Book: Крик мамонта



Крик мамонта

Николай НЕПОМНЯЩИЙ

КРИК МАМОНТА

ПРЕДИСЛОВИЕ

Человеку всегда была присуща тяга к неведомому. Быть может именно это стремление узнать – а что там, за рекой, за лесом, за морем позвало в путь первых мигрантов-путешественников, заселивших мало-помалу просторы древней Ойкумены.

Мир оказался удивительно интересен, и мы до сих пор не можем разобраться в том сложном многообразии тайн? которые уготовила нам природа.

Раньше мы избегали говорить о том, что существует еще нечто непознанное, не поддающееся пока разгадке, но продолжающее жить рядом с нами, оставаясь для нас реальностью. Непознанной реальностью… Ученые высказывались на сей предмет осторожно, с оглядкой. Еще бы1 Разве можно было признать, к примеру, существование стеллеровой коровы или арктодуса (гигантского медведя) , когда точно установлено, что их давно уже нет на Земле! Свидетельства очевидцев – десятки! – в расчет не принимались. Людям не давали даже надежды на поиск.

Настрящая вакханалия в прессе (особенно усердствовал отдел науки «Литературной газеты») развернулась по поводу «так называемых хилеров». Сегодня мануальной терапией занимаются у нас в стране – в поликлиниках. В данном сборнике мы собрали очень разные истории. На первый взгляд они разные – эти очерки. Но их авторов объединяет одно – стремление приоткрыть завесу неведомого над вековыми загадками человечества. Пусть это будет еще один небольшой шаг в загадочный мир, медленно открывающийся перед нами.

ПОЛТЕРГЕЙСТ ИЛИ КОЛДОВСТВО?

Недавно у меня дома раздался междугородный телефонный звонок. Звонила женщина из одного южного города? просила о немедленной помощи, настаивала на встрече. О причине своего обращения ко мне говорить по телефону отказалась наотрез: «Только при личной встрече!»

Подобная сдержанность была мне уже хорошо знакома. Рассказы об отрицаемых общественным мнением необъяснимых Происшествиях, как правило, не предназначены для посторонних, но в определенных пределах: пока можно терпеть. Когда же терпению приходит конец, страдающая сторона обращается ко всем мыслимым и немыслимым источникам: к физикам и к священникам, к милиции и к знахарям, к экстрасенсам и к психиатрам, а также к исследователям аномальных явлений.

Репутация и интуиция исследователя полтергейста подсказали мне необходимость этой встречи. Я сообщил? что на днях прибуду в этот город, и мы условились о встрече. Вскоре по приезде ко мне в гостиницу пришла целая делегация: звонившая мне женщина и ее сноха с грудным ребенком – вторая жена ее сына. Мы проговорили почти два часа.

В разговоре выяснилось: пришла одна из двух враждующих половин семьи. Другую половину составляли мужья этих женщин. Источником конфликта в сознании старшей из них был зловещий образ колдуньи – бывшей первой жены сына. Вскоре после его развода с ней в квартире начались странные происшествия: раздавались непонятные стуки, сами собой распахивались двери, появлялись явно посторонние предметы: затейливо перевязанные шелковые ленты и шнурки от ботинок, длинные и ржавые гвозди, жемчуг. В самых неподходящих местах находили россыпи копеек, в зашитой наволочке оказалась записка угрожающего содержания. И все это продолжалось вплоть до последнего времени!

Старшая из посетивших меня женщин причиной всех этих событий считала колдовские действия первой жены своего сына: бывая тайком в квартире, она с колдовской целью вероломно подкладывает всякие вещи и предметы. Коща же не может посетить квартиру втайне, прибегает к помощи своего бывшего мужа и его отца, которые, до сих пор находясь у нее «под каблуком» и выполняя ее волю, сами по ее указанию подкладывают колдовские предметы в нужное место и в нужное время. Женщина рассказала, что эти свои подозрения она в конце концов высказала и мужу, и сыну. Совместная жизнь с тех пор стала почти непереносимой! И муж, и сын стали считать ее ненормальной. «Свихнулась!» – резонно заключили они.

Более плодотворным оказался рассказ снохи этой женщины, второй жены ее сына. По словам снохи, она никогда не верила во всякую чертовщину, но убедилась, что посторонние предметы появляются в квартире и тогда, когда в ней никого, кроме неси ее грудного ребенка, нет. Так? недавно она целый день пробыла в квартире одна и, перекладывая в очередной раз ребенка, обнаружила в его кроватке английскую булавку, лежавшую под головкой ребенка. Сказала об этом мужу, но тот заявил, что это его мать колдует. На вопрос, как же мать или кто-либо мог это сделать, не заходя в квартиру, муж ответил, что на то есть колдовство.

С каждым новым штрихом суть дела становилась для меня все более и более ясной. Никому из членов этой многострадальной семьи не приходила мысль о том, что странные происшествия, коим они оказались свидетелями? могут происходить с вами по себе, самопроизвольно, без участия рук человеческих! Потому-то они и умозаключили, что для этого требуется человек, лицо, вообще говоря – любая подходящая персона, на которую можно «списать» все эти необъяснимые происшествия. Необходим виновник, «стрелочник», ответственный за эти несуразные события. И все это очень серьезно, потому что несуразность происходящего в корне подрывала основы сложившегося в этой семье мировоззрения, до сих пор непротиворечиво объяснявшего действительность. В роли «стрелочника» выступает то «свихнувшаяся» по мнению мужа и сына их жена и мать, то колдунья – либо —по мнению матери – первая жена сына, либо – по другому мнению сына – его собственная мать. И сразу же все становится на свои места, поскольку все несуразности получают «правдоподобное» объяснение и мир перестает рушиться. А то, какой ценой это достигнуто, отходит на второй план. И уже становится неважно, что одна из предполагаемых «стрелочниц» объявлена колдуньей, а другая – сумасшедшей. Главное, что этим достигнуто – удалось уберечься от крайне болезненной ломки собственного мировоззрения, представления о возможном и невозможном.

Все это я терпеливо разъяснил двум пришедшим ко мне женщинам. Более понятливой оказалась сноха, чему способствовали как ее критический настрой, так и наблюдения за странными проявлениями в отсутствие в квартире посторонних. В конце концов и ее свекровь припомнила случаи, коща посторонние предметы появлялись в квартире при отсутствии и мужа, и сына, и первой жены последнего. Я пояснил, что связь полтергейста с колдовством носит всего лишь гипотетический характер, но что связь с полтергейстом всего того, что они наблюдали, неоспорима. Поэтому нужно прекратить бесплодные поиски «стрелочника» в лице то колдуньи – первой жены сына? то колдуньи-матери, то той же, но уже «свихнувшейся» матери. В том, что происходит, «виноват» полтергейст – весьма редкое аномальное явление, с которым, к несчастью, столкнулась эта семья. Напряженные отношения в семье, продолжал я, могут быть одной из причин, провоцирующих проявления полтергейста. Восстановление же мира в семье, бывает, прекращает полтергейст. Я посоветовал обоим женщинам рассказать все это своим мужьям.

Выходя из гостиничного номера, старшая из женщин произнесла вслух: «Как же это так я за зря на своего старого грешила? Буду просить у мужа прощения!» Эти ее слова еще более укрепили во мне уверенность, что мир в этой семье восстановится, а вместе с ним, скорее всего? прекратятся и проявления полтергейста. Однако ситуация требовала наблюдения и я попросил своего коллегу из этого города поддерживать связь с пострадавшей от полтергейста семьей. Свою же задачу я посчитал на этом выполненной.

В ПОИСКАХ «СТРЕЛОЧНИКА»? ИЛИ КАК ПРОИСХОДИТ «ОЛИЦЕТВОРЕНИЕ» ПОЛТЕРГЕЙСТОВ

Приведенный случай – выразительный пример персонификации, то есть олицетворения полтергейстных проявлений. Сознание современного человека, отвергая аномальные проявления как невозможные, немыслимые? ищет любое другое хоть сколь-нибудь правдоподобное объяснение. И находит его – в гипотетических «коварных» происках ближнего своего. Чаще всего в роли «стрелочника» выступают реальные или предполагаемые враги: члены семьи, сослуживцы, соседи по месту жительства, повинные в чем угодно; но только абсолютно непричастные к полтергейсту. Такое, признаться, весьма распространенное мнение однажды даже было подкреплено авторитетом Академии наук СССР.

Я имею в виду широко известную статью журналиста В.Н. Травина «Доморощенная магия, или Похождения Барабашки», напечатанную газетой «Московский комсомолец» 3 января 1989 года. Эта статья – интервью о полтергейсте с заведующим лабораторией психотроники Отдела теоретических проблем Академии наук СССР В.Т. Исаковым.

Виктор Трофимович Исаков считает, что есть три вида полтергейста: спонтанный, индуцированный, провокационный. В первом случае человек или группа людей самопроизвольно (спонтанно) «впадают в особое психофизическое состояние; близкое к самогипнозу». Человек в этом состоянии способен делать невероятные для обычного своего состояния «подвиги», затем «тут же выйти из гипнотического состояния и удивиться тому, что произошло». Провокационный полтергейст – это самый натуральный чистой воды обман, к которому прибегают моральцо нечистоплотные люди для достижения своих корыстных целей: «получения новой квартиры, желания произвести эффект на публику, вызвать испуг и так далее», причем они выполняют свои трюки сами, осознанно.

Для нас в данном случае наибольший интерес представляет второй (по В.Т. Исакову) вид полтергейста – индуцированный: "Если в спонтанном полтергейсте все события происходят неосознанно, то в индуцированном это кому-то бывает нужно. Допустим, в семье или среди близких родственников возникает серьезный конфликт, и пострадавшая сторона желает всем отомстить. Хотя это и необязательно должен быть член семьи. Им может быть и сосед, и знакомый, и сослуживец… Условно мы его назвали «скрытым лицом». Но оно, как правило, не обладает способностью вызвать в доме тарарам, то есть то, что мы называем полтергейстом. В таком случае оно вынуждено обратиться за помощью к «колдуну».

– Что представляет из себя этот «колдун»? – спрашивает В.Н. Травин и получает ответ: «Это так называемые в народе „бабка“ или „дед“, обладающие уникальными способностями гипноза. Вот они и могут сделать все, что пожелает „заказчик“. Ведь всем известно? что практически в каждой деревне есть такие люди».

Эта версия о «колдовском» происхождении полтергейста мгновенно стала как бы родной для множества людей? страдающих от псевдополтергейстных проявлений. В.Н. Травин, автор статьи, был буквально атакован десятками телефонных звонков в день, сотнями писем от жертв псевдополтергейста. Звонившие и писавшие упорно не замечали, что в статье слово «колдун» было взято в кавычки. Авторитет Академии наук СССР, в системе которой работал В.Т. Исаков, автор версии о «колдовской» природе индуцированного полтергейста, всегда был достаточно высок среди потенциальных жертв псевдополтергейстных проявлений.

Что же они собой представляли, эти жертвы? Прежде всего, среди них были люди, и понятия не имевшие, в чем заключаются полтергейстные проявления, но придававшие излишнее значение некоторым событиям, странным с их точки зрения (в себе или своем окружении), имевшим вполне разумное объяснение. Вторую категорию жертв составляли душевнобольные, в основном с бредом физического или психического воздействия. Они упорно утверждали, что их недруги воздействуют на них либо лучами находящейся в соседней квартире специальной физической установки, либо своими мыслеизлучениями. Тут? как говорится, все ясно.

Но была и другая, правда, немногочисленная группа обратившихся, отнесение которых к категории жертв псевдополтергейстных проявлений вряд ли было бы справедливым. Все они действительно страдали от вполне реальных и, похоже, полтергейстоподобных проявлений? но также придерживались версии их «колдовского» происхождения. Приходилось тщательно разбираться в каждом конкретном случае.

Наиболее поучительным из них с точки зрения вскрытия психологических механизмов олицетворения полтергейстных проявлений, механизмов поиска и нахождения «стрелочника» служит письмо человека – условно назовем его И.И. Сидоров – из одного подмосковного города. Письмо от 4 февраля 1989 года адресовано прокурору этого города. Копию же письма И.И. Сидоров направил главному редактору газеты «Московский комсомолец»: "Мне нужна помощь. Это как бы само собой. Нужно погасить в стране нарастающее колдовство, от которого страдают люди, затем уничтожить колдунов, как главных врагов народа и перестройки.

Это не Барабашка. Это хищное зверье с черной дурной завистью, ненавистью. Их голыми руками не прощупаешь. Нужен строгий закон, без пощады карающий их. Прошу сообщить результаты раэбора материала". Так уж случилось, что разбираться в этом материале пришлось мне. Много часов провел я в беседах с И.И. Сидоровым, мы даже подружились и до сих пор поддерживаем это наше знакомство. Что же выяснилось? Если очень кратко, то «симптомы болезни», от которых реально страдают И.И. Сидоров и его близкие, складываются из признаков? характерных как для случаев так называемых беспокойных домов, так и для так называемых геопатогенных зон. А И.И. Сидоров, даже и не подозревая о такой возможности, во всех своих страданиях винит «колдунью» – свою престарелую соседку. Образ врага найден! Довольно долго я уверял И.И. Сидорова, что это не так, что скорее всего и его «колдунья» страдает таким же образом (их отношения не позволили мне достоверно выяснить это) и что один из возможных вариантов изоавления от этого – переселиться в другое место, но он твердо стоял на своем. И только лишь тогда, когда его соседка ушла, как говорится? в мир иной, а «симптомы болезни» остались, И.И. Сидоров наконец-то признал мою возможную правоту.

Собственно говоря, поиски внешнего врага, внешних причин собственных неприятностей – обычная и весьма распространенная форма поведения как сообщества людей, так и отдельно взятого человека. В своем крайнем выражении она особенно ярко проявляется у определенных категорий душевнобольных: неизвестные им причины не' обычных или неприятных ощущений в теле, галлюцинаций, могущие затрагивать все органы чувств, что связано с внутренними патологическими процессами, протекающими в тканях их мозга, такие больные как бы проецируют во вне. Они ищут внешний источник своих мучений и не подозревают, что сами же являются «носителями» своих собственных страданий!

Итак, современный «просвещенный» человек обычно не верит ни в полтергейст, ни в нечистую силу – в последнюю особенно. Поэтому-то в роли «стрелочника» у него выступают не проявления полтергейста и не проделки целого сонма мифологических персонажей, а целенаправленные, закономерные действия своего же собрата – живого человека из плоти и крови, нередко обладающего особыми, например, «колдовскими» способностями.

Если же мы возьмем «не слишком просвещенного» человека наших дней или вообще человека, не обремененного грузом современной цивилизации, то в таком случае на роль «стрелочника» уже будут претендовать духи, божества, различные персонажи народной демонологии. Эти персонажи в фольклористике и этнографии обычно трактуются как персонифицированные, то есть олицетворенные, явления природы. Это – божества разных, 6 том числе и низших уровней иерархии. Каждому из таких персонажей свойственны свои специфические функции.

Интересна группа мифологических персонажей низших рангов, чьи функции в значительной степени схожи с «функциями» (или проявлениями) полтергейста – аномального явления, не находящего удовлетворительного объяснения в рамках современной науки. К этой группе следует отнести домового-доможила, домового-дворового? банника, овинника, гуменника, кикимору, мокруху и ряд других персонажей народной демонологии.

Возьмем, например, мокруху. Этот персонаж, согласно поверью, оставляет мокрое место там, ще посидит. С другой стороны, одно из нередких проявлений полтергейста – необъяснимое появление мокрых пятен, луж или струй воды. Мне приходилось сталкиваться с такими случаями. Так, например, года два тому назад меня пригласили посетить одну московскую квартиру, в которой невесть откуда на полу, на стульях, табуретках появились лужицы воды, смачивались кресла, диван, постель и постельное белье, носимая одежда – брюки, платья, юбки. Созвонившись и получив приглашение приехать я, положив в портфель запасные брюки, отправился в путь. Приехав, а дело было в октябре, я застал такую картину: вся квартира представляли собой своего рода сушилку! Просушивалось все: матрацы, простыни, одеяла, подушки, наволочки, пододеяльники, покрывала, платья, брюки, юбки и прочее. Дело осложнилось тем, что отопления, как нарочно, еще не включили. Особо доставалось одиннадцатилетней Наташе. Коща она ложилась спать, приходилось неоднократно и безуспешно менять постельное белье: только что замененное на сухое, оно вдруг оказывалось мокрым! На запах же вода оказывалась обычной – московской водопроводной.



Во время рассказа и показа этих и других полтергейсгных проявлений все мы – Наташа, ее дядя, бабушка и дедушка, а также и я – сидели в одной комнате. Время от времени Наташа или ее дядя со смущенной улыбкой скромно удалялись из комнаты – около дюжины раз – и возвращались в других, сухих брюках (дядя) или юбочках (Наташа). Места, на которых они только что сидели? будь то диван, стул с мягкой обивкой или табуретка с пластиковым сиденьем – внезапно оказывались мокрыми. Однажды чуть не замочило дедушку. Он деликатно и с опаской присел на краешек табуретки – и вдруг на нащих глазах на другом ее краю все мы увидели узкую, в несколько сантиметров шириной, полоску воды. Спустя несколько дней фаза водного полтергейста закончилась? сменившись другими, не менее диковинными проявлениями. Запасные брюки мне, к счастью, на этот раз не потребовались. В данном случае эта предосторожность оказалась излишней, но не бессмысленной: я знал, что на первых этапах развития фазы водного полтергейста смачивается все и вся и лишь потом смачивание фокусируется на «носителе» таких проявлений и на принадлежащих ему вещах. «Носителем» в данном случае была Наташа, и феномен смачивания уже вступал в фазу сосредоточения на своем «носителе» и на принадлежащих ему вещах. Поэтому-то меня и не затронуло.

Бывая позже в этой же квартире, я не раз жалел об опрометчиво не взятых с собой запасных ботинках, зимней шапке, шарфе, перчатках: кое-что оказывалось под струей воды из крана, кое-что портилось, кое-что на время оесследно исчезало. Но это уже были не мокрухины проделки: скорее, это было баловство домового или кикиморы, если судить по приписываемым этим мифическим существам функциям. Они буквально «выживали» меня из квартиры и однажды, испытав в течение примерно получаса свыше двадцати «нападений» на принадлежащие мне вещи я, сумев наконец-то собрать в охапку залитые водой зимнюю шапку и ботинки, пальто без пуговиц, исчезнувший, а потом найденный втиснутым в рукав пальто причудливо – в виде «Чебурашки» – завязанный шарф, выскочил на лестничную площадку. Я вежливо отклонил любезное предложение искренне соболезновавших мне хозяев этой «нехорошей» квартиры вновь войти в нее, прямо на лестничной площадке привел в относительный, насколько это было возможно, порядок себя и свои вещи и, рассыпаясь в извинениях, тут же отбыл восвояси, испытывая муки от укоров совести, что оставил эту несчастную семью один на один со столь вредной нечистой силой.

Эта московская семья, в отличие от семьи из южного города, о которой я рассказала начале этой статьи, недавно прочитала о проделках «Барабашки» и была таким образом психологически готова к встрече с полтергейстом. Тем не менее по предложению Наташи все, что происходило у них в квартире, шутливо считалось проделками «Чебурашки». Постепенно в эту игру, незаметно для себя, включился и я. Сколь же живуче оказалось стремление к олицетворению аномальных явлений, хотя бы и в шутливой форме!

Но человеку далекого прошлого или современному человеку при столкновении с аномальным явлением нередко бывает отнюдь не до шуток. Даже и мне было совсем не весело, когда я, «выжитый» из «нехорошей» квартиры? стоял как неприкаянный на лестничной площадке с прижатой к груди охапкой своих вещей. А каково было в тот момент ее обитателям, временно лишившимся столь необходимой для них тоща психологической поддержки с моей стороны? Можно предположить, что для человека и далекого, и не столь далекого прошлого, столкнувшегося с проявлениями полтергейста, поверья о фантастических с современной точки зрения существах, производящих эти феномены, служили своего рода эквивалентом психологической поддержки. Эти поверья давали как непротиворечивое объяснение случившегося, так и способы противостояния или совместного, относительно бесконфликтного, проживания с этой нечистью. А это уже реальные знания, своего рода руководство к действию? облеченное, правда, в суеверную форму. И задача исследователя – найти в этих крупицах воплощенного народного опыта рациональное зерно.

В самом деле, каковы, например, функции, приписываемые домовому? О.А. Черепанова в книге «Мифологическая лексика русского Севера», изданной в 1983 году? так описывает эти функции: домовой «проявляет себя различными звуками – стуком, скрипом, вздохами и кряхтением, а также перемещением и пропажей вещей. Наваливается на спящего и „гнетет“ ночью, оставляет на теле синяки». Но все это характерно и для «проделок» полтергейста!

Полтергейстные проявления в русской крестьянской избе нередко не ограничиваются геометрическими переделами дома, а распространяются на двор и дворовые постройки. Поэтому, как пишет С.В. Максимов в книге «Нечистая, неведомая и крестная сила», переизданной в 1989 году, в народе считают, что есть домовой-доможил, обитающий в избе, и приданные ему в помощь домовой-дворовой, банник, овинник (гуменник) и кикимора: «Вся эта нечисть – те же домовые, – пишет С.А. Максимов, – отличные лишь по более злобным свойствам, по месту жительства и по затейливым проказам».

А уж проказы бывают действительно более чем затейливые. Возьмем, например, кикимору. Чаще всего она проказит с веретенами, прялкой и начатой пряжей, причем нитки сучит не слева направо, как принято у людей, а наоборот. Бывает, что кикимора треплет и сжигает кудель? оставленную у пряжи без присмотра. Кикимора невидимо ходит по полу, сильно стуча при этом ногами, гремит посудой, бросает и бьет горшки и плошки, портит хлебы и пироги, кидается луковицами из подполья или из-за печки, стучит вьюшками, крышками от коробов и под. Об этих и других проказах кикиморы пишут и О.А. Черепанова, и С.В. Максимов. А ведь все эти «проказы» характерны и для полтергейста!

Среди проказ домового и кикиморы, а также среди проявлений полтергейста имеется одно весьма любопытное общее: самозавязывание и саморазвязывание узлов. Сучение и прядение нитей, свойственное кикиморе – из того же самого ряда, как и способность домового заплетать в косы волосы на голове человека, хвосты и гривы лошадей. Кстати, мой многострадальный шарф, завязанный наташиным «Чебурашкой», оказался скручен справа налево.

Да и проказы такого персонажа, как банник, мало чем отличаются от некоторых типичных проявлений полтергейста. С.В. Максимов пишет, что банник, в частности? может бросаться горячими камнями из каменки. Но камнебросательный полтергейст известен с незапамятных времен! Например, описано самопроизвольное камнебросание, датированное 355 годом нашей эры. В январе 1989 года самопроизвольное камнебросание наблюдали в кишлаке Спинз Шугнанского района Горно– Бадахшанской автономной области Таджикистана, о чем 7 марта 1989 года сообщила газета «Тоджикистон совети».

Итак, «стрелочники» найдены. Ими оказались, с одной стороны, реальные или предполагаемые склонные к колдовству живые люди из плоти и крови, с другой – различные мифические персонажи, запечатленные во многих фольклорных жанрах. Представляется интересным продрлжить анализ параллелей в проявлениях как полтергейста, так и этих персонажей в соответствии с приписываемыми им функциями.

РАССКАЗЫ О СЛУЧАЯХ, ЛОГИКА КОТОРЫХ ЯВНО ВЫЗЫВАЕТ СОМНЕНИЕ

В 1987 году в Новосибирске вышла в свет необычная книга – «Мифологические рассказы русского населения Восточной Сибири». Это – составленный иркутским фольклористом В.П. Зиновьевым сборник быличек и бывальщин, собранных в 1966-1980 годах в Забайкалье и в Иркутской области. Книга содержит описание случаев? представляющих несомненный интерес для исследовате-. лей аномальных явлений. И, видимо, не случайно для большинства из них эта книга стала как бы настольной. Не остался в стороне и автор этих строк, испытывающий давний интерес к феноменам полтергейста. При чтении ряда сюжетоь меня постоянно охватывало ощущение встречи с чем-то уже давно известным и хорошо знакомым? в том числе и по личному опыту. Вот, например, быличка? записанная в селе Курумдюкан Читинской области в 1980 году. В ее основе – «событие, взволновавшее несколько соседних деревень», а потому и рассказ об этой истории на сюжет «Кикимора общается с людьми» записан от пяти человек (все случаи из книги В.П. Зиновьева излагаются в сокращении, но по возможности близко к оригинальному тексту):

– В одном доме, где жила мать с тремя дочерьми, появилась кикимора. Она отвечала стуком на вопросы. Послушать ее приходили не только местные жители, но и приезжие. Как-то узнавала, сколько чужих, сколько своих. Когда спрашивали, точно отвечала стуком. По просьбе выигрывала мелодию – стуком на половицах. Бросала в людей разными предметами: углем, ботинками, клубком пряжи. Нельзя же так жить. Хозяевам нет покоя. С помощью знакомого человека нашли в доме куколку и сожгли ее на костре. Все прекратилось.

Невольно вспоминается другая история с похожим сюжетом – «Барабашка» общается с людьми. «Барабашка» —главныйгероЙзнаменитоготелефильма «Ктотам?»? показанного на первой неделе января 1989 года, а также бесчисленных газетных репортажей. В результате этот весьма неоднозначный персонаж до сих пор пользуется поистине всесоюзной известностью. А тогда, 28 сентября 1988 года, автор этих строк вместе со своим коллегой В.Н. Фоменко пришел в гости к «Барабашке», который незадолго до этого незаконно «прописался» в одном из московских общежитий молодых строителей, в комнате, где проживали три подруги – Феруза, Флюза и Таня. Минут через 1^ начались стуки в пол. Я заметил, что стуки раздаются из-под ступней Ферузы. Приглядевшись внимательнее? увидел, что одновременно со стуками у Ферузы сокращаются сухожилия ступней: один стук – одно сокращение? два стука – два сокращения, стук из-под левой ступни – сокращаются сухожилия левой ступни и т.д. Стало неинтересно. Попросил всех присутствующих оторвать ноги от пола. При этом был уверен, что после этого все стуки прекратятся. К моему удивлению, стуки продолжались. Они глухо раздавались из матраца кровати, на котором сидела Феруза. Я также присел на эту кровать. К еще большему удивлению, синхронно с глухими стуками я ощутил отчетливые точечные прикосновения изнутри матраца, и так много раз. Уступил свое место В.Н. Фоменко – все слышат глухие стуки из матраца, а он сообщает еще и о таких же прикосновениях. Вновь занял свое место – то же самое. Под общий смех заглянул под кровать – убедиться, что там никого нет. В конце визита В.Н. Фоменко задал «Барабашке» серию альтернативных вопросов об исходе финального олимпийского матча по футболу, который должен был состояться через пять дней – 3 октября 1988 года. Ответы давались «обычным» способом: один стук – «да», два – «нет». Победа олимпийской сборной СССР по футболу и счет матча были предсказаны точно. А вот другая быличка, записанная В.П. Зиновьевым: – Инвалид Отечественной войны, несуеверный, вздумал построить себе новый дом. Сыновья строили, а он им указывал. И вот, как они спать лягут, в этом доме ночью такой тарарам поднимался^ будто ведра стукаются и переворачиваются, гром, шум ужасный стоит – спать невозможно. И так повторялось каждую ночь. Однажды отец не выдержал, накричал на сыновей, что они там ведра забыли, вот их ветер и гоняет по крыше, по чердаку. Они отца подняли наверх, осветили – а там пусто. Слезли, а все ведра стоят внизу. Плюнул отец с досады, пошел спать. Только в дом – на крыше опять началось. Так ничего они сделать и не смогли. Жуть стала брать всех. Продали дом и уехали.

И опять вспомнилась покожая история, о которой сообщила одна московская семья, прочитав в июльском номере журнала «Юный техник» за 1989 год интервью со мной:

– Мы решили написать о том, что у нас творилось в доме в деревне, где мы жили до пожара. Когда дом еще строился, то есть был совершенно новый, по ночам происходили странные вещи: коща все ложились спать, вдруг начинала капать вода, как будто в пустую чашку. И не только одни мы слышали эти звуки, за стенкой жилец? еще одна семья, то есть под одной крышей жили две семьи из нашей родни, они тоже слышали, как капает вода, или вдруг на «потолке» начинали ходить так, что прогибались доски, а коща поднимались на «потолок», то есть на чердак, то все прекращалось, а коща спускались, происходило все то же самое. Также в очень лунную ночь, в сарае происходило нечто странное: однажды привезли дрова и мы их сложили в поленницу, ночью мы вдруг услышали стук топора и звуки, напоминающие кряхтение, как будто ктото колет дрова, уже пожилой и е^у тяжело заниматься этим. Но на следующий день, когда мы вошли в сарай? дрова лежали так же, как и были положены раньше, то есть будто ничего не происходило. Также мы слышали разные звуки, слышали, как в стене пела птичка, мы переходили из комнаты в комнату и она как будто переселялась с нами, то есть перелетала, но как она могла петь и перелетать по очень тонким жердочкам из железобетона, а стены были не из дерева, а из шлака, почти примерно в ^0 см толщиной? Нам говорили, что это нас кто-то предвещает о беде, но мы не верили, и вот 24 декабря 1977 года дома у нас начался пожар, дом сгорел и по сей день стоят только стены.

По мере дальнейшего чтения сюжетов, запечатленных В.П. Зиновьевым, вспоминались и другие аналогичные случаи, известные мне как по литературе, так и из личного опыта. Все это не могло не вызвать вопрос о соотношении фольклора и аномальных явлений. Неужели подобные, воистину необыкновенные, явления и происшествия не получают отображения в фольклоре? Подавляющее количество сюжетов, записанных В.П. Зиновьевым, он слышал от людей, родившихся в конце прошлого века или в начале текущего. Неужели все это только бабушкины сказки?

Из пояснительных текстов к книге В.П. Зиновьева следует, что сюжеты запечатленных в ней событий не имеют никакого отношения к действительности, поскольку «основу всех этих рассказов составляют вымысел, небывалое? фантастика». Былички расцениваютя только как «поэтические небывальщины». За «истинные причины, благодаря которым события или факты приобретают характер сверхъестественных», принимаются «болезнь, недомогание, вызвавшие состояние бреда или галлюцинации». Последнее – предложенное самим В.П. Зиновьевым объяснение рождения, по его словам, «рассказов о случаях? логика которых явно вызывает сомнение».

У ЧЕРТА НА КУЛИЧКАХ

Действительно, логика именно рассказов о случаях полтергейста и так называемых беспокойных домов, подобных описанным выше, всегда вызывает сомнение, но лишь у слушателей и читателей. Пострадавшим от этих феноменов, их очевидцам и свидетелям обычно бывает не до сомнений. Их одолевают более конкретные заботы – как избавиться от подобной напасти, невзирая на всю невозможность и нелогичность случившегося.

Феномены полтергейста в своих крайних и необычных проявлениях способны оставить длительный след в сознании целого народа. Об одном таком случае поведал профессор Московского университета, этнограф и фольклорист И.М. Снегиреь. В книге «Москва. Подробное историческое и археологическое описание города», изданной в 186^ году, он описал весьма необычное событие, на которое, по его словам, «…намекает известная московская поговорка: у черта на Куличках». Событие это отражено в «Житии» преосвященного Иллариона (1632-1708)? строителя Флорищевой пустыни, впоследствии – митрополита суздальского и юрьевского. Само событие описано «по сказанию» его непосредственного участника и свидетеля – «самовидца» монаха Марка. Описываемый эпизод приходится на осень и зиму 1666 года. Место происшествия – нищепитательница (богадельня) при церкви Кивра и Иоанна на Кулижках, за Варварскими вратами, близ Ивановского монастыря, в Белом городе в Москве. В эту богадельню, ще жили старухи с сиротами и подкидышами? «…вселился демон, впущенный туда одним чародеем. Этот демон делал старухам разные пакости, не давал им покоя ни днем, ни ночью, сбрасывал их с постелей и лавок, кричал им вслух разные нелепости; на печи, на полатях и в углах стучал и гремел», швырялся камнями, сам оставаясь невидимым. Происходящее серьезно обеспокоило царя Алексея Михайловича: «…он велел священникам молитвами действовать против злокозненного духа; но они ничего не успели и только раздразнили его, так что он стал обличать их самих в разных беззакониях». 2 ноября 1666 года в Москву прибыли вселенские патриархи. Приближенные царя указали ему на преподобного Иллариона? «…который молитвами своими мог прогонять нечистых духов… Пять недель с двумя иноками там подвизался в молитвах Илларион» и, сколь не упорствовал этот «демон»? «…но молитвами преподобного совершенно был изгнан из богадельни». Чтобы убедиться в успехе, Илларион еще десять недель оставался в богадельне, после чего отбыл во Флорищеву пустынь.

Событие это, поразившее воображение жителей Москвы того времени, закрепилось в памяти поколений в выражениях «у черта на Кулижках (Кулишках)», «у черта на куличках», «к черту на кулички», «чертовы кулички» – в значении неведомо ще, куда. Нетрудно заметить, что в памяти русского народа сохранилось только место, ще произошло это «нелогичное» событие, а содержание последнего оказалось вытесненным, возможно, ввиду того? что «логика» этого события вызывала непреодолимое сомнение. Особое недоверие связано с феноменом невесть откуда звучавшего человеческого голоса. Однако, покопавшись в литературе, удалось обнаружить свыше 30 описаний подобных случаев за последние 800 лет, включая и XX столетие, когда от двух и до нескольких десятков человек были свидетелями аномальных голосовых и других необычных феноменов одновременно. Один из таких случаев наблюдался вскоре после события на Кулижках – в Нидерландах в 1668 году, другой незадолго произошел в Шотландии – в 16.54 году. Самый последний из известных мне случаев голосового полтергейста имел место в Ленинграде в 1989 году. Одному из исследователей – С.П. Кузионову, даже удалось сделать магнитозапись этих необычных голосовых проявлений.



События, подобные случившемуся на Кулижках, необычны, редки, но не единичны. Благодаря своей крайней необычности подобные события, запечатлеваясь в различных жанрах фольклора, остаются в памяти поколений. Так, например, А.Г. Леман в своей «Иллюстрированной истории суеверий и волшебства от древности до наших дней», изданной в 1900 году, упоминает о сюжете, запечатленном в исландской саге Гретта Сильного. Согласно саге, во дворе Торгальсштада завелась нечистая сила. Она даже начала разрушать дворы, ломать дома и вообще приносить много вреда: вылетали балки, все рушилось, развалился весь дом. Известны подобные же неистовые проявления полтергейста, при которых прогибается крыша дома, рушатся его стены, поскольку камни, из которых они сложены, сами собой срывались со своих мест.

При всем при этом, если отвлечься от объяснений, позволительных для XVII и более ранних веков («вселился демон, впущенный туда одним чародеем», «завелась нечистая сила» и пр.), и сосредоточиться на наборе феноменов и динамике их протекания, станет возможным отожествить необычные феномены на Кулижках и в Торгальсштаде с феноменами полтергейста.

Слово полтергейст в буквальном переводе с немецкого означает «шумливый дух» и, следовательно, отражает не природу явления, а его истолкование в духе народной демонологии. Последнее – предмет исследования фольклористики. Наш предмет исследования в данном случае – совокупность и динамика протекания феноменов, приписываемых полтергейсту или нечистой силе. Всем случаям полтергейста, независимо от того, когда и где они произошли, свойственна единая картина проявления феноменов, в то время как интерпретация или объяснение событий варьируют, в соответствии с эпохой, от проделок нечистой силы до проделок проказливого подростка. Таким образом? центральным становится феноменологический подход? что, в отличие от интерпретационного, дает более реальные шансы понимания происходящего. Напротив, сосредоточение внимания исключительно на интерпретационном подходе, что свойственно фольклористике, приводит к тому, что вместе с водой (интерпретация феноменов) выплескивается и ребенок (сами феномены).

В этой связи представлется интересным проследить, с использованием конкретного фольклорного материала? отображаются ли в нем реальные феномены полтергейста? и если да, то насколько полно это отображение? Будем при этом руководствоваться феноменологическим подходом, отрешившись от интерпретационного, при котором аномальные события традиционно приписываются проделкам различных персонажей народной демонологии – домовому, кикиморе, баннику, мокрухе и пр. – оставим эту область исследования фольклористике.

ФЕНОМЕНЫ ПОЛТЕРГЕЙСТА В «ПОЭТИЧЕСКИХ НЕБЫВАЛЬЩИНАХ»

Сюжеты быличек и бывальщин, собранных В.П. Зиновьевым, стали своего рода испытательным полигоном для апробации феноменологического подхода. В связи с тем, что в этих сюжетах отражены самые разные аномальные явления, пришлось ограничить свою задачу анализом описаний случаев, соответствующих только так называемым беспокойным домам и полтергейстам. Всего было отобрано 20 случаев, соответствующих этим типам аномальных явлений. Описания этих случаев отличаются от общепринятых подробных отчетов об исследованиях конкретных случаев полтергейста и представляют собой краткие воспоминания рассказчика о событиях разной степени давности. За редкими исключениями большинство случаев недатировано. Место происшествия указано значительно чаще – называется конкретный населенный пункт. Сами же аномальные явления представлены, хотя и кратко, но достаточно живо и выразительно.

Рассматриваемые случаи имели место в занимаемых одной семьей бревенчатых домах, типичных для сельской местности. 12 домов были обжитые, 7 – новые, только что построенные. В последних аномальные события начинаются или сразу после вселения, или же препятствуют вселению и продолжаются в незаселенном доме. Один случай имел место в школе-интернате. Некоторые события происходят вне дома, например, во дворе.

Продолжительность аномальных событий варьировала от нескольких дней и месяцев до одного года; в некоторых описаниях продолжительность не указана, но представляется неопределенно долгой. В половине случаев аномальные события происходят исключительно ночью, остальные – в разное время суток.

Количество свидетелей аномальных событий как правило не менее двух. Лишь в одном случае был единственный свидетель. В 12 случаях очевидцев было несколько: иногда только члены семьи, но чаще к ним присоединялись посторонние свидетели (соседи, знакомые, отдельно живущие родственники). В семи случаях свидетелей было много, например, в одном случае – вся деревня, в другом – партизанский отряд, заночевавший в пустом доме? в третьем – ученики школы-интерната.

Объяснения аномальных событий в оригинальных текстах довольно разнообразны. В девяти случаях предполагаются злонамеренные действия магического характера. В частности, путем подкладывания магического предмета – «куколки» – напускают на дом мифическое существо – кикимору. Остальное – дело ее рук. В трех случаях аномальные события приписываются проделкам домового, в двух – связываются с умершими. Интерпретация событий в пяти случаях отсутствует. В отдельных случаях остается неясность. Так, в случае, ще летали предметы кухонного обихода, при разборке дома была обнаружена ртуть. Известно, что определенным образом заложенная под печку ртуть «ухает», то есть создает звуковые феномены. Сообщается, что плотники могут либо «навести нечистую силу», либо незаметно обеспечить реальные физические эффекты (звуковые). Поэтому аномальные явления как следствие конфликта хозяина со строителями дома могут иметь двоякую интерпретацию. Надо отметить, что аномальные звуковые и прочие феномены сообщаются и в тех случаях, когда дом строит сам хозяин.

В 18 случаях из 20 люди предпринимали активные действия, стремясь избавиться от напасти. В 6 случаях люди навсегда покидали беспокойные дома. Когда в эти дома въезжали другие жильцы, оказывалось, что аномальные явления в них продолжались. В одном из случаев аномальные явления последовали за семьей на новое местожительство, в другом – только за определенным членом семьи. Еще в одном случае явления прекратились после временного выезда хозяина дома. Во многих случаях жильцы дома активно искали причину аномальных происшествий – иногда сами, а иногда с помощью знающих людей; в 6 случаях была найдена «куколка», в одном – «злонамеренная» щбпка. Выбрасывание или сжигание этих предметов прекращало аномальные проявления. В некоторых случаях поиски таких предметов были связаны с разбором отдельных конструкций дома, в одном случае дом был разобран полиостью и перенесен на другое место.

Среди описанных в анализируемых случаях феноменов выделяется несколько групп. Группа звуковых феноменов наиболее многочисленна и разнообразна. Они наблюдались в 15 случаях. Среди них – стуки разной локализации (6 случаев); свист, вой, грохот (3); плач, храп, хохот (3); внятные человеческие голоса (3); звуки музыки и пляски (2); лай, вой собаки под кроватью (1). В 9 случаях наблюдались разнообразные формы движения предметов. В 3 случаях летали камни, кирпичи, в 2 – посуда, ложки. Различные предметы (клубок, ботинки, скалка) бросались в людей в 2 случаях. Плясали столы и стулья, крутились жернова, распахивались все двери – по одному случаю на каждую форму движения. В 9 случаях появлялись фигуры людей, бегали животные. В трех из них появлялись: мужик толстомордый, рыжий; верзила мохнатый; лохматый старик без рук. В одном из случаев рядом с хозяйкой дома лежал кто-то невидимый; на ощупь по длинной косе она определила, что это девушка. В другом случае в окно увидели большую голую человеческую ногу, тут же по саду проехали двое в белом на тройке белых коней. И? наконец, имел место ряд феноменов, которые нельзя отнести ни к одной из перечисленных выше групп: в пище оказываются несъедобные вещи, пустые чугунки обнаруживаются в печке, на полу появляется лужа воды, с хозяйки «стягивает юбку», невесть кем гоняется скот, дом «ворочает», вода сама собой выплескивается из таза.

Для 8 случаев было характерно наличие только одного феномена. В 12 случаях проявлялось от двух до нескольких феноменов. Рассмотрим несколько конкретных случаев по каждой из двух групц.

Первая группа случаев (с одним феноменом):

1. Партизанский отряд заехал в деревню ночевать. На краю деревни стоит пустой новый дом, а рядом – старенькая избенка. Партизаны просятся ночевать в новый дом, а хозяиЬ говорит, что в доме жить нельзя, в нем чудится:

– Нас много! Ничего, ночуем. – Дело ваше.

Открыл хозяин дом, легли ребята на полу, захрапели. А один не спит. Слышит, музыка заиграла, пляска началась, чечетку выбивает. Вскочил он, стал будить других. Все насторожились, слушают: играет музыка, да так громко, и пляска идет! Зажгли лампу, и пока она горит – ничего, все спокойно. Как погаснет, опять начинается. И так до утра никто не мог уснуть.

2. Жили старик со старухой и невестка. Они сидят? разговаривают все. Вдруг полетели судомойки! Посуда летит, все летит! Просто бросается! Хватятся – никого нет. Вызывали кого-то, искали, ничего не могли найти. Избу разбирать стали – нашли ртуть. Она и выфигуривала всякую ерунду. Человек сидит – то судомойка прилетит, то ложка, то поварешка! А как это получилось, неизвестно.

3/ В большом пятистенном доме стало стучаться. Как сядут они вечером – у них в стене стучит, стучит! Сильно так! Пошли, все взрыли – никаких нет ни дыр, ничего. А все стучит. Девочка, лет шести, стала в кровати в избе спать – под кроватью стало стучать. Крестная девочки взяла ее да унесла вечером к себе домой, положила с собой на кровать – так опять застучал? под этой кроватью. А у вих не стучит. Тогда они поняли, что, наверное, на девочку было пущено. Приглашали сначала попа, потом шаманку. Не помогло. Всю зиму простучало. Девочка как спичка стала: она не могла спать, когда стучится под ней. Куда ее ни положат – везде под ней стучит. Стуки были слышны снаружи дома и жители деревни часто собирались их слушать. Приезжий старик, уже где-то в марте, заинтересовался этим случаем и отвел беду (магическими действиями). Стучать перестало. Девочка поправилась, выроню.

Вторая группа случаев (более одного феномена):

1. Однажды вечером муж ушел играть в карты. Жена лежала на печке, а ребенок – в зыбке, рядом с печкой. Вдруг в двенадцать часов начинается стук – стучит и стучит. Стучит под полом. А ей все говорят, что это домовой ей чудится, стучит; ведь муж-то кузнец…

Однажды она опять остлась одна. Видит, кто-то вышел мохнатый – и такой верзила! Зыбку качает с ребенком? и хохочет, и хохочет! Лицо белое-белое, а сам весь чернущий. Вот так покачает зыбку и исчезнет. Позвала она сестру. Пришло время, он опять выходит. Бились они, бились, и перекочевали в другой дом. А потом в этом доме долго-долго никто не мог жить. А потом этот дом сгорел.

2. Напротив нас был дом. Старинная печь там стояла. Хозяйка в подполье полезет – кто-то юбку с нее тянет? тянет. Вдруг стало бросать из-за печки. Как трахнет – старику попало в голову. Приехал мужик к ним, сел чай пить, а камень как на стол угодит! То из-за печки вдруг заяц выскочит, то щенок. Один дед говорит – тут клад есть. Они выехали из дому и стали рушить печку. В той печке кукла оказалась, как живая смотрит. Привели попа? иконы поставили, стали служить. Тогда утка вылезла, закрякала и ушла. Потом ничего больше не стало.

3. Вот что там произошло. Они уж привыкли и не обращали внимания. Лягут спать вечером – то табуретки запляшут, то столы. Один раз забыли таз с водой. И только легли, не успели еще уснуть, вдруг в этом тазу как зашлепается, зашлепается! Как кто купается в нем. Все вскочили, хозяин орет: кто где купается! в бочке кто-то утонул что ли?! Зажгли огонь. Кругом таза наплескано. А потом разглядели мокрые следы маленьких копытец за печку. Вот, чудилось. Это было действительно.

4. Шел нищий по деревне. Зашел к одной хозяйке. Она говорит: – Некогда мне тебя угощать. Об пошел, да и сказал: – Попомнишь меня.

С этого дня и началось чудиться. Разговаривают на печи два голоса, называют друг друга Дунька и Акулька, а самих-то не видно, и пакостят. Уйдут хозяева в поле, в еде оказыается всякая дрянь: зола, коровий кал. Масло в баню поставили, и там набезобразили. К зиме стали скот во дворе гонять. Утром кони в мыле, пена изо рта, косы в гриве. А потом вдруг придут и разговаривают: – Ты замерзла, Дунька?

– Да нет, а ты Акулька? – А самих-то не видно. Позвали попа, народ в избе собрался. Поп пришел, молитву читает. А Акулька с Дунькой пустили с печки в попа скалкой. Поп перепугался, народ тоже. Как давай все из избы! Ступеньки крыльца оказались разобранными – все кубарем!

Так продолжалось примерно с год. Они в другой дом переехали, так Акулька с Дунькой тоже туда перешли. Б конце концов нашли в одной деревне (Лгаричка. Пришел он. Во дворе из поленницы вытащил две куклы. Вот вам? говорит, Акулька с Дунькой…

Как можно видеть, в этом случае, в отличие от большинства других, аномальные Эффекты проявляются не только в доме, но и во дворе и в бане. К тому же это второй случай из двадцати, в котором аномальные проявления следуют за людьми, что характерно для феноменов полтергейста.

Среди быличек и бывальщин имеются сюжеты, где аномальные явления происходят однократно. Эти случаи нс рассматривались, так как для феноменов беспокойных домов и полтергейстов характерна именно повторяемость аномальных проявлений. В виде исключения ниже приводится пример кратковременной, разовой полтергейстоподобной вспышки, отличающейся ранообразием феноменов и интенсивностью проявлений:

– Было это в году где-то в тридцать шестом. Пришла одна бабка вечером домой: "Вот я, – говорит, – домой зашла, на кровать легла, а кровать поехала, и разваливается кровать-то, а я на полу! И, главное, ничего нет, а меня как будто кто-то бьет по голове, по всему… Форточка открылась, подушка сама распадается, перья летят из наволочки. Все летит, летит там. Потом слышится разговор? какие-то разговоры, потом музыка началась, главное, поют хорошо. И меня потом кто-то взял за руку и ведет. Довели до печки, я в печку-то смотрю – а там человек сидит. Такой голый мужчина. Я от этой печки уйти хочу? а меня кто-то держит. А потом – раз! – откуда-то огонь появился в печке. Он там в огне горит! Ему жарко, он сидит, улыбается. Ну, там горело, и вот он сидит там, и видно – горит. Весь почти сгорел, а лицо целое, не горит! " Вот она посмотрела на него и поседела вся. А потом она вырвалась, а рукава остались. И убежала. А потом пришли – а там все разбросано, кровать вся разбита, подушка тоже, угли еще теплые. И синяки были у нее, и вся поседела.

Рассмотренные в проанализированных 20 сюжетах случаи по набору феноменов, особенностям и динамике их протекания принципиально ничем не отличаются от реальных случаев так называемых беспокойных домов и полтергейстов, изученных и описанных многочисленными исследователями. Множество аналогичных случаев, с точным указанием времени и места события (часто со ссылками на местные газеты) приведено в издававшемся в 1881-1918 годах журнале «Ребус». Несколько десятков подобных «самопроизвольных явлений», начиная с 1661 года (в том числе и в русских крестьянских избах) описал в конце прошлого века А.Н. Аксаков в книге «Предвестники спиритизма за последние 250 лет», изданной в 1895 году. В ней он, в частности, привел подлинное судебное «Дело о явлениях, бывших в квартире начальника липцкой конно-этапной команды капитана Жандаченко и о пожаре, произшедшем вследствии оных 25 числя июля 1983 года в слободе Липцах». О липцких событиях свидетельствует и книга Ф.К. Зарецкого «Воспоминания очевидца загадочных явлений в слободе Липцах в 1852-1853 гг.»? изданная в 1897 году. Дело об этих явлениях (необъяснимые акустические феномены, самопроизвольные движения и бросания предметов, самовозгорания) рассматривалось в уездном и земском судах Харьковской губернии до 1856 года и было прекращено «за ненахождением причин необыкновенных явлений». Имеются и другие примеры судебных разбирательств по аналогичным делам – как у нас, так и за рубежом. Все они, как правило, прекращаются за ненахождением естественных причин таких событий или «преступников». В качестве примера можно привести решение Курмышского уездного суда Симбирской губернии от 28 февраля 1814 года «предать суду Божию» дело о невидимом голосе, необъяснимых стуках и бросаниях камней, кирпичей, лаптей, поленьев и прочего в избе вдовы Раздьяконовой. По существу тем же самым окончилось судебное дело по факту пожара и других аномальных проявлений в одной из квартир на улице Молдагуловой в Москве в 1987 году (самодвижение и самобросание предметов домашнего обихода, появление луж и струй воды, самовозгорания и пр.), которое вел опытный следователь И.А. Баринов. За ненахождением «преступника» дело о пожаре было прекращено. Квартира ранее была застрахована. Однако Госстрах до сих пор отказывается выплатить страховку, поскольку по условиям договора страхование от полтергейста предусмотрено в данном случае не было…

АНОМАЛЬНЫЕ ЯВЛЕНИЯ И ФОЛЬКЛОРИСТИКА

Еще Э. Лэнг (1844-1912) – английский писатель, историк, антрополог, этнограф, филолог, исследователь фольклора и аномальных явлений, обратил внимание на перспективность феноменологического подхода к проблеме фольклорного отображения аномальных явлений.

Именно такой подход почти 90 лет тому назад привел его к выводу о несостоятельности гипотезы английского психоисследователя Ф. Подмора, считавшего, что полтергейсгные происшествия обязаны лишь проделкам «маленькой шаловливой девочки». Лэнг первым обратил внимание на то, насколько схожи рассказы о таких событиях в разных странах и в различные времена, когда рассказчики не знакомы друг с другом и даже не подозревают, что подобное вообще может иметь место. Одновременно он показал, что некоторые из таких необычных явлений вообще нельзя никак воспроизвести – ни посредством обманного трюка? ни как бы то ни было еще. По Лэнгу, определенные сходные сюжеты в фольклоре могут быть обязаны сходным аномальным явлением, которые он называл паранормальщыми, супернормальными или неизвестной областью природы. В серии работ, изданных в последнем десятилетие прошлого века, Лэнг первым обосновывает положение о том, что аномальные явления могут лежать в самой сердцевине религиозных верований.

В лице Э. Лэнга мы имеем счастливый случай соединения в одном человеке фольклориста и исследователя аномальных явлений. Он – один из основателей английского Фольклорного общества, учрежденного в 1878 году и существующего в настоящее время. Он же с 1904 года – член английского Общества психических исследований, основанного в 1882 году и также дожившего до наших дней. В 1911 году Э. Лэнг был избарн президентом Общества психических исследований. По свидетельству профессора истории и фольклористики Р. Дорсона, директора Института фольклора при Индианском университете (США), Э. Лэнг стремился объединить парапсихические исследования, фольклористику и антропологию. Он даже пытался наладить связи между Фольклорным обществом и Обществом психических исследователей. Как заметил в 1968 году А. де Кок, один из биографов Э. Лэнга, даже в наши дни подобные попытки имеют мало шансов на успех. И все же это направление исследований проникло и в наше время.

Лэнг не был одинок в своих воззрениях на соотношения аномальных явлений и фольклора ни при жизни, ни после кончины. В 1911 году В. Баррет, его коллега по Обществу психических исследований, пришел к мысли о том, что широко распространенная вера в эльфов, фей, волшебников, гномов, домовых и прочих персонажей народной демонологии скорее всего покоится на проявлениях? свойственных полтергейсту. В 1931 году Де Весме, а в 1978 п)ду Р. Рейхбарт, наряду с критикой антропологических и этнографических интерпретаций так называемых сверхъестественных явлений развили и углубили оригинальные воззрения Э. Лэнга о роли аномальных парапсихических явлений в становлении религиозных верований. Уже в наше время известный исследователь неопознанных летающих о(л"ектов Ж. Балле в изданной в 1970 году в Лондоне книге «Паспорт в Магонию. От фольклора к летающим тарелкам» рассмотрел уфологические корни происхождения древних мифов и современного фольклора. В 1984 году американский парапсихолог Д. Скотт-Рого обратил внимание на то, что фольклористы в процессе сбора фольклорного материала нередко встречаются с описаниями паранормальных феноменов и даже – с самими феноменами. В январе 1985 года в Индии состоялась международная конференция на тему «Парапсихология: западные и восточные перспективы», где Т.Н. Шанкаранарьяна из университета Майсура представил доклад «Парапсихология и фольклористика». Автор этого доклада обратил внимание на то, что фольклор вращается вокруг концепции веры, верований. Поэтому верования в аномальное должно рассматривать в качестве основы большей части фольклора – «парафольклора» по определению Т.Н. Шанкаранарьяна. Подобные высказывания и примеры нетрудно продолжить, а хронологию можно довести вплоть до настоящего времени.

В отечественной «большой» фольклористике соотношение фольклора и действительности рассматривается преимущественно в рамках исторического и этнографического соответствия. Фольклор бесспорно считается одним из важнейших источников этнографических и исторических сведений. Так, например, И.С. Вдовий, исследуя исторические предания и героические сказания народов СевероВостока Сибири, пришел к выводу, что они «…содержат весьма обширный исторический и этнографический материал, в значительной своей части вполне надежный и точный». В.И. Чистов, анализируя под подобным же углом зрения соотношение фольклора и этнографии в целом? приходит к более обобщенному выводу: «Фольклор, бесспорно – один из важнейших исторических и этнографических источников». Об этом они пишут в сборнике «Фольклор и этнография», изданном в 1970 году.

Да позволит мне дорогой читатель решительно усомниться в том, что в фольклоре отображена лишь историческая и этнографическая правда! Ведь еще В.Я. Пропп отмечал характерную для всего фольклора заинтересованность необыкновенными происшествиями. Он же пришел к мысли, что даже самые фантастические образы фольклора имеют свою основу в реальной действительности и задача науки – найти эти основы. В приложении к проблеме фольклорного отображения аномальных явлений эти мысли В.Я. Проппа пока не получили должного развития в отечественной фольклористике. Правда, справедливости ради следует сказать, что и в нашей стране нашлись исследователи, изучающие проблему соотношения фольклора и аномальных явлений. Это – М.М. Агрест из Сухуми, москвичи М.Г. Быкова и А.К. Прийма, минчании В.К. Зайцев, С.С. Соловьев из Прибалтики и ряд других. Мне импонирует профессионально аргументированное мнение И.С. Лисевича, высказанное им на страницах второго номера журнала «Советская этнография» за 1976 год: «…время приносит все новые доказательства того, что фантазия мифов, сказаний и легенд питалась соками действительности, что у самых их истоков стояло нечто вполне конкретное и реальное».

С другой стороны, несколько позднее, в том же журнале была опубликована статья В.И. Санарова из Новосибирска, озаглавленная «НЛО и энлонавты в свете фольклористики» («Советская этнография», 1979, ? 2). В.И. Санаров пришел к выводу, что «…рассказы о НЛО и энлонавтах – это действительно типичные былички, тесно связанные с народными поверьями», что в современных условиях"… быличка полностью сохранила свою форму? поменялись ее «герои»: на место устаревших чертей и леших с телегами и тарантасами пришли энлонавты с их «летающими тарелками», или НЛО".

Как же В.И. Санаров пришел к такому выводу? В начале своей статьи он пишет, что не будет рассматривать «вопрос о реальности самих НЛО», что его будет интересовать «лишь повествовательная сторона с точки зрения фольклористики, т.е. устные рассказы о НЛО и энлонавтах как таковые». Он справедливо замечает, что проблема НЛО «имеет к фольклору самое непосредственное отношение, поскольку большинство сведений об НЛО основано на устных рассказах очевидцев». Позволительно спросить: очевидцев чего? Ведь вопрос о реальности НЛО В.И. Санаров не рассматривает! Вместе с тем он отмечает, что «зарегистрировано несколько сот тысяч рассказов о наблюдении НЛО». Здесь В.И. Санаров точен в передаче своей мысли: он говорит про рассказы о наблюдении НЛО, : а не о самих наблюдениях НЛО.

Таким образом В.И. Санаров весьма точно очерчивает предмет своего исследования: рассказы о наблюдениях за НЛО, именно рассказы! И тем самым оказывается в плену навязанной самим себе схемы. А дальше все пошло по общеизвестным канонам фольклористики, традиционно признающей, что в фольклорных жанрах могут отражаться лишь элементы исторической и этнографической действительности. Отказываясь рассматривать вопрос о реальности НЛО, В.И. Санаров тем .самым автоматически предрешает главный вывод своей статьи: все рассказы о НЛО и энлонавтах – «типичные былички».

А что такое былички? Э.В. Померанцева в книге «Мифологические персонажи в русском фольклоре» (Москва? 1975 г.) определяет былички как «рассказы о столкновении человека с потусторонним миром, рассказы не только о чем-то необыкновенном, но необъяснимом и страшном». Но ведь в сознании многих феномены НЛО и полтергейста связаны с потусторонним миром, а сами явления нельзя не признать необыкновенными, необъяснимыми и страшными. По этим причинам значительно проще объявить эти явления несуществующими, нежели исследовать те весьма необычные проблемы, которые они перед нами ставят. Позиция тех, кто так поступает, напоминает поведение страуса, прячущего голову под собственное крыло при виде опасности.

Но в чем же видится опасность теми, кто органически не приемлет реальности аномальных явлений? Да в том? что признание этой необычной реальности резко ломает их устоявшиеся представления о действительности! А это и в самом деле страшно. Читатель, надеюсь, еще не забыл семьи из одного южного города, с описания мытарств которой я начал эту статью. Там, в этой семье, во избежание болезненной ломки сложившихся представлений о возможном и невозможном дошли до взаимных обвинений в колдовстве. То есть нашли-таки «стрелочника», «козла отпущения». Думается, что и в основе вывода, что все рассказы о НЛО и энлонавтах представляют собой былички – своего рода «поэтические небывальщины», могла лежать та же самая причина – неосознанная боязнь ломки своего мировоззрения. Здесь быличка, возможно, и выступает в роли своеобразного аналога, как бы заменителя того же самого «стрелочника». Ведь фольклористы предпочитают не рассматривать вопрос о реальности НЛО и полтергейстов, других аномальных явлений. Тем более их нельзя заподозрить в вере и в колдовство, и в нечистую саду. Что же остается? Профессионально обосновываемая убежденность в том, что в основе быличек лежат «вымысел, небывалое, фантастика». Подобная убежденность – ках бы психологический аналог того, что лежит в основе настойчивого, зачастую непреодолимого стремления «не слишком просвещенного человека» к поиску «стрелочника» – в лице то ли зловредной колдуньи, то ли различных персонажей народной демонологии. Реализовавшись, оно? это стремление, во всех трех случаях – безотносительно к тому, что признано «козлом отпущения»: колдунья, быличка в ее традиционном фольклористском истолковании? тот или иной персонаж народной демонологии —исправно служит своему предназначению, давая «правдоподобное»? то есть непротиворечивое в сознании тех, кто его выдвинул, «объяснение» аномальных проявлений – будь то НЛО с их энлонавтами, полтергейст, лохнесское чудовище, «снежный человек» или что-нибудь еще.

Фольклористы, возможно, упрекнут меня в том, что все рассказанные здесь мною случаи полтергейста – «типичные былички». Что ж, я не обижусь и отнесусь к ним с пониманием и должным сочувствием. В ответ я заявлю? основываясь на проделанной мною работе, что далеко не все былички и бывальщины покоятся на вымысле. В основе некоторых из них лежат реальные аномальные явления? в частности – полтергейст.

Н. ЛОПАТЕНКО. ХИЛЕРЫ: НА ГРАНИ НЕПОСТИЖИМОГО

В 1939 году в одной из краснодарских научных лабораторий произошло событие, значение которого в ту пору не было должным образом оценено, что вполне естественно? не только в СССР, но и на Западе.

Завершив нелегкий цикл научных изысканий, супруги Валентина и Семен Кирлианы создали и заставили работать электронный аппарат, способный не только улавливать, но и фиксировать на пленку энергетическое поле живых существ. Камера Кирлиана открыла дверь в новый? удивительный мир исследований. Сделанные с ее помощью снимки красноречиво свидетельствовали: в природе существует целый ряд минералов, излучающих «флюиды» энергии. Но то были только подступы к главному…

Коща были проявлены снимки живых существ растительного и животного происхождения, выяснилось, что каждое из них обладает своим энергетическим полем, и сила его впрямую зависит оттого, какую ступень эволюции это существо занимает. Когда настал черед заняться аномальными явлениями в живых организмах, последовало новое открытие: всякий раз существование таких аномалий подтверждалось особенно активными выбросами энергии, и активность эта была напрямую связана с внутренним состоянием организма. Находится он в покое – об этом тут же сообщает меньший выброс энергии; сконцентрировался на чем-то, напрягся – увеличивается и энергетическое поле. Но и на этом не прервалась цепь открытий – поистине очевидных и… невероятных, коща исследователи направили камеру на людей, страдающих определенными физическими недостатками. Отсутствующая у человека рука или нога столь отчетливо проявлялась в отснятом энергетическом поле, как будто и в самом деле существовала. Так было найдено и обосновано физическое истолкование природы фантомных болей, ведь давно уже было известно, что люди нередко жалуются на ощущение покалывания, рези, других неприятных ощущений в ампутированной руке или ноге. Этот энергетический спектр был назван полем, формирующим структуру формы, а излучаемая им энергия – оиоплазматической. Далее выяснилось, что поле, формирующее структуру формы, со временем идет на убыль вплоть до полного исчезновения – именно там, ще коща-то появился «призрак» несуществующей конечности. То же происходит и с мертвыми организмами.

Камерой Кирлиана занялись всерьез, и наконец она смогла заглянуть в самые сокровенные глубины организма; появившийся к тому времени мето^ цветной фотографии превратился в важное средство диажостики. Пораженные болезнью зоны проявлялись на снимках в темных, непрозрачных цветах, их появление сопровождалось рваными клочковатыми потоками энергии, к тому же потоки эти были явно ослаблены. Новая теория родилась на основе анализа цвета и объема излучения различных участков тела. Считавшиеся до тех пор легендарными чакры – так в восточных сказаниях принято называть энергетические узлы, которые играют огромную роль в человеческом общении, – наконец оказались на виду, раскрывая перед изумленными исследователями век) иерархию своей энергоструктуры.

Да, открытие это не нашло в свое время достойного отклика даже на Западе, обычно чутко воспринимающем новейшую информацию. Европейская медицина стала к тому времени слишком ортодоксальным материалистом? чрезмерно заземленным для того, чтобы пойти по пути чисто энергетического исследования возможностей исцеления.

Тем временем с Востока стали приходить новые сведения: там нашлись смельчаки, всерьез занявшиеся акупунктурой. Их коллеги-европейцы недоверчиво покачивали головами – что они там, с ума посходили? Носятся с какими-то иголками, будто в них – панацея от всех напастей… Это походило на шарлатанство. А новости продолжали поступать: сначала будто бы выяснилось, что этими самыми иглами можно блокировать или? наоборот, встряхнуть основательно нервную систему. Потом – что они являются и прекрасным обезболивающим средством, и, выходит, операции можно теперь проводить без химического наркоза, а это уже кое-что! И, наконец? грянула новость, повергшая в смятение всех, кто полагал? будто все до единого пути сообщения нервной системы давно нанесены на карту человеческого организма, и дальнейшие открытия в этой области – ересь. Выяснилось? что весь эффект иглоукалывания строится совершенно на иных координатах, где располагается широкая сеть энергетических узлов и каналов; воочию убедиться в их существовании нельзя, а вот отыскать с помощью сверхчувствительной электронной аппаратуры – дело? как говорится, техники.

Спрос рождает предложение – и Китай начал экспортировать детекторы, которые, словно миноискатели, обнаруживали пораженные участки организма. Помещенные в ушную раковину, они издавали легкое жужжание – это и было знаком тревоги* к тому времени было уже установлено, что рисунок раковины – это как бы слепок человеческого плода, развивающегося в материнской утробе, где каждой точке соответствует определенный орган, а каждый орган по-своему жалуется на недомогание…


ШОКОВАЯ МЕДИЦИНА

Западная медицина наконец избавилась от бациллы неверия, и с помощью Востока стала понемногу освобождаться от жесткого панциря излишнего прагматизма, но еще не настолько глубоко вникла в суть предмета, а именно – в этику и метафизику медицины. Как полагают на Востоке, здоровье есть результат гармонической связи внутреннего и внешнего мира – и напротив: хвори, донимающие тело, происходят от надломленности духа человеческого. Роль духовного начала извечно состоит в том лишь, чтобы неустанно вносить гармонию, уравновешенность в общении человека с внешней средой, в познании им самого себя, своего назначения. Дух восстает, лишь когда иного выхода уже нет, – так гласят постулаты восточных врачевателей.

Напротив, на Западе искусство исцеления буквально напичкано военной терминологией. Врач здесь – солдат? его назначение – воевать, а поле битвы – беззащитное тело пациента. Но один в поле не воин, и в схватку с болезнью вступают целые подразделения высокотоксичных медикаментов. Стрельба ведется по верхам: редко когда удается вырвать недуг с корнем. Обычно, пережив серьезный шок от химических препаратов, организм пытается сам восстановить свои силы… А где их взять?

А ведь в совсем недавние еще времена, коща наша медицина, казалось, и не помышляла о высотах нынешней технологии, и далеко ей было до дегуманизации нашей эпохи, в те времена старый добрый семейный доктор был желанным – и слава богу, не слишком частым – гостем своего пациента. Одним присутствием своим, неторопливой беседой за чашкой чая внушал он доверие, укреплял дух, чем в немалой степени способствовал выздоровлению. Случалось обыкновенное домашнее чудо – чудо веры в знания, опыт, в саму личность врача, и оно во много крат усиливало действенность простеньких медицинских препаратов.

Известно, что колдуны, маги и чародеи и по сию пору – живые идолы для своих соплеменников, представителей так называемых примитивных народов. Совершенно очевидно и то, что лечат они нередко куда более эффективно, чем самые изощренные и весьма дорогостоящие средства, которые по карману лишь достаточно развитым странам мира. Не единожды предпринимались попытки объяснить, подвести солидную теоретическую базу под поразительные успехи пещерных практиков – всякий раз оезуспешно.

Знатоки разводят руками: ну, лечат – и все тут… Древние инки, ацтеки и майя проводили весьма сложные операции – чего стоит одна трепанация черепа! – пользуясь лишь остро отточенными каменными ножами? и ведь всякий раз обходилось без асепсии, без осложнений: об этом свидетельствуют останки доживших до благополучной старости их пациентов. Как ни в чем не бывало срастались кости, затягивались шрамы, восстанавливались мышечная и кожная ткани. Да и сегодня где-то там, в затерянных уголках страны "третьего мира^ пестуют своих пациентов, врачуют их, оперируют отнюдь не дипломированные медики, даже не практиканты, а – неловко и говорить – невежественные, темные люди, наделенные? однако, необычайным запасом духовной силы, и запас этот, заметьте, расходуется лишь во благо ближнему, и безоглядная вера в силу исцеления духом довершает чудо: болезнь не отступает, а изничтожается с корнем. Навсеща.


ДЕЛО АРИГО: ОТ ЗАТОЧЕНИЯ – К ПРИЗНАНИЮ

Родился он 18 октября 1921 года. 11 января 1971 года погиб в автокатастрофе. Он заранее объявил точную дату своей смерти, и никто из друзей не удивился, узнав, что мрачное это предсказание сбылось день в день. С 1948 года он начал практиковать – оперировал всех, кто, по его мнению, в этом нуждался. Диагнозы ставил безошибочно. Правда? порой все обходилось и без хирургического вмешательства – и в этом случае лечение протекало успешно. Все удачи свои – а неудач, повторяем, не было – объяснял очень просто: что нужно сделать, какой дать рецепт, всякий раз ему подсказывали звездные, астральные эскулапы. Его операции, как и курс лечения, потрясали воображение и видавших виды специалистов.

Хосе Педро де Фреитес, известный больше среди поклонников его необычайного таланта по кличке Зе Ариго? жил в небольшом бразильском городке Конгонас Ду Кампу, в штате Минас Жераис. Туда и съезжались люди со всех концов света, чтобы избавиться от неизлечимых недугов. Как и водится в наше время, слава его докатилась не только до них, но и до прессы, страдающей лишь одним недомоганием – скажем так, излишней любознательностью. Здесь-то и обрел Зе Ариго не только друзей, ной опасных недругов. Медицинская ассоциация и Районный совет врачей взяли сторону противников Зе Ариго, и, солидно организовав кампанию его травли, добились своего? упрятав Зе Ариго за решетку в 1958 году. Правда, Жуселину Кубичек – в ту пору президент страны – специальным указом немедленно вызволил его из тюрьмы? мотивируя это тем, что именно Зе Ариго вылечил его дочь от рака, когда светилы науки уже вынесли ей смертный приговор. Сам по образованию врач, Кубичек честно признал, что не в силах объяснить механизм исцеления смертельно больной дочери, но разве так уж важно всякому чуду навешивать бирку? Господь Бог наделил доброго человека высоким даром – будьте же благодарны им обоим за это!

Президентским декретом Зе Ариго разрешалось врачевать без каких-либо помех в течение десяти лет. Едва истек этот срок, он опять оказался в тюремной камере… Но это случилось все-таки через десять лет, необычайно насышенных неустанным трудом по спасению больных. В день он принимал сотни пациентов, не зная устали, не делая пауз. Оперировал чаще всего в состоянии транса, используя при этом первый попавшийся под руку режуший инструмент. Ковырялся в ране, что-то связывая, что-то отрезая, удалял опухоли, заговаривал кровь. Осталось немало любительских и вполне профессиональных рисунков? запечатлевших все стадии рубцевания ран – шрам зарастал в считанные минуты. Иногда – часы.

Иначе как чудесным исцелением такое и не назовешь – выйдя из его дома, паралитики, случалось, пускались в пляс… Правда, в особо сложных случаях, не рискуя, просто своим ходом отправлялись по своим делам как ни в чем не бывало. Глухие от рождения обретали мир звуков; Зе Ариго проделывал тончайшие операции на глазной сетчатке, простейшими лечебными препаратами лечил хронические заболевания. Нередко его операции наблюдали известные врачи. Все, что ему нужно было – нож (для разрезания бумаги ли, перочинный – неважно)? чтобы сделать надрез… едва коснувшись лезвием кожи. При этом пациентов он не усыплял, не держал под наркозом, но, находясь в доброй памяти, абсолютно контролируя ситуацию, они как один все утверждали, что не чувствуют никакой боли.

Терпение специалистов наконец лопнуло, и в 1968 году была создана специальная комиссия, состоявшая в основном из североамериканских «сверил», специализировавшихся в самых разных областях медицины. Часть их командировала НАСА, другие представляли интересы самых престижных университетов CULA. Комиссия в полном составе изучала методы Ариго в течение 17 дней, и за это время получила уникальную возможность пронаблюдать 100 (!) операций, на которых Ариго орудовал разве что не кухонным ножом. Записали его диагнозы – включая и те, которые Ариго давал по телефону. Опробовали рекомендованные им таблетки, снадобья, порошки, тщательно исследовали результаты всех операций. Делали обычные снимки, проводили инфракрасную съемку и, конечно, подвергли своего подопечного самому тщательному допросу. Но на все вопросы, увы, был всего один ответ: «Лечу вовсе не я, Бог это делает моими руками».

24 июля 1968 года комиссия собралась в Рио-де-Жанейро, в зале Музея современного искусства, и устами профессора Генри Андриха Пукарича был вынесен вердикт: Ариго —это ходячий вызов современной науке, это настоящая «Терра инкогнита» для медицины. Комиссия твердо (можно только вообразить, чего это ей стоило) настояла на однозначном выводе: Зе Ариго ни разу не ошибся ни в постановке диагноза, ни в избранной им методике лечения. Было решено: комиссия остается в Бразилии еще на пять лет, чтобы возможно подробнее ознакомиться с практикой последователей чудо-врачевателя. Но этот лестный титул не спас Зе Ариго, не помогли ходатайства его высоких покровителей, включая и самого Генри Пухарича: вскоре он снова оказался в тюрьме. Ариго стойко принял этот удар судьбы, и в тюремной камере продолжая лечить. Жить ему оставалось три года – и он спешил делать людям добро.


ФИЛИППИНСКИЙ «ПОТОП»

В семидесятые годы мир облетела весть: на Филиппинах творятся чудеса, местные врачи лечат абсолютно все. Несомненно, на этом тихоокеанском острове и в былыб времена, да и ныне живут люди, чье искусство врачевать обескураживает и самых смелых специалистов, но коммерческий бум, который устроили заезжие толстосумы из США, принес куда больше вреда, – чем пользы. К славе? которой уже были овеяны такие имена, как Алекс Орбито? Тони Аглаоа, Макатао, примазалось несметное число шарлатанов, нечистых на руку дельцов, фокусников, ловкачей. И все смешалось на Филиппинах… Словно грибы после обильного ливня, повсюду вырастали лавчонки, лавочки, лавки, сбивались в картели любители легкой наживы и, оставив свои визитки в фешенебельных отелях и бюро по туризму, приготовились в ожидании наплыва простаков. И они не заставили себя ждать. Это было настоящее долларовое наводнение – человек приезжал, едва нс с порога раскошеливался и, глядишь, уже собирался обратно? полный иллюзий о мнимом выздоровлении, а на его место заступал еще один, и еще, и еще… Вторая волна имела уже несколько иной оттенок: она выбросила на филиппинский берег потоки жалоб, угроз, судебных исков, заводились уголовные дела, кого-то спешно разыскивали? кто-то ударился в бега… И аферы, аферы, аферы. Грязная волна полулегального бизнеса накрыла собой все, что творили добрые руки истинных целителей.

А стяжатели тем временем набили руку: случались среди них и такие, что могли оперировать, не пользуясь никаким инструментом – голыми руками извлекали больные, гниющие внутренности; правда, случались промашки – и тогда в урну летели совершенно здоровые органы… Но дельцы попроще не мудрствуя лукаво брались за нож – вот коща началась настоящая бойня: пациентов пачками отправляли в мир иной без всяких надежд на улучшение, и притом в сроки, пригодные лишь для того? чтобы сочинить первую строчку эпитафии, не более. Но это никого особенно не смущало: и впрямь выходило совсем как у «помощников смерти» на цивилизованном Западе. Вся разница – в благоустройстве операционной… ну еще? пожалуй, в элегантности манер и костюмов. Концовка дел тех и других «специалистов» была одной. Как, впрочем? и подоплека: бизнес есть бизнес.

В итоге «филиппинское наводнение» резко пошло на убыль, оставляя в душах людей, чудом избежавших насильственой смерти, лишь ужас и недоверие… Да, очень немногие теперь отваживаются на столь рискованное путешествие – как, в самом деле, отличишь истину от подделки, если и лучшие из врачевателей не могут представить вам диплом или хотя бы справку?.. Наверное? поэтому, пройдя сквозь тесный строй рекомендаций, они сами стали разъезжать по белу свету, следуя приглашениям пациентов. В таких случаях курс лечения они проводят где-нибудь в наспех сколоченном сарае, подальше от любопытных глаз представителей властей и уж тем паче – журналистов. Хотя некоторые из филиппинцев разрешают присутствовать на операциях всем желающим? но обычно это опять-таки люди из круга пациента. Единственный инструмент врача – его руки. Надрез делается пальцами. Ими же извлекаются опухоли, изношенные внутренности, ими же закрывается рана. Рубец появляется через несколько минут. Иноща – часов. Здесь все, как у Зе Ариго. Никаких болей, инфекция исключена.

ПАЧИТА, ВРАЧЕВАТЕЛЬ МЕКСИКИ

Ее звали Барбара Герреро Салас, и умерла она 20 апреля 1979 года в Мехико, коща ей исполнилось 79 лет. Врачевала до последнего дня. Теперь уже внук продолжает ее дело.

Возможно, она была самой даровитой искусницей в этом деле. Но главное, ей никто никогда не мешал, и во многом поэтому Пачита сумела осуществить операции, от которых у свидетелей голова шла кругом. Но те, кто видел? как Пачита пересаживала в тело больного органы и кости животных, рассказывают об этом шепотом, не без оснований полагая, что среди невольных слушателей найдутся и такие, что сочтут их за сумасшедших. Но существуют материалы – записи, рисунки и даже фотографии, подтверждающие все это. В одном Пачита не избегла участи Зе Ариго – она тоже стала в свое время объектом ученых исследований. Особенно ею заинтересовались американские и советские специалисты. Последние, кстати, делали ей весьма соблазнительные предложения, лишь бы заманить ее в Россию. Известно, что родина старых марксистов стоит сейчас во главе мировых исследований паранормальных явлений: наука «пси» служит ведь и военным целям.

Ни один из специалистов и здесь не обнаружил и следа подвоха, ни тени мошенничества: Пачита все делала безупречно и… совершенно непонятно, каким образом это ей удавалось. Немало было написано на эту тему научных докладов, созвано ученых советов, но, похоже, воз и ныне там: да и ще ему быть, если язык современной науки не настолько богат и демократичен, чтобы найти адекватные выражения тому, что отказываются видеть глаза? Если и среди светлых голов все еще популярно лукавое резюме «Этого не может быть, потому что не может быть никогда».

Пачита оперировала одним и тем же старым, ржавым ножом. Длина лезвия – около 30 сантиметров. Обычно ей ассистировали, и среди помощников случались настоящие врачи, чаще всего – парапсихологи. Эти люди все вместе как бы объединяли в единое целое энергию своих биополей. Аргентинский исследователь парапсихологии Педро Романюк побывал на 30 операциях. И, по его словам, всякий раз, попав в мощное биополе, всей кожей «ощущал присутствие представителей внеземных цивилизаций». Порой Пачита работала в кромешной тьме, иногда, напротив, при сильном освещении. Но ни разу, сколько ее ии расспрашивали, она не могла толком объяснить, чем диктовалось то или иное ее решение. Так же, как и Зе Ариго, Пачита ощущала себя лишь посредником иной, высшей воли. Звала она эту волю Каутемок – по имени последнего императора ацтеков, с которым расправились испанские конкистадоры, принеся его в жертву своему богу. Каутемок, и еще целая когорта древних врачевателей – вот чьи тени стали источниками той силы, которую, по словам Пачиты, она вкладывала в свой нож.

Во время операции пациенты как бы впадали в легкую спячку, иногда безмятежные засыпали; другие бодрствовали, не ощущая никаких неудобств, не говоря уж о боли. Пачита пользовалась ватой и алкоголем. Вот легкое прикосновение лезвия – и на теле появляется глубокий надрез. И теми же руками, которыми она только что мыла посуду, с грязными ногтями, с кольцами? унизавшими пальцы, Пачита запросто начинала копошиться во внутренностях, извлекая плотные, темные куски зловонной опухоли и складывая их в сторонку. Извлеченная ткань тут же самовозгоралась, сублимировала без остатка. Для трансплантации она использовала органы молодого ягненка или его измельченные кости. И буквально на глазах изношенные позвонки обретали былую гибкость, пересаженные органы обретали совершенно человеческий вид… Да, здесь было отчего усомниться в реальности происходящего. Это был процесс необъяснимого энергетического преобразования, хотя, конечно, недостатка в различных теориях не было: возникали и сменяли друг друга термины – органическая энергия, нейтронная энергия, материализация, дематериализация…

Пачита оперировала всего два раза в неделю. Делала до 80 операций в день, и завершала его без малейших признаков усталости. Остальные дни консультировала, а то и просто одним лишь молчаливым своим присутствием расправлялась с не слишком серьезным недомоганием. И все же большая часть ее пациентов в мире цивилизованной медицины считалась «отработанным материалом» – речь шла лишь о сроках неминуемого конца. Существует целая книга записей, их сделали американские врачи, отправлявшие ей своих пациентов как к последней надежде на какой-то успех. Каждая такая запись заканчивается лаконичным: «Полное выздоровление…» Надо признать, что профессионалы в США применяют к своим неученым коллегам куда более демократичные критерии, чем европейские специалисты.

Многое здесь непонятно, необъяснимо, но оно – есть? и от этого никуда не денешься. Чего стоит, к примеру? история с попытками снять на пленку операции Пачиты. Долгое время она как бы не замечала потуг операторов, и все их усилия пропали даром: пленка неизменно оказывалась засвеченной. Лишь однажды она сама дала разрешение на съемку, и только благодаря этому появились фотографии. Да, Пачита лишь однажды разрешила это сделать, за 2^ дней до своей кончины.

Завернутые в простыни, прооперированные ложились прямо на подстеленные на пол газеты. Через пару часов многие из них покидали дом Пачиты, не испытывая никакой надобности в провожатых. Но были такие, кому было еще трудно в одиночку добраться до дома. Им, как правило, приходится еще отлеживаться два-три дня, но уже в родных стенах. И ни разу – ни единого случая инфекционного заражения, никаких осложнений. Шрамы рассасываются бесследно.

История загадочного племени врачевателей не заканчивается на Пачите. Возможно, она, как и Зе Ариго, была в этом деле пионером конца нащего века. То, что делали они, что продолжают их последователи, не укладывается в теории и догмы науки, лишенной духовности. Кстати? на религиозной земле Бразилии то и дело появляются личности, мало в чем уступающие своему знаменитому земляку. К°йрос – один из них, и заметьте – он уже создает свою школу без помех со стороны властей. Опыт – цена великих проб и ошибок… Возможно, появятся иные теории, откроется дверь новой науке, лишенной материалистическ^ предрассудков, и в зарождающейся эпохе она верой и правдой послужит новому человеку. Верой. И – правдой. Материализм и технократия – вот два рычага? подтолкнувших нас к самому краю ядерной пропасти. И не так уж глупо верить, что веяния возрождения станут исходить от истерзанного, полузатопленного корабля «третьего мира», от зреющей Индии, от бурлящей Африки, от пробуждающейся в муках рождения Латинской Америки. Речь идет ведь не об исключениях – напротив, о прочном, полном взаимного доверия и приязни объединении. Наука просто обязана быть универсальной, всеобъемлющей, воистину планетарной. А для этого она должна вместить в себя все бесспорные достижения Запада, и глубочайшую мудрость Востока, и мистический прагматизм «третьего мира». Другого ей не дано.


СВИДЕТЕЛЬСТВО

Аннет Лесли – гражданка США, сейчас проживает в Бузнос– Айресе. : Пачита прооперировала ее в 1973 году с превосходным результатом. Она ^ рассказала о том, что с ней произошло на страницах испанского журнала «Масайя».

"Впервые я узнала о Пачите 16 августа 1973 года – в этот день мне довелось видеть ее за операцией. То, что она делала, меня так напугало, что со мной едва не случился нервный шок, от которого спасла меня… Пачита. Тому свидетель – моя подруга, медсестра Дора. Ночью мне приснилась предстоящая операция. 22 августа меня прооперировали, и в ту ночь я почувствовала себя необычайно спокойной, исполненной глубокой веры, потому что уже знала, что все это – мне во благо. Ассистенты Пачиты меня заранее предупредили, чтобы перед уходом на операцию все вещи в номере были расположены максимально удобно, потому что потом сил не хватит их перетаскивать с места на место. Я прихватила с собой бутылку спиртного? вату, простыню, пояс, и вместе с сыном пришла в дом Пачиты на три часа раньше условленного срока. И там настало такое ощущение, будто меня прямо с порога стали готовить к операции, и я почувствовала необычайный прилив бодрости.

Когда наступил наконец мой черед, Пачита уложила меня на кровать и, взяв нож, сделала надрез сантиметров в семь длиной прямо над позвоночником, недалко от бедра? и извлекла оттуда небольшую опухоль. То же самое она проделала и чуть ниже затылка – там тоже, оказывается) была такая же опухоль.

Мягко уговаривая меня, что надо бы уснуть, она сделала еще один надрез над позвоночником, но уже длиной сантиметров тридцать, так что кровь хлещет как из ведра. И показалось мне, что Пачита одним рывком извлекла на свет божий весь позвоночный столб. Я даже не услышала – скорее, почувствовала, как Пачита просит помощников зажать края раны, но никакой боли при этом не испытала. Дора и сын стояли рядом и видели все.

Пачита стала рукояткой ножа вбивать новые позвонки на место старых – лишенные кальция, изъеденные солью. Вот когда я почувствовала настоящую боль. А вот шейный позвонок Пачита уже не вбивала, а просто поставила на место изношенного, слегка надавив руками.

Странно, потом она позвала меня по имени, хотя я до сих пор не называла себя. Дора и сын и словом с ней не перемолвились.

Кровь страшно запачкала простыню. Но когда на нее стали лить спиртное, то оно испарилось, даже не коснувшись ткани ни единой каплей. То же самое произошло и с какой-то жидкостью, белой, как молоко. Рана уже закрылась, ее всю обложили ватой и стянули ремнем. Потом уложили меня на пол, где я и провела около часа. Помню? как сильно билось сердце.

Потом меняс ложечки угостили кофе, помогли одеться? и весь следующий день я провела в отеле. Вечером рана на затылке немного закровоточила, но утром я все-таки приняла ванну, и сняла тампоны. Под ними едва заметны были шрамы – у бедра и затылка. Вечером стало намного лучше, я снова зашла к Пачите, и она упрекнула меня за то, что так рано решила избавиться от тампонов: ведь они? объяснила Пачита, помогают астральным существам «вести» меня дальше к полному выздоровлению.

Между тем, спина моя вдруг ощутила поистине юную гибкость, и мне доставляло несказанное удовольствие держаться прямо, – впервые за много лет. Более того, я начала испытывать в этом настоятельную потребность? будто кто-то раз и навсегда запретил мне горбиться.

Глубокий покой разлился по всему моему существу, и не покидал меня еще три недели, пока не исчезли шрамы.

Мой персональный врач, доктор Фуш, освидетельствовал резкое улучшение состояния позвоночника (как никто, Фуш знал, в каком состоянии он пребывал совсем недавно), и сказал, что уже нет и самой причины, вызвавшей его болезнь, грозившую самым тяжелым исходом. Пачита полностью заменила мне три позвонка, удалив обе злокачественные опухоли…

Когда Хуан и Дора уже собирали меня в дорогу, в отель? рядом оказался аргентинский певец Лео Дан, которому Пачита полностью восстановила напрочь утраченную было роскошную шевелюру.

А. ГЛАЗУНОВ. ЧЕЛОВЕК? КОТОРЫЙ СПАСЕТ МИР

Она уходила не оборачиваясь, маленькая, хрупкая и изящная женщина. Но мне-то было известно, каким на самом деле сильйым и стойким человеком была Линда. И необычным. Теперь я знал о ней многое, но меня не покидало чувство, что самого главного о Линде я так и не узнал. И не потому, что она не пожелала открыться, нет. Просто этого главного и важного о себе Линда не знала и сама. История ее еще недолгой жизни, рассказанная ею сначала в письмах, а потом и при встрече, настолько фантастична? что я решил изменить ее имя и не указывать фамилии. Но то, что рассказ Линды не выдуман, я уверен, как и в том, что он еще не окончен.


КРЕЩЕНИЕ

«Все началось с 1 января 1983 года. Я училась тогда на 4 курсе ветеринарного техникума. Поздно вечером писала конспект, а когда подняла голову, то увидела в комнате незнакомую женщину. Она стояла рядом, у стола? вся в черном. Лицо спокойное, а смотрит на меня с жалостью. „Бедная моя доченька, – негромко произнесла женщина, – горе тебя ожидает большое, готовься“. Кто вы?» – спрашиваю. «Твоя мать». У меня спина аж мурашками покрылась. Мать моя умерла при родах, я ее никоща не видела, даже фотографии не сохранилось. А женщина снимает с себя крестик и вешает мне на шею. «Носи его всегда», – говорит, погладила меня по голове и исчезла. Я вскочила, бросилась к двери, ведь помню? что запирала на ключ и засов задвинула. Так и есть. Привиделось все? Но тепло ее руки я до сих пор ощущаю…" – Хотите чаю? Конфеты есть… Так начался наш первый разговор с Линдой в комнате институтского общежития, ще она жила во время сдачи сессии. Первое знакомство с человеком, о котором я знал по письмам, как мне казалось, предостаточно. И возникшее сразу недоверие к тому, что Линда мне писала о себе.

И разочарование. И недоумение. Все эти чувства разом нахлынули на меня и выбили из колеи. Я даже сначала не понял, почему вдруг возникло у меня такое отношение к женщине, по виду больше напоминавшей школьницу. Гораздо позже до меня дошло: ту жизнь, которую описала Линда, она просто не могла прожить, физически бы не смогла вынести испытания, обрушившиеся на ее хрупкие? в прямом смысле, плечи – горе, жестокость и несправедливость. Может, поэтому я и представлял ее другой.

Несколько дней спустя я все же не выдержал и поинтересовался у Линды, откуда у нее оказалось столько сил? чтобы не только перебороть все невзгоды, но и сохранить душевность, доброту, уверенность в себе и веру к людям? Она ответила очень серьезно: – Мне помогал Бог!

По-разному можно отнестись к этим словам. Можно осудить, посмеяться, остаться равнодушным, наконец. Но меня они заставили задуматься. Не зря в Евангелие от Матфея сказано: «Добрый человек из доброго сокровища выносит доброе, а злой человек из злого сокровища выносит злое, будь то в словах, будь то в деяниях». Линда с детства пила из доброго источника, если можно так выразиться. Очевидно, я никогда бы об этом и не узнал, если бы однажды с упреком не сказал ей, зачем она так много курит.

– На меня курение не действует, – засмеялась Линда. – Кстати, курю я не так уж и часто. Но мне это просто необходимо для здоровья…

Я подумал, что это шутка. Своим слабостям и привычкам мы всегда ищем оправдания, а если их нет, то отшучиваемся. Но я ошибся. Однако безобидное замечание о вреде курения позволило мне узнать то, о чем я никогда бы не догадался спросить. Зато теперь я могу сказать, что странности в жизни Линды начались отнюдь не 1 января 1983 года, а гораздо раньше.

Линда росла без матери, поэтому очень любила отца – художника, который частенько уезжал из дома на заработки. Тогда они жили в Ворошиловградской области. В память пятилетней Линды врезалась больница для инфекционных больных, вернее, высокий некрашенный заоор вокруг, за которым находились больные проказой? сифилисом, гепатитом, туберкулезом… А спустя год за этим забором оказалась и Линда. Ее привезла «скорая» с диагнозом «болезнь Боткина» – температура под сорок? суставы ломило, кожа желтая, отечность, боли в печени? которая оказалась здорово увеличенной. Лечили Линду жестоко —по 10 уколов в день, но улучшения не наступало. В палате вместе с ней лежал еще мальчик лет четырех, Сережа – худой, как скелет. Он фактически не вставал с постели, а однажды утром Линда не смогла его разбудить. Пришли врачи и унесли Сережу. Нянечка сказала Линде, что он заснул, его заберет теперь мама.

– Не бойся, ты скоро тоже заснешь, – со вздохом проговорила она, – и болеть ничего не будет.

Но Линда и не боялась, так как смерть для нее была довольно отвлеченным понятием. Не знала она и о том? что врачи ее уже приговорили, оставив надежды на выздоровление. Первый месяц Линду еще лечили, второй – лекарств на нее уже не переводили – неизлечима. Оставалось ждать.

После смерти Сережи Линда осталась в палате одна? дверь запирали на ключ – выходить не разрешалось. Поэтому Линда подолгу смотрела в окно, приводняв нижнюю раму – она открывалась легко, – за ним виднелось мрачноватое одноэтажное здание морга. Рядом с ним и забор был пониже, да больные обходили это место стороной.

В один из летних дней Линда также сидела у открытого окна, коща увидела, как через забор перелез парень. Он подбежал к окну, забрался в палату и, приложив палец к губам, чтобы она молчала, спрятался под кровать. Линда и испугаться не успела, потому как заметила, что за окном появился милиционер. – Девочка, ты никого не видела? – Нет, дяденька, – сказала Линда, – и ты уходи быстрей, а то заболеешь…

Она уже была рада такому происшествию и с нетерпением ждала, когда из-под кровати появится парень. Он вылез улыбающийся и, подмигнув ей, шепнул:

– Спасибо. Вот тебе за это гостинчик, – и протянул большой соленый огурец. – Больше ничего у меня нет. Ну, выздоравливай с богом, дочка.

Линда и опомниться не успела, как парень исчез за окном. Соленые огурцы она не любила и никогда не ела? а тут вдруг откусила и – съела весь без остатка. Он ей так понравился, что когда пришла убираться нянечка? Линда ее попросила принести ей соленых огурцов, помидор, картошки, хлеба. То есть то, что категорически запрещали врачи. Нянечка знала – жить Линде осталось недолго, потому и решилась нарушить этот запрет. Соленые огурцы, помидоры, вареную картошку она прятала под платье и тайно проносила в палату. Линда все съедала и не могла насытиться. Спустя неделю она заметила, что у нее уже не кружится голова, когда она нагибалась, но главное – Линда начала худеть, то есть стала спадать отечность, понизилась температура. Она уже сама мыла полы в палате, и когда это увидел врач, он просто не мог придти в себя от изумления. – Ее надо срочно лечить…

Неизвестно, что вышло бы из этого вмешательства врачей, если бы не приехал отец. Он просто взломал дверь палаты и прямо в больничной пижаме увез дочь домой. Отец стал лечить ее сам отваром из каких-то трав, который был совершенно без запаха.

А дальше и совсем уже начали происходить чудеса. Вскоре приехал друг отца, врач, который осмотрел Линду и сказал, что организму девочки необходим никотин, ей надо курить. Отец с усмешкой молча протянул дочери сигарету. Линда неумело прикурила, затянулась горьковатым дымом и… даже ни разу не поперхнулась, не кашлянула, будто до этого курила.

Остается лишь гадать, что же стало причиной выздоровления Линды. Оно началось с подаренного ей соленого огурца. В тех местах в соления обязательно добавляют в виде специй лист кедра и каштана. Может, вся суть скрыта ! именно в этом? Кстати, кедр – дерево Линды… '

В те годы Линда была еще мала, чтобы задумываться : над тем, что с ней происходит. Но в память западало проч– ? но. Когда Линде исполнилось одиннадцать лет, с ней слу– ; чилось событие, которое, возможно, во многом определило ^ ее характер, сформировало как личность. ;

Линда с ребятами частенько ходила на речку. На бе– 1 регу, неподалеку от того места, где они купались, стояла ; древняя, но действующая церковь. Несколько раз издали ^ Линда видела и седого настоятеля-батюшку, как все его называли; тот жил отшельником. Но однажды, когда ре– ^ бята загорали на берегу и о чем-то спорили, священник ; незаметно подошел к ним и, обратившись к Линде, сказал:

– Ты очень уж красноречива, дочка, пойдем-ка я тебе ; кое-что покажу…

По дороге он, пристально глядя на Линду, поинтересовался, откуда у нее такой старинный католический кре– ^ стик. Линда рассказала, что этот крест отец берег именно для нее и крестили ее с ним. Но после крещения крестик ; куда-то запропастился, сколько его не искали, найти не ' смогли. Тогда дедушка привез ей золотой, на цепочке. Однако, как только Линда повесила его на шею, она стала ( задыхаться, словно кто-то душил ее. Линда рванула цепочку и вместе с крестом выбросила ее в окно. Отец тогда очень рассердился – как ты, мол, могла так поступить с подарком – и пошел в сад его искать. А нашел этот старинный католический, который столько времени не могли найти. Но золотой исчез…

Священник ничего на это не сказал. Они вошли в церковь, и батюшка вынес старинную толстую книгу. На обложке ее сверкал золотистый шар, внутри которого горел крест из червонного золота – точно такой же, какой носила Линда.

– Ты должна прочитать эту книгу за три ночи, – негромко проговорил священник. – Не побоишься приходить сюда ночами?

– Нет, – сказал Линда и вздрогнула, представив себе дорогу в темноте через степь до самого моста.

– Приходи около полуночи. На мосту я тебя буду встречать, – словно прочитав ее мысли, произнес батюшка.

И действительно, без четверти двенадцать, коща Линда торопливо подходила к речке, она увидела темный силуэт священника на мосту.

Они молча вошли в церковь, коща батюшка, заметив? как колыхнулись на окнах занавески, вдруг остановился пораженный. Перекрестившись, он повернулся к Линде и сказал:

– Это знамение. Пойдем в алтарь, дочь моя. – А мне можно? – вдруг испугалась она, зная, что это святая святых в церкви. – Тебе можно…

И все же Линда чего-то боялась, однако, когда оказалась в алтаре, ей стало легко и хорошо. Это ей запомнилось четко.

Священник повел ее в маленькую комнатку со стенами? сплошь уставленными зеркалами, и даже дверь изнутри была зеркальной. Посреди комнаты стоял небольшой столик, на котором лежала книга с золотистым шаром и крестом на обложке. По углам стола – две свечи в стаканчиках на блюдцах.

Батюшка сказал, что если встать лицом к восходу солнца, то левый угол комнаты, где ты находишься – со стороны сердца – и есть красный угол.

– Запомни, дочь моя, – предупредил он, – если книга откроется тебе, ты ее обязательно прочитаешь. Ну, а нет? значит, не дано. – А вы прочитали ее?

– Нет, – помолчав, со вздохом произнес священник, – книга мне не открылась. Ну) с богом, дочь моя…

Оставшись одна, Линда уселась на единственную табуретку к столу и с волнением открыла книгу, да с такой легкостью, совершенно не ощущая тяжести толстой кожаной обложки. Но текст буквально расплывался перед глазами, буквы сливались. Однако это вскоре прошло, и она начала читать. На первой странице оказалась молитва? которую Линде вдруг захотелось переписать. Она увидела на столе блокнот и ручку, но почему-то не удивилась этому, старательно переписывая слова молитвы. И только закончила – вошел священник.

– На сегодня хватит, дочь моя, уже четыре часа утра? пора идти. Эту молитву тебе придется переписать еще трижды левой рукой. Не сейчас, а когда придет время. Ты это сама почувствуешь. Где бы ты не была, куда бы не поехала – бери молитву с собой, трудно станет – читай…

Линда и это запомнила накрепко, тем более, что вскоре знала молитву наизусть. (Забегая вперед, скажу, что первый раз она переписала молитву через год, второй – коща ей исполнилось 16 лет, третий – в 1990 году.) В течение последующих двух ночей Линда также тайком уходила из дома, добиралась до моста, где ее неизменно ожидал священник, а потом сидела в зеркальной комнате и читала старинную книгу. Днем же по-прежнему ходила на реку с мальчишками.

Однажды спускаются они к речке и видят недалеко купающихся вроде бы женщин, а среди них батюшку во всем своем облачении с большим крестом в руках. Линду так и потянуло к нему, но ребята идти отказались. Коща она приблизилась к стоявшему по колено в воде священнику? между ними —откуда только взялся! – трижды пролетел голубь, потом взмыл вверх и закружил над ними. Батюшка окунул крест в воду и на голубя брызнул. Попал. Тот отряхнулся, и Линда ощутила на лице и шее упавшие с него капли воды.

– Ну вот, дочь моя, теперь ты по-настоящему окрещенная…

Тоща Линда только удивилась его словам, но вспомнила о них спустя всего лишь несколько дней.

Однажды она поспорила с ребятами, что одна переплывет озеро в полночь. Знала, что на такое никто из них никогда не решился бы. Ведь речь шла о расчищенной части болота, вокруг которого такие страсти рассказывали? что ночью просто оказаться рядом считалось верхом смелости. Договорились, что Линда прыгнет в воду с дамбы? пересечет озеро, а ребята будут ждать ее на противоположном берегу. И ровно в полночь, когда на небе сияла огромная луна, Линда шагнула с дамбы в черную и страшную бездну. Вода оказалась теплой, но ее пробирала дрожь и сердце бешенно колотилось. Она, исступленно работая руками и ногами, поплыла к левадам, к чернеющим за– ; рослям камыша. От них до берега било уже совсем близко. Но когда Линда добралась до камышей, ее вдруг потянуло ко дну. Она отчаянно замахала руками, сопротивляясь той силе, что тащила ее вглубь. Линда хотела уже закричать? но голос пропал. И тоща она вдруг почувствовала холодные прикосновения по бокам, и кто-то вынес ее через камыши к берегу – к тому месту, ще находились ребята…

Дома она обнаружила на правом и левом боку по яркому красному пятну в виде ладоней и явно чувствовала сквозивший от них холод. Обо всем случившемся Линда рассказала отцу. Он мрачно выслушал ее, потом погладил по голове и, неожиданно заплакав, попросил туда больше не ходить…


ГРЕХИ НАШИ

«В ту ночь, коща приходила женщина в черном, уснуть я уже не могла. А наутро пришла телеграмма – отец лежит в больнице в очещ: плохом состоянии. В тот же день я уехала к нему. Отец болел давно, но не любил говорить об этом или жаловаться. В больнице я узнала, что у него рак груди, с постели он не встает и дни его сочтены. В палате, ще он лежал, двое умерли, и отец теперь находился один, он никого не хотел видеть, ждал меня. Я только вошла к нему, как он расплакался. „Вылечи меня, – говорит, – ведь ты можешь“. Тоща о его словах я серьезно не задумалась; не удивилась даже, не до этого мне было. Мой отец ведь рода княжеского, после революции его раскулачили. Он был очень умным человеком? знал семь иностранных языков; врач, художник, музыкант – он лечил людей, играл на пианино, аккордеоне? писал музыку и стихи. Но в его поведении много чего было странного. Отец часто ночами молился на непонятном мне языке, плакал, и еще я замечала, как он нередко сам с собой разговаривал. В больнице он мне рассказывал про мою мать, о жизни своей и все повторял: „Я грешен, скоро умру, на мне много крови, кто разделит мои тяжкие грехи…“ Я успокаивала его, говорила, что все его грехи готова взять на себя и отмолить. Отец брал мою руку и плакал…»

Да, отец Линды был довольно загадочной и странной личностью даже для дочери. Таким для нее он и остался. Линда знала о нем и слишком много, и одновременно ничтожно мало. По ее словам, отец был незаконнорожденным сыном одного из великих литовских князей, на окраине Каунаса до некоторого времени стоял их старинный родовой особняк. После раскулачивания отец эмигрировал за границу, жил в Америке, Италии. Во время войны оказался в плену. И хотя вроде бы ему и повезло – в концлагере он работал врачом, – на деле вышло все иначе. Фашисты знали, как сломить человека самой гуманной профессии, и заставляли его пристреливать ослабевших и больных пленных. Откажешься – умрешь сам…

Отец Линды был не только отличным врачом, но и талантливым художником. А однажды случай открыл ей еще одну сторону незаурядных способностей отца. Как-то за праздничным столом собрались учителя школы. Преподаватель английского языка начал хвастаться, что лучше него никто не может разговаривать по-английски, кроме? разве, самих англичан. «А если вдруг такой человек нашелся бы?» – спрашивает отец. «Ящик водки бы ему поставил». Тоща отец поднимается и начинает бегло говорить на английском языке. У преподавателя того аж глаза округлились. Затем отец перешел на французский? немецкий, итальянский… До этого момента Линда даже не подозревала, что отец вообще владеет иностранными языками.

Но он бывал страшен, коща пил. А одиннадцатилетней девчонке – особенно. Произошло это в ночь с 12 на 13 января. Линда проснулась оттого, что пьяный отец крушил все в доме, а потом стал ломиться в ее комнату. Испугавшись, она со страху выбила окно и босая, в одной ночной рубашке выскочила на улицу. Куда и зачем бежала, Линда не думала, как и обжигающего снега поначалу не ощущала. И тут увидела идущего ей навстречу седого старика? бросилась к нему. Однако он погладил ее по голове и спокойно произнес:

– Не бойся, все будет хорошо. Пойдем, я отведу тебя домой. – Нет, – закричала Линда, – больше домой я не пойду.

– Ну что ты, все же будет хорошо, – старик взял ее за руку и повел.

В тот момент у Линды лишь мелькнула мысль, что она почему-то совершенно не чувствует холода. Коща они подошли к дому, отец стоял у калитки совершенно трезвый. Неодобрительно взглянув на Линду, сказал:

– Ты что, с ума сошла, простудиться хочешь? Быстро в дом, я кофе сварил.

Линда в нерешительности оглянулась на старика, но рядом никого не было и улица пуста.

На кухне отец налил ей кофе, но она отказалась, с недоумением поносившись на него – ведь знал, что она кофе не пьет.

– Тогда выпей парного молока, – предложил отец. Линда взяла кружку, в которой действительно было парное молоко. И это в три часа ночи! Не удивилась, мысли ее были заняты разбитым окном. Тут же призналась отцу – что теперь, мол, делать-то?

– Какое еще разбитое окно? – воскликнул отец. – Все нормально.

Лин^а срывается с места, вбегает в комнату и, ошарашенная, замирает на месте – окно действительно цело и невредимо. Ей вспомнились слова священника церкви) где она в зеркальной комнате читала книгу. Батюшка говорил? что именно в ночь с 13 на 14 января начинается праздник угнетения и зла молодых ведьм, которым не исполнилось 300 лет. Они слетаются к церквам и грызут замки. Бог опускается на землю к людям ровно в полночь, когда наступает 13 января, а уходит точно через сутки. И тоща вся нечисть слетается к церквам, и несдобровать тому, кто окажется рядом. В это время активизируются и колдуны. (Много лет спустя Линда узнала, что ночью 14 января был жестоко убит кем-то и батюшка, и уже на мертвого ему надели ведро на голову.)

Седой старик встретился Линде на улице ночью 13 января. Теперь она догадывалась, кто это мог быть, и почему все решилось таким чудесным образом…

Спустя десять лет, 13 января 1983 года, в палате, где умирал отец, Линда поставила елку. Ему было уже совсем плохо, он почти все время молчал. Когда же она собралась уходить, отец вдруг поднялся с постели. Это было настолько неожиданным для нее, что Линда даже не заметила откуда у него в руках оказались шприц и скальпель. А он протянул их дочери и с надрывом произнес:

– Ты родишь сына от второго брака. Запомни, он будет меченым и перевернет весь мир. Ты же станешь лечить людей…

Глаза его погасли, он разом сник, тело его обмякло, и тут, наконец, Линда опомнилась, уложила отца в постель. Вскоре он заснул…

Через неделю ей приснился соц: отец плыл на лодке и играл на аккордеоне. Потом появилась женщина в черном. Она только и сказала:

– Крепись, дочка, тебя ждет много испытаний. Утром Линда узнала, что отец умер. Тело покойного привезли домой и уложили на диван – так просил отец. Всю ночь Линда читала над ним молебен. Состояние ее было жуткое. Она все время слышала тяжелые шаги по комнате, чувствовала, как какая-то сила не раз пыталась вырвать у нее из рук книгу, но Линда держала ее крепко. Рев вьюги на улице и раздававшийся чей-то смех дополняли эту картину. Временами ее охватывал ужас, но потом исчезал, словно кто-то прогонял его.

На второй день после похорон вечером Линда была в комнате одна, когда вдруг увидела отца – он стоял, облокотившись о косяк двери и молча смотрел на нее. Ночью ей снились кошмары. Затем она услышала голос: «Будь проклята, неси этот крест ровно три года. Если выживешь, то вернем твое счастье…»

Линда постоянно думала об отце, и когда становилось совсем невмоготу, очень хотелось его увидеть, он приходил к ней во сне. Ведь именно благодаря отцу Линда всерьез стала заниматься рисованием, музыкой, писала стихи. Некоторые были опубликованы в газете. После смерти отца рисовать бросила. Зато вскоре узнала, что ее стихотворение «Журавли» стало песней – киевский композитор написал на него музыку. И выбор был сделан – она решила поступать в Киевский театральный институт имени Карпенко Карого. Приехав в Киев, нашла того композитора, рассказала о своей мечте стать актрисой театра и кино, и он согласился ей помочь.

Они поехали в институт вместе, но Линда туда не пошла, с волнением ждала его на улице. Она даже не поняла? откуда вдруг появилась рядом цыганка. Пристально взглянула на нее своими пронзительными черными глазами и быстро проговорила:

– Ты, красавица, будешь дважды замужем. От первого мужа дочку родишь, но ее ты потеряешь. От второго – сына, его ты береги. Сама к тридцати годам великим человеком станешь, но в тридцать четыре – умрешь, если…

В этот момент что-то отвлекло Линду, она оглянулась, а когда снова повернулась – цыганки нигде не было. Но о ней Линда забыла уже через час, а на следующий день уехала домой, пораженная странными словами композитора:

– Тебе надо быть не актрисой, а врачом… Однако спустя несколько месяцев цыганка снова неожиданно напомнит Линде о себе. Но произойдет это в Ленинграде, коща Линда только сойдет с поезда. Та снова возникнет внезапно и бросит как бы мимоходом: – В недобрый час ты приехала, остерегись… Как наваждение какое-то. Сердце забилось учащенно. В чем-то цыганка была права, Линда и сама не понимала? зачем она согласилась поехать сюда. Вспомнила, как прибежала к ней мать ее мужа, сунула билет до Ленинграда – мол, езжай рожать к е° родственникам, так будет лучше. Линда сразу и не сообразила, что рожать-то ей еще рано, всего на четвертом месяце беременности. Да как-то сбила с толку, растрогала неожиданная доброта матери мужа. А ведь именно только она до сих пор не раз-

решала сыну расписаться с ней. Так что законным мужем Линда его и назвать не могла. А тут такая забота…

Но делать было нечего, и Линда пошла искать дом, где ей предстояло жить. Отыскала уже вечером, позвонила – ее тут ждали. От усталости Линда просто валилась с ног? поэтому на вопросы отвечала вяло. Ей отвели комнату, и она легла спать. Проснулась, как от толчка, мгновенно. Было темно, лишь в приоткрытую дверь пробивалась узкая полоска света. Но тут Линда услышала приглушенные голоса:

– …Может, лучше поговорить с ней, пусть родит, а уж о ребенке мы позаботимся. – Если б она умерла от родов, тогда другое дело. – Не бери грех на душу… – А я что, сестра платит, она и в ответе… О чем идет речь, Линда так и не поняла. Голоса смолкли, и ее снова сморил сон. Она не знает, сколько времени проспала, коща ее разбудила женщина.

– Вставай, быстро, тебе надо уходить, – она уже вытаскивала из-под кровати чемодан Линды. – Сооирайся? слышишь, а то беда будет, – женщина всхлипнула, размазывая по щекам слезы.

Линда, ничего не понимая, оделась, и они осторожно вышли на лестничную площадку.

– Ты на трехчасовой поезд успеешь, – торопливо проговорила женщина. – Но если на улице встретишь мужчину, беги. Ему заплатили, он и убить может. К остановке беги, к людям. Боже мой…

Линда выскочила на пустынную улицу, сгибаясь под тяжестью чемодана. Только перешла на другую сторону? как из-за угла появился мужчина, а следом за ним старик с ребенком на руках.

– Ты что задумал? —^ содрогающимся голосом кричал старик. – Душу загубишь, оставь это дело. Сына бы пожалел, бандит…

Они приближались, а Линда смотрела на них и не могла сдвинуться с места. Неожиданно мальчишка вырвался из рук старика и бросился к Линде. – Папа, не трогай тетю, она моя мама… Линда очнулась. Она увидела, как в руке мужчины блеснуло лезвие ножа. Но в него уцепился старик. Линда вдруг поняла, что если она ничего не предпримет, в первую очередь пострадает мальчишка, повисший у нее на шее. Однако и убежать ей, беременной, с чемоданом и с ребенком, вряд ли удастся. Но иного выхода не было.

Как она добралась до вокзала, начисто стерлось из ее памяти. Подошел поезд, она села в вагон и тут снова уви-

дела того мужчину, рвущегося к поезду, которого с двух сторон удерживали сын и старик. Тоща в вагоне Линда и вспомнила слова цыганки: «Ты умрешь в тридцать четыре юда, если…» С тех пор это «если» не выходит у нее из головы.

Яз лысь-мд. "3 марта я & мужем расписалась, а 15 родила дочь. Меня гнали ото всюду, унижали, насмехались. Меня называли пьяницей, хотя я вообще не пью, потом наркоманкой, а я сроду не видела наркотиков. Муж ушел в армию, когда дочери исполнилось шесть месяцев, и меня стали называть шлюхой. Мне никто не помогал, я до года оставляла ребенка дома одного, а сама уходила на работу. Потом отдала его в детский сад. Вернулся из армии муж? и к хору унижений прибавился еще один голос. А тут еще моя младшая сестра бросила учебу в училище, но чтобы я ей не говорила, отвечала одно: «Ты мне не мать». Но когда дело дошло до милиции, обвинили во всем меня, а родная мать сестры осталась в стороне. То есть, моя мачеха. Отец ведь второй раз был женат. На 160 рублей в месяц я одевала и кормила троих, тем более, что дочь часто болела. Я ночами выходила на улицу и с мольбой просила у Бога помощи…

Вскоре муж уговорил меня с ним развестись, чтобы он мог устроиться жить и работать в Ленинграде – отцу с ребенком, мол, это сделать гораздо легче. Потом он вызовет меня к себе, и мы снова заживем вместе. Полгода я ждала от него письма из Ленинграда, а вместо этого он стал писать заявления и жалобы в различные инстанции? чтобы меня лишили материнства. Меня много раз вызывали в суд, уговаривали, чтобы я письменно дала согласие на удочерение моего ребенка другой женщиной. Куда я только не обращалась – безрезультатно. Предсказание цыганки, что я потеряю дочь – сбылось…" Как в такой ситуации должен повести себя человек? Тем более молодая женщина, на которую свалились вдруг все напасти и у которой, если честно, не было ни родных, ни близких. Обозлиться на весь мир? Удариться в пьянство, дабы заглушить душевную боль? Таких примеров предостаточно. С Линдой этого не случилось. После того, как у нее обманом отобрали дочь, удар поистине жестокий, в самое сердце, чтобы выдержать в одиночку, нужно быть по-настоящему сильным человеком, Линда не сломалась. Она призналась, что еще больше стала верить в Бога и у него просить защиты и сил, чтобы выдержать испытание, о котором она помнила постоянно. А оно должно было закончиться через три года, 21 января 1986 года. Не заоывала Линда и об отце. И он стал приходить к ней во сне, давать советы, о чем бы она его не спрашивала. Однажды он ей сказал, что хочет показать дом, где он живет. Они шли по зеленому лугу с густой и ровной травой? а вдали виднелся голубой лес. Посреди луга стоял небольшой домик, Линда вошла в комнату, в которой у стен? напротив друг друга, стояли две кровати, застеленные белоснежными покрывалами. Посреди комнаты – круглый стол и две табуретки. Показав на одну из кроватей, Отец сказал:

– Это я приготовил для тебя. Нравится? Линда ответить не успела, в комнате вдруг появилась женщина, вся в белом, на голове венок из белых цветов? а вокруг огненный шар. Да и вся она, как показалось Линде, была прозрачной. Женщина строго посмотрела на отца и тихо проговорила:

– Ее время еще не пришло. Она должна выполнить свой долг, родить сына, который спасет весь мир.

И тут она сняла с головы венок и бросила его на кровать. В тот же миг и кровать, и женщина исчезли…

Линда проснулась с чувством неодолимого страха, аж в пот бросило. С тех пор стала бояться темноты, свет на ночь уже не выключала.

В сны можно верить, можно не обращать на них внимания. Почему-то счастливый, устроенный человек, у которого все складывается благополучно и ему, как говорится, грех на жизнь жаловаться, снов видит меньше. Во всяком случае не помнит их, а уж поверить, что они могут что-то предсказать или на что-то повлиять в его реальной повседневности, не заставишь. Он уверен, что сам творит свою судьбу. Отчасти это так и есть. Но спросите неудачника, на кого заботы, невзгоды, болезни сыплются, как 1*з рога изобилия, и он, если захочет, с убежденностью расскажет вам о вещих снах. Может, и впрямь, как сказано в Библии, через испытание приходит вера?

Я знаю женщину, которая тяжело и долго болела. В конце концов врачи отказались ее лечить, отпустив срок жизни не больше месяца. И тоща она обратилась к Богу за помощью. Стала постоянно ходить в церковь, молиться? затем отправилась по святым местам, посещая храмы, раздавая милостыню. И однажды случай свел ее со знахаркой? которая лечила заговорами и молитвой. Пришла к ней. Та взглянула на нее и говорит: – Тебя оберегает сам Бог. Возвращайся домой. Женщина послушалась. Ц вот как-то снится ей, что она на лугу, а навстречу ей идет старец в белых одеждах? вокруг головы которого сияющий ореол. Она упала на колени, и он положил ей на голову руку.

А дальше, по словам этой женщины, произошло самое удивительное и необъяснимое. Она проснулась от ощущения покалывания во всем теле. Словно она находилась под током, каждая клеточка тела вибрировала. Продолжалось это довольно долго. Но с того момента она стала ощущать в себе все возрастающую силу. Болезни ее исчезли, однако она начала их чувствовать у других. И лечить своей энергией и молитвой. Уже больше десяти лет к ней идут страждущие, и всем она оказывает помощь.

Случай этот я вспомнил неспроста, нечто подобное случилось и с Линдой. Однажды поздно вечером она вдруг услышала голос. Он звучал еле слышно, как будто доносился издалека: «Сегодня ты будешь на небесах…»

В ту же ночь ей снилось, что она летит в каком-то тоннеле (как в метро, по ее словам), по бокам его й)рели свечи, которые освещали путь. Потом все заволокло туманом, а затем Линда увидела озеро или море, на воде стоит большое кресло (может, трон?), в котором сидел седой старец – красивый, с величественной осанкой. От Линды к нему тянулась узкая, с метр шириной, дорожка? усыпанная белыми и бледно-голубыми цветами. Откуда-то в воздухе появились порхающие голенькие мальчики со стрелами в руках, за спиной у каждого крылышки. Откуда-то донеслось пение – голоса тихие, вдохновенные, как в церкви поют. Линда опустилась на колени. Тогда старец поднялся, подошел к ней и положил руку ей на голову…

Когда Линда проснулась, на постели увидела яблоко. Она его тут же съела, даже не удивляясь, откуда оно появилось.


ТРЕТИЙ – И ПОСЛЕДНИЙ

Как-то беседовал я с Верой Крумовой-Кочевской, болгарская ясновидящая вдруг замолчала, а через минуту заговорила совершенно о другом:

– Меня многие просят предсказать им судьбу. Но судьба каждого запрограммирована, и богам не дано изменить ее. Однако человеку даются варианты. И смерть можно отсрочить дважды, но третий раз – никогда. Мы приходим в этот мир голыми со страхом и криком. Когда же становимся личностями, в нас оформляются все оттенки видоизмененного страха: ненависти, зависти, злости – и формируется характер. Не от окружающей среды, а от микронных кассет, которыми заряжен наш мозг, и от того сока, в котором мы варимся, так называемого космического бульона. И когда человек пройдет все перипетии жизни, смерть наступает независимо от возраста. И чело-

век понимает, что уходит из жизни тоже голым – ни любовь, ни ненависть, которые владели им при жизни, к чему он стремился и чем наполнял свое существование, он оставляет здесь, на земле, в тех людях, которые его окружали. И тоща в нем начинает говорить разум – последняя кассета жизненного бульона: страдание от того, что он принес очень много бед близким и очень мало радости. И не важно, кем он был: рабочим, поэтом, главой государства? он – простой смертный…

Разговаривая с Линдой, я все больше убеждался в том? что ей это было хорошо известно. Но она еще и живет так – не причиняя зла другим, а делая все возможное? чтобы им помочь. Линда людей жалеет, потому что, как она говорит, ей открылось нечто большее. ^fJ fiKCbJMa. "Везде, где бы я не была, я слышала голоса родных, близких, а иногда и вовсе незнакомые. Меня ктото звал, ходил за мной, но, обернувшись, я никого не замечала.

В январе 1986 года исполнилось три года со дня смерти отца. В те же дни я услышала голос, раздавшийся какбудто издалека: «Ты прошла через испытания и тернистый путь…», и еще что-то, но я уже не помню.

Однажды вечером вдруг слышу треск, будто за окном сломали дерево, и голос: «Не бойся, это я…» «Кто вы?» – спрашиваю, однако, не ответив, голос продолжал: "Я знаю, что вас ждет, что ожидает вашу землю. Если мы захотим, вы все пропадете. Мы отбираем людей для жизни на другой планете, ибо ваша погибнет. Мы умеем читать мысли людей на расстоянии, летать, делаться невидимыми, растворяться, а также думать то, что думает наш Бог (этого я не поняла). Я спросила: «У вас есть Бог?» Он ответил, что их боги руководят всей вселенной. «Откуда вы?» – спрашиваю. «Мы живем на 1^-й планете в созвездии трех звезд, которые видны только в определенное время». Какое, он не сказал. Я спросила, зачем они здесь. «Чтобы спасти землю. Время прошло, но люди не поняли слов, данных им Богом, много злобы. А должно остаться только добро…»

Несколько раз голос исчезал, затухал и вновь появлялся. Я услышала: «Бог сказал, что в 1990 году появится на свет человек, который удивит весь мир и спасет землю. Но если этого не случится, земля погибнет. Он будет третьим и последним человеком». «А кто первый?» – спрашиваю. Он ответил: «Первый – Разрушитель, второй – Голодный с отметиной на лбу, третий будет меченым на затылке. Он станет последним, так решил Совет Планет…» Потом он заговорил о том, что у них нет войн, а они такие же, как и мы. Они вселяют в некоторых людей свою силу и руководят ими… И много всего, я подробно уже не помню. Иногда голоса звучали на незнакомом языке…

Вскоре я второй раз вышла замуж, но вольного счастья все же не было – детей Бог не давал, то выкидыш, то рождались мертвыми".

И все же второе замужество, для Линды оказалось счастливым, несмотря на то, что муж был болезненным человеком – у него болела спина, мучился головными болями. И как-то ей пришлось даже дома сделать ему операцию, удалить на позвоночнике гнойник —а он и не почувствовал боли.

. По дому муж помогал существенно, Линда на работе выматывалась. Я вообще удивляюсь, как такая слабосильная физически женщина могла работать ветеренарным врачом. Труд тяжелейший, а если сердце не очерствело? то и волнения постоянные. Поэтому до сих пор помнит Линда, как лечила она теленка. Заболел он внезапно – заворот кишечника, изо рта пена идет. Телятницы в один голос советовали прирезать его – все равно не вылечить. А Линда и уйти от него не может – смотрит ей жалобно в глаза и слезы текут…

В час ночи телятницы разошлись по домам, а она положила теленка на колени, гладит его, что-то говорит, успокаивает… Так и уснула. Утром просыпается – нет теленка. Смотрит, а он вместе с остальными жует сено. После ей самой приходилось его кормить, так как у телятниц он корма не брал.

Однажды приехали ветеренары из района делать телятам инъекцию сыворотки от инфекционной болезни, которая их якобы поразила. Линда воспротивилась – инъекция могла вызвать аллергию, ведь у телят обычный грипп. Не послушались. И ее любимец захрипел. Линда послала мужа в больницу за димедролом. Так спасла его она во второй раз. Но уже не в силах была спасти в третий? когда телят повезли на бойню. Теленок не шел, ревел, и Линде пришлось самой заводить его в кузов машины. Его прощальный взгляд она запомнила на всю жизнь…

Однако и скотина бывает разной. Как-то Линда брала кровь для анализов у коровы. Той это не понравилось, и она боднула ее так, что Линда отлетела к стене и сильно ударилась головой. Из рассеченного лба хлынула кровь. Совсем не соображая, что делает, Линда бросилась к крану и сунула голову под холодную воду. Потом выбежала во двор и упала лицом в снежный сугроб.

Дальнейшее она помнила смутно. Ее отвезли в больницу, и как сквозь сон она слышала голос врача: "Быстрее,

у нее остановилось сердце…" И вдруг Линда увидела свое тело, неестественно белое, распростертое на операционном столе, и все, что с ней врачи делали. Глядя на себя сверху? она почувствовала, как ее словно кто-то толкает к телу – оно все ближе, почему-то движется к ногам и… заходит через левую ногу…

Линда помнит, что коща она открыла глаза, врачи плакали.

По медицинскому заключению Линда пережила клиническую смерть.

Сейчас часто пишут о том, что сильные экстрасенсы и ясновидящие в прошлом все перенесли если не клиническую смерть, то нервное потрясение обязательно. Могу только подтвердить это и, как еще одно доказательство? привести рассказ болгарской ясновидящей Веры Крумовой-Кочевской. Ей исполнилось одиннадцать лет, когда она попала в катастрофу. Очнувшись, она открыла глаза? но увидела все в перевернутом изображении – врачи ходили по потолку, на нем же стояла тумбочка и не падала. Белый халат врача поначалу показался ей стеной, которая постепенно стала удаляться и превратилась в фигуру человека. Но совершенно необычного, и тут догадалась, что видит все его внутренности. И испугалась. Голову сильно чем-то сдавило, и она услышала голос: «Не бойся, ты была с нами, мы тебя отпускаем. Даем тебе возможность сделаться такой, какой ты должна быть…» С того момента Вера стала ясновидящей…

С Линдой дело обстояло несколько сложнее. Судя по всему, у нее все шло более целенаправленно, как будто кто с детства вел или направлял ее. Отец Линды знал, что она обладает сильной энергетикой, предвидел и предсказал, что дочь будет лечить людей, хотя Линда о том и не подозревала. Осознание этого пришло к ней гораздо позже. 10 ноября 1990 года она закончила курсы Джуны и получила диплом. Однако в ночь с II на 12 декаоря, то есть спустя всего месяц, Линде приснилась женщина, которая велела ей пойти в церковь и там получить благословение. Перекрестила ее и пропала. Линда проснулась в два часа ночи с сильными болями в руках, и тут услышала голос – громкий, четкий, как наяву: «Не пользуйся чужими достижениями, лечи сама…»

На следующий день, когда Линда вышла из общежития? на улице ее остановила старуха и протянула ей листок бумаги. Сказала, что это молитвы, которыми она лечила? но теперь у нее не хватает сил, стара стала. А ты, мол? молодая, людям еще можешь помочь. И ушла. Больше ее Линда не видела.

^fa лысь^кд. «…9 мая 1989 года я была дома одна, когда вдруг услышала голос: „С сегодняшнего дня ты дашь жизнь великому человеку – у тебя будет сын. Береги его, иначе потеряешь“. Я почувствовала чье-то прикосновение к животу, но опять не поверила. Однако через месяц поняла? что действительно беременна. Сын родился, как и было предсказано, меченым – на затылке у него большое родимое пятно. Мальчик спокойный, с пяти дней уже реагировал на звук – муж хлопнет дверью, он вздрагивает. Часто задумчивый, по часу смотрит в одну точку. Любит? когда его массажируют, разговаривают с ним. В два месяца подолгу и внимательно смотрел на экран телевизора. Сейчас ему 9 месяцев, любит слушать, как я играю на гитаре? иногда подпевает. Когда играет сам с игрушками, что-то бормочет, смеется. Но ночью урчит и крутится, спит неспокойно…»

В начале февраля 1990 года (буквально за несколько дней до родов) Линда пошла утром в сарай и почувствовала тяжесть в животе, потом резанула боль в ногах, появилась слабость. Пошла в дом, хотела лечь, но не могла, что-то ее заставляло постоянно двигаться. Так целый день и ходила по комнате. Вечером легли с мужем спать, однако Линда тут же снова вскочила, присела к столу. И вдруг тело ее словно оказалось в невесомости, стало легким и будто не своим. Она перепугалась, легла, и тут ребенок в животе начал крутиться в самом прямом смысле. Мелькнула мысль: «Ведь сейчас рожу…», хотя схваток не было? зато все тело ныло. А в животе словно шар катался, вот-вот выскочит. От страха за ребенка толкнула мужа: «Держи!» Он обхватил ее за живот, и в этот момент Линда услышала резкий голос: «Отдай, отдай…»

– Нет, – закричала Линда, – не отдам, мой, никому не отдам…

Она судорожно начала читать молитву. Все-таки чувствовала свою вину, ведь возникло у нее однажды желание сделать аборт. Сама не знает, как такие мысли вообще могли появиться. Правда, издергалась она вся, измучилась. За время беременности такой приступ с ней случается уже четвертый раз. Как по расписанию, через каждые два месяца. И всегда спасала молитва. Славу богу, в детстве еще тот самый батюшка этой молитве и научил. Говорил? что перед сном обязательно надо перекрестить окна, двери? стены, кровать и читать молитву: «Крестом окрещаю? крест накладаю, отойдите сатаны от нашей храмыны. Здесь живут ангелы, архангелы, Гавриил, Гориил и Гавраил. Ангелы, архангелы храните наши душу и тело с вечера до утра, с утра до вечера». И самой перекреститься двенадцать раз.

Линда этому следовала всегда, помогло и теперь – отпустило живот, боль ушла.

Утром ее отвезли в роддом – начались настоящие схватки. Врач сказал, что сейчас будет рожать. Сделали укол – ввели в вену хлористый кальций, чтобы усилить процесс. У нее же случилось обратное – появились адские боли, отошли воды, но рожать не могла. Сказали, что все? ребенок вряд ли выживет. Мучилась Линда трое суток? решили делать кесарево сечение. Лежа на операционном столе, Линда почувствовала прикосновение, будто кто-то положил ей руку на живот. И начались роды. Из нее словно выдавливали ребенка…

В ночь после родов Линде приснилась та самая женщина в белом – и она ощутила блаженство. Теперь уже свой венок из белых цветов женщина надела на голову Линде и что-то долго говорила ей.

А следующей ночью приснился отец и сказал: «Не называй сына моим именем». Он будто знал, что Линда давно так решила. Страх за сына не отпускал ее, она даже ночью бегала смотреть, на месте ли он. А утром осматривала голову – не заменили ли?

Вскоре ее выписали, и Линда надеялась, что теперь-то голоса оставят ее в покое, но этого не случилось. ^з лысь^иа. "Голос неизвестного и сейчас слышу, только во сне. Кстати, он еще раз сказал, что я буду лечить людей. А снятся мне церкви, я летаю везде, побывала на каких-то далеких планетах. И при этом постоянно звучит голос: «Ты мо1уществениа, ты умна, ты должна жить…» А недавно дою корову и слышу с улицы муж кричит: «Не спеши доить, я сам выгоню корову». Я ему: «Что ты, ведь опоздаешь на работу». «Ничего, – отвечает, – успею». Я все же корову подоила, выхожу – никого нет. Ну, выгнала я скотину, собираюсь домой, опять слышу мужа: «Не ходи домой, я ключ забыл оставить, зайди, возьми его». Подумала, подумала, пошла к мужу в контору. Спрашиваю у него: ты к сараю подходил? Да нет, говорит. А вот ключ действительно забыл оставить.

Недавно приснились два голубя, вроде бы они залетели в окно. Ударились об пол и превратились в двух стариков. Ну прямо как в сказке. А вот говорили они мне что или нет, не помню…"

Как-то вечером они с мужем смотрели телевизор, когда она снова услышала голос. Но на этот раз он прозвучал для нее довольно неожиданно. Взрогнув, Линда спросила: «Кто ты? Что вы от меня хотите?» Ответ ее удивил: «Я – твое дыхание, ты жила много тысячелетий назад и родилась заново». Линда возразила, что, мол, человек про-

изошел от обезьяны, и она раньше никак жить не могла. Но голос продолжал: «Нет, вы произошли не от обезьяны? это мы заселили землю сдалекой планеты Галактики, куда человек шкоща не долетит. Мы такиб же, как и вы, люди? только более развитые и состоим из другого вещества». «А из чего мы состоим?» – спросила Линда. «Из биомассы. Мы наделяем людей умом. Но скоро люди вымрут, очень скоро…» Последние слова голос повторил несколько раз и пропал. Линда почувствовала, что в ней что-то захудело? тело напряглось, а руки отяжелели. Ее стало клонить ко сну.

Проснулась она от явного колокольного звона. Линда встала, прошла на кухню и снова услышала голос: «Посмотри в окно». Она машинально повернула голову и увидела зарево ярко-красного цвета, из него лучи были направлены прямо в окно. Линда вышла из дома, не осознавая, зачем она это делает. Метрах в ста низко над землей висел объект, по форме напоминающий крылья в плавном размахе со сглаженными углами, или составленные вместе основаниями два треугольника. Наверху посредине выступала полусфера с широким окном, затянутым сеткой и светящимся красным светом. В окне Линда увидела движущиеся фигуры. Из этой сферы торчали усы, очевидно? антенны. Снизу по бокам из аппарата били два желтых луча. Свет от правого падал на странное существо с руками и ногами и округлым выступом вместо головы. Оно стояло в нескольких метрах от Линды. Как и аппарат, он был серебристым, с поясом, напоминавшим патронташ. Неожиданно в середине аппарата открылась дверь, вниз спустилась лестница. При этом раздался мелодичный звук? как будто кто провел молоточком по ксилофону. На лестницу вышла женщина в плотно облегающем серебристом костюме, похожим на рыбью чешую, со светлыми волнистыми волосами до плеч. Пояс на ней был такой же, как у робота, но отливал перламутром. Следом показались двое мужчин – они были выше ростом, в таких же костюмах. Линду поразило, какие большие были у них глаза – голубые и лучистые.

Женщина дотронулась рукой до своего пояса – и от нее пошли волны к роботу, который окутался вдруг туманом, стал уменьшаться, словно плавился, и исчез. Потом она заговорила с Линдой, хотя голоса ее она не слышала? но понимала, что женщина ее от чего-то предостерегает. Затем они скрылись за дверью, куда заползла и лестница. Линда снова услышала мелодичный звук ксилофона. Антенна на аппарате втянулась вовнутрь, раздался свист, шипение, аппарат чуть накренился, показав «брюхо», и исчез в небе.

«Прощай, я скоро вернусь…» – снова услышала голос Линда.

О встрече с НЛО Линда утром рассказала мужу. А вечером у нее начало чесаться все тело – такое омерзительное чувство, будто по ней что-то ползало и жгло. Это продолжалось три недели, и ни на минуту Линда не могла сомкнуть глаз, ни днем ни ночью. Однако усталости не испытывала, спать ей совершенно не хотелось. Потом жжение постепенно прекратилось.


НЕ ОТРИЦАЯ БОЖЕСТВЕННОЕ

Теперь жизнь Линды перед вами, как на ладони. Вы знаете о ней столько же, сколько и я. Это жизнеописание простой и доброй женщины может кому-то показаться вымыслом? кому-то бредом больного человека. Ведь мы очень любим причислять непонятное и странное, творящееся с кем-либо, к болезненному состоянию психики. Но не значит ли это, что мы сами оольны? Отсутствием веры во что бы то ни было, а главное – в самих себя, в свои силы и способности.

В истории Линды нет вымысла. И она – не исключение? подобных примеров хватает, только не открываются люди? и это тоже симптом. Обретайте веру! – не просто библейский призыв, это ключ к существованию, к сохранению жизни на земле, человечества, ибо отсутствие веры – та пустота, которая жестким коконом пеленает человека и держит его, пока он не задохнется под плотным колпаком. Но жизнь – открытая система, иначе она никогда не зародилась бы.

Конечно, в рассказе Линды немало противоречий, неточностей. Но надо иметь в виду, что это не стенографический отчет, многое у нее вообще стерлось из памяти. Но и такое свидетельство довольно любопытно. Хотя Владимир Забелышенский в своей книге «НЛО – неосознанная реальность» и убеждает читателей, что информация? исходящая от существ с НЛО, есть не что иное, как специально поданная дезинформация, что ж, сделаем скидку и на это. И все же…

Вот что пишет о жрице Феоклее в книге «Великие посвященные» Э. Шюре: «Молодая Феоклея принадлежала к коллегии жриц Аполлона. Она происходила из семьи, в которой звание жреца было наследственное. Величавое впечатление святилища, церемонии и торжественные гимны, праздники Аполлона пифийского и гиперборейского питали ее юность. Она была, вероятно, одной из тех молодых девушек, которые питают отвращение к тому, что привлекает остальных. Они не любят Цереру и боятся Венеры, ибо тяжелая земная атмосфера тревожит их, и физическая любовь, смутно предчувствуемая, кажется им насилием над душой, разбиванием их целомудренного существа. И наоборот, они необыкновенно чувствительны к таинственным влияниям, к астральным воздействиям. Когда Луна освещала темные рощи вокруг Кастальского источника, Феоклея видела повсюду скользящие белые тени. При дневном свете она слышала голоса. Когда она глядела на лучи восходящего солнца, их световые вибрации погружали ее в экстаз, и ей слышались невидимые хоры. И в то же время она была совершенно равнодушна ко всем внешним проявлениям культа; статуи богов оставляли ее совершенно безразличной, и в то же время она испытывала ужас при жертвоприношении животных».

Это написано про Линду. Даже такая деталь, каквидедие «световых вибраций» совпадает. Она сама мне призналась, что видит солнечные лучи, и как льется дождем свет от электрической лампочки. И удивлялась этому. Вполне возможно, что в прошлом Линда и была Феоклеей. Ведь явление реинкарнации не отрицают и некоторые современные ученые. Но мы не верим, потому что искусство предсказания потеряло свое значение в наше время. Но стоит ли этому удивляться? Во-первых, такое произошло благодаря тц^у, что испорченность нравов вызвала возможные злоупотребления, а во-вторых, – прекрасные явления в этой области возможны лишь через посредство людей исключительной духовной чистоты и высоты.

На фронтоне Дельфийского храма виднелась надпись: «Познай самого себя», а на входной двери – другая: «Да не войдет сюда никто с нечистыми руками». Когда стали нарушаться эти заповеди, пришел упадок и настоящих оракулов и ясновидящих, их заменили шарлатаны.

Советский исследователь Юрий Александрович Фомин в своей работе «Философские аспекты проблемы межпланетных контактов», анализируя «многомерные структуры», доказывает, что смерть можно рассматривать именно как нарушение связей в этих сложных структурах, однако это вовсе не исключает сохранения накопленной информации. Но ведь и с позиции теории многомерности, как утверждает Варвара Иванова-Киссин, можно объяснить и такие сложнейшие явления, как филиппинскую медицину, реинкарнацию, ясновидение, яснослышание, телепортацию.левитациюит.п.

Ю.А. Фомин пишет: «Понятие „души“ – не так абсурдно, как это может показаться на первый взгляд. Душа может быть признана реальностью, если ее понимать как некоторый комплекс информации, оплодотворенной самосознанием». И далее: "Учитывая, что высшая психическая деятельность связана с высшими измерениями, и что именно там, по всей вероятности, проиходит накопление информации и формируется самосознание, становится понятным, почему душа остается неуловимой для современных исследователей и не признается многими учеными.

В свете всего изложенного правомерно заметить, что физическая смерть организма еще не означает гибели его самосознания, накопленной информации. Однако окончательный ответ на этот вопрос может быть получен только после познания тайн многомерности".

Однако, признавая «живучесть» информационной структуры человека после смерти, можно и предположить? что эта структура тяготеет к взаимодействию с разумом живого человека. Информация – это энергия. От ее проникновения в мозг человека надежно защищает экран-череп. Тем более, что уловить эти тонкие структуры – непросто, необходима предельная концентрация сил и воли. Но повседневность распыляет их. Поэтому, очевидно? взаимодействие сознания человека с окружающим его информационным полем происходит во сне. Правда, нам пока неизвестен механизм взаимодействия бестелесной информационной энергии умерших с живыми, но если таковое все же существует, тоща многое можно объяснить. И в первую очередь – предсказания рождения человека. Например, Пифагора, сына богатого самосского ювелира и его жены Парфенисы. Э. Шюре так описывает это событие: «Дельфийская пифия, спрошенная во время путешествия молодыми новобрачными, предрекла им „сына“, который принес благо всем людям во все времена»; по совету оракула, супруги отправились в Израиль, чтобы предназначенный им сын появился на свет вдали от волнующих влияний их родины. Еще до рождения их ребенок был посвящен своими родителями свету Аполлона. Коща ему исполнился год, его мать, по заранее данному дельфийскими жрецами совету, понесла его в храм Адоная, находящийся в Ливанской долине. Там великий жрец Израиля благославил его'".

Предсказание это сбылось, как и то, которое было дано Линде. Разница лишь в том, что рождение сына сьоего она должна была еще заслужить. И здесь у меня есть довольно фантастическое предположение. В жизни Линды существует очень странное обстоятель-

ство. Оно заключается в том, что девочка никогда не знала своей матери, не было даже ее фотографии. А отец, что еще более странно, никоща Линде ничего о матери не рассказывал. Умерла после родов – и все. И придумал правдоподобную версию: во время эмиграции он жил некоторое время в Италии, там полюбил женщину и назвал дочь ее именем. (Напомню, что настоящее имя Линды я не указываю.) Но вот в детстве отец не раз называл Линду святой девой Марией, хотя поведением своим на святую она явно не «тянула». Кстати, так иноща называл ее и дед. Но вот умирает отец, и к Линде является женщина-призрак и называет себя ее матерью. Но это не во сне, а наяву.

Спрашивается, почему именно Линде выпала такая честь родить человека для спасения мира? Судя по тому длительному и жестокому испытанию, которому подверглась Линда, она проходила серьезную проверку. Так в чем же дело?

Прежде, чем ответить на этот вопрос, обратимся к Библии и посмотрим, как произошло рождение Иисуса Христа. Бог посылает в галилейский городок к деве Марии архангела Гавриила. Она вела девственную жизнь в доме своего мнимого (?) мужа Иосифа Обручника. Архангел Гавриил сообщает ей, что у нее родится сын Иисус, который будет сыном божьим, то есть зачат духом святым без разрушения девственности материи.

И опять возникает вопрос: почему выбор пал именно da Марию? Родители ее Иоаким и Анна до преклонных лет не имели детей. Когда в очередной раз Иоаким явился в храм с жертвой, его оттолкнули на том основании, что его бездетность – очевидный знак отверженности, и жертва его, значит, неугодна богу. Старец ушел из дома и жил с пастухами, оплакивая свою судьбу, пока ангел не велел ему возвращаться к жене, обещав рождение младенца. Такое же обещание получила на молитве и Анна. После рождения Марии они три года воспитывали дочь, а ' затем по данному им обету посвящают ее богу и отдают в хра^.

Получается, что здесь нет никаких случайностей. Только Мария и могла родить сына божьего, потому как ? сама являлась дочерью божьей, то есть и была для этого j предназначена, j

А вот что пишет Владимир Забелышенский в той же j книге «НЛО – неосознанная реальность»: "За неделю до ^ рождения Христа ко двору царя Ирода прибыли три тем– 1 нокожих человека с восточным разрезом глаз. Они про– j

изводили впечатление богатых и воспитанных людей… Религиозные сообщения говорят о том, в какое возбуждение привели они царя и его двор своим откровением о предстоящем рождении ще-то в Иудее необычного реб°нка. Они рассказали свою историю, предупредив, что сообщение о рождении должно быть занесено в дворцовую летопись и сохранено на века. После этого вся троица «с востока» направилась в Вифлеем, где также произвела суматоху сообщением о святом младенце Христе. Затем, вместо того, чтобы вернуться, как они обещали Ироду, и сообщить о рождении Христа, все трое «отправились домой другой дорогой».

Если эти трое пришли из Индии или откуда-то подальше, то путешествие до Иерусалима должно было продолжаться месяцы, если не годы. Кроме того, они должны были заранее откуда-то знать о предстоящем событии, а вернувшись в Индию, наверняка рассказать о нем там.

…Они появились в районе события до самого события. Они явились к наиболее важным лицам в данном районе? через которых распространили свою историю, а затем исчезли…

Вся история Христа выглядит как заранее запланированное «программирование» человечества, как действие с целью утверждения новой морально-этической концепции в жизни людей. Надо было оставить на земле «программу», основанную на «страхе Господнем» как начале «всякой премудрости».

Но и это еще не все. Еще раньше предстояло родить Иоанна Крестителя, «предтечу» мессии Христа, родственнице девы Марии – Елисавете, у которой также не было детей. Но вот ее мужу Захарию во время службы в храме явился все тот же архангел Гавриил и предсказал ему? что у них родиться сын, которого следует назвать Иоанном. Захарий засомневался было, так как возраст их преклонный, за что и был наказан – потерял дар речи вплоть до рождения сына. Елисавета пять месяцев скрывала свою беременность, когда к ней в гости приехала Мария, девственно зачавшая Христа. И снова родственные связи. Случайно ли? Кстати, о способе или методе духовного зачатия рассказывает китайская мифология. Есть там богиня, помогающая родам, Данай Фужэнь. Своим рождением она была обязана Гуань-инь; превратившей один из своих пальцев в луч, который вошел в утробу матери Данай фужэнь и оплодотворил ее. Поэтому девочку назвали Цзинь-гу ("де-

вочка, принесенная богиней"*). Ее изображали с ребенком (цзы) на левой руке и веткой коричного дерева (уй, «корица») в правой, причем ребенок держал в правой руке губной органчик (шэн), а в левой – цветок лотоса (лянь)? что давало в целом выражение (то есть расшифровывалось) – «непрерывно рождать знатных сыновей».

Так после всего сказанного, какой напрашивается вывод? Или, вернее, предположение, даже намек. А только один – Линда сама является «дочерью божьей». Только поэтому она и смогла родить человека для такой важной? мировой миссии.

Ну а ниспосланные Линде испытания? Она должна была очистить душу отца от грехов, там, на небесах, просто родственные связи не действуют, запятнанных грехами не принимают. В связи с этим, существует и еще одна причина, почему я осмелился сделать такое предположение. Отец Линды убил ее деда, то есть своего отца, только за то, что тот не открыл ему тайны их родового клада. Где тот запрятан, дед рассказал Линде со словами, что только ей дано отыскать его. Но у меня есть основание думать? что в данном случае речь идет не о драгоценностях и золоте, а о нечто более существенном – реликвиях древнего княжеского рода, которые, возможно, и таят в себе разгадку происхождения «небесной родословной» Линды. И не только, очевидно, ее.

Жрецы Юноны говорили Пифагору: «Небеса богов явились ранее земли. Твоя душа происходит оттуда. Проси богов, чтобы она могла вознестись обратно на свою родину».

В ночь с 8 на 9 декабря Линда не могла долго уснуть. Вдруг у нее перед глазами пошли яркие отчетливые портреты. На первом был изображен темноволосый молодой мужчина в черном с горящими глазами. От него шел ощутимый страх. На втором – женщина, очень похожая на мужчину одеянием и обликом. Затем Линда отчетливо увидела цифру "7", после которой возник белобородый старец в белой одежде. С его появлением страх у Линды сразу пропал. Старик смотрел на нее, и тут Линда услышала голоса: «Ты будешь лечить только семь лет.» Она вздрогнула – неужели сбудется и второе предсказание цыганки? Через семь лет ей исполнится 34 года, когда, по предсказанию, она и должна умереть. Но цыганка еще добавила «если». Если что?

Линду неудержимо, как бывало не раз, потянуло на улицу, посмотреть на Луну. Она торопливо оделась и вы-

шла. На черном фоне неба сиял белый полукруг Луны, от которой шли желтые лучи. Линда протянула к ней руки и вскоре ощутила в ладонях жар. К Луне крадучись подбирались тучи, она стала тусклой и от нее уже тянулись редкие красноватые лучи. Линда вдруг отчетливо увидела черную оболочку вокруг земли, которую Луна пытается пробить. И тоща она неожиданно подумала о том, что через семь лет должно действительно что-то случиться…

8 декабря был ее день рождения. Л/з ммсь^ид. «Вы только скажите, что надо сделать, чтобы спасти землю. У меня появился страх за людей, сердцем чувствую что-то плохое…»

Гигантские пирамиды Египта, Юкатана, Месопотамии… Нет, речь совсем не о них!

Невидимая пирамида… Быть может, колоссальный египетский монолит, ставший для нас символом забытой мудрости – всего лишь кристаллизованная тень совершенной пирамиды внутри нас? Возможно, то, что мы ищем, есть пирамида, существовавшая в умах древних ^мечтателей? когда они закладывали первый камень в долине Гизе. Смогли ли они перевести это видение в известняковую гору? Способны ли были воплощать свои мысленные формы в реальность? Где теперь эти «умственные» сооружения? Мы боремся с секре+ами каменных пирамид? подкапываем их и измеряем, – не в том ли дело, что мы никак не можем прийти к единому мнению с древними строителями? И какое мнение нам наиболее важно? Не та ли самая мысль о невидимой силе?

Вот если бы с помощью какой-нибудь уловки нам удалось вернуться к их складу ума, их образу мышления… Уж так ли мы в действительности интересовались бы спрятанными среди скал загадками?

Великая пирамида олицетворяет великий памятник утраченным знаниям. Мы уверены – скорее интуитивно? чем благодаря конкретным данным – что чудеса замурованы в ее необъятные стены, и эти секреты однажды откроются.

Как долго мы верили, что загадка откроется лишь с помощью молотка и зубила, и мы ошиблись! Мы долго думали, что разгадаем ее код измерениями, компасом, математическими расчетами, и мы заблуждались! Позже мы вообразили, что сможем расшифровать этот громаднейший из сделанных человеком ящиков Пандоры гидролокаторами и прочими измерительными приборами, но – увы! – ; никакого результата!..

Тем не менее, один сигнал был принят. Форма пира– ^ миды – составная загаДки. Открытие того, что маленькие ^ пирамиды, построенные согласно конструкции Великой и : выровненные по оси север-юг, производят необычный эф– ! фект, пролило на поиск новый свет: пирамида оказалась ; универсальной, то есть, знания, которых нужно было до– ^ стичь, не ограничивались темными коридорами Египта. 1 Но самый большой сдвиг произошел в самом способе ис– 1 следования: не нужно было ехать в Египет с лопатой, ло– j гарифмической линейкой и справочником по иероглифам. 1 Расследование можно было проводить в собственном доме, ; в своем жизненном пространстве. И сведения эти оказа– 1 лись действенными не только для волшебных таинств еги– . петских жрецов, но и для нашей повседневной жизни – ;

применительно к здоровью и питанию, словом, ко всему тому, с чем постоянно сталкиваемся мы и наши близкие…

Каждый из нас может внести свой вклад в исследование пирамид. Достаточно построить модели из дерева, пластика, стекла или чего угодно и – наблюдать за поведением металла, растений, жидкостей. Но наиболее важные наблюдения – за собой – за своими ощущениями внутри пирамиды.

ПУТЕШЕСТВИЕ ВНУТРЬ СЕБЯ

«Я не могу это выразить… Мне странно назвать это „громким безмолвием“, но именно это сравнение и приходит на ум». В гостиной американского исследователя Тома Гаррета в Оклахоме сидела 26-летняя женщина, занимающая значительный пост в одной из больниц, и пыталась рассказать ему о том, что она испытала, впервые побывав внутри пирамиды.

Гаррет сконструировал пирамиду высотой два метра и попросил друзей провести внутри нее немного времени. Им посоветовали о чем-нибудь поразмышлять или просто посидеть там в течение получаса, а потом рассказать, что они почувствовали.

«Я была какой-то невменяемой, Том. Неведомая сила притянула меня к центру и держала там. Я ощущала внутри себя подвижное энергетическое поле. Сама я чувствовала себя расслабленно, но думалось лучше, чем когда-либо. Я не была одна внутри пирамиды. Даже не знаю, что я имею в виду… Нет, я не чувствовала там кого-то еще, но ощущала присутствие доорожелательной силы, охранявшей меня и руководившей мною… Свет от камина принес кусочек реальности из другого мира, как будто духи огня собрались здесь на празднество. Я прикрыла веки до узких щелочек и старалась рассмотреть каждый уголек.,.»

Что же чувствует человек, находясь внутри пирамиды? Ощущения его чаще всего новы и, как правило, удивительны для испытуемого. Он чувствует изолированность от мира, но она приятна, человек находится в состоянии умиротворенности. И хотя он сознает, что материал, из которого сделана пирамида – пластик, дерево – не может отрезать его от звуков улицы или разговоров в соседней комнате, тем не менее, ему кажется, что он находится в особом изолированном мире. Иноща испытуемые сравнивают это ощущение с состоянием человека в глухом лесу или на берегу тихого озера. Слышны шумы и звуки, но они воспринимаются как нечто отдаленное и второстепенное.

Чувство безопасности и защищенности овладевает всяким, кто входит в пирамиду. Человек осознает, что внутри нее нет ничего, что оберегало бы его от опасности или испуга. И все же чувство, что тебя охраняют, остается. Однажды летом группа исследователей решила уединиться в горах Колорадо. Она построили пирамиду из пластика? довольно большую, чтобы в ней можно было спать, и спали по очереди одну ночь. Она стояла несколько вдалеке от основного жилья на поляне в окружении деревьев, пройти к ней в темноте можно было только с фонариком. Две женщины из группы потом сказали, что по пути к пирамиде они чувствовали страх, но как только вошли внутрь, все волнения изчезли.

Часто случается, что испытуемый перестает чувствовать время. Можно пробыть внутри час или всю ночь, время все равно исказится. Иногда человеку кажется, что он пробыл в пирамиде дольше, чем на самом деле, в другой раз он вообразит, что был там меньше, но правильную оценку, сколько времени он там пробыл, не давал еще никто…

Сон внутри пирамиды более эффективен. Часто те, кто вздремнул там на некоторое время, чувствовали себя так? как будто проспали несколько часов… Во время экспериментов в Колорадо некоторые говорили, что спали внутри пирамиды очень мало, но тем не менее чувствовали себя совершенно отдохнувшими и бодрыми весь день.

Хотя внутри пирамиды испытываешь чувство одиночества, чувствуешь чье-то присутствие. Оно не приобретает черты личности или потустороннего духа, это скорее добрый ангел-спаситель.

Некоторые исследователи настаивают, что пирамиду можно использовать как место, ще можно легко сосредоточиться на своей научной работе.

Испытуемые отмечали, что сны становятся здесь более яркими и образными, лучше организованными и понятными и помнятся при пробуждении.

Половина испытуемых ощутила присутствие необычного силового поля. В центре пирамиды они чувствовали его сильнее, оно как бы вдыхало новые силы.

В книге «Открытая сила пирамид» Вил Шал и Эд Петит описали эксперименты с растениями внутри и снаружи макетов пирамид. И экспериментальные, и контрольные растения наблюдались с помощью фотографирования через определенные промежутки времени. Растения внутри пирамид проходили через резко выраженное вращение на запад, делая дугу на юг и отклоняясь на восток каждые час и пятьдесят минут. Эта схема проходила неизменно со многими пирамидами и растениями. А потом растения останавливались на несколько дней и начинали двигаться в северо-южном направлении. Примерно через неделю снова останавливались.

Озадаченные внезапной сменой поведения растений? исследователи принялись изучать климатические и сезонные различия, а также различия в среде. Однако лучшим объяснением до сих пор кажется отношение странного поведения растений к снижению солнечной активности. Когда активность солнца нарастает, растения возобновляют танец. Причем пирамида увеличивает солнечное и космическое влияние на растения. Когда с западной стороны от растений был помещен алюминиевый экран, растения сдержали движение. Это показывает, что металл как бы вбирал в себя действующие силы. Возникла мысль о том? что главный агент, подвергаемый воздействию в растениях – это их водяное содержимое.

ПРЕВРАЩЕНИЯ С ВОДОЙ

В книге «Скрытая сила пирамид» авторы неоднократно упоминают об удивительных свойствах воды в пирамиде. В частности, вода, хранящаяся там две недели, использовалась одним из экспериментаторов как лосьон для лица. Женщина забыла о всех кремах и прочих средствах! Через пять недель друзья начали интересоваться: «Инее, как ты ухаживаешь за лицом, оно у тебя просто сияет!»

Некоторые добровольцы говорили, что используют воду из пирамид для мытья волос, те делаются мягче и податливее. Волосы Эда Петита начали редеть четыре года назад и он решил лечить из раз в неделю водой из пирамид. Теперь парикмахер испытывает трудности при их стрижке – настолько они густые. Известно, что вода из пирамид стимулирует рост волос, если ее использовать как ополаскиватель после шампуня.

Явно вода претерпевает какие-то изменения внутри пирамид. Выяснилось, что она достигает оптимального уровня сохранения энергии от десяти дней до двух недель. Это было определено с помощью проверки воды на растениях и измерением уровндиэ роста. Причем сосуды из керамики, пластмассы или стекла для хранещы^дади одинаковый эффект. Нельзя использовать металлические крышки: например, молоко под алюминиевой крышкой быстро скисает. Видимо, металл поглощает часть энергии.

Можно придумать множество опытов, таких, как питье воды из пирамиды вместо водопроводной; использование этой воды как лосьона; мытье волос этой водой вместо шам-

пуня и (или) ополаскивание; наконец, можно этой водой чистить зубы. Словом, любое ее применение не принесет вреда. Ею можно пользоваться как бальзамом при синяках и ссадинах. Зимой, коща воздух в домах сухой, можно ставить сосуды с водой из пирамид для увлажнения.

Интересно проверить, сможет ли человек отличить воду из крана от той, что была под воздействием. Можно провести опыты с домашними животными, предложив им два сосуда: какой они выберут? Напишите нам, что получится!

С обработанной водой легко проводятся эксперименты на растениях. Выберите четыре семени овощей. Поместите по два в одинаковые емкости с одинаковой почвой: одни поливайте водой из пирамиды, другие обычной. Заметьте? какие семена первыми поднялись, а коща растения вырастут на 3-4 сантиметра, измеряйте их рост три раза в неделю. Используйте воду из пирамиды для своих комнатных растений.

Можно испытать обработанную воду в аквариуме. Если хотите, поставьте второй аквариум как контрольный и измеряйте рост мальков.

Другие эксперименты могут быть такими: заливание воды из пирамид в батарею, использование ее как бодрящей ванны, улучшение вкуса кофе и чая. Количество экспериментов бесконечно, так как воду мы используем везде. Ее можно, наконец, брать в путешествие как тонизирующий напиток!

« Вода из пирамиды обладает лучшим вкусом и полезнее для желудка, она бодрит, – сообщает в письме один из американских экспериментаторов. – Она как бы вливает энергию в солнечное сплетение».

Это интересное замечание, поскольку солнечное сплетение входит в семь так называемых энергетических центров человека. В йоге оно является реципиентом (приемником) солнечной энергии и ассоциируется с огнем. Одно из определений древних, предложенных для пирамиды – «огонь в центре». Царская комната в Великой пирамиде расположена как раз в середине пирамиды, а сплетение находится в «середине» человека…

Но вернемся к опытам. Ученые из США Вил Керел и Кэти Гоген проводили интересные опыты с морскими креветками. Они вывели целые поколения этих креветок, всякий раз с теми же результатами. Поместив емкость с креветками в пирамиду, они обнаружили, что и сама пирамида, и просто вода из-под нее влияют на жизнь креветок. Почти в каждом случае контрольный выводок жил семь и менее недель, а под воздействием пирамиды – го-

раздо дольше и вырастал в три раза по сравнению с контрольным.

Эти же ученые замечают: «В Лос-Анджелесе вода хлорирована. Под действием пирамиды она теряет специфический привкус, становится приятнее».

«Во всех наших экспериментах, – говорят Керел и Гоген, – растения, поливаемые водой из пирамид, росли лучше и выглядели здоровее. Цветы в вазе дольше стоят в такой воде, а цветки вообще не опадают внутри пирамиды».

НЕВЕДОМЫЙ ЦЕЛИТЕЛЬ

Начиная свои изыскания, ученые и не предполагали, что предметом обсуждения станет и вопрос о таинственных лечебных свойствах пространства внутри пирамиды. Совершенно случайно удалось обнаружить, что сидение внутри пирамиды облегчает боль. Когда это произошло вторично, начались эксперименты. Стали приходить письма от людей, описывающих свое необычное состояние. Сначала поместили в клетку грызуна и поставили ее внутрь пирамиды. Грызун разодрал мордочку о клетку? но рана быстро зажила и шрама не стало видно. Здесь было что-то необычно. Потом люди стали лечить ушибы и ссадины либо сидя в пирамиде, либо помещая пораненное место под маленькую пирамидку – каждый день на несколько минут.

Один из самых интересных случаев произошел с Эдом Петитом. Было это так:

– Я закончил основание для деревянной пирамиды? когда моя правая рука скользнула по лезвию циркулярной пилы. Жена сразу вызвала врача. Терапевт осмотрел руку и констатировал, что мне нужна восстановительная пластическая операция.

Через два с половиной часа меня отправили в хирургическое отделение. Затем сказали, что верхние суставы на двух пальцах придется отнять, так как кровяные мешочки, снабжающие кончики пальцев кровью, не смогут выполнять свои функции, они совершенно разрушены. Читаем историю болезни:

"Пальцы пациента попали в пилу. Множественные переломы и повреждения. Были даны титарус тодоксоид, антибиотики, успокоительное и бутадионовая жидкость после удовлетворительной пальцевой обработки. У пациента было две рваные раны. Одна на мизинце, другая на среднем пальце… Раны обработаны, покрыты перлином. К счастью, не задеты нервные окончания… На кисть на-

ложена шина. Рентген показал, что пальцы двигаться не будут, даже если их не ампутируют и вылечат".

– Следующие две ночи я сидел внутри картонной пирамиды, – рассказывает Эд, – по часу каждую ночь, а потом пошел к доктору обследоваться относительно инфекции. Там мы увидели, что кончик среднего пальца стал угольно-черным, значит кровь туда совсем не поступала. Мне предложили вторично ампутацию кончика пальца до сустава. Другой палец был в удовлетворительном состоянии. Я продолжал лечить руку в пирамиде.

Через пять дней, снова придя на прием, я был твердо уверен, что вернусь домой оез кончика пальца. Однако? когда палец разбинтовали, все с удивлением увидели, что он из черного стал здорового розового цвета. Только маленький участок кожи остался черным. Конечно, кончик пальца не нужно было ампутировать, но предполагали сделать пересадку кожи на черной поверхности. Через неделю стало ясно, что и это делать ни к чему, так как черный участок начал покрываться новой тканью…

Вскоре я еще раз зашел к врачу, чтобы сделать рентгеновские снимки. Они показали восстановление кости? что и записано в отчете врача. Сейчас, коща после травмы прошло семь недель, я могу двигать Фончиками пальцев и, думаю, вся кисть полностью восстановится.

Я постоянно держал руку в пирамиде с тех пор как случилось несчастье и склонен объяснять заживление ран не только мастерством хирурга, но и целительными свойствами пирамиды.

Имеется множество свидетельств и о том, как сидение в пирамиде помогает от головной боли и бессоницы: «Через 20 минут пребывания там начинает казаться, что тело получает свежий заряд кислорода и энергии. Сон в пирамиде очень глубокий. Никто из моей семьи не проводил там более часа, но чувство хорошего сна остается надолго». Таких сообщений сотни. Еще одно:

«Я наблюдал действие пирамид на животных, в частности, на лошадей. У меня есть друг, который занимается конным спортом, растит лошадей, ухаживает за больными. Он спросил меня, не повлияет ли пирамида на них. Я предложил роместить пирамиду в каждом деннике над кормушкой. Разница стала заметна на следующий же день. У одной лошади было не в порядке дыхание, она не могла долго работать. Теперь оно в норме».

О собаках: «Наша собака Шэм тяжело астматически : дышала, особенно при возбуждении. Сегодня мы вспом– j нили, что этого не случалось с тех пор, как она побывала ^ в пирамиде вместе с нашей дочерью». ;

«Нашему коккер-спаниелю десять лет. Несколько лет он болеет ревматизмом. Мы построили ему будку в виде пирамиды и он начал поправляться».

«Наша собака живет в гараже, примыкающем к пирамиде. На собаке выросла такая густая и красивая шерсть? какой мы никогда раньше у нее не видели».

АЛХИМИЯ ПИТАНИЯ

Пирамиды не превратят металл в золото, но, похоже, они совершают свои превращения с продуктами питания.

В течение трех лет экспериментаторы использовали пирамиды для сушки овощей и фруктов. Хотя степень дегидрации не всеща одинакова, продукты питания никоща не портятся внутри пирамиды. В высушенном виде они могут храниться любое время.

Лабораторные исследования показали, что внутри пирамиды рост Микроорганизмов останавливается или вообще прекращается и не происходит порчи продуктов. Высушенное мясо мы клали на полку без всякой заморозки и его можно было есть через месяцы. Обнаружилось, что алюминиевая фольга, подержанная в пирамиде, приобретает свойства самой пирамиды. Она «впитывает» силу пирамиды и сохраняет ее несколько дней. Продукты могут храниться завернутыми в нее несколько дней без холодильника.

Впервые попытались хранить пищу без холодильника? исследователи заинтересовались, а не будут ли на нее садиться насекомые? И заметили, что влетающие в пирамиду насекомые быстро оттуда вылетают. То же происходит и с фольгой: они подлетают к ней, но потом сразу же ретируются. Может быть, внутри пирамиды существует некое частотное поле, «выгоняющее» оттуда всю живность?

Один экспериментатор решил проверить отпугивающие свойства пирамиды на муравьях. Он собрал муравьев из муравейника у себя в саду и поместил одну группу в пирамиду, а другую – возле. Для каждой группы налил немного подслащенного молока. Муравьи в пирамиде направились было к молоку, но тут же ушли. Они присоединились к насекомым рядом с пирамидой, которые жадно возились у молока. На растениях внутри пирамиды не было жуков, но растительную тлю заметили на контрольных растениях снаружи.

Пирамида также влияет на вкусовые качества продуктов. Была проведена серия слепых тестов с людьми, которых просили отобрать из ряда продуктов те, которые подвергались действию пирамиды. В каждом случае экс-

периментальный и контрольный продукт были или частями одного куска, либо налиты из одной бутылки. Девать из десяти отобрали продукты из пирамиды – с лучшим вкусом!

ОСОБОЕ МЕСТО

Индейский знахарь из племени яки дон Хуан говорил этнографу Карлосу Кастанеде, что есть такое особое место? и он, ученый, должен найти его. Это место находится на крыльце дома, и если он найдет его – а он должен сделать это один – то он обретет мир, спокойствие и силу. Карлос Кастанеда сидит, ложится, катается по полу, но ничего не происходит. Затем ему удается сконцентрировать взгляд на пятнышке перед собой, и мир становится зеленовато-желтым. «Где-то в центре комнаты я заметил изменение оттенка, – говорит он в своей книге „Учения дона Хуана“. – Чуть правее желтый цвет стал лиловым. Я сконцентрировал на нем внимание. Лиловый стал бледным, но еще достаточно ясным, и этот цвет не менялся».

Он пытался лечь на это место, но «почувствовал нечто необычное. Как-будто меня ударили в живот. Я вспрыгнул и отскочил в сторону. Ноги подогнулись, волосы встали дыбом. Невольно я двинулся назад и… упал на пол». Кастанедо нашел свое место!

«Многие годы у меня было любимое место в лесу недалеко от дома. Мне кажется, оно меня нашло, а не я его? – рассказывает молодая женщина. – В любую погоду я ходила туда поразмышлять и всегда чувствовала себя спокойно. Но когда я впервые вошла в пирамиду, меня переполнило чувство, что я нахожусь в другом, еще одном особенном месте. Я закрыла глаза и вообразила, что я в своем лесу».

Американский ученый Элис Вейли в одной своей книге описал специальные места на земле, предназначенные для определенных целей: исцеления, поклонения, размышлений… Эти места являются, по его мнению, результатом работы грандиозных силовых полей. Где они скрещиваются, там образуются места со специальными энергетическими силами.

Древние, якобы, знали такие точки, на них они строили соборы и школы. Согласно этой теории, Великая пирамида стоит на одном таком месте и вбирает в себя все силы земли. Макеты, построенные с учетом специфики пирамиды? создают в своем пространстве поле, отличное по свойствам от окружающей среды. Пирамида, возможно, создает свои силовые поля, так как энергетические силы земли притягиваются пирамидами.

В книге «Вера в чудеса в кельтских странах» В. ЭвансВенц пишет: «Существуют определенные благопрятные места на земле, где магнитные и другие поля наиболее сильны и чувствуются людьми. Карнак* является одним из таких мест на земле. Он поэтому, так думается, был выбран древними для своих построек, праздников, церемоний, астрономических наблюдений, для обучения священнослужителей».

Древние считали, что Великая пирамида стоит в центре континентов, так как она находится в точном центре массы земли. Возможно, древние знали об энергетике и построили ее именно на пересечении силовых полей. С другой стороны, пирамида сама могла быть генератором этих невидимых сил, а другие пирамиды и соборы на точках пересечения полей могли быть сходными станциями, только поменьше.

Есть много подтверждений тому, что пирамида в комнате меняет силовое поле. Необычные явления наблюдались и на вершине макета пирамиды, и экспериментаторы ощущали присутствие силового поля, исходящего от вершины. Наблюдатели говорили, что видели свечение у вершины пирамиды и в это время внутри регистрировалось нарастание энергетического поля. Трассы авиарейсов проходят прямо над пирамидами Гизе, так как приборы лайнеров показывают искаженные данные. Обнаружено, что стрелка компаса над макетом ведет себя неуверенно. Но компас не всегда ведет себя так, и это означает, что магнитное поле ослабляется. Количество энергии внутри пирамиды тоже непостоянно, это видно по различным движениям растений, по разной продолжительности сушки продуктов.

Карл Дрбал, чешский инженер, открывший, что модель пирамиды заостряет лезвие бритвы, заявил как-то, что формы, в которых мы проводим большую часть жизни? влияют на наше здоровье и что сфера и пирадмида оказывают благоприятное воздействие. Выводы Дрбала были основаны на многолетних исследованиях. Растения внутри пирамиды растут и цветут быстрее тех, что находятся извне и быстрее тех, что помещены в кубические формы. Когда поместили грызуна в пирамиду, он выглядел более удовлетворенным, ел и ухаживал за гнездом с большим удовольствием. Коща клетку поставили в куб из того же материала и такого же"об%"°ма, животное занервничало? перестало есть и раскидало гнездо. Клетка была та же.

Руины Мексики, Месопотамии и Древнего Египта попрежнему хранят свои тайны. Но давайте допустим, что самая величественная и выразительная невидимая пирамида лежит в сердце всякой цивилизации, созданной человеком. А в ней – бесконечные возможности нашего самосовершенствования – маленькие глиняные кирпичики крохотных построек, и устремленные ввысь стоэтажные небоскребы… А главное, в ней – биологически заложенное в нас стремление выйти за пределы допустимого, желание совершить несовершимое и открыть неведомое…

Поезд не пропускал ни одного полустанка. Пассажиры плотно сидели на длинных скамьях, верхних бщажных полках и на полу, засыпанном шелухой земляного ореха и другим мусором. После очередной остановки мне удалось занять место Между женщиной и стариком с четками в руке и даже вытянуть ноги. Но радость былА недолгой, их пришлось поджать – рядом на пол плюхнулась молодая женщина с грудным ребенком, за ней расположились в проходе другие, тоже с детьми всех возрастов. Рано увядшая кожа лица и рук, вылинявшая одежда моих попутчиков приобрела цвет выжженной солнцем земли. Все женщины курили маленькие индийские сигареты – бири. Когда у одной ребенок закапризничал, мать выпустила на него струю табачного дыма, и тот моментально успокоился.

Наконец поезд прибыл на станцию Рампурхат. Шесть миль на автобусе до деревни Тарапитх пролетели незаметно. В тот день сюда на какой-то праздник съехалось довольно много паломников. Здесь находится храм, посвященный местной богине Таре, или, как ее ласково называют, Тарама («Мать Тара»). Он был построен из кирпича в стиле ат-чала в начале прошлого века – с двухъярусной четырехскатной кровлей и терракотовыми панелями.

В очереди у входа в храм стояло много молодых пар с детьми. В руках они держали кулечки с подношениями богине. Коща я вошла в небольшое помещение, сразу увидела ее статую почти с меня ростом, укутанную в теплую одежду. Лицо металлическое, его нижняя часть и высунутый язык покрыты красной краской. Это говорило о том? что богиня в качестве приношения принимает кровь. Когда-то к ее ногам ставили глиняный сосуд с человеческой кровью, который теперь наполняют только козьей. Люди просят богиню исполнить их желания.

Место для забоя коз находится под навесом напротив входа в храм богини. Жрец стискивает голову животного в большую металлическую вилку, закрепляет ее и отсекает ударом жертвенного ножа. В обычный день здесь таким образом режут двух-трех козочек, а в праздники – до двухсот.

Я не стала дожидаться жутковатого момента заклания животных. Купив несколько книг о Тарапитхе и фотографии местных святых, я пошла к водоему с «живой водой»? который расположен недалеко от храма.

У реки посреди небольшой рощицы находится шмашана – место кремации и кладбище. В Индии кремирование покойников считается законом для всех индусов, только сектанты боштом в Бенгалии хоронят в земле. При входе в шмашану пожилой человек предлагал за небольшую плату посторожить обувь – там ходили только босиком.

Я сразу увидела холм из человеческого пепла и древесной золы от погребального костра. На холме сидел старик и блаженно улыбался. Рядом с ним на расстеленной тряпице лежала большая берцовая кость. Чуть в стороне устроились на отдых шелудивые кладбищенские собаки. Вслед за группой индийцев я шла прямо цо холмикам могил, на которых среди деревьев стояло несколько глинобитных домиков. В стене веранды одного их них были вмазаны черепа с красными пятнами. Из этого странного жилища вышел мужчина в темно-красном одеянии с бусами из семян какого-то растения на шее. Заметив, что я с интересом разглядываю дом, пригласил войти.

Внутри дома оказалось темно и неуютно. Ни одного окна, свет проникал только через открытую дверь. Справа было устроено нечто вроде алтаря: изображение богини Тары, кокосовый орех на глиняном кувшине, вода, ароматические палочки – агар-бати, лампадки и другие предметы, необходимые для религиозного ритуала пуджи. Слева стоял большой портрет Бамакшецы («Юродивого Бамы»), умершего еще в 1911 году. Он провел большую часть своей жизни на кладбище в Тарапитхе и до сих пор популярен в БенгАлии.

Хозяин дома сообщил мне, что живет на кладбище уже шестнадцать лет. Был ли он сам настоящим религиозным подвижником или прикидывался таковым, судить трудно – его плотная фигура, круглые щеки вызывали недоверие. А выяснить так и не удалось – мы говорили на разных? хотя и близких языках: он – на бенгали, я – на ория.

Но вскоре у меня произошла еще одна встреча. Среди могил на кладбище я заметила несколько надгробий, на одном из них сидел пожилой мужчина. От всей его сухой фигуры с длинной седой бородой, лежащей на груди, веяло спокойствием, полнейшей отрешенностью от житейской суеты.

– Можно с вами поговорить? – спросила я его на хинди.

. – Пожалуйста, – ответил он по-английски. – Что вас интересует? – Вы тантрик?

– Пока еще садхака – ученик. Пять лет назад, когда у меня умерла жена, я решил стать садхакой. И кое-чего уже добился. – Чего же? – Так просто не ответишь. Проживите #; нами на клад-

бище девяносто дней, как это сделали одна молода" итальзнка, и вы увидите много удивительного…

Кто же такие тантрики^ Само слово произошло от понятия «тантра», то есть сочинения религиозного содержания, среди которых наибольшую известность получили «Маханирванатантра», «Шактисамгаматантра» и «Куларнаватантра». Первым из европейцев эту литературу стал собирать и публиковать в конце прошлого века судья Верховного суда в Калькутте анг.щчанмн Джон Рудрофф (печатался под псевдонимом АртурАвалон)."Тантризм – это секта, сохранившая сильную связь с древней магией", – сообщает Большая Советская Энциклопедия. По определению современного востоковеда Алана Мориниса, тантризм есть «эзотерическое течение в философии и культовой практике индусов, ритуалы которых держатся в тайне, так как некоторые из процедур сомнительны с точки зрения общепринятой морали».

– А что умеют тантрики вообще? Какие способности развить в сеое они в состоянии?

– Люди, идущие по пути тантрической садханы – религиозного подвижничества, стремятся достичь восьми сиддхи – оккультных целей. Тантрик способен входить в тело мертвого человека и оживлять его. Он может принимать такие огромные размеры, что даже Вселенная оказывается внутри него. Ему по силам сделать свое тело легким, как воздух, парить в нем, преодолевать огромные расстояния. Или, наоборот, тяжелым, и тело станет подобным горе. Может добиваться во всем успеха, предсказывать будущее, понимать незнакомый язык, читать чужие мысли и сохранить вечную молодость, даже подчинить своему контролю все живое на земле. То есть приобрести власть над Вселенной.

– В такое трудно поверить! – сказала я, хотя в литературе читала об этом не раз. – А что самое простое? чего они могут достичь?

"– Сидя в закрытом помещении или на берегу реки? тантрик может слышать божественную музыку, которою кроме него, никто не слышит, вдыхать аромат цветов, который никто, кроме него, не ощутят, испытать чувство блаженства, решать житейские проблемы без напряжения? преодолевать козни врагов, – ответил старик.

Но тантрики могут, как мне рассказывали индийцы? использовать свои знания и во зло. Мысль способна убить человека, утверждают они. О могуществе религиозных подвижников существует множество легенд, пословиц и поговорок. Одна из самых древних гласит: «Если бог на тебя разгаевается, то гуру (религиозный учитель) спасет, но если же гуру во гневе, то никакой бог тебе не поможет». – А достиг ли кто-нибудь всех восьми сиддхи? – Прежде всего великий индийский религиозный реформатор и философ Рамакришна. Будучи по рождению индусом, он изучил религиозную практику мусульман и христиан. Прошел успешно по пути тантрической садханы и, как он сам говорил, никоща не воспользовался ее плодами. Ему это было не нужно. – А что необходимо сделать, чтобы стать садхакой? – Прежде всего – найти учителя. Г^ру подберет для вас нужную маитру. Это вроде заклинания, но точно слово перевести нельзя. Мантра – одно или несколько священных слов. Некоторые мантры дают человеку необычайные способности, другие – власть и богатство, но приводят к душевному опустошению.

Однако старик не открыл мне главного: что нужно делать, чтобы оживить мантру, заставить ее действовать. Наскслько мне было известно, мантру требуется повторять много тысяч раз изо дня вдень не один год.

– Допустим, я нашла учителя, он дал мне соответствующую моему характеру и наклонностям мантру. Что дальше?

– Он обучит вас приемам йогов, – старик отвечал охотно, мои вопросы его не раздражали.

О йоге написано много исследований. Известный индийский философ С. Радхакришнан писал: "Йоги считают? что вокруг нас существует более обширный мир, чем мы обычно в состоянии себе представить. Когда-нибудь, когда наши глаза откроются для созерцания его, наши восприятия смогут расшириться в такой же громадной степени? как у слепого человека, коща он получает способность видеть… Реальность (собственного) "я" обнаруживается не путем целенаправленного использования разума, а путем подавления его деятельности и проникновения под те умственные наслоения, которыми обычная жизнь и деятельность скрывает нашу божественную природу. Хотя зерно духа присутствует в каждом из нас, оно не осознается человеческим сознанием, слишком занятым другими вещами".

Цри помощи Логических приемов можно отключить ра– : зум и прекратить поток мысли. Пути его достижения заключены в восьмиричном методе, включающем «яму» (воздержание), «нияму» (соблюдение правил), «асану» (положение тела), «пранаяму» (регулирование дыхания)? «пратьяхару» (удаление чувств), «дхъяну» (фиксирова– ? нре внимания), «дхарану» (созерцание) и «самадхи» (со– :

средоточенность). Последние стадии йоги требуют большой физической выносливости, поэтому йогами разработана система упражнений (хатха-йога), которые способствуют укреплению здоровья, приостанавливают процессы старения организма.

– А чему уделяют особое внимание тантрики? – спросила я старика.

– Самим себе. Еще древние индийцы пришли к выводу? что человек (микрокосм) и Вселенная (макрокосм) тесно связаны между собой. Вселенная – это отражение человеческбго тела, в ней те же закономерности, что ив организме человека. Чего нет в теле, того нет во Вселенной. Про нади и чакры знаете? В нашем теле находится 72 тысячи нади, то есть каналов, вен, артерий. Три канала самые главные: сусумна идет от основания туловища до головы? ида выходит из правого яичника и выходит через левую ноздрю, а пингала – из левого яичника и выходит через правую ноздрю. Если дышать только через левую ноздрю с расвета и до заката, а после захода солнца – только через правую ноздрю, то можно продлить свою жизнь. – А местоположение чакр можете показать? – Первую чакру «муладхару» показать не могу, – старик слегка улыбнулся. – Она находится в оснований туловища между половыми органами и анальным отверстием. А вот вторая чакра расположена тут, – садхака ткнул себя в низ живота. Следующая оказалась в его верхней части, четвертая – в районе сердца, пятая – в горле и шестая – между бровей. Есть еще один важный центр в теле человека – «сахасрара чакра». Через нее душа покидает тело после его смерти…

Современные западные ученые называют такие центры биологически активными зонами, энергетическими точками. С каждой из них связаны определенные физиологические функции, органы, железы, нервные сплетения? отделы спинного мозга. Современные исследователи считают, что система чакр – это автопилот, с помощью которого люди двигаются по жизни, или биокомпьютер? которым пользуются йоги, чтобы получить более полную картину мира и своего тела. Они могут воздействовать на него и управлять физиологическими процессами. По представлениям тантриков, в основании туловища лежит сотворивщая мир сила Кундалини. Тантрики представляют ее себе в виде спящей змеи.

О Кундалини старик сказал, что сила ее жара равна 10 миллионам солнц. Пробужденная посредством йогических приемов, Кундалини восходит вверх от чакры к чакр°, растворяя их в себе. Коща Кундалини поднимается,

все тело поет. Таким образом, человек освобождается от цепей явленного мира и приобретает подлинную свободу.

Я раньше встречала довольно забавное определение йога: мудрец, уставившийся в свой собственный пуп. Оказывается, как я теперь поняла, эти слова не содержат иро?1и. Однако сейчас мне было интересно узнать, какова роль в садхане тантрических янтр (диаграмм), фотографии которых я встречала неоднократно.

– Очень важная, – ответил старик. – На взгляд еаропейца-это абстрактная живопись кистью на холсте? или изображение геометрических фигур резцом на металлической пластинке, или скульптура. Для тантриков же – это предмет, в котором сконцентрирована энергия. Янтры тоже служат объектом фиксирования внимания.

Пока старик молчал, я обдумывала следующий вопрос. Я решила не спрашивать его об эротических ритуалах? Описания которых занимают важное место в книгах индийских авторов о тантризме. Меня больше интересовала философская сторона учения. – А как вы представляете себе бога? – Для меня бог – не создатель мира, ибо мир, переполненный страданием, не может быть создан безгранично милосердным существом. Бог – это учитель истины, он сам рождается, умирает, сам занимается йогой, чтобы достичь духовных высот. Он стоит ще-то на полпути между людьми, просветленными религиозными подвижниками? и Брахманом. Если тантрик добился своей цели, соединился с Брахманом, то бог ему не нужен^ он сам – бог. ' Изображения богов, пуджа, требуются лишь на ранней стадии обучения садхаки. ;!

Исследователи тантризма пишут, что Брахман, или Аб– ^ солют, или Всемирная душа, или Истина, – это танеиз– 1 вестная космическая сила, к соединению с которой ^ стремится тантрик. При этом он испытывает состояние ^ экстаза, которое описать, наверное, невозможно. Пере-1 жившие такое состояние люди говорили, что в этот момент ^ нарушается связь с внешним миром, возникает чувство ^ «божественного безумия», блаженства, свободы. Извест– ^ но, Фго Платон, святой Павел, поэты Теннисон и Рабин– 1 дранат Тагор испытали подобные мистические состояния. ^ Верующие полагают, что в состоянии транса человек об– ^ щается с богом. Тантрики же утверждают, что каждая ду-^ ша потенциально божественна, видения и гласы божьи ^ рассматриваются в тантризме как обнаружение, проявле– ^ ние творческого духа человека. ' ;

Ученые сообщают также, что тантрики бывают «дакшиначари» (идущие направо) и «вамачари» (идущие налево). Между йогами и «дакшиначари» нет существенной разницы в садхане. Но если старик сидит на кладбище? значит, он «левый»? В ответ на мой вопрос старик лишь молча кивнул.

– Скажите, – все-таки решилась я задать старику еще один вопрос, – почему тантрики живут на кладбище?

– Садхака обязан совершить ряд ритуалов на восьми различных кладбищах. Он должен постичь, осознать ту грань, что отделяет жизнь от смерти. Здесь лучше медитировать (так .западная литература называет йогические приемы) на Махадеви (Великую богиную) и десять ее воплощений: Кали, Тару, Содаси, Бхайрави, Бхубанешвари? Чиннамасту, Камалу, Багаламукхи, Дхумавати и Матанги. Тара – второе воплощение Махадеви, поэтому здесь? в Тарапитхе, что значит «святое место богини Тары», в определенные дни собираются тантрики и садхаки со всех концов Индии. Настоящих тантриков сегодня тут мало.

Садхака в своем тантрическом обучении проходит и через практику «оживления» трупа, который выкапывают из могилы. Труп может быть любого пола, но обязательно из низкой касты, желательно убитый молнией, или умерший от укуса змеи, или утопленник, а лучше всего воин? павший в бою. Нельзя брать труп человека, умершего от эпидемии, тяжелой болезни, двухлетнего мальчика, прокаженного, слишком старого. Труп должен пролежать в земле после смерти не более семи дней. Как сообщают письменные и многочисленные устные описания этого страшного ритуала, садхака садится на грудь трупа, а гуру в это время произносит нужные заклинания и оживляет мертвое тело. По свидетельствам очевидцев, труп начинает подниматься и открывает глаза, взгляд его лишен осмысленности. Двигаясь как манекен или кукла, он стремится уйти от садхаки. После окончания ритуала труп или расчленяют, или сжигают, чтобы никто другой им не воспользовался. Некоторым смельчакам, как мне рассказывали бенгальцы, удалось в результате этой процедуры обрести ясновидение.

О таком ритуале в Тибете писала известная французская путешественница, тибетолог Александра Давид-Неэль. Многочисленные свидетельства этого обряда рассыпаны по многим книгам, посвященным шаманству. Можно вспомнить практику «зомби» на Гаити и оживление умерших вБенине…

– И труп на самом дел^ пюднимаегся? – затаив дыхание) торопливо произнесла к.

– Поднимается. Даж(; может' возникнуть борьба. Поэтому желательно брать труп женщины или слабого мужчины. Садхака должен быть сильнее трупа.

Так что же я все-таки уводила бы удивительного, если бы осталась на кладбище в Тараяитхе на три месяца) как мне пре.^лагал пожилой ^дхакд? Честно говор.и, не знаю. Знакомые индайцы не смогли ответить определенно на этот вопрос. Может быть, а упустила возможность убедиться, как писал наш замечательный поэт К. Бальмонт в стихотворении «Индийский мотив», что «жизнь с восторгами и блеском заблужденья есть сновидение иного сновидения»?

Н. НЕПОМНЯЩИЙ. БЕЛАЯ ДАМА С ГОРЫ БРАНДБЕРГ

Среди десятков африканских загадок вопрос о Белой Даме – один из самих таинственных и проблематичных. Домыслов и соображений, касающихся интерпретации знаменитого ааскального рисунка в пещере Маака? расположенной в ущелье Цисаб, в Юго-Западной Африке? – было уже предостаточно)– интерпретаций противорег чивых и порой просто фантастичных. В своей работе «Белая леди Брандберга» покойный аббат Анри Брей писал: «Я и сам не уверен в том, что мы достигли того уровня знания, который позволил бы нам полностью истолковать значение данного рисунка. Так достигнем ли мы этого уровня когда либо?»

Действительно, удивительный рисунок, обнаруженный в начале века в Намибии, перекликается с древней средиземноморской художественной традицией. Но можно ли говорить о каких-то заимствованиях, когда речь идет о двух местах, удаленных друг от друга на десятки тысяч километров? Средиземноморье и Южная Африка – ^то может быть общего в археологических культурах обоих регионов?"

И Мэак, и А. Брей, известный французский археолог? и десятки других людей, специалистов или просто зрителей, <5ыли поражены загадочной Белой Дамой в ущелье Цисаб, нарисованной на скале в числе прочих фигур. Посмотрим на рисунки внимательнее. Маленькая скала, сохранившая изображения и привлекшая к себе столько внимания, всего около шести метров в длину и два в высоту. Нижняя часть сильно попорчена-толи золой от костров, толи близостью сырого грунта. Наиболее ясно виден центр, к краям композиция просматривается хуже. Увидев рисунок, А. Брей сразу задал себе вопрос: кто создал его, что он может означать? Вот его суждение.

Костюм Дамы удивительно похож на одежду девушек' 'матадоров" из дворца Миноса в Кноссе, раскопанного Эвансом в начале нашего века: короткая куртка и нечто вроде трико, прошитых позолоченными нитками. Похожи и головные уборы. Дама вся устремлена вперед. Основная линия движения намечена верхней частью тела и отставленной назад согнутой в колене ногой. По положению руки с луком можно судить о динамичности движения, сила же передана характерным положением лука. Ритмичность подчеркивается изображенной на заднем плане фигурой в танце. В одной руке у Дамы заряженный лук и еще три стрелы, а в другой – цветок (может быть, чаша?). Кносские девушки-' 'матадоры" пользовались большим почетом, их наряжали в лучшие одежды. Культ цветов отразился там на вазах и золотых украшениях, а они очень похожи на цветок, что несет Дама. У некоторых участников процессии можно видеть на руках короткие повязки с бахромой. Во время религиозных ритуалов в Кноссском дворце такие повязки завязывались сзади на шее – об этом свидетельствует критская керамика. (В первом томе огромного многокрасочного труда Эванса «Дворец Миноса в Кноссе» показаны образцы одежды – почти точные копии одежды Дамы.)

Благодаря развитому мореходству и удачному географическому положению Крит испытал воздействие других ^ цивилизаций. Как и у шумеров, страной правил вождь– . жрец. Под его руководством строили здания с куполообразными сводами, которые считают копиями ливийских сооружений. Возможно, из Ливии критяне заимствовали ; и некоторые похоронные обряды. Не мог не оказать вли– ^ яние на Крит и Египет, находящийся от него всего в нескольких сотнях километров… .

Все эти размышления А. Брея ведут к тому, что в кар– ^ тине на скале есть еще и древнеегипетские черты. Напри– ; :!

мер, он обращает внимание на ленту и бретельки на плечах, унизанные бусинками. И на фигуру человека с головой крокодила и с рогам?. И на зазубренный кол, который несет фигура, следующая за Дамой. «Крокодилочеловек» наводит ни более глубокие размышления, чем чисто внешние элементы сходства– одежда и оружие. В Древнем Египте он участвовал восновной части таинств, церемоний религиозного характера. Среди сопровождающих Даму «крокодилочеловек» – третья главная фигура. Для египтян он символизировал монстра на службе у Сета, бога зла и дальних стран, и культ его дошел до римских времен. В Египте его изображали обычно в двух цветах – черном и золотистом, он нес рога антилопы и пальмовую ветвь. И на нашем наскальном рисунке предплечья у «крокодилочеловека» черные, бедра желтые, а в руках он несет какие-то ветки…

Надписи в храмах рассказали, что жрецы бога солнца Ра совершали священнодействие, чтобы побороть крокодила. Для этой церемонии пресмыкающихся убивали и сжигали три раза в день. На рисунках отчетливо видны процессии жрецов-' 'гарпунеров", идущих на борьбу с Сетом. «Гарпунерами» их назвали потому, что они несут длинные предметы, похожие на гарпуны. Две богини с головами львиц направили вверх металлические копья. На одном из папирусов видна богиня с головой пресмыкающегося, тоже с острым предметом в руке. В этих деталях А. Брей усмотрел сходство с художественным ансамблем Белой Дамы.

Итак, люди и боги шли на борьбу против Сета с оружием типа гарпуна. Фигура сзади Дамы несет в руке странное оружие с треугольными зазубринами. Оно вполне может быть гар^пуном или длинным шестом, видным на многих египетских украшениях; его несут различные божества, зазубрины на нем означают годы жизни человека.

В последнее время Белую Даму стали все чаще и не без основания сравнивать с критской богиней Дианой. В «Золотом осле» Апулея есть такие строчки: "Единую владычицу, чтит меня под разнообразными видами вся Вселенная… Критские стрелки называют Дианой Диктинской… а богатые древней ученостью египтяне почитают меня как должно, называя меня настоящим именем – царственной Исидой ". На наскальном изображении рядом с Дамой можно видеть меднокожих лучников, и вполне вероятно, что Диана могла нести цветок, как это делает Дама, ведь в Египте был обычай класть цветок лотоса на алтарь богов. Эти мотивы прослеживаются в финикийском искусстве.

Однако если рисунок действительно изображает таинственную процессию, то почему она нарисована на скале в гроте, ще ее могут увидеть все? Но это можно понять. Диодор Сицилийский сообщает во "Всемирной истории^: «В Кноссе был закон^ по которому все таинства должны были быть видны всем и вещи, которые обычно сокрыты в тайне, должны были быть на всеобщем обозрении…»

Что можно добавить к этому? Пока всего несколько дополнительных предположений ученых. Если Дама – это Исида или Диана, то фигура позади нее может быть Осирисом, ее супругом. Юноша перед Дамой несет в руке миниатюрный лук. Участники процессий в Древнем Египте тоже несли луки, и их неизменно сопровождали журавли и аисты. На фреске в гроте есть и те и другие…

Несмотря на то, что другие фигуры лишь немного меньше Дамы^ она – в цейтре внимания. Такое «внимание» к ней, по мнению А. Брея, предполагает возможность портрета. Он считает, что картина – результат творчества художника, испытавшего на себе различные влияния (чего не скажешь о местной живописи, в большинстве случаев свободной от них). Значительное расстояние отделяет грот Дамы от девятнадцати других центров наскальной живописи этого района. Это свидетельствует о том, что мастер обособился, возможно не желая, чтобы ему мешали.

Мы ничего до сих пор не знаем о критских плаваниях в сторону южноафриканских берегов: черные невольники и скорлупа яиц страуса еще не доказательство дальних плаваний, однако благодаря морским течениям корабли могли свободно доплыть до земель, расположенных к югу от Замбези, а для более крепких судов было возможно дойти по Сомалийскому течению и до мыса Доброй Надежды.

Если это так, то местные жители мосли войти в-контакт с выходцами из Средиземноморья. Вполне вероятно, что в эти смелые плавания мореходы брали с собой девушек– ? «матадоров» из Кносса. Высаживаясь на берег, мореходы? довольные тем, что плавание складываете^ удачно, исполняли культовый танец, который и был изображен местным 3 художником. Уолфиш-Бей средиземйоморцы могли облю– ^ бовать как гавань. Древние кострища жителей найдены .? здесь у самой воды, так что пришельцам не надо было j ходить далеко за продовольствием. 1

Было бы заблуждением думать, что А. Брей остался д одинок в своей попытке провести такие смелые параллели. 1 Его поддержали многие другие ученые, поддержали и раз– ; вили дальше теорию появления рисунков в гроте. Вспом– ^ нили древний торговый путь от Нижнего Нила по дорогам ^ к западу от цепи Великих африканских озер на юг, память ^

о которых и сейчас хранят народы Уганды и Зимбабве. Североафриканские черты некоторых фрагментов ансамбля наводят на мысль, что какие-то североафриканцы, а не сами еншпше или критяне могли перенести на юг образчик древней культуры Средиземноморья, дополняв его элементами своей культуры.

Итак, мы познакомились с основными аргументами в пользу чужеземного происхождения наскального ансамбля Белой Дамы.

Однако изучение местной наскальной живописи продвигается очень быстро, и есть версия местного происхождения Дамы. Она не менее оригинальна.

И у самого А. Брея, и в трудах его последователей проскальзывают мысли о местных аналогиях: «В большинстве случаев у них шлемы и оружие типа, которого нет в Южной Африке, кроме района озера Ньяса и Северной Родезии» (Замбии; А. Брей); «Это поздний стиль изображения человеческих фигур, который наряду с Древним Египтом и Вавилоном широко представлен в Родезии» (Л. Фробениус). Подмечен также обычай критян и египтян изображать оба глаза даже в профильных фигурах, однако не так, как на рисунке из Брандберга. У фигуры, предшествующей «крокодилочеловеку», глаза изображены особым способом, неизвестным еще древним критянам и появившимся лишь в III веке до нашей эры на греческих вазах. Левая нога ч°рного человека под зеброй видна в уменьшении, как бы удалена в пространстве, то есть использован прием, незнакомый Европе до III века до нашей эры и распространившийся в основном в средневековье. В местной бушменской живописи все эти явления часты, даже избыточны. Ж. Маке, книга которого «Цивилизации Африки южнее Сахары» была переведена у нас в 1974 году? напоминает, что белый цвет считается ритуальным у многих народов банту и что «экзотические» предметы могут с успехом принадлежать местным культурам. «Шлемы» воинов, сопровождающих Даму, могут быть прическами или головными уборами предков гереро или овамбо. Этнографы повнимательнее присмотрелись и к лукам, нарисованным в гроте, и обнаружили подобные у матабеле, да и вообще у многих народов банту…

Может быть, разгадку действительно дают южноафриканские и прежде всего североафриканские наскальные рисунки? Сейчас в Брандберге живет народ горные дамара? в образе их жизни много североафриканских черт. Мы уже упоминали о продолжительном пути с севера на юг Африки – именно он приковал внимание исследователей. Происхождение горных дамара пока неясно, однако су-

ществует мнение, что они вместе с готтентотами и банту пришли из районов Верхнего Нила. Делались даже попытки сравнить их язык с древнеегипетским, и, надо сказать, не без результатов. Может быть, именно их приход в Южную Африку был запечатлен местным художником? Пути следования африканских народов на юг постепенно проясняются. Этнограф К. Кук сравнивал район изображения фигур со стеатопигией (утолщение ягодицы) и изображения курдючной овцы (разводимой только протоготтентотами) с расположением мест, наиболее пригодных для жизни этих племен. При наложении карт районы совпадали. Стал вырисовываться путь какого-то народа с севера вдоль Великих озер. Точных дат нет, племена приходили волнами. Единственным пока точным свидетельством этого «марша» остаются хадзапи, потомки древнего коренного населения, которые отстали от основной волны мигрантов на полпути с севера на юг-в Танзании.

А может быть все обстояло гораздо сложнее? Вот третий, пока последний предложенный учеными вариант разгадки тайны Белой Дамы.

Когда в Намибию пришли европейцы, то обнаружили там развитые скотоводческие народы банту. Они не рисовали на скалах. Не оставляли «автографов» и готтентоты. Зато этим славились бушмены, прилежно разрисовывавшие поверхность скал. Их живопись – явно результат какой-то древней традиции. Но чьей? Фигуры, запечатленные на скалах, самые различные. Ученые назвали изображенных людей протоготтентотами, бушменоидами и европеоидами. Опять европеоиды? Да, но не критяне, финикийцы или египтяне, а «капсийцы» (назовем цх так условно), древнейшее население Северной Африки. Кое-кто из ученых считает, что в свое время они переправились в Испанию, оставив повсюду прекрасные образцы наскальной живописи. И родилась гипотеза. Раз эти «капсийцы» ; были такими мобильными, то почему бы не предположить? что они пошли не только на север, но и на юг вслед за другими племенами, которые, говоря языком ученых, обладали иным набором расовых признаков? На юге Африки ^ они с этими племенами смешались и дали начало новым антропологическим типам, новым археологическим культурам – смитфилдской и уилтонской. Осталось выяснить? с кем могли вступить в контакт «капсийцы». Видимо, с предками бушменов и готтентотов, пришедшими сюда раньше их: они легко распознаются на рисунках по стеа– ; топигии. ^

Теперь нужно выяснить, как родилось название «Белая ^ Дама». В палеолитических ритуально-магических компо– ;;

зициях сочетаются три образа – женщина, зверь и охотник. До наших дней дошел древний охотничий миф о Повелительнице зверей, приносящей охотникам счастье при одной лишь встрече с ней, 42 процента палеолитических рисунков, найденных на территории нашей страны, изображают женщин, 30 процентов – животных, а 14,2 процента – антропоморфные фигурки (предположительно изображающие охотников). Выходит, что изображенная в сцене охоты в Брандберге Белая Дама – закономерный «продукт» верхнего палеолита.

Но почему она так похожа на критскую богиню? Есть ответ и на этот вопрос. Доказано, что с наступлением неолита культурные традиции верхнего палеолита не исчезли. Хотя охота в большинстве обществ уже потеряла свою главенствующую хозяйственную функцию, ее отголоски? духовный и практический опыт вошли в ритуалы и мифы скотоводов и земледельцев, то есть «перешагнули» в неолит. Когда Сахара начала высыхать, «капсийцы» отошли к Средиземному морю и Нилу, и их «повелительницы» зошли в пантеоны богов складывавшихся классовых обществ Египта и Крита. Отсюда и сходство Белой Дамы с изображениями критской Дианы-охотницы. Но это опять предположение. Пока что настаивать на чем-то определенном, раз и навсегда верном нельзя: современный уровень знаний пока не позволяет делать этого.

И еще одна версия. Она принадлежит Дж. Хардингу? ученому из Центра медицинской экологии в Йоханнесбурге.

У бушменов, как у всех народов, лишенных письменности, информация передается из уст в уста; но такая изустная информация в процессе ее передачи от поколения к поколению неизбежно искажается, в большей или меньшей степени меняет свое значение, перепутывается или вовсе теряется, размышляет Хардинг. А когда разные народы живут в достаточной близости, как бушмены и овамбо, несомненно, происходит некая диффузия, перемешивание этой изустной информации. И почему бы не признать, что племенные предания и традиции, также, как и верования, также могут сливаться и смешиваться? А Хардинг полагает, что во всех противоречивых наскальных рисунках, таких, например, как Белая Дама, имеет место как это смешивание, и это ни что иное как искаженные? а также утраченные воспоминания о традициях и событиях. В свое время Хардингу удалось исполнить давнее желание и в сопровождении сотрудников музея Винхука посетить Даму в ее собственном обиталище и поближе с ней познакомиться. Это «близкое знакомство» укрепило археолог в его концепции. Оя зафиксировал все характерные черты рисунка и сравнил с описанием аббата ^рейя, а также с описание племен и племенных обычаев жителей Юго-Западной Африки.

Коща Хардинг увидел оригинал Бблой Дамы, сам рисунок значительно выцвел и черты лица (какого бы происхождения они ни были), которые, возможно, ранее и были хорошо различимы, оказалось уже трудно разглядеть. Напротив, Брейева копия рисунка передает отчетливые европейские черты. Он пишет: «Ее лицо – четкого быраженбого лучшего средиземноморского типа, с прямым JHOCO^». Однако Хардинг предполагает, что белая линия? рт^ргливо выраженная на его репродукции и интерпретированная этим ученым как линия «прямого носа», на самом ^еле-нитка белых бус, которые еще и до сих пор ^осят на лице бушменские женщины. В доказательство этОго можно процитировать статью Л. Фурье «Бушмены Ю&р-3ападрой Африки», ще дана фотография женщины племени нарон в церемониальной одежде. Нитка бус из .(зкорлупы.яиц страуса прикреплена к ее головному укра^ шенЬю и свисает между глазами, по переносице и доходит до верхней губы. Такое украшение (особенно если смотреть в профиль, тоща оно выглядит прямой линией) определенно скрывает бушменскую форму носа, и может породить данную интерпретацию рисунка – то есть что ною Дамы прямой и вполне европейский…

«На голове Белой Дамы, – пишет Брей, – мы видим малинового цвета головное украшение, унизанное белыми бусинами; оно заканчивается на затылке, ще скреплено трем^ обшитыми белыми бусинами фестонами». Хардинг же увидел рыжеволосую женщину, с прической, украшенжюй Ьбтками белых бус. Он вновь обращается к статье Фурье и находит там описание того, как украшали волосы ^бушменской девушки при обряде инициации: «На волосы девушки наносилась „габ“ – смесь красного цвета, при»^овлеиная из растертой в порошок коры дерева и подаренных и так^е растертых в порошок жиросодержащих з^дмеи дерева «эроб». Далее, на его фотографии женщины ; цлемени нарон показано головное украшенАе из ниток бе– : ^ы^бус, которые, свисая с головы, могли создать на ри– . (унке впечатление головного убора «с фестонами». ^ Рби^°волосая женщина, украшенная свисающими нитями ' белых бус из скорлупы яиц страуса на фотографиях, еде– j данных Фурье, таким образом, кажется поразительно по– ^ "хоя^ей^арисунокБелойДамы. j

В расположении остальных украшений, носимых нат^– ле, можно также провести сравнение мех^у^амой йб^А^ менскими женщинами в цер^^^^лЬн^.нар^де^.".;.^'

Что же касается описанный Аббатом касин с красными кантами", которые дос^х пор^ож^о увидеть на наскальном рисунке, то они показались Xzkp– дингу пораэите.Аьно похожими Иасамодельныб савДаи4и^ из кожи (либо, как выглядит их сегодняшний варИаНт,и^ полосок, вырезанных из старых пбкрышек^, коФЫры°дб сих пор делАют и носят ка^бу11Ы°ны,так1:ябком)1)]^& банту. В этом отношении интересно сделанное ВеддероК* описание обуви, которую носят горные дамара" В прежние времена эти племена «-чернокожие люди невысокого рб^ ста– жили в горах Ауси Эронго.на плато .Отджей^А на Брандберге. Ведд°р пишет: „Как мужчины, 'тaки^'ж^!p“^ щины носят сандалии… Сандали^выдах@гсяЖуСнередЖБ<и сзади. Они закреплены на щиколотке завязкой, вторая за»: вязка проходит в отверстие между большим и вторым пала^ цем ступени и прикрепляется к завязке нащико^о^кс,. чтобы сандалии не спадали с ноги". Эта ;обувЬ похожа; на то, что надето на ноги Дамы. . ; ^

Хардинг также усомняется в том, что.поописацик) Брейя, на Даме надеты «узкие телесно-розового Ь.в°т^ шт^ны» – поскольку цвет этот поразительным образов совпадаете окрасом Изображенного под ней животного; Возможно, это говорит лишь о вольном обрап%бниис&Ц1^ том, которое позволил себе художник, диоо о том, что (^ не отмыл «кисть» 07 красной краски, коща начал рисовать белое животное (вероятность изображения белого жИ^Ь– тного куда выше, чем розового!), либо, что также возмог но, художник изобразил человека, покрытого для какой-то церемонии белой краской. '

Теперь такой вопрос – кто те люди, что изображен^ на наскальном рисунке в Брандберге? – '? ' ^ ^ ' « 4 ;^ В процессии, сопровождающей Д^му,изобрДж°Нь1^1МУ? меньшей мере два различных типа людей; Хардинг предя полагает, что это – бушмены и овамбо.все ещенасеяя» ющие северную и северо-восточную части Юго-Западно^ Африки. .. .^ ./'. .,..-, .,…^.ё При тщательном изучении рисунка видно двАразлисч^ ных типа стрел. Как ова^бо,та^игорнцедамар^,вкуп^ с готтентотами делали наконечники стрел и^ производит мого ими железа. Что касается саьюйперомцы Да]мы^:.тр^' можно различить в общей сложности три стрель;, дв^д левой руке и одну в луке, в то времй как Брей у^в°рждаегг? что «…в ее левой руке… три бел^х стрелы, час^ь их Окрашена красным»; и "одна большего размера стрела в на^

тянутом луке", что в сумме дает четыре стрелы. Исследователь видел эти стрелы лично и описал их в моем блокноте следующим образом: а) сами стрелы белые; б) листообразные головки стрел – красные, обАеденные белым; в) между древком и наконечником каждой стрелы есть красная часть (толще, чем само древко), которая может изображать клей или перевязь, которой крепится наконечник стрелы.

Эти детали, если наблюдатель нечетко их разглядел? могут создать впечатление, что в левой руке Белой Дамы находятся более чем две стрелы: но, возможно, гораздо большее значение, чем количество стрел, которые она дбржит, имеет группа из шести других стрел, отстоящих отдельно от основного рисунка, и потому, видимо, не замеченных аббатом Брейем, которые обнаружены в другом месте поверхности скалы. Эти стрелы – совсем другой формы. Белые древки оперены (оцерение красное), в то время как белый наконечник заточен на конус и выглядит более острым, чем те, что держит Дама – они показались Хардингу сходными с готтентотским типом стрел, описанным Шаперой в книге «На^д койсан Южной Африки». Оба типа наконечников стрел, скорее всего, сделаны из металла.

Что же изображено на рисунке? Этот вопрос, на который Асы уже пытались ответить, волнует и Хардинга. Он не видит в нем ничего экзотического: покрытое белой краской лицо или тело на этом рисунке никоща не навевало у него мыслей, что там изображен белокожий человек – для него это всеща была прокрытая белой краской фигура участницы церемонии инициаций, либо какой-либо иной церемонии, характерной для племенной жизни. Но сам рисунок, взятый в совокупности всех фшур, может иметь некий магическо-религиозный смысл, потому что ничем иным нельзя объяснить определенные аномалии, которые действительно видны в центральной его фюуре. Например, женский характер одеяния (особенно головного убора) – как противопоставление сугубо мужским характеристикам – например, оружию, которое несет фшура. Магико-религиозный характер усиливается и присутствием фигур, напоминающих фигуры колдунов в черном одеянии. Известно, что овамбо, представители банту, находились под сильноым влиянием черной магии. Более того? овамбо и бушмены Юго-Западной Африки, вступая в контакт друг с другом, часто заимствовали элементы верований.

Ч^ Хан в своей книге «Местбые племена Юго-Западной ' Африки» дает очень интересное описание "священного ог-

ня" овамбо, которым они пользовались в своих боевых действиях, и именно это обращает на себя особое внимание при интерпретации фрески. Хан отмечает, что во время боевых действий, когда мужчины отправлялись на поле брани, вождя племени – ему не разрешалось покидать района обитания своего племени – представлял облеченный его доверием руководитель, который и вел соплеменников в бой. Его называли «омулики вита», – «представитель вождя в войне». Боевой отряд также сопровождал «член традиционной военной семьи» – «очамбати во шикуни»: его задачей было нести раскаленные угли от священного племенного костра и не давать им угаснуть, чтобы разжигать костер в военном лагере. «Омулики вита, – пишет Хан, – то есть представитель вождя, который не должен принимать участия в бою, не вооружен, в отличие от других командиров отрядов, и имеет при себе только лук и несколько стрел, одну большую дубивоку кирри и две маленьких палочки величиной со свинцовый карандаш». Эти две маленьких палочки называются «омсиндило»: они поджигаются от священного костра, и, пока тлеют, «омулики вита» размахивают ими над солдатами? «чтобы они были невидимы для врага». «По пути с поля брани, – продолжает Хан, – „омулики вита“ ослабляют натяжение лука до такой степени, чтобы из него нельзя было пустить стрелу». Эта процедура была направлена на то, чтобы ослабить вражеские луки и сделать их бесполезными.

Таким образом, похоже, объясняется «невоинский» характер оружия, которое несет Дама: ослабленный лук и несколько свободно зажатых в руке стрел, предполагают сильное влияние народа овамбо в росписи горы Брандберг. Можно предположить, что в другой руке Дама держит тлеющую палочку, а не цветок или чашу из скорлупы яйца страуса, как утверждает аббат Брей. Продолжая ту же линию, разве нельзя предположить, что «пять белых наконечников стрел. ^ засунутых за ручную перевязь», как описывает их французский археолог, хотя они никак не напоминают наконечники стрел, изображенных на рисунке, – это запас тех самых палочек, которых зажигает одна от другой, в то время, как одна горящая находится в руке? И разве тоща сама фреска в целом не может запечатлеть триумфальное возвращение с поля боя в стиле древних овамбо? Да, все-таки возвращение, а непоход в бой, поскольку лица тех, кто повернут к основной группе, выражают приветствие, это – встречающие.

Из двадцати семи изображенных на фреске человеческих фигур вооружены только девять, невооружеиные фи-

гуры могут, таким образом, представлять собой пленников. А основная группа вооруженных бойцов, по Хану, двигается не так быстро, чтобы предотвратить возможную атаку со спины. /

Бушменские черты основной фигуры могут, конечно? быть использованы в качестве архумента против такой? «проовамбовской», интерпретации, но, как мы уже упоминали, связи между бушменами и овамбо были в давние времена очень сильны, и это могло быть отражено и в рисунке. Более того, в прошлом овамбо использовали бушменов как палачей, следовательно, почему бы им тоща не использовать их в качестве воинов, даже, возможно? не вручать им статус «омулики вита», что, возможно, и отражебо во фреске – в фигуре Белой Дамы.

Несомнеисно, Хардинг дал ученым ключ к дальнейшим поискам. Окончательное решение вопроса надо искать в древней истории Южной Африки, в этнографии ее племен. А может быть, все же в истории древнего Средиземноморья?

Л. и С. ДЕМКИНЫ. У ИСТОКОВ

СЕНСАЦИИ

В последнее время на нас обрушилась лавина информации о НЛО, встречах с инопланетяиами, астральных контактах с внеземным резумом. Количество фактов настолько огромно, что даже завзятые скептики, еще недавно с усмешкой отбрасывавшие «все эти сказки», теперь вынуждены признать, что «дыма без огня не бывает» и «в этом что-то есть». Сторонники же гипотезы многовековой истории посещения Земли представителями иных миров даходат все новые и новые, порой весьма неожиданные, доказательства таких визитов. К их числу они, например, относят прямо-таки фантастические способности японских ниндзя, феномен «хождения по огню» и даже… непревзойденного американского фокусника Гарри Гудини. . «Но позвольте, причем здесь инопланетяне?» – спросите вы. Да при том, считают сторонники гипотезы «визитов», что все три, казалось бы, совершенно разнородные проявления поразительных возможностей человека уходят корнями в когда-то имевшие место его контакты с посланцами инопланетных цивилизаций. Именно они не только открыли ему секреты мобилизации скрытых ресурсов организма, но и передали частицы своего безграничного физиологического могущества.

Предоставляем читателям самим судить, насколько правомерна подобная гипотеза.


ВЕЛИКИЙ ВОЛШЕБНИК

При жизни его называли «величайшим иллюзионистом всех времен и народов» и «повелителем духов», «королем магов» и «человеком, творящим чудеса». Молва утверждала, что секреты поражавших воображение трюков юному Гудини передал умирающий старик факир, когда девятилетним мальчишкой Гарри убежал из дому и странствовал по Штатам с бродячим цирком. Среди современников Гарри Гудини было немало и таких, кто искренне верил, что он прибегает к помощи сверхъестественных сил.

Да и как могло быть иначе, если на глазах изумленных зрителей этот человек в считанные секунды вскрывал самые сложные сейфы; выбирался из смирительной рубашки, наглухо зашитого мешка и даже запертого сундука? сброшенного в воду; выходил на свет божий из тюремных камер и глубокой могилы. Тридцать с лишним лет Гудини поражал воображение тысяч лхбдей во многих странах мира, делая на сцене, казалось бы, абсолютно невозможное.

Слава Гарри Гудини была настолько громкой, что в обиходе американцев поярился даже глагол «гудинайз»? означающий "умение выпутаться из трудного положе-

ния". А «колдовских дел» метры, не верящие в чудеса и вмешательство сверхъестественных сил, тщетно старались разгадать секреты знаменитого иллюзиониста. Действительно ли он совершает подвиги, демонстрируя неисчерпаемые возможности человеческого тела и духа, или же его эффектные номера лишь ловкая мистификация? Догадкам и логическим построениям не было числа, но бесспорные объяснения в большинстве случаев дать так никому и не удалось.

Некрторым утешением, правда, могло служить то, что в день столетия со дня его рождения – 6 апреля 1974 года – должно быть вскрыто завещание Г^дини, и если не его современники, то хотя бы потомки узнают, на чем же все-таки основывались поразительные трюки.

Шли годы, и по мере приближения долгожданной даты рос ажиотаж вокруг имени Гудини. Газетчики на все лады гадали, какой из старинных нотариальных контор НьюЙорка благодаря ему будет бесплатно обеспечена отличная реклама (при жизни Гудини так и не открыл этого секрета). Специалисты циркового искусства заключили пари? кто биряже подошел к разгадке его трюков. Широкая публика с нетерпением ждала сенсационного путешествия в мир иллюзионных чудес.

И вот наступило 6 апреля. Репортеры еще накануне обзвонили все мало-мальски подходящие нотариальные конторы; но, увы, безрезультатно. Оставалось ждать, пока хранитель завещания не объявится сам. Во всяком случае? во многих газетах на первых полосах было оставлено место для экстренного сообщения. Минуло утро, затем полдень? наступил вечер, однако в лежащих на талерах сверстанных полосах на месте сенсационных репортажей по-црежнему зияли дыры. К величайшему разочарованию поклонников мира таинств и иллюзий, ни на следующий день, ни позже завещание так и не обнаружилось, ибо, как показало проведенное журналистами расследование, его просто не существовало. «Что ж, Гудини еще раз продемонстрировал свое неподражаемое мастерство мистификатора, – подвел итог журнал „Аргоси“. – Даже спустя почти полвека после смерти (Гудини скончался 31 октября 1926 года) он пре поднес нам свой последний трюк».

Ну а тайны Гарри Гудини? Неужели он унес их ссобо^ навсеща? Не будем спешить с однозначным ответом. То? что при жизни Гудини не было известно публике и ставило в тупик специалистов, знали близкие ему люди. В их более поздних воспоминаниях можно найти много любопытного)? что проливает свет на профессиональные секреты знаме нитого иллюзиониста.

Эрих Вейс – таково настоящее имя Гарри Гудини – родился в маленьком американском городке Аплтон в штате Висконсин в семье венгерского эмигранта. Какого-либо конгакта с ведьмами, привидениями и прочими потусторонними силами его набожные родители не поддерживали? так что своим искусством по части черной и белой магии будущий Гудини обязан лишь собственным прирожденным талантам. Еще в раннем детстве Эрих проявлял необыкновенную любознательность, постоянно приставая к взрослым с вопросом: «А что там внутри?» Вслед за имевшимися в доме игрушками объектом его самостоятельных исследований стали вещи посложнее, например, часы, которые он быстро научился разбирать и собирать, причем? что самое удивительное, они ходили. Поскольку же маленький Эрих был сластенойу а конфеты и домашнее пе– ; ч°нье у Вейсов хранилось в запертом буфете, мальчик приступил к освоению его замков и добился поразительных для своего возраста успехов: хотя отец менял запоры, сладости продолжали исчезать.

Впрочем, как позднее вспоминал Гудини, дело было не столько в лакомствах, сколько в восхищении братьев и сестер. Коща ^е маленьким зрителям надоели дамки? он перешел кфокусам с монетами, картами, лентами. Добрые факиры из легенд, щедро делившиеся своими секретами с мальчишками, в прошлом веке уже перевелись, и поэтому Эриху приходилось полагаться прежде всего на собственную смекалку и наблюдательность. Благо и того и другого ему было не занимать. Кстати, не по годам сообразительный мальчуган вовсе не собирался удирать из дома, чтобы постичь тайны циркового искусства. Но зато он не пропускал ни одного представления заезжавших в Аплтон бродячих цирков. Пробравшись как можно ближе к арене, мальчик не спускал глаз с очередного иллюзиониста, стараясь понять, каким образом тот ухитряется доставать из «волшебного» цилиндра массу различных предметов или в считанные секунды освобождаться от туго стягивающих его веревок. Через год-другой он разбирался в этих в общем-то не таких уж мудреных трюках ничуть не^уже виденных в цирке профессионалов. И все-таки дебют будущего Гудини никогда не состоялся бы в столь юном возрасте, если бы помимо природной ловкости и соббразцтельностион не отличался поразительными для своих лет настойчивостью и терпением. Эрих мог часами, день за днем отрабатывать какой-нибудь трюк, пока тот не получался у него без сучка и задоринки. И только после этого показывал его сверстникам. Когда Эриху Вейсу исполнилось девять лет, в его жизни произошло знаменательное событие. В Аплтон приехал передвижной цирк Джэка Хефлера, и маленькие поклонники чуть ли не силком заставили своего кумира предложить услуги в качестве артиста. Проба прошла удачно, причем хозяину цирка больше всего понравился оригинальный номер, придуманный самим Эрихом: подвешенный за ноги мальчик ухитрялся собрать рассыпанные на арене булавки с помощью бровей и ресниц. Правда, когда через несколько дней цирк покинул город, Хефтер и не додумал предложить ему остаться в труппе. Но Эрих уже твердо решил? что отныне его судьба навсегда связана с яркими огнями? шумными аплодисментами публики и радостным волнением перед выходом на арену.

Второй вывод, который сделал для себя мальчик после мимолетного знакомстйа с профессиональным цирком? был не так-то просто осуществим: чтобы добиться успеха? нужно работать, работать и еще раз работать, подчинив все одной цели – совершенствованию мастерства. И Эрих Вейс – Гарри Гудини следовал этому правилу с таким рвением, что близкие – кто с восхищением, кто с осуждением – считали его одержимым. Судите сами. В одиннадцать лет он бросил школу ради будущих выступлений б цирке. Прежде всего Эрих решил всерьез заняться своим первым детским увлечением – замками. Те, что были в домах его знакомых или продавались в лавках, давно уже перестали интбресовать мальчика. Ему хотелось познать принципы устройства замков вообще, конечно же, чтобы потом использовать это в своих трюках. Он поступает учеником в слесарную мастерскую. Через несколько месяцев Эрих не только сравнялся в мастерстве со своим учителем? но и обогнал его, придумав, как сделать из кусочка проволоки отмычку, открывающую любые замки.

Замки замками, однако подросток не забывал и о других обязательных атрибутах профессии фокусника – трюках с картами, лентами и т.п. Но больше всего времени он уделял физической тренировке: развивал гибкость суставов, «качал» мускулы, вырабатывал выносливость. В шестнадцать лет Эрих купил у букиниста толстенный растрепанный том под названием «Мемуары Роберта Гудина, посла, писателя и мага, написанные им самим». На целые месяцы он стал для Вейса своего рода библией, которую он читал и перечитывал, постигая тайны магов и факиров. Насколько юноша увлекся «великим Робертом», говорит хотя бы то, что он выбрал фамилию Гудина в качестве своего сценического имени, прибавив к ней одну лишь букву "и" да заменив имя на Гарри. Первые шаги Гарри Гудини в цирковом мире были весьма скромными. Вместе с младшим братом Теодором он выступал с бродячими труппами на провинциальных ярмарках, выставках, благотворительных вечерах, а кульминацией их номера «Братья Гудини – освобождение от оков» был трюк с деревянным ящиком, имевшим выдвижную доску. Во время одного из представлений Эрих Вейс познакомился с совсем еще юной девицей Беатрисой Ранер, нечаянно пролив половину содержимого «волшебной чаши» ей на платье. После того как девушка благосклонно приняла смущенные извинения начинающего фокусника, а потом и сшитое его матерью платье – в качестве компенсации за причиненный ущерб, она вскоре стала его женой и на долгие годы постоянной ассистенткой. Единственное, что омрачало счастье юной пары, так это постоянное безденежье. Хотя Гарри Гудини случалось выступал до двадцати раз в день, а по ночам он часами выдумывал и репетировал новые фокусы, супруги едва сводили концы с концами. Дело дошло до того, что, будучи на гастролях в Чикаго, Гудини обошел редакции нескольких газет, предлагая за двадцать долларов раскрыть секрет своего освобождения от наручников и веревок. Увы, желающих заключить сделку не нашлось.

Как это ни парадоксально, именно неудача подала Гудини идею, осуществление которой стало первым шагом на его пути к славе. «Газетам нужна сенсация, а не просто объяснение фокусов, пусгь даже эффектных», – справедливо решил он. Друзья устроили ему знакомство с шефом чикагских детективов Энди Роуаном. После этого Гудини вместе с женой дважды приходил к нему с визитами вежливости в городскую тюрьму. Пока Бесси развлекала светскими разговорами веселого толстяка Роуана, ее муж сумел незаметно познакомиться с тюремными замками. Третий визит Гудини нанес в сопровождении репортеров и фотографов, которым он пробещал продемонстрировать «невозможное»: будучи закованным в наручники, освободиться от них и выйти из запертой тюремной камеры. Удивленный появлением газетчиков, Энди Роуан тем не менее сразу же смекнул, какую выгоду сулит ему предложение фокусника, и охотно принял вызов. Гудини надели наручники и заперли в самой надежной камере. Прошло несколько минут, и он, как ни в чем не бывало появился в кабинете шефа детективов. Однако там его ждало разочарование. Пока иллюзионист отсутствовал, репортеры узнали о его предыдущих посещениях тюрьмы и решили, что он просто заранее ухитрился сделать слепок с ключей или замка. Гудини был не на шутку расстроен провалом своего замысла, но решил не сдаваться. Чтобы убедить скептиков репортеров он предложил повторить «волшебное освобождение от оков» с более трудными условиями. Предварительно Гудини должны были раздеть донага, тщательно осмотреть да еще наложить на рот холщевую повязку. Такой трюк действительно должен был стать сенсацией и поэтому было решено повторить эксперимент, заперев к тому же его одежду в другую камеру. На сей раз иллюзиониста ждал настоящий триумф: репортеры и сам Роуан были поражены и не могли найти объясненияя только что увиденному собственными глазами. Гудини вошел в кабинет полностью одетым, причем не из тюремного коридора, а из двери, ведушей к уличному входу. На следующий день газеты были полны описанмй невероятного «волшебства», продемонстрированного магом.

В последующем за долгие годы своих выступлений знаменитый иллюзионист проделывал этот трюк с освобождением во всех главных тюрьмах Штатов и Европы. В К^рдищтон°, ще его посадили в камеру убийцы йрезидента 1^арфилда,"он не просто вышел из нее, но и сумел поменять местами всех заключенных в соседних камерах. В 1908 году во время гастролей в России Гарри Гудини без всяких затруднений справился с замками в Бутырской тюрьме. Надо сказать, что эксперты в области циркового искусстба в общих чертах смогли разобраться, на чем строились трюки Гудини со всевозможными освобождениями. Во-первых, иллюзионист прекрасно знал конструкции pазличныx замков и запоров да к тому же изобрел миниатюрные отмычки, которые научился искусно скрывать на теле. Во-вторых, путем постоянных специальных тренировок он добился того, что мог делать со своим телом все или почти все, что ему заблагорассудится: складываться пополам, значительно увеличивать или уменьшать объем грудной клетки, смещать кости в суставах.

За всей кажущейся легкостью исполнения труднейшего трюка, для непосвященного действительно граничившей с волшебством, стояли бесконечные, утомнтельные тренировки. Друзья семьи Гудини позднее рассказывали, что даже в часы отдыха во время оживленной беседы он доставал из кармана колоду карт и принимался проделывать всевозможные хитроумные манипуляции. Ни на секунду не выключаясь из общего разговора и ни разу ве взглянув на пальцы, иллюзионист заставлял появляться или исчезать заказанные карты, а тщательно перетасованную колоду – расположиться в нужном порядке. В других случаях он брал шнурок, делал на нем множество замысловатых узлов и бросал на пол. Потом не заметнр снимал туфли и носки, конечно же, без помощи рук, и начинал пальцами ног развязывать и завязывать их. «Можно было подумать, что его руки и ноги – мыслящие существа, которые обладают собственной волей и эрением», – вспоминал очевидец тренировок Гудини.

И все-таки сам знаменитый иллюзионист по-иному расценивал секрет своих удивительных трюков: «Во всех случаях главное для меня победитьс трах, – говорил он. – Неважно, раздевают ли меня донага и заковываают в кандалы, помещают ли в надежно запертый ящик и бросают в воду или заживо хоронят в могиле, я должен сохранять аосолютное спокойствие и самообладание. При этом мне приходится работать буквально молниеносной с величайшей точностью. Если я хоть на секунду поддамся панике, то погибну».

Гарри Гудини признавался жене и друзьям, что дважды был на пороге смерти и спасся только потому, что не терял присутствия духа. Первый случай произошел в Детройте, ще по своей всещадней традиции иллюзионист должен был устроить общедоступное рекламное представление перед началом гастролей – броситься с моста в реку в наручниках и под водой освободиться от них. Однако на сей раз случилось непредвиденное. Утром Гудини разбудил встревоженный директор цирка и сообщил? что выступление придется отменить, так как река покрылась довольно толстым слоем льда.

– Ну и что? – с раздражением ответил иллюзионист. – Неужели так трудно найти людей проделать прорубь? Ведь нельзя же обманывать публику…

В назначенное время Гудини появился на мосту, разделся до трусов и позволил местным полицейским надеть наручники. Перекинувшись шутливыми фразами с собравшимися журналистами, он приветственно помахал скованными руками тысячам зрителей, толпившимся на набережных? и спокойно прыгнул в дымящуюся на морозе воду.

Обычно в таких случаях он появлялся на поверхности через ка-

кую-нибудь минуту. Но тут прошла минута, вторая? третья, а в проруби никого не было. К концу четвертой минуты полицейский врач и его коллеги, осматривавшие иллюзиониста перед началом представления, единодушно пришли к выводу, что, по-видимому, тот совершил какую-то ошибку и наверняка погиб. Присутствовавшие при этом репортеры бросились к телефонам, чтобы сообщить в редакции сенсационную новость о последнем, смертельном трюке «короля магов».

Между тем внимательный наблюдатель, если бы его взгляд не был прикован к злополучной проруби, мог бы заметить, что среди толпы зевак неподалеку от нее один человек вел себя довольно странно. По истечении трех минут после прыжка ГУдини он вытащил из-под пальто моток веревки и лихорадочно пытался замерзшими пальцами привязать ее конец к решетке парапета. Через четыре минуты ему это удалось. Человек ловко метнул моток в прорубь и стал стаскивать с себя одежду, явно намереваясь нырнутб и вытащить тело утопленника. Однако, прежде чем он успел броситься в студеную воду, над поверхностью вынырнула голова Гудини, а в следующий момент с помощью веревки он уже выбрался на лед. На глазах тысяч людей произошло невероятное: Гарри Гудини пробыл под водой целых восемь минут без всякого специального снаряжения и остался жив. Естественно, после этого многие пришли к выводу, что дело не обошлось без вмешательства сверхъестественных сил.

Что же произошло в действительности? Как удалось Гудини вернуться чуть ли не с того света?

Путем длительных тренировок Гудини выработал способность задерживать дыхание приблизительно на три минуты – вполне достаточно, чтобы при его мастерстве освободиться от любых пут или наручников. Кроме того? как и всегда, среди зрителей находился опытный ныряльщик, который должен был прийти на помощь, если иллюзионист не покажется на поверхности через три минуты. Однако непредвиденный фактор – онемевшие от холода пальцы ассистента – чуть не оказался роковым. И хотя это промедление окончательно и вне всякого сомнения, в глазах непосвященных, подтвердило наличие у Гарри Гудини сверхчеловеческих возможностей, на самом деле иллюзионисту пришлось бороться со смертью буквально на грани невозможного.

«Я опустился на дно и, как обычно, быстро освободился от наручников, – рассказывал он по возвращении жене? которая в тот день из-за высокой температуры осталась в гостинице. – Видимо, я неправильно рассчитал скорость течения, потому что, коща всплыл, над головой оказался сплошной лед – меня сильно снесло. Я опять опустился на дно и попытался разглядеть светлое пятно проруби наверху. Никакого результата. Я немного проплыл и вновь посмотрел над собой: проклятая дыра исчезла, словно вдруг ее сковал лед. Минуты через три я почувствовал? что начинаю задыхаться. И тут меня осенило. Я постарался как можно медленнее подняться к нижней кромке льда. Так оно и оказалось, как я надеялся: между водой и льдом был тоненький слой воздуха– не больше половины дюйма толщиной. Лежа на спине и осторожно приподняв ноздри над водой, я все же мог дышать. Я еще немного поплавал в поисках проруби, но не обнаружил ее. Там вообще ничего не было видно, да и холод начинал давать себя знать. Но? по крайней мере, я мог дышать, а значит, оставалась и надежда. Прошел, наверное, целый час, коща, скосив глаза, я увидел сбоку и впереди какую-то расплывчатую, извивающуюся змею. Ура! Веревка! Посмотрела бы ты, как я рванулся к ней. Ну а потом прямехонько к тебе».

Второй случай был не менее драматичным. В течение многих лет непревзойденный иллюзионист не переставал изобретать и совершенствовать свои трюки, многие из которых бросали вызов не только человеческой фантазии? но и здравому смыслу. Казалось, он специально ищет самые немыслимые препятствия лишь ради того, чтобы преодолеть их. Так, во время гастролей в Лос-Анджелесе ему предложили пари на то, что он не сможет выбраться из могилы с шестифутовой глубины, опять-таки будучи закованным в наручники. Гудини принял вызов, поставив одно условие: сначала его должны «захоронить» на глубину фута, потом двух и так далее.

Первоначально все шло хорошо, хотя, по признанию иллюзиониста, выбираться из четырех– и пятифутовых могил, вырытых в песчаной почве, было не так-то просто. Противная сторона признала себя побежденной и предложила отказаться от финала. Но «король магов» и слышать не хотел об этом.

Гарри Гудини в наручниках опустили в шестифутовую яму и засыпали ее. И тут ьпервые за долгую карьеру циркового «волшебника» им овладела паника, которая чуть не стоила жизни. Страшные видения на какие-то считанные мгновения парализовали его волю, в то время как легкие отдавали организму драгоценные частицы кислорода. Нечеловеческим усилием Гудини заставил себя очнуться? освободиться от наручников и начать осторожно разгребать песок – вбок и под спину. Увы, по мере того как проходили секунды, стали убывать даже его феноменаль-

ные силы. Как признался он потом жене, это чуть было не заставило совершить вторую, роковую ошибку: Гудини попытался позвать на помощь находившихся на поверхности, теряя последние остатки воздуха в легких и едва не забив рот и нос песком. В конце концов скорее инстинкт? чем разум, подсказал путь к спасению: подобно кроту, осторожно, дюйм за дюймом копать туннель к поверхности. Когда Гудини выбрался из могилы, он был настолько обессилен, что не смог даже встать на ноги.

В 1926 году Гарри Гудиви начал подготовку к небывалому трюку. Он намеревался на глазах зрителей дать вморозить себя в глыбу льда, а потом без посторонней помощи и без всяких инструментов освободиться из ледяного плена. В октябре, будучи на гастролях в Монреале, иллюзионист выступил в местном университете с лекцией? в которой разоблачал шарлатанов-спиритов. Во время перерыва перед началом представления он прошел в отведенную ему комнату и прилег на диван немного отдохнуть? просматривая поступившие из зала записки. В этот момент к нему явились трое студентов, горевших желанием лично познакомиться с «королем магов». Их интересовало, есть ли предел человеческим возможностям и, в частности? правда ли то, что сам Гудини может переносить сильнейшие удары без всяких отрицательных последствий. Иллюзионист подтвердил это, добавив, что в таких случаях он должен заранее соответствующим образом подготовиться, и продолжал читать записки, не обращая внимания на студентов.

Внезапно один из студентов вскочил и стал изо всех сил бить лежащего Гудини кулаком в живот. После четвертого удара Гарри жестом остановил его. Поговорив еще немного, студенты ушли. Гудини хотел было вернуться к запискам, но вдруг почувствовал острую боль в области живота. Несколько минут он массировал и разминал мускулы, а затем отправился на сцену. Ночью боли возобновились, но Гудини на следующий день все же дал дневное и вечернее представления, хотя в перерывах лежал пластом на кушетке у себя в артистической уборной? обливаясь холодным потом. Вечером в поезде, который мчал ею в Детройт, Гарри Гудини почувствовал себя так плохо, что обеспокоенные ассистенты послали вперед телеграмму с просьбой, чтобы на вокзале их встречал врач.

Прямо с поезда Гудийи отвезли в больницу и положили на операционный стол. Диагноз был настолько неутешительным – гангренозный аппендикс и острый перитонит, – что, по мнению врачей, больному оставалось жить не больше двенадцати часов. Однако, когда Гудини оч-

нулся от наркоза, то решительно заявил, что не собирается сдаваться. Действительно, вопреки прогнозам медиков больной был жив и через день, и через два, и через три… Врачи разводили руками, а почитатели «короля магов» по всему миру, дважды в день читавшие бюллетени о состоянии его здоровья, торжествовали: их кумир еще раз доказал, что для него нет ничего невозможного. И вдруг на седьмые сутки Гарри Гудини попросил вызвать своего брата Теодора. Когда тот вошел в палату, Эрих Вейс, ставший «великим волшебником» Гарри Гудини, слабо улыбнулся ему и едва слышно сказал: «Я устал бороться, Тео. На этот раз я, кажется, проиграл».


НИНДЗЯ – СРЕДНЕВЕКОВЫЕ КОММАНДОС

Пронизанная лучами заходящего солнца, стелется легкая дымка. Через раздвижные бумажные седзи струится нагретый за день воздух; теплый ветер гуляет по залам и бесконечным переходам окадзакского замка. Его хозяин? тайро* Иэясу, сидит в парадном зале перед алтарем, задернутым лиловым занавесом. У ног этого коренастного человека с массивной головой в медной жаровне хибати тлеют угли. И все-таки по телу Иэясу то и дело пробегает дрожь. Несмотря на все усилия, он не может сдержать ее? и этот нервный озноб выдает терзающую тайро тревогу.

О причинах догадаться нетрудно. Третий год подряд после смерти с°гуна** Японии То°томи Хидэ°си весь Хонсю охвачен войной. Могущественнейшие дайм° – князья – Токугава Иэясу и Исида Кадзусигэ насмерть бьются друг с другом за власть. Отряды их самураев под предводительством самых опытных военачальников в бесчисленных схватках решают затянувшийся спор: кому из двух дайм° быть новым с°гуном. Но пока что обманчивая военная удача не дала перевеса ни одному из двух соперников.

Наступил пятый год эры Кэйт°***. Две огромные армии – с востока Токугава, а с запада Исида – готовятся вновь померяться силами. Исход предстоящей битвы должен, наконец, определить, кто станет правителем страны. Впрочем, шансов на победу у Исида Кадзусигэ теперь больше. На его стороне и численный перевес, и богатый военный опыт, приобретенный во время походов в Корею, и поддержка других дайм° – Уэсуги, Мори, Симадзу.

Тайро Токугава Иэясу знает это, однако не теряет надежды. Еще не все потеряно, военное счастье переменчиво. Он отправил своего самого надежного вассала Отомо с отрядом самураев на поиски таинственных ниндзя, по слухам обитающих где-то в лесистых долинах Екканти. Протло уже несколько дней, а Отомо все нет. Мучительно долго тянутся часы ожидания, вселяя тревогу. И уже нет сил справиться с ней. Да и потом так ли на самом деле всемогущи эти ниндзя, как приписывает им молва?

…Близилась полночь, когда вдали послышался конский топот. Заскрипели крепостные ворота, донеслись приглушенные голоса. С глухим стуком развинулись синие ширмы, и в зале появился Отомо вместе с высоким незнакомцем. На нем черное кимоно с гербами, за поясом – мечи, большой и малый, в черных, сливающихся с одеждой ножнах. Судя по уже пролегшим по лицу морщинам, незнакомцу за сорок. Щеки и подбородок гладко выбриты, брови сдвинуты в прямую линию.

– Кто ты? – в голосе тайро Иэясу проскальзывает настороженная подозрительность. – Хаями Ясабуро, ваша светлость. – Значит, ты самурай, если тебе разрешено иметь фамилию и носить мечи?

–Да, мой предок был вассалом сэйи тайсегуна Мин°– мото Йоритомо. Но триста лет назад после падения дома Йоритомо наш род Хаями лишился своих владений. Мы – ронины*.

– А разве ты не знаешь, что ронинам запрещено ходить вооруженными? Почему ты не сдал мечи во время катана-гари**? – Иэясу старается сдержать раздражение: от этого человека, возможно, зависит его будущее. – Ладно? я разрешаю тебе оставить оружие, но берегись, если ты не оправдаешь мое доверие.

Суровость вельможи нисколько не испугала Хаями, с чуть заметной усмешкой глядевшего на Иэясу. —Скажи-ка, ты и вправду ниндзя? – Да, ваша светлость.

– И. можешь становиться невидимым и проходить сквозь стены? – Да, ваша светлость.

Хотя ниндзя кажется абсолютно уверен в своем необычном даре, тайро колеблется: раскрывать или нет Хаями Ясабуро тщательно обдуманный замысел, на который возлагается столько надежд? А вдруг тот провалится или его просто одурачат? Ведь тогда результат порученной ему миссии может оказаться прямо противоположный… В конце концов Иэясу все же решается:

– Ть, наверное, слышал, что дайм° Исида Кадзусигэ собрал большое войско и осмеливается посягнуть на божественную власть самого тэнно*. Ты должен проникнуть в замок Исида в Сэкигахаре, узнать его планы и сообщить их мне. А еще лучше, если Исида и его приверженцы исполнят мино-одори**. Если справишься, я дам тебе и твоим людям землю и деньги…

Как стрелы, выпущенные из лука, мчатся по небу тучи. Когда сквозь них пробивается диск луны, из мрака выступают склоны гор, покрытые сосновым лесом, и заросшая камышом долина, по которой вьется тропинка. Под порывами ветра камыш бушует, словно морские волны. В этот полночный час по тропинке пробираются пятеро в черном. Черные одежды с капюшонами, похожие на монашеские рясы; черные маски на лицах; даже лошадь, которую ведет в поводу замыкающий, и та вороная. На ногах у людей какая-то мягкая обувь, копыта лошади обернуты соломой? а морда замотана тряпками.

Куда спешат эти безумцы? Неужели они не знают, что выход из долины наглухо перекрыт войском Исида Кадзусигэ? Вдали уже виднеются отблески костров. И чем ближе к замку Исида, цитадели Сэкигахара, тем больше солдат. Ни зверь, ни человек не проскользнет незамеченным сквозь плотное кольцо дозорных. А если даже кому-то это и удалось бы, на пути смельчака непреодолимой преградой встанут высокие отвесные стены цитадели и глубокий ров с водой, вдоль которого парами расхаживают часовые с обнаженными мечами.

В воротах замка, заполняя весь проезд, тесно сидят и стоят десятки охранников. Яркое пламя костра освещает угрюмые лица, каменный мост через ров и часть внутреннего двора цитадели. Стражники настороженно прислушиваются и пристально вглядываются в подступающую темноту. Но ни один из них не замечает, что две тени? час как возникшие на дальнем конце моста, постепенно перемещаются вдоль низенького парапета. Коща какихнибудь десять-пятнадцать шагов отделяют их от толпящейся в воротах охраны, черные тени словно растворяются в пляске бликов и теней, отбрасываемых языками пламени и неровностями почвы.

Один из самураев-стражников подбрасывает в костер охапку дров. Огонь рассерженно фыркает, ворчит, выбрасывает фонтаны искр. И тут в костер падает никем не замеченный белый комочек. Проходит минута, другая, И вдруг с громким треском вспыхивает невыносимо яркое пламя. Ослепленные охранники зажмуриваются, некоторые даже закрывают лица руками. Буквально между ног у них проскальзывает черное гибкое тело и тотчас исчезает в глубине двора. Пламя спадает. Со всех сторон на самурев надвигается зловещий мрак.

– Дыхание дракона! – произносит кто-то дрожащим голосом, и все невольно жмутся поближе друг к другу.

Наступает утро, и ночные страхи забываются. Впрочем, проделки злых духов подстерегают человека на каждом шагу не только ночью, но и днем. Поэтому не стоит обращать на них внимания, если они никому не причинили вреда. Между тем двор замка уже %удит от множества голосов, звона оружия, ржанья лошадей. Но в самой цитадели царит тишина. Сегодня Исида Кадзусигэ принимает высоких гостей. Но есть еще один гость, который какимито неведомыми путями узнал об этой встрече и явно прибыл сюда незваный. По тускло освещенным переходам мимо сидящих у каждого поворота охранников, прижимаясь к стенам крадется закутанный в черное человек. Он минует анфиладу пустых покоев и, наконец, оказывается рядом со входом в главный зал. Там собрались могущественнейшие дайме Японии – Мори Тэрумото, Симадзу Есихиро, Уэсуги Кагэкацу, Кобаякава Хидзаки. Вместе с Исида Кадзусигэ они обсуждают планы предстоящего сражения.

Двери, ведущие в зал, охраняют два рослых самурая с мечами на изготовку. Распластавшись по стене, в нескольких метрах от них притаилась черная фигура. Кажется, что прошла уже целая вечность, но черная тень ни разу не шелохнулась. Стоящий ближе самурай вдруг судорожно вскидывает руки к лицу. Короткий приглушенный стон, и он грузно оседает на пол.

– Тэнгу-дьявол плюнул в меня, – с трудом шепчет он холодеющими губами склонившемуся над ним напарнику.

Второй самурай отшатывается в сторону. С ужасом он чувствует, как что-то неслышное кольнуло его в щеку.

Крикнуть стражник не успевает. Горло перехватывает спазма, и сознание навсегда покидает его. Покачнувшись? самурай начинает падать навзничь, но человек в черном в прыжке успевает подхватить его и беззвучно опускает тело на каменные плиты.

Несколько секунд он неподвижно стоит над поверженными стражами, прислушиваясь, не раздадутся ли шаги потревоженной охраны. Все тихо, и он поспешно приникает к дверям. Увы, их резные панели настолько толсты? что не пропускают ни звука. Лазутчик осторожно нажимает на створки ладонями. Еще усилие, и они чуть-чуть приоткрываются. В зале слышны голоса, однако разобрать? что именно говорят, нельзя.

Если бы сейчас нашелся посторонний наблюдатель, он наверняка бы решил, что все ухищрения и смертельный риск, на который шел человек в черном, напрасны. Проникнуть непосредственно в зал, ще идет военный совет? не сможет даже он, всемогущий ниндзя Хаями Ясабуро. Впрочем, тот и не собирается делать это. Откуда-то из складок одежды он достает небольшой продолговатый предмет, после нескольких быстрых манипуляций превращающийся в тонкую длинную трубку: Опустившись на корточки, ниндзя просовывает ее в щель между створками дверей, приставляет конец к уху и плавно тянет за шелковый шнурок, прикрепленный к трубке.

Никто из собравшихся в зале не замечает, как на конце лежащей на полу трубки распускается веерообразный раструб. Составляющие его пластинки настолько тонки, что кажутся прозрачными и невидимы даже в двух шагах. Как цветок к солнцу, раструб медленно поворачивается в ту сторону, ще сидит группа военачальников в парадных кимоно, и застывает, изредка подрагивая своими лепестками-пластинками.

…Так, солдаты Мори Тэрумото еще где-то за Осакой… Дайме Кобаякава Хидзаки бурно спорит с Исида, кому после победы будут принадлежать наследственные поместья дома Токугавы… А Симадзу Есихиро, кажется, больше озабочен отражением набегов вако на его владения на острове Кюсю, чем предстоящей битвой, и едва ли сможет оказать Исиде существенную помощь. Дайме Уэсуги…

За спиной Хаями Ясабуро раздается изумленный возглас. С быстротой молнии он отпрыгивает от двери и хочет выпрямиться. Но на этот раз время упущено, и ему не сдобровать. Самурай-охранник опускает свой меч на го-

лову ниндзя, которую тот пытается прикрыть выставлен^ ной вперед правой рукой. Но разве может человеческая плоть противостоять смертельному удару острого как бритва лезвия!

Но что это? Скользнув по руке и располосовав широкий рукав черного балахона, меч со звоном отлетел в сторону. В то же мгновение следует резкий взмах руки, и лицо нападающего заливают ручьи крови, хлынувшие из рваных, словно оставленных острыми когтями, ран. Ослепленный, охранник тщетно пытается зажать их ладонями? забыв о неведомом противнике.

Но это лишь минутная передышка, медлить нельзя. Где-то совсем рядом раздаются топот 6ezynu%x ног и крики встревоженной стражи. Скорее к выходу! Лазутчик стремительно скользит по коридору в сторону внешних комнат. Поворот, еще поворот, и вдруг впереди слышатся громкие голоса спешащих на помощь солдат. Ниидзя оказывается в ловушке: в дальнем конце коридора уже появились разгоряченные погоней самураи из дворцовой стражи. Однако Хаями не думает сдаваться. Сильно оттолкнувшись от каменного пола, он буквально взлетает вверх и… исчезает.

Стража в растерянности. После недолгих споров толпа вооруженных людей бросается к выходу, обыскивая по пути все закоулки. Увы, ни на галереях, ни во дворе человека в черном нет. Поиски продолжаются до самого вечера, не дав результата. Неизвестный лазутчик бесследно пропал? как сквозь землю провалился. Правда, один солдат утверждает, что видел огромного черного паука, который полз по крепостной стене. Но ему никто не верит. Скорее всего? это злые духи погубили двух самураев и одного искалечили. Ведь только оборотень способен отвести удар меча голой рукой, убить человека, не оставив на теле не единой царапины, или растерзать вооруженного воина страшней? чем хищный зверь, а затем исчезнуть прямо на глазах у преследователей. Нет, это не к добру. Если в дело вмешались злые духи, быть беде.

Предчувствия солдат Исида Кадзусигэ оправдались: битва при Сэкигахаре завершилась полной победой войск тайро Токугава Иэясу. Его удар был настолько внезапным? что Исида нб успел собрать своих сторонников. С 1600 года род Токугавы в течение 268 лет безраздельно правил Японией. И хотя это было результатом воздействия многих факторов, начало положил скромный ниндзя Хаями Ясаоуро. Существовали ли ниндзя на самом деле или это всего лишь увлекательная легенда? А если даже и были, могли ли они совершать те поразительные подвиги, которые им приписываются?

Если задать эти вопросы японцам, то едва ли не в девяносто девяти случаях из ста ответы будут утвердительными. Мало того, большинство верит, что ниндзя на самом деле обладали сверхъестественными способностями. И в кино и по телевидению их изображают в виде каких-то средневековых суперменов. «Экранные» ниндзя не только появляются и исчезают, коща им вздумается, но и превращаются в кого угодно, например, в крысу, притаившуюся где-нибудь в темном уголке, чтобы выведать планы злодеев. Ну а умением проникать сквозь стены и ходить по воде ниндзя овладевают якобы еще с пеленок.

В кинолегендах по милости сценаристов правда настолько тесно переплетается с вымыслом, что отделить одно от другого зритель просто не в силах. Между тем существование ниндзя – это вполне достоверный факт? и не только исторический: хотя их очень мало, они есть и в сегодняшней Японии.

Итак, кто же такие ниндзя? Устные предания и письменные источники относят их появление к VIII веку, так называемой эпохе Нара) когда группы самураев и простолюдинов стали искать убежище в лесистых горах центрального Хонсю. Эти группы беглецов-отшельников положили начало замкнутым кланам профессиональных наемников, имевших свои базы в укромных уголках. Особенно много их было в окрестностях Киото, древней столицы Японии, и в горных районах Ига и Кого. Веками в глубокой тайне там вырабатывались и передавались от поколения к поколению уникальные приемы самого загадочного из всех боевых искусств – нин-дзюцу, «искусства быть ?евидимым». Тех, кто владел его секретами, стали называть ниндзя, то есть «лазутчик-невидимка».

В эпоху феодальных междоусобиц они использовались враждующими дайм° в качестве наемных шпионов, убийц? а Иногда и телохранителей. Прошедшие фантастически трудную физическую и психологическую подготовку, в совершенстве владея техникой рукопашного боя и маскировки, ниндзя умели преодолевать любые, даже кажущиеся непреодолимыми препятствия, подолгу оставаться под водой, ходить по стенам и потолку, ускользать от погони и еще многое другое. В открытом бою своей отвагой они вселяли страха противника, а попав в плен – стойко переносили страшные пыт*"и и молча умирали, унося с собой свои тайны. Одним словом эти средневековые коммандос могли бы дать сто очков вперед американским «рейнджерам» и «зеленым беретам» да и любым Другим современным элитным солдатам.

Конечно, ниндзя были ничуть не прозрачнее обычных людей. Секрет их «невидимости», как, впрочем, и других на первый взгляд сверхъестественных способностей кроется в необычной ловкости, приобретенной в результате длительной тренировки, и знании человеческой психологии. Например, ночью или в плохо освещенных помещениях замков черные балахоны с капюшонами и маски делали ниндзя практически невидимыми. Их одежда была очень свободной отнюдь не случайно – ниндзя учитывали? что глаз гораздо легче воспринимает предметы со знакомыми контурами. Поэтому они носили мешковатые и, казалось бы, неудобные одеяния, которые до неузнаваемости изменяли очертания человеческой фшуры. Поскольку им часто проходилось действовать в узких коридорах и переходах, ниидзя выработали особую манеру ходьбы. Быстро и плавно переставляя ногу за но%у, «невидимки» за одну секунду могли переместиться на несколько метров. Иногда они подвязывали к подошвам некоторое подобие роликов и катились на них по каменному полу, как на коньках. Отсюда пошли легенды о том, что ниндзя летают быстрее ве+ра.

Помимо общих для нин-дзюцу, доведенных до совершенства навыков и приемов, каждый клан, а их к XVII веку насчитывалось около семидесяти, обладал собственными секретами, известными лишь его членам. Например? в Гокка-рю ниндзя обучались нанесению молниеносных ударов пальцами, локтями и ногами по болевым точкам на теле, парализовывавших и даже убивавших человека. Кога-рю славился непревзойденными мастерами всевозможных финтов и обманных движений, позволявших одиночке успешно вести бой сразу с несколькими противниками. В Кото-рю специализировались на болевых захватах, переломах и вывихах, а в Ига-рю наиболее способные ученики умели во время схватки гипнотизировать противника. Профессионалы из Кюсин-рю отменно владели мечом, копьем и дротиком. Лазутчики-невидимки из Синсю-рю, которых называли «прозрачные волны», даже среди ииндзя не знали равных в искусстве маскировки. А их собратья в Дз°си-рю получили прозвище «бурные волны» за свое поразительное умение совершать внезапные нападения.

Немыслимые, по сравнению с обычными людьми, способности ниндзя породили множество легенд об их таинственных кланах. В частности, говорили, что эти «оборотни», выражаясь современным языком^ появляются в результате беспощадной селекции. Якобы еще при рождении вожди кланов отбирают наиболее здоровых младенцев, из которых потом выращивают непревзойденных воинов, а остальных просто напросто убивают. В действительности подобные вымыслы не имели под собой никакой почвы. При всей суровости нравов, господствовавших в родоых кланах, ниндзя были продуктом особых методов воспитания, на первый взгляд, граничивших с жестокостью.

Подготовка будущих «невидимок» начиналась буквально с первых недель жизни ребенка. Его плетеная люлька обычно висела близко от стены. Проходя мимо? родители толкали ее так, чтобы она стукалась о стену. Сначала малыш лишь пугался и плакал, до мало помалу привыкал и при толчке заранее сжимался в комочек. После этого можно было переходить к более сложным упражнениям. «Ученика»-несмышленыша вынимали из колыбели и подвешивали на лямках. Теперь, когда его качали, чтобы не ушибиться о стену, он должен был отталкиваться от нее ручками или ножками. Кроме того, на час-два в день младенца клали на циновку и катали в его сторону мягкий? 90 довольно тяжелый шар, больно стукавший при ударе. Защищаясь, малыш инстинктивно выставлял руки, «ставил блок», едва замечал приближавшегося «врага».

Сейчас получила широкое распространение теория, согласно которой ребенка нужно как можно раньше знакомить с водной стихией, поскольку впоследствии такие дети быстрее и лучше развиваются и вырастают физически более совершенными. Причем здесь сказывается генетическая наследственность человека, ибо именно вода некогда была его естественной средой обитания.

Конечно, средневековые ниндзя не имели ни малейшего представления об этом. Тем не менее они интуитивно взяли на вооружение сходную практику. Когда ребенку исполнялось полгода, его начинали приучать держаться на воде. По прошествии всего нескольких недель он уже чувствовал себя там, как рыба; нырял, задерживал дыхание на две-три минуты; мог часами плавать и даже спать? лежа на спине и лишь чуть приподняв нос и рот над поверхностью. Это выработанное еще в грудном возрасте умение сохранялось на всю жизнь, оказывая неоценимую помощь в трудном ремесле лазутчика-диверсанта. Ни рвы? ни бурные реки не были для него серьезной преградой. Наоборот, спасаясь от погони, ниндзя нередко бросался в реку или озеро и проплывал под водой значительное расстояние, ускользая от преследователей и лишний раз под-

тверждая свою зловещую славу оборотня, способного превращаться в рыб и лягушек.

Примерно с двух лет начинался укрепляющий массаж; постановка дыхания, развитие координации движений? выработка чувства равновесия. Затем прибавлялись акробатика, лазание, прыжки. Очевидцы не хотели верить своим глазам, коща наблюдали, как ниндзя спокойно разгуливают по тоненьким жердочкам, перекинутым на головокружительной высоте, скажем, с крепостной стены на крышу замка. Ну а пробежать по самому краю крутой крыши для них было детской забавой.

Между тем сами исполнители подобных смертельных трюков не видели в них ничего особенного. Ведь еще в раннем детстве на тайных базах ниндзя их специально учили не бояться высоты. Сначала на нешироком бревне? лежащем на опорах у самой земли, они разучивали простейшие гимнастические упражнения. Чем старше становился ребенок, тем выше поднималась заменившая бревно жердь и тем сложнее делались упражнения. В итоге таких многолетних занятий ниндзя ничуть не уступали цирковым артистам, под видом которых, кстати, часто отправлялись на задание: прыжки, шпагаты, сальто вперед и назад на натянутой или провисшей веревке входили в обязательный «репертуар» каждого уважающего себя «невидимки». Перебраться же через пропасть или крепостной ров, перебросив веревку с крюком на другую сторону, мог даже начинающий ниидзя.

Порой про средневековых коммаидос пишут, что они «лазали, как обезьяну, и прыгали, как кузнечики». Причем это вовсе не преувеличение. В лагере ниндзя обязательно оставляли несколько деревьев с гладким стволом? по которым дети учились лазать едва ли не сразу после того, как начинали ходить. Дальше следовали прыжки с ветки на ветку и висение на них – сначала всего пятьдесять минут, а потом до часа и больше. Взрослый «невидимка» мог всю ночь провисеть на внешней стенке замка под носом у часовых, чтобы, улучив удобный момент, перемахнуть через нее. Впрочем, для «накачки» силы применялись и другие упражнения – поднятие тяжестей? отжимания, хождение на руках. Поэтому ниидзя, как правило, был раза в два сильнее обычного самурая.

Прыжки же вообще считались их коронным номером. И неудивительно, поскольку обязательным барьером, который за день не раз приходилось перескакивать ребятишкам в лагере, служил колючий куст. По мере того, как они подрастали, осваивалась техника различных прыжков – с разбега и с места, перекатом, руками вперед, с сальто. При этом нужно было не только взять высоту, но и сразу же после приземления принять боевую стойку. В бою ниндзя нередко применяли такой прием: разбежавшись, перепрыгивали через цепь вражеских воинов и? прежде чем те успевали опомниться, сзади нападали на них.

Столь же эффектно выглядели и прыжки с шестом, позволявшие легко преодолевать довольно высокие препятствия и рвы. Впрочем, при должной тренировке ниндзя мог и без шеста взбежать по вертикали на трехметровую стену или скалу. А вот спрыгивали они, не получая травм? даже с высоты 8-12 метров. Приземляясь, «невидимки» смягчали силу удара руками и ногами, группировкой или же делали сальто.

Однако «ходить по потолку, подобно мухам» они всетаки не умели. Другое дело, что потолки в средневековых японских замках обычно поддерживали открытые рельефные балки и стропила, лежавшие близко друг от друга. Повиснув спиной к полу и упираясь в них руками и ногами? лазутчик незамеченным пробирался по плохо освещенным комнатам и коридорам. На узких городских улочках этой же цели служили стены домов. Для непосвященных внезапное появление ниндзя в самых неожиданных местах казалось настоящим волшебством и порождало всевозможные легенды, в том числе и об их способности «летать по воздуху».

Поскольку базы ниндзя располагались в горной местности, наставники сызмальства приучали своих питомцев не бояться высоты, карабкаться по кручам, спускаться в пропасти. Отточенная до предела техника скалолазания? которой дети овладевали в совершенстве за долгие годы обучения, позволяла «невидимкам» легко взбираться на «неприступные» стены замков, сложенные из каменных глыб и имевшие множество выступов и щелей. При этом они пользовались кинжалом и специальными скальными крючьями. Однако настоящим мастером считался лишь тот, кто взбирался на стенку только с помощью рук и ног. Секрет успеха зависел от умения сконцентрировать «жизненную энергию» ки и силу в кончиках пальцев, которыми ниндзя цеплялся за малейшие неровности. Мысленно он в это время старался как бы вжаться в стену, буквально прилипая к ней.

Выше уже говорилось, что воспитание лазутчиков-диверсантов не отличалось гуманностью. Скорее его можно назвать жестоким. Но других методов ниндзя просто не знали, а добиться нужно было абсолютных вершин матерства во всем, ибо от этого зависела сама их жизнь.

Взять хотя бы восприимчивость к боли. Ниндзя научились значительно уменьшать ее путем соответствующего «болевого» массажа, которому с первых дней подвергался ребенок. Младенца, например, родители шлепали ладонью и щипали. Детям постарше наносились удары посильнее, а на заключительном этапе тренировки тело регулярно «накатывали» с помощью ребристого деревянного массажера. Подростков приучали зимой ходить голыми, спать в снегу, часами сидеть в ледяных горных потоках, а летом под палящим солнцем, подолгу обходиться без воды и пищи.

Параллельно, хотя и за счет весьма болезненных процедур, развивалась поразительная подвижность суставов. К примеру, один из современных мастеров нин-дзюцу Фудзита Сэйдзи в свои 63 года демонстрирует такой трюк. Левой рукой он последовательно вынимает из суставов сначала пальцы, затем локоть и, наконец, плечо правой. После этого Фудзита Сэйдзи без всяких усилий придает руке самые невероятные положения, разве что не завязывает ее узлом. По его словам, опытный ниндзя может таким образом вынуть из суставов не только руки, но и ноги? освободиться от оков или болевого захвата, пролезть через отверстие, слишком маленькое для нормального человека? а сражаясь на мечах, при выпаде на несколько сантиметров «удлинить» руку.

«Ох уж эти ниндзя, чего только им не приписывают, – усомнится нынешний читатель скептик. – Не слишком ли?» И будет не прав. Для этих средневековых атлетов многое из того, что сегодня вызывает изумление? было нормой, в основе которой лежала длительная тренировка, ведущая к физическому совершенству. Так, каждый ребенок в возрасте десяти-двенадцати лет чуть ли не ежедневно пробегал почти без остановок несколько десятков километров. Причем на трассе его подтстерегали самые неожиданные ловушки – натянутые в траве веревки? «волчьи ямы», охотничьи силки, – которые он должен был вовремя обнаружить по следам присутствия человека и перепрыгнуть или обогнуть.

При испытаниях на скорость «нормативом» мастерства служила обычная соломенная шляпа, которую кандидат в «невидимки» должен был на старте прижать к груди. Если поток воздуха удерживал ее на месте, он «получал зачет». Конечно, такая быстрота требовалась только при беге на короткие дистанции. Однако и в марафоне при передаче донесения нцидзя показывали Сотрясающие результаты, действуя по принципу эстафеты. В обязательный минимум входили также двенадцать способов ходьбы – в разбивку, тройным прыжком, змейкой, гуськом, на ходулях и т.п., причем главным при этом считалось правильное дыхание, экономия сил и скрытность.

Хотя в ходе обучения ниндзя руководствовались старинным правилом бу-дзюцу, гласившим, что руки и тело? если виртуозно владеть ими, могут служить надежным средством нападения и защиты, они отнюдь не ограничивались им. Оружие есть оружие, и поэтому каждый юноша и девушка должны были освоить до двадцати общеупотребительных его видов, а два-три – в совершенстве.

Впрочем, искусство нин-дзюцу не сводилось только к силе, ловкости и выносливости. Не меньшее значение придавалось развитию до фантастической остроты всех чувств человека. Здесь тоже действовал принцип: «Если идти маленькими шажками, можно взобраться на самую высокую гору». Например, выработка способности видеть в темноте . начиналась с того, что ребенка посылали в пещеру сначала на несколько часов, а потом дней и даже недель. Причем постепенно он должен был уходить все дальше от входа. Пройдя в детстве такую школу, ниндзя, будучи на задании, предпочитал действовать преимущественно ночью? поскольку получал немаловажное преимущество, без труда ориентируясь во мраке.

«Ночное видение» ниидзя дополняли обоняние^, слухом и осязанием. Поскольку каждое помещение в замке приобретало свой специфический запах в зависимости от его функционального назначения, принюхиваясь, можно было безошибочно находить путь в лабиринте комнат и коридоров. Даже слабое колебание воздушных струй позволяло ниидзя отличать сквозной проход от тупика, а просторный зал от маленькой комнаты. Если же из какого-нибудь помещения слашался тоненький комариный звон, значит, там находились люди. Кстати, по дыханию спящих «невидимка» точно определял их число? пол и даже возраст. А громкое кваканье лягушек во рву или на болоте свидетельствовало о засаде.

Но профессия лазутчика-диверсанта предполагала не только умение скрытно проникнуть во вражеский лагерь и ликвидировать указанных ему лиц. Ниндзя также поручалось ведение длительной разведки в расположении противника. Это требовало от него высокого интеллекта? без которого невозможно быстро и правильно проанализировать увиденное и услышанное. Кроме того, он должен был бегло читать сложнейшие тексты, написанные иероглифической скорописью, а порой и на китайском языке; хорошо разбираться в вопросах стратегии и тактики, картографии и фортификации. Чтобы не провалиться; агент-

нелегал был обязан безупречно играть избранную в качестве прикрытия роль странствующего монаха, фокусника-циркача, бродячего лекаря, не говоря уже об обычном крестьянине или горожанине. Поэтому в число наставников ниндзя входили монахи-отшельники из буддийской секты «Ямабуси», что значит «Горные воители»,

В пятнадцать лет «базовая» подготовка заканчивалась? и прошедшие ее юноши и девушки становились полноправными членами клана. Однако совершенствовать свое мастерство ниндзя продолжал всю жизнь. При этом упор делался на владении оружием и использование военных хитростей. Кстати, куда бы ни забрасывала его судьба, одновременно с выполнением основного задания он непременно старался выведать, не появилось ли что-нибудь новенькое в тогдашних боевых искусствах. В итоге за сотни лет своего существования их кланы накопили богатейший опыт по части применения всевозможных видов оружия? подрывных устройств и военно-инженерных приспособлений. Однако справедливости ради следует сказать, что ниндзя не довольствовались только заимствованиями, хотя и собранными по всей Японии. Сами «невидимки» тоже придумали немало новинок, тайну которых тщательно оберегали.

Одним из таких изобретений были надевавшиеся на ладони широкие браслеты с острыми шипами. Именно ими Хаями Ясабуро, о котором рассказывалось в начале, нанес страшные раны заставшему его врасплох самураю, а затем спасся от стражников. Высоко подпрыгнув, он уцепился шипами за стропило, взобрался на него и по потолку ускользнул от преследователей. А еще раньше ниндзя парировал удар меча с помощью миниатюрного «щита» – металлической пластины, закрывавшей руку от локтя до запястья. Ближе к кисти на ней имелся клинообразный выступ, образовывавший над пластиной узкую щель. При рубящем ударе лезвие меча обязательно соскальзывало туда. После этого достаточно было резко повернуть руку в сторону, чтобы противник выпустил рукоять и оказался обезоруженным.

Ножны своего большого меча ниндзя использовали сразу для бескольких целей. Во-первых, они были значительно длиннее клинка. Коща «невидимке» приходилось действовать в абсолютной темноте, например, в подземелье, он проверял этим «щупом» путь перед собой, обходя препятствия. Даже если конец ножен касался врага, тот не мог достать лазутчика. А ниндзя получал возможность выбора: сделать глубокий выпад и поразить противника? либо неслышно обойти его. К тому же ножны кончались отверстием и поэтому могли служить дыхательной трубкой, позволявшей часами скрываться под водой. Впрочем? для этого «невидимки» нередко использовали и курительные трубки с длинными чубуками или просто срезанные камышинки.

Излюбленным оружием ниндзя. был комбиниро– ванный серп, к рукояти которого крепилась тонкая цепь с гирькой на конце. Достаточно было меткого броска, и руки противника оказывались связанными. Ну а дальше в ход пускалось острое кованое лезвие. На сходном принципе основывался и поражающий эффект к°кэцу-с°гэ– кинжала с прямым и загнутым наподобие клюва лезвиями? снабженного длинной волосяной веревкой. Такое оружие было легко спрятать в одежде, причем во многих случаях оно не уступало мечу. Так, если лазутчик быстро крутил его над головой, с ним не мог совладать даже воин с копьем. Загнутое лезвие кинжала прекрасно заменяло абордажный крюк, когда было нужно забросить веревку на стену или перебраться через пропасть.

Изобрели средневековые коммандос и свое «сверхсекретное» оружие – так называемый «плевок дьявола», которым Хаями Ясабуро убил стражников у дверей зала в замке. Это было миниатюрное духовое ружье, состоявшее из двух-трех маленьких трубочек, скрепленных наподобие свистка. Сильным выходом ниндзя выталкивали из трубочек крохотные иголки. Хотя они летели всего на несколько метров, это компенсировалось тем, что их концы были покрыты сильнодействующим ядом. Стоило ему попасть в ранку или просто на кожу, как наступал паралич нервной системы, и человек умирал без всяких видимых причин.

Весьма эффективными и при обороне, и при наступлении были сюрикэны – тонкие стальные пластинки в форме шестеренки или креста с острыми краями. Лазутчики носили их за пазухой в кожаной обойме по девять штук. Метали сюрикэны один за другим молниеносным движением кисти. Легкие пластинки, летевшие с огромной скоростью, тяжело ранили или убивали врага. Впрочем? в случае необходимости ниндзя мог вывести его из строя и обыкновенным камешком, которым с десяти-пятнадцати метров попадал точно в глаз или висок.

Однако ниндзя имели в своем арсенале и еще более оригинальное оружие – на первый взгляд обычную широкополую шляпу из рисовой соломки, ничем неотличавшуюся от тех, ^то носили крестьяне. Спереди под полями в ней было искусно спрятано дугообразное лезвие, превращавшее головной убор в гигантский сиюрикэн. Пущенная сильным броском шляпа летела, со свистом рассекая воздух, а при попадании легко перерубала руку и напрочь сносила голову.

Описать весь арсенал средневековых коммандос просто невозможно. Тем более, что помимо холодного оружия в него входили различные взрывчатые смеси и о+равляющие вещества, включая ядовитые и слезоточивые газы. Отправляясь на задание, каждый ниидзя обязательно брал с собой миниатюрные ручные гранаты. В отличие от современных они не поражали противника осколками, поскольку их корпус делался из жести, кожи или даже вощеной бумаги? а ослепляли его. Для этого в порох добавлялся магний? дававший ярчайшую вспышку. Такой смесью было заполнено куриное яйцо, которое Хаями Ясабуро незаметно подбросил в костер и ослепил часовых на мосту.

Как это ни парадоксально, но японских ииндэя следует считать родоначальниками воздушно-десантных войск. Ведь именно они впервые в истории военного искусства с помощью ?гантских воздушных змеев забрасывали в тыл противника десанты для захвата ключевых объектов – мостов, господствующих высот, горных проходов. Порой в операциях участвовали целые эскадрильи этих необычных летательных аппаратов.

Цозд^ее ниидзя пощли еще дальше, применив «людейорлов», которые целыми отрядами, насчитывавшими десятки человек, проникали за «линию фронта». Из бамбука и бумаги, скрепленных прочными веревками, строилось некое подобие дельтаплана. Десантник ложился грудью на раму, держась руками за петли под крыльями. Для запуска в качестве катапульты использовались бамбуковые колья или очищенные от веток молодые деревья, оттянутые назад при помощи каната. Стоило отпустить его, и планер-дсльтоплан взмывал в воздух.

Чтобы обеспечить внезапность, десантирование, как правило, производилось ночью. Иногда лазутчики высаживались прямо на крышу замка, откуда, никем не замеченные, проникали в него. Днем же, вися на стропах под змеем, ниндзя вели разведку лагеря противника, обстреливали его из луков, забрасывали рудными гранатами. Спрятанный в укромном месте, змей служил и для эвакуации «невидимок» после выполнения задания.

С прекращением феодальных междоусобиц и упразднением самурайского сословия в 1868 году пришел конец и их извечным противникам ниндзя. Однако в последнее время искусство нин-дзюцу стало понемногу возрождаться в Японии. Об одном из современных «невидимок» поведал английский журналист Клиффорд Харрингтон. Ем) зовут Хацуми Есиаки. Живет он в токийском пригороде Нода и является представителем 34-го поколения ниндзя в своем роду.

Свое таинственное искусство Хацуми начал изучать с одиннадцати лет – слишком поздно по классическим меркам. В процессе обучения он параллельно достиг шестой степени совершенства в каратэ, четвертой в дзюдо и третьей в кендо. Однако нин-дзюцу, по его мнению, несравненно превосходит любое из этих единоборств.

"Пока мы беседовали, Хацуми Есиаки взял большую виноградину и проглотил ее. Затем продолжал разговор (к тому времени я уже забыл об этой мелочи) и вдруг раскрыл рот, глубоко засунул в него два пальца и… достал сбверщенно целую виноградину. Коща-то, по словам хозяина, таким способом доставлялись секретные сообщения, – рассказывает Харринтгон.

В конце моего визита Хацуми Есиаки и двое его учеников вышли в сад, чтобы продемонстрировать различные приемы борьбы. И если бы ниндзя намеренно не смягчал свои удары, каждый из учеников был бы дважды убит во время этой неравной схватки, хотя они и нападали с мечами и кинжалами на безоружного человека. Бой завершился тем, что ниндзя стремительно кинулся к стене своего двухэтажного дома, на бегу забросил на крышу прикрепленный к веревке крюк и в считанные секунды забрался наверх. В этом ему помогли специальные петли на веревке, по которым он поднимался, как по ступенькам. (Вспомните черного паука, бежавшем) по вертикальной стене!)

«Ниндзя всеща стремились сгустить покров окружавшей их таинственности, распуская о себе самые невероятные слухи, – признался Хацуми Есиаки. – Теперь это называют психологической войной. Кстати, в былые времена собратья сразу же убили бы меня, стоило мне только сказать кому-нибудь, что я – ниндзя».


ХОДЯЩИЕ ПО ОГНЮ

Крохотный островок Мбенга размером всего в тридцать квадратных километров находится неподалеку от южного побережья Вити-Леву, самого большого из островов Фиджи. Можно без преувеличения сказать, что это настоящий райский уголок: красивые лагуны, великолепные пляжи с белоснежным коралловым песком, плантации кокосовых пальм, покачивающие тяжелыми гроздьями волосатых орехов. А живут на Мбенг° савау, маленькое племя «ходящих по огню». Тот, кому посчастливилось наблюдать этот необычный ритуал, уезжает с острова потрясенный.

…На лужайке у деревни роют лово – круглую яму метров пяти в диаметре и метр глубиной. На дно укладыают сухие бревна и хворост, сверху насыпают слой гладких валунов. Затем зажигается начиненный камнями костер. Горит он долго, часов восемь-десять, пока валуны не раскалятся добела. Очевидцы рассказывают, что подойти к лово просто немыслимо – таким нестерпимым жаром пышет из ямы. Если бросить на камни только что срезанную пальмовую ветвь, она мгновенно вспыхивает ярким факелом.

В заранее назначенный день возле очага собирается все население острова. Торжественная тишина, воцаряющаяся на лужайке, заставляет присмиреть даже неугомонную ребятню.

– Вуту-ооо!

Этот внезапно раздающийся громовой клич возвещает начало церемонии. Первым к лово подходит ее распорядитель. За ним из расположенной неподалеку приземистой хижины цепочкой следуют остальные участники, одетые в короткие юбочки из листьев пандануса, украшенные венками и гирляндами ярких цветов. Они спокойно проходят в центр костра на небольшую площадку из раскаленных валунов. От зрителей их отделяет всего несколько метров? так что происхоядщее видно каждому. Четкими, размеренными шагами, «ходящие по огню» делают круг по площадке и так же спокойно покидают лово. Обряд вилавиларево – «прыжок в-очаг» —длится около минуты? причем за это время участники успевают сделать не меньше двадцати шагов.

Свою поразительную способность савау объясняют такой легендой.

…Давным-давно, рассказывают они, жители Мбенги выбрали вождем молодого юношу по имени Туи Н'куалита. Как-то раз он отправился ловить рыбу в устье реки? протекавшей неподалеку от деревни. И там в иле на дне случайно поймал… крошечного духа.

– Отпусти меня, – взмолился дух, – и я научу тебя ходить по огЬю.

Но Туи Н'куалита не поверил пленнику. Тогда маленький дух выкопал в земле яму в виде очага и натаскал в нее валунов. Сверху он наложил огромную кучу дров и поджег ее. Через несколько часов, коща костер прогорел? дух взял перепуганного Туи за руку и, как тот ни сопротивлялся, повел за собой. Они неколько раз обошли лово? но с н^ми ничего не случилось.

– Ну что ж, – сказал Туи, – ты сдержал свое слово. j? отпускаю тебя на свободу.

– Благодарю тебя, – ответил обрадованный дух. – За это я дарую волшебную способность «ходить по огню» нетолько тебе, но и твоим потомкам.

С тех пор савау – единственные из всех людей на Земле – обладают этим удивительным умением!..

Впрочем, в отношении последнего жителя острова Мбенги ошибаются. Американский этнограф Г. Майкрофт наблюдал подобный же обряд совсем в другом уголке земного шара, удаленном от Полинезии на тысячи километров. Вот как он описывает его:

"…Самолетом и автомобилем мы, наконец, добираемся до маленькой глухой деревеньки Негро-Крик, затерянной в джунглях Суринама. Здесь мы стали свидетелями необыкновенного представления, устроенного жителями деревушки в честь какого-то местного духа.

Еще издали до нас донеслись звуки гонга и барабана. Но после вступительной увертюры они смолкли. Пока мы пробирались по узенькой тропинке через лесную чащу? то основательно взмокли от влажной духоты. В конце концов она вывела нас на поляну, в центре которой пылал огромный костер. Трещали горящие сучья, языки пламени высоко взмывали в чернильную темноту тропической ночи…

Вдруг опять зарокотали барабаны, ударил гонг, посыпалась мелкая дробь погремушки – мараки. Вслед за оркестром вступил хор. Пели одни только мужчины, сначала медленно, потом все быстрее и быстрее. Из мрака на огонь? танцуя, двинулись черные тени. Шаг за шагом они приблизились к костру, освещавшему два алых мерцающих круга из насыпанных горящих углей. И вот один танцор? подчиняясь скачущему ритму, вошел прямо в полыхающие угли и продолжал свой танец на огне. «Кто он, сумасшедший или волшебник?» – подумалось мне.

За первым последовал второй. Поднимая снопы искр? он стал ритмично топтать угли босыми ногами. Третий еще больше удивил всех. Мы ахнули, коща он спокойно сунул руку в пламя костра, вынул из огня раскаленный докрасна мачете и… начал водить его лезвием по своим обнаженным бедрам. После этого он положил пылающий рубиновым светом мачете на землю и наступил на него. Невероятно, но этот человек оставался неподвижен, пока железо не остыло. Потрясенные, мы не могли вымолвить ни слова…"

Признаться, я не слишком-то верил подобным, казалось бы, достаточно авторитетным свидетельствам, пока сам не увидел «покорителей огня». Во время командировки в Болгарию мой тамошний коллега Данчо упомянул о за-

гадке «нестинаров». Оказалось, что это ни кто иные, как те же самые «ходящие по огню». Как, когда и откуда проникло н°стинарство в Болгарию, между прочим, единственную страну в Европе, где практикуется «огнехождение», неизвестно. Одни предполагают, что оно было позаимствовано у древних греков, другие – у персов-зороастрийцев, поклонявшихся огню, третьи считают его родоначальниками самих язычников-фракийцев, почитавших Солнце и в день летнего солнцестояния зажигающих в его честь обрядовые костры, на которых танцевали их босоногие жрецы.

Во всяком случае к XIX веку этот ритуал еще имел достаточно широкое распространение и был неоднократно описан этнографами. За несколько дней до праздника в Деревню, где он устраивался, со всей округи несли деньги для жертвоприношения и очищения святых источников. Тоща же начинались и обрядовые пляски. В день праздника к вечеру специально выделенные люди разжигали на главной площади большой костер. Когда он прогорал? на пятиметровый круг из раскаленных углей вступали нестинары, до этого плясавшие не один час, пока в них якобы не вселялся дух святого Константина. Именно поэтому они не только не получали ожогов, но и могли предсказывать будущее, общаться с духами умерших и, как в открытой книге, читать в душах живых. И что самое главное, нестинары сохранились в Болгарии до сегодняшнего дня.

Естественное любопытство заставило меня уговорить Данчо побывать на таком необычном представлении, благо они теперь устраивались не раз в году. Да, на театрализованном представлении, которое даже отдаленно не походило на религиозный обряд. Местом действа была корчма километрах в десяти от знаменитого курорта Златы пясцы, где по вечерам для туристов давалось что-то вроде фольклорного спектакля с народными песнями и танцами. Причем хождение по огню было в нем коронным номером.

Пока выступали самодеятельные артисты, – кстати сказать, довольно долго, чтобы зрители, в основном приезжие иностранцы, оставили за ужином побольше левов, л– в углу просторного двора горел костер. Часам к десяти на его месте образовывалась золотисто-малиновая полянка из раскаленных углей. Я специально сел на скамью в первом ряду метрах в трех от нее и сразу почувствовал, как лицо обдало сухим жаром, словно из открытой дверцы топки в котельной. Щеки у меня запылали? на лбу выступил обильный пот. Я хотел было перебраться во второй ряд, но тут началось представление, заставившее забыть о таких пустяках.

В ночной тишине зазвучала тягучая заунывная мелодия, будто какой-то скорбящий дух возвещал о своем пришествии. Однако из мрака на освещенной отблесками углей площадке появились четверо вполне земных нестинаров: трое мужчин в белых рубашках и узких черных брюках и стройная девушка в оелом платье. Все четверо были босы, и я обратил внимание на то, как осторожно они ступают по вытоптанной земле. Очевидно, артисты боялись напороться на металлические пробки, поскольку расположившиеся вокруг зрители уже начали прикладываться к бутылочкам с лимонадом.

Я ожидал, что «ходящие по огню» сразу вступят на малиновую полянку, ведь собственно ради этого зрелища все и приехали сюда, но оказалось, что нестинарское – или театральное? – искусство руководствуется своими законами. Четверка, пританцовывая и слегка приседая в сторону сидевших на скамьях, неторопливо обошла вокруг мерцающей огоньками арены. За первым кругом последовал второй, третий. Зрители сидели молча, словно завороженные скребущей по нервам, монотонной мелодией? которую тянули невидимые в ночи музыканты.

И вдруг, кбгда напряженное ожидание достигло предела, возглавлявший маленькую процессию пожилой грузный мужчина поднял руку, подобно цирковому артисту перед смертельным трюком, и ступил на светящиеся малиновым светом угли. Кто-то ахнул, некоторые испуганно привстали. Но ничего страшного не произошло. Неторопливо, твердо ставя ногу на всю ступню, нестинар шествовал по своеобразной жаровне. Я просто не верил своим глазам: он вел себя так, будто под ногами у него не раскаленные угли, а золотой песок пляжа. Этого не могло быть, но это было.

Вслед за первым «покорителем огня» на угли вышел второй, третий, и, наконец, девушка. Но если ее коллеги были серьезны и сосредоточенно смотрели перед собой, то она с дразнящей улыбкой поглядывала на замерших зрителей. Казалось, ей доставляет удовольствие озадачивать своим колдовским даром этих невесть откуда съехавшихся людей.

Потом нестинары еще по несколько раз выходили на малиновую лужайку, однако первый потрясающий эффект ^же прошел. Временами под их босыми ногами вспыхивали и потрескивали угли, но на лицах ни разу не промелькнула хотя бы малейшая тень внезапной боли. Не могло быть никаких сомнений, что они ее совершенно не чувствовали. Необычное представление, увиденное в Болгарии, заставило меня по возвращении в Москву отправиться в биб-

лиотеку имейи Левина, ще, к моему величайшему удивлению, нашлось немало интересного материала, посвященного загадке «огнехождения». Оказалось, что подобный обычай зарегистрирован у многих народов, начиная со свидетельств древнегреческих и римских писателей. И в наши дни практически сходные обряды практикуются на всех континентах. В Индии и на Цейлоне, в Африке и Южной Америке, в Полинезии и арабских странах можно встретить «покорителей огня». Чем же объясняется их феноменальный дар?

Вот уже почти сто лет наука пытается разгадать тайну фиджийского вилавилаирево и других сходных обрядов «хождения по огню». Видный американский ученый доктор Макмиллан, первым попытавшийся объяснить его? пришел к выводу, что камни по которым ходят фиджийцы? являются кусками диатомитов – легкой и очень пористой осадочной породы.

– Я уверен, – писал Макмиллан, – что секрет кроется в самих камнях. Вы можете раскалить кусок диатомита докрасна, затем бросить его на землю и сразу же взять голой рукой без всякого риска получить ожог. Раздробите его, и внутри он все еще будет очень горячим. Короче? «хождение по огню» не что иное, как обман зрения.

Сенсационный вывод американского ученого заставил австралийского писателя-натуралиста Симпсона обратиться к властям Фиджи с просьбой достать образец камней, используемых жителями острова Мбенга, и тщательно исследовать его. Вскоре пришел ответ. По заключению геологов это были не диатомиты, а андезиты – плотная вулканическая порода. Температура этих камней, измеренная во время обряда вилавилаирево, оказалась равной 500 – 600 градусам по Цельсию!

Совершенно иное объяснение загадки «покорителей огня» дал австралийский журнал «Уокэбаут»:

– За месяц до церемонии местные жители собирают лианы определенного вида, подсушивают их на костре, а потом толкут в порошок и смешивают с соком какого-то неизвестного растения, которое держат в тайне. В результате получается коричневатая, похожая на кофе жидкость. В течение нескольких дней участники предстоящего обряда смазывают свои тела и ноги этим раствором, который? без сомнения, является сильнодействующим анастезирующим средством. В итоге при хождении по раскаленным камням они не чувствуют боли и не получают ожогов, – считает журнал.

Что ж, анастезирующее вещество действительно способно на какой-то период снять болевые ощущения, но отнюдь не предохранить кожу от ожогов, возражали противники этой версии. В качестве доказательства они приводили пример с «не чувствующим боли бифштексом»? который отлично поджаривался на тех же самых камнях сразу после того, как по ним прошли люди.

Сторонники гипотезы журнала не сдавались. По их утверждению, целебная мазь растительного происхождения обладает и другим свойством: она как бы покрывает кожу тонким слоем своеобразного асбеста. Именно подгону африканцы из племени вакимбу а Центральной Африке, прибегающие к похожему снадобью, демонстрировали еще более сногосшибательные трюки: они растирали лица и тела пылающими углями, откусывали куски горящего дерева и даже, если верить очевидцам, на двадцать минут засовывали головы в небольшой очаг, камни которого были раскалены докрасна.

Исследования англичан Первс-Стюарта и Уотерстона внесли некоторую ясность в спорный вопрос. Их доклад? опубликованный в «Бритиш мед икал джорнэл», сообщал следующее:

«Поверхность ног была абсолютно нормальной: кожа на подошвах достаточно мягкая, не слишком сухая и не слишком влажная, без всяких следов смазывания маслом или каким-либо другим составом. До начала обряда укол булавкой и прикосновение горящим концом сигареты вызывали резкую болевую реакцию… Осмотр участников после завершения обряда показал, что все они находились в возбужденном состоянии: пульс учащен, руки (легка дрожали, хотя зрачки и все рефлексы оставались в пределах нормы. Подошвы ног были немного испачканы пеплом и землей. Признаков ожогов – покраснения кожи, волдырей – не обнаружено. Температура кожи ступней нормальная. Реакция на укол булавкой и горящую сигарету такая же? как и при первичном обследовании».

В заключение приводилась новая гипотеза: «Временная термоанастезия кожи ног является следствием особого гипнотического состояния, которое вызывается либо самовнушением, либо воздействием другого лица, например? руководящего обрядом колдуна».

Этой версии об особом психическом состоянии – гипнотический транс, религиозный экстаз, самовнушение, – в котором якобы находятся «ходящие по огню», придерживаются многие исследователи. Так, профессор Арнаудов и доктор Горвалова из Болгарии пишут, что "данный феномен объясним на основе физиологического учения академика Павлова о высшей нервной деятельности. Абсолютная уверенность нестинаров в том, что они не пол-

учат ожогов, плюс быстрый танец, коща ноги едва касаются углей, – вот секрет хождения по огню".

Этой же точки зрения придерживается и американский антрополог С. Кейн, считающий, что поразительные способности «покорителей огня» являются классическим примером преобладания силы самовнушения над нервными раздражительными процессами, в которых участвует вещество, известное под названием «брадикинин». Его активность эти люди, вероятно, умеют подавлять усилием воли. Одновременно происходит сжатие кровеносных сосудов в ногах, что вызывает сокращение кровообмена (или? говоря языком физики, уменьшается тепловая актибность кожи). Это соответствует субъективным ощущениям участников танцев на огне. Коща известную нестинарку Невену спросили, как ей удается по два-три раза за один вечер показывать свое искусство, она ответила: «Сама не знаю. Едва заиграет музыка, мне кажется, кровь уходит из моих ног, ступни деревенеют, и сама я как во сне лечу над красной землей».

Психологический настрой, по мнению сторонников такрй гипотезы, может заключаться в сложной подготовке? включающей танцы, пение; прикосновениях мага иди священнослужителя, «отвечающих» за ритуал, и т.д. и быть совершенно незаметным для окружающих и самого участника действа. Что касается случаев ожогов, коща «вера внезапно терялась», то причиной могли быть мгновенные изменения психического состояния человека в силу каких-то факторов, неизвестных ему самому, в результате чего резко увеличивалась тепловая активность кожи, и? как следствие, он получал травму.

Казалось бы, разгадка найдена. Но в этой гипотезе есть ряд уязвимых звеньев. Медики говорят, что с помощью гипноза можно ликвидировать у человека чувство боли и даже вызвать у него ощущение ожога, если, например? приложить к коже обычную почтовую марку и внушить? что это раскаленная монета. Однако ни гипнозом ни самовнушением невозможно предотвратить обугливание пов.ерхностного слоя эпителя кожи при соприкосновании с раскаленными углями. Во всяком случае, добиться этого 6 лабораторных условиях еще никому не удалось.

С другой стороны, по свидетельству знатоков фиджийских обрядов, ритуал вилавилаирево в значительной степени утратил свой первоначальный характер чего-то исключительного, и участвующие в нем лица вовсе не находятся в состоянии религиозного экстаза или гипнотического транса. Так, известный английский путешественник Дэвид Эт-

тенбороу, снимавший этот обряд на острове Мбенга, рассказывает:

– Один из фиджийцев, принимавших участие в «хождении по огню», оказался деревенским фельдшером, который окончил медицинское училище в Суве, столице Фиджи. Я спросил его, что они делали в течение двадцати минут, проведенных в темной хижине перед началом церемонии. Его ответ явился для меня совершенно неожиданным: оказывается, участники ритуала спокойно обсуждали, какой «гонорар» заплатят приехавшие на остров иностранные туристы.

Просматривая литературу, посвященную «огнехождению», я наткнулся на прямо-таки анекдотический случай? который приводит этнограф Макс Фридом Лангер. Он подробно описывает, как на одном из тихоокеанских островов его наставник, сотрудник Британского музея доктор У.Т. Бригэм совершил в сопровождении трех кахунас– местных магов – прогулку по раскаленной лаве. Маги велели ему разуться, ибо защита их бога не распространялась на его сапоги. Но он отказался, заявив, что не собирается кончать жизнь самоубийством. Бригэм наблюдал, как один из его спутников медленно идет босиком по огненному потоку лавы, и в это время двое других внезапно сильно толкнули его туда. Очутившись на огнедышащей реке? Бригэм сломя голову бросился к противоположному краю потока. Пока он пробежал по нему 1^0 футов, его сапоги и носки сгорели. Трое кахунас, продолжавшие идти босиком, от души хохотали, показывая на волочившиеся за ним куски горящей кожи.

Иной точки зрения придерживается профессор Уотерстон. Он видит ключ к тайне «покорителей огня» в тренировке, в результате которой человек может постепенно приучить себя без особого труда выдерживать температуру, кажущуюся нам невыносимой. Жители тихоокеанских островов всю жизнь ходят босиком по накаленному солнцем коралловому песку, в то время как европеец не в состоянии сделать по нему босиком и шага. Следовательно? утверждает Уотерстон, «порог боли» островитян значительно выше обычного, так же как и «огнестойкость» кожи на подошвах. Допустим, что это так. Но как тогда можно объяснить целый ряд случаев, когда на раскаленные камни вместе с фиджийцами выходили европейцы – мужчины и женщины – и чаще всего не получали никаких ожогов? Такой опыт вместе с тремя другими европейцами проделал английский полковник Гаджен. Впоследствии он описал его в журнале «Полинезиан джорнэл»: – Мне трудно передать мои ощущения во время этой церемонии, Я могу твердо сказать только одно: на всем ее протяжении я знал, что иду по раскаленным камням, и чувствовал, как от них пышет нестерпимым жаром, но тем не менее не получил никаких ожогов. Я отнюдь не бежал по этой «адской тропе», а, наоборот, шел довольно осторожно, опасаясь, как бы нб наступить на острый выступ камня и не свалиться на жаровню. Могу заверить? что кожа у меня на ногах очень нежная. Единственное? что я ощущал, это легкие покалывания, напоминающие электрические, которые потом не проходили в течение нескольких часов, хотя и не были болезненными…

Те же ощущения отмечают в своих отчетах н другие участники «хождения по огню», причем все они сходятся на том, что совершенно отчетливо воспринимали жар, исходивший от камней.

Что же все-таки спасло их? Ответ на этот вопрос попытался дать английский физик Гарри Прайсон. Чтобы выяснить секрет «покорителей огня», он пригласил в Лондон известного индийского факира Ахмеда Хусаина и провел с его участием ряд интересных экспериментов. В канаве длиной около четырех метров было сожжено пять тонн дубовых дров, ^00 килограммов древесного угля, смешанного с 18 литрами парафина, и… ^0 экземпляров газеты «Тайме» – она пошла на растопку костра.

Температура образовавшейся дорожки из углей равнялась 57^ градусам Цельсия. Тем не менее Хусаин спокойно прошел по ней, сделав три быстрых шага. Ободренные его примером, на дорожку вышли пятеро учеников Прайсона… и все получили небольшие ожоги. Меньше других пострадал некий Реджинальд Эдкок. Он, как это ни парадоксально, шел спокойнее и даже чуть медленнее других.

Во время заключительного опыта, передававшегося по телевидению компанией Би-би-си, температура углей бы^ ла повышена до 800 градусов! И все же Хусаин преодолей четырехметровую дорожку за 1,6 секунды, а Эдкок – з& 1,8 секунды, причем оба не получили ни малейшего ожога.

Результатом своих опытов Прайсон посвятил целую главу п?д названием "Наука раскрывает тайну «ходящих по огню» в кнрге «Полвека физических исследований»: "Эксперименты, – пишет он, – раз и навсеща доказали, что для «хождения по огню» не требуется какихлибо необычных физических способностей или особого психического состояния, не говоря уже о черной магии… " Любой человек, обладающий достаточной решимостью и уверенностью, а также сохраняющий присутствие духа, : может без всякого вреда дйя себя пройти по поверхности, ^

нагретой до 800 градусов по Цельсию… Весь секрет кроется в чрезвычайно кратковременном прикосновении каждой ноги с раскаленными углями, причем продолжительность «прохулки» не должна превышать двух шагов на каждую ногу".

Но если участники опытов Прайсона делали не больше трех-четырех шагов, то фиджийцы, индийцы, нестинары шагают до двадцати раз и в несколько более медленном темпе. А суринамские индейцы даже танцуют на углях. Так что секрет вовсе не в этом.

Познакомимся еще с одним оригинальным объяснением «огнехождения». Его автор, американец доктор Коу из Флориды, ради доказательства своей правоты рискнул даже в присутствии ученых коллег пройтись по раскаленным докрасна листам железа, а затем, на манер индийского факира, лизнул нагретый утюг.

…Просматривая однажды старый учебник физики, изданный еще в конце прошлого века, доктор Коу наткнулся на одно забытое открытие, получившее название «эффекта Лейнденфроста». Если вылить каплю чуть теплой воды на сильно нагретую металлическую поверхность, то она не испаряется мгновенно и не растекается, а, приняв форму приплюснутого шара, начинает быстро бегать. Фактически шарик не касается металла, покоясь на микроскопической подушечке из пара, которая служит теплоизолятором.

В этом, по его мнению, лежит разгадка тайны «хождения по огню». Выделяемый кожей пот, частично превращаясь в пар, образует крошечные шарики-изоляторы на подошве ног, которые защищают при кратковременном прикосновении к раскаленным камням или углям. Нечто сходное происходит, например, когда влажным пальцем проверяют, не перегрелся ли утюг.

Увы, у этой на первый взгляд заманчивой версии есть свое слабое место. Прикосновения кожи к раскаленному предмету при «огнехождении», хотя и непродолжительные, повторяются несколько раз, и пот просто не успевал бы вновь выделяться. А главное, даже если бы это происходило, то нельзя забывать, что пар сам по себе должен стать причиной ожогов: ведь температура раскаленных углей в таком случае сменится температурой кипящей воды.

Советская исследовательница С.Н. Попова считает, что дело тут в другом. У нашей кожи есть интересная особенность: изменение температуры на ее поверхности происходит практически мгновенно, и потом в течение нескольких секунд она не меняется (на поверхности кожи формируется так называемый температурный скачок). Это обстоятельство и позволяет танцующему на раскаленных углях не спешить – он чувствует то же самое температурное воздействие и через полсекунды, и через три секунды. Поэтому некоторые «покорители огня» позволяют себе стоять неподвижно или идти как бы не спеша. Причем здесь есть и другой важный момент: когда тепловая активность постороннего тела значительно больше тепловой активности кожи, то последняя принимает температуру этого предмета (углей или камней) в весьма широком диапазоне.

В подтверждение своей гипотезы С.Н. Попова ссылается на опыт, поставленный сотрудником Института физики плазмы имени Макса Планка в ФРГ Ф. Каргером. Перед началом ритуального «танца огня» ученый нанес на подошвы одного из танцоров-фиджийцев слой краскииндикатора, чувствительной к изменению температуры. Этой же краской исследователь покрыл и куски базальта? по которым ходили участники церемонии. По цветовым изменениям индикатора Ф. Каргер установил, что максимальная температура камней в местах соприкосновения с подошвами танцоров составляла около 330?С. А цвет окрашенных ступней фиджийца не превышал 83 грудусов. Фактически раскаленные камни и угли охлаждаются, когда на них наступают, до умеренных температур, близких к порогу безопасности. Иными словами, происходит как бы сближение температур: кожа нагревается, а «сцена» охлаждается.

Неужели разгадка тайны «огнехождения» настолько проста? К сожалению, нет. Разница температур, пусть даже в 250 грудусов, слишком велика, чтооы человеческая ткань не пострадала. Надо сказать, что сразу после эксперимента с красителем-индикатором Ф. Каргер положил на один из камней кусочек затвердевшей кожи, срезанной с подошвы танцовщика. Через несколько секунд он совершенно обуглился. Ученый пришел к выводу, что наряду с чисто физическими законами при хождении по огню действуют и какие-то законы человеческой психики, механизм которых пока неизвестен.

Есть немало и других гипотез относительно этого феномена, но ни одна из них не в силах до конца объяснить его. Так что остается только ждать и надеяться, что рано или поздно комплексное изучение удивительного дара «покорителей огня» с участием биологов, физиологов, врачей, психологов, физиков идругих специалистов позволит раскрыть его тайну.

ЖИЗНЬ В ЛЕСУ, ИЛИ УДИВИТЕЛЬНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ГАБРИЭЛА ЦИКЛАУРИ

Мы расскажем историю, которая произошла более 70 лет назад. Главный герой ее берег записи о случившемся более тридцати лет. Бумаги пожелтели от времени. Но это подлинные записи человека, действительно испытавшего в юности удивительные приключения. Никто не верил скромному и набожному человеку. Жаль, что в наше время становится все меньше исследователей, которые бы рискнули проникнуть в недоступные дебри и добыть оригинальные сведения, например о превобытных племенах или наблюдении за экзотическими животными и растения– ми. Поэтому все больше романтические истории к нам приходят из-за рубежа. Публиковать такие материалы проще? главное – ответственности меньше.

В сентябре 1986 года я приехал в отпуск вродные места? где еще сохранился родительский дом – в бывшие благословенные Царские Колодцы, название которых теперь перекрасили в яркий цвет – Красные Колодцы, будто родники действительно бывают красными. Поскольку это романтичное поселение, выросшее из могучего русского военного укрепления, расположилось на востоке древней грузинской земли – в Кахетии, то искаженное название перевели еще и на грузинский язык и сделали географическим – Цители-Цкаро… Как в таком месте не могло родиться нечто невероятное?

Итак, я в родительском доме, дышу воздухом предков? Через несколько дней нас навестил мой старый и добрый приятель и наставник, местный историк и краевед И.М. Ментешашвили, да еще с незнакомым человеком весьма преклонного возраста. Мы поприветствовали друг друга после долгой разлуки, историк представил мне незнакомца – Габриэла Тандиловича Циклаури и сказал:

– Как вовремя приехал ты, вот этот человек со старой папкой в руках поведал мне недавно удивительную историю о лесных людях, она не может заинтересовать тебя как биолога?

Меня взволновало такое сообщение: – Когда же произошла эта история? – Очень давно, – продолжал историк, – кому не рассказывал Габриэл об этом, все воспринимали ее с улыбкой или с каким-то смятением…

Я прекрасно знал характер своего друга Ментеша– швили, поэтому сразу же приступил к делу. Старики пришли ко мне с надеждой, что я смогу стронуть с места этот воз? поэтому я не мог медлить и прибегать к уловке, коща ссылаются на отсутствие времени. Я моментально вынес в сад стол, мы расположились под виноградными лозами и приступили к беседе.

Я не стал перечитывать пожелтевшие записи Циклаури – оди никуда не денутся, тем более, что Ментешашвили грозился поместить х$х в свой домашний краеведческий музей среди мечей римских полководцев и бивней мамонта. Я видел глубокие морщины на лице старика? к которому уже подбирались девяностые годы. Пока не поздно, нужно было записать историю из уст самого очевидца.

Циклаури оказался превосходным рассказчиком, но речь его сильно была оснащена архаизмами, поэтому мои познания грузинского языка оказались слабыми. Мы пригласили милую соседку Риту, которая безукоризненно владела и русским и грузинским языками. Так мы вчетвером провели не одни вечер. Габризл Циклаури поведал нам этнографическую повесть. Я записал ее от первого лица ^– рассказчика, хотелось бы передать ее в оригинальном виде, нб кто даст столько места? Поэтому я попытался все же изложить историю кратко.

В 1914 году безграмотный четырнадцатилетний подросток Габризл Циклаури был изгнан князем из родного села Натбеури Мцхетского уезда Тифлисской губернии. Не найдя приюта в родных местах, мальчик пристроилса к закупщикам скота для армии. Эти люди вместе с мальчиком пешком от села к селу добрались до Азербайджана. Там они определили подростка к беку пастушком. Новый хозяин оказался весьма благородным человеком – одел и обул мальчика.

Однажды весной пастушок пригнал стадо к берегу Каспийского моря. Погода стояла теплая, солнце светило ярко? мальчик отвлекся и загляделся в даль синего моря. Вдруг он увидел неподалеку от берега двух человек что-то делавших возле лодки. Через несколько дней мальчик снова пригнал сюда стадо. Теперь дул сильный ветер, волны катились к берегу со страшным шумом, и качали одинокую лодку. А вокруг ни единой души. Из любопытства Габриэл вскочил в лодку и, желая покачаться на волнах, выдернул лом, к которому она была привязана. Суденышко тут же понесло от берега. Мальчик спохватился поздно – весел в лодке не оказалось. Что делать, вокруг уже глубокое море, а плавать он не мог. Лодку понесло в открытое море…

Можно представить себе, с каким ужасом глядел мальчик на бурлящие волны, испытывая свое полное бессилие. Но неудачника все-таки успокоило то обстоятельство, что у него с собой была пастушья сумка с припасами, кресало? кинжал, иголка и еще кое-какие мелочи.

Лодка оказалась в полном смысле слова в открытом море, ибо очертания берега скрылись за горизонтом. Взвол-

нованный потерей земли, уменьшением запасов продовольствия в сумке, мальчик впал в прострацию и потерял счет дням. Сколько носило лодку по морю, в какую сторону она дрейфовала – ничего он этого не знал. И вдруг волны погнали дряхлое суденышко к берегу. Пригнали, да так швырнули его, что оно надежно застряло среди огромных валунов. Обессиленный от голода Габриад с трудом выполз из лодки и пополз по крутому берегу. Вскоре он увидел большой лес, зеленеющую под деревьями траву. Добравшись к ней, приник он к траве и начал жадно ее жевать? чтобы хотя бы утолить жажду. Это придало ему силы. Теперь он был уже в лесу, нашел на стволе дерева грибы? поел их, все обошлось благополучно. Потом нашел воду. Но что делать и куда идти? Прежде всего он спустился к лодке, срезал кинжалом кусок жести, смастерил из нее примитивный котелок. Этот сосуд оказался для него главным спасением. Есть кресало? можно высечь огонь. Так мальчик начал варить в котелке траву, кору деревьев и вскоре совсем окреп. Однако мысль? куда идти не покидала его. И он решил податься в глубь леса в надежде именно там наткнуться хотя бы на следы людей.

Огромные мрачные деревья, опутанные лианами вызывали одновременно и страх, и успокоение. С одной стороны, охватывал ужас от возможности погибнуть из-за встречи с каким-нибудь диким зверем, а с другой – на деревьях он находил много птичьих гнезд с яйцами, которые охотно выпивал. Главное же – на мохучих деревьях? среди разветвления можно было устроить удобное и безопасное ложе для ночлега.

Так мальчик постепенно свыкался с необычной обстановкой. Он приспособился плести веревки из дикой конопли, которые служили ему надежными снастями для ловли зверей на тропе. Он встречал в лезу зайцев, диких коз? птиц. Однажды на него напал даже огромный бык, от которого пришлось стойко обороняться. Это был не олень и не буйвол, а горбатый бык. Огромное свирепое животное было серой масти, походило на обыкновенного домашнего быка, только на холке виднелся очень уж большой и жирный горб. "Я заметил, как животное намеревалось атаковать меня, прижать к дереву своими рогами. И не успел опомниться, как бык погнался за мной с тяжелым стоном; уже не помню, как успел спрятаться от него за дерево. Собравшись с духом, я стал размышлять о том, как сразить этого быка. И вот, как только бык совершал на меня очередную атаку, я быстро прятался за дерево еще и еще раз. Один раз зверь остановился как бы в раздумье: В это мгно-

венье я вонзил ему кинжал в заднюю ногу. Взревев от боли, он с еще большей яростью начал атаковать меня. После этого изловчившись поразил кинжалом ему другую ногу. После этого воинственный пыл разъяренного животного угас. Бык застонал, замедлил движение и примерно через полчаса слбг. Коща он опустил голову, я ушел с этого места, но возвратился сюда на следующий день – бык был уже мертв".

Вот так нарисовал живую сцену боя с быком сам Циклаури. Это был для него особенно яркий момент, ибо мальчик не только испытал себя на смелость, но и впервые за все свое странствие наелся досыта мяса.

Однажды он набрел на обширдую поляну, на которой заметил ископанную землю. Кто-то здесь явно собирал земляную грушу. «Прекрасная пища, стоит здесь построить хижину, обосноваться и ждать появления людей», – подумал Габриэл. Прошло несколько дней, но люди не появлялись, хотя возле взрыхленной земли вырисовывались следы босой ноги человека.

Как-то раз наш герой вышел на поляну собрать земляной груши. В это мгновенье на него стала пикировать огромная хищная птица. Рассказчик назвал ее орлом, которые вообще на людей не пикируют. Тогда я прервал Габризла 1: принес ему кишу, в которой собраны рисунки хящннж птиц Кавказа – покажи, мол, уважаемый, на какого «орла» была похожа та птица. Габриэл не задумываясь показал на бородача-ягнятника. В это мгновенье я испытал радость, я полностью расположился к рассказчику, ибо только бородач мог пикировать на человека, но не орел…

Итак, птица не давала мальчику покоя. Габриэл был в овчинной безрукавке, барашковой папахе и весь обросший. Может в этом была причина такого нападения? Мальчик решил избавиться от нее: поставил на. поляне рогатину, а возле пристроил чучело из шкуры козла, привязал к нему веревочку, спрятался и стал шевелить чучело? Грозная птица спикировала на приманку и смертельно поранилась о рогатину.

Спустя некоторое время мальчик пришел к своей жер" тве, чтобы отрезать кусок мяса. Тут какая-то неведома^ сила заставила его оглянуться. Он увидел бегущих к нему людей с палками в руках. Габриэл остолбенел от ужаса: приближавшиеся люди были нагими, с пышными бородами. Среди них не было женщин. Вот незнакомцы остановились возле мальчика, выставили против него заостренные палки. Убедившись, что он не собирается нападать, они опустили их, и начали что-то бормотать б6

непонятном языке , потом обступили останки убитой птицы и стали жадно на нее смотреть. Вот один из них поднял с земли острый камень и принялся отрезать от тущи кусочки мяса. Запасшись пищей, незнакомцы предприняли попытки увести мальчика с собой, робко хватали его за руки. Оробевший от неожиданности, Габриэл не согласился идти за ними. Так они удалились, не причинив ему никакого зла.

На следующее утро лесные обитатели пожаловали целым племенем. Там были теперь и женщины с маленькими детьми и подростками. Только Габриэл не заметил среди них стариков. На сей раз лесные люди увлекли с со<бой Габриэла, привели его в свой стан, который состоял из нескольких камышовых хижин. Отнеслись охи: к нему весьма доброжелательно.

В первый же вечер определили Габриэл^ на ночлег в хижину к незамужней женщине, у которой были сын af взрослая дочь. Расположились все без одеял и матрацев прямо на сухой траве, заменявшей постель. Мать уловила всех сама: с одной стороны пристроила Габриэла, рядом с ним своего сына, а с другой стороны свою дочь. Наутро состоялась неожиданная для нашего героя женитьба. К нему подвели двоих девушек – дочь той вдовы, которая его приютила, и еще одну. Девушки расположились сбоку. Наш паренек совершенно не представлял, как себя вести? поэтому стоял как истукан. Потом вдова подошла к ним? взяла руку своей дочери и обвила ею плечи жениха, затем положила его руку на плечи… как оказалось невесты. Только теперь Габриэл понял, что его женили .

Вот проблема свалилась на голову нашему герою! Но ему не пришлось испытать никаких затруднений: он тут же ощутил заботу, ему помогли построить хижину.

Эти мирные лесные люди жили в полном смысле слова в каменном веке. Кроме обожженных на костре палок и камней они не использовали никаких орудий труда. Питались дарами леса, зверей загоняли в тупики и забивали палками. Мясо подвяливали возле костра, раскладывая его кусочками на козью шкуру… Описания охоты на диких зверей, похорон малолетних детей – все это заняло бы много места.

Габриэл заметил, что среди лесных обитателей не было пожилых людей. Они, несомненно, не выживали в таких условиях, хотя зимы в этой зоне фактически не было, круглый год хорошая погода без морозов.

Спустя год у Габриэла родился сын, которого назвали Гелой. Супруги хорошо понимали друг друга, хотя языки освоить 063 посредника оказалось невозможным. Так жил он два года в лесных дебрях. И тут случилось несчастье.

Однажды Габриэл отправился на звериную тропу, чтобы расставить там петли. Возвратившись, он увидел страшную картину: стан был полностью разгромлен и сожжен? возле потухшего костра виднелось несколько трупов забитых камнями мужчин. Ни одной живой души вокруг не осталось. Куда девались его сын и супруга, Габриэл представить не мог. Он долго кричал, но ответа из глубины леса не последовало.

Окончательно потеряв надежду на встречу с семьей? наш герой снова направился к морю. Спустя несколько дней он достиг берега. Там нашест огромное дерево с дуплом и поселился в нем. Но дупло оказалось тесноватым, пришлось набросать туда сучьев, поджечь, чтобы немного расширить. Вот из дупла повалили черные клубы дыма. Они-то и послужили спасеньем нашего скитальца: их заметили с проплывавшего неподалеку русского военного корабля. К берегу причалила шлюпка и забрала «дикаря» с собой. Судя по одежде и непонятной речи, моряки действительно приняли Габриэла за дикаря, но обошлись с ним ласково, накормили, приодели и поместили в трюм.

Причалив к берегу возле какого-то небольшого городка? моряки передали Габриэла местным жителям, которые оказались дельцами: посадили его в клетку и стали возить по аулам, собирая с ротозеев подачки.

Только благодаря одному русскому купцу по имени Петр Габриэл был окончательно спасен. К счастью, этот купец знал по-грузински и сразу же понял, что дельцы вместо дикаря показывают просто обросшего и оборванного юношу. Он забрал Габриэла и отвез на родину. Так наш рассказчик начал новую жизнь, даже научился грамоте, снова обзавелся семьей и наконец-то поведал миру свою историю…

Поразмыслив над записями, я пришел к убеждению? что в рассказе Габриэла так много неясностей, что сама история кое-кому может показаться мистификацией. Но я, который видел искренние глаза набожного и честного рассказчика, просто не имел права отдавать этот материал на растерзание малодушным людям.

Я сразу же стал строить предположения на тему: как попали люди, обладающие членораздельной речью, в глухой лес и почему уедим илжь, оторвались от цивилизации?

Ведь здесь идет речь о настоящих людях, относящихся к гомо сапиенсу. Судя по описанию, наш герой попал в субтропики, а они начинаются на границе Азербайджана с Ираном. Так где же обитало племя – в Иране или Азербайджане? Это совершенно не ясно.

Поначалу у меня возникла мысль, что этих людей некоща какие-то обстоятельства загнали в леса. Например? в XIV веке, во время нашествия Тамерлана пришельцы жестоко обращались с местным населением Закавказья. За что в свою очередь местные ополченцы загоняли целые группы завоевателей в лесные дебри. По этому поводу есть исторические сведения. За полчищами Тамерлана следовали богатые гаремы, так что могли попадать в такие обстоятельства и женщины.

С этими сведениями я вернулся в Москву. Посетил редакцию журнала «Вокруг света», а ей нетрудно было уже привлечь специалистов. И естественно, что между учеными возникли разногласия – одни придали серьезное значение моим записям, а другие расценили их как сказку. Ну что же, мне было весьма приятно, когда моими сторонниками оказались специалисты, то есть ученый из сектора Кавказа Института этнография АН СССР, доктор исторических наук В. Кобычев, а также довольно известный специалист по реликтовым гоминоидам М. Быкова? которую все хорошо знают по многочисленным публикациям. В полемической форме и опубликовал в 1988 году журнал «Вокруг света» очерк о приключениях Габриэла Циклаури. И тем самым сделал большо дело – вовлек в полемику читателя. Пошли письма и настолько содержательные, что позволили наметить пути ответов на загадки? связанные со скитанием Циклаури по лесным дебрям.

Короче говоря, читатели, главным образом из Азербайджана, определили все – и место, худа попал наш странник, и назвали этих лесных людей, сообщили, на каком языке они говорили, как складывались их отношения в старые времена с местным населением Азербайджана? что слышно о лесных людях теперь, и многое другое… Когда я ознакомился с этими письмами, то у меня появилось желание проехать по Азербайджану, посмотреть те места? ще происходили события, поговорить с живыми людьми…

И вот в 1988 году моя мечта свершилась. Как и прежде? в сентябре я приехал в родные места. На следующий день сам отправился к Иосифу Ментешашвили. Мы заговорили о Циклаури и тут же решили навестить старика в Земо Кеди. Путь не долгий, всего 2^ верст.Так, под сиянием яркого полуденного солнца, перед нами распахнулась калитка скромной усадьбы с тенистым садом и роскошным виноградником. Подошли к крыльцу дома и увидели спускающегося с лестницы нашего Габриэла с палкой в руках. Заметив нас, oil швырнул палку в сторону и бросился к нам в объятия. Поздоровавшись с Ментешашвили, он стиснул своими слабеющими руками мои плечи и сквозь слезы пробормотал:

–Боже, Боже, как больно мне встречать таких гостей с палкой в руках, зачем так жестока судьба человеческая…

–Зачем печалиться, – успокаивал я его, – стоит ли стыдитьсяд таком возрасте палки, главное, что ум и мысли у вас светлы, как в молодости…

Я спросил Габриэла: « Что же нового произошло за прошедший год?»

– Ничего особенно нового не было, вот только с месяц назад приезжали ко мне три научных сотрудника из Азербайджана. Они не назвали себя, но очень интересовались точным местом, куда забросила меня лодка в те далекие времена на береху Каспия, умоляли назвать тот лес, куда я попал… Но разве я не сказал бы вам об этом раньше, если бы точно знал, где находился тот дремучий лес? Как я мог неграмотным подростком, напуганным и не знающим азербайджанского языка, не зная ни слова по-русски, разобраться в географических тонкостях? А гости все твердили – может быть я попал в Иран? Может быть, и попал, но не ведаю об лом…

Мы побеседовали с хозяевами около часа, супруга суетилась с угощениями. Габриэл сложил экспромтом стихи о нашей встрече. Смысл их был ярок и прекрасен: «Под покровом голубого неба Грузии, под ласковыми лучами заходящего солнца поэт приветствует в своем доме Иосифа Ментешашвили из Цители-Цкаро и Петра Леонова из Москвы, сулит им мир и удачу, благословляет теплые человеческие отношения, которые они питают друг к другу так много лет, несмотря на различное национальное происхождение и разницу в возрасте…»

Потом мы простились с нашим добрым Габриэлом, пообещав еще навестить его. А между тем в Цители– Цкаро председатель райисполкома М.Г^нченко и первый секретарь райкома комсомола Д.Гудушаури хлопотали о нашей поездке в Азербайджан, ибо по приезде из Москит я просил их помочь мне. Итак, 14 сентября в 9 часов уцй возле райкома меня ждал УАЗ. Тут я встретился и поэнакомился с водителем Да+уни Кокиашвили, любознательным и любящим природу. А когда мне представили еще попутчика – заведующего орготделом райкома комсомола.

Темура Тавадзе, я сразу же убедился, что мне повезло. Темур оказался на редкость эрудированным молодым человеком.

И вот наша машина покатила на юго-восток, по широкой дороге. Вскоре кончился асфальт, ибо мы свернули к Мирзаанскому ущелью.

Несколько километров пути, и мы оказались как бы на дне земли. Синие горы расступились, и между ними зачернела глубокая, узкая трещина, спускавшаяся извиваясь змеей к открытой Тарибанской степи. Здесь уж не приходилось помышлять о дорожном комфорте, наш автомобиль скакал с камня на камень по изрытому бороздами высохшему руслу коща-то быстрого потока, спускавшегося по ущелью во времена ливневых дождей. Выбраться к голубому небу по берегам этой бездны местами немыслимо даже самому отважному скалолазу. Берега или слишком круты^ или опутаны олючим кустарником – держидеревом, перемежающимся с зарослями алгунника, или гранатового кустарника. Местами привлекали внимание закорючистые, свисавшие с уступов можжевельники, полыхавшие опьяняющим эфирным ароматом. Вот впереди показалась вереница оголенных песчанниковых глыб с узенькими трещинами, из них выглядывали причудливые ящерицы – кавказские агамы Эйхвальда.

Мы ехали почти молча, любовались окружающей дикой природой. Но вот ущелье начало расступаться, как бы легче стало дышать при ощущении простора.

– Мы подъезжаем к Волчьим воротам, – объявил неожиданно Темо, – знаете ли это место?

– Как же не знать, – ответил я ему, – еще подростком сколько раз на заходе солнца мы приближались к нему с отцом на фургоне в добрые старые времена. Копыта коней начинали стучать по камням резче и отчетливей, лошади дергались, фыркали, временами прижимали уши? кибитку сильно трясло. Вот фургон втягивался в узкую прогалину между огромными глиняными сопками и в одно мгновение выходил на простор. Здесь всегда останавливались на ночлег после утомительного пути, следуя из Царских Колодцев в Гянджу, а волки тут как тут. Ночью? потихоньку, крадучись, пытались отбить от группы слабенькую лошаденку или жеребеночка. Прошло так много лет, а облик Волчьих ворот нисколько не изменился, только тех волчьих стай уже не стало…

От Волчьих ворот, по пыльной, слегка каменистой дороге, мы направились к бррегам Иоры. Наверное полчаса тряслись, огибая сыпучие сопки и невысокие зеленеющие холмы. Вот впереди показался скрытый густым тростником берег реки, бехущей по тихой равнине. Нашли с трудом узкий железный мостик и вкоре очутились б первом азербайджанском селении Кьясанам, утопавшем в гранатовых садах. Гранатам как раз был сезон, и сады стояли облепленные привлекательными краснобокими плодами. Мы остановились возле чайханы, разговорились с азербайджанцами, может быть кто-то из них слышал о лесных людях. Но увы, никто о них не имел и понятия.

Направились дальше, к трассе Тбилиси – Баку. Только по ней можно было проникнуть в глубь Азербайджана? несясь с ветерком. Тут наш водитель Датуни взбодрил нас:

т-Я повезу вас к трассе самой короткой дорогой, я был здесь однажды, хорошо помню эту дорогу.

Да, дорога действительно оказалась самой короткой. Вот и долгожданная трасса, которая и привела нас в первый крупный населенный пункт– город Гянджу.

Здесь решили отдохнуть, поговорить с населением. Все небольшие ларьки вдоль улиц были забиты арбузами и манатами, поэтому много людей, много собеседников. Однако в разговоре с гянджинцами ни слова не узнали о лесных людях.

Миновав Гянджу, мы свернули с дороги, чтобы перекусить и обсудить программу дальнейшего путешествия. Что мы смогли уточнить во время своего первого вояжа по той земле, где странствовал некоща Габриэл? Главное нам необходимо было найти то место, ще закупщики скота определили мальчика пастушком, где находились те горы с дремучим лесом, куда его занесла лодка. Только потом можно было добывать сведения, подтверждающие реальность рассказа старика.

Я прекрасно знал, что испокон веков из Тбилиси к берегам Каспийского моря ьела дорога через Гянджу (Елизаветполь), Евлах, Кюрдамир, Кази-Магомед. Когда мы прибыли в последний населенный пункт, то перед нами стала дилемма: куда ехать. Здесь трасса разветвлялась: одна ветвь уходила на север, в Баку, а другая поворачивала на юг, к пограничному городу Ленкорани.

У нас троих сложилось такое убеждение, что именно в этом месте, где-то ту1 проходил некогда и наш герой Габриэл. При последней встрече с ним я еще разуточшит? как именно выглядело то место на берегу Каспийского моря, куда его определили на работу к беку. Габриэл еще раз повторил, что там было хорошее пастбище для скота? но возле самого моря древесной растительности не было? только поодаль начиналось редколесье, где росли большие деревья вперемежку с кустарниками и зарослями камыша. Мы не стали куда-то сворачивать, а внимательно ос-

мотрели здешний прибрежный ландшафт. И эти скромные наблюдения подсказали нам, что нужно свернуть на север и посмотреть – далеко ли вдоль берега простирается такой JKM^^na^n?

Мы вышли на побережье Каспийского моря и направились в Баку. Как ни странно, но то прибрежное редколесье быстро исчезло, как бы превратилось в голую пустыню, точнее полупустыню. Местами на выжженной солнцем почве не втречалось и былинки, а скудная ксерофитная растительность на других участках красноречиво свидетельствовала о том, что леса здесь не было ни 100, ни ^00 лет назад. Так что от Баку мы снова свернули на юг и через несколько часов прибыли в городок Сальяны, который тут же, у развилки. Именно здесь пере? нами открылся в полном смысле слова зеленый оазис. И вся хитрость в том, что именно в этом месте в Каспийское море впадает река Кура, питающая обширную пойму. Здесь начинаются аридные прибрежные леса и простираются вдоль берега к югу. Здесь лес и выходящая к нему главная дорога из Грузии, значит где-то здесь и находилось имение того благодетельного бека.

А теперь вспомним подлинные слова Циклаури: «Коекак я вылез из лодки и, огибая огромные валуны, пополз по крутому берегу. С трудом выбравшись наверх, увидел лес с огромными редеющими деревьями. Я был готов бежать туда, чтобы найти родник и напиться… Долго бродил я по лесу, ночь сменяла день, солнце всходило и заходило? но дней я не считал».

Так что одна загадка вроде раскрыта, мы стоим у ворот той прибрежной лесной зоны, откуда начались приключения Циклаури. Но тут же возникает другая загадка – куда погнало его лодку? Если на север, то там? ближе к границе с Дагестаном, тоже есть прибрежные леса. Но этого быть не могло. Этому есть серьезные основания. У меня в руках письмо уроженца этой зоны, где мы сейчас стоим – Салмана Новруза оглы Нейматова, который легко и просто раскрыл эту загадку. Я не знаю, кто он по профессии, но в глубоком знании этнографии и географии родного края ему не откажешь. Он считает, что лодку могло отнести только на юг, к Ленкорани, к Талышским горам. Вот строки из его письма: «Люоая лодка, оставленная на море без укрытия на берегах Апшерона, из-за постоянно меняющихся ветров „хазри“ и „гилявар“ (северо-западный и юго-восточный), которые заставляют лодку скользить вдоль берега, через несколько дней может оказаться далеко…» Мы не знаем сколько дней носило суденышко по морю, однако Нейматов подсказывает нам, что азербайджанские чабаны испокон веку, уходя с отарой? брали с собой запас еды на 8-10 дней. За это время лодка могла пройти дрейфом более 200 километров и причалить к берегу в районе пограничного азербайджанского города Астары или вообще у побережья Ирана. Появилась еще одна надежиад примета – валуны, о которых говорит и Габриэл. Именно они есть в районе между Ленкоранью и Астарой. Значит, путь нам надо держать на юг, к Талышским горам. Вторая ночь застала нас возле населенного пункта Шорсалу. Подкатили к одной автозаправке, где собралось много машин, а вокруг суетился народ? разговорились с местными людьми:

– О, я прекрасно знаю лесных людей, – оживился один молодой человек, – этих людей мы называем «iy– лябаны». Это совсем голые люди…

Главное, – обрадовался я, – мы теперь оказались вооружены надежным термином, понятным местному населению*. Если жители знают его – значит это уже реальность. Еще раз вспомнили письмо Нейматова, а также другого азероайджанца, уроженца этих мест Энвера Салахатдина Фейзулаева. В письме последнего говорилось именно о «гулябаны», на что мы сначала не обратили внимания. Фейзулаев много рассказал нам подробностей о лесных обитателях. Именно его сведения заставили нас обратить особое внимание на местный ландшафт.

Что же представляют собой окрестности Ленкорани и Астары? Это самая настоящая субтропическая зона с богатейшей растительностью, с уникальными трехъярусными лесами. Я очень давно знаком с трудами велико– лепного русского исследователя природы Закавказья К.Сатунина, который в начале века описал Талышские леса, опутанные колючей лианой сассапорилью, которую русское население Закавказья называет ланцет– ником. Эта лиана, дикий виноград и многие другие лианообразные растения делают субтропические леса непроходимыми. В них действительно может спрятаться не только лесной человек, но и черт с рогами. Эти леса – гордость и богатство прекрасного уголка Азербайджана.

В начале нашего века, когда произошла история с Циклаури, субтропические леса района Ленкорани и Астары спускались прямо к морю и были действительно непроходимыми. Об этом помнят старожилы, об этом пишет Сатунин. Местное население в старину называло эти леса «дзыра виша», что на талышском значит вор-лес. Обратите внимание еще на одну деталь – население этой зоны говорит вовсе не на азербайджанском языке, а на талышском, мало похожем на азербайджанский. Такое название леса частично связано с ланцетником, колючки которого настолько впиваются в одежду человека или в тело животного, что освободиться из плена не так легко. Смельчаки продвигались раньше по таким лесам с кинжалом в руках, порой стоя на коленях и прорезая себе прогалину. Местное население помнит предание об этом лесе? рассказывают легенды о шайтанах, но о гулябаны повествуют как о реальном явлении. Среди стариков есть еще очевидцы, описывающие лесных людей близко к описанию Циклаури. Гулябаны спасались от окружавшего их цивилизованного населения под покровом этого непроходимого леса. Сейчас даже трудно представить, что 70 – 80 лет назад в районе Астары дремучий лес украшали гигантские дубы, тополя и многие великаны, которые не пропускали солнечного света в глубь леса. Там было сыро и мрачно. В Талышских горах и сейчас сохранились подобиые леса? которые называются реликтовыми.

Пока мы стоим без движения и размышляем, я приведу еще одно убедительйое доказательство, что Циклаури попал именно в зону Талышских гор, которые уходят и на иранскую территорию. Давайте вспомним эпизод сражения Габриэла с диким быком в лесу. Так вот, по описанию рассказчика, это было животное серой масти с горбинкой в холке. Это было вовсе не дикое животное, а полудикое, значит Габриэл находился близко от селения? но не мог его найти.

Я детально изучал работу известного русского военного историка В.А. Потто «История Нижегородского драгунского полка», поскольку этот полк простоял 45 летна моей родине – в Царских Колодцах. Среди прочих сообщений историк пишет, что нижегородские драгуны разводили именно талышский скот серой масти с горбами в области холки и с рогами полумесяцем, привозимый из соседнего Талышского ханства. Описание животных совпадает и у Циклаури, и у Потто. Случайность здесь исключена.

Тот лес раньше простирался примерно на 35-40 верст вдоль берега Каспийского моря, а в Талышские горы углублялся верст на двадцать, до самых крутых уступов, которые и по сей день лесисты. Теперь величественный лес вблизи морского берега полностью извели, о чем горестно пишет уже знакомый нам Нейматов: «Кто может поверить? что от того непроходимою леса, ще яе было даже тропинок от повозок, где поблизости не было никаких поселений и не могло быть из-за нашествия диких зверей, ныне останутся только узкие полоски, протянувшиеся между красивыми чайными плантациями, которые выглядят с вершин гор как зеленые ковры…»

Да, теперь центральная усадьба совхоза «Аврора» привлекает внимание богатейшими особняками. Известный совхоз гордится лимонными садами, мандариновыми рощами, чайными плантациями. И все это в том месте? ще некогда вой волков и шакалов наводил страх на людей. И тоща же жили в глухом лесу гулябаны. Бродили совершенно голыми, как в каменном веке. Замерзнуть они не могли в теплом климате; когда уже в марте зацветает знаменитая ленкоранская акация, которую к Международному Дню солидарности женщин привозят в Москву и продают под названием мимозы. Было время, коща в чайханах, на базарах только и вели разговоры о случайных встречах с гулябаны. А сейчас трудно встретить очевидцев? но они есть, однако в беседе с незнакомыми людьми не называ^бт свои имена. Веди начинаешь настаивать, то поворачиваются и уходят прочь. По словам рассказчиков? лесные люди были исключительно мирными, никогда не позволяли себе нападать на местное население. Старики всеща внушали молодым людям, что и самих гулябаны обижать тоже нельзя. Хотя находились дельцы, которые ловили таких существ, сажали в клетку и возили по аулам для развлечения ротозеев за подачку.

Коща мы остановились у пограничного поста возле Шорсалу, мои попутчики отвлеклись, ибо встретили своего земляка грузина и разговорились. Я же облокотился о перила помоста в раздумьях. Тут подкатили «Жигули»? остановились возле. Из них вышел азербайджанец средних лет. Подошел ко мне и спросил —^ кто я и откуда. Я ответил, что из Москвы и что интересуюсь гулябаны.

Незнакомец проявил ко мне еще большее любо-пытство и рассказал:

– Мой дедушка рассказывал подросткам, как в юности со своими товарищами с кинжалом в руках тайком уходил в лес, чтобы поймать там отбившуюся от племени лесную красавицу.

– Ну и удавалось когда-нибудь поймать? – полю– бопытствовал я.

– Очень, очень редко. Лесные красавицы были чересчур чутки и осторожны, быстро бегали.

Взволнованный неожиданным сообщением, я со всем усердием просил незнакомца назвать себя. Но увы,он отказался, только сообщил, что из Астары, и ушел к своей машине.

До сих пор мы говорили о прошлой истории лесных людей, но некоторые обстоятельства вынуждают нас поговорить и о теперешних сс^ьккях. Очень многие рассказчики убеждали, что гулябашА встречаются в Талышских горах и сейчас, подтзердяли сведения из письма уже знакомого дам Фейзулаееа, который заявляет: «У моих (ленкоранских) знакомых и друзей, а есть среди них и очевидцы, нет и тенн сомнения в существовании в горах человекоподобных существ мужского и женского пола, а также детенышей. Повторяю, что некоторые встречались с ними. Описывают их примерно так: ростом с человека? выше или ниже, гусю обросплие волосами» от темно-серого до черного цвета. Лицо скорее человеческое, чем обезьянье. При случайной встрече с человеком убегают на двух ногах. Чрезвычайно осторожны, встречаются чаще в сумерках, ночью", реже днем, в далеких горных селах иногда воруют ночью мелкий домашний скот, птицу, овощи и фрукты".

Фейзулаев – ассистент кафедры психологии Азербайджанского медицинского института. Его сведения совпадают с рассказами жителей Талыша. Печально, что эти жители себя не называют. Назвал только один Надыр Мусаев, которою мы встретили возле автозаправочной станции, но откуда он сам родом – этоп) опять-таки не сообщил.

Многие собеседники утеряли, что в Талышских горах можно и сейчас найти места ночлега гулябаны, то есть вытоптанные участки диаметром 3 – ^ метров округлой формы, устланные сухой травой и клочками шерсти. Лесные обитатели не расстаются с палками – своим главным оружием. Но, к сожалению, задень или неделю, блуждая в лесу, едва ли встретишь такое место, для этого нужна серьезная экспедиция с непре– менным привлечением местного населения.

Собранные скудные сведения навели меня на мысль. Никто теперь не говорит, что гулябаны живут в камышовых хижинах. Значит для них настало другое время, они перешли на типично кочевой образ жизни.

Пока мы стрДСкствовалй по Азербайджану, наш не– утомимый историк Ментешашвили упорно разыскивал в се-

лении Архио Георщя Арсенидзе. Оказывается, еще до того? как мы узнали о записях Циклаури, Георгий встречал лесных людей в непролазных дебрях, на восточных окраинах Кахетии, у самой границы с Азербайджаном. Он много лет проработал в Вашловаиском заповеднике, поражающем любого своей дикой красотой. Арсенидзе возил на водовозке воду и заливал ею специальные ямы, ибо в засушливый летний сезон мно– гие естественные источники в Вашловани пересыхают и крупным животным негде напиться воды. Однажды в сумерках, это было 7 – 8 лет назад, Георгий поднимался на своей водовозке от реки Иоры к Пантишарскому ущелью и вдруг увидел впереди одинокого обнаженного человека небольшого роста, который шарахнулся в сторону и скрылся в зарослях. Это ущелье входит в зону Вашлованского заповедника, его прорыли среди огромных сыпучих сопок половодья. Места там почти сплошь труднодоступные или вообще недоступные человеку. Сопки чрезвычайно круты да еще поросли густым кустарником – алгунником, можжевельником и фисташкой Мейера. Оставаться на ночлег в этом ущелье почему-то очень страшно, что-то давит на подсознание? человек становится робким.

Георгий Арсенидзе – не единственный очевидец. Ранее у меня были записаны еще два эпизода. Также несколько лет назад к бывшему председателю колхоза имени Ленина Ш.Н. Каралашвили, что в селе Цители-Цкаро, зашел встревоженный пастух и заявил, что боится пасти скот в зоне Вашловани, ибо там в сумерках появляются лесные люди, а потом исчезают, вроде, не воруют скот, но не понятно, чего хотят. О случайной встрече с лесными людьми лет пять назад мне рассказывал мой сосед, житель Цители-Цкаро Димитрий Гирихиди. Он вез на мотоцикле рыбу с реки Иоры. В сумерках втянулся в Пантишарское ущелье. Коща мотоцикл пошел на крутой подъем и сбавил ход, Димитрий заметил двух человек, совершенно голых? которые выскочив на дорогу, ринулись за мотоциклом, видимо в надежде, что из люльки выпадет несколько рыбешек. Гирихиди настолько оробел, что даже не помнит? как выбрался из ущелья на простор. Но факт остается фактом —г– лесные люди на негоне пытались напасть. И ни один рассказчик никоща не говорил об их агрессивности. Это внушает доверие к публикациям.

Три очевидца указывают на район Вашлованского заповедника. Возникает будто некоторое сомнение, ибо Вашлованский заповедник расположен на территории Грузии на расстоянии не менее ^00 верст от Талышских гор. Как все это объяснить, если в глубине Азербайджана, в 100-

200 верстах от Талыша, о лесных людях местное население ничего не рассказывает? Однако удивляться здесь нечему? просто нужно повниматсльней взглянуть на карту всей этой обширной зоны.

Азербайджан расположен как бы в чреве Кавказских гор, но эта страна преимущественно равнинная. Коща мы возвращались из Талыша я следил за изменением ландшафта. Всюду по дороге – в районе Кюрдамира, Евлаха? Гянджи услаждает взор равнина, зеленеют сады,виноградники, чайные плантации, реже хлебные поля. Но с юга, начиная от Талышских гор, тянется на северо-запад вереница небольших лесистых хребтов, которая в районе Гянджи перерастает в довольно мощный хребет Боз-Даг. Здесь он поворачивает прямо на север, снижается и примыкает к Вашлованскому заповеднику, уже разрисованному причудливыми осыпями. Значит, лесные люди в теплое время года совершают миграции именно по этим хребтам, а в долины, тем более безлесные, не спускаются. Поэтому их на равнинах никто никогда не видел? никто ничего о них не рассказывает.

Но к юго-востоку от Вашлованских осыпей тянутся лесистые горы, заканчивающиеся ущельем Леки-Цкали, ko– торое уже с другой стороны примыкает к границе Азербайджана. Далее начинается глухой лес, который? перемежаясь полями, тянется до самого подножья Главного Кавказского хребта. Разве плохое место для обитания лесных людей? Поэтому у меня возникло желание побывать в северо-западном Азербайджане и разузнать у местных жителей, нс встречал ли :кто-ниоудь чего-нибудь подобного в предгорьях Большого Кавказа. В это время из Харькова в родные Лагодехи прибыл на отдых мой добрый приятель, кандидат медицинских наук и журналист Петр Згонников. Он знал о моей поездке в Азероайджан с комсомольцами, поэтому по возвращении домой я нашел в почтовом ящике письмо, в котором он срочно приглашал меня приехать в Лагодехи. На следующий же день я сел в автобус и через полтора часа был уже у Петра.

Петр, взволнованный встречей со мной, сразу же начал строить планы путешествия со мной в горы, в самую бездну Главного Кавказского хребта, к альпийским лугам, к водоразделу. Но сначала я попросил его организовать поездку в северо-западную часть Азербайджана по поводу гулябаны. На второй же день все было готово, к дому подкатил «Москвич», мы поехали по трассе вдоль Большого Кавказа в глубь Азербайджана. Прошли Белоканы, Зака^алы, доехали почти до Кахи, то есть до окончания глухих лесов. Беседовали со стариками, с молодыми людьми, но никто о гулябаны, вообще о каких-то лесных людях нам ничего не сообщил.

Через несколько дней мы направились в горы, к водоразделу, сначала на трехосном грузовике, а затем на лошадях. Мы даже достигли высокогорных селений Салда и Чарода, уже расположенных в Дагестане на высоте чуть ли не 2 тысячи метров над уровнем моря. И здесь никто о каких-то лесных людях ничего не слышал.

Потом я еще проехал по северо-западному Азербайджану более 200 километров, до Варташена, беседовал также с людьми о гулябаны. Но ничего нового не узнал. Стало быть, в моем предположении о миграции гулябаны есть рациональное зерно. И вот почему. Лесные люди доходят до Вашлованских осыпей и не идут дальше? ибо путь их преграждает бурная и быстрая река Алазань? через которую в этих местах нет никаких мостов. Вряд ли гулябаны могут плавать*, судя по их замкнутой жизни в глухих чащобах. Поэтому так странно получается, что на одном берегу, реки о лесных людях знают, а на другом – нет. Но тут возникает вопрос: а что цивилизованный людне передвигается? Да, это так, но мы в своих беседах всегда ставили конкретный вопрос – что здесь? именно у васРКстати сказать, в Белоканах я познакомился с Шорабуддином Хочберовым, который вез нас на грузовике к водоразделу. Коща я спросил его о гулябаны? он сказал – это, мол, не у нас, это в Талыше…

Однако, двигаясь от хребта Боз-Даг к Вашлованским осыпям, тоже приходится пересекать реку Иору. Но эта река настолько мельчает в летнее время, что во многих местах ее перейдет пешком курица. И к тому же в тех местах через нее переброшено несколько мостов, по одному из которых мы проехали.

Как мы видим, кое-что прояснилось относительно лесных людей, поэтому нам снова нужно возвратиться к вопросу о их происхождении, обратиться, может быть, к глубокому прошлому. Вспомним, что на страницах журнала «Вокруг света» я выразил свои догадки, что эти люди – из пришельцев, которых некогда загнали в леса. Этнограф, же В.Кобычев, хотя и разделил мою точку зрения, но усомнился в том, что это были именно пришельцы. Он высказал мнение, что пришельцы скорее загнали в леса местных жителей. Казалось бы, на этом можно было бы поставить точку. Но о лесных людях на Кавказе писали еще древние ученые. В трудах историка и географа Геродота говорится, что на Кавказе обитало тогда множество лесных людей, которые питались дикими плодами деревьев и кустарников, а совокупление у мужчлен II женщин было свооодное, как у скота, без всякой застенчивости. По свидетельству же Циклаури, лесные люди жили супружескими парами, у них уже сформировалась семья. А может быть это вовсе разные существа – лесные люди и гулябаны?

Я не знаю ничего конкретного об обволошенности лесных людей. У Циклаури есть сведения только о бороде? в то же время о гулябаны говорят, как о покрытых полностью волосами. У Геродота мы находим, что лесные люди престарелых особей убивали. У Циклаури – констатация факта, что он не видел стариков. По Геродоту, брачные союзы лесных людей были крепкие, мужчина брал себе в жены одну женщину и жил с ней до смерти, то есть браки были моногамные. Это совпадает со сведениями Циклаури.

Но почему лесные люди сохранились только в районе Талышских гор? Тут, по-моему ясно: дикое безлюдное место, обширные глухие леса, мягкий климат, изобилие даров леса. Скорее всего, локализация лесных людей вовсе не связана с азербайджанским или грузинским этносом. Они могли приходить из Ирана, ще еще теплее? организовывать стоянки до поры до времени, как? например, случилось с племенем, в которое попал Циклаури. Они могли переходить из Ирана в Азербайджан, а потом и в Грузию. Видимо, в свое время вышедшего к морю Габриэла заметил пограничный сторожевой корабль, поскольку где-то там проходила Иранская граница. Возможно и жил Габриэл среди племени на иранской территории? а потом вышел в пограничную зону.

Почему Габриэл не мог распознать язык, на котором говорили лесные люди? Такие упреки раздавались со стороны оппонентов, поскольку в Грузии в те времена, да и теперь азербайджанская речь хорошо знакома, не редкость. Скорее всего лесные люди говорили на какомнибудь диалекте сложнейшего талышского языка, который больше похож на фарси, чем на азербайджанский. И;вообще, население в Талыше говорит не на чистом талышском языке, а на смешанном с арабским, персидским и турецким. Наконец, можно высказать предположение о том, откуда взялся в тех краях русский купец по имени Петр, который вызволил Габриэла из клетки и возвратил на родину. В то время, то есть в начале нашего века, в районе Ленкорани и Астары проходила грунтовая дорога над самым берегом моря и вела в Иран. По ней следовали русские купцы с товарами. Сведения эти вполне достоверны, ибо они подтверждаются рассказами местного насе-

ления и историческими документами. В заключение я хочу выразить недоумение, почему некоторые современные люди стесняются того, что на их земле обитают гулябаны из каменного века. Разве это оскорбительно для нашей цивилизации? Напротив, каждый мыслящий гражданин должен гордиться богатством и разнообразием своей природы. Я испытал гордость, когда узнал, что рядом с моей родиной, в Вашлованских осыпях, которые поражают взор человека еще появляются лесные люди, не принося нам никакого вреда. А некоторые ученые, когда речь заходит о подобном чего-то боятся. Если факт существования лесных людей действительно подтвердится*, то необходимо заранее оговорить меры их защиты. Ведь если кошке приятно, коща ее гладят на теплой подстилке, то это неприятно дикому кролику, любимое жидище которого – прохладная темная нора.

Д. ВИНОГРАДОВА. В ТИХОМ ОМУТЕ

– Следы бигфута! Смотри, смотри, свежие следы!

Несколько дюймов снега покрыли землю в то утро, когда Рене, Айвен и юноша Джим осматривали берега озера Рузвельта – там они развешивали куски мяса в качестве приманки. В этом месте недавно в машину, стоявшую на обочине шоссе, сунулась было обезьянья физиономия. Выскочившие из машины люди успели заметить отлетевшую в прыжке-полете тень, а на земле заметили два следа. Судя по следу, на правой стопе третий палец отсутствовал – его отпечатка не было. Босая почти человеческая стопа очень большого размера. – Смотри, тот самый? Инвалид? – Да, но третий палец все-таки есть. Видишь, он чутьчуть отпечатывается, значит отогнут кверху. А маленький палец, также, и в том отпечатке, что у машины, загнут под углом.

Свежий снег, еще не зимний, влажный – хороший материал для лепки: следы —а их в обозримом пространстве за сотню! – четкие. Цепочка следов тянулась от реки Колумбия, пересекала железную дорогу. Около проволочной снегозаградительной ограды они, втроем, остановились удивленные: забор довольно высок– около метра! – а следы оставлены по обе стороны. Отпечаток правой стопы на одной; левой ^– на другой стороне. Перешагивал? – Вот дает! Взял и перешагнул, как я через табуретку. Торопясь по следам, они перепахали крахмальную Снежную гладь, после них остались вспаханные дорожки: человек всегда подволакивает ноги. Зверь же аккуратно ставит ноги сверху вниз, штампует следы (Роджер Паттерсон, снтмхпхй на Кинопленку самку, рассказывал: бигфуг наступает на согнутую ногу в тот момент, коща нога еще не нес°т нагрузки. Потому походка мягкая, шаг крадущийся. Ширина плеч у снятой им самки 90 см. Плечи при ходьбе были в движении. Добавим кстати: при спортивной ходьбе, а также марафонцы сильно двигают плечами и тоже расслабляют несущую нагрузки ноху).

Цепочка следов вернулась к реке. Рене сняло плеча ремень ружья: впереди река – рубеж. Дальше реки ему идти некуда. Наконец, он добудет его, живого или мертвого. Подобраться к его логову – это все! Устроить засаду, выждать и – он мой! Живой или мертвый. Но,подумал он с подозрением, а если тут прошелся человек? Мистификатор ? Странный это был шутник – надел большие деревянные сандалии, придал им форму искалеченной ноги, именно такой. И не подволакивал ноги, а ставил их сверху вниз. Подпрыгивал и отпечатывал следы ровно через метр ?

Не-ет. На пути к высокому берегу Колумбии они увидели: два следа стояли рядом, а между ними – желтое пятно, глубоко ушедшее в снег. Им не пришло в голову взять того снега для анализа мочи, они торпились по следам. Следы вели их через кустарник к крутому 6epeiy реки – он возвышался над водой на сто пятьдесят футов, а затбм потянулись вдоль берега, дошли до того места, где береговой утес наклонной горкой спускался к реке, и тут … исчезли. Два последних следа стояли рядом, но вокруг; сколько не вертели они головами, сколько не искали продолжения следов – куда он прыгнул? – ничего! Снежная целина.

?"Куда же он делся? – Рене выпустил ружье из су-( дорожно сжатых рук( ;;

Куда он делся? Поставим этот вопрос, ответ же на него —г предположительный, но очень вероятный – дадим в конце статьи.

Ночью, в первом часу, 2^ августа 1974 года житель деревни Александр Катаев шел вдоль берега реки Чусовой? что в Приуралье. Светила луна. Услышал: кто-то бултыхается в воде, подумал – большая рыба. Но когда до него донеслось странное бормотанье, он подкрался ближе к 6epezy, залег в кустах. Метрах в пяти от себя увидел как бы людей, мужчину и женщину. Оба сплошь серого цвета? как сказал Саша, только у беременной самки волосы на голове – рыжие кудри. «Мужчина» достал из кустов коробку из скрюченной бересты, протянул "женщине^? они что-то из нее ели, наверное, ягоды. И веселились: махали руками, дергали ногами, самка смеялась визгливо? как маленькая девочка. Но металлическим голосом. Стучали камнем о камень, искры летели, но огонь не высекался. Переговаивались звуками вроде «кы-кы», «ну-ну». Потом пошли в воду и поплыли бесшумно, видны были только головы. Проплыли реку и быстро полезли вверх по крутой скале. Исчезли в темноте.

В их краях, рассказывает Катаев, ходит рассказ о том? что в пятидесятых годах, то есть, лет тридцать тому назад в сети рыбаков попал «чертенок» – весь в шерсти. Его вытащили из сетей, но он так дико визжал, ревел и кусался, что его выпустили. Он сразу же нырнул в реку. Говорят, также, что кто-то видел русалок, сидящих на плотине у озера. А вблизи их деревни есть местность под названием Чертов Лог, куда ходить нельзя – там пропадают. Пропал охотник вместе с собакой. Толпой шли? прочесывали лес – ничего не нашли. Собака с ними идти побоялась.

Ограничимся эти^ куском из рассказа Катаева, чтобы проверить одну деталь: смех самки, визгливый и металлический. Животные, как известно, смеяться нб умеют. Независимо от Катаева имеются еще два сообщения о смехе именно женских особей. Одна из них прирученная самка, жившая в абхазском селении в прошлом веке, которая смеялась, по рассказам, внезапно, резко и пугающе. Второе сообщение пришло из Канады от А.0стмена – его ууащил на себе саскватч и ему пришлось прожить с существами шесть дней. Оба эти случая Катаев не мог знать.

Перед войной Юрий Румянцев жил в деревне в Кашинском районе Калининской области. Году в сороковом или сорок первом группа детей возвращалась из школы,

раположенной в другой деревне. Дорога шла мимо болота. Несколько мальчишек пропустили вперед девочек, чтобы не ябедничали, и украдкой начали курить. Дружно пыхтели дымом. Вдоль дороги густой изгородью росли кусты. И вот около его лица раздвинулись ветви и просунулась обезьянья рука, затем на миг показалось обезьянье лицо. Тут же видение исчезло, а уже с болота разнесся крик ни с чем не сравнимый, разве что похожий на милицейский свисток.

Из обстоятельного доклада госохотинспектора из Махачкалы В.К. Леонтьева, видевшего такое существо в Гутанском заповеднике в ав1усте 19^7 года, позаимствуем отрывок с описанием подооного крика, чтобы сравнить и тем самым проверить сообщения о смехе самки с реки Чусовой и о встрече у болота в Калининской области (все остальные детали знакомы по сотням, тысячам описаний других" очевидцев): « она смеялась визгливо, как маленькая девчонка», «что-то вроде милицейского свистка».

В.К. Леоатьев писал, что его крик «очень громкий? чрезвычайно странный, пожалуй, ни с чем не сравнимый. Он состоит из многократного повторения ритмичных низких и высоких звуков, несколько напоминающий звучание громадной струны. Во всяком случае, в крике каптара (так его называют в Дагестане) имеются элементы металлического звучания».

Сравниваем показания: во всех случаях звук, издаваемый искомым существом, называемым далее приматом? имеет металлический обертон и звуковую вибрацию. Не раз объясняли: не то хохот, не то лошадиное ржание, то есть звуковая вибрация. Или свист – тоже частое описание издаваемого приматом звука. Вспомним – одно из колен соловьиного пения называется дешева дудка.

Самый результативный – и самый скромный! – беззаветно преданный делу поиска реликта Владимир Пушкарев в последней экспедиции в 1978 году пропал без вести. В одном из выступлений он рассказывал:

– В 1974 году взрослый рыбак обнаружил в лодке волосатую женщину, она прыгнула и ушла в воду. В 1976 году рыбаки на Обской губе заметили, что морской черт вынырнул из воды, как бревно. Так сказал очевидец: как бревно, всплыло и опустилось. Старик в жертву морскому черту бросил бутылку водки. Называют это существо «тунгу», что означает черт. Рассказывают, что тунгу свистели по ночам, но когда построили город Надым, то все это исчезло. Много рассказов о том, как кто-то тряс чум. Выскочившие люди никого не обнаружили. Один раз нашли два следа на снегу, два больших следа и только – на большом пространстве. Летом 1974 года русские рыбаки ночевали в чуме. Коща услышали, что кто-то трясет чум – выскочили. Никого нет. Через десять минут опять тряска? выскочили сразу, с ружьями. Никого. Постреляли в воздух и никого не увидели. Кругом открытое место, до леса метров пятьсот. И следов не нашли. Мне на Кавказе говорили, что он, алмасты, невидим. Я пришел к выводу? что он может внушить, что его не видят. Мне на Кавказе один старик сказал:" Ты ею увидишь, если ты его сам первый увидишь. А если он тебя первый увидит, ты его не увидишь." Вероятно, он обладает гипнозом. Если при раскрытии тайны все гипотезы отбрасываются и остается одна невероятная, то надо ее принять за вероятную. В народных повериях не случайно черт оборачивается то лошадью, то кем-нибудь еще. Вероятно, он может внушить? что ты видишь не его, а кого-то другою. Так я предполагаю.

В 1988 году была снаряжена экспедиция, повторяющая последний маршрут Володи Пушкарев^. Ее участник Валерий Попов из Кургана рассказал о существовании в тех местах множества слухов об искомом примате, которого называют там несколькими именами: куль, тунгу, сыркья? менк. Местность там – множество болот и островков среди болот. Членам экспедиции один хант сказал, что менк ходит по болоту, поднимая ноги, как лось, что менк хорошо плавает и гораздо дольше человека может находиться под водой. И, наконец, В.Попов сказал, что они видели цепочку следов босых йог, которые вели к реке и здесь кончались.

Итак, цепочка следов босых ног в болотистой местности Западной Сибири дошла до реки и здесь кончилась.

Вернемся к началу: цепочка следов босых ног дошла до берега североамериканской реки Колумбия и здесь прервалась. .

Был поставлен вопрос: куда делся то?, кто оставил следы?

Но это не единстаепный вопрос, на который надо попытаться ответить. Первый вопрос подразумевается в заголовке: кто такие русалки? Второй вопрос задают многие: можно ли верить показаниям очевидцев? Третий вопрос возникает сам собой: когда следы, исчезают бесследно, то куда девается тот, кто эти следы оставляет?

На первый вопрос, в сущности, ответ дан. Первоначально, наш народ под этим именем называл приматов обоего пола, имеющих шкуру рыжей окраски. Позднее? термин прилип к тем существа^, котоых встречали в воде? около воды, также, как полевик, болотник, моховик, бан-

ник, леший (от слова лес?), домовой и так далее названы по месту встречи и, как считалось, месту обитания. Так что русалка или водяной, тот же примат, что и гуменник? лохматка, овинник, маруха, домаха, шиш, шишита, битфут, саскватч, снежный человек (следы на снегу), тот же? что и гуль, куль, алмасты, алмас, албасты, абасы, хунiypecy, он же йоги, де-мон, дэв, а также пан, сатир, фавн? соловый (переделанный в соловья-разбойника, из-за соловой, то есть желтоватой окраски шерсти, который ужасно свистит, говорить не умеет, живет в лесу, силен и мохнат) – всех имен и не перечесть. В каждом народе имен несколько. В переводе некоторые имена означают: человек-медведь, человек-козел, остроголовый, быстробегающий, плечистый и прочее.

На второй вопрос: можно ли верить информаторам, ответить следует подробно. Действительно, поверить трудно. Там, далеко, в Гималаях, в Непале, может быть и существует неведомая обезьяна. А в iycro заселенном Приуралье? Или даже на Донбассе? Как отнестись к Корольковой Алисе Николаевне, поверить ей? Она приехало в Москву, чтобы перед большой аудиторией сделать следующее сообщение.

– Я с Донбасса, с Константиновки. В 1977 году работала в пионерлагере. Детей уложила на «мертвый час», значит, это было после часа дня. Вышла по делу к забору, там была отломана доска. Что-то у кукурузного поля зашевелилось. Из зарослей кукурузы показалась голова, вся в волосах. Я подумала: сколько же он не брился! Разглядела у него крылья носа, глаза запавшие и близко друг к другу поставленные. Рот плотно закрыт, слышу? дышит, крадется, значит, хочет украсть. Выходит из кукурузы – весь в волосах. Мне его жалко стало, думаю? дезертир, захотелось погладить. Стоит полусогнутый и смотрит на меня в дырку забора. Поскулил, как собака? заискивающе. Выражение лица было доброе. Потом я убежала, пришла вместе с другими и мы нашли там, ще он стоял, след. Мы его форму и размер зафиксировали? оторвав обнаруженный у кого-то в кармане кусок газеты. Размер следа – в два листа школьной тетради, если ее развербуть. Это был мужчина, потому что здесь, на груди? ничего нет. С меня ростом,метр пятьдесят или шестьдесят. И рыбак потом видел следы у самого берега.

Следы у самого берега – отметим еще раз. В одном из сообщений из Америки было сказано: последний след был вдавлен уже под водой, на мелководье, у берега.

Чтобы проверить наших информаторов – а это значит поверить им, – существует пока единственная возмож-

ность: очная ставка. Одно сообщение ставить рядом с другим: сходится или противоречит? Так, рассказ кавказского жителя об увиденном им новорожденном алмасты подтвердился через несколько лет в сообщении о давней (в 1904 г.) встрече в российских лесах с ребенком лешачихи – тело обоих было очень редко покрыто вылосами. Скалолазание по вертикальной каменной стене подтверждалось много раз. Легко и быстро, цепляясь пальцами рук и ног, по словам, наблюдавшего, он полз как большой мохнатый паук вверх по утесу. И даже цепляясь ногами и только одной рукой, в другой неся тяжесть. Tak? находясь внутри спального мешка, Альберт Остменбыл спущен саскватчем вниз по крутой скале.

Манера бить камень о камень отмечалась не раз. Гипсовые слепки следов совпадают по очертаниям. Совпадают сведения от людей, независимых друг от друга, разобщенных в территориальном, культурном, языковом и временном отношениях.

Продолжая перекрестный допрос, наложим сведения добытые этнографами, на сведения добровольных исследователей проблемы реликтового гоминоида и убедимся? что через подобное сито просеивается нечто вполне материальное, а вымысел, литературные присовокупления не проходят. Персонаж из низшей мифологии – темная нечистая сила, живущая в преисподней, в подземелье, в аду – исправно служила для устрашения верующих. Общее ее название – черт, а всякая другая нечисть с образом черта обобщена. Перечислим некоторые описания, собранные учеными-этнографами: черт – это черный человек в шерсти. Он, как человек, но волосатый, косматый. Шерсть его лохматая, черная или белая. У него руки волосатые? мохнатые. Сам он черный. Вид наподобие человека, только глаза красные. Такие сообщения, как то, что черт – это смерч на дороге или заяц, пробежавший путь, естественно? через сито наложения не пройдут.

Продолжим перекрестный допрос, поставим в очной ставке сведения жителей двадцатого века и людей давным-давно отживших, но оставивших нам в наследство неисчерпаемое языковое богатство. Это разговорный язык? поговорки, пословицы, мифы, сказки – фольклор. Это кончики нитей, уводящие в тысячелетия. Словесные обороты, достаточно частые для того, чтобы Владимир Даль включил их в сборник пословиц русского народа гласят: «все черти одной шерсти», «тот же шут, да в иной шерсти», «во что черт не нарядится, а бесом глядит». Катаев сообщил: самка вся серая, а на голове рыжие кудри. Сравним с пословицей: тот же,черт в красной шапке. По-

смотрим на портрет особи, снятой Паттерсоном в октябре 1967г., на заостренность головы (жировой или костный гребень или направление волос?). Поставим рядом пословицы: «все люди, как люди, только черт в колпаке».Или: «с остроголовым не шути, перетянет». О том же говорят его наименования: шиш, шипига.шишок (сравнительно недавно деревенская старушка, увидав у себя на дворе непонятный беспорядок, воскликяула: «знать шишок приходил!»') .В сказках рада литературной гиперболы заостренность головы выросла до рогов, умение быстро бегать и совершать длинные прыжки перешло в умение летать – человеческое мифотворчество сложило ряд известных сказочных персонажей.

Когда-то человеку долго пришлось бороться с этим получеловеком, полузверем за места обитания, и он, не работающий, а расхищающий, крепко о-сто-черт-ел человеку. Имя его стало ругательным, а фразеологическое клише по типу «черт удес», «черти носят» издавна вросли в разговорную речь, настолько стерлись, .что доискиваться до источниковедческого смысла этого присловья, как будто, и не следует. Однако буквального повторения такой ситуации довольно много. Того же Альберта Остмена ночью спящего унес тот самый, многоименный. Врачь-логопед рассказала о своем пациенте, который стал заикаться после того, как на него сзади в горах Кавказа напала огромная обезьяна, пытаясь его унести. В районе северного Урала Володе Пушкареву передали следующее. Пропала пятилетняя девочка. Ее нашли на следующий день сидящей там, где неоднократно проходили люди. Кто-то в теплой шубе, по словам девочки, ее долго носил, а затем посадил на дороге. Другой случай. Ребенок пропадал ночами: днем являлся с объяснением – у меня есть другая мама. Рассказывали Пушкареву еще один давний случай подмены ребенка в люльке на ребенка от какого-то существа. Вспомним в этой связи поговорку: связался черт с младенцем. Но в прямом, первоначальном смысле. Переносимый смысл вторичен. Верить информаторам двадцатого века, повторяющим в очной ставке показания людей из многовекового прошлого?

Некоторые сказки, собранные в народе А.Н.Афанасьевым в девятнадцатом веке, начинаются одинаково. Отец (мать), рассердившись на сына (дочь), заклинают, то есть произносят заклятье, поминающее черта, и этот персонаж выполняет пожелание, унося свою жертву к озеру, реке? водоему. Там – черта, то есть граница, за которой живут не люди, нелюди. За чертой живут черти – так объясняет происхождение этого слова знаток старорусского языка.

Если наши предки хорошо знали "вражью силу "."лукавого* ' или «луконьку» (пословица говорит: «умен черт? да люди не хвалят»), то и ответ на третий вопрос: куда он девается, когда исчезают следы, надо искать у наших пращуров.

Итак, в сказках Афанасьева нечистый уносит человека в озеро.

В сказке Пушкина Балда за оброком к чертям уверенно отправляется к морю. Из вод выходят тридцать три богатыря. Есть название сказки: зверь лесной – чудо морское. Одновременно, житель леса и моря. Вероятно, неспроста сложилось поверие о том, что русалки заманивают человека в воду. Неспроста сложилась сказка о мужике? уронившем в реку топор, а черт из воды топор вытащил. А как дорого стоит утверждение всемирно известного историка первобытных обществ Дж.Фрезера о том, что за персонажем целого куста сказок многих народов: из воды выходит чудовище и ему в жертву (в жены) отдают женщину – скрывается предтеча реалий.

Но может быть все-таки это не так? Обратимся к другому виду фольклора – к пословицам. Наука о пословицах, паремиология, как утверждают специалисты – есть наука точная. Известно, что пословица создавалась на основе бесспорного факта. Действительно, неоспоримо: хоть тресни синица, а не быть журавлем. Или: не замоча рук не умоешься. Историки сообщают,что пословицы с успехом служат изучению прошлого. («Вот тебе, бабушка? и Юрьев день», "не скажешь правду подлинную, так скажешь подноготную' ' —речь идет о пытке длинным кнутом и забиванием под ногти…) Пословица есть кратко сформулированный итог долгого опыта, итог впитывания прошедшего и эта фактологическая фольклористика поможет дать ответ на третий вопрос. Но сначала заглянем в книгу карстоведа и географа Н.А.Гвоздецкого «Карст»? на те страницы, где описана русская равнина, как крупная карстовая страна, в которой исчезают реки, продолжая свой путь в виде подземного потока. Страна с колодцеобразными провалами, болотами и бездонными омутами. «Крупнейшей карстовой областью Русской равнины является Московско-Двинская», «На севере открыты большие гипсовые пещеры протяженностью до 5-12 км». Об этом? а Также о находках скелетов первобытных людей в подземных пещерах можно прочесть в этой книге. Наложим на подземную географию сообщение А. Катаева о встрече в Приуралье, на богато закарстованной территории недалеко от знаменитой Кунгурской пещеры. Вспомним о встрече у болота в Калининской области, которая нахо-

дится на площади Московской синеклизы – вогнутой платформенной структуры. Читая описание карстовых пещер Украинско-Донецкой области, вспоминаешь рассказ жительницы Донецкой области А.Корольковой.

Откроем сборник пословиц русского народа, составленный Вл. Далем, и прочитаем все пословицы на 977 страницах. Выпишем из них те, которые касаются искомого примата и расставим их по столбикам, объединив по темам: внешность, ум, сила и др. И наглядно увидим, что раза в три больше пословиц, отвечающих на главный для исследователей вопрос: где же его логово, его дом, его крепость, куда он девается, когда исчезают следы? Поверим подсказке наших пращуров, учтем их близкое знакомство с природой в те времена, когда зверей было намного больше, а людей намного меньше. Пословица, утверждают специалисты, окончила свое сложение до семнадцатого века и возникла на основе бесспорного факта. Например, такого: своя рубашка ближе к телу. Или такого: на пословицу, как на дурака, и суда нет. Не судима. То есть, пословица – это аксиома, не требующая доказательств.

Но мы попробуем доказать. Все тем же способом – сопоставлением. Поставим рядом сведения, добытые гоминологами (теми же этнографами, но со своей целенаправленностью), и пословицу – эссенцию народного опыта.

Известен рост: два метра и более. Пословица говорит: с лешего, а ума не вынес.

О крике краеведу из Кисловодска Ф. Чернышеву рассказывали чабаны: «рев алмасты могучий, как рев паровоза. Он, как кашель, переходящий не то в стон, не то в мычание». Сравниваем с пословицей. Кричит, как леший. Как Леший Перовский зовет Куликовского в гости к родительской (Перово – под Москвой, Куликово – на Дону).

В Маньчжурии в фанзе охотника жил прирученный гоминоид. По ночам ходил на охоту вместе с волчьей стаей. Читаем пословицу: гоняет, как леший зверя.

В Омской области у озера в лесную избушку во время сильной грозы вбежал обволошенный человекообразный? увидел людей, дико завизжал и кинулся прочь. Читаем пословицу. Бегает от дома, как черт от грома. Или: есть и на черта гром. Этнографы сообщали: черта, мол, можно увидеть в грозу, так как он боится непонятного шума. Гоминологам известна его физическая сила. Что говорят пословицы? Силен черт, да воли нет. Храбер, силен, а все с лешим не справится.

Гоминологам известна его физическая сила. Что говорят пословицы? Силен черт, да воли нет. Храбер, силен? а все с лешим не справится.

Увидеть в темноте (ночное животное: бес и мрак – мракобесие) большое гориллоподобное существо, конечно? страшно. Читаем у Даля: страшен черт! Да милостив бог. Или: хорош, перед чертом, как куколка. Но мы знаем? что возможно и сск-уществояание, привыкание. Есть об этом сообщении. Не так страшен черт, как его малюют.

Как отвечают наши пращуры на третий поставленный нами вопрос?

Перечислим их изречения, в которых заключен ключ? даже не зашифрованный, к разгадке тайны.

Вольному вола, спасенному рай, бешеному поле, а черту болото. Всякий черт в своем болоте ворочай. Нс ходи при болоте – черт уши обколотит. Вертит, как черт в пучине. Вол^яо черту в своем болоте орать. Правит, как черт болотом. Гнилого болота и черт боится. В тихом омуте черти водятся. Домовой тешится, леший заводит, а водяной – топит.

Водяной пошутит – утопит. Мутит, как водяной под мельницей. Не все то русалка, что в воду ныряет. Все черти в воду и пузырья вверх. Работа не черт, в воду не убежит.

И, наконец, такое:

Все черти равны, все те же бобры.

Депеша, присланная нам из прошлого, гласит: ваш искомый примат – это млекопитающее, полуводное животное? имеющее наподобие бобров черно-желто– бурый густой мех. Вход в их жилище, как у бобра – под водой.

На мифологическую карту преисподней и паремио– логик) наложим карту встреч с реликтом и карту гео– логического строения болот, трясин, бездонных омутом и сделаем предположение: место основного укрытия зоологического прототипа мифологического персонажа – карстовые подземные полости. Вход туда может быть как через пещеры м щели, так и через водную преграду – оолотн^е (жу.'^; реки, озера и другие водоемы.

Рене; А^и.^ " лтоша Джим поспешно поднялись на береговой утес,что возвышался на 4^ метров, следы их привели к тому месту, где утес полого спускался к во– де? и тут исчезли.

– Где же он? В небо, что ли вознесся? Рене посмотрел в пустое серое небо и опустил взгляд под ноги. От самогб последнего следа вниз по склону к реке тянулась полоса содранного снега. Эта полоса? покрытая жухлой травой, заканчивалась там, ще обрывался береговой склон. Ниже быт воздух, сырой речной воздух, еще ниже – река.

…Очевидец в Гималаях наблюдал, как йеги скользил по горному склону в положении сидя, притормаживал пятками вытянутых ног.

М. БЫКОВА. КРИК МАМОНТА

Почему тема мамонта так притегательна для большинства читателей? Ведь она, на первый взгляд, не предполагает кардинальных разгадок тайн мироздания, подтверждения целесообразности в природе всего сущего или, напротив? ошибочности эволюции, тем более возможности немедленной связи с внеземными цивилизациями, на что так падка человеческая мысль.

И тем не менее! И в подробностях, уточнениях знаний об этом звере люди надеются получить какие-то представления о… себе самих.

Мне, как, очевидно, и большинству современников памятна по произведениям искусства прелесть гигантской впечатляющей фигуры мамонта, действительно, чуда природы. Не зря его увековечивали без устали авторы даскальной живописи. Его мощь, несомненная сила и изящество, сопутствующее горе «мяса», все это есть в рисунках, оставленных нам очевидцами охот, и особенно в неолитических каменных статуэтках.

В отличие от иных животных далекого прошлого или нынешних, но ведущих столь потаенный образ жизни, что нет неоспоримых оснований утверждать об их реальности? с мамонтом, кажется, все проще и яснее. Он был. Ведь не только костные останки его дошли до нас. Но и почти уцелевшие экземпляры с наружными и внутренними тканями, законсервированные самой природой. Мамонт был? но – и как бы есть. Его можно реконструировать, пощупать, изваять и расхождения с исчезнувшим оригиналом не будет.

Когда в селе Юдиново Погарского района Брянской области была раскопана стоянка первобытного человека, выяснилось, что на постройку пошло двадцать три черепа гигантских животных. А так же лопатки с проделанными в них отверстиями, зубы и другие детали скелета. Черепа служили кладовыми, ще хранились каменные орудия древних, камни и предметы обихода. Возраст стоянки – более пятнадцати тысяч лет…

Близ американского города Хот-Спрингс (Южная Дакота) найдено естественное кладбище мамонтов. Обнаружены останки сорока трех гигантов, погибших двадцать шесть тысяч лет назад. И палеонтологи полагают? что там же будут раскопаны скелеты еще полусотни экземпляров. Пришли к выводу, что они принадлежат молодым, неопытным, особям. Здесь в углублении поверхности скапливалась вода теплого источника, не замерзающего зимой. Выбраться из такого водопоя было невозможно. Давно уже не тайна массовые вымирания отдельных видов животных на Земле. Человека всеща волновало представление о конце света. Варианты следов потопа и другого рода катаклизмов, смены геологических эпох – вполне реальные «воспоминания» о прошлом или будущем… В этом плане сильное впечатление производят как бескрайние песчаные монгольские пустыни, местами буквально засыпанные костями всевозможных животныхзавров, так и якутские мамонт обивневые поля. Вот она? явь, реальность конечности как таковой – конечности жизни вида – ее можно пощупать, осмыслить нам, царям природы.

Я заинтересовалась мамонтом, потому что его путидороги переплетены по моим представлениям, с еще более таинственным животным, именуемым «снежным человеком». И хотя мы не имели возможности ознакомиться с останками последнего ( не считая обнаружения замороженного трупа в США, бездарно утраченного), загодя перед всеми любознательными, как ни странно, встают те же самые вопросы, которые до сих пор не совсем уверенно пытаются разрешить и богатые доказательствами мамонтоведц: климат, адаптация, зимовка, шерсть, подшерсток? жировые запасы, кормовая база, энергетический обмен…

Если бы природа не оставила нам мамонтовых памятников – мохучий набор костного материала, части замороженных тел, а то и вполне сохранившиеся экземпляры, человечеству хватило бы на много лет поводов для споров хотя бы о том, при помощи каких таких приспособлений, например, добывал себе пищу этот гигант под снежным покровом? Даже стесанность бивней часто соотносится не с этой простой и понятной функцией. Мы бы до сегодняшнего дня выясняли, как эти бивни были вставлены в альвеолы? Какой частью вверх? Поблагодарим за знание березовского мамонта. А не видя желудков, наполненных в разной степени переваренной пищей, конечно же большинство усомнилось бы, что тушу? достигающую веса пяти-семи тонн, можно «создать» и поддерживать травой в местности с преобладающей зимой.

И это не мое досужее предположение. В 1978 году в Штутгарте вышел обзор Г.Краузе по мамонту. Автор ознакомился с коллекциями его останков в разных лабораториях, а так же музеях мира, с изображениями в пещерах Франции и Испании. Он пришел к такому парадоксальному выводу: в суровых климатических условиях, в частности в Сибири, это животное существовать не могло! Он убежден, что мамонт не был защищен от холода своим волосяным покровом. Отрицает и защитную роль подкожного жира, проводя аналогию с современными полярными наземными животными, которые зимой не всегда имеют жировую прослойку. Приходит к выводу, что бивни не могли служить для разгребания снега, так как ломались бы о камни, скрытые снегом (что в действительности и обнаруживают часто местные жители, наши современники, промысловики). Автор обзора не знает, что русский ученый В.Н. Секачев нашел в желудке и даже на зубах березовского мамонта остатки растений? характерных для лугов нижнего течения реки Лены. Краузе пошел по пути легенды, бытовавшей в Восточной Сибири среди русских поселенцев, которая гласила: во время потопа (речь идет по автору о биолейском потопе и мамонтах, проживавших до этого события якобы в теплом климате) их затонувшие тела плавали на воде и оказались вмытыми в грунт. После потопа область, которая раньше «была теплой, стала холодной и грунт промерз». Как иронично и верно сказал академик М.С.Гиляров по этому поводу: «… это случилось, очевидно, так быстро? что трупы березовского мамонта и мамонтенка „Димы“? погибших при „потопе“, вмерзли в грунт и не успели даже разложиться!»

Сообразительность представителей рода хомо в этом случае как и во многих-многих других, не очень высока. Первые слова; которые всеща срываются из уст ученых при встрече с малоизвестным, и тем более вообще доселе неведомым: «Не может быть, потому что не может быть никоща!». Столь же распространенный, как и устоявшийся стереотип мышления тех, кто опасается вторжения дилетантов в заповедные области знаний.

На севере Сибири и на Аляске обнаружено около полусотни более-менее полных трупов мамонтов? сохранившихся в многолетнемерзлых горных породах. Часто приводится как бы из области чудесного описания наиболее полного экземпляра раскопок Петербургской Академии наук 1901– 1902 годов по притоке Колымы – Березовке. Он был подвергнут анатомическим, гистологическим и биохимическим исследованиям. Досконально изучены остатки пищи во рту и желудке, как это уже упомянуто выше.

По невероятному стечению обстоятельств, если и далее говорить о скрещивании путей двух интересующих меня животных, именно этим местам приурочена и необычная находка осени 1845 года. Золотопромышленник Фалалей Лыкысов и самоед Обыль в урмане убили необыкновенное чудище : "… постав человеческий (лучше не скажешь! – М.Д.), росту аршин трех (более двух метров)…, шкура довольно толстой шерсти, потонеесобольной, скулы го-

лыя…, мужескд пола". Оно было вначале облаяно собаками (показатель реальности. – М.А), от которых отбивалось руками. Стреляли в него с пятнадцати саженей (около тридцати метров) сбоку. Когда оно «пало», оба охотника осмотрели его. Даже разрезали в одном месте? чтобы увидеть ^ровь (в поисках показателя реальности. —Л^..5. ). Данные взяты из судебного дела, заведенного в ту пору из-за сходства описанного с человеком, но так и не завершенного по той простой причине, что характерна для подобных случаев с этим животным и в наши дни, – тела не нашли. (По сведениям В.М.Пушкарева документы сохранились в городе Салехарде в архиве краеведческого музея.) Гласное, нет описания подпушка! А наличие его местными людьми, как правило, хорошими охотниками? никогда не было бы оставлено без внимания. Значит подпушка не было?

Информация была опубликована в «Ежегоднике Тобольского губернского музея» в 1907 году под заглавием «Березовское чудо». Таковым оно и осталось в анналах истории. В том же самом издании написано и о мамонте. Так, в 1908 году в восьмом выпуске краевед П.Городцов рассказал о встрече в шестидесятые годы прошлого столетия с мамонтом. Передано это было из первых уст местным жителем. Об этом подробнее дальше. Здесь важно лишь уловить перекличку – места оказались богатыми на реликты.

Березовский мамонт, хотя и служит затронутой теме неким эталоном, но найденный в бассейне той же Колымы на реке Киргилях в 1977 году целиком сохранившийся семимесячный мамонтенок стал более знаменитым. Вопервых, потому что это произошло, можно сказать, на наших глазах, а во-вторых, потому что его изучали современными методами. В результате чего через шесть лет после находки вышла монография «Киргиляхский мамонт» коллектива авторов, возглавляемого академиком Н.Шило.

Но последующая находка энмынвеемского мамонта в Магаданской области стала еще более знаменательным событием. Хотя речь идет лишь о задней ноге животного? которая перевешивает все предыдущие подарки природы своей давностью – ей тридцать две тысячи лет. Но главное – высокая степень свежести и сохранности. Ни следа гниения!

Без разговоров о пространстве и времени трудно понять проблематичность темы. Еще десять – двадцать тысяч лет назад, по официальной версии, по Великой мамонтовой степи, простиравшейся от Атлантического океана до Ти-

хого, от Испании через Чукотку до Аляски, бродили неисчислимые стада мамонтов. Косматые красавцы-чудовища, прекрасно в едином стиле представленные наскальной живописью на многих отрезках обетованных широт, заставили ученых немало поспорить о климате той эпохи.

Нынешние северные материки – Северная Америка и большая часть Евразии – были тогда спаяны еще одним плавучим ледяным материком по названию Арктида со сверхконтинентальным климатом. Хронический антициклон с вечно безоблачным небом, сильными морозами зимой – таковы условия жизни. Длинные густые волосы? превышавшие иногда восемьдесят сантиметров, спускавшиеся с боков животных до земли, десяти-, а то и пятнадцатисантиметровый подшерсток, огромные, достигавшие пятисот килограммов гороы – запасы жира, пяти-семитонная туша высотой в холке до трех метров и бивни свыше четырех – все это «построено» на траве, на траве большую часть года сухой, замороженной, прикрытой снегом.

Сегодняшние малоисследованные ледяные земли арктической Якутии – остатки того лессово-ледникового материка, где господствовали косматые гиганты. Почему такие сведения не всех убеждали на пути к истине о мамонтовых делах? Самое главное неверие всякого рода оппонентов зиждится на мнении, что такой климат несколько раз на мамонтовом веку сменялся другим. А свидетельства массовой гибели соотносятся только с двумя такими переходными периодами. Что же изменялось? И коща? В природе ли? Или в самом механизме животного? И почему животные не отступали? И отступление ли спасало их в предыдущих случаях? Воистину незнание всегда опережает знание.

По официальной версии окончательно мамонтовый мир погиб десять тысяч лет назад. Причем наступил конец не только мамонту, но и основным крупным сопутствующим существам – арктическим якам, сайгакам, азиатским овцебыкам и шерстистым носорогам. И все потому, что в зоне открывшегося арктического океана климат стал влажным. Низкие тучи покрыли некогда безоблачное голубое небо над северными лугами на льду с тончайшим слоем пыли и земли. (Что и составляло плодоносный слой почвы.) Прежде всего стал меняться ландшафт местности. А за ним – растительный мир. Здесь стали развиваться болотные тундры, лесотундра, а южнее – тайга.

Сейчас в мамонтовые луга трудно поверить. Но на Чукотке проведен уникальный эксперимент. На месте осушаемых в тундре озер для скота анадырского совхоза «Северный» уже более десяти лет под руководством магаданских ученых получают сочные и грубые корма. Таинственные мамонтовые травы на реликтовых лугах дают около трехсот центнеров на гектаре.

Все данные по найденным коща-либо останкам до обнаружения энмынвеемской ноги не давали возможности исследователям поглубже разобраться в том, как приспосабливалось животное к нарисованным выше условиям климата. Сведения о каких-то адаптивных особенностях его все время ускользали от ученых.

И толщина кожи оказывалась такой же, как у современных южных слонов. И при прекрасной толщине волос подшерстка, превышающей в четыре раза таковые у известных нам животных, щетинные волосы оказывались отстоящими друг от друга на четыре-пять миллиметров? чего было явно тоща недостаточно для теплоизоляции. Не находили и мышц, специализированных на подъеме и взъ°рошивании шерсти при похолодании.

А ведь да*е смена сезонов тоща еще в сухих степях все же сопровождалась дождями и снег достаточно увлажнял шерсть… Коллектив авторов книги о киргиляхском мамонте, проанализировав все известные факты, вынужден был допустить, что звери эти имели принципиально иную систему терморегуляции кожи, основанную на характере оснащения ее кровеносными сосудами.

Так вот, энмынвеемский экземпляр, наконец, дал ответы именно на эти загадки. Здесь все ткани оказались пригодными для микроскопических структурных и гистологических исследований.

Перед АЛ.Горбачевым и С.В.Задальским (Институт биологических проблем Севера) предстал весь ненарушенный волосяной покров, ростковый слой эпидермиса, несколько типов волосяных фолликулов кожи? артериальные кровеносные сосуды, жировая ткань. Но основное – потовые и сальные железы, содержимое которых «не успело» окислиться за тридцать две тысячи лет. Воистину игра случая!

Выяснилось, что мамонты имели хорошо смазанный жиром мощный волосяной покров, что снимает вопросы о капризах погоды, в частности, осадках. К тому же – жировой горб.

Мамонты настолько, оказывается, были приспособлены к своим жестким степям, приходит к выводу Н. Шило? что послеледниковый период с обилием влаги, снега, топких торфянников, болот со сменой растительности мхом? лишайником, карликовой березой обрек их ца гибель. Ни глубокий снег зимой, ни летнее болото с трудновозобновляемой растительностью не смогли больше снабжать их кормом. Жесткая же приспособленность к холоду не позволила им мигрировать южнее.

Очевидно, наблюдалась незначительная подвижка некоторых сообществ на самый северный восток Азии и Америки.

Здесь, как никогда, уместно обмолвиться и о моем герое – «снежном человеке» (если он есть, – не применет еще раз заметить строгий кабинетный ученый или диванный читатель). В отличие от вышеописанного мамонта? которого уже нет, гоминоид, по данным тысяч наблюдений, отличается потрясающей экологической пластичностью. От крайних южных пустынь до Заполярья – ареал обитания этого современника и возможного соседа мамонта. Многие же необоснованно (нам совсем неизвестны случаи коллективной охоты снежного человека, а один на один против мамонта даже снежный человек не пойдет) называют его в числе причин-погубительниц вида.

Только потому «снежный человек» и дожил до наших дней, что не был столь «привязан» к экстремальным условиям, не был столь узко «специализирован» климатически, а следовательно и географически. Как я полагаю? он имеет принципиально иную, нежели другие животные? в том числе и тем более мамонт, систему терморегуляции организма.

Но далее – о мамонте.

Представьте себе на минуту серо-грязную застывшую в вечной мерзлоте долину, из-под земли торчат, на первый взгляд, непонятные предметы. Вглядитесь. В ледово-земляной ловушке погребены части скелетов сотен гигантских животных. Вот на тебя уставился широченный лоб, еще кажется (из-за серого покрова) с натянутой на него кожей. Рядом кости бог, также покрытые застывшей грязью. Такое впечатление, что мамонт погиб совсем недавно, выбираясь из этого месива. Естественными выглядят в этом случае представления многих народов о том, что такие животные ушли в землю жить. Но если уж аналогии, то аналогии. О ком бытуют еще подобные представления? Оказывается даже о целых этнических группах, о людях? еще недавно живших бок о бок с нами, но так же внезапно и непонятно исчезнувших, – о чуди.

«Чудь белоглазая – это было раньше. Теперь чудь под землей живет. Под землю ушла».

В Маньчжурии и Китае представление о мамонте в связи с его якобы подземным образом жизни иногда почему-то ассоциировалось с гигантской мышью или крысой. Однако для оправдания такого названия вряд ли достаточно данных. Все же, сообщая о севере Сибири в «Исторических записках» самый знаменитый древнекитайский историк и географ Сыма Цянь (188-1^5 годы до н.э.) не пользуется этими неоправданными наименованиями: «Из зверей водятся … огромные кабаны, северные слокы в щетине и северных носорогов род». И никакой тебе крысы «тиен-ту». Складывается впечатление, что речь идет о реальных северных слонах в щетине, обитавших в Сибири в III-II веках до н.э.

В одной из первых в мировой литературе этнографических монографий 171^ года «Краткое описание о народе остяцком» Г.Новицкого написано: «…глаголють же ненцыи звера сего быти земна, иже влагою земною живеть и в пещерах земных обретается, наипаче в влажных: сухого бо и зрачного воздуха блюдется зело, и глаголють, яко егда киим случаем пещера его опадеть и изыйдеть на воздух, в влажную же скоро не обраться пещеру, тоща воздухом скоро убивается и погибает и тако оставляет кости…»

«Стоит мамонту соприкоснуться с воздухом, попасть под лучи солнца, как он погибает», – современное представление в глубинке.

«Перед самой смертью мамонт пытается выбраться на поверхность, издавая при этом прощальный трубный крик». Это самое редко встречающееся современное представление. Оно еще вовсе не проникло на страницы периодики.

Странное дело: слышать жалобы на дискомфорт при столкновении с таким трубным криком, съеживаться самому под его волнами и —"– никогда не видеть ею источника. Да это лишь усугубляет загадочность происходящего!

На сегодняшний день, к сожалению, наука не всегда оправдывает наши надежды. Не только в вопросах прокормки человечества (ей это вменяются, например, хотя бы с уничтожением крестьянства на одной шестой части земной суши), что по-бытовому от нее частенько требуют? отвлекая от заоблачных высот. Но и в вопросах десятистепенных, например, таких, как изучение мамонта, интерес к которому не иссякает до такой степени, что… никто не гарантирован от вскрика «мамонт!». Такое может случиться однажды с любым обитателем таежного дома.

Как ни странно, еще бытуют свидетельские показания о встречах с мамонтом.

И здесь уместно вернуться к записям тобольского краеведа П. Городцова. Со слов обских угров, сибирских татар и русских: «Мамонт по своему нраву животное кроткое и миролюбивое, а к людям ласковое, при встречах с человеком мамонт не только не нападает на него, но даже льнет и ластится к человеку».

О чем говорят такие данные? Не о том ли, что как можно предполагать, мамонты жили еще в начале нашего летосчисления? Но дальше – больше.

В районе тобольского Заболотья П.Городцов записал очень интересное сообщение. Соотносится оно в воспоминаниях рассказчика с 1863 – 1868 годами. Как в районе Воспожинок он встретил мамонта, провалившись в пещеру. Затем с массой невероятных подробностей о подземном питании мамонта и его умении прорывать все новые и новые ходы свидетель описывает, как совершил немалое путешествие под землей вслед за животным. Мамонт в конце-концов благополучно вывел охотника на плес: «сам отпустил»… После чего погрузился в воду.

Это не единственное сообщение о возможности пребывания мамонта в воде. Так, в одном предания, записанном в 1900 году, говорится, как однажды в трудную минуту опытный шаман вызвал «тень мамонта», взобрался с сыном ей на спину и заставил преодолеть озеро. Только очень сильным чародеям, высокого ранга, мог повиноваться таинственный зверь.

Естественно, любое вымирание, даже в случае катастрофы, происходит не вдруг, не в одночасье. Вполне возможно, как мы уже упоминали, из европейской части мамонтовых степей животные все же продвинулись восточнее, в Западную Сибирь и далее, за тающим ледником. Э.Толль предполагал даже, что отдельные колонии их в европейской части России и на севере Сибири еще были в послеледниковый период. В.Докучаев неоднократно высказывал такое предположение.

На VII Международном конгрессе антропологов и этнографов в Москве оыло высказано мнение, что «мамонт существовал еще в первом тысячелетии нашей эры». Такое смелое мнение из уст ученого старой формации, согласитесь, свидетельствует об определенной незаурядности. Не могу скрыть своего восхищения. Кстати, есть и другой интересный ученый, которому; например, не чужда мысль о доживающем ныне свой век медведе арктодусе. Это все из той же Арктиды.

Почему же именно эти ученые попирают, например? предположение о возможно дожившем до наших дней человекоподобном звере – «снежном человеке»? Это ведь просто дурацкое название такое и вовсе взаправду не человек – еще один оригинальный представитель отряда приматов, скорее всего обезьяна. И конечно же здесь не идет речь о количестве особей, достаточном для воспроизводства вида и в дальнейшем о популяции, как и в случае с тем же самым арктодусом. Точно также.

Конечно, ученому может не понравиться идея? подкрепленная лишь сведениями тысяч очевидцев разных уровней развития и образования. Но скажите, какое собственно преимущество в этом отношении у одного единственного активно действующего пожарного, как в допускаемом случае арктодуса? И разве это может служить основанием для ведения настоящих военных действий против людей, имеющих иную точку зрения? «Диалектика допускает истинное знание, но не разрешает показывать пальцем, какое знание и в самом деле истинно», – сказано выдающимся нашим современником С.В.Мейеном. Еще раз позволю себе удивиться готовности современного человека увидеть не только пришельца с иных планет, но и живого мамонта. В этом что-то есть от философии Н.Федорова с его идеей воскрешения?… Во всяком случае у меня возникает чувство преклонения перед разрешающей способностью человеческого разума, перед его гибкостью. Приведу еще косвенную возможность такой гибкости, такого допущения. Это выгладит как литературное отступление, потому что такое скорее свойственно воображению сочинителя, нежели бытовому пересказу, услышанному в глубинке жизни. Записан рассказ С.Н.А. в Западной Сибири О.А.Кошмановой.

– Примерно в тридцатом году на Троицын день ехали мы из Леушей на нескольких кедровках по туману (мелкое озеро. – М.Б.). И напротив мыса П. вдруг все увидели? что из воды поднялось какое-то существо. Кто-то из мужиков почему-то сразу воскликнул: «Мамонт!» Было оно от нас метрах в трехстах.

Стояла тихая погода. За минуту до этого еще играли на гармошке, песни пели, ведь ехали с гулянья. А тут бабы сразу завизжали, сбились в кучу, началась паника. Все бросили весла. Затем затихли и стали рассматривать чудище.

Увидели, чм) оно сначала подняло над водой одну конЬчность, потом другую и стало бить ими по воде. Каждая конечность была размером с человека. Голову рассмотреть не удалось, а туловище над водой было метра три.

Потом оно само стало качаться на волнах, что еще больше раскачало наши лодки. Затем оно нырнуло и больше мы его не видели.

Все это произошло на закате солнца. Мы долго стояли? не смея двинуться вперед. А потом поехали дальше, обог-

нув то место, ще оно появилось стороной. На второй день в то же самое время проезжали мимо мыса мужики из ближайшей деревни. И они позже рассказывали, что видели непонятное существо..,

… А еще есть сведения о живых якобы мамонтах, относящиеся к северу европейской части нашей страны. Уж это-то вообще невероятно. Со^ко^^г; годы двадцатого века – и мамонт! Поступила загадочяад информация от людей грамотных, например, от летчика. Речь т/та, как ни странно, о местах обитания белоглазой чуди…

А как обстоит дело с воспоминаниями о мамонте на самом вероятностном еще своим недавнем прошлом материке – Северной Америке, на Аляске?

«Последний мамонт был убит на Юконе летом 1891 года». Что это? Мистификация?..

Прочитавшие в октябрьском номере 1899 года «Мак Клюрс Мэгэзин» рассказ Х.Тьюкмана с честным названием «Убийство мамонта» поверили в это событие до такой степени, что толпами повалили в Смитсонианское общество, чтобы увидеть останки последнего мамонта. Запросы с целые получения большей информации об этом чрезвычайном случае и требования подтвердить его правдивость превзошли все разумное. Во всем этом проглядывала та же готовность увидеть мамонта сегодня? то же допущение, каковое мы рассмотрели выше.

Как же развивались события, хотя бы в общих чертах? по Х.Тьюкману?

– В 1890 году я путешествовал по рекам Сент– Майкл и Юкон на Аляске. Клондайк еще не был открыт, и пароход Аляскинской Торговой компании не поднимался выше форта Юкон в связи с коротким сезоном судоходства. В Форте Юкон жило небольшое индейское племя. В эту долгую зиму я слышал много интересных рассказов от старого индейца. Однажды вечером я открыл какие-то рисунки? принадлежащие «Джо» – старейшине племени. На одном из них был изображен слон, при виде которого Джо пришел в сильное возбуждение и, в конце концов, с некоторой неохотой объяснил мне, что он видел одного из таких зверей «там», он показал рукой на север. Мои уверения в том, что такие животные не водятся на континенте, ничуть не поколебали его.

Подыгрывая старику, я попросил его рассказать эту историю.

– Однажды, много лет тому назад, я и мой теперь уже умерший сын Сун-тхай двинулись по реке Поркъюпайн вверх. Много дней мы поднимались по маленькой речке вверх в горы. Они оказались очень высокими и крутыми. И мы не смогли взобраться аа них. Тоща мы вернулись назад, и Сун-тхай по овраху подошел к небольшому утесу. Взобравшись на него, он заметил пещеру. Залез в нее и обнаружил в ее дальнем конце дыру. Заглянув в нее, он увидел легкий путь для подъема в гору. Пещера вся была усеяна огромными непонятными костями – их размер превышал мой рост. Вначале я испугался, но, выбравшись через дыру на солнечный свет, снова осмелел. Так мы достигли вершины горы.

Мы увидели большую долину, озера и деревья, вдали горы, за ними еще горы, покрытые вечными снегами. Сунтхай сказал: «Мы добудем много бобрового меха в этой долине, а?» Я ответил: «Нет, это дьявольская страна», и еще я вспомнил, что эту страну индейцы называют ТиКай-Коя (след дьявола). Тогда сын немного испугался: «Идем, отец, мы не будем тут долго, за пару дней настреляем бобров, а затем вернемся». За два дня мы изготовили плот, пересекли длинное как река озеро. И на следующий день увидели животное Ти-Кай-Коа! Старик замолчал и замер. Затем поднялся и вытянул руки перед собой. В его глазах стоял странный блеск, лоб покрылся капельками пота. В тот момент я не сомневался, что он описывает действительно то, что видел:

– Он лил на себя воду из своего длинного носа, а перед его головой торчали два зуба длиной в десять ружей каждый, загнутые и сверкающие на солнце белизной. Его шерсть была черной, длинной и висела по бокам точно пучки сорной травы на ветвях после половодья. Мы с Сунтхаем не могли перемолвиться словом, а только смотрели и смотрели, а вода, которую животное выливало на себя? стекала по его бокам неоольшими речками. Но вот оно легло в воду, и добежавшие до нас через тростник волны достигли наших подмышек, такой был всплеск. Затем животное поднялось и встряхнулось, словно дождевой шквал охватил его.

Внезапно Сун-тхай вскинул ружье и, прежде чем я успел остановить его, выстрелил в животное. Словно тысяча гусей закричала разом, только пронзительнее и громче. Как только дым от выстрела поднялся над камышами, ТиаКай-Коа увидел моего сына, и, шлепая по воде ринулся к нему. Мы бросились бежать прочь от нашего лагеря.

Старый индеец сел, вытер рукой лоб и минут десять не говорил ни слова. Я напрягся, мучительно вспоминая? что же нам говорили о мамонтах в школе, поскольку утвердился в дикой мысли, которая возникла сразу же, как только я увидел картинку со слоном.

Тут старик поднялся и двинулся к выходу из хижины: – Не ищи Ти-Кай-Коа, белый человек, чтобы потом не пришлось рассказывать нам то, что я сообщил тебе.

И он шагнул в ясную морозную ночь, оставив меня гадать, как он точно узнал мои мысли…

В племени индейцев, зимующих в Форте Юкон, был живой и смышленый малый Пол, хорошо говоривший по-английски, на которого каждое лето был немалый спрос? как на лоцмана у пароходчиков Аляскинской Торговой компании. Сблизившись с ним, я узнал, что он питает такой же сильный интерес к Ти-Кай-Коа, как и я, и такое же глубокое презрение к суеверию, трактующему его как «дьявола».

Когда я рассказал Полу о своем опыте охоты на слонов в Африке в семидесятые годы (имеется в виду прошлый век. – Af.A), он загорелся желанием отправиться вместе предстоящим летом и добыть мамонта, если он действительно существует, этим утром утром в начале июля мы распрощались с (Корпим Юкон и отправились по реке Поркъюпайн на длинной и узкой специально построенной лодке. Второго августа – в день моего рождения – мы спрятали вещи и поспешили вперед, чтобы найти путь и наконец заглянуть в эту страну дьявола".

Взобравшись на выступ, мы обнаружили пещеру или? скорее, тоннель. Не буду подробно описывать нашу работу по переноске вещей с помощью блоков и канатов. Несколько дней спустя мы оказались на 6epeiy реки Ти-Кай-Коа,

Двадцать девятого августа мы впервые увидели мамонта. Он стоял на маленькой лужайке, этот самки большой зверь (которого видел еще только один из живущих ныне людей), выщипывая огромные массы мха-лишайника и поедая и так, как это делают слоны. Его словно живая копия, долго сохраняющееся свидетельство кропотливости мастерства американских таксидермистов, которая теперь занимает новое крыло Смитсонианского музея*? подробно воспроизводилась на иллюстрациях журналов и газет во всех цивилизованных странах мира, – разве не его изображение было представлено в галерее Королевской Академии в этом году? И я не вижу смысла описывать его вблизи, а только скажу об испытанном нами трепете? вызванном видом этого громадного животного, мирно пасшегося в задумчивости в присутствии двух пигмеев (автор имеет в виду себя и своего спутника. —Af.Z;.), задумавших его погубить…

Ниже нашего первого лагеря мы обнаружили изолированную группу хвойных деревьев. Тут мы и начали свою работу. Поперек высохшего русла Небольшого ручья? с одной стороны от двух деревьев, которые были больше других, мы воздвигли массивную конструкцию из стволов. Сверху навалили больших деревьев. Законченное сооружение выглядело как гигантский штабель.

К ветвям стоящих рядом самых высоких деревьев? примерно шести – десятифутов высоты, мы привязали веревочные лестницы и, выбрав удобные места? оборудовали там сиденья.

Шестнадцатого числа все было готово. Перед самым рассветом мы, сложив ружья и патронташи в гнезда на деревья, отправились на поиски и примерно в десять часов пополудни, пройдя три мили, увидели нашу добыЧу. Мамонт выглядел встревоженным и беспокойно нюхал воздух. Легкий ветерок шевелил верхушки деревьев.

Мы зажгли пучок сухих веток и помчались назад с такой силой, на какую только были способны. В тот момент, коща поднялся дымок, ужасный вой огласил долину позади нас, и мы почувствовали как затряслась земля, когда мамонт ринулся за нами. Мы ощущали, что это настоящая гонка за жизнь. Время от времени по ходу передвижения мы поджигали заранее приго– товленные костерки.

Наконец мы достигли штабеля, и через несколько секунд тоненькая струйка известила, что битва скоро начнется. Мы поспешили в наши гнезда. Долго ждать не пришлось. С топотом выскочивший из-за дерева и устремившийся с оглушительным ревом вперед властелин древнего леса остановился перед деревянным нагромождением, представ перед нами во всей своей первобытной мощи.

Он был явно озадачен гигантским штабелем, на мгновение преградившим его путь, из которого уже вырывались клубы дыма. Но лишь только затрещали наши ружья? раздался самый ужасный крик ярости, который мне когда-либо приходилось слышать. И громадный зверь, явно не чувствительный к нашим выстрелам, с диким бешенством атаковал штабель. Вонзив в него большущие бивни? он сделал мощное усилие. Напрягшись еще раз он поднял целую кучу бревен. Напоминаю, что они были скреплены вместе и составляли высоту, по крайней мере, двадцать пять футов. Все это он бросил на землю. Тем временем наши ружья не бездействовали, я опустошал уже вторую обойму, целясь ему в ухо. Стоял такой шум – непрекращающийся рев вместе с его эхом, отражающимся от гор,что я не слышал звуков собственных выстрелов? но нагревшийся ствол говорил, что пули непрерывно устремляются к своей цели.

Казалось мамонт не подозревал о двух злоумышленниках, засевших над ним, и слепо атаковал горящую деревянную башню, цепляя бревна и швыряя их туда и сюда так, что я понял, как через несколько минут вся конструкция будет разметена по сторонам. Но конец был уже близок, поскольку огромное животное истекало кровью, струившейся изо рта и ушей, и стало неуверенно покачиваться вперед и назад. Чувство жалости и стыда охватило меня (какое ничтожное раскаяние на фоне содеянного. – Af.^.), когда я смотрел как силы оставляют это могучее доисторическое существо, которое я обманул и лишил мирного безмятежного существования? продолжавшегося тысячу лет.

Дело (делано. И теперь, чтобы оправдать его, мы должны сохранить шкуру, кости и все части, которые возможно уберечь от порчи. Эта задача оказалась не из легких… К середине декабря все кости были отделены от мяса, тщательно очищены и пронумерованы.

Мы работали не покладая рук почти до конца января? ни разу не покинув лагерь. Мясо было сносным, но ужасно жестким. Лучшие части, закопанные в вечномерзлую землю, прекрасно сохранились…

Наконец, в укромном месте мы соорудили капитальный тайник из тяжелых бревен и упрятали все это туда, потом построили небольшую лодку и стали ждать, когда откроется река.

Вниз по Ти-Кай-Коа мы добрались до Чендлара, оттуда до Юкона и далее в Сан-Франциско. Здесь я встретил мистера Конради – совершенно случайно, и, узнав, что он глубоко интересуется зоологией, поведал ему о тайнике? оставленном нами на берегах речушки. Я рассказал ему не все, поскольку сам хотел узнать от сведущих людей в Америке и Европе о том, какую сумму можно получить за мамонта. Мой план заключался в том, чтобы связаться со специалистами из Британского музея и продать его туда. Предложенная мистером Конради сумма – миллион долларов – поразила меня. И после недели размышлений я согласился.

Этим же летом я и Пол зазимовали на Ти-Кай-Коа около нашего тайника. Весной мы переправили мамонта в определенное место на реке Юкон, ще нас ждал мистер Конради, и упаковали в специальные емкости…

Я решил, что наиболее подходящей версией (даже если и абсолютный вымысел, очень точно переданы ощущения преступника – желание скрыть следы. – Af.A) будет такая, по которой, якобы, мистер Конради нашел тушу? вмороженную в айсберг в Арктике. Измерения внутренних органов, проделанные мной, были отданы в Смитсониан будто сделанные им самим…

Тому, кто в оригинале читал очень длинное, заполненное охотничьими деталями, талантливое повество– вание Х.Тьюкмана, ясно, что в нем не все так просто. И? даже, учитывая, что это рассказ как жанр, все равно здесь бесспорно есть что-то от сведений, получен– ных буквально от индейцев. А уж из памяти их предков – это точно.

Так обстоят дела с готовностью поверить в мамонта на Аляске. И точно так же, как во всем мире, обстоят дела с реальной человеческой алчностью и жестокостью по отношению к общечеловеческим раритетам.

Зачем превращать живое тело в кусок замороженного мяса? Труп? Таковых и без того в природе найдется много.

Вот и наш некий пожарный, о котором упоминалось выше, собразуясь с мнением и указаниями одного ленинградского мамонтоведа, смелого в допусках только по поводу животных, которые его интересуют, все же убил одного из последних – а скорее всего буквально последнего – медведей арктодусов (дошедшего до нас из той же мамонтовой Арктиды) нынче, в 1989 году, на Камчатке. Теперь его изучают, чтобы не было ошиоки, хотят убедиться лишний раз, что это арктодус, поэтому в печати эти сведения еще не упоминались. И это свершилось среди бела дня, в конце двадцатого века на наших глазах.

Неужели даже дошедший до нас крик мамонта не остановит любителей мяса и славы?


home | my bookshelf | | Крик мамонта |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу