем ходу Москвичек ударился о тумбу: бах-би, ой-ой!

— Милиционер! — позвала тумба.

Москвичек испугался и попятился назад.

— В чем дело? — спросил милиционер.

— Вот этот молодой человек совсем не знает Правил Уличного Движения.

— Прошу за мной!

Москвичек ехал за милиционером и грустно-грустно нашептывал:

Би! Би! Би!

Куда меня би-би…

Москвичек закрыл глаза, чтобы не было страшно. А когда открыл, очень удивился. Он сидел за партой, рядом сидели большие «Волги», а впереди огромный грузовик.

«Ну, — подумал Москвичек, — раз такие большие учатся, то и я теперь буду ходить в школу. Би!»

КАК КАТЕР НАУЧИЛСЯ ПЛАВАТЬ

Однажды к Черному морю привезли маленький катер. Везли его на поезде по полям и лесам, через горы и реки. А настоящего моря катер еще ни разу в жизни не видел.

Привезли катер к Черному морю, и огромный кран поднял его в небо, а потом опустил на воду — плюх!

«Ой, сейчас утону!» — подумал катер и ухватился изо всех сил за железную цепь. А цепь крепко держалась за железный якорь. А железный якорь цеплялся за большой камень. А камень врос в дно у самого берега.

Катер глядел на море и боялся. Вдруг он увидел серебряную рыбку.

Рыбка сказала:

— Давай поплывем наперегонки!

— Наперегонки? — удивился катер. — Но я еще не умею плавать. — И он посмотрел туда, куда уплывала рыбка.

А рыбка плыла все дальше и дальше в море. Тогда катер тихонько шепнул железной цепи:

— Может, попробуем?

А железная цепь сразу скомандовала по-морскому:

— Сниматься с якоря!

А железный якорь ответил по-морскому:

— Есть! — и отцепился, перестал хвататься за камень.

Катер сильно качнуло, и он… поплыл. Он плыл вслед за серебряной рыбкой.

Потом он обогнал рыбку. И мчался так быстро, что сзади кипело море, а белые брызги летели к небу.

Приплыл катер в город Севастополь. Там стояли на рейде большие корабли.

Катер стал плавать возле больших кораблей. Но они его не замечали. Катер забирался на самые крутые волны и нырял с размаху вниз — у-ух! Один раз катер чуть не захлебнулся. Но никто даже не обратил внимания.

Тоща он сделал вот что. Он забрался на высокуювысокую волну, глубоко-глубоко вздохнул да как крикнет:

— А я умею плавать! А я умею плавать! А я правда умею плавать!

И тут самый большой корабль услышал. Услышал, удивился и на чистейшем морском языке ответил:

— Молодец!

ХИТРЫЙ ПАУЧОК И ХИТРЫЙ МЕДВЕДЬ

У самой речки в кустах на тоненькой паутинке висел паучок. Он глядел далеко-далеко вперед. А издали все кажется маленьким. Большое дерево маленьким деревцем. Вот таким. Большая гора — маленькой горкой. Вот такой.

Вдруг увидел паучок, как на маленькую горку взобрался маленький-маленький медведь. Вот такой!

Постоял медведь на горке, повертел своей маленькой головкой и пошел мимо деревца.

«Куда это он собрался?» — подумал паучок, а сам раскачивается на своей паутинке: кач-кач, кач-кач… Качается паучок и дальше думает: «Вот-вот взойдет солнце. А какое оно на вкус, солнце, — горькое или кислое? А может быть, сладкое? Хорошо бы поймать солнце».

Так подумал паучок и сейчас же принялся плести паутину: нитка к нитке, нитка к нитке…

Вдруг — плюх… плюх… плюх… Что такое?

А это пришел медведь. И был он большой-большой. Вот такой!

Медведь залез в воду. Поплавал. А потом вылез из воды и стал перекатываться с боку на бок по песку.

— Осторожнее! — пропищал паучок.

Медведь открыл глаза, увидел маленького паучка.

— Ты зачем, малыш, сюда залез? — прорычал медведь.

— Я хочу поймать солнце.

— Что? — удивился медведь.

— Солнце, — повторил паучок. — Видишь, какую прочную паутину я плету? А ты зачем, медведь, катаешься по песку?

— Я хочу сделаться желтым, — сказал медведь.

— Зачем желтым?

— Чтобы пчелы меня не узнали, малыш. Пусть думают, что я не медведь, а желтая гора. Ведь ты знаешь, что бывают желтые горы?

— Знаю, знаю, — сказал паучок и тихонечко засмеялся: нос-то у медведя был не желтый, а черный. И он еще фыркал этим черным носом. А горы так не делают.

«Глупый медведь. Большой, да глупый!» — думал паучок.

А медведь поднялся и пошел.

«Глупый паучок, — думал он, — маленький еще, глупый. Разве солнце удержать такими паутинками?» И медведь громко засмеялся.

Он смеялся, пока не залез на ту гору, откуда пришел, и не стал опять маленьким-маленьким — вот таким.

ОЛЕНЕНОК И ТИГРЕНОК

Маленький красный олененок и маленький полосатый тигренок играли с утра в прятки. Ты же знаешь такую игру?

Тигренок прятался, олененок искал. Олененок искал своего друга под кустом, в траве, за сосной. Там, где хвостик, у олененка белело пятнышко. И тигренок искал белое пятнышко под кустом, в траве, за сосной.

Но однажды во время игры их застал дождь. Такой очень сильный дождь. Малыши спрятались вместе под сосной.

А когда дождь кончился, над лесом повисла радуга. Ты же знаешь полосатую солнечную радугу? От нее становится кругом светло и весело.

— Она очень вкусная, — сказал тигренок и облизнулся. А потом ему захотелось похвастаться, и он сказал: — Когда я был маленький, я съел кусочек радуги. Вот отчего я теперь полосатенький.

Олененок ничего не ответил.

— А папа мой съел большой кусок радуга, — хвастался тигренок. — Вот почему мы, тигры, и раньше были полосатые.

Олененок опять ничего не ответил.

Тогда тигренок сказал:

— Мой дедушка съел огромный — вот такой — кусок радуги.

Олененок молчал.

Тигренок еще подумал и сказал:

— Папа моего дедушки, мой прадедушка, съел всю радугу. Вот так: а-а-а-а-а-а-а-м!

— А я не люблю жадных, — сказал красный олененок и побежал.

Издали олененок был похож на солнышко. Только у него сзади был пушистый хвостик и белое пятнышко. И он был похож на солнышко с белым пятнышком и пушистым хвостиком.

«Какой красивый», — подумал тигренок и облизнулся….

— Куда же ты? Эй! — закричал тигренок.

Но никто ему не откликнулся. Только над лесом все еще висела радуга.

«А может, мой прадедушка не ел радуги? Может, мы не такие уж полосатые?» — подумал тигренок.



КАК МЫ ЕХАЛИ В ГОРОД ЕГОРЬЕВСК

Я очень люблю ездить, но меня никуда не пускали: ни на Южный полюс, ни на Северный, ни даже к бабушке в город Егорьевск. И вот однажды я сказал волшебные слова:

— Сарына-пына-пок!

И мы сразу очутились с мамой на вокзале. Там стоял поезд. Я подошел к паровозу и спросил:

— Куда ты собрался ехать?

— В город Его-о-орьевск, к бабушке, — басом ответил паровоз.

— В город Егорьевск? К бабушке? Ведь нам тоже туда надо, — обрадовался я.

Мы сели в поезд и поехали. Мы ехали мимо домов, мимо больших и маленьких собак, мимо других поездов. И мы выехали на луг. Тут наш поезд вдруг остановился. Я, конечно, побежал поглядеть, что случилось.

— Почему мы стоим? — спросил я у паровоза.

— Посмотри, — ответил мне паровоз, — впереди идет рыжая корова, а за ней рыжий теленок. Пускай они перейдут через рельсы.

Корова кивнула нам головой и перешла через рельсы. А за ней побежал рыжий теленок.

Наш паровоз загудел им вслед:

— Ду-У-у!

Рыжий теленок остановился и замычал:

— Му-у-у!

Паровоз сердито:

— Ду-у-у!

А рыжий теленок вытянул морду и еще громче:

— Му-у-у-у-у!

Тоща наш паровоз как выпустит пар: тш-ш-ш-ш… Ударил пар в куст ольхи, а под кустом стоял теленок. Посыпались на теленка листья. Испугался он, побежал, только уже не рыжий, а пятнистый.

А мы поехали дальше. Мы ехали через поля, мимо деревень. А потом въехали в лес. Из окошка я увидел большой красный гриб. Паровоз запыхтел и остановился. Наверно, он тоже увидел красный гриб. Я подбежал к паровозу, кричу:

— Давай поглядим, как растет гриб.

— Мо-жно-о-о! — прогудел паровоз.

И мы стали смотреть, как растет красный гриб. Потом мы слушали, как поют птицы. Паровоз даже попробовал подсвистывать птицам: «Фьють-фью-фью». И я тоже попробовал: «Фьють-фью-фью».

Пока мы стояли, солнце спряталось за деревья. Сразу сделалось темно и страшно.

— Поедем поскорее, — сказал я паровозу.

— Не могу-у-у! Впереди путь закрыт.

Вдруг из темноты показались два огромных разноцветных глаза — красный и зеленый. Паровоз испугался, попятился.

— Гу! Гу! Гу! Не бойся, паровоз! Разве ты меня не узнал?

Паровоз зажег фонарь и увидел сову.

— Не бойся, — сказала сова. — Я буду лететь впереди тебя. Если путь свободен, у меня загорится зеленый глаз. А если путь закрыт — загорится красный.

Мы подождали и увидели: впереди загорелся зеленый глаз.

— Поехали! — крикнул я паровозу. — Это сова подает нам сигнал.

И тогда мы помчались быстро-быстро, изо всех сил. И приехали в город Егорьевск.

— Что ж вы так долго ехали? — закричала нам с платформы бабушка.

А я сказал:

— Нет, мы быстро ехали. Очень быстро. Только рыжая корова с теленком медленно дорогу переходили, и много птиц пело в лесу, и гриб на поляне долго рос. Посмотри, бабушка, какой он большой и красный! Я тебе его привез в подарок.

МИКАС-РЫБАК

В одном маленьком рыбацком поселке в Литве жил мальчик по имени Микас. Отец Микаса был рыбаком. И часто уходил на корабле в море. А Микас поджидал его на берегу. Микас тоже хотел стать рыбаком.

Однажды, когда отец долго не возвращался, мальчик пошел по тропинке к морю и тихонько запел песенку рыбака:

В море волны высоки.

Да!

В море ходят рыбаки.

Да!

На ветру звенят их куртки,

Как тугие провода.

Радом с тропинкой на камне Микас увидел зеленую ящерку. Вот такую.

— Ящерка, — попросил Микас, — принеси мне куртку.

— Ладно, — сказала ящерка, — ты подержи мой хвостик.

У Микаса в руке остался кусочек зеленого хвостика. И не успел он посчитать до десяти, как ящерка вернулась и принесла куртку. Вот такую. Микас обрадовался и запел:

Ходит ветер по волнам.

Ну!

Гладит куртки рыбакам.

Ну!

Рыбаки большие сети

Опускают в глубину.

Хорошо, что в это утро Микас повстречался с паучком. Микас увидел его вон там на ветке ольхи посреди паутинки. И попросил сеть, чтоб поймать рыбу. Вот такую!

А за деревьями Микас увидел море. И побежал! И запел:

Ходит ветер по волнам.

Эх!

Гладит куртки рыбакам.

Эх!

Взял бы сети, сел бы в лодку

И уплыл бы дальше всех!

А где же лодочка? Где моя лодочка?

Не видно в море лодки. Только что это? Жур-журыжурр-журр. Ручеек. Микас вспомнил: этот ручеек зовут Ашаряле, по-литовски — слезинка.

— Ашаряле! Принеси мне лодочку, Ашаряле, — попросил Микас.

Вдруг — плюх! — сверху в ручеек упал кусочек сосновой коры. Ну чем не лодочка! Вот такая!

Микас посмотрел наверх и увидел большого дятла.

— Спасибо! — крикнул ему Микас. Схватил лодочку и вместе с ручейком Ашаряле побежал к морю.

А по морю ходили огромные волны, а с моря дул холодный ветер. Остановился Микас, задумался: «Что же мне еще нужно? Чего же еще надо рыбаку?..»

И тут ветер принес издалека песню. Это возвращался отец с товарищами. Они пели старую рыбацкую песню, которую и ты сейчас узнаешь:

В море волны высоки.

Да!

В море ходят рыбаки.

Да!

Крепких волн и злого ветра

Не боятся никогда!

А когда Микас вырос, он стал настоящим рыбаком. И ничего не боялся. Он плавал на большом корабле. Вот таком!

ЗНАМЕНОСЕЦ

У мальчика заболел оловянный солдатик. Он был солдатик со знаменем, попросту сказать — знаменосец.

Он очень хорошо воевал, потому что шел все время впереди. И ничего не боялся, даже если сильно стреляли.

А когда он заболел, мальчик положил его в коробку с пластилином. Там была больница.

Вечером мальчик пришел к папе и сказал:

— У меня заболел солдатик. Ему нужно лекарство.

— А что с ним? — спросил папа.

— У него все болит: голова, ноги, руки. А руками он держит знамя. Помнишь, папа, как ты рассказывал? Был страшный бой. Стреляли пушки. А один солдат бежал впереди всех со знаменем. Другие солдаты увидели знамя и не испугались врагов. И победили.

— Помню, — сказал папа и достал конфету в красивой обертке. — Вот, передай своему солдатику лекарство. Пускай быстрее выздоравливает.

Мальчик обрадовался и ушел. А на следующий вечер сказал папе:

— Моему солдатику опять плохо, ему еще надо лекарства.

— Ну что ж, ладно, — сказал папа и дал две конфеты в красивой обертке.

Через день мальчик опять пришел к папе:

— Беда! Солдатику совсем плохо. Ему еще надо лекарства.

Папа нахмурился, достал из коробки последнюю конфету в красивой обертке и отдал мальчику.

Мальчик обрадовался и убежал. А утром он вдруг услышал:

— Что ж ты не заходишь меня навестить?

— Кто это? — спросил мальчик.

— Это я, твой оловянный солдатик.

— Мне было некогда, — сказал мальчик.

— А где мое лекарство?

— Какое лекарство? Зачем тебе конфеты? Ты же не настоящий, ты же оловянный.

Солдатик ничего не ответил.

Мальчик вскочил с постели, подбежал к коробке, а в коробке — пусто. Только на подушке из пластилина осталась вмятина от знамени.

Ушел оловянный солдатик и унес с собой знамя.

НЕХОРОШИЙ МЕДВЕДЬ

У меня есть один знакомый медведь.

Он ужасный растеряха, растяпа, неряха.

Он раскидывает игрушки по всей комнате. Он все делает медленно. Медленно ест, медленно бегает, медленно засыпает. И ему все говорят быстрее, быстрее, быстрее!

Он все на себя опрокидывает и проливает. Он пролил компот, опрокинул вазу с цветами, наступил на хвост собаке Кузе. А еще он ест варенье лапой.

Вот какой это нехороший медведь. И мне за него очень попадает. И мама сердится. И папа сердится. Они даже думают, будто это не мой знакомый медведь — растеряха, растяпа, неряха, — а я сам.

А если мы уйдем с моим знакомым медведем? А если мы уйдем далеко-далеко в лес да будем жить совсем одни в медвежьей избушке и не придем домой… Что тогда?

Тогда папа с мамой без нас соскучатся.

Я ОСТАЮСЬ ОДИН

Мама велела мне написать в тетрадке палочки и еще несколько слов из книжки. Эту книжку мы учимся вместе читать. Потом мама ушла. В доме стало тихо. Вдруг как громыхнет!

— Открой дверь! — сказал кто-то грубым голосом.

— Не открою.

— Открой!

— Ну ладно, входи.

Вошел лев. Был он весь рыжий, только на загривке шерсть темная.

— Ы-ы! Скажи скорее, мальчик, как мне пройти в зоопарк!

— А почему ты так спешишь?

— Я голоден. Хочу есть.

— Ну, тогда садись в троллейбус. Проедешь три остановки, увидишь большие ворота с надписью: «Зо-опарк».

— Ы-ы! Не умею я читать.

— Подойди поближе, лев. Я тебя научу. Вот эта буква с палочкой посредине — «А», рядом, видишь, как стульчик, «Б»…

— Спасибо тебе, мальчик. Я ведь тороплюсь в зоопарк.

— А ты… у пассажиров спроси, где сходить. Я бы тебя, лев, проводил, но мне нельзя. Видишь, сколько нужно написать палочек. Я скоро пойду в первый класс.

Лев кивнул головой и большущими скачками стал спускаться вниз по лестнице. А я кинулся поглядеть, что дальше будет.

Вот подошел троллейбус. Лев первый проскочил в дверь. И он был такой огромный, этот лев, что никто уже больше не сел в троллейбус: остались ждать следующего.

Троллейбус тронулся. Лев поехал один. И сразу же выглянул в окно. Морда у него была грустная-грустная: наверно, боялся пропустить остановку.

Ведь лев хоть и большой, но совсем не умеет читать.

СОЛНЦЕ ЗАБОЛЕЛО

Однажды у солнца поднялась температура. У солнца был сильный жар. И оттого на земле сделалось очень жарко. Моя мама сказала:

— Ух, как парит!

— Это солнце заболело, — сказал я. — Видишь, какое красное? Оно очень сильно заболело.

Я вышел на крыльцо и стал дуть, чтобы солнцу не было так жарко.

Я дунул, и пришла туча. Огромная туча. Она положила на солнышко мокрые ладони. И прошептала солнцу добрые слова:

— Приходи, доктор Кал Капыч. Дай солнышку холодных капель. Одну, две, три, четыре, пять…

И вот из-за синих далеких гор, из-за нашего темного леса вышел доктор Кал Капыч. И затопал по цветной дорожке: топ… топ… кал… кал…

А я сказал маме:

— Смотри, вот и доктор пришел.

Пришел доктор Кал Капыч и сразу дал солнцу капель — красных, желтых, синих… Много-много капель.

Улыбнулось солнце и выздоровело.

ПРИХОДИ КО МНЕ, СЛОН

А интересно, почему слоны не ходят в гости? Наверно, потому, что очень большие. Но ведь слон может просунуть хобот в дверь или в окно. У него длинный хобот — это слоновый нос. У людей маленький нос, а у слонов — большой.

Если бы ко мне пришел слон, я бы его угостил кашей.

— Здравствуй, — сказал бы я ему.

И он бы мне покачал головой, вот так:

— Здравствуй.

— Хочешь, я дам тебе каши? Чего ты машешь головой? Обязательно съешь кашу. Она полезна. Тот, кто не ест кашу, слабый и хилый.

И слон бы послушался. Взял бы хоботом мою тарелку с кашей. Вот так. И — хоп! — всю кашу в рот.

Жаль, что слоны не ходят в гости.

СЕРЫЙ ВОЛК

У меня есть тетя Катя. А с ней случилась ужасная, очень страшная история. Такая страшная, что я даже боюсь ее рассказывать. Однажды было совсем, совсем темно. Все в нашем доме легли спать, и напротив в доме легли спать.

Из всех людей только моя тетя Катя еще не ложилась. Вдруг — дзень, трах, бах! В окно прыгнул лесной волк.

— Ага, попалась! Теперь не уйдешь! — И Серый Волчище положил свои огромные лапы на плечи тети Кати.

Тетя Катя испугалась, заплакала:

— Отпусти меня, Серый Волк! Не губи меня, Серый Волк.

— Нет. Я тебя съем.

— За что? За что ты на меня напал?

Серый Волк сверкнул зелеными глазищами, прорычал:

— Ты обещала повести Лешу в цирк?

— Обещала, Серый Волк.

— А ты ходила с ним цирк?

— Нет.

Серый Волк оскалился и показал свои огромныепреогромные клыки. И еще громче зарычал:

— Ты обещала купить ему мороженое?

— Обещала, Серый Волк.

— А ты купила?

— Нет.

И тогда Серый Волк так зарычал, что стекла задрожали:

— Р-р-р! Ры-ры! Обещала, а не сделала.

— Не ешь меня, Серый Волк, — прошептала тетя Катя. — Я… Я теперь обязательно поведу Лешу в цирк. И куплю ему мороженое. Только ты убери свои лапы, только не сверкай так страшно глазами, только не показывай свои клыки.

— Смотри больше не забывай! — прорычал Серый Волк. — Я ведь ужасно не люблю, когда что-то обещают, а потом не делают.

ПОДАРОК

Пропал карандаш. Очень хороший карандаш, с одной стороны красный, а с другой — синий. Его подарил мне папа, чтоб я учился рисовать.

Мама искала карандаш — не нашла.

Папа искал карандаш — не нашел.

Вдруг слышим, кто-то пищит:

— Простите, это не вы потеряли карандаш?

— Мы! — обрадовались все. Посмотрели: маленькая мышка держит карандаш — с одной стороны красный, с другой — синий.

— Да это же наш карандаш! — крикнула мама. — Где ты, мышка, его нашла?

— В мышеловке.

— Спасибо, мышка, — сказала мама. — Ты обязательно должна с нами позавтракать.

Все сели за стол. Мама повязала мышке салфетку, папа придвинул к ней ножик и вилку, а я дал ей свою чашку с голубыми цветочками.

— Посмотри, как мышкаа ест, — сказала мама, — ничего на тарелке не оставляет.

И правда, мышка съела сыр, манную кашу. Выпила кофе из маленькой чашечки с голубыми цветочками.

Когда все встали из-за стола, мама шепнула мне:

— Надо сделать мышке какой-нибудь подарок, верно?

— Верно, мама, — ответил я тоже шепотом. — Давай уберем мышеловку!

СКАЗКИ ГОРОДКА ЖУР-ЖУР

Есть на свете маленький-маленький городок ЖурЖур. В нем я живу и мои друзья. Улицы нашего городка неширокие. Летом прямо на улицах растет трава, среди травы прыгают кузнечики, торопятся по своим делам жуки, перелетают с цветка на цветок бабочки — они тоже жители нашего городка. Для всех у нас хватает места. Вот в каких домиках они живут.

Через наш городок протекает узенькая речка Усуська. Она никогда не замолкает — ни днем, ни ночью, а шумит-переливается по камушкам, и кажется, будто весь наш городок журчит. Наверное, потому и назвали его Жур-Жур.

Наша речка никогда не замерзает, даже холодной зимой, а всегда по ней плывут разноцветные бумажные кораблики. Посмотрите, как красиво они плывут. Счастливого вам плавания, кораблики!

Я живу недалеко от речки Усуськи, в маленьком домике под зеленой остроконечной крышей. Вот в каком.

Моя улица называется Жук — Кривая горка. А почему она так называется?

О, это настоящая сказка! Слушайте.

КРИВАЯ ГОРКА

О городке Жур-Жур жил-был Усатый Жук. Сам он спал на кровати, а свои огромные усы клал на окошко. Это были прекрасные усы. У меня тоже есть усы. Но конечно же, не такие большие и не такие прекрасные, как у Жука.

Динь-дон! Динь-дон! Динь-дон! Динь-дон!

Это в домике Жука на стене зазвонили часы. Удивительно! Они тоже бьцш усатые. Вечером, чтобы Жук быстрее засыпал, часы пели ему песенку-баюкалку:

Динь-дон! Динь-дон!

Пусть к тебе со всех сторон

Динь-дон! Динь-дон!

Пришуршит усатьтй сон.

Шу-шу-шу!

Жу-жу-жу!

Рано утром разбужу.

И рано утром — динь-дон! — усатые часы будили Жука. Он поднимался и выходил из дома.

Все в городке знали, куда идет Усатый Жук. Он шея к речке. А на речке был мостик. Усатый Жук забирался на мостик и спускал усы в воду, купал их. Может, потому нашу речку и прозвали Усуськой.

Один час шагал Жук к речке Усуське. Один час купал усы. Один час возвращался домой.

И на обратном пути всегда поджидал его маленький Муравьишка с крохотными усиками. Этот Муравьишка специально прибегал на дорогу, чтобы поздороваться с Жуком и посмотреть на его прекрасные, великолепно вымытые усы.

— Доброе утро! — говорил Жуку Муравьишка.

— Доброе, — бурчал Жук, не останавливаясь.

— Смотрите не опоздайте к завтраку! — кричал Муравьишка.

— Я никогда не опаздываю, — гордо отвечал Жук и даже головы не поворачивал, неторопливо и размеренно шагал дальше.

— Подумаешь, какой важный! — ворчал Муравьишка и, топорща усики, бежал завтракать.

А между тем Жук подходил к своему дому, не спеша открывал дверь, и со стены раздавалось: динь-дон! Усатые часы били восемь раз.

Жук садился за стол и начинал завтракать ровно в восемь часов утра. Всегда в одно и то же время.

И это хорошо знали все в нашем городке.

— Подумаешь, какой важный! — говорил про Жука Муравьишка своим приятелям. — Он никогда не опаздывает! А давайте придумаем что-нибудь такое, чтобы Жук опоздал.

Однажды, пока Жук купал свои усы в Усуське, Муравьишка и его приятели-муравьи принялись строить горку. Один тащил травинку, другой — соринку, третий — пушинку. И все складывали в кучку прямо на дорогу, по которой должен был пройти Жук.

Тем временем Жук вытащил из речки свои усы, стряхнул с них воду и пошел домой. Вдруг видит: посреди дороги большая горка. Жук удивился, покачал усами.

И тут он заметил внизу, у горки, чьи-то черные усики.

— Доброе утро! — пропищал Муравьишка.

— Доброе, — буркнул Жук и полез на горку.

— Смотрите не опоздайте к завтраку! — крикнул Муравьишка.

— Я никогда не опаздываю, — ответил Жук, а про себя подумал: «Я могу и по горке ходить так же быстро, как по дороге».

И он полез вверх, вверх, а потом вниз, вниз… Но когда Жук подошел к своему дому, открыл дверь, со стены раздалось: «Динь!» — всего один удар.



Часы на стене еще раньше отзвонили восемь. Жук опоздал. Усатые часы показывали восемь и еще половинку. Жук снял их со стены и внимательно осмотрел. Но они были в полном порядке.

На следующее утро, как всегда, Жук отправился к речке. Погода была хорошей, дорога — прямой. За ночь муравьишки растащили горку, и Жук без приключений дошел до речки. Залез на мостик и стал купать усы.

А тем временем Муравьишка и его приятели опять натащили целую горку. Теперь уж Муравьишка не прятался. Он поджидал Жука и улыбался.

Жук увидел горку, покачал усами и стал обходить ее.

— Смотрите не опоздайте к завтраку! — засмеялся Муравьишка.

Жук ничего не ответил. А когда подошел к своему дому, осторожно открыл дверь, со стены раздалось:

«Динь!» — всего один удар.

Часы показывали восемь и еще половинку. Значит, Жук опять опоздал.

На следующий день Жук обходил горку с другой стороны. И он снова опоздал. Жук пробовал и перелезать через горку, и обходить. И всегда опаздывал. Бедный Жук! Над ним смеялись теперь все муравьи.

Так было целую неделю. А в воскресенье в нашем городке поднялась тревога: пропал Жук. Утром он отправился к речке, но домой не вернулся.

Стали спрашивать, кто последний видел Жука.

И вот со слезами пришел ко мне маленький Муравьишка. От него я узнал, что произошло утром в воскресенье.

Муравьишки, чтобы посмеяться над Жуком, опять построили горку на дороге. И когда Жук подошел к горке, Муравьишка крикнул:

— Смотрите не опоздайте к завтраку!

— Чтобы не опоздать к завтраку, — тихо сказал Жук, — нельзя ходить по Кривой горке. Я пойду поищу прямую, самую короткую дорогу.

Жук покачал усами и повернул назад к мостику.

— Эй, Жук — Кривая горка! — закричал Муравьишка и выбежал на середину дороги.

И его приятели выскочили из-за кустов, заулюлюкали и захохотали:

— Кривая горка! Ого-го-го! Жук — Кривая горка! Жук — Кривая горка!

Жук не отвечал. Он шел через мостик и дальше, дальше по дороге.

Вот что рассказал мне Муравьишка.

— Глупый Муравьишка, — сказал я. — Зачем вы дразнили Жука? Конечно, теперь ему не найти самой прямой, самой короткой дороги домой.

— Нет, не найти… — всхлипнул Муравьишка, и с его черных усишек упала слезинка. — А он такой гордый, ни за что не вернется. Ни за что не вернется…

— Но может случиться так, — сказал я, — что наш Жук найдет самую длинную дорогу. Ведь Земля наша похожа на шар. И Жук может обойти вокруг Земли и снова прийти в наш городок Жур-Жур.

— Да уж ладно… — захныкал Муравьишка. — Пускай бы скорее возвращался!

Много лет прошло с тех пор. Никто не видел Жука в нашем городке. А в его домике усатые часы вечерами по-прежнему поют со стены песенку-баюкалку:

Динь-дон! Динь-дон!

Пусть к тебе со всех сторон

Динь-дон! Динь-дон!

Пришуршит усатый сон.

Шу-шу-шу!

Жу-жу-жу!

Рано утром разбужу.

А только будить им некого…

Усатый Жук все ползет да ползет. Может быть, вы, ребята, его встречали? Если встретите, не обижайте его, не смейтесь над ним, не закрывайте ему дорогу. Пускай он скорее вернется к нам в городок Жур-Жур.

ГНЕДОК

Однажды в нашем городке появился жеребенок. Был он маленький, рыженький — попросту Гнедок.

Раньше Гнедок жил в деревне. Кругом там были леса, поля. Вместе с лошадьми пасся он на лугу. А тут городские дома, машины ездят, лошадок совсем не видно. Люди с удивлением смотрели на маленького жеребенка. И многие вспоминали, как когда-то жили в деревне, бегали по зеленому лугу, ходили в лес за грибами, ягодами. Эх, Гнедок, Гнедок! Трудно тебе будет сразу привыкнуть к городу…

А Гнедок — цок-цок! Цок-цок! Цок-цок! Цок! — доскакал до того места, где строили новые дома, и остановился.

— Послушайте, — сказал Гнедок, — я могу помочь! Если нужно, я привезу кирпич.

Но тут подъехал большой грузовик, привез готовые стены для домов.

«Ой!» — удивился Гнедок и покачал головой.

Он постоял, посмотрел, как Подъемный Кран молча ставил стены, клал крыши. «Здесь и без меня справятся», — подумал Гнедок и — цок-цок! поскакал дальше… Все машины обгоняли его. Но вот видит Гнедок: стоит маленькая Машина. На ней написано: «Почта».

«Ах, письма, газеты!» — догадался Гнедок.

— Я могу их возить. Они ведь не тяжелые, верно? — спросил Гнедок у маленькой Машины.

— Где тебе! — ответила Машина. — Ты очень медленно бегаешь.

— Значит, здесь я ни на что не годен? Никому не нужен?!

— Не знаю, — ответила Машина и покатила.

Гнедок побежал следом — цок-цок! — да разве догонишь!..

«Нет, в городе нужны колеса, — решил Гнедок. — О, если бы и у меня были колеса!..»

Однажды случилось вот что. Дверь большого железного сарая, где помещалась мастерская по ремонту автомобилей, тихонечко открылась.

— Кого надо? — спросил Мастер. — Сейчас обеденный перерыв. Мастерская закрыта.

Но тот, кто вошел, не хотел уходить. Мастер повернулся и увидел рыжего жеребенка.

— Это еще что?! Чего тебе, ржавый, нужно?

— Я не ржавый, я рыженький, — сказал Гнедок. — Я хочу колеса.

— Колеса?! — Мастер так удивился, что бутерброд с ветчиной, который он ел, упал на пол. — Зачем тебе, жеребенку, колеса?

— Я хочу быть машиной. Я хочу колеса, — повторил Гнедок.

— А-а, значит, решил навсегда у нас остаться! — догадался Мастер.

Больше он ничего не сказал. Доел бутерброд и принялся делать колеса. Мастер сделал Гнедку рыжие колеса и рыжий кузов. Сзади у кузова Мастер оставил дырочку для хвостика. И получилась рыжая машина с хвостиком.

Она выкатилась из дверей мастерской.

— Смотрите! Смотрите! — кричали ребята. — Какая машина! У нее хвостик!

Гнедок важно катил по мостовой, только чуточку подскакивал на своих новых колесах — гоп-гоп!

— Эй, машина с хвостиком! Прокати! Прокати! — просили ребята.

Гнедок притормозил. И когда ребята сели в кузов, он повез их туда, куда влекло его сердце: он покатил их — гоп-гоп! — по мостовой, через мостик, по дороге, через поле, к лугу…

— Поедем в лес! — закричали ребята.

Гнедок не стал спорить и повез ребят к лесу.

В лесу на полянке Гнедок остановился. Ребята стали собирать грибы, ягоды. Гнедок пасся тут же, щипал траву. А хвостом отгонял мух. Этого уже никакой другой автомобиль не сумел был.

Теперь каждое воскресенье за город выезжает машина с ребятами. Гоп-гоп! — скачет машина на своих рыжих колесах…

А в городке Гнедку построили дом и в честь его назвали улицу. Она так и называется: улица Автомобиля с хвостиком. И все ребята в нашем городке знают, где она находится.

О ЗЕЛЕНОМ КУЗНЕЧИКЕ И ЕГО ДРУГЕ

А теперь пойдемте на улицу Белых мышат. В коричневом доме с покатой крышей живет Старая Черепаха — это, как вы, конечно, понимаете, всегда был ее собственный дом. Рядом в белых домиках живут белые мышки. А вот в этом зеленом доме с башенкой — нет, не надо никуда сворачивать, все на этой же улице — живет семья кузнечиков. Давайте заглянем в дом с башенкой. Там нас ждет новая сказка.

Не так давно, можно сказать, совсем недавно, в день рождения Зеленого Кузнечика, мама и папа подарили ему зеленый барабан и две красные палочки. И как это ни удивительно, об этом маленьком, можно сказать, крошечном событии вдруг заговорил весь наш городок.

Тра…

Потом громче:

Трам…

Потом еще громче:

Тра-ра-рар-ар-ра-ра-ра-ра-ра-ра-рам!

О том, что маленький Зеленый Кузнечик уже проснулся, узнали не только его мама и папа, а все жители нашего городка. Узнали, потому что услышали:

Тра-та-та! Тра-та-та!

Вставайте рано!

Вставайте раньше,

Вставайте раньше, раньше, всех!

— Ох, как мне еще хочется спать! — сказала соседка, Старая Черепаха. Она спрятала голову поглубже в свой домик. Но и туда, в самый темный уголок, пробиралась песенка зеленого барабанщика:

Зеленый тум!

Зеленый бум!

Зеленый тур-буру-бум!

Бум! Бум! Бум!

Старой Черепахе казалось, что палочки стучали не по барабану, нет, а прямо по крыше ее дома.

И она высунула голову — а что же ей еще оставалось делать! — чтоб уж до конца дослушать бодрую песенку зеленого барабанщика:

Зеленый де!

Зеленый тра!

Зеленый день встает…

Ура!

Ура! Ура!

— Ура! — грустно сказала Старая Черепаха и пошла к соседям — белым мышкам, чтобы поделиться с ними новостью…

— Вы знаете, маленькому Зеленому Кузнечику в день рождения папа и мама подарили барабан.

— Ха! Какая же это новость! — сказали соседки — белые мышки. — Мы давно не спим и слушаем его песню. Но только не можем понять, зачем это нам, белым мышам, слушать про какой-то зеленый день.

— Да, — вздохнула Черепаха, — песенка его очень бодрая. Теперь уже не заснешь.

— Слишком бодрая, — сердито заметили мышки.

Не успели они это сказать, как снова загремел барабан. И с короткими перерывами жители нашего городка слушали песенку Кузнечика все утро и весь день, даже вечером, когда пришли с работы, и на следующее утро тоже:

Тра-та-та-та!

Вставайте рань!

Вставайте раньше,

Вставайте раньше, раньше всех!

И как это ни удивительно, маленький Зеленый Кузнечик не уставал. Совсем не уставал. Его песенка заглушила даже журчание нашей речки Усуськи. Не было ни одного жителя в городке, кто бы теперь не знал наизусть песенку Кузнечика:

Зеленый тум!

Зеленый бум!

Зеленый туру-буру-бум!

Бум! Бум! Бум!

И хуже всего, что жители стали замечать за собой странную привычку ходить в ритме бодрого «бума» — бум-бум-бум! — и подпрыгивать.

Подпрыгивали все — зверюшки, люди, машины, троллейбусы, автобусы.

Зеленый де!

Зеленый тра!

Зеленый день встает

Ура!

— Никакое не «ура», — сказали мы. — Так больше нельзя. Пускай Кузнечик распевает свою песенку про зеленый день где-нибудь в другом месте. Например, в лесу.

— Лучше в дремучем, — сказали белые мышки.

— Или в поле, на — туту.

— Да, — сказали белые мышки. — Там кругом зелено. Там такая песня больше подходит.

Но кто ж уговорит его! Папу и маму Зеленый Кузнечик перестал слушаться. Он не хочет ни на секунду выпускать из рук палочки. Он говорит: «Вы же сами подарили мне барабан».

Вот тогда мудрая Старая Черепаха сказала:

— А может, обратиться к Подъемному Крану? Ведь он самый большой в нашем городе. Его Кузнечик должен послушаться.

Так мы и решили. Попросили Подъемный Кран увести маленького зеленого барабанщика подальше в поле.

Вечером Подъемный Кран пришел на улицу Белых мышат и заглянул в зеленый домик с башенкой.

— Эй, малыш! — крикнул Подъемный Кран. — Вылези на крышу. Я хочу с тобой поговорить.

— А барабан можно взять?

— Возьми.

— А палочки?

— Возьми и палочки.

Не успел Подъемный Кран качнуться, как Кузнечик в один прыжок оказался на крыше.

— Ну, говори скорей, что тебе надо? — И Зеленый Кузнечик опять поднял красные палочки.

— Подожди, не барабань, — остановил его Подъемный Кран. — Хочешь, я подниму тебя еще выше над городом? Высоко-высоко. И ты раньше всех увидишь, как встает солнце.

— И я смогу там барабанить? — спросил Кузнечик.

— Конечно, — кивнул головой Подъемный Кран. — Только прежде мы должны подружиться с тобой, немножко погулять вместе. Давай завтра отправимся за город. Хорошо?

— Хорошо!

И они ударили по рукам.

А на следующее утро, чуть свет, новые друзья — Подъемный Кран и маленький Кузнечик — отправились к мостику через речку Усуську.

Тра-та-та… тра-та… — тише и тише звучал зеленый барабан.

И скоро все смолкло за речкой. Тогда мы снова услышали: жур-жур, жур…

К вечеру друзья не вернулись. Они не вернулись и на следующее утро.

— Я не могу спать, — сказала Старая Черепаха. — Он был такой веселый… — И Черепаха всхлипнула.

— Надо идти их искать, — сказали белые мышки.

Все жители нашего городка пошли на розыски пропавших.

Мы обшарили соседний лес, искали на болоте, прошли ржаное поле и вышли к дальнему лесу.

И там мы услышали знакомые звуки барабана. Когда мы выбежали на полянку, то увидели такую картину. На берегу маленького озера сидел Кузнечик и пел свою песенку. А в самом озере по колено в воде стоял Подъемный Кран и пытался поймать оглушенных рыбок.

Вот, оказывается, как они проводили время. Мы очень обрадовались, что наконец их нашли. А по дороге домой маленький зеленый барабанщик дал нам слово, что не будет распевать свою песенку целый день. Он будет петь ее только рано утром, когда проснется солнце. Вот тогда Подъемный Кран поднимет его высоко-высоко в небо. Там он встретит солнышко песней.

В остальное же время мама-кузнечик будет прятать барабан в большой сундук и закрывать на замок.

Белые мышки так обрадовались, что предложили переименовать свою улицу в честь маленького Зеленого Кузнечика.

Но мама решительно сказала:

— Нет! Ведь он совсем еще малюсенький и может загордиться.

ПРИЕЗЖАЙ И ТЫ К НАМ В ГОРОДОК ЖУР-ЖУР

Если повернуть с улицы Белых мышат в маленький переулок и пройти к речке… Впрочем, лучше не будем туда поворачивать. Ведь это переулок, где все чихают. Туда повернешь, и сразу — апчхи! апчхи! апчхи! апчхи! апчхи! апчхи! — начнешь чихать. Это переулок Табачников. И на всех домах в этом удивительном переулке висят таблички с такими словами: «Будь здоров! Будь здоров! Будь здоров!»

Мы пойдем другой дорогой, мы лучше пройдем чуть дальше, мимо булочной, мимо аптеки, мимо оранжевого дома, где живет собака. На воротах оранжевого дома написано: «Заходите, пожалуйста! Во дворе живет добрая собака».

Что ж, давайте на минуту зайдем в оранжевый дом. Когда-то очень давно в этом доме жил злой человек в оранжевой шляпе. Он привел с собой коричневого щенка пуделя по прозвищу Тигр. Злой хозяин велел пуделю сторожить свой оранжевый дом. Но пудель, по прозвищу Тигр, не умел сторожить. Он умел улыбаться, вилять хвостом, умел говорить: «Доброе утро! Как вы себя чувствуете?» И еще знал много-много добрых слов.

А злому хозяину нужны были злые слова. И хозяин стал учить Тигра злым словам. Он кричал:

— Говори: «Р-р-р! Разорву!..»

А Тигр говорил:

— Доброе утро!

Хозяин кричал:

— Скажи: «Съем! Съем!»

— А Тигр спрашивал:

— Зачем? Зачем?

— Как зачем? — рычал хозяин. — Чтобы ра-р-рразорвать!..

— Не понимаю, — качал головой Тигр и вилял хвостом.

Однажды злой хозяин так зарычал, что, наверно, лопнул от натуги А может быть, от злости он превратился сам в настоящего тигра и убежал в лес? Так или иначе, но никто больше не видел его в нашем городке. И все о нем забыли А коричневый пудель остался жить в оранжевом доме, и все его стали называть Тигрушка-Добрушка.

Тигрушка-Добрушка так и не научился злым словам. Он не умеет рычать, скалить зубы, зато он умеет радоваться всем, кто заходит в дом или проходит мимо. Он помогает старушкам носить сумки из магазина. И всем желает:

Доброго утра!

Счастливого дня!

Спокойной ночи!

И вам, ребята, Тигрушка-Добрушка желает всего хорошего.

Потом мы с вами пойдем на улицу Веселого маляра. А эта улица выведет нас прямо на высокий берег Усуськи Там, на берегу, стоит маленькая зеленая скамеечка. Вечерами я люблю на ней сидеть, слушать, как журчит Усуська, и ждать заката. Тоща особенно красив наш городок Жур Жур. И часто мне там вспоминается песенка нашего городка:

Наш городок Жур-Жур

Как в шапке-невидимке.

В наш городок Жур-Жур

Нет хоженой тропинки.

Но если в свой черед

Ты в нем побыть захочешь,

Он сам к тебе придет,

Как сны приходят ночью…


home | my bookshelf | | Сказки городка Жур-Жур |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу