Book: Не отрекайся от любви



Не отрекайся от любви

Долли Барни

Не отрекайся от любви

Купить книгу "Не отрекайся от любви" Барни Долли

1

Рикардо Энрикес.

Трейси Робертсон неоднократно слышала имя этого человека и видела его фотографии, то и дело мелькавшие в газетах в рубрике светских новостей. Неотразимый красавчик, удачливый бизнесмен, завидный жених из первой десятки самых богатых холостяков мира.

Однако она его ненавидела, и имела для этого самые веские основания. Сколько раз мечтала Трейси встретить его и высказать в лицо все, что думает о нем и о его беспощадных методах ведения дел. Одно упоминание его имени вызывало у нее приступ неистовой ярости.

Рикардо Энрикес был человеком, который одним росчерком пера своего золотого «паркера» навсегда изменил привычный уклад жизни ее семьи.

Такое не забывается и не прощается. Трейси вынашивала планы изощренной мести с тех самых пор, как ее отец, бледный и осунувшийся, вернулся однажды поздним вечером домой и сообщил семье, что парк продан.

Правда, тогда они обрадовались, хотя предложенная покупателем сумма была смехотворно мала. Но они остро нуждались в деньгах и торговаться не стали. Это было только начало в длинной цепи посыпавшихся на них, как из рога изобилия, неприятностей, виновником которых Трейси считала Рикардо Энрикеса.


Трейси спросонья никак не могла сообразить, где находится. Ее зеленые глаза сонно блуждали по элегантно обставленной просторной комнате, в надежде найти ответ. Меньше всего она понимала, как могла очутиться в одной постели со своим заклятым врагом, чья тяжелая рука крепко обнимала ее за талию. Однако, взглянув на него, Трейси невольно залюбовалась.

Красавчик Энрикес, воплощенное совершенство.

Неужели это тот самый человек, имя которого вызывало у нее омерзение и бурю всепоглощающей ненависти?

Но думать о неприятном не хотелось. Забыв на минуту о бесчисленных вопросах, о неотвратимости реального мира, Трейси разглядывала лежащего рядом мужчину, с которым до вчерашнего дня фактически не была знакома. Его лицо, словно высеченное из мрамора искусной рукой ваятеля, поражало безукоризненной гармонией форм и линий. Трейси не понимала, как человек, столь изысканно красивый, может быть столь чудовищно жестоким.

Он спал, и его черты сохраняли безмятежность. Высокий гладкий лоб, веки, окаймленные густыми черными ресницами, яркие, четко очерченные губы, твердая линия скул и подбородка, на котором пробивается утренняя щетина. И на всем лежит печать совершенства.

Трейси чуть слышно вздохнула. Рикардо спал в одежде – на нем были светло-серые брюки и белая рубашка, на которой виднелись следы размазанной черной туши.

Она вчера плакала? Странно. Трейси уже забыла, когда в последний раз предавалась этой женской слабости. Но еще более странным показалось ей то, что она рыдала на плече Рикардо Энрикеса. Она напрягла память, пытаясь припомнить, когда в последний раз плакала, но так и не припомнила. Даже когда умерла Лизбет, она не позволила горю взять над собой верх и отказалась идти по тропе боли и скорби. Трейси ощутила холодок ужаса, поползший по спине, и мысленно приказала себе прекратить копания в событиях вчерашнего дня и прошедших лет.

Она хотела бы вернуться в безмятежную гавань полумрака спальни и ни о чем другом, кроме вечной красоты, не думать, но опоздала. Плотину прорвало, и поток нахлынувших воспоминаний быстро наполнял ее голову картинами, о которых Трейси предпочла бы забыть. Первые минуты приятного пробуждения безвозвратно утонули в болоте жестокой действительности.

– Доброе утро! – ворвался в ее мысли низкий голос, бархатные нотки которого придали двум простым словам невероятную эротичность.

Вскинув глаза, Трейси поймала на себе пронзительный взгляд и почувствовала, как горячая волна краски заливает ее лицо и шею. Она пожалела, что не использовала первые минуты пробуждения на укрепление духа и подготовку ответов на вопросы, которые неминуемо задаст Рикардо.

– Доброе утро, – отозвалась она. Рикардо лениво потянулся и широко зевнул, сверкнув ослепительно белыми зубами. Держался он на удивление непринужденно, будто просыпаться в одной постели с малознакомыми женщинами было для него самым обычным делом.

Возможно, в этом и вправду нет для него ничего сверхъестественного, подумала Трейси. когда его взгляд снова замер на ее лице. С такой внешностью и… Она скова окинула комнату взглядом на тот случай, если ее воображение сыграло с ней злую шутку, но нет, ошибки быть не могло. Мебель из мореного луба, тяжелые парчовые шторы на окнах, хрустальная люстра – вся эта роскошь свидетельствовала о богатстве и широте возможностей лежавшего рядом мужчины. Он мог позволить себе все, включая любых, даже самых недоступных женщин.

От этой мысли Трейси пришла в ужас. Возможно, и ее скромная персона уже занесена в длинный список его мужских побед.


– Полагаю, что от кофе ты не откажешься, – пробормотал Рикардо и, не дожидаясь ответа, снял телефонную трубку, чтобы разразиться многословной тирадой на испанском языке, показавшейся Трейси чересчур длинной для простого заказа кофе.

Только тут Трейси сообразила, что находится в личном номере Рикардо Энрикеса в одном из принадлежащих ему отелей, которые были разбросаны по всему миру. Сам собой возник вопрос: в каком?

– Полагаю, мы все еще в Штатах? – осторожно поинтересовалась Трейси, когда Рикардо закончил разговор. – Или я проснулась в Испании?

Рикардо заразительно рассмеялся, и Трейси поймала себя на том, что улыбается в ответ.

– Да, Трейси, мы все еще в Штатах. А говорил я по-испански, потому что большинство сотрудников в моих отелях – испанцы или выходцы из Латинской Америки.

– Чтобы напоминать тебе о родном доме?

– Нет. – Он снова рассмеялся. – У меня много друзей, но еще больше… – Рикардо сделал паузу, – всевозможных знакомых, рассеянных по свету, кто не считает зазорным обратиться к Энрикесу с просьбой нанять на работу.

Слава Богу, ее не занесло на другой континент! Но комната, которую они снимали с Полом, была гораздо меньше по сравнению с этой…

Пол!

От ужаса Трейси всхлипнула и натянула простыню, которой укрывалась, до самого подбородка. Осознан весь кошмар ситуации, в которой оказалась, она не на шутку перепугалась.

– Я велел также принести чай со льдом, – добавил Рикардо, заметив внезапную смену ее настроения. – Ты наверняка хочешь пить.

О, и это еще мягко сказано! Во рту у Трейси было настоящее пекло, но и оно не шло ни в какое сравнение с болью, которая распирала ее голову при малейшем движении.

– Спасибо, – пролепетала Трейси и осторожно села, кутаясь в простыню, поскольку ничего, кроме кружевного нижнего белья, на ней не было. – Спасибо, – почистив горло, уже громче повторила она.

Как бы ей хотелось, чтобы голова лучше соображала и она смогла бы хоть приблизительно вспомнить, за каким чертом очутилась в этом номере!

– С тобой все в порядке? – участливо спросил Рикардо.

Ее обычно розовые щеки побледнели, а рыжие волосы, собранные вчера в высокую прическу, беспорядочными прядями рассыпались по плечам. Трейси подняла тонкие руки к вискам и слегка их помассировала, на мгновение зажмурившись от боли.

– Не совсем, – призналась она и, сделав глубокий вдох, медленно выпустила воздух из легких, мечтая, чтобы злополучная комната перестала кружиться и она смогла бы наконец собраться с мыслями. – Откровенно говоря, я чувствую себя довольно скверно.

– Не сомневаюсь.

Участие, которое Трейси уловила в голосе Рикардо минутой раньше, вдруг испарилось, словно его и не было.

– Послушай, мне очень жаль… – начала она, – но я не представляю, что случилось. Я остановилась здесь с… – Трейси запнулась, лихорадочно соображая, как представить Пола, – со своим приятелем. Мы приехали на церемонию вручения наград…

Рикардо смотрел на нее, скептически вскинув бровь, в то время как Трейси пыталась найти достойный предлог, который позволил бы ей выйти из щекотливого положения с наименьшими потерями и вернуться в номер к Полу. Но еще важнее для нее было придумать оправдание, которое устроило бы ее друга и избавило бы от ненужных расспросов о том, где она провела эту ночь…

– Наверное, мне что-то подсыпали в еду, или я заболела, или еще что. Словом, я каким-то образом перепутала комнаты. – Трейси беспомощно замолчала, видя, как и вторая бровь Рикардо изумленно поползла вверх. – Видимо, я вчера хватила лишку, – промямлила Трейси, старательно избегая смотреть Рикардо в глаза.

– Видимо, – согласился он.

Трейси могла поклясться, что его чувственные губы дрогнули в ухмылке. Ситуация, в которой она оказалась, его явно веселила! С нее хватит. Она не станет тратить время на пустые объяснения. Что бы вчера ни случилось, в какую бы гнусную историю она ни попала, сидеть здесь и наблюдать, как этот тип радуется ее злоключениям, не имело смысла. Трейси плотнее завернулась в простыню и встала, стараясь не обращать внимания на гул в голове.

– Мне пора идти.

Как бы ей хотелось принять непринужденную позу, загадочно улыбнуться и, послав Рикардо воздушный поцелуй, уйти, повиливая бедрами! Но проснуться утром в постели с посторонним мужчиной – в этом для Трейси было что-то запредельное. Поэтому самоуверенность и надменность, которые она искусно на себя напускала, в это утро ей изменили.

У нее подозрительно защипало в глазах, но Трейси быстро взяла себя в руки. Она не представляла, что заставило ее накануне рыдать на груди Рикардо, но в любом случае повторять эксперимент не собиралась.

Трейси обвела комнату взглядом в поисках одежды. Заметив туфли и сумку, она направилась к ним, удерживая концы простыни в кулаке и остро осознавая, что выглядит не слишком элегантно. Однако ей было не до переживаний по поводу своего внешнего вида: Трейси хотела одного – как можно быстрее вернуться к Полу – и молила Бога, чтобы он оказался не менее пьяным, чем она сама, и ее появления на рассвете не заметил.

– Если ты ищешь платье, то его вскоре принесут.

Это уж слишком, Трейси со вздохом отчаяния присела на край кровати и опустила голову. Волосы тяжелой золотой волной упали вперед, заслонив от внешнего мира ее лицо. Оказавшись за непроницаемой завесой, Трейси почувствовала облегчение. На секунду она задумалась, как могло такое случиться, что она, Трейси Робертсон, методичная, организованная и ответственная, очутилась в подобной ситуации.

Вчерашний вечер был распланирован до малейших подробностей. Она тщательно все проверила, как проверяла любую работу, подлежащую исполнению, спокойно и со всех сторон, чтобы предусмотреть всевозможные отклонения от намеченного сценария.

– Я ведь пришла сюда не сама, правда? – пробормотала Трейси, припоминая кое-какие детали, не доставившие ей удовольствия. – Ты принес меня на руках.

– Верно.

– Ты сказал, что ляжешь на диване, – продолжала Трейси, – а я не хотела идти вниз…

– К своему приятелю, – уточнил Рикардо насмешливо. – Снова верно. Я разрешил тебе остаться в моей постели, а сам обещал лечь на диване.

Это все походило на правду. Отдельные части мозаики начали складываться в более или менее ясный фрагмент. Трейси хотела бы воссоздать картину целиком, но затуманенный мозг отказывался работать.

– Тогда почему… – она нервно сглотнула образовавшийся в горле комок, – тогда почему я проснулась в твоих объятиях? Почему ты спал на кровати, а не на диване, как обещал?

– Ты попросила, чтобы я лег с тобой. Поначалу я отказался. Меня эта просьба, естественно, смутила, учитывая твое… учитывая, что ты находилась в состоянии опьянения и была без одежды.

– Но тем не менее лег.

Ее попытка свалить с больной головы на здоровую потерпела неудачу.

– Ты проявила настойчивость, – возразил Рикардо.

– Вот как?

– Вернее у тебя случилась истерика. Чтобы как-то тебя утихомирить, мне пришлось лечь рядом.

Сомнений не было. Он говорит правду. Слова Рикардо возбудили в памяти Трейси каскад воспоминаний. Он умолял ее вести себя тихо и даже принес воды, и заставил выпить. Он вел себя, как терпеливый папаша, и вытирал с ее заплаканного лица размазанную тушь. Перед мысленным взором Трейси возникла еще более пугающая картина: Рикардо взял ее на руки и крепко прижал к груди. Она рыдала, а он пытался ее успокоить, втолковывая что-то снова и снова, пока…

Трейси судорожно втянула воздух. Она почти физически ощутила прикосновение его ладони, вспомнив, как вчера он ласково гладил ее по волосам и по спине, желая успокоить, словно она была маленьким ребенком, которому привиделся страшный сон.

Однако его невинные прикосновения вызвали у нее отнюдь не детскую реакцию. Трейси понимала, что должна задать Рикардо еще один вопрос, на который хотела, но боялась получить ответ. Вопрос этот был признан увенчать ее позор и отчаяние, после чего она удалится к себе в номер, чтобы попробовать спасти остатки достоинства, уцелевшие после вчерашнего кошмара.

– А мы?.. – Трейси кашлянула и остановила на Рикардо испуганный взгляд, потом расправила плечи, готовая к встрече с реальностью, вернее с собственной совестью, и спросила более определенно: – А мы чем-нибудь занимались?

– Мы разговаривали. Точнее ты говорила, а я слушал.

– Прошу прощения, если я тебе досаждала. – Ее слабая попытка улыбнуться не нашла у Рикардо отклика, и, поскольку он был предельно лаконичен, Трейси пришлось самой выяснять то, что оставалось невыясненным. – Если мы ничем, кроме разговоров, не занимались, тогда почему я раздета?

– Как только мы пришли сюда, я заказал крепкий кофе в надежде, что это хоть немного тебя отрезвит. Возможно, это сработало бы, но ты вылила кофе на себя. Твое платье в химчистке.

У Трейси отлегло от сердца, и если бы она посмела поднять на Рикардо глаза, то увидела бы на его губах на удивление теплую улыбку.

– Мы не занимались любовью, если тебя именно это интересует, – продолжал он, – хотя если ты посчитала возможным затронуть эту тему…

– Нет! – воскликнула Трейси в страхе, но Рикардо пропустил ее возглас мимо ушей.

– Поскольку ты сама затронула эту тему, – повторил он вкрадчиво, – смею тебя заверить, что если бы что и было, то ты вряд ли смогла бы об этом забыть. Когда я занимаюсь с женщинами любовью, они более чем хорошо помнят об этом!

Трейси отчетливо поняла, что, несмотря на высокомерную самоуверенность и наглость высказывания, Рикардо, несомненно, говорил правду. В своем совершенстве он был неповторим и незабываем. Она невольно была вынуждена признать, что ночь, проведенная с таким привлекательным мужчиной, как Рикардо Энрикес, не могла оставить ни одну женщину равнодушной. Такое не забывается.

– Спасибо.

– За что?

– За то что не воспользовался ситуацией, – выдавила из себя Трейси.

– Поверь, мне это стоило огромных усилий. Черт!

– А между нами точно ничего не было? – еще раз спросила она, хотя знала, что в этом нет необходимости.

– Точно. Я предпочитаю, чтобы мои женщины хоть что-то соображали.

Этот маленький камешек, брошенный в ее огород, Трейси проигнорировала. У нее словно гора с плеч свалилась. Слава Богу, все еще поправимо! Она вздохнула и почувствовала, что возвращается к жизни.

Безусловно, Пол не оставит без внимания ее отсутствие ночью, так что от выяснения отношений ей никуда не деться. В конце концов, она может не уточнять, в чьей постели проснулась сегодня утром. Рикардо был деловым партнером Пола, и тот факт, что она с ним не переспала, значительно облегчал ситуацию. Трейси оставалось только собрать вещички и поскорее убраться из номера Рикардо.

Она выпрямилась и откинула волосы с лица. Заметив, что Рикардо все еще смотрит на нее, Трейси попыталась улыбнуться, но он на ее улыбку не ответил.

– Вот так дела! – воскликнула она, желая заполнить паузу.

Рикардо, лежавший до сих пор на кровати неподвижно, повернулся на бок и, приподнявшись на локте, изобразил удивление.

– Что это значит? – спросил он не без сарказма.

– Я чувствую себя виноватой, – пояснила Трейси, в ее голосе послышались уверенные нотки. – Видишь ли, обычно я не пью. Крепкие напитки, – добавила она поспешно. – Может быть, иногда бокал вина, но крепкое спиртное… я на дух не переношу. А вчера выпила для храбрости. Конечно, тебе меня не понять. Такие, как ты, в допинге не нуждаются.

– И сколько ты вчера выпила?

– Два коктейля с коньяком и апельсиновым соком. – Трейси поморщилась и, стремясь вызвать у Рикардо хоть какую-то реакцию, затараторила, как набирающий скорость поезд: – Если я чувствую себя так скверно всего после двух коктейлей, то я счастлива, что обычно не пью. Не понимаю, какое удовольствие получают от этого люди?

– Ты и вправду думаешь, что два коктейля с коньяком и апельсиновым соком способны произвести такой эффект? – осведомился он наконец. – Неужели ты так и не поняла, что тебе в коктейль подмешали что-то еще?

– Ты что-то подмешал мне в коктейль?! – воскликнула она и вскочила, едва успев подхватить простыню.

От возмущения Рикардо едва не задохнулся и, яростно махая руками, разразился гневной тирадой. В мозгу Трейси промелькнули смутные воспоминания, и она произнесла ошеломлено:



– Это сделал Пол.

Ужасная догадка вызвала у нее бесконтрольный приступ гнева, отозвавшийся в голове гулкими ударами. Она с силой зажмурилась, борясь с приступом дурноты и ненависти к человеку, от которого зависела. Такой подлости она от него не ожидала.

Трейси не представляла, что Пол способен на подобную низость ради того, чтобы достичь желанной цели. В эту минуту его личность предстала ей в самом неприглядном свете, и Трейси со всей ясностью поняла, что не зря чувствовала в последнее время потребность держаться от Пола подальше.


– Персонал предупредил меня о том, что происходит, – продолжал Рикардо, но Трейси едва его слушала, пораженная выявившимся фактом, рядом с которым детали уже не имели значения. – Если ты помнишь, я сидел за столом рядом с тобой.

– Может быть.

Она неопределенно пожала плечами и густо покраснела. По яркому румянцу, проступившему на ее щеках, Рикардо понял, что это обстоятельство Трейси хорошо помнит. Действительно, соседство высокого статного красавца не могло остаться ею незамеченным даже при чрезмерной опеке со стороны Пола. В памяти Трейси отчетливо всплыли взгляды Рикардо, которые она то и дело на себе ловила и которые заставляли ее трепетать. Однако признаваться в этом она не собиралась.

– Насколько мне помнится, ты заказывала апельсиновый сок. Трижды, если не ошибаюсь.

– Да, но, как я уже говорила, я пила еще эти два дурацких коктейля, а потом за ужином подали вино…

– А фактически ты выпила пять коктейлей. Каждый раз, когда ты делала заказ на сок, твой приятель шел в стойке и говорил официантам, что ты передумала. При этом он старался обращаться к разным барменам. И только, когда он попытался исправить твой заказ в третий раз, персонал обратил внимание на его странное поведение.

Трейси скрипнула зубами. Выходка Пола привела ее в бешенство, но еще больше злилась она на себя за то, что не сообразила тогда, что происходит. Еще ее удивляло, как она могла приписать убийственный эффект от выпитого спиртного двум злополучным коктейлям! Со стороны Рикардо было очень благородно играть роль рыцаря в сияющих доспехах, принимая у себя в номере незваных гостей, вернее гостью. Однако ему было невдомек, насколько важным был для нее вчерашний вечер, точнее для ее отца. Трейси сильно сожалела, что вмешательство Рикардо изменило естественное развитие событий.

По крайней мере, все уже закончилось бы. – Я непременно поговорю сегодня с Полом, – сказал Рикардо. – Если он позволяет себе подобные выходки, ему лучше присмотреть другое место работы.

– Пожалуйста, не надо! – взмолилась Трейси. ЕЙ было важно, чтобы Рикардо в этом деле не участвовал. – На самом деле Пол не имел дурных намерений. Ты же знаешь, каким он бывает.

– Не имею об этом ни малейшего представления. Да и откуда мне знать? Я ведь видел его всего два или три раза, – возразил Рикардо, пожимая плечами. Заметив недоумение в глазах Трейси, он насторожился. – А что, Пол говорил что-то иное?

О да, Пол представлял все в другом свете. Он утверждал, что имеет с Рикардо более тесные связи, которые готов использовать, если Трейси не нарушит правила игры. Но в данном случае для нее не это было главным. Главным было выйти из создавшегося положения с минимальными потерями. Больше всего Трейси боялась рассердить Пола, что неминуемо сказалось бы отрицательно на ее родителях. От этого зависело, если не счастье, то, по крайней мере, видимость благополучия.

Рикардо следует отговорить от выяснения отношений с Полом.

– Пол… и я… – начала Трейси, заливаясь краской и мучительно выталкивая из себя каждое слово, – мы… собирались…

Она с мольбой смотрела на Рикардо, взглядом прося войти в ее положение и прекратить эту пытку.

Ему ничего не стоило остановить ее, сказав, что он все понял и в подробностях не нуждается. Однако Рикардо ничего подобного не сделал. С высокомерным спокойствием и плотно сжатыми губами он ждал ее объяснений. Ее явное смущение его ничуть не заботило. Уткнувшись взглядом в пол, Трейси выдавила из себя признание, которое, по ее мнению, должно было положить конец щекотливой теме.

– Мы с Полом собирались обручиться… – произнесла она чуть слышно и замолчала в надежде, что добралась до финала этого чрезвычайно трудного разговора. Взглянув на Рикардо из-под полуопущенных ресниц, она увидела в его глазах искры недоумения. – По этой причине я и нуждалась в выпивке. Я страшно нервничала, – пояснила Трейси.

Рикардо, похоже, ничего не понял.

– Но почему ты нервничала? Чего бояться и переживать, имея столь приятную перспективу?

– Не знаю.

Трейси не собиралась сообщать Рикардо интимные подробности. Пол четко изложил ей свои намерения. Больше не будет робких поцелуев на ступенях ее дома и бесконечных отговорок. Пол без обиняков сказал, что после помолвки потребует от нее то, что принадлежит ему, как он считал, по праву.

И Трейси ничего не могла с этим поделать.

Решив, что и без того чересчур разоткровенничалась, она решительно тряхнула головой и встала.

– Но давай на этом покончим, ладно? Не можешь ли ты теперь позвонить в химчистку и попросить принести мне платье? Мне бы хотелось одеться.

Трейси замолчала и простояла б ожидании не меньше минуты. Поскольку Рикардо и пальнем не пошевелил, она пожала плечами и заявила:

– Что ж, если тебе это так трудно, я сама о себе позабочусь.

Она подошла к телефону и, сняв трубку, принялась накручивать диск, чувствуя спиной пристальный взгляд Рикардо. В конце концов, она не обязана перед ним оправдываться, Если ему охота играть в героя, пусть найдет себе другую обиженную.

– Хорошо, я понимаю, что ты, вероятно, была немного не в себе, – подытожил Рикардо их беседу, словно не слышал ее заключительного признания. Трейси замерла, не докрутив диск. – Но зачем Полу понадобилось тебя спаивать? Каким надо обладать извращенным умом, чтобы сделать женщине предложение, о котором она наутро не будет ничего помнить? – Трейси безрадостно рассмеялась, но Рикардо не мог не заметить, как напряглись ее плечи и как задрожала тонкая рука, занесенная над телефонным аппаратом. Он с трудом уловил тихие слова, произнесенные ею сдержанно и настороженно:

– Весьма решительным. – Безнадежность ее тона задела в его душе какие-то струны. Если накануне Пол вызывал у Рикардо досаду и неприязнь, то сейчас эти чувства сменились отвращением и глухой яростью. Однако своих эмоций Рикардо ничем не выдал, поскольку понимал, что одно неверное слово, неверная интонация заставят Трейси занять оборонительную позицию и она навсегда уйдет из его комнаты и из жизни. Но он не хотел, чтобы она уходила. Эта мысль Рикардо немало удивила. Прошлой ночью он проявил к ней участие, обеспокоенный в первую очередь тем, что с ней обошлись бесчестно. Он поступил бы точно так же, будь на месте Трейси любой другой гость или гостья его отеля. Но маленькое ночное происшествие осталось позади. Он выполнил свой человеческий долг и уладил проблему. Трейси протрезвела, успокоилась и теперь в состоянии контролировать свои действия. Если она хочет одеться и вернуться в номер к своему проходимцу – ради Бога. Он не станет препятствовать. Какое ему, в конце концов, до нее дело?

Однако по какой-то неясной причине судьба Трейси его волновала.

– Как ты можешь вернуться к Полу после того, что он с тобой вчера сделал? Это несерьезно.

Трейси повернулась к нему лицом.

– Спасибо за заботу, – выпалила она. – Я уверена, что ты старался от чистого сердца. Но, честно говоря, я отлаю себе отчет в том, что вчера делала, и, естественно, не нуждаюсь в твоей так называемой помощи.

– Позволю себе с вами не согласиться, мадам. Так говорит в подобных случаях мой лондонский управляющий, – пояснил Рикардо, заметив изумление Трейси. – Вчера вечером ты совершила один-единственный и благоразумный поступок, когда обратилась за помощью. Ко мне! – Рикардо встал и, приблизившись к Трейси, приподнял за подбородок ее лицо. – Может, хочешь, чтобы я освежил твою память?

– Как-нибудь обойдусь, – пролепетала она, пытаясь отвернуться.

– Когда кто-то отвлек внимание Пола, я шепнул тебе, что в твои соки подмешивают коньяк. – Тогда ты разразилась слезами и попросила меня избавить тебя от его общества… Мольба о помощи не оставила меня равнодушным, и мне ничего другого не оставалось, как привести тебя сюда.

– Тебе не стоило этого делать! – ввернула Трейси и, убрав от лица его руку, отважно взглянула Рикардо в глаза.

Но он, оказывается, еще не закончил.

– Смею тебя заверить, что я сто раз пожалел, что вмешался! Будь в отеле свободная комната, я непременно определил бы тебя туда. Или ты полагаешь, что у меня нет других забот, кроме как нянчиться с пьяной девчонкой? Мало того, что у меня был полный банкетный зал гостей, так я еще должен был встретиться с прессой. Черт!

Не переводя дыхания и не тратя лишних слов, Рикардо несколькими размашистыми шагами пересек комнату и распахнул дверь. Трейси побледнела. Вероятно, теперь он вышвырнет ее за порог. Но в глубине души она понимала, что вполне заслужила такую расправу. Она отдавала себе отчет, что вчера Рикардо Энрикес вел себя как истинный джентльмен, в то время как она… Ссутулившись, Трейси засеменила па выход.

– Ты куда? – Рикардо довольно грубо остановил ее, схватив за плечо. – Какого черта ты тут выделываешься?! Куда ты собралась?!

– Иду к себе, – огрызнулась Трейси, теряя самообладание. – Я решила, что ты меня выпроваживаешь.

– Я хотел взять прессу, чтобы показать тебе, что вчера вечером у меня были поважнее дела, чем утирать тебе сопли. – Бегло просмотрев газету, Рикардо нахмурился. Черты его красивого лица посуровели. Пробормотав какое-то ругательство, он запустил газету в угол, после чего снова обратил свой гнев на Трейси. – Вот, выходит, с какими мужчинами ты имеешь дело?! Способными вышвырнуть в коридор женщину в нижнем белье?! Неужели ты ценишь себя так низко? – Он сделал несколько судорожных вдохов и выдохов и разжал кулаки. Его напряженное лицо смягчилось. – Трейси, жить так дальше нельзя.

Она почти физически ощущала клокотавшую в нем ярость и презрение. Но в его эмоциях не было для нее ничего нового, Трейси и сама испытывала по отношению к себе нечто подобное. С этим она была готова смириться, но, когда Рикардо тепло, почти нежно произнес ее имя, она поняла, что балансирует на грани. Прикусив до боли губу, Трейси усилием воли подавила безотчетное желание разрыдаться.

– Я должна идти, – пробормотала она срывающимся голосом, не смея поднять на Рикардо глаза. – Я хочу позвонить в химчистку, чтобы принесли мое платье, потом минуты на две займу твою ванную и уберусь восвояси.

Вернувшись к телефонному аппарату, Трейси снова сняла трубку и принялась накручивать диск. Вслушиваясь в длинные гудки, она с нетерпением ждала, когда ей ответят. Черт бы побрал Рикардо Энрикеса с его дурацкими расспросами! Ее жизнь и без его вмешательства представляла собой запутанный клубок неприятностей.

Но Рикардо и не думал униматься.

– Скажи, разве помолвка – не событие особой важности? – спросил он. – Разве оно не достойно того, чтобы вспоминать об этом всю оставшуюся жизнь? Зачем превращать праздник во что-то мерзкое и отталкивающее, сдобренное алкогольными парами и горьким сожалением?

– Ты не понимаешь, – процедила Трейси сквозь стиснутые зубы, отчаянно мечтая, чтобы он замолчал и оставил ее в покое.

– Отчего же? Я все понимаю, но представляю это иначе. Если бы я делал тебе предложение, то позаботился бы о том, чтобы тебе было хорошо, чтобы ты чувствовала себя королевой. И уж точно не стал бы травить тебя спиртным. Не знаю, какие имелись для этого причины у Пола, но уверен, что далеко недобрые.

Рука Рикардо легла ей на плечо, но Трейси по-прежнему не смела поднять на него глаз. На долю секунды она представила себя счастливой женщиной в его объятиях, вообразила, как ласково сжимают ее его сильные руки, как он покрывает ее лицо соблазнительными поцелуями, а низкий бархатный голос проливается бальзамом на ее израненную душу. Нарисованная идиллия только усилила горечь ее разочарования, превратив минувшую ночь в безобразную пародию, а предполагаемый брачный союз – в нечто недопустимое. Слова Рикардо заставили Трейси увидеть правду, которую она до сих пор с упрямой настойчивостью отказывалась признавать.

– Я понимаю, что ты, возможно… – Рикардо оставил ее, когда бросил в удаляющуюся спину официанта слова благодарности.

– Ты иди в душ, Трейси, а я позвоню в химчистку, – предложил Рикардо. – В ванной ты найдешь все необходимое – полотенца, банный халат и туалетные принадлежности. Не стесняйся, бери все, что тебе нужно. Если понадобится что-то еще, дай мне знать. – Хорошо, – пробормотала Трейси.

2

Более чем хорошо, подумала она, входя в роскошную ванную комнату. Окинув взглядом полки с многочисленными флакончиками и баночками, она вздохнула. Да тут целый магазин! Есть все, что душе угодно. Вряд ли ей понадобится обращаться за чем-нибудь к Рикардо.

Почувствовав приближение головной боли, Трейси открыла шкафчик с аптечкой и в поисках аспирина пробежала глазами по полкам. Вот он, аспирин. Проглотив таблетку и запив ее водой, Трейси вспомнила, что настало время принимать противозачаточное средство. Но, поскольку решение принято и на попятный она не пойдет, противозачаточное ей больше не потребуется.

Теперь Трейси со всей ясностью осознала, что не может и не будет больше спать с Полом. Облегчение, охватившее все ее существо, стало для Трейси настоящим откровением. Все долгие месяцы их знакомства она жила в постоянном напряжении, скрывая растерянность под маской сдержанности и боль – за вежливыми улыбками. Ничего этого ей уже не понадобится.

Глядя на свое отражение в зеркале, она видела растрепанные волосы, усталые зеленые глаза и опухшие веки. Вот – печальный итог прожитых лет.

Из глубокой задумчивости Трейси вывел тихий стук. Она приоткрыла дверь и увидела Рикардо.

– Прости за беспокойство. Твоя фамилия, кажется, Ричардсон? Портье хочет внести ее в книгу гостей.

– Робертсон.

Рикардо задумчиво прищурился.

– Робертсон? – переспросил он. – Она мне знакома. Но откуда?

– Мне тоже. – Трейси еле заметно улыбнулась одними губами.

Рикардо на шутку не отреагировал. Его лицо выражало напряженную сосредоточенность.

– Патрик Робертсон! – вдруг воскликнул он, победоносно щелкнув пальцами. – Бывший владелец парка развлечений «Семь чудес», – уточнил он, весьма довольный тем, что память его не подвела.

– Да, пока ты не купил его за бесценок. – Нескрываемая досада, прозвучавшая в голосе Трейси, заставила Рикардо нахмуриться. – Я дочь Патрика Робертсона. Я та, кто пытается собрать осколки благополучия, с такой легкостью тобой разрушенного, – пояснила она, уже не сдерживая негодования.

Теперь Рикардо без особого труда вспомнил остальные подробности. Он купил парк около полутора лет назад за ничтожную цену и постарался не обращать внимания на укоры совести, что воспользовался безвыходной ситуацией, в которой оказался бывший владелец парка. Впрочем, судя по словам нового менеджера Пола, сообщившего ему об обстоятельствах дела, подробности которого Рикардо уже не помнил, Патрик Робертсон сам был во всем виноват. До столь плачевного состояния его довела то ли страсть к азартным играм, то ли пьянство, то ли и то и другое вместе взятое. Однако, что бы ни послужило причиной его огромных долгов и последующего банкротства, Рикардо почему-то всегда испытывал угрызения совести, думая об этом человеке. Теперь же, глядя в лицо его дочери, он вновь ощутил острое чувство вины.

– Это была обыкновенная сделка, – сказал Рикардо, впрочем, без обычной своей уверенности.

– Разумеется! – фыркнула Трейси.

– Я весьма сожалею, но не я виноват в случившемся. Твой отец был бизнесменом. Он сам довел себя…

– Мой отец, – перебила его Трейси дрожащим от гнева голосом, – мой отец был отличным бизнесменом! И, кстати, если уж на то пошло, не стоит говорить о нем в прошедшем времени. Единственная причина, по которой удается сохранить парк на плаву, это усилия моего отца, который трудится не покладая рук.

– Он все еще работает в парке? – удивился Рикардо. – Ах да, верно. Я оставил его в качестве управляющего.

– Помощника управляющего, – язвительно уточнила Трейси. – Он служит в подчинении у Пола. У человека, который держит всех в страхе и кладет прибыль и собственный карман, вместо того чтобы вкладывать в развитие парка. У человека, который бесстыдно пользуется плодами труда моего отца!

– Если он такой подонок, зачем ты хотела с ним обручиться? – удивился Рикардо.

Накопившаяся за многие месяцы ненависть вдруг всколыхнулась в Трейси и вынудила ее сказать то, в чем она не хотела признаваться даже себе:

– Потому что Пол дал мне ясно понять, что, если я не буду с ним спать, если не буду хорошей девочкой, он вышвырнет моего отца на улицу!



– Он шантажирует тебя?

– Да! – Ее резкий ответ прозвучал, как удар хлыста. – Твой партнер меня шантажирует.

– Партнер? Пол мне не партнер. – Рикардо рассмеялся, однако его веселье длилось недолго. Он довольно быстро сообразил что к чему, и его лицо стало мрачнее тучи. – Вот, оказывается, как он это преподносит? – прошипел Рикардо. – Вот как, значит, действует? Вот откуда черпает свою власть? Дает персоналу понять, что является владельцем парка?

– Совладельцем, – поправила его Трейси.

– Совладельцем? – прорычал Рикардо с такой яростью, что Трейси поёжилась. – Он не имеет к нему никакого отношения. Я – единственный владелец парка! Менеджеры всех моих предприятий имеют не более пяти процентов акций, этого достаточно для морального удовлетворения и финансовой заинтересованности, – пояснил он сердито. – Дает гарантию прибыли.

– Ага, прибыль! Вот оно, ключевое слово! – Трейси с отвращением смотрела на Рикардо. – Вот где собака зарыта! Мы все очень хорошо знаем о твоей любви к этому волшебному слову.

– Прошу прощения? Что ты хочешь этим сказать?

– Прибыль! – повторила Трейси с ядовитой усмешкой. Теперь она не видела смысла в том, чтобы притворяться. Рубикон был перейден. По крайней мере, она выскажет этому высокомерному негодяю в лицо все, что думает о нем и о его методах работы, чтобы хоть как-то отомстить за боль и страдания, причиненные ее семье. Возможно, он непробиваем, но во всяком случае последнее слово в этой печальной повести останется за ней. – Прибыль! Это краеугольный камень твоей сущности, вернее ядро. Кроме прибыли, тебя ничто не интересует, поэтому твои сотрудники горбатятся за сущие гроши и бесплатно вкалывают на тебя сверхурочно. Теперь мне понятно, почему популярный некогда парк превратился в свое жалкое подобие.

– В жалкое подобие?

– Не прикидывайся, что впервые об этом слышишь! – вскипела Трейси. – Парк доживает свои последние дни. Хотя не сомневаюсь, что свою прибыль ты получаешь исправно. Уверена, что на бумаге все выглядит вполне пристойно. Но персонал не задерживается, увольняется толпами. Дело теперь за посетителями. Не за горами то время, когда и они начнут обходить парк стороной.

Трейси замолчала. Рикардо побелел он гнева, на его лице играли желваки. Он был так страшен, что Трейси не на шутку испугалась и теперь удивлялась, как смогла высказать накипевшее в глаза самому Рикардо Энрикесу.

– Но какое отношение это имеет к тебе? Зачем тебе…

– …С ним обручаться? – закончила Трейси мысль Рикардо, когда он вдруг осекся. – Ты еще смеешь спрашивать меня, зачем мне продаваться такому негодяю, как Пол? – Ее грубые слова заставили Рикардо поморщиться. – Потому что я дочь своего отца, я сознаю, что надо делать, и делаю это. Мой отец вовсе неплохой бизнесмен, как ты полагаешь, – продолжала внезапно окрепшим голосом. – Он не игрок и не пьяница, швыряющий деньги налево и направо. Моя сестра была тяжело больна… Деньги, вырученные от продажи парка, помогли продлить Лизбет жизнь.

– На сколько?

– Почти на год. Ей требовалась срочная операция. Мы знали, что это большой риск, что успеха никто не гарантирует. Но она сказала, что готова рискнуть, потому что существование давно превратилось для нее в агонию. Операция подарила ей восемь бесценных месяцев жизни. За это время мы успели сказать ей все, что должны были сказать, наполнили последние ее дни любовью. Лизбет увидела мир. Я знаю, что, если бы отцу снова пришлось выбирать, он поступил бы точно так же.


– Все же я не понимаю…

– Смерть открывает горизонты, но, к сожалению, не выключает счетчик. Счета не исчезают, когда перестают что-либо значить. Теперь отец должен начать все заново. Должен за гроши вкалывать на Рикардо Энрикеса и наблюдать, как его любимый парк превращается в ничто! – Трейси почти сорвалась на крик. – Отцу ничего не нужно, он только хочет проработать еще хотя бы два года. Два года требуются ему для того, чтобы погасить закладную на дом и заработать хоть какую-то пенсию. Два года честной работы за справедливую плату. Но какое дело до этого великому и всемогущему Рикардо Энрикесу? Его, кроме прибыли, ничто не заботит.

– Ты ошибаешься, – довольно спокойно возразил Рикардо. – Да, безусловно, меня заботит прибыль, я, в конце концов, бизнесмен, но меня волнует и благосостояние моих сотрудников, и за это они платят мне абсолютной преданностью. Мне не нужно стоять над ними надсмотрщиком, следить за каждым их шагом, я и без этого знаю, что они выкладываются на все сто процентов.

– Еще бы они не выкладывались! – фыркнула Трейси. – Они боятся потерять работу.

– Чепуха! – рявкнул Рикардо. – Мои подчиненные знают, что я о них забочусь. Я никогда не забываю об их днях рождения и о том, что преданность должна вознаграждаться. Возьмем, к примеру, Тони, дежурного портье, с которым я разговаривал сегодня утром по телефону. В выходные он отмечает тридцатилетие. Он займет на два дня этот номер и будет пользоваться всеми услугами, которыми пользуюсь здесь я…

– С десятипроцентной скидкой, полагающейся сотруднику, – подхватила Трейси. – Пол хоть и с неохотой, но делает то же самое.

Рикардо усмехнулся.

– Не будет никакой скидки. Потому что и счета тоже не будет. Тони это заслужил.

Трейси смутилась. Рикардо и вправду не похож на монстра, выжимающего из своих служащих все соки. Реальный Рикардо Энрикес не походил на безжалостного эксплуататора, каким она его себе рисовала. Вместо бессердечного людоеда она видела перед собой бизнесмена, который заботится не только о своем кармане, но и о людях, работающих на его благосостояние. Однако Трейси не спешила менять мнение о Рикардо. Простые факты говорили сами за себя. Она на собственном опыте, а не понаслышке знала о результатах его политики управления.

Это Пол во всем виноват. – На этот раз голос Рикардо прозвучал более спокойно, хотя каждое слово еще дышало гневом. Но ярость, адресованная Полу, принесла Трейси успокоение. – Я бы никогда не стал обращаться подобным образом со своим персоналом.

– Но именно ты так о ними и обращался! Неужели ты не понимаешь, что все это твоих рук дело? Мне все равно, как Пол себя называет – твоим партнером, совладельцем или менеджером, – но на всех бумагах стоит твое имя и твоя подпись на всех чеках. И не он, а ты губишь моего отца!

– Проклятье! – выругался Рикардо и, схватив Трейси за запястья, притянул к себе, но его негодование не испугало Трейси, а, скорее наоборот, придало сил.

Она набрала в грудь воздуху и сказала с нажимом:

– Пол меня шантажировал. – Она почувствовала, как пальцы Рикардо сжались еще сильнее, увидела в его глазах неистовство, но все же продолжила, вкладывая в каждое свое слово презрение: – Он собирался не просто уволить моего отца, а растоптать его. Он ясно дал мне понять, что обвинит моего отца в растрате, если его далеко идущие планы сорвутся. Он был готов погубить репутацию моего отца, если только это поможет ему продвинуться по служебной лестнице.

– То есть? Объясни! – потребовал Рикардо.


– Пол считает, что Бог наделил его правом обладать хорошенькой женой. – Трейси криво усмехнулась. – А если это звучит, на твой взгляд, чересчур самонадеянно, прости.

– Это правда, – легко согласился Рикардо, переключая внимание с обрушившихся на него нелицеприятных фактов на прелестную женщину, стоявшую напротив. – Однако почему ты говоришь о своей красоте, как о проклятии?

– Я не говорила, что я красивая, – возразила Трейси. – Но яркая внешность порой мешает, как в профессиональной, так и в личной жизни. – Она вызывающе посмотрела на Рикардо. – А вы, мистер Энрикес, отнеслись бы ко мне со всей серьезностью на заседании правления?

Вопрос застал его врасплох, но Рикардо все же ответил:

– Я, безусловно, выслушал бы тебя, если бы предмет твоего выступления был достоин внимания.

Это прозвучало достаточно убедительно, но Трейси не смогла подавить презрительный смешок.

– Ты сама себе противоречишь, Трейси, – добавил Рикардо. – Ты требуешь, чтобы к тебе относились всерьез, и одновременно готова обручиться с мужчиной, который смотрит на тебя, как на дорогой трофей. В этом нет логики, тебе не кажется?

– Я полагала, что сумею через это перешагнуть. – От былой самоуверенности Трейси не осталось и следа. Рикардо попал в точку. – Я и в самом деле думала, что смогу отнестись к помолвке, как к деловому соглашению.

– Однако поняла, что не готова к подобной жертве, – скорее констатировал, чем спросил Рикардо.

Трейси кивнула.

– Я не романтическая дурочка. Я не верю в принца на белом коне или во вторую половинку, ждущую меня где-то. Брак с Полом не представлялся мне прощанием с девичьей мечтой о прекрасной любви. Скорее я рассматривала его как возможность решить проблему.

– Для столь юной особы у тебя довольно циничный взгляд на брак. – Рикардо с удивлением покачал головой. – А если бы он захотел иметь детей? Что, если бы он…

– Нет! – выкрикнула Трейси. – Я ни за что не родила бы от него ребенка!

– Откуда такая уверенность? Откуда тебе знать, что он не захотел бы повысить ставку и потребовать от тебя более глубокой связи?

– Он мог бы хотеть до посинения. Но я бы ни за что не пошла на это даже ради отца.

– Все же ты на эту тему размышляла.

– Да, но обсуждать ее с ним не собиралась. Я ни при каких обстоятельствах не стала бы заводить от него ребенка, – повторила Трейси и сделала попытку освободиться, но Рикардо ее не отпустил.

В эту минуту Трейси напомнила ему дикого, шипящего котенка, неукротимого и в то же время трогательного.

– Скажи мне одну вещь, – попросил он, – откуда в тебе столько желчи?

Рикардо был к ней несправедлив, и это задело Трейси за живое. Первым ее порывом было возмутиться и сказать, что он ошибается. Но она сдержалась. Зачем? Что это ей даст?

Пусть лучше он остается при своем мнении и считает ее язвительной, саркастичной, жестокой, да какой угодно. Все равно они сейчас расстанутся.

– От жизни, – пояснила она, изобразив подобие улыбки. – А теперь, если ты не против, я хотела бы принять душ.


Блаженствуя под теплыми струями воды, Трейси усердно смывала с лица косметику и липкий лак с волос. Теперь, когда ее никто не видел, она дала волю накопившимся за долгое время слезам. Несмотря на теплую воду, Трейси дрожала всем телом, пытаясь сообразить, что натворила, открыв по неосторожности ящик Пандоры.

Закрутив краны, Трейси растерлась пушистым полотенцем и закуталась в мягкий голубой халат. Она почти успокоилась, слезы принесли долгожданное утешение. Трейси подошла к зеркалу и вгляделась в свое отражение. В ясных зеленых глазах плескалась тревога. Верхняя губа легонько подрагивала. Трейси взяла гребень и, с ожесточением расчесывая мокрые волосы, принялась лихорадочно обдумывать план дальнейших действий.

Ей предстояло найти приемлемое решение своих проблем, и она была полна уверенности, что справится.

Странно, что только теперь Трейси со всей ясностью осознала, что ее первоначальная затея с помолвкой была обречена на провал. Она наивно полагала, что сумеет задвинуть эмоции на задний план, что готова на что угодно, лишь бы помочь отцу, но, оказывается, в самый ответственный момент струсила.

Результат ее раздумий был неутешителен. Рикардо Энрикес прав. Все сводится к одному: перешагнуть через себя она не может.

– Мне очень жаль.

Этими словами Рикардо встретил ее, когда Трейси вышла из ванной. Она остановилась и непонимающе уставилась на него.

– Я чувствую себя виноватым в том, что случилось с тобой и с твоей семьей. Я беру на себя всю ответственность.

Рикардо стоял у окна – высокий и мрачный, как тяжелая грозовая туча, готовая разразиться тропическим ливнем.

Его признание до глубины души поразило Трейси. Много месяцев подряд одно упоминание его имени вызывало у нее содрогание и приступ безудержной ненависти. Но теперь, услышав покаянные слова Рикардо, ощутив степень его сожаления, она вдруг осознала, что была несправедлива к нему.

– Ты ни в чем не виноват.

– Виноват, – настойчиво повторил Рикардо. – Ты права. Мое имя значится на бланках, и я подписываю чеки. – Он сжал кулаки, так что побелели костяшки пальцев. – И мое имя запятнал Пол. Если кофе жидкий, если везде грязь, если не работают аттракционы – это моя вина. Естественно, я не могу уследить за всем, для этого у меня есть старшие управляющие, которым я доверяю. Но когда один из них… – Рикардо, до сего момента избегавший смотреть на Трейси, повернулся к ней. Его лицо пылало праведным гневом. – Как мог он обращаться с тобой подобным образом?! Он подписал себе приговор. – Разжав кулак, Рикардо рубанул рукой воздух. – Забудь его. Он для тебя больше не существует.

– Это не так-то просто. Даже если Пол перегнул палку, он все еще…

– Его больше нет, – отчеканил Рикардо. И Трейси почти поверила. Почти. Жизненный опыт давно научил ее никому не верить. Но, вероятно, в этот момент Рикардо говорил правду. Его извинения были искренними, и возмущение не вызывало сомнений. Знала Трейси и то, что он готов осуществить свои намерения. Однако через несколько часов Рикардо Энрикес улетит в Испанию, чтобы вернуться в свой мир, с которым у нее, Трейси, нет ничего общего. И все его намерения, какими бы добрыми они ни были, утратят злободневность.

Она с этим уже сталкивалась. Даже слишком часто. Обещания еще ничего не значат.

– У него контракт, – сообщила Трейси деловым тоном. – У тебя нет законного основания для его увольнения.

– А смогли бы действующие законы защитить твоего отца? – спросил Рикардо, ловко положив конец ее возражениям. – Это все мелочи. Мои юристы об этом позаботятся. Я обещаю тебе, Трейси… тебе больше не придется его видеть. Не придется волноваться, что он когда-либо снова посмеет тебя шантажировать…

– Дело не во мне, а в моем отце, – уточнила она. – Я и сама могу о себе позаботиться.

– Нет, Трейси. Ты ошибаешься. – Рикардо приблизился к ней, не сводя глаз с ее лица. – Вчера ночью, когда ты за себя не отвечала, с тобой могло случиться что угодно.

– Ты утрируешь, – возразила она уверенно.

Но эта уверенность была показной. На самом деле Трейси признавала правоту Рикардо. Прошлой ночью она рискнула сыграть в опасную, глупую игру. Только по воле случая, вернее Рикардо Энрикеса, ей удалось легко отделаться. Впервые увидев в нем спасителя, Трейси вдруг ощутила прилив новых эмоций и испугалась.

Это невозможно! Она не должна испытывать влечения к Рикардо Энрикесу!

Нет-нет, это не может быть влечением. Вероятно, простое чувство благодарности она приняла за вожделение. Трейси понадобилось почти сверхъестественное усилие, чтобы умерить сердцебиение и заставить здравый смысл возобладать над эмоциями. Она просто благодарна Рикардо, и ничего более. Стоит хорошенько это запомнить.

– Я знала, на что иду, – кашлянув, добавила Трейси.

– Возможно, – согласился Рикардо вкрадчиво. – А что, если бы ты оказалась не в моейкомнате? Что, если бы на моем месте был другой мужчина?.. Что тогда?

Рикардо впился взглядом в ее лицо, его рука непроизвольно скользнула по еще влажным, рассыпанным по плечам волосам Трейси. Мысль о том, что могло бы произойти с этой женщиной, не вмешайся случай, повергла его в ужас. Воображение снова и скова рисовало безобразные сцены, порождавшие в душе Рикардо чувство вины и неистребимое желание стать защитником Трейси.

Его взгляд гипнотизировал Трейси, лишал воли и желания двигаться, но говорить она еще могла.

– Однако ведь ничего не произошло. Я благополучно оказалась у тебя в номере. – На ее губах задрожала робкая улыбка. – И ты сам сказал, что тебе было нетрудно устоять перед соблазном.

– Я солгал.

3

Сорвавшееся с его губ признание электрическим зарядом пронзило воздух. Рикардо приблизился к Трейси и осторожно обнял за талию. Трейси могла бы отступить или сбросить его руку, но она не пошевелилась, плененная собственным любопытством и странной смесью чувств, которые пробуждал в ней этот мужчина. Она почти физически ощущала внезапную напряженность, возникшую в воздухе, и близость Рикардо, не оставившую равнодушной ни одну клеточку ее существа. В этот миг Трейси овладела радостная взволнованность, граничащая со страхом перед неизведанной опасностью.

– Мне понадобилась нечеловеческая воля, – пробормотал Рикардо.

Он говорил правду. На секунду закрыв глаза, он вызвал в памяти то дивное ощущение, которое испытывал, когда держал в руках хрупкую незнакомку, вытирал ей слезы. Потом, когда слезы иссякли, она свернулась калачиком, как котенок, и доверчиво прижалась к нему теплым боком. Чувствуя ее теплое дыхание, ее нежный запах, он попытался отодвинуться, но она снова к нему прильнула. Поддавшись желанию ее оберегать, Рикардо больше не делал попыток отодвинуться, хотя ему понадобилось нечеловеческое усилие, чтобы подавить естественную реакцию своего тела на близость красивой женщины.

Но сейчас, без косметики, Трейси казалась невероятно юной и невинной, и в нем с новой силой пробудилось стремление оградить ее от превратностей реального мира. Образ холеной красавицы померк перед прелестью этой невероятно нежной и беззащитной женщины, воспламенившей в Рикардо почти непреодолимое желание обладать ею.

Даже сквозь толстую махровую ткань халата чувствовала Трейси волнующее тепло его ладони, и в ее памяти всплыли благословенные часы забвения, которые она нашла рядом с Рикардо минувшей ночью. По ее телу разлилось томление, и она облизнула пересохшие вдруг губы. Зеленые омуты ее глаз из-за расширившихся зрачков превратились в черные.

В следующий момент губы Рикардо властно приникли к ее губам, заставив Трейси забыть о прошедшем и о будущем, и окружающий мир со всеми его проблемами и болью канул в небытие.

Существовало только настоящее, в котором она чувствовала себя, как в безопасной гавани.

Впервые в ее жизни появился мужчина, к которому она могла прильнуть и который, возможно, мог изменить все к лучшему. В это благословенное мгновение Трейси наслаждалась ощущением покоя и безмятежности, что ей дарили его руки, возможностью выпасть из реальности и предаться чувственным переживаниям.

До сего момента Трейси не подозревала, что способна ощущать такое.

Когда его язык раздвинул ее мягкие губы, Трейси показалось, что она падает в бездну, но у нее и мысли не возникло остановить падение, что было сродни полету. Отдаваясь во власть чувств, она не испытывала страха, а только ощущение безграничной легкости и свободы.

Когда Трейси ответила на его поцелуй, Рикардо подхватил ее на руки. Его взгляд светился нежностью. Его нежность и сила заставляли ее трепетать.

Дойдя до кровати, он остановился и вопросительно посмотрел на Трейси.

Ты уверена? – хриплым от вожделения голосом спросил он.

До сего момента Трейси не имела с мужчинами интимной связи. Но не страх и не тайное желание встретить когда-нибудь принца своей мечты охраняли ее целомудрие. Просто ей было некогда, все свое свободное время она прежде посвящала то учебе, то больной сестре, то заботе об отце. Но в этот миг не было для Трейси ничего важнее, чем поддаться соблазну ощущений, которые вызывал в ней неотразимый Рикардо Энрикес, и почувствовать себя рядом с ним настоящей женщиной.

О, он мог не сомневаться. Более уверенной она себя еще никогда не чувствовала!

– Займись со мной любовью, – пробормотала она.

Неприкрытое желание в голосе Трейси послужило для него наилучшим подтверждением. Рикардо положил ее на постель и ахнул от восторга, когда полы халата разошлись, обнажив ее тело. Он опустился на колени и начал покрывать поцелуями грудь Трейси, в то время как ее нетерпеливые руки расстегивали пуговицы его рубашки. Видя ее нетерпение, Рикардо нехотя отстранился, чтобы раздеться, после чего освободил Трейси от пушистого халата. Теперь между их нагими телами не было никаких преград.

Крепко его обнимая, Трейси на секунду ощутила страх. Она знала, что в первый раз ей будет больно, но на смену минутному колебанию пришла решимость, и Трейси с отвагой отдалась пронзившей ее боли и только крепче обвила Рикардо ногами, словно боялась остаться без вознаграждения.

Спазмы оргазма обрушились на нее внезапно, застав врасплох. За первыми всполохами нахлынул сокрушительный вал ощущений, разлившийся теплом по ее щекам, по шее, по груди и потрясший до основания все ее существо. Поддаваясь ритму движений Рикардо, Трейси изгибалась всем телом, стараясь инстинктивно превратиться в единый с ним организм. Когда волны экстаза улеглись, Трейси очнулась в объятиях Рикардо и удовлетворенно вздохнула, наслаждаясь небывалым покоем и умиротворением, которые обрела в его сильных руках.

– Чему ты улыбаешься?

А Трейси было просто хорошо. Она с трудом могла поверить, что мужские руки способны творить с женским телом такие чудеса. Ей нравилась власть Рикардо над ней, нравилось чувствовать себя покорной и безвольной. Лежа рядом с ним, ей ни о чем не хотелось думать, только радоваться и наслаждаться.

Все было прекрасно, и она ни о чем не сожалела.

– Откуда ты знаешь, что я улыбаюсь? – спросила она, лениво шевеля губами.

– Чувствую.

Возможно, он и вправду это чувствует, подумала Трейси. Рикардо, похоже, раньше меня самой знал о моих мыслях, о переживаниях и потребностях.

Минуты интимной близости стали для Трейси откровением. Откуда-то Рикардо знал, что нужно ее телу, и каждое его прикосновение было точным ответом на ее безмолвную мольбу.

– Тогда скажи, чему ты улыбаешься, – допытывался он.

– Я не могу поверить, что всего час-два назад я боялась, что ты со мной переспал. А теперь посмотри на меня!

– Смотрю. – Он ловко повернулся на боки, приподнявшись на локтях, окинул Трейси ненасытным взглядом. – Ни о чем не сожалеешь? – спросил он.

– Может, потом пожалею, – ответила Трейси со смехом. – Когда вернусь в понедельник в университет, или сегодня вечером, когда приду к родителям на ужин. Может, тогда я о чем-нибудь и пожалею. А сейчас я не хочу об этом думать, хотя мне с трудом верится, что я легла с тобой в постель.

– Ты студентка? – удивился Рикардо. – Сколько тебе лет?

– По правде говоря, я уже вышла из студенческого возраста. Я знаю, что выгляжу моложе своих лет, но тебе не стоит волноваться. Я совершеннолетняя.

– Похоже, работа доставляет тебе удовольствие.

– Не стану этого скрывать, – согласилась Трейси. – Поэтому я и решила повысить квалификацию. Хочу изучить менеджмент.

– Зачем?

Вопрос ее озадачил.

– Как зачем? Квалификация имеет большое значение.

Рикардо едва заметно пожал плечами, и Трейси горячо принялась доказывать ему свою правоту:

– Далеко не все получают желаемое на блюдечке с голубой каемочкой. Возможно, еще один диплом для тебя ничего и не значит, а для меня он откроет весь мир.

– Возможно, – согласился Рикардо, гася ее горячность обворожительной улыбкой искусителя. – Что до меня, то я хочу открыть лишь один мир.

Его рука настойчиво ласкала Трейси, разжигая в ней новый пожар желания и заглушая все остальные мысли. Но безразличие Рикардо задели Трейси за живое, и, преодолев его сопротивление, она выскользнула из-под его руки и села. На его лице отобразилось удивление, к которому примешивалась досада.

Ты как будто удивлен? – усмехнулась Трейси. – Несомненно, ты не привык, чтобы женщина прерывала чудную увертюру.

– Трейси… – Рикардо снова потянулся к ней, чтобы закончить то, что начал, но решимость в ее зеленых глазах и заставила его остановиться. Он поднял руки. – Ладно, сдаюсь.

– Прости, если тебе неинтересно то, что я говорю.

– Отчего же. Только, мне кажется, что мы могли бы использовать время куда интереснее, чем обсуждать твои наполеоновские планы.

– Но, если бы я была мужчиной, ты отнесся бы ко мне с большим вниманием, – парировала Трейси.

– Потому что мужчины не способны его отвлекать.

– Ты настоящий шовинист!

Трейси вспыхнула, но ее ярость вызвала у Рикардо лишь смех.

– Трейси, ты лежишь рядом со мной обнаженная, мы только что занимались любовью. Теперь, когда я снова хочу заняться с тобой любовью, ты называешь это шовинизмом. Если так, не стану возражать. Я виноват. Признаю, Рикардо Энрикес – закоренелый шовинист.

– Ладно, согласна, что завела этот разговор не к месту. Просто для меня работа имеет большое значение, и мне было совсем не просто взять отпуск на год ради получения еще одного диплома.

– Тогда зачем ты это сделала? Выкладывай, – попросил он настойчиво, перехватив подозрительный взгляд Трейси. – Мне и правда интересно.

– Какое тебе дело до моей карьеры? – спросила она довольно резко.

– Не знаю. – Рикардо обескураженно улыбнулся. – Должен признаться, что не большой мастак и любитель вести светскую беседу.

Трейси поймала себя на том, что улыбается в ответ.

– Хочешь сказать, что предпочел бы вместо этого повернуться на бок и притвориться, что спишь?

Рикардо рассмеялся.

– Мне не нужно притворяться. Работая по восемнадцать часов в сутки, я привык засыпать сразу, как только касаюсь головой подушки.

– Но сегодня утром я этого не заметила, – произнесла Трейси осторожно.

– Сегодняшнее утро – исключение, – подтвердил он и нежно заключил ее лицо в ладони, и на этот раз Трейси его не оттолкнула. – Сегодня утром у меня нет желания спать. Так что расскажи, зачем тебе понадобилось бросать работу, которая тебе нравится, ради того, чтобы получить дополнительное образование. Ты сама оплачиваешь свою учебу?

Трейси покачала головой.

– Мне пришлось взять ссуду. Но в конечном счете затраты окупятся. Конечно, можно было бы учиться и работать одновременно, но это заняло бы больше времени. Закончив учебу, я могу рассчитывать на повышение.

– И на более высокую зарплату? Трейси кивнула.

– И на избавление от Пола. Как видишь, оставаться с ним до гробовой доски я не собиралась. Нет, только на время, ровно на столько, чтобы обеспечить родителям будущее. В финансовом плане, по крайней мере.

– А разве не они должны думать о том, чтобы обеспечить твое будущее? – спросил Рикардо, игнорируя спровоцированный вопросом сердитый блеск в глазах Трейси. – Зачем переворачивать все с ног на голову? – допытывался он. – А насчет Пола они знали? Я имею ввиду, знали ли они о том, что ты собиралась принести себя в жертву ради их благополучия? Догадывались ли, что на самом деле ты его ненавидишь?

– Конечно нет!

Трейси энергично замотала головой, отметая даже само предположение.

– Они наверняка обо всем догадывались, Трейси, – не согласился с ней Рикардо. – Не могли не догадываться.

Несмотря на участливый голос Рикардо, Трейси разозлилась. Он выставлял ее родителей какими-то корыстолюбивыми монстрами, готовыми ради собственного благополучия чуть ли не продать дочь в рабство, что и близко не соответствовало действительности.

– Ты не понимаешь…

– Не понимаю! – подтвердил Рикардо. От мягкости и участливости в его голосе не осталось и следа. – Не понимаю, как могли они смотреть на это сквозь пальцы. Мне одного взгляда на тебя хватило, чтобы понять, до какой степени ты несчастлива. А ведь до вчерашнего вечера я тебя не знал. Не может быть, что, находясь рядом с тобой, твои родители не чувствовали твоего настроения! Я даже не могу представить, чтобы этот подонок к тебе прикасался, занимался с тобой любовью… – с непритворным отвращением произнес Рикардо.

– Мы ни разу не занимались любовью! – перебила его Трейси в надежде отвлечь мысли Рикардо от двух людей, которых любила больше всего на свете.

В его глазах блеснуло неподдельное удивление.

– Прошлая ночь должна была стать нашей первой совместной ночью, – пояснила Трейси. – Поэтому я так нервничала. Теперь, надеюсь, ты понимаешь, почему мои родители не подозревали, что Пол мне противен.

– Но ты собиралась с ним обручиться! И ты хочешь, чтобы я поверил, что между вами не было близости?

– Я ничего от тебя не хочу. Но все, что я сказала, – правда. Я не подпускала Пола к себе ближе, чем на расстояние вытянутой руки. Я сказала ему, что не стану спать с ним, пока он не сделает мне предложение, и это сработало. Некоторое время мы встречались, не могу сказать, что мне это нравилось, но, по крайней мере, я с этим как-то мирилась. Я относилась к нашим свиданиям, как к работе. – Она слабо улыбнулась. – К работе, которая, к сожалению, не приносит радости.

– Но Пол хотел большего? – осторожно спросил Рикардо. Трейси кивнула.

– Он дал мне ясно понять, что игра в свидания окончена.

Значит, прошлой ночью вы собирались не просто обручиться, но и впервые переспать?

– Поэтому я и хватила два коктейля подряд. Потому что нуждалась в храбрости! – Однако, взглянув на Рикардо, Трейси поняла, что ее объяснения его не убедили. Он все еще думал, что ее родители обо всем знали, но предпочли не подавать виду. – Послушай, Рикардо, мои родители и в самом деле не догадывались о происходящем. Пол и вправду мне угрожал, но это не значит, что все это время я дрожала от страха. До вчерашнего вечера я была уверена, что контролирую ситуацию, что могу справиться с ней. Однако когда дошло до дела, я поняла, что не в силах через себя перешагнуть. Твое вмешательство меня спасло, и я бесконечно тебе благодарна за это. Возможно, я не самая романтичная девушка на свете, но даже я понимаю, что потеря… – Трейси осеклась, осознав, что Рикардо смотрит на нее с недоверием.

– Договаривай! – потребовал он и схватил ее за плечи. Его пальцы больно впились в ее нежную кожу. – Я жду, – повторил Рикардо, сверля Трейси немигающим взглядом, заставившим ее содрогнуться.

– Ты делаешь мне больно.

Жалобная мольба, окрашенная страхом, отрезвила его, и Рикардо отпустил Трейси, но всем своим видом давал ей понять, что намерен услышать от нее ответ.

– Не хочешь ли ты сказать, что вчерашняя ночь стала бы для тебя первой в полном смысле этого слова? Что ты до меня ни разу не занималась любовью? Что ты была девственницей?

Трейси нервно хихикнула, не выдержав напряжения.

– Ты говоришь так, словно я совершила преступление!

– Ты, возможно, и нет, а я – да! – Рикардо вскочил с кровати. Трейси растерянно смотрела на него, не в силах понять причину его внезапной ярости. – И расстаться с тобой теперь стало бы еще большим преступлением, уж так меня воспитали.

– На дворе двадцатый век, Рикардо, и тебя никто не может заставить жениться на женщине только потому, что ты с ней переспал, – произнесла Трейси с ледяным спокойствием. – Не мне объяснять тебе эту прописную истину! Судя по твоему поведению, даже я, не имея вообще никакого опыта в таких делах, могу утверждать, что ты точно не берег себя до свадьбы.

– Мы говорим не обо мне, а о тебе, Трейси. Она недоверчиво рассмеялась.

– Неужели для мужчины это так принципиально? Я была права, называя тебя шовинистом. Не волнуйся, Рикардо. Я не жду от тебя предложения руки и сердца. И мой отец не станет подкарауливать себя с винчестером, чтобы отомстить за мою поруганную честь.

Однако Рикардо не был расположен обратить все в шутку.

– Тебе не кажется, что следовало бы поставить меня в известность? Ты должна была меня предупредить! – вскричал он.

– Послушать тебя, так можно подумать, что я страдаю какой-то заразной болезнью! – возмутилась Трейси. Как он посмел выговаривать ей? Как посмел отравить прекрасные мгновения, пережитые ими вместе, кошмаром выяснения отношений? – По твоим словам получается, будто я хитростью вынудила тебя переспать со мной. Побойся Бога, Рикардо, ты перегибаешь палку!

– Ничуть, – возразил он твердо, глядя на нее с жалостью, словно имел дело с сумасшедшей. Словно она, Трейси, а не он, выпрыгнула из постели, как ужаленная, без всякой видимой причины. – Ты должна была меня предупредить, что ты…

Он осекся, как будто боялся произнести ненавистное слово. Трейси молчала, терпеливо ожидая продолжения. Когда его не последовало, она рассвирепела.

– Девственница! Можешь называть веши своими именами.

Тогда объясни, почему ты это скрыла? Почему ты согласилась на близость со мной, но не посчитала возможным сообщить мне о столь важном факте? Неужели у тебя даже мысли не возникло, что для меня это может быть важно? Почему, когда я положил тебя на кровать, раздел, когда начал целовать и обнимать, ты не удосужилась сказать мне, что для тебя это в первый раз? Что я лишаю тебя… лишаю тебя… девственности?

Трейси поняла, что это не поза, что Рикардо действительно обеспокоен. И она призналась:

– Отчего же? Такая мысль у меня мелькнула.

– Тогда почему ты ничего не сказала? – удивился Рикардо. – Почему не поставила меня в известность?

– Потому что не хотела, чтобы ты останавливался, – еле слышно промолвила Трейси. Ее неподдельная искренность не осталась незамеченной и смягчила гнев Рикардо. – Поверь, я не собиралась тебя обманывать! – горячо продолжала Трейси. – Да, вероятно, мне следовало предупредить тебя, что ты мой первый мужчина, но мне и в самом деле не хотелось, чтобы ты останавливался. Наверное, интуитивно я чувствовала, что ты испугаешься.

Он смотрел на нее долгим взглядом, и, казалось, прошла целая вечность, прежде чем Рикардо снова заговорил. Из его тона почти ушла резкость, а от гнева как будто не осталось и следа. Рикардо, которого Трейси знала, похоже, вернулся. Правда, был он немного задумчивее и серьезнее. И гораздо желаннее.

– Я бы не остановился, – признался он, – потому что вряд ли смог бы. – Он сел на край кровати, провел рукой по своим спутанным волосам, потом поскреб слегка заросший щетиной подбородок и прерывисто вздохнул.

– Я не собиралась тебя подлепить, – осторожно добавила Трейси и присела рядом.

– Не сомневаюсь, – успокоил ее Рикардо.

– А поскольку мне не с чем сравнивать, я все равно хочу, чтобы ты знал: для первого раза это было восхитительно.

– Даже для столь прозаичного, по твоему собственному признанию, создания? – спросил Рикардо, и его губы тронуло подобие улыбки.

– Рикардо, я не хранила себя для брака, во всяком случае, специально. А мое поведение с Полом было всего лишь сознательным затягиванием отношений. Дело в том, что работа, болезнь Лизбет, учеба практически не оставляли мне времени на развлечения. Господи, не могу поверить, что обсуждаю это! – Перехватив пристальный взгляд Рикардо, Трейси облизнула пересохшие вдруг губы. Злость рассеялась, и ее место заняли смущение и стыд. Трейси отвела глаза, не в силах смотреть на Рикардо. – Мне неловко, – пробормотала она и спрятала лицо в ладонях.

– Но почему? – недоумевал Рикардо, предпринимая безуспешные попытки убрать ее руки от лица. – Это я должен испытывать стыд.

– Мне не стыдно, – уточнила Трейси, не меняя позы, – так ей было легче выносить пристальный взгляд Рикардо и говорить то, что она на самом деле чувствовала. Было легче быть честной. – Стыд и неловкость – разные вещи, Рикардо. Мне неловко, потому что… – Трейси осеклась, но, преодолев себя, все же закончила начатую мысль: – Я двадцатипятилетняя девственница. – Она невесело рассмеялась. – Во венком случае, была ею до нынешнего утра.

Рикардо воспользовался моментом, чтобы убрать от ее лица ладони.

– Вероятно, тот факт, что ты ждала, говорит о том, что ты имела на этот счет какие-то свои представления. Вероятно, ты боялась сделать неверный выбор…

– И не ошиблась. – Она подняла на Рикардо глаза и на этот раз не отвела их. То, что Трейси собиралась сказать, было важно, и она хотела сказать это, глядя ему в лицо. – Рикардо, сегодня утром я получила все, о чем могла мечтать, и даже больше. Посмотри на вес это… – Трейси широким жестом обвела просторную кровать и роскошное убранство комнаты, потом осторожно коснулась его щеки и нежно скользнула пальцем по его скуле. – Посмотри на себя. Благодаря тебе я чувствовала себя прекрасной. Ты позволил мне ощутить себя женщиной. Желанной женщиной. Это было со мной впервые. Нашу близость я никогда не забуду и, конечно, никогда о ней не пожалею. – На губах Трейси промелькнула лукавая улыбка. – Правда, в этом есть один недостаток. Может статься, что я уже никогда не переживу ничего подобного. Я сомневаюсь, что на свете есть мужчина, способный тебя затмить. Возможно, в ближайшие полвека я обречена сравнивать это восхитительное утро со всем, что произойдет со мной дальше, и недоумевать, почему оно не повторяется!

Рикардо понимал, что Трейси шутит, что пытается поднять ему настроение, но сказанные ею слова упали на благодатную почву. Тот факт, что эта прелестная женщина с роскошным чувственным телом никому до него не принадлежала, приятно щекотал самолюбие Рикардо. Но мысль, что в будущем другой мужчина к ней будет прикасаться и любить ее, завоевывая территорию, принадлежащую пока ему одному, захлестнула его рассудок черной волной и обожгла нестерпимой болью. Как человек, до сих пор получавший от жизни все и даже чуточку больше, Рикардо не сразу распознал в этом сильном эмоциональном всплеске чувство, называемое ревностью.

– Я не могу тебя бросить, Трейси.

– Тогда не бросай.

4

Перед ним снова была деловая женщина, уверенная в себе и сдержанная. Трейси завернулась в халат и, затянув пояс, встряхнула головой. Рыжие кудри водопадом рассыпались по плечам.

– Знаешь, – произнесла она с улыбкой, – если хочешь, чтобы сегодняшнее утро получило продолжение, то постарайся, вернувшись в Мадрид, не забыть о моем отце.

– Не волнуйся, Трейси. Я тебя не подведу. Я человек слова.

– Надеюсь, – тихо промолвила она и направилась к телефону. – Мне и в самом деле пора, Рикардо. Если мое платье не готово, я пойду и заберу его.

– К чему такая спешка? – удивился он. – Почему ты не можешь задержаться, чтобы хотя бы позавтракать?

– Потому что, несмотря на чудо сегодняшнего утра, сделавшее меня счастливейшей из женщин, я не умею прощаться. – Трейси ослепительно улыбнулась, но в ее увлажнившихся глазах замерцали слезы. – Я ни о чем не сожалею, Рикардо, и это чистая правда.

– Значит, все? Она кивнула.

– Все, что может быть, Рикардо. Ты живешь в Мадриде, а я – в Штатах, но это только часть пропасти, что нас разделяет. Обещания поддерживать связь, остаться друзьями и прочее, только сделает все зауряднее. Мы оба знаем, что ничего этого не будет.

– Но почему?! Все и наших руках! – произнес он с таким жаром, что на секунду Трейси почти ему поверила.

– Давай не будем строить иллюзий и усложнять то, что и без того сложно, – сказала она нарочито бодро. – Кто знает, может, в следующем году на корпоративной вечеринке в честь претендентов на звание «Лучший руководитель года» его получит мой отец.

– А ты пришла бы на церемонию вручения?

Трейси задумчиво кивнула.

– Скорее всего. Но год – это большой срок. Кто знает, где мы к тому времени будем? Мне кажется, что приятные воспоминания еще никому не помешали. Живи, как живешь, и я будужить, как живется. Возможно, когда-нибудь ты прочтешь обо мне в газетах. Одно могу сказать совершенно точно: отныне светские новости я буду читать не только из праздного интереса.

Улыбающееся лицо Рикардо вмиг помрачнело, атмосфера в комнате будто светилась. Задуманное Трейси расставание было безнадежно испорчено.

– Что случилось, Рикардо?

– Ты меня вернула в реальный мир. – Он махнул рукой в сторону брошенных в угол газет. – Сегодня утром кому-то не поздоровится.

– Кому сегодня не поздоровится и почему?

– Полюбуйся сама.

Рикардо поднял одну из газет и уселся на кровать. После минутного колебания Трейси, снедаемая любопытством, присоединилась к нему.

– Ладно, – пробормотала она, разворачивая газету. – Одна чашечка кофе, и я побежала.

Рикардо с улыбкой наблюдал, как Трейси листает страницы, высунув кончик розового языка б попытке сосредоточиться.

Сконцентрировать внимание в это утро ей действительно было трудно, ведь рядом на кровати, в которой они совсем недавно лежали оба, вытянулся один из наиболее завидных женихов мира. Читать газету в его присутствии представлялось Трейси величайшей глупостью. Все же ее упорство было вознаграждено, когда она нашла колонку светских новостей.

Фотография Рикардо Энрикеса об руку с темноволосой красоткой не стала для Трейси откровением. С того дня, как она узнала о его существовании, надменное лицо Рикардо улыбалось ей со страниц газет и журналов со злорадным превосходством. Но теперь, глядя на снимок, Трейси не чувствовала ненависти, а только жгучую ревность к красавице с обольстительной улыбкой.

– Что ж, я недалеко ушла от истины, – произнесла Трейси, стараясь говорить непринужденно. – Я считала тебя одним из наиболее завидных женихов планеты, а тут черным по белому написано, что ты бесспорно находишься в первой десятке.

– Что еще там написано? – недовольно спросил Рикардо и поморщился.

– Ничего особенно. – Трейси пожала плечами. – О твоем легендарном статусе плейбоя, о безукоризненном стиле.

– Что еще?

– Так, ничего… – пробормотала Трейси, подыскивая слова, чтобы смягчить тон статьи. – Они задают вопрос, что ты делал в объятиях прекрасной Луизы Гонсалес, пока се муж лежал в реанимации.

– Так я и знал, – процедил Рикардо сквозь зубы. – Мои адвокаты убили вчера весь день, чтобы не допустить этой публикации.

– Если бы тебе не пришлось нянчиться со мной, ты бы смог помешать напечатать эту статью?

– Да нет, Трейси. Не волнуйся. Боюсь, мне в любом случае уже ничто не могло помочь. – Рикардо вздохнул. – Когда репортер сделал этот снимок, я набросился на него с кулаками и подбил ему глаз. Так что эта статья – своеобразная цеховая месть. Ты, наверное, знаешь, что пресса, когда дело касается ее интересов, становится несговорчивой.

В эту минуту Трейси со всей отчетливостью поняла, сколь широка разделяющая их пропасть. Рикардо не только вращается в других кругах, но и. обитает в совершенно ином мире.

Трейси сидела, потупившись, избегая смотреть на Рикардо.

– Мы с Луизой действительно были любовниками. Наш роман длился около трех лет, но тогда газеты не писали об этом ни строчки. Тогда она была сеньоритой Ривера, и наша связь ни у кого не вызывала интереса. Наши родители радовались, предвидя скорую свадьбу. – Рикардо не спускал с Трейси глаз, наблюдая за ее реакцией, но ее лицо оставалось бесстрастным.

– Но свадьба не состоялась?

– Наша нет. Восемь месяцев назад Луиза вышла замуж.

– Да, здесь об этом написано.

Тот факт, что Рикардо не жил монахом до ее появления на своем горизонте, не стал для нее открытием. Тем более не имела она права предъявлять ему какие бы то ни было претензии относительно его прошлого. Однако ревность, подогреваемая разочарованием, уже завладела ее сердцем. Трейси оказалось трудно смириться с тем, что Рикардо, образ которого совсем недавно претерпел в ее представлении радикальные изменения, на самом деле соответствовал тому, что о нем писали, и не мог похвастаться высокой моралью.

– Мы с ней не спали, – услышала она ответ на свой невысказанный вопрос.

Трейси, к своему огромному удивлению, испытала облегчение, необъяснимое даже для нее самой, и робко вскинула на Рикардо глаза.

– И, чтобы избежать путаницы, я бы добавил: в тот раз. С тех пор, как Луиза вышла замуж за Гонсалеса, я с ней не спал, хотя Луиза этого страстно добивалась. Но проблема состоит в том, что этому никто не верит.

– Я верю. – Трейси улыбнулась, видя искреннее удивление Рикардо. – Но почему эта статья задела тебя? Снимки, где ты запечатлен в обнимку то с одной красоткой, то с другой, не сходят с газетных полос. Никому от этого ни холодно, ни жарко.

– Все верно, но на этот раз газетчики поплатятся. Как я уже сказал, мы были любовниками. Луиза работает в моей компании и занимается как раз связями с прессой. – Рикардо усмехнулся. – В этом случае, как мне кажется, у меня имеются все основания ее уволить.

– Будь осторожен, судя по всему, этой Луизе палец в рот не клади.

Рикардо невесело рассмеялся и покачал головой, давая понять, что время шуток закончилось.

– Мы с ней выросли вместе. Наш городок лежит в горах, подобной красоты я нигде не видел. Каждый раз, приезжая домой, я недоумеваю, как мог оттуда уехать. Правда, я наведываюсь домой только в выходные, а в остальное время живу в одном из своих отелей. Порой, когда становится совсем невмоготу, я сажусь в самолет и через несколько часов уже на месте. Что ни говори, дом есть дом.

– Я понимаю. Представить не могу, но понимаю.

Рикардо на минуту замолчан, остановив на Трейси задумчивый взгляд. Он словно прикидывал, стоит или нет продолжать этот разговор. Затаив дыхание, Трейси, ждала продолжения, ей хотелось узнать о Рикардо как можно больше.

– Луиза сходила по мне с ума, – продолжил он, – а я сходил с ума по ней. Но мы не любили друг друга. Она это отрицает, но я-то знаю, что это правда. Она любила деньги, богатство, мой образ жизни, но не меня самого.

– Но, может, она любила и то, и другое. Деньги и тебя?

– Нет, – уверенно сказал Рикардо. – Несколько месяцев назад возникли кое-какие финансовые проблемы. Ничего страшного. Я их предвидел и своевременно обо всем позаботился, но Луиза этого не знала.

– Ты ее проверял? – недоверчиво спросила Трейси.

– Поначалу у меня и в мыслях такого не было. – Рикардо покачал головой, но Трейси уловила в его голосе нотки смущения. – Я искренне не хотел ее волновать. Ты и сама имела возможность убедиться, что я не люблю в постели обсуждать работу. Но она делалась все настойчивее и… более нервной. Тогда я понял, что она боится, как бы я не понес большие убытки. Хотя это совершенно исключалось, я тем не менее ничего не сделал, чтобы ее разубедить. Потом, задним числом, я понял, что фактически проверял ее.

– Насколько я поняла, тест она не прошла.

– Месяц спустя она вышла замуж за Гонсалеса. Он тоже из нашего города. – Рикардо вдруг замолчал, и на его лице заиграли желваки. – Он для меня все равно что отец. Мой родной отец погиб, когда я был совсем маленьким, и Хулио стал для меня вместо отца. Я всегда мог обратиться к нему за советом. Мало того что он человек необыкновенной души, он еще фантастически богат. По сравнению с ним я беден как церковная мышь. Вероятно, поэтому Луиза и выскочила за него замуж.

– Ты этого не знаешь, – возразила Трейси, сама не понимая толком, почему защищает незнакомую ей Луизу. – Может, они влюбились друг в друга.

– Ему под семьдесят.

– Вот как!

– У него проблемы со здоровьем.

– Понятно. – Трейси взглянула на снимок и покачала головой. – Бедная Луиза…

– Какая угодно, только не бедная, – поправил ее Рикардо, но Трейси с ним не согласилась.

– Все равно бедная. Счастье за деньги не купишь.

– Луиза придерживается другого мнения, – возразил он. – Во всяком случае, деньги помогли ей купить билет до Майами, а ее муж думает, что она уехала по делам в Лондон. Она хотела, чтобы мы возобновили наши отношения и снова стали любовниками. Я отказался, сказал, что мне претит спать с чужой женой. Проблема состоит в том, что эту фотографию обязательно перепечатают газеты у меня на родине, и я с минуты на минуту жду звонка матери.

– Тогда скажи ей то, что сказал мне. Рикардо покачал головой.

– Все не так просто.

– Почему же? – удивилась Трейси. – Если ты с Луизой и правда не спишь, твоя мать тебе поверит.

– Мою мать это мало волнует, – заметил Рикардо, чем удивил Трейси еще больше. – Скорее она относится к этому, как к само собой разумеющемуся факту. Ее больше расстроит другое: что мы не сочли нужным это скрывать.

Трейси не верила своим ушам.

– Минуточку! – вскричала она. – Ты хочешь сказать, что твоя мать не против того, чтобы ты спал с замужней женщиной?

– А почему она должна возражать? У многих мужчин есть любовницы. Она не простит того, что мы не сумели сохранить это в тайне и публично опозорили Хулио. Но даже эта так называемая статейка, – он презрительно взял газету и, скомкав, швырнул на пол, – лучше реальности. Тот факт, что Луиза не переносит Хулио и всячески избегает его общества, а я в свою очередь отвергаю ее – вот, что действительно позорно для наших семей. С какой бы точки зрения я ни посмотрел на это дело, оно вызывает только головную боль.

– Господи, – прошептала Трейси, глядя на смятый газетный лист. Ей с трудом верилось, что столь красивая женщина могла до такой степени все запутать. – А Луиза? Как относится ко всему Луиза? Ее это беспокоит?

– Она очень обеспокоится, когда увидит это, – мрачно произнес Рикардо. – Я сказал ей вчера, что она должна уважать своего мужа и свою семью. Что между нами все кончено.

– А что ответила она?

– Она согласилась, хотя и очень расстроилась. Она умоляла меня сделать все, чтобы избежать огласки. Мне кажется, она наконец поняла, что должна постараться укрепить свой брак и довольствоваться тем, что имеет.

Трейси усомнилась, что женщина, отвергнутая Рикардо, могла обрести счастье. Она провела с ним всего одну ночь, но этого хватило, чтобы ее мир покачнулся. Трейси не представляла, как после нескольких лет близости женщина может перенести разлуку со столь совершенным мужчиной, как Рикардо Энрикес.

Трейси подобрала с пола газету, расправила ее и принялась разглядывать фотографию Луизы. Эта женщина знает себе цену, ради достижения своей цели она пойдет по трупам. Бедняга Рикардо, вряд ли она оставит его в покое.

– Уверяю тебя, когда моя мать прочтет это, она рассвирепеет, – услышала она встревоженный голос Рикардо и с трудом подавила улыбку. Но Рикардо успел ее заметить. – Что ты находишь в этом смешного? – спросил он.

– Ты не похож на человека, которого волнует мнение матери.

– Почему? Или ты считаешь, что настоящий мужчина не должен считаться с мнением людей, которых любит? – вспылил Рикардо. – Думаешь, я могу оставаться спокойным, если опозорю или разочарую свою мать? Эти писаки не представляют, что творят с людьми своей стряпней! Ты не единственная, Трейси, кто заботится о своих родителях. Моя мать уже немолода, она хочет, чтобы ее сын остепенился и обзавелся семьей. С другой стороны, она понимает, что, возможно, для создания семьи я еще не созрел, поэтому готова на многое закрыть глаза. Если она думает, что я сплю с женой друга нашей семьи, но не считаю необходимым держать это в тайне… – Рикардо порывисто встал и, сердито сорвав со спинки кровати халат, оделся, после чего принялся мерить комнату шагами. – Значит, я ее не уважаю, а это больно.

– Сейчас в Испании ночь.

Рикардо остановился и, резко повернувшись, вопросительно посмотрел на Трейси.

– И что?

– Газеты еще не вышли. У тебя есть в запасе несколько часов, чтобы принять какое-нибудь решение. Придумать, что сказать матери.

– Мне не нужны часы. Потому что я уже принял решение.

– Правда? – Трейси взглянула на него с любопытством. – Тогда почему ты не сказал об этом?

Рикардо не ответил, но подошел к кровати и, сев рядом с Трейси, притянул ее к себе. От его пристального взгляда Трейси стало не по себе.

– Мы с Луизой старые друзья, – заговорил Рикардо, и от его тихого голоса по спине Трейси побежали мурашки, – Некое важное событие в моей жизни могло бы послужить хорошим оправданием ее появления в Майами.

– Важное событие? – переспросила Трейси, которой овладело странное беспокойство.

– Важное событие, – повторил Рикардо. – К примеру, если бы я влюбился и захотел сделать значимый подарок. Например, кольцо по случаю помолвки. В том, что касается драгоценностей, я совершенно беспомощен, и мне понадобилась бы помощь Луизы.

Теперь Трейси не чувствовала бегающих по спине мурашек – ее всю бил озноб. Догадавшись, куда клонит Рикардо, она не на шутку испугалась и попыталась отодвинуться, но он остановил ее самой обаятельной из своих улыбок.

5

– Нет, это невозможно! – Трейси отчаянно замотала головой.

– Но это помогло бы мне решить все проблемы, – вкрадчиво заметил Рикардо. Его лицо оставалось непроницаемым, словно он предлагал Трейси совершить велосипедную прогулку или еще что-то, столь же незначительное. – А мы бы получили еще массу удовольствия.

– И как долго ты рассчитываешь получать это «удовольствие»?

– Я покажу тебе мир, а учиться ты сможешь заочно. Нам было хорошо вместе.

– Но мы провели всего одну ночь. И то большую часть времени спали!

– Ты, по крайней мере, умеешь молчать. Ты не представляешь, какой это невозможный подвиг для большинства женщин. Рикардо, – пропищал он, копируя женский голос, – это была незабываемая ночь! Рикардо, что мы будем сегодня делать? Рикардо, что бы ты хотел на ужин?

Трейси рассмеялась.

– Это от неуверенности. Вероятно, они хотели знать, имеют ли шанс провести с тобой хотя бы еще одну ночь. Придешь ли ты снова?

– Возможно, их шансы были бы выше, если бы я мог хотя бы спокойно почитать газету.

– Это, как я полагаю, будет одним из условий? – осведомилась Трейси деловым тоном и, не дожидаясь ответа, продолжила: – Мне придется завтракать в молчании? И не сметь спрашивать у господина о его планах?

– Ты извращаешь мои слова, – перебил ее Рикардо, хмуря брови. – Ты делаешь из меня какого-то монстра. Я бы обращался с тобой достойно, лучше, чем этот подонок Пол. Ты не испытывала бы ни в чем нужды. – Он многозначительно улыбнулся, отчего тело Трейси будто пронзили тысячи электрических разрядов. – Особенно в постели.

– Ты мне предлагаешь роль почетной любовницы? – спросила Трейси оскорбленно.

Рикардо улыбнулся.

– Любовницы с кольцом. Ты даже не можешь представить, какую власть обретешь, какие двери перед тобой распахнутся!

– Я привыкла сама их открывать, Рикардо. – Трейси было важно дать понять этому испорченному мужчине, что ему не следует ждать от нее иного ответа, кроме твердого «нет». – Я привыкла собственным трудом зарабатывать на жизнь и в случае необходимости готова ночами просиживать за книжками. Меня, да будет тебе известно, моя жизнь устраивает.

Рикардо ухмыльнулся. – Я что-то этого не заметил прошлой ночью. По правде говоря, прошлой ночью я был готов почти на все, лишь «бы тебе помочь. И сейчас все в твоих руках. Ты можешь изменить свою жизнь, – добавил он тихо. – Выходи за меня замуж, и я перепишу парк на твоего отца. Выходи за меня замуж, и твои родители обретут долгожданный покой.

Он замолчал, молчала и Трейси. Сидя в напряженной тишине, она размышляла над словами Рикардо и не верила, что действительно обдумывает его возмутительное предложение.

– Выхоли за меня замуж, – повторил он.

– Ты делаешь мне предложение только потому, что мы переспали? Это что утрированное чувство справедливости?

– Справедливость не бывает утрированной, – возразил Рикардо. – Я лишил тебя девственности и считаю своим долгом жениться на тебе.

– Это старомодно! – фыркнула Трейси. – К тому же в этом нет никакой необходимости.

– Представь себе это хотя бы на минуту, – попросил он no-прежнему мягко.

Однако за этой мягкостью Трейси распознала силу и решимость. Несмотря на всю нелепость ситуации и кучу вопросов, роившихся в ее голове, Трейси вдруг ощутила радость. Перспектива просыпаться по утрам рядом с Рикардо, обнимать его, боготворить и любить, в этом было нечто…

– Я не имею в виду всю жизнь, – пояснил Рикардо. – Но достаточно долгое время, чтобы все утряслось. – Ты спасешь не только свою семью, но и избавишь Хулио от позора. Я понимаю, тебе нет дела до незнакомого человека, но я буду тебе премного обязан. Я снова сделаю твоего отца собственником парка. Уже в понедельник мои юристы займутся этим вопросом. А что касается старомодности… – Рикардо прерывисто вздохнул. – Можешь считать меня старомодным, мне все равно, но я теперь не могу просто взять и уйти от тебя как ни в чем не бывало…

– Но в один прекрасный день ты все равно бросишь меня, – возразила Трейси и ощутила, как ледяные пальцы страха сжали ее сердце. – Твое старомодное воспитание должно противиться разводу.

– Зато ты будешь спать с одним мужчиной. И этот мужчина будет твоим мужем. Я считаю, что в этом нет ничего зазорного, скорее наоборот. В этом браке не будет никаких подводных камней или тайного умысла…

Рикардо говорил убежденно, с каждой минутой нее больше и больше увлекаясь своей идеей. Приняв конкретные очертания, она манила его простотой и изысканностью решения. Он не мог представить, тем более допустить, чтобы прелестная женщина, сидящая сейчас рядом с ним, ушла из комнаты и из его жизни.

В свете этого все остальное было неважным и не имело смысла.

– У нас не будет фальшивых признаний в любви, Трейси, мы не станем давать друг другу обещаний и усложнять ситуацию рождением детей, требуется только взаимное уважение и понимание. У меня хватит сил, чтобы это сработало.

Трейси смотрела на него с подозрением, но сила убеждения и спокойное достоинство Рикардо обладали не меньшим магнетизмом, чем его искусство любовника.

Уловив ее колебание, Рикардо не замедлил им воспользоваться и, обольстительно улыбнувшись, добавил бархатным голосом:

– И я почти не сомневаюсь, что в постели я гораздо лучше, чем пресловутый Пол.

Пылкие возражения, готовые сорваться с языка Трейси, так и остались непроизнесенными, а ее твердая решимость отказать Рикардо растаяла без следа, когда Рикардо осыпал ее поцелуями и ласками. Трейси забыла обо всем на свете.

Обнаженная, она лежала на спине, ее била дрожь вожделения, но Рикардо вдруг приподнялся и пристально посмотрел ей в глаза.

– Так это «да»?

Его мастерство любовника и искусство обольщения пробудили в Трейси вулкан страсти. Его стремительная атака вознесла ее в стратосферу, где властвовали иные законы. Рикардо с самого первого дня, когда она узнала о его существовании, не оставлял Трейси равнодушной, но испытываемая к нему еще вчера ненависть незаметно преобразовалась в нечто, подозрительно похожее на свою противоположность.

– Так это «да»? – допытывался он хрипло. Трейси показалось, что она летит в бездонную пропасть, где ее ждет невиданная опасность и райское наслаждение. Искушаемая желанием отведать и то, и другое, она в отчаянии призвала на помощь силу воли и благоразумие. Она надеялась, что вот-вот откроется спасительный парашют, и голос разума скажет, что она летит в огонь. Но этот полыхающий огонь был прекраснее и желаннее всего на свете.

Рикардо Энрикес был человеком, который мог все устроить. Человеком, спасшим ее от себя самой. Человеком, способным дать ее родителям заслуженный покой.

Трейси заглянула в глаза Рикардо и в них увидела ответы на все вопросы, включая и вопрос Рикардо. Секундного замешательства оказалось достаточно, чтобы она осознала, что, кроме настоящего, нет ни прошлого, ни будущего и что весь мир заключен в них двоих и в том мгновении, что их объединяет и превращается в вечность.

– Да, я выйду за тебя замуж!

6

– Выпей что-нибудь, – донесся до Трейси сквозь мерный гул мотора заботливый голос Рикардо, и она почувствовала, как ей на колено легла его теплая рука.

Самолет набирал высоту. В горле у Трейси образовался ком, в груди защемило. Оставив попытку сосредоточиться на чтении, Трейси рассеянно уставилась в иллюминатор, перебирая в памяти пестрый калейдоскоп событий последних дней, перевернувших се жизнь.

– Уверен, что у них найдется и коньяк, и апельсиновый сок, словом все, что твоей душеньке угодно, – пошутил Рикардо, но Трейси даже не улыбнулась. – Прости, я хотел немного поднять тебе настроение.

– Знаю, – отозвалась Трейси и потянулась за бумажной салфеткой, чтобы вытереть слезы, но ее рука повисла в воздухе, когда Рикардо вручил ей свой батистовый носовой платок. Время экономии для нее кончилось. Перехватив озабоченный взгляд Рикардо, она улыбнулась. – Мне трудно свыкнуться с мыслью, что я бросила родителей.

– Ты их не бросила. Ты можешь всегда вернуться, в любое удобное для тебя время. Завтра, послезавтра, на следующей неделе. Наш мир невелик. Чуть меньше суток – и ты снова дома. Я не собираюсь лишать тебя родных, Трейси. Я знаю, как они дороги тебе.

Она кивнула, не в силах говорить из-за душивших ее слез. В присутствии Рикардо Трейси меньше всего хотелось проявлять слабость.

– Я немедленно отдам юристам распоряжение, чтобы они приступили к переоформлению парка на твоего отца. Хотя, как ты понимаешь, это займет некоторое время.

Трейси продолжала мучить неуверенность. Она повернулась лицом к Рикардо. Ей очень не понравилось, что он упомянул о времени. Заметив ее тревогу, Рикардо поспешил ее успокоить:

– Ты же знаешь, в наши дни быстро ничего не делается. Надеюсь, что в честности моих намерений ты не сомневаешься. Я дал тебе слово.

Но достаточно ли одного его слова? Кроме обещаний и заверений, у нее ничего нет. Что сможет она предъявить, если дело дойдет до суда?

Трейси едва не рассмеялась. О чем она только думает? Какой суд? С кем она хочет помериться силами, с Рикардо?

– Тебя что-то еще волнует?

Трейси неопределенно пожала плечами.

– А как ты считаешь, мой отъезд с родины сам по себе ничего не значит?

– Значит, – согласился он. Его рука по-прежнему покоилась на ее колене. Повернув к Трейси голову, он заметил дрожавшую на ее ресницах слезинку и легким движением пальца осторожно ее снял. – Ты вспоминаешь, как была с сестрой в Европе?

Откуда он знает? Его проницательность заслуживала восхищения, но Трейси не хотелось делиться с Рикардо воспоминаниями и своей болью. Подавив эмоции, она деланно улыбнулась.

– Не стоит об этом говорить.

– Почему ты так поступаешь? – спросил Рикардо. – Почему ты всегда меня отталкиваешь?

– Я тебя не отталкиваю.

Трейси не желала поддерживать разговор на эту тему. Надев ей на палец обручальное кольцо, Рикардо решил, что получил билет в ее внутренний мир, но Трейси опасалась впускать туда посторонних, лаже если этот посторонний был ее мужем.

Ее сокровенные мысли не подлежали огласке и досмотру.

– Ты продолжаешь от меня таиться. Никогда не поделишься, о чем думаешь, что тебя угнетает, – не унимался Рикардо. – Я не знаю в действительности, что тебя волнует.

– Я ничего от тебя не скрываю, – заверила его Трейси. – А здесь, – она постучала по своему лбу, – ничего интересного не происходит. – Развернув предложенное стюардессой меню, она сделала вид, что читает. Пробежав глазами список блюд, Трейси так ничего и не смогла выбрать, ибо единственный деликатес, который ее привлекал, сидел рядом. – Просто трудно расставаться с семьей, – призналась она.

– А разве я теперь не твоя семья? – Рикардо нежно приложил к ее щеке ладонь. Горячую и сильную. – Разве я не могу сделать тебя счастливой?

О, как же ей хотелось прижаться к нему и спрятать лицо на его широкой груди!

Как хотелось поверить в его добрые намерения!

Но могла ли она позволить себе такую роскошь?

Однако на каждый ее вопрос, на каждую попытку как-то определиться, выработать линию поведения на настоящее и будущее Рикардо реагировал знакомым жестом – на каждую ее попытку выяснить свое положение он отвечал пожатием плеч.

– Какие детали тебя интересуют? – удивлялся Рикардо. – Я обо всем позабочусь, не забивай себе голову пустяками.

Но Трейси это уже не устраивало. Вопросы ее не оставляли, скорее напротив, одолевали с новой силой. Милый, добрый Рикардо оказался верен своему слову. Пола она больше не видела. Если Рикардо сумел раздавить Пола, то что в случае чего будет с ней?

Взгляд Трейси остановился на крупном изумруде, украшавшем кольцо на ее безымянном пальце. Его благородная красота на мгновение отвлекла ее от тревожных мыслей. Несмотря на жалобы Рикардо на дурной вкус, выбранное им кольцо поражало изысканностью работы.

Такой подарок что-то да значит.

– Поговори со мной, Трейси, – попросил Рикардо. – Я ненавижу летать.

– Извини, я устала.

Трейси закрыла глаза, она отчаянно нуждалась хотя бы в минутной передышке, чтобы собраться с мыслями и попытаться осознать свое положение. Трейси боялась, что сорвется, если в ближайшее время не справится с душившими ее эмоциями.

Быть женой Рикардо Энрикеса оказалось тяжким бременем. С ним она испытывала восторг, радость и возбуждение, но покой – никогда, и это истощало ее силы.

Его неординарная натура была непредсказуема и держала Трейси в постоянном напряжении, хотя она училась подстраиваться под Рикардо. Если он был в дурном настроении, это приводило к ссорам, но они неизменно заканчивались в постели. Трейси все чаще приходила к выводу, что Рикардо похож на избалованного ребенка, отказывающегося считаться с окружающими. Его поведение зачастую вызывало у нее досаду, граничащую со злостью, которая ее пугала. Если ему что-то было нужно, то он не унимался до тех пор, пока не получал желаемое, лишая при этом всех какого бы то ни было покоя.

Из задумчивости ее вывела горячая рука Рикардо, лениво скользившая вверх по ее бедру. От злости и мрачных мыслей не осталось и следа. Это удавалось Рикардо лучше всего – возбуждать в Трейси неутолимое, ненасытное желание близости.

В этом они были едины. Ей не хотелось оставаться наедине с собой, не хотелось нежиться в ванне, когда Рикардо находился в соседней комнате. И какой смысл читать что-либо другое, когда самая интересная книга – рядом, когда он для пес – начало, середина и конец всего сущего?

– Ты мне никогда не рассказывала, что случилось с Лизбет.

Трейси вздохнула и открыла глаза.

– Похоже, для тебя это запретная тема, – продолжил Рикардо болезненный допрос.

Трейси сдержанно кивнула.

– Ты прав. Все эти разговоры страшно угнетают. Папа говорит, что Лизбет все равно уже не вернешь.

– Но говорить об этом, хотя и больно, но нужно, – заметил Рикардо мягко. – Почему бы нам не попробовать?

Трейси покачала головой, но, перехватив его исполненный глубокого понимания и сострадания взгляд, осознала, что упорствовать не стоит. Настойчивость Рикардо вызывала у нее раздражение, но в то же время Трейси была ему благодарна именно за проницательность и настойчивость.

Очень важно иметь рядом человека, к плечу которого можно прислониться. Хотя бы на время.

– Она умерла в Мадриде, – выдавила из себя Трейси и замолчала.

. Ее молчание было пронизано светлой печалью. Взяв ее руку, Рикардо терпеливо ждал продолжения, в то время как Трейси боролась с трагическими воспоминаниями.

– Лизбет была тяжело больна, а в последний год жизнь превратилась для нее в сплошной кошмар, и смерть могла наступить в любое мгновение. Требовалась операция, но ее исход вызывал у врачей сомнения, и они отказывались оперировать Лизбет.

Трейси сделала паузу и отпила из стакана глоток воды.

– Кому только мы ее не показывали. Ответ всегда был одним и тем же. Мы почти потеряли надежду и решили воспользоваться в полную меру тем временем, что нам отпущено.

Потом я все же нашла одного врача в Лондоне, он был готов взяться за операцию.

– И тогда вы решили продать парк? Трейси кивнула и, заметив, как сжались в тонкую линию его губы, быстро добавила:

– Но ты ни в чем не виноват, Рикардо.

– Возможно, но правда, как известно, слишком крепкое вино, чтобы пить его неразбавленным. Мое внимание к парку привлек Пол. Он служил помощником менеджера в моем отеле в Майами. К тому времени у меня уже созрела идея, что было бы неплохо разнообразить список отелей каким-нибудь парком развлечений, где мои постояльцы могли бы отдохнуть и расслабиться. По правде говоря, я не был уверен, что «Семь Чудес» – это именно то, что мне нужно, поэтому и предложил смехотворно низкую цену, рассчитывая, что владелец начнет торговаться. А когда мое предложение было безоговорочно принято, я, естественно, вошел в раж и уже не хотел отступаться.

– Я понимаю. Ты поступил, как поступил бы на твоем месте любой нормальный бизнесмен. Папа должен был торговаться, но он боялся, что и этого не получит. Твое предложение было первым и единственным за многие месяцы.

– Если бы я знал. Трейси покачала головой.

Ты предприниматель, а не благотворительное общество. Ты не сделал ничего предосудительного. – Говоря это, Трейси не погрешила против истины. Она имела возможность наблюдать, как Рикардо общается с людьми и ведет дела, и со всей ясностью осознала, как сильно ошибалась в нем прежде. – Получив деньги, мы решили на семейном совете, что после операции, если все пройдет хорошо, покажем Лизбет мир. Операция и правда прошла удачно. Лизбет расцветала прямо на глазах. Она все время улыбалась, глаза ее сияли, и энергия, казалось, била из нее ключом. Мы не могли нарадоваться, глядя на нее, и о проданном за бесценок парке никто не сожалел. Мы не могли поверить в свое счастье. Все это время рядом с Лизбет был ее парень. Когда она достаточно окрепла, они поехали во Францию и месяц провели на Ривьере, а мы улетели домой. Вскоре отпуск у приятеля Лизбет закончился, и ему пришлось вернуться в Штаты, но Лизбет вбила себе в голову, что должна увидеть Испанию, посмотреть коллекцию Прадо. Она всерьез увлекалась живописью.

Рикардо видел, как омрачилось лицо Трейси и погасла ее улыбка. Первым его порывом было притянуть Трейси к себе, чтобы снять с ее сердца хотя бы часть боли, Но чутье велело ему выдержать паузу и позволить ей снова пережить трагические события. В ожидании продолжения истории Рикардо молча держал Трейси за руку.

– Мы не могли отказать Лизбет. Несмотря на болезнь, она всегда была заводная. Тогда на смену Джо в Европу вылетела я.

– А ты тоже заводная?

– Ничуть. – Трейси улыбнулась. – Иногда мне хочется быть легкомысленной и беспечной, но у меня не получается. Я другая.

– Согласен. Ты более… – Рикардо осекся и по привычке прищелкнул пальцами в поисках подходящего слова. Но слово не приходило. В эту минуту он вдруг понял, почему рядом с Трейси иногда терял свойственное ему красноречие. Трейси со своим миром не укладывалась в рамки одного слова. Чтобы описать ее, и целой страницы будет мало.

– Ты – это ты, – подытожил он. – Итак, вы с Лизбет отправились в Испанию.

Трейси кивнула.

– Все шло отлично. Мы посетили Мадрид, Севилью, Барселону. Посмотрели коллекцию Прадо. – Ее глаза возбужденно горели. – Вечерами мы кочевали из ресторанчика в ресторанчик. Пробовали разную ветчину, пили кофе.

– А что еще вы делали? – справился Рикардо с улыбкой.

– Все, что и остальные туристы. Покупали сласти, мороженое, бросали монетки в фонтаны и загадывали желания.

– Интересно, какие желания ты загадала?

– Я загадала три. Чтобы Лизбет поправилась. – Лицо Трейси стало грустным. – Чтобы все мы были счастливы. И… – Трейси вдруг запнулась и густо покраснела, а потом тихо добавила: – И чтобы я вышла замуж за лучшего мужчину в мире.

Первое ее желание не осуществилось и уже не осуществится; второе – под вопросом, а третье исполнилось – но надолго ли?

– Один мой приятель, бросая монетку и загадывая желание, каждый раз просит себе благополучного развода, – обронил Рикардо со смехом. – Но пока безуспешно.

Вот всегда так, подумала Трейси с горечью. Каждый раз, когда мы делаем вместе большой шаг вперед, Рикардо спешит отступить на два шага назад. Все наши минуты радости имеют печальную окраску неизбежного расставания в будущем.

Трейси больше всего изнуряла эта привычка Рикардо то возносить ее к небесам, то бросать на бренную землю. Как можно относиться к ее переживаниям столь беспечно? Зачем ему понадобилось рассказывать ей о дурацком желании своего приятеля?

– Что было потом?

– Потом Лизбет внезапно стало плохо и она умерла. – Трейси впилась невидящим взглядом в черные закорючки, рассыпанные по белому полю меню. – Это все, что я могу тебе сказать, – бросила она, не поднимая головы.

– Когда мы прилетим, ты почувствуешь себя лучше. В аэропорту нас встретит шофер и отвезет домой. Моим родственникам не терпится с тобой познакомиться.

– У тебя есть братья и сестры? – поинтересовалась Трейси, обрадовавшись возможности сменить тему, и мысленно приготовилась к знакомству с многочисленной родней мужа.

– Два брата и три сестры с женами, мужьями и детьми, плюс кузины и кузены, тети и дяди. – Рикардо перевел дыхание, прежде чем продолжить: – Еще мама хотела пригласить нескольких друзей семьи.

– Луизу тоже?

– Вместе с Хулио, – подтвердил Рикардо. – Но ты не беспокойся, как только я представлю тебя им и мы выпьем по бокалу вина, мы сразу поедем к себе домой.

«К себе домой». Он произнес эту фразу с такой непринужденностью, словно они и в самом деле были счастливыми молодоженами, перед которыми простиралась долгая совместная жизнь, полная устремлений и планов на будущее.

– Я с нетерпением жду этой возможности, – призналась Трейси. – В отеле нам было неплохо, но куда приятнее оказаться наконец вдвоем. Как это ни странно, но мне хочется заняться домашним хозяйством!

– Прости? – Рикардо уставился на нее с недоумением. – Тебе не придется ничего делать. Для этого есть прислуга.

Откинувшись на спинку кресла, Трейси тихо застонала. Она была сыта по горло его прислугой и персоналом. Ей надоела чужая забота. Ей хотелось побыть с Рикардо наедине, чтобы никто не мешал ей сполна насладиться обществом мужчины, которого она любит.

Любит. С какой легкостью родилось в ее мозгу это слово, но какие незавидные сулило последствия!

Как это было ни прискорбно признавать, но она влюбилась в Рикардо безоглядно и бесповоротно. Но Рикардо в ее любви не нуждался, а только хотел с ней временного союза. В основе этого союза лежала не любовь, а долг чести, которым он дорожил больше всего на свете. Рикардо видел в ней жену, с которой мог легко расстаться, и любовь в его расчет не входила.

Трейси подумала, что, похоже, для нее же будет лучше сохранить свое чувство в секрете.

– Разве что с Марией могут возникнуть проблемы, – ворвался в ее мысли голос Рикардо. – Она моя экономка уже много лет. Она всегда доставляет…

Он смущенно замолчал, и Трейси закончила его мысль:

– Доставляет твоим подружкам массу неприятностей? Можешь не смущаться, Рикардо. Я отдаю себе отчет, что я не первая женщина, кто делит с тобой постель.

– Весьма сожалею, – пробормотал он. – Позже вы обязательно подружитесь. Хотя тактичностью Мария никогда не отличалась. – Рикардо поморщился. – Возможно, она будет называть тебя Луизой. Не обижайся. Она не злой человек, просто действительно бывает рассеянной и забывчивой. Возраст, знаешь ли.

– Я поняла, Рикардо, – со вздохом произнесла Трейси. – Мне придется туго.

– Чепуха! Ты прелесть, и все будут от тебя в восторге.

– Но я даже не говорю по-испански, – сказала Трейси то, что он и без того знал. – А твои близкие не говорят по-английски.

– Луиза и Хулио говорят.

Попытки Рикардо вселить в Трейси спокойствие проваливались одна за другой, и беспомощные взгляды, которые она на него бросала, заставили и его слегка занервничать.

– За несколько дней общения со мной ты наверняка запомнила с десяток испанских слов.

– Ты прав. – На губах Трейси заиграла плутовская улыбка. – Но сомневаюсь, что их прилично произносить при посторонних.

Рикардо хмыкнул и, наклонившись к ее уху, нежно шепнул:

– Да, дорогая, они предназначены только для твоих ушей.

– Надеюсь, – пробормотала Трейси без всякой задней мысли и тут же пожалела об этом – красивое лицо Рикардо стало мрачнее тучи.

– Что это значит? – справился он устало.

– Ничего. – Трейси непринужденно рассмеялась и пожала плечами. Старательно отводя глаза в сторону, она нажала на кнопку вызова стюардессы.

– Трейси, – Рикардо сжал ее руку, – я уже говорил и снова повторяю, что никогда умышленно не причиню тебе боли. Разве ты этого не знаешь?

В этот момент появилась улыбающаяся стюардесса. Она заботливо подоткнула и без того аккуратно лежащий на коленях Рикардо плед. Позволив за собой поухаживать, он слегка подался вперед, чтобы девушка могла поправить за его спиной подушку. Наблюдая эту сиену, Трейси вдруг поняла, что повышенное внимание стюардессы вызвано отнюдь не тем, что они пассажиры первого класса. Ее собственный плед практически сполз на пол, но стюардессе и в голову не пришло его поправить. Весь фокус заключался в личности самого Рикардо. Он источал какую-то ауру, заставлявшую людей выполнять его малейшие прихоти без всяких усилий с его стороны.

Сделанное открытие ее поразило. Трейси словно прозрела. Последние дни она жила, как во сне. Было много суеты, но все ее желания предупреждались, и она чувствовала себя избалованным ребенком, а ненавязчивая забота Рикардо Энрикеса вселяла в нее ощущение уверенности, надежности и незыблемости. Все осуществлялось, как по мановению волшебной палочки. Даже свадьба не потребовала от Трейси никакого напряжения. Единственное, что она сделала – надели белое платье и поехала и церковь.

В аэропорту она весьма неуютно чувствовала себя под прицелами объективов провожавших их ретивых репортеров. Эта встреча с реальным миром, миром Рикардо Энрикеса, Трейси не на шутку испугала. Очень скоро ее фотографии наполнят колонки светских новостей, и Трейси не без содрогания предчувствовала, что отзывы о ней прессы будут не самыми лестными.

В мире Рикардо она была чужаком.

– Можно мне кофе с молоком? – попросила она стюардессу.

– Сию минуту, – ответила стюардесса с профессиональной улыбкой, но женского тепла, адресованного Рикардо, в ней не было.

В эту минуту Трейси осознала, что любопытные взгляды, которые она ловила все утро, и неизбежные колкости журналистов предназначались не ей лично. Она была не единственной жертвой магнетизма Рикардо – его обаяние производило неизгладимое впечатление на всех окружающих без исключения.

Натянув на плечи плед, Трейси откинулась на спинку удобного кресла и прикрыла глаза.

– Трейси, ты мне не ответила. Я сказал, что никогда намеренно не сделаю тебе больно.

– Намеренно, вероятно, нет… Появилась стюардесса с подносом, на котором стояла чашечка кофе с крошечным кусочком шоколада и рюмка коньяку для любимого пассажира. На лице стюардессы сияла ослепительная улыбка, предназначенная исключительно Рикардо.

Трейси отвернулась к иллюминатору.

– Боюсь, ты ничего не можешь с собой поделать, – то ли подумала, то ли произнесла она вслух.

7

Знакомство с огромной, шумной семьей Рикардо стало для Трейси тяжким испытанием. Общение это было сродни барахтанью в бурных водах горной реки, когда тебя несет куда-то помимо твоей воли и без надежды на спасение.

Окруженная яркими южными красавицами, Трейси терпеливо сносила их поцелуи и оценивающие взгляды и пыталась угадать, что они о ней думают. Ей то и дело совали в руки наполненные едой тарелки и предупредительно наполняли ее бокал густым красным вином. Все попытки Трейси отказаться ни к чему не приводили. Кто-нибудь то и дело поднимал свой бокал, предлагая ей жестом присоединиться.

В конце концов Трейси закрыла ладонью свой бокал.

– Можно мне воды? Дайте мне, пожалуйста, воды! – взмолилась она.

Но ответом ей снова послужили озадаченные взгляды.

– Они не понимают, чего ты хочешь.

Трейси почувствовала в руке холодное стекло запотевшего стакана с водой. Послав Рикардо благодарный взгляд, она с жадностью поднесла стакан к губам.

– Ты меня спас. Кроме воды, мне ничего не нужно.

– А им ничего не нужно, кроме тебя. Похоже, ты произвела настоящий фурор и до ночи они тебя никуда не отпустят.

Трейси улыбнулась.

– Ну и ладно.

Семья Рикардо и их друзья были шумными, яркими, навязчивыми, и в то же время невероятно дружелюбными и обаятельными людьми.

– Меня только волнует, как мы будем общаться, если они даже слово овода» не понимают.

– В этом есть свое преимущество. Можно говорить о чем угодно. – Рикардо подмигнул ей. – Продолжай улыбаться, и они будут улыбаться в ответ.

– Что это? – удивилась Трейси, услышав звон бокалов.

Все собравшиеся в комнате стучали по своим бокалам вилками. Звон нарастал. Трейси непонимающе посмотрела на смущенно улыбающегося Рикардо.

– Что это значит? – повторила она вопрос.

– Они ждут поцелуя. Так будет продолжаться всю ночь напролет.

– Всю ночь?!

Сильные руки Рикардо обняли ее за талию, и Трейси подставила ему губы, рассчитывая на поцелуй вежливости. Но Рикардо прильнул к ее губам с такой страстью, что у Трейси перехватило дыхание.

Откуда-то издалека донеслись до нее одобрительные возгласы и тотчас растворились в вихре умопомрачительных ощущений, от которых у Трейси подкосились ноги и закружилась голова. Властно и открыто Рикардо демонстрировал близким свои чувства к новому члену их семьи.

– Всю ночь, – подтвердил он, разомкнув наконец объятия.

Его горевший вожделением взгляд вызвал у Трейси любовное томление, но, вынужденная оставаться в рамках приличий, она ничем себя не выдала.

– Может, ты меня представишь? В конце концов я это заслужила, помогая выбрать кольцо! – раздался рядом с ними сладкий голос, нарушивший волшебство момента.

По тому, как внезапно напрягся Рикардо, Трейси не составило труда догадаться, кому этот голос принадлежит.

Изобразив на лице улыбку, она повернулась, полная решимости с достоинством встретить свою предшественницу. Но к ослепительному блеску красоты Луизы Трейси оказалась не готова. Снимок в газете даже отдаленно не передавал ее великолепных форм, сияния черных волос, роскошными кудрями ниспадавшими на обнаженные плечи. Темно-синее бархатное платье плотно облегало высокую пышную грудь, тонкую талию и роскошные бедра. Рядом со столь яркой красоткой Трейси почувствовала себя жалкой и бесцветной.

– Трейси, это Луиза, – объявил Рикардо ровным голосом.

Ни один мускул не дрогнул на его лице, но, когда его рука легко подтолкнула ее вперед, Трейси уловила всю степень его напряжения. В комнате внезапно стало очень тихо, и Трейси поняла, что у нее есть все опасения нервничать.

– Рада познакомиться.

– А это Хулио… – продолжал Рикардо, – муж Луизы и мой друг.

– Приятно познакомиться.

Вместо дряхлого старичка, которого Трейси ожидала увидеть, перед ней предстал седовласый подтянутый мужчина, безукоризненно причесанный и одетый. Его смуглое лицо было на удивление гладким и моложавым для его преклонных лет. Взгляд его бархатных карих глаз, проникавший, казалось, в самое сердце, говорил, что этот мужчина еще находится в полном расцвете сил.

Хулио, вместо того чтобы пожать Трейси руку, горячо расцеловал ее в обе щеки.

– У тебя отличный вкус, Рикардо.

– У меня тоже, – заметила Луиза и, подхватив руку Трейси, принялась демонстративно разглядывать кольцо. – Мы получили массу удовольствия, выбирая его, правда, Рикардо? – промурлыкала она низким грудным голосом.

Трейси задохнулась от негодования. Коварно улыбнувшись, Луиза метнула в соперницу ненавистный взгляд.

– Конечно, он очень торопился, – продолжала Луиза. – Вы знаете, какими бывают мужчины, но я сказала: «Нет, милый. Нам нельзя спешить. Я знаю, что нужно женщине, поэтому мы должны постараться». И мы постарались на славу! – Триумфальные нотки в ее голосе не остались незамеченными, так же, как и двусмысленный намек.

– Вы правы, – сухо произнесла Трейси, прижимаясь к Рикардо, и на ее безмолвный крик о помощи он ответил ласковым объятием. – Спасибо за помощь в выборе кольца. – Трейси подарила Луизе саркастическую улыбку. – Я тоже получаю массу удовольствия, нося его!

Казалось, все было великолепно. Гостеприимная семья Рикардо встретила ее с распростертыми объятиями, но Трейси чувствовала себя пленницей суматошной карусели. Яркие огни и краски сменяли друг друга в ослепительном калейдоскопе, только одно оставалось неизменным – взгляд Луизы, безжалостно следовавший за ней повсюду.

Трейси отчаянно желала повернуть стоп-кран, чтобы положить конец кружению и чтобы Рикардо отвез ее домой, где бы этот дом ни находился. Ей не терпелось уединиться и привести в порядок мысли и ощущения.

– Это тяжелая работа, правда? Вопрос Хулио застал Трейси врасплох.

– Нет, что вы. Все эти люди просто прелесть, – отозвалась Трейси, заставив себя улыбнуться. В конце концов Рикардо хорошо играл свою роль новобрачного, и было справедливо ответить добром на его добро. – Я просто устала после продолжительного перелета. Хотя, должна признаться, жаловаться мне грех. Большую часть пути мы спали. Не могу поверить, что эти кресла превращаются в кровати.

Осознав, что ей не удивить своего собеседника чудесами салона первого класса, Трейси смутилась и замолчала, покраснев до корней волос.

Хулио улыбнулся.

– Но до родной постели им далеко. Ты поймешь это, когда доживешь до моих лет. Ты не привыкла летать?

Трейси покачала головой. Хулио ей определенно нравился.

– Короткие перелеты из города и город не сравнимы с трансатлантическим путешествием.

– Ничего, скоро ты к этому привыкнешь, если, конечно, захочешь.

Заметив, что Трейси нахмурилась, Хулио снова широко улыбнулся.

– Деловые люди в наши дни ведут кочевой образ жизни, а это не каждому по вкусу. Что касается меня, то я предпочитаю проводить время неподалеку от своих лошадок.

– От лошадок?

– Да, они мне вместо детей. – Его благородное лицо лучилось радостью.

Трейси почувствовала к старику расположение. Возможно, она ошибалась. Хулио – красивый, привлекательный мужчина и далеко не дурак. Возможно, Луиза и вправду в него влюбилась. Придя к такому выводу, Трейси расслабилась. Все было не так уж плохо. Она утратила нить разговора и вздрогнула, когда до нее вдруг дошел смысл произнесенной Хулио фразы.

– Весьма сожалею, что Луиза тебя расстроила, когда бесцеремонно флиртовала с Рикардо. Она вела себя неприлично.

– Да нет… она была… она… – залепетала Трейси. – Она меня не расстроила.

– Не надо отпираться. Я видел, – произнес Хулио убежденно, и Трейси потупилась, не зная, что сказать. В конце концов, мужу Луизы виднее. – Я непременно поговорю с ней, как только приедем домой. Ты очень милая, Трейси, и мне неприятно, что тебя ставят и неловкое положение. Луизе и Рикардо нужно впредь вести себя предусмотрительнее.

– Предусмотрительнее? Что вы имеете ввиду? Между ними ничего нет.

– Ох, Трейси…

Заметив вспыхнувшее в глазах Хулио сочувствие, она решительно покачала головой.

– Вы все неверно истолковали. – Но прорезавшиеся в ее голосе нотки сомнения не смогли обмануть даже ее саму. – В отеле ничего не было. Ничего.

– Ты полагаешь, что Луиза на самом деле выбирала для тебя кольцо? – Хулио смотрел на нее не мигая. – Конечно нет. И ты знаешь это не хуже меня. Поведение Луизы – только часть маскарада, в котором мы все участвуем. Но Рикардо – хороший человек, Трейси. Он никогда не опозорит тебя, никогда не заставит стыдиться. В конце концов, ты его жена.

Хулио пытался се утешить, но утешения не было и не могло быть. Трейси хотелось заткнуть уши и не слышать его слов, чтобы оградить себя от правды, которую она отказывалась признавать.

– Тебе придется учиться смотреть на мир другими глазами.

– А, вот вы где! – услышала Трейси голос Рикардо, но на этот раз его появление не принесло ей облегчения. Ей отчаянно хотелось обдумать услышанное от Хулио. – Ты выглядишь усталой.

Рикардо смотрел на нее с участием, и в его темных глазах светилась такая нежность, словно никого дороже Трейси не было у него в целом свете.

– Ты прав. – Ее высокий голос прозвенел как натянутая тетива лука, с которой сорвалась стремительная стрела. Но бешеное биение сердца заглушало для Трейси все остальные звуки мира. – Где ты был?

– Разговаривал с матерью. А ты думала, где я?

– Ты забыл свой бокал на балконе, милый. К их компании присоединилась Луиза. Она с загадочной улыбкой протянула Рикардо бокал. Но Трейси почувствовала себя еще хуже, когда перехватила печальный, полный сострадания взгляд Хулио и участливую улыбку на его губах.

Веселая карусель замедлила вращение, краски и световые пятна приобретали отчетливые очертания. И Трейси совсем не понравилось то, что она увидела.

– Отвези меня домой, Рикардо, – попросила она едва слышно.

Он протянул ей руку, и Трейси ее отвергла бы, если бы земля не качалась у нее под ногами и она была бы уверена, что сможет выйти из комнаты без посторонней помощи.

8

– Хулио говорит, что вы с Луизой должны быть предусмотрительнее.

Освещенная бледным лунным светом дорога, по которой они мчались, извилистой лентой поднималась в горы. Слева возвышались каменистые стены, а справа темнела пропасть обрыва. Но даже стремительная скорость Трейси не волновала. Ее мысли занимал разговор с Хулио, и она мучительно обдумывала, как разыграть подброшенную им карту. Искоса взглянув на Рикардо, она невольно залюбовалась его четким профилем. Его красота никогда не оставляла ее равнодушной, и это сильно смущало Трейси.

– Хулио не понимает, о чем говорит. Переключив скорость, Рикардо покрутил ручку настройки радио. Затронутая тема, судя по всему, его ничуть не взволновала. Но Трейси хотела получить ответ.

– Он, похоже, в этом не сомневается. Послушай, Рикардо; у нас в конце концов не фиктивный брак, и, хотя я понимаю, что он продлится не вечно, я не хочу, чтобы из меня делали дурочку. Мне нестерпима мысль, что, вылезая из постели Луизы, ты приходишь ко мне.

Он молчал, но своим молчанием распалял ее еще больше.

– Рикардо, ты собираешься меня выслушать?

– Если только ты скажешь что-нибудь существенное, – ответил он надменно.

– Это, по-твоему, не существенно? – Трейси выключила радио, рассчитывая привлечь к себе внимание. – Ты собираешься продолжать свои отношения с Луизой, как и раньше?

– Раньше чего? – насмешливо спросил он.

– До нашей свадьбы, – процедила Трейси сквозь зубы. – Ты намерен спать с ней?

– Зачем? – Он экспансивно вскинул руки, отпустив рулевое колесо, и Трейси вцепилась в сиденье, на минуту усомнившись в правильности решения затеять выяснение отношений на горной дороге. – Пока ты со мной, у меня нет в этом потребности.

Это что, угроза? Ответом ей послужил протяжный выдох.

– Ты хочешь сказать, что, пока я соответствую твоим требованиям, Луиза тебе не нужна, но, как только я перестану отвечать твоим запросам, ты найдешь утешение в се объятиях?

– Ты извращаешь мои слова.

– А мне так не кажется, Рикардо. Ты сказал, что разговаривал с матерью. – Трейси услышала в собственном голосе жалостливые нотки и тотчас постаралась от них избавиться. – В то время как на самом деле был на балконе вдвоем с Луизой и неизвестно чем занимался.

Рикардо ничего не ответил, продолжая давить на педаль газа. Его лицо сохраняло бесстрастное выражение.

– Я не позволю делать из себя дуру, Рикардо. Если между вами что-то есть, я хочу услышать это от тебя. Луиза сказала…

– Луиза сказала! – выкрикнул он. – Хулио сказал! – Машина вильнула в сторону, но Рикардо моментально выровнял ее, хотя уже не владел собой. – Я твой муж, Трейси! Неужели мое слово уже ничего не значит? Почему ты их слушаешь? Почему веришь им, но не веришь мне?

– Потому что…

Она умолкла и отвела взгляд. Сказать ему правду Трейси не могла. Правда все равно ее не спасет. Да, их брак не фиктивный, но это только все усложняет. За несколько дней, проведенных вместе, Рикардо стал для нее средоточием жизни, и ради его любви она была готова следовать за ним хоть на край света.

Автомобиль свернул, и под колесами зашуршал гравий. Через минуту он затормозил перед массивным каменным зданием. Рикардо выключил двигатель, и в машине стало тихо. Шумное, прерывистое дыхание Рикардо свидетельствовало о том, что он все еще злится.

– Я курил. Мама не любит, когда я курю в доме. – В его голосе слышались нотки раздражения. – Поэтому я вышел на балкон. Вот и все. И если бы, – добавил он язвительно, – ты соизволила составить своему мужу компанию, вместо того чтобы слушать бредни Хулио, нам не пришлось бы сейчас выяснять отношения.

– Ты хочешь сказать, что я все неправильно истолковала? Или, может, как раз наоборот? Я поняла все как надо?

Ответить он не успел. Навстречу им вышла пожилая пара. Мужчина торопливо направился к багажнику, а женщина замерла на верхней ступеньке лестницы.

– Это и есть пресловутая Мария?

– Да, ей не терпится с тобой познакомиться.

– И я должна помнить об этом, когда она будет называть меня Луизой, – не удержавшись, съязвила Трейси. – И после этого ты хочешь, чтобы я строила из себя наивную дурочку, чтобы не дай Бог не разочаровать прислугу?

Сокрушенно вздохнув, Рикардо вышел из машины и, деланно улыбаясь, открыл для Трейси дверцу. От его ледяного взгляда у Трейси по спине поползли мурашки.

– Иди ко мне, дорогая, – проворковал Рикардо ласково, но гневные искры в его глазах не могли ее обмануть. – Я хочу поскорее привести тебя в дом.

Игнорируя ее жалкие протесты, он подхватил Трейси на руки и вытащил из машины, сердито захлопнув дверцу ногой. Взбежав по ступенькам, Рикардо стремительным шагом вошел в холл, где, выстроившись в линейку, их приветствовала улыбающаяся прислуга. Не обращая на них внимания, Рикардо устремился дальше.

– Отпусти меня, – прошипела Трейси ему в ухо.

– Когда буду готов, – буркнул он. – Как ты сказала, мы не должны разочаровать прислугу.

– Рикардо, если ты сейчас же меня не отпустишь, я тебе не завидую, – тихо произнесла Трейси, хотя внутри у нее все клокотало.

Она знала, что ее сопротивление будет сломано, и что эти сильные руки до поры до времени ее не отпустят. Еще она знала, что его губы заставят ее замолчать, если она произнесет хоть слово.

Однако в эту игру можно играть вдвоем.

Не долго думая, Трейси смело поцеловала Рикардо и услышала, как от неожиданности он ахнул. Но в следующий момент Трейси отстранилась, чем вызвала недовольство Рикардо.

– Может быть, теперь ты меня отпустишь? На этот раз он повиновался безоговорочно. Но, как только Рикардо поставил ее на пол, Трейси, лишенная его тепла и силы, тотчас пожалела о своей настойчивости – на нее с любопытством и подозрением смотрела прислуга.

– Это Мария и Федерико, – представил он пожилую пару, и Трейси протянула им руку для рукопожатия.

Ты должна была поцеловать Марию в щеку, – заметил тихо Рикардо.

Но его подсказка запоздала, Трейси уже ничего не могла исправить, и Мария нехотя ответила на ее формальное приветствие. Трейси с сожалением поняла, что много потеряла в глазах своенравной экономки, оказавшейся еще менее дружелюбной, чем она представляла.

– Идемте, – пригласила их Мария в гостиную.

Просторная комната поражала великолепием убранства. Высокие потолки, дорогой узорчатый паркет, обшитые дубовыми панелями стены, кожаные диваны и кресла с персидскими коврами перед ними.

Рикардо наблюдал за Трейси сквозь полуопушенные ресницы. Ее настороженная растерянность при виде такой роскоши вызвала у него улыбку. В эту минуту Трейси напоминала ему дикую кошку, грациозную и независимую готовую при малейшей опасности обратиться в бегство.

– Прошу. – Мария вложила в руку Трейси бокал с подогретым красным вином.

– Выпей. Тебе понравится. Для прохладной ночи нет ничего лучше подогретого красного вина, – с улыбкой сказал Рикардо.

Сделав глоток, Трейси чуть не поперхнулась, ощутив жгучий вкус перца и других приправ. Она закашлялась, на глаза навернулись слезы.

– Не нравится? – удивилась Мария и, забрав бокал с вином, тотчас протянула Трейси стакан с водой.

– Я к такому не привыкла, – ответила Трейси и с благодарной улыбкой отпила воды.

– Жаль, – произнесла Мария, пожимая плечами. – Сеньорита Луиза любила перед сном пропустить стаканчик.

– Не обращай на нее внимания, – рассмеялся Рикардо, когда Мария вышла из комнаты. – Она терпеть не может перемен, но скоро привыкнет к тебе, вот увидишь. У нее с Луизой общая страсть.

– Что за страсть? – полюбопытствовала Трейси, хотя испытывала к обеим женщинам неприязнь.

– Мария, как и Луиза, обожает коньяк и потихоньку от всех его попивает. Луиза знала об этом и помалкивала.

– А как относишься к этому ты? – поинтересовалась Трейси. – Многие хозяева не любят, когда прислуга потихоньку таскает у них бутылки.

– Мне нетрудно делать вид, что я ничего не замечаю. Мария славная женщина.

– Пока я этого не заметила и сомневаюсь, что любовь к хозяину она когда-либо распространит на его жену.

– Мне очень жаль, что Хулио тебя расстроил. Но каждый судит в меру своей испорченности.

– У него есть любовница? – спросила Трейси недоверчиво.

Рикардо покачал головой.

– В последнее время Хулио нездоровится. Думаю, ему не до любовницы, у него и с Луизой проблем хватает, хотя раньше он управлялся не только с женой.

Трейси устало вздохнула. Мужская психология была выше ее разумения.

– Ты утомилась, – заметил Рикардо с сочувствием. – Давай и отнесу тебя наверх.

Трейси уставилась на него в недоумении. Он всегда находил, чем ее удивить. Его руки легко подхватили ее, и на этот раз Трейси не оказала сопротивления. Доверчиво прижавшись к широкой груди Рикардо, она положила голову ему на плечо и позволила отнести себя на второй этаж. Толкнув ногой дверь, Рикардо вошел в спальню и бережно положил Трейси на огромную кровать.

– Моя бедная Трейси, – приговаривал он, снимая с нее туфли и нежно массируя ее ступни. – Бедная девочка, ты к этому не привыкла. Пока он раздевал ее, даря своими искусными прикосновениями волшебные ласки, Трейси предавалась неге. Хотя в ее голове еще роились вопросы, требовавшие ответа, свою актуальность в объятиях Рикардо они утратили. Трейси с радостью и благодарностью принимала то, что он предлагал ей. Ее тревоги и страхи временно отступили.

9

– Что ты сегодня собираешься делать?

– Заниматься, – решительно сказала Трейси, не обращая внимания на осуждающий взгляд, которым встретила ее Мария, когда она вошла в кухню в коротком халате, с распущенными волосами. – Я здорово отстала. Ты когда планируешь вернуться?

– Поздно. Я не стал бы просить тебя меня дождаться, но если бы ты знала, какая ты прелесть, то простила бы мне мою эгоистичность.

– Рикардо!

Трейси указала глазами на Марию. Слова, предназначенные только ей, приводили Трейси в смущение, когда произносились в присутствии посторонних. Но Рикардо не обращал на прислугу внимания и даже не считал необходимым понижать голос или проявлять сдержанность в высказываниях. В то время как Трейси постоянно чувствовала присутствие третьих лиц и при появлении горничной или официантки неизменно тушевалась и замолкала. Ее смущение раздражало Рикардо.

– Почему бы тебе не поехать со мной? Походишь по магазинам, а потом вместе пообедаем. Тебе, наверное, до смерти надоело сидеть в четырех стенах.

– Мне нужно заниматься, Рикардо. Мария одно за другим поставила на стол несколько блюд, но при виде этого гастрономического изобилия Трейси ощутила приступ дурноты и поморщилась.

– Что-то не нравится? – спросила Мария, увидев ее гримасу.

– Все хорошо, – поспешила заверить ее Трейси и взяла тоненький кусочек ветчины.

– Неужели ты не можешь забыть об учебниках хотя бы на день? – удивился Рикардо, но Трейси покачала толовой.

– Ты же знаешь, как для меня важно получить этот диплом.

А может, уже и нет, подумала Трейси. Учебники, ожидавшие ее в кабинете, явно меркли в блеске перспективы побродить по магазинам и провести день в обществе Рикардо. Но Трейси не лукавила, говоря, что отстала от графика, и это обстоятельство действовало ей на нервы. Заочное обучение расхолаживало, и она скучала по университету с его лекциями и твердым расписанием.

Рикардо обычно возвращался домой поздно, откупоривал бутылку красного вина и терпеливо ждал, когда Трейси закроет учебник. Никакие книжки не шли в сравнение с очарованием и искусством любить неотразимого Рикардо Энрикеса.

– В конце концов, ты могла бы штудировать учебники у меня в офисе, – не унимался он. – Бери с собой книжки, а все остальное там найдется. Пожалуйста, Трейси, соглашайся. Я заканчиваю работу в пять. Мы могли бы провести в городе вечер и остаться на ночь.

В коридоре зазвонил телефон, и Мария нехотя вышла из кухни.

– Иди скорее оденься, возьми книжку, и мы поедем, – продолжал Рикардо. – А хочешь, можешь ехать так.

Его губы дрогнули в хитрой улыбке, а рука потянулась к пояску ее халатика. Его обаяние и напор сделали свое дело. Трейси растаяла и согласно кивнула, получив в награду нежный поцелуй.

– Наконец-то мы побудем вместе.

– Мы будем работать, – уточнила Трейси, понимая, что он имеет виду.

Уже месяц она жила в доме Рикардо и почти ежедневно оставалась одна, если не считать прислуги. Общество Марии ей порядком надоело. Родной городок Рикардо был красивым, но крошечным и не шел ни в какое сравнение с Майами, недалеко от которого она жила. Трейси прошла его вдоль и поперек в первую же неделю. Гуляя по извилистым улочкам, Трейси наведывалась в магазинчики и закусочные, но без Рикардо все эти прогулки казались ей пустым времяпрепровождением, заполненным с рассвета до заката ожиданием. Поэтому возможность провести с ним весь день сулила не просто разнообразие, но и изысканное удовольствие.

– Хорошо, но обязательно выкроим время на обед, – пообещал Рикардо.

– И на завтрак, – предложила Трейси.

– И на ужин.

– А как насчет сиесты? – прошептала Трейси, почувствовав легкое головокружение, когда губы Рикардо коснулись ее шеи.

– Само собой, – хмыкнул Рикардо и привлек ее к себе.

– Сеньор, – прогремел в кухне голос Марии. Трейси испуганно отпрянула от Рикардо и приложила руки к пылающим щекам, когда экономка обдала ее холодным взглядом.

Звонит сеньора Луиза, – объявила Мария по-испански.

– Она звонит из отеля? – спросил Рикардо тоже по-испански, но даже со своими жалкими познаниями в языке, Трейси уловила смысл прозвучавших фраз.

Ранний звонок Луизы вызвал у нее недоумение, и Трейси вопросительно взглянула на Рикардо. Он коротко объяснил:

– Хулио позволяет ей работать только три дня в неделю.

– И в эти дни она живет в отеле?

– Конечно, – бросил Рикардо непринужденно. – Один я мотаюсь ежедневно туда и обратно. Мы улетаем через десять минут, – сказал он и снова чмокнул Трейси в щеку, после чего последовал за Марией в коридор.

Сломя голову она бросилась в спальню, не зная за что хвататься в первую очередь, за книжку или за косметичку. Добрые намерения посвятить день занятиям неизвестно куда улетучились. Трейси с трудом представляла, как сможет корпеть над учебником в присутствия Рикардо. Но еще больше волновало ее другое: принимая предложение Рикардо, она не подумала, что ей, возможно, придется встретиться с Луизой.

Трейси пожалела, что на сборы у нее не часы, а минуты. Холеная красота соперницы требовала от нее быть во всеоружии. Ворвавшись в гардеробную, Трейси принялась торопливо перебирать висевшую на плечиках одежду. Ее внимание привлек серый деловой костюм. Возможно, несколько официальный и торжественный, но вполне подходящий для появления в пятизвездочном отеле. Одевшись, она заметалась по спальне, собирая все необходимое, когда услышала голос Рикардо:

– Трейси!

– Иду! – крикнула она.

Наспех подведя глаза, она подрумянила бледные щеки и тронула помадой губы.

– Трейси! – В голосе Рикардо слышалось нетерпение.

Побросав в сумку все, что ей могло понадобиться, Трейси еще раз придирчиво взглянула на себя в зеркало, чтобы оценить плоды своего труда.

На нее смотрела бесстрастная, утонченная красавица. Улыбнувшись, Трейси осталась довольна результатом и вышла из комнаты. Подойдя к лестнице, Трейси на мгновение замерла – внизу нервно прохаживался Рикардо и то и дело поглядывал на часы.

– Трейси! – снова крикнул он.

– Я здесь, – спокойно ответила она и неторопливо начала спускаться.

Рикардо во все глаза смотрел на нее.

– Ты, – начал он, запинаясь, когда оцепенение прошло, – ты выглядишь потрясающе.

Он подошел к Трейси и поцеловал ее в запястье, с наслаждением вдыхая изысканный запах духов.

Рука об руку они направились к двери.

– Сеньора, – остановил их голос Марии. Трейси удивленно обернулась – экономка, как правило, избегала обращаться к ней.

– Вы не доели завтрак, – объявила Мария и протянула пластмассовую коробочку.

– Спасибо Мария, – поблагодарила Трейси, подавляя накатившую от запаха еды дурноту.

– Идем, Трейси, мы опаздываем.

Через несколько минут Федерико доставил их на расположенный поблизости частный аэродром, где их ждал маленький самолетик. Рикардо ловко взбежал по металлическому трапу и протянул руку Трейси. Внутри было уютно и пахло дорогой кожей.

Улучив момент, Трейси вынула из сумочки пудреницу, чтобы убедиться, что макияж не требует коррекции.

– Ты выглядишь чудесно, – произнес Рикардо, заметив ее манипуляции, и Трейси покраснела.

Она хотела выглядеть не просто чудесно, но сногсшибательно, чтобы никому не пришло в голову смотреть на нее свысока. Ей было важно, чтобы люди из окружения Рикардо сразу поняли, что она знает себе цену.

Взревели моторы, и самолет, разбежавшись, взмыл в небо. Трейси прильнула к иллюминатору. От неземной красоты у нее захватило дух.

Далеко внизу остался, превратившись в игрушечный, родной городок Рикардо. С высоты Трейси видела узкие ленты дорог, крошечные домики и виллы, аккуратные поля и виноградники. В эту минуту Трейси открылась простая истина, и она поняла, почему Рикардо, не жалея времени, ежедневно совершал воздушные путешествия. Самый фешенебельный отель бледнел рядом с незамысловатой красотой его родной земли.

– Сколько времени займет полет? – прокричала она на ухо Рикардо, но он покачал головой и протянул ей наушники.

– Так лучше? – услышала Трейси его четкий и спокойный голос, и на ее лице расплылась улыбка удивления.

Она обожала его глубокий бархатный голос, пробиравший ее до мозга костей. Ей нравилось слушать его, когда Рикардо звонил ей по телефону. Но слышать его и видеть в кресле напротив – пленительного, сексуального и желанного – было ни с чем не сравнимым удовольствием.

– Скажи еще что-нибудь, – попросила Трейси, желая снова окунуться в волшебство его проникновенного голоса, увидеть призывный блеск его глаз. – Поговори со мной, Рикардо.

Он принял приглашение присоединиться к игре. Остановив на Трейси задумчивый взгляд, Рикардо томно улыбнулся.

– Во сколько мы прибываем? – спросил он по-испански.

Трейси любила, когда он говорил с ней по-испански. Ей нравилось, когда он переходил на шепот и пожирал ее глазами. Она почувствовала, как кровь бросилась ей в лицо, и облизнула вдруг пересохшие губы.

– Примерно через час, – прозвучал ответ. Трейси подскочила, когда услышала чужой голос, но, сообразив, что это пилот, рассмеялась.

– А теперь скажи, о чем ты хотела со мной поговорить? – спросил Рикардо.

Трейси смутилась и, чтобы чем-то себя занять, открыла коробочку с завтраком. Ее рот тотчас наполнился горечью, пространство салона сжалось вдруг до крохотного, и голос Рикардо, рассказывавшего о тех местах, над которыми они пролетали, долетал до ее ушей как сквозь вату. Трейси задыхалась, на ее лбу проступили капельки пота.

– Рикардо! – прохрипела она, сделав безуспешную попытку набрать в легкие воздух.

Но он смотрел не на нее, а в иллюминатор, и Трейси повторила более внятно и настойчиво:

– Рикардо!

Теперь он услышал. Увидев позеленевшее лицо Трейси, Рикардо быстро пригнул ее голову к коленям и достал из-за кресла бумажный пакет. Так в возрасте двадцати пяти лет Трейси обнаружила, что не переносит высоты, и это открытие повергло ее в смятение.

Она чувствовала себя крайне неловко, и чрезмерная опека Рикардо только усугубила ее состояние. Он заглядывал ей в глаза, поглаживал по спине, но его суета только раздражала Трейси. Она мечтала только об одном: чтобы ей не мешали умереть.

– Почему ты не предупредила меня? – допытывался Рикардо, ведя ее, бледную и дрожащую, к встречавшему их автомобилю. – Почему ты не сказала, что боишься высоты?

– Я и сама только сейчас об этом узнала, – прошептала Трейси, усаживаясь в машину. – Когда мы летели из Штатов, все было в порядке. Мне нужно где-то привести себя в порядок, – добавила она, но Рикардо ее не слушал, мечтая как можно быстрее доставить ее в свой офис.

Вскоре, крепко обнимая Трейси за талию, Рикардо ввел ее в распахнутые перед ними двери своего отеля и, не обращая ни на кого внимания, направился к лифту.

На пороге офиса их встретила Луиза. На ней был черный брючный костюм. Не останавливаясь, Рикардо проводил Трейси в спальню, скрывавшуюся за массивной дубовой дверью его кабинета. Посреди комнаты стояла огромная кровать, о большем Трейси и мечтать не смела. Она позволила Рикардо уложить ее и не переставала недоумевать, почему вращаются стены.

Луиза что-то спросила у Рикардо.

– Говори по-английски, – велел он.

Трейси впервые пожалела, что имеет дело с джентльменом. В эту минуту она бы предпочла не понимать, о чем говорят Луиза и Рикардо, поскольку не желала повторно переживать подробности случившегося с ней конфуза.

Постепенно вращение комнаты замедлилось, и Трейси вновь обрела способность воспринимать окружающую действительность. Рикардо протянул ей стакан воды. Сделав несколько глотков, она устало откинулась на подушках.

Измученная и опустошенная, Трейси видела, как Луиза подставила к ее кровати стул и села, скрестив длинные ноги.

– Тебе стоило предупредить меня, что приедешь с Трейси, – обратилась она к Рикардо бесстрастно.

– Мы поездку заранее не планировали. Все получилось спонтанно, – ответил он, не поворачивая головы, Вынув из кармана носовой платок, он аккуратно стирал с лица Трейси потоки растекшейся туши.

– Все же ты должен был поставить меня в известность. – Луиза вздохнула. – Дело в том, что сегодня мы ожидаем важных гостей из Японии, – добавила она, когда Рикардо наконец соизволил на нее взглянуть. – Они хотят, чтобы ты показал им город и встретился с ними за обедом.

– Вот и займись ими, – буркнул он рассеянно.

– Они предпочли бы иметь дело с тобой. Они хотят обсудить планы сотрудничества на долговременной основе.

– У меня заболела жена, а ты толкуешь о каких-то японцах. Скажи им, что о подобных вещах нужно договариваться заранее. Скажи, что я занят. Что хочешь говори им, но оставь меня в покое. Именно за это ты и получаешь деньги. А теперь, с твоего позволения, мы с Трейси предпочли бы остаться наедине. Мне нужно позаботиться о жене.

– Может, тогда сказать, что ты присоединишься к ним позже? Возможно, мы – начала Луиза, но осеклась, услышав раздраженный вздох Рикардо.

– Я приму окончательное решение, как только выясню что с Трейси. Будешь уходить, повесь на двери табличку «Не беспокоить»!

Луиза резко встала и направилась к двери. Нет, она не хлопнула дверью, но ее взгляд, адресованный Рикардо, говорил, что она вне себя от бешенства.

Сделав глубокий вдох, Трейси попыталась сесть. К счастью, голова у нее больше не кружилась.

– У тебя, насколько я вижу, не совсем обычный офис, – констатировала она сухо, разглядывая интерьер спальни. – Кровать это вместо стола?

– Трейси, – начал Рикардо терпеливо, – до женитьбы на тебе я практически жил здесь. Не мог же я спать на столе?

– Наверное, не мог, – согласилась она без энтузиазма, осознавая всю нелепость своего брюзжания. Но в данный момент Трейси мучила не столько необычность и роскошь обстановки, сколько поведение Луизы. Она прошла за ними в спальню, как к себе домой, и это Трейси больно задело. Однако, отбросив подозрения прочь, она попыталась улыбнуться. – Мне гораздо лучше, Рикардо. Если тебе нужно встретиться с кем-то, обо мне не волнуйся. Я полежу здесь и почитаю немного.

– Я ни с кем не собираюсь встречаться, а ты ничего не будешь читать, – твердо ответил Рикардо. – Я не позволю тебе даже прикасаться к книгам. Пока полежи и отдохни. Потом, когда почувствуешь себя лучше, мы с тобой прогуляемся. Свежий воздух тебе не помешает. Что-нибудь принести тебе?

Трейси покачала головой.

– Иди работать. Я полежу.

– Но смотри не занимайся, – предупредил Рикардо. – Я опущу жалюзи, чтобы ты могла поспать, а твои учебники, пожалуй, заберу с собой. – Опустив жалюзи, он снова подошел к кровати, чтобы поправить подушки и подоткнуть одеяло, потом забрал сумку Трейси, и, поцеловав Трейси в лоб, направился к двери.

– Прости, Рикардо, – прошептала она, с трудом ворочая языком. Несмотря на сонное состояние, ей не хотелось с ним разлучаться.

– За что?

– За то, что со мной это случилось. Что я испортила наш день.

– Кто сказал, что лень испорчен? А насчет происшедшего не переживай. Я к этому привык. Моя секретарша ждет ребенка, и ее тошнит в самые неподходящие моменты. Слава Богу, что у нас не тот случай.

С этими слонами Рикардо скрылся за дверью. А Трейси молила Бога, чтобы ее подозрения не подтвердились.


Час отдыха оказал на Трейси волшебное воздействие. Она приняла душ и испытывала теперь потребность прогуляться. Трейси осторожно приоткрыла дверь спальни и тотчас услышала радостный возглас Рикардо:

– Ты выглядишь лучше!

– Я и чувствую себя лучше, – сказала Трейси весело, и это соответствовало действительности. – По правде говоря, мне так хорошо, что я готова воспользоваться твоим советом и подышать свежим воздухом.

– Хорошая идея. – Рикардо вынул из бумажника несколько купюр. – Я бы тоже хотел пойти с тобой, но мне и в самом деле нужно встретиться с японцами. Это не займет много времени, – добавил он поспешно. – А ты пока поброди по магазинам. Если хочешь, я попрошу кого-нибудь составить тебе компанию.

– Попросишь кого-нибудь составить мне компанию? – переспросила Трейси удивленно.

– Тебя могла бы сопровождать Лолита. Ты можешь заблудиться в незнакомом городе, ты еще плохо говоришь по-испански, а Лолита все уладит. К тому же у нее прекрасный вкус, она поможет тебе обновить гардероб.

– Но я не собираюсь обновлять гардероб! Тебе не нравится, как я одеваюсь? Уж не намекаешь ли ты, что рядом со мной чувствуешь себя неловко?

– Конечно нет, – заверил ее Рикардо. – Просто у нас прохладнее, чем во Флориде, так что бери деньги и купи себе что-нибудь из теплой одежды. Не понимаю, почему ты упираешься, ведь женщины любят гулять по магазинам.

Трейси вздохнула.

– Послушай, Рикардо, мне сейчас меньше всего хочется гулять по магазинам. Кроме того, когда мне понадобится купить себе пальто или сапоги, я сделаю это и без посторонней помощи. Спасибо за предложение. И мне, безусловно, не нужны консультанты в выборе фасона и цвета одежды. Я сама знаю, что мне идет.

– Почему ты такая упрямая? – спросил он с укором. – Ты, пожалуй, единственная из жен-шин, способная затеять препирательство только на том основании, что ей предложили сменить гардероб. Большинство женщин…

– Я не большинство, – перебила его Трейси и сунула деньги в нагрудный карман его пиджака. – Но за предложение спасибо, – быстро добавила она с улыбкой, надеясь смягчить раздражение Рикардо.

– Полагаю, ты и в ресторане станешь настаивать на том, чтобы оплатить свою часть счета, – заметил Рикардо язвительно.

Трейси улыбнулась еще шире.

– Перестань дуться, Рикардо.

– Я не дуюсь, я беспокоюсь за тебя. Я не могу бросить тебя в первый день в Мадриде.

– Рикардо, я не ребенок и в состоянии ходить по незнакомому городу без провожатых. К тому же не такой уж он и незнакомый, если ты помнишь, я уже была в Мадриде. С Лизбет.

– Ладно, – нехотя согласился Рикардо. – Но если тебе что-нибудь понадобится, если у тебя возникнут какие-нибудь проблемы, а меня нет, позвони в отель и пригласи к телефону Мигеля.

– Мигель? Это кто? Твой заместитель?

– Он больше, чем заместитель. Мигель – главный администратор, человек, которому все под силу.

– Я приму это к сведению.

– Хорошо. Когда увидимся? – осведомился Рикардо. – Когда моя жена снова меня обнимет?

– Вечером, – ответила Трейси. – Я позабочусь об ужине. Встретимся здесь около шести. – Чмокнув его в щеку, она бодро двинулась к двери.


Первым делом Трейси заглянула в банк и поменяла доллары на песеты. Конечно, очень мило со стороны Рикардо предложить ей некую сумму «на булавки», но она не нищая и в состоянии купить себе все, что пожелает, на свои деньги.

Трейси медленно шла по многолюдным улицам испанской столицы. Ей нравился этот многообразный, шумный город с его переплетением времен и стилей, с его памятниками, парками и храмами. Однако туфли на высоких каблуках – не самая удачная обувь для продолжительной прогулки. Очень скоро Трейси устала, да и в костюме было холодно. Хоть это и юг Европы, но все же не Флорида. Ей не. стоило демонстрировать Рикардо свою независимость. Пожалуй, стоит купить плащ. Трейси с надеждой поглядывала на витрины магазинов, желая примериться к ценам, но ценников нигде не заметила.

Чтобы не попасть в неловкое положение, Трейси решила навестить бутики поскромнее. Переходя из магазина в магазин, Трейси утратила счет времени. От изобилия у нее пестрело в глазах, но она никак не могла сделать выбор. Наконец после продолжительных и мучительных сомнений она все же сделала покупки, уговаривая себя, что теперь может позволить подобную расточительность – родителям ее помощь больше не потребуется, конечно, если Рикардо выполнит обещание, в чем она практически не сомневалась. К тому же она уже забыла, когда в последний раз баловала себя.

Вспомнив о Рикардо, Трейси решила сделать ему подарок. Ее внимание привлекла одна из сорочек и, поддавшись секундному импульсу, Трейси решила купить ее. Суля по тому, как долго и тщательно упаковывали сорочку, она должна была стоить целое состояние. И Трейси не ошиблась.

Войдя в отель, Трейси тотчас заметила на себе любопытные и слегка удивленные глаза персонала и грустно улыбнулась. Несомненно, все эти люди не ожидали увидеть сеньору Энрикес без свиты, обвешанную с головы до ног покупками.

– Сеньор Энрикес должен вернуться с минуты на минуту, – тепло приветствовал ее мужчина, представившийся Мигелем. – Он просил меня позаботиться о вас. Прислать вам в номер шеф-повара для обсуждения меню ужина? Сеньор Энрикес обмолвился, что вы находите местную кухню чересчур жирной.

– В этом нет необходимости, Мигель, – заверила его Трейси. – Все, что мне нужно, я принесла.

На бесстрастном лице администратора отразилось легкое недоумение. Его удивление усилилось, когда он забрал у Трейси неподъемный пакет, откуда пахнуло ароматом свежеиспеченного хлеба и раздался характерный стеклянный стук бутылок. Однако Мигель быстро овладел собой и, щелкнув пальцами, подал знак, что нуждается в помощи.

– Вам что-нибудь еще нужно, сеньора? – осведомился он невозмутимо.

– Разве что плед для пикника, – произнесла Трейси робко, наблюдая за его реакцией, но на этот раз на лице Мигеля не дрогнул ни один мускул.

– Конечно, сеньора, я прикажу прислать его вам немедленно.

Верный своему слову, он выполнил обещание, и плел доставили в номер прежде, чем Трейси успела сбросить туфли. Отказавшись от помощи, она выпроводила коридорных. Облюбовав для импровизированного пикника застекленную террасу, Трейси расстелила плед и принялась готовить закуску: нарезала и намазала маслом хлеб, разложила живописно сыр, овощи и фрукты.

Предусмотрительный Мигель проявил инициативу и прислал серебряное ведерко со льдом и шампанским и свечи.

Воистину он знал толк в романтике.

10

– Что это такое? – изумился Рикардо, выйдя на террасу.

– Ужин в стиле Робертсон, – ответила Трейси и, подавая пример, уселась на плед.

Не долго думая, Рикардо разулся, снял пиджак и присоединился к ней. Поначалу он чувствовал себя скованно и неловко, но быстро освоился и, развязав галстук, окончательно расслабился. Трейси протянула ему стакан с красным вином, а себе налила минеральной воды.

– Невероятная кислятина. – Рикардо поморщился, сделав глоток. – Где ты его купила?

Трейси рассмеялась.

– В супермаркете. Мы с Лизбет не могли себе позволить ежедневно посещать рестораны, поэтому довольствовались супермаркетом. Мы располагались на траве в каком-нибудь парке и наслаждались природой, пением птиц и незамысловатой снедью. Было здорово!

– Счастливое прошлое?

– Очень счастливое, – кивнула Трейси, ловя на себе теплый взгляд его глаз, светившихся необыкновенной нежностью. В мерцании свечей красивое лицо Рикардо казалось юным и беззащитным. – И не менее счастливое настоящее, – добавила она робко.

Хотя весь этот незатейливый ужин стоил не больше тарелки супа в ресторане отеля Рикардо, Трейси чувствовала себя на седьмом небе. Впервые за несколько недель вокруг них не суетились вежливые официанты и услужливые горничные. Она была с Рикардо наедине, и вечер, обещавший стать романтическим, только начался. Трейси осознавала, что в их жизни еще много неясных моментов, которые предстояло обсудить, много вопросов, которые следует решить, включая и бесконечно откладываемую встречу с юристами. Но сейчас, когда они наедине, все это имело второстепенное значение, и омрачать счастливые моменты разговорами о делах Трейси не хотела.

– Я купила тебе подарок. – Трейси протянула Рикардо пакет. В его глазах вспыхнуло неподдельное удивление. – Ничего особенного, – торопливо добавила она. – Когда я ее увидела, то не смогла устоять от искушения. Я подумала, что она непременно тебе пойдет… – Трейси умолкла, приложив руки к пылающим щекам.

Рикардо развернул бумагу, открыл яркую коробку и неторопливо вынул подарок. Пробежав пальцами по дорогому шелку, он с благодарностью посмотрел на Трейси. Его выразительный взгляд, проникший ей в самое сердце, был красноречивее любых слов.

– Спасибо, она очень красивая. Я завтра же ее надену.

– В этом нет нужды. Я понимаю, ты носишь вещи другого стиля, но…

– Она и действительно великолепна, – перебил ее Рикардо. – Сказать по правде, это самый дорогой для меня подарок.

Трейси до глубины души тронула его искренняя реакция.

– Но это обыкновенная рубашка, Рикардо. Я не сделала ничего сверхъестественного.

Но Рикардо с ней не согласился.

– Ты не представляешь, Трейси, как это необычно для меня. Это первый настоящий подарок, который я получил от женщины.

– Не может быть! Ящик твоего комода завален всевозможными запонками, галстучными заколками и прочей мелочью, какую любят дарить женщины. Уверена, что и рубашки тебе до меня дарили.

– Все равно твой подарок особенный, и я о нем никогда не забуду, – сказал Рикардо с чувством. – Женщины действительно дарили мне разные вещицы, и меня, безусловно, трогали их знаки внимания, но… только до того момента, когда приходили счета, которые я оплачивал.

Рикардо умолк и задумчиво погладил черный шелк. Трейси впервые с момента их знакомства вдруг осознала всю меру его одиночества. Вероятно, порой Рикардо бывало бесконечно трудно, ведь все его отношения с людьми, деловые и личные, диктовались размером его банковского счета. Он расплачивался деньгами и за дружбу, и за любовь.

– И этот вечер я тоже никогда не забуду, – тихо и торжественно сказал Рикардо. – Трейси, я должен кое-что тебе сказать.

У Трейси перехватило горло, ей стало трудно дышать. Горячая ладонь Рикардо легла поверх ее руки.

– Я был не совсем честен с тобой, – признался он дрогнувшим голосом.

Его слова обрушились на нее, как топор палача. Сердце застучало в груди, как колеса набирающего скорость экспресса. Откровенный разговор, о котором Трейси мечтала, все же состоится, но правда, которую ей предстояло услышать, ее испугала.

– Луиза!

Имя, вертевшееся у Трейси на языке, сорвалось с губ Рикардо прежде, чем Трейси открыла рот. Она даже не сразу сообразила, что это не начало признания, которое собирался сделать Рикардо, а что Луиза пожаловала на террасу собственной персоной.

– Что ты здесь делаешь? – недовольно спросил Рикардо, вставая. – Вообще-то, перед тем как войти, нужно постучать.

– С каких это пор я должна стучать? – искренне удивилась Луиза.

Она выразительно посмотрела на разложенный на полу террасы плед со снедью, и ее ярко накрашенные губы сложились в насмешливую улыбку. Одного презрительного взгляда этой женщины хватило, чтобы безвозвратно испортить атмосферу праздника, с грустью подумала Трейси.

– О, я, кажется, попала на маленькую вечеринку? Или у нас персонал бастует? – с издевкой осведомилась Луиза и, не дожидаясь ответа, включила верхний свет. – Милый, подпиши, пожалуйста, – попросила она томно, протягивая Рикардо какие-то бумаги. – Я посылаю японским гостям корзину вина. Может, мне стоило заказать две, – Луиза ядовито хихикнула, – и прислать одну вам? Я не знала, что это, – Луиза брезгливо указала пальчиком на открытую бутылку, – можно пить.

Ни слова не говоря, Рикардо выхватил у нее бумаги и подписал.

– Только что звонил Хулио, – продолжала Луиза непринужденно, словно не замечала его едва сдерживаемой ярости. – Он хочет пригласить вас на ужин в субботу.

Рикардо открыл рот, чтобы ответить, но Трейси его опередила.

– Мы заняты в субботу.

В воздухе повеяло арктическим холодом. Забрав у Рикардо подписанные бумаги, Луиза резко развернулась на каблуках и ушла. Громко захлопнув за собой дверь.

Только после ее ухода Трейси позволила себе облегчено вздохнуть.

– Неплохо для разнообразия.

Она улыбнулась и повернулась к Рикардо в ожидании ответной улыбки. Но его вид заставил ее ужаснуться. Рикардо был не просто зол, он был вне себя от бешенства.

– Зачем ты это сказала?! Как ты посмела отказаться от приглашения на ужин, не спросив моего мнения?!

– По той простой причине, что общество Луизы меня не привлекает и я не желаю проводить вечер в ее компании, – объяснила Трейси, тщательно выговаривая каждое слово.

– Поэтому ты считаешь возможным отказывать Хулио?! – взорвался Рикардо. – Хулио старинный друг моей семьи, а ты не хочешь сесть с ним за один стол!

– Я отказываюсь сесть за стол с его женой! – запальчиво ответила Трейси. – Я не желаю подвергаться унижениям с ее стороны! Я не желаю, чтобы она надо мной смеялась и открыто потешалась над нашим так называемым браком.

– Ах вот в чем дело? – Рикардо впился в нее негодующим взглядом. – Уж не хочешь литы вдруг изменить правила игры? Может, ты еще потребуешь от меня признания в любви или клятв в верности?

Его слова вонзались в сердце Трейси острыми клинками, терзали ее душу, оставляя вместо надежды на будущее зияющую пустоту.

Трейси замотала головой и закрыла уши ладонями. Рикардо прав, она действительно хотела бы услышать от него признание в любви, но не вырванное силком.

– Разве я когда-нибудь проявил по отношению к тебе неуважение? Разве когда-нибудь дал тебе повод усомниться во мне? – продолжал он, заводясь с каждым словом все сильнее и сильнее. – Я честно сказал тебе, что между мной и Луизой все кончено. И ты ответила, что веришь мне…

– Тогда мне было легко поверить. – Трейси с трудом обрела дар речи. – Тогда я не видела ее, не слышала ее издевок, не знала, насколько она бесцеремонна. На двери висит табличка с просьбой не беспокоить, и все же она посмела войти, притом без стука. Выходит, общие правила на Луизу не распространяются! Даже Хулио…

– Не нужно приплетать сюда Хулио! Он предпочитает, чтобы люди думали, что я сплю с его женой, а не отверг ее! – Заметив, как переменилось ее лицо, Рикардо быстро добавил: – Это правда, Трейси. Жаль, что ты склонна верить кому угодно, а не мне, своему мужу.

– Ты так говоришь, словно наш брак настоящий! – вспылила Трейси и попятилась в страхе, услышав раздраженное шипение Рикардо.

Она повернулась, чтобы бежать отсюда куда глаза глядят. Ей было противна копаться в чужом грязном белье. Но Рикардо схватил ее за руку и довольно грубо развернул Трейси лицом к себе.

– Ты не можешь просто так уйти! Давай уж завершим начатый разговор.

– Я не понимаю, почему ты разговариваешь со мной, как будто мы настоящие муж и жена, как будто…

Трейси осеклась и судорожно сглотнула. Она действительно намеревалась обсудить с Рикардо эту тему, но, видя всполохи гнева в его глазах, передумала. Больше всего она боялась услышать в его голосе жалость, что казалось ей неизбежным, если он узнает, что она его любит и что брак для нее не игра и не способ решения финансовых проблем.

– Как будто что? – требовательно спросил Рикардо.

– Как будто мы любим друг друга, – прошептала Трейси. – Словно мое доверие имеет первостепенное значение. Словно тебе не все равно, что я о тебе думаю.

– Кстати, а что ты обо мне думаешь, Трейси? – спросил он с убийственным спокойствием, которое было еще страшнее неприкрытого гнева. – Что за мысли таятся в твоей хорошенькой головке? Я много раз пытался выяснить это, но так ничего вразумительного не добился. У меня нет больше сил проявлять терпение и выдержку, так. что, если тебе есть что сказать, говори сейчас. Момент подходящий.

– Я хочу встретиться с юристом, Рикардо!

Я хочу, чтобы ты выполнил свое обещание, хочу, чтобы этот вопрос был наконец решен.

– Ты закончила? – довольно спокойно осведомился он. – Это все, что тебе от меня нужно?

– Не совсем. Есть еще кое-что, что я хочу от тебя, Рикардо. – Трейси всем своим видом демонстрировала, что не боится его гнева. – Я хочу хоть немного уважения. Если не можешь заставить любовницу угомониться, тогда, по крайней мере, избавь меня от ее общества.

11

Укладываясь спать, Трейси и Рикардо, не сговариваясь, легли по разные стороны широкой кровати.

Рикардо выключил свет и повернулся к Трейси спиной, давая понять, что собирается спать. Вскоре она услышала его мерное дыхание, вызвавшее у нее приступ ярости. Трейси не понимала, как можно спать, когда они ничего не выяснили и не решили. Она с трудом удерживала себя от желания растормошить Рикардо.

Она по-прежнему лежала без сна, когда его рука обняла ее за талию. Трейси будто огнем обожгло. Ее страшила близость Рикардо, она боялась растаять от его тепла и забыться. Но вспыхнувшая между ними ссора требовала примирения, и Трейси не отстранилась. Не отстранилась она, и когда Рикардо прижал ее груди. Трейси лежала неподвижно и мучительно размышляла, как объяснить этому трудному человеку то, что она и сама пока не в силах понять.

Ее влекло к Рикардо со страшной силой. Даже находясь рядом, она тосковала по нему изнывала по его ласкам и поцелуям, желая обладать его душой и телом, обладать по-настоящему и безоговорочно. Условные рамки их брака стали ей тесны.

Горячее дыхание Рикардо обжигало шею Трейси, а рука, лениво гладившая ее живот, поползла вниз. Со стоном он притиснул Трейси к себе еще сильнее, давая ощутить степень своего возбуждения.

Трейси вывернулась и села на кровати. Она не могла спать с Рикардо, пока не получит честные ответы на мучившие ее вопросы.

– Трейси… – позвал он сонно.

– Я в ванную, – прошептала она. – Спи.

– Давай не будем ссориться, – пробормотал Рикардо, не открывая глаз. – Иди ко мне, Трейси. Не отталкивай меня.

Из-под одеяла взметнулась его рука, сильная и властная, чтобы вернуть Трейси на место. Но она не могла уступить его просьбе. Не могла лечь рядом и заняться с ним любовью, как ни в чем не бывало. Не могла.

– Мне нужно в ванную…

– Трейси… – Обвившись горячей змеей вокруг ее талии, рука Рикардо потянула ее под одеяло. – Не уходи.

Он не просил, он приказывал. И его властный тон, в котором сквозило обещание, заставил Трейси затрепетать. Его жаркие губы заскользили по ее спине, и она в нерешительности закрыла глаза.

Господи, как же она хотела пойти навстречу своему желанию и покориться воле Рикардо! Отдаться во власть его искусных рук и губ, его сильного тела. Чтобы он унес ее в волшебную страну грёз, где нет ни страдания, ни боли, ни вопросов, а только нега и любовь, которая была для нее причиной и целью, лекарством и болезнью.

Ну а что потом?

– Нет, Рикардо! Нет! – воскликнула Трейси и тотчас почувствовала, как он оторвался от нес и переместился на противоположный край кровати. – Я… Мне и правда нужно в туалет.

– Я понял тебя, Трейси. Не такой уж я болван.

Сидя на краю ванны, она вытащила из коробочки с противозачаточными таблетками аннотацию и начала читать. Трейси сбилась со счета, сколько раз за последние дни она проделывала это в поисках подтверждения, что ошибается в своих подозрениях.

Твердая, болезненная грудь, быстрая смена настроений, тошнота. Она усмехнулась. Три из трех. Ну да, если верить аннотации, это действие таблеток. Возможно, и задержка тоже этим объясняется.

Но…

Господи, как же ей были ненавистны другие слова, набранные крупным шрифтом! Они гласили, что даже один-единственный пропуск, приема уже не гарантирует контрацепции. Визит к врачу становился насущной необходимостью.

Смяв листок, Трейси бросила его в корзину для мусора и прижала холодные пальцы к вискам. Трудно себя обманывать, но еще труднее смириться с правдой.

Как сказать Рикардо о своих подозрениях, впрочем, уже граничащих с уверенностью, если ребенок их договором не предусмотрен?

Впрочем, Трейси и сама не планировала становиться матерью.

Пока.

Трейси всхлипнула. В ночной тиши ванной комнаты она чувствовала себя глубоко несчастной и растерянной.

Предположим, она справится с создавшейся ситуацией. Но как поставить в известность Рикардо, когда их связывают довольно призрачные отношения? Взглянув на свой плоский живот, Трейси вообразила, как он округлится, когда в нем начнет расти ребенок. И если трансформацию своего тела она еще могла представить, то образ Рикардо совершенно не вязался с ее представлением о будущем отце.

Все произошло слишком быстро. Как ей выдержать такое? Где взять силы?

Вернувшись в спальню, Трейси тенью скользнула под одеяло и легла навзничь. Никогда она не чувствовала себя более одинокой, более растерянной и более беззащитной. В эту минуту ей, как никогда, была нужна спокойная сила и уверенность Рикардо!

Трейси повернулась на бок и несмело погладила Рикардо по шершавой от отросшей щетины щеке.

– Прости, Рикардо, – прошептала она. – Конечно, я хочу тебя. Я всегда тебя хочу.

Но он не пошевелился. Тогда Трейси поступила так, как велело ей сердце. Склонившись над Рикардо, она поцеловала его в губы, но, холодные, они не ответили на ее поцелуй. Она понимала, что глубоко задела Рикардо своим отказом, и попробовала загладить обиду доступными ей средствами. Ее руки смело поползли вниз по его груди к животу.

Собственная отвага немного смущала Трейси, но, в конце концов, Рикардо ее муж и они неоднократно занимались любовью. Может же и она хоть раз проявить инициативу?

Однако в тот момент, когда Трейси почти достигла цели, Рикардо схватил ее за плечи и оторвал от себя.

– Боишься не получить свой бонус в день расчета?! – прорычал он, и Трейси показалось, что на нее выплеснули ведро ледяной воды. – Боишься, что, если не будешь спать с боссом, он откажется платить по счетам? Позволь тебя заверить, Трейси, что мне подачки не нужны. Я никогда не унижался до этого раньше и не намерен начинать сейчас. Советую и тебе последовать моему примеру.

Незаслуженные обвинения хлестали ее будто плетью, и это было так больно, что Трейси расплакалась.

Что она сделала не так? И самое страшное – что скажет Рикардо, когда узнает правду?

12

Больше Рикардо не приглашал Трейси с собой и Мадрид. Их совместная жизнь напоминала сонный, затягивавшийся ряской пруд.

Привыкший жить на глазах прислуги, в буквальном смысле смотрящей ему в рот, Рикардо неизменно сердился, когда Трейси робко умолкала или понижала голос до шепота при каждом появлении Марии, официантки или горничной.

– Она почти не говорит по-английски, – как-то за завтраком прошипел выведенный из себя Рикардо. – И почему у тебя такой вид, словно ты на похоронах?

– А я и так похоронила себя! – огрызнулась Трейси. – Ты не представляешь, какая здесь тоска! Конечно, откуда тебе знать? Ты каждый день на работе.

– А я-то, наивный, думал, что ты зубришь свои бесценные учебники.

Зубрю. Это для меня важно, – бросила Трейси, но Рикардо уже ее не слушал, углубившись в чтение газеты. – Но тебе этого не понять. Ты считаешь, что удел женщины – это кухня и дети…

– Упаси Господи. – Рикардо оторвал взгляд от газеты. – Могу представить, во что превратит ребенок этот так называемый семейный рай.

Продолжить обсуждение опасной темы Трейси не рискнула, К счастью, от необходимости подать реплику ее избавило появление Марии с кофейником в руках. Ни о чем никого не спрашивая, Мария принялась наполнять напитком чашки.

Трейси вдруг поняла, что с нее довольно. Если Рикардо хочет, чтобы она не замечала присутствия посторонних, она не будет замечать.

– А тебе известно, что я до сих пор не знаю, сколько ложек сахара ты кладешь в чай или в кофе?

– Какое отношение это имеет ко всему остальному?

Трейси вспыхнула.

– Самое прямое! Ты мой муж, а я ни разу за все время не подала тебе чашки чаю. Я ни разу не погладила тебе рубашку, ни разу не приготовила обед…

– Ты себе противоречишь. Ты только что утверждала, что должна заниматься. А теперь жалуешься, что скучаешь по домашней работе. Я мог бы переговорить с Марией. – Рикардо сделал выразительную паузу. – Уверен, что она с удовольствием уступит тебе место за гладильной доской. Если тебе это надо.

– С тобой невозможно нормально разговаривать! – возмутилась Трейси и швырнула на стол салфетку.

Господи, какой же он вредный, самонадеянный и трудный! Но при всем при этом она любила Рикардо и хотела обладать им безраздельно, а не довольствоваться той жалкой подачкой, которую получала. Только ничего этого Рикардо не видел и не понимал.

– Сегодня я должен ехать в Барселону, проронил он, рассеянно листая газетные страницы.

Трейси обвела глазами столовую и на минуту вообразила Рикардо с малышом на коленях. Позволил бы он ребенку играть с его газетой или разбрасывать вокруг тарелки еду?

– В Барселону?

Трейси сделала глоток чая. В последнее время она отказалась от кофе, один запах которого теперь с трудом переносила. Только бы продержаться до его отъезда, подумала она с отчаянием. Трейси привыкла, что каждое утро самолет уносил Рикардо в Мадрид, но Барселона находилась гораздо дальше.

– Возможно, мне придется остаться там на ночь. Не знаю, сколько времени отнимет работа.

– Ладно.

Взглянув на часы, Рикардо допил кофе и свернул газету. В эту минуту Трейси отчаянно захотелось, чтобы сегодня он ее не покидал.

Рикардо встал и, не обращая внимания на Марию, поцеловал Трейси в губы. Она поморщилась, когда запах дорогого одеколона ударил ей в нос.

– Как только доберусь до места, я дам тебе знать, останусь ли в Барселоне на ночь.

– Рикардо?

Он замер в дверях столовой, красивый и подтянутый, в темно-синем стильном костюме и в белоснежной рубашке. Его гладко выбритое лицо выражало недовольство.

– Счастливого пути.

Трейси едва не плакала. К чему эти глупые, бессмысленные слова, если она не может сказать Рикардо самого главного? Еще никогда в жизни не чувствовала она такого страха и неуверенности, как в эту минуту. Страха за свое будущее и за жизнь их малыша. Теперь Трейси точно знала, что носит под сердцем ребенка. Ребенка Рикардо Энрикеса.

Рикардо кивнул, сухо улыбнулся, но не произнес ни слова.

Трейси вслушивалась в его затихающие вдали шаги, и в чашку с чаем одна за другой капали соленые слезы.


Взяв в гараже машину и объяснив, что она поедет без шофера, Трейси отправилась в город. У первой же попавшейся по дороге клиники она затормозила и, собравшись с духом, вышла из машины.

Подойдя к стойке, за которой сидела симпатичная молодая девушка в белом халате, Трейси сказала по-английски:

– Я хочу записаться на прием к гинекологу.

– Назовите, пожалуйста, ваше имя.

К радости Трейси, девушка говорила по-английски бегло и почти без акцента.

Заполнив карточку, она попросила Трейси подождать, пояснив, что врач примет ее в течение получаса.

Трейси обвела глазами холл. Он был просторным и светлым. В удобных креслах сидели пациентки, дожидавшиеся приема. Чуть в стороне, за стеклянной дверью, находилась небольшая аптека. После непродолжительного раздумья Трейси направилась к свободному креслу.

– Что ты тут делаешь?

Услышав знакомый голос, Трейси вздрогнула и застыла, как вкопанная.

– Луиза!

Ее удивлению не было предела. Меньше всего она ожидала увидеть здесь бывшую любовницу Рикардо.

– Я… ищу аптеку, – нашлась Трейси. – Мне нужен аспирин.

Луиза отрывисто рассмеялась.

– Ты ее уже нашла. А я-то думала, что тебе понадобилась консультация гинеколога. – Луиза окинула Трейси испытующим взглядом. – Я не позавидую той бедняжке, которой взбредет в голову объявить Рикардо, что она собирается сделать его папашей. Догадываешься, о чем я говорю? Разве можно представить Рикардо отцом? Я знаю из личного опыта, что отцовство в его планы не входит.

Трейси насторожилась и вопросительно взглянула на собеседницу. Заметив ее интерес, Луиза непринужденно улыбнулась.

– Я однажды решила, что забеременела от него.

– И что он сказал? – едва шевеля губами, спросила Трейси.

Она страшилась услышать ответ, но в то же время хотела знать, к чему ей готовиться.

– О, много чего. – Луиза театрально закатила глаза. – Ты же знаешь, для Рикардо жизнь заключается в работе. Господи, помоги женщине, которой вздумается его переделывать!

– Но что он сказал насчет ребенка? – спросила Трейси и под пронзительным взглядом Луизы почувствовала, как ледяные пальцы страха сжимают ее сердце.

– К счастью для меня, тревога оказалась ложной. А Рикардо дал мне ясно понять, что становиться отцом не желает. Он хотел, чтобы я сделала аборт. К обоюдной радости, все обошлось. Но вернемся к аспирину. Что-то ты очень бледная. Надеюсь, ты не заболела?

Трейси отрицательно качнула головой, ошеломленная признанием Луизы.

– Порой меня мучают головные боли, – пояснила она, когда снова овладела собой.

– Бедные жены! – с сарказмом воскликнула Луиза. – Мы расплачиваемся за супружество своим здоровьем. – Выражение лица Луизы вдруг резко переменилось, и на ее губах появилась по-настоящему дружелюбная улыбка. – Я шучу. Идем в аптеку, купим тебе аспирин и сердечные капли для Хулио. Он все утро жаловался на боль под левой лопаткой, и я уж обрадовалась, что фортуна мне наконец улыбнулась.

Трейси в ужасе от нее отшатнулась, а Луиза залилась смехом.

– Ты всегда все принимаешь за чистую монету, Трейси! Не обращай внимания, это у меня такая манера общаться.

Они вошли в аптеку, и после пространной тирады Луизы на прилавке появились упаковка аспирина, сердечные капли, косметические салфетки, кремы, зубная паста и много чего еще.

– Здесь невыносимо скучно, – заметила Луиза мимоходом, пока им пробивали чек. – По настоянию Хулио я бросила работу и не представляю, чем заняться. Остается только тратить время на себя любимую и на собственные удовольствия. Жаль, что в прошлую субботу вы с Рикардо были заняты, но сейчас мы с тобой могли бы зайти в кафе и выпить по чашечке кофе. Мы могли бы подружиться. Мне не хватает общества.

Но Луиза не входила в число людей, с кем Трейси хотела бы поддерживать дружеские отношения. Она не сомневалась, что ничего хорошего из их общения не получится.

– Может быть, в другой раз, – вежливо отказалась Трейси. – Я тороплюсь. Мне нужно заниматься.

– Ловлю тебя на слове. До встречи. – Поцеловав воздух возле щеки Трейси, Луиза протянула ей аспирин и поплыла к двери.

Выждав, пока Луиза скроется из виду, Трейси вернулась в приемную и со вздохом облегчения опустилась в кресло. К. этому времени маленькая очередь на прием уже рассосалась.

Услышав свое имя, Трейси на ватных ногах вошла в кабинет.

Осмотрев ее, врач вымыла руки и, сняв перчатки, вернулась за стол.

– Ну что? – не выдержав, спросила Трейси.

– Похоже, вы беременны, сеньора Энрикес, но более точный ответ даст анализ. Прошу вас подождать.

Томительные минуты ожидания тянулись как часы, но Трейси оставалась спокойной, она и так знала, каким будет результат анализа.

И она не ошиблась.

– С нами все будет хорошо, – пробормотала Трейси, погладив свой живот, где уже билась новая жизнь, и вышла па улицу.

Солнце светило по-прежнему, и небо было синим и безоблачным. Казалось, ничто не изменилось, но дли Трейси мир преобразился коренным образом. Через семь с небольшим месяцев она станет матерью, а Рикардо – отцом.

Испытываемые ею ощущения были новыми и пугающими. Ничего такого Трейси не планировала, но, несмотря на смятение, испытывала благоговейный трепет перед этим величайшим чудом жизни. Очень скоро их будет трое, и, что бы ни случилось, она никогда не пожалеет о происшедшем, никогда не пожертвует своим малышом, ведь он плод любви ее и Рикардо.

Моей любви, мысленно поправила себя Трейси, потому что не знала, питал ли Рикардо к ней ответное чувство.

Трейси вспомнила недавний разговор с Луизой.


Вернувшись домой, Трейси сразу прошла в спальню и, как была в куртке и обуви, легла на кровать. Дальнейшая жизнь виделась ей в тумане, и она не знала, что сулит ей будущее. Она стояла у черты, означавшей то ли конец, то ли начало.

В дверь громко постучали, но, занятая собственными мыслями, Трейси ответила не сразу. В комнату просунулась голова Марии, и Трейси нехотя повернула к ней лицо.

– Пока вас не было, звонил сеньор Рикардо и просил передать, что приедет ночевать домой.

– Спасибо, Мария.

Мария хотела закрыть дверь, но вдруг передумала и несмело подошла к кровати. Присев на краешек, она с неожиданной теплотой дотронулась до плеча Трейси.

– Ты была права, девочка, сегодня утром, – начала она, – когда говорила, что хочешь побыть с ним наедине. – У Трейси от изумления округлились глаза. Такого понимания от экономки, преданной Луизе, она не ожидала. – Сегодня ты сама будешь хозяйничать в кухне. Пойдем, я все тебе покажу и расскажу.

Потрясенная до глубины души, Трейси последовала за Марией. В кухне было тепло и уютно. Мария дала Трейси ряд полезных советов относительно секретов испанской кухни и гастрономических пристрастий Рикардо. Трейси все аккуратно записала.

Вместе они решили приготовить паэлью, любимое блюдо Рикардо. Под руководством Марии Трейси нарезала лук, сладкий перец, грибы, в то время как Мария занималась морепродуктами. Сложив все ингредиенты в кастрюлю, они поставили ее в духовку, и вскоре по кухне поплыл соблазнительный запах.

Понизив голос до шепота, хотя, кроме них двоих, в кухне никого не было, Мария сообщила Трейси о тайной слабости Рикардо к десерту и дала еще несколько ценных советов.

– Большое спасибо, Мария, – от души поблагодарила Трейси.

– Ты хорошая ученица, – похвалила ее Мария, зардевшись, – Желаю вам обоим хорошо провести вечер.

Оставшись одна, Трейси испытала внезапный приступ страха. Она давно мечтала остаться с Рикардо наедине, и вот, когда ее мечта наконец осуществилась, она впала в состояние, близкое к панике. Сегодня у нее был тяжелый день, но еще более тяжелые испытания ждали ее впереди. Сегодня она собиралась сообщить Рикардо о своей беременности, в связи с чем отчаянно нуждалась в мужестве и силе.

Пусть будет, что будет.

Она ко всему готова. Да поможет ей Бог.

Трейси зажгла свечи, включила магнитофон и в сотый раз, наверное, взглянула на себя в зеркало.

Легкое возбуждение, мерцающий свет свечей и огня в камине окрашивали ее щеки нежным румянцем. Ее красиво уложенные волосы спускались на плечи, зеленые глаза загадочно сияли, а на губах, слегка тронутых перламутровой помадой, играла улыбка. Трейси надела зеленое платье, купленное в памятный день прогулки по Мадриду. Едва достигая колен, оно облегало ее еще стройную фигуру, выгодно подчеркивая набухшую грудь и красивые бедра.

К счастью, мучившая Трейси в последнее время тошнота сейчас отступила. Едва сдерживая сердцебиение, она опустилась в кресло и, стараясь думать о хорошем, приготовилась ждать Рикардо.

Вскоре хлопнула входная дверь, и до Трейси донесся раздраженный голос Рикардо:

– Где Мария?!

У нее душа ушла в пятки, но она не подала виду и вышла навстречу Рикардо. Их утреннее прощание было более чем холодным, и ожидать от него нежности не приходилось. Но Трейси его не винила. Едва скользнув по ее щеке губами, Рикардо зашагал по коридору. Несмотря на мрачный вид и взвинченность, он выглядел как никогда красивым.

– Я отпустила Марию, – ответила Трейси нарочито беспечно.

Рикардо вошел в гостиную и, сняв пиджак, небрежно бросил его на диван.

– Я подумала, что было бы неплохо устроить маленький праздник.

– Странная перемена настроения. Утром мне показалось, что ты предпочла бы побыть наедине с собой.

Несмотря на его ехидный тон, Трейси чувствовала, что Рикардо обижен и переживает размолвку. Безусловно, не последнюю роль в этом сыграло ее плохое самочувствие. Но, по словам врача, токсикоз скоро перестанет ее мучить. Как только Рикардо поймет причину ее капризов, их жизнь вернется в прежнее русло. Теперь только остается объясниться. – Мне и вправду нужно было побыть одной, – призналась Трейси, призывая на помощь всю свою храбрость. Не слишком ли она торопит события? Впереди еще ужин при свечах. Будет лучше, если Рикардо расслабится и услышит новость, когда придет в более благодушное настроение. – Но сейчас…

Ты, похоже, передумала, – перебил ее Рикардо, и Трейси замолчала, сердито поджав губы. – Как если бы… – Он громко щелкнул пальцами, так что Трейси вздрогнула. – Впрочем, тебе все безразлично. И то, о чем я хотел поговорить с тобой в отеле, и то, что вот уже несколько дней ты не подпускаешь меня к себе в постели. Зато теперь ты решила, что настало время для душещипательной беседы. А тебе не приходило в голову, что у меня сегодня мог выдаться не самый удачный день? Что мне сегодня не до выяснения отношений? Что единственное, чего я хочу, – поесть и отдохнуть?

– Я понимаю, что ты расстроен, и признаю, что в последнее время отталкивала тебя… – произнесла Трейси, наблюдая, как Рикардо одной рукой развязывает галстук, а другой наливает в коньяк.

– Понимаешь? Как это великодушно!

Сделав большой глоток, Рикардо яростно сорвал с шеи галстук, мысленно ругая себя за слабость. Он уже забыл, когда в последний раз занимался с Трейси любовью. Она шарахалась от него, как от прокаженного, при каждой его попытке сближения. Утренняя перепалка испортила ему. настроение на весь день. Возвращаясь домой, Рикардо думал, что сохранит холодную отчужденность, чтобы Трейси прочувствовала его обиду. Он был готов к чему угодно, только не к встрече с милой, радостной женщиной, приложившей немало усилий, чтобы устроить им праздник, и смотревшей на него сияющими глазами.

И это платье!

Задрапированное в мягкий бархат, соблазнительное тело искушало его. Рикардо не мог оторвать взгляда от шеи, от высокой груди и стройных ног… От ажурной сеточки чулок у него захватывало дух. Ему стоило большого труда побороть желание притянуть Трейси к себе и задушить в объятиях. Зарыться лицом в рыжий шелк ее волос. Но сильнее всего его сводили с ума ее лучистые глаза. Пылкая красавица, какую он впервые увидел в Майами, как будто снова вернулась, вытиснув бесследно слезливую, заторможенную женщину, находившуюся рядом с ним в последние недели.

Естественно, Рикардо не мог оставить эти перемены незамеченными, как не мог делать вид, что у них все нормально. Он был для этого слишком горд и слишком уязвлен.

– Я приготовила ужин.

– Зачем? Я привез тебя из-за океана не для того, чтобы ты прислуживала мне!

Трейси вскипела, чувствуя, как ее благие намерения быстро улетучиваются. Пусть он будет хоть сто раз Рикардо Энрикес, но она и ему не позволит попирать свою гордость!

– Вот как? В таком случае у жены должны быть и другие обязанности, – огрызнулась Трейси.

– Тут ты попала в самую точку. Теперь у меня есть экономка, которая не готовит еду, и жена, которая со мной не спит!

Его обидные слова прозвучали, как пощечина, и еле сдерживаемый гнев Трейси прорвался наружу.

– Может быть, в таком случае вам следует более тщательно подбирать своей персонал, мистер Энрикес? До сих пор вам это плохо удавалось.

Ее глаза метали громы и молнии. Трейси вызывающе вскинула подбородок и расправила плечи, став в своем праведном негодовании даже выше ростом.

– Уж не на Пола ли ты намекаешь? – спросил Рикардо ледяным тоном. – Неужели ты полагаешь, что он стал бы с таким положением мириться? Чтобы днем жена безмолвной тенью слонялась по дому, а ночью в постели притворялась спящей?

– По крайней мере, я знала, чего от него ожидать! – вырвалось у Трейси.

Рикардо изменился в лице. Его глаза угрожающе сузились, а руки с такой силой сжались в кулаки, что побелели костяшки пальцев.

– Позволь тебе напомнить, что этот человек не только напоил тебя без твоего ведома, но и шантажировал. Я всегда обращался с тобой уважительно. Никогда не навязывал тебе своей воли. Не заставлял заниматься любовью, если видел, что ты этого не хочешь. А ты… У тебя есть… – Пытаясь вспомнить нужное слово, он раздраженно защелкал пальцами.

– Наглость, вероятно, ты ищешь это слово! – взорвалась Трейси.

Ссора, которой она пыталась избежать, разрасталась снежным комом. Но Трейси была не в силах остановиться. Мечты о романтическом ужине вдвоем испарились. Сегодня она собиралась поговорить с Рикардо по душам, а вместо этого они сцепились, как две собаки, и осыпали друг друга оскорблениями, ложившимися на обоих гнетущим грузом.

– Да, Рикардо, я имела наглость думать, что мой муж догадается, что я не совсем здорова. Что он поинтересуется причиной этого нездоровья и постарается мне хоть чем-то помочь, вместо того чтобы кидаться в объятия другой женщины!

Рикардо зажмурился и сжал руки в кулаки. Когда он снова открыл глаза, полыхнувшая в них боль полоснула по сердцу Трейси острой бритвой. Трейси была готова броситься Рикардо на грудь, но его ответ пригвоздил ее к месту, не оставив никаких шансов на будущее.

– По крайней мере, я знаю, что она мне не откажет.

13

Время, казалось, остановилось. В напряженной тишине мирно потрескивал в камине огонь, мерно тикали часы, из магнитофона лилась музыка. Но Трейси только слышала гулкие удары собственного сердца и биение пульса в висках. Слова Рикардо обожгли се горечью утраты.

– Трейси…

Рикардо протянул к ней руку, но Трейси с отвращением отшатнулась.

– Мне не следовало говорить этого, Трейси.

– Отчего же? – пробормотала она и почувствовала сухость во рту. Несмотря на тепло, распространяемое камином, Трейси охватил озноб. – Это ни для кого не тайна.

– Я не должен был это говорить, потому что это неправда.

– Неправда? – По ее бледным щекам потекли слезы, но голос набирал силу. – Прости, если я в этом не преуспела. Прости, если не оправдала твоих надежд достичь мастерства изощренных любовниц, к которым ты привык. Я не знаю правил игры, Рикардо, потому что не играла в нее раньше. Я не знаю, что настоящее, а что надуманное. Я не знаю, как мне реагировать, когда половина города уверена, что ты спишь с Луизой. И если ты хотел сделать мне больно, то поздравляю, тебе это удалось. Ты меня очень обидел. – Ее руки взметнулись к пылающим щекам. – Ты меня обидел, хотя обещал, что никогда не сделаешь этого намеренно.

Трейси не поняла, как очутилась в объятиях Рикардо. Он осыпал ее пылкими поцелуями и неистовыми ласками, и ее протесты, сомнения, страхи и ярость утонули в потоке его прорвавшейся лавины страсти. Сорвав с нее платье, Рикардо повалил ее на ковер, сокрушая последние преграды горячими поцелуями, заставившими Трейси биться в сладкой истоме.

Проявляя в ласках чудеса изобретательности, Рикардо не спешил переходить к завершающей части любовной игры, Трейси не представляла, что способна испытать подобные ощущения. И только доведя ее до грани безумия, Рикардо начал медленно раздеваться, не отрывая от Трейси напряженного, затуманенного вожделением взгляда.

С трудом сдерживая нетерпение, Рикардо всеми силами старался растянуть ожидание. Когда же наконец взаимное желание достигло апогея, они бросились в объятия друг друга, и под высокий потолок вознеслись крики экстаза, слившиеся в один.

– Трейси, Трейси… – бормотал Рикардо, не б состоянии разжать объятий.

Медленно она приходила в чувство, хотя мир вокруг продолжал вращаться в безумной карусели. Изнуренные и неподвижные, они лежали на полу и. тяжело дышали. В этом расслабленном состоянии они даже не сразу поняли, что звонит телефон, но ни Трейси, ни Рикардо даже не пошевелились, не желая прерывать счастливого блаженства. Сейчас в целом мире существовали только они двое, и любой третий был лишним. Когда телефон умолк, оба с облегчением перевели дух. В установившейся тишине было слышно уютное потрескивание в камине дров и их прерывистое дыхание.

Трейси впервые за долгое время чувствовала себя уверенно и не боялась будущего. Невидимые узы, прочно связавшие ее и Рикардо, вселяли в нее надежду и давали силы сделать еще один маленький шаг.

– Рикардо… – чуть слышно прошелестел ее слабый голос.

И снова зазвонил телефон. Проклятье!

– Возможно, это важно, – сказал Рикардо и, нехотя разомкнув руки, поднялся. – Слушаю, – произнес он, сняв трубку.

Разговор затягивался, Рикардо говорил очень эмоционально, и, хотя Трейси ничего не понимала из быстрой испанской речи, она пыталась убедить себя, что ничего плохого не случилось.

– Это Луиза, – повесил трубку, сообщил Рикардо. Его лицо было мрачнее тучи. – Она говорит, что у Хулио приступ и ему потребовалась срочная операция.

– О Господи! Я сегодня ездила в город и встретила Луизу. Она сказала, что Хулио жаловался на боль под лопаткой, но они решили, что это пошаливает сердце.

– Все очень серьезно. Его отвезли в клинику, по дороге он потерял сознание и чуть не умер. Его немедленно прооперировали, но его состояние по-прежнему вызывает опасение. Луиза совсем потеряла голову и не знает, что делать.

Трейси с трудом удержалась от язвительного замечания. Как бы она ни относилась к Луизе, Хулио все же друг Рикардо. Трейси сомневалась, что Луиза и в самом деле переживает, но благоразумно оставила свои мысли при себе.

– Мне нужно уехать.

– К ней? – Трейси не смогла произнести ненавистное имя.

– Она расстроена. Она одна. Хочешь, поехали со мной.

Трейси отрицательно покачала головой. Слово «клиника» вызывало у нее приступ бесконтрольного страха, пробуждая в памяти болезненные воспоминания о последних днях жизни Лизбет.

– Я не могу.

– Не можешь или не хочешь? – с усмешкой уточнил Рикардо, но, увидев в глазах Трейси боль, смягчился и, подойдя к ней, нежно привлек Трейси к себе.

– После смерти Лизбет я ни разу не была в больнице. Не могу.

Рикардо ласково поцеловал ее в щеку.

– Я очень тебе сочувствую, но ты лучше, чем кто бы то ни было, должна понимать, каково сейчас Луизе и почему ей требуется мои поддержка.

Но Трейси не понимала. Образ Луизы с беспомощной женщиной как-то не вязался. К тому же пересилить себя Трейси не могла. Слишком болезненными были воспоминания о том, как она сидела в больничном холле и ждала приговора врачей – будет Лизбет жить или… Трейси содрогнулась и попыталась прогнать мрачные видения.

– Почему бы Луизе не обратиться к кому-нибудь другому? При чем здесь ты? У нее наверняка есть родственники, друзья…

– Потому что она всегда и во всем рассчитывает на меня. И не только она. Все жители этого городка. Что бы здесь ни случилось, они всегда обращаются за помощью ко мне. – Взяв в руки ее ладони, Рикардо заглянул Трейси в глаза, безмолвно умоляя войти в его положение. – Если бы тебе потребовалась поддержка, Хулио, не задумываясь, пришел бы тебе на помощь. Я знаю, что могу на него рассчитывать, а он может рассчитывать на меня. Я не могу его подвести.

– А я?! Обо мне ты подумал?! – воскликнула Трейси. Сегодняшний день был самым важным в ее жизни. Она хотела, вернее должна была многое сказать Рикардо. Но стоило Луизе поманить его пальцем, как он готов бежать к ней хоть на край света! – Мы должны о многом поговорить, Рикардо.

– Согласен! Мне тоже есть что тебе сказать. – Он смотрел на нее с упреком. – Трейси, ты ведешь себя, как избалованный ребенок. Я в сотый раз повторяю, что между мной и Луизой все кончено. Уже давно…

– Но ты сам утверждал, что она не прочь начать все заново! – возразила Трейси.

– Она совершила ошибку, – терпеливо объяснял Рикардо. – Она знает, что между нами все кончено. Я женат, и она уважает мое чувство к тебе. Разве она не пыталась с тобой подружиться? Разве не старалась зазвать в гости? Не приглашала тебя куда-нибудь сходить вместе? Ты сетуешь, что скучаешь, что тебе не с кем перекинуться и словом, но в то же время отвергаешь протянутую тебе руку.

– Она была твоей любовницей! – Трейси перешла на крик, раздосадованная тем, что Рикардо не понимает ее. – Как я могу дружить с женщиной, которая с тобой спала? Хотя, возможно, ты готовишь меня к тому, чтобы я подружилась со всеми твоими бывшими любовницами. Но, наверное, для этого мне не хватит и оставшейся жизни.

Раньше Трейси не позволила бы себе подобной эскапады, но ведь раньше она и не любила и никогда не испытывала такого накала страстей, как сейчас, когда поняла, что отдала свое сердце легкомысленному донжуану. Язвительные слова и ядовитый смех были настолько чужды ее натуре, что Трейси себя не узнавала.

Знаешь, – вдруг тихо сказал Рикардо, – я думал, что женился на нежной, любящей, доброй женщине. Но, выходит, и я порой ошибаюсь.

Трейси закрыла лицо руками. Ей было стыдно, но ни одного своего слова она не взяла бы обратно.


Рикардо молча оделся и ушел. Боже, что я наделала? Неужели я все испортила окончательно и бесповоротно?

Трейси отняла руки от лица и беспомощно обвела глазами комнату. На столе догорали свечи. На полу валялись ее туфли, белье и платье. Трейси встала, устало задула свечи, собрала вещи, и, пошатываясь, побрела наверх, где рухнула без сил на огромную и оттого еще более холодную и пустую кровать.

Стоило Трейси хоть на минуту прикрыть глаза, как перед ее мысленным взором возникали любовные сцены, действующими лицами в которых неизменно выступали Рикардо и Луиза. Шелковые простыни были прохладными и приятными на ощупь, Пытаясь найти успокоение, она положила руки на живот. Там, за тонкой стенкой мышц, билась новая жизнь. Там рос ее и Рикардо малыш.

Время шло, а Трейси все лежала без сна, бессмысленно глядя в потолок. Сквозь неплотно задернутые шторы пробивался приглушенный лунный свет. По движению ночного светила Трейси отсчитывала часы, терпеливо дожидаясь возвращения Рикардо, когда насытившаяся Луиза наконец соизволит отпустить спою добычу.

Рикардо вернулся на рассвете. Измученная ревностью, Трейси медленно повернулась, когда он забрался в постель.

– Как он? – спросила Трейси.

– Без изменений. Я видел его недолго. Врач сказал, что больному нужен отдых.

Как же он хорош собой! – глядя на Рикардо, невольно подумала Трейси. Утренняя щетина и легкие тени под глазами придавала его точеным чертам скульптурную завершенность. Она с трудом подавила желание прильнуть к Рикардо и растопить жаром своих поцелуев скорбные складки у его губ. Но при всем своем совершенстве эта красота делала Рикардо недосягаемым и чужим. Никогда не казался он Трейси более далеким, чем теперь.

– Ты отсутствовал более пяти часов, – констатировала Трейси, из всех сил стараясь сохранять хладнокровие, что ей, однако, плохо удавалось. В каждом ее слове сквозила ревность.

– Луиза была вне себя от горя, – без малейшего намека на раскаяние ответил Рикардо, глядя ей в глаза.

Трейси усмехнулась.

– И ты, как я понимаю, был вынужден ее успокаивать?

Не так представляла она себе этот вечер, который считала жизненно важным для них обоих. Ведь она собиралась сказать Рикардо о ребенке, обсудить планы на будущее и решить, как они будут строить жизнь дальше, – вместе или порознь. Вероятно, все сложилось бы, как Трейси и планировала, если бы не вмешательство Луизы. Она подобно злому року преследовала их. С присутствием в своей семейной жизни другой женщины Трейси больше не могла мириться.

– Фактически, – продолжил Рикардо, – Луизе пришлось меня утешать, потому что Хулио был мне вместо отца. Когда я увидел его – слабого, старого и беспомощного – на больничной кровати, то был шокирован. Я никогда не думал, что буду потрясен до такой степени. Луиза это заметила.

Трейси демонстративно повернулась к Рикардо спиной и притворилась спящей.

14

– Вы оба просто замечательные, – проворковала Луиза глубоким грудным голосом.

Трейси стиснула зубы. Присутствие этой женщины она с трудом переносила, но была вынуждена соблюдать приличия. Взяв в себя в руки, она предложила Луизе коньяк, к которому та питала слабость.

После того, как Хулио попал в больницу, Луиза появлялась у них в доме практически ежедневно. Незадолго до возвращения Рикардо с работы Луиза вплывала в гостиную – каждый раз в новом умопомрачительном туалете – распространяя вокруг себя густой шлейф тяжелых приторных духов, пила кофе, или коньяк, или то и другое вместе и ждала Рикардо. Потом вдвоем они уезжали в больницу к Хулио и возвращались далеко за полночь. Луиза снова располагалась в гостиной, Рикардо запирался в кабинете, предоставляя Трейси развлекать гостью, но приблизительно через час появлялся, чтобы отвезти бывшую любовницу домой.

Брак Трейси и Рикардо, если их союз можно было назвать браком, благополучно перевалил через кряж ссор, форсировал ядовитую реку упреков и сделал остановку в гавани усталого примирения.

– Где Мария? – спросила Луиза, потягивая коньяк.

– Трейси снова дала ей выходной, – ответил Рикардо со вздохом, не оставшимся без внимания.

– Что ж, я ее понимаю, милый. Она хочет, чтобы вам никто не мешал, – промурлыкала Луиза, многозначительно взглянув на Трейси. – Не стоит ее винить. – И, к удивлению Трейси, глубокомысленно добавила: – Мария невозможно трудный человек. Я не понимаю, почему ты от нее до сих пор не отделался, Рикардо.

– Но у вас с ней прекрасные отношения, – пробормотала Трейси.

– Только потому, что я не вторглась в жизнь ее бесценного Рикардо. Пока я была здесь на правах любовницы, она обращалась со мной, как с последней шлюхой, зато теперь, когда я не представляю опасности, она возвела меня чуть ли не в ранг святой, Я понимаю, Трейси, твое стремление избавиться от Марии и самой распоряжаться в доме. Я разделяю твое желание ухаживать за мужем и тоже собираюсь все делать для Хулио сама, как только врачи разрешат ему покинуть больницу. Я получила достаточно серьезное предупреждение. Как это говорят? Звоночек?

Трейси молча кивнула.

– Я многое поняла за эти дни. Если бы ты знала, Трейси, как это ужасно видеть Хулио больным, слабым и беспомощным! – Луиза яростно заморгала, пытаясь побороть непрошеные слезы. – Прости, что я потревожила вас в ту ночь, когда у Хулио случился приступ, но я была в отчаянии и не знала, что делать. Словом, я решила обратиться к Рикардо. Прости, Трейси, я не должна была отвлекать его от семьи.

– Глупости, – буркнула Трейси и, подойдя к Луизе, впервые за все время их знакомства искренне обняла. – Ты поступила правильно, мы ведь друзья.

Выпрямившись, Трейси перехватила удивленный взгляд Рикардо. Он ободряюще ей улыбнулся, но его ласковая улыбка только обострила чувство вины, мучившее Трейси все эти дни.

Трейси не могла не видеть, что Луиза находится на грани отчаяния, и искренность ее переживаний за мужа не вызывала сомнений. Коварная, бездушная красотка, какой Трейси представляла себе Луизу, исчезла, уступив место испуганной, растерянной женщине.

– Пожалуй, я пойду, – сказала Луиза, вставая. Рикардо тоже встал, но Луиза жестом его остановила. – Не нужно меня провожать. Я пройдусь пешком. Свежий воздух мне не повредит.

– Рикардо подвезет тебя, – вмешалась Трейси.

Когда за Рикардо и Луизой закрылась входная дверь, Трейси подошла к окну. Она видела, как Рикардо вежливо распахнул дверцу со стороны пассажира и помог Луизе сесть. Еще вчера его галантность вызывала бы у Трейси бурю протеста и ревности, но сейчас она смотрела на все иными глазами. Боль Луизы тронула ее до глубины души.

Когда Рикардо вернулся, он выглядел усталым, взвинченным и бледным.

– Я опять припозднился? – съязвил он и устало опустился на диван. – Или я должен был высадить ее на середине дороги?

– Я ничего такого не говорю, – попыталась смягчить его раздражение Трейси.

– Луиза предложила мне чашку кофе, – пояснил Рикардо, хотя Трейси его ни о чем не спрашивала. – Но я, естественно, отказался, не желая давать тебе дополнительный повод к ревности.

– Рикардо, прошу тебя. Я не хочу ругаться.

– Я тоже, – примирительно сказал он. Только сейчас Трейси заметила собравшиеся у уголков его глаз сеточки морщин. Переживания последних дней давали себя знать.

Усвоив нелицеприятный урок, преподнесенный ему нечистым на руку Полом, Рикардо взял за правило лично инспектировать отели и парки, которыми владел, Конечно, он сильно уставал. И что ждало его дома? Сплошные жалобы и упреки. Трейси признавала, что и вправду вела себя, как испорченный ребенок, эгоистично требующий к себе все больше и больше внимания.

А теперь, когда серьезно заболел его лучший друг, ревнивая жена требует от Рикардо посекундного отчета.

Это больше не повторится, поклялась себе Трейси.

– Я тоже не хочу с тобой ссориться, Рикардо. Прости, что терроризировала тебя. Сегодня я осознала, как эгоистично вела себя. Не только по отношению к Луизе, но и по отношению к тебе. Я понимаю, как трудно тебе было в последнее время.

Рикардо хранил молчание, словно ее попытка извиниться его не трогала.

– Рикардо, я хочу сказать…

– Можешь не утруждаться, – ответил он безразлично, и это холодное безразличие было хуже любого крика.

Привыкшая к их жарким стычкам и бурному проявлению эмоций, Трейси насторожилась. Равнодушие Рикардо ее испугало. Ее тревога усилилась, когда она тронула Рикардо за локоть, а он, небрежно стряхнув ее руку, встал и направился к двери.

– Рикардо, постой.

Он застыл и нехотя повернул к ней серое лицо с впавшими глазами.

– Я устал, Трейси, и ужасно хочу спать. Я встаю в шесть утра и ложусь далеко за полночь. Я буквально валюсь с ног. Надеюсь, ты не станешь возражать, если я пойду и лягу?

– Я хотела поговорить с тобой не о Луизе, – прошептала Трейси, теряя надежду на искренний разговор, – а о нас.

Рикардо горько усмехнулся.

– Уверен, что все закончится ссорой, и до утра мы не успокоимся.

Пропасть, разделявшая их, в эту ночь стала еще глубже. Лежа без сна, Трейси мечтала, чтобы Рикардо обнял ее, чтобы они помирились. Она осторожно прикоснулась к его плечу и тотчас ощутила, как затвердели его мышцы. Но даже во сне Рикардо повел плечом, сбрасывая се руку.

Трейси отпрянула, как ужаленная, а Рикардо отодвинулся на самый край кровати. От мрачного предчувствия Трейси похолодела, и ее сердце беспомощно сжалось.


Рикардо встал в шесть утра, как обычно. Трейси наблюдала за ним сквозь полуопущенные ресницы. Всю ночь она проворочалась с боку на бок и чувствовала себя отвратительно.

– Ты выглядишь ужасно, – сказал Рикардо, бросив на нее мимолетный взгляд.

Холодный и далекий, подумала Трейси и невольно поморщилась от боли в животе.

– Я плохо спала, – сказала она, подтягивая колени к животу в надежде облегчить свои страдания. Впервые за последнее время ей хотелось, чтобы Рикардо поскорее ушел и не мешал ей бороться с терзающей ее тело болью.

– Возможно, это улучшит тебе настроение, – буркнул Рикардо и, достав из портфеля папку, протянул ее Трейси. – Это юридические документы, подтверждающие, что парк снова является собственностью твоего отца. В подлинности можешь не сомневаться.

Из глаз Трейси брызнули слезы. Рикардо подошел к ней и взял ее руку в свою большую теплую ладонь.

– К сожалению, мы не сделали друг друга счастливыми, Трейси. Я устал от бесконечных препирательств. Устал видеть тебя грустной, невольной узницей моего дома. Я не к этому стремился. Ты получила то, что хотела. Пол навсегда ушел из твоей жизни, а отец вернул свой парк.

– А ты? – спросила Трейси дрогнувшим голосом.

– Я? – Он невесело рассмеялся. – Я скажу матери, с твоего разрешения, конечно, что моя попытка стать семейным человеком потерпела неудачу. Это даст мне по крайней мере двухлетнюю передышку от ее попыток меня женить, Так что, как видишь, мне тоже кое-что перепало.

Все кончено, подумала Трейси с отчаянием. Кончено, и Рикардо ни о чем не жалеет.

– То, что я говорила о Луизе… – начала она.

– Луиза здесь ни при чем, Трейси, – перебил ее Рикардо. – Ты это знаешь не хуже меня. Я тоже во многом виноват. Ты хотела подробностей, а меня это раздражало. Я не считал нужным отчитываться за каждый свой шаг. Для меня брак не был ни развлечением, ни игрой. Я хотел, чтобы ты была мне не любовницей, а женой.

– Я хочу быть тебе женой, Рикардо! – горячо сказала Трейси, когда он на секунду умолк.

– Хулио для меня все равно что отец. Ты это знаешь, я неоднократно говорил. Но хотя бы раз ты поехала со мной в больницу? Пыталась хоть как-то поддержать меня? Я знаю, что больница вызывает у тебя печальные воспоминания, ты рассказывала про Лизбет, но я бы поддержал тебя, помог бы тебе пройти через это, если бы видел, что ты хочешь сделать то же самое для меня, что я для тебя что-то значу.

– Ты очень многое для меня значишь, – пробормотала Трейси, но Рикардо ее не слушал.

– Луиза мне не любовница. Я повторял это сотни раз, но ты с тупым упорством отказывалась верить. Трейси, я не могу так жить, не могу, возвращаясь домой, постоянно видеть в твоих глазах укор! В первый день нашей встречи я объяснил тебе положение вещей. Я думал, ты будешь мне доверять. Согласен, может, пару раз я не сдержался и обидел тебя в пылу ссоры, на которые ты меня то и дело провоцировала. – Рикардо сделал паузу, чтобы успокоиться, и продолжил более сдержанно: – С каждым днем ты отдаляешься от меня все дальше и дальше. Я чувствую, что совсем не знаю тебя. Замолчав, он бесконечно долго вглядывался в лицо Трейси, потом поцеловал ее в щеку и, резко повернувшись, направился к двери. – Мы оба заслуживаем большего, и ты это знаешь не хуже меня, – сказал Рикардо, прежде чем выйти из комнаты.

Трейси смотрела ему вслед, как опоздавший пассажир смотрит на уходящий поезд. Она хотела броситься за Рикардо вдогонку и умолять дать ей второй шанс. Хотела, чтобы время потекло вспять. Чтобы прошлое можно было переиначить. Но накативший приступ тошноты заставил Трейси броситься в ванную.

Но боль физическая была ничто по сравнению со страданием, терзающим ее опустошенное сердце. Она его потеряла. Потеряла единственного мужчину, которого любила.

На холодном лбу Трейси выступила испарина, закружилась голова, и пол качался под ногами. Чтобы не упасть, Трейси схватилась за край раковины.

С ней творилось что-то непонятное. Боль в животе нарастала снежным комом. Трейси видела и зеркале свое пепельно-серое лицо, на котором лихорадочно блестели зеленые глаза. Трейси умылась холодной водой, пополоскала пересохший рот. Выпрямилась. Пол по-прежнему раскачивался. В голове стучало.

Трейси испугалась, что может потерять ребенка. Маленький живой комочек, растущий в ней, в один миг стал средоточием ее собственной жизни. И материнский инстинкт встал на защиту новой жизни. Потерять малыша Трейси не могла себе позволить. Он для нее – все. Она скорее смирилась бы с потерей Рикардо, но только не с потерей малыша. Утратить его было все равно что утратить душу.

Медленно Трейси опустилась на пол и подтянула колени к груди, стараясь умерить боль.

– Сеньора! – донесся до нее голос Марии и громкий стук в дверь спальни.

Трейси с трудом встала, вышла в спальню и, надев халат, пошатываясь, подошла к двери.

– Только что звонил сеньор Энрикес. Он забыл портфель с документами. Они нужны ему к четырем часа дня, поэтому Федерико собирается отвезти их ему, – протараторила Мария, врываясь в комнату.

– Конечно, – пробормотала Трейси и жестом указала Марии на кресло, где лежал портфель.

– Сеньора, у вас ужасный вид!

– Вы не первая, кто это заметил, Мария, – Трейси выдавила из себя улыбку. – Со мной все в порядке, только немного болит живот. – Она хотела добавить, что, вероятно, отравилась, но решила, что подобное заявление обидит Марию, и передумала. – Женские дела, – пояснила Трейси, почти не погрешив против истины.

– Вызвать доктора?

Трейси заколебалась. Врач и правда не помешал бы, но она не хотела посвящать прислугу в свои проблемы. Рикардо имел право узнать о ее беременности первым.

– Мария, можешь попросить Федерико подождать меня? Через пять минут я буду готова. Я тоже хочу поехать в Мадрид. Надеюсь, он меня подвезет.

– Но вы нездоровы.

О да, ее состояние, физическое и моральное, оставляло желать лучшего. Но Трейси устала жить во лжи и неуверенности.

– Мне нужно срочно увидеться с Рикардо, – твердо сказала Трейси.


Поездка, казалось, продолжалась целую вечность. Встречаясь глазами с Федерико в зеркале заднего обзора, Трейси деланно улыбалась. Она твердо решила, что должна увидеть Рикардо и сказать ему правду. Все остальное будет зависеть от исхода их разговора.

Наконец за окном машины замелькали автомобили, дома, площади и улицы, нарядно одетые люди, спешащие куда-то и праздно глазеющие по сторонам.

Трейси казалось, что она не была здесь целую вечность. В памяти всплыло бледное лицо сестры с вымученной улыбкой. В последние дни жизни она плохо себя чувствовала, хотя не подавала виду, говорила, что немного устала. Трейси зажмурилась. Как же ей не хватает мужественной Лизбет!

– Приехали! – объявил Федерико, затормозив у парадного входа отеля.

Швейцар услужливо распахнул дверцу и, увидев Трейси, крикнул кому-то, чтобы пригласили Мигеля.

Мигель появился почти мгновенно и расплылся в вежливой улыбке.

– Рад видеть вас, сеньора Энрикес, – поздоровался Мигель и протянул руку за портфелем. – Какой приятный сюрприз! Позвольте мне взять портфель, я немедленно отнесу его сеньору Энрикесу.

– Здравствуйте, Мигель, – ответила Трейси. – Не беспокойтесь, я сама отдам портфель мужу.

Сияющая улыбка Мигеля как-то потускнела, но он предпринял еще одну попытку остановить Трейси.

– Конечно, конечно. Но позвольте предложить вам кофе. Сеньор Энрикес сейчас занят. У него совещание.

Они торопливо шли по просторному холлу, Трейси впереди, Мигель на полшага сзади. С каждым его словом Трейси все яснее осознавала, что надежды на хоть какое-то улучшение в ее отношениях с Рикардо нет и быть не может.

– Я дам ему знать, что вы здесь, и он, несомненно, вас встретит, хотя просил его не беспокоить, – тараторил Мигель смущенно.

– Вот как?

Трейси остановилась. Она проделала весь этот путь, чтобы положить конец недомолвкам, а Рикардо, возможно, не захочет ее принять. Такого поворота она не ожидала.

– Спасибо за заботу, Мигель, но от кофе я вынуждена отказаться. Мой муж просил привезти ему портфель, и тянуть я не намерена. Так что лучше проводите меня к нему сразу.

– Но, сеньора…

– Прошу вас, – решительно пресекла его возражения Трейси.

Что бы ни уготовила ей судьба, она не собиралась поддаваться. Ей надоело следовать проторенным путем. Надоело навязчивое вмешательство в ее жизнь посторонних людей. Она устала от нежелания Рикардо смотреть на жизнь глазами простого смертного.

Трейси вошла в кабину лифта, уловив однако боковым зрением, как Мигель сделал портье знак позвонить куда-то. Трейси почти сомневалась, что они хотят предупредить Рикардо.

Оказавшись в замкнутом пространстве лифта, Трейси на минуту почувствовала себя птицей за решеткой золоченой клетки и испытала приступ клаустрофобии. Но выбор был сделан, и отступать она не собиралась. Будет, что будет.

Мысленно собравшись с духом, Трейси нажала на кнопку как раз в тот момент, когда Мигель сломя голову ринулся в лифт и, удержав створки, протиснулся в кабину. Что ж он так волнуется? – подумала Трейси. Так недалеко и до сердечного приступа. От дурного предчувствия у нее засосало под ложечкой.

Трейси полагала, что готова к любому улару судьбы, но сиена, представшая ее глазам, превзошла все самые худшие ожидания.

То, что она увидела, могло разве что присниться в дурном сне. Однако это был не сон.

15

– Трейси!

Она не могла смотреть на Рикардо, не могла видеть человека, только что вырвавшего у нее сердце. Затуманенным взглядом Трейси обвела комнату, отмечая каждую деталь: роскошные букеты в вазах на полу, бутылка шампанского в серебряном ведерке, горящие свечи и музыка.

Медленно она подняла на Рикардо глаза. Рядом с ним стояла Луиза. Оба только что вскочили с дивана, и Луиза поправляла платье.

– Я пытался позвонить вам, – забормотал Мигель.

– Возможно, это сработало бы, – заметила Трейси с сарказмом и подошла к телефонному аппарату, – если бы телефон не был отключен. Вы были правы, Мигель, сеньора Энрикеса и правда не стоило беспокоить.

– Трейси, прошу тебя! – Оттолкнув Луизу в сторону, Рикардо бросился к Трейси и, схватив за руку, повернул к себе лицом. – Все не так, как ты думаешь. Скажи ей правду, Луиза! – взмолился он. – Скажи, что это твоя идея, что я ничего не знал!

– Успокойся, Рикардо. Сияя улыбкой триумфатора и соблазнительно покачивая роскошными бедрами, Луиза подплыла к Рикардо, Остановившись рядом, она без тени раскаяния уставилась на Трейси. На минуту Трейси показалось, что в глазах соперницы блеснула жалость.

– Трейси все равно рано или поздно о нас узнала бы. Она не дура и со временем все поняла бы.

– Мне не нужно ничего понимать! – выпалила Трейси. В жалости она не нуждалась, тем более в жалости Луизы. – Можешь забирать его себе. Он мне не нужен. А правду о вас я всегда знала. Я сожалею только об одной ошибке: когда поверила Рикардо, что ты изменилась. Но, как выяснилось, другое его высказывание о тебе оказалось более точным.

– Какое высказывание? – Луиза вопросительно посмотрела на Рикардо, но на ее вопрос ответила Трейси.

– Надеюсь, ты простишь мне эти слова, но я только повторяю то, что услышала от Рикардо. Женщина легкого поведения. И с этой характеристикой я вполне согласна.

Развернувшись на каблуках, Трейси зашагала прочь, не обращая внимания на возгласы Рикардо и истеричный смех Луизы.

Рикардо догнал Трейси у лифта и загородил дорогу.

– Трейси, ты все неверно истолковала, – начал он, хмурясь.

– Отчего же?! – Трейси сорвалась на крик. – Ты утверждал, что она изменилась. Врал мне, что возишь ее в больницу, что она неотлучно дежурит у постели больного мужа и молится о его выздоровлении. А на самом деле получается иное! Боже, и я еще вчера умоляла, чтобы ты отвез ее домой! Представляю, как вы хохотали в машине над бедной глупенькой Трейси. Слепой Трейси! Наивной Трейси! Я верила тебе, Рикардо. Я доверяла тебе, и вот, чем все кончилось.

– Ты никогда мне не доверяла! – прорычал он. Испуганная Трейси вызвала лифт.

Когда двери разомкнулись, она обогнула Рикардо и вошла в кабину. Он продолжал стоять неподвижно и только, когда двери закрылись, крикнул:

– Ты никогда не верила мне! Но сейчас должна поверить!

– Зачем? Зачем ты снова надо мной издеваешься? Зачем хочешь унизить? Чтобы продолжить крутить свой роман как ни в чем не бывало? Ничего не хочу об этом знать, Рикардо. С меня довольно!

Отступив в глубь кабины, Трейси судорожно нажала на кнопку первого этажа.

– Немедленно выйди из этого проклятого лифта! – потребовал Рикардо.

В его голосе было столько страсти, что Трейси едва не повиновалась. Но в этот момент кабина пришла в движение и медленно поплыла вниз.

Может быть, это к лучшему, подумала Трейси обреченно. Плясать под его дудку я больше не буду. К чему выслушивать искусно сплетенную ложь? На что-то рассчитывать и надеяться?

Но кое-что на прощание я ему все же скажу. Кое-что, что он должен услышать. Три слова, в которых заключена вся сила моей боли. Пусть знает, от чего отказался.

– Я любила тебя, Рикардо! Любила все это время! И на что ты меня обрек?! – крикнула Трейси что есть мочи.

– Что ты сказала?! Повтори, что ты сказала! – летели ей вслед крики Рикардо.

В этот миг Рикардо пожалел, что не в его власти остановить эту проклятую кабину. Стоя неподвижно у лифта, он думал о брошенном напоследок признании Трейси.

– Рикардо? – позвала подошедшая к нему Луиза.

Но он ее не слышал. Внезапно Рикардо осознал всю невосполнимость своей утраты, и все, кроме Трейси, вдруг потеряло всякий смысл. Нежная и неуловимая, обольстительная и желанная, она его покинула, с чем не могло и не хотело смириться его сердце.

– Это к лучшему, Рикардо. Ей не хватает жесткости, чтобы быть твоей половиной, чтобы быть настоящей Энрикес. Она переживет это, и у нее все будет хорошо.

Когда Рикардо повернулся к Луизе, она едва узнала его посеревшее лицо. Его потухшие глаза растерянно блуждали, а обычно твердый голос непривычно дрожал. Видя, что она сделала с человеком, которого боготворила, Луиза впервые в жизни испытала нечто сродни укорам совести.

– Может, ты и права, – тихо произнес Рикардо. – Возможно, у нее все будет хорошо. Но что будет со мной?

Его вопрос, обращенный в пространство, остался без ответа.

16

Трейси бежала, не разбирая дороги, не замечая любопытных взглядов, которыми провожали ее прохожие. Она почти ничего не видела из-за слез, не знала, куда несут ее ноги, и не заботилась о том, что с ней будет. В эту минуту ей было важно оказаться как можно дальше от Рикардо и от его лицемерного мира, правила игры которого она не желала принимать. Наконец, когда силы иссякли, Трейси остановилась и, с трудом переводя дыхание, огляделась по сторонам.

Боковая улочка, где она стояла, вливалась в площадь, в центре которой бил фонтан. В него туристы обычно бросают монетки и загадывают желания. Много месяцев назад она стояла здесь рядом с живой, веселой Лизбет и молила Бога, чтобы ничего плохого с сестрой больше не случилось, не подозревая, что той отпущено всего несколько дней. В этот миг прекрасный город показался Трейси кровожадным чудовищем, отнявшим у нее двух дорогих людей. Сестру и мужа.

Лишившим ее мечты и надежды на будущее.

Неправда, будущее у нее есть, и она будет за него бороться. Инстинктивно она прижала руки к животу, словно хотела оградить ребенка от опасностей, подстерегавших его в этом жестоком мире. Пульсирующая боль в животе, о которой Трейси почти забыла, напомнила о себе с новой силой. Трейси похолодела. Неужели этому ненасытному молоху мало принесенных ею жертв? Нет, она не покорится! Не отдаст своего малыша. Пусть тогда он забирает и мою жизнь, промелькнуло у нее в голове, когда Трейси медленно начала оседать на тротуар. Словно сквозь вату слышала она испуганные крики прохожих и как в тумане видела над собой незнакомые встревоженные лица. Откуда-то издалека донесся жуткий вой сирен, и из высокой прозрачной синевы неба ей улыбнулось грустное лицо Лизбет.

– Я буду бороться, – прошептала Трейси. Ее погрузили на носилки и вкатили в машину «скорой». Трейси отчаянно балансировала на грани сознания, изо всех сил стараясь удержаться от провала в темноту. Ей вдруг все стало безразлично, все, кроме боли потери, которую ей еще предстояло пережить. Трейси отказывалась с этим смиряться даже сейчас, когда ее везли по ослепительно белым коридорам, и вокруг суетился медицинский персонал. Последнее, что она помнила, – прикосновение прохладной маски и острый неприятный запах.

– Все будет хорошо. Держись, – прошелестел голос Лизбет.

Как же он хорош!

С трудом пересилив желание снова забыться в наркотическом сне, Трейси сфокусировала взгляд на сидевшем у ее кровати мужчине.

Он дремал, откинувшись на спинку стула. Его небритое лицо было напряженным и измученным. Густая тень ресниц под впавшими глазами, окруженными тонкой сеточкой морщин, переходила в темные полукружья усталости. Его смуглая рука, поблескивая золотым обручальным кольцом, даже во сне крепко сжимала ее ладонь.

Своего пальца с кольцом, спрятанного в его руке, Трейси не видела. И слава Богу. Союз, скрепленный кольцами, не состоялся.

Рикардо был красив, как всегда. Само совершенство. С момента их знакомства прошло совсем немного времени, но количество событий, втиснутых в этот короткий промежуток, вмещали чуть ли не целую жизнь. Жизнь их неудавшегося брака и их ребенка, о судьбе которого Трейси могла только догадываться.

Там, где когда-то билось ее сердце, зияла черная пустота.

Но Трейси о прошлом не сожалела. Ведь благодаря Рикардо она познала минуты благословенного счастья. Боль была всего лишь расплатой за блаженство, которое она узнала в его объятиях. Она никогда не забудет тепло его сильных рук, жар его горячих губ, трепетную дрожь, что вызывали в ней его восхищенные взгляды. Рикардо пробудил в ней чувства, испытать которые дано не каждой женщине, и Трейси была бесконечно благодарна ему за это.

– Трейси?

Над ней склонилось его озабоченное лицо. На воротнике его рубашки краснел отпечаток губной помады другой женщины, и это послужило для Трейси отвратительным напоминанием о том, что произошло. Даже теперь реальность была к ней беспощадна. Не сумев побороть отвращение, Трейси поморщилась и отвела глаза в сторону.

– Тебе больно? Я позову сестру, чтобы сделали укол, – торопливо предложил Рикардо, заметив ее гримасу.

Глупый, он не понимал, что ничто не избавит ее от боли! Трейси едва не сказала это вслух, но какая-то внутренняя сила удержала ее в последний момент от унизительного признания. Слава Богу, Рикардо Энрикес не отнял у нее гордость. Оказывается, он не всевластен. Чтобы отвлечь себя от грустных мыслей, Трейси обвела глазами палату. Но успокоения ей это не принесло. Скорее напротив.

Точно в такой же палате реанимационного отделения умерла Лизбет. Здесь все было точно такое же. Такие же жалюзи на окнах, такой же прикроватный столик, такие же белые стены и аппаратура в углу. Все напоминало Трейси об утрате.

Прошлой и настоящей.

Мысль о ребенке резанула ее новой обжигающей болью. Малыш, которого она не видела, которого не знала, но которого хотела иметь всем сердцем и душой. Она потеряла и его. Сознание это утраты было невыносимо.

Крошечная искра жизни, едва занявшись, потухла.

В глазах у Трейси защипало, и горючие слезы хлынули потоком. Никто не возместит ей эту потерю. Рикардо нажал на кнопку вызова медсестры. Но, когда она появилась, Трейси от укола отказалась.

Она должна была пройти через агонию, должна была пережить и прочувствовать невыносимую боль, чтобы помнить о том, что потеряла.

– Прости, – пробормотал Рикардо.

Но его слова раскаяния были пустым звуком по сравнению с масштабом ее потери. К чему слова, когда их ребенка не вернуть?

– Мне следовало тебя выслушать, – произнес он тихо, осторожно присаживаясь на кровать.

Но Трейси лежала, отвернувшись, все еще не в состоянии заставить себя посмотреть на Рикардо.

– Я не мог понять, почему ты мне не верила, почему продолжала упорствовать, что между мной и Луизой существует любовная связь.

– Ты не мог понять?! – изумилась Трейси. – Как можешь ты говорить это, когда все время лгал мне в лицо?! Чего ты добивался?! Чтобы я закрыла глаза на твои измены?! Сделала вид, что ничего не знаю?! Если да, то я такого языка не понимаю!

– Повторяю, с тех пор, как мы с Луизой расстались, я с ней не спал.

– Избавь меня от этой лжи, Рикардо! – воскликнула Трейси, пожалев в этот миг, что отказалась от укола.

Но спасти ее от сердечной боли не могло никакое, даже самое лучшее, лекарство в мире. Разбитое сердце лечению не поддается, лучшим лекарем было и есть время.

– Я видела вас. Я вас застала, так что нет смысла отпираться. Об этом все знали. В том числе и Мигель. Его чуть удар не хватил, когда он не смог остановить меня и предупредить тебя, что нежданно-негаданно нагрянула твоя жена. И после этого у тебя хватает наглости утверждать, что между вами ничего не было?!

Рикардо взял в руки ее холодную ладонь и крепко стиснул дрожащие пальцы.

Трейси, ты должна мне поверить. Ты должна меня выслушать. Я был наивным болваном.

Подобное признание в устах самонадеянного мужчины ошеломляло. Трейси повернула голову и во все глаза уставилась на Рикардо. Нет, он не притворяется, он абсолютно искренен.

– До встречи с тобой я не представлял, что такое ревность. Это чувство было мне неведомо. Но тут появилась ты… – Он еще сильнее стиснул ее ладонь. – Когда я думал о тебе и о Поле, о том, что вы с ним целовались и занимались любовью, я испытывал невообразимые муки, но тогда я не понимал, что это такое. Тогда я не знал, что это чувство называется ревностью, Так вот, Луиза тоже оказалась жертвой ревности. Более того, основываясь на своем опыте, я понял, что толкает людей на совершение странных поступков. В тот день, когда ты переночевала у меня в номере, а потом требовала вернуть тебе платье, чтобы идти к Полу, я делал все, чтобы только остановить тебя. Я был готов на все, лишь бы ты к нему не пошла. Понимаешь, на все! Так и Луиза. Она полагала, что, если заставит людей поверить, в том числе и тебя, что мы с ней по-прежнему любовники, возможно, желаемое станет действительностью. Она продумала все до мельчайших деталей. Она приложила немало усилий, чтобы посеять в твоей душе сомнения, а потом сделала решающий бросок, как хищник из засады. Но, повторяю, после расставания я с ней ни разу не спал. Ни разу! Когда я увидел, что она устроила в гостиничном номере, то был вне себя от ярости и подивился твоей проницательности. Ты была права, усомнившись в ее добрых намерениях. Луиза расчетливо ждала своего часа. Я велел ей убираться, но она продолжала льнуть ко мне и уговаривать, чтобы я передумал. В эту минуту появилась ты.

Как же Трейси хотелось ему поверить! И она поверила бы, если бы не прочно поселившийся в ней страх – страх снова быть обманутой. Повторного обмана ома не перенесла бы.

– Я должен был возненавидеть Луизу. Но я не могу, – добавил Рикардо. – Мне ее жаль. Более того, я понимаю ее мотивы. Я знаю, что ревность толкает нас на самые необъяснимые и глупые поступки. В самое неподходящее время. Она лишает нас разума и заставляет совершать странные деяния.

– Как, например, жениться на первой встречной? – осторожно спросила Трейси.

Рикардо устало кивнул.

– Я надеялся, что, если женюсь на тебе, сделаю своей женой перед Богом и перед людьми, если буду тебя любить, то в один прекрасный день и ты меня полюбишь. Я люблю тебя, Трейси.

– Помнится, кто-то говорил, что не будет никаких фальшивых признаний.

Трейси выдернула свою руку из ладони Рикардо и уставилась в стену. До его жалости она не унизится. Но Рикардо повернул ее лицо к себе.

– Какое фальшивое признание? Мои слова идут от сердца. Я люблю тебя. Я полюбил тебя с того момента, как ты обратилась ко мне за помощью, как только ощутил тебя в своих объятиях. Кода ты рыдала у меня на плече, а я тебя успокаивал. Когда ты позвала меня во сне, и я лег рядом. Уже тогда я понял, что не смогу с тобой расстаться. Я почти не знал тебя и все же был готов на все, лишь бы удержать. Ты была права. Я нарочно затягивал переоформление на твоего отца документов на парк, потому что боялся тебя потерять. Не мог представить, что ты уйдешь из моей жизни, когда мы только начали строить свой союз.

Трейси, как зачарованная, слушала Рикардо. Этот красивый, сильный мужчина произнес слова, которые она мечтала услышать. Он признался ей в любви. Рикардо Энрикес ее любит. Казалось бы, ее душа должна была оттаять, но Трейси lie чувствовала облегчения. Боль потери ее не отпускала. Запоздалое признание в любви стоило их ребенку жизни.

Луч надежды, забрезживший на горизонте, померк. Истерзанная ссорами душа Трейси отказывалась принимать чувство Рикардо. Его любовь не могла компенсировать ее невосполнимой утраты.

Трейси закрыла глаза.

– Ты ведь знала о ребенке, правда? – услышала она мягкий, неуверенный голос Рикардо.

Трейси едва заметно кивнула, и слезы с новой силой хлынули по ее щекам.

– Поэтому ты недомогала, и нервничала, и была такой…

– Невыносимой? – подсказала Трейси. – Мне было очень страшно. Меня постоянно мутило, и я не знала, что делать. Не знала, как сказать тебе.

– Мне жаль, что ты этого не сделала, – грустно сказал Рикардо. – Неужели я до такой степени неприступный?

Трейси молча кивнула и со вздохом добавила:

– Но не настолько, чтобы спасти меня от любви к тебе. Тем более что ты еще в самом начале сказал, что о ребенке не может быть и речи.

– Я и правда не хотел детей, – согласился Рикардо. – Потому что не понимал, как люди из вполне нормальных превращаются в неврастеников, для которых свет клином сошелся на их чадах. Я не понимал, как можно, сидя за столом, часами обсуждать ерунду вроде преимуществ кормления грудью перед искусственным и прочее в том же духе. Но с твоим появлением я все чаше ловил себя на мысли, какие у меня будут дети: сдержанные или темпераментные, рыжие или черноволосые? Но я не мог сказать тебе этого, уверенный, что ты рассмеешься мне в лицо. Я боялся тебя отпугнуть.

Он осторожно промокнул платком с ее лица слезы, но их поток не иссякал. Тогда он склонил к ней голову и попытался поцелуями осушить соленую влагу. Трейси хотелось прижаться к Рикардо и найти успокоение в его объятиях и поцелуях, но она все еще не могла дать себе волю.

– Слава Богу, теперь мы друг друга понимаем. Все остальное не имеет значения.

– Ты не прав, Рикардо.

– Трейси, наш печальный опыт преподал нам хороший урок. Впредь мы будем бережнее относиться друг к другу. Возможно, сейчас это кажется тебе нереальным, но это сработает, вот увидишь. Все будет хорошо!

– Все будет хороню? – изумилась Трейси, широко распахнув глаза. – Как ты можешь говорить, что все будет хорошо?! А как же наш малыш?! Ах да, чуть не забыла. Для тебя это не впервые. Луиза говорила, что ты велел ей сделать аборт, когда она по ошибке подумала, что ждет ребенка…

Лицо Рикардо потемнело.

– Этого не было!

В палату заглянула хорошенькая медсестра и, приблизившись к Трейси, надела ей на руку манжету тонометра, потом измерила пульс, температуру и тщательно занесла данные в карточку.

Трейси почти физически ощущала нетерпение Рикардо, ожидавшего возможности продолжить прерванный разговор.

– Этого не было, – повторил он, когда они остались одни. – Она не могла от меня забеременеть. Я предохранялся, потому что не хотел этого.

– Но со мной ты не был столь же предусмотрительным! – возразила Трейси, выходя из себя. – Занимаясь со мной любовью, ты почему-то не думал о последствиях.

– Потому что заниматься любовью и заниматься сексом – разные вещи.

Это простое объяснение немного остудило гнев Трейси, и Рикардо получил возможность закончить свою мысль.

– Луиза погрязла во лжи. Если мы втроем хотим положить этому конец, то должны забыть о тех мерзостях, о которых она говорила…

– Нас двое, Рикардо, – поправила его Трейси и, не удержавшись, всхлипнула.

– Втроем, – повторил Рикардо. – Я не оговорился.

Его большая теплая ладонь осторожно легла на ее живот, и, к своему удивлению, Трейси не ощутила боли, как. ожидала. Напротив, тепло ладони Рикардо подействовало на нее благотворно. К. ней вдруг вернулось ощущение уверенности и защищенности, и напряжение последних часов отпустило.

– Еще рано, Рикардо. Еще рано давать какие бы то ни было обещания. Рано говорить о других детях, когда мне нужен этот малыш.

– Он мне тоже нужен.

Его рука все еще покоилась на ее животе, источая тепло и давая Трейси столь необходимое ей ощущение защищенности. На губах Рикардо затрепетала легкая улыбка, при виде которой у нее учащенно забилось сердце, а в душе расцвел цветок надежды. Неужели?..

– Как ты думаешь, Трейси, что с тобой случилось? – спросил Рикардо.

– Маточное кровотечение, – с трудом выдавила из себя Трейси, страшась представить, что стоит за этим словом. – Я потеряла ребенка…

Рикардо с трудом сдерживал улыбку. Трейси смотрела на него сначала удивленно, а потом с все возрастающей надеждой. Неужели она ошиблась?..

– Так вот, – сказал он победоносно, – у тебя оказался аппендицит, но, к счастью, перитонит удалось предупредить. Действительно, твое состояние было очень серьезным, и мы опасались за твою жизнь и за жизнь ребенка, но, слава Богу, все обошлось. Малыш вне опасности.

Рикардо знал, через что Трейси пришлось пройти, но знал и другое: что ее любовь к нему выдержала псе невзгоды. Однако страдания сделали Трейси недоверчивой. Он видел в ее глазах сомнение и понимал, что Трейси нужны доказательства.

– Подожди минуточку, – прошептал он и нежно поцеловал Трейси в щеку.

– Боюсь, у меня нет выбора.

Рикардо вышел и вернулся через минуту с медсестрой. Та подтвердила все, рассказанное Рикардо.

– Теперь ты мне веришь?

Трейси хотелось верить, хотелось сказать «да», но слезы комом застряли в ее горле, не позволив проронить ни слова.

– Врач говорит, что очень скоро ты почувствуешь нашего малыша, – добавил Рикардо, когда медсестра вышла.

В один миг к Трейси вернулись все ее мечты, надежды и чаяния. Она поймала взгляд невероятно красивого мужчины, смотревшего на нее с невыразимой нежностью и любовью, и пустота в груди заполнилась гулкими ударами ожившего сердца.


Купить книгу "Не отрекайся от любви" Барни Долли

home | my bookshelf | | Не отрекайся от любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу