Book: Из знатного рода



Из знатного рода

Бренда Новак

Из знатного рода

Пролог

Бридлвуд-Мэнор, Клифтон, Великобритания

2 декабря 1829 года

– Ребенок – урод! – вскрикнула акушерка, едва не выпустив из рук скользкое тельце новорожденного.

– Что ты имеешь в виду? – Марта Хаверсон быстро отошла от постели роженицы.

– У него не рука, а обрубок.

Экономка посмотрела на круглое лицо миссис Телфорд и лишь потом опустила взгляд на кричащее существо. Как акушерка и сказала, одна ручка у младенца была слишком короткой – по локоток, – словно кто-то обрезал все остальное.

– Что? – Женщина, только что познавшая радость материнства, повернула голову, стараясь разглядеть своего ребенка.

После очень тяжелых родов герцогиня лежала на постели, не подавая признаков жизни. У нее не было сил разговаривать, но услышав страшные, роковые слова акушерки, она приподнялась на одном локте. В ее фиалковых глазах застыл страх.

– Ты сказала «урод»? Мой сын – урод? Дай мне его немедленно.

Марта с тревогой следила за тем, как ее светлость осматривает ребенка. После пяти лет брака и пяти выкидышей герцогиня наконец-то родила наследника. И какие же это были трудные роды! Ей так хотелось, чтобы госпожа отдохнула! Лучше бы они с акушеркой молчали.

Герцогиня, бледная как смерть, в ужасе смотрела на изуродованную ручку своего долгожданного ребеночка.

– Нет, нет, – простонала она. – Муж и так ненавидит меня, а теперь непременно предпримет что-нибудь ужасное.

Марта приняла ребенка у хозяйки и обменялась с миссис Телфорд многозначительным взглядом, вполне разделяя страхи герцогини.

– Не волнуйтесь так. Его светлость обрадуется крепкому мальчугану, – уверила Марта, чуть наклоняясь, чтобы поправить простыни.

Младенец закричал, словно опровергая ее слова.

– Ты его не знаешь, – заплакала герцогиня. Увидев уродливую ручку сына, она, казалось, лишилась последних сил. Закрыв глаза, несчастная женщина откинулась на подушки. По щекам ее потекли слезы горечи, безысходности, обиды. Вдруг она начала мотать головой как будто в горячке.

– Не надо так убиваться, ваша светлость, – произнесла миссис Телфорд. – Вы очень слабы, вам нужен отдых.

Марта видела, что герцогиня не слышит их. Она, казалось, ушла куда-то в свой мир. Ее губы шевелились: быть может, она молилась.

– Не стой столбом, помоги мне. – Слова повивальной бабки заставили Марту осознать, что она уже несколько минут смотрит на свою хозяйку.

– Она будет жить? – шепотом спросила Марта у акушерки.

Миссис Телфорд оценивающе оглядела герцогиню, и складки у ее губ стали еще глубже.

– Не знаю. В любом случае бессмысленно стоять и таращиться на нее. Нужно заняться ребенком. Ну давай же, скорее, скорее!

Марта, которой напомнили о ее долге, оторвалась наконец от кровати хозяйки и отправилась купать новорожденного, который уже не плакал и уютно устроился у нее на руках. Сама она не могла иметь детей и поэтому с большим нетерпением ожидала появления в доме малыша. Сейчас, однако, от ее радости не осталось и следа. Бедная хозяйка. Все знали, что ее брак с герцогом Грейстоуном нельзя было считать счастливым.

– Миссис Хаверсон? – раздался неуверенный голосок молоденькой служанки.

– Да, Джейн? – Экономка прервала свои занятия, чтобы взглянуть на девушку.

– Господин хочет видеть сына, – чуть задыхаясь, произнесла Джейн.

Глядя на смущенное лицо девушки, Марта сразу догадалась, что герцог уже все знает, и прокляла про себя громкий голос миссис Телфорд. У стен есть уши. Очевидно, кто-то уже донес герцогу об уродстве его сына.

– Я только начала купать младенца, – сказала она. – Кроме того, его надо приложить к материнской груди, прежде чем...

– Прошу прощения, – прервала ее девушка, – его светлость требует, чтобы ребенка принесли немедленно, иначе он вас рассчитает. Он ждет в библиотеке. Миссис Телфорд уже отправилась туда.

Марта прикусила губу и нерешительно посмотрела на герцогиню.

– Хорошо. Возьми одеяло. Не хватает еще, чтобы бедный крошка простудился.

Войдя в библиотеку, Марта сразу встретилась взглядом с Альбертом Кимболтоном, герцогом Грейстоуном. Он широкими шагами мерил роскошный турецкий ковер. Три стены из четырех в комнате занимали массивные, красного дерева полки, заставленные переплетенными в кожу томами. Раз в неделю с них стирали пыль, но не читали. В камине уютно потрескивали поленья. Акушерка уже сидела в кресле у длинного стола. Она напряженно сцепила пальцы рук, ее губы были сурово поджаты.

При появлении Марты герцог остановился. Брови над светло-голубыми глазами сошлись на переносице, и Марте показалось, что повеяло холодом. Родился наследник, и она готова была представить его отцу, но все, что сейчас происходило в комнате, никак нельзя было назвать праздником, которого она ждала. Ни радостной улыбки, ни гордого взгляда – только гнев.

Марта набрала в легкие побольше воздуха:

– Ваш сын, милорд.

– Положи его на стол. – Грейстоун не стал смотреть, как Марта кладет ребенка на стол. Вместо этого он подошел к окну и уставился в темное пространство за ним. – Ты свободна.

Марта сделала один шаг, затем другой. Только страх, что своим неповиновением она может ухудшить положение младенца, заставил ее выйти в коридор. Закрыв дверь, она остановилась, прислушиваясь к разговору в библиотеке.

– Что ты можешь мне сказать? – Марта отчетливо разобрала дрожь в голосе герцога.

– Как я уже говорила, мальчик – урод, – объяснила акушерка. – Такое случается.

– А его мозг? Он тоже поврежден?

Нерешительное молчание.

– Не могу сказать, ваша светлость. Такие тяжелые роды...

– Он сможет ездить верхом? Охотиться?

– Боюсь, что нет. Я не знаю, как будет развиваться ребенок. Но, ваша светлость, меня больше волнует его мать...

– Его мать? После пяти лет она родила мне урода. Какая насмешка природы!

Звук бьющегося стекла заставил Марту подпрыгнуть. Ребенок захныкал, и она с трудом подавила желание вбежать и унести его.

– Но, ваша светлость, герцогиня не...

– Оставь меня! – крикнул герцог.

Что-то – возможно, его кулак – с силой ударило по столу. Акушерка вскрикнула, затем послышался грохот – очевидно, герцог швырнул какой-то предмет в стену над камином.

Через мгновение из комнаты вылетела разъяренная миссис Телфорд.

Марта сделала вид, будто только что подошла.

– Что случилось, миссис Телфорд?

– Он сошел с ума, говорю вам. Просто сошел с ума. – Акушерка заломила руки. – Лучше оставить его на время. Я пока займусь ее светлостью. – С этими словами она торопливо ушла.

Больше всего на свете сейчас Марте хотелось зайти в библиотеку и унести младенца, но ее удерживал страх перед гневом герцога, – не за себя она боялась, а за ребенка. Она чувствовала, что жизнь крошки в опасности.

Внезапно ее насторожила тишина. Плач ребенка стих. Марта задержала дыхание. Ничего.

Она быстро открыла дверь и вошла в библиотеку. И первое, что увидела, была высокая фигура герцога, который склонился над сыном. Одной рукой он зажимал нос новорожденного.

Он же собирается убить ребенка! Не раздумывая, Марта подбежала к столу и вцепилась в руку хозяина, пытаясь помешать ему сделать свое черное дело.

– Убирайся! – рявкнул герцог, но Марта сражалась за жизнь ребенка с отчаянием, вызванным мыслями о ее неосуществимой мечте – иметь детей. В конце концов герцог убрал руку.

– Я убью тебя! – Его лицо было красным от ярости, на шее выступили вены.

– Пожалуйста, – взмолилась Марта. – Это же ваш сын.

Герцог раздраженно фыркнул:

– Я не могу быть отцом этого... этого уродца. Слышишь? Он никогда не станет моим наследником.

Марта вскрикнула. Как человек может быть таким жестоким?

– Позвольте, я оставлю его себе.

Лицо герцога сделалось пунцовым.

– Без моих рекомендаций ты не найдешь работы. И как ты собираешься кормить ребенка?

– Не знаю.

– Дура! Стоило позволить тебе самой уморить этого калеку голодом, но я не хочу рисковать. Если он выживет, вы оба рано или поздно появитесь у меня на пороге с криками о наследстве и наследнике. – Герцог холодно рассмеялся. – Никогда!

Внезапно решившись, Марта схватила ребенка и побежала к двери. Она боялась, что герцог остановит ее, как вдруг за ее спиной раздался странный возглас. Обернувшись на бегу, она увидела, что герцог, зацепившись за ковер, валится на пол. Падая, он ударился головой об угол стола.

Марта, остановившись, с ужасом смотрела на распластанное безжизненное тело. Из раны на виске сочилась кровь. Что теперь будет? У нее к горлу подкатил комок.

Наклонившись, она нащупала пульс и с облегчением вздохнула, почувствовав под пальцами слабое биение.

Взгляд Марты упал на пепельное лицо герцога, затем скользнул на ребенка. Герцог пытался убить своего сына! В ее памяти всплыла страшная картина едва не свершившегося преступления. А мать малыша скорее всего уже покинула этот мир.

Марта торопливо покинула библиотеку. Крепко прижимая ребенка к груди, она прошла длинными коридорами Бридлвуд-Мэнора мимо спален, библиотек и гостиных к лестнице для слуг, миновала кухню и выбежала на улицу, в темную зимнюю ночь.


Глава 1

Манчестер

5 марта 1854 года

– Выпусти меня! Пожалуйста, Вилли, выпусти меня! – Голос Александры поднялся до неестественно пронзительных нот.

Стены и крышка сундука давили на нее, словно стенки гроба. Александра задыхалась. Внезапно ей показалось, что воздуха больше нет, и она отчаянно застучала по стенке старого деревянного сундука.

В панике она не обратила внимания на лучик света, но, увидев его, уже не могла отвести от него глаз. Если проходит свет, то проходит и воздух! Александра заставила себя дышать медленнее, борясь с истерикой, которая грозила охватить ее разум.

– Папа? – тихо окликнула она.

Александра не называла Вилли папой уже много лет, но сейчас она снова чувствовала себя ребенком, той маленькой девочкой, которая когда-то любила этого человека.

– Ты здесь?

Тишина. Где же Вилли? Неужели он вышел из комнаты?

– О нет! – простонала Александра.

Он не мог так поступить с ней. Трезвый, отчим почти не замечал ее, но джин пробуждал в этом человеке зверя. Избиения начались вскоре после смерти ее матери, почти пять лет назад, и сейчас стали почти обычным делом.

Александра пыталась пошевелиться, но сундук был слишком маленьким для девятнадцатилетней девушки. Она сидела, поджав колени к подбородку, руки были плотно прижаты к телу. Голова у нее раскалывалась – то ли от нехватки воздуха, то ли от подзатыльника, которым наградил ее Вилли.

Шорох за стенкой сундука напомнил ей, что в комнате кто-то есть. Она затаила дыхание, чтобы определить, откуда доносятся звуки, но не могла сдержать невольное рыдание.

– Вилли? Пожалуйста, открой меня. – Александра надеялась, что если она будет говорить спокойно, то отчим ответит, но он молчал. – Ты еще здесь? Папа, пожалуйста, не уходи. Если ты не выпустишь меня, как же я смогу работать? Ты же знаешь, сегодня мы должны закончить полдюжины рубашек. – Александра перевела дыхание. – Разве ты не хочешь получить за них деньги?

– Заткнись! – прогнусавил Вилли. – Одного твоего вида я не выношу.

– Но я сразу уйду наверх, обещаю. Тебе не придется терпеть меня.

По лбу текли капли пота, но Александра приказала себе не паниковать. По крайней мере Вилли не ушел и отвечал ей.

– Мы должны закончить рубашки сегодня днем, это же заказ мадам Фобарт. Ты сам меня предупреждал, – молила Александра. – Я же лучшая швея в твоей мастерской. Я буду работать очень усердно, вот увидишь. – Вилли выругался, но Александра отметила, что его гнев немного поостыл. – Мадам Фобарт – самая крупная наша заказчица. Мы же не можем потерять ее, правда? Ну вспомни, ты же все время мне говорил, что мадам Фобарт мы должны угождать всегда и во всем.

– Черт побери мадам Фобарт!

Вилли со всего размаху пнул сундук ногой, и Александра вскрикнула от неожиданности.

– Ты так не думаешь, – заставила она себя продолжить. – У нас много заказов, а скоро появится много денег. Но я не смогу выполнить заказ, если ты меня не выпустишь.

Вообще-то скорее всего они опоздают, даже если он ее выпустит. Последний заказ мадам Фобарт был в два раза больше обычного, а выполнить его надо было в два раза быстрее, чем обычно. Хотя Александра и другие швеи сидели за работой до глубокой ночи, конца еще не было видно. Но откуда Вилли это знать? Он уходил в таверну еще засветло. Вилли вообще редко появлялся в мастерской раньше полудня, да и то лишь затем, чтобы критиковать, жаловаться и ругаться. Чудо еще, что он находит клиентов.

– Вилли?..

У Александры начала кружиться голова. Осталось так мало воздуха. Работа. Она говорила о работе. Зачем? Она уже не помнила зачем. Вся ее жизнь была-всего-навсего бесконечной чередой стежков...

– Когда-нибудь, – ворвался в ее затуманенный мозг голос Вилли, – ты закроешь глаза, которые слишком похожи на глаза твоей матери.

Она уже давно отказалась понимать причину гнева, который овладевал Вилли всякий раз, когда он был пьян. А ведь отчим очень любил ее мать, Элизабет. Не просто любил, он буквально боготворил ее.

Перед смертью мама просила Александру заботиться о нем...

В ушах как-то неприятно зашумело. Ей показалось, что ее тело уносит волна.

«Мне все равно. Я хочу спать...»

Затем из подсознания всплыло: «Скоро придут остальные». Конечно. Вот это она и пыталась вспомнить. Скоро придут женщины, которые каждый день работали на Вилли. Александра не сомневалась, что они помогут ей, если только она сможет продержаться еще несколько минут. Но ее уже окружила манящая черная бездна...

Раздался щелчок открываемого замка. Неожиданно крышка откинулась, и в легкие девушки хлынул свежий утренний воздух.

Александра завертела головой. Вилли стоял в полуметре от сундука и с ненавистью смотрел на нее. Мгновение он словно заглядывал ей в душу, а потом, пошатываясь и ругаясь, вышел из комнаты.

Вот и все. По крайней мере сегодня издевательств больше не будет. Александра зажмурилась и с силой сжала руки в кулаки. Нет, пообещала она себе, их больше никогда не будет!

К тому времени как появились остальные швеи, Александра уже немного успокоилась. Хотя все работающие здесь знали о побоях, она делала вид, что ничего не происходит. Женщины ничем не могли ей помочь. Им важно было каждое пенни на самые насущные нужды – еду, одежду, на оплату жилья, и они не имели права рисковать своей работой, ссорясь с хозяином мастерской.

Когда в маленькую комнату с одним окном вошла мисс Харпер, Александра была полностью поглощена рубашкой с плоеным передом.

– Доброе утро. – Александра заставила себя улыбнуться, имитируя отличное настроение.

Она вместо Вилли присматривала за работами в мастерской и всегда приходила первой. Женщины, с которыми она работала, были ее единственными подругами. Если бы тут появился кто-нибудь другой, а не Мирт Харпер, Александра скорее всего тут же поплакалась в жилетку и рассказала о своем ужасном заточении в сундуке. Но вид пожилой больной женщины заставил ее забыть о своих бедах.

Заметив, как бледно лицо мисс Харпер, Александра отложила шитье в сторону.

– Вы заболели?

Мисс Харпер молча кивнула. Она повесила шаль и шляпку на крюк у двери, потом прошла и села за длинный стол в центре комнаты. Кроме стола, в комнате стояли лишь старые часы и жаровня.

– Так, что у нас? – Прежде чем взять иглу и наперсток, мисс Харпер помассировала руки.

– Рубашки. – Александра указала на отрезы в углу.

– Доброе утро, – раздались тихие женские голоса. Пришли другие швеи.

Шестеро женщин еле помещались в тесной комнате, но они привыкли и не протестовали.

Наконец принялись за работу. Все смеялись и болтали между собой, но Александра работала молча, напряженно раздумывая над тем, что происходит в ее жизни. Вилли становился все несноснее. Вместо равнодушия, как раньше, в нем кипела мстительная злоба. Когда-то Александра усматривала причину зла в его больной ноге, в запоях, в горе по Элизабет, но сегодня она поняла, что это были детские фантазии. Вилли ненавидит ее.

– Он опять побил тебя?

Александра подняла глаза на Либби – худенькую женщину, у которой было пятеро детей, – и отрицательно покачала головой.

– Тогда что?

Остальные притихли, ожидая ответа.

– Ну же, выкладывай начистоту, – поторопила ее Либби. – Возможно, на этот раз нет царапин и синяков, но этот дьявол сделал что-то ужасное.

Александра сглотнула.

– Я должна убежать от него, только и всего.

– Мы твердим тебе об этом уже не первый месяц. Иначе будет еще хуже. Видишь ведь сама – он становится законченным пьяницей, – согласилась Либби.

Мисс Харпер шикнула на нее:

– Я была знакома с Элизабет. Твоя мать никогда бы не просила тебя заботиться о Вилли, если бы не хотела воздать добром за добро. Ты помогаешь ему добыть кусок хлеба, а побои легко забываются.

Любое упоминание о матери вызывало у Александры боль в груди. Все было иначе, когда была жива Элизабет.

Мать Александры была доброй и красивой женщиной. Она научила своего единственного ребенка грамоте и строго следила, чтобы та разговаривала как леди. Когда в конце концов Вилли настоял, чтобы Александра бросила книги и начала зарабатывать на жизнь, Элизабет занялась с дочерью шитьем. И хотя они провели бесконечные часы за пяльцами, те времена разительно отличались от того, что было сейчас. Ее мать бралась лишь за отдельные заказы, но потом Вилли упал и повредил колено. Его уволили, он не смог найти работу, а вскоре после этого Элизабет заболела скарлатиной и умерла. Без матери, на которой держался весь дом, ее отчим стал совершенно иным человеком.



– Он думает, что может распоряжаться нашими жизнями только потому, что оплачивает наши счета, – возмущенно сказала Александра.

– Любой богобоязненный мужчина не стал бы забирать себе львиную долю тех ничтожных денег, что мы зарабатываем здесь, – согласилась мисс Харпер.

Остальные женщины закивали.

– На прошлой неделе он выплатил мне только половину, – Либби с силой воткнула иголку в ткань, – потому что Мэри Джейн заболела, а я опоздала на пару минут, помните? Когда-нибудь я...

– Мы все были бы не прочь отлупить его палкой, – оборвала ее Сара, молоденькая девушка, которая работала, чтобы прокормить трех младших братьев. – Но нам легче, потому что мы для него лишь наемные работницы. Александра другое дело.

– Неужели у тебя нет родственников, которые могли бы помочь? – спросила Марна, которая работала здесь всего неделю.

Александра еще ниже склонилась над шитьем.

– Есть, но мало, – коротко сказала она, не желая признаваться, что богатая семья выбросила ее мать на улицу, когда обнаружилось, что она в пятнадцать лет забеременела от сына пекаря. Элизабет бросилась к своему любовнику в надежде на помощь, но ее отец успел добраться до него первым. За несколько фунтов и обещание получить свою собственную булочную юноша отказался даже разговаривать с Элизабет. Она уехала в Ливерпуль и поступила работать на ткацкую фабрику, где и встретила Вилли.

– У Вилли есть родственники, но они не любили мою мать, говорили, она слишком «задирает нос».

– Если они хоть чем-то похожи на Вилли, тогда она действительно была выше их, – фыркнула мисс Харпер.

Александра улыбнулась:

– У меня, правда, есть тетя по материнской линии.

– Та самая, которую Вилли не пустил сюда, когда она приехала проведать тебя? – уточнила Либби.

Кивнув, Александра продолжила:

– Время от времени я получаю от нее письма.

– А где она живет? – спросила Марна.

– В Лондоне. Однако в последнем письме она пишет, что ее муж-военный получил назначение в Индию. Теперь их семья переезжает туда...

– Когда? – быстро спросила Либби.

Александра удивленно посмотрела на нее. Потом посчитала в уме:

– Через неделю.

В глазах вдовы загорелся такой огонь, что Александра отчаянно замотала головой.

– Нет. Я знаю, о чем ты думаешь. Я тоже думала об этом, но я не могу навязать себя тете Паулине. Кроме того, Вилли сразу же помчится к ней...

– Тогда беги из страны. Ты же сама говорила об этом, – вмешалась Сара.

– Ты можешь работать на них, например, как служанка или гувернантка, или просто поживешь с ними немного, пока не найдешь другое место, – рассудительно заметила мисс Харпер.

Александра подняла руки, призывая их замолчать.

– А как я заплачу за проезд в Индию? Я не могу просить об этом свою тетю.

Либби и мисс Харпер переглянулись, затем поглядели на других, и на их лицах расплылись улыбки.

– Сейчас почти полдень, – объявила Либби. – Через пару часов мы должны закончить рубашки мадам Фобарт. Деньги за такой огромный заказ должны быть немалые, если ты правильно понимаешь, что я имею в виду. – Вдова замолчала.

Сердце Александры лихорадочно билось, хотя разум продолжал твердить, что она не может ехать к тете Паулине.

– Но я только доставляю заказы, а деньги всегда получает Вилли, вы же знаете.

– Скажи управляющему мадам Фобарт, что теперь ты собираешь деньги, – сказала мисс Харпер. – Мать научила тебя говорить, как образованная леди, ты справишься.

– Но управляющий мадам видел меня сотни раз. Он знает, кто я такая. Кроме того, у меня нет времени списаться с тетей, – возразила Александра. – Она уезжает дней через семь, а почти столько мне потребуется, чтобы доехать до Лондона.

– Тогда просто скажи, что Вилли заболел. И отправляйся прямиком в Лондон, иначе разминешься с тетей, – объявила Либби.

– Это твой единственный шанс, – поддержала ее мисс Харпер.

У Александры от страха заныло в животе. Она знала, что женщины правы. Тетя Паулина – единственная надежда для нее хоть как-то изменить жизнь. Но что, если управляющий мадам Фобарт откажет ей и сообщит Вилли о ее просьбе? Что, если она опоздает в Лондон и не встретится с тетей?

Александра поежилась, вспомнив о побоях, которые получила в последний раз, когда пыталась уехать от отчима. План был рискованным, но он давал ей шанс получить свободу. Очень небольшой шанс.

– Хорошо, – сказала она в конце концов. – Я попытаюсь.


Натаниэль Кент стоял на мостике, держась левой рукой за леер. Возбуждение от погони охватило все его существо. Противник скоро сдастся, в этом нет сомнений. Торговый бриг пытался скрыться, но у него не было никаких шансов против такого быстрого корабля, как «Ройал Венджинс».

Натаниэль гадал, почему «Найтингейл» не открыл ответный огонь. По его подсчетам, на корабле было не меньше четырех тридцатидвухфунтовых орудий.

– Как ты думаешь, почему они предпочитают убегать? – Он повернулся к Трентону, своему первому помощнику.

Трентон пожал плечами.

– Если бы я знал. Разумеется, мы напали неожиданно, но даже тот первый корабль, который мы захватили, оказал нам большее сопротивление.

– Однако они все еще не выбросили белый флаг.

– Может, стоит еще раз стрельнуть по ним?

Натаниэль немного подумал.

– Да, выстрел прямой наводкой убедит их сдаться.

Оглушающий свист снарядов перекрыл крики его людей, и четыре двадцатипятифунтовых ядра упали в море где-то рядом с кормой «Найтингейла». На несколько минут все пространство между кораблями заволокло пороховым дымом, но вскоре дым рассеялся.

– Мы победили! – прокричал кто-то на борту «Ройал Венджинса». Ему вторил хор восторженных голосов.

Натаниэль оглянулся. Его люди торопливо прочищали стволы орудий, чтобы вновь зарядить их. Вряд ли это понадобится. Со времени изобретения парового двигателя пираты практически исчезли, но легенды об их подвигах все еще будоражили память моряков. Любой мог рассказать по крайней мере дюжину леденящих душу историй, происшедших с кем-то из его предков.

Натаниэль сыграл на страхе, который вызывал эти истории, и не сомневался, что «Найтингейл» скоро сдастся.

– Смотрите, – закричал Ричард, тыча пальцем в сторону второго корабля. Непредсказуемый, как дикий вепрь, и такой же сильный, Ричард пришел в команду Натаниэля менее года назад. – Мы сделали этого ублюдка!

Натаниэль повернулся. Да, на мачте брига развевался белый флаг.

– Отлично, – пробормотал он, – а теперь пора посмотреть на груз.

Он подошел к борту, где его люди спуската лодку, и, как только она закачалась на волнах, быстро спустился вниз. Трентон остался на корабле старшим, а Ричард и Тини, еще один помощник капитана, отправились с ним.

Лодка приближалась к «Найтингейлу». С палубы корабля доносилась какая-то речь. Натаниэль не мог разобрать слова, но их интонация говорила об удивлении и страхе.

Они подплыли ближе. Натаниэль схватился за свисавший к воде канат и, несмотря на деформированную руку, ловко залез наверх, карабкаясь с умением и легкостью, которые выработались в результате долгой практики.

Встретил его седовласый пожилой мужчина с длинными бакенбардами – капитан «Найтингейла».

– Что, черт побери, ты надумал, когда решил стрелять по моему кораблю? – гневно спросил он.

Натаниэль помедлил, прежде чем ответить, и его красноречивое молчание как нельзя лучше и убедительнее показало его власть над всеми вокруг.

«Найтингейл», очевидно, вез пассажиров, так как проход к пушкам преграждали ряды чемоданов. Неудивительно, что они так и не ответили на огонь его корабля.

– Я требую ответа.

Повернувшись, Натаниэль внимательно оглядел стоящего перед ним старика.

– Едва ли ты можешь что-либо требовать. – Он кивнул головой в сторону багажа и улыбнулся.

Лицо капитана покрылось красными пятнами.

– Ты болван, если собираешься сделать то, о чем я думаю. В этих водах не было пиратов почти тридцать лет, и это не случайно.

В глазах Натаниэля мелькнуло раздражение.

– Учитывая ваше уязвимое положение, я бы не стал так легко разбрасываться оскорблениями, капитан...

– Миривезер. Капитан Тадеуш Миривезер, и я уже плавал, когда ты пешком под стол ходил. – Старик хотел добавить еще что-то, но передумал.

– А я Драгонслейтер, – ответил Натаниэль.

Эта придуманная им самим кличка, как обычно, заставила его улыбнуться, но он не мог назваться своим настоящим именем. Посерьезнев, он еще раз оглядел матросов. Капитан Миривезер вел себя как гордый старый осел, и его люди выглядели соответственно. Натаниэль подумал, как бы они поступили, если бы им не мешали пассажиры и их багаж.

– Я рад, что у вас хватило ума сдаться и избежать гибели людей, – сказал он. – Ничего плохого я не сделаю вашим пассажирам. Разумеется, при условии, что вы будете послушны, – добавил он быстро.

Ему нравился старый капитан, который явно придавал значение таким понятиям, как честь и долг. Подобные ему встречались сейчас крайне редко.

– Если ваши требования разумны, мы их выполним, – нехотя согласился капитан Миривезер.

– Порт вашего назначения?

– Ливерпуль.

– Так я и думал. Ваши люди должны держаться в стороне и пусть следят, чтобы пассажиры вели себя тихо. Моя команда займется вашим грузом. Не волнуйтесь, мы все сделаем быстро, не задержим вас. – Натаниэль благожелательно улыбнулся. – Затем вы сможете починить судно и продолжить путь... А, ну да, чуть было не забыл: разумеется, ваше право сообщить о случившемся вашему хозяину, высокочтимому герцогу Грейстоуну.

В бледно-голубых глазах капитана Миривезера появилось удивление.

– Откуда ты знаешь, кто владелец корабля?..

– В моих правилах – всегда все знать, – оборвал его Натаниэль. Он повернулся к Ричарду: – Начинай разгрузку.

Стоя на палубе «Ройал Венджинса», Натаниэль прислушивался к крикам и песням матросов, которые праздновали победу. Ром лился рекой. Ричард и его брат Джон поднимали тост за тостом, то восхваляя скорость судна, то проклиная отца Натаниэля – того самого аристократа, корабль которого они только что ограбили.

Трентон предложил Натаниэлю кружку, но тот лишь покачал головой.

– Нет уж, я предпочитаю наутро иметь свежую голову. Думаю, ты с удовольствием выпьешь мою долю.

– Да перестань. Это наш третий корабль. Ты должен радоваться.

Натаниэль, улыбнувшись, сдался.

– За будущие успехи! – Он поднял кружку, и остальные разразились громкими криками.

– За Мэри. Мы обязаны ей своими успехами, – добавил Ричард.

Натаниэль, глотнув рома, остановил Ричарда, который собирался провозгласить очередной тост.

– Кстати, о Мэри, – сказал он огромному веснушчатому рыжему шотландцу, – когда мы узнаем о следующем корабле?

Ричард чуть побледнел.

– Боюсь, девчонка немного заупрямилась.

– Что ты имеешь в виду? – встревоженно спросил Натаниэль. – Ты же говорил, что она сделает все, что угодно, лишь бы получить деньги.

– Ага. – Ричард с жадностью посмотрел на кружку с ромом, явно сожалея о том, что его отрывают от такого приятного занятия. – Сейчас она говорит, что деньги ей ничего не принесли. Она не может их потратить, потому что ее отец может заподозрить, что дело нечисто, и задаст ей хорошую трепку.

– Почему же ты не говорил об этом раньше?

– Потому что она все равно согласна помогать нам. Она просто хочет кое-что иное кроме денег.

– Например?

Ричард обменялся взглядом со своим братом, который стоял рядом, затем вновь повернулся к Натаниэлю.

– Она хочет увидеть тебя.

– Я что, должен постучать в дверь Бридлвуд-Мэнора и представиться?

Ричард отрицательно качнул головой, приняв слова Натаниэля за чистую монету.

– В следующий раз мы пойдем туда вместе.

– Зачем ей встречаться со мной?

– Она слышала о твоей матери от старых слуг и хочет узнать, настоящий ты или нет.

– Ей просто страсть как не терпится посплетничать, – встрял Джон. – Девчонке всего семнадцать, а жизнь в этом огромном доме – скука смертная. Больше ей ничего не нужно. Она замешана в наших делах, и если герцог узнает, что она крала его документы, чтобы показать нам, то отправит ее в Ньюгейт. – Джон поморщился, как делал всегда при упоминании об этой лондонской тюрьме. – И все же я считаю, что это лишний риск.

Ричард посмотрел на брата.

– Я бы сказал, что Мэри стоит того. Она наш единственный источник информации. И ведь это очень просто – мы оба отправимся...

– Ричард не хочет терять Мэри. Ему так нравится то, что она дает ему вместе с документами, – ехидно заметил Джон.

Ричард расхохотался, а вот Натаниэлю было не до смеха.

– Что ты предлагаешь? – спросил он Ричарда.

До этого он только один раз был в роскошном имении Клифтон, но болезненные воспоминания о нем остались навсегда. Ему не хотелось снова бередить старые раны.

– Мэри всегда встречается со мной в лесу у пруда. Она не умеет читать, поэтому приносит документы с собой. Мне нужно всего несколько минут, чтобы узнать все необходимое, потом я плачу ей и мы расходимся... по крайней мере я так сделаю, когда ты будешь со мной, – с ухмылкой поправился Ричард.

Натаниэль призадумался. Им будет очень сложно найти кого-нибудь вместо Мэри. Как служанка, она имела доступ в любые покои, и так как девушка была неграмотной, ее никогда ни в чем не подозревали.

– Хорошо. Когда мы высадимся в Бристоле, ты отправишь ей весточку, что я приду.

Заметив, что Трентона нет рядом, Натаниэль спустился вниз в свою каюту, где его первый помощник уже писал какие-то цифры в большом журнале.

– Неплохо, – заметил Трентон при виде капитана. – Восемьдесят тюков табака. Нам хорошо заплатят.

Натаниэль молчал. Он все еще думал о Мэри и о Бридлвуд-Мэноре.

– Что? – Он поднял глаза на Трентона.

– Я сказал, судя по записям, дела у нас идут отлично. Если каждый корабль будет таким, как «Найтингейл», скоро мы разбогатеем.

Натаниэль улыбнулся. Богатство – какое приятное слово! До гибели Марты он рос в маленькой хижине с ее сестрой Беатрис и ее восемью детьми. Непонятно почему муж Беатрис сбежал после рождения их последнего сына, и семья крайне нуждалась. Хотя Натаниэль не любил вспоминать об этом, он так и не мог забыть черствый серый хлеб и холодные зимы без угля.

– Так не может продолжаться вечно, – сказал он вслух. – Пока что все корабли были легкой добычей, потому что мы нападали неожиданно. Следующие уже будут начеку и так просто не сдадутся.

– Ничто хорошее не длится вечно, – философски заметил Трентон.

– Как Мэри, например. – Натаниэль растянулся на постели и подложил руку под голову.

– Что это значит? – На лице Трентона мелькнула тревога.

– Она захотела познакомиться со мной.

Трентон резко встал.

– Только не говори мне, что ты согласился с этим сумасшедшим предложением. Если твой отец поймает тебя в Бридлвуд-Мэноре...

– Знаю, но мы не можем терять ее. Все наши планы зависят от сведений, которые она нам добывает.

– К черту наши планы. Твоя жизнь в опасности.

Натаниэль пожал плечами.

– Ты, мой друг, стал каким-то пугливым.


Раскинувшаяся на холмах деревушка Клифтон, всего в одной миле от Бристоля, славилась чистым воздухом и красивейшим видом на реку Северн. Некоторые самые богатые жители Бристоля, в большинстве своем квакеры, приобрели себе здесь загородные дома.

Натаниэль и Ричард проехали через Бристоль в Клифтон, направляясь к поместью герцога, где они договорились встретиться с Мэри. Прибыли на место они поздно. Лунный свет отбрасывал неровные тени сквозь изогнутые ветви деревьев, окружавших пруд. Мэри должна была появиться около полуночи, но она опаздывала, и Натаниэль занервничал.

– Она обычно приходит вовремя? – Он вглядывался в темноту, стараясь разглядеть контуры особняка.

– Мэри не самая пунктуальная девушка из моих знакомых, – ответил Ричард. – Правда, она никогда не торопится обратно. – Его зубы блеснули в улыбке.

– Я бы на твоем месте нашел себе другую подружку, – заметил Натаниэль. – Трудно даже предположить, что сделает мой отец, если обнаружит вас здесь.

– Ты слишком тревожишься, – сказал Ричард. – Как он может доказать, что я знаком с тобой?

– Очень просто. Тебя могли запомнить его люди во время грабежа кораблей...

Натаниэль замолчал. Кто-то шел к ним. Он еще пристальнее вгляделся в темноту и все же чуть было не подпрыгнул от неожиданности, когда откуда-то сбоку появилась молоденькая девушка.

– Вот и я, – рассмеялась она. – Я вас напугала?..

Натаниэль промолчал. Мэри была нескладной худенькой девушкой с каштановыми волосами и овальным личиком, острыми маленькими зубами. Ее нельзя было назвать даже симпатичной, но Ричард явно обрадовался появлению своей подружки.

– Ты скучала по мне? – без предисловий и приветствия спросил он.

– Нет, и я знаю, что ты по мне не скучал. – Мэри снова рассмеялась, с интересом разглядывая Натаниэля. – Ты ни разу не говорил мне, что он такой хорошенький.

– Просто сейчас ночь, а днем он настоящий урод, – ответил Ричард. – У него ужасные темные волосы, а не ярко-рыжие, как у меня, и хотя его глаза можно назвать голубыми, иногда они становятся ледяными серыми. Видела бы ты его в гневе! А это, по-моему, происходит слишком часто.



Натаниэль не мог сдержать улыбки при столь жаркой характеристике, но он пришел сюда не для того, чтобы его разглядывали, как лошадь. С гораздо большим удовольствием он занялся бы толстой книгой, которую Мэри прижимала к груди, а потом убрался бы подальше от Бристоля.

– Ну, он не был бы сыном своего отца, если бы у него был другой характер, – ответила Мэри. – Герцог сам не свой с тех пор, как вы захватили первый корабль. Я еле удержалась от смеха, когда он принялся ругаться на чем свет стоит. Клянусь, само упоминание о тебе может вызвать у него апо... апо... не помню, как правильно.

– Апоплексию, – подсказал Натаниэль.

Он с удовольствием нарисовал в уме образ отца, лопающегося от злости.

Неожиданно Мэри положила руку ему на плечо.

– Но как же ты вымахал таким высоким? – спросила она. – Ты выше герцога.

– Возможно, здесь постаралась моя мать, – заметил Натаниэль. – Можно? – Он потянулся к заветной книге, которую девушка держала в руках, и та нехотя отдала ее.

– Как он торопится. – Ее некрасивое лицо исказила недовольная гримаса.

Натаниэль зажег принесенную свечу и открыл книгу. Он пожирал глазами страницу за страницей. Написанные мелким убористым почерком, они были испещрены названиями кораблей, временем их прибытия и даже наименованием грузов.

Натаниэль с улыбкой проглядывал книгу, но эта улыбка застыла у него на губах, когда внезапно совсем неподалеку от них раздались мужские голоса.

– У пруда чужаки! – воскликнул кто-то в темноте.

Натаниэль мгновенно захлопнул книгу, сунул ее в руки Мэри и подтолкнул девушку в сторону дома.

– Беги! – шепнул он. – Возвращайся другой дорогой и как можно быстрей положи ее на место. Мы отвлечем их, не бойся. Ну давай, скорей, скорей, поторопись.

Натаниэль запрыгнул в седло, Ричард последовал его примеру. Он оглянулся, гадая, куда лучше бежать. Между ними и их преследователями был пруд, но в темноте легко ошибиться.

– Как выбраться отсюда? – спросил он Ричарда.

Ричард пожал плечами и ткнул пальцем куда-то налево.

– Я поеду туда, а ты в другую сторону. Встретимся в таверне, где нас ждет Трентон. – Не дожидаясь ответа, он поскакал вперед, не оставляя Натаниэлю иной возможности, кроме как последовать его указаниям.

Глава 2

Ветки хлестали Натаниэля по лицу и цеплялись за одежду, но он без устали подгонял коня. Кого бы они ни услышали там, у пруда, эти люди, кажется, были без лошадей. С Божьей помощью он успеет ускакать от них.

Перевалив через холм, Натаниэль оказался перед небольшой речушкой. Пришпорив лошадь, он направил ее вперед и лишь стиснул зубы, когда ледяная вода коснулась его ног.

Сделав изрядный крюк, Натаниэль выехал на дорогу и направился на восток. Он ожидал встретить Ричарда, но, за исключением нескольких карет, дорога была пуста. Возможно, Ричард опередил его.

Славившийся своими источниками Бристоль привлекал многих туристов, и Натаниэль легко затерялся среди десятков карет, направляющихся в город. Он проехал Квинз-сквер, затем свернул налево к таверне «Фарлей».

Там его уже ждал Трентон.

– Где Ричард? – встревоженно спросил Натаниэль.

Трентон с удивлением посмотрел на своего капитана.

– Что ты имеешь в виду? Он же был с тобой.

Натаниэль, нервно оглядевшись, сел за столик.

– На нас вышли какие-то люди. Пришлось бежать.

– Тогда он скоро будет здесь. – Трентон несколько секунд молча барабанил пальцами по столику, затем сказал: – Может быть, тебе стоит вернуться на корабль и приготовиться к отплытию? Ты очень заметен из-за своей руки, а вот я могу безбоязненно ждать Ричарда.

Предложение Трентона было не лишено смысла. Приметное уродство Натаниэля только увеличивало их шансы попасть в тюрьму. Кивнув, Натаниэль встал.

– Если Ричард не вернется к трем, нам придется отплывать без него.

– Он вернется!

– Дай Бог! – Натаниэль вышел из таверны.


Пробираясь темными улочками к порту, Натаниэль увидел лишь валяющегося в канаве пьяницу.

Корабли у причала плавно покачивались на волнах и поскрипывали, словно протестуя против вынужденной неподвижности. Натаниэль быстро нашел «Ройал Венджинс» и поднялся на борт.

Трентон вернулся около четырех. К несчастью, он был один.

– Где Ричард? – спросил Натаниэль, как только его первый помощник поднялся на борт судна.

– Давай убираться отсюда. Мэри прислала в таверну записку.

Ричард в руках герцога Грейстоуна.

Натаниэль громко выругался.

– Ее они тоже схватили?

– Нет. Когда в доме больше пятидесяти слуг, трудно найти виновного, и, если повезет, герцог никогда не узнает о нашей сообщнице.

– Мы не можем оставить Ричарда, – сказал Натаниэль, глядя на подходящего к ним Джона.

– Мы ничего не можем сделать для него сейчас, – заспорил Трентон. – Нанятые герцогом люди прочесывают город.

Натаниэль оглянулся на яркие огни Бристоля и снова выругался. Что делать? Они с Ричардом знакомы меньше года, но тот был ему верным другом. С другой стороны, глупо лезть прямо в ловушку.

– Поднимайте якорь, – приказал он в конце концов. По его лицу было видно, что это решение далось ему с трудом.

– Подожди! Мы должны вернуться, – крикнул Джон.

– Нет, Трентон прав, – возразил Натаниэль. – Мой отец именно этого и ждет. Надо каким-то образом перехитрить его.

– И как же?

– Надо подумать. – Натаниэль потер переносицу, надеясь, что ему в голову придет какая-нибудь блестящая мысль. – Если бы только у нас нашлось что-нибудь на обмен, – размышлял он вслух. – Если бы мы захватили что-нибудь, в чем герцог отчаянно нуждается и что он с удовольствием обменяет на Ричарда...

– Да! – Трентон хлопнул в ладоши. – Это сработает. Может быть, груз с последнего корабля...

Натаниэль покачал головой:

– Он слишком богат и слишком зол, чтобы обменять Ричарда на деньги. Это должно быть что-то другое...

– Подождите. – В глазах Трентона зажегся огонек. – У твоего отца есть дочь, ведь так?

– Да. – Натаниэль видел, как расплылись в улыбке губы его друга. – Да, – повторил он негромко. – Это сойдет.


Манчестер славился своими ткацкими фабриками, число которых доходило до семидесяти. Некоторые были высотой в четыре или даже пять этажей, и работали там до тысячи человек. Все эти фабрики гудели, трещали и выбрасывали в воздух из труб длинные столбы грязного дыма.

Правда, Александру не волновали подобные мелочи. Она слишком часто проходила мимо этих фабрик и не представляла себе ничего другого. Сейчас же ее мысли занимал только побег. Даст ли ей управляющий мадам Фобарт деньги? Что и как сказать, чтобы убедить его?

Она бросила пугливый взгляд через плечо. Когда она уходила, Вилли спал как убитый на кровати, но она так привыкла бояться отчима, что ожидала увидеть его бодрым и страшным в любой момент. Потребовались немалые усилия воли, чтобы Александра собрала узелок с вещами, накинула на плечо тюк рубашек для мадам Фобарт и вышла из дома.

Она быстро миновала улицу Пиккадилли. Наступило время ленча, и улицы заполонили толпы людей, спешащих поесть и поболтать друг с другом. Пройдя сквозь толпу, Александра свернула в восточную часть района и вскоре оказалась в квартале, где стояли лишь красивые дома с небольшими аккуратными садиками перед ними. Один из них и был ателье мадам Фобарт.

Дом был выкрашен в розовый и зеленый цвета и отделан белой краской. У широкого крыльца росли розы. Ступени вели к массивной дубовой двери. В глаза бросался внушительный медный дверной молоток. Единственным, что говорило о том, что это не дом богатого купца, была небольшая вывеска над одним из трех окон. Что-то более вызывающее оскорбило бы вкус богатых клиентов мадам. Женщины из самых высших слоев общества посещали ателье, чтобы заказать платья из шелка или бархата. А шляпки! Работающие здесь мастерицы были самыми искусными из всех, кого когда-либо видела Александра.

Хотя в ателье был огромный штат своих швей, мадам отдала заказ на рубашки на сторону. Александра сомневалась, что клиенты мадам когда-либо узнают, какие руки касались их одежды. Она даже поежилась, вспомнив недавние слухи о смерти некой леди, подхватившей инфекцию от швеи, которая накрывала больного ребенка одеждой, которую шила для нее.

Учитывая обстоятельства, в коих находились многие швеи, Александра была склонна верить этим слухам. И все же она отчаянно надеялась, что подобные истории не отпугнут заказчиков. Особенно сейчас, когда ей предстоит жить одной. Следовало, правда, учесть, что мадам Фобарт сильно выигрывала, отдавая заказ на сторону, так как разницу она клала себе в карман. Кроме того, работа выполнялась вдвое быстрее.

Александра даже не пыталась подойти к крыльцу и сразу же свернула к черному ходу. Потребовалось несколько минут, чтобы ей открыли.

В конце концов из-за двери высунулась худенькая девушка.

–Да?

– Я принесла заказ. – Александре показалось, что ее голос звучит ненормально громко. – Надеюсь, я не опоздала?

Девушка вытерла руки о передник. Она, похоже, работала на кухне.

– Сегодня это не имеет значения, – сказала она. – Почти все швеи, включая и саму мадам, уехали на пикник.

– О! – У Александры мгновенно упало сердце. – Неужели никто не может принять заказ?

Девушка задумалась.

– Здесь мистер Калверт, но, боюсь, он не захочет встречаться с тобой. Занят с клиенткой.

– Он сам сказал мне прийти сегодня! – возразила Александра, хотя и не слишком пылко. Управляющий мадам Фобарт был весьма неприятным человеком...

– Извини...

– Я приду завтра. – Александра с трудом скрыла разочарование.

Она повернулась и медленно пошла к воротам. Теперь у нее нет денег на поезд.

– Подожди! – Заметив тяжелую ношу, служанка пожалела Александру. – Я спрошу его, но не ругай меня, если он откажется. – Мило улыбнувшись, она скрылась за дверью.

Александра ждала, от нетерпения притопывая ногой. Почему так долго? Поезд в Лондон отходит в три часа, и она еле успевает на него.

Когда она уже была готова снова постучать, дверь распахнулась и оттуда выглянул сам мистер Калверт. К огромному удивлению Александры, на его лице играла приветливая улыбка.

– Мисс Кобвелл? Пожалуйста, заходи.

Он придержал дверь, и Александра вошла в дом.

– Меня зовут Александра Когсворт, – поправила она и в знак приветствия сделала книксен.

– Разумеется. – Мистер Калверт взял у нее рубашки и положил их на столик.

– Прошу прощения, что беспокою вас сегодня, мистер Калверт, но...

– Не извиняйся. – Он повел рукой, словно отмахиваясь от ее слов.

Александра не могла прийти в себя от удивления. Откуда такая доброта? Управляющий мадам всегда вел себя по-хамски. Александре он не нравился, так как никогда не задумывался над тем, что его попытки сэкономить оборачивались для работниц непосильным трудом за сущие гроши.

– На самом деле, моя дорогая, твой визит как нельзя более кстати, – принялся объяснять управляющий. – Можешь поверить, что дочь герцога Грейстоуна сидит в нашей гостиной и ждет, чтобы кто-то зашил ей порванное платье? Увы! Здесь не оказалось ни одной швеи – они все взяли выходной. Когда Соня сообщила мне о твоем приходе, я подумал, что вмешался сам Господь. Любая швея... – Он прокашлялся. – Я имею в виду, учитывая, как часто мы даем вам заказы, ты поможешь мне бесплатно. Разумеется, ты не признаешься ей, что никогда не работала в таком высококлассном месте.

Александра задумалась. Ей не составляло труда зашить платье, но у нее оставалось очень мало времени. Кроме того, ей придется играть незнакомую для нее роль одной из мастериц мадам. Александра знала, что лишь самые лучшие удостаивались чести выходить к клиенткам.

– Мой отчим попросил меня взять деньги за заказ. – Александра заглянула в водянистые глаза мистера Калвер-та. – Как только я получу деньги, так сразу же зашью платье.

Управляющий чуть сощурил глаза.

– Обычно деньги берет Вилли.

– Знаю, но он заболел, и мы... Я имею в виду, деньги нужны ему срочно.

Калверт нервно оглянулся.

– У меня нет времени сейчас заниматься этим делом. После...

– Это займет пару минут.

Мистер Калверт пожал плечами.

– Хорошо. – Сунув руку в карман, он достал несколько банкнот и отдал их Александре. – Здесь половина. Вторую получишь, когда закончишь с клиенткой. Понятно? Ты хорошо шьешь?

– Разумеется. – Сердце Александры отчаянно стучало, но она спокойно взяла деньги. – Я шью с детства. Но как же моя одежда? – Она не сомневалась, что по стандартам мадам ее платье годилось лишь на половую тряпку.

– Соня найдет тебе что-нибудь подходящее. Пошли, мы не можем заставлять леди Анну ждать так долго.

Александра была рада своей маленькой победе над управляющим, и все же ее одолевал страх. Она никогда еще не сталкивалась с богатыми людьми, и хотя мама научила ее хорошим манерам, руки были в мозолях и неопровержимо свидетельствовали о ее низком происхождении.

Прежде чем Александра успела высказать свои сомнения вслух, управляющий ушел, явно торопясь вернуться к своей клиентке. Александра посмотрела вслед удаляющемуся мистеру Калверту и нервно сглотнула.

Отказываться было поздно.

Соня помогла Александре надеть шелковое платье одной из мастериц. Как и предполагал мистер Калверт, оно оказалось чуть великовато.

– Ты знаешь, как вести себя в обществе леди?

Александра кивнула, но Соня все равно продолжила:

– Я часто вижу, как они ходят. – Служанка прикрепила к волосам Александры небольшой кружевной чепчик с лентами. – Ты знаешь, лучшими считаются француженки. Моник у нас обслуживает самых выгодных клиентов. Она всегда улыбается. При входе в комнату надо присесть в поклоне... нет, не так глубоко, – поправила она Александру, когда та попыталась изобразить книксен. – Не шевелись, я поправлю тебе прическу. Моник вечно вставляет в разговор «миледи» и постоянно говорит им комплименты. Вранье, как правило, но им нравится. В любом случае она здесь самая главная, а по вечерам даже пьет чай с мистером Калвертом. – Соня воткнула последнюю шпильку и критически оглядела прическу. – Это лучшее, что я могла сделать.

– Все отлично. Как я выгляжу? – Александра крутанулась, чтобы Соня могла осмотреть ее со всех сторон.

– Ты очень красивая. Никогда бы не подумала, что это так просто, но ты выглядишь так, словно работала здесь всю жизнь. Помни только, что надо делать все быстро и молча.

Александра кивнула.

– Дай мне немного времени подготовиться, – взмолилась она, но Соня подтолкнула ее к двери.

– Леди Анна не привыкла ждать.

Соня ввела ее в просторную комнату, где мистер Калверт развлекал свою гостью. Александра на мгновение остановилась и огляделась. Обстановка поражала роскошью. На стенах висели огромные зеркала, стены были обиты шелком насыщенно-зеленого цвета, а пол покрывал зелено-бежевый ковер. С потолка свисали три хрустальные люстры, а окна закрывали бордовые, отделанные золотой нитью занавеси.

Александра неуверенным шагом прошла к камину. Возле него сидели две женщины. Они пили чай и были слишком поглощены разговором, чтобы сразу заметить Александру, однако мистер Калверт мгновенно поднял на нее взгляд.

– Миледи, позвольте мне представить вам мисс Александру, – громко сказал он. – Она зашьет вам платье, и вы продолжите путешествие к матери. Шотландия ведь так далеко.

У Александры чуть-чуть заурчало в животе, и она пожалела, что не успела поесть.

Остановившись в нескольких метрах от женщин, она сделала книксен. Женщины окинули ее мимолетным взглядом и вновь повернулись к мистеру Калверту.

– Да, бедная мама болеет уже год, и ее здоровье не улучшается, – сказала более молодая из них. Александра исподтишка оглядела дочь герцога. Она была очень красивой, светлые волосы обрамляли овальное личико с яркими, широко расставленными зелеными глазами, по цвету похожими на глаза самой Александры. Ее компаньонка была довольно невзрачной и выглядела лет на десять постарше.

– Как жаль слышать такие грустные новости, – посочувствовал мистер Калверт. – Александра сделает все очень быстро. Она отличная мастерица. Мы выписали ее из Лондона, где она обшивала леди Сатерби. – Он поглядел на Александру с таким видом, будто сам верил в то, что сказал.

Услышав столь откровенную ложь, Александра опустила голову, но тут же напомнила себе, что таким поведением легко выдаст себя. Она с усилием расправила плечи и чуть задрала подбородок.

Леди Анна повернулась к Александре.

– Что ж, леди, я оставляю вас, – сказал мистер Калверт.

Его чуть застывшая улыбка яснее ясного сказала Александре: «Поторопись».

Александра с благодарностью вспомнила свою мать, которая научила ее грамотно разговаривать.

– Я задержу вас всего на несколько минут, – спокойно сказала она.

Поклонившись леди Анне, управляющий вышел из комнаты, и Александра наконец смогла заняться делом. На леди Анне было элегантное дневное платье из голубого шелка, которое застегивалось впереди на длинный ряд пуговиц.

– Миледи, если вы встанете перед зеркалом, я смогу лучше понять, что случилось, – сказала Александра.

– Я порвала его здесь, – леди Анна указала на дырку, – похоже, гвоздем или чем-то таким же острым. Я думала сначала не зашивать его в дороге и потерпеть до приезда домой. Но дорога до Шотландии длинная, и если не починить его сейчас, боюсь, дырка расползется и платье будет испорчено навсегда, а это подарок мамы.

– Разумеется, – невнятно пробормотала Александра и наклонилась, чтобы получше рассмотреть испорченную юбку. – Когда я закончу, вы даже не найдете этого места.

Александра помогла дочери герцога снять платье и вышла с ним из комнаты. Ей нужна бьиа шелковая нитка голубого цвета и иголка, а она даже представить себе не могла, где их взять.

– Как дела? – Мистер Калверт нервно прохаживался около лестницы.

– Хорошо. Мне нужна нитка и иголка.

– Я покажу тебе. – Выскочившая из-за его спины Соня отвела ее наверх, в мастерскую.

Александра принялась за работу. В это время раздался стук во входную дверь, и Соня вышла, чтобы открыть ее.

Через пару минут дыра была зашита. Александра вышла из мастерской, прошла к лестнице и остановилась... Ее охватил ужас – снизу до нее донесся голос отчима.

У Александры что-то оборвалось внутри. Она могла себе представить, что сделает Вилли, когда найдет ее здесь и узнает, что она взяла часть денег за рубашки.

Между тем Соня сказала ее отчиму, что сейчас позовет мистера Калверта, и отвела его в небольшую комнату рядом со входом.

Александра понимала, что через несколько минут – как только появится управляющий мадам Фобарт – Вилли узнает правду. Она должна спрятаться.

Нет, ей надо бежать! Если Вилли поймает ее, она не сможет сесть на поезд до Лондона и, более того, ее на несколько дней запрут в доме. Тогда она опоздает к тете Паулине.

У нее ведь есть немного денег! Александра помедлила секунду, потом бегом вернулась в мастерскую, быстро переоделась в платье леди Анны, молясь про себя, чтобы Вилли не узнал ее в этом элегантном наряде, надела умопомрачительную голубую шляпку с черными кружевами, которую взяла с рабочего стола какой-то мастерицы.

Опустив голову, чтобы свисающие со шляпки кружева закрывали лицо, Александра вышла на лестницу. Калверта не было, однако Вилли маячил у открытых дверей комнаты, где его оставила Соня.

Господи, ну надо же какое невезение! А она была так близка к успеху.

Александра с силой сжала кулачки. Сейчас или никогда!

Вилли поднял голову, привлеченный шуршанием ее юбки. Его взгляд окутал ее словно холодный бриз, но Александра заставила себя двигаться спокойно и уверенно. Она сильно наклонила голову, и Вилли мог видеть только тулью ее шляпки.

Когда она проходила мимо, он слегка прокашлялся, вероятно, ожидая, что она посмотрит на него, но Александра шла целеустремленно вперед, к двери на улицу.

Неожиданно сзади у лестницы послышались шаги и возник мистер Калверт.

– Миледи, куда же вы? Позвольте мне хотя бы попрощаться с вами.

Дверь была всего в полуметре, и Александра, чуть не запутавшись в подоле платья, за секунду покрыла оставшееся расстояние и выбежала на улицу.

При ее появлении один стоящий у кареты лакей запрыгнул на козлы, а второй открыл дверцу, так и не заметив, что это не его хозяйка. Однако, прежде чем он успел что-то сказать, из кустов вынырнули несколько мужчин в одежде матросов. Пара ударов, и кучер с лакеем валялись без сознания на земле. В следующее мгновение кто-то надел Александре на голову мешок.

Она попыталась закричать, но кто-то очень сильный схватил ее за горло, чуть не задушив. Александра извивалась и лягалась, но безуспешно, – человек, который держал ее, даже не охнул.

– Свяжите ее, и побыстрее, – пробормотал он.

Внезапно кто-то завел ей руки за спину и связал их.

– А ноги?

– Потом.

Мужчина, который держал Александру, с легкостью взвалил ее себе на плечо.

– Привет, моя дорогая сестричка. Наконец-то мы встретились.

Глава 3

Несмотря на сопротивление Александры, ее, словно куль с мукой, бросили на пол кареты. Похитители забрались следом. Она услышала их торопливые перешептывания, затем один из них крикнул: «Трогай!», – и карета покатила вперед.

Темнота в мешке неприятно напомнила Александре время, проведенное в сундуке у Вилли. Она начала задыхаться.

– Помогите! Выпустите меня! – простонала она.

– Что с ней такое? – спросил один из похитителей. – Она в панике.

– Ничего особенного. Ее баловали и лелеяли всю жизнь, и теперь она испугалась. С ней все будет хорошо, – ответил тот самый мужчина, который назвал ее сестрой.

Александре отчаянно хотелось поверить в то, что с ней все будет хорошо и что здесь достаточно воздуха. Но внутри ее поднималась черная пелена страха. По щекам поползли слезы.

– Пожалуйста, отпустите меня! Я не могу дышать!

Внезапно кто-то снял с ее головы мешок.

– Хватит! – На нее сердито уставился мужчина с синими глазами и длинными черными волосами. – Слезы на меня не действуют!

Александра всхлипнула, пытаясь унять слезы:

– Кто вы такие? Что вы хотите от меня?

Синеглазый похититель окатил ее ледяным взглядом.

– Боюсь, мы не были представлены друг другу. Меня зовут Натаниэль Кент, я твой старший брат.

– Мой кто?.. – Александра затрясла головой в полнейшем недоумении. – У меня нет братьев. – Она попыталась подняться, но связанные сзади руки мешали, и тогда один из мужчин схватил ее под локти и помог сесть.

Натаниэль невесело улыбнулся:

– Очевидно, наш дорогой папочка забыл рассказать тебе о некоторых деталях его прошлого. Что для такого человека семья и ребенок? Тем не менее я именно тот, кем назвался.

Александра огляделась. Похитители выглядели отчаянными парнями: в простых рубашках и бриджах, с густыми бородами. На лицах некоторых из них виднелись страшные шрамы, на руках красовались татуировки.

Натаниэль был другим. Его белая рубашка была чистой и хорошего кроя, стройность ног подчеркивали черные бриджи. У него были красивые черты лица – высокие скулы, сильный подбородок. И хотя сейчас он сердился на нее, Александра не сомневалась, что мистер Кент станет очень привлекательным, стоит ему только улыбнуться. Вот только правой руки ниже локтя у него не было. Рана? Родовая травма?

– Ты так и не ответил на мой вопрос, – сказала она, чуть успокоившись. Обстоятельства, в которые она попала, были весьма пугающими, но по крайней мере с нее сняли этот ужасный колпак. – Что вам от меня нужно?

– Неужели ты настолько глупа, как хочешь казаться? – фыркнул Натаниэль.

Александра тихонько вздохнула. Конечно же, виной всему – платье леди Анны. Натаниэль хотел похитить дочь герцога, а, значит, стоит ей сообщить им, что они ошиблись, и он отпустит ее.

– Я не та, за кого вы меня прини... – Она вскрикнула, так как его пальцы впились ей в подбородок.

– Не смей играть со мной, – прошипел он сквозь стиснутые зубы. – Я видел, как ты вошла и как вышла. Я точно знаю, кто ты такая.

Александра попыталась высвободиться, но его хватка была слишком сильной.

– Мне больно, – пожаловалась она.

– Не так сильно, как я бы хотел. – С этими словами мужчина отпустил ее.

– Ты что, животное?

Натаниэль неприятно ухмыльнулся:

– Сохрани свои комплименты до того времени, как узнаешь меня получше.

– Я не собираюсь узнавать тебя. Я не леди Анна. Клянусь, вы ошиблись. – Александра оглянулась, пытаясь убедить всех, но лица похитителей оставались невозмутимыми. – Я надела это платье, чтобы сбежать от отчима. Вы должны отпустить меня, иначе я опоздаю на поезд в Лондон...

– Трентон уверен, что это леди Анна? – спросил огромного роста мужчина, прервав поток ее полубессвязной речи.

– Разумеется, уверен, – сказал Натаниэль. – Не обращай на нее внимания. Что еще она может сказать? – Он приподнял одну бровь, словно бросая вызов Александре, и она стиснула зубы.

Ей хотелось ударить его, и как можно больнее. Она достаточно настрадалась и не позволит, чтобы ей окончательно испортили жизнь. Нельзя, чтобы они задержали ее, ведь иначе она опоздает на поезд к тете Паулине – поезд к свободе.

– Пожалуйста! Вы должны выслушать меня. – Она понизила голос, стараясь говорить спокойно. – Я не дочь герцога. Посмотрите на мои руки. Разве у настоящей леди могут быть такие мозоли? Спросите кого угодно. Отпустите меня.

Натаниэль наклонился, внимательно осмотрел ее руку, потом поднял взгляд на Трентона.

– Не знаю, откуда они у нее, – сказал мужчина по имени Трентон, – но это точно леди Анна.

Александра застонала. К несчастью, она действительно была похожа на дочь герцога.

– Когда ты видел леди Анну? – спросила она.

– Четыре года назад, – сказал Трентон. – Но я никогда не забуду это лицо.

Александра закатила глаза.

– Ты понимаешь, что говоришь? Вы похитили женщину на основании воспоминаний четырехлетней давности.

– А карета герцога? – спросил Трентон.

– Я вам все объясню. – Александра попыталась рассказать о том, что случилось в доме мадам Фобарт, но ее не слушали. В конце концов она замолчала.

Что они сделают, когда узнают, кто она на самом деле? А если не узнают? Александра мучила себя этими и другими вопросами, пока равномерное покачивание кареты не усыпило ее.


Александра проснулась от кошмара – ее бил Вилли. Но, открыв глаза, она увидела лишь маленькое оконце на крыше кареты и пятерых похитителей. Только боль в затекших руках и ногах была настоящей.

– Развяжите меня.

От звука ее голоса проснулся один Натаниэль. Остальные продолжали храпеть.

– Нет. – Он закрыл глаза.

– Пожалуйста. Я не чувствую рук. Ты думаешь, я смогу раскидать пятерых мужчин и убежать?

– Я не боюсь тебя.

– Тогда тебе просто нравится быть жестоким.

Из-под полуприкрытых век на нее глянули ярко-синие глаза.

– Ты даже не понимаешь значения этого слова. Спроси у своего отца.

– Значит, теперь он мой отец? Я незнакома с этим человеком, но несколько часов назад он был нашим отцом, если я правильно помню.

– Иногда мне ненавистна мысль о том, что мы родственники. – Натаниэль, вздохнув, устроился поудобнее на сиденье кареты.

– Однако вы похожи друг на друга, – пробормотала Александра. Она попыталась пошевелить пальцами. – Что тебе от меня нужно?

– Ничего. Ты пешка в чужой игре.

– Значит, лично против меня ты ничего не имеешь. Только против моего отца. Или, правильней, против герцога Грейстоуна.

– Ты умнее, чем я думал.

– Если я ни в чем не виновата, развяжи меня.

Ленивая улыбка на лице Натаниэля сказала ей, что просить бесполезно.

– Я не верю, что та дикая кошка, которую мы схватили в Манчестере, в одночасье превратилась в серенького мышонка.

– К нам приближается карета, – раздался крик Тини.

– Как быстро они едут? – спросил Натаниэль.

– В чем дело? – зевая, спросил проснувшийся Трентон.

– Нас догоняет какая-то карета, – объяснил Натаниэль. – Съезжай на обочину, как только найдешь подходящее укрытие, – крикнул он Тини. – На этих клячах нам далеко не ускакать.

– Кто это может быть? – спросил Трентон.

– Не думаю, что это погоня за нами, но рисковать не хочется. – Приоткрыв дверцу кареты, Натаниэль высунул голову и оглянулся.

Через открытую дверцу внутрь попал холодный воздух. Александра поежилась. День выдался теплым, но к ночи похолодало, а она выбежала из мастерской мадам Фобарт в одном шелковом платье.

– Слишком далеко, ничего не видно, – сказал Натаниэль.

Александра представила себе приближающуюся карету и начала гадать, кто это может быть. Натаниэль, очевидно, считает, что это герцог или кто-то из его слуг. Но он ошибается. Едва ли Грейстоун станет преследовать их, разве что решит вернуть свою карету. Зачем ему безвестная простая швея?

Александра, правда, не исключала, что это может быть Вилли. Он вполне мог нанять экипаж. Спасать падчерицу он бы не стал, но вот вернуть деньги – совсем другое дело.

Внезапно они резко сбавили ход, и Александра, не удержав равновесия, упала на колени к Натаниэлю. Карета затряслась – Тини торопился спрятаться за деревьями. Когда они в конце концов остановились, все мужчины, за исключением Натаниэля, спрыгнули на землю. Еще мгновение, и все оказались с ножами и пистолетами в руках.

– Хорошенько спрячьтесь, – быстро скомандовал Натаниэль. – Вступать в драку только в случае крайней необходимости!

Стук копыт со стороны дороги стал громче. Александре была ненавистна мысль снова увидеть Вилли, но она все же молилась о спасении – этих людей она боялась больше, чем отчима.

Натаниэль помог ей сесть.

– На тот случай, если ты решишь закричать, я покажу тебе вот это. – Он вынул из сапога стилет и поднес его к ее шее.

Карета была уже совсем близко. Александра боялась даже вздохнуть, ощущая на коже холодный металл.

Натаниэль думает, что она леди Анна. По его собственным словам, она – всего лишь пешка в чужой игре, которую используют против герцога Грейстоуна. В этом случае он ведь не станет убивать ее, так как потеряет свое преимущество? Или станет?

За деревьями на дороге показалась карета. Кто бы ни ехал в ней, он не стал замедлять ход. Через несколько секунд все ее надежды на спасение будут разрушены.

Извернувшись, Александра вцепилась зубами в руку, которая держала стилет, затем отчаянно завизжала.

Натаниэль, выругавшись, навалился на нее. Она ожидала, что в ее тело вопьется острое лезвие, но вместо этого он отшвырнул кинжал в сторону. А потом сделал то единственное, что могло заставить ее замолчать, – прижался губами к ее рту. Солоноватый привкус его крови, казалось, наполнил все ее существо.

Почему-то не решаясь укусить его снова, Александра рванулась, пытаясь высвободиться, но его тело было слишком тяжелым и большим.

Лишившись сил, Александра притихла. Теплое дыхание Натаниэля обдувало ее щеку. Его сердце громыхало где-то близко к ее сердцу, но он лежал не шевелясь еще долго после того, как стих звук копыт. Когда в конце концов он скатился с нее, она даже вскрикнула при виде его разгневанного лица.

– Тебе повезло, что ты проделала это со мной. Другие мужчины не такие терпеливые. – Натаниэль бросил взгляд на следы укуса. – В следующий раз я вставлю кляп тебе в рот. – Оторвав лоскут ткани от подола ее юбки, он обмотал им руку.

Александру била дрожь. Он не шутил. Она рискнула и проиграла. И теперь все карты были в руках похитителя.


Они прибыли в Ливерпуль поздно вечером. Александра бесконечно устала, кроме того, веревки с силой врезались в кожу, но она боялась жаловаться.

– Сними мне комнату, – сказал Натаниэль Тини, когда они остановились у гостиницы. – Я побуду здесь с нашей пленницей, а вы пока возвращайтесь на корабль. Если я ничего не услышу от герцога в течение трех дней, то вернусь на борт.

– А что сделаем с ней? Отпустим? – с надеждой спросил Тини.

– Я отпущу ее, только если Грейстоун отпустит Ричарда, как я ему и написал, – сказал Натаниэль.

– Но...

– Тини, поздно думать о спасении души, – вмешался в разговор Трентон. – Ни одному из нас, включая Натаниэля, не нравится похищать беспомощных женщин. А пока выполняй приказ, и все будет хорошо.

– Слушаюсь, сэр. – Тини бросил взгляд на Александру. – Но она может быть совсем другой, чем ее отец.

– А может быть его точной копией. – Натаниэль отсалютовал Александре своей рукой-обрубком. – Она вовсе не беспомощная, как это кажется со стороны.

Александра промолчала. Больше всего на свете ей хотелось оказаться в обычной комнате и спать на обычной кровати, а не на жестком полу кареты. Сейчас не время спорить.

Она проводила глазами Тини, который вошел в гостиницу – низенькое здание на широкой улице, и тут ей вдруг пришло в голову, что, возможно, ее ждут новые испытания. Натаниэль приказал Тини снять только одну комнату, и она сомневалась, что он отдаст кровать в ее распоряжение. Ее честь может спасти только предполагаемое родство.

– Если Грейстоун решит обменять пленников, ты пришлешь за нами? – спросил Трентон.

– Я не собираюсь встречаться с ним, если ты это имеешь в виду. Как только у меня будут доказательства того, что Ричард свободен, я освобожу Анну и дам ей денег, чтобы она могла добраться домой.

Александра горько вздохнула. Ей не освободиться. Грейстоун никогда не станет вызволять ее отсюда, учитывая, что его собственная дочь в безопасности в Манчестере или в Шотландии, где живет ее мать.

– Хорошо, – сказал Трентон. – Мы будем ждать тебя.

Тини вернулся с ключом для Натаниэля.

– Через полчаса слуга принесет еду. Твоя комната на втором этаже, первая дверь направо.

– Вы готовы, миледи? – с издевкой спросил Натаниэль у Александры.

– Разве ты не развяжешь веревки? Иначе тебе придется нести меня.

– Ты права. – Повернувшись к Гарту, Натаниэль приказал: – Кляп и мешок.

– Нет! Я буду молчать, обещаю. – Александра отодвинулась от него как можно дальше. – Я не вынесу этот мешок. Пожалуйста, убери его.

– Почему он так беспокоит тебя? – с любопытством спросил Трентон, но Александра не ответила, зная, что они ей все равно не поверят.

Она не отрывала взгляда от Натаниэля.

– Я буду молчать!

– Прошу прощения, но я сомневаюсь в этом.

Забравшись в карету, он схватил Александру за плечи.

– Трентон, надень мешок ей на голову.

Трентон помедлил.

– Она так его боится. Я могу внести ее через черный ход.

Натаниэль на минуту задумался.

– Мы не можем рисковать. Свяжите ее. Александра сопротивлялась как могла, но силы были неравными.

– У девчонки есть характер, – услышала она голос одного похитителя.

– Мне неприятно видеть ее страдания, – сказал Трентон.

– Она просто избалованна, – фыркнул Натаниэль. – Перестань ныть, как Тини.

– Посмотри на нее.

Александру била крупная дрожь.

– Придется нести ее на руках. У нее припадок, – встревоженно воскликнул Трентон.

– Или она хочет, чтобы мы так думали. Накинь на нее плащ, пусть это выглядит так, словно я несу заснувшую жену. Быстрее, – прикрикнул Натаниэль.

Он подхватил Александру, а Трентон прикрыл ее плащом.

– Потерпи минуту, – обратился он к Александре.

Затем ее понесли куда-то вперед, и последнее, что она слышала, были громкие звуки пианино.

Натаниэль почувствовал, как Александра обмякла у него на руках. Очередная уловка? Его сестра была настоящим бойцом, хотя этого едва ли можно было ожидать от девицы, которая за всю жизнь ни разу не слышала слова «нет». Он думал встретить глупую курицу, до смерти напуганную им и его людьми, но эта женщина была сильной духом и крайне сообразительной.

Он потряс Анну, и ее голова упала ему на плечо.

Может быть, она действительно себя плохо чувствует? Натаниэль как можно быстрее поднялся по лестнице, затем толкнул дверь в свою комнату и осторожно положил девушку на кровать. Потом снял мешок и вынул кляп.

Его сестра была без сознания. Натаниэль несколько минут смотрел на нее, чувствуя смутную вину из-за того, что ему пришлось похитить совершенно безвинного человека. Его сводную сестру нельзя упрекать в грехах их отца, но Натаниэль не знал другого способа спасти Ричарда, а дружба превыше всего.

Он разрезал ножом веревки, затем принялся массировать ее руки и ноги, пытаясь восстановить кровообращение. Он много слышал о красоте леди Анны и вынужден был признать, что эти слухи ничего не преувеличивали. Шелковистые локоны длинных золотистых волос изящно обрамляли нежное лицо. У нее был маленький, чуть курносый носик и полные губы. Натаниэль вспомнил их вкус на своих губах и встревожился, осознав, что это воспоминание принесло ему немалое удовольствие.

Ему надо быть осторожным, иначе он станет таким же размазней, как Трентон и Тини. Хотя он никогда раньше не видел Анну, она его сводная сестра. Кроме нее, у него есть и сводный брат. Они родились от второй жены герцога. А его мать умерла.

Ресницы Анны затрепетали, и Натаниэль поспешно отпустил ее руку.

– Где я? – Она открыла глаза и, увидев его, застонала. – Я надеялась, что ты был всего лишь кошмарным сном.

В дверь постучали.

– Принесли ужин, – сказал Натаниэль. – Ты наверняка голодна.

Александра потерла виски, словно пытаясь избавиться от головной боли.

– Когда мы накрыли тебе голову мешком, у тебя был приступ.

– Я не боялась темноты, до того как Вилли... – Она замолчала.

– Кто такой Вилли? – спросил Натаниэль, положив руку на ручку двери.

– Ты мне не поверишь, даже если я скажу правду, – тяжело вздохнула Александра.


Ужин включал в себя жареную лососину, вареный в мундире картофель, салат, баранью ногу и несколько других блюд, которые Александра не знала. Она с жадностью набросилась на еду. Ей редко перепадали такие деликатесы, и она не хотела, чтобы они пропали.

Казалось, Натаниэль был не голоден. На стуле он откинулся назад и следил за ней, время от времени пригубливая вино.

– Ты всегда ешь так быстро? – удивленно спросил он, когда Александра положила на тарелку вторую порцию. – Или это твоя тактика, чтобы смягчить мое сердце?

Александра подняла глаза и увидела улыбку в уголках его губ.

– У меня целый день маковой росинки во рту не было, – пожаловалась она. – Кроме того, еда отвлекает меня от боли в руках и ногах. Ты и твои люди – настоящие звери, потому что держали меня связанной весь день.

– Я держу тебя ради выкупа. Разве не полагается связывать пленников?

Он поддразнивал ее, но Александра не обращала внимания, наслаждаясь вкусом пудинга, равного которому она никогда не пробовала. Комната в гостинице была небольшой, но очень чистой. В ней стояли кровать под балдахином, умывальник и большой шкаф. Пол был застелен толстым ковром. Если бы Александра попала сюда в других обстоятельствах, она бы наслаждалась обстановкой.

– Если ты поглощаешь такое количество еды, когда страдаешь, я даже боюсь представить, сколько ты ешь в обычном состоянии. Надеюсь, тебе не станет лучше. – Размышления Александры прервал тихий смех Натаниэля.

– Не волнуйся. – Александра попыталась сказать это как можно ехиднее, но получилось не слишком хорошо.

Тяжело злиться, когда ты сыт и хочешь спать. Кроме того, она была права насчет Натаниэля. Когда он улыбался, то выглядел божественно красивым. Она позволила себе рассмотреть его лицо и тут же густо покраснела, потому что вспомнила, как его губы прижимались к ее рту.

– Рад видеть, что ты сильно устала, – заметил Натаниэль, явно не прочитав ее мысли. – В противном случае тебе будет тяжело спать на полу.

Александра нахмурилась, гадая, как еще секунду назад она могла счесть его привлекательным. Злобный бесчувственный негодяй, вот он кто!

– Я так и думала. Ты мог бы отнестись к сестре с большей добротой. – Глупо было играть на таком скользком предмете, как их предполагаемое родство, но его мстительность неприятно поразила Александру. – Ты дашь мне по крайней мере одеяло и подушку?

– Если заработаешь.

– Что это значит?

– Я хочу, чтобы ты сделала мне хороший массаж.

– Позови служанку.

– Зачем, когда у меня есть ты? Кроме того, я же не могу никого пригласить в комнату, где держу пленницу.

Александра задумалась.

– Я сделаю массаж, только если ты разрешишь мне спать на постели, – сказала она в конце концов.

– Массаж женщины, которая не умеет его делать, не стоит того. Я предлагаю тебе подушку и одеяло.

– У меня, сильные руки. – Александра встала и обошла стол. Затем начала массировать Натаниэлю спину.

– Хорошо, согласен.

Натаниэль снял рубашку, обнажив широкие плечи. Его грудь покрывали темные волоски, которые спускались вниз к животу.

Александра с трудом подавила желание как следует разглядеть его. Этот мужчина – преступник. Он похитил ее. И все же она не могла объяснить дрожь, которая пробегала по ее телу при одном виде его обнаженного тела.

Александра с трудом отвела глаза и попросила его лечь на живот. Она никогда не делала массаж, хотя видела, как другие швеи таким образом снимают боль в затекших от долгой работы мышцах.

Спина Натаниэля была гладкой, кожа загорелой. Александра сразу же отметила узкие бедра и длинные, ноги, но больше всего ее заинтересовала его правая рука. Да, она была деформирована, но вовсе не уродлива, и ее покрывала такая же золотистая кожа.

– Что случилось? – Натаниэль испытующе смотрел на нее, словно пытался оценить. – Ну так что? Будешь делать мне массаж или ты разделяешь ненависть моего отца к уродству?

Александра отвела глаза, смущенная тем, что ее поймали за любованием мужской фигурой.

– Я просто думала, как мне стащить тебя с кровати, если ты заснешь, – солгала она.

– Тебе не придется этого делать. Я не буду спать, иначе ты убежишь.

Александра улыбнулась. Он решил, что разгадал ее намерения. Возможно, она еще удивит его.

Она встала на колени на край кровати и начала разглаживать мышцы на его шее и спине. Редкие вдохи говорили ей, что массаж проходит успешно, и она сама мало-помалу начала наслаждаться тем, что делает. Фигура Натаниэля была восхитительна, кроме того, ей нравилось, как от него пахнет – какая-то удивительно волнующая смесь пыли, пота и запаха кожи.

Массируя, она размышляла над странной вендеттой между Натаниэлем и герцогом Грейстоуном. Почему Натаниэль ненавидит своего отца? Почему он рисковал попасть на виселицу, похищая сестру? И что будет, когда он в конце концов узнает, что она не леди Анна?

Глаза Натаниэля закрылись, тело обмякло. Александра сомневалась, что он заснул, но ей нужно было всего лишь притупить его бдительность. Продолжая одной рукой водить по его спине, другой она потянулась к стилету, который он держал в правом сапоге.

Тихонько застонав, Натаниэль переменил позу, по-видимому, стараясь выбрать более удобное положение. К этому моменту Александра уже почти достала нож. Она схватилась за рукоятку и потянула на себя, но Натаниэль оказался проворнее. Он моментально перевернулся и придавил ее к постели, так что она не могла пошевелиться.

– Похоже, мой массаж закончился. – Натаниэль ухмыльнулся и с такой силой сжал ее руку, что Александра выронила нож. – Жаль – в тебе открылись неожиданные таланты. Теперь я буду наслаждаться спокойным ночным сном в мягкой постельке, а вот ты будешь ворочаться на жестком полу.

– Ты и не собирался уступать мне кровать. Ты использовал свое обещание как ловушку.

– Скажем так, теперь я знаю все, что хотел знать. По крайней мере я не буду чувствовать себя виноватым, глядя, как ты мучаешься на полу.

Александра попыталась высвободиться, но безуспешно. Ей хотелось плюнуть прямо в это ухмыляющееся лицо.

– Я закричу, если ты попробуешь связать меня.

– В таком случае я заткну тебе рот кляпом.

– Ты негодяй!

– Это намного лучше, чем глупец.

Да, подумала Александра, этот человек явно не был глупцом.

– Пусти меня, мне больно, – взмолилась она.

– Конечно. – Он отбросил нож в сторону и помог ей встать на ноги. – Ты сейчас же ляжешь на пол.

Прежде чем Александра уразумела, что делает, она со всего размаху влепила ему пощечину.

Мгновенно воцарилась напряженная тишина.

– Я вижу, ты торопишься как можно быстрее заработать причитающееся тебе наказание. – Натаниэль схватил ее за руку и подтащил к изножью кровати. – Я хотел привязать тебя на длинную веревку, чтобы ты могла лечь, но, учитывая твое рвение, передумал.

– Нет! – Александра сопротивлялась как могла, но прошло всего несколько минут, и ее руки были вновь связаны, а конец веревки прикреплен к кровати. Как и обещал Натаниэль, веревка была такой короткой, что она могла только сидеть.

– Подожди, пока я освобожу руки, – пообещала она ему грозно. – Ты ведь рано или поздно заснешь.

– Придется рискнуть, – ответил он. – Возможно, я переоцениваю тебя, но если ты освободишься, то вряд ли вспомнишь обо мне, так как дверь с другой стороны.

– Ох! Ты... ты невыносим.

Опустив связанные руки между коленей, Александра откинулась на спинку кровати и попыталась забыть о Натаниэле. Вскоре она обнаружила, что ей снова придется обратиться к нему.

– Развяжи меня. Я должна... – Она замялась, гадая, как выразить словами свою потребность. – Время от времени леди нужно побыть в одиночестве.

Натаниэль пересек комнату и вытащил из-за занавески в углу ночной горшок.

– Ты не развяжешь меня? – удивленно спросила Александра.

– Ты этого не заслужила. Справишься и так. – Поставив горшок рядом с ней, он лег на кровать, уткнувшись лицом в подушку.

Александра не шевелилась, пока, по ее расчетам, он не заснул.

– Мерзавец, – пробормотала она. – Надеюсь, твой отец схватит тебя и повесит на ближайшем суку.

Натаниэль ничего не ответил.

Александра с силой дернулась, но узел на веревке оказался крепким, и она лишь сдвинула кровать на несколько дюймов.

– Сиди спокойно! – рявкнул Натаниэль, перекатываясь на спину.

– Когда-нибудь я отомщу тебе, – пообещала Александра.

– Оставь свои планы мщения до завтра, – посоветовал он. – Сейчас тебе нужно выспаться.

Александра ждала, пока могла терпеть. Затем, когда все закончилось, она принялась думать, как поставить горшок за занавеску. Ей совсем не хотелось спать возле него.

Внезапно ей в голову пришла ехидная мысль. Схватив горшок за ручку, она приготовилась вылить его содержимое на Натаниэля.

– Ты даже представить себе не можешь, какое я придумаю для тебя наказание, если ты сейчас же не опустишь вниз эту штуку.

Значит, он не спит. Улыбка Александры померкла. Он не сделал ни малейшей попытки остановить ее, даже не открыл глаза, но ей почему-то казалось, что он ведет себя так нарочно, провоцируя ее на необдуманные поступки.

Она стояла несколько минут, борясь с искушением, затем медленно опустила горшок на пол и как можно дальше задвинула его под кровать. Если она рассердит Натаниэля слишком сильно, то скорее всего проиграет. Впрочем, он прав, утро вечера мудренее, и она постарается сделать его для своего мучителя как можно более тяжелым.

Глава 4

Натаниэль делал вид, что спит, пока девушка не задремала. Он не мог уснуть, зная, что у нее нет даже одеяла. Больше всего его раздражало чувство восхищения, которое она в нем вызывала. Она отличалась от других женщин своего круга, большая часть которых были глупыми и недалекими.

Эта же особа оказалась очень сообразительной, мужественной и умной. Натаниэль глянул на свою руку. Мало кто из его знакомых женщин, да и мужчин тоже, рискнул бы так, как она, привлечь внимание людей в другом экипаже. Она мгновенно сообразила, что ей ничего не грозит, и Натаниэль счел, что ей просто не повезло добиться желаемого.

Он поморщился и посмотрел на пленницу. Она храбрая девушка. Возможно, стоило быть подобрее к ней.

Ругая себя за мягкосердечность, Натаниэль отвязал веревку от спинки кровати. Затем подхватил девушку одной рукой и положил на кровать. Она что-то пробормотала, но не проснулась. Натаниэль привязал веревку к спинке кровати над ее головой и накрыл девушку одеялом.

Потом лег в постель, стараясь не разбудить сводную сестру. Внезапно при виде ее женственных округлостей у него проснулось желание.

Поразившись реакции своего тела, Натаниэль обругал себя. Она ведь его сестра. Дочь его отца. Только за это он должен ненавидеть ее.

И так оно и есть, твердо сказал себе Натаниэль. Его пульс участился бы при виде любой молоденькой женщины с таким красивым лицом и роскошной фигурой. Он попытался уснуть. И вдруг ему почудились длинные светлые локоны на его обнаженной груди. А женщиной, которой они принадлежали, была его пленница.

Натаниэль резко открыл глаза, досадуя на себя за эти грешные мысли. Прошло слишком много времени с тех пор, как он наслаждался обществом женщины. Пообещав себе исправить это как можно скорее, он поерзал в кровати и тут же почувствовал, как его спины коснулись мягкие женские формы. Девушка инстинктивно прижалась к нему.

Натаниэль задержал дыхание, так как желание вновь охватило его. Девушка не осознавала, где она, и он даже чуть улыбнулся, подумав, как бы она отреагировала, если бы проснулась сию минуту. Она, разумеется, попыталась бы вновь ударить его. Он потрогал щеку, на которую пришлась ее пощечина, и обрадовался, что у нее связаны руки.

Александра пробормотала что-то неразборчивое и еще ближе придвинулась к нему.


Проснувшись, Александра увидела, что комнату заливает солнечный свет. Мгновение ей казалось, что она в своей постели, и она зарылась поглубже в одеяло, наслаждаясь теплотой, пока рядом не пошевелился какой-то человек. И тут она вспомнила события вчерашнего дня. Натаниэль! Что он задумал?

Он лежал, прижавшись грудью к ее спине, его ноги были согнуты в коленях под ее ягодицами. Последнее, что она помнила, был холодный пол. Как же она оказалась на кровати?

Александра прислушивалась к медленному дыханию Натаниэля. Его тело было таким теплым, и он так уютно лежал рядом с ней. Она не сомневалась, что он спит.

Александра чуть отодвинулась и вновь подивилась тому, как она оказалась в этом странном положении. Она никогда еще не была так близко к мужчине. Вилли всегда старался держать ее подальше от возможных ухажеров. Удовольствие, которое обычно связывалось с интимными отношениями между мужчиной и женщиной, оставалось для Александры совершенной загадкой, но сейчас она испытала нечто абсолютно новое для себя. И это было страшно. Если все мужчины похожи на Вилли, ни одному из них нельзя доверять.

Откатившись к краю кровати, Александра свесила ноги на пол и села. Бросив взгляд назад, она убедилась, что глаза Натаниэля закрыты. Его широкая мускулистая грудь продолжала подниматься и опускаться в спокойном ритме сна.

Александра принялась за узел на веревке. Она должна бежать. Никакие ее слова не убеждали этого человека.

К тому времени как Александра смогла хоть немного ослабить узел, ее запястья сильно кровоточили. Она приказала себе думать. Натаниэль не будет спать вечно. Она должна найти способ убежать отсюда.

Она огляделась и увидела кинжал, который прошлой ночью Натаниэль откинул в сторону. Если только она сможет дотянуться до него. Александра попыталась, но, увы, безрезультатно.

Будь проклят этот человек! Будь проклята ее несчастливая судьба, которая привела ее прямо в руки похитителей именно тогда, когда она решила убежать от Вилли. Неужели ей никогда не быть свободной?

Обессиленная, упав на постель, Александра ногой лягнула Натаниэля.

– Ты! – прошипела она, вложив в это слово всю свою ярость. – Я тебя ненавижу!

Натаниэль, мгновенно проснувшись, попытался оттолкнуть Александру и чуть было не упал с кровати.

– Это так вознаграждают за добро? – удивленно пробормотал он.

– А разве я должна благодарить тебя? Если бы не ты, я бы была в другом месте!

Александра замахнулась, целясь Натаниэлю в пах, и тот поспешно вскочил на ноги, но, не удержав равновесие, упал вместе с ней на кровать.

Александра попыталась откатиться в сторону, а Натаниэль, чтобы удержать ее, схватил за платье, и тут раздался громкий треск рвущейся ткани.

Натаниэль замер. Его глаза невольно опустились на обнажившуюся грудь Александры.

– Хотя я чувствую себя полностью вознагражденным, не лучше ли вести себя более достойно? Может быть, я твой сводный брат, но я же не евнух.

– Отпусти меня, – взмолилась Александра, до смерти напуганная его восхищенным взглядом.

Ей повезло, что он считает ее своей сестрой, хотя сейчас это казалось очень слабой защитой.

– Отпусти меня, – повторила она. – Я ничего тебе не сделала. Мы даже незнакомы.

– Я не могу.

Сжатые зубы и напряженные плечи Натаниэля сказали ей, что он не изменит своего решения.

– Я хочу встать. – Она чувствовала себя слишком слабой перед этим человеком и умирала от желания как можно быстрее прикрыться.

Натаниэль медленно поднялся, словно ожидая, что она снова ударит его.

Александра перекатилась на край кровати и встала, отвернувшись от него.

– Посмотри, что ты наделала!

Из прически Александры вылетели все шпильки, так что волосы рассыпались по плечам. Она поспешно убрала их за уши и только потом обернулась. Она увидела запачканные кровью простыни. По всей видимости, кровь с ее израненных рук стекала на них, но в ярости она не заметила этого.

– Иди сюда, маленькая дурочка, – сердито сказал Натаниэль. – Я развяжу тебя, хотя ты и не заслужила свободы.

Раздавшийся из коридора голос Трентона отвлек внимание Натаниэля от Александры. Он подошел к двери и отодвинул засов. В комнату быстро вошел его первый помощник.

– Я спешил как мог. – Он вытер пот со лба и только тут заметил порванное платье Александры и сбитое постельное белье.

– Проклятие, Натаниэль! Как ты мог? Она же твоя сестра. Герцог никогда не оставит это безнаказанным. – Трентон расстроенно нахмурился. – Я должен был остаться с тобой на ночь. Я знаю, ты всю жизнь мечтал о мести, но никогда не думал, что она примет такую форму.

Натаниэль был совершенно ошарашен, пока его взгляд не проследил за взглядом Трентона и он не понял, что имел в виду его друг.

– Подожди! – Натаниэль подскочил к Александре и показал на ее пораненные руки. – Эта кровь отсюда.

Трентон поднял брови, выразительно поглядывая на платье Александры.

– А одежда порвалась сама собой?

– Клянусь тебе, если кто и пострадал этой ночью, так это я. У нее характер отцовский. Впрочем, ты пришел сюда не во имя спасения репутации прекрасной девы. Что случилось?

– У нас возникли проблемы.

– Какие?

– Какой-то человек обходит все таверны в порту и говорит, что у него к тебе сообщение от твоего отца.

Натаниэль рассеянно потер подбородок.

– Почему ты называешь это проблемой? Именно этого мы и ждем.

Трентон нахмурился.

– Я не уверен. Если бы ты видел этого парня, то согласился бы со мной. Он называет себя Рэтом[1], и таких, как он, твой отец никогда бы не нанял на работу. Я сказал ему, что встречусь с ним сегодня днем, но я не уверен, что тебе стоит идти на свидание с ним.

– Разумеется, я пойду. Не будет же герцог меня убивать, не удостоверившись, что его дочь в безопасности. Ты останешься с Анной, а я поговорю с этим посланцем.

Трентон хмуро кивнул, не слишком уверенный, что Натаниэль сделал разумный выбор.

Александра была согласна с ним, хотя по иной причине. Если герцог Грейстоун был таким человеком, как говорили ее похитители, он не раздумывая убьет Натаниэля. А если это случится, товарищи Натаниэля отомстят за него, убив ее.


Натаниэль Кент шел по улице, ведя за собойна поводу коня. Чувствовал он себя прескверно. Похищениесестры прошло великолепно, но его мучила совесть. Он думал, что ему будет просто ненавидеть ее, но ошибся.

Потерев виски, чтобы унять внезапную головную боль, он оглядел доки в поисках мужчины, с которым должен был встретиться. Тот стоял у стены одного из складов. Издалека незнакомец казался совсем юным, но, подойдя ближе, Натаниэль заметил многодневную щетину и морщины на остреньком лице. Мужчине было не меньше сорока.

– Ты Рэт? – спросил Натаниэль, предварительно удостоверившись, что никто не обращает на них внимания.

– Так меня кличут.

На мужчине были рваные бриджи, куртка явно с чужого плеча и засаленная шляпа. Он выглядел так, словно не мылся несколько дней, да и запах был соответствующий.

– Чего ты хочешь?

– Не волнуйся, я друг.

– Я верю друзьям меньше, чем остальным. По крайней мере враги никогда не преподносят неприятных сюрпризов.

Рэт улыбнулся.

– Ты изменишь свое мнение, когда узнаешь, что я хочу сказать.

– Я жду. – Натаниэль нахмурился. – Торопись, мое терпение истощилось.

– Не так быстро. – Рэт поковырял в носу. – Я считаю, сколько это будет стоить.

– Значит, тебя интересуют деньги. Что ж, это уже кое-что.

– Нет, дело не в деньгах. Я хочу, чтобы ты взял меня с собой в море. Я попал в беду, и мне некуда больше деться.

Натаниэль окинул взглядом рваную одежду и заляпанные грязью сапоги Рэта. Этот мужчина ему чем-то не нравился, но вместе с тем он разбудил его любопытство.

– И какого рода беда?

Рэт почесал в затылке.

– Меня разыскивает его светлость. Я работал недолго в конюшне Бридлвуд-Мэнора, пока из дома не пропала пара серебряных подсвечников. К сожалению, экономка заявила, что их взял я.

– И это правда?

Рэт ответил ему кривой улыбкой:

– Что ты, за воровство можно попасть в тюрьму.

Натаниэль раздраженно тряхнул головой. Этот человек – обыкновенный воришка и бравирует этим.

– Я не в настроении шутить, – резко сказал он. – Я оплачу твои сведения, если они стоят того, но на этом наши отношения закончатся.

На лице Рэта появилось выражение искреннего удивления.

– Так ты сердишься из-за подсвечников? Но ведь человек должен что-то есть. Твой отец купается в деньгах, но он ужасный скупердяй. Кормит слуг сухарями.

Натаниэль не стал скрывать презрения.

– Ты хочешь, чтобы я поверил, будто ты, живя в богатом доме, не мог украсть еды?

– Сам вор, а других осуждает, – пробормотал себе под нос Рэт и тут же выпучил глаза, так как Натаниэль подхватил его одной рукой и поднял в воздух.

– Я не вор, – рявкнул он в лицо Рэта. – Я беру лишь то, что мне принадлежит по праву.

– Конечно-конечно. – Мужчина в его руке слабо дернулся. – Я знаю, что ты герцогский сын и все такое, и разумеется, мы не одного поля ягоды. Я действительно взял подсвечники, чтобы купить выпивки. Но это правда, что экономка у Грейстоуна настоящая скряга. Насчет этого я не лгал.

Натаниэль поставил Рэта на землю.

– Так я и думал. Так что ты хотел сообщить мне?

– Ты должен взять меня с собой. – В голосе Рэта появились просительные нотки. – Герцог убьет меня, если узнает, что я встречался с тобой, скажу я тебе что-нибудь или нет. Когда ты начал нападать на его суда, он словно взбесился.

Натаниэль провел рукой по волосам. Здесь Рэт прав. Любой человек, встретившийся с ним, Натаниэлем, рискует жизнью.

– Ты не похож на моряка. Ты знаешь море?

– Немного.

– Ты хоть понимаешь, чем мы занимаемся? Что произойдет, если нас поймают?

Рэт пожал плечами.

– Я и так уже конченый человек. Я все равно попаду в Ньюгейт. Человек должен есть...

– Побереги дыхание, – оборвал его Натаниэль. – Что за сообщение от герцога? Он собирается менять Ричарда на леди Анну?

– Леди Анну? – Рэт недоумевающе уставился на него.

– Да. Он отпустит Ричарда?

– Нет. На самом деле это сообщение от Мэри. Она просила передать тебе, что ее раскрыли. Она была вынуждена сказать герцогу, где тебя искать.

– А что с леди Анной?

Рэт озадаченно пожал плечами.

– Ничего не знаю о ней. Мэри хотела сказать тебе еще кое-что. Она подслушала разговор управляющего о том, что через неделю из Бристоля отплывают три судна – «Фредерика», «Честный Джордж» и «Восточный горизонт». Первые два плывут в Китай, а третье идет в Россию.

Натаниэль нахмурился. Посылать корабль в Черное море, учитывая текущие политические события, было непростительной глупостью. Англия находилась на пороге войны с Россией. Что все это значит?

В глазах Рэта мелькнул огонек.

– Мэри сказала, что последняя новость стоит приличных денег.

Натаниэль вытащил из кармана несколько банкнот, даже не позаботившись пересчитать их. Герцог охотится за ним, а это означает, что он не собирается менять Ричарда на леди Анну. Что ему теперь делать со своей сводной сестрой? Как он может вызволить Ричарда, если сам должен бежать без оглядки?

– Мэри хотела, чтобы я передал тебе еще одну вещь, хотя, насколько я вижу, это не имеет особого значения. Она сказала, что не стала бы помогать тебе, если бы ты не был таким красавчиком. – Рэт сплюнул. – Женщины.

Натаниэль его уже не слушал. По какой бы причине Мэри ни рисковала ради него, он был ей благодарен.

– Мы должны отплыть сегодня же. Встретимся здесь вечером. Но предупреждаю сразу, работа на меня – нелегкое занятие. Людей здесь убивают. Понятно?

– Меня будут кормить и давать выпивку?

Натаниэль кивнул.

– Я буду здесь, капитан.

– Тогда не забудь помыться, – приказал Натаниэль и швырнул Рэту еще одну монетку.


Александра сидела не шевелясь, пока Трентон перевязывал ей запястья. Натаниэль ушел почти час назад, и Трентон решил заняться ее ранами. Хотя она не знала, каким лекарством он ее мажет, судя по запаху, предназначалось оно животным, а не человеку. И все же Александра не стала возражать. Самое главное, Трентон ее развязал, кроме того, мазь помогла и боль немного утихла.

– Что будет, если Натаниэль не вернется? – спросила она, когда молчать уже стало невмоготу.

Хотя Трентон и Тини беспокоились о ней, они все же были настоящими пиратами, в этом Александра не сомневалась. А другие могут быть еще хуже.

Натаниэль, очевидно, их вожак. Кто заменит его в случае гибели? И что тогда станет с ней? Они ведь считают ее дочерью герцога.

Трентон пожал плечами.

– Он вернется. – В его словах Александра уловила нотки обеспокоенности.

– Если нет, вы отпустите меня? – Александра прокашлялась и продолжила более уверенно: – Я имею в виду, если Грейстоун похитит Натаниэля или… или что-нибудь с ним случится, что вы сделаете со мной?

– Натаниэль вернется! – Трентон почти кричал. – Ты же дочь герцога, черт побери! Неужели отец совсем не беспокоится о тебе?

– Но мы ведь не знаем наверняка, что он решит?

Трентон запустил пятерню в волосы и тяжело вздохнул.

– Извини. Я знаю, ты напугана, но я не могу ничего тебе обещать. Мы будем ждать. Мы просто будем ждать.

Александра встала и подошла к окну. Внизу улица была запружена женщинами-цветочницами, цыганками, нищими. Время от времени по ней проезжали кареты. Как ей хотелось на улицу, хотелось свободно гулять по городу!

– Почему Натаниэль так ненавидит герцога? – спросила она в конце концов, чтобы хоть как-то скрасить тягостные минуты ожидания.

– Когда твоему отцу принесли ребенка-уродца, он...

– Уродца? – Александра оглянулась через плечо на Трентона.

Она бы никогда в жизни не назвала Натаниэля уродом.

– Грейстоун отказался от такого наследника. Он попытался задушить его и преуспел бы в этом, если бы его не остановила экономка. Марта Хаверсон спасла Натаниэля и убежала с ним, а потом вырастила как своего собственного.

– Герцог пытался убить Натаниэля?

Трентон кивнул:

– Да. Твой отец жестокий человек!

Александра промолчала. Она не могла представить себе, чтобы человек мог убить невинного младенца, тем более свою плоть и кровь. Но она ведь не была знакома с герцогом Грейстоуном.

И все же прошлое Натаниэля не искупало его нынешнего поведения.

– Как вы познакомились с ним?

– Мы служили на одном фрегате во время опиумной войны. Натаниэлю тогда было всего одиннадцать. – Голос Трентона стал мягче. – Он был юнгой, самым проворным из всех, кого мне доводилось видеть. Вначале многие дразнили его из-за руки. Он уже тогда был очень вспыльчивым. – Трентон усмехнулся. – В конце концов он подрос, и матросы уже боялись связываться с ним, тем более что он был сильнее многих с двумя руками. Я-то был постарше его, мне тогда было лет семнадцать или девятнадцать.

– Вы не знаете сколько?

Трентон покачал головой.

– Мать бросила меня, когда я был маленьким, и я вырос в работном доме. Это место было сущим адом, – спокойно, без тени жалости к себе добавил он. – Я сбежал оттуда, поступил в матросы и, поверьте мне, никогда не жалел об этом. Натаниэль стал мне братом.

– Как долго вы служили вместе?

– Почти пять лет, пока наш корабль не отправили на слом. С тех пор мы держимся вместе. Потом мы нанялись на судно шведского купца. Хозяин очень полюбил Натаниэля. Говорил, что он ему как сын, которого у него не было. Перед смертью Свен оставил нам свой корабль.

– Тогда почему вы, рискуя своими жизнями, похищаете чужие грузы?

От слов Александры Трентон поморщился.

– Ты вряд ли поймешь. Ты выросла, купаясь в роскоши, а у нас с Натаниэлем ничего не было. – Трентон прошелся к двери. – Но для нашего капитана это не только деньги.

– А что случилось с той экономкой, которая спасла Натаниэля? Ты говорил, что она вырастила его как своего собственного сына.

– Марта делала все, что было в ее силах, но слуги зарабатывают мало, а она должна была жить в домах своих нанимателей. В это время Натаниэль оставался у ее сестры Беатрис, у которой было восемь своих детей. Боюсь, Бесс была не слишком доброй... или щедрой женщиной.

– Понимаю. – Александра убрала за ухо выбившуюся из прически прядь волос. Она действительно начала понимать причины, которые превратили Натаниэля в бесчестного человека. – А Марта жива?

– Нет. Герцог устроил «несчастный случай». Натаниэля тоже чуть не убили. Это случилось сразу после того, как Марта отвела его к отцу.

– Отвела к отцу? – с удивлением переспросила Александра.

– Ага. Натаниэлю исполнилось семь, и она надеялась, что герцог передумает, когда увидит, каким умным и ловким вырос его сын. К сожалению, этого не случилось.

Александра поежилась.

– А что это был за «несчастный случай»?

– Они ехали в почтовой карете. Неизвестный экипаж оттеснил ее к обочине, и она перевернулась. Марта умерла мгновенно. Погиб еще один человек – совершенный чужак, но Натаниэлю удалось выбраться из-под обломков целым и невредимым.

– Он вернулся к сестре Марты?

– Ненадолго. Без содержания, которое получала Марта, денег в семье стало не хватать, и Беатрис еще больше злило его присутствие. Он убегал несколько раз, жил на улицах почти год. Потом подался в юнги.

– По закону Натаниэль – единственный наследник герцога, и тот ничего не может с этим поделать, – сказала Александра.

– Нет ни одного человека, который может уличить герцога во лжи. – Судя по хмурому взгляду Трентона, он сомневался, что Александра не слышала этой истории раньше, но он все равно продолжил свой рассказ: – Твой отец уверяет, что его первый ребенок умер при рождении почти сразу же после смерти своей матери. Марта была единственной, кто мог доказать обратное, да еще акушерка, но та умерла через несколько лет после его, Натаниэля, рождения.

– Почему же Марта не пыталась восстановить справедливость, когда Натаниэль был маленьким? Тогда это можно было сделать намного легче.

– Не знаю. Возможно, вначале она боялась герцога, я имею в виду, боялась за Натаниэля, хотела, чтобы он был ее ребенком. Она уехала в Лондон и прожила там несколько лет. Затем услышала о твоем рождении и решила, что, поскольку ты девочка, герцог захочет вернуть себе сына и наследника, особенно когда увидит, что увечная рука ему не помеха. Она знала, что никогда не даст Натаниэлю того, что ему может дать отец, и рискнула своей жизнью, чтобы привезти его домой.

– Неужели герцог оказался таким зверем?

Глаза Трентона стали холодными как лед.

– Послушайте, – начала Александра, стараясь говорить как можно более убедительнее, – я ничего не знаю об этом. Я не леди Анна. Я даже не знакома ни с ней, ни с герцогом. Неужели вы этого не понимаете? Если вы не отпустите меня, я опоздаю на корабль в Индию и тогда...

Лихорадочный стук в дверь заставил их подпрыгнуть от неожиданности.

– Трентон, открой!

Трентон явно почувствовал облегчение, услышав Натаниэля, но Александре показалось, что не меньше обрадовала его возможность не отвечать на ее мольбу.

Трентон подошел к двери и отодвинул задвижку.

– Мы должны уходить. Немедленно, – резко сказал Натаниэль.

– Что случилось? – Трентон обеспокоенно следил за Натаниэлем, который поспешно складывал в мешок все свои нехитрые пожитки.

– Мэри раскрыли. Мой отец скоро будет здесь.

– А что с ней? – Трентон кивком головы указал на Александру.

Натаниэль заговорил тише, но Александра все равно слышала его.

– Герцог преследует нас и, очевидно, не собирается отпускать Ричарда даже ради нее.

– Что будем делать?

– Она поедет с нами.

– Зачем?

– У нас нет другого выхода.

– Она бесполезна, если герцог отказывается менять Ричарда. Лучше отпустить ее.

– Ни за что.

– Но «Ройал Венджинс» не место для женщины.

– У нас нет другого выхода, – повторил Натаниэль.

– Это слишком опасно. Даже если мы убережем ее от насилия наших людей, корабль может получить пробоину и затонуть. Что тогда?

Александра задержала дыхание, ожидая ответа Натаниэля. «Пожалуйста, послушайся его», – мысленно молила она.

– В этом случае ее жизнь будет на совести моего отца. У него была возможность выкупить свою дочь, – сухо сказал Натаниэль.

У Александры сжалось сердце.

– Натаниэль... – начал Трентон.

– Нет, – оборвал его капитан пиратов, – когда мой отец прибудет сюда и увидит, что птичка улетела, он поймет, что все было всерьез. Если мы отпустим леди Анну, то неизвестно, что он сделает с Ричардом.

Трентон кивнул, и Александра догадалась о его последующих словах прежде, чем они были произнесены.

– Что ж, у нас нет выбора.

– Нет.

– Но как мы выйдем в море? – спросил Трентон. – У нас не хватает припасов.

– Не важно. Иди быстрей на корабль.

Трентон, который собирался выходить, немного помедлив, остановился у двери.

– Куда мы направляемся?

– В Черное море. Один из кораблей моего отца плывет туда, и я хочу перехватить его.

– В Россию? – У Трентона брови сошлись на переносице.

– Объясню позже. У нас мало времени. Встретимся у пристани в полночь. И еще. Человек, с которым я сегодня встречался – его зовут Рэт, – он плывет с нами.

– Почему...

– Позже. Сейчас отправляйся на корабль и позаботься о провианте. Нам предстоит долгая дорога в Крым.

Трентон бросил почти извиняющийся взгляд на Александру, затем отсалютовал своему капитану и вышел. Вместе с ним исчезла ее надежда на свободу.

Глава 5

– Молчи, – раздался за ее спиной голос Натаниэля.

Он положил руку ей на плечо. Александре хотелось сбросить ее, но она не осмелилась. Он весь день был в отвратительном настроении. После ухода Трентона он привязал ее к кровати, заткнул рот кляпом и ушел на пару часов.

Вернувшись, он не сказал ей ни слова, а принялся молча мерить шагами комнату. Его очевидный гнев сильно напугал Александру.

Когда они в конце концов вышли из номера, Александра старалась смотреть только прямо перед собой. Она обещала Натаниэлю, что не станет кричать и не убежит, если он не наденет ей на голову мешок.

И все же ее постоянно будоражили мысли о побеге. Еще не поздно отправиться в Лондон, но как скрыться от этого пирата...

Со всех сторон слышались веселые голоса, люди ели, пили, смеялись и чокались за здоровье королевы, совсем не обращая внимания на ее состояние.

– Вам понравилось у нас, сэр?

К ним приблизился управляющий, и Александра бросила на него умоляющий взгляд. Он кивнул и, улыбаясь, повернулся к Натаниэлю в очевидном ожидании чаевых.

– Вполне удовлетворительно. – Натаниэль швырнул мужчине монету и подтолкнул Александру вперед, но ему не удалось так просто отделаться от управляющего.

– А цены? Они ведь весьма низкие?

– Весьма, – хмуро подтвердил Натаниэль и бросил ему еще одну монету.

Управляющий просиял от радости.

– Спасибо, сэр. Приезжайте еще.

Капитан пиратов, промолчав, придержал дверь, чтобы Александра могла выйти.

Как только они оказались на улице, он резко прибавил шаг.

– Я не могу идти так быстро, – пожаловалась Александра, когда в пятый раз наступила на подол своего платья.

Натаниэль резко остановился и повернулся к ней.

– Придержи юбку!

Александра почувствовала, как у нее внутри закипает гнев. Ей еле-еле удалось зашить порванный лиф, а теперь при ходьбе еще предстоит демонстрировать окружающим свои щиколотки.

– Далеко еще? – задыхаясь, спросила она.

– Уже пришли.

И действительно, когда они свернули за угол, Александра увидела сотни высоких, похожих на огромные иглы мачт, будто воткнувшихся в бархатную темноту неба. Еще пара минут – и она услышала плеск волн. Хотя у причала стояло немало судов, пристань казалась пустынной – все моряки разбрелись по тавернам.

– Вот вы где!

Александра даже подпрыгнула от неожиданности, когда от стены одного из зданий отделился мужчина.

– Вижу, ты потратил мои деньги не на ванну, – вместо приветствия хмуро сказал Натаниэль.

– Мне не повезло за игральным столом. Они там все жульничают, клянусь. – Рэт почесал живот. – Но все к лучшему. Я мог бы простудиться.

«Это тот самый мужчина, о котором Натаниэль говорил Трентону», – подумала Александра и поморщилась от неприятного запаха, исходящего от него.

– Кто эта леди? – спросил Рэт.

– Ты не знаком с дочерью герцога? – Натаниэль с удивлением посмотрел на нового матроса, и в груди Александры затеплилась надежда.

– Видишь? – быстро сказала она. – Он не знает меня, потому что я не леди Анна. Я швея из Манчестера. И я должна немедленно ехать в Лондон...

Пальцы Натаниэля больно сжали ее руку.

– Я никогда не видел леди Анну, – сказал Рэт. – Она проводит почти все время в Лондоне. Но я слышал, она красавица, и должен согласиться с этим. – Он присвистнул, оглядывая Александру с ног до головы. – Лакомый кусочек, а?

С одного из судов спустили шлюпку, которая поплыла к берегу. Александра подумала, что очень скоро окажется на корабле Натаниэля, откуда ей уже не убежать.

– Выслушай меня. – Она повернулась к Натаниэлю.

– Нет, это ты выслушай меня. Сначала ты не знаешь моего отца, затем говоришь, что ты его дочь. Впрочем, не важно. Я не могу отпустить тебя. От этого зависит жизнь моего друга. Так что, говоришь ты правду или лжешь, ты плывешь со мной. Понятно?

Александра смотрела, как лодка причалила к пристани и оттуда выбрались двое мужчин.

– Надеюсь, мой отец уничтожит тебя.

Хотелось ей этого или нет, но чувствовать себя в безопасности она могла только в том случае, если Натаниэль будет уверен: она леди Анна. До тех пор, пока Натаниэль верит, что с ее помощью спасет друга, он будет заботиться о ней. Но как только он обнаружит, кто она на самом деле...

– Возможно, так и случится. Но, попомни мои слова, я отплачу ему той же монетой, так что твое шелковое платье – последняя твоя роскошная вещь.

Александра мятежно вздернула подбородок и сама, без понукания, направилась к лодке.

Рэт, похихикивая, последовал за ней.

– Грейстоун и вся его семейка очень вспыльчивы, – услышала она его слова. – Я бы поостерегся поворачиваться к ней спиной.

Натаниэль промолчал. Он быстро нагнал свою пленницу, затем, обхватив ее рукой за талию, помог спуститься в лодку. Рэт залез последним, и вскоре они уже плыли к кораблю.

Александра на мгновение оглянулась на пустую пристань. «Поздно, – обреченно подумала она, – я никогда не увижу свою тетю».

Трентон ждал их прибытия на палубе корабля, и это он помог Александре подняться на борт «Ройал Венд-жинса».

На палубе столпились почти все матросы. Они глазели на Александру, перешептываясь и отпуская сальные шуточки.

– Трентон, отведи ее в мою каюту, я займусь ею позже, – попросил Натаниэль, и его друг тут же взял Александру под руку.

– Я не останусь с тобой на ночь. – Она кивнула в сторону Натаниэля.

– В таком случае тебе придется провести ночь с ними. – Натаниэль глянул в сторону столпившихся матросов. – Внизу много свободных гамаков.

Александра поежилась.

– Н-н-нет, – пробормотала она. – Твоя каюта лучше.

– Как я и думал. – Натаниэль отвесил ей шутливый поклон, затем отошел в сторону.

Трентон отвел ее в большую каюту, все в которой говорило о чисто мужском вкусе владельца корабля. Огромная постель и сундук у ее изножья. Стол у иллюминатора, заваленный картами и документами, небольшой умывальник напротив. В центре каюты обеденный стол и четыре стула.

– Располагайся, – сказал Трентон. – Я не стану связывать тебя, но ради собственной безопасности никуда не ходи. Здесь тебя никто не станет беспокоить.

– Но...

– На судне тридцать мужчин, миледи. Я не могу дать вам никаких гарантий. Просто держись рядом с Натаниэлем, и все будет хорошо.

Трентон вышел, но его слова эхом отдавались в ушах Александры.

«...Ради собственной безопасности... держись рядом с Натаниэлем.

Чего ей хотелось меньше всего, так это держаться рядом с капитаном пиратов. Но выхода у нее не было. Уж лучше капитанская каюта, чем то, на что намекал Натаниэль.


Александра проснулась от стука входной двери. В каюту вошел Натаниэль. Комнату заливали солнечные лучи – очевидно, утро было в самом разгаре. Покачивание говорило о том, что они уже в море.

Александра села в постели.

– Выспалась, моя маленькая сестра? – Натаниэль расположился на одном из стульев рядом со столом.

– Мне бы хотелось, чтобы ты никогда не называл меня так.

– Ты ненавидишь меня в роли своего брата так же сильно, как и наш отец?

– Больше, если это возможно. Сейчас ты пират, вор и негодяй. А он последний раз видел тебя ребенком.

Натаниэль рассмеялся.

– По крайней мере причины твоей ненависти намного основательнее. – Покопавшись в бумагах на столе, оц вытащил мятую карту и расстелил ее перед собой.

– Что будет, если?..

Натаниэль поднял руку, заставив ее замолчать, и вернулся к документам.

– Никаких вопросов.

Александра сквозь полуопущенные ресницы следила за Натаниэлем. Несмотря на грубость и отвратительный нрав, он был очень красив. Интересно, похож ли он на отца?

– Почему ты так внимательно разглядываешь меня? – внезапно спросил Натаниэль. – Возможно, я сам помогу тебе. Если ты снова завладеешь моим кинжалом, то лучше его направить вот сюда, между этими двумя ребрами. В противном случае ты только ранишь меня. – Он одарил ее неожиданно дружелюбной улыбкой.

Александра вспыхнула от смущения. Интересно, что бы она подумала о Натаниэле Кенте, если бы они встретились в другой обстановке?

– Что, по-твоему, будет делать герцог, то есть мой отец?

Натаниэль вскинул бровь.

– Я сказал, никаких вопросов. Пока ты здесь, ты в безопасности.

– Похоже на то, будто ты уговариваешь кролика не бояться волка, – заметила Александра, и Натаниэль расхохотался.

– Возможно. – Натаниэль снял ленточку с волос, и те рассыпались по плечам. Александра подумала о джентльменах, которых она видела на улицах Манчестера. Натаниэль ничуть на них не походил. Его кожа была слишком коричневой от загара, а черты лица – слишком резкими. Возможно, он и хотел занять свое место среди аристократов, но ему вряд ли понравится общество, в котором все подчинено жестким законам. Роль пирата подходит ему намного больше.

– Мне нужно отдохнуть, – сказал Натаниэль. – Постарайся не мешать. – С этими словами он растянулся на кровати.

Александра тут же встала и оправила платье, которое не стало лучше от того, что она в нем спала.

– Я голодна, – сказала она, гадая, как долго ей придется ждать, если Натаниэль заснет.

– Я и забыл о твоем недюжинном аппетите. – Его голос звучал чуть хрипловато. – Камбуз ниже. Угощайся.

– Я могу выйти отсюда?

Трентон намекал, что разгуливать по кораблю опасно.

– Так оно и есть.

– Но ты же сам разрешил мне сходить на камбуз?

Молчание.

– Так могу я выйти или нет? Ты же не думаешь, что я должна ждать, пока ты проснешься?

Никакого ответа.

– Ух! Ты отвратителен! – Александра схватила со стола компас и бросила его в Натаниэля, чуть не попав ему в голову. Она наклонилась, чтобы схватить что-нибудь еще, но в этот момент Натаниэль рывком вскочил на ноги, и она замерла на месте.

– И-извини, – пробормотала она.

– Я не потерплю, чтобы мне угрожали в моей каюте. – Он надвигался на нее, пока не оказался на расстоянии вытянутой руки.

– Н-нет, разумеется, нет.

– Сейчас моя потребность во сне важнее, чем твое желание поесть. – Она чувствовала на лице его дыхание.

– Д-да.

– Рад, что мы в конце концов пришли к соглашению. – Схватив Александру за руку, он потащил ее через каюту.

– Что ты делаешь? – Александра пыталась высвободиться, но хватка у него была железная. – Я не устала.

Швырнув ее на кровать, Натаниэль лег рядом и положил на нее руку.

– Теперь ты не натворишь дел.

Александра пыталась отодвинуться, но он прижал ее к себе так, что она не могла даже пошевелиться.

– Спи! – скомандовал Натаниэль. – Или я раздену тебя и привяжу к кровати.

– Ты не посмеешь. – Александра заглянула в лицо Натаниэля и увидела: да, он посмеет. Она немедленно затихла.

– Так-то лучше, – сказал Натаниэль, и Александра могла поклясться, что он чуть улыбнулся.

Она лежала неподвижно. Его сердце билось совсем близко, и от него пахло морем. Она ненавидит его, твердила себе Александра. И все же его прикосновения вызывали у нее какие-то странные ощущения. Когда он в конце концов заснул, она бы могла высвободиться и уйти, но каким-то образом тепло его тела убаюкало ее, и она тоже заснула.


Когда Александра открыла глаза, Натаниэля уже не было в каюте. Она одновременно и обрадовалась, и почувствовала себя немного разочарованной. Солнце стояло очень высоко. Натаниэль проспал всего несколько часов.

Александра тяжело вздохнула. Чем бы ей заняться? Каюта была всего двенадцать футов в ширину и почти столько же в длину, и здесь было нечего делать.

Она встала и прошла к умывальнику, где обнаружила новую расческу. Рядом лежали тоже новые зубной порошок и зубная щетка. Очевидно, Натаниэль позаботился о ней.

Поглядывая в маленькое зеркало над умывальником, Александра причесалась, умылась и почистила зубы. Она почувствовала себя гораздо лучше, однако ей по-прежнему хотелось есть.

Несколько минут она бесцельно расхаживала по каюте, посмотрела бумаги на столе Натаниэля, поправила одеяла на кровати. Это был ее первый день в плавании, а она уже скучала. Больше всего сейчас ей хотелось подняться на палубу и оглядеться по сторонам, но воспоминания о жадных взглядах моряков заставили ее отказаться от этого намерения.

Взгляд Александры упал на сундук Натаниэля. Что он там хранит? Золото или серебро? Вещи, которые украл с кораблей герцога? Александра подошла к сундуку и опустилась рядом с ним на колени.

К ее удивлению, он оказался открытым. Александра бросила взгляд на дверь. Там не было задвижки, так что Натаниэль, если вернется, застанет ее врасплох. Все же любопытство перевесило, и она открыла крышку сундука.

Наверху лежала необыкновенной красоты шпага. Под ней была сложена одежда, которую не стыдно надеть на прием у королевы. Александра погладила дорогую ткань. Кто бы ни шил эту одежду, он был талантливым портным. Впрочем, Натаниэль смотрелся бы хорошо в любом наряде. Если бы только его душа была красивой подстать телу.

Под нарядной одеждой лежали самые разные книги – от трудов по философии Марка Аврелия до описания способов лечения травами. К большой радости Александры, там оказался и томик стихов лорда Байрона. Она быстро пролистала его, потом нехотя отложила на кровать.

Александра нашла отрез белой хлопковой ткани и, к своему огромному удивлению, поняла, что хочет шить.

Она вытащила отрез, чтобы оценить его длину, и на пол упала небольшая миниатюра с изображением женщины.

Кто это? Любимая Натаниэля? Длинные волосы женщины были забраны высоко на голове, а ее глаза, казалось, смотрели прямо на Александру. В них ей почудилось сожаление... или нежность? В любом случае женщина была удивительно красивой.

Стук в дверь заставил ее подпрыгнуть от неожиданности. Швырнув миниатюру обратно в сундук, Александра поспешно кинула туда ткань и остальные предметы, включая томик стихов.

– Кто там? – спросила она как можно спокойнее.

– Миледи? Не пугайтесь, это я, Тини.

Александра с облегчением вздохнула. Из всех пиратов Тини казался ей самым приятным.

– Я принес вам поесть, – сказал Тини.

Александра открыла дверь.

– Я умираю от голода. Спасибо.

Тини, наклонившись, вошел в каюту. Его огромный рост не позволял стоять выпрямившись.

– Меня прислал капитан.

– Понятно. Все равно спасибо. – Александра взяла из рук Тини поднос с едой.

– Может быть, вы хотите еще чего-нибудь?

Александра покачала головой, но тут же окликнула Тини, который уже повернулся, чтобы уйти.

– Тини, как ты думаешь, мне опасно подниматься на палубу?

Вопрос, казалось, удивил моряка.

– Конечно, нет, миледи. Любой здесь предпочтет умереть, нежели рассердить капитана. Если они только попробуют вести себя неприлично, я первый задам им хорошую трепку.

Александра не удержалась от улыбки:

– Спасибо, Тини. Ты очень добр.

– Всегда готов услужить вам.

После ухода Тини Александра набросилась на обед, который состоял из вареной телятины с рисом и овощами и сливового пудинга. Очевидно, Натаниэль не стеснен в средствах, подумала она, вспомнив дорогую одежду и шпагу, – не говоря уже о книгах, которые стоили немалых денег.

Отставив тарелки, Александра достала из сундука томик Байрона и начала читать, но вскоре заскучала и отложила его в сторону. Она никогда не была в море, но слышала много о его красоте от некоторых собутыльников Вилли.

Надеясь, что Тини прав и никто из команды не осмелится рассердить своего капитана, Александра вышла из каюты и поднялась на палубу. В лицо ей сразу же ударил порыв сильного ветра, и она схватилась за один из канатов. Вообще корабль показался ей бесконечным миром канатов, тканей и дерева. Белые паруса да флаг Великобритании на мачте были единственными яркими пятнами на коричневом фоне дерева.

Воздух был прохладнее, чем ожидала Александра, но она была слишком захвачена открывшимся перед ней видом, чтобы вернуться назад в тепло капитанской каюты.

– Миледи, вы должны накинуть шаль, – с озабоченным видом сказал подошедший к ней Тини. – Э... возьмите мою куртку.

Александра с благодарностью приняла огромную поношенную куртку. Ей хотелось подольше побыть наверху.

– Спасибо. – Она повысила голос, стараясь перекричать ветер. – Как красиво вокруг.

Тини оглянулся. Затем его взгляд упал на что-то или кого-то в стороне и он отвернулся, пробормотав, что ему надо работать.

Александра остановила его.

– Твой портной не так хорош, как твой капитан. – Она указала на прореху в рубашке, которая была грубо зашита, вероятнее всего, самим Тини. – Может быть, сегодня вечером ты принесешь мне рубашку и я займусь ее починкой? Я очень хорошо шью.

Тини вспыхнул от смущения:

– Я не хочу причинять вам беспокойство.

– Это займет всего несколько минут. Ваш капитан наверняка не станет возражать против такой благородной работы.

Александра оглянулась по сторонам в поисках Натаниэля. Найти его было несложно. Он стоял у штурвала, чуть расставив ноги, чтобы удержать равновесие, а ветер играл его длинными волосами. Он кинул, в сторону Тини резкий взгляд, и тот, извинившись, торопливо ушел.

Александра улыбнулась. Она говорила Натаниэлю, что по профессии швея, но ведь и все высокородные леди в Великобритании умели шить. Починка рубашки Тини ничем не выдаст ее. А ей пригодятся друзья.

Александра шагнула к борту, но прежде чем она дошла туда, ее перехватил Рэт.

– Какая вы свеженькая и хорошенькая, миледи. И даже раскраснелись чуток. – Его зловонное дыхание обдало Александру, и она брезгливо отшатнулась. – Похоже, эта ночь пошла вам на пользу.

– Я спала очень хорошо, – ответила Александра, негодуя на его намеки. – Жаль, что ваш капитан не может сказать того же. Пол каюты едва ли подходящая кровать для любого человека.

Рэт сплюнул на палубу.

– Если он провел ночь на полу, тогда он еще больший дурак, чем другие мужчины.

– Или чем ты? – Александра выпрямилась. – Независимо от наших отношений с мистером Кентом мы с ним родственники. На твоем месте я бы помнила, насколько остра шпага у твоего капитана.

– Что? Ты думаешь, он станет беспокоиться по таким пустякам? – фыркнул Рэт. – В нем нет ни капли любви к другим людям. А ты запомни: когда он покончит с тобой, за дело возьмусь я...

Не в силах больше слушать этого негодяя, Александра развернулась и быстро отошла к борту корабля. Внизу виднелись барашки волн, но она почти не замечала их. Ее сотрясала дрожь. Как ей защититься от таких людей, как Рэт? Если... когда, поправила себя Александра, пираты обнаружат, что она не леди Анна, Натаниэлю она больше не будет нужна.

Внезапно раздавшийся за ее спиной голос Натаниэля заставил ее подпрыгнуть.

– Что случилось? Запах простого матроса слишком отвратителен для твоего тонкого обоняния?

Александра одарила его самым своим презрительным взглядом.

– Да. И похоже, эта вонь здесь надолго. Я спущусь вниз. – С этими словами она повернулась и ушла, чувствуя, что ей сейчас лучше побыть в одиночестве.


Натаниэль смотрел, как его пленница шла, и гадал, чем ее расстроил Рэт. Она выглядела довольной, почти счастливой, но через мгновение все изменилось.

Правда, он был не в том настроении, чтобы разбираться в порывах души избалованной молодой женщины. Пока она ничем не помогла ему в борьбе с герцогом, и он боялся за жизнь Ричарда. Достаточно ли удерживать у себя эту особу, чтобы обеспечить безопасность друга?

Его сводная сестра в конце концов перестала отрицать, что она дочь герцога, и все же Натаниэля терзали сомнения. Откуда взялись такие мозоли на ее руках? Хотя Трентон не сомневался в ее происхождении, если Анна – не Анна, а Александра-швея, тогда Ричард считай что мертв. Герцог безжалостно творил свое собственное правосудие, и Натаниэль сомневался, что Грейстоун обеспокоится такой мелочью, как судебное разбирательство.

– Капитан?

Натаниэль поднял глаза. Рядом с ним стоял Трентон.

– Как наша маленькая пленница?

– Что-то она не похожа на благородную леди.

Трентон хихикнул:

– Это точно. Герцог, возможно, счастлив, что мы избавили его от этой мегеры. Кстати, ты расскажешь мне, почему мы плывем в Крым?

– Рэт сказал, что из Бристоля в среду выйдут три судна. Два идут в Китай, без сомнения, за опиумом, но «Восточный горизонт» плывет в Россию.

Трентон потер рукой подбородок.

– Мне кажется, мы уже однажды захватывали это судно. Но почему Россия?

– Это я сам хотел бы знать. Может быть, это ловушка, и мой отец просто пытается защитить остальные два корабля. Или он надеется, что нас там убьют. – Натаниэль невесело засмеялся. – А может, что-нибудь еще.

– Например?

Он покачал головой:

– Не знаю. Но очень странно, что корабль отца плывет по новому маршруту. По крайней мере, – поправился Натаниэль, – ни один из его кораблей не плавал туда за последние несколько лет. Ты же слышал об ультиматуме, который предъявила Англия России. Если они до тринадцатого апреля не покинут балтийские страны, мы объявим войну. Русский царь никогда не согласится на это. Война неотвратима.

– Но правительство обещает свести к минимуму последствия военных действий. Может быть, герцог решил, что ему ничего не угрожает?

– Вряд ли. Мой отец всегда возил только опиум, ткани, сахар и табак и торговал лишь с Америкой и Китаем. Все это выглядит слишком странным.

– Значит, мы собираемся перехватить «Восточный горизонт», чтобы посмотреть, что там происходит?

– Точно.

Трентон покачал головой.

– Капитан «Восточного горизонта» вряд ли одобрит повторное нападение. Вспомни, как он кипел от ярости в тот раз.

– Французы слишком эмоционально переживают любое событие.

– А что с кораблями, которые плывут в Китай?

– Они пустые, по крайней мере до Калькутты. Кстати, что ты сделал с опиумом, который мы захватили на прошлой неделе? Ты проверил, чтобы все до последнего грамма было выброшено в море?

Трентон кивнул.

– Да, хотя мне была ненавистна сама мысль об этом. Опиум стоит вчетверо больше, чем любой другой груз.

– Вспомни войну, друг мой, и согласись со мной.

– Соглашаюсь. Привычка курить опиум – проклятая вещь. Просто к старости я стал слишком жадным. – Он развел руками. – Все это кажется таким бессмысленным. Даже если мы затопим то, что захватили, каждый день по морю переправляют тонны опиума.

– Я не хочу участвовать в этом, – настаивал Натаниэль. – Англия силой завоевала право ввозить опиум из Китая, и я помогал ей это сделать. Но сейчас я не на военной службе и не хочу зарабатывать на подобной торговле. – Он улыбнулся. – Нападать на корабли отца нравится мне гораздо больше. Здесь страдает только он один, а не тысячи людей, пристрастившихся к наркотикам.

– Нам это может разонравиться, если нас поймают, – пробормотал Трентон. – В прошлый раз мы еле ушли. Ньюгейт не самое лучшее место, чтобы провести там всю жизнь.

Натаниэль пожал плечами.

– Мой отец – герцог. Не думаю, что он вспомнит о Ньюгейте.


Александра подняла глаза на вошедшего в каюту Натаниэля, затем вновь опустила их на рубашку Тини. До появления капитана пиратов она чувствовала себя удивительно спокойной, почти довольной. Сейчас же у нее отчаянно забилось сердце и чуть пересохло во рту.

Она попыталась не обращать на него внимания, а он наклонился, чтобы рассмотреть ее работу.

– Что ты делаешь? – спросил он.

– Тини нужно было помочь. – Александра аккуратно сложила рубашку. – Ты же не думал, что я буду сидеть сложа руки.

Натаниэль с сомнением оглядел ее.

– Прости мой скептицизм, но такая бескорыстная помощь простому матросу не слишком сочетается с твоим положением в обществе и воспитанием. Не говоря уже о твоем характере. Я считаю своим долгом предупредить тебя, что он не станет предавать меня или своих друзей даже за все рубашки на Бонд-стрит.

Александра негодующе выпрямилась.

– Пират читает мне мораль?

– Едва ли. – Натаниэль подошел к постели и снял рубашку. – Но так как ты взяла на себя обязанность чинить нашу одежду, возможно, ты посмотришь на это. – Он бросил рубашку ей на колени.

Александра с трудом отвела взгляд от его загорелой груди. Она покраснела, вспомнив, как они лежали рядом в постели.

– Нет. – Александра покачала головой.

Рубашка была еще теплой и сохраняла мужской запах, волнуя ее кровь. Раньше ничего подобного она не испытывала.

Александра встала и отвернулась, чтобы спасти себя от искушения вновь смотреть на Натаниэля. Что же такого в этом мужчине, отчего она вся горит?

– Я шью только то, что мне хочется. Ты не можешь приказывать мне.

Александра слышала его шаги, но не поворачивалась, пока Натаниэль не подошел и не провел легонько рукой по ее плечу. Она не смогла сдержать дрожь.

– Что случилось? – пробормотал он. – Ты хочешь завоевать сердце Тини? Я единственный, кто может отпустить тебя. Неужели я такой зверь?

– У меня нет никакого желания завоевывать сердца. Просто Тини был добр ко мне, и я... я...

Натаниэль прикоснулся губами к ее виску, и Александра забыла, что хотела сказать.

– Я твоя сестра, – всхлипнула она и попыталась отодвинуться, но ее слова выглядели неубедительными даже для нее самой.

Развернув ее к себе лицом, он тихо спросил:

– Неужели? – В его глазах горел огонь, которого Александра не замечала раньше. – Разрешила бы моя сестра касаться ее? Разрешила бы она целовать себя?

Он наклонился к Александре, и мир вокруг исчез. Она могла думать только о прикосновении его губ.

Она ненавидит этого человека! Почему же она позволяет ему целовать себя, гадала Александра. А тем временем он притянул ее к себе. Его губы были всего в нескольких дюймах от ее губ, когда у нее в мозгу словно вспыхнула молния: «Он проверяет меня. Хочет понять, Анна я или простая швея».

Внезапно перед ее глазами возник отвратительный образ Рэта. Она вспомнила, как важно, чтобы Натаниэль считал ее своей сестрой. Рэт только и ждет, когда она перестанет быть нужной капитану, а это произойдет, если тот узнает, что она не леди Анна.

Собрав всю свою волю в кулак, Александра оттолкнула Натаниэля.

– Как ты смеешь? – Она пыталась вложить в свои слова ненависть, которой не чувствовала. – Я твоя сестра.

Несколько секунд Натаниэль смотрел ей прямо в глаза. Он облизал губы, словно по-прежнему хотел поцеловать ее, затем, тяжело вздохнув, отодвинулся.

– Ты бессердечная ведьма. – С этими словами он повернулся и ушел.

Глава 6

Наступили сумерки, и видимость резко упала. Они патрулировали Средиземное море уже восемь дней, и Натаниэль был готов отступить. Или Рэт что-то перепутал, или изменилась дата отплытия.

Натаниэль поднялся на мостик.

– Курс норд-вест, – сказал он штурману. – Если и там ничего, утром возвращаемся домой.

Корабль начал неторопливо поворачиваться, а Натаниэль, чуть прищурившись, смотрел, как солнце погружается в море.

Вода стала почти черной, на небе засверкали первые звезды, и Натаниэль подумал, что никогда не сможет бросить море. Оно стало для него всем – матерью, врачом, другом.

– Мы возвращаемся? – К нему подошел Трентон.

– Да, хотя мне по-прежнему непонятно, что нужно кораблю моего отца в русском порту.

– После того как русские уничтожили турок в Синопской бухте в ноябре прошлого года, война стала неизбежной, – согласился Трентон. – Англия едва ли может оставить без помощи своего союзника. Если царь Николай захватит Константинополь, он будет контролировать дорогу в Индию.

– Да уж, одного этого достаточно для нашего правительства, чтобы поиграть мускулами, – вздохнул Натаниэль, поглядывая, как Гарт карабкается по мачте вверх. – Мой отец, похоже, обманул нас.

– Ты думаешь, он специально передал фальшивую информацию?

– Все может быть.

– А Рэт его шпион?

– Сомневаюсь. Скорее всего была перенесена дата отплытия. С точки зрения отца, наиболее мудро принимать решения в последний момент.

Трентон хмыкнул и отошел.

«Если бы и я мог следовать его примеру», – подумал Натаниэль, возвращаясь мыслями к своей сестре. С того дня, когда он чуть было не поцеловал свою узницу, он приказал поставить в каюте кушетку, оставив ей кровать. Он не стал ничего объяснять, да и не мог этого сделать, и только старательно избегал любого разговора с ней, любого нечаянного прикосновения. Он хотел всего-навсего проверить, кто она на самом деле, а теперь не мог выбросить ее из головы!

Он представил себе ее длинные светлые волосы, огромные зеленые глаза и улыбнулся. Она была красивая. Упрямая. Смелая. И настолько соблазнительная, что иногда он не мог заснуть, прислушиваясь, как она ворочается в постели.

Натаниэль тихо выругался. Как может человек мечтать о своей собственной сестре? Это противоестественно. Но его не оставляло желание защищать эту девушку от всех бед, и, к немалому своему смущению, он хотел чувствовать ее мягкое тело под собой.

Ему надо как можно быстрее спасти Ричарда и при первой же возможности избавиться от пленницы!


Утром Александра рискнула снова подняться на палубу. Она постояла около фальшборта, наслаждаясь редким спокойным мгновением на море.

Над горизонтом уже поднялось солнце, но вода была все еще темной. Изредка по ней пробегали белые барашки. Вид потряс Александру, хотя наверх она поднялась вовсе не из желания любоваться красотой природы. Причиной был Натаниэль. Всего минуту назад он, умывшись и почистив зубы, вышел из каюты, а она последовала за ним.

Что же такое было в этом мужчине, что она прислушивалась к каждому его шагу, пыталась различить его голос среди десятка других голосов? Натаниэль сильно отличался от обычного разбойника. Его речь была грамотной, без постоянных ругательств, и от него исходила аура власти.

– ...мы остановимся там в следующий раз.

Она наслаждалась глубоким тембром его голоса. Сейчас он разговаривал с Гартом, а она думала о куске ткани, который нашла в его сундуке. Ей страстно хотелось что-нибудь сшить для Натаниэля, но все, что приходило в голову, – это нарядная рубашка. Почему ей так хочется порадовать его?

Александра позволила себе бросить взгляд на капитана судна и залилась краской, обнаружив, что он смотрит на нее. Она быстро отвела глаза, делая вид, что ничего не произошло, но через мгновение он уже стоял рядом с ней.

– Видел ли ты что-нибудь более прекрасное? – быстро спросила Александра, решив нарушить неловкое молчание.

– Только тебя, – просто сказал Натаниэль. Александра заглянула ему в глаза. Она ожидала увидеть насмешку, но он, казалось, говорил серьезно.

– Я пыталась сделать все что можно с этим платьем, – ответила она, не зная, как реагировать на комплимент, – но пребывание близ морской воды навсегда испортило его.

– Я могу одолжить тебе одежду, но сомневаюсь, что мужской костюм отдаст должное твоей фигуре.

Александра изобразила удивление, вспомнив, что должна играть роль леди Анны.

– Надеть штаны? Никогда!

– Возможно, я должен был настоять на своем.

В это мгновение к ним подошел Джон, и Натаниэль, извинившись, отошел.

Александра оставалась на палубе так долго, как только могла, раздумывая над непредсказуемым поведением Натаниэля. Только к полудню она спустилась вниз и обнаружила, что в центре каюты стоит ванна с водой.

– Ой! – Александра подбежала к ванне и опустила руку в воду. Теплая! Она была готова тут же сбросить одежду и наконец смыть соль с кожи, но ее остановил стук в дверь.

– Войдите, – откликнулась Александра, ни на секунду не отводя взгляда от ванны, словно боясь, что та исчезнет.

В каюту вошел корабельный кок Чарли. В руке он нес ведро с водой.

– Капитан и так моется слишком часто, – недовольно ворчал он. – Теперь мы готовим ванну и для наших врагов.

Чарли вылил ведро в ванну, и Александра еле удержалась от радостного вопля. Не понятно, почему Натаниэль решил быть таким щедрым, но сейчас она была готова расцеловать его в обе щеки.

– Это последнее, – буркнул Чарли и вышел.

– Спасибо.

Александра затанцевала на месте. Почти неделю она только обтиралась губкой и теперь жаждала искупаться как следует. И тут она вспомнила, что дверь каюты не запирается и, значит, сюда может войти кто угодно. Натаниэль сам снял задвижку, объяснив это нежеланием, чтобы она закрывалась от него.

Но вода так быстро остывает!

Нет, она не откажется от подобной роскоши, решила Александра. Чарли потратил так много сил, кроме того, пресная вода – большая ценность на корабле.

Схватив с полочки над умывальником мыло, она положила его рядом с ванной, потом быстро разделась.

– О-о!.. – Застонав от удовольствия, Александра принялась намыливать волосы.

Она нежилась в ванне, пока вода совсем не остыла. Поднявшись наконец, она быстро завернулась в полотенце – и в это мгновение в каюту вошел Натаниэль.

– Извини. Я думал, ты уже закончила... – Он замолчал, и его взгляд спустился с лица Александры вниз к ее обнаженным коленям. Вместо того чтобы, как истинный джентльмен, отвернуться, он смотрел на нее с таким голодным выражением в глазах, что у Александры побежали мурашки по коже.

Она инстинктивно подняла руки, чтобы прикрыть грудь, но тут же сообразила, что она уже прикрыта полотенцем.

– Я... я... – Она так и не нашла подходящих слов. Когда же она подняла глаза, Натаниэля уже в каюте не было.


Этим вечером капитан пиратов поздно вернулся в свою каюту. Александра слышала, как он в темноте подошел к ванне, лег туда и начал мыться в холодной воде. Александра тихонько повернулась, стараясь разглядеть его мускулистый торс, но падающий сквозь иллюминатор лунный свет был слишком слабым. Она только слышала легкий плеск воды и ощущала запах мыла, которое он втирал в кожу.

Александра тут же представила себе, что это ее пальцы гладят его кожу. Она буквально чувствовала ими каждую его мышцу, каждый волосок.

Александра с силой зажмурилась. Что с ней происходит? Мечтать о Натаниэле – это сумасшествие. Он – преступник, а она его жертва. И все же она безошибочно угадала, когда он вылез из ванны, оделся и лег на кушетку, а потом несколько часов прислушивалась к каждому шороху, гадая, что он делает.


Натаниэль поднялся на палубу уже на рассвете, когда первые лучи солнца озарили багрянцем серо-голубое небо. Он оставил свою узницу спящей. Этой ночью она не раз бормотала что-то во сне и стонала. Он слышал это, потому что всю ночь не сомкнул глаз. Он ворочался и крутился, не в состоянии изгнать из памяти завернутую в полотенце фигурку светловолосой девушки. Если он не избавится от нее, то сойдет с ума!

Чарли подал ему кружку с чаем. Натаниэль обхватил ее обеими руками, чтобы согреться, затем окликнул штурмана, который доложил ему курс. Несколько матросов неторопливо ходили по палубе, закрепляя канаты и поправляя паруса.

– Капитан, – крикнул впередсмотрящий. – Корабль на горизонте.

Натаниэль сунул кружку с чаем обратно Чарли.

– Видишь флаг?

Чарли ухмыльнулся:

– Думаешь, это они?

Натаниэль промолчал. Он рассчитывал встретить корабль герцога совсем близко к Крыму, но, возможно, отплытие того было задержано.

– Флаг? Ты видишь флаг? – вновь крикнул он.

– Да. Это английский корабль. «Восточный горизонт».

Матросы радостно завопили.

– Нам повезло, – протолкнувшись к Натаниэлю, сказал Трентон. – И будет везти дальше, если не изменится погода. Правда, капитан Монтегю произвел на меня впечатление крепкого орешка. Вряд ли он будет вести себя пай-мальчиком.

Натаниэль пожал плечами.

– Монтегю не рискнет открыть огонь, потому что у нас леди Анна.

– Ты думаешь, герцог знает, что мы взяли ее с собой?

– А где мы могли ее оставить? Кроме того, Монтегю должен помнить, что в прошлый раз мы ничего не сделали с его командой, и не станет сражаться.

– Сомневаюсь, – проворчал Трентон себе под нос.

На «Восточном горизонте» заметили корабль пиратов. По команде капитана судно стало разворачиваться, явно собираясь бежать. «Не самое мудрое решение», – подумал Натаниэль. Корабль был сильно нагружен и двигался еле-еле, а их клипер резал воду, как нож масло.

Натаниэль поднес к глазам подзорную трубу и с огромным удивлением увидел, как на «Восточном горизонте» заряжают орудия.

– Внимание! – закричал он. – Они стреляют!

Через мгновение раздался рев пушек, а потом плеск – ядро упало менее чем в десятке футов от их корабля.

– Огонь! – скомандовал Натаниэль всего за несколько секунд до того, как их противник выстрелил второй раз.

Натаниэль надеялся, что в сражении ему помогут небольшие размеры «Ройал Венджинса», так как против четырех пушек «Восточного горизонта» у него их было всего три.

– Что случилось? – На палубу выбежала Александра. Увидев «Восточный горизонт», она задрожала от страха. – Они нас потопят!

– Нет, если мы успеем первыми, – сказал Гарт, который чистил ствол пушки.

– Возвращайся в каюту! – прикрикнул Натаниэль. – Здесь опасно!

– А внизу лучше?

Натаниэль видел, что его сводная сестра напугана до смерти, но у него не было времени, чтобы успокоить ее.

– Торопись! Быстрее!

Воздух сотряс разрыв снарядов, Александра отшатнулась и чуть было не упала в открытый люк. Ее спасла лишь быстрота реакции Натаниэля, который успел схватить ее за руку.

– Иди вниз, – настойчиво сказал он.

Апександра закашлялась от едкого дыма, который заволок все вокруг, и повернула назад. Натаниэль смотрел, как она с трудом пробирается по палубе, и думал о капитане «Восточного горизонта». Этот Монтегю сражался лучше, чем он ожидал.

Какие ценности перевозят кораблем, если Грейстоун решил рисковать жизнью своей дочери? Гордость иногда толкает мужчин на странные поступки, но стрелять по собственной дочери? Как ему было известно, герцог обожал детей своей второй жены.

И снова в его душе зашевелились сомнения. Может быть, они все же похитили не ту девушку? Что, если Трентон ошибся, а рассказанная ею история – правда? Слишком многое здесь не стыковалось. Герцог не ответил на их письмо, а капитан его корабля сражается так, словно герцогская дочь была в полнейшей безопасности.

Натаниэль закипал гневом. Еще больше, чем прежде, ему хотелось выиграть войну с отцом. Если последние десять дней он делил каюту со своей сводной сестрой, тогда его отец еще больший негодяй, чем он думал. Если же нет... Натаниэль поклялся себе, что захватит «Восточный горизонт» и обменяет корабль на Ричарда.

К нему подошел Трентон.

– Тебе нужен этот корабль? Судя по тому, как развиваются события, мы можем потопить его.

Натаниэль задумался. Да, ему нужен «Восточный горизонт», хотя гораздо больше его интересовали намерения отца, нежели сам груз.

– Я не стану брать грех на душу и топить безвинных людей, – сказал он. – Мы сделаем вид, что наш корабль получил пробоину, и немного отойдем в сторону. А когда стемнеет, вновь атакуем их.

Трентон присвистнул.

– Теперь я понимаю, почему ты капитан, а я нет. – Он собирался уйти, но Натаниэль задержал его, чтобы в очередной раз спросить:

– Трентон, ты уверен, что мы захватили именно леди Анну?

Трентон покачал головой и сплюнул себе под ноги.

– Если бы ты спросил меня вчера, я бы поклялся своей жизнью, что она дочь герцога. Сегодня... не знаю. Она очень похожа на ту женщину, что я видел четыре года назад.

– И все же я сомневаюсь...

– А ты не думаешь, что выдаешь желаемое за действительное? – Трентон с любопытством посмотрел на капитана. – Я же вижу, как ты провожаешь ее глазами. Она принесет тебе только несчастье, Натаниэль.

– Тебе не надо предупреждать меня. Я же не мальчик, который потерял голову от любви.

– Надеюсь. – С этими словами Трентон ушел.


Александра шагала из угла в угол каюты. Она умирала от страха, хотя рев канонады уже стих. Герцог не остановится ни перед чем, пока не убьет Натаниэля и его людей. А что тогда будет с ней? Натаниэль считает, что она – гарантия их безопасности, и рискует своей жизнью, основываясь на этом допущении. Она должна сказать ему правду, хотя бы ради него самого.

За дверью раздались шаги, и Александра прикусила нижнюю губу. Сейчас или никогда. Она подскочила к двери и распахнула ее, но это был не Натаниэль, а Рэт.

– Вот и наша прелестная малышка. – Он поднял руку, мешая Александре выйти из каюты. – Думаю, твой папаша слишком любит деньги, раз начал обстреливать корабль со своей дочерью. Может быть, теперь капитан разрешит нам тронуть тебя. – Рэт зашел в комнату, закрыв за собой дверь.

Александра отступала, пока не наткнулась на стол Натаниэля.

– Он мой брат и твой капитан, – громко сказала она.

– Какая разница. Я ведь хочу только сорвать маленький поцелуй.

– Он не потерпит, чтобы ты обращался со мной, как со шлюхой.

– Его все равно нет рядом. – Рэт сплюнул. – Да и что он сделает после всего? Неужели станет убивать своего человека просто за то, что тот потрогал девчонку? От тебя все равно не убудет.

– Не подходи ко мне! – Сердце Александры сжалось от страха.

Матросы были слишком заняты сражением, и она сомневалась, что кто-нибудь услышит ее крики. В каюте не было ничего, что она могла бы использовать как оружие.

Ее взгляд упал на дверь. Это ее единственное спасение.

– Если твой папочка не заботится о тебе, нечего и другим беспокоиться. Может, капитан даст нам всем тебя по очереди, а может, твоя ненависть только прикрытие для веселых ночных развлечений?

Похотливый огонек в глазах Рэта вызвал у Александры тошноту. Она метнулась к двери, но Рэт успел перехватить ее и потянул на себя.

Они упали. Александре хотелось одного – выцарапать Рэту глаза, но он увернулся, и она задела лишь щеку.

– Ах ты, маленькая ведьма, – прошипел он. – Думаешь, ты меня остановишь?

Александра отчаянно лягалась, но ее сопротивление лишь оттягивало неизбежное.

– Значит, ты любишь, как погрубее? – Рэт изо всех сил ударил ее по лицу.

Удар оглушил Александру, но, придя немного в себя, она тут же принялась брыкаться еще отчаяннее, так как Рэт попытался задрать ей подол.

Внезапно открылась дверь. На лице стоящего в проеме Натаниэля удивление мгновенно сменилось яростью.

Он схватил Рэта за шиворот и рывком отбросил в сторону.

Рэт скорчился на полу. Из разбитой губы текла кровь.

– Это не то, что вы думаете, капитан, – заскулил он. – Я просто хотел попугать ее. Смотрите, она в полном порядке.

Натаниэль оглянулся, испугав Александру блеском глаз.

– Я лично вздерну тебя на нок-рее, если ты еще раз посмотришь на нее. Это моя каюта, и все, что здесь находится, принадлежит только мне. Понял?

Натаниэль поднял Рэта одной рукой и прижал к стене. Тот кивнул:

– Да, сэр.

– Ты заслужил хорошей порки. К счастью для тебя, я появился вовремя. Тем не менее ты пять дней проведешь в карцере на хлебе и воде. – С этими словами Натаниэль вышвырнул Рэта в коридор, пообещав, что разберется с ним позже.

Потом подошел к Александре, чтобы помочь ей встать.

– С тобой все в порядке?

– Да, – солгала она.

Подхватив здоровой рукой, Натаниэль отнес ее на кровать.

– Извини, – сказал он. – Это мое упущение. Нельзя было доверять ему, как остальным.

Александра молча кивнула.

Натаниэль встал на колени около кровати и легонько погладил ее по щеке.

– Я хочу кое-что спросить у тебя, – сказал он, когда молчание стало гнетущим. – Ты действительно дочь герцога?

Александра смотрела в его ярко-голубые глаза. Всего несколько минут назад она сама хотела рассказать ему правду, но все изменил Рэт. Вспомнив его зловонное дыхание, она задрожала. Ничего не может быть хуже, чем оказаться беззащитной перед таким животным.

– Да, – прошептала она.

Пальцы Натаниэля больно сжали ее подбородок.

– Ты моя сестра? – спросил он гневно. Александра облизнула губы. Она могла бы потеряться в его глазах, забыв все на свете. Он казался таким уверенным в себе, таким сильным. Она не станет лгать.

– Нет, – честно сказала она. – Я не твоя сестра.

Александра не знала, что ей ждать. Она чувствовала себя так, словно летела в воздухе, ожидая соприкосновения с землей.

– Александра. – Натаниэль впервые назвал ее по имени. Он, застонав, прижался губами к ее рту, и Александра ответила ему, раскрываясь, словно цветок под лучами солнца.

Ей хотелось чего-то, чему она не знала названия. Ей хотелось прижаться к его телу, соединиться с ним в каком-то древнем и вместе с тем неописуемом ритуале.

Натаниэль принялся осыпать поцелуями ее лицо.

– Александра, моя красавица, – бормотал он, и от каждого его прикосновения у нее по коже бегали мурашки. – Как я этого хотел.

Александра, закрыв глаза, вслушивалась в его голос. Он был чуть хрипловатым от желания и очень глубоким. Она почувствовала, как его губы спустились ниже, к груди, а потом он ласково погладил большим пальцем один сосок.

Александра, вздрогнув, широко распахнула глаза.

Натаниэль молчал, но его взгляд напоминал взгляд хищника, который уже не отпустит свою добычу.

– Мы не должны... – Александра затрясла головой, пытаясь совладать со своими чувствами.

– Почему? Ты хочешь меня. Ты думаешь, я так наивен, что не могу распознать желание?

– Нельзя поддаваться этому желанию. Знал бы ты, к чему оно привело мою мать, какой жизнью ей пришлось потом жить. – Александра отодвинулась. – Я не соглашусь на меньшее, чем муж и дети, а ты не можешь дать мне этого.

Натаниэль пристально смотрел ей в глаза.

– Нет, я не могу дать тебе того, что ты хочешь. – С этим он повернулся и вышел.


Натаниэль отдал приказ стрелять по «Восточному горизонту» уже ближе к сумеркам. Бриг развернулся, собираясь сражаться, но он был слабым противником. Его пушки смогли выстрелить лишь дважды, в то время как «Ройал Венджинс» дал пять залпов. Тем не менее сопротивление длилось дольше, чем рассчитывал Натаниэль, и он даже почувствовал облегчение, когда на главной мачте «Восточного горизонта» взвился белый флаг.

– О чем ты думаешь? – спросил подошедший к нему Трентон.

– О том, что мы можем попасть в беду.

– Ты считаешь, это ловушка? – с удивлением спросил Трентон.

Натаниэль пожал плечами.

– Что-то здесь не так. Нутром чувствую.

– Что ты имеешь в виду? Корабли, как женщины. Слишком доступным доверять нельзя. – Трентон ухмыльнулся. – Не понимаю только, как они открыли огонь, зная, что здесь дочь герцога.

– Она не его дочь, – коротко сказал Натаниэль.

– Что?..

– Она швея из Манчестера, как и говорила раньше.

– Этого не может быть!

Натаниэль вновь пожал плечами:

– Не знаю, но она не леди Анна.

Трентон сокрушенно покачал головой:

– Это я виноват. Я просто не мог представить, что из салона выйдет другая женщина в той же одежде, с волосами и глазами того же цвета. Это невероятно.

Натаниэль кивнул. Он не винил Трентона, потому что и сам долго плутал в потемках.

– Оставайся здесь, – сказал он Трентону. – Настало время узнать, почему отец послал корабль в Черное море. Если я не вернусь, топи это проклятое судно – со мной или без меня, все равно.

– Хорошо, – кивнул Трентон.

Натаниэль проверил, на месте ли его нож и пистолет, и только после этого спустился в лодку.

За ним последовали Тини и Гарт.

Лодка быстро заскользила по воде к «Восточному горизонту».

С борта судна свисала веревочная лестница, но, прежде чем подняться, Натаниэль прислушался. Он был готов к любой неожиданности, однако ничего подозрительного не заметил.

Они поднялись на борт и обнаружили, что весь экипаж столпился на палубе. Все матросы были вооружены.

– Мы снова встретились, – обратился Натаниэль к капитану Монтегю. – Я не займу у вас много времени. Мои требования не изменились с прошлого раза.

– Тебе явно плевать на свою шею, – буркнул Монтегю. – Его светлость выиграет эту вашу маленькую войну, и тогда я не дам за твою жизнь и ломаного гроша.

– Сегодня я победитель, – спокойно сказал Натаниэль, поглядывая на низкого темноволосого француза. – Мы не станем спорить. Если ты и твоя команда будете вести себя спокойно, я заберу то, что мне причитается, и покину твой корабль. В противном случае мой первый помощник разнесет это судно в щепки.

– Пусть он стреляет. – Вперед пробился невысокий мужчина, скорее даже юноша. – Мы потонем и тебя потянем за собой. – В правой руке юноша сжимал нож. – Я не позволю тебе захватить корабль.

Натаниэль оскорбительно рассмеялся.

– Поздновато для таких громких обещаний, ты не находишь?

Матросы, не сговариваясь, подались назад.

– У него одна рука, – услышал Натаниэль. – А Джейк лучший среди нас.

– Джейк слишком молод. Не обращай внимания на его детскую браваду. – Монтегю взмахом руки заставил своих людей замолчать.

– Ты дурак, капитан, – прошипел Джейк. – Ты отдаешь все в руки этих воров.

– Ты, молодой человек, представляешь опасность для всех присутствующих, – насмешливо сказал Натаниэль. – Стоило бы поучиться у старших и мудрых, у таких, как капитан Монтегю, а то жизнь жестоко накажет тебя.

– Трус! Свинья! – Джейк внезапно сделал выпад, Натаниэль увернулся, и нож разрезал его рубашку.

Натаниэль молниеносным движением выхватил из сапога стилет. Окружавшие их матросы радостно закричали, предчувствуя хорошую драку.

Джейк снова сделал выпад, Натаниэль опять уклонился. Юноша был не так опытен, как ожидал капитан пиратов. Он дрался умело, но слишком агрессивно, а Натаниэль знал, как эмоции губят борцов. Сам он только парировал удары, храня силы.

В конце концов стало ясно, что Джейк устал, и тогда Натаниэль перешел в атаку. Кончик стилета задел правую руку Джейка, из раны хлынула кровь. Юноша побагровел и, потеряв голову, бросился на своего врага, целясь ему в сердце.

Натаниэль легко увернулся. Джейк, потеряв равновесие, опасно наклонился вперед, и через мгновение стилет глубоко вонзился ему в руку.

Нож Джейка упал на палубу.

Натаниэль спокойно сунул стилет в сапог и собрался отойти, но шум и крики окружающих подействовали на Джейка, как красная тряпка на быка. Дико закричав, он бросился под ноги Натаниэлю.

Споткнувшись, тот упал на палубу, и Джейк с силой ударил его под дых. Больше, однако, ему не удалось сделать ни одного удара. Натаниэль вскочил на ноги и толкнул Джейка в грудь.

Юноша пошатнулся, но устоял. Выругавшись, он поднял ногу, целясь в пах Натаниэлю.

Капитан пиратов легко перехватил его ногу и одним ударом в челюсть сбил Джейка с ног.

– Черт побери, Монтегю, отзови своего петушка. Или ты хочешь, чтобы я его убил? – крикнул Натаниэль капитану «Восточного горизонта».

Последние несколько минут уже не было сомнений в том, кто победил, и матросы ждали лишь вмешательства капитана, но Монтегю молчал, наблюдая сквозь полуприкрытые веки за Джейком.

Тот с трудом поднялся и встал, в замешательстве озираясь по сторонам. И только тогда капитан Монтегю шагнул вперед.

– Отнесите его вниз и отмойте. А потом займитесь его рукой, – скомандовал он матросам.

Натаниэль смотрел, как юноша отталкивает явно нежеланных для него помощников, и внезапно решился:

– Подождите. Я беру Джейка с собой.

Над палубой воцарилась тишина. Даже Тини и Гарт с удивлением смотрели на своего капитана. Глаза Монтегю чуть не вылезли из орбит.

– Я не могу этого позволить. Это невозможно.

– Нет ничего невозможного, – резко сказал Натаниэль.

Капитан Монтегю запротестовал, но Натаниэль был не в том настроении, чтобы спорить с ним.

– Ты тоже хочешь сразиться со мной? Пример Джейка тебя ничему не научил?

Француз мгновенно смолк и облизал губы кончиком языка.

– Нет. Я не боец. Он твой.

Натаниэль отвесил ему шутливый поклон.

– Рад, что ты такой рассудительный человек.

Несколькими минутами позже трое матросов с «Восточного горизонта» опустили в лодку брыкающегося Джейка. Гарт тут же схватился за весла и начал грести к «Ройал Венджинсу». Тини и Натаниэль остались на захваченном корабле. Нужно было проследить за переноской груза.

На палубе появились первые ящики, и Натаниэль тут же подошел к ним, не в силах совладать со своим любопытством. Ящики были длинными и плоскими, но все же странно тяжелыми: явно не сахар, табак или опиум – излюбленные грузы в судоходной компании герцога.

Поддев крышку стилетом, Натаниэль открыл один из ящиков. Под слоем промасленной бумаги лежали ружья, только недавно принятые на вооружение английской армией.

– Черт! – воскликнул Натаниэль. – С какой стати мой отец решил продавать русским оружие? – Он поискал взглядом Монтегю, но уже сам нашел ответ на свой вопрос. Что во время войны может принести большую прибыль, как не оружие? – Это предательство! – Его желудок болезненно сжался.

– Я не знал, что это за груз. Его светлость не говорил мне, – торопливо сказал Монтегю и оглянулся на матросов. – Никто из нас не знал.

– Ружья! – побежал по толпе шепоток. Матросы казались искренне удивленными.

– Нам сказали, что это еда для бедных турок! – крикнул кто-то из мужчин.

Инстинкт подсказывал Натаниэлю, что по крайней мере капитан Монтегю знал, что лежит внутри ящиков, иначе не стал бы сражаться с такой яростью за свой груз.

– На твоем месте, – сказал он капитану «Восточного горизонта», – я бы лучше позаботился о своей шее, нежели думал о шее других.

– Ты первый попадешь на виселицу, – прошипел Монтегю. – Ты сделал огромную ошибку, захватив этого мальчишку. Теперь у тебя будут очень высокопоставленные враги.

– Это тебе стоит бояться своих так называемых друзей.

Голос Натаниэля был спокоен, но предательство отца сильно взволновало его. Почему герцог решил предать собственную страну? Зачем ему рисковать своей жизнью, своей репутацией и титулом? Это казалось бессмысленным. Но, как бы то ни было, теперь у него есть сильный аргумент в споре за жизнь Ричарда.

Отвернувшись от Монтегю, Натаниэль сказал:

– Тини, проследи за грузом. Я возвращаюсь на «Ройал Венджинс».

Глава 7

– Кто это? Что с ним? – Александра выглянула из-за спины Натаниэля, глядя, как Гарт и Трентон вносят в каюту раненого юношу.

– Положите его на кровать, – скомандовал Натаниэль, не обращая на нее внимания. – Позовите Нанчу.

Александра увидела красную струйку, которая сбегала с руки юноши на пол.

– У него течет кровь!

– Да. – На лице Натаниэля нельзя было ничего прочесть. – Мне пришлось убеждать мальчишку расстаться с грузом.

– За это ты и ранил его? – Голос ее дрожал. Начавшееся сражение напугало Александру, но страх возрос, когда капитан «Ройал Венджинса» всего с двумя матросами отправились на захваченный корабль.

– Сначала я вежливо попросил об этом.

Сарказм в голосе Натаниэля неприятно поразил Александру. Как он может так серьезно ранить человека – всего-навсего невинного матроса с корабля отца? У нее вызывал отвращение Рэт, но Натаниэль, оказывается, еще опаснее.

Последнее время она перестала бояться капитана пиратов, но сейчас увидела, что станет с любым, кто посмеет перечить ему, и это наполнило ее сердце горечью и тоской.

Раненый застонал. На его широком лбу выступили капельки пота.

Раздавшийся за спиной Александры шум заставил ее оглянуться. В каюту вошли Гарт, Трентон и невысокий доктор-китаец, которого она видела один или два раза.

– Нанчу, это Джейк. Боюсь, он нуждается в твоей помощи, – сказал Натаниэль.

Нанчу был стар, но очень мудр, как знала Александра. Он внимательно осмотрел зрачки Джейка, потом попросил Трентона обмотать руку больного чуть ниже локтя, чтобы остановить кровотечение.

– Что с ним будет? – спросил Трентон.

Врач прикоснулся к ране.

– Она выглядит не очень хорошо...

– Убери от меня свои грязные руки. Я не хочу, чтобы меня лапал желтолицый ублюдок, – открыв глаза, закричал Джейк, однако он был слишком слаб, чтобы оттолкнуть Нанчу.

Трентон и Гарт удержали его на месте.

– Мы можем спасти его руку? – спросил Натаниэль.

– Трудно сказать, – ответил Нанчу. – Главное, чтобы не было заражения крови.

– Делай, что считаешь нужным. Раньше ты творил чудеса.

– Нужно много одеял, чтобы ему было тепло. Кроме того, перенесите мальчика ко мне в каюту. Я зашью рану.

Натаниэль кивнул. Нанчу ловко перебинтовал руку Джейка чистой льняной тряпицей. Затем Гарт и Трентон вынесли юношу из каюты. Нанчу последовал за ними.

Натаниэль подошел к иллюминатору и остановился там, поглядывая на море, Александра же осталась на месте, пытаясь уразуметь, что здесь произошло. Что же за человек находится с ней рядом? Джентльмен, с которым дурно обошлись и чьи действия полностью оправданны, или злопамятный кровожадный пират?

Через несколько минут в каюту вернулся Трентон.

– Ну что, теперь ты знаешь что-нибудь новое о своем отце? – спросил он, полностью игнорируя Александру.

– Да уж. – Натаниэль так и не повернулся к нему. – Герцог продает русским оружие.

– Что? – Трентон был удивлен, хотя не так сильно, как Александра.

– Помнишь последние новости? – спросил Натаниэль. – Мы обнаружили десятки ящиков с такими ружьями на борту «Восточного горизонта».

– Проклятие! Теперь понятно, почему Монтегю рисковал своей жизнью, жизнями своих матросов и кораблем герцога. – Трентон покачал головой. Внезапно на его лице заиграла улыбка. – Возможно, теперь герцог согласится обменять Ричарда. Ведь у нас на руках неопровержимые доказательства его измены, а за это его могут повесить, а земли и титул конфисковать.

Натаниэль, однако, не улыбнулся в ответ.

– Да. Это хорошо для Ричарда, если, конечно, герцог не решится на какой-нибудь опрометчивый поступок, когда мы вернемся в Ливерпуль.

– Ему не поздоровится, если он попытается убить Ричарда! – воскликнул Трентон. – Правда, тебе невыгодно, чтобы пострадал герцог, так как, если корона отберет у него земли и титул, ты окажешься таким же бедняком, как мы все.

Натаниэль перевел взгляд на Трентона.

– Мне все равно. Я не позволю ему совершать предательство.

Трентон немного помолчал.

– Твой отец, должно быть, сошел с ума, если решился на такое, – сказал он в конце концов. – А кстати, зачем ты взял с собой этого мальчишку?

Прежде чем Натаниэль успел ответить, из-за двери послышался крик:

– Капитан, нас преследуют!

– Что? – Трентон быстро открыл дверь.

В проеме появилось встревоженное лицо Гарта.

– Судно вынырнуло, словно из тумана, сэр. Похоже на шхуну, но мы не можем разобрать, какой там флаг.

Натаниэль встретился взглядом с Трентоном.

– Черт побери, – выругался он.

Они оба выбежали из каюты, оставив Александру одну.

Преследующий их корабль был действительно шхуной, как убедился Натаниэль, когда поднес к глазам подзорную трубу. Две мачты вместо трех, он был меньше, чем бриг, и быстрее. Расстояние между кораблями быстро сокращалось.

Кто это? Натаниэль пытался разглядеть цвета флага, но безрезультатно. Впрочем, на море у них нет друзей, да и спрятанное в трюме оружие с «Восточного горизонта» не располагало к общению с кем бы то ни было.

Натаниэль подошел к стоящему за штурвалом Трентону.

– Они в пяти милях от нас, движутся тем же курсом, – сказал он своему первому помощнику.

– Мы можем оторваться?

– Нет. Я не знаю, кто это, но их появление очень подозрительно. Скорее всего они встретили «Восточный горизонт» и решили по собственному почину поймать нас.

– В таком случае нам несдобровать. Груз слишком тяжел, чтобы оторваться от них.

– Они нас догоняют! – прокричал с мачты один из матросов.

– Проклятие! – Натаниэль отдал приказ рулевому свернуть на север и держать против ветра.

Последующие полчаса Натаниэль использовал все трюки, которые только мог придумать, но шхуна неумолимо приближалась, пока не оказалась всего в полумиле от них.

Это было длинное низкой посадки судно, приписанное к Балтимору, водоизмещением около ста пятидесяти тонн. На нем была одна большая пушка, стреляющая тридцатифунтовыми ядрами, и несколько меньших по калибру орудий.

На шхуне подняли британский флаг, – Натаниэль отдал приказ сделать то же самое, – а потом выстрелили в воздух, приказывая остановиться.

– Кто вы такие и куда направляетесь? – прокричал кто-то с борта шхуны, когда она подошла настолько близко, что можно было вести переговоры.

Натаниэль внимательно разглядывал чужой корабль, пытаясь понять, что там за люди. Что ими движет? Честь? Гнев? Насколько они опытны в морском деле?

– Меня выдает рука, – сказал он Трентону. – В первую очередь они станут выглядывать однорукого пирата. Если удастся убедить их, что они преследовали безобидное торговое судно, у нас есть шанс избежать сражения.

Трентон кивнул.

– Я должен изобразить из себя капитана?

–Да.

Натаниэль отступил назад, смешавшись с толпой матросов.

– Я капитан Эррингтон, мое судно «Вояджер», – прокричали им с английского корабля. – Кто вы такие и куда направляетесь?

– Я капитан Тэйлор, – крикнул в ответ Трентон. – Зачем вы нас преследовали? В здешних водах встречаются пираты, и я опасаюсь любого чужого судна.

– Я не могу вас за это судить, – ответил ему капитан Эррингтон. – Три часа назад мы встретили судно «Восточный горизонт», которое стало жертвой пиратов, и решили, что это вы и есть.

– Вы ошиблись, сэр, – прокричал Трентон. – Похожим образом было атаковано другое судно, «Вествинд-Ривер», не более двух дней назад.

– Все равно я хотел бы, чтобы вы привезли нам свои бумаги.

Трентон тихо выругался.

– Что делать? – прошептал он, оглянувшись на Натаниэля.

– Откажись. Ты не знаешь, кто он такой.

– Извините, друзья, – крикнул Трентон. – У меня есть только ваше слово, что вы не пираты.

Натаниэль нахмурился. Решится ли капитан Эррингтон на открытую атаку?

– Я хочу видеть ваши бумаги или получить удовлетворительное объяснение странным сигналам, которые поступают с вашего корабля.

Сигналы? Натаниэль огляделся по сторонам. Все матросы были на палубе, за исключением Рэта, который заперт в карцере внизу. И тут у него застыла кровь в жилах. Александра! Это могла быть только она. Джейк был с Тини и Нанчу и не мог справиться с ними обоими.

– Что мне сказать? – встревоженно спросил Трентон.

– Скажи, что один матрос болен желтой лихорадкой и у него немного помутился рассудок. Новость о болезни уменьшит их желание посещать наш корабль. Я сейчас вернусь.

Убегая, Натаниэль слышал, как Трентон повторяет его слова. Но если капитан Эррингтон им не поверит, то Александра добьется своего и отомстит им.

Александра услышала шаги в коридоре и чуть не выронила зеркальце, которым посылала солнечные зайчики на другой корабль. Стиснув зубы, она продолжала свое дело. Правда, она не знала ни одной общепринятой системы сигналов и надеялась только на то, что ее «послания» привлекут внимание капитана английской шхуны и заставят присмотреться к ним.

Дверь с грохотом распахнулась.

– Ты хочешь нашей смерти?

– Я не хочу никого убивать. – Александра прижалась к стене, когда Натаниэль двумя шагами пересек каюту и оказался прямо перед ней. – Я пытаюсь спасти себя и, возможно, того юношу, которого ты ранил.

– Лучше всего для этого юноши остаться в руках Нанчу. Хирург на «Восточном горизонте» не раздумывая ампутировал бы ему руку. Почему, как ты думаешь, я приказал перенести его на свой корабль?

Александра покачала головой.

– Не знаю, но что-то это не похоже на добрый поступок.

В глазах Натаниэля заполыхал такой гнев, что Александра отступила назад.

– Не суди о вещах, которых не знаешь! – рявкнул он. – Этот мальчишка сам напросился на то, что получил. Тебя же я собирался отвезти домой.

– Ты... что? – потрясенно переспросила Александра.

– Ты слышала меня!

Зеркало выпало из ослабевших рук Александры.

– Что теперь будет?

– А уж теперь, милая, это зависит от капитана «Вояджера».

Александра поежилась, вспомнив недавнюю перестрелку.

Если они откроют огонь... Шхуна так близко. Как ей убежать от Натаниэля прежде... прежде чем что? Прежде чем он перестанет защищать ее от Рэта? Прежде чем она увидит, какой он страшный человек?

Александра вспомнила, как ее тело реагирует на каждое прикосновение Натаниэля, и ее охватила паника. Она жаждала поцелуев негодяя, вора и пирата!

Натаниэль и его команда будут бороться, иначе их ждет виселица. А сколько человек погибнет в этой борьбе?

Натаниэль подхватил кусок веревки, но Александра отрицательно покачала головой.

– Не нужно, – настойчиво сказала она. – Я никуда не уйду.

Капитан скептически оглядел ее, пожал плечами.

– Все равно уже поздно. – Он отшвырнул веревку в угол. – Кроме того, если что-то случится со мной, я бы не хотел, чтобы ты оказалась здесь, как в ловушке.

Он повернулся, собираясь уйти, но Александра схватила его за руку.

– Извини, – неуверенно сказала она. – Я... я просто запаниковала.

Натаниэль на секунду заглянул ей в глаза. Потом вновь пожал плечами, развернулся и исчез за дверью.

Александра чуть было не закричала, когда тихий ночной воздух прорезал рев пушек. Английская шхуна все-таки открыла огонь.

«Ройал Венджинс» тряхнуло – Натаниэль и его команда ответили тем же. К этому времени погода стала портиться. Небо заволокли темные облака, усилился ветер.

Снова грохнули пушки, и Александра упала на кровать. Что будет с ней? А со всеми остальными? Как она могла быть такой глупой? Она хотела убежать и спасти раненого Джейка, а на самом деле лишь подписала ему смертный приговор, да и себе тоже.

Она застонала и закрыла руками уши, пытаясь заглушить шум битвы. Затем, не выдержав, подошла к двери и выглянула в коридор. Там бежал незнакомый ей юноша.

– Что случилось? – встревоженно спросила Александра.

– Меня послали за порохом, мисс. Нельзя его хранить рядом с пушками. Может взорвать весь корабль. Да и во время шторма намокнет.

Он поспешил дальше, и Александра слабеющей рукой закрыла дверь. Значит, они готовятся к серьезному сражению. Она подошла к иллюминатору и заглянула в него, пытаясь рассмотреть что-нибудь в сгущающейся темноте. Александра ничего не знала ни о пушках, ни о мореплавании, но опасность сражения ночью, в условиях приближающегося шторма казалась очевидной даже для нее.

Корабль резко накренило, и Александра, вскрикнув, упала. Внезапно из-под двери в каюту потекла вода.

Они тонут! Страх Александры перед замкнутым пространством достиг своего пика, и она кинулась к двери. Вода уже доходила ей до щиколоток.

Дверь открылась довольно легко, но Александре пришлось преодолевать напор воды, пока она пробиралась к трапу. Откуда все-таки течет – сверху или снизу?

Грохот орудий не прекращался.

Александра поднялась на палубу. В лицо ей ударил дождь, мгновенно промочив одежду.

Она принялась искать Натаниэля, но в темноте не могла отличить одного человека от другого. Наконец она увидела его. Капитан стоял около нактоуза. Его рубашка была распахнута до пояса и раздувалась на ветру, с мокрых волос на лицо текли струйки воды, но он, не обращая на это внимания, выкрикивал приказы своей команде.

– Натаниэль! – Александра бросилась к капитану пиратов, но ее голос заглушили звуки выстрелов. Она не знала, что хотела сказать ему, может быть, о воде, которая заливает корабль, но чувствовала, что его сила поможет ей успокоиться.

– Внизу вода. Мы тонем? – прокричала Александра, когда приблизилась на несколько шагов.

Натаниэль обернулся и, увидев ее, нахмурился.

– Что ты здесь делаешь?

– Я не могу оставаться внизу.

Небо прорезал столб молнии, на мгновение осветив оба корабля, находившихся всего в нескольких десятках футов друг от друга, и в это же мгновение Александра заметила на мачте «Вояджера» человека с пистолетом, который он направлял на Натаниэля.

Капитан пиратов смотрел в другую сторону и кричал что-то непонятное стоящему за штурвалом Трентону. Время для Александры застыло, и она безошибочно угадала момент, когда стрелок нажал на курок.

– Нет! – Александра бросилась вперед, закрывая собой Натаниэля. Она заметила удивление на его лице, потом что-то ударило ее в плечо и опрокинуло на спину. Александра коснулась плеча рукой, и ощутила пальцами что-то теплое и липкое.

– Ты ранена! – откуда-то издалека донесся до нее голос Натаниэля, и тут «Ройал Венджинс» внезапно качнулся и нырнул в набегавшую огромную волну.

Александра испугалась, что вода унесет ее, и отчаянно забарахталась, несмотря на сильную боль в плече. Она увидела, как к ней тянется Натаниэль, почувствовала, как его пальцы скользят по ее руке, и закричала, с головой окунувшись в ледяную воду.

Глава 8

– Александра! – У Натаниэля от страха сжалось сердце.

Где она?

Корабль выправился, и он подбежал к борту, вглядываясь в пенистые волны.

– Александра! – закричал он снова, молясь, чтобы она ответила. Где-то в глубине души он знал, что спасти девушку невозможно. Александра погибнет. Если ее не поглотят волны, то победит холод.

– Натаниэль, нет, это опасно... – предупреждающе начал Трентон, но Натаниэль проигнорировал слова друга.

Александра спасла ему жизнь, хотя он и не понимал, почему она решила принять на себя предназначавшуюся ему пулю.

Сейчас ему было плевать на сражение, плевать на бурю. У него осталась только одна забота – спасти девушку – и один противник – время.

Трентон схватил его за плечо.

– Разреши мне. У меня все-таки две руки...

Натаниэль отрицательно покачал головой, не отрывая глаз от бушующего моря.

Александра! Ее светловолосая головка-то появлялась, то исчезала футах в двадцати от корабля.

Натаниэль быстро обмотал вокруг себя один конец веревки, другой привязал к мачте и прыгнул за борт.

От холода у него перехватило дыхание, но он, глубоко вдохнув, изо всех сил поплыл к тому месту, где в последний раз видел Александру. Через несколько минут у него горели легкие, во рту чувствовался привкус крови, но он продолжал плыть. Александра где-то неподалеку. Он приподнял голову, чтобы осмотреться, и его тут же накрыла волна.

В какой-то момент Натаниэль вдруг осознал, что нужно повернуть назад к «Ройал Венджинсу», чтобы не потерять направление. Холод почти истощил его, и, что хуже, он не видел Александры.

На палубе Гарт махал ему руками и указывал куда-то вниз, но Натаниэль не понимал, что он хочет сказать. «Еще чуть-чуть, – твердил он себе, – еще пару метров». Сделав отчаянный рывок, он продвинулся немного вперед, и тут его рука наткнулась на что-то плотное. Александра!

Почувствовав его прикосновение, Александра отчаянно забилась, чуть не утопив их обоих, так что прошло несколько минут, прежде чем Натаниэль смог обвязать ее веревкой. Затем, придерживая девушку здоровой рукой, он повернул к кораблю.

Трентон и Гарт помогали ему, вытягивая веревку, а он плыл, хотя мышцы буквально стонали от усталости. Главное, что он ее нашел. Но когда Трентон, Тини и другие матросы подняли их на борт и положили на палубу, девушка уже не шевелилась.

Натаниэлю хотелось плакать и кричать, проклиная судьбу, только у него не было сил это делать. Он трясся, как в лихорадке, перед глазами плыли круги.

– Что с ней? – прохрипел он.

Тини, наклонившись, положил палец на горло Александры, затем молча взял руку Натаниэля и приложил ее к сердцу девушки. Натаниэль почувствовал еле заметное биение.

Александра жива!

Он рассмеялся от радости.

– Позовите Нанчу, – скомандовал он и только теперь обратил внимание, что шум боя стих. Что случилось со шхуной?

Натаниэль приподнял голову, пытаясь выглянуть за борт. В этот момент к ним подошел Гарт с теплыми одеялами. Он закутал в них сначала Александру, затем своего капитана.

– Уплыли, – сказал Трентон в ответ на невысказанный вопрос Натаниэля. – Капитан Эррингтон испугался шторма. Мы пока держимся хорошо, хотя порядочно набрали воды.

– Помпы?

– Работают...

К ним подошел Нанчу, и Трентон замолчал. Натаниэль повернулся к врачу.

– Она будет жить?

Нанчу сосредоточенно осмотрел рану на плече Александры.

– Не знаю, – тихо сказал он.


Боль в плече напомнила Александре о Вилли. В ее сознании мелькали разрозненные фрагменты из жизни, почти все неприятные: пьяный голос отчима, запах перегара, побои.

Александра вздрогнула и открыла глаза. Сначала все ей показалось расплывчатым, словно она глядела сквозь слезы. К тому же тело казалось неестественно тяжелым. Что случилось?

Она быстро обежала взглядом каюту, с облегчением отметив, что Вилли здесь нет. Рядом с кроватью в кресле спал Натаниэль. Его волосы были спутаны, лицо покрыто щетиной. Морщинки возле глаз и рта делали его старше своих лет.

Тихо. Очевидно, корабль пережил шторм. Почему тогда у капитана пиратов такой странный вид?

Александра подняла руку, чтобы ощупать болевшее плечо, наткнулась на льняную повязку и вспомнила, что была ранена.

Натаниэль открыл глаза.

– Слава Богу, – сказал он. – Как ты себя чувствуешь?

– Как человек, в котором была пуля. – Александра попыталась улыбнуться. – Надеюсь, я выгляжу лучше, чем ты, – договорила она с ехидцей в голосе.

На лице Натаниэля мелькнуло некое подобие улыбки.

– Ты выглядишь отлично. Настолько хорошо, что тебя хочется съесть. – Он придвинулся ближе, и у Александры перехватило дыхание. Она подумала, что он сейчас ее поцелует, и у нее сильнее забилось сердце.

– Я хочу узнать только одно, – сказал Натаниэль. – Почему ты бросилась навстречу той пуле?

– Не знаю.

Александра никогда бы не могла описать словами те чувства, что охватили ее, когда она увидела снайпера. Натаниэль был сильным, решительным и мужественным человеком. Видеть, как его убивают, было все равно что присутствовать при гибели античного героя.

Натаниэль взял ее руку, и Александре мгновенно стало легче.

– Отдыхай, – сказал он. – Больше с тобой не случится ничего плохого. Я не допущу.

Александра устало улыбнулась и уснула, впервые за долгое время чувствуя себя в полной безопасности.


На следующий день Натаниэль столкнулся с Трентоном при входе в рубку.

– Как идет ремонт? – поинтересовался он.

– Да с ним меньше проблем, чем с мальчишкой, которого ты притащил с «Восточного горизонта», – в сердцах ответил Трентон. – Я отправил его спать вниз, к матросам, как ты сказал, но он по-прежнему не дает Нанчу прикоснуться к его руке.

Натаниэль нахмурился. Последние дни он был слишком занят Александрой, чтобы следить за тем, что творится на корабле, и, похоже, отсутствие капитана уже сказалось на команде. Он знал, что Трентон не хотел брать Джейка на корабль и большинство матросов думали так же. Однако Натаниэль чувствовал себя обязанным сделать все возможное, чтобы сохранить парнишке руку. Джейк вел себя как последний дурак, но ему всего девятнадцать.

– Чем он занимается?

– Ссорится со всеми. Мне приходится постоянно следить за нашими людьми. Большая их часть пожертвовали бы своим недельным жалованьем, лишь бы только отделать этого маленького ублюдка, ранен он или нет. Даже у меня руки чешутся.

– Ладно, мы скоро избавимся от Джейка. Мы уже повернули домой?

– Да, но у нас кончаются припасы. Ты ел так мало, что едва ли замечал размер порции, но остальные уже ворчат.

– Ничего, справимся. – Натаниэль уйтало улыбнулся своему другу. – Ты не передашь Нанчу, что Александра проснулась? Пусть осмотрит ее, пока я поговорю с Джейком.

Натаниэль повернулся было, чтобы идти, но Трентон положил руку ему на плечо.

– Что заставило тебя взять с собой этого Джейка? Ведь он хотел убить тебя, если правда то, что рассказал Гарт.

Натаниэль пожал плечами.

– Конечно, он хотел убить меня, мы же напали на его корабль. Я просто надеялся, что Нанчу спасет ему руку.

– Он не так беспомощен и невинен, как ты думаешь. Вспомни себя в девятнадцать лет.

Натаниэль молчал, думая, что ответить другу. В свои девятнадцать лет он уже побывал в десятках драк, но не у всех такое детство, как у него.

– Нельзя упускать возможность того, что Нанчу спасет ему руку, – сказал он в конце концов.

– А если он не сможет? Что тогда?

– Тогда все будет, как ему на роду написано, но до этого еще надо дожить.

– Разве можно везти его обратно в Англию? Он знает нас всех в лицо.

Натаниэль нахмурился.

– Как только у Джейка заживет рука, мы высадим его в ближайшем порту, и никто ничего не узнает.

Прежде чем Трентон успел возразить, Натаниэль повернулся и ушел. Ему сейчас было не до споров, хотя его друг прав в одном – он слишком мало ел последние дни и чувствовал себя слабым котенком.

Пробираясь сквозь ряды подвесных коек, похожих на гигантские коконы, Натаниэль прошел мимо Тини, который должен был отсыпаться после ночной вахты. Однако Тини не спал.

– Можно тебя на одно слово, капитан? – Натаниэль остановился. – Этот парень, Джейк...

– Что с ним? – Раздражение, которое охватило Натаниэля после разговора с Трентоном, вернулось вновь.

– В нем есть что-то необычное. Э...

– Знаю, – оборвал его Натаниэль. – Я позабочусь о нем.

Он прошел мимо Тини к гамаку, в котором лежал Джейк. При его приближении юноша приподнялся на локте.

– Я хочу, чтобы ты вел себя прилично на борту моего корабля, – твердо сказал Натаниэль. – В противном случае я избавлюсь от тебя еще до того, как зайду в порт. Купание в морской воде едва ли улучшит твое здоровье, но нам здесь будет поспокойнее.

– Как, по-твоему, я должен себя вести, когда ты запер меня с грязными мужиками, на которых кишат вши? – прошипел Джейк. – Ты еще пожалеешь, что привез меня сюда.

Джейк разразился потоком ругательств, но Натаниэль не собирался ссориться с ним.

– Давай на время забудем об оскорблениях. Я и не знал, что у нас проблемы со вшами. Все матросы на борту моего корабля должны мыться раз в неделю. Если они пренебрегают этой обязанностью, то мне очень быстро становится об этом известно.

– Ты слепой? Как ты мог не заметить, что матросы ходят и чешутся?

«Потому что последние два дня я сидел рядом с красавицей, которая боролась за свою жизнь», – подумал Натаниэль. В эти дни он пропустил бы и Страшный суд.

– Если все так плохо, как ты говоришь, я отдам приказ всем постричься и хорошенько помыться. Немедленно.

– Ты, черт побери, не коснешься и волоска на моей голове, – закричал Джейк.

Натаниэль засмеялся, слушая цветистую брань, которой его осыпал юноша. Джейк ругался так, как ни один из них.

– Я все слышал, – сказал Тини, когда капитан проходил мимо него. – Ты ведь не собираешься...

– Почему же? – с раздражением, спросил Натаниэль. – Любого, у кого найдут вшей, остригут наголо. Я не потерплю насекомых на борту моего корабля. Все гамаки должны быть выстираны.

– Но эти кровопийцы живут на всех кораблях, – взвыл Тини, запустив пальцы в свою густую бороду. – Ребята будут против...

– Им следовало с самого начала выполнять мои приказы.

К середине дня почти половина команды бродила по палубе, сверкая бритыми головами. Единственным, кто пытался сопротивляться, был Джейк, но Натаниэль не делал ни одного исключения.

– Если ты не хочешь стричься, значит, вши не так сильно тебя донимают, – сказал он Джейку, которого держал Тини. – Может быть, именно ты принес их к нам?

Джейк вырвался и попытался ударить Натаниэля, но подбежавшие матросы остановили его.

– Я не потерплю такого обращения, – закричал он.

– А я не потерплю вшей, – спокойно ответил Натаниэль. – Надеюсь, теперь все об этом знают.

– Да, капитан, – забормотали все вокруг, и Натаниэль подумал, что этот урок запомнится им надолго.

– Ты заплатишь за это. – Джейк изворачивался, но с раненой рукой он не мог справиться с Тини. – Ты не знаешь, с кем имеешь дело.

Забыв о своих бедах, окружающие весело рассмеялись.

– Ты только погляди. Его высочество матрос с «Восточного горизонта» лысый, как ребенок, – закричал кто-то из толпы.

Трентон рассмеялся.

– Мне крупно повезло. Меня эти насекомые обошли стороной, – сказал он Натаниэлю. – Не сомневаюсь, что ты сделал бы то же самое и со мной.

– Я бы сам постригся наголо, если бы... – Внезапно Натаниэль замолчал.

Гарт закончил стричь Джейка, и на его безволосой голове проступило родимое пятно в форме ботинка.

При виде этой отметины у Натаниэля заныло сердце. Тини был прав. Джейк не обычный матрос.

Джейк открыл рот, чтобы выругаться, но его взгляд встретился со взглядом капитана, и он промолчал.

– Отведите его вниз, – скомандовал Натаниэль, – и приступайте к работе.

– С тобой все в порядке? – встревоженно спросил Трентон.

Натаниэль не ответил. Он никогда еще не чувствовал себя хуже, чем сейчас. Дав знак первому помощнику следовать за ним, капитан быстро спустился вниз.

Глава 9

В его каюте лежала Александра, поэтому Натаниэль прошел в каюту Трентона, где они могли поговорить без помех.

– В чем дело? – спросил Трентон, как только закрыл за собой дверь. – Что случилось?

– Имя Альберт Джекоб Кимболтон ни о чем тебе не говорит? – спросил Натаниэль.

– Это же имя герцога, – ответил Трентон. – Почему ты спрашиваешь?

– Потому что Джейк – это и есть Альберт Джекоб Кимболтон, младший сын герцога.

Трентон замер, словно пораженный громом.

– Не может быть! Он – маркиз Клифтон? Джейк разговаривает, как матрос, а не как высокородный аристократ.

– Да, но в нынешних обстоятельствах это самое лучшее.

– Он вспыльчивый глупец...

– Но кому мог доверить мой отец такую важную вещь, как пересылка оружия?

– И все же... – Трентон покачал головой.

– У него родимое пятно. Может, ты его видел?

Трентон кивнул.

– Помнишь, когда я был маленьким, Марта отвезла меня к герцогу? Он тогда сказал, что его первый ребенок умер, и приказал няне принести своего сына. Так вот у того младенца было такое же пятно на голове.

Трентон потер подбородок.

– Это было восемнадцать лет назад.

– Ты думаешь, о смерти Марты можно забыть?

– Натаниэль, тебе было всего семь лет. Марта сама приняла решение вернуться в Бридлвуд-Мэнор. Кто мог предположить, что герцог пошлет людей за вами...

– Но я хотел ехать, – тихо сказал Натаниэль. – Я так надеялся, что отец... – Его голос сорвался.

– Ты надеялся на то, на что надеется любой мальчик в твоем положении. Что отец в конце концов признает его.

– Что ж, я больше не ребенок, но я и не беспомощная женщина, которая безмерно любила уродливого мальчугана. Я могу дать сдачи. Грейстоун убил Марту. Я знаю это!

Натаниэль словно воочию увидел тело своей названой матери. Вспомнил свое горе и гнев. Трентон сел за стол.

– Марта действительно собиралась пойти к адвокату и заявить о твоих правах на наследство?

Натаниэль пожал плечами.

– Не знаю. Она много говорила об этом. Она знала, что если ей удастся доказать, что я сын герцога, то я стану его наследником. Но она была единственной, кто мог рассказать о том, что случилось в день моего рождения.

– Например, то, что Грейстоун пытался убить своего ребенка.

– Да, и ее смерть была ему очень выгодна.

– Так же выгодна ему и продажа ружей в Россию. Требуется много денег, чтобы поддерживать огромную торговую империю, – размышлял вслух Трентон.

Натаниэль закрыл глаза и потер лоб кончиками пальцев.

– То, что случилось с Александрой, этв моя вина, а не твоя, – сказал Трентон, словно прочитав его мысли. – Это я сказал, что она – леди Анна, которую я видел четыре года назад.

Натаниэль покачал головой.

– Это был мой план с самого начала. Я виноват в том, что схватили Ричарда.

– Но твой отец заслуживает...

– В этом-то вся проблема, – оборвал его Натаниэль. – Я знаю, что заслуживает мой отец, и собираюсь рассчитаться с ним. Но при этом не должны страдать безвинные люди. Маркиз слишком молод, чтобы отвечать за деяа отца. – Он вздохнул. – Я должен забыть о прошлом.

Трентон немного помолчал, словно пытаясь придать больше значения своим словам.

– Натаниэль, та дюжина лет, когда я чистил карманы богатым, избавили меня от угрызений совести. Этим я хочу сказать, что я не самый лучший советчик, но ты в любой момент можешь завязать с пиратством и никто тебя не осудит.

– Если бы все было так просто. – Натаниэль смотрел куда-то вдаль.

– И как это связано с Александрой?

Натаниэль, встряхнувшись, приказал себе не хандрить.

– Никак. Я отвезу ее обратно, как и обещал.

Натаниэль вошел в каюту, как раз когда Нанчу кормил свою подопечную бульоном. Александра тут же подняла на него глаза. На исхудавшем лице они казались невероятно большими, и у Натаниэля заныло сердце. Несмотря на постоянные уверения Нанчу в том, что пуля не причинила особого вреда, его беспокоило состояние девушки.

– Эта больная знает, что ей полезно, – сказал Нанчу, когда Александра снова потянулась к ложке с бульоном. – Не то что молодой человек.

– Маркиз отказывается от твоих услуг?

Нанчу покачал головой.

– Я не могу спасти дурака от его глупости.

Натаниэль нахмурился. Он перевел сводного брата в отдельную каюту, где за ним могли лучше наблюдать. У мальчишки была гордость и упрямство отца, но мудрости не хватало.

– Мы ничего не можем поделать. Возможно, его организм сам справится с инфекцией.

Вместо ответа Нанчу лишь презрительно фыркнул.

– Подойди. – Он махнул рукой в сторону кровати. – Доделай здесь, а я пойду посмотрю руку у Генри.

Генри был матросом, который несколько дней назад упал и сломал руку. Натаниэль не сомневался, что ему требовалась забота врача, но ему не хотелось кормить Александру. Намного легче скрываться за щитом равнодушия, когда ты не видишь человека.

Бросив короткий взгляд на кровать, Натаниэль подумал, не отказаться ли под каким-нибудь благовидным предлогом, и тут же обругал себя за трусость. Взяв у Нанчу чашку с бульоном, он занял место врача.

– Проследи, чтобы она съела все до последней капли. – Нанчу поклонился и вышел.

Александра улыбнулась, и Натаниэль отметил, как засияло ее лицо. Темные круги вокруг глаз стали менее заметными, на щеках появился румянец.

Интересно, что будет, если он сейчас тронет рукой ее золотистые кудри, прикоснется губами к ее рту... Натаниэль тут же пожалел, что остался с девушкой. Как бы он хотел оказаться на палубе или в каюте Трентона – где угодно, лишь бы не болело его сердце.

Александра подняла на него взгляд, и Натаниэль нахмурился, надеясь, что этим удержит ее от улыбки. Как она осложнила его жизнь!

Он зачерпнул бульон и поднес ложку к ее губам. Платье Александры было испорчено морской водой, так что сейчас на ней была надета его рубашка, и очертания груди под тонкой тканью помимо воли привлекали его внимание. Натаниэль неожиданно рассмеялся.

– В чем дело? – спросила Александра.

Натаниэль не ответил. Он улыбнулся, вспомнив, как считал себя извращенцем, поскольку его привлекала сводная сестра. Сейчас он радовался тому, что нормален, и решил немного отомстить за те бессонные ночи, когда она изображала из себя леди Анну.

– Так в чем же дело? – повторила Александра.

– Я просто подумал, что твои чувства ко мне очень сильны, раз ты приняла на себя ту пулю.

– Разве? – Александра засмеялась в ответ. – Я не знаю, что заставило меня поступить таким образом, но думаю, это было чисто импульсивное действие.

Она покраснела, словно устыдившись лжи, и Натаниэль решил продолжить игру.

Поставив чашку с бульоном на стол, он сел на край кровати и взял руку Александры в свою.

– Ты бы не стала беспокоиться обо мне, если бы была равнодушной.

Александра отдернула руку.

– Мои чувства не имеют значения. – Она посмотрела на стол. – Разве ты больше не будешь кормить меня? Нанчу сказал, что я должна все съесть...

– Не пытайся изменить тему разговора. – Натаниэль принялся поглаживать кончиками пальцев ее руку. – Я хочу знать правду.

– Мне кажется, ты пьян.

На обед Натаниэль выпил всего лишь кружку рома, и вряд ли алкоголь мог оказать на него такое действие, как нежность кожи Александры.

– Я пьян от желания, – признался он.

Глаза Александры расширились, словно у испуганного ребенка, и тогда Натаниэль поцеловал каждый ее пальчик в отдельности.

– Что ты делаешь? Я больна, – задыхаясь, прошептала Александра.

Натаниэль улыбнулся, наслаждаясь ее замешательством. Он отпустил ее руку, но лишь для того, чтобы наклониться ближе.

– Ты прекрасна.

Он позволил своим пальцам зарыться в ее густых кудрях, как ему хотелось. Набрав полную горсть золота волос, он слегка потянул, вынудив Александру чуть запрокинуть голову.

Натаниэль ожидал, что она станет протестовать, но она просто прикрыла глаза.

Он наклонился. Александра не пользовалась духами – да их у нее и не было, но ее кожа нежно пахла мылом. И это ему нравилось.

– Я хочу тебя, – пробормотал он.

– Нет, – прошептала Александра, но это прозвучало неубедительно даже для нее самой.

Она ждала, поглядывая на него сквозь полуопущенные ресницы.

Натаниэль чуть коснулся губами ее рта. Ее губы были такими мягкими... Он не мог больше контролировать себя и, застонав от наслаждения, припал к ним.

Александра обвила руками его шею и Натаниэлю пришлось напрячь всю свою волю, чтобы не стиснуть ее в объятиях. Она ранена, и он должен держать себя в руках. Заставив себя оторваться от мягкого бархата губ девушки, он принялся осыпать поцелуями ее щеки.

– Подожди... – вскрикнула Александра, когда кончик языка забрался ей в ушко.

– Александра, милая моя Александра, как ты преследовала меня, – прошептал Натаниэль.

– Натаниэль... – Она потянула его голову вниз. Поцелуй был так сладостен, что он потерял счет времени.

Внезапно он разозлился – разозлился на Александру, так перевернувшую его жизнь, когда ему это совсем не было нужно, разозлился на отца, заполнившего его сердце ненавистью, но больше всего разозлился на себя за то, что поддался чарам этой девушки. Он не может воспользоваться ее невинностью, зная, что ей пришлось пережить. Она хочет мужа и детей, а он никогда не сможет ей этого дать. Для женщины у него было место только в постели... Натаниэль резко отстранился и встал с постели.

– Ты ведьма, прелестная дева.

Внезапно испугавшись, что ее красота ослабит его силу воли, он резко повернулся и вышел.

Захлопнув за собой дверь, Натаниэль направился к трапу на палубу. Прохладный ночной воздух поможет ему охладить тело и голову.

Внезапное движение в темноте заставило его остановиться. К нему приближался Рэт, который напевал под нос песенку о матросах и их подружках. Он двигался к кубрику, где, очевидно, собирался пьянствовать с другими матросами. Увидев Натаниэля, он замер на месте.

– Кэп? В чем дело?

Даже на расстоянии Натаниэль почувствовал запах перегара и догадался, что Рэт принял намного больше, чем обычная дневная норма.

– Откуда ты?

– Я только что отдежурил около маркиза. Наше путешествие становится таким семейным делом. – Ухмылка Рэта заставила Натаниэля встревожиться. Похоже, он знал или скорее подозревал, что Александра – не дочь герцога.

– Кто поставил тебя дежурить? – Натаниэль собирался держать Рэта как можно дальше от Джейка – маркиза Клифтона, и ему казалось, что он довел это до сведения Трентона.

– Даниэль заболел, и я сказал, что посижу за него.

– Он заболел или перепил?

Рэт расхохотался:

– Это одно и то же.

Тот факт, что его приказы не выполнялись, подействовал на Натаниэля, как ушат холодной воды.

– Почему ты не спросил разрешения у Трентона?

– Я просто сделал парню небольшое одолжение. Не думал, что это так важно.

– Ты ошибся. Если кто-нибудь не может дежурить около маркиза, он должен оповестить капитана. Понял?

– Да, но...

– Выполняй приказы! – рявкнул Натаниэль. – Понял? – Не в силах до сих пор простить Рэту тот эпизод с Александрой, Натаниэль с силой ткнул пальцем матросу в грудь.

– Что я такого сказал? Что?

Натаниэль опустил руку. Он слишком устал и, возможно, просто искал «громоотвод». Тем не менее он по-прежнему не доверял маленькому вору. Трентону и остальным следует быть поосторожнее.

– Иди вниз и проспись, – скомандовал он, и Рэт поспешно ушел.

Глава 10

– Извини, капитан, но Джейку придется удалить кисть, иначе он потеряет всю руку, – сказал Нанчу.

Александра сидела в постели Натаниэля, опираясь спиной на подушки. Сам Натаниэль, обнаженный по пояс, в этот момент стоял возле умывальника.

– Появилось нагноение? – Лицо капитана корабля было непроницаемым.

– Боюсь, что да. Юноша был таким... несознательным.

Только потому, что Александра за время своего выздоровления хорошо узнала врача-китайца, она смогла распознать нотку осуждения в его голосе.

– Если бы не это, он мог выздороветь.

Натаниэль, вздохнув, бросил короткий взгляд на Александру, затем отвернулся и начал расчесываться, поглядывая в зеркало на врача.

– Делай то, что считаешь жизненно необходимым, Нанчу. Я сейчас поднимусь.

Нанчу поклонился и вышел. Александра словно воочию увидела лицо юноши, которого привезли с «Восточного горизонта». Потерять руку в бою было почетно, но очень тяжело, а ведь маркиз станет инвалидом по вине Натаниэля!

Натаниэль почистил зубы и натянул рубашку.

– Ты хочешь что-нибудь сказать или тебя просто интересует моя одежда? – ядовито осведомился он, поймав на себе взгляд Александры.

Он прикрепил к поясу пистолет, а в сапог сунул нож – ритуал, который он проделывал каждое утро.

– Трентон сообщил мне, кто такой Джейк, – сказала она, игнорируя сарказм в его голосе. – Ты ведь понимаешь, что теперь герцог будет сражаться с тобой не на жизнь, а на смерть.

– Я думаю, надо определить, какая роль тебе больше по вкусу, – Натаниэль отвесил ей шутливый поклон, – леди Анны или ничем со мной не связанной швеи из Манчестера. В любом случае ни одна из них не предполагает роли советчицы.

Александра поморщилась. Последние два дня после их поцелуя она видела его всего несколько раз. Похоже, Натаниэль сознательно держался подальше от нее.

– Я не просила, чтобы меня тащили сюда, – буркнула Александра. – Но кто-то ведь должен привести тебя в чувство. Не все проблемы можно решить с помощью ножа.

– Теперь ты еще и философствуешь.

– Я считаю, что нужно думать, прежде чем предпринимать какие-нибудь шаги.

– Тогда ты должна знать, когда лучше придержать свое мнение при себе. – С этими словами Натаниэль быстро вышел из каюты, оставив Александру гадать, почему ее так волнует, убьет его герцог или нет.

Судя по выражению лица Натаниэля, его очень беспокоила рука его сводного брата, но он, кажется, боялся сознаться в этом открыто. А ей были ненавистны его властные манеры, его цинизм, его буйный характер, его... Александра немного подумала. Что еще она ненавидит в капитане пиратов? Она ненавидит риск, которому он себя подвергает, ненавидит его врагов. Ненавидит его страдания, когда он был ребенком. Но больше всего ей ненавистна мысль, что скоро они расстанутся навсегда.

Натаниэль вздрогнул при виде хирургических инструментов.

Несмотря на глубочайшие познания Нанчу в медицине, ампутация руки – это тяжелая операция, тем более в походных условиях. И он будет делать это, как и другие врачи, – просто даст больному немного рома и прикажет стиснуть зубами веревку.

– Ты уверен, что нет иного выхода? – спросил Натаниэль, когда Тини, Трентон, Гарт и Джон начали привязывать веревками к столу отчаянно сопротивляющегося маркиза Клифтона.

Вместо ответа Нанчу снял повязку с руки юного аристократа, и Натаниэль увидел явные признаки начавшейся гангрены.

– Нет! Нет! Пожалуйста! – Изловчившись, маркиз Клифтон лягнул Джона, и тот упал. Однако на его место тут же пришел Натаниэль. – Ты делаешь это специально! – прорычал маркиз. – Хочешь, чтобы я был похож на тебя?

Натаниэль молча смотрел на сводного брата. Вместо ожидаемой ненависти его сердце наполнила грусть. Мальчишка думает, что он все делает нарочно, но он ошибается. Кем бы ни был этот юноша, сейчас Натаниэль видел в нем лишь человека, которому отрежут руку, а уж он-то знал, каково жить с увечьем.

– Нанчу, есть хотя бы малейший шанс? – спросил Натаниэль, с надеждой глядя на врача.

– К сожалению, уже поздно.

Убедившись, что больной надежно привязан, Нанчу дал знак всем отойти, попросив Тини подержать руку юного маркиза, но Натаниэль вызвался сам сделать это.

– Все могут идти, – сказал он. Тини, Гарт и Джон поспешно ушли.

– Разреши мне заняться этим делом? – попросил Трентон, задержавшись у двери.

Натаниэль покачал головой, не в силах внятно объяснить, почему он решил присутствовать при ампутации. Отступить сейчас – означало для него признаться в трусости. Взявшись за руку юноши, он попытался отвлечься и представил себе Александру в тот момент, когда он целовал ее, представил, как она нежно ласкает его, целует...

Маркиз издал отчаянный крик, и видения Натаниэля моментально рассеялись. Нанчу сделал разрез в нескольких дюймах над раной и начал пилить кость. Через несколько минут операция закончилась.

Натаниэль стоял, отвернувшись, чувствуя, как к горлу подкатывает желчь.

Тишина. Юный маркиз потерял сознание, но его крики по-прежнему звучали в ушах Натаниэля.

– Ты в порядке? – с сочувствием спросил Трентон.

– Да. Думаю, что теперь Нанчу справится сам. Пойдем отсюда.

Запах крови преследовал их до самого камбуза.

– Чарли, дай мне ту бутылку, которую я приказал тебе спрятать.

Чарли поднял бровь.

– Так плохо?

– Да, – выдохнул Трентон.

Натаниэль выхватил бутылку из рук кока, и они с Трентоном отправились к нему в каюту.


Стоило Натаниэлю только открыть дверь, как Александра сразу почувствовала: что-то не так. Обычно он двигался бесшумно и ловко, как кошка, сейчас же его походка была резкой и неровной.

Натаниэль, похоже, выпил лишнего. Головная боль утром послужит ему достаточным наказанием.

– Проклятие!

Услышав приглушенное ругательство, Александра улыбнулась. Интересно, что случилось? В каюте было слишком темно, но ей показалось, что он ударился о стул по пути к иллюминатору.

Он был близко, и она уловила запах рома. Александра сморщила носик. Она ненавидела этот запах, который в ее памяти был неразрывно связан со всем, что ей пришлось вытерпеть у отчима. Обычно Натаниэль пил мало. Его матросы глотали ром, словно воду, но их капитан отличался крайней умеренностью.

Александра услышала тихий хлопок, Натаниэль надолго припал к горлышку бутылки. Потом тяжело опустился на пол, прямо в круг лунного света, льющегося из иллюминатора.

О чем он думает? Александра отметила, насколько лунный свет смягчил его черты лица. Он был похож сейчас на маленького одинокого мальчика.

Александра отчаянно боролась с собой, пытаясь оставаться равнодушной, но через несколько секунд все же встала и подошла к нему.

Натаниэль даже не повернулся. Он продолжал смотреть в иллюминатор на звездное небо.

– Пора спать. – Александра тихонько потянула его за руку, и он встал. Она сняла с него рубашку. – Хорошо. Теперь садись на кровать.

– Ты даже не представляешь, как это хорошо. – Он все еще стоял. – Я могу научить тебя.

От его слов у Александры закружилась голова. Так много ночей она смотрела, как Натаниэль раздевается, прислушивалась, как он ходит, и мечтала, чтобы он пришел к ней. Но сейчас он хотел лишь избавиться от боли. Он хотел потеряться в ее объятиях по той же причине, по которой искал забвения в бутылке.

– Этой ночью ты не будешь никого ничему учить, – фыркнула она.

Его зубы блеснули в темноте.

– Это мы сейчас проверим. – Натаниэль положил руку ей на плечо.

Александра замерла. Может быть, провести одну ночь с ним, а потом жить с этими воспоминаниями? Но ей нужно больше, чем одна ночь. Она не могла отдать тело, не отдав душу. Отодвинувшись, Александра толкнула Натаниэля в грудь, и он упал на кровать.

Она встала на колени, чтобы помочь ему снять сапоги. Она больше не видела его лица, но безошибочно чувствовала на себе его взгляд. Она чуть было не передумала и решила остаться с ним, но воображение тут же нарисовало ей, на что будет похожа ее дальнейшая жизнь без этого человека. Вилли показал ей, что такое боль, она не хочет больше никогда испытывать такие страдания!

Встав на ноги, Александра попыталась уложить Натаниэля, но он не дался. Он как-то лениво обнял ее за талию, потом притянул к себе и положил голову ей на грудь.

Александра инстинктивно подняла руку, чтобы погладить его, словно обиженного ребенка. Она водила рукой по его волосам, пока его дыхание не стало ровным. Натаниэль заснул.

Улыбнувшись, Александра поцеловала его в лоб, потом уложила на подушки.

Сама она легла на кушетку. На эту ночь кровать будет в распоряжении хозяина. Но только почему ей так холодно без него?


Александра проснулась, когда солнце уже заливало каюту, и сразу же почувствовала на себе взгляд Натаниэля.

– Расскажи мне о своем отчиме, – тихо попросил он.

Александра от удивления даже моргнула. В свое время она рассказывала ему о Вилли, чтобы доказать, что она не леди Анна. Но только по этой причине она ворошила эти неприятные воспоминания. Сейчас ей совсем этого не хотелось.

– Зачем?

– Я знаю, ты готова была украсть чужую одежду, лишь бы убежать от него. Этому должна быть веская причина.

Александра опустила глаза, старательно избегая смотреть на Натаниэля. Если бы она могла так же легко забыть о годах, прожитых с Вилли!

– После смерти матери почти пять лет назад Вилли пристрастился к выпивке, а она делала его... агрессивным.

Натаниэль поморщился то ли от ее слов, то ли от головной боли после вчерашних возлияний.

– Он бил тебя?

Александра кивнула.

– Часто?

– Как только напивался. А я научилась прятаться от него... большую часть времени. – Она раздвинула губы в улыбке, пытаясь скрыть за ней боль.

Вилли был единственным отцом, которого она знала, и его ненависть было сложно понять и принять. Ее до сих пор мучили угрызения совести из-за того, что она нарушила данное матери обещание заботиться о нем.

Подложив подушку себе под спину, Натаниэль сел в кровати. На нем все еще оставались бриджи, однако при движении одеяло сдвинулось, открыв взгляду Александры его мощный торс.

Александра надеялась, что по ее лицу нельзя догадаться, как сильно ей хочется коснуться его. Внезапно она поняла, как ей нужен кто-то, кто обнимет ее и скажет, что она ни в чем не виновата.

Словно прочитав ее мысли, Натаниэль поманил ее к себе.

Александра не раздумывая подошла к нему. Необходимость в человеческом тепле победила ее обычную осмотрительность.

Натаниэль откинул одеяло, приглашая ее сесть рядом, потом обнял за плечи.

– Что теперь, милая моя? – прошептал он, чуть касаясь губами ее виска.

Она глубоко вдохнула неповторимый мужской запах.

– Теперь я найду работу в Лондоне.

Его объятия были такими успокаивающими! Она чувствовала себя словно голодающий перед обильным столом, хотя было так странно, что только капитан пиратов знает, что ей нужно и как ей помочь.

– Почему в Лондоне?

– А почему нет? – Она прижалась шекой к его груди. Ни один мужчина еще не казался ей таким приятным.

– Ты же сказала, что твоя тетя уже отплыла в Индию. У тебя есть другие родственники?

Она покачала головой, сожалея, что он начал этот разговор. Ей хотелось, чтобы он просто молча держал ее в своих объятиях.

Несколько минут так и было, но потом Натаниэль нарушил тишину:

– Сегодня мы доберемся до Бристоля. Сначала я должен подготовить обмен маркиза Клифтона на Ричарда, потом я отвезу тебя туда, куда ты хочешь.

Александра открыла рот, чтобы возразить. Им лучше расстаться как можно скорее. Нежность, которую она сейчас испытывала к Натаниэлю, почти уничтожила ее решимость оставить его... Но она промолчала. Она еще не готова к разлуке. Еще нет.


Натаниэль вошел в каюту врача, когда тот заканчивал осмотр руки маркиза Клифтона.

– Я хочу послать записку отцу, – сказал Натаниэль своему сводному брату, старательно отводя глаза от обрубка руки.

– Мое появление в таком состоянии делает любые послания излишними. – Юноша смотрел на него с неприкрытым презрением. – Ты заплатишь за то, что со мной случилось, попомни мои слова!

– Не будет никакого появления, если герцог не отпустит Ричарда, – спокойно сказал Натаниэль. – В твоих интересах помогать нам. Где мы сейчас найдем герцога? В Бридлвуд-Мэноре или Грейстоун-Хаусе?

– Его нет в Бридлвуд-Мэноре.

– Значит, он в Лондоне. Покупает, наверное, очередную партию ружей.

– Ты не знаешь, о чем говоришь. – От еле сдерживаемых эмоций голос маркиза Клифтона стал пронзительным. – Мой отец никогда не предаст Англию.

– А как тогда назвать торговлю оружием с русскими? Ему придется заплатить за это.

– Мой отец – могущественный человек, у которого много друзей в высших кругах. Тебе с ним не справиться никогда. Слышишь, никогда!

– Тогда тебе не о чем волноваться, – рассмеялся Натаниэль.


«Ройал Венджннс» пришвартовался в порту Бристоля. Александра еле сдерживала нетерпение, дожидаясь того момента, когда она сможет встать на твердую землю и поесть что-нибудь приличное. Кроме того, ей страшно хотелось зайти в лавку и купить себе ткани на платье – она так устала носить мужскую одежду!

Она заплела волосы в косу и застегнула на себе рубашку Натаниэля, надеясь, что это в последний раз. Она уже была готова подняться на палубу, когда в каюту вошел Натаниэль.

– Я готова, – объявила она, стараясь побороть внезапное смущение, вызванное воспоминанием о том, как они лежали в его постели. Хотя это было совершенно невинное занятие, его доброта создала какую-то невидимую связь между ними – намного более прочную, чем если бы они стали физически близки. – Я уже чувствую на языке вкус свежего масла и чистой воды...

Натаниэль нахмурился.

– И как скоро ты надеешься это получить?

– Как можно быстрее. – Она улыбнулась. – Я хочу отплыть первой же лодкой.

Сорвав с себя влажную рубашку, Натаниэль бросил ее на сундук.

– Боюсь, это не получится. Тебе придется остаться здесь с Трентоном.

– Зачем? – удивленно спросила Александра.

– Мне надо заняться кое-какими делами.

– Меня это не касается. Ты сказал, что отпустишь меня.

– Но я не говорил когда.

Александра с трудом отвела взгляд от его обнаженной груди...

– Ты просто решил покапризничать, – рассудительно сказала она. – Думаю, я смогу уговорить тебя передумать... – Она шагнула ближе и одарила его сверкающей улыбкой.

Почему он не поцеловал ее, когда она была рядом с ним в постели? Почему он кажется сейчас таким равнодушным? Может, его интерес к ней исчез – как раз тогда, когда ее желание стало почти непреодолимым?

Натаниэль пожал плечами:

– Зависит от того, что ты можешь предложить.

У Александры участился пульс.

– А чего ты хочешь?

Его взгляд обежал ее с ног до головы, не оставляя сомнений в том, что он хочет.

– Меня вполне удовлетворил бы поцелуй.

– Ты отвезешь менй на берег за поцелуй? – Так легко вырванное согласие не могло не вызвать подозрения.

– Неплохая сделка, правда? – Натаниэль протянул к ней руки. – Я жду. Неужели ты забыла о свежей воде и масле?

– Хорошо. – Александра подошла ближе. – Целуй меня.

– Нет. Ты назначила цену, сама и целуй.

Александра глубоко вздохнула. Это же только поцелуй. Положив руки ему на плечи, Александра поднялась на цыпочки. Она собиралась легонько прикоснуться губами к его щеке, но Натаниэль схватил ее за талию и притянул к себе.

Поцелуй длился вечность.

– Это лучшая сделка, какую я заключал в своей жизни. – Похоже, Натаниэль был готов еще раз поцеловать ее. – Считай, что ты меня убедила...

– Отлично!

– ...отвезти тебя на берег рано утром.

– Утром?! – не веря своим ушам, переспросила Александра. Он не собирался брать ее на берег? – Ты обманул меня!

Натаниэль подмигнул ей.

– Да, и дело того стоило. – Улыбаясь, словно кошка над сметаной, он повернулся к столу и вытащил из ящика свернутые в трубочку деньги. – Сейчас это только короткая остановка, – объяснил он, пересчитывая купюры. – Мне не нужны лишние осложнения.

Руки Александры сами собой сжались в кулаки. Если уж говорить правду, то она наслаждалась поцелуем не меньше Натаниэля, но договор есть договор, а обмана она не терпела. Особенно если это означало, что ей придется еще полдня пить затхлую воду.

– Ты думаешь, я предам тебя?

Натаниэль надел рубашку, потом куртку.

– Откуда я знаю, что ты решишь сделать, чтобы помочь маркизу? Один раз ты чуть было не убила нас всех. Мой отец очень могущественный человек, можно сказать, весь город у него в кармане. – Он улыбнулся. – Я готов попробовать еще раз, если ты думаешь, что сможешь повлиять на мое решение. – Он демонстративно протянул к ней руки.

Игнорируя этот приглашающий жест, Александра вздернула подбородок.

– Я хочу уйти с этого корабля, – твердо сказала она. – Ты можешь считать себя в опасности, только если откажешь мне в этом.

Натаниэль обдумал ее слова, а потом разозлил ее еще больше, так как равнодушно пожал плечами.

– Я могу сам позаботиться о себе. Однако спасибо.

– Почему ты упрямишься? – резко спросила Александра. – Ты собираешься сделать с маркизом Клифтоном что-то такое, что мне не понравится?

Натаниэль остановился у двери.

– Мы едем с ним в Лондон. За это время Трентон приготовит корабль к отплытию. Теперь ты знаешь мои планы. Довольна?

– Что ты собираешься делать с ним?

– Съесть на ужин – после того, как покончу с тобой. – Засмеявшись, Натаниэль вышел.

– Надеюсь, тебя поймают, – прокричала Александра ему вслед, но ответом ей был стук закрывшейся двери.

К полуночи ружья были спрятаны на береговом складе. Натаниэлю это место показалось идеальным, особенно если учесть, как мало у них было времени для поисков чего-то более подходящего.

Тини и остальные матросы, которые сошли с ним на берег, ушли, и он остался один. Ему отчаянно хотелось вернуться на корабль, зацеловать Александру до полусмерти, а потом уложить в постель и заниматься любовью. Какая-то часть его существа спорила, что одна ночь ничего не решит, но внутренне он знал, что если зайдет очень далеко, то никогда не отпустит ее.

– Кэп?

Натаниэль, обернувшись, увидел стоящего у двери Тини, силуэт которого в лунном свете казался совсем черным.

– Что ты делаешь здесь? Я думал, ты уже наслаждаешься хорошей выпивкой.

Тини провел рукой по отросшим волосам.

– Я хотел поймать вас, прежде чем вы вернетесь на судно. Я кое-что услышал и думаю, вы должны это знать.

Голос Тини был таким серьезным, что у Натаниэля неприятно свело желудок.

– Что же?

– Англия объявила войну России. Двадцать второго апреля наши корабли вошли в Одесскую бухту.

Значит, Англия и Франция в конце концов поддержали турок. Это известие, хотя и ожидаемое, стало для Натаниэля настоящим шоком. Уже пролилась первая кровь, когда его отец продал оружие врагу, причем эти последние образцы стреляли точнее, чем те, что были на вооружении регулярной армии. Зачем такому богатому человеку, как герцог, идти на предательство?

– Это сильно повышает ставки, – сказал он вслух.

Тини кивнул.

Натаниэль резко встал. Он не может позволить своему отцу везти ружья в Россию, а это значит, что ему надо вернуться на корабль. Завтра рано утром они плывут в Лондон.

Глава 11

Карета, которую нанял Натаниэль, была ничем не примечательным, выкрашенным в черный цвет экипажем. В нее поместилось восемь человек.

Александра сидела, зажатая с боков Натаниэлем и Тини, за ними разместился Гарт. Джон, Сащэль – среднего роста мужчина с густой копной волос, и Шорти – высокий, мощного телосложения мужчина с татуировкой на выбритой голове, сидели напротив, по обе стороны от маркиза Клифтона.

Они выехали, сразу как рассвело. Карета быстро катила по красивым улицам Бристоля. Александра никогда не была в этом городе, так что она с удовольствием рассматривала дома с колоннами и террасами.

– Это здание в форме полумесяца самое длинное в Европе. – Натаниэль показал на большой дом по правую руку. – Его начали строить еще в прошлом веке, а закончили приблизительно в тысяча восемьсот двадцатом году.

– Где-то здесь, по-моему, должен быть замок Блапз, – сказала Александра. – Мне о нем рассказывала мама.

– Он в Клифтоне, – внезапно встрял в разговор маркиз. – Как и Бридлвуд-Мэнор, это поместье моего отца.

– Тогда ты, наверное, хорошо знаком с этим местом, – сказала Александра.

– Такого воздуха, как в Клифтоне, нет нигде.

– Да, я слышала об этом. А еще мама говорила, что здесь неописуемо красивая природа: живописные долины, красивейшие холмы. – Александра улыбнулась, гадая, что же собой представляет маркиз.

Довольно приатекательный юноша с соломенного цвета волосами и зелеными глазами. Плотного телосложения, так что к старости он скорее всего сильно раздобреет, зато зубы белые и ровные. Сходство между сводными братьями, однако, ограничивалось лишь полными чувственными губами.

Этим утром Натаниэль принес ей корзинку сдобных булочек и немного свежего масла, и сейчас, достав две булочки, она предложила их маркизу Клифтону. Он наверняка не ел ничего, кроме сухарей и сала, как и они все.

Клифтон, поблагодарив, взял булочки.

– Теперь я понимаю, почему этот сброд принял тебя за мою сестру. Ты не только красива, но и великодушна.

Александра была приятно поражена. Она совсем не ожидала услышать комплименты, особенно если учесть, что на ней была одежда Натаниэля.

– Пленникам лучше держаться вместе.

Так же, как он подчеркнул слово «сброд», она сделала ударение на слове «пленникам», все еще негодуя на Натаниэля за то, что он не взял ее в Бристоль прошлым вечером.

Вначале Натаниэль не обращал на них внимания, но как только они с маркизом принялись болтать обо всем на свете, от Королевского театра в Лондоне до горячих источников в Бате, он стал часто поворачиваться к Александре. Очевидно, дружба с его сводным братом задела какую-то струнку в душе капитана пиратов. Александра тут же приказала себе обязательно смеяться над любыми словами маркиза Клифтона.

Неожиданно раздался громкий треск, и карета опасно накренилась.

– Что случилось? – встревоженно спросила Александра, пытаясь выглянуть в окно.

– Мы потеряли колесо, – сказал Натаниэль. – С тобой все в порядке?

Александра кивнула. Натаниэль открыл дверцу и спрыгнул на землю, тут же исчезнув в клубах пыли.

Мгновение спустя он просунул голову в карету.

– Тини, сломалось колесо. Проклятие, это задержит нас на день.

– Мы можем сами починить его?

Натаниэль отступил в сторону, освобождая ему дорогу.

– Нет. Придется кому-то скакать в ближайший город за кузнецом.

– А что с Клифтоном?

– Не волнуйся за него. – Натаниэль помог Александре спуститься на землю. – Мой нож убедит его вести себя послушно. – Он ухмыльнулся своему брату. – Глупо поднимать тревогу, когда ты так близко к дому.

– Я поеду за кузнецом, – вызвался Гарт, который не любил сидеть без дела.

– Нет, ты остаешься со мной. Поедет Сэм, – приказал Натаниэль.

Гарт пожал плечами, но промолчал. Вместе с остальными он отошел в тень огромного дуба, предоставив маркизу самому выбираться из кареты.

Александра забралась на небольшой пригорок неподалеку от дороги. Она никогда не уезжала так далеко из Манчестера, но зеленая трава, фиолетовые и желтые дикие цветы так и не смогли привлечь ее внимание. Ее глаза, не отрываясь, следили за Натаниэлем. Хоть она и флиртовала с маркизом, он не вызвал в ней никаких чувств: Только капитан пиратов одним лишь взглядом или жестом мог заставить ее трепетать.

Александра тяжело вздохнула. Судьба сыграла с ней злую шутку, и, возможно, она никогда не встретит человека, к которому ее будет так же тянуть, как к Натаниэлю Кенту.

Но герцог никогда не оставит Натаниэля в покое, напомнила она себе. В конце концов он попадет в тюрьму или на виселицу, а этого она не переживет.

Кроме того, он ни разу не предложил ей остаться с ним.

Поймав на себе взгляд Натаниэля, Александра поспешно опустила глаза. Да, между ними существует какая-то невидимая связь, но, что бы это ни было, она должна забыть о капитане пиратов.

Самуэль привез с собой каретника, который тут же принялся за починку. Александра лениво следила за его работой, наслаждаясь медленно проходящим днем. Как мало ей осталось быть вместе с Натаниэлем!

Казалось, он тоже ощущает ее присутствие. Время от времени его взгляд падал на нее, словно он хотел удостовериться, что она не исчезла. Один раз он улыбнулся, и у Апександры сжалось сердце. Как ей нравилась его улыбка и как ей хотелось, чтобы он почаще улыбался... в будущем.

Но ее не будет рядом с ним в этом будущем, напомнила она себе. Какая-нибудь другая женщина станет утешать его в печали. И это к лучшему, твердо сказала она себе. Взгляд ее привлек маркиз Клифтон, направляющийся свободной походкой к ней.

Сводный брат Натаниэля произнес несколько ничего не значащих фраз о погоде, а потом чуть понизил голос:

– Если один из нас отвлечет их внимание, другой сможет завладеть оружием или убежать и позвать на помощь.

Александре не нужно было спрашивать, какую роль Джейк отводит ей. Но она не будет делать то, что может привести к ранению или, хуже, смерти Натаниэля.

– Твой сводный брат сразу догадается, в чем дело, – честно сказала она маркизу. – Кроме того, в этом нет никакого смысла. Он уже обещал отпустить нас обоих.

– Только когда это ему будет выгодно, – с горечью сказал маркиз Клифтон. – Я не позволю, чтобы меня использовали как выкуп за этого вора Ричарда.

Александра бросила косой взгляд на изуродованную руку юноши. Маркизу не занимать смелости, должна была признать она, но всеми его поступками управляла гордость.

– Тебя могут ранить, а мне кажется, что ты уже достаточно настрадался.

Лицо Джейка исказила ненависть.

– Я непременно прослежу, чтобы голова этого негодяя торчала на воротах Бридлвуд-Мэнора, – прошипел он.

При мысли об этом у Александры свело желудок.

– Не сомневаюсь, что ты это сделаешь, – тихо сказала она. «Или, скорее, сделает твой отец», – добавила она про себя. – Только не сегодня. Мы слишком близки к свободе, чтобы рисковать своими жизнями.

Она заметила, что Натаниэль смотрит в их сторону, и поднялась, отряхивая юбку от травы.

– Пора. Они, кажется, уже починили колесо.

К счастью, маркиз, казалось, принял ее совет к сведению. Он упорно молчал, с застывшим лицом глядя в окно.

А Натаниэль следил за каждым ее движением. Александра чувствовала на себе его взгляд и гадала, насколько его беспокоит их скорое расставание. Неужели месть целиком заполнила его сердце или все же там нашлось место и для нее?

Они въехали в Фаррингдон уже вечером. Александра ожидала, что они проедут городок без остановки, и очень удивилась, когда Натаниэль окликнул сидящего на козлах Гарта, чтобы тот остановился у первого же постоялого двора.

– Почему мы остановились? – Тини высказал вслух интересующий всех вопрос.

– Хочу послать письмо герцогу. Мы приедем в Лондон завтра днем, и надо, чтобы наш ультиматум уже был известен Грейстоуну.

Тини пожал плечами.

– Мне все равно, где ждать – в Лондоне или здесь, но я мечтаю о постели.

– Точно, – согласился уставший, весь в пыли Гарт.

Александра промолчала, но она была рада остановке.

«Еще несколько часов рядом с Натаниэлем», – подумала она. Несколько часов лучше, чем ничего.


Гостиница была на окраине города, но хозяева держали ее в образцовой чистоте.

Натаниэль снял несколько комнат, приказав Гарту следить за маркизом. Он знал, что Гарт очень устал, но у него не было другого выбора. Если он останется со своим сводным братом, то все закончится дракой, а ему не хотелось убивать Джейка, хотя такое желание время от времени и овладевало им.

Кроме того, у него был и другой повод для беспокойства. Чем ближе был момент, когда ему придется освободить Александру, тем меньше ему хотелось это делать.

Он открыл полученным от хозяев ключом одну из дверей и пропустил в комнату Александру.

– Это для тебя, – коротко сказал он.

Ему страшно хотелось последовать за ней, но он заставил себя идти дальше.

– Ты доверяешь мне? – с удивлением спросила Александра. – Я ведь могу освободить маркиза.

– Ты не настолько глупа, чтобы рисковать его жизнью, – буркнул Натаниэль. – Гарт очень устал, так что любое подозрительное движение в ночи – и маркиз распрощается с жизнью. Да и ты тоже. Спокойной ночи. – С этими словами Натаниэль быстро ушел к себе.

Сняв одежду, он подошел к умывальнику. Воображение тут же нарисовало картину, как Александра делает то же самое, и его тело мгновенно отреагировало на это, подрывая его решимость держаться подальше от девушки.

Он заставил себя лечь в постель, но за стеной Александра ходила по комнате, и он понял, что не сможет заснуть.


Александра нервными шагами мерила свою комнату. Она была рада, что наконец закончилось утомительное путешествие в карете, но огромная постель с пуховой периной ничуть не манила ее к себе. Александра могла думать только о Натаниэле.

Ее тревожили воспоминания об их последнем поцелуе, отчего внутри что-то сжималось и болело. Она жаждала вновь почувствовать его губы.

Александра налила себе стакан воды из графина. Он не может испытывать к ней такие же чувства, иначе никогда бы не отпустил ее! Возможно, она неправильно поняла его взгляды и прикосновения. Он просто чувствовал себя виноватым, ничего больше, и пытался немного успокоить ее.

Ее размышления прервал тихий стук в дверь.

– Кто там?

– Натаниэль.

Александра отодвинула задвижку и открыла дверь. На нем были только бриджи и сапоги. Она не могла прочесть выражения его глаз, но мгновенно почувствовала, как между ними пробежала молния.

Александра пыталась сопротивляться. Ее сердце и так уже было поймано в силки, нельзя, чтобы Натаниэль овладел и ее душой. Но, словно загапнотизированная, она посторонилась, пропуская его в комнату.

Волосы Натаниэля были влажными после мытья. Больше всего на свете ей хотелось коснуться их, но она знала, что любое прикосновение зажжет пламя, которое невозможно будет погасить.

Может быть, он просто забыл сказать ей что-то важное?

Натаниэль посмотрел ей в глаза, и Александра поняла, что он пришел сюда не разговаривать. Он молча взял ее руку и перецеловал каждый пальчик.

– Тебе не нравится твоя комната? – спросила Александра, тщетно пытаясь придать своим словам игривость.

– Не дразни меня сегодня, – почти прорычал Натаниэль. – Ты можешь говорить что угодно, но твои глаза выдают тебя.

– Это лучше, чем лгать напропалую, как ты сделал в Бристоле.

– У меня была веская причина оставить тебя на корабле.

– И какая же, могу я спросить?

– Ты можешь спросить, но я не буду отвечать. – Он улыбнулся и пододвинулся ближе. – Кроме того, сегодня днем ты отомстила мне.

Александра не могла не улыбнуться. Значит, она была права, и ее интерес к маркизу волновал капитана пиратов. – Натаниэль снова взял ее за руку и начал осыпать ее поцелуями.

Александра, застонав, качнулась к нему. Подняв голову, он припал губами к ее губам.

Сопротивление Александры растаяло без следа. Но едва ее руки нашли путь к телу Натаниэля, из комнаты напротив, где остановился Гарт, раздался сильный грохот.


Маркиз Клифтон!

Натаниэль выбежал в коридор.

Вломившись в комнату, он увидел маркиза и Гарта, которые, сцепившись, боролись на полу. Маркизу удалось выхватить пистолет из-за пояса Гарта, и, торжествующе вскрикнув, он вскочил на ноги. Натаниэль молниеносным движением выхватил стилет и мгновение спустя уже держал нож у горла юноши.

– Довольно, – процедил он сквозь стиснутые зубы. Маркиз Клифтон застыл.

– Брось пистолет.

Почувствовав, что его противник колеблется, Натаниэль несильно нажал, так что кончик ножа разрезал кожу. Закапала кровь.

– Я не шучу.

Маркиз бросил пистолет. В этот момент в комнату вбежали Самуэль. Джон и другие.

– Что случилось? – спросил Джон.

– Не знаю, – с тяжелым вздохом ответил Гарт. – Я связал его, затем отвернулся, чтобы закрыть занавески, а через минуту он уже атаковал меня. – Гарт сел, вытирая кровь, которая текла из разбитой губы. – Не знаю, как ему удалось освободиться от веревок, но он ударил меня по голове, а потом выхватил пистолет.

Натаниэль выругался.

– Свяжи его, – приказал он Самуэлю.

– Я этим займусь, – вызвался Джон. – Возможно, у него затекут руки и ноги, но он точно больше не высвободится.


Убедившись, что Натаниэль в безопасности, Александра оставила свой наблюдательный пост в коридоре и вернулась в комнату, тщательно заперев за собой дверь. Она чуть было не упала в пропасть только что. Есть вещи, которыми нельзя рисковать. С Натаниэлем у нее нет будущего. Отдай она свое сердце преступнику, у нее никогда не будет дома и детей. К тому же она знала, что в планы капитана пиратов никак не входит обзаведение женой и детьми, по крайней мере на ближайшее будущее.

Александра услышала, как кто-то подошел к ее двери и остановился. Зажмурившись, она задержала дыхание, надеясь, что Натаниэль не станет стучать, и веря, что он все-таки постучит.

Казалось, прошла вечность, но в конце концов скрипнула половица дальше по коридору. Он ушел. Она была права. Он решил не возвращаться.

Ощущая в душе пустоту и боль, Александра подошла к кровати и легла. На ее губах все еще горел его поцелуй, но она же не дура! Он никогда не женится на ней! И пусть. Вот только ей надо перестать желать этого.


На следующее утро Натаниэль не перекинулся с Александрой и парой слов. Разбитая губа и синяк под глазом у маркиза Клифтона сказали ей, что пираты отомстили ему за попытку побега, правда, их настроение от этого не улучшилось.

Путешествие проходило почти в полной тишине. Несколько попыток Тини вовлечь Натаниэля в разговор были встречены в штыки, так что гигант в конце концов замолчал и угрюмо уставился в окошко.

Карета въехала в Лондон уже в сумерках. Завидев первые дома, Александра вздохнула с облегчением. От долгой тряски у нее разболелось плечо – она, очевидно, еще не вполне оправилась от раны.

– Как ты? – спросил Натаниэль, когда она обесси-ленно откинулась на сиденье.

– Ничего.

Маркиз Клифтон заснул, но Натаниэль предпочел бодрствовать.

– Лондон такой большой город, – пробормотала Александра. Несмотря на все, что она слышала раньше, ее поразили огромное количество людей на улицах и нищие. Столько бедных она не видела никогда. Дома стояли впритык друг к другу, и улицы походили на гигантские колодцы. К тому же здесь плохо пахло: гниющая капуста, лошадиный навоз и моча в канавах создавали такой неповторимый «аромат», что Александре захотелось зажать нос.

– Куда мы едем? – спросила она у Натаниэля. Тетя Паулина уже покинула Лондон, и теперь город не казался ей таким желанным. Разумеется, Вилли никогда не сможет разыскать ее здесь, но она будет одна в чужом месте. Найдет ли она работу, жилье, друзей?

– Еще немного.

Натаниэль пошевелился, словно для того, чтобы поменять позу, но Александра не могла не заметить, что теперь ей стало удобнее опираться на него.

– Ты думаешь, герцог обменяет Ричарда на маркиза Клифтона? – прошептала она, глядя на спящего юношу.

Натаниэль пожал плечами.

– Думаю, ему ближе собственный сын, нежели какой-то разбойник из Манчестера.

– Как ты обезопасишь себя и своих людей? Даже если герцог отпустит Ричарда, стоит ему увидетвчсультю сына, и он погонится за тобой, как тысяча чертей. Что ты будешь делать?

– Что сочту нужным.

Александра замолчала, слишком устав, чтобы продолжать разговор.

– У тебя болит плечо? – спросил Натаниэль.

Александра кивнула.

Он нежно погладил ее по щеке, но тут же застыл, глядя куда-то вперед.

Джейк проснулся и следит за ними, поняла Александра.

– Неужели все твои пленники сталкиваются с таким обращением? – с издевкой спросил маркиз.

Натаниэль ответил ему презрительным взглядом, но опустил руку.

Через несколько минут карета остановилась. Самуэль слез с козел и открыл дверцу.

– Брод-стрит, – объявил он.

Натаниэль помог Александре спуститься на землю. На доме, у которого остановилась их карета, висела небольшая вывеска. Александра прищурилась, силясь сквозь туман разобрать, что там изображено. Она ожидала увидеть название гостиницы, но там оказалась совсем другая надпись: «Доктор Ватте. Хирургия и уход».

Оглянувшись, Александра заметила, что остальные не последовали за ними.

– Разве они не идут с нами? – спросила она.

– Нет. Тебе нужен врач. Я оставлю тебя здесь.

Слова Натаниэля больно ударили Александру. Нет, они не могут расстаться так быстро. Как он вообще смеет оставлять ее одну? На помощь ей пришла гордость. Она выпрямилась и сделала глубокий вдох.

– Понимаю.

Капитан пиратов смотрел на нее с каким-то странным выражением лица.

– Тебе опасно оставаться с нами, – объяснил он.

– Разумеется. Спасибо, что привезли меня сюда, – сухо сказала Александра.

Она попрощалась с сидящими в карете людьми и пошла за Натаниэлем через калитку в маленький дворик.

Вымощенная кирпичом дорожка вела к трехэтажному дому, в котором жил и работал доктор Ватте. Из-под двери выбивался тусклый свет, что означало, что в доме еще не спят.

– Тебе лучше поцеловать меня на прощание прямо здесь, – сказал Натаниэль, когда они остановились у двери.

Александра проглотила комок в горле.

– А почему ты уверен, что я хочу это сделать?

– Потому что у тебя нет другого выбора. – Схватив Александру в объятия, Натаниэль поцеловал ее глубоко и пылко, почти как в гостинице.

– Разве ты не спешишь? – поинтересовалась Александра, когда он наконец отпустил ее.

Натаниэль рассмеялся:

– Да, но, зная, как сильно ты меня любишь, я не мог уйти просто так.

Александра окатила его гневным взглядом, и он посерьезнел.

– Это для твоей же пользы, – тихо сказал он. – Помни об этом.

Александра промолчала, и Натаниэль дернул за дверной молоток. Мгновение спустя дверь распахнулась и на пороге появилась невысокая пухлая женщина.

– Я хотел бы видеть доктора Ваттса, – сказал Натаниэль.

– Доктор только что вернулся с вызова. У вас что-то важное?

– Нет, но нам нужен врач.

– Заходите и располагайтесь. Я позову его.

Она провела их в уютную гостиную с огромным кожаным креслом и кушеткой напротив камина. Александра села, а Натаниэль остался стоять.

Очень скоро появился и сам хозяин дома. Доктор Ваттс был удивительно похож на встретившую их женщину. Невысокий, пухлый, с венчиком седых волос вокруг лысины.

– Вам повезло, – сказал он. – Я собирался лечь спать.

– Меня зовут Натаниэль Кент. А это моя сестра Александра, э, Кент. Спасибо, что согласились принять нас в такой поздний час.

– Мистер Кент, я принимаю больных в любое время. Это моя профессия. Что случилось?

Пока Натаниэль объяснял причину ранения Александры, она смотрела на него, впитывая каждую его черточку. Квадратный подбородок, голубые глаза, которые, раз увидев, невозможно забыть, широкие брови. Возможно, она когда-нибудь выйдет замуж за другого, но Натаниэль Кент навсегда останется в ее памяти.

Она услышала, что он пообещал оплатить все расходы. Он договорился о цене, и Александра увидела, как деньги поменяли владельца. Потом Натаниэль наклонился и сунул несколько свернутых в трубочку банкнот ей в руку.

– Это чтобы купить несколько платьев и все необходимое. – Он говорил отрывисто, торопясь уйти.

– А что делать с твоими вещами? – спросила Александра.

Врачу Натаниэль пообещал заехать через несколько дней, но она знала, что он лгал.

– Что угодно. – Он выглянул в окно. – Мне пора идти.

– Разумеется.

Александра выдавила улыбку, гадая, что подумает доктор Ваттс об их холодном прощании. Ему и так должны были показаться весьма странными ее мужская одежда и огнестрельная рана в плече.

– До свидания. – Натаниэль наклонился, поцеловал ее в лоб и быстро пошел к двери.

– Натаниэль. – Сейчас Александра отчаянно ругала себя за то, что так и не попрощалась с ним, когда была возможность.

Он обернулся.

– Будь осторожен, – сказала она.

Он кивнул и вышел, а экономка закрыла за ним дверь.

Глава 12

Натаниэль забрался в карету, торопясь уехать, прежде чем передумает. Именно этого просила Александра – отвезти ее в Лондон, и все обернулось к лучшему. Только почему он чувствует себя так, словно у него вырвали сердце?

– В «Золотую корону»! – крикнул он Самуэлю.

Он тут же почувствовал на себе взгляд Клифтона и еле удержался, чтобы не ударить своего сводного брата. Весь предыдущий день маркиз болтал и флиртовал с Александрой, наверняка чтобы подразнить его. И это сработало лучше, чем Натаниэль предполагал.

Через несколько минут их карета остановилась у большой гостиницы, где было легко затеряться. Натаниэль достал стилет.

– Не смей даже пикнуть, – мрачно сказал он Клифтону. – Иначе поплатишься головой.

Натаниэлю даже не пришлось имитировать гнев. В этот момент он действительно лишь искал повод, чтобы убить маркиза, и надеялся, что тот это понял.

Холл гостиницы оказался огромным, но тускло освещенным.

Им быстро выдали ключи от комнат, и они поднялись наверх. Гарт остановился перед одной из дверей и открыл ее.

– Следи за ним хорошенько, – предупредил его Натаниэль. – Еще один эпизод вроде вчерашнего, и он покойник.

– Спи спокойно, пока можешь, – прошипел Клифтон. – Скоро наши дорожки опять пересекутся.

Гарт выразительно глянул на Натаниэля.

– Ты уверен, что со мной он будет в безопасности?

– После того, как ты его вчера избил? Вряд ли, – честно ответил Натаниэль. Он передал Тини один из ключей. – Свяжи маркиза. Ты будешь спать в комнате напротив вместе с Джоном.


– Доктор сказал, что ты еще недостаточно окрепла, чтобы вставать, – запротестовала экономка, когда Александра попыталась подняться с постели. – Тебе нужно отдохнуть.

– Мне надо купить ткань, чтобы сшить платье, – возразила Александра.

Экономка, которую звали миссис Таттл, прищелкнула языком.

– Может быть, я куплю тебе ткань? Тогда ты сможешь работать прямо здесь. Доктор ушел, и я не знаю, когда он вернется, но мистер Кент оплатил твое пребывание в течение нескольких дней.

Александра упала на подушки. Большую часть ночи она размышляла, откуда у нее такое чувство разочарования. Она в Лондоне, хотя и не со своей тетей, а Вилли остался в прошлом. У нее достаточно денег, чтобы прожить до того, как она найдет работу. И все же она никогда не чувствовала себя такой одинокой, как сейчас.

«Я слишком беспокоюсь о будущем», – решила Александра. Любого испугает перспектива искать работу в незнакомом городе. Заставив себя вернуться в настоящее, она подумала, что экономка права. Она не в том состоянии, чтобы куда-то уходить. Завтра.

– Если вы принесете мне большой отрез ситца, я смогу работать прямо в постели.

Широкое лицо пожилой женщины расплылось в улыбке.

– Вот хорошая девочка. Но сначала я дам тебе чашку крепкого чая. Это вернет тебе силы. – Она поправила передник. – Ткань я куплю, когда пойду на рынок.

Татти, как ее называл доктор, передвигалась по дому с удивительной скоростью для женщины ее возраста. Уже через минуту Александра услышала ее голос в кухне.

Доктор Ваттс вернулся, как раз когда экономка с подносом в руках спускалась с лестницы.

– Чувствуешь себя лучше? – с доброй улыбкой спросил он.

Александра кивнула. Это не было правдой, но он не отпустит ее, если у нее болит плечо.

– Татти сказала, что ты хочешь шить. Это неплохо, только смотри не перенапрягайся. Тебе нужно несколько дней отлежаться в постели.

Александра отпила чай. Она сойдет с ума, если будет так долго лежать в постели. Ее постоянно тревожили воспоминания о Натаниэле. Ей надо как следует занять себя, чтобы забыть о высоком темноволосом пирате. Врач и его экономка были очень добры к ней, но она не может вечно оставаться в их доме.

Может быть, Натаниэль вернется?

Александра тяжело вздохнула. Он не придет, и это хорошо. Она не сможет пережить его смерть, а это непременно случится.

Врач что-то говорил ей, и Александра подняла глаза, пытаясь уловить значение его слов.

– ...не так уж часто приходится лечить женщин от огнестрельного ранения. Как это случилось?

Александра вспомнила снайпера, который целился в Натаниэля, с такой четкостью, будто все случилось вчера.

– Мой брат чистил ружье, – тихо сказала она, – и оно случайно выстрелило.


– Нашел посыльного? – спросил Натаниэль.

Он, Гарт и остальные ждали в гостинице вместе с маркизом Клифтоном.

– Да, твое письмо сейчас на пути к герцогу.

Натаниэль погладил подбородок. Он еще не брился и почувствовал под пальцами щетину.

– Теперь остается только ждать, – сказал он Гарту. – Как только Ричард появится в Тауэре, мы освободим Клифтона.

Гарт кивнул, и Натаниэль откинулся в кресле. Слуга принес им завтрак, состоящий из яичницы с беконом, холодной отварной телятины и пирожков, но он едва притронулся к пище. Слишком поглощенный своими мыслями, чтобы наслаждаться едой, он просто пил чай.

После завтрака время тянулось бесконечно долго. Натаниэль сидел в кресле у окна, остальные играли в карты.

– Развяжите меня, я больше не могу лежать, – попросил Клифтон.

Натаниэль сделал вид, что не слышит маркиза. Он не собирался больше драться с ним, равно как и терпеть его оскорбления. Он кивнул головой в сторону стола, где лежал приготовленный кляп, и маркиз Клифтон умолк.

В полдень Натаниэль послал Джона и Гарта к Тауэру.

Они вернулись два часа спустя. Вдвоем.

– Его там не было, – сказал Гарт. – Мы ждали почти час.

Маркиз опустил голову.

– Что будем делать? – спросил Гарт.

– Подождем до завтра и снова пошлем письмо, – ответил Натаниэль. – Может быть, Грейстоуна не было дома.

Джон застыл на стуле. Он взглянул на Натаниэля, затем с ненавистью уставился на маркиза.

– Если герцог убил моего брата, я убью его сына.

– Не жди от меня возражений, – заметил Натаниэль.

На следующее утро Натаниэль послал еще одно сообщение в Грейстоун-Хаус на Беркли-стрит, и ожидание началось снова. Только на этот раз они развязали маркиза Клифтона. Тот молча сидел в углу.

Днем Джон и Гарт снова ушли в Тауэр. На этот раз они вернулись вместе с Ричардом. На его лице не было живого места от побоев, из носа сочилась кровь, при ходьбе он чуть подволакивал ногу, но в остальном это был все тот же вспыльчивый и веселый человек.

Увидев Натаниэля, он радостно засмеялся:

– Ты сделал это. Я свободен!

Натаниэль похлопал друга по спине.

– Мы все рады, что ты жив.

Ричард покачал головой.

– Герцог взбесился от злости и приказал своим людям еще раз избить меня, хотя уже знал, что проиграл.

– Что они делали с тобой? – спросил Натаниэль.

– Ничего, кроме того, что я мог бы получить в любой драке в портовой таверне, – засмеялся Ричард, но Натаниэль подозревал, что он многого недоговаривает. – Герцог все время спрашивал, где ты, а когда я не отвечал, приказывал своим людям бить меня. Боюсь, у меня сломана пара ребер. – Он коснулся бока. – Ничего, заживет.

Натаниэль повернулся к Клифтону.

Его сводный брат смотрел на них с явным облегчением, понимая, что появление Ричарда означало его скорое возвращение домой.

– Тини, наймешь карету с упряжкой. Подъедешь к черному ходу, потом поднимешься сюда. Гарт, помоги мне связать маркиза Клифтона.

– Подождите! – вскричал юноша. – Что вы делаете? Вы же сказали моему отцу, что отпустите меня.

Натаниэль засмеялся:

– Ты думаешь, я позволю тебе выйти отсюда и отправиться прямиком в полицию?

– Но ты сказал...

– Я сказал, что обменяю тебя, но не говорил когда и как.

К тому времени как вернулся Тини, Клифтон был связан, в рот ему воткнули кляп.

– Вы должны быть готовы уйти в любой момент. – Натаниэль дал знак Тини, чтобы тот ему помог. Вместе они подняли маркиза и отнесли в карету.

– Садись на козлы, – приказал Натаниэль, – и вези нас по направлению к Бристолю.

– Слушаюсь, капитан. – Тини забрался на козлы, а Натаниэль сел в карету рядом с Клифтоном.

Дорога заняла чуть больше часа. В конце концов Тини подъехал к обочине.

– Достаточно? – спросил он.

Натаниэль спрыгнул на землю.

– Отлично. Выпрягай лошадей. – Натаниэль повернулся к маркизу Клифтону. – Здесь мы расстанемся, и, надеюсь, навсегда.

Юноша попытался что-то ответить, но кляп сделал его слова неразборчивыми.

– Ты сообщишь герцогу, где его сын? – спросил Тини.

– Нет. Я скажу в конюшне, где оставил их экипаж, а уж они, обнаружив Клифтона, сообщат герцогу.

– Неплохо придумано, – восхитился Тини. – Но как же ружья?

– С ними мы разберемся потом.

Обратная дорога прошла в молчании. В Лондоне они нашли других лошадей и вернулись в «Голден кроун», у входа в которую их уже ждали остальные пираты.

– Пора уносить ноги, – весело объявил Ричард. – Надеюсь, Трентон уже приготовил «Ройал Венджинс» к отплытию, потому что герцог наверняка будет зол как черт. Думаю, нам стоит плыть в Америку, хотя и это недостаточно далеко для меня.

Натаниэль пустил коня в галоп. Остальные последовали его примеру. Они уже почти выехали из города, когда Натаниэль резко остановился.

– В чем дело? – Гарт остановился рядом. Натаниэль молчал несколько секунд.

– Ничего. Не важно. – Он натянул поводья и поскакал дальше, однако не прошло и пяти минут, как он вновь остановился.

– Что случилось, капитан? – На лице Гарта явственно читалось удивление.

– Я должен кое-что сделать. – Натаниэль повернул коня, уже не сомневаясь, что не может оставить Александру.

– Что происходит? – крикнул Ричард.

– Я возвращаюсь. Догоню вас завтра.

– Ты шутишь? – попробовал возразить Ричард. – Герцог перевернет город вверх дном, как только получит сына.

– Если это имеет отношение к красивой блондинке с зелеными глазами, то сейчас не самое подходящее время для ухаживаний, – добавил Джон.

«А когда будет подходящее время?» – подумал Натаниэль. Как только Александра поправится и уйдет от доктора Ваттса, он никогда не найдет ее.

– Я догоню вас завтра, – повторил он. – Если нет, отправляйтесь в Ньюкасл одни.

– Мы не можем оставить тебя, – возразил Ричард.

Натаниэль повернулся к другу: разбитые губы, синяк под глазом, запекшаяся кровь на виске. Им страшно повезло, что они получили его живым.

– Нет. Ты останешься с Джоном.

Ричард понизил голос:

– Ты сильно рискуешь, Натаниэль. Тебя очень легко узнать.

– Не волнуйся, я смогу постоять за себя, – ответил Натаниэль.

Как бы он ни боялся герцога, страх потерять Александру был еще сильнее.

– Натаниэль, не надо, – присоединил свой голос и Тини, но тот лишь махнул рукой.

– Я должен, – твердо сказал он.

На самом деле ничего не изменилось – он не может взять Александру с собой, это слишком опасно. Ему нечего предложить ей, но он должен увидеть ее хотя бы в последний раз.


Герцог Грейстоун яростно мерил шагами кабинет. Конюхи, которые привезли его сына, отбыли всего два часа назад, но, как Джейк и сказал, Натаниэль со своими людьми уже давным-давно покинули «Золотую корону».

– Клянусь всей своей жизнью, что отомщу за тебя. – Герцог подошел к окну, которое выходило на улицу.

Джейк сидел за столом, отделанным слоновой костью. Вид забинтованной культи заставлял Грейстоуна ненавидеть весь мир.

– Я не должен был посылать тебя в Крым. Но я думал, что с капитаном Монтегю ты будешь в безопасности.

– Монтегю вряд ли мог что-то сделать, да и все остальные тоже, – усмехнувшись, сказал Джейк. – Драгонс-лейтер...

– Его зовут Натаниэль, – оборвал сына герцог. – И я не желаю называть его этой дурацкой кличкой.

– Хорошо, Натаниэль. Он обманул нас. Мы думали, что оторвались от него, а он напал, когда мы этого не ждали. Мы сражались, как могли, но большинство матросов были к тому времени мертвецки пьяны, и пришлось сдаться. А он воспользовался ситуацией в полной мере, как ты видишь.

Грейстоун упорно смотрел в окно. Он следил, как садовники подравнивают траву и ухаживают за цветами, но красота природы не привлекала его сейчас.

Настало время раз и навсегда покончить с этим пиратом. Если бы не его первенец, у Джейка была бы цела рука, а его кораблям ничего не угрожало – что для герцога было не менее важно.

– Он хотел отомстить тебе. Я твой наследник, и он решил изуродовать меня.

Слова маркиза, словно керосин, воспламенили гнев герцога. Натаниэль смеялся над ним?

– Будь я проклят, если он вновь ускользнет от меня, – поклялся герцог.

– Он заплатит за свои грехи, отец. Мне передали кое-какую информацию, которая поможет нам разделаться с Драгонслейтером, то есть Натаниэлем.

Герцог резко повернулся к сыну.

– Какую же?

– Я встретил человека, который за хорошую цену готов помочь нам. – Джейк наклонился вперед. – Он из корабельной команды Натаниэля. Обещал послать нам записку, как только сможет.

– Отлично. – Грейстоун нехорошо улыбнулся. – Значит, нам стоит немного подождать.


Конь Натаниэля споткнулся от усталости, и только тогда он позволил ему перейти на шаг. Натаниэль в который раз обозвал себя идиотом. Александре будет лучше, если они никогда больше не встретятся, но он не смог устоять. Его чувства к ней были слишком сильны. Если бы все повернулось иначе...

«Нет, – оборвал он свои размышления. – У нас нет будущего в любом случае».

Натаниэль свернул на Брод-стрит. Было уже поздно для визитов, но он все-таки решил идти.

У дома доктора Ваттса он остановился, раздумывая, что скажет Александре. Он не мог ей ничего обещать, но не мог и позволить исчезнуть из своей жизни.

В конце концов капитан пиратов решился постучать.

Дверь открыла экономка.

– Слава Богу, мистер Кент, – радостно воскликнула она.

За ее спиной появился доктор Ватте.

– Какое облегчение, мистер Кент. Мы так волнуемся.

– В чем дело? – Натаниэль повернулся к врачу.

– Точно не знаю...

– Где Александра... – Натаниэль оглянулся вокруг, но в доме явно больше никого не было.

– В этом-то вся и проблема, мой дорогой, – объяснил доктор Ватте. – Она ушла сегодня утром с одной корзинкой для пикника и списком ателье, которые хотела бы посетить. И не вернулась.

– Что?!

Доктор Ватте тяжело вздохнул.

– Ваша сестра очень упряма. Я твердил ей, что она еще недостаточно окрепла, а она настаивала, что с ней все в порядке. Она так хотела найти себе хорошую работу.

– Она собиралась вернуться через пару часов, – вмешалась Татти. – Но ее все нет и нет, и мы не знаем, что и думать.

– Она сшила себе платье – всего за один день, учтите, – сказал доктор. – Но второй отрез ткани все еще здесь...

– Александра хотела вернуться! – снова оборвала его Татти и заломила руки. – Она взяла очень мало еды.

Глава 13

В огромном полупустом помещении склада было очень холодно и к тому же сквозило. Порывы ветра вдували в разбитые окна струйки дождя, и капли падали на женщин, сидевших у стены.

Александра расположилась в полутемном углу. Она склонилась над шитьем, отчаянно стараясь, чтобы стежки были ровными. Хотя ее глаза не отрывались от ткани, все ее мысли были заняты доктором Ваттсом и миссис Таттл.

– О чем задумалась, подруга? – спросила соседка. Ее темные с проседью волосы были завязаны в небрежный узел на затылке. – Замерзла?

Ее пальцы почти не гнулись от холода, но Александра отрицательно качнула головой.

– Нет. Меня ждут, а я не успеваю доделать работу. – Она решительно воткнула иголку в шерстяную ткань ливреи.

– Тебе лучше остаться здесь на ночь. Улицы вдоль доков довольно опасны по вечерам, а если ты не закончишь работу в срок, тебя выгонят.

Александра кивнула. Она находилась далеко от дома доктора Ваттса, в самом центре лабиринта узких улочек Лондона и, честно говоря, опасалась блуждать по ним в темноте. Но она жалела, что не может сообщить о себе доброму врачу и его экономке, которые наверняка будут о ней беспокоиться.

Тихонько вздохнув, она попыталась сконцентрировать все внимание на работе. Захотелось есть. Татти дала ей с собой несколько кусков холодного мяса, но она съела их еще утром, когда только начала обходить швейные мастерские и ателье.

– Меня зовут Марайя, – представилась ее соседка. – Как ты сюда попала? Прости мою откровенность, но ты слишком отличаешься от нас.

Александра оглянулась на женщин с серыми изможденными лицами.

– В одной из мастерских мне сказали, что мистеру Гюнтеру всегда требуются швеи.

Марайя кивнула:

– Это правда. Ты впервые в Лондоне?

– Да.

– Э... Тогда понятно.

– Что понятно?

Взгляд Марайи метнулся к двери, там появился мистер Гюнтер – плотный коротышка с густыми бакенбардами.

– Мне нужно отдать заказ как можно быстрее! – рявкнул он. – Поторопитесь, леди.

Марайя пробормотала себе что-то под нос.

– Что? – переспросила Александра.

– Я ненавижу Гюнтера, – прошептала Марайя. – А Гулд ничем не лучше.

Гюнтера Александра уже встречала, когда нанималась на работу, а Гулдом, похоже, звали очень худого светловолосого мужчину, который стоял за спиной их хозяина.

– Хорошо ли мы работаем, леди? – Голос Гюнтера действовал на швей, словно удар бича.

Одна, явно самая смелая, нехотя ответила:

– Бесполезно подгонять дохлую лошадь.

– Если лошадь бежит не так быстро, как мне нравится, я беру другую, – буркнул Гюнтер в ответ. – Любая, кто уйдет домой не выполнив заказ, может сюда не возвращаться никогда.

Александра нахмурилась. Когда она нанималась на работу, то думала, что вернется ночевать к доктору Ваттсу, а работать начнет со следующего дня. Однако Гюнтер заставил ее приступить к работе немедленно, и сейчас она поняла, насколько это было опрометчиво с ее стороны. У нее сводило в желудке от голода, из теплых вещей на ней была только тонкая шаль, да и плечо побаливало.

Шли часы, и в кругу швей воцарилось угрюмое молчание. Даже Марайя затихла, чему Александра была только рада. Ей едва хватало сил, чтобы втыкать иголку, что уж тут говорить о пустой болтовне. Ее так и подмывало бросить работу и уйти, но останавливали воспоминания о том, как утром одна мастерская за другой отказывались от ее услуг. Что, если она не сможет найти другую работу?

Небо расколола вспышка молнии, за которой последовал удар грома. Порывом ветра задуло несколько свечей, и женщины, сидящие с краю, принялись жаловаться, что они промокли.

Остальные, бормоча ругательства, сдвинули столы еще дальше к стене и снова уселись за работу.

Время от времени одна или другая женщина укладывалась на пол и засыпала на пару часов. Александре страшно хотелось последовать их примеру, но она решила доказать себе, что может справиться с любой работой. Кроме того, шитье отвлекало ее от мыслей а человеке, который за последнее время стал для нее чуть ли не центром всей жизни, – о Натаниэле.

– Ты хоть что-нибудь ела сегодня? – спросила ее Ма-райя.

Александра покачала головой.

– Держи. – Холодные руки сунули ей кусок лепешки, и Александра тут же принялась за еду.

– Отдохни, – посоветовала Марайя.

– Не могу, я не успеваю.

– Послушай, я только что закончила свою работу и могу поработать за тебя, пока ты соснешь полчасика.

Удивленная добротой незнакомой женщины, Александра вопросительно заглянула ей в лицо.

– Но ведь ты можешь идти домой.

– Мне не трудно помочь тебе.

Найдя относительно сухое место, Александра легла на пол. Ее спина и руки сильно болели, в голове словно стучал молоток, а холодный цементный пол едва ли был подходящей постелью.

И все же, закрыв глаза, она сразу же провалилась в тяжелый сон.

Прошли, казалось, секунды, и вот ее за плечо трясет чья-то рука.

– Мне пора идти, – сказала Марайя. – Ты спала почти час. Извини, но я больше не могу задерживаться.

– Час! – воскликнула Александра, с трудом поднимаясь на ноги. – Ты позволила мне спать час? А сама все это время работала?

– Да, но ничего страшного. Я вернусь утром.

– Подожди! – Александра схватила женщину за руку. – Я тоже обязательно помогу тебе, обещаю.

– Разумеется. – Марайя внимательно посмотрела на нее и, понизив голос, сказала: – Ты хорошая девушка. Мне будет жаль, если ты попадешь в беду, поэтому я дам тебе один совет. Держись подальше от Гюнтера, если сможешь.

– Почему? – с удивлением спросила Александра. Но ее вопрос повис в воздухе без ответа.

Марайя уже повернулась и направилась к двери.


Мужчина с мокрой газетой в руке бежал по улице. Это был первый человек, которого увидел Натаниэль, хотя уже два часа скакал по улицам в поисках Александры:

– Простите, сэр. – Натаниэль пришпорил лошадь. Мужчина оглянулся, удивленный, что его останавливают в такое время.

– Вы не видели здесь одинокую девушку со светлыми волосами и зелеными глазами?

Мужчина поморщился, так как ему в лицо ударил порыв ветра.

– Нет! – прокричал он и торопливо пошел дальше. Натаниэль вздохнул. Так он никогда ее не найдет. К сожалению, все мастерские и ателье из списка Татти были уже давным-давно закрыты. Ему придется вернуться к доктору Ваттсу и ждать утра.


Александра не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Она сидела, обессиленно откинувшись на спинку открытой коляски, а сверху на нее падали тяжелые капли дождя. Она работала всю ночь и ничего не ела, за исключением чашки чая, которую ей принес Гюнтер полчаса назад.

– Где мы? – неуверенно спросила она. Гюнтер правил коляской.

– Я везу тебя домой, не волнуйся.

Казалось, они едут уже несколько часов.

– Вы сказали, что отвезете меня назад к доктору Ваттсу, – запротестовала Александра.

Ее била дрожь, пальцы заледенели, а щеки странно горели.

– Миска супа, и ты будешь как новенькая, – успокаивающе сказал Гюнтер.

Струйки воды текли уже по телу Александры, и она нехотя открыла глаза. Коляска стояла. Где они?

С трудом осмотревшись, она увидела, что коляска остановилась на темной вонючей улице у высокого деревянного дома. В одном из окон на втором этаже, за тонкими занавесками она увидела силуэты мужчины и женщины. Они смеялись.

Александра с трудом спустилась на землю. У нее подкашивались ноги, и, чтобы не упасть, ей пришлось ухватиться за борт коляски. Она должна найти дорогу к доктору Ваттсу.

– Подожди!

Прежде чем она успела сделать хотя бы пару шагов, дверь дома открылась и на пороге показалась высокая девушка.

– Куда направляемся?

Удивительное дело, но поверх длинного платья с огромным вырезом на ней было надето боа из перьев.

– Я заблудилась, – сказала Александра. – Вы не проводите меня к констеблю?

Девушка присвистнула, чему очень способствовала щербинка в передних зубах.

– Сомневаюсь, что констебли рискнут появиться в наших краях. Я по крайней мере ни одного здесь не видела.

Из-за ее спины показался Гюнтер.

– Мэгги, иди в дом.

– Может быть, я помогу ей устроиться? – спросила странная девушка. – Мы почти подружились.

Гюнтер поморщился, но не стал возражать.

– Хорошо. Веди ее наверх. – Он повернулся к Александре. – Пока ты будешь спать, я навещу друзей. С тобой мы поговорим позже.

– Мне кажется, произошло какое-то недоразумение, – неуверенно начала Александра. – Я не могу остаться здесь. Меня ждут друзья. – Она взглянула на Гюнтера, потом на девушку по имени Мэгги. – Я не знаю, что вы думаете, но...

– Ерунда. – Гюнтер подхватил ее под руку итолкнул к входу. – Ты слишком устала. Может, снаружи дом и не очень, но вот Мэгги здесь нравится. Правда, Мэгги?

Мэгги кивнула, и каштановые кудряшки подпрыгнули на ее плечах.

– Тебе просто нужно немного отдохнуть. Утром ждет работа. У меня большой заказ, и я хочу, чтобы ты хорошо отдохнула.

Что-то подсказывало Александре, что Гюнтер лжет, однако ей было слишком плохо, чтобы спорить. Внезапно у нее подкосились ноги, перед глазами все поплыло. Гюнтер еле успел подхватить девушку, когда она лишилась чувств.

– Посвети мне, – сказал он Мэгги. – Придется ее нести.

Он подхватил Александру на руки и внес в дом.

На какое-то мгновение она открыла глаза и увидела, что на нее пялятся женские лица. Она слышала скрип ступеней, ощущала запах прокисшей пищи, а потом обнаружила, что лежит на большой, мятой постели в середине комнаты, где стояли лишь умывальник и большой комод. Стены, оклеенные выцветшей фиолетовой бумагой, были заляпаны грязью. Маленькое окно прикрывала тяжелая занавеска.

Время для Александры текло какими-то странными рывками. Она не знала, прошли ли часы или минуты после ее поездки в коляске. В ее комнате был камин, в котором горели поленья, и Александра, с трудом встав с кровати, побрела к нему, влекомая благословенным теплом. Холод, казалось, забрался глубоко в ее душу.

Оглянувшись, она увидела кровать, в которой спала, и подумала, что прошли месяцы с тех пор, как меняли постельное белье. Даже в неярком свете она видела на простыне коричневые потеки бог знает чего.

Но сейчас это ее не волновало. Она жадно протянула руки к огню.

– А вот и наша новая подружка. – В комнату вошла огромная женщина с морковно-рыжими волосами. Лицо и открытые щедрым декольте грудь и плечи покрывали золотистые веснушки.

– Я Каролина, – объявила женщина. – Извини, что не могла встретить тебя, но я была... э... занята. – Она весело рассмеялась. – Надеюсь, Мэгги позаботилась о тебе. Но сейчас надо снять мокрую одежду, иначе ты подхватишь простуду.

Александра хотела сказать, что уже поздно, она замерзла, но язык почти не повиновался ей.

Каролина залезла в комод, покопалась там, достала грязную ночную рубашку и халат красного цвета и начала одевать Александру, словно та была куклой.

– Ты плохо выглядишь, любовь моя, – заметила она, растирая руки Александры. – Тебе сейчас хорошо найти что-нибудь горячее. Гюнтер сказал, что за день ты выпила всего чашку чаю, а это плохо. Ты можешь потерять свои прелестные изгибы.

Александра слишком устала, чтобы понять, почему Каролину так волновали ее изгибы. Голос женщины был нежным и заботливым, и только это имело значение для нее.

– Возможно, Дрейк подождет до утра, – продолжила Каролина. – В таком состоянии ты не сможешь пересечь Ла-Манш.

– Что?

– Ложись в постель. Я принесу тебе что-нибудь поесть.

Это место казалось Александре отвратительным, а запахи вызывали тошноту. Гюнтер говорил, что оказывает ей услугу, но теперь она стала подозревать, что он подсыпал в чай какую-то гадость. Надо уходить, подумала Александра. Только у нее не было сил даже стоять, не говоря уже о том, чтобы идти. Ее веки отяжелели, и она провалилась в сон.


– Просыпайся. Тебя хочет видеть один человек.

Нетерпеливая рука дернула Александру за плечо. Моргнув несколько раз, девушка увидела у постели Каролину. Она, словно сомнамбула, послушно встала.

– Александра, ты меня слышишь? У тебя, первый. Первый?

– Не понимаю, о чем ты, – с трудом ворочая языком, проговорила Александра.

Каролина вытащила из комода корсет и швырнула его на пол.

– Не встретишь мужчину, который устоит против этой штучки, – пробормотала она себе под нос.

– О чем ты говоришь? – Александра обессиленно опустилась на пол. – Гюнтер сказал, что я могу спать до утра. Сейчас темно, чтобы шить.

Каролина рассмеялась и повернулась к ней.

– Шить? Боже, какая наивность. Никто здесь не спит ни ночью, моя сладкая, ни днем, если есть клиент. А ты сейчас примешь своего первого.

Александра чуть приподняла голову, непонимающе глядя на кружевной корсет.

– Моего первого кого?

– Клиента. Надень. Внизу тебя ждет джентльмен, который слишком много выпил и уже сгорает от нетерпения. Поверь мне, все будет проще, если ты поторопишься. Пьяные иногда становятся агрессивными.

Вещи, которые Александра видела и слышала с момента прибытия в дом Гюнтера, закрутились у нее перед глазами. Она не знала, что реально, а что плод ее воображения, но только они складывались в весьма пугающую картину.

– Ты думаешь, я стану продавать себя? – вскрикнула она, с трудом принимая сидячее положение.

Вместо того чтобы оскорбиться, Каролина лишь закатила глаза.

– Я ничего не думаю. Я просто говорю тебе, как можно здесь выжить. Это Гюнтер думает – и собирает деньги. А сейчас, если ты не хочешь получить от него несколько синяков, одевайся, и живо.

– Ты хочешь сказать, что он изобьет меня? Но я не соглашалась приходить сюда!

Каролина пожала плечами.

– Он не всегда спрашивает разрешения. Дрейк придет утром, чтобы перевезти тебя во Францию, а оттуда никто не убегает. Да ты и не захочешь бежать. Каким бы ужасным местом ни был бордель, он намного лучше той сточной канавы, в которой ты окончишь жизнь, если попытаешься скрыться.

Каролина минуту изучала лицо Александры и явно смягчилась.

– Если ты проявишь особое рвение заработать пару монет, Гюнтер может оставить тебя в Англии. Он продает лишь тех, кто ему не нравится. Это единственный шанс избежать переправки во Францию, и это самый лучший совет, который я могу тебе дать.

– Как ты можешь помогать ему в этом? – Александру охватила паника. – Ты же знаешь, что я плохо себя чувствую. Он подсыпал мне вчера в чай какой-то порошок, а я и так была слишком слаба.

Каролина вновь пожала плечами:

– Это жизнь. Как я говорила, женщина готова на многое, лишь бы ее не выбросили в канаву. А я уже немолода. Сейчас я переодену тебя, а ты будешь очень послушной, потому что я не люблю бить людей.

Александра все равно сопротивлялась, но она была слишком слаба против рослой Каролины. И вскоре та надела на нее кружевной корсет.

Затем Каролина вышла, но тут же вернулась с парой шелковых чулок, которые явно видели лучшие дни. Натянув их на Александру, она причесала девушку.

– Надо признаться, ты выглядишь отлично, – вздохнула она. – Любой мужчина выложит состояние за такую девчонку.

Александра посмотрела на себя в зеркало.

– Этого не может быть, – пробормотала она чуть не плача. – Я не вынесу прикосновений чужого человека... Пожалуйста, пожалуйста, отпустите меня. Скажите, что я убежала, когда вы пришли. Что угодно!

В глазах Каролины мелькнула жалость.

– Извини, подруга. Мне не хочется тебя заставлять, но Гюнтер – мой хлеб с маслом, и я должна делать все, что он прикажет.

– Но я даже не могу защититься.

Каролина вздохнула.

– Первый раз всегда больно. Если что, кусай вот это. – Покопавшись в комоде, она достала кусок толстой веревки, завязанной по обеим сторонам в узлы.

Боже мой! Что они собираются делать с ней, если ей может потребоваться такая вещь?

Каролина поставила перед камином стул и дала знак Александре сесть на него.

Александра послушалась. У нее кружилась голова, и она знала, что упадет, если быстро не сядет.

– Тебе по крайней мере не придется улыбаться или делать вид, что приятно, – сказала Каролина уже от двери. – Клиент знает, что ты невинна. Именно девственницу он и просил, так что обслужи его как можно лучше, и я попрошу Гюнтера оставить тебя в этом заведении. – С этими словами она вышла, тщательно заперев за собой дверь.

Александре казалось, что она сейчас упадет в обморок. Зажмурившись, она приказала себе не паниковать. Через мгновение она открыла глаза и огляделась в поисках хоть какого-нибудь средства защиты.

На комоде лежали румяна, грязная зубная щетка и одинокая туфелька. Бесполезно. Александра встала на колени и посмотрела под кроватью, но там были лишь пыль да пара грязных панталон.

Она с трудом поднялась на ноги и, пошатываясь, подошла к комоду. Там она нашла боа из перьев, куски кружев, мятое платье, одну перчатку.

Александра стянула с кровати покрывало и набросила его на плечи, закрывая бессовестный наряд, который на нее надела Каролина. И тут силы оставили ее. Нетвердой рукой она схватила расческу, которую Каролина оставила на комоде.

Это все, что она смогла найти, но этого было явно недостаточно.

Глава 14

За дверью раздался звук тяжелых шагов. Ее клиент, судя по всему, был крупным мужчиной. Вместе с ним шел Гюнтер – она услышала его голос.

Послышался скрежет поворачиваемого в замке ключа. Александра инстинктивно поправила импровизированную накидку, затем пододвинула стул и села.

Мысленно помолившись, она заставила себя сидеть спокойно. Если она убедит Гюнтера, что покорилась судьбе, он уйдет, а с одним человеком ей справиться легче.

Дверь заскрипела, и в комнату вошел Гюнтер. За его спиной маячил высокий мужчина, но Александра старательно смотрела себе под ноги и даже не подняла глаза, чтобы посмотреть на него.

– У тебя появилась компания, малышка, – противно улыбаясь, сказал Гюнтер. – Встань и покажи этому господину, что у тебя для него приготовлено.

Александра так и не смогла скрыть дрожь, которая пробежала по ее телу, однако, зажмурившись, послушно встала. Гюнтер хихикнул.

– Какая цыпочка. Я бы сам попользовался, но этот джентльмен требует тебя нетронутой. Он сделает из тебя женщину, да и для меня останется, а?

Рык, похожий на звериный, сказал Александре, что ее посетитель согласен с Гюнтером.

Гюнтер принялся считать полученные деньги, и Александра опустилась на стул.

– Только полегче, приятель, девчонка мне нужна в хорошем состоянии, – напутствовал клиента Гюнтер. – Постучи, когда закончишь, и Каролина выпустит тебя.

Дверь захлопнулась, ключ повернулся в замке, и Александра впервые за все время заставила себя посмотреть на мужчину, который покушался на ее тело. Она думала только о том, как защититься от насилия, поэтому не сразу уловила знакомые черты в стоящем у двери человеке. И лишь когда он вышел из тени и снял шляпу, она наконец узнала его.

– Натаниэль!

Он шагнул вперед, пожирая ее взглядом.

– Да, это я, но не радуйся раньше времени. Я еле справляюсь с искушением взять то, за что выложил сумасшедшие деньги.

Александра утонула в его глазах. Мысль о возможной близости с Натаниэлем согрела ее так, как не сделал бы огонь.

– Сколько ты заплатил? – с лукавой улыбкой спросила она.

– Гюнтер – дурак, что просил так мало. Ради тебя я отдал бы ему все на свете.

Александра на мгновение забыла о своих бедах.

– Совершенно ненужная жертва, учитывая, что я не возьму с тебя ни фартинга.

Его губы мгновенно припали к ее рту в страстном поцелуе. Александра хотела ответить и без утайки показать ему всю свою радость. Она знала, что ей нечего бояться рядом с ним, но она была слишком слаба и не смогла даже обнять его.

– Ты больна? – Натаниэль коснулся рукой ее пылающей щеки. – Снова дает о себе знать рана?

Александра покачала головой.

– Гюнтер... подмешал мне что-то в чай, и я теперь никак не могу прийти в себя.

– Я вытащу тебя отсюда! Где твоя одежда?

Александра попыталась сказать, что ее забрала Каролина, но язык не повиновался ей. В глазах потемнело, и она потеряла сознание.


Опустив бесчувственное тело Александры на кровать, Натаниэль бросился к комоду. Он пододвинул его к двери и открыл ящики. К сожалению, ничто из их содержимого не годилось для улицы, и он в конце концов решил оставить на Александре покрывало, в которое она завернулась сама. Он должен вытащить ее отсюда и сделать это как можно быстрее! Господь даровал ему свою милость, он нашел ее, а теперь ему надо поспешить.

Натаниэль выглянул в окно. Высоковато, но это единственный путь к свободе, так как в противном случае ему придется силой пробиваться через Гюнтера и неизвестно кого еще.

Внезапно снизу донеслись громкие голоса.

– Я тебе говорю, однорукий мужчина заходил в «Рыжую корову» и спрашивал о девчонке не более двух часов назад. Эд не стал бы лгать.

– Тебе лучше ничего не выдумывать, Гулд, иначе заработаешь синяк под глаз.

Натаниэль поморщился. Он действительно заходил в ту вонючую таверну, и теперь кабатчик выдал его. Гюнтер попытался открыть дверь, но безуспешно.

– Он забаррикадировался!

В дверь застучали чем-то тяжелым. Натаниэль вернулся к кровати.

– Александра! – Он легонько потряс девушку за плечо. Она чуть приоткрыла затуманенные глаза.

– Александра, мне нужна твоя помощь. Ты должна быть очень осторожна, чтобы не пораниться при спуске.

– Спуске? – Она схватилась за него своими холодными маленькими ручками. – Я никуда не пойду без тебя.

Натаниэль поднес ее руку к губам.

– Не волнуйся, я буду, буду с тобой, только ради Бога скорее. У нас совсем нет времени. Возьми себя в руки.

Она кивнула и встала. Натаниэль разорвал простыню на полосы, связал их вместе и обвязал конец вокруг талии Александры. Потом отнес девушку к окну и осторожно спустил вниз.

Гюнтеру наконец удалось сдвинуть комод и открыть дверь. Натаниэль быстро выбросил в окно свой конец веревки, надеясь, что Александре хватит сил убежать и позвать на помощь. Сам он не мог последовать за ней, так как Гюнтер и его помощник Гулд были уже в комнате. Оба они держали в руке ножи.

Натаниэль вытащил из сапога стилет и встал в стойку.

– Она сбежала! – крикнул Гюнтер. – Каролина, найди девчонку!

Стук каблуков в коридоре – Каролина побежала выполнять приказ.

Легко парировав удар неуклюжего Гулда, Натаниэль сделал своей мишенью Гюнтера, однако тот довольно ловко увернулся и сам махнул ножом. Натаниэль почувствовал резкий укол – Гюнтер задел его плечо. К счастью, это была всего лишь царапина.

Не обращая внимания на боль, Натаниэль прыгнул назад, затем в сторону, стараясь сбить с толку своих противников. Гюнтер был медлительным, но сильным, в то время как Гулд, хотя и менее опытный в обращении с ножом, казался Натаниэлю более опасным.

Мгновение они смотрели друг на друга, выжидая удобного момента для нападения. Натаниэль первым сделал выпад. Ему удалось воткнуть кинжал Гюнтеру в плечо, и тут же он вытащил его, ожидая нападения Гулда, но тот замер, в ужасе глядя на струйку крови из раны своего хозяина.

Гюнтер упал на колени.

– Он меня убил! Этот дьявол убил меня!

– Он выживет, – сказал Натаниэль Гулду, – если ты не будешь тратить драгоценное время, досаждая мне, а отправишься за хирургом. В противном случае тебе самому придется обращаться к врачу.

– Найди мне доктора, – простонал Гюнтер.

Гулд развернулся и исчез за дверью. Натаниэль вытащил из кармана Гюнтера свои деньги, убрал нож в сапог и выбежал на улицу. Увидев его, Каролина тут же отпустила Александру, которую до этого пыталась затащить в дом.

Натаниэль подсалил Александру в седло, потом сел сам. Она тут же прижалась к своему освободителю. Несмотря на все только что пережитое, Натаниэль загорелся желанием, особенно когда он вспомнил, как мало на ней надето под покрывалом.

Чем же эта девушка так отличалась от других? Она была красива, но он знал красавиц и раньше, и ни одна из них не привлекала его больше чем на несколько недель. Александра была упрямой, дерзкой, пылкой – и невероятно чистой душой. Он не знал, что на него напало, только его постоянно тянуло к ней. Ему хотелось защищать ее, ласкать, чувствовать ее губы под своими губами...

Ничто не изменилось, твердо напомнил себе Натаниэль. В его жизни нет места женщине, особенно сейчас. Его ждет Ньюкасл.


От количества народу в таверне было трудно дышать. Раскрасневшиеся посетители без умолку болтали и чокались кружками, отовсюду слышны были взрывы хохота. Обычно Рэт чувствовал себя как дома в таких маленьких пивных, однако этим вечером волнение мешало ему насладиться элем. Он ждал герцога Грейстоуна.

Рэт еще раз повторил про себя, что он скажет его светлости, и прикинул, сколько следует запросить с него. Он им представит Драгонслейтера на серебряном блюдечке, а это стоит больших денег.

Порыв сквозняка заставил Рэта оглянуться. Но это был лишь пьяный матрос.

Рэт нахмурился. Герцог опаздывал. Он уже нервно постукивал ногой о пол, опасаясь, что перепутал место. Но это точно была таверна «Зеленое дерево», как указал в записке герцог Грейстоун.

Он уже был готов уйти, когда дверь открылась и вошел герцог в сопровождении ливрейного лакея. Темные волосы Грейстоуна на висках посеребрила седина, на его плечи был накинут плащ из самой лучшей шерсти. Одной рукой он опирался на трость с набалдашником из слоновой кости.

Рэт перевел дух. Следующие несколько минут сделают его богатым человеком. Он помахал рукой, чтобы привлечь внимание герцога.

Грейстоун кивнул слуге, который немедленно повернулся и вышел, очевидно, получив приказ ждать на улице. Затем герцог медленно прошел к столику Рэта.

– Ваша светлость. – Рэт низко поклонился. – Хорошо, что вы пришли.

Грейстоун прищурился.

– Давай покончим с формальностями.

– Да, ваша светлость. Пожалуйста, садитесь. – Рэт указал на свободный стул.

Герцог отдал трость и плащ проходившей мимо служанке и сел, отказавшись от угощения.

– У тебя есть нужные мне сведения или нет? – нетерпеливо спросил он.

– Да, ваша светлость, правда, сначала я хотел бы утрясти вопрос о вознаграждении...

– Учитывая, что ты вор, которого спугнула моя экономка, и был среди пиратов, которые грабили мои корабли, ты едва ли можешь диктовать мне условия, – оборвал его герцог.

На верхней губе Рэта выступили капельки пота.

– Ваша светлость, никто не доказал, что я взял подсвечники. И я не участвовал в захвате кораблей. Я предложил свои услуги вашему сыну, и это доказывает благородство моих намерений.

– Благородство? – с презрением повторил Грейстоун. – Тобой руководит обычная жадность. – Он нетерпеливо пристукнул рукой по столу. – Назови цену. Надеюсь, ты будешь скромен в своих требованиях.

В этот момент к их столику подошла хорошенькая девушка в ярком платье с вызывающим декольте. Герцог поднял на нее глаза, и она присела в реверансе.

– Я уже волновалась, ваша светлость, – кокетливо заметила она. – Я слышала, вы болели...

– Как видишь, я выздоровел, – нетерпеливо сказал Грейстоун.

– Я рада. Прошло так много времени. – Девушка потупила глазки и чуть расправила плечи, выставив на обозрение большую часть своей пышной груди. – Очень много времени.

– Позже, – сухо бросил герцог. – Подожди меня. – Он махнул рукой, и девушка отошла в сторону.

Все время, пока герцог разговаривал с молоденькой шлюхой, Рэт был поглощен созерцанием огромного изумруда в одном из его колец. Он даже не обратил внимания на женщину, настолько его занимали мысли о вознаграждении. Немного подумав, он все же уменьшил пятизначную сумму, которую первоначально намеревался запросить с герцога.

– Тысяча фунтов, – объявил он в конце концов.

– Я дам тебе десять фунтов, – спокойно сказал герцог. – И не стану сообщать о тебе в полицию.

– Но, ваша светлость, я пришел сюда, рискуя своей жизнью...

– Мне кажется, ты ошибся во мне, мой друг. Я поймаю Натаниэля Кента с твоей помощью или без нее, – оборвал его герцог. – Речь идет только о том, что с твоей помощью это будет быстрее.

Рэт почувствовал, как кровь бросилась ему в лицо.

– Двадцать фунтов, или я ничего не скажу, – хмуро проговорил он. «Мои сведения должны стоить столько!»

– Возможно, ты меня не понял. – Огонь от камина бросал на лицо герцога неровные отблески. – Я не собираюсь торговаться, и, поверь мне, тебе лучше не ссориться со мной. – Он поднял руку, и к их столику тут же подбежала служанка.

– Что желаете, ваша светлость?

– Позови мне констебля...

– Ладно! – Рэт буквально выплюнул это слово. – Не стоит прибегать к таким мерам...

– Разумеется.

Губы герцога искривила недобрая улыбка. Он отпустил служанку, пробормотав, что передумал.

– Так где же сейчас находится человек, который называет себя Драгонслейтером?

Рэту была ненавистна мысль о том, что приходится продавать информацию так дешево, но он понял, что ему больше ничего не удастся вытащить из герцога. Он вспомнил дни, которые провел взаперти на корабле, на одном хлебе и воде. В конце концов Натаниэль заслужил свое наказание.

– Он в Лондоне.

– Где?

– Точно не знаю. Я подслушал матросов с команды: капитан навещает женщину, которая живет у врача. Кажется, его зовут доктор Ваттс. Живет где-то на Брод-стрит рядом с Оксфорд-роуд.

– Похоже на правду. – Герцог задумчиво потер подбородок. – «Золотая корона» расположена неподалеку от Брод-стрит. А его корабль?

– В Ньюкасле. Команда ждет его там.

– Отлично. – Грейстоун улыбнулся и посмотрел на ожидавшую его девушку.

Рэт проследил за направлением его взгляда.

– А мои деньги, ваша светлость?

– Деньги?.. Если ты предал Натаниэля, то можешь предать и меня. Откуда мне знать, что ты сказал правду?

– У меня нет причин лгать.

– Таким, как ты, я не дам и десяти пенсов. Убирайся, пока я не позвал полицейских. Скажи спасибо, что вообще уходишь живым.

Девушка послала герцогу воздушный поцелуй, и он встал.

– Но, ваша светлость... Мы же договорились. Десять фунтов для вас ничто... – запричитал Рэт.

– Мы договорились, что я не сдам тебя властям, и я сдержу слово, если ты уйдешь. О деньгах забудь раз и навсегда!

Рэту очень хотелось назвать герцога лжецом и вором, но этот аристократ оказался гораздо опаснее, чем ему показалось вначале.

– Убирайся!

Герцог махнул рукой. На его лице застыло презрение.

Понимая, что просить бесполезно, Рэт оставил эль недопитым и быстро вышел из таверны. Стояла кромешная тьма, и шел мелкий противный дождь.

Оглянувшись, он увидел, как герцог в сопровождении молоденькой проститутки поднимается по лестнице на второй этаж.

Он сплюнул. Злость, обида, разочарование заполнили все его существо.


– Где ты ее нашел? – прошептал доктор Ваттс, когда ему так и не удалось разбудить Александру.

– Сент-Джайлс-стрит. – Натаниэль нежно погладил Александру по руке. – Мужчина, для которого она шила, чуть не продал ее в проститутки. К счастью, я успел вовремя.

Глаза Татти стали круглыми, как монеты.

– Бедный ребенок. Боюсь даже представить, что могло с ней произойти.

– Я пытался объяснить ей, что Лондон не место для одинокой девушки. – Доктор Ватте близоруко сощурился сквозь очки. – Надеюсь, сейчас она прислушается к моим советам.

Натаниэль тяжело вздохнул. Советы легко давать тем, кто имеет уютный дом и много денег. У Александры их не было, и она поступила так, как считала необходимым.

Ему стоит последовать ее примеру. Александре намного безопаснее будет в Лондоне, нежели с ним. А он уже опаздывает – ему пора уезжать в Ньюкасл.

– Извините меня, – сказал доктор Ваттс, – но ко мне сейчас должен прийти мой коллега. Когда лауданум выветрится, ваша сестра почувствует себя лучше.

– Не стану вас задерживать. – Натаниэль встал, но он не мог так быстро оставить Александру. – Я и сам сейчас уйду по делам. Надеюсь, наша договоренность останется в силе.

– Разумеется. Не волнуйтесь за сестру. Мы не выпустим ее, по крайней мере пока она не найдет себе место в приличном ателье.

– Не могу выразить, как я вам благодарен. – Натаниэлю не хотелось злоупотреблять добротой врача и его экономки, но они единственные могли поисмотреть за Александрой.

Он уже готов был уйти, когда заметил, что Александра пришла в себя.

– Натаниэль?..

– Я здесь. – Он вернулся к ее постели. – Как ты себя чувствуешь?

Александра попыталась засмеяться.

– А я-то думала, что нашла хорошее место. Как ты меня отыскал?

– Я шел за тобой от одной мастерской к другой. Мне очень помогла Марайя.

– Она знала, где я?

– Нет, только высказала свои предположения. Она не знала, где находится бордель Понтера, но с помощью денег я получил нужные мне сведения. Я так рад, что вовремя нашел тебя. – Натаниэль отвел с ее лица волосы и на мгновение заглянул ей в глаза. Ему страшно хотелось поцеловать ее, но он сомневался, что сможет обуздать свою страсть. Вместо этого он на секунду прижал руку к щеке Александры и провел большим пальцем по ее верхней губе. – Ричард вернулся, – сказал он.

Она улыбнулась.

– Хорошо. Передай ему, пожалуйста... Ну в общем, если бы не он, я бы никогда... – она оглянулась на Татти, которая тактично отошла к окну, – не попала в море.

Натаниэль кивнул.

– Вы когда-нибудь обязательно встретитесь.

– Джейк уже дома? – спросила она, называя маркиза по имени, чтобы Татти не узнала, о ком идет речь.

– Должен быть.

– Ты слышал что-нибудь от... его отца?

– Отсутствие новостей – самые лучшие новости, как говорится. – Он слабо улыбнулся.

– Или затишье перед бурей. – Александра взяла его за руку.

– Я должен идти.

– На этот раз я пойду с тобой. – Она попыталась встать, но Натаниэль уложил ее обратно.

– Ты знаешь, что я не могу взять тебя.

– Когда ты вернешься?

Такой простой вопрос. Натаниэль почувствовал, как его охватывает безысходность.

– Не знаю.

– Я очень хорошо себя чувствую. – Она заговорила громче, и Татти повернулась к ним. – Ты же обещал маме, что не оставишь меня.

В голосе Натаниэля появились угрожающие нотки:

– Александра, перестань играть в игры. Здесь тебе лучше всего. Я не могу взять ее с собой, Татти, – объяснил Натаниэль экономке. Он встал и отошел от кровати. – И хотел бы, но не могу.

– Разумеется, мистер Кент, – согласилась Татти.

Натаниэль повернулся к Александре.

– Если бы все было иначе... – Он покачал головой. – Не важно, я не хочу давать пустых обещаний. Я должен идти.

– Будь осторожен, – прошептала Александра.

Он кивнул, жалея, что не ушел, когда она еще спала.

– Сообщи доктору Ваттсу адрес своей работы, хорошо?

Александра кивнула.

Попрощавшись с миссис Татти Натаниэль ушел.

Дождь кончился, и улицы заполнил сероватый туман. Он поморщился. Скоро он снова будет в море, где широкие горизонты и яркие звезды. Зажмурившись, Натаниэль представил себе бескрайние синие просторы, он даже почувствовал легкое покачивание... И вдруг в его голове взорвались сотни огненных брызг. Натаниэль потерял сознание.

Глава 15

Натаниэль с трудом открыл глаза. Затылок нестерпимо болел, в висках ломило.

– Мне кажется, он пришел в себя.

Этот голос Натаниэль знал.

– Он шевелится. Зови отца.

– Где я? – прохрипел Натаниэль.

Он попытался встать с кровати, на которой лежал, но его тут же стошнило.

– Там, где всегда хотел быть, мой старший братец, – ответил маркиз Клифтон. – В семейном кругу. Ну как, тебе нравится?

Память вдруг как-то сразу вернулась к Натаниэлю. На него напали сзади и сильно ударили по голове.

Он незаметно огляделся. Комната богато обставлена, однако никаких личных вещей. Может быть, гостиница?

– Какая встреча, – издевательски произнес другой человек.

Это был его отец.

– Ненадолго, – удалось выговорить Натаниэлю.

– А мы уж начали волноваться. Может быть, мы слишком переоценили вора, который последние месяцы нападал на наши корабли?

Натаниэль попытался что-то сказать, но у него все поплыло перед глазами. Он откинулся назад, а герцог обратился резким тоном к кому-то стоящему у двери:

– Принеси стакан воды. Я не хочу, чтобы он снова потерял сознание.

Казалось, прошла вечность, прежде чем какой-то человек приподнял его голову и прижал к губам стакан воды.

– Пей. – Слова напоминали больше команду, но Натаниэль слишком хотел пить, чтобы спорить. Он с жадностью выпил стакан воды, одновременно пытаясь понять, сколько в комнате людей.

Он насчитал пятерых, включая отца и маркиза Клифтона. К несчастью, в его теперешнем состоянии он не мог бы справиться даже с одним.

– Как вы меня нашли?

Герцог рассмеялся:

– Немного денег, и я всегда получаю желаемое. Твоя команда не настолько сплоченна, как ты думаешь.

Натаниэль не поверил этому. Он мог поклясться за любого... разве что...

Он застонал:

– Рэт.

– Всегда бывает слабое звено. – Грейстоун преувеличенно вздохнул. – К несчастью, ты нашел такое и в моем доме. Как же ее звали?..

– Что ты с ней сделал?

– Увы, твой человек, Ричард, молчал, и она успела сбежать. Впрочем, он был хорошенько наказан за это.

Натаниэль кивнул, вспомнив покрытое синяками лицо Ричарда.

– Где груз с моих кораблей? – спросил герцог.

Краем глаза Натаниэль увидел искаженное ненавистью лицо маркиза.

– Не знаю, – сказал он.

– Перестань. Рано или поздно я все равно все узнаю. Ты не в том состоянии, чтобы перечить мне.

– Ты сгоришь в аду, прежде чем я скажу тебе что-нибудь.

Натаниэль не был готов к удару, который нанес ему Клифтон. Он застонал, борясь с темнотой, которая грозила поглотить его.

– Джейк! – рявкнул герцог. – Я не позволю тебе бить его, пока не узнаю то, что хочу. Неужели ты такой же дурак, как и он?

– Но, отец... – запротестовал Клифтон.

– Убирайся!

Юный маркиз нехотя вышел из комнаты. Грейстоун повернулся к Натаниэлю.

– Ты упрямый человек, – сказал он, – но я тоже не из простых. Возможно, ты не представляешь, насколько я могуществен.

– Кого это волнует? Надо мной ты не властен. У герцога на лице заходили желваки.

– Я бы сказал, у тебя есть мужество, но я все равно добьюсь своего.

– Если ты не отпустишь меня, мои люди сообщат главному комиссару Майну о том, что твое судно перевозило в Россию ружья. Мы оба знаем, какое наказание ждет предателей.

– Ты шутишь? – Герцог грозно уставился на Натаниэля. – Ты даже не понимаешь, о чем говоришь. Как ты смеешь угрожать мне подобной ложью?

– Называй это чем хочешь. Я видел ружья своими собственными глазами, и теперь их увидит комиссар Майн.

– Ты ничего не сможешь мне сделать, ублюдок. – У герцога затрепетали ноздри. – Я могу раздавить тебя, сровнять с землей. Да кем, собственно, ты себя считаешь?

– Я твой сын, – сказал Натаниэль. – Ты отрицаешь это, но мы оба знаем правду.

Герцог побагровел.

– Ты даже не представляешь, что тебя ждет...

– Еще один «несчастный случай» с каретой?

– Ты заплатишь за свое упрямство. – Вены на шее герцога вздулись, он резко повернулся и вышел из комнаты.


Чья-то рука зажала Александре рот. Она забарахталась, пытаясь освободиться.

– Александра! – послышался тревожный шепот, и она замерла.

Девушка узнала голос.

Трентон.

– Что случилось?

– Где Натаниэль?

У Александры от страха сжалось сердце. Натаниэль ушел еще вчера. Почему он не добрался до своих людей?

Она приоткрыла рот, чтобы ответить, но промолчала, услышав шорох. Со стороны лестницы раздался голос Татти:

– Александра, как ты там?

– Все хорошо, миссис Таттл. Просто мне не спится. Надеюсь, я не мешаю вам?

– Нет, не волнуйся, – сонно ответила экономка.

Заскрипели половицы – миссис Таттл вернулась в постель. Трентон и Александра подождали еще несколько минут.

– Он уехал вчера, – прошептала Александра.

– Он не появился в Ньюкасле. – Трентон отошел к окну и выглянул на улицу. – Несколько дней назад исчез Рэт. Он наверняка предал нас герцогу.

Александра вскрикнула. Она вспомнила, как разгневался Натаниэль, когда этот грязный человечек напал на нее, и как его потом посадили под арест на хлеб и воду.

Трентон оглянулся на нее.

– Я думаю, герцог схватил Натаниэля.

– Почему Натаниэль не остался с вами? – сТфосйла Александра. – Вы давным-давно были бы в море.

Трентон промолчал, но Александре почудилось осуждение в его глазах.

– Он вернулся, чтобы увидеться со мной, – ответила она сама на свой вопрос. – А когда пришел, меня здесь не было. – Александра поежилась, представив, что могло быть с ней, если бы Натаниэль не вернулся. Но часы, что он потратил на ее поиски, стоили ему жизни!

– Надо идти на Боу-стрит, – воскликнула она. – Надо заставить констебля встретиться с герцогом...

Она начала подниматься, но ее остановил горький смех Трентона.

– Кто нам поверит? Не имея веских доказательств, они никогда не станут допрашивать герцога Грейстоуна. Наша единственная надежда – ружья, но ими надо распорядиться очень умно, иначе они решат, что мы украли их в другом месте и теперь обвиняем честного человека. – Он сунул руки в карманы. – Натаниэль собирался писать лорд-адмиралу в Доктор-Коммонс. Я так и сделаю.

– Но это займет много времени!

– Да. К сожалению, мы не знаем, где герцог держит Натаниэля, а то можно было хотя бы предпринять попытку освободить его. – Трентон не стал добавлять: «если он жив», но эти слова витали в воздухе.

– Мы скоро узнаем, – прошептала Александра. – Герцог мог душить невинного младенца или подстроить крушение кареты, но даже он не может убить взрослого человека и остаться безнаказанным.

Трентон пожал плечами.

– Важно не то, чтобы он не остался безнаказанным. Важно то, чтобы он это знал.


Натаниэль глядел в суровое лицо друга и соратника своего отца, сэра Джона Балларда. Герцог поднял судью с постели, и сейчас, несмотря на поздний час, Натаниэль, Грейстоун, Клифтон и двое слуг его отца стояли в кабинете Балларда. Сам сэр Джон тер заспанные глаза.

– Каковы обвинения? – спросил сэр Джон чуть шепеляво – в спешке он, очевидно, не успел надеть вставную челюсть.

– Пиратство.

Брови судьи взлетели вверх.

– Серьезное обвинение, – прокомментировал он и принялся листать какие-то бумаги. – Есть ли у вас доказательства?

– Хватит волынки, Джон, – резко сказал Грейстоун. – Детали не важны.

– Я должен помнить о своей репутации, – неуверенно возразил судья.

– Тогда придумай сам, что нужно. Подпиши ордер на арест, и покончим с этим.

Сэр Джон нахмурился.

– Я подумаю о деталях утром, – сдался он наконец. – Так что ты хочешь сделать с мистером Кентом? Сомневаюсь, что нам удастся приговорить его к казни, основываясь только на моей подписи, если ты надеешься на это.

– Почему? – спросил герцог.

– Потому что это вызовет интерес...

– Его нельзя убивать, – вмешался маркиз Клифтон. – Он захватил наш груз стоимостью в несколько тысяч фунтов. Сошлите его в плавучую тюрьму. Там он станет послушным.

Перед мысленным взором Натаниэля всплыли старые корабли, которые стояли на приколе в Вулвиче. Их превратили в тюрьму, и это место часто называли адом на земле.

– Там он будет в безопасности, – с улыбкой добавил Грейстоун.

Сэр Джон прищелкнул языком.

– Отличная мысль! Никто еще не сбегал из Вулвича. – Он принялся быстро писать что-то на бумаге. – Там сидят осужденные, ждущие отправки в заморские колонии. Куда мы пошлем мистера Кента? В Австралию? Тасманию?

– Никуда, – холодно ответил герцог. – Он может вернуться, а это меня не устраивает. Надо запретить ему ступать на английскую землю без конвоя.

Натаниэль попытался вырваться из рук держащих его слуг. Провести несколько лет на тюремных кораблях... это хуже, чем пожизненное заключение в Ньюгейте.

Сэр Джон встал.

– Отведите его в тюрьму. Я немного знаю тамошнего надзирателя. Он едва ли станет задавать нескромные вопросы.

– Отлично, – улыбнулся герцог. – Я не забуду этой маленькой услуги.

– Для чего же тогда существуют друзья? – Сэр Джон похлопал Грейстоуна по спине, и люди герцога вытащили Натаниэля из комнаты.

В холле Натаниэль закричал. Он надеялся разбудить кого-нибудь из домашних, но тут ему на затылок вновь опустилась дубинка, и он потерял сознание.


Александра подошла к железным воротам Грейстоун-Хауса на рассвете. В руках у нее была небольшая корзинка, в которой лежал ее небогатый скарб.

Собравшись с духом, Александра открыла калитку и прошла внутрь. Она не знала, отнесется ли к ней маркиз с дружеским участием или нет, и очень нервничала. Джейк знал, что она попала в плен против своей воли. Заметил ли он, как смягчилось ее сердце к капитану пиратов?

У черного хода стояли тележки двух лавочников. Торговцы о чем-то спорили с женщиной, которая, судя по одежде и поведению, работала здесь экономкой. В разговоре булочник назвал ее «миссис Уайт».

Александра подождала, пока они закончат разговор, и выступила вперед.

– Кто ты? – Экономка была крупной женщиной с широкими, почти мужскими плечами и мозолистыми руками. Александру она разглядывала с явным одобрением.

– Я пришла к леди Анне, – сказала Александра. – Она вернулась из Шотландии?

Экономка приподняла бровь, оглядывая простенькое платье Александры.

– Да, она вернулась. Но какое дело может быть у нее с такими, как ты?

Александра прокашлялась:

– Это личное. – Она испугалась, что экономка ее выгонит, и быстро добавила: – Я пришла отдать долг. Скажите вашей госпоже, что пришла швея, которая должна была зашить ей порванное платье. Мы встретились в Манчестере. Я буду ждать здесь, пока она не проснется. – Александра села на стоящий у дверей ящик.

Миссис Уайт чуть прищурилась и сказала:

– Леди Анна уже проснулась.

Она ушла в дом, оставив Александру в состоянии крайнего волнения. Как ее примет сводная сестра Натаниэля? Учитывая все, что произошло в их единственную встречу, леди Анна имеет полное право засадить ее в тюрьму. Но это был единственный способ выяснить, где Натаниэль или что с ним случилось. Александра взмолилась, чтобы их с Трентоном план сработал.

Мгновение спустя из-за двери высунулась голова миссис Уайт.

– Заходи. Леди Анна будет ждать тебя«в гостиной.

Александра проследовала за экономкой через кухню в коридор, а потом они прошли комнату для рисования, малые гостиные, комнату для занятий музыкой, библиотеку.

На всем лежала печать роскоши. Стены покрывали шелк и кашемир, ковры на полу были привезены явно из Смирны и Мадраса. Наконец, по широкой лестнице они поднялись на второй этаж.

Миссис Уайт постучала в одну из дверей и дала знак Александре следовать за ней.

Леди Анна сидела за столом, на котором лежала только Библия. Подняв глаза на Александру, она нахмурилась.

– Вот ты кто, – недовольно сказала она. – Где мое платье?

Александра уставилась в пол.

– Прошу прощения, мэм, но платье испорчено.

– Испорчено! Я могла бы сразу догадаться. Ты пришла сюда только за тем, чтобы сказать, что испортила платье, которое мне подарила мама?

– Нет. – Александра посмотрела ей в лицо. – Я пришла, чтобы попытаться чем-то отплатить за его потерю. Понимаете, я не хотела воровать его...

Лицо леди Анны смягчилось.

– Сам факт, что ты здесь, говорит об этом. Я стала свидетелем скандала, который устроил твой отчим, и не могу винить тебя за твой побег. Иногда я сожалею, что не имею такой силы воли. – Несколько минут она смотрела в огонь, затем на ее губах появилась слабая улыбка. – Разразился такой переполох. Мистер Калверт чуть не упал в обморок и буквально рвал на себе волосы. Честно говоря, я получила столько удовольствия от одного его вида, не говоря уже о твоем отчиме, что почти простила тебе эту кражу.

Александра представила разъяренного мистера Калверта, дочь герцога в платье простой швеи и Вилли, который вопит об украденных деньгах... Ей захотелось рассмеяться, но она быстро подавила в себе это желание. Сейчас она не имеет права смеяться.

– У меня нет денег, миледи, но я могу отработать ту сумму, которую вы сочтете нужной.

– Служанкой? – удивленно спросила леди Анна. – Ты же швея.

– У меня нет опыта прислуживания в господском доме, но я бы хотела научиться. – Александре стало стыдно за свое вранье, ведь она устроила это представление лишь для того, чтобы попасть в дом герцога.

– Это сложно? – Леди Анна перевела взгляд на миссис Уайт. – Ты можешь ее научить?

– Как прикажете, миледи.

Сводная сестра Натаниэля посмотрела на Библию.

– Да, мне это нравится. Господь сказал, что мы должны прощать. Тебе пришлось бы работать несколько лет, чтобы расплатиться за такое дорогое платье, однако я разрешу тебе уйти через год. Понятно?

Александра присела в реверансе.

– Да, миледи.

– Хорошо. – Леди Анна повернулась к экономке. – Дайте ей комнату в мансарде.

Миссис Уайт вернулась с Александрой на кухню, а потом оттуда по узкой лестнице они поднялись в небольшую мансарду.

– Ты будешь спать здесь, – сказала экономка. – Положи свою корзинку на кровать, распакуешь ее позже.

Александра опустила корзинку на потрепанное одеяло. Ее кровать была одной из трех, стоящих у стены, столько же стояло рядом с окнами. Между кроватями были втиснуты небольшие комоды, в дальнем углу находился умывальник, а рядом с ним ночной горшок.

– Служанкам здесь платят восемнадцать фунтов в неделю, – сказала миссис Уайт, делая знак Александре следовать за ней. – Свободное время – один день в месяц. Может, ты будешь работать без жалованья, однако у тебя будет крыша над головой и еда.

Александра кивнула, и миссис Уайт продолжила:

– Подъем в пять утра. Сначала разожжешь камины, затем наносишь воду для ванн. После завтрака снесешь вниз ковры и выбьешь, потом протрешь пыль в холле.

Миссис Уайт говорила очень торопливо, и пока они возвращались на кухню, она называла все новые и новые обязанности Александры.

Александра слушала ее очень внимательно, стараясь запомнить каждое слово. Она не хотела, чтобы ее уволили за нерадение прежде, чем она узнает то, ради чего пришла сюда.

Внизу к экономке подбежала служанка.

– Миссис Уайт, кухонная прислуга ушла. Кухарка сказала ей вчера несколько суровых слов, и она сбежала.

Экономка пожала плечами.

– Девчонка отчаянно скучала по дому, так что от нее все равно было мало проку. Хорошо, Джанет. Теперь у нас работает Александра. Она поможет на кухне, пока мы не найдем кого-нибудь, кто заменит Руфь.

– Надо разжечь камины, – жаловалась Джанет. – И у нас еще нет горячей воды, а скоро проснется кухарка.

– Тогда шевелись.

Джанет поморщилась, но без возражений отправилась работать, а миссис Уайт обернулась к Александре.

– Его светлость очень требователен к слугам, – предупредила она, чуть понизив голос, – поэтому пока ты здесь новенькая, старайся не попадаться ему на глаза. Если он будет проходить мимо тебя, опускай голову и смотри в другую сторону.

Она подняла брови, будто спрашивая, поняла ли ее новенькая.

Александра кивнула.

– Днем слуги штопают одежду или работают на кухне. Сейчас иди к Джанет и помоги ей. Хорошую французскую кухарку найти не так-то просто. Мадам Плам очень капризна, и я не горю желанием встречаться с ней сегодня утром.

«Так же как и я», – подумала Александра.

– Вечером зайди ко мне в комнату, получишь новые инструкции, – приказала экономка и ушла.

Кухня была полна слуг. Все, кроме Александры, казалось, знали, что надо делать. Она огляделась, ища девушку, которой должна была помогать. Джанет стояла на коленях перед кухонной плитой, тщательно полируя ее поверхность.

Александра пристроилась рядом с ней, подавленная бесконечными наставлениями миссис Уайт. В голове ее была каша. Единственное, что она запомнила, – это то, что герцога следует бояться, но это она знала и раньше.

На завтрак служанкам дали хлеб с молоком. Они сели за огромный стол и молча поели, потом разбежались по углам, чтобы закончить свою работу.

Остальная часть дня прошла в работе, работе и работе. Она прерывалась лишь на еду. Обед длился всего двадцать минут, а потом они штопали носки и рубашки. На ужин подали холодное мясо, хлеб и сыр. К ужину полагалось пиво, и впервые за день Александра увидела, как все служанки, которых здесь было пятнадцать, смеются и болтают между собой.

Вечером, как и обещала, она зашла к миссис Уайт. Был уже девятый час, однако разговор с кухаркой задержал экономку, и она просто отправила Александру спать со словами, что поговорят они завтра.

Александра поднялась наверх и легла в постель одетой. Она слишком устала, чтобы волноваться по поводу комковатого матраса или сквозняков в нетопленой комнате. Александра ждала, пока все в доме заснут.

Глава 16

Лодка дернулась и поплыла к полуразрушенным судам, у которых не было мачт. Натаниэль оглянулся, завидуя тем, кто остался на пристани.

Его взгляд неожиданно наткнулся на роскошную карету. Натаниэль стиснул зубы. Из лодки, конечно, нельзя было разглядеть герб на дверцах, но он не сомневался, что за его отправкой следят отец и его сводный брат.

– Первый раз? – спросил его один из арестантов, мужчина с черной повязкой на глазу.

В маленькой лодке сидели пятеро заключенных, вооруженный охранник и двое надзирателей.

Натаниэль кивнул, и незнакомец засмеялся.

– Если ты похож на всех новичков, то заболеешь в течение года.

Натаниэль молча пожал плечами.

– Видишь мою повязку? Я потерял глаз на борту «Варриора». Это пятый корабль отсюда. – Он ухмыльнулся. – Однорукому человеку там не поздоровится.

– Нет, если бы он был на моем месте.

Натаниэль вызывающе оглядел собеседника, показывая всем своим видом, что его не напугать, и тот повернулся к другому арестанту.

– У тебя тоже есть причина для страха. Ты такой молодой. Как только стемнеет, тебя тут же возьмет в оборот кто-нибудь из старожилов. Они обожают парней со светлыми волосами и голубыми глазами.

Натаниэль и хотел бы рассмеяться над этими неуклюжими попытками одноглазого запугать других, да не мог. Его ждал незнакомый мир. Никто еще не сбегал из плавучих тюрем: были причиной тому кандалы или отчаяние, он не знал.

Начался отлив, и корабли оказались в жидкой грязи. Запах фекалий и смрад от разлагающихся трупов животных разносились на мили вокруг.

Их лодка подплыла к кораблю с надписью «Ретри-бьюшн», и арестанты медленно поднялись на борт.

– Когда-то «Ретрибьюшн» был тридцатидвухпушечным кораблем испанской постройки, – объяснил одноглазый.

Сейчас, однако, вместо мачт торчали расщепленные обрубки, штурвал исчез, а палуба, когда-то отполированная до блеска, была покрыта слоем грязи в фут толщиной. В каждой дыре жили черви.

Инстинктивно Натаниэль поднял глаза к небу. Только оно в этой клоаке оставалось чистым.

Арестантов встречали двое – мужчина, который отрекомендовался главным надзирателем, и другой, по имени Сэмпсон. Первый, как позже узнал Натаниэль, жил «на суше» и приходил на корабль только днем. Сэмпсон же, выполняющий здесь обязанности клерка, был арестантом, но пользовался большей свободой и некоторыми привилегиями, которых были лишены остальные.

Для начала заключенных погнали купаться. Когда дошла очередь до Натаниэля, вода уже была мутная и темная от грязи. Несмотря на огромное желание вымыться, он не мог заставить себя ступить в зловонную воду. Но у него не было выбора.

Как только Натаниэль вылез из так называемой ванны, Сэмпсон выдал ему серую куртку и такого же цвета бриджи. К счастью, они оказались чистыми. Двум другим арестантам повезло меньше. Им досталась одежда, которая выглядела так, словно ее никогда не стирали. Когда один из них попытался запротестовать, Сэмпсон выхватил у охранника пистолет.

– Мертвецам все равно, чистая на них,одежда или нет, – пригрозил он, размахивая пистолетом у лица заключенного. – А через пару дней она все равно станет у всех одинаковая.

Глаза клерка заблестели недобрым. Было ясно, что он приведет свою угрозу в исполнение.

Арестант молча надел грязную одежду.

«Интересно, кто дал Сэмпсону такую власть?» – подумал Натаниэль.

Их заковали в кандалы и выстроили перед главным надсмотрщиком.

– Если вы будете следовать приказам, усердно работать и молчать, вас оставят в покое, – сказал он. – Любой, кто попытается бежать или поднять бунт, будет убит. – Он повернулся к Сэмпсону. – Отведи их к остальным. Я буду у себя в каюте.

Хотя Натаниэль и ожидал увидеть нечто подобное, он был потрясен, когда на палубу высыпали почти все триста пятьдесят человек, которые уже жили на борту «Ретри-бьюшн». Это были оборванные истощенные люди с всклокоченными волосами, полными вшей. У многих не было ни рубашки, ни обуви, ни чулок.

Они выстроились неровными рядами и слушали, как Сэмпсон зачитывал распорядок дня и правила поведения. Правила оказались длинными и запутанными, а вот наказание, которое полагалось за их нарушение, было одно – плети. Когда эта краткая церемония закончилась, Сэмпсон отправил всех ужинать.

В столовой стояли всего десять деревянных столов, поэтому заключенные ели по очереди. Натаниэлю и остальным новичкам повезло попасть в первую смену.

Натаниэль буквально умирал с голоду, поэтому с нетерпением схватил тарелку – и тут же его затошнило от неприятного запаха. Отвратительная жидкая ячменная каша была приготовлена на говяжьем бульоне.

– Если у тебя есть мозги, ты будешь есть, – сказал ему подошедший Сэмпсон. – Иначе останешься голодным до утра. Как видишь, остальные уже догадались об этом. Люди здесь весьма сообразительны.

Только Натаниэль повернулся к клерку, как сосед по столу схватил его миску и принялся жадно из нее пить.

У Натаниэля побежали мурашки по коже. Он попал в совершенно другой мир, где обитали существа, потерявшие человеческий облик. Теперь они больше смахивали на животных, нежели на людей.

Чтобы у него не украли и хлеб, он заставил себя поднести его ко рту и откусить. Сэмпсон прав – он должен есть, чтобы сохранить силы, иначе кончит, как остальные.

До темноты арестантов предоставили самим себе. Вытянувшись на койке, Натаниэль попытался отвлечься от бесконечного звяканья цепей и бормотания. Что теперь? Захватил ли герцог Трентона и их корабль? Успел ли его первый помощник передать ружья лорд-адмиралу?

Если бы только он знал ответы на эти вопросы. Если бы только он мог как-то связаться с Трентоном!

– Сын мой.

Натаниэль поднял глаза и увидел стоящего перед ним священника.

– Я преподобный Хартман. Каждый вечер я занимаюсь с арестантами, чтобы дать им немного успокоения. Я был бы рад, если бы ты присоединился к нам.

Первым побуждением Натаниэля было отказаться, но он вовремя передумал. Священник мог бы помочь ему сориентироваться в этом новом мире.

– Все лучше, чем сидеть без дела, отец.

Преподобный Хартман явно обрадовался появлению нового слушателя. Он отвел Натаниэля в угол комнаты, где сидело человек десять арестантов. В руках у них были Библии. Большинство не умели читать, но преподобный все равно начал службу. Натаниэль обрадовался, что принял верное решение, потому что спокойный голос священника являлся разительным контрастом непристойным песенкам и ругани заключенных.

Импровизированная служба закончилась, и Натаниэль воспользовался случаем, чтобы завести беседу с пастором.

– Не могли бы вы просветить меня кое в чем?

– Разумеется, спрашивай, сын мой.

– Клерк одет, как заключенный, однако на нем нет цепей. Кто он такой?

Манеры преподобного Хартмана мгновенно изменились.

Он оглянулся и тихо сказал:

– Лучше держаться подальше от мистера Сэмпсона. Он арестант, но работает на главного надзирателя.

– Почему он пользуется такими привилегиями?

– Он очень опасный и жестокий человек. Не попадайся на его пути. – Священник решил поменять предмет разговора: – Ты говоришь, как образованный человек.

– Все свое образование я получил сам.

– Что ты сделал? Почему оказался здесь?

– Не знаю. – Натаниэль пожал плечами. Он не хотел говорить о себе.

– Я бы очень хотел узнать детали, – сказал пастор, – однако уже поздно. Тебе лучше лечь в постель.

На ночь в помещении выставлялись так называемые сторожа, которые сменяли друг друга каждые два часа. Они должны были следить, чтобы заключенные не разговаривали и не ходили по комнате, но взятки заставляли их закрывать глаза на нарушения.

Натаниэль в свою первую тюремную ночь слышал слишком много подозрительных стонов, чтобы хорошенько выспаться.


Прошло несколько часов, прежде чем в особняке герцога Грейстоуна воцарилась тишина, и все это время Александра вспоминала мифического дракона, который храпел и сопел, когда укладывался ко сну. Она терпеливо ждала, прислушиваясь к движению слуг, которые все еще работали, полируя серебро, убирая посуду или вытирая полы. До утра с его тягостными обязанностями служанки оставалось так мало, а ей нужна была любая возможность, чтобы узнать о судьбе Натаниэля.

Наконец, она встала и вышла из комнаты. Александра боялась столкнуться на первом этаже с миссис Уайт, поэтому, только очутившись на кухне, где было тихо и темно, она с облегчением перевела дух.

К счастью, герцога и его детей не было дома. Александра подслушала разговор служанок о том, что леди Анна собирается в гости, а вот куда уехали герцог и маркиз Клифтон и когда они вернутся, она понятия не имела. Оставалось только надеяться, что до их возвращения она успеет осмотреть дом.

Александра быстро проскользнула через дверь, отделяющую людскую от господской части дома. В маленькой комнатке с открытой дверью у парадного входа сидел лакей. Александра уже знала, что он дежурит там каждую ночь, и не испугалась.

Пламя его свечи отбрасывало достаточно света, чтобы она могла незаметно прокрасться мимо, не наткнувшись на мебель.

Пушистый ковер на лестнице хорошо заглушал шаги, так что Александра быстро и бесшумно поднялась наверх, правда, в коридоре второго этажа ей пpишлqcь снова сбавить шаг. Она страшно боялась опрокинуть в темноте какой-нибудь столик у стены или, что еще хуже, разбить дорогущую фарфоровую вазу, которые украшали здесь холлы и коридоры.

Кабинет герцога выходил окнами на парадный подъезд, но плотные шторы почти не пропускали в помещение ни свет от фонарей, ни лунный свет. Закрыв за собой дверь, Александра лихорадочно, почти на ощупь, начала искать в комнате свечу.

Ей повезло. На письменном столе она нашла лампу.

В свете лампы кабинет оказался довольно большим. Здесь стояли стол красного дерева, обитое кожей кресло, карточный столик и несколько стульев. На стене висела картина: мужчина верхом на лошади.

«Наверное, герцог в молодости», – решила Александра. Легкий разлет бровей, резкие линии лица. Значит, у Натаниэля это от отца, но на этом сходство кончалось. Глаза Грейстоуна были скорее зелеными, нежели голубыми, а волосы – каштановыми, а не цвета воронова крыла, как у его первенца.

Стол был буквально завален какими-то бумагами, и, кажется, все они носили деловой характер: счета, письма от партнеров, несколько юридических документов, – но ничего, что касалось бы Натаниэля.

Александра, вздохнув, огляделась. Как здесь найдешь то, что нужно?

Неожиданно в коридоре, прямо у двери комнаты, где она находилась, послышался кашель. Александра поспешно загасила лампу. Ее мысли лихорадочно метались в поисках выхода, но в голову ничего не приходило. Заскрипела открываемая дверь, и она, уже не раздумывая, нырнула под стол.

В темноте появилось светлое пятно, отбрасываемое пламенем свечи. Шаги вошедшего приближались.

Александра зажмурилась и взмолилась Богу, чтобы он спас ее. Она чувствовала себя загнанным в ловушку зверьком. Сердце гулко стучало, мысли путались, обгоняя одна другую. Что же теперь будет, что будет?..

Вошедший остановился прямо перед столом. Александра услышала шорох бумаг, потом громкое восклицание:

– Проклятая кухарка!

Это был герцог – голос маркиза Клифтона Александра узнала бы сразу.

Снова шорох бумаг и приглушенные ругательства. Затем Грейстоун, видимо, нашел, что требовалось, потому что наступила тишина. Он скорее всего проглядывал бумагу.

– Хорошо, – пробормотал он и направился к выходу.

Александра боялась дышать, пока не убедилась, что герцог вышел из комнаты. Ее трясла дрожь, и потребовалось несколько минут, прежде чем она смогла успокоиться.

Подождав, пока глаза привыкнут к полутьме, Александра вновь оглядела комнату. Она снова зажгла лампу и просмотрела корреспонденцию герцога, стараясь запомнить, кто ему пишет. И здесь, проглядывая содержимое ящиков стола, она наткнулась на небольшую металлическую шкатулку.

Судя по весу, в ней также хранились бумаги, но тот факт, что она заперта, сильно заинтересовал Александру.

Пошарив рукой по столу, она нашла кусок мрамора, которым герцог прижимал бумаги, и сбила им замочек.

Встав у окна, Александра приоткрыла занавески и принялась читать письма, которые оказались любовными посланиями к герцогу. Жаркие заверения в вечной любви, нескромные приглашения с огромным числом ошибок покрывали десятки листков дешевой бумаги. Только одно письмо было написано явно образованной женщиной. Оно пришло из Шотландии и было подписано «Эллейн». Это, как поняла Александра, была мать маркиза Клифтона и леди Анны.

«Мои дети умоляют меня вернуться в Англию, но я не получила ни одного письма от тебя, не говоря уже о просьбе простить и благодарности за то, что я держу язык за зубами. Иногда я уговариваю себя, что тебя удерживает чувство вины, но это, похоже, следствие моего начинающегося слабоумия. Я очень похудела, у меня выпали почти все волосы. Будь я честной сама с собой, я бы знала, что ты совершенно равнодушен к моим несчастьям, причиной которых стал сам. Ты ведь не мог отказаться от своих самых что ни на есть низкопробных шлюх.

Тем не менее я дала тебе сына, о котором ты мечтал, и ради моих детей молчала о твоих посещениях таверны «Зеленое дерево» и подобных заведений. Могу поспорить, ты думал, я не знаю, куда ты отправляешься по ночам. Увы, я узнала об этом слишком поздно. Все равно, мое чутье подсказывает, что ты скоро последуешь за мной. Человек не может жить вечно, ваша светлость, и я надеюсь увидеть, как ты горишь в аду».

Александра нахмурилась, пытаясь понять, что имеет в виду леди Эллейн. Неужели она больна сифилисом и заразилась им от герцога?

Воспользовавшись бумагой герцога, она решила написать письмо Трентону. Возможно, Грейстоуну пора на собственной шкуре испытать, что такое быть похищенным.


Охранник разбудил Натаниэля рано утром и погнал на завтрак, который состоял из тарелки вареного ячменя. Натаниэль с жадностью проглотил безвкусное варево, отметив отсутствие даже маленького кусочка хлеба. Рацион заключенных был скуднее, чем он думал.

– Мы можем попросить добавки? – спросил он у сидящего рядом.

Худой мужчина с седыми всклокоченными волосами и запавшими глазами выглядел, словно живой скелет. Он хмуро оглядел Натаниэля.

– Можешь попросить, если хочешь остаться без еды на весь день. Проклятый Сэмпсон кормит нас, как карликов, а оставшиеся деньги прикарманивает.

Внезапно за их спинами раздался резкий голос клерка:

– Это серьезное обвинение, Джозеф. Неужели за пять лет ты так и не научился держать язык за зубами?

Джозеф скорчился от страха.

– Я ничего такого не говорил!

– Возможно, настало время показать нашему однорукому другу, что происходит с теми, кто плохо себя ведет. Пошли, старик. Ты первый.

– Но вы же знаете меня, – закричал Джозеф. – Я совершенно безобидный старый человек.

Сэмпсон махнул стражнику, который подхватил Джозефа за шкирку и заставил его встать.

– Настало время для порки, друзья мои-, – с удовлетворением произнес клерк.

Заключенные поднялись со скамеек и привычно отошли к стенам.

Джозеф, пошатнувшись, упал и получил тычок ногой под ребра.

– Вставай, трус! – рявкнул Сэмпсон, занося ногу, чтобы ударить старика по голове, но Натаниэль уклонился от удара.

– Подожди.

Внезапно все стихли. Заключенные смотрели на него с открытыми от удивления ртами.

– Коснись меня еще раз, и ты покойник, – прошипел Сэмпсон.

Минуту они смотрели друг другу в глаза, затем клерк отвел взгляд.

– Джозефу двойную порцию, и этому однорукому тоже. Он скоро узнает, что я люблю и что нет.

Место для порки оказалось рядом с обрубком главной мачты.

Охранник снял с Джозефа рубашку и привязал его руки и ноги к столбу.

– Нет! Пожалуйста! – дернулся Джозеф, когда на его спину обрушился первый удар.

Натаниэль вздрогнул и безуспешно попытался не слушать крики Джозефа.

Большинство заключенных следили за процедурой безо всяких чувств, словно это было самым обычным делом, остальные, казалось, даже наслаждались зрелищем. Некоторые принялись подбадривать охранника.

Единственным, на чьем лице было видно сочувствие к заключенному, был священник.

Когда все закончилось, Сэмпсон вырвал из рук охранника плеть, чтобы самому заняться Натаниэлем.

– Это научит тебя уважению, урод, – сказал он. – Думаешь, я не заметил, как ты на меня смотришь? Долго это не продлится, я обещаю.

Охранник подошел к Натаниэлю, чтобы снять с него рубашку, но тот высвободился и снял ее сам.

Удар плетью походил на ожог, но Натаниэль был готов к нему. Стиснув зубы, он представлял себе, что рядом стоит Александра. Ему же не хочется, чтобы она слышала его крики! Ради нее он не станет кричать... или молить о пощаде. Он вынесет наказание, как мужчина, а когда все закончится, она успокоит его и прижмет свои маленькие прохладные ручки к его пылающим щекам. Александра успокоит его боль. «О Боже, где же она?»

Скоро по его спине потекло что-то горячее, и Натаниэль догадался, что это кровь. Только мысль об Александре давала ему силы выстоять как в прямом, так и в переносном смысле. В конце концов Сэмпсон отбросил плеть, и Натаниэль позволил себе повиснуть на веревках.

– Пора работать, – объявил Сэмпсон. – Отведите этот скот на берег и заставьте его трудиться, прежде чем они решат, что среди них появился герой. А однорукого бросить в карцер.

Клерк ушел, и Натаниэль позволил себе улыбнуться. Александра бы гордилась им. Порка не принесла Сэмпсону того удовольствия, на которое он рассчитывал, – и об этом знали они оба.

Второй день в услужении прошел для Александры так же, как и первый, за исключением того, что герцог оставался дома. От страха, что он может обнаружить сбитый замок на металлической шкатулке, у Александры кружилась голова. Не меньше она боялась и того, что молочник забудет отправить ее письмо Трентону, прочтет ее записку или, хуже того, выдаст ее герцогу.

Она носила воду, выбивала ковры, чистила камины и нарезала овощи для кухарки, потом отправилась обедать, но мысли ее были постоянно с Натаниэлем. Она вспоминала капитана пиратов на мостике его корабля, вспоминала, как ветер треплет его волосы, вспоминала запах его тела, звук его голоса... и боялась, что сойдет с ума от беспокойства и страха. Она должна была сорвать тот замок! Ради Натаниэля она бы сделала это столько раз, сколько требовалось.

После обеда Александра принялась скрести пол кухни, пока ее не прервала миссис Уайт.

– Его светлость и маркиз Клифтон хотели бы видеть тебя, – сказала экономка с легким неудовольствием.

Сердце Александры чуть было не остановилось. Шкатулка! Они обнаружили, что в кабинете побывал чужой человек.

Александра прошла в господскую часть дома. Она постояла несколько минут под дверью кабинета, чтобы успокоиться, затем постучалась.

– Входи. – Голос принадлежал герцогу, но, когда она вошла, первый, на кого упал ее взгляд, был маркиз Клифтон.

Он встал.

– Александра!

– Вы хорошо выглядите, милорд. – Александра улыбнулась.

Герцог, сидя за столом, писал что-то в большую книгу. Услышав их разговор, он отложил ручку в сторону и откинулся на спинку кресла. Его глаза внимательно обежали Александру.

– Что ты здесь делаешь? – резко спросил он.

Александра пожала плечами.

– Вы же сами послали за мной, ваша светлость.

– Я имею в виду, что ты делаешь в моем доме?

– Я отрабатываю стоимость платья, которое взяла у вашей дочери.

Герцог прищурился.

– Мой сын сказал, что ты связана с Натаниэлем.

– Я была похищена против воли, ваша светлость. Пират перепутал меня с вашей дочерью, леди Анной.

Сейчас герцог казался Александре еще более пугающим, чем раньше. У него были глаза той же формы, что и у Натаниэля, но только в них не было ни капли тепла. И все же – квадратный подбородок, высокие скулы, разлет бровей – все было ей до боли знакомо.

Александра поежилась. Грейстоун пытался убить своего собственного сына. Он убил экономку, которая спасла мальчика, и заразил сифилисом жену. Все чувства Александры говорили ей, что это жестокий человек с каменным сердцем.

Он прищелкнул пальцами.

– Что привело тебя сюда?

– Когда Натаниэль освободил меня, я попыталась найти работу в ателье. Но мне не повезло. Мне больше некуда было идти, и я подумала... – здесь Александра запнулась и бросила смущенный взгляд на маркиза Клифтона... – я подумала, что могу отработать платье, которое взяла у леди Анны. – Александра вспомнила, что ей говорила миссис Уайт. – По крайней мере у меня есть крыша над головой и еда.

Герцог встал, опершись руками о крышку стола.

– Понимаю. И ты, разумеется, больше не встречала Натаниэля Кента и его людей?

Александре показалось, что герцог видит ее насквозь.

– Нет, но я знаю, где их найти, – сказала она в попытке завоевать доверие герцога.

– Мы уже поймали Нат... – нетерпеливо начал маркиз, но герцог, стукнув кулаком по столу, заставил его замолчать.

Герцог повернулся к Александре.

– Где же?

– Я подслушала разговор пиратов. Они отправлялись в Ньюкасл.

– Видишь, отец? После всего, что сделал Натаниэль, разве она может питать к нему теплые чувства? Хотя он то был влюблен в нее.

– В обычную швею? Как странно... – Грейстоун сел. – Можешь продолжать работу, – сказал он Александре, – но помни, я буду следить за каждым твоим шагом. Не советую становиться моим врагом.

Глава 17

Трентон похлопал рукой по карману, в котором лежало письмо от Александры. В нем говорилось, что герцог посещает таверну «Зеленое дерево», и он три ночи безуспешно дежурил в темной аллее у здания. Сегодня, однако, счастье улыбнулось ему. Герцог прибыл около часа назад и сразу зашел в таверну. С кучером Трентон уже разобрался – бедняга в одном белье, связанный и с кляпом во рту лежал в кустах неподалеку.

Ночь выдалась довольно прохладной для конца мая, хотя покрывавший землю туман, по мнению Трентона, мог быть и погуще. Что ж, нельзя требовать всего сразу.

Час был уже поздний, и таверна стала пустеть, однако герцог все еще не появлялся. Трентон, которого безмерно раздражала тесная синяя ливрея кучера, нетерпеливо переступал с ноги на ногу и тихонько чертыхался себе под нос.

В конце концов герцог вышел, но он был не один – на его руке висела молоденькая девушка – проститутка, судя по виду.

Трентон закашлялся, чтобы скрыть удивление, но Грейстоун и его компаньонка не обратили на него ни малейшего внимания. Женщина игриво гладила меховой воротник плаща герцога и глупо хихикала.

Трентон взобрался на козлы. Герцог подсадил женщину в карету, потом залез сам.

– Быстрее. – Он постучал тростью по крыше.

Трентон подстегнул лошадей, направляя их на север, подальше от центра города. За его спиной царила тишина. Интересно, что там происходит. Впрочем, он был рад, что это «что-то» отвлекает отца Натаниэля и он еще не заметил, что они едут совсем не туда.

К тому времени как Грейстоун понял, что карета движется в другую сторону, вокруг уже расстилались поля с отарами овец.

– Проклятый дурак! – Он отчаянно застучал по крыше. – Куда ты нас везешь?

Трентон остановил лошадей у обочины.

– Выходи! – крикнул он.

Его слова оказались лишними, так как герцог уже спрыгнул на землю. Он отчаянно ругал Трентона, которого до сих пор принимал за своего кучера.

Трентон вытащил из кармана нож и тоже спрыгнул на землю.

– Что это? – Герцог побагровел от ярости. – Кто ты такой? Что тебе нужно?

– Не важно, кто я. Важно то, что ты должен себя хорошо вести, если хочешь остаться в живых.

– Послушай, если ты грабитель, то у меня с собой очень мало...

– Меня не интересуют твои деньги. Я задам тебе несколько вопросов, а ты ответишь на них. Понятно?

Герцог согласно кивнул.

– Вот и хорошо. Где Натаниэль Кент? – без всяких предисловий спросил Трентон.

Грейстоун явно не ожидал этого вопроса.

– Я не знаю, – только и сказал он.

Трентон сделал шаг вперед, и его нож оказался менее чем в футе от живота герцога.

– Я не понял, поэтому спрашиваю еще раз. Где Натаниэль Кент?

Из оконца кареты высунулась голова женщины, но Грейстоун махнул рукой, и она вновь исчезла в карете.

Герцог опустил взгляд на нож, потом посмотрел на Трентона:

– Он в Ливерпуле. Я решил увезти его из Лондона. Мой друг-судья отправил его в ливерпульскую тюрьму.

– Значит, Натаниэль жив. – Трентон всеми силами старался не показать своей радости. Его друг жив! – Это все, что мне нужно было знать. Теперь иди к тому дереву.

– Что ты собираешься сделать со мной? – подозрительно спросил герцог.

– К сожалению, вовсе не то, что ты заслужил.

Трентон привязал герцога к дереву.

– Я на время позаимствую твою карету, – сказал Трентон, – а заодно высажу твою подружку на окраине Лондона. Я уверен, она позовет на помощь, хотя потребуется пара дней, чтобы найти тебя здесь.

Он отвесил отцу Натаниэля шутливый поклон, спрятал нож, забрался на козлы и, посмеиваясь, укатил.


Александра мысленно застонала. Она убирала гостиную рядом с парадным входом – комнату, которую особенно ненавидела за обилие в ней мебели и всяческих безделушек. Прошло несколько дней с того времени, как она отправила письмо Трентону, но ответа так и не получила.

– Вот ты где? – В дверях появился маркиз Клифтон.

– Доброе утро, милорд, – быстро улыбнулась Александра, пряча в дальний угол своей души беспокойство за Натаниэля и Трентона. – Вы так быстро позавтракали?

– Да. Сегодня завтрак был очень коротким. У нас произошло очень неприятное событие.

Александра напряглась. Что могло случиться и с кем? В любом случае нельзя проявлять ни любопытства, ни интереса, иначе она вызовет в маркизе подозрение. Она взяла себя в руки и постаралась говорить как можно равнодушнее:

– Жаль это слышать, милорд. Надеюсь, все закончилось благополучно?

Он кивнул, внимательно разглядывая ее.

– Ты не поверишь в то, что случилось.

Александра смахнула пыль с полки в шкафчике и начала ставить обратно дорогие фарфоровые статуэтки.

– А что случилось, господин маркиз?

– Натаниэль Кент исчез, и его люди бросились на поиски. Они захватили моего отца.

Маркиз взял со столика вырезанную из слоновой кости фигурку обезьянки и принялся крутить ее в руках. Александра на мгновение оторвалась от работы.

– Натаниэль исчез? Ты имеешь в виду, из Ньюкасла?

– Почти. Как я уже сказал, пираты его разыскивают. А ты, случайно, ничего не знаешь об этом происшествии? – Он поставил фигурку на столик.

– Откуда я могу что-то знать?

– Все в недоумении, как они догадались, где можно найти герцога.

Александра поставила на место китайскую вазу.

– Не знаю. Может быть, они следили за ним?

Маркиз улыбнулся и подошел к ней ближе.

– Ты права. Я уже давно заметил, что ты не только красива, но и умна. У тебя есть... обаяние.

Он провел рукой по ее шее, и Александра застыла. Она почувствовала, как он тянет ее к себе, и рискнула, обернувшись, заглянуть ему в лицо. Выражение его глаз напомнило ей Рэта, когда он набросился на нее в каюте Натаниэля.

Рука маркиза скользнула к ее груди. Александра, не выдержав, отодвинулась.

– В чем дело? – спросил он. – Ты вела себя иначе, когда тебя трогал Натаниэль.

Александра вспомнила, как учащался ее пульс даже при случайных прикосновениях капитана пиратов. Ласки же маркиза Клифтона вызывали у нее только негодование.

– У меня не было выбора.

– Я дам тебе больше, чем он. У меня никогда не было любовницы, но я умею быть щедрым. Я вытащу тебя из этого... – маркиз оглядел комнату, – поселю в собственном доме. У тебя будет красивая одежда, драгоценности – почти все, что захочешь.

Александра покачала головой.

– Ты даже представить себе не можешь, что я хочу.

– Я знаю, о чем мечтает каждая женщина. Неужели ты так отличаешься от всех?

– Я хочу собственную семью, – продолжила Александра.

– Кто тебе сказал, что я против детей?

Александра чуть отступила назад.

– Я хочу семью, а это означает, что у меня должен быть муж.

Маркиз Клифтон нахмурился.

– Ты же не настолько наивна, – раздраженно произнес он, – чтобы ожидать, что я женюсь на тебе. Когда-нибудь я унаследую титул отца, а герцог не может жениться на простой служанке.

– Разумеется, нет.

Александра попыталась говорить с подобающей горечью. Потребовав от маркиза то единственное, что он не может ей дать, она надеялась удержать его подальше от себя.

– Я должна закончить работу, – сухо сказала она. – Извините.

Закрыв шкафчик, Александра ловко обошла маркиза и выскользнула из комнаты.

Ночью Александра обнаружила на своей подушке небольшую коробочку. Она работала дольше, чем остальные служанки, поэтому они обычно спали, когда она поднималась в мансарду. Этот вечер не был исключением.

Она открыла коробочку и увидела бриллиантовые серьги. Незамысловатой работы, но очень дорогие. К ним была приложена записка:

«Дорогая Александра, пожалуйста, прими это как доказательство моего внимания. Есть много прелестных вещей в жизни помимо замужества. Джейк».

Девушка пораженно разглядывала подарок. Так, значит, ее слова произвели совсем не тот эффект, на который она рассчитывала. Вместо того чтобы удержать маркиза, ее отказ стал для него своеобразным вызовом, и теперь он начал преследовать добычу.

Александра решила немедленно вернуть сережки маркизу. Она не хотела, чтобы его интерес к ней стал предметом обсуждения среди слуг, кроме того, он не должен думать, что ее решение можно изменить подарками.

Спустившись по лестнице, она прошла через кухню в холл и поднялась на второй этаж. Если дверь в спальню маркиза заперта, она просто положит коробочку на пол перед дверью. Если же его нет, она оставит ее на его кровати.

Но прежде чем Александра добралась до спальни маркиза, ее остановили громкие голоса из библиотеки.

– Зачем ты купил простой служанке такой дорогой подарок? – Александра узнала голос леди Анны и подошла ближе. – Ее вполне бы удовлетворили шаль или дешевые побрякушки. Она должна считать себя счастливицей, потому что на нее обратил внимание мужчина с таким положением в обществе.

– Александра не похожа на других.

Леди Анна рассмеялась:

– Слушай, братец, а пираты, случаем, ничего не сделали с твоей головой? Кстати, я только что съела твою ладью.

Александра услышала звон хрусталя.

– Налей и мне бокал, – попросил маркиз.

Несколько минут в библиотеке стояла тишина, и Александра представила брата и сестру склоненными над шахматной доской.

– Натаниэль получил по заслугам за то, что сделал со мной, – внезапно сказал маркиз.

– Разве? То-то он чуть не убил отца.

– Да нет, это были его люди. Сам Натаниэль сейчас в тюрьме и никогда не выйдет оттуда.

– Он в Ньюгейте?

Александра испугалась, что не услышит ответа – так сильно билось у нее сердце. Натаниэль жив! От облегчения она закрыла глаза.

– Нет, он на тюремном корабле, в Вулвиче. Не очень приятное местечко, уверяю тебя. Твой ход.

На корабле? Александра открыла глаза. Об этом месте ходили страшные истории. Знает ли об этом Трентон? Может быть, Грейстоун захватил и Трентона? Она поежилась.

– Тебе никогда не приходило в голову, что Натаниэль говорит правду? – Искреннее сочувствие в голосе леди Анны поразило Александру. – Я имею в виду то, что он наш старший брат, с которым очень плохо обошлись.

– Это со мной очень плохо обошлись. А Натаниэль вор и лжец, – рявкнул маркиз. – Кроме того, отец уже выбрал наследника. В противном случае все наше имущество отойдет к Натаниэлю, а нам с тобой придется клянчить деньги у этого ублюдка. Ты этого хочешь?

– Нет, конечно. Я просто...

– Замолчи...

– Но я только спросила...

– Не важно. Некоторые веши лучше не трогать.

Александра не услышала, что ответила леди Анна. Снизу из холла раздался звук шагов, и она убежала.

Радость от того, что Натаниэль жив, мешалась в ее сознании с ужасом при мысли о том, что творится на тюремных кораблях.

По крайней мере он в Лондоне – и жив. Это был единственный проблеск радости в ее размышлениях. И только вернувшись в спальню, Александра вспомнила, что забыла вернуть сережки маркизу Клифтону.

На следующий день она наконец получила письмо от Трентона, однако в нем было написано, что Натаниэль в Ливерпуле.

«Как такое может быть? – сконфуженно размышляла Александра. – Если Натаниэль в Ливерпеде, значит, его нет в Вулвиче?»

Она хотела было послать Трентону записку, но было слишком опасно вновь доверяться молочнику. Кроме того, он передаст письмо лишь через несколько дней, а к тому времени Трентон будет на пути в Ливерпуль.

Александра спустилась на кухню и подошла к экономке.

– Миссис Уайт? – Александра опустила глаза. Экономка, которая в этот момент обсуждала что-то с кухаркой, повернулась к Александре.

– Боюсь, что у меня плохие новости. – Александра прижала к груди письмо Трентона. – Моя мама...

– Что такое?

– Она очень больна. Сестра пишет, что она вот-вот умрет. Не могла бы я отпроситься, чтобы навестить ее?

– О Боже! Я и не знала, что твоя семья живет тут поблизости. Конечно, можно. Тебе не нужны деньги на кеб?

Александре было противно лгать, но она продолжила:

– Спасибо, не надо. Я пройдусь пешком или попрошу подвезти меня кого-нибудь, кто едет в ту сторону.

Кухарка сочувственно прищелкнула языком.

– Надеюсь, ваша маман поправится, мадемуазель.

– Пусть мое отсутствие считается как мой день отдыха, – предложила Александра, стараясь облегчить себе муки совести.

– Не думай сейчас об этом. – Миссис Уайт взмахом руки отпустила ее. – Лучше побыстрей собирайся.

Александра подхватила свою шаль и поспешила к дверям. По крайней мере ее стремление как можно скорее покинуть этот дом было настоящим. Она достала из кошелька монетку, чтобы нанять кеб. Вулвич был слишком далеко, чтобы идти пешком.

Александре потребовался почти час, чтобы добраться до Вулвича.

Когда впереди показались силуэты тюремных кораблей, у нее от волнения даже вспотели ладони.

Кеб в конце концов остановился возле Королевского арсенала, и Александра попросила кучера подождать ее.

Она пошла по направлению к Темзе. Впереди несколько мужчин в кандалах копали землю. Но Натаниэля среди них не было.

Александра повернула направо, где еще одна группа перетаскивала камни.

«Боже, покажи мне его!» – взмолилась она, лихорадочно шаря глазами по оборванным, заляпанным грязью несчастным.

И вдруг она увидела Натаниэля. Он был буквально в тридцати футах от нее. Как и у других заключенных, его лицо покрывали грязь и пот, но вокруг все еще сохранялась какая-то аура достоинства.

Казалось, он почувствовал на себе ее взгляд, потому что поднял голову и выпрямился.

Александра вскрикнула, сжав кулаки. На лице Натаниэля не дрогнул ни один мускул, но Александра не сомневалась, что он узнал ее.

Внезапно к нему подошел охранник.

– Глазеем на леди, ты, урод? Ну-ка, возвращайся к работе!

Натаниэль перевел взгляд на охранника, потом опять на Александру. Мгновение они смотрели друг другу в глаза – пока охранник не ударил Натаниэля толстой сучковатой палкой.

– Я сказал – работать! – проорал он.

– Нет!.. – из груди Александры вцрвался громкий крик. – Пожалуйста, не трогайте его!

Но удары сыпались, словно град, а к ней уже шел другой охранник.

– Мисс! Мисс! Кто вы такая, мисс?

Александра поняла, что ей надо уходить, пока она не причинила Натаниэлю еще больше вреда.

Повернувшись, почти ничего не видя перед собой от заливавших лицо слез, она побежала назад к ожидавшему ее экипажу. Споткнувшись, она упала, с трудом поднялась на ноги и из последних сил забралась в кеб.

Глава 18

Александра ушла, и что-то взорвалось внутри у Натаниэля. До того он заставлял себя терпеть все унижения, но вид ее искаженного ужасом лица разорвал путы, которые он сам на себя наложил. Схватившись за палку, он выдернул ее из рук опешившего охранника, а потом одним ударом свалил его с ног.

Натаниэль сражался с яростью дикого зверя. В его ушах эхом отзывались крики охранников и других заключенных. Некоторые арестанты последовали его примеру, хотя таких было немного.

Разумеется, у заключенных не было ни малейшего шанса выйти победителями, и Натаниэль знал об этом еще до того, как нанес первый удар. Их движения сковывали кандалы, а противников было слишком много.

Натаниэль чувствовал боль от многочисленных ударов, но ему было все равно. Он должен отплатить этим людям за их жестокость. Только ему придется заплатить дорогую цену за неповиновение.


Александра попросила возницу остановиться у конца Беркли-стрит.

Она должна сообщить обо всем Трентону. Герцог обманул его, отослав в Ливерпуль, тогда как Натаниэль все время оставался в Лондоне. К сожалению, Трентон не сможет помочь своему капитану. Никто не может вытащить Натаниэля из тюрьмы.

Может быть, поехать в Ливерпуль и перехватить Трентона? Нет, глупо. Как она найдет его? Кроме того, ее внезапное исчезновение вызовет подозрения у герцога, и тогда он сделает с Натаниэлем что-нибудь ужасное... Ей придется оставаться в Грейстоун-Хаусе.


За ее спиной захлопнулись кованые ворота особняка герцога, и Александра тяжело вздохнула. Сейчас ей предстоит встретиться со слугами, маркизом Клифтоном и герцогом и делать вид, что она оплакивает свою мать.

– Где ты была?

Александра чуть было не подпрыгнула от неожиданности, когда из-за двери прямо перед домом вышел маркиз.

– Ты напугал меня. – Она прижала руку к груди.

– Ты не ответила на мой вопрос. Где ты была?

– Тебе стоило только спросить миссис Уайт. Она прислала бы другую служанку.

Александра заставляла себя говорить очень спокойно, не показывая, насколько ее раздражают его вопросы.

– Миссис Уайт сказала, что ты отправилась к больной матери. Ты же сама сказала мне, что у тебя нет родителей.

У Александры подогнулись колени. Лихорадочно она пыталась найти правдоподобное объяснение своей отлучке.

– На самом деле я... я хотела показать подруге ваши серьги, – чуть заикаясь, сказала она.

Маркиз улыбнулся, и Александра возблагодарила Бога за тщеславие маркиза, которое заставило его поверить ее лжи.

– Разумеется. Они тебе понравились? – Он взял ее за руку и потянул в сторону от дорожки.

– Не каждая служанка получает такой подарок от сына герцога, – заметила Александра, играя свою роль.

– Ты не каждая. Я никогда не видел столь прелестную девушку.

Подцепив пальцем подбородок Александры, маркиз Клифтон наклонился, чтобы поцеловать ее. Догадываясь, что сейчас произойдет, Александра ради Натаниэля решила принять поцелуй. Но когда руки маркиза скользнули вниз к ее бедрам, она вырвалась.

– Возможно, я неправильно вас поняла, – резко сказала она. – Я думала, сережки – подарок, а не плата за услуги. – С этими словами она убежала в дом.

Александра сидела в кабинете герцога, прислушиваясь к малейшему шуму за дверью. Была глубокая ночь. Часы в холле только что пробили три.

Окунув перо в чернильницу, она подписала свое имя. Она не знала, получит ли Натаниэль это письмо, но ничем другим она пока не могла помочь ему.

Молочник приходил каждое утро на заре, и Александра подождала его у черного хода. Он молча взял письмо вместе с парой шиллингов и кивнул головой в знак согласия.

Александра была готова повернуться и уйти, но он схватил ее за локоть, потом залез в карман и вытащил оттуда мятый клочок бумаги.

Александра поблагодарила его, и, дождавшись, пока он уйдет, прочитала послание Трентона.

«Александра, Натаниэля нет в Ливерпуле. Я думаю, его перевели в Ньюгейт, хотя так и не смог найти никаких следов этого. Сейчас я в Лондоне и очень надеюсь на то, что у тебя новости получше. Встретимся у конюшни в полночь в следующую среду. Трентон».

Спрятав записку в складках юбки, Александра поспешила в дом, надеясь избежать встречи с кем-то из слуг. Следующая среда, написал Трентон. Это завтра.

На следующий день вечером Александра сидела на кухне и шила новые фартуки для служанок. Слуги сами оплачивали свою униформу, а невысокое содержание делало это довольно обременительным, поэтому она обещала поработать бесплатно. К тому же это занятие позволяло ей скоротать время до встречи с Трентоном.

– У тебя был долгий день, почему бы тебе не пойти отдохнуть? – спросила миссис Уайт.

– Я еще не хочу спать. – На самом деле Александра валилась с ног от усталости, но боялась проспать назначенное время.

– Ты хорошая работница. Я рада, что леди Анна решила нанять тебя, хотя твоя история и показалась мне подозрительной.

Экономка отнесла в погреб несколько банок с приправами, потом вернулась на кухню.

– Ты не против отнести поднос, который я приготовила его светлости? Он в кабинете.

Александра заколебалась, жалея, что не может найти достойный предлог отказаться. Она избегала герцога, боясь, что не сможет скрыть свою ненависть к нему.

– Маркиз Клифтон с отцом?

Александра надеялась, что ответ будет отрицательным. Она попыталась вернуть сережки маркизу, но он отказался взять их. Вместо того чтобы потерять всякий интерес к ней, как она надеялась, он с удвоенной энергией пытался завоевать ее любовь или по крайней мере привязанность.

– Не знаю. – Миссис Уайт взяла несколько банок. Александра положила работу на стол и направилась с подносом в кабинет герцога. К ее огорчению, маркиз был с отцом.

Она попыталась войти в комнату как можно более незаметно, но мужчины тут же подняли глаза. Она поставила поднос на стол.

– Передай Гарри, чтобы он приготовил карету. Я уезжаю, – приказал ей герцог.

Александра постаралась, чтобы на ее лице не дрогнул ни один мускул.

– Да, ваша светлость.

Она присела в реверансе, потом направилась к двери, чувствуя на себе пристальный взгляд маркиза Клифтона.

К тому времени как Александра спустилась на кухню, миссис Уайт уже закончила работу и снимала передник.

– Я иду спать, – объявила она.

– Его светлость требует, чтобы Гарри заложил карету. Хотите, я сама сообщу ему об этом? – спросила Александра.

Гарри – один из конюхов – спал в комнатенке прямо над конюшней вместе с сыном, который тоже работал у герцога.

– Спасибо. Мои бедные ноги не могут сделать больше ни шага.

Александра улыбнулась. Миссис Уайт была трудолюбивой и честной женщиной, и ее все любили.

– Я скоро вернусь.

Гарри уже лег спать, так что дверь Александре открыл его сын.

– Привет, Рори, его светлость приказал, чтобы твой отец приготовил карету, – сказала она, – а я тебе кое-что принесла. Ну-ка, давай свои ручонки.

Рори было только девять, и он всегда очень радовался лакомствам, которые Александра сберегала для него и тайком приносила.

– Что это?

– Целая дюжина пирожков с малиновым вареньем. – Александра дала ему носовой платок, в который были завязаны эти сокровища.

Глаза мальчика расширились от удовольствия.

– Ты самая лучшая девушка во всем мире!

Александра улыбнулась.

– Только не говори миссис Уайт, а то она обвинит меня в воровстве.

– Я этой старой ведьме ничего не скажу.

– Рори!

Осуждающий тон Александры заставил мальчика нахмуриться.

– Она приказала мне сегодня помыть уши.

– Значит, они нуждались в этом.

Александра засмеялась и взъерошила мальчику волосы. Перемолвившись с ним еще парой слов, она повернулась и пошла обратно. Торопиться пока было некуда.

На кухне она вновь взялась за шитье. Вокруг уже стояла тишина. Слуги спали.

Скоро пришел Гарри.

– Карета подана, – доложил он. – Передайте герцогу, что я поставил ее перед парадным входом.

Александра удивилась, как быстро Гарри справился. Кажется, не прошло и десяти минут, как она пришла к нему в каморку.

Она поблагодарила конюха и отпустила, а сама поднялась в кабинет к герцогу, но он уже ушел. Александра в нерешительности вышла в коридор и вдруг услышала его голос в холле Затем послышался звук хлопнувшей двери.

Ушел ли с ним Клифтон? Она спустилась вниз, огляделась по сторонам... и встретилась взглядом с маркизом.

Александра неопределенно улыбнулась ему и поспешно ушла, молясь, чтобы он побыстрее отправился спать. Через два часа придет Трентон.

Однако маркиз последовал за ней на кухню.

– Милорд, что я могу для вас сделать?

Александра была немало удивлена тем, что он вошел в часть дома, отведенную для слуг. Сев за стол, маркиз спросил:

– Почему ты избегаешь меня? Другие служанки отдали бы все, чтобы поменяться с тобой местами.

Апександра села напротив и принялась за шитье. Она не походила на других служанок. Ей было плевать на деньги маркиза и его положение в обществе. Она уже влюблена. При этой мысли Атександра чуть не вскрикнула. Да, она любила Натаниэля Кента, этого она не могла отрицать.

– Милорд, мы не подходим друг другу, – сказала она в конце концов. – Вы сами упомянули о разнице в положении. Одного этого уже достаточно.

– Я готов закрыть глаза на подобную ерунду. Это имеет значение только при выборе жены.

– А я хочу быть именно женой. – Александра отложила недоделанный фартук в сторону.

– К любовнице всегда относятся лучше, чем к жене, – уговаривал ее маркиз. – Если я тебя не интересую, почему тогда ты пришла сюда?

– Я говорила вам, мне нужна была работа. В отличие от маркизов я должна сама зарабатывать себе на жизнь.

– Ты могла работать в любом друтом месте.

– Меня не брали в ателье. Кроме того, я уже была знакома с вами и надеялась, что леди Анна даст мне возможность отработать стоимость платья. Сколько раз еще мне придется повторять это?

– А как же сережки?

– Я пыталась вернуть их вам, милорд, но вы отказались. Что мне оставалось делать?

– Ты ждешь от меня слов любви? Только они смягчат твое праведное сердце?

Александру неприятно задел сарказм в его голосе.

– Извините меня, милорд. Подарки не могут купить чувства. Сейчас, если вы извините, я пойду спать.

Она хотела пройти мимо маркиза, но он загородил дорогу к лестнице. Схватив Александру, он попытался поцеловать ее, но она резко дернулась, и его губы лишь скользнули по ее щеке.

– Милорд, что вы делаете? – Она вырвалась из его объятий.

– Называй меня Джейком. Я хочу слышать свое имя из твоих уст. Я хочу убедить тебя.

– Убедить меня в чем?

– Что ты хочешь меня так же сильно, как я хочу тебя.

Александра не смогла удержаться от смеха.

– У меня нет никаких чувств к вам, милорд, и никогда не было.

Выражение его лица напугало Александру, заставив пожалеть о поспешно сказанных словах.

– Наступит время, когда ты будешь умолять хоть о крупице моего внимания, – прорычал маркиз и вдруг ударил ее по лицу.

Александра отшатнулась, пораженная его жестокостью:

– Милорд, я не хотела обидеть вас.

Она попыталась положить руку ему на плечо, но он шагнул в сторону, и она отпрянула.

Кинув на Александру хмурый взгляд, маркиз ушел.


Александра потянулась к нему, ее рука взъерошила его волосы. Он схватил ее в объятия и прижал к себе. Ее руки обвили его шею, она чуть приоткрыла губы, ожидая его поцелуя. Натаниэль наклонил голову, но в тот момент, когда он был готов прижаться к ее губам... вздохи Александры превратились в тяжелое дыхание лежащего рядом человека, и он почувствовал под собой жесткий матрас.

Натаниэль поежился. Придя в себя ото сна, он наконец вернулся к реальности. Он делил узкую койку с другим человеком на борту скрипучего корабля-лазарета – одного из кораблей, который предназначался для тех, кто уже не в состоянии был работать, куда отправляли умирающих людей, откуда они редко возвращались. И все же здесь было чуть полегче. Никаких цепей, да и еда, хоть и та же похлебка, была чуть гуще варева, которым его кормили на «Ретрибьюшн». Правда, врачи совсем не испытывали сочувствия к больным, возможно, слишком утомленные их огромным количеством. Тем не менее равнодушие в его положении лучше, чем ненависть. По крайней мере они не походили на Сэмпсона, а именно благодаря ему Натаниэль провел в карцере столько времени, сколько там не проводил ни один заключенный. Перед этим его выпороли, и началось воспаление. В конце концов благодаря вмешательству священника его перевели на госпитальный корабль.

С тех пор он и лежал на этой койке, вдыхая затхлый воздух, наполненный испарениями его собственного тела и тел других больных, которых ни разу не мыли. Натаниэль отчаялся так, что отдал бы свою последнюю порцию еды за глоток свежего воздуха.

Зажмурившись, Натаниэль попытался уснуть, чтобы вернуться к своим мечтам об Александре, но безуспешно. Тогда он начал еще раз проговаривать про себя ее письмо.

Почта приходила к заключенным крайне редко и подвергалась строжайшей цензуре, при которой вымарывалось все что угодно, так что Натаниэль смог прочитать только несколько строк:

«...живу на Беркли-стрит с твоим любимым отцом... нашла тебя, как мы с Трентоном и планировали, и делаю все, что могу... скоро приедет Трентон... держись...

Александра».

Натаниэль застонал. Александра живет рядом с его отцом и сводным братом, а это так же опасно, как войти в клетку со львами. И все же она нашла его, и он был бесконечно рад, что кто-то знает о его местопребывании. Это единственное, что давало ему силы держаться.

Натаниэль вздохнул и перевернулся на бок. Одежда была влажной от пота, спина сильно болела, от постоянного голода сводило желудок. Сон давал ему возможность хоть ненадолго забыться, тем не менее он не мог заснуть. Болезнь и лихорадка притупили его чувства, но где-то краем сознания он ощущал приближение опасности – об этом говорили какие-то странные шорохи, перешептывание неподалеку, тени движущихся людей.

Внезапно почти над его головой раздался голос Сэмпсона:

– Осторожней, идиоты.

Через мгновение на него навалились три человека. У одного в руках был черный мешок, другой нес толстую веревку, а третий – нож: Натаниэль заметил отражение лунного света на лезвии за долю секунды до того, как кто-то набросил на него мешок. Острый укол в спину подтвердил его догадки.

– Не шевелись. Будешь бороться – умрешь, – предупредил Сэмпсон.

– Разве не этого вы добиваетесь? – спросил Натаниэль, однако не стал сопротивляться.

– Поднимайся и иди! – раздался приказ.

Они силой подняли его с постели и поведи наверх. На палубе было ветрено и прохладно, и Натаниэль представил себе, как над водой стелется туман. Он споткнулся, чуть не упал и тут услышал знакомый голос:

– Что случилось?

Это был преподобный Хартман.

– Отец, не поздновато ли для визитов? – осведомился Сэмпсон.

Натаниэль опять чуть было не упал, когда клерк толкнул его назад, за спины остальных, но он знал, что слишком выделяется своим ростом, чтобы остаться незамеченным. Сэмпсон, очевидно, рассчитывал на мягкий характер священника и, что более важно, на его страх.

Представители церкви пользовались уважением и имели большую власть на тюремных кораблях, занимая второе по рангу положение после главного надзирателя, но только не на «Ретрибьюшн». Здесь преподобному Хартману разрешалось спасать души, если только он этим не мешал Сэмпсону.

– Здесь есть умирающий, а я обещал посидеть с ним, – объяснил священник.

– Как редко встретишь человека, который так серьезно относится к своей работе, – с издевкой прогнусавил Сэмпсон.

– Однако вы похожи в этом на меня. Я смотрю, вы тоже решили позаботиться об одном из заключенных.

– Занимайся своими делами, – рявкнул Сэмпсон. – Пусть все остается как есть – для твоего же блага.

Натаниэль услышал звук удаляющихся шагов.

«Он мне не поможет», – в отчаянии подумал он.

Укол ножом в спину заставил его двинуться вперед, пока он не наткнулся на борт. Кто-то схватил его поперек туловища и, тяжело дыша, начал спускаться по трапу вниз. Через несколько минут он, однако, разжал пальцы, и Натаниэль упал в лодку. Он вскрикнул от боли, а клерк принялся осыпать ругательствами своего сообщника.

– Ты хочешь, чтобы нас схватили, идиот?

– Тяжелый, мерзавец, – проворчал, видимо, тот, кто его тащил.

Натаниэль с трудом сел.

– Сколько у нас времени? – спросил еще кто-то.

– До полуночи. Давайте быстрее убираться отсюда, пока врачи не подняли шум.

Наконец все расселись в лодке, и она поплыла. Натаниэль гадал, что происходит. По голосам он узнал в одном из похитителей Сэмпсона, а во втором – охранника, который лупил его в тот день, когда пришла Александра, а вот третий голос был ему незнаком.

Их было трое, а он еле шевелился от слабости.

Лодка ударилась о берег. Натаниэля вытащили и поставили на ноги. Он пытался увидеть что-нибудь сквозь мешковину, но ночь была слишком темной, и ему оставалось лишь беспомощно идти за своими похитителями.

В конце концов Сэмпсон и его сообщники остановились, раздался звук поворачиваемого в замке ключа. Натаниэлю показалось, что они находятся около здания, где заключенные днем щипали паклю.

Его подозрения подтвердились внутри, так как этот запах нельзя было спутать ни с чем, а он провел здесь достаточно времени, чтобы его запомнить.

– Закройте дверь. – Голос Сэмпсона эхом отозвался в прохладной сырой комнате. – Теперь будем ждать.

Кто-то зажег свечу.

– Кого мы ждем? – Охранник, которого, как вспомнил Натаниэль, звали Джеймс, задал вопрос, который он сам бы хотел задать.

– Герцога Грейстоуна. – Сэмпсон ударил Натаниэля ногой. – Это имя что-нибудь значит для тебя?

Не в состоянии удержать стон, Натаниэль выждал несколько минут, прежде чем ответить. У него нестерпимо болели раны, но он пытался игнорировать боль. Он должен думать о том, как убежать.

– А что случилось? – в конце концов спросил он как можно более равнодушно.

Сэмпсон сдернул с его головы мешок.

– Откуда мне знать? Его светлость щедро заплатил за право поговорить с тобой, а мы лишь выполняем его пожелание. Но если ты попытаешься выкинуть какие-нибудь штуки, все изменится.

– Он сильный, хоть у него и нет руки, – хмуро предупредил его Джеймс. – Чуть не убил меня.

– Я легко справлюсь с этой мразью. – Словно в доказательство, Сэмпсон приставил нож Натаниэлю к сердцу и издевательски ухмыльнулся ему в лицо: – Искушение слишком сильно.

– Я не хочу никаких мокрых дел, – захныкал третий человек.

Судя по одежде, он тоже был охранником, хотя Натаниэль не видел его прежде.

– Ты убивал заключенных своей палкой. Так в чем же разница? – фыркнул клерк. – Я просто пользуюсь ножом.

– Только коснись меня. – Натаниэль обращался к Сэмпсону, надеясь, что сможет спровоцировать клерка на драку.

Вообще сам факт этой встречи радовал Натаниэля. Он означал, что герцог еще не нашел ружья.

– Я нарежу из тебя ремни. – Глаза Сэмпсона злобно заблестели.

– Пустая болтовня! – Натаниэль глянул на остальных. – Пусть ваш начальник докажет это на деле.

– Думаешь, я дурак?

Клерк сделал быстрый выпад и полоснул Натаниэля по груди. Натаниэль от боли стиснул зубы, и клерк удовлетворенно засмеялся.

– Что? Не хочешь кричать? – Сэмпсон поднес нож к пламени свечи. – Ох, я забыл. Ты предпочитаешь не выказывать слабости. Возможно, сейчас мы узнаем, как ты поведешь себя под пытками.

Несмотря на дьявольский огонек в глазах Сэмпсона и боль в груди и спине, Натаниэль пытался не терять хладнокровия. Ему нужно выиграть время. Он отчаянно дергал рукой. Узел веревки уже ослаб, но он сомневался, что тот скоро поддастся.

– Сколько вам платит герцог? Пару гиней? Я стою гораздо больше. – Длинные пальцы Натаниэля продолжали свою работу.

– Герцог даст нам все, что мы попросим, – осклабился Сэмпсон. – Ему хочется поскорее разделаться с тобой. Похоже, на прошлой неделе кто-то приставил нож к его груди и потребовал сообщить, где ты.

Натаниэля молнией пронзила тревога. Он должен Как можно быстрее увезти Александру из дома на Беркли-стрит. В письме она обещала помочь ему, но если герцог заподозрит связь между ними, за ее жизнь нельзя будет дать и фартинга.

– Зачем тебе его деньги, когда ты уже загреб тысячи фунтов, обворовывая несчастных заключенных? – спросил Натаниэль. – Скажи, сколько ты отдаешь главному надзирателю, когда на деньги правительства покупаешь тухлое мясо и прогнившую одежду, а разницу забираешь себе? Сэмпсон даже подавился от удивления.

– Ты думаешь, я не понял, как ты завоевал сердце начальника? – Натаниэль насмешливо приподнял бровь. – Ты набил его карманы золотом, и теперь он позволяет тебе делать все, что ты хочешь.

– Держите его. – Клерк поднял нож из пламени. – Я готов.

Охранники неуверенно переглянулись, и их замешательство дало Натаниэлю необходимую передышку. Он еще раз дернул рукой, и веревки наконец поддались. Он мгновенно бросился вперед, ударил Сэмпсона ногой в пах и сбил Джеймса с ног.

Джеймс упал на спину. Сэмпсон согнулся пополам. Третий охранник получил от Натаниэля кулаком в живот и повалился на пол.

Натаниэль подскочил к двери, но оказалось, что она заперта. Наконец, подняв изнутри щеколду, он распахнул ее. Эти несколько лишних секунд стоили ему многого. Прежде чем он успел выбежать, Джеймс схватил его за воротник и втянул назад.

Отчаяние придавало Натаниэлю силы, ему удалось отшвырнуть охранника прямо на Сэмпсона, однако через несколько мгновений он как-то вдруг почувствовал бесконечную усталость. Нет, расслабляться нельзя ни в коем случае! Ему надо бежать.

Нанеся последний удар, Натаниэль повернулся к двери, и тут его перехватил Сэмпсон. Клерк ударил его ножом в спину. Натаниэль упал.

«Все кончено», – подумал он, глядя, как Сэмпсон вновь заносит нож.

– Ты мертвец! – прогнусавил клерк, замахиваясь для последнего удара.

– Довольно! Если ты хочешь жить, то пощадишь его. У входа стоял преподобный Хартман. В руке он держал пистолет.

Сэмпсон на мгновение нахмурился, но тут же его лицо расплылось в ухмылке.

– Он не посмеет, парни. – Он махнул рукой, делая знак, чтобы его сообщники отняли пистолет у священника. – Человек его положения никогда не совершит умышленного убийства.

Хартман не пошевелился, а его рука все так же твердо сжимала оружие.

– Я буду считать это актом гуманности. Я никогда не убивал людей, но тебя я не считаю человеком. Сейчас же прикажи им отойти и дай этому заключенному встать.

– Ты не знаешь, что делаешь, – настаивал Сэмпсон.

– Брось нож.

Окровавленный нож полетел на пол, и Натаниэль попытался встать. Люди вокруг виделись ему словно в тумане, в ушах стоял какой-то гул, но ему удалось подняться. Он стоял, покачиваясь, изо всех сил пытаясь удержаться на ногах.

– Посмотри на него. Он не переживет эту ночь. Ты вступился за мертвеца, – крикнул Сэмпсон.

Священник глянул в сторону Натаниэля.

– Нет, я вступился за самого себя. Это единственное достойное дело, которое я могу совершить. Я отведу его в госпиталь...

На мгновение сознание Натаниэля прояснилось. Священник собирается отвести его на тюремный корабль, где он умрет...

Бросившись вперед, он оттолкнул преподобного Хартмана к столу и, воспользовавшись его замешательством, выхватил у него пистолет. Развернувшись, он успел выстрелить в Сэмпсона. Клерк завопил от боли – пуля попала ему в живот.

Священник вскрикнул.

– Они повесят тебя за это, – прошептал он.

– Сначала они должны поймать меня. – Натаниэль махнул рукой в сторону охранников. – Ключи, быстро!

Один из охранников тут же дал ему кольцо с ключами.

– Извините, преподобный отец, но, если вы отведете меня назад, я умру.

Держа пистолет в вытянутой руке, Натаниэль пятился назад, пока не оказался за дверью. Он быстро запер ее и выбросил ключи. Пока еще не поздно, ему нужно найти врача.


Александра, потушив лампу, села на последнюю ступень лестницы. Она думала только о Натаниэле. Тоскует ли он о ней так, как она тоскует о нем? Что он делает сейчас? Как она может ему помочь?

Часы на кухне пробили одиннадцать, потом четверть двенадцатого и половину двенадцатого. Александра встала и потянулась. По крайней мере герцога нет дома, да и маркиз Клифтон, похоже, ушел на покой. Слуги спят, так что никто не узнает о ее встрече с Трентоном. Во всяком случае, она на это надеялась.

Александра вышла из дома за несколько минут до назначенного времени – не могла больше ждать.

Двигаясь как можно тише, она подошла к конюшне, но Трентона еще не было.

Александра прислонилась к стене постройки. Она слышала, как внутри переступают ногами лошади, но людей там не было.

Вдруг раздался звук шагов. Александра с тревогой оглянулась.

– Трентон!

Она буквально бросилась на шею помощнику Натаниэля.

Засмеявшись, Трентон ласково обнял ее.

– Вот это встреча, учитывая, что я помогал тебя похищать.

Александре не терпелось сообщить ему новости.

– Я знаю, где Натаниэль. Он на тюремном корабле в Вулвиче.

– Откуда ты знаешь?

– Я видела его там. Его избивал охранник. – Александра поморщилась, потому что воспоминание причиняло ей слишком много боли. – Как мы его оттуда вытащим?

Трентон пожал плечами:

– Не знаю. Возможно, деньги помогут охране вовремя отвернуться.

– А ружья? Ты сделал что-нибудь?

– Я предложил герцогу поменять их на Натаниэля, но он только высмеял меня. Я еще не видел такого упрямого ублюдка. Потом я написал его превосходительству лорд-адмиралу, но ответа еще не получил.

– Мне лучше оставаться здесь, пока мы не освободим Натаниэля, – сказала Александра. – Иначе Грей-стоун догадается, зачем я пришла сюда, и сделает что-нибудь с Натаниэлем. Правда, мне здесь не нравится. Маркиз Клифтон... – Она замолчала. Зачем пускаться в длительные объяснения, когда Трентон ничем не может помочь ей? – Не важно. Со мной ничего не случится. Пожалуйста, поторопись и сообщи мне, когда все будет готово.

– Утром попытаюсь встретиться с полицейским комиссаром.

Раздавшийся со стороны дома негромкий звук заставил Александру вздрогнуть. Они замерли, прислушиваясь, но звук больше не повторился.

– Мне лучше вернуться, – сказала Александра.

– Если я понадоблюсь, то я остановился в «Марли-Хаус», – прошептал Трентон.

Кивнув, Александра торопливо зашагала к дому. Особняк был погружен в темноту, и, несмотря на свое нервное состояние, она не заметила ничего подозрительного. Девушка быстро пробралась в спальню и мгновенно уснула.

– Александра.

Кто-то неуверенно трогал ее за плечо. Открыв глаза, Александра увидела стоящего у кровати Рори.

– Что случилось?

Рори молча сделал ей знак следовать за ним. Удивленная, Александра послушно встала и спустилась за мальчиком по лестнице.

– Рори, что случилось? – прошептала она снова, когда они подошли к двери на улицу.

Он лишь покачал головой, отказываясь отвечать, пока они не отошли от дома на порядочное расстояние.

– Скажи мне, Рори, – взмолилась Александра.

Мальчик повернулся и, взяв ее за руку, повел к конюшне.

– Там мужчина. Весь в крови и повторяет твое имя. Попросил привести тебя и никому не говорить...

– Мужчина?

Мальчик кивнул.

– Его ударили ножом, как мне кажется.

– Он назвал себя?

– Да. Его зовут Натаниэль Кент.

Глава 19

Александра увидела, что Натаниэль лежит на соломе в пустом стойле. Он был без чувств. Даже в тусклом свеге висящей в конюшне лампы она сразу заметила огромное темное пятно сзади на рубашке. Кровь? Она подбежала и опустилась рядом с ним на колени.

Натаниэль открыл глаза:

– Александра?

– Что случилось? – Она начала было поднимать его рубашку, но он остановил ее:

– Я думаю, отец решил, что тюремные корабли слишком уютное место для меня.

– Это сделал Грейстоун? Вот зачем он уехал сегодня ночью...

– Не он. – Натаниэль покачал головой. – Его наймиты.

Атександра заметила, что на лбу у него выступил пот, и еле подавила приступ паники.

– Зачем ты пришел сюда? Они убьют тебя...

– Это последнее место, где они будут искать меня. – Он закрыл глаза и тряхнул головой. – И единственное место, где я могу найти тебя.

– Лорд Клифтон не поехал с отцом. – Атександра оглянулась назад через открытую дверь конюшни на дом, потом посмотрела на Рори. Мальчик удивленноразгля-дывал их обоих. – Не важно. Мы должны увести тебя отсюда.

– Что с ним случилось? – прошептал Рорп.

– Этот человек мой друг, Рори, и ты был прав, его ранили. Мне нужна твоя помощь. Мы должны отнести ею отсюда прежде, чем вернется твой отец вместе с герцогом.

Натаниэль закрыл глаза, его голова упала на грудь, и Александра встревоженно окликнула его:

– Натаниэль!

– Не волнуйся, все хорошо. – Голос его был хриплым и очень тихим.

Александра повернулась к мальчику.

– Рори, ты можешь дать мне лошадь? Мы должны отвезти его к врачу.

Рори, согласно кивнув, отправился седлать лошадь. Она легонько сжала Натаниэлю руку.

– Натаниэль, очнись. Пожалуйста.

К ее огромному удивлению, на его лице расплылась улыбка.

– А я-то думал, что ты ненавидишь меня.

– Я возненавижу тебя, если ты умрешь. Натаниэль закрыл глаза и откинулся назад.

– Держись, – прошептала Александра, ласково отводя ему волосы со лба.

Рори ввел лошадь, однако она была без седла.

– Спасибо. Я обещаю тебе все пирожные, какие ты захочешь, – сказала Александра, – а сейчас мы должны подсадить мистера Кента на лошадь.

Александра чуть приподняла Натаниэля и положила его руку себе на шею.

– Вставай, Натаниэль!

Она говорила резко и достаточно громко, пытаясь достучаться до его затуманенного, разума. Ответом ей был стон.

– На счет три мы подсадим тебя, слышишь? Но ты должен помочь нам, потому что ты слишком тяжелый.

– После тюремной еды я должен быть легким как перышко.

Александра улыбнулась. Он не потерял способности шутить.

– Раз, два, три...

– Собираемся погулять?

Александра чуть не упала под весом Натаниэля, увидев вошедшего в конюшню маркиза Клифтона. Она почувствовала, как напряглось тело Натаниэля, и поняла, что он узнал своего сводного брата.

– Милорд, пожалуйста... – Она осторожно поддерживала своего любимого, чтобы он не упал на пол. – Он умрет, если я не найду ему врача.

Маркиз, засмеявшись, вытащил из кармана пистолет.

– Наверное, это должно смягчить меня? Брось оружие! – Он указал на пистолет, торчащий у Натаниэля за поясом. – Туда! – Маркиз махнул в сторону дальней стены.

– Умирающий человек должен вызывать сострадание у любого. – С этими словами Александра взяла пистолет и отбросила его на несколько футов. – Посмотрите на него. Разве этого не достаточно?

Клифтон ногой отшвырнул пистолет подальше.

– А я? Что ты скажешь насчет этого? – Он помахал перед ее лицом своей культей. – Я уже не могу скакать верхом или стрелять. И ты видела, как я пишу. Это нельзя читать. Но тебе все равно, ведь так? Ты думаешь только о нем...

– Джейк...

– Я для тебя милорд! – Он направил на нее пистолет.

– Нет! – крикнул Рори, бросаясь вперед.

Натаниэль попытался встать и без сшьупал на пол.

– Оставь ее. Это между нами.

Маркиз проигнорировал его и повернулся к Рори.

– Иди отсюда. Этот человек – вор.

Рори, однако, не двинулся с места.

– Может быть, разбудить миссис Уайт и послать ее за констеблем?

– Нет. Иди спать. Я сам справлюсь с этим.

Мальчик, поминутно оглядываясь, медленно пошел к выходу.

– Все в порядке, Рори, все хорошо. Иди спать, – сказала Александра, боясь того, что может произойти, если мальчик заупрямится.

Наконец Рори решился. Он бросил на Александру прощальный взгляд и закрыл за собой дверь. Девушка надеялась, что он отправится за помощью, но глубоко внутри она знала, что мальчик никогда не осмелится нарушить приказ хозяина.

Дождавшись, пока мальчик выйдет, Клифтон повернулся к Натаниэлю:

– Где ружья?

Натаниэль поднялся на ноги, но его качало так, словно он вот-вот упадет.

– Я никогда не скажу тебе.

– Тогда я найду их сам. Бристоль не такой уж большой город.

Маркиз поднял пистолет и прицелился в своего сводного брата.

– Милорд. – Александра шагнула вперед.

– Отойди! Я убью этого ублюдка, что нам и следовало сделать с самого начала.

– Нет, милорд. Выслушайте меня. Я дам вам все, что угодно, если вы его пощадите. Все, что вы захотите.

Маркиз Клифтон посмотрел на Александру. На его губах заиграла хитрая улыбка.

– Так вот что нужно было, чтобы растопить сердце девственницы! Слышишь, мой большой братец? Твоя шлюха предлагает мне попробовать ее тело.

Натаниэль попытался шагнуть вперед, но упал.

– Лучше не трогай ее, – простонал он.

Клифтон рассмеялся:

– Да что ты?.. – Он махнул пистолетом в сторону Александры. – Возможно, стоит немного помучить твоего любовника. Ну-ка, раздевайся, живо!

Александра вздрогнула и посмотрела на Натаниэля. По его каменному лицу невозможно было ничего понять. Чтобы не злить Клифтона, она начала расстегивать ночную рубашку.

– Что за прелестный вид, – вздохнул маркиз.

Он потянулся к Александре и стал осыпать поцелуями ее лицо.

– Черт, как хорошо! Натаниэль, ты даже не знаешь, чего лишился. – Он ухмыльнулся, пристально посмотрев на своего сводного брата. – Или знаешь?

Александра почувствовала его влажные губы у себя на шее. Она едва сдержала крик.

– О, как хорошо! – Маркиз склонился к ее груди.

Мысли Александры лихорадочно метались. Она смогла лишь оттянуть неизбежное, так как не обольщалась, что маркиз оставит Натаниэля в живых.

Заглянув через плечо маркиза Клифтона, она увидела, что Натаниэль тянется к хлыстам, которые были развешены на стене за его спиной.

Застонав, будто она наслаждается ласками, Александра потянула маркиза на пол, цепляясь за него так, чтобы он не смог оглянуться.

– Джейк, – выдохнула она, – Джейк...

Натаниэль добрался наконец до хлыста и теперь с его помощью двигал пистолет к ней.

Она вновь застонала и выгнулась дугой, незаметно шаря рукой в соломе. Маркиз накрыл ее губы своими. Он увлекся так, что уже ничего не видел вокруг себя.

Еще одно движение хлыста, и пистолет оказался в пределах досягаемости девушки. Правда, она поняла, что не может стрелять на таком маленьком расстоянии. Решение пришло внезапно.

Взяв пистолет, она занесла его над маркизом и наконец со всей силой, на какую была способна, опустила своему мучителю на затылок.

Сводный брат Натаниэля дернулся. На мгновение Александре показалось, что ничего не произошло, но потом его глаза закатились и он потерял сознание.

– Как ты? – Натаниэль еле говорил.

– Нормально.

Александра с трудом скинула с себя безжизненное тело маркиза.

– Дай мне пистолет. – Натаниэль, держась за стену, встал.

Радуясь возможности избавиться от смертоносного оружия, Александра отдала ему пистолет и тут же вскрикнула, увидев, что Натаниэль навел его на своего сводного брата.

Лицо Натаниэля было сосредоточенным и суровым. Александра зажмурилась и зажала уши руками, каждое мгновение ожидая грохота выстрела.

Но пистолет молчал. Александра решилась приоткрыть глаза и увидела, что Натаниэль убирает его за пояс бриджей.

– Давай быстрее отсюда уйдем, пока я не передумал.


Натаниэль знал, что он не на тюремном корабле. Воздух был слишком чистым, к тому же он не слышал стонов других больных. Возможно, он в море, на «Ройал Венджинсе», а его пребывание в плавучей тюрьме – всего лишь страшный сон. Но нет, земля под ним была твердой и не качалась, как это было бы на корабле. К тому же боль была самой что ни на есть настоящей.

Он открыл глаза. Сквозь щели в неплотно задвинутых шторах пробивались лучи солнца. Они освещали длинную комнату, однако его воспаленный мозг был не в состоянии определить, что это за смутно знакомая обстановка.

На кровати рядом с ним лежала женщина.

– Александра?

Александра мгновенно проснулась. На ней было простое бумазейное платье со слишком широким вырезом.

– Натаниэль!

Он никогда еще не видел ее такой красивой. Фантазии, которыми он спасал себя в тюрьме, мгновенно ожили, наполнив его желанием.

– Не верится, что ты рядом со мной. Мне кажется, это сон, а может быть, я просто сошел с ума?

Александра взяла его руку и поцеловала ладонь.

– Нет, это я думала, что сойду с ума, когда увидела, как охранник избивает тебя. – Ее голос дрогнул.

– Моя храбрая Александра. Что заставило тебя пойти в услужение к герцогу?

– А что еще я могла придумать? Мы должны были найти тебя. – Она погладила его по руке, и Натаниэль проклял свою слабость, из-за которой он не мог обнять ее.

– Слава Богу, что ты сделала это. – Его взгляд упал на ее губы.

Должно быть, Александра сразу же догадалась, что.он хочет, потому что тут же наклонилась к нему. Их губы соприкоснулись, и ее поцелуй был намного слаще, чем Натаниэль представлял себе в самых своих горячечных мечтах.

– Где мы? – спросил он, когда Александра наконец подняла голову.

– У доктора Ваттса...

– Проклятие! Нам немедленно надо уходить отсюда.

– Что? – Александра спрыгнула с кровати. – Мы не можем. Тебе нужен уход и полный покой...

Натаниэль попытался сесть, и у него тут же закружилась голова.

– Мой отец знает об этом месте и будет здесь с минуты на минуту.

– Откуда?

– Рэт... – Он наклонился вперед, надеясь, что головокружение скоро пройдет.

– Но ты не в том состоянии, чтобы куда-то идти. – Заглянув ему в лицо, Александра, казалось, приняла решение. – Сиди, я проверю улицу у черного хода. Если там никого нет, мы уйдем. По крайней мере все раны у тебя перебинтованы, да и одет ты более или менее прилично.

Прилично одет! Натаниэль посмотрел на брюки, которые, очевидно, принадлежали человеку значительно ниже и намного плотнее его.

– Где пистолет? – спросил он, наблюдая, как Александра собирается уходить.

Девушка покачала головой.

– Не знаю. Доктор Ваттс унес его с собой.

– Ты рассказала ему, что произошло?

– Нет. Увидев твою спину, он, кажется, решил, что лучше ему ничего не знать. Сейчас он ушел, наверное, на обход.

– А лошадь?

– Я отпустила ее. Он кивнул.

– Хорошо. Иди, только будь осторожней... и поторопись.

Александра ушла, а Натаниэль, придерживаясь за мебель, прошел в приемную доктора.

Он слышал, как кто-то ходит наверху, на кухне, откуда доносился дразнящий запах жареного бекона. Значит, сейчас утро, и, слава Богу, прошло не так много времени.

Натаниэль принялся шарить в ящиках стола. Куда же доктор Ватте положил пистолет? Его поиски ничего не дали, и он перешел в смотровую.

Вдруг раздался звук открываемой двери, и Натаниэль услышал, как врач разговаривает с кем-то, кто вошел вместе с ним:

– ...Мне кажется, я должен был сообщить об этом в полицию...

– Сегодня утром герцог Грейстоун передал нам описание подозреваемого, и, думаю, он именно тот, кого мы ищем, – ответил спутник доктора. – Мистер Кент ударил его сына по голове и украл лошадь.

Натаниэль осторожно выглянул в коридор.

Доктор Ваттс в сопровождении полицейского шел по направлению к спальне. У мужчины был в руке пистолет, что означало, что он не простой констебль, – только инспектора носили оружие.

– Я надеюсь, вы хорошенько разберетесь во всем, прежде чем предъявлять ему обвинение? – спросил Ватте. – Он не похож на преступника. Кроме того, он тяжело ранен...

– Если это тот человек, о котором я думаю, то он заслуживает большего, чем порка. Ему светит петля на шее.

Врач резко остановился.

– У каждой истории всегда есть две стороны.

– Доктор Ваттс, вчера из тюремного госпиталя сбежал очень опасный преступник. А у герцога, есть свидетели, которые подтвердят, что этот человек пытался убить его сына. Если это и есть мистер Кент, то мы должны немедленно отдать его в руки правосудия. Где он?

Врач нахмурился и двинулся вперед, правда, медленнее, чем раньше.

– Они оба здесь, и он и девушка, которую он называет своей сестрой.

Натаниэль взмолился Богу, чтобы Александра подольше оставалась на улице.

– Их нет, – сказал доктор Ватте с явным облегчением в голосе.

Послышался скрип ступеней, потом голос Татти:

– Доктор, это вы? Ох, я и не знала, что у нас посетитель.

– Это инспектор Страйкер. Вы не знаете, куда ушли мистер Кент с сестрой?

– Нет, а разве они не в доме?

В этот момент у Натаниэля стали подгибаться ноги, и он был вынужден опереться о стену. Движение привлекло внимание Татти, и она невольно бросила взгляд в проем двери. Ее глаза расширились, она приоткрыла рот, готовясь заговорить, но Натаниэль прижал палец к губам, умоляя ее о молчании.

Она перевела взгляд на инспектора.

– А что они сделали?

– Я вовсе не уверен в обвинениях, – первым заговорил доктор Ватте. – Меня смутили страшные рубцы на спине у мистера Кента... Я решил, что стоит заявить в полицию о побоях, которые явно испытал этот несчастный господин. А инспектор Страйкер считает, что он опасный преступник и якобы это он пытался убить маркиза Клифтона.

Татти удивленно моргнула.

– О, я уверена, что вы ищете совершенно другого человека. Мистер Кент не способен на такое страшное злодеяние.

В голосе инспектора Страйкера зазвучала сталь.

– Вы считаете себя такими специалистами в полицейских делах? – Не дожидаясь ответа, он продолжив: – Вы не против, если я осмотрю дом?

– Возможно, они ушли через черный ход, – предположила Татти.

Натаниэль был бесконечно благодарен ей за попытку увести инспектора по ложному следу, только через черный ход могла вернуться Александра, и он боялся, что она попадет в руки полицейского. Он кашлянул, чтобы привлечь внимание инспектора.

– Что такое? – спросил полицейский.

Доктор Ваттс откашлялся.

– Я всегда простужаюсь в это время года.

– Нет, звук шел сзади...

Натаниэль услышал приближающиеся шаги и схватил хирургический нож.

Как только инспектор вошел в смотровую, Натаниэль обхватил его сзади за шею и приставил к горлу нож.

– Кого-то ищете?

Инспектор замер.

– Пожалуйста... Я только выполняю свой долг.

– Твой долг меня не интересует. Положи пистолет на стол.

В комнату вошли Татти и доктор Ваттс.

– Извините меня, мистер Кент, – хмуро сказал врач. – Может быть, я и допускаю ошибку, но я всегда хорошо разбирался в людях, и я не верю и половине того, что этот человек наговорил о вас.

– Спасибо за сомнения, – ответил Натаниэль. – У меня нет времени объясняться, но, верьте мне, я невиновен.

– Натаниэль, – раздался издалека голос Александры.

– Мы в смотровой, – крикнул Натаниэль.

Александра остановилась за спинами врача и его экономки.

– Дай мне пистолет и найди веревку. Мы должны связать их.

Александра не стала медлить. Натаниэль выглядел так, словно в любое мгновение мог потерять сознание. Передав ему пистолет, она подождала, пока доктор Ваттс достанет из шкафчика у окна моток толстой веревки.

– Извините, – пробормотала она, обматывая веревкой талию миссис Таттл.

– Не волнуйся, милочка, – ласково сказала экономка, – я жду к обеду племянницу. Она скоро придет.

«И освободит нас». Александра сразу же поняла, что хочет сказать ей Татти. Они должны спешить.

Она грустно улыбнулась и вышла вслед за Натаниэлем из комнаты.

Александра поддерживала Натаниэля под руку, но все равно двигался он с трудом. Больше всего ее страшило то, что у него вновь откроется кровотечение.

– Так не годится, – сказала Александра, когда они прошли несколько кварталов. – Надо найти гостиницу и отдохнуть там.

Натаниэль ухмыльнулся, откровенно глазея в свободный вырез ее платья.

– Мне нравится наше путешествие. Я никогда еще не видел таких красот.

Александра поправила платье.

– Ах ты, распутник!

– Если ты приглашаешь умирающего от голода на ужин, то не осуждай за то, что у него течет слюна.

– Тебе не приносили приглашения. – Александра прикусила губу, чтобы не рассмеяться. – Но мне нравится твой интерес к жизни, а то я уже решила, что ты стоишь на пороге вечности. – Она оглянулась по сторонам. Они шли по задворкам необыкновенно грязной улицы. – Да-а, я видела и лучшие места. А ты уверен, что мы идем в правильном направлении?

Натаниэль споткнулся о камень.

– Здесь безопаснее, чем в Ист-Энде. Мой отец плохо знаком с этими местами.

– Надо ли так понимать, что ты с ними знаком хорошо? – Александра перешагнула через валяющегося на земле пьяницу.

– Откуда истинному джентльмену знать худший район Лондона? – шутливо поинтересовался Натаниэль.

– Что? Джентльмен в такой одежде? – Александра рассмеялась. – У тебя из-под бриджей виднеются лодыжки.

Натаниэль ухмыльнулся.

– Что ж, буду счастлив показать тебе другие, более привлекательные части моего тела.

Александра легонько ткнула его локтем под ребра.

–Ой!

– Я сделала тебе больно?

Натаниэль скорчил рожицу, но, как заметила Александра, так и не отвел взгляда от ее декольте.

– Ты неисправим.

– Так все говорят.

– Кто говорит? Дамы?

Его ухмылка стала шире, и Александре захотелось лягнуть его, да побольнее.

– Я всегда считала, что у мужчины на пороге смерти есть более серьезные темы для разговоров...

– Неужели? После месяца на тюремном корабле я стал сомневаться в этом. – Немного помолчав, Натаниэль сказал: – Давай остановимся в первой же гостинице.

– А как мы рассчитаемся за комнату?

– Заплатит Трентон. Ты должна уговорить хозяина дать нам номер и подождать, пока к нам присоединится наш друг.

– Интересно, с какой стати хозяин гостиницы доверится мне?

– Как он может отказать такой красотке? – Натаниэль подмигнул Александре. – Я верю в твои способности, любовь моя.

Гостиница, которую они выбрали, была одноэтажным кривобоким зданием на боковой улице. Хозяин сидел за высокой стойкой, пожевывая короткую сигару и читая газету.

– Доброе утро, – поздоровалась Александра.

Она оставила Натаниэля на улице, надеясь, что одинокая женщина вызовет у владельца гостиницы более теплые чувства. Однако вряд ли что-либо могло смягчить такого циничного и сурового человека.

– Комнату?

– Да... только у меня небольшая проблема. – Александра с трудом выдавила улыбку. – У меня нет денег...

– Тогда нет и комнаты. – Хозяин опустился на стул и вновь взялся за газету.

– Я собираюсь встретиться здесь с одним человеком, и он заплатит, когда придет.

Владелец гостиницы продолжал читать.

– Сэр?!

Он вытащил изо рта сигару и положил ее на конторку.

– В таком случае ты заплатишь мне вдвое. Если, конечно, твой человек появится. – Он оглядел ее с ног до головы. – А если ты не заплатишь, я выкину тебя на улицу. У меня здесь не богадельня. Понятно?

– Вполне, – сказала Александра. – Я уверена, что он придет.

– Так вы все говорите.

Александра знала, что в плохо сидящем на ней платье племянницы миссис Таттл, с растрепанными волосами она выглядит, как женщина сомнительной репутации, а следующие слова хозяина гостиницы лишь подтвердили это:

– Если твой человек не появится, я могу найти тебе другого... э... клиента. Если будешь хорошо работать, то я оставлю за тобой комнату.

– Нет, спасибо. Я не та, за кого вы меня принимаете, но комнату я возьму.

Хозяин гостиницы помедлил, но все же отдал ей один из ключей, висящих на стене за его спиной.

– Комната налево по коридору. И не забудь – если никто не придет, я потребую особую плату. – Он неприятно рассмеялся.

– Это было не так легко, как ты говорил, – пожаловалась Александра, как только вернулась к Натаниэлю.

Натаниэль сидел, привалившись к стене дома.

– Надеюсь, ты получила комнату? – Его голос был очень слабым и тихим.

У Александры по спине побежали мурашки. Неужели открылось кровотечение?

– Давай я помогу тебе встать. Ты сможешь сам пройти мимо хозяина, пока я его отвлеку? В противном случае он сразу же потребует деньги.

Натаниэль кивнул.

Александра вошла первая и сразу же направилась к конторке хозяина.

Она подождала, пока он поднимет глаза от газеты, и мило улыбнулась.

– Я хочу удостовериться, что вы сообщите моему другу, куда идти, чтобы он не перепутал комнаты.

Его брови поползли вверх, но он молча кивнул.

– Я скажу ему – сразу после того, как получу обещанные деньги.

Александра сместилась чуть вправо, загораживая вид на входную дверь.

– Это очень благородно с вашей стороны. – Она понизила голос. – Знаете ли, найдется не так много мужчин, кто отнесся бы ко мне столь дружелюбно.

Он проворчал себе что-то под нос, очевидно, сбитый с толку ее словами.

– Не думай, что ты обойдешься без денег, – сказал он громко.

– Разумеется. Да, я хотела спросить, нет ли здесь прислуги, с которой можно передать записку?

– Без денег нет.

– Ладно. – По расчетам Александры, Натаниэль уже должен был пройти, так что она улыбнулась и ушла.

В номере Натаниэль, обессиленный дорогой, упал на кровать. Поправив подушку, Александра перевернула его на бок, чтобы проверить бинты. К счастью, крови было немного – ему просто требовался отдых.

Вздохнув с облегчением, она осмотрела скудно обставленную комнату. Возле окна находился умывальник с затхлой зеленоватой водой, у кровати стояли небольшой комод и один стул. Мебель была в ужасном состоянии, но больше всего Александру поразили неприятные запахи, так что она тут же открыла окно. Однако вонь от сточной канавы, что оказалась прямо под их комнатой, усиленная теплом дневного солнца, заставила ее закрыть его снова.

Взяв с умывального столика кувшин, она вышла в поисках свежей воды.

– Насос в конце улицы, – проворчал хозяин гостиницы, когда увидел, что она держит в руках.

– А чистое постельное белье?

– Ну и требования у того, кто не заплатил мне ни фартинга.

Он вошел в маленькую комнату за конторкой. Через несколько минут хозяин гостиницы вынес оттуда два полотенца и простыни.

Стараясь как можно меньше тревожить Натаниэля, Александра поменяла постельное белье и принесла чистой воды. Потом легла на кровать рядом с ним. В ее голове внезапно мелькнул образ маленького домика и трех детишек – вот о чем она мечтала. Но сейчас эти мечты потускнели, и она была готова не раздумывая поменять их на то, что ей предложит капитан пиратов, – если он, конечно, собирается ей что-то предлагать.

Александру разбудило ласковое поглаживание по руке. Солнце светило вовсю, и его лучи заливали комнату. Открыв глаза, она увидела рядом с собой Натаниэля.

– Как ты? – пробормотала она.

– Только в твоих силах сделать мне совсем хорошо, – ответил он, ухмыляясь.

– То есть... – Александра ждала объяснений.

– То есть пора выполнять обещание, которое ты дала мне в доме у Гюнтера. Разве не ты говорила, что не возьмешь с меня ни фартинга за час-другой в постели? – Он наклонился и поцеловал ее в шею.

От легких как перышко прикосновений по телу Александры пробежала дрожь.

– Я говорила гипотетически.

– Разве? – Он опустил голову к вырезу ее платья и провел языком вокруг каждого белоснежного холмика. – Никогда бы не подумал, что ты можешь нарушить данное слово.

Александра попыталась оттолкнуть его, но как-то неуверенно.

– Ты красива, – прошептал Натаниэль, не обращая внимания на ее сопротивление. Он медленно расстегнул пуговицы на платье и стянул его с ее плеч. – Ты еще более красива, чем я представлял.

Александра смотрела и не могла насмотреться на капитана пиратов. Она сняла его рубашку, когда проверяла повязки, и теперь под бронзовой кожей красиво играли мышцы. Натаниэль похудел, но ему это шло. Когда на лоб ему падала прядь волос, он выглядел совсем юным, но когда его переполняли гнев или страсть, как сейчас, черты его лица казались выточенными из камня.

Буквально купаясь в тепле, излучаемом его телом, Александра провела рукой по его обнаженной груди.

– Видишь? Я не кусаюсь, – хрипло прошептал Натаниэль, а потом, легонько укусив ее за мочку уха, добавил: – По крайней мере сильно. Ты помнишь, как я вошел в каюту, когда ты мылась?..

Александра поднесла палец к его губам, заставив его замолчать. Она не желала ничего вспоминать. Она хотела лишь испытывать те изысканные ощущения, что рождались в ее теле, когда его касались руки Натаниэля.

Она не могла представить его в роли своего мужа, но вот в роли любовника она не видела никого другого, кто мог бы с такой полнотой владеть ее телом и душой.

Александра прижалась ухом к груди Натаниэля, чтобы послушать мощное биение его сердца, а он, наклонившись, накрыл ее губы своими. Сдавшись, Александра позволила страсти унести ее в какие-то неизвестные глубины.

Как часто она представляла себе подобное мгновение, как часто пыталась прогнать желание заниматься с ним любовью!

Его большая ладонь накрыла ее грудь, пальцы нежно обрисовали круг, а потом подняли ее, словно чтобы лучше рассмотреть это произведение искусства. Потом он провел губами по соску.

В животе Александры что-то перевернулось, и она, застонав, выгнулась дугой.

Стянув с нее платье до пояса, Натаниэль погладил ее живот.

На мгновение Александра почувствовала стыд, но что-то более мощное внутри не хотело больше никаких барьеров. Подняв руки, она занялась пуговицами его бриджей, и он помог ей в этом.

Натаниэль снял бриджи, и Александра тихонько вскрикнула, увидев то, о чем боялась думать еще совсем недавно. У нее закружилась голова, по всему телу разлилась истома.

– Я не знаю, что делать, – прошептала она, когда его руки принялись исследовать самые потайные уголки ее тела. – Тебе придется направлять меня.

– Все получится само собой, – сказал Натаниэль, но ее слова оказали на него странное действие.

Он замер, явно стараясь обуздать свою страсть. Затем быстро скатился с нее.

– Нет-нет, мы не можем любить друг друга.

Александра смотрела на него, вся во власти бесконечного желания – такого сильного, что она еле сдерживалась, чтобы не притянуть Натаниэля к себе. Тихое спокойное существование, о котором она всегда мечтала, казалось ей сейчас ненужным и пустым.

– Я хочу чувствовать тебя внутри, – прошептала она. – Не останавливайся.

Натаниэль закрыл глаза, но не ответил.

– Что случилось? Ты не хочешь? – нерешительно спросила она.

Отодвинувшись так, чтобы даже случайно не коснуться ее, Натаниэль сделал несколько глубоких вдохов, потом сел на край кровати.

– Меня разыскивают власти, и я буду вынужден оставить тебя в Лондоне одну. Что, если у тебя будет ребенок?

Александра хотела сказать, что ей все равно, но в глубине души она знала, что он прав. Как она сможет заботиться о ребенке? У нее нет работы и дома. И хочет ли она иметь ребенка, который никогда не узнает своего отца? Это лишь дело времени: герцог или полиция поймают Натаниэля и уведут его от нее навсегда.

Мысли ее прервал неожиданный громкий стук в дверь.

– Где мои деньги, шлюха? – прокричал сквозь запертую дверь хозяин гостиницы.

Глава 20

– Открывай!

Натаниэль потянулся к пистолету, который оставил у кровати, но Александра дала ему знак лежать тихо и молчать. Встав, она набросила на него покрывало и быстро застегнула пуговицы на платье. Потом подошла к двери и приоткрыла ее.

– Я не знаю, почему мой... э... друг еще не пришел, – сказала она, пытаясь говорить спокойно. – Я уже послала за ним.

Хозяин почесал подбородок.

– У тебя еще час. – Он попытался заглянуть ей за плечо. – Мне послышались здесь голоса.

– Я одна, но скоро придет мой друг.

– Это ты говорила и раньше. – Он помедлил, явно не собираясь уходить, но Александра быстро захлопнула дверь перед его носом.

Она обернулась к Натаниэлю, внезапно смущенная воспоминанием о том, что чуть было не произошло между ними.

– Мне надо идти к Трентону. Ты знаешь, где находится «Марли-Хаус»?

Натаниэль положил пистолет на пол и взял бриджи. На его лице застыло хмурое выражение.

– Этого человека стоит научить вежливости.

– Но не ты этим займешься. Лишняя стрельба нам ни к чему, – рассудительно заметила Александра.

– В следующий раз, когда он заговорит с тобой в таком тоне, я пристрелю его, – проворчал Натаниэль и рассказал Александре, как найти гостиницу, где остановился Трентон.

Александра поправила перед зеркалом волосы.

– Будь пай-мальчиком, хотя бы на время, хорошо? Я очень постараюсь нигде не задерживаться.

– Может, тебе лучше пойти с этим? – Натаниэль указал на пистолет. – На улицах сейчас опасно.

– Я не знаю, как им пользоваться. – Александра отрицательно качнула головой. – Не волнуйся. – Она вышла в коридор. К счастью, хозяина гостиницы не было на месте, и она незамеченной вышла на улицу.


Прошло почти два часа, прежде чем Александра вернулась в гостиницу в сопровождении Трентона. Путешествие до «Марли-Хауса» прошло безо всяких приключений, но Трентон куда-то вышел, и ей пришлось долго ждать его.

– Наконец-то, – с ухмылкой сказал владелец гостиницы, когда увидел их с Трентоном.

– Я вернулась. С деньгами. – Александра шагнула в сторону, чтобы Трентон мог заплатить.

– У тебя, видать, дело хорошо поставлено. – Он внимательно оглядел Александру. – Парень в твоей комнате уже не может и пальцем пошевелить, так ты его измочалила.

Трентон бросил на Александру вопросительный взгляд.

– Вы не беспокоили его? – со страхом спросила Александра.

Хозяин гостиницы помахал перед ее носом ключом, который, как догадалась Александра, был отмычкой ко всем номерам.

– Просто заглянул внутрь. Я же знал, что у тебя кто-то есть. – Увидев беспокойство на ее лице, он добавил: – Не волнуйся, я его не трогал. Спит как ребенок. Но я тебе вот что скажу. Я не позволю тебе развлекать одного джентльмена за другим под моей крышей, – он постучал себя по груди, – без какой-то компенсации. – Он посмотрел на Трентона, явно ожидая возражений, но тот лишь нахмурился.

– Сколько? – Трентон достал из кармана несколько банкнот, торопясь как можно быстрее избавиться от этого человека.

Александра влетела в комнату первой.

– Натаниэль?

– М-м? – Он открыл глаза. Александра облегченно вздохнула.

– Здесь Трентон, но сначала разреши мне проверить твои повязки. – Она осторожно перевернула Натаниэля на бок и внимательно осмотрела его.

В этот момент в комнату вошел Трентон. Натаниэль улыбнулся.

– Как я рад тебя видеть. Как моя команда?

– Это просто жалкая кучка ничего не значащих без своего капитана людишек. Ребята переживают, что дали сбежать Рэту, но это моя вина. Я должен был лучше следить за ним. Извини.

– Ты же не знал, что он задумал. Где «Ройал Венд-жинс»?

– В Кале. Я решил, что во Франции находиться безопаснее.

– Хорошо. А ружья? Трентон пожал плечами.

– Я продлил аренду склада. Вчера пришло письмо от лорд-адмирала. Он хочет увидеть их своими глазами.

– Когда?

– На следующей неделе. Но ему нужны независимые свидетели.

– Мы найдем их. Наверняка есть немало людей, которые знают о ружьях. Если мы убедим лорд-адмирала начать следствие, они тут же все расскажут. – Натаниэль улыбнулся. – И если это произойдет, моему отцу осталось недолго наслаждаться свободой.

Эту ночь Трентон провел в кресле у окна, а Александра – на кровати, рядом с Натаниэлем. Нойона почти не спала. Она слишком сильно чувствовала присутствие рядом капитана пиратов и знала, что он одержим тем же желанием, что и она.

В какой-то момент она почувствовала, что он гладит ее по голове. Александра с силой зажмурилась и лежала не шевелясь, пока он не убрал руку и не повернулся. Она страстно желала оказаться в его объятиях, но знала, что они оба никогда не удовлетворятся малым...


...Александра заставила себя встать рано. Она не знала, как скоро Натаниэль поправится и сочтет себя окрепшим, и собиралась в полной мере использовать то немногое время, что им осталось провести вдвоем.

Бросив взгляд на Трентона, она увидела, что он уже не спит.

– Трентон, доброе утро. Как хорошо, что ты рано проснулся. Я упустила из виду очень важную вещь – нам с Натаниэлем нужна одежда. Ты не можешь проводить меня к магазину тканей?

– На это потребуется слишком много времени, – запротестовал Трентон.

– Я же швея, ты забыл? Постараюсь сделать все за пару дней.

Александра на несколько минут задержалась около кровати, чтобы убедиться, что Натаниэль спит, однако он тут же беспокойно заворочался.

– Мы с Трентоном уходим, – сказала она. – А ты должен спать. Вернемся через пару часов.

– Куда вы идете?

– Купить ткани. Не знаю, как ты, но я истосковалась по одежде, которая подходила бы мне по размеру. Что я только не носила за время нашего знакомства: одежду твоей сводной сестры, твои вещи, униформу служанки и платье племянницы миссис Таттл.

Натаниэль проворчал что-то и повернулся на бок, а Александра последовала за Трентоном на улицу.

Вернулись они нагруженные множеством пакетов – Александра купила ткань на рубашку, бриджи и жилет для Натаниэля и прелестное нежно-голубое полотно для своего платья.

Как только они вошли в комнату, Натаниэль открыл глаза и тут же вопросительно оглядел свертки.

– Вы хотите остаться здесь до следующего лета?

– Я закончу работу еще до того, как ты встанешь, – фыркнула Александра.

Она работала весь день до позднего вечера. Иногда она чувствовала на себе взгляд Натаниэля, но большую часть времени он спал, давая своему телу возможность выздороветь. Трентон оставался с ними, играя роль своеобразной дуэньи.

Александра делала частые перерывы и кормила Натаниэля с ложечки бульоном. После той пищи, которую получал в тюрьме, он не мог с легкостью вернуться к обычной еде. Однако к вечеру второго дня он потребовал что-нибудь посущественнее.

– Ты быстро выздоравливаешь, – сказала ему Александра.

Она точила бритву, которую раздобыл Трентон. Щетина у Натаниэля быстро превращалась в бороду, и ей очень хотелось побрить его.

– Ты делала это раньше? – спросил он.

– Иногда, когда Вилли был слишком пьян, мне приходилось его брить. – Александра не знала, почему она вдруг вспомнила своего отчима.

Она почувствовала прикосновение руки Натаниэля. Он молчал, но выражение его глаз без всяких слов сказало ей, что он разделяет ее боль.

Александра начала брить Натаниэля. В какой-то момент он пытался что-то сказать, но получил легкий толчок под ребра.

– Не шевелись, – сказала она, – а то придется бинтовать тебе и лицо.

– Неужели я могу сидеть как статуя, когда ты так близко? – пробормотал он.

Александра оглянулась на Трентона, который тактично сделал вид, что ничего не слышал.

– Ты распутник и авантюрист, мой капитан пиратов, – прошептала она.

Его взгляд переместился к вырезу ее платья.

– Когда речь идет о тебе, моя дорогая Александра, я не могу вести себя прилично.

Трентон прокашлялся, очевидно, в надежде прервать шутливую пикировку двух влюбленных, и Александра улыбнулась.

– Ну вот, – сказала она громко, прикладывая горячее полотенце к подбородку Натаниэля, – с таким лицом ты завоюешь сердца всех женщин Лондона.

– Но мне нужно всего одно, – тихо сказал Натаниэль.


Маркиз Клифтон сидел за столиком шумной таверны. Напротив устроился капитан Рене Монтегю с «Восточного горизонта». Перед маркизом стоял бокал бренди, капитан предпочел пинту джина.

– Остальные суда дошли в Россию?

– Разумеется.

– Хорошо. Тогда зачем ты вызвал меня сюда? Монтегю взял кружку в руки.

– Мы нашли ружья. Как только вы сказали, что Натаниэль спрятал груз в Бристоле, мои люди принялись прочесывать город. Вначале мы ничего не могли найти. Я уже опустил было руки, как вдруг услышал о том, что какие-то старики ищут покупателей на склад, полный ружей. Их сын недавно погиб, и они решили продать дело и уехать в деревню, а от человека, который оставил им этот груз, нет ни слуху ни духу. Склад находится в доках.

Клифтон проглотил бренди, и тепло приятно растеклось по всему телу. Алкоголь был единственным лекарством против боли, которую он испытывал в уже не существующей кисти.

– Я собираюсь в Бристоль завтра утром, – сказал Монтегю. – Едете со мной?

Маркиз обдумывал вопрос. Если ружья в Бристоле, то десять против одного, что Натаниэль отправится туда же. А сейчас Клифтон хотел только одного – отомстить своему сводному брату.

– Я еду, – сказал он в конце концов, – чтобы окончательно похоронить Натаниэля.


– Отлично. – Натаниэль надел бриджи, которые ему сшила Александра.

Она подала ему рубашку и тут вспомнила о роскошной ткани, которую видела в его сундуке на борту «Ройал Венджинса». Как бы ей хотелось пошить из нее! Мысли о сундуке пробудили в памяти и воспоминания о найденном там портрете женщины. Александра часто гадала, кто она такая, и сейчас наконец решилась задать так долго мучивший ее вопрос:

– Ты помнишь портрет, который у тебя в сундуке?

Натаниэль поднял на нее глаза и усмехнулся.

– Значит, мои вещи видели не только корабельные крысы?

Александра покраснела, но все-таки решилась опять спросить:

– Кто это?

Натаниэль вопросительно посмотрел на девушку.

– Ревнуешь?

Александра начала было протестовать, но осеклась и пожала плечами.

– Она такая красивая...

– Я тоже так думаю. – Натаниэль, казалось, смотрел внутрь себя. – Когда я был маленьким, то воображал, что она улыбается специально для меня, хотя я никогда не видел ее.

– Это твоя мать?

Натаниэль кивнул.

– Марта купила этот портрет у одного слуги в поместье отца. Герцог ненавидел мою мать.

– Судя по всему, он не питает особой любви и ко второй жене. – Александра запнулась, не зная, стоит ли рассказывать Натаниэлю о распущенности герцога Грейстоуна, и все-таки решилась: – Твой отец предпочитает проституток. В Грейстоун-Хаусе под руки мне попалась шкатулка, в которой, как я думала, могут быть ценные документы, касающиеся твоего исчезновения. Но в шкатулке оказались лишь письма. Может, я некрасиво поступила... ну, в общем, я прочитала письмо матери леди Анны и маркиза Клифтона. Она написала, что герцог заразил ее сифилисом.

Натаниэль покачал головой:

– Эгоистичный ублюдок. Боже, моя бедная мать! С кем ей пришлось делить кров!..


На следующее утро Александра проснулась одна. Натаниэль и Трентон куда-то ушли. Куда, она не знала, но мысль о том, что ее любимый поправился, наполнила ее тоской. Быть вместе им оставалось так мало времени! Натаниэль должен вернуться в Бристоль, чтобы показать ружья лорд-адмиралу, и она не сомневалась, что он оставит ее здесь. Он считал, что рядом с ним она подвергается слишком большой опасности.

На ее глаза навернулись слезы. О, как она любила его! Один вид его высокой фигуры, мимолетные взгляды небесно-голубых глаз, хрипотца в голосе заставляли ее дрожать от желания. Где-то глубоко внутри Александра знала, что никогда не сможет так любить другого человека.

Проклиная коварство судьбы, она занялась своим платьем.

Она не вынесет прощания с Натаниэлем. Она не сможет спокойно стоять и смотреть, как они с Трентоном уезжают в неизвестность. Ей надо как можно быстрее дошить платье и уйти.

Через открытое окно комнату наполняли шумы улицы – голоса детей, кудахтанье кур, позвякивание тележек продавцов. Отличный выдался день, решила Александра, делая последний стежок. Хотя встреча с Гюнтером и оставила неприятный осадок в ее душе, теперь-то она стала умнее и справится одна.

Решив быть самостоятельной, Александра заплатила хозяину гостиницы, чтобы тот натаскал воды для ванны. Затем послала мальчугана, который торговал цветами, к прачке за бельем.

К середине дня Александра помылась, сделала себе элегантную прическу и надела новое платье и туфли.

Интересно, понравился бы Натаниэлю ее преображенный вид? Александра приказала себе не думать об этом, иначе она никогда не уйдет отсюда. Она и так тянула слишком долго.


Натаниэль чувствовал себя очень слабым и откровенно радовался возможности отдохнуть.

– В газетах ничего не писали о моем побеге с «Ретри-бьюшн»? – спросил он Трентона, переступая порог.

– Нет. – Трентон чуть не налетел на Натаниэля, который резко остановился.

Комната была пуста.

– Где Александра?

Трентон пожал плечами:

– Может, пошла к прачке за нашими вещами?

Натаниэль махнул рукой в сторону кровати:

– Они уже здесь.

– Может, она проголодалась? – неуверенно предположил Трентон.

Натаниэль стиснул зубы, всеми силами стараясь не показать своих эмоций. Даже если Александра ушла, то это к лучшему. Он не может держать ее рядом с собой, риск слишком велик. Борьба с герцогом приняла очень опасный оборот.

Тут он вспомнил Гюнтера, и ему стало плохо. Сколько таких гюнтеров может встретиться на ее пути! Она чиста, невинна и невероятно красива. Он вдруг почувствовал, что любит ее до боли сердечной, любит так, как не любил ни одну женщину, в этом уже не было сомнений.

Может ли он жить без нее? Хочет ли? Нет, он не может и не хочет. Надо решиться раз и навсегда!

Натаниэль круто развернулся и выбежал из комнаты. Он должен найти Александру, потому что не может допустить мысли, что потеряет ее навсегда.


Александра быстро шла по улице, стараясь не обращать внимания на шепот и присвистывания мужчин, разглядывающих ее самым бесстыдным образом.

В горле ее от душевной боли застрял комок, который она почему-то никак не могла сглотнуть.

– ...Я не буду плакать... я не буду плакать... – твердила она сама себе.

Она хотела оставить Натаниэлю записку, но в конце концов решила не делать этого. Что писать? Что она его любит? Он уже и так это знает.

– Мама, почему тетя плачет? – услышала она голос маленького мальчика.

– Наверное, она потеряла что-то очень важное, – ответила его мать.

Александра смахнула слезы со щеки. Да, она потеряла очень важное – самое важное в своей жизни.

Александра была так погружена в свое горе, что не услышала за спиной стука копыт. Она шла не разбирая дороги. И вдруг...

– Я обещал тебе свободу, когда мы прибудем в Лондон, но теперь я не хочу отпускать тебя.

У Александры оборвалось сердце. Она обернулась к Натаниэлю, который испытующе смотрел на нее с огромной каурой лошади.

«Нет! Не может быть! Неужели это все происходит со мной?»

– С такими ранами тебе нельзя еще ездить верхом, – вслух произнесла Александра, всеми силами пытаясь сдержать свою радость.

– У меня единственная рана – в сердце.

Александра всхлипнула.

– Но как...

– Выходи за меня замуж, Александра. Мы поедем в Америку. Это прекрасное место, я там был три года назад. Мы купим землю, заведем дюжину детишек...

– Неужели ты станешь фермером? – улыбаясь сквозь слезы, спросила девушка.

– Нет. Трентон будет командовать «Ройал Венджинсом», мы с ним создадим корабельную империю, не уступающую компании моего отца.

Сердце Александры билось как сумасшедшее. «Выходи за меня замуж», – сказал он. Как мечтала она услышать от него именно эти слова! Если это осуществится, она окажется в раю. Сколько же лет, будучи еще маленькой, она мечтала о счастливой семье!

– Ты сможешь покинуть Англию? – неуверенно спросил Натаниэль, не зная, какие мысли крутятся сейчас в ее красивой головке.

– Я покину что угодно ради тебя, – просто ответила девушка.

Натаниэль быстро спрыгнул на землю. Он обнял Александру, и она положила голову ему на плечо.

– Я люблю тебя, – прошептата она.

– Да. Не бойся, любовь моя, все будет хорошо. Я передам властям оружие Грейстоуна, и мы сразу отправимся в Америку.

Александре хотелось верить, что все будет так просто, но она знала, что Натаниэля в любой момент могут поймать и посадить в тюрьму. Его могут застрелить или повесить...

– Я поеду с тобой! – твердо сказала она.

– Нет, ты останешься...

Александра поцелуем заставила его замолчать.

– Отныне я всегда буду рядом с тобой, – поклялась она.

– Всегда, – пробормотал Натаниэль и поцелуем словно скрепил эту клятву.

Глава 21

Они ехали в Бристоль на поезде. Александра впервые путешествовала таким образом, поэтому она с огромным интересом разглядывала проносящиеся за окном пейзажи и толпы людей на станциях.

Их попутчиками оказались пожилая женщина и ее дочь, юная особа. Александра не могла не заметить взгляды, которые девушка то и дело бросала на Натаниэля. Ее мать, миссис Хос, недовольно хмурилась, слушая глупое хихиканье, которым ее дочь встречала каждое замечание Натаниэля, но та не обращала на нее ни малейшего внимания.

Если Натаниэль и заметил интерес к нему мисс Бесси Хос, то ничем этого не проявил, продолжая обсуждать с Трентоном мост, недавно построенный через реку Северн.

– О, мы его видели, правда, мам? – вмешалась в их разговор девушка и тут же покраснела до корней волос.

– Его еще не достроили. – Натаниэль вежливо улыбнулся.

– Бесси, может быть, тебе стоит отдохнуть? – Миссис Хос похлопала сложенным веером по колену дочери. – Ты выглядишь немного разгоряченной.

«Скорее уж красная как рак!» – отметила про себя Александра.

Бесси приоткрыла рот, чтобы возразить, но тут поезд остановился на станции и вошли несколько пассажиров. К ним в купе зашел мужчина примерно возраста Натаниэля.

– Все вагоны битком набиты. – Он улыбнулся, обнажив белоснежные зубы. – Надеюсь, вы не против, если я сяду с вами рядышком?

– Конечно.

Натаниэль и Трентон чуть подвинулись, давая возможность вновь прибывшему сесть.

– Меня зовут Томас Мадсон, – представился он.

Александре мужчина показался довольно симпатичным – каштановые волосы, карие глаза, длинные бакенбарды и усы.

Бесси тут же отвлекла Натаниэля вопросом о целебных источниках в Бате, и мистер Мадсон обратился к Александре:

– Вы живете в Бристоле?

– Нет, я родилась в Лондоне, но мы переехали в Манчестер, когда я была ребенком. А вы? Наверное, возвращаетесь с отдыха?

Мадсон покачал головой.

– Нет. Я еду в Бристоль по работе. Я инспектор Скотленд-Ярда.

– Но вы же сели в Фаррингдоне. Мадсон грустно улыбнулся.

– Меня укачивает в поездах, так что пришлось сделать остановку в пути.

– Извините. Надеюсь, вам получше.

– Мне хорошо, пока я чем-либо занимаю себя, например разговором.

– Ага, – глубокомысленно заметила Александра, хотя она плохо себе представляла, что такое укачивание. – Вам нравится ваша работа?

Она поймала на себе взгляд Натаниэля и улыбнулась. Бесси продолжала забрасывать его вопросами, но теперь на них отвечал Трентон, в то время как Натаниэль следил за ней и Мадсоном.

– Вы с мужем едете отдыхать? – неожиданно спросил инспектор.

– Нет. – Александра энергично затрясла головой, радуясь, что может отомстить Натаниэлю за его болтовню с девушкой. – Мы не женаты.

– Да, – вмешался Натаниэль, выразительно поглядывая на мистера Мадсона. – Мы собираемся пожениться.

– Пожениться? – внезапно произнесла Бесси. Разочарование в ее голосе заставило миссис Хос грозно сдвинуть брови.

– Это не твое дело, моя дорогая.

На этот раз Бесси уловила стальные нотки в голосе матери и опустила глаза.

– Я просто спросила, – пробормотала она.

– Вам повезло. Найти такую прелестную невесту... – вежливо сказал мистер Мадсон. Повернувшись к Александре, он продолжил: – Бристоль самое лучшее место на свете, особенно для свадеб. – Он лукаво улыбнулся. – Я родился там и очень люблю этот город. Желаю вам счастья от всего сердца.

– Спасибо.

Александра почувствовала, что Натаниэль взял ее за руку, и одарила Бесси Хос своей самой милой улыбкой.

Они прибыли в Бристоль через два часа. Александра, Натаниэль и Трентон попрощались с угрюмо молчащей Бесси и ее матерью и помахали на прощание мистеру Мад-сону.

Улицы Бристоля были полны людей. В июле в Лондоне стояла жуткая жара, и многие горожане снимали на лето дома в Бристоле или Бате.

– Я написал лорд-адмиралу о том, что привезу ружья в Лондон, – сказал Трентон. – Он ждет меня утром в понедельник. Думаю, лучше этим заняться мне, на тот случай если они поверят герцогу и его дружку-судье и пошлют тебя назад в тюрьму или повесят.

Натаниэль нахмурился.

– А твоя собственная шея?

– Меня мало кто знает, и даже если арестуют за пиратство, то не повесят.

Натаниэль обдумал его слова.

– Ньюгейт тоже не слишком приятное место.

– Значит, ты единственный патриот среди нас? Натаниэль улыбнулся шутке друга.

– Нет. Что ж, действуй.

Голос Натаниэля был очень спокойным, не Александра, зная, что он все равно волнуется, мысленно помолилась за них за всех.

Когда они подъехали к докам, начался дождь. Натаниэль выглянул из кеба, посмотрел на темное небо и тихо выругался. Пока будут грузить ружья, можно промокнуть до нитки.

– Тебе лучше подождать в кебе, любовь моя, – сказал он Александре, спускаясь на землю. – Это может занять довольно много времени.

Александра кивнула, и пряди волос, опускавшиеся ей на плечи, легонько подпрыгнули в такт.

Натаниэль с Трентоном обогнули склад и очутились в маленьком сквере. Натаниэль легко нашел камень, под которым спрятал ключ, и откопал его.

– Найдешь один? – спросил он Трентона.

– Да. Мне нанять фургон?

– Подожди немного.

Друзья вернулись на улицу. Натаниэль огляделся, пытаясь найти пару-тройку мускулистых парней, которых можно нанять, чтобы грузить ружья. На мгновение ему показалось, что он узнал одного из прохожих, но когда он снова посмотрел в ту сторону, этот человек уже исчез.

«Он похож на одного из мужчин, которые помогали нам в прошлый раз», – подумал Натаниэль. Повернув ключ в замке, он открыл дверь. Помещение было пусто.

– Мы опоздали! – Натаниэль повернулся, толкая Трентона прочь. – Уходим отсюда.

Они побежали к кебу, и тут откуда ни возьмись дорогу им преградил тот самый знакомый человек. Из толпы выскочили четверо других. Вместе они легко справились с Натаниэлем и Трентоном.

Они втолкнули друзей в помещение склада, где их уже поджидал маркиз Клифтон.

– Потеряли что-то? – с издевкой спросил он.

– Клифтон, тебе это не поможет, – предупредил его Натаниэль. – Лорд-адмирал уже знает о ружьях.

Маркиз пожал плечами.

– Никто не поверит в измену моего отца. Кроме того, ружья уже спрятаны в надежном месте.

В помещение склада вошел капитан Монтегю, который тащил за собой упирающуюся Александру.

– Александра, какая милая встреча. – Маркиз Клифтон шутливо поклонился. – Я-то боялся, что наши пути больше никогда не пересекутся, но судьба была благосклонна ко мне.

Сердце у Натаниэля учащенно забилось. Он глянул за спину маркиза, пытаясь разобрать, сколько людей прячется в тени.

– Ты прав насчет судьбы. В противном случае ты давным-давно уже болтался бы на виселице, – чуть задыхаясь, сказала Александра.

Маркиз хихикнул и оглянулся назад, на то место, где на веревках был закреплен огромный металлический крюк, который использовали, чтобы перемещать грузы. Он со значением посмотрел на Натаниэля и кивнул в сторону одного из своих людей.

– Чарльз, я думаю, нам надо поторопиться.

Мужчина, которого звали Чарльз, подтащил крюк ближе.

– Вот сейчас-то мое предсказание и сбудется, – заметил Монтегю. – Ты все-таки попробуешь веревку раньше меня.

– Тогда мы увидимся в аду, – сказал ему-Натаниэль. Маркиза Клифтона явно позабавил их разговор.

– Я оставил здесь один ящик с ружьями, – сказал он. – Он послужит тебе отличной подставкой.

Люди маркиза подтащили ящик к тому месту, где свисал крюк. Мысли Натаниэля лихорадочно метались в поисках чего-то, что могло бы помочь ему. И вдруг почему-то он вспомнил слова Александры о том, что его отец заразил мать Клифтона сифилисом. Знает ли об этом его сводный брат? Если нет, то это может дать им небольшую передышку.

– Вообще чудо, что ты родился, – сказал Натаниэль, меряя маркиза презрительным взглядом. – Сифилис страшная болезнь, и на месте твоей матери я бы сразу оставил нашего отца.

Его слова подействовали на Клифтона как ушат холодной воды. Маркиз застыл, а его люди, которые приготовились тащить Натаниэля к импровизированной виселице, неуверенно остановились.

– Я не желаю слушать всякие глупости, – стиснув зубы, прошипел маркиз. – Моя мать болеет, но ее болезнь никак не связана с сифилисом. А отец уже больше года прекрасно себя чувствует.

– Значит, ты не знаешь. – Натаниэль пожал плечами, изображая удивление. – Видимо, болезнь еще не проявила себя. Но это произойдет довольно скоро.

Сообщники маркиза переглянулись, и Натаниэль почувствовал, как немного ослабла их хватка, когда выпрямился во весь рост, Клифтон был ниже Натаниэля, и ему пришлось чуть задрать голову, чтобы смотреть старшему брату в глаза. Натаниэль заметил, как раздуваются у маркиза ноздри, и понял, что удар попал в цель.

– Это ложь!

– Скоро ты поймешь, что это правда.

Натаниэль увидел, как рука Клифтона сжалась в кулак, и приготовился к удару. Люди маркиза стояли неподвижно, замерев то ли от удивления, то ли боясь пропустить что-то интересное.

– Очевидно, герцогу все равно, кто лежит под ним...

Кулак маркиза врезался в живот Натаниэлю, и тот согнулся пополам. На какое-то мгновение сообщники маркиза разжали пальцы, и Натаниэль воспользовался этим, чтобы вырваться из их рук.

Он не чувствовал в себе былой силы, но лучше рискнуть, нежели висеть на веревке.

Люди Клифтона попытались схватить его, но Натаниэль, ударив одного в челюсть и лягнув второго в пах, сделал отчаянный бросок к маркизу. Воспользовавшись суматохой, Трентон тоже освободился. Но они оба замерли, когда мужчина, держащий Александру, приставил ей к голове пистолет.

– Эти глупости будут стоить тебе многого, – предупредил маркиз Клифтон. – Теперь она умрет первая. – Он дал знак одному из своих помощников.

Крупный мускулистый мужчина потащил Александру к веревке. Руки Натаниэля непроизвольно сжались в кулаки. Он вспомнил бесконечные порки на «Ретрибьюшн», голод, кровавые мозоли от кандалов. Он вспомнил госпитальный корабль с умирающими людьми, отвратительный запах пота и грязи. В этом был виновен маркиз! А сейчас он угрожал Александре!

– Если ты хоть пальцем тронешь ее, я убью тебя! – поклялся он.

Что-то близкое к страху мелькнуло в глазах Клифтона. Он поднял руку, приказывая своим людям схватить Натаниэля, но, прежде чем те успели сделать хоть шаг вперед, Натаниэль обхватил руками шею маркиза.

– Отпусти ее! – Он сжал пальцы.

Рот Клифтона открылся и закрылся, как у рыбы, а глаза чуть не вылезли из орбит. Его лицо приобрело малиновый оттенок.

– Говори! Пусть они отпустят ее! Быстро!

Люди маркиза отошли от Александры, а тот, у которого в руках был пистолет, направил его на Натаниэля.

– Убейте его! – просипел Клифтон, стараясь вырваться из рук сводного брата.

Грохот выстрела страшным эхом отозвался от стен пустого склада, но пуля прошла мимо, так как Трентон успел броситься на стрелявшего и вывернуть ему руку. Он сбил его с ног, и они покатились по полу.

Неожиданно за дверью раздался крик:

– Они здесь!

В помещение склада вбежали инспектор Мадсон, с которым они ехали в поезде, и четверо констеблей.

– Всем стоять на месте!

Натаниэль медленно отпустил маркиза. Трентон вскочил на ноги, а Александра, подняв залитое слезами лицо, с удивлением посмотрела на своего недавнего попутчика.

– Очень хорошо, капитан Монтегю, – сказал инспектор. – Вы можете идти.

– Не знаю только куда, – гробовым голосом ответил капитан. – Моя жизнь разбита.

– Вы сами сделали ее такой, – ответил Мадсон и дал знак своим людям, чтобы они связали Клифтона и его сообщников.

Маркиз повернулся к Монтегю.

– Это твоих рук дело?

Монтегю опустил глаза.

– У меня не было выбора.

– Капитан Монтегю был арестован в пабе в Лондоне несколько недель назад, – объяснил Мадсон. – Он ухлестывал за одной актрисой, у которой оказался очень ревнивый муж. Они подрались, и капитан его убил. Когда его взяли, он в обмен на свободу предложил стать свидетелем по делу о контрабанде оружия.

Мадсон перевел взгляд на Монтегю.

– Возможно, вам лучше вернуться на родину, капитан. – Хотя его предложение было выдержано в вежливом тоне, Александре показалось, что инспектор недолюбливает француза.

– Ты мертвец, – прошипел маркиз. – Слышишь? Никто никогда не предавал меня. Как только я выберусь, я прикончу тебя.

– Боюсь, что вы не в том положении, чтобы угрожать. – С этими словами Мадсон пошел к выходу.

– Подождите! – Клифтон ткнул пальцем в Натаниэля. – А он? Он же пират, который грабил суда моего отца.

Инспектор Мадсон обернулся.

– Сэр Джон рассказал нам все. Судья испугался, что его тоже обвинят в торговле оружием, и тут же выложил всю правду. Насколько я понял, мистер Кент сполна оплатил свои преступления. – Инспектор-улыбнулся. – Ему, однако, нужны доказательства, что он является сыном герцога Грейстоуна. После некоторых увещеваний сэр Джон согласился сообщить все, что он знает о нем и... э... его отце. – Инспектор подмигнул Александре. – Да, и еще раз мои поздравления с вашей будущей свадьбой, мисс.


Повешение всегда собирает много народу, но сегодняшнее стало событием из ряда вон выходящим. Наказание, которое настигло столь высокопоставленного члена общества, вызвало живейший интерес у всех без исключения жителей Лондона.

Магазины закрылись задолго до окончания рабочего дня, чтобы их владельцы тоже могли поглазеть на это зрелище. На улицы вышло почти пятьдесят тысяч человек. Зеваки карабкались на деревья, высовывались из окон и забирались на крыши на всем пути к Лудгейт-Хилл вдоль Олд-Бейли к северу от Кок-лейн. Фургоны и коляски были облеплены людьми, которые заплатили немалые деньги лишь для того, чтобы краем глаза увидеть преступника.

Виселица находилась на Олд-Бейли у тюрьмы Ньюгейт. Там же полукругом были построены галереи для привилегированных «зрителей».

Натаниэль стоял, обнимая Александру, и смотрел, как двое людей кричат друг на друга, проверяя, все ли готово к казни. Ранее предполагалось, что в этот день будет также лишен жизни убийца, который расчленил труп жены на четыре части и разбросал их по Лондону, но официальные власти решили подождать. Казнь аристократа создала неимоверную шумиху. Само преступление – измена – было настолько серьезным, что предполагало смерть в одиночестве.

Стоял конец сентября, но было очень холодно, ночью выпал снег, и его тонкое белое покрывало под ногами толпы превращалось в жидкую грязь. Однако, несмотря на холод, ни один человек не ушел с площади.

Настроение Натаниэля едва ли можно было назвать радостным. Он не хотел приходить сюда и вместе с тем не мог не прийти. Много лет он ненавидел отца и брата, а сейчас чувствовал внутри лишь пустоту.

– Ты уверен, что хочешь остаться здесь? – спросила Александра.

Натаниэль кивнул.

– Ты можешь идти, любимая. Я бы не хотел, чтобы ты смотрела...

– Мы останемся здесь вместе, – сказала Александра.

Натаниэль чувствовал, как ее любовь обволакивает его, поддерживает, словно рука друга. Как он восхищался красотой и внутренней силой этой женщины! Он любил Александру с такой яростью, что не узнавал себя.

– Он заслужил виселицу, – сказала стоящая рядом с ними полная крестьянка своей соседке. – Если бы это был кто-нибудь из наших, они бы повесили его даже не раздумывая.

– Но зачем он это делал? – вмешался в их разговор мужчина. – Ему ведь не нужны были деньги.

Натаниэль провел много ночей, раздумывая о том же самом, но так и не нашел ответа.

Оглядывая толпу, он наткнулся взглядом на леди Анну. Она стояла у виселицы и отчаянно рыдала. В конце концов через толпу пробились двое слуг и увели ее назад к карете.

Александра положила руку ему на плечо.

– Ты не виноват в этом, – тихо сказала она. Натаниэль, стиснув зубы, кивнул.

Герцог Грейстоун мерил шагами небольшую камеру. Еще совсем недавно он не мог даже вообразить себе отчаяние, которое испытывал сейчас. Всю свою жизнь он получал то, что хотел, нарушая любые правила, если это было ему нужно. А сейчас со всеми своими деньгами и могуществом он не мог спасти сына – единственного человека, которого он по-настоящему любил.

– Просто скажи мне – зачем. Зачем ты это сделал? – спросил он.

Маркиз сидел в углу камеры, опустив голову. Когда он наконец поднял взгляд на отца, в его глазах мелькнуло раздражение.

– Так ты ничего не понял? Ты предоставил мне возможность осуществлять полный контроль над своей компанией «Грейстоун шиппинг», предполагая, что я смогу управлять ею так же умело, как и ты. Но у меня не хватало сил, – с горечью говорил маркиз, – а я хотел, чтобы ты гордился мной. Можешь ли ты в это поверить? Ты был настолько равнодушен к моей матери, что заразил ее сифилисом, который подхватил у шлюх...

Герцог не раздумывая дал сыну пощечину.

– Как ты смеешь...

– Что? Бросать тебе правду в лицо? – Джейк коснулся щеки, на которой расплылось красное пятно. – Натаниэль мне все сказал. Я ухаживал за тобой два года назад, когда ты болел, и все это время моя мать угасала одна в Шотландии. Вот каким послушным сыном я был. Неужели ты станешь все отрицать?

Герцогу почудились нотки надежды в словах сына. Мгновение он раздумывал, не сказать ли ему то, что он хочет услышать.

Но он знал, что у Джейка открылись глаза. Он уже не мог игнорировать постоянное ухудшение здоровья матери, так же как делать вид, что не знает, откуда герцог получил эту болезнь.

Натаниэль отомстил ему...

– Не думаю, что ты сможешь понять меня, – сказал он в конце концов.

Лицо маркиза искривила гримаса.

– Здесь нечего понимать, кроме твоего эгоизма. – Он рассмеялся, и этот холодный неживой звук отозвался эхом от стен камеры. – Мне казалось, что, если я доведу «Грейстоун шиппинг» до того величия, которое у нее когда-то было, ты признаешь во мне сына, достойного нашей семьи. Монтегю посоветовал, как это сделать, а ты сам дал мне карты в руки, направив туркам корабль с продуктами и вещами. Мы продали их, а на вырученные деньги купили ружья, на которых планировали получить большую прибыль.

Слова Джейка, словно ножи, вонзались герцогу в душу. Виноват в этом был Натаниэль и, как ни иронично это выглядит, его собственный патриотизм. Если бы он не решил послать бедным туркам помощь...

Герцог закрыл глаза, пытаясь выбросить из памяти слова сына. Смертный приговор был вынесен через месяц после ареста, но прошло три воскресенья, прежде чем приговор решили привести в исполнение. И каждый день был агонией для них обоих. Но не такой, как сейчас. Пока он думал, что Джейк уважает его, он мог считать себя любящим безгрешным отцом и частично даже подыгрывал этому.

– Разве я не дал тебе все, что тебе хотелось? – спросил герцог, прерывая тяжелое молчание.

Маркиз усмехнулся:

– Все? Ты обманул мою мать, и это стоило ей жизни. Ты игнорировал мою сестру, и в течение многих лет я получал лишь маленькие, можно сказать, ничтожные крохи твоего внимания. В некотором смысле даже Натаниэль пользовался у тебя большим уважением.

Грейстоун закрыл лицо ладонями. Он сам навлек на себя это горе, и это поразило его до глубины души.

– Пора. – Охранник подошел ближе.

Герцог знал, что им позволили видеться благодаря приказу кого-то из вышестоящих полицейских чинов. Титул все еще имел некоторый вес, но даже герцог ле мог слишком долго сдерживать поступь правосудия.

– Извините, ваша светлость, но я должен просить вас удалиться, – сказал охранник.

Грейстоун не мог поверить, что кошмар стал явью. Они не могут расстаться с Джейком таким образом.

– Ваша светлость?

Герцог попытался сглотнуть ком в горле. Он жаждал услышать от Джейка хотя бы одно слово прощения.

– Прости меня, – сказал он сыну так тихо, что даже сам усомнился, слышал ли тот.

Клифтон бросил на него взгляд, полный недоумения, но промолчал.

И когда охранник повел маркиза из камеры, Грейстоун сделал то, чего никогда не делал раньше: он попытался обнять сына. Но Джейк оставался холодным как камень.

– Не прикасайся ко мне, – сухо сказал он, и герцог отвернулся.

Он не хотел, чтобы охранник стал свидетелем его унижения.

Когда стул был выбит из-под ног осужденного, Натаниэль отвернулся. Он не мог смотреть, как бьется в предсмертных муках тело его сводного брата. Маркиз имел деньги, власть, семью. И он сам виноват в том, что лишился всего этого.

Натаниэль перевел взгляд на аристократов, которые пришли поглазеть на казнь. Смерть одного из них наполнила их сердца страхом, хотя волновались они в первую очередь за себя, а не за маркиза Клифтона.

Он, такой же сын герцога, как и Джейк, мог бы быть одним из них, повернись его жизнь иначе. Было время, когда он мечтал об этом, но сейчас эта мечта умерла.

Натаниэль повернулся к женщине, которую любил больше всего на свете. Александра опустила голову, и он не мог разобрать выражения ее глаз, но знал, что в них – сочувствие. Несмотря на все беды, какие обрушились на них по вине Клифтона, она жалела его.

Взяв Александру под руку, Натаниэль поспешил к нанятой ими коляске. Прежде чем сеть, он обнял ее. Александра плакала.

– Ты ведь у меня такая храбрая, – пробормотал он. – Ну, успокойся, пожалуйста! Уже все позади.

Они ехали по улицам Лондона, прижавшись друг к другу. Земли и имущество герцога не были конфискованы, и Натаниэль знал, что унаследует их когда-нибудь. Только он не будет жить в Англии. Нет, он увезет Александру в Америку, а потом научит своих сыновей, что такое быть по-настоящему высокорожденными.

Эпилог

Три года спустя в Бридлвуд-Мэнор пришло письмо на имя герцога Грейстоуна из далекой Виргинии. Герцог долго рассматривал обратный адрес, хотя сразу понял, от кого оно.

В конце концов, тяжело вздохнув, он сломал печать. Единственный листок бумаги был исписан изящным женским почерком, в центре находился портрет пухлого мальчугана.

«Ваша светлость!

Я долго сомневалась, стоит ли писать Вам. Натаниэль считает, что люди редко меняются, но я с ним не согласна.

Мы с Натаниэлем поженились незадолго до отъезда из Англии. Все это время он был занят делами своей компании, и хотя его дело никогда не сравнится по величине с Вашим, он преуспевает. Таким сыном можно гордиться! Я прилагаю к письму портрет нашего первенца. Его зовут Теодор Натаниэль. Он родился почти год назад. Я думаю, Вы должны знать об этом.

С уважением, Александра Кент».

Положив письмо на стол, герцог дрожащей рукой поднес к глазам портрет ребенка. Его первый внук, с явно выраженным фамильным носом и подбородком, был очень красив.

Его внук. Наследник его наследника.

Герцог не знал, что хотела продемонстрировать Александра – доброту или жестокость, но он очень долго смотрел на маленького Тедди.

А потом зарыдал.

Примечания

1

Крыса (англ.). – Примеч. пер.


home | my bookshelf | | Из знатного рода |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.7 из 5



Оцените эту книгу