Book: Лекарство от всего



Парк Северна

Лекарство от всего

Северна Парк

Лекарство от всего

(C) 2001, Гужов Е., перевод

Влажным вечером, сделав перерыв в работе, Мария курила с Хорасом сырые сигареты, когда из Ипиранги появился грузовик, полный индейцев из джунглей. Она услышала грузовик до того, как увидела, он с ревом пробирался по заповеднику леса Шингу.

"Мы кого-нибудь ждем?", спросила она Хораса.

Хорас покачал головой, почесал тощую бородку и сощурился в лес. Дизельные выхлопы плыли вместе с запахом изрытой земли и сигаретным дымом. Грузовик взревел громче и тяжело въехал в главные ворота Центра ассимиляции индейцев Шингу.

Кроме подробностей характерной раскраски лиц, индейцы за низкими бортами выглядели, как и все вновь прибывшие: уставшие и испуганные, глядевшие как-то стоически, стиснутые на узких скамейках, и каждый что-то держит - ребенка, барабан, кастрюлю. Хорас помахал водителю направо, по холму в сторону приемной. Мария смотрела на индейцев, а они смотрели в ответ, словно она была трехрукой уродиной из балагана.

"Ты перепугала их до поноса", сказал Хорас, который был директором "Projeto Brasileiro National de Assimilacia de Indio". "Индейцы станут думать, что здесь водятся духи".

"Они должны были вначале позвонить", сказала Мария. "Я бы спряталась, как хорошее маленькое привидение".

Хорас затоптал сигарету в тонкую почву дождевого леса. "Спускайся в АВ-трейлер", сказал он. "Я позвоню тебе через пару минут". Он сделал попытку пригладить свои жесткие лохмы и пошел за грузовиком.

Мария сделала последнюю затяжку и направилась в противоположном направлении, к Аудио/Видео-трейлеру, откуда она могла наблюдать, что происходит в приемном отделении, а сама оставаться не на виду. Хорас бегло говорил на главных амазонских диалектах: тупи-гуарани, аравакском, и ге, но Мария обладала врожденным пониманием, которого у него не было. Она оставалась далеким голосом у него в ухе, бормоча советы в микрофон, пока он опрашивал одно племя беженцев за другим. Она обращала внимание на нюансы языка, сопровождая его во время разговоров, как совесть. Или, словно дух. Она оглянулась через плечо, но грузовик с индейцами уже скрылся из виду. Безразлично, откуда они прибыли, однако у всех индейцев есть некоторое представление о том, как выглядят белые и черные люди, но можно подумать, что альбиноса они не видели никогда в жизни. Ее странные глаза, ее бледная, полупрозрачная кожа на африканских чертах лица. Для большинства из них она была неизвестным и в чем-то страшным магическим существом. По отношению к ней... что ж... большинство индейцев были не более, но и не менее, вежливы, чем любой другой, когда-либо ею встреченный человек.

Она остановилась, чтобы затоптать сигарету в грязь, потом прислушалась. Еще двигатель. Но на сей раз это не тяжелое рычание грузовика.

Она повернула назад к воротам. В вершинах деревьев за разбросанными шиферными крышами и сетчатой изгородью заповедника Шингу, обезьяны визжали и неслись по ветвям, словно зримый ветер. Меж стволов из густого подлеска сверкнули фары, и из-за деревьев, переваливаясь, выкатился джип. На капоте яркими красными буквами было написано: "Проект Хиллера".

Мария помахала водителю остановиться. Он и его пассажир носили ярко-красные куртки с той же надписью "Проект Хиллера" на переднем кармане. У водителя было широкое, почти мексиканское лицо. Пассажир был черным до глубокой синевы, словно только что сошел с корабля из Нигерии. Он бросил на Марию заинтересованный взгляд, и она поняла. Он тоже никогда не видел альбиноса.

"Мы следуем за грузовиком из Ипиранги", сказал черный на португальском. Его имя было вышито над сердцем: НЛикли.

Она показала на грязную дорогу, где верхние прожекторы пронзали приближающиеся сумерки. "Приемное отделение там", сказала она на том же языке. "Вы должны были вначале позвонить. Вам повезло, что у нас есть для них место".

"Благодарю", сказал НЛикли и водитель переключил передачу.

"Эй!", сказала Мария, когда они уже покатили. "Что такое "Проект Хиллера"?"

Очередная группа спасения культуры, рассуждала она, но черный бросил на нее еще один заинтересованный взгляд. Она не поняла этот взгляд, и не отреагировала. Джип покатил, покачиваясь на изрытой колеями дороге.

Мария сунулась в карман за очередной сигаретой, вытащила одну из пачки, потом затолкала обратно. И вместо того, чтобы идти к АВ-трейлеру, пошла за ними вниз по холму к приемному отделению.

Она нашла НЛикли и водителя внутри с Хорасом, спорящих на португальском, пока четыре индейца из племен Шингу стояли и слушали, бесстрастные, под своими разнообразными раскрасками, в майках с надписью "Шингу" и шортах цвета хаки.

"Этих людей надо изолировать", говорил водитель. "Их надо изолировать, или мы потеряем одну половину от кори, а другую от гриппа".

Казалось, он зациклился на этом вопросе, хотя Хорас кивал, соглашаясь. Хорас повернулся к одному индейцу, объясняя что делать на его родном аравакском. "Отвезите их в Зону С. Это далеко, поэтому поезжайте в лагерь Ваура".

"Нет", сказал НЛикли. "Мы их сами отвезем. Вы просто покажите, где они могут остановиться на ночь".

Хорас поднял брови: "На ночь?"

"Мы утром уедем", сказал Н'Ликли. "К югу отсюда мы устроили для них постоянные жилища в Шавантине."

Хорас встал. "Раз они оказались на территории Шингу, они переходят под нашу ответственность. Вы не можете просто свалить их, а потом забрать куда-то еще. Здесь вам не чертов мотель."

Водитель достал из кармана куртки пачку документов и развернул на столе. Все были проштемпелеваны официальными печатями, а на верху каждой страницы стояли красные буквы "Проект Хиллера". "У меня есть соответствующие полномочия".

"Как и у меня", сказал Хорас. "И соответствующая часть большого жирного гранта от бразильского "Plano de Desenvolvimento Economico e Social"."

Водитель взглянул на своего товарища.

"Позвольте мне позвонить", сказал Н'Ликли . "Мы все это уладим."

Хорас фыркнул и махнул в сторону Марии. "Она покажет, где телефон".

"Сюда", сказала Мария.

Не то, чтобы Хорас хотел выставить индейцев, раз у сопровождающих нет полномочий. Он вначале выставит на фиг "Проект Хиллера", а индейцев станет удерживать, пока не узнает, откуда они и что они делали в кузове грузовика. Индейцев по всей Бразилии в качестве акта милосердия выселяют из своих поселков, прежде чем последнее племя будет уничтожено скотоводами, собирателями каучука или золотоискателями. Большой жирный грант Шингу был сахарной пилюлей, которую "Plano de Desenvolvimento" давало одной рукой, другой уничтожая тысячелетнюю культуру. Хорас это понимал. Да все это понимали.

Н'Ликли следовал за нею через компаунд, между вихреобразными столбами москитов под вечерний звон цикад. Телефон стоял по другую сторону резервации.

"Так что же такое "Проект Хиллера"?", спросила она.

"О!", сказал он. "Мы - часть коалиции заповедников".

"Которого из них?", спросила Мария. "Агентства "Дождевого Леса"?"

"Что-то вроде."

"Вам стоит быть поточнее." Мария показала большим пальцем в направлении Хораса. "Хорас думает, что Агентство "Дождевого Леса" стоит на стороне Мирового Банка, а они не заинтересованы защищать что ни попадя. Если он обнаружит, что вы работаете на них, вы никогда не заберете отсюда своих маленьких индейских друзей".

Н'Ликли поразмышлял: "Окей. Вы слышали о "Международных фармацевтах"?"

"Те, что посылают биологов к шаманам коллекционировать медицинские растения".

"Верно", сказал он. "МФ поддерживает часть нашей миссии".

"Вы имеете в виду дождевой лес, как медицинский ресурс?" Мария остановилась. "Так зачем же вы переводите индейцев из Ипиранги в Шавантину это же совершенно другая экологическая зона".

Он сделал движение плечами, пожал вроде, подумала она, но скорее это была дрожь. "В Ипиранге строят дамбу", сказал он. "Нам требуется их переместить".

"В Шавантину?" Она ничего не могла припомнить об этом месте, кроме заброшенных золотых шахт, может, парочки каучуковых плантаций. "Почему вы не можете оставить их с нами?"

"Потому что они... уникальны".

Он говорил так туманно, так уклончиво, что она могла бы предположить, что все племя хотят продать в рабство золотодобытчикам, если б что-то в его тоне не говорило, что он по-настоящему обеспокоен тем, что с ним может случиться.

"Уникальны?", спросила Мария. "Имеется в виду - лингвистически? Или культурно?"

Он сунул руки в карманы. Облизал губы. И, помолчав, ответил: "Генетически".

Такое она слышала впервые. "Да?", сказала Мария. "Как это?"

"Ипиранга - чрезвычайно изолированная долина. Если б не дамба, этих людей не отыскали бы еще лет сто. Другие племена в этом районе говорили, что они просто легенда.".Он взглянул на нее. "Мы думаем, что последние пятьсот лет в популяцию Ипиранги не поступало никакой новой крови."

Мария с сомнением рассмеялась. "Они должны быть полностью инбредны. И стерильны."

"Это вы так думаете",- сказал Н'Ликли. "Но они были очень осторожны."

Целая толпа генетических последствий пронеслась в ее голове. Мутанты. Семейное безумие и кошмарные физические дефекты, передаваемые из поколения в поколение. Она все это знала. "Они должны были вести записи, чтобы удерживать племянников от женитьбы на своих же пра-тетках с материнской стороны."

"У них такая устная традиция, что вы не поверите. Их дети наизусть запоминают историю семьи назад на двести поколений. Они знают, на ком нельзя жениться".

Мария помигала в нагруженном насекомыми свете. "Но они могли сделать несколько ошибок. Кто-то солгал мужу. У кого-то была подружка на стороне невозможно быть аккуратным но сто процентов."

"Если б они делали ошибки, никто б из них не выжил. Мы не нашли ни одного случая аутизма, ни одного Дауна". И он снова посмотрел на нее тем самым взглядом, как на трехрукую уродину из балагана... "Ни одного Люкноу."

Мария стиснула зубы, сжала кулаки. "Простите?"

"Синдром Люкноу. Ваш альбинизм. Это же он, не так ли?"

Она просто стояла, Не могла решить, просто зашибить его или начать еще и вопить. Даже Хорас не знал, как это называется. Никому не позволялось упоминать об этом. Это предполагалось невидимым.

Н'Ликли неудобно пошевелился. "Если у вас Люкноу, то ваша семья должна первоначально происходить из Берега Слоновой Кости. Их привезли рабами в Южную Каролину в конце 1700-х годов, и они смешались с белыми, которые были родом из графства Корк в Ирландии. Это типичная история для людей с Люкноу. Плохая комбинация." Он помолчал. "Пока вы не захотите иметь детей".

Она смотрела на него. Ее прадед из Южной Каролины был "сильно желтый", как говорили в те дни, описывая, насколько он не черен, и подразумевая насилие белых над его прабабушками. Дети его дочери оказались светлокожими и светлоглазыми, но все с безумием в головах. Выжила только одна дочь и она стала матерью Марии, последней по счету, именно она в конце концов сходила на генотестирование, и ей сказали, что ее собственная, причудливо альбиносная, дочь будет рождать монстров вместо внуков. Что они будут корчащимися имбецилами со сросшимися пальцами, белыми, как личинки червей, и станут умирать, как только покинут утробу.

"Что, черт побери, вы себе позволяете?", прошептала Мария.

"Они - это лечение", сказал он. "Если говорить точнее, то, может быть, лечение." Он сделал неопределенный жест в наступающую ночь в сторону приемного отделения. "Международные фармацевты хотят этих людей, потому что их родственные линии так тщательно документированы и такие чистые. Мутации в их генах - они есть у всех - переустанавливают управляющие области в зиготной ДНК. Это означает, что их гены можно использовать как шаблоны для устранения фактически любой наследственной болезни - даже старения. У нас тут старушка, которой лет сто, а она острая, как новенькая. Есть двенадцатилетняя девочка с генами, пригодными чтобы устранить лейкемию." Он придвинулся ближе. "Мы получили парня, который может быть источником сотни новых вакцин. Он просто невероятен - лекарство от всего. Но мы потеряем всех, если ваш босс задержит их здесь. А он может. У него есть полномочия".

"Позвоните в "Интернейшнл Фармацевтикал"", сказала она и услышала, что голос ее дрожит. "Заставьте их выкрутить ему руки".

"Я не могу", сказал он. "Это не общественный проект. Считается, что нас здесь вообще нет. Предполагалось, что мы их заберем и доставим до нужного места. Мы не должны были останавливаться, но пришлось целый день чинить грузовик." Он протянул руки, словно все болезни мира, а не только Люкноу, лягут на ее плечи, если она откажется солгать для него. "Помогите нам", сказал он. "Скажите своему боссу, что в Шавантине все прекрасно."

Она не могла заставить себя что-то сказать. Она не могла заставить себя ему поверить.

Он придвинулся еще ближе. "Вы не пожалеете", сказал он тихим голосом. "Сделайте это, и я позабочусь о том, чтобы вы никогда не пожалели".

x x x

Она повела его обратно в приемное отделение и сказала Хорасу, что "Хиллер", похоже, законная операция, что в Шавантине имеется район прибытия, и что этот район допустим в соответствии со стандартами "Plano de Desenvolvimento". Хорас ворчал, курил и делал все более раздраженные замечания о том, что Шингу это дешевый мотель на шоссе, ведущем в промышленное будущее Бразилии. И только около часа ночи он затоптал последний окурок в грязь и отправился в постель, оставив Марию запирать помещение.

Мария показала Н'Ликли и водителю-мексиканцу где они могут улечься спать, а потом сошла к Зоне С, чтобы получше разглядеть Лекарство-От-Всего.

Коттеджи заповедника Шингу нельзя, конечно, сравнивать с отелем, но для спасающихся бегством племен плетеные навесы, чистая вода и очаги были пятизвездочными удовольствиями. Изгороди отделяли зоны коттеджей друг от друга. Межплеменные конфликты прекрасно существуют в эпоху бульдозеров и нарезных винтовок.

Мария миновала охранника, который прищурился на нее, а потом махнул рукой, пропуская. Ближе к Зоне С она с удивлением наткнулась на второго охранника. Низкорослый парень - она догадалась, что это водитель грузовика скроенный, словно валун, и слишком плотный для своей форменной куртки с надписью "Хиллер".

Его глаза расширились при виде Марии, и он перекрестился. "Вам нельзя сюда входить".

"Я работаю здесь", огрызнулась Мария.

"Все спят", сказал охранник, но Мария сделала еще шаг к нему, позволяя хорошо взглянуть в свое бледное, как у призрака, лицо, и его решимость, похоже, испарилась. "Микробы", сказал он. "Вы можете их заразить".

"У меня есть все нужные прививки", огрызнулась она, продолжая шагать.

x x x

Они не спали. Было слишком темно, чтобы различить подробности, но из своего тайника в тени дерева Мария видела семь-восемь человек, сидящих у ближайшего костра и разговаривающих друг с другом. Никаких отличий от сотен других принимаемых индейцев. Измученные маленькие дети спроважены под навесы. Взрослые останутся бдить неизвестные опасности вплоть до самого рассвета.

Мария, невидимая, пригнулась в листьях и слушала. Пятьсот лет изолированного существования популяции может означать неведомый диалект. Она сможет разобрать слово-другое. Но доказательство проекта Хиллера может оказаться в том, что она услышит, но не поймет. До конца ночи у нее есть время решить, не лжет ли Н'Ликли, и если она решит, что он лжет, то утром все как есть расскажет Хорасу. Она назовет ему точное название своей призрачности и расскажет, что именно пообещал ей Н'Ликли. Хорас должен понять.

Она сощурилась в голубоватый дымок костра. Тон разговора вокруг огня повышался, переходя в спор. Молодой мужчина делал широкие, гневные жесты. Что-то сверкало в его ухе, яркое, рубиново красное, и Марии показалось, что она различила слово на тупи-гуарани, означающее пленников.

Напротив него удивительно старая женщина тыкала тростью утрамбованную глину. Костер освещал ее почти нагое тело - высохшие груди и жилистые мускулы - раскрашенное здесь и там желтыми полосами. И в ее ухе тоже отсвечивало красным.

Старуха еще сильнее ткнула тростью, подняв тучи пыли. Пламя подпрыгнуло, на мгновение дав Марии увидеть полдесятка старейшин с заплетенными волосами и в перьях, в ушных раковинах у каждого сверкал рубиновый огонек. Их древние лица фокусировались на несогласном молодом человеке. А тот закричал, испустив стаккато гортанных высоких звуков, из всех известных Марии языков бассейна Амазонки наиболее близких к китайской опере. Старуха обеими руками сделала явственный отпускающий жест. Сочувственный. Молодой человек вскочил на ноги и зашагал прочь. Старейшины смотрели, как он уходит. Старуху освещал костер, никто не произносил ни слова.

В темноте, окруженная москитами и густой, влажной жарой, Мария выпрямилась из своего неудобного положения. Жуки заползли в ее носки. Левую ногу свела судорога, она сдерживала дыхание, но чувствовала, как меняется ее тело. Она становится прочнее и ярче, чем прежде. Ее жизнь в качестве призрака закончилась. Прямо здесь. На этом самом месте. Ее невидимость и ее изоляция. Ее старательно не зачатые, со сросшимися пальцами, дети-мутанты, прятавшиеся в ее снах так много лет, плыли вокруг нее, рассеиваясь, словно дым, и Мария ощущала деревья, почву, насекомых, ночных птиц - все вокруг полным жизни и надежды, положительного возрождения - в первый раз в своей жизни.



Она встала на ноги, шатаясь от оптимизма, повернулась и увидела его.

Он смотрел на нее так же, как смотрели все. Она взглянула в ответ на широко поставленные глаза и честный рот. Лицо, раскрашенное желтым, и яркие перья попугая-макао. Рубиновая серьга в ухе вовсе не была украшением, а крошечным цифровым устройством, помигивающее комбинациями цифр, шевелящихся в такт дыханию. Она пыталась сказать себе, что он не тот, о котором говорил Н'Ликли. Что это не лицо и не гибкое тело Лекарства-От-Всего.

Но это был он.

Мои микробы, подумала она и сделала нетвердый шаг назад.

Он подошел к ней и сказал на сдавленном португальском: "Ты видела, как я говорю. Ты слышала меня".

Она кивнула.

Он выдохнул через зубы: "Пожалуйста, увези меня отсюда, Джамарикума."

Еще одно слово с древними корнями из тупи-гуарани. Джамарикума: мать мощных женских духов.

Она повернулась и побежала.

x x x

Она направилась повидаться с Н'Ликли . Забарабанила в его дверь и разбудила его.

"Куда в действительности вы их везете?", спросила она. "В Шавантине нет ничего, кроме пары разорившихся каучуковых плантаций."

Он сгорбился на краешке кровати, прикрываясь простыней. "У "Интернейшнл Фармацевтикл" там предприятие".

"Эти люди знают, что вы... что вы их попросту доите?"

Он состроил извиняющуюся гримасу. "Мы объяснили, в чем именно мы от них нуждаемся, и они это обсудили. Они все понимают о дамбе. Они знают, почему не могут оставаться в Ипиранге."

"Почему они тогда думают, что станут пленниками?"

Н'Ликли сел прямее. "Послушайте. Они не пленные. Нескольким не нравится сама идея, но мы не увозим их против воли. Мы находимся в контакте с ними почти десять лет. Мы даже объяснили про заповедник Шингу и про вашу программу ассимиляции. Они не желают иметь с ней ничего общего. Они не хотят оказаться разделенными".

"Мы не разделяем семьи".

"Разве вы сможете переместить целое племя - восемьсот семьдесят четыре человека - в приятное предместье города Бразилиа?"

"Но здесь всего лишь..."

"Это последняя группа", сказал он. "Мы перевозим их в Шавантину уже почти месяц."

Она уселась на единственный в комнате стул. "И я даже не смогу их опросить, чтобы удостовериться, правда ли то, что вы говорите."

Он снова пожал плечами.

Она сделала вдох. "Так что вы мне предлагаете делать? Ждать, пока "ИФ" не объявит о лекарстве от Люкноу?"

Н'Ликли поскреб подбородок. "Вам не надо излечиваться от синдрома, чтобы иметь нормальных детей. Вам просто нужен правильный отец."

Мария пристально смотрела на него.

Он опустил глаза на пол. "Мы берем не только пробы крови. Я могу послать вам кое-что через пару недель. Оно будет заморожено и вам надо будет им правильно воспользоваться. Я пришлю инструкции..."

"Вы хотите прислать мне сперму?"

"А как еще мне это сделать?", спросил он. "Или вы предпочитаете свидание?"

"О, ради Бога!"

Он смотрел, как она направилась к двери. "Хотите сказать вашему боссу, что происходит на самом деле?"

Мария остановилась. Сунула руки в карманы и смотрела на него, на противоположный полог, на сырую, голую комнату. Джамарикума. Черт побери.

"Проклятие", сказала она. "Вам бы к рассвету лучше убраться отсюда."

x x x

Грузовик "Проекта Хиллер" отчалил на заре, на сей раз с джипом во главе.

Мария, наблюдала. Стоя на полном виду. Н'Ликли сделал ей подавленный жест приветствия и нервно огляделся, видимо в поисках Хораса. Водитель-мексиканец врубил двигатель и чересчур быстро помчался по кочкам и ямам грунтовой дороги.

Грузовик последовал за ним, выворачивая в открытые ворота. В кузове все лица повернулись, чтобы посмотреть на нее.

Лекарства для Альцгеймера, Люкноу и всех разновидностей рака делали защитные жесты против злых духов, поворачиваясь друг к другу пошептаться, но не казались испуганными. Казалось, они не сопротивляются своей судьбе. Они выглядели уставшими путешественниками, которых тошнит от дешевых мотелей, однако готовых к тому, куда они направляются. Все, кроме одного.

Лекарство-От-Всего перегнулся через борт. "Джамарикума!", громко и гортанно закричал он. "Джамарикума!" Он тряс деревянный борт, когда грузовик, переваливаясь, выехал в ворота и поехал вниз по холму. Она слышала, как он вопит, перекрикивая рычание дизеля, даже когда грузовик скрылся из виду.

Она стояла в сером утреннем свете, глубоко вдыхая запах развороченной земли и дизельных выхлопов и чувствовала, как ее тело снова становится смутным. Так внезапно и странно, словно ветер продул ее насквозь.

Она понимала, что должна сойти вниз в приемное отделение и рассказать Хорасу все, но боялась это сделать. Было до тошноты очевидно, что ей следовало заставить людей Хиллера остаться. Даже, если Н'Ликли сказал ей правду, ей надо было подойти к индейцам, спорящим у лагерного костра и заставить их поговорить с ней. Если Лекарство-От-Всего немного говорит на португальском, то, наверное, говорят и некоторые другие.

Неужели она так отчаялась своим призрачным видом, что готова предать себя вот так, расстаться с работой. Со своей жизнью, с коллегами и друзьями - со всем, ради лекарства? Ради замороженной спермы?

Да, именно так она отчаялась. Да, готова.

Она отвернулась от ворот и убывающего звука грузовика. Уже слишком поздно, сказала она себе и ощутила в сказанном такую же ложь.

x x x

Не сказав никому, она выехала на Тойоте-Лэндкрузере еще до того, как рассеялось зловоние грузовика Хиллера. Тойота была из самых новых машин заповедника Шингу и единственной с полным баком. Она повела ее вниз по глинистому холму за грузовиком Хиллера. Не так уж много дорог ведут в Шавантину.

Она настигла грузовик менее чем через полчаса, но оставалась не на виду, примерно в сотне метров позади. Грунтовка сменилась деревянным настилом, поэтому она отстала еще дальше. Когда тощие деревца уступили место обгоревшим пням и брошенным штабелям бревен, она добавила еще дистанции, пока грузовик Хиллера не стал пятнышком побольше позади пятнышка джипа, плетущегося по глинистым склонам обезображенных холмов.

Она следовала за ними сквозь мрачные маленькие поселения перемещенных индейцев и сборщиков каучука, живущих в убогих окрестностях плантаций, мимо островков первобытных джунглей, где на нее кричали обезьянки и яркие попугаи выпархивали с деревьев облачками чистых цветов.

Через четырнадцать часов после выезда из заповедника Шингу, незадолго то того, как зашла луна, грузовик свернул с полумощеного хайвэя Шавантины на грязную дорогу вдоль узкой речки. В полной тьме он сделал крутой поворот и остановился.

Мария встала под пологом последнего дерева. Хлопнули дверцы, и наступило короткое затишье. Потом над головой вспыхнула батарея прожекторов, и она смогла разглядеть грузовик, стоящий с джипом на расчищенном участке у подножья высокой сетчатой изгороди. Индейцы выглядывали из кузова, тыкая руками во тьму, потом Н'Ликли открыл ворота и машины заехали внутрь.

Не было никаких примет, чтобы запомнить место. Мария сгорбилась над баранкой Тойоты, чувствуя онемение в плечах, тяжесть в голове, уставшая до того, что не хотелось даже кофе. Она закурила свою последнюю сигарету и глубоко ею затянулась в поисках энергии и идей, а Н'Ликли закрыл ворота, запер их, подергал и исчез во тьме.

Через минуту выключились прожекторы, оставив Марию наедине с тлеющим кончиком сигареты. Она еще немного подождала, включила внутренний свет и прокралась назад, где в машине был ящик с инструментами. Она копалась там, пока не нашла мощный резак.

x x x

За воротами дорога превращалась в изрытые бульдозерами колеи. Трава и молодые деревца выросли до высоты плеч. Небольшие животные бежали врассыпную, когда Мария на ощупь брела в темноте. Кровожадные насекомые нашли ее непокрытую шею, лодыжки, предплечья. Наконец, она увидела желтые фонари, а на верхушке следующего возвышения заметила первые здания "предприятия".

Груда квадратных сооружений без окон окружала огороженный центральный двор, оставляя впечатление неоконченной тюрьмы. Ограда с колючей проволокой по верху поблескивала в свете прожекторов.

Она ожидала собак, но не слышала ни одной. Она прокладывала дорогу через сорняки, ожидая змей, но решила, что Н'Ликли и его коллеги-кровососы из Хиллера, наверное, истребили всех ядовитых животных на мили вокруг чтобы не допустить никаких случайных потерь в их генофонде для лекарств. Вся идея оставила ее в ярости: на них - за такую научную эксплуатацию, на себя за то, что ей так отчаянно нужно то, что они найдут.

Она обошла компаунд, чтобы найти путь во внутренний двор, но изгороди были новыми и кое-где с электричеством. Когда она почти завершила обход, то нашла ряд освещенных зарешеченных окон на первом этаже одного из бараков.

Внутри не было никого. Освещение было тусклым, лишь для службы безопасности, не для работников или посетителей. Мария взобралась на твердую земляную насыпь, дотянулась до подоконника и повисла на решетке, вцепившись в нее обеими руками.

Внутри современные столы с новыми компьютерами выстроились по одну сторону громадной белой комнаты. По другую сторону расположилась небольшая лаборатория со стеллажами лабораторных стекляшек и центрифугой. Стены покрывали цветные генные карты. Желтые линии переплетались с красными, давая оранжевых отпрысков. Ярко-розовые заметки висели на одной из линий, заканчиваясь рукописным листком со стрелкой, нарисованной черным маркером. Она легко смогла почитать надпечатку: "Аутизм?"

Мутанты со сросшимися ладошками. Дети, похожие на духов-призраков.

Она спустилась вниз и прокралась по ломкой траве к краю проволочной изгороди.

Внутри она видела край компаунда и огни барака за ним. Темные человеческие фигуры силуэтами виднелись вокруг небольших костерков, и она поняла, что ожидала увидеть их в качестве заключенных, запертых на ночь под бдительной охраной. Вместо этого она чуяла дым костра и слышала глухие голоса. Смеялись женщины. Запищал ребенок, потом затих. Чьи-то руки застучали в барабан.

Она потрогала изгородь, пробуя, нет ли электричества.

Ничего.

Она прислушалась, но звуков тревоги не услышала.

Кто-то пропел куплет песни. В ответ зазвенел детский хор. Впервые Мария осознала всю гнусность того, что собиралась сделать.

Лекарство-От-Всего - не только от Люкноу.

Она вытащила резак и начала работать над изгородью. Карта генов. Аутизм. Как звучал его голос, выкрикивающий "Джамарикума!" Все это было неправильно.

Она пролезла в дыру в изгороди и они ее сразу увидели. Пение и разговоры прекратились. Она поднялась на ноги, отряхнула колени и подошла к ближайшему костерку. Чтобы ее хорошо было видно, но чтобы ей не грозила опасность. Лекарство-От-Всего коротко и скованно кивнул ей, но не поднялся. Вокруг несколько голов повернулись, узнавая ее лицо, ее кожу.

Высохшая старуха, которую Мария видела в Шингу, заковыляла от другого костерка, опираясь на палку. Она нахмурилась на Марию и начала говорить на ломаном португальском.

"Мы видели тебя в Шингу. Ты - Джамарикума. Что ты делаешь здесь?"

"Я здесь, чтобы помочь", ответила Мария.

"Помочь нам сделать что?", спросила старуха.

"Вы не должны оставаться в этом месте", сказала Мария. "Если вы это сделаете, тебе и твоим детям и детям твоих внуков никогда не позволят уехать отсюда".

Старуха - и с полдесятка других членов племени - посмотрели на Лекарство. И не особенно дружески.

"Что такое?", обратилась старуха к Лекарству, все еще по-португальски. "Ты нашел духа, выступающего за тебя?"

Он ответил на своем языке. Для Марии это прозвучало хмуро.

"Вы понимаете, почему вы здесь?", спросила Мария. "Эти люди...", она показала на нависающее здание, "они хотят вашей крови, ваших..." Слово гены для них может быть не понятным. "У вас есть талант лечить болезни", сказала Мария. "Вот почему они хотят вашей крови."

Настороженные глаза смотрели в ответ от костров.

Старуха кивнула. "И что в этом плохого?"

"Вы не сможете вернуться назад", сказала Мария.

Старуха фыркнула. "Дома нас пытались перестрелять". Она сплюнула в огонь. "Мы боимся возвращаться туда".

"Но здесь мы просто животные", вскочил на ноги Лекарство. "Мы пленники!"

"Мы уже спорили об этом", резко сказала старуха и повернулась к Марии. "Мы приняли решение много месяцев назад. Мы сказали, что ему не надо оставаться, если он не хочет, но он все равно остался, а теперь он приводит духов, чтобы затеять заново спор, который никому не нужен. Здесь нам гораздо безопаснее, чем было много лет подряд. Никто в нас не стреляет. Но нам надо носить их уродливые украшения." Она притронулась к рубиновому устройству в ухе. "И время от времени мы теряем немного крови. Это просто царапина."

"Но вы в клетке", сказала Мария.

"Эта часть жизни мне не нравится", сказала старуха. "Но ты должна согласиться, что это большая клетка, а снаружи ходят бандиты и мародеры."

Лекарство потыкал пальцем в Марию, что-то говоря резким пронзительным стаккато. Мария уловила лишь слово Шингу.

Старуха смерила Марию взглядом. "Что произойдет с нами в Шингу?"

"Мы научим вас, как стать частью большого внешнего мира", ответила Мария. "Мы покажем, что вам надо знать, чтобы быть фермерами или жить в любом городе, где захотите".

"А во внешнем мире есть оружие?"

Это был снисходительный вопрос. Мария чувствовала, как пот выступает на лбу. "Вы знаете, что есть".

"Мы сможем оставаться вместе, единым племенем?", спросила старуха.

"Мы делаем все, что можем", ответила Мария. "Иногда невозможно держать всех вместе, но мы пытаемся".

Старуха широко повела рукой в темноту. "В этом путешествии мы не потеряли ни одного человека. Однако, ты говоришь, что в Шингу ты не сможешь гарантировать нам это, верно?"

"Верно", ответила Мария.

"Но мы будем свободны".

Мария ничего не ответила.

Старая женщина сделала резкий жест. "Для духа Джамарикумы настало время уходить. Если она действительно ею является." Она закрыла глаза и затянула песню отпущения духов, как догадалась Мария, переводя взгляд на Лекарство, вскочившего на ноги.

"Я тоже ухожу. С Джамарикумой."

Старуха кивнула, продолжая тихо петь, словно была рада, что наконец приняла решение.

Лекарство сделал шаг от костра. Он покидал - нет, он уходил с радостью, от своих молчаливых друзей, от семьи, возможно, даже от собственной жены. Никто ничего не сказал, никто не пролил даже слезинки. Он подошел к Марии и встал рядом.

"Я не вернусь", сказал он.

Старуха загудела чуть громче, словно заглушая его слова пением.

x x x

Когда они вернулись в Тойоту, Мария открыла пассажирскую дверцу, и впустила его. Он захлопнул дверцу, а она медленно обошла машину сзади, выигрывая время, чтобы отдышаться. Сердце стучало, голова была пустой и светлой, словно она видела сон. Она прислонилась к дверце водителя и увидела его отражение в боковом зеркальце. Он жестко тер свое потное лицо, словно хотел отшелушить свою кожу.

В этот миг она почувствовала, словно может дотянуться в ночи до нужного места, чтобы найти невидимую дверь, которая откроется в наступающий день. Это будет результатом ночи с ним, поняла она. Он был призом, который она только что выиграла. И впервые она спросила себя, как же его зовут.

Она потянула дверцу и уселась рядом. Повернула ключ в зажигании, посмотрела в зеркальце назад, когда осветилась приборная панель. Себя она видела лишь призрачной, неопределенной фигурой.

"Что-то не так?", спросил он.

"Все прекрасно", сказала она и вслепую покатила в гудящую насекомыми ночь.

Позднее, когда грунтовка перешла в мощенку, он положил свою горячую ладонь на ее бедро. Она продолжала ехать, следя, как фары врезаются во тьму. Она остановилась прямо перед главной дорогой и, не глядя на него, потрогала его пальцы.

"Мы поедем в Шингу?", спросил он, как ребенок.

"Нет", ответила она. "Я не вернусь назад".

"Я тоже", ответил он и позволил ей поцеловать его. Здесь. И сейчас.

Конец




home | my bookshelf | | Лекарство от всего |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу