Book: Львы и драконы



Виктор Исьемини

Львы и Драконы

Купить книгу "Львы и драконы" Ночкин Виктор

"Я много странствовал. Я скитался меж людьми. Я входил в поселения нелюдей. Случалось забредать в такие земли, где никто до меня не славил Создателей. Бывал я в краях столь диких, что картографы, нанося их на пергамент, снабжают пометкой: «Здесь водятся львы и драконы». Пустыня, печаль и уныние!

Каждый человек – истинное дитя Создателей, образ и подобие. А душа человеческая – образ и подобие Мира. Все мы творим собственный Мир, созидая свою душу. Мы строим наш крошечный космос так, как находим истинным и верным, населяем его образами друзей и близких… всех, кого считаем достойными вступить в нашу запретную заповедную вселенную. Живые, и покинувшие нас – они пребывают в Мире наших душ. Чем больше число тех, кого помним, о ком печемся и печалимся – тем живей, тем богаче наш Мир, наш маленький необъятный Мир.

Остережемся же оставить собственную душу без живого дыхания, растерять населяющих ее людей, превратить в пустыню, где водятся львы и драконы. Только львы и драконы…"

Мерк Новый

Глава 1

Войско Алекиана медленно приближалось к столице. После великой битвы минуло три недели, но только сейчас победители показались на подступах к Ванетинии. Позади колонн, неторопливо движущихся по Энмарскому тракту, небо перечеркивали высокие серые столбы дыма. Густые и плотные у основания, они постепенно склонялись, рассеивались под ветром, расползались полупрозрачными клочьями, пятная белесый небосвод. Приближалась осень, но денек выдался погожий, так что дымные столбы особенно четко выделялись в безоблачном небе.

Три недели отряды Алекиана шли от замка к замку, «гонзорский император» выслушивал клятвы верности, принимал вассальную присягу… Замки сеньоров, о которых было наверняка известно, что они приняли сторону Велитиана, беспощадно сжигались, в некоторых, покинутых хозяевами, оставались гарнизоны… Сэр Брудо ок-Икерн, имперский маршал, вел армию не торопясь, чтобы у принца Велитиана было время подумать над своим безнадежным положением и составить торжественную речь – о признании вины и отказа от прав на имперский престол.

Три недели, рассудил сэр Брудо, будет вполне достаточно, чтобы и туповатый принц сумел верно подсчитать собственные шансы.

Алекиан в алых доспехах ехал под имперским знаменем, обвисшим тяжелыми красно-желтыми складками, и вяло оглядывал окрестности. Вокруг, в стороне от дороги, не было видно ни души, даже крестьяне попрятались, узнав о приближении армии победителей. Заколосившаяся и почти поспевшая пшеница в покинутых полях колыхалась волнами – такая же золотая, как и орел на имперском знамени.

Впереди на дороге показалось облачко пыли – гонец сэра Кенперта Вортинского, командира авангарда.

Сеньоры, составляющие свиту императора, подтянулись к знамени, чтобы узнать новости.

– Ваше императорское величество! – гонец осадил коня в нескольких шагах перед Алекианом и неловко поклонился, брякнув доспехами. – Сэр Кенперт остановился у городских ворот. Они распахнуты, и представители цехов ожидают снаружи.

– Они готовы принять императора? – осведомился ок-Икерн.

– Сэр Кенперт полагает, что именно так. Не имея приказа вступать в переговоры с посланцами городского Совета, он ожидает на расстоянии двух полетов стрелы. Однако вид ванетинцев говорит о покорности. Они стоят без оружия. Велитиана или кого-то из придворных среди них мой сеньор не приметил.

– Что ж, господа, вперед! – бросил Алекиан, пуская коня рысью.

Городские ворота в самом деле оказались распахнуты настежь, а перед ними толпились синдики в темных нарядах. Особой радости их лица не выражали, цеховые старшины внимательно наблюдали за приближением императора. Что готовит им юный повелитель? Въезд младшего принца обернулся бойней и кровавой неразберихой… Оставалось надеяться, что старший принц окажется более благоразумен.

Когда Алекиан, сопровождаемый знаменщиками и оруженосцами, поравнялся с латниками авангарда и, не останавливаясь, проследовал дальше, маршал ок-Икерн догнал его и попросил подождать. Император пожал плечами и пустил коня шагом. Несколько десятков латников галопом устремились вперед… обменялись несколькими словами с горожанами, въехали в ворота. Спешились, поднялись на башню… Ванетинцы, вздыхая, следили за их перемещениями – что ж, недоверие его величества понятно и естественно. Наконец гвардеец с башни подал знак конвою. Пестрый кортеж двинулся к воротам.

Наиболее уважаемые представители гильдий выступили навстречу Алекиану и, протягивая на бархатной подушке символические ключи от города, склонились перед юным повелителем. Самый старый прошамкал, с трудом сгибаясь в пояснице:

– Ваше императорское величество, благоволите получить символ нашего верноподданнического усердия. Всей душой рады мы возвращению законного повелителя…

Синдики с тревогой следили за выражением лица молодого монарха – как примет он знаки покорности? Особой вины за собой горожане не чувствовали, поскольку большой преданности узурпатору город не проявил, теперь это можно счесть заслугой. К тому же Алекиана помнили рассудительным и даже нерешительным юношей, не склонным к жестокости. Но власть, как известно, меняет людей. Каков окажется новый император на деле?

Алекиан равнодушно поглядел на огромные позолоченные ключи, кивнул и тронул конские бока каблуками, направляя в ворота. Горожане расступились перед ним, переглядываясь не без тревоги: хороший ли это знак, такое спокойствие его императорского величества? Не таится ли здесь угрозы?

Но что же они, простые люди, могут поделать? Остается только ждать. Алекиан пустил коня шагом, за ним по мостовой стучали копыта лошадей конвоя. Потом – гвардейцы, гонзорские рыцари, дружины баронов… Въезд в столицу империи напоминал скорее завоевание, чем торжественное возвращение законного повелителя. Грохот и лязг доспехов, хмурые лица за опущенными забралами, частокол копейных жал покачивается перед окнами второго этажа…


* * *


Ингви потянулся и только потом раскрыл глаза. Потолок спальни в Альхелле – такой знакомый… каждая трещинка в каменных сводах, каждое пятнышко… По стенам – старые выцветшие гобелены – король Кадор-Манонг, точь-в-точь, как и сам Ингви, не решился ничего менять в убранстве спальни. Хотя нет, кое-где прохудившееся шитье было залатано пестрыми новыми нитками. Ингви почему-то сразу решил, что постаралась ведьма Фенька, пассия Кадора. Очень уж выделялось новое шитье на сером фоне выцветших старинных полотен – так же, должно быть, несуразно выглядела эта разбитная вульгарная бабенка в древнем дворце альдийских королей…

Но потолок, разумеется, остался прежним. Ингви вздохнул. Как давно он не видел, просыпаясь, этого потолка… Тем более, что последний год царствования оставался ночевать не здесь, а в кабинете, уступив спальню воспитаннице… Как давно это было… а вчера Ннаонна затащила его в спальню… Ннаонна…

Король пощупал постель рядом – только смятые одеяла, девушки не было. Ингви сел и огляделся. Вампиресса, привстав на цыпочки, глядела в окно. Взлохмаченная макушка черным силуэтом вырисовывалась на фоне серого неба. Подоконник высокий, вряд ли снизу видно, что девушка не удосужилась одеться.

– Ты бы хоть накинула что-то, – Ингви улыбнулся.

– Вот еще, – Ннаонна, не оборачиваясь, дернула плечом. – Оттуда ничего не видно.

– Простудишься. Пол холодный.

– Ой, какие мы заботливые… Между прочим, я стою на твоем плаще.

В самом деле, одежда в беспорядке была разбросана по полу.

– Отлично, На. Давай его сюда! А то вдруг кто-то заглянет.

– Никто не заглянет, – отрезала девушка. Впрочем, она отвернулась от окна и принялась собирать разбросанную одежду. – Ты вчера шуганул Никлиса и запер дверь заклинанием. Сказал им всем, что хочешь выспаться. Обманщик. Ты вовсе не спать хотел.

Вампиресса швырнула королю скомканный ворох одежд.

– Спать я хотел тоже, – заметил Ингви, натягивая брюки. – Ты, кстати, одевайся. Нам сейчас предстоит очень многое. Первый день правления, не шуточки! Наверняка в коридоре толпа дожидается. А что ты в окно высмотрела?

– Ничего особенного. Это окно во двор выходит. Там все привы-ычно так… Ску-учно-о… Ингви, давай что-то придумаем? Праздник какой-нибудь или еще что-то?

Ннаонна потянула через голову черную шелковую рубашку и ее голос звучал глуховато из-под складок. Ингви с улыбкой наблюдал за девушкой.

– И какой же праздник? Водворение на престол законного монарха? Тоже как-то скучновато.

– М-да, это слишком просто, – вампиресса на минуту задумалась. Потом улыбнулась. – О! Я придумала! Давай поженимся!

– Поженимся? Хорошая мысль. Интересно, как ты этот… этот акт себе представляешь?

– Ну, как… обвенчаемся. В соборе.

– Чтобы все как у людей? – король ухмыльнулся.

– Чтобы все как у людей.

– В соборе?

– В соборе. Епископ, певчие, толпа вассалов. Снаружи народ – это, как его? Ликует! А что?

– Ничего, ничего, – улыбка Ингви стала еще шире, – демон с вампиром у алтаря, и епископ взывает к Гилфингу Светлому, умоляя освятить такой союз. Хорошая идея! Мир содрогнется. Ладно, заканчивай туалет, посмотрим, что ожидает нас в коридоре.

Ингви натянул сапоги и направился к двери – отпирать. В коридоре короля в самом деле ждали. Никлис, несколько слуг, солдаты в желтых плащах… позади еще несколько человек – лица все знакомые, это цеховые старшины. Когда король перешагнул порог и вышел из спальни, держа за руку Ннаонну, все разом улыбнулись.

– Доброго, слышь-ка, утречка вашему величеству, – выступая вперед, произнес Никлис. – Эта…

Улыбки стали еще шире.


* * *


Как объявился в Геве Гезнур, не знает никто. Ни в одних воротах стража не приметила его появления, граф Анракский не назвался охране и не был узнан. Никого не окликнул на улицах, ведущих к дворцу, ни с кем не поздоровался. Сопровождаемый лишь колдуном Лопсилем и безымянным «цирюльником», граф серой тенью пересек город и назвал себя только караулу в воротах королевской резиденции. И только там снял широкополую шляпу, чтобы его узнали.

Сержант стражи поклонился, скрежеща латами, и Гезнур прошел внутрь. Теперь, напротив, он хотел, чтобы его видело как можно больше народу – окликал слуг, громко осведомлялся, где сейчас его величество. Графу указали покои, в которых теперь находится Гюголан II. Весть о возвращении старшего сына короля разнеслась по дворцу и достигла королевских ушей, прежде чем Гезнур добрался в северную часть дворца, где, как ему сообщили, пребывает отец. Когда граф, припадая на раненную ногу, поднялся по лестнице на второй этаж, навстречу ему уже двигалась целая процессия – сам Гюголан II, телохранители, секретари и вельможи. Старик протянул руки и заковылял к сыну, тот поспешил навстречу и обнял короля. Тело монарха сотряслось, будто бы от рыданий, однако, когда Гюголан отстранил сына, чтобы рассмотреть его повнимательней, глаза старика были сухими. Он не мог не почувствовать, как сын, обнимая его, тайком нащупал под королевским платьем кольчугу, сам же Гюголан, прижимаясь к графу, отыскал заткнутый сзади за пояс кинжал. Оба не удивились – родная кровь!

– Что же ты не предупредил о возвращении?

– Зачем? Напротив, я держал в тайне свой приезд, батюшка, чтобы враги не смогли воспользоваться случаем. Я ехал по стране едва ли не в одиночку, было бы досадно, пережив невероятные приключения на юге, угодить в засаду в собственном краю. Зато здесь, во дворце, я назвался сразу же на пороге. Меня видели десятки придворных и солдат.

– Ты боишься? В моем собственном дворце? Ты, мой сын?

Намек Гезнура был довольно прозрачен – конечно, никто, кроме самого короля, не мог бы отдать приказ тайно умертвить графа во дворце. Разумеется, теперь, когда его видели и узнали, эта опасность существенно меньше.

– Ты думаешь, кто-то мог бы попытаться напасть на тебя, сын, в этих стенах? Но Адорик мертв, равно как и Вортрих с Дейнстром… – король тяжело вздохнул, вельможи при этом состроили приличествующие скорбные мины. – Я потерял половину сыновей в один день… Как хорошо, что ты здесь, Гезнур! Ох, мне так нужно было, чтобы ты возвратился… Я велел следить за южной границей… приказал, чтобы сообщили, едва ты пересечешь границу. Если ты обеспокоен из-за этого, то напрасно. Ты нужен мне.

– Нет, я не боюсь. Однако осторожность не повредит, верно? Я слышал о смерти братьев… Но у тебя еще довольно наследников, чтобы обойтись без меня…

– Сынок, – оборвал Гезнура король, – по-моему, нам лучше поговорить с глазу на глаз. Семейные дела следует обсуждать в семейном кругу.

– Подождите меня здесь, – велел граф сопровождавшим его людям.

– Я распоряжусь, чтобы их накормили, – встрепенулся король, – на кухне.

– Вели лучше, чтобы им принесли что-нибудь сюда, – попросил Гезнур, – они могут понадобиться.

Король оперся на подставленную Гезнуром ладонь, и они зашагали к кабинету его величества. Со стороны сцена выглядела достаточно трогательно – отец и сын вместе после долгой разлуки. Но гевских царедворцев притворная сердечность не могла обмануть. Они тут же принялись шушукаться, обсуждая вероятные изменения в придворном раскладе, неизбежные после возвращения старшего сына его величества.

Когда дверь за отцом и сыном захлопнулась, вельможи заговорили громче, совершенно не стесняясь присутствием Лопсиля и графского телохранителя – да и чего стесняться? Это Гева, здесь подобные разговоры в порядке вещей. И разве не о том же пойдет речь в королевском кабинете?



Глава 2

На улицах было так тихо, что цокот копыт по булыжнику и металлический лязг доспехов порождали гулкое эхо. Изредка хлопали ставни. Ни один ванетинец не вышел навстречу процессии, женщины не спешили на рынок, не играли дети, даже нищие попрятались. Могло бы показаться, что город вымер, обезлюдел, но стоило поднять голову – и взгляд без труда отыскивал в окнах между неплотно прикрытыми ставнями хмурые лица жителей. С тревогой они глядели на шествующую по столице армию – рыцарей, гвардейских латников, на знаменосцев и стрелков…

Кавалькада пересекла южную часть города и вышла к дворцу.

Ворота Валлахала были распахнуты настежь. Несколько латников пришпорили коней и въехали во двор. Ничего не произошло. Маршал подъехал к Алекиану, собираясь что-то промолвить, но тот остановил ок-Икерна жестом руки и двинул коня вслед за авангардом. Миновав ворота, император огляделся. Двор выглядел заброшенным. В дальнем углу, под стеной громоздились обломки тела тролля, убитого в ночь переворота. То тут, то там валялся мусор, обрывки документов, чернели кострища, а перед лестницей, ведущей во дворец, лежали трупы собак.

– Собак-то за что? – тихо спросил кто-то из молодых дворян за спиной императора.

Отвечать никто не стал. Ок-Икерн начал распоряжаться – велел солдатам, знакомым с расположением комнат Валлахала, спешиться и обыскать дворец. Отправил несколько отрядов занять ворота. Латники опрометью бросились выполнять распоряжения. Любое действие казалось спасением от гнетущей, давящей кладбищенской тишины. Солдаты будто нарочно старались производить как можно больше шума, заглушить гулкое отсутствие звуков…

А Валлахал был пуст – исчезли бойцы, оставленные здесь Каногором для охраны, разбежалась прислуга, не явились на службу чиновники.

Алекиан, неторопливо спешился, бросив поводья оруженосцу, торопливо подскочившему, чтобы придержать его императорскому величеству стремя. Поправил перевязь тяжелого меча и медленно зашагал к лестнице, ведущей во дворец. Ок-Икерну, присоединившемуся к нему, монарх бросил:

– Я очень верно поступил, когда не стал брать с собой Санелану. Она могла бы чересчур разнервничаться при виде этого… Маршал, распорядитесь созвать прислугу. Я хочу, чтобы солдаты постарались объяснить, невинных наказывать не станем, пусть люди явятся во дворец и займутся делом, пусть приберут все и вывезут мусор. И этот тролль… Немедленно вывезти тушу, она производит неприятное впечатление… Поверженный тролль, словно символ – понимаете? Разыщите Гиптиса, он должен собрать Изумрудов, всех, кто остался, – хотя император не глядел в его сторону, ок-Икерн кивал в ответ на каждую фразу. – Этого пока достаточно. Прежде всего, Валлахал следует привести в порядок. Все прочие дела – потом. Все, что найдется ценного, надлежит взять под охрану, потом сочтем и разберемся. Также необходимо разыскать Велитиана…

– Разумеется, ваше импера… – осмелился вставить маршал.

Алекиан, не обращая внимания на реплику рыцаря, продолжал все так же монотонно:

– …И найти тела батюшки с архиепископом. Очевидцы утверждали, что они были убиты вместе. Должно быть, они…

Император шумно сглотнул, затем продолжил с усилием:

– Должно быть, и лежат где-то поблизости… вместе. Непременно разыщите. Покойного императора следует похоронить с почестями. Я хочу быть уверен, что отец покоится с миром в фамильной усыпальнице.

Ок-Икерн снова кивнул. Теперь он не решался вставить слово. Пока Алекиан отдавал распоряжения, они дошли в тронный зал. Повсюду виднелись следы запустения и грабежа. Кое-где двери оказались сорваны с петель, в проемах виднелась переломанная мебель. Несколько гобеленов в галереях, сорванные с крюков, лежали на полу, скомканные и отброшенные с дороги. Можно было предположить, что наемники либо сантлакские дворяне, хозяйничавшие во дворце, нарочно портили обстановку – будто хотели привести великолепный дворец в более привычное им ничтожное состояние… Сейчас повсюду суетились гвардейцы – торопливо проверяли помещения по пути следования его величества, нет ли засады. Но Валлахал оказался пуст – должно быть, впервые со времени постройки во дворце не было ни души.

Вот и зал. Алекиан снова, как и во дворе, поднял ладонь, останавливая маршала – и один прошел к императорскому трону, неторопливо ступая по запачканному ковру. Медленно поднялся по ступеням… Сел, звякнув алыми доспехами. Ок-Икерн невольно отступил на шаг – до того непривычным и… даже… пугающим был вид Алекиана, глядящего поверх головы рыцаря – куда-то в видимую одному лишь молодому императору даль.


* * *


Ингви оглядел собравшуюся в коридоре толпу и развел руками:

– Я не знаю, с чего начать… А внизу – еще много народу дожидается?

– Не только внизу, твое демонское величество, – подтвердил Никлис, – снаружи толпа собралась. Полдворца просителей – купцы энмарские с жалобами, слышь-ка, на рыцарьков, сами рыцарьки эти, да цеховые наши, да писари с грамотками, да эльфы с орками, да…

– Постой, постой! – король поднял руки, останавливая Никлиса. – Сперва отправь кого-то в Замок Вампиров за Мертенком, потом – завтрак… ну а потом…

Ингви тяжело вздохнул.

– Потом… начнем принимать всех в тронном зале.

– Завтрак ожидает ваше величество. А Мертенк, может, побоится ехать. Не поверит, – подсказал пожилой слуга. – Он теперь никому не верит.

– Ну, отправьте за ним эльфа с орком, – велел Ингви, – это его убедит. Кстати, где сэр Валент? Он тоже явился?

– Нет, ваше величество, – поклонился старик, взявшийся отвечать королю, – говорят, остался в имперской армии.

– Ах, да, мне вчера кто-то говорил. Досадно… Ладно. На, идем перекусим.

Толпа слуг расступилась перед королем и вампирессой, образуя коридор несмело улыбающихся лиц, за спиной Ингви толпа снова смыкалась. Демон, держа за руку Ннаонну, двинулся в трапезную. В самом деле – вереница желающих поглядеть на него тянулась по лестнице, много народу столпилось на первом этаже. Когда король приближался – приветствовали, кланялись… Несколько орков и эльфов держались особняком, но желали пообщаться с его величеством не меньше, чем люди. Вот-вот должны были появиться их сеньоры – Филька с кендагом. Ингви, кивая и улыбаясь, прошел в трапезную, где ожидал накрытый стол.

– А почему столько вина?

– Простите, ваше величество… при злом короле такой порядок заведен был… Наши сопляки забыли уже, как надо…

Пожилой слуга подтолкнул кухонных мальчишек, те торопливо кинулись убирать лишние кувшины. Они не забыли, они просто не знали, каковы были порядки прежде, до Кадор-Манонга. Этих ребят набрали в прислугу уже после Альдийской войны, взамен тех, что укрылись с Мертенком в Замке Вампиров.

Никлис, который сам себя назначил мажордомом, не впустил никого следом за королем и Ннаонной, решительно оттолкнул особо настырных, и закрыл дверь. За стенами слышался гул разговоров, люди и нелюди с нетерпением ожидали приема.

Торжественной трапезы не вышло, Ингви жевал и заранее размышлял, кто из просителей чего станет домогаться, и как кому половчее отказать. А ведь отказывать придется многим. Ннаонна несколько раз пыталась завести разговор, но, видя задумчивость короля, отстала и занялась дегустацией многочисленных блюд. Королевский стол при Кадор-Манонге стал богаче, это уж точно. Есть девушке не очень-то хотелось, но интересно было попробовать многочисленные диковинно выглядящие блюда из серебряных вазочек, тарелочек и сосудов, которым и названия-то вампиресса не знала. Постепенно она увлеклась, остановил ее только вопрос Ингви:

– Интересно, сколько вся эта посуда может стоить?

– Посуда? – девушка растерялась.

– Ну да. Поначалу потребуется очень много денег… Это все можно пустить в переплавку, так как художественной ценности утварь не представляет. Ладно, если хочешь, оставайся, поешь, а я…

Ингви встал, отодвинув тяжелый резной стул. Ннаонна торопливо вскочила:

– Нетушки, я с тобой! Ни за что не пропущу это зрелище! И это… слышище!

Король улыбнулся:

– Ладно, идем! Никлис, вели слугам… ну, кто здесь постарше – пусть разыщут какую-то мантию… или что там найдется для торжественного приема. Я совсем забыл…

– Уже, твое демонское, все готово! Я им и слова не говорил, сами притащили – и камзолов, и этих, с мехом таких…

– Мантий, что ли?

– А Гангмар их знает, как называются… Одних только корон четыре штуки! Эта… Твое демонское, слышь-ка… – Никлис опустил глаза, изображая смущение, хотя и не очень старательно. – А можно я себе кой-чего возьму из шмоток королевских?

– Уже стащил что-то, небось, а? – Ингви только теперь обратил внимание на то, что бывший воришка щеголяет в дорогом камзоле, который ему явно узковат в плечах.

– Есть такое дело, – бывший вор перестал смущаться, – но я, твое демонское, чего поплоше взял, чтоб мне лопнуть. А как же? Мне же теперь эта – небось, должность какая при дворе положена? Звание высокое? Могу ли я моего природного государя дрянной своей одежкой – это, опорочить? Что ж тогда послы чужедальних стран скажут? Скажут – вот он, самый, что ни есть, наивернейший слуга, а ходит в обносках! Разве ж мыслимо? Эта…

– Нет, Никлис, немыслимо. Пусть лучше скажут – вот наивернейший слуга, а и тот тянет у его величества все, что плохо лежит. Что уж тогда говорить о прочих, не наивернейших? Все, все, взял – пользуйся. Но впредь чтоб прекратил тащить. Я тебя… – Ингви задумался. – Я тебя начальником стражи сделаю! Будешь ловить воров и прочих преступников.

– Да как же я… Да мне… неможно мне… эта…

– И слушать не хочу! Все, Никлис, вели тащить сюда короны и мантии, а публика пусть собирается у тронного зала. Скажи всех сегодня приму… если выживу.

Пятнадцатью минутами позже король-демон воссел на старинный альдийский престол и аккуратно расправил тяжелые багровые складки мантии. Ннаонна, в неизменном черном наряде, заняла место на широком подлокотнике трона, подтянув одну ногу и свесив другую, положила подбородок на колено и покосилась на короля. Ингви сумел не рассмеяться.

– Впускай их по одному, господин начальник стражи! – велел он Никлису.


* * *


В кабинете Гюголана жарко пылал камин. Подле стояло кресло, в нем – небрежно отброшенная отороченная волчьим мехом накидка. Король отшвырнул ее, когда слуги принесли весть о возвращении Гезнура.

Гюголан подобрал накидку, сел в кресло и закутался поплотней.

– Садись, сынок! – король указал стул. – Придвигай поближе, садись рядом… Я все не могу согреться… Возраст, по-видимому. Садись…

Гезнур огляделся, заметил стул, переставил к камину. Сел.

– Я не так представлял нашу встречу, – задумчиво произнес король, – мне бы хотелось, чтоб ты вступил в Геву под звуки труб, сопровождаемый свитой… я принял бы тебя, сын, в тронном зале, окруженный советниками и сыновьями… И чтобы ты предъявил нам оружие древних, способное спасти королевство… А Гева ныне нуждается в спасении! Появись ты таким образом, никто не стал бы покушаться на твою жизнь, и мы вместе…

– Ты имеешь в виду Адорика? – перебил короля Гезнур. – Вряд ли он перестал бы доискиваться моей погибели, даже владей я забытым оружием Проклятого Принца. Впрочем, тогда мы бы еще поглядели, кто кого…

– Адорик пал на поле брани, – строго заметил король, – стяжав победу. Благодаря его отваге мы разгромили фенадское войско. Но все равно я не смог бы принять тебя нынче в парадном зале. Представь себе, нынче лепные украшения обрушились со стены, и огромный кусок штукатурки свалился на сидение трона. Окажись я там, вряд ли бы выжил. Как ты полагаешь, что это было? Знамение? Случай? Или покушение?

Граф нахмурился.

– Я не слишком-то верю в случайности и знамения. Кому может быть выгодна твоя смерть, отец? Если бы Адорик не погиб, я бы подумал, что это он. Или Вортрих… Но мои братья мертвы… Скорее, кто-то из вельмож, намеревавшийся править от имени младших принцев. Или даже император?

– Я тоже бы думал на Алекиана, – согласился Гюголан, ухмыляясь, – но у сопляка не хватило бы времени, он нынче слишком занят тем, что карабкается на чересчур высокий для него отцовский престол. Но, как бы там ни было, с твоим возвращением нависшая надо мной опасность исчезла. Вряд ли среди наших противников найдется такой дурень, чтобы ценой моей жизни возвести на престол тебя. Ты ведь мечтаешь занять трон Гевы? И уничтожить младших братьев? Гезнур, я прошу тебя, пощади их!

– Но отец… разве я…

– Идем! – дряхлый король неожиданно порывисто встал. Одной рукой Гюголан стянул у горла накидку, чтобы не свалилась, другой схватил подсвечник. – Идем, я хочу кое-что тебе показать.

Гезнур пожал плечами, поднялся и последовал за стариком. Король увлек сына к дверце в задней стене кабинета. Миновав анфиладу погруженных в полумрак галерей, они оказались в небольшом зале, где дремали двое латников. Заслышав шум шагов, солдаты торопливо поднялись. Гюголан махнул рукой и повел графа в комнату, вход в которую стерег караул. Там была спальня. Едва тлеющие в камине угли скупо освещали две кровати, разбросанные по полу игрушки, груду одежды на полу. Двое мальчиков – младшие сыновья старого короля. Гюголан поднял свечу. Бледный болезненный Гюголан Младший обнимает подушку, тонкие пальцы мальчика почти сливаются с белоснежным бельем, а румяный Редлихт заснул, сжимая деревянный меч – он дышит неровно, то и дело вздрагивая. Должно быть, сражается с полчищами врагов во сне…

– Смотри, Гезнур, смотри – это твои братья. Я хочу, чтобы они жили.

– Разве я покушался на их жизнь? – граф пожал плечами. – Разве от меня зависит их безопасность?

– Теперь, когда не стало старших – Адорика, Вортриха, Дейнстра – их жизнь в твоих руках.

– Ты хочешь, чтобы я поклялся?

– Нет, просто скажи «да». И завтра же я объявлю тебя своим соправителем.

– Да.

– Я верю тебе, сын. Идем, покажу тебе еще кое-что.

Из детской спальни король привел сына в тронный зал. В самом деле, здоровенный кусок стены над троном обвалился, куски оттащили в сторону, но свежие царапины и сколы на троне указывали, куда рухнули обломки. Рабочие уже успели залатать свежим раствором дыру в стене, но барельеф пока что не был восстановлен – так что сырая масса, пока еще бесформенная, угрожающе нависала над престолом.

– Садись! – велел король, указывая подсвечником, пламя заколыхалось, огромные уродливые тени Гюголана и Гезнура запрыгали по стенам.

Граф послушно сел. Огляделся. Затем уставился вверх – ему вдруг стало страшно, что этот тяжелый сырой ком свалится на голову. Гезнур поежился и поспешно покинул трон.

– Да, – кивнул старый король, – теперь ты видишь, что такое наш гевский престол. Страна ныне в опасности, ты почувствовал это?

– Знаешь, отец, я… я не добыл оружия Проклятого Принца. Но мы, пожалуй, сумеем воспользоваться тем, что нашлось в Могнаке Забытом. Нужно только правильно повести дело.

– Займись этим, – тихо, почти шепотом, вымолвил король, – и помни о своем обещании. Я люблю твоих братьев… почти так же сильно, как и тебя, мой мальчик.

Глава 3

Сэр Деймур, владелец Хиланы, богатого поместья на северной границе Нелльского герцогства, был озабочен. Когда из Феллиоста явились первые беженцы, рыцарь счел их рассказы глупой выдумкой и постарался поскорей спровадить беглецов далее на юг – благо, они сами спешили поскорей оказаться подальше от родных краев, захваченных эльфами. Сэр Деймур счел, что эти люди, челядь северных сеньоров, поддались панике, вызванной нелепыми слухами. Как могли эльфы, на протяжении десятков лет не решавшиеся пересечь Великую, напасть на имперские земли по эту сторону реки? Как могло произойти такое – и чтобы весть о войне не предварялась гонцами маркграфа Феллиоста? Нет, невозможно!

Однако вслед за этими появились и другие – люди бежали, охваченные ужасом перед нашествием эльфов, будто бы переправившихся через Великую и овладевших сперва Аривной, а затем и другими феллиостскими замками. Не хотелось верить в такое… Затем пришло достоверное известие – маркграф Регель убит, а нелюди, вооружившиеся трофейным оружием, захватывают все земли и уже приближаются к нелльской границе…

По мере того, как через Хилану уходили на юг все новые и новые беглецы, росло беспокойство Деймура. Если прежде рыцаря занимала лишь цена, по которой были готовы покупать продукты согнанные с собственных земель северные соседи, то теперь он озаботился предложить службу тем из феллиостцев, кто выглядел более браво. Прежде-то Хилана не нуждалась ни в большом числе латников, ни в могучих стенах – а теперь? Если на протяжении долгого времени север Неллы считался мирной провинцией, и самым опасным врагом казались банды фанатиков, так называемые «гилфинговы пасынки», то нынче с каждым днем уменьшалась полоса земли отделявшей владения сэра Деймура от территорий, захваченных нелюдями. Теперь не осталось сомнений в правдивости того, что рассказывали беженцы.



Три дня назад рыцарь велел спешно подправлять стены Хиланы и свозить в замок продовольствие. Три дня назад… А ночью примчался гонец от соседа – старого сэра Рохольда, владеющего поместьем в Феллиосте, по ту сторону границы. Сын старика погиб вместе с маркграфом при неудачной попытке отбить у нелюдей Аривненский замок – и нынче дряхлый Рохольд не надеется на собственные силы… просит соседа о помощи. Его поместье осаждено шайкой эльфов.

Итак, теперь сэр Деймур стоит на стене и наблюдает за приготовлениями во дворе замка. Полторы дюжины латников – и прежние вассалы, и вновь принятые на службу вассалы, родом с севера – седлают коней и натягивают кольчуги. Люди Деймура не очень-то опытные бойцы, но соседа нужно выручать… Если не дать нелюдям отпора сразу, потом может оказаться поздно. На помощь из Ванетинии нынче рассчитывать не приходится, новый император вряд ли станет торопиться с помощью удаленным провинциям. Надеяться следует на собственные силы – помогать соседям и надеяться, что помогут тебе, если Гилфинг допустит худшее… В конце концов, нужно только продержаться несколько месяцев, пока у его величества дойдут руки до здешних дел. Придет подмога и эльфов снова отбросят за Великую – широкая река опять будет рубежом между империей и владениями нелюдей. Разумеется, граница между Неллой и Ферллионтом таким рубежом быть не может, это только полоска на карте, она не послужит преградой тяжелой кавалерии – такой трудной преградой, как Великая.

Рыцарь тяжело вздохнул, еще раз оглядел затянутые предутренним туманом окрестности и зашагал к лестнице, ведущей вниз, во двор. Оруженосец уже подвел оседланного жеребца и поджидал сеньора. Сэр Деймур взгромоздился в седло, махнул рукой… со скрипом поехали наружу створки ворот… Вслед за сеньором из замка потянулась вереница латников. Они зевали, почесывались и ежились под волглыми плащами. Начиналась осень, и густой туман уже успел пропитать одежду сыростью.

Отъехав от замка на несколько десятков шагов, дворянин спохватился, нужно выслать дозор! Как бы нелюди не устроили засаду в таком тумане! Правда, пока что отряд движется по нелльской земле, до феллионтской границы далеко… но признают ли нелюди границы феодов? Сэр Деймур отдал распоряжение – трое латников пришпорили лошадей и вскоре скрылись с молочной пелене. Прочие ехали по накатанной дороге, вглядываясь в полускрытые туманом кусты справа и слева. Копыта стучали глухо, туман не только ограничивал видимость, но и, похоже, гасил звуки.

Когда солнце поднялось повыше, сразу стало теплее и туман начал быстро рассеиваться под яркими лучами, серый цвет над головой сменился голубым. Сразу стало веселее, латники перестали зевать и чесаться, подтянулись и вслед за сеньором пустили коней быстрей. На холме впереди показались всадники, сэр Деймур узнал своих дозорных и пришпорил жеребца. Интересно, что там впереди? Почему они остановились?

Старший из латников дозора развернул коня и двинулся навстречу кавалькаде.

– Дорога закрыта, сэр Деймур, – доложил он.

Сеньор не стал переспрашивать, что имеет в виду вассал, он просто ударил коня пятками и, оказавшись на гребне холма, поглядел вниз. Что там могли устроить нелюди? Выстроить ограду? Повалит поперек дороги деревья? Выкопать ров?..

Все оказалось гораздо хуже… Дорога не была перекрыта, она просто исчезла. В лощине, там, где еще вчера лежал хорошо наезженный купцами тракт, теперь поднимался лес. Не вековой бор, но деревья выглядели достаточно высокими и толстыми, будто стояли здесь не менее десятка лет.

Сэр Деймур и прежде слыхал об умении эльфов выращивать за ночь леса, а вот увидеть довелось впервые… Так вот, значит, чем решили враги оградить вновь отторгнутые от империи земли. Охраняемые эльфами чащи – лишь немногим менее надежная преграда, чем Великая река…


* * *


– Что-то я тебя не пойму, мил человек… – лэрд Каст дой-Лан-Анар тяжело заворочался на неудобном каменном сиденье.

Обычай повелевал вести переговоры, восседая на каменных плитах в Долине Эйегер. Так заведено испокон веку – принимать решения и давать нерушимые клятвы в кругу камней, установленных стоймя в незапамятно древние времена. Внутри круга стоячих камней находится другой круг, поменьше – образованный сидениями из каменных плит. Что-то вроде дюжины гранитных кресел в подлокотниками, но таких здоровенных, будто здесь держали совет великаны. Обычай велит собираться для переговоров здесь, в каменном кругу Эйегер, но разве обычай запрещает устилать каменные сидения шкурами? Нынче ведь не лето, солнышко на убыль идет, недолго и задницу отморозить… В следующий раз, подумал лэрд, непременно следует велеть, чтобы шкурами камни покрыли.

– Я не человек, – неторопливо напомнил собеседник, крупный гном в доспехах, выложенных тончайшими серебряными нитями, сверкающими, словно ледяной узор в солнечный морозный день. – И что же в моих словах непонятного? Вы – владыки здешнего края. Я предлагаю вам союз, очень выгодный для вас союз.

Лэрд покосился на соседей, занимающих места справа и слева. Рыцарь Кернит сидел неподвижно, прямой, как палка, и пялился куда-то в просвет между стоячих камней – поверх головы гнома. Ученик дважды умершего Анра-Зидвера, имени которого лэрд Каст не знал и знать не хотел, опять что-то жевал. Будто не наестся никогда… Нет, от таких советников толку не будет, опять придется самому… Дой-Лан-Анар, кряхтя, сменил позу и снова завел:

– Мы же побили вас, так? И тут ты, мил челов… э… И тут ты снова являешься – да с чем?! Пропустить твоих гномов в наши горы? Мы же бились, насмерть бились, чтобы вашего брата в наши горы не пускать? А? Сколько земляков полегло! А ваших сколько!

Гном не обиделся. Улыбаться, правда, перестал. Принялся спокойно объяснять:

– Послушай, лэрд. Я признаю, в битве вы, люди Малых гор, победили. Все верно. Поэтому я пришел с просьбой… Нет, я сперва кое-что объясню. Вот ты скажи: твой принц, который сбежал от нашего войска, его закованные в железо подручные – братья ли тебе? А его придворные в шелках и бархате – братья?

– Да какие они мне братья, – лэрд махнул рукой, – они и не наши вовсе, не верхние. Просто порядок был такой, его светлость принц – наш господин… ну, вроде как судья над нами, лэрдами. Порядок такой. Старинный порядок.

– А если я спрошу, – продолжил гном, – братья ли тебе купцы из городов? А крестьяне из… ну, скажем, из Андруха? Из Ванета? Из Тилы?

Лэрд крякнул. Какие же братья ему, верхнему, эти людишки из низин, да еще из таких дальних?

– Вот видишь, – гнул свое седобородый карлик, – не все люди тебе братья. Так и у нас, гномов. Я сам из здешних мест. Имя мое Гравелин, последние малогорские короли – моя родня. Те, кто бились с вами, они из других кланов, понимаешь? Что им Малые горы? Только добыча… А мне здесь – родные края. Я за эти скалы с орками бился больше двух веков назад… Слыхал ты про Сына Гангмара? Про волчьих всадников? Я с ними сражался, и эти горы отстоял. Мой дядя, Дремлин-король, жизнь сложил в Великой войне. Поэтому-то нынешний гномий король мне не позволяет в эти края отправляться – боится, что я ему подчиняться не стану, едва в своем родном краю обоснуюсь. Вел против вас войско полководец Крактлин из Дремстока. Я ему советовал миром с вами решить, он не послушал… Был бы я здесь, много жизней нам бы удалось сохранить.

– Так ты, стало быть, тоже наш, верхний? – дой-Лан-Анар наконец-то сообразил, куда гнет собеседник.

– Да, я здешний из Малых гор, – улыбка Гравелина стала шире. – Я прошу тебя, земляк, позволь нам жить здесь. Мне и моим подданным. Мы заключим союз.

– Мы, верхние? – уточнил горец.

– Мы, народы Малых гор. Я приведу своих, нас немного, около четырех сотен семей. Мы станем жить в пещерах и подземельях, вы – как и теперь, на поверхности. Станем торговать, станем помогать друг другу. Если нагрянет враг – хоть ваш принц, хоть гевцы, хоть орки, а хотя бы и чужие гномы – встанем против них вместе! Мы – народы Малых гор!

– А… разве можно так?

– В королевстве Альда королю служат люди, орки и эльфы, – гном пожал плечами. – Почему же и нам нельзя?

– Я – это… – Каст облизнул пересохшие губы и украдкой огляделся на соседей. Рыцарь помалкивал, колдун жевал. – Мне бы с другими лэрдами посовещаться. Дело-то серьезное…

– Конечно, – гном кивнул, – посовещайтесь, не спешите. Важные вопросы не решаются без совета. Я подожду. Ждал двести пятьдесят шесть лет… подожду еще немного.

Гравелин говорил уверенно и спокойно – он чувствовал, что дело сделано, толстый человек на каменном троне напротив согласен. А остальные поступят по его слову, это точно. Гравелин хорошо разбирался в повадках людей… хотя эти верхние отличаются от прочих, очень сильно отличаются. Они похожи на его, Гравелина, единоплеменников.


* * *


По тракту шагают двое. Передний дергает цепь, заканчивающуюся заклепанным ошейником на горле спутника. От ошейника тянутся еще цепи – к запястьям и лодыжкам. Когда первый дергает, оковы звенят, натягиваются и заставляют второго быстрей передвигать ноги. Второй, совсем юный парнишка, стонет, ругается, он не привык так долго шагать пешком, да и цепи весят немало. Одет он в жалкие лохмотья, которые к тому же явно с чужого плеча.

– Быстрей, быстрей шагай! – понукает передний, мужчина лет тридцати пяти. – Ишь ты, задумался он! Я твой хозяин, я велю шагать скорей!

Хозяин одет в засаленный камзол, на груди, на выцветшей ткани, просматривается пятно более свежего оттенка – след споротого герба. В другое время камзол выглядел бы подозрительно, но не сейчас. Когда свирепствует междоусобица, многим приходится скрывать имена господ, которым прежде служили. Кому какое дело, кем был раньше бродяга, чьим вассалом? Да никому.

Хозяин оглядывается – дорога пустынна. Ох, лихие времена настали… Купцы не рискуют отправляться дальше соседнего городка, а если и выезжают в дальний путь, то собираются большими караванами, нанимают охранников. Крестьяне заняты новым урожаем, вон далеко в полях виднеются согбенные фигурки в серых одежках. Копошатся, набивают мешки, торопятся, пока никто не отнял скудного имущества…

– Я устал, железом ноги натер! – на глазах юнца выступают слезы, он смахивает их рукавом. – Сними цепи, я быстрей пойду.

– Еще чего, цепи сними… – бормочет старший. – А ну, как сбежишь? Нет, малый, я не хочу тебя потерять. Нам с тобой еще до-олго вместе шагать, так что привыкай к цепочкам, привыкай. И сопли утри. Скоро отдохнешь, впереди деревенька показалась, там на ночлег останемся. Постоялый двор, небось, в деревеньке имеется.

– Давай, давай, – зло бормочет парень. – Я там живо от тебя избавлюсь.

Мучитель снова дергает цепь, так что юноша спотыкается и едва не падает в пыль. Он вынужден ускорить шаги.

– Валяй, попробуй. Интересно, как ты от меня избавишься?

– Скажу, что ты мне не хозяин, вот как.

– Ну, скажи, – кивает старший, – Гилфинг тебе в помощь. Ты в цепях, а я нет. Если ты не мой раб, то чей же?

– Я не раб!

– Не докажешь. Я тебе, дурень, не советую даже пробовать. Или, может, просто крикнешь, кто ты таков на самом деле? Тоже дело, а чего! Знаешь, сколько тогда у тебя хозяев отыщется? Нет уж, малый, лучше держись меня и во всем покоряйся. Тогда, небось, поживешь еще, сколько Гилфинг попустит. Гилфинг добрый, он и не такое дерьмо, как ты, терпит.

– Я устал! – снова выкрикивает юноша. – Ноги стер!

– А я тебе зачем штанцы подлинней дал? Я же советовал, намотай штанину в три слоя, чтобы кандалы не терли! Эх ты, дурак, дурак… Ладно, я подожду, подверни свои тряпки… А то и впрямь до косточек сотрешь, свалишься. Мне тогда тебя волочить придется… Ну что, справился? Тогда идем скорее, вон впереди дымок, видишь? Точно говорю, там постоялый двор сыщется. Идем!

Глава 4

Маршал ок-Икерн переступил с ноги на ногу, не зная, что сказать. Алекиан все так же глядел поверх головы рыцаря… Пауза затягивалась.

– Я думаю, – откашлявшись, произнес маршал, – нам следует возобновить прежний порядок, при котором на территорию Валлахала допускались только лица, внесенные заранее в особый список… исключая экстренные случаи, разумеется. Безопасность – прежде всего.

Алекиан склонил голову и поглядел в глаза воину, тот почему-то смутился и отвел взгляд – как будто его заинтересовали разноцветные осколки оконных витражей, обильно усеявшие пол.

– Все это верно, – медленно произнес император, – однако и строгий порядок не уберег от измены.

– Но…

– Нет, сэр, я не против. Все это верно… – снова последовала пауза. – Я думаю, следует назначить кого-то из наших дворян, пусть займется… Ну, караулы, расположение постов, эти самые списки посетителей, допущенных в Валлахал. Быть может, Кенперт из Вортина? Вполне достойный дворянин… Вы, сэр маршал, не должны быть связаны подобной рутиной, нам сейчас придется решать куда более сложные вопросы. Связи, объединявшие Империю, слабеют с каждым днем, нам следует восстановить их теперь же, немедленно! Потом будет поздно!

Валлахал тем временем наполнялся топотом, шумом голосов и бряцанием оружия. Солдаты, явившиеся с Алекианом, сперва держались неуверенно, ошеломленные величием опустевшей громады старинного дворца, но постепенно освоились.

– Ну а сегодня наиважнейший вопрос таков, – продолжил Алекиан, – где мой возлюбленный братец? Его не было в Южных воротах, городские старшины ничего не знают о том, где он находился последние дни… Дворец пуст. Где прячется этот щенок? Сбежал в Сантлак? В Геву? В Геву, конечно… Любой враг империи может рассчитыватьтам на добрый прием… Гева…

В дверях показался гвардеец. Заглянул, увидел восседающего на троне Алекиана – и растерялся. Потом, торопливо поклонившись, вошел.

– Ваше императорское величество… сэр маршал.

– Говори, что там? – ок-Икерн обрадовался возможности прервать гнетущий разговор с императором.

– Э… Прошу прощения. По-моему, его величеству хорошо бы… – солдат не знал, как сказать, – лично.

– Идем!

Алекиан поднялся, хрустя разноцветными стеклами, двинулся через зал. Солдат еще раз поклонился, развернулся и зашагал прочь. Алекиан с ок-Икерном – следом. Вслед за гвардейцем они явились в небольшую тесную комнатку, служившую прежде складом. В коридоре перед входом валялись метлы, щетки, тряпье и прочая снасть, которой пользовалась прислуга для уборки. Заговорщики вышвырнули рухлядь, а саму комнатенку превратили в темницу, поскольку помещение не имело окон, а дверь имело прочную. Сейчас в коридоре толпились солдаты. Тревожно оглядывались, переступали с ноги на ногу, отшвыривая разбросанные по полу инструменты.

При появлении императора, латники, кланяясь, расступились. Алекиан вошел внутрь, маршал следом. Помещение было скудно освещено наспех сооруженными факелами – материалом послужили все те же тряпки и метлы. В углу лежал тщедушный человек в богатой одежде, обильно запятнанной спекшейся кровью. Узник был убит довольно давно, но тело пока не начало коченеть. Ок-Икерн нагнулся и осторожно перевернул покойника – лицо было изуродовано и покрыто сплошной кровавой коркой. Ни перстней, ни даже пуговиц на нем не было.

– Похож на принца Велитиана? – неуверенно произнес маршал.

Алекиан брезгливо пошевелил труп ногой.

– Да, – после паузы завил он. – И одежда тоже его. Пусть объявят, что мой несчастный брат мертв. Идемте, сэр маршал.

Удалившись от солдат, так, чтобы те не могли слышать, император вполголоса произнес:

– Сэр Брудо, как по-вашему, сколько часов мертв этот… в комнате?

– Думаю, дня два.

– Велите разослать по всем дорогам надежных людей. Брат сбежал около двух дней назад – если исходить из того, что свой наряд он напялил на несчастного незадолго перед тем, как убить.

– Так это не принц? Но зачем?..

– Так будет лучше. Для империи один венценосец гораздо лучше, чем один венценосец и один претендент на престол. Так что для всего Мира брат мертв. Но настоящего Велитиана нужно найти и доставить сюда. Живым или мертвым.

– Но лучше живым? – на всякий случай уточнил сэр Брудо.

– Лучше?.. Нет, это абсолютно неважно. – Велитиан нынче будет объявлен убитым, значит он мертв. Ну а жив или мертв будет тот человек, которого… которого надлежит поймать поскорее – какая разница? Распорядитесь о погоне и собирайте наших сеньоров. Проведем совет. До сих пор мы стремились в Валлахал, теперь мы здесь, и следует подумать о дальнейшем.


* * *


Ингви ждал, что первым окажется кто-то из дворян, но новоявленный начальник стражи пригласил в зал епископа. Старик прошествовал через зал и, остановившись перед троном, молча уставился на короля. Тот махнул рукой Никлису и велел подать стул дряхлому прелату. Однако епископ отказался сесть. Слабым дрожащим голосом старик заявил:

– Прошу прощения, ваше величество… – тут у него перехватило горло, и он долго отхаркивался и сипел, – Прошу прощения… Я так рад, я… Я всегда говорил: лучше добрый король-демон, чем… Ваше величество, я так рад!

Ингви смутился и промямлил, что тронут.

– Однако, – епископ смахнул слезу дряблой рукой, – не успев нарадоваться вашему возвращению, вынужден распрощаться. Соизволением его императорского величества Алекиана объявлен собор. Прелаты Империи приглашены, дабы избрать из своей среды достойного, который возглавит Церковь… дабы вести ее тернистым путем в годину суровых испытаний.

– Это почему же тернистым? – подала голос Ннаонна. – Может, как раз, наоборот, все будет хорошо?

– Ах, дочь моя, – просипел старик, – надеюсь и молю Гилфинга, чтобы оказалось именно так. Однако опыт подсказывает, что тому, кто будет избран архиепископом, выпадет нелегкая ноша…

Говорил епископ так печально и серьезно, что вампиресса молча, без традиционных возражений, проглотила «дочь».

– Позвольте, ваше величество, – продолжил прелат, – перед дорогой благословить вас. Гилфинг видит, как я ждал этой минуты…

Ингви поднялся и, пряча ухмылку, склонился перед старичком, принимая благословение. Торжественность церемонии была нарушена шумом в коридоре – крики, топот. Никлис выглянул в коридор, чтобы узнать причину беспокойства – резко распахнувшаяся дверь смела бывшего разбойника в строну и едва не сбила с ног. В зал ворвался Мертнк.

– Ваше величество! Ваше величество! Это и вправду вы!

– Да, сэр Мертенк, это я – и очень рад видеть вас. Нам предстоит большая работа, господин канцлер!

– Ваше величество, – пришел черед канцлера смахнуть слезу, – я готов!

– Ну что ж, сэр Мертенк, займите место рядом с троном, – Ингви указал рыцарю стул, которым отказался воспользоваться епископ, и кивком предложил сесть справа от себя. Затем снова обернулся к прелату. – Ваше священство, счастливого пути. Не забудьте получить подорожную грамоту, и орки проводят вас с почетом до самой гонзорской границы.

– Орки… – старик несколько растерялся, затем махнул рукой (что, видимо, означало «семь бед – один ответ», чем плохи орки епископу, благословившему демона?), и удалился.

– Передайте, ваше священство, привет Алекиану, – напутствовал его Ингви, – а сэру Валенту, если встретится, скажите: я был бы рад, если он возвратится.

Следующим был сэр Мернин из Арника. Доблестный сеньор приветствовал монарха, как будто ничего не случилось. Этот рыцарь обладал поразительным умением выходить сухим из воды, со всеми поддерживать добрые отношения и при любой размолвке оставаться другом всем враждующим сторонам. Гораздо сложнее было с Токсом из Болотной Башни и приспешниками самозванного «графа короля Ингви» – Колстиром из Рукада и прочими. Ингви уже видел пачку жалоб на притеснения и грабежи, чинимые купцам этими господами, король прекрасно знал, что мятежные рыцари немало награбили во время его отсутствия… однако не счел возможным портить с ними отношения.

Рыцарям было объявлено, что королю известно об их «злоупотреблениях», как деликатно выразился демон, и что все жалобы энмарцев будут тщательно рассмотрены, но что он, Ингви, постарается решить дело ко всеобщему довольству. Рыцари раскланялись и покинули зал – обменявшись в дверях пламенными взглядами со следующими посетителями – после дворян аудиенция как раз была предоставлена энмарским купцам.


* * *


Когда король с Гезнуром возвратились в кабинет, которого как будто вовсе не покидали, никто из придворных не выразил удивления. Это же Гева – причуды Гюголана были давно известны.

– Господа! – объявил старик. – Завтра будет торжественная церемония. Мы объявим нашего старшего сына, графа Гезнура Анракского, соправителем, дабы он принял на плечи часть монарших тягот. Я стар и не в силах один нести это бремя.

Царедворцы с поклонами поздравили графа, тот ответил улыбкой. Разумеется, среди приветствовавших его вельмож было несколько таких, кого Гезнур считал заклятыми врагами и при случае охотно прикончил бы… Но то при случае! А сейчас следует улыбаться.

Сопровождаемые фальшивыми улыбками и приветственными возгласами отец и сын снова вошли в кабинет. Гюголан занял привычное кресло у камина и заговорил:

– Сынок, послушай. Честно говоря, я и впрямь попал в сложное положение. Меня обманули гномы… Гномы, вообрази себе!

– Я не верю, отец. Это шутка?

– Увы. Несомненно, это советы пройдохи Слепнега. Это по его наущению король Грабедор заключил союз одновременно со мной и с фенадцем – так что воспользоваться плодами победы нам не удастся. Проклятие! Эта битва стоила мне жизни троих сыновей, и что в итоге? Нам пришлось снова убраться за Золотую, так как подошло войско гномов под командованием Гравелина, и нам предложили убраться.

– Но ведь гномы перессорились между собой?

– Да, выскочка Крактлин умудрился оскорбить Гравелина, хотя старик и так, и этак пытался сохранить единство… А затем Крактлина побили в Малых горах. Послушай-ка, – король воровато огляделся. В кабинете никого не было, кроме них с Гезнуром, но привычка есть привычка – и король оглянулся. – Я открою тебе секрет. Мы завели тайные переговоры с Гравелином. Он хочет поладить с малогорскими мужланами, чтобы его пропустили в отцовскую вотчину без боя. Если дело сладится, он обещал мне, что оставит берега Золотой и тайно, не предупреждая Крактлина, уведет своих гномов на запад. Вопреки воле Грабедора, разумеется… И это тоже хорошо. Но нам важней другое – когда уйдут гномы Гравелина, у нас появится шанс в южной Фенаде.

– Снова перейти Золотую? – граф потер подбородок. – Перейти Золотую и завладеть там несколькими замками, а? Подготовиться к осаде, пока Крактлин подоспеет… Неплохо.

– Да, неплохо, но это большая война, сынок. А войско наше обескровлено предыдущей битвой. К тому же на носу конфликт с мальчишкой Алекианом. Мы ведь объявим о разрыве вассальной присяги.

– Именно сейчас?

– Да, потом будет поздно. Это значит – не исключена война с Ванетом и всеми, кто поддержит Алекиана. Но и на Фенаду следует напасть не откладывая. Едва Гравелин уведет свою дружину – мы должны переправится через Золотую.

– Где думаешь взять армию? У тебя ведь что-то есть на уме? Выкладывай, отец.

– Герцоги Дрига и Андруха согласны заключить союз.

– Союз?

– Да, для них это лучше, чем вассальная зависимость от нас. Союз с нами – сперва против Фенады, а потом и против Империи! Правда, придется обуздать наших сеньорчиков, обожающих устраивать набеги на Дриг и Андрух… Я думаю, тебе это удастся. Герцоги предоставят отряды своих людей… но этого мало. Если бы у нас были деньги, войско удалось бы увеличить… но денег нет, все ушло на фенадскую кампанию… и нам не удалось обогатиться из-за вмешательства гномов, Гангмар их разрази! Итак, Гезнур, теперь твоя очередь. Что ты нашел в Могнаке Забытом?

Гезнур задумчиво потер подбородок и опустил глаза.

– Что? Ты не хочешь говорить?

– Могнаком правят колдуны, последователи Проклятого Принца… Но… боюсь, отец, ты мне не поверишь…

– А ты попробуй, скажи, – подбодрил король.

– Ну, хорошо. Ты уже знаешь, что со мной был Ингви, Альдийский демон. Когда мы тайно проникли в Могнак юга, с севера туда вступил сам Гериан.

– Проклятый Принц? – Гюголан поднял брови. – Ты рассказываешь мне сказки. А мне нужна армия… хотя денег у нас нет.

Гезнур сдержал усмешку, хотя его позабавили обороты, выбранные отцом: «армия нужна мне», но «денег нет у нас».

– Я знал, что ты не поверишь. Гериан вернулся и напал на колдунов, которые, как оказалось, были самозванцами… О, это вышло довольно весело… Сейчас в Могнаке может снова появиться армия – страшная армия… И если мы правильно поведем переговоры с ее главнокомандующим, то он станет служить нам, не требуя денег.

– А что же он потребует?

– Тела. Ну и еще посулим ему, что поможем погубить Мир. Но это так, для вида… А тела ему придется дать по-настоящему.

– Тела? Хм-м-м… Не вижу никаких препятствий. В нашей Геве очень мало душ… зато тела имеются в избытке.

Глава 5

Совет собрался под вечер в том же тронном зале. Гвардейцы не успели обследовать Валлахал, они и сейчас продолжали с факелами обходить темные галереи и анфилады заброшенных залов в поисках затаившихся заговорщиков. Старая часть дворца, перестроенная из комплекса эльфийских зданий, изобиловала узенькими коридорчиками, тайными лазами и секретными комнатками, там молодой император не мог чувствовать себя в безопасности. Собраться в большом зале, расположенном в относительно недавно возведенной части Валлахала, казалось куда надежнее. По приказу маршала солдаты и гонзорские ополченцы заняли примыкающие к тронному залу комнаты, а стены обширного помещения увешали факелами – так что стол, за которым собрались вельможи, оказался посреди широкого и довольно ярко освещенного пространства. Вынужденная мера из опасения перед злодеями, совершившими недавний переворот.

Выбор царедворцев, приглашенных Алекианом, также был результатом вынужденной осторожности. Далеко не всем можно было доверять. Не попал в число участников сэр Валент из Гранлота, потому что императору показалась подозрительной его симпатия к Альдийскому демону. Не было послов от правителей имперских провинций, не пригласили даже герцога Неллы, единственного из правителей такого ранга, явившегося нынче к Алекиану. Менгрон Маултонский, потерявший ныне всякое влияние при дворе, накануне был отправлен в Гонзор, чтобы занять второстепенную должность в провинциальной администрации – зато за столом оказались рыцари Войс и Кенперт. Оба при прежнем монархе были на вторых ролях и исполняли не слишком ответственные поручения, но теперь оказалось, что под рукой имеется вовсе не так уж много людей, обладающих достаточно широким кругозором и разбирающихся в политике. Так что рыцари, неожиданно для себя, оказались в числе малого совета Алекиана.

Вообще, двора пока не существовало, Алекиан совещался с теми немногими, кто хоть что-то смыслил в государственных вопросах, и был вне подозрений в связях с мятежниками и правителями провинций. Пока армия двигалась к столице и решались лишь вопросы, касающиеся текущих дел, за столом императора собиралось куда больше народу… а теперь все изменилось. Присутствовали нынче, разумеется, маршал и Гиптис, занявший место придворного мага. Шортиль, отодвинутый ныне в тень более именитым и талантливым собратом, остался, впрочем, вполне доволен постом главного колдуна Гонзора и отбыл с Менгроном. Так что стол, приготовленный для заседания совета, оказался чересчур велик для пятерых участников. Возможно, поэтому члены малого совета долго молчали и переглядывались, не решаясь начать. Обилие незанятых мест производило гнетущее впечатление.

Молчание нарушил Алекиан. Первый малый совет, проведенный его императорским величеством в Валлахале, был открыт историческими словами:

– Коклос, пошел прочь!

– Это нечестно, прогонять меня! – возмущенно буркнул шут. Голос прозвучал глухо. – Ты ведь не видишь, где я прячусь!

– Под столом, разумеется, – пожал плечами Алекиан.

– А вот и нет, я был под стулом, – объявил карлик, вылезая из убежища. – Ты не угадал, поэтому я остаюсь.

– Коклос, проваливай, я слишком устал, чтобы выслушивать твою ерунду.

– Братец, позволь мне остаться, – заверещал шут, – ибо я наивернейший твой вассал! Я обещаю: со всех секретов, подслушанных здесь, какие я только сумею продать врагам, я уплачу церковную десятину и налог в казну! Подумай, братец, кто еще честен, как я? Другого такого не сыскать – никто ни гроша не платит в казну. А ведь предают все! Все!

– Ваше императорское величество, позвольте дураку остаться, – предложил маршал. – Иногда от его советов случается немалая польза.

Гиптис молчал, поджав губы и глядя перед собой, будто его перепалка не касается, двое рыцарей не решались вставить ни слова – они не понимали подоплеки происходящего… хотя оба уже успели заметить странное влияние Полгнома на повелителя…

– Ладно, – Алекиан махнул рукой. – Итак, что у нас на сегодня? Валлахал наш. Столица покорна. Что сообщают из провинций?

– Сегодня не поступало ничего нового, – заговорил маршал. – Король Фенады открыто объявил, что в союзе с Грабедором. Его королевство открыло гномам границы.

– Никто не ожидал такого поворота… – решился вставить сэр Войс. Если это станет прецедентом…

– Напротив, – тут же встрял Коклос, – фенадцы воевали с гномами так долго, что вряд ли вытерпят их на своей земле. Фенада скоро запылает, вот увидите! Гораздо опасней события в Малых горах и на севере. Малогорские кланы изгнали собственного принца… не желают подчиняться ему. А на севере эльфы полностью подчинили Феллиост, перебили и выгнали сеньоров, однако не трогают простолюдинов. Вот это – действительно опасно.

– Поясни, – коротко бросил император.

– С эльфами тоже воевали на севере немало, – рискнул заметить сэр Войс.

Карлик скорчил гримасу и завел нудным голосом:

– Да, с эльфами воевали. Но на северном берегу Великой, не на нашем. Воевали господа, а мужичье лишь кормило сеньоров, да и нашу гвардию заодно, они не видели в эльфах врагов. В Фенаде – напротив, гномы лезли и лезли через границу, там-то гномов не любят! С королем-под-горой вступил в союз один только Гратидиан, но простонародье будет недовольно, да и сеньоры недовольны тоже, а в Малых горах и Феллиосте – изгнаны сеньоры, а народ предоставлен сам себе. Разве кому-нибудь известны случае, когда предоставленный сам себе народ принял угодное нам решения? А, братец? А, господа мои? Народ глуп и всегда решает неправильно: народ не желает служить господам, платить налоги и исполнять повинности. Чтобы народ поступал правильно – для этого и нужны сеньоры, латники, монахи и ученые правоведы. Там, где изгнаны сеньоры, народ никогда не надумает умного и, чего доброго, захочет жить в мире с нелюдями.

Коклос из всех сил вытянул шею, чтобы не быть уж настолько ниже ростом собеседников, и победоносно огляделся. Никто не спорил с шутом.


* * *


Когда энмарцы с поклонами удалились, Ннаонна тихо спросила:

– Ингви, а ты ничего не напутал?

– Что ты имеешь в виду?

– Энмарцы ушли довольными. Судя по тому, что я о них знаю…

– Погоди, а разве не обязан король вести дела так, чтобы всякий посетитель уходил от него довольным? Ладно, ладно… я тебе кое-что объясню. Никлис, пока что никого не пускай! После энмарских гостей мне нужен перерыв. Так вот, Ннаонна, я пообещал им, что все случаи грабежа будут тщательно расследованы. Пусть купцы пишут длинные списки украденного, врут и преувеличивают, пусть. Уличить их будет не так уж сложно, если они подадут свои прошения вместе. Мы сличим их, и наверняка отыщем несоответствия.

– А если они сговорятся?

– Энмарцы? – Ингви ухмыльнулся.

– Э… да, ты прав, – признала девушка, – энамрцы не сговорятся. Но все же, если вдруг кто-то сумеет нам доказать…

– То он получит возмещение убытков. Знаешь, На, я давно не взимал налогов… Один только Кендаг внесет в казну столько, что хватит на энмарцев. В конце концов, пока мы шлялись за морями и горами, его орки сами разграбили столько караванов, что сэру Токсу и не снилось. И с каждого гроша, отбитого у энмарцев, мне причитается налог, не забывай! Зато… – Ингви мечтательно прищурился. – Зато я сговорился с этими купцами об очень и очень важном деле… за это не жалко уплатить… Они согласны везти товары в Геву, слышала?

– В Геву? Слышала, но не поняла. Да я особо не вникала, это скучно. Странно было, что они согласились. Им же невыгодно, Гева дальше, чем Гонзор. И опаснее. И заработают меньше…

– Ну, что делать. В Гонзор я бы их не пустил в любом случае, но теперь это носит характер сделки. Отказ купцов Энмара торговать с Империей – не произвол демона, а добровольное соглашение. Ради этого стоит отдать энамрцам даже больше, чем они у меня выторгуют в возмещение убытков, что понесли от Токса. Я, пожалуй, снижу пошлины… хотя… жалко отказываться от денег, но…

Ингви задумался.

– Алекиан обидится, – заметила вампиресса.

– Обидится? Ну что ж… Тут нашему дружку Алекиану не повезло. Мне хочется ослабить империю, а самый верный способ – лишить ее южных товаров. Заодно поможем Геве, поддержим другого нашего дружка, Гезнура. Невозможно быть другом всем, увы.

Беседу прервал шум в дверях.

– Ты должен уступить дорогу графу Давней Чащобы!

– Нет. Граф Ничейных Полей никому не уступает дорогу!

– Придется уступить. Я – князь!

– А я – Лорд Внешнего Мира.

– Я старше, прояви почтение к моему возрасту!

– Вот скамья. Присядь, старик. А я иду к королю.

Ннаонна расхохоталась – Кендаг превзошел эльфы в остроумии. Ингви тоже ухмыльнулся и велел:

– Никлис, отвори вторую створку дверей, пусть мои графы войдут вместе.

Кендаг с Филькой ввалились в зал плечом к плечу. Эльф расхохотался и заявил:

– Ингви, я приглашаю тебя к нам в Креллионт. Устроим праздник в честь твоего возвращения, Ллиа Найана хочет увидеть короля-демона. Поехали, будет весело!

– Только сперва к нам, – заметил Кендаг. – Агриста просила, чтобы я непременно пригласил тебя и Ннаонну.

– Нет, к нам! В Креллионт! – принялся возражать князь.

Ингви прервал спорщиков:

– Друзья, у меня слишком много дел здесь. Со временем я побываю и в Креллионте, и в твоей ставке, Кендаг. А пока что приезжайте лучше оба с супругами к нам.

– Филька, – влезла в разговор вампиресса, – а твоя жена, эльфийская принцесса, привезла с собой платья? Попроси ее взять с собой, а? Очень любопытно поглядеть, как наряжаются эльфийские королевны. Или, может, она мне сможет мне что-нибудь одолжить? Ну, на время? Пока я себе новых платьев не пошью?

– Э, понимаешь, мы ведь собирались второпях, – вздохнул эльф… – вряд ли Ллиа прихватила много нарядов.

– На, не попрошайничай, – тихо попросил Ингви.

– Ладно, – покладисто согласилась Ннаонна, – все равно я ношу черное.


* * *


Наутро в Геве было объявлено, что Гезнур, граф Анракский, официально становится соправителем престарелого немощного отца и отныне именуется «королем Гевским». Особой популярностью старший сын Гюголана в столице не пользовался, но его уважали, так что когда отец с сыном отправились в собор выслушать торжественную службу, на улицах собралась довольно много горожан и неприязни либо разочарования никто не выказал. Впрочем, когда стало ясно, что празднества не состоится и угощения по случаю коронации не будет, большая часть добрых гевцев разошлась.

Тем не менее, церемония в соборе прошла с надлежащей пышностью – и наконец епископ под пение хора возложил на голову коленопреклоненного Гезнура корону. Отец стоял рядом, положив ладонь на плечо соправителя, и кивал в такт пению… Вдоль стен расположились царедворцы – внимали певчим с достойным спокойствием, никто не позволял себе зевать или чесаться. Хотя о манерах гевских дворян в Империи ходят вздорные слухи, здешние сеньоры имеют представление о приличиях.

Затем пышно наряженная толпа покинула собор, когда короли (именно так, Гезнур отныне был королем!) удалились от входа в собор на несколько десятков шагов, специально назначенный придворный швырнул в толпу нищих несколько пригоршней монет, а затем мгновенно ретировался, спеша догнать вереницу дворян и чиновников, следовавших за венценосцами. Попрошайки, только этого и ожидавшие, кинулись, отталкивая друг дружку, подбирать подачку, мгновенно вспыхнула драка.

А Гезнур с отцом, мигом позабыв о церемонии, на ходу обсуждали текущие дела. Разумеется, говорили они о вопросах второстепенных, таких, что нестрашно, если кто-то из свиты услышит. Речь шла о покоях, которые займет Гезнур во дворце, а также о количестве и составе свиты, которая поселится с ним…

Процессия уже приближалась к серой громаде дворца, когда навстречу королям выбежал румяный мальчишка – принц Редлихт. Волосы юного аристократа были всклокочены, на локтях и коленях – грязные пятна.

– Папа! – звонко выкрикнул мальчик. – Братец Гезнур!

Запыхавшиеся наставники, толстый монах и пожилой рыцарь, только теперь догнали сорванца и согнулись перед королями в поклоне.

– Братец Гезнур, а ты теперь тоже король, как папа? Папа сказал, что ты теперь будешь меня защищать, и враги не придут в Геву, правда?

Гезнур хмыкнул и неумело пригладил пушистые растрепанные кудри на макушке малыша. Своих детей у Анракского сеньора не было, а если и были – он о них ничего не знал. Младшего принца до сих пор воспринимал лишь как одно из препятствий между собой и престолом… не самое страшное препятствие, напротив, это – из самых мелких и досадных…

– А вон братец Гюголан-младший, – продолжал тараторить Редлихт. – Он уезжает в обитель блаженного Лунпа, что в Дриге. Папа говорит, что Гюг станет епископом, когда вырастет! А я подамся в Ренприст и буду наемным солдатом. Братец Гезнур, ты подаришь мне меч?

Гезнур покосился на среднего брата, тощего бледного Гюголана-младшего – тот, окруженный монашескими сутанами, топтался возле закрытой повозки, собираясь отправляться в путь. Потом снова пригладил черные кудри Редлихта. Отец отправляет среднего в Дриг, с тамошним герцогом нынче подписывают союз, и мальчишка станет фактически заложником…

– Нет, братец Редлихт, – Гезнур с непривычки запнулся на слове «братец», – тебе не стоит быть солдатом. Ты – принц и будешь маршалом нашего войска. Для этого я и вручу тебе меч. Только немного подрасти, хорошо?

Мальчишка улыбнулся и прижался к старшему брату, тот вздохнул и покосился на старого короля. Гюголан смахнул слезу. Притворяется, решил Гезнур… хотя и у него к горлу подступил комок. Непривычно.

Глава 6

Дорога петляла между холмов, шла то вверх, то под гору, но Гратидиан знал, что в итоге спусков и подъемов тракт взбирается все выше и выше. Горизонт перечеркивал зубчатый силуэт – Горы Гномов, или Вольные горы, как зовут сами недомерки это чудовищное нагромождение высоченных кряжей. Мало-помалу дорога поднимается все выше и выше, хотя это не ощущается явно – в здешних краях уровень почвы неуклонно повышается к северо-востоку, хотя до самих гор довольно далеко.

Король Фенады получил известие – гномы строят большую крепость на его земле, и отправился лично поглядеть, что там происходит. Начинались-то переговоры с нелюдями более или менее удачно – граф Слепнег, перебежчик, живущий при дворе короля-под-горой, сулил, что гномы только пересекут Фенаду, вовсе не претендуя на какие-либо владения в стране, а на деле вышло иначе. Конечно, виной всему разбойные принцы из Гевы, напавшие на юг королевства. Гратидиану пришлось просить у гномов сильный отряд, чтобы заставить гевцев убраться обратно на южный берег Золотой реки. Взамен пришлось посулить коротышкам постоянные поселения в северной части страны. Казалось бы, что страшного в таком? Но гномы выбрали под свой анклав именно эту гору – весьма неудачное обстоятельство для Фенады. Безымянная пока что горушка нависала над поселком Ренбрит, там, где сходятся три дороги, ведущие к городам севера. Тот, кто контролирует перекресток у Ренбрита, тот владеет доступом к доброй четверти страны! И теперь поздно сокрушаться… что сделано – то сделано. В конце концов, гевцы, дай им волю – прибрали бы к рукам не четверть, а всю Фенаду. При таком раскладе гномы выглядят меньшим из зол. Да и из зол ли? Быть может, нелюди соблюдут договор в точности – тогда их присутствие пойдет королевству на пользу! Гномьи кузнечные изделия, их серебро, их торговля… Их отряды на юной границе вдоль Золотой, наконец! Теперь гевским разбойникам не так-то просто решиться на переправу через реку!

Гратидиан приободрился и, гордо выпрямившись в седле, оглядел следующую позади свиту. Сверкающие панцири, развернутые знамена… и на лицах – уныние. Фенадцы слишком долго воевали с гномами, чтобы видеть в их присутствии положительные стороны…

За очередным поворотом открылся вид на строительство – сейчас, пока заложенные гномьими архитекторами стены не поднялись и не закрыли обзор, все будущее поселение на горных склонах хорошо видать. Скалистый утес на безымянной горе, скоро увенчает башня, вокруг нее будет обширный двор, заключенный между каменных зданий, каждое из которых может служить крепостью… Внешние стены этих сооружений – толстые, с зубцами поверху, окон в них не будет, только узенькие бойницы. Дальше – ровный скат, опоясанный наружной стеной. Внутренний круг укреплений с внешним свяжут радиально расходящиеся стены… Стены толстые, с галереями внутри. Говорят, там, наверху, нелюди пробили колодец, так что гарнизон не будет нуждаться в воде.

Строящиеся укрепления грозно нависают над поселком, приютившимся у реки под горой. К поселку сходятся белесые ниточки дорог. Эх, как удобно будет из крепости держать под обстрелом эти дороги…

На стройке заметили приближающуюся кавалькаду – навстречу поскакал всадник. Граф Слепнег, разумеется… Гномы верхом не ездят.

Граф осадил храпящего жеребца перед королем и склонился в седле:

– Ваше величество…

– Доброго дня, граф. Я гляжу, ваши друзья не медлят.

– Да, ваше величество, – Слепнег развернул коня, пристраиваясь рядом с королем. – Они работают споро, если уж взялись за дело. Желаете осмотреть стройку?

– Да. А кто командует здесь?

– Сейчас – сам Крактлин. Когда гномы поднимут стены, главнокомандующий уйдет с большей частью подчиненных, останется небольшой гарнизон. Достроят жилые помещения, развернут мастерские… Потом из Вольных гор сюда придут ремесленники – кузнецы, оружейники, гончары и каменотесы. Ваше величество, со временем отсюда в Фенаду хлынет поток товаров, которые прославят королевство.

– Да, наверное…

Колонна вступила в будущий круг укреплений, Гратидиан со Слепнегом миновали группу мастеров, занятых воротным устройством. Строители приветствовали короля поклонами, более напоминающими небрежные кивки. Нелюди, что с них взять…

– Ваше величество чем-то обеспокоены? – участливо осведомился граф.

– Э-э… сэр, вы говорите, что здесь будет небольшой гарнизон. Но, судя по размерам крепости, для обороны внешних стен требуется по меньшей мере сотни две бойцов. И даже больше, наверняка. Разве такую крепость оставят с недостаточной охраной?

Слепнег махнул толстой ладонью.

– Гарнизон будет невелик, ручаюсь. Ну, плюс ремесленники, их подмастерья, их семьи, купцы, королевская администрация…

Грабедор помрачнел еще больше – ну конечно! Разумеется, гномы решили обосноваться в Фенаде навсегда. Семьи, администрация… Король огляделся – работа кипит. Гномы снуют туда и сюда, волокут громадные каменные блоки, при помощи неких механизмов громоздят глыбы одну на другую…

– Ваше величество, – проникновенно произнес граф, заглядывая Грабедору в глаза, – попомните мои слова. Король, в чьих владениях постоянно станут трудиться и торговать гномы, получит немалую выгоду и стяжает великую славу! Вы открыли новую страницу в истории Мира, в Фенаде представители разных рас станут трудиться совместно к общему благу. Вас назовут когда-нибудь «открывшим новый путь», вот увидите.

Гратидиан снова вздохнул. Прежде его уважали за то, что он тщательно следовал букве и духу имперских законов, за то, что ходил только старыми путями. Он был король в точном смысле этого слова – король с головы до ног, такой король, о каких пишут в романах и балладах!.. В романах и балладах не приветствуют новых путей – напротив, чтят традицию… Открывателей новых путей в балладах, скорей осуждают. Но то баллады легкомысленных трубадуров – а какие вести теперь придут из Ванетинии? Прошли времена безвластия, теперь на престол восходит император…


* * *


Трельвеллин пустил коня шагом и прислушался к собственным ощущениям. Было странно, но, пожалуй, приятно – чувствовать одновременно и себя, и животное, быть единым целым с могучим зверем. Это неплохая забава – нестись между стволов, чуть-чуть помогая коню выбирать направление и силу следующего прыжка, едва тронуть коленом чуткий бок, слегка потянуть поводья…

Прежде королю приходилось ездить верхом, навыки вернулись быстро… Как и всякий эльф, Трельвеллин легко забывал и легко вспоминал забытое. Теперь всем придется освоить верховую езду… и еще доспехи! Воевать в доспехах совсем не весело, но Трельвеллин – король, он должен подавать пример подданным. Ведь будет война, большая война! Люди мстительны и алчны, они способны простить… вернее забыть об убийстве братьев, но не спустят с рук захват маркграфства Фреллионт. Это молодое племя относится к лугам и лесам как к собственности, хотя Создатели сотворили Мир для всех и никто не вправе владеть частями Мира единолично… Увы, люди считают иначе и сумели изобрести множество странных несообразностей в подтверждение своих заблуждений – оммаж, ленное право, аллодиальные законы и прочее…

Король выехал из лесу и направил коня к замку Аривна. Это укрепление, захваченное Филлиноэртли, стало теперь ставкой короля эльфов, его резиденцией на южном берегу Великой. Стражи заметили короля, распахнули ворота. Юный Элльгойн принял поводья и доложил:

– Уже трижды спрашивали.

Речь шла о послах Грабедора, короля-под-горой, которым нынче была назначена аудиенция. Несколько вельмож уже переминались с ноги на ногу во дворе замка, поджидая короля. Видимо, гномы-посланцы уже надоели им с вопросами, когда же соблаговолит принять его величество.

– Ничего, подождут. Элльгойн, как дела? Милостива ли к тебе Мать?

– Нынче я молил Пресветлую о даровании мне серьезности. Князь Филлиноэртли говорил, что мы должны стать серьезными, чтобы победить людей. И я ежедневно молю Мать, чтоб сделала меня серьезней.

– Ну и каков результат?

– Нынче на меня упал с полки кувшин молока, ваше величество. Но я даже не рассмеялся! Несомненно, Величайшая прислушалась к моей молитве. Ваше величество, я совсем позабыл! Еще были посланцы от людей – этих, из поселка.

– А им-то что надо?

– Просят позволения убрать урожай с господского поля. Обещают сделать все по обычаю и привезти зерно, собранное на земле рыцаря, сюда, в замок.

– Пусть везут. Да, это Филлиноэртли неплохо придумал, оставить человечков в деревне, теперь у нас будет зерно… Скажи послам, пусть через четверть часа приходят в зеленый зал, я приму их.

Встреча состоялась в так называемом «зеленом зале». Эльфам пришлось многое поменять в замковых покоях, потому что люди, обитавшие в Аривненском замке, так и не удосужились сделать его пригодным для жизни – все здесь было холодным, угловатым, серым… Эльфы не живут в таких помещениях. Поэтому пришлось привезти довольно много утвари, мебели, посуды и прочего с северного берега Великой, чтобы Аривна хоть немного стала напоминать достойное эльфа жилище. Трон Трельвеллина установили в самом большом зале, а стены увешали коврами и гобеленами зеленых оттенков. Назвали – «зеленый зал».

После непременного обмена многословными приветствиями, без которых гномы не умеют обходиться, послы перешли к делу.

– Наш король ведет войну с общим врагом и предлагает: брат Трельвеллин, ты можешь оказать нашему народу помощь, прислав четыреста доблестных эльфов. В предстоящих схватках нам не помешают отличные стрелки, а участие подданных, о король, в этой войне неизмеримо увеличит твою славу.

– Мы тоже ведем войну, – заметил Трельвеллин, – и принимаем вас в отнятой у людей крепости. Марка Фреллиост отныне – наше владение… Равно как и Креллионт на юге. Разумеется, Империя ответит нам, выслав сюда армию. Мы не боимся, но следует ли дробить силы, выслав четыре сотни воинов брату Грабедору?

– Что одна марка! – важно заявил седой гном, возглавляющий посольство. – Вся Фенада открыта нашим воинам, Ваше величество, давайте говорить без обиняков: мы нуждаемся в стрелках, и готовы оказать вам взамен любую помощь, исключая присылку войска. Последний поход был тяжелым, мы потеряли немало бойцов.

– Я наслышан о вашей неудаче в Малых горах, – Трельвеллин не стал оскорблять послов насмешкой, постарался говорить серьезно и сочувственно.

– Зато вся Фенада открыта нам, а личная армия Гравелина Серебро стоит на южных рубежах королевства. Ваше величество, вы обещали принять участие в нашей войне на востоке, если Гравелин пойдет в поход. Он…

– Я говорил, что соглашусь, если Серебро возглавит армию. Этого не произошло, – Трельвеллин задумчиво потеребил бородку. – Но нынче не время для раздоров. Я отправлю… пожалуй… пожалуй, три сотни отборных стрелков. Взамен мне потребуются доспехи и оружие. И ваши кузнецы. Я не прошу армию, но кузнецы мне будут нужны здесь, на месте.

Трельвеллин встал с трона и закончил не допускающим возражения тоном:

– Сейчас нет времени для торга, похвальбы и взаимных попреков. Мир стоит на пороге большой войны и следует проявить мудрость. Вы отправитесь к брату Грабедору, сопровождаемые тремя сотнями стрелков. Взамен жду не меньше трех тысяч полных доспехов и достаточное количество кузнецов, чтобы подогнать снаряжение на месте и ремонтировать то, что будет повреждено. А уж повреждений будет немало!

И Трельвеллин, покинул зал, взмахнув напоследок алым плащом… порыв ветра, поднятого этим движением, колыхнул длинные бороды послов.


* * *


Постоялого двора в деревне не оказалось. К услугам проезжих была харчевня, к которой предприимчивый хозяин пристроил сарай. В сарай пускали переночевать «за грош с рыла, а кому не нравится – дальше по тракту город, там и постоялый двор, и кабак с девками. Даже музыканты иногда играют», так объяснил хозяин. Владелец закованного в кандалы юноши, не задумываясь, согласился. Конец цепи он намотал на торчащую из стены скобу в углу, а сам уселся неподалеку за стол.

Хозяин харчевни не спеша принес и поставил на стол ужин – две миски с дымящейся похлебкой, одну человечек в камзоле со споротым гербом отнес невольнику – тот с жадностью принялся хлебать, обжигаясь горячим варевом. Миску он держал обеими руками, так что каждый глоток сопровождался звоном кандалов. Его повелитель с любопытством поглядывал на юнца, неторопливо помешивая ложкой свою порцию. Потом ухмыльнулся собственным мыслям и принялся за еду. Заведение было почти пустым, ибо обычную клиентуру здесь составляли крестьяне, а они нынче заняты уборкой урожая.

Хлопнула дверь, в харчевню ввалились двое здоровенных парней – должно быть местные. Парни были рослые, очень крепкие на вид – у таких и после трудового дня еще доставало сил на нехитрые развлечения. Парни заказали по кружке пива и расположились за столом в центре зала. Прихлебывая мелкими глотками (экономили, должно быть), здоровяки оглядывались по сторонам, бесцеремонно оценивая гостей. Закованный в цепи невольник привлек их внимание почти мгновенно. Один из парней что-то шепнул приятелю, тот кивнул… оба поднялись и неторопливо двинулись в угол. Узник заподозрил неладное и принялся хлебать быстрее, словно опасался, что отберут миску.

Первый парень ткнул башмаком в дно посуды, так что похлебка облила беднягу с головы до ног, другой тут же пнул жертву в живот. Невольник согнулся, повалился на пол и захрипел, подавившись горячей жидкостью. Мучители заржали. Им так понравилась собственная выходка, что оба счастливо засмеялись, указывая друг дружке распростертого на полу юношу. Увлеченные забавой, парни не заметили, что хозяин узника покинул стол и подошел к ним.

– Вы что же, мастера почтенные, – тихо произнес коротышка голосом, совершенно далеким от почтительности, – супчик-то разливаете? Я за него хозяину уплатил, а вы разливаете. Нехорошо.

С минуту длилось молчание. Немногочисленные посетители за столами тоже смолкли, только хрипел и отхаркивался на полу пленник, позвякивая цепью. Наконец один из веселых парней ответил:

– А чего? Он уже нажрался, хватит.

– Вали отсюда, дядя, за свой стол, – поддержал другой, – а то и тебе накостыляем.

– Ну, как скажете, почтенные… – протянул коротышка и будто бы в самом деле двинулся прочь.

Парни расслабились. Вдруг человечек, стоявший к ним уже вполоборота, резко въехал локтем в пах тому, что оказался ближе. Верзила – так же резко – согнулся пополам, а коротышка с неожиданной силой пихнул его к приятелю, так что парень впечатал макушку в чужой живот. Второй со стоном отшатнулся – и тут противник треснул его кулаком в челюсть. Хотя габариты нападавшего не вызывали почтения, удар свалил здоровяка на пол. А человечек развернулся к первому, все еще не пришедшему в себя, весельчаку. Левой рукой они ухватил парня за волосы, удерживая в согнутом положении (иначе бы ему, пожалуй, и не достать), а правой – быстро-быстро принялся колотить в лицо. Избиение продолжалось не больше десяти секунд. Затем человек в камзоле разжал руку, его жертва, обливаясь кровью, рухнула на пол. Покатилась кружка, оставляя длинную темную лужицу с клочками пены… Тут только второй поднялся на четвереньки… и замер – перед его носом покачивалось острие кинжала. Приблизилось… чуть надавило щеку – кожа подалась под бритвенно-острым клинком…

– Пшли вон! – коротко приказал странник, сопровождая слова взмахом кинжала.

С острия сорвалась крошечная темная капелька крови… Топоча тяжелыми подошвами и отталкивая друг друга, парни кинулись к выходу. Описав длинную дугу, кровавая капля шлепнулась в лужу пива, растеклась тонюсенькими красными нитями…

Закованный юнец, поднимаясь на четвереньки, пробурчал:

– Спасибо…

– Не за что, дурак, – ответил коротышка, пряча кинжал.

Неторопливо возвратился за стол и принялся за не успевшую остыть похлебку.

Глава 7

Пауза затянулась. Наконец молчание нарушил Алекиан:

– Я думаю, нам следует отправить на север сильный отряд под командованием опытного рыцаря. Достаточно сильный отряд, чтобы вразумить нелюдей.

Сказав это, юный император покосился на сэра Брудо – маршал по-прежнему, как в юности, оставался для Алекиана непререкаемым авторитетом. Ок-Икерн откашлялся и промямлил:

– Вообще-то… ваше императорское величество… хм… у нас не так много людей, чтобы… Вчера, отправляясь из замка Рехель, я велел распустить пешее ополчение. Толку от сброда немного, а прокорм его стоит дорого. В общем, войска у нас по сути дела сейчас нет, а когда сумеем собрать – наших сил едва хватит на один-единственный поход. Я хочу сказать, нам следует сосредоточиться на главном.

– Гева, – это прозвучало утвердительно.

– Да, ваше величество, так я думаю. Что бы ни происходило, откуда не исходила бы непосредственная угроза, но стоит копнуть поглубже – и обнаруживаются тайные нити, неизменно ведущие в Геву. Даже в измене Гратидиана Фенадского косвенно повинен гевец.

– Гюголан, в сущности, натравил гномов на Фенаду, на Малые горы… и Гилфингу известно, как далеко простирались планы короля-под-горой, – подтвердил Кенперт. – А то, что гномы выступили по совету Гюголана одновременно с мятежом здесь, в Впанетинии, говорит вполне красноречиво: гевец – соучастник заговора.

– Да, верно! – Алекиан пристукнул по столу.

Придворные с тревогой переглянулись – юный монарх в точности повторил отцовский жест. Прежде такой привычки у молодого принца не было. Всем вдруг показалось, что из-под мягких черт юноши проступило волевое лицо покойного Элевзиля…

– А что доносят из других провинций? Тогер с Тилой воюют…

– Да, – торопливо заговорил маршал, – они там сцепились не на шутку, но, быть может, это и к лучшему. По крайней мере, пока они там, за горами, заняты друг другом, неприятностей ждать не приходится. На севере все готовятся к войне, ждут нашествия эльфов. Увы, мы не можем послать туда войско…

– Но мы должны символически проявить заботу, – заметил Алекиан. Если нет возможности отправить войско, то хотя бы небольшой отряд под имперским знаменем… И непременно под командованием авторитетного сеньора. Пусть поможет подготовить замки к обороне, склонит северян действовать сообща против нелюдей… и постоянно шлет нам сообщения. О происходящем на севере мы должны получать сведения из первых рук.

– Разумно, ваше величество, – кивнул ок-Икерн. – Быть может, сэр Валент из Гранлота?

– Нет, он недостаточно известен на севере. И выберите кого-то познатнее. Что на западе?

– Андрух склоняется к союзу с Гевой, Ленот и Болотный Край традиционно верны… но помочь нам не смогут. Они слабы. О Дриге и Фегерне вовсе ничего не известно.

– Сантлак?

– О, Сантлак… Пока их король в наших руках, с запада не следует ждать беды. Они обязаны верностью Метриену, а он у нас в плену. Пока жив Метриен, Сантлак не опасен.

– Да? – Алекиан поджал губы, его лицо отразило недовольство, – а я-то намеревался четвертовать его на площади… Но, раз так, пусть поживет… пока. А что с семьей предателя Каногора?

– Везут сюда, – доложил Войс. – Они пытались сбежать, жена Каногора и его дочки, но их перехватили в Эгенельском графстве. Должно быть, собирались скрыться вместе с Ирсом в Сантлаке.

– Хорошо, – Алекиан откинулся на стуле и прикрыл глаза ладонью, – семью Каногора привезти сюда, в Ванетинию, и казнить.

После этих слов будто ветерок пронесся по залу, дрожащее пламя факелов на стенах стало темней и тусклей…

– Но дети?..

– Сэр Войс, это необходимо, – тихо, но отчетливо произнес император. – Ирса также казнить, равно как и всю их свору, всех, кто был в дружбе с заговорщиками. Земли Эстаков конфисковать, все, что можно – распродать. Кстати, сэр Войс… неплохо бы создать такую комиссию, куда честные подданные смогут подать доносы на мятежников, все сведения будем собирать и виновных – безжалостно казнить. Я хочу, чтобы моих вассалов пугала сама мысль о мятеже!

Все замерли, только Гиптис Изумруд удовлетворенно кивнул – ему пришлась по душе идея жесткого отмщения. Семья Изумрудов понесла чересчур большие потери во время мятежа, от клана осталась жалкая горстка…

В дверях возник гвардейский солдат.

– Прошу прощения… Ваше императорское величество, найдены тела… покойного императора и архиепископа… в подвале…

– Идемте туда! – Алекиан порывисто вскочил, пламя свечей заколебалось от ветра поднятого полами алого плаща императора. Гигантская тень монарха вырисовалась на дальней стене, огромная, темная, зловещая. Голова тени сливалась с мраком, сгустившимся под высокими сводами тронного зала – будто тень поддерживает плечами тьму…


* * *


Когда покончили с приветствиями и привычными шутками, Кендаг завил:

– Ингви, я хочу кое-что сказать… Только ты не шути. Так вот, эти люди, которых ты велел стеречь… Забрал бы ты их сюда, а?

– Это ты о ком? – Ингви сперва растерялся. Потом припомнил. – А, парочка из Ничейных Полей и ученик Гериана… Ученика я, разумеется, возьму, пусть живет при дворе. Мне колдуны нужны, а вот те двое…

– Что, боишься пленников? – ухмыльнулся неугомонный Филлиноэртли.

– Не боюсь, – спокойно ответил лорд. – Хочешь, ты их забирай. Ингви, поручи ему стеречь бродяг. Я их привез с собой, пусть хорек их забирает.

– Не хочу, они скучные. Да, а ты – жаба.

– Их надо прикончить, – спокойным тоном завила Ннаонна. – Они дедушку убили.

– Только старший, – заметил Ингви, – младший-то был со мной, там… Ну, там… На нем будто бы Гилфингова печать, он не простой человек.

– Гилфинг теперь злой, – девушка твердо стояла на своем. – И младший, если ему служит – тоже злой. А старший? На нем тоже печать? Я бы его припечатала…

– Он говорит, что был против нападения, и я ему верю. Он интересный. Кстати, насчет младшего – вампиры тоже злые, разве нет? Убивать за одну лишь злобу? Нет…

– Он опасен, его нужно прикончить. Видишь, даже Кендаг с Филькой стеречь пленников не хотят. Ингви, зачем тебе этот прохвост? Ты же видел, какой он скользкий? Ну, пусть младший живет, пусть. Но этот бородатый бродяга… Знаешь, как он на меня смотрел?

– Ну и как?

– Как на товар, смотрел, будто прикидывал, сколько стою.

– На, я вернулся с миром, я не хочу, слышишь? Я никого не хочу убивать. Даже Токса, а уж этого бродягу – тем более.

Никлис приоткрыл дверь (сразу стал слышен многоголосый шум из коридора), всунул голову и многозначительно откашлялся. Ингви воспользовался поводом, чтобы не отвечать Ннаонне, которая вдруг стала кровожадной и настойчивой.

– Что там, господин начальник стражи?

– Эта… цеховые, твое демонское. Волнуются, кого первым ты примешь, кому почет, стало быть.

– Ладно… Пусть смешаются в одну толпу, – ухмыльнулся Ингви, – и все вместе входят. Потому что я всех одинаково ценю.

Демон притянул к себе Ннаонну и быстро чмокнул в щеку.

– Не злись. Мне тоже жаль твоего деда, но что поделать? Он уже мертв, его не вернуть… А этот бродяга может оказаться интересным. Я не хочу, чтобы вышло, как с твоей семьей. Злые, добрые… все так перемешалось… я не хочу никого убивать…

В зал, толкаясь и переругиваясь, вступили одинаково ценные представители городских цехов. Нестройно поклонились королю и хором завели многословные приветствия. Ингви улыбнулся. Все возвращалось на круги своя. Когда прием был окончен, и мастера удалились, чтобы в коридоре закончить спор, какой цех выше в глазах демона, король велел Кендагу привести пленников.

Первым вошел Вентис. Двое бродяг – следом, причем старший, все еще слабый после полученных ран, брел шатаясь, навалившись на локоть приятеля, долговязого юнца с роскошной блондинистой шевелюрой.

– Ну, – начал Ингви, – с кого начнем? Вот ты, ученик Проклятого Принца… Слушай-ка, мне твое лицо кажется знакомым. Мы встречались?

– Да.

– Однако ты немногословен. Хочешь получить службу при моем дворе?

– Нет.

– Странно.

– Да.

– Хм… – Ингви слегка растерялся. – Интересно, как ты будешь выкручиваться, если я задам вопрос, на который нельзя будет ответить просто «да» или «нет»?

Вентис пожал плечами.


* * *


После коронации Гезнур спешно отправился на восток. Теперь у Гевы – два короля, но и этого мало. Дряхлому Гюголану едва удается держать под контролем события на севере… и ведь его уже единожды обставили гномы! Нет гарантий, что Гравелин окажется честнее Грабедора… хотя нельзя сказать, что король-под-горой нарушил договор. И договора-то никакого не было, имелось лишь словесное согласие действовать сообща – Грабедор не погрешил против условий сделки, когда заключил союз с фенадским королем. Однако на планах Гевы такой союз ставил крест. Теперь Гезнур больше не уверен в дипломатическом гении старика Гюголана. Совсем недавно казалось, что отца никто не сможет обвести вокруг пальца – а вот поди ж ты, удалось даже гномам! Тупоголовым карликам! Поэтому Гезнур спешил, он боялся надолго оставлять отца распоряжаться единолично, мало ли что какой еще промах тот допустит!

Итак, Гезнур спешил. Он то скакал галопом, то переходил на рысь, чтобы кони не слишком утомлялись… Позади тяжело топали сотни копыт и гремели латы конвоя – король взял с собой почти две сотни копий. Грмоздкая свита могла бы оказаться задержкой, но Гезнур помнил, сколько у него врагов – многочисленная свита должна была отбить у них охоту пакостить. Внушительная охрана – гарантия того, что непредвиденных задержек не будет.

Гезнур ненадолго остановился, встретив неторопливо ползущий навстречу обоз – разобранные осадные машины и небольшой конвой. Возвращаются в столицу из Стредвера, последнего баронского владения на землях Гевы, до недавних пор хранившего верность императору. Ныне строптивый барон Стредвер признал власть гевского короля и готов принести оммаж – еще бы, в его замке нынче расквартирован отряд королевских стрелков, хорошая гарантия верности. Гезнур обменялся несколькими фразами с сержантом, командиром конвоя, подозвал оруженосца и велел последнему скакать в Стредвер с вестью: король Гезнур лично явится в замок, чтобы принять присягу у барона. Не сейчас, на обратном пути, а будет это несколькими неделями позже, Гезнуру предстоят большие переходы… но барон пусть ждет! Его величество прибудет к нему в замок непременно. То, что принадлежит Геве – то принадлежит навеки, раньше или позже, но Стредвер принесет присягу королю. А осадная техника вскоре отправится на север – она потребуется, и весьма скоро, если на сей раз гномы не подведут Гюголана.

И снова в дорогу! Гезнур пришпорил коня, принимая вправо, что бы объехать громоздкие осадные машины, груженные на неуклюжие возы. За спиной зашевелился конвой, всадники поочередно пускали лошадей, перестраиваясь в колонну по одному. Кое-кто из молодых латников уже выезжал на обочину, чтобы, не теряя времени скакать рядом с дорогой – им передалось нетерпение короля. А Гезнур спешит, Гезнур торопится, многое нужно успеть и вовремя возвратиться в столицу, чтобы возглавить войско в предстоящих походах. Над головой короля развевается знамя с белым драконом. Неистовый брат Адорик пал на поле брани, успев выкрикнуть рыцарям: «Если мы победим сегодня здесь, то завтра это знамя будет развеваться над всем Миром! Мир будет называться „Гева“… Гезнур не столь поэтичен, нет, он не претендует на власть над Миром, однако для того, чтобы знамя с драконом по-прежнему развевалось над Гевой, Гезнур готов драться насмерть.

Король почувствовал, что конь выдыхается, и снова сменил аллюр, чтобы животное перевело дух, еще не меньше часа пути, потом остановка в замке Мнорих… там готовы сменные лошади – и снова в путь. Скорей, скорей!

Глава 8

Император шагал по гулким темным коридорам вслед за солдатами. Участникам совета ничего иного не оставалось, как последовать за ним – теперь они топали следом за его величеством, а впереди, поминутно озираясь, шагал гвардеец с факелом. Содаик был вовсе не рад выпавшей на чести, уж больно мрачным казался повод… Валлахал был безлюден и мрачен – ночью особенно. Коклос, не поспевавший за размашисто шагающими спутниками, принялся ныть:

– Решительно не понимаю, почему такая спешка. Дело предстоит темное, страшное и зловещее, неужто нельзя исполнить его хотя бы днем? Именно ночью, именно ночью! Гремящие цепи, зловещие порывы холодного ветра… Перед каким зрителем мы разыгрываем темную мистерию?!

Алекиан остановился. Маршал, который шагал следом, едва не врезался в резко развернувшегося императора и спешно посторонился.

– Мистерию? Ты считаешь, что я разыгрываю мистерию?

Шут сообразил, что ляпнул лишнее, и попятился, растворяясь во мраке.

– Мистерию… Перед Гилфингом, перед Гангмаром… Какая разница? Я тебе велел убираться, дурак! – Коклос не узнавал голос «братца», вдруг ставший резким и суровым. – Я же говорил тебе: убирайся! Ты мне не нужен, Коклос!

Алекиан отвернулся, и солдаты с факелами поспешно, даже суетливо двинулись дальше. Коклос прекратил жалобы, но не отстал и семенил следом, хотя ему приходилось время от времени пускаться бегом, чтобы не потерять огонь факела.

Провожатые указали Алекиану темный подвал, заваленный хламом – туда заговорщики в беспорядке сбросили несколько десятков трупов, издающих теперь совершенно нестерпимую вонь. Солдаты, обнаружившие тела, закутали лица тряпьем и объяснялись между собой знаками, но выказать недовольства не посмел ни один. Гиптис пролаял несколько слов – благодаря его чарам смрад несколько уменьшился. Императору указали тела отца и двоюродного дяди, откопанные солдатами из-под других – обезображенных раздетых покойников. Алекиан подошел и остановился над жуткими останками. Все притихли.

Сэр Брудо пробормотал что-то насчет носилок и удалился, прихватив с собой нескольких солдат. Коклос выскользнул за ним. Войс с Кенпертом были бы рады сбежать следом, но не могли решиться – император-то оставался! Прошло не меньше получаса, прежде чем возвратился маршал. Его солдаты в самом деле приволокли наспех изготовленные из плащей и древков пик носилки. Тела Элевзиля и Кениамерка осторожно погрузили – Алекиан оттолкнул солдата и сам вцепился в импровизированную рукоятку.

– В храм! – велел юноша.

По счастью, из подвала можно было довольно быстро пройти к часовне во дворе Валлахала, под которым располагалась подземная усыпальница. Тела положили на поспешно сооруженный помост у алтаря. Священники, которых гвардейцы разбудили и приволокли в часовню, сдерживая зевоту, принялись нараспев читать молитвы. Они глянуть боялись на жутких покойников, да и на Алекиана тоже – черты лица императора заострились еще больше, лоб покрывала испарина… время от времени капли сбегали по лицу на грязный воротник – Алекиан не замечал.

За стенами часовни стучали топоры, сэр Брудо распорядился сколотить временные короба, чтобы разместить в них венценосных покойников – пока будут готовы саркофаги… Держать в часовне разлагающиеся трупы не станут, их следует нынче же упокоить в усыпальнице, едва только будут готовы гробы. Алекиан, похоже, не слышал ни стука топоров, ни молитв клириков – сжав побелевшие губы, он вглядывался в обезображенное лицо отца, будто надеялся, что разлагающийся труп подаст некий знак… Коклос дважды тихонько заглядывал в часовню и так же тихонько исчезал. Наконец маршал велел солдатам внести ящики и переложить тела в них… Тут только Алекиан как будто возвратился к действительности и отвернулся, пока гробы не прикрыли крышками. Снова застучали молотки, вгоняя гвозди в сырую древесину…

– Отец, великий император Элевзиль, был достоин иных похорон, – тихо пробормотал Алекиан, шагая следом за солдатами, которые понесли тяжелые ящики в склеп, – и я клянусь, это только начало. Отец получит такие похороны, о которых заговорит Мир! Нынче – только начало.

Когда наспех сколоченные саркофаги встали в ряд со старыми, каменными (свежеоструганная древесина сразу бросалась в глаза на фоне потемневших плит), император велел:

– Оставьте меня. Я хочу побыть с отцом. И попов отпустите, завтра допоют. Идите все, ждите снаружи. Не смейте беспокоить меня здесь.

– Ваше величество, – робко промямли Кенперт, – вы устали, вам нужно отдохнуть…

– Идите! – голос Алекиана прозвучал резче.

Свита и солдаты, притащившие гробы, склонились перед повелителем, а затем торопливо устремились прочь…

До утра Алекиан не показывался из часовни. Придворные, собравшиеся во дворе, с беспокойством переглядывались. Коклос несколько раз заглядывал в храм – зев ведущей в подвал лестницы был темен и тих… Наконец, когда маршал ок-Икерн уже собрался объявить, что отправляется, вопреки приказу, за императором, тот показался на пороге. Как ни странно, выглядел юноша даже лучше, чем накануне – был спокоен и сосредоточен, двигался уверенно. «Кажется, пришел в себя», – шепнул Кенперт Войсу, тот кивнул. Все почувствовали облегчение, поскольку вчерашнее поведение императора казалось странным и пугающим.

У дворцовых ворот послышался, шум, голоса, скрип колес… Створки поехали в стороны – из замка Рехель прибыла императрица. Должно быть, торопилась и выехала с рассветом, чтобы поскорей присоединиться к супругу. Повозки, окруженные конвоем, остановились, латники охраны спешились, слуги отворили дверцу и помогли спуститься Санелане.

Алекиан молча пошел навстречу супруге, свита расступилась, образуя коридор, затем, сомкнувшись за спиной императора, последовала за ним. Санелана улыбнулась и протянула руки, Алекиан склонился к ней и ответил сдержанным объятием. Что-то прошептал на ухо, улыбка императрицы померкла. Затем супруг двинулся прочь, кое-то заторопился следом, солдаты и слуги разбрелись. Коклос подошел к Санелане, которая осталась посреди двора едва ли не в одиночестве, и буркнул:

– Братец сильно изменился, а?

– Я прежде не замечала, как сильно он походит на отца… – рассеянно произнесла императрица.


* * *


Ингви еще раз медленно оглядел Вентиса с головы до ног и вынес вердикт:

– Ну что ж, не хочешь – дело твое. Задерживать не стану, можешь отправляться на все четыре стороны. Денег с собой дам. А если передумаешь… у меня вакантно место придворного чародея. В конце концов, ты такой немногословный – это уже плюс. Ну и рекомендация у тебя превосходная.

Вентис молчал. Вмешался Филька:

– Рекомендация? Я что-то пропустил?

– Его покойный наставник – Проклятый Принц Гериан. Это подходящая рекомендация, – и снова обернулся к Вентису. – Хлопот будет много, свободного времени – наверняка мало. Работа грязная, опасная, неблагодарная – зато веселая. У нас не соскучишься. Ну что? Да или нет?

Вентис помолчал с минуту, затем кивнул:

– Я немного подумаю, хорошо?

– Лады…

Вентис отступил в сторонку, а Ингви обернулся к Счастливчику с Аньгом. Молчание затянцулось… Наконец демон заговорил, адресуясь в основном к Кари.

– Ну а с вами, голуби мои, что делать? Ну, паренек – ладно. Он, сдается мне, человечек убогий, и вреда от него не будет. – Аньг слушал, хлопая огромными черными глазами, будто слова демона его не касались. Он и впрямь после схватки Создателей так и не пришел в себя, пребывал в прострации. – А вот ты, борода? Ты, знаешь ли, в большом долгу перед Ннаонной.

– Мадам, – Кари обернулся к вампирессе и галантно опускаясь на колено. – Поверьте, лишь злая судьба столкнула нас именно таким печальным образом. Я признаю свою вину и готов отслужить. Хотя место придворного мага, по-моему, занято…

– Да, – подал голос из угла Вентис. К нему вернулась прежняя немногословность.

– …так и думал, – Кари покачал головой. Ну, если не магом, то я – хоть кем. Хоть палачом, Гилфингом клянусь.

– А тебе службы никто и не предлагал, – пожал плечами король. – Речь пока что о том, как ты собираешься уговорить нас сохранить тебе жизнь. Может, найдешь хотя бы одну причину? Кстати, кто ты таков?

– Меня зовут Кари Счастливчик. И я не собираюсь расшибаться в лепешку, уговаривая ваше величество… Я – Счастливчик.

– Ты уже представился, к чему повторять? Или это имя должно мне говорить о чем-то важном?

– Это имя означает, что мне всегда невероятно везет. Повезет и теперь, так что я за себя не беспокоюсь…

– Нахал.

– Вовсе нет! – Кари поднял брови. – Просто я знаю, что если существует хоть малейший шанс уцелеть, то он непременно мне выпадет. Ну, как тогда… гм… когда мы встретились на границе Альды. Если же мне суждено помереть, то это означает: уцелеть было невозможно.

– Либо, что твое везение исчерпано, – заметил Ингви.

– Это невозможно. Я – Кари Счастливчик. Ваше величество, сохраните мне жизнь, я пригожусь. Да будет вам известно, что я не всю жизнь разбойничаю, бывали у меня и лучшие деньки. Совсем недавно под моим началом было больше тысячи человек, мы разрушали замки и…

Аньг всхлипнул и смахнул слезу.

– …Они все погибли в Эгенеле, наши мальчишки – продолжил Кари. – Но пароли и связи у меня сохранились.

– Эгенель… – задумался Ингви. – Граф Ирс? Это неинтересно, он удрал в Сантлак. Что ты еще можешь вспомнить?

– Хорошо. Мое полное имя – Карикан из Геведа. Граф Карикан.

Услыхав имя, Ингви сразу оживился. Граф Карикан – знаменитый авантюрист и мятежник!

– А еще, – торопливо продолжил Кари, – я могу рассказать вам о проделках, совершенных мною прежде, чем я стал графом. Довелось ли вам слыхать имя Эвильет Изумруд? Тот, что был придворным магом императора до Гимелиуса? Это я прикончил его. Занимательная тогда вышла история, скажу вам…

– И я не узнаю этой истории, если прикажу тебя казнить? Ловко. Но ты выиграл. Живи! Живи, Счастливчик.


* * *


Гезнур во главе лязгающей металлом кавалькады влетел во двор замка и спрыгнул с коня. Его ждали – Бельвар герцог Андрухский уже шагал навстречу, протягивая руки для дружеского объятия. Не погнушался пропыленным нарядом гостя, отметил про себя Гезнур – стало быть, и впрямь желает союза.

– Идемте! – Бельвар сопроводил приглашение широким жестом руки. – Освежитесь с дороги, и за стол! Подписав такой договор, следует пировать неделю, не меньше!

– Прошу прощения, – Гезнур постарался, чтобы улыбка вышла искренней, – не хочу показаться неблагодарным гостем, но я очень спешу… Едва о нашем союзе станет известно Алекиану, как буря разразится незамедлительно, а мне так много предстоит сделать… Известили вы Верховного Тролля? Я завтра же отправляюсь к нему.

– Э… Но как же так… Не принять дорого гостя как следует… – герцог выглядел расстроенным. Может, в самом деле искренне рад союзу с Гевой? И искренне хотел бы попировать с союзником?

– Пустое! Мы еще славно попируем на руинах ванетской тирании! Велите подать воды, я в самом деле умоюсь… Затем бумаги.

– Но вы не откажетесь выпить со мной?

– Конечно! За наш союз следует выпить. Герцог, сейчас я обязан торопиться, но этот должок останется за мной – мы еще напьемся, как следует, за дружбу! Мы напьемся так, что бесам в Проклятии будет тошно! Могу я получить свежих лошадей для моего конвоя?

Король Гезнур не стал говорить «прошу коней», он выразился по-другому – и Бельвар ответил утвердительно. Приязненная улыбка гевца стала еще шире – пусть он заключает договор о союзе, а не принимает вассальную клятву, но ни король, ни владыка Андруха не допускают сомнений, кто здесь главный.

Бумаги король Гевы подписал, едва глянув на них – продемонстрировал доверие к союзнику, затем – за стол. Пока гевец утолял голод, герцог Бельвар рассказывал:

– Верховный Тролль принял моих послов без почета, разумеется. Пока не были произнесены слова о нашем отказе служить Империи, эти каменюки глядели на моих людей вовсе не любезно. Но мысль о союзе против Ванета их вождю наверняка понравилась. Наверняка. Он сразу заинтересовался и спросил, не собираемся ли мы привлечь к этому союзу короля Альды. Почему-то юный тролль очень интересуется мнением демона.

– О! Здесь… – Гезнур торопливо прожевал кусок. – Здесь все в порядке, формального союза с Альдой нет, но это вопрос времени. Король Ингви – здравомыслящий монарх, он непременно присоединится к нам. К тому же я с ним на короткой ноге, можно сказать, мы друзья!

Бельвар покачал головой – должно быть, сомневался в способности Гезнура иметь друзей. Но вслух промолвил лишь:

– Надеюсь, что так. Во всяком случае, когда мой посол заметил Верховному Троллю, что вряд ли демон станет служить нынешнему императору после того, как Элевзиль выгнал его из Альды, это произвело самое благоприятное впечатление.

– Да, кстати! – вспомнил гевец. – А как зовут Верховного Тролля? Имя-то у этого булыжника есть?

– Имя… – герцог сконфузился. – По-моему, он сам скрывает собственное имя. Я ни разу не слышал, чтобы кто-то называл его.

– Ну и Гангмар с ним, с именем… Сэр Бельвар, у вас превосходное вино! – Гезнур поставил пустой кубок и перевел дух, прежде чем подцепить кинжалом кусок оленины. – Я непременно сдержу клятву, и мы славно попируем, едва выдастся спокойная минутка. Непременно! Однако нынче я должен спешить на встречу с этим безымянным троллем… А затем – еще одна встреча, пока что не запланированная моим будущим визави. Еще один потенциальный союзник… Ох и компания подбирается, Гангмар меня возьми! Ох и компания…

Глава 9

– Очень хорошо, господа мои, очень хорошо! Да! – пропыхтел пухленький толстячок Фенгим, герцог Тилы, гремя латами. – Очень славно, что вы пожаловали так вовремя!

Герцог раздувал щеки, расправляя то и дело пышные усы – должно быть, старался выглядеть воинственно и грозно. Усы его в самом деле были хороши – длинные, жесткие, напоминающие стоящие торчком кошачьи хвосты. Господа, к которым обращался толстяк, посланцы императора, переглянулись. Они не возражали, что дело закончилось довольно хорошо – в конце концов, тильские вояки не зарубили их, приняв за вражеских лазутчиков (как собирались сперва), а препроводили, пусть не слишком вежливо, к Фенгиму.

Сложность ситуации заключалась в следующем: Алекиан отправил их с поручением вовсе не к тильскому герцогу, а к королю Тогера Ройнрику V. Задачей послов было разрешить споры между Ройнриком и Фенгимом, дабы оба, не тратя сил в междоусобице, поспешили с армиями к императору.

Путь в Тогер, зажатый между Дырявыми и Отвесными горами, лежал через Тилу. Посланцы императора пересекли герцогство – и вот на самой границе Тогера их окружили кавалеристы в полном боевом снаряжении и едва не набросились, крича: «Смерть Тогеру!» Оказалось, послы опоздали, и война между Тилой и Тогером началась. Сказать откровенно, рыцари и не надеялись, что им удастся справиться с поручением Алекиана, слишком уж далеко зашел конфликт… Единственный путь из Тогера в центр материка, в Империю, лежал через Тилу, так что Фенгим, пользуясь этим обстоятельством, установил очень высокие пошлины для тогерцев. И если прежде оставались еще морские пути – хотя и не слишком удобные для навигации из-за сложности фарватеров в Мокрых Камнях – то теперь набеги северян лишили подданных и этой возможности торговать с Империей. Тогер нуждался в снижении пошлин, Фенгим не думал уступать… И вот – война!

Разумеется, по пути послы Алекиана наблюдали военные приготовления, однако оставалась надежда, что монархи собираются ограничиться угрозами и демонстрацией… Из двоих более покладистым казался Ройнрик – поэтому к нему и направлялись имперцы. Старший посол, седоватый одноглазый рыцарь, обратился к толстому герцогу:

– Ваша светлость, позвольте нам проехать через ваши боевые порядки к Ройнрику и переговорить с ним. Его императорское величество шлет королю письмо с увещеваниями и…

– Что? Увещевания? – Фенгим снова разгладил усы. – Бросьте! Бросьте, мои добрые господа! Ройнрик – бешеный пес, его не вразумит ничто, кроме холодной стали!

Старший имперец прикусил усы, чтобы не рассмеяться. Младший не сдержался и хихикнул. К счастью, толстяк был слишком увлечен и не обратил внимания.

– Да, да! – воскликнул он, опуская ладонь на эфес меча. – Сейчас мы зададим ему хорошую взбучку! И не отговаривайте меня, дерзкий Ройнрик своими оскорбительными угрозами переполнил чашу терпения Тилы! Войны не остановить! Но я предоставлю вам возможность переговорить с негодяем, да, да! Клянусь, Гангмаровым хвостом! В Тогере, его столице, когда я буду восседать на троне Ройнрика, а самого короля приволокут в цепях – тогда вручите ему увещевательные письма императора. Да, да! А пока что прошу вас не торопиться. Поглядите, как мы всыплем тогерским трусам! Отсюда. С холма, открывается прекрасный вид, да! Да!

И герцог, оставив послов, поспешил занять место под тильским знаменем. Оруженосцы и телохранители поскакали следом, холм, на котором оставались послы, опустел… На противоположном краю поля трубили рожки, там тоже смещались, сверкая доспехами, рыцари и развевались пестрые знамена. Можно было не сомневаться, что и там произносят торжественные речи, грозя «трусливым тильцам»…

– Что же нам делать, сэр? – спросил одноглазого ветерана младший посол, румяный юноша. – Как поступить?

– А никак… – старший пожал плечами. – Думаю, нам надлежит последовать совету герцога и оставаться на этом холмике… Хотя нет, переедем во-он на ту высотку, там безопаснее, а битву разглядим не хуже, чем отсюда.

Дворянин указал на соседний холм.

– А зачем туда? – поинтересовался молодой. – Здесь все-таки лучше обзор.

– Если тильцы побегут, то не исключено, что поскачут через этот холм. Тогда нам лучше не оказаться у них на пути. Когда здешние господа спасаются бегством, они опасней, чем даже когда идут в атаку. Затопчут.

– Ах, вот как… – оба пустили коней, оруженосцы следом.

– Хотя, – продолжил рассуждать вслух одноглазый, – победит все же скорее Фенгим. Он собрал большое войско, как видишь. Полагаю, часть сантлакских волонтеров Велитиана сбежала сюда после того, как мы их разогнали. Что ж, пусть так, пусть лучше они растратят свой пыл на окраинах Империи, чем вновь станут злоумышлять простив его величества… О, глади – они начинают!

Даже здесь, на отдаленном пригорке земля ощутимо задрожала под ногами, когда две конные массы устремились в атаку, а затем с громоподобным треском сшиблись посреди довольно тесной долины, зажатой между пологих холмов. В самом деле, сразу же проявилось превосходство тильской кавалерии – у герцога было больше дворян, и вооружены они оказались получше, чем рыцари короля Ройнрика. Послам Алекиана было хорошо видно с холма, как две лавы столкнулись, рассыпав по краям, словно брызги, отдельных всадников, схватившихся на флангах вне строя… Постепенно топот, крики и лязг стали удаляться – схватка смещалась к западу, дальше от имперских рыцарей. Тильцы одолевали. Топча поверженных, шаг за шагом кавалерия Фенгима теснила противника.

Вслед за рыцарями двинулись пешие латники и стрелки Тилы… На гребни холмов, окружающих долину, высыпали лучники Ройнрика, в небо взмыли стрелы… тильцы выдвинулись против вражеских стрелков… А в это время кое-кто из тогерских кавалеристов уже разворачивал коней, надеясь спастись бегством… Схватка пехоты уже ничего не могла изменить, хотя на флангах успех, кажется, сопутствовал королевским стрелкам – преимущество кавалерии герцога Фенгима предрешило исход боя…

– Н-ну что ж… – протянул одноглазый. – Мы, разумеется, попытаемся отыскать его величество Ройнрика… но уже сейчас можно отправлять гонца в Ванетинию – из этих краев его величеству не следует ожидать ни поддержки, ни нападения. Здесь все заняты собственными делами.


* * *


Принц Гларьель глядел в окно. Он сидел в кресле, а Ионна, его нынешняя любовница, стоя позади, расчесывала роскошную волнистую шевелюру повелителя. За окном простиралась гладь озера – ровное зеленоватое стекло.

Окно, в которое глядел принц – широкое, стрельчатое – находилось на третьем этаже огромного, почти кубического, сооружения, некогда игравшего роль цитадели. Уже минуло более ста лет с тех пор, как предки Гларьеля распространили свою власть на весь остров, заставили прочих сеньоров склониться перед ними – так что еще дед нынешнего принца велел вместо бойниц прорубить огромные оконные проемы, вставить рамы с красивым разноцветным «гномьим стеклом»… при нем же помещения для стражи, оружейные хранилища и склады продовольствия переоборудовали в залы и уютные покои придворных – словом, донжон превратился во дворец. И вот эти огромные удобные кресла появились при дедушке во дворце, нависшем над отвесным обрывистым берегом…

Да. Давно власти и самой безопасности ленотских принцев ничего не грозило… Подданные были преданы и покорны, налоги невысоки, а воинственные порывы благородного сословия находили выход в набегах на гевский берег – благо, императоры неизменно щедро подкрепляли золотом исконную вражду ленотцев к соседям, а в случае чего – ванетские владыки могли взять верного вассала под защиту. Принц Гларьель привык жить в свое удовольствие, наслаждаться покоем и мирными забавами. Любовниц он менял довольно часто, но неизменно заботился о покинутых девушках, иных выдал замуж, обеспечив приличное приданное, иным выплачивал достойный пенсион, дабы могли жить в довольстве, не завидуя новым пассиям принца.

Однако нынче настали новые времена. Элевзиль убит, а Гева вот-вот открыто восстанет против нового императора. Гларьелю было известно, что на территории Гевы не осталось нынче ни одного имперского вассала, всем пришлось склониться перед королем, либо погибнуть. Не сегодня – завтра гевцы могут покуситься и на остров Ленот. Раз уж они обнаглели настолько, что открыто мстят всем союзникам Ванета, скоро придет черед и Гларьеля.

– Наш остров прекрасен, – промолвил принц, – верно, Ионна? Будет обидно, если придется снова заложить камнем это окно, оставив лишь узкую щель для наблюдения за озером и стрельбы из лука… Замуровать парадные двери дворца, снова превратить балкон на западном фасе стены в ворота и восстановить механизм подвесного моста.

Девушка тяжело вздохнула, и принц почувствовал, что гребень вздрогнул в ее пальцах. Конечно, сейчас все жители благословенного острова Ленот гадают, не появятся ли у их берегов барки с кровожадными гевскими солдатами на борту?

В дверь постучали. Явился с докладом маршал, сэр Ройль из Лаперна.

– Ваше высочество?

– Да, сэр Ройль, входите. Вы приняли меры к обороне острова?

– Ваше высочество, я не один… со мной гость.

Принц отстранил руку Ионны и поднялся. В комнату вошел маршал, за ним – худощавый мужчина в темном плаще. Гларьель покосился на девушку, та качнулась в быстром поклоне и выскользнула из комнаты, тихой тенью промелькнув мимо гостей повелителя. Когда дверь, чуть скрипнув, затворилась за ней, Ройль заговорил:

– Ваше высочество, этот человек – колдун Ривдинет Энмарец. – Я полагаю, вам полезно будет выслушать его.

– Ваше высочество… – маг согнулся в поклоне.

– Говори, мастер.

– Ваше высочество, я родом из Энмара, принадлежу к роду Сапфиров.

– Известный клан, – кивнул Гларьель.

– Так сложилось, что я вынужден был покинуть родной город и теперь ищу сеньора, служба которому окажется достойна моих талантов. Вашему высочеству я хотел бы… если мне будет позволено… предложить…

– Ваше высочество, – вступил в разговор маршал. – Мастер Ривдинет Сапфир утверждает, что хорошо знаком с тактикой морского боя, всевозможными колдовскими уловками, и прочим в таком духе… Также, утверждает он, у него имеется чертеж энмарского боевого корабля…

– Энмарская бирема? – Гларьель поднял брови. – Любопытно.

– С позволения, вашего высочества, – пояснил маг, – построить бирему – все равно, что возвести замок, затрат не меньше, и даже более… Дорогое удовольствие, к чему подобные неумеренные траты? Да биремы и не к чему здесь, на озере, так как Гева не располагает мало-мальски сильным флотом. Чтобы противостоять перевозящим десант баркам будет достаточно нескольких небольших галер. Такой флот, подкрепленный моими магическими ухищрениями, будет непобедим здесь, в Ленотском озере! Гевцы, не имеющие боевых кораблей вовсе, нечего не сумеют противопоставить вам.

– Я хочу предложить план кампании, ваша светлость, – снова встрял Ройль. Нет смысла ждать нападения здесь, на острове. Мы выстроим флот, вооружим его, и станем нападать на гевские пристани. Идеальным было бы вовсе уничтожить все их порты на озере… Но, в любом случае, наш шанс в том, чтобы не допустить их к берегам Ленота.

– Ага, – задумался Гларьель, – тогда нам не придется готовить замки в обороне и менять наш мирный образ жизни… Однако постойте, строительство флота и морская война стоят недешево, верно?

– Увы, ваше высочество, – кивнул маршал. – Нам придется поднять налоги. Послы, отправленные в Ванетинию, не возвращались, однако можно не сомневаться – денег из Валлахала более не будет.

– В таком случае, – заключил Гларьель, – я хотел бы, чтоб нашим подданным объявили: повышение налогов – временная мера, вызванная военной опасностью. Надеюсь, наши добрые ленотцы поймут, что лучше потеря денег, нежели война на собственной земле. Однако очень жаль, что мы лишились поддержки императора… Кстати, маршал, напомните мне нынче за обедом, нам надлежит отправить посольство в Болотный Край. Принц Лонервольт нынче в том же положении, что и мы. Думаю, было бы уместно заключить с ним союз. Договор о взаимной выручке. Если нам не поможет Ванет, то будем искать союзников помельче, да поближе.

– Мудрое решение, осмелюсь заметить, – подал голос Ривдинет Энмарец, снова склоняясь перед принцем.


* * *


– Эй, а как тебя звать? Имя-то у тебя есть? – невольник намотал цепь на руку, чтобы не волочилась в пыли, и теперь шагал рядом с коротышкой, отставая на полшага. – Как мне к тебе обращаться?

– Я для тебя – господин… – человечек в камзоле задумался. Несколько шагов молчал. – а прежде у меня… Да, прежде… Прежде было имя… И был собственный господин…

– А теперь?

– А теперь нет его. Эх, такой господин, такой господин! Другого такого господина в Мире не сыскать! Граф Эстакский господин мой был!

– А, Каногор!

– Господин Каногор! – строго поправил коротышка. – О, какой был человек! Великан среди нас! Всем, что знаю, ему обязан. Я, на господина Каногора глядя, жизни учился. А теперь его нет… Сражен, как геройский воин, на поле брани.

– И… что же?

– И то, что теперь нет у меня больше господина, сам я теперь господин. А ты – мой раб. Можешь у меня учиться.

– Да, – невольник обрадовался доброму расположению коротышки и поспешил продолжить беседу. – И все таки, как тебя зовут?

– Ну, Дартих. Теперь-то какая разница? Для тебя я – хозяин… А для прочих…

Коротышка задумался и умолк.

– Что для прочих? – с живостью переспросил юноша.

– А для прочих я – просто никто!

– А я…

– А ты – раб, и лучше молчи!

Разговор снова прервался.

– Слушай, – невольник, звякнув металлом, намотал цепь еще на оборот, – а как ты ловко… Этих, ну… тех двоих! Ловко у тебя вышло…

– Запомни, парень, главное – смотреть им в глаза. Если смотришь в глаза, мужичье трусит. И еще, – коротышка, рванув цепь, развернул собеседника к себе лицом и уставился в упор, – когда глядишь на него вот так, то угадаешь, что он выкинет в следующую минуту. А если знаешь – можешь упредить! Этому меня тоже господин когда-то научил. И колотил он меня… Ух, как он меня, бывало, колотил… пока не выучил…

Дартих резко, без замаха, ткнул пухлым кулаком в живот юноши – тот с хрипом сложился пополам.

– А еще меня господин учил: ни от кого добра не жди, – заключил коротышка. – Так-то.

Мимо по дороге проскакали полдюжины всадников в гвардейских красно-желтых плащах. Едва мазнув взглядами по встречным – ну что ж такого, господин закованного в цепи растяпу-раба поучает – помчались дальше.

– Видел? – осведомился Дартих.

Невольник сплюнул под ноги и с усилием выпрямился, по-прежнему прижимая ладони к животу. Хозяин рванул цепь, так, что юноша пошатнулся, и повторил:

– Видел солдат, спрашиваю?

– Ну, видел…

– Тебя ищут. Но не найдут. Пока ты в цепях – ни за что не найдут.

Глава 10

В Валлахал стали собираться дворцовые слуги. В большинстве своем это были потомственные прачки, судомойки и лакеи, профессия передавалась в роду из поколения в поколение. Века за веком семьи служили в Валлахале, ежедневно являясь во дворец и проводя в нем большую часть жизни. Согласно издавна установленному порядку, на ночь почти все покидали императорскую резиденцию, но все их существование было связано с этим комплексом зданий – поэтому, когда после переворота их не пустили в Валлахал, многие так и не сумели свыкнуться с потерей службы, приспособится к другой жизни. Несколько человек сошли с ума, двое иди трое покончили с собой… Эти подданные тяжелее прочих приняла смену власти. Они чувствовали почти физические страдания, наблюдая чужаков в своем дворце.

И вот теперь, когда прислугу вновь созвали в Валлахал, люди явились, как на праздник, улыбаясь. Их не смущал хмурый вид солдат в воротах и недовольная мина Кенперта, которому выпала неблагодарная задача – составить списки тех, кому дозволен регулярный вход во дворец. Слуги охотно записывались, подробно рассказывая о своих обязанностях, и расходились по местам. Сразу же закипела работа – все дружно принялись наводить чистоту, выносить груды мусора, уснувший Валлахал пробуждался к жизни. Бедняга Кенперт оказался завален просьбами и жалобами – не хватало того и этого, требовалось закупить продукты, инструмент, всевозможные строительные материалы… Конечно, рыцаря никто не назначал на должность кастеляна, просто так вышло само собой, что прислуга обращалась к нему, раз уж он ведал списками… А к кому же еще?

Сэр Кенперт, у которого не было ни денег, ни охоты к управлению дворцовым хозяйством, помчался к Алекиану… Императора он отыскал на втором этаже в обществе ок-Икерна. Его величество стоял на балконе, обращенном на площадь, и указывал маршалу, где и как разместить эшафот.

– …думаю, следует поднять повыше. Не каждый день мы казним преступников столь высокого ранга. Наши добрые подданные наверняка захотят полюбоваться.

– Но, ваше императорское величество…

– Да, маршал?

– Все-таки, юные девицы… Я еще понимаю, их мать, графиня – она наверняка знала о планах мужа. А дети? Быть может, все-таки следует проявить великодушие и пощадить дочерей Каногора?

Кенперт, уже вышедший с поклоном на балкон, почувствовал, что угодил не в добрый час… однако ретироваться было поздно. Алекиан ответил на поклон рыцаря кивком и снова обернулся к маршалу.

– Сэр Брудо, – холодно произнес император, – у нас много врагов и, я уверен, в будущем представится еще немало случаев проявить великодушие. Однако… Однако семья главного заговорщика, великого изменника, богохульника и убийцы Каногора должна быть уничтожена. В назидание современникам и потомкам. Так что к завтрашнему дню эшафот должен быть готов, а весь город – оповещен о казни. Я желаю, чтобы как можно больше людей явилось на площадь. Пусть все видят, какой конец ждет тех, кто покушается на Империю… Что у вас, сэр Кенперт?

Смена темы должна была показать ок-Икерну, что с казнью – вопрос решенный.

– Э… Ваше императорское величество, я, кажется, не вовремя… – забормотал рыцарь. – Я со списками прислуги… Видите ли, кто-то должен заняться хозяйством… Но я не… никогда не… И еще им нужны деньги, потому что кладовые пусты…

– Разумеется, – кивнул Император, – я понимаю. Нет, сэр, не беспокойтесь, вам не придется заниматься такой ерундой. Отыщутся дела, более соответствующие вашим талантам и заслугам. Кого-то надо назначить на эту должность… Кого бы? Как вы полагаете, маршал? И как этот человек должен именоваться?

– Нужен кастелян или управляющий. И еще не хватает лошадей, все разграблено, – робко подсказал Кенперт.

– Да, да… Назначить управляющим Коклоса? – глядя поверх склоненной головы рыцаря, протянул Алекиан. – Нет, это глупость. Честный управляющий – это глупость. Мне никто не приходит на ум… Кстати! Нам нужен палач! Сэр Брудо, подумайте и об этом заодно… И самое главное – архиепископ! Управляющий, палач, архиепископ… С архиепископом – сложнее всего.

– Еще бы! – пискнул Коклос, осторожно выглядывая на балкон. Пользуясь правом свободно разгуливать по Валлахалу, шут прокрался следом за Кенпертом и подслушал конец разговора. – Конечно, сложнее! Ведь архиепископу придется быть и управляющим, и палачом одновременно!


* * *


Наконец Ингви решил, что переговорил со всеми, с кем должно, Филька и Кендаг собрались восвояси, причем каждый пообещал явиться немного позже с супругой, а король отправился в свой старый кабинет – устраиваться. Выяснилось, что Кадор-Манонг успел переоборудовать помещение под свой вкус. Большой рабочий стол исчез, вместо него появился другой – поменьше, овальной формы, на тонких гнутых ножках. Стулья здесь теперь тоже были под стать – резные сиденьица энмарской работы. По углам рядами выстроились кувшины – большей частью пустые, но в некоторых булькало, как тут же успел выяснить неугомонный Никлис. И – повсюду грязь. Тот же старый слуга, распоряжавшийся за завтраком, пояснил, что «злой король» время от времени уединялся здесь для размышлений над государственными делами, а прислуга в этой комнате убирать побаивалась, поскольку монарх, наразмышлявшись, бывал подчас несдержан и проявлял недовольство очень уж бурно. Случалось, и кувшином запустить мог.

Олифеннча Прекрасная против частых монарших размышлений не возражала, она вообще во всем «злому королю» потворствовала… да и кто она такая, чтобы перечить государю?

– Ясно… – протянул Ингви, окидывая кабинет печальным взглядом. – Ну что ж, это барахло – вон отсюда. Разыскать мой старый стол, а если не удастся – найдете что-то похожее. Полки вернуть на прежнее место. А куда книги делись?

– Госпожа Олифеннча в сундук сложить велела, – развел руками старик, – а нам ключей от сундука не давали. Должно быть, там и пылятся…

– Книги – сюда. Никлис, сундук вскроешь. Сумеешь?

– Так эта, твое демонское… Я не мастак-то, я больше по другой части. Замок сломать – вполне могу.

– Ну, попробуй по-хорошему все-таки с замком. А не выйдет – что ж, ломай. Я привык, чтобы книги были под рукой. И еще мне понадобится карта королевства. И карта Мира тоже. Начинайте уборку, а кадор-манонгово барахло – на помойку.

– Зачем же на помойку, твое демонское? Если оно тебе без надобности, может, я себе что подберу?

Никлис покосился на вереницу кувшинов.

– Да хоть все забирай, – согласился Ингви, – только не напивайся.

– Как можно!

Слуги удалились за водой и тряпками, Никлис тоже исчез, прихватив пару кувшинов – поволок в комнату, где устроил себе логово. Ингви прошелся по кабинету, избегая наступить на подозрительные темные пятна, испещрявшие пол… оглянулся. Вампиресса стояла в дверях, облокотившись на косяк, и внимательно наблюдала за Ингви.

– Ты чего так смотришь? – поинтересовался король. – Я что-то забыл?

– Нет… нет… ничего…

– Ну, так в чем дело? Ты как будто чего-то ждешь.

– Я присматриваю, чтобы ты не приказал сюда снова кровать приволочь.

– Ах, это… Нет, не беспокойся. Меня вполне устраивает спальня.

Оба улыбнулись. А в коридоре тем временем шумел Никлис. Он объяснял альхелльским слугам, что, во-первых, обращаться к нему следует «господин начальник стражи», а во-вторых, чтобы не смели ничего ни на какую помойку, Гилфинг упаси, выбрасывать! Всему применение найдется… Да, и чтоб пол оттирали чище. Для его, значить, демонского величества стараются, так-то!

– По-моему, жизнь налаживается, – заметил Ингви. – Идем отсюда, не будем слугам мешать, а?

Вернувшись в спальню, Ингви обнаружил, что сундук уже открыт. Никлис поспел и здесь в перерыве между рейсами за кадор-манонговым вином. Демон откинул крышку и взял в руки первый попавшийся том – конечно, «Гвениадор и Денарелла»! И книгу явно недавно читали – между страниц был вложен цветок… Вероятно, ведьма Фенька увлеклась чтением… Ннанонна тоже глянула. Взял цветок, повертела в пальцах и заявила:

– Видишь, она тоже читала, оказывается.

– Выходит, так.

– Ну, разумеется. Что ей, бедной, оставалось, пока Кадор в кабинете напивался? Только книжки читать да гобелены штопать.

– А ты чем предполагаешь заняться в свободное время?

– А оно будет, свободное-то?

– У меня – похоже, нет. Столько всего предстоит сделать… Королевство в таком же состоянии, как и мой кабинет… Заблевал его коллега. Мне теперь нескоро отдыхать придется. Или сбежать куда-нибудь отсюда?

– Ну, значит, и мне тоже!

– Что – тоже?

– Или скучными делами заниматься, или сбежать.

– Ваше величество! Ваше величество! – раздалось в коридоре.

– Ну вот… – Ингви пожал плечами. – Начинается. Идем, узнаем, что им надо?


* * *


Скорей! Скорей! Гезнур отправил часть людей домой, взамен – взял андрухского сеньора, понимающего по-тролльски, с отрядом латников. Сменили лошадей и снова в путь. Солдаты не роптали, всех захватил ритм быстрого рейда, передалось настроение Гезнура: скорей! Скорей! Скорей – или будет поздно. Латники и королевские стрелки не считали себя патриотами, не любили рассуждать о высоких материях, вроде преданности королевскому дому или преданности короне… но полагали естественным чувством ненависть к Империи, готовы были жертвовать многим ради торжества собственного короля (которого за глаза называли «наш пройдоха») над императором. Это считалось нормальным порядком вещей – ненавидеть Империю. Теперь все они верили новому королю, который объявил – только быстрота поможет спасти Геву от кровожадного врага… Скоро ли «нашим пройдохой» станут величать младшего короля? Наверное, да.

Сперва Гезнур вел колонну шагом – привыкал к коню. Затем перешел на рысь, топот копыт позади сначала стих, затем опять приблизился, нарастая – конвой вслед за королем перешел на новый аллюр. Андрухский рыцарь нагнал короля и пристроился сбоку.

– Скажите, сэр, – окликнул дворянина Гезнур. – Это вы говорили с троллем? Насчет предстоящей аудиенции?

– Да, ваше величество. Среди наших сеньоров немногие овладели речью булыжников.

– А из этих немногих далеко не каждому можно доверить посольство, верно? – подхватил король.

– Именно так! Потому переговоры поручают, как правило, мне. И тролли меня знают…

– Стало быть, вы станете переводить?

– Нет, зачем же! Верховный Тролль отлично говорит на общем. Разве вы не слыхали? Он долго служил в гвардии, с тех пор ненавидит Империю и все, что с ней связано. В чем-то я его понимаю, конечно…

– Да, разумеется. А что его связывает с Альдийским демоном?

– О, вы и об этом слыхали! Нынешний Верховный Тролль сбежал от Алекиана, когда тот, будучи герцогом Гонзора, воевал в Альде с демоном. Воспользовался неразберихой в бою и сбежал. Теперь булыжник втемяшил в свою уродливую башку, что обязан свободой альдийцу. Глупость, но с троллями вечно так! Если что решил, то уж никак из него этого не выбить. Одно слово – булыжник!

– Что ж, – кивнул Гезнур, – пусть так. Зато его любовь к демону наверняка облегчит мою задачу. Мы с альдийцем приятели. А скажите-ка, если тролль понимает общий, почему посла выбирают из числа тех, кто говорит на их языке?

– Ну как же! Для того, чтобы сговориться с другими троллями. Пока доберешься к их главному, приходится иногда стольким каменюкам втемяшить, что ты посол, а не добыча… Гунгиллиных ветвей они не понимают. Дыррыдам умгррумргх…

Гезнур расхохотался.

– И что вы сейчас сказали?

– А, не обращайте внимания! На общем эта фраза не имеет смысла. Что-то вроде: «чтоб тебе стать мягким»… Конечно, это не точный перевод, в нашей речи нет такого слова… а звучит неплохо. Но вы не беспокойтесь, тролли нас ждут.

– Сколько еще до границы? – спросил король. – Сегодня не поспеем?

Теперь расхохотался андрухский сеньор.

– Ваше величество, вы такого невысокого мнения о моей стране? Андрух не пересечь за день! Нынче мы остановимся на ночлег в замке Вернест, принадлежащем герцогу. Там приготовлены сменные кони. И с рассветом – в путь!

– А этот замок уже близко? – с беспокойством осведомился Гезнур.

Его спутник снова рассмеялся.

– Его светлость герцог Бельвар знает, что вы спешите, поэтому назначил ночевку как можно дальше на восток. Мы прибудем заполночь.

– Тогда чего же мы ждем? Вперед!

Гезнур пришпорил коня. Скорей! Скорей!

Глава 11

Санелана велела накрыть на стол и послала служанку пригласить императора к обеду. Алекиан вошел и, едва окинув стол быстрым взглядом, сел рядом с женой. Схватил первый же попавшийся кусок и принялся жевать, уставившись в скатерть перед собой.

Супруга, обернувшись к нему, принялась неторопливо объяснять, что нынче обед очень скромен, так как она просто-напросто не могла подготовить достойную трапезу… И на кухне все разграблено, и готовить пришлось в основном из того, что она прихватила с собой… Алекиан, едва покосившись в ее сторону, торопливо прожевал и буркнул:

– Пустое, дорогая. Я прекрасно понимаю, что сейчас творится на кухне… Представь себе, то же самое – во всем Ванете… по всей Империи…

И потянулся за следующим куском. Санелана расстроилась, ей хотелось поговорить о пустяках, о делах мелких, но приличных, подходящих для обсуждения за столом. Из подобных незначительных, казалось бы, вещей и складывается жизнь двора… А из приличной жизни двора, как дуб из желудя, вырастет порядок в Империи, и если Алекиан не желает этого понять, Санелана ему объяснит. Императрица положила пухлые пальцы на мужнино запястье (ох, манжеты грязные!), и проворковала:

– Милый, что тебя беспокоит? Чем я могу помочь?

– Вряд ли ты сможешь помочь. Представь себе, у меня нет никого, кто мог бы распоряжаться финансами, кто мог бы управлять дворцом… пока мы шли в бой, у меня не хватало солдат, а теперь – когда мы уже победили – то же самое! Ну, подыскать кастеляна для Валлахала – это еще как-то можно… кого-то из старых слуг, пока что, временно… Но канцлер! Мне нужен человек, которому я смогу доверить казну… Но мало того, потребуется целый штат чиновников – понимающих, грамотных… Надежных чиновников… Их неоткуда взять.

Санелана позволила себе улыбнуться. Она знала, что рано или поздно все станет, как прежде, и муж снова будет слушать ее советы и делать по ее, Санеланы, слову. А она знает, что сказать!

– Назначь епископа.

– Что?

– Нашего гонзорского епископа, отца Фенокса. Он сам распоряжался делами епархии, вспомни! И он привезет из Гонзора достаточно клириков, привыкших к подобной работе. Ну а потом…

– Санелана, дорогая! – Алекиан развернулся всем корпусом к жене и ухватил ее ладошки. – Отличный совет! Я как раз раздумывал, как бы половчее отказать этому попу… Он же добивается поста архиепископа и, конечно, ждет, что я поддержу его притязания. А меня он как раз не устраивает, вот пост канцлера – это должно его примирить с отказом от архиепископского кресла! Умница моя…

Улыба жены стала шире, Санелана поздравила себя с удачным ходом… но немного огорчило ее, что муж не улыбнулся… что-то с ним не то, прежде Алекиан вел себя куда естественней. Видимо, тяжелый поход… и эти ужасные похороны Элевзиля… Он оправится, конечно!

– Конечно! – продолжал тем временем император. – Он привезет свою свору, они разберутся с делами… ну хоть как-то разберутся. Здесь главное – начать… Они здесь окажутся чужаками, значит – будут стараться и побоятся воровать. По крайней мере – поначалу… Постой, а гонзорская епархия?

– Он останется ее главой, хотя и номинально, – живо отозвалась Санелана. – Назначит вместо себя какого-нибудь викария. Только ты должен переговорить с ним очень вежливо и…

– Разумеется! Разумеется, вежливо! Кстати, он как раз собирался в Гонзор за какой-то реликвией… Там хранится в Пинедской обители… Попрошу его, чтоб поторопился обратно, да не забыл прихватить с собой попов пограмотней.

Алекиан резко встал, с грохотом отодвинув стул. Склонился, чмокнул жену в лоб и объявил:

– Еще раз благодарю, сокровище мое. Я немедленно отправлюсь переговорить с отцом Феноксом. Потом смотр, маршал просил меня явиться… это ободрит наших рыцарей…

– Постой, а десерт?

– Спасибо, милая. Я сыт. Заканчивай обед, пожалуйста, без меня. Столько дел… И ведь непонятно, кому бы лучше занять пост главы Церкви! Это очень важно.

Император развернулся и широкими шагами спешно двинулся прочь.

– Хорошо, я подумаю над этим, – торопливо бросила ему в спину Санелана.

Интересно, услышал или нет?

Из-под стола выполз Коклос Полгнома, который, даже получив дворянский титул, не изменил прежним привычкам.

Взобравшись на оставленный Алекианом стул, карлик придвинул к себе блюдо со сладкими пирожными и объявил:

– По праву ближайшего родича мужеска полу я наследую место братца. Видишь, сестрица, каким он умеет быть неблагодарным? То-то же! Сколько я ему советов дал, вел, можно сказать, его от победы к победе… направлял на добрую стезю! И прогонял со стези недоброй! В шею прогонял! В три шеи!

Карлик набил рот, не прерывая обличительных речей.

– А где, спрашивается, благодарность? Нигде. Вот теперь ты, сестрица, ему будешь давать советы и получать в ответ черствую неблагодарность, – Коклос вытер крем со щек и тихо шепнул. – Обязательно позаботься, сестрица, чтобы епископ узнал, благодаря кому получит важный пост. И еще – обязательно растолковать, что архиепископом ему не бывать все равно! Фенокс должен уразуметь, что получил все, что только мог! Если хочешь, я возьму это на себя.

И снова принялся за пирожные. Санелана подумала, потянулась, привстав… и придвинула карлику еще одно блюдо со сластями.


* * *


Ингви рассчитывал, что за день принял всех желающих поглядеть на короля-демона… но просчитался. Никлис снова поутру, улыбаясь с деланным смущением, доложил: аудиенции дожидается немаленькая толпа. Дышал начальник стражи в сторону и к его величеству не приближался, чтобы тот не уловил запах перегара. Но по блестящим хитрым глазенкам и так было ясно: следуя букве приказа, Никлис не напивался допьяна, но к кадор-манонгову наследству прикладывался регулярно.

– Ну и кто сегодня? – со страдальческой миной поинтересовался король.

– Известно, кто. Городские явились сызнова, у кого жалобы, кому просто желательно твоим демонским величеством поближе полюбоваться. Кендаговы орки пожаловали, сто рыл. Ну, эти-то прилично себя ведут. А толстяк больше всех орет.

– Какой еще толстяк?

– Ну, этот – бывший старшина кузнечный. – Желаю, орет, самолично полюбоваться нашим законным королем! Уж так, орет, его ждал! Я его и так, и этак – мол, уймись, мастер… А он ни в какую. И орет.

– Паршивый, значит, из тебя начальник стражи, если не можешь унять.

– А я и не просился на должность собачью, между прочим… эта… Так что мне просителям-то сказать?

Ингви тяжко вздохнул.

– Нет, я должен куда-то скрыться… На неделю, на две или на три. Пока все привыкнут, что у них есть король… не такой король, который наконец-то вернулся и сделал всех счастливыми, а такой, которому нужно повиноваться и платить налоги. Да, трех недель, наверное, хватит! Я на некоторое время исчезну… Никлис, Мертенка ко мне! И командира орков! Кто у них за старшего?

За старшего у орков оказался Звент – молодой воин успел сделать карьеру и дослужился до звания сотника. Ингви велел ему организовать караульную службу в городских воротах, обходы стен и прочее, что положено в укрепленном городе. Мертенку демон поручил «привести в порядок финансы», а когда канцлер принялся жаловаться, что все запущено и развалено, и что непонятно, с чего начать, и что предстоят выплаты, а в казне свищет ветер, строго отрезал:

– Вы, сэр, мой канцлер и подобные вещи должны понимать лучше меня самого. У нас имеются поместья покойного Кадор-Манонга, все, что можно оттуда вывезти и реализовать – пускайте в ход… Кстати, Звент, а твой сеньор не собирается вручить нам налоги с графства Ничейные Поля?

Молодой орк доложил, что – конечно, да, собирается. Обоз уже формируют… Мертенк немного успокоился, он прекрасно знал, что если орки привезут денег, то этого хватит надолго.

Ингви раздал кое-какие указания (да, кстати, велел канцлеру назначить толстому инвалиду-кузнецу пенсию), и приказал собирать конвой – он отправляется на запад. Хочет, не спеша, проехать по Энмарскому тракту до самой границы, до Благословенного Края. А Звент пусть выделит два десятка солдат, желательно каменщиков – нужно снова основать пограничный пост, таможню… Вообще-то у Ингви были большие планы по благоустройству Энмарского тракта – верстовые столбы, места ночевок с казенными питейными заведениями… Конечно, в царствование Кадор-Манонга торговля существенно сократилась. Но демон надеялся, что в скором времени убедит энмарцев в безопасности старого пути, тем более, что в Апльду дошли слухи с западного побережья – там снова активизировались морские разбойники, северянам удалось сильно потрепать энмарский и имперский боевые флоты. Сухопутный путь наверняка должен выглядеть сейчас предпочтительней… Еще неплохо организовать такую же благоустроенную трассу через Ничейные Поля в Геву – надежно охраняемую орками и с комфортабельными стоянками. Постоялые дворы на оживленной дороге – тоже прибыльное дело! Конечно, людей для этого не хватает, придется завлекать добровольцев – соблазнять помощью казны и налоговыми льготами.

Конвой собрали за час, Ингви прихватил с собой, помимо Ннаонны и выделенных Звентом орков, чародея Вентиса, Карикана с Аньгом, полдюжины солдат во главе с верзилой Стером… Прихватили с собой три фургона – припасы, инструменты…

Поскольку колонна, включающая повозки и пеших орков, ползла по тракту неторопливо, Ингви с вампирессой поскакали вперед – просто так, чтобы побыть наедине. Стеру было велено вести колонну, не дожидаясь короля, он потом сам их нагонит или подождет.

Демон с Ннаонной проехали вперед, затем свернули в лесок. Выбрали поросший рыжеватой травой пригорок, привязали лошадей и повалились на залитой солнцем лужайке. Они лежали в траве и глядели в синее-синее небо. Им было хорошо. Никуда не надо спешить, ни о чем заботиться… Даже глядеть никуда не надо – только бездонное небо перед глазами… хорошо…


* * *


Скорей! Скорей! Гезнур поднял конвой до рассвета, быстро позавтракали, оседлали коней – и в путь! Туда, где над округлыми верхушками сопок предрассветное серое небо начало наливаться розовым светом… Все ярче и ярче… И вот уже над холмами Тролльхейма поднялся ярко-алый слепящий диск.

Спустя два часа после того, как покинули замок Вернест, анрухский сеньор догнал Гезнура и, перекрикивая стук копыт о каменистую почву предгорья, прокричал:

– Скоро граница! Придержите коня, ваше величество! Здесь не годится спешить!

Король вскинул левую руку, подавая знак свите, а правой подобрал поводья. Когда перешли на шаг, спросил:

– А почему бы нам не поторопиться? Вы говорили, сэр, что тролли будут ждать на границе.

– Э, видите ли, ваше величество… – сопровождающий замялся. – Граница-то – она, конечно, рядом… Но ее как бы и нет, хотя, разумеется, граница есть… Граница нерушима и невидима.

– Как это?

– Мы знаем, где проходит граница, и соблюдаем ее весьма тщательно, поверьте! Но каменюки-то этого не знают! Им бессмысленно объяснять некоторые вещи. Вот, скажем, граница… Наши все знают, начиная с каких пор в холмы лучше не соваться. Вы заметили, что после Вернеста мы не встретили ни единой души?

– Но ведь утро, в такую рань – кого же можно встретить?

– Однако ни дымка, ни жилья! Ничего! А все эти земли принадлежат Андруху! Тролли бродят здесь, когда хотят, не соблюдая границ. Просто не знают и не желают знать, какие камни и холмы считаются принадлежащими Андруху, а какие еще нет. Вот здесь никто и не селится, потому что рискованно. Тролль, проходя, может разрушить дом, растоптать стадо – не со зла, а просто потому, что не пожелал переступить через овцу. Или, допустим, если он голоден… Эти булыжники – такие тугодумы! Такой, если случится над чем-то задуматься, может часами шагать…

– Не замечая ничего на пути? – покачал головой Гезнур.

– Учитывая из размеры – скорей, не замечая ничего под ногами… А теперь, ваше величество, велите своим людям придержать коней. Отсюда мы поведем вас так, как положено передвигаться в Тролльхейме.

– Однако я думал, мы еще на Андрухской земле?

Гезнур огляделся, рельеф был уже совершено не тот, что в западной, равнинной части Андруха. Местность представляла собой монотонное чередование пригорков и долинок между ними – будто вздыбились волны на море, да и застыли каменистыми холмами…

– Мы полагаем так, – согласился дворянин, – но булыжники могут считать иначе.

Рыцарь созвал своих латников и отдал приказы. Теперь ритм движения изменился. Дозорные из числа местных выезжали вперед, поднимались на сопки, осматривали окрестности и подавали знак – тогда колонна пересекала очередную долину, а разведчики взбирались на следующий холм… Гезнур задумался… Вверх-вниз, вверх-вниз… Захотелось спать, сказывалась изнурительная скачка и слишком короткий сон на привалах… Из забытья короля вывели крики дозорных. Гезнур встрепенулся и оглядел холмы. Точно по ходу колонны, под слепящим диском солнца, искажающим очертания пригорка, вершина сопки будто бы колебалась под ветром.

– Это тролль! – крикнул андрухский дворянин, пришпоривая коня. – Бредет, не спеша, вперевалку! Подождите здесь, ваше величество, я переговорю с ним!

И ускакал, сопровождаемый оруженосцами. Гезнур созвал своих и принялся наблюдать, как всадники, вздымая пыльный шлейф, мчатся к холму, вершина которого теперь замерла. Тролль заметил людей и остановился.

Кавалеристы приблизились к холму, однако сохранили порядочную дистанцию – на всякий случай. Несколькими минутами позже дворянин помахал рукой.

– Едемте, ваше величество, позвал солдат из местных, – его милость сговорились с булыжником.

Колонна снова тронулась в путь. Гезнур взял немного правее, чтобы лучше разглядеть тролля заранее, не против солнца. Тролль, как тролль, ничего особенного – шестиметровая скала, едва-едва отесанная неумелым скульптором, чтобы придать ей человеческие очертания. Очень, очень неумелым скульптором. Когда всадники поднялись на холм, великан махнул лапищей и побрел под уклон, кавалькада неспешно потянулась следом. Перевалив еще через две высотки, Гезнур увидел Верховного Тролля, окруженного соплеменниками. Послов в самом деле ожидали. Предводитель булыжников, как именовали нелюдей местные, отличался от подданных пропорциями – он все же был очень юн, а сопровождали его отборные бойцы, рослые даже по тролльим меркам.

– Должен ли я спешиться, когда заговорю с ним? – осведомился Гезнур.

– Ему все равно, – уверенно ответил андрухский сеньор, – он об этом не задумается. Ну что ж, моя миссия исполнена, вот вам Верховный Тролль…

– Приветствую… – начал Гезнур. Королю Гевы приходилось иметь дело с троллями, но никогда – в качестве посла. И как обращаться к Веховному Троллю? Назвать «величеством»? – Э-э…

– Идемте, – прогудел юный тролль, демонстрируя прекрасное знание общего, – поговорим спокойно.

Великан спустился с холма, Гезнур – следом. В лощине протекал ручеек, звон струй заглушал прочие звуки. Тролль опустился на большой валун, так что его глаза оказались вровень с газами восседающего в седле гевца, и заявил:

– Здесь поговорим, здесь вода шумит, никто не услышит. Итак, вы хотите предложить союз. Какие условия?

Гезнур замялся. С человеком было бы проще… А здесь…

– А чего бы вам хотелось?

Тролль развел ручищами.

– Моему народу нужно только одно – мир. Пока существует Империя Людей, мир невозможен. Хотите выступить против Империи? Я помогу. Мы понесли огромные потери из-за козней императора, число моих соплеменников сократилось в междоусобицах, однако против Империи – я помогу! Но пусть прежде глупые люди из Андруха прекратят набеги в наши края.

– Они прекратят, – кивнул Гезнур.

– Какие гарантии?

– Они хотят, чтобы мои подданные прекратили набеги на их земли, – Гезнур улыбнулся. – Наших дворян тяжело обуздать, но мы сумеем это сделать. Мои люди перестанут нападать на Андрух, местные сеньоры прекратят набеги на Тролльхейм. Не знаю, надолго или нет, но враг у нас один – Империя.

Потом добавил:

– И альдийский демон тоже с нами.

– Хорошо. Империя – враг, – согласился Верховный Тролль. – Надолго или нет… Клянусь Гангмаром, Империя враг всем нам до тех пор, пока существует Империя.

Глава 12

Человек, которого в Черном Круге звали «брат-маршал», тяжело шагал во главе остатков армии мертвых. Приземистый, необычайно широкоплечий и массивный человек, закутанный с ног до головы в черное. Огромный меч он нес, положив на загривок и опустив раскинутые руки на длинный клинок.

Сколько было надежд, сколько планов и расчетов – все пошло прахом из-за некстати подвернувшейся банды троллей. Откуда нелюди взялись в Ничейных Полях на пути войска, почему набросились на могнакских солдат? Наущением Гангмара, не иначе. Да и сам Темный наблюдал за сражением… и даже помог троллям, брат-маршал готов был поклясться, что троллей окутал синеватый сумрак, явно защитного характера – чары Гангмара мешали алебардам мертвецов нанести урон каменным гигантам.

Брат-маршал победил, но какой ценой! Сейчас за его спиной понуро бредут два десятка магиков, по очереди вяло колотят в барабанчики, задавая ритм жалким остаткам великолепного войска. Военачальник снова и снова перебирал в памяти стратегию кампании – ту, что так и не случилось проверить на деле. Сперва захватить южное владение Империи, обозначенное на карте, предоставленной братом-разведчиком, как «Гонзор». Затем – тела, много тел! И янтарь. Конфисковать весь янтарь. Спешно создать новое войско из пусть наскоро сделанных, недолговечных, но все же страшных мертвых солдат… Пусть они гибнут, но брат-маршал будет поднимать новых и новых, он продержался бы, непременно продержался! Отбить первый натиск Мира, выстоять. А там – созвать колдунов Империи, приманить, запугать, купить. Привлечь на свою сторону. И – весь Мир на ладони… Абсолютная власть, руины и пожарища, пустыни и пепелища… Завораживающая картина! Вот о чем мечтал брат-маршал… Что ж, он ждал долго – подождет еще. Все можно начать сызнова. Создать новых солдат, выучить больше магиков-подручных, разработать новые заклинания… В конце концов, нынешний поход был сорван соизволением Гангмара Темного. Что остается смертным, если против – само божество? Ничего, Могнак Забытый умеет ждать, он еще повторит попытку…

Брат-маршал зашагал чуть быстрей. Войско, ведомое им, достигло окрестностей Могнака, и странно, что до чих пор не попалось ни одного патруля. Он ведь оставил достаточное число солдат, чтобы охрана Могнака Забытого была надежна, как всегда. Быть может, в его отсутствие магики позабыли свои обязанности? Полководец нахмурился.

Слева из-за холмов послышался дребезжащий перезвон. Обычно колокольцы патрульных звенят не так – более мелодично, в правильном ритме, следуя ровному шагу неупокоенных. Маршал остановил колонну – зомби замерли, равнодушные, как всегда, если нет приказов и барабанчики молчат. Несколько магиков подтянулись поближе и сгрудились за широкой спиной военачальника. Звон раздавался все ближе и ближе. Маршал ждал – перед ним проходила вытоптанная мертвыми дозорными заметная тропка. Из-за холма показался патрульный. Двигался он не так, как обычно – шаги были неровные, зомби качался из стороны в сторону, однажды он обернулся вправо и слепо махнул алебардой – лезвия со свистом рассекли пустоту…

Полководец с хрустом всадил меч в землю перед собой и размял пальцы. Зомби приближался. Мертвец уже ощутил присутствие чародеев, и теперь в нем боролись перепутанные заклинания – он то пытался вскинуть оружие на плечо, приветствуя начальство, то замахивался для удара… Маршал протянул руки к «питомцу» и неторопливо забормотал магические формулы. Патрульный сошел с тропы и побрел к колдуну. Алебарду он опустил, и она волочилась следом, небрежно придерживаемая одной безвольной рукой – разрезала серую траву, вспарывала корни, оставляя длинную борозду. Не дойдя до повелителя нескольких шагов, зомби замер. Тут его ладонь наконец разжалась, и оружие вывалилось из пальцев. Неупокоенный, шатаясь, сделал еще один – последний – шаг, рухнул на колени… и завалился вниз лицом.

– Поднимите его, – велел маршал, – заберем в Могнак. По-моему, солдат в хорошем состоянии, его несложно привести в порядок.

Отдав приказ, снова вскинул громадный меч на плечи и зашагал дальше. Барабанчики за его спиной отстукивали в изменившемся ритме, отдавая приказ поднять упавшего патрульного и снова маршировать за начальником…

«Что-то случилось в Могнаке, – рассуждал брат-маршал, – какая-то беда. Сколь бы ни были ленивы магики, они не могли допустить, чтобы патрульный дошел до такого состояния. Нет, случилась беда…» Теперь ему казалось, что и пелена облаков над головой – намного жиже, чем следует, всякое наблюдение казалось маршалу недобрым предзнаменованием. Благословенная Тень бледней, чем прежде…

Обогнув очередной холм, колонна оказалась перед невысокой грядой. За этими холмами – Могнак. Маршал снова пошел скорее, достиг вершины холма – и замер. Ворота Могнака были распахнуты настежь, никто не стерег Забытый город. Мистик бросился вниз, оставив позади размеренно шагающих солдат, побежал было… потом остановился – что бы ни произошло, он должен вступить в ворота достойно, во главе армии…

Колонна миновала ворота. На улицах размеренный топот мертвых солдат отдавался шелестящим эхом… Навстречу попалась закутанная в черное хрупкая фигурка – женщина остановилась и удивленно ставилась на марширующих зомби. Потом вяло махнула рукой и побрела прочь. Не похоже, подумал полководец, что город захвачен врагом, если жители свободно бродят по улицам. Он повел колонну через площадь к черной башне. Там как раз было людно – маршала узнали, несколько магиков кинулись навстречу и принялись, отталкивая и перебивая друг друга, описывать беды, обрушившиеся на Могнак Забытый после ухода армии… Из их бестолковой болтовни мистик понял только суть – Черного Круга больше нет, братья мертвы. «Что ж, – промелькнула мысль, – быть может, это неплохо!»


* * *


– Итак, господа, повторяйте за мной!

Граф Альгейнт из Говарха, самый могущественный сеньор северо-востока Фенады, вскинул правую руку. Солнечные лучи, просеянные сквозь витражи из «гномьего стекла» покрыли лицо графа разноцветными пятнами. Вельможа окинул взглядом собравшихся в соборе дворян. В ответ три десятка сеньоров также воздели десницу, готовясь принести клятву.

– Повторяйте… Я клянусь Гилфинговым Кругом, клянусь родовой честью, клянусь спасением души, клянусь мечом и шпорами…

Граф выдержал паузу, чтобы все договорили, затем – когда догуляло под высоченными сводами эхо – продолжил.

– …Клянусь быть верным общему делу, – снова пауза, чтобы повторили все. – Клянусь не предать сеньоров, которые явились сюда, доверившись мне. Клянусь идти до конца во имя общего блага, чести и торжества рода людского…

Слова клятвы мешались с гулкими отголосками, отраженными от сводов, заплутавшими в нишах и под балконами, опоясавшими центральный неф кафедрального собора в городе Алстет. Когда эхо смолкло, около трех десятков сеньоров уставились на Альгейнта, пригласившего их. Здесь были собраны главы лучших родов королевства – графы, бароны и наиболее значительные землевладельцы. Замышляли эти господа ни больше, ни меньше – восстание против короля Гратидиана, который продал Фенаду гномам и допустил коротышек хозяйничать в стране. Бароны, само собой, были полностью согласны – этим вовсе не по душе, что Гратидиан изменил императору, их сеньору. А вот у южан были свои взгляды на ситуацию… На приглашение-то они откликнулись – но как поведут себя?

– Итак, господа, раз уж мы поклялись и готовы действовать сообща, – заговорил Альгейнт, – то я спрошу прямо: готовы ли вы избрать меня главнокомандующим? Я ни в коей мере не желаю идти против воли большинства и ради общего блага готов признать предводителем любого, кого вы назовете.

Воцарилась тишина. Мелкопоместный барончик из задних рядов выкрикнул:

– Сэр, вы лучше нас, южан, знаете, как сражаться с карликами! Вам и вести объединенное войско.

Несколько человек что-то буркнули себе под нос – мол, и побогаче графа здесь найдутся, и породовитей… Однако возразить вслух никто не решился. Недовольным – так же шепотом – принялись возражать соседи, согласные на главенство северянина.

– Тогда, – не обращая внимания на поднявшийся шум, продолжил Альгейнт, – я предложу выступить как можно скорее, пока гномы не закрепились у нас в стране.

– Гномы нас от Гевы защищают! – неожиданно громко выкрикнул некий сеньор с юга. – Гевцы-то – как?

– Не знаю, как гевцы, – отрезал граф, – но знаю, что половина королевского войска следовала за армией Крактлина на севере и вот из-за этого наше уполовиненное войско не смогло побить гевскую армию на юге! Вышвырнем гномов, сбросим предателя Гратидиана – и попросим о помощи императора Алекиана! Вместе – на гномов, потом – совместно – на юге против Гевы! А тут и помощь подоспеет!

Сеньоры принялись галдеть, южане орали об угрозе со стороны Гевы, северяне – о необходимости выгнать из королевства нелюдей…

– Господа! – проревел, перекрывая спорщиков, Альгейнт. – Во имя Гилфинга Светлого! Кто хочет, езжайте полюбоваться гномьей крепостью у поселения Ренбрит! Гевцы приходят и уходят, что они смогут поделать с нашими замками? А нелюди строят неприступную крепость в скалах над Ренбритом. Поезжайте, мои прекрасные господа, и полюбуйтесь сами. Еще два-три месяца – и крепость эту нам станет взять не под силу.

Граф перевел дух – все молчали, внимая его речи.

– А это означает, – торопливо продолжил Альгейнт, – что гномы закрепятся в самом сердце Фенады, в центре королевства. Тогда и вы, сеньоры Юга, не будете в безопасности! У нас мало времени, стены Ренбритской крепости поднимаются каждый день! Вы готовы идти за мной сейчас? Сейчас, пока еще можно вышвырнуть нелюдей из страны?! И отобрать их серебро, Гангмар меня раздери!

С минуту царила тишина, Сердце Альгейнта колотилось, как бешеное – а ну, как передумают? Почему молчат? И тут толпа взорвалась воплями:

– В бой!

– Смерть нелюдям!

– На гномов! Веди нас на гномов!

Граф с облегчением улыбнулся и поднял руки, призывая к тишине. Дело сладилось… Теперь следовало наметить план – и в бой, покуда южане не передумали.


* * *


Коротышка в засаленном кафтане привел закованного юношу в Дегер, довольно крупный город. Стража в воротах, едва глянув на парочку, пропустила, нн задавая вопросов. Невольник думал, что хозяин поведет его в «верхний город», но тот вскоре свернул с широкой людной улицы и двинулся кривыми переулками в сторону, держась окраин – во всяком случае, невольник пару раз приметил в просвете между крышами остроконечные верхушки башен внешней стены. Домишки здесь лепились тесно друг к другу, первые этажи были лишены окон, а вторые – выдавались вперед, нависали над головой, будто здания тянулись через улицу. Здесь было темно, сыро, воняло мочой, и сновали крысы. Впрочем, приближаться к путниками зверьки не рисковали – чувствовалось, что они опасаются. Должно быть, крысятина составляла неотъемлемую часть рациона здешних обитателей.

– Э-э… Хозяин! – окликнул юноша, с тревогой озираясь по сторонам. – А куда мы идем?

– Деньги закончились, – буркнул Дартих. – Продам кое-что.

– Здесь? Здесь что-то можно продать?

Коротышка, вместо ответа дернул цепь, вынуждая невольника шагать быстрее. Выйдя из темных кварталов, они пересекли пустырь и попали в другой район – застроенный ветхими одноэтажными халупами. Здесь было людно, туда и сюда сновали одетые в грязные лохмотья мужчины, грязные женщины лениво переругивались между собой, либо бранили грязных детей. Дети не оставались в долгу – сквернословили и дерзили взрослым… В этих краях крысы не водились – наверняка всех давно переловили и сожрали.

К путникам здесь никто не обращался, местные глядели сквозь них, будто не замечая… но юноша не раз и не два, зыркнув искоса, ловил очень заинтересованные взгляды, однако стоило поглядеть прямо в упор – и глаза здешнего обитателя разом утрачивали цепкость, становились прозрачными и безразличными… Хозяин двигался уверенно, пару раз свернул – и наконец остановился перед строением, выглядящим внушительнее прочих. Вывески на доме не было, тем не менее, Дартих уверенно заявил:

– Нам сюда.

– Ты здесь прежде бывал? – осведомился раб.

– Не помню… – коротышка пожал плечами. – Может, и приходилось. Да какая разница, эти трущобы все одинаковы. Ладно, идем. Я хочу сладить дело засветло, по ночам здесь небезопасно.

Толкнув дверь, вошел внутрь. Помещение оказалось чем-то вроде кабака, пахло жареным мясом, в углу расположилась стойка, а остальное пространство занимали столы со скамьями. В углу трое оборванцев потягивали пиво из щербатых кружек. Дартих уверенно направился к стойке, пленник на цепи – следом. Коротышка вытащил из кармана некий металлический предмет и постучал по исцарапанному дереву, насквозь пропитанному жиром и пивом. На стук тут же из задней комнаты вышел здоровенный бородач в фартуке.

– Чего прикажете? – лениво осведомился верзила.

– Продаю, – пояснил Дартих и выложил на стойку смятый комок светлого металла, – серебро.

– Вроде, пуговица? – осведомился хозяин заведения.

Юноша, глянув через плечо господина, в самом деле узнал собственную пуговицу – с той одежды, что носил раньше, пока Дартих не заставил его раздеться и напялить лохмотья. Пуговица была расплющена и смята в бесформенный ком.

– Нет, не пуговица. Просто серебро, – бросил Дартих. – Хочешь купить?

– Можно, – кивнул бородач.

Торг занял не больше минуты – представление о ценности товара у обоих было примерно одинаковое. Затем здоровяк отсчитал медяки, сгреб пуговку в карман и предложил обед. Дартих отказался и повел пленника прочь.

– Жрать здесь – себе дороже, – пояснил он, когда вышли на улицу. – Неизвестно, что подсунуть могут. Ладно, идем. Деньжатами разжились, можно и ночлег искать.

– А что ты станешь делать, когда мои пуговицы все продашь? И куда ты вообще меня ведешь?

Дартих смерил раба равнодушным взглядом – точь-вточь таким, как у обитателей трущоб – и повторил:

– Идем!

Глава 13

Пока не нашли подходящего человека на должность кастеляна, обязанности по управлению Валлахалом взяла на себя Санелана. Она терпеливо вникала в тонкости, выслушивала сбивчивые объяснения пожилых слуг, ходила по подвалам и кладовым, лично осматривая помещения… Выдала собственные деньги, чтобы купить продукты, необходимые для приличного обеда – но увы! Служанка, которую она послала пригласить его величество к столу, возвратилась с отказом. Алекиан, передала девушка, просит супругу простить его, однако нынче к столу не придет – неотложные государственные дела. Пусть, сказал, ее величество обедает без него.

Сперва Санелана растерялась – как быть? Послушаться? Или попытаться все же отыскать мужа и хотя бы узнать, каковы эти обязанности, оказавшиеся помехой приличной жизни? Она расспросила служанку, где сейчас император – оказалось, в тронном зале. Санелана воинственно одернула манжеты и отправилась туда. Гвардейцы в дверях попытались остановить – мол, его величество сказал… его императорское величество не велел… но Санелана, отстранив их движением пухлой ладони, двинулась прямо в двери – и прошла не задерживаясь. Солдатам не осталось ничего иного, как посторониться и пропустить императрицу. Тронный зал, расположенный на втором этаже, был пуст и темен (выбитые окна завесили обрывками гобеленов), а из распахнутых балконных дверей доносился многоголосый шум огромной толпы. Там, снаружи, тысячи людей переговаривались, кричали, смеялись… Санелана зашагала к балкону.

Вдруг стало тише, а затем толпа на площади разразилась воплями. Императрица шагнула на балкон – и замерла. Площадь у стен Валлахала была заполнена народом – целое море людских голов. Толпа окружала обширный помост в центре площади. Две цепочки солдат ограждали коридор в толпе, ведущий к помосту от ворот дворцовой ограды. А на помосте… Санелана вздрогнула и прижала ладони к горлу, едва сдержав крик – там на столбах, укрепленных подпорками, были установлены длинные перекладины, с которых свешивались веревки. В петле бился и хрипел человек, наспех сколоченная виселица потрескивала от этого движения, раскачивая полторы дюжины тел. Ряд был заполнен. Палачи перешли к соседней перекладине, а по коридору между рядами солдат из дворца уже волокли новую жертву.

Значит, пока она, Санелана, бродила по складам и подвалам Валлахала, пока она пересчитывала мешки с мукой и бочонки прокисшего вина… здесь…

Алекиан обернулся на звук, его лицо скривилось от недовольства.

– Дорогая, мне не хотелось, чтобы ты глядела на это.

– Зачем ты…

– Дорогая, – твердо промолвил Алекиан, – это необходимо. Ради Империи. Сейчас казнят всех, кто участвовал в заговоре, всех, кто знал о готовящемся бунте.

– Зачем…

– Это необходимо, – повторил император, – это послужит уроком всем подданным, пусть воочию убедятся, каково это – злоумышлять против Великой Империи. Поверь, мне самому неприятно… Но необходимость…

Тем временем толпа под балконом то замирала в предвкушении – то взрывалась многоголосым буйным хором, приветствуя новую казнь. На помост водрузили плаху, из группы палачей выступил крупный мужчина, вооруженный мечом. Наступил черед приговоренных благородного сословия. Распорядители казни не мешкали.

– Дорогая, – напряженным тоном проговорил император, – тебе лучше удалиться.

– Удалиться? – прерывающимся голосом спросила Санелана. – Но разве я не поклялась перед алтарем быть с тобой в горе и радости? Разделять любые испытания? Может, мне нужно взять тот меч и смахнуть голову нескольким беднягам?

Вельможи, стоявшие на балконе рядом с императором, отодвинулись, насколько позволяло тесное пространство, сейчас им хотелось бы оказаться подальше, хотелось бы оказаться вовсе не здесь, но…

– Дорогая, – голос Алекиана окреп. – Этот меч ты не сможешь даже приподнять. Каждый должен исполнять свой долг. Палач – рубить головы тяжелым мечом, я – отдавать ему приказ, а…

– А я не желаю! – Санелана топнула ногой. – Не желаю этого! Мой долг, в таком случае – призвать тебя к милосердию… Хотя бы детей!..

На эшафот втащили рыдающих женщин – жену и дочерей Каногора. Приговоренные выли. Толпа визжала и улюлюкала, вид крови предыдущих жертв, стекающей с плахи, привел людей в неистовство. Люди с вожделением взирала на толстую графиню и двух некрасивых девиц.

– Сегодня здесь казнят тридцать шесть человек, – отрезал император. – В битве с войском мятежников погибло около пяти с половиной тысяч. Моих подданных. И твоих. Пожалей их– пожалей, как жалеешь этих. Я хочу, чтобы сегодняшняя кровь предостерегла возможных заговорщиков и спасла в будущем многие и многие жизни. Война не окончена, она продолжается здесь и сейчас.

Санелана отвернулась, чтобы не видеть, как палач обезглавит женщин… По щекам ее текли слезы и голос дрожал.

– Но… можно… проявить милосердие…

– Нет!

– Если кровь необходима, пролить ее поменьше, хотя бы…

– Нет! – снова рявкнул император и мягче добавил. – Поверь, это необходимо. Ради Империи!

На балкон вбежал солдат. Придерживая ножны, поклонился.

– Ваше величество, сэр маршал! Наш тролль уходит!

– Что? Дрым уходит? – переспросил ок-Икерн. – Почему?

– Он не отвечает, сэр, он просто идет.

– Но задержать…

– Сэр… он идет… Прежде чем уйти, он сказал, что не хочет… потому что казнят… Его невозможно задержать. Сэр.

Да, подумал сэр Брудо, когда тролль идет, его невозможно задержать…


* * *


– Ингви!

– А?

– О чем ты сейчас думаешь?

– Да так… ни о чем. Просто здесь хорошо.

Ннаонна села и обхватила колени.

– А я вспоминаю твой рассказ о битве богов на далеком берегу. Выходит, Гилфинг злой?

– Нет, с чего ты взяла?

– Как же нет?! – девушка даже вскочила в волнении, но потом опустилась на колени и поглядела на короля сверху вниз. – Он же хотел уничтожить наш Мир!

– Я его понимаю, – Ингви сорвал травинку и принялся ее жевать, – отчасти. Иногда мне кажется, что у здешних богов возраст идет как-то… циклами, что ли. Судя по «Хроникуму», он уже был молодым, зрелым, старым… потом удалился – это как бы…

– Умер? – подсказал Ннаонна.

– Переродился. И вернулся младенцем. Младенец, понимаешь ли, склонен к разрушению. Он рвет все, что ему дают, ломает игрушки, потому что отчаянно хочет утвердить себя в Мире. Для этого он должен ощущать, как Мир меняется в его руках. В моем мире малышам дают ненужные бумаги, чтобы рвали и утверждались. Потом, взрослея, человек учится создавать, строить и менять Мир, созидая, ну а младенец – нет, не может. Только разрушает. Зато младшие боги подросли и желают созидать и защищать. Теперь это надолго, Мир может спать спокойно.

– Конечно, ты же убил Гилфинга.

– Насколько я понял, убить его невозможно.

– Как, а меч? Ты сказал, что его поглотил твой меч. Выпил.

– Меч выпил магическое содержимое его тела – ту часть существа Гилфинга, которая привязывает его к Миру. И он теперь снова удалился в Вечное Ничто. Интересно, что его грядущий приход был в самом деле предсказан этим, как его? Когером! Пророк, должно быть, очень чувствителен к колебаниям маны. Они складываются для него в привычные символы: Бог-Дитя, Гилфинг, разрушение Мира… А источник колебаний – Гилфинг в Великом Ничто. Ты читала «Хроникум»?

– А, эту толстую книжищу… Читала, конечно, я же читала все, что у нас есть. Скучновато. «Авейн неистовый» лучше. Ну, так что там с Великим Ничем?

– По-моему, это не склоняется: «что там с Великим Ничто?» Да, в общем-то, ничего. Смертным не дано понимать, что такое бесконечность… то есть Великое Ничто. Если ты можешь его представить, то ты бог. А если ты не бог, то не можешь его представить.

– Глупости какие-то, – Ннаонна вздохнула. – Скукота. Ну а с твоим мечом теперь как быть?

Ингви приподнял голову и поглядел на Черную Молнию, лежащую в ножнах поодаль. Он не раз ловил себя на мысли, что избегает лишний раз прикасаться к оружию и даже держать поблизости. Что-то тревожное начинало биться в груди, когда он брался за меч… Что-то чужое. Ннаонна сдвинулась чуть ближе, внимательно глядя в глаза демону.

– А что с моим мечом? – Ингви перекатил травинку в угол рта. – А, ну то есть, это Черный Меч Демона, Меч, Выпивающий Жизни Создателей… и прочее, что в романах пишется с большой буквы.

– А ну-ка, выплюнь травинку. Она мешает, – серьезным тоном потребовала вампиресса.

– Зачем? Чему мешает?

– Выплюнь, тебе говорят!

– Пожалуйста…

Девушка тут же повалилась на Ингви, прижимаясь губами к его рту…

Часом позже они выехали к дороге и остановили коней, приглядываясь к следам.

– По-моему, наши уже проехали, – вынесла вердикт Ннаонна.

Ингви пожал плечами и они медленно двинулись в западном направлении. Вскоре впереди послышался стук. Ингви пустил коня быстрей, вампиресса поскакала следом.

За поворотом солдат из отряда Воробья неторопливо тюкал топориком, отесывая кол. Его конь был привязан поодаль. Когда Ингви с Ннаонной остановились рядом, солдат пояснил:

– Здесь будет постоялый двор, так сержант сказал. Вобью колышек, чтобы место было отмечено.

Сержантом солдаты по-прежнему звали Никлиса.

– Почему именно здесь?

– Сержант говорит – вид красивый.

Наемник махнул топором, указывая. Вид действительно был замечательный. Солнце, уже склоняющееся к западу, заливало живым золотом склоны холмов, лес в дальней лощине, уходящий к горизонту синеватым лохматым одеялом…

– Вид, значит, говорит, хороший, – продолжил солдат, – как на такую красоту поглядишь, непременно выпить захочется. А тут и постоялый двор с кабаком.

И снова принялся стучать топориком.


* * *


Горы Страха… Гезнур ехал, с любопытством озираясь по сторонам. В этих местах горы были выше, чем западней – у границ Болотного Края. Однако теперь гевец следовал без опаски, их вели тролли. Верховный Тролль, имени которого король так и не выяснил, приставил сопровождающих, три десятка подданных. Двое или трое могли объясняться на общем, один – так даже очень хорошо. Этому Гезнур велел держаться поблизости, чтобы переводил громыхание и скрежет, заменяющие троллям речь, на нормальный язык. «Велел» – это довольно условно, верзилы не проявляли ни покорности, ни несогласия, но умели дать понять, что выполняют требования Гезнурпа только тогда, когда сами этого хотят…

Впрочем, этот, который понимает общий, топает рядом и переводит, если нужно. Вот на уступе по ходу движения колонны возник гигантский силуэт – тролль машет лапой, подает какие-то знаки. Переводчик объяснил:

– Впереди завал, камни перегородили дорогу. Мы уберем.

Четверо троллей потрусили рысцой, обгоняя колонну. Испуганные кони, храпя, попятились, наездники принялись натягивать поводья и браниться. С шорохом по склону осыпались камни, потревоженные богатырской поступью гигантов – но, слава Гилфингу, долина здесь была широкой, обвал не докатился до путников. Кони, однако же, снова взволновались. Гезнур поднял руку, останавливая колонну. Получасом позже дозорный подал новый знак, и тролль-переводчик объявил:

– Можно двигаться. Скоро будем на месте.

– На каком еще месте? – хмуро осведомился король.

Переводчик смолчал, а повторять вопрос Гезнур посчитал неуместным. Путники перевалили невысокий пологий скат, и спустились в следующую долину. Эта была куда уже, и вскоре в самом деле показались тролли, отдыхающие на груде камней, сложенных неровной пирамидой под скалой. Гезнур оценил масштабы проделанной работы – ничего себе! За полчаса! Мелькнула мысль – а что, если заставить верзил таскать и таскать камни, да швырять их в трясину на краю Болотного Края? И потом, когда наконец установится твердый путь – дальше и дальше? И создать дорогу, пересекающую Болотный край? Задача, достойная самого Гангмара, но разве тролли – не его любимые детища? Правда, вряд ли удастся заставить их работать…

Вопреки обещанию толмача, идти пришлось еще около часа, прежде чем тролль указал Гезнуру ущелье, уводящее в сторону от их пути.

– Вот!

Король поглядел. Какие-то строения, невысокая стена, за ней – двухэтажное здание с просевшей крышей… Окна с изломанными рамами, будто раззявленная для крика перекошенная пасть.

– Что это?

– Прииск. Золотые рудники Империи, – пояснил тролль. – Если будешь честным – твое. Верховный Тролль сказал.

– Хм-м…

Гезнур остановил колонну и тронул коня в сторону руин. Тролль шагал следом. Король въехал в ворота, конь неуверенно ступил на выломанные створки, валявшиеся перед порталом, животное нервничало и косилось на огромную тень тролля, ритмично колышущуюся рядом в такт шагам гиганта. Где-то поблизости журчала вода… Король осмотрел перевернутые тележки, брошенный инструмент, груды щебня… Это все можно будет восстановить, особенно, если тролли помогут! Золото! Конечно, сейчас все разграблено… Но…

– Отлично! – объявил гевец. – Твой повелитель – славный малый! Кстати, как его зовут?

– Он сказал: можешь оставить здесь своих людей. Пусть смотрят. Пусть чинят. Мы им помощников дадим. Будь честным.

Вопрос об имени Верховного Тролля толмач проигнорировал.

– Я буду, буду, – Гезнур ухмыльнулся и развернул коня.

Галопом подскакал к веренице ожидающих людей.

– Эй, кто желает здесь остаться? Это золотые рудники, можете обшарить. Что найдете – ваше, ну? Но к моему возвращению с юга, чтобы все было готово. Придется поработать, подготовить рудник к приему каторжников, разобраться, что здесь к чему, как работают механизмы. Кое-кто из наших друзей, – король кивнул в сторону группы равнодушных к происходящему троллей, – с вами останется, а?

Из строя вышли несколько человек – андрухцы, недавно присоединившиеся к отряду. Прежние вассалы графа Анракского, да и другие гевцы понимали – если Гезнур позволяет прикарманить все найденное золото, значит шансов отыскать драгоценный металл немного.

Глава 14

На второй день после размолвки с супругой Алекиан велел убрать эшафот с площади, однако помост с виселицами был возведен заново за пределами городской стены – у Восточных ворот. Выбор не был случайным, ибо на востоке лежали Гева, Фенада и Малые горы… И со смертью всех, кто был связан с Эстаком, казни не прекратились. Время от времени на виселице появлялись свежие покойники – по мере того, как назначенная Алекианом комиссия разбирала вину того или иного соучастника мятежа. Судили сурово и, если кто-то был уличен, приговор выносили единственный – смерть.

По столице ползли слухи – якобы по слову доносчиков хватают всех, кто был так или иначе связан с Велитианом либо Каногором, тайно убивают в темнице, а трупы сжигают или замуровывают где-то в подземельях Валлахала – далеко не каждый попадает на виселицу, ибо тела покойников жутко обезображены пытками… Никто не мог назвать имени хотя бы одного погибшего в дворцовых застенках, однако слухи ширились. Ванетиния – огромный город, время от времени здесь в самом деле пропадают люди – а уж тем более в мрачные нынешние времена… Как знать, где и как закончил свои дни несчастный – в темном переулке под ножом грабителя или в лапах имперских палачей?

Когда ок-Икерн, хмурясь, рассказал императору о вздорных слухах относительно тайных казней, тот улыбнулся – что случалось с молодым правителем нечасто.

– Хорошо, сэр маршал, – промолвил Алекииан, – это полезные слухи, и мы потом подумаем, как их поддержать. А сейчас идемте, мне нужен ваш совет.

Теперь, когда расследованием и казнями занялись уполномоченные чиновники, а финансы Империи разгребают клирики, Алекиан сосредоточился на том, что считал важнейшим – на предстоящих выборах главы Церкви. Пока он велел составить список прелатов и просматривал его, пытаясь припомнить, что известно о епископах, которые съезжаются теперь в столицу из всех краев и владений Империи… Напрасно он напрягал память, прежде юному принцу слуги Церкви были неинтересны, все казались на одно лицо… Теперь же придется выбрать одного из них.

Император с маршалом уединились в кабинете, обставленном с походной суровостью – Алекиану было не до ерунды, а у Санеланы пока не дошли руки заставить мужа обзавестись приличной мебелью. Зато маршалу понравилось – стол, стулья да сундуки по углам, заваленные бумагами так, что их невозможно было закрыть.

– Сэр, мне хотелось бы услышать ваше мнение об этом претенденте на архиепископское кресло, – Алекиан протянул ок-Икерну листок и указал стул. – Прочтите, у него есть любопытные идеи.

Маршал без церемоний (можно, когда никто не видит) уселся, придерживая тяжелые ножны, и принялся изучать документ. Первым делом взглянул на подпись: «смиренный Мунт, епископ Феллиоста». Хм, епископ без епархии – сбежал, когда марку заняли нелюди. Понятно, такому следует проявить активность…

– Это прошение? Хочет подмоги против эльфов?

– Читайте!

Брудо послушно углубился в документ. По мере чтения седоватые брови маршала шевелились, взбираясь постепенно все выше. Отец Мунт, лицо в церковной иерархии малоизвестное, глава захолустной – и к тому же ныне захваченной нелюдями – епархии, предлагал совершить огромное дело. Обильно цитируя пророка Когера (оказывается, этот малый до сих пор популярен на севере, отметил маршал), Мунт предлагал реформировать Церковь, усилить влияние центральной власти и создать военные силы, состоящие из монахов-воинов – Орден Белого Круга. Это войско, согласно замыслу епископа, будет содержаться на церковные деньги и служить интересам Церкви, кои, как отмечал прелат, неизменно совпадают с интересами Империи. Маршал закончил читать, но так и не поднял глаз от документа, размышляя над предложениями Мунта.

– Итак?

Алекиан ждал ответа, и ок-Икеррн вдруг ясно понял, что молодой император все решил без него и теперь хочет только подтверждения. И можно ли спорить? Сам маршал недолюбливал церковников, их привычку совать повсюду свой нос… Вот и теперь они желают наложить лапу на военное дело… Нехорошо. Ок-Икерн тяжело вздохнул. В последние дни император очень плохо воспринимает возражения.

– Ваше величество… гм… Я не уверен…

– У нас нет армии. Вы, сэр, мне сами жаловались сегодня поутру. И вот – возможность иметь под рукой огромное войско, но не тратить на его содержание ни гроша!

– Пока еще такое войско удастся собрать… И под чьей рукой оно окажется, будучи собрано? – у маршала нашлись бы десятки доводов против предложения Мунта, но по лице императора было видно – решение принято. Маршал снова вздохнул. – И не лучше ли было бы решить вопрос таким образом: взять у Церкви взаймы, а уж с этими деньгами сформировать армию? К тому же пока мы торгуем конфискованным эстакским добром, солдаты получают жалованье.

– Заем придется возвращать, – буркнул Алекиан, улыбка юноши померкла, когда он не встретил пламенного восторга со стороны Брудо, – а Церковь – не тот кредитор, которого можно выгнать с порога. Эстакские деньги рано или поздно закончатся, а клирики Фенокса сулят самые неблагоприятные сроки поступления налогов. Заем у Церкви мы, разумеется, возьмем, это само собой… Но что с предложением Мунта? Вам оно не по душе?

Ок-Икерн вздохнул еще раз… Ну что за мальчишество – тянуть из него возражения, словно клещами!

– Да, ваше величество! Да, я против. Попы Фенокса распоряжаются деньгами Империи, попы Мунта станут войском Империи… И нужно ли нам это войско? Постепенно собрать силы, восстановить порядок, добиться выплаты задолженностей провинциями…

– Провинции отпадают одна за другой! – отрезал Алекиан жестко. – Мне только что донесли – орки не пропускают энмарских караванов в Гонзор. Как вы думаете, куда направляются купцы? В Геву! В Геву! Вечно Гева! Мы должны как можно скорее раздавить этот клоповник на востоке! Ныне все вассалы глядят на Геву – если мы спустим гевцам измену, все последуют их примеру! Готовьтесь, после выборов архиепископа двинем армию в поход, а Мунт пусть формирует свой Орден, потому что после Гевы нам придется воевать еще и еще! Я решил поддержать притязания Мунта на архиепископское кресло!

Маршал тяжело поднялся и отвесил поклон.

– Как будет угодно вашему императорскому величеству.

Пока изберут главу Церкви, пока будет сформировано войско – настанет осень, плохое время для войны. Какой уж тут поход в Геву, в «мокрое королевство»!.. Но он, Брудо ок-Икерн, слишком дорожит головой, чтобы объяснять это здесь и сейчас!


* * *


– Ингви!

Король отвлекся от собственных мыслей и поднял голову. Ннаонне стало скучно, и она решила поговорить. Солдат, когда закончил с колышком, догнал их, но деликатно держался поодаль.

– А как ты думаешь, сейчас в Мире много об этом говорят? Ну, о битве богов, обо всем таком… главном?

– Я думаю, не говорят вовсе… – Ингви уставился вдаль, щурясь под косыми лучами вечернего солнышка. – Вряд ли кто об этом знает… Да и зачем это людям?

– Нет, погоди, – вампиресса воодушевилась найденной темой. – Там же много народу было, но потом все в эти ушли… в… как ты их назвал? Порталы? Так вот, эти люди должны были другим рассказать…

– Они и рассказали. А как ты думаешь, что они видели? Их Морской Царь, Отец-Лес, или как там его называют в разных землях, призвал на бой с враждебным злым божеством – призвал своих верных слуг. Они сражались и победили, как и было обещано Мосрким Царем, Отцом-Лесом и прочими божками. Вот интересно, что теперь? Гангмар обучал этих волхвов и друидов, изобрел специально для каждого народа подходящий облик, в котором являлся к ним… Готовил к битве. Теперь битва окончена, опасность миновала, так что дикие племена наверняка стали Темному неинтересны. Однако они уже живут и верят в личины, изобретенные Темным! Они с его помощью узнали Мир, поглядели на иные племена и земли. Что теперь будет? Народы сдвинутся с места?.. Если они привыкли к своему божеству, а оно не появляется – что им делать? Отправляться на поиски? В моем родном мире было Великое Переселение Народов – здесь начнется то же самое?

– А у вас почему переселение произошло?

– Да толком никто не может объяснить, это случилось задолго до моего рождения, больше тысячи лет… Может, именно из-за того, что Бог-создатель забыл о своих детях? И они отправились его искать?.. Не знаю.

– Ну, хорошо, – кивнула девушка, – эти дикари – ладно. А наши? «Божьи пасынки»?

– Спроси у Аньга, – Ингви пожал плечами, его лошадь тихо всхрапнула и помотала головой, косясь на седока, – если хочешь…

– А, ну его, он пришибленный. Я уже спрашивала. Ничего твой Аньг не понимает, ничего не помнит.

– И между тем он – особый. Счастливчик верно говорит, с пацаном что-то не так. Он не как все, он умет сказать несколько слов, и люди начинают слушать. Остальные и вовсе ничего не сообразили, если даже Аньг не понимает, что там произошло… Гилфингов избранник. Гангмар готовил своих бойцов, а Гилфинг – своих. Его эманации просачивались в Мир и поднимали «пасынков», это ясно. Но еще он каким-то образом создал таких вот лидеров, как Аньг. Я не верю, что он единственный, наверняка были и другие. Должно быть, поэтому наш парень такой вот странный… Пришибленный, говоришь? Да, наверное. Находиться под божественным контролем – это непросто. Ну а теперь и вовсе – в Мире от Гилфинга не осталось ничего материального, парень чувствует пустоту там, где носил бога… Еще этот пророк Когер, интересно, что теперь с ним… О, а вот и наши!

Впереди показался лагерь – фургоны на поляне у обочины, распряженные лошади, костры.

Ингви с Ннаонной и солдатом подъехали и спешились. Оказалось, что здесь перекресток – к Энмарскому тракту подходит дорога, накатанная телегами мокрогорских фермеров, и как раз крестьянин, направлявшийся в столицу, решил заночевать здесь. При нем были две дочки – девицы, присели рядом с Аньгом у костра и, хихикая, расчесывали его роскошную шевелюру резными гребешками. Парень жмурился и молча улыбался, позволяя новым знакомым делать с собой, что захотят. С юницами и подростками у него дружба завязывалась мгновенно…

А крестьянин оказался знакомым – он как раз выступал на Большом совете в незапамятные времена от имени земляков. Давно это было… Ингви кивнул в ответ на приветствие и присел у соседнего костра. Крестьянин рассказывал Никлису:

– …верно, урожай мы не собрали. Но как соберем мы, так и все соберут. Тогда что? Тогда цены не будет – а мне же еще из нашего захолустья сколько гнать! Вот мы с соседями и порешили. С обчеством, значить. Я еду и продаю в городе все, что у нас имеется – у меня и соседей, а они, соседи, стало быть, помогут моей старухе урожай собрать. Ну и раз такое дело, раз помогут, так я и девок решил с собою взять. А чего? Когда они еще на столицу-то поглядят?

– Слышь-ка, – перебил фермера Никлис. – А хочешь, я тебе мысль хорошую скажу? Эта… Ты при дороге кабак поставь, а? Здесь же купцы ездят. Им жрать-то хочется! А тут и кабак, и двор постоялый, а? Ты, вижу, человек с понятием, толковый, слышь-ка, человек…

Крестьянин принялся с хрустом чесать в бороде.

– Это не худо бы, конечно, – сомнением тянул он, хитро косясь на Никлиса, оба собеседника были одного пошиба, – кабак-то поднять – дело непростое.

– Так казна подсобит! – обнадежил Никлис. – И я с тобой в долю войду, а? Я ж при его величестве состою, большой я, слышь-ка, человек!

Ингви с трудом сдержал ухмылку – вот уж кому наплевать на всех Гилфингов и Гангмаров с их загадочными взаимоотношениями… Ну и правильно! Кабак поставить при дороге – дело верное… чего не скажешь о божественных сражениях.


* * *


Горы Страха остались позади, колонна вышла на равнину, волнами холмов уходящую к горизонту. Гезнур задержался на последнем, уже невысоком перевале. Всадники и вьючные лошади длинной змеей вытянулись внизу, а король, прикрыв глаза ладонью, рассматривал открывшийся вид.

Пейзаж не менялся по мере удаления от последних отрогов гор Страха. Насколько хватает глаз – все то же чередование пологих пригорков и долинок между ними, изредка там и сям брошенными зеркальцами блестят маленькие озера, в них отражается синее-синее небо. Тишина… С гор веет ветерок, Гезнур ощущает его дуновение, но внизу, между холмов, ничто не тревожит гладь водоемов. Гевский король пришпорил коня, догоняя колонну.

Сперва Гезнур, сверяясь со старой картой, вел отряд быстро. Карта пестрела пометками, нанесенными в недавнем походе, когда они явились сюда с королем-демоном. Правда, тогда они прошли западнее… Кто бы мог подумать, что пресловутые горы Страха – довольно спокойное местечко, и к тому же их пересекают довольно широкие ущелья, по которым можно пересечь массив за несколько дней, так ни разу не поднявшись на мало-мальски приличную гору. Конечно, при условии, что с колонной идут два десятка троллей, которые разбирают завалы и знают наперечет все тропки в этом каменном лабиринте… Что ж, если единственная плата за помощь Верховного Тролля – это честность, то Гезнур готов быть честным. Он – великий обманщик и ради успеха готов обмануть собственную лживую натуру!

Через пять дней Гезнур решил, что они уже вступили на земли Могнака Забытого, и повел колонну медленней. Снова вперед были высланы тролли, которые не боялись мертвых солдат… впрочем, судя по карте, до города было еще далеко. Холмы, ложбины, снова холмы и снова ложбины… Изредка – озерца… Иногда среди зарослей серой степной травы встречаются остатки древних строений… Серые птицы парят над головой, серые непуганые антилопы проносятся стадами в несколько десятков голов…

Наконец впереди над горизонтом показалась серая тень, расползающаяся неровной полоской в синеве. Благословенная Тень, как именуют чародеи Могнака рукотворные тучи, навеки закрывшие небеса над зловещим городом. Гезнур растолковал троллю – знатоку общего, что означает эта тень, великан покивал уродливой башкой, собрал своих единоплеменников и что-то коротко проскрежетал им, указывая серые тучи. Гевец в который раз подивился, как коротко могут говорить булыжники, как назвал их андрухский сеньор. Иногда грохочут и рычат между собой часами, а бывает, вот как сейчас, важные вещи объясняют за пару минут.

Тролли снова выдвинули дозор, тише шагать они не стали, однако Гезнур, когда понаблюдал за авангардом с холма, отметил: верзилы вращают головами и держатся сторожко. Кстати, животные по мере продвижения на юго-восток становились все пугливее и попадались реже.

Наконец путь отряда пересекла первая тропа. Наружный периметр, патрулируемый мертвыми солдатами. Король велел остановиться и ждать. Ему хотелось еще раз поглядеть на неупокоенных, а главное – дать поглядеть на ходячих мертвецов своим людям. Очень полезно, чтобы каждый увидел, с кем предстоит иметь дело. Тогда позже удастся избежать паники и прочих неприятностей, связанных с естественным страхом перед ходячими покойниками. Однако сколько ни ждали, патрульных было не видать. Быть может, решил Гезнур, теперь зона патрулирования уменьшена. А может, черные колдуны и вовсе покинули город? Что бы там ни случилось – разгадка впереди. Король велел выступать.

Чем дальше на юго-запад, тем мрачнее и темнее становилось небо, тучи сгущались… Латники старались держаться кучнее – несмотря на все объяснения Гезнура (а может, именно из-за них), солдат пробирал страх. По поведению троллей трудно было понять, испытывают ли они какие-то эмоции…

Наконец, переваливая очередной холм, Гезнур увидел черные стены Могнака Забытого. К городу неторопливо сползались черные точки – зомби-патрульные возвращались, повинуясь приказу управляющих ими некромантов… Это означало, что пришельцы замечены.

Глава 15

Караван полз по ущелью. Вернее, полз – это если смотреть издали… а точнее сказать сверху – с укутанных белесым маревом пиков. Хотя кто сможет взобраться по отвесным склонам? Туда даже птицы не летят, избегают плотного тумана, вечно клубящегося в здешних невысоких горах. Горы Туманов… Так вот, если бы кто-то мог взглянуть на караван с верхушек гор, если бы этот кто-то сумел разглядеть сквозь дымку дно ущелья, то такой наблюдатель отметил: караван ползет. А возницы спешили, возницы торопились. Энмарский купец Эвиссот, распоряжавшийся караваном, велел спешить, поскольку точно знал – следом движутся конкуренты. Эвиссот со своими повозками лишь немного опередил прочих, замешкавшихся при сборах в Альде, поджидавших друг дружку, чтобы идти через Ничейные Поля вместе, мол, так безопасней. Дураки. Если орки захотят разграбить караван, то разграбят – хоть десять повозок, хоть все сто. Зато тот, кто первым выйдет на берег озера Гева, кто первым подаст знак ленотским корабельщикам – тот первым переправится, откроет торг и возьмет за свои товары лучшую цену.

Когда его величество альдийский король обещал безопасный проход через Ничейные Поля, но поставил условием направиться в Геву – многие испугались, многих взяли сомнения. Но Эвиссот уже ходил в Геву, прежде, при короле Манонге III Альдийском. Тогда орки не были так смелы, и можно было с Гилфинговой помощью проскочить Ничейными Полями, миновать западные отроги гор Туманов, переправится через озеро и – вот она, Гева, торгуй себе! С одной стороны, Ванет более кредитоспособен, а с другой – все туда едут, а в Геве конкурентов меньше… Так что Гева Эвиссота не пугала, и он прекрасно знал, как сложно переправится через озеро. Но ничего, Гилфинг милостив – в Ничейных Полях орки не тронули, а скоро и озеро покажется… Эвиссот сунул руку за пазуху и погладил припрятанный сверток, письмо его светлости принцу Глорьелю Ленотскому… И письмо – еще не все, у Эвиссота есть и другое тайное послание для принца – настолько тайное, что его вовсе немыслимо доверить бумаге…

На пустынном берегу купец велел подручным собирать выброшенный озером плавник и разжечь костры, даже позволил израсходовать немного масла, чтоб горело жарче, нужно спешить, засветло поднять дымовой сигнал. Конечно, из-за войн последних лет энмарские караваны не появляются на берегах, но если он, Эвиссот, помнит более добрые времена, то и среди ленотских корабельщиков наверняка остались такие, кто не забыл, как славно было заработать несколько монет перевозкой купца через озеро. Вон, сереют вдали паруса – это ленотские барки.

И верно, не прошло и двух часов после того, как поднялся в небо дым, паруса на горизонте стали расти – и вот к берегу подошли два судна. Убрали паруса. Причаливать не спешат, опасаются – мало ли, что… На корме торопливо сматывают сети, а двое матросов черпают ведрами воду и окатывают палубу. Прежде так всегда поступали перед тем, как принять пассажира на борт – не так рыбой вонять будет. Лицо корабельщика Эвиссоту показалось знакомым – должно быть, приходилось прежде плавать с ним. Купец вышел к кромке воды и окликнул по обычаю:

– Эй, на борту! Попутного ветра, доброй воды! Пассажиров с грузом возьмете?

– Гилфинг вам в помощь! – отозвался ленотец. – Что за люди, какой груз?

– Четыре фургона, – махнул рукой, указывая, купец, – и шесть человек. Эй, да мы ведь встречались, верно, шкипер? Нам бы в Геву по торговым делам…

– Времена нынче такие… – протянул корабельщик, – недобрые времена… В Геву, говоришь? Нам его светлости приказ передан – гевского берега опасаться.

– А мы сперва к вам на остров, – предложил Эвиссот, – у меня послание к его светлости принцу, дай ему Гилфинг удачи! Не беспокойся, шкипер, вези к принцу, беды не будет, а глядишь – наградит его светлость за добрые вести!

Ленотец подумал и кивнул. Подал знак своим – те приготовили шесты. Сейчас подойдут к берегу… подручные купца засуетились вокруг повозок…

На острове гостям велели сгружаться, а шкипер повел гостя во дворец. Разумеется, о прибытии энмарцев принцу уже было доложено, стража имела приказ – пришельцев, едва появятся, вести к его светлости.

Зал, куда привели купца, освещали десятки свечей, хотя еще не совсем стемнело и оранжевые косые лучи, проникая в окна, прорезали зал, придавая странный вид людям и предметам обстановки – каждый обрастал множеством больших и малых теней… Принц восседал на троне, более всего напоминающем глубокое кресло, весьма комфортное на вид – совершенно не похожее на неудобные древние престолы иных владык. Рядом с троном стояла красивая девушка, трое придворных и… надо же! Эвиссот узнал изгнанного из Энмара чародея Эвдинета Сапфира. Уж этот-то вполне может догадываться о тайных полномочиях купца…

После необходимых приветствий Эвиссот вручил принцу письмо от собрания купцов, заверенное печатью короля Альды. Энмарские торговцы нижайше просили его светлость Глорьеля обеспечить непрерывный водный путь в Геву, а его величество Ингви подкреплял их просьбу заверениями в собственных добрых намерениях и сулил всякую поддержку. От себя энмарец добавил, что его торговая партия – только первая из многих и многих, перевозить купцов – дело прибыльное! Ривдинет склонился к Глорьелю и что-то зашептал на ухо.

– И еще… – добавил купец, кланяясь, – у меня есть кое-какие новости… Прошу прощения… Прошу у всех прощения… Новости, предназначенные только для его светлости и тех, кому он их доверит.

Глорьель не произнес ни слова, только покосился на придворных – тут же все склонились перед троном и двинулись к выходу из зала, тени вились и плясали у них под ногами… Эвиссот кланялся выходящим, будто вновь и вновь извиняясь за вызванное его словами неудобство.

– Сэр маршал! – окликнул принц. И после секундной паузы. – И вы, мастер Ривдинет!

Двое названных возвратились. Дождавшись хлопка двери за спиной, Эвиссот приблизился к трону еще на несколько шагов и тихо заговорил.

– Ваше высочество, Энмарский Совет поручил мне передать следующее… Прошу понять, это не мои слова, я никогда не осмелился бы… это слова Совета. Ваша светлость, заключите с Гюголаном Гевским добрый мир, как подобает соседям. Вы выиграете, Ленот выиграет, Гева выиграет… И нам выгодна спокойна торговля в ваших краях. Все будут довольны. А вам только и нужно, что предложить Геве мир, да обеспечить корабельные перевозки.

– Хм… мир… – протянул принц. – Я не против мира. Но гевцы… Они могут потребовать большего, нежели просто «добрый мир». Что тогда?

– С позволения вашей светлости, те же самые слова я передам его величеству Гюголану. Энмарский Совет готов оказать любое содействие установлению мира, протянуть, так сказать, руку помощи… Поверьте, у Энмара длинные руки!

Принц задумался. Потом обернулся к чародею.

– Мастер Ривдинет, а галеры… ну, те, что вы сулили нам построить – какая у них грузоподъемность? Можно их приспособить под перевозку фургонов с лошадьми?


* * *


Брат маршал хмуро разглядывал пришельцев. Силуэты четко вырисовывались на фоне серого неба над ближайшей грядой холмов. Больше всего некроманта беспокоили тролли. Он уже знал, эти существа – наиболее неудобный враг армии мертвых. Сложно внушить страх таким великанам, с высоты их роста невелика разница между живым и неупокоенным… а ведь страх – лучшее оружие армии зомби!

Заскрежетали ворота, маршал оглянулся – последние патрули возвратились в Могнак, и привратники толкали тяжелые створки… Пришельцы… Будто судьбе недостаточно было сорвать поход великолепной армии Могнака! Мало того, что невесть откуда взявшиеся тролли почти полностью уничтожили войско неупокоенных, так теперь они явились к самым стенам Забытого Города. Маршал выругался – ему не хватило времени, чтобы привести в порядок Могнак. Из-за нелепой свары, в которой столкнулись оставшиеся в городе мистики, из-за невероятного вторжения чужаков в город к его возвращению все оказалось на грани катастрофы. Из Черного Круга уцелел только брат-архивариус, самый слабый мистик. Обитатели Могнака были растеряны и обескуражены грянувшими потрясениями, возвращение маршала они восприняли как чудесное спасение… И брату-маршалу пришлось взять в свои руки управление городом! Вместо того, чтобы спешно наращивать число мертвых солдат, вместо того, чтобы обучить боевым заклятиям учеников погибших мистиков, вместо того, чтобы ковать новое оружие – вместо этих благих и полезных дел, он был вынужден восстанавливать нарушенную защиту Могнака Забытого, отправлять команды на расчистку завалов, ремонтировать поврежденные стены, утешать и ободрять растерянных колдунов. Чего уж там, чародеям было от чего запаниковать – Черный Круг, казавшийся почти всемогущим, перестал существовать, а Могнак Забытый, казавшийся совсем уж неприступным – атакован с разных сторон могущественными врагами, атакован внезапно и успешно. И эта нелепая, несвоевременная свара между братьями, сгубившая Черный Круг… Разумеется, маршалу были не по душе братья, но он всегда был честен перед ними и не замышлял предательства… По крайней мере – честен в тех вопросах, какие полагал важными. И не замышлял того, что сам полагал бы предательством.

А теперь пришлось начинать сызнова… И ему удалось сплотить население Могнака, ободрить и примирить колдунов, дать им новую надежду… но тут – пришельцы. И тролли.

Брат-маршал снова устремил взгляд в их сторону – осмелевшие чужаки перевалили гребень холма и медленно продвигались к городу. Видно, что они все-таки побаиваются, это хорошо… И еще – они не проявляют враждебных намерений. Обман? Военная хитрость? Или что-то иное? Прибежал запыхавшийся магик, принес толленорн. Маршал установил прибор на стене между зубцами, сдернул с экрана тряпки и принялся напевать необходимые заклинания. В круглом оконце показалась колышущаяся трава, маршал послал взгляд прибора дальше, дальше… Чуть приподнял. Вот они – под флагом с белым драконом на поле из чередующихся голубых и зеленых квадратов. Впереди – некий сеньор в шлеме с плюмажем. Выглядит спокойным, указывает рукой, что-то говорит, обернувшись к спутнику. Тот кивает и трогает коня, направляясь к воротам. Маршал оторвался от толленорна и уставился на всадника, приближающегося к городу. Посланец? Некромант засопел и пошел вниз – к воротам. Миновал мертвых солдат, построенных колоннами, и присоединился к группе подручных – его собственные ученики, опытные бойцы в усиленных заклинаниями доспехах. Один из магов вручил маршалу меч. Мистик принял оружие и велел распахнуть ворота. С мечом, вертикально воздетым к серому небу, вступил в открывшийся проем, подручные колдуны – следом. Всадник, сдерживая храпящего коня, склонился в седле и протянул письмо.

– От моего господина, его величества Гезнура, короля Гевы.

Один из магиков выступил навстречу, принял свиток, сломал печать и вручил маршалу, тот, удерживая меч одной рукой, другой взял листок. Встряхнул, разворачивая, и принялся читать… Магики с тревогой следили за предводителем.


* * *


Для ночлега Дартих присмотрел постоялый двор неподалеку от городских ворот. Постояльцы здесь были почти сплошь крестьяне и мелкие торговцы, коротышка в камзоле со споротым гербом у них особого любопытства не вызвал, глядели они на Дартиха и его спутника равнодушно, на расспросы отвечали лениво, но подробно. Дартиха интересовала дорога на восток. Постояльцы большей частью были из западной стороны, так что пришлось побеспокоить нескольких поочередно, пока коротышка выяснил, что в Малые горы нынче лучше не соваться. Там теперь такая каша заварилась… Горцы, которые и прежде-то были сущие разбойники, после войны с гномами вовсе обезумели. Собственного принца признавать не желают, а потому Малые горы верней стороной обойти, так теперь большинство купцов поступает. Обогнуть лучше негостеприимный край с севера. Путь дальний, зато дорога спокойнее. Ну, разбойники пошаливают, не без того… но если сговориться, собраться большим караваном, то, глядишь, не тронут разбойники, побоятся. Так что можно и с караваном вместе. И попутчики как раз подбираются, через день караван уйдет.

Потолковав с постояльцами, Дартих возвратился за стол (сегодня он усадил узника рядом с собой) и объявил:

– День будешь отдыхать. Отоспись, как следует, потому что дальше пойдем с купцами. Там, если устал или ногу стер, никто ждать не станет, бросят нас и уйдут.

– Нас? А ты меня, значит, не бросишь.

– Своих не бросаем, – отрезал коротышка. Потом хмуро добавил. – Живых.

Воспользовавшись советом, пленник проспал большую часть дня, а Дартих озаботился покупкой теплых плащей – себе и спутнику. Одежка ношенная. С обтерханными краями, зато теплая.

В путь выступили до рассвета. Два десятка повозок выехали из Дегера и покатили по дороге. Было зябко, с гор, синеющих у горизонта, тянуло холодом… Возницы кутались в плащи, зевали, чесались. Несколько пешеходов (Дартих с юным невольником в их числе), пристроившихся с караваном, тоже кутались, зевали, чесались. Взошло солнце, сразу потеплело… В течение дня кое-кто из возниц распрощался со спутниками и свернул в сторону, взамен к каравану присоединились новые попутчики. Места здесь были довольно глухие, поселения попадались нечасто, и путешествие протекало спокойно. На ночлег остановились у лесной опушки. Распрягли лошадок, собрались у костра… Завязалась неспешная беседа… Говорили в основном о дороге – что, мол, вряд ли в этих необжитых краях водятся разбойники, что Гилфинг милостив, что проскочили… Под монотонное бормотание юный невольник задремал.

Проснулся он от толчка в бок – и тут же вскочил. Ржали испуганные лошади, метались люди, почти невидимые в темноте – выли, визжали, рычали. Попутчики, сидевшие рядом у костра, разбежались, и теперь не возможно было понять, кто из темных силуэтов возчик, а кто – разбойник. Один выскочил к костру, здоровенный детина. Заросшее буйной бородищей лицо перекошено, ревет, дубиной размахивает. Юноша увернулся – дубина обрушилась в костер, расшвыривая горящие ветви…

Парень бросился в одну сторону, в другую, запутался в цепях, упал… Дартиха было не видать, и узник даже не успел сообразить, хорошо это или плохо – просто вскочил да пустился наутек, прочь от огней и завывающих темных силуэтов… Бородач с дубиной погнался следом, хрипло дыша, оглушительно топая и треща кустами, когда врезался в них, не разбирая дороги. Невольник, более легкий на ногу, может, и сумел бы удрать, но мешали цепи, цеплялись за сучья и рвали назад. Наконец юноша не удержал равновесия и снова свалился. Сил, чтобы подняться, у него уже не было, он только и смог, что сесть и прикрыть голову исцарапанными ладонями. Преследователь взрыкнул совсем рядом… что-то хрустнуло, зашипело… и наступила тишина. Вдалеке орали разбойники, и ржали испуганные лошади, а здесь было тихо… только булькало поблизости. Невольник опустил руки. Из-за туч вышла полная луна, сразу стало светло. Дартих разжал левую руку, и бородач, стоявший спиной к коротышке на коленях, тихо сполз на землю, из распоротого горла с бульканьем выплеснулись последние струйки… Хозяин юнца склонился над зарезанным разбойником, вытер нож о его лохмотья и тихо сказал:

– Своих не бросаем.

Глава 16

Над Ванетинией плывет колокольный звон – храмы столицы приветствуют только что объявленного главу церкви. Из кафедрального собора движется пышная процессия – епископы в сопровождении столичных священнослужителей провожают своего избранника в Валлахал, где архиепископа Мунта встретит его императорское величество и попросит благословить. Первое благословение главы Церкви достанется ее любимому сыну. На улицах толпится народ, привлеченные колоколами жители Ванетинии явились поглядеть на верховного пастыря. Каков он из себя, новый архиепископ?

Вот он, шагает во главе клира. Ничем не примечательный мужчина, чуть выше среднего роста, лысоватый, с невыразительным лицом. Еще вчера незначительный иерарх в чиновной пирамиде Церкви, чья епархия к тому же теперь захвачена нелюдями, а ныне – архиепископ, духовный глава людей Мира, и власть его простирается даже дальше, чем власть самого императора. В чем-то его власть уступает светской, но в чем-то и превосходит стократно! Ни для кого, кстати, не секрет, что его величество недвусмысленно высказался в пользу отца Мунта, что и решило исход голосования. Обладает, стало быть, епископ Феллиоста некими достоинствами… столь высокими, что предопределили выбор императора. А это значит, что и всему Миру придется отыскать эти самые достоинства в ничем не примечательном мужчине, чуть выше среднего роста, лысоватом, с невыразительным лицом…

Алекиан во главе блестящей свиты поджидал архиепископа на ступенях Валлахала. Его преосвященство прошествовал вдоль встроенных рядами гвардейцев, сверкающих надраенными доспехами… император сошел навстречу, склонился перед главой Церкви. Тот, бормоча молитву, очертил вокруг головы самодержца святой круг. Когда Алекиан разогнул согбенную спину, толпа наблюдавшая сквозь распахнутые ворота, разразилась рукоплесканиями.

Его величество обернулся и вместе с архиепископом направился во дворец, за ними следовала свита – за Алекианом блестящие придворные, за Мунтом – епископы в темных мантиях эльфийского шелка… Удивительная ткань переливается радужными разводами на складках при каждом движении прелатов. Эльфов всегда удивляло, зачем им заказывают шелк темных тонов? Не красный, синий, зеленый, радующий глаз? Удивлялись, но исправно везли дорогую ткань в Приют, туда, где императорским ордонансом указаны места торговли с нелюдями. Теперь не везут – война.

Первым за архиепископом шагал Фенокс, глава Гонзорской епархии и ныне – канцлер Империи. Алекиан не слишком заботился о том, как сработаются святые отцы, довольно того, что оба обязались хранить верность лично ему, императору… Как бы там ни было, Фенокс беспрекословно отдал свой голос за Мунта, чего же еще? Войдя под своды Валлахала, Алекиан тут же, пренебрегая торжественностью момента, задал наиболее интересующий его вопрос:

– Итак, ваше преосвященство, вы готовы заняться осуществлением тех планов, о которых уговорено между нами?

– Разумеется, – кивнул Мунт, – нашей Церковью накоплены огромные мирские богатства… предназначенные для спасения Империи, Церкви и веры, когда придет трудный час. Ныне сей час пришел. Уже сегодня я предоставлю короне бессрочный заем…

– Бумаги готовы, требуется только подпись и печать, – вставил канцлер.

– Отлично, – кивнул император. Шагая рядом с прелатом, заметно уступающим ему в росте, долговязый юноша сутулился и клонился к собеседнику. – Мы немедленно пустим деньги в ход. Сэр маршал!

Брудо ок-Икерн, шагавший следом за императором рядом с епископом Феноксом, бодро откликнулся:

– У меня тоже все готово. Мы вербуем волонтеров и завтра же начнем рассылать гонцов к вассалам. Сэр Кенперт составляет от имени вашего императорского величества приглашения вассалам короны прибыть на коронацию во главе собственных вооруженных людей. Принесут присягу, и сразу – в поход. Однако…

– Почему письма не разосланы до сих пор? Разве я не велел вам с Кенпертом?..

– Мне неизвестна дата коронации, – ок-Икерн пожал плечами, хотя император не мог видеть этого жеста, вопросы Алекиан задавал, не поворачивая головы. – Как только назовете день, мы впишем его в готовые послания, а там – печать, подпись… и готово!

– Хорошо… Но вы что-то собирались сказать, – припомнил Алекиан. – Вы произнесли «однако». О, мы на месте. После переговорим, сэр.

Пока длилась беседа, процессия поднялась по лестнице, пересекла тронный зал и вышла к балкону. Ок-Икерн снова пожал плечами, хотя этого жеста снова не мог видеть тот, кому он адресовался. Император с архиепископом вступил на балкон, и толпа на площади разразилась приветственными воплями. Народ любит подобные празднества, когда можно полюбоваться нарядными сеньорами и прелатами, господами над его, народа, душой и телом… когда можно убедиться, на какое великолепие идут его, народа, деньги, отбираемые в виде налогов… когда можно на все это полюбоваться – и не платить ничего дополнительно.

А маршал остался в зале, принялся расхаживать по залу, бормоча себе под нос все, что так и не высказал его величеству – что волонтеры неохотно идут под ванетское знамя, что вассалы не съехались по призыву прежде, могут отказать в покорности и теперь… что не за горами дожди и холода, и войску в походе придется туго… и многое, многое другое, чего Алекиану слышать не хочется… Хорошо Дрымвеннилю – ушел, и все. Тролля никто не остановит, если собрался убраться – а каково человеку?


* * *


Заброшенная крепостца оказалась в приличном состоянии. Формально место, где орки выстроили укрепление, считалось границей Альды. Разумеется, рубежом королевства с тем же успехом вполне можно было объявить любую точку западнее либо восточнее – этот холмик был выбран только из-за удачного расположения. Болотца и труднопроходимые заросли по сторонам превращали высотку в единственно удобное для проезда место. Вот на таком пригорке и были возведены укрепления. Ничего серьезного – каменная башня на макушке холма, да невысокая стена по периметру с двумя воротами – въезд и выезд. Башня имела ступенчатую форму – первый этаж представлял собой довольно обширный зал с камином, второй – обнесенное галереей нежилое помещение значительно меньших размеров, и венчает сооружение каланча с заостренной четырехскатной крышей. С каланчи открывается вид на унылые окрестности. Окажись подобное сооружение без присмотра в заселенной местности, наверняка б не сохранилось в такой целости – местные растащили бы камни и доски для собственных нужд… а здесь, в глуши, сооружение выглядит нетронутым, только крыша на вышке обвалилась, да ворот на месте нет.

Колонна остановилась, орки разошлись осматривать крепость, а возницы повели фургоны внутрь. Во дворе обнаружились кострища, кстати, тут же выяснилось, какая судьба постигла ворота – их пустили на дрова. Должно быть, проезжим, что останавливались здесь на ночлег, показалось, что сорвать и разбить створки будет полегче, чем собрать хворост либо срубить дерево.

Ингви огляделся… потом спрыгнул с коня и повел животное во двор, где сохранилась коновязь. Ннаонна пристроила свою лошадку рядом и поинтересовалась:

– Ну? И ради чего мы тащились в этакую даль? Чтобы созерцать здешние красоты?

– Тебе что-то не нравится?

– Вот только не надо! Не надо говорит мне, что я могла остаться дома!

Ингви вздохнул. Ннаонна пыталась разговорить короля, но девушке никак не удавалось одолеть овладевшую им меланхолию.

– Так зачем мы здесь? Твое присутствие не требовалось, наши прекрасно справились бы без твоих мудрых указаний.

– Ну… понимаешь… Я просто-напросто отвык отвечать за целое королевство. Ну, наша развеселая компания… ну, пусть даже отряд в полсотни крепких парней, которые сами могут о себе позаботиться… А тут…

– А что тут?

– А тут всевозможные заботы… Эти люди, добивающиеся аудиенции. А еще, не приведи Гилфинг, появятся иностранные послы… Я и сбежал от них. Вот увидишь, едва вернемся – что-то стрясется. Какая-нибудь гадость.

– М-да… – Ннаонна принялась усиленно ковырять носком сапога рыхлую землю у коновязи. – Это я понимаю. Но ведь все равно придется вернуться. А за время отсутствия новые дела накопятся, а?

– Новые пусть копятся. Вот мы съездили, да я собираюсь еще на обратном пути в Мокрогорье завернуть. Это полезно, когда монарх лично приезжает к вернейшим подданным… Потом приедут Филька с Кендагом, привезут жен. Напьемся… А дела – ну, когда король с графами напивается, дела могут подождать… Видишь ли, мне кажется, что Мир сходит с ума по-прежнему, и только в Альде тишина.

– А в Энмаре? Там тоже ничего этакого?

– Никлис кое-что вызнал. Энмарский Совет собирался собрать города побережья в союз, чтобы перестали подчиняться императору. Формально – торговый союз, сообщество равных общин, но равенство равенством, только ясно, кто станет в таком союзе верховодить. Северяне снова осмелели, торговые пути постоянно подвергаются их набегам, волхвы набирают силу… так сказал Никлису возница из энмарского обоза. Я не знаю, не уверен, но впечатление такое, что потоки маны сместились, концентрация увеличивается. Амулеты волхвов, видишь ли, устроены таким образом, что получают и накапливают сырую ману… как бы это сказать… ну, сами собой. Волхвы не могут этого не чувствовать, их постоянно влечет в Легонт, на земли Империи, там больше маны. Скорей всего, дикари сами не понимают, почему им хочется туда… но хочется. В общем, в Энмаре готовили союз городов против Империи… Ну, то есть говорили, что против варваров, но на самом-то деле понятно, против кого… и все было на мази, но тут самый большой город Легонта, Ливда… Помнишь, мы там были как-то? Так вот, Ливда объявляет, что готова принести вассальную присягу Алекиану. Для энмарцев это – крушение всей операции. Им придется измыслить что-то новое. Так что и там не будет тишины, в Энмаре неспокойно. Вот мне и кажется, что единственное спокойное местечко в Мире – наша Альда. Это не может продолжаться вечно, но я хочу удержать спокойствие как можно дольше… Я хочу отдохнуть. Тьфу, вот ты напомнила, и опять эти мысли в голову лезут. Я не желаю размышлять о судьбах Мира! И вообще…

Ингви огляделся в поисках кого-нибудь из старших солдат.

– Эй, Стер! Приглядишь тут за порядком!

– Слушаюсь, ваше величество капитан!

Ингви рассмеялся, обнял Ннаонну, и оба побрели в лес…


* * *


Ворота Могнака распахнулись с душераздирающим скрипом. В проеме стоял человек с ног до головы закованный в матово блестящие латы. Подняв забрало шлема, он прокричал:

– Глава Черного Круга приглашает Гезнура из Гевы в Тайный Город!

Голос глашатая, усиленный магией, разнесся по всей округе. Тролли остались неподвижны, будто происходящее их не касается, а от линии всадников, развернутой против ворот Могнака, отделились двое. Не спеша, они пересекли пустошь, приблизились к воротам. Перед аркой, в тени мрачных стен передний спешился, передал поводья другому, и шагнул в проем.

Могнакский глашатай жестом пригласил пришельца следовать за собой, и оба исчезли внутри. Ворота пришли в движение, створки медленно сошлись. Глухо стукнул засов.

За воротами Гезнура встретили выстроенные неправдоподобно ровными рядами мертвые солдаты. В центре между колонн неупокоенных короля ждали чародеи в доспехах. Маршал в глухом шлеме, увенчанном изогнутыми рогами, стоял первым. Позади него топтался долговязый старик в черной мантии. Подойдя к нему, Гезнур поднял забрало и сказал:

– Я – Гезнур, король Гевы.

Маршал передал огромный меч стоящему рядом колдуну, обеими руками снял громоздкий шлем, обнажим совершенно лысую голову, и отозвался:

– Я ныне глава Черного Круга, правитель Могнака Забытого и главнокомандующий армии мертвых. Рядом со мной – брат-архивариус, мистик Черного Круга, – старик в черном неразборчиво просипел короткую фразу, которая вполне могла быть как приветствием, так и ругательством. – Я прочел письмо. Приглашаю для переговоров в Башню.

Не дожидаясь ответа, маршал развернулся и зашагал прочь от ворот, Гезнур тут же догнал его и пристроился рядом. Архивариус, шелестя черными одеяниями, ковылял следом. За ним попарно шагали четверо магиков в доспехах, передние несли шлем и меч предводителя. Улицы были пустынны, дважды Гезнур заметил женщин, укутанных в черное, обитательницы Могнака провожали процессию равнодушными глазами.

– Вас заинтересовало мое предложение? – спросил гевец.

– Меня заинтересовала ваша дерзость, король, – буркнул маршал. – Не каждый решится так просто явиться в Забытый Город… Вас не пугают мертвые солдаты?

– Пугают, разумеется. Очень пугают! Гангмар меня возьми, да если бы эти существа не внушали ужаса, я и не обратился бы к вам, зачем? Достаточно было закрыть дорогу вашим караванам невольников и переловить шпионов.

– Шпионы с караванами – работа брата-разведчика, ныне покойного. Меня это не волнует. Мы пришли, вот Башня. Идите за мной.

– Да, я, кстати, хотел…

– Не говорите, пока не придем в мой кабинет, – перебил маршал. – Мне нужно подумать, а разговор отвлекает. Я пока еще не решил, как следует поступить с вами и вашим предложением.

Гезнур послушно смолк и не произнес ни звука, пока его вели темными коридорами в подземные лаборатории маршала. Наконец военачальник указал дверь: «Мой кабинет!» – и склонился над замком, бормоча заклинания. Гевец терпеливо ждал, пока чародей отворит дверь, послушно прошел в мрачное помещение, уставленное загадочными приборами, и сел на указанный стул. Архивариус проскользнул следом, а колдуны в латах остались снаружи.

– Итак, – заговорил маршал. – Вы меня заинтересовали. Но я задаю вопрос: что вы можете мне дать?

– Но…

Маршал поднял руку, показывая, что гостю не пришло время говорить.

– Я хорошо понимаю, чем могу быть полезен я! – продолжил чародей. – Моя армия, мои колдуны, сохраненное и преумноженное наследие Проклятого Принца… Но вы? Что вы можете мне дать?

– Тела. Собственные земли и замки. И возможность показать себя Миру.

– Маловато… К тому же… показать себя… как слуги гевского короля?

– Как союзники. Не знаю, что вам известно о Геве… В нашем королевстве не соблюдаются имперские законы о сношениях с нелюдями. Разве Гериан не собирался объявить чародеев новым народом Мира? В Геве вы сможете это сделать. Свободно и невозбранно созовете всех колдунов под свое знамя, чего же еще?

Архивариус просипел что-то неразборчивое, но с явно утвердительной интонацией.

– Чего еще… – протянул маршал. – Мы собирались обрушиться на Мир. Мы не искали союзников… Принц Гериан…

– Принц Гериан звал в союзники всех, кто желал! – неожиданно отчетливо вымолвил старик архивариус. – Он не одобрил нас. Он был недоволен.

– Верно, – подтвердил Гезнур. – Мне немного известно о Гериане Проклятом, но я читал его собственные записки и…

– Мы все их читали! – буркнул полководец. – В связи с некими событиями… С некой персоной…

– Она жива и она в Альде, ваша персона, – заметил Гезнур. – А тамошний король – мой союзник. Присоединяйтесь к нам! Присоединяйтесь к союзу с наследницей Гериана.

– Я думаю… Думаю… – маршал склонил голову, так что огоньки свечей заиграли на шарообразной лысине. – Не уверен, вполне ли вы представляете себе, насколько ценен союз с Могнаком… Все это как-то… буднично! Вы хотите привлечь на свою сторону могущественные силы!

– Я знаю, кто вы и чего стоите, – возразил гевец. – Я бывал в Могнаке, я вошел сюда с демоном Ингви, а покинул город с Герианом! А еще я видел вашу битву с троллями Гретыха, армия мертвых вовсе не непобедима, верно?

– Верно… – неохотно согласился некромант. – Но и недооценивать нас не стоит… Мы можем не все, но мы может весьма много… Хотите знать, чем занимается нынче ваш отец, король Гюголан? Хотите увидеть его? Здесь? Сейчас? Не сходя с места?

– Но… как?

Углы широкого рта маршала слегка дрогнули – он улыбался бы сейчас, он смеялся бы во все горло – если бы мог! Но этот человек, этот бывший человек давно утратил многие человеческие качества. Однако он был необычайно доволен произведенным эффектом.

Глава 17

Вечером Алекиан созвал малый совет. После въезда молодого императора в столицу изменилось многое – и Валлахал привели в порядок, и за столом собралось больше сеньоров – настоящий императорский совет. На этот раз были приглашены вновь избранный архиепископ Мунт, вновь назначенный канцлер епископ Фенокс, герцог Неллы и Анноврский король – северные сеньоры (эти приехали в основном, чтобы просить помощи против эльфов). Сидел за столом и рыцарь Валент из Гранлота, ныне капитан гвардии. Разумеется, присутствовали прежние участники совета – маршал ок-Икерн, рыцари Кенперт и Войс… даже Коклос Полгнома присутствовал нынче на законном основании.

– Итак, – начал император, – что у нас на сегодня? Сэр Кенперт, вы беседовали с послами Сантлака?

– Да, ваше императорское величество. Они желают видеть своего короля. Во главе посольства некий Отриль ок-Отриль. Утверждает, что придворный.

– Утверждает?

– С виду – обычный сантлкакский рыцарь, – утонченный сэр Кенперт пожал плечами, – на придворного не похож… хотя, сдается мне, он как-то приезжал с посольством. Может, в самом деле…

– А еще, – вставил Коклос, – у этого господина ок-Отриля свежий шрам через всю морду. Не иначе, сражался против нас на стороне Велитиана.

– Это не имеет большого значения, – махнул рукой император. – Когда-нибудь казним и его, если виноват… Сэр Кенперт, покажите ему Метриена. Но королишка должен объявить ок-Отрилю, что принес мне вассальную присягу от Сантлака, а также передать с этим рыцарем свое повеление – созывать королевское войско и вести сюда. И это должно прозвучать достаточно убедительно.

– Убедительно, – переспросил Кенперт – это значит, что Метриен должен быть без цепей?

– Да, снимите с него цепи, оденьте, как следует, и увеличьте охрану. Командовать караулом… командовать караулом будет сэр Валент. Проследите, капитан, чтобы все прошло спокойно.

– Да, ваше императорское… – протянул Валент.

Альдийцу не нравилось происходящее, его не устраивали нынешние обязанности, он просился на северную границу, но получил отказ. Вот и нынче – велят быть тюремщиком. Алекиану, разумеется, нет дела до недовольства капитана. Император уже думает о другом.

– Ваше высокопреосвященство, – обернулся он к прелату, – мне доложили о передаче денег из церковной казны. Я доволен.

Юный самодержец уже научился вместо благодарности говорить «я доволен». Впрочем, архиепископ воспринял этот оборот как должное.

– Чем еще Церковь может нам помочь сегодня?

– Ваше величество, я велел приступить к формированию Ордена Белого Круга, военного братства. Вскоре необходимые документы будут готовы, и я разошлю по монастырям вестников. Братья, желающие продолжить служение Светлому с оружием в руках, все, кто хочет променять посох на меч, будут призваны первыми и составят ядро первых отрядов Ордена… Думаю, таковых наберется немало, в монастырях достаточно дворян, удалившихся замаливать грехи, они будут рады искупить вину перед Светлым в бою. Ну а потом к ним присоединятся добровольцы, я уверен. Кроме того, я отправил надежных людей на север, чтобы привезли в столицу вдохновенного пророка Когера.

Император поморщился.

– Это в самом деле необходимо?

– Полагаю, так. Его речи оказывают немалое влияние на людей… как бы ни выглядело это странно. Мы посоветуем ему, о чем следует сказать прежде всего – о нуждах Империи, о необходимости ревностно исполнять долг… О коварстве нелюдей и тех, кто водит дружбу с ними. Это поможет направить мысли подданных вашего императорского величества в нужном направлении.

– Хорошо, – кивнул Алекиан, – здесь я вам доверяю. Да, кстати! Кто станет епископом Феллиоста вместо вас, отец Мунт?

– О, на этот счет у меня есть хороший кандидат! Епископ Альды – у него есть необходимый опыт в общении с нелюдями. Полагаю, в трудный час епископу следует находиться рядом с паствой… – Мунт развел руками. – А значит, мой преемник отправится на земли, занятые эльфами.

– Я думал, – заметил Алекиан, – в эту епархию потребуется более энергичный прелат. Такой, что сможет внушить оставшимся во власти эльфов крестьянам мысли о воссоединении с Империей.

– Не думаю, что стоит возбуждать подозрения эльфов раньше срока, – вставил король Анновра. Если этот епископ в самом деле умеет ладить с нелюдями, нам не помешает такой посредник, чтобы сговориться с Трельвеллином.

– Вот именно, – кивнул архиепископ. – В Альду я тоже подберу… хорошего епископа.

Валенту из Гранлота не понравилась интонация, с какой глава Церкви произнес последнюю фразу. Бравому рыцарю многое здесь не нравилось… но он молчал… пока.

– Что ж, – заметил император, – об альдийских делах мы побеседуем отдельно, ваше высокопреосвященство. Я думаю отправить посла к королю Ингви…

– Можно, это буду я, братец? – вдруг пискнул Коклос. – В Альде послов хорошо кормят!

– Нет, ты мне нужен здесь. – И тут же, позабыв о карлике (Коклос обиженно засопел, однако смолчал), император обернулся к Брудо ок-Икерну. – Сэр маршал, собирайте войска, готовьте обоз. Через три дня коронация, затем мы выступаем в поход.

– Э… но мы ведь собирались дождаться вассалов… э… к коронации – маршал растерялся. – И только потом… против Гевы? У нас недостаточно большая армия, чтобы вразумить гевцев одним ударом. А затягивать кампанию…

– Ждать нечего, – отрезал Алекиан. – Никто больше не приедет. К сожалению… Моим вассалам следует преподать урок. Итак, сразу после коронации войско выступит на юг – все, кого сможем вывести в поход, мы наведем порядок в Тиле. Король Ройнрик Тогерский прислал письмо, он не может прибыть на коронацию, потому что осажден в собственной столице тильским герцогом. Я понимаю, раз его гонцы сумели доставить письмо, то мог бы точно так же приехать и сам Ройнрик… И все же он сейчас больше склонен к покорности, так как больше нуждается в защите. А герцог Фенгим получит урок. Никто не смеет воевать без нашего позволения!

– Но как же ополчение? – покачал головой маршал. – Мы не успели его собрать, из Сантлака только-только начали съезжаться по нашему призыву добровольцы… И обещанное его высокопреосвященством церковное воинство…

– Все это понадобится, и весьма скоро! – отрезал император. – А против Тилы достанет и тех сил, что имеются под рукой.


* * *


Орки остались приводить пограничное укрепление в порядок. А Ингви с конвоем отправился, как и хотел в Мокрые горы. Ннаонна заметила, что король время от времени осторожно прикасается к рукояти меча, и лицо его при этом становится отстраненным, будто демон прислушивается к чему-то, что никому, кроме него не дано ощутить.

Когда они добрались в заселенную область между дремучим лесом и горами, над которыми большую часть года висели серые тучи, местные жители так тепло встретили короля, что он позабыл свои тревоги и охотно беседовал с крестьянами – смеялся незамысловатым шуткам; расспрашивал о тонкостях земледелия в Мокрых горах и снова переспрашивал, если не понимал местных словечек; звал переселяться к границе, обещая поддержку и временное освобождение от податей… Когда звали в гости, соглашался, пробовал местные напитки… Несмотря на то, что Ингви старался выглядеть дружелюбным и веселым, вампиресса снова и снова замечала все ту же тревогу, снова и снова появлявшуюся в глазах короля, когда он прикасался к мечу.

Уборка урожая в здешних местах уже завершалась – раньше, чем в других районах королевства, так что мужчины, предоставив женам оставшуюся работу в полях, отправлялись заготавливать лес на зиму – пока не зарядили дожди, дрова должны быть упрятаны под крыши. Как-то Ингви отправился с ними и поразил местных тем, что валил здоровенные деревья Черной Молнией в несколько ударов, а затем разрубал стволы на части. Должно быть, король что-то делал неверно, у местных были свои способы разделки бревен… но сделать демону замечание не решился никто. После этого случая Ингви велел поворачивать к столице.

Теперь вамприрессе показалось, что он успокоился. Она собралась было расспросить Ингви, что его тревожит, но тот рассказал сам. Они как раз отъехали чуть вперед от колонны, которую задерживали фургоны и повозки – местные пристроились ехать вместе с королем. Дорога шла по широкой просеке, по обе стороны поднимался лес. В кустах пели птицы, только что закончился короткий дождь и вышло солнце…

– Странное дело, Черная Молния впитывает ману сильней, чем раньше.

– Тебе из-за этого трудно колдовать? Меч выпивает ману, и тебе не остается?

– Нет, сырой маны это не касается… или почти не касается. Черную Молнию интересуют только упорядоченные потоки маны. Амулеты несколько быстрей разряжаются, это верно…

– Ну, после того, как меч «выпил» Гилфинга… – многозначительно протянула вампиресса. Она уже заметила, что если с умным видом намекать на некие догадки, Ингви подхватывает фразу и сам объясняет сложные вещи.

На этот раз не сработало – Ингви только махнул рукой. Его лошадка покосилась на хозяина – что он имеет в виду?

– Прежде этого не было, – пояснил демон, – началось совсем недавно. Боюсь, Черная Молния предчувствует предстоящую работу. Мне тревожно, когда я прикасаюсь к оружию. Вот рубил деревья, тратил ману, и вроде стало легче… Что ждет нас?..

Ннаонна собиралась сострить – мол, ждут победы, но осеклась, едва взглянула в глаза Ингви, в них возвратилась тревога.

– Может, тебе еще деревья порубить? Черная Молния еще ману потратит, а?

– Нет, дело не в накопленной мане. Нет. Я спрашиваю – чего ждет Черная Молния? К чему готовится?

За разговором оба не заметили, как выехали на Энмарский тракт. По левую руку показалась вереница повозок – энмарский обоз.

– Поздновато они, – заметил Ингви. – Если в Геву едут, обратно будут в распутицу возвращаться.

На передней повозке заметили всадников и принялись торопить лошадей. Мужчина, сидевший рядом с возницей, привстал и замахал рукой, что-то выкрикивая. Ингви съехал на обочину и остановил коня, поджидая караван.

– Доброго дня, ваше величество! – радостно приветствовал его энмарец, привставая на облучке и кланяясь. – А у меня письмо от Энмарского совета!

– Письмо? Мне?

– Вашему величеству, точно! – и добавил, будто в этом слове крылось нечто важное. – Официальное письмо! Не тайное! Официальное!


* * *


С удовольствием поглядывая на заинтригованного гевца, брат-маршал поднялся и выглянул в коридор. Отдал распоряжение и возвратился. Вскоре в дверь постучали, и на пороге возник магик-подручный. Колдун, бережно прижимая к себе обеими руками, нес завернутый в плотную ткань округлый предмет. Маршал кивнул на стол перед собой. Магик осторожно установил прибор на указанное место, смотал покровы, поклонился и замер.

Маршал развернул толленорн таким образом, чтобы гевец не мог заглянуть в окошко, и принялся колдовать. Убедившись, что картинка четкая и показывает именно то, что нужно, жестом подозвал гостя. Гезнур с любопытством склонился над магическим прибором.

Окошко толленорна являло кабинет Гюголана. Взгляд наблюдателя был сориентирован так, будто в помещение заглядывали со стороны камина – поверх любимого кресла короля, изредка в оконце показывались зубцы короны старика. Колдунов не занимало выражение лица Гюголана, их больше интересовали собеседники короля Гевы, потому и развернули взгляд толленорна именно таким образом. Сейчас в гостях у Гюголана был гном – мощный, кряжистый, с длинной ухоженной бородой.

– А он может нас слышать? – поинтересовался Гезнур.

– Нет, связь одностороння, – пояснил маршал, – поскольку мы располагаем лишь непарным прибором. Но наблюдение, как видите, полноценное.

– Да, верно, – кивнул гевец, – прекрасный прибор! Я ни разу не замечал слежки… А бывать там, в кабинете, мне доводилось частенько.

Тут собеседник Гюголана заговорил, и гевец притих, вслушиваясь. Маршал кивком отослал подручного и тоже привстал, заглядывая в оконце прибора. Архивариус тоже приблизился – высокий рост позволял ему заглядывать поверх голов короля и маршала.

– Нет, мы не станем ждать, – твердо произнес гном. – Ваши трудности – это ваше дело. Гравелин и без того оказал вам большую услугу, посылая меня с сообщением.

– Это верно, – Гезнур узнал голос отца. – Передайте Гравелину мою благодарность. Когда, говорите, он покинет берега Золотой?

– А я еще не говорил этого! – отрезал гном. – К чему эти хитрости? Разумеется, я назову день.

– Какие хитрости, какие хитрости! – корона в нижней части оконца вздрогнула, должно быть, Гюголан всплеснул руками. – Я старик, память подводит… Соображаю плохо… Мой старший сын и соправитель, Гезнур – вот кого здесь не хватает! Если бы дождаться его…

– У отца не все готово для выступления, – доверительно шепнул младший король чародеям. – Вот он и хочет потянуть время.

– Нет, мы не будем ждать, – гном сдвинул брови, поведение собеседника его раздражало. Мне вы можете говорить все, что угодно, и даже выжать из меня любое слово – однако я не уполномочен вести переговоры, я только гонец! Вот я передаю – через неделю, ровно семь суток спустя Гравелин уведет своих гномов с Золотой. Помните, вам оказана великая услуга, не забудьте!

– Нет, о нет, я не забуду. Но…

– Я передал весть, я ухожу, – сердитое лицо гнома исчезло из окошка.

– А о чем идет речь? – просипел архивариус. – В чем суть сговора между королем и Гравелином?

Маршал поморщился, брат мистик напрасно продемонстрировал неосведомленность.

– А я думал, вы постоянно наблюдаете за кабинетом… – с нарочито наигранным удивлением протянул Гезнур.

– Я бы так и сделал, будь у меня довольно времени, – отрезал маршал.

– Жаль, что так выходит… – заметил Гезнур, – подобные наблюдения могут оказаться весьма поучительными. Мой старик Гюголан – опытный правитель!.. Ну что ж, я готов посвятить вас в подробности нашего сговора с Гравелином Серебро…

Гевец выдержал длинную паузу и, внимательно поглядев на мистиков, закончил:

– Раз уж мы отныне союзники. Не так ли?

– Ваша взяла, – буркнул маршал. Мы выступим завтра же, если хотите. Итак…

– Итак, мой отец давно ведет переговоры с Серебром. На сегодняшний день планы таковы…

Глава 18

Когда сеньоры сговариваются совершить что-нибудь значительное тайно и вместе – обычно об этом тут же узнают все. Узнают едва ли не раньше, чем сами участники сговора придут к согласию, так уж оно почему-то всегда получается… Однако на сей раз фенадским дворянам в самом деле удалось замыслы сохранить в тайне. Почему так вышло? Скорей всего, из-за страха перед королем, который как-никак был с гномами в союзе. Бунт против его величества – совсем не то, что избиение нелюдей. А гномы, вообще-то народ осторожный и недоверчивый, оказались чересчур поглощены собственными дрязгами, чтобы обращать внимание на недовольство подданных Гратидиана. Сам-то король был на их стороне! Гномы привыкли рассматривать людское сообщество как единое целое. Они считали: когда монарх выражает всеобщую волю, подданные исполняют беспрекословно – по аналогии с устройством их собственного народа. Потому раскол среди их, гномьих правителей поразил нелюдей настолько, что они позабыли о возможности подобного в людском королевстве. Парадокс!

Гномы, исполняя волю короля Грабедора, расселялись по Фенаде, обосновывались небольшими общинами в городах и богатых поселениях у пересечений торговых путей, устраивали мастерские, торговые склады и лавки. По замыслу короля-под-горой со временем гномьи общины должны были врасти в общефенадскую жизнь, стать привычной, неотъемлемой частью жизни, их первоклассные товары – завоевать прочные позиции в торговле. Королевским чиновникам Гратидиан велел защищать нелюдей и в любом конфликте стараться принять их сторону.

Но Грабедор, понадеявшись на покровительство фенадского короля, не учитывал тех, чьи интересы окажутся ущемлены. Фенадские ремесленники испугались разорения более удачливыми конкурентами; сеньоры – во-первых, обнаружили у себя под носом богатые общины, не подчиняющиеся их власти, во-вторых, потеряли значительную часть торговли продовольствием; местные купцы – также лишились своей роли посредников между сеньорами и королевством-под-горой.

Словом, когда в назначенный день едва ли не по всей стране прозвучал призыв: «Бей гномов!» – семена мятежа упали на благодатную почву, тем более, что невесть почему непременно находилась дармовая выпивка для «патриотов»… Малочисленные общины нелюдей одновременно подверглись нападению, сопротивление, оказываемое гномами, только подогрело страсти… Первые, стихийные, атаки – скорее, просто пьяные выходки – гномам удалось отбить, в конце концов, они не забывали, что пришли в Фенаду чужаками и были готовы к драке… Нелюди сплотились и дали отпор «патриотически настроенным гражданам», пролилась первая кровь. Тогда во главе погромщиков стали вооруженные люди сеньоров, желающим раздавали оружие – «не эти гномьи железяки, а наше доброе фенадское оружие». Когда гномам пришлось иметь дело с латниками, события приняли иной оборот – поселения и мастерские нелюдей запылали повсюду.

Разумеется, больше всего гномов обосновалось в столице королевства, но именно там сопротивление нелюдей удалось сломить скорее – в столицу сошлись несколько графов (в основном, их южных областей, так как на севере у господ хватало забот с гномами в собственных владениях) со своими дружинами. Отрядив некоторое количество латников в помощь пьяным «патриотам», графы повели основную часть войска на приступ дворца. Королевские стрелки, охранявшие резиденцию Гратидиана, частью были перебиты, а частью разбежались. Сбежавшимся на шум горожанам, объясняли строго и внушительно:

– Разве не знаете, что наш король – первый друг и заступник нелюдям? Не знаете, что король свернул с верного пути? Лучшие из сеньоров желают вразумить его, а потому явились во дворец поговорить с Гратидианом. Кто же, как не господа рыцари, напомнит его величеству о долге?

Тем временем вооруженные люди сеньоров, гремя оружием и доспехами, обыскивали покои, крича: «Где предатель?! Подать его сюда!!!» Чем менее уверены были южные сеньоры в собственном деле, чем больше боялись возмездия в случае неуспеха – тем большую жестокость были готовы проявить в расправе с Гратидианом и гномами. Жестокость – непременная спутница страха.

Когда случилось нападение, Гратидиан спал. Накануне он выпил лишнего – в последнее время он частенько напивался, чтобы заглушить собственные тревоги. Снился королю покойный отец. С ног до головы закованный в доспехи из гномьей стали, родитель надвигался на Гратидиана, приговаривая: «Ты что же, сынок, с нелюдями дружбу водишь? Разве такому я тебя учил? Я с нелюдями всю жизнь сражался, королевство отстоял и увеличил, чтобы тебе, олуху приличное наследство оставить, а ты что же? Что же ты, предатель?» Гратидиан во сне чувствовал себя бессильным и слабым, он отступал перед призраком, грохочущим латами, пятился. Потом споткнулся – но встать уже не смог, пополз, елозя задом по каменным плитам, быстро-быстро перебирая руками и ногами… но грозный старик не отставал, шагал следом. «Видно, плохо я тебя в детстве учил, – приговаривал, – мало, выходит, разума вколачивал! Ну, ничего, и теперь не поздно, болван, тебе отцовскую науку припомнить». И призрак расстегивал пояс – тяжелый, набранный из стальных пластин с серебряной гравировкой, с кольцами для ножен…

Когда под окнами раздались вопли и звон оружия, Гратидиан принял это за продолжение сна, заорал и вскочил в постели, обливаясь потом. Но лязг оружия и крики не прекратились с пробуждением. Все еще слабо соображая, король поспешно напялил одежду, натянул сапоги и кинулся к окну. Во дворе вооруженные люди, у распахнутых настежь ворот Гратидиан с ужасом увидел заколотых солдат из дворцовой охраны. Метнулся к стене, где висел меч, вырвал из ножен клинок и поспешил в коридор, а на парадной лестнице уже топали, звеня шпорами… Гратидиан побежал в противоположную сторону, туда, где «черная лестница» для слуг… По дороге попался растерянный латник: «Ваше величество, что же…»

– За мной! – рявкнул король, бросаясь к двери на лестницу. Вдвоем они сбежали на первый этаж, промчались оп кухне мимо растерянных поварят и судомоек. У конюшни несколько латников в плащах с гербами южных сеньоров теснили двоих – королевского стрелка и пажа. Несколько трупов отмечали путь, которым пробились сюда бунтовщики. Гратидиан бросился на южан, размахивая мечом, снес одному голову, другого отпихнул под ноги следующему за ним солдату. Завидев подмогу, паж с лучником воспрянули духом и перешли в контратаку… Южане, едва обменявшись с людьми короля несколькими ударами, бросились наутек. Разгоряченный мальчишка-паж собирался преследовать их, но Гратидиан ухватил его за камзол и отшвырнул к дверям конюшни:

– Их много, нам не справиться! Седлайте! Седлайте коней!


* * *


Войско Гравелина оставило берег Золотой реки ночью. Шли осторожно, рассылая дозоры – вокруг простирались враждебные края. Никакого огня карлики не несли – им, жителям подземелья, привычным к мраку, вполне хватало света звезд и луны.

Шагая во главе колонны вооруженных воинов, Гравелин снова и снова перебирал в памяти доводы, оправдывающие предательство. Что ни говори, а иначе, как предательством, нынешний поход в Малые горы не назовешь… Гравелин Серебро не только оставил вверенную ему границу Фенады, но и известил Гюголана Гевского об уходе. Не слишком благородно, с какой стороны ни гляди. Но сколько можно было терпеть выходки упрямого мальчишки Крактлина! Одно дело принимать граничащие с оскорблением повеления короля-под-горой… и сосем иное – повиноваться сопляку, который сперва раз за разом оказывается на грани гибели и губит вверенное войско, а потом, будучи спасен мудрым Гравелином, снова и снова не желает прислушаться к советам!.. Король-под-горой… В конце концов, некогда Серебро – бесприютный беглец, король без королевства, предводитель усталых отчаявшихся, потерявших родину малогорцев – просил отца Грабедора о защите. Но уж теперь-то все долги уплачены сполна – королю Гравелин обязан… Если Грабедор не желает помочь малогорцам обрести родину, святой долг короля Малых гор восстановить отцовский трон и вернуть родину землякам.

Полководца окликнули – передовую колонну нагнал гонец – командир арьергарда доносил: последние гномы Гравелина ушли следом за главными силами, а на южном берегу Золотой замечена суета и движение – должно быть, гевцы начинают переправу на фенадский берег. Что бы ни врал Гюголан о собственных стариковских недугах, как бы ни жаловался на отсутствие старшего сына – а своего дряхлый прощелыга никогда не упускал. Не упустит и теперь. Фенадцам и королю-под-горой теперь будет не до Гравелина – хлопот хватит и с гевским нашествием. Хороший план, прекрасный план… план, который понравится друзьям Грвелина Серебро и очень, очень не понравится его врагам.

Гравелин нечасто обращался мыслями к Отцу. Как и все гномы, полководец привык полагаться прежде всего на себя, ну и немного – на сородичей, членов клана. Но все же – на себя в первую очередь, все же он сын и наследник короля Малых гор, от него ждут большего, нежели от простых родовичей.

Однако теперь, шагая во главе колонны, грохочущей и тускло отсвечивающей металлом в свете луны, он взмолился Светлому – взмолился об удаче. Пусть в этот раз все пройдет гладко, пусть ничто не помешает ему и сородичам достичь Малых гор, а там ждут пещеры – частью разграбленные солдатней Фаларика, частью замурованные более двух веков назад… а частью – попросту заброшенные… Гравелин попытался ощутить присутствие Гилфинга – как когда-то в далекой юности… и снова ощутил пустоту там, где жаждал знака, там, где мечтал услышать ответное тепло. Отец не слышал Гравелина. Что же, пусть так, пусть! Ведь он не эльф, ему не привыкать рассчитывать лишь на собственные силы и не ждать помощи Создателей. У него все получится! Семьи малогорских эмигрантов под охраной сотни гномов придут на соединение с его колонной, затем все вместе придут в Малые горы. Горцы, «верхние люди», как они именуются себя, пропустят народ Гравелина к старинным пещерам. Трон Драмлина будет восстановлен!


* * *


Дартих ухватил юношу за одежду, рывком поставил на ноги и поволок в лес, тяжело дыша и приговаривая: «Бежать! Бежать надо!» В чаще, когда луга скрылась за густым переплетением веток, толстяк остановился, выпустил спутника и, привалившись к толстому дереву, медленно сполз на траву.

– Чего глядишь? – буркнул он недовольным голосом. – Видишь, умаялся я. Ты ж как заяц улепетывал… Едва догнал.

– Дартих… это… спасибо тебе! – горячо, неожиданно для самого себя горячо выдохнул парень.

– Живи, дурень… Живи… Авось хоть теперь что-то поймешь, – отрезал Дартих.

И стало тихо, только сипел и шумно сплевывал запыхавшийся толстяк.

– Дартих… – снова позвал юнец.

– Ну чего тебе?

– Дартих, цепи с меня сними, а? Ну, раз уж мы свои.

– Еще чего.

– Так свои же… Ты сам так сказал!

– Сказал. Ты – мой. Раб! – уточнил коротышка. – А я – тоже твой. Понимаешь? Твой господин. И я за тебя думаю, раз ты раб. Ладно, пошли.

– Куда?

– Подберемся поближе… – и позже, уже на ходу, снизошел до пояснения. – Пойми, олух, эти цепи – твое спасение. Ты же сам видел, ищут по всем дорогам. Пока в цепях – на тебя никто не глянет. Едва снимешь, так твою рожу смазливую сразу заприметят…

Шагая по ночному лесу, толстяк продолжал бурчать. Будто и не обращаясь к спутнику, словно сам с собой.

– Я уж и так этому остолопу, и этак… Не понимает. Я зачем в такую глушь забрел? Зачем в самые гиблые края, чтоб списали на разбойничков, если кто по нашему следу двинет. Вот не отыщут нас – что скажут? Что бандиты в лесу пристукнули… Зачем я его тащу… сопляка…

Неожиданно развернувшись, Дартих врезал кулаком в живот парнишке. Тот, хотя и не ожидал удара, успел вывернуться – кулак попал по ребрам. Дартих, потирая ушибленные костяшки, шагал дальше уже молча. Невольник тоже не жаловался – чего уж там… если сердитый толстяк только что ему спас жизнь…

Обойдя место ночевки по широкой дуге, Дартих вывел пленника к разоренной стоянке с другой стороны. Там по-прежнему ярко пылали костры, даже ярче – разбойники подожгли телегу. Может, нарочно, со зла, а может и по недосмотру…

– Дальше не пойдем, – шепнул спутнику толстяк. – Опасно. Ты цепями гремишь, как призрак в полнолуние, могут услыхать. Здесь переждем, ложись. Потом, как эти уберутся, поищем съестного в дорогу. Если ничего не найдем, то и назад, быть может, придется возвратиться.

На рассвете юноша проснулся от пинка сапогом под ребра. Беспрекословно встал и побрел за господином. На месте стоянки остались трое мертвецов, были разбросаны кое-какие припасы, второпях оброненные разбойниками. Дартих спокойно обыскал трупы, выругался обнаружив, что карманы покойников вывернуты до него… Подобрал котомку с початой буханкой хлеба и половиной сырной головы, юноше вручил мешок с овощами.

– Половину вытряхни, – велел, – иначе не унесешь. Добро… Жратвы хватит, можно идти северной дорогой. Шагай, не спи… не приведи Гилфинг, возвратятся разбойники…

И не оборачиваясь двинул прочь – видимо, был уверен, что юный невольник последует за ним.

Глава 19

Выступление императорской армии на юг оказалось неожиданностью едва ли не для всех. Церемонию начала похода провели наспех – ранним утром, пока слуги только-только сходились в Валлахал… Ни труб, ни барабанов. Алекиан, лязгая алыми доспехами, передал скипетр епископу Феноксу, принял из рук маршала меч Фаларика Великого и тут же направился во двор, где уже выстроился гвардейский конвой. Меч знаменитого предка – священную реликвию – юный владыка торопливо сунул ок-Икрену, едва они вышли из тронного зала. Маршалу оставался в Ванетинии, и ему вменялось в обязанности, помимо поддержания порядка, формировать новую армию для похода на восток.

Сам же Алекиан собирался выступить против герцога Фенгима с теми силами, что были под рукой. Еще одно войско предполагалось собрать на севере, в Анновре. Туда отправился архиепископский легат – некий отец Брак из Гевы. Пребывая на посту викария при гевском епископе, сей клирик снискал репутацию опытного воина. Поскольку новый глава Церкви усиленно пропагандировал идею единства клира (невзирая на личности светских владык, в чьих владениях служили Светлому святые отцы), то было принято решение – во главе формирующегося Белого Круга поставить именно гевского священника. Дабы на этом примере явить Миру солидарность слуг Гилфинга.

Посему отец Брак, викарий и архиепископский легат, ныне был направлен на северо-восточную окраину Анновра, где в месте впадения реки Золотой в Великую сходились границы Империи, захваченной гномами Фенады, и владений короля Трельвеллина. Туда призывали добровольцев, желающих провести жизнь в славном служении Белому Кругу. Анноврский монарх предоставил Браку большую крепость, в ней разместилась штаб-квартира ордена. Туда спешно свозили строительные материалы, чтобы расширить укрепления и выстроить казармы и конюшни. Ожидалось, что уже в течение года число орденских братьев достигнет трех сотен, то есть крепость должна будет вместить – считая прислугу и вспомогательное войско – не меньше полутора тысяч человек. А хранилища припасов? А арсеналы? Предстоит большое строительство. Следом за крепостью в Анновре возникнут и другие – оплоты святого дела на границах Империи…

Имея такую поддержку на границах, Алекиан рассчитывал навести порядок во внутренних областях Империи – включая и области, которые он сам счел «внутренними», вопреки мнению населения этих земель. Как только гвардия будет избавлена от необходимости воевать с нелюдями на границах, высвободившиеся силы можно будет бросить против внутреннего врага. Вот и сейчас он вел войско на юг – прекратить войну между Тилой и Дригом и вразумить обоих вассалов, Фенгима с Ройнриком. Разумеется, императору куда больше хотелось бы вторгнуться в Геву, но для такого похода сил явно не хватало. Вот пока маршал соберет войско, Алекиан предполагал совершить небольшой рейд на юг. С собой он вел три гвардейских роты и несколько десятков сеньоров из Ванета. Страну пересекли быстрым маршем. Император распорядился не тащить за собой большого обоза, чтобы не сковывать передвижений армии. В Гонзор был отправлен приказ – приготовить фургоны с провиантом, дабы обеспечить снабжение небольшого войска, когда оно покинет пределы Ванета…

У восточной оконечности Дырявых гор Алекиан распрощался с прелатом, которого Мунт назначил альдийским епископом. Этот клирик, сопровождаемый довольно многочисленной свитой, следовал с армией до Гонзора, а теперь отправлялся на юг. Что за человек новый альдийский епископ, и какие инструкции получил он в Ванетинии, император не знал и не стремился узнать. Если уж Мунт обещал, что позаботится об Альде, пусть агенты Церкви действуют, как угодно ее главе. По крайней мере, от этой заботы Алекиан избавлен.

Там же, у границы, к армии присоединились гонзорские рыцари под командованием юного сэра Ирвеля, младшего зятя Менгрона Маултонского. Как было велено, они привели обоз. Вообще, гонзорские дворяне при всяком случае старались показать, что не забыли – Алекииан прежде был их герцогом, вернее, целью их демонстраций было напомнить об этом факте самому императору… Но напрасно. Алекиан твердо решил для себя, что не станет делать различия между провинциями – все должны равно подчиняться имперской короне и нести равные повинности.

В ответ на приветствие гонзорцев император заявил, что доволен их рвением, и велел сэру Валенту указать вновь вставшим под имперское знамя место в колонне… Капитан назначил южанам следовать в арьергарде. Не слишком почетная позиция, конечно. Быть может, в таком выборе выразилась давняя взаимная неприязнь альдийских и гонзорских сеньоров (естественная для соседей), а может, бравый воин рассудил, что гонзорцы станут лучше других оберегать собственный обоз…

Так или иначе, гонзорцы, выстроившись вдоль обочины, наблюдали прохождение армии императора, дожидаясь хвоста колонны, к которому им надлежало пристроиться. Мимо них шли попарно кавалеристы в красном и желтом, затем – лучники, потом – снова кавалеристы и снова лучники, гвардейцы двигались в походной колонне поротно. Затем – несколько легких повозок со стрелами. Потом небольшой промежуток и ванетские дворяне. Этих было относительно немного, предшествовавшая междоусобица основательно проредила благородное сословие Ванета. Дворян с собственными знаменами в колонне едва набиралось полторы дюжины – куда меньше, нежели при прошлом императоре…

Дождавшись, когда проследовали ванетцы под желтыми знаменами с красным львом, гонзорцы пустили следом обоз, а затем на тракт двинулись воины. Их тоже было немного – его величество велел оставить в герцогстве достаточно войск, чтобы противостоять, в случае чего, нападению орков. Договор договором, однако полностью доверять нелюдям нельзя…

Да, эта императорская армия была, пожалуй, самой малочисленной за последние два века. Впрочем, и цель представлялась ничтожной – впереди лежало герцогство Тила.


* * *


Ингви, ухмыльнувшись, взял из рук энмарца пергамент и развернул коня, чтобы ехать рядом с повозкой посланца. Тот, поклонившись раз пять, прежде чем расстался с документом и еще трижды – после, наконец опустил зад на облучок, и с любопытством уставился на демона. Тот поглядел на письмо… взвесил в ладони, любуясь красивыми разноцветными печатями, свисающими на шнурках.

– И что же, – поинтересовался король, – ты, почтеннейший, так и вез письмо? Открыто, не прячась?

– Отчего бы мне прятаться, – не смущаясь, ответил энмарец, – письмо-то официальное. От нашего Совета вашему величеству.

– А полномочия у тебя какие?

– Да какие… – теперь купец замялся. – Никаких, только вручить послание лично в собственные руки. Я человек маленький…

– И что там, о чем письмо?

Поблизости застучали копыта, спутники Ингви догнали его и теперь, двигаясь по обочине, пристроились поблизости, здесь дорога шла по заросшему низеньким кустарником лугу, так что сразу несколько всадников моги ехать рядом.

Энмарский гонец, покосившись на вновь прибывших, пояснил:

– О чем письмо я не знаю, печати все-таки на него наложены. Дело-то как было? Пристав городской мне письмо отдал, когда узнал, что я в Альду поеду, и велел вручить непременно. И ответ, если желаете, ваше величество, со мной передать можно обратно. Я же не куда-то в дальний край, я именно что в ваше Гилфингом хранимое королевство еду. Пока не распродам товарец, обратно не двинусь.

– Ладно, – кивнул король, – посмотрим.

Сломал печати и встряхнул пергамент, разворачивая. Ннаонна тут же подъехала ближе и сунула нос в бумагу. Остальные придержали коней – дорога спустилась в узкую лощину, лес подступил ближе. Ннаонне тоже пришлось отстать и она, как ни вертелась, все не могла заглянуть Ингви через плечо. В конце концов ее лошадка, раздраженная поведением наездницы, попыталась взбрыкнуть, и девушке пришлось успокаивать животное. Справившись, она окликнула короля:

– Ну, что там, что?

– Предложение союза. Хоть просто дружественного, а хоть и военного – наступательного и оборонительного.

– Ваше величество, – подал голос энмарец, доставивший письмо, – а стоит ли при всех-то?

– Я, почтеннейший, специально спросил о твоих полномочиях. Ты не должностное лицо, охраны тебе не дали, в секрете держать не велели. Я понимаю таким образом, что вашему Совету именно того и хочется, чтобы содержимое письма стало известно всем. Вот я и иду навстречу желаниям Совета.

Тут, едва ли не впервые за время путешествия, подал голос Карикан. Полугость-полупленник короля, он прежде всегда держался позади и помалкивал.

– Прошу прощения, ваше величество, – окликнул бывший граф, – я понимаю таким образом, что никого не заинтересует письмо, если о его содержимом говорить открыто. Энмарцы поступили таким образом, чтобы все знали о письме, но и чтобы заинтересовались текстом, скрытым под таким количеством печатей.

По ухмылке демона можно было заключить, что он тоже склоняется к этому выводу.

– А что с печатями? – обернувшись, уточнил он.

Купец недовольно неразборчиво пробурчал под нос что-то, вряд ли являющееся объяснением. Карикан приблизился к королю, насколько позволяла ширина лощины, и пояснил:

– Я имел дело с энмарскими документами. Обычно им достаточно одной, печати Совета. Если требуется большая торжественность, добавляют личную печать первого мага… Если мне не изменяет память, сейчас это Сопкон Рубин.

– Я с ним знаком, – кивнул Ингви. – Да, я понял. Не больше двух печатей, а здесь – вон сколько… Эй, почтеннейший, а к кому еще отправлены послания?

Энмаерц, к которому был обращен вопрос, замялся, потом пробормотал:

– Я человек маленький, мне только вот письмо передать… Ответ, ежели угодно, могу обратно доставить.

Ингви пришпорил коня и поскакал, обгоняя повозки энмарскеого каравана, свита – следом. Отъехав по дороге вперед, король заявил:

– Если явное, «официальное», как выразился гонец, письмо отправлено мне одному, значит остальным – послания тайные. Они что, дураком меня считают, что ли?

– А много других писем? – поинтересовалась Ннаонна.

– Из сказанного можно заключить, что к союзу собираются привлечь принца Ленота, короля Гевы и города легонтского побережья… ну и еще кое на кого намекают. Сколько, по-твоему, отправлено писем? Ладно, едем в Альду. Быть может, мои верные графы уже ждут…


* * *


Скорей! Скорей! Но напрасно Гезнур торопил новых союзников. Маршал и сам шагал пешком, и запрещал подгонять неупокоенных солдат. Если гнать их с повышенной скоростью, объяснял полководец, мертвые смогут идти быстрей, но запасы маны исчерпаются очень быстро, так что на восстановление магической энергии в их янтарных резервуарах уйдет куда больше времени, чем удастся выиграть спешкой. Не следует забывать, что живых колдунов в армии меньше, чем мертвых воинов, и они тоже выдыхаются. С невысоким темпом марша королю пришлось смириться.

Теперь во главе колонны шагали невозмутимые тролли. Следом – несколько десятков всадников, потом – пешие гевцы. Их лошадей отобрали для перевозки оборудования лаборатории брата-маршала. За гевцами – на порядочно расстоянии, разумеется – двигались могнакские бойцы. Первыми – магики в волшебных доспехах, затем колонны мертвых, сопровождаемые сержантами, отбивающими на барабанчиках походный ритм. Вел армию зомби сам маршал, он один с чудовищным мечом на плечах занимал по фронту столько же места, сколько требовалось колонне мертвых солдат. Гезнур держался поблизости и даже время от времени шел пешком, чтобы пообщаться с маршалом. По дороге они строили планы предстоящей кампании, а на привалах король упрашивал мрачного чародея поглядеть в настроенный на Геву толленорн. Мистик не спорил, хотя без особой охоты занимался этим колдовством – работа с толленорном была утомительной, тонкая магия требовала большого расхода маны и физических сил, однако маршал тоже хотел быть в курсе происходящего. Задача усложнялась тем, что всякий раз приходилось посылать взгляд прибора в разные точки – Гюголан покинул столицу и лично руководил нашествием на северный берег Золотой.

Как и было уговорено с Гравелином Серебро, едва его гномы ушли с фенадской границы, гевцы начали переправу. Разумеется, это было выгодно обеим сговорившимся сторонам: гномов никто не преследовал, а гевцы напали на страну, уверенную, что ее надежно стерегут… Никто не мог знать, что господа юга Фенады со своими вооруженными людьми отправились на север, чтобы принять участие в изгнании гномов оттуда. Дружину Гравелина они решили не трогать, напротив – ничем не выказать вражды гномам на гевском рубеже, лишь бы стерегли по-прежнему берега, да не вмешивались в события на севере страны. Поэтому гевцы, к их собственному удивлению начали наступление с большим успехом – они захватили несколько городков и замков на юге, но не решились двигаться дальше, так как подозревали подвох – слишком уж гладко прошла переправа и начало кампании. Гюголан отправился в Фенаду, чтобы лично возглавить дальнейшее наступление.

Фенадские дворяне, получив известия о переправе гевцев, сперва не придали значения этой вести. Граф Альгейнт решил, что речь идет о каких-то шайках разбойников либо отрядах наемников, которых натравили на Фенаду гевские сеньоры. В таком случае, рассудил он, с гевцами управится Серебро. Потому граф, не задумываясь о событиях на юге, повел объединенные дружины к строящейся крепости в Ренбрит, куда сумел удрать и Гратидиан с немногими сохранившими верность людьми. Но за первыми сообщениями пришли другие – Гравелин с его войском попросту исчез, а гевцы продвигались на север. Южные сеньоры едва не взбунтовались – их замки и земли оказались в руках заклятого врага. Альгейнту удалось убедить их держаться вместе, обещая после победы над засевшими в Ренбрите гномами отправиться вместе с ними на юг… Но о событиях на севере брат-маршал с Гезнуром знать не могли, мистик настраивал толленорн лишь для того, чтобы следить за перемещениями Гюголана. И Гезнур волновался за отца, который оказался так далеко в глубине фенадских владений. Слишком уж легким оказался успех… Что кроется за этой легкостью?

Скорей! Скорей! Гезнур спешил на помощь отцу с новыми союзниками.

Глава 20

Вступив на земли Тилы, армия Алекиана не изменила походного порядка и не ускорила движения. Продвижение колонн под ванетскими и имперскими знаменами не выглядело нашествием – его величество следует по землям вассального владения, разве что свита несколько велика и слишком хорошо вооружена… Перейдя границу, имперцы вели себя очень сдержанно, платили за фураж и пользовались провиантом из собранного в Гонзоре обоза.

Следуя главным торговым трактом, армия достигла города Тилы, столицы провинции. Разумеется, о прибытии Алекиана здесь знали, но, поскольку имперцы до сих пор не проявляли ни враждебности, ни злобы, их беспрепятственно впустили в ворота. Большая часть армии под командованием Валента Гранлотского проследовала дальше на запад, в Тилу вошел лишь Алекиан с отрядами нескольких ванетских сеньоров и одной гвардейской ротой – вполне приличный конвой для его величества. Тильские стражники приветствовали императора и предложили следовать во дворец, где ждут герцогиня с детьми дети. Алекиан с непроницаемым лицом, обрамленным выкрашенной в алое сталью, двинулся во главе красно-желтой колонны по улице. Горожане толпились в переулках, наблюдая за великолепным шествием.

Когда имперская колонна достигла резиденции герцогов Тилы, и герцогиня с двумя сыновьями спустилась по дворцовой лестнице, чтобы приветствовать высокого гостя, Алекиан обернулся к гвардейцам и скомандовал:

– Начинайте!

Тут же рыцари и солдаты двинулись в разные стороны – часть развернулась, чтобы вернуться к воротам, разоружить стражу и захватить въезд в город, другие – к прочим воротам Тилы; несколько десятков, спешившись, бросились во дворец, расталкивая перепуганных слуг. Ванетские сеньоры и их всадники окружили дворец… Никто подобного не ожидал, сопротивления местные не оказывали. Семья Фенгима была окружена, и тут прозвучали суровые слова императора:

– Поскольку ваш муж и отец, герцог Тилы не исполнил долга, как подобает верному вассалу, он будет арестован и предстанет перед судом. А сейчас я беру герцогство под свою руку.

Пораженных хозяев дворца препроводили в угловую башню и заключили под стражу. Впрочем, отведенные им помещения были вполне комфортны, а вскоре к семье герцога пропустили нескольких лакеев и служанок. На сей раз Алекиан счел возможным действовать без лишней суровости, чтобы дать Империи пример того, как он будет мягок с покорными и раскаявшимся… Однако тильская казна была конфискована.

Тем временем Валент вел основные силы к тогерской границе. По дороге ему несколько раз встречались обозы – по приказу герцога Фенгима из захваченной страны вывозилось все, что только было можно конфисковать в королевских владениях. Возчики глядели на армию под имперскими и ванетскими знаменами с огромным удивлением. На расспросы отвечали – его светлость Фенгим с армией осаждает столицу Тогера, где заперся Ройнрик V.

Армия императора по-прежнему не проявляла враждебности по отношению к населению, и за все необходимое Валент велел расплачиваться серебром (благо, герцогская сокровищница была в руках Алекиана). Обозы, идущие из Тогера, капитан велел пропускать беспрепятственно – все равно следуют в столицу, к императору… Перейдя границу, командующий встретился с послами, отправленными императором к враждующим вассалам, тем самым, что оказались свидетелями генерального сражения. Одноглазый ветеран доложил Валенту о силе и составе армии герцога Фенгима, и капитан решил, что вполне может вразумить тильца с имеющейся в его распоряжении армией. Гвардейцы ускоренным маршем двинулись к Тогеру, главному городу королевства. Теперь они шли по землям, разоренным нашествием – повсюду попадались брошенные и разоренные замки, покинутые жителями деревни… С фуражом проблем не возникало, а продовольствие отыскать было непросто. Впрочем, прокормить небольшую армию Валента оказалось не так уж сложно.

Наконец, когда стемнело, на горизонте показалось зарево – пылали окрестности тогерской столицы. Валент остановил войско на ночевку и выслал лазутчиков. Через несколько часов разведка возвратилась. Валент выслушал доклады – Фенгим обложил город, но люди Ройнрика отбиваются очень храбро, так что захватить Тогер приступом не удалось. Длительная осада тоже вряд ли принесет успех – в городе многочисленный хорошо вооруженный гарнизон, и наверняка накоплены большие припасы продовольствия. Поэтому тильцы строят осадные машины, окружают город палисадами, ну и – как обычно в подобных ситуациях – грабят и жгут окрестные поселения. О прибытии имперского отряда Фенгиму, разумеется, известно, однако беспокойства он не проявляет.

– Что ж, – решил Валент, – завтра выступим до рассвета и дадим бой.


* * *


Чем ближе к городу, тем больше попадалось по дороге повозок – теперь к сбору урожая приступили и в этой части страны, крестьяне начали свозить плоды своего труда в столицу. Ингви, оставив фургоны позади, с конными отправился в Альду. Короля узнавали, возчики и пешие путники кланялись с искренними, похоже, улыбками.

В воротах пришлось даже ненадолго остановиться, поскольку столпившиеся на узком пространстве альдийцы непременно желали поглазеть на монарха и поприветствовать его. Наблюдая такую радость и верноподданническое рвение, Ингви отвечал на поклоны кивками и медленно пробирался между сгрудившихся повозок. Когда король с конвоем выбрался наконец из затора, он шепнул Ннаонне с прежней кривой ухмылкой:

– Судя по радости этих людей, Мертенк еще не успел приступить к сбору налогов. Мне следовало еще задержаться…

– Верно, твое демонское, – подхватил Никлис, расслышавший фразу монарха, – налогов не собирали. Это чуть попозже, когда урожай совсем поспеет. Тогда крестьянишки свозили, слышь-ка, зерно да овощи, продавали их, а потом – некоторые к нам на северную сторону. Ну, пиво дешевле-то у нас… Тех мы, бывало, щипали…

Бывший воришка задумался – должно быть, взгрустнулось о прошлых деньках. Меланхолия начальника стражи, похоже, передалась всем, до Альхеллы доехали в молчании, но горожане на улицах неизменно радостно приветствовали короля… Во дворце Ингви поджидали оба графа – они как раз прибыли накануне, но расположились (каждый со своей свитой) в удаленных друг от друга покоях. И вот наконец вернулся Ингви – оба явились его встретить.

Теперь, когда они приехали с женами, эльф с орком меньше подкалывали друг дружку – присутствие жен заставляло Кендага с Филькой быть сдержаннее. Графини также поминутно косились друг на друга, похоже, беседа у них никак не завязывалась. Ллиа Найанна была более чем просто ослепительна – изящная, почти кукольная красота эльфийки подчеркивало переливающееся всеми цветами роскошное платье, кружева, ожерелья и венок из живых роз в золотых кудрявых волосах. Супруга Лорда Внешнего Мира, напротив, нарядилась подчеркнуто неизящно. На ней была потертая кожаная куртка, вся в царапинах от звеньев кольчуги, и такие же брюки, заправленные в высокие сапоги. Роскошные рыжие волосы Агриста стянула в хвост, перевитый тонкими ремешками – так сподручней в бою и в походе.

Выглядела рослая экс-королева, будто только что возвратилась из опасного рейда и намеревалась вот-вот снова устремиться в битву. Подходящая супруга для воинственного оркского лорда! После того, как графы церемонно представили жен королю (Ллиа Найанна присела в грациозном реверансе, Агриста улыбнулась и кивнула), воцарилась тишина. Ингви еще раз оглядел обеих дам, ухмыльнулся и объявил:

– По-моему, нам следует выпить за встречу. Не каждый день в Альхелле собирается столь изысканное общество! Сейчас мы с Ннаонной переоденемся…

– …и всласть наговоримся о политике! – закончила вампиресса. – У нас новости, письмо от энмарского Совета! Официальное!

С этими словами девушка ухватила Ингви за рукав и увлекла за собой, король еще раз улыбнулся, развел руками и подчинился целеустремленной подружке. Ннаонна по пути щебетала, не смолкая:

– Что мне одеть? Нет, ты не улыбайся, как эльф перед зеркалом! Ты скажи, вот что мне одеть? Платье? Все равно у Филькиной жены платье красивее, так неинтересно! Кстати, а что с этим письмом? Ты мне так и не объяснил, почему это тебе письмо с десятком печатей и официально, а другим – нет?.. Да-а, платье не подходит. Слушай, а может мне стоит напялить рыцарские доспехи? Тогда я смогу, по крайней мере, Агристу переплюнуть! Меч нацеплю, а?.. Так что с письмом? Ты собираешься мне объяснять? Или доспехи не нужны, хватит какой-нибудь кольчуги… Что?

Ингви остановился (так что вампирессе, не выпускавшей его рукав, тоже пришлось затормозить) и спокойно произнес:

– С одеждой сама что-то придумаешь, я в это дело не стану лезть, хотя… ты же хотела надеть что-то черное? А с Энмаром все понятно – они сколачивают союз, но хотят внимание Алекиана привлечь именно к Альде. Об этом письме станет известно всем, о других – ну… не знаю.

– А зачем?

– Чтобы, если император захочет ударить по этому нарождающемуся союзу, он выбрал именно нас. Ну, или Энмар, но из Империи дорога все равно через Альду, так что…

– Что? – Ннаонна от удивления широко распахнула глаза. – Они нам желают зла?

– Нет, ну что ты! Просто они уверены, что я справлюсь, а другие участники сговора – нет. А теперь – марш одеваться! Графья ждут и графини ждут!


* * *


Когда колонна достигла гор Страха и был объявлен привел, Гезнур снова потребовал, чтобы мистик нацелил толленорн на юг Фенады и отыскал Гюголана. Гевец переживал за отца, который в самом деле прихварывал. Бурные события последних дней оказались чересчур утомительными для дряхлого короля. Гевской армии, наспех собранной и немногочисленной, удалось добиться определенных успехов – были захвачены четыре замка (их владельцы сражались с гномами на севере), а также войти в небольшие города, жители которых не пожелали сражаться за короля, «продавшегося гномам» (так они сами говорили), а потому городские общины сдались гевцам на почетных условиях.

Среди всех этих удач и побед Гюголан не на шутку расхворался. Старого короля отправили в столицу, наступление прекратилось. Гевские войска, состоящие в основном из наемников, занялись осадой тех замков, что не пали при первом приступе… и, хотя в Фенаде, как будто, не было войска, способного напасть на гевцев, Гезнур волновался. Брат-маршал, уступая напору союзника, велел доставит ему толленорн. С прибора сняли чехлы, мистик простер над окошком широкие ладони и поинтересовался:

– Ну и куда вы желаете взглянуть? Хотите полюбоваться, как идут дела с тем замком, что на западе, или с тем, что у самой реки?

– Меня больше волнует отец, его величество Гюголан, – хмуро отозвался гевец. – Замки рано или поздно падут, но без старика все развалится. Вы же видите, что армия остановилась…

– Армия… – колдун презрительно хмыкнул. – Это не армия, а стадо баранов. Едва король слег, они тут же перестали быть войском. Нет начальника, каждый занимается, чем ему заблагорассудилось.

– Наемники, – пожал плечами Гезнур, – они хотят взять и разграбить замки… Хотя следовало бы выяснить, чем занимается Гратидиан и где его рыцари…

– Конечно!

– Так вы сможете отыскать Гюголана?

Маршал покачал головой.

– Только если очень повезет. Мне придется начать с его вчерашней стоянки… и двигаться на юг… Угадаем, какой дорогой его везут – отыщем… Послушайте, может, лучше мы сделаем полезное дело и попытаемся разведать, что творится к северу от позиций ваших вояк?

И не дожидаясь согласия союзника, мистик принялся напевать заклинания. Под его руками туман в оконце толленорна рассеялся, в полированной поверхности проступили очертания поросших лесом холмов… Маршал поднялся повыше, так, чтобы захватить побольше фенадского пейзажа, и двинул изображение дальше к северу. Иногда он снижался над дорогами и замками, потом снова продвигал взгляд прибора на север… Замки, разумеется, готовились к отражению приступов, но на дорогах не было видно воинских колонн, ничто не указывало на приближение фендаской армии. Начало темнеть, картинка потеряла отчетливость…

– Ничего не понимаю, – наконец буркнул Гезнур. – Куда же подевался Гратидиан с армией? Сбежал? Нет, не верю, он слишком упрям и глуп.

– Однако его не видно, – заметил маршал.

Когда старый маг прекратил читать заклинания, оконце толленорна снова замутилось. Маршал подозвал подручного, велел укутать прибор и унести прочь.

– Меня все еще интересует, – после паузы произнес некромант, – почему вы обратились за помощью ко мне? Насколько я понимаю, Могнак вам не слишком понравился.

– А кому он вообще может понравиться? – буркнул Гезнур. – Но, с другой стороны, к кому я могу еще обратиться? Соседние сеньоры вступили в союз с нами потому, что боятся Гевы больше, чем императора. Тролли… ну, эти вовсе не служат мне, просто считают меньшим злом. Меня никто не любит, Геву никто не любит. С Могнаком то же самое… Разве это не объединяет нас?

Глава 21

По истечении нескольких дней с начала мятежа гномьи колонии на землях Фенады перестали существовать. Часть гномов была убита на месте, другие сумели пробиться из городов и поселков, назначенных им для поселения.

Уцелевшие нелюди бежали к строящейся крепости в Ренбрит. Разгоряченные вином и пролитой кровью фенадцы преследовали их по пятам. Изредка, когда погоня настигала карликов, происходили ожесточенные стычки. Гномы дрались отчаянно, и преследователи понесли немалые потери. В этих схватках латники сеньоров участия не принимали – таково было распоряжение предводителя мятежников.

Граф Альгейнт, считавший себя великим стратегом, разработал хитрый (как он сам полагал) план. Солдаты, не отвлекаясь на избиение отдельных групп отступающих гномов, сразу направились к Ренбриту. С налету крепость захватить не удалось, но на это граф, хорошо знакомый с осторожной повадкой нелюдей, не слишком рассчитывал. Его цель была иной. Преследуя бегущих нелюдей, группы «патриотически настроенных граждан» добрались к самой крепости. Гномы не спаслись все равно, поскольку у самого Ренбирита наткнулись на дружины сеньоров, заблаговременно явившиеся туда, бегущих гномов перехватили и истребили латники, а не успевшие принять участие в резне «патриоты» почувствовали себя разочарованными, так что их удалось увлечь, соблазнить грядущей местью и добычей… они присоединились к дружинам сеньоров. Словом, в конце концов, под командованием Альгейнта собралось около трех тысяч человек, в том числе около восьмисот опытных солдат, приведенных господами. Остальные – «благонамеренные граждане», чье рвение подогревалось вином, своевременно доставленном к Ренбриту по приказу Альгейнта. Вино также являлось частью плана. Пока «благонамеренные» фенадцы пили за скорую погибель нелюдей, граф собрал сеньоров на военный совет. Поскольку крепостные ворота оказались заперты уже к моменту прибытия высланного Альгейнтом конного авангарда, оставались два способа ведения боевых действий – штурм или осада. Разумеется, подбить пьяных добровольцев на приступ было несложно… и кое-кто из дворян советовал главнокомандующему именно так и поступить – благо, наружные стены крепости нелюди так и не успели закончить. Осторожный граф отклонил предложение – пусть стены и невысоки, однако и их преодолеть не с чем – нет ни лестниц, ни иной осадной техники. Атаку скверно вооруженных ополченцев гномы отобьют легко, и ущерб нанесут немалый. Что из того, отвечали рьяные сторонники активных действий, пусть погибнет некоторое количество мужичья – зато латники ворвутся в крепость по их телам! Граф Альгейнт осадил господ, напомнив, что лестниц у них нет все равно… и поставил последнюю точку в обсуждениях, осведомившись, допускают ли оппоненты такую возможность, что фенадцы, погибшие понапрасну, окажутся их собственными вассалами и налогоплательщиками. Нет, согласились господа, это было бы неприятно.

Тогда Альгейнт выступил перед пьющими ополченцами и объявил, что, жалея их, не желает губить в напрасных приступах. Пусть, дескать, готовятся к осаде. Вряд ли у нелюдей запасено много продовольствия, их можно взять измором. Хотя пьяные добровольцы и пылали отвагой, они все-таки успели оценить, насколько крепка занятая гномами позиция на скале. Словом, они занялись осадными работами – сперва сумбурно и без плана, но постепенно их действия приобрели осмысленность и целеустремленность. Граф затеял оградить скалу непрерывным кольцом палисадов и валов, чтобы запертые гномы не смогли пробиться наружу. Фенадцы много и бестолково суетились, однако постепенно оборонительная линия вокруг недостроенной крепости приобрела очертания… Другие группы осаждающих готовили лестницы и осадную машину с тараном.

У гномов тоже шла работа. Уже не пытаясь поднять наружные стены, нелюди старательно готовили к обороне то, что было возведено. Сам Крактлин, застигнутый восстанием в крепости, возглавил оборону. Молодой полководец выделил особую группу опытных мастеров, чтобы соорудили одну из его недавно спроектированных машин; оружейников услал у кузницы ковать оружие и доспехи (того и другого недоставало собравшимся в крепости строителям), прочим велел занять места на стене. Вместо отсутствующих зубцов на гребень водружали только что сколоченные деревянные щиты против стрел, из строительных подмостков спешно составляли галерею…

Ночью пьяные фенадцы угомонились и завалились спать. На вершине же горы, не переставая, стучали топоры и молотки, ритмично вспыхивало пламя – нелюди не прекращали работы и в темноте. Около трех часов заполночь стих и этот шум. А еще часом позже Крактлин велел отворить ворота и с отборным отрядом в восемьдесят гномов бросился вниз по склону. Нелюди обрушились на спящий лагерь, разрушая хлипкие сооружения будущей осадной линии и убивая всех, кого застигли на месте. Не будь фенадцев так много, и не окажись их лагерь таким разбросанным, вылазка имела бы куда больший успех, но пока воины Крактлина орудовали на участке под горой напротив крепостных ворот, Альгейнт (благоразумно расположивший свой лагерь в стороне) подоспел к атакованному участку с кавалерией. Схватка вспыхнула снова, постепенно прибывали все новые и новые фенадцы… Корактлин велел отходить. Всадники преследовали отступающих гномов до середины склона, затем тропа стала круче и уже… Гномы, сражающиеся в плотном строю, получили преимущества перед кавалерией – фенадцы прекратили наступление и возвратились в лагерь.

Хотя в ночном бою погибло почти сто человек из числа осаждавших, большого успеха Крактлин не добился. Его отряд потерял около дюжины бойцов убитыми, и почти все возвратившиеся в крепость получили раны… При том, что потери фенадцев были куда больше, их войско уже на следующий день выросло за счет подошедших добровольцев. Зато после ночного сражения ополченцы куда серьезнее взялись за сооружение палисадов и валов – особенно напротив ворот крепости. Теперь вылазку вряд ли удалось бы повторить.

Еще днем позже несколько сеньоров – южан, узнавших о нападении гевцев на их собственные земли – ушли, но это не слишком сказалось на общей численности армии Альгейнта. Осада продолжалась.


* * *


Аллок Ллиннот выехал на опушку и прислушался. Как будто тихо. Кто-то, быть может, скажет, что слишком рискованно сыну короля участвовать в подобных вылазках, но у Аллока было собственное мнение на сей счет. С одной стороны, он – второй сын Трельвеллина и не наследует трон, а с другой – с ним ничего не случится. Да, с ним ничего плохого не случится, потому что он серьезен, осторожен, и предусмотрителен. Это стало новой модой у эльфийской молодежи – считать себя серьезным и поступать соответственно. Все держались подчеркнуто сдержанно, говорили скупо и высокопарно, старались не смеяться. Что касается Аллока, то в следовании моды никто не превосходит его – и не превзойдет никогда! Ллиннот отдался серьезности – новой страсти – со всем присущим эльфу легкомыслием. Он, принц Аллок, стал угрюм и молчалив и вот сейчас, в этой вылазке, он осторожен и держится настороже! Да-да!

Оградив вновь отвоеванные земли Феллиоста молодым лесом, эльфы не собирались останавливаться на этом. Они вели разведку, рассылали во все стороны – на юго-запад и на юго-восток – лазутчиков и даже заводили знакомства с крестьянами по ту сторону границы. Посредниками сперва выступили люди из захваченных феллиостских земель, постепенно и чужие привыкли к эльфам, даже пытались завести торговлю. Аллок вовсе не брезговал этими существами, хотя находил их чересчур озабоченными собственной выгодой и безопасностью. Как будто в жизни нет ничего важнее выгоды да безопасности! Однако новый, серьезный, Аллок Линнот не смеялся над странными людьми – напротив, старался увидеть Мир их глазами. Даже забавно…

Итак, эти люди поведали новым знакомцам, что в заброшенной крепости на анноврской земле появились обитатели. Носят они белые плащи, похожие на форму епископских латников, они вооружены, и выправка у них воинская… однако и с солдатами их спутать нельзя. Держатся эти бойцы иначе, с крестьянами почти не общаются, глядят сурово, но и обид не чинят – странно. И еще в крепость тянутся повозки с лесом и тесаным камнем, туда прибывают и прибывают новые всадники в белом… Все это было любопытно, и вот Аллок отправился на разведку.

Оглядевшись еще раз, принц тронул коня, направляясь на невысокий пригорок. Цепь холмов закрывала обзор, но за грядой находилась крепость людей в белых плащах. Эльф ехал, прислушиваясь и озираясь – странно, что он уже совсем недалеко от крепости, однако ни патрулей, ни заставы… Удивительно. Не похоже на белых воинов, какими они представали в рассказах крестьян. Ллиннот выехал на гребень, вот она – крепость. Старые стены одеты деревянными лесами, их чинят, приводят в порядок. Перед воротами – леса выше и гуще, наверное, возводят новые башни и барбикены…

Принц услыхал топот копыт – слева и справа из лощин и оврагов вылетели всадники в белых плащах, обходя холм, откуда наблюдает принц, отрезая отступление. Ллиннот, не раздумывая, пустил коня в галоп, но не назад, а к крепости. Лошадь слетела с холма, помчалась по лугу. Принц чуть тронул бок коня каблуком, изменяя направление – из-за холма показались преследователи – увидели эльфа, дали шпоры коням. Ллиннот не расхохотался, как сделал бы непременно совсем недавно – когда еще не был серьезным, как ныне. Однако приключение выходило веселенькое! Он летел чуть в сторону от крепости белых, забирая правее… погоня следом, отставая все больше! Весело! Весело! Аллок оглянулся – расстояние до белых довольно большое, можно – и взял еще правее, потом еще. Вот он уже мчится не к крепости, а от нее, обойдя по дуге погоню. Теперь хорошо бы, они не отстали, не оставили преследования. Принц бросил поводья и потянул из-за спины лук, наложил стрелу с белыми перьями… В седле на полном скаку, да без привычки – ни прицелиться толком, ни тетиву натянуть. Тем не менее, Аллок не зря считался лучником из первых – стрела угодила в переднего всадника, прошла по касательной, вырвала клок из белого плаща… Насколько Аллок знал людей, после такого – ни за что не бросят погоню. Принц свистнул, взмахнуло луком и погнал коня к лесу – туда, где в засаде притаился его отряд. Однако, влетев чащу и натягивая поводья, Ллиннот осознал: что-то не так. Стих топот копыт позади. Вместо того, чтобы вломиться в чащу следом за улепетывающим эльфом, эти странные люди сдержали коней и остановились, не доехав до опушки полтора полета стрелы! Странные люди, с такими, пожалуй, придется тяжело…


* * *


Уйдя от разграбленного обоза немного по тракту, Дартих свернул в лес.

– Срежем немного, – заявил коротышка.

Юноша, подобрал цепи, чтобы не цеплялись за сучья, уныло побрел следом. Вскоре они очутились в совершенной глуши. Невольник не видел никаких примет, по которым хозяин мог бы отыскать дорогу в чаще. С полчаса он молча шагал следом за Дартихом, сгибаясь под тяжестью мешка – пыхтел, сплевывал, потел в теплом плаще – потом не выдержал.

– Эй, хозяин, а куда мы идем-то?

– Молчи лучше, – бросил, не оборачиваясь коротышка, – береги дыхание. Сейчас дорога в гору пойдет.

– Да какая дорога-то? Здесь только лес!

– Вот и хорошо. Никто нас здесь не увидит. Значит, если кто из попутчиков нас запомнил, то могут искать. А здесь не найдут.

– Да кому мы нужны – искать нас?

– Пойми, дурень, кто уцелел, тем нужны виноватые. Мы со всеми не возвратились в город – значит, пособники разбойников. Наводчики, понял? Чем хочешь поклянусь, и свидетели вмиг отыщутся, вспомнят, что мы с тобой разбойникам знаки подавали.

– Какие еще знаки?

– Тайные. Откуда я знаю, что эти уроды про нас придумают… И вот если кто нас по дороге встретит… да еще мешок у тебя из каравана – так разбираться не станут. Пристукнут или повесят. Поэтому мы через горушку перевалим, выйдем на тракт по ту сторону.

– А как же ты дорогу найдешь? – не отставал юнец.

– Чего ее искать… Она вокруг горы идет. Как перевалим, непременно к тракту выйдем. А теперь заткнись.

Вскоре в самом деле идти пришлось в гору. Юный невольник начал уставать, он все чаще останавливался, чтобы поправить мешок на плечах или смахнуть капли пота… Дартих так же неутомимо шагал и шагал впереди, хотя сипел и кряхтел все громче – полному коротышке тоже было нелегко, однако темп он выдерживал. Пленник, забыв обо всем, брел следом, с каждым шагом все, казалось, мешок на плечах становится тяжелее… Наконец Дартих решил:

– Здесь остановимся. Все равно спешить нам некуда. Отдохнем маленько, отоспимся. Прошлая ночка беспокойной выдалась… Давай мешок-то сюда.

Юноша протянул мешок хозяину, привалился к стволу сосенки, и тяжело сполз на землю, покрытую толстым слоем рыжей хвои. Он совершенно обессилел и мог только наблюдать, как спутник разводит костер и перебирает овощи, бормоча: «Это сейчас в углях испечем, а репу и так можно, сырой жрать… Эх, жалко, котелка нет…»

– Послушай, Дартих, – окликнул юноша, – а все-таки, зачем ты меня из столицы увел?

– Потому что захотелось мне так.

– Нет, правда? Ты же без меня мог быстрей, и безопасней…

Коротышка сел напротив узника, по другую сторону костра, отцепил от пояса флягу, встряхнул. Отпил глоток, снова встряхнул… Потом вздохнул.

– А зачем? Зачем мне теперь быстрей? Куда мне теперь идти? Кому я нужен… Раньше у меня хозяин был, я жил, ему служа. Теперь нет хозяина, куда мне теперь? А вот ты прежде таких, как я не замечал. Да ты и меня не замечал, мы ведь пару раз встречались – прежде-то. Помнишь? То-то и оно, что нет. Ты прежде сквозь меня смотрел, будто и нет меня. Ты меня не видел, а только лишь мой камзол замечал, потому что на камзоле – господина Каногора герб. А теперь герба на мне нет, зато ты меня замечаешь.

Глава 22

Имперское войско подняли задолго до рассвета – Валент полагал, что имеет дело с неопытным соперником, и собирался захватить тильское войско врасплох. Гвардейцы, бывалые солдаты, быстро, хотя и без спешки, седлали коней, натягивали латы – через час они были готовы к походу. Несколько медленней шла подготовка у гонзорских сеньоров, поэтому Валент отдал приказ выступать, а южанам – заканчивать сборы и двигаться следом, как и прежде охраняя обоз. Поскольку было неясно, чего следует ожидать, капитан велел разослать патрули и дозоры, как надлежит в военном походе на неприятельской территории. Вопреки опасениям, округа была спокойна, и патрули тильцев обнаружились уже только в непосредственной близости от их лагеря у стен Тогера. Они отступали, не вступая в контакт с дозорами имперцев.

Капитан дал приказ гвардейцам остановиться и отправил гонца к сэру Ирвелю, веля поспешить. Сам Валент поскакал к лагерю тильцев, задержавшись чтобы сорвать несколько веток – символ мирных намерений.

Солнце недавно взошло, и лагерь осаждающих едва пробудился. Впрочем, сэр Валент приметил там довольно много вооруженных людей, вполне готовых к битве. Среди шатров, трубили горнисты и плескались на утреннем ветерке знамена. На городских стенах не видно было вовсе никого, но можно не сомневаться – оттуда наверняка приглядываются к флагам подходящей к столице армии. Кто они? Подкрепление неприятелю или некий союзник, на появление которого особых надежд у Тогера не было? Альдиец подскакал к лагерю, размахивая наспех сломанными ветвями – не слишком зелеными (осень, как-никак), но вполне ясно указывающими на статус парламентера. Лагерь, огражденный со стороны города наспех созданным рубежом из опрокинутых повозок, низеньких валов и палисадов, с тылу не прикрывался ничем – скопление наспех сооруженных шалашей и навесов. Здесь толпятся полуодетые заросшие мужчины – ополчение или наемники.

В отдалении – группы шатров, там расположились сеньоры. Валент направил коня к шатрам. Навстречу ему выехали кавалеристы в тильских цветах. Капитан еще раз помахал ветвями и назвал себя:

– Валент из Гранлота, капитан гвардии его императорского величества.

– Огир из Кастерна, – откликнулся дворянин, ехавший первым. – Чем могу служить?

– Мне желательно поговорить с его светлостью Фенгимом.

– Следуйте за мной.

Валент отшвырнул ставший ненужным символ мира и направился за тильцами. Герцог Фенгим тем временем, должно быть, решил разузнать сам, из-за чего тревога, и выехал встретить посла. Он был в доспехах и глядел из-под забрала очень воинственно. Вокруг тут же столпились солдаты, всем было любопытно, с чем пожаловал имперский офицер.

Гвардеец снова назвал себя и тут же перешел к делу:

– Ваша светлость, – решительно заявил он, – я требую, чтобы вы немедленно сняли осаду с Тогера, сложили с себя полномочия и отправлялись с повинной головой в Тилу, где ждет император. Его величество недоволен вашим самоуправством, вашим нападением на Ройнрика, верного вассала имперской короны и, разумеется, вашим отсутствием на церемонии коронации.

По мере того, как Валент произносил дерзкие речи, разговоры в толпе тильских солдат стихали – и когда он закончил, воцарилась такая тишина, что фырканье лошадей и хлопки знамен над головой, казались громом… Альдиец удовлетворенно поглядел на Фенгима, наливающегося багровым румянцем – теперь точно будет драчка.

Сперва Валенту понравилось в гвардии – куда веселее, чем в тихой Альде… но чем дальше, тем паршивей становилось на душе. Хорошая драчка – это как раз то, что могло бы примирить бравого воина с постылой службой. «Что же он молчит? Может, стоило также потребовать, чтобы герцог отдал свой меч? – подумал Валент, – но нет, это уже чересчур…» Тем временем Фенгим, так и не произнесший ни слова, все больше и больше краснел.

– В Тилу? – наконец спросил он.

– В Тилу, – спокойно кивнул Валент. – Именно там сейчас мой сеньор, его императорское величество Алекиан. Там и надлежит вам предстать перед справедливым судом, как неверному вассалу.

– Я не подчинюсь! – неожиданно взревел герцог. – Это безумие!

Он много чего еще хотел крикнуть – что его право вести войну священно, что он победил Ройнрика и готов побить любого, хоть бы и самого императора… но от возмущения все мысли перепутались в голове и на язык ничего связного не шло.

– Тогда готовьтесь к бою! – отрезал Валент, развернул коня и шагом двинулся прочь.

Притихшие солдаты расступались перед ним, а позади надрывался Фенгим Тильский, выкрикивая распоряжения вассалам вперемежку с ругательствами и проклятиями. Капитан пересек поле, отделявшее его армию от лагеря тильцев. Навстречу ему выехали офицеры и гонзорские рыцари – всех, разумеется, интересовало, чем закончились переговоры.

– Господа, герцог Фенгим отклонил мои мирные предложения, – объявил им Валент, – он повел себя как законченный изменник и враг Империи. Я предложил ему закончить дело мирно, а он наговорил дерзостей и в мой адрес, и в адрес его императорского величкства. Увы, этот сеньор – законченный мятежник! Готовьте людей, будет битва. Мы атакуем предателей.


* * *


Слуги уже приготовили в королевских покоях две широких бадейки и натаскали воды. Ингви сбросил пропыленный дорожный наряд и быстро ополоснулся, потом полез в сундук за одеждой. За спиной шумно плескалась и фыркала Ннаонна. Она едва закончила мытье, когда Ингви уже был готов.

– Я подожду в коридоре, – предупредил он девушку. – Думаю, лучше тебе не мешать.

– Да-да, – откликнулась вампиресса. – Но ты не жди, что я буду готова вмиг. Не на войну собираемся, мне потребуется время.

– Не на войну? – Ингви хмыкнул, ухмыльнулся и вышел из комнаты.

В коридоре его поджидали – Вентис, невозмутимый как всегда, чуть в стороне – прежние ученики Ингви, молодые парни, которых он обучал основам магии. Чуть в стороне особняком топтался Хиг – мальчишка из Могнака Забытого. Хмурый пацан казался забитым и навеки перепуганным, однако Ингви знал, что это только игра – некроманты научили паренька ничего не бояться и использовать показной страх для маскировки. В кое-каких несложных заклинаниях Хиг весьма поднаторел, в самом деле, у него были неплохие способности, и некроманты занимались с ним очень активно – в Благословенной Тени обучение поставлено куда серьезней, чем где бы то ни было в Мире. Если обычный колдун не только делился опытом, но и готовил подмастерья к самостоятельной жизни, то могнакские наставники воспитывали слуг и солдат – беспрекословных фанатичных исполнителей, причем стремились в кратчайший срок получить боеспособного, хотя и ограниченного солдата. Хиг оказался редким исключением, поскольку, как показалось демону, некроманты не погасили в нем самостоятельность мысли.

Оглядев компанию, Ингви осведомился:

– Ну? И что стряслось на этот раз? Уже становится обычаем, что меня непременно кто-то поджидает у этой двери. Может, дверь заколдованная?.. И моих подданных тянет сюда волшебная сила? Что у вас?

– Ваше величество, – с обидой начал Ролт, наиболее способный из альдийских ребят, – мы хотим учиться колдовству, а этот не желает нам ничего объяснять.

– Я же только что вернулся, – объяснил Вентис.

– И сразу неучами нас обозвал!

Тут же альдийцы принялись, перебивая друг друга, рассказывать Ингви, какими оскорбительными словами наградил их Вентис, и чем успел обидеть. Король слушал, не перебивая. Постепенно все выговорились, и хор рассерженных голосов смолк.

– Значит так, – подвел итог демон. – Вентис – ваш наставник. Спорить с ним вы не должны. И мне жаловаться тоже не дело! Наставник для вас теперь – главное начальство. Я даю Вентису… ну, скажем, месяц. По истечении этого срока проверю – если вы не покажете мне ничего удивительного, поразительного и потрясающего – Вентис будет наказан. Этакое испытание, что ли, устроим.

– Покажут они потрясающее, как же… – протянул наставник. – А если они специально будут плохо колдовать?

– Ты наставник, – пожал плечами король, – а они твои ученики. Как учить станешь, так и наколдуют во время испытаний.

Ингви ожидал, что упрямый придворный маг станет спорить, но тот лишь согнулся в поклоне. Сперва король решил, что это – знак почтения к монаршему суду, но тут же заметил, что ученики глядят будто куда-то ему за спину. И тут же хлопнула дверь. Ингви оглянулся – позади стояла Ннаонна. Вопреки собственному предупреждению, девушка собралась на пир почти так же быстро, как и на войну. На ней было черное платье с глубоким вырезом, и в нем стройная вампиресса казалась неестественно гибкой, тонкой и выглядела куда как потрясающе. Хиг шумно сглотнул, кто-то из учеников выдохнул… Ннаонна, вполне удовлетворенная произведенным эффектом, подплыла к Ингви и, томно изогнувшись, склонилась к его плечу, одновременно подхватывая под руку.

– Итак, – проворковала она, – мы идем?

– Идем, – согласился король. – Я тут как раз кое-какие распоряжения отдал… через месяц нас ожидает славное представление. Ученики покажут все, чему их обучит наставник Вентис. Я думаю, это окажется нечто феерическое. Придешь посмотреть?

– Непременно, – и Ннаонна так взглянула на застывших учеников, что те содрогнулись.

Отойдя от ошарашенных ребят подальше, Ннаонна тихо хихикнула, а Ингви совершенно серьезно заметил:

– По-моему, они сражены наповал. Твое оружие разит беспощадно! Идем, испытаем его на графах. Если все пройдет успешно, я распущу армию за ненадобностью.


* * *


Оставляя добровольцев на старом имперском прииске, Гезнур не рассчитывал, что андрухские солдаты в самом деле наведут порядок и запустят заброшенные машины, он лишь хотел, чтобы люди обжились, залатали крышу и приготовили лагерь для приема будущих работников. Однако когда колонна достигла знакомого ущелья, стали слышны грохот и скрежет работающих механизмов.

Гезнур поскакал быстрей, ему стало любопытно. Андрухцы, все перепачканные, в измызганной порванной одежде, высыпали навстречу и принялись торопливо рассказывать, как и что здесь устроено. Как ломать в шахтах золотосодержащую породу, как вагонетками возить на поверхность и сбрасывать на наклонный помост с ограждениями. Оттуда порода идет вниз, измельчается, сыплется на решетки, просеивается… дальше ее моют, для чего используется вода из протекающего по соседству ручья. Андрухцы не только разобрались с устройством всех механизмов на прииске, они восстановили запруду на ручье, починили колесо с укрепленными на нем кувшинами, при помощи которого подавалась вода для мытья породы… Они даже начали работу! Король спешился, его повели показывать весь процесс добычи. Двое троллей, оставленных в помощь добровольцам, держались в сторонке и в разговор вступить не пытались, хотя оба могли объясняться на общем.

Пораженный Гезнур только качал головой и цокал языком, а когда ему вручили немного золота, намытого добровольцами, он только рукой махнул:

– Оставьте себе! Я и не надеялся, что вы так много здесь успеете. И как это вы так?.. Видать, работящий народ в Андрухе, моим бы вассалам у вас поучиться!

Труженики сконфузились и только косились друг на друга – они оказались и скромны вдобавок к прочим добродетелям! Андрухцы даже не пытались объяснить свое трудолюбие… Тут один из троллей, остававшихся на прииске приблизился, склонился над королем, и прогудел:

– Моя говорить, кто не работал – того моя жрать. Человека хорошо старался, потому живая. Моя владыка подарок твоей делать. Людишки помогай подарок делай, не мешай, нет!

Произнеся свою тираду, тролль умолк, разглядывая с высоты собственного огромного роста притихших работников. Гезнур смерил великана задумчивым взглядом и спросил:

– А дальше поможешь мне с подарком управляться?

Тролль помотал здоровенной башкой и изрек:

– Нет, моя уходить, топ-топ. Если твоя хотеть человеков убивай, сказывай. Человеков убивать моя очень нравится, моя приходить. Быстро-быстро топ-топ приходить.

– Так отправляйся с нами, – предложил гевец, – сразу и повеселимся. Тебе понравится. Возьми друзей с собой, кто еще воевать любит.

Сзади, тяжело ступая, подошел маршал.

– Мы идем дальше? – осведомился он. – Здесь не станем задерживаться? Команды не было, ваши шагают мимо, я своим велел держаться за ними, как обычно.

– Да, – кивнул Гезнур. – Никаких задержек. Чем раньше придем в Геву, тем лучше – наверняка будет война. А кстати, маршал! Мертвецы могут вертеть колесо? Вон то колесо, там по кругу ослы должны ходить и…

– Могут, – перебил маршал, – такого зомби даже проще обучить, чем солдата… работа однообразная, это легко вдолбить… но лучше все-таки осла. Мертвецы пригодятся на войне. Нас ведь ждет война, сказали вы, верно?

– Моя убивать человеков хотеть, – напомнил сверху тролль.

– Да, придется повоевать, – согласился Гезнур, – но и золото вещь нужная. Ладно, если так, пусть колесо вращают ослы. Что ж, идем. На привале поищем короля Гюголана в твоем приборе?

Глава 23

Валент решил не дожидаться, пока тильцы выстроятся к бою – его солдаты встали спозаранку и несколько часов двигались маршем не для того, чтобы теперь дать неприятелю возможность почесываться да оглядываться. Протрубили рожки – и кавалерия в красно-желтом ровной линией двинулась с поросших кустарником холмов на равнину. Чуть запоздавшие гонзорские кавалеристы пристроились к ним, образуя правый фланг. Капитан решил, не мудрствуя, применить стандартную тактику лобового удара. Он надеялся на отличную выучку и боевой опыт своих людей. Тильцы, чья страна до недавних пор не вела никакой войны, разумеется, уступали имперской гвардии в организованности и мастерстве.

Поначалу в лагере осаждавших действительно царила неразбериха, однако тильцы сумели приготовиться к сражению и выдвинули из лагеря довольно ровную линию конных. Когда дворянам указывают неприятеля, они сумеют так или иначе выйти на бой! Позади строящейся кавалерии царила жуткая неразбериха – дворяне, спеша на ратное поле, опрокинули несколько повозок, свалили палатки и шалаши, а также потоптали заодно некоторое количество простолюдинов, некстати подвернувшихся под копыта рыцарских боевых коней. По приказу Валента горнисты дали новый сигнал – гвардейцы немного стянулись к центру, образуя клин, во главе которого находился сам командующий имперской армии. Фланги тильцев, к которым все еще пристраивались рыцари, ночевавшие по другую сторону Тогера, нависали над крыльями построения противника, но Валента это не слишком волновало – продолжая центральный клин, линии всадников по бокам уходили немного назад – следовательно, в соприкосновение с противником войдут позже, чем клин прорвет вражеский фронт в центре.

Новый сигнал – и имперцы пошли в атаку. От обоза отделились пешие лучники в красно-желтом и гонзорская пехота и, разворачивая фронт, двинулись за кавалерией. Гонзорцы и гвардейские рыцари на флангах, выполняя команду, не слишком-то пришпоривали лошадей, растягивая линию. На противоположной стороне поля тильцы в центре, видя идущих на них врагов, устремились навстречу, тогда как на флангах дворяне еще колебались, поскольку не закончили построения. Две громыхающие железом волны столкнулись – Валент опрокинул первого противника, сохранив свое копье и почти не потеряв хода, двинул коня чуть вбок и выбил из седла другого тильца… на этот раз копье сломалось. Рыцарь ткнул оставшимся в его руках обломком зазевавшегося латника и схватил палицу. Красно-желтые пробились сквозь ряды вражеской кавалерии и снова сомкнулись позади предводителя в клин. Размахивая палицей, Валент повел их, расшвыривая подвернувшихся тильцев. Он высматривал Фенгима, но герцога не было видно – должно быть, толстяк не принимал участия в драке.

Вскоре тонкий фронт тильцев разорвался под напором гвардейского клина. Тем временем на флангах противники только-только сошлись. Валент, не видя перед собой врага, обернулся и отдал горнисту новый приказ – тот затрубил. Тяжеловооруженные всадники в красно-желтом развернулись вправо и влево, тесня тильскую конницу в стороны от места разрыва их линии. Тут в дело вступили лучники. Они принялись пускать стрелы поверх голов кавалеристов, навесной огонь обрушился на пеших тильцев, только-только выбирающихся из завалов, образовавшихся там, где по лагерю прошла их собственная кавалерия, сметая все на пути. Вдобавок к обстрелу, на пехоту налетели несколько тильских всадников, решивших, что уже пора спасаться бегством. На флангах тем временем битва шла с переменным успехом – и притом довольно вяло. Сплошная линия там быстро распалась, поскольку построение было не слишком плотным, рыцари кружили по полю, съезжались, обменивались ударами и снова разъезжались… Кое-кто из тильских кавалеристов только спешил в бой от городских стен, а кому-то показалось, что раз прорван центр, то следует спешить в лагерь…

Распахнулись городские ворота – и из Тогера выехал Родрик во главе конницы, его отряд оказался довольно многочисленным. Поскольку никто тогерцам не препятствовал, они довольно легко преодолели наспех сооруженные заграждения и кинулись в битву, еще больше усилив панику в лагере. Имперские лучники прекратили обстрел и двинулись в разрыв, образовавшийся перед ними. Гвардейцы Валента оттесняли противника все дальше и дальше, брешь в центре росла…

Герцог Фенгим был бы не прочь сразиться с дерзким капитаном, и то, что они не встретились в бою, вышло вовсе не по вине тильца – просто он неверно определил направление главного удара имперских кавалеристов и занял место чуть в стороне от точки, в которую оказался нацелен красно-желтый клин – Валент нарочно двинулся чуть правее, чтобы отчасти прикрыть гонзорцев, в которых был меньше уверен, а потом возглавил имперцев, что атаковали опять же вправо, тогда как герцог оказался по другую сторону от бреши в центре. Он попытался пробиться к Валенту, но было уже поздно, а когда из города выступили всадники Ройнрика, стало ясно, что бой проигран. Фенгим не был трусом, но и дураком он тоже не был – созвав оруженосцев и тех дворян, что оказались поблизости, велел отступать и повел вдоль растянутого под стенами Тогера лагеря… По пути навстречу им вылетели тогерские кавалеристы, Закипела новая схватка…

Когда же тильцы по всему полю обратились в бегство, и Валент наконец подоспел к тому месту, где всадники Ройнрика сошлись с отрядом тильского герцога, бой был окончен и там. Оруженосцы подняли тогерского короля с земли и тот, скрежеща измятыми доспехами указал капитану облачко пыли вдалеке – герцог Фенгим ушел. Преследовать его на конях, утомленных утренним переходом, смысла не имело. Валент спешился, пожал руку Ройнрику и велел кликнуть писца – диктовать донесение Алекиану в Тилу.


* * *


Короля к трапезе уже ждали за накрытым столом. Едва демон с Наонной под руку возникли в дверях, все дружно поднялись. Ингви оглядел сотрапезников – Филька и Кендаг с женами, Мертенк… и… сэр Мернин! Рыцарь из Арника, удачливый как всегда, приехал в столицу именно в этот день, собрался нанести визит вежливости в Валлахал – и, разумеется, Мертенк не мог не пригласить его к королевскому столу.

Ингви поприветствовал собравшихся, велел слуге, распахнувшему перед ним двери, разыскать и прислать к столу Никлиса, придворного мага Вентиса и Карикана. Ннаонна тем временем, томно изгибаясь, оглядывала собравшихся и старательно хлопала ресницами. Ожидаемый эффект был достигнут – это легко читалось на лицах мужчин. Даже примерные мужья – граф Ничейных Полей и граф Давней Чащобы – не сводили глаз с обворожительной вампирессы. Графиня Агриста многозначительно кашлянула с хрипотцой в голосе, а графиня Ллиа Найанна многозначительно пнула мужнину ногу острым каблуком. Ингви подхватил Ннаонну и увлек к столу. Когда он галантно отодвинул стул, помогая девушке сесть, она осведомилась:

– Ну, что с армией, распускаем?

– Нет, – покачал головой Ингви, – тебе нужно еще потренироваться. Под стол-то никто не рухнул.

– Так нечестно, – запротестовала вампиресса, – они меня давно знают!

– Вы о чем это? – заинтересовался Филька.

– Ингви шутит, – невозмутимо бросил Кендаг. Как в старые добрые времена.

Друзья рассмеялись. Тут возвратился слуга, за ним шли приглашенные – Карикан, Вентис и последним – Никлис. Все расселись, слуги наполнили кубки и отступили.

Все сидящие за столом переглянулись. Никлис притворялся смущенным, Кендаг с Филлиноэртли косились на жен, те делали вид, что не заметили взглядов, которыми супруги окидывали вампирессу… Карикан с Вентисом в самом деле были спокойны…

– Ну что ж, – Ингви поднял кубок, – за возвращение мира в эту страну!

– Это скучно, – вполголоса заметила Ннаонна, отхлебывая вина. – Ты лучше расскажи о письме из Энмара.

– Да, ваше величество, – поддержал сэр Мернин, – я уже слышал о некоем письме… Правда, не знаю, в чем там дело.

– И народ – того, шушукается, – вставил Никлис, – слухи всякие, слышь-ка, идут.

– Ладно, – Ингви кивнул, – завтра текст письма будет зачитан на площади. Мне скрывать нечего.

– Да-да, – подхватила Ннаонна, – пусть все узнают об их подлости. Как они хотели на нас Империю натравить!

Короля тут же засыпали вопросами – уж больно завлекательно прозвучала фраза вампирессы.

– На, ты как всегда преувеличиваешь, – улыбнулся Ингви. – Обычное же дело. Я думаю, у Алекиана найдутся дела и без Альды. Объясняю: Энмар прислал мне письмо с предложением союза. Письмо официальное, причем о нем, как видите, говорят уже повсюду. Я думаю, что Энмар сейчас предлагает объединиться не только Альде, но и всем, кто так или иначе может оказаться не заинтересован в Империи. Однако никто, кроме меня, не рискнет показать такую незаинтересованность открыто… ну, кроме Гевы, конечно. Поэтому внимание императора хотят отвлечь вот этим письмом, поскольку нам-то Алекиан повредить никак не может, а другие потенциальные союзники опасаются оказаться под ударом. Я еще не решил, как ответить – обидеться на эту выходку или, напротив, поблагодарить Совет Энмара за доверие… Однако, я слишком много говорю. Наполнить кубки!

– Ваше величество, – подал голос Карикан, – а пошлите меня в Энмар. Я обязуюсь все разузнать и, вернувшись, доложу об их истинных планах.

– Тебе надоело в Альде? Здесь скучно? – Ингви подставил кубок слуге. – Отчасти я тебя понимаю, Карикан, но с твоим отъездом здесь станет еще скучнее… и, боюсь, ты вряд ли возвратишься. Давайте выпьем за приключения! Давайте просто выпьем за них, пока приключения не начались!


* * *


Когда колонна достигла земель, принадлежащих Андруху (по крайней мере – согласно мнению самих андрухцев), Гезнур вздохнул с некоторым облегчением. Здесь он отпустил часть местных, оставив при себе лишь несколько всадников – в качестве проводников и, отчасти, заложников. Тролли также покинули его войско – за исключением шестерых, собравшихся «убивать человеков». Местные, сопровождающие гевского короля, повели колонну заброшенными дорогами, всячески избегая густонаселенных мест. Гезнур сам не мог решить, хорошо это они придумали, или нет. С одной стороны, меньше разговоров… с другой – слухи об армии мертвых и троллях, присоединившихся к войску Гевы, могут сослужить пользу. Такие слухи всегда способствуют тому, что союзники становятся вернее в исполнении договора.

Гевец вполне отдавал себе отчет в том, что на самом-то деле около двух сотен мертвых солдат и шесть троллей – не слишком большая сила, зато внушаемый теми и другими страх может оказаться грозным оружием. А оружие было совершенно необходимо Геве! Несмотря на удачный северный поход, страна вовсе не была в безопасности.

Гюголана они с маршалом обнаружили при помощи толленорна уже в самой Геве, в собственной опочивальне старого короля. Старик в самом деле расхворался не на шутку, так, что не могу подняться с ложа, однако пребывал в трезвом уме, и приказы, которые он отдавал, были вполне разумны. Он велел рыцарю Онтвойсу, возглавившему армию в отсутствие короля, снять осаду с не сдавшихся фенадских замков и сосредоточиться в центре оккупированной территории, опираясь на один из захваченных городов. Пару дворянских владений при этом пришлось оставить – тамошние укрепления было велено разрушить, уходя… Еще старик несколько раз говорил о каком-то проповеднике – велел доставить его в Геву, а если не получится – «убрать».

Гезнур волновался, ему было тревожно и за больного отца, и за армию, оставленную под началом не слишком опытного военачальника… однако никак повлиять на события младший соправитель не мог, пока не доберется хотя бы до столицы Гевы. Только тогда он сможет с позволения отца принять бразды правления в свои руки.

Бельвар Андрухский встретил колонну в пути. Гезнур представил ему некроманта, предводителя армии мертвых и продемонстрировал марширующих под барабанный бой неупокоенных. Герцог побледнел, хотя и пытался не выказать замешательства. Гевец предложил ему собирать армию и присоединиться к войску, участвующему в фенадской капании – причем предложение фактически прозвучало как приказ. Бельвар согласился – причем согласие фактически прозвучало как подчинение приказу. Гезнур приободрился еще больше – если зомби производят такое впечатление на союзника, то можно надеяться – противник будет поражен и того более!

В знак добрых намерений Бельвар выдал гевцам их земляка – дворянчика, захваченного на андрухской земле во время набега, совершенного вопреки приказам Гюголана и Гезнура. Прежде гевский король неизменно вступался за подданных, занимавшихся разбоем на землях соседей, но теперь Андрухский герцог – союзник! Когда пленника приволокли к Гезнуру, тот, едва глянув на беднягу (нет, не знаком!), заявил:

– Можете его казнить, ваша светлость. Он – нарушитель договора, и мои милости на него не распространяются.

– Но… как же…

– Да вот так! – Гезнур, не долго думая, выхватил меч и проткнул земляка. Затем пояснил. – Будь я зол на этого человека, отдал бы маршалу, чтоб из него сделали мертвого солдата… но он все же дворянин и вправе рассчитывать на привилегии.

На самом деле Гезнур просто счел, что из тщедушного дворянчика получится слабый боец, нет смысла тратить на такого янтарь и ману. А потому – немедленная смерть для наглеца станет лучшим исходом. Некогда устраивать церемонии с судами и торжественными казнями! Скорей, скорей!

Глава 24

Когда на горизонте тоненькой синей полоской показались малые горы, Гравелин невольно положил широкую узловатую ладонь на грудь – кажется, сердце пропустило удар… сбилось с ритма… Впереди лежал долгий путь – но вот они, родные края! Больше двух с половиной веков стремился старый король на родину, сколько раз вторгался с огромной армией в Фенаду, сколько раз с небольшой партией проверенных друзей пытался пробраться тайно… и никогда не удавалось оказаться так близко к желанной цели.

Старику почудилось, что он узнает в далекой темной линии очертания знакомых отрогов и скал, он мысленно звал их, будто далеких, но нежно любимых родичей, называл горы старинными, теперь почти забытыми именами, – и сам не понял, что произошло, когда огромная тяжелая слеза скатилась по морщинистой щеке на ослепительно-белую бороду. Шагавший рядом адъютант, почти такой же старик, как и сам Серебро, с тревогой обратился к полководцу, но тот лишь улыбнулся в ответ – улыбнулся широкой улыбкой, улыбкой совершенно счастливого существа.

– Малые горы, – только и смог промолвить, указывая далекий силуэт.

Соратник промолчал. Он понимал все, очень хорошо понимал…

Тяжело громыхая сталью, отряды Гравелина маршировали по фенадской земле, и каждый шаг приближал их к новой родине. Или к старой родине? Местные не пытались препятствовать войску нелюдей, а города и укрепленные замки Серебро обходил стороной, а население деревень спасалось бегством, едва завидев марширующих бородатых карликов. Почему, Гравелин не понимал – пока не увидел впервые убитых сородичей. Он-то не мог знать, что по странной прихоти судьбы уход с берегов Золотой совпал с началом избиения его соотечественников в Фенаде. И вот… К Гравелину, шагающему во главе центральной, самой многочисленной колонны, прибежал запыхавшийся командир авангарда. Бедняга был так взволнован, что не мог говорить – только тыкал пальцем и тяжело дышал. Удивленный Гравелин последовал за ним и увидел дерево, с которого, словно чудовищные плоды, свисали окровавленные тела гномов. Сперва Серебро не сообразил, чьи трупы снимают его воины с прогнувшихся под страшным грузом ветвей – мертвецы были выбриты. Это было куда страшнее, чем просто убийство или даже оскорбление – это было святотатство… Подошла колонна, и гномы поочередно проследовали мимо мертвых сородичей, которых уложили в траву, пока торопливо копают могилы. Четверть часа спустя покойных предали земле, и Гравелин развернул свою армию в направлении поселка. Жители разбежались, едва завидев приближение гномьего войска – как и прежде на пути следования Гравелина. Серебро велел гномам обойти близлежащий лес, перекрыть тропинку, ведущую к ручью, затем приказал поджечь деревню. Когда огонь поднялся над жалкими крышами, из лесу выбежали несколько человек – страх перед гномами боролся в них с желанием спасти горящее добро. Когда гномы бросились наперерез, деревенские снова скрылись между деревьев, тогда Гравелин велел поджигать лес. Наверняка в пламени погибло немало селян, а тех, кто пытался уйти, перебравшись через ручей, без пощады изрубили. Затем Гравелин велел сжигать все встречные поселения – путь его армии был отмечен не гаснущими пожарами, так как гномы не препятствовали распространению пламени, а люди разбегались, боясь мести нелюдей куда больше, чем огня… Еще один раз попалось воинам Гравелина место расправы над гномами, явившимися сюда в Фенаду по приказу короля-под-горой, но теперь изловить виновных не удалось – молва опережала армию гномов, и все живое спасалось бегством от нелюдей, за которыми следовали огонь и смерть… И все выше и выше поднимались на горизонте Малые горы, все отчетливей вырисовывались очертания пиков на фоне неба – по утрам густо-синего, днем – прозрачно-голубого, почти белесого, а по вечерам багрового.

Наконец земли Фенады остались позади, здесь надлежало остановиться, и подождать идущие из Вольных гор семьи воинов. Караван сопровождал отряд в сотню бойцов, и он должен был, согласно плану, двигаться глухими, почти не заселенными землями, однако за судьбу женщин брала тревога – не встретиться бы им с врагом более опасным, чем жестокие селяне, земли которых жгли накануне.

Гравелин велел выстроить свою армию и обратился к соратникам с речью:

– Когда войдем в горный край, помните, что мы явились к тамошним людям с миром, – объявил старик. – Всем нам горько было видеть жестокие поступки злобных фенадцев, но здесь, на нашей родине обитают иные люди, совсем другое племя. Надеюсь, что добро, исходящее от древних камней нашей родной страны, смягчило их сердца, сделало похожими на нас, вдохнуло как отвагу, так и верность, присущую нашему народу. Я не забыл, эти люди тоже дрались против наших братьев, которых привел в Малые горы неблагодарный и недальновидный Крактлин. Что ж, постараемся если не простить им, то все же воздержаться от мести… и вожди горных людей обещали мне, что поступят так же. Призовем же Гилфинга, братья! Пусть поможет нашим семьям без вреда и ущерба добраться сюда.

Полководец умолк и, запрокинув к темному вечернему небу лицо, попытался мысленно призвать Отца… но тщетно. Под сердцем не было ничего – ни тепла, ни легкого прикосновения чего-то огромного, величественного и вечного… Гилфинг не слышал своих истинных детей.


* * *


Крактлин брел по крепостной стене, кивал угрюмым гномам, машинально похлопывал по недавно установленным деревянным щитам и поминутно бросал взгляд наружу – туда, где под горой копошились люди, воздвигая неуклюжие сооружения. Будь у Крактлина время и побольше материалов… Однако что толку горевать о невозможном? Нет достаточно толстых бревен, нет достаточно упругих жил, нет достаточно прочных веревок. Приходится обходиться тем, что оказалось на стройке.

Пока что удалось соорудить одну только из придуманных им машин – работающую на противовесах. Конечно, выстроенная на скорую руку катапульта вышла не слишком надежной.

Доски, связанные вместе и охваченные для прочности медными полосами, скрипели и потрескивали при выстреле, поэтому Крактлин велел выбирать для снарядов камни половинного веса. Вот с камнями проблем не возникало – их на вершине горы было в избытке. Камни грудами лежали у катапульты, камни сносили к стене, готовясь отбить приступ… Крактлин остановился и поглядел во двор – туда, где команда катапультщиков заканчивала возню, предшествующую выстрелу. Один осторожно опустил каменный снаряд в ложе, другой палкой постучал по тягам, прислушиваясь к звуку, махнул рукой – мол, порядок. Третий мастер взмахнул молотом и выбил запор. Противовесы пошли вниз, рычаг с люлькой взмыл в небо, с грохотом и треском ударил о перекладину – камень полетел над головой Крактлина… Полководец проследил траекторию снаряда – не совсем удачно, камень рухнул между палатками лагеря и людьми, копошащимися у палисада. Неплохо, конечно – когда снаряд врезался в каменистую почву, подняв рой осколков, людишки присели, испуганно озираясь, и выписывая руками круговые движения. Крактлин знал, что так они надеются призвать Отца. Глупость, людская глупость…

Сказать, чтобы сменили прицел? Нет, ничего не выйдет. Примитивное устройство так и не удалось пристрелять, как следует – камни ложатся не кучно. Хорошо хоть так работает. Гномы у машины налегли на канаты, возвращая противовесы в боевое положение.

Поодаль сооружали еще две катапульты поменьше – когда стало ясно, что с прицельным камнеметанием ничего не выйдет, командующий решил взять скорострельностью. Большая катапульта, сооруженная первой, давала выстрел в полчаса, это слишком редко. Пусть на склоне стоят небольшие машины, метающие камни весом всего лишь в два-три килограмма, но пусть зато их будет много. Главное, что люди прерывают осадные работы, едва заслышат вой летящего снаряда… Обстрел – вот единственное, что сдерживает осадные работы. И хорошо еще, что людишки боятся идти на штурм. Пока боятся.

Вчера выяснилось, что большая часть заготовленных припасов подпорчена. Гратидиан клялся, что он не виноват, и гнилье прислали предатели – чиновники, ведавшие поставками. Это тоже часть заговора против него – короля, вступившего в союз с гномами. Сам Гратидиан тоже прятался здесь, в крепости над Ренбритом. А куда было податься после того, как его едва не прикончили в собственном дворце. Король прискакал к Крактлину во главе полутора десятков людей, оставшихся верными законному владыке… А вот и он – идет по стене навстречу.

Крактлин и Гратидиан обменялись приветствиями.

– Что делать с лошадьми? – спросил король. – Запасов сена здесь нет…

– Мы же не ездим верхом, – развел руками Крактлин. – Сена не запасали.

– Я понимаю, – кивнул король. – Но травы на склонах не хватит надолго, почва каменистая, бедная… К тому же почти все вытоптали. Через два-три дня лошадям будет нечего есть.

– Коней мы сами съедим, – решил Крактлин, – тем более, что продовольствия для воинов тоже мало. Кони помогут нам продержаться, покуда придет помощь.

– А она придет, эта помощь? – в голосе короля звучала смертная тоска.

Крактлину уже доводилось слышал похожие нотки – давно, когда в королевство-под горой явился граф Слепнег. Ничего, Слепнег прижился, стал одним из первых лиц при дворе Грабедора… и этот привыкнет. Хотя королю далеко до Слепнега по смекалке и предприимчивости. И, похоже, по самообладанию тоже. Вот и сейчас – покраснел, разволновался. Даже ногой топнул.

– Да ты… Ты знаешь, сколько стоит мой конь? Знаешь, как трудно подыскать такого красавца? – выдохнул Гратидиан. – Нет, я не дам резать боевого жеребца. Ты ничего не понимаешь, гном! Мы, я и мои люди, сядем на коней и сразимся, как подобает дворянам. Сейчас, пока наши лошади еще не оголодали. Вели дать нам доспехи и оружие!

– Нет, король, – покачал головой Крактлин, – коней мы все же съедим… если не будет другого выхода. Как ты собираешься атаковать верхом? Погляди! Дорогу перекрыли рвом и палисадом. Ты просто не сможешь сойтись с врагами. Послушайся меня, вели своим людям занять места на стенах рядом с моими гномами. А оружие вам дадут… Оружия у нас скоро будет много, кузницы работают без перерыва. И помощь придет обязательно. Нам нужно только продержаться.


* * *


День за днем, день за днем шагал юный невольник следом за Дартихом. Сперва-то он решил, что к намеченной цели – торговому тракту – они выйдут на следующий день. Но прошли сутки, затем еще и еще, а конца подъему не предвиделось. Все тот же пологий склон, поросший хвойным лесом, все те же ночевки под открытым небом. Слава Гилфингу Светлому, хотя бы дождя не случилось ни разу. Однако по утрам в лесу стоял молочно-белый совершенно непрозрачный туман, и липкая мокреть покрывала все слизким холодным слоем, норовила забраться под одежду, заставляла дрожать и отбивать зубами дробь над остывшим кострищем. Зато стоило взойти солнцу – и влага испарялась, наполняла лес душным слепящим мороком, когда стволы деревьев казались искривленными согбенными фигурами великанов, которые тянут костлявые лапы вслед путникам, а звуки глохнут, искажаются и возвращаются эхом с самых неожиданных сторон…

Юноша устал шагать, сгибаясь под тяжестью мешка, ему до смерти надоело есть овощи из этого же самого мешка, одежда пропиталась потом и грязью. А еще парень с удивлением обнаружил, что нижняя часть лица вместо мягкого пушка покрылась жестким колючим волосом. Странно, раньше не замечал…

Дартих все шагал и шагал впереди, не оборачиваясь, не произнося ни слова. Если невольник спрашивал – отвечал коротко, изредка давал объяснения, тоже всегда короткие:

– А волков здесь нет?

– Есть.

– А на нас они не нападут?

– Нет. Пока холода не начались, они не опасны.

– Дартих, а ты часто в лесу жил?

– Подолгу – никогда. И заткнись.

Миновала, должно быть, неделя, а может и больше – юноша сбился со счета и не помнил, сколько дней бредет по лесу – когда подъем наконец закончился. Дартих остановился и глядел вдаль, его приземистый силуэт смотрелся нелепой кособокой кляксой на фоне ярко-синего небосвода. Дальше начинался спуск – несколько десятков метров каменистой осыпи и снова редкий сосновый лес. Опять потянулись дни и ночи, счет которым юноша давно потерял. Шагать под гору было несколько легче, да и мешок заметно похудел. Этот склон выглядел не таким диким – встречались кострища и тропки, однажды путники пересекли довольно свежую вырубку. Похоже, Дартих не ошибся, и вскоре они в самом деле выйдут к дороге. Юноша оставил попытки разговорить спутника, шел следом за угрюмым коротышкой, петлял между бурых стволов, хрустел башмаками по прошлогодней хвое и шишкам, выгрызенным белками… и даже не заметил, что впереди лес расступается. Они вышли к дороге.

Понял это парень только когда Дартих неожиданно бросился на него и повалил на землю. Сперва юноше показалось, что это одна из обычных выходок хозяина, который время от времени пинал и бил невольника – просто так, без злобы. Должно быть, по привычке – потому, что считал это правильным, так обращаться с рабом. Но, едва глянув в глаза Дартиху, парень сообразил – что-то не так. Коротышка молча указал вниз – там под склоном хвойный лес сменялся кустарником, а позади проходила дорога, тот самый тракт, к которому они шли… сколько? Две недели? Или больше? А по дороге двигалась вереница приземистых фигур – закованные в сталь бородатые коротышки, такие же приземистые женщины, закутанные в ворохи темных одежд… навьюченные ослы и пони… Гномы шли и шли, их было много, размеренно проплывали невысокие силуэты сквозь прорехи в переплетенных ветвях кустарника… Дартих вжимал спутника в толстый рыжий слой хвои и шишек, давил жесткой ладонью, не давал поднять голову. И еще долго после того, как по дороге протопал последний отряд нелюдей (снова бородачи в доспехах), двое путников лежали между хилых сосен… Наконец Дартих отпустил юнца, поднялся и отряхнул иголки с плаща. Парень тоже встал, подхватил мешок (уже почти пустой) и спросил:

– Что это было?

– А Гангмар его знает, что… – Дартих сплюнул. – Может, смерть наша… А может, горсть серебра… а может, и вовсе ничего. Смотря, кому о них рассказать получится.

Глава 25

Алекиан оглядел заполненную дворянами залу. По правую руку от него стоял трон чуть пониже того, на котором восседал сам император – там было место герцогини Тильской. Серая невзрачная женщина с очень резко выделяющимися на увядшем осунувшемся лице морщинами. Она старалась не подавать вида, как мучает ее унижение, но Алекиан знал, что герцогиня тяжело переживает резкую перемену судьбы – после мужниной победы над давним врагом, после торжества и триумфа – вторжение имперской армии, вести о разгроме и бегстве Фенгима, оккупация и мучительное ожидание суда. До Тилы уже докатились известия о суровости приговоров имперского суда в Ванетинии – сейчас жена мятежного герцога Тильского могла ожидать чего угодно. Алекиан вдруг ощутил, что получает удовольствие, наблюдая страх женщины и гнев ее сыновей. Юные наследники герцога стояли рядом с троном матери, старшему уже четырнадцать, почти взрослый парень. Император снова прислушался к себе – да, ему определенно нравится вызывать страх и ненависть в этих – еще вчера гордых и могущественных – людях. Герцогиня не выдержала его взгляда и опустила глаза. Император удовлетворенно улыбнулся и снова обратил взор в зал, окруженный по периметру гвардейцами в красно-желтом.

Перед Алекианом толпились дворяне Тилы, разделенные на две группы. По одну сторону – пленники, захваченные в Тогерской битве, обобранные победителями, оборванные, некоторые – ранены. По другую сторону те, кто не принимал участия в сражении, либо сумел удрать из-под Тогера и теперь скрывает участие в военном предприятии Фенгима. Все явились сюда – кто под конвоем, кто под страхом конфискации владений и преследования со стороны имперского правосудия. Все ждут приговора Алекиана. На этих ему тоже приятно смотреть, так замечательно… ощущать… даже осязать и впитывать их страх и ненависть! Кто бы мог подумать, что чужая ненависть и страх будят в душе столь пряное и острое чувство… Неограниченная власть, оказывается, дарит совсем незнакомые ощущения.

Император повернул голову и кивнул. Стоящий по левую руку от трона Валент откашлялся и объявил:

– Сэр Фенгим, преступивший вассальную клятву и бежавший от имперского суда, объявляется отныне вне закона.

Толстенькому герцогу, казавшемуся увальнем и недотепой, все же удалось уйти от погони. Когда Валент выслал погоню, беглец уже успел оторваться от преследователей и получить фору. Бежал он на запад, к морю, и проследить его путь оказалось несложно. Тогерцы охотно помогали имперским солдатам, указывая, в какую сторону направились чужаки, но… единственным трофеем преследователей стали загнанные лошади. Герцога подобрал энмарский корабль и теперь предатель, должно быть, затаился в вольном городе. Ловкач Фенгим вложил немало денег в морскую торговлю, и выдача его означала бы громадные убытки для многих членов энмарского Совета и влиятельных купцов. Выгодней оказалось спрятать беглого сеньора и не выдавать ни его, ни денег. Алекиан решил, что после, когда дойдут руки, он отправит сердитое письмо городскому Совету Энмара… но не теперь. Пока что его угрозы не будут приняты серьезно, а вот когда он снова железной рукой утвердит порядок в Империи – тогда и Энмар задумается, стоит ли ссориться с его величеством из-за вкладчика, пусть даже и выгодного. Ну а здесь Фенгим отныне – всего лишь «сэр», вовсе не «светлость».

– Итак, – заговорил теперь сам Алекиан, – поскольку Фенгим вне закона, я вручу Тилу законному наследнику герцогства. Приблизьтесь, юноша. Преклоните колено. Ваши руки.

Старший фенгимов сын настолько растерялся, что послушно подошел и опустился перед троном. Алекиан встал, протянул руки и взял дрожащие ладони. Валент склонился на будущим герцогом и шепнул:

– Повторяйте за мной, ваша светлость…

Алекиан был доволен – этого никто не ждал, все готовились к суровому приговору, казням, конфискации герцогства… Он, император, обманул всех! Его показная доброта к семье изменника… и будущая доброта к дворянам, вассалам Фенгима… никто не ждал!

Когда паренек повторил за капитаном слова вассальной клятвы, император поднял его:

– Встаньте, герцог Тильский… и слушайте волю вашего сеньора. Я выступаю в поход против вероломного Гюголана Гевского, вы пойдете со мной с рыцарством Тилы. Надеюсь, судьба вашего отца послужит уроком. Я не стану преследовать его, довольны ли вы, герцог?

Затем обернулся к герцогине:

– Довольны ли вы, мадам? Ежели угодно, можете отправляться к супругу, я не стану чинить препятствий.

– Я не знаю, где Фенгим, – отрезала женщина и отвернулась.

– Что ж, как угодно… – Алекиан в упор поглядел на юного герцога, – итак, вы, юноша, отправитесь со мной и, надеюсь, постараетесь геройским поведением на войне вернуть доброе имя Тильских герцогов.

Затем, обернувшись к дворянам в зале и повысив голос:

– Вы все отправитесь с новым герцогом. Я временно забуду о винах и проступках. Не сомневаюсь, господа, вы желаете доблестной службой заслужить прощение. Готовьтесь все. Через три дня жду всех здесь, в столице с конями, оружием и вашими людьми.

«И попробуйте только не явиться», – мысленно закончил фразу император.


* * *


Проснувшись, Ингви невольно потянулся пощупать голову. Хорошо вчера посидели… Бормоча оздоровительные заклинания, сел в постели. Боль и сухость во рту отступали, хотя и медленно…

Ннаонна, уже полностью одетая, сидела спиной к нему, подобрав ноги, и глядела в штопаный гобелен на противоположной стене. Гобелен изображал грандиозное побоище сил Света и Тьмы. С одной стороны подступали орки и тролли, с другой – пускали тучи стрел эльфы, тяжелыми рядами надвигались одинаковые аккуратные гномы с белыми бородами и скакали на поджарых конях люди. Олифеннча Прекрасная, должно быть, здорово повеселилась, расшивая разноцветное оперение эльфийских стрел, а тролли, все как на подбор, получились у нее зеленоглазыми.

Взгляд Ннаонны блуждал по Наездникам-на-волках, мчащихся на тесные ряды белобородых гномиков. Сегодня девушка натянула обычный костюм воинственного вампира – не платье.

– Хорошо посидели, – повторил Ингви вслух.

– Кто – как, – отрезала Ннаонна, не оборачиваясь. – Кто-то хорошо, а кто-то не очень!

Спина девушки излучала раздражение, а в раздраженном тоне слышалось желание поругаться как следует.

– Это ты к чему? – осторожно осведомился король. – Я, наверное, чего-то не помню? В чем дело-то? Или вчера было не весело?

– Весело, весело, – передразнила Ннаонна, – вы-то все напились и куролесили, кто во что горазд. Кендаг ножи в стену метал, хоть это ты помнишь? Рыжая Агриста ему аплодировала… Никлис на спор бранился пять минут, не повторяясь, а Мертенк, хотя и лыка не вязал, просил научить его такому. Даже записать хотел… Мернин ему даже клочок пергамента подсовывал. Не помнишь? А Филька с эльфийской своей королевной…

Ннаонна умолкла – должно быть, старательно напоминала себе о вчерашней обиде, чтобы не потерять боевого настроения.

– Что – Филька с королевной? На столе плясали?

– Нет… не на столе… – потом, подумав, пояснила. – И танцем я бы это тоже не назвала. А ты на эльфийку пялился – я видела! В общем, вы все напились, и вам было весело. А на мне – твой дурацкий амулет. Ему, видишь ли, вздумалось, что мне вредно пить! И вы все!.. А я… Мне амулет не давал пить!

– Бедная моя…

– Не трогай меня! Все твой дурацкий амулет! Я его даже снять не могу! Он что, так и будет меня всю жизнь угнетать? Я не ребенок, мне нужна дурацкая забота дурацкого амулета!

– Конечно, ты не ребенок…

– Да! И я не потерплю…

– На, послушай! Это же здорово, у нас первая семейная ссора!

– Ты слышишь, что я говорю?.. Я не желаю… Стоп, как ты сказал?

– Семейная ссора. Иди сюда, будем мириться.

– Отпусти меня!.. Слышишь… Ты… Слы… шишь…

Получасом позже Ннаонна села и принялась разгребать скомканный ворох одежды и постельного белья, вытаскивая то, что было черного цвета.

– Ну вот, – произнесла она с досадой, – теперь второй раз одеваться… Ингви, так и знай: ты – тиран!

– Разумеется, – согласился тиран, – меня к этому национальность обязывает. Демон не может быть добросердечен… Ты не видела, куда я вчера зашвырнул сапоги?

– Вот они, – Ннаонна уже пребывала во вполне нормальном настроении. – Пожалуй, в семейных ссорах есть определенный смысл – потом можно помириться. Как ты думаешь, сегодня под дверью много народу тебя ждет?

– Не знаю… Король – опасная профессия! Никогда не знаешь, кто подстерегает за дверью.


* * *


Ближе к границе Гевы рельеф стал меняться. Обычных для Андруха холмов встречалось все меньше, рельеф стал более пологим, а климат – влажным. Чаще попадались болота, к тому же небо затянуло тучами, время от времени срывался мелкий дождь. В эти края пришла осень. Проводники из местных вели армию мертвых глухими местами, вдали от поселений и замков. Но снабжение было поставлено отлично – по пути следования Гезнура и его союзников встречали небольшие провиантские обозы, а однажды наведался герцог Дригский – перекинулся парой слов с Гезнуром, поглядел, хотя и издали, на неупокоенных, марширующих идеально ровными колоннами – должно быть, это и было основной причиной его приезда. Выглядело войско Черного Круга достаточно внушительно – рослые, как на подбор, бойцы, в черных развевающихся просторных одеяниях, устрашающие лезвия счетверенных алебард, шлемы с мерзкими личинами… Трудно сказать, остался ли его светлость удовлетворен осмотром, однако поспешил покинуть Гезнура, заверив напоследок – армия Дрига уже собирается, чтобы присоединиться к гевскому войску хоть на том берегу Золотой, хоть на этом – где потребуется. Такой верный союзник!

К ночи дождь прекратился, однако ночевка на мокрой земле, в сырости и холоде, вышла не слишком-то комфортной. В этот раз Гезнур не стал выпрашивать сеанс магии у маршала, а засел диктовать письмо отцу. До прибытия в столицу оставались считанные дни, и королю хотелось согласовать действия с Гюголаном. Несмотря на наблюдения за тем, что происходит на северном берегу Золотой, Гезнур не мог решить, куда лучше вести армию мертвых. К тому же он обещал маршалу отдать в его распоряжение какой-нибудь замок, следовало определиться с месторасположением таким образом, чтобы принадлежащая Черному Кругу крепость оказалась на пути вероятного вторжения врага. Для этого нужно разобраться, что предпринимает император Алекиан.

Маршал, не дождавшийся в этот союзника в собственно стане, нашел его запечатывающим письмо.

– Сегодня вам не хочется глядеть в толленорн? – осведомился некромант, присаживаясь чуть в стороне.

– Нет, – отозвался Гезнур, обматывая шнурком письмо. – Скоро я увижу отца, и мы оговорим все друг с другом, нет смысла высматривать по крохам.

Затем король выхватил из костра горящую ветку и принялся поджигать поданную оруженосцем свечу. Капнул воском на сгиб листа, на узлы. Отшвырнул тлеющую палку и приложил печать к бесформенной восковой блямбе. Письмо было готово.

– Я спрашиваю отца, в частности, о том, какой замок выделить вам, маршал.

– А что еще в этом письме? Если не в частности?

– О, всякая семейная дребедень, – улыбнулся Гезнур. – Я спрашиваю старика о здоровье, интересуюсь, как дела у младших братьев… сообщаю ему, что веду непобедимую армию.

– Непобедимую? – Задумчиво спросил некромант. – Что ж, мы, в Черном Круге, тоже обманываем своих. Непобедимую…

Маршал тяжело поднялся и, не прощаясь, удалился. Гезнур подождал, пока колдун уйдет подальше, задрал голову и объяснил:

– Он скромный, этот брат-маршал, понимает, что его войско не непобедимо. Должно быть, не забыл, как их побили в Ничейных Полях. Однако он меня неверно понял. Когда я говорил о непобедимой армии, имел в виду вовсе не его ходячих мертвецов. Я говорил о тебе и твоих парнях, Гырмынг.

Темнота над головой короля Гевского со скрежетом сместилась, и тролль прогромыхал в ответ:

– Моя тоже понимать, когда человека говорить сладкий неправда.

– Это называется «лесть», – не смущаясь, пояснил Гезнур.

– Моя нравится, когда сладкий неправда лесть слышать. Говорить иногда твоя – моя быть лучше. Радостней моя. Но еще больше радостней моя есть, когда человеков убивай. Когда начать?

– Скоро, Гырмынг, совсем скоро.

Глава 26

После победоносного завершения Тогерского похода все ожидали, что Алекиан возвратится в столицу. Однако вместо императора в Ванетинию явился гонец, привез приказ – маршалу ок-Икерну как можно скорее двигаться к Гевской границе со всем воинством, какое только удастся собрать – и ожидать, что дальнейшие указания он получит в пути. Сэр Брудо, прочтя письмо, растерялся, что случалось с бравым воякой нечасто. Он велел позвать гонца, уединился с ним в собственных апартаментах и долго расспрашивал. Мало-помалу маршал наконец сумел сложить в уме более или менее четкую картину происходящего.

Насколько ок-Икерн понимал, план Алекиана был таков: войско, вышедшее из Ванетинии, гевцы примут (и не без основания!) за главные силы армии, брошенной против их мятежной страны. Армия, которую поведет маршал, разумеется, невелика – во-первых, жалкая горстка ванетских вассалов императора, явившихся в столицу с опозданием – после того, как Алекиан отправился на юг; во-вторых, около сотни дворян-волонтеров, преимущественно сантлакских сеньорчиков; в-третьих – архиепископ Мунт, изъявивший желание присоединиться к походу с собственными воинами. Солдат Церкви будет не очень-то много, большая часть воинов формирующегося Ордена ныне на севере, противостоят эльфам, активизировавшимся в оккупированном Феллиосте. Как ни считай, маловато даже для имитации главных сил вторжения. Потому маршал принял решение призвать цеховое ополчение Ванетинии и набирать людей во всех городах по пути следования войск. Быть может тогда гевские шпионы, увидев многолюдное шествие, в самом деле обманутся…

Настоящая же армия двинется южнее, из Тилы. Оттуда, как понял ок-Икерн из рассказов гонца, Алекиан поведет по-настоящему сильное войско. Три гвардейские роты, почти без потерь завершившие скоротечную кампанию на юге, да рыцарство Тогера (Ройнрик не посмеет нарушить волю императора, который только что спас его, изгнав герцога Фенгима), да еще и дворяне Тилы – поголовно. Замки герцогства, без преувеличения, обезлюдеют – мужская часть их обитателей отправится с его величеством, чтобы искупить вину и избежать заслуженной кары.

Гангмар возьми, кто бы мог подумать… Ок-Икерн увидел, что Алекиан, которого сам же сэр Брудо в свое время наставлял в воинской науке, теперь разработал отличный план кампании! У этого плана имелся лишь один, хотя и существенный, изъян – пока армии явятся к гевской границе, осень будет в разгаре. И уже там все в руках Гунгиллы – позволит ли погода воевать? Маршал велел гонцу отдыхать и готовиться к обратному пути, следовало написать отчет о событиях в Фенаде. Приехал посланец, доставил письмо графа Альгейнта – славное письмо!

Алекиану пока еще неизвестно о мятеже баронов и дворянства Фенады против изменника Гратидиана. Это добрые вести, заговорщиков следует поддержать если не отправкой на север войска, то хотя бы милостивым письмом его императорского величества…

Маршал отпустил гонца и велел кликнуть писаря… Задумчиво прошелся по комнате, обдумывая текст донесения… Тут в углу послышался шорох, со скрежетом отдвинулось массивное кресло и показался Коклос Полгнома. Сперва маршал за такие номера сердился на карлика, потом махнул рукой – все равно ничего с Коклосом не поделать… сперва внезапные появления шута даже немного пугали ок-Икерна, а теперь ничего – привык. Лучшее, что сэр Брудо смог придумать – постараться не подавать виду, что выходки Коклоса его волнуют.

– Что, – как ни в чем ни бывало заговорил карлик, спокойно и буднично, словно продолжает прерванную беседу, – наш молодой лев показывает зубы? На юг он отправлялся, имея… сколько воинов у него было? Сотня копий?

– М-да, – кивнул маршал, – чуть меньше сотни. Примерно по восемь человек на копье.

– Вот! И тысячи не было! – всплеснул крошечными ручками Полгнома, – А теперь у него не то триста, не то четыреста рыцарей под началом! Несколько тысяч конных, да их лучники, их грумы, их вооруженные слуги, их отряды стрелков! Мой братец – большой ловкач. Пока мы все радовались, что хотя бы Тила и Тогер не грозят имперскому трону, он сумел превратить их в покорных вассалов. Особенно Тилу, ведь братец увел оттуда всех потенциальных бунтовщиков, да и новоявленного герцогенка прихватил в качестве заложника! Ройнрик Тогерский теперь тоже наш – само собой! А? Кто бы мог ожидать от братца такой прыти?

Ок-Икрен неохотно кивнул:

– Это верно… Слишком ловко для… гм…

– Для нашего вялого и нерешительного герцога Гонзорского? Но зато в самый раз для императора Великой Империи людей, да? Да?

– Это меня как раз и пугает… – признался маршал.

– А ведь должно восхищать… – карлик сник, от прежнего возбуждения вмиг не осталось и следа. – Меня тоже пугает новый Алекиан, со старым-то я, по крайней мере, знал, как обходиться! А этот – непредсказуемый. И, по-моему, у сестрицы Санеланы те же проблемы, она никак не разберется, как седлают этого нового жеребца по кличке Император.


* * *


За дверью в этот раз поджидал Никлис и слуги. Последние выглядели несколько неуверенно – пытались угадать, что им следует делать в этой ситуации. «Злой король» Кадор-Манонг частенько напивался в собственном кабинете, на этот случай имелась отработанная утренняя процедура – появление стонущего монарха на пороге, брань, швыряние сапогами и прочие королевские развлечения. Затем, как правило, к Кадор-Манонгу приходила придворная колдунья и долгими увещеваниями, поддакиванием, лестью приводила в более или менее приемлемое состояние. Как поведет себя после попойки Ингви, строились догадки – всем хотелось надеяться на лучшее.

Когда король показался на пороге, к нему тут же подкатился Никлис.

– Слышь-ка, твое демонское, у меня – эта… вопрос наиважнейший имеется. Эта. Когда, узнать желательно, выдача жалования здешнему начальнику стражи положена?

– А что так? Или из дворца что-нибудь спереть совесть не позволяет?

– Совесть, слышь-ка, эта… эта, слышь-ка… Совесть – она у господ каких бывает, у рыцарей благородных и прочих графьев. Мне это, слышь-ка, не жмет. Однако у своих-то тащить оно как-то… не с руки оно мне, твое демонское. К тому же мне положено все преступления, слышь-ка раскрывать. Ну и себя-то самого – как поймать? Ты уж вели, чтобы мне толику денег выдали.

– Ладно, – Ингви важно кивнул, – денег получишь. А что, начальник стражи, много ли преступлений ты уже раскрыл?

– Одно, слышь-ка, нынче же и раскрою. Один злодей опасный желает, чтоб все дружки твоего королевского величества от похмелья перемерли. Ты б шел уже к столу, что ли.

Тут же старый слуга склонился в поклоне:

– Стол накрыт, ваше величество!

– Ладно, и пусть все вчерашние гости тоже…

– Так уже! – обрадовался Никлис. – Все ждут только тебя, слышь-ка, демонское! Особенно эльф мается, совсем, сердешный, извелся. Однако держится, не пьет, пока твое демонское за стол не сядет.

– А, ну раз так, – согласился Ингви, – идем.

В самом деле, вчерашние собутыльники ждали только появления короля. Даже блистательная Ллиа Найанна выглядела сегодня несколько поблекшей. Минут десять после приглашения к столу слышались только бульканье вина да тяжелые вздохи. Утолив жажду, участники застолья оживились. Кендаг принялся излагать свои планы относительно дальнейшего благоустройства Ничейных Полей – он заложил несколько поселений и просил у короля некоторое количество повозок с лошадьми для транспортировки строительного камня. Требовались также и возчики, поскольку лошади не выносят присутствия орков. Затем высказался Филька – мол, вчера не хотел портить праздник, а так-то у него, князя, то есть, графа, то есть все же князя Давней Чащобы, большие проблемы. Из-за войны между Империей и королем Трельвеллином его подданные не могут пробраться к нему, Филлиноэртли, в Креллионт. А ведь наверняка многим было бы желательно оказаться под рукой мудрого и проницательного князя, то есть графа, то есть все же князя Филлиноэртли!.. Хорошо бы Ингви как-то посодействовал…

Мертенку тоже захотелось высказаться – начали поступать налоги, так что и у канцлера нашлось, о чем поговорить. Мало-помалу участники застолья разговорились, припомнили вчерашнюю беседу о коварных энмарских интриганах, Филька встрепенулся и предложил Ингви в обмен на подписание союза вытребовать у энмарцев суда для перевозки эльфов из северных владений сюда, в Альду через Энмар. Тогда, сулил князь, в армии Ингви наконец-то появятся в достаточно большом числе настоящие лучники, до которых куда как далеко криворуким жабам… «Филька шутит, – хладнокровно прокомментировал Кендаг, – мне даже смешно». В городе колокола отзвенели полдень, слуги, не дожидаясь приказа, принесли новые перемены блюд, еще несколько кувшинов вина. Разумеется, с утра никто не напивался, да и ели, в общем-то, немного, но беседа пошла живая, веселая – завтрак постепенно перешел в обед.

В разгар веселья вошел Джамен и, поклонившись, попросил позволения говорить. Шум за столом стих. Джамен с новым поклоном доложил – прибыл новый епископ.

– Как новый? Почему? – удивился Ингви. – А с прежним-то что случилось?

– Не знаю, ваше величество. Однако пожаловал новый, моложе. С ним большая свита, кто в черных одеждах, кто в белых. Прежде я такого не видел.

Ингви оглядел застолье.

– Интересно, как мне следует поступить? Отправиться к нему, чтобы поприветствовать? Нет, наверное, это будет неудобно. Особенно, если он окажется фанатиком. Может не так понять… Нет, не будем его пугать демоном раньше времени.

– Вашему величеству не положено самому отправляться к епископу, – задумчиво молвил сэр Мернин из Арника. – Думаю, это было бы неуместно. Пожалуй, можно послать к прелату какого-нибудь уважаемого дворянина из числа придворных.

– Придворных? – Ингви снова огляделся. За столом имелись орк со сбежавшей от прежнего мужа Агристой… эльф с эльфийкой… вампиресса (потомок Проклятого Принца Гериана)… неподходящие личности для приветствия вновь прибывшего главы епархии. – Сэр Мернин, лучше вас никто с этим не справится. А потом доложите нам, какое впечатление производит наш новый епископ… Надеюсь, ему не придет в голову благословлять меня.

Ннаонна, державшаяся до сих пор на удивление тихо, вдруг ткнула Ингви локтем в бок и пообещала:

– А лично я собираюсь переговорить с ним насчет венчания. Так и знай!


* * *


Геву неспроста называют «мокрым королевством» – после того, как войско Гезнура пересекло границу, солнце почти не проглядывало сквозь серую пелену туч. Время от времени срывался дождь, грозя вскоре зарядить по-настоящему. Маршал, тяжело шлепая по лужам, догнал едущего во главе шествия Гезнура и заявил:

– Король, поторопитесь с решением насчет пристанища для меня и моих солдат. Им вредит долгое пребывание под дождем.

– Вода – помеха для магии? – удивился гевец. – Никогда не думал, что…

– Да какая, к Гангмару, магия! – прохрипел некромант. – Доспехи ржавеют! Мертвые солдаты не умеют их сушить, протирать и смазывать. Все, что промокло, так и будет теперь гнить на них. Одежда заплесневеть может!

– Ах, вот как… в самом деле, об этом я не думал… Да, я все собирался узнать… если это конечно, не секрет – почему в ваших хранилищах, где содержатся солдаты, так холодно? Это каким-то образом способствует сбережению магии?

Маршал подумал, пожевал губами, потом все же ответил:

– Нет, это – из-за насекомых. Мне следует предстать перед вашим отцом?

– Э… да, разумеется. Поручите колонну кому-то из своих подручных. Пусть следуют за моими людьми, я отдам соответствующие инструкции. Минуя столицу, они двинутся на запад, там у меня на примете имеется несколько подходящих укреплений. Мы заедем к отцу, я представлю вас королю… и совместно определим, какой именно из замков предоставить Черному Кругу.

– Мне не хочется бросать своих солдат, – завил чародей. – Во всяком случае, бросать надолго.

– Надолго не придется, – успокоил его Гезнур. – Вообще-то, отец болен, как вы знаете. Мне лишь нужно, чтобы он официально подтвердил мои полномочия. И желательно ваше присутствие. Потом сразу отправитесь догонять своих. Но их присутствие в столице королевства нежелательно… Пусть шагают окружным путем, пока мы наведаемся к Гюголану.

…На этот раз Гезнур сразу же назвал себя стражникам в воротах – король вернулся! На улицах его узнавали, люди останавливались и глядели вслед. Несмотря на постоянно идущие с севера известия об успехах и захватах, гевцы не чувствовали себя счастливыми. Уже нашлись знатоки, растолковавшие, что, вопреки гордым реляциям, особых побед на юге Фенады не одержано, да еще и хворь Гюголана… Недавно было объявлено, что Гезнур отправляется заключать союзы и искать сподвижников для борьбы с Империей, секрета из миссии короля-сына никто не делал – и вот он возвратился! Теперь за ним следуют всадники, в том числе несколько человек – в цветах Дрига и Андруха (Гезнур нарочно включил представителей союзников в свиту). Ну и пересевший на коня некромант тоже, разумеется, выглядел весьма значительно и грозно. Особое почтение внушал громадный меч, подвешенный маршалом косо за плечами, так что рукоять торчала над ухом, а длинное лезвие время о времени било коня по крупу, покрытому попоной. Животное нервничало, не слишком опытный наездник дергал повод, от чего конь волновался еще больше – в итоге брат маршал, гарцующий на горячем скакуне, смотрелся еще более внушительно.

Во дворце Гезнура и почетного гостя сразу же провели в опочивальню к Гюголану. В комнате было жарко натоплено. Старик, бледный, желтый, как пергамент, лежал под грудой одеял, и слуга поминутно смахивал с его лица крупные капли пота.

– Гезнур, сын, – больной протянул дрожащую руку. – А, ты не один?

Маршал остановился в нескольких шагах от королевского ложа и стянул капюшон, обнажив сверкающую лысину.

– Это наш союзник, – представил Гезнур, – великий маг и непобедимый воин. Я обещал предоставить его армии большую крепость в безраздельное владение. Как ты полагаешь, Эрдейские Башни? Или замок Вейтрель?

– Решай сам, – желтая тощая рука, махнув напоследок, исчезла под одеялами. – Вели позвать сюда этих бездельников, я передам тебе полномочия…

– Я вас покину, – заявил маршал. – Мне нужно быть с моим войском.

Гезнур проводил некроманта до дверей, велел оруженосцу проводить его и передать возглавляющим колонну проводникам приказ – замок Вейтрель. Затем возвратился к ложу и склонился над стариком.

– Мальчик мой, – прошептал старик, – ты должен бояться этого человека… Я глядел в его глаза…

– И что ты там увидел, отец? Смерть?

– Нет… – Старик отвернулся к стене, и его слова зазвучали глухо, будто с иной стороны существования. – Не смерть. Ничего. Вообще ничего. В его глазах пустота. Будто то Великое Ничто, о котором пишут в книгах.

Глава 27

Дрымвенниль шагал на юго-восток. Дороги он не знал, но при его габаритах это играло не слишком большую роль. Он мог перебраться через любой забор, перейти вброд большинство местных рек – оставалось только придерживаться общего направления – чтобы по утрам солнце светило в левую щеку. Он возвращался домой и собирался пройти южными областями.

Ванетинию тролль покинул, повинуясь минутному порыву, однако решение зрело давно. Что-то неправильное происходило с ним в последнее время. Дрымвенниль неплохо себя чувствовал среди наемников, и его вполне устраивал капитан Борода, под началом которого очень редко приходилось убивать. Дрымвенниль не отличался жестокостью, напротив – он был существом мягкосердечным и предпочитал добрую беседу и спокойное созерцание всем прочим видам времяпрепровождения. Однако на службе Алекиану приходилось участвовать в делах, по мнению тролля, неприглядных и грязных. Последней каплей, переполнившей чашу терпения, стала массовая казнь, когда смерти были преданы существа, даже по людским меркам совершенно безобидные. С другой стороны, в Тролльхейме воцарился законный наследник Йорунга, так что теперь можно было вернуться туда без опаски. Итак, Дрымвенниль шагал и шагал, заботясь лишь о том, чтобы по утрам солнце светило в левую щеку. Оставалась единственная проблема – питание. Прежде тролль устраивался так, что о кормежке для него заботился кто-то другой, а теперь – впервые за много лет – он оказался предоставлен сам себе. Подумав, Дрымвенниль решил шагать по дороге, надеясь, что какой-нибудь из закованных в железо болванов, которых так много встречается всегда на тракте, рано или поздно захочет помериться силами с нелюдем – а уж лошади такого болвана хватит на несколько дней, а то и на целую неделю! Лошадь, конечно, жалко, но и кушать троллю хотелось все больше и больше. Он, разумеется, как и всякое существо его племени, мог долго обходиться без еды, либо питаться всякой дрянью, вроде тростника… но если шагаешь изо дня в день, то рано или поздно обязательно нужно съедать что-то посытнее.

Однако Дрымвеннилю отчаянно не везло – его некто не вызывал на честный бой. Да что там честный! Никто не бросался из засады с криками: «Умри, порождение Тьмы!» – вот ведь какое огорчение… Несколько раз тролль замечал вдалеке блестящие латы, но всякий раз рыцари, которых он приметил, умудрялись избежать встречи.

Наконец удача улыбнулась. Тролль заночевал во владениях некоего дворянина, который неверно истолковал поведение великана. Если бы Дрымвенниль проследовал через земли вспыльчивого сеньора, тот, видимо, так и не решился бы схватиться с «порождением Тьмы», но, поскольку тролль остался на ночь, то был заподозрен в зловещем умысле. К тому же Дрымвенниль не удержался и съел несколько десятков арбузов. Так или иначе, но наутро он пробудился от криков, которыми вояка подбадривал себя и свору вооруженных чем попало слуг. К тому же господин громыхал и скрежетал видавшими виды латами, а тощий конь под ним скрипел суставами и стучал мослами – в общем, от всей этой какофонии тролль проснулся и, поднявшись во весь свой четырехметровый рост (карликовый по тролльим меркам, но более чем внушительный в сложившихся обстоятельствах), потянулся спросонок. Это движение было истолковано так же неверно, как и поведение тролля в целом. Слуги с воплями бросились врассыпную, а господин, пришпорив клячу, поскакал на Дрыма, склонив копье. Тролль, дождавшись, пока кляча, идущая вихляющим галопом, донесет хозяина поближе, затем аккуратно подхватил героического рыцаря, выдернул его из седла и водрузил на высоченный дуб, вынув предварительно из рук храбреца пику. Рыцарь, однако, не угомонился и стал поливать честного тролля отборной бранью. Голос у него был скрипучий, старческий, а когда рыцарь поднял забрало, чтобы сподручней было ругаться, тролль окончательно убедился, что имеет дело с выжившим из ума дряхлым старцем. Дрымвенниль погрозил злому старикашке пальцем и заявил:

– Чем ругаться такими словами, лучше держись крепче. Не то и свалиться недолго!

Поскольку конь старика, такой же дряхлый да костлявый, как и хозяин, не вызывал у тролля ни малейшего аппетита, великан принял иное решение. Он решил вытребовать у слуг выкуп за господина. Но слуги приближаться опасались, а сеньор непрерывно ругался, так что сговориться с ним не было никакой возможности. Оставалось ждать. Часть слуг убралась, оставшиеся наблюдали с безопасного расстояния. Дрымвенниль ждал.

Наконец появился еще один человек – его привели отлучавшиеся слуги. Теперь они поочередно тыкали пальцами в сторону Дрымвенниля (как будто гиганта можно было не заметить!) и наперебой объясняли вновь прибывшему, что происходит. Новый человек, не выказывая особого страха, приблизился к троллю и оглядел с головы до ног. Потом заявил:

– А я тебя знаю. Ты телеги кидал в рыцарей.

– Ну, в общем, да. Один раз было такое приключение, – согласился Дрымвенниль. Сам он человечка не помнил, много их под ногами копошилось в тот день… – Но это к делу не относится. Я хочу получить выкуп за вашего сеньора. Три овцы. Жареных. С чесноком, зеленью и вареной картошкой. Иначе не отпущу его.

Тролль указал притихшего на дереве господина в доспехах. Человек поглядел на тролля, на старого рыцаря, потом снова на тролля. Протянул со вздохом:

– Ну, не знаю…

Слуги, наконец-то сообразившие, в чем дело, тут же зашикали со всех сторон: «Да ты что, Тоиль? Ты соображаешь, что говоришь?» Должно быть, наглец и сам уже додумался, что раз цена названа, то теперь здесь могут обойтись без него. Видимо, поэтому и согласился:

– Ладно, снимай сэра Голлройса с дерева… Будут овцы. Слушай, а ты мне не поможешь? Мне такое поле здесь община подсунула, сплошь камни да пни. Если одному, то на всю осень возни, а тебе раз плюнуть, а?

Тролль задумался.

– Тебе ведь с собой в дорогу тоже жратвы надо, верно? – намекнул собеседник.

Дрымвенниль кивнул и принялся прикидывать, сколько ему стребовать с этого хорошего хозяйственного человека.


* * *


Монастырские ворота приоткрылись, выпуская наружу фигуру в темной накидке, затем снова захлопнулись. Тяжко лязгнул засов. Человек оглянулся, натянул капюшон (моросил мелкий дождь) и побрел прочь. В соседнем переулке его поджидали трое, одетые точно так же – странствующими монахами.

– Его здесь нет, – бросил тот, что посещал обитель. – Живет в пристройке за церковью, работает с архивами. Это на другом конце города.

– Вот оно как… никогда наперед не знаешь, где найдешь, где потеряешь… – протянул другой монах, низенький жирный малый, – так сказал блаженный Мирн, когда спьяну упал в ручей и нашел на дне серебряный полукелат. Он еще потом простудился и едва не помер, болел три месяца.

– Чтоб тебе провалиться, брат Тонвер, с твоими побасенками, – бросил в сердцах старший, тот, что возвратился из монастыря. – Надоел!

– Это не побасенки, – спокойно возразил толстяк, – а история из «Серебряной легенды». И источник, между прочим, именем блаженного Мирна с тех пор назван, вода в нем целебная. Ну что, может, где-то по пути зайдем пропустить по кружечке? Если уж на другом конце города, а?

– Нет! – рявкнул старший. – Идем прямо в церковь! И помолчи, брат, ради Гилфинга, хоть полчаса.

– Хорошо, – так же покорно согласился толстый монах. – Молчание – золото, как сказал блаженный Эстуал графу Войстрехту, когда тот потребовал отслужить молебен, но отказался платить.

Вечерело. Дождь усилился, и на улицах не было ни души, только шелестели капли, да хлюпала вода под башмаками монахов. Четверка пересекла небольшой городок, покружила по кривым переулкам и наконец вышла к нужному зданию. Здесь старший велел подождать и выслал самого молодого спутника проверить, не крутится ли кто поблизости.

– Весьма разумно оглядеться, прежде чем лезть в драконье логово, как сказал Мерк Старый о…

– Помолчи!

– Слушаюсь, брат.

Возвратился младший монах и объявил:

– Похоже, он здесь, в окошке горит свет… Но за домом следят, двое прячутся у самой двери и еще один прогуливается вон там, обходит квартал. Этого третьего я не разглядел, но двое у двери – вооружены.

– Я думаю, этих лучше убрать, – задумчиво произнес старший, – кто бы они ни были. Братья Тонвер и Дунт, поручаю это дело вам. Гилфинг в помощь.

– Аминь, – хором откликнулись названные братья, толстяк и его приятель, хмурый сутулый монах с длинным носом и скептически поджатыми губами.

Тонвер достал из-под плаща флягу и отхлебнул – но, прежде чем проглотить, побулькал жидкостью за щеками. Потом вылил несколько капель на ладонь, размазал по щекам, и передал флягу Дунту. Тот повторил в точности. Запахло вином. Затем странная парочка поклонилась главному и отправилась в ночь. Оставшиеся переглянулись, и старший спросил:

– Они справятся?

– Отец Брак рекомендовал их, как хороших исполнителей, – отозвался младший, тот, что ходил на разведку. Они проворовались, но, учитывая их таланты, вместо наказания обоих прислали Браку для поручений, вроде нынешнего.

– Это я слышал… но справятся ли они?..

Тем временем «хорошие исполнители» брели под дождем к флигелю, примостившемуся за церковью. Дунт ворчал:

– Не попадись ты с поличным, мы бы до сих пор сидели на острове блаженного Лунпа в тепле и сытости.

– Между прочим, стащить золото было твоей идеей, – огрызнулся Тонвер.

– А попался ты. Ладно, уже близко. На каком слове?

– Как обычно, на «аминь».

Походка монахов изменилась – теперь они брели, раскачиваясь и шатаясь, будто были в стельку пьяны. Тонвер, икая и растягивая слова, будто говорить ему был тяжело, завел:

– …И ты не сможешь отрицать, брат, что твой блаженный Энтуагл был самый настоящий маньяк!

– Ик!

– Да, да! Он был ненормальный! Так написано у Мерка Нового!

– А в «Серебряной легенде»… Ик!.. такого не написано.

– Напишут тебе в «Серебряной легенде» правду, держи карман шире. Я читал сочинения Мерка Нового и ведаю истину.

– Ты черпал из грязного источника! Ик!

Монахи приблизились к парочке, наблюдающей за светящимся окошком флигеля, незнакомцы синхронно сунули руки под плащи, но, увидев (и учуяв!), что перед ними подвыпившие монахи, расслабились.

– Ну и что? Из грязного, из чистого… Все, что от Гилфинга, прими со смирением, как сказал блаженный Лунп, поднимая оброненный кошелек!

Шпионы с явным интересом прислушивались к спору монахов. А те, будто увлеклись и не замечали ни притаившихся под стеной, ни дождевых капель, стекающих по лицам.

– Но он же и сказал, что все уродство… ик!.. от Гангмара, когда уродливый купец принялся доказывать, что кошелек принадлежит ему. Ик! «Не Гангмаром ли ты послан, урод?» – вопросил блаженный. И треснул наглеца посохом. Ик!

– Это верно блаженный заметил, – кивнул Тонвер. С его носа слетела дождевая капля. – За кошелек… ик!.. За кошелек, конечно, стоило и не так урода приложить.

– Ох, стоило!

– Аминь!

Толстяк Тонвер выхватил из рукава большой нож и с неожиданной в тучном теле силой всадил одному из незнакомцев под челюсть. Длинное лезвие проткнуло язык и мгновенно вошло в мозг. Долговязый Дунт схватил своего противника за горло, сдавил, и тут же ударил его ножом в грудь. Шпион захрипел, но рука на горле погасила звук. Тонвер с натугой выдернул клинок, а Дунт разжал пальцы – два тела рухнули одновременно. Монахи подхватили убитых подмышки и уволокли в тень, а затем заняли их место. В дальнем конце переулка показалась фигура, облепленная мокрым плащом – третий незнакомец. Увидев два силуэта, он спокойно удалился. Едва чужак скрылся за углом, Дунт поспешил за старшим монахом, а Тонвер обшарил карманы убитых… Когда появились двое монахов, не принимавших участия в стычке, «хорошие исполнители» отправились подкараулить третьего шпиона.

Старший постучал в дверь флигеля, раздались шаркающие шаги, и на пороге появился подслеповато моргающий мужчина со свечой в руке.

– Отец Когер, мы посланы к вам его высокопреосвященством архиепископом. Вот письмо, ознакомьтесь.

– О, какая честь… Проходите, братья, проходите…

– К сожалению, нам некогда. Одевайтесь, – велел старший. – Вы немедленно отправляетесь в Ванетинию.

– Но ворота уже закрыты… и…

– Мне отопрут.

Тут появились Тонвер с Дунтом. Тонвер потирал кулак, а Дунт вытирал кровь с лезвия ножа.

– На вас, брат Когер, готовилось покушение, нам удалось обезвредить убийц.

– Гевцы, – пояснил Тонвер.

– Собирайтесь, брат, – с нажимом повторил старший. – Мне велено спешить.

– Да, да… я сейчас…


* * *


Прежде, чем двинуть по дороге, Дартих тщательно умылся в весело журчащем ручейке. Его спутник только теперь подумал, как мерзко, должно быть, выглядит нынче он сам – судя по измызганному коротышке. Парень оглядел собственный плащ, прожженный в нескольких местах и с излохмаченными краями, посмотрел на свои грязные ладони и тоже пошел к ручью. Раньше, в той, прежней жизни, ему в голову не приходило думать о собственной внешности, он всегда был чист и ухожен, но это было не его заботой.

Умывшись и отряхнув лесной сор с одежды, путники выбрались на тракт и зашагали на восток. Дорога шла по слегка всхолмленной местности, Малые горы остались на юге.

– Похоже, места здесь не слишком-то обжитые, – заметил Дартих, – никого не видать.

– А дорога наезженная, смотри, сколько следов, – заметил парень, спеша поддержать разговор. Не часто хозяин обращался к нему вот так – просто.

– Гномы же прошли, – пояснил коротышка. – О, гляди! А это кто?

По дороге навстречу им брел незнакомец – и, похоже, снова гном. Этот был не похож на суровых воинов из давешнего каравана. Он шел, едва переставляя ноги, одежды карлика были изодраны и запятнаны темным, борода всклокочена, а через пол-лица шел свежий порез, едва запекшийся. Левая рука обмотана тряпкой, с которой время от времени в дорожную пыль падают красные капли. Заметив встречных, нелюдь остановился и вытащил из-за пояса топорик на короткой рукояти. Юноша попятился, но хозяин, подтянув парня за цепь, подошел поближе и поглядел на гнома, Тот, видно, совсем обессилел и просто стоял, наблюдая за приближающейся парочкой.

– Что, гонятся за тобой? – поинтересовался Дартих. – Тогда так не уйдешь. Ты ж на ногах едва держишься.

Гном смолчал, в его огромных глазах была тоска.

– Если заплатишь, я тебя спрячу, – пообещал Дартих.

Карлик разлепил запекшиеся губы.

– Сколько?

– А все, что имеешь. Если нет, преследователи до тебя доберутся. Зачем тебе тогда серебро?

Гном подумал и вытащил из-за пазухи мешочек. Серебро он доставал левой рукой, в правой по-прежнему держал топор. Мешочек полетел к Дартиху, тот поймал и, указав большим пальцем за спину, сказал:

– Час назад по дороге прошли твои. Много, несколько сотен. Поднимись по склону и спрячься. Отдышись, успокойся. На дорогу больше не выходи, мало ли что… а в лесу людей нет. Двигай за кустами вдоль тракта, ищи, где твои свернут – по следам увидишь. У них ослы с поклажей, они далеко не уйдут. Ты догонишь. А тех, кто за тобой гонится, я отведу. Да, перевяжи руку-то получше. Тугую повязку выше раны, понял? Чтобы артерию перетянуть.

Дартих с юнцом посторонились, и гном бочком, не спуская с них глаз, убрался в придорожные кусты. Шуршание и качающиеся ветки отмечали его путь. Коротышка в кафтане со споротым гербом взвесил на ладони звякающий мешочек и, затаптывая кровавые капли, указывающие, где гном сошел с тракта, пояснил спутнику:

– Гномы – дураки. Одно слово, нелюди… Почему он мне поверил? И почему сам не догадался с дороги свернуть? Дурак, как ни смотри. Ладно, идем. Если кого встретим, молчи, я сам все, что нужно, скажу.

И в самом деле, через четверть часа путники повстречали людей – много, десятка три. Эти шли скорым шагом, вереницей растянувшись по тракту. Все были вооружены, причем у многих в руках были боевые секиры и короткие копья – снаряжение, простолюдинам не положенное. Передние высматривали темные влажные точки в пыли – там, куда упали капли крови. На путников они поглядели скорее недоуменно, чем подозрительно.

– Эй, почтенные! – окликнул Дартих. – Не гнома ли ловите?

– Точно так! – отозвался передний.

– Пробежал здесь, скакал как заяц! – принялся описывать Дартих, старательно имитируя возбуждение. Чуть дальше остановился, руку перетянул… Кровь-то унял, да и дальше поскакал по дороге! Если поторопитесь, часа за полтора настигнете, наверняка!

Преследователи, узнав, что кровавому следу скоро конец, прибавили шагу, обмениваясь встревоженными репликами – мол, как бы не ушел нелюдь! Дартих проводил их равнодушным взглядом, а когда скрылись из виду, пояснил:

– Если все пойдет ладом, они как раз через полтора часа на тех гномов наскочат, и нелюди всех порешат. А к нам – никаких вопросов.

Юноша подумал и спросил:

– А почему ты раненого гнома им не выдал?

Дартих поднял брови:

– Ты чего? Он же мне заплатил! А эти – нет…

И сплюнул.

Глава 28

Алекиан вел армию на восток. Он ехал, сгорбившись в седле и глядя только вперед, прямо перед собой. Не то, чтобы была нужда в его присутствии во главе походных колонн, в его личных распоряжениях, нет. Гвардейские капитаны и сеньоры, командующие дворянскими ополчениями, сами отдавали нужные приказы, вперед были высланы фуражиры с приказом готовить провиант, топливо, места ночлега; позади следовал арьергард, подбирающий отставших – армия двигалась, словно живой организм, члены которого действуют слаженно и согласованно. Императору не приходилось отдавать команды, но и место под знаменем он не покидал. Мрачный, целеустремленный, молчаливый.

Необычайная замкнутость императора выглядела странно. Он словно отделил себя от всего Мира непроницаемой стеной, по эту сторону – Алекиан, по ту – весь остальной Мир. И они с Миром на равных…

Армия получила приказ – двигаться как можно скорее, император желал опередить надвигающуюся осень. Поэтому войско делало длинные переходы, останавливались, когда солнце уже склонялось к горизонту, на заранее подготовленных бивуаках, а сменившийся авангард уходил в ночь, чтобы подготовить очередную стоянку. В городах и седлах высланные вперед чиновники скупали необходимые армии припасы, расплачивались тильским золотом по фиксированной цене. Если кто-то из купцов бывал недоволен и пытался поднять цену, пользуясь удачным стечением обстоятельств, таким фуражиры предъявляли императорский указ – внушительный пергамент, украшенный множеством печатей. Согласно документу, всем подданным его императорского величества вменялось в обязанности поставлять припасы «подателю сего» по ограниченным расценкам. Впрочем, поставщики, как правило, были удовлетворены уже тем, что их товар не конфискуют, как частенько случалось во время летней кампании, а покупают.

Итак, армия двигалась с максимальной скоростью, оставив позади обозы. Конечно, далеко не все выдерживали темп, многие отставали, и шли дальше с арьергардом, но все равно – шли.

Алекиан с утра занимал место во главе колонны – неизменно хмурый и неразговорчивый. Над его головой плескались знамена Ванета и Империи. Красный ванетский лев, вставший на дыбы, грозно реял над алыми перьями, украшающими шлем императора.

Свита держалась в нескольких шагах позади головной группы – Алекиана, его оруженосцев и знаменщиков.

Валент Гранлотский, герой южной кампании, поглядывая на долговязую фигуру в красных латах, тоже хмурился. Он-то помнил Алекиана скрытным, молчаливым, но добродушным юношей, которого все удивляло при дворе короля-демона – теперь же армию вел совсем другой человек, замкнутый, суровый, даже жестокий. Даже с лицом молодого императора произошли странные перемены, оно стало тверже, грубее. В углах вечно сжатого рта залегли морщинки, черты заострились, приобрели едва ли не хищное выражение.

– А что, сэр Бретихт, – спросил Валент едущего справа от него рыцаря, – правда ли, что наш император похож на отца?

Прежде чем ответить, Бретихт, пожилой воин, отслуживший восемь лет в гвардии, с минуту размышлял. Потом неуверенно промолвил:

– По чести говоря, внешнее сходство скорее было заметно у младшего, Велитиана, но тот одновременно походил и на мать… Этакий красавчик.

– А Алекиан?

– Алекиан… он не похож на отца, разве что ростом. Но покойный Элевзиль, помнится, был шире в плечах.

– А я слышал, что похож, – задумчиво пробормотал альдиец.

– Вы ведь не застали покойного императора? – уточнил рыцарь. – Нет? Понимаете, с недавних пор я стал замечать… не то, чтобы сходство… однако кое-какие знакомые черты вроде с возрастом начали проявляться у Алекиана. И характер! Характер его величества разительно поменялся! Я не устаю поражаться, наш повелитель – просто стальной человек. Этот поход на юг, молниеносная победа… Э, сэр Валент, здесь, конечно, немалая ваша заслуга…

Капитан с улыбкой разгладил усы и кивнул.

– Однако сам замысел! Быстрота, четкость распоряжений! Даже Элевзиль, насколько я помню, действовал… скажем, осторожней. Представляете, что могло бы выйти, если бы победу одержал герцог Фенгим?

– Это невозможно!

– Но я говорю – если бы… Это означало бы конец всему, конец Империи! Нет, Элевзиль никогда бы не поставил на кон все вот так, разом. И этот поход… Куда мы идем?

– К гевской границе, разумеется, – Валент оживился. – Верное решение! Все головы заговора против Империи растут на гевской шее. Перерубить ее!

Рыцарь энергично взмахнул рукой, звякнули латы. Бретихт, за годы службы научившийся гораздо лучше разбираться в политике, чем простодушный провинциал Валент, покачал головой – однако вслух сомнений высказывать не стал, поскольку сомнения эти касались в основном Альды. Да, король Ингви был, как будто, мирным и благожелательным соседом – до тех пор, пока не закрыл энмарским купцам путь в Гонзор. Однако альдийцу Валенту об этом лучше не думать.

– Да, – продолжал тем временем Валент. – Этот поход – словно прыжок льва. Только бы успеть до распутицы…

Капитан озабоченно поглядел в небо, затянутое белесой дымкой, предвестницей осенних туч.

– Прыжок льва… – протянул Бретихт. – Да, в этом сравнении что-то есть. Вот кого напоминает мне теперь император – красного льва с ванетского знамени… Прыжок льва… Но, завершив прыжок, наш лев окажется в гевском болоте.

«…А там водятся драконы…» – так хотелось закончить фразу. Но, поглядев на честное лицо Валента, гвардеец умолк. На флаге Гевы неспроста нарисован дракон.


* * *


Около трех часов пополудни Ингви распрощался с гостями. Кендаг с Филькой отправились собираться восвояси, Никлис ушел получать жалование начальника стражи. Король напутствовал его распоряжением – подготовить соображения относительно состава и порядка несения службы этого будущего подразделения. Мертенк, как обычно, собрался в канцелярию, возиться с бумагами. В его службе наступал трудный период, приближалось время сбора налогов. Ну а сэру Мернину предстояло нанести визит вновь прибывшему архиепископу.

Дворянин отправился в принадлежащий ему городской дом, чтобы привести себя в порядок. Ингви обещал прислать алебарду, служившую оружием могнакскому зомби. Трофей пригодится для украшения собора. Словом, застолье закончилось, все разошлись по делам. Слуги принялись убирать со стола посуду и объедки.

Ингви, сопровождаемый Ннаонной, отправился в свои покои. К удивлению короля, никто не поджидал у двери, никто не собирался досаждать просьбами. Видимо, прошло достаточно времени после его возвращения, воцарение демона уже не воспринималось как величайшее чудеснейшее событие, и альдийцы вспомнили о собственных делах. Если человеку, даже и очень увлеченному вопросами государственной важности, дать время – он, конечно, рано или поздно пресытится бесполезными разговорами и вспомнит о собственных проблемах… о собственных делах… а с другой стороны – из тысяч и тысяч маленьких, крошечных, незаметных дел, исполняемых жителями, и складывается жизнь государства…

Ингви отправился просто пройтись по дворцу. Он бы и по городу прогулялся, но не хотел привлекать к себе внимания. Успокоились горожане по поводу его присутствия в столице – и ладно, пусть так и будет впредь.

Ннаонна, конечно, увязалась с ним. Амулет «позволил» вампирессе небольшой бокал вина, и она пребывала в полном ладу с Миром. Когда король с Ннаонной спустились в галерею первого этажа, откуда-то донеслись звуки музыки, почти заглушенные толстыми стенами Альхеллы. Ингви подозвал проходившего по галерее слугу и спросил, по какому случаю в городе играет музыка.

– Ткачи гуляют, ваше величество! – с поклоном объяснил тот. – Цеховой праздник нынче!

Король кивнул. Цеховой праздник… Сегодня, значит, цех ткачей не работает. Члены братства ходят по улицам, играет оркестр, вечером они соберутся за общим столом, будет попойка… За окнами потемнело, в мутное стекло забарабанили капельки дождя. Это уже осень… Еще не сплошные дожди, но теперь солнечных дней будет все меньше и меньше…

Звуки оркестра стали отдаляться, потом снова приблизились – дождь не стал помехой празднику, горожане маршируют по улицам туда и сюда, веселя себя музыкой. Другие братства, чья деятельность тесней привязана к сельскому хозяйству, празднует позже – как правило, зимой – в холода не разгуляешься по городу. А ткачи любят эти марши под музыку, у них цеховой праздник раньше, чем у других.

Появился Никлис. Бывший вор хитро косился на короля – должно быть, надеялся, что тот позабыл о докладе. Но Ингви все помнил:

– Ну, рассказывай, что там с нашей стражей?

– А чего, – тут же засуетился Никлис. – Чего там рассказывать, нечего там рассказывать. Разве нынче бывают преступления? Не бывает никаких таких преступлений! Вот прежде-то, бывало… Я, слышь-ка, покуда и один управлюсь со всеми преступными деяниями, а если что потребуется, так это завсегда отдельно можно решить, так что это, слышь-ка, ничего особо такого пока не требуется.

– Совсем ничего?

– Ну так эта… мне, твое демонское, пару помощников посмышленей бы. Ты уж вели господину, слышь-ка, канцлеру, чтобы с нынешнего дня плата шла на двух помощников начальника стражи. Ну, хотя бы в половину от моей каждому чтоб.

– Ннаонна, слышишь? – Ингви обернулся к спутнице.

– Слышу, – отозвалась девушка, – наш Никлис нашел способ удвоить собственное жалование. Пока он еще подручных сыщет, а денежки – «с нынешнего дня»!

Ннаонна надула щеки, скорчила гримасу, которая, по-видимому, должна была изображать хитрую рожу начальника стражи, и пробурчала, передразнивая: «Слышь-ка, твое демонское, эта… чтобы с нынешнего дня плата шла…»

– Ой, твоя милость вампирская, – забеспокоился Никлис, – что-то ты не то слышишь. Я ведь чего, я о государственной пользе пекусь, за троих работать желаю…

Оправдательную речь прервало появление сэра Мернина. Рыцарь поклонился и доложил:

– Ваше величество, я передал приветствия новому епископу и вручил заколдованное оружие. То и другое было принято с добрыми словами. Зовут прелата отец Астер. Он сказал, что, прежде чем отправляться к нам, имел продолжительную беседу с предшественником.

– Ну и как, – осведомился Ингви, – наш старичок вправил ему мозги?

– Э-э… – Мернин потер подбородок – должно быть, легкомысленная формулировка короля ему была не по душе. – Его священство сказал, что старый епископ подробно объяснил ему, что ваше величество не сын Церкви, но и не враг ей… он как-то очень ловко выразился…

Мернин задумался, потом припомнил:

– Он сказал: «политика доброжелательного нейтралитета». Да, именно так. Он сказал, что по совету предшественника станет придерживаться политики доброжелательного нейтралитета. По-моему, сказано достаточно мудро.

– Мудро, – кивнул Ингви, – в высшей степени мудро!


* * *


Новые владельцы замка Вейтрель не собирались терять времени. Едва вступив во владение укреплением, некроманты приступили к восстановлению и ремонту обветшавших стен. Неупокоенные солдаты, дисциплинированные и послушные как всегда, под барабанную дробь спустились в подвал, где колдуны погрузили их в оцепенение. Оставили лишь небольшое количество зомби – для патрульной службы и несложных работ на строительстве. Сами маги занялись укреплениями. Поскольку предполагалось, что времени в обрез, они не стали перестраивать замок под собственные вкусы, только отремонтировали пришедшие в негодность стропила жилого здания, перестелили крышу и подправили внешний бруствер, оказавшийся сильно поврежденным. Еще пришлось заменить ворота и восстановить башенки по сторонам входа.

Совсем недавно Вейтрель принадлежал имперскому дворянину и всего лишь несколько месяцев назад был взят приступом – потому ворота и находились в плачевном состоянии.

Весть о новых хозяевах замка облетела округу – и привела всех в ужас. Местные жители старательно избегали замка, но колдунам было не до них – они спешно обживали крепость, а все необходимое им по приказу Гезнура доставляли беспрекословно и по первому требованию.

Вскоре и сам король пожаловал в замок. Поглядел на свежую кладку привратного укрепления, на мощные, окованные железом, створки, которые как раз устанавливали в портале… спрыгнул с коня и потребовал проводить к брату маршалу. Лысый некромант почти не покидал кабинета – он при помощи толленорнов исследовал местность к западу и северу от границы, искал неприятельские армии. Гезнур уверенно прошел в кабинет мистика – он командовал штурмом Вейтреля, затем провел некоторое время в захваченном замке и еще не забыл расположения комнат. Колдун впустил Гезнура в комнату, отослал подручных и кивнул королю, указывая стул. Гевец вручил колдуну небольшой мешочек и сел. Некромант взвесил мешок в широкой ладони и осведомился:

– Что здесь?

– Янтарь. Все, что удалось собрать.

– Мало.

– У вас все равно не будет времени на подготовку новых солдат, а потом мы станем поставлять янтарь в Вейтрель регулярно.

Маршал подумал с минуту и кивнул.

– Хорошо. Я нынче же велю, чтобы это переплавили в шары нужного размера. Затем мне понадобятся тела…

– Я распоряжусь, – кивнул Гезнур. – Что с вашими изысканиями? Обнаружили вражеские армии?

– Я осматриваю только ближайшие подступы… ну и Фенаду, разумеется. На севере Фенады, – маг кивнул в сторону одного из приборов, должно быть того, что был сориентирован на север, – обнаружена армия. Я не разглядывал подробно, но поскольку она движется из Вольных гор, то, полагаю, это гномы.

– А, семьи воинов Гравелина…

– Нет, другие. Я уверен, это армия Грбедора и путь она держит к Ренбритской крепости, где сидят в осаде их братья.

Гезнур ухмыльнулся и потер руки.

– Хорошо бы, если гномы с фенадцами обломали друг дружке рога, тогда мы спокойно встретим нашего юного героя, императора Алекиана.

– Вот этого я как раз не обнаружил.

– Потому что он довольно далеко… однако у меня имеются осведомители среди ванетских дворян… Обходятся они недешево, но результат того стоит! Две армии движутся к нам, одна, из Ванетинии, идет не спеша, другая, во главе с Алекианом – южнее. Эти торопятся, поскольку их путь длинней.

– И где же эти армии должны соединиться? Вы прикидывали маршрут?

Улыбка Гезнура стала шире. Тут только, глядя на ухмыляющегося короля, мистик понял, к чему клонит собеседник.

– Здесь? Вы нарочно уступили мне именно Вейтрель?

Гезнур кивнул:

– Да. А разве вы на моем месте поступили бы иначе?

– Но… – маршал задумался. В самом деле, в поступке гевца не было ничего предосудительного, он обещал некромантам крепость в Геве и честно исполнил обещание. Формально упрекнуть короля не в чем! – Ладно. Но вы должны понимать, мои мертвецы хороши только в поле. На стене они дерутся плохо. Этот замок очень слабо защищен.

– Именно поэтому я предлагаю новый план кампании, – объявил Гезнур, – мы ускоренным маршем выдвигаемся навстречу ванетской армии и бьем ее. А затем прикинем расстановку сил. Если мы слишком слабы, чтобы побить вторую армию, возвращаемся в Геву. Разумеется, нашей целью будет то слабое войско, что идет северней. После того, как мы расправимся с этим отрядом, Алекиану не будет нужды идти сюда, к Вейтрелю. Он после разгрома союзников, несомненно, либо повернет назад, либо двинется в Геву короткой дорогой и перейдет границу много южнее Вейтреля. Что скажете? Как вам мой план? Вы принимаете его?

– А разве у меня есть выбор?..

– Нет, – и Гезнур снова улыбнулся.

Глава 29

Чем дальше на восток, тем более хмурым становилось небо, все чаще срывался мелкий холодный дождь. И все чаще сэр ок-Икерн тяжело вздыхал, окидывая взглядом армию, медленно ползущую по дороге среди мокрых лугов с порыжевшей травой, среди убранных полей, среди чахлых лесочков… и черные корявые ветви, уже сбросившие листву, махали вслед проходящим солдатам, будто исхудалые руки…

Армия имперского маршала продвигалась к гевской границе медленно, словно бредущий на ощупь слепец. Маршал был в растерянности, хотя и старался не подавать виду, чтобы, не приведи Гилфинг, его неуверенность не подметили оруженосцы. Для того чтобы руководить многочисленным войском, состоящим из непривычных к службе людей, маршал набрал два десятка молодых дворян и держал при себе в качестве рассыльных – эти ребята развозили подробные приказы командирам растянувшегося на марше войска, иначе оказалось бы невозможно управлять массой неопытных солдат. На этот раз у ок-Икерна под началом не было гвардейцев, его армия состояла из отрядов латников, приведенных несколькими ванетскими сеньорами, нескольких десятков волонтеров – странствующих рыцарей из Сантлака, и цеховых ополчений. В города, лежащие по пути следования армии, либо не слишком далеко от этого пути, выслали гонцов с приказами собирать вооруженных людей. Городские общины откликнулись на призыв, ванетские графы и городские коммуны опасались не подчиниться императору, успевшему показать себя правителем твердым и скорым на расправу – а потому по несколько раз в день к войску присоединялись новые и новые контингенты.

Сэр Брудо с равнодушным лицом выслушивал командиров, осведомлялся о численности щитоносцев и наличии стрелков, приказывал писарю внести в список новый отряд, и назначал вновь прибывшему место в колонне – позади предыдущего, только что появившегося такого же отряда. С каждым присоединившимся подразделением тоже приходилось отправлять оруженосца, чтобы некоторое время сопровождал на марше и чтобы проследил, как держат походный ритм. Впрочем, с ритмом проблем не возникало, армия двигалась довольно медленно. Ускорить темп или хотя бы удлинить переходы сэр Брудо не решался – бестолковые ополченцы перемешаются, многие отстанут от своих отрядов, а неопытные командиры не смогут поддержать порядок в этой пестрой толпе. А стоит людям хоть ненадолго выйти из-под контроля, потерять маршевый порядок – пиши пропало! Армия мигом обратится в бесформенную неуправляемую массу… как там, у северных границ Гонзора, когда пешее ополчение пустилось наутек, едва завидев неприятельскую кавалерию… Эти воспоминания тревожили ок-Икерна снова и снова, теперь маршал все чаще задумывался, имелись ли дргуие возможности разбить огромное войско Каногора? Нет, других возможностей не было, три тысячи ополченцев стали костью, брошенной судьбе, стали жертвой во имя победы – бессловесной жертвой, ибо сами они вряд ли согласились бы возлечь на алтарь… Нет, маршал не торопился повторять жертвоприношение, зачем? Войско, идущее с юга, куда сильнее гевских мятежников, теперь нет нужды задабривать рок пролитой кровью.

С другой стороны, Алекиан, кавалерии которого предстояло преодолеть куда больший путь, пока еще сильно отставал, хотя и двигался быстрее – так что маршал считал, что спешить ни к чему, его армия должна достичь Гевы лишь немногим ранее более мощного войска императора. В бой он вступать не собирался, так как не верил в стойкость ведомой им пехоты и в надежность дворян-волонтеров. Но так рассуждал маршал, а кто знает что теперь на уме у Алекиана, ставшего вдруг скрытным, решительным и… пожалуй, даже коварным? Что планирует молодой император? Вот эти-то мысли и были причиной неуверенности сэра Брудо. На привалах он слышал, как молодые оруженосцы балагурят у костра, они мечтают о подвигах, надеются, что маршал поведет их в бой, они надеются на легкую победу над войском «мокрого королевства». Мокрого… Все чаще идет дождь, в любой день может начаться настоящая осенняя распутица, тогда дороги мигом раскиснут, станут непроходимы, как тогда Алекиан придет на соединение с армией ок-Икерна? Да и его, маршала, собственное войско не сможет двигаться одной колонной по грязи, взбитой авангардом – придется разбить армию на несколько колонн, и вести их параллельными путями, а это чревато потерей управления над отрядами…

Всякий раз, задумываясь об этом, маршал тревожно глядел в серое небо и тревожно вздыхал. Оруженосцы, молоденькие парни, рвутся в бой, да… они не думают о погоде, о проходимости тракта, о быстро тающих припасах в обозе. А сэр Брудо обязан обо всем думать, обязан заботиться обо всех мелочах…

До гевской границы оставалось, по прикидкам маршала еще три или четыре (в случае, если начнутся дожди) дневных переходов, когда присланный командиром авангарда гонец сообщил – навстречу движется неприятель. Сперва сэр Брудо не поверил, но гонец настаивал – замечено гевское знамя с белым драконом поверх синих и зеленых клеток. Небольшой отряд? Кто-то из гевских графов устроил набег? Нет, гонец стоял на своем – на них движется большое войско. Маршал кивнул и, с трудом сохраняя на лице равнодушное выражение, кликнул оруженосцев – передать по колонне приказ останавливаться. Что ж, пришлось признать, что не один Алекиан продумал стратегию кампании, вражеский полководец оказался толковым военачальником. Весь расчет императора строился на том, что гевцы будут копить силы на границе и не рискнут выступить навстречу – тогда две имперских армии, действуя согласованно, получат преимущество. Но теперь эти планы теряют смысл.

Будь под началом маршала опытные солдаты, он велел бы отступить в юго-западном направлении, соединился с Алекианом и навязал бы гевцу бой на ванетской территории, вдали от его тыловых баз… но если дать приказ отступать сброду, которым ок-Икерн командует теперь, это значит погубить армию, все смешается, порядок будет потерян. Ополченцы способны двигаться только в одном направлении и очень медленно. Если гевцы застигнут их на марше… Что ж, остается одно – придется принять бой. И молить Гилфинга о снисхождении.


* * *


Под вечер, когда казалось, что все дневные дела окончены, неожиданно прибыл гонец. Уже порядком стемнело, Альхелла готовилась встретить ночь, слуги неторопливо и привычно обходили залы – где зажигали свечи, а где запирали ставни… Ингви сидел за столом и лениво просматривал кое-какие документы, предоставленные канцлером. Не то, чтобы король собирался проверить, как справляется Мертенк, просто ему хотелось чем-то себя занять и заодно припомнить, как крутятся приводные ремни и колеса государственной машины Альды.

Ннаонна экспериментировала. Вампиресса уселась на кровать с бокалом вина и пыталась поднести сосуд к губам. Амулет противодействовал, и девушка пробовала различные варианты – то выше, то ниже, то внезапным рывком. Иногда вино проливалось, и на полу уже образовалась лужа. Оба были совершенно увлечены этими мирными забавами, когда в коридоре раздались шаги, бряцанье оружия и затем в дверь постучали. Ингви вздохнул и отложил перо. Ннаонна попыталась молниеносным броском – будто амулет мог отвлечься стуком – достичь цели.

– Почти получилось, – хладнокровно констатировала вампиресса, смахивая капли пролитого вина с манжета. – Интересно, кого еще принесло на ночь глядя?

Ингви встал, прошел к двери и открыл. Незнакомец в заляпанном серой грязью плаще и четверо орков склонились перед ним.

– Приветствую, – обратился к ним король, ожидая объяснений. – С чем пожаловали?

– Ваше величество, – вновь прибывший человек извлек из-под полы и протянул Ингви перетянутый тесьмой документ. На тесьме покачивалась печать внушительных размеров, оттиснутая на синем воске. – Вот моя верительная грамота.

Ингви развернул пергамент:

– Посол его величества Гезнура, короля Гевы? Короля?

– Мое имя Мернгрип из Ранвагна, – посол снова поклонился.

Демон с удивлением поглядел на незнакомца поверх документа.

– А что с Гюголаном, сэр Мернгрип?

– Его величество Гюголан жив и, надеюсь, здоров, – отозвался посол. – Но, поскольку он отягощен преклонным возрастом, то назначил старшего сына соправителем. И я здесь по поручению Гезнура…

– Отлично, – кивнул демон. – Гезнур сделал замечательную карьеру, если это можно так назвать. А вы?

Последний вопрос был адресован оркам, сопровождавшим посла. Старший из нелюдей снова поклонился. Его нагрудник украшала серебряная волчья голова, свидетельствующая о высоком ранге воина.

– Сотник Рейриг, – назвался он. – Мы встретили этого человека к югу от гор Туманов. Он назвался гевцем и послом к тебе, король Ингви. Гевские люди лучше иных людей. Мы проводили его сюда.

– Я бы прибыл скорее, – пояснил гевец, – да мой конь был убит стрелой…

– Мы не знали, кто это, – пояснил Рейриг, – когда разобрались, доставили человека сюда как можно скорее. Он говорит – начинается война. Он хочет звать тебя, король Ингви, против Империи.

– Да… – вставил посол, – это верно. Имперское войско идет на нас, король Гезнур просит помощи.

– Веди нас, король Ингви, – уверенно потребовал орк с серебряным волком. – Мы готовы!

– Готовы? Но…

– Весть о том, что отыскалась наследница Сына Гангмара, достигла Короны, достигла дальних лесов! Наш народ соберется под твое знамя! – торжественно объявил сотник. – Только брось клич!

Ингви покачал головой. Развязать новую Великую Войну? Нет, это слишком. Зато Ннаонна, кажется, воодушевилась. Она встала рядом с королем и гордо задрала подбородок – еще бы, речь-то шла о ней!

– Ну что, – деловито осведомилась вампиресса, – когда выступаем?

– Я должен подумать, – объявил Ингви. – Мне как-то не приходило в голову… что я теперь… а кто я, собственно теперь, а? Зять Гангмара?

Да, здесь есть… есть, над чем поразмыслить…


* * *


– Они остановились! Готовятся к битве! – гонец швырнул под ноги королевскому коню срубленный «знак» – пожухлые дубовые ветви, перемотанные ивовыми прутьями, символ вызова на бой.

Гезнур проследил взглядом полет конструкции и чуть раздвинул губы в улыбке. Сам он с презрением относился к уходящим в прошлое «благородным» обычаям.

– Что это значит? – хмуро осведомился некромант.

– Будем убивать человеков, значит, – громыхнул сверху тролль Гырмынг, поглаживая здоровенную дубину, грубо вытесанную из дубового ствола и усаженную стальными штырями полуметровой длины. – Хорошо это есть. Потеха.

После того, как разведчики сообщили о приближении ванетской армии, Гезнур велел собственному войску остановиться и выслал сильный авангард, чтобы разобраться в намерениях неприятеля и уточнить, насколько он силен.

Предводители выехали вперед и остановились на небольшом пригорке, ожидая известий, в то время как отряды гевцев, андрухцев и дригцев, покидая тракт, расходились в стороны, образуя широкий фронт. Пред ними лежала пересеченная местность, неудобная для большой битвы, и, прежде чем выдвигаться в поисках более удобного поля, Гезнур собирался разобраться в обстановке. Тем не менее, фронт лучше развернуть заранее, чтобы отряды не мешались и не сбились в толпу.

– Впереди большое поле, – продолжил разведчик, – и на западном краю выстраиваются ванетцы.

– Сколько их? – поинтересовался герцог Бельвар.

– Трудно сказать, ваша светлость, они все еще подходят по дороге, – гонец указал рукой, как будто отсюда можно было разглядеть марширующих имперцев. – Много пехоты, несколько тысяч, это все, что ясно уже сейчас.

Гезнур вдруг осознал, что именно от него все ждут распоряжений. Гевец был довольно опытным военачальником, но никогда прежде ему не доводилось руководить такими крупными силами. К тому же на карту поставлено непомерно много. Он привел сюда, на ванетскую территорию все, что Гева смогла противопоставить имперскому нашествию – если Гезнур проиграет сейчас, королевство погибло… Под началом младшего короля сейчас были союзные отряды рыцарей из Андруха и Дрига, а также собственно гевское войско, заметно поредевшее после летней фенадской кампании. Правда, вооружены гевцы отличным трофейным оружием.

Еще наемники – немногим меньше тысячи опытных пехотинцев, те, кто вызвался драться за Геву, получая урезанную плату. Патриоты… Несколько десятков предводителей вольных отрядов из Ренприста объявили, что считают «мокрое королевство» своей родиной, хотя формально не являются подданными Гезнура и Гюголана. Эти капитаны оказались настолько решительно настроены, что вызвались платить часть жалования из собственного кармана. Остальное, разумеется, выдаст казна.

Гезнур даже слегка расчувствовался, когда ему выборные от наемников сообщили ему о своем решении драться за Геву. Но, поразмыслив, решил, что такой поступок – в порядке вещей. Солдаты удачи защищают собственное коммерческое предприятие, свой доходный промысел. Если в нынешней войне победят имперцы, база наемников в Ренпристе наверняка будет разгромлена, и самому институту наемничества придет конец. Этим, конечно, и объясняется патриотический порыв алчных беспринципных вояк, этим объясняется их внезапная щедрость…

Ну и самое главное – помимо отрядов рыцарей и наемных солдат, под командованием Гезнура сюда явился Гырмынг с сородичами и «армия мертвых»: почти три сотни неупокоенных да четыре десятка чародеев. Силы, выставленные Гевой, невелики, но и враг тоже не слишком крепок. Победа представляется вполне реальной.

Гезнур оглядел подчиненных и отдал приказ:

– Ваша светлость Бельвар, выводите своих всадников на левый фланг и продвигайтесь в западном направлении, пока не достигнете поля, о котором говорит гонец. Сэр Трейен, выводите ваших дригцев на правый фланг. Приказ тот же. Выдвигайтесь на восточную оконечность поля и ждите приказов. Маршал, вашей колонне – продолжать движение по дороге, следом за гевцами. Я соберу наемников и вскоре присоединюсь к вам.

– Хорошо! – объявил Гырмынг, взмахивая палицей. – Потеха!

От этого движение пронесся ветерок, расправивший складки на знамени – белый дракон поверх синих и зеленых клеток взмахнул длинным хвостом. Наверное, ему тоже было хорошо.

Глава 30

Осада Ренбрита протекала скучно. Гномы привели в порядок недостроенную стену и сидели на вершине горы, не пытаясь повторить вылазку. Фенадцы неторопливо укрепляли свои позиции в долине и поначалу тоже не лезли на рожон. Вскоре выяснилось, что и у них намечаются проблемы с продовольствием и фуражом. Когда восстание началось, урожай еще не был убран полностью, а поскольку многие предпочли охоту на нелюдей привычному крестьянскому труду, то часть хлеба так и осталась гнить на полях. К тому же Альгейнт, как выяснилось, не позаботился о поставках. Граф умел водить в набеги отряды латников, он даже разработал вполне сносный план восстания, но опыта руководства армией у этого сеньора не было. Уже к исходу второй недели осады стало ясно, что продовольствия явно недостаточно для толпы, которая сошлась под его знамена.

Тогда, не мудрствуя лукаво, граф велел готовиться к приступу, благо его ополченцы уже успели соорудить достаточное количество лестниц и подвижных щитов. Вина по-прежнему в лагере было вдоволь, и как-то на рассвете после скудного завтрака воякам было выдано по кружке хмельного напитка. Посланцы графа с деланным энтузиазмом объявляли, что нынче предстоит штурм, щедро наливали и объясняли тем, кто сомневается в успехе, что карлики уже оголодали в их горной твердыне, так что взять их будет несложно.

Известие о предстоящем приступе на первых порах не вызвало у фенадских ополченцев большого энтузиазма, но по мере того, как латники Альгейнта наливали вино и напоминали о богатствах, свезенных нелюдями в Ренбрит, воодушевление вояк росло – и к тому моменту, как граф отдал приказ выступать, войско пришло в нужное расположение духа.

По более пологому склону к ренбритским стенам поползли подвижные щиты, а там, где горный склон был обрывистым и подступиться к укреплениям казалось почти невозможно, из лагеря выдвинулась боевая машина – мощный приземистый сарай на колесах. Под прикрытием машины предполагалось обрушить часть стены, возвышающуюся над обрывом. Хотя склон и сам по себе был серьезным препятствием, но Альгейнт и его сподвижники рассудили, что это хотя бы отвлечет часть осажденных от обороны стен со стороны пологого склона. Фенадцы имеют большое численное преимущество – следует его использовать и атаковать крепость со всех сторон.

Воины Крактлина, едва заметив приближающихся врагов, без суеты заняли места на стенах. Они были даже рады началу приступа – драчливым и деятельным карликам наскучило ожидание. Застегивая на ходу латы и опуская личины тяжелых шлемов, они блестящей и громыхающей вереницей двигались по стенам, занимая места у парапета – снизу их было плохо видно из-за бруствера, но фенадцы видели мелькающие между зубцов лезвия секир и пестро раскрашенные щиты. Часть защитников встала на стене там, где под склоном двигалась машина, но предпринимать что-либо против нее было рано – неуклюжее сооружение ползло с черепашьей скоростью.

Зато расчеты катапульт уже взялись за дело, швыряя камни в приближающихся фенадцев. Штурм начался.

Небольшие булыжники, пущенные наспех собранными катапультами, летели не кучно, пока еще ни один снаряд не поразил цель, и фенадцы, робевшие сперва перед «гномьим чародейством», почувствовали себя уверенней. Постепенно, по мере того, как они поднимались к стенам, пологий участок склона становился все уже, штурмующим приходилось сближаться – и вот наконец первый удар обрушился на щит. В ответ из-за досок послышался хор проклятий и ругани, длинные тяги, на которые налегали ополченцы, дернулись в руках, кому-то больно отдалось в плечо, но сооружение выдержало. Тут же штурмующие радостно загомонили и стали толкать щит быстрей, чтобы скорее достигнуть стены. Вскоре они оказались в мертвой зоне, куда гномы боялись швырять камни из опасения задеть гребень стены. Здесь лучники выскочили из-под прикрытия, рассыпались цепочкой и принялись пускать стрелы в защитников, вынуждая последних укрыться за щитами. Дощатые сооружения, сопровождаемые стрелками, двинулись дальше, штурмующие приготовились ослабить крепеж лестниц, притороченных к щитам. Но когда они придвинулись поближе, нелюди принялись швырять заготовленные камни вручную. Лучникам пришлось отступить за пределы гномьего броска. Щиты содрогались и трещали под ударами камней. Когда наконец поток снарядов иссяк, фенадцы придвинулись вплотную к стене и перерезали веревки, удерживающие лестницы.

В этот момент штурмовая машина только-только достигла подножия скалы. Саперы выдвинули из передней стены два бурава и принялись расшатывать камни. Вместе с ними под навесом находилось трое магов, эти начали нараспев читать заклинания, чтобы помочь инструментам быстрей буравить горный склон. Несколько гномов принялись швырять сверху камни, которые, скатываясь по склону, вызывали небольшие лавины. Груды булыжников с грохотом обрушивались на верхний настил штурмовой машины, но дубовые перекрытия усиленные магией, держались хорошо.

Лучники непрерывно обстреливали бруствер, но гномы, защищенные отличными латами, без устали швыряли камни, едва в подвижном щите открывался проем и на лестнице показывался фенадец. Наконец поток камней стал реже – нелюди исчерпали запасы, заготовленные на бруствере, теперь в ход шло то, что им подавали снизу. Со стороны отвесного склона обвалился порядочный кусок скалы, крепостная стена над обрывом подозрительно вздрогнула, новая лавина с шорохом и треском соскользнула по скату и обрушилась на штурмовую машину… Несколько гномов покинули посты с пологой стороны и бросились туда, где неожиданно возникла новая угроза.

Тем временем подошли к концу и стрелы у фенадцев, штурмующих со стороны дороги. Теперь пришло время решительного приступа.


* * *


– И все-таки, братья, почему именно я? Для чего вы хотите привезти меня в столицу?

– Потому что у нас приказ. Повеление его высокопреосвященства, – в который раз устало повторил старший монах.

За время пути Когер уже успел порядком надоесть своей неутолимой жаждой к разговору. Даже трепло Тонвер теперь казался не таким уж занудой – его присказки были, по крайней мере, не лишены смысла. А знаменитый проповедник Когер, о котором шла молва, будто сам Светлый вещает его устами, оказался туповат и надоедлив. Притом едут они в одном фургоне, так что от расспросов никуда не скроешься.

– Я понимаю, что приказ… – тянул Когер. – Но почему именно я? В чем причина?

– Для меня достаточно и приказа, – пожал плечами старший, – других причин мне не требуется. Мне велено разыскать вас и привезти в Ванетинию, к его высокопреосвященству. Мы – маленькие люди, верно? Наше дело – исполнять приказы старших.

Вообще-то, монаху были даны кое-какие инструкции, Когера следовало наставить в определенном духе… но агент архиепископа просто боялся излагать недалекому проповеднику довольно сложные вещи, которые неминуемо повлекут новые и новые вопросы…

– Всегда следует предпочитать старшинство и воздавать старшинству, как сказал блаженный Эстуагл молодому монаху, – наставительно заметил из глубины повозки толстяк Тонвер.

Начальник скорбно вздохнул – теперь еще и этот заведет свои речи. Не смущаясь реакцией главного монаха, коротышка продолжил:

– Это случилось, когда они, странствуя, остановились в некоем замке, и хозяин подал к столу жареных цыплят. Каждому путнику было предложено по тушке, однако один цыпленок был почти взрослым петушком, а другой – совсем крошечным птенчиком. «Всегда следует предпочитать старшинство», сказал блаженный Эстуагл и забрал большую порцию себе.

Старший монах снова вздохнул и заявил:

– Брат Тонвер, возьми вожжи, я хочу немного пройтись. Ноги разомну.

Монах решил, что, шагая в стороне, может ненадолго отдохнуть от общества болтунов. Тонвер, веселый и доброжелательный, как всегда, тут же пересел на облучок и обратился к проповеднику:

– А вам, брат Когер, я напомню о том, что вас уже как-то приглашали в столицу. Верно?

– Да, брат мой, но…

– К покойному императору, светлая ему память, – тут же подхватил толстяк, не давая собеседнику завладеть инициативой, – и его императорское величество, хотя и не проникся духом ваших проповедей, брат Когер, однако назначил пенсию, не так ли?

– Да, мне было назначено содержание, благодаря которому я получил возможность продолжить свои труды. Но его императорское величество Элевзиль погиб злою смертью…

– Как мученик! – снова встрял Тонвер, – воистину, как мученик за веру погиб добрый император!

– Да, да!

В голосе Когера послышалась заинтересованность, а старший монах задумался – не для того ли приглашен проповедник в Ванетинию, чтобы своим авторитетом подтвердил возведение покойного Элевзиля в сан мученика? Заиметь святого покровителя было бы хорошим ходом. Тем временем Тонвер гнул свое:

– А ведь священные книги учат нас воздавать добром и за доброе, и за злое! Слыхали ль вы, брат, историю Мерка Старого и разбойников? Нет? Блаженный Мерк угодил как-то в лапы разбойников, злодеи связали его, посулив казнить наутро, а сами предались пьянству и прочим излишествам. Однако, когда они перепились и уснули, Мерк сумел освободиться от пут и в свою очередь связал их. Наутро, вооружившись дубинкой, добрый странник растолкал связанных злодеев и повел в город, где их ждала неминуемая казнь. Атаман разбойников просил блаженного отпустить их и клялся, что оставит стезю зла, на что Мерк ответил: «Нет, несчастная заблудшая душа! Не верю, что ты обратишься к добру, Мир и мирское губит тебя, уж лучше быть тебе казненным, но спасти душу! Я же воздавая добром за зло, помолюсь за вех вас бесплатно, ибо уплатить вам нечем!» Так сказал блаженный Мерк, ибо отобрал у разбойников не только свои собственные деньги, но и все ценности, что нашлись у этих заблудших агнцев. И блаженный был, разумеется, мудр в своем решении. Отпусти он злодеев, те непременно нагрешили бы сызнова и ждало бы их Гангмарово Проклятие, а вот теперь эти агнцы несомненно пребывают в Гилфинговом Блаженстве, ибо молился за них величайший подвижник и предстоятель!

– А мораль, брат мой? – вскричал очарованный Когер. – Какая мораль?

Тонвер, уронив вожжи на колени, развел пухлыми ладошками.

– Откуда же мне знать, добрый брат? Я маленький человек… Прислушайтесь к словам его высокопреосвященства, и исполните их в точности, не задавая лишних вопросов. Такая мораль, полагаю, не хуже любой иной.

– Да, но как же я…

– Только проповедью! – встрял в беседу старший монах. Он решил, что наконец-то пришел удобный момент сказать то, что поручено. – Одной из ваших великолепных проповедей послужите делу Света. Оглянитесь, брат Когер! Мир на пороге новой Великой Войны. Церковь и Империя – против нелюдей и отступников. Сейчас настало время сделать выбор – каждому! Каждый в душе своей должен решить, со Светом он или с Тьмою! Гевцы – безбожники и друзья нелюдей – осмелились поднять меч против законного монарха. Скажите, брат, свое слово, обратитесь к людям, к истинным сынам Гилфинга Светлого, вразумите словом, пусть отступятся от негодного короля Гевы, злодея и клятвопреступника, пусть станут на сторону светлого императора Алекиана! Грозные знамения предвещают беды, испытания и несчастья грядут…

– …И жрать хочется, – хладнокровно заключил брат Тонвер.


* * *


В первой же деревне, которая попалась на пути, Дартих купил новую одежду, в затем, увел спутника прочь. Тот ожидал, что они отыщут харчевню или постоялый двор, чтобы поесть горячего, но коротышка был неумолим. На расспросы он ответил (сопроводив слова, как обычно, крепким тычком под ребра):

– Деревенька малая, смекаешь? И мужиков не видать.

– Смекаю, но что с того? – потирая ушиб, спросил парень.

Они уже проходили мимо окраинных домишек, удаляясь из села. Дартих оглянулся, дернул цепь, поторапливая невольника, и принялся объяснять:

– Раз деревня мала, то и постоялого двора здесь нет. Дорога-то не слишком оживленная, места глухие. Незачем здесь постоялому двору быть. Дальше… раз мужиков не видать, то похоже, что местных мы как раз и повстречали, когда они за гномиком-то гнались. И если кто из них живым возвратится да нас приметит – быть беде. Понял? А ну, давай-ка за мной, с дороги.

Путники спустились в овраг, где журчал довольно глубокий ручей. Там Дартих разделся сам, и заставил невольника сбросить все провонявшие грязные тряпки. Затем велел лезть в воду.

– Там холодно, замерзну… – протянул невольник. – и цепи заржавеют. А может, снимешь их, а? Я не убегу, честно.

– Ничего, лезь давай, – напутствовал его Дартих, и принялся разводить на глинистом берегу костер.

Затем коротышка швырнул в огонь тряпье и быстро вбежал а ручей, поднимая тучи брызг. Рухнул в воду, поворочался, затем принялся быстро оттирать грязные бока. Юноша несмело попробовал ногой воду – холодно. Но, делать нечего, бултыхнулся тоже, от студеной воды захватило дух. Наскоро отмывшись, выскочил на берег, гремя кандалами, и стал растираться чистой рубахой, купленной для него Дартихом. Когда он пришел в себя и немного согрелся, то по примеру коротышки завернулся в плащ и сел у костра, с наветренной стороны, чтобы меньше доставалось смрада от сгоревшей одежды. Хозяин уже варил овощи в горшке, который, оказывается, успел стащить в деревне. В кошельке гнома нашлось довольно много серебра, можно было и купить горшок вместе с одежей, но почему-то Дартих предпочел воровство. Привычка, быть может.

Во время купания невольник заметил, что хозяин его – довольно рыхлый на вид. Прежде парень замечал, что Дартих отличный пешеход и ловкий боец, но вот фигура у него оказалась, прямо сказать, не выигрышная – пузатый, с дряблыми мышцами и тонкими руками. До чего бывает обманчива внешность!

Коротышка отомкнул ножные кандалы, чтобы юноша смог натянуть штаны, затем снова защелкнул замки. Потом операция повторилась с рубахой. Парень с сомнением ощупал грубую ткань плаща.

– Ничего! – подбодрил его хозяин. – Пока в таком походишь, а как до города доберемся, снова сменим наряд.

Но до города им пришлось шагать довольно долго по глухим, едва обжитым краям, где и деревни-то попадались лишь изредка. Невольнику казалось, что к югу лежат богатые густонаселенные районы, но хозяин вел его, все время выбирая дорогу, берущую северней. Зато теперь, переодевшись в крестьянский наряд местного покроя, Дартих перестал избегать жилья – они заходили в деревни, просились на постой, обедали с хозяевами. В этих глухих краях закованный в цепи невольник был в диковинку, их часто расспрашивали, парень помалкивал, а Дартих без запинки врал – всякий раз что-то новое. Наконец дорога вышла из лесов и привела путников к широкому торговому тракту. Здесь снова начинались обжитые земли.

Глава 31

В лесу было светло и тихо. Листва опала и тонкие ажурные силуэтs невысоких деревьев черными угловатыми узорами расчеркивали мутное осеннее небо. Только что закончился небольшой дождь, капли медленно ползли по мокрым ветвям, собирались, набухали округлыми пузырями и срывались вниз – на густой желто-бурый ковер палой листвы. Груды листьев глушили стук копыт, слышалось только бряцанье сбруи да лязг доспехов…

Сэр Брудо решил срезать угол и выехать на поле не по дороге, огибающей полосу негустого леса, а напрямую, через заросли. Конвой и оруженосцы следовали за ним рассыпным строем. Вскоре деревья расступились, и маршал выехал на поле – перед ним расстилалась черная мокрая пашня. Кое-где щетинились островки стерни, а посреди поля возвышался небольшой холм, поросший лесом.

Заметив маршала, командир авангарда направился к нему.

– Гевцы срубили «знак»! – доложил рыцарь. – Вызов принят.

– Ага… – протянул ок-Икерн, оглядывая противоположный края долины.

Там, за холмиком, разъезжали туда и сюда всадники, в центре довольно большая группа стояла неподвижно. На минуту тучи расступились и солнечные лучи заиграли на полированных латах основного отряда гевцев, замершего в центре и наполовину укрытого от глаз маршала лесистой высоткой. Это тяжелая кавалерия, можно даже различить узкие значки дворян. Солнце скрылось, и картинка тут же потеряла цвет, стала серой.

Подскакал латник и доложил, что колонны, обогнув лес, подходят по дороге с юга. Ок-Икерн отдал приказ волонтерам пересечь поле и занять позиции на левом фланге. Правый он оставлял для ванетских дворян. Центр был прикрыт от кавалерийских атак неприятеля лесистым холмом, поэтому маршал велел свести лучников из всех колонн и выстроить в центре. Вторую линию на флангах образовали отряды ополчения, выставленные цехами. Разумеется, самыми надежными были ванетинцы, эти, по крайней мере, знали, за что сражаются – когда поток южных товаров пошел через Геву, доходы цехов Ванетинии тут же упали. Пока не слишком сильно упали, до вполне ощутимо, чтобы возмутить бюргеров и вдохнуть отвагу в их сердца. Пусть на знаменах цехов нет львов, драконов и иных геральдических чудовищ, но за свои доходы почтенные горожане будут драться не хуже титулованных дворян, которые сражаются ради славы.

Позади ок-Икерна шло бурное обсуждение предстоящей битвы. Молодые дворяне, составлявшие свиту маршала, строили догадки, куда будет направлено острие главного удара и как скоро имперская армия победит гевцев. Сэр Брудо тяжело вздохнул – он крепко сомневался в победе и уж, во всяком случае, не намеревался атаковать. Разумеется, к Алекиану были отправлены гонцы с донесением, но между этим полем и императором не менее двух дней быстрого марша, а враг не для того вторгся на территорию Ванета, чтобы теперь дать возможность обеим армиям Империи соединиться. Что ж, пусть гевцы атакуют…

Маршал обернулся к оруженосцам, те притихли. Еще раз вздохнув, маршал начал отдавать распоряжения – лучникам выстроиться клином, сориентированным на лесистый холм в центре поля, городским дружинам разбиться на отряды по триста-четыреста копий, между которыми оставить проходы, чтобы кавалерия, отступая, имела возможность быстро миновать строй пехоты. Всадникам – не атаковать без сигнала. Обозу – не огибать лес, остаться по ту сторону зарослей на дороге, но весь запас стрел доставить сюда, на поле… И еще – Изумрудам явиться к нему, прихватив весь чародейский арсенал, все амулеты и заклятия. В походе армию сопровождали пятеро чародеев во главе с придворным магом Гиптисом, при каждом находилось по несколько учеников, вместе – довольно значительная сила. И, хотя сэр Брудо недолюбливал магов, в этот раз он решил использовать Изумрудов. В нынешней битве, когда его армия слишком слаба, даже колдуны могут сыграть важную роль.

Вскоре сэр Брудо с удовлетворением отметил, что его распоряжения выполняются с похвальной расторопностью. Построение отрядов мало-помалу стало принимать намеченные им очертания. Отряд отборной кавалерии и Изумруды в зеленых плащах прибыли к нему – а на противоположном краю равнины так же выстраивались для боя гевцы. И, хотя они числом уступали имперской армии, маршал чувствовал неуверенность всякий раз, когда бросал взгляд на вражеские отряды, уверенно занимающие позиции.

Гиптис Изумруд, оставив толпу родичей, приблизился к маршалу.

– По-моему, вы встревожены, сэр? – вполголоса, чтобы не услышали молодые оруженосцы, спросил маг.

– Ваша правда, – кивнул ок-Икерн. Мага он знал хорошо и не опасался говорить с ним откровенно. – Боюсь, наш сброд не выстоит. Будь возможность отступить, я бы отступил, чтобы заманить гевцев под удар его величества. Эх, если бы мне иметь хоть две роты гвардии, я бы попытался взять врага в клещи… Но с этими… с этими олухами остается только одно – стоять и ждать. И попытаться оказать сопротивление. Если мы продержимся два-три дня, подоспеет Алекиан и спасет нас.

– А если нет?

– Если нет… то нет, не спасет. Мастер, отправляйтесь со своими Изумрудами к лучникам, и постарайтесь подготовить как можно больше зажигательных стрел. Скоро, как только колонны закончат построение, я сам прибуду в первую линию и отдам нужные приказы. Ступайте, мастер…


* * *


Ингви велел позвал Джамена и велел устроить на ночь гонца, пообещав последнему, что решение будет принято завтра. Как только они с Ннаонной уединились в спальне, девушка тут же приступила:

– Ну? Чего ты еще раздумываешь? Да все силы Тьмы соберутся под твое знамя, а ты?!

– А что я?

– Ну, как что! – вампиресса даже всплеснула руками. – Ты разве не хочешь завоевать Мир?

– Нет.

– Ну и дурак.

– На, ты напрасно это все… мы вполне можем помириться сразу, минуя стадию ссоры.

– У тебя одно на уме.

– Ладно, хорошо… – Ингви прошелся по комнате. – Подумай сама, сейчас у меня на руках дела маленького королевства, и каждое утро у дверей спальни выстраиваются просители. А представь себе, какая очередь стоит под дверью властелина Мира! Тем более, ты преувеличиваешь, никакие силы Тьмы пока что не собираются мне служить.

– Это потому что мы не обвенчаны. Мне бы они все служили, а когда поженимся – то и тебе.

– Нет, ну что ты говоришь… Силы тьмы соберутся к нам, когда нас соединит епископ? Ерунда какая! Нет, шутки в сторону – на что мы может рассчитывать? Ну, соберутся несколько сотен орков…

– Тысячи соберутся! И еще Наездники-на-Волках! И тролли!

Ннаонна стиснула кулаки и даже притопнула ногой от возбуждения. Должно быть, пылкое воображение рисовало ей тысячные толпу последователей.

– Кто это тебе сказал?

– Ну… как же… вот этот, как его… Рейриг.

– Это всего лишь сотник, к тому же он из клана Анзога, они все милитаристы. А как дойдет до дела, под наше знамя соберется несколько сот добровольцев. Наездники… Как ты думаешь, сколько им требуется времени, чтобы добраться сюда из лесов? Да и много ли их? И так ли они пылают жаждой войны, как представляется Рейригу? К тому же начинается осень, дороги вот-вот станут непроходимы… Все дело в том, что на Гезнура идет император с войском, и наш друг полагает, что когда я выступлю против Империи, это его спасет. Должно быть, по дороге посол наговорил Рейригу всякой романтической ерунды, сотник и впечатлился. Это очень кстати, если орки в самом деле воодушевились слухами о наследнице Сына Гангмара. Конечно, слишком рассчитывать на них не приходится, они просто не успеют собраться. Когда мы выступим на север, наше войско будет все же очень и очень не…

– Ты сказал «когда выступим»? Не «если», а «когда»?

– Ну, разумеется, я так сказал. Завтра соберем совет, призовем вассалов…

Ингви задумчиво потер переносицу и сел на постель.

– Но ты же только что говорил, что не собираешься… – вампиресса вздернула брови.

– На, я не собираюсь завоевывать Мир, но и Геву отдавать на растерзание Империи не годится. Наш друг Гезнур – единственный король, осмелившийся бросить открытый вызов нашему другу Алекиану. Их надо помирить, мои друзья не должны ссориться.

Демон ухмыльнулся.

– Ну и?.. – Ннаонна забралась на кровать, подползла на четвереньках к королю и уставилась на него в упор.

– Воевать я не собираюсь, однако сейчас вся имперская армия движется на Геву. Так что когда я во главе сил Тьмы… вернее, во главе нескольких сот орков, объявлюсь на границе Гонзора, это вынудит Алекиана оставить Геву в покое. Во сяком случае – в этом году. Потом зима… Ну а там поглядим. Ложись-ка спать, и пусть тебе пригрезится армия Тьмы, тысячи орков и много-много волков. Знаешь, если долго не сможешь заснуть, можешь начать считать волков. За первым второй, за вторым третий, за третьим…

– А-а-а-а! – Ннаонна швырнула подушку в Ингви и прыгнула следом, король обхватил девушку, и они вместе покатились по постели.


* * *


Кавалеристы гевской армии выступили из леса на равнину почти одновременно, андрухская конница на левом фланге, дригская – на правом. Эти выглядели не слишком внушительно, поскольку доспехи носили облегченные, приспособленные для схваток с троллями. От могучих ударов нелюдей не могли защитить никакие латы, поэтому дворяне северо-востока Империи привыкли больше полагаться на быстроту и маневренность.

В центре тяжело вышагивали гевские дворяне. Хотя выглядели они получше (на отличных трофейных лошадях и в фенадских доспехах из гномьей стали), Гезнур понимал, что большинство их – неопытные юнцы. Лучшие воины Гевы полегли вместе с принцем Адориком на северном берегу Золотой. Поэтому короля вполне устраивало, что лесистая высотка прикрывает центр позиции, где он расположил вассалов. Он велел кавалерии продвинуться немного вперед, чтобы освободить место для пехоты. Наемники составили левое крыло второй линии, а справа расположились некроманты из Могнака. Гезнур с отрядом собственных латников и королевских стрелков встал в центре. Рядом с ним переминались с ноги на ногу тролли. Великаны негромко переговаривались гулкими басами, напоминающими скрежет каменных глыб.

Привстав в стременах, Гезнур оглядел позиции имперцев. Радовало, что кавалерия противника тоже не слишком многочисленна, зато позади он различал густые ряды пехоты, блестящие шлемы и щетину копейных жал.

– Эй, Гырмынг! – окликнул король. – Много там пеших?

Троллю с высоты его громадного роста было, конечно, гораздо лучше видно.

– Не очень много, – неторопливо отозвался великан, – будем побивать быстро.

– Что значит «не очень много»? Больше, чем наших?

– Три раза больше, – спокойно отозвался Гырмынг. – Хорошо есть. Много потеха.

– А за лесом что?

– Моя не видать. Однако надеемся, тоже человечки. Пусть их больше есть, тогда потеха веселей!

– Тебе бы все веселиться…

Наконец армии выстроились на поле. Ни те, ни другие не трогались с места, оба военачальника сомневались в успехе и не решались атаковать первыми. Наконец Гезнур велел капитану Керту Серому возглавить несколько наемных отрядов, в которых побольше стрелков, и занять лесистый холмик в центре. Около сотни солдат покинули строй и быстрым шагом устремились к высотке. Миновали гевскую конницу. Пересекли поле и скрылись между деревьев. На противоположном конце поля протрубил рожок, Гезнур расслышал крики, доносящиеся с холма.

– Кажется, началась перестрелка, – предположил оруженосец.

– Значит, за холмом выстроена пехота, – откликнулся король. – В любом случае, наши прикрыты деревьями и расположены выше.

Со стороны пригорка донеслись новые вопли – теперь гораздо громче – и тут роща разом запылала. Деревья, казалось бы, насквозь промокшие после недавнего дождя, неожиданно вспыхнули, словно факелы, подожженные магическими зарядами, Изумруды успели подготовить для имперских стрелков достаточно огненных заклинаний – и теперь лучники, выстроенные в несколько рядов засыпали огненным ливнем верхушку холма.

Гезнур выругался, наблюдая, как темные фигурки наемников вываливаются из клубов дыма, которые заволокли середину поля, и бегут назад – к линии гевского войска. Сражение началось неудачно… однако теперь пришло время вступить в бой главным силам. Гевский король махнул рукой, взревели рожки и трубы, кавалерия на флангах пришла в движение.

Глава 32

Когда лучники при поддержке Изумрудов подожгли рощу, сэр Брудо улыбнулся. Хоть что-то удалось именно так, как было задумано – ловушка сработала. Гевцы не ждали, что насквозь промокший лес удастся поджечь, рассчитывали, что стволы деревьев станут надежной защитой и, разумеется, послали на холм своих стрелков.

Теперь неприятельские солдаты под ливнем стрел бегут с высотки, которую столь опрометчиво заняли. Конечно, на результате битвы небольшой успех пехоты отразится слабо, но в драке важно начать с успеха. Неприятель будет вынужден сделать следующий ход, ответить на удар. Имперский маршал не слишком полагался на свою слабую кавалерию, зато ванетское пешее ополчение надежно, пусть теперь гевцы придумывают следующие шаги, пусть атакуют пеший строй имперской пехоты.

На флангах пронзительно взвыли рожки, сэр Брудо взмахнул рукой, теперь и в имперских боевых порядках раздались звуки труб. Кавалерия на флангах двинулась вперед, чтобы набрать разгон для копейного удара. Если маршал рассчитал верно, конные лавы сшибутся справа и слева от горящего холма, под прикрытием которого ванетские стрелки смогут накрыть задние ряды вражеской кавалерии. Ок-Икерн уже собирался послать к стрелкам оруженосца с приказом открыть огонь, но тут над полем прозвучал оглушительный рев – в пламени на вершине холма возник громадный силуэт, из густого дыма, подсвеченного снизу алым, вывалился тролль. Дымящийся, с ног до головы покрытый золой и облепленный горящими ветвями, и очень злой. Великан ревел, вращая громадной дубиной, тут же справа и слева от него в рыжих сполохах проступили новые темные силуэты.

Размахивая дубинами и роняя горящие ошметки, окутанные дымом тролли бросились с холма вниз на выстроенных клином лучников. Несколько стрел, выпущенных перепуганными пехотинцами наспех, не смогли, конечно, остановить гигантов. Лучники бросились врассыпную, но тролли мигом врезались в толпу, замелькали палицы, последовал новый взрыв воплей, теперь в криках звучали боль и отчаяние. Изумруды, собравшись в кучу, выпустили по переднему троллю серию зеленоватых молний, тот взревел и рухнул на колени, прикрывая голову, Изумруды завели хором новое заклинание, другой тролль ухватил лапой истошно орущего лучника и швырнул в толпу зеленых. Налетев на выставленный колунами невидимый магический щит, фигура человека будто переломилась, обмякший солдат рухнул под ноги сражающимся…

Подул южный ветер, серые клубы дыма от охваченной огнем рощи поплыли в сторону левого фланга имперцев, заволакивая северную часть поля…

Тут на флангах столкнулись конные массы. Атаковавшие справа малочисленные ванетские рыцари не выдержали напора дворян Андруха и почти сразу после первой сшибки стали пятиться назад. Зато левое крыло, состоящее из отчаянных сантлакских волонтеров, действовало куда удачней, они опрокинули и мгновенно отбросили назад дригскую конницу, но, едва атакующие имперцы миновали холм с горящими обугленными стволами, как справа на них обрушились гевские всадники, до сей поры бездействовавшие за дымящейся высоткой…

Брудо ок-Икерн окинул взглядом поле – кавалерия отступала справа и слева, и выстроенные аккуратными прямоугольниками ополченцы уже расступились, чтобы дать всадникам возможность миновать вторую линию. В центре метались зеленые сполохи, Изумруды все еще держались, вокруг них громоздились горы изуродованных тел, а уцелевшие лучники в беспорядке разбегались из-под тролльих палиц. Зеленые вспышки медленно приближались – чародеи отступали, а тролли уже смыкали кольцо вокруг них…

– За мной, господа! Знамя вперед! – взревел маршал.

Вырвав из рук оруженосца копье, он поскакал туда, где среди троллиных туш все реже вспыхивали зеленые молнии. Отборная кавалерия, ожидавшая приказа, теперь с гулким топотом устремилась следом за ок-Икерном. Маршал привычно склонил копье, направляя коня на здоровенную фигуру тролля, тот стоял вполоборота к атакующим, заслоняясь ручищей от выпускаемых Изумрудами молний. Когда наконечник копья ударил великана в каменный бок, маршалу показалось, что его самого с размаху огрели кувалдой в кирасу справа – туда, где древко лежало на упоре. Копье разлетелось на куски, маршал дернул повод, заставляя жеребца свернуть на полном скаку, а тролль пошатнулся и рухнул на колени. Маршал проскакал дальше, сдерживая коня и нащупывая рукоять меча. Промелькнуло лицо Гиптиса – шапочку маг потерял, глаза были совершенно безумные, а из ноздрей тянулись потеки крови, от напряжения лопнули сосуды в носу. Когда в строю нелюдей открылся просвет, придворный маг махнул рукой подручным и кинулся бежать, Изумруды, спотыкаясь и путаясь в красивых зеленых плащах, устремились следом. Сбитый ок-Икерном тролль слепо взмахнул лапами, в воздух взвилась визжащая фигурка. Кувыркаясь и дрыгая ногами, молоденький Изумруд описал дугу и рухнул с глухим стуком. Визг оборвался, над телом взлетели бледные молнии, от удара сработал какой-то из амулетов мертвого колдуна…

Ок-Икерн, развернув коня, подскакал к стоящему на коленях троллю, увернулся от удара гигантской ладони и рубанул по уху, брызнула каменная крошка, тролль взвыл: «Дыррыдам умгррумргх!» Вокруг беспорядочно метались всадники, оглушительно громыхали тролли – кто устоял, а кто барахтался в истоптанной траве. Но главное – нескольким Изумрудам удалось спастись.

Перекрывая шум, маршал заорал:

– Отступаем! – и, не дожидаясь, пока подчиненные сообразят исполнить приказ, пришпорил коня, устремляясь к ровным рядам ванетской пехоты.


* * *


Наутро никто под дверью королевской опочивальни не ждал, зато в конце коридора собралась целая толпа – слуги во главе с Джаменом, Никлис, несколько орков. Ннаонна, позевывая, вышла из спальни следом за Ингви. Остановилась, разглядывая сборище, потом пихнула короля локтем и спросила:

– А чего это они сегодня не у самой двери ждут?

– Стесняются, наверное, – предположил Ингви, – кажется, вчера мы немного пошумели.

– Да?

Ннаонна пожала плечами, она как раз не стеснялась ни капельки. Ингви направился к подданным.

– Ну, так что у нас сегодня? Все в порядке? Джамен, созывай совет… еще мне потребуется писарь и… Что-то случилось?

Лица у всех были такими серьезными, что веселый настрой мигом покинул короля.

– Тут эта, твое демонское… – неуверенно начал Никлис. – Убийство, слышь-ка, у нас произошло. Ночью, стало быть.

– Кого убили?

– Так было бы кого… – ляпнул бывший разбойник, но, поймав на себе неприязненные взгляды слуг, быстро поправился. – Хорошего, говорю, человека убили. Ткача. Гулял-то вчера цех, допоздна гудели, а ночью мастер домой наладился, да, слышь-ка, не дошел. Закололи его. Вроде кинжалом.

– Что ж, начальник стражи, расследуй преступление. Помнишь вчерашний разговор?

– Так я эта, твое демонское… Мне бы с тобой наедине…

– Хорошо! Идем в кабинет! Джамен, совет через полчаса, Рейриг, ты тоже приглашен. Идем, Никлис.

Разумеется, Ннаонна желала знать все новости и тоже присоединилась к Инви и начальнику стражи. Когда они уединились в кабинете, Никлис торопливо заговорил.

– Тут дело такое, слышь-ка, что убийство очень непонятное. Эта. Убили человека маленького, незаметного, а убили ловко. Ткнули ножичком, да так, что видно – опытный человек сработал. Ткач и не пикнул, так что и свидетелей не сыскать. Никто не видел, никто не слышал. Тем более – ночью случилось-то.

– Были у него враги?

– Да какие, слышь-ка, враги у ткача? Я, конечно, поспрашиваю цеховых, да, бородой гилфинговой клянусь, нет у него таких врагов, чтобы ножиком… Ну, если с кем-то поссорился, так дали, слышь-ка, в ухо или, там, в глаз… И ведь убийца-то, говорю же, ловок. Видно, что не впервой – ножиком-то. Откуда у такого ткача враг, опытный душегуб? Неоткуда быть. И карманы не вывернуты, монеты все при нем, при покойнике, значит… Не для кражи напали на ткача. Эта.

– М-да. Странная история… – согласился Ингви. – А гилфинговой бородой зря клянешься, не было у него бороды.

– А может, его спутали с кем-то? – предположила Ннаонна. – Ну, с кем-то важным, у которого есть враги, которые ловко ножом орудуют?

– Да с кем же его спутать? – Никлис с досадой махнул рукой. – Ткач он и есть ткач… Фонари-то по указу твоего демонского величества светят, улица не темная была. И еще, слышь-ка – ночью-то пустынно, кто еще может бродить, как не пьяный ткач. У ткачей-то праздник! Эх, твое демонское, твое демонское… кабы не ты, я б знал что делать. Пошел бы на Северную сторону да и прямо спросил Пиритоя-вора: «Так, мол, и так, говори сам господину начальнику стражи – кто из твоих ребятишек ткача завалил?» И тут же готов ответ…

– Я, значит, порядок испортил? – прищурился Ингви.

– Ты, твое демонское, как хочешь, а порядок, слышь-ка, был.

– Ладно. И что ты будешь делать?

– Известно чего… дружков убиенного расспрошу. Я, слышь-ка, думал, ты мне что подскажешь…

– Нет уж, ты взялся преступления раскрывать, так и действуй. А у меня война с Империей на носу, мне некогда.

– Ну, слышь-ка, ежели с Империей… А может, твое демонское, отложишь войну-то?

– Нет.

Тут раздался стук. Ингви кивнул Никлису, тот распахнул дверь. На пороге стоял Джамен. В руках альдийца был клочок пергамента.

– Что у тебя, Джамен?

– Да… не знаю, как сказать, ваше величество. Эту… эту записку сняли со столба на рынке, там, где обычно вывешивают новые указы.

Слуга выглядел очень расстроенным. Ингви взял из рук записку и принялся читать. Хорошим каллиграфическим почерком там было выведено: «Люди Альды! Принимая власть демона, противную Гилфингу, вы становитесь слугами Тьмы и нет более на вас милостей Светлого. Каждую ночь один из жителей этого города будет убиваем, ибо так угодно Гилфингу. Опомнитесь, люди Альды, сбросьте власть демона, воспротивьтесь ему, обернитесь к Свету, и смертей больше не будет». Подписи не было.

– Эту бумагу успели прочесть, – пояснил Джамен. – Сегодня же весь город узнает…

Ингви с досадой махнул пергаментом:

– Эх, как не вовремя! Только ведь на войну собрался… а тут…

– Что там, Ингви? – Ннаонна протянула руку за письмом.

– Держи, читай! Только вот террористов мне не хватало!


* * *


Когда гевские всадники ударили во фланг атакующим имперским волонтерам, те сперва смешались и подались назад. Но вскоре оправились и развернулись против нового противника. Сантлакцев непросто было смутить, эти странствующие рыцари всегда были готовы к перемене удачи, они привыкли получать удары. К тому же отличное трофейное снаряжение противника возбуждало алчность бродяг, так как в случае победы они смогут ограбить убитых и получить выкуп за пленных. Поэтому на правом фланге гевской армии схватка вспыхнула с новой силой.

На левом фланге андрухцы, преследуя отступающих рыцарей, подскакали к линии пешего ополчения и здесь были вынуждены остановиться. Ванетская пехота, пропустив бегущих кавалеристов, сомкнула ряды и встретила атакующих сплошной стеной щитов. Рыцари наскакивали на построенных посотенно пеших горожан, вертелись перед выставленными пиками, но взломать плотный строй не могли. Лишь один из ванетских прямоугольников удалось потеснить, ополченцы потеряли равнение в рядах и подались назад. Но соседние отряды надвинулись на всадников, которые пытались вклиниться в ванетский строй, и заставили андрухцев остановиться.

Гезнур послал правый фланг пеших наемников поддержать гевскую кавалерию, отправил к герцогу Бельвару гонца с приказом отступить левее – обойти, насколько возможно, ванетскую пехоту и ждать. Тролли, разгромив центр первой линии имперцев, остановились. Хотя они победили, им тоже крепко досталось в драке с рыцарями ок-Икерна. Теперь пришло время вытаскивать из рукава крапленую карту – Гезнур велел левому флангу наемников немного отступить, а войску некромантов – выдвигаться против правого фланга имперцев. Вторая линия гевского войска двинулась вперед, правый фланг начал наконец теснить упорно дерущихся волонтеров, левый, немного задержавшийся из-за необходимости обогнуть дымящийся холм, теперь двинулся в бой. Затрещали барабаны, рослые неупокоенные солдаты начали перестраиваться на ходу. Теперь, выйдя на ровный участок, где ничто не мешало маневру, они образовали клин, ощетинившийся блестящими лезвиями алебард. Чародеи-сержанты, задающие ритм барабанным боем, укрывались в глубине колонны, а возглавлял строй сам маршал. Он, с ног до головы закованный в тяжелые латы, шагал, выйдя из колонны на несколько шагов. Гигантский меч чародей нес, воздев острие к серому небу, и тяжелое оружие будто готовилось пронзить тучи, медленно ползущие над рогатым шлемом некроманта. Около полутора дюжин подручных чародеев, также в блестящих доспехах, следовали за ним, образуя острие клина.

Следом за армией мертвых из-за высотки выехал Гезнур, сопровождаемый свитой. Теперь наконец он мог окинуть взглядом весь имперский строй, уже хорошо был виден и неприятельский главнокомандующий – ок-Икерн размахивал мечом под знаменем с красным львом и раздавал приказы. Кенперту маршал велел взять кавалерию, возвратившуюся после схватки с троллями, и атаковать андрухцев, обходящих правый фланг, а лучникам – снова развернуться, на этот раз уже не перед строем ополчения, а за ним, под прикрытием линии щитов. К тому времени, как имперские стрелки открыли огонь по надвигающимся некромантам, сантлакцы наконец-то признали поражение и начали отходить, преследуемые наемниками и гевской конницей. В этот раз им не удалось остаться хозяевами поля и обобрать сраженных противников… На другом краю равнины, довольно далеко от линий пехоты, Кенперт Вортинский во главе тяжелой кавалерии врезался в рассыпной строй андрухской конницы…

Гезнур не спешил приближаться к передней линии – наблюдал издали, как шагают, держа невероятное равнение, неупокоенные в черных плащах. На мертвых солдат обрушивались косым дождем стрелы, но зомби, печатая шаг, размеренно приближались к рядам ванетской пехоты. Битва вступала в завершающую стадию…

Глава 33

Гравелин Серебро, тяжело ступая, прошелся перед каменной осыпью, образующей северный склон ничем не приметной горушки у входа в ущелье Гнома Арина. Тысячи глаз следили за старым полководцев – соотечественники, явившиеся из Вольных гор, да местные жители, угрюмые грузные здоровяки, хмурые мальчишки и старики, важно супящие седые брови. «Верхние» явились в огромном числе, всем было интересно поглядеть, как пришлые гномы отворят подземный чертог, о котором много говорили, да никто не помнит, где искать в него вход. На дальних склонах стояли женщины, эти не приблизились к пришельцам – то ли горцы не доверяли карликам до конца, то ли таков был местный обычай, что женщины не смеют присутствовать на важных церемониях – этого Гравелин не знал.

Теперь горцы недоверчиво глядели на Гравелина, который собирался указать портал едва ли не в двух шагах от поселения Лан-Анаров.

– Вот здесь! – объявил Серебро, опуская широкую заскорузлую ладонь на поросший мхом камень. Узловатые пальцы поползли по шелковистому зеленому покрову.

– Здесь? – недоверчиво протянул Каст дой-Лан-Анар. Лэрд переболел лихорадкой, но ради такого случая поднялся с постели и явился самолично поглядеть, как устроятся новые соседи. – А мы сколько мимо ходим…

Седой гном махнул рукой своим – чернобородые (помоложе, значит) карлики с самым серьезным видом принялись разбирать камни, завалившие склон. Оттаскивали в сторону, громоздили друг на друга, складывали неправильной пирамидой… Горцы следили издали – со склонов возвышенности, расходящихся здесь, у входа в ущелье, будто ласточкин хвост. Все молчали. Наконец под камнями показалась позеленевшая бронзовая поверхность. Массивные ворота, покрытые замысловатой вязью узора, не блестели – металл потускнел от времени, покрылся патиной. Гномы, разбирающие камни, стали работать скорей – видно было, что они еле сдерживают нетерпение. Еще бы – это цель завершит сотен километров похода и сотни лет ожидания. Однако гномы, стараясь не подать вида, что взволнованы, работали по-прежнему основательно и неторопливо.

Наконец ворота полностью освобождены из-под груд камней. Малогорцы подались вперед, засопели, предвкушая интересное развлечение… Гравелин выпростал из-под плаща руку и высоко поднял, брякнула цепочка, скатываясь по запястью. Старый гном продемонстрировал людям и соплеменникам талисман, который веками носил на груди, у сердца – под знаменитыми латами, выложенными тонким серебряным узором. Ключ. Массивный ключ с кованой головкой, украшенной причудливыми фигурами… Смысл символов, украшающих ключ от знаменитых Врат, давно забыт самими гномами, едва ли найдется десяток дряхлых старцев, которым известны тайные символы и знаки, да вот еще Гравелин Серебро, племянник Драмлина, знает секреты королей Малых Гор… он помнит символы, изображенные на головке Бронзового Ключа. Этот ключ – знак его королевской власти, не менее почтенный, чем Золотой Трон и Стальная Корона Грабедора, короля Вольных гор…

Старый воин повернулся вправо и влево, демонстрируя многотысячному собранию Бронзовый Ключ, затем осторожно вставил свой талисман в замочную скважину, повернул дважды… прислушался. Все затаили дыхание. Даже мальчишка Перт Лан-Анар, из любопытства подобравшийся к самим Вратам, не сопит. Даже чародей, ученик многократно покойного Анра-Зидвера, перестал жевать. Воцарилась тишина.

Где-то в глубине пещеры послышался негромкий лязг, с приглушенным грохотом поползли невидимые цепи, пришли в движение рычаги и противовесы… Бронзовые Врата, более двух с половиной веков простоявшие без движения медленно распахнулись перед племянником великого Драмлина, Гравелином Серебро. Старик положил руку на сердце, которое забилось вдруг не в такт, и медленно шагнул во тьму подгорного царства… Круг его странствий завершился, племянник, а затем сын Короля-под-Горой, изгой, воин… Знаменитый военачальник… Король Гравелин возвратился домой.


* * *


С людьми всегда нелегко, они умет усложнить и запутать самые, казалось бы, ясные вещи – это Трельвеллин узнал давным-давно, в стародавние времена, прежде чем родился не то, что сам собеседник, а даже дед этого седого старичка. Мир, созданный Гунгиллой и Гилфингом был прост в дни творения, столь же прост он и ныне… если глядеть на него глазами эльфа. Но люди умеют изменить Мир при помощи слов. Когда такой краснобай принимается рассуждать, простая и ясная картина мироздания тут же меняется – едва лишь глянешь вокруг его глазами, глазами человека. Странное искусство! И все же королю эльфов нравилось беседовать с людьми – особенно такими изощренными грамотеями, как новый епископ Феллиоста. Странный человек, странный… просит называть его «отцом», хотя век его короток… Странный человек, но не злой и занятный.

– Итак, – произнес Трельвеллин, – вы прибыли в Феллиост, поскольку считаете, что будете полезны здешним людям?

– Точно так, ваше величество – кротко произнес дряхлый прелат, склоняя голову. – К сожалению, войны и границы государств разделяют людей, но в служении Светлому они едины. И мой приезд сюда – подтверждение тому. Здешний люд готов верой и правдой служить новому господину, но высший над всеми – Гилфинг Светлый. И я прибыл, дабы наставлять людей в поклонении ему. Поверьте, эта служба не станет помехой тем повинностям, что люди несут, будучи вассалами вашего величества.

– Нет, не понимаю… – покачал головой эльф. – Я вовсе не против, живите здесь, беседуйте с людьми, справляйте обряды… раз уж это им в самом деле нужно… но я – не понимаю!

– Ну как же! – всплеснул руками епископ. – Разве не поклоняетесь вы Светлому так же, как и мы? Разве не нуждаетесь в наставлениях, разве не учите младших, как следует верно служить Гилфингу?

– Отцу? Разумеется, мы чтим Отца… И Мать чтим также. Если мы желаем обратиться к ней, то обращаемся без посредников. Любой может просить у нее… Почему этому нужно учиться?

– Да, но как же…

Священник чувствовал искреннюю досаду. Как тяжело с эльфами! Вот этот, король Первого Народа, он добродушный и рассудительный, он не противился приезду епископа, напротив – встретил благожелательно, беседует, старается понять… но как с ним трудно! Мир прост и понятен – до тех пор, пока не начнешь объясняться с эльфом! Эти существа, юные и древние одновременно, умеют все усложнить и запутать…

– Простите, ваше величество, но я не вижу, как можно еще объяснять… должно быть, я неспособен, увы, пересказать смысл моей службы Светлому. Хм, вот уж не предполагал, что это окажется так сложно… даже с демоном было проще! Когда я был главой Альдийской епархии…

– Да, демон! Альдийский демон! – оживился Трельвеллин. – Расскажите мне об этом человеке!

– О человеке? – епископ снова всплеснул сухими ладошками. – Но он не человек! Он демон, существо из-за пределов Мира!

Трельвеллин нахмурился, по рассказам Филлиноэртли у короля сложилось определенное мнение о короле Альды. Разумеется, никаких демонов не существует, ибо Мир прост, и незачем усложнять простую картину странными выдумками. Некий ловкий человек, назвавшись демоном, завладел троном Альды. Только такие простаки, как люди, могли поверить в подобный обман. Над этим происшествием при дворе Трельвеллина вдоволь посмеялись в свое время… Однако епископ был серьезен.

– Уверяю ваше величество, его поступки настолько далеки от человеческих… да взять хотя бы то, что он не запретил в королевстве службу Светлому и не велел меня казнить – вот вернейшее доказательство его нечеловеческой природы! Да он даже не ограбил храмов!

– Напротив, – Трельвеллин даже растерялся, – это доказывает его человеческую суть. Я слыхал, что человеческие владыки, сражаясь между собой, щадят слуг Создателей и не трогают храмы. Разве не так?

– Ну… – теперь уже смутился прелат. – Эксцессы, конечно, случаются… но в целом верно, люди почитают гилфинговы храмы. А, я понял! Я понял, что вводит ваше величество в заблуждение! Посудите сами – если человек, называющий себя человеком, правит страной, он оберегает слуг и имущество Церкви. Но если человек назвался демоном, то он, чтобы доказать свою нечеловеческую суть, непременно поступит противоположным образом! Именно для того, чтобы его не заподозрили в обмане, именно из боязни поступить по-человечески и выдать себя. Зато демон, не думающий о подозрениях на свой счет, вполне может поступить иначе. Видите, как все просто?

– Э… нет… пожалуй, как раз именно непросто…

– Да нет же, ваше величество, – старик заметил колебания оппонента и заговорил уверенней. Ну, вот взять хотя бы Феллиост. Вы не велите обижать священников, не велите разорять храмы, но вы не человек. Вместе с тем, вы король, владыка края! И точно так же поступает король Ингви. И он тоже не человек, как и вы, не в обиду будь сказано! Видите? Видите?

Трельвеллин только и смог, что покачать головой. Существа, рассуждающие столь странно – никогда эльфу не понять их!


* * *


Чем дальше на восток, тем чаще попадались поселения и оживленней становился тракт. Словно ручьи, питающие реку, к главному торговому пути, по которому двигались Дартих и его юный спутник, примыкали тропинки и проселочные дороги – в графстве Леонг, несколько лет назад отнятом Гратидианом Фенадским у анноврского короля, все маршруты вели к Ойверку, небольшому городку на берегу Золотой реки, против которого находился мост. Золотая в этих местах достаточно широка, так что все, кто желает попасть на другой берег, вынуждены пользоваться Ойверкским мостом. Город взимает плату за проезд, это немалый доход – хотя и не настолько большой, чтобы город возвысился, чтобы возжелал самостоятельности и Вернского права. Правит Ойверком граф.

В городе путники узнали новости – Фенада восстала против нечествца Гратидиана, стакнувшегося с нелюдями, потому и графа нынче в городе нет, вместе с господином Альгейнтом из Говаха осаждает гномью армию в Ренбритской крепости, а здешний край уже полностью очищен от нелюдей. А то понаехали, понимаешь… горцы… На рынках лавочки свои пооткрывали, изделиями своими все завалили…

Политика Дартиха не интересовала, он только выяснил, что на восточном берегу спокойно, гномов перебили либо прогнали в Ренбрит, так что дороги свободны. Разузнав это, коротышка повел невольника через город к мосту. Задержался он только ненадолго в меняльной лавке, чтобы разжиться медью в обмен на пару серебряных монет из кошелька молодого гнома, которого они встретили на дороге к западу от Ойверка.

– Дартих, а Дартих, – заговорил парень, когда они миновали центр города и зашагали к восточным воротам, выходящим на мост. – А мы не задержимся здесь хотя бы на денек-другой?

– Нет, – буркнул тот. – Да на что нам? Вот перейдем через мост, и там уж нас вряд ли кто остановит. Там тебя, дурень, искать не станут.

– Это да, это ладно, – не отставал юноша, – но куда мы идем-то? Конечная цель у тебя есть?

– Есть.

– А где она? Что за место?

– Пока не знаю.

– Как так? – от удивления парень даже остановился, но Дартих заставил его снова шагать, крепко дернув цепь. – А куда же мы идем-то?

– А тебе что? Я хозяин, ты раб, иди себе за господином вслед…

– Я иду, Дартих, иду. Но ты бы хоть немного пояснил, куда меня ведешь?

– Дурак.

– Нет, ну все-таки?

Минуты две коротышка молчал, потом неторопливо произнес:

– Мы идем. Куда – пока не знаю, сказал ведь. Но когда придет время, то ты, хоть и дурак, сам поймешь.

– Что я пойму?

– Что пришли. А теперь захлопни пасть. К воротам подходим, видишь. Не вздумай еще какую глупость ляпнуть, Гангмар тебя разорви. Стражники здесь – народ ушлый.

Парень послушно умолк. И не произнес ни слова, пока Дартих расплачивался с привратником за проход по мосту и выспрашивал, какие места лежат на том берегу. Юноша уже сообразил, что спутник прежде не бывал в здешних краях – и никак не мог взять в толк, куда его ведут… и зачем?

Сразу за воротами начинались каменные плиты, переходящие в настил моста. Сооружение выглядело очень основательным, мощным. На другом берегу вход на мост охраняла крепостца с двумя башнями по сторонам ворот. Дартих не поленился, расспросил о дальнейшем пути и здешнюю охрану. Должно быть, для верности и чтобы лучше уяснить. А его спутник ломал голову, куда и с какой целью тянет его этот странный человек. Но ничего на ум не приходило…

Глава 34

Маршал ок-Икерн еще раз оглядел поле боя. С седла ему было хорошо видно, что происходит по всему фронту. Слева сентлакские волонтеры пятятся, упорно огрызаясь, но видно, что они побеждены. К сожалению, маршал не смог послать туда пеших солдат в помощь кавалеристам, как противник. В распоряжении гевского полководца были опытные наемники, хорошо владеющие оружием ближнего боя, эти умели драться с конными в смешанной схватке. Имперские же ополченцы были хороши только в плотном строю, бросать их в рукопашную было бессмысленно.

На правый фланг двинулся Кенперт Вортинский, отличный воин (в чем ок-Икерн уже имел возможность убедиться). С придворным рыцарем сэр Брудо отправил всех, кто еще оставался при нем, за исключением пары оруженосцев и знаменщика. Больше для правого фланга ничего сделать был нельзя. А в центре… Приглядевшись, сэр Брудо выругался. Он был уверен, что лучников, вставленных им позади строя ванетинцев, будет довольно, чтобы обратить в бегство пехотинцев в черном, опрометчиво двинутых гевцами в наступление против центра имперского строя. Но, Гангмар возьми, стрелы не причиняли вреда странным солдатам, шагавшим под барабанную дробь. Черные приблизились достаточно близко, уже хорошо были видны стрелы, торчащие из тел, однако воины не обращали на них никакого внимания… Возглавлял строй человек в полном доспехе и рогатом шлеме, вооруженный очень длинным мечом. Этому доставалось более всего стрел, но при каждом попадании латы рогатого воина вспыхивали бледными искрами, они были надежно зачарованы.

Маршал снова выругался, наблюдая за приближением удивительных солдат. Вот они уже на расстоянии десяти шагов от ванетского строя, восьми… пяти… Лучники прекращают стрельбу, у них выходят стрелы… Ок-Икерн, велел поднести стрелы к первой линии, не отрывая взгляда от рогатого воина, возглавляющего черный строй. Рогатый взмахнул чудовищным оружием, не обращая внимания на копья ополченцев, упершиеся в черную кирасу – и обрушил клинок на подставленные щиты. Удивительно было, что, нанося удар, этот воин продолжал движение, его не остановили упершиеся в грудь острия. С громоподобным лязгом длинный меч разрубил все, что попало под лезвие – окованные железом щиты, кольчуги, живую плоть… Дико взвыли раненные, перекрывая шум схватки, а рогатый снова размахнулся мечом. На него бросились с разных сторон, кололи, толкали щитами, но массивная фигура с тяжелых латах продолжала двигаться, вгрызаясь в строй, тогда как меч, описав дугу, снова обрушился на ванетцев и разметал в стороны. Тут в разорванный строй ополчения вломились, размахивая оружием, закованные в железо магики, барабаны били и били, не сменяя ритма, затем простучали новую дробь – тусклые лезвия алебард сверкнули, обрушиваясь на имперцев, а рогатый предводитель черных солдат, пройдя строй ополчения насквозь, снова вздернул в небо клинок – это послужило сигналом для сержантов, которые выбили в очередной раз сменили ритм. Черные ровными шеренгами двинулись в стороны, крылья клина начали расходиться, сминая уже нарушенную стену щитов. Счетверенные лезвия матово взблескивали, равномерно поднимаясь и опускаясь. Ополченцы, враз оробев, пятились, неуверенно тыча копьями в черные фигуры. Иногда сталь наконечника натыкалась под тканью просторных балахонов на доспехи рослых противников, иногда – мягко входила в нечувствительную плоть – даже получая страшные раны, воины в черном продолжали надвигаться на расползающийся строй ванетинского ополчения. Брудо ок-Икерн в последний раз окинул взглядом поле – справа и слева надвигались отряды наемников, вот они уже совсем рядом, их лучники остановились и пускают стрелы через головы товарищей, а остальные готовят оружие, чтобы вскоре вступить в схватку с ополченцами, они ждут лишь, чтобы сотни имперской пехоты окончательно рассыпались, потеряли строй…

Один из ополченцев, более удачливый, сумел поднырнуть под грозное алебардное лезвие и рубанул мечом по шлему рослого противника, забрало раскололось, открывая иссиня-бледное одутловатое лицо с равнодушными тусклыми глазами.

– Братцы, они же мертвые! – разнеслось визгливо над полем.

Тут-то разом нахлынуло все – и странная нечувствительность черных к ударам, и то, что стрелы не могли их остановить… Все, кто слышал первый крик, подхватили его, попятились, бросая щиты и копья… Строй, державшийся на флангах, рассыпался вмиг, ополченцы подались назад, побежали… Барабаны сменили ритм, мертвые солдаты, подняв алебарды, стали сходиться к центру, клин сжался, освобождая поле для гевской кавалерии и наемников, которые станут преследовать убегающих имперцев.

Ок-Икерн живо представил, что сейчас произойдет, как кавалерия накатится, налетит на бегущих беззащитных ванетцев, пронзит, изрубит, растопчет… как там, на кровавом поле у северных границ Гонзора, где он, великий воин и непобедимый полководец, заплатил за разгром конницы Велитиана тысячами жизней ополченцев. Память нахлынула горячей волной, обожгла… Сам еще не соображая, что он делает, имперский маршал рванул из ножен меч. Обернулся, велел оруженосцам и Изумрудам, стоящим за его спиной: «Бегите, мы уже проиграли!» – и пришпорил коня…


* * *


Члены королевского совета собрались за длинным столом. Когда в зал вошел Ингви, все встали. По традиции, если король не объявил особо, что собирает именно «малый» совет, то приглашены бывали все мало-мальски значительные персоны, оказавшиеся в столице. Таким образом, помимо канцлера, начальника стражи, Ннаонны, сотника Рейрига и посла – гевского рыцаря Мернгрипа из Ранвагна, за столом оказались случившиеся нынче в Альде дворяне – сэр Мернин из Арника и мальчишка четырнадцати лет, сын сэра Лимни из Гернивы. Этот выглядел смущенно, так что Ингви счел необходимым ободряюще кивнуть юному рыцарю. Парень улыбнулся, но тут и Ннаонна также решила поддержать гостя – подмигнула, а потом, когда тот обалдело захлопал белесыми ресницами, показала язык. Юный рыцарь окончательно смутился, король тяжело вздохнул и занял место во главе стола.

– Итак, господа, – начал он, потом, покосившись на вампирессу, со вздохом добавил, – и дамы… сегодня нам предстоит обсудить важнейший вопрос…

– Да, – тут же вставил сэр Мернин, – я уже слышал. Печальное дело, Гилфингом клянусь! Весьма прискорбное дело! Уже весь город твердит об убийстве и наглых требованиях…

– Сэр Мернин, – Ингви нахмурился и строго поглядел на вассала, – я имел в виду совсем другое. Убийство, разумеется, мы не оставим безнаказанным… Кстати, Никлис, мне сейчас пришло в голову…

– Да, твое демонское?

– Ты же говорил о двух помощниках? Возьми Кари с Аньгом. Они ребята ушлые… во всяком случае, Кари. Вот тебе и подмога. И ступай, друг мой, немедленно. Мы постараемся обойтись без тебя.

Никлис, похоже, хотел возразить, но, оглянувшись на пышное сборище за столом, пререкаться передумал и с поклоном удалился. Тоже сообразил, что здесь ему не место. А король продолжил:

– Итак, я говорю о просьбе короля Гевы. Посол, сэр Мернгрип, – посол привстал и поклонился, – доставил нам послание, к которому я не могу не прислушаться. Гезнур – мой друг, и то, что он теперь стал королем, ничего не меняет… Пожалуй, даже сделает нашу дружбу крепче…

Посол снова поклонился, оторвав зад от стула.

– Итак, я решил выступить в поход, – объявил Ингви, – на север.

– Но, ваше величество, – возразил Мернин, – со всей почтительностью хочу напомнить, что осень в разгаре и… и к тому же… наш договор с Империей…

– Сказать откровенно, – прервал рыцаря демон, – я надеюсь, что до войны не дойдет. Напротив, я хочу установить мир и отвратить военную грозу от владений моего друга Гезнура. Его величество Алекиан – также мой друг. Полагаю, мои увещевания помогут нам решить дело миром. Предупреждая ваши вопросы, скажу: я не намереваюсь вести в поход большого войска отсюда, из Альды. Наши друзья и союзники, подданные короля Анзога, обещали помочь.

Ингви поглядел на сотника Рейрига. Тот потупился и произнес с видимой неохотой:

– Прошу прощения, вчера я, пожалуй, был слишком скор в словах… В самом деле, собрать войско так быстро не удастся и… и я был не…

– Ничего, сотник, – Ингви ухмыльнулся, – я удовлетворюсь той поддержкой, какая найдется. В конце концов, я не желаю немедленно войны, я иду, чтобы восстановить мир. Но, поскольку ты посулил мне помощь кланов, то… Полагаю, несколько сотен твоих храбрых сородичей присоединятся к нам?

– Много! Много сотен! – сотник просветлел лицом, должно быть вообразил себя, шагающим в рядах армии Тьмы вслед за потомком Сына Гангмара. Ну, пусть даже не для войны… и вдруг, все же, короли не разрешат своих споров мирно?

– Отлично. Быстрота в этом походе окажется важнее численности. Вот увидите, господа. Итак, канцлер, рассылайте гонцов, через три дня собираем армию у Арника. Сэр Мернин?

– Я готов исполнить все приказы вашего величества, – быстро, хотя и не очень бодро, откликнулся рыцарь. – Но все же… наш договор с Империей…

– Не беспокойтесь об этом, – несколько жестче отрезал Ингви. – В этот раз не я нарушу договор. Я уверен, что Империя уже начла военные действия против Альды. Идите, господа, готовьтесь к походу… Сэр Мернин, готовьтесь принять армию Альды в своих владениях. Рейриг, отправляйся собирать воинов… сэр Мернгрип, желаете возвратиться к королю Гезнуру с доброй вестью?

– Если позволите, я отправлюсь в поход с вами, – улыбнулся посол. – Боюсь, имперские войска уже надвигаются на юг Гевы и мне не пробраться к королю…

– Или просто желаете увидеть наши действия и потом доложить Гезнуру? Пусть так, я не против. Тогда отдыхайте после трудного пути, вы – мой гость. Ступайте, господа.

Часом позже короля отыскал Никлис и, смущенно шмыгая носом, заявил:

– Ну, твое демонское, ты мне и помощничков навязал…

Помощнички спокойно поджидали в глубине коридора. Карикан ухмылялся, а Аньг пялился в окно и вид имел, как всегда, отрешенно-спокойный.

– А что? – поинтересовался Ингви. – чем тебе не угодили эти двое? И как вообще расследование продвигается?

– Ну, эта… Мы, слышь-ка, сперва с родными убиенного переговорили, с цеховыми… Ну, семья, понятно, убивается, говорят – тихий, спокойный был, врагов отродясь не имел. Мастера-то, ткачи – то же самое… А мой помощник, слышь-ка, граф – он говорит, что я зря это все затеял.

– Он тебе дал совет, как изловить убийц?

– Говорит он, твое демонское, нужно объявить, что пять империалов получит тот, кто поймает душегуба с этим, как его? С личным, что ль?

– С поличным?

– Ага. Чтобы, мол, наверняка доказательства предъявил – и пять империалов в руки! Пять! Золотых! Это ж какие деньжищи!

– Да, деньги огромные, – кивнул Ингви.

Король задумался, поглядел в потолок… потом объявил:

– А что, это должно сработать. Идем-ка к Мертенку, узнаем, может ли казна пяти золотых лишиться. Кстати, семье убитого ткача нужно назначить пенсию, как воину, павшему за короля. Террор – та же война.

И решительно зашагал по коридору. Никлис, семеня следом, нудил:

– Нет, ты постой, ты погоди… Ты слова-то мудреные все говоришь, а мне невдомек, что ты с графом сообразил, – бывший вор оглянулся, Аньг с Кари шагали следом, держа приличную дистанцию и делали вид, что не прислушиваются. Впрочем, Аньг, возможно, в самом деле не прислушивался. – Так выходит, что вы оба чего-то знаете, а я нет. Ты мне по-простому объясни.

– Нет, – Ингви ухмыльнулся. – Не буду объяснять. Но Карикан придумал правильно, я уверен.


* * *


Как зомби опрокинули пешее имперское ополчение, Гезнур не видел, так как был полностью поглощен спором с Гырмынгом. Перекричать верзилу было невозможно, тролль ревел, топал ножищами и рвался самолично поквитаться с имперской конницей. Выглядел он ужасно – закопченный после бега через охваченную огнем рощу, покрыт радужными пятнами, которые оставили заклинания Изумрудов, да еще и ухо разбито в куски.

Гезнур запрещал троллям атаку, так как был уверен, что великаны, едва дорвутся до схватки, начнут крушить всех, кто подвернется – не исключая союзников. Наконец король, дождавшись короткой паузы в громыхании Гырмынга, изо всех сил рявкнул: «Дыррыдам умгррумргх!» Тролль враз умолк, восхищенно покачал головой и проскрежетал:

– Твоя красиво говорить! Моя слушать.

– Слушать? – красный от натуги король перевел дух. – Тогда слушай. Я не хочу, чтобы твои парни растоптали хотя бы самого завалящего солдатика из наших. Ты понял?

– Ладно. – Тролль вдруг стал очень покладист. Должно быть, просто переборол злость на покалечивших его людей. – Моя больше не биться. Хватит сегодня. Уже хороший потеха. Твоя победительно, моя не лезет. Другой раз потеха человека лупить, когда много враг, и выбирать твой человек не надо. Тяжело выбирать, маленькая очень человек. Похожий очень, одинаковые железки.

Произнеся эту чересчур длинную для каменных мозгов речь, Гырмынг ткнул лапой, указывая. Гезнур поглядел – от линии имперской пехоты не осталось и следа. Там, где совсем недавно развевались желтые знамена с красным ванетским львом, деловито хозяйничали некроманты. Отводили назад своих черных солдат, добивали раненных, сохраняя жизнь более рослым – этим предстояло пополнить армию мертвых. Остатки ополчения и лучники бежали.

Упорные сантлакские конники наконец покинули поле боя, гевская кавалерия преследовала их. На левом фланге победа осталась за конными имперцами, сумевшими отбросить конницу Бельвара Андрухского. Но и эти убрались сами, так как им было уже не к кому прийти на помощь. Бой окончен полной победой. Гезнур оставил троллей и пустил коня шагом, направляясь к войску некромантов. Знамя с белым драконом следовало за королем.

Заметив короля, брат маршал воткнул в землю свой чудовищный меч, снял громоздкий рогатый шлем, стянул подшлемник и утер вспотевшую лысину.

– Отличная атака! – издали приветствовал его Гезнур.

– Да, ерунда, – отозвался колдун, но в его тоне слышались самодовольные нотки. – это даже не было настоящей битвой. Невелик подвиг – разогнать мужичье, возомнившее себя войском. Мои солдаты справились шутя… единственное, что нам не по силам – преследовать бегущих. Мертвые не могут быстро передвигаться, поэтому пленных немного.

Гезнур огляделся, в самом деле убитых ванетцев было не очень много, дрались ополченцы не слишком упорно, быстро разбежались. Много ли их спаслось, расскажут вечером наемники, бросившиеся в погоню.

– Я понял, – заверил маршала гевец. – Всех пленных предоставят в ваше распоряжение, даю слово! Сможете выбрать подходящих… ну, разве что если попадется кто-то знатный, этих, сами понимаете, не отдам…

– Думаю, пока хватит двух дюжин, – объявил некромант. На большее число тел у меня все равно не достанет янтаря.

– Янтарь тоже будет – как только удастся собрать, – заверил гевец. – Однако я не вижу их обоза.

– Должно быть, их начальник планировал быть битым, – предположил чародей. – Обоз к полю не приближался. Однако нам предстоит продумать дальнейшую стратегию. Следует ли нам двигаться вглубь вражеской территории, или возвратиться?

– Сейчас мы станем здесь лагерем, – решил Гезнур, – и я разошлю лазутчиков. На подходе еще одна вражеская армия… а все мои отряды понесли потери… ну, кроме вас и троллей. Еще одна такая драка, когда у меня почти не осталось кавалерии? Нет, не думаю. Видимо, нам придется возвратиться в Геву и надеяться, что сегодня Империя получила такую трепку, что не осмелится беспокоить нас до весны.

Глава 35

Когда Брудо ок-Икерн пришел в себя, барабаны уже не трещали. Смолк шум битвы, не слышно ни топота, ни воплей, ни звона оружия. Только негромкие голоса поблизости. Говорили со странным акцентом, но вполне понятно. Маршал осознал, что лежит в траве, и обзор ему загораживает туша мертвой лошади. Он припомнил, как поскакал к разбегающимся ополченцам, чтобы… чтобы… Зачем он поскакал к гибнущим ванетинцам? Искупить вину? Но какую… То, что произошло несколько месяцев назад в битве с армией Каногора, не изменишь, не исправишь – да и в чем маршалу себя винить? Не положи он три тысячи человек под копыта сантлакской кавалерии, битва была бы проиграна. Что он скажет, когда предстанет перед гилфинговым судом? Что выиграл сражение? Три тысячи голосов спросят его, стоило ли выигранное сражение такой цены? Что он ответит? Что? Разве только, что сражался вместе с ними…

Перед глазами маршала все поплыло, воспоминания о двух сражениях причудливо мешались, Брудо словно оказался в водовороте временного потока – то тут, то там… мелькают берега… Снова он увидел кровавое поле, где кавалерия Каногора растоптала гонзорских крестьян… потом картинка сменилась – он увидел плечистого малого в рогатом шлеме, вздымающего чудовищный двуручный меч… а от него бегут… нет, не гонорцы – ванетские ополченцы. Или все же гонзорцы? Что произошло потом? Он, Брудо, погнал коня прямо на черных воинов, надеясь свалить их рогатого предводителя, но тот увидел маршала, взмахнул чудовищным клинком… Темнота.

Ок-Икерн попытался приподняться и посмотреть вокруг, поле заслоняла убитая лошадь – двуручный меч командира черных солдат перерубил конскую шею, развалил мощные нагрудные латы жеребца… Человек не может рубить с такой силой! От усилия началось головокружение, река времени снова понесла ок-Икерна в далекие края, на поле у северных границ Гонзора, туда, где три тысячи растоптанных ополченцев ждут его, чтобы задать вопрос:

– Зачем послал ты нас на смерть?

– Чтобы победить…

– Нам не нужна твоя победа, мы хотели жить!

– Но я сражался вместе с вами!

– Не верю!.. Не верю!.. Не верю!..

Брудо ок-Икерн снова пришел в себя, когда с его головы стянули шлем.

– Не верю! – каркнул противный голос. – Не мог он сдохнуть! Смотри, латы целы, только ударился, когда великий мистик убил под ним коня. Ну, башкой крепко приложился, может, мозги повредил… но его мозги нам не нужны. Эй, ты! А ну, вставай!

Это уже говорили ему, ок-Икерну. Маршал тяжело заворочался в доспехах, но встать не смог.

– Да он оглушен, так не сможет встать! – над сэром Брудо склонилось незнакомое лицо, длинное, злое. Пахнуло потом, кровью и еще чем-то незнакомым, неприятным. – Помоги-ка ему латы расстегнуть…

Ок-Икерн услышал лязг замков и почувствовал, что с него сдирают доспехи. Дышать стало легче, и он с трудом поднялся. Не сам поднялся, а повинуясь крепкой руке, подхватившей его за ворот и потянувшей с земли. Трое незнакомых воинов в матово блестящих латах цепко оглядели маршала.

– Здоровый бычара, – вынес вердикт узколицый. – Подходит! Отличный солдат из него получится. Эй ты, добрый сэр, шагай-ка за нами.

Маршала все еще качало, у него кружилась голова и ноги подкашивались, поэтому он решил, что сперва притворится покорным и пойдет, куда велят, а уж потом… Но проявлять героизм рыцарю не потребовалось. С грохотом и криком откуда-то появились всадники, закружились около чужаков в блестящих доспехах. Те не растерялись, встали, образуя треугольник, и выхватили мечи. Всадники едва обменялись с ними парой ударов, когда крепкие руки подхватили ок-Икерна, который так и не успел прийти в себя, втащили в седло. Маршал, с трудом вертя шеей, огляделся – и узнал герб Кенперта Вортинского на заляпанном кровью тарче.

– Уходим! – заорал придворный рыцарь, разворачивая коня. – За мной! Держитесь, сэр Брудо!

И Брудо ок-Икерн держался. Левой рукой он вцепился в луку седла, правой нащупывал повод и никак не мог отыскать – потому что поводья Кенперт ему не отдал, сам тащил коня контуженного маршала. А Брудо ок-Икерн, избавленный даже от необходимости управлять лошадью, думал о трех тысячах ополченцев, за которыми не прискакал никто, которым никто не привел чужого коня с залитым кровью седлом… и которых никто не вывез с залитого кровью поля…


* * *


Рыцари, созванные в Арник, были недовольны, но выражать чувства открыто не решались. Чувствовали вину, так как в отсутствие короля почти все в той или иной степени участвовали в фарсе, устроенном сэром Токсом. Его величество по возвращении никого не наказал, никому не пенял, однако дворяне понимали – виноваты. А теперь пришло время искупать вину. Поэтому на третий день прибыли, как и было приказано его величеством, к Арнику. Ингви в замке не было, он уже отправился в Ничейные Поля – принять под начало отряды орков.

Сэр Мернин зачитал рыцарям королевское распоряжение – двигаться в направлении Гонзора старым Энмарским трактом. По дороге их встретят. Господа покряхтели, почесали в затылках, и выступили в поход…

Тем временем Ингви осматривал крепость, которую возводили орки на северо-западном рубеже владения Внешнего Мира. Граф Ничейных Полей водил короля по строительной площадке, показывал, где заложены казармы и склады, демонстрировал мощные фундаменты башен и бастионов… Демон внимательно оглядывал, кивал. Затем к королю обратился Рейриг – пригласил на смотр. Разумеется, ни Наездники, ни тролли под знамена короля-демона не собрались, но орки явились в немалом числе. Кого в самом деле влекли слухи о потомках легендарного Сына Гангмара, кто – по старинному обычаю – просто-напросто рассчитывал на обычный набег, довольно много было и таких, что пришли из недовольства собственным положением в Короне Гангмара.

Один поссорился с лордом, другой надеялся, что сумеет найти применение собственным талантам вне подземелий… в орочьем королевстве ходили самые различные (и, как обычно, преувеличенные) слухи о карьере, которую можно сделать под знаменами на службе королю Альды или лорду Внешнего Мира. Ясно ведь, что проделав с ними кампанию, можно будет остаться у этих предводителей. Впрочем, большинство составляли, конечно, те, кто бесхитростно желал повторения Великих Войн.

В общей сложности из Короны явилось около шестисот орков-добровольцев. Не слишком большая армия для похода на Империю. Но, помимо этих, граф Кендаг выставил триста отборных солдат собственного войска, ожидались филькины эльфы – граф Давней Чащобы посулил, что его отряд прибудет верхом. Ну а орки уже собрались.

Ингви прошелся перед шеренгами низкорослых нелюдей. Небо затянуло тучами, моросил мелкий дождь, поэтому латы на орках не сверкали, однако их строй выглядел достаточно внушительно. Кендаг продемонстрировал солдатам Ннаонну – прямую наследницу вдохновителя последней Великой Войны, вампиресса улыбнулась и помахала солдатам. Орки брякнули оружием и проорали девизы. В целом, церемония прошла вполне торжественно.

Король похвалил отличную выправку бойцов и велел назавтра с рассветом выступать. Конница догонит их на марше.

А вечером прибыли эльфы – две дюжины на конях, в легких, но прочных латах. Демон велел Фильке расположить отряд в стороне и лично проследить, чтобы его эльфы не контактировали с солдатами Кендага и Рейрига. У Первого Народа воспоминания о Великой Войне были вовсе не те, что у орков… Кстати, с эльфами приехал Никлис – доложить новости.

– Ну как, – поинтересовался Ингви. – Не поймали преступников?

– Нет, твое демонское, но поймаем непременно!

– Ага, сегодня ты бодро выглядишь.

– Еще бы не бодро! Едва, слышь-ка, в городе объявили, что пять золотых за убийцу король платит, так все враз переполошились. Целую ночь дозором бродят, с факелами, с топорами – страсть! Чудо, что друг дружку не поубивали.

– Но убийцы никого больше не зарезали?

– Никого, твое демонское величество, ни единой души не пострадало.

– Хорошо, – Ингви с ухмылкой потер руки. – Однако наши душегубы должны рано или поздно показаться. Они же обещали убивать каждую ночь по одному альдийцу – значит, наверняка пытаются и когда-нибудь непременно попадутся. А ты обязан проследить, чтобы их по возможности не до смерти били, когда изловят. Убийцы мне нужны живыми, особенно главный.

– Слышь, твое демонское… эта… Да ты мне хоть скажи, кого ловим-то? Может, просто взять его, да и вся недолга? Ну, если ты уже знаешь?

– Никлис, ты слишком недогадлив для начальника королевской стражи! – Ингви улыбнулся шире прежнего. – Нет, просто взять – не годится. Это должны сделать сами цеховые. Сами, без меня, понимаешь? Ну ладно, ладно, я тебе намекну. В городе действует не одиночка, так?

– Ну, вроде, так.

– Не вроде. Один зарезал, другой бумагу на площадь вывесил… Это организованная группа злодеев. Организованная!

– Ну, понял я, понял… Дальше-то что?

– Записку с площади видел?

– Так эта… неграмотный я, слышь-ка.

– Очень плохо, что неграмотный. Я не зря тебе Карикана в помощники дал, он-то как раз грамотный, он смекнул.

– Это да… – начальник стражи поскреб затылок. – Он грит, хорошо бумага накалякана, чистенько, буковки стройно выписаны…

– Вот-вот. Подумай теперь, кто явился в город недавно, кто привез с собой организованную банду, и у кого наверняка есть писарь с хорошим почерком? А?

Никлис заскреб затылок еще отчаянней, наконец выдавил:

– Да быть того не может!

– Вот поэтому я хочу, чтобы цеховые взяли убийц сами и с поличным. Тогда никто не станет говорить «быть того не может». И чтобы меня в городе при этом не было. Понимаешь? Я хочу, чтобы цеховые справились сами.


* * *


Атака остатков ванетской кавалерии под началом Кенперта уже ничего не могла изменить – имперская армия была разгромлена и спасалась бегством. Страх перед мертвыми солдатами добавил прыти ополченцам, многим удалось спастись, потом еще в течение двух недель беглецы, поплутав по лесам, будут выходили к поселениям, брести по дорогам к столице, оборванные, изможденные, в каждой деревне они станут рассказывать ужасы о новом союзнике нечестивых гевцев…

А пока что некроманты отвели своих мертвых солдат в сторону и выстроили ровными рядами. Погруженные в транс зомби замерли, а магики прохаживались перед ними, заботливо осматривали питомцев, извлекали засевшие в мертвых телах стрелы, подтягивали ремешки странных решетчатых лат, проверяли запасы маны… даже изредка латали черные плащи.

Гезнур тем временем объезжал поле битвы, принимал доклады капитанов, осматривал пленных. Тех, что были повыше ростом и погрузней, отдавали некромантам. Пленные жались в кучу, старались съежиться, казаться меньше ростом… Некоторые, кого выдернули из толпы, принимались биться и орать, что они богаты и уплатят столько, что на выкуп можно приобрести дюжину рабов… Один здоровенный парень хлопнулся в обморок… И повсюду копошились наемники из Ренприста – обшаривали трупы. Что ж, это тоже часть их работы – верней сказать, их привилегия.

Гевский король не обращал внимания на царящую вокруг суету, он считал. Союзные отряды из Андруха и Дрига были разбиты, гевская кавалерия тоже понесла ощутимые потери. О том, чтобы пытаться вести потрепанную армию против императора, нечего и думать. Придется отступить… К нему приволокли желтое знамя с ванетским гербом, король только кивнул. Даже не улыбнулся. Сегодня Гева одержала великую победу, о которой мечтало не одно поколение монархов «мокрого королевства». С тех самых пор, когда имперская корона досталась ванетскому королю, а не гевцу – с тех пор не прекращалось соперничество двух домов. Постоянно успех был на стороне ванетского льва – вот только сегодня восторжествовал белый гевский дракон. Но Алекиан ведет на Геву новую армию. Если лазутчики не врут, у императора сильная конница, а противопоставить ей нечего. Троллей слишком мало, а черные солдаты хороши только против пехоты.

– Хор-р-рошо! – пророкотал Гырмынг, приветственно размахивая дубиной. Гезнур как раз проезжал неподалеку от великанов, расположившихся у склона обгорелого холма. – Моя радовать себя. Только очень быстро все кончалось. Мало!

– Ничего, – король только теперь впервые улыбнулся. – У тебя будет случай повторить забаву и довольно скоро.

Затем Гезнур подъехал к некромантам. Маршал приветствовал его кивком.

– К сожалению, наша конница понесла слишком большие потери, – сказал король. – Придется отступить.

– Разумеется, – буркнул некромант. – Но хочу напомнить: мое войско не может сражаться в городе, на стенах мои зомби не так эффективны.

– Никто и не говорит о городе и стенах, – заверил Гезнур, разворачивая коня.

На самом деле он думал именно о том, чтобы занять какой-нибудь город на пути Алекиана и сесть в осаду. Скоро начнется распутица, имперцы будут вынуждены уйти, как Элевзиль из-под стен Альды… Маршал прав – это первое, что приходит в голову, когда кавалерия уступает вражеской, зато в распоряжении имеется хорошая пехота. Сесть в осаду… Но ведь Алекиан вполне может обойти занятое Гезнуром уркепление, напасть на другие города, двинуться к столице… Нет, придется все же дать бой, но на гевской земле. Сейчас возвратятся отряды, преследующие врага, и Гезнур скомандует отход. Они отступят к деревушке, у которой ночевали накануне, расположатся на прежнем месте… а с рассветом – отступление.

Глава 36

Когда штурмующие подобрались к самой стене, расчеты катапульт прекратили стрельбу и принялись торопливо натягивать доспехи. Пока они снаряжались, фенадцы приставили лестницы и первые, наиболее отчаянные (а скорей, наиболее глупые) попытались взобраться на стену. Гномы сперва пытались отпихивать лестницы, но быстро сообразили, что это бесполезно, конструкция была такова, что повернуть лестницу можно было только вместе со всем штурмовым щитом, к которому она крепилась – а такое не под силу даже самому дюжему гному.

Гратидиан с горсткой соплеменников тоже хотел занять место на стене, но Крактлин прогнал людей – велел держаться подальше, потому что сейчас его воины злы и не станут разбираться, кто какие цвета носит, рубить будут «всех, кто ростом выше, чем следует». Гномы в самом деле сейчас пришли в состояние боевой злости, слишком уж долго просидели они без дела за стенами Ренбрита, слишком уж много жестокостей предшествовало этой осаде, да и слишком уж кровавой была история соседства Фенады и Вольных гор… Король велел своим отойти. А помощь гномам в самом деле была не нужна. Едва дошло до рукопашной, от их неуверенности не осталось следа – карлики с наслаждением рубились, орали, спихивали штурмующих со стены… отводили душу.

Фенадцы, сперва довольно бодро накатившиеся на стену, остановились. Парапет недостроенной стены был низким (под гномий росточек), перемахнуть через него легко… но дрались карлики яростно, их секиры и молоты сбивали атакующих с лестниц одного за другим…

Тем временем, пока шла рубка на гребне стены, трое фенадских чародеев под прикрытием пары штурмовых щитов подобралась к самым воротам. Карлики, поставленные охранять вход в крепость, мало-помалу оттянулись в стороны, привлеченные зрелищем рукопашной, так что на щиты под воротами внимания никто не обратил – лестниц к парапету не ставят, стрел из-за этих щитов не пускают…

В итоге колдуны получили возможность спокойно, без суеты, подготовить ударное заклинание. Для кавалеристов графа Альгейнта вспышки под щитами (гномам со стены их было не видно) послужили сигналом. Ополченцы быстро растащили фургоны, которыми была перегорожена дорога, и освободили всадникам путь. А чародеи, выскочили из-за щитов и дружно простерли посохи к воротам. В ладонях магов вспыхнули фиолетовые зарницы, огненные шары устремились к петлям, на которых висели массивные створки. За магическими зарядами тянулись дымные следы и ворохи искр. Звук удара был довольно громким, но в сумятице боя его не расслышали, затем последовали новые и новые выстрелы. Когда у гномов пол ногами заколебался настил, они спохватились, но было поздно, незаконченный портал оказался существенно поврежден, хотя ворота пока что держались. Когда запас маны в амулетах иссяк и огненные шары стали бледней и жиже, колдуны снова юркнули под навесы, и ополченцы поволокли щиты в стороны с дороги. Подскакали кавалеристы.

Передние крутили над головой стальные крючья на толстых веревках. У ворот кошки взлетели в воздух, несколько сорвалось или бесполезно ударило в стену, кавалеристы принялись, быстро перебирая руками, подтягивать их снова, чтобы повторить попытку, а те, чьи снаряды зацепились за стену, разворачивали лошадей. Веревки были закреплены на конской сбруе, и теперь всадники потянули поврежденные створки в стороны. Новые крюки врезались в верхний край ворот, гномы швырнули пару камней во всадников, одного им удалось сбить с коня, но ворота уже угрожающе трещали и раскачивались… со звоном лопнула петля, створка, которая на ней держалась, начала крениться…

Гратидиан Фенадский отыскал на стене Крактлина и заорал, что сейчас кавалерия будет в крепости, указывая рукой. Гномий полководец сперва не сообразил, о чем твердит король, потом наконец понял, бросился со стены вниз. Крактлин, Гратидиан и его люди побежали к расчетам катапульт, гномы-артиллеристы как раз закончили снаряжаться к бою. Не тратя времени, полководец указал рукой ворота, все, кто был во дворе крепости, побежали туда, наспех выстроились перед порталом… Там, где сломалась петля, створка ворот вывернулась под углом, трещала, гнулась, хрустел засов… По приказу Крактлина двое гномов ухватили за концы толстое бревно…

С оглушительным грохотом и лязгом ворота обрушились, всадники, снаряженные кошками, подались в стороны, пропуская копейщиков – те с воинственным ревом устремились в открывшийся портал. Гномы швырнули под ноги лошадям бревно, двое коней в первом ряду споткнулись, рухнули с пронзительным визгливым ржанием, заорали всадники… Бревно, перевернувшись, отлетело в сторону, еще одна лошадь рухнула… всадники, перелетая через поверженных товарищей и топча их копытами скакунов, устремились на строй гномов… карлики качнулись им навстречу сплоченной массой.


* * *


– Итак, сэр… – принц Глорьель лениво глянул в бумаги посла.

– Сэр Войс, – шепотом подсказала Ионна, склоняясь к уху любовника.

– Итак, сэр Войс, – принц по-прежнему глядел в бумаги, не поднимая глаз на склонившегося перед троном посланцем императора, – его величество желает, чтобы мы выступили в поход против Гевы? Но по-прежнему никакой помощи нам не сулят?

Рыцарь выпрямился и вздохнул – он и сам понимал, что здесь, на Леноте, требования Алекиана выглядят если не смешными, то, по крайней мере, неуместными.

– А правду говорят, сэр Войс, – снова заговорил Глорьель, – что гевская армия вторглась на землю Ванета и разбила имперского маршала?

Посол загрустил еще больше – значит, и здесь об этом известно. Сам рыцарь получил известия о поражении по дороге на остров.

– Да, ваша светлость, отряд под предводительством маршала ок-Икерна потерпел поражение. Но, едва к месту боя приблизились войска его императорского величества, гевцы бежали, – сэр Войс кривил душой, но, по крайней мере, в таком изложении его версия была более или менее похожа на правду. Во всяком случае, последовательность событий посол передал верно. – Сейчас имперская армия идет в Геву, чтобы наказать мятежников.

– И его величество зовет меня на помощь? Без ленотцев ему не справиться с Гюголаном?

– Сейчас пришло время каждому доказать свою верность, – пожал плечами Войс и потупился.

Последняя реплика принца была чересчур дерзкой, содержала прямое оскорбление. Но что значат слова? Императору нужны верные вассалы, но вассалам не нужен император, который требует помощи вместо того, чтобы защитить. По правде говоря, имперский рыцарь и сам не верил в успех своей миссии. В порту и по дороге во дворец он видел купцов, довольных рыбаков, видел строящуюся галеру на верфи. Он встретил энмарцев, возвращавшихся из Гевы, даже несколько гевских купчиков, явившихся на остров заключить договор на оптовые поставки рыбы. Выходило так, что Ванет здесь не нужен никому, ленотцы довольны вновь установленным миром с Гевой и потоком энмарских товаров.

Войс поднял глаза – принц не глядел в его сторону. Взор Глорьеля блуждал за окном, где под свинцовым осенним небом медленно перекатывались зеленые пологие бугры волн. Там кричали чайки, предупреждая о грядущей буре, реяли, расправив крылья, ловили встречные порывы ветра.

– Будет буря… – ни к кому не обращаясь, молвил Глорьель. Затем, не поворачивая головы и не меняя интонации, произнес. – Что ж, сэр, я верный вассал его императорского величества. Передайте ему вот что. Я от всей души желаю Алекиану скорейшей победы и готов присоединиться с моими войсками к имперской армии. Да, так и передайте. Мы немедленно начнем собирать вассалов.

– Благодарю и приветствую такие слова, ваша светлость, – посол склонился перед троном. – Однако, прошу простить мою дерзость, позвольте последний вопрос. Нынче же вы начнете собирать вассалов. Могу ли я узнать, когда вы, ваша светлость, намерены закончить их собирать?

Принц Глорьель все еще глядел в окно.

– Будет буря, – повторил он. Послушайте моего совета, не спешите нынче покидать Ленот… Да и вряд ли сегодня сыщется корабельщик, который возьмется перевезти вас, сэр, на гонзорский берег. Все захотят переждать бурю, прежде чем пускаться в плавание… Понимаете ли вы меня, сэр Войс?

– Понимаю так, что иного ответа не будет, – покачал головой рыцарь.

– Будет буря, которую разумно переждать, – подтвердил принц, оборачиваясь наконец к имперцу. – Так говорят наши островитяне: бурю лучше переждать.


* * *


Дартих вел невольника, все больше забирая к северу, лесистая равнина сменилась холмами, и горы синим зубчатым силуэтом уже вставали над горизонтом.

Юноша снова и снова пытался разговорить хозяина, выспросить о загадочной цели затеянного им странствия, но коротышка отделывался невнятным бурчанием или уводил разговор в сторону. Вообще, теперь Дартих стал менее разговорчив и почти не вспоминал о прежнем господине. Еще парень отметил про себя, что ему все реже и реже достаются тычки и зуботычины, хотя это вряд ли можно было объяснить так, что Дартих внезапно подобрел. С коротышкой происходили перемены, он словно прислушивался к чему-то, различимому лишь для него одного.

– Дартих, а Дартих, – снова окликнул парень, – ну вот сейчас мы к какому городу идем, а? Ты дорогу в Ойверке на мосту выспрашивал, значит, есть какая-то цель?

Странники как раз вышли на широкий тракт и коротышка склонился к земле, изучая следы.

– Отвали со своей целью, – буркнул он. – Видишь или нет?

– Что, Дартих?

– Следы, что ж еще… Здесь, похоже, целое войско прошло. И совсем недавно, гляди. Что за войско такое странное, а?

– А чего тут странного? – парень послушно склонился, подобрав цепи. И впрямь, следы. Много следов.

– Гляди внимательней, – принялся объяснять Дартих. Верней, не объяснять, а рассуждать вслух. – Навоза нет. Если прошла армия, то и лошади должны были быть. А если лошади – то и навозу положено на дороге оставаться… а тут… ну, вон кучка лежит. И вон еще. Мало!

Дартих выпрямился и поглядел по сторонам. Может, высматривал груды навоза в стороне от тракта?

– Ладно, – бросил наконец, – идем. Если я с пути не сбился и если эти, в Ойверке, не сбрехали, то здесь неподалеку большой город должен быть, Дермад называется, владение графа Альгейнта. И дорога эта к нему ведет. Идем туда. Если город врагами осажден, обойдем стороной, если нет, то как пить дать на дермадском базаре все новости разузнаем.

Дермад не был осажден. Он был охвачен паникой. Из причитаний и обрывочных рассказов местных жителей стало ясно: мимо города на юг только что прошла огромная армия гномов. Несколько тысяч в полном боевом вооружении. Что странно, с ними был большой отряд эльфов. И что еще более странно, эльфы были в доспехах. Многие поминали Великие Войны, когда эльфы с гномами ходили вместе в бой, но тогда те и другие не были врагами людям. Все в Мире смешалось! Все переменилось! Что за времена… «Времена, как времена… – пробурчал при этих словах Дартих, но тихо, чтобы не услышал сетовавший на жесткости века горожанин, – бывали и покруче деньки…»

Армия прошла скорым маршем, миновала Дермад, не задерживаясь… но ведь рано или поздно нелюди возвратятся! А город беззащитен – большая часть мужчин с графом осаждают гномью крепость в Ренбрите. Многие уже увязывали имущество собираясь бежать из города. В какую сторону? Разумеется, на юг, как всегда…

Дартих тоже, едва ситуация стала ясна, потянул парня прочь.

– Идем, сказал, – от греха подальше.

– Тоже на юг? Со всеми?

– Нет, ты что? – коротышка так удивился вопросу, что даже замер на месте. – Совсем, что ли, с перепугу одурел? Пойдем на север. Гномы-то с эльфами на юг ушли, значит – на севере их нет. Это ж ясно! К тому же южная дорога теперь будет местными дураками запружена, а у всех повозки, вьюки, дети орущие, бабье… Нет, лучше держаться от толпы подальше. В толпе все глупости и зверства происходят.

– Какие глупости, Дартих, ты о чем?

– Любые, парень. Любые глупости. Вот, к примеру, укажут на нас с тобой, что мы шпионим для гномов, что тогда? Нас никто не знает, никто не вступится.

– А зачем нас объявлять шпионами?

– С перепугу. От страха люди на любое дерьмо способны, которого потом стыдиться станут. Потому что – люди. Нет, если бы у нас денег не было, я бы с толпой пошел – но только до тех пор, пока не удалось бы чего-то стоящего стянуть. А потом все равно – в сторону! Но серебра у нас вдосталь, так что сейчас от людей подальше нужно держаться.

Глава 37

Первое сообщение – о том, что армия ок-Икерна встретилась с гевцами – не слишком встревожило Алекиана. У молодого императора имелся план, а вдобавок – нерушимая вера в торжество этого плана. Алекиан был до такой степени убежден в правоте собственного дела и в том, что успех неизменно сопутствует правому, что не допускал и минутных сомнений в непогрешимости собственной стратегии. К тому же он слепо верил в полководческий талант маршала ок-Икерна, так, что сама мысль о поражении не могла прийти ему в голову. А потому прибытие второго гонца с известием о предстоящей битве ничуть не обеспокоило Алекиана. Он даже не подумал поделиться новостями с офицерами.

Капитан Валент из Гранлота, которого гвардейцы уговорили спросить его величество, пришпорил жеребца и, съехав на обочину, поскакал вперед – туда, где под алым имперским знаменем ехал Алекиан. Конь капитана двигался тяжелым галопом по раскисшей пашне, расшвыривая из-под копыт влажные комья земли. Поравнявшись с императором, гвардеец осведомился:

– Ваше императорское величество, не будет ли каких-нибудь указаний в связи с новостями, привезенными гонцом?

– Продолжайте движение, сэр, – бесстрастно произнес Алекиан, – маршал ок-Икерн вошел в соприкосновение с гевцами. Это означает, что войска противника сейчас к северо-востоку отсюда, а в Геве нас никто не ждет. Маневр маршала увенчался успехом – мы вступим на вражескую землю, тогда как их войско отправилось навстречу сэру Брудо. Возвращайтесь на свое место, капитан, и следуйте дальше.

В голосе императора не было ни волнения за исход предстоящей схватки, ни даже гордости успехом собственного стратегического плана – только спокойная уверенность. Он выступил сразится за правое дело – а потому победит, и все, что он задумал, осуществится.

Альдиец снова направил коня с дороги в сторону и, дождавшись гвардейцев, занял место в походной колонне. В ответ на расспросы рыцарь пожал плечами:

– На севере маршал встретил гевцев, будет битва. Нам – ничего нового.

Пошел дождь. Мелкая серая морось заткала полупрозрачным саваном пространство между серым небом и серой землей. Серая вереница имперских воинов шагала и шагала по серой дороге под серым дождем. Армия шла день за днем, без остановок, без неожиданных маневров, и многим начинало казаться, что в Мире не осталось ничего, кроме серой дороги да серого дождя, источаемого серым небом… Нет цели у этого марша, нет возможности свернуть, нет даже городов и замков, из которых они выступили в поход. Их нет более, ибо над ними светило в синем небе желтое солнце, а ныне – весь Мир сер.

Третий гонец появился ближе к вечеру, когда солдаты авангарда уже высматривали, не блеснут ли за деревьями огоньки костров в заблаговременно разбитом лагере. Из леса, подступившего к левой кромке дороги, выехал изнуренный всадник на взмыленной лошади. Попона коня была сплошь покрыта брызгами грязи, а плащ наездника насквозь промок под дождем, струйки воды, стекавшие по складкам одежды, оставили на замызганной попоне извилистые потеки. В мокром сером тряпье, облепившем фигуру гонца, под слоем грязи с трудом угадывались имперские цвета.

– Мне нужен император, – прохрипел пришелец, и по его виду латники авангарда сразу догадались, что вести гонец привез вовсе не радостные.

Легко отыскав едущего во главе колонны Алекиана, гонец тяжело выдохнул:

– Ваше императорское величество, я привез недобрые вести… Мы разбиты.

Алекиан, не произнося ни слова, уставился на посланца. Тот продолжал:

– Против нас сражались рыцари Гевы, Дрига и Андруха. На их стороне были тролли и еще какие-то новые чудовища. Их невозможно убить, а оружие, которым они сражаются, зачаровано и пробивает любые доспехи. Когда они прорвали строй ванетской пехоты, маршал велел всем спасаться, где Гилфинг поможет, меня послал к вашему императорскому величеству, а сам бросился навстречу этим уродам… Вряд ли он выжил.

Алекиан, не меняясь в лице, обернулся к оруженосцу:

– Позови капитана Валента.

Когда капитан, снова обогнав колонну, состоящую из оруженосцев, телохранителей и знаменосцев Алекиана, подъехал поближе, император коротко бросил:

– Маршал разбит, его армия, похоже, разбежалась.

– Обозу сэр ок-Икерн велел не приближаться к месту сражения, – вставил гонец, – а когда стало ясно, что нам не устоять, велел прислуге двигаться вам навстречу. И беглецам кричал, чтобы двигались навстречу вашему императорскому величеству… и…

Алекиан снова заговорил, обращаясь к сэру Валенту:

– Выделите небольшой отряд с опытным командиром. Пусть попытается собрать людей маршала, кого только удастся. И главное – обоз. Если обоз уцелел, пусть идет за нами и присоединится к арьергарду. Я уверен, что ок-Икерн вел большой обоз, его припасы нам пригодятся. Ступайте.

– Да, ваше императорское…

– И еще, – перебил рыцаря Алекиан, – пусть этот командир при случае разузнает о судьбе маршала. Если сэр Брудо жив, ему надлежит прибыть ко мне.

– Да, ваше императорское… А что с нами? Мы не развернем колонну навстречу беглецам? Возможно, их преследуют?

– Развернуть колонну? – взгляд Алекиана выражал, пожалуй, удивление. – В этом нет нужды. Напротив, мы двинемся в Геву кратчайшим путем. Если маршал разбит, то, значит, все гевское войско сейчас там, на севере. Было бы очень хорошо, если враги преследуют разбитое войско маршала, это могло бы задержать их. Пусть армия движется, не снижая темпа, путь открыт. Ступайте, сэр.

Альдиец, передав офицерам распоряжения императора, добавил от себя:

– Вот так, господа. Армия и даже сам маршал интересовали нашего повелителя, лишь покуда могли быть полезны. Теперь они брошены на произвол судьбы.

Никто из гвардейцев не решился ответить.


* * *


Как только к войску нелюдей присоединились альдийские рыцари с отрядами латников, армия выступила на Гонзор. Походный порядок оказался таков, что кавалерия двигалась в самой середине боевых порядков. Авангардом командовал Кендаг, его солдаты хорошо знали местность – многие еще с тех времен, когда враждовали с Империей. Затем двигался сам король, при нем – придворный маг Вентис с учениками, солдаты в желтых плащах с нашитыми воробьями и, разумеется, вампиресса, нарядившаяся ради боевого похода в черную кольчугу и нацепившая шлем с роскошным плюмажем, разумеется, тоже черного цвета. Дополнял картину черный конь под черной попоной. И только затем ехали альдийцы. Замыкали шествие орки, недавно сошедшиеся под знамена лорда Внешнего Мира. Среди этих далеко не все были опытными воинами, но вооружил их Кендаг хорошо, так что колонна нелюдей выглядела внушительно.

Эльфам было велено двигаться в стороне, параллельно основным силам и не приближаться. Эльфы, среди которых наряду с филькиными ветеранами были новички, могли оказаться не очень-то дружелюбными по отношению к оркам. Да и среди бойцов Внешнего Мира было немало пришлых, разозлить которых наверняка можно было очень быстро. А уж что эльфы такую попытку сделают, можно было не сомневаться.

Когда до гонзорских границ оставалось едва ли два дня пути, Ингви приметил чуть в стороне от протоптанной авангардом дороги каменную глыбу довольно странных очертаний. Рядом со скалой расположились орки – не меньше десятка. Такой крупный камень выглядел странно посреди ровной, как стол, степи, да и форма его показалась королю занятной – будто стоящий на четвереньках великан… или тролль? Точно, тролль! Согнувший спину, опустивший макушку к самой земле, и будто обнявший ручищами пустоту у груди.

– Э, да это же Дрымвенниль! – воскликнула Ннаонна. – Ингви, помнишь?

– Помню, конечно… – демон повернул коня и направился к камню.

Вампиресса двинулась следом. Орки, которые расселись у подножия неподвижной глыбы, завидев приближающуюся пару, поднялись.

– Это что у вас? – осведомился Ингви, разглядывая каменную фигуру.

– Тролль, великий король, – ответил старший, – вот, надумал здесь устроиться. Лорд Кендаг велел нам сторожить до тех пор, пока не закончит.

– Э… закончит – что?

– Это же рождение, – пояснил, будто что-то само собой разумеющееся, начальник караула. – Тролль пришел с севера, из Империи. Шел и ел на ходу. А потом брякнулся на колени… ну, скрутило его. Теперь встанет только, когда их будет двое. Ну, или больше…

– Чего? – переспросила Ннаонна.

– Поехали, – бросил Ингви, – я тебе все по дороге объясню.

– Ну? Давай, объясняй!

– Понимаешь… Этот тролль остановился здесь, чтобы произвести на свет потомство.

– Чего? Так Дрымвенниль – женщина? Но как он?.. Она?.. И с кем?!

– На, говори тише, – поморщился Ингви. – Незачем демонстрировать оркам свою неосведомленность. Дрымвенниль – не мужчина и не женщина. Он тролль, у них нет пола.

– А как же?..

– Ну… как… Я и сам не очень-то представляю, как. В общем, тролли все одного пола и размножаются таким вот образом. Остаются некоторое время на одном месте. Окаменевают совсем – ну, как бабочка в коконе, понимаешь? Защитная реакция организма. Перед тем много едят… А вот когда именно это с ними происходит… ну, то есть у меня есть своего рода теория… Я думаю, что тролли всю жизнь накапливают информацию и эмоции, поэтому они мало говорят и много слушают. Они узнают и узнают Мир, и вот как только количество информации достигает определенного уровня… И, помимо знаний, они наверняка собирают эмоции…

– Стоп! – объявила вампиресса и, прищурившись, поглядела королю в глаза. – А ты не мог бы объяснить это мне еще проще?

– Да, конечно, извини. Они смотрят, слушают, обдумывают, переживают, копят знания и чувства. Когда сведений и чувств становится так много, что можно поделиться с новым существом, они производят такое существо на свет. Дрымвенниль (если ты не ошиблась и это он) скрючился, окаменел, а когда он встанет – с ним будет маленький. Ну, дитя. Стадо быть, он достаточно много узнал и… как бы это… ну, перечувствовал, испытал, так что готов родить. Это придумал Гангмар, создавая живую не-жизнь, как написано в «Хроникуме». Не прямо написано, конечно, но догадаться можно. В общем, такими Гангмар их создал.

Ннаонна поджала губы.

– Тролли многого лишены, если все одного пола. Странно, что они почитают Гангмара, он создал их обделенными.


* * *


Хотя до сих пор боевые действия велись на территории Ванета, Гезнур был куда лучше осведомлен о перемещениях имперской армии, чем Алекиан – о маневрах гевцев и их союзников. Ванетские графы охотно снабжали противника информацией, за новости щедро платили фенадским серебром.

Наутро после боя армия Гезнура двинулась на восток. На марше короля настигли известия – Алекиан, вопреки ожиданиям гевца, не только не поспешил на помощь остаткам разбитой армии ок-Икерна, но и сменил направление на более южное. Император предпочел более короткий путь в Геву. Гезнур на ходу совещался с капитанами и союзниками – никто не понимал логику поступков противника. Только что Гева нанесла Ванету тяжелое поражение, но это никак не отразилось на имперской стратегии, как будто Алекиан просто не заметил разгрома и гибели тысяч воинов… Теперь Гезнур задумался – а не напрасны ли были все жертвы, не напрасным ли был его отчаянный маневр – вторжение на земли Ванета? Помимо разгрома ок-Икерна, никакой пользы эта операция не принесла – даже добыча оказалась невелика, поскольку гевцы не грабили владений, принадлежащих непосредственно графам, тайным союзникам Гезнура.

Поразмыслив, король Гевы пришел к выводу – нет, все верно, он поступил совершенно правильно, ибо соединись две ванетские армии – и противостоять им не смог бы никто. Однако победа оказалась трудной, гевская конница понесла тяжелые потери, и имперской кавалерии теперь нечего противопоставить.

Получив уточненные сведения о направлении, в котором движется император, Гезнур тоже, в свою очередь, велел сменить направление и двигаться на юго-восток. Ему предстояло совершить марш наперерез армии Алекиана, и встретить императора у западных границ Гевы, неподалеку от Акенра, собственного замка Гезнура.

За день марша войско преодолело больше половины расстояния до гевской границы – благо, добыча была невелика, и обоз не слишком сдерживал колонну. Несколько раз начинал идти дождь, но, милостью Гунгиллы, дорога не раскисла… На привале Гезнур засел за письма. Его безымянный палач-лекарь-цирюльник, обладавший, помимо прочих талантов, и искусством скорого письма, едва поспевал за диктовкой. Военачальники – некромант, Бельвар Андрухский и Трейен, брат герцога Дригского, возглавлявший рыцарей родича в этом походе – полагали, что Гезнур соберет их на военный совет. Но, так и не дождавшись, явились к костру короля сами.

– Ваше величество, – обратился к Гезнуру герцог Андрухский, – не хотите ли поставить нас в известность о дальнейших планах?

Гевец оглянулся и, велев писарю-палачу-цирюльнику готовить новый лист, объяснил:

– Прошу прощения, господа… возможно, я должен был сказать об этом, но никаких особых планов у меня нет. Мы встретим армию Алекиана неподалеку от Акенра и дадим бой. Во всяком случае, пока что имперцы направляются именно к Акнеру. Сейчас я пишу моим вассалам, чтобы готовили доски, плотницкий инструмент и побольше работников. Есть некая идея… Еще пишу в столицу. Пишу, чтобы подвезли как можно больше стрел. Пишу отцу, чтобы прислал всех, кто умеет держаться в седел и склонять пику. Всех, кто способен хотя бы принять первый удар имперской конницы, способен хотя бы свалиться с седла! Если нам удастся сдержать первый натиск кавалерии, у нас будет шанс. Поэтому я прошу прислать всех – стариков, юнцов, даже калек, способных усидеть в седле. А уж доспехов, гилфинговой милостью, после вчерашней драки у нас имеется в избытке.

Король оглядел притихших союзников и грустно закончил.

– Да, именно так. Мы бросим, если потребуется, под копыта имперской конницы всех дворян Гевы – лишь бы выстоять при первом натиске. А для чего еще живут рыцари? Именно для того, чтобы умереть, сражаясь за сеньора и свою страну. Через несколько дней мы встретим имперскую армию, и тогда решится – быть ли Геве. Да не только Геве! Быть ли Андруху, Дригу, Фенаде… Да и вашему Могнаку, маршал тоже – быть ли. Если нет, если мы проиграем, в Мире не останется ничего, кроме императора и его послушных рабов. Через несколько дней решится судьба Мира, ни больше, ни меньше… Ступайте к своим людям, господа, и постарайтесь объяснить им то, что я сейчас сказал. А теперь прошу прощения, мне нужно составить еще несколько писем.

Глава 38

Гева встретила имперскую армию дождем – будто стремилась оправдать славу «мокрого королевства». Все и вся бежало при появлении авангарда грозного войска с запада, оставался только только дождь. Взору имперцев предстали мокнущие под монотонно бесконечно падающими каплями убранные поля и голые, сбросившие листву, рощи. Ни дымка из деревенских трубы, ни прохожего – жители ушли вглубь страны, прихватив, разумеется, все, что смогли унести. Не лаяли собаки, не слышно было мычанья и блеянья… Только шорох и шепот дождя. На дорогах расползаются в серую кашу тысячи отпечатков копыт и глубокие колеи, оставленные многочисленными повозками.

Алекиан велел разослать усиленные дозоры и расположить войско в брошенном селе. Деревенские домишки оказались до того убогими, что Алекиан предпочел мокнуть под дождем, покуда разобьют шатер. Теперь следовало подтянуть обозы и дождаться отставших – на вражеской территории квартирьеры не подготовили новый бивуак и не запасли фураж и провиант. К тому же двигаться дальше в непогоду было не с руки, тогда как единственная дорога на восток шла мимо внушительного замка. Ни пройти мимо, ни осадить, покуда не пришел обоз со снаряжением и запасами – только ждать.

Вернувшись, разведчики доложили, что обнаружили неприятельский стан – гевцы, похоже, прибыли накануне и тоже только что разбили лагерь, но у них, по крайней мере, нет проблем с фуражом и провиантом – все необходимое доставляют из замка Анрак.

Услышав, что впереди родовое владение гевского короля, Алекиан заявил капитанам, что это весьма удачно – теперь-то гевец наверняка даст бой и не потребуется бродить, преследуя его, по «мокрому королевству». Свой-то собственный замок он наверняка станет защищать. Полководцы не разделяли оптимизма главнокомандующего: гевец сам вторгался на ванетскую территорию, он не побоится снова скрестить мечи с врагом. К тому же разведчики донесли, что из неприятельского лагеря доносится стук топоров, там что-то сооружают. Ветераны припомнили Арникскую битву и осаду Альды – кстати, как и тогда, идет дождь. Вернее – некстати. Все, как это обычно бывает на подобных советах, принялись демонстрировать собственную осведомленность в военной науке, припоминая перипетии давней кампании, отмалчивался один Валент Гранлотский, сражавшийся в Альдийской войне против имперцев – ему было не с руки припоминать свои подвиги. Зато остальные говорили, перебивая друг друга, много и горячо. Припомнили и военную хитрость демона, заманившего гонзорскую кавалерию в ловушку, и его фокус с дождем… Так ничего не решили, пока Алекиан не прекратил бесполезный совет и не отослал капитанов к их отрядам.

Дождь, монотонный и унылый, шел большую часть ночи, под утро стих, однако солнце так и не вышло. Многим имперцам пришлось ночевать под открытым небом, теперь они развели костры и попытались просушить мокрое платье. Едкий дым от сырого хвороста смешался с вонючим паром, источаемым сохнущими одеждами. Капитаны и военачальники разослали солдат рубить деревья и обыскать округу – следовало обустроить лагерь и собрать припасы, поскольку продовольствие подходило к концу. Недостатка не было только в фураже, заготовленное местными крестьянами сено гевцы не успели вывезти. Вскоре за холмами там и сям поднялись столбы дыма – не найдя добычи, имперцы жгли поселения в округе. Несколько раз принимался идти дождь, но Гунгилла милостива – всякий раз быстро прекращался.

Над имперским лагерем повисла удушливая дымка и смрад, источаемый нечистотами и сохнущим тряпьем. Тогерцы с тильцами были недовольны и злобно косились друг на друга, виня соседей в том, что оказались в столь бедственном положении. Те и другие охотней принялись бы резать недавних противников, чем гевцев. Валент распорядился переместить тильское войско в сторону от основного лагеря и разместил между ним и ополчением Тогера две роты гвардии. Вдобавок воинам выдали урезанный паек, все были злы и наверняка подумывали о бунте, но молчали, памятуя о том, как скор на расправу молодой император…

Алекиан выслушал доклады разведчиков, те доносили, что лагерь гевцев довольно велик, то есть противник многочислен… еще выяснилось, что гевцы передвинули за ночь лагерь под стены Анрака, и теперь атаковать их – означает штурмовать большой хорошо укрепленный замок. Пройти мимо тоже невозможно – тогда гевское войско окажется между основными силами имперцев и обозом. С обозом идут отставшие на марше, а также резерв – большие силы, но вряд ли они смогут отразить нападение Гезнура. Оставалось ждать… и после того, как соединятся все отряды имперской армии – попытаться дать бой. Спешка, с которой император стремился на восток, оказалась напрасной.

Прошел еще день – и на дороге показались фургоны, окруженные конвоем. Вопреки ожиданиям, сперва к войску Алекиана присоединился не арьергард с обозом, а остатки северной армии, приведенные Кенпертом. Придворный щеголь оказался не только отважным бойцом, но и осмотрительным командиром. Ему удалось собрать несколько сот уцелевших после разгрома ополченцев, а также обоз, благоразумно удаленный от места схватки ок-Икерном. Сам имперский маршал тоже ехал с Кенпертом, но… Сэра Брудо было трудно узнать. Оборванный, с всклокоченными сильно поседевшими волосами и нечесаной бородой, рыцарь никому не позволял к себе приблизиться. Он тревожно озирался и постоянно бормотал невнятные оправдания:

– Я тоже был там, я тоже сражался… нет, я не прошу прощения, потому что я тоже сражался… и я победил, победил…

Едва взглянув на маршала, странно равнодушный Алекиан отвернулся и бросил оруженосцам:

– Он сошел с ума. Отправьте сэра Брудо в Валлахал, пусть о нем там позаботятся, но и запрут пусть понадежней. Отправить немедленно. Сэр Кенперт, расскажите мне, что за новые чудовища объявились в войске Гевы?


* * *


Войско короля Альды было обнаружено гонзорцами только на подходе к границе. Что оказалось причиной нерасторопности местных владетелей? То ли тем, что дозоры в Ничейных Полях были малочисленны, ибо большая часть рыцарей отправилась с императором в поход на Геву? То ли тем, что гонзорцы уповали на договор с орками, подписанный Алекианом? Ведь набеги нелюдей в самом деле прекратились! А может, местные полагали, что осенью никто не потревожит южной границы? Как бы там ни было, оркско-альдийское войско вышло из Ничейных Полей и вступило в приграничную полосу, всхолмленную, поросшую редкими рощицами.

Здесь-то и произошла встреча с дозором имперцев. Когда орки из авангарда донесли, что замечены гонзорские всадники, Ингви с кавалерией подтянулся в голову колонны и вместо пеших пикетов на разведку были высланы конные разъезды альдийцев. А вскоре дозорные возвратились с известием – гонзорцы стоят на гребне холма, поджидая войско Ингви, и старательно машут Гунгиллиными ветвями.

Демон остановил движение и сам, сопровождаемый конным конвоем, выехал вперед. Заметив всадников, гонзорцы на холме принялись махать ветками еще энергичней, вовсю демонстрируя мирные намерения. Ингви помахал им снизу и двинул коня на холм.

Делегацией по встрече командовал сэр Менгрон из Маултона – тесть Кендага. Рыцарь неуверенно поприветствовал короля-демона и осведомился, с какой целью движется его величество к гонзорской границе.

– Я, добрый сэр Менгрон, намерен потребовать ответа у императора Алекиана, поскольку считаю себя оскорбленным и обиженным недопустимыми действиями подданных его императорского величества. Ну и если ответ Алекиана меня не удовлетворит, я, пожалуй, объявлю Империи войну. До тех пор, пока Алекиан не принес извинения, я считаю себя вправе возмещать ущерб самостоятельно.

Пока Ингви говорил, рыцарь снова и снова пересчитывал орков в колоннах, подходящих к холму с юга. Перехватив его взгляд, демон пояснил:

– Его императорское величество поступил весьма неосмотрительно, нанося мне обиду. Такое легкомыслие может привести к новой Великой войне. Именно сейчас вы, сэр, наблюдаете авангард армии орков.

– Да, – подтвердила Ннаонна, – мы хотим повторить поход дедушки Гериана.

Менгрон скорчил кислую гримасу.

– К сожалению, ваше величество, – заявил дворянин, – мне придется воспротивиться вашим планам. Однако быть может, все дело в некоем недоразумении? И это недоразумение легко разрешить? Я предлагаю вам остановиться и не пересекать границ Гонзора. Изложите ваши претензии в письме его императорскому величеству, и я обещаю, что гонец будет отправлен к Алекиану без промедления.

– К сожалению, – в тон отозвался Ингви, – я не могу воспользоваться вашим любезным предложением. Я почитаю себя оскорбленным, и никакие объяснения Алекиана не вернут жизни моему подданному, убитому имперскими агентами. Видите ли, у меня есть некоторый опыт общения с императорами – а потому я не сомневаюсь, что все мои требования будут удовлетворены и необходимые извинения Алекиан мне принесет… в Гонзор. В столицу этого края, которую я намереваюсь захватить!

– Да… но…

– Никаких «но», сэр Менгрон! Одно дело, если претензии императору высказываются у границ его владений, и совсем другое дело – если они звучат из оккупированной столицы имперской провинции!


* * *


Каждый день подходили подкрепления – из гевского захолустья, из Андруха, из Дрига. Сперва Гезнур лично встречал вновь прибывших, потом перестал, чтобы не расстраиваться жалким видом являющихся в лагерь добровольцев. Гева, хотя и одно из крупнейших королевств Империи, тем не менее, уже отправила в войско всех, кого только могла. Теперь приезжали дряхлые рыцари, на старости лет воспылавшие желанием последний раз послужить короне и окончить дни не в постели, а на бранном поле. Приезжали юнцы, только-только вышедшие из подросткового возраста. Этих привлекали трофейные доспехи и оружие, щедро выдаваемые королем Гевы. Наивные ребята мечтали о подвигах, эти грезы привлекли даже нескольких юных болотников… Довольно большой отряд латников прислал из столицы Гюголан, командовавший ими капитан вручил Гезнуру письмо старика, где стояли, между прочим, такие слова: «…и надеюсь, ты знаешь, что делаешь, так как в Геве не осталось больше людей, способных сражаться». Прослышав о первой победе, к армии присоединились несколько отрядов наемников – поскольку сезон закончился, и найма не предвиделось, почему бы не попытать счастья под знаменами победоносного монарха? По крайней мере, часть жалованья в этом походе платит казна… Некроманты не успели увеличить численность войска мертвых, они спешно готовили к битве оружие и доспехи, а также занимались изготовлением усиленных магией стрел. Этим оружием снабдили королевских стрелков. Кроме того, плотники соорудили шесть деревянных башен. Наблюдая за возведением громад, дворяне гадали, какой хитростью Гезнур вынудит имперцев атаковать эти сооружения.

Кто пришел под знамя с драконом из наивности, кто из жадности, а кто и по откровенной глупости – но гевская армия восстановила численность после кровопролитной битвы с имперцами ок-Икерна. К сожалению, качественно эта армия заметно уступала войску Алекиана… А император тоже подтягивал резервы и готовился выступать.

Около недели армии простояли друг против друга, затем Гезнуру донесли, что во вражеском лагере замечена суета – похоже, имперцы желают выступить в поход. Король лично съездил на разведку, понаблюдал за сборами в имперском лагере, проследил, как перемещаются высланные Алекианом разъезды и дозоры… По всему выходило, что император двинется по дороге, идущей мимо Анрака, но, разумеется, не доходя до замка, свернет через поле на другую дорогу, проходящую севернее, и двинется в обход с тем, чтобы прорваться к центральным областям Гевы. К югу находятся болота и редколесье, там армия не пройдет, дорога у стен замка, под обстрелом, тоже исключается – значит, Алекиану остается только северный маршрут. Через вспаханное, засеянное озимыми, поле, раскисшее из-за постоянных дождей. Что ж, значит, именно там, на поле имперцев и предстоит встретить войску под знаменем с белым драконом…

Гезнур велел перекопать рвами дорогу, огибающую замок Анрак – чтобы затруднить движение по ней, если имперцы все же рискнут двигаться этим путем. Если Алекиан выберет этот маршрут, гевцы успеют возвратиться и перехватить его на марше под анракскими стенами.

Затем отряды наемников один за другим стали сниматься с лагеря и уходить на север. Деревянные башни разобрали и по частям повезли туда же – установить на засеянном озимью поле. На поле Анракского сражения, которому, вне всяких сомнений, суждено войти в историю – независимо от исхода.

Глава 39

Когда кавалерия влетела в ворота, пронзительно взвыли трубы, и фенадцы, прятавшиеся за щитами, бросились к лестницам. Во дворе все смешалось, гномы из расчетов катапульт сбились в тесный строй, чтобы лучше противостоять коннице, но всадники тут же отшвырнули передних, опрокинули в пыль и принялись распихивать нелюдей. Гратидиан решил, что гномы не устоят и бросился со своими людьми к недостроенному жилому зданию. Кавалеристы их не преследовали, так как увлеклись схваткой с гномами – тем удалось, отступив, снова сплотить ряды. Латники гоняли коней вокруг гномьего строя, стараясь не попасть под удар, несколько человек уже валялось на земле среди груд стружек, щебня и строительного мусора, пронзительно визжали раненные лошади – карлики, если им удавалось дотянуться до противника, валили с одного удара хоть наездника, хоть коня.

Кое-кто из фенадцев скакал под стенами, стараясь достать копьем защитников. Один гном умудрился спрыгнуть со стены прямо на голову наезднику, конь, отягощенный двойной ношей, принялся брыкаться, столкнулся с латником, увертывающимся от удара гнома-катапультщика, воины и лошади рухнули, подняв тучу пыли, только копыта замелькали над плотными серыми клубами…

Гномам на стене стало трудно отбивать удары с двух сторон, они растерялись, и распаленные боем фенадцы уже влезли в нескольких местах через низковатый по человеческим меркам парапет…

На дальней от дороги стороне двора снова с грохотом обрушился кусок стены, правда, теперь никто туда не глядел. Конные латники, заметив бегство Гратидиана, устремились за ним, успели растоптать оруженосца короля, но преследовать в здании не решились – боялись спешиваться. Сам Гратидиан отбивался, заняв позицию на высоком крыльце. Все больше и больше ополченцев лезло на стену, гномы пятились, свирепо скалились, били наотмашь, но ничего не могли поделать с постоянно прибывающими противниками.

И тут на склоне, в лагере Альгейнта, снова взвыли трубы – но теперь звук был другой, визгливый, даже истеричный. Успевшие подняться на стену фенадцы, заорали, оглядываясь на собственный лагерь, там шел бой. Невесть откуда взявшаяся армия напала на позиции, растянутые вдоль крепостных стен. Ополченцы заметались, а гномы, воспрянув духом, снова навалились на штурмующих, хрипло выкрикивая девизы своих кланов.

Остававшиеся под стеной фенадцы, бросив подвижные щиты и лестницы, помчались по склону вниз, навстречу новому противнику, а над лагерем уже поднимался густой дым, горели шатры и повозки… Гратидиан Фенадский в помятом шлеме и разодранном плаще приплясывал на крыльце недостроенного дома, размахивал окровавленным клинком и орал что-то нечленораздельное, наблюдая, как скачут прочь всадники. Минутой позже во дворе не осталось ни одной лошади, за исключением сраженных гномьими топорами. Крактлин, уронив секиру, сел в пыль и заплакал. Никто не смеялся, глядя, как катятся на черную бороду огромные слезы – гномы вполне разделяли чувство командира. Братья пришли на помощь, братья спасли… Войско Вольных гор подоспело на выручку. А внизу, под горой, штурмовая машина продолжала буравить склон – находившиеся в ней люди не могли распознать панические сигналы труб и не слышали новой битвы…

Тем временем на склоне фенадцы, бегущие от крепостных стен, столкнулись с теми, кто улепетывал из горящего лагеря. Беглецы мчались вверх, к крепости – не потому, что в таком бегстве имелся смысл, потому, что больше бежать было некуда. Эльфы, расположившиеся на склонах окрестных холмов, засыпали стрелами тех, кто пытался улизнуть вниз, к поселку Ренбрит… Столкнувшись, две волны фенадцев теперь покатились вниз, увлекаемые более многочисленной толпой, до того штурмовавшей крепость. Нестройной массой конные и пешие накатились на ровные шеренги гномов, сверкающие латами, ощетинившиеся остриями и лезвиями… накатились и отхлынули… снова накатились и снова отхлынули. Гномы Грабедора уверенно теснили их к вершине холма, к так и не взятой крепости. Крактлин и Гратидиан вывели свой поредевший гарнизон за ворота, выстроили и повели вниз. Люди Альгейнта не выдержали и бросились, очертя голову по крутым склонам справа и слева от наступающего войска Вольных гор. Лошади спотыкались на крутых склонах, падали и кубарем катились вниз, кувыркаясь, увлекая груды щебня… Немногим удалось уйти, большая часть (в том числе почти все конники) полегли на склоне. Тех, кто оказался недостаточно проворен, преследовали эльфы, спускающиеся с соседних холмов… А на склоне горы, на дороге, ведущей к сорванным воротам Ренбритской крепости, король Грабедор снял шлем, звякнув стальной личиной и вытер обильный пот… Давно не приходилось ему драться в рукопашной, но тем приятней было вспомнить, как лопается под лезвием его секиры сталь и плоть…


* * *


Монахи ехали день за днем, сперва их путь лежал в направлении Ванетинии. Останавливались на ночлег они в монастырях, их кормили, снабжали фуражом и изредка передавали новые инструкции.

Во время очередной ночевки (уже в Ванете) настоятель вручил старшему агенту архиепископа послание с указанием – сменить маршрут и направляться к востоку, то есть в сторону гевской границы. Туда отправились имперские армии, там следует отыскать Алекиана и передать в его руки вдохновенного брата Когера.

Упомянутый вдохновенный Когер на протяжении всего пути сочинял новые проповеди и успел надоесть спутникам декламациями пространных периодов из своих трудов. Теперь же он задумал выступить перед монастырской братией и обратился к настоятелю. Поскольку просьба исходила от знаменитого пророка, едущего, к тому же, в ставку императора по прямому распоряжению его высокопреосвященства, монахи собрались в трапезной и, вкусив, приготовились слушать.

Тонвер с Дунтом отпросились у старшего в их команде на пару часиков в город. Эта парочка постоянно исчезала из монастырей, где путники останавливались на ночь. Возвращались они румяные, веселые, пахнущие вином и чесночной приправой, причем из-под острых запахов специй просачивались ароматы дешевых духов. Старший монах неизменно потворствовал этим прогулкам, поскольку считал, что без Тонвера с Дунтом ночевка пройдет спокойней, обязанности же свои эти двое выполняют с похвальным старанием.

И на сей раз Товер с Дунтом выпросили позволение прогуляться по окрестностям, покуда вдохновенный пророк выступает перед местными. Они только задержались в дверях, чтобы послушать начало проповеди и уяснить, о чем пойдет речь.

– Братья! – сложив руки на груди, начал Когер, – Добрые братья мои! Не могли вы, добрые мои братья, не заметить, на краю какой бездны оказался нынче Мир. Будто лишившаяся кучера повозка, мчится Мир к пропасти и некому сдержать буйных непокорных коней… Кто эти кони, что влекут нас к обрыву? Кто они, упоенные собственной силой и забывшие покорность узде? Гева, Дриг, Андрух, Фенада… И другие, прельстившиеся Гангмаровым соблазном, изменным призраком свободы… Правители в гордыне своей несут вскачь хрупкую колымагу Империи, позабыв о ямах и рытвинах… Но пропасть!..

Слово «пропасть» Когер выкрикнул так, что мороз прошел по коже слушателей.

– …Пропасть лежит впереди! Мудрый возчик, император Элевзиль ныне почил в Гилфинге и выпустил из рук вожжи, так что бешеные жеребцы, Гюголан, Гезнур, Гратидиан и прочие несутся каждый в свою сторону, рвут на части колесницу Империи людей! Благочестивый юноша, император Алекиан натягивает поводья, изо всех сил пытается…

Тонвер толкнул Дунта в бок:

– Идем, а?

– Идем. Вот уж не могу понять, как может Гилфинг вещать устами этого олуха…

– Почему бы и нет, – толстяк пожал плечами, – когда настает день, звезды видны из колодца, а не с верхушки бергфрида. Почему бы истине не открыться Миру при посредстве этого дурака? Помнишь, что говорил Мерк Новый о своем осле?

– О том, который побил копытами разбойника, напавшего на блаженного? Я что-то, вроде, слыхал, но…

– Да, именно эта история! Блаженный сказал побитому разбойнику, что Гилфинг избирает своим оружием даже бессловесную тварь, и прибавил, поднимая обороненную злодеем дубину, что при нужде Гилфинг не то, что тварь, а и бессмысленное древие может употребить ради улучшения Мира. И отделал разбойника дубиной – вдобавок к ослиным копытам. Осел да дубина – вот верные гилфинговы проповедники!

– Чувствуете ли, добрые мои братья, томление, которое охватывает грудь, едва произнесешь вслух: «Империя»?! – взревел позади, в трапезной, Когер.

– Слушай, идем скорее, а? – поторопил приятеля толстячок Тонвер. – Когда он орет, меня и впрямь будто по загривку холодом пробирает. Может, он в самом деле Светлым вдохновлен?

– Тогда нужно признать, что на сей раз Гилфинг избрал своим орудием действительно дубину. И ведь братия слушает, в самом деле слушает… Почему же на них действует когерова проповедь, а на нас нет?

– Потому что мы грамотные, – вполголоса буркнул Тонвер (они как раз приблизились к монастырским воротам), затем крикнул, – эй, брат привратник, отворяй-ка!

Оказавшись снаружи, толстяк продолжил:

– Если слушают люди тупые да безграмотные, вот как здешняя братия, тогда проповедь нашего Когера падает им на сердце, как семена на благодатную почву. А тебя, закоренелый скептик, обчитавшийся Мерка Нового, не проймет и новое Гилфингово явление, случись оно на твоих глазах. Вот так-то, брат Дунт!

– Ну, почему же не проймет, – раздумчиво возразил тощий монах, – вполне может статься, что и проймет. Это смотря сколько выпить…


* * *


– Скажи, Дартих, а зачем ты живешь?

– Слава Гилфингу Пресветлому, что наконец-то вразумил этого олуха…

– Это ты к чему, хозяин?

– Наконец-то ты задал не лишенный смысла вопрос. А то все «куда идем» да «куда идем»…

– Куда мы идем, мне тоже хочется спросить, – признался юноша, – но ты не отвечаешь.

– Скоро будем на месте, думаю.

– На каком месте?

– Ты сам поймешь.

– Ладно. Раз ты говоришь, что вопрос был не лишен смысла, то, может, ответишь? Зачем ты живешь, Дартих?

– А я уже не живу. Я – так. Прежде жил, чтобы служить моему благородному и могущественному сеньору, графу Каногору.

– Это я знаю…

– Заткнись, ты ничего не знаешь. Я служил его милости Каногору Эстакскому, и не было у меня никого в жизни, ни жены, ни детей, а родителей своих я не помню. Вырос в Эстаке, в замке… Теперь-то я думаю, что будь у меня семья, то жил бы для нее…

Толстяк с опаской оглянулся на спутника – не смеется ли? Нет, парень слушал внимательно, с серьезной миной.

– Так вот, если бы, говорю, была у меня семья, то из меня вышел неплохой муженек и папаша. Но не сложилось. И, поскольку был у меня один только хозяин, то жил я, ему служа. Теперь у меня хозяина нет. А последний приказ его милости знаешь, каков был? Не знаешь, откуда тебе… Сэр Каногор велел, чтоб я, если придет слух о его, графа Эстакского, гибели, чтоб я тебя прирезал. И я впервые ослушался моего господина… Однако думаю, он бы мне простил и со мной согласился бы. С другой стороны, в комнатенке, где тебя содержали, нашли вполне подходящий труп. И возрастом, и сложением – вылитый ты, парень.

– Это я понимаю… – попытался вставить юноша. – Но…

– Так что, – не слушая спутника, продолжал Дартих, – приказ я почти что исполнил. И теперь нет у меня господина, а есть ты, раб. Поэтому я при тебе, а ты – при мне. И мы с тобой идем. Вот и весь разговор.

– Так, значит, ты считаешь, что уже не живешь… – повторил невольник. – А я?

– А ты – еще не живешь, – отрезал Дартих.

– Как же так? Вот ты, пока каногоровым слугой был, так, говоришь, жил для него. А я – твой раб и…

– А много мне от тебя корысти было? – буркнул Дартих. – От моей службы господину Каногору великая выгода случалась… а ты? Тьфу! Кто из нас кому служит в дороге-то? Кто кого кормит? Оберегает? Из беды выручает? Нет, парень, ты пока еще не живешь! Да ты и прежде не жил толком! Вспомни, день за днем, чем занимался? А ведь ты имел власть, силу, деньги! Ты имел огромные деньги! И что?

– Ну… понимаешь…

– Не хочу понимать. Я был сиротой, а ты убил отца… У меня не имелось ни одной родной души в Мире, а ты и брата хотел убить. Я служил, а у тебя были слуги. И что же? Кто теперь чей раб? Кто в цепях? Кто кого ведет? Нет, парень, ты еще не живешь.

– А когда же начну-то, Дартих? Когда я начну жить?

– Когда придем.

Глава 40

Имперская армия на рассвете снялась с лагеря и медленно двинулась по тракту. Дождь прекратился, даже выглянуло солнце – солдатам это показалось добрым знаком. Имперский золотой орел сверкнул на алом флаге… Поскольку было известно, что гевское войско стоит наготове поблизости, шли медленно. Впереди – сильные отряды кавалерии, следом – остальные части.

Подул сырой ветерок, испарения, поднявшиеся под солнечными лучами, клочьями поплыли к дальнему лесу… Когда авангард подошел к месту, где предполагалось свернуть на озимое поле, головной дозор донес – путь закрыт. Гевская армия выстроилась на пашне, позади первой линии противник поставил огромные деревянные башни. Удивительно, но гевцам удалось перетащить тяжеленные постройки из лагеря на поле. Верхушки сооружений угадывались над полосой тумана, над ними реяли флаги с белым драконом. Алекиан собрал капитанов и осведомился, как они посоветуют действовать. Разумеется, все молчали – опытным воинам был не по душе этот поход на «мокрое королевство» в разгар осени. Они предпочли бы отступление… но понимали, что такой совет император принять откажется. Идти дальше – значит оказаться между замком и армией Гезнура. Остается схватка, но это означает не просто полевое стражение, но штурм башен… Наконец Валент решился:

– Ваше императорское величество, мы можем еще пройти по дороге и развернуть фронт левей, так что линия башен окажется уходящей под углом в тыл гевцам. Перестроить своих людей они смогут без труда, но перетащить башни – вряд ли. Земля-то раскисла. Но в этом случае нам следует атаковать незамедлительно. Времени на подготовку не будет.

– Отличный план, сэр Валент, – тусклым тоном произнес император. – Если он приведет к победе, место имперского маршала – за вами. Командуйте продолжить движение… И вообще, руководите, сэр. Даю вам полномочия главнокомандующего.

Валент склонил голову, принимая почетное назначение. Перья на шлеме качнулись.

Имперская кавалерия выдвинулась на поле, за ее спиной прошли пехота и обоз, гевцы не препятствовали – должно быть, они тоже оказались не готовы к немедленной схватке.

Люди Алекиана двигались поспешно, даже лихорадочно. Всадники, которым с седел было лучше видно построение гевцев, опасались атаки вражеской кавалерии, но конники на противоположной стороне поля тоже перемещались параллельно имперским отрядам, выстраивая фронт заново. Едва отряды кавалерии удалось выстроить более или менее ровно, Валент приказал развернуть знамена и готовиться к бою. К этому времени туман поредел, солнце снова скрылось. Рыцари, образовавшие первый ряд, с тревогой поглядывали на вереницу массивных башен, уходящую в туман. Казалось, что темные силуэты плывут, смещаются – должно быть, туман и ветер сыграли дурную шутку со зрением. Затем навстречу имперской кавалерии выступили гевские всадники, выстраиваясь напротив. Их было заметно меньше, раза в полтора, при виде слабости противника имперцы приободрились.

Протрубили трубы, прозвучали девизы, конница двинулась на гевцев, едва успевших развернуть флаги с белым драконом. Нестройно, не в лад, зазвучали сигналы на противоположной стороне поля, неприятельская кавалерия двинулась навстречу… Только рыцари попытались пустить коней в галоп, как относительно ровная линия фронта конницы нарушилась – только тем, у кого кони были хороши, удалось разогнаться на пашне, к тому же скакавшие на правом фланге придерживали лошадей нарочно, чтобы сойтись с врагом подальше от башни, на которой изготовились к стрельбе лучники. Гевцы, устремившиеся на рыцарей Алекиана, испытывали те же трудности, исключая, разумеется, опасение попасть под обстрел с башни.

Конные лавы встретились без обычного в подобных сражениях грохота. Сперва столкнулись несколько вырвавшихся перед воинов на самых резвых скакунах, затем еще и еще, наконец подоспели те, у кого кони оказались похуже. Последним так и не удалось разогнаться для копейного удара, отшвырнув бесполезные пики, они сошлись врукопашную. Взметнулись мечи, палицы и секиры, крики боли и ярости перекрыли девизы, все еще выкрикиваемые бойцами помоложе. Старые вояки берегли дыхание.

Пошел дождь, сперва еле заметный, затем сильней… Имперцы почти мгновенно начали теснить слабую кавалерию Гезнура… Кони шагали, оставляя широкие следы во влажном грунте, иногда из земли выступала мутно-серая жижа, мгновенно превращая ямки в лужи… Раненные, которым посчастливилось не попасть под копыта, барахтались в грязи. Следующие за передней линией оруженосцы и легко вооруженные имперские латники высматривали под слоем грязи гербы, чтобы определиться, кого следует добить, а кому – оказать помощь…

Небо потемнело, дождь пошел еще сильней… Алекиан, прикрывая ладонью лицо от холодных капель, всматривался в серую пелену – ванетские красные львы над головами сражающихся удалялись, кавалерия теснила гевцев.

– Смотрите, что это?! – вдруг вскричал рядом молоденький оруженосец. – Башни надвигаются!

В самом деле, хотя поле раскисло и превращалось под дождем в кисель, башни ползли, скрипя и раскачиваясь, снова образуя за спиной всадников линию, параллельную фронту. Гевская кавалерия, огрызаясь, отступала к их подножию… Лучники в сине-зеленых яках, с нашитыми на груди белыми драконами приседали и цеплялись за поручни на верхушках высоких сооружений, чтобы устоять на ногах. Едва башни поочередно занимали новые позиции, эти опытные вояки, королевские стрелки, натягивали тетивы и вскоре были готовы к бою. Когда конница докатилась к линии башен, засвистели стрелы. Последовал новый взрыв воплей – наконечники стрел, обработанные некромантами из Могнака Забытого, пробивали латы, поражали наездников и коней, ванетские, тогерские и тильские рыцари валились в грязь, между башнями гевские всадники, получив поддержку сверху, остановились, бой закипел с новой силой под сенью знамен с белым драконом, украшающих массивные вышки…


* * *


Конвой с арестованными убийцами настиг короля уже на земле Гонзора. Возглавлял охрану Никлис. Завидев Ингви, едущего во главе колонны кавалерии, начальник стражи просветлел лицом, спрыгнул с фургона и побежал вдоль дороги, размахивая сорванной шапкой и выкриквая:

– Эй, твое демонское! Твое, слышь-ка, величество! Эй!

Ингви оглянулся и при виде сияющей никлисовой физиономии тоже не мог сдержать улыбки. Король съехал на обочину и подождал бывшего разбойника.

– Всех повязали, твое демонское, всех до единого! – задыхаясь от бега, доложил Никлис. – И епископа, чтоб ему, помилуй меня Гилфинг, собственной блевотиной подавиться, и служек его, разорви меня Гангмар, всех до единого! Никто не ушел.

– Взяли с поличным?

– А как же! На горячем, слышь-ка, взяли. И кинжалы при них, и грамотки с угрозами честным людям! Э, да что там, вся Альда шумела! Порешить убивцев хотели… Однако же я, слышь-ка, от смерти злодеев уберег. Ну, рыло-то кому начистили – так не в счет. Пока суд да дело, до виселицы заживет. Ну вот. Так мы с цеховыми скоренько фургоны снарядили, да и к тебе. Поспешали, твое демонское, как ты велел!

– И от цехов выборные?

– Ага.

– Это правильно. А что же ты, начальник стражи, город бросил?

– Так, слышь-ка, преступников каких опаснеющих везем! Как же я могу эта… цеховым доверить? А в Альде помощнички мои, слышь-ка, остались. Я, конечно, из города выпускать их не велел.

– Ладно, – кивнул Ингви. – С этим делом ты справился, господин начальник стражи. Я велю, чтобы орки помогли пленников стеречь… ну и ты по-прежнему головой за них в ответе. Ну а мне теперь недосуг, все-таки война…

Замок Маултон был подготовлен к обороне. Ингви в сопровождении десятка всадников (в числе которых били, между прочим, Кендаг с Агристой) подъехал к воротам, помахивая Гунгиллиной ветвью, и окликнул стражников, требуя позвать старшего. Оказалось, что сэр Менгрон накануне ускакал в столицу, а комендантом оставил младшего зятя, сэра Ирвеля. Юный рыцарь неуверенным тоном поинтересовался, с чем пожаловали чужеземцы.

– Разумеется, с войной и бедой! – бодро отозвался Ингви. – Мы разорим здешние земли, все сожжем и уничтожим, а жителей истребим!

– Кроме тех женщин, которым захочется достойного мужа, – добавила Агриста. – Тем могу помочь подходящего сосватать.

Достойная супруга лорда Внешнего Мира прониклась проблемами вассалов женского полу.

– Итак, – продолжил Ингви, – мы начинаем боевые действия, и не далее как завтра я собираюсь захватить этот замок и предать мучительной казни всех, кого в нем застану… если…

Демон сделал эффектную паузу. На стене все замерли, ожидая завершения фразы с понятным трепетом.

– …Если, – продолжил король, – мы не придем к другому соглашению.

– К какому соглашению? – тут же выкрикнул сэр Ирвель.

Выкрикнул с недостойной поспешностью, каковую, впрочем, обитатели замка и сбежавшиеся в Маултон крестьяне вполне одобряли.

– Я дам вам свободный проход, – предложил демон, – всем позволю уйти в Гонзор. Разрешу прихватить ценности и имущество… ну, кроме съестных припасов. Мне, видите ли, армию нужно кормить. И вас, сэр, попрошу остаться со мной.

– В качестве пленника?

– Нет, в качестве гостя. Проедетесь со мной по соседним замкам, расскажете, на каких условиях сдали крепость и подтвердите, что я держу слово. Затем отпущу и вас. Если пожелаете.

Пока шли переговоры, отряды орков дефилировали вдоль стен, окружая Маултон. В их движениях чувствовалась спокойная уверенность.


* * *


– Хм, они даже потеснили имперцев? – поинтересовался брат маршал.

Дождевая вода стекала по лысине, по тяжелым доспехам, собиралась в ложбине вокруг нашейника и скатывалась ручейками, когда некромант поворачивался. Гезнур, которому с седла было видно лучше, подтвердил:

– Да, верно. Помогли стрелы с вашими заклинаниями. Они прекрасно работают.

– Даже лучше, чем я предполагал. При стрельбе сверху наконечник зачастую проходит по касательной и не пробивают грудных лат.

– Я велел целить в лошадей. Отец прислал отличных лучников из собственной охраны, но лучше не рисковать… Ага, красные львы снова приближаются, и запас стрел не безграничен… Эй, палач, вели передать приказ наемникам – пусть придвинутся поближе к башням. И трубач пусть будет наготове! Маршал, скоро и вам в бой, имперцы снова теснят мою конницу. Я знаю наших героев, долго они не продержатся, тогда вся надежда на вас.

– Я готов, только дайте сигнал… – прохрипел некромант, натягивая кожаный подшлемник на лысину.

Гезнур не слушал, он наблюдал за перемещениями обвисших мокрых знамен, красные львы снова приблизились к линии башен. У гевских лучников заканчивались зачарованные стрелы, и кавалерия Алекиана, намного превосходящая числом и выучкой, снова теснила противника. Король оглянулся – трубач, заботливо прячущий инструмент под полой, держался рядом и ждал команды. Гевец еще раз поглядел на башни, на вражеские знамена… вздохнул и кивнул трубачу – давай!

Пронзительный звук разнесся над полем – и от башен отделились высокие силуэты, как будто громоздких сооружений стало вдвое больше. Внутри каждого строения находился тролль – они-то и приволокли тяжелые деревянные вышки сюда, на новые позиции. Только троллям с их невероятной силой было по плечу смещать, хоть и медленно тяжкий груз по пахоте. Теперь труба велела им вступить в бой. Гиганты выступили из-за башен и сразу оказались в гуще сражения, взметнулись их дубины, усаженные стальными лезвиями, обрушились на сражающихся… дико взвыли раненные лошади. Наверняка тролли наносили удары, не разбирая, кто перед ними – союзники или имперские всадники. Но, так или иначе, продвижение знамен с красными львами снова прекратилось. Тролли встали в проемах между башен и перекрыли их. Кто из гевских воинов оказался впереди этой линии, те вскоре пали, и теперь имперцам приходилось атаковать каменных гигантов, занимавших удобные позиции в довольно узких проходах. И грязь великанам мешала меньше, чем лошадям атакующих рыцарей. Кавалерия подалась назад, тролли шагали следом.

И снова, едва схватка сместилась от башен на открытое пространство, преимущество имперцев стало очевидно. Они окружили троллей и оттеснили гевских всадников, которые – впрочем, довольно вяло – пытались пробиться на помощь. Тролли ревели, размахивали дубинами, всадники, лишенные подвижности рыхлой почвой, падали под ударами, но упорно атаковали. Тролли оскальзывались в бурой от крови грязи, спотыкались о закованные в сталь трупы… Вот свалился один гигант, за ним другой… Гырмынг протяжным ревом призвал оставшихся сородичей к отступлению. Разъярившиеся имперцы набросились на отходящих… к линии башен Гырмынг пробился в одиночку. Трое рыцарей – гвардейцы в тяжелых латах – подвели коней к башне в центре и слаженно толкнули в стену. Стелы (простые, лиенные магического заряда) сыпались сверху, не причиняя воинам вреда Угол основания глубоко погрузился в жидкую грязь, огромное сооружение с протяжным скрипом, заглушающим крики стрелков на верхней площадке, накренилось и начало падать. Лучники в сине-зеленых плащах, визжа и размахивая конечностями, посыпались со стремительно клонящейся верхушки. Треск, грохот, гулкий удар – башня рухнула в грязь и развалилась на куски.

Гвардейцы, обрушившие строение, устремились в пролом, за ними, перебираясь через горы трупов, уже подходила пехота… На флангах, справа и слева от линии башен, имперцы уже сошлись врукопашную с наемниками… Из-за дождя ни те, ни другие не могли пустить в ход луки, тем быстрее они сблизились и вступили в бой…

Сквозь крики и лязг стали проступил ритмичный грохот барабанов, гевская кавалерия отступала и вместо нее в центре поля навстречу имперцам двинулись ровные ряды рослых солдат в черном.

Глава 41

– Глядите-ка, господа, – Алекиана привстал в стременах, указывая в сторону поля боя, – рухнула третья башня, белые драконы валятся в грязь, а наши львы наступают! И дождь прекращается! Это ли не гилфингов знак?!

Рыцари свиты переглянулись, Кенперт вздохнул, а Валент осторожно пожал плечами. Дождь в самом деле прекращался – но что с того? В мокром королевстве дождь постоянно либо начинается, либо прекращается… либо льет сутками кряду непрерывно…

Что же до львов и драконов… Пешие на флангах сражались, увязая в грязи, почти на том же месте, где вступила в бой. Наемники дрались умело и упорно, численно превосходящая имперская пехота потеснила их совсем незначительно, а в центре…

Как раз в тот миг, когда император произнес слова о «гилфинговом знаке», маршал-некромант взмахнул чудовищным мечом и обрушил лезвие на вырвавшегося вперед рыцаря, клинок разрубил толстую сталь на конской груди и рассек плоть, животное с диким ржанием рухнуло в грязь – а длинный меч продолжил движение, как будто никакого препятствия не встретилось ему на пути. Могнакский колдун сделал шаг, меч над его головой завершил оборот и снова с грохотом обрушился на противника – этот рыцарь успел развернуть коня и нанести удар собственным клинком. Тяжелый двуручник, не прерывая вращения, отбросил меч имперца, перерубил пополам туловище в кирасе и конскую шею – два уродливых обрубка, секунду назад бывшие всадником и лошадью, завалились в грязь, исторгая потоки крови, а некромант сделал новый шаг, вращая красное, разбрызгивающее кровавые капли, лезвие… За спиной мистика трещали барабаны, сплоченной массой шагали закованные в доспехи магики, а зомби, ритмично взмахивая зловеще мерцающими лезвиями, черным клином следовали за колдунами, не сбиваясь с шага и не теряя строя. Имперские кавалеристы, следовавшие в задних рядах, не знавшие о новом противнике, продолжали напирать, охваченные общим победным настроем, а с тылу на следом за ними шли пешие воины, проваливаясь по колено в густо взбитую багровою грязь, перелезая через поверженных троллей и груды тел сраженных нелюдями воинов…

Но император Алекиан этого видеть не мог, так как именно в ту минуту, когда некромант сделал новый шаг, а отброшенные его мечом фонтанирующие кровью обрубки валились наземь, позади свиты раздались крики:

– Во имя Гилфинга Пресветлого! Расступитесь, мои добрые господа! Именем его высокопреосвященства!

Рыцари и латники расступались, удивленно разглядывая монахов, едущих в фургоне. Понурые усталые лошади с видимым трудом влекли фургон, узкие ободья колес глубоко погружались в рыхлую влажную почву… Алекиан оглянулся.

Заметив монаршее внимание, старший из монахов спрыгнул в грязь. Низко поклонился и заговорил:

– Ваше императорское величество, по распоряжению его высокопреосвященства архиепископа Мунта нами доставлен брат Когер!

– А, тот самый пророк…

– Да, ваше императорское…

– Давайте его сюда.

В фургоне засуетились, и рядом со старшим монахом в грязь плюхнулся другой – коренастый седоватый клирик с абсолютно заурядной внешностью. Согнулся в поклоне, забормотал приветствия…

– Приветствую, святой отец, – произнес император, – очень хорошо, что вы присутствуете здесь. Нынче на этом поле, думается мне, решится судьба Мира. Воины Империи, верные защитники Света сошлись в тяжелой схватке с порождениями Тьмы, нелюдями, чудовищам. И с людьми, ничем не лучшими, чем нелюди и чудовища… Надеюсь, вы не откажетесь произнести перед воинами одну из ваших замечательных проповедей?

Высказавшись, Алекиан вновь повернул голову и уставился туда, где сквозь вопли и грохот все явственней звучали барабаны некромантов. Когер торопливо забормотал, как он польщен, какая высокая честь для него… какое счастье лицезреть светлого императора и присутствовать при таких исторических событиях… Повелитель не слушал, он глядел вдаль – глядел, как имперские львы снова пятятся под напором черного клина армии мертвых, как падают один за другим его солдаты, сраженные заколдованным оружием… А их товарищи пятятся, их охватывает паника, ужас перед противниками, которых невозможно остановить!

– Итак, проповедь! – резко повторил Алекиан.

– Да, ваше… Ваше императорское величество… да… Но где же? И когда? Как?

– Здесь. Немедленно. С фургона. Сэр Валент, велите трубить! Сэр Кенперт, знамена вперед, ведите резерв! За мной!

Алекиан пустил коня по раскисшей пашне, следом за ним, нахлестывая несчастных лошадок, следовали фургоном монахи, посланники архиепископа Мунта, дальше – гвардейская полурота с Валентом Гранлотским во главе…

Навстречу им шли, плелись, скакали и бежали воины из Ванета, Тилы, Тогера… Они оторвались от размеренно надвигающегося черного клина и теперь торопливо отступали, боясь оглянуться и втягивая головы в плечи, когда казалось, что барабанная дробь, выбиваемая сержантами Могнака Забытого, приближается…

Монахи торопливо содрали тент с фургона – так, чтобы Когера было видно с разных сторон – и помогли проповеднику взгромоздиться на импровизированную трибуну из тюков и ящиков, сваленных на днище повозки. Внезапно подул холодный ветер, принес новые тучи. Небо над головой Когера потемнело, проповедник вздернул правую руку и неожиданно мощным голосом взревел:

– Братья мои! Дети мои! Слышите ли глас Пресветлого?!! – над лысиной клирика сверкнула молния и раскаты грома тяжко и сыто пророкотали в низком небе. – Именем Гилфинга обращаюсь к вам!!!

Пораженные беглецы замерли, оборачиваясь к вдохновенному пророку.

– Нынче великий день, дети мои! Сами Создатели глядят на нас с небес!!! Мать Гунгилла льет слезы, видя гибель возлюбленных сынов!!! – из низких неправдоподобно-черных туч низверглись потоки ливня. – Вот идут они, мерзостные чудища, порождения Тьмы, прислужники нечистого!!!

Имперцы невольно оглянулись туда, куда тыкал толстым пальцем Когер, оттуда медленно и стройно надвигались черные солдаты, острие клина матово отсвечивало заколдованными латами магиков, по которым стекали потоки воды. Когер говорил и говорил, завывал, ревел, тыкал пальцем, раскачиваясь и приплясывая на разъезжающихся под ногами тюках, и воины, слушая, забывали страх, их охватывала ненависть – огромная, жаркая, всепоглощающая ненависть к тем, черным, шагающим под барабанную дробь сквозь потоки ливня… Руки сами крепче стискивали мокрое оружие…

– Вперед!!! – заорал Когер.

И толпа – конные, пешие, дворяне и простолюдины – разом зашевелилась, развернулась и качнулась единым порывом навстречу врагу…


* * *


Гарнизон, а также сбежавшиеся под защиту замковых стен окрестные крестьяне покинули Маултон по договору с демоном. Им было позволено взять все имущество, исключая съестные припасы и скот. Еще был обещан свободный проход в Гонзор и три дня, в течение которых их не станут преследовать – на дорогу. Когда ворота распахнулись, и поток беженцев двинулся по дороге, рослая и толстая тетка, вдовая маултонская кухарка, неожиданно для всех покинула земляков и, подобрав юбки, тяжелой рысцой устремилась к захватчикам, наблюдающим издали. Вслед ей полетели сердитые крики, но тетка не обратила на них ни малейшего внимания. Добежав, тяжело дышащая толстуха потребовала проводить ее к мадам Агртисте.

– Пусть-ка барыня мне жениха сыщет, – заявила кухарка, оглядывая орков. – А лучше – двух. А то вон какие эти… махонькие все.

– А что же, – ухмыляясь спросил Ингви, – в замке тебе жениха не нашлось?

– Я женщина вдовая, – пояснила тетка. – Справные мужики на девок глядят больше, а не на вдовиц, вроде меня. Ну а ежели не слишком справный, то мне одного мало, хотя бы двух, что ли, надо… Вот, государь… Мадам Агриста – дама рассудительная, дурного не посоветует, да к тому же природная моя госпожа. Послушаюсь ее.

Больше желающих сыскать суженого среди нелюдей не оказалось, местные жители поспешно удалялись по тракту на север. По пути маултонские пугали местных жителей, так что поток беженцев рос – все спешили укрыться за крепкими стенами столицы, которые привели в порядок летом, во время войны между братьями – претендентами на валлахальский трон.

Маултон стал основной базой пришельцев, там разместили обоз, а Инви с кавалерией и отборными отрядами орков наведывался поочередно в соседние городки и замки. Угрозы короля-демона, внушительный вид воинства нелюдей, а также посредничество и пример сэра Ирвеля сделали свое дело – менее чем за неделю юг герцогства обезлюдел, жители бежали к столице. Гарнизоны остались лишь в несколько городках покрупнее, да и оттуда многие ушли на север. Покинутые укрепления заняли оркские гарнизоны, а крепости, все еще занятые гонзорцами, были блокированы. Наконец Ингви с основными силами выступил к столице Гонзора.

Поскольку туда сошлись многочисленные беженцы, гарнизон столицы был достаточно силен, но Ингви и не собирался штурмовать стены. Против ворот орки поспешно возвели деревянные укрепления и насыпали валы, конные эльфы постоянно дефилировали вдоль стен, а альди