Book: Шелк и тайны



Шелк и тайны

Мэри Джо Патни

Шелк и тайны

Памяти моего отца, Лэверна Патни. Читатель и любитель истории, он был бы в восторге оттого, что я стала писательницей. Он, верно, захотел бы, чтобы я написала книгу о Гражданской войне. Может быть, когда-нибудь я напишу и ее, папа.

Основными источниками этого романа являются «Повествование о миссии в Бухару» доктора Джозефа Вульфа и «Путешествие в Бухару» сэра Александра Бернса. Следует сослаться и на менее важную книгу «Человек из Англии» сэра Фитц-Роя Маклина и произведение, подарившее мне идею, — «Эксцентричные путешественники» Джона Ки.

Следует выразить особую признательность Сьюзен и Кадиру Кэлджам, которые изо всех сил старались уберечь меня от литературных ошибок. И если они все-таки есть, то это только по моей вине.

О ветер Севера, когда ты подуешь

И вызовешь скудный дождик?

Боже, если бы любовь моя

Вернулась в объятия мои и на ложе!

Анонимный автор, 1530 г.

От автора

Еще ребенком меня манили пустынные пространства карт, принадлежавшие таинственному сердцу Азии. Свыше двух тысяч лет назад эти далекие опасные земли были вдоль и поперек исхожены караванами, следовавшими по Шелковому пути. Этот торговый путь простирался от Китая до Древнего Рима. Сами названия городов, возведенных в оазисах — Самарканд, Бухара, Кашгар, — кажется, так и дышат романтизмом.

Иногда Центральную Азию называют Туркестаном, ибо огромное количество людей разговаривает на тюркских языках — узбекском или туркменском. Азия служила домом для кочевых орд варваров, что в течение многих веков кочевали на восток — в Китай и на запад — в Малую Азию и в Европу, разрушая и покоряя менее воинственные цивилизации аграриев. Сегодня Восточный Туркестан — это китайская провинция под названием Синьхуа, а Западный включает в себя центральноазиатские республики — Узбекистан, Туркменистан, Таджикистан, Киргизию и Казахстан.

К югу от мест проживания тюркских народов простирается широкая область, где в ходу иранский язык.

В это понятие входят персидский (в современном Иране и Афганистане этот язык сейчас называют фарси), курдский и пашто, который является главным языком Афганистана и западного Пакистана. Персидский был весьма распространен в Центральной Азии, его также использовали и как придворный и литературный язык, что-то наподобие французского в Европе.

Кроме того, во всем мусульманском мире языком Корана был и в настоящее время является классический арабский.

В то время как Туркестан отличался невероятным этническим и лингвистическим разнообразием, большинство жителей его исповедовали ислам. Впрочем, это не препятствовало тому, что некоторые более дикие племена превращали своих же братьев-мусульман в рабов. Кроме того, существовали общины евреев, христиан и индуистов. Мусульмане обычно уважительно относились к евреям и христианам, которых называли «книжными людьми» из-за того, что их библейские документы священны для всех трех религий.

В течение всего девятнадцатого века расширяющие свое влияние империи — Англия и Россия противостояли друг другу на всей огромной территории Центральной Азии, постоянно устраивая стычки, всевозможные махинации, чтобы добиться преимущества в конфликте, который со временем стали называть великой игрой. Англичане устремились к северо-западу от Индии, а русские двинулись на юг, аннексируя владения независимых центральноазиатских ханов Хивы, Бухары и Коканда. Так и возникло некое социальное образование, которое позже стало советской Средней Азией.

Великая игра породила массу правдивых историй о всевозможных приключениях, в том числе и книгу «Шелк и тайны», которая была навеяна спасательной экспедицией 1844 года по вызволению двоих офицеров английской армии — полковника Чарльза Стоддарта и лейтенанта Артура Конолли из тюрьмы, куда их посадил эмир Бухары. Британское правительство считало, что оба эти человека казнены, однако сообщения были столь запутанны и противоречивы, что группа армейских офицеров решила выяснить все до конца.

Эксцентричный англиканский священник доктор Джозеф Вульф с миссией доброй воли отправился в Туркестан ходатайствовать об освобождении Стоддарта и Конолли. Бывший миссионер Среднего Востока и Центральной Азии, Вульф как никто другой был готов к такого рода путешествию, заинтересованные же в предприятии офицеры собрали деньги. Вульф благополучно добрался до Бухары, но там выяснилось, что оба офицера уже казнены. Священник сам едва не лишился жизни; к счастью, с помощью персидского посла Вульфу удалось бежать и вернуться в Англию.

Несмотря на то что «Шелк и тайны» — роман, а не документальное произведение, я попыталась передать дух и атмосферу Туркестана, тем более что некоторые эпизоды книги основаны на реальных событиях. Поскольку действие книги происходит на три года раньше, чем имело место путешествие доктора Вульфа, я несколько вольно в плане времени трактовала те события, которые послужили фоном. Однако эмир Насрулла, наиб Абдул Самут Хан и халиф из Мерва — реально жившие люди, и их характеры тщательно и достоверно описаны в книге. Ссылки на британских путешественников, таких как леди Эстер Стэнхоуп и сэр Александр Берне, также очень точны.

Сегодня Британская Индия стала Индией, Пакистаном и Бангладеш, а Российская империя переживает масштабные изменения, ибо длительное время угнетавшиеся этнические группы заявляют о своей независимости.

Но сердце Центральной Азии по-прежнему хранит свои тайны.

Пролог

Осень 1840 года

Быстро спускалась ночь, и тонкий серп стареющей луны низко висел в безоблачном темно-синем небе. Деревенский муэдзин созывал правоверных на молитву, и его настойчивые возгласы сливались с соблазнительным ароматом свежевыпеченного хлеба и еще более едким запахом дыма. Такую мирную домашнюю картину женщина наблюдала уже бессчетное количество раз и все же, задержавшись у окна, пережила неведомое ей доселе ощущение каких-то перемен, словно бы сама она не способна принять странную судьбу, которая закинула ее в эти чужие земли.

Обычно она старалась так загружать себя хозяйством, чтобы просто некогда было размышлять о прошлом, но сейчас ее окатила волна глубокой печали. Она скучала по зеленым холмам своего детства. Здесь у нее появились новые друзья, вот и сегодня она приглашена на обед в семью, заменившую ей прежнюю. Но несмотря на то что она полюбила эту новую семью, ей все же недоставало родных и друзей, волею рока потерянных навсегда.

Больше всего женщина соскучилась по тому, кто был для нее не просто другом. Интересно, думает ли он о ней, а если думает, то с ненавистью, со злостью или же с холодным безразличием? Она надеялась, что он к ней равнодушен.

Ей было бы легче ничего не чувствовать, и все же она не сожалела о боли, по-прежнему не оставлявшей ее, хотя прошло уже немало лет немногословной повседневной жизни. Боль оставалась последним признаком любви, а женщина не желала ее забывать и сомневалась, сможет ли вообще когда-нибудь забыть.

«Жизнь моя могла и должна была быть иной. Я имела так много — любая другая могла только мечтать об этом. Если бы только я вела себя мудрее или по крайней мере не так импульсивно. Если бы только я не поддалась отчаянию. Если бы…» — так и мелькало у нее в голове.

Поняв, что мысли уводят ее в привычную бесполезную литанию сожалений, она глубоко вздохнула и заставила себя вспомнить о своих обязанностях, которые наполняли смыслом ее существование. Первое, что ей пришлось усвоить для выживания, — это то, что прошлое не изменить.

Она легким движением коснулась кулона, что висел у нее на шее, под платьем, потом отвернулась от незавешенного окна и темнеющего неба. «Надо постелить постель и лечь спать. В одиночестве».

Глава 1

Лондон, Октябрь 1840 года

Лорд Росс Карлайл потягивал коньяк, с удивлением размышляя о том, что воркования двух влюбленных голубков оказалось достаточно, чтобы человеку захотелось отправиться в какой-либо из самых отдаленных уголков Земли. А именно туда Росс и собирался, и ему было ничуть не легче оттого, что счастливые возлюбленные — его лучшие друзья. Скорее наоборот — тяжелее.

Взгляд его блуждал по освещенной мягким, уютным светом гостиной, где все трое теперь, после обеда, наслаждались напитками: мужчины — коньяком, а леди Сара — лимонадом. Она была на ранних месяцах беременности и посему остерегалась крепких напитков. Немало подобных вечеров провели они вместе. «Мне страшно будет не хватать этих дружеских бесед», — подумал Росс.

Наконец, вспомнив свои обязанности, хозяин нарушил молчаливое общение с женой и коснулся графина.

— Как насчет коньяка, Росс? Может, налить еще?

— Разве что чуть-чуть. Много не надо, иначе завтра утром мне не тронуться в путь.

Майкл Коннери плеснул немного янтарного коньяка в хрустальные бокалы и, подняв свой, произнес:

— Пусть твое путешествие будет волнующим и плодотворным.

Его супруга, леди Сара Коннери, со стаканом в руке тут же подхватила:

— А после всех треволнений желаю тебе благополучно возвратиться домой.

— Спасибо за пожелания. — Росс с любовью посмотрел на Сару. Его двоюродной сестре замужество явно пошло на пользу. Они оба поражали взгляд необычным сочетанием карих глаз и блестящих золотистых волос, однако Сара обладала каким-то внутренним спокойствием, совершенно неведомым Россу. В течение долгих лет только путешествия были тем единственным занятием, в чем он находил успокоение. Он словно бы бросал вызов самому себе, таким образом давая пищу для ума и тренируя тело.

— Не тревожься за меня, Сара. Левант ничуть не опаснее многих других мест, что я посетил. И, конечно же, куда спокойнее диких гор, где мы повстречались с твоим непоседой мужем.

Майкл осушил бокал и отставил его.

— Росс, вероятно, и тебе уже пора отказаться от беспокойных скитаний и бросить якорь, — сказал он, лукаво прищурив ярко-зеленые глаза и накрыв своей большой ладонью руку Сары. — Жена волнует куда сильнее, нежели пустыня или разрушенный город.

Росс улыбнулся:

— Нет более фанатичного приверженца, чем вновь обращенный. Когда полтора года назад ты приехал в Англию, тебя рассмешила бы одна только мысль о женитьбе.

— Зато сейчас я стал гораздо мудрее. — Майкл обнял жену за плечи и притянул ее к себе поближе. — Конечно, Сара — единственная и неповторимая, но в Англии наверняка найдется достойная жена и для тебя.

Возможно, виноват коньяк, а может, Росс просто захотел поозорничать, но только он ответил:

— Ты, несомненно, прав, однако такой образец, такое совершенство не для меня. Разве я не говорил, что у меня уже есть жена? — С глубочайшим удовлетворением Росс отметил, что наконец-то ему удалось поразить друга.

— Черт побери, ты прекрасно знаешь, что никогда не говорил мне ничего подобного! — Майкл сдвинул черные брови и, словно не желая верить этому, вопросительно взглянул на жену.

Сара кивнула головой, подтверждая.

— Это истинная правда, дорогой. Дело в том, что я была подружкой невесты на той свадьбе. — Она обратила сумрачный взгляд на кузена и добавила:

— Лет двенадцать назад.

— Интересно!.. — Майкл на некоторое время задумался, будто хотел заглянуть в прошлое, а затем, будучи совершенно не обремененным вежливой британской сдержанностью, с неподдельным интересом спросил:

— Что ж, ты прекрасно справился с задачей и надежно спрятал эту женщину. И все-таки, что это за история, хотел бы я знать?

— Не надо бы тебе любопытствовать, — упрекнула его Сара, нацелив на мужа суровый взгляд.

Росс едва заметно улыбнулся.

— Не косись ты так на Майкла, Сара. Здесь нет никакого секрета, все это уже давнишние новости. — Карлайл налил себе еще бренди. — Я только-только окончил Кембридж и как раз познакомился с Джулиет Камерон, школьной подружкой Сары. Этакая высокая, рыжеволосая женщина, совершенно не похожая ни на одну из тех, кого я когда-либо встречал. Будучи дочерью шотландского дипломата, Джулиет почти все свое отрочество провела в экзотических местах, что-то вроде Персии и Триполи, а поскольку я был начинающим ориенталистом, мне она показалась совершенно обворожительной. Мы поженились, поддавшись ослепительному дурману обоюдной страсти. Правда, вокруг поговаривали, что брак наш окажется недолговечным, и прогнозы действительно подтвердились.

Очевидно, будничный тон Росса не слишком убеждал Майкла, и он прищурился, смутив окружающих желанием постичь услышанное. Впрочем, он всего лишь спросил:

— А где сейчас твоя Джулиет?

— Она больше не моя Джулиет, ибо у меня нет ни малейшего представления, где находится миссис Карлайл. — Росс залпом осушил бокал. — Спустя шесть месяцев после нашей свадьбы моя жена сбежала, оставив записку, в которой говорилось, что она больше не желает видеть ни меня, ни Англию. Как уверяет ее адвокат, она процветает, но я понятия не имею — где и как. Зная Джулиет, можно предположить, что она устроилась каким-нибудь пашой в Сахаре и содержит единственный в мире мужской гарем. — Он встал. — Уже поздно, мне пора, раз уж я собрался выехать с рассветом.

Сара прошла через всю комнату и тепло обняла кузена.

— Я буду скучать по тебе, Росс, — тихо произнесла она. — Береги себя.

— Я всегда осторожен. — Росс поцеловал ее в лоб. Потом повернулся к другу, собираясь пожать ему руку, но Майкл, опять-таки проявив неанглийскую порывистость, быстрым и мощным движением обнял его.

— А если этого будет мало, то веди себя угрожающе. Как английский джентльмен, ты весьма преуспел в этом.

Росс улыбнулся и хлопнул Майкла по плечу.

— У меня были прекрасные учителя.

И, провожая Росса, все смеялись. Карлайл всегда предпочитал расставаться со смехом, нежели со слезами.


Константинополь, Январь 1841 года

Посольство Великобритании располагалось в дюжине миль от Константинополя, в большой деревне Саблайм-Порт на Босфорском проливе. Войдя к послу с визитом вежливости, Росс с удивлением обнаружил, что интерьер здания выглядит точно так же, как где-нибудь в Мэйфере. Посольство было крепостью англичан, кусочком Англии, а сама резиденция посла смотрелась безупречно, несмотря на то что с улицы строение напоминало дом любого богатого турка.

Слуга взял визитную карточку Росса, и спустя несколько мгновений сам посол, сэр Стрэтфорд Каннинг вышел поприветствовать высокого гостя.

— Лорд Росс Карлайл! — Посол протянул ему руку. — Как я рад наконец-то познакомиться с вами. Я читал обе ваши книги. Не могу сказать, что согласен со всеми выводами, но оба произведения в высшей степени интересны и информативны.

Росс улыбнулся и пожал Каннингу руку.

— Писателю уже достаточно, что книги его читают, сэр Стрэтфорд. А если с ним еще и соглашаются, то это превосходит все ожидания. Недавно я закончил очередную рукопись, так что вскоре вам предстоит не согласиться еще с рядом моментов.

Посол рассмеялся:

— Как долго вы собираетесь пробыть в Константинополе, лорд Росс?

— Недели две или около того, пока не подготовлюсь к тому, чтобы отправиться южнее, в Ливан. Затем я намерен посетить Северную Аравию: хотелось бы попутешествовать с бедуинами.

Каннинг деланно содрогнулся.

— Лучше это сделать вам, чем мне. Мое самое заветное желание — жить в Англии, однако министерство иностранных дел настоятельно отправляет меня за границу. Я уже третий срок здесь, в Константинополе. Лесть, понимаете ли: мне все время говорят, что никто, кроме меня, не может так хорошо работать на этом месте.

Зная о грозной репутации Каннинга, Росс улыбнулся:

— Вполне вероятно, что в министерстве иностранных дел не ошибаются.

— Я собирался выпить чаю у себя в кабинете. Не соблаговолите ли присоединиться? — Росс кивнул, и Каннинг провел его в холл, а затем в огромный уютный кабинет, все стены которого были заставлены книжными шкафами. — Вас тут уже несколько недель дожидаются письма.

— Сначала я предполагал добраться до Константинополя в начале декабря, — объяснил Росс, усаживаясь, — но потом решил еще несколько дней провести в Афинах. Вот оно — преимущество путешествий для собственного удовольствия.

Каннинг позвонил, чтобы принесли чай, потом пересек комнату, открыл шкаф и, порывшись немного, извлек пакет с письмами, перевязанный ленточкой. Внезапно помрачнев, он произнес:

— Боюсь, в одном из писем дурные вести: оно с черной каймой.

От непринужденно-дружеской беседы не осталось и следа. Взяв пакет, Росс спросил:

— Вы не станете возражать, если я немедленно прочту его?

— Разумеется. — Каннинг вручил гостю нож для бумаги, а затем, усевшись за письменный стол, якобы погрузился в дела.

Росс быстро проглядел письма, отметив среди прочих почерк Сары, Майкла и своей матери. Письмо с черной каймой находилось почти в самом низу пачки. Он с облегчением увидел адрес, выведенный уверенной рукой матери. Значит, по крайней мере с ней все в порядке.

Прежде чем сломать печать, Карлайл укрепился духом. Его отец, герцог Уиндермеер, стоял на пороге восьмидесятилетия, и несмотря на то что для своих лет неплохо себя чувствовал, было бы неудивительно, если бы за ним пришла смерть. Лишь бы только непоправимое случилось быстро и легко.



Росс подготовил себя к известию об уходе отца, однако, пробежав письмо глазами, мгновенно уяснил, что ошибся. Ознакомившись с посланием, он тихо вздохнул и, прикрыв глаза, принялся потирать рукой висок, размышляя о том, каким образом сия новость повлияет на его жизнь.

— Может, налить вам что-нибудь, лорд Росс? — тихо спросил Каннинг. — Немного коньяка?

Росс открыл глаза.

— Нет, благодарю вас. Со мной все в порядке.

— Это ваш отец? — нерешительно продолжил посол. — Несколько лет назад я встречался с герцогом. В высшей степени достойный человек.

— Нет, не отец. — Росс вздохнул. — Это мой брат, точнее, сводный брат — маркиз Килбурн. Он неожиданно скончался в прошлом месяце.

— Мне очень жаль. Я не был знаком с лордом Килбурном, но уверен, для вас это огромная потеря.

— Да, но не личная. — Росс посмотрел на письмо, смутно сожалея о том, что его единственный брат уже умер, так и оставшись фактически незнакомцем для него. — Килбурн был значительно старше меня, и мы никогда не были близки. — В сущности, они едва разговаривали друг с другом, а теперь уже не осталось никакой надежды, что они когда-нибудь преодолеют разрыв, который породили между ними гордость и злость. Килбурн не одобрял второго брака отца, не жаловал и ребенка от этого брака. И герцог Уиндермеер глубоко переживал, что свадьба, которая принесла ему столько счастья, в то же время провела полосу отчуждения между ним и его старшим сыном и наследником.

В глазах посла появился задумчивый блеск.

— Я не знаю о ваших семейных обстоятельствах. У маркиза остался сын?

Каннинг, похоже, уловил суть дела.

— У Килбурна дочь от первого брака, — ответил Росс. — Года два назад, после смерти жены, он женился вторично, и когда я уезжал из Англии, его новая супруга была в положении. Младенец родился через несколько дней после смерти Килбурна, но, к сожалению, опять девочка.

— Значит, теперь вы маркиз Килбурн. — Каннинг пристально разглядывал гостя. — Вы считаете, что это невезение? Простите меня, лорд Килбурн, но большинство людей не стали бы печалиться, если бы им пришлось унаследовать герцогский титул. Вряд ли вы виновны в том, что после вашего брата не осталось сыновей, которые продолжили бы его род.

— Никогда не жаждал стать герцогом Уиндермеерским. — Нахмурившись, Росс пытался смириться с тем фактом, что теперь он обладает титулом брата, который всю жизнь презирал его. — То, что я становлюсь наследником, означает, что моему путешествию пришел конец. Родители пожелают, чтобы я немедленно возвратился в Англию, ибо отец не позволит себе потерять последнего сына. Кроме того, теперь надо разобраться с множеством семейных дел.

Каннинг раздумчиво кивнул.

— Понимаю. Мне очень жаль. Надеюсь, вас несколько утешит то, что вы уже побывали во многих местах, о которых иные могут лишь мечтать.

— Я знаю. — Росс попытался взять себя в руки. — Я был совершенно свободен, и это являлось несомненной моей привилегией. А теперь пришло время платить по векселям, и наряду с привилегиями придется возложить на себя и вытекающие из них обязанности.

В этот момент подоспел слуга с чаем, и в последующие полчаса собеседники не заговаривали о личном.

Росс наконец поднялся, вознамерившись удалиться, но посол на секунду удержал его.

— Надеюсь, вы отобедаете с нами, прежде чем покинуть Константинополь. Леди Каннинг весьма жаждет с вами познакомиться. — Он встал, чтобы проводить гостя. — Может быть, завтра вечером?

— Я с удовольствием приду.

Они уже почти дошли до вестибюля, как объявили еще об одном посетителе. Каннинг выругался про себя и нахмурился, едва завидев посетителя, но быстро разгладил морщины, придав лицу выражение дипломатической бесстрастности.

— Простите меня, лорд Килбурн. Я отвлекусь всего на мгновение.

Росс остался в сумрачном вестибюле, на миг оцепенев при виде только что вошедшей высокой европейки с золотисто-каштановыми волосами. Впрочем, он тотчас овладел собой, ибо рыжеватые волосы были подернуты сединой, а волевое привлекательное лицо хранило следы былой красоты. Однако он узнал эту женщину, и ее присутствие поразило его столь же сильно, как потрясло бы появление ее дочери.

Каннинг сделал шаг вперед и поздоровался с вновь прибывшей:

— Добрый день, леди Камерон. К сожалению, никаких новостей со времени вашего прошлого визита.

— Зато я узнала кое-что от персидского купца, который только что приехал в Константинополь. Несколько месяцев он провел в Бухаре и клянется, что ни одного англичанина там не казнили. — Леди Камерон испытующе взглянула на посла. — Мой сын жив, сэр Стрэтфорд! Неужели британское правительство не собирается спасать человека, который оказался в плену, выполняя задание королевы?

— Леди Камерон, — терпеливо увещевал ее Каннинг, — ходят сотни слухов относительно судьбы вашего сына, но почти все они сходятся в одном: его приговорили к смерти. Макнил, британский посол в Тегеране, уверен, что приговор приведен в исполнение, а он к Бухаре ближе всех. — Он немного смягчился:

— Мне очень жаль. Я понимаю, что вы отказываетесь верить, но сына вашего уже не вернуть, даже если за дело возьмется правительство ее величества.

Росс, не выдержав, шагнул к беседующим:

— Леди Камерон, Бог мой! Что случилось?

Услышав знакомый голос, женщина обернулась.

— Росс! — Она двинулась к нему навстречу, простирая руки. Лицо ее прояснилось. — Тебя мне сам Бог послал.

— Вы знаете друг друга? — удивленно спросил Каннинг.

— Вполне. — Росс поймал руки женщины, а потом, наклонившись, поцеловал ее в щеку. — Леди Камерон — моя теща.

Каннинг состроил гримасу.

— В таком случае сегодня для вас — вдвойне неудачный день. Я так понимаю, известие о трагической судьбе майора Камерона еще не достигло Англии, когда вы покидали страну?

— Я ничего не слышал. — Прошло несколько лет с тех пор, как Росс видел Джин Камерон, но он всегда был к ней привязан и благодарен ей за то, что она не обвиняла его в бегстве Джулиет. Нахмурившись, лорд Карлайл вглядывался в опечаленное лицо и отметил, что ее обычная рассеянность сменилась непоколебимой решимостью, куда более свойственной ее грозной дочери. — Что-то случилось с Ианом?

— Боюсь, что так. Он всегда славился своим особым талантом попадать во всяческие переделки, не то что Джулиет. Боже, и зачем только я позволила ей убежать с братьями?! — Леди Камерон попыталась улыбнуться, но только сжала кулачки в руках зятя. — Ты ведь знаешь, Иан служил в Индии. А в начале прошлого года его направили с миссией в Бухару. Он должен был просить эмира освободить всех русских рабов, которые там томились. Идея состояла в том, чтобы предотвратить любую возможную провокацию, которая дала бы России право вторгнуться в ханство, поскольку Британия предпочитает видеть Бухару независимой. Эмир не только отказал в просьбе, но и бросил Иана в тюрьму. — Она искоса посмотрела на посла. — И теперь правительство, которое отрядило туда моего сына, оставило его в беде.

Каннинг с тоской посмотрел на нее.

— Если бы что-то можно было предпринять, мы непременно сделали бы. Но, леди Камерон, согласитесь, теперь уже слишком поздно. Бухарский эмир опасен и непредсказуем, к тому же он ненавидит европейцев. Ваш сын был смелым человеком и понимал, чем рискует, когда направлялся туда.

Слова эти прозвучали эпитафией. Леди Камерон хотела было что-то сказать, но тут появилась новая группа посетителей — на сей раз пышно разодетые официальные представители Оттоманской империи. Бросив быстрый взгляд на гостей, Каннинг обратился к Россу:

— Мне надо идти, но если вы с леди Камерон желаете еще побеседовать, то можете воспользоваться комнатой с той стороны вестибюля.

— Да, Росс, хорошо бы нам поговорить, — честно призналась леди Камерон.

Росс последовал за тещей в небольшую приемную, на которую им указал Каннинг. Какой-то невнятный внутренний голос нашептывал ему, что надвигается беда.

Как только за ними закрылась дверь, Джин Камерон беспокойно заходила по комнате.

— Вы не представляете, как я рада хоть в ком-то найти участие. — Она грустно улыбнулась. — Каннинг и его люди очень вежливы, однако все они относятся ко мне как к вздорной, неуравновешенной женщине, которая отказывается верить фактам. Они вздрагивают при моем приближении.

— Им просто неуютно, ибо никто из них ничем не может помочь, — тихо откликнулся Росс. — Каннинг, похоже, считает, что слишком уж многое свидетельствует о смерти Иана.

— Но он жив! Я почувствовала бы, если бы его не стало. — Она искоса взглянула на Росса. — Это материнский инстинкт, вы ведь понимаете. Я страшно соскучилась по Джулиет и тем не менее не беспокоюсь о ней, потому что знаю, что с ней все в порядке, по крайней мере физически. А Иану плохо, но он жив — я абсолютно уверена в этом.

Росс с минуту поколебался, а затем, тщательно подбирая слова, произнес:

— Принимая во внимание то, как обращаются в этих краях с пленниками, Иану здорово повезло, если его настигла быстрая смерть.

Леди Камерон недоуменно уставилась на зятя.

— Вам легко говорить! А вас вообще-то волнует, жив Иан или нет?

— Сегодня я узнал о смерти брата. — Росс на секунду прикрыл глаза, вспомнив о своем рыжеволосом шурине, таком же буйном и полном жизни, как его младшая сестра Джулиет. Открыв глаза, Росс мрачно произнес:

— Я даже вряд ли вполовину так сожалею о его кончине, как скорблю о потере Иана.

Это потрясающее заявление заставило леди Камерон оставить свой раздражительный тон. Она едва дотронулась до лица и выдохнула:

— Верно, сэр Стрэтфорд сказал, что для вас сегодня вдвойне несчастливый день. Простите, Росс, мне не надо было выплескивать на вас все это. — Будучи знакомой с семейством Карлайл, она продолжила:

— Удалось ли Килбурну произвести на свет наследника с новой женой?

Росс покачал головой, и леди Камерон задумчиво сощурилась.

— Значит, вы станете герцогом. Полагаю, мне уже сейчас следует называть вас Килбурном.

— Вы слишком давно меня знаете, чтобы теперь становиться официальной. — Лорд скривил рот в улыбке. — Так хлопотно становиться герцогом! Через несколько дней я отплываю в Лондон.


— Завидую вашей матери. Жаль, что моим детям не хватило ума сидеть себе спокойно в Шотландии. Рассыпались на все четыре стороны. И вот я здесь в одиночестве. — Леди Камерон, присев на диван, с неосознанной грацией расправила свои пышные юбки и возвратилась к теме, наиболее близкой ее сердцу:

— Сэр Стрэтфорд говорит так, словно у него есть явное доказательство смерти Иана. Но это не тот случай. Вы же знаете, что представляет собой сия часть света: от Константинополя до Бухары свыше двух тысяч миль, и нет никакого надежного способа узнать, что там происходит. Ближе всех к Бухаре британский консул в Тегеране сэр Джон Макнил, но и оттуда до Бухары тысяча миль.

— А что за слухи дошли до Каннинга и Макнила?

Она красноречиво пожала плечами.

— О том, что в течение многих лет в Бухару из Англии никто не приезжал, что там живет один англичанин, который принял ислам и теперь является шефом артиллерии, и что в прошлом году приехал еще какой-то англичанин, но его застрелили, или обезглавили, или посадили в эмирскую тюрьму под названием «Черный колодец». Говорят, что там у эмира в заключении еще дюжина пленников-европейцев, но все они русские. Слишком много домыслов — но они ничего не проясняют. Персидский купец, с которым я разговаривала сегодня утром, недавно побывал в Бухаре. Он клянется, что ничего не слышал о казни кого-либо из европейцев. Однако посольство предпочитает считать Иана мертвым, поскольку так для них удобнее.

— Полагаю, вы несправедливы к посольству. Даже если публичная казнь не имела места, все равно это не доказывает, что Иан жив.

Она бросила на него полунасмешливый взгляд:

— Очень жаль, что вы столь прямодушны, Росс. Этим своим качеством вы вывели бы из себя свободолюбивого шотландца.

Он отвернулся и зашагал по небольшой комнате, затем остановился перед малозначительной картиной с английским пейзажем.

— Совершенно верно. Джулиет среагировала бы так же.

За его спиной раздался подавленный вздох, и он понял, что леди Камерон сожалеет о своем замечании. Несмотря на взаимное расположение, им лучше было не видеться, ибо все их глубокомысленные беседы неминуемо вели к взрыву, хотя они и пытались избегать болезненных тем.

Она поспешно заговорила, чтобы заполнить тишину:

— Я уже оставила все попытки получить помощь от местного посольства и теперь подумываю о том, чтобы поехать в Лондон и вызвать интерес к этому делу среди англичан. Однако время очень дорого, а пока я добьюсь хоть какого-то результата, пройдет несколько месяцев. Я просто в отчаянии!

Повернувшись к ней, Росс отозвался:

— Я понимаю, что вы не хотели бы этого слышать, но самое лучшее для вас сейчас — принять все как есть и смириться. Как сказал Каннинг, Иан знал, чем рискует. И какая разница, как примут европейца в Бухаре: убьют или гостеприимно встретят. Вряд ли офицера — посланца британского правительства ждали там с распростертыми объятиями, вне зависимости от того, сколь дипломатично он бы себя ни вел.

Она открыла было рот, намереваясь что-то сказать, но не решилась и погрузилась в свои мысли. После долгого молчания леди Камерон наконец вновь заговорила:

— Вы знаете, я пребывала в таком смятении, что забыла про вашу экспедицию с лейтенантом Бернсом. Вы же были в Бухаре несколько лет тому назад. Интересно, почему не опубликованы ваши заметки об этой поездке? Вы ведь всегда писали обо всех своих путешествиях.

— Руководителем экспедиции был Алекс Бернс, он обо всем рассказал в своей книге. И потом в то время меня больше интересовало путешествие в Сахару, нежели возвращение домой и публикации. — Росс встретился взглядом с неуемной женщиной, а затем медленно, подчеркивая каждое слово, добавил:

— Именно потому, что я побывал в Бухаре, ситуация мне видится безнадежной. Эмир — капризный человек, который считает, что пустыня защитит его от ответных мер. И он не станет колебаться, казнить или миловать европейца, если только пожелает избавиться от неугодного пленника.

Он заметил, как сменилось настроение Джин Камерон, она вдруг воодушевилась.

— Росс, вы — один из тех немногих англичан, которые побывали в Бухаре! — пылко воскликнула леди. — Может, вы съездите туда и узнаете, что с Ианом? Если он жив, попросите, чтобы его освободили, а если нет… — Она прерывисто вздохнула. — Лучше знать наверняка, чем провести остаток жизни в неведении.

«Значит, Джин вовсе не уверена, что Иан жив, она притворяется», — подумал Росс. Ему стало по-настоящему жаль ее, однако это не меняло сути дела: слишком часто и во многих местах доводилось лорду видеть случайную смерть, чтобы верить в чудеса.

— Весьма сожалею, но, поскольку умер мой брат, мне необходимо вернуться в Англию. Я только что отложил свою поездку в Аравию и не могу ни с того ни с сего отправляться в Бухару. И хорошо бы этот вояж пошел на пользу, так ведь наверняка нет. Так или иначе, судьба Иана, видимо, уже давно решена.

— Но если туда поедете вы, это обязательно пойдет на пользу! — возразила леди Камерон. — И не только мне. Иан помолвлен с некой англичанкой, дочерью полковника, которая живет в Индии. Что она, по-вашему, должна чувствовать, не зная, жив он или нет?

До этого момента Росс еще держал себя в руках, но последние слова Джин глубоко задели его.

— Не сомневаюсь, она сейчас словно в аду! — резко бросил он. — Кому, как не мне, знать это. Однако обязательства по отношению к своей семье для меня превыше всего.

Джин покраснела и тем не менее не отступилась.

— Пожалуйста, Росс, — тихо попросила она. — Умоляю! Я не переживу утраты еще одного ребенка.

Ее настойчивость на миг воскресила в памяти Джулиет. Лорд резко отвернулся и сердито зашагал по комнате. В течение долгих лет, размышляя о своем несостоявшемся браке, он испытывал самые разнообразные чувства — от печали до ярости, его мучили бесконечные вопросы. И когда Росс спрашивал себя, что же это за преступление без названия, из-за которого сбежала от него и заживо похоронила себя в далекой стране его молодая жена, он неизбежно чувствовал себя виноватым. Если бы они не поженились, ей не нужно было бы заявлять о своем праве на независимость в такой катастрофически причудливой форме.

Он никогда не обсуждал эту тему со своей тещей, но, впрочем, ничуть не сомневался, что она знает, как глубоко Росс винит себя за случившееся. И вот теперь Джин пользуется его порядочностью для того, чтобы заставить предпринять опасное и бесполезное путешествие.

Он остановился и уставился в окно. Косые лучи вечернего солнца освещали экзотический, совершенно неанглийский пейзаж — купола и минареты. Он намеренно изучал конструкцию окна, пытаясь вновь совладать с собою. В отличие от турецких домов в окне были вставлены стеклянные панели, чтобы не пропускать в дом холодный зимний воздух. А в нескольких дюймах от стекла изящная металлическая решетка в качестве украшения одновременно служила и защитой на тот случай, если местная толпа вдруг решит излить свой гнев на не правоверных.



Хрупкое импортное стекло являлось веским символом британского присутствия в Азии. Иностранца здесь могла настичь смерть от тысячи причин: от болезни, от сильной жары или холода, от жажды, от рук грабителей или разъяренной толпы. Росс уже не раз переживал подобное, но теперь у него есть долг перед родителями и ему следует заботиться о своей безопасности.

Злость его поутихла, он тяжело вздохнул. По правде говоря, он покинул Англию, и у него не было ни малейшего желания так быстро возвращаться. И как бы Росс ни старался выполнить свои обязательства перед семьей, в конечном итоге он все равно потерпит поражение из-за своей дурацкой, скоропалительной свадьбы в двадцать один год. И сколько бы ни жила на свете Джулиет, у него так и не появится наследник, маленький Карлайл. И тем не менее он не желал ей смерти, равно как и не мог жениться снова, чтобы исполнять свой безрадостный супружеский долг. Как жаль, что у старшего брата рождались одни только девочки! Ему не повезло ни с женой, ни с семьей. «Может быть, — вяло размышлял он, — я смогу найти хоть какое-то утешение в том, что выполню просьбу Джин Камерон. Всего две реальные причины удерживают меня от поездки в Бухару. Если я погибну, родителям придется очень нелегко, а если за это время умрет мой отец, переживать буду я. Впрочем, мне уже не привыкать жить с чувством вины».

Он повернулся и, скрестив руки на груди, прислонился к оконной раме.

— Вы безжалостная женщина, Джин! — гневно и в то же время печально произнес он. — Вы знаете, что я не могу вам отказать, когда вы так просите.

Она тотчас закрыла глаза, чтобы скрыть навернувшиеся слезы облегчения.

— Я все понимаю, и мне не делает чести то, что я пытаюсь воспользоваться любым доступным ныне средством, — срывающимся голосом заговорила она. — Но я бы не стала просить, если бы знала, что это может стоить вам жизни.

— Хотел бы я разделить ваш оптимизм, — сухо заметил лорд Карлайл. — Я уже имел счастье побывать однажды в Бухаре и выжить, чтобы рассказать об этом. Отправиться туда второй раз — значит просто-напросто испытывать судьбу.

— Вы благополучно вернетесь домой, — заявила она без тени сомнения. — Кроме того, у меня есть предчувствие, что эта поездка нужна не только Иану, но и вам тоже.

Он сардонически усмехнулся:

— Если вы помните, именно такое же предчувствие заставило вас утверждать, что мы с Джулиет созданы друг для друга, хотя остальные сомневались в этом. Если бы вы не дали своего благословения, мы не поженились бы и избежали бы многих печалей. Я не виню вас: вы поступили согласно нашему с Джулиет желанию, но простите меня, если я посмею усомниться в надежности вашего материнского инстинкта.

Она отвела взгляд от Росса.

— До сих пор не понимаю, что между вами произошло, — слабым голосом произнесла она. — Вы с Джулиет казались такой подходящей парой. И даже сейчас в глубине души я не чувствую, что ваша женитьба была ошибкой.

— Да убережет нас Господь от призраков, вурдалаков и длинноногих чудищ, что громко стучат в ночи, а равно и от беспринципных шотландок с их несовершенной интуицией, — перевирая старинную шотландскую молитву, произнес Росс, впрочем, весьма дружелюбно. Если бы у него был ребенок, он бы наверняка так же неумолимо, как Джин, пытался бы защитить его. Росс прошел через всю комнату и положил руку на плечо женщине. — Клянусь приложить все свои силы, чтобы разузнать, что случилось с Ианом, и по возможности привезти его домой.

Он не мог признаться вслух, что счел бы величайшей удачей, если бы ему удалось возвратиться с останками Иана.

Глава 2

Северо-восточная Персия, Апрель 1841 года

Росс вытащил бурдюк из-под седла и немного отпил, ровно столько, чтобы прополоскать рот, а затем снова повесил его на место. Высокое плато на северо-востоке Персии было холодным, сухим, безлюдным, несмотря на то что казалось раем по сравнению с пустыней Каракумы, которой они собирались достигнуть завтра.

Несмотря на то что Росс пытался продвигаться как можно быстрее, прошло уже больше трех месяцев с тех пор, как Джин Камерон упросила его отправиться в Бухару. В подготовке к путешествию он провел совершенно безумные две недели в Константинополе. Он запасся буквально всем, что могло ему понадобиться в дороге, начиная с компасов и подзорной трубы и кончая подарками вроде переводов на арабский язык «Робинзона Крузо», а также обычными дорожными документами — паспортами и прочим. С этим, впрочем, особых проблем не было. Задержку вызвало получение сопроводительных писем от влиятельных государственных чиновников Оттоманской империи. Но тут ему чрезвычайно помог посол Каннинг, хотя он в высшей степени не одобрял затею Росса.

И вот теперь плоды их творчества зашиты в плащ Росса. Здесь и письма от султана Оттоманской империи и от эффенди-губернатора, который являлся государственным министром иностранных дел. Возможно, еще ценнее были сопроводительные письма от шейха ислама, главного мусульманского муллы или священника Константинополя. Письма адресовались разным влиятельным лицам, включая эмира и муллу Бухары. У Росса хватало опыта, чтобы понимать, что подобные письма не могут спасти ему жизнь, и тем не менее он сгорал от нетерпения в ожидании этих посланий.

Наконец он пароходом отправился по Черному морю в Трабзон, оттуда продолжил путь сушей, но потом почти три недели сидел на месте из-за буранов в высоких турецких горах Арзрума. Единственным светлым пятном стала группа узбекских купцов: здесь Росс использовал вынужденную задержку, дабы совершенствовать свой узбекский, поскольку в Бухаре в основном говорили на нем. Росс довольно бегло говорил на персидском, поэтому с легкостью преодолел лингвистические трудности.

Снег растаял, можно было трогаться в путь, но только через три недели Росс добрался до Тегерана. Там в британском посольстве он обсудил ситуацию с послом сэром Джоном Макнилом. Уверенность Макнила в смерти Иана зиждилась на множестве слухов, однако он же рассказал гостю историю о высоком бухарском чиновнике, которого якобы казнили, но через пять лет он вновь объявился в эмирской тюрьме. Единственный вывод, который из всего этого сделал Росс, — это то, что он так и не узнает правды, пока сам не окажется в Бухаре.

Он собрал еще несколько писем от шаха и его премьер-министра, потом нанял в качестве проводников и слуг двоих персов, Мурада и Аллахдада. Почти шестьсот миль, разделявших Тегеран и Мешхед, они прошли без особых приключений. Как ференги, Росс постоянно привлекал к себе большое внимание, но он к этому привык. Слово «ференги» восходит своими истоками ко времени крестовых походов. Арабское «франк» со временем прилепилось ко всем европейцам.

Теперь всего лишь пятьсот миль отделяло его от места назначения. Оставшийся путь он рассчитывал пройти примерно за месяц, однако это был самый опасный отрезок, поскольку им предстояло пересечь Каракумы, Черные пески, — пустыню, где слишком мало воды, но зато слишком много мародерствующих туркменских бродяг.

Росс не сводил настороженных глаз с рыжевато-коричневых барханов, Аллахдад тем временем осадил своего скакуна и поравнялся с Россом.

— Надо подождать в Мешхеде другой караван, Килбурн, — с мрачным удовольствием произнес он. — Здесь небезопасно странствовать в одиночестве, пусть и троим. Нас могут схватить алламаны, туркменские бандиты. — Он сплюнул на землю. — Они торгуют людьми, позорят правоверных. Нас с Мурадом продадут в рабство в Бухару, а вас, наверное, убьют, потому что вы — ференги.

Росс подавил тяжелый вздох. Они уже не раз говорили на эту тему, с тех пор как выехали из Мешхеда.

— Догоним караван в Серахсе, если не удастся раньше, — твердо заявил он. — А если бандиты станут нас преследовать, оторвемся от погони. Разве я купил в Тегеране не самых лучших лошадей?

Аллахдад внимательно осмотрел трех скакунов и вьючную лошадь, которую вел Росс.

— Отличные животные! — порывисто вздохнув, признал он. — Однако туркмены рождаются в седле и в отличие от честных людей живут, чтобы грабить. Нам от них не удрать.

Росс, как обычно, завершил дискуссию:

— Может, они и не появятся, в противном случае мы умчимся прочь. А если нам на роду написано быть проданными в рабство, то что ж — чему быть, тому не миновать.

— Тому не миновать, — мрачным эхом отозвался Аллахдад.


Начальник крепости Сереван расхаживал вдоль стен, зоркими глазами всматриваясь в лежащие перед ним равнины, когда к нему подошел молодой пастух с небезынтересными, по его мнению, новостями.

Низко поклонившись, юноша сказал:

— Гул-и Сарахи, этим утром я видел троих всадников, которые устремляются на восток от Бир-Бала. Они едут сами по себе, не в караване.

— Ну и глупцы, что путешествуют по этой земле такими малыми силами, — последовал бесстрастный ответ. — И глупцы вдвойне, раз скачут так близко от границы.

— Верно говорите, Гул-и Сарахи, — согласился пастух. — Но среди них ференги, европеец. Без сомнения, их ведет его глупость.

— Ты можешь сказать точно, где они?

— Сейчас, должно быть, приближаются к маленькому соленому озеру, — откликнулся парень. — Этим утром я слышал от друга моего двоюродного брата, что его дядя вчера видел банду туркменов.

Начальник нахмурился, потом, сунув юноше серебряную монету, на что тот и надеялся, отпустил его восвояси. Несколько минут Гул-и Сарахи задумчиво созерцал горизонт. Итак, по дороге Бир-Бала едет глупый ференги. Надо что-то предпринять.


Земля стала жестче, и Росс усилил бдительность, поскольку здесь бандитам легче подкрасться к ним незаметно. Если, конечно, в самом деле по соседству шныряют какие-то туркмены. Учитывая бедность этой приграничной страны, вряд ли мародерам захочется зря тратить силы. Лорд Карлайл поглядел на пустынные холмы, размышляя о том, что пора бы уже появиться признакам обитания, потом вперился взглядом в дорогу. Судя по всему, пользуются ею нечасто.

— Мурад, где находится ближайшая деревня?

— Наверное, часах в двух езды, Килбурн, — смущенно ответил молодой перс. — Если это именно та дорога. Зима была суровая, поэтому горы выглядят иначе.

Росс правильно истолковал это замечание — они, видимо, снова заблудились — и едва не застонал. Ох уж эти заверения Мурада в Тегеране, что он знает каждую скалу и куст в Восточной Персии! Если бы Росс сам не сверялся с картой и компасом, они сейчас оказались бы в Багдаде.

— Может, вернуться по своим же следам, пока очертания холмов не покажутся знакомыми? — сухо предложил он.

Мурад оглянулся через плечо, обиженный недоверием хозяина, но тотчас уставился куда-то в сторону. Обиженная мина его сменилась выражением неподдельного ужаса.

— Алламаны! — закричал он. — Нам надо удирать, чтобы спасти себе жизнь!

Росс и Аллахдад разом обернулись и заметили дюжину всадников в характерных туркменских одеждах. Те скакали по извилистой дороге в миле от них. Как только туркмены поняли, что их заметили, они завопили и пришпорили лошадей. Кто-то из них выстрелил.

— Проклятие! — выругался Росс. — Скачите!

Все трое помчались во всю прыть, и Росс начал усиленно молиться, чтобы эта дорога не закончилась тупиком. Пока существует хоть какой-то отрыв, можно удрать от преследователей, не зря же он выбрал крупных, быстрых, откормленных коней. Туркменские лошади, плотные и выносливые, были меньше и к исходу зимы заметно исхудали. Конечно, у Росса есть еще и винтовка, хотя он предпочел бы не стрелять, как по практическим, так и по гуманным соображениям.

Сначала казалось, что стратегия бегства выигрышна, ибо разрыв между двумя группами наездников стал медленно и верно увеличиваться. Но тут лошадь Росса попала ногой в какую-то норку, пошатнулась, а потом со страдальческим ржанием стремительно повалилась на землю, потянув за собой вьючную лошадь. С молниеносной быстротой опытного наездника, выработанной за тридцать лет езды верхом, Росс выскочил из седла и метнулся в сторону, чтобы не оказаться под падающими лошадьми.

Все свершилось в считанные доли секунды. Росс инстинктивно сгруппировался, чтобы кубарем покатиться по земле, Мурад в ужасе закричал и на миг повернул свою лошадь, чтобы прийти на помощь хозяину. Однако инстинкт самосохранения победил, и Мурад, пришпорив лошадь, помчался вперед. Росс же свалился на скалистую землю, и его сознание заволокла черная, болезненная мгла.

Через несколько мгновений Карлайл очнулся. Он, задыхаясь, лежал на спине, а в левом боку у него пульсировала боль: видимо, сказалось неудачное падение. Земля сотрясалась от грохочущих копыт. Росс поднял глаза и ужаснулся: к нему неумолимо приближались шесть лошадей.

Шляпа слетела у него с головы, открыв блестящие золотистые волосы, и кто-то истошно завопил:

— Ференги!

В последний момент перед тем, как растоптать европейца копытами, лошади свернули, подняв облако песка и пыли. Вокруг выстроились всадники. Высокие черные бараньи шапки придавали туркменам боевой вид, они сильно смахивали на королевских гусар. В их жилах текла монгольская кровь, а черные узкие глаза, смотревшие на добычу, выказывали всевозможные эмоции — от любопытства до жадности и неприкрытой злобы.

Росс усилием воли заставил себя мыслить и анализировать. Все туркмены оказались молодыми людьми, а молодые не ценят жизнь. Они могут убить в порыве злости, не размышляя ни секунды. Винтовка по-прежнему висела в кожухе на седле, лошадь же валялась футах в двадцати от него, тихо ржала от боли, неестественно задрав правую ногу. Вьючная лошадь, пошатываясь, все же поднялась. Похоже, она не пострадала. Через несколько мгновений туркмены нападут на обеих лошадей, но в данную минуту их внимание привлекал только Росс.

Он рывком попытался встать, но один из туркменов прорычал:

— Русская свинья! — И при этом ударил его хлыстом.

Росс инстинктивно поднял руку, прикрывая лицо, однако удар опрокинул его на спину. Потом нападавший подался в сторону, и Росс неуклюже поднялся. К счастью, туркменский язык оказался сродни узбекскому, так что он все понял и смог ответить.

— Я не русский. Я англичанин, — прокаркал он хриплым от пыли голосом.

Всадник с кнутом сплюнул.

— Паф! Англичане такая же дрянь, как и русские.

— Хуже, Дил Асса, — согласился с ним другой. — Давайте прямо тут убьем этого шпиона-ференги и пошлем его уши британским генералам в Кабуле.

— Зачем убивать, если можно продать его в Бухаре за кругленькую сумму? — возразил третий.

— Деньги скоро разойдутся, — проворчал Дил Асса, — а если мы убьем неверного, то наверняка попадем в рай.

— Но нас много, — возразил другой, — Как же мы все отправимся в рай, если убьем только одного шпиона-неверного?

Дабы не дать разгореться полномасштабным теологическим дебатам, Росс предпочел вмешаться:

— Я не шпион. Я путешественник, еду в Бухару, чтобы разузнать о своем брате. У меня есть письмо от шейха ислама, в котором он призывает всех правоверных помогать мне по велению милосердия.

— Шейх ислама для нас ничего не значит, — усмехнулся Дил Асса. — Нас волнует одно лишь благословение нашего халифа.

Тут уж Росс готов был прямо воззвать к их алчности.

— Я лорд среди ференги. Если вы поможете мне, вас щедро наградят.

— Ты — британская собака и умрешь, как собака. — Дил Асса отстегнул свое старое затворное ружье и прицелился в Росса, спутники его тотчас забормотали настолько быстро, что Росс не уловил смысла. Похоже, кое-кто из них одобрил идею сохранить ему жизнь за плату, другие же соперничали за привилегию убить неверного. Игнорируя мнение приятелей, Дил Асса взвел курок, не сводя глаз с Росса. В черных зрачках туркмена была смерть.

Конец ствола принял очертания огромной убийственной дыры, подобной пушечному дулу, и на какой-то миг Росс оцепенел. Не раз ему удавалось избежать случайной смерти в дюжине других стран, но тут удача ему изменила. Времени бояться у него не было, единственное, о чем он подумал, — это о неуемном оптимизме Джин Камерон, в очередной раз себя не оправдавшем.

Предпочитая погибнуть в битве, нежели оказаться застреленным, как свинья в загоне, Росс резко, но бесполезно дернулся в сторону Дил Ассы. И вновь целый мир смешался в беспорядочном хаосе насилия. Ружье оглушительно выпалило, и в тот же миг раздался целый залп ружейных выстрелов. Рваное эхо пронеслось между каменистыми холмами. Лошади туркменов тихо заржали и отступили от дикой рукопашной, кто-то ударил Росса в плечо. Он завертелся на месте, потом упал на землю. Он никак не мог сообразить, подстрелили его или просто зашибла копытом какая-нибудь лошадь.

Кто-то из туркменов издал предупреждающий сигнал и указал на близлежащий холм, за которым показалась дюжина седоков. Едва доскакав до места схватки, они принялись палить из ружей. Россу удалось кое-как подняться на ноги, добраться до своей раненой лошади, вытащить винтовку и боеприпасы. Он хотел было уже взобраться на вьючную лошадь и умчаться прочь, дабы не стать мишенью в перестрелке двух местных банд.

Завидев, что ференги убегает, Дил Асса замычал, перезарядил ружье и подскочил прямо к Россу, размахивая оружием, как дубинкой. Росс в очередной раз увернулся, едва избежав удара, которым туркмен запросто раскроил бы ему череп.

И вдруг туркмены стали отступать, спасаясь от пришельцев бегством. Лошади галопом промчались мимо Росса, и один из туркменов, проезжая мимо, ударом свалил его с ног.

На сей раз в глазах Росса не помутилось, хотя ему почти ничего не было видно. Словно в тумане в мозгу пронеслось, что сегодня выдался не такой уж плохой день, если сравнить его с тем памятным случаем, когда он познакомился с Майклом в Инду-Куше. После наказания, которому его подвергли, все тело европейца оцепенело. Тогда он не мог сообразить, то ли забит насмерть, то ли просто задыхается от побоев.

Лежа на земле, он отчетливо видел, что группа вновь приехавших разделилась на части. Половина бросилась вслед за туркменами, другая поскакала прямо к Россу. Судя по одежде, это были персы, к счастью, менее кровожадные, чем туркмены.

Но потом, когда всадники приблизились, Росс глазам своим не поверил. Какого черта воин-туарег делает в Центральной Азии, которая находится в тысяче миль от Сахары?

Высокие, сильные, гордые туареги были легендарными кочевниками глубокой пустыни, а также единственным племенем мусульман, в котором закрывали свое лицо мужчины. Росс хорошо знал туарегов, поскольку прожил среди них несколько месяцев во время своего путешествия по Северной Африке. Невероятно было встретить «тарги» — так называли туарега-одиночку — в такой дали от родины.

Всадник приблизился, а Росс тем временем с трудом поднялся на ноги. Весь в синяках, сквозь прорехи в одежде виднелись кровавые ссадины, но, похоже, серьезных ран и переломов не было. Отделался легким испугом. По крайней мере пока.

Остальные остановились поблизости и уставились на чужестранца. Росс, в свою очередь, смотрел на них. Наездник, стоявший в центре, был одет в черные развевающиеся одежды, типичные для туарегов. Длинное черно-голубое покрывало было плотно обернуто вокруг головы и шеи мужчины, оставалась лишь узенькая прорезь для глаз. Вид у него был зловещий, чтобы не сказать больше.

Рядом с тарги в группе находились еще три перса и два узбека — причудливая смесь разных племен. Скорее всего они прибыли из какой-нибудь приграничной крепости и состояли на службе у шаха. Росс не чувствовал особой враждебности, такой, которая исходила от туркменов, но в общем-то выглядели они не слишком дружелюбно, особенно тарги, который словно излучал силу сквозь окутывавшее его покрывало.

Некоторые легкие признаки почтительного отношения среди членов банды к тарги указывали на то, что он был их главарем, поэтому Росс произнес на тамашек, языке туарегов:

— Вы спасли смиренного путника от туркменов, и я выражаю вам глубочайшую благодарность от всего сердца.

Тарги внезапно застыл, поразившись тому, что услышал родную речь, но поскольку лицо его было закрыто, а на глаза падала тень, нельзя было сказать ничего определенного. Через мгновение он ответил на беглом французском:

— Ваш тамашек неплох, месье, но я предпочел бы беседовать на французском, если вы его знаете.

Человек в покрывале говорил тихо, едва ли не шепотом, и по слегка хрипловатому голосу невозможно было понять, старый он или молодой. Нарочито бесстрастно он перезарядил свое ружье — вполне современное английское оружие с казенной частью, — а потом небрежно перекинул его через седельную луку. Без сомнения, при необходимости оружие могло быть мгновенно пущено в ход.

— С вами были еще два человека. Где они?

Вряд ли в данном случае молчание сослужило бы Россу хорошую службу, поэтому он ответил:

— Они продолжили путь, когда моя лошадь пала.

Тарги тотчас жестом приказал двоим из своих людей скакать туда, куда предположительно направились проводники Росса. Потом с заметной холодностью в голосе произнес:

— Вам следовало бы тщательнее подбирать себе слуг, месье. Их преданность оставляет желать лучшего.

— Лошадь с двумя седоками все равно не смогла бы уйти от туркменов. Какой смысл в напрасных жертвах?

— Вы порочно рассудительны, месье. — Утратив интерес к этой теме, тарги спешился и направился к раненой лошади Росса. Грудь ее тяжело вздымалась, а в глазах застыла боль. Тарги какое-то время осматривал сломанную переднюю ногу лошади, а затем спокойно приставил ружье к голове лошади и спустил курок. Раздался выстрел, скакун дернулся и замер.

Росс призвал все свои силы, чтобы не отскочить. Раненое животное необходимо было убить, Карлайл сам бы пристрелил его, но тарги сделал это как-то по-особенному, неприятно хладнокровно.

Потом человек в покрывале проворно перезарядил ружье и резко обернулся к Россу. Среднего роста для своего племени, правда, выше арабов, он был на несколько дюймов ниже Росса. Его стройное тело и гибкость позволяли предполагать, что он молод, однако из-за своего свирепого вида казался человеком без возраста.

— У вас кровь. Вы ранены?

Росс с удивлением обнаружил, что непроизвольно потирает поврежденное плечо, и немедленно опустил руку.

— Так, ничего особенного.

— Поедете с нами в Сереван. — Фраза прозвучала отнюдь не как просьба.

— В качестве гостя или пленника? — сухо поинтересовался Росс.

То, что тарги проигнорировал это замечание, само по себе уже служило ответом. Он что-то сказал по-персидски самому младшему из своих спутников — мальчику-подростку.

— Да, Гул-и Сарахи, — ответил тот и, спешившись, протянул поводья своей лошади ференги.

Росс благодарно кивнул, а потом посмотрел на тарги.

— Пожалуйста, позвольте мне задержаться на минуту: я возьму свое седло и уздечку.

Закутанный в покрывало человек нетерпеливо кивнул, и Росс стащил упряжь с мертвой лошади. В будущем седло может пригодиться: там внутри много золотых монет. Карлайл пристегнул его к вьючной лошади, затем забрался на лошадь паренька, а мальчик тем временем устроился в седле позади Гул-и Сарахи.

Росс еще подивился имени пленившего его человека: оно вовсе не было туарегским. Впрочем, и без этого забот хватает. Похоже, его не собираются убивать прямо сейчас, но, видимо, свобода ему дорого обойдется. И что еще хуже, на оговаривание выкупа может потребоваться время, а это куда более ценный товар.

Они скакали на восток, в сторону границы. Персы окружили Росса плотным кольцом, исключив даже малейшую возможность побега. Он хотел было заговорить со скакавшими рядом людьми, но решил, что до поры до времени следует скрывать знание персидского языка. Когда сомневаешься, всегда лучше держать язык за зубами.

Они ехали уже около часа. Дорога становилась уже и круче, пока наконец они не стали подниматься один за другим вверх по горе. Недалеко от вершины тропинка круто повернула, и впереди неожиданно замаячила приземистая крепость. Кто-то позади Росса объявил:

— Сереван.

Росс затаил дыхание: крепость производила впечатление, ибо это была отнюдь не захудалая деревушка, но огромное сложное хозяйство, что-то наподобие феодального замка. Благодаря искусной ирригационной системе на каждом клочке арабской земли раскинулись плодородные поля и сады, причем не только на склонах гор, но и в расстилавшейся внизу долине. Крестьяне, трудившиеся на по-весеннему зеленых полях, выглядели сильными, зажиточными, не то, что в большинстве деревень, которые жили своей трудной жизнью в этой подвергаемой постоянным грабежам приграничной стране.

Подобно многим постройкам в Центральной Азии, массивные стены и сооружения крепости были воздвигнуты из покрытых штукатуркой глиняных кирпичей. В лучах полуденного солнца они сияли бледно-золотистым блеском. Отряд проехал через ворота во внутренний двор, и Росс обратил внимание, что строения в общем-то довольно старые, но несколько лет назад их явно отремонтировали. Вообще в этой части света хватало заброшенных древних укреплений: вероятно, до недавнего времени таковым являлся и Сереван.

Гул-и Сарахи поднял руку, и отряд остановился перед дворцом, который явно был средоточием всей крепости. Тарги спешился, из конюшен выбежали мальчики, чтобы забрать лошадей, а из замка вышел седобородый человек, с виду похожий на узбека. Гул-и Сарахи быстро переговорил с ним, потом повернулся и

приказал:

— Иди.

Росс повиновался, остальные следовали за ним по пятам. Чувствовалось, что замок простоял не одну сотню лет, впрочем, содержали его хорошо. Стены были выбелены, пол выложен причудливой мозаикой. Гул-и Сарахи привел всех в большой вестибюль, обставленный традиционно, с восточной простотой: вдоль стен — диваны с множеством подушек, на полу расстелены богатые яркие ковры.

Мужчины расступились, и тарги принялся внимательно рассматривать чужестранца, периодически пропуская кожаные ремешки хлыста сквозь свои тонкие длинные пальцы. Потом заговорил шелестящим, хриплым голосом:

— Туркмены торгуют людьми. Они хотели продать вас в рабство?

— Мнения разделились: туркмены решали, то ли продать меня, то ли убить на месте. Жалкая участь. — Росс в лучших английских традициях холодно растягивал слова. В комнате царила непринужденная атмосфера, но не зная, чего ждать, Карлайл решил не выказывать страха, словно его захватчики — не более чем свора собак, которые тотчас рассвирепеют, едва почувствуют, что жертва напугана. — У меня с собой есть рекомендательные письма от шаха и нескольких почетных муэдзинов, поэтому живой я представляю большую ценность, нежели мертвый.

— Полагаю, вы стоите немало, месье. — Гул-и Сарахи с кошачьей грацией принялся расхаживать вокруг Росса. Потом резко бросил:

— Снимите свой плащ и рубашку.

Для подобной просьбы могло быть несколько причин, и из-за всех них в совокупности Росс почувствовал себя неловко. Он решил было воспротивиться, но потом счел, что это глупо. Конечно, здесь он самый крупный мужчина, но местных было шестеро, к тому же они явно не пощадят человека, не подчиняющегося приказам их главаря.

Чувствуя себя рабом перед потенциальным покупателем, Росс стянул свою растерзанную одежду и бросил ее на пол. Едва он обнажил торс, как среди с интересом наблюдавших азиатов пронесся шепоток. Непонятно, что именно поразило их — бледность ли его английской кожи, лиловые ли синяки и недавние рваные раны или страшный шрам от пули, что едва не сразила его насмерть года полтора назад. А может быть, все, вместе взятое…

Гул-и Сарахи застыл перед Россом в напряженной позе. И снова Росс проклял паранджу, из-за которой невозможно было разобрать выражение лица захватчика.

Осторожно и тщательно рукояткой хлыста тарги обвел безобразный морщинистый шрам на месте, откуда была извлечена пуля. Эта отметина и входная рана на спине Росса со временем побледнели, но все равно впечатляли. Потом Гул-и Сарахи, также рукояткой хлыста, провел по обезображенным синяками и ссадинами груди и рукам пленника. В этом жесте чувствовалась какая-то странная нежность, и Росса она обеспокоила куда больше, нежели грубость.

Закутанный в покрывало человек грациозно обошел Росса и прикоснулся к другому шраму. Едва только раскачивающаяся кожаная плеть прошлась по ребрам Росса, он почувствовал, как кожа у него натянулась от отвращения. Учитывая странную подоплеку ситуации, он не знал, чего ему ждать — то ли ласки, то ли неожиданного удара хлыстом. И то, и другое казалось ему возможным и в равной же степени противным.

— Весьма сожалею, — непринужденно произнес он, — шрамы могут немного сбить цену, если вы пожелаете меня продать.

— Для хорошего покупателя ты все равно будешь стоить немало, ференги, — бросил ему Гул-и Сарахи.

Росс застыл как громом пораженный. Разозленный тарги вдруг заговорил не шепотом, а нормальным человеческим голосом. И этот хриплый голос показался Россу мучительно знакомым. Таким знакомым, что ошеломлял гораздо сильнее, чем все произошедшее за сегодняшний день.

Росс пытался убедить себя, что у него разыгралось воображение, что почудившееся — невозможно, и, резко обернувшись, уставился на своего захватчика.

Рост такой же, такая же легкая, худощавая фигура и гибкие, плавные движения! Он попытался вглядеться в глаза в разрезе паранджи. Черные, как у большинства туарегов, или изменчивого серого цвета, которые меняют свой оттенок от прозрачного кварца до дымчатого?

— Что с вами, ференги? Вы увидели призрак? — насмешливо спросил Гул-и Сарахи.

На этот раз голос можно было распознать безошибочно. Вздрогнув от ярости, которая душила его уже немало лет, Росс дерзко шагнул вперед, вцепился в покрывало захватчика чуть пониже глаз, потом резко рванул вниз.

Невозможное оказалось правдой. Его захватчиком был отнюдь не тарги, а давно предавшая его жена Джулиет.

Глава 3

Джулиет не вздрогнула, а просто поглядела на него холодными настороженными глазами. Ее огненно-рыжие волосы были скручены в тяжелый узел на затылке. Она сейчас походила на прекрасный, тонко отточенный клинок. Надменно подняв брови, она произнесла на английском:

— Поскольку ты в моей крепости, окруженный моими людьми, не находишь ли ты, что мудрее будет проявлять большую осторожность, Росс?

Не в силах сдерживаться от гнева и не заботясь о том, что с ним случится, он отдернул руку и резко бросил:

— Давай продолжай пакостить, Джулиет! Ты всегда так поступала.

Она сдвинула брови, потом, взглянув на мужчин, быстро взмахнула рукой, и те покинули комнату. Пожилой узбек явно медлил, и Джулиет по-персидски сказала ему:

— Не беспокойтесь, Салех. Мы с этим ференги хорошо знакомы. Пожалуйста, пришлите сюда теплую воду, бинты, мази да, может быть, еще чай.

— Твой приятель Салех не зря боится: я ведь и впрямь могу свернуть тебе шею! — по-прежнему задыхаясь от ярости, прохрипел Росс.

Джулиет, обратив взор к нему, спокойно отстегнула покрывало не менее шести ярдов длиной.

— Глупости, — произнесла она, швыряя темную ткань на диван. — Возможно, ты пожелал бы меня изувечить, но ты слишком джентльмен, чтобы сделать это, вне зависимости от того, сколь сильно я заслужила подобное обращение.

Росс был вынужден признать, что она права, однако его настроение от этого не улучшилось. Даже в ту опустошительную ночь двенадцать лет назад он не поднял на нее руку, теперь же его гнев был лишь слабым отражением той ярости, что он тогда испытал.

— К чему эта дурацкая шарада? — Натягивая на себя рубашку, он злобно поглядел на жену. — Ты собираешься получить за меня выкуп? Это было бы слишком, если принять во внимание размер содержания, что я выплачивал тебе в течение этих двенадцати лет.

— Я никогда не просила у тебя денег, — резко бросила Джулиет, — ты сам настоял на этом.

— Поскольку ты моя жена, то я несу за тебя финансовую ответственность. — Росс обвел ее взглядом. За этими пышными одеждами невозможно было распознать женское тело, и если бы она по-прежнему говорила не своим голосом и не сняла паранджу, он ни за что не догадался бы, кто перед ним. — Кроме того, я беспокоился о том, как ты сможешь зарабатывать себе на жизнь.

Она уловила оскорбительный смысл его слов и покраснела.

— Росс, прости меня за то, что я потворствовала своему извращенному чувству юмора.

— Неужели вся эта сцена — всего лишь шутка? — спросил он с сарказмом, все еще не успокоившись. — Твое чувство юмора не просто извращено — оно явно стало злобным.

— А ты испугался? — спросила она с ноткой удивления в голосе. — Вроде ты не казался напуганным.

— Только дурак не испугается, если его окружат вооруженные, враждебно настроенные люди, — сухо ответил он. — Впрочем, я сомневаюсь, что низкопоклонство улучшило бы мое положение.

Она закусила губу.

— Мне очень жаль. Я поступила гадко.

— Похоже, я довел тебя до этого.

У Джулиет был такой вид, словно она хотела выпалить в ответ что-то вздорное, но появление в дверях маленькой девочки-служанки заставило ее попридержать язык. Девочка внесла поднос с лекарствами, бинтами и чаем, поставила на низкий круглый столик, потом поклонилась и вышла.

Джулиет наконец совладала с собой.

— Это верно, ты во мне пробуждаешь все самое отвратительное, — с сожалением заметила она, наливая дымящийся чай. Положив ложку сахара, она вручила чашку Россу и продолжила, глядя ему прямо в глаза:

— До нашей с тобой встречи я была образцом скромности и девической добродетели.

В этих словах таилась такая неприкрытая ложь, что Росс едва не захлебнулся первым же глотком, раздираемый яростью и неуместным весельем.

— У тебя несовершенная память, Джулиет, — заговорил он, когда справился с удушьем. — Ты уже тогда была дьяволенком, просто у тебя недоставало опыта, чтобы полностью реализовать природное буйство.

— А ты не такой уж джентльмен, как я считала, иначе не стал бы упоминать об этом. — Она улыбнулась ему робкой, нерешительной улыбкой.

Из-за этой улыбки в сердце Росса что-то оборвалось. Как это типично для Джулиет — вызывать ярость и в то же время быть такой обворожительной! Она только что обращалась с ним, как с рабом, которого оценивают, а теперь перевоплотилась и припомнила, какой именно сорт чая ему нравится.

Гнев его стал понемногу утихать. И слава Богу, ибо ему понадобится вся его мудрость, чтобы совладать с этой невозможной женщиной. Вдруг он почувствовал слабость и уселся на диван.

Джулиет принесла поднос с медикаментами и примостилась на диване подле него.

— Сними-ка снова свою рубашку, — деловито приказала она.

Джулиет протянула руку, чтобы помочь ему, и Росс неожиданно для самого себя вздрогнул. Ее прикосновения и раньше возбуждали его, но он тогда не знал, кто перед ним, а теперь… Показаться доктору — одно дело, но совсем другое — когда речь идет об отчужденной жене, с которой его прежде связывали пылкие, страстные отношения. Однако раны его требовали лечения, и при таких обстоятельствах скромность могла бы показаться смешной. Усмирив себя, он стянул рубашку.

— Вы подоспели вовремя, прямо как в поговорке, — заметил Росс. — Как же так получилось?

— Я узнала, что в нашей местности появился европеец, один, в сопровождении всего лишь двоих слуг, а кроме того, мне сообщили, что замечена банда туркменов, — объяснила она. Намочив ткань, женщина стала осторожно извлекать песок и смывать запекшуюся кровь с порезанного левого запястья Росса, которое, судя по всему, наиболее пострадало в переделке. — Я решила оказаться там, прежде чем эти идиоты завершат дело на работорговом рынке в Бухаре.

Теплый сладкий чай несколько укрепил Росса. Он откинулся на бархатную подушку и заставил себя расслабиться. Это был поистине самый необыкновенный день в его жизни. Сидеть здесь, рядом с Джулиет, после стольких лет разлуки… Она возится с ним, как с пальто, которое нуждается в починке… Все это слишком невероятно, чтобы поверить. И в то же время ее присутствие ощущалось слишком явственно, чтобы его отрицать. Каждой клеточкой Росс чувствовал тепло ее пальцев, легкий пряный аромат ее духов. Но на нее, похоже, их тесное соседство не производило никакого впечатления.

Молчание стало угнетать Росса, и он прервал его вопросом:

— И часто ты выступаешь в облике ангела-хранителя глупых путешественников?

— Если до меня доходят слухи о возможных неприятностях, я делаю все что в моих силах.

Джулиет принялась втирать мазь в предплечье мужа, но ее ловкие и нежные пальцы только сильнее беспокоили его. Росс почти готов был выпрыгнуть из собственной шкуры.

Она по-прежнему сидела справа от Карлайла и теперь занялась порезами и легкими ранами у него на боку.

— Нет нужды говорить, как я была потрясена, когда выяснила, что ференги, о котором шла речь, — это ты.

— Ничуть не сомневаюсь, но отчего же ты сразу не открылась? Мне твоя игра не кажется забавной.

Она в нерешительности молчала.

— А я и не собиралась раскрываться. Я намеревалась отправить тебя дальше, ничего не сказав.

— В таком случае не надо было подавлять желание унизить меня перед своими слугами. — Голос его зазвучал напряженно. — До того момента я ни о чем и не подозревал.

Она снова залилась краской, но сделала вид, что полностью поглощена чисткой глубокой кровоточащей царапины у него на руке.

— Я и не пыталась унизить тебя. Хочешь верь, хочешь нет, но я заставила тебя снять рубашку лишь потому, что сильно обеспокоилась. Мне показалось, что ты серьезно ранен. В сущности, в первую минуту я решила, что все кончено, потому что видела, как в ференги в упор выстрелил туркмен.

— Не так-то просто подстрелить бегущую мишень с лошади! — усмехнулся Росс. — И все же полагаю, что Дил Асса проклинает себя за то, что промахнулся.

— Вероятно, он сейчас слишком занят преследованием моих людей, если у него на это есть время. — Джулиет произнесла эти слова весьма непринужденно, но ее первое ужасное впечатление от вида лежавшего на земле близкого ей человека по-прежнему обжигало память.

Она и не надеялась вновь увидеть своего мужа и, уж конечно, не ожидала увидеть, как его убьют прямо на глазах.

— А как только я поняла, что европеец жив, ты поднялся, но с таким трудом! И когда мы приехали сюда, я не знала, то ли ты стоически переносишь боль, то ли ранен серьезнее, чем думаешь. Поэтому я решила убедиться сама.

— Вполне возможно, что ты беспокоилась, и это главное, но ведь есть и другие причины. Интересно знать, какие?

Джулиет снова залилась румянцем и в очередной раз прокляла свой светлый цвет лица, присущий рыжеволосым. Слишком уж часто он выдавал ее чувства.

— Ты был такой… такой чертовски непроницаемый, несмотря на обстоятельства. Я подчинилась недостойному желанию посмотреть, смогу ли я вызвать у тебя хоть какую-то реакцию. — Закончив обрабатывать раны, она поставила медицинские принадлежности на поднос.

— Если реакция именно та, которой ты ждала, то ты, безусловно, преуспела, — натягивая рубашку, задумчиво произнес Росс. — Интересно, а как ты считаешь, почему мое спокойствие так раздражает людей? Однажды из-за такого же поведения меня едва не убили. Неужели же сдержанность англичан столь опасна?

— Впечатление именно такое. — Разумеется, его стоическая бесстрастность привела Джулиет в ярость. Они только-только поженились, и она уже тогда замечала, как он возводил такой вот барьер отчуждения по отношению к другим. — А что, эта пуля, пробившая тебе грудь, также является результатом твоего чрезмерного спокойствия?

— Нет, просто пытались убить моего друга, а у меня хватило глупости вмешаться.

Джулиет хотела было еще порасспросить его, но потом передумала. Скромный аристократ, Росс ни за что не стал бы признаваться в столь вызывающей смущение добродетели, как храбрость. Да и зачем ей знать, что с ним произошло?

Он же, застегнув манжеты, сказал:

— Конечно, для тебя было бы проще, если бы ты сохранила свою тайну, но ты этого не сделала, и поэтому я считаю себя вправе задать тебе множество вопросов. Ты тоже можешь спрашивать меня. Может, начнем?

Теперь, когда тайное стало явным, Джулиет хотя бы справедливости ради не могла отказать ему в возможности спросить, как она оказалась здесь, на краю света. Однако в настоящий момент она была не расположена заводить в высшей степени тяжелый разговор.

— Не сейчас. — Она встала. Черные одежды ее взметнулись. — Мне надо еще кое-что сделать. Пообедаешь со мной вечером? Тогда уж поговорим до хрипоты и… ярости.

— Не сомневаюсь, что так оно и будет, — заметил он, и в его карих глазах мелькнул веселый лучик.

Проигнорировав его реплику, она продолжила:

— А между тем тебе надо отдохнуть, возможно, сходить в баню. От горячей воды кое-какие синяки пройдут. — Она протянула ему небольшой сосуд с мазью, чтобы он смог снова наложить ее, когда потребуется.

— Прекрасно. — Росс поднялся и натянул на себя свой разодранный плащ. — Кстати, я пленник?

Джулиет озадаченно поглядела на него:

— Разумеется, нет. — И закусила губу, сообразив, что никакого «разумеется» во всем этом нет, по крайней мере в том, как она раньше с ним обращалась. — Тебе отвели комнату, я провожу тебя. Твои вещи наверняка уже там.

Росс молча проследовал за ней по приземистому зданию. В отведенных ему покоях его уже поджидали седло и поклажа с вьючной лошади.

Распорядившись насчет восточной бани, Джулиет сказала:

— Через час после захода солнца. Я пришлю за тобой.

В какой-то миг в голове у нее пронеслось, что они стоят на пороге спальни; они вошли туда вместе, не отставая друг от друга. Судя по загадочному взгляду, который бросил на нее Росс, мысли его работали в том же направлении.

Джулиет резко повернулась на каблуках и, не оборачиваясь, вышла из комнаты, заставляя себя двигаться медленно, а не спасаться бегством. Она свернула в следующий коридор, затем снова свернула. Во дворце и в лучшие его годы было немного обитаталей, а эта его часть обычно пустовала. Наконец-то она одна — в первый раз с тех пор, как обнаружила Росса.

Решительность, что поддерживала ее несколько прошедших часов, вдруг исчезла. Силы оставили ее. Джулиет прислонилась к стене. «Боже милостивый, Росс прав, было бы намного легче, если бы он никогда не узнал, кто я… но мне некого винить, кроме самой себя, за то, что я открылась ему».

Джулиет бил озноб. Она приникла к стене, прижавшись щекой к грубой штукатурке, и судорожно, прерывисто задышала. «Если б я хотя бы не подгоняла его! Это правда, что я тревожилась о его ранах, меня вывело из себя и его спокойствие, однако я вела себя вызывающе из-за гнева. В очередной раз проклятый нрав рыжих подвел меня, и все мои поступки подогревались только этим. Подобное уже не раз случалось».

Она испытывала гнев не по отношению к самому Россу, но к его присутствию. Джулиет несколько лет провела в одиночестве, пытаясь заново построить свою жизнь, обрести покой, но за какой-то миг муж разрушил и то и другое. «В его распоряжении целый мир, он может скитаться где угодно, так какого же дьявола он оказался на моем дворе?»

Росс наверняка погиб бы, если бы не своевременное появление Джулиет и ее людей, поэтому она, в сущности, не могла сожалеть о таком повороте судьбы. И тем не менее она по-прежнему злилась, а ее гнев, вызванный несправедливостью, побудил ее вести себя, как покупательницу среди работорговцев. «А вся ирония в том, что я, будучи в шоке от его безобразных шрамов, не смогла вовремя опомниться и поэтому стала казаться опаснее, чем намеревалась. И в результате привела в ярость человека, который известен своим благонравием. Таким образом я осудила себя на глубокую, причиняющую боль вражду. Но что хуже всего, коснувшись совершенного, знакомого тела Росса, я пробудила в себе чувства, которые пыталась похоронить еще двенадцать лет назад…»


Джулиет ненавидела свой первый выезд в лондонский свет.

Она была слишком высокой и неуклюжей, ее рыжие волосы сверкали каким-то нелепым маяком, а происхождение оказалось чересчур неподходящим для того, чтобы снискать успех в обществе. И тот факт, что она в общем-то и не стремилась к такого рода успеху, не делал ее унизительный провал менее болезненным.

Если бы не Сара Сент-Джеймс, этот сезон свел бы Джулиет с ума. Леди Сара была бы популярной даже без огромного наследства, ибо она обладала решительно всем, чего не было у Джулиет: изящная, миленькая, такая женственная и грациозная. У нее был очаровательный дар заставлять каждого, с кем она встречалась, чувствовать себя важным и достойным.

Их школьная дружба в обществе вполне могла бы сойти на нет, но вместо этого Сара делала все, чтобы облегчить путь Джулиет, настаивала на том, чтобы подругу повсюду приглашали вместе с ней, и уговаривала своих многочисленных поклонников потанцевать с мисс Камерон. Джулиет не нравилось быть объектом благотворительности, но альтернатива была бы гораздо хуже, кроме того, она понимала, что Сарой движет искренняя доброта.

Джулиет часто слышала от Сары о ее любимом кузене, лорде Россе Карлайле, но никогда не видела его. И вот однажды на шумном, пышном балу Сару умыкнул привлекательный юноша, в которого она уже потихоньку начинала влюбляться, а Джулиет забилась в тихий уголок и пыталась не выглядеть неловко и растерянно, хотя на самом деле именно эти ощущения и испытывала.

Затем тетя Луиза, которая в этом сезоне благоволила к Джулиет, представила ей молодого человека. Незнакомец был очень высокий и порочно красивый. Привлекали взгляд светлые, цвета сливочного масла волосы и исполненный спокойной самоуверенности вид. Более того, судя по раболепно-почтительному отношению тетушки, он также был богат и из знатного рода.

В бальном зале стоял шум и гам, и Джулиет не расслышала имени молодого человека. Танцевать ей не особенно хотелось, но стоять в сторонке было еще хуже, поэтому она весьма нелюбезно, но приняла-таки его приглашение.

Он прекрасно вальсировал, однако и это не смягчило Джулиет. Вне всякого сомнения, это очередной поклонник Сары: той, верно, удалось уговорить его потанцевать с дамой без кавалера. Эта мысль не давала Джулиет полностью насладиться тем, что при иных обстоятельствах было бы весьма приятным.

Она скупо и столь невежливо отвечала на все его попытки завязать разговор, что он наконец проговорил:

— Насколько я понял, вы умеете говорить по-арабски?

Эта фраза заинтриговала ее, и она в первый раз посмотрела ему прямо в глаза. Решив немного подшутить, она ответила:

— Да. Хотите, скажу что-нибудь по-арабски?

Он подтвердил, что был бы чрезвычайно рад услышать какой-нибудь пример, поэтому Джулиет, опустив свои длинные темные ресницы, за которыми терялись глаза, на секунду задумалась и тотчас произнесла сладким голоском на классическом арабском:

— Ты хилый, бесполезный парень, болтливая обезьяна, в которой нет ни проблеска житейской мудрости.

Он широко раскрыл свои темно-карие глаза, а потом со злобным блеском во взоре медленно ответил на правильном арабском:

— А у тебя язык гадюки, о дочь пустыни, но даже если я всего лишь хилый, бесполезный парень, то все равно покорен твоей ослепительной красотой.

Джулиет была так потрясена услышанным, что остановилась как вкопанная посреди зала и уставилась на своего партнера. Этот резкий контраст между светлыми волосами и карими глазами, знание арабского… Понадобился всего лишь миг, чтобы она догадалась о том, о чем должна была смекнуть с самого начала.

— Вы, наверное, кузен Сары — Росс? — задыхаясь, пролепетала она.

Он усмехнулся, и глаза его неожиданно потеплели, что привлекло девушку гораздо сильнее, чем насмешка над ее грубостью.

— Не кто иной, как. Полагаю, вы забыли мое имя из-за всей этой шумихи.

— Видимо, так оно и есть. А мне показалось, что вы просто очередной модный попугай! — выпалила Джулиет.

Он рассмеялся над ее нелестной прямотой, и она поспешно добавила:

— Сара говорила мне, что вы изучали восточные языки в Кембридже и что хотите отправиться в путешествие по Среднему Востоку и Азии.

— Верно. — Он вновь пригласил ее на вальс. — Я очень хотел познакомиться с вами, мисс Камерон, поскольку Сара часто рассказывала о вашем замечательном прошлом. Пожалуйста, поведайте мне, как вам жилось в Триполи.

Так же как и Сара, он обладал даром заставлять человека чувствовать себя особенным. Пока они танцевали, Джулиет расцвела подобно цветку под лучами солнца, без умолку болтая о Тегеране и о том, как ей не хотелось возвращаться в Англию. Они протанцевали три тура подряд, пока тетушка Луиза не остановила Джулиет и не прочла ей краткую лекцию о развязном, нескромном поведении.

Джулиет это ничуть не обеспокоило. Впервые в жизни она полюбила. Полюбила всем сердцем, чудесно, страстно. Больше всего ее потрясло то, что лорд Росс Карлайл также привязался к ней. Враждебное отношение девушки к Англии рассеялось, стало ясно, что неприязнь ее к этой стране являлась следствием одиночества, ощущения собственной неприкаянности. А теперь, когда она обрела счастье, ей хотелось жить только в Англии. Она полюбила уверенную силу Росса, его доброту, то, как он смеялся ее шуткам и заставил ее почувствовать себя красивой и остроумной.

Остаток сезона Джулиет и Росс давали богатую пищу языкам, ибо много времени проводили вместе в свете, часто катались верхом и в карете. Отношения их строились на сочетании поддразниваний, смеха и игривости, что было бы вполне уместно в отношениях между братом и сестрой, но ко всему прочему добавлялось и физическое влечение. Время от времени они уединялись, чтобы одарить друг друга мимолетным поцелуем, и после сей тайной ласки Джулиет так и трепетала, смущенная сладостным огнем страсти. Но случился семейный прием в Норфолке.


Вспомнив о нем, Джулиет вонзилась ногтями в штукатурку и царапала ее до тех пор, пока известка не посыпалась на пол.

Чье-то осторожное прикосновение вернуло Джулиет к действительности.

— Гул-и Сарахи, что вас беспокоит?

Это был Салех. Джулиет усилием воли овладела собой и обернулась к человеку, который устроил ей жизнь в Сереване.

— Меня ничто не беспокоит, дядя. Просто я ненадолго задумалась.

Узбек никогда не считал ее лгуньей, однако он не поверил ей, красноречиво сдвинув свои седые брови.

— Может, вас обидел ференги?

— Нет! — резко выдохнула она. И поразмыслив с минуту, вздохнула, решив сказать Салеху правду:

— Этот ференги — Росс Карлайл, знаменитый английский лорд. А кроме того, раз уж так получилось, мой муж.

— У вас есть муж! — Салех едва не поперхнулся. — Значит, он приехал, чтобы выкрасть вас? Хотя и считается, что жена должна подчиняться мужу, ваши покорные слуги не позволят ему увезти вас против вашей воли.

— Милорд приехал не за мной, просто крылья случая занесли его сюда. Он удивлен так же, как я, и так же расстроен. — Джулиет слабо улыбнулась. — Он и не пожелает забрать меня с собой. Мы не виделись двенадцать лет, между нами ничего нет, кроме договора, который мы подписали, когда были молодыми. Слишком молодыми.

Салех задумчиво погладил густую седую бороду, пристально глядя на Джулиет глубоко посаженными глазами.

— Крылья случая часто оказываются крыльями судьбы, дитя мое.

— Это не тот случай, — твердо возразила Джулиет. — Пойдемте в конюшни. Я хочу подобрать лошадь для моего мужа, чтобы он смог уехать утром.

Но хотя бы ради того, чтобы она привела свои мысли в порядок, ему не стоит торопиться.


Джулиет занялась обычными делами и вновь обрела равновесие. Вместе с Салехом и деревенским головой она обсудила восстановление давно разрушенного ирригационного участка, потом выбрала лошадь, которая соответствовала весу Росса, отдала распоряжение на кухне, чтобы там приготовили особый ужин для двоих.

Джулиет успела побеседовать и со своими людьми, вернувшимися с раннего набега. Группе, преследовавшей туркменов, не повезло. Бандиты добрались до открытой пустыни, где их лошадям не было равных, поэтому люди Джулиет прекратили погоню. Поиски же слуг Росса оказались более успешными.

Когда их перехватили, оба с удовольствием выслушали, что их работодатель выжил, и были счастливы вернуться в надежную персидскую крепость, вместо того чтобы рисковать столкновением с очередными туркменскими мародерами.

День почти прошел, и Джулиет занялась подготовкой к обеду. Прежде всего она сходила в женскую баню, искупалась, вымыла голову. Две служанки тотчас расчесали и высушили волосы.

Впрочем, вернувшись к себе, Джулиет ужаснулась своему поступку, ибо шевелюра ее превратилась в огненную неуправляемую массу. Исполненная решимости покорить ее, Джулиет безжалостно закрутила локоны в обычный узел и поглядела на себя в большое зеркало. Угловатая и непривлекательная в своей темной туарегской одежде, с заколотыми сзади волосами, она походила на мужчину. Глаза казались чересчур большими, слишком выдавались скулы.

«Господь знает: я не хочу привлекать к себе Росса, и не только потому, что это опасно. Судя по тому, как он смотрел на меня сегодня, это совершенно невозможно. Тем не менее я все же женщина и не желаю выглядеть законченной каргой».

Распустив волосы, она невидящим взором уставилась на гобелен, размышляя о своей внешности. «Конечно, можно распустить и уложить волосы. Это куда выигрышнее и отвлечет внимание от моих чересчур заостренных черт. В конце концов, — ядовито размышляла она, — мои огненные локоны способны отвлечь внимание от чего угодно. А что надеть? Как Гул-и Сарахи, я всегда ношу только мужскую одежду, у меня нет богатых женских восточных одеяний. Впрочем…»

Поколебавшись, Джулиет направилась в небольшую комнатку за спальней. Там стоял видавший виды сундук, в котором хранились реликвии ее европейской жизни, в том числе и два платья. Джулиет несколько лет не прикасалась к сундуку, но и заставить себя выбросить прочь его содержимое не могла.

Эти платья не были модными, даже когда считались новыми. Вскоре после свадьбы Джулиет разразилась страстной обличительной речью на тему «Что за жалкая, причиняющая боль вещь — корсет, и почему европейцам не нравятся естественные формы женского тела?». Росс заверил ее в противном относительно нее самой и потом с простотой, от которой у нее захватило дух, предложил ей заказать себе платья по фигуре и без корсета. Талия у нее была достаточно тонкая, и ее незачем было перетягивать.

Джулиет никогда ранее не приходилось до такой степени пренебрегать приличиями, но тем не менее она с энтузиазмом ухватилась за предложение мужа. Портниха, конечно же, пришла в ужас, но, впрочем, не пожелала терять такую заказчицу, как леди Росс Карлайл. В результате были раскроены и сшиты два платья — одно дневное, другое вечернее. Росс заявил, что туалеты ему нравятся, и Джулиет носила эти платья, оставаясь наедине с мужем. «Я заказала бы больше, если бы не бежала. И вот теперь они — мои единственные английские платья».

Джулиет нерешительно опустилась на колени, открыла замок, а потом подняла крышку сундука. На нее пахнуло лавандой, и она резко задержала дыхание. Джулиет забыла, что завернула одежду в лаванду, чтобы уберечь ее, и вот теперь сладкий запах неожиданно всколыхнул в ней воспоминания.

Дрожащими руками Джулиет расправила складки голубого шелкового вечернего платья и вынула его из сундука. Нежная ткань переливалась легкими бликами и чувственно струилась под пальцами. Аромат растворился в воздухе, а платье словно пробудило память. Джулиет погрузила лицо в ткань, дыхание стало прерывистым. «Боже праведный, норфолкская лаванда…»

Сезон только что закончился, и Джулиет, ее тетушка и мать, недавно возвратившиеся в Англию, уехали на домашнюю вечеринку, устраиваемую в поместье герцога и герцогини Уиндермеерских. Несмотря на то что о свадьбе еще толком не говорили, предполагалось, что во время этого визита потенциальные родственники оценят друг друга. Тетушка Луиза торжествовала: ее малообещающая протеже привлекла сына герцога, а леди Камерон заранее обожала Росса и считала его превосходным зятем. Уиндермееры были настроены не так радостно и, несмотря на доброе отношение к Джулиет, ясно дали понять, что они с Россом слишком молоды, чтобы пожениться.

Россу и Джулиет поездка в Норфолк сулила возможность больше времени проводить

вместе, тем более что в деревне традиционно царил вольный дух. Но даже при всем этом первые три-четыре дня они так и не остались наедине. Впрочем, наконец-то им это удалось. Они поехали кататься на лошадях. Вдвоем.

Стояло настоящее английское лето, пригревало солнышко, дул мягкий ветерок; пышные облака проплывали по ярко-голубому небу. Покатавшись с час, они спешились в березовой роще, окруженной громадными полями норфолкской лаванды. В этом году была ранняя весна, урожай тоже был многообещающим, поля переливались неуловимым голубовато-фиолетовым цветом. В воздухе стоял тяжелый, густой аромат цветов и трав.

Росс принес одеяло. Расстелив его, они расположились и принялись трапезничать свежим хлебом, деревенским сыром, фруктовыми пирожными и запивать элем. Казалось, сама атмосфера трепетала от возбуждения, тем не менее они вели себя безупречно, беседовали и ели, не прикасаясь друг к другу, а лишь обмениваясь страстными взглядами. Когда с завтраком было покончено, Джулиет принялась стряхивать крошки, но Росс поймал руку девушки и поднес к губам. А потом мечтательно поцеловал ее ладонь.

Она порывисто бросилась в его объятия, за этим последовали исступленные, лихорадочные поцелуи, волшебные и невинные, которые бывают, лишь когда любишь впервые. И когда Росс дотронулся до ее груди, Джулиет затрепетала от восторга, возжелав затем большего, хотя у нее были самые смутные представления о том, что такое это большее.

Поцелуи их становились все горячее; оба вытянулись на одеяле, тела их неистово переплелись. Остатки сдержанности и благоразумия исчезли, и Джулиет с готовностью выгнулась навстречу Россу. В ответ он приглушенно застонал и вздрогнул, прижавшись к ней чреслами. Джулиет словно опалил жидкий огонь, чудесный и пугающий, и она пронзительно закричала.

Неимоверным усилием воли, от которого вокруг чуть ли разряды не затрещали, Росс заставил себя замереть. Он прижался к ней щекой и обнял так крепко, что едва не сломал ей ребра. Закрыв глаза, Джулиет явственно ощущала, как громко бьются их сердца, ловила на себе его прерывистое дыхание, губами чувствуя приятное тепло его кожи.

Она была потрясена и чуть испугана. Наконец-то до нее дошло, почему молоденьких девушек всегда опекали дуэньи. Ведь страсть подобна дикому, неистовому зверю! Никогда раньше ей не приходилось испытывать ничего подобного. Но несмотря ни на что, в этой новой для нее стране она безоговорочно доверяла Россу.

Потом надолго повисла тишина, прерываемая лишь гудением пчел, пением птиц, напоминавшим игру на флейте, и мягким шорохом листьев, трепетавших в аромате лаванды. Дыхание Росса постепенно восстановилось, объятия стали нежнее, не такими сокрушительными. И наконец он пробормотал:

— Джулиет!

Она открыла глаза, и Росс неуверенно коснулся рукой ее щеки. Влажные золотистые прядки волос прилипли к его лбу.

— Я думаю, нам надо пожениться, — хрипло произнес он. — И чем раньше, тем лучше.

— Да, Росс, — кротко согласилась она.

Вот так оно все и было. У них не было помолвки с предложением руки и сердца, а была лишь абсолютная убежденность, что они принадлежат друг другу, как две половинки яблока.

Когда влюбленные объявили о своем намерении, над головами их разразилась буря. Однако Росс скоро должен был достичь совершеннолетия, поэтому он не нуждался в разрешении родителей. Кроме того, в день своего рождения, в двадцать один год, он вступал в законные права владения собственностью и смог бы обеспечить свою жену скромным достатком, даже если бы отец отказал ему.

Поскольку отец Джулиет умер, ей требовалось лишь разрешение леди Камерон, и та, не раздумывая, согласилась, хотя герцог убеждал ее попридержать свой пыл. Наконец, покорившись неизбежному, родители Росса уступили и милостиво приняли его женитьбу.

С тех пор, независимо от обстоятельств, запах лаванды неизменно переносил Джулиет в тот самый день, когда она впервые познала страсть и высшее наслаждение.

В смятении она оторвалась от шелкового платья и возвратилась к реальности. «Теперь я не греюсь под лучами английского летнего солнца, но вздрагиваю от закатной прохлады персидской весны. Через несколько минут мне придется предстать перед единственным человеком, которого я любила, перед человеком, у которого есть все основания презирать меня».

Она с трудом поднялась и встряхнула голубое шелковое платье. Удивительно, но оно совершенно не измялось. Несмотря на роскошную ткань и яркие краски, сам фасон был простой, невызывающий. В сундуке же хранились женская сорочка и нижняя юбка. Джулиет вынула их и торопливо оделась, ибо и так уже потеряла немало времени, предаваясь воспоминаниям. Потом она мягко зачесала волосы назад, на уши и заколола их в виде короны, оставив отдельные локоны ниспадать на плечи.

Сняв простую золотую цепочку и кулон, которые были неуместны сегодня, женщина придирчиво посмотрела на себя в зеркало. После долгих лет ношения свободной одежды с высоким воротом в этом облегающем платье она чувствовала себя как бы выставленной напоказ, особенно оттого, что одежда стесняла ее в груди. Грудь Джулиет несколько увеличилась за это время, но в остальном фигура ее сохранила стройность и гибкость семнадцатилетней девушки. Из-за облегающего фасона вырез платья, по английским стандартам, был бы вполне скромным, но Джулиет он показался несколько дерзким, а такой эффект для нее был совершенно нежелателен.

Поразмыслив с минуту, она вспомнила о богато расшитой кашемировой шали, которую ей когда-то подарил некий гость в ответ на ее радушие. Обернув шаль вокруг плеч, она снова внимательно посмотрела на себя в зеркало. Сумрачно-голубой с серым цвета шали прекрасно гармонировали с платьем и в то же время делали его много скромнее. К несчастью, теперь она стала выглядеть респектабельной чуть ли не до безвкусия, и это тоже было плохо. «Я же не английская гувернантка, а эксцентричный главнокомандующий персидской усадьбой. И я не желаю предстать перед мужем, как робкая птичка-крапивник, а не то он подумает, что я умоляю его одобрить мой туалет».

Этому наряду требовались варварские туркменские украшения. У Джулиет такие как раз нашлись. За долгие годы эти всевозможные украшения ей надарили благодарные путники. Правда, до сих пор она их не носила. Тщательно поразмыслив, она решила надеть сверкающие, с массой подвесок серьги, которые доходили ей почти до плеч, и подходящее ожерелье, дополнившее ее декольте. Серебряные ожерелье и серьги были покрыты золотом. Для оживления в них вставили не правильной формы бусинки из сердолика и бирюзы.

Вновь вдохнув аромат лаванды, она отыскала небольшую баночку розовой помады и подкрасила губы; щеки же ее были и без румян прекрасного цвета.

А вот и последний штрих, местного происхождения. Во всех пустынных землях Африки и Азии мужчины и женщины, особенно женщины, подкрашивали веки косметическим препаратом из сурьмы и масла. Его называли то краской для век, то сурьмой, а научились готовить еще в Древнем Египте, не только чтобы успокаивать глаза, но и предохранять их от солнечных лучей. «Краска к тому же выглядит весьма броско, и это станет прекрасным дополнением к моему костюму». Джулиет взяла немного сурьмы и легкими прикосновениями косметической палочки аккуратно нанесла на веки.

Вот теперь она собой довольна: есть в ней что-то от Востока и от Запада и, конечно же, никакого вызова. В то же самое время в ее облике не осталось ничего от безнадежно плоских мужских форм.

Наконец Джулиет направилась на встречу с мужем.

Глава 4

Спустя час после заката вежливый молодой человек, мягко ступая, проводил Росса туда, где ему предстояло обедать с Джулиет. Освещенная лампой комната напоминала кабинет, который на время превратили в западноевропейскую гостиную. Согласно восточному обычаю обедают, сидя на полу или на подушках вокруг низенького столика, однако в этой комнате находился деревянный стол, покрытый льняной скатертью и заставленный тарелками и серебряными столовыми приборами в европейском стиле.

Слуга поклонился и оставил Росса одного. Тот не возражал, ибо обстановка показалась ему любопытной: она отчетливо напоминала его собственный не слишком аккуратный кабинет дома в Англии.

Помимо обычных произведений гончарного искусства и статуэток, в кабинете хранились книги и свитки не менее чем на шести языках, европейских и восточных. Некоторые из азиатских текстов оказались столь необычными, что разбудили в его сердце страсть ученого. Он мимоходом задал себе вопрос: а не одолжит ли ему случаем Джулиет эти книги или не позволит остаться на столько, чтобы он смог сам перевести их? Потом он вспомнил о своей миссии и укротил свой пыл: «Прежде чем просить одолжить эти книги, надо для начала вернуться живым из Бухары».

Еще больший интерес представляли собственные карты и записные книжки Джулиет, куда она заносила заметки о своих наблюдениях в этой стране и о местных жителях. Таких записных книжек было более дюжины, и Росс быстро пролистал некоторые из них. Ироничные, содержащие множество любопытных заметок, эти дневники, будучи опубликованными в Лондоне под названием «Персидские путешествия английской леди», снискали бы бешеный успех. Кроме того, благодаря дневникам он получил возможность понять, насколько интересным человеком стала его жена.

Он взял последний дневник, открыл его на первой попавшейся странице и прочитал написанные разборчивым почерком Джулиет слова: «Боже, сделай так, чтовы я никогда больше не встретила Росса Карлайла».

Сердце мужчины дрогнуло, словно в него попал осколок льдинки. Он захлопнул дневник и поставил его на полку, потом постоял, почти не двигаясь и пытаясь сделать глубокий вдох, чтобы побороть внезапный приступ тошноты. «Значит, свой дневник она хранит так же, как и записи обычных наблюдений. И как всегда, весьма откровенна. Как характерно для нее!»

Росс мрачно посмотрел на плотный кожаный переплет дневника. «Возможно, эта книжка хранит ответы на мои вопросы — отчего не заладился наш брак. Но у меня не хватит смелости заглянуть туда».

Заслышав шум приближающихся шагов, Росс повернулся и попытался принять непринужденный вид, как у себя в библиотеке. Неожиданно дверные портьеры раздвинулись, и Росс оцепенел. «Джулиет всегда обладала талантом появляться внезапно, и вот сейчас эта проклятая женщина снова воспользовалась своим даром. Днем в своих туарегских одеяниях она напоминала королеву-воительницу. Сейчас же, в этой одежде похожая то ли на гувернантку, то ли на турецкую танцовщицу, Джулиет до мозга костей — настоящая женщина!»

Она помедлила в дверном проеме, подозрительно глядя на него.

— Добрый вечер, Росс. Прости, что опоздала.

— Ничего страшного, — как ни в чем не бывало ответил он. — Я решил, что тебя либо задержали непредвиденные обстоятельства, либо ты развила в себе восточное ощущение времени.

— Скорее всего и то, и другое.

Она вошла в комнату. Росс внимательно посмотрел на нее, сравнивая с той, прежней. Пухлый овал лица, свойственный юности, заострился, черты стали жестче, и высокие скулы выдавались еще сильнее. Джулиет никогда не привлекала той прелестной, мягкой, беспомощной, женственной красотой, что так нравится многим мужчинам. Напротив, красота ее была резка и порывиста.

Указав на стол, она сказала:

— Я подумала, что тебе больше понравится обед в западном стиле, а для этого как нельзя лучше подошел стол в моем кабинете.

— Прекрасная перемена, если учесть, что за последние три месяца я не успел разучиться пользоваться вилкой.

Она слегка улыбнулась. В комнату вошли мужчина и два мальчика с заставленными разнообразными кушаньями подносами, которые они поставили на рабочий стол в другом углу кабинета.

— Что-нибудь еще, Гул-и Сарахи? — спросил мужчина.

— Нет, Рухолла, больше ничего не надо, отдыхай весь вечер.

Все трое поклонились и вышли.

— Думаю, будет лучше, если никто нам не станет мешать, — объяснила Джулиет.

— Согласен. Только сейчас я понял, что означает твое имя. Сначала я решил, что это туарегское слово, которого я не знаю, но, очевидно, это персидская фраза «гул-и сара-и» — «цветок пустыни».

— Это из-за цвета моих волос. — Она уверенно поднесла руку к своим огненным волосам. — В первый раз, когда мы только встретились, Салех назвал меня цветком пустыни, и это прозвище так ко мне и прилипло.

— А почему ты предпочла говорить на французском, а не на тамашек сегодня днем? — с любопытством спросил Росс. — Я думал, что ты выучила язык туарегов, пока жила в Триполи.

— Да, выучила, но ты так хорошо говоришь на тамашек, что я побоялась ошибиться. Ты бы тут же заметил ошибку. Несколько лет я не говорила на тамашек, поэтому французский показался мне безопаснее. — Она подняла бутылку вина. — Не желаешь немного выпить?

Росс удивленно поднял брови:

— В этой части света не так-то просто раздобыть его.

— Верно, но мне нравится, когда у меня под рукой есть вино и коньяк — для страждущих гостей. — Она откупорила бутылку и наполнила бокалы красным вином. Вручая ему бокал, она постаралась не коснуться руки Росса. — Поскольку алкоголь у мусульман запрещен, здесь нечего заботиться о том, что слуги напьются в винном погребе, как это частенько бывает в Англии.

Несколько следующих минут она хлопотала, разливая суп, а также расставляя тарелки с хлебом и другой снедью.

Росс молча наблюдал, потягивая вино. Он прекрасно помнил ее голубое платье. Сейчас она смотрится в нем куда лучше, ибо ее гибкое тело приобрело некоторую плавность. В сущности, она выглядела настолько вызывающе, что он даже задался вопросом: а не намеревалась ли она поддразнить и соблазнить его, и если это так, то что из этих двух вещей труднее будет вынести?

Она обернулась и внимательно взглянула на него. Огненно-рыжие локоны рассыпались у нее по плечам в вихревом танце. Одного этого вида уже достаточно, чтобы человек забыл всю свою мудрую решимость, если у него таковая и была, но все же, когда взгляды их встретились, Росс явственно заметил проблеск нерешительности, мелькнувший в ее ясных серых глазах. В свои семнадцать лет Джулиет не понимала, насколько велико ее очарование, и, к удивлению Росса, до сих пор сохраняла все ту же невинность.

«Однако эта видимость фальшива, — подумал Росс, — принимая во внимание то, как она внедрилась в мужское общество Средиземноморья, прежде чем затеряться в отдаленной азиатской стране». Слухи о ее поведении были настолько грязными, что он ни за что не поверил бы в них, если бы у него не было бесспорных доказательств. Тем не менее он оправдывал все попытки Джулиет соблазнить его сегодня вечером. «Раз уж она задалась такой целью, то ей следовало получше играть свою роль, а не вести себя столь же настороженно, как и я».

Не замечая его задумчивости, Джулиет сказала:

— Кстати, твои слуги здесь, и оба в полном порядке. Они на мужской половине, среди моих слуг.

— Рад это слышать. — Приученный быть вежливым при любых обстоятельствах, Росс подвинул ей стул. Поколебавшись мгновение, Джулиет села. Шелковистые волосы коснулись ладони Росса, и он вздрогнул, словно от ожога. «Мать обучала меня правилам хорошего тона, но не давала советов, как вести себя во время обеда с убежавшей когда-то женой. Тем более что эта женщина не желает больше никогда меня видеть».

Усаживаясь на место, Росс спросил:

— Сколько времени ты живешь здесь, Джулия?

— Сейчас уже больше девяти лет. После того как я… — она замялась, потом подыскала нейтральное слово, — покинула Англию, мой путь лежал через Средиземное море, а оттуда — в Оттоманскую империю. Как ты уже знаешь, еще в детстве я жила в Тегеране, когда там работал мой отец. Я снова захотела увидеть Персию и некоторое время провела путешествуя по стране. Я уже собиралась было вернуться в Константинополь, как обнаружила Сереван.

Росс тем временем отведал супу. Йогурт, рис, мята. Карлайл нашел его весьма вкусным.

— В то время крепость была разрушена?

— Да. Эта восточная граница Персии пребывает в страшной нищете из-за набегов туркменов. Многих крестьян угнали в Бухару и продали в рабство, другие уехали в более безопасные места.

Росс отломил кусочек плоского хлеба и воспользовался им, чтобы зачерпнуть вязкую кашицу из нута и различных пряностей.

— Сереван скорее приспособлен, чтобы отражать атаки.

— Это сейчас, а когда я приехала сюда, стены крошились, главный колодец был отравлен, а в деревне осталось всего несколько крестьян. — Джулиет рассеянно отпила вина. — Тем не менее я влюбилась в это место. От этих гор и пустыни веет какой-то чистотой и первозданностью. Здесь, в деревне, я повстречала Салеха. Он узбек, родом из Бухары.

Росс про себя отметил: «Надо будет переговорить с Салехом, прежде чем я отправлюсь в путь. А вдруг бухарец даст мне какие-нибудь ценные советы? Интересно еще, а не является ли этот узбек любовником Джулиет? Правда, он по возрасту годится ей в отцы, но это не имеет никакого значения». Карлайл решил сменить тему для размышлений:

— И поскольку ты восхищалась леди Эстер Стэнхоуп, то решила уподобиться ей и устроить здесь для себя небольшое королевство?

— Можешь считать так. — Джулиет поднялась и убрала пустые тарелки. Потом поставила на стол блюдо с жареным барашком, вокруг которого возвышалась горка риса с орехами и сушеными фруктами. — Мне надоели бесконечные переезды, захотелось где-то осесть. Деньги — это сила, и моих пятнадцати сотен фунтов в год хватило на то, чтобы вырыть новые колодцы, заново отстроить крепость, купить скот и семена. Как только люди поняли, что тут они будут в безопасности, все стали возвращаться назад. А теперь это уже большая община. Главным образом персы, правда, есть и узбеки, и афганцы, и даже несколько туркмен. Всем здесь рады, если они будут жить в мире. Это очень напоминает феодальное поместье, а я здесь лорд, хозяин усадьбы.

Росс неохотно признал, что Джулиет хорошо вложила его деньги. «А могла бы расточительно истратить их в злачных местах где-нибудь в Европе. Так нет же — она создала островок мира и процветания на этой многострадальной земле. Впрочем, чтобы здесь управлять, одних только денег мало: сереванские мужчины не стали бы подчиняться ее приказам, если бы она не завоевала их уважение».

— Кстати, раз уж у нас зашел разговор о леди Эстер Стэнхоуп. Ты не слышала, что она умерла? Около полутора лет назад.

— Нет, не слышала. Но думаю, меня это не слишком бы удивило — она ведь была в годах. Впрочем, она столько лет была легендой, что трудно поверить в ее смерть. — Джулиет опечалилась. — Будучи на Кипре, я хотела поехать в Сирию, чтобы повидаться с ней, но решила повременить с этим, пока не съезжу в Персию. Здесь я и осела, а теперь вот никогда больше ее не увижу.

— Возможно, это и к лучшему, — заметил Росс. — Она была весьма интересной особой, но мужчин любила гораздо больше, чем женщин, и скорее всего нелюбезно обошлась бы с молодой женщиной, которая весьма напоминает ей самое себя. Так же ты сохранишь все свои иллюзии.

Джулиет округлила глаза:

— Ты встречался с леди Эстер Стэнхоуп?! — И когда Росс кивнул, Джулиет воскликнула:

— Пожалуйста, расскажи мне о ней!

— Не сегодня. — Росс разлил остатки вина по бокалам. — А почему на тебе туарегский костюм?

Она улыбнулась:

— Костюм придает ауру таинственности, что не так уж неразумно на этой земле, где миф столь же силен, как и реальность, а может, и того больше. Затем вуаль защищает мое лицо от солнца и скрывает то, что я — женщина. Хотя, конечно же, здесь, в Сереване, все знают об этом.

— Звучит так, словно ты создала себе некую уникальную нишу. — Росс слегка помедлил, а потом ласково спросил:

— А ты была счастлива, Джулиет?

Она вдруг замкнулась, опустила глаза на тарелку.

— Я довольна. Так важно заниматься чем-то стоящим! — И тут, явно желая сменить тему, она спросила:

— А как Сара?

— Очень хорошо. Она ждет ребенка, он должен родиться в начале лета.

— А у нее еще есть дети? Думаю, на сегодняшний день у нее могло быть не менее шести отпрысков.

— Нет, учитывая, что она замужем менее двух лет, — ответил Росс. — Это ее первенец.

— А разве она не вышла замуж за того молодого человека, с которым познакомилась, когда стала выезжать в свет? — удивилась Джулиет. — Никто не сомневался в том, что они на пути к алтарю. Я забыла, как его звали, но его отец был виконтом, а дядя — министром, членом кабинета.

Росс не забыл имя того молодого человека, однако называть не стал.

— Нет, он не решился жениться на женщине, которая могла остаться калекой на всю жизнь. И поскольку официальной помолвки не было, ему было нетрудно отказаться после того несчастного случая с Сарой. Не очень честно, зато удобно.

Джулиет уже было поднесла бокал к губам, но, услышав слова Росса, отставила вино.

— Какого несчастного случая?

— А ты разве не знаешь? Я полагал, что твой адвокат передавал тебе новости наряду с банковскими чеками.

— Ему было приказано не сообщать мне ничего печального, если дело касалось моего скоропалительного брака. Он ничего не говорил мне о Саре. — Джулиет намеренно выбрала такой путь, потому что не хотела, чтобы ее мучила ностальгия по друзьям и семье. Теперь же ей открылось, чего она сама себя лишила.

— Прошло всего несколько недель после твоего отъезда, и с Сарой произошло несчастье во время конной прогулки. Она едва не умерла и ни за что не смогла бы снова ходить, если бы не ее упорство. Лошадь, правда, пришлось умертвить. Это была прелестная серая кобылка, ее звали Осенняя паутинка. — Лицо Росса стало жестким. — Я иногда спрашивал себя: а может быть, это несчастье — следствие ее расстройства и тревог из-за нас с тобой? Она ведь очень переживала случившееся. И потом Сара никогда не была беспечной, особенно во время верховой езды.

Джулиет проглотила заключавшееся в его словах обвинение. Она хотела отмести его, но не смогла, ибо Росс был прав: какой-какой, а уж беспечной Сару не назовешь. Джулиет с трудом сглотнула застрявший в горле ком. «Все эти годы я думала, что моя подруга счастлива, а она мучилась от боли, отчаяния и одиночества, от утраты того, которого любила. И вполне вероятно, что некая доля вины в происшедшем лежит и на мне. Каждое действие вызывает противодействие, и я никогда не узнаю, какие еще последствия вызвало мое безумное бегство из Англии».

— А как теперь Сара? — сдавленно спросила Джулиет.

Росс немного расслабился.

— Лучше и быть не может. Она замужем за моим приятелем, и они просто очарованы друг другом. Майкл подходит ей куда больше, чем тот молодой безвкусный болван, что бросил ее.

«Значит, последствия моих поступков, возможно, не так уж плохи. А может, — с долей фатализма, который развился у нее за годы жизни на Востоке, подумала она, — я была лишь маленьким звеном в цепочке судьбы Сары. И теперь наконец Сара счастлива».

Задумавшись, Джулия краешком глаза заметила быстрое движение, но'вовремя не отреагировала, и холеная черная кошка одним прыжком очутилась на столе. Скатерть под ее тяжестью заскользила, и животное остановилось только у блюда с барашком. Вид у нее был столь же изумленный, как и у Росса.

— Шахерезада! — смущенно воскликнула Джулиет и схватила кошку на руки. — Извини, Росс. Когда я работаю, она обычно спит здесь, на столе. Наверное, она решила, что все как всегда, и вздумала присоединиться… Вряд ли она пожелала отведать какого-либо блюда, ибо она никогда не мешает, когда я обедаю по-восточному.

Росс с улыбкой наблюдал, как Шахерезада оживленно изучала яства на столе.

— Может, она и не собиралась, однако теперь хочет пойти на уступки. — Взяв небольшой кусочек барашка, он перегнулся через стол и протянул лакомство кошке. Та с жадностью заглотила его.

— Ты развращаешь кошку, — печально заметила Джулиет, в то время как Шахерезада сопротивлялась в руках хозяйки. — Если она привыкнет, что ее награждают за вмешательство во время обеда, она сделается невыносимой.

Радость, ненадолго озарившая лицо Росса, угасла. Он откинулся на спинку стула.

— Прошу прощения.

Джулиет закусила губу, сожалея о своих словах. На протяжении всего вечера Росс держался на расстоянии, был бесстрастен, вежлив и в то же время опасен. У нее даже холодело все внутри — так ей хотелось, чтобы он взорвался, хоть как-нибудь вспылил. «И вот, едва только Росс расслабился, несколькими неосторожными, язвительными фразами я подавила этот его настрой».

К счастью, в этот момент явилась Фатима, шестилетняя любимица Джулиет.

— Простите меня, Гул-и Сарахи, — произнесла девочка, поспешно вбегая в комнату. — Шахерезада убежала от меня. — И тут ребенок остановился и широко раскрытыми глазами уставился на Росса. — Гул-и Сарахи? — вопросительно пролепетала она, не понимая, кто эта странно одетая женщина.

— Это я, Фатима, — уверила ее Джулиет. — Я надела одежду моего народа в честь приезда этого джентльмена, лорда Росса Карлайла. Он… мой старый друг с родины.

Девочка перевела взгляд на Росса и тотчас вспыхнула и натянула паранджу, так что остались видны лишь ее блестящие завороженные глаза. Джулиет довольно холодно отметила про себя, что ее муж часто производит на женщин подобное впечатление. В этой части света рост и цвет волос Росса делали его больше, чем простым смертным.

Оторвав кошку от своей кашемировой шали, Джулиет сказала:

— На, дорогая, возьми Шахерезаду и иди спать.

Затем Джулиет крепко обняла девочку и угостила пирожным. Фатима чуть задержалась у дверных портьер, затем вежливо поклонилась, еще раз поглядела на Росса и умчалась прочь.

Когда ребенок ушел, Росс спросил:

— Это твоя дочь?

— О Боже, нет! — обескураженно ответила Джулиет. — Это младшая дочь Салеха. — Впрочем, не стоило особенно удивляться этому вопросу: ведь Росс не знал, что она делала в эти прошедшие двенадцать лет. Вернее, не делала.

Взбудораженная собственными мыслями, Джулиет встала из-за стола и убрала пустые тарелки и остатки пищи.

— Может, кофе? По-французски, по-арабски или по-турецки?

Когда он кивнул, Джулиет наполнила чашечки из кофейника, который подогревался над свечой, а потом поставила их на стол. Росс при свете лампы выглядел как сама английская элегантность в миниатюре. Джулиет это напомнило вечера в Чепелгейте, где они проводили немало часов, беседуя за послеобеденным кофе. Они затрагивали любые темы, которые только можно было себе вообразить.

И хотя Джулиет понимала, что лучше бы ей не вспоминать, она против воли негромко произнесла:

— Странно!.. В этом платье и с тобой, сидящим напротив, я снова чувствую себя леди Росс Карлайл.

— Но ты не леди Росс Карлайл, — бесстрастно отозвался он. — Уже нет.

Джулиет оцепенела. Она словно застыла на мгновение. Некоторым образом для нее эти слова стали большим потрясением, нежели когда она увидела Росса, лежащим без явных признаков жизни. Несмотря на то что в своем последнем письме мужу она упрашивала его развестись, женщина испытывала эгоистическое удовольствие из-за того, что он этого не сделал. Несмотря на все годы и мили, отделявшие их, она находила тайное успокоение в том, что они по-прежиему муж и жена, и в том, что некая незримая нить соединяет ее с Россом. И вот теперь утрата этой связи ранила ее гораздо больше, чем она ожидала.

Заставляя себя держаться бесстрастно, она произнесла:

— Значит, ты наконец получил развод, как я предлагала тебе несколько лет назад? Удивительно, отчего мой адвокат не сообщил мне об этом. Наверное, письмо затерялось. — Она поставила на стол тарелку с пирожными, села и спрятала руки в шали, чтобы он не видел, как они дрожат. — Ты женился вторично?

— Я не разводился с тобой. Английские законы с тех пор не изменились, и единственным основанием для развода по-прежнему является адюльтер. — Он размешал сахар в чашечке и, не меняя тона, продолжил:

— Твое перемещение по Средиземноморью породило множество слухов, и если бы четверть из них оказалась правдой, ты бы наверняка заставила смущенных богачей изменить их взгляды на адюльтер. Однако для того чтобы получить свидетельство о разводе, потребовался бы грязный публичный процесс. Я не желал подвергать этому ни себя, ни мою семью. Наш брак вызвал и без того немало пересудов, и с меня вполне достаточно. — Росс говорил очень тихо, и тем не менее за внешним спокойствием чувствовалось, как в нем пульсируют боль и ярость.

Единственный раз за всю свою жизнь Джулиет поняла, что ей буквально нечего сказать. Смешанное чувство потрясения и вины овладело ею. Она глубоко вздохнула и сосредоточилась на предыдущих словах Росса.

— Но если мы не разведены, тогда почему я больше не леди Росс Карлайл? Ведь наверняка невозможно было аннулировать брачный договор.

— А он и не аннулирован. По закону мы все еще муж и жена. — Взгляд его был исполнен иронии, словно он видел водоворот эмоции, который сам же вызвал. Вероятно, он мог себе позволить наблюдать это. — Прошлой осенью умер мой брат, который не оставил сыновей, так что теперь ты маркиза Килбурн. Поздравляю. А если ты проживешь достаточно долго, то со временем станешь герцогиней Уиндермеерской.

Странно, но первой ее реакцией было не облегчение оттого, что они по-прежнему женаты, и не ярость, что он намеренно дразнил ее. Вместо этого ею овладело сострадание.

— Росс, мне очень жаль. — Она импульсивно накрыла его руку своею. — Я знаю, что ты никогда не хотел быть наследником.

Рука Росса не дрогнула, но напряглась. Джулиет очень осторожно, словно Росс был заряженной бомбой, отняла свою руку.

— О, уж не передумал ли ты? Неужели то, что в твои двадцать один ты считал пленом, сейчас, когда ты стал старше, может показаться тебе наградой? Наверняка большинство людей не стали бы сожалеть, что им пришлось унаследовать титул герцога.

— Нет, я не передумал. — Росс вздохнул, потом криво улыбнулся. — Ты единственный человек, который меня понимал. Услышав, что я теперь лорд Килбурн, окружающие отреагировали на это известие поздравлениями, словно то, что я пережил брата, является великим достижением с моей стороны.

— Какая ирония в том, что сейчас ты получишь все, даже не желая этого! И все же ты распорядишься богатством и влиянием Уиндермееров лучше, чем это сделал бы твой брат. У него была жалкая душонка. — Помолчав немного, Джулиет продолжила:

— Конечно, теперь тебе просто необходим наследник. Я не виню тебя за то, что ты хочешь избежать шумихи, связанной с разводом. И все же, если ты хочешь жениться, клянусь, я никогда не приеду в Англию и не причиню тебе никакого беспокойства.

— Ты так долго прожила на Востоке, Джулиет, — изогнул брови Росс. — В то время как мусульмане вправе иметь несколько жен, в Англии такое поведение называется двоеженством и является незаконным.

— Я не это имела в виду! — пылко возразила она. — Ты можешь объявить, что я умерла. Нетрудно будет обеспечить английские власти какими-нибудь доказательствами. А потом ты будешь официально считаться вдовцом и сможешь снова жениться без всякого скандала.

Он задумчиво поглядел на нее:

— Отец всегда говорил мне, что существует некая разновидность безжалостно практичных женщин, и, видимо, он был прав. Откровенно говоря, даже если бы я мог вторично жениться, я бы так не сделал, ибо у меня не хватило бы ни жизненных сил, ни оптимизма взять себе новую жену. Когда придет время, древний род Уиндермееров и их значительное состояние перейдут к моим двоюродным братьям. — Он неожиданно засмеялся. — И все же благодарю тебя за предложение. Даже если ты не права, все равно это весьма великодушно с твоей стороны.

Едва осознав смысл своего опрометчивого предложения, Джулиет почувствовала себя глупой. «Действительно, что станется с моими родными, если они сочтут, что я умерла? Но по крайней мере Росс снова развеселился». Взяв кофейник, она подлила в чашки.

— А каковы сейчас твои планы? Ты собираешься в Тегеран? Надеюсь, не в Герат? Афганистан сейчас куда опаснее, чем обычно.

— Ни туда ни сюда. — Росс взял с тарелки слоеное печенье с кардамоном, откусил немного. — Вкусно. У тебя тут превосходная кухня. — В два приема он покончил с печеньем. — Дело в том, что я направляюсь в Бухару.

Джулиет недоуменно уставилась на мужа:

— Надеюсь, ты шутишь? Это самое опасное место для европейцев. Если тебе непременно нужно проехать в Центральную Азию, поезжай в Коканд или Хиву, откуда потом, без сомнения, сможешь вернуться назад.

— К сожалению, мне нужна только Бухара. — Он вытер пальцы салфеткой. — Это не увеселительная поездка, Джулиет. Ты не слышала, что эмир держит в плену офицера британской армии?

— До меня доходили такие слухи, но я также слышала, что офицера этого казнили.

— Возможно. А может, и нет. В любом случае я собираюсь все выяснить и попытаться что-либо предпринять.

Джулиет озабоченно закусила губу.

— Это дело британского правительства, а вовсе не твое. Ведь у тебя нет никакого официального статуса?

— Никакого — я еду как сугубо частное лицо.

— Ты сумасшедший, — без обиняков заявила она — Если ты войдешь во дворец эмира и потребуешь, чтобы он отпустил офицера, тебя самого либо посадят в тюрьму, либо просто-напросто убьют.

— Ты, несомненно, права, — согласился Росс. — Однако я все равно попытаюсь. Меня об этом

просила мать офицера, и я не мог ей отказать.

— А надо было отказаться! — выпалила она, раздраженная тем, как слепо он отмахивается от возможных опасностей. — Сегодня днем ты сказал, что твоим слугам незачем приносить себя в жертву в бесплодной попытке спасти тебя от туркменов. А это то же самое и даже еще хуже. По крайней мере туркмены превращают персов в рабов, а если поедешь в Бухару — считай, что погиб. И единственный вопрос, то ли тебя убьют мгновенно, то ли ты несколько лет будешь заживо гнить в Черном колодце. Нет никакого смысла рисковать из-за человека, который наверняка мертв.

— Разные бывают ситуации, — мягко заметил Росс. — Опять же неясно, казнен ли британский офицер. Если он погиб, то, возможно, мне удастся убедить эмира отдать тело майора, чтобы я смог вернуть его родственникам для захоронения.

— Его семья, несомненно, будет тебе благодарна, но тем не менее это не стоит того, чтобы рисковать своей жизнью.

Он спокойно взглянул ей в глаза:

— Даже если офицер, о котором идет речь, твой брат Иан?

У Джулиет перехватило дыхание. Она не могла вздохнуть, как после сильного удара.

— О Боже, только не он! — прошептала она. — Это уж слишком.

Содрогаясь, она зарылась лицом в рукав. «Наверное, весь этот день был кошмаром, и утром я проснусь и увижу, что моя жизнь в Сереване не изменилась. Или того лучше: все эти прошедшие двенадцать лет были лихорадочным сном, и я по-прежнему в Чепелгейте сплю в теплых и надежных объятиях мужа».

— Проклятие! — беспомощно воскликнул Росс, встал со стула и обошел вокруг стола. Потом нежно коснулся ее головы и произнес:

— Извини, Джулиет. Зря я тебе сказал.

Джулиет инстинктивно повернулась, Карлайл обнял ее, а она порывисто прижалась к мужу. Несколько мгновений женщина пыталась совладать со слезами и позволила себе принять опасное и в то же время успокаивающее объятие Росса. «Как много лет я жаждала мужского прикосновения! Прикосновения Росса».

Наконец она высвободилась, хотя и не так быстро, чтобы он не истолковал ее действие как отказ от помощи.

— Не стоит извиняться, — нетвердым голосом произнесла она. — Невозможно смягчить подобное известие. — Она смахнула тыльной стороной руки слезы. — Не могу представить, что Иан погиб, он так любил жизнь! Я думала, что если кому и предначертано бессмертие, то, должно быть, Иану.

Росс уселся на место.

— Не хочу льстить тебя ложной надеждой, но все же существует вероятность, что он жив.

— Правда?

Росс пожал плечами:

— Я же сказал, что такой шанс существует. Всю дорогу из Константинополя я разговаривал со всяким, кто располагал хоть какой-то информацией. Результаты, в общем, неубедительны, в большинстве случаев это сообщения из третьих-четвертых рук. В Тегеране я встретил человека, который заявил, что несколько месяцев назад он был свидетелем казни какого-то ференги. Однако данное им описание подойдет почти любому европейцу.

— Даже если это не Иан, все равно это не значит, что мой брат жив, — вяло произнесла Джулиет. — Он мог умереть в тюрьме или его давно казнили. А если каким-то невероятным образом ты доберешься до Бухары и обнаружишь, что Иан жив, то на каком основании эмир вдруг освободит его? Или тебя?

— И тем не менее я обещал сделать все, что в моих силах, и я сделаю это.

Восстановив в памяти разговор, Джулиет едва не вспылила:

— Это все проделки моей матери, не так ли?

Он кивнул.

— Я встретил ее в британском посольстве в Константинополе. Она безуспешно пыталась убедить сэра Стрэтфорда Каннинга предпринять что-либо официально.

— Если Каннинг отказал, значит, в правительстве убеждены в смерти Иана. — Джулиет поджала губы. — Черт побери, моя мать не имела права просить тебя рисковать собственной жизнью ради бесполезной миссии!

— У нее есть ощущение, что Иан жив и что мы оба благополучно вернемся домой, — объяснил он. В глазах его мелькнула еле уловимая смешинка. — Разве можно противиться женской интуиции?

— Я искренне надеюсь, что ты не веришь в сомнительную интуицию моей матери, — бросила Джулиет. — Ради Бога, Росс, оставь эту безумную затею! Нет никакой заслуги в том, чтобы благородно покончить с собой.

— Будь что будет. Не стоит больше обсуждать эту тему, — твердо произнес он. — Однажды я был в Бухаре и, как видишь, остался жив. Возможно, мне повезет еще раз. А если нет, — он пожал плечами с фатализмом, который был в такой чести у азиатов, — то чему быть, тому не миновать.

— Ты был в Бухаре?! Но…

Она осеклась, и он сухо произнес:

— Ты удивлена, что такой кабинетный ученый, чуждый приключениям, мог решиться на подобное путешествие?

Джулиет покраснела, понимая, что ответ на его замечание положит начало новому спору. «Возможно, этого он и добивается. — Она не позволила сбить себя с толку и прикинула все возможности. — Мне не заставить его передумать, ибо он скован этим проклятым „словом джентльмена“. Вот оно, написано у него на лице». Несмотря на искушение, она была не в силах остановить Росса, для его же блага.

Она пробормотала какое-то страшное ругательство по-персидски. «Но я кое-что могу, и это увеличит шансы Росса выжить».

— Очень хорошо, — спокойно и бесстрастно, в тон ему, произнесла Джулиет. — Если ты настаиваешь на своем решении, то я поеду с тобой.

Глава 5

«Проклятие и еще раз проклятие!..» Росс уставился на свою жену, думая о том, что надо было предвидеть такой поворот.

— Нет, ни в коем случае!

— А я не спрашивала твоего разрешения, Росс, — подняла брови Джулиет. — Я еду с тобой, и ты меня не остановишь. Может, ты и путешествовал по Центральной Азии, но я живу здесь девять лет и знаю обычаи и людей лучше, чем ты, кроме того, у меня в распоряжении гораздо больше средств.

— Не смеши, — со значением произнес Росс. — Ты понимаешь, что женщины в этой части света не имеют никакого статуса. Даже действуя сама по себе, ты бы ничего не смогла, а если станешь моим компаньоном, то от этого ситуация лишь ухудшится. К тому же моя задача здорово усложнится, если мне придется беспокоиться о твоей безопасности, да и о своей тоже.

— Оставь свои беспокойства при себе, — возразила Джулиет. — Ты будешь намного больше рисковать, чем я, поскольку я поеду не как женщина.

Росс открыл рот, потом снова закрыл его.

— Предположим, что с твоим ростом, в туарегской одежде и парандже ты сойдешь за тарги. Если, конечно, будешь правильно себя вести, — неохотно признал он. — Хотя туарегская одежда непривычна для Центральной Азии, я думаю, тебе куда безопаснее путешествовать в облике женщины-ференги. Но об этом не может быть и речи. Я не вижу смысла в твоем присутствии, а вред может быть значительный. Я еще раз воспользуюсь аргументом, который мы сегодня выработали, и добавлю, что ты пускаешься в опасное предприятие без всяких на то разумных оснований.

— Говорят, что Бухара — змеиное гнездо, которое кишит шпионами и стукачами. Если я поеду туда в облике мужчины-мусульманина, я смогу передвигаться свободнее, чем ты, и узнаю больше, чем это удалось бы ференги. — Она стала покусывать нижнюю губу. — Думаю, мне надо поехать в качестве твоего слуги, тогда я смогу собирать для тебя информацию, не возбуждая при этом подозрений.

Услышав это, Росс едва не поперхнулся остатками кофе.

— Ты и слуга? — не веря своим ушам, переспросил он. — Скорее ты сойдешь за мужчину, чем когда-нибудь сделаешь то, о чем тебя попросят.

— Весьма тронута, — неожиданно улыбнулась Джулиет. — Признаю, что выполнять приказы отнюдь не сильная сторона моего характера, но я же не дура. Когда на карту поставлена наша жизнь, я буду образцом покорности.

«Почему она временами столь неожиданно, неотразимо очаровательна? Насколько было бы проще, если бы Джулиет была стервой. Однако тогда я ни за что не женился бы на ней: это было бы просто невозможно».

— Мне все равно, будешь ли ты выполнять приказы, как дрессированная охотничья собака, или нет. Я не повезу тебя в Бухару в качестве своего слуги ни при каких обстоятельствах.

— Ты неразумен, — терпеливо внушала она ему. — Люди, которых ты нанял в Тегеране, могут быть святыми или героями, но они знают тебя всего несколько недель. Рассчитывать на их преданность никак нельзя. Разумеется, они не проявили себя должным образом сегодня, когда бросили тебя на растерзание туркменам. По крайней мере мне ты можешь доверять: ведь я не предам тебя в случае опасности.

— Я могу быть уверен, что ты не предашь меня? — намеренно жестоко переспросил он. — Учитывая твои давнишние записи, я был бы безумцем, доверившись тебе.

Кровь отхлынула от лица Джулиет. Ее белое, как слоновая кость, лицо составило разительный контраст с огненно-рыжими волосами. Сейчас она походила на бледный призрак с веснушчатыми скулами.

— Очевидно, ты ошибся, доверив мне свою честь, — еле слышно произнесла она, — но ты можешь доверить мне жизнь и сам знаешь об этом.

Несмотря на свои слова, Росс поверил заявлению Джулиет. «Возможно, она и нарушила брачные обеты, но она никогда не была трусихой или предательницей, тем более теперь, когда на кон поставлена жизнь ее брата… И хотя бы ради сохранения чести, а не привязанности, она ни за что не подведет меня. Но все равно о том, чтобы принять ее предложение, невозможно даже помыслить».

Росс никогда особенно не задумывался о переменах в своей жизни, но несколько месяцев в тесном соседстве с собственной женой, конечно же, станут для него сущим адом.

— Я не могу отговорить тебя от поездки, — устало произнес он, — но и ты не можешь заставить меня взять тебя в слуги.

— Тогда я поеду вместо тебя, — ответила она, задетая его словами. — В сущности, так оно и должно быть. Иан мой брат, а не твой, а ты уже и без того достаточно настрадался от Камеронов.

Он выдержал ее вызывающий взгляд. Они сменили тему разговора, перейдя от миссии в Бухаре к их взаимоотношениям. Гнев и напряжение, пульсировавшие в обоих, проистекали из одной открытой, кровоточащей раны: их неудавшегося брака. Настало время прямо заговорить об этом.

— Если мы оба полны решимости поехать в Бухару и станем действовать сообща, у нас появится больше шансов выжить, — хриплым голосом заговорил Росс. — Но нам не удастся сделать это, пока мы не прекратим взаимные провокации. С момента нашей встречи мы все время сражаемся, выискиваем друг у друга слабые места и перемены настроений.

— Ты прав, — вздохнула она. — Я не слишком горжусь своим поведением, но и ты проявляешь себя не с лучшей стороны. Пора объявить перемирие.

«Но прежде чем это свершится, мне надо получить ответ на вопрос, который мучит меня целых двенадцать лет».

— Почему ты бросила меня, Джулиет? — тихо спросил он. — Ты полюбила другого?

Она отвела взгляд.

— Нет, — так же тихо произнесла она. — У меня никого не было.

Он подождал, не скажет ли она еще что-нибудь, но она молчала, и Росс задумчиво добавил:

— Поскольку мы постоянно были вместе, вряд ли у тебя было время полюбить кого-то еще. Очень хорошо, но если ты сбежала не к любовнику, то, может, просто не могла вынести привязанности к одному-единственному мужчине, с которым надо было всегда делить постель, а твоя честность не позволяла тебе сделаться изменницей, оставаясь со мной?

Учитывая страстную натуру Джулиет и ее последующие поступки, Росс решил, что это наиболее правдоподобное объяснение.

— Не знаю, как и быть — то ли чувствовать себя польщенной твоим мнением о моей честности, то ли оскорбленной от того, как ты восхваляешь мою мораль, — сдавленным голосом произнесла Джулиет. — Нет, Росс, я сбежала по другим причинам, и к сексу это не имеет никакого отношения. Я оставила тебя не потому, что поддалась зову сирены.

— Тогда почему?.. — Росс пытался говорить отстраненно, словно тема не касалась его лично. — Я был счастлив, — продолжал он, — и, похоже, ты тоже. Мы всего несколько раз повздорили, и, на мой взгляд, все это были несерьезные ссоры. Что же я сделал такого, чего ты не смогла простить?

Она посмотрела ему в глаза, застывшие и печальные.

— Ты ничего плохого не сделал, Росс. Все дело во мне. Не надо было мне выходить замуж, ни за тебя, ни за кого-либо другого. — Она оттолкнула стул и встала, затем отошла подальше от освещенного лампой круга на полу. — Я пыталась все объяснить тебе в письме. Наверное, мне это не удалось, иначе бы ты не спрашивал.

Он заговорил, будучи не в состоянии сдержать горечи:

— Я поверил тебе, думал, что ты пощадишь мои чувства, однако, несмотря на твои объяснения, мне было очень трудно пережить все это. Вернее, просто невозможно. И особенно то, что ты так быстро потребовала развода. В Англии полным-полно несчастных браков, однако парламент с трудом жалует один развод в год. Мне казалось, что ты ждешь не дождешься, как бы побыстрее избавиться от меня.

Она резко повернулась к нему, но в сумерках невозможно было уловить выражение ее лица.

— Очень жаль, что ты все так воспринимаешь. Клянусь, в моей жизни нет никого, о ком бы я думала и заботилась так, как о тебе. Я предложила тебе развод для того, чтобы ты смог начать новую жизнь с другой женщиной. С хорошей женщиной, которая сделала бы тебя счастливым.

«Но мне не нужна другая женщина!» Глубоко вздохнув, он еще раз спросил:

— Но если ты бросила меня не из-за любви или не из-за страсти и не потому, что презирала меня, тогда почему?! Пожалуйста, ответь мне начистоту, Джулиет. Мне надо знать.

Она долго молчала, прежде чем вновь заговорила. У нее пересохло в горле, и она тихо произнесла:

— Простая, неприкрашенная истина в том, что я боялась, оставшись в Англии, потерять самое себя. Думаю, что более ясного ответа я тебе дать не смогу.

Росс медленно выдохнул. «Возможно, в словах Джулиет и есть доля правды, хотя сомневаюсь, что она „простая“ или „неприкрашенная“. Во всяком случае, ясно, что она сказала ровно столько, сколько хотела сказать».

В то время как уклончивость Джулиет давала Россу всевозможные варианты ответов, ему надо было обсудить еще один немаловажный момент, прежде чем пускаться в долгое и опасное путешествие вдвоем. Росс прошел через всю комнату и остановился рядом с женой, причем так близко, что ощутил жар ее тела. Она словно согревала собой прохладный вечерний воздух. «Вот она стоит передо мной, такая высокая, грациозная, настоящая ночная греза. Греза из десяти тысяч снов».

— Есть еще кое-что, о чем я желал бы узнать, прежде чем мы заключим перемирие, — пробормотал он.

Шаль Джулиет упала на пол, открывая ее по-кельтски белую кожу. Вокруг витал легкий эротический аромат лаванды. Росс положил руки на плечи Джулиет и притянул ее к себе, просунув большие пальцы под замысловатое туркменское колье и лаская нежные впадинки под ключицами.

Джулиет не пыталась уклониться от поцелуя. Она прерывисто вздохнула и потянулась навстречу его губам, такая рослая, что он лишь слегка наклонил голову. Карлайл обнял жену, а она прильнула к нему всем своим изящным податливым телом.

Двенадцать лет растворились в океане их сердец, и то, что было робким, вопрошающим поцелуем, превратилось в целую вселенную чувств. Вкус и ощущение губ Джулиет были для Росса такими же привычными, как и его собственное тело, и более желанными, чем сама бесконечная жизнь. Он гладил ее округлые бедра и спину, которые так хорошо помнил, и через шелковое платье ощущал, как она вздрагивает и крепко прижимается к нему. Ибо Джулиет не пассивно принимала его объятия: она отвечала ему энергично, со страстью, руки и губы ее стали требовательными и безрассудными, словно этот миг для них был единственным и неповторимым.

Но миг этот очень скоро закончился. Она резко отшатнулась, затрепетав всем телом и изумленно глядя на мужа.

— Нет, Росс, только не это. Больше никогда, — прошептала она.

— Почему никогда? Наш брак был не так уж плох. — Росс поднял руку и ласково провел по нежным впадинкам и выступам на лице Джулиет. — Разве ты не помнишь?

— Я помню, — срывающимся голосом произнесла она. — Но я хотела бы забыть.

Он уронил руку. Какое-то мгновение Джулиет стояла неподвижно, как статуя. Потом, словно освободившись от чар, которые ненадолго околдовали их обоих, она повернулась и взяла одну из ламп. Движения ее были скупы. Она покинула комнату, ни разу не оглянувшись.

Росс на секунду закрыл глаза, убеждая себя, что не умрет от сексуальной неудовлетворенности, даже если очень этого захочет. За все эти двенадцать лет он понял, что от воздержания не умирают. Он намеренно сосредоточился на синяках и порезах, которые получил в столкновении с туркменами, понимая, что физическая боль в настоящее время должна преобладать над всеми иными чувствами. И все же, несмотря на то что у него болели каждый мускул, косточка и сухожилие, он рассматривал стычку с азиатами как истинное удовольствие по сравнению с ужином в обществе давно утраченной жены. Прошло всего несколько часов с тех пор, как он снова встретился с нею, а он чувствовал себя так, словно за эти полдня постарел на полвека.

Невероятным усилием воли он стал возводить барьер отчуждения, чтобы снова обрести способность действовать. Он весьма преуспел в умении мысленно отделять себя от эмоций и вскоре отдалил себя уже достаточно, чтобы абстрактно восхищаться основательностью Джулиет. «Всего лишь несколькими скупыми словами она не только отвергла меня сейчас, но и отказала мне в наших прошлых отношениях. Энергичная она женщина, эта Джулиет».

Он машинально выключил все лампы, кроме одной, потом выключил и ее и покинул кабинет. Несмотря на то что он внимательно смотрел, куда идет, когда его провожали на обед, было легко повернуть не туда, куда нужно, поэтому Россу пришлось потратить немного времени, чтобы отыскать дорогу назад. И шествуя длинными пустыми коридорами, Росс как ученый деловито анализировал происшедшее.

Он питал искреннюю страсть к отдаленным частям света, но в то же время всегда отдавал себе отчет в одной-единственной причине своих неутомимых странствий. Это была смутная надежда, что когда-нибудь где-нибудь он снова встретит Джулиет. Не для того, чтобы полюбить ее вновь, и, уж конечно, не для того, чтобы возненавидеть, но из-за мучительного ощущения незавершенности, которое она оставила.

«И вот сегодня благодаря чистейшей случайности я нашел ее, и в результате дверь в прошлое оказалась безоговорочно закрыта». Где-то в глубине души он смутно предполагал, что Джулиет убежала, повинуясь какому-то неясному импульсу, а потом просто не знала, как вернуться. «И если бы мы встретились снова, у нас появился бы шанс начать все сначала».

Теперь же эта слабенькая, никогда полностью не принимаемая во внимание возможность погибла. К тому времени, когда Росс добрался до своей комнаты, он уже терзался мучительным подозрением: «Наверное, я не способен вдохновлять женщину и удерживать ее романтическую любовь. Я могу любить, и меня могут любить друзья и родные, но мне не дано строить и сохранять глубокие чувства между мужчиной и женщиной. Все это за пределами моих возможностей».

Учитывая высокое происхождение и состояние, Россу было нетрудно найти и удержать возле себя жену, которая по социальным меркам вполне бы его устроила. Однако он мечтал о большем: он хотел жену, которая была бы ему равной, была бы товарищем во всех делах. Между родителями Росса существовали как раз подобные отношения, они были партнерами, и Росс считал это в порядке вещей, пока не узнал жизнь и не увидел, сколько разновидностей брака существует. Большинство браков такого рода его не привлекало.

Для него существовали только две женщины, которых он мог представить себе в роли своей жены. Одна из них — кузина Сара. В молодости она казалась ему своей половинкой, хотя она рассматривала его только как брата. Со временем он решил, что всему виной их совместное времяпрепровождение в детстве. И Росс смирился с тем, что Сара никогда не будет испытывать к нему романтических чувств.

Джулиет сначала показалась ему не такой, как Сара. Она поверила, что любит его, и отдалась ему полностью, безоговорочно доверяя во всем. Их дурманящую близость Росс воспринимал как огромную награду, как воплощение мечты. Однако прошло несколько месяцев, и все изменилось. Веселая от природы Джулиет как-то потускнела, стала смотреть на него мрачными, исполненными трагизма глазами.

«Я понимал: что-то не так, но до меня не доходило, что дело в том, что ее любовь ко мне умирает. Или скорее всего Джулиет никогда не любила меня: когда-то я был уверен, что она меня любит, но после ее бегства я больше не могу быть ни в чем полностью уверен».

Они начали ссориться, чаще всего по поводу путешествия на Средний Восток. Джулиет очень хотела поехать туда, однако Росс медлил из-за болезни горячо любимого крестного отца. Она стала отпускать язвительные замечания по поводу задержки, очевидно, страшась того, что они вообще не поедут. Потом он совершил ошибку: уехал с визитом к крестному отцу, оставив Джулиет дома одну, поскольку она заявила, что неважно себя чувствует. А когда вернулся, ее уже не было.

Из опыта прожитых лет Росс мог с легкостью сделать вывод, что именно из-за неопытности и юности Джулиет спутала страсть с любовью. Он заставил ее стремительно выйти замуж, не дав ей времени для сомнений. Однако она недолго мучилась сомнениями. Любая другая была бы рада остаться с ним хотя бы ради богатства и добропорядочности. Любая, но не Джулиет. «И несмотря на то что сегодня с донкихотской галантностью она признала, что наш брак не сложился по ее вине, мне-то виднее. Правдивая, как клинок, и такая же неумолимо честная, Джулиет предпочла оставить мужа, чем жить во лжи».

Годы спустя у Росса время от времени появлялись другие женщины, когда он испытывал неимоверную потребность в физической близости. Но ни одна из этих приятных, добродушно-веселых женщин, которых он навещал, никогда в него не влюблялась. Порой он испытывал к ним благодарность, впрочем, сам этот факт лишь подтверждал, что в самой природе Росса есть какой-то изъян. Неожиданно Карлайла осенило, что он неподвижно стоит посреди своей комнаты. Поставив лампу, он стянул с себя одежду и небрежно швырнул ее на диван, потом выключил лампу. Чувствуя себя каким-то окоченевшим, он улегся на толстый, набитый ватой матрац и натянул на себя одеяла.

«Любопытно было… обнаружить, что страсть, которую мне внушала Джулиет, осталась такой же неистовой, как я ее запомнил. В сущности, она даже стала сильнее: время стерло границы между памятью и грезами, пока сегодняшнее объятие не подтвердило мои воспоминания, яркие и мучительные.

И еще интереснее тот бесспорный факт, что она также испытывает ко мне страсть, хотя и не столь сильную, чтобы преодолеть неприятие меня. Ясно, что фраза в дневнике Джулиет: «Я никогда больше не хочу встречать Росса Карлайла», — появилась не под влиянием сиюминутного заблуждения. Да, для нас обоих было бы лучше, если бы мы никогда больше не встретились. Несмотря на страсть, несмотря на смех, разговоры и взаимопонимание, которые мы так недолго делили много лет назад, в сердцах своих мы всегда оставались незнакомцами, а отныне останемся ими навсегда».


Бутылка красного вина на двоих в Англии не явилась бы из ряда вон выходящим событием. Однако Джулиет, отбросив повлажневшие простыни, поняла, что это было смертельной ошибкой. Отнюдь не потому, что они опьянели. Живя по законам ислама, Джулиет вообще никогда не пила, а Росс, который в общем-то не увлекался крепкими напитками, не притрагивался к алкоголю на протяжении всех долгих месяцев своего путешествия. «И вот двух бокалов оказалось достаточно, чтобы утратить бдительность и не сдержаться настолько, что ему захотелось поцеловать меня. А я оказалась так глупа, что позволила ему сделать это».

«Позволила ему». Дико расхохотавшись, она перекатилась на постели и зарылась лицом в подушки. «Я не только покорилась ему, а чуть ли не стянула его на хорезмский ковер. Еще полстакана вина, и я бы непременно так и поступила. И, Боже милостивый, я хотела этого! Утром я удовлетворенно признаю, что не утратила здравого смысла, но сейчас во мне бушует страсть!»

Все воспоминания о времени, проведенном в супружеской спальне, и о том, как они занимались любовью, о вкусе и прикосновениях, картинах, запахах и звуках — все эти терзающие воспоминания нахлынули на нее, когда она оказалась в объятиях Росса. «Если бы я постаралась, я смогла бы пересчитать и описать каждую нашу ночь любви. И счет этот был бы весьма внушительным: мы прожили вместе всего шесть месяцев, но были молоды и страстно любили друг друга».

Одним из наиболее ярких и чувственных воспоминаний была их брачная ночь. Свадьба была не слишком пышной, потому что они не хотели ждать, пока разработают сложную, детально отлаженную церемонию. Дело в том, что во время их помолвки Джулиет как-то в шутку предложила, чтобы они, следуя старинному шотландскому брачному обычаю, вместе перепрыгнули через меч. Это означало, что они не могут дольше ждать, но ждать им все же пришлось, и не столько из-за соображений морали, сколько из-за того, что им трудно было находить укромные местечки, чтобы свободно любить друг друга.

Церемония венчания произошла в Шотландии, в деревенской церквушке в поместье дяди Джулиет. А потом молодую пару отвезли в расположенный неподалеку охотничий домик, принадлежавший другу герцога Уиндермеерского. И там наконец они остались одни, ибо слуги прекрасно понимали, что не стоит мешать новобрачным.

Они легко поужинали, и Росс дал Джулиет возможность побыть одной, чтобы искупаться, переодеться, подготовиться… К своему величайшему смущению, она страшно нервничала, хотя жаждала этой ночи несколько недель подряд, и когда ее молодой муж вошел в спальню, он не нашел ее на огромной кровати с четырьмя столбиками для балдахина. Джулиет, съежившись, сидела на подоконнике, крепко обхватив колени руками, и слегка дрожала в своей тонкой ночной рубашке.

Росс подошел к окну, встал с ней рядом, посмотрел на тонкий месяц, паривший в черном бархатном небе, потом обнял ее за плечи и спросил:

— Замерзла?

Она покачала головой.

Он погладил ее по голове, пытаясь снять напряжение.

— Нервничаешь?

Она с трудом сглотнула и повернулась к нему.

— Все говорили, что мы слишком молоды. Может, они правы?

— Нет, — спокойно ответил он.

А потом наклонился и взял ее на руки. Она обескураженно прижалась к нему, чтобы сохранить равновесие, а он повернулся, устроился на подоконнике и усадил ее к себе на колени.

— Они — кто бы там они ни были, — продолжал он, — ошибаются. Я люблю тебя, а ты любишь меня. И возраст не имеет никакого значения. — Он немного помолчал. — Кроме, конечно, тех случаев, когда молодые больше рискуют.

В лице его читалась спокойная уверенность, и от этого ее сомнения улетучились. «Возможно, я молодая и легкомысленная, но Росс другой. Он сильный, крепкий, мудрый, у него есть все, чего нет у меня».

Она расслабилась, как кошечка, склонив ему голову на плечо. Он только что принял ванну, от него пахло свежестью и легким мужским духом, присущим только ему одному. Он говорил низким тихим голосом, беспечно рассуждая о том, что они будут делать, обсуждал места, куда поедут, открытия, которые совершат. И все время он ласкал ее, и прикосновения его были легкими, нежными и бесконечно добрыми.

Они ждали этой ночи с неукротимым нетерпением и тем не менее не стали торопиться теперь, когда она пришла. Джулиет «пела», словно инструмент в руках музыканта-виртуоза. Росс ласково исследовал ее тело и нежно вдохновлял ее делать с ним то же самое. И она робко начала. Просунув руки ему под халат, Джулиет обнаружила, что грудь Росса покрыта нежными вьющимися волосками, почувствовала, как под ее ладонью бьется его сердце, и с благоговением прислушалась, как оно забилось быстрее.

К тому времени, когда Росс отнес ее на широкую кровать, вся нервозность Джулиет уже испарилась. Мать предупреждала, что в первый раз будет больно, и Джулиет была готова к этому, но когда они наконец слились воедино, боли она не почувствовала. Вместо этого она на миг испытала какой-то дискомфорт, а потом мимолетное новое ощущение, которое сразу же сменилось восторгом.

Она ни за что не поверила бы в могущество интимного наслаждения, если бы не испытала его сама. Его тепло, его запах, его движения совершенно не отличались от ее собственных, и только теперь она осознала, почему брак считают единением духа и плоти.

Это была волшебная ночь, и Джулиет подумала, что нет ничего на свете прекраснее этого. Однако ночи, которые последовали за этой, были еще лучше, ибо месяцы шли и супруги становились все созвучнее друг другу, научились отвечать и распознавать желания друг друга. И все шло прекрасно, пока она не осознала, что с нею происходит. И тогда весь мир превратился в сплошной кошмар.

«Мне некого винить, кроме самой себя. Если бы я была более сильной женщиной, я осталась бы в Англии, но вместо этого из страха разрушила собственную жизнь. И, что еще хуже, я нанесла страшную душевную рану своему мужу, но до сегодняшнего вечера я этого не понимала. Хотя, конечно, знала, что Росс огорчится из-за моего отъезда… Но ведь он такой спокойный, сильный, уверенный в себе. И поэтому поверила, что он выбросит меня из головы и быстро излечит свои раны.

Однако он если и исцелился, то не полностью, иначе он ни за что не сказал бы сегодня, что у него нет ни сил, ни желания жениться вновь. Когда мы поженились, у него были и силы, и оптимизм. Его бы хватило на все. Возможно, вместо того чтобы убежать, лучше было бы устроить себе несчастный случай со смертельным исходом. Если бы я умерла, Росс оплакал бы меня, как подобает, а потом устроил бы свою жизнь.

Но я убежала и почти сразу же поняла, что выпрыгнула из огня да в полымя. Напуганная и одинокая, как никогда в жизни, я с радостью уехала бы с Россом, если бы он пришел за мной и захотел принять меня назад. Но он не приехал, и вскоре я совершила страшную ошибку, которая разрушила малейший шанс, что он когда-нибудь простит меня».

Джулиет спрашивала себя, какие грязные россказни достигли Англии, наверное, это слухи о том, что она участвовала в неистовых оргиях или что-то вроде того. «Все это ложь, но с другой стороны, так можно убедить Росса, что ему нечего пачкать руки и пускаться в путь за мной».

Другое, чего она не понимала до сегодняшнего дня, это как сильно, наверное, пострадала его гордость из-за того, что его бросила жена. Такой личности, как Росс, было невыносимо оказаться объектом сплетен. Ей было легче перенести это, ибо она оставила респектабельное общество. «Мне не приходится выдерживать пристальные взгляды и шепоток знакомых».

Интересно, что Росс чувствовал по отношению к ней сегодня? Хотел ли он лечь в постель или просто поцеловать из любопытства? Она подозревала, что дело, возможно, в ином. «Даже сейчас, если бы я пошла к нему и улеглась рядом, он, вероятно, не отказался бы соединиться со мной, поскольку, похоже, до сих пор находит меня привлекательной. И это, вполне вероятно, не та страсть, что мы разделяли, когда он доверял мне и любил меня, но мы могли бы испытать огромное, чисто физическое наслаждение.

Как жаль, что невозможно отъединить тело от чувств, однако физическая близость явится платой за эмоциональное опустошение. Если мы с Россом снова станем любовниками, я не доделаю дела до конца, ибо из-за подводных течений оно не сможет сдвинуться с места».

До Джулиет наконец дошло, что она лежит, свернувшись калачиком, и прижимает к груди подушку, как свое единственное спасение. Весь уголок подушки промок от слез. Женщина глубоко вздохнула, перекатилась на спину и заставила себя расслабиться, постепенно, от кончиков пальцев на ногах и вверх по всему телу. «Я должна владеть собой, иначе эта экспедиция в Бухару станет катастрофой. Чтобы совершить путешествие, нам с Россом надо действовать эффективно, без сомнений и взаимных обвинений. Разумеется, я не стану ворковать над ним, как влюбленная молочница, а буду делать то, что требуется, чтобы помочь Иану. Если, конечно, он еще жив. А потом мы благополучно возвратимся в Сереван, и у меня хватит мудрости и достоинства, чтобы еще раз отпустить мужа».

Глава 6

На следующее утро Росс едва очнулся от беспокойного сна, чувствуя себя, как после кораблекрушения. «Но я выжил, а встреча с эмиром Бухары наверняка легче, чем мое личное поражение».

Он как раз закончил одеваться, когда слуга пригласил его завтракать. Росс неохотно последовал за ним, спрашивая себя, не к Джулиет ли его ведут. К вящему облегчению, он увидел, что единственным человеком, сидевшим за низким столиком в маленькой, залитой солнцем столовой, оказался пожилой узбек, судя по всему, управляющий Серевана.

На узбеке был белый тюрбан и красочно расшитый халат из тканого шелкового материала, называемого «икат». Когда Росс вошел, узбек почтительно наклонил голову.

— Салаам алейкум, милорд, — сказал он, в традиционном приветствии желая гостю мира. -

Меня зовут Салех, я самый покорный слуга Гул-и Сарахи. Умоляю простить меня, что не встал поприветствовать вас, но у меня старые, слабые колени, и они протестуют, если я слишком часто пользуюсь ими.

Росс опустился на подушку, лежавшую возле стола, с непринужденностью, выработанной многолетней практикой.

— Алейкум салаам, — ответил он, возвращая приветствие. — Для меня большая честь, что вы попросили нежданного странника разделить с вами хлеб и соль. Я бы очень опечалился, если бы ваши колени из-за меня пострадали.

Салех рассмеялся. Блестящие глаза его над седой бородой сверкнули любопытством. Он явно собирался кое-что обсудить, но сначала предложил гостю чай, белый сыр и свежий горячий хлеб.

Когда Росс покончил с едой и потягивал вторую чашку чая, Салех сказал:

— Вы весьма искусно говорите по-персидски, милорд.

— Язык этот настолько красив, что учить его — само наслаждение. И, как и в других восточных языках, в нем множество цветистых оборотов. — Наклонившись к узбеку, Росс предложил:

— Если хотите, можем поговорить на другом языке.

Аицо Салеха просветлело.

— А, вы говорите на языке моей родины! Это вам весьма пригодится в Бухаре.

Росс пристально поглядел на него.

— Вам об этом сказала Джулиет, то есть Гул-и Сарахи?

— Да. Сегодня утром она сообщила, что ее брата посадили в тюрьму по приказанию эмира и что вы вместе поедете, чтобы все выяснить. — Салех взял персик и стал снимать с него кожицу остро отточенным ножом. — Я обдумал это дело и решил, что смогу сопровождать вас.

Росс поднял брови, удивляясь, почему в Сереване все решается без него. «Но все же коренной бухарец наверняка будет полезен».

— Дорога длинная и трудная, отовсюду может грозить опасность. Вы уверены, что хотите ехать с нами?

— Сказать по правде, нет. — Узбек закончил чистить персик и разрезал его на кусочки. — Я старый человек, и мне нравится жить в удобстве, но я в великом долгу перед Гул-и Сарахи, так что моя поездка с ней в Бухару послужит лишь скромной платой.

Росс заинтересовался и ободряющим тоном спросил:

— В самом деле?

— Я происхожу из знатной бухарской семьи, и меня считали многообещающим ученым, — объяснил Салех. — Но эмир почему-то невзлюбил меня. Не нынешний эмир Насрулла, а его отец, которого Насрулла убил. Кстати, он убил и своих братьев, так, на всякий случай, чтобы не зарились на его место. Эмир — тяжелый человек, но короли иной раз так поступают. Хотите персик? Это первый в нынешнем сезоне, очень хорош. — Салех отрезал кусочек и грациозно предложил его Россу. — Чтобы сохранить здоровье, я решил покинуть родину. Совершил паломничество в Мекку, посетил Константинополь и Тегеран, повидал много разных стран. Со временем женился и поселился здесь, в Сереване. Тогда это была процветающая община. Потом милостивый Аллах, пути коего неисповедимы, отозвал свои благословения. И пришла чума, и засуха, и набеги туркменов. Деревня погибала, пока не появилась Гул-и Сарахи. Это она вложила в Сереван сердце, вернула ему здоровье и силу.

Росс взял кусочек персика.

— Она замечательная женщина!

— О да! — Руки Салеха замерли, и он устремил взор в пространство. — Умирала не только деревня. Когда появилась Гул-и Сарахи, мой единственный сын Рамин был на грани смерти, его пожирала лихорадка. Гул-и Сарахи дала ему английское лекарство и выхаживала его своими руками, пока жар не спал. Она сказала, что мальчик поправился по милости Аллаха, но мы с женой знаем, что Аллах послал нам Гул-и Сарахи. — Он предложил Россу еще кусочек персика. — И я поеду вместе с ней в Бухару.

Росс вежливо отказался от фрукта, думая о том, что смысл этой истории в том, что Салех будет предан Джулиет, но вовсе не обязательно ее мужу.

— Вы знаете город и его улицы. Как вы думаете, каковы наши шансы на успех?

Узбек пожал плечами.

— Трудно сказать. Сейчас переходить через Каракумы очень опасно, ибо туркмены недавно убили губернатора, которого поставил над ними эмир Хивы. Туркменские племена рассеялись, некоторые бежали в Хиву, некоторые в Бухару, многие действуют сами по себе. Если нам удастся переход через пустыню, мы скорее всего узнаем, что этот ваш британский офицер уже мертв. Но даже если он жив, эмир не отпустит его. Однако если Аллах будет милостив, мы сможем разузнать о судьбе офицера и благополучно вернуться. — Он вздохнул. — А потом, боюсь, вы увезете от нас Цветок пустыни.

Мгновенно насторожившись, Росс спросил:

— А почему я должен сделать это?

— Разве вы ей не муж?

Удивившись, что Джулиет рассказала об этом Салеху, Росс ответил:

— Только согласно английским законам. Настоящего брака между нами не существует. Сереван — дом, который Гул-и Сарахи выбрала, здесь же она и останется, я в этом уверен.

Салех внимательно поглядел на Росса, но ничего не сказал. Ему было интересно наблюдать за этим английским лордом: такое непроницаемое лицо, такой бесстрастный голос. «Пусть Гул-и Сарахи и ее красивый муж говорят, что между ними ничего нет, — их поведение свидетельствует об ином».

Английский лорд продолжал:

— Думаю, мне нет нужды напоминать об этом, но я все же скажу. Женщина, которую я знал под именем Джулиет Камерон, была своевольной и смелой почти до безрассудства. Я верю, что вы за ней приглядите и воспользуетесь своим на нее влиянием, чтобы она не бросалась своей жизнью, когда в этом нет необходимости.

«Очень интересно», — подумал Салех.

— Вы правы, вам не следует об этом просить. Я сделаю все, что смогу, чтобы защитить ее. А после нее — вас. — Он, украдкой улыбнувшись, налил себе чаю. Салех всегда считал, что у Гул-и Сарахи должен быть мужчина, и вот теперь он перед ним. «И такой мужчина стоит того, чтобы за него держаться».


Распорядившись о самых неотложных делах, Джулиет решила пострелять по мишеням, чтобы успокоить натянутые, как тетива, нервы. Она торопливо пришла в глубокий овраг, который использовался здесь для обучения стрельбе. Это было отличное природное укрытие, ибо горный рельеф заглушал шум до такой степени, что звуки выстрелов были почти не слышны в находившейся неподалеку крепости и в деревне.

Она пришпилила на земляной вал зеленые листья величиной с ладонь и начала стрелять. В течение получаса Джулиет в полной мере применила все свое искусство, справедливо считая, что в предстоящем путешествии от нее потребуется превосходная меткость.

И все же, несмотря на сосредоточенность и разрозненное эхо ружейных выстрелов, она очень скоро услышала звук чьих-то осторожных шагов. Она мгновенно поняла, кто это, — по походке и по еле различимому шороху, который в отличие от восточной обуви производили по гравию и камню сделанные в Европе башмаки.

Росс приближался, и Джулиет воодушевилась от самоуверенности. Не имея понятия, что ему сказать, она так и стреляла, пока не кончились все патроны. Половина листьев-мишеней оказались сбитыми.

Из-за спины Джулиет донеслось:

— Впечатляет. По-моему, я не встречал никого, кто стрелял бы так быстро и так метко.

— Это ружье заряжается с казенной части, поэтому так быстро. — Джулиет с благодарностью ухватилась за нейтральную тему и, повернувшись, вручила ружье Россу, вспомнив при этом, что в муже ей всегда нравилось, как он спокойно воспринимает ее традиционно мужские навыки.

Росс опытным движением разрядил оружие и внимательно осмотрел его.

— Отличное ружье. Полагаю, изготовлено на заказ английским оружейным мастером?

— Да, это улучшенная обработка конструкции Фергюсона, хорошо пристреляно. В этой части света такое оружие просто необходимо. Хочешь попробовать?

Он кивнул, и Джулиет достала из патронной сумки с полдюжины патронов. Не сговариваясь, они сумели не коснуться друг друга. «В этом превосходном умении действовать сообща и без прикосновений есть какая-то ирония. Но еще большая ирония заключается в том, что я предложила ему свое ружье. Такой близости я не позволила бы ни одному мужчине».

Росс на миг задержался, приноравливаясь к оружию, потом прицелился и начал стрелять. Джулиет принялась считать про себя. Он выстрелил шесть раз менее чем за минуту. Не так быстро, как удавалось ей, но зато весь лист оказался изодранным в клочья.

— Может, я стреляю и быстрее, — рассудила она, — но ты точнее.

— Возможно. — Росс возвратил ружье. — Настоящее искусство состоит в том, чтобы стрелять хорошо, когда это нужно. Вчера мое ружье не принесло мне никакой пользы: оно осталось на лошади, а я нет.

За ночь Росс как-то неуловимо изменился. Джулиет, вглядываясь в его лицо, поняла, что вчера он жаждал расспросить ее, попытаться наладить их отношения, в нем была какая-то открытость. Теперь все это исчезло. Он принял решение относительно своей блудной жены, и его порывы были отныне за семью печатями, за барьером его самоконтроля, непроницаемого, как вулканическое стекло. Его карие глаза не выказывали ни тепла, ни гнева, но одну только безликую вежливость, с которой он обратился бы к любому случайному знакомому.

Джулиет мысленно решила соответствовать его отстраненности, ибо так было бы легче для них обоих. К сожалению, она сомневалась в себе, поскольку сдержанность и умение владеть своими эмоциями никогда не были сильной стороной ее характера.

Росс невзначай прислонился к валуну и скрестил руки на груди.

— Неужели у меня такой странный вид? Или ты надеешься, что если будешь долго и свирепо взирать на меня, то я исчезну?

— Прости, я не хотела так таращиться. — Джулиет опять залилась румянцем. За вчерашний день она краснела чаще, чем за весь прошлый год, поэтому лучше было перейти к общим темам. Впрочем, Джулиет передумала. «Может, самообладание — не самая сильная моя черта, зато прямота уж безусловно. Так что я сейчас ею же и воспользуюсь». — Не знаю, как и вести себя с тобою, Росс. Ты для меня и знакомый, и чужой одновременно. У тебя есть какие-нибудь предложения?

Несмотря на то что он не двинулся с места, у Джулиет создалось впечатление, что он напрягся.

— Знакомость — это просто иллюзия, — ответил он. — Двенадцать лет назад мы очень мало узнали друг о друге, а наши отношения были страстными, но в основном поверхностными. Большую часть своей зрелой жизни мы прожили порознь, занимались разными делами, среди людей разной культуры. Мы чужие, Джулиет, хотя в ближайшие два месяца будем преследовать одну и ту же цель. Полагаю, мы должны вести себя, как дальние родственники, которых ничего не связывает, но они дружелюбно настроены друг к другу.

Губы Джулиет болезненно скривились от изумления. «К лучшему это или нет, но любовь к Россу формировала и определяла всю мою жизнь, и он не может считать наш брак всего лишь „поверхностными отношениями“. Впрочем, я спросила Росса о его чувствах и заслужила тот ответ, который он мне дал».

— Прекрасно, — сказала она, пытаясь держаться непринужденно. — Буду считать тебя троюродным братом.

— Троюродным братом, с которым давно не виделась, — с мрачным юмором согласился он. — А потом во время путешествия неплохо бы тебе выказывать желание падать ниц и ублажать своего работодателя.

Джулиет высоко вскинула брови.

— Я собиралась выступить в роли этакого незадачливого, ненадежного слуги, который не позволит обмануть тебя никому, кроме его же самого.

— Тебе это больше подойдет, чем раболепие, — с еле заметной улыбкой заметил Росс. — Кстати о слугах: я решил отпустить тех двоих, что нанял в Тегеране. После того как они провели ночь в твоей крепости, они уже наслышаны о таинственной Гул-и Сарахи, а раз они знают, что высокая женщина-ференги — самая главная в Сереване, они легко догадаются, кто мой новый слуга в покрывале. А это небезопасно.

— Об этом я не подумала, — нахмурилась Джулиет. — Мои люди вряд ли станут рассказывать обо мне чужакам, но ты прав: лучше отпустить твоих проводников. И хотя я обычно одеваюсь в мужскую одежду, мне никогда не приходилось так долго носить маскарадный костюм, поэтому трудно будет скрыть свою личность. Тебе лучше сейчас же рассчитаться с твоими слугами. — Она мысленно перебрала другие темы, которые им следовало обсудить. — Ты уже говорил с Салехом?

— Да. Он будет весьма полезен в Бухаре, и, видимо, ему можно доверять. Он не выдаст. Может, вы с Салехом подготовитесь сегодня, чтобы уже завтра днем выехать в Серахс? Тогда мы приедем туда до наступления ночи, а если повезет, догоним караван, который я пропустил в Мешхеде.

Джулиет на миг опешила, но сумела скрыть это «Росс прав: если существует хотя бы малейшая надежда, что Иан жив, надо поторапливаться. Это жизненно важно». Посмотрев на солнце, она прикинула, что полудня еще часа два.

— Мы соберемся.

— Хорошо. Нам понадобятся верблюды, чтобы пересечь Каракумы. Мы сможем достать их в Серахсе?

Джулиет кивнула.

— Я знаю человека, который продаст нам приличных верблюдов по слегка грабительской цене. Возьмем в Серахс кого-нибудь из моих людей, они потом приведут лошадей обратно.

Сказав это, Джулиет окинула взглядом прекрасно сшитый европейский сюртук и брюки мужа и нахмурилась. После того как в течение долгих лет у нее перед глазами была лишь свободная, с множеством складок восточная одежда, ей казалось странным увидеть человека в облегающем фигуру костюме. Почувствовав, что контуры его гибкого, мускулистого тела невольно возбуждают ее, она глубоко вздохнула и задержала дыхание. «Помимо соображений личного порядка, есть еще причины, отчего надо позаботиться о фасоне его платья».

— Наверное, тебе не стоит носить европейский костюм.

— Я оделся так специально, хотя, может, это и рискованно, — объяснил он. — Какой бы статус в Бухаре у меня ни был, я все равно окажусь ференги, который проделал огромное расстояние, чтобы просить за своего соотечественника, поэтому я подумал, что именно так мне и надлежит выглядеть. Кроме того, я боюсь носить азиатскую одежду, потому что меня могут принять за шпиона. Я ведь не сумею убедительно изображать туземца.

— Все это вполне обоснованно, — согласилась Джулиет, — но я думаю, все мы будем меньше рисковать, если ты оденешься, как местный житель, по крайней мере пока до Бухары не останется день пути. Конечно, гораздо труднее скрыть иностранное происхождение, когда ты путешествуешь в одиночку со своими слугами, но в караване затеряться проще. Оденься, как остальные, и закрой волосы тюрбаном. Если хочешь, я раздобуду тебе одежду.

— Превосходно! Поначалу английский костюм мне не мешал, но вчера из-за него меня чуть не убили. Так что, видимо, пора сменить стратегию. — Взгляд его упал на темно-синее покрывало Джулиет. Она свободными фалдами обмотала его вокруг шеи, чтобы подставить лицо лучам весеннего солнышка. — Раз уж мы заговорили об одежде, меня интересует твоя паранджа. Как ты защищаешь кожу от этой краски-индиго?

Джулиет улыбнулась. «Как это похоже на Росса! Его всегда заботят подобные вещи».

— Ты разоблачил меня: это не настоящая туарегская паранджа, чтобы не запачкаться, я взяла европейскую ткань такого же цвета и фактуры.

— Приятно слышать, что тщеславие в тебе еще полностью погибло.

— Дело не в тщеславии, просто я не желаю иметь синюю кожу, — парировала Джулиет, радуясь тому что уловила иронию в его голосе. — Кстати о коже. Неплохо бы тебе немного загореть или запачкаться — тогда никто не догадается, что ты ференги.

— В таком случае это камешек и в твой огород — никогда не встречал такого чистого тарги, как ты.

— Не имеет значения: вряд ли в Туркестане найдется тот, кто хоть раз видел туарега. — Джулиет поглядела на свою черную хламиду. — И все же интересах безопасности… — Женщина вручила ему ружье, потом улеглась, вытянувшись, на землю и принялась кататься.

Росс расхохотался, и это чрезвычайно обрадовало Джулиет.

— Ты такая смешная!

Джулиет несколько раз перекатилась со спины на живот, потом встала и начала стряхивать с себя пыль. В результате всей этой процедуры одежда превратилась в обильно сдобренную землей и пылью груду тряпок.

В глазах Росса промелькнули искорки изумления, взгляд его несколько потеплел.

— Тебе повезло, что никто не знает, как выгляди туарег: все тарги, которых мне доводилось видеть, были кареглазые. Впрочем, серый цвет глаз знаком жителям Центральной Азии, и вряд ли твои глаза привлекут слишком много внимания. Но мне кажется, тебе следует позаботиться о новом имени. Поскольку Гул-и Сарахи — персидское имя, кое-кого, возможно, озадачит такой весьма странный выбор для мужчины — уроженца Северной Африки.

Джулиет сморщила нос.

— Я уже сменила столько имен… Но ты прав. Можешь что-нибудь предложить?

Росс задумался.

— Как тебе Джелал? Оно созвучно Джулиет и Гул-и Сарахи, так что ты легко привыкнешь.

— Отлично. Но и тебе нужно другое имя.

— Мои слуги называют меня Кхилбурн. Вполне уместно в Центральной Азии. Так что я воспользуюсь этим именем. — Он задумчиво посмотрел на жену. — Хорошо бы тебе притвориться, что не много понимаешь по-персидски и будешь по возможности молчать.

— Хочешь сказать, что я должна держать язык за зубами, чтобы не попасть в какую-нибудь переделку?

— Именно.

Джулиет хихикнула.

— Как ни неприятно, но я вынуждена признать, что ты снова прав. Ладно, я буду молчаливой и эксцентричной со всеми, кроме тебя и Салеха. Но и тебе есть о чем побеспокоиться, Росс, вернее, Кхилбурн. Забудь об этих прекрасных манерах, которым тебя обучала герцогиня. Не помогай мне, если я буду тащить тяжелую поклажу, не позволяй первой пройти в дверь и не выказывай никаких знаков внимания, которые обычно выказывают женщинам. В общем, забудь, что я женщина.

— Это не так уж трудно, поскольку ты с головы до ног упакована в черные тряпки, — сухо ответил он, возвращая ей ружье. — Ладно, хватит тратить время попусту. Ведь мы через два часа выезжаем, Джелал. Я-то соберусь быстро, но представляю, сколько провозитесь вы с Салехом.

— Чтоб не сказать больше. — Джулиет повесила ружье на спину, а потом снова обмотала голову покрывалом.

Они молча, но вполне дружелюбно вернулись в Сереван, и Джулиет решила, что из разряда полузабытых троюродных братьев они перешли к двоюродным. «И это самая верная дистанция: чем ближе, тем опаснее».


Когда Росс попытался рассчитать слуг, его тщательно продуманный план дал сбой. Аллахдад принял отставку и выходное пособие с неподдельной радостью, Мурад же внезапно задержался и, подождав, пока товарищ выйдет из комнаты, сказал:

— Я понимаю, что вы хотите проучить меня за то, что я бросил вас туркменам, но, пожалуйста, Кхилбурн, не прогоняйте меня!

— Я вовсе тебя не наказываю: какой был смысл приносить себя в жертву? — ответил Росс, слегка удивленный страстностью молодого человека. — Но я решил, что вы оба убежали, поэтому вчера я нанял двоих новых слуг. Поскольку они лучше знают Каракумы и Бухару, мне будет удобнее с ними. В Мешхеде вы легко найдете работу, а повременная оплата для вас выгоднее, чем путешествие со мной.

— Мне не нужна другая работа! — воскликнул Мурад. — Я хочу поехать с вами в Бухару.

Росс пристально посмотрел на молодого перса. Это был красивый двадцатилетний, располагающий к себе юноша, несмотря на то что оказался неудачливым проводником. Но все же причины, которыми руководствовался Росс, были весьма основательными.

— Сожалею, но мне не понадобятся ваши услуги в дальнейшем.

Глядя на него черными трагическими глазами, Мурад произнес:

— Вы не доверяете мне, Кхилбурн, и это вполне справедливо, но клянусь, я больше вас не подведу.

«Похоже, Мурад говорит вполне искренне, но, к сожалению, он слишком молод и легкомыслен», — подумал Росс.

— Мурад, дело не в том, будете ли вы преданы мне или членам моего отряда. Остаток пути я решил проехать, переодевшись в азиатскую одежду. Надеюсь, так я не привлеку к себе нежелательного внимания; тем не менее велика вероятность, что меня могут принять за шпиона. Кроме того, я нанял некоего тарги из западноафриканской пустыни. Я знаком с ним уже много лет и уверен, что он окажет мне бесценную услугу во время путешествия. Однако у туарегов свои обычаи. Если вы случайно сболтнете кому-нибудь в караване, что я ференги, или начнете распространяться о странностях тарги, вы подвергнете опасности весь отряд. Я не могу так рисковать.

— Вы хороший человек, Кхилбурн, хотя и ференги. Клянусь, что не скажу ничего такого, что принесет вам неприятности. А что касается тарги… — Мурад пожал плечами. — В Азии много разных племен. Я знал вигаров, кафиров, балучи, киргизов… Сомневаюсь, что тарги намного необычнее.

— Мужчины-туареги всегда ходят в покрывалах. Они закрывают лицо и поэтому производят жуткое впечатление, ибо невозможно понять, о чем они думают. Даже на своей родине, в пустыне, о них слагают легенды.

— Если этот тарги богобоязненный и разумный человек, то я не стану с ним ссориться. — Юноша перс пылко подался к Россу. — Я презираю себя за вчерашнее, но если вы позволите служить вам, я искуплю вину и восстановлю свою честь. Умоляю вас, не прогоняйте меня!

Росс неожиданно для самого себя переменил решение. Помимо того, что ему нравился Мурад, он почувствовал, что молодой человек окажется полезным. Интуиция никогда не подводила Росса.

— Ну хорошо, оставайся. Зови меня Кхилбурн и постарайся забыть, что я ференги. Если мы благополучно возвратимся в Сереван и справимся со своей миссией, я дам тебе премию, помимо той оплаты, о которой мы договорились в Тегеране.

Мурад поклонился.

— Я не подведу вас, и не из-за премии, а потому, что честь дороже. — Он вспыхнул и очаровательно улыбнулся. — Хотя не откажусь и от премии. Вы не пожалеете, что оставили меня, Кхилбурн!

Оставалось надеяться, что это окажется правдой.


Отправив Мурада упаковываться, Росс передал Джулиет записку о том, что с ними поедет еще один молодой человек и что ей следует с самого начала войти в роль мужчины-туарега. По мнению Росса, чем быстрее она облачится в многослойные одежды, тем лучше. «Не видя ее милого лица, фигуры, мне будет легче сдерживать свою неподобающую страсть. Там, в овраге, где она практиковалась в стрельбе из ружья, ее светлое лицо так выделялось на фоне черных одежд, толстая коса огненно-рыжих волос призывно ниспадала с плеч… Мне пришлось отойти и скрестить руки на груди, чтобы не протянуть невольно руку и не коснуться Джулиет. Еще сломала бы мне запястье за дерзость! Не хватало только с этого начать путешествие!»

Возвратившись к себе, Росс обнаружил на кровати свой новый гардероб. Подобран он был как нельзя лучше: одежда не слишком роскошная и в то же время не нищенская. «Значит, можно надеяться, что Джулиет все будет делать как надо, раз уж она даже в мелочи постаралась проявить себя».

Просторная, с многочисленными слоями одежда была распространена по всему исламскому миру. Однако, несмотря на бесконечное разнообразие ее видов, североафриканское одеяние было, как правило, проще и в большинстве случаев состояло из рубах, подобных ночным сорочкам, и накидок, которые потом оборачивались вокруг тела различными способами. Благодаря бесформенным слоям Джулиет могла успешно скрываться за туарегским платьем. Азиатская одежда, напротив, тяготела к большей строгости и обычно включала один или несколько свободных, длинных халатов с рукавами, которые надевались поверх туники, рубашки или брюк.

Сбросив с себя европейский костюм, Росс облачился в свой новый наряд. К счастью, Джулиет удалось разыскать белую хлопковую тунику, достаточно широкую, чтобы она не стесняла его в плечах. Мешковатые серые брюки, правда, могли бы быть немного длиннее, но в общем-то они оказались не столь короткими, чтобы вызвать пересуды. Черно-зеленый полосатый халат, так называемый чапан, надевался поверх туники и брюк и доходил ему до колен. Росс подпоясался длинным белым кушаком, а потом напялил на себя еще и ватное громоздкое пальто. Оно доходило ему почти до лодыжек. По крайней мере одежда не стесняла движений, тем более что ее предстояло носить днем и ночью. Причем весь следующий месяц.

Ноги Росса были слишком велики для этой части света, и потому неудивительно, что подходящей пары обуви для него не нашлось. Однако его темно-коричневые невзрачные башмаки вряд ли привлекли бы внимание, особенно в их нынешнем состоянии, стоптанные и бесформенные. Под грудой одежды лежал красивый резной кинжал. Вытащив клинок из ножен, Росс заметил смертельно заостренное лезвие, которое свидетельствовало о том, что это настоящее, разящее, а отнюдь не декоративное оружие. Он ткнул кинжалом в кушак: «С ружьем, пистолетом и кинжалом, спрятанным в башмаке, я вооружен, как настоящий бандит-горец. Однако если нам повезет, оружие мне не пригодится. Я ведь уже давно пришел к выводу, что хороша драка — это та, которой удается избежать».

Наконец Росс обратил внимание на отрез белом муслина, предназначенного для его тюрбана. Тюрбан — чрезвычайно практичный головной убор. Oн защищает голову и от солнца, и от холода, впитывая пот, его можно натянуть и на рот, чтобы уберечься и песка и пыли. Кроме того (и в этом заключена мрачна практичность, свойственная Востоку), в тюрбане достаточно материи, чтобы полностью обернуть тело человека, то есть использовать его в случае необходимости как саван.

Помимо этого, тюрбан еще и указывал на племя или класс, на моду и личность. Тщательно поразмыслив, Росс решил, что больше всего ему подойдет афганский стиль. Афганцы часто бывают высокими, так что его рост не вызовет особых подозрений. Кроме того, как большинство жителей Центральной Азии, афганцы были суннитами, членами огромной, в основном ортодоксальной ветви ислама, в то время как персы в основном принадлежали к секте шиитов. За пределами Персии шиитов часто преследовали, иногда даже убивали. «Так что уж лучше не быть похожим на перса. И вообще из соображений безопасности надо выглядеть как можно скромнее».

Карлайл надел на голову войлочную тюбетейку, которую прислала ему Джулиет, потом небрежными складками сложил муслин. Прошло уже несколько лет с тех пор, как он последний раз надевал такой головной убор, правда, тогда он был в индийском стиле. Впрочем, руки Росса помнили основные приемы, и после одной-двух неудачных попыток он умудрился замотать и подоткнуть ткань в довольно приличный афганский тюрбан. Один конец его свешивался сбоку, вдоль шеи.

Джулиет также снабдила его небольшим количеством сурьмы. Чуть темнее, чем волосы, ресницы и брови Росса, по азиатским меркам, казались светлыми, так что, наложив на ресницы сурьму, Росс аккуратно подвел брови.

Потом он тщательно осмотрел себя в небольшое зеркальце. «Неплохо, — решил он. — Жаль только, что у меня нет большой черной бороды. В то же время маловероятно, чтобы кто-нибудь теперь сразу же распознал во мне ференги».

Изменить внешность было чрезвычайно важным делом, но не менее трудной задачей оказалось изменить образ мыслей. Надо думать о себе, как о восточном человеке, а не как об англичанине, чтобы ненароком не выдать себя. Раньше, в менее критических ситуациях, Росс успешно перевоплощался. Хорошо бы и на сей раз не ударить лицом в грязь.

Карлайл распорол подкладку своего английского пальто и извлек оттуда рекомендательные письма. Запечатанные, в промасленных конвертах, эти письма легко разместились в пухлом чапане. Потом Росс упаковал европейскую одежду, правда, не всю, часть оставил в Сереване.

Наконец, осмотрев свой багаж, он невесело улыбнулся. «Путешествие через Каракумы крайне опасно, а пребывание в Бухаре и того больше. И все же куда труднее жить бок о бок с женщиной — единственной на свете женщиной, которая по-настоящему владеет моей душой. Ибо она по-прежнему властвует надо мной. И да поможет мне Господь!»

Глава 7

Верблюд наклонил голову и неприязненно закричал на Росса. Догадавшись, что животное собирается плюнуть в него, Росс осторожно отошел в сторону и пробормотал себе под нос:

— На мой взгляд, ты не менее безобразен.

Позади него раздался сдержанный смешок, и потом тихо, чтобы никто не услышал, Джулиет проговорила:

— Но как верблюд, он вполне пригоден.

Росс вручил поводья Джулиет. В сущности, она была права: верблюд был довольно симпатичный, если, конечно, вообще могут нравиться животные, которых Господь Бог создал не в самый лучший свой день.

Монгольские и туркменские верблюды принадлежат к разновидности двугорбых бактрианов; они ниже ростом, плотнее и мохнатее, чем одногорбые дромадеры, которых можно встретить в Северной Африке и в Западной Азии. Бактрианы превосходно переносят климат Центральной Азии, где резкая жара сменяется таким же сильным холодом, так что Бог, очевидно, знал, что делал, расселяя верблюдов на территории, наиболее им подходящей.

Передав только что приобретенное животное на попечение Мурада, Джулиет вернулась к Россу, чтобы помочь выбрать последнего верблюда для их путешествия. Следующий, которого они осмотрели, оказался слабым самцом. Джулиет со знанием дела помассировала его горбы двумя руками, потом покачала головой.

— Этот недостаточно упитан. Пусть попасется еще несколько месяцев. Он вряд ли вынесет переход в Бухару.

Росс полностью доверился ей, ибо у него не было особого опыта общения с верблюдами. Несмотря на феноменальную выносливость, они в то же самое время были хрупкими животными и нуждались в длительном восстановлении сил после тяжелой работы. Только самые здоровые верблюды способны выдержать переход через Каракумы, и поэтому Джулиет уже отвергла некоторых животных из предложенных купцом.

Следующей оказалась гладкая верблюдица с густой черной шерстью на шее. Она кокетливо скосила глаза, потом тряхнула головой и рыгнула прямо в лицо Россу. Верблюды так выражают свой добрый нрав.

Росс осторожно осмотрел массивные крепкие ноги животного, а Джулиет тем временем проверила, здорова ли самка. Тщательно обследовав горбы, она заключила:

— Эта подойдет.

— И мне нравится. — Росс дружески шлепнул верблюдицу. — Я сам поеду на ней и назову Джульеттой.

Жена гневно сверкнула глазами в узкой прорези покрывала, однако от комментариев воздержалась, поскольку к ним приближался владелец верблюдов Мустафа Хан.

Они выехали из Серевана получасом позже назначенного времени. Салех сменил свои сверкающие шелка на скромный наряд купца, а Джулиет в своих развевающихся черных одеждах с покрывалом была вполне убедительна в качестве надменного, колкого слуги. Мурад неприкрыто дивился на своего компаньона-туарега, однако ни на какие замечания не осмеливался, ибо его первое же пробное приветствие было встречено холодным взглядом и односложным, невразумительным ответом.

В сопровождении шестерых людей из Серевана они спустились с горного плато к бесплодной равнине, уходящей вдаль, и еще до захода солнца добрались до Серахса. Невзрачная деревенька с глинобитными строениями притулилась возле мелкой илистой речушки. Номинально она находилась под контролем персов и состояла примерно из двух тысяч семей некочевых туркменов.

Желая рассмотреть верблюдов при солнечном свете, Росс потребовал, чтобы Джулиет привела путников к торговцу скотом, как только они доберутся до города. Теперь, когда сгустились сумерки, Росс уселся попить чаю и договориться с купцом о цене. Умение торговаться — это на Востоке искусство и одновременно развлечение, и Мустафа Хан с удовольствием начал этот процесс, назвав оскорбительную, несообразно высокую сумму.

Росс мог расплатиться не торгуясь, однако сей факт привлек бы к нему опасное внимание, что, естественно, доказало бы, что он человек не восточный. Карлайл тотчас согласился на половину заявленной цены, а потом с наслаждением наблюдал, как Мустафа Хан стонет, жалобно закатывает глаза, горестно опустив свои черные усы.

Туркменский купец подчеркнул, что почтенный Кхилбурн выбрал самых лучших животных, потом, красноречиво поведав о своей любви к верблюдам, о том, что они для него как любимые дети, и о том, что он выставил их на продажу, только чтобы услужить такому достойнейшему путешественнику, каковым является его благородный гость, Мустафа Хан снизил цену на десять процентов.

Росс много лет провел на Востоке и прекрасно овладел искусством торговаться на азиатских и африканских базарах, поэтому он разразился обличительной речью, в которой перечислил все изъяны животных:

слабость ног, плохое состояние, вероятность того, что они свалятся замертво, не достигнув и середины Каракумов. И, несмотря на то, что он мог бы приобрести верблюдов где угодно, симпатия и уважение, которые зародились в ту самую минуту, как только он увидел Мустафу Хана, заставили его предложить намного больше, чем могла стоить эта паршивая скотина.

Всякий раз, когда Росс приводил очередной довод, Мустафа Хан хватался за сердце и бормотал, что почтеннейший Кхилбурн хочет сделать детишек Мустафы Хана сиротами и нищими. Однако он вновь снизил цену. И к их обоюдному удовольствию, торг продолжался еще часа два. За это время были выпиты шесть крошечных чашечек чаю. Между тем спутники Росса с истинно восточным терпением предавались праздности. Все, кроме Джулиет, которая беспокойно расхаживала по двору. Вид у нее был сумрачный и грозный.

Росс дважды поднимался, чтобы уйти, за ним сразу же устремлялись Салех, Мурад и Джулиет. Они уже почти вышли на улицу, когда их нагнал Мустафа Хан и выдвинул новое предложение.

Наконец сделка состоялась. Росс приобрел пять верблюдов, два вьючных седла и кое-какие небесполезные в пути вещи. Скорбно объявив, что окончательная цена разорила его, Мустафа Хан тотчас весело проинструктировал Росса, как добраться до караван-сарая, где коротали ночь погонщики.

В облике Джелала Джулиет исполняла роль погонщика верблюдов, поэтому она взялась оседлать и навьючить двух животных поклажей и снаряжением. Оседлав первого верблюда, она дважды затянула подпругу, а потом потянула за нее, чтобы животное опустилось на колени. Натягивание подпруги требовало больших усилий: сначала Джулиет схватилась за длинную шерсть на шее животного, одновременно дернула за уздечку, продетую через ноздри, и пнула верблюда в голень. Животное недовольно заревело, но опустилось на колени. Росс удивленно наблюдал за этой сценой. Подобное обращение с лошадью считалось бы оскорбительным, однако внимание верблюда не привлечь ничем, кроме как грубостью.

Росс принес поклажу и тихо спросил:

— Ну, как я справился с торгами?

— Ты переплатил несколько динаров, — отозвалась Джулиет, отпрыгивая назад, поскольку верблюд повернул голову и обнажил внушительные коренные зубы. — Впрочем, ты разыграл убедительный спектакль с этим старым разбойником — Мустафой Ханом.

Росс усмехнулся и пошел седлать следующее животное. «Нам с Джулиет и впрямь надо быть осторожнее: ни она, ни я не можем противостоять соблазну обмениваться мыслями и непочтительными замечаниями. Конечно, никто не поймет, ибо мы говорим на тамашек и вставляем английские слова, когда нет подходящего туарегского термина, но тем не менее…»

Они несколько задержались у Мустафы Хана, потому что второй верблюд ухитрился сбросить поклажу, когда вставал на ноги. Росс ничуть этому не удивился, лишь вздохнул и снова принялся за нудную работу: навьючил верблюда и устроил багаж удобнее. Наверное, единственное, в чем проявлялось благоразумие верблюдов, — это в их умении сбрасывать груз, и для того, чтобы пристроить им на спину поклажу, требовалось большое мастерство. Россу уже несколько лет не приходилось этим заниматься. Впрочем, через какое-то время он явно обретет сноровку.

Джулиет помогала Карлайлу, не произнося ни слова; наконец они благополучно перепаковали груз и отправились в караван-сарай, ведя своих верблюдов под уздцы, потому что улицы становились все оживленнее. Когда караван находился в городе, то все разносчики и базарные ларьки активизировались в надежде заключить как можно больше сделок.

Бурные разговоры и смех эхом разносились по узеньким улочкам; то тут, то там трепетный свет факелов выхватывал какие-то лица в густой толпе. Это было целиком мужское общество, ибо те немногие женщины, что находились на базаре, были чуть ли не полностью закутаны в покрывала. Торговались купцы и потенциальные покупатели, развлекали заинтересованных слушателей сказители, писали письма писцы, в воздухе висел смешанный запах еды, немытых тел, специй и навоза, но все перебивал едкий дым крошечных костров, на которых торговцы жарили кебаб. Даже если бы Росс закрыл глаза, он мгновенно понял бы, что находится в Центральной Азии.

Высокий безбородый Росс поймал на себе несколько удивленных взглядов, но тем не менее никто особенно им не интересовался. Джулиет же, напротив, своим покрывалом и развевающимися темными одеждами привлекала больше внимания. Но это было скорее простым любопытством, нежели подозрением или враждебностью. Мужчины, следуя великому караванному пути из Африки в Азию, бывали за тысячи миль от родины, так что «Джелал» был просто очередным экзотическим гостем. Джулиет выделялась среди окружающих своим высоким ростом, превосходно имитировала мужскую развязную походку; казалось, в эта обстановке она чувствует себя как рыба в воде. Есл бы Росс увидел ее в лагере туарегов в Сахаре, он ни я что не догадался бы, что это женщина.

Как только они выйдут в путь, им придется сократить свой рацион до минимума, поэтому Росс решил вечером хорошенько наесться впрок. Пробиваясь сквозь толпу, он между делом купил несколько вертелов шипящей жареной баранины у торговца кебабами, потом свежий хлеб из пекарни и печенье от кондитера. Снедь, а также небольшую сумку с древесным углем для костра доверили Мураду.

Караван-сараи представляли собой гостиницы для людей и для животных. Их можно было встретить вдоль всего караванного пути — от Атлантики до Китая. Росс с его отрядом миновал высокие ворота и обнаружил в караван-сарае типичные для гостиниц маленькие комнатки для гостей и стойла для животных. Двери выходили на широкий центральный двор.

На дворе горели бессчетные костерки, они служили и для приготовления пищи, и для обогрева в холодную ночь. В караван-сарае было очень шумно: галдели люди, кричали животные, и все эти звуки эхом отражались от глинобитных стен. Сидя вокруг костров, путешественники пили чай и обменивались новостями, а по двору между тем в поисках покупателей расхаживали мелкие торговцы. Можно было различить по меньшей мере дюжину языков и рас, включая индусов в тюрбанах, китайцев с длинными черными косами, арабов в белых головных платках, перевязанных на лбу черными ленточками или веревочками из верблюжьей шерсти.

Над дверью хозяина караван-сарая висела лампа. К счастью, Салеху удалось договориться насчет ночлега, и путники определились в клетушку в дальнем конце строения. В маленькую комнатку внесли багаж, Мурад принялся разводить огонь, Джулиет занялась верблюдами, а Росс и Салех отправились на поиски кафила-баши, главного погонщика каравана.

Пробиваясь сквозь запруженный двор, Росс признал, что Джулиет была права, когда просила его сдерживать свои рыцарские манеры. Он лишь усилием воли заставлял себя стоять рядом и наблюдать, как она выполняет тяжелую физическую работу. Она была выше Мурада и Салеха, правда, несколько тоньше, но уж наверняка не слабее любого из этих мужчин. И все же Россу с трудом удавалось отбросить старые привычки, и он через силу обращался с Джулиет так, как стал бы вести себя с мужчиной.

Он никак не мог забыть, что она — женщина.

Комната у кафила-баши была чуть больше и находилась неподалеку от входа в караван-сарай. Главный погонщик как раз торговался со старостой афганских купцов, которые только что прибыли из Герата и желали присоединиться к большему каравану. Обсудив условия и порядок передвижения, кафила-баши отпустил афганца и повернулся к Россу и Салеху.

— Салаам алейкум. — Он махнул рукой, чтобы они сели. — Меня зовут Абдул Вахаб. Чем могу служить?

Росс отозвался на приветствие и уселся на утрамбованный земляной пол, внимательно разглядывая кафилу-баши. Платье и черты лица последнего указывали, что он узбек. Это был широкоплечий мужчина средних лет, с проницательными темными глазами и властным от природы видом.

Росс назвал себя Кхилбурном, потом представил Салеха, и они с Вахабом договорились, что примкнут к каравану, который тронется в путь завтра на рассвете. Потом, основываясь на интуитивном расположении к кафиле-баши, Росс решил открыться:

— Я полагаю, вы должны знать, что я ференги, англичанин.

Абдул Вахаб поднял брови.

— Для ференги вы прекрасно говорите по-персидски. Заметен лишь легкий акцент, и я подумал, что вы — балучи из южного Афганистана. — Он перевел взгляд на Салеха. — Ну а вы-то, верно, не ференги?

Салех покачал закутанной в белый тюрбан головой.

— Нет, я узбек, как и вы. Другие члены нашего отряда — перс и тарги из Сахары. Ференги только Кхилбурн.

Кафила-баши задумчиво поглядел на Росса:

— А почему вы сказали мне об этом?

— На вашей ответственности благополучие каравана. Я не хотел бы навлекать на вас беду.

— Это достойный мотив. — Нахмурившись, Абдул Вахаб пригладил черную бороду. — Не ездите в Бухару, Кхилбурн, а не то станете сыном смерти, потому что эмир презирает всех европейцев. Подождите в Серахсе еще несколько дней, скоро пойдет караван в Хиву. А это — мой родной город. Там для ференги куда безопаснее.

«Все в один голос заявляют, что мне лучше не ездить в Бухару», — мрачно подумал Росс.

— У меня нет выбора. Я беспокоюсь о судьбе брата, британского офицера, который прибыл в Бухару с официальной миссией и был посажен эмиром в тюрьму.

Главный погонщик каравана сдвинул свои кустистые брови.

— Такой высокий светлый человек, вроде вас?

Волосы Иана были скорее каштанового оттенка, нежели светлыми, но ростом он был с Килбурна и очень светлокожий.

— Да, — кивнул Росс.

— Я собственными глазами видел, как несколько месяцев назад за дворцом эмира в Бухаре обезглавили ференги, по описанию похожего на вашего. В толпе говорили, что он солдат. — Абдул Вахаб сочувственно посмотрел на Росса. — Мне очень жаль, но наверняка казненный — ваш брат. Очень немногие ференги добираются до Бухары, и еще меньше их остается в живых. Вам не стоит продолжать путешествие, потому что теперь в этом нет смысла.

От слов кафилы-баши у Росса екнуло сердце. Несмотря на все разговоры и основанные на слухах свидетельства, в первый раз он встретил человека, который лично присутствовал при казни иностранца, предположительно Иана. Слабая надежда, еще теплившаяся в нем в Константинополе, померкла, и он вдруг решил, что совет кафилы-баши хорош. Пожалуй, следует закончить путешествие здесь. «Не только потому, что это разумнее, но и потому, что так я сумею избежать нескольких недель мучительного соседства с Джулиет».

И едва только в голову ему пришла мысль прервать путешествие, как у него перед глазами возник образ Джин Камерон. «Пожалуйста, Росс, прошу тебя», — умоляла она. Даже сейчас ему нечего было сказать о судьбе Иана, а у Джин тем более осталась бы слабая, хрупкая ниточка надежды.

И более того, Росс вдруг с мучительной ясностью понял, что не желает бежать от горько-сладкого общения с Джулиет.

— Ваш совет мудр, Абдул Вахаб, но я не могу вернуться без очевидных подтверждений. Если мой брат мертв, то эмир, возможно, позволит мне увезти тело в Англию.

Главный погонщик настроен был пессимистически, но все-таки кивнул:

— Будь по-вашему.

Желая больше разузнать о ференги, Росс спросил:

— А тот человек, которого казнили… В каком он был состоянии?

— В очень тяжелом. Почти скелет, с ужасными язвами по всему телу, походил на старика. — Абдул Вахаб поморщился. — Знаете, эмир приказал выращивать специальных паразитов в Черном колодце, чтобы узники еще сильнее мучились. Не думаю, что ференги долго бы продержался в тюрьме. По крайней мере меч прервал его дальнейшие страдания.

— Мой брат, наверное, погиб как смелый человек, — чуть ли не утвердительно произнес Росс.

— Да, верно. Несмотря на то что здорово ослаб, он стоял прямо и правой рукой сделал знак креста перед грудью, а потом заговорил на своем языке. Точно сказать не могу, но я думаю, что он препроводил свою душу христианскому Богу. — Кафила-баши почтительно склонил голову. — Воину больше подобает погибнуть в бою, но уверяю вас, он не опозорил ни самого себя, ни своих родных.

Росс слегка удивился, ибо шурин его никогда не был религиозным, а знак креста вряд ли распространен среди шотландских пресвитерианцев. Но, поразмыслив немного, Росс пришел к такому выводу. Помимо того, что само многомесячное заключение могло изменить духовные верования любого человека, то, что Иан перекрестился, означало, что этим последним жестом он бросил вызов своим мучителям, публично провозглашая свою национальность и религию. «Даже перед смертью его не сломили. Возможно, это хоть в какой-то мере утешит его родных».

— Благодарю за подробные сведения, Абдул; Вахаб. — Росс встал. — В качестве компенсации за то, что мое присутствие может доставить вам беспокойство, сообщаю: мы с моим слугой Джелалом хорошо вооружены и с удовольствием воспользуемся своим оружием, если придется защищать караван.

— Бог милостив, и ваше оружие не понадобится, но я рад слышать, что оно у вас имеется. — В комнату вошли еще два человека, и главный караванщик, кивнув на прощание, обратился к посетителям.

Росс и Салех вышли. Похоже, дела складываются не так уж плохо. «Кафила-баши вроде бы человек способный и терпимый, и если нам повезет, мы пересечем Каракумы без особых происшествий. Поскорее бы закончить путешествие!

К несчастью, придется рассказать Джулиет все, что! слышал о ее брате. А этого мне вовсе не хочется делать».

Глава 8

Джулиет прислонилась к стене караван-сарая, скрестив руки на поджатых коленях, и праздно наблюдала, как Мурад разводит огонь, чтобы приготовить ужин. Прошел целый день, и молодой перс прекратил попытки завязать беседу, поскольку «тарги» отвечал на его поползновения либо молчанием, либо очень односложно. Джулиет грубила нарочно, понимая, что подружиться с молодым человеком было бы чистым безрассудством. Чем меньше Мурад о ней знает, тем лучше.

Женщина сменила положение, чтобы хоть немного ослабить натяжение ленты, которую она носила под одеждой для того, чтобы сделать более плоской грудь. Раньше ей не приходилось беспокоиться об этом, и если она и носила постоянно мужское платье, то по большей части из соображений удобства, а отнюдь не для того, чтобы скрыть пол. Однако на сей раз все обстояло иначе, поэтому ей приходилось соблюдать меры предосторожности. Зная, что ей придется одеваться так постоянно, она намеренно выбрала широкий лоскут. Но все равно «корсет» досаждал ей. Слава Богу, было не очень жарко, ибо зной выносить в таком одеянии было бы куда сложнее.

Окинув взглядом двор, она увидела, как Росс с Салехом пробираются между кострами и дремлющими верблюдами. Росс словно сросся с азиатской одеждой: трудно было поверить, что он английский аристократ. Лицо Джулиет было надежно скрыто покрывалом, поэтому она даже улыбнулась, отметив про себя, что сейчас он похож на восточного аристократа. «С такой внешностью ничего уж не поделаешь, все равно он будет выделяться в толпе».

И вот наступило время вечерней трапезы. Росс, Салех и Джулиет расселись вокруг низкого круглого столика, Мурад поставил посередине большое блюдо, а потом тоже занял свое место. Кусочки жареной баранины, купленной на базаре, возвышались на горке вареного риса, раздобытого в продуктовой лавке караван-сарая. Тут же на столе лежал свежий плоский хлеб.

Согласно обычаю в исламском мире можно есть исключительно пальцами правой руки, поскольку левая считалась нечистой и ею запрещалось лазить в общее блюдо. Джулиет настолько привыкла есть по-мусульмански, что это стало ее второй натурой. Она умело скатывала рис в шарики, затем проворно провожала их в рот легким толчком большого пальца: класть пальцы в рот считалось дурным тоном. Однако она никогда не пробовала есть с покрывалом на лице, и неожиданно это стало для нее препятствием. Даже среди туарегов лишь самые строгие мужчины во время трапезы держали лицо закрытым, и сейчас, раздраженно пытаясь насытиться, Джулиет поняла, почему.

Она немного распустила ткань, чтобы просунуть руку под покрывало, но выяснилось, что материя может сместиться. Дважды Джулиет на ощупь искала «дорогу», пробуя поднести правую руку ко рту, и оба раза просыпала рис на свои одежды. Когда это случилось во второй раз, она поймала на себе веселый взгляд Росса и, укоризненно посмотрев на него, безмолвно разрешила ему посмеяться.

Согласно обычаю, общее блюдо делилось на невидимые зоны, и считалось невежливым брать пищу из пространства другого человека, и слава Богу, иначе «Джелалу» ничего не досталось бы. К тому времени, когда Джулиет закончила есть, мужчины уже пили чай.

Джулиет взяла небольшую пиалу и мгновенно сообразила, что пить через покрывало еще труднее, чем есть. «Более того, не опустив покрывала, я не смогу пить из бурдюка. Придется остерегаться и пить только тогда, когда меня никто не видит, кроме Росса и Салеха. Если мне повезет, то тот, кто мельком заметит мое лицо, решит, что я безбородый юнец. И все равно лучше не полагаться на удачу».

После обеда Росс сказал Мураду:

— Завтра на рассвете выезжаем. — Потом он поглядел на Джулиет и заговорил на тамашек, якобы сообщая то же самое, а на самом деле произнес:

— Давай встретимся за караван-сараем примерно через четверть часа.

Она пробормотала что-то нечленораздельное, удивляясь, зачем им говорить наедине. Что ж, существовал всего один способ выяснить это, поэтому она поднялась и вышла во двор, не дожидаясь дальнейших объяснений. Роль грубияна-тарги давала ей возможность вести себя, как резкий подросток, и Джулиет в общем-то забавлялась этим.

Темнело, и по мере того как люди готовились ко сну, шум в караван-сарае стихал. Джулиет как бы ненароком проведала верблюдов, потом легкой походкой пересекла двор и выскользнула за входную арку прямо на примыкавшую к базару улицу. Затем повернула налево и направилась вдоль стен караван-сарая к его задворкам.

Какой разительный контраст по сравнению с парадным въездом! Вдаль, на восток, насколько хватало глаз, простиралась бескрайняя пустыня. На небе висел тонкий серп луны; с севера дул порывистый ветер; шуршал колючий кустарник, яростно цепляясь за каменистую почву.

Джулиет глубоко вдохнула сухой, пропитанный ароматом пустыни воздух и сразу же ощутила, как беспокойство оставило ее. «Очевидно, все из-за этого маскарадного костюма. Хорошо хоть сейчас я могу позволить себе чуть расслабиться. Одно дело — носить мужскую одежду, когда скачешь на лошади со своими людьми, которые знают, кто я, и совсем другое — обречь себя на то, чтобы месяцами скрывать свой пол. Впрочем, сегодняшний день я пережила вполне успешно, значит, завтрашний окажется еще легче».

Она замерла в тени сучковатого малорослого дерева, ожидая, пока глаза ее приноровятся к свету звезд. Вокруг не было ни души, поскольку странствующие через бескрайние пустыни мужчины всякий раз, когда предоставлялась возможность, предпочитали наслаждаться компанией себе подобных.

Прошло минут десять, и из-за угла караван-сарая неторопливой походкой вышел Росс. Даже в темноте Джулиет безошибочно узнала бы его по росту и сдержанной силе, которая чувствовалась в нем. Джулиет затаилась, любопытствуя, обнаружит ли он ее. Он некоторое время стоял в нерешительности примерно в сотне футов от нее, а затем выбрал правильное направление.

То, что Россу удалось так быстро ее обнаружить, произвело на Джулиет впечатление. Муж стоял выше по ветру, так что вряд ли мог сориентироваться по запаху. Стояла она не шелохнувшись, а ее темная одежда была совершенно незаметна в сумерках. И тем не менее женщина отказала ему в удовольствии ответить на вопрос, как он это сделал. Когда Росс оказался в дюжине футов от нее, она спросила по-английски:

— Что-то случилось, Росс?

— По всей видимости. — Обтекаемыми сухими фразами он поведал ей, что кафила-баши видел казнь ференги, а потом подробно передал свой разговор с узбеком.

Джулиет стоически восприняла эти вести, поскольку, в сущности, они не были для нее неожиданными. И все же когда Росс описывал физическое состояние казненного и его последние минуты, она невольно тяжело вздохнула.

— Мне очень жаль, Джулиет, — еле слышно произнес Росс.

— Кажется, Иан и в самом деле погиб, — отозвалась она, изо всех сил стараясь говорить сдержанно. — Я помню его двадцатилетним. Такой энергичный, полный чувств и жизни. Представить его истощенным, замученным, ослабевшим настолько, что он едва держится на ногах… поистине абсурдно. — Она прерывисто всхлипнула. — В юности мы мечтали увидеть весь мир, испробовать все, что только можно. И вот теперь полная приключений жизнь Иана закончена… завершилась в крови перед целой толпой любопытных зевак.

Голос у нее сорвался. Образ страдающего брата вытеснил из памяти здорового, полного сил Иана, и прогнать это видение не было сил. Джулиет смутно подумала, что так обычно заканчиваются многие приключения — боль и бессмысленная трагедия за тысячу миль от родного дома.

Росс тронул ее за плечо, молча выражая свое соболезнование. Это мягкое прикосновение едва не лишило Джулиет самообладания. Она склонила голову и уткнулась лицом в его ладонь. Ей хотелось выплакать все эти потери: убийство брата, мучительные зарубки, что остались у нее на сердце с юности, гибель надежды и любви. Более всего она оплакивала свою любовь.

Слезы обожгли ей глаза, и Джулиет сердито вытерла их рукой. Потом, почувствовав, что ей необходимо сделать глубокий вдох, она опустила покрывало и в первый раз за многие дни подставила разгоряченное лицо ночному ветерку.

— Ты хочешь прекратить поездку? — спросила она, справившись с собой. — Если мы должны вернуться, то сейчас самое время.

— Я все обдумал, — с расстановкой ответил Росс. — Несмотря на то что Абдул Вахаб был свидетелем казни, мы по-прежнему не знаем, почему убили Иана. Узнать это важно и для твоих родных, и для правительства. И потому мы отправляемся в Бухару. К тому же твоя мать очень хотела предать тело Иана земле в родной Шотландии.

— Для меня это тоже очень важно. — Джулиет хотела было добавить что-то еще, но у нее перехватило дыхание, и она больше не произнесла ни слова.

— Пойдем. Давай погуляем немного, прежде чем вернуться. — Он легонько опустил руку ей на талию и подтолкнул к бескрайней пустыне.

Джулиет покорилась. Интересно, отдает ли себе Росс отчет в своем отношении к ней? Вряд ли. Это прикосновение — всего лишь обычный знак внимания старого друга. И ничего более. Не сравнить с предыдущей ночью, когда страсть буквально полыхала в них обоих.

Для Джулиет страсть пылала по-прежнему, и весь день она болезненно ощущала присутствие мужа. Однако женщина чувствовала, что Росс отбросил эту страсть с такой же решительностью, с какой погасил тогда лампу. И это ее не удивило. «Если бы он возжелал меня, это поразило бы меня куда больше. В семнадцать лет я не понимала, что вообще интересует Росса, теперь же я понимаю его еще меньше. Он был единственным мужчиной, благодаря которому я почувствовала себя по-настоящему желанной. И вот теперь, когда он пренебрегает мною, я ощущаю себя одинокой и покинутой.

Слава Богу, что между нами еще сохранилась какая-то симпатия, пусть даже это бледная тень того, что когда-то связывало нас в прошлом. Но сегодня я пытаюсь пережить казнь брата, и мне так нужна доброта Росса…»

Несколько минут прошло в молчании. Единственным звуком было легкое похрустывание гравия под ногами и шелест ветра.

— Ты никогда не скучаешь по Великобритании? — спросил Росс.

— Иногда, — призналась она. — Мне не хватает зелени. Странно думать, что англичане видят дождь столь часто, что это начинает им досаждать. Здесь же вода — это дар Божий.

Росс засмеялся:

— Здесь солнечный свет и жара считаются нормальным явлением и лишь иногда действуют на нервы. А в Англии летом люди сочли бы даром Божьим жару и зной.

Джулиет слегка улыбнулась:

— А что, разве не так? Человек всегда мечтает о том, что выпадает не часто. Такова уж его природа. — Она снова замолчала, задумавшись, как бы ей не высказать больше, чем хотелось. — Как бы я ни любила Сереван, в Персии я всегда буду чужестранкой. Я никогда не осознавала, до какой степени сформирована под влиянием европейских ценностей, пока не попала в гущу чужого общества. И как ни странно, здесь мне проще иметь дело с мужчинами, чем с женщинами.

— Наверное, это из-за твоего образа жизни — ты ездишь верхом, носишь оружие, отдаешь приказы. На Востоке это исключительно мужской стиль поведения. Ты никогда не жила затворницей, поэтому у тебя мало общего с восточными женщинами.

— Видимо, так оно и есть. Я хотела освободить женщин Серевана, убедить их, чтобы они не ходили в парандже, чтобы требовали к себе больше уважения…

— Судя по твоему тону, ты не слишком в этом преуспела.

— Совсем не преуспела, — вздохнула Джулиет. — Женщины Серевана чувствуют себя счастливее за чадрой, на своей женской половине. Они живут своей, отдельной жизнью. Пришлось оставить все это. И даже жена Салеха, женщина мудрая и разумная, слушала меня, слушала, а потом пришла к выводу, что, судя по моим словам, жизнь английских женщин весьма неудобна.

— Культура сильнее идеологии, — заметил Росс, — и большинство людей счастливы, когда следуют обычаям, на которых выросли. Прирожденные бунтари вроде тебя — редкость.

— Пожалуй. И все-таки жаль, что у меня так мало общего с местными женщинами. Мне недостает подруг, в особенности Сары. — Джулиет остановилась, поняв, что подбирается к слишком опасной теме их совместного прошлого.

Росс, вероятно, почувствовал то же самое, поэтому направил тему разговора в другое русло.

— То, что тебе доставляет удовольствие женское общество, весьма отличает тебя от леди Эстер Стэнхоуп. Она презирала свой пол и предпочла бы родиться мужчиной, чтобы стать блестящим генералом или политиком.

Джулиет с радостью поддержала Росса:

— Да, правда, ты же гостил у леди Эстер. А когда ты к ней ездил? Как она выглядела?

Росс заколебался. «Очевидно, за долгие годы невинное преклонение моей жены перед самобытной „королевой арабов“ отнюдь не потускнело». Он не стал ее разочаровывать.

— Я навещал леди Эстер шесть или семь лет назад. Она предстала остроумной и самоуверенной. Капризной, восхитительной и в то же время довольно трогательной.

Джулиет, опешив, спросила:

— Как могла такая невероятная женщина быть трогательной? Никто в мире не был похож на нее.

— Истинная правда. — Росс понял, что должен тщательнее подбирать слова: «На Джулиет свалилось и так немало дурных вестей. Хватит на сегодня». — Но когда я приехал к леди Эстер, здоровье ее ухудшилось, и она не покидала своей крепости без веских на то оснований. А для женщины, которая была превосходным всадником и великим путешественником, переносить такое заточение нелегко.

— Когда я решила поселиться в Сереване, — застенчиво начала Джулиет, — я обещала себе, что постараюсь жить так, как жила леди Эстер: принимать всех беженцев, не важно, какого они племени или какой веры, защищать их за своими стенами и никогда никого не отпускать голодным. — В голосе ее зазвучали мечтательные нотки. — Меня по-прежнему интересует, почему племянница Уильяма Питта, которая вращалась в самой гуще британской политики, вдруг повернулась спиной к обществу и создала собственное королевство в Сирии?

— Во всем этом есть какой-то смысл, — задумчиво ответил Росс. — Леди Эстер родилась, чтобы царствовать, но что она могла, будучи племянницей и домохозяйкой премьер-министра? После того как Питт умер, в Англии ее ничто не удерживало, только тьма да неясность… Она наверняка ненавидела все это. А на Востоке она вольна была поступать по своему усмотрению и вновь обрела власть.

— Леди Эстер кажется мне невероятно смелой, — печально промолвила Джулиет. — Ты слышал, как она стала первой европейской женщиной, посетившей руины Пальмиры? Она мужественно доверилась всадникам-бедуинам… — Джулиет вдруг резко осеклась. — Прости… конечно, ты все знаешь. Пожалуйста, расскажи, как ты познакомился с ней.

— Я был на Кипре, поэтому решил поехать в Ливан, в надежде, что увижусь с леди Эстер. В конце концов не так уж часто выпадает шанс познакомиться с живой легендой. — Они уже на приличное расстояние отошли от караван-сарая, поэтому по обоюдному согласию уселись на мягкий песок под холмом с подветренной стороны. — Хотя ни одному из путешественников она не отказывала в гостеприимстве, — продолжал Росс, — леди Эстер зачастую отказывалась от личного знакомства. Но мне повезло: она помнила моего отца еще с тех времен и решила меня принять. — Он засмеялся. — Это было так забавно! Леди Эстер почти исполнилось шестьдесят, но из тщеславия она развлекалась только с наступлением темноты, поскольку ей льстило являться в свете ламп. И после того как ее слуги превосходно накормили меня, она послала за мной.

— О чем вы говорили? — порывисто спросила Джулиет.

— Я не говорил, — довольно сухо ответил Росс. — Мое дело было только слушать. Она всю ночь напролет развивала свою метафизическую теорию. Несмотря на слабое тогда уже здоровье, с языком у нее было все в порядке. Она не отпускала меня до рассвета.

— Я слышала, что леди Эстер очень любит поговорить и, по словам Питта, настолько умна, что никогда не выйдет замуж, поскольку не встретит мужчину, который оказался бы умнее, — заметила Джулиет. — А как она выглядела?

— Внушительная женщина, на пару дюймов выше тебя ростом. Она одевалась, как турецкий паша, и манеры ее этому соответствовали. — Мысленно вернувшись в прошлое, Росс описал наиболее интересные черты леди Эстер и ее крепости в Джоуне, радуясь тому, что ему удалось отвлечь жену от печальных мыслей. Джулиет была так же близка с Ианом, как Росс с Сарой, и хотя они не виделись годами, смерть Иана наверняка разбила сердце Джулиет.

Росс говорил и говорил, не сводя глаз с профиля внимавшей ему Джулиет. Свободное от покрывала лицо ее было бледным — настоящая камея на фоне бархатной черной ночи. «Удивительно! Вот мы здесь одни, вдвоем в пустыне в далекой экзотической стране. Именно такую романтическую ночь мы когда-то мечтали пережить вместе. Перед тем как Джулиет сбежала, собирались отправиться в длительное путешествие на Средний Восток. Из-за болезни моих родственников мы отложили поездку, и Джулиет очень расстроилась. В сущности, тогда мы в первый раз и поссорились.

Прошло двенадцать лет, и вот мы там, где хотели быть, но увы… Планируя путешествие, мы всегда мечтали, чтобы подобный романтический эпизод завершился страстной любовной сценой. А теперь вот давнишняя мечта воплотилась, но мы так далеки, что о любви не может быть и речи».

И все же Росс думал об этом. Пожалуй, если он сейчас же не сдвинется с места, то уже не сможет удержаться и коснется Джулиет. Росс порывисто встал и стряхнул с одежды песок.

— На сегодня довольно о леди Эстер. — Он сжал кулак, чтобы не подавать жене руки. — Надо немного поспать. Рассвет уже скоро…

Джулиет гибким движением поднялась на ноги. Они двинулись в сторону Серахса.

— А что ты будешь делать, когда вернешься в Англию, Росс? Наверное, устраивать семейные дела, вступать в наследство? Боюсь, ты найдешь это занятие скучным. Наверняка для этого не нужна вся твоя энергия.

Росс довольно неохотно ответил:

— Я уже несколько лет вынашиваю идею учредить институт востоковедения, этакое заведение, где восточные и западные студенты будут обмениваться знаниями. Я откладывал это на потом, на то время, когда уже не смогу путешествовать. И вот теперь пора, правда, чуть раньше, чем я ожидал. — Он посмотрел куда-то в сторону, мимо жены. Она двигалась легко и грациозно, без особых усилий держась рядом. — Ты слышала о железной дороге в Европе?

— Читала, но об этом писали как о каком-то преходящем новшестве. Трудно поверить, что люди смогут — или захотят — так быстро передвигаться. Разумеется, в строительство железных дорог вложены инвестиции, да и время тоже.

— Да, они дорогостоящи. Еще через несколько десятилетий железные дороги перевернут мир, — предсказал Росс. — Придет время, и железнодорожные пути будут соединять не только города Европы, но и пересекут всю Азию и Америку вдоль и поперек. Мир становится тесным, и в будущем разным народам станет необходимо узнавать и понимать друг друга. Может быть, и мой институт внесет свою скромную лепту в этот процесс. — Он смущенно умолк, жалея, что так много рассказал о своей пока еще неясной мечте.

— Замечательная мысль! — воскликнула Джулиет. — И никто бы не справился с содержанием институтского курса лучше, чем ты. Тебе всегда прекрасно удавалось разговорить любого человека, заставить людей найти общий язык. — Она тихо засмеялась. — Иногда меня раздражала твоя способность рассматривать вопрос со всех сторон. Но, пожалуй, это одна из лучших твоих черт. И я рада, что ты найдешь достойное применение своему таланту.

От такой похвалы Росс до смешного расчувствовался, ведь его жена ни за что не стала бы изменять себе и хвалить кого-то без всяких на то оснований. Он украдкой взглянул на Джулиет. Они уже приблизились к караван-сараю, и женщина опять закрыла лицо покрывалом, как бы снова отдаляясь от него и превращаясь в «слугу Джелала».

На арке перед входом в караван-сарай висела масляная лампа, на дворе было тихо, и лишь угли и тлеющая зола виднелись там, где горели костры. Слышалось сопение верблюдов, кашляли люди, но еще никто не встал. «Значит, мы гуляли намного дольше, чем мне казалось», — подумал Росс, осторожно пробираясь вместе с Джулиет через лабиринт из спящих тел — человеческих и верблюжьих.

Дверь в их комнатушку была открыта навстречу ночному воздуху. Светился слабый свет. Багаж был свален в дальнем углу комнаты, и в результате осталось не более семи футов свободного пространства. Едва хватило места раскатать коврики вплотную друг к другу, чтобы могли улечься четыре человека. Мурад с Салехом лежали рядом в левой стороне комнаты. Справа они оставили два места для отсутствующих членов отряда.

Увидев это, Росс про себя выругался: «Какого черта Салех не устроил так, чтобы улечься между мной и Джулиет?» Муж и жена одновременно посмотрели друг на друга. Под покрывалом не видно было лица Джулиет, но Росс не сомневался, что она напугана так же, как и он. Непринужденность, что была между ними, исчезла, и на смену ей пришло осязаемое чуть ли не на ощупь смущение.

«Что ж, теперь уже с этим ничего не поделаешь, тем более если мы не желаем привлекать

неуместное внимание приготовлениями ко сну». Росс молча вытащил кинжал из ножен и положил его на матрац. Вряд ли на караван-сарай нападут разбойники, но в данном случае давнишняя привычка держать оружие под рукой оказалась как нельзя кстати. Потом Карлайл улегся на средний коврик, оставив место у стены для Джулиет. Завернувшись в тяжелое шерстяное одеяло, Росс перекатился на бок.

Джулиет двигалась так же тихо, как и Росс, улеглась и завернулась в одеяло, устроившись подальше от мужа. Но несмотря на то что Росс отвернулся от нее и отодвинулся, он все равно мучительно-остро ощущал ее близость.

Им было трудно пережить ночь накануне, зная, что они спят под одной крышей, но теперь лежать вот так, в нескольких дюймах друг от друга, было просто невыносимо. Каждый звук, который исходил от Джулиет, начиная с легкого шелеста ткани до еле слышного дыхания, терзал оголенные нервы Росса, как острая пила.

Но он стоически все переносил, потому что так было надо. «Мне всегда удавалось отлично выполнять свой долг и принимать неизбежное».

Росс принялся целенаправленно успокаивать воспаленный мозг, используя приемы, которым обучился в буддийском монастыре в Индии. Постепенно, клетка за клеткой, он расслаблялся и замедлял дыхание, заставляя себя сконцентрироваться на ощущении воздуха, поступавшего ему в легкие. Вдох, выдох. Вдох, выдох. «Пройдет и это. Рядом со мной лежит не сводящая меня с ума прекрасная, бесконечно желанная жена, а грубый юноша тарги по имени Джелал…»

Однако Россу легче было убедить себя в том, что рыбы летают.

Глава 9

Съежившись под одеялом у стены, Джулиет долго не могла заснуть. Она мало спала и в лучшие времена, а тут, когда совсем рядом лежит Росс… И все-таки сон сморил ее, но был он какой-то беспокойный. Ей снились панический побег и странная невосполнимая утрата.

Но все же за время ночного отдыха она немного успокоилась. Наступило дремотное предутреннее состояние, какое бывает в промежутке между сном и пробуждением. Джулиет почувствовала умиротворение и, пребывая в тепле и уюте, не торопилась окончательно проснуться.

Было еще темно, но женщина осознавала, что скоро надо будет вставать. И все же она позволила себе насладиться томной негой, зная, что малейший звук или движение выдернут ее из золотистого тумана. Неожиданно все ее ощущения заполонило ровное, ритмичное дыхание, оно напоминало прикосновение и стук сердца…

«Проклятие!» Потрясенная Джулиет резко отшатнулась, но ей удалось лишь прижаться к стене, и только. Она нежилась в объятиях Росса! Он лежал на боку, обхватив ее руками, а она левой рукой обнимала его за талию, уткнувшись в его широкую грудь. Покрывало с нее сползло, а левым коленом Джулиет упиралась в ноги Росса.

И не важно, что на них были тяжелые многослойные одежды. Джулиет настолько потрясла их близость, что ее истерзанная душа вряд ли пострадала бы больше, если бы они с Россом оказались совсем обнажены. Каждая клеточка ее тела трепетала, отчасти от физического желания, отчасти от чего-то более глубинного, раздражающего.

Содрогаясь, она осторожно выдохнула, страшась разбудить Росса. «Слава Богу, что он всегда крепко спит». Дыхание его было глубоким и ровным, и он явно не понимал, что ночью их тела притянулись одно к другому подобно противоположным полюсам магнита. Они всегда спали, как сегодня, бессознательно приноравливаясь и перемещаясь так, чтобы постоянно касаться друг друга. И прошлой ночью во сне, когда рассудок отдыхает, тела мгновенно вернулись к тому, что было для них привычно двенадцать лет назад.

Забавно, если бы не было так грустно. Джулиет осторожно высвободилась из объятий Росса. И все же она помедлила. В первый раз с того момента, как они встретились в Сереване, у нее появилась роскошная возможность спокойно, без спешки рассмотреть его.

В слабом предрассветном сумраке его мужественное лицо с резко вылепленными чертами представляло собой завораживающий образец мужской красоты. «Росс и в самом деле самый красивый мужчина, которого я когда-либо встречала, даже непричесанный и с пробивающейся на скулах щетиной. Время как-то неуловимо, неопределенно изменило его лицо. Теперь он выглядит суровее и внушительнее, чем в двадцать один год. И при этом в его чертах сохраняется та исконная порядочность, которую я так в нем люблю. Мне было дано слишком многое, а я все потеряла».

Повинуясь импульсу, она наклонилась и поцеловала ямку на шее. Поцелуй был настолько легким, что вряд ли мог разбудить его. Колючие волоски тотчас защекотали ей губы. Она отодвинулась, но на губах у нее сохранился легкий привкус соли.

И все же этот поцелуй был ошибкой, ибо, несмотря на все ее предосторожности, дыхание Росса изменилось. И хуже того — она почувствовала, как что-то заволновалось, пробудившись, и уперлось ей в бедро, по-прежнему прижатое к Россу. «Как чудесно мы занимались любовью ранним утром! Неторопливо, томно…»

Джулиет яростно прикусила нижнюю губу, чтобы усмирить чувственный жар, зародившийся внутри. Не заботясь больше об осторожности, она выскользнула из объятий мужа, потом проворно перекатилась на бок, обратившись лицом к стене. А у нее за спиной Росс вздохнул во сне и сменил позу. «Спасибо Господу за небольшую милость».

Джулиет натянула покрывало на лицо, потом принялась ждать, когда правоверных начнут созывать на утреннюю молитву. Но даже плотно, как в панцирь, завернувшись в одеяло, она не смогла восстановить тепло, которым согревал ее Росс.

«Почему же, черт побери, жизнь — такая сложная штука!» — в отчаянии подумала она.


Путешествие по бесконечной бездорожной пустыне привело путников в состояние созерцательности и некоего смущения, которое арабы называют «кейф», Росс был рад этому, поскольку, кейфуя, разум его бездействовал. Но все время находиться в прострации невозможно. Было уже далеко за полдень, скоро привал, и Росс зевнул, потом соскользнул с седла и зашагал рядом со своим безмятежным транспортом. Следом так же безмятежно брели еще два верблюда.

Через четыре дня перехода по пустыне караван вошел в привычный ритм. Летом путешественники отправлялись в путь днем и продолжали двигаться ночью, чтобы спастись от смертельной жары, но поскольку стояла весна и было сравнительно прохладно, они выходили с рассветом и останавливались после захода солнца. Большинство мужчин молились на ходу, не слезая с седла, Кораном это дозволялось. Наиболее набожные, правда, все-таки останавливались для молитвы, а потом нагоняли караван.

Надо было двигаться по двенадцать — четырнадцать часов в сутки, ибо верблюды со своей ленивой поступью делали не более двух миль в час. Животных постоянно подкармливали. Большинство европейцев считают, что караван напоминает извилистую линию, которая подобно змее вьется по пустыне. В действительности же верблюды разбредаются по сторонам, чтобы набить рот скудными кустарниками и травой, которые попадаются им на пути. У Росса от постоянного напряжения кололо в шее. «Если нападут туркменские бандиты, то караван не сможет отбиться, зато разбойники сумеют настичь и выбрать себе любую жертву». Помимо современных ружей, что имелись у них с Джулиет, единственным оружием в караване были кинжалы, мечи и старинные кремниевые мушкеты.

Однако пока признаков беды не было, по крайней мере разбойники им не угрожали. Другое дело — погода. На второй же день после отбытия из Серахса путники проснулись в каком-то чудовищном месиве из тумана и пыли, таком плотном, что невозможно было рассмотреть верстовые столбы. Неудивительно, что караван сбился с правильного пути и несколько часов блуждал.

Наконец небо расчистилось, и проводник нашел дорогу. В другой раз, поутру, путешественники обнаружили, что их лагерь на несколько дюймов покрыт снегом. Необычное явление для поздней весны, а также очередная непредвиденная задержка.

Росс усмехнулся: «Господи, до чего же верблюды ненавидят снег! Они протестуют против него хриплыми злобными криками, особенно когда их силой заставляют подняться и отправиться в дневной поход. Но с другой стороны, верблюды вечно на что-то жалуются». Росс виновато погладил Джульетту по косматой шее. Она повернулась и благосклонно посмотрела на него. «Для верблюдицы у нее действительно премилый характер».

Росс огляделся, как всегда проверив, на месте ли его спутники. На его с Джулиет попечении было по два верблюда — один верховой, другой вьючный. Поскольку они двигались медленно, можно было по собственному усмотрению то ехать, то идти пешком.

Пятый верблюд вез панье — две глубокие корзины для пассажиров, которые свешивались по разные стороны животного. В одной из них сидел Салех, в другой — Мурад. Поскольку ни тот, ни другой не были опытными наездниками на верблюде, они считали, что разумнее держаться вместе: если животное побежит и один из них не справится с упрямцем, то, возможно, другому седоку повезет больше. Впрочем, послушная верблюдица, которая тащила их на себе, пока не доставляла им никакою беспокойства.

Росс поглядел на Джулиет, находившуюся примерно в сотне ярдов от него. Сейчас она походила на принца пустыни. Просторные черные одежды развевались вокруг ее гибкого тела, лицо было полностью скрыто покрывалом. Она превосходно вжилась в роль Джелала, и если не считать угрюмого узбека, погонщика верблюдов, который изредка заговаривал с ней, никто не проявлял ни малейшего интереса к необщительному тарги. И, разумеется, никому и в голову не приходило, что она женщина и к тому же ференги. Джулиет оказалась на удивление хорошим слугой. Росс подозревал, что в ее подчеркнуто почтительном отношении к нему таится насмешка; она словно желала показать, что в случае необходимости сама способна отдавать приказы.

Росс задумчиво поглядел на жену. «Безусловно, самым интересным происшествием на сегодняшний день была та ночь в караван-сарае. Вот что значит чутко спать во время путешествий по опасным странам! Чье-то робкое прикосновение к плечу так потрясло меня, что я мгновенно проснулся. К своему удивлению, я увидел Джулиет. Она приблизилась ко мне и погладила по шее, а когда я повернулся, прижалась всем своим сонным существом и удовлетворенно вздохнула. И от этого меня стали терзать болезненные воспоминания».

Забывшись во сне, Росс обнял ее и разрешил себе притвориться, что прошедшие двенадцать лет были дурным сном и сейчас он вместе со своей женой мирно дремлет в супружеской постели в Чепелгейте. Спать больше не хотелось, ибо эта нежданная близость стала подарком для него и он решил насладиться ею в полной мере.

Несмотря на сладостные дремотные ночные часы, он изо всех сил старался подавить страсть, хотя и не слишком в этом преуспел. Он все время спрашивал себя, что будет, если он ее поцелует… или погладит по груди… или прикоснется к более сокровенным местам? Как она на это отзовется, и сколько времени пройдет, прежде чем она проснется? Но он не пытался это выяснить, ибо, возжелай он большего, ему пришлось бы распрощаться со всем тем, что с таким трудом удалось завоевать. Глупо.

Когда Джулиет наконец проснулась и напряглась в объятиях мужа, ее смятенная реакция убедила Росса, что будет лучше, если он сохранит остатки благоразумия и притворится спящим. Когда она нежно, чуть ли не любовно поцеловала его, он едва не выдал себя, но, к счастью, взял себя в руки. Он не сожалел о своей нечестности, ибо их обоих в высшей степени смутило бы, если бы они поняли, что между ними произошло. И без того уже ситуация была довольно непростой.

К сожалению, подобный эпизод больше не повторился: в каждую последующую ночь Джулиет постоянно выбирала себе место поближе к Салеху. «Интересно, что мог означать тот эпизод в караван-сарае? Наверное, она скучает по любовнику, которого оставила в Сереване, и повернулась ко мне, поскольку ей захотелось мужского тела». Однако эта мысль показалась ему неприятной. «А может, ее поведение просто свидетельствует о том, что не так-то просто разрывать узы супружества. Странно, но сознательно, волевым усилием мы никак не можем покончить с такой непрочной связью. Видимо, и не такой уж непрочной».

Росс все время находился рядом с Джулиет, и это держало его в постоянном нервно-сексуальном напряжении, несмотря на то что они ни разу не поговорили с глазу на глаз после той ночи в Серахсе. Казалось, в мужской одежде Джулиет потеряется и ему легче будет справляться со всем этим. Однако Россу не повезло: воображение с легкостью преодолевало преграду из бесформенной, окутывавшей ее с ног до головы одежды. Росс прекрасно знал, что скрывается под этими темными одеждами, именно в этом таилось нечто страстно-эротическое. Всякий раз, когда он смотрел на Джулиет, перед ним возникала яркая картина ее изящного, гибкого тела, прекрасных длинных ног, водопада огненных волос, что обрушивался на ее белую шелковистую кожу…

Он тряхнул головой, поскольку постоянные мысли об этом нанесли бы ему со временем тяжелую душевную рану.

Несколько минут спустя главный погонщик каравана Абдул Вахаб рысью подскакал к Россу. Кафила-баши сидел верхом на плотной жилистой низкорослой пустынной лошадке. Днем он постоянно перемещался вдоль каравана, проверяя, все ли в порядке, и предлагая помощь при необходимости. Приблизившись к Россу, он крикнул:

— Салаам алейкум, Кхилбурн!

Улыбнувшись, Росс ответил:

— Мир и вам. Что, скоро будем устраиваться на ночлег?

— Пока нет. — Кафила-баши нахмурился. — Для нас оказалось пагубным то, что большую часть дня мы блуждали и искали заблудившихся. Теперь у многих в караване почти не осталось запасов свежей воды. Я думаю, сегодня нам лучше ехать подольше, ибо я буду волноваться до тех пор, пока мы не доберемся до колодца в Карагоше.

Росс показал рукой на север. Там вдалеке были видны сгущавшиеся грозовые тучи.

— Наверное, скоро пойдет дождь.

Абдул Вахаб посозерцал облака, потом покачал головой.

— Там идет дождь, но мне кажется, что нам так не повезет. Впрочем, возможно, милосердный Бог докажет, что я ошибаюсь. — Он прощально поднял руку и ускакал, чтобы проверить, как там остальные путники.

Росс понимал тревогу Абдула Вахаба, ибо одной из основных обязанностей главного проводника каравана было следить за тем, чтобы хватало воды. Однако сам Росс не слишком беспокоился: возможно, запасы воды на исходе, но нежаркое весеннее солнце делало нехватку питья не столь критической, как знойным летом. «И даже если мы сегодня вечером не доберемся до колодца, все равно положение у нас не такое уж тяжелое».

На севере вспыхивали молнии, доносились редкие раскаты грома, но, как и предсказывал кафила-баши, гроза к ним так и не приблизилась. Предполагалось, что еще несколько часов они проведут в пути, поэтому Росс выудил из корзины сушеные финики и раздал по пригоршне своим компаньонам. Отъехав на безопасное расстояние от Джулиет, он отметил, что она уже приноровилась есть, не снимая покрывала. Теперь и настоящий тарги не заподозрил бы, что она не одною с ним роду-племени.

Путники проезжали по низким песчаным дюнам, служившим домом одним только ящерицам. Изредка встречались жалкие пучочки травы, довелось им миновать и обнаженную скальную породу. Некрасивая ящерица-геккон высунула голову из норки и что-то продребезжала Россу. Самым громким звуком было слабое позвякивание колокольчиков на уздечке шедшего впереди верблюда.

Холмы становились выше, и из-за этого караван вытянулся в длинную линию. Потом лощина круто увела путников вниз, и наконец они достигли пересохшего русла реки, так называемого вади. Абдул Вахаб остановил свою лошадь на дальнем берегу, мрачно посмотрел сначала на нависшие вдалеке грозовые тучи, а потом на вади, который, извиваясь, терялся из виду в двухстах ярдах отсюда. Повернувшись к каравану, Абдул Вахаб громко призвал всех поторопиться.

Росс помрачнел, догадавшись, о чем думал кафила-баши: несмотря на то что на караван не прольется дождь, велика вероятность, что вади перерастет в смертельно опасный поток, если гроза извергнет достаточно воды в верхнем течении русла. Это так типично для пустыни: человеку грозит опасность от нехватки воды, и в то же самое время он может погибнуть от избытка ее.

Росс подумал о возможном наводнении и дернул уздечку Джульетты, чтобы та прибавила шаг. Она обиженно обернулась, но пошла быстрее. Вьючный верблюд послушно побрел за нею. Росс все время понукал верблюдицу, и уже через несколько минут они пересекли вади и стали карабкаться по крутому противоположному берегу.

Едва непрерывный поток людей и животных пересек песчаный канал, Росс оглядел весь караван, пытаясь разыскать своих товарищей. Верблюд, тащивший на себе Салеха и Мурада, тоже забрался выше по склону. Однако Джулиет по-прежнему оставалась посередине вади из-за того, что ее вьючным верблюдом вдруг овладело упрямство.

Через несколько мгновений оказалось, что Росс не зря беспокоился. Пока Джулиет сражалась с заартачившимся верблюдом, по излучине реки промчалась вязкая, темная от ила вода. За несколько секунд быстрый, доходящий до колен поток затормозил продвижение тех, кто не успел перебраться через вади. Сидя верхом на лошади, кафила-баши закричал:

— Быстрее! Еще вода!

Осознав опасность, все перебравшиеся на другой берег выстроились вдоль него, с ужасом наблюдая за разыгрывавшейся внизу драмой. Россом овладела паника: он увидел, как верблюды Джулиет опустили головы и принялись пить из водоворота, что кружил вокруг их косматых щеток над копытами. «В следующий миг они улягутся и начнут барахтаться в воде, как это часто бывает с верблюдами».

Он уже готов был броситься ей на помощь, но тут Джулиет заставила верблюдов тронуться с места, нещадно хлеща их кнутом по бокам. Даже сквозь шум бегущей воды и гомон голосов Росс слышал, как Джулиет ругается на цветистой смеси разных языков.

С сердитым ревом верблюды покорились и направились к берегу. К тому времени, как им удалось выйти из вади, вода там уже дошла до колена и продолжала быстро подниматься. Еще одна волна хлынула в русло, взметнулась до пояса и ударила обломками горной породы в горстку мужчин и животных, которым пока не удалось перебраться через вади. Какого-то человека на осле едва не смыло. Спасло его лишь то, что низкорослое животное прижалось к плотной куче верблюдов и сумело подняться на ноги.

Один за другим люди и животные перебирались через стремнину. На другом берегу им уже помогали выбираться на твердую почву путники из каравана. Вскоре в воде остался только пожилой узбек, торговец чаем. Россу как-то довелось беседовать с ним, и он нашел, что этот человек, Мухаммед Казим, являет собой сочетание тихого достоинства и шаловливого обаяния.

Старик наконец оказался на расстоянии вытянутой руки от спасительного берега, и Росс с облегчением вздохнул, но не тут-то было. Несмотря на предоставленную помощь, осел Казима оступился и пошел ко дну, увлекая за собой хозяина. И в тот же миг в канал ворвалась еще одна волна, налетев со скоростью бегущего человека. Река стала смертельно глубокой.

Пронзительный, перепуганный вопль купца был еле слышен из-за ревущего водного потока. Тюрбан Казима сорвало ветром, а бритая голова, мелькавшая в черных волнах, казалась какой-то особенно беззащитной. Он погрузился в мутную воду, и у зевак вырвался прерывистый вздох.

— Отец! — закричал мужчина, балансировавший на самом краю вади. Судя по отчаянному выражению его лица, Росс догадался, что, как и большинство обитателей пустыни, старик не умел плавать. Он и сейчас погрузился бы с головой, если бы его не подхватили двое других людей. Больше никто не попытался помочь Мухаммеду Казиму, никто даже не стал искать веревку, которую можно было бы ему бросить.

— На все воля Аллаха, — горестно проговорил купец, стоявший рядом с Россом.

— Чему быть, тому не миновать, — согласился другой. — Да благословенно имя Господа!

Наступил тот самый момент, когда восточный фатализм вступает в противоречие с западной предприимчивостью. И проигнорировав эту молнией мелькнувшую в голове мысль, Росс помчался вдоль берега, стрелой пролетев мимо остальных путников каравана. Он предпочел бы не привлекать к себе внимания, но невозможно было просто стоять и смотреть, как тонет человек, не попытавшись даже помочь.

Осел уже выбрался на землю и теперь трясся и ревел, однако купца поток утащил на середину бурного канала. Росс успел только прикинуть, хватит ли длины тюрбана, чтобы размотать его и использовать как веревку, но потом решил, что старик слишком далеко и все равно не дотянется до ткани.

Карлайл несся так быстро, что ему удалось опередить поток и оказаться впереди Мухаммеда Казима. Он остановился и, торопливо вытащив кинжал из верхней одежды, бросил халат на землю, затем скинул башмаки: в таком бурном потоке на нем не должно быть ничего тяжелого, что могло бы потянуть его вниз.

И Росс нырнул. Тело его с силой разрезало волны, и вскоре он оказался почти на середине канала. Вода прямо-таки обжигала, но в юности Росс нередко плавал в Северном море, так что ему было не впервой. Несколько мощных взмахов, и вот он уже там, где в последний раз мелькнула наголо обритая голова торговца.

Росс снова нырнул, чтобы отыскать старика. Вода была соленой и плотной от ила, видимости почти никакой, поэтому Росс действовал на ощупь, плывя по течению. Он дважды выныривал, чтобы глотнуть воздуха, потом снова с головой погружался в воду, и наконец его вытянутые пальцы зацепились за ткань. Росс рванулся наверх.

Какое-то время, оказавшись на поверхности, Мухаммед Казим плыл, как мертвец. Лицо его было голубовато-белого воскового оттенка. Потом старик открыл глаза и закашлялся.

Росс расслабился, но ненадолго, ибо спасенный купец принялся неистово, в панике молотить по нему. Он ударил Росса коленом в живот, и тот едва не задохнулся. Прежде чем Росс пришел в себя, старик сомкнул руки вокруг шеи своего спасителя и потянул их обоих на дно.

Россу огнем обжигало легкие, он изо всех сил пытался разорвать удушающие объятия Мухаммеда. Оба наглотались соленой воды, и в какой-то миг Росс решил, что наступил конец и сейчас он погибнет — здесь, в Центральной Азии, прямо на глазах у Джулиет.

«Какую же плохую память я ей о себе оставлю!» При мысли об этом он почувствовал невероятный прилив энергии и высвободился из смертельной хватки. Он попытался всплыть на поверхность, потом развернул старика, не давая ему возможности двигаться, и стал поддерживать его за грудь.

Россу удалось глотнуть воздуха, и он на несколько мгновений отдался на волю потоку, наслаждаясь роскошью дышать полной грудью. Потом Мухаммед Казим завозился, конечности его слабо задергались.

— Успокойтесь, дядя, лежите тихо, — успокаивающе пробормотал Росс. — Вы спасены.

Старик еле дышал от страха, но, несмотря на это, подчинился, и Росс поплыл к берегу, таща Мухаммеда Казима за собой. Глаза его были залеплены илом, однако он смутно видел, как стоявшая на берегу горстка мужчин выкрикивает что-то одобрительное.

Они продвигались медленно, поскольку Росс греб только одной рукой, а неистовая, беспорядочная, как горный поток, река мешала. Удары от обломков горной породы сыпались со всех сторон. А искривленный ствол дерева врезался в них с такой силой, что оба снова пошли ко дну. На то, чтобы освободиться от спутанных ветвей, у Росса ушла почти вся энергия. Но он упрямо боролся за жизнь.

Когда он оказался неподалеку от берега, кто-то скатился по крутому склону вади и схватил его за руку, а потом подтянул Росса и его ношу к берегу.

Даже если бы Росс и не услышал английских фраз, сказанных ему на ухо, он все равно догадался бы, кто это.

— Ты, чертов дурак! — зарычала на него Джулиет, оттаскивая прочь Мухаммеда Казима. — Ты бы мог утонуть!

— Но я же не утонул, — задыхаясь, ответил Росс. Он был слишком изнурен, чтобы придумать что-либо поумнее.

— Проклятый герой!.. — пробормотала Джулиет. И поскольку Росс еле двигался, обвила его рукой за талию и с усилием выволокла на сушу.

Он быстро опустился на колени и принялся выплевывать соленую воду, которой наглотался в избытке. Руки Джулиет надежно поддерживали его и были намного нежнее, чем ее голос. Когда же он наконец выпрямился, горло у него раздирало от боли. Джулиет подняла бурдюк и поднесла его ко рту Росса, чтобы он смог прополоскать горло.

Пошатываясь, Росс, не без помощи Джулиет, встал. Он дрожал от ледяной воды, а холодный ветер пронизывал его до костей через прилипавшую к телу, промокшую насквозь тунику и брюки. Джулиет, раздраженно смотревшая на него, тоже была мокрой с головы до ног, но, к счастью, просторный плащ, надетый поверх всего остального, скрывал очертания ее фигуры, которая любому человеку могла бы показаться подозрительно женской.

Теперь Карлайл поднял голову и увидел, что все путники каравана сгрудились вокруг. Большинство глазело на него. Несмотря на то что волосы его от воды потемнели, они все же были достаточно светлыми. Цвет волос и белые ноги Росса ни у кого не оставили сомнений в том, что он иностранец. Среди бормочущих голосов в толпе часто повторялось слово «ференги».

Стоя рядом с ним, Джулиет напряглась, опустив руку к поясу, где висел кинжал. Она ничего не говорила, просто смотрела на зевак, и ее серые глаза скозь узкую прорезь покрывала метали громы и молнии. Прямо как кошка, защищающая своих котят. «Джулиет назвала меня „чертовым дураком“, но не усомнюсь ни на миг, что она готова сразиться с любым, кто попробует на меня напасть».

К счастью, героизм Джулиет не понадобился, поскольку толпа оказалась больше удивленной и любопытствующей, нежели враждебной. Единственным человеком, на лице которого сохранялось угрожающее выражение, был угрюмый погонщик верблюдов, узбек Хабиб. Он частенько насмехался над слугами каравана, в том числе и над «Джелалом». Джулиет всегда игнорировала его колкости, однако понимала, что от этого грубияна ничего хорошего ждать не приходится. Такой тип может настроить толпу против иностранца.

«То, что Росс — европеец, вовсе не значит, что это непременно повлечет за собой какую-то беду. Ни он, ни Александр Бернс не попадали в сколько-нибудь значительные передряги, когда путешествовали по Туркестану. Правда, это было несколько лет назад. Тогда в Центральной Азии было спокойнее и не так опасно. Теперь же достаточно одного недоброго, ненавидящего ференги человека, чтобы начались неприятности».

Хабиб сплюнул на землю.

— Не просто ференги, а неверный и к тому же шпион.

Вокруг погонщика верблюдов раздались смущенные голоса, потом они разом оборвались: сквозь толпу пробирался Абдул Вахаб.

— Ветер холодный, — сказал он, вручая Россу грубое полотенце. — Вытритесь, иначе простудитесь. — Потом повернулся и закричал:

— Здесь есть вода, поэтому остаемся на ночлег!

То, что проводник каравана принял ференги, устраняло любую потенциальную враждебность, а приказ разбить лагерь отвлек большинство зевак на поиски подходящего места, где можно было бы развести костер и привязать животных.

Росс вытирал голову, когда подошел Мурад и собрал раскиданную одежду хозяина. Росс с благодарностью надел теплый ватный халат поверх промокших насквозь туники и брюк. Он уже натягивал башмаки, и тут появился Мухаммед Казим. Старика поддерживал под руку его сын.

— Я старик, и моя жизнь немногого стоит, но все равно я благодарен тебе за то, что ты сохранил ее. — Купца слегка пошатывало, однако в его голосе была различима кривая усмешка. — Ты явил мужество и силу льва, а в ответ я едва не утопил тебя.

Его сын, красивый властный мужчина лет тридцати, добавил:

— Правда, это Божья милость, что вы оказались рядом, Кхилбурн. — Он низко поклонился. — За то, что вы спасли моего отца, я, Хуссейн, и вся моя родня перед вами в вечном долгу.

— Ни о каком долге не может быть и речи, ибо я сделал то, что было в моих силах. Так поступил бы любой человек. — Росс вложил кинжал в ножны. — Милостью Божьей, я вырос на море и еще в детстве научился плавать. Уметь плавать и не воспользоваться этим, чтобы спасти вашего отца, было бы грешно.

— Вы скромный человек, Кхилбурн, — отозвался Хуссейн. — И все равно вы рисковали жизнью ради моего отца, и я этого не забуду. — Он повернулся и ушел, все так же поддерживая Казима.

Росс поглядел на Абдула Вахаба:

— Мне очень жаль. Я не хотел привлекать внимание к собственной персоне, но выбора не было. Как вы думаете, теперь возникнут неприятности?

Кафила-баши покачал головой:

— Нет, ибо вы рисковали жизнью, чтобы спасти от смерти правоверного. Я расскажу, для чего вы следуете в Бухару, и это принесет вам еще больше уважения. — Он задумчиво посмотрел вслед удалявшемуся купцу. — Мало того, что вы проявили бескорыстный акт мужества, вы еще и приобрели себе могущественного друга. Несмотря на скромное одеяние, Казимы — одна из богатейших семей в Бухаре, возможно, их влиятельность пригодится вам в вашем деле. — Слегка наклонив голову, Абдул Вахаб отошел.

Подошел Салех, ведя всех пятерых верблюдов на привязи друг за другом. Четверо из них устремились к воде, но Джульетту, которая возглавляла шествие, больше интересовал ее хозяин. Завидев Росса, она ускорила шаг, приблизилась, склонила голову и ткнулась хозяину в грудь, что скорее характерно для лошадей, а не верблюдов.

Такой жест любви, исходящий от животного внушительного размера, не мог оказаться незамеченным, и Росс едва не свалился с ног.

— Эй ты, полегче! — Он засмеялся, а верблюдица принялась жевать его промокшую тунику. Погладив Джульетту по морде, Росс произнес:

— Похоже, ты довольна, что я насквозь промок.

И тут из-за спины послышались приглушенные комментарии:

— Сам виноват. Безмозглые женщины обожают героев.

Росс усмехнулся. «Когда мы жили вместе, жена часто обвиняла меня в том, что я чистоплюй. Теперь же, когда я повел себя иначе, она стала еще придирчивее. Похоже, что забота о благополучии друг друга оказалась еще одной неразрывной нитью, связавшей наш брак».

— Кхилбурн, — сказал Салех, — вы с Джелалом промокли, вам надо поесть и согреться. Если вы с ним позаботитесь о том, чтобы напоить верблюдов и наполнить наши бурдюки, мы с Мурадом соберем хворост и разожжем костер.

Согласившись на это предложение, Росс и Джулиет повели верблюдов вдоль по берегу вади, пока не нашли мелкую лужу, где животные могли бы напиться, не опасаясь при этом свалиться во все еще грозный поток. К счастью, верблюды не слишком хотели пить, иначе они стали бы неуправляемыми. Но все равно, едва ступив в воду, животные сбились в кучу и принялись толкать и пихать друг друга, как мальчишки-школьники.

Джулиет тем временем стала наполнять почти пустые бурдюки. Вода была илистой, но, в общем, уже отстоялась, да и потом в пустыне такие мелочи несущественны: жажда куда страшнее.

Поблизости никого не было, и, воспользовавшись этим, Джулиет тихо сказала:

— Ты страшно рисковал, Росс. Я прекрасно плаваю, но ни за что не осмелилась бы нырнуть в такой поток.

— Это тот самый случай, когда имеют значение рост и сила, — спокойно отозвался он. — Я не стал бы пытаться, если бы счел, что погибну.

— А мне показалось, что ты недооценил степень риска и в результате чуть не погиб. — И в тот же миг Джулиет осознала, что ворчит на мужа, как торговка рыбой. Пришлось замолчать. Картина его гибели явственно предстала перед ее мысленным взором, она все еще дрожала. Особенно жутко ей было, когда Росс долго не появлялся на поверхности воды. Ей хотелось кричать, взывать к небесам, молить Бога, чтобы он не погиб. «Ведь мы еще не решили всех проблем!» Впрочем, она мучилась оттого, что понимала: умрет он или останется в живых, между ними по-прежнему будет невидимый барьер.

Навалившись всем своим весом, Росс заставил верблюда повернуть назад, ибо животное выказало намерение напасть на своего приятеля.

— А ты что, предпочла бы, чтобы я бросил Мухаммеда Казима умирать?

Она поколебалась немного, потом нехотя ответила:

— Нет, конечно, особенно сейчас, когда это происшествие принесло нам удачу. Но тем не менее ни к чему тебе лишний раз рисковать. И особенно ради незнакомца.

Росс изумленно поднял брови.

— Не глупо ли с твоей стороны беспокоиться о том, что я захлебнусь в потоке, когда у меня есть отличный шанс испытать куда более мучительную гибель в Бухаре?

Раздосадованная его легкомыслием, Джулиет сказала:

— Я бы предпочла, чтобы ты нигде не умирал.

— Вглядись-ка получше в этот луч надежды. Ведь если такое случится, ты по крайней мере снова станешь свободной.

— А я и так свободна! — огрызнулась она. — мне не нужна твоя смерть, чтобы доказать это. Когда я увидела, как он потянул тебя под воду… — Она закусила губу, радуясь, что под покрывалом он не видит ее лица.

— Весьма сожалею. Наблюдать всегда тяжелее, чем переживать самому. А худшее еще впереди. — Росс помрачнел. — Я бы предпочел, чтобы ты оставалась в Сереване.

«Он совершенно прав: в Бухаре будет еще страшнее, а мне придется контролировать себя тщательнее, чем сейчас». Она глубоко вздохнула и сказала:

— Ты не остановил бы меня, я бы все равно поехала.

— Знаю. Только поэтому ты здесь. — Он поднял один из тяжелых бурдюков и водрузил его на спину верблюду. — Я хочу, чтобы ты мне кое-что пообещала, Джулиет.

Она подозрительно посмотрела на Росса. Он стоял так близко, что в голове ее вмиг пробудились воспоминания о том, как он выглядел, когда вылез из воды. Влажная туника и брюки обрисовывали каждый бугорок его сильного тела. Она с трудом перевела дыхание, пытаясь отогнать от себя чарующее видение.

— Что именно?

Он пристроил бурдюки и покорно произнес:

— Я должен был знать, что ты не согласишься, прежде чем не выяснишь, о чем идет речь.

— Конечно, нет. Знать, что ты подписываешь, — это первый закон договоров. — Она принялась привязывать бурдюки к седлу.

— Я говорю не о контракте. — Он потянулся к ней и накрыл ее руку своею, придержав

перевязь. — Джулиет, посмотри на меня.

Она неохотно подняла взгляд, зная, что он видит ее глаза, и опасаясь, что они скажут ему слишком многое. Росс очень серьезно произнес:

— Дела могут обернуться не лучшим образом, и я не вернусь из Бухары живым. Но ты, как слуга-мусульманин, получишь шанс избежать моей судьбы. Обещай, что сделаешь все, чтобы выжить. Если речь пойдет о твоей жизни, то ты непременно покинешь меня, даже выдашь людям эмира при необходимости. И ради Бога, не пытайся строить никаких безумных, безнадежных планов в бесплодной попытке освободить и спасти меня. Я не хочу, чтобы ты погибла из упрямства, бравады или какого-то там чувства вины.

Она ничего не ответила, и Росс крепче сжал ее руку.

— Обещай мне, Джулиет. Пожалуйста.

Джулиет едва выдерживала этот разговор, отказываясь принимать его безжалостную практичность.

— Разве я не имею права распоряжаться своей жизнью по собственному усмотрению? — спросила она.

— Наверное, имеешь, но дело не в этом. — Он вздохнул и опустил руку. — А если я скажу, что умру счастливым, зная, что ты спасена?

В памяти Джулиет тотчас всплыли потоки воды, в которых он едва не утонул, и у нее перехватило дыхание.

— Ладно, — бросила она. — Обещаю тебе, что если они осудят тебя и выследят меня, то я спокойно приму такое положение вещей и не стану делать никаких глупостей.

Длинные пальцы Росса легко коснулись руки Джулиет.

— Благодарю тебя.

Она молча повернулась и пристроила бурдюки. «Обещать-то я обещала, но совсем не уверена, что смогу сдержать слово. Я с легкостью рискну собственной жизнью, пусть даже в обреченной на провал попытке помочь ему, нежели стану сидеть сложа руки в минуты опасности для дорогого мне человека.

Что ж, Джулиет, ты можешь признаваться в этом только себе. И совсем не важно, какова степень риска: ведь невозможно же стоять рядом и не пытаться предотвратить смерть любимого».

Глава 10

Наблюдая, как муж рискует жизнью во время наводнения, терзалась Джулиет, а через неделю пришла очередь Росса беспомощно стоять и смотреть, как подвергается опасности жизнь Джулиет.

Караван был в неделе пути от города Мары, самого большого поселения между Серахсом и Бухарой. Путники устроились на ночлег у небольшого, почти пересохшего колодца с горькой водой. Они ставили палатки и разводили костры, и тут на лагерь напала банда туркменов.

Все побросали свои дела и уставились на всадников, по сравнению с торговцами гибких и сильных, как волки, и таких же опасных.

Мурад готовил пустынный хлеб, этакую смесь муки и воды, которую кладут в вырытую ямку, а потом засыпают сверху песком и горячими углями. Сидя на корточках, он смущенно произнес:

— Вряд ли бандиты вторгнутся в наш лагерь.

— Да, — согласился Салех. — Наверное, они находятся на службе в Хиве или Бухаре и пришли сюда, чтобы взять дань за караван. Это тоже форма разбоя, хотя и более мягкая.

Поскольку у Салеха был самый невинный вид из всего отряда Росса, пожилой узбек направился в центр бивуака, чтобы разузнать, что происходит. Через полчаса он вернулся и сообщил подробности.

— Главаря зовут Хосро-хан, он юз-баши, то есть «сотник». Он является офицером армии эмира Хивы и прибыл сюда получить дань в размере один к сорока. — Сев на корточки, Салех принял пиалу с чаем, поданную Мурадом, и продолжил:

— Каждая группа должна составить список товаров. Юз-баши посетит каждый костер, проверит записи и соберет дань.

Росс ничуть не удивился и кивнул головой.

— Представляю, как расстроены купцы. Между ханствами и так постоянные распри, и караван мог бы избежать обложения налогом хотя бы Хивой.

Салех улыбнулся.

— Да, купцы немного разочарованы. С них еще потребуют дань в Чарджоу, когда мы прибудем в Бухарское ханство, потом придется откупаться в таможне самого города. Но все же если заплатить дань, то караван избежит большего разграбления. — Он отпил из пиалы чай и с тревогой добавил:

— Абдул Вахаб сказал мне, что Хосро-хан известен своей ненавистью к ференги. Вам бы лучше не привлекать к себе внимание, Кхилбурн.

— Я и не собираюсь высовываться, — пообещал Росс.

Целый час Абдул Вахаб сопровождал юз-баши и его людей по лагерю. Путники занялись обычными делами, хотя прекрасно знали о передвижениях хивинцев. Джулиет и Росс разбирались с верблюдами, а Мурад готовил луковую подливку к хлебу. Салех тем временем составлял опись товаров.

Несмотря на то что туркмены не вскрывали багаж, устрашающий вид заставлял всех проявлять исключитальную честность. Атмосфера над бивуаком раскалилась. Никому не хотелось злить юз-баши: а вдруг тот забудет, что является официальным лицом, и станет вести себя, как его дикие туркменские собратья, и отберет не сорок процентов, а все сто?

Джулиет внимательно следила за мужем; казалось, его не особенно тревожило присутствие туркменов. «Если бы можно было написать книгу о том, как добиться британского хладнокровия, то никто не сделал бы этого лучше, чем Росс. Впрочем, не британского хладнокровия, а английского. Я ведь тоже британка, но вовсе не так бесстрастна, как он».

Мурад тем временем выкопал из ямки плоскую хлебную лепешку, постучал пальцем, чтобы стряхнуть песчинки с корки, а потом позвал всех обедать. Горячий хлеб с луковой подливкой — настоящее лакомство, но Джулиет, как всегда, мучилась с едой в своем покрывале.

Они как раз заканчивали трапезу, когда Джулиет подняла глаза и увидела Хабиба, зловредного погонщика верблюдов, который отвел в сторону одного из хивинцев, чтобы поговорить с ним наедине. Явно удивленные, туркмены посмотрели в их сторону, потом торопливо подошли к своему офицеру и о чем-то заговорили. Джулиет нахмурилась, однако, прежде чем она смогла предупредить кого-либо, юз-баши и его свита направились прямо к их костру.

Юз-баши оказался коренастым, крепким мужчиной с узкими туркменскими глазами. Оглядев всех членов отряда, он приказал:

— Дайте мне список ваших товаров.

Салех молча повиновался. Пока юз-баши изучал список, Джулиет заметила, что Хабиб, стоя неподалеку, злорадно ухмыляется. Подтянулись и другие путники, словно предвкушая какую-то драму. Впрочем, у большинства был скорее озабоченный, нежели любопытствующий вид.

Юз-баши поглядел на Джулиет и, едва заинтересовавшись покрывалом, не удостоил ее большим вниманием, приняв за неимущего слугу. Уверенная, что «Джелала» никто не хватится, Джулиет поднялась, смешалась с толпой и, покрутившись немного, наконец встала рядом с Хуссейном, сыном Мухаммеда Казима.

Немногословно, с сильным акцентом она объяснила ему по-персидски, что Хабиб пытается навлечь на Росса беду и Джелалу с Хуссейном надо проследить, чтобы не совершилось не праведное дело. Озираясь по сторонам, Хуссейн последовал за Джулиет; вдвоем они встали чуть позади Хабиба.

Юз-баши тем временем взял дань с Салеха. Росс же как ни в чем не бывало сидел у костра и спокойно потягивал чай, словно ему не о чем было беспокоиться.

Однако вместо того, чтобы перейти к следующему костру, юз-баши подошел к Россу и уставился на него подозрительными узкими глазками.

— Говорят, вы европеец. Это правда?

Росс невозмутимо поглядел на хивинского офицера. Лишь тот, кто хорошо знал Карлайла, мог бы распознать в этом безмятежном лице тщательно скрываемое беспокойство.

Росс открыл было рот, чтобы ответить, но не успел он вымолвить хотя бы слово, как вмешался Абдул Вахаб:

— Кхилбурн — армянин и мирза, грамотный человек.

Из толпы зевак тотчас подал голос Мухаммед Казим:

— Да, Кхилбурн армянин. Конечно, он христианин, но человек богобоязненный. И каждый, кто скажет обратное, окажется жалким лжецом.

Юз-баши грозно поглядел на Росса:

— Это правда, что ты армянин?

Глядя на него честными глазами, Росс ответил:

— Правда.

— Ты поклоняешься одному Господу?

— Да, согласно древним обычаям моего народа.

— А что твой народ говорит про Магомета и его учения?

— Мы почитаем Магомета, да пребудет с ним мир, ибо он дал людям закон веры, которая в сердце своем столь же праведна, как законы, данные нам нашим пророком, Иисусом, — твердым голосом произнес Росс. — И это верно, и другого пути быть не может, ибо Божьи законы вечны и всеобщи.

Явно удовлетворенный, юз-баши кивнул.

— Налог с христиан — один к двадцати, а не один к сорока, так что тебе надо удвоить плату. Сколько у тебя золота?

— Двадцать золотых тиллахов. Подождите минуту, и я заплачу налог. — Росс вытащил из внутреннего кармана пальто небольшую сумочку и отсчитал монеты. Джулиет знала, что в багаже у него еще есть деньги, однако юз-баши без колебаний принял плату: очевидно, его смутил скромный наряд Росса.

Оглядев большую группу зевак, юз-баши спросил:

— Кто сказал, что этот человек — ференги? Любой, кто может свидетельствовать против него, должен выйти вперед и сказать свое слово.

Затаив дыхание, Джулиет переводила глаза с одного путника на другого. Молодые и старые, узбеки и курды, персы и афганцы не издали ни звука, хотя знали, что Росс — европеец. Росс за последнее время завел много друзей среди попутчиков, ибо теперь ему уже не надо было скрывать своей национальности. Никто не собирался выдавать его, лишь Хабиб, злобно улыбнувшись, разинул было рот, намереваясь что-то сообщить.

Джулиет бросилась вперед, чтобы остановить его, но Хуссейн оказался проворнее. Сверкнул кинжал, и торговец-узбек проткнул кончиком ножа халат на спине Хабиба.

— Почтенный Кхилбурн — армянин, — пробормотал Хуссейн. — Ты что, забыл, дерьмо собачье?

Хабиб застыл на месте, и лицо его заблестело от выступившего пота.

— Зачем ты лжешь ради неверного? — прошипел он.

— А зачем ты преследуешь человека, который ничего плохого тебе не сделал? — возразил ему Хуссейн. — Разве Магомет не призывает к терпимости, особенно к книжным людям?

Хабиб сплюнул на землю, но не осмелился перечить.

Следующие несколько минут прошли в полной тишине. Юз-баши, уверившись, что обвинение Кхилбурна в неверности не более чем чей-то злой умысел, направился к следующему костру. Когда туркмены отошли на достаточное расстояние, Хуссейн засунул кинжал в ножны.

— Пошли, Хабиб, к нашему костру. Я не стану делить с тобой хлеб и соль, но ты будешь у меня на виду, пока не уедут хиванцы.

Хабиб пришел в ярость, однако подчинился. Но прежде чем уйти, бросил неприязненный взгляд на Джулиет, справедливо возлагая на «слугу» ференги вину за вмешательство Хуссейна. Ясно было, что погонщик верблюдов не осмелится выступать против богатого, влиятельного Хуссейна, но позже вполне может выместить свою злобу на ней.

Пожав плечами, она вернулась к своему костру: «Если он так и сделает, то будь что будет».


Возмездие наступило уже вечером того же дня, когда половина каравана отошла ко сну. Скудный колодец, возле которого расположились путники, быстро иссяк. Впрочем, за несколько часов он восстановился, и Джулиет отправилась за водой про запас.

Едва она успела наполнить бурдюки, как услышала за спиной тихие шаги. Женщина встревоженно обернулась и в полудюжине футов от себя обнаружила Хабиба.

Смеркалось, и она не видела его лица, но безошибочно распознала злобу в его голосе.

— Ты берешь больше воды, чем полагается, Джелал! Потому ли это, что туареги — воры, или оттого, что ты научился у своего хозяина-ференги грабить правоверных?

— Язык твой болтается, как ослиный хвост, — хрипло, на ломаном персидском ответила Джулиет.

— По крайней мере я не опорочил себя службой свинье-ференги, — с презрительной усмешкой возразил Хабиб, приближаясь к ней.

— Может, мой хозяин и неверный, — в тон ему отвечала Джулиет, — но в отличие от тебя он человек достойный. — Она подняла бурдюк и хотела было пройти мимо погонщика верблюдов, но Хабиб заступил ей дорогу.

— Кхилбурн — свинья, ференги, а ты, его слуга, уподобляешься блохе на свином заду!

Джулиет остановилась и пристально посмотрела на его, оценивая ситуацию. Она не чувствовала себя беспомощной или испуганной, но в любом случае с удовольствием избежала бы драки с опасным увальнем, любителем шумных ссор, который терпеть не может любого, кто хоть чем-то от него отличается. «Но похоже, драки избежать не удастся». Ободренный молчанием Джулиет, погонщик верблюдов буркнул:

— Ну, в чем дело, парень? Что, испугался? Может, позовешь своего ференги на подмогу? — Он сплюнул на землю. — Вы оба пустобрюхие чумные сукины дети.

Тяжело вздохнув, Джулиет покорилась неизбежному, ибо если она сейчас не разберется с Хабибом, то ей все равно придется сделать это позже. «Он фунтов на сорок тяжелее меня, но умом при этом не блещет».

— Туареги — воины, — с вызовом в голосе холодно произнесла она. — Мы не пачкаем руки о сплетников — погонщиков верблюдов, от которых воняет навозом.

Эти ее слова оказались именно тем спусковым крючком, который был нужен Хабибу. Он зарычал и бросился на нее. В темноте блеснуло лезвие его тонкого кинжала.


Росс собирался было завернуться в одеяло, но все еще медлил, не желая засыпать, пока не придет Джулиет. Он старался как можно незаметнее следить за нею, чтобы в любой момент защитить ее, и подозревал, что она со своей стороны делает то же самое. «Забавно, мы в своей заботе друг о друге напоминаем парочку незамужних тетушек». Росс начал снимать башмаки, но внезапно со стороны колодца до него донесся крик:

— Кхилбурн, скорее сюда!

Лорд застыл на месте. «Джулиет?! Нет, скорее это кричал Мурад». Тем не менее по какой-то необъяснимой причине Росс абсолютно уверился, что Джулиет в опасности. Он вскочил на ноги и вытащил из костра головешку, чтобы использовать ее как факел.

Салех уже задремал, завернувшись в одеяло, но, заслышав встревоженные голоса, проснулся.

— Что, Кхилбурн, беда?

— Наверное, — сдержанно ответил тот. — Сейчас выясню.

Он помчался по растрескавшейся земле к колодцу, у которого уже собралась быстро растущая толпа. Кое-кто держал в руках такие же импровизированные факелы, какой был у Росса. Карлайл не сразу разобрал, в чем дело, но вскоре без труда распознал отвратительный скрежет металла о металл. «Ножи!»

Кровь так и застыла у него в жилах. Росс пробился через толпу зевак и увидел освещенную факелом площадку, где разгорелся смертельный бой. Развеваемое ветром пламя отбрасывало на площадку неистово мятущиеся тени. Две припадающие к земле фигуры с кинжалами в руках кружили друг возле друга. Это отдаленно напоминало зловещую сцену с офицером из Хивы, однако на сей раз все было куда мрачнее и яростнее.

«Итак, оправдались мои самые страшные опасения, — подумал Росс. — Впрочем, нет, Джулиет ведь пока не ранена». Росс видел, как Хабиб поднес свой длинный нож к сердцу Джулиет. Быстрым, почти неуловимым движением Джулиет отразила атаку, потом высвободилась и кончиком кинжала ткнула в запястье погонщика верблюдов.

На миг Росс оцепенел, в глазах потемнело от ужаса. Он ничего не видел перед собой, кроме Джулиет и угрожавшей ей смертельной опасности. Мужчина инстинктивно сделал было шаг вперед, собираясь вмешаться, но тут чья-то твердая рука сдавила его плечо, удерживая на месте. Он изумленно обернулся и увидел стоявшего рядом Салеха.

— Нет, Кхилбурн, — тихо произнес старик. — Стоит вам вмешаться, и ей придется еще хуже.

У Росса хватило здравого смысла понять, что Салех прав: «Помешать Джулиет сосредоточиться — значит подписать ей смертный приговор». Однако ждать сложа руки оказалось намного труднее.

Джулиет была гораздо проворнее Хабиба: ловко отбивая все атаки погонщика верблюдов, она не сводила с него свирепых глаз, пытаясь улучить момент и сломить его оборону. Сбросив накидку и оставшись в черной одежде и покрывале, сейчас она напоминала призрак воина — жуткий, молчаливый, смертоносный. Хабиб же не молчал, он все время выкрикивал какие-то оскорбления, грязно ругался и сопровождал непристойными возгласами каждый ее выпад. Кровожадные глаза его сверкали.

Следя за сдержанными грациозными движениями жены, Росс вспомнил давно забытое: Джулиет рассказывала ему, как, будучи девчонкой, училась фехтованию вместе со своими братьями. Узнав, что Росс также искусно владеет мечом, она предложила ему сойтись в поединке. В тот раз он отказался наотрез: трудно было представить, чтобы его жена, пусть даже понарошку, взяла в руки оружие.

«А она отлично дерется на кинжалах, черт побери!» Джулиет была выше Хабиба, и ей было легче доставать противника, поэтому она постоянно парировала удары. Женщина осторожно и легко скользила по растрескавшейся земле, и Росс все время ощущал некую непостижимую связь с нею. «Она чувствует, что я здесь и заряжаю ее энергией, помогаю предвидеть движения врага».

Джулиет уже не раз могла прикончить Хабиба, поскольку из-за своих диких выпадов он то и дело открывался. Но она выжидала подходящий момент, чтобы проучить его, не лишая жизни. «Скорей бы все это кончилось! — растерянно подумал Росс. — Ведь это же не просто спортивный матч: когда дерешься на ножах с убийцей, любая ошибка может оказаться фатальной».

Он оглядел все увеличивающуюся толпу ротозеев, надеясь высмотреть Абдула Вахаба, единственного человека, в чьей власти было остановить поединок, но кафила-баши еще не подошел.

Раздался пронзительный лязг металла о металл, и зрители выдохнули все как один. Росс быстро перевел взгляд на Джулиет. Длинные клинки сражавшихся сошлись у рукояток: в таком положении превосходящий вес Хабиба давал ему преимущество.

Отчетливо, словно оказавшись на месте Джулиет, Росс почувствовал, как напряглось все ее тело. Она изо всех сил пыталась не подпустить кинжал погонщика верблюдов к себе, однако скрестившиеся клинки неумолимо продвигались к ее горлу. Она не могла даже пнуть Хабиба, ибо в таком случае потеряла бы равновесие.

Когда силы Джулиет иссякли, погонщик верблюдов повернул свой кинжал с такой силой, что ей пришлось выпустить оружие, иначе Хабиб сломал бы ей запястье. Сверкнув при свете факелов, кинжал Джулиет упал. Хабиб испустил торжествующий вопль и тут же ринулся вперед, чтобы нанести тарги смертельный удар.

И снова лишь железная хватка Салеха удержала Росса. «Наверняка завтра я обнаружу синяки там, где старик вцепился в мою руку. Но даже если бы Салех и позволил мне вмешаться, я все равно ничего бы не сделал. Джулиет надо спасаться самой».

Оказавшись без оружия, Джулиет с кошачьей ловкостью отскочила в сторону. Подобрать свой кинжал она не могла, поскольку у нее над головой навис погонщик верблюдов; она просто изогнулась и схватила наполненный водой бурдюк, валявшийся сзади. Точным движением она открыла его и опрокинула на Хабиба, прокричав:

— Вымойся, свинья!

Зеваки злорадно захохотали, а Хабиб завыл от ярости и повалился на спину, вытирая рукавом глаза. Когда же он снова прозрел, то оказалось, что его соперник уже поднял с земли кинжал.

Придя в ярость от всеобщих насмешек, Хабиб набросился на Джулиет, как обезумевший бык. Она легко парировала его удар, но на этот раз Хабиб изменил тактику. Он ринулся, словно разрушительный таран, свалил на землю и оседлал своего обидчика.

Росс с такой силой сжал кулаки, что ногти его впились в ладони. «Ближний бой выгоден Хабибу: он намного тяжелее меня, — подумала Джулиет. — Кроме того, что, впрочем, маловероятно, он может сорвать мое покрывало или догадаться по моей фигуре, что я женщина. Один Бог знает, что тогда будет с нами. Не зря Росс сомневался в порядочности Хабиба». Какой-то миг Джулиет лежала неподвижно, оглушенная падением, а потом стала яростно вырываться. Бойцы перекатывались по земле в облаке пыли. Хабиб пытался, вонзив кинжал, сломить ее сопротивление. Наконец он нанес ей удар, но Джулиет удалось отвести клинок от жизненно важной области, и он вонзился ей глубоко в предплечье. Джулиет пронзительно вскрикнула, и крик этот как удар кинжала поразил Росса.

Но тут Хабиб неожиданно допустил ошибку, впрочем, ясно почему. Приподнявшись всем телом, чтобы ударить как можно сильнее, он ткнул Джулиет коленом в пах. Такой удар, без сомнения, парализовал бы мужчину.

Зеваки сочувственно застонали, однако Джулиет не лишилась подвижности. Воспользовавшись временной неустойчивостью Хабиба, она изо всех сил толкнула его. Он повалился на спину в двух футах от противника.

Продемонстрировав, по мнению наблюдателей, сверхчеловеческую способность к исцелению, Джулиет вскочила на ноги, а потом серией тщательно рассчитанных выпадов завершила поединок. Сначала Джулиет выбила ногой кинжал из рук Хабиба, затем ударила в пресловутую сверхуязвимую точку. Он завизжал и конвульсивно согнулся пополам, сжимая половые органы.

Противник валялся под ногами, ничуть не заботясь о защите, и Джулиет могла бы без особого труда перерезать сухожилие его ноги одним ловким, точно рассчитанным взмахом кинжала, но она почему-то медлила, стоя над постанывающим, распростертым человеком, по-прежнему держа клинок наготове. Росс настолько вжился в ее поединок, что ощущал ее неровное дыхание так, словно у него самого участился пульс. И с таким же ликованием он разделял ее победу.

Но тут появился Абдул Вахаб: наконец-то его привлек шум схватки.

— Что здесь происходит? — пролаял он, переводя взгляд с одного бойца на другого. — Кто затеял драку?

Поскольку ни Джулиет, ни Хабиб не собирались объясняться, заговорил Мурад:

— Господин, я навестил своего друга у соседнего костра и возвращался к своим, но случайно оказался неподалеку от колодца, когда началась драка. — Он сделал оскорбительный жест в сторону Хабиба. — Этот сын скорпиона задирал Джелала. Джелал не обращал на него внимания и пытался мирно вернуться к костру, но Хабиб напал на него без предупреждения.

— Это так, Джелал?

— Да. — Джулиет настолько устала, что заговорила своим голосом, на несколько тонов выше, чем когда она изображала Джелала. «Хорошо хоть никто не заметил, что это женский голос», — подумал Росс, но потом он понял, что продемонстрированное его «слугой» умение драться ни в ком не могло зародить никаких подозрений.

Торговец-курд добавил:

— Когда они дрались, Хабиб пытался убить тарги. А тот проявил великое милосердие. — Гул голосов подтвердил это заявление.

Кафила-баши поглядел на погонщика верблюдов.

— Ты получил по заслугам, — холодно произнес он. — Я оставлю тебя в Марах, поскольку мне в караване не нужны смутьяны. — Отдав это распоряжение, Абдул Вахаб повернулся и удалился.

Большинство зевак разбрелось по своим кострам, возбужденно обсуждая недавнюю битву. Отныне Джелал стал всеобщим любимцем. И даже те погонщики верблюдов, которые поволокли Хабиба к своему костру, проделали это с явным отвращением.

Росс хотел было подойти к Джулиет и обнять ее, но смирил себя. Вряд ли такое поведение приемлемо: ведь за ними сейчас наблюдает чуть ли не пол-лагеря. И Карлайл проследовал за Салехом в толпу, окружавшую Джулиет.

— Завтра поздравите Джелала! — крикнул Салех, пытаясь перекрыть гул голосов. — А сейчас ему надо залечить раны.

При свете факела Росс увидел, что из раны на левой руке Джулиет льется кровь. Рукав ее халата уже намок, и тонкие струйки стекали по пальцам на песок. Росс молча вручил факел Салеху, потом сорвал с себя тюрбан и обернул вокруг руки жены всю ткань, используя ее как артериальный жгут и повязку одновременно. Джулиет дрожала, ей было холодно, видимо, она переживала болевой шок.

Мурад, присоединившись к ним, восхищенно воскликнул:

— Это было блестяще, Джелал! Быстрый, как змея, разящий, как лев, ты мог бы научить меня так пользоваться кинжалом?

Не дав Джулиет ответить, Росс бросил:

— Поговорите завтра, Мурад. А сейчас набери нам воды. Мне кажется, Джелал пока не в состоянии сделать это.

Мурад покорно отошел и подобрал валявшийся на земле бурдюк, а Салех взял Джулиет за здоровую руку и проводил их с Россом к костру.

Росс расстелил возле костра свой спальный коврик, чтобы Джулиет села к огню поближе, потом подбросил веток, чтобы пламя разгорелось жарче. Джулиет, скрестив ноги, уселась у огня, и Салех размотал временную повязку. Женщина затаила дыхание, пока он обследовал ее руку, хотя Салех старался прикасаться как можно осторожнее. Порез оказался около шести дюймов длиной и проходил наискось по внешней стороне предплечья. Над раной наложили артериальный жгут, но тем не менее кровотечение не останавливалось.

Салех встревоженно высказался:

— По-моему, рану надо прижечь.

Росс выругался про себя и посмотрел на Джулиет. Взгляды их на секунду встретились, и она тотчас отвела глаза. Джулиет смирилась с необходимостью, но Росс не смог заставить себя прикосновением к ране причинить жене боль.

— А мне кажется, прижигать не обязательно!

— Я не стал бы настаивать, если бы не считал нужным. Хабиб — грязная свинья, и скорее всего его кинжал отравлен. Рана может воспалиться, если ее не прижечь дочиста.

Прежде чем Росс успел произнести хоть слово, вмешалась Джулиет:

— Если вы считаете, что лучше прижечь, то надо так и сделать. — Голос ее дрожал, как струна. — Пусть Кхилбурн займется.

Росс почувствовал, как в груди его все похолодело. «Неужели эта проклятая женщина сознательно сводит меня с ума?» Раньше он прижигал раны, как-то раз подвергся такой процедуре и сам, но ему была невыносима мысль о том, чтобы подвергнуть такому испытанию Джулиет. «Боже всемогущий, я не могу сладить с собственной женой, несмотрй на то что между нами столько противоречий и многослойной одежды!»

Он уже приготовился было предложить Салеху проделать эту процедуру, но, переведя взгляд на Джулиет, тут же осекся. Она застыла в неподвижности, скрестив ноги, уронив голову и опустив глаза на свой коврик. И как обычно, лицо ее было укутано покрывалом.

Джулиет не смотрела на Росса, но он понимал, что она терзается так же, как и он, и несмотря на стоический вид, потрясена и страдает от боли. «Она попросила меня сделать ей прижигание не потому, что хотела меня помучить, а потому, что трогательно доверяет мне». Вряд ли она сознательно пошла на это, но поскольку слова уже сказаны, он не мог ей отказать.

— Хорошо! — отрывисто произнес он. — Я воспользуюсь своим кинжалом. — Похоже, это был самый лучший выбор, поскольку Джулиет дала ему еще в Сереване превосходно сделанное оружие. Росс положил кинжал прямо на горящие угли, потом взял из багажа кусочек картона, скатал его в трубочку и принялся раздувать угли, чтобы поднять температуру. По такому же принципу кузнецы раздувают мехи. «Но ведь я собираюсь клеймить не лошадь, а ставить тавро на жену».

Несколько последующих минут все молчали. Мурад принес воды и безмолвно поставил на огонь. Салех намеревался смыть кровь с руки и одежды Джулиет.

Наконец клинок раскалился как надо, и нельзя было больше медлить. Хотел бы Росс сейчас оказаться в христианской стране, где можно было раздобыть бренди, чтобы укрепить дух Джулиет перед предстоящей мукой. Впрочем, он и сам бы сейчас не отказался от бренди, ибо при одной только мысли о предстоящей процедуре у Карлайла увлажнились ладони.

Джулиет легла на правый бок, свернулась калачиком и обхватила себя руками, готовясь к прижиганию. Салех крепко прижал ее плечи и талию к земле, на тот случай, если она невольно попытается отдернуть руку.

Росс осторожно опустился на колени, стараясь не заслонять своей тенью руку «слуги». Обнаженная кожа при свете костра была мертвенно-бледной, и алел только порез от ножевой раны. Росс мрачно поднял с углей кинжал, обернув рукоятку тряпкой, но даже через ткань жар был невыносимый.

Какой-то миг Росс поколебался, разглядывая кинжал. Клинок страшно, зловеще светился. При мысли о том, что ему придется приложить раскаленный металл к открытой кровавой ране Джулиет, он словно оцепенел, отказываясь подчиняться разуму.

— Кхилбурн! — резко произнес Салех.

Голос узбека вывел Росса из прострации. Медлить было нельзя, и Росс, прижав левой рукой локоть Джулиет, быстро приложил широкое лезвие по всей длине ее открытой раны.

Раскаленная докрасна сталь обожгла Джулиет, и она все-таки дернулась. Но мужчины держали крепко. От боли левой рукой Джулиет до крови расцарапала голень Росса.

Три секунды, в течение которых Росс удерживал огненно-красную сталь на месте, показались вечностью. Чтобы не закричать, Джулиет вцепилась зубами в складку покрывала, но, едва ощутив запах паленого, сдавленно вскрикнула, и от этого звука у Росса едва не разорвалось сердце.

С облегчением вздохнув, он наконец отнял остывающий клинок от руки Джулиет. Погрузившись в стоическое страдальческое молчание, Джулиет, казалось, не замечала, что по-прежнему крепко держит его ногу.

Салех передал Россу маленькую баночку с мазью.

— От этого боль немного утихнет.

Доверившись Салеху, Росс кончиками пальцев осторожно нанес мазь вдоль воспаленной раны и наложил легкую повязку. Кровотечение остановилось. «Дай Бог, чтобы не было нагноения, но шрам на руке останется на всю жизнь».

Мурад, с состраданием наблюдавший за операцией, помог Джулиет сесть, потом вложил ей в руку пиалу с сильно подслащенным чаем. Она поглядела на пиалу, собираясь с силами, ибо, не снимая покрывала, ей пришлось бы здорово постараться. Но потом, глубоко вздохнув, она изловчилась и осушила пиалу двумя большими глотками.

Заметив, насколько белой кажется ее рука в прорехе рукава, Росс решил зашить разрез сейчас же. Во время путешествий он всегда возил с собой иголки с нитками и потому грубыми, но умелыми стежками быстро залатал порванную ткань. Джулиет, скрестив ноги, казалось, не обращала внимания на эту процедуру. Своим молчаливым страданием она напоминала раненое животное.

— Прими немного опиума, чтобы уснуть, Джелал, — предложил Салех.

— Нет! — резко откликнулась она. — Мне просто надо отдохнуть. — Она, шатаясь, встала, потом подошла к своему коврику, который расстелила еще вечером. Мурад с Салехом тотчас тоже улеглись.

Росс решил сегодняшним вечером оставить всякие предосторожности и, огородив костер, раскатал свой коврик рядом с Джулиет, не сомневаясь, что рядом с ним она будет чувствовать себя увереннее. Тем более что он испытывал мощную, не поддающуюся разумному объяснению потребность быть рядом.

Джулиет не возражала против его присутствия. Она вообще не произнесла и десятка слов после поединка.

Весь караван уже заснул, вскоре и Мурад с Салехом задышали ровно и спокойно. Росс же лежал на спине и всматривался в ночное небо, явственно ощущая близость Джулиет. Она тоже лежала на спине, поскольку эта поза была наиболее удобной при такой ране.

Спустя полчаса Росс решил, что только он и Джулиет во всем караване бодрствуют. Прислушиваясь к каждому ее напряженному вздоху, к каждому беспокойному движению, Росс чувствовал, что она страдает

от боли. Тихим голосом, не различимым на расстоянии ярда от них, Росс произнес:

— Неумно было с твоей стороны вступать в драку с Хабибом. Если ты хотела отомстить мне за то, что я заставил тебя нервничать, нырнув в бурный вади, то ты своего добилась.

Она еле слышно рассмеялась.

— Пожалуй, одно другого стоит. — Потом уже серьезнее добавила:

— Прости, что попросила тебя сделать прижигание. Не знаю, что я думала… Сомневаюсь, что процедура доставила тебе удовольствие.

— Примерно такое же, как ты получила от раны, — сухо отозвался он. — Но ведь кто-то должен был это сделать.

Еще несколько минут прошло в молчании, и Джулиет прошептала:

— Для маркиза ты слишком хорошо шьешь.

Росс улыбнулся в ночи:

— А для маркизы ты слишком хорошо дерешься.

— Ни один из моих талантов ни в коей мере не присущ настоящей леди, — вздохнула Джулиет.

Слова ее сломили самообладание Росса, которое он проявлял в течение последних двух часов. Терпение его иссякло, и муж потянулся к жене. Она лежала совсем рядом, всего лишь в нескольких дюймах от него, и Карлайл, протянув руку, взял ее трепетную ладонь в свою.

Прохладные пальцы Джулиет шевельнулись, и Росс решил, что она хочет высвободиться, жена же и не подумала сделать это, выразив свои страдания и боль жестом намного красноречивее, чем могли бы сделать это любые слова.

Наступил один из тех странных моментов, когда прошлое, казалось, отступило перед настоящим. Росс почувствовал, как напряжение его спадает по мере того, как руку его согревает тепло Джулиет.

И как ни странно, вскоре они задремали.

Глава 11

Воспользовавшись двумя ковриками, чтобы устроить уютное гнездышко на песке, Джулиет уперлась головой в седельную сумку и стала наблюдать, как Мурад готовит обед.

Это был день отдыха. Следовало передохнуть перед последним и самым изнурительным отрезком пути, и Абдул Вахаб распорядился на три дня остановиться в оазисе близ города Мары. Путников было слишком много для небольшого караван-сарая, поэтому большинству путешественников пришлось разбить лагерь под пальмами. Джулиет это пришлось по нраву: она предпочитала спать на свежем воздухе, нежели в переполненных клетушках караван-сарая.

Даже в тени было жарко, и Джулиет разморило — она несколько раз подряд зевнула. При этом ей не приходилось прикрывать рот рукой — и в этом заключалось едва ли не основное преимущество покрывала. «Если я разленюсь, то, наверное, превращусь в скалу», — подумала она.

Женщина посмотрела на площадку, где был разбит лагерь, и заметила Росса с Салехом, направлявшихся к ней. Они несли продукты с городского базара. Ее освободили от этой обязанности из-за руки, хотя сегодня она чувствовала себя намного лучше, чем накануне. Видимо, через несколько дней все уже пройдет.

Разобрав покупки, мужчины уселись у огня и завели ничего не значащий разговор о городе. В прошлый раз, путешествуя по Каракумам, Росс не заезжал в Мары, посему город был для него незнакомым.

Джулиет не особенно прислушивалась к разговору, она с удовольствием наблюдала за мужем. Вот еще одно достоинство покрывала: если очень постараться, то никто не заметит, куда устремлен твой взгляд. Джулиет вовсю пользовалась этим, находясь рядом с Россом. Поскольку светлую бороду скрыть невозможно, он был всегда начисто выбрит, и его красивое, бронзовое от загара лицо в сочетании с азиатской одеждой придавало ему облик лихого исследователя пустыни. Джулиет мрачно подумала, что, возвращаясь из дальних странствий, он наверняка производил фурор в лондонских гостиных.

И она пустилась в привычные размышления о своих непонятных отношениях с Россом. Например, о том, как они держались за руки после того поединка. Оба крепко спали, пока их не разбудил утренний призыв к молитве, и лишь тогда молча высвободили свои переплетенные пальцы. С тех пор ни один из них ничем не намекнул, что они провели ночь, держась за руки. «Будто наше молчание подразумевает, что ничего такого не было». Джулиет не то чтобы жаловалась, напротив, она была благодарна за такую поддержку, но весь этот эпизод определенно был весьма странным.

Правда, она по крайней мере, проснувшись, уверилась, что на сей раз не обвивала его, как плющ. Ее утешила бы мысль, что она выработала иммунитет к его привлекательности, и в то же время все было совсем не так. Скорее всего у нее сильно болела раненая рука, и она не знала, как ей лучше устроиться, чтобы не побеспокоить ее.

Джулиет снова зевнула. Скорей бы уж поесть. В первый раз после Серахса у них на обед было свежее мясо, и невзирая на то, что ягненок не слишком велик, в таких условиях и это благо. Мурад тушил баранину с рисом и овощами, от блюда шел восхитительный запах, хотя до готовности еще ждать и ждать. Учитывая это, Джулиет решила вести себя, как образцовый погонщик верблюдов, и, натянув покрывало на глаза, мирно задремала.

Росс удивленно поглядел на уснувшую жену. То, что в ней совершенно отсутствовала женская суетливость, всегда наиболее подкупало. Она настолько убедительно разыгрывала роль погонщика верблюдов, что даже Карлайл забывал о ее титуле маркизы.

Неожиданно Салех прервал размышления Росса:

— Сегодня утром я говорил с кафилой-баши о Хабибе.

— Ну и?.. — повернулся Росс к товарищу.

— Абдул Вахаб сказал, что прошлой ночью он выгнал Хабиба из каравана и строго-настрого предупредил, чтобы он больше не беспокоил ни вас, ни Джелала. Похоже, Хабиб, покидая караван, был очень напуган.

— Сомневаюсь, что надолго, — сухо заметил Росс. — Но все равно здесь мы пробудем еще целый день. И дай Бог, чтобы Хабиб занялся лечением своей ноги и не смог особенно навредить нам, прежде чем мы тронемся в путь.

Мурад заварил чай, и мужчины, погрузившись в задумчивое молчание, стали сосредоточенно наслаждаться напитком. На самом деле Россу совершенно не улыбалась перспектива провести еще день в Марах. «Возможно, Хабиб сейчас на костылях, но своим злым языком он вполне может навлечь на нас беду. Надо быть начеку».

Кто-то тихо кашлянул поблизости, и, подняв глаза, Росс заметил низкорослого туркмена в ветхой одежонке и с всклокоченной бородой. Этот человек слонялся по лагерю, останавливаясь то тут, то там и перекидывался со всеми путешественниками короткими фразами. И вот теперь он добрался до их костра. Он смахивал на монаха, хотя его облачение не было похоже ни на один орден дервишей, известный Россу.

Туркмен поклонился.

— Салаам алейкум.

— Мир тебе, — пробормотали в ответ все трое.

— Я слышал, что ты, ференги, проделал весь этот путь из Англии, чтобы узнать о судьбе брата. Говорят, ты бывал уже в Бухаре, — заговорил мужчина, обращаясь непосредственно к Россу. — Меня зовут Абд. У меня никогда не было случая поговорить с человеком твоего народа. Ты не расскажешь мне о чудесах твоей земли?

Росс прищурился. «Наверняка обо мне рассказал Хабиб, и в результате меня собираются подвергнуть очередному экзамену на знание теологии. Что ж, с прежними я справился неплохо, а этот дервиш кажется вполне невинным».

— Меня зовут Кхилбурн. Добро пожаловать к нашему очагу. Для меня большая честь рассказать тебе о чудесах моей страны, и прошу тебя, в свою очередь, рассказать мне о твоем народе.

Росс представил дервишу своих спутников, Мурад налил ему чаю, и туркмен уселся на корточки с видом человека, собирающегося завести долгий разговор.

— Вы христианин, господин? — Когда Росс кивнул, Абд попросил:

— Расскажите мне о вашей вере, чтобы я лучше понял, в чем отличие наших религий.

Решив, что это небезопасно, Росс предложил:

— Я бы предпочел обсудить, в чем их сходство.

Лицо дервиша осветилось радостью.

— Ты и вправду мудрый человек. И как по-твоему, в чем?

— Пустыня стала домом трем великим религиям — иудаизму, христианству и исламу, — начал Росс. — На этой скудной, но прекрасной земле слишком малое отделяет человека от Бога и его силы. Я думаю, поэтому книжные люди так свято верят в Единого Бога.

Абд склонил голову набок, словно любопытная птица.

— Поскольку я невежествен и не знаю, что лежит за пределами пустыни, я не совсем понимаю значение твоих слов.

— В Британии, где я вырос, земля влажная, плодородная, кишит жизнью. Повсюду там деревья, растения и животные. Может, оттого древние бритты верили во многих богов сразу — они были окружены такими свидетельствами Божьего творения, что чаще видели божество в каждом ручье и в каждом дереве, не замечая в этом руки Господа, — продолжил Росс в соответствии со своей теорией. — Потребовался сильный удар — люди узнали, что существует пустыня, — для того чтобы ясно понять, что Бог един.

— Ах, что за новую и занимательную мысль ты мне подарил, — произнес дервиш, зажмурившись от удовольствия. — В этой простой пустыне человек и вправду может оказаться наедине с Богом, как утверждали мои предки-кочевники. И вот понятие, рожденное от этой простоты, потом разнеслось по всему миру.

— Так оно и было, и потому твоя и моя вера имеют много общего. Все книжные люди по-прежнему несут в своем сердце чистый взгляд на пустынного Бога, — сказал Росс. — Как большинство англичан, я чувствую большее родство с сыновьями Пророка, нежели с индусами, у которых множество богов, или буддистами, чей Бог кажется мне абстрактным и далеким.

— Это хорошо, — задумчиво кивая, произнес Абд. — Ты думаешь, что индуисты и буддисты поклоняются ложным богам?

Росс покачал головой.

— Я бы так не сказал, поскольку недостаточно знаю их веру, чтобы правильно судить о ней, и мне доводилось встречать индусов и буддистов, которые были по-настоящему набожными людьми. Возможно, они по-своему тоже почитают Единого Бога. Но магометанского Бога я могу понять сразу, мне не надо растолковывать, поскольку он — Бог моих предков.

Казалось, что испытание Росс выдержал, поскольку, кивнув несколько раз головой, Абд принялся воодушевленно рассуждать о природе воды и огня. От Бога ли они, поскольку могут быть гибельными, а Бог — справедлив?

Дервиш все еще излагал свои взгляды, когда Мурад убедился, что обед готов. Молодой перс вопросительно поглядел на Росса.

Росс тотчас пригласил к столу дервиша:

— Мы собираемся обедать. Не окажешь ли нам честь и не разделишь ли нашу скудную трапезу?

— Это честь для меня! — чуть ли не ликуя, отозвался Абд.

Дервиш так обрадовался, что в голове Росса тут же промелькнуло: главной целью визита туркмена была вовсе не теология, а простое желание выклянчить бесплатный обед. Росс не возражал: Абд — приятный собеседник и вполне может довольствоваться скромной пищей.

Мурад же сожалел, что барашка придется делить еще, но тем не менее беспрекословно выложил еду на общее блюдо. В традициях ислама было делиться едой, и Росс считал, что неплохо бы и христианскому миру позаимствовать этот обычай.

Уловив какую-то суету у стола, Джулиет мгновенно проснулась и, скрестив ноги, уселась подле. Росс представил Джелала, добавив, что он, Джелал, плохо говорит по-персидски.

Пробормотав благословение, Абд заметил:

— В Туркестане очень редко можно встретить тарги.

— Я удивлен, что вы вообще их видели, — ответил Росс.

— Да, проезжали один или два через Мары. Караванные пути — это дорога жизни для исламского мира, они перевозят сынов Пророка с одного конца земли на другой.

Дервиш пустился в объяснения, каким образом караваны и пилигримы распространяют и развивают единство в мусульманском мире. Эта тема переросла в общее рассуждение о средствах передвижения. После того как Росс описал железные дороги, старик озадаченно спросил:

— Но по мне это совсем противоестественно. В чем же ценность такой скорости?

— Время путешествий сокращается, перевозки производятся намного быстрее, так что люди смогут зажить лучше.

Абд решительно покачал головой.

— Шаг верблюда или осла дает человеку возможность созерцать, размышлять, понимать — а именно благодаря этому улучшается жизнь. На взгляд простого человека вроде меня, кажется, что все эти твои ференги слишком сосредоточились на том, чтобы делать и иметь. А в исламе мы больше заинтересованы в том, чтобы просто быть.

Мнение Росса о дервише еще более укрепилось.

— Как я подал тебе сегодня интересную мысль, так и ты сослужил мне такую же службу. Спасибо тебе, добрый человек.

В целом это был очень приятный обед. Они уже заканчивали трапезу, когда в лагерь галопом ворвалась банда туркменов, поднимая вокруг себя пыль, наводя страх и ужас. В своих высоких черных бараньих шапках всадники очень походили на кавалерийский полк. Перепуганные козы и куры разлетелись в разные стороны. Конники передвигались от одного костра к другому, и путники каравана испуганно следили за ними. Одежда их указывала на то, что они из местного текинского племени и не являются грабителями из враждебных туркменских банд, но Росса почему-то охватило беспокойство.

Тревога его усилилась, когда стало ясно, что туркмены кого-то ищут. Потом вожак всадников приблизился, и, узнав его, Росс тихо выругался.

— Этот человек, что скачет сюда, — Дил Асса, вожак туркменов, которых я встретил возле Серевана.

Вспомнив, что Росса тогда едва не убили, Салех с Джулиет разом подняли глаза, a Myрад, которого в случае нападения могли бы взять в рабство, изо всех сил старался стушеваться. И только Абд ничуть не встревожился. Отвернувшись от вновь прибывших, он невозмутимо подчищал остатки мяса кусочком хлеба.

Едва только Росс заговорил, Дил Асса тут же узнал свою добычу. Издав торжествующий вопль, туркмен направил свою лошадь к их костру и еле остановил коня, чтобы не сбить ничего не подозревающего дервиша.

— Это британский шпион! — взревел Дил Асса, устремив взгляд на Росса. — Воистину милосерден Господь, раз он снова отдает его в мои руки. На сей раз я убью тебя, ференги.

Джулиет отскочила в сторону и схватила свое ружье, но Росс тотчас выбросил вперед руку, чтобы остановить ее.

— Нет! Если мы будем драться с помощью ружей, то пострадает слишком много невинных. — Поднявшись, он добавил:

— Я тоже помню тебя, Дил Асса. Почему у тебя такая страсть убивать англичан?

— На это не нужны причины. Готовься к смерти, собака!

Дил Асса уже было поднял свою винтовку, как встал Абд и повернулся лицом к туркменам. И перед зачарованным взором Росса старый монах словно вырос на несколько дюймов и приобрел особую осанку и властный вид. Голос его пронзил взбудораженный лагерь подобно удару хлыста:

— Если ты хочешь смерти ференги, то сначала тебе придется убить своего калифа!

Росс затаил дыхание. «Господи Боже, этот гость в изодранных лохмотьях — калиф из Мары, духовный лидер туркменов и единственный человек, который может влиять на их необузданный нрав!»

Лагерь успокоился, едва лишь старик заговорил, и слышалось только сдавленное дыхание Дил Ассы.

— Абд Уррахман! — Он неловко слез с лошади и низко поклонился дервишу, и все люди бандита последовали его примеру. — Ваша милость, я не узнал вас.

— Еще бы, вы слишком были заняты злыми делами, — сурово ответил старик. — Ты опозорил меня, Дил Асса. Я сломал хлеб с ференги и понял, что он достойный человек. Если ты убьешь его, мое проклятие падет на тебя и твоих потомков.

Дил Асса побледнел.

— Но вы никогда не возражали, когда мы брали в рабство персов, ваша милость, — слабым голосом произнес он. — В самом деле, вы милостиво принимали десятую часть нашей добычи.

— Это совершенно другое дело, — с достоинством отозвался калиф, — поскольку туркменский разбойник не лишает жизни своих пленников, но относится к ним с отцовской нежностью. Ведь мертвые они ничего не стоят. Кроме того, персы — шииты, и сражаться с ними — большее благословение, чем паломничество.

Перс и шиит Мурад отпрянул и прижался к Салеху, который был суннитом, как туркмены. Удивительно, но Абд Уррахман оказался более терпимым к христианину, чем к своему же собрату-мусульманину! Впрочем, Росс был признателен калифу за то, что тот вмешался и выяснил противоречия религий.

Абд Уррахман продолжал:

— Я хочу, чтобы ты дал слово, что не будешь снова пытаться причинить вред ни этому ференги, ни его слугам или его друзьям. — Старик пронзительным взором смотрел на туркменов. — Я хочу, чтобы то же самое пообещали мне все вы, кто находится здесь, и все ваши сородичи в каждом роду.

Дил Асса с трудом перевел дыхание.

— Даю вам слово, ваша милость, и передам ваше пожелание остальным соплеменникам.

— Прекрасно. — Лицо калифа смягчилось. — Это хорошо, что ты боишься Бога, Дил Асса, поскольку, говорят, никого из людей ты не боишься.

Принимая эти слова за комплимент, Дил Асса немного приободрился, но лицо его оставалось сумрачым. Он исподлобья взглянул на Росса, прямо как шкодливый кот. «Давным-давно в Итоне мальчишки таким образом утверждали себя друг перед другом», — вспомнил Росс.

И тут в глазах Дил Ассы зажглась опасная улыбка. Он осмотрел толпу зевак: для Востока типично, что любое происшествие привлекает широкую аудиторию.

— В качестве дружественного жеста по отношению к ференги я приглашу его разделить один из туркменских праздников, — Он помолчал, чтобы достичь большего эффекта. — Завтра я устраиваю специальный матч бозкаши в его честь. И мало того, ференги будет играть с нами.

После того как он произнес «бозкаши», в толпе раздался взволнованный ропот, слово это повторялось вновь и вновь, передавалось из уст в уста. Росс догадался, что это игра верхом на лошади, но больше он ничего не знал. Карлайл недоверчиво спросил:

— А что такое «бозкаши»?

Дил Асса улыбнулся волчьей улыбкой.

— Это великая игра, в которую играли наши предки с незапамятных времен. Название ее в переводе означает «поимка козла», поскольку мужчины соревнуются, кто захватит обезглавленного козла, перекинутого через круп лошади. Невдалеке будет стоять каркас, потом его должны принести обратно и швырнуть в круг справедливости. Кто бросит козла в круг, объявляется победителем. Разумеется, мы не ждем, что ференги обязательно выиграет, но я все равно разрешаю тебе сыграть с нами.

Не обязательно было быть гением, чтобы догадаться, сколько угрозы содержалось в этом кратком описании.

— Вы делаете мне честь, но у меня нет лошади и я не понимаю сути игры, — невозмутимо ответил Росс.

— Не важно, — беспечно ответил Дил Асса. — Бозкаши — настолько простая игра, что ее может постичь даже ференги. А я одолжу тебе одну из своих лошадей.

Росс огляделся по сторонам: все выжидающе смотрели на него. «Я уже снискал довольно хорошее к себе отношение среди путников каравана, но если откажусь играть в эту варварскую игру, то разочарую многих. Невозможно выйти из этого положения, не нарушая приличий. Ведь даже калифу это пришлось по душе».

— В таком случае я с удовольствием приму участие в игре.

— Прекрасно! — Дил Асса вскочил на лошадь. — Приходи завтра к нашим шатрам, когда солнце будет на полпути к зениту. И приводи своих друзей, чтобы они смогли восхититься твоим мастерством наездника. — Он нарочито лихо поднял лошадь на дыбы, потом пришпорил ее и ускакал прочь, сопровождаемый своими людьми.

Росс сделал вывод, что этот раунд выиграл Дил Асса. Он повернулся и поклонился калифу.

— Большое спасибо за то, что вмешались, ваша милость. Я усматриваю промысел Божий в том, что он привел вас к нашему костру.

У Абд Уррахмана сверкнули глаза.

— Это не дело случая, хотя, без сомнения, Бог хранит вас. Сегодня утром ко мне пришел погонщик верблюдов и поведал о злых выходках ваших и вашего слуги-туарега. По его просьбе я должен был приказать замуровать вас обоих заживо, но мне хотелось рассудить самому. Также я полагаю, что Дил Асса начал разыскивать вас, как только узнал, что в Мары прибыл ференги, поскольку его брата в Афганистане убил англичанин. Он хороший парень, этот Дил Асса, но очень вспыльчивый. — Старик изящно склонил голову. — Беседа с вами доставила мне огромное удовольствие, Кхилбурн. Ваша теология — неизведанная, она плод мечтательного сердца. Желаю вам насладиться завтра утром бозкаши.

Калиф ушел, а костер Росса оказался в центре внимания путников каравана. Подойдя поближе, они с воодушевлением принялись описывать все матчи бозкаши, которые им когда-либо доводилось видеть. Перспектива завтрашней игры привела всех в веселое расположение духа.

Уже стемнело, путники разошлись, и Джулиет, поднимаясь на ноги, внезапно пробормотала:

— Пойдем прогуляемся.

Несколько минут спустя Росс легкой походкой двинулся из лагеря. Так же, как в Серахсе, караван-сарай находился на окраине, и Джулиет он нагнал в пустыне. Они осторожно пробирались между освещаемых луной песчаных дюн.

— Во что я себя втянул? — поинтересовался Росс.

— Думаю, бозкаши — это нечто среднее между охотой на лисиц и битвой при Ватерлоо, — сухо ответила она.

— Неужели все так скверно? — засмеялся он.

— Хуже. Поскольку Дил Асса пообещал не убивать тебя, это для него лучший шанс устроить тебе несчастный случай с роковым исходом.

— Уверен, он не будет печалиться, — согласился Росс. — Но полагаю, что больше всего он жаждет унизить меня, чтобы потешить свою уязвленную гордость. А ты много видела матчей бозкаши?

— Только один. Никто не сомневался, что я мужчина, но я решила не испытывать судьбу и не пошла вместе с остальными. Правда, если бы меня обнаружили, мне пришлось бы туго. — Она умолкла и сорвала светлый цветок пустыни, распустившийся после кратковременного дождика прошлой ночью. — Мужчины обожают бозкаши; можно сказать, что слово это распространено по всей пустыне. Сотни, а может, тысячи придут завтра посмотреть эту игру. Обычно состязаются зимой, и наверняка эта игра окажется последней до наступления осени, поскольку уже слишком жарко.

— А каковы правила?

— Их нет. Участвовать может сколько угодно человек — от дюжины до сотни, и каждый играет за себя. Я полагаю, что в истоках бозкаши лежат воинственные игры, устраиваемые между соперничающими ордами монголов. Очень жестокая игра — вся основана на дикой силе и умении ездить верхом. — Она нерешительно посмотрела на Росса. — Ты отличный наездник, но уже знаешь, что представляют собой туркмены.

— Похоже, все они родились в седле и вряд ли обременены какой-либо джентльменской чепухой насчет честной игры, — пожал плечами Росс. — Я не испытываю потребности соревноваться и обставлять их в их же игре. Удержаться бы на лошади до конца игры, и я сочту, что сохранил свою честь.

— А ты не забудешь об этом завтра, в самый разгар игры?

Он улыбнулся и сорвал еще один цветок, потом вложил его в складочку покрывала Джулиет, у самого уха.

— Конечно. Я никогда не сходил с ума от каких бы то ни было игр.

Проигнорировав его жест, Джулиет сказала:

— А я думала, что в Итоне ты считался героем-атлетом.

— Да, — признался он. — В Итоне у человека нет особого выбора — играть или нет, но у меня никогда к этому душа не лежала.

— Мой отец потерял бы дар речи от таких сантиментов, — с еле уловимой смешинкой в голосе произнесла Джулиет. — Он не уважал тех людей, которые не интересовались спортом.

Росса разобрало любопытство, да и вообще он не желал прерывать драгоценные минуты их общения с глазу на глаз, поэтому он уселся на землю с подветренной стороны холма, откуда открывался вид на извилистую речушку Мары, и как бы ненароком взял руку Джулиет в свою. Она не возражала, и он решил удерживать позиции, несмотря на то что лучше бы ему этого не делать.

«Удивительно, если бы я только что познакомился с Джулиет, то изо всех сил постарался бы приволокнуться за ней, потому что это все та же женщина, в которую я когда-то влюбился. И надо же — тот факт, что мы были женаты, а потом разъехались, воздвиг между нами непреодолимый барьер. По крайней мере я не знаю ни одного способа преодолеть прошлое, равно как и не уверен, что будет мудро с моей стороны пытаться это сделать. Все равно она мною не интересуется. С того первого невинного ухаживания, когда мы не боялись открыть друг другу сердца, прошла уже целая вечность».

Как бы невзначай он сказал:

— Ты знаешь, я, кажется, впервые слышу о твоем отце. Помню только, что он занимал дипломатические посты в каких-то экзотических странах и умер, когда тебе было шестнадцать, но больше я ничего не знаю. Похоже, никто из членов твоей семьи никогда о нем не рассказывал.

Джулиет вздохнула. Потянуло легким ветерком, и женщина стянула покрывало, чтобы мягкий ночной воздух остудил ее разгоряченное лицо.

— Он был тяжелым человеком, а дети ему нужны были для сохранения фамилии. Его почти не интересовали сыновья, дочь — еще меньше. Блестящий человек, но в чем-то страшно упрямый. Видимо, двенадцать лет назад воспоминания о нем были еще настолько свежи, что никто в нашей семье не мог с легкостью о нем говорить. Теперь, когда прошло столько времени, я могу спокойно рассказать о нем, вглядываясь в даль прожитых лет.

— А что ты к нему испытывала?

Она замялась.

— Я отчаянно хотела, чтобы он гордился мною, но мы постоянно ссорились. Да и братья тоже, кроме бедной мамы, которая оказалась между двух огней: с одной стороны — дети, с другой — муж. Она чувствовала себя беспомощной, как только что вылупившийся цыпленок.

— Любопытно!.. — пробормотал Росс. Он не сводил глаз с ее бледного лица. Ему так хотелось протянуть руку и прикоснуться к ней, что он боялся непроизвольного движения своей руки. Потому-то он схватил полную пригоршню крупного песка и пустил его струйками между пальцев. — А может, он оттого мало интересовался дочерью, что ты вечно бегала со своими братьями и выучилась таким же вещам, как они, да и попадала в такие же переделки?

Джулиет помолчала, удивленная этим замечанием Росса.

— Весьма похоже на то, хотя я никогда не задумывалась об этом. В то время мне казалось, что мальчикам гораздо интереснее жить на свете, чем девочкам. Кроме того, когда мы жили в Триполи или в Тегеране, я играла только с братьями и больше ни с кем, поскольку там не было европейских семей с девочками моего возраста. Так что подруг у меня не было.

Еще больше, чем когда-либо, Россу захотелось прикоснуться к ней, но он не стал рисковать и разрушать хрупкое взаимопонимание между ними. В последние несколько минут она рассказала ему о своем внутреннем мире и о детстве больше, чем открыла во время его ухаживания, короткой помолвки и свадебного блаженства, вместе взятых. «Возможно, после того как я открыл эти новые стороны ее жизни, я наконец разгадаю эту тайну, которая зовется моей женой».

— Ничего удивительного, что тебе было так трудно в английской школе для девочек после смерти отца.

— Это было ужасно! — порывисто воскликнула она. — Я хотела завести подруг, но не знала, как это сделать. По крайней мере до того, как Сара не взяла меня под свою опеку. Когда мы подружились, я стала увереннее, поскольку ее очень уважали в школе. Более того, она обучила меня правильно вести себя. Английский высший свет — это настоящий лабиринт сложных ритуалов и правил, что можно и чего нельзя. Стоит только ошибиться, и тебе навеки присвоят ярлык изгоя.

— Но ты же не была изгоем, — заметил он. — Твои родители — и мать, и отец — родом из так называемых добропорядочных семей. Ты имела право занять свое место в обществе, как и любая другая девушка из вашей школы.

Джулиет невесело засмеялась:

— Что ж, теоретически это так, но на практике все было по-другому. Не только потому, что я была невежественной, не знала правил и сплетен, а еще в потому, что была шотландкой, самой высокой девушкой во всей школе, да еще эти ужасные, неуправляемые волосы! Я даже не умела правильно смеяться! Если бы не Сара, я обязательно убежала бы.

Сердце Росса дрогнуло: он представил себе, какой несчастной девчушкой была Джулиет в те далекие годы.

— Но ты всегда так забавно рассказывала мне о школе. Я и понятия не имел, что ты была так несчастна.

— Я не люблю жаловаться. Кроме того, я сомневалась, что ты бы меня понял. Ты вырос в самом средоточии высшего общества, умел себя вести, и это было твоей второй натурой, ты инстинктивно знал, что делать и каковы будут последствия, если не подчинишься, — криво усмехнувшись, ответила она. — Со временем я разобралась и питала иллюзии, что также принадлежу к этому обществу, но тем не менее ошиблась.

— Я этого не замечал.

— О нет, замечал, — ласково возразила она. — Когда я слишком отклонялась от общепринятых правил, ты всегда мягко указывал мне, в чем я не права. При этом из-за своей самонадеянности или неразборчивости, а может, из-за того и другого я нарушала эти проклятые маленькие правила. — Теперь пришла очередь Джулиет зачерпнуть пригоршню песка, а потом следить, как он течет между ее гибкими пальцами.

Она отнюдь не обвиняла его, но Росса как будто ударили под дых, ибо сейчас она открыла ему один из тех моментов, что разделяли их. Боль полоснула его чуть ли не до костей.

— Проклятие! — выругался он. — Не могу вспомнить, когда я хотя бы раз критиковал тебя, но, похоже, здорово обидел этим, верно?

Она резко повернулась к нему. В бледном свете луны на глаза ее упала густая тень.

— А теперь я сделала тебе больно, упомянув об этом. Прости меня, Росс, не надо было ничего говорить. Даже тогда я понимала, что проблема не в тебе, а в моей неуверенности и чувствительности. Когда Сара корректировала мое поведение, я была ей за это благодарна, но когда поправлял ты, я чувствовала себя… подавленной. Какой-то безнадежно неуклюжей. Я не сомневалась, что ты бесконечно сожалеешь о нашем браке.

— В таком случае я был совсем бесчувственным, иначе бы понял, что расстраиваю тебя. — Он огорченно сжал кулаки и хлопнул ими о скрипучий песок. «Лучше знать, чем пребывать в неведении, хотя иногда трудно задавать вопросы из страха получить нежелательный ответ». — Значит, ты уехала из-за того, что я критиковал тебя?

— Это только одна из причин, но самая маленькая, — ответила она, тщательно подбирая слова. — Я убедилась, что никогда не стану той женой, которая тебе нужна, а то, что я пыталась переделать себя, только сильнее угнетало.

— Но я не хотел, чтобы ты менялась! — произнес Росс, и в голосе его прозвучали горечь и самоосуждение. — Ты мне нравилась такая, какая есть, а получается, что из-за своей дурости я оттолкнул тебя.

Она на миг коснулась его руки.

— Не казнись, все гораздо сложнее. Я потерялась… была в жутком смятении. И не важно, сделал ты что-то или нет, вряд ли результат был бы другим.

Росс, не в силах больше сдерживаться, потянулся к жене и очень нежно провел по щеке Джулиет.

— Значит, наш брак был обречен с самого начала? — тихо спросил он.

В какой-то миг он почувствовал теплую влагу, оросившую ее гладкую, как лепесток цветка, щеку. Джулиет тотчас встала и отстранилась.

— Нет смысла говорить о давно ушедшем прошлом. Только расстраиваться, ничего ведь не изменить, — срывающимся голосом произнесла она. — Очень юная Джулиет Камерон была совершенно не готова к тому, чтобы стать женой или английской леди. Жаль, что она этого не понимала, поскольку брак с английским лордом в окружающих вызвал нежелатель-ное разочарование. — Она помедлила немного, а потом чуть ли не шепотом добавила:

— Я получила хороший урок. И весьма сожалею, что поняла все слишком поздно и мне не удалось уберечь тебя от страданий из-за моих грехов.

Росс медленно выпрямился.


— И потому ты похоронила себя там, где являешься изгоем до такой степени, что никто не счел бы тебя такой, как все. А как же внутренняя проблема, что ты не принадлежишь этой земле?

Своим молчанием, последовавшим за его вопросом, Джулиет устранила этот краткий миг родства душ с почти осязаемой силой: она открыла ему ровно столько, сколько хотела, по крайней мере сегодня. И она непринужденно рассмеялась, холодно и отстраненно, как сделала бы любая светская женщина в собственной гостиной.

— Хуже всего в тебе, Росс, то, что ты всегда прав. Это твое качество может просто свести с ума!

«Если бы у нее в руках был веер, она могла бы им ударить. И наверняка бы при этом сломала проклятую безделушку пополам. — Росс мрачно встал. — Но если я всегда прав, то она бы никогда не бросила меня».

— Пора немного отдохнуть. Мне надо набраться сил. Не позориться же перед этим буйным наездником Дил Ассой.

Джулиет снова натянула покрывало на лицо и вытащила пустынный цветок из складки ткани у самого уха. Бросив его в песок, она сказала:

— Только помни о своем решении и не пытайся выиграть. За время этого путешествия треволнений и без того хватает.

С этим Росс уж никак не мог не согласиться.

Глава 12

Все путники каравана, за исключением нескольких человек, оставленных охранять грузы и животных; направились в лагерь Дил Ассы, который находился неподалеку от города, в двух милях вверх по реке. Благодушно настроенные люди скакали по пустынной местности, и, взглянув на них, Росс затем посмотрел на Джулиет. Ее верблюд легко трусил рядом с Джульеттой Росса.

— Ты была права насчет популярности бозкаши. У всех праздничное настроение.

— Туркмены обожают наблюдать, как животные раздирают друг друга в клочья, — сухо отозвалась она. — Для них это прекрасное развлечение. Собаки дерутся с собаками, петухи с петухами, перепела с перепелами. И даже упрямых верблюдов умудряются втравить в драку, когда они идут караваном. Неужели это ничего тебе не говорит о бозкаши?

— Только то, что я буду рад вернуться в караван-сарай, когда все закончится. И хорошо бы возвратиться не с переломанными конечностями.

Они должны были подъехать к разбросанным юртам, представлявшим собой круглые палатки из войлока. Эти юрты весьма напоминали ульи с черной крышей. Повсюду гудели толпы ребятишек, «новое поколение грабителей». Большинство обитателей юрт носили яркие одежды, предпочтение явно отдавалось красному цвету. К удивлению Росса, женщины-кочевницы паранджи не носили, что для исламского мира — большая редкость. На голове туркменок возвышались замысловатые прически с красными или белыми шарфами, которые, свисая по спине, доходили до талии.

Едва Росс подъехал к лагерю, как все замерли и разом уставились на него. Поскольку все уже знали, что он ференги, Росс решил надеть европейскую одежду, в которой чувствовал себя удобнее, и его белая рубашка и гладкие лосины являли собой разительный контраст с развевающимися цветастыми одеждами туркменов. Единственной данью азиатской моде был белый тюрбан: Карлайл хотел уберечься от палящего солнца.

Росс слез с верблюда, и тотчас сквозь толпу к нему пробился Дил Асса. На туркмене была шапка, по краям отделанная волчьим мехом. Значит, он был «чопендозом», то есть распорядителем в игре бозкаши.

— А, мой приятель-ференги!.. — лицемерно произнес Дил Асса. — Я в восторге оттого, что вы не передумали. Вот кнут для бозкаши. Я отведу вас к вашей лошади. — Вручив Россу тяжелый, словно налитый свинцом, кнут, туркмен повернулся и повел его к окраине лагеря.

Поскольку игровая площадка находилась в некотором отдалении, все прибывшие из каравана так и скакали верхом. Джулиет же спешилась и передала Мураду поводья обоих верблюдов. Потом, как и подобает хорошему слуге, двинулась вслед за Россом, прикрывая его со спины. Впрочем, Росс пока не чувствовал опасности: если Дил Асса вопреки предписанию калифа и убьет ференги, то скорее всего не станет делать этого, прежде чем Росс не опростоволосится в игре.

Дил Асса повел Росса туда, где стояла дюжина оседланных, привязанных к кольям лошадей.

— Вот. — Туркмен указал на старую гнедую кобылу. — Прекрасная, крепкая лошадь, в самый раз для ференги, который никогда не играл в бозкаши.

Росс обошел лошадь кругом, внимательно рассматривая ее и все время покачивая головой.

— Вы не уважаете возраст этой бедной кобылы, Дил Асса? Она умрет от напряжения еще до наступления полудня. — Он погладил ее острый крестец. — Я буду глубоко сожалеть, если стану причиной кончины сей почтенной дамы.

Дил Асса бросил на него свирепый взгляд.

— Я выбрал кобылу потому, что подумал, что даже ференги, который сидит в седле, как мешок с зерном, сможет справиться с нею. Но если вы считаете, что совладаете с настоящим конем для бозкаши, выбирайте из других моих лошадей.

Росс задумчиво прошелся вдоль кольев, опытным взглядом изучая животных. Похоже, все лошади здесь из той самой легендарной породы, которую китайцы называли райскими конями из Ферганы. Их разводили больше ради выносливости, нежели ради скорости. Они не обладали элегантной статью арабских скакунов, и все же лучшие из них в течение недели могли пройти не менее шести сотен миль.

Вокруг столпились туркмены, никто из них не выказывал враждебности Дил Ассе, и все пылко обменивались замечаниями относительно лошадей. Росс не так хорошо знал язык, чтобы понимать их быструю речь, однако улавливал фразы вроде: «Лошадь для бозкаши должна быть быстрой, как сокол, у нее должны быть ловкость козла, сердце льва… Она должна уметь мгновенно остановиться с полного галопа… Должна обладать терпением, воодушевлением, умом…»

Большинство лошадей на вид казались способными удовлетворить всем требованиям игры, однако Росс остановил выбор на высоком белом жеребце, самом возбужденном из всех. Глаза лошади сверкали необыкновенным умом, а из-за легких нетерпеливых движений серебряные пластинки на его уздечке переливались при свете солнца. «Вот настоящий воинственный конь, — подумал Росс, — и он вознаградит всякого, кто попытается его подчинить».

— Я выбираю этого.

Дил Асса едва не задохнулся от ярости у него за спиной.

— Рабат — мой лучший конь! Сегодня я буду скакать на нем!

— А, прошу прощения, — ответил Росс, не слишком удивившись, поскольку свойства жеребца были очевидны. — Я и не мечтал лишить вас лошади, которая принесет вам победу.

Туркмен обжег Росса колючим взглядом, но из-за гордости ответил:

— Мне не нужен Рабат, чтобы выиграть, ференги. Скачи, если он позволит тебе это сделать.

— Вы в высшей степени любезны, — произнес Росс, подавляя усмешку. — Я полагаю, Рабат обучен делать специальные трюки для бозкаши. Что мне надо знать, чтобы правильно держаться на нем в седле?

К счастью, не менее дюжины мужчин загудели в ответ на вопрос Росса, поскольку Дил Асса, похоже, не выразил желания раскрывать секреты. Послушав несколько минут, Росс понял все, чего ему следует ждать от обученной туркменами лошади.

Для того чтобы Рабат привык к его голосу, Росс несколько минут гладил нервное животное по шее и нежно произносил английские слова. Потом, проверив, туго ли натянута подпруга, а также длину стремян, легко вскочил в седло.

Придя в ярость от дерзости незнакомца, Рабат мгновенно взбесился, напряг мускулы, встал на дыбы в неистовой попытке сбросить нежеланного седока. Жеребец располагал поистине внушительным репертуаром боковых прыжков и поворотов, угрожающе напрягался. Впрочем, Росс был готов к такому поведению. Зрители для безопасности отошли подальше и оттуда принялись следить за неистовым поединком, во время которого человек и животное испытывали друг друга.

От Росса потребовалась вся его сила и сосредоточенность, чтобы удержаться на лошади: надо было показать, кто хозяин, и несмотря на то что Рабат дергался из стороны в сторону, как мангуст, Росс все же умудрился бросить взгляд на Джулиет. Похоже, она была вполне удовлетворена этим зрелищем. Счет был в пользу британца.

В белой лошади не было никакого особенного порока, просто крайнее возбуждение и озорное нежелание покорно принять незнакомого всадника. После того как Рабат сбросил избыток своей неукротимой энергии, он угомонился и стал отзываться на вожжи и удары коленями.

Следовало изучить, что умела делать лошадь, поэтому Росс отправился подальше от палаток — на открытую равнину. Потом пустил жеребца в шаг, время от времени обучая его останавливаться, везти седока и прыгать. Рабат схватывал все буквально на лету, мгновенно понимая, что требовал от него всадник. Он также умел резко разворачиваться на месте и оказался одним из самых резвых жеребцов, на которых когда-либо скакал Росс. Испытывать новую лошадь — все равно что пристреливать новое ружье, но только еще интереснее, ибо животное обладает разумом.

Надо было приноровиться и к незнакомой упряжи: всего одна пара поводьев, седло впереди и сзади очень высокое. Вдобавок с передней луки поднимался высокий рог. Необычная конфигурация, но она, очевидно, превосходно поддерживает седока во время диких маневров бозкаши.

Через пятнадцать минут тренировки Росс почувствовал, что они с жеребцом выработали некое взаимопонимание. В качестве последнего опыта Росс пустил Рабата в полный, стремительный галоп, потом схватился за седельный рог и соскользнул вниз так, что тело его в основном повисло над каменистой почвой. Это был опасный трюк, ибо стоило лошади слегка повернуться или оступиться, как Росс на большой скорости ударился бы о землю головой.

Но несмотря на то что всадник свесился на сторону, жеребец держал его твердо, как скала, а Росс тем временем сорвал хрупкий пустынный цветок, затем вновь подтянулся к седлу, замедлил шаг до легкого галопа и вернулся к не сводившим с него глаз туркменам. Люди встретили его с неприкрытым восторгом. На большинстве лиц светились улыбки, доносились одобрительные возгласы. Однако Дил Асса взирал на происходящее в гробовом молчании.

Тем не менее Росс воскликнул:

— Великолепно, Дил Асса! Если вы учили Рабата, то это делает вам честь.

Дил Асса буркнул со смесью раздражения и скупого удовольствия в голосе:

— Да, это я объезжал его. Я принял роды своими собственными руками, чтобы Рабат не упал на землю и не сломал себе ноги. Когда он пил молоко кобылицы, я кормил его мать дюжиной яиц в день, чтобы шкура его лоснилась. Три года он бегал совершенно свободно, без уздечки и седла, еще в течение шести лет я обучал его всем маневрам игры. Нигде нет лучшего коня для бозкаши. Смотрите же, хорошо распорядитесь им.

— Попытаюсь оказаться достойным его, — пообещал Росс. — Кстати, у вас есть еще лошадь, чтобы мой слуга тоже мог посмотреть бозкаши?

Дил Асса гневно прищурился и посмотрел на оставшихся лошадей. Затем, запрыгнув на злобного вида темно-гнедую лошадь, процедил:

— Твой раб-туарег может ехать на этой гнедой.

Заговорив на тамашек, якобы переводя, Росс сказал Джулиет:

— Будь осторожен, раб. Я полагаю, наш хозяин жаждет увидеть, как кто-то сегодня сломает себе шею.

Не удостоив его ответом, Джулиет приспособила под себя подпругу и стремена и села в седло. Молодой нервный мерин был не столь дьявольски настроен, как Рабат, однако оказался очень игривым, так что Джулиет тоже пришлось повозиться, чтобы завладеть его вниманием. Джулиет не обладала силой Росса, но у нее была сверхъестественная способность предвидеть намерения животного, посему она очень быстро призвала гнедого к порядку.

Дил Асса помрачнел.

— Возможно, твоему рабу тоже стоит сегодня поиграть в бозкаши?

— Нет, — спокойно ответил Росс. — Если Джелала ранят, кто позаботится о моих верблюдах?

Согласившись с этим логичным ответом, Дил Асса приказал своим людям садиться на коней, и все направились на площадку для бозкаши.

Она находилась милях в двух от лагеря, и, как и предполагала Джулиет, туда прибыли сотни зрителей. Они разбрелись по дюнам, готовые к зрелищу, жаждущие его. Здесь же присутствовали бесчисленные разносчики и торговцы, деловито предлагая еду и напитки.

Игроков бозкаши нетрудно было определить, поскольку они повсюду беззаботно разъезжали на своих конях. Их было около трех дюжин, все гибкие, грозные. Большинство из них в отороченных каракулем или лисьим мехом шапках, в руках у всех короткие безобразные хлысты.

Джулиет соскользнула со своего гнедого и вручила поводья какому-то туркмену, а потом пешком отправилась на поиски Салеха и Мурада. Подъехал Дил Асса и дал Россу скупые пояснения:

— Это боз, козел. — Обезглавленная, тяжелая, как песок, туша лежала в середине круга, начертанного белой негашеной известью.

Дил Асса махнул рукой в сторону горизонта.

— Вот это полюс, вокруг которого надо пронести боз. Поскольку солнце жарко греет, а матч этот небольшой, дружеский, то полюс установлен поблизости. А когда идет настоящая игра, то его едва видно, так он далеко.

Наконец он указал на известковый круг.

— Боз должен быть возвращен в халлал, круг справедливости. Тот человек, кто швырнет его в халлал, и будет победителем. — По-волчьи сверкнув зубами, Дал Асса усмехнулся:

— Ну что, начнем, друг мой ференги?

— Как прикажете, — вежливо ответил тот.

По сигналу Дил Ассы пожилой человек со шрамом от хлыста на лице пронзительно свистнул, сунув два пальца в рот. И тут же игроки выстроились вокруг козла. Росс оказался напротив Дил Ассы. Воздух, казалось, завибрировал от напряжения, едва только игроки заняли позиции. На лицах светилась жажда быть первым и самым сильным.

Распорядитель поднял руку, потом резко взмахнул.

— Начали!

Мгновенно круг нарушился и превратился в беспорядочную гонку. Всадники хлестнули лошадей и пустили их вскачь, и только Росс сдержался, предпочитая понаблюдать, чтобы разобраться в правилах игры.

Самым проворным оказался легкий, хрупкий человечек: он наклонился и подхватил козла с земли. И в тот же миг тушу у него вырвали двое, а потом принялись тянуть козла за ноги. При этом оба орали, как торговки на базаре. Третий человек направил свою лошадь между их конями, потом вздыбил ее, отделив соперников, чтобы самому схватить добычу.

Игра завихрилась, козел переходил из рук в руки, то взлетая вверх, то падая вниз, его перебрасывали через шеи и седла лошадей, швыряли под их брюхами. Дважды туша падала на землю, но ее тут же поспешно подхватывали. Вскоре из-за едкого запаха лошадей, пота, крови и кожи стало нечем дышать. Оказывается, что кнуты предназначались не столько для лошадей, сколько для соперников. Руки и лица многих были рассечены в кровь почти до костей, но в этом неистовом соревновании никто ничего не замечал. Башмаки на высоких каблуках удерживали всадников в стременах, когда те наклонялись, чтобы схватить добычу. Глаза горят диким огнем, кнут зажат в зубах.

Играли не только люди, лошади также были агрессивны и вступали в потасовку, обнажив зубы, клацая копытами и издавая разъяренное ржание. Всадники и лошади двигались как единое целое. Это напоминало скачки кентавров, когда человек и конь срослись между собой. И в самом центре этой бури постоянно был Дил Асса, самый необузданный из диких.

Один раз группа ездоков бешеным роем врезалась в толпу. Зрители завыли и рассыпались в разные стороны, но не все оказались достаточно проворными, и после того как бозкаши переместилось, в толпе появились травмированные. Они громко жаловались и причитали от боли.

Окруженная едким облаком желтой пыли, стая игроков медленно продвигалась по направлению к полюсу. Россу казалось, что большая часть игроков и лошадей измотают себя задолго до того, как доберутся до круга справедливости. Сдерживая себя и приноравливаясь к лошади, игрок мог бы иметь больше шансов быть в конце концов победителем. Однако для этих людей, несущихся перед Россом, стратегия была пустым звуком: они играли ради безыскусной варварской радости.

Приливы яростной силы обдавали Росса и Рабата, разжигая в крови пожар, призывавший их подчиниться безумию и примкнуть к этой дикой суматохе. Выученный и натренированный до совершенства как специальный конь для бозкаши, белый жеребец метался, готовый принять участие в борьбе, однако Росс сдерживал его, применяя всю силу своих рук и колен. Нельзя же выпускать неистового скакуна из-под контроля.

И чем сильнее Карлайл сражался с лошадью, тем настойчивее он сопротивлялся сиренам, заманивающим его вступить в схватку. Он собирался принять незаметное участие в игре, но едва увидев, как она разворачивается, испугался, и у него пропало всякое желание присоединиться. «В таком хаосе легко упасть, потерять равновесие, а заодно и самоконтроль».

Несмотря на то что в жизни его было немало случаев, когда он почти терял самообладание, Росс никогда не поддавался, поскольку глубоко в подсознании боялся того, что случится, если он даст безудержности одержать над собой верх. «Если я хотя бы раз дам волю безумию, смогу ли я потом быть от него независимым?»

И поэтому он не спешил, а стоял вместе с Рабатом с краю.

Матч медленно продвигался вперед, игроки с мрачной решимостью сражались за каждый дюйм, пока боз не оказался в трех четвертях от полюса. И тут какой-то седок умудрился оторваться от остальных. Козел висел у него на седельной луке.

Это был Дил Асса. Несмотря на жаркую погоню, несколько славных коротких минут он скакал один, а толпа выкрикивала одобрительные возгласы в его поддержку. Он торжествующе замычал, объехал полюс со всех сторон, но к цели ему надо было вернуться той же дорогой. А тут его уже поджидали соперники. И вновь матч превратился в игру без правил.

Росс скакал с краю главной группы, наблюдая, но не принимая участия, больше сосредоточившись на внутренней борьбе за мастерство, чем на том, кто в настоящий момент владел тушей. Она все больше превращалась в лохмотья. И тут перед ним неожиданно появился Дил Асса. Дико сверкнув глазами, с лицом, залитым потом и кровью, он прорычал:

— Трус! Ты зря взял прекраснейшую лошадь для бозкаши! Ты не мужчина! — Он совершенно забыл об обещании, данном калифу, поднял кнут с тяжелым наконечником и ударил Росса по лицу. — Я плюю на тебя, ференги!

Росс инстинктивно поднял жеребца на дыбы, чтобы уклониться от хлыста. Дил Асса бесстрашно направил свою лошадь вперед и снова попытался ударить Росса, вложив в движение всю ярость и силу.

Результат оказался невероятным. Обычно Росс скользил по жизни, как спокойный, отстраненный наблюдатель, близость к Джулиет сдерживала его. Тут же, едва хлыст туркмена яростно прошелся по его спине и плечам, охвативший Росса гнев развеял остатки спокойствия.

Когда Дил Асса снова прыгнул к нему, Росс с кошачьей ловкостью вытянул руку и схватил плеть левой рукой. Не обращая внимания на обжигающую боль, он изо всех сил рванул плеть и вырвал ее из руки противника.

— Если ты хочешь проиграть, туркмен, то будь по-твоему! — Он швырнул кнут на землю. — Сейчас я буду играть и выиграю!

Он резко пришпорил Рабата и пустился догонять основную массу игроков, которые промчались мимо, пока Росс и Дил Асса разбирались друг с другом. В игре наступил очередной прорыв: какой-то человек поволок тушу козла к полюсу. Но тут его перехватили. И теперь все игроки втянулись в безумную общую потасовку.

Жеребец радостно заржал, едва ему дали волю, и помчался по пустой равнине подобно ангелу мщения. Сообразив, что боз, должно быть, в центре свалки, Росс направил Рабата прямо туда.

И тут до него дошло, что Рабат готовится к прыжку. В тот миг, когда седок и конь слились в единое целое, Росс почувствовал, что жеребец хочет перескочить через пенящуюся массу всадников и лошадей.

Это было безумием, и все же Росс не колебался ни секунды: «В бозкаши дозволено все. Абсолютно все». Карлайл почувствовал, как ускорился шаг и напряглись мускулы Рабата, сила и злоба коня взметнули его вверх. Росс испытал такой же прилив энергии и, поднявшись в воздух, какое-то мгновение парил, как на Пегасе.

Потом человек и конь обрушились поверх взбаламученной, выкрикивающей проклятия толпы. Это был настоящий хаос. Пинки, кулаки, удары хлыстов сыпались на Росса и на жеребца словно дождь, однако своей тяжестью, увеличенной силой падения, они отвоевали себе открытое пространство. Как раз рядом с тем местом, где шла борьба за козла. Не обращая внимания на удары со стороны других игроков, Росс зажал кнут в зубах, потом в облаке удушающей пыли нагнулся и опасно провис, удерживаясь при помощи одного только каблука и ухватившись за рог седельной луки. Едва дотянувшись, он изловчился и схватил заднюю ногу искромсанной туши. Человек, державший боза, отчаянно сопротивлялся, но у него не хватало сил, чтоби противостоять напору только что вступившего в схватку противника, и через несколько секунд Росс выхватил у него приз.

И в тот же миг едва не упал на каменистую землю. Россу понадобилась вся его сила, чтобы удержаться в седле, но он сумел-таки сделать это, не потеряв при этом козла и не отдав его в цепкие руки остальных участников.

Пристроив разодранную тушу перед собой, он стал медленно, но упорно продвигаться через кишащую толпу. В том состоянии жгучей ярости, которое овладело им, он не чувствовал ни одного из многочисленных ударов, обрушиваемых на него, и без всяких угрызений совести отвечал тем же. Они с Рабатом безостановочно прорывались сквозь толпу, распихивая игроков в стороны.

И выскочили на простор всего лишь в двухстах ярдах от круга справедливости. Пыль забила Россу глаза, поэтому он едва различал цель, но пришпорил Рабата и пустил его в галоп, положившись на умение лошади и ее инстинкт. Затем машинально оторвал руку от козла, чтобы протереть глаза, и тотчас почувствовал, как кто-то протянул руку и выхватил у него боз.

Дил Асса! Черные глаза его торжествующе горели от ярости. Он перетащил боз на свою лошадь и мгновенно пришпорил гнедого, пытаясь удрать. Но не тут-то было: Росс, вытянув руку, схватил козла за заднюю ногу. Мышцы ференги чуть ли не рвались от напряжения, он пытался перетянуть тушу назад, но Дил Асса с несгибаемым упорством держал ее за передние ноги.

Обе лошади бок о бок рвались к цели, но ни один из мужчин не ослабил мертвой хватки. Со всех сторон их окружили другие всадники, они вопили и хлестали кнутами, но Росс сосредоточился только на безумной схватке за первенство с Дил Ассой.

Чтобы как-то выйти из безвыходного положения, Росс перекинул ногу через седло, потом скользнул по боку лошади, рассчитывая на свой вес в качестве дополнительного усилия. Кто-то неминуемо должен был уступить, так оно и случилось. Козел накренился к Россу, и тот утратил опасное равновесие. Его едва не раздавили копытами преследовавшие игроки, но рог на седельной луке в очередной раз спас его.

Росс выпрямился и увидел в руках Дил Ассы оторванную переднюю ногу боза. Туша же осталась у Росса. Завопив от ярости, Дил Асса перекинул ногу и тем же манером, что и Росс, попытался в очередной раз выхватить козла, но было слишком поздно. Они уже добрались до цели.

Росс бросил разодранную тушу в начертанный известью круг, и тотчас со всех сторон раздались крики: «Халлал, халлал!», а потом зрители дружно запели: «Кхилбурн, Кхилбурн!»

Росс поднял руку в знак благодарности, и толпа совсем обезумела. Неистовая, животная радость взыграла в сердце Росса. Он, конечно, играл когда-то за школьную команду, и, в общем, небезуспешно, но никогда ни одна победа не приносила ему столько удовольствия и гордости за собственную силу. Рабат тоже испытывал подъем, если это слово применимо к лошади: он надменно шествовал и делал курбеты. Жеребец явно торжествовал.

Росс еще раньше заметил то место, откуда за ним вместе с Салехом и Мурадом наблюдала Джулиет, и теперь он искал ее глазами, инстинктивно желая разделить с ней свой успех. Тарги легко можно было выделить из толпы благодаря его росту и темной одежде; он напоминал ворона среди разноцветных туркменов.

На миг их взгляды встретились, Росс ощутил странный толчок в сердце, но расстояние между ними было столь велико, что он не мог разобрать выражения ее глаз. Джулиет же резко повернулась и пошла прочь, потупив голову. «Наверное, она расстроена тем, что я обещал ей не рисковать, а сам пренебрег этим». Но как бы то ни было, поведение Джулиет вернуло Росса на землю. Он охладил свой пыл и вдруг с благодарностью обнаружил изъян в своем обычном здравомыслии. Россу стало жарко, сказывалась усталость. Грудь его тяжело вздымалась, ребра болели от каждого вздоха.

Распорядитель бозкаши подскочил к Россу и в соответствии с обычаем произнес в заключение несколько слов. Из-за всеобщего гама разобрать что-либо было невозможно, но на сияющем лице распорядителя было написано все, что он хотел сказать. Расплывшись в улыбке, туркмен вложил в руку Росса какой-то небольшой предмет.

Росс и думать не думал о призе и теперь с удивлением взглянул на свою ладонь. Профессор-антиквар из Оксфорда согласился бы на что угодно ради того, чтобы заполучить такую старинную золотую монету! Судя по греческому профилю на аверсе, монета скорее всего относилась к эпохе Александра Великого. В Россе тут же заговорил ученый, но сейчас было не время изучать приз, посему он благодарно кивнул головой и сунул монету в карман.

Теперь, когда состязание официально закончилось, на поле высыпали зрители, чтобы лично поздравить игроков бозкаши. Кто-то предложил Россу медный кувшин с водой; он с признательностью принял его и, запрокинув голову, выпил едва не половину содержимого, а потом смыл с лица и шеи желтую пыль.

Состязание оказалось не из легких, повсюду слышались хвалебные отзывы участникам, но в героях ходил Росс, и каждый жаждал пожать ему руку и восхититься.

Впрочем, пожимая очередную руку, Росс подумал, что выиграл не только благодаря своему здравому смыслу, а скорее благодаря британским правилам участия в спортивных играх, которые твердо усвоил с самого детства. Учитывая природный темперамент Росса, зерно попало на плодородную почву. Он огляделся по сторонам, пытаясь найти своего главного соперника. Дил Асса оказался неподалеку, в окружении своих почитателей и болельщиков. Медленно, чтобы никого не задеть, Росс направил Рабата к туркмену.

Дил Асса хмуро взглянул на него и с неприкрытой злостью бросил:

— Тебе повезло, ференги!

— Да, — быстро отозвался Росс. — Если бы не твоя великолепная лошадь… — он похлопал взмыленного жеребца по шее, — да не слабость передних ног боза, я ни за что бы не выиграл.

— Злорадствуешь?!

— Вовсе нет. — Росс протянул руку Дил Ассе. — В моей стране существует традиция после жаркой схватки обмениваться рукопожатием с почетным противником.

Обескураженный Дил Асса растерянно поглядел на протянутую руку.

— А я твой почетный противник, ференги?

— Да. — По-прежнему не опуская руки, Росс добавил:

— У меня есть имя, ты знаешь. Меня зовут Кхилбурн. А ты, Дил Асса, сумел раззадорить меня так, как никто и никогда в моей жизни!

Туркмен неожиданно хрипло засмеялся.

— Значит, я сегодня тоже одержал небольшую победу, хотя было бы разумнее оставить тебя в спячке. — Он крепко пожал руку Росса. — Для ференги ты прекрасно держишься в седле, Кхилбурн.

Росс засмеялся, чувствуя воодушевление.

— Говорить, что туркмены — прекрасные наездники, нет необходимости, точно так же, как и то, что летом светит солнце, а вода — это дар Божий детям его. — Он отпустил свою руку. — Но надо сказать, что только наблюдая за тобой, я узнал, какую радость и силу можно испытать, играя в эту игру…

Дил Асса улыбнулся, перегнулся через седло и стянул тюрбан с головы Росса. Потом снял свою отороченную волчьим мехом шапку и нахлобучил ее на светлые волосы соперника.

— Если ты когда-нибудь вернешься сюда в холодный сезон, Кхилбурн, мы сыграем еще раз. И если, по воле Господа, такое случится, ты будешь скакать как чопендоз, распорядитель бозкаши.

Росс почтительно улыбнулся в ответ, посчитав, что эта пропитанная потом, грязноватая шапка куда дороже любой награды, которой его удостоила бы сама королева Виктория.

Глава 13

Наблюдая матч бозкаши, Джулиет испытывала смешанные чувства. И хотя она не отдавалась игре целиком и полностью, как остальные зрители, она все же была способна понять восторг и воодушевление тех, кто наблюдал за этим напористым и драматичным состязанием.

В то же время она радовалась, что Росс не бросился играть очертя голову. Конечно, смерть во время бозкаши менее вероятна, чем телесные повреждения, но тем не менее существовал риск, что игроки могут упасть и сломать себе шею. Или их затопчут насмерть. Кроме того, не исключено, что Дил Асса, воспользовавшись суматохой, расправится с ненавистным ференги.

После столкновения с Дил Ассой Росс вдруг словно переродился. Джулиет знала, что он превосходный наездник и без особых физических усилий добивался всего, за что бы ни брался. Но и учитывая все это, она волновалась, глядя на схватку, что разворачивалась у нее перед глазами. Росс сейчас походил на древнего норвежского викинга: глаза его так и сверкали неистовой яростью, и ради победы он не желал ни перед чем останавливаться. Джулиет затаила дыхание, когда Росс прыгнул в самую гущу игроков. И позже, когда Дил Асса с Россом вступили в безумную схватку и понеслись на бешеной скорости к цели, сердце женщины забилось так тревожно, что казалось, стук его перекрывает рев толпы.

Увидев, что Росс швырнул боз в круг справедливости, Джулиет сама словно обезумела и принялась истерически кричать и прыгать, как и все окружающие. Ею двигало не одно только возбуждение от игры, но глубокая, первобытная гордость за своего мужчину, ибо, несмотря на столько лет разлуки, он по-прежнему был ее мужем, и она ликовала, разделяя его победу. Джулиет готова была броситься ему в объятия, чтобы поздравить и радостно отпраздновать его триумф.

И тут их взгляды на мгновение встретились. Ее словно что-то подтолкнуло и как будто бы пронзила физическая боль. Ее поразил дикий, грозный вид Росса: сейчас Карлайл совершенно не был похож на цивилизованного человека, которого она полюбила и за которого вышла замуж. И безусловно, не был тем внимательным, прохладно-отстраненным компаньоном, с которым она путешествовала последние несколько недель.

Но не только то, что Росс показался ей незнакомцем, больно задело Джулиет. В глазах его отразилось нечто свирепое, опасное, чувственное, и это вызвало в ее душе неожиданный отклик.

Закусив нижнюю губу, она рассматривала его гибкое, взмокшее от пота тело. Он напоминал животное-самца, настолько неукротимого в своей мужественности, что Джулиет почувствовала невольное возбуждение. Если бы они были одни, она не раздумывая сорвала бы с него одежду, уподобляясь дикой обитательнице джунглей, которая только и жаждет, что близости со своим мужчиной.

Одну лишь секунду они смотрели друг на друга, но эта секунда потрясла Джулиет. В горле у нее пересохло. Она бросила несколько невразумительных фраз Салеху. Торжествующий Мурад уже пробивался через толпу к хозяину, а Джулиет так и стояла с Салехом и верблюдами. В тот миг ей меньше всего на свете хотелось оказаться рядом с Россом.

Она упрямо пыталась проанализировать причины своей реакции, в надежде избавиться от нелепой страсти. С того самого момента, как пути их пересеклись, она постоянно обращала внимание лишь на привлекательность Росса. Но сегодня все было иначе, ибо безумие воина, что читалось в его лице, было сродни страсти, которую он обнаруживал в их супружеской постели. И ощутив такое неистовство, она, разумеется, ответила подобным же желанием.

К сожалению, все эти размышления не принесли ей никакого облегчения.

Джулиет напряглась, заметив, как Росс подъехал к Дил Ассе, испугавшись, что приказ калифа не удержит туркмена, тем более Дил Асса только что перенес публичное поражение. Но когда соперники засмеялись и пожали друг другу руки, надежно укрытая своим покрывалом Джулиет улыбнулась: «Росс умеет превращать врага в друга. Конечно, такое поведение характерно для людей зрелых, и при нынешних обстоятельствах из этого можно будет извлечь практическую пользу».

Вскоре толпа стала редеть, люди потянулись с игрового поля. Наверняка они еще несколько лет будут обсуждать этот бозкаши. Росс слез с коня и вручил поводья жеребца Дил Ассе. Потом, попрощавшись, вместе с Мурадом двинулся к Джулиет и Салеху.

— Прекрасная игра, Кхилбурн! — произнес Салех, вставая. — Вы станете легендой Туркестана: ференги, который выиграл бозкаши!

— Должен признаться, — засмеялся Росс, — что мне очень понравилась игра. Бозкаши возбуждает, как английская охота на лисиц, но с тем преимуществом, что животное уже убито. Я никогда не видел большого смысла в том, что дюжины охотничьих собак и лошадей преследуют одну маленькую лисицу.

Росс заметно успокоился, с лица его исчезло дикое выражение, но он по-прежнему напоминал какого-то удалого разбойника. Его влажная белая рубашка распахнулась на груди, и рыжеватые вьющиеся волосы блестели на солнце, а на голове залихватски сидела отороченная волчьим мехом шапка.

На левой скуле у Росса расплылся темный синяк, но Джулиет была рада, что ни один удар

хлыста сколько-нибудь серьезно не повредил его лицо: «Не дай Бог, чтобы на его лице появились шрамы. Это все равно что попортить произведение искусства…»

Джулиет пристально разглядывала мужа, и в голову ей пришла нелепая мысль, что плечи Росса в два раза шире, а бедра вдвое уже, чем у любого другого мужчины. И она вспыхнула: «Хвала небесам за то, что на мне покрывало!»

Но оттого, что муж ее находился на расстоянии вытянутой руки, у Джулиет ослабли колени и закружилась голова. Она отвернулась, чтобы не выдать себя. «Наверное, он голоден, ведь он истратил столько энергии!» Женщина молча вручила ему ломоть плоского хлеба и кусок козьего сыра.

— Спасибо. — И тихо, чтобы не расслышал Мурад, Росс добавил:

— Прости, я забыл о своем обещании вести себя с подобающей англичанину сдержанностью. Надеюсь, ты не сочла матч чересчур волнующим?

Джулиет попыталась что-то ответить, но обнаружила, что голос не подчиняется ей. Она откашлялась и пробормотала:

— Я была бы довольна, если бы состязание оказалось поспокойнее. Но по крайней мере ты пережил его с наименьшими потерями. — Она опустила глаза.

Руки Росса, в царапинах и синяках, кровоточили.

— Наверное, тебе все-таки мало досталось.

Карлайл сжал кулаки и сморщился.

— Я чувствую себя выпотрошенным и неловким, но у меня, похоже, все цело.

Джулиет на всякий случай захватила с собой чистые лоскутки, и, оторвав кусочек хлопковой ткани, она смочила ее, затем взяла правую руку мужа и вытерла кровь и пыль. Роль няньки укрепила ее дух: она успокоилась, несмотря на то что остро ощущала тепло его пальцев.

Росс с благодарностью, но незаметно погладил ее ладонь, и у Джулиет екнуло сердце. «Хватит притворяться бесчувственной!» Она подозрительно поглядела на мужа, но он беседовал с Салехом и Мурадом и не обращал на нее никакого внимания. «Наверное, это простая случайность, впрочем, надо позаботиться, чтобы такое не повторилось». — И женщина принялась обрабатывать левую руку Карлайла.

Обнаружив глубокие кровоточащие порезы, Джулиет нахмурилась: «Эти раны требуют лечения». Взглянув на Мурада, собравшегося погасить костерок, на котором кипятился чай во время игры, она бросила:

— Оставь огонь!

Обгоревшие волосы — классическое и самое эффективное средство для лечения небольших порезов. Джулиет с радостью пожертвовала бы своими, но медные локоны вмиг разоблачили бы ее. Посему она взяла нож и срезала клочок длинной черной шерсти верблюда, потом положила его на камень, лежавший в костре, а сверху заложила углем. Тотчас вспыхнуло пламя, едко запахло паленой шерстью. Сожженные волосы превратились в мягкий пепел.

Джулиет раскрошила пепел и насыпала его в самый глубокий порез Росса. Кровь мгновенно загустела.

— Интересно!.. — прокомментировал Росс. — Это — персидское средство?

— Афганское, — ответила она, принимаясь за следующую ранку. — Сожженные волосы хороши только для небольших порезов, они останавливают кровь и сокращают риск заражения. Причем подходят любые волосы, даже шерсть.

— Это куда цивилизованнее, чем прижигание. Кстати, как твоя рука?

— Прекрасно. Я почти забыла о ней, — призналась она, закончив врачевать Росса, хотя одно только упоминание о ране породило резкую боль в руке.

Они поскакали назад в Мары, чувствуя себя гораздо спокойнее, чем до состязания. Время от времени на пути им попадались местные жители, восторженно обсуждавшие матч, на котором присутствовали, похоже, все мужчины этой части Каракумов. Процесс превращения Росса в легенду начался.

На последнем отрезке пути показалась река Мары. Это была узкая, быстрая речка, которая, изгибаясь, протекала по пустыне. Зеленые берега ее явно не соответствовали песчаному пустынному ландшафту. Путники подъехали туда, где на берегу росли ивы. С жадностью глядя на воду, Росс пришпорил Джульетту, потом шаловливо улыбнулся и направил верблюдицу к реке.

— Возвращайтесь в караван-сарай без меня, — бросил он спутникам. — Я подъеду позже.

Спешившись, он снял башмаки, рубашку и туркменскую шапку, бросил все на песок, а потом, возопив от удовольствия, погрузился в реку.

Едва Джулиет увидела полуобнаженное тело Росса, как она мгновенно утратила все свое самообладание. Страсть с новой силой вспыхнула в ее душе.

Солнце палило нещадно. Джулиет с ног до головы окатило жаркой волной, она едва не потеряла сознание. Не обратив внимания на распоряжение Росса, Мурад с воодушевлением подхватил:

— Прекрасная мысль, Кхилбурн! Сейчас мы присоединимся. — Он направил верблюда, на котором ехал вместе с Салехом, прямо к берегу, потом остановил животное, выкарабкался из корзины и принялся стаскивать с себя одежду.

Салех тоже вылез из корзины, потом снял с себя сандалии. Поглядев на Джулиет, верблюд которой, последовав примеру остальных, вошел в реку, узбек предложил:

— Если ты не умеешь плавать, давай поплещемся со мной на мелководье.

Джулиет спешилась медленнее, чем остальные. Ее бил озноб, и в то же время она вся пылала, а вода манила, как райские кущи. Однако о том, чтобы влезть в воду вместе с мужем, и думать было нечего.

Росс поглядел на нее и озорно брызнул водой в лицо тарги.

— Да, Джелал. По крайней мере хоть ноги намочи.

Она молча покачала головой: «Пожалуй, лучше я вернусь в караван-сарай». Но у нее не хватало сил сделать это. Повернувшись, Джулиет зашагала вдоль берега, пока наконец мужчины не скрылись из виду.

Тяжело и неровно дыша, она брела и брела, пока не обнаружила тихий заливчик, сокрытый ивами и высоким тростником. Не в силах больше сдерживаться, женщина опустилась на песок у самой воды и дрожащими пальцами стянула с себя покрывало. С того самого момента, как она покинула Сереван, Джулиет пребывала в своей многослойной одежде и днем, и ночью и в своем нынешнем лихорадочно-возбужденном состоянии, казалось, вот-вот задохнется, если еще хоть минуту пробудет в покрывале.

Она сбросила чадру, потом, набрав полные пригоршни воды, плеснула себе в лицо, прополоскала горло. Благословенная прохлада успокоила ее душу и тело.

«А я-то думала, что рядом с Россом со временем мне станет легче, но вместо этого с каждым днем пережить его присутствие становится все труднее. Сегодня я на страшно опасном, новом уровне ощутила его физическую близость. Если продолжать в том же духе, (то страсть просто испепелит меня.

Нет, я не поддамся, буду делать все, что необходимо, как бы трудно мне ни пришлось. Ведь я сама захотела сопровождать мужа в этой поездке, да еще настояла на своем, а потому сама должна отвечать за последствия. Через десять дней мы достигнем Бухары, и там мы не будем все время рядом. И тогда мне наверняка станет легче».

К сожалению, от этой мысли легче ей не стало, и с намеренной жестокостью Джулиет напомнила себе, насколько безнадежна вся ситуация: «Да, я до безумия хочу Росса, и страсть эта является лишь частью более глубокого чувства. Намного больше, чем страсть, я люблю и ощущаю покой, который приходит ко мне только в его объятиях. Но мне не дано больше испытать это, поскольку любовь его прошла, она разрушена моими же проступками. И даже если Росс захочет лечь со мной в постель, что в общем-то не вызывает сомнения, то я лишь испытаю мимолетное чувственное удовлетворение. А потом за него придется платить, и довольно дорого». На душе Джулиет стало еще тяжелее.

Она забрела в это укромное местечко, потому что хотела побыть одна, но, взяв себя в руки, решила, что будет совсем дурой, если упустит возможность искупаться. Быстро скинув одежду, женщина расплела толстую косу и распустила волосы, а потом вошла в воду. Вода остудила ее приятной прохладой, она струилась и ласкала Джулиет, как жидкий шелк. Женщина нырнула, намочила голову, потом вымыла ее.

Джулиет с радостью провела бы в воде остаток дня, но она и так уже долго отсутствовала и, испугавшись, что кто-нибудь из мужчин ринется на ее поиски, выбралась на берег и наспех вытерлась накидкой. «Жаль, что я не постирала одежду», — подумала Джулиет.

Облачившись, она села на берегу, скрестив ноги, и принялась расчесывать спутанные волосы пальцами. Пришлось немало потрудиться. Было бы куда практичнее отрезать волосы на время путешествия, но Россу всегда нравились ее длинные волосы, и то, что она оставила их, могло быть тайным подарком для него. «Правда, об этом подарке он никогда не узнает, а может, ему это и не нужно».

Джулиет снова заплела волосы в косу, размышляя, что же на самом деле думает о ней муж. Конечно, он всегда внимателен и даже добр, правда, несколько обезличенно, но, похоже, считает ее достойной сожаления. Как какое-то неприятное существо из какой-то старой истории, да к тому же, не желая этого, вынужден нести за нее какую-то ответственность. «Не считая того поцелуя в Сереване, он ничем не выказал того, что находит меня привлекательной. Впрочем, если он мной не интересуется, это даже к лучшему. Сомневаюсь, что его силы воли хватит надолго, если он всерьез задумает уложить меня в постель. А это, как я уже не раз говорила себе, погубит нас обоих».

Она была настолько поглощена своими мыслями, что впервые в жизни не расслышала за спиной шаги. В последний момент она уловила тихий шорох и подобралась, приготовившись увидеть Росса. «А может, это Салех?» — подумала она.

Но это был не Росс и не Салех.

— Джелал, где ты? Мы уже уезжаем, — позвал Мурад.

Она повернула голову и увидела молодого перса, пробиравшегося через тростник. Мурад открыл рот от изумления и уставился на лицо и медные, сверкающие волосы Джулиет. Переводя взгляд со знакомой черной одежды на лицо «слуги», он недоверчиво спросил:

— Джелал?

Джулиет неловко вскочила на ноги, ругаясь про себя на всех известных ей языках. Ее мимолетная небрежность свела на нет все попытки скрыть свою личность от Myрада.

«Пусть я даже не похожа ни на одну из женщин, которых он видел в своей жизни, но все равно парень этот не дурак, — мелькнуло у нее в голове. — Что ж, теперь ничего не поделаешь, придется рассказать ему правду и вовлечь в тайные союзники, поскольку в противном случае мне остается разве что утопить его в речке. Мурад очень предан Россу, и я думаю, что ему можно доверять».

Оставив свой грубый голос и резкий акцент, она сказала на беглом персидском:

— Могу ли я хоть как-то убедить тебя, что у всех туарегов рыжие волосы и бледные женские лица?

Глаза Мурада явно свидетельствовали об обратном.

— О Боже, нет! — воскликнул он. — Ты женщина, женщина-ференги!

— Да, — согласилась Джулиет. — Но в такой поездке мне показалось разумнее путешествовать под видом мужчины.

— А Кхилбурн знает? — сощурил Myрад свои черные глаза.

— Знает, — сухо ответила она. — Дело в том, что я его жена.

Мурад с минуту обдумывал все это.

— Но ведь ты присоединилась к нам в Сереване! Если ты его жена, как же ты там оказалась?

— Я хозяйка Серевана и много лет прожила в Персии, вдали от своего супруга, а Салех — мой управляющий — сенешал, — объяснила она. — Бухарский эмир посадил в тюрьму моего брата, поэтому я захотела сопровождать Кхилбурна в Бухару.

— Мужчины-ференги разрешают так вести себя своим женщинам? — с сомнением спросил Мурад.

Не желая подрывать авторитет Росса, Джулиет всего лишь промолвила:

— Кхилбурн не такой, как другие, и я тоже отличаюсь от других женщин.

Мурад снова взглянул на ее блестящие волосы, на этот раз с неприкрытым восхищением:

— Верно, ты не такая, как все.

Джулиет запрятала косу в складках одежды, потом подняла покрывало и принялась оборачивать его вокруг лица и головы.

— Мне казалось, что тебе лучше не знать правды обо мне. Но раз уж судьба распорядилась иначе, то теперь все станет на свои места.

Мурад отсутствующе кивнул головой, но тут же как будто в озарении воскликнул:

— Но ты победила Хабиба!

— Разумеется, — холодно ответила она, закончив с затейливыми складками покрывала. — Я лучше управляюсь с кинжалом, чем он, потому и победила. И то, что я женщина, не имеет особого значения.

Молодой перс, судя по всему, никак не мог принять этот факт безоговорочно, впрочем, он все же задал следующий вопрос:

— А какое твое настоящее имя?

— Джулиет.

Мурад моргнул.

— Но ведь верблюдицу Кхилбурна зовут Джульеттой?

— Это производное одного и того же имени, — лаконично ответила она, сожалея о том, что Мурад, к несчастью, слишком смышленый парень. Подобрав с земли свою черную накидку, она направилась к тростнику. Мурад поплелся за ней, все еще качая головой от изумления.

Когда они вернулись к остальным, Джулиет объявила по-английски:

— Мурад застал меня, когда я была без покрывала, так что я призналась во всем.

Росс опечалился:

— Я так и знал. Что ж, теперь надо позаботиться о том, чтобы он сохранил тайну.

— Вы не доверяли мне! — обиженно заявил I Мурад, обращаясь к хозяину.

Росс попытался успокоить молодого человека:

— Дело не в том, что я не доверял тебе, Мурад, просто человек всегда беспокоится о своей жене. — Увидев, что подобное объяснение удовлетворило молодого человека, который почувствовал было себя бесполезным, Карлайл продолжил:

— Теперь, когда личность Джулиет больше не является секретом, надо обсудить, что мы будем делать в Бухаре.

Повинуясь Россу, все уселись в тени ивы.

— У вас есть план? — спросил Салех.

— Бухара — город, наводненный шпионами. Там царит подозрительность. Как ференги, я тотчас привлеку к себе внимание, — отозвался Росс. — Разумнее будет вам поселиться отдельно от меня. Во-первых, вы получите возможность свободнее перемещаться, а во-вторых, не будете так рисковать.

Салех нахмурился.

— В этом есть доля истины. У меня в Бухаре родственники, и через них я смогу кое-что разузнать. Но кто-то должен оставаться с вами, поскольку по вашему званию вам положен слуга, к тому же в противном случае мне будет труднее и опаснее связываться с вами.

Росс задумался.

— Что ж, это разумно. Тогда с вами останется Джулиет, а со мной — Мурад.

— Нет! — сразу же возразила Джулиет. — Куда ты, туда и я.

Все трое посмотрели на нее, и она тотчас смутилась: очень уж страстно она протестовала. Еще полтора часа назад она убеждала себя держаться подальше от Росса, но при одной только мысли об этом внутри у нее все воспламенилось. К счастью, пока она пыталась придумать что-то более или менее удобоваримое, заговорил Мурад.

— Я согласен, — с расстановкой произнес молодой перс. — Ислам признает бесноватых блаженными, святыми дурачками, а это придает им огромную свободу. — Он слегка улыбнулся. — Поскольку «тарги Джелал» не безумец, леди Кхилбурн прекрасно справится с ролью полудикого жителя пустыни. Зная, что Джелал непредсказуем, наши товарищи по путешествию держатся от него на расстоянии и стараются поменьше думать о нем, то есть о ней. А в Бухаре она может свободно бродить то тут, то там, и вряд ли на нее станут обращать внимания больше, чем на бродячую собаку. — Он широко и многозначительно улыбнулся. — Кроме того, разве муж и жена не должны быть вместе?

Росс бросил взгляд на Джулиет. Карие глаза его потемнели и сделались почти черными. В лице его читалось такое же смятение, какое она сама ощущала. «Возможно, мы оба мечтаем оказаться на разных полюсах Земли, но пока эта миссия не завершится, мы обречены быть вместе. И хотя это очень неудобно, но неизбежно», — подумала она.

— Прекрасно, — наконец произнес Росс. — Если хочешь изображать из себя Руфь, пожалуйста. Ну а теперь, чего нам ждать от бухарской таможни? Я хочу знать, можем ли мы пронести в город оружие?

— С пистолетами проблем не будет, — задумчиво произнес Мурад, — но если вы попытаетесь пронести в город эти прекрасные винтовки, то их конфискуют.

— Наверное, винтовки можно во что-нибудь завернуть и спрятать на подступах к городу, — предположил Салех. — Мой брат владеет родовым поместьем, что находится неподалеку от караванного пути. Я думаю, оружие можно надежно спрятать в одном из строений.

Мужчины принялись обсуждать детали, а Джулиет не приняла участия в дебатах. Она размышляла о том, как странно все повернулось, но была убеждена, что поступает правильно, оставаясь с Россом. Равно как и в том, что это будет невероятно трудно для них обоих.

Глава 14

Шествуя по крутым дюнам, верблюды так выгибались, что Джулиет спешилась и повела животных по глубоко изрезанной почве. Ноги верблюдов неловко вязли в трещинах, и они каждый раз при этом раздраженно кричали.

Спустившись с дюны, Джулиет снова вскарабкалась на верблюда, потом решила попить. Смочив пересохшие губы, долго держала воду во рту и лишь затем проглотила. Несмотря на то что вода в бурдюке была теплая и маслянистая, ей она показалась вкусной, как амброзия. Солнце палило так, словно стояло лето.

Проехав Мары, они целых три дня брели по пустыне, лишенной оазисов. В Рафитаке бурдюки наполнили водой, но только раскопав два колодца, которые мародерствующие туркмены завалили песком и камнями.

Джулиет устало потерла лоб, думая о том, как приятно было бы ощутить сейчас дуновение холодного ветра: закутанная с головы до ног, она изнемогала в темной одежде. Впрочем, такой наряд не только помогал ей скрывать свой пол: в жаркой пустыне слои ткани сохраняют от потери влаги и спасают организм от обезвоживания.

Они пробирались по дюнам, и в воздухе носились песчинки, вздымаемые пухлыми ногами верблюдов. Ветер подхватывал их и уносил прочь. Летом Каракумы были бы непроходимыми, если бы не «ветер сотни дней», как его называют поэты Туркестана. Он дул с севера, иногда мягкий, чаще сильный, но не прекращающийся ни днем, ни ночью. А вот сейчас Джулиет заметила вдалеке «пыльного дьявола» — смерч, подбросивший тонкий песок высоко в воздух. Смерчи здесь были явлением распространенным: как-то раз Джулиет насчитала одновременно шесть вихревых потоков.

Вздохнув, она отложила бурдюк: «До Бухары меньше недели. Вот там-то и начнутся настоящие тревоги».

Караван добрался до водоема к полудню и расположился на ночь, поскольку до следующего колодца было еще два дня пути. Еще засветло Джулиет и ее спутники покончили со скудным ужином, состоявшим из хлеба, риса, сдобренного шафраном, чая и фиников. Росс извинился и куда-то ушел, наверное, поговорить с одним из своих многочисленных друзей, которых он завел за время пути. Салех с Мурадом устроились вздремнуть в тени одеяла, растянутого, как тент, между корзинами, а верблюды с довольным видом поедали верблюжьи колючки. Джулиет же, несмотря на усталость, чувстновала себя тревожно. Чтобы некоторое время побыть в одиночестве и успокоиться, она решила прогуляться.

Женщина пошла на восток, туда, где возвышались двухсотфутовые дюны, которые уже миновал караван. Нагулявшись вдоволь и возвращаясь в лагерь, Джулиет, к своему удивлению, обнаружила за дюнами сидящего на песке Росса. Он с отсутствующим видом всматривался в простиравшуюся перед ним даль.

Джулиет хотела было повернуться и уйти, но Росс уловил негромкий шорох шагов и обеспокоенно поднял глаза, но тотчас расслабился.

— Я вижу, тебе тоже не лежится. Иди сюда, ко мне.

Поколебавшись немного, Джулиет приблизилась.

Они с Россом едва ли перебросились одной-двумя фразами с тех пор, как уехали из Мары. Но за последние несколько дней ее страсть понемногу улеглась: усталость, жара и жажда сделали свое дело, ей стало совершенно не до эротики, так что она могла спокойно провести с ним несколько минут.

Женщина присела на песок рядом с Россом и заметила:

— А я думала, что ты пошел к кому-то в караване.

— Иногда я люблю побыть один на один с пустыней. Как она прекрасна, не правда ли? — Он показал на окружавшие их со всех сторон дюны. В послеполуденном солнце чувственные округлости песчаных холмов и эффектные тени создавали изысканную экзотическую картину.

— Да, прекрасна, но холодна, — прокомментировала Джулиет. — Никак не могу выбросить из головы зелень Шотландии. И какая там чудесная вода!

— Ты скучаешь по Шотландии? — Росс удивленно изогнул брови.

— Иногда. В конце концов первые пять лет жизни я провела там. По-моему, то, что человек полюбит в детстве, остается у него в сердце на всю жизнь.

— Это верно. Англия, королевство у моря, навсегда останется моим домом. — Росс перевел взгляд на расстилавшуюся перед ним пустыню. — Но несмотря на все опасности, я рад возможности еще раз пройти по Шелковому пути. Меня чарует мысль о том, что эту пустыню за многие тысячелетия пересекло столько людей, перевозя грузы и идеи от Рима до Китая и обратно. Мы идем по следам Марко Поло и других бессчетных купцов и искателей приключений.

— Очень романтично! — Джулиет не преминула полюбоваться профилем Росса. Из-за нехватки воды он не брился уже несколько дней. Щеки и подбородок у него заросли темно-золотистой щетиной. Отводя взгляд в сторону, Джулиет сказала:

— Вот почему ты так много путешествуешь. В поисках романтики или приключений?

— Немаловажно и то, и другое. — И, не позволив ей прокомментировать, задумчиво добавил:

— Я думаю, моя следующая книга, если я ее, конечно, напишу, будет о Шелковом пути.

— Твоя следующая книга? Я и не знала, что ты пишешь книги, — заинтересованно откликнулась Джулиет. — А о чем те, первые?

— Так, комментарии к путешествиям. Одна о Центральной Сахаре, другая о северо-западной границе Индии, третья о Леванте и Северной Аравии.

— Впечатляет! — восторженно произнесла она. — И как их приняли? Хорошо?

— В общем, терпимо, — пожал плечами Росс. — Все отпечатаны большим тиражом, но отчасти из-за моего привлекательного титула. Издатель сказал мне, что если на обложке стоит «лорд» или «леди», то книга расходится раза в два быстрее.

Джулиет подозревала, что Росс скромничает, но не стала заострять на этом внимание.

— А если ты напишешь на обложке «герцог Уиндермеерский», тираж возрастет вчетверо.

— Наверное, ты права, — без всякого энтузиазма отозвался Росс. Он вновь посмотрел за горизонт и внезапно обеспокоился. — Проклятие! Приближается песчаная буря!

За те несколько минут, что они говорили, небо потемнело и ветер значительно усилился. Джулиет проследила за взглядом Росса и заметила зловещие сине-желтые облака над дюнами и темно-серой стеной пыли.

— Похоже, разразится сильная буря. — Росс неловко поднялся. — Пойдем, надо предупредить караван, чтобы сложили палатки.

Прежде чем сдвинуться с места, Джулиет с минуту разглядывала бурю. И то, что предстало перед ее взором, сковало ее страхом до мозга костей. Пылевое облако мчалось к ним быстрее, чем любой бегущий человек, заворачиваясь кверху бурлящей массой спиралей. По мере приближения вихря до их ушей донеслись жуткие завывания. Нервы обоих натянулись до предела.

Джулиет побежала за мужем и закричала, стараясь перекрыть рев ветра:

— Росс, у нас нет времени! Ложись и накрой голову!

Порыв ветра налетел с такой силой, что едва не сбил Джулиет с ног. Пошатнулся и Росс, а когда снова восстановил равновесие, повернулся и двинулся навстречу жене. Фигура его еле маячила в потоках песка. Карлайл натянул край тюрбана на нос, закрыл рот, но было ясно, что легкая ткань не защитит его от бури. И даже тяжелое складчатое покрывало Джулиет не препятствовало швыряемым ветром песчинкам.

Они находились на расстоянии пятидесяти футов друг от друга, когда песчаная буря обрушилась на них в полную силу. Это была самая страшная буря, которую когда-либо видела Джулиет, и мощи вихря хватило бы на то, чтобы погубить любого не соответствующим образом одетого человека. Видимость сошла на нет, а острые, как кинжал, песчинки раздирали обнаженные руки женщины и жалили узкие полоски не закрытого покрывалом лица. Нагнувшись, она пронзительно закричала:

— Росс!

Казалось, Джулиет услышала его ответный крик, но невозможно было сказать определенно из-за оглушительного рева ветра. Экипированная для такой погоды лучше, чем Росс, она попыталась двинуться туда, где видела его в последний раз, но тотчас утратила всякое ощущение направления в этих однообразных вихрях песка. Ветер толкал ее, сбивал с ног; она звала его снова и снова, но безуспешно.

Джулиет охватила паника. Она убеждала себя, что Росс не дурак, что у него хватит ума лечь на землю и накрыть голову своим длинным халатом, но он подпоясывался кушаком, и потребовалось бы больше времени снять его, чем Джулиет — свою накидку. «Что, если он слишком много времени потратил на то, чтобы разыскать меня… А вдруг у него рот и легкие забиты песком?..» — подумалось ей.

Она уже готова была распрощаться с надеждой, когда буквально наткнулась на Росса. Он стоял на коленях, пытаясь размотать тюрбан, чтобы защитить лицо, но от сильного кашля, казалось, вот-вот задохнется.

Джулиет сорвала с себя длинную плотную накидку и сложила пополам, чтобы обеспечить двойную защиту от песка, быстро опустилась на землю и потянула мужа к себе. Ветер так и рвал покрывало из рук, но она, вцепившись в него что было сил, обмотала ткань вокруг их тел с головы до колен. Менее чем за минуту Джулиет сотворила уютный кокон, который укрыл их от мучительно острого песка.

Росс все еще содрогался от кашля, стараясь восстановить дыхание, и Джулиет протянула ему маленькую бутылочку с водой, которую всегда носила на поясе, когда путешествовала по пустыне. Это был трудноосуществимый маневр, ибо пришлось немного распустить покрывало, но все же она сумела поднести бутылочку к губам Росса.

Они оказались прижатыми друг к другу настолько тесно, что Джулиет почувствовала глотательные движения мужа. Росс наконец откашлялся, отпил немного воды и только потом заговорил.

— Спасибо, — хрипло произнес он. — Я рад, что ты оказалась одета подобающим образом. Я никогда еще не видел такой страшной песчаной бури.

— Несколько лет назад я пережила подобную ситуацию. Погибли двое мужчин и несколько лошадей. — Джулиет почти кричала, чтобы перекрыть рев ветра. Укрывшись покрывалом, она тоже глотнула из бутылочки, потом повесила ее на место и принялась извиваться, чтобы сделать ямку в упругом песке.

— Возможно, нам придется пробыть здесь от пятнадцати минут до трех часов, — пояснила она. — Надо устроиться поудобнее.

Он негромко засмеялся и положил ей руку на плечо.

— Вообще-то здесь вполне уютно, хотя иногда и ощущается неистовство бури. Сами же мы теперь, как небольшие дюны: песок уже намело мне на спину. Это неплохая защита от ветра.

Они лежали лицом к лицу, и Джулиет пришлось положить пораненную руку на грудь Росса. Тот лежал спиной к ветру, так что загораживал жену от самых яростных порывов.

— Если будем лежать смирно, наш самодельный тент послужит нам, — сказала она. — Надеюсь, что Салех с Мурадом тоже успели укрыться.

— С ними все в порядке, — заверил ее муж. — Принимая во внимание все эти опасности, подобная буря так же страшна, как наводнение, дуэль на кинжалах или даже состязание бозкаши. Салеху с Мурадом надо лишь завернуться в одеяло так, словно они собираются подремать в тени. И поскольку весь караван отдыхал, то лучшего времени для бури не придумать.

— И правда, — признала она. — Одни мы с тобой настолько глупы, что решили полюбоваться экзотикой.

— Естественно. Всем известно, что британцы — неутомимые туристы.

Джулиет улыбнулась, но сказывалась усталость, говорить больше было не о чем, и она решила вздремнуть. «Там, снаружи, природа разбушевалась не на шутку, но мы сейчас в уютном, безопасном оазисе, где можно касаться, согревать друг друга и потихоньку дышать», — подумала она.

Тем не менее стало ясно, что заснуть ей не удастся. Теперь, в безопасности, неистовство бури действовало на нее возбуждающе. Порывы ветра ударяли ей в спину, и она словно бы слилась с землей и с Россом, ибо их тела подходили друг другу так, словно природа создала их как часть единого целого. В темноте она не видела лица Росса, но вдыхала его запах и слышала стук его сердца, созвучный первобытному ритму бури.

Медленно, но неумолимо страсть, которую, как считала Джулиет, ей удалось погасить, возродилась и зажила своей опасной жизнью. Сначала что-то слабо шевельнулось у нее в груди, затем охватило все ее тело и превратилось в звон, который ударил по жилам и пробудил каждую ее клеточку. «Если бы мы были любовниками, я без колебаний ответила бы на это растущее желание. Обняла бы его мускулистые руки и грудь, прижалась бы губами к его шее и ощутила его соленый пот, дразня и зазывая Росса в одно и то же время…» — грезила она.

И тем не менее она лежала неподвижно, словно камень, изо всех сил пытаясь совладать с непреодолимым желанием прикоснуться к мужу. Вспомнился караван-сарай в Серахсе, когда Джулиет проснулась и обнаружила, что обнимает любимого. Но тогда он спал, и ей удалось высвободиться. Теперь же оба бодрствовали и ощущали дыхание друг друга, и были здесь вдвоем на все то время, пока свирепствует буря. Джулиет сурово приказала себе не поддаваться желанию посреди разъяренной стихии, которая уже развеяла почти два слоя ткани. Но плоть ее упорно отказывалось внять голосу разума.

Вожделение ее так сильно давало знать о себе, что кожа ее зудела, как если бы ее покалывало что-то острое. Почувствовав, что превратится в факел, если не шевельнется, Джулиет слегка приподнялась и, вместо того чтобы отодвинуться, лишь теснее прижалась к мужу, ругая себя на чем свет стоит за то, что не в силах совладать с собой. Она сосредоточилась на том, чтобы успокоить дыхание, моля Бога только об одном: лишь бы Росс ни о чем не догадался.

И вдруг стало ясно, что она не одинока в своем желании. Бедром женщина как раз упиралась в пах Росса, и она безошибочно почувствовала растущее свидетельство того, что он в не меньшей степени возбужден ее близостью.

Джулиет закусила губу, чтобы не дать волю истерическому смеху: «Мы оба сошли с ума. Пока вокруг бушует песчаная стихия, мы тут переживаем неподобающую страсть. И безумнее всего то, что каждый старательно делает вид, будто бы полностью игнорирует все, что с ним происходит!»

У Джулиет пересохло во рту. Почувствовав, что вот-вот задохнется, она потянулась за своей бутылочкой, опустила руку вниз, и память мгновенно унесла ее на двенадцать лет назад. Темнота и такая же близость очень сильно напоминали таинства их супружеской постели, когда она с полным правом прикасалась к мужу, а он подталкивал и вдохновлял ее. «Тогда между нами не было ни барьеров, ни сомнений, ничего…»

Совершенно против ее воли рука Джулиет скользнула мимо бутылочки с водой и замерла на теплой, несокрушимой скале его мужского естества. Он рванулся навстречу ладони, от ее прикосновения плоть его стала еще тверже. Мысли Джулиет витали в прошлом, и она восхищенно провела рукой по знакомой выпуклости.

Восторг, который она воскресила в памяти, длился всего одно мгновение, вся она словно оцепенела.

— Боже мой, Джулиет! — воскликнул Росс, отбрасывая прочь ее руку. — Сейчас чертовски неподходящее время для твоих идиотских игр!

Обескураженно вернувшись на землю и ужаснувшись своему поведению, Джулиет сдавленно вздохнула. Она забыла обо всем, ей хотелось сквозь землю провалиться. Она отпрянула, сорвала с лица накидку и попыталась встать на ноги. И мгновенно удушающий песчаный ветер забил ей нос и рот.

Джулиет, задыхаясь, упала, Росс обнял ее за талию и повернул к себе спиной. Потом точными злыми движениями снова натянул накидку ей на лицо и вновь устроил спасительную гавань.

Джулиет била дрожь, скорее от стыда, чем от нехватки воздуха. С самого начала их путешествия она пыталась скрыть свое влечение к мужу и вот теперь предстала перед ним во всей своей слабости. Она чувствовала себя куда обнаженнее, чем если бы с нее сорвали всю одежду.

На этот раз уже Россу пришлось отпаивать ее водой, чтобы привести в чувство. Вскоре она уже дышала полной грудью, но по-прежнему трепетала. Преграда, которую они так тщательно воздвигали между собой, преграда из невысказанных слов и непрощенных поступков вдруг пала, став настоящей жертвой бури.

— Извини, Росс! — в отчаянии воскликнула Джулиет. — Я вовсе этого не хотела. Я не играла,

просто я… Я не могла совладать с собой. Это гадко, стыдно и чертовски неудобно, но даже спустя все годы я по-прежнему хочу тебя. А то, что мы вместе и днем, и ночью, просто сводит меня с ума! — У нee перехватило дыхание, и она с трудом вздохнула, прежде чем смогла шепотом закончить:

— Мне жаль, мне очень жаль.

Несмотря на то что она лежала спиной к нему, они так тесно прижимались друг к другу, что Джулиет ощутила его реакцию. Мгновение спустя его суровость прошла.

— Одного извинения вполне достаточно, Джулиет. Я, конечно, тоже хорош, но ты чертовски удивила меня — ведь я все время пытался сдерживать свою страсть! — Он успокаивающе обнял ее рукой за талию. — И как ты заметила, не преуспел в этом. Ты сводишь меня с ума, я в смятении, и как ты выразилась, сейчас это чертовски неудобно, но мне никуда от этого не деться.

От этих слов Джулиет почувствовала себя неблагодарной идиоткой. Скорее у себя, нежели у него она спросила:

— Но почему так происходит? Почему брак, который распался, никак не распадется совсем?

— Моя мать, — вздохнул Росс, — которая, как ты помнишь, знает немало о таинственных взаимоотношениях между мужчиной и женщиной, как-то раз заметила, что в первые год или два супружеская страсть наиболее сильна. Затем безумный, безудержный огонь понемногу стихает и превращается в устойчивое, регулируемое пламя. К сожалению, ты уехала много раньше, мы не были друг с другом достаточно долго, чтобы цикл наших отношений завершился и пламя страсти поутихло. Поэтому, несмотря на то что брак наш в далеком прошлом, физическое влечение все еще живо и сильно. А теперь, в обществе друг друга, вся эта неутоленная страсть вспыхнула вновь.

— Что ж, пожалуй, — неуверенно усмехнулась Джулиет. — Я постоянно вспоминаю тот столп огня, который вел израильтян через пустыню. Сейчас между нами так и вертится этот самый столп, но ты так хорошо держишься, что мне казалось, он действует только на меня. Хорошо хоть наше безумие взаимно.

— Да уж. — Росс крепче обнял ее. — Но в Бухаре, где мы будем жить вместе, это непременно сведет нас с ума.

— И я тоже думала об этом, — призналась Джулиет. — Но мне не дает покоя ответственность за тебя. Ведь если бы не мои брат и мать, ты был бы сейчас цел и невредим, в Англии. И понимая, что я ничего не смогу сделать, если эмир осудит тебя, меня тем не менее не покидает эта бессмысленная потребность находиться рядом.

— Да помогут мне небеса, я чувствую то же самое по отношению к тебе. Словно бы потому, что никто не сможет заботиться о тебе лучше. — Он медленно провел большим пальцем по спине жены. Мучительно-дразнящее тепло разлилось по телу Джулиет. — Похоже, нас отягощают одно и то же желание защищать друг друга и все та же непреходящая страсть, — тихо произнес Росс, — Думаю, самое логичное и естественное решение — удовлетворить это последнее.

От такой мысли Джулиет едва не растаяла: «Снова стать любовниками, отдаться страсти, вместо того чтобы бороться с нею, — о, райское блаженство! Но ведь он снова уедет в Англию. Я уже однажды покинула Росса, и это едва не уничтожило меня, если же мы возобновим наши прежние отношения, вряд ли я переживу его очередную потерю».

— Легче будет только на мгновение, — срывающимся голосом произнесла Джулиет. — А в будущем это попросту раздавит нас.

Росс замер, потом убрал руки.

— Что ж, ты совершенно права, — холодно произнес он. — Было очень мудро с твоей стороны напомнить мне об этом. Как и большинство людей, могу сказать, что эта дикая страсть совершенно сводит меня с ума.

— И со мной происходит то же самое, — тоненьким голоском пролепетала она. — Это лишь очередная, недостойная леди черта моего характера.

От этих слов Росс как-то разом обмяк.

— А я всегда ценил в тебе это, — заметил он. — Твоя прямота — как обоюдоострый меч, но мне это по душе. Я не люблю флиртующих женщин, которые своими ужимками ставят мужчин в тупик и получают от зтого удовольствие.

Приятно было слышать, что Росс любит в ней не только тело. Хорошо, конечно, что он находил ее привлекательной, несмотря на все сложности, которые вызывала страсть. Многие годы она была бесполой сильной Гул-и Сарахи, а теперь с удовольствием вновь ощутила себя женщиной, осознала, что по-прежнему притягивает мужчин. Особенно этого мужчину.

Расслабившись, они молча лежали в тишине, впрочем, некоторая неловкость все же ощущалась. Джулиет прямо-таки наслаждалась близостью мужа, но, к сожалению, все проходит: ветер понемногу стихал, и им вновь предстояло держаться друг от друга, как обычно, на расстоянии.

Когда завывание стихии прекратилось и перешло в негромкий шелест «ветра сотни дней», Росс отнял свою руку, собираясь сесть. Джулиет же нерешительно произнесла:

— Я, конечно, вела себя, как дура, но в общем-то я рада, что так получилось. Теперь все прояснилось, и мы оба знаем, что между нами… сохранилось влечение. Надеюсь, теперь нам будет легче.

— И это хорошо, — после долгого молчания ответил Росс, правда, весьма сухо. — Похоже, буря выдула себя до основания. Давай посмотрим, каким стал мир.

Он стянул накидку; из каждой складки и морщинки ее побежали тоненькие струйки песка. На пустыню опустилась тьма, однако небо было ясное и восковая луна распространяла легкий свет на бледные, сладострастно изогнутые дюны. Сильно похолодало. И тем не менее после тесноты пространства самодельного тента свежий ночной воздух показался им божественным.

Глубоко-глубоко вздохнув, Джулиет перевернулась на спину и вытянула ноги.

— Как величественны звезды пустыни! — произнесла она, вглядываясь в черную бархатную ночь. — Мне никогда не надоедает смотреть на них.

Более озабоченный земными, нежели небесными проблемами, Росс рывком сел и стал озираться по сторонам.

— Хорошо, что у меня есть компас, не то нам пришлось бы искать дорогу в лагерь по звездам. Буря так изменила очертания дюн, что немудрено заблудиться.

— По крайней мере торопиться не стоит. Завтра мы наверняка тронемся поздним утром: потребуется несколько часов, чтобы отыскать всю утварь, погребенную под песком.

Джулиет шевельнулась, собираясь сесть, и в блед ном свете луны Росс разглядел классическое совершенство ее лица.

— Хорошо хоть выяснилось, что нас снедает все та же страсть, — пробормотал он, потом потянулся к лицу Джулиет. Его легкое прикосновение возбуждало ее. Он ласково провел рукой по щеке жены и слегка коснулся губ.

У нее перехватило дыхание, хотелось сказать ему, что это неразумно, но прежде чем она обрела дар речи, Росс наклонился и поцеловал ее, глубоко, чувственно, требовательно. Страсть, которую Джулиет сдерживала изо всех сил, разгорелась, как сухое дерево. Она радостно приняла его губы, в глубине души жаждая этого. Она уже забыла подобное объятие, а может, просто не осмеливалась вспоминать.

Подавшись к нему всем телом, Джулиет крепко обняла его. Он, не прерывая поцелуя, изо всех сил сжал ее в своих объятиях. Она бесстыдно изогнулась ему навстречу, и Росс тотчас навалился на Джулиет всей своей тяжестью. Она затрепетала от счастья, снедаемая разгоравшейся страстью. Жена прижалась к мужу еще теснее, и он прерывисто вздохнул, потом стянул с нее покрывало, обнажил шею. Он целовал ее нежную кожу, а колючая щетина сладостно, разительно контрастировала с обжигающим жаром его ласковых губ и языка.

Руки его скользнули к груди Джулиет, и она ожила под его ладонями, ненавидя все свои одежды и тесную нательную повязку, которая мешала волшебным прикосновениям Росса. Прерывисто дыша и извиваясь всем телом, Джулиет была почти на грани экстаза, но больше всего в этот миг она жаждала полностью слиться с ним.

И вдруг он отпрянул, оставив после себя холодную ночь, которая словно обожгла ее распаленное тело. Ужасная, обескураживающая утрата!

Испуганная, смущенная Джулиет открыла глаза и увидела Росса над собой. Закрыв широкими плечами звезды, он тяжело дышал от пережитого волнения. Несмотря на возбуждение, он заговорил, да так, что казалось, его ирония отточена до остроты кавалерийской сабли.

— Итак, согласно твоим же словам, теперь, когда наше неподобающее влечение выплеснулось наружу, с ним можно будет чудесно и легко справиться. Как же нам повезло!

В какой-то миг Джулиет оцепенела. Потом всплеск неприкрытой ярости овладел ею, и до нее дошло, что он намеренно дразнит ее, пробуждая в ней страсть, пытается наглядно продемонстрировать, насколько мучительно их положение. «Только бы мне до него дотянуться! Так бы и ударила кулаком по прекрасному подбородку! Иан всегда говорил, что для девчонки я отлично дерусь», — промелькнуло у нее в голове. И тут же с мучительной ясностью она поняла: Росс призывает ее к сдержанности. «Ведь я сама провозглашала это, заодно установив и границы наших любопытных взаимоотношений. И тогда, в юности, я первая провела тот сексуальный эксперимент, после которого бодрым тоном сделала идиотское заявление, что наши отношения теперь улучшатся», — подумала Джулиет и беспомощно рассмеялась.

— Пусть твое джентльменское поведение станет оружием, Росс. Прекрасно, ты высказал свое мнение, хотя и весьма варварским способом.

Она встала и принялась стряхивать с себя песок.

— А что до моего высказывания, что нам якобы теперь будет легче, — так это всего лишь одна из моих дурацких реплик. — Она наклонилась, подняла накидку и резко встряхнула ее. — Но тем не менее думаю, лучше уж нам обоим отдавать себе отчет, что между нами… существует огненный столп.

— Возможно, и все же не могу согласиться, что нам особенно везет в нынешней ситуации, — печально произнес Росс. — Теперь настала моя очередь просить прощения. Ты права, я поступил как варвар, но если для тебя хоть в какой-то мере это послужит утешением, то знай: остановиться мне было столь же трудно, сколь и тебе.

— По крайней мере ты не потерял головы, и я тебе благодарна за это. — Джулиет встряхнула покрывало. — А теперь, когда мы оба вдоволь помучили друг друга, пора возвращаться в лагерь.

Прежде чем она снова обернулась покрывалом, Росс притянул ее за плечи и с любовью поцеловал в щеку.

— Я уже говорил, что ты — самая восхитительная, сводящая с ума женщина, которую я когда-либо встречал?..

— А ты, в свою очередь, — совершеннейший джентльмен, который может совратить и святого… А я отнюдь не святая.

— Полагаю, быть святым — весьма утомительное занятие, тебе это совсем не идет, — весело отозвался он. Они молча побрели обратно в лагерь, и в этих черных безмолвных дюнах приподнятое настроение Джулиет улетучилось без следа. На душе у нее было холодно и страшно в преддверии неведомого будущего и неизвестности.

Она опустошенно подумала о том, что об интимной близости не стоит даже беспокоиться. Песчаная буря открыла нечто более опасное: эмоциональная близость для Джулиет оказывается еще соблазнительнее, чем поцелуи.

Глава 15

На последнем переходе четверых путешественников буквально не оставляли без внимания, ибо личность Росса давно уже ни для кого не являлась секретом.

Молва о матче бозкаши и о миссии Росса далеко опережала караван, так что после переправы через широкую реку Оксус на более густонаселенной территории люди так и сбегались, чтобы поглазеть на ференги. Узбекские и туркменские зеваки, с интересом дотрагиваясь до его светлых волос, в основном были настроены дружелюбно.

Но не обошлось и без неприятностей. Последнюю ночь перед Бухарой путники провели в караван-сарае Каракуля, во двор которого ворвался занюханный, с крысиным лицом узбек. Он уселся на корточки и уставился на отряд Росса. Решив, что человек, возможно, голоден, Салех спросил:

— Не окажешь ли нам честь, разделив с нами сию скудную трапезу?

Гость сплюнул на землю.

— Я не стану мараться и не буду делить хлеб и соль со шпионом-ференги и его собаками! Я, пользуясь случаем, решил посмотреть, как выглядит неверный.

— Смотри, если тебе угодно, — мягко произнес Росс.

Узбек сверкнул своими узкими глазами.

— Завтра тебя встретят всадники эмира. В корзинах они привезут ткань, чтобы завязать тебе глаза, цепи, чтобы сковать тебя, и ножи, чтобы зарезать! — с явным злорадством выдохнул он. — Ты сын смерти, ференги.

— А разве не все мы сыновья смерти? — Росс откусил еще кусочек хлеба. Он давно понял, что в такого рода прениях лучшей защитой бывает набожность, и добавил:

— Только в Боге человек обретает вечную жизнь.

Узбек свирепо уставился на него.

— Рай существует только для правоверных, понял ты, свинья-ференги?! Завтра вечером будешь обедать в аду. — В тот же миг он поднялся и убрался.

Росс проглотил последний кусочек хлеба, а потом нарушил молчание:

— Надеюсь, никто не придает значения словам этого неприятного типа? Или, может, он и впрямь знает, что случится завтра?

Джулиет, став поразговорчивее с тех пор, как раскрылась перед Мурадом, заметила:

— Какой смысл прислушиваться к человеку, который, похоже, не в состоянии смириться со своими потерями?

— Ну и юмор у вас, британцев! — Мурад неодобрительно покосился на европейцев. — Но все это не имеет значения, ибо этот поросенок лжет. Откуда такой человек знает планы эмира?

— Очень похоже на то, что он сам все это выдумал, исключительно для того, чтобы нарушить наш ночной покой. Впрочем… — Росс смахнул крошки с колен. — Если завтра к каравану подойдут офицеры эмира с корзинами, все вы должны отойти в сторону. Если меня зарежут, то я не нуждаюсь в компании.

Росс поглядел на Мурада. Несколькими днями раньше Карлайл убедил юношу, что делом великой чести для того станет служение жене хозяина, если с ним что-то случится. Вспомнив тот разговор, Мурад согласно кивнул головой.

Переведя взгляд на Джулиет, Росс чуть ли не приказным тоном сказал:

— В случае чего держитесь от меня подальше.

Еще более неохотно, чем Мурад, Джулиет кивнула, а потом отвела взгляд. Удовлетворившись, Росс налил себе еще чаю, подумав: «По крайней мере на здравый смысл Салеха я могу положиться».

Попивая чай, он размышлял о том, как происшествие во время песчаной бури изменило характер их взаимоотношений с Джулиет. Как она и предполагала, выяснение отношений несколько разрядило ситуацию, правда, в известном смысле: Росс больше не пытался скрывать свои чувства от проницательных глаз жены, и они спокойнее переносили общество друг друга.

Впрочем, на самом деле ситуация лишь усложнилась, ибо его медленно закипавшая страсть, казалось, вот-вот выплеснется наружу. Может, не надо было ему целовать Джулиет, какой бы желанной и распаленной она ни была.

Жена же не просто желала его: она сгорала от вожделения, и то, что Росс знал это, постоянно терзало ее, особенно по ночам. А Росса все время преследовали чуть ли не осязаемые воспоминания о ее гибком стане, о том, как она извивалась под ним, о ее жадных губах и руках, ласкавших его. Он приходил в ярость оттого, что в памяти его всплывали далекие воспоминания прошлого, возрождая ощущения ее лона, когда они, не раздумывая ни секунды, безрассудно предавались любви.

Он хотел преподать ей урок, а вместо этого сам едва не потерял голову, до сих пор не вполне понимая, отчего не решился на главное. Тот факт, что несколькими минутами раньше Джулиет полностью отвергла его как любовника, лишь раззадорил его. Видимо, сыграл роль его инстинкт самосохранения. Где-то глубоко в подсознании он сохранил остатки разума, способность мыслить логически и потому прекрасно сознавал, что будет величайшей ошибкой вступить в любовную связь с этой безумной амазонкой, на которой он женат. «Ведь после того как пыл Джулиет угаснет и кровь остудится, она наверняка станет презирать меня за то, что я воспользовался ее минутной слабостью. К тому же отношения между нами и без того уже стали довольно причудливыми», — рассудил он. К сожалению, столь мудрое поведение Росса не могло потушить медленный, разрушительный огонь, который пожирал и мучил его всякий раз, когда он думал о Джулиет. Закончив пить чай, он вознес безмолвную молитву за просторные, скрывающие тело азиатские одежды. Однако его страсть имела и положительные стороны, ибо отвлекала от неразрешимой дилеммы — зарежут его завтра утром, как праздничного барашка, или нет.

Над костром тем временем нависла гнетущая атмосферa, несмотря на то что ни один из участников путешествия не заговаривал о возможной участи Росса. До сих пор сколько-нибудь значительную опасность для них представляла только природа; отныне же врагами, и куда более грозными, станут люди.


После полной тревог и раздумий ночи Росс облачился в английский костюм. Он уже говорил Джулиет в Сереване, что если и рассчитывает на какое-либо внимание, то только благодаря своему статусу соотечественника и родственника Иана. Его хорошо сшитый синий сюртук, белая рубашка и коричневые бриджи не оставляли никаких сомнений в том, что он европеец. Он даже надел на голову свою черную шляпу, фасон которой позволял ее складывать. В силу необходимости сохранять респектабельный вид Росс и захватил ее с собой.

Узбек с крысиной физиономией, очевидно, прошелся со своими байками по всему каравану, ибо попутчики стали сторониться Росса. Некоторые просто-напросто старались избегать общения с ним, другие же, завидев ференги, устремлялись прочь, как от прокаженного. Росс, учитывая репутацию эмира, по-донкихотски оправдывал их.

Тем не менее день начался спокойно. К полудню караван оставил бездорожную пустыню позади и двинулся по тенистой, с растущими по сторонам тополями дороге. На абсолютно плоской земле, насколько хватало глаз, повсюду произрастали орошаемые сады и поля. После безлюдных Каракумов эта страна казалась процветающей и густонаселенной, ибо по дороге в обе стороны стремился непрерывный поток тяжелогруженых пони, которые соперничали с усталыми осликами, тянущими повозки с большими колесами.

Путники миновали деревню Шар Ислам и оказались лишь в пяти-шести милях от самой Бухары, когда Росс вдруг заметил впереди огромное облако пыли.

Вряд ли обычные путешественники мчались на такой скорости в самую жару, посему Росс обратился к Мураду, обладавшему самым острым зрением:

— Можешь разобрать, что там за отряд приближается к нам?

Молодой перс прикрыл глаза ладонью и прищурился.

— Скачут трое. Одеты, как придворные, и двое из них с корзинами.

Вспомнив слова вчерашнего узбека с крысиным лицом, Росс мигом подобрался: «Когда-то, покинув Константинополь, я тоже рисковал, но совсем не так, как сейчас, в этих диких, почти не обитаемых землях. В Бухаре тем не менее меня поджидают иного рода опасности: ведь добровольно отдать себя в руки страдающего ксенофобией безумца — это то же самое, как если бы муха уселась на паутину и попросила паука о пощаде.

До сегодняшнего дня еще существовала возможность повернуть назад, но при этом я не забывал, что могу и не вернуться. Если за мной действительно выслали приспешников эмира, то вполне вероятно, что меня убьют в ближайшие полчаса». Росс, впрочем, рассчитывал, что его скорее засадят в тюрьму, чем зарежут на месте, даже если приближающиеся всадники настроены враждебно.

«Что там у них в корзинах? Повязки, цепи, кинжалы, как говорил узбек?» Сейчас британское хладнокровие пришлось Россу как нельзя кстати, ведь требовалось особого рода мужество — стоически поджидать, пока не приблизится, быть может, сама смерть. Карлайл предпочел бы теперь, чтобы на него напали мародерствующие туркмены, но тем не менее спокойно произнес:

— Вы знаете, что делать. Приступайте.

Его маленький отряд придержал верблюдов и влился в караван, настороженно наблюдая, как чуть ли не на них с тяжелым топотом неслись посланцы эмира. Бросая сочувственные взгляды на ференги, никто в караване не проронил ни слова, воздух буквально звенел от напряжения.

В своей европейской одежде, совершенно один, Росс был легко узнаваем, и всадники подъехали прямо к нему, картинно натянув поводья своих лошадей. Главный, на котором был обильно расшитый шелковый халат, провозгласил:

— Я главный придворный эмира. Вы англичанин, лорд Кхилбурн?

Росс придержал верблюда и почтительно склонил голову:

— Да, это я, о слуга великого и могущественного эмира, преемника Магомета.

Посланец широко улыбнулся. Во рту у него не хватало нескольких зубов.

— Насрулла Бахадур, эмир эмиров и наставник правоверных, приказывает оказать вам гостеприимство. И в знак его великодушия, дабы между нашими великими землями сохранялся мир, он приглашает вас быть его гостем во время вашего пребывания в Бухаре. — Человек взмахнул рукой, и слуги, открыв корзины, извлекли оттуда щедрые дары — свежие фрукты, жареную конину и кувшины с чаем.

Такого оборота Росс совсем не ожидал. От радости голова у него закружилась; натянув поводья, он церемонно произнес:

— Эмир оказывает великую честь обыкновенному путешественнику.

Посланец эмира перевел задумчивый взгляд на караван, который не двигался с места. Люди не сводили глаз с Росса и слуг эмира.

— У вас нет рабов, лорд Кхилбурн?

Росс мгновенно принял решение. «Несмотря на то что приглашение эмира не является гарантией безграничной любезности короля, по крайней мере сейчас голова моя не слетит с плеч. Самое время моему отряду разбиться на две части согласно разработанному плану, хотя мне по-прежнему невыносима мысль, что Джулиет станет рисковать вместе со мной», — подумал Карлайл.

— У меня есть один раб, правда, он предпочел переждать в стороне, пока я не выясню, улыбнется ли мне фортуна.

Посланец эмира скривил в улыбке губы.

— Как собака, что убегает, поджав хвост между ног.

Было важно, чтобы Джулиет не считали преданным слугой, поэтому Росс подозвал ее и, словно констатируя факт, заметил:

— Собственная жизнь слаще всего на свете. Почему должен сын Пророка, да пребудет он с миром, рисковать ради ференги?

Джулиет молча встала рядом с Россом. Сзади качал головой вьючный верблюд, тащивший на себе груз Росса. Другое животное осталось на попечении Мурада.

Бросив удивленный взгляд на Джулиет, приспешник эмира сказал:

— Сейчас мы поедим, затем сопроводим вас во дворец, чтобы вы смогли выказать свое почтение эмиру.

Озадаченный тем, насколько быстро разворачиваются события, Росс проговорил:

— Вы хотите сказать, что я уже сегодня смогу подать свое прошение?

— Если это доставит удовольствие его величеству, то да. — Слуга эмира отвернулся и резко скомандовал:

— А вы все отправляйтесь по своим делам!

И караван тронулся в путь. Салех с Мурадом намеренно не смотрели на своих прежних компаньонов, другие же, включая Мухаммеда и Хуссейна Казима, дружелюбно попрощались с Россом и пожелали ему всего наилучшего. Казимы уже проинструктировали Росса, как ему найти их дом в Бухаре, равно как и торжественно заверили его, что помогут в его миссии чем только смогут.

Через несколько минут Росс и Джулиет уже обедали под тополем с офицерами эмира.

— Господин распорядитель, — спросил Росс у главного, — вы наверняка слышали, что привело меня в Бухару. Мой брат, британский майор Камерон, все еще числится среди живых?

Темные глаза слуги эмира стали непроницаемыми.

— Этот вопрос вы обсудите с его величеством. Я всего лишь невежественный слуга. — И он открыл кувшин. — Специально для вас мы прииезли чай с молоком и сахаром. Это ведь английская традиция, не так ли?

— Да, в самом деле. Я снова весьма польщен вашей любезностью.

Это был самый прекрасный обед, который ел Росс за последние несколько недель, и едва получив отсрочку экзекуции, он решил в полной мере насладиться трапезой. Джулиет тоже с удовольствием поела, хотя при этом не произнесла ни слова. Она целиком вжилась в роль загадочного пустынного мародера и постоянно стреляла по сторонам глазами, словно ожидала нападения. Схватив пищу, она уселась немного поодаль и принялась за еду.

Бухарцы с интересом наблюдали, как она вкушала под покрывалом. Один из присланных бухарцев сказал кому-то по-узбекски:

— Дикий какой-то раб. Хорошо еще, что этот парень не украл у ференги золото, да и жизнь в конце концов.

Росс проигнорировал это замечание, решив использовать свой довольно беглый персидский, чтобы свободно общаться с бухарскими чиновниками и притом скрыть, что знает узбекский, дабы подслушать комментарии людей, которые ничего не подозревают. «И даже если замечания окажутся бесполезными, они наверняка позабавят меня, как то, что я только что услышал», — подумал Карлайл. С едой было покончено, и главный офицер высказался:

— Ваш раб — тарги из Сахары, не так ли? Раза два мне доводилось видеть его соплеменников в Бухаре.

— Да, но он слуга, а не раб. Среди своего народа он занимает высокий пост и будет служить мне столько времени, пока ему самому не надоест. — Росс откусил кусочек спелого сочного финика. — Туареги — великие воры. На их родном языке слово «грабить» означает то же, что «быть свободным», но Джелал обычно делает то, о чем я его прошу, к тому же хорошо умеет обращаться с верблюдами.

— Он говорит или понимает по-персидски?

— Думаю, немного понимает. — Росс утомленно пожал плечами, отчетливо давая понять, насколько нудным находит этот разговор. — Трудно сказать, насколько хорошо.

— У парня необычные серые глаза, как у балучи, — задумчиво произнес один из офицеров, не сводя глаз с Джулиет. — Говорят, туареги — красивая раса.

— Женщины, которые не носят покрывал, очень красивы. Насчет самого Джелала ничего сказать не могу, поскольку никогда не видел его лица.

Наконец-то удовлетворив свое любопытство, слуга эмира поднялся:

— А теперь, лорд Кхилбурн, едем в Бухару.


Шелковый путь превратил Бухару в богатейший оазис Центральной Азии, гордую цитадель, охраняемую со всех сторон опасной пустыней. Город не изменился, хотя прошло уже несколько лет с тех пор, как Росс впервые здесь побывал. Вряд ли массивные и величественные сторожевые башни менялись когда-либо вообще на протяжении веков.

Они добрались до огромных западных ворот на подступах к городу. Росс остановил верблюда и приготовился спешиться. Офицер нахмурился:

— Почему вы остановились?

Росс поднял брови:

— Разве неверным не запрещено въезжать город верхом?

— Обычно это так, но для тех, кто пользуется расположением эмира, делают исключения, — ответили ему. — Конечно, вам придется спешиться, когда доберемся до дворца эмира. И даже я слезу с коня, ибо только эмир и его вельможи вправе въезжать за стены дворца верхом.

Росс кивнул и снова подстегнул Джульетту. Во время путешествия с Алексом Бернсом им не только пришлось оставить своих лошадей в городе, но и переодеться поскромнее, поскольку они были неверными. Тем не менее они покорно подчинились местным обычаям, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания.

На городской линии горизонта преобладали купола и минареты. Бухара являлась одним из наиболее святых городов — оплотов ислама, и считалось, что добрый мусульманин ежедневно и круглый год должен молиться в разных мечетях. Росс с Бернсом решили, что это преувеличение, но в Бухаре насчитывалось не менее двухсот мечетей и дюжины религиозных училищ — медресе.

В городе спасу не было от прохожих. Широкие улицы, что вели от входных ворот к дворцу, так и полнились людьми. Они останавливались и таращись на Росса во все глаза; многие даже взбирались на плоские крыши, чтобы получше рассмотреть его. Гул голосов, обсуждающих его одежду, цвет волос и кожи, общий явно иноземный вид, поднимался от каждой группки зевак. И как и во время путешествия через Каракумы общий настрой, казалось, поддерживался скорее любопытством, нежели неприязнью. Какой-то парнишка, разносчик воды, прижавшись к стене, чтобы дать всадникам проехать, весело закричал:

— Салаам алейкум!

Росс улыбнулся и поднял руку:

— И да пребудешь ты с миром!

Огромная площадь перед дворцом эмира, Регистан, была сердцем города. Росс помнил это еще со своей первой поездки. Она гудела, как улей, день напролет. В центре находился огромный базар с навесами, обеспечивающими тень торговцам фруктами, чаем и товарами буквально со всей Азии. Однако в основном сюда приходили себя показать да на людей посмотреть.

Толпа была необычайно пестрой. Большинство составляли либо узкоглазые узбеки из правящего класса Бухары, либо люди персидского происхождения, которых называли таджиками, если они жили в Туркестане. Однако в действительности здесь были представлены все расы Азии, от индусов до уйгуров и китайцев. Несколько женщин, укрывшись черными покрывалами с головы до пят, скакали верхом, как мужчины.

По обеим сторонам Регистана располагались религиозные училища — медресе, еще с одной стороны располагался огромный фонтан в густой тени деревьев. Однако над всей площадью господствовал огромный тысячелетний дворец эмира, называемый Арком. Его грозные очертания подавляли собой все и вся.

На подступах к дворцу все всадники спешились, Джулиет приняла поводья из рук Росса. На мгновение их взгляды встретились. Пользуясь гулом толпы, Росе тихо проговорил:

— Вот оно.

Она кивнула.

— Завтра в это время нас могут отправить домой.

Она наверняка надеялась на это не больше, чей он, но Росс все же решил, что теоретически все возможно. Они двинулись по скату к украшенным башенкой воротам. Сердце Карлайла замерло. Он уже не в первый раз посещал Арк, но, будучи в Бухаре вместе с Бернсом, он не был удостоен аудиенции у эмира, хотя слышал о нем немало. Кое-кто из входивших во дворец, по слухам, никогда оттуда не возвращался.

Архитектура Арка напоминала европейский замок. В сущности, величайшие средневековые крепости возвели зодчие, изучавшие сарацинскую архитектуру во время крестовых походов. Возвышающиеся внешние стены заключали в себе небольшой городок, состоявший из отдельных зданий и просторного внутреннего двора, по которому взад и вперед сновали слуги и рабы эмира.

Главный офицер подал знак конюху, чтобы тот отвел на конюшню их лошадей.

— Рабов гостей селить у нас принято во дворце, — произнес офицер, бросив нерешительный взгляд на Джулиет, — но раб должен помалкивать и не причинять хлопот.

Росс вынул кожаный чемодан из седельных сумок и спросил Джулиет на тамашек:

— Думаю, ты сможешь себя хорошо вести, раб? Вообще-то лучше бы тебе оставаться с верблюдами.

— Естественно, — пробормотала она, принимая из его рук кожаный чемодан.

Дворец был самым величественным зданием. К главному входу вели широкие лестницы. Во дворце высокие потолки и мраморные полы обеспечивали блаженную прохладу, которая создавала приятный контраст с невыносимой уличной жарой. Главный офицер провел гостей через серию коридоров и наконец остановился в большой приемной, где другие просители ожидали аудиенции у эмира. Большинство было со своими рабами, поэтому присутствие Джулиет оказалось незамеченным.

К ним подошел пышно разодетый господин. Ему было лет около шестидесяти, и по виду он напоминал перса. К удивлению Росса, мужчина заговорил на английском, правда, с сильным акцентом, едва разборчиво:

— Добро пожаловать в Бухару. — Он поклонился. — Я — наиб Абдул Самут Хан, главнокомандующий артиллерией эмира. Когда-то имел честь служить с представителями вашей великолепной расы в Афганистане.

Росс поклонился ему в ответ.

— Это большая честь для меня. — Перейдя на персидский, он произнес:

— В то время как вы искусно изъясняетесь на моем родном языке, я предпочел бы говорить по-персидски, чтобы все вокруг слышали, что мне нечего скрывать.

— Очень мудро, лорд Кхилбурн, — одобрительно кивнул головой наиб, — поскольку здесь много таких, которые не ценят британцев так, как я. — Перейдя на персидский, он добавил:


— Меня послали узнать, согласны ли вы приветствовать эмира по нашему обычаю?

— А в чем он заключается?

— Человек, который предстает перед его величеством, должен погладить свою бороду и трижды поклониться, приговаривая:

— Аллах акбар, салаамат падишах.

Догадавшись, что в прошлом уже не одному ференги приходилось принимать участие в этом ритуале, Росс дружелюбно ответил:

— Я с удовольствием сделаю это хоть тридцать раз, если нужно, ибо всегда уместно сказать, что Бог велик, и пожелать мира владыке.

Абдул Самут Хан удовлетворенно кивнул, потом указал на чемодан в руке Джулиет.

— Это скромный дар эмиру, в знак моего к нему почтения.

Джулиет открыла кожаный чемодан. Росс извлек оттуда плоскую деревянную коробку с медной бляшкой. Откинув крышку, он вытащил два изумительной работы кремниевых пистолета, которые уютно, как в гнездышке, покоились в бархатных нишах.

У наиба перехватило дыхание при виде оружия, тем более что оно сверкало, как драгоценные камни. Каждый дюйм металла был затейливо инкрустирован, а рукоятки из орехового дерева были перевиты золотым шнуром. Пистолеты сделал один из лучших английских ружейных мастеров, поэтому стреляли они так же метко, сколь были прекрасны. Росс купил их, полагая, что они еще пригодятся в качестве презента какому-нибудь арабскому военачальнику в Леванте. Чутье его не подвело, ибо это оружие поистине было королевским подарком.

Абдул Самут Хан с благоговением взял каждый пистолет и проверил, не заряжен ли он, прежде чем положить его на место.

— Очень хорошо, — произнес он, возвращая коробку Джулиет. — А теперь дайте мне ваш паспорт и сопроводительные письма, если у вас таковые имеются.

Росс передал ему свои документы и письма, которые начал собирать еще в Константинополе. Их было не менее дюжины, начиная с письма султана и заканчивая калифом туркменов. Во всех письмах авторы в невероятно витиеватых выражениях просили, чтобы эмир благосклонно отнесся к прошению Росса.

Наиб взял документы, потом показал рукой на каменную скамью, стоявшую вдоль стены.

— Подождите здесь.

Росс, скрестив ноги, сел. Выражение усталости на его лице затмевало собой любопытство, а в двух футах от него возле стены съежилась в темный комочек Джулист. Ожидание оказалось на удивление коротким — менее чем через полчаса за Россом вернулся наиб.

Сопровождаемый гневными взглядами ожидавших аудиенции, Росс направился за своим проводником, а следом Джулиет с дарами. Они попали в переполненную комнату для аудиенций. Слева, сквозь арку, открывался прекрасный вид на внутренний двор, яркий от обилия цветов. Внутри комнаты придворные, чьи богато украшенные халаты точно отражали их положение при дворе, с любопытством и нетерпением ждали дальнейших действий ференги.

Однако Росс не обращал внимания на окружающих, ибо наконец-то, спустя долгих четыре месяца, оказался у эмира Насруллы, которого считали самым жестоким правителем Азии. Этому человеку, который казнил собственного отца и братьев, чтобы обеспечить себе восшествие на престол, уже перевалило за сорок. Плотного телосложения, с длинной черной бородой, одет он был довольно скромно, как обычный мулла, что как-то не вязалось с роскошным убранством приемной.

Росс снял шляпу и в знак уважения, как принято у англичан, взял ее в левую руку, потом выказал смиренное почтение. Поскольку бороды у него не было, он погладил себя по подбородку, притом низко поклонился и зычно провозгласил:

— Аллах акбар, салаамат падишах!

Выпрямившись после последнего поклона, он поглядел эмиру прямо в глаза, маленькие, похожие на блестящие бусинки. Лицо Насруллы конвульсивно дернулось. Но так или иначе от него исходила сила, которую дарует абсолютная власть, в совокупности с ярким, правда, непостоянным блеском, принадлежавшим только ему одному. Говорили, что все четыре жены его — персиянки — презирали своего мужа.

— Вы оказали нам честь своим присутствием, лорд Кхилбурн, — быстро произнес эмир высоким голосом. — Вы прибыли с миссией от вашей английской королевы, нашей сестры по королевству?

Насрулла прекрасно знал, для чего приехал его гость, но Росс поддался на его хитрость. Еще раз поклонившись, он сказал:

— Нет, я приехал не по официальному делу, но искать вашей великой милости для моего брата, британского майора Иана Камерона.

Эмир поднял руку, прежде чем Росс смог еще что-то вымолвить.

— Говорят, вы привезли мне подарок.

— Сущие пустяки. — Вперед выступила Джулиет, и Росс вынул из чемодана коробку с пистолетами, потом открыл ее перед эмиром. — Умоляю вас снизойти принять этот недостойный вашего величества знак внимания.

Глаза Насруллы блеснули настоящей радостью, он тихонько вздохнул, как ребенок, получивший давно обещанную конфету.

— Прелестно. — Эмир взял в руки один из пистолетов и погладил его, пробежав пальцами по сиявшей мягким блеском поверхности. Таким движением любовники ласкают друг друга. — Пошли. Я хочу их испробовать. — Поднявшись, он властно шагнул во внутренний двор.

Росс, Джулиет и придворные вышли следом. Внутренний двор представлял собой очаровательный сад, в центре которого журчал выложенный розовым мрамором фонтан. Высоко над ровными клумбами сверкающих гвоздик и роз возвышались дарующие прохладу пальмы. Росс вдохнул полной грудью и, почувствовав густой аромат пачули, царящий в атмосфере, догадался, что фонтан надушен специально.

Над головой сухо шелестели ряды пальм. Насрулла остановился и приказал гостю зарядить пистолеты. Росс предусмотрел такой оборот дела и, порывшись в кожаном чемодане, извлек жестяные коробочки с черным порохом и свинцовыми пульками. Засыпав порох в оба ствола, он зарядил их, а потом вручил один из пистолетов эмиру.

Не целясь, эмир мгновенно разрядил пистолет в фонтан. Тяжелая пуля разбила розовый мрамор и отскочила в сторону. Из широкой чаши полилась ароматизированная вода.

— Замечательно, замечательно!

Придворные еще откашливались от едкого дыма, a Насрулла уже поменял пистолет и опробовал его, обезобразив на этот раз клумбу алых гвоздик.

— Великолепно!

Росс перезарядил оружие, и эмир лукаво заметил:

— Конечно, лучше всего пристреливать оружие на том, ради чего оно было создано. — Подняв один из перезаряженных пистолетов, он добавил:

— А задача оружия — убивать.

Росса насторожили нотки сладострастия в голосе эмира, он почуял беду. И тут сердце его едва не разорвалось от ужаса: эмир развернулся и нацелил пистолет прямо в голову Джулиет.

Глава 16

Бесконечно долго — целый жуткий миг Джулиет не сводила глаз со смертоносного черного дула пистолета. При любых других обстоятельствах она бы мигом извлекла из складок своей одежды спрятанный кинжал. Но здесь, во дворце эмира, окруженная стражей, она не осмелилась даже шевельнуться, тем более что убежать невозможно и любое ее действие могло бы навредить Россу.

И вдруг дуло пистолета затмило широкое, в темно-синем сюртуке плечо ее мужа. Между Джулиет и эмиром встал Росс. Голосом, в котором слышался слабый намек на упрек, он произнес:

— Среди моего народа суровым нарушением этических норм считается беспричинное посягательство на жизнь раба другого человека.

Джулиет услышала взрыв нервного смеха, перебитого резким треском выстрела. Она с ужасом подумала, что Насрулла разрядил пистолет в Росса, но секундой позже сверху посыпались обломки пальмового дерева.

— Бог не велит мне осквернять обычаи моих гостей, — дружески заметил эмир. — Вы правы. Гораздо вежливее с моей стороны убить одного из своих рабов.

Сердце Джулиет по-прежнему громко колотилось от страха. Она дернулась в сторону нервной, взбудораженной толпы придворных, в то же самое время перемещаясь к краю, чтобы лучше видеть происходящее, те же, кому повезло оказаться сзади, уже благополучно ускользнули.

Насрулла задумчиво всматривался в людей, сновавших по двору.

— Кто из этих шакалов меньше всего стоит? — Взгляд его упал на мальчика-слугу, который только что здесь появился, держа в руках медный поднос со свежими фруктами. Видимо, ребенок воспользовался внутренним двориком, чтобы сократить себе путь на другую половину дворца.

— Ты, мальчишка! — Правитель махнул пистолетом. — Иди и встань там!

Ребенку минуло лет десять, не больше. Скорее всего он был персидского происхождения. Мгновенно уловив намерение эмира, парнишка задохнулся и выронил поднос. Медь с громким стуком, словно прозвучал гонг, ударилась о землю, фрукты покатились в разные стороны. Несчастный попытался удрать, но охранники мигом перехватили его.

Один охранник поволок намеченную жертву в конец двора, а другой тем временем стянул тюрбан с головы ребенка и сложил пополам. Затем связал его этой тканью, чтобы мальчик не смог убежать, и тотчас отскочил в сторону, опасаясь, как бы Насрулла не предпочел более внушительную мишень.

Парнишка беспомощно уставился на своего повелителя. На лице его тут же выступила испарина, он прерывисто дышал от страха, и маленькая грудка его резко вздымалась. Повисла гробовая тишина, если не считать журчания фонтана и неуместного щебетания птиц на пальмах.

Эмир спокойно прицелился в живую мишень и спустил курок. Выстрел болезненным эхом отозвался в мраморных стенах, и из дула вылетело облачко дыма. Ребенок отчаянно вскрикнул, от ужасного звука его голоса кровь стыла в жилах.

Через несколько секунд дым рассеялся и стало ясно, что мальчик по-прежнему стоит между деревьев, целый и невредимый. Он рыдал навзрыд и, согнувшись, пытался разорвать свои путы. Насрулла нахмурился:

— Я промахнулся. Дайте мне другой пистолет. Не все сразу, ибо стрелок я не слишком опытный.

При мысли о том, что ей придется стоять и ждать, как этот маньяк сейчас уничтожит ребенка, Джулиет чуть не вывернуло. «Боже, сколько же выстрелов он сделает? И удовлетворится ли он, если ранит свою жертву, или так и будет стрелять, пока мальчик не погибнет?» — подумала она. Ей безумно захотелось выхватить свой кинжал и вонзить его в глотку эмира, однако здравый смысл возобладал. Правда, с трудом.

И тогда раздался спокойный голос Росса. Эти звуки могли либо свести с ума, либо успокоить, смотря по обстоятельствам: это был голос разума в безумном мире.

— Если вы хотите получить доказательства, что оружие убивает насмерть, то нет ничего проще.

Подняв пистолет, Росс выстрелил в пальмовое дерево. Мгновение спустя на землю упало маленькое исковерканное тельце воробья.

— По-моему, не стоит зря терять раба, — мягко произнес Карлайл. — А воробей — более сложная цель для проверки оружия.

Эмир на мгновение смешался, переводя взгляд с мертвой пташки на Росса, потом холодно и злобно улыбнулся.

— Вы отличный стрелок, лорд Кхилбурн. Но раз уж вас так волнует судьба моего раба, то спасите его своим мастерством.

Он подозвал одного из гвардейцев и отдал ему какой-то приказ. Охранник наклонился и поднял валявшийся на земле гранат, затем подошел к ребенку и положил плод ему на макушку, бросив при этом, чтобы мальчик стоял смирно.

Повернувшись к гостю, Насрулла продолжил:

— Сбейте выстрелом гранат с головы мальчишки, и я дарую его вам. Но если промахнетесь, сам застрелю его, сколько бы времени мне для этого ни понадобилось.

Только тот, кто знал Росса так же хорошо, как Джулиет, заметил бы, как он напрягся.

— Прекрасно, — бесстрастно отозвался Карлайл, принимая условия страшной игры в Вильгельма Телля.

Он перезарядил пистолет, внутри у Джулиет все перевернулось, словно это ей предстояло стрелять. Ребенок замер на расстоянии, равном дальности оружия, и Россу предстояло либо случайно застрелить парнишку, либо промахнуться и отдать его в беспощадные смертоносные руки эмира. Единственной надеждой был безупречный выстрел Росса. Но если он промахнется… Джулиет знала, что Росс никогда не простит себе этого.

Сохраняя полнейшее спокойствие, Карлайл поднял пистолет и тщательно прицелился в небольшой красноватый мяч. Этот миг навечно отпечатался в памяти Джулиет. Росс выглядел таким красивым, спокойным, англичанином до мозга костей… Вот он расслабился, словно стрелял по мишеням в Лондонской галерее. Луч света пронзил пальмовые ветви и на миг превратил волосы Росса в ослепительное золото. На дальнем конце двора мальчик застыл как истукан, распахнув глаза от ужаса так широко, что виднелись белки, окружавшие темную радужную оболочку. Он был перепуган насмерть: Джулиет отчетливо слышала его дыхание.

Она с надеждой вознесла молчаливую пылкую молитву и за мальчика, и за Росса. И тут грянул выстрел. Всякий раз после выстрела требовалось время, чтобы рассеялся пороховой дым. Эмир нетерпеливо двинулся вперед, Росс медленно тронулся следом. Они еще не добрались и до середины двора, как стало ясно, что мальчик цел и невредим, а темно-красные ошметки разлетевшегося граната запачкали белую стену за спиной ребенка. Насрулла расхохотался и хлопнул Росса по плечу.

— Замечательно, великолепно! Ну и стрелок! — Подойдя к связанному парнишке, он вяло потрепал его по щеке. — Вы выиграли себе раба, лорд Кхилбурн, — заявил эмир. — Прелестный ребенок, можете наслаждаться им.

Джулиет прямо-таки трясло от еле сдерживаемой ярости. Она подошла к мальчику и развязала ему руки. Тот нерешительно поднял глаза, встревоженный ее закутанным в покрывало лицом. Она еле слышно и грубовато произнесла:

— Не бойся. Все будет хорошо.

Потом взяла его за руку и повела к толпе зевак. Когда же они остановились и обернулись, чтобы посмотреть, что будет дальше, парнишка так и не вырвал свою руку у Джулиет.

— Ваше величество милосердны и великодушны, — с еле заметной иронией произнес Росс. — Благодарю вас за ваш дар.

Эмир подскочил к нему с быстротой молнии и спросил:

— Вы заявляете, что майор Камерон — ваш брат, и все же вы не похожи. Разве что ростом. У вас был один отец и разные матери?

— Нет. Майор Камерон — мой брат не по крови, он мой шурин, — ответил Росс. — Его сестра — моя жена.

— А-а-а! — Насрулла погладил бороду. — А у вас только одна жена? Впрочем, говорят, у ференги так принято, но, верно, мужчине вашего сословия не пристало мириться с таким жалким обычаем.

— У некоторых мужчин есть любовницы, — согласился Росс, — но наши законы обязывают мужчин всех сословий иметь только одну жену.

— Как это нудно! — хмыкнул эмир. — Мужчине требуется разнообразие.

— Разнообразие не лишено своего очарования, но оно не имеет цены, если за ним не стоит глубокая любовь, — ответил Росс. — Мужчина, который владеет дюжиной лошадей, никогда не станет ухаживать за ними так, как если бы у него была одна. И так же мужчина, у которого всего одна жена, лучше узнает ее и будет ценить больше, чем человек, владеющий целым гаремом жен и наложниц.

Росс лишь покосился в ее сторону, по Джулиет почувствовала, что это его замечание предназначено ей. Вмиг жаркая волна гордости и вины одновременно затопила ее. «Росс слишком хорош для меня. Но ведь я всегда об этом знала», — мелькнуло у нее в голове.

На Насруллу монолог Росса почти не произвел впечатления.

— По мне это звучит так, словно человек пытается убедить себя в отсутствии выбора.

Росс улыбнулся:

— Как вам будет угодно, ваше величество. Существует много истин, эта же — истина для меня.

В очередной раз резко дернувшись, эмир сказал:

— Очень странно. У меня две тысячи рабов-персов здесь, в Бухаре, и никому до них нет дела. А тут я беру в плен одного британца, и надо же ехать через всю Европу, чтобы просить о его освобождении!

Джулиет вся обратилась в слух и почувствовала такое же внимание со стороны Росса. Наконец-то они добрались до сути!

Совершенно потеряв гордость, Росс опустился перед эмиром на колени.

— Я не требую, я умоляю! Если вы держите моего брата в заключении, молю вас, отпустите его. Я знаю, что законы гостеприимства в большой чести в вашей великой стране, и не могу поверить сообщениям, что он был жестоко казнен.

— Ваша мольба весьма трогательна, лорд Кхилбурн, и, возможно, если бы вы приехали несколько месяцев назад, я бы снизошел. Но, увы, вы приехали слишком поздно. — В голосе Насруллы прозвучало деланное сожаление, и темные глаза его недобро сверкнули. — С прискорбием сообщаю вам, что майор Камерон был казнен.

Джулиет закрыла глаза и тяжело вздохнула, потеряв всякую надежду: «Мой брат мертв!»

Мальчик-перс нерешительно шевельнул пальцами, и она поняла, что невольно стиснула руку ребенка. Какое у него доброе сердце, раз он, сам недавно переживший такое, посочувствовал моему горю!» — подумала она. С усилием открыв глаза, она заметила мертвенную бледность на лице мужа. После долгой-долгой паузы Росс спросил:

— Могу ли я узнать, в чем его вина, раз он заслужил такое наказание?

Повисла напряженная тишина, ибо эмиру вообще опасались задавать вопросы. Впрочем, через секунду он пожал плечами.

— Его документы вызывали сомнения, на самом ли деле он представляет британское правительство. Кроме того, он занимался шпионажем. Когда его взяли с поличным, он принял ислам и поклялся в верности мне, но через несколько дней от всего отрекся. — Глаза Насруллы были холодны, как сама смерть. — В соответствии с нашими законами, если человек принял ислам, то он должен либо стать мусульманином, либо умереть.

— Понятно. — Росс тяжело поднялся с колен. — Это действительно суровый грех. И все же, поскольку он заплатил за свое преступление, прошу вас разрешить мне забрать его тело домой, чтобы предать там земле.

— Сегодня я уже достаточно потратил времени, — резко ответил Насрулла. — Я обдумаю вашу просьбу, и мы еще поговорим об этом. — Он посмотрел по сторонам и подозвал одного из своих охранников. — У министра иностранных дел есть вопросы к лорду Кхилбурну. Отведи к нему ференги. — И эмир удалился в комнату для аудиенций.

Росс, сжав кулак, проводил его взглядом, но потом усилием воли распрямил пальцы. «Своими жестокостью и безумием Насрулла только подтверждает свою репутацию. Наверное, нам с Джулиет потребуется помощь самого дьявола, чтобы выбраться из Бухары целыми и невредимыми», — подумал он и, придав своему лицу выражение бесстрастного спокойствия, последовал за охранником. Джулиет с мальчиком пошли за ним.

Абдул Самут Хан привел их в маленькую контору, где бухарский министр иностранных дел что-то диктовал персу-писцу. Министр, узбек с густыми кустистыми бровями и вечно хмурым взглядом, целый час подвергал Росса допросу с пристрастием, а Джулиет с парнишкой тем временем тихо ждали в углу конторы. Министр начал с вопроса о том, разозлились ли англичане при известии о гибели майора Камерона. Когда Росс подтвердил, что они были огорчены уже тем, что майора посадили в тюрьму, и наверняка придут в ярость, узнав о его смерти, узбек нахмурился и спросил, как далеко отсюда Англия. Услышав, что их отделяет огромное расстояние, он расслабился, а потом стал выяснять особенности внутренней политики Англии и России. О последней он знал довольно много, и неудивителыю, ибо Российская империя подобно грозовой туче нависала над Центральной Азией.

Однако когда министр спросил о четырех «главных везирах» Англии, его охватила ярость, и он обвинил Росса во лжи, ибо имена их отличались от тех, что год назад назвал ему Иан Камерон. Росс терпеливо объяснил ему, что правительство недавно сменилось, это, в свою очередь, потребовало сложных и долгих разглагольствований о том, как действует британская конституционная монархия.

Бухарец немного смягчился, когда услышал имена прежних министров, хотя вряд ли в самом деле поверил, что администрация может мирно сменять одна другую. Смена власти без кровопролития противоречила доктрине азиатских властителей.

Вопросы следовали один за другим, и Росс вскоре так устал, что ему с трудом удавалось сосредоточиться. Караван вышел в путь задолго до рассвета, с самого утра Росс переживал долгий, полный потрясений день, но вот теперь уже спускались сумерки, а министр иностранных дел, похоже, и не думал заканчивать. Наконец Росс спросил:

— Нельзя ли моему слуге проводить нового раба, чтобы тот собрал свои пожитки?

Министр согласился и, приставив охранника к Джулиет и мальчику, отпустил их в комнаты для рабов. Полчаса спустя они вернулись. Джулиет держала в руках все нехитрое имущество парнишки. Министр вдруг приветливо произнес:

— Приношу свои извинения, лорд Кхилбурн, за то, что так надолго задержал вас. Хотелось бы еще поговорить с вами, но на сегодня достаточно. Вы, наверное, устали после вашего путешествия. — Он хлопнул в ладоши, вызывая вооруженных охранников, чтобы те отвели гостей в предназначенные для них покои.

Путники разыскали своих верблюдов и, покинув дворец эмира, перебрались в большое, огражденное стенами здание, находившееся в полумиле от крепости. Навстречу к ним уже спешил наиб.

— Приветствую вас, мои друзья! — Он поклонился. — Добро пожаловать в мое смиренное жилище.

— Это ваш дом? — удивленно спросил Росс.

— Да. Эмир частенько позволяет мне выступать в роли хозяина перед особо почетными гостями. Давайте-ка я покажу вам ваши апартаменты.

Отведенные им комнаты располагались этажом выше и соединялись между собой балконом, откуда открывался прекрасный вид на огромный сад за домом. Комнаты с белыми стенами, диванами, подушками и красивыми бухарскими коврами были меблированы просто, но не без удобства. В одной комнате стояла веревочная кровать, а в другой — стол, выполнявший функции обеденного и письменного. Слуги уже вносили их багаж и размещали его в спальне. Наиб зажег несколько масляных ламп и сказал:

— Я распоряжусь, чтобы вам через несколько минут принесли еду. Ваши слуги останутся с вами или отправить их в комнаты для рабов?

— Джелал будет спать здесь, на полу. А мальчик… — Росс посмотрел на ребенка. — Пусть пообедает с нами, я поговорю с ним, а спать он будет в селамлике. Думаю, у вас тут найдутся мальчики его возраста.

Наиб кивнул.

— Не угодно ли вам еще что-нибудь?

— Ванну, — быстро откликнулся Росс.

— Рекомендую турецкие бани.

Росс отдал бы шесть месяцев жизни за турецкую баню, но, к сожалению, Джулиет воспользоваться этим предложением не могла, хотя, без сомнения, была такой же грязной, как муж. Призвав на помощь все остатки своего благоразумия, лорд Карлайл мрачно произнес:

— Обычаи моего народа запрещают мне пользоваться турецкими банями. У вас не найдется большой ванны, которую можно было бы принести сюда, а заодно и ширму, чтобы поставить перед ней?

— Ванна? — озадаченно переспросил Абдул Самут Хан. — Майор Камерон, будучи моим гостем, не имел ничего против турецких бань.

— Но он был шотландцем, а я англичанин. — Росс придал голосу страдальческие нотки. — Конечно, это большое неудобство, поскольку нужна вода, но если это невозможно…

— Нет, нет, мы все сделаем, — заверил его наиб, хотя на лице у него было написано, что просьба гостя показалась ему в высшей степени эксцентричной. — Думаю, в прачечной есть большие кадки. Я распоряжусь, чтобы после обеда вам приготовили ванну.

Абдул Самут Хан повернулся было, чтобы уйти, но Росс остановил его:

— Вы упомянули имя майора Камерона. Я хотел бы поговорить с вами о нем.

Наиб огляделся по сторонам, словно опасаясь, что его подслушают, а затем понизил голос:

— Я тоже хочу поговорить с вами. Завтра утром. — И он удалился.

В комнате стоял кувшин с водой, все трое вымыли перед обедом руки. Парнишка с жадностью набросился на барашка с рисом: судя по худобе, во дворце его пищей не баловали.

Наконец все поели, и Джулиет уже успела сообщить мужу, что мальчика зовут Резой, так что Росс принялся расспрашивать:

— Ты родился здесь, в Бухаре, Реза, или тебя сюда привезли в качестве раба?

Ребенок устремил взгляд своих блестящих глаз на Росса. Теперь, когда он успокоился, стало ясно, насколько он смышленый.

— Я родился в Персии, господин. Мой отец — торговец зерном в Мешхеде.

— Расскажи, как тебя схватили.

— Я гостил в деревне на ферме своего дяди. Дядя предупреждал, чтобы я не ходил гулять в поля, но я был тогда очень мал и не послушался. Налетели туркменские бандиты и украли меня. — И мрачно, как маленький старичок, он добавил:

— Как ференги, вы, возможно, этого не знаете, но доброму мусульманину запрещается брать в рабство другого мусульманина. Однако шиитов считают еретиками, поэтому для туркменских волков мы все равно что овцы. — Лицо Резы приняло не по-детски ожесточенное выражение. — Когда-нибудь я вернусь домой, пусть даже на это уйдет лет двадцать, и там выучусь пользоваться оружием. И больше меня никогда не поймают такие, как они.

— А сколько времени ты пробыл в рабстве?

— Две зимы.

— Закон запрещает моему народу держать рабов, так что ты снова свободен. — Росс улыбнулся — проблема мальчика разрешалась легко. — Прежде чем наступит зима, ты окажешься в Мешхеде у своих родных.

Реза едва не задохнулся от счастья: он явно не ждал, что новый хозяин отпустит его на свободу. Он неловко обежал вокруг стола, упал на колени и схватил руку Росса. Целуя ее, он произнес:

— Да благословит вас Бог, господин! Вы уже дважды за сегодняшний день спасли меня — сначала мою жизнь, а теперь мою душу. Я никогда не забуду того, что вы для меня сделали. Никогда не позволю при себе ругать ференги. Никогда…

— Успокойся, — смеясь, произнес Росс.

Он высвободил свою руку, на мгновение задержав ее на шелковистых черных волосах мальчика, и подумал: «Если бы у меня был сын, он был бы таким же смышленым и жизнерадостным». Глядя поверх темной головки на Джулиет, Росс сказал:

— Джелал, отведи его завтра к Салеху. Когда Абдул Вахаб поведет следующий караван на запад, мы доверим ему отвезти Резу в Мешхед.

Реза встал. Теперь, уже не будучи больше рабом, он крепко, от всего сердца обнял Росса, потом бросился на шею Джулиет.

Поговорив с ним еще немного, Росс отпустил мальчика на ночлег. Когда он ушел, Росс отметил, что дверь, ведущая в главное здание, была из цельного твердого дерева и запиралась изнутри тяжелой доской. Значит, они смогут отгородиться от всех, если потребуется.

Он хотел было обсудить это с Джулиет, но тут раздался стук в дверь: слуги наиба притащили огромную бадью, которая оказалась даже больше, чем английская круглая ванна. Сразу же вслед за ними появились еще двое с раздвигающейся китайской ширмой в руках, затем пришли женщины с полотенцами, мылом и кувшинами с горячей водой. Росс с изумлением взирал на всю эту процессию, пока они водружали ванну в углу спальни и ставили ширму. Затем слуги наполнили бадью горячей ароматизированной водой, поклонились и удалились прочь.

Наконец-то Росс остался наедине с Джулиет. Он запер деревянной доской дверь и повернулся к своей жене. Больше всего на свете он хотел бы подхватить ее на руки и подержать так несколько минут — просто подержать, больше ничего.

Но, разумеется, стоит ей оказаться у него на руках, как он тотчас воспылает страстью, поэтому он лишь сказал:

— Прими ванну первая. — Он говорил тихо, поскольку было вполне вероятно, что их подслушивали. К счастью, наиб, похоже, единственный из всех домочадцев понимал английский, и уж, наверное, у него были занятия поинтереснее, чем стоять у двери ференги.

Джулиет, скрестив ноги, сидела на диване. Едва Росс заговорил, она стянула с себя покрывало и на мгновение забылась. Потом посмотрела на мужа и так же тихо сказала:

— Сегодня ты сделал три добрых дела: спас жизнь, освободил раба и устроил ванну в европейском стиле. Из всего этого, думаю, самой высокой похвалы ты заслуживаешь за последнее.

— Почему ты так считаешь? — усмехнулся Росс.

— Спасать жизнь Резе ты даже не пытался, освободить раба тоже тебе ничего не стоило, но пренебречь всеми восторгами турецкой бани — это настоящая жертва! — с чувством произнесла она, поднимаясь на ноги. И тут же с усмешкой добавила:

— Если меня призовут положить свою жизнь за тебя, я так и сделаю, но у меня нет сил отклонить твое предложение вымыться первой.

Росс расхохотался, потом направился в спальню и, покопавшись в багаже, отыскал простую хлопковую рубаху.

— Вряд ли тебе захочется вновь облачиться в свою одежду, прежде чем ты выстираешь ее, так что на вот, надень.

— Святой, — пробормотала она и взяла рубаху, при этом не коснувшись Росса. — Я вышла замуж за святого.

— Но не сиди в ванне долго, а то вода остынет, — предупредил Росс. — Тогда ты поймешь, насколько заблуждаешься.

— Мои суждения превосходны, — высокопарно ответила она. — В сущности, женщины всегда справедливее, чем мужчины.

Словно сам дьявол дернул Росса за язык, и он буркнул:

— Доказательством служит то, что ты вышла замуж за меня, а я на тебе женился.

Серые глаза Джулиет широко распахнулись, и она звонко расхохоталась.

— Правда, все это — истинная правда! — едва не задохнувшись от смеха, проговорила она. — Я рассудила отлично, а ты — просто ужасно.

«И чего было смеяться? Наверное, Росс надеялся, что я обижусь на него и таким образом между нами вырастет очередной барьер, но моя очаровательная способность смеяться над собой разрушила его планы», — подумала она.

Пряча улыбку, Росс заметил:

— Не знаю, не знаю, но вряд ли это было мое суждение.

Внезапно помрачнев, Джулиет тихо сказала:

— О, Росс, ты мне так нравишься, если бы не…

Она осеклась, и он осмелился спросить:

— Если бы не что?

Она некоторое время растерянно смотрела на мужа, потом повернулась и шмыгнула в спальню. Росс же вышел на балкон. Здесь он что было мочи вцепился в перила и принялся медленно, размеренно дышать.

«Значит, я ей нравлюсь, она восхищается моими суждениями. Чудесно. Вернее, очень лестно! И во время бури она призналась, что хочет меня. Как жаль, что в этом списке отсутствует любовь, ибо разделяющая нас пропасть столь глубока, что только любовь могла бы помочь преодолеть ее. Впрочем, и этого скорее всего было бы недостаточно: ведь не хватило же одной любви двенадцать лет назад! И как всегда, я с ума схожу оттого, что на самом деле не знаю, почему же она все-таки уехала. Те причины, которые она приводила? Возможно, но все же я не могу отделаться от чувства, что они, как дымовая завеса, предназначены для того, чтобы скрыть правду», — пронеслось в голове у Росса.

Он глубоко вздохнул, осознав, что уже раз сто думал об этом, и посмотрел вокруг. Температура упала, на город спустилась приятная прохлада. От всего жилища Абдул Самут Хана веяло миром и деревенским покоем. Стояла такая тишина, что невозможно было не услышать тихий плеск воды в спальне. Росс представил себе, как Джулиет входит в воду, опускает сначала одну ногу, потом другую, садится в ванну, и вода доходит ей до груди. Сначала она вымоет волосы, а может, сделает это потом, когда щеткой ототрет тело. Вот мыло скользит по ее прелестной светлой, как луна, коже…


Росс почувствовал, как у него участилось дыхание, костяшки пальцев побелели от напряжения. «Если я не совладаю с собой, то моментально воспламенюсь и от меня на этом глиняном полу останется только кучка пепла, — подумал он и неохотно улыбнулся. — Может, это самый простой способ покинуть Бухару, но все же стоит получше изучить жилище наиба». Этим небольшим дворцом наиб распоряжался самостоятельно, и благодаря высоким стенам люди чувствовали себя здесь, как в колодце. «Утром, встретившись с Абдул Самут Ханом, я, возможно, смогу пройтись по его владениям». Росс мысленно вернулся к разговору с эмиром, анализируя каждый нюанс и свои впечатления, чтобы потом это пошло на пользу. Он так ушел в себя, что еле услышал голос Джулиет:

— Сейчас твоя очередь.

— Быстро ты управилась, — заметил он, входя в комнату. Джулиет стояла далеко от арочного проема на балкон, так что снаружи ее никто не смог бы заметить.

— Ты так напугал меня, что накажешь за растрату горячей воды, — с вытянувшимся лицом объяснила она. — А одежду я постираю попозже. Если ее отстирать дочиста, то в воде нельзя будет мыться.

Она прошлась пальцами по волосам, расчесывая жесткие кудри. Густые рыжие волосы ниспадали чуть ли не до талии и, даже влажные, сверкали, как темное пламя. Теперь Росс со всей отчетливостью понял, какую совершил ошибку, предложив жене хлопковую рубашку из такой тонкой ткани. Материал прилип к ее влажному телу, а под рубашкой на ней ничего не было, и, разумеется, не было той ткани, которой она стягивала свою грудь. «Да, в груди она пополнела за эти двенадцать лет», — почему-то подумал он. Джулиет прошла через всю комнату и уселась на диван. Рубашка оказалась такой длинной, что волочилась по полу, отчего Джулиет выглядела хрупкой и нежной. «Она скорее изящная, а не хрупкая. Иначе не смогла бы победить крепкого погонщика верблюдов в ножевой схватке».

Джулиет все-таки заметила его неотрывный взгляд, а Росс направился в спальню, резкими, нервными движениями стянул с себя одежду и влез в ванну. Теплая вода приятно согревала, напряжение спадало. Он принялся мыть волосы, мрачно размышляя о том, что если бы вода оказалась холодной, то было бы гораздо лучше. Впрочем, даже лед не смог бы остудить огонь, пылавший в жилах Росса.


Росс закончил мыться, и Джулиет выстирала свою одежду, выкрутила ее, а потом повесила сушить. Дул такой сухой ветер, что ее уже завтра утром можно будет надеть. Вернувшись в гостиную, она нашла Росса вытянувшимся на заваленном подушками диване. Он тоже переоделся в просторный темно-синий азиатский халат, оттенявший его взъерошенные золотистые волосы.

Муж мимолетно улыбнулся Джулиет и снова принялся рассматривать потолок. Вид Карлайла показался ей изнуренным, но в этом не было ничего удивительного, ибо она и сама изнемогала от усталости, а ведь ей не пришлось беседовать с эмиром или выносить мучительный допрос министра иностранных дел.

Весь этот вечер носил какой-то неистребимо домашний оттенок, и им вдруг показалось, что если они разделят широкую веревочную кровать, то это будет самым естественным делом. «Слава Богу, что у Росса железная сила воли», — успокаивала себя Джулиет, думая о том, что ни полпенса не поставила бы на свою выдержанность.

Она устроилась на полу в нескольких футах от мужа, стыдливо спрятав ноги под рубашкой. Она лежала на темно-красном ковре изумительной работы. Видимо, он был соткан текино-туркменским племенем. «Может, они и мародеры, но ковры у них замечательные», — решила она. И принялась рассеянно расчесывать влажные волосы в слабой надежде распрямить хоть один завиток.

— Что ты думаешь об утренних словах эмира?

Росс нахмурился:

— Похоже, доводы Насруллы о казни Иана притянуты за уши. Конечно же, он был официальным представителем Британии, и только одному Богу известно, что эмир может счесть за шпионаж.

— А я вот почему-то не могу себе представить, чго он принял ислам, — печально обронила Джулиет. — Полагаю, они просто выдвинули надуманные причины, чтобы оправдать его казнь.

— Возможно, наиб расскажет мне об этом завтра утром, но я подозреваю, что настоящая причина его казни в недавнем поражении британцев в Афганистане, — отозвался Росс. — Британские войска отступили, и эмир, вероятно, решил не расточать понапрасну любезности перед ференги, потому и приговорил Иана к смерти. — Он вздохнул. — Удивительно! Если бы Англия выиграла, твой брат мог быть сейчас жив.

— Выходит, Иан своей жизнью расплатился за империю, — горько произнесла Джулиет. — За эту проклятую чертову Британскую империю!

— Это огромная потеря, — тихо произнес Росс, — но Иан знал, что делал. Я рассказывал тебе о нашей с ним встрече в Индии несколько лет назад? Он взял отпуск на месяц, и все это время мы вместе скитались по горной стране. Ты знаешь, он любил армию и представлял все трудности жизни, которую сам для себя выбрал.

— Лучше бы он так и остался служить в армии, чем отправляться с дипломатической миссией. — Джулиет едва выдавила улыбку. — Ты видел его совсем недавно, не то что я. Мне просто никогда не приходило в голову, что я больше не увижу Иана. Казалось, мы когда-нибудь обязательно соберемся вместе и расскажем друг другу о всех переделках, в которые нам довелось попасть. Мы всегда так раньше делали…

Голос у нее вдруг сорвался, она покачала головой. Она сама виновата, что много лет не видела своего брата, и у нее нет права обременять своим горем Росса. Совладав с собой, она буднично спросила:

— Ну, и что будем делать?

Росс пожал плечами, не сводя рассеянного взгляда с оштукатуренного потолка.

— Через неделю или две эмир вызовет меня на очередную аудиенцию. Если повезет, нам разрешат забрать тело Иана, и мы буквально умчимся отсюда.

— А если не повезет?

— Нам откажут выдать тело Иана, что, конечно, прискорбно, но не так страшно, — ровным голосом произнес Росс. — Страшно будет, если эмир не даст нам разрешения покинуть страну…

Джулиет молча кивнула.

— И что тогда?

— Подумаем. Все в свое время. — Росс сел и свесил ноги с дивана. — Не хочешь лечь на кровать? Я не против поспать и на полу.

— Я тоже. — Она улыбнулась и похлопала рукой по соломенному тюфяку у стены. — Как верный раб, я должна лежать на полу у двери с кинжалом в руках, дабы в случае чего защитить жизнь своего господина.

«Лучше бы ты кинжалом защищала свою добродетель», — пронеслось в голове Росса. Он изо всех сил старался не смотреть на Джулиет, потом пожелал ей доброй ночи и отправился в спальню. «Да, трудно будет уснуть, зная о том, что она рядом, но не стоит подливать масло в огонь».

Глава 17

Росс проснулся на рассвете, разбуженный заунывным призывом муэдзина. Как приятно спать на кровати! Ощущение же близости Джулиет скорее наполнило его вчера сладостными, а не губительными грезами.

Одевшись, он, позевывая, направился в гостиную и обнаружил, что жена уже встала и облачилась в свою бесполую туарегскую одежду. Правда, лицо она еще не закрыла. Джулиет сидела на диване. Темные одежды и покрывало придавали ее бледному лицу некое сходство со средневековым монахом, но это было кощунственное сравнение: ни один монах не излучал такой бешеной энергии и чувственной силы.

Забывшись, Джулиет обратилась к Россу, не ведая о его не соответствующих данному моменту мыслях:

— Какой у нас план на сегодня?

Росс уже думал об этом: по утрам он долго раскачивался и был хорош только в одном, но без помощи женщины продемонстрировать это невозможно. С усилием возвращаясь к действительности, он ответил:

— Я надеюсь пораньше переговорить с Абдул Самут Ханом. И хорошо бы разузнать как следует насчет заточения Иана, чтобы таким образом выяснить, кто я — почетный гость или пленник.

— Наверное, и то, и другое.

— И я так думаю. А ты скорее всего можешь выйти в город без помех. — Он помолчал, мысленно намечая план действий. — Я бы хотел навестить Салеха и Мурада и убедиться, что у них все в порядке. Наверное, тебе надо поговорить с Салехом, прежде чем вести к нему Резу, но думаю, чем раньше мальчик лишится моего опасного соседства, тем лучше.

— Может, мне купить лошадей? — поинтересовалась она. — На верблюдах не слишком удобно разъезжать по городу.

— Хорошая мысль! Потом ты отведешь верблюдов к Хуссейну Казиму. Он предлагал воспользоваться его конюшней, а если животные нам больше не понадобятся, то он приглядит за Джульеттой.

Джулиет усмехнулась.

— Ты и впрямь питаешь столь нежные чувства к глупому животному?

Росс хотел было объяснить, что дело отнюдь не в имени верблюдицы, но решил не затевать с утра пораньше разговоры, чреватые ссорой.

— По-моему, сейчас самое подходящее время ознакомить тебя с подарками и сувенирами для взяток и подкупов, а также с оружием, которое я спрятал в багаже.

— Ладно. — Она энергично поднялась. — Каждый раз, когда ты роешься в своих сумках, мне всегда интересно, что за сокровище ты на сей раз извлечешь.

— Искусство грамотно проводить исследования во многом зависит от хорошего запаса подарков, — изрек Росс, провожая ее в спальню. — Полагаю, что полностью обезоружу Абдул Самут Хана, подарив ему один из своих компасов и разъяснив, как он работает. Таким образом, обыскивая мой багаж, он не воспримет компасы как опасные орудия шпионажа.

Джулиет осмотрела все необходимое на тот случай, если с Россом что-нибудь случится, и едва он успел дать ей мешочек золотых монет, как в дверь постучали. Накинув на лицо покрывало и спрятав мешочек, Джулиет отворила дверь и обнаружила там мальчика, который вежливо пригласил почтенного лорда Кхилбурна позавтракать с Абдул Самут Ханом.

Обрадовавшись, что наиб позвал его с утра пораньше, Росс последовал за рабом в частные покои хозяина. Его радостно приветствовал сам наиб.

Росс ответил на приветствие, потом, согнувшись, примостился у стола и передал наибу два подарка. Во-первых, переведенный на арабский язык «Робинзон Крузо», который снискал себе бешеную популярность среди исламского мира. Поскольку Коран всегда изучали на классическом арабском, все образованные мусульмане легко на нем читали. Абдул Самут Хан принял книгу с нескрываемым удовольствием.

Дошла очередь и до компаса — Росс вручил хозяину прекрасной работы сияющий медью инструмент.

— Возможно, вас заинтересует эта любопытная вещица.

Наиб исследовал стекла компаса, отражатели и винтики блестящими от любопытства глазами, а Росс тем временем объяснял ему предназначение инструмента.

— Вы говорите, он всегда указывает путь на север? — Абдул Самут Хан поворачивал компас то в одну, то в другую сторону, завороженный поведением стрелки.

— Именно, — ответил Росс. — Поэтому им можно воспользоваться, чтобы определить дорогу к Мекке.

— А-ах!.. — Абдул Самут Хан восторженно закивал. — И вправду этот инструмент весьма благочестив. Вы мне его продадите?

— Нет, ибо это мой вам подарок в знак благодарности за ваше гостеприимство, за то, что вы так любезно приняли меня.

После поспешных отнекиваний Абдул Самут Хан принял компас с очень довольным видом. Само собой разумеется, хозяин дома весьма любил подарки, причем чем дороже, тем лучше. В благодушном расположении духа мужчины приступили к превосходному завтраку из ягнячьих кебабов, риса, хлеба, чая и какого-то особенно душистого кофе. Управившись с едой, Росс попросил:

— Не могли бы вы рассказать мне подробнее о смерти майора Камерона?

Абдул Самут Хан вздохнул:

— Весьма сожалею. Мой хозяин эмир очень расстроился из-за того, что майор Камерон двинулся сначала во вражеский Коканд. Возможно, дело бы пересмотрели, но потом выяснилось, что у майора не было полномочий от королевы Англии. Отсутствие их заставило эмира усомниться в верительных грамотах, которые майор вручил его величеству.

— Но ведь у него наверняка были документы от лорда Оклэнда, — удивился Росс. — Лорд Оклэнд — генерал-губернатор Индии.

— Да, но это не одно и то же. Не удовлетворившись бумагами майора Камерона, мой господин эмир посадил его в тюрьму и потребовал, чтобы ему прислали письмо от вашей королевы, в котором подтверждалось бы, что майор — тот человек, за которого себя выдает. Несмотря на то что запрос был отправлен в Лондон, подтверждения не получили. Эмир ждал много месяцев, этого времени хватило бы на то, чтобы письмо дошло до Англии и вернулось назад. Он даже построил в пустыне почтовые конторы, чтобы ускорить получение ответа, но все тщетно. Если Камерон был настоящим английским посланником, то вашему правительству следовало поручиться за него.

Росс чуть не задохнулся от ярости. «Получается, что Иан мог бы остаться в живых, если бы из Англии в Бухару пришел приемлемый ответ, но какой-то проклятый чиновник в Уайтхолле счел, что подобный ответ будет „неподходящим“. И все же Росс почувствовал себя обязанным защитить позицию своей державы.

— Поскольку майор Камерон был прислан из Индии, следовало обратиться к генерал-губернатору, если возникли какие-то сомнения. Сама королева явно решила не отвечать, особенно при таких обстоятельствах, когда Бухара удерживала в плену ее офицера.

Наиб смущенно продолжал излагать свою версию:

— Однако Камерон настаивал, что служит королеве, а она не захотела защитить его. Что оставалось думать моему господину?

Росс усомнился, понимает ли эмир, насколько громадна и сложна Британская империя. Скорее всего нет, иначе не стал бы ждать личного ответа от британском монарха. Но так же вероятно, что незнание этого явилось предлогом для совершения убийства. Тем не менее Росс решил выяснить все до конца:

— Вы сказали, что майора Камерона взяли с поличным как шпиона. А что он делал? Он никогда не поступал бесчестно.

— Он пытался тайком переправить письма из тюрьмы.

— И эти письма свидетельствовали об измене?! Он сообщал что-то такое, что могло бы принеся вред Бухаре?

Наиб отвел взгляд.

— Да, так оно и было.

— Раз майор Камерон находился в тюрьме, — спокойно продолжил Росс, — то он наверняка просто-напросто пытался известить родственников и военачальников о своем положении. Это же так естественно.

Не глядя в глаза гостю, Абдул Самут Хан ответил:

— Возможно, это и естественно, но отнюдь не мудро. Письма любого ференги всегда проверяют с особым пристрастием.

«Наверное, оттого, что никто не умеет более-менее сносно читать по-английски, чтобы определить, есть ли в тексте что-либо крамольное, — с горечью подумал Росс. — Эта дискуссия ничего не даст, ибо Абдул Самут Хан по долгу службы обязан защищать позицию своего правителя». Решив перейти к вопросам, более существенным для родных Иана, он спросил:

— А как умер майор Камерон?

Глаза хозяина заблестели.

— С великим мужеством. Он провел в Черном колодце несколько месяцев, и перед смертью он выглядел белым, как снег, весь покрытый язвами. Он щурился от яркого солнца, но стоял прямо, сделал знак креста у себя на сердце и провозгласил, что умирает, как христианин. Палач отсек ему голову одним ударом, он умер быстро, без боли. Это было такое завораживающее зрелище!

Росс мрачно кивнул. Сообщение наиба совпадало с тем рассказом, что ему поведал в караван-сарае Серахса Абдул Вахаб.

Наиб простер руки.

— А что мы могли сделать? Наверное, произошла ошибка, и письмо эмира или ответ вашей королевы затерялись, ибо дорога в Англию долгая и опасная. Весьма сожалею, но майор Камерон уже мертв. Как вы думаете, ваши соотечественники накажут Бухару за неумышленную ошибку?

«Если эмир считает, что нашим нациям не удастся примириться, то ему незачем будет сохранять мне жизнь, зато появятся доводы в пользу того, чтобы посадить меня в тюрьму или убить», — подумал Росс.

— Учитывая то, что вы сказали, все это очень прискорбно, но нельзя же развязывать войну из-за недоразумения, — осторожно произнес Карлайл. — Возможно, эмир отправит со мной в Англию посла, дабы выразить свое сожаление. Этот инцидент сможет послужить упрочению отношений между двумя нашими странами.

Наиб расцвел.

— Какая замечательная мысль! Я поделюсь ею со своим господином. — Он поднялся на ноги. — Пойдемте, я покажу вам сад. Здесь так хорошо по утрам!

Росс покорно последовал за ним. У дверей их встретил огромный узбек в военной форме.

— Лорд Кхилбурн, — обратился к Россу Абдул Самут Хан, — познакомьтесь с явиром Шахид Махмудом. Он капитан моей домашней охраны и будет нести ответственность за вашу безопасность.

Другими словами, это был главный тюремщик Росса, по званию явира сравнимый с британским майором. Шахид имел вполне командирский вид: крепкий, мускулистый человек, довольно высокий для узбека — всего на пару дюймов ниже Росса. Судя по его хмурому лицу, он не жаловал ференги, хотя, представляясь Россу, попытался выдавить из себя несколько скупых приветствий.

Росс удалился вместе со своим хозяином, спиной чувствуя испепеляющий взгляд явира. «Не надо быть слишком проницательным, чтобы понять, что этот человек весьма опасен: судя по выражению его лица, он способен принять взятку, а потом обвинить давшего ее в измене».

Они шли по парковой дорожке, и Абдул Самут Хан, грациозно взмахивая руками, обращал внимание гостя на цветы.

— Есть старинная персидская пословица, быть может, вы ее знаете? «Если у вас есть две буханки хлеба, продайте одну и купите гиацинт».

— Я ее слышал. Очень мудрая поговорка, — ответил Росс, гадая, что у наиба на уме. Вряд ли он решал философские проблемы.

Сад занимал огромную территорию, и когда они удалились на почтительное расстояние от дворца, наиб как-то разом подобрался. Повернувшись к Россу, он с жаром заговорил:

— В доме я не мог говорить свободно, ибо бухарцы — нация шпионов. Рабы подглядывают за хозяевами, уличные мальчишки выдадут любую информацию тому, кто им заплатит, мужья не вольны высказатъ свои мысли женам в постели, не опасаясь быть услышанными. Я персиянин, вы знаете, у меня есть враги, ибо многие завидуют моему влиянию на эмира. По этой причине я должен быть вдвойне осторожен, но должен сказать вам, что казнь вашего брата была ужасным деянием. Он был совершенно безгрешен, не совершил никакого преступления, а его приговорили к смерти.

Наиб невинными глазами посмотрел на своего гостя, и Росс мгновенно почувствовал, что доверять ему нельзя: «Возможно, мой хозяин искренне считает, что Иана казнили по ошибке, но он находится на службе эмира. Нельзя забывать об этом».

— Смерть Иана очень опечалила меня, — сдержанно произнес Росс, — но из ваших слов следует, что казнь явилась результатом недоразумения, а не дьявольских происков.

— Я пытался отговорить эмира, предлагал ему пятьдесят тысяч дукатов за освобождение Камерона, однако Насрулла ответил, что майор — шпион, а шпион должен умереть. — Абдул Самут Хан украдкой поглядел на Росса. — Я небогатый человек и, заплатив такую сумму, наверняка разорился бы, но я не сомневался, что королева возместила бы мне ущерб. Как вы думаете, жизнь его стоила пятьдесят тысяч дукатов?

— Оценить человеческую жизнь невозможно, но я знаю, что мое правительство ни за что не заплатило бы такую сумму, — твердо проговорил Росс. — Это сочли бы выкупом, и стоило только раз согласиться, как это повсюду в мире поставило бы под угрозу жизнь и свободу любого английского путешественника.

Наиб, казалось, был немало озадачен такими доводами и тем не менее все же рискнул спросить:

— Но если не королева, может быть, семья Камерона оплатила бы свободу майора?

Росс покачал головой: разговор о деньгах тревожным звоном отдавался у него в голове.

— Камероны принадлежат к старинному роду, они блестящие воины, но семья их небогата. Даже если бы они захотели, то все равно не смогли бы заплатив такую громадную сумму.

Абдул Самут Хан, похоже, был разочарован.

— Но ведь вы лорд, а он был вашим родственником, и наверняка ваши родные могли выкупить его и вернуть домой, как поступили бы, если бы в плену держали вас.

Росс понял, что они добрались до главного. По всей видимости, наиб хотел узнать, во сколько можно оценить жизнь Карлайла. «Что ж, придется лгать», — решил он.

— Если бы меня посадили в тюрьму, то мои родственники оплакивали бы меня, но не стали бы пытаться купить мне свободу, ибо решили бы, что на все — Господня воля. Я далеко не единственный сын, и мой отец счел бы несправедливым разорить остальных детей ради спасения моей ничтожной жизни.

Наверное, он говорил весьма убедительно, поскольку наиб разочарованно вздохнул:

— Жаль. — Потом он лукаво прищурился. — Говорят, Насрулла, став эмиром, некоторое время поступал по справедливости и был религиозен, но потом стал тяготеть к жестокости и мальчикам-танцорам. Он как бородавка на заду Туркестана. Хорошо бы британское правительство прислало войска в Хиву и Коканд, чтобы те убедили ханов выступить против Бухары. А если королева даст скромную сумму денег, например двадцать или тридцать тысяч дукатов, то и я, главный артиллерист, окажу поддержку при вторжении.

От этих слов Росс насторожился еще сильнее: «Может, наиб пытается спровоцировать меня на неблаговидный поступок, а может, желает продать себя подороже. В любом случае доверять ему нельзя».

— Я не являюсь официальным представителем всего правительства и приехал сюда не для того, чтобы подстрекать к бунту против эмира Бухары. Я всего лишь интересовался судьбой своего брата и теперь вполне удовлетворен.

— Вы не доверяете мне, правда? — проницательно заметил Абдул Самут Хан. — Правильно, мудрый человек всегда осторожен. Но я был другом майора Камерона. Смотрите, он собственной рукой написал благодарность за все, что я для него сделал. — Он сунул руку в халат, извлек листок бумаги и вручил его Россу.

Росс почувствовал, как у него от ужаса пробежали мурашки по спине. На бумаге неровным, но узнаваемым почерком Иана было начертано: «Я пишу этот документ, чтобы удостоверить, что наиб Абдул Самут Хан оказывал мне добрые услуги». Перечислив благодеяния наиба, Иан закончил словами: «Я, Иан Торквил Камерон, подписываю это в Бухаре, четырнадцатого сентября 1840 года от Рождества нашего Господа Иисуса Христа».

Письмо от мертвого человека. Слегка дрожащими руками Росс, сложив бумагу, вернул ее наибу.

— От имени родных майора и сам я выражаю вам глубокую признательность за все, что вы для него сделали.

Абдул Самут Хан мрачно кивнул.

— И так же, как я был другом ему, я буду другом и вам.

«Может быть», — подумал Росс. Однако несмотря на слова наиба, он не торопился доверять ему.


После того как Росс ушел на встречу с наибом, Джулиет отправилась на поиски съестного. В конце концов она нашла кухню и примыкавшую к ней комнату, где обедали слуги. Реза уже был там и радостно поздоровался с ней. Кроме Резы, Джулиет не разговаривала ни с одним из слуг, она просто съела хлеб, выпила чай и ушла. Как всегда, к ней присматривались с любопытством, но она проигнорировала все попытки завязать с ней разговор, и к ней больше никто не приставал.

Настоящие испытания начались, когда она покинула главные ворота домовладения наиба и вошла под арку.

Вооруженный мечом и копьем охранник мгновенно заступил ей дорогу и пролаял:

— Стой!

Джулиет остановилась, но не отступила. Опустив руку на рукоятку кинжала, она уставилась сверху вниз на охранника, который был на несколько дюймов ниже ее, и спросила на своем гортанном персидском:

— Я что, пленник?

Охранник замялся, не зная точно, каков статус этого тарги. Потом, видимо, решив, что дикий слуга ференги ничего особенного собой не представляет, он отступил в сторону.

Не оглядываясь, Джулиет с важным видом направилась по улице, словно давно знала, куда идти. Салех нарисовал ей карту города, отметив главные улицы и строения, и теперь ей хотелось как можно быстрее сориентироваться. К счастью, ярко-бирюзовый купол главной мечети оказался прекрасным ориентиром, и она двинулась к Регистану.

Куда интереснее было наблюдать жизнь города идя по улицам, нежели со спины верблюда. Умеренность в одежде здесь не почиталась добродетелью, и все, кто мог себе позволить, носили халаты из ярких икатских шелков. Шелка эти были самым знаменитым бухарским товаром, ибо город славился производством шелка и являлся важнейшим оазисом на всем древнем Шелковом пути.

Салех когда-то рассказывал Джулиет, что многие семьи выращивают шелковичных червей, выводят яйца, кормят нежными листьями тутовника прожорливые личинки, а потом терпеливо собирают ценные коконы. Улыбнувшись, он тогда еще добавил, что единственное, о чем он не жалел, покинув дом, где прошло его детство, — это шелковичные черви.

В центре Регистана Джулиет попробовала на вкус смесь размельченного льда и виноградного стропа, которая называется «рахат-и-джан». «Восхитительная вещь!» — отметила она.

Умело сооруженные погреба позволяли бухарцам наслаждаться напитками со льдом на протяжении целого лета. В Британии такой роскоши Джулиет не встречала. Но с другой стороны, в Британии лед никому не нужен, скорее наоборот.

Она с трудом обошла всю площадь и направилась по узкой искривленной улочке, собираясь разыскать квартал Джуйбар, где жил брат Салеха. Умело сориентировавшись с помощью карты, Джулиет добралась до места, практически не заплутав.

Брат Салеха, Тура, был мастером-ткачом, и дом его свидетельствовал о процветании торговцев шелком. Слуга, который открыл дверь Джулиет, уже был предупрежден на ее счет, поэтому ее немедленно проводили в обставленную дорогой мебелью комнату, где Мурад с Салехом наслаждались чаем с ароматом кардамона.

Все трое обменялись такими пылкими приветствиями, словно прошло несколько месяцев с тех пор, как они расстались, а не каких-то двадцать четыре часа.

Салех пребывал в превосходном расположении духа оттого, что почти через тридцать лет встретился со своим братом, однако он сочувственно нахмурился, выслушав Джулиет и узнав, что слухи о смерти Иана Камерона подтвердились. Он в свою очередь, со слов брата, поведал об эмире, о его опасной непредсказуемости и ядовитой атмосфере всеобщей подозрительности и нетерпимости, которую намеренно насаждал правитель. Хорошо, что Джулиет с Россом проявили ночью осмотрительность, ибо в доме Абдул Самут Хана наверняка было немало шпионов. И вполне возможно, что они служили разным хозяевам.

Разговор с Салехом отрезвил ее, и когда Джулиет вышла, оказалось, что она теперь не испытывает особого энтузиазма знакомиться с этим новым для нее экзотическим городом. Чем больше она узнавала о Бухаре, тем больше понимала, какой опасной была здесь ситуация. «Росс знал это с самого начала, и тем не менее у него хватило мужества приехать сюда. Он всегда был терпеливым и обладал сдержанностью, которой мне так не хватает», — подумала женщина и решила во всем брать пример с мужа.

Глава 18

Последовавшие затем полные переживаний дни почти свели на нет решимость Джулиет. Она могла свободно перемещаться по городу, бродить где ей вздумается, но Росс, как они и подозревали, оставался кем-то вроде почетного гостя и пленника. Несмотря на то что ему было дозволено осматривать город, его повсюду сопровождали трое вооруженных придворных, якобы затем, чтобы охранять ференги.

Россу было также разрешено принимать гостей, и нескончаемый ручеек посетителей устремился к дому наиба. Среди гостей встречались и такие, с кем он познакомился здесь восемь лет назад; они рады были возобновить знакомство. Здесь были муллы-мусульмане, евреи-красильщики, банкиры-индусы, и все они приходили в восторг от возможности поговорить с ференги. Пару раз являлись исламские фанатики, пытаясь добиться, чтобы он как-нибудь оплошал, но Карлайл ловко избегал расставленных ими сетей.

Эмир посылал к Карлайлу и своих эмиссаров, они интересовались преимуществами европейской технологии и ведением сельского хозяйства.

— Неужели в Англии нет верблюдов? — недоверчиво спросил один из них.

Они затрагивали вопросы медицины и искусства, торговли и истории, спрашивали, может ли королева Виктория казнить любого человека по своему усмотрению. Как-то раз Росс продемонстрировал свое умение покрывать серебром зеркало и отправил результат этого опыта Насрулле. Как впоследствии сказал наиб, эмир с великой радостью принял подарок.

Джулиет в основном проводила время в Бухаре, но нередко она молча сидела в уголке главной приемной дома наиба во время всех этих «приемов», как их иронически называл Росс. Джулиет не уставала поражаться широте его познаний, ибо он никогда не терялся, если ему приходилось что-нибудь объяснять. Они были в Бухаре уже три недели, и вот, вернувшись ранним вечером с прогулки, Джулиет обнаружила посланца от эмира, который расспрашивал Росса о колдовстве в Англии.

Не моргнув глазом, Росс упомянул «Акт Черной магии», затем поведал легенды о друидах и средневековых судах и пытках, а потом перешел к эволюции англо-саксонского общего права. Он все еще продолжал свое повествование, когда появился Абдул Самут Хан и вежливо пригласил гостя к обеду.

Поскольку интерес к Россу не спадал, Джулиет частенько питалась с рабами наиба, которые обращались с ней, как с мебелью, которую следовало обходить и совсем не обязательно замечать. Возвращаться одной в пустыe комнаты не хотелось, и Джулиет в этот вечер, кончив трапезу, осталась с другими слугами. Один из конюхов по традиции что-то рассказывал. Это своего рода ораторское развлечение в высшей степени удовлетворяло слушателей.

Потом рассказы сменились общим разговором. Джулиет пошла в их с Россом комнату и устроилась на диване, занявшись починкой одежды. Странно, но в облике мужчины она чаще занималась домашними делами, чем когда «была женщиной». «Что ни говори, а скука — прекрасная двигательная сила», — решила она. Кроме того, ей явно доставляло несказанное удовольствие заботиться о вещах мужа, раз уж она не могла ухаживать за самим человеком. Но к ее великому сожалению, тот легкий дух товарищества, что недавно царил меж ними, исчез, сметенный пресловутым огненным столпом. Муж ее отступил, отгородившись непроницаемой стеной, и это обижало Джулиет, хотя она и соглашалась с необходимостью такого поведения. Она постоянно старалась себя чем-то занять в надежде, что работа измотает ее и страсть к Карлайлу угаснет, но все безрезультатно.

Жаркими днями и беспокойными ночами напряженность росла, как грозовая туча. Отчасти из того, что они не знали, каковы намерения эмира, но главная причина заключалась в мучительных переживаниях обоих, ибо, находясь в непосредственной близости, они тем не менее отдалились духовно. Они почти все время натянуто молчали, намеренно не заговаривая друг с другом. Ясно было, что скоро что-то переменится, поскольку невозможно было продолжать в том же духе.

Сегодня Росс вернулся с обеда у наиба относительно рано. Едва он вошел и запер доской дверь, как Джулиет отложила шитье и вытянула руки над головой.

— Обширность твоих познаний не перестает изумлять меня, — тихо произнесла она. Они уже привыкли говорить шепотом, чтобы их ненароком не подслушали. — Ты никогда не теряешься, подыскивая ответ, и не имеет значения, о чем тебя спрашивают. Правда?

— Мое кембриджское образование оказалось бесценным, но все равно я иногда теряюсь, — криво усмехнулся Росс. — Мне кажется опасным выказывать свое невежество, иначе интервьюеры эмира сочтут, что я намеренно утаиваю информацию. Лучше уж ошибиться, чем молчать.

— Может, ты и фальсифицируешь, но у тебя это получается прекрасно. Во всяком случае, меня ты убедил. — Она опустила глаза и сделала последний стежок на его рубашке, завязала узелок и откусила нитку. — Твоя рубашка готова. Ума не приложу, чем бы мне еще заняться. Наверное, надо было научиться вязать: мать все время пыталась показать мне, что и как.

Джулиет хотела было встать, чтобы отнести одежду в комнату Росса, но в этот момент Карлайл сделал шаг навстречу и забрал у нее вещи. Они случайно коснулись друг друга, и она едва устояла на ногах. Росс машинально схватил ее за локоть, желая поддержать. Может, все и обошлось бы, если бы они сами не придавали происходящему особого значения. Когда Джулиет выпрямилась, лицо Росса оказалось так близко, что можно было рассмотреть все морщинки на его загорелых скулах, четкую линию губ. Она ощущала его прикосновение, и больше всего на

свете ей сейчас хотелось прижаться к нему губами. Ее сдерживало лишь понимание всех последствий этого порыва.

Джулиет подняла голову, поймала взгляд Росса, и некоторое время они не сводили друг с друга глаз. От боли, которую Джулиет разглядела в глазах мужа, у не перехватило дыхание. В последнее время Росс, конечно, мастерски сдерживал себя, но теперь ей стало ясно, чего ему стоил этот постоянный контроль над собой. Он уже был на грани срыва, и она с ужасом поняла, как близки они к катастрофе. «Еще немного — и страсть поглотит нас. И погубит!» Она с трудом отвела взгляд, презирая себя за трусость. Росс уронил руку и отошел.

— Не могу представить тебя за вязанием, — сказал он обычным голосом. — Наверное, лучше бы тебе заняться резьбой по дереву. Нож куда характернее для тебя. — И, пожелав доброй ночи, он удалился в спальню.

Все разрешилось буквально за минуты, испепеляющая страсть потухла, словно ее вообще не было. Джулиет погасила масляные лампы и свернулась калачиком на тюфяке. Теперь она уже спала в своих туарегских одеждах и с покрывалом наготове, чтобы закрыть лицо в случае опасности. Дверь была закрыта доской, по крайней мере ей не приходилось накрывать лицо, как тогда в Каракумах.

В спальне Росса по-прежнему горела лампа, и Джулиет слышала, как скрипит по бумаге перо. Росс ни на минуту не оставлял свои изыскания, постоянно вел записи в дневнике. Джулиет подозревала, что таким образом он разряжается. Она же просто лежала неподвижно, покусывая покрывало и постепенно успокаиваясь.

Она уже было задремала, как раздался грозный стук в дверь. Мгновенно проснувшись, Джулиет скатилась с тюфяка, вскочила на ноги, натянула покрывало на лицо и открыла дверь. С полдюжины солдат ворвались в комнату, оттолкнув ее в сторону. Их возглавлял явир Шахид Махмуд, капитан гвардии наиба.

Едва Росс в своей ночной рубашке встал с постели, Шахид пролаял:

— Собирайся, свинья-ференги! Его величество желает немедленно тебя видеть. — Широкоскулое лицо явира лучилось злорадством, от которого у Джулиет кровь застыла в жилах. «Явир с самого начала возненавидел Росса, а теперь открыто радуется», — мелькнуло у нее голове.

Росс гордо выпрямился, сообразив, что может означать этот вызов среди ночи.

— Хорошо, — спокойно отозвался он, опуская закатанные по локоть рукава рубашки. — Одну минуту, я только надену сюртук. — Без тени страха, словно его приглашали на чашку чая, он начал одеваться.

На миг Джулиет показалось, что Росс сейчас возьмет пистолет и попытается освободиться силой. Рука у нее сама собой потянулась к рукоятке кинжала. Жена готова была в любой момент присоединиться к мужу. Однако у Росса хватило благоразумия не выступать против вооруженных солдат. Он вышел в гостиную с пустыми руками и на мгновение обратил взгляд к Джулиет. Лицо его оставалось бесстрастным, словно застывшая маска, но в глазах, устремленных на тарги, читалось многое.

Явир свирепо рявкнул, что они и так уже потратили слишком много времени, и миг безмолвного общения супругов прошел.

В окружении солдат Росс вышел на улицу. Едва за ними закрылись двери, как Джулиет осознала, что Росс, кроме всего прочего, прощался с нею. Впервые в жизни Джулиет буквально парализовало от страха. Она опустилась на пол и свернулась в клубок. Ее била сильнейшая дрожь при одной только мысли о том, что она, возможно, никогда больше не увидит Росса: «Они могут посадить его в тюрьму. И сегодня же ночью казнить».

«Это невозможно! Невозможно! — в панике думала Джулиет. — Нет, в самом деле, эмир способен умертвить Росса без всякой на то причины. И скорее именно так он и сделает. Злоба его столь велика, всякий раз, когда казнили мужчин, пытавшихся защитить своих жен от Насруллы, бухарцы лишь обреченно пожимали плечами. А на совести эмира были преступления и пострашнее».

Джулиет в бешенстве закусила губу: «Надо подумать, как помочь Россу, а не барахтаться от страха». С трудом поднявшись на ноги, она заперла дверь, потом пошла в его спальню, где по-прежнему горела лампа, а на столе лежал листок бумаги, наполовину исписанный аккуратным почерком Росса. Казалось, стоит ей обернуться, как он тотчас появится. «Но он ушел, и, возможно, навсегда».

За те несколько недель, что они вместе делили эти комнаты, она ни разу не осмелилась прикоснуться к веревочной кровати, но сейчас ей необходимо было ощутить его присутствие. Она легла на матрас и, прижав к себе подушку, отчаянно пыталась успокоиться.

«Что можно предпринять? Сегодня — ничего, ибо добропорядочные горожане не покидают своих домов по ночам, едва только барабаны эмира отстучат комендантский час. К Абдул Самут Хану обращаться бесполезно: то, что Шахид забрал Росса, означает, что наиб либо беспомощен, либо действует против Карлайла.

Вся надежда на Казимов, ведь они обладают огромным влиянием в Бухаре. Утром прежде всего надо будет пойти к ним. Кроме того, в городе находится персидский посол. Если я предстану перед ним в качестве Гул-и Сарахи, то посол, возможно, вмешается, ибо моя крепость в Сереване способствует укреплению восточных границ шаха».

Она хорошо использовала эти три недели в Бухаре и многое узнала про внутреннюю жизнь города. Стояла глубокая ночь, а Джулиет все перебирала возможности помочь Россу, рассматривала разные варианты, переходя от решимости к отчаянию. Она отказывалась думать о том, что случится, если Насрулла, повинуясь внезапному импульсу, уже приказал казнить ее мужа

Уже перевалило далеко за полночь, когда в дверь снова постучали, на этот раз намного тише. Джулиет мрачно побрела узнать, кто пришел: «Если это за мной, солдатам придется со мною сразиться. Мне теперь нет смысла сдерживаться. Скорее всего это не солдаты, а наиб. Пришел пролить крокодиловы слезы о своем госте и тем временем реквизировать имущество дорогого страдальца». Джулиет закрепила покрывало понадежней и, приподняв доску, отступила назад, одновременно потянувшись к кинжалу. Дверь широко распахнулась, и в комнату вошел человек. При слабом свете из спальни Джулиет лишь через некоторое время увидела, что пришелец сияет, как золото.

Росс! Она так и вытаращилась на него, не веря своим глазам. Потом, не убедившись даже, один ли он, она бросилась к нему на шею. Сердце у нее громко стучало от радости.

Росс тотчас одной рукой обнял жену, а другой с силой захлопнул дверь.

— Я не сомневалась, что они забрали тебя в тюрьму или того хуже!.. — чуть ли не рыдая, произнесла Джулиет.

Мгновение он прижимался к ней щекой, затем неожиданно засмеялся и отпустил Джулиет.

— Именно такое впечатление и желал произвести Шахид. Впрочем, могло быть и так. — Муж снял сюртук и прошел в спальню, бросив одежду на диван.

Следуя за ним по пятам, Джулиет спросила:

— Что случилось?

— Меня доставили в приемную, там уже взад-вперед, как разъяренный тигр, расхаживал Насрулла. Будь у него хвост, он наверняка бил бы им об пол, — устало ответил Росс, стягивая ботинки. — После моего «салаам» он прорычал, что обдумал мою просьбу насчет того, чтобы забрать тело Иана в Европу, и решил отказать, ибо «майор Камерон был предателем и вероотступником, и даже смерти недостаточно для того, чтобы смыть с него позор».

— Очень жаль. — Вздохнув, Джулиет уселась на диване в нескольких футах от Росса и сняла покрывало. — Теперь важно живыми выбраться отсюда.

Росс размотал шейный платок и швырнул его на сюртук. Белая рубашка распахнулась у него на груди, открыв вьющиеся золотистые волосы. Джулиет внезапно пронзил чувственный восторг, она с трудом отвела взгляд. Все, что она пережила, пока муж отсутствовал, расстроило ее, обострило чувства. Еще чуть-чуть, и она не совладает с собой.

Не замечая ее реакции, Росс откинулся на подушки. Лицо его напоминало прекрасно выписанный портрет средневекового святого великомученика.

— Эмир радостно сообщил мне, что вместо костей Иана готов отправить на родину мои останки.

— Его чувство юмора так же отвратительно, как и он сам! — содрогнулась Джулиет.

— Не могу сказать, что меня развеселила его шутка. Он самый утомительный человек, с которым мне приходилось иметь дело, — заметил Росс. — Поскольку моя миссия — узнать о судьбе Иана — завершена, я попросил его разрешения покинуть Бухару. Тут уж Насрулла разразился очередной тирадой, суть которой сводилась к желанию знать, почему я пренебрегаю его гостеприимством после всего, что он для меня сделал. Из Герата прибыли послы с требованием казнить меня, но он не стал их слушать. Разве можно спешить уехать, когда он относится ко мне, как к родному брату?

— Насколько я припоминаю, — язвительно вставила Джулиет, — он казнил четверых своих братьев. Или пятерых?

— Все зависит от того, у кого ты спрашиваешь. — Росс прислонился к выбеленной стене. — Весьма тактично (мать гордилась бы мною) я сказал, что крайне признателен за его великодушие, но у меня очень старый и слабый отец, а я и так уже слишком долго отсутствую, могу не застать его в живых.

— По крайней мере это правда.

Росс удивленно поднял бровь и посмотрел на жену.

— Нет смысла что-то придумывать, если честность мне на руку. В любом случае мое заявление немного умиротворило эмира. Удивительно, учитывая, что он отравил собственного отца! По крайней мере так говорят.

Итак, эмир обиженным голосом спросил, как я предпочел бы покинуть Бухару — без чести и в позоре или с честью и осыпанный милостями.

Естественно, я выразил желание уехать, осыпанный милостями его величества, — я посчитал, что это единственный вежливый ответ. Насрулла же заявил, что если я запасусь терпением, то скоро смогу уехать с его благословения. Потом он повернулся и исчез за портьерами. Аудиенция закончилась. Шахид с явным разочарованием проводил меня назад.

Джулиет зарылась лицом в ладони. Ее знобило, хотя ночь была теплая: «Сегодня Россу повезло, но ведь Насрулла с такой же легкостью может приказать казнить его. Фортуна переменчива».

— Как ты думаешь, эмир позволит тебе уехать?

Росс долго молчал, потом ответил ровным голосом:

— Он ничего не выиграет, если будет держать меня в плену.

«Это правда, — подумала Джулиет. — Но поскольку британцев постоянно беспокоит Афганистан, Насрулла с таким же успехом может посчитать, что ничего не потеряет, если казнит своего „гостя“ — ведь хорошо известно, как он презирает европейцев».

Подняв голову, женщина сдавленно произнесла:

— Скажи честно, Росс. Ты думаешь, мы умрем здесь? Да?

Он, не дрогнув, встретился с ней взглядом. И в его застывших глазах она прочитала, что Росс готов принять собственную смерть.

— Скорее всего умру я, — тихо ответил он. — Но тебя и остальных не остановят, если вы захотите уйти. Я думаю, что вы со следующим же караваном должны уехать.

«Возможно, Салеху и Мураду так и надо сделать, однако я не могу представить себе, как брошу здесь своего мужа, пока он еще жив. — Она страдальчески посмотрела на мужа, и у нее перехватило дыхание. С тех пор как они встретились в Персии, она держалась от него на расстоянии, потому что не могла смириться с мыслью сблизиться с ним. Ей казалось, что он обязательно оставит ее. — У нас нет будущего, потому что, пожелай Росс возобновить наш брак, и мне придется сделать страшный выбор: жить во лжи или открыть страшную правду, которую Росс никогда мне не простит. Но теперь у нас и в самом деле нет будущего. Тень смерти сократила время до краткого, бесценного водопада мгновений. Какое значение могут иметь последствия, если нам остается прожить всего несколько часов или дней?»

— Время уходит, Росс, — сказала она полным муки голосом. — Не будем же тратить попусту ту малость, что нам еще отпущена.

В комнате воцарилась предгрозовая атмосфера. Росс точно оцепенел, ошеломленно и пристально вглядываясь в Джулиет карими глазами. Джулиет на миг показалось, что он не понял скрытого смысла ее слов или, хуже того, отвергает ее предложение. И утратив гордость, она произнесла:

— Ты вправе меня презирать, но на сегодня сделай вид, что забыл прошлое… Если ты по-прежнему хочешь меня из-за страсти, или ради спокойствия, или даже из злости… — она, в сущности, предлагала себя, умоляюще протянув к нему руку, — я твоя, и можешь делать со мной все что хочешь.

Неизвестно, вынесла бы Джулиет отказ Росса, но он не сделал этого. Он без слов потянулся к ней и поймал ее руку.

Едва пальцы их соприкоснулись, вся страсть, кипевшая в обоих, вспыхнула вновь и превратилась в испепеляющее пламя. Они прижались друг к другу губами, всем телом — не раздумывая и не колеблясь, как пылкие влюбленные.

Глупо было говорить о том, чтобы забыть прошлое, ибо память о прикосновениях Росса навек осталась в каждой клеточке Джулиет. Она всегда узнала бы его поцелуи — в темной ночи, в далекой земле. Голова у нее закружилась от счастья; ей казалось, что она падает, но не в ужасную пропасть, а на какую-то неизведанную прекрасную землю.

А через миг стало ясно, что они и впрямь падают — с дивана на туркменский ковер. Она, правда, повалилась на Росса. Не разжимая объятий и путаясь в ткани, они остановились у самой кровати. Ни один из них не разжал объятий, ибо что такое синяки от падения в сравнении с безудержной страстью, с тем, чтобы оказаться единой плотью, одним целым? Сильная страсть требовала таких же неистовых проявлений. Они лихорадочно покрывали друг друга поцелуями, жаждая слиться и срывая одежду. Неожиданно Росс замер, потом уткнулся в шею Джулиет и судорожно, неровно задышал. Спустя мгновение он оторвался от нее и выпрямился.

— Я ждал этого двенадцать лет. Будет хорошо. — Он наклонился и подхватил ее на руки.

Для Джулиет имело значение только одно — они снова вместе! Детали казались несущественными, но едва она открыла рот, желая что-то сказать, как Росс привлек ее к себе.

— Подожди, милая лисичка. — Он придержал ее одной рукой и принялся ласково гладить другой. — Ты как молния: возбуждаешь и в то же время слишком спешишь, чтобы ощутить полнейшее блаженство. И пусть у нас мало времени, но сегодня мы торопиться не будем, но и не будем тратить время попусту.

Джулиет сопротивлялась какую-то долю секунды, поскольку горела желанием слиться с Россом. Но он прав: не стоит торопиться, пусть их неистовое совокупление запомнится на всю жизнь. Джулиет обожала его терпение и мудрость, которые так отличались от ее собственного безудержного темперамента.

Заставив себя расслабиться, Джулиет растворилась в объятиях Росса.

— Если я молния, то ты громоотвод, который возвращает меня на землю и спасает от саморазрушения. — Она прижалась губами к его шее, вдыхая его запах и чувствуя сокровенное биение жилки. Сердце Росса забилось чаще, и ей было приятно сознавать, что его сдержанность дается ему не без труда и она не бесконечна. Он протяжно вздохнул, а потом нехотя отступил.

— Сначала нам надо снять с себя все это. — Он проворно размотал покрывало Джулиет и бросил его на пол, потом снял спрятанный в ножны кинжал с ее кушака. — Это тебе не понадобится. — Кинжал и кушак полетели туда же.

Взяв ее косу, Росс развязал ленточку на конце и пробежался пальцами по ее роскошным волосам — те потоком заструились у нее по плечам.

— Вот такой я чаще всего и вспоминал тебя, — тихо проговорил он. — Вспоминал, как волосы твои пламенем горят на подушке, Гул-и Сарахи, цветок пустыни. — Он зарылся лицом в тяжелую шелковистую массу, и ее обдало жаром его дыхания.

— Я ненавидела свои волосы до тех пор, пока не встретила тебя, — прошептала Джулиет. И оттого что Россу нравились этот неистовый цвет и непокорные кудри, она никогда, со времени их встречи, не стригла волосы.

Росс погрузил ладони в густые пряди. Джулиет уронила голову ему на плечо. Внутри нее разливалась чувственная нега, каждая частичка ее тела отзывалась на прикосновение любимого.

Прошло несколько восхитительных минут, и Джулиет вновь захотелось поцеловать мужа. Она подняла голову, но он возразил:

— Еще рано.

Следующим предметом одежды, который предстояло снять с Джулиет, была длинная рубашка. Женщина подняла руки, и он стянул с нее сорочку. Она осталась только в просторных брюках и в фуфайке, которой стягивала грудь.

Росс, словно зачарованный, не сводил глаз с ее бюста. Сначала она не поняла, что именно так привлекло его внимание, но тут же вспомнила. Вся вспыхнув, Джулиет потянулась к кольцу, что висело на золотой цепочке у нее на шее.

Росс, не удержавшись, высвободил кольцо из бесчувственных пальцев Джулиет. Ни к чему было спрашивать, что это, ибо именно Росс надел обручальное кольцо ей на палец в день бракосочетания. На внутренней стороне были выгравированы их имена и дата свадьбы. Джулиет сняла кольцо, после того как сбежала от мужа, но с тех пор все время носила его на цепочке.

Он внимательно и осторожно разглядывал это кольцо, потом сардонически ухмыльнулся. Джулиет инстинктивно поняла, что должна объясниться, несмотря на то что и так все было ясно.

— Я тоже многого не хотела забывать, — тихо произнесла она.

— Хорошо. — Росс помрачнел, и в то же время в лице его промелькнула какая-то нежная грусть. Он переключил внимание на подбитую ватой фуфайку. Впереди она скреплялась четырьмя небольшими крючками. Он расстегнул первый, потом наклонился и прижался губами к обнажившейся ложбинке.

Джулиет едва не задохнулась, у нее подкосил колени. Муж неторопливо расстегнул следующий крючок, затем еще один, целуя при этом грудь, котор сам же высвобождал. Расстегнув все крючки, Росс стянул с Джулиет фуфайку, взял в ладони обе ее груди и принялся медленно поглаживать их, бормоча:

— Это преступление — сковывать такую прелесть.

Его умелые прикосновения заставили заиграть кровь Джулиет. Грудь ее ожила и зазвенела от напряжения, соски под пальцами Росса отвердели, и у Джулиет перехватило дыхание.

— Удовольствие освобождения стоит того, чтобы стягивать бюст.

Брюки Джулиет тоже застегивались на крючки, Росс расстегнул и их. Одежда бесформенной грудой мгновенно упала к ее ногам. Впервые Джулиет немного застыдилась: за те долгие годы, что прошли с тех пор, как она стояла перед ним обнаженной, фигура ее могла измениться к худшему.

Но Росс, похоже, был всем доволен.

— Ты всегда была так прекрасна или я уже забыл? — Его восхищенный взгляд соблазнял ее не меньше, чем ласка. — Или ты с каждым годом все хорошела?

Джулиет вспыхнула: его похвала невыразимо обрадовала ее. Она никогда не считала себя особенно привлекательной, только с Россом все было иначе, ибо он один на целом свете заставлял ее чувствовать, что она самая желанная женщина со времен троянской Елены. Решив, что лучшим лекарством от смущения будет активность, она сказала:

— А теперь моя очередь. — И с этими словами потянулась к его рубашке.

— Подожди немного. — Росс, улыбаясь, поднес указательный палец к ее губам. — Меня интересует, что изменилось, а поскольку тут темновато, надо попробовать на ощупь. Вот это, к примеру, не изменилось. — Он наклонился к левой ее груди и взял сосок в рот. От губ и языка мужа он стал еще тверже. Тело Джулиет запылало, и Росс пробормотал:

— М-м-м, именно это я и помню. И твоя реакция тоже не изменилась. — Он задумчиво потянулся к другому соску. — Похоже, грудь у тебя пополнела.

— Ты недоволен? — спросила она, вызывающе выгнувшись.

У Росса перехватило дыхание, он на миг замер.

— Ничуть.

Потом он отнял руку от груди и провел по телу Джулиет, нежными прикосновениями исследуя ее тело. Затем обнял ее, не отводя рук, взъерошил ее волосы и прижался губами к затылку.

— Ты такая изысканная.

Умело и неторопливо он целовал ей спину, потом повернул женщину и, наклонившись, погладил ладонью бедра Джулиет.

— Здесь ты тоже округлилась, но это так соблазнительно.

Он зарылся лицом в ее мягкий живот, и она ощутила легкое покалывание бакенбардов и влажные жаркие губы. Потом губы его переместились ниже, он скользнул рукой между ее коленями и начал возбуждающе что-то писать у нее на бедрах, поднимаясь все выше и выше. Джулиет развела ноги в ответ на его ласку, инстинктивно поддаваясь ей.

Другой рукой Росс принялся гладить ягодицы Джулиет, она вмиг замерла, а он тем временем проник в золотисто-рыжие завитки между шелковистыми складками и потянулся к горячей, чувствительной плоти. Джулиет приглушенно всхлипнула и вцепилась в его плечи. «Я забыла, о Боже, я забыла, что можно испытывать такое…»

Горячие волны накатывали на нее, казалось, она вот-вот упадет… Тут Росс подхватил ее, и Джулиет сникла у него на груди, безоглядно доверившись ему. Он пальцами глубоко проник в ее лоно, подпитывая огонь, который и без того уже разгорелся вовсю. Джулиет хотела доставить удовольствие ему, но вместо этого он заставил ее наслаждаться, и она была не в силах пошевелиться, слишком одурманенная, слишком околдованная, чтобы что-то сделать, кроме как подавить крик, уткнувшись ему в плечо и прижавшись к нему всем телом. Сила Росса, только она одна была постоянной в этом разваливающемся на куски мире.

Прошло еще какое-то время, и ей удалось унять дрожь в коленях. Джулиет тотчас вскинула руки и сомкнула их у него на шее, в надежде, что это прикосновение передаст все, что невозможно выразить словами. Росс всегда был в высшей степени великодушным и остался таким же. Можно было снова влюбиться в него за всю эту щедрость, но ведь Джулиет и не переставала его любить. Никогда, ни одной минуты за все эти прошедшие двенадцать лет.

Муж тихонько шепнул:

— Прости, кажется, я немного отвлекся.

Она ничуть об этом не сожалела, тем более что он произнес это весьма самодовольным тоном. Ее охватило нелепое желание расхохотаться.

— Я и не жалею, ведь меня как раз и надо отвлечь.

Он усмехнулся, наклонившись, чтобы подхватить ее на руки.

— По-моему, пора сделать перерыв и перебраться в постель.

— Нет! Теперь моя очередь. — Она так же порывисто рванулась к нему. Этой силы было бы недостаточно для того, чтобы сразиться со львом, но все же… Джулиет ожесточенно принялась расстегивать пуговицы на его рубашке, а потом и вовсе сняла ее. — Единственная причина того, что я так гадко вела себя в Сереване, — еле сдерживая смех, произнесла она, — заключается в том, что я хотели подольше смотреть на тебя.

Он обнял ее, погладил по голове.

— Бесстыдница!

— Именно. — Она коснулась его обнаженного торса, наслаждаясь ощущением его кожи и твердых мускулов. — Я заплатила за свои грехи, ибо, увидя тебя, мне захотелось тотчас дотронуться, но я не осмелилась. Я, например, хотела сделать вот так. — Она нежно прижалась губами к шраму от пули, что был у него пониже плеча. — Я ужаснулась, представив, сколь близок ты был к смерти.

Эти воспоминания вмиг обожгли ее: ведь и сейчас Росс на краю гибели. Она решительно отогнала эту мысль прочь: «Сегодня все тени прошлого не имеют значения. Реально только настоящее».

Она положила руку на его грудь. Приглушенный ритм его сердца ощущался сквозь теплую кожу и мягкие вьющиеся волоски. Они были гуще, чем она их помнила.

— Ты тоже изменился. Когда мы поженились, я думала, что ты — самое прекрасное создание, которое я когда-либо видела.

— А я стал лучше или хуже?

Она с удивлением уловила вопрос в его голосе. Росс был настолько совершенен, что трудно было поверить, что он сам этого не осознает. Когда они познакомились, он поражал своей гибкостью и грациозностью, что, впрочем, свойственно юности. Зрелость добавила ему вес и силу, грудь и плечи стали шире. «Удивительно, насколько сильнее и мужественнее выглядит мужчина в тридцать, нежели в двадцать», — мелькнуло у нее в голове.

— Конечно же, лучше, — заверила она. — Несправедливо, что время меняет внешность мужчины в лучшую сторону. С женщинами такое случается гораздо реже.

Она коснулась языком его уха, потом провела по шее до самой ключичной впадинки. Теперь, когда желание ее уже не было столь неукротимым, она могла свободно наслаждаться еле уловимой реакцией Росса. Он замирал, как только она его касалась, дыхание становилось неровным. Джулиет принялась ласково покусывать его сосок. Росс протяжно вздохнул, и все тело его откликнулось на ласку.

По мере того как Джулиет расстегивала пуговицы на его брюках, терпение ее иссякало. Вот показались золотисто-каштановые волосы у него на лобке, и она тотчас скользнула ниже, пытаясь нащупать твердую мужскую плоть.

Росс ничуть не удивился. Напротив, он радостно приветствовал ласку и лишь крепче прижался к своей жене.

— А насчет огненного столпа — это истинная правда, — с нескрываемым удовольствием произнесла Джулиет, поглаживая разгоряченную плоть Росса.

Он до боли сжал ее плечо и вздрогнул.

— Подожди! — выдохнул Росс.

Она подняла глаза и увидела, что он откинул голову назад и покрылся испариной.

— Как бы это ни было чудесно, — еле выдохнул он, — я предпочел бы войти в тебя.

«Он как всегда прав, — подумала Джулиет. — Нам надо слиться воедино, как только могут слиться мужчина и женщина». Она опустилась на колени и стянула с него брюки. Из-за пустынной жары Росс не носил кальсоны, и она тотчас залюбовалась его мощными мускулистыми ногами. Сев на корточки, Джулиет восхищенно пробежалась, пальцами по икрам, чувствуя, как отзываются его мышцы. Она не могла отвести завороженного взгляда от его великолепной фигуры.

— Я всегда был терпелив, но сейчас не могу… — Росс нагнулся и, подхватив Джулиет на руки, отнес ее на кровать. Ловко стянув покрывало, он уложил ее на середину набитого ватой матраса.

Джулиет, смеясь, поймала его руку.

— Напомни мне, что будет дальше.

На миг глаза его потемнели, и ей стало ясно, что он думает о растраченных напрасно годах, о том времени, когда до Англии докатились слухи о ее распутстве. Они тогда не принадлежали ни друг другу, ни кому бы то ни было на свете, и это было хуже всего. За эти двенадцать лет у Росса были другие женщины, другие плотские утехи, и все это по вине Джулиет. Росс не был девственником, когда они поженились, но Джулиет никогда не сомневалась, что он будет верен своим брачным обетам. Верность была краеугольным камнем его натуры. «И моей тоже, — почему-то подумала Джулиет, — но, к несчастью, до сих пор я этого не понимала».

Эта минута грозила разорвать тонкую паутинку их любовной игры: темные воды прошлого и грядущие муки вмиг отравили все, что они делали и о чем говорили. И только страсть могла помочь преодолеть опасную пропасть, которая грозила разверзнуться между ними. Желая смахнуть эту темную пелену с его глаз, Джулиет внезапно в отчаянии потянула мужа к себе.

— Ну же, Росс! — прошептала она. — Пожалуйста.

Эти слова вдребезги разбили плотину, сдерживающую его чувства. Первобытная страсть Росса затопила Джулиет, и она едва не задохнулась. Они буквально впились друг в друга и, казалось, стремились вжаться один в другого. Джулиет нетерпеливо подалась ему навстречу, а он плавно и медленно двинулся вперед, пока не оказался там, куда стремился.

Глухо застонав, он одним мощным толчком погрузился в ее шелковистое обжигающее лоно.

— Как долго я ждал этого, Джулиет, — пробормотал он. — Прошла целая жизнь.

Она с радостью раскрылась ему навстречу, приподняв бедра, чтобы принимать как можно глубже, и дыхание их смешалось. Растраченные впустую годы длились целую вечность, но то же самое ощущение опаляло ее тело и душу. Она вздымалась и опускалась в древнем неизбывном ритме, ей нравилось, что он заполняет ее всю, радовала тяжесть, с которой он вдавливал ее в матрас, доставляло огромное удовольствие ощущение их соития. «Как я могла думать о другом мужчине? Разве кто-нибудь сравнится с Россом? Его нельзя заменить ни на миг, даже утопая в пучине отчаяния!»

Она знала тогда, что от их брака получит и эмоциональное, и чувственное удовлетворение, но не ожидала такой неудержимой страсти, по крайней мере не столь скоро. Однако жажду и тоску по Россу отрицать теперь было бесполезно. Чувства ее были неописуемы, желание спиралью возносилось все выше и выше, и продлевался грядущий водоворот, обступавший их со всех сторон, и мышцы ee судорожно напряглись, и, сжав его плоть, она исторгла долгий страстный крик. Неистово метавшийся на ней Росс замер, покорно отдаваясь глубочайшему проникновению. И тотчас приподнялся в бесконечных безудержных содроганиях.

Джулиет в изнеможении прижалась к мужу, вяло поглаживая его спину и ягодицы. Они не произнесли ни слова, ибо слова ничего не добавили бы к только что пережитому. Росс собрался было соскользнуть с Джулиет, но она обняла его торс, словно не желая отпускать, и он, удовлетворенно вздохнув, покорился, потом погладил ее по щеке и смахнул волосы с влажного лба. Легкое размеренное дыхание мужа щекотало ноздри Джулиет.

Она замерла и нехотя осознала наконец, что преподнесла Россу иной, несравненно более ценный дар, чем просто удовольствие. Ибо что может быть страшнее для мужчины, чем уход жены? И не важно, насколько он уверен в себе или какие причины вынудили женщину на такой шаг. «Вряд ли названные мной причины убедили Росса, но если он когда-либо сомневался в своих способностях, то теперь наверняка может отмести прочь все сомнения», — подумала она.

Она осторожно напряглась и с восторгом почувствовала, как плоть его снова твердеет. «Бог даст, это будет не единственная наша ночь. И как бы там ни было, не станем больше тратить понапрасну ни одного мига из тех немногих, что нам отведены».

Она прижалась к его щеке губами и коротко, с благодарностью помолилась. Пока они заново открывали друг друга, они не только засветили маленькую свечку, что, позабытая, быстро сгорела дотла, но разожгли костер, настолько яркий, что он смог противостоять неумолимо надвигавшейся ночи.

Глава 19

Росс нехотя просыпался, медленно покачиваясь на волнах глубочайшего умиротворения, которое он когда-либо испытывал в жизни. Женившись на Джулиет, он не слишком ценил жизнь, ибо в двадцать один год юноша не ведает еще душевных мук и опустошения. Все это ему довелось пережить, когда Джулиет оставила его. Боль этих прошедших лет заставила его еще больше ценить нынешний покой.

Лампа догорела. Слабые, убывающие сумерки предвещали рассвет. Супруги все еще продлевали блаженство. Джулиет вытянула руку вдоль его тела, Росс обнимал жену за талию. Он был рад, что ночь выдалась довольно прохладной и им было уютно, несмотря на такие жаркие объятия. Ему пришлось даже натянуть простыню, когда их наконец сморил сон.

Потрясающая страсть, владевшая ими прошлой ночью, глубоко удовлетворила обоих. Росс помнил все до мельчайших подробностей. И все же он не мог остановить время и вечно жить этим мгновением. «Надо выбрать момент вроде этого, когда мы отдыхаем вот так, вместе, в полнейшей гармонии», — подумал он. Сколько еще таких вот моментов выпадет на их долю? Карлайл слабо верил, что ему удастся живым выбраться из дворца. Короткое путешествие в Черный колодец не в счет. Ведь там, в этой подземной темнице, заживо умирал когда-то Иан Камерон, прежде чем его не «спасли» от жалкой участи. Росс не знал наверняка, почему эмир позволил ему вернуться в дом наиба, однако подозревал, что Насрулла наслаждается игрой с ним, оставляя надежду, которой потом с легкостью лишит.

Он размышлял о том, что в некотором смысле умрет теперь счастливым человеком, ибо они с Джулиет обрели наконец друг друга. «Но я не хочу умирать, я хочу жить, хочу вернуться в Англию вместе со своей женой, хочу растить детей и учредить институт, где студенты и исследователи из многих стран смогут встречаться и обмениваться знаниями. А больше всего на свете я хочу, чтобы мы с Джулиет просто наслаждались каждым драгоценным днем, проведенным вместе.

Конечно, нам еще предстоит разработать план побега, но в настоящий момент я счастлив, что Джулиет снова в моих объятиях, она моя жена и по закону, и фактически. Потребуется не одна ночь, чтобы хоть как-то утолить свою страсть, но вряд ли мне хватит и целой жизни. Если за двенадцать лет я так ничему и не научился, то тем более надо ценить эту редкую страсть, что мы питаем друг к другу».

Джулиет вздохнула, скорее во сне, чем наяву, и еще крепче прижалась к мужу. Тело Росса мгновенно отозвалось. Он всегда наслаждался размеренной утренней любовью: только такого рода деятельность он мог себе позволить перед завтраком.

Никакая ночная рубашка не могла бы выглядеть так соблазнительно, как шелковистая кожа Джулиет.

Он ласково обхватил ее грудь и погладил сосок большим пальцем, радуясь тому, как от его прикосновений оживает ее кожа, меняя замшевую мягкость на твердую шагрень.

Джулиет что-то промурлыкала и шаловливо потерлась о пах Росса. Сочтя это за поощрение, он ткнулся носом в ее густые волосы и поцеловал нежную кожу под ушком, в то же самое время не переставая ласкать все ее округлости и изгибы, до которыx мог дотянуться. И с каждым разом рука его опускалась все ниже. Когда пальцы его скользнули сквозь мягкие вьющиеся волоски к чувствительной плоти, женщина резко вздохнула, и жаркая влага, выступившая в лоне в ответ на его ласку, дала понять, что Джулиет полностью проснулась.

Поскольку Росс чувствовал утреннюю истому, он решил, что поза на боку, в которой они находятся, как раз подходит для занятий любовью. Догадавшись о его намерениях, Джулиет приподняла ногу, и он проскользнул в гостеприимно открывшееся ему лоно. Ночью Джулиет была несколько скованна, почти как девственница, теперь же она, обмирая от восторга, вращала бедрами, обвивала и обжигала его, как пламя.

Преимущество такой позы заключалось в том, но Росс мог по-прежнему касаться ее самых

сокровенных местечек, убеждаясь в том, что страсть Джулиет растет в унисон с его вожделением. И как только жена, достигнув пика, начала конвульсивно извиваться, Росс крепко прижал ее к себе и на мгновение забылся вместе с ней.

Джулиет вмиг обмякла и прижалась к нему, теплая, как подушка. Правда, обнимать ее было куда приятнее, чем подушку.

— Лучше встретить новый день невозможно, — прошептал ей на ухо Росс.

Серые глаза Джулиет широко распахнулись, и она с шутливой наивностью спросила:

— А разве что-нибудь случилось?

Они так и не разъединились, и Росс красноречиво прижался к ней.

— Может, это освежит твои воспоминания?

Джулиет вытаращила глаза.

— И правда! — Она захихикала, легла на спину и пристроила голову у него на груди. — Некоторым образом это напоминает мне нашу брачную ночь.

— Скорее утро после нее, — поправил он.

— Это верно, утро после свадьбы очень напоминает сегодняшнее. Я и не знала, что в такой позе можно заниматься любовью. Конечно, — с улыбкой добавила она, — в то время я имела смутные представления об этом.

— Но ты быстро всему училась.

— Да, сейчас, как и тогда, — сплошное удивление и открытие, но на этот раз все куда лучше, потому что мы уверены в себе, — застенчиво заключила Джулиет. — Тогда я не знала, чего и ждать, потому что это было впервые. Хвала небесам, ты знал, что делать.

Росс криво улыбнулся и намотал ее вьющиеся волосы себе на палец.

— Я нервничал ничуть не меньше. Ведь для меня это тоже было впервые.

— Правда? — внезапно напрягшись, спросила она. — Я всегда полагала, что ты… что у тебя был опыт.

— Состоятельный молодой человек всегда может набраться опыта, как ты деликатно выразилась, но я считал, что покупать женщин безнравственно, — ответил он. — Впрочем, и соблазнять девушек для меня тоже было неприемлемо — я не желал становиться отцом незаконнорожденного ребенка или разбивать чью-то жизнь. Куда полезнее было тратить силы на изучение арабского языка.

— Ничего удивительного, что ты стал таким знатоком! — расхохотавшись, заметила она. — Но откуда ты знал, как?.. — Смутившись, она умолкла и не договорила.

— Временами ученость приносит свои плоды, — пояснил он. — За две недели до нашей свадьбы я воспользовался услугами весьма дорогой куртизанки и попросил ее показать мне, что нравится женщинам. Она увлеклась и довольно основательно продемонстрировала мне все приемы, при этом неустанно приглашая меня принять участие в этом.

— Замечательно, — усмехнулась Джулиет. — И ты в самом деле смог устоять?

— Да, — откликнулся он. — Встретившись с тобой, я и думать не мог ни о ком другом, кроме тебя.

Она нежно потрепала его по щеке.

— Твои изыскания удались на славу. Я и не подозревала, что ты новичок в этом деле.

— Очень рад, что мне удалось убедить тебя. Теперь это уже не имеет значения, но в то время мне казалось это настолько важным, что я не захотел выглядеть полным невеждой.

— Но теперь у тебя, верно, есть опыт, — язвительно произнесла она. — Весьма заметно.

Он почувствовал легкое раздражение.

— Упреки, Джулиет? Разве ты рассчитывала на целибат с моей стороны, после того как покинула меня?

— Нет, конечно, — печально ответила она. — просто я слегка ревную.

Будь эта тема не столь эмоционально окрашенной, он нашел бы честность Джулиет привлекательной или льстящей ему, но теперь слова ее лишь сильнее распалили его.

Разумом Росс понимал, что не было причин сохранять верность жене, которая фактически разрушила их брак, однако он никогда не мог примириться с тем фактом, что формально совершает прелюбодеяние, — и так каждый раз, утешаясь с другой женщиной. Шаткое равновесие, которое он пытался установить между сознанием и потребностью, не приносило ему ни физического, ни эмоционального удовлетворения. Росс отодвинулся от Джулиет и лег на спину. Они больше не касались друг друга.

— По-моему, ты не имеешь права ревновать, и хотя мне неловко говорить об этом, но я уверен, что за все эти годы я не чаще тебя подвергал свою верно испытаниям.

— Сообщения о моих дебошах сильно преувеличены, — сдавленным голосом произнесла Джулиет.

— Возможно, и преувеличены, но не высосаны из пальца, — с трудом выдохнул он. Что-то темное и грозное закопошилось в глубине его души, некая картина, которую он похоронил, но не мог забыть. Никогда! По мере того как воспоминания пробивались наружу, вместе с ними росла и ярость. — Я не знаю, что из всех тех россказней — правда, но мне пришлось поверить тому, что я видел собственными глазами.

Она села и отодвинулась на край кровати. Лицо ее в предрассветных сумерках стало бледным и непроницаемым.

— Что… что ты имеешь в виду?

Росс сжал кулаки, пытаясь совладать с подступившим гневом, но смирить свою ярость он не смог.

— Ты забыла, как останавливалась в отеле «Бьянка» на Мальте? А я отлично помню.

Джулиет задохнулась и, поджав под себя длинные ноги, обхватила их руками.

— А что ты делал на Мальте?

Он приподнялся на локте и, прищурившись, уставился на нее.

— Что, черт побери, я должен был делать? Я приехал тобой, ведь ты была моей женой. Неужели ты надеялась разрушить наш брак одной-единственной загадочной запиской?!

Пульс Росса участился: перед его мысленным взором пронеслись мучительные, переворачивающие душу картины прошлого. Поздно вечером он сошел с парохода в порту Валетты и поехал прямо в отель «Бьянка», который, по словам очевидцев, был самой лучшей гостиницей на Мальте. Он узнал, что Джулиет отправилась на остров, однако предполагал, что разыскать ее будет не так-то просто. Тем не менее, зарегистрировавшись в гостинице, он первым делом спросил, правда, без особой надежды, не прибыла ли сюда уже его жена, леди Росс Карлайл, поскольку они договорились здесь встретиться.

Когда он описал Джулиет, лицо консьержки просияло. «О да, красивая, с огненными волосами английская леди действительно уже здесь!» — воскликнула она.

Багаж Росса уже отнесли в его апартаменты, однако романтически настроенная консьержка понимающе улыбнулась и дала ему еще один ключ, равно как и проводила до комнаты Джулиет: «На тот случай, если английский милорд не пожелает откладывать встречу до утра».

Было очень поздно, и, конечно, Россу следовало бы подождать, но он не мог сдержаться и не преминул воспользоваться открывшейся ему возможностью.

Сердце его забилось чаще при мысли о том, что Джулиет здесь, совсем рядом. Однако он помедлил у дверей ее номера. Ему казалось, что стоит им увидеть друг друга, как все сразу встанет на свои места, но тем не менее он понимал, что она может быть не рада неожиданному появлению супруга. Впрочем, он нисколько не сомневался, что они решат любую проблему, какой бы она ни была: ведь они слишком сильно любят друг друга, чтобы вот так просто перечеркнуть свой брак.

Пока он стоял в нерешительности, дверь неожиданно распахнулась, и из номера вышел мужчина. Потом дверь захлопнулась, ее закрыли изнутри. Росс оцепенел, казалось, его ударили в солнечное сплетение. Мужчина выглядел каким-то растрепанным, словно он одевался впопыхах, на его красивом лице блуждала слабая улыбка довольного кота. Огненные письмена на стене не могли бы сказать отчетливее, что он только что имел любовное свидание с женщиной.

И тут Росс узнал его, и от этого кошмар только усилился. Это был граф д'Оксер, французский дипломат, Росс его видел как-то на балу в Лондоне. Этот высокий, красивый, почти сорокалетний мужчина был весьма популярен у хозяек великосветских салонов.

Граф не знал Росса, поскольку их даже не представили друг другу, а Росс тогда не был столь значительной персоной, чтобы его заметил почетный иностранный гость. После мгновенного замешательства француз разглядел тяжелый старинный ключ в руках вновь пришедшего и снисходительно усмехнулся:

— О, значит, молодая леди такая же пылкая, как ее огненные волосы! Наслаждайтесь, друг мой. Она стоит того, чтобы пренебречь ночным сном. — С этими словами граф вежливо обошел молодого человека, не зная, сколь близок тот от смертельной черты.

Оставшись один, Росс разом взмок, и почти сразу же его охватил озноб. Он в ярости сжимал кулаки, ибо до него дошло, что сейчас, в эту самую минуту, весь мир его оказался безжалостно растоптанным…

Он ногтями впился в свои ладони, и эта боль вернула его к действительности. Впрочем, настоящее было почти таким же ужасным, как и прошлое.

— В отеле «Бьянка», — прохрипел он, — мне сказали, что ты уже заняла номер, и я поспешил к тебе. Я уже собирался было постучать, как из комнаты вышел один из твоих любовников, причем весьма довольный. Граф д'Оксер. Ты его помнишь или это было мимолетное увлечение?

У Джулиет перехватило дыхание, она потупилась, но ничего не ответила. Шальной луч раннего солнца насмешливо сверкнул на золотой цепочке, обвивавшей ее шею.

Молчание Джулиет только раззадорило Росса. Он никогда не говорил о том, что видел на Мальте, но теперь молчать не собирался.

— Мне никогда не приходило в голову, что я застану тебя с другим мужчиной, — с горечью произнес он. — Ведь прошло всего три недели с тех пор, как ты уехала. Проклятые три недели! Он был первым или ты находила разных мужчин в каждом отеле между Чепелгейтом и Мальтой?

Она покачала склоненной головой, длинные волосы упали ей на лицо. Однако она не сделала ни малейшей попытки защититься.

Росс встал с кровати и подошел к окну, закрытому ставнями, пропускавшими воздух и свет. Глядя через крошечные щели на пустынный двор, он резко спросил:

— Тебе нечего сказать в свое оправдание? Ты ведь наверняка можешь найтись: или отречься от всего, или, наоборот, похвастаться. Скажи что-нибудь, черт тебя побери! Всего пара слов, и ты убедишь меня, что я ошибся дверью.

— Я не могу отрицать этого. То, о чем ты думаешь… действительно свершилось тогда ночью, — еле слышно произнесла Джулиет. — Ты вправе презирать меня, но если ты приехал за мной из Англии, почему ты не попытался увидеться, хотя бы ради того, чтобы сказать все, что ты обо мне думаешь?

Росс отпрянул от окна и, всем телом прижавшись к грубой стене, впился ногтями в штукатурку, тщетно пытаясь совладать с собой. Ответ на ее вопрос был самым темным местом в его собственном мироощущении. Ему было стыдно. Но он все равно ответил, ибо хотел, чтобы Джулиет поняла, что она натворила.

— Я ушел потому, что боялся. Боялся, что убью тебя, если увижу!

Долго-долго тишину нарушало лишь прерывистое дыхание Джулиет. И наконец она слабым голосом произнесла:

— Вот почему я пыталась держаться от тебя подальше с самого Серевана. Я боялась, что если мы снова станем близки, все преграды, из-за которых мы не могли бы быть вместе, будут сметены. Так оно и случилось.

Она сползла с постели и, опустившись на колени, подняла скомканную рубашку. Держа ее перед собой, она слепо подбирала один за другим предметы одежды.

Издалека уже доносились призывы муэдзинов, с минаретов приглашавших правоверных на утреннюю молитву. Света в комнате уже хватало, чтобы что-либо рассмотреть, хотя все вокруг по-прежнему казалось лишенным цвета и формы.

Росс отрешенно размышлял, как человек в одну секунду может лишиться радости: «Джулиет права: близость разрушила все преграды. Я годами успешно подавлял свой гнев, даже в течение всех этих трудных недель, когда был вынужден постоянно находиться в обществе своей неверной жены. Но то, что мы стали любовниками, неким таинственным образом ослабило мой самоконтроль, и теперь, вырвавшись на волю, мой гнев стал неуправляем».

Росс усиленно пытался понять, что же все-таки случилось, и тут до него дошло, что Джулиет безмолвно плачет. Слезы ручьями текли у нее по лицу, а она на ощупь собирала разбросанные вещи. И печаль ее была тем более губительна, что Джулиет переживала ее молча.

Боль в душе Росса не стихла, однако природа ее изменилась, равно как и его гнев. Он беззвучно выругался, чувствуя, что любимая ускользает от него. Вот так же она вскоре уйдет из его памяти. Сама мысль об этом показалась ему невыносимой. В какой-то краткий, ужасный миг он хотел ранить жену, заставить ее страдать так, как перестрадал сам. И все же, добившись этого, он ранил не столько ее, сколько самого себя, ибо вид страданий любимой терзал его. Пусть даже гнев его она заслужила.

— Джулиет, прости, что я выплеснул на тебя все это, — мученически выдавил он. — Зря я так с тобой обошелся.

— И ты прости меня, прости за все! Я сошла с ума, подумав, что прошлое можно перешагнуть. Ты помнишь Омара Хайяма? — Джулиет поглядела на него полными слез глазами. — «Длинный палец пишет и, написав, двигается дальше. И все твое благочестие и ум не смогут уничтожит ни полстроки. И всеми своими слезами ты не смоешь ни слова из написанного». — Она закрыла глаза, лицо ее исказилось от муки. — Прошлой ночью я хотела одарить тебя единственным, что у меня есть, а вместо этого непростительно причинила боль, и уже не в первый раз.

Он быстро пересек комнату и опустился рядом с ней на колени. Рана, которую он прижигал ей раскаленной сталью, теперь превратилась в бледный, почти зарубцевавшийся шрам у нее на предплечье. Шрам словно напомнил Россу, что нигде в мире нет никого похожего на Джулиет, и именно эту ее уникальность он и любил. Осторожно подбирая слова, он произнес:

— Не могу сказать, что прошлое не имеет значения, потому что это не так. Имеет, и еще какое! Но все это уже в прошлом, а мы продолжаем жить.

— Прошлое живо и сейчас, ибо мы те, какими сделали нас наши поступки. Эта ночь была ошибкой. Мы открыли ящик Пандоры и вряд ли сможем теперь получать удовольствие, не причиняя друг другу боли. — Виноватая и покаянная, Джулиет не могла смотреть Россу прямо в глаза. В том, что он последовал за ней через все Средиземное море, добрался до Мальты в ту роковую ночь, было что-то фатальное. Появись он на несколько часов раньше, она встретила бы его с распростертыми объятиями, брак их сохранился бы и, возможно, стал еще крепче. Но к тому времени, когда он добрался до отеля «Бьянка», было уже слишком поздно.

Росс взял ее за подбородок и повернул к себе.

— Нет! Прошлая ночь не была ошибкой! Ты права: грешно тратить попусту то малое время, что нам отпущено. — Слабо скривив губы в улыбке, он процитировал стихи другого персидского поэта:

— «Получим наивысшее удовольствие от того, что мы можем получить, прежде чем рассыплемся в прах». Не отталкивай меня снова, Джулиет. Ты очень мне нужна.

Невозможно было не откликнуться на мольбу, особенно когда она сама так отчаянно в нем нуждалась. Джулиет потянулась к мужу и поцеловала его крепким, восторженным поцелуем. Одним рывком Росс притянул ее к себе. Оба они стояли на коленях друг перед другом, и лишь сорочка в ее руке разделяла супругов. Но Россу это не мешало: он ласкал обнаженную спину и ягодицы Джулиет, гладил и возбуждал везде, где только доставали его пальцы.

Сорочка отлетела в сторону. Росс повалил Джулиет на ковер, и они вновь сплелись в безумном экстазе. Боль и гнев выплеснулись в страсть; оба так неистово искали любви, словно и не проводили ночь в безумном пламени вожделения. Они воспользовались своим чувством как лекарством — в тщетной попытке отвергнуть неопровержимое.

Росс любил Джулиет так же дико и необузданно, с той самой страстью, которую она заметила в нем во время матча бозкаши. Это был чисто мужской акт обладания и в то же самое время — настоящая любовь, проистекающая от болезненной привязанности. Она чистосердечно отвечала, словно пытаясь доказать своим телом то, что, облаченное в слова, показалось бы фальшью. То, что она любила его, всегда любила, пусть даже он и не верит.

«Вероятно, нам не надо было вновь становиться любовниками. Может, это была ошибка, ибо боль так и трепещет на поверхности. Но теперь, когда мы снова вместе, нас уже не разлучить. К лучшему это или к худшему, но теперь мы соединились под сенью смерти».

Глава 20

После ночи бурной любви, опустошенные и молчаливые, они боялись разговаривать, не зная, что могут принести им слова. Голова Джулиет покоилась на плече Росса, огненные волосы ее, как мантия, закрывали ему грудь. Пальцы их переплелись. Свободной рукой Росс медленно гладил ее по голове, раздумывая, а стоит ли им вообще выходить отсюда. За последние шесть часов они пережили страсть, сладостную истому, безудержное отчаяние. Если бы Росс так не устал, он бы подивился собственной выносливости.

Теперь ему казалось, что между ним и Джулиет установилось хрупкое перемирие. «Мы должны продолжать в том же духе, быть вместе, но остерегаться друг друга, и ни один из нас не затронет болезненных тем, которые чуть не разлучили нас вновь», — размышлял он.

В дверь властно постучали, они оба насторожились и услышали голос слуги. Абдул Самут Хан приглашал лорда Кхилбурна на завтрак. Супруги вскочили на ноги и стали торопливо одеваться. Росс тем временем крикнул, что, приглашая его, наиб оказывает ему великую честь.

Джулиет уже облачилась в незамысловатые туарегские одежды и выглядела как Джелал, а Росс все еще завязывал галстук. Прежде чем впустить слугу, Росс тихо спросил:

— Меня, возможно, не будет целый день. Ты сегодня будешь здесь?

— Разумеется. — Она удивленно изогнула брови.

Он с удовольствием выслушал ее ответ, хотя не совсем был уверен в ее словах. Надев сюртук, Росс провел расческой по волосам, придал лицу спокойное выражение и вышел, чтобы разделить завтрак с хозяином дома.


Наиб многословно приветствовал его:

— О мой дорогой лорд Кхилбурн! Как вы пережили беседу с эмиром? Если бы я знал, что вас вызовут прошлой ночью, я бы сопроводил вас. — Он взял Росса под руку и повел его к небольшому столику. Холодные глаза его составляли разительный контраст с экспансивными манерами. — К несчастью, моего внимания потребовали важные дела, связанные с артиллерией, поэтому я и знать ничего не знал. Что сказал его величество?

— Да ничего особенного, — непринужденно ответил Росс, пристраиваясь на подушке и подозревая, что наиб знал о том, что случилось прошлой ночью в комнате для аудиенций, знал слово в слово, до мельчайших подробностей. — Эмир просто не разрешил мне забрать тело майора Камерона домой для погребения. Естественно, я сожалею об этом, но его величество имеет право отказать. Когда я попросил разрешения отбыть, он пообещал скоро отпустить меня.

Абдул Самут Хан настороженно огляделся по сторонам. В дальнем конце комнаты у дверей со скучающим видом стоял охранник. Больше в комнате никого не было.

— Если это правда, конечно, — тихим голосом произнес наиб. — Ибо всем известно, насколько непостоянен эмир. Он даст вам разрешение только затем, чтобы потом отобрать его назад, — именно так он поступил с вашим братом. И так будет продолжаться до тех пор, пока он на что-нибудь не обидится, а может, и вообще без всяких причин откажет вам.

Росс спокойно посмотрел на наиба:

— И тогда что — Черный колодец или он казнит меня сразу?

— Этого я сказать не могу, — нахмурился наиб. — Ситуация не из простых и, похоже, вскоре совсем осложнится. Вы, наверное, слышали, что между Бухарой и Кокандом возникли трения. Вчера эмир решил лично возглавить свою армию. Как главный артиллерист, я должен быть с ним. Вот почему прошлой ночью меня здесь не было: я готовился к войне, поскольку Насрулла желает выступить через десять дней. А сделать предстоит немало.

— Понятно. — Росс ел дыню и обдумывал скрытый смысл слов наиба. «Бухарцы утверждают, что их дыни — лучшие в мире. Видимо, так оно и есть». — А как это отразится на мне?

— Поскольку эмир не казнил вас прошлой ночью, я думаю, вы будете в безопасности, пока он отсутствует. — Наиб выдержал паузу и отхлебнул чай. — Если кампания против Коканда окажется успешной, Насрулла вернется воодушевленный и пожелает осыпать милостями всех и вся. Но если кампания не заладится, то, боюсь, настроение его станет… опасным. В самом деле очень опасным.

— И что, по-вашему, я должен делать?

Абдул Самут Хан снова огляделся, потом наклонился ближе к Россу.

— Вам надо бежать из Бухары, пока эмира нет в городе. Бегите в Хиву — их эмир дружественно настроен к европейцам.

События принимали интересный оборот, но Росс догадывался, что это еще не все.

— Путь в Хиву долгий, полный трудностей. Одинокому ференги убежать довольно трудно. Естественно, я сделаю все, что в моей власти, чтобы помочь вам, мой достойный гость, даже с риском для собственной жизни. — Наиб задумчиво погладил бороду. — Побег возможен, но он может дорого обойтись, весьма дорого. Если у вас достаточно золота, я смогу все устроить до моего отъезда. Эмир не узнает о том, что вы сбежали, до своего возвращения, а к тому времени вы уже будете в безопасности в Хиве. — Он виновато махнул рукой. — Я взял бы все расходы на себя, но, увы, у меня нет средств.

«Другими словами, ференги должен передать все свои деньги в ненадежные руки хозяина дома и надеяться на лучшее». На Росса не произвело впечатления заявление наиба о том, что он готов рисковать собственной жизнью, но вряд ли можно обвинять персиянина за то, что его неблагодарный гость сотворил в его отсутствие. «Вероятно, если Абдул Самут Хану хорошо заплатить, то он и в впрямь поможет мне бежать, а может, и нет. И единственный способ выяснить — это отдать свою жизнь в руки наиба». Но Россу не хотелось этого делать.

Скрывая свои раздумья, Росс сказал:

— Вы очень смелый человек, наиб, раз делаете мне такое предложение, но я считаю побег делом недостойным: ведь эмир оказал мне такой великодушный прием!

Хозяин дома раздраженно поглядел на гостя:

— Честь — это прекрасно, лорд Кхилбурн, но речь ведь идет о вашей жизни. Ничто, кроме бегства, не спасет вас от гнева эмира.

— Я подумаю над этим.

Выражение лица Абдул Самут Хана изменилось.

— Есть еще один выход: станьте одним из нас. Если вы обратитесь в ислам, эмир сделает вас доверенным везирем, дарует вам прекрасных жен и настоящее богатство. Оставайтесь, лорд Кхилбурн.

У Росса было странное ощущение, что на сей раз наиб говорит искренне, однако стать одним из советников Насруллы?.. Эта перспектива не привлекала Росса, к тому же в таком случае положение его стало бы ничуть не лучше, чем нынешняя ситуация.

— Вы оказываете мне честь, Абдул Самут Хан, — строго произнес Росс, — но это невозможно. У меня есть жена, семья и свои обязанности на родине.

Наиб вздохнул:

— Я думаю, вы не в полной мере сознаете опасность своего положения. Если вы умрете, о какой семье и обязанностях может идти речь? А приняв ислам, по крайней мере вы останетесь в живых.

И снова Росс пообещал:

— Я подумаю над вашими словами, но теперь прошу меня извинить. Имам текинский калиф Хуссейн милостиво пригласил меня сегодня утром посетить Текинский монастырь, и я не хочу заставлять его ждать.

Прежде чем он встал, Абдул Самут Хан печально покачал головой.

— Это невозможно, почтенный Кхилбурн. Эмир отдал приказ не выпускать вас больше из города.

— Понимаю. — На лице Росса не дрогнул ни один мускул. Он не стал выказывать, каким ударом для него явилось это известие. — А могу ли я отправлять записки и принимать гостей, или меня будут держать в строгом заключении?

— Вы вольны писать письма и принимать гостей, вы можете свободно передвигаться по моему дому, но везде, кроме ваших личных комнат, вас будут все время сопровождать охранники, — извиняющимся тоном произнес наиб. И тут же снова перешел на шепот:

— Как вы сами видите, ситуация тяжелая. И потому еще раз повторяю: вам надо бежать. Только дайте мне золото, и я все устрою.

— А сколько золота понадобится?

Глаза хозяина дома заблестели: он прикидывал сумму.

— Возможно… десять тысяч дукатов?

— У меня нет таких денег, — покачал головой Росс. — Похоже, мне уготовано судьбой оставаться в руках Божьих.

— Тогда, — быстро проговорил наиб, — отдайте все, что есть, а также собственноручно напишите записку британскому послу в Тегеране, в которой попросите его выплатить разницу. Теперь, надеюсь, вы не сомневаетесь во мне?

— Однако британский посол не примет такую записку, ибо я нахожусь здесь по личному делу, а не как представитель своей страны. Я не могу позволить вам так рисковать собой из-за меня. — Решив, что пора уходить, Росс встал. — Благодарю вас за заботу, Абдул Самут Хан. Вы дали мне много пищи для размышлений.

— Хорошенько подумайте, ференги, — раздраженно напутствовал его наиб. Повысив голос, он обратился к охраннику, стоявшему у дверей:

— Заде, ты будешь все время сопровождать лорда Кхилбурна, оставляя без внимания только в его комнатах. Не своди с него глаз.

Охранник открыл перед Россом двери, а затем вышел следом.

Поскольку покидать жилище наиба было запрещено, Росс решил написать записку текинскому имаму с объяснением причин своего отсутствия. «Кроме того, надо написать и другим знакомым. Если повезет, то, возможно, кто-нибудь из них захочет навестить меня в доме наиба».

Пока они шли через просторный, расползающийся во все стороны дом, до ушей Росса донесся тихий шепот.

— Не доверяйте Абдул Самут Хану, лорд Кхилбурн. Он притворялся другом явиру Камерону, а потом предал его. И с вами он сделает то же самое.

Росс с изумлением понял, что это предупреждение исходит от охранника Заде, молодого солдата, причисленного к свите наиба. Не поворачивая головы, Росс тихо спросил:

— А что ты думаешь о его предложении помочь мне бежать?

— Он просто хочет вытянуть у вас золото, а потом проследит, чтобы вас обвинили в шпионаже и казнили, — быстро ответил солдат.

— Так я и думал, — пробормотал Росс. — Скажи мне, если я попытаюсь как-нибудь среди ночи убежать из дома наиба, найдутся ли среди охранников люди, которые… могут смотреть в другую сторону?

— Есть много людей, которые хотели бы помочь вам, — осторожно откликнулся Заде, — но поскольку дело это сопряжено с риском, то небольшой подарок не помешает.

Росс кивнул и удалился к себе. Пожалуй, ему обойдется и дешевле, и безопаснее подкупить непосредственно охранников, чем полагаться на ненадежную помощь наиба. Однако побег из его дома будет лишь первым шагом, и притом самым легким.


Джулиет провела утро с Салехом и Мурадом, обсуждая, что можно предпринять. Интуиция подсказывла, что время побега уходит. Деловой разговор уже сам по себе был облегчением, ибо она отвлекалась от воспоминаний о божественной ночи с Россом.

Позже она побывала в нескольких караван-сараях, чтобы выяснить, когда и куда отправятся ближайшие караваны. Ближе к полудню, когда жара особенно свирепствовала, а город буквально таял под медно-желтым солнцем Центральной Азии, она вернулась в дом наиба.

Продвигаясь по тускло освещенному коридору, она вдруг натолкнулась на явира Шахид Махмуда. Раньше он никогда не снисходил до того, чтобы обращать внимание на ее существование, но сегодня, едва этот плотный офицер заметил ее, в его глазах появился задумчивый блеск.

Поблизости никого не оказалось, и в сердце Джулиет закрался страх. Словно кто-то свыше предупреждал ее об опасности. Глядя вперед, она попыталась проскользнуть мимо, однако узбек протянул руку и поймал ее за локоть, прежде чем она успела опомниться.

— Не спеши, тарги. Я был не слишком гостеприимен с тобой. Тебя ведь зовут Джелал?

Она не ответила, просто посмотрела на него, прищурившись. Он был на дюйм или два выше ее и намного тяжелее. Ей не понравился его взгляд.

— Я все время удивлялся, — продолжал Шахид, — почему твой хозяин терпит возле себя такого неприветливого раба, но теперь понимаю, что в тебе есть скрытое очарование. — Он лениво, неприятно улыбнулся. — Надо было тише вести себя прошлой ночью.

Джулиет выругалась про себя: «Несмотря на то, что мы изо всех сил старались говорить тихо, нас все же подслушали. Конечно же, это я виновата». Когда Росс вернулся от эмира, она оказалась в его объятиях еще до того, как дверь закрылась. Явир, преследовавший свою жертву, наверное, решил задержаться у двери и посмотреть, что будет дальше. Теперь он знал, что Джулиет — женщина, и у нее не оставалось никаких сомнений в том, что он намерен с ней сделать.

Она попыталась вырваться, но узбек заломил ей руку, вынуждая прижаться к стене.

— Есть знаменитая любовная песня пушту, которая называется «Закми дил», что означает «Израненное сердце», — тихо сказал он. — Может, ты слышал? Вот такие слова: «Там, в реке, мальчик, и зад его подобен персику. Но увы! Я не умею плавать».

Он снова улыбнулся и обвел языком губы.

— Нам здесь, в Бухаре, повезло, ибо великая река Аму находится во многих милях отсюда и нам нет нужды плавать. — Он внезапно резко развернул ее лицом к стене, а потом заломил правую руку Джулиет за спину. — Ты двигаешься, как юноша, и в то же время стройный и грациозный, как женщина.

Он схватил ее за ягодицы свободной рукой и крепко сжал их, глубоко вонзив свои пальцы в плоть.

— Ну же, мальчик, — хрипло пробормотал он, — твоя задница очень напоминает персик. И нечего растрачивать ее на неверного.

«Позже я еще поблагодарю судьбу за то, что явир не узнал, кто я на самом деле». Но в данный момент Джулиет была больше озабочена тем, чтобы удрать и не оказаться изнасилованной. Стараясь сдерживаться, чтобы не ударить его сразу же, она заставила себя стоять смирно, пока Шахид ласкал ее. Его жаркое дыхание все время учащалось.

— Тебе это нравится, не правда ли, парень? — Он хрипло хихикнул. — А теперь я тебе покажу, что значит настоящий мужчина. Ты никогда больше не позволишь этому ференги с мордой белой, как сыворотка, дотрагиваться до тебя. — Он на мгновение пришпилил ее к стене и своим тазом буквально размазал по штукатурке. Джулиет мрачно выносила эту пытку, понимая, что у нее есть лишь одна возможность преодолеть преимущество его веса и позиции. Ей просто надо точно рассчитать время.

И подходящий момент настал, когда он наклонился, чтобы задрать подол ее халата. Собственное растущее возбуждение и слабое сопротивление Джулиет усыпили бдительность Шахида. И едва его хватка ослабла, как Джулиет подняла ногу и каблуком башмака изо всех сил пнула его в коленную чашечку.

Шахид завизжал от боли и удивления и повалился в сторону. Падая, он все же умудрился стиснуть руку Джулиет, но она предвидела это и отклонилась так, что сломала бы ему локтевой сустав, если бы он не выпустил ее. В тот же миг тарги вытащил из ножен кинжал.

Когда явир понял, что завоевать «юношу» ему будет нелегко, Джулиет уже стояла у него за спиной, а ее кинжал был у горла Шахида. Гортанным голосом она выругалась самой непристойной персидской бранью, которую знала:

— Грязная свинья! Если ты желаешь блудить, то найди себе свинью, вроде матери, что родила тебя.

Шахид изо всех сил пытался высвободиться, но она сильно, до крови, прижала свой острый, как бритва, кинжал к его трахее.

— Если ты еще раз поднимешь возле меня свою чахлую палку, я отрежу ее и засуну тебе в глотку. — Потом, сделав шаг назад, она пнула его по почкам, чтобы он еще не сразу ринулся за ней.

Явир со стоном повалился на пол, а Джулиет повернулась и двинулась по коридору, застав себя идти медленно, словно совершенно не страшась его преследования. Тем не менее она не выпускал кинжал из рук и внимательно прислушивалась к каждому звуку: «Вдруг он придет в себя раньше, чем я ожидаю?» До тех пор пока она не свернула за угол, он своим яростным взглядом буквально испепелял ей спину.

Скрывшись из виду, Джулиет поднесла дрожащую ладонь ко лбу, а потом вытерла кинжал и сунула его в ножны. Ей повезло: будь Шахид попроницательнее, ситуация могла бы стать безвыходной. Теперь придется

быть все время начеку: этот человек так просто не сдастся.

«Жаль, что убийство начальника охраны дома не пройдет незамеченным», — Джулиет неуверенно улыбнулась и продолжила свой путь. В сущности, она была не столь хладнокровной, чтобы перерезать человеку глотку даже в угрожающей жизни ситуации, да и обстоятельства этому не способствовали. Однако ей и думать не хотелось о том, что могло бы случиться, если бы Шахид обнаружил, что она женщина. Изнасиловав, он наверняка объявил бы, что ее маскировка — это неоспоримое доказательство того, что они с Россом — шпионы, и тогда ничто уже не спасло бы их.

Добравшись до своих комнат, Джулиет обнаружила, что оттуда только что вышел слуга, поэтому она молча прошла мимо и закрыла за собой дверь. Приперев дверь доской, она стянула с себя покрывало и зарылась взмокшим от пота лицом в ткань.

Росс сидел на диване с записной книжкой в руках. Заметив Джулиет, он поднял глаза и с тревогой поглядел на нее:

— Что-то случилось?

— В общем-то нет. — Она даже сумела выдавить из себя некое подобие улыбки. — Шахид Махмуд попытался овладеть мною, однако недооценил мои способности и желание защищаться. К счастью, я предпочитаю носить башмаки, а не сандалии.

— Проклятие! — яростно выругался Росс. Вскочив на ноги, он обнял ее, словно защищая от врагов. — Как этот ублюдок обнаружил, что ты женщина?

— А он не обнаружил. — Несмотря на послеполуденную жару, Джулиет с облегчением упала в надежные объятия Росса. Перелом в их отношениях еще не наступил: просто они искали утешения и защиты друг у друга. — Он подслушивал нас прошлой ночью и догадался, что между нами иные отношения, нежели просто у хозяина и слуги. Но ему и в голову не пришло, что я могу оказаться женщиной.

Росс крепче прижал ее к себе.

— Понятно. Жаль, что нельзя убить его. По крайней мере вряд ли он станет жаловаться наибу, что мой слуга не дал ему себя изнасиловать. Полагаю, все, что от тебя требуется, — это соблюдать осторожность и не оставаться с ним один на один. Думаю, тебе не помешает на всякий случай носить с собой пистолет.

— Лучше мне его избегать. Если мы убьем или раним Шахида, то это повлечет за собой расследование. — Джулиет оторвалась от Росса и устало опустилась на диван. На низком столике стояли кувшин со льдом и смесь из виноградного сиропа, которую только что принес слуга. Она наполнила стаканы для себя и Росса. — Пора поговорить о том, как нам выбраться из Бухары.

— Положение осложняется. — Росс сел на диван и пересказал ей свой разговор с Абдул Самут Ханом.

Джулиет нахмурилась.

— Значит, ты отныне находишься под домашним арестом. Я надеюсь, наиб прав: эмир сейчас слишком занят, чтобы думать о тебе, ведь ему скоро предстоит отправиться на войну. Думаю, нам надо бежать, как только Насрулла оставит город.

Оба допили рахат-и-джан, и Росс снова наполнил стаканы.

— Ты изучала возможности побега с того самого момента, как мы здесь очутились. И что же ты предлагаешь?

Джулиет с любовью улыбнулась ему: ей всегда нравилось, что Росс предлагал ей высказать свое мнение. Так поступают только сильные мужчины.

— Прежде всего, полагаю, нам надо отослать Салеха и Резу в Персию. Через несколько дней в Тегеран направляется большой караван. А в Бухаре останемся только мы и Мурад.

Росс кивнул, следя за ходом ее мыслей.

— Мы — самые сильные из нашего отряда. Как ты думаешь, может, нам купить отличных туркменских лошадей и во весь опор помчаться на запад? Я пришла к выводу, что, возможно, это наш лучший шанс, хотя и небезопасный. Переходить Каракумы весной рискованно: в это время года стоит смертельная жара, и не исключено, что преследователи появятся в самом конце пути.

— Да, но в этой пустыне всегда, еще со времен Чингисхана, мародерствовали туркменские грабители. Мы переживем этот переход, если, конечно, будем скакать быстро и налегке.

Она подалась вперед, взволнованно размахивая руками.

— Мы прибыли сюда по главному караванному пути, но есть еще и другой путь, к югу от Мары и Ратифака. Если мы поедем этой дорогой, то вряд ли нас будут преследовать. Маловероятно и то, что мы наткнемся на грабителей-туркменов.

— Этот путь второстепенный, потому что там меньше запасов воды, — подчеркнул Росс, — и без знающего проводника нам трудно будет отыскивать колодцы. Лошади скачут намного быстрее верблюдов, но им чаще нужна вода, а мы не сможем тащить с собой достаточно воды, чтобы лошади везли нас сотни миль, через пылающую жаром пустыню.

— Мурад по той дороге не ездил, но в последние несколько недель он разговаривал со знающими людьми и собрал подробную информацию о том, где расположены колодцы.

Росс хмыкнул и откинулся к стене.

— У Мурада добрые намерения, но он заблудился даже в Персии, хотя и говорил, что хорошо знает эту страну. Неужели ты хочешь доверить свою жизнь ему?

— Да, потому что, по-моему, это наилучший шанс, — ответила Джулиет. — Пустыня простирается по всем направлениям, но опаснее всего двигаться на восток и на юг, в связи с боевыми действиями вокруг Коканда и Герата. На север, к Хиве, идти не так страшно, но нам в любом случае придется пересекать Каракумы. Если мы пойдем на запад, то нам надо только добраться до Серевана. Это пять-шесть дней бешеной скачки, и мы в крепости, если нам повезет.

— Может, нам и повезет, хотя я не делал бы на это ставку. — Росс провел рукой по своим золотистым волосам. Вид у него был обеспокоенный. — Хорошо бы воспользоваться этим шансом, но мне невыносима мысль, что вы с Мурадом будете из-за меня рисковать. Может, Мурад нарисует мне карту и я поеду один?

— У троих гораздо больше шансов выжить, чем у одного. — Джулиет подалась вперед, на лице ее появилось упрямое выражение. — Мы уже прошли через это. Мурад понимает всю опасность этого предприятия и согласен разделить ее. Даже и думать не смей, Росс: все равно ты не поедешь без меня.

Какой-то миг Росс испуганно смотрел на жену, но потом улыбнулся и нежно потрепал ее по щеке.

— Ужасная женщина! Похоже, у меня и в самом деле нет иного выбора, кроме как согласиться с тобой.

Джулиет лукаво покосилась на него:

— Именно так, ференги.

Быстро посерьезнев, Росс сунул руку во внутренний карман сюртука, вытащил небольшой сложенный лист бумаги и вручил его Джулиет:

— Я написал это сегодня. Возможно, это никогда не пригодится, но я подумал, что тебе лучше иметь это при себе.

Джулиет недоверчиво оглядела записку. Она была скреплена восковой печатью и вдобавок отмечена кольцом-печаткой Росса.

— Что это — твои последняя воля и завещание?

— Нет, все эти документы в Англии — перед отъездом из страны я всегда привожу свои дела в порядок. Но раз уж мы затронули эту тему, содержание тебе гарантировано до конца твоих дней, — бесстрастно произнес он. — А дал я тебе сейчас поручительство, удостоверяющее, что если у тебя на будущий год появится ребенок, то, естественно, отцом его являюсь я.

Джулиет уставилась на поручительство, словно на гремучую змею. Она прекрасно осознавала последствия вчерашней бурной ночи, но вопрос о ребенке в данной ситуации казался столь несвоевременным, что она и думать не желала об этом.

— Но сие будет уместно только в том случае, если тебя убьют, а я останусь в живых и к тому же забеременею, — сдержанно произнесла она. — Что весьма маловероятно.

— Верно, — согласился Росс. — Но это не освобождает меня от ответственности принять меры предосторожности на всякий случай. Здесь ведь речь идет об огромном состоянии — если у нас родится сын, он будет следующим герцогом Уиндермеерским, а дочь стала бы весьма богатой наследницей. Мы несколько лет жили в разлуке, и отправь ты в Англию письмо с заявлением, что являешься законной наследницей, в этом наверняка усомнятся, и, возможно, у тебя появятся законные оппоненты в лице каких-нибудь кузенов, претендующих на мое наследство. Я хотел бы уберечь тебя от этого.

От этих слов Росса дрожащие пальцы Джулиет нервно сжались: «Наш сын, наша дочь…»

— И все-то ты предусматриваешь, — едко заметила она. — А что, если я не захочу, чтобы младенец родился?

— Я не предлагаю тебе родить, просто хочу удостоверить, что любой мой наследник получит то, что ему принадлежит по праву. — Голос его зазвучал жестче. — Быть может, это единственная моя надежда. Если эмир решит снести мне голову, я предпочту умереть, зная, что я оставил после себя нечто значительное.

Джулиет и не предполагала, что он так мечтал о ребенке, просто не позволяла себе думать об этом.

— Не беспокойся, — тихо сказала она. — Если… то, о чем мы говорим, свершится, то я сделаю все возможное, чтобы обеспечить нашему ребенку будущее, которого ты желал бы для него.

— Я верю тебе. — Он взял ее за руку, их пальцы переплелись. — Я просто пытаюсь устроить наши дела.

«Если Росс умрет, проще от этого не будет». — Джулиет закрыла глаза, чтобы не заплакать. Сегодня она уже проливала слезы, а плакать дважды в день — это слишком! К счастью, в дверь постучали. Она даже не успела ничего сказать.

На этот раз слуга передал приглашение лорду Кхилбурну отобедать с Абдул Самут Ханом. Росс пробормотал себе под нос что-то нечленораздельное.

— Я немного устал от его компании, но, кажется, от этого никуда не деться. — Повысив голос, он заявил, что сейчас ему надо принять ванну, и приказал принести воду.

После того как Росс отправился к хозяину дома, Джулиет долго-долго сидела в воде. Ванна служила спасением от тех переживаний, что ей пришлось вынести за последние двадцать четыре часа. Потом, чистая и сухая, она устроилась на диване и принялась разрабатывать план побега шаг за шагом, отмечая все тонкости, которые могли бы заинтересовать Росса.

Наконец муж вернулся. Джулиет не знала наверняка, чем закончится их вечер, ибо за последний день между ними чего только не было! Однако все решилось очень просто: Росс зевнул и подал ей руку.

— Поздно, Джулиет. Пойдем спать.

Она взяла его за руку и пошла с ним так, словно ничего естественнее в мире и не было.

Глава 21

Через пять дней после роковой аудиенции Росса у эмира Джулиет встретилась с Мухаммедом и Хуссейном Казимами. Понимая, что в туарегском облачении вездесущие бухарские шпионы обязательно выследят ее, она отправила Казимам записку, в которой говорилось, что она придет в их лавку за тканью: «Там я смешаюсь с обычным людским потоком».

Когда она вошла в затемненное помещение лавки, Хуссейн приблизился к ней, словно она была просто очередным покупателем. Однако вскоре он отвел ее в отдаленную часть дома под предлогом поиска для нее новой материи. Лавка представляла собой лабиринт комнат, заваленных сверху донизу рулонами ярких тканей, переливающихся всеми красками, как драгоценности в пещере Аладдина. Отодвинув портьеру, Хуссейн указал Джулиет на маленькую, густо увешанную коврами комнату, где возле самовара, скрестив ноги, сидел его отец.

Казимы неторопливо подали «гостю» чай и самсу — сдобренные специями пироги, — попутно расспрашивая о здоровье общих знакомых. После того как с этикетом было покончено, Мухаммед сказал:

— Я слышал, что Кхилбурн сидит взаперти в доме Абдул Самут Хана. Это плохо, ибо с британским офицером Камероном поступали точно так же незадолго до того, как его перевели в Черный колодец.

— То, что вы слышали, — правда. — Джулиет осторожно поставила чашку из тонкого фарфора. — Кхилбурн решил тайно бежать и отправил меня, чтобы я попросил вас о помощи.

— Нет нужды просить нас, поскольку мы обязаны ему, — любезно ответил Мухаммед. — Что нам надо сделать?

— Убежать из дома наиба не составит труда; куда сложнее вырваться из города, ибо ворота его охраняются. Также нам понадобятся приспособленные к пустыне туркменские лошади — такие животные, которых, возможно, нельзя купить в городе. — Джулиет вытащила небольшую кожаную сумочку, позвякивавшую золотыми монетами, и положила ее возле самовара. — Нам нужны три лошади. Конечно, Кхилбурн заплатит за них, поскольку такие животные наверняка дорого стоят.

— Бесчестно брать деньги с человека, который спас жизнь моему отцу, — сказал Хуссейн, отмахнувшись от денег. Задумавшись, он с отсутствующим видом погладил свою черную бороду. — Через городские ворота лучше всего пройти вместе с караваном, потому что в такой толпе охранники занимаются больше проверкой груза, а не людей. Если вы убежите из дома наиба в ночь, когда мы отправимся с караваном, вы сможете присоединиться к нам и благополучно выберетесь за пределы города. Вам лучше выбрать караван, который пойдет через восточные ворота, потому что тогда вы окажетесь вблизи нашего деревенского поместья, где вас уже будут поджидать лошади и провиант.

Джулиет надеялась, что все так и будет. Нагнув голову, она сказала:

— Отлично! А вы знаете, когда вы повезете свои товары?

Посоветовавшись, Казимы предложили несколько возможных дат. Потом они обсудили другие аспекты побега, и Джулиет поднялась, чтобы уйти.

Сощурив глаза, Хуссейн заметил:

— Твой персидский гораздо улучшился с тех пор, как ты прошел через Каракумы, Джелал. Ты и правда тарги?

Она поколебалась немного, пытаясь подобрать подходящее объяснение.

— Нет, милорд, это только маскировка. Я тоже ференги. Давным-давно я… присягнул на верность Кхилбурну. И не могу допустить, чтобы он один отправился в столь рискованную поездку.

— Понятно, — кивнул Хуссейн. — Кхилбурну повезло со слугой, но, значит, этот человек сам вдохновляет людей быть ему верными. Пусть Бог защитит вас обоих в вашем возвращении домой!

Джулиет повторила пожелания бухарцев, потом поклонилась и ушла.


«Как же трудно ждать!» Росса раздражала бездеятельность. Он ничего не мог предпринять, кроме того, что вел себя неприметно, не вызывая подозрений. Джулиет было проще, ибо никто даже не пытался удерживать ее в доме наиба. Заручившись поддержкой Казимов, она воспользовалась преимуществом своих просторных одежд, чтобы приносить под ними разные предметы, которые могли бы понадобиться им в дороге, а заодно и выведывала украдкой, что им еще пригодится. Помимо золота, оружия и шапки бозкаши, которую подарил Дил Асса, Росс хотел забрать только свои дневники, в которых записывал впечатления о Туркестане и его обитателях. Однако дневники умалчивали о более интересной теме — его личной жизни.

Два момента делали домашний арест Росса вполне сносным. Самое главное — это ночи, проведенные с Джулиет: они были наполнены страстью и ни с чем не сравнимым удовольствием. Он и мечтать не смел о чем-то подобном. Из-за их общих интересов и чувства товарищества страсть разгорелась еще сильнее, и, несмотря на то что им постоянно угрожала смерть, Росс никогда в жизни не был так счастлив. Видимо, сама угроза смерти делала каждый миг их существования бесконечно ценным. Ему казалось, что вся его жизнь была словно спрессована в эту горсточку упоительных часов.

Однако их оазис радости окружали невидимые барьеры, много выше, чем глинобитные стены жилища наиба. Они старались не касаться прошлого, совсем не говорили о будущем, и ни один из них так ничего и не сказал о любви.

Другим развлечением Россу служили его друзья, которые по-прежнему навещали его в доме наиба. Он был бесконечно благодарен им за это, ибо в городе, наводненном шпионами, от людей требовалось немалое мужество, чтобы прийти к человеку, который навлек на себя недовольство эмира. В приемной постоянно толклись два-три охранника. В их обязанности входило препятствовать речам на других языках, и поэтому все разговоры велись на понятном охранникам персидском.

Росс обнаружил, что его способность понимать узбекский язык давала ему прекрасные возможности подслушивать любопытные разговоры. Охранники затевали между собой что-то вроде пари, будет ли лорд Кхилбурн казнен сразу или его сначала препроводят в Черный колодец, и если свершится последнее, то сколько времени он там проведет.

Никто из них не ставил на то, что ференги покинет Бухару в добром здравии.

Прошло три дня с тех пор, как Джулиет встречалась с Казимами. Как обычно, ее не было дома. Росс провел полдня, играя в шахматы с купцом-армянином, уравновешенный нрав которого скрывал инстинкт убийцы, проявлявшийся в «королевской игре». Первый визит армянин нанес, дабы оказать почтение брату-христианину, и поскольку и Россу, и купцу доставляло удовольствие общение друг с другом, армянин с тех пор стал чаще приходить к Россу. Карлайл как раз прощался с ним, когда к нему пришли еще трое довольно влиятельных людей в местной еврейской общине. Среди них оказался Эфраим бен Абрахам, с которым Росс познакомился еще в первый свой приезд в Бухару. Тогда Эфраим попросил Росса взять письмо в Англию и передать его Моисею Монтефиори, финансисту и филантропу, слава о котором донеслась и до Туркестана. Монтефиори отправил ответ бухарцам, и восемь лет спустя они продолжали время от времени переписываться.

Когда Росс приехал в Бухару во второй раз, Эфраим бен Абрахам пригласил его к себе домой. Поблагодарив Росса за помощь, Эфраим принялся выспрашивать последние новости о британском филантропе, и Росс рассказал, что королева Виктория пожаловала Монтефиори рыцарское достоинство, несмотря на возражения некоторых министров. Молодая королева объявила, что британец есть британец, вне зависимости от того, какую религию он исповедует. Это убеждение королевы вызвало великое одобрение бухарцев.

Еще с большим интересом была выслушана история о том, как недавно посвященный в рыцари сэр Моисей, надев официальные одежды шерифа Лондонскогo и Миддлсекского, лично отнес кошерного цыпленка в Гилд-холл, чтобы пообедать с остальными сановниками, не нарушая при этом законов приема пищи своей веры. Слушатели разразились хохотом, и с тех пор Росса несколько раз просили рассказать эту историю в других домах. И вот теперь, когда он сидел под домашним арестом, друзья приходили к нему сами.

После обычных пространных приветствий и традиционных чашек ароматизированного розовой водой чая Эфраим бен Абрахам сказал:

— Почтенный лорд Кхилбурн, окажите нам честь, спойте вместе с нами еврейскую песню, ведь голос ваш так звучен и сладок.

Росс озадаченно посмотрел на Эфраима. Просьба показалась ему странной. Будучи еще ребенком, Карлайл упросил местного викария научить его ивриту. Это был единственный язык Среднего Востока, который можно было выучить в дебрях Норфолка. Возможно, знание иврита и расположило к нему бухарских евреев, но он никогда не пел для них. Впрочем, когда-то Росс участвовал в школьном хоре, ему нравилось петь, и он исполнил один из своих любимых псалмов.

Будучи старшим офицером наиба, явир Шахид Махмуд стоял выше раболепных заданий, вроде того, чтобы нести охранную службу, однако он каждый день заходил к Россу на пару часов, дабы осчастливить ференги своим свирепым взглядом. Вот и сейчас он разговаривал с подчиненными в другом конце приемной. Услышав первые строки псалма, он оторвался от беседы и поднял руку, чтобы остановить Росса.

— Что ты говоришь? — подозрительно спросил он.

Росс покорно перевел, начав со слов: «Мы сели у реки Вавилон и зарыдали, ибо вспомнили Сион». Когда он добрался до слов «Как мы можем петь песнь Господа в чужой земле?» — Шахид утратил всякий интерес. Он хмыкнул и вернулся к своему разговору.

Росс снова запел. Когда он допел почти до середины, горло у него сдавило, ибо ощущение изгнания, которое передавала древняя песнь, задело глубинные струны его души: «Наверное, мне надо было выбрать другой псалом».

Когда он закончил, наступила глубокая почтительная тишина. И потом Эфраим сказал:

— Премного благодарны вам, почтенный Кхилбурн. А теперь я научу вас петь гимн евреев Туркестана. Я спою одну строчку, а потом мои друзья споют припев. Он очень простой, и вы легко выучите его.

Прозвучали первые несколько фраз, и Росс смог присоединиться к остальным. Как и говорил Эфраим, песня была простая: молитва о радости. Узбекские охранники скучающе поглядели на поющих и перестали обращать на них внимание.

Когда гимн допели до конца, Эфраим лучезарно улыбнулся Россу:

— Отлично! А теперь мы споем следующую песню, посложнее. Если вы не поймете слов, попросите меня, и я вам их переведу. — Он почему-то принял суровый вид. — Вы меня поняли?

Росс заинтригованно кивнул. Эфраим заунывно запел на иврите:

— «Я только что узнал, что не один, а два европейца были осуждены и посажены в Черный колодец, хотя они не совершали никакого преступления».

Два друга в унисон подхватили:

— «Могуществен и велик наш Господь».

— «Один из них твой брат, — пел Эфраим, — а другой — офицер из великой России».

Росс замер на месте и уставился на гостей. Он был настолько поражен, что не подпел следующий припев. Глядя прямо в глаза Россу, Эфраим продолжил:

— «Одного пленника повели на место казни, где он и умер, провозглашая свою веру, да пребудет с ним мир».

Другие хором запели:

— «Благословен и велик наш Господь».

Сердце Росса тревожно забилось: до него наконец дошло, что это была не песня, а откровенная попытка прямо перед носом охранников передать информацию под личиной литургии. И сообщение это обескуражило его.

— «Другой человек по-прежнему томится в Черном колодце, — пел Эфраим, — но никто не знает его имени».

Росс больше не мог спокойно слушать и нетерпеливо перебил Эфраима:

— Простите, я не уловил слов в последней строке. Это так? — И слегка дрожащим голосом он спросил:

— «А вы не знаете, кто из этих двоих людей жив, а кто умер?»

Гость его печально ответил:

— «Увы, не знаю. Свидетели, которые знали обоих, не могут точно сказать, кто был убит».

Другие подхватили:

— «Величайший из величайших Господь наш».

Росс снова задал вопрос:

— «А тот, что выжил, по-прежнему находится в Черном колодце?»

— «Да, он там, но больше мы ничего сказать не можем».

Росс с трудом перевел дыхание. Когда припев закончился, он пропел:

— «Значит, мой брат может быть жив?»

— «Да, но он может быть и мертв. Я знаю лишь то, что какой-то европеец все еще похоронен заживо в Черном колодце», — ответил Эфраим.

И его друзья добавили:

— «Он король из всех королей».

В глазах Эфраима появилось сострадание:

— «Конечно, то, что я говорю вам, подобно горькому фрукту, попавшему вам на язык, но брат имеет право знать о судьбе своего брата».

Росс буквально сгорал от желания выспросить больше, пусть даже вопросы его и оказались бы бесплодными. Но прежде чем Росс нашелся, что спросить, в приемную вошел Абдул Самут Хан.

Эфраим сразу же вежливо улыбнулся ему.

— Пожалуйста, почтенный Кхилбурн, расскажите нам историю о цыпленке сэра Моисея Монтефиори.

Росс не успел начать рассказ, как вмешался наиб:

— Лорд Кхилбурн, я хотел бы, чтобы вы отобедали со мною пораньше. — Повернувшись к гостям-евреям, он добавил:

— Разумеется, я жду и вас.

Присутствующие были приглашены из вежливости. Поднимаясь, Эфраим бен Абрахам сказал:

— Вы оказываете нам великую честь, Абдул Самут Хан, но, увы, законы нашей веры запрещают нам принять ваше приглашение. А теперь нам пора уходить.

Росс попрощался с гостями. Пожимая руку Эфраима, он тихо сказал:

— Благодарю вас за песни. Я навсегда сохраню их в своем сердце.

— А ваши песни будут звучать в наших сердцах, — ответил Эфраим. — Шалом, брат мой Кхилбурн.

Они ушли, и Росс понял, что вряд ли он когда-нибудь еще увидит их, ибо через несколько дней, видимо, его казнят. Тут наиб сделал нетерпеливый жест, и Росс в смятении вернулся к настоящему: «Я еще успею обдумать все то, что узнал, но сейчас мне надо разыгрывать из себя дружелюбного гостя».

Несмотря на то что хозяин торопил его, обедом они наслаждались довольно долго. Закончив трапезу, Абдул Самут Хан попросил наргиле — водяную трубку. Курить прилюдно считалось преступлением, чуть ли не смертельным грехом, но этот обычай был распространен, и многие курили дома. Наиб тоже частенько баловался. Его наргиле была прекрасным образцом трубки с замысловато вырезанной хрустальной чашей.

Наиб вдохнул, и вода в трубке тихонько зажурчала. Он зажмурился от удовольствия, потом снял свой мундштук и передал трубку Россу, а с ней и свежий мундштук из слоновой кости, предназначенный специально для гостя.

— Пожалуйста, присоединяйтесь.

Россу никогда не нравилось курить, но водяная трубка по крайней мере остужала дым и делала его не таким едким. Он пристроил мундштук и затянулся.

— У вас нашлось время обдумать то, что мы обсуждали несколько дней назад? — спросил его хозяин.

«Значит, Абдул Самут Хан все еще надеется извлечь какую-нибудь выгоду».

— Я все обдумал, и ответ мой остается прежним, — произнес Росс, возвращая курительную трубку. — У меня нет необходимого вам золота, нет у меня и желания нарушать волю эмира. Будь что будет.

Лицо наиба сделалось жестким. Он резко вставил в трубку свой мундштук.

— Явир Шахид Махмуд останется здесь и будет надзирать за вами. Естественно, он разочарован, что не идет с нами на войну, однако ваше положение обязывает, чтобы вас охранял офицер такого ранга. — Абдул Самут Хан заговорил тише. — Несмотря на то что он находится в моем жилище, он предан эмиру. Я не могу предсказать, что он сделает, если донесения с войны окажутся не самыми лучшими.

«Другими словами, Шахид может принять решение казнить своего узника, если дела на войне пойдут плохо. — Росс принял наргиле и вдохнул полный рот мягкого дыма, потом медленно выдохнул его. — Все это звучит как мягкая попытка запугать меня до смерти. Что ж, угроза неплохая: если у меня есть выбор только между Шахидом и Абдул Самут Ханом, то мне следует выбрать наиба, который, возможно, сделает то, за что получит взятку. К счастью, мне не надо выбирать».

— Я ценю вашу заботу о моем благополучии, но с вашим мастерством артиллериста армия бухарцев, несомненно, одержит победу.

— У вас гладкий язык, лорд Кхилбурн. — Наиб нехотя улыбнулся. — Никак не могу понять: то ли вы совершенно невинны, то ли вы — великий обманщик. Но на сегодня хватит этих мрачных тем. Подумаем о приятном: я хочу устроить небольшой праздник для своих друзей в ночь накануне выступления нашей армии. Праздник будет проходить в моих садах, будет музыка и танцоры — персидские танцоры, которые куда искуснее в этом деле, чем туркестанцы. Вам это в высшей степени понравится. Идти на войну — значит сильно рисковать, поэтому человек должен наслаждаться жизнью. Как говорил великий персидский поэт Омар Хайям: «Получите как можно больше удовольствия от того, что нам предстоит прожить, прежде чем мы рассыплемся в прах». Кажется, так?

Росс с улыбкой услышал те же стихи, которые он процитировал Джулиет: «Вот в этом я с хозяином полностью согласен».


Когда Росс вернулся, отобедав с Абдул Самут Ханом, его уже поджидала Джулиет. Он закрыл дверь на доску, и она, стянув с себя покрывало, подошла и обняла его.

— Сегодня был удачный день, — прошептала женщина, прижимаясь к его широкой груди. (Ей никогда не надоедало прикасаться к нему.) — Я без всяких проблем вышла за ворота города, и теперь наши ружья и снаряжение находятся там, где мы их оставили. Все спрятано в поместье Казимов и ждет нас… Через два дня Салех с Резой отправятся в Персию, а еще через три дня поедем домой и мы.

Росс ничего не ответил, просто крепко обнял Джулиет и зарылся лицом в ее волосах. Джулиет нахмурилась:

— Что-то случилось?

— Наверное, так. — Он отпустил ее и снял сюртук. — И, честно говоря, я не знаю, хорошие это новости или плохие.

Заинтригованная, но не встревоженная, Джулиет пошла вслед за Россом в спальню. Взяв расческу, она опустилась на шелковую подушку.

— Неужели может быть еще хуже, чем сейчас? Расскажи.

Росс стянул шейный платок, потом устало потер себе шею.

— Ко мне приходили Эфраим бен Абрахам и двое его друзей. Они сказали, что в Черном колодце сидели два европейца. Одним из них был Иан, а другой — русский офицер. Кто-то из этих двоих казнен, а другого пока оставили в живых. — Он глубоко вздохнул. — Черт побери, они не знают, кто из них кто!

Джулиет перестала расчесывать волосы. От лица ее отхлынула кровь.

— Значит, Иан, возможно, жив, но мы не знаем наверняка?

Она уже несколько недель оплакивала своего брата и, услышав такую новость, была потрясена ничуть не меньше, нежели узнав о его смерти. И хуже всего то, что наверняка ничего не известно. Пытаясь убедить себя, что Иан жив, она сказала:

— Я всегда думала, что рассказ о ференги, который осенил себя крестом, вряд ли относится к Иану. Скорее всего казненный принадлежал к ортодоксальной церкви.

Росс сочувственно посмотрел на нее, но не стал вдохновляться ложной надеждой.

— Весьма вероятно, но в последнее время у эмира с Россией отношения лучше, чем с Британией. Скорее он казнил бы британца.

Джулиет поспешно спросила:

— Тогда почему эмир объявил, что казнил Иана, если на самом деле не сделал этого?

— Понятия не имею, — покачал головой Росс. — Может, политика, а может, обычное вредительство. Насрулла, наверное, решил таким образом запугать других возможных шпионов. Но для него было бы расточительно убивать британца, который когда-нибудь окажется полезным как заложник. Возможно, были и другие причины. Наверное, мы никогда о них не узнаем.

Джул