Book: Наркотики и яды: психоделики и токсические вещества, ядовитые животные и растения



Наркотики и яды: психоделики и токсические вещества, ядовитые животные и растения

Василий Петров, Татьяна Ревяко

Наркотики и яды:

психоделики и токсические вещества,

ядовитые животные и растения

Часть I.

Наркотики

Исторический очерк

Несмотря на то, что злоупотребление наркотиками стало одной из важнейших мировых проблем совсем недавно, в XX веке, опыт употребления людьми наркотических веществ измеряется тысячелетиями. Мифы и легенды, а также исторические хроники разных народов содержат информацию, в которой можно уловить вечную потребность бегства на какое-то время по ту сторону реальности, в мир, где царят доброта и любовь. В человеческом разуме всегда теплится мысль об иной реальности, существующей параллельно тому миру, в котором мы проводим большую часть своей жизни. Та, другая реальность может быть воспринята лишь духовным познанием, но переживания такого рода весьма редки в обыденной жизни обычного человека, – для этого требуются особые обстоятельства. Свидетельства о существовании иной реальности, звучащие из уст тех немногих, кому удалось в нее заглянуть, укрепляют веру в ее существование почти у всех людей и поддерживают их потаенную надежду на то, что может когда-нибудь, хотя бы раз в жизни, им удастся открыть этот искусственный рай и побывать в нем. Великий путешественник за пределы реальности Альдус Хаксли как-то сказал, что не верит в возможность отказа человечества от искусственного рая. Вера в его существование является непременным условием для победы над многочисленными Сциллами и Харибдами во время нашего путешествия в потоке времени и для того, чтобы защитить от мучений душу человека.

Уже в самом начале своего существования первобытный человек стал лицом к лицу с жестокой природой, полной опасностей и ловушек, вызывающих в душе страх и одновременно стремление победить или избежать их. Учитывая его эволюционное несовершенство можно понять, что первобытный человек не всегда был в состоянии оказать сопротивление врагам и понять связь закономерности и случайности в мире объектов и явлений. Поэтому его переживания часто носили хаотичный, неупорядоченный характер, и это вело к искаженному восприятию мира, к зарождению в сознании иррациональных страхов. Для первобытного человека мир был сценой, на которой он играл роль жертвы, переживая ежедневно свое несовершенство и враждебность, окружавшую его со всех сторон.

Кроме реальных опасностей, мир человека в то время был населен мистическими силами и демонами, с которыми не сразишься топором или стрелой. В борьбе с угрожающими силами, происхождения которых человек не знал или только смутно догадывался, нужны были более могучие средства. Полная беспомощность перед неведомым и страх перед смертью вынуждали человека искать помощи или забвения в другом мире или у Богов. Сон дарил ему исполнение желаний, но иллюзия сна длилась очень недолго, и, проснувшись, человек снова чувствовал себя в одиночестве и в опасности.

По натуре своей человек любопытен и потому сам тянется к неведомому. Ему совсем не трудно оказалось открыть, что природа в своем изобилии предлагает ему растения, которые повышают настроение и прибавляют сил, делая жизнь, хоть ненадолго, более легкой и не такой мучительной. Люди, живущие в разные исторические эпохи и в разных частях света, узнают растения, корни или листья которых содержат соки, обладающие таинственной силой.

Первые исторические, записи о далеком прошлом рода человеческого содержат данные о том, что практически все народы, начиная с доисторического периода, употребляли наркотики растительного происхождения по причине их необычных способностей – менять установившийся взгляд на окружающий мир и иллюзорно исполнять желания, тем самым укрепляя веру человека в могущество сверхъестественных сил.

Существует гипотеза, что еще в раннем палеолите (40 000–10 000 лет до нашей эры) состоялось первое знакомство человека с наркотиками. Из документов и исторических хроник известно, что шумеры, китайцы, индийцы, древние греки, ацтеки и племена Сибири хорошо знали действие некоторых наркотиков, используя их для своих целей. Отдельные наскальные рисунки позволяют предположить, что уже тогда посредством магических обрядов и церемоний, связанных с плодородием и охотой, человек пытался изменять состояние сознания.

На ранних фазах филогенетического развития, когда контроль над сознанием находился в начальной стадии или был менее строгим, чем сегодня, проникновение элементов из человеческого подсознания в сознание облегчали относительно примитивные технические приемы: танец или монотонный ритм музыкального инструмента. Древний экстаз выполнял для первобытного человека функции и религии и медицины.

Одновременно с развитием духовной жизни человека и с процессом его социализации силы общественного давления становились строже, а контроль над инстинктами – все суровее. Неосознанно зарождались новые душевные ценности, существование наполнялось новым смыслом, но осознать его становилось все сложнее. Необходимо было менять технику общения с подсознанием, чтобы расширить границы своего «Я» и освоить пути в пространства новых переживаний.

Раннее открытие наркотиков помогло человеку установить контакт с собственным подсознанием, а также облегчило вхождение в состояние экстаза, в котором он переживал впечатления общения со сверхъестественными силами, приносящими ему утешение или тайную информацию из какого-то другого мира.

Так как чаще всего это были растения, обладающие сильными психоактивными свойствами, люди были склонны приписывать волшебные и чудотворные качества всем растениям, в том числе и совершенно нейтральным. Первобытный человек считал растение святыней и собственностью Бога, поэтому употребление всевозможных субстанций растительного происхождения строго контролировалось колдунами, жрецами и шаманами. Самым ярким примером туг может служить мандрагора, корень которой формой похож на человеческую фигуру. Почти все народы мира связывают с мандрагорой какие-то легенды.

С развитием форм общественной жизни и возникновением более организованных и сложных людских сообществ выделяются личности, исполняющие особые функции и имеющие большое влияние на жизнь сообщества. Это вожди племен, волшебники, маги, шаманы, жрецы и т.д. У одних в руках духовная власть, у других – светская. Иногда они держат в руках обе ветви власти. Те, кто обладает духовной властью, пользуются привилегией общения с высшими силами, а также посредничества между этими силами и обычными людьми. В доисторические времена, да и позже, право употребления наркотиков, с учетом того, что они вызывают необычное состояние духа, имели только избранные, да и то только с определенной целью. Для простых смертных очень продолжительное время наркотики являлись табу, а их самовольное употребление влекло за собой самое суровое наказание. Благодаря этим верованиям и запретам многие народы защитили себя в будущем от разрушающего действия наркомании. По древним обычаям наркотики употребляли только те, кто верил в их чудотворное действие, и, кроме того, использовали их разумно. Как святая тайна, охранялись рецепты приготовления чудесных напитков и особенности их применения, чтобы непосвященные не узнали «искусственный рай» и не начали самостоятельные поиски истины. Таким образом, привилегированным классам удалось, хотя и из эгоистических соображений, оградить народ от массового и неразумного употребления наркотиков, которые бы его быстро уничтожили. Позже, одновременно со стиранием границ между народом и привилегированным классом, появляются куда более широкие возможности контакта широких масс с наркотиками.

Первым упоминаемым в истории растением с психоактивными свойствами был мак Еще пять тысяч лет назад его использовали шумеры, жившие на землях Нижней Месопотамии (современный Ирак). На глиняных табличках, обнаруженных спустя века в Ниппуре, остались рекомендации приготовления и употребления опиума. Шумеры называли его «гиль» что , означает «радость». Шумеры также знали и использовали психофармакологические эффекты многих других растительных субстанций.

Позже знания о лечебных свойствах мака в Персию и Египет принесли вавилонцы. Известно также, что опиум использовался в медицинских целях греками и арабами. Эти народы, кроме исторических данных, оставили об опиуме множество легенд.

Гомер, великий древнегреческий поэт, две с половиной тысячи лет тому назад написал в одной из своих поэм, что Елена, дочь Зевса, подливала солдатам в вино какие-то соки, под действием которых они забывали о страхе и боли.

Очень похожа на эту другая легенда, рассказанная Гомером в «Одиссее». В ней Гомер говорит о том, как прекрасная Елена, жена царя Менелая, подала Телемаку, сыну Одиссея, который прибыл в их дворец, разыскивая своего отца, кубок с напитком, называемым «непентес»:

В чаши она круговые подлить вознамерилась соку,

Гореустдного, миротворящего, сердцу забвенье

Бедствий дающего; тот, кто вина выпивал с благотворным

Слитого соком, был весел весь день и не мог бы заплакать,

Если б и мать и отца неожиданной смертью утратил,

Если б нечаянно брата лишился иль милого сына,

Вдруг пред очами его пораженного бранною медью…

Перевод В.А. Жуковского

Существует предположение, что «непентес» Гомера, заставляющий забыть боль и горе, это самый настоящий опиум. В книгах Геродота, Аристотеля и Плиния имеются упоминания об опиуме и его действии. Народы критской цивилизации возводили статуи богини мака и, поклоняясь ей, украшали ее голову надрезанными маковыми головками, из которых вытекал чудесный сок. В VII веке до н.э. Гесиод сообщает о существовании города Микены (Город Мака).

В восьмом веке арабы расширили границы выращивания мака от Малой Азии до Индии и Китая. Они считали мак священным растением, которое открывает врата рая тем, кто его употребляет.

О гашише как лекарстве от кашля и от поноса говорится в 2737 г. до н.э. в лечебнике китайского императора Шен-Нуна, хотя уже гораздо раньше он упоминался в легендах именно по причине его психоактивных свойств. В древнем Китае гашиш использовался как обезболивающее средство при хирургических операциях, и в Индии он также использовался как лекарство.

Также в древнем индийском эпосе «Атхарва» и «Ригведа» (1500 лет до нашей эры) упоминается гашиш, называемый там «небесным проводником». Индийский священный напиток сома, известный задолго до нашей эры, пили только жрецы и посвященные. Он готовился из разных растений и также из индийской конопли, из которой производится гашиш.

Поэма «Ригведа», считающаяся самым древним и грандиозным религиозным произведением, из всех, что создало человечество, в более чем ста псалмах восхваляет действие сомы, которая «оденет то, что обнажено, излечит то, что изранено, научит слепца как прозреть, хромого – как ходить; бедняка – как стать богатым». Сома занимала также значительное место в эротической традиции наиболее сложных религиозных культов тех времен.

Само происхождение названия «гашиш» имеет романтический привкус легенды. Великий путешественник Марко Поло привез из Персии предание о Хасане ибн ас-Саббахе, старце с гор, который для себя и своих светских и религиозных соратников ассасинов построил крепость на обрывистой горе Аломут. Воины Хасана были известны своей храбростью и беспощадностью. Их главными занятиями были война или убийства наиболее влиятельных людей Персии того периода. Также они воевали и против крестоносцев. Говорили, что при одном только слове «ассасин» крестоносцев охватывал страх.

За употребление гашиша, который нашел у Хасана ибн-Саб-баха весьма своеобразное применение, члены этого ордена на востоке получили название гашишинов (по-арабски «хаш-шашин»). Крестоносцы, которым они наносили весьма чувствительные потери, изменили этот термин в «ассасин». Так стали называть членов этой организации в Европе, а несколько позже слово стало нарицательным и вошло во французский и некоторые другие европейские языки, приобретя значение коварного убийцы.

Члены низших степеней посвящения в секте назывались «фе-дави», что означало – жертвующий собой за веру. Этих фе-дави Хасан ибн-Саббах подбирал, главным образом, из сильных и смелых юношей, принадлежавших по преимуществу к бедным слоям населения, и воспитывал их в абсолютном повиновении своему слову. Для того, чтобы настроить их должным образом и подготовить к подвигу, он, прежде всего путем настойчивой религиозной обработки превращал их в исступленных фанатиков, а потом, в нужный момент, одурял гашишем.

Одурманенного юношу, пока он находился в бессознательном состоянии, переносили в потайной сад, окруженный высокими стенами и оборудованный в соответствии с мусульманскими представлениями о рае. Здесь подготавливаемый к подвигу федави, очнувшись, блаженствовал короткое время в объятиях прекрасных «гурий» и наслаждался всевозможными удовольствиями. Затем его усыпляли снова, переносили в обычную обстановку и на следующий день уверяли, что молитвами шейха душа его только что побывала в раю и что испытанное там блаженство будет его вечным уделом, если он сложит голову, выполняя поручение вождя.

После этого федави бесстрашно шли на смерть, становясь слепыми орудиями Хасана, который с их помощью очень скоро навел ужас на самых могущественных сановников своего времени и даже на носителей верховной власти. Тот, на кого указывала своим адептам беспощадная рука Хасана ибн-Саббаха, был уже обреченным человеком, как бы высоко он ни стоял: почти не было случая, чтобы кинжал федави не поразил намеченную жертву. А если был бессилен кинжал, то наверняка действовал яд.

Убийство, как правило, совершалось открыто, на людном месте, причем убийца и не пытался бежать: он с восторгом принимал смерть, уверенный в том, что купил себе вечное блаженство, уже испытанное им однажды. В тех редких случаях, когда федави, совершив предписанное убийство, почему-либо избегали смерти, их матери плакали и чуть ли не проклинали сыновей за то, что они упустили такой верный случай попасть в рай.

Это свидетельство Марко Поло можно принять как первое историческое упоминание о массовом употреблении наркотика в политических и религиозных целях.

Древние культуры использовали также в религиозных целях галлюциногенные грибы. Так, например, в Мексике был найден большой каменный гриб с высеченным на ножке обликом Бога. Предполагают, что возраст находки свыше десяти тысяч лет. История мексиканских галлюциногенных грибов тесно связана с ацтекской и мексиканской культурами. В древней Мексике был известен гриб, который рос только во время грозы, под сверкание молний и раскаты грома, из чего делался вывод, что гриб этот связан со сверхъестественными силами.

Вообще, для древних народов грибы были окутаны ореолом тайны. Для первобытного человека оставалось загадкой, как гриб рождается без зерна, почему он так быстро появляется на свет сразу после дождя и также быстро исчезает без следа. Древние видели в рождении грибов символику нескончаемого круга возрождений Бога на земле, так как зачатки некоторых грибов напоминают визуально мужской половой орган, а позже, когда разворачивается шляпка гриба, – соединение мужского и женского половых органов. Этот акт непременно должны были сопровождать громы и молнии.

Интересно, что вера в божественность грибов была достаточно широко распространена среди древних народов. Похожие и даже иногда идентичные верования о происхождении галлюциногенных грибов в таинственных и драматических обстоятельствах можно встретить в народных суевериях Японии, Филиппин, Таджикистана, и у мавров, где слово «ватитири» одновременно означает и гром и гриб.

Мексиканский гриб, известный науке как Psilocibae mexicana на протяжении веков использовался ацтеками в религиозных обрядах. Испанские конквистадоры оставили письменные свидетельства о массовом употреблении «божественного» или «чудодейственного» гриба во время коронации Монтесумы, целью которого было внушить подданным Монтесумы идею о его божественном происхождении. Испанский врач Эрнандес считал этот гриб главным элементом религии ацтеков. Каменные грибы, найденные в Гватемале, и насчитывающие приблизительно три тысячи лет, свидетельствуют о том, что индейцы Майя также исповедовали культ грибов.

И в древней Греции в религиозных целях использовались галлюциногенные грибы. Известно, что напиток, использовавшийся во время елисейских мистерий, был изготовлен из грибов, изменяющих состояние сознания и вызывающих необычные видения религиозного характера.

Возникновение города Микены связано с видением, которое пережил его основатель, после того как съел галлюциногенный гриб, в честь которого и был назван город (mykos – по гречески гриб). Некоторые современные ученые (например, известный миколог Р. Гордон Уоссон, сам имеющий опыт общения со священными грибами) считают весьма вероятным, что божественная идея могла посетить древнего градостроителя вследствие того, что он случайно съел гриб, обладающий галлюциногенными свойствами.



Некоторые сибирские племена с целью достижения экстаза и религиозных видений поедали во время ритуальных обрядов ядовитый гриб, широко известный под названием мухомор (amanita muskaria). Среди самоедов был распространен обычай пить мочу людей, отравленных мухомором, чтобы выделенный таким образом яд, не угрожая жизни, мог вызвать «легкие мистические переживания». Викинги также хорошо знали этот гриб, и чтобы повысить боеспособность и разжечь в себе ненависть к неприятелю, они употребляли его перед схваткой.

Галлюциногенные грибы использовались и шаманами. Шаманы – это «избранные» в сибирских племенах, обладающие необычными душевными качествами. Войдя в состояние экстаза, они пытались установить контакт со сверхъестественными силами для того, чтобы использовать их с целью повлиять на ход событий в реальной жизни, предсказать будущее или вылечить больного.

Состояния экстаза глубоко религиозного или мистического содержания можно иногда достичь с помощью чисто психологических или психофизиологических приемов: полный многодневный пост, самобичевание, аскеза, специальные дыхательные упражнения и созерцание, медитация, ритуальные танцы или слушание ритмичных барабанных ударов в полной изоляции от других звуковых эффектов.

Эти методы, однако, требуют больших психических и физических усилий и времени, поэтому шаманы часто решаются на более легкий и быстрый способ вхождения в экстаз путем употребления внутрь галлюциногенных грибов. Впечатления от действия этих грибов вполне можно сравнить с «трипом» (от английского trip – путешествие) наркомана, вызванным ЛСД или мескалином.

Среди растений, вызывающих изменение сознания и восприятия, особое место занимает разновидность мексиканского кактуса, известного под названием пейотль (lophophora ivilliamsi), который растет в южной части долины Рио-Гран-де. Вера в его магические свойства уходит в глубь веков.

Кортес и его конквистадоры, которые прибыли в Новый Свет, познакомились с племенем ацтеков, почитающих кактус, называемый ими «теонанацатль», что в переводе означает «плоть бога». Теонанацатль был для ацтеков воплощением великого мексиканского Бога Солнца.

Так как мескалиновое видение Бога находилось в вопиющем противоречии с христианской концепцией, исповедуемой конкистадорами, они запретили ацтекам употребление этого кактуса, которому было дано испанское название riaz diabolika (корень дьявола).

Тех, кто нарушал запрет, наказывали более чем жестоко, – после трех дней пыток им выкалывали глаза. После того, как ацтеки исчезли с лица земли, интерес индейцев к пейотлю на несколько столетий угас. Возродился он только в начале нашего века, точнее в 1914 г., когда образовалась Американская Народная Церковь (Тhe Native American Church), сплотившая несколько десятков индейских племен. Главным ритуалом этой секты была вариация раннехристианского Праздника Любви, во время которого кусочки пейотля используются вместо сакраментального хлеба и вина для причастия. Индейцы относятся к пейотлю как к ценнейшему дару Бога и сравнивают его действие с действием Божьего Духа.

Археологические и мифологические данные во всем мире свидетельствуют о существовании различных растений, соки которых сильнее человека. Наиболее богатым источником информации на эту тему является фольклор.

Средние века изобилуют рассказами о ведьмах и колдунах, а также об их волшебных зельях. Существуют документы, свидетельствующие: в XV, XVI и XVII веках в Европе изготавливались разные мази, действие которых было, похоже, таким сильным, что они могли превращать людей в животных или изменять состояние сознания. Скорее всего, речь здесь идет о каких-то ядах, которые, проникая через кожу, попадали вместе с кровотоком в мозг и вызывали галлюцинации, в которых человек переживал свое превращение в животное или в другое существо, особенно если ему накануне этого что-то подобное было внушено.

Мировая история зафиксировала случайные массовые отравления веществами растительного происхождения, изменяющими состояние сознания. Документы Свидетельствуют о том, что в 994 г. умерло сорок тысяч французов, отравившихся спорыньей, а у еще большего количества людей возникли галлюцинации.

Поводом для преследования известных салемских колдуний в штате Массачусетс в 1692 г. также, скорее всего, послужило какое-то растение. Несколько девочек обвинили большое количество мужчин и женщин в том, что они поддерживали контакт с дьяволом и занимались колдовством. На основании этих обвинений многие люди после пыток были казнены. Хлеб, который в 1692 г. пекли колонисты, был из ржи, привезенной из Европы и зараженной спорыньей. Внимательный анализ протоколов процесса позволяет предположить, что девочки страдали галлюцинациями, а психозы «колдуний» были использованы как подтверждение необычных видений.

Кроме одиночных географических очагов употребления различных веществ, обладающих психоактивными свойствами, Европа не знала большинства сильных наркотиков до конца XIII века, когда крестоносцы привезли с Ближнего Востока опиум.

Первый медицинский препарат, изготовленный из опиума, прописал больному в XVI веке знаменитый Парацельс. Пара-цельс называл опиум камнем бессмертия и часто использовал его в своей практике.

В XVII веке знаменитый английский врач Томас Сайденхэм открыл новый способ получения опиума и назвал этот препарат своим именем.

Первые препараты опиума носили название лаудан. Их использование оказало между прочим большое влияние на литературу Англии. Английская поэтесса Элизабет Баррет Браунинг, которая в детском возрасте пережила несчастный случай, до конца жизни принимала лаудан как обезболивающее средство. Перед смертью она находилась в полной зависимости от наркотика и, скорее всего, писала под его воздействием.

Томас де Квинси в «Откровениях английского оптимиста» писал: «Это средство от всех людских мучений, это тайна счастливой жизни, открытая в одно мгновение. Счастье теперь можно купить за один пенс и носить его в кармане жилета. В бутылочке можно хранить миниатюрный экстаз, а душевный покой пересылать по почте…»

Есть предположение, что великий английский поэт Сэмюэл Тэйлор Колридж свою известную поэму «Куббла Хан» написал сразу после пробуждения от опиумного сна, в котором увидел мифический город Ксанаду. Этот автор также, как и де Квинси и множество других людей искусства, употреблявших наркотики, только гораздо позже осознал свою токсикоманию как серьезную болезнь и понял ее отрицательное влияние на духовные и творческие способности.

В начале прошлого века, точнее в 1805 г., аптекарь Зертюрнер выделил первый алкалоид опиума и дал ему название «морфин» в честь Морфея, греческого бога сна. Несколько позднее, в 1832 г. Робике выделил кодеин, а в 1848 г. Мерк выделил из опиума папаверин.

Изобретение в 1853 г. врачом из Эдинбурга Александром Бу-дом иглы для подкожных инъекций в итоге породило новые проблемы, связанные с более эффективным введением морфина и других алкалоидов опиума. Тогда появилось опасное, ошибочное мнение, что морфин, введенный в организм посредством укола, не вызывает привыкания и тенденции к увеличению дозы.

Хотя употребление опиума в Азии исчисляется тысячелетиями, всеобщее его использование начинается только в XVIII веке, после того, как на рынки континента вышла английская Ост-Индская Компания, которая владела монополией на производство опиума в Бенгалии и огромное количество зелья продавала в Китай. Когда в 1820 г. в Китае был введен запрет на импорт опиума, Компания вначале организовала контрабандную перевозку наркотика, а затем вынудила правительство Великобритании оказать давление на Китай, чтобы насильно возобновить импорт опиума.

Китайский запрет на британский опиум привел в 1842 г. к первой опиумной войне, в которой более мощный военно-морской флот Великобритании вынудил китайцев вновь открыть двери британскому наркотику.

Спустя пятнадцать лет, в 1857 г. вспыхнула вторая опиумная война, в которой к Великобритании присоединились Франция и США. Китай, конечно же, проиграл и эту войну. С целью приостановки оттока золотого запаса и для спасения страны от инфляции Китай начал выращивать собственный опиумный мак. Миллионы китайцев проводили большую часть своей жизни в опиумных курильнях, погруженные в наркотический сон.

На примере опиумных войн мы видим, как осуществлялась коварная политика расширения массового употребления наркотика с целью подчинения одного государства другому, со всеми ужасными последствиями, оказавшими влияние на психическое здоровье нации в последующих поколениях.

Массовое употребление наркотиков в Европе началось в девятнадцатом веке, в период, когда группа интеллектуальных авантюристов начала экспериментировать над собственным сознанием, употребляя наркотики, привезенные из Египта и Индии. Все началось в тот день, когда французский врач Моро де Тур по возвращении из Алжира предложил своим друзьям попробовать «давамеску» – печенье из гашиша. Эффект был ошеломляющим, особенно для группы литераторов, среди которых были Шарль Бодлер и Теофил Готье. Вскоре был организован несколько необычный клуб, известный как «Клуб любителей гашиша», со штаб-квартирой в отеле «Пимодан» в Париже на берегу Сены.

Члены этого клуба регулярно встречались и употребляли гашиш в количествах, которые сегодня можно оценить как очень большие. Бодлер еще раньше пробовал опиум. Эти два великих поэта увековечили свои интимные переживания с гашишем и опиумом: Бодлер – в «Искусственном рае» и поэме о гашише; Готье пережил свои галлюцинации с некоторым самоаналитическим подходом: «Мой слух расширил свои пределы; я слышал звучание цветов: зеленые, красные, синие и желтые тона набегали на меня волнами и волны эти не смешивались».

Позже в этот клуб вступили и другие писатели и поэты того периода. Наиболее известные из них – Верлен и Рембо.

В начале двадцатого века американский писатель Ф. Ладлоу пропагандирует употребление марихуаны и описывает собственные впечатления от ее действия. В тот период повышается интерес и к другим средствам, способным изменять состояние психики. Особой популярностью пользуется закись азота (веселящий газ), исходя из его фармакологических свойств и легкости в применении. Выдающийся американский психолог Уильям Джеймс заинтересовался этим наркотиком и испробовал его действие на себе. Свои впечатления он опубликовал, поставив на первый план религиозное значение ощущений, возникающих в процессе действия психоактивных наркотиков. Один раз У. Джеймс попробовал мескалин, но неожиданно плохо себя почувствовал и воздержался от дальнейших экспериментов. Но, несмотря на неудачу в эксперименте с мескалином, он и в дальнейшем был уверен, что химические вещества могут вызвать в сознании человека мистические состояния и сделать духовную жизнь человека богаче. Это можно частично понять как выражение его индивидуальности, глубокого интереса к религии и мистицизму, в особенности под конец жизни, – именно в этот период он и проводил свои эксперименты.

Нелишне будет вспомнить, что отец психоанализа Зигмунд Фрейд в 1884 г., еще будучи молодым неврологом, употреблял некоторое время кокаин в минуты депрессии, и даже посоветовал одному из своих знакомых использовать кокаин как обезболивающее средство. Свое первое впечатление от действия кокаина он описал следующим образом: «Малые дозы этого лекарства вознесли меня на вершину. Теперь я собираю материал, чтобы сложить хвалебную песнь в честь этого волшебного вещества».

В письмах к своей невесте Марте он назвал кокаин «чудодейственным лекарством». Позже, когда один из его пациентов впал в психоз, вызванный кокаином, и подвергся кошмарным галлюцинациям, Фрейд по-настоящему испугался и отказался от его использования. Он даже стал решительным противником использования кокаина в психиатрии.

1938 год стал очень важным для истории наркомании. В этом году швейцарскому химику Альберту Хоффману удалось синтезировать лизергиновую кислоту, что явилось началом развития массового употребления наркотиков в размерах, которые до этого не имели прецедента в истории человечества.

Через несколько лет, 16-го апреля 1943 г. совершенно случайно Хоффман стал первым, кто испробовал действие нового вещества на себе. Как это часто бывает, первооткрыватель не знал, что же именно он открыл. Вот как он описал свое первое знакомство с ЛСД-25: «Пятница… я должен прервать работу в лаборатории… меня охватило какое-то странное чувство беспокойства и легкой оглушенности… Я дома, лежу на полу и медленно погружаюсь в делириум, о котором я не могу сказать, что он мне неприятен. Он характеризуется исключительно возбуждающими фантазиями. Я лежу в полубессознательном состоянии с закрытыми глазами… меня одолевают фантастические видения необычной реальности с интенсивной игрой красок – как в калейдоскопе».

После экспериментов Хоффмана с ЛСД наркотик этот был занесен в группу так называемых психозомиметических средств, так как была подтверждена его способность вызывать у человека необычные состояния, похожие на психоз.

Вот так после открытия мескалина и выделения его из мексиканского кактуса в мире галлюциногенных наркотиков прибавился еще один. В 1950г. образцы этих двух наркотиков были разосланы ведущим психиатрам мира с целью лабораторного и клинического исследования препаратов, что, как предполагалось, должно было помочь понять сущность и происхождение шизофрении. Предварительные результаты оказались весьма противоречивы, что было понятно: ведь наркотик применялся в разных условиях и при полном отсутствии какого-либо опыта.

Сторонники использования ЛСД-25 уже при появлении первых обнадеживающих результатов объявляли о начале новой эры в лечении психических болезней. Более скептически настроенные и осторожные ученые высказывались реже, и могло создаться впечатление, что истина на стороне энтузиастов. Но, как это часто бывает, когда речь идет об использовании чего-то нового, особенно в медицине, преждевременный восторг быстро уступил место более реальной оценке.

Результаты использования этих наркотиков показали, например, что «модель психоза», вызванная ЛСД-25 или мескалином, вовсе не является аналогом эндогенного психоза и эти два состояния весьма существенно отличаются друг от друга. Потребовалось несколько лет, чтобы интерес психиатров и психологов к ЛСД-25 упал. Эти наркотики и сейчас находят применение в психиатрии, но в более строго и твердо очерченных рамках конкретных патологий.

Когда заинтересованность психиатров галлюциногенными наркотиками ослабла, эти препараты нашли почву для своего развития в несколько другой сфере. Большая заслуга в этом принадлежит писателю Альдусу Хаксли, который «одним солнечным майским утром проглотил сорок граммов растворенного в воде мескалина, сел в кресло и начал ожидать результата», надеясь на посещение миров, в которых Блэйк, Сведенборг или Иоган Себастьян Бах чувствовали себя как дома.

Эксперимент этот Хаксли провел в 1953 г. под наблюдением своего будущего друга, известного ученого Хэмфри Осмонда.

Высказывания Хаксли во время эксперимента записывались на магнитофонную ленту, а Осмонд делал заметки. Эти данные свидетельствуют, что уже через полчаса после употребления мескалина мистеру Хаксли, по выражению Блэйка, начали открываться «врата чистого восприятия». Личность Альдуса Хаксли – философа и мистика, человека много лет страдающего неизлечимой болезнью глаз – была как будто специально сотворена для переживания мескалиновых видений.

Наркотик не привнес ничего нового, он только выкристаллизовал его восприятие мира и прояснил его уже устоявшиеся религиозные и философские убеждения. Свои многочасовые впечатления Хаксли описал в коротком эссе «Врата восприятия». Горячий сторонник употребления мескалина, нового духовного таинства, предоставляющего возможность увидеть мир по-новому, он все-таки сомневался в универсальности этого метода.

Он утверждал, например, что под действием мескалина «воля подвергается глубоким переменам в сторону ослабления. Тот, кто принял мескалин, не видит необходимости в том, чтобы что-то делать…» Увидев стул, он говорит: «Каждый должен видеть вещи такими, какие они есть на самом деле», но сразу же выдвигает сомнение: «если кто-то всегда обладал бы таким виденьем, он никогда не захотел бы делать что-нибудь другое… но как же другие люди? Как же отношения между людьми?» Хаксли сомневается в том, что наркотик может помочь людям лучше понять друг друга. Он может способствовать только субъективному познанию, которое не имеет отношения к другим людям и не несет в себе объективной истины.

Несмотря на это, авторитет писателя, а также необычная тематика, основанная на подлинности пережитых впечатлений, способствовали тому, что книга вскоре стала популярной среди молодых людей, постепенно подготавливая их к психоделической революции, наступившей в начале I960 года.



Год этот считается судьбоносным в становлении современной наркомании. Во время пребывания в Мексике Гарвардский психолог доктор Тимоти Лири съел несколько галлюциногенных грибов, полученных им от какого-то местного колдуна. «Уже через несколько минут я перелетел через границу Ниагары сознания к Мальстрему трансцендентальных видений и галлюцинаций, – пишет Лири. – Следующие пять часов я мог бы описать с помощью множества экстравагантных метафор, но это испытание, несмотря ни на что, было самым глубоким религиозным переживанием в моей жизни».

Этот опыт оказал решающее влияние на дальнейшую жизнь и научную деятельность доктора Лири. Книгу Хаксли «Врата восприятия», а также некоторые из произведений Германа Гессе он трактует как пособия, помогающие идти по психоделическому пути к бессознательному. С той же самой целью Лири переводит и комментирует тибетскую «Книгу мертвых», в которой он находит поразительные совпадения с собственными психоделическими переживаниями.

Лири начинает безгранично верить в преображающую силу наркотиков, в их способность изменить не только личности отдельных людей, но и влиять на становление более справедливых общественных отношений. Своими идеями он заинтересовал профессора Ричарда Олперта, коллегу и товарища по Гарвардскому университету. Совместно они проводят исследования на заключенных, потом на добровольцах, давая им псилоцибин.

Сам Лири принимает ЛСД, псилоцибин, мескалин и курит марихуану. Расширение спектра употребляемых наркотиков все больше укрепляет его веру в приближение новой эры человеческой природы. Используя все доступные средства коммуникации, Лири публично провозглашает свои идеи с целью найти сторонников, прежде всего среди молодых людей. Эффект превосходит самые смелые ожидания. Большая часть молодежи становится на сторону доктора Лири.

Начинаются массовые эксперименты с наркотиками, изменяющими состояние сознания, приводящие к перевороту в душах экспериментаторов. Лири завладел воображением многих миллионов молодых людей во всем мире, начинающих мыслить по-новому.

Деятельность Лири и Олперта, а также поведение их сторонников, вызывают опасения у мыслящих традиционно преподавателей университета, и в 19бЗ г. оба профессора были вынуждены уйти из Гарварда. В том же году они собирают энтузиастов своих идей для продолжения экспериментов и организуют Международную Федерацию Внутренней свободы (IFIF) со штаб-квартирой в отеле мексиканского города Чихуатанеху.

Первая группа из двадцати пяти пациентов платят Лири и Олперту каждый по двести долларов в месяц за то, что они наблюдают за добровольцами, пока те находятся под действием ЛСД-25. Сеансы проводятся два раза в неделю, время между сеансами пациенты заполняют по своему усмотрению. После инцидента, спровоцированного одной американкой, власти выдворяют Лири и его соратников из Мексики.

И тут им на помощь приходит экстравагантный нью-йоркский миллионер Уильям Хичкок, передавший в полное распоряжение коммуны четыре тысячи акров земли в Милбруке, штат Нью-Йорк. Лири на седьмом небе от счастья. Наконец-то исполнилась его мечта о возведении святыни нового психоделического культа для верующих со всего мира, без учета их религиозной принадлежности и цвета кожи. Сотни добровольцев подвергаются опытам с ЛСД-25, меска-лином, псилоцибином и марихуаной. Благодаря своей врожденной коммуникативности Лири получает среди молодых американцев широкую популярность.

В это время Соединенные Штаты ведут войну во Вьетнаме, и каждая пацифистская идея, даже самая туманная и неопределенная, как идея Лири, находит множество приверженцев, ненавидящих насилие, войну и бессмысленное убийство невинных людей.

В период между I960 и 1965 гг. Лири увлек своими идеями воображение молодежи по всему миру. Большая часть молодых людей сама начинает экспериментировать с наркотиками, изменяющими состояние сознания, прежде всего с марихуаной. Для 1965 г. характерно употребление наркотиков в основном в студенческой среде, что являлось формой социального протеста студенчества. Открытое употребление наркотиков вместо алкоголя, видимо, необходимо расценивать как отказ от средства снятия стресса старшего поколения.

Наркотики принадлежали молодежи и становились символом нового видения мира. Первым следствием массовых экспериментов с наркотиками было возникновение и развитие разных стилей жизни, детерминированность и психическое истощение многих миллионов молодых людей во всем мире.

Одновременно с распространением наркомании в шестидесятых годах зарождается движение хиппи, описанное в дальнейших разделах книги, которое принимает идеи доктора Лири. Теперь Лири с гораздо более многочисленной группой сторонников, среди которых врачи, психологи, философы и доктора теологии, – продолжал эксперименты, все еще веря, что наркотики могут изменить общество. Число учеников Лири растет, а сам он чувствует себя современным Сократом.

Весной 1966 г. полиция произвела в поселении обыск. Полицейские находят небольшое количество марихуаны и арестовывают Лири и всех присутствующих. В следственной тюрьме Лири отвергает все обвинения как безосновательные. Его освобождают за отсутствием доказательств, но следователь предупреждает доктора о грозящих ему шестнадцати годах тюрьмы в случае доказательства его вины. И когда адвокату почти полностью удалось избавить Лири от подозрений, в чемодане его восемнадцатилетней дочери таможенник находит пол-унции марихуаны. Лири снова был арестован и, несмотря на объяснения, что эта марихуана предназначалась для научных целей, он был осужден и приговорен к тридцати годам тюрьмы за хранение марихуаны и неуплату федерального налога.

В тюрьме он пишет нашумевшие «Записки из заключения». Через некоторое время ему удается бежать. Сначала он скрывается у друзей в Южной Африке, потом оседает в Швейцарии. Несмотря на преклонный возраст, Лири ведет активную жизнь. Его публикации, хотя и не в такой степени, имеют влияние на молодежь. Для молодых он остается жрецом психоделического культа. В рассуждениях Лири того периода можно заметить некоторую переориентацию, касающуюся употребления психоделических наркотиков. Прежде всего, теперь он утверждает, что наркотики предназначены отнюдь не для всех, и не должны использоваться бесконтрольно. Трагические последствия массового злоупотребления наркотиками среди молодежи явились для Лири главным предостережением. Он утверждает также, что наркотики – неподходящее занятие для молодых людей, так как им не хватает жизненного опыта и необходимых знаний в таких областях как медицина, психология и философия, совершенно необходимых для правильного восприятия и осмысления эффектов, производимых наркотиками.

Незнание своего психического состояния может стать причиной того, что наркотики только обманут молодых людей и приведут их к помешательству.

Для людей зрелых наркотики, по его мнению, могут быть полезны при решении экзистенциальных проблем, так как они ставят эти проблемы в центр сознания, хотя и не решают их.

Лири все чаще утверждает, что «трансцендентальное эго», являющееся конечной целью психоделического культа, можно постичь и без помощи наркотиков. В качестве заменителя наркотика он предлагает систему медитативных упражнений, йогу, мигание оптических стробоскопов и психоделическую музыку.

Но молодежь все-таки продолжает связывать имя Тимоти Лири исключительно с наркотиками, и его новые идеи никого не в силах переубедить. Благодаря доктору Лири и его ореолу мученика, который в глазах молодежи превратил его в современного святого, психоделический культ удерживал свои позиции довольно долго. Можно сказать, что в современном мире дилетантский интерес к психоделическим наркотикам постепенно ослабевает. Наркотики опять возвращаются в стены лабораторий и психиатрических клиник, так как не подлежит сомнению, что возможности их применения в научных целях далеко не исчерпаны.

Тема субстанции, которая лечит и приносит успокоение или болезнь и смерть, повторяется как архетип во всех культурах и во все периоды истории. Наркотики присутствуют и в классических культурах и в современных цивилизациях, как и в жизни «диких» народов – от тундры до экваториальных джунглей, – и это свидетельствует о вечном стремлении человека к преодолению своего несовершенства и к тому, чтобы хоть раз побывать, хотя бы ненадолго, в стране, которая существует только в мечтах. К сожалению, иллюзия длится недолго, а пробуждение приносит еще более жестокую боль и еще более мучительное ощущение отчужденности. Из-за этого наркомания перестает быть в наше время проблемой одной личности и приобретает черты социальной проблемы.

Современные клинические случаи

Вернемся из путешествия в давнее и недавнее прошлое и рассмотрим несколько клинических случаев из числа тех, с которыми приходится сталкиваться современным наркологам.

Кусочек кактуса

Парень обратился за помощью медиков по совету отца, хотя сам не видел для этого достаточных оснований, потому что, по его словам, гашиш и ЛСД – это не наркотики, и, следовательно, он не является наркоманом.

Он, студент второго курса юридического факультета, потерял один учебный год, потому что последние двенадцать месяцев не ходил на лекции и не сдавал экзаменов.

Один ребенок в семье, родился когда родителям было уже за сорок. В начальной школе пытался скрывать, что эти пожилые люди – его родители. Говорил, что это дедугака с бабушкой, а родители его якобы находятся за границей.

Отец – человек нервный, скрытный, много лет страдающий язвой желудка. Только после выхода на пенсию он попробовал установить первый психологический контакт с сыном.

Мать – женщина также нервная, притом с суровым характером, жертва собственных жизненных принципов. В отношениях с сыном холодна, постоянно подчеркивает, что каждый должен сам решать свои проблемы.

Между родителями никогда не было крупных конфликтов, но они также не относились друт к другу с теплом и любовью. Не поддерживали дружеских контактов. Каждый жил собственной жизнью. В такой атмосфере, замкнувшись в себе, вырастал СП. У него не было ни друзей, ни каких-либо особых интересов.

Впервые он попробовал наркотик во время каникул на море. Он уже не помнит, как именно, но однажды вечером оказался в обществе молодых людей, собравшихся вокруг костра. Среди них было много иностранцев. Ему нравился вид этих людей: у всех были длинные волосы, яркие рубашки, на шее необычные украшения, на руках – перстни и браслеты. Почти у всех были кожаные сумки, а на ногах индийские сандалии. Несмотря на пестроту компании и ее интернациональный состав в ней чувствовалась общность и взаимопонимание.

СП. так это описывает «В этих парнях и девушках я сразу узнал хиппи. Они заинтересовали меня. Я много слышал о хиппи, а теперь мог впервые убедиться, как много правды в том, что о них говорят. Они приняли меня доброжелательно. Один голландец с повязкой на голове предложил мне место возле себя. Я начал приглядываться к их лицам. Все смотрели на меня с симпатией, все время улыбаясь. Это меня успокоило, несмотря на то, что я всегда очень недоверчиво отношусь к людям.

Какое-то время спустя голландец скрутил папиросу, прикурил ее и предложил мне затянуться. Дым имел необычный аромат и привкус. Я покрылся холодным потом. Все вокруг начало крутиться – как на карусели. Мне стало плохо, и, в конце концов, меня стошнило.

Одна из девушек сказала, что я курил гашиш и, видимо, у меня нет опыта, но в следующий раз мне должно быть лучше. На другой день я выкурил еще одну папиросу, но кроме чувства покоя и легкой сонливости, ничего не помню.

На море я пробыл еще десять дней и каждый день курил гашиш. Постепенно я научился достигать расслабления и успокоения. На прощание голландец, с которым я подружился, дал мне кусочек какого-то сушеного растения – кусочек величиной с пуговицу. Он сказал, что это частичка «священного кактуса», пейотля, обладающего чудесными свойствами. Он помогает лучше познать самого себя. Голландец также сказал, что действие этого кактуса проверил на себе Альдус Хаксли…»

По возвращении домой СП. курил гашиш самое меньшее два раза в неделю. Покупал он его у подпольных торговцев. Полгода спустя он понял, что гашиш уже не вызывает таких сильных ощущений, как в начале, и решил попробовать что-нибудь посильнее.

«Я вспомнил о кусочке кактуса, о котором совсем было забыл. Я его еле нашел между книгами. Мне хотелось как можно скорее его попробовать, но я опасался непредвиденных эффектов, поэтому не хотел оставаться один. Я пошел на дискотеку, где, как я знал, собираются наркоманы и, если понадобится, кто-нибудь из них мог бы мне помочь. Мне повезло, я сразу встретил нескольких своих знакомых наркоманов, некоторые из них уже приняли дозу.

Я сам не заметил как положил в рот кусочек сушеного кактуса и начал его жевать. Он был терпкий и горький на вкус. У меня закружилась голова. Горечь я запил кока-колой. Вначале я ничего не чувствовал, но через полчаса началась трансляция моего личного телевизионного канала.

И вдруг я с ужасом понял, что начало твориться что-то необычное. Я стал терять чувство ориентации, предметы убегали, а время как бы остановилось. Пары, до этого момента ритмично танцевавшие, вдруг остановились и застыли как куклы. Зал начал колыхаться, и мне неожиданно захотелось сесть. Я начал искать кого-нибудь из знакомых, чтобы поговорить о жизни, и вдруг почувствовал, что еще чуть-чуть – и меня вырвет.

Я подошел к каким-то ребятам, которые курили гашиш. Мы о чем-то разговаривали, бессвязно и с перерывами. В нашем разговоре не было логики. В какой-то момент я почувствовал ужас от раздвоения своей личности. Мое «Я» двигалось как бы двумя разными путями: одним новым, галлюцинаторным, и другим, который я воспринимал как «остатки» своего реального Я.

Мои чувства были обострены, но неконкретны. Шепот казался мне громом, а музыку я воспринимал разноцветной. Я видел также своих родителей в виде маленьких фигурок. Они пробовали прорваться на дискотеку и забрать меня с собой. Тогда появились милиционеры-гиганты и куда-то их увели. Я понял, что милиционеры мои друзья и мне не нужно их бояться…

Я хотел сказать об этом парню, стоявшему рядом со мной, но испугался, потому что у него была голова рыси. Я закрыл глаза, чтобы избавиться от галлюцинаций, но из этого ничего не вышло. Все оборачивалось против меня.

Я почувствовал ужас. Куда бы я ни посмотрел, – везде уродливые перекошенные лица. Наверное, я уже сошел с ума. Мне каким-то образом удалось добраться до дома. Все было на своем месте, только выглядело как-то иначе. Дома я успокоился и под утро заснул, а наутро поднялся, чувствуя себя, как после тяжелой болезни».

Через несколько месяцев пациент четыре раза принял ЛСД. Ощущения были куда более приятными, чем в случае с мескалином. Но когда наркотик переставал действовать, он впадал в глубокую депрессию.

В последние месяцы СП. сам начал замечать, что с ним творится что-то неладное. Периодически у него возникала мания преследования. СП. казалось, что его кто-то подстерегает, потому что он «открыл важную тайну». Он заставлял мать пробовать всю его еду, ночью наглухо закрывал двери и потом не разрешал родителям никого впускать в дом.

Лечение было начато сразу же, и как только наступило некоторое облегчение, была применена психотерапия, которая принесла хорошие результаты. Через несколько месяцев лечения пациент вернулся домой и возобновил учебу.

Уже два года он является абстинентом и заканчивает четвертый курс юридического факультета. Прогноз окончательного излечения весьма благоприятный. К сожалению, в практике встречаются наркоманы, которые в результате употребления галлюциногенов впадали в помешательство и обрекали себя на то, чтобы провести остаток жизни в психиатрической клинике.

«Выход в свет»

Пациентка Д.Н. родилась в семье, в которой родители были «редкими гостями» в доме. Занятые собственными проблемами и заботами о своем общественном положении, они не заботились о взаимопонимании с собственным ребенком. Семья была обеспеченной, поэтому Д.Н. не испытывала никаких материальных затруднений. Детство она провела у бабушки, о которой у нее сохранились самые теплые воспоминания. Пациентка в детстве редко играла со сверстниками, у нее не было подружек Она была стеснительна. Оставшись дома одна, играла в куклы. Свою любимую куклу она хранит до сих пор, и часто доверяет ей свои тайны, считая, что: «Никогда в жизни меня никто не слушал так внимательно, как Лиза».

Став подростком, она впервые ощутила потребность «выхода в свет», присутствия рядом близкого друга или подруги. Но отсутствие уверенности в себе мешало ей установить более тесные дружеские контакты со сверстниками. Притом она считала себя некрасивой и потому не способной нравиться мальчикам. Это было причиной частых приступов депрессии и даже мыслей о самоубийстве.

Однажды вечером подружка совершенно неожиданно пригласила ее на вечеринку, организованную незнакомыми ей ребятами. Ребята были любителями рок-музыки.

Приглашение удивило девочку, но она приняла его, хотя и с некоторой долей беспокойства. Она боялась, что не сможет вести себя естественно, потому что раньше ей не доводилось бывать в больших компаниях, к тому же незнакомых людей. То, что произошло в тот вечер, перевернувший ее жизнь, она хорошо помнит до сих пор:

«Я шла туда с каким-то странным опасением и предчувствием, что должно случиться нечто необычное. Я судорожно держала подружку за руку до того момента, когда нужно было нажать на кнопку дверного звонка. Двери открыл хозяин квартиры, он представил нас всей компании. В комнате было полно дыма, очень громко играла музыка. Парни и девушки сидели на полу и курили. Они приветствовали нас, как старых знакомых. Это придало мне смелости, и я почувствовала себя уверенно.

Разговоры велись на разные темы, преимущественно о наркотиках. Эти ребята свободно говорили в моем присутствии о своих ощущениях. Это означало, что я принята и они мне доверяют. Мне это понравилось, также мне понравилось и поведение этих рябят, таких самостоятельных и уверенных в себе. Я очень хотела стать похожей на них. Когда хозяин подошел ко мне и спросил, хочу ли я получить укол, я согласилась, не задумываясь.

Я до сих пор не знаю, было ли это чистое любопытство или желание «получить пропуск» в общество. Когда игла вошла в вену, боль была ужасной; я с детства боялась уколов. Чтобы не обнаружить свой страх и не опозориться перед, остальными, я стиснула зубы и молчала. Ждать пришлось недолго, может, несколько секунд. Потом все произошло очень быстро; вначале мое тело обдала волна тепла. Постепенно мною овладело чувство приятного онемения. Я переживала новое, неизвестное до сих пор состояние, смешение ощущений – приятных и менее приятных. Мне абсолютно ни с кем не хотелось делиться своими впечатлениями. Я была очарована необыкновенным покоем и осознанием бессмысленности любых физических действий в тот момент. Я наслаждалась покоем и бесконечным чувством безопасности и уверенности, о которых так давно мечтала.

Меня разбудили встревоженные голоса моей матери и подруги. Когда я пришла в себя, они объяснили мне, что поливали меня водой, потому что я была вся синяя и задыхалась. Я быстро пришла в себя. У меня осталось только воспоминание о переживании прекрасном и одновременно нереальном как сон.

Я вернулась домой и продолжала жить, как раньше. Вернулись все старые проблемы и неудовлетворенность жизнью. Мне хотелось снова пережить, пусть ненадолго, то состояние, в котором мне казалось, что я сильная и все меня любят.

Вскоре это случилось. Я познакомилась с парнем, который был на несколько лет старше меня, – с известным в нашем городе наркоманом. Мне нравилось всегда быть рядом с ним, бывать у тех же, что и он людей. Я гордилась, что я его девушка. Меня связывало с ним удивительное чувство, которое нельзя было назвать любовью, скорее, восхищением и уважением. Связывали нас, конечно, и наркотики. Благодаря его связям, мы никогда не оставались без наркотиков, и мне тоже приходилось их покупать. Вначале мне хватало карманных денег, а позже, когда я кололась по нескольку раз в день, я начала выносить из дому и продавать за бесценок разные ценные вещи.

Постепенно менялся мой характер. Когда-то одна только мысль о лжи была мне противна – теперь я обманывала своих близких, родителей, бабушку… Вершиной всего было заявление в милицию об ограблении квартиры и краже драгоценностей. Украшения матери я сама украла и продала, а деньги отдала своему парню, чтобы он купил опиум.

Я стала хуже учиться и все чаще прогуливать уроки. Сначала я приносила учителям какие-то справки и пыталась отсутствие на занятиях объяснить болезнью или чем-нибудь еще, но потом мне это надоело. Я перешла в другую школу, но там просто перестала ходить на занятия. Отец отреагировал на это так «Ты сама заварила кашу, сама ее и расхлебывай. Ты уже достаточно взрослая, чтобы о себе позаботиться».

Через три года после того, как я начала употреблять опиум, я впервые почувствовала отвращение к наркотикам, но у меня не было сил, чтобы с ними покончить. Прекратить колоться означало впасть в преисподнюю ломки. Это означало также разрыв с моим парнем, единственным человеком, который хоть чуть-чуть интересовался мной».

Наркотик постепенно разрушал здоровье этой девушки, которая даже забыла, когда у нее была последняя менструация. Сексуальное влечение угасло, а все интересы сводились к шприцу и игле. Переживая очень тяжелый период кризиса, она решилась на лечение. Она искренне призналась, что не в силах сама сделать это. Прежде всего, ей хотелось помощи от семьи.

Она сразу была принята на лечение. Однако родители, респектабельные граждане не отреагировали на просьбу врача подключиться к лечению дочери. Несмотря на это, первые результаты вселяли надежду. Благодаря тому, что медики приложили все усилия, им удалось сравнительно быстро освободить девушку от физической зависимости и начать более трудную часть лечения – психотерапию и реабилитацию. Парень, о котором она говорила, навещал ее, но сам он от лечения отказался, потому что ему было «жалко выбрасывать полкилограмма опиума, который он недавно купил».

Ободренная первыми результатами, девушка пошла к родителям, чтобы поделиться с ними своей надеждой на окончательное выздоровление, загладить вину. К сожалению, родители отказались с ней разговаривать. Они заявили дочери, что она своим образом жизни в последние годы «уронила в грязь честь семьи и потому ей не место в доме!»

Глубоко разочарованная, девушка вернулась к наркотикам. С самоубийственным упорством она начала колоться ежедневно, пока ее не настиг самый страшный враг наркоманов – цирроз печени.

Теперь Д.Н. находится в одной из клиник и тихо умирает в том возрасте, когда человек должен наслаждаться жизнью.

На родине великого мага

«Я один из тех немногих, кто вернулся с востока невредимым, – начал свой рассказ Д.П. – В то время я принимал наркотики всего несколько месяцев. Для меня они были тогда еще окутаны ореолом тайны и романтического приключения, что особенно притягивало меня. О лечении я тогда не думал. Летом 19… года в нашем городе стало гораздо меньше наркотиков, потому что большинство нелегальных торговцев были арестованы. Среди v опытных наркоманов, знающих, что такое ломка, началась паника. Мой старый друг предложил мне съездить с ним в Индию, где наркотиков – пруд пруди и притом они очень дешевые.

Восток уже давно притягивал меня. Я без колебаний принял приглашение своего друга, тем более, что мне предоставлялась возможность своими глазами увидеть родину Сиддхарты Германа Гессе и выразить мое глубокое уважение к Азии и к ее духовным ценностям. У меня было немного денег, кое-что мне дала мать, которая думала, что я еду в Италию за шмотками.

Маршрут мы заранее не уточняли, потому что слабо знали географию и пути, ведущие на восток. От наркоманов мы слышали, что лучше всего поехать в Турцию, а оттуда уже будет легче пробираться тропами, проторенными наркоманами всего мира.

Накануне отъезда мы познакомились с тремя бельгийскими хиппи, которые отправились в такое же путешествие. Налегке мы двинулись в путь, полный неожиданностей. До Турции добирались, в основном, поездом, потому что нас никто не хотел брать в автомобиль. Потом мы три месяца пробирались по Индии. Уже тогда мой энтузиазм начал улетучиваться, но надежда, что мечта сбудется, все-таки оставалась.

По дороге умер Джордж от какой-то болезни кишечника, а Ален с подозрением на холеру остался в военном госпитале в Тегеране.

Я давно не смотрелся в зеркало, но мой друг выглядел ужасно с длинными волосами и бородой. Он очень похудел, глаза его ввалились, он стал похож на библейского пустынника. До сих пор не пойму, откуда мы брали силы. Друг рассказывал мне о великом маге, о Листере Кроули, который, как и мы, шел по пустыне много дней и в итоге пережил духовное просветление.

Наконец, в октябре, не помню какого числа, мы оказались в предместьях Бомбея. Мы пересчитали деньги, у нас осталось только около ста долларов. Мы сразу купили гашиш и хорошенько накурились. Мы заснули, одурманенные дымом гашиша и уставшие после долгой дороги. Только на другой день нас разбудило немилосердно палящее солнце. К нам подошел полицейский и на ломаном английском сказал, что мы проснулись как раз вовремя, потому что нас могли похоронить заживо.

Каждое утро по улицам пригорода ездит зеленый грузовик и собирает 1руппы людей, умерших от голода, болезней или наркотиков. Их вывозят далеко от города и закапывают в общей могиле.

Тогда я впервые почувствовал ужас и желание вернуться домой. Мой друг старался подбодрить меня, рассказывая, что южнее Бомбея находятся пляжи, где собираются хиппи и наркоманы со всего мира и проводят в медитациях беззаботную жизнь.

Там нам действительно было по-настоящему хорошо. Мы познакомились с сотнями людей со всего мира. Никого не интересовал наш приезд. То, что кто-то приезжал или уезжал, было совершенно в порядке вещей. Этот нескончаемый пестрый калейдоскоп еще скрашивала музыка, исполняемая на разных инструментах или льющаяся из приемников. Молодежь без малейшего стеснения открыто занималась любовью и принимала наркотики. Вместо приветствия все спрашивали: «Did you have a trip?» – «путешествовал ли ты?» – что на самом деле означало: «Принял ли ты уже ЛСД или какой-нибудь другой галлюциногенный наркотик?»

Еду все покупали или за сэкономленные деньги или за деньги, вырученные от продажи изготовленных своими руками сувениров. Среди хиппи были талантливые художники и резчики, которые делали разные безделушки из камней и ракушек и продавали их туристам.

Моему другу удалось где-то купить героин, и он хотел со мной поделиться. Но мне не хотелось колоться. Я предпочитал гашиш, который в Индии гораздо лучше, чем тот, что продается в Европе. Первые дни на пляже я не очень хорошо помню, потому что вес время был в полусне от действия гашиша. Время как бы остановилось. У меня было впечатление, что я живу в бесконечности, которая является одновременно днем вчерашним, сегодняшним и завтрашним. Я был занят только собой. То, что происходило вокруг, меня не касалось. В перерывах между приемами наркотика меня охватывали апатия и безволие. За несколько тысяч километров от дома и родителей я воспринимал свое пребывание в Индии как сон. Мне казалось, что скоро я должен проснуться дома, в собственной постели.

Через десять дней нашей жизни на пляже меня разбудил парень, с которым я часто курил гашиш. Он равнодушно сказал мне, что наш общий приятель, мой земляк, вчера вечером умер. Он приехал сюда два месяца назад, чтобы здесь умереть, потому что недавно похоронил на родине брата, тоже наркомана.

Это известие потрясло нас. Мы подумали о родителях, у которых за такой короткий срок наркотик отнял двоих сыновей. Мой друг, очень подавленный, пошел уколоться – он хотел хоть ненадолго уйти от жестокой действительности. Л я остался на берегу, всматриваясь вдаль. Мне хотелось увидеть мать, обнять ее… По моему исхудавшему лицу текли слезы. Я чувствовал себя очень несчастным. Я плакал, наверное, в первый раз понимая, какой жизнью живу и к чему она меня приведет.

Какой-то американец подошел ко мне и принялся утешать. Он предложил, чтобы я переспал с его девушкой, потому что это лучшее лекарство от хандры. Я посмотрел на него остолбенело и подумал о своей невесте, от которой трусливо убежал, не сказав ей ни единого слова.

Вдруг все стало мне противно. С меня было достаточно Индии, которую я по-настоящему так и не узнал, и своеобразной морали этих людей, пропитанных наркотиками и обреченных на медленную смерть. Я понял нереальность такой жизни и ее беспредметность.

Внезапно я понял сущность губительного употребления наркотиков, и твердо решил как можно быстрее вернуться домой. Я разыскал своего друга и предложил ему на следующее утро поехать в наше консульство в Бомбее. Я хотел попросить консула, чтобы он помог нам вернуться домой. Друг тупо посмотрел на меня, как будто он не понимал, о чем я говорю. Он был иод воздействием наркотика и, скорее всего, действительно не понимал, что я хотел ему сказать.

На следующий день он сказал, что не хочет возвращаться, но меня удерживать не станет. Он познакомился с одной американкой, у которой много товара, и глупо было бы этот шанс упустить. Он попросил, чтобы я остался еще на один день, потому что после обеда должны хоронить парня, который умер от передозировки героина. Мои силы были на пределе. Я почувствовал, что если останусь, то это только ухудшит мое и без того никудышное духовное и физическое состояние. Поэтому я в тот же день покинул пляж Я решил никогда больше не принимать наркотиков.

Через десять дней я добрался до Бомбея и сразу же пошел к консулу. Меня приняли доброжелательно, я этого не ожидал. Консул сразу же поставил в известность мою семью, что я жив, и вручил мне билет на обратный путь. Мне не удалось еще раз увидеть прибежища наркоманов, усеянного костями тех, кто нашел здесь свой конец, потому что я возвращался самолетом.

Сегодня прошлое представляется мне кошмарным сном, который мне хотелось бы как можно быстрее забыть. Я еще молод и хотел бы проверить себя в чем-то действительно стоящем. Кто знает, может быть, это путешествие в Индию имело свои хорошие стороны? Быть может, если бы я не побывал там, то всю жизнь тосковал бы по «свету с востока» и по несбывшимся юношеским мечтам, зародившимся под действием наркотика. А так я узнал себя и суть наркомании и другим не желаю пройти этот путь».

После третьего разговора

Мать привела дочь на обследование, потому что подозревала ее в употреблении наркотиков. После беседы выяснилось, что еще год назад Л.С. была примерной ученицей, «была ребенком, какого каждая мать хотела бы иметь».

И вдруг она стала нервной, вспыльчивой, стала плохо учиться, ничего не делала по дому. Часами сидела и слушала музыку. Когда ее никто не трогал, девочка производила впечатление вялой и апатичной, но если кто-нибудь из домашних делал ей замечание, она становилась агрессивной и нетерпимой, особенно по отношению к матери, которую даже пыталась несколько раз ударить. За год она похудела на шесть килограммов, потеряла аппетит.

Все чаше она куда-то уходила из дому и поздно возвращалась. Мать начала замечать, что в доме пропадают деньги, а у дочери они появляются неизвестно откуда. Перед Новым годом Л.С. унесла из дома все деньги. На родительском собрании выяснилось, что у нее семь двоек. Это явилось настоящим шоком для родителей, так как до этого Л.С. была одной из лучших учениц.

Девочка перестала следить за своей внешностью. Неделями она не мыла голову. Носила военную рубашку и потрепанные джинсы, на руках у нее – перчатки.

Л.С. говорит, что в их семье постоянно случаются скандалы, никто ни с кем не может договориться. Она обижается на родителей за то, что они не хотят оставить ее в покое, не разрешают ей одеваться так, как она хочет. «Все им мешает, они всегда мной недовольны. Им мешает моя одежда, мои волосы. Мать считает, что абсолютно все мои друзья – наркоманы».

Пациентка жалуется, что мать следит за ней, выгоняет подружек, а о ее парне запрашивает информацию в милиции.

После третьего разговора девочка призналась, что курит гашиш и иногда колет себе наркотики. Заниматься этим она начала от любви к парню, чтобы его «лучше понять, потому что он – единственный человек, который принял меня, ничего не требуя взамен».

Позже выясняется, что наркоман, с которым Л.С. встречается, часто требует от нее денег, шантажируя девочку тем, что иначе он ее бросит.

С родителями у нее постоянные конфликты. На отца она замахивалась ножом, мать ударила по лицу. В семье разговаривает только с братом. Часто по несколько суток не ночует дома, спит у своего парня.

Уже шесть месяцев у нее не было менструации, также нет никаких сексуальных желаний. «Я любила бы своего парня еще больше, если бы не должна была с ним спать. Секс меня так же заводит, как ковыряние в носу». Как мы видим, связь эта не имеет эмоционального подспорья и скорее является выражением потребности избежать одиночества и легче добывать наркотики.

«Я не хочу ходить в школу. Не вижу смысла в том, чтобы зубрить глупости совершенно не нужные в жизни. Учителя – это кретины, срывающие зло на молодых. То, что они говорят, я могу и сама прочитать в книге».

Амбулаторное лечение было бы для этой пациентки неэффективным, поэтому она была направлена в закрытую психиатрическую клинику.

Из дневника наркомана

24 мая. Уже четыре дня я не принимаю наркотиков. Раз в день прихожу к врачу за метадоном. В остальное время сижу дома. Ко мне никто не приходит, а телефонную трубку я не снимаю. В общем, я чувствую себя неплохо, иногда, правда, возникают судороги и боли в мышцах, но это все мелочи по сравнению с ломкой, из-за которой я уже два раза прерывал лечение. Мое нынешнее состояние напоминает легкий грипп, а это можно вынести.

8 июня. Процесс отвыкания в целом идет успешно. Сегодня я был у врача и разговаривал с ним дольше, чем обычно. Он также доволен моим отношением к лечению. Он сказал, что через два-три дня можно будет отменить метадон. Это меня слегка напугало, хотя у меня уже много дней не было проявлений ломки. Не могу поверить: впервые за семь лет придется обходиться и без наркотика и без лекарства… Около девяти вечера настойчиво звонил телефон, но я, как обещал доктору, не отвечал. Уверен, это был какой-нибудь наркоман, с которым я много лет поддерживал контакт.

15 июня. От мира наркоманов я полностью отгородился. Никуда не хожу, ни с кем не вижусь. Много читаю, слушаю музыку, физически я полностью освободился от наркотиков, но, когда слушаю музыку, вспоминаю прежнюю жизнь, поездку в Амстердам, путешествие в Индию… В эти минуты у меня возникает желание еще хотя бы раз уколоться или выкурить косячок. Мне тяжело; хотелось бы выйти, поболтать с кем-нибудь.

27 июня. Вчера встретил у подъезда Б. Он спрашивал меня, не могу ли я продать ему опиум. Я ответил, что у меня нет и это меня уже не интересует. Он угостил меня косяком, я отказался.

Вечером ко мне пришла его девчонка, хотела, чтобы я немедленно пошел к ней. У нее ломка, а Б. она нигде не может найти. Я знаю, что такое ломка, поэтому пошел, хотя и неохотно, чтобы сделать ей укол, потому что она боится иглы и не может попасть себе в вену.

В квартире я застал Б. и несколько других наркоманов. Они готовили опиум. Двое из них на моих глазах сделали себе укол, это же они предложили сделать и мне. Они хвастались, что опиум из Турции, а это то, что надо. Я понял, что все это представление в мою честь, потому что я начал лечиться. Они не хотели меня потерять.

Это были самые тяжелые минуты в моей жизни. С одной стороны, я хотел вылечиться, а с другой – мне чертовски хотелось еще хотя бы раз поймать кайф, чтобы было так же хорошо, как после первого укола. У меня был выбор.

Б. со шприцем, наполненным черной жидкостью, подошел ко мне и сказал, чтобы я приставил руку. Как в кино, я увидел свою жизнь и себя, духовно-неустойчивого и физически разрушенного. Эта картина потрясла меня. Я уже не хочу мимолетных иллюзий, не хочу умереть молодым.

Я выхватил шприц и бросил его на пол. Шприц разбился на сотни осколков. Одна из девчонок изумленно смотрела, как по полу разливается «драгоценная черная жидкость», и вдруг начала истерично кричать: «Убей его! Он сошел с ума!»

Я вырвался из их рук и выбежал из дома. Я боялся обернуться, потому что мне казалось, они за мной гонятся. Мне было страшно. Наконец, я добрался до дома и обессиленный рухнул на кровать.

Утром я проснулся уставшим, но с некоторым облегчением. Я чувствую, что одержал очень важную победу, победу над самим собой.

17 июля. Потихоньку прихожу в себя. Два раза в неделю хожу к врачу на собеседование. Эти беседы много для меня значат. Но пути в клинику я стараюсь обойти стороной места, где я мог бы встретить кого-нибудь из старых приятелей.

Я начал отвечать на телефонные звонки. Часто звонят наркоманы и спрашивают, есть ли у меня наркотики на продажу или, может, я хотел бы что-то купить. Некоторые напрямую приглашают «на иглу», другие с намеком – послушать музыку. Они не дают мне скучать. Особенно упорен И.М., который пытается меня убедить, что вылечиться невозможно, что я сам себя обманываю и когда-нибудь снова возьмусь за старое.

Есть и такие, что мне угрожают или проверяют меня, представляясь милиционерами и требуя информации о каком-нибудь из наркоманов. Они также звонят моей матери и угрожают, что убьют меня.

10 октября. Лечение продолжается успешно. Я не колюсь уже несколько месяцев и регулярно беседую с врачом, провокации наркоманов постепенно становятся менее назойливыми. Видимо, они наконец-то поняли, что я упрямый. Только теперь я начал понимать слова одной девушки, с которой лечился два года назад: «Не обольщайся, наркоман может быть твоим другом только тогда, когда у тебя есть товар. Ты делишься с ним, и вы вместе купаетесь в одном дерьме. Если ты попробуешь выбраться из их общества, они сделают все, чтобы ты к ним вернулся. Запомни железное правило: наркоман быстрее даст наркотик тому, кто лечится, чем тому, у кого ломка».

12 октября. Врач сказал, что я уже практически вылечился. Я нашел себе работу, приступаю завтра. Я, наверное, счастлив, потому что начинаю новую главу своей жизни. Одновременно я дописываю последние строки и навсегда закрываю эту печальную тетрадь, полную яда и несчастья, моля Бога о том, чтобы это никогда не повторилось.

Диагностические критерии наркомании

До конца девятнадцатого столетия наркомания не рассматривалась, как международная медицинская проблема, требующая самого пристального внимания. Только в начале двадцатого века с развитием технического прогресса и началом лабораторного производства алкалоидов опиума и кокаина, наркомания получила новое измерение – массовость и эпидемическое распространение.

Развитие транспорта и международная торговля сократили расстояния и природные границы между народами, и это весьма способствовало расширению наркомании.

Сегодня наркомания является мировой проблемой, присутствуя на всех континентах, она демонстрирует тенденцию неуклонного роста, а ее вредные последствия весьма многосторонни как для наркоманов, так и для общества в целом.

Наркомания – это явление медицинско-социальное, развивающееся практически во всех странах. К сожалению, мы вынуждены признать, что бывшие социалистические страны эта проблема застала врасплох. Многие годы господствовала иллюзия, что наркомания – специфический продукт западного мира и что у нас для нее нет места. Мы закрывали глаза на сущность и реальные причины этой болезни. Проблема наркомании весьма многосторонняя и охватывает как здоровье человека, так и социальную, экономическую, правовую, этическую и культурную сферы. Все замыкается в границах треугольника: человек – общество – наркотик. Эти три составляющих находятся во взаимной связи и в тесной интеграции, а значение каждого из них меняется в зависимости от соотношения внешних и внутренних факторов.

Если в этиологии наркомании доминируют проблемы человеческой личности и не излеченные комплексы, тогда употребление наркотиков следует рассматривать в плане индивидуальной психопатологии. В случаях, когда социальные условия со всеми негативными сторонами становятся проблемой для отдельной личности или для определенной категории людей, формы болезненного поведения нужно рассматривать как явление социопатологическое и притом по ряду причин. В такой ситуации наркомания не является индивидуальным несчастным случаем, а становится показателем обшей социальной тенденции. Она принимает характер эпидемии, становясь социопатологическим явлением. В обоих случаях наркотик имеет такое же или похожее значение, то есть используется как своеобразная форма индивидуального или коллективного бегства от общества, воспринимаемого как источник опасности.

Прежде чем перейти к обзору диагностических критериев, имеет смысл рассмотреть некоторые основные понятия, употребляемые на основе концепции Всемирной Организации здравоохранения.

На основе современных данных наркомания не является некой единой болезнью, а скорее – совокупностью различных диагностических случаев, объединенных одним общим знаменателем, которым является наркотик в широком смысле слова. Эти случаи отличаются друг от друга, как с точки зрения разновидности наркотика, в роли этиологического фактора, так и с точки зрения клинической картины, вида зависимости и конечного результата.

Группа экспертов ВОЗ в 1957 г. определила наркоманию, как «Состояние эпизодического или хронического отравления, вызванного повторяющимся введением наркотика». Комитет экспертов ВОЗ различает в наркомании, как болезни, две разновидности состояний – зависимость и привыкание.


Зависимость характеризуют:

– сильное желание или непреодолимая потребность (навязчивое состояние) дальнейшего приема наркотика, а также попытки получить его любой ценой;

– тенденция увеличения дозировки по мере развития зависимости;

– психическая (психологическая или эмоциональная) зависимость от эффекта наркотиков;

– губительные последствия для личности и общества.


Привыкание характеризуют:

– желание (но не непреодолимое) дальнейшего приема наркотика с целью улучшения настроения;

– незначительная тенденция или ее отсутствие к увеличению дозировки;

– некоторая степень психической зависимости от эффекта наркотика, но отсутствие физической зависимости, что означает отсутствие абстинентного синдрома;

– отрицательные последствия если и наступают, то касаются только личности самого наркомана.

Для того, чтобы лучше понять сущность наркомании, дадим определение психической и физической зависимости от наркотика и некоторым связанным с ними понятиям.


Психическая или эмоциональная зависимость – это форма отношения между наркотиком и личностью, а его степень зависит как от специфичности эффекта наркотика, так и от потребностей личности, которые этот наркотик удовлетворяет.

Чем быстрее наркотик удовлетворяет эти потребности и вызывает ожидаемое эмоциональное состояние, тем сложнее побороть привычку употребления этого наркотика. В условиях сильной психической зависимости положительное психическое состояние личности зависит только от того, есть ли наркотик под рукой. В конце концов, он становится необходимым условием нормального состояния личности. В случае отсутствия наркотика человек мучается, и чтобы поправить настроение или улучшить состояние, наркоман пытается найти его любой ценой.

Отсутствие наркотика, к которому человек привык и от которого стал психологически зависим, может самым драматическим образом повлиять на всю его жизнь. Потребность в наркотике проявляется в столь значительной степени, что наркоман перестает выполнять свои обязанности, покидает семью и друзей, бросает работу и вращается исключительно в субкультуре наркоманов, концентрируя все свои интересы на добывании и употреблении наркотиков.

Психическая зависимость, воспоминание о приятных ощущениях являются главными факторами, связанными с хроническим отравлением психотропными наркотиками, а в отдельных случаях эти факторы могут быть единственными.


Физическая зависимость – это состояние адаптации, выражающееся в явных нарушениях физиологии в случае прекращения употребления наркотиков или в случае нейтрализации их эффектов посредством применения соответствующих антагонистов. Это явление находится в непосредственной связи с фармакологическим действием наркотика на живую клетку.

Физическая зависимость, по сути, является проявлением индивидуального биохимического взаимоотношения между активным началом наркотика и организмом; она формируется в процессе повторяющегося поступления наркйтика в организм. Интенсивность физической зависимости не является одинаковой для разных индивидуумов. Она связана, прежде всего, с разновидностью наркотика и особенностями организма и личности наркомана. Можно даже сказать, что индивидуальная реактивность организма имеет большее значение, чем сам наркотик, так как известно, что одно и то же наркотическое вещество у разных людей вызывает неодинаковую физическую зависимость, или у одного и того же человека в различных обстоятельствах эффект от приема наркотика может быть различным.

Поэтому физическая зависимость является показателем степени привыкания индивидуума к наркотику. Классическим признаком возникновения физической зависимости является появление абстинентного синдрома, который фактически свидетельствует о «наркотическом голоде», имеющем место в метаболизме отдельных групп клеток. Абстинентный синдром характеризуется рядом проявлений в психической и физической областях, специфических для каждого отдельного вида наркотика. Это состояние облегчается или исчезает после введения того же самого наркотика или вещества, обладающего такими же психофармакологическими свойствами. Физическая зависимость является важным фактором в процессе укрепления влияния психической зависимости на длительное и постоянное употребление наркотика или на стремление к повторному приему при возникновении синдрома абстиненции.

Возможность возникновения и развития зависимости у данного индивидуума зависит одновременно от трех факторов:

1) черты личности и опыт употребления наркотиков;

2) особенности социальной и культурной среды;

3) фармакодинамический эффект наркотика, количества и частоты его употребления, а также способа введения в организм, то есть глотание, вдыхание или инъекция.


Толерантность является адаптационным состоянием, проявляющимся в снижении интенсивности реакции организма на то же самое количество наркотика или в потребности в увеличении дозы для достижения эффекта, который ранее достигался при действии меньшего количества того же наркотика. Для некоторых наркотиков – препаратов опиума, амфетамина – толерантность проявляется очень быстро. В случае применения препарата опиума после некоторого периода абстиненции толерантность часто может внезапно исчезать, а это весьма небезопасно для наркомана, например, после выписки из клиники. Не зная о том, что его толерантность снизилась, он снова начинает принимав опиум в привычных для себя дозах. Нередко это приводит к трагическим последствиям.


Перекрестная толерантность – это явление, при котором употребление одного наркотика приводит к появлению толерантности не только к этому виду наркотика, но также и к наркотическому веществу того же или подобного типа. Например, при употреблении героина возникает перекрестная толерантность к морфию и наоборот. У некоторых хронических алкоголиков проявляется перекрестная толерантность к барбитуратам.

Классификация наркотиков и типы зависимости

Все наркотики с точки зрения их происхождения можно разделить на две группы – натуральные и синтетические.

Использование некоторых растений и их соков для магических, терапевтических или эйфорогенных целей старо, как мир и как стремление человека защититься от физической и духовной боли. Одни из этих растений оказывают успокаивающее, другие – возбуждающее действие. Отдельную группу составляют растения, изменяющие состояние сознания и вызывающие галлюцинации и видения.

Термин «синтетические наркотики» относится, прежде всего, к многочисленным веществам, появившимся после 1939 г., вызывающим разные виды зависимости. Главные препараты этой группы: петидин, метадон, продукты переработки смолы и нефти.

Наркотиком считается каждое вещество растительного или синтетического происхождения, которое при введении в организм может изменить одну или несколько его функций, и вследствие многократного употребления привести к возникновению психической или физической зависимости.

Как мы видим, наркомания – это общий термин, применяемый ко всем видам зависимости от разных наркотиков. Однако в профессиональной медицинской терминологии должно быть точное разделение; здесь различаются несколько типов зависимости:

1. Алкогольный тип: все алкогольные напитки;

2. Амфетаминовый тип: амфетамин, дексамфетамин, мегам-фетамин метил-фенидан и фенметразин;

3. Барбитуровый тип: барбитураты преимущественно короткого действия, и некоторые успокаивающие средства, например, хлоралгидрат, диазепам, мепробамат, метаквалон;

4. Каннабиноловый тип: препараты индийской конопли, марихуана (бханг, дагга, киф, маконга) и гашиш (ганд-жа, чарас);

5. Кокаиновый тип: кокаин и листья коки;

6. Галлюциногенный тип: ЛСД, ДМТ, мескалин, псилоцибин, СТП;

7. Тип Кату: препараты растения;

8. Опиумный тип: опиум, морфин, героин, кодеин; синтетические наркотики, по свойствам близкие к морфину, например, метадон (гептадон) и петидин;

9. Тип растворителей: ацетон, бензин, четыреххлористый углерод и некоторые средства для наркоза, например, эфир, хлороформ и закись азота (веселящий газ).

Диагностика наркомании

В медицинском подходе к наркомании чрезвычайно важное место занимает диагностика. Часто от ее точности зависит конечный результат лечения и, как следствие этого, судьба пациента. Остановимся на диагностических критериях наркомании. Диагноз наркомании зависит от многих факторов и не всегда его легко поставить. Основные критерии это:

1. Нарушения поведения;

2. Клиническая картина известных видов наркомании;

3. Физическое состояние;

4. Клинические исследования, направленные на установление зависимости;

5. Лабораторные анализы.

Нарушения поведения

У человека, который начал употреблять наркотики, прежде всего, наступают заметные изменения в поведении. Они спровоцированы не столько самим наркотиком, сколько, прежде всего, собственной реакцией на факт, что человек делает что-то недозволенное, что влечет за собой наказание или осуждение семьи и общества.

В результате появляются беспричинные перепады настроения с острыми фазами депрессии, когда больной говорит мало и не проявляет желания общения с другими членами семьи, особенно с родителями. Чувство вины порождает угрызения совести и страх перед наказанием. Так как родители являются теми, кто может наказать, то наркоман начинает их бояться, в особенности родителя одного с ним пола.

В его поведении начинает доминировать безразличие ко всему, что происходит вокруг, и это безразличие выражается в пассивном поведении. Он может лежать часами, уставившись в одну точку. Не участвует ни в каких событиях или участие его весьма пассивно. Реагирует он только на музыку, – может без конца слушать любимого исполнителя или группу, не обращая внимания на то, что это кому-то мешает.

Он становится агрессивным по отношению к близкому окружению. Очень остро реагирует на замечания и готов часами пререкаться, доказывая свою правоту, убеждая остальных в том, что они к нему придираются и вообще не понимают запросов молодежи. Он ежедневно уходит из дома и поздно возвращается. Он не любит говорить о том, куда и зачем уходит.

Для наркомана иногда характерно требование денег от родителей якобы на подарок для девушки или друга, у которого как раз день рождения. Из дома исчезают деньги и ценные вещи. Любой вопрос родителей на эту тему вызывает приступы гнева и возражения, как правило, очень убедительные. Характерен быстрый переход от обороны к атаке и сваливание вины на остальных домашних или на знакомых.

В минуты одиночества, особенно в начале формирования наркотической зависимости, пациент анализирует свое поведение и даже раскаивается в душе. Стремясь защититься от чувства вины, он пытается убедить себя, что в любой момент может порвать с дурной привычкой. Чувство вины он пробует заглушить, принимая наркотики, после чего опять испытывает угрызения совести и круг замыкается. Однажды он вдруг осознает, что он «на игле» и должен принимать наркотики ежедневно.

Нарушения сна

Характерным для наркоманов является чередование периодов сна с промежутками бодрствования. Они засыпают перед рассветом и встают около полудня. Наиболее активны наркоманы ночью. В это время им не нужно бояться, что кто-то нарушит их уединение. Постепенно они вырабатывают новый ночной и дневной режим и приспосабливаются к нему. Вылечившиеся наркоманы долгое время страдают бессонницей и совсем не спят днем. Мучительная бессонница часто заставляет их принимать барбитураты, которые вызывают новую зависимость.

Нелегальное приобретение наркотиков

У каждого наркотика, невзирая на его разновидность, есть своя цена, а у наркомана, чаще всего, денег нет, поэтому ои вынужден изыскивать их нелегальными путями. За наркотик нужно заплатить деньгами, ценным предметом, услугой или даже продажей своего тела. Когда условия игры диктует ломка, для наркомана нет такой цены, которую он не заплатил бы за избавление от страданий. Гораздо меньше проблем в этой ситуации у детей из обеспеченных семей, и можно ошибочно предположить, что они не совершают такого рода преступлений.

Гораздо трудней в этой ситуации наркоманам из бедных семей, которые, в конце концов, вынуждены ступить на преступный путь. Современный наркоман – это чаще всего не работающий молодой человек, поэтому вначале он выносит из дому и продает за бесценок ценные вещи. Когда этот источник иссякает, начинаются более серьезные преступления.

Однако нужно заметить, что наркоманы редко бывают жестокими. Большинство из них не агрессивны, и выбирают менее шокирующие способы добывания денег. Единичные акты насилия не нужно расценивать как принцип преступного поведения наркоманов. Гораздо более охотно они решаются на кражу денег из дома, на карманные кражи, на ограбления квартир( магазинов и аптек, а также на подделку рецептов.

Украденное они продают или обменивают на наркотики. Иногда покупают в больших количествах опиум или марихуану по оптовой цене, а затем перепродают их разделенными на дозы по более высоким ценам, так что доза для себя получается бесплатной.

При ломке они идут на различные формы проституции: как мужской, так и женской. Это часто используют гомосексуалисты и разные половые извращенцы, которые запасаются товаром и появляются на рынке в период недостатка наркотиков.

Разрыв со школой

Характерной чертой наркоманов, посещающих школу, является то, что у них внезапно снижается успеваемость. Неплохой до недавнего времени ученик неожиданно начинает получать неудовлетворительные оценки, все чаще прогуливает уроки, на занятиях сидит с отсутствующим видом, совершенно ничем не интересуясь. Плохие оценки его мало волнуют. Иногда наркоман выясняет отношения с учителями, утверждая, что они его ненавидят, что по отношению к нему необъективны, что учителя хвалят лишь своих любимчиков, а он, к своему несчастью, к последним не относится.

Количество пропусков занятий без уважительных причин растет. В начале, когда чувство ответственности по отношению к школе еще сохраняется, он оправдывает свое отсутствие медицинскими справками, нередко фальшивыми. В конце концов, его исключают из школы или он сам ее бросает Некоторые наркоманы, чтобы успокоить себя и родителей, поступают в вечернюю школу, но не могут сдать экзаменов и остаются «вечными учениками».

Работающие наркоманы не могут нормально работать, быстро устают и делают ошибки в результате невозможности по-настоящему сосредоточиться и отсутствия мотивации к труду. Они опаздывают на работу или прогуливают по нескольку дней. Свое отсутствие объясняют по-разному. Боясь, как бы не открылась истинная причина их болезни, они все реже ходят к врачу. Для домашних они, однако, все еще продолжают оставаться образцовыми работниками, каждый день отправляющимися на работу и исправно исполняющими свои обязанности.

Лишь только когда разовьется физическая зависимость и появятся первые признаки физического истощения, члены семьи начинают тревожиться, советуют сходить к врачу, но все еще не подозревают истинной причины болезни.

Конфликты с родителями

Конфликты с родителями случаются все чаще и чаще. Поначалу они имеют характер многочасовых дискуссий, основной темой которых является непонимание молодежи и ее запросов людьми старшего поколения – консервативными, негибкими, переполненными архаичными предрассудками, короче, годящимися лишь для скорейшего выхода на пенсию.

Свои личные проблемы наркоман очень ловко переводит в ракурс всеобщей проблемы, а свои собственные ошибки представляет как следствие непонимания молодежи вообще. Провозглашаемые идеи он отстаивает с горячностью, но только теоретически, не подкрепляя их каким-либо действием. Когда их слышишь впервые, то кажется, что они логичны и серьезны. Но позже можно быстро сориентироваться: это лишь теоретическое повторение пустых деклараций, поверхностно перенятых у таких же, как он сам «пропагандистов» тех же самых взглядов.

Когда имеющийся репертуар исчерпан, наркоман начинает становиться все более нетерпимым к чужому мнению и демонстрирует открытую враждебность, если не находит поддержки. В ход идут оскорбления, а иногда и физическая сила. Такое поведение в значительной мере является результатом серьезного психического кризиса, из которого наркоман не может найти разумного выхода. Но, с другой стороны, такую реакцию могут спровоцировать и родители, если начнут всю вину за вечный конфликт поколений возлагать исключительно на молодежь.

Характерной чертой наркомана становится ложь. Он лжет при каждом удобном случае, даже если на то нет необходимости, но если кто-то ставит под сомнение его правдивость, он чувствует себя оскорбленным. Вначале ложь является формой зашиты. Наркоман лжет, когда к этому его принуждают обстоятельства, когда он вынужден в новом свете представить ситуацию, способную бросить на него тень. Он обманывает родителей, учителей, представителей закона, врачей.

Позже потребность во лжи становится функционально независимым мотивом. Практика показывает, что наркоманы могут быть искренними только перед людьми, которым безоговорочно доверяют, в чьих добрых намерениях они прежде неоднократно убедились. Если сим человеком будет врач, то, несомненно, это явится добрым знаком в процессе лечения.

Некоторые родители пытаются объяснить перемены в поведении своих детей «трудным возрастом» и пассивно ждут, пока это пройдет. К сожалению, такой самообман зачастую обходится слишком дорого.

Человек и наркотик

Процесс привыкания к наркотикам и к иному образу жизни развивается постепенно в течение недель, месяцев, и даже лет, поэтому трудно определить временную границу, на которой человек становится наркоманом. Но даже несмотря на сроки появления зависимости, жизнь наркомана кардинально меняется, когда это происходит.

Тогда все его действия направлены к тому, чтобы добыть наркотики, которые становятся единственной вещью на свете, способной принести ему удовлетворение. Семья, друзья, работа, секс, еда и здоровье – все это отходит на второй план. Все наркоманы, несмотря на то, чем они занимаются, где живут, сколько у них денег, каков их уровень умственного развития, в этом отношении живут одинаково. Их первая мысль сразу после пробуждения – где и как достать наркотик Нет такой жертвы, которую нельзя было бы принести, чтобы его получить.

Со временем наркоманы перестают реагировать на другие виды удовольствия. Ничто для них не может быть лучше наркотического «кайфа», и ничто не может быть страшнее абстинентного кризиса, то есть ломки. Все дни жизни наркомана, по сути, одинаковы. –.

Для наркомана, употребляющего опиаты, новый день означает новый укол, хорошо еще, если только один. Если ему удастся достать качественный опиум и сделать вожделенный укол, день считается удачным и кажется ему более коротким. Когда опиума нет или его нужно долго ждать, день длится как неделя или даже месяц.

Из-за отсутствия опиума он глотает или впрыскивает себе все, что под руку попадется. Чаще всего это бывают опталидон, кодеин, ромилар или какое-нибудь снотворное средство. Некоторые пытаются бороться с ломкой, куря гашиш или выпивая большое количество алкоголя. Если у них и этого нет, они готовы колоться пустым шприцем или брать кровь из одной вены и вводить ее в другую. Эту особенность наркомании, когда боль от укола иглой может принести облегчение, называют игломанией.

В обществе людей, не интересующихся наркотиками и не принимающих их, наркоманы чувствуют себя неуверенно и дискомфортно. Из соображений собственной безопасности они вынуждены избегать этой темы, единственной, с которой они хорошо знакомы и на которую любят поговорить в «своей» компании. Часто они обнаруживают неосведомленность в вопросах обыденной жизни, в вопросах политики и в других важных областях. У них нет других искренних интересов, кроме наркотиков.

В безопасности они чувствуют себя лишь среди себе подобных. Кроме этих, чисто психологических причин имеют место и практические мотивы объединения наркоманов в группы. При встрече они выкуривают по нескольку сигарет с марихуаной, договариваются о купле-продаже наркотиков, обмениваются информацией о ситуации на черном рынке.

Когда у них есть достаточное количество опиума или какого-нибудь другого, более редкого, наркотика (кокаина, героина, морфина в порошке, ЛСД и так далее), наркоманы разделяются на небольшие группы и идут в парк или в чью-нибудь пустую квартиру.

Места их встречи не выделяются ничем особенным. Это могут быть кафе, дискотека, парк, улица, сквер, подвал, даже школьный двор, – то есть, они могут встречаться где угодно. Единственной особенностью этих мест является то, что там всегда крутятся наркоманы. Поэтому у них там возникает чувство уверенности. Когда по прошествии некоторого времени их сборища начинают привлекать внимание окружающих, наркоманы оставляют их и начинают искать новые места для своих встреч.

Отличительные черты наркоманов

Все наркоманы пользуются кличками. Чаще всего они не интересуются настоящими именами своих приятелей. Под абстрактным прозвищем они стараются укрыть свою личность. И так как они этого искренне хотят, то долгое время им вполне удается укрываться от общественного мнения и представителей закона.

Кроме того, кличка имеет особое психологическое значение. Она обозначает ту часть личности, которая взбунтовалась и покинула общество, символизирует одновременно второе Я наркомана и новое представление о себе.

Многие наркоманы получают первые прозвища, связанные с особенностями характера или поведения. С другой стороны, настоящее имя служит трамплином в случае возвращения на «праведный путь», что в международном жаргоне наркоманов определяется как straight (англ. – простой, порядочный или «прямо, не сворачивая»), В том случае, если кличка становится опасной, потому что может помочь в опознании наркомана, ее просто можно сменить. Некоторые наркоманы таким образом пытаются «замести за собой следы».

Жаргон

Наркоманы общаются между собой на специфическом языке. Международная терминология наркоманов позаимствована из слэнга американских наркоманов, но многие выражения могут звучать и на родном языке.

Эти термины, кроме общепринятого значения, имеют свой дополнительный, более глубокий смысл, касающийся психологических и социальных причин происхождения наркомании, и часто отражают специфические черты общества, в котором наркоманы живут, а также и общие веяния эпохи.

Чаще всего употребляются многозначные слова, но в значении менее известном. Так как речь здесь идет о заимствованном явлении, понятно и употребление иностранного жаргона.

Часто встречаются непереводимые выражения, используемые на языке оригинала, что облегчает взаимопонимание наркоманам разных стран. Язык этот обеспечивает также конспиративность общения. Непонятный простым смертным он может быть весьма удобен в случае необходимости обсуждения важных дел в присутствии нежелательных свидетелей.

Жаргон играет важную роль в процессе изучения субкультуры наркоманов. Начинающий наркоман вместе с привычкой употребления наркотиков перенимает и жаргон.

Мода

Стиль, в котором одеваются наркоманы, хотя он иногда и бросается в глаза, носит, в большой мере, индивидуальные черты. Часть наркоманов одеваются, следуя законам моды, ничем не отличаясь от остальных молодых людей. Другие пробуют подражать хиппи, и они более заметны в общей массе. Кое-кто следует общей моде, но из-за отсутствия чувства меры облик их становится просто карикатурным.

Мужчины носят длинные волосы, распущенные или заплетенные в косичку, часто носят бороду. Могут одеваться в ковбойском, цыганском и в других живописных стилях, часто голые до пояса. Наркоманы носят причудливые рубашки с психоделическим узором или украшенные восточным орнаментом.

Парни и девушки одеваются похоже и, как правило, неряшливо, небрежно. Только единицы заботятся о гигиене. Наркоманы могут не мыться месяцами.

Они также носят различные украшения: коралловые бусы, серьги, четки и множество браслетов. Нередко какая-то деталь напоминает об Индии или о другой экзотической стране.

Постепенно культ наркотика проникает в разных формах в обыденную жизнь. Начиная от обложки грампластинки и кончая узорами на мужских рубашках и женских платьях, мы часто имеем возможность наблюдать влияние символов наркотической субкультуры, и это все меньше шокирует даже самых ярых противников наркомании.

Наркотики и рок-музыка

Наркоманы, как дети, восхищаются бусами, цветами, флажками, ослепительным светом, миганием разноцветных электрических огней и громкой рок-музыкой, которую любят и хорошо знают. Хотя многие из них умеют играть на разных музыкальных инструментах, чаще всего они выступают в роли пассивных слушателей. Для наркоманов любимым инструментом является гитара, которую легко носить с собой на плече и которая символизирует для них движение и романтическую традицию.

Ритм и звуки музыки рок и соул сопровождают встречи наркоманов. Окутанные дымом марихуаны, они слушают музыку и рассуждают о кумирах мировой поп-сцены. Все они прекрасно знают биографии любимых музыкантов и любят рассказывать анекдоты из их жизни, в особенности те, в которых говорится о контактах с наркотиками.

Наркоманов ничуть не настораживает, что их идолы: Джимми Хендрикс, Дженис Джоплин, гитарист группы Роллинг Стоунз Брайан Джонс, лидер группы Тhe Doors Джим Мор-рисон и множество других рок-музыкантов – умерли в зените славы, став жертвами употребления наркотиков. Более того, наркоманы подражают им, а обожествление нередко начинается с идолопоклонства.

Часто можно увидеть молодых наркоманов, одетых как рок-музыканты. Кожаные куртки, джинсы, высокие сапоги на каблуках, множество браслетов и цепочек… Клички Джаггер, Хен-дрикс, Боуи также не являются среди них редкостью. Теперь не является секретом, что рок-музыка очень часто сочиняется и исполняется под воздействием различных наркотиков, прежде всего, гашиша. Может быть, это является одной из причин того, что чаще всего ее слушают в дыму именно этого наркотика. Во время рок-концертов, особенно тех, что проходят под открытым небом, молодежь курит гашиш или употребляет ЛСД.

Клиническая картина отдельных наркоманов

Нужно признать, что распознать наркомана на улице или в любом другом общественном месте очень непросто, а иногда и невозможно. Прежде всего, это касается определенной части наркоманов, курящих гашиш и марихуану или эпизодически употребляющих галлюциногенные наркотики. Между двумя приемами ЛСД, мескалина или псилоцибина они могут вести себя абсолютно нормально и не демонстрировать никаких заметных со стороны признаков, свидетельствующих о пристрастии к наркотикам.

Это, если можно так сказать, «незаметные» наркоманы. Похожая ситуация и с наркоманами, употребляющими опиум и морфин. Если эти препараты присутствуют у них в достаточных количествах и они могут принимать их ежедневно в необходимых дозах, то их поведение кажется стороннему наблюдателю совершенно нормальным и не обращает на себя внимания.

Случается, что некоторые из них в течение месяцев и даже лет принимают опиум, а родители и учителя об этом даже не подозревают. Необходимую ежедневную дозу они вводят себе, когда дома никого нет или у друзей. Наркоман, если ему это нужно, может сделать себе укол в ванной, в подвале, в общественном туалете или в любом другом укрытии. Принадлежности для инъекций наркоман может хранить вне дома, а наркотик готовить ночью, когда все спят. Таким образом, употребление наркотиков молодым человеком может долгое время оставаться для окружающих тайной.

Когда наркоман находится под действием наркотика, распознать его легче. Ненормально расширенные или максимально суженные зрачки могут стать важным диагностическим признаком. Шатающаяся и неуверенная походка, беспричинная улыбка, бессмысленные высказывания, нарушенная артикуляция при произнесении более длинных слов, сонное выражение лица, неадекватное поведение указывают, что человек находится под действием наркотика.

Если мы еще, вдобавок к этому, найдем где-нибудь спрятанные наркотики и приспособления для их приготовления и применения (шприц, игла, опаленная ложка с согнутой ручкой), то с большой долей вероятности можно утверждать, что наши подозрения в употреблении наркотиков не беспочвенны.

Клиническая картина разных видов наркомании не одинакова. В первую очередь она зависит от разновидности наркотика, но также и от того, является ли наркоман в данный момент под действием наркотика или испытывает следствия его отсутствия, страдая от абстинентного синдрома. Эти состояния мы оговорим отдельно.

Опиомания

Развитие опиомании

Опиум и его производные вызывают, кроме психической зависимости, очень сильно выраженную физическую зависимость. Интенсивность формирования зависимости зависит от личности наркомана, индивидуальной устойчивости, разновидности наркотика и способа его употребления.

Некоторые авторы утверждают, что для возникновения физической зависимости достаточно десяти дней непрерывного употребления одного опиата в случае, если у человека присутствует выраженная предрасположенность. Ну а после двадцати дней употребления зависимость возникает в ста процентах случаев.

У опиоманов с ярко выраженной толерантностью к опиатам зависимость от наркотика формируется не ранее, чем через двадцать дней, то есть чуть позже, чем у основной массы наркоманов.

То, как быстро возникает физическая зависимость, зависит также от разновидности наркотика. Например, героин может привести к полной физической зависимости уже через пару дней, в то время как метадон только после двадцати дней.

У опиомании, как болезни, различают три стадии:


Первая стадия – постоянное и ежедневное употребление наркотика. Физиологический эффект опиума не изменен. Сон у опиомана поверхностный и спит он мало. Уменьшается выделение мочи и наступают запоры, при простуде не появляется кашель, как защитная реакция.

В течение короткого времени вырабатывается толерантность и становится необходимым увеличение дозировки, чтобы получить прежний эффект. Каждое введение наркотика сопровождается зудом, который, по мере употребления опиума, длится все короче, вплоть до полного исчезновения под конец первой стадии.

Перерыв в употреблении наркотика обычно вызывает психологическое напряжение и ухудшение настроения, а также сильное желание как можно быстрее возобновить прием. Проявлений физического кризиса пока нет.

Первую стадию характеризуют: синдром изменения реактивности и синдром психической зависимости. Длительность первой стадии может быть различной и зависит, главным образом, от разновидности опиата. В случае морфинизма – два месяца, в случае опиомании – – от трех до четырех месяцев, в случае злоупотребления кодеином – шесть месяцев.

При введении слишком большой дозы опиатов в период, когда еще не проявилась толерантность, может наступить резкое угнетение всех структур нервной системы с последующим развитием очень серьезных осложнений, таких, как падение артериального давления, затруднение дыхания, вызванное нарушением нервной регуляции и отеком легких, а также тяжелые нарушения сознания, сопровождаемые состоянием сонливости и в конце концов – смерть.


Вторая стадия – эффект от действия наркотика в этой стадии отличается от эффекта в здоровом организме или в организме пациента, пребывающего на первой стадии опиомании. Прежде всего, исчезают физиологические нарушения. Выделение мочи и стул нормализуются, а в случае катара верхних дыхательных путей снова появляется кашель. У тех пациентов, которые в первой стадии имели трудности с засыпанием, сон улучшается и становится глубже.

В этой стадии характерным является изменение наркотического эффекта. Постепенно благодушие и покой сменяются эффектом стимуляции. В первой стадии наркоман перед введением наркотика активен и бодр, а после укола становится вялым и сонным. Во второй стадии перед уколом опиоман апатичен и расслаблен, но после инъекции оживлен и подвижен.

Психическая зависимость максимально выражена именно в этой стадии. Страх перед абстинентным синдромом усиливается и в значительной мере влияет на поведение наркомана. В этой стадии развивается физическая зависимость.


Третья стадия – опиум оказывает исключительно стимулирующее действие, его эйфорогенный эффект исчезает.

Физическая зависимость в третьей стадии претерпевает существенные изменения. Абстинентный кризис тоже становится не таким, как во второй стадии. Например, морфин, введенный при кризисе во второй стадии, снижает артериальную гипертонию, замедляет сердечный ритм, уменьшает мышечное напряжение и силу движений, а во время кризиса в третьей стадии морфин ликвидирует артериальную гипертензию и ускоряет замедленный сердечный ритм, одновременно повышая мышечный тонус и делая движения более уверенными.

Действие морфина на состояние психики сходно в обеих стадиях. Здесь важное значение имеет синдром изменения реактивности, который определяет наиболее оптимальную форму медикаментозной терапии в зависимости от фазы развития болезни.

Абстинентный синдром в третьей стадии характеризуется общим снижением нормального мышечного тонуса, слабостью и депрессией, которую часто сопровождают суицидальные мысли.

По мере развития опиомании в железах внутренней секреции, прежде всего в половых железах, происходят серьезные изменения. У женщин обычно прекращается менструация, они становятся фригидными, а у мужчин ослабевает половое влечение, и они становятся импотентами, о чем особенно не переживают.

Некоторые специалисты считают, что отсутствие полового влечения у опиоманов является последствием опиумного угасания чувств в сфере эмоциональных переживаний; другие считают, что импотенция является результатом того, что все потребности наркоманов, в том числе и сексуальные, удовлетворяет наркотик, поэтому они не испытывают потребности в нормальных половых отношениях.

Проявления абстиненции

Клинические проявления опиумного абстинентного синдрома начинаются и развиваются в результате внезапного прекращения введения препарата в организм. Обычно это происходит, когда наркоман не может приобрести наркотик, чтобы обеспечить себе даже необходимый минимум или когда лечение начинается с полного прекращения приема препарата.

Течение абстинентного синдрома развивается поэтапно. В нем различают несколько фаз:

1. В первой фазе появляются признаки психической зависимости: желание скорейшего приема наркотика, плохое настроение и психическое напряжение. К ним добавляются специфические эффекты со стороны вегетативных реакций организма: расширение зрачков, зевота, слезящиеся глаза, чихание и «гусиная кожа», на международном жаргоне наркоманов называемая cold turkey, что означает «холодный индюк».

Аппетит исчезает, а если кризис развивается вечером или ночью, то наркоман не может заснуть. Первая фаза проявляется по истечении восьми – двенадцати часов после последнего приема опиума.

2. Вторая фаза сопровождается судорогами, приступами потливости и слабости, а также более выраженной «гусиной кожей».

В мышцах спины, рук и ног появляются неприятные ощущения при увеличении мышечного напряжения. Более интенсивно выступают все симптомы первой фазы, достигающие наибольшей степени на второй день от начала кризиса.

3. Третья фаза начинается под конец второго дня и, прежде всего, характеризуется мышечными болями. Наркоман не может усидеть на одном месте, он находится в постоянном движении: встает, ходит из угла в угол, снова садится, снова встает и т.д.

Пациент все время жалуется на плохое самочувствие, говорит, что больше не может выдержать, просит о помощи и требует наркотика.

4. Четвертая фаза начинается на третий день абстиненции и, как правило, сопровождается всеми симптомами предыдущих фаз, но к ним добавляются еще и нарушения пищеварения с болями в животе. Чаще всего это происходит между 36–72 часами после первых проявлений симптомов абстиненции.

Наркоман производит впечатление ошеломленного и напуганного. У него трясутся руки, зрачки сильно расширены. Он часто сморкается в результате обильного выделения слизи из носа, зевает, временами у него бывает икота, часто повышается температура тела. Возникают приступы рвоты и понос, сопровождающиеся острыми судорогами в животе.

Пик абстинентного синдрома характеризуется субфебрильной температурой (37,2–37,4° С), умеренной артериальной гипертонией (120–150/90–110 мм ртутного столба), увеличением частоты сердечных сокращений (90–110 ударов в минуту), повышением содержания сахара в крови (140–150 мг/%), а также повышенным выделением катехоламинов и стероидных гормонов (АКТГ).

Через пять-семь дней эти явления постепенно исчезают. Когда заканчивается острая фаза, длящаяся обычно семь – десять дней, наркоман еще долго может жаловаться на общую слабость, бессонницу, боли в мышцах и суставах, а мужчины также на преждевременную эякуляцию.

Выход из абстинентного кризиса и процесс ослабления болезни (ремиссия) означают, что организм начинает адаптироваться к новым условиям. Эта новая форма равновесия процессов, происходящих в организме, более приближена к состоянию здоровья, чем болезни, но все еще очень отличается от состояния здорового организма.

Некоторые наркоманы с многолетним стажем еще долго чувствуют себя плохо, а свое состояние они определяют как состояние «живого трупа». У значительного количества опиоманов, несмотря на первоначальное улучшение, через 2–6 месяцев проявляются признаки истощения адаптационных возможностей. Пациенты жалуются на плохое самочувствие, на то, что чувствуют себя разбитыми, что им ничего не хочется делать, что их ничто не интересует, что их не радует жизнь.

Многие опиоманы постоянно пребывают в плохом настроении, мучаются бессонницей, все время потеют, – одним словом, проявляются характерные черты нарушения функций вегетативной нервной системы, возникающие также в разгар абстинентного кризиса. Они также ощущают при этом потребность употреблять наркотик, и тогда может произойти возврат к наркомании. Это состояние называется «псевдоабстинентным синдромом» и иногда ошибочно определяется как симуляция с целью получить какое-нибудь лекарство.

Барбитуромания

Клиническая картина отравления

Главными признаками отравления барбитуратами являются сонливость, помрачение сознания, галлюцинации, затрудненная речь и заикание, поверхностное дыхание и слабый пульс.

Наблюдается нарушение равновесия, и человек, находящийся под воздействием барбитуратов, производит со стороны впечатление опьяненного алкоголем. Движения его некон-тролируемы и нескоординированы. Точные движения практически невозможны.

В отличие от отравления опиатами, зрачки пациента сохраняют нормальную ширину. Напомним, что у опиоманов они максимально сужены. При сильной передозировке наркоман может впасть в состояние глубокого шока и даже умереть.

Наркоманы, принимающие барбитураты, в значительной степени отличаются от опиоманов, в том числе внешним видом и поведением. Хроническое отравление барбитуратами всегда сопровождается психическими нарушениями или изменениями личности.

Наркоманы, которым известны фармакологические эффекты барбитуратов, могут использовать их при случае в периоды пьянства, при оргиях, длящихся от нескольких дней до нескольких недель; или могут принимать их в большом количестве в течение многих месяцев и даже лет. Характерной чертой этого типа наркоманов является то, что они предпочитают наркотики быстрого и короткого действия действующим долго, но медленно.

Это полностью соответствует чертам их личности, жаждущей удовлетворения потребностей сейчас же, без промедления. Барбитураты обычно принимаются через рот, опиоманы же предпочитают вводить наркотик посредством шприца и иглы. Невротические личности, испытывающие страх и неуверенность, увеличивают дозу постепенно и в течение длительного времени, а психопаты – наоборот, используя при употреблении наркотика, прежде всего, его оглушающий эффект. Психопатические личности увеличивают дозы очень быстро, нередко принимая их вместе с алкоголем.

Характерно поведение и внешний вид наркоманов, принимающих барбитураты. Они демонстрируют замедленные психические реакции, затруднение мыслительного процесса и скорости принятия логического решения, что проявляется, прежде всего, в неожиданных ситуациях, когда бывает нужно быстро сделать правильный вывод и адекватно отреагировать на обстоятельства. По этой причине именно барбитураты считаются весьма важным фактором в растущем количестве дорожных происшествий и несчастных случаев на производстве.

Наркоманы, употребляющие барбитураты, производят обычно впечатление людей нерешительных, плохо ориентирующихся в окружающей обстановке; их высказывания туманны, они плохо ориентируются во времени и пространстве, имеют трудности с артикуляцией, нетвердую походку, шатаются при ходьбе. По причине общей неуверенности и неспособности справляться даже с самыми простыми ситуациями они постоянно пребывают в плохом настроении, не могут эмоционально приспособиться к обстоятельствам, их реакции невозможно предвидеть. Многолетние наркоманы становятся вспыльчивыми, легко выходят из себя и вступают в конфликты, вплоть до применения с их стороны физической силы.

Симптомы абстиненции

В случае внезапного прекращения поступления барбитуратов в организм, привыкший к этим препаратам, уже в течение первых двадцати четырех часов развивается кризис, достигающий своего пика на второй или на третий день и начинающий снижаться в последующие дни.

К наиболее тяжелым осложнениям относятся: внезапное падение артериального давления, сопровождающееся потерей сознания; судороги, напоминающие эпилепсию. Во время приступа больной синеет, а на губах в результате прикусывания языка появляется кровавая пена. Очень часто возникают нарушения сознания в форме приступов бреда и галлюцинаций.

Необходимо помнить, что эпилептические судороги и бред не проявляются одновременно. Обычно во время барбитуратового абстинентного кризиса больной переносит один или два припадка в течение первых сорока восьми часов, а на третий день он впадает в психотическое состояние или в депрессию. Такие периоды психоза могут быть исключительно серьезны и могут сопровождаться манией преследования, из-за которой больной впадает в панику и становится опасным для окружающих и для самого себя. Поэтому наркоман, находящийся в состоянии барбитуратового абстинентного кризиса, должен быть как можно быстрее доставлен в больницу.

Кокаиномания

Клиническая картина

Кокаин для наркоманов является «деликатесом», и они его особенно ценят, прежде всего, по причине исключительно сильного эффекта flash – флэш (вспышка) при внутривенном введении.

Кокаин принадлежит к группе самых старых психостимулирующих средств. Еще испанские конкистадоры заметили, что туземцы американского континента жуют листья какого-то растения, после чего без отдыха и еды могут работать в течение нескольких дней,

Наркоманы употребляют кокаин путем вдыхания или укола. При введении в организм наркотик вызывает эйфорию и особый вид опьянения, при котором наркоман ощущает повышение интеллектуальных возможностей и физической силы. Пациент становится деятельным, чувствует уверенность в себе, находится в постоянном движении, испытывает потребность все время говорить и доказывать свою значимость для общества. Наркоман становится самоуверенным, а возросшие сексуальные потребности он хочет удовлетворить сразу же и без отлагательства.

К сожалению, приятное состояние длится очень недолго. На смену ему приходят усталость, раздражительность и депрессия. Появляется непреодолимое желание повторного употребления наркотика. Так как толерантность к кокаину и физическая зависимость от него не развиваются, наркоман может в течение длительного времени употреблять наркотик в одних и тех же дозах. Но в то же время от кокаина возникает наиболее сильная психическая зависимость.

При длительном употреблении кокаин вызывает тяжелые нежелательные эффекты, выражающиеся в появлении мании преследования и галлюцинаций. Кокаиноман думает, что за ним кто-то следит, что сам он находится в постоянной опасности. Психические нарушения становятся все более серьезными и могут перейти в психоз и бредовое состояние, сопровождающееся галлюцинациями, в которых окружающая обстановка приобретает миниатюрные размеры.

Наркоманы с многолетним стажем могут испытывать галлюцинаторные ощущения невидимого прикосновения. Также им может казаться, что у них из-под кожи вылезают различные насекомые («кокаиновый клоп»), от которых они пытаются защититься, рассекая ножом или бритвой кожу, чтобы насекомые могли вылезти. Некоторые наркоманы объясняют эти галлюцинации неблагоприятным воздействием неприятных им людей.

Наркоманы, злоупотребляющие кокаином, через очень короткое время разрушают себя в физическом, моральном и социальном плане; становятся жестокими и даже беспощадными, чувствуют беспричинную ревность, игнорируют семейные и общественные обязанности.

У мужчин развивается импотенция, а у женщин усиливается половое влечение, что приводит к самым разнообразным формам половых извращений. Психологические исследования указывают на серьезные нарушения памяти и психическое истощение, ухудшение сообразительности и концентрации внимания. В этой фазе наркоманы становятся не способны к принятию серьезных решений и к нормальной интеллектуальной деятельности.

Наркоман, который вошел в хроническую фазу, становится постоянно нервным и удрученным, его настроение все время меняется, он легко выходит из себя. Кроме того, он страдает бессонницей, ему становится плохо при одной только мысли о еде, он подвержен частым приступам судорог. Чтобы хоть как-то купировать эти неприятные явления, он пытается использовать успокаивающие средства. К несчастью, наркоманы часто совмещают кокаин с морфином. Это сочетание в жаргоне наркоманов известно как «спидболл» (скоростной шар).

С точки зрения социального аспекта проблемы кокаиноманы более опасны для окружающих, чем морфинисты или опиоманы. В отличие от опиоманов, тихих и апатичных, кокаиноманы ведут себя бесцеремонно и шумно, они склонны к применению физической силы и к нарушению общественного порядка в общественных местах.

В результате усиления полового влечения в начале наркоманы пытаются удовлетворить свои сексуальные потребности, невзирая на принятые нормы морали и поведения. Позже, по мере ослабления потенции и сексуального чувства, они склоняются к половым извращениям, часто с некоторой долей садизма по отношению к партнеру, которого желают и одновременно ненавидят. Необычное и часто шокирующее поведение кокаиноманов быстро становится заметным для окружения.

Симптомы абстиненции

Психическая зависимость, вызываемая кокаином, является наиболее сильно выраженной и наиболее скоро проявляющейся среди всех, встречающихся в наркомании, но физической зависимости кокаин не вызывает. Уже через несколько дней постоянного употребления кокаина наркоман в случае отсутствия наркотика впадает в состояние глубокой депрессии и готов даже к актам насилия, чтобы добыть дозу.

Амфетаминовая зависимость

Клиническая картина

Среди наркоманов, особенно в последние годы, замечена тенденция к увеличению употребления психостимулирующих средств типа амфетамина, называемых в международном жаргоне наркоманов «спид» – от англ. speed – скорость, спешка. Это может быть любой препарат, который при введении в организм на короткое время улучшает интеллектуальные и физические возможности, устраняет чувство голода, ликвидирует усталость и сонливость. Наиболее известные препараты этого ряда: амфетамин, центедрин, дезоксин, метедрин, прелюдии, риталин, роми-лар и т.д.

Человек под действием психостимулятора находится в хорошем настроении, он деятелен, разговорчив, подвижен, считает свои возможности безграничными. Он чрезмерно активен в сексуальном отношении, его чувства обострены, и все действия он выполняет в ускоренном темпе.

Но положительный эффект наркотика длится очень недолго и быстро сменяется плохим настроением, апатией, психической неуравновешенностью. Первоначальный эффект наркотика можно повторить немедленным внутривенным введением метедрина. В этом случае продленное состояние эйфории может длиться несколько дней, в течение которых наркоман и не спит и не ест. Наконец, опустошенный физически и духовно, он погружается в глубокий сон и его очень трудно пробудить. Это состояние напоминает спячку. Такой сон не придает сил, и наркоман просыпается разбитым, с плохим настроением, нередко с суицидальными мыслями. Единственный выход – опять принять психостимулятор, и, таким образом, круг замыкается.

После нескольких таких циклов личность наркомана значительно изменяется, а его социальное функционирование нарушено. Он ошибочно оценивает действительность, и его реакции на действие внешних раздражителей утрачивают элементарную логику. Наркоман становится опасным для себя и своего окружения.

В случае передозировки или употребления психостимуляторов в коротких промежутках времени может возникнуть состояние возбуждения и дрожь во всем теле, которую ничем не удается успокоить. Высказывания пациента в этом состоянии весьма туманны. Он не может сообщить о себе даже самых основных сведений. Заметны признаки мании преследования, основанные на агрессивном и подозрительном отношении к окружению.

В случае низкой толерантности прием пациентом более высокой дозы амфетамина или метедрина может вызвать немедленную смерть. У лиц, долгое время принимающих психостимуляторы, в случае прекращения приема на день или два проявляется депрессивное состояние с мыслями о самоубийстве.

Наиболее часто встречаемыми осложнениями в случае хронического злоупотребления психостимулирующими средствами являются склонность к насилию и к параноидальным состояниям, чувство всемогущества, а также склонность к применению физической силы. Наркоманы, употребляющие психостимуляторы, мстительны и исключительно жестоки по отношению к тем, кого они считают своими врагами.

Из-за процессов изменения сознания и невозможности контролировать свое поведение нередки случаи гомосексуального насилия, которых сами наркоманы не помнят. Как правило, они охотно садятся за руль. Ездят они как сумасшедшие, но чаще всего очень хорошо и без дорожных происшествий. Только во второй фазе, когда действие психостимулятора ослабевает («даун» down), они могут попасть в аварию или кого-нибудь сбить.

Часто после долгого употребления психостимуляторы вызывают у предрасположенных пациентов психотические состояния, сопровождающиеся манией преследования, которые придают им параноидальный характер. Эти лица уверены, что за ними следят, что их преследуют, и поэтому постоянно держатся начеку. В начале они пытаются скрыться от своих «преследователей», но когда возникает чувство, что от них не уйти, они переходят в наступление, сами становятся преследователями тех, кого подозревают, и становятся опасными для общества. Особенно они боятся полиции. В Швеции эту форму помешательства называют «полиснойя» (policenoja).

Явления абстиненции

Психостимулирующие препараты вызывают сильную психическую зависимость, но физическая зависимость выражена гораздо слабее, хотя на этот счет нет единого мнения.

В результате внезапного прекращения приема психостимуляторов быстро развивается психическая депрессия с мыслями о самоубийстве, а также состояние угнетения многих соматических функций. Поэтому некоторые специалисты утверждают, что психостимуляторы могут вызывать в определенной степени физическую зависимость.

Но нельзя забывать, что чаще всего психостимуляторы принимают вместе с другими наркотиками, вызывающими сильную физическую зависимость (опиаты, барбитураты). В этой ситуации картина абстиненции сложна, и в ней может доминировать эффект другого наркотика, который в этом случае приписывают психостимулятору.

Марихуана

Клиническая картина

Из всех наркотиков марихуана пользуется наибольшей популярностью как среди наркоманов, так и среди дилетантов. Но, несмотря на это, науке о ней известно очень немногое.

Марихуану и ее действие человечество знает много тысяч лет, но ее массовое употребление, особенно молодыми людьми, началось совсем недавно, в начале шестидесятых годов. Значение этого наркотика не рассматривается только в аспекте его фармакологических свойств. Употребление марихуаны молодыми людьми несет в себе черты социального вызова. Марихуану приняли в свое время хиппи, которые в ее усыпляющем дыму провозглашали альтруизм и мистицизм, искренность, радость и пацифизм.

Употребление марихуаны в семидесятые годы носило на Западе характер эпидемии. По некоторым статистическим данным, свыше пятидесяти процентов молодых американцев принимали этот наркотик.

В 1972 г. было установлено, что пятьдесят два процента студентов американских университетов пробовали марихуану хотя бы один раз, 26% употребляли ее три раза в неделю, а примерно 5% – более трех лет курили ее ежедневно.

Трудно сказать, что заставляет молодых людей пробовать марихуану. Причин этих, наверное, много. Среди наиболее частых – интерес, давление со стороны приятелей, желание быть «своим» в коллективе, желание стать хиппи, желание пережить нечто необычное и захватывающее, желание перемены настроения или изменения состояния сознания.

Существуют, конечно, и другие мотивы, такие как стремление лучше понимать других, религиозные мотивы, свободная от страха конфронтация с реальностью, творческое вдохновение, стремление к более острым сексуальным ощущениям, научные эксперименты и так далее, – то есть все факторы, имеющие место и в других случаях наркомании.

Поведение молодого человека, который начинает употреблять марихуану, не отличается ничем особенным. Свои обязанности дома и в школе он продолжает выполнять почти так же, как и раньше. Можно единственно иногда заметить большую склонность к уединению и к многочасовым медитациям под музыку.

Но уже через два-три месяца наркоман начинает избегать старых знакомых и прежних занятий, появляется потребность в конспирации и таинственности. Молодой наркоман все теснее связывается с другими наркоманами или с теми людьми, которым он доверяет. Наркотики он принимает самое меньшее три-четыре раза в неделю, чаще в кругу ближайших друзей, в любое время суток, но при условии отсутствия своих домашних.

Свободнее он чувствует себя во время уик-энда, где-нибудь за городом, под звуки гитары или магнитофона. Благоприятствующая атмосфера дискотек способствует тому, что некоторые из них становятся местами встреч наркоманов. По мере употребления марихуаны наркоман все лучше познает ее секреты, прежде всего, технологию курения, позволяющую достичь желаемого эффекта. Если он желает максимально почувствовать действие марихуаны, то создает обстановку, в которой это становится возможным: соответствующая музыка, неяркие разноцветные огни, сжигание разных ароматических трав и т.д.

Особое значение имеет подбор участников, потому что в группе необходимо иметь чувство общей безопасности. Только при условии соблюдения всей внешней атрибутики наркотический сеанс имеет шанс стать удачным. Но все-таки это не является правилом. Многие наркоманы, особенно совсем молодые, с небольшим опытом употребления наркотиков, ошибочно считают, что марихуана всегда пробуждает «осознание своего Я», «открывает неведомые горизонты», «освобождает от страхов» и «увеличивает сексуальное удовольствие».

Правда выглядит совсем иначе. Марихуана потенцирует уже существующее внутреннее состояние. Если человек курит марихуану в состоянии печали, то он становится еще печальнее и его настроение значительно ухудшится. Тот, кто весел, после марихуаны станет еще веселее.

Отсюда вывод: эффект марихуаны в большей мере зависит не столько от внешних факторов, сколько от душевного состояния личности в момент приема наркотика.

Марихуану чаще всего курят в виде папиросы, называемой на международном жаргоне наркоманов «джоинт» или «шит». Марихуану также курят в трубке или в специально изготовленном мундштуке с расширенной передней частью. Дым марихуаны имеет острый специфический запах, похожий на запах горящей травы или веревки. Дым впитывается в одежду курильщика или того, кто находится в одном с ним помещении во время курения. Марихуану можно также жевать, есть или нюхать, но эти способы употребления редки среди американских и европейских наркоманов. В некоторых азиатских странах, особенно в Индии, марихуану принимают в виде чая или специально приготовленных сладостей и печенья.

«Первое знакомство с марихуаной»

Марихуана может вызывать самые разнообразные, с каждым разом неодинаковые эффекты. Это зависит, главным образом, от густоты конопляного масла (психоактивный компонент марихуаны), от концентрации его паров во вдыхаемом воздухе, от происхождения наркотика, от настроения и опыта курильщика. Отсюда становится ясным, что нельзя ожидать, будто марихуана всегда будет действовать одинаково или соответственно желанию курильщика, как это часто предполагают дилетанты.

Первый опыт курения марихуаны часто может не дать вообще никакого эффекта. Чтобы этот наркотик мог вызвать определенное настроение и оказать определенное психическое и физическое воздействие, необходимо овладеть техникой курения. Наркоманы с богатым опытом утверждают, что полного эффекта можно достичь только после нескольких попыток.

Начинающие наркоманы могут иметь при курении марихуаны весьма неприятные ощущения: острое жжение в горле, боль в груди, сухость губ, головокружение, оглушенность сознания, общую слабость, звон в ушах, судороги, окоченение рук и ног, ускоренное сердцебиение, повышение артериального давления и легкое нарушение координации движений. Бывает, что эти эффекты выражены слабо или могут вообще отсутствовать.

Влияние на восприятие

Большинство курильщиков марихуаны после нескольких затяжек начинают чувствовать кратковременный страх и неприятное напряжение, которое скоро сменяется хорошим настроением и эйфорией, приступами неконтролируемого смеха и повышенной потребностью в речевом общении.

Течение времени воспринимается в измененной форме, как будто время остановилось или начало течь гораздо медленнее. Расстояния кажутся больше, чем есть на самом деле. Эти нарушения восприятия времени и пространства притягивают джазменов и рок-музыкантов. Искаженное восприятие времени может способствовать более быстрой игре на инструментах и облегчать импровизацию. Интерпретация музыки становится богаче, одна и та же композиция никогда не исполняется одинаково. Чувства обостряются, порог восприятия снижается и позволяет воспринимать раздражители, которые до того находились ниже этого порога.

Это касается, прежде всего, зрения и слуха. Цвета и звуки кажутся живее, притягательнее, богаче в эмоциональном плане и могут сильно влиять на настроение. Избирательность внимания существенно повышается, и это позволяет выбирать отдельные впечатления и раздражители.

Например, в звучании играющего оркестра можно выделить один инструмент и слушать его независимо от остальных. Связь между участниками группы становится теснее без использования слов. Они уверены, что могут читать мысли своих собеседников и передавать свои мысли другим, которые воспринимают эти переданные мысли как свои.

Вот как один наркоман описывает это явление: «Мы с моей девушкой сидим и курим. Молчим. В голове роятся мысли, но я не испытываю потребности произносить. Я чувствую в себе достаточно сил, чтобы передать их ее системе мыслей. Я начинаю. Она вдруг начинает говорить, не осознавая того, что это мои мысли. С этого момента она думает то же, что и я. Мои мысли находятся в ее сознании даже когда она не говорит. Я чувствую это. Мое могущество меня забавляет, я наслаждаюсь им. Я громко произношу свои мысли, те что недавно передал ее мозгу, тогда она кричит: „Невероятно! Я думаю то же самое!“. Я пристально смотрю в ее глаза, – то в один глаз, то в другой, – и хочу ей сказать, что я спокойнее, сильнее ее и могу ей помочь. Со смехом я говорю ей, что ненавижу ее, на что она мне отвечает: „Ты прав, я тоже это чувствую“, – и мы смеемся дальше. Но все-таки мне это не нравится. Наркотик подчиняет себе разум. Сильный главенствует над слабым. Вообще-то наркотик извлекает на поверхность то, что находится внутри человека, а гашиш – особенно».

В отдельных случаях участники наркотического сеанса могут духовно и интеллектуально изолироваться и сконцентрироваться на субъективных переживаниях. Вот свидетельство еще одного наркомана: «Иногда у меня появляется желание отключиться. Если это мне удается, то начинается игра между мной и моим внутренним Я».

Марихуана, влияя на изменение в сфере чувств, приводит к визуальным и моторным нарушениям. Поэтому некоторые действия (например, управление транспортом) после употребления марихуаны становятся весьма опасными. С курильщиками марихуаны часто происходят несчастные случаи, спровоцированные ошибочной оценкой расстояний и замедленной реакцией, а также отсутствием критического отношения к реальным опасностям.

Повышение дозы марихуаны вызывает серьезные нарушения в эмоциональной сфере: ослабление внимания, обрывочность мыслей, нарушения памяти, ошибочное некритическое отношение к собственному состоянию. Кроме того, метут проявляться галлюцинации и различные фобии. Высказывания наркомана непонятны для окружающих. Он демонстрирует проявления бредовой мании преследования, при этом может быть опасен для окружающих.

Последствия хронического злоупотребления

Психическая зависимость от марихуаны развивается постепенно. Наркоман теряет интерес к любым действиям, становится безвольным и апатичным, большую часть дня пребывает в полусне; наблюдается притупление эмоций, невозможность концентрации. Пациент демонстрирует серьезные нарушения морали.

Многие авторы считают, что умеренное употребление марихуаны не вызывает неблагоприятных изменений в организме и физической зависимости. Пропагандисты идеи легализации марихуаны утверждают, что этот наркотик менее вреден, чем даже алкоголь Возможно, в некоторой степени это и верно. Но, однако, нельзя рассматривать опасность, таящуюся в марихуане, исключительно с точки зрения ее фармакологических эффектов.

Опасность нужно искать, прежде всего, в личности самого наркомана, а уж потом в марихуане. В отличие от азиатов, представители западной цивилизации редко останавливаются на этом наркотике. Азиаты, склонные к созерцанию и к отстраненному течению мышления, предпочитают марихуану и другие наркотики, способствующие медитации и инертности.

Человек, принадлежащий к западной цивилизации, динамичный, подвижный, полный инициативы, охотнее прибегает к алкоголю, героину или к психостимулирующим наркотикам. Для китайца или индийца алкоголь более губителен, чем опиум или марихуана, но для европейца или жителя Северной Америки наблюдается обратное соотношение.

Такой подход к разделению наркотиков и их эффектов как будто бы обеспечивает относительную невосприимчивость к ним. Прибегать к наркотикам, не соответствующим духу цивилизации, еще более опасно, потому что они не стимулируют основные черты личности человека данной ментальности. Напротив, они провоцируют новые, чужие черты. Вследствие этого дело доходит до трансформации личности и еще большего обострения противоречий между личностью и обществом, что приводит к еще более острым конфликтам.

Марихуана как вступление в наркоманию

Марихуана является отправной точкой употребления более сильных наркотиков, первым искусственным средством для экспериментов с собственным сознанием в поисках «второго Я» и формы удовлетворения душевных или других потребностей. Опыт употребления марихуаны и последовавший вывод, что с помощью определенных препаратов можно влиять на сознание и эмоции, вызывает у предрасположенных личностей желание продолжать эксперименты с более сильными средствами. Даже после однократного приема героина, морфина, ЛСД, мескалина или любого другого наркотика с более ярко выраженным психофармакологическим эффектом, наркоман начинает считать, что марихуана слишком слаба. После этого он переходит к более сильным и опасным наркотикам.

Марихуана и преступность

Приобретение марихуаны, то есть товара, продажа и распространение которого запрещены законом, ставит наркомана в положение человека, этот закон преступающего. Данная противоправная ситуация опасна сама по себе, не говоря уже о том, как часто она является показателем ошибочных и реакционных направлений и течений в современном мире или признаком болезни личности.

Группа американских авторов считает, что употребление марихуаны находится во взаимозависимости с криминальным поведением. Несмотря на то, что курильщик марихуаны, на первый взгляд, спокоен и замкнут, по причине нарушений эмоционального равновесия даже незначительное, обыденное происшествие может вызвать реакцию в форме насилия.

Эту точку зрения подтверждают некоторые индийские исследователи, которые утверждают, что большие дозы ганджи (сильнейшая разновидность марихуаны), смешанной с семенами дурмана, пробуждают в человеке жажду убийства, изнасилования или других форм насилия.

Данные из американской военной литературы недвусмысленно указывают на то, что существует связь между употреблением марихуаны и ростом дисциплинарных нарушений среди американских солдат.

Считается, что именно марихуана явилась причиной снижения боеспособности американской армии, нередких случаев невыполнения приказов, открытого нежелания вступать в бой, повышения агрессивности по отношению к своим товарищам, многочисленных драк и т.д.

Клиническая картина отравления

Наркоманов, находящихся под воздействием марихуаны или гашиша, распознать нетрудно. Глаза, налитые кровью; слегка припухшие веки; сухие и липкие губы, облизывание которых вызвано неприятным ощущением сухости. Характерная улыбка вызвана судорогой мимической мускулатуры. Запах горелой травы, беспричинное возбуждение, частые приступы смеха – все это характерные признаки отравления марихуаной.

Речь наркоманов становится бессвязной, в высказываниях заметно отсутствие логики, наркоман уделяет много внимания малозначительным деталям, перескакивает с темы на тему. К этому можно прибавить глуповатый тон разговора и повышенную тенденцию к общению с окружающими.

В своей компании наркоман ведет себя свободно и доброжелательно. Большинство наркоманов производит впечатление беззаботных и благодушных. Но нужно сказать, что действие марихуаны не всегда одинаково. Оно зависит от внешних обстоятельств, в которых наркотик употребляется, от настроения и ожиданий курильщика марихуаны.

Если внешние условия меняются или человек, курящий марихуану, пребывает в плохом настроении, то результатом курения может стать страх или параноидальные явления. Стремясь защититься, наркоман еще больше замыкается в себе или пытается убежать от опасности. Если бегство по какой-то причине невозможно, наркоман может совершить попытку самоубийства, может атаковать источник фиктивной опасности. Такие же эксцессы, хотя и реже, происходят среди тех, кто употребляет гашиш.

Симптомы абстинентного кризиса

Каннабиноловая зависимость является состоянием, вытекающим из регулярного или эпизодического употребления марихуаны или гашиша. Она выражается в среднем или сильном стремлении к повторению действия наркотика и незначительной, если она вообще существует, физической зависимости.

Психоделики

Наиболее известными психоделическими наркотиками являются ЛСД-25, мескалин, псилоцибин, СТП и ДМТ. Так как действие этих наркотиков, в общем, похоже, или даже идентично, то мы попробуем описать их общую клиническую картину и эффекты. Общим эффектом всех психоделических, или, как их еще называют, галлюциногенных наркотиков, является возбуждающее действие на центральную нервную систему.

Сет и сеттинг

Быстрота и эффективность действия этих наркотиков зависит от двух факторов: от личности употребляющего препарат и от окружающих его в этот момент обстоятельств, которые некоторые специалисты определяют как «сет» и «сеттинг».

Сет означает желания и склонности личности в начале наркотического сеанса, а сеттинг – где, когда и с кем человек хочет быть в течение этого сеанса. Это означает, что наркотик сам по себе не является главным фактором в возникновении и содержании психоделических ощущений. Он только инициирует цепную реакцию психических ощущений, которые зависят от особенностей личности и окружающей обстановки на тот самый момент, когда начинается психофармакологическое действие наркотика на различные клетки центральной нервной системы.

Поэтому эффекты наркотиков этого типа далеко не всегда бывают одинаковы и могут быть предсказаны заранее. Обычно спектр ощущений колеблется в пределах от весьма приятных до очень неблагоприятных и даже ужасных. Даже один и тот же наркотик, принятый в тех же самых обстоятельствах и принятый тем же самым человеком, может спровоцировать и «трансцендентальное озарение» и «бэдтрип» (кошмарное путешествие) и повергнуть пациента в панику или в состояние, называемое «фрикаут» (чудовищность).

Влияние на восприятие

Наиболее изученным и наиболее частым эффектом действия психоделических наркотиков является их влияние на сферу чувств и сознания.

Окружающий мир воспринимается по-другому и более богато. Прежде всего, это касается визуального восприятия. Богатство восприятия временно придает окружающим предметам иллюзорно-измененные формы и способствует осознанию их новых, до сих пор не изведанных измерений.

Психоделики вызывают иллюзию восхищения и восторга. Как уже упоминалось ранее, доминируют визуальные эффекты в виде фантастических образов и видений. Импульсы, провоцирующие создание подобных эффектов, могут исходить из сферы внешних впечатлений, из внутренней сферы ощущений, а также из области подсознания.

Видения и галлюцинации воспринимаются независимо от того, закрыты глаза или открыты. Закрытые глаза даже облегчают видение сущности, проистекающей из подсознания.

Визуальная экспрессия неосознанных сущностей протекает периодически, а ее отдельным фрагментам как будто не хватает обоснования и логических связей.

Это состояние нередко предваряет кратковременный период галлюцинаций, в основном зрительных, являющийся результатом временного нарушения проводимости зрительных нервов и нарушения деятельности мозговых структур. Подверженная видениям личность может наблюдать пульсацию окружающего ее воздуха, а также небольшие, причудливой формы, свободно парящие, мигающие частички света.

Позже галлюцинации становятся более полными и более конкретными. Но видения не имеют внутренней слаженности; логического порядка в них не существует, впрочем, это ничуть не мешает наркоману, находящемуся под воздействием психоделиков.

Раздвоение личности

Личность наркомана разделяется на две части – Я наблюдающее и Я переживающее. Каждая из этих частей сознания функционирует и сама по себе и одновременно со второй, что определяет невозможность объединения впечатлений в единое логическое целое.

Внимание дробится, чтобы сопровождать независимое функционирование органов чувств, но ему совершенно не мешают критические и селективные функции собственного Я, – под воздействием наркотика они просто исчезают.

Из-за разделения Я в течение всего «путешествия» одновременно существуют две формы сознания: новая, психоделическая, и нормальная, являющаяся одновременно и наблюдателем и критиком.

До тех пор, пока нормальное сознание является только наблюдателем, путешествие в область подсознания может казаться прекрасным, необычным или же не вызывающим совершенно никаких эмоций. Но если человек пробует наперекор сложившимся обстоятельствам сохранить привычное отношение ко времени и пространству, а психоделические ощущения корректировать, исходя из старых, привычных норм, он может пережить очень неприятные минуты, полные смятения и хаоса.

Физиологические нарушения

Находясь под действием наркотика, обладающего психоделическим действием, можно испытать и серьезные нарушения в области соматических и вегетативных функций. Нарушения эти могут колебаться в пределах от очень незначительных до очень серьезных. Люди под действием психоделиков могут ощущать себя различными животными и даже неживыми материальными объектами. Превращение в неживой объект дает о себе знать по-разному. В большинстве случаев человек начинает идентифицировать себя с каким-нибудь предметом, находящимся с ним в одной комнате. Например, Хаксли во время своего известного эксперимента с мескалином, когда он наблюдал за стулом, сказал: «Я провел несколько минут, а может, это было несколько веков, не только скользя взглядом по его бамбуковым ножкам. Я был ими, точнее, я был в них или – еще более точно – я был не сущностью в той сущности, которой был стул».

Лица, находящиеся под воздействием психоделиков, могут пережить уменьшение своего тела до атомарных размеров или увеличение его до размеров галактики. Этому чувству сопутствует ощущение неограниченной силы, когда любое действие кажется возможным, а любой замысел – выполнимым.

Известны случаи смерти людей, находившихся под действием ЛСД, которые были уверены, что могут одним пальцем остановить автомобиль или летать как птица, выпрыгнуть из окна небоскреба.

Некоторые описывают ощущение так называемого «внутреннего телесного сознания», когда им удавалось чувствовать продвижение крови через сердце и сосуды или контролировать сигналы центральной нервной системы и деятельность мозга.

Эффекты психоделических наркотиков касаются также и других чувств. Вкус, запах, слух, прикосновение воспринимаются более обостренно. Одно чувство может преобразиться в другое. Например, музыку можно воспринимать в цвете, а у цвета может появиться вкус. Этот психологический феномен известен в психопатологии как «audition coloree» (разноцветный слух), или синестезия. Чаще этот эффект проявляется в случае предрасположенности нервной системы, но может встречаться и у здоровых людей с повышенной впечатлительностью.

Одной из наиболее неблагоприятных реакций для наркомана, употребляющего ЛСД-25 или другие наркотики, обладающие психоделическими свойствами, является то, что человек одновременно испытывает две одинаково сильные, но противоположные эмоции, например, страх и расслабление, любовь и ненависть к одному и тому же лицу, депрессию и возбуждение.

Ощущение психической амбивалентности порождает страх и подозрительность по отношению к окружающим, к которым испытываются противоречивые аффективные чувства. Человек в состоянии аффективной дезориентации впадает в панику, что делает весьма возможными антиобщественное поведение и автоагрессивные реакции.

Изменения состояния сознания

Под влиянием психоделических наркотиков наступают очень серьезные изменения в сфере сознания. Способность к пониманию и система ценностей подвергаются сильным нарушениям, стирается граница между добром и злом, светом и тьмой. Реакции психики переходят в состояние, в котором все становится возможным.

Таким образом, может случиться, что собственное небезопасное поведение не будет расценено как таковое. Поэтому акты насилия по отношению к другим и к себе самому весьма нередки, особенно в конечной фазе действия наркотика, называемой самими наркоманами «даун»« (падение).

Наркоману ничто не может показаться слишком необычным и фантастичным; нет ничего, что показалось бы ему невозможным в состоянии острого отравления. Наркотик сам по себе не провоцирует насилие и склонность к агрессии. Но не подлежит сомнению, что у психопатических личностей психоделик понижает порог торможения, инициирует агрессивность и садизм, уже имеющиеся у человека.

Члены группы Чарльза Мэнсона под воздействием ЛСД-25 совершили чудовищное убийство на вилле Шэрон Тэйт, выполняя приказание своего лидера в состоянии максимальной подверженности внушению, выходящем за рамки действия наркотика.

Американские солдаты проводили карательные операции против мирного населения во Вьетнаме чаще всего под воздействием различных галлюциногенных наркотиков, хотя необходимо помнить, что главный фактор в совершении преступления – сам человек, а не наркотик. Психоделик только освобождает низменные, агрессивные и садистские задатки, таящиеся в глубине сознания.

Изменение поведения

Поведение наркомана, находящегося под воздействием психоделических наркотиков, может быть самым различным. Но в любом случае оно становится заметным для окружающих. Наркомана, даже когда он ведет себя спокойно, можно распознать, начав разговаривать с ним. Он производит впечатление отсутствующего, как будто его тело находится здесь, а душа куда-то улетела.

Наркоман живет в своей собственной внутренней сфере переживаний. Случается, что он становится подвижным, оживленным, может плакать или смеяться, оживленно жестикулировать и много говорить. Он становится непредсказуемым и весьма неуравновешенным. Часто его поведение напоминает поведение шизофреника.

Некоторые наркоманы ведут себя боязливо и даже могут находиться в состоянии ужаса или паники. Они могут нападать на окружающих их людей, могут покалечить их и даже убить. Другие наркоманы причитают, заламывают руки, рвут на голове волосы. Те, кто переполнен чувством неограниченности своих возможностей, обычно гибнут при попытках полета и преодоления земного притяжения, или пытаясь остановить рукой движущийся автомобиль или поезд, или разрушить ударом головы дом, стоящий на пути.

У впечатлительных личностей после многократного употребления психоделических наркотиков наступает психическая дезинтеграция и развиваются серьезные нарушения сознания. Они умирают от органических болезней или в психиатрических клиниках.

Для нормального функционирования и хорошего субъективного самочувствия человек должен сохранять постоянное равновесие между собственными потребностями, возможностями и требованиями, которые к нему предъявляет общество. Это равновесие никогда не бывает статичным и в случаях отклонений может стать причиной болезни, невроза или психоза.

Сохраняя стабильное равновесие, личность может противопоставить себя многим жизненным проблемам, реагируя на них здраво и конструктивно, без последствий для своего душевного здоровья. Но многие люди живут в неустойчивом равновесии, которое может быть нарушено в любой момент и любым незначительным раздражителем.

Особую категорию составляют слабые и невротические личности, ищущие импульсов и поддержки со стороны. Наркотики как раз являются пресловутой палкой о двух концах. В руках специалистов, используемые строго по показаниям, они могут быть иногда весьма полезны, облегчая скорейшую ориентацию в разного рода нарушениях, возникающих в результате всевозможных внутренних конфликтов.

Но использование этих мощных препаратов дилетантами, а именно это имеет место в явлении наркомании, может вызвать душевный хаос и привести к психологической катастрофе. Инициация черт личности, находящихся в подсознании, и их переход в область сознания приводит к конфронтации неподготовленной личности с огромным количеством неразрешенных комплексов, серьезно угрожая интеграции личности.

Поэтому психоделическое «путешествие» ни в коем случае не является невинным и приятным просмотром собственного «телевизионного канала»; напротив, оно означает очень серьезное противостояние своим комплексам, неудовлетворенным желаниям, нерешенным проблемам и запретным инстинктам, одним словом, – собственному подсознанию. Именно из этой конфронтации проистекает весь риск и все опасности для душевного здоровья.

Растворители

До шестидесятых годов двадцатого века намеренное вдыхание паров органических растворителей не было широко распространенным явлением.

Случались непреднамеренные отравления рабочих, задействованных в сфере применения этих веществ. Но, начиная с 1961 г., это явление принимает масштабы всемирной эпидемии, отношение к которой, надо сказать, не было достаточно серьезным, так как специалисты-наркологи, прежде всего, занимаются общепризнанными наркотиками, такими как героин, опиум, психостимулирующие средства, ЛСД-25 и т.д.

Лишь только когда начали встречаться случаи тяжелых отравлений, в том числе и со смертельным исходом, врачи и другие специалисты стали обращать внимание на эту новую разновидность наркомании.

Ретроспективный анализ показывает, что уже в 1961 г. преднамеренное вдыхание паров летучих органических растворителей, в основном среди молодежи и детей, носило массовый характер. Наиболее часто для этих целей использовались клей, предназначенный для склеивания моделей самолетов, растворители красок, жидкости для химической чистки, лак для ногтей, газ для зажигалок, бензин и другие нефтепродукты. Самым популярным был клей, содержащий ароматическую субстанцию – толуэн.

Употребляющие эти вещества среди самих наркоманов называются «нюхачами». Чаще это дети в возрасте от восьми до пятнадцати лет. На западе это в основном дети из малообеспеченных семей. Основным поводом к началу подобных экспериментов являются интерес и жажда необычных ощущений, а непосредственным – уговоры ровесников.

Было бы ошибкой утверждать, что эти дети демонстрируют психические отклонения. Психологические тесты «нюхачей» подтверждают, что они ничем не отличаются от своих ровесников, хотя, конечно, и среди них могут встречаться дети с невротической патологией и с нарушениями психики. Прогноз их излечения несколько менее благоприятен по причине врожденной патологии личности и большей осведомленности об эффектах этих веществ. Однако эти дети в период, предшествующий болезни, как правило, более здоровы психически, чем те люди, которые становятся наркоманами в более зрелом возрасте.

Клиническая картина отравления организма растворителями весьма напоминает действие алкоголя. Эти вещества, как и алкоголь, действуют на центральную нервную систему. Уже после нескольких вдохов появляется головокружение, дрожание рук, одеревенение ног, двоение в глазах, эмоциональное возбуждение, эйфория и в крайних случаях – беспамятство. Одной из причин вдыхания растворителей являются галлюцинации, похожие на сны. Нюхачи говорят: «Мы нюхаем и видим сны».

Эти зрительные галлюцинации, зачастую очень яркие и красочные, могут меняться от очень приятных до просто-таки угрожающих. Они имеют место именно во время вдыхания, но в отдельных случаях галлюцинации могут продолжаться еще час или два после употребления паров растворителя. Видениям предшествуют звон или ритмический стук в ушах, длящийся от двух до трех минут.

В галлюцинациях нюхачей, как правило, присутствует интересный социальный элемент. Они редко занимаются этим делом в одиночку, чаще это происходит в компании одного или нескольких ровесников, желающих также принять участие в «сне». Любители другого «сна» собираются отдельно. Если «сон» должен быть повторен, нужно встретиться в идентичных обстоятельствах, и даже принять те же позы, что и в прошлый раз. Иначе «сон» не повторится, и сеанс будет неудачным.

Наибольшая опасность, угрожающая любителям растворителей, заключается в их неконтролируемом поведении, являющемся результатом угнетения функций нервной системы, а также исчезновением тормозных процессов, наработанных в процессах приобретения жизненного опыта и социализации личности.

В клинической картине отравления преобладают нарушения сознания и способности к логическому мышлению. Известны случаи, когда подростки после вдыхания паров растворителя пытались изнасиловать своих подружек и даже сестер. Поведение токсикоманов в состоянии опьянения может; быть беспощадным по отношению к окружающим и в крайней степени опасным. Возможность восприятия действительности и выполнения точных движений ограничена. Токсикоманы испытывают трудности с артикуляцией, они шатаются и спотыкаются при ходьбе. Они не отдают отчета в своей умственной и физической несостоятельности и абсолютно некритичны в оценке собственных возможностей. Пытаясь летать или разрушать преграды они могут тяжело ранить себя или даже погибнуть.

Состояние затуманенного сознания может продлиться от трех до четырех часов, после чего постепенно исчезает. В случае передозировки вдыхаемых паров, до чего вполне можно дойти в случае утраты самоконтроля в состоянии опьянения, могут возникнуть судороги, похожие на эпилептический припадок, потеря сознания и сиячка, а в самом крайнем случае возможна смерть от отека дыхательных путей.

Кроме описанных выше опасных последствий, вытекающих из вдыхания паров растворителя, существуют и другие. Вдыхание одурманивающих паров может стать вступлением в наркоманию, основанную на еще более опасных наркотиках, таких как опиум, морфин, героин, кокаин, ЛСД-25. Вдыхание паров органических растворителей чаще встречается среди учащихся школ, особенно старших классов. Вот высказывание одного из взрослых наркоманов, который в детстве был «нюхачом»: «Не будем обманывать себя, путь к крутым наркотикам лежит через клей».

Симптомы абстиненции

Многократное вдыхание паров клея и растворителей быстро приводит к психической зависимости, которая сопровождается стремлением к как можно более частому повторению приятных ощущений. Но до сих пор не установлено, что эти вещества могут вызывать физическую зависимость,

Физические особенности наркоманов

Физическое состояние и внешний вид наркомана иногда может быть настолько характерным, что, основываясь исключительно на нем, можно поставить дифференцированный диагноз наркомании.

Опиомания

В самом начале «стажа» наркомана, пока еще не развилась толерантность, то есть когда не является необходимым ежедневное увеличение дозы, симптомы наркомании могут быть самыми разными: от очень слабых, например, почесывания и периодической сонливости, до проявления ярко выраженных симптомов угнетения высшей нервной деятельности, падения артериального давления, затрудненного дыхания, отека легких, спячки – вплоть до смертельного исхода. Наиболее характерными признаками острого отравления опиумом являются обмороки, рвота, сильный зуд кожи, а также сужение зрачков – до размеров булавочной головки.

Характерен внешний вид многолетнего наркомана, у которого развились повреждения внутренних органов, прежде всего – печени. Он чаще всего истощен, с дряблой кожей, под глазами его – темные круги. Он производит впечатление тяжело больного человека. Его кожа обретает сероватый оттенок, а белки глаз у него желтые из-за повышенного содержания билирубина в крови.

После употребления наркотика зрачки глаз наркомана максимально сужаются, но в то же время при абстинентном кризисе зрачки сильно расширены. На внутренней стороне предплечья, на уровне локтевого сгиба, вдоль видимых под кожей набухших и воспаленных вен можно заметить многочисленные шрамы от укола иглой. Лица, колющиеся по нескольку раз в день, имеют в таком же состоянии вены на тыльной стороне ладони. Чтобы скрыть эти следы, опиоманы часто, даже летом, носят рубашки с длинными рукавами, а во время абстинентного кризиса в любое время суток прячут глаза за черными очками.

У наркоманов, длительное время употребляющих опиум, желтеют зубы, которые быстро портятся и выпадают. Так как опиум снимает болевые ощущения, наркоман не чувствует боли, В то же время при абстинентном кризисе зубная боль может быть важным симптомом.

Некоторые наркоманы зубную боль пытаются объяснить как симптом затянувшегося абстинентного кризиса и во время лечения постоянно требуют обезболивающих средств, что с точки зрения медицины не имеет реальных оснований – при недостатке опиума зубы у них болят потому, что они испорчены, а вовсе не по причине абстинентного кризиса.

Хиппи-гепатит

Одним из наиболее часто встречающихся и одновременно наиболее опасных осложнений опиомании является так называемый «хиппи-гепатит». Это используемое в жаргоне определение повреждения печени, встречающегося у наркоманов, которые опиум или его производные вводят внутривенно.

Название закрепилось за этим заболеванием потому, что оно часто встречается среди хиппи, употребляющих наркотики, при этом питающихся недостаточно и нерегулярно.

Но хиппи:гепатит не самое точное определение, так как эта разновидность воспаления печени встречается не только среди хиппи, но и у других наркоманов. Кроме того, известно, что хиппи редко употребляют опиум. В основном они используют психостимулирующие наркотики, гашиш или психоделики, в то время как этот вид воспаления печени вызывается именно употреблением опиума.

Хиппи-гепатит встречается исключительно среди наркоманов, вводящих себе опиум внутривенно. Это вирусная инфекция. Опиум-сырец, используемый для уколов, не является чистым ни с химической, ни с бактериологической точки зрения. Когда опиум готовится на продажу, то используются различные наполнители с целью увеличения массы и объема препарата. Вещества, используемые как наполнитель, часто обладают отравляющими и аллергенными свойствами, не говоря уже об их бактериальном загрязнении.

Способ приготовления опиума для внутривенного введения крайне примитивен. Опиум готовится в грязных ложках, фильтруется через нестерильную марлю или вату, доза отмеривается на глаз в зависимости от густоты опиумной массы, – все это связано с большим риском и опасностью.

Само внутривенное введение осуществляется также в отнюдь не стерильных условиях; одной непрокипяченной иглой поочередно колются несколько человек. Нет ничего удивительного в том, что случаются разные осложнения. Самое частое из них – так называемая опиумная горячка, проявляющаяся вскоре после укола и характеризующаяся высокой температурой, доходящей иногда до 41 градуса Цельсия. Высокая температура и тяжелое общее состояние длятся от нескольких часов до двух суток в более серьезных случаях.

Такое состояние возникает в результате введения заплесневелого опиума, смеси препаратов разного срока годности, осадка, остающегося после фильтрации. Опиумная горячка определяется как аллергическая реакция организма на опиум и его производные с примесью токсических добавок.

Исчезновение аппетита, вздутие живота, нерегулярный белый стул, а также явления желтухи являются первыми признаками серьезного нарушения функции печени. Желтуха чаще всего возникает в результате отравления производными опиума, а также в результате вирусной инфекции, попавшей в организм через иглу.

Так как речь в этом случае идет о молодых людях, организм которых находится в хорошем состоянии и обладает необходимым запасом возможностей к регенерации, то во многих случаях при прекращении употребления опиума печень может в полной мере восстановить свою функцию и прийти в норму. Но если при появлении симптомов желтухи наркоман и дальше будет принимать опиум, ему грозит серьезная опасность того, что воспаление печени станет хроническим или перейдет в цирроз, который является смертельным заболеванием.

Желтуха всегда является симптомом заболевания печени, но ее отсутствие не может означать на сто процентов, что печень здорова. В некоторых случаях воспаления печени желтуха не проявляется, и пациент узнает о своем заболевании только тогда, когда болезнь переходит в хроническую стадию.

Другие последствия опиомании

К сожалению, воспаление печени не является единственным неблагоприятным последствием хронического употребления опиума и его производных. Венерические болезни, кожные инфекции, длящиеся очень долго из-за ослабленного состояния организма и оставляющие после себя шрамы, всевозможные инфекционные заболевания, рубцовые изменения вен по причине частых и нестерильных внутренних инъекций, острые нарушения функций центральной нервной системы, вызванные передозировкой наркотиков, истощение, болезни органов дыхания: пневмония, туберкулез, бронхиальная астма; прекращение менструации и фригидность у женщин, а у мужчин – угасание полового влечения, импотенция и преждевременное семяизвержение; разрушение и выпадение зубов – все это составляет далеко не полный перечень осложнений, сопутствующих хроническому злоупотреблению опиумом и его производными.

Согласно данным статистических исследований, проведенных в Великобритании, более половины всех опиоманов в течение двенадцати лет опыта употребления наркотика гибнут в результате убийств, самоубийств, несчастных случаев, от инфекционных и психических болезней. В Англии в течение года из тысячи наркоманов умирают двадцать семь. В Нью-Йорке за год умирают триста пятьдесят наркоманов. Причины их смерти непосредственно связаны с употреблением наркотиков.

Барбитуромания

Наркоманов, находящихся под воздействием барбитуратов, часто можно распознать по одному лишь внешнему виду и по специфическому поведению. Они истощены, ослаблены, их движения замедлены и нескоординированы. Речь их непонятна. Часто можно заметить непроизвольные сокращения мышц. Походка наркоманов шатающаяся и неуверенная, реакции значительно замедлены. Если наркоман резко встает из сидячего или лежачего положения, у него проявляются приступы головокружения и он может упасть. Происходит это в связи с резким падением артериального давления при перемене положения тела (ортостатический коллапс).

В случае приема барбитуратов в сочетании с алкоголем их эффект многократно возрастает, и состояние пациента ухудшается куда больше, чем при приеме той же дозы одних только барбитуратов.

Характерны также нарушения неврологического порядка, такие как нистагм (неконтролируемое движение глаз), нарушения артикуляции, беспорядочность движений, упадок сил при ходьбе и в статическом положении, расширенные или суженные зрачки без видимой реакции на свет, ослабление кожных и сухожильных рефлексов.

Психостимуляторы

Психостимулирующие средства, особенно в случае их передозировки или многолетнего употребления, приводят к весьма существенным физиологическим изменениям.

Чаще всего появляется сильная дрожь во всем теле, которую ничем невозможно успокоить. Зрачки наркомана расширены, губы сухие, а со вспотевших ладоней пот прямо-таки льется ручьем. Дыхание неглубокое и ускоренное. Температура может быть повышена. Следы от уколов иглы могут подсказать, каким образом употребляется наркотик.

У лиц, длительное время принимающих психостимулирующие препараты, развиваются поражения внутренних органов. К наиболее частым нарушениям относятся: повреждения паренхимы почек, повышение артериального давления, воспаление поджелудочной железы и отек легких. У молодых наркоманов, вводящих себе наркотики внутривенно, часто в местах уколов происходит рубцевание и отвердение вен. После прекращения приема психостимуляторов вскоре появляются боли в мышцах и неутолимый голод.

Гашиш и галлюциногенные препараты

У человека, находящегося под действием гашиша, красные глаза, слегка припухшие веки, губы сухие и липкие. Желая ослабить неприятное ощущение сухости, наркоман строит разные гримасы и облизывает губы.

На его лице застывшая характерная улыбка, обусловленная спазмом мимической мускулатуры. Приблизившись к наркоману, курящему гашиш или марихуану, можно почувствовать характерный запах жженой травы или веревки.

Лица, находящиеся под воздействием гаялюциогенных наркотиков, не отличаются от здоровых людей никакими физиологическими изменениями, которые могли бы облегчить постановку диагноза. Основные изменения происходят в сфере поведения.

Растворители

Существуют некоторые характерные признаки, могущие указывать или возбудить подозрение, что данный человек вдыхает пары клея или органических растворителей.

Дыхание токсикомана имеет сильный специфический сладковатый запах. На его лице и одежде можно заметить пятна засохшего клея. Веки его опухшие, красные и слегка опущенные, поэтому он напоминает невыспавшегося человека.

Кожа лица, особенно на щеках, может быть красной в результате стараний токсикоманов стереть пятна прилипшего клея. Нарушения походки и речи похожи на эти же эффекты в состоянии алкогольного опьянения.

Вследствие хронического злоупотребления парами клея и органических растворителей могут проявляться: потеря аппетита, внезапное снижение веса, воспаление слизистой оболочки ротовой полости и неприятный запах изо рта. Наиболее частыми повреждениями внутренних органов являются: воспаление желудка и кишечника, воспаление почек, разные виды нарушения деятельности центральной нервной системы и костного мозга, влекущие за собой тяжелые формы анемии с появлением кровоподтеков на коже и скрытыми кровотечениями внутренних органов.

Клинические методы диагностики наркомании

Врач, проводящий обследование пациента, подозреваемого в пристрастии к наркотикам, вначале должен определить клинические признаки интоксикации.

К ним относятся: нарушение координации движений, расстройства речи и артикуляции, нарушение процесса мышления, эмоциональной сферы, изменение сознания, поведения, вегетативно-сосудистых реакций. Кроме того, необходимо найти убедительные доказательства в организме испытуемого определенного вещества или целой их группы, вызвавших наркотическое опьянение, и установить тесную связь их с клинической картиной заболевания.

Существенную помощь при этом могут оказать результаты химико-токсикологического анализа и выявление в организме наркотических веществ или их групп.

Чтобы подтвердить клинически наличие физической зависимости от опиума и его производных, чаще всего используется налорфиновый тест. Налорфин является полусинтетическим производным морфина, используемым независимо от морфина или родственных ему препаратов и оказывающим действие, сходное с действием морфина.

Введенный в организм после морфина или другого опиата, налорфин блокирует их связь с рецепторами, что в результате оказывает отравляющий эффект. По причине этого свойства налорфин используется в диагностике привыкания к опиатам. Пациенту, подозреваемому в физической зависимости от опиатов вводится подкожно некоторое количество налорфина. Если через двадцать минут наблюдается расширение зрачков, учащается дыхание, повышенная потливость, гусиная кожа, зевание и усиленное слезотечение, то с большой долей вероятности можно утверждать, что у данного пациента имеет место физическая зависимость от опиатов.

Налорфиновый тест весьма прост и может проводиться в амбулаторных условиях для экспресс-диагностики. Отрицательный результат пробы исключает опиатную зависимость.

Лабораторное обнаружение наркотиков и определение типа наркомании

Кроме простой и ясной клинической картины некоторых наркоманий, могут встречаться ситуации, когда постановка диагноза может быть осуществлена только посредством обнаружения присутствия наркотика в биологических жидкостях организма.

К сожалению, не каждый наркотик может быть выявлен путем лабораторных исследований, потому что он довольно быстро разрушается в организме. Молекулы некоторых из них могут через короткое время полностью разрушаться. Но существуют методы обнаружения в биологическом материале опиатов и барбитуратов, то есть наиболее часто используемых наркотиков.

В этих случаях чаще всего используют методы токсикологической биохимии – мембранную хроматографию и газовую хроматографию, которая является более дорогим методом. Эти способы исследования настолько совершенны, что позволяют выявить присутствие и определить количество практически любого токсина в организме, что особенно важно в случае употребления нескольких наркотиков, когда человек, находящийся под их воздействием, не может рассказать, что именно он принял, а исход лечения зависит от скорейшей постановки диагноза и применения соответствующего антидота.

Наркотики и их эффекты

Можно сказать, что использование веществ, обладающих психоактивными свойствами, является обширным явлением, встречающимся в любую эпоху и в любом обществе.

Некоторые авторы утверждают, что употребление наркотиков является одной из главных черт, отличающих человека от животного. Стремление к изменению состояния сознания и настроения встречается лишь среди представителей рода человеческого. Животным это стремление неизвестно.

Классификация наркотиков основывается на разнообразных концепциях и понятиях и далека от какой-либо универсальной схемы, которая учитывала бы все критерии. Наркотики можно классифицировать на основе их химической структуры, клинико-терапевтической пригодности, потенциальной угрозы для здоровья, последствий передозировки или влияния на определенные психологические процессы.

Несмотря на существенные различия между отдельно взятыми наркотиками, их классификации могут в значительной мере пересекаться. Например, некоторые наркотики весьма похожи по своей химической структуре, но существенно различаются по фармакологическому действию и наоборот.

В приводимой классификации прежде всего учитываются психологические и, в некоторой мере, физиологические эффекты психоактивных веществ.

С точки зрения психофармакологического воздействия наркотики можно разделить на три большие группы:

1) наркотики, действующие угнетающе на центральную нервную систему;

2) наркотики, возбуждающие центральную нервную систему;

3) наркотики, обладающие галлюциногенными свойствами.

1. Наркотики, действующие угнетающе на центральную нервную систему

Среди веществ, обладающих сильным психофармакологическим воздействием, которые при поступлении в организм оказывают депрессивное воздействие на высшую нервную деятельность, выделяют алкоголь, опиум и его производные, а также барбитураты.

Их общей чертой является способность к снятию психического напряжения и к ослаблению неуверенности в себе и боязливости; они изменяют эмоциональную реакцию на боль, замедляют реакцию, нарушают координацию движений и сообразительность.

Употребление этих препаратов в больших дозах вызывает сон, серьезные нарушения сознания, вплоть до беспамятства, и даже смерть. Эффекты, вызываемые этими наркотиками, используются в медицине, они же нашли применение и среди наркоманов, которые используют их бесконтрольно, зачастую без учета нежелательных побочных эффектов, лишь для достижения кратковременного состояния иллюзорного удовольствия. Мы остановимся в этом разделе книги на действии опиума и его производных, а также на действии барбитуратов, так как эти психоактивные вещества наиболее часто употребляются наркоманами в общепринятом смысле этого понятия. Алкоголизм, как наиболее массовое явление, заслуживает отдельного рассмотрения.

Опиум и его производные

Опиум (греч. опион – сок мака) является психоактивным веществом, которое из всех известных до сих пор наркотиков имеет самую долгую историю. Как лекарство или как средство для получения удовольствия его используют многие народы. Опиум даже внес свой вклад в развитие международных отношений. Из-за него вели войны великие государства.

Известный роду человеческому .уже много, тысяч лет, опиум до сих пор вызывает интерес благодаря своим фармакологическим особенностям, а его использование в наши дни стало еще более широким, чем когда-либо прежде.

Опиум – это млечный сок, получаемый из надрезанных головок опиумного мака (Papaver somniferum). Из одной маковой головки получают около 0,02–0,05 грамма опиума-сырца. Теперь сборщики опиума все чаще отходят от классического варианта сбора опиумного мака, используя новую механическую технологию обработки опиумного мака.

Мак выращивают во всем мире, но, исходя из наибольшего содержания морфина, самым лучшим считается балканский и малоазиатский мак. Содержание морфина является главным фактором, определяющим эффективность и качество опиума. Опиум, содержащий большое количество морфина, более дорогой. К сожалению, большая часть производства опиума выходит из-под контроля и через нелегальные каналы распространяется среди наркоманов внутри страны, производящей этот наркотик, а также путем контрабанды уходит за границу. Связующим звеном между производителем опиума и наркоманом служат контрабандист и нелегальный торговец. Сами наркоманы не очень часто едут к маковым полям, хотя из этого правила конечно же есть исключения.

Используемое в общеупотребительном смысле название «опиум» является не совсем точным. Собственно опиум является исходным продуктом, получаемым из мака. После специальной обработки из сырья получат конечный продукт, который чаще всего делится на три группы:

1) обработанный опиум;

2) медицинские препараты опиума;

3) алкалоиды опиума или опиатов.

Обработанным опиумом считается экстракт, используемый для курения в специально изготовленных трубках. Если опиоман выкуривает примерно тридцать-сорок трубок в день, то в течение года количество употребленного опиума составляет приблизительно три килограмма.

Для медицинских целей используются препараты опиума в виде порошка, таблеток или раствора.

Опиаты – это особая группа препаратов опиума. Их получают путем специальных технологических процессов. Наиболее известные опиаты – это морфин и его производные: героин, кодеин, дионин и т. д.

Алкалоиды являются активным началом опиума, их насчитывается свыше двадцати. Из них на первом месте стоит морфин (3–23%), кодеин (0,3–2%), тебаин (0,2–1,02%), наркотин (до 10%), папаверин (0,5–1%), а остальные алкалоиды содержатся в минимальных количествах.

Способ приготовления опиума зависит от того, будет ли препарат использован в медицинских целях или для достижения наркотического опьянения.

В медицине опиаты используются преимущественно в жидкой консистенции и в дозировке, строго определенной врачом.

Способ употребления опиума с целью получения наркотического опьянения зависит от географических и культурных особенностей, а также традиций. В Иране и Турции опиум едят. Китайцы его чаще всего курят, а европейцы и американцы вводят путем инъекций. От способа употребления зависит интенсивность действия препарата и яркость ощущений.

Проглоченный опиум действует наиболее медленно, и оказывает успокаивающий и релаксационный эффект. В случае курения действие опиума несколько слабее ожидаемого, потому что некоторая часть препарата сгорает или уходит в воздух вместе с дымом. Курение опиума иногда может вызвать нарушение зрения и состояние, похожее на сон, который курильщик помнит и может описать (пример английского поэта Колриджа).

Наиболее быстро и сильно действует опиум, введенный внутривенно. Этот способ употребления в большей мере действует в физическом, а не в психическом плане. Человек, получивший укол опиума внутривенно, переживает так называемый «флэш» (англ. «вспышка») еще с иглой в вене. Это мгновенное чувство, как будто тысячи игл плывут в сосудах всего тела.

Ощущение это очень сильное, но длится недолго и – как утверждают некоторые – похоже на оргазм. Иногда наркоманы очень любят флэш и поэтому колются по нескольку раз в день. Те, кому флэш не нравится, стараются избежать его, вводя наркотик очень медленно.

После флэша наступает состояние, называемое «стоунд» (англ. «окаменевший») – физическое онемение и покой; состояние характеризуется полным расслаблением. Функция интеллекта приближается к нулю. Эти эффекты опиума привлекают пугливых, напряженных и эмоционально-незрелых людей, пытающихся искусственно расслабиться и достичь состояния покоя.

Зная состав опиума, можно понять, что его действие, несмотря на преобладание в нем морфина, вовсе не идентично действию морфина, оно является суммарным эффектом всех входящих в его состав алкалоидов.

Действие опиума зависит также от того, впервые ли человек его принимает или уже имеет некоторый опыт. Лица, в первый раз вводящие себе опиум, могут иметь ощущение тошноты, рвоту, головокружение, то есть, первое знакомство с препаратом может быть неприятным.

У лиц, принимающих опиум не впервые и в своей компании, могут возникнуть приятные ощущения: расслабление, хорошее настроение и чувство единства. В течение первых нескольких месяцев превалируют положительные эффекты, и наркоманы, стремясь к их повторению, принимают опиум часто. Этот период они называют «медовым месяцем». На самом деле «медовый месяц» является вступлением в психическую зависимость.

Позже, из-за развития толерантности, чтобы достичь прежнего эффекта, необходимо увеличивать дозы. Несмотря на то, что приятные эффекты ослабевают, наркоман уже не в силах отказаться от наркотика, потому что находится в физической зависимости. Он принимает наркотик не для удовольствия, а стремясь избежать абстинентного кризиса. Здесь стоит отметить, что лечение опиомании наиболее сложно, а процент излечившихся наркоманов самый низкий.

Наиболее частыми осложнениями хронического злоупотребления опиумом являются: опиумная горячка, вирусное воспаление печени, гнойные инфекции кожи и тканей, воспаление и отвердение вен, эндокардит.

Морфин

Морфин – самый главный и наиболее хорошо изученный алкалоид опиума. Выделенный в 1805 г., он получил свое название в честь греческого бога сна Морфея.

Морфин широко использовался во время гражданской войны в Америке. Его ежедневно вводили раненым, чтобы облегчить послеоперационные боли. Это вызывало привыкание и зависимость у пациентов. Морфинизм в то время получил название «солдатской болезни».

В период между мировыми войнами морфин, кроме использования в медицинских целях, начал использоваться для получения удовольствия. Морфинистами в тот период становились главным образом больные, которые во время пребывания в больнице стали жертвами бесконтрольного использования морфина (медицинские морфинисты), любители экспериментов и лица, жаждущие новых впечатлений, которые незаметно для себя привыкали к наркотику. Среди наркоманов тогда встречались и представители медицинского персонала, у которых интерес к наркотику вызвали наблюдения за пациентами, находящимися под воздействием морфина.

Морфин – это белый кристаллический порошок, не имеющий запаха, но легко узнаваемый по характерному терпкому вкусу. При хранении на свету он быстро желтеет. Морфин слабо растворим в воде и в спирте. В медицинской промышленности он чаще всего выпускается в ампулах.

Высшая разовая доза морфина для взрослых составляет 0,02 г, максимальная суточная доза – 0,05 г.

К морфину быстро возникает толерантность, и хронические морфинисты могут принимать наркотик в дозах, в 20–200 раз превышающих терапевтические. Но необходимо помнить, что толерантность никогда не является абсолютной, а это означает, что есть предел, после которого доза становится смертельной. Толерантность развивается в течение примерно трех недель ежедневного употребления.

Морфин можно принимать через рот, через прямую кишку в виде клизмы, или посредством вдыхания паров. Но наркоманы чаще всего вводят его внутривенно для быстроты вызываемого эффекта.

Клиническое действие морфина прежде всего зависит от фармакологического эффекта, который возникает при взаимодействии морфина с нервными клетками. Хотя наиболее распространенным эффектом действия морфина является его угнетающее влияние на центральную нервную систему, более пристальные наблюдения указывают на двойную природу эффекта: с одной стороны, ослабляющее, а с другой – возбуждающее действие на нервную систему.

Этот феномен можно объяснить следующим образом: морфин при попадании в организм вначале ненадолго абсорбируется наружной поверхностью клеточных мембран и действует возбуждающе; затем он проникает внутрь клеток и вызывает депрессию и привыкание.

Принимаемый в умеренных количествах морфин вызывает эйфорию и приятную сонливость, сопровождающуюся чувством расслабленности и беззаботности. Мысли могут быть очень богатыми и содержательными, однако ими невозможно управлять. Человек чувствует себя уверенно и безопасно, ощущение страха забыто. Снижение порога торможения психических реакций провоцирует способность к быстрому принятию решений. Однако они больше являются результатом общих логических рассуждений, чем оценки конкретной ситуации, поэтому вполне могут быть ошибочными.

Длительная концентрация внимания обычно становится невозможной, полностью исчезает стремление к активным действиям. Человек становится апатичным, интересуется только собой; не ощущая потребности общения с окружающими. Острота зрения снижается, и наступает состояние летаргии.

Психологические эффекты сохраняются на несколько часов дольше, чем обезболивающее действие. После приема полноценной терапевтической дозы морфина понижается двигательная активность, а ощущение душевной тяжести сменяется глубоким сном без сновидений.

Дыхание замедляется, зрачки сужаются. Температура понижается из-за понижения мышечного напряжения и реакции нервного центра регуляции температуры. Токсические дозы могут спровоцировать глубокую спячку или даже смерть вследствие паралича дыхательного центра.

Весьма частым осложнением при приеме морфина является смерть, вызванная передозировкой препарата, а также повышенной чувствительностью к нему.

О морфине могут свидетельствовать следующие симптомы: тяжелые запоры, перемежающиеся с поносом, шрамы и гнойники от несоблюдения правил стерильности при уколах, суженные зрачки и самый главный симптом – развитие абстинентного синдрома при внезапном прекращении приема морфия или при введении налорфина.

Морфин является наркотиком, очень быстро вызывающим привыкание. Уже через несколько дней постоянного употребления препарата формируется зависимость.

Биологические механизмы, лежащие в основе возникновения физической зависимости от морфина, изучены недостаточно. Некоторые исследования последних лет показывают, что организм вырабатывает сложные химические вещества, похожие на морфин, которые оказывают сильное обезболивающее действие.

Американские и британские ученые выделили из мозга мышей и людей вещество, названное энцефалином. При введении в организм оно купирует боль почти с той же эффективностью, что и морфин. Так как энцефалин является натуральным веществом, произведенным живым организмом, он не вызывает привыкания. Поэтому существует предположение, что этот препарат в будущем заменит морфин и другие обезболивающие средства.

Предполагается также, что применение энцефалина может быть полезным в лечении морфинизма. В процессе употребления морфина, наркотик постоянно присутствует в организме, а энцефалин подвергается распаду. После прекращения приема морфина организм остается и без энцефалина и без морфина, что приводит к возникновению абстинентного синдрома вплоть до момента повторного введения морфина или выработки необходимого количества энцефалина в мозгу, для чего требуется от семи до десяти дней.

Именно поэтому доктор Снайдер из Университета имени Джона Хопкинса верит, что энцефалин в будущем может решить важные медицинские проблемы: ликвидации болевого синдрома и снятия опиатного абстинентного синдрома.

Морфинист по своему внешнему облику и поведению может ничем не отличаться от здорового человека, в особенности если он располагает на каждый день необходимым количеством морфина и имеет возможность в определенное время вводить себе препарат, а также нормально питается. Некоторые авторы утверждают, что тщательные клинические исследования с привлечением всех имеющихся лабораторных методов не устанавливают разницы между здоровыми людьми и морфинистами.

Героин

Героин является полусинтетическим производным морфина, впервые полученным в Германии в 1898 г. Дессером как лекарство, ликвидирующее зависимость от морфина.

Героин в 20–25 раз сильнее морфина и в два раз сильнее в плане вызывания привыкания. В химически чистом состоянии он представляет собой серо-коричневый порошок Учитывая мощность этого препарата и опасность гибели для принимающих его впервые или в случае возможной передозировки, нелегальные торговцы добавляют в него молочный сахар, чтобы понизить концентрацию, и в таком виде продают. Тогда это порошок белого цвета, напоминающий порошок морфина. Разбавляя героин, торговцы одновременно увеличивают его вес.

Героин сам по себе обладает довольно слабым фармакологическим действием, но он очень скоро превращается в мозгу в морфин, эффект героина на самом деле является эффектом морфина, но, так сказать, на новой территории, куда обычный морфин не проникает.

Чистый морфин не в состоянии преодолеть гематоэнцефалический барьер и в большом количестве проникнуть в головной мозг, в то время как молекулы героина беспрепятственно проходят через этот барьер и только в мозговой ткани трансформируются в молекулы морфина.

Героин, по-видимому, является наркотиком, быстрее всех вызывающим привыкание. Уже через пару дней может возникнуть сильная физическая зависимость. По этой причине героин не используют в медицинских целях. Теперь его используют исключительно наркоманы, в основном в США. В организм героин вводится преимущественно внутривенно.

При попадании героина в организм он угнетающе действует на головной и спинной мозг. После укола героина обычно возникает дремота, зрачки максимально сужены, пульс и дыхание замедлены. Наркоман, находящийся под воздействием героина, не опасен. Обычно он находится в летаргическом состоянии. Различные рассказы об оргиях и сексуальных подвигах героинистов являются чистейшим вымыслом. Употребление героина блокирует сексуальные раздражители и гасит сексуальные потребности.

Вообще говоря, героинисты – это личности безответственные и пассивные. Даже в своем обществе они не демонстрируют веселости или агрессии. Единственная тема их разговоров – это героин и другие наркотики. Они обмениваются опытом, хвастаются употреблением героина в сочетании с другими наркотиками, беседуют об источниках приобретения товара.

Но если планы, касающиеся закупки новой партии героина, нарушаются, то из страха перед абстинентным кризисом наркоманы могут стать очень опасны. Они становятся агрессивными и склонными к разного рода преступлениям, но это вынужденная форма агрессивного и преступного поведения.

Последствия хронического употребления героина проявляются как в физиологической сфере, так и в психической и социальной сферах.

Хроническое употребление героина понижает аппетит и приводит к истощению и снижению сопротивляемости организма инфекциям. Нестерильные шприцы приводят к появлению воспалительных инфильтратов, воспалению вен, к инфекционному и вирусному воспалению печени. Нередки также воспаление легких и эндокардит.

Наиболее частой причиной смерти наркоманов является передозировка наркотиков. Даже относительно небольшие дозы героина могут стать причиной смерти наркомана вследствие отека легких и шока. Синдром этот известен в литературе как синдром X. Его механизм еще недостаточно изучен. Предполагают, что это аллергическая реакция на героин или вещества, добавляемые в героин торговцами.

Среди психических осложнений наиболее часто встречается очень сильно выраженное привыкание на всех уровнях. Поначалу преобладает желание повторить приятное ощущение, позже – страх перед абстинентным кризисом. Среди героинистов часто возникают депрессивные состояния с мыслями о самоубийстве.

Поневоле становясь приверженцами новой для себя субкультуры, они начинают воспринимать окружающий мир параноидальным образом. Иногда им кажется, что самоубийство – единственный способ покинуть мир, в котором они живут, и который их, пользователей наркотиков и пропагандистов новых идей, отвергает.

Также часто наркоманы переживают социальные проблемы. Героинистам не хватает инициативы и энергии. Они утрачивают интерес к своей профессии, у них возникают трудности с концентрацией внимания на выполняемой работе: они не интересуются отношениями между людьми, уходят из семьи – словом, начинают вести антисоциальный образ жизни.

Кроме того, они вынуждены ежедневно охотится за наркотиком, предпринимая действия, находящиеся в противоречии с законом: кражи, насилие, убийства, проституция и т.д.

Метадон

Метадон является синтетическим обезболивающим средством, открытым в Германии во время второй мировой войны. Первоначально его предполагалось использовать вместо морфина, по сравнению с которым метадон обладает менее выраженным действием.

Предполагается, что метадон может воздействовать на специфические морфиновые рецепторы в головном мозге. В результате длительного воздействия метадона на организм развивается толерантность и абстинентная зависимость к опиатам вообще.

При передозировке смерть наступает в результате ослабления функции дыхания. Главными показаниями к применению метадона в медицине является ослабление болевого симптома различного происхождения и купирования опи-атного абстинентного синдрома.

Метадон является препаратом-заместителем в лечении опиомании. Его используют как в амбулаторных, так и в стационарных условиях. Оба вида лечения имеют свои плюсы и минусы. В настоящее время метадон используется в двух разных терапевтических вариантах для лечения зависимости от опиатов, в особенности от героина.

Прежде всего метадон используется для ликвидации проявлений абстинентного синдрома при внезапном прекращении приема опиатов. Учитывая присутствие перекрестной толерантности по отношению к остальным опиатам, так как метадон взаимодействует с теми же мозговыми рецепторами, он проявляет возможность блокирования симптомов наркотического голода при всех видах опиатной зависимости.

Таким образом, метадон может действовать эффективно так долго, пока существуют проявления абстинентного кризиса. В этом варианте лечения метадон не применяют дольше двадцати дней, так как по истечении этого срока формируется зависимость уже от самого метадона, что на практике означает замещение одной зависимости другой.

Считается, что этим способом можно вылечить наркомана от физического привыкания ко всем препаратам опиума, в том числе и к героину. Но это не означает полного излечения от наркомании вообще.

Другим способом использования метадона в лечении привыкания к опиатам является так называемая метадоновая программа, то есть когда препарат принимается пациентом в течение длительного времени. Эта программа используется прежде всего для лечения героиноманов или лиц с серьезными нарушениями обмена веществ.

Основная цель метадоновой программы – обеспечить наркоману более-менее сносное существование без наркотиков, сделав акцент на как можно более скором приобщении личности к жизни общества с помощью образования и профессиональной подготовки.

Надо заметить, что с момента начала метадоновой программы значительно снижается криминальная активность наркоманов. При этом методе существует реальная возможность контроля значительной части пациентов, прежде предоставленных самим себе и находившимся наедине со своими проблемами. Таким образом, программа дает реальные шансы подготовить наркоманов к возвращению к нормальной жизни. В США существует свыше пятисот организаций, проводящих в жизнь метадоновую программу. Начиная с 196 5 г., она применяется также и за пределами США.

С фармакологической точки зрения три качества метадона являются важными для эффективности метадоновой программы. Прежде всего это возможность принимать препарат через рот и длительность его действия – от двадцати четырех до двадцати восьми часов. Это означает, что в большинстве случаев метадон достаточно давать один раз в сутки.

Для наркоманов, привыкших вводить наркотики внутривенно, преимущество возможности просто проглотить его заменитель бесспорно, так как это способствует отвыканию от «эффекта иглы».

Во-вторых, способность метадона снимать неприятные симптомы абстинентного кризиса имеет две положительные особенности, – наркоман, лечащийся амбулаторно, даже снова сталкиваясь с возможностью ввести себе героин, не испытывает непреодолимого желания сделать это. К тому же наркоман, относящийся к самому лечению без особого восторга, приходит в клинику за метадоном, чтобы избежать «ломки», и этим первым шагом уже включается в процесс лечения.

В третьих, пациент, регулярно принимающий метадон, может почувствовать частичное или полное ослабление эффектов героина в случае возобновления его приема. Это означает, что наркоман под действием метадона уже не ощущает потребности в героине.

Наркоманы употребляют метадон для достижения наркотического эффекта редко и только в случае крайней необходимости, когда под рукой нет других опиатов. Происходит это потому, что эйфорогенный эффект метадона очень незначителен.

Метадон, употребляемый в терапевтических дозах, не вызывает отравления или болезненных состояний. Толерантность к нему также развивается медленнее и не в полной мере, как при действии морфина. Явление абстиненции также проявляется медленнее и не так интенсивно, как в случаях употребления морфина и других опиатов. Неприятные ощущения после прекращения приема метадона могут продолжаться до шести недель.

Барбитураты

Барбитуратами называют лекарства, являющиеся производными барбитуратовой кислоты. Все они оказывают сходное действие на организм, то есть вызывают угнетение мозговых центров, контролирующих высшую нервную деятельность. По этой причине барбитураты используются для лечения бессонницы и снятия напряжения и неуверенности.

Первый барбитурат под названием «веронал» был впервые применен в 1903 г. Через десять лет был произведен еще более сильный, и по сей день используемый препарат под названием фенобарбитал. С тех пор было разработано еще много барбитуратов, которые однако не имеют между собой существенных различий.

С точки зрения скорости и длительности фармакологического действия барбитураты делятся на три группы:

1) Барбитураты короткого действия используются для того, чтобы вызвать у пациента сон как можно быстрее. Они начинают действовать уже через пятнадцать минут, но вызванный ими сон длится недолго – от трех до четырех часов. В медицине они используются как предварительный этап общей анестезии и для засыпания в более легких случаях бессонницы. Эти препараты не вызывают интереса у наркоманов. К ним принадлежат циклобарбитал, гексобарбитал, тиопентал, кемитал.

2) Барбитураты средней длительности действия используются в психиатрической практике. Принимаемые через рот они через полчаса вызывают сон, длящийся восемь часов. К ним принадлежат: амитал («Green Dragons» – «зеленые драконы»), нембутал («Yellow Jackets» – «желтые рубашки») и секонал («Red Devils» – «красные дьяволы»).

Эта группа барбитуратов пользуется наибольшей популярностью среди наркоманов во всем мире, о чем свидетельствует множество неофициальных названий, которые встречаются в международном жаргоне у наркоманов.

3) Барбитураты длительного действия погружают пациента в продолжительный сон. Главным представителем этой группы является фенобарбитал, используемый в медицине как средство от эпилепсии. Наркоманы им пользуются редко.

Барбитураты в малых дозах применяются в сочетании с другими медикаментами для приготовления целого ряда препаратов, используемых как успокаивающие средства, регуляторы вегетативной нервной системы или обезболивающие средства.

В заводских условиях барбитураты производятся в виде порошка для приготовления растворов, в ампулах, в виде свечей или таблеток Это означает, что в медицинских целях препараты вводятся в организм путем инъекции, через рот или через прямую кишку. Наркоманы их глотают или вводят шприцем.

В небольших дозах барбитураты оказывают успокаивающее действие и снимают болевые ощущения, спровоцированные спазмами гладкой мускулатуры. В средних дозах они вызывают более сильное чувство покоя и сон, а в высоких дозах барбитураты делают сон гораздо более глубоким и пациент может впасть в длительную спячку, или даже умереть от паралича дыхательного центра.

У пациентов, зависимых от барбитуратов, основной причиной злоупотребления являются нарушения сна. Несмотря на длительное употребление барбитуратов, у некоторых лиц толерантность к ним не развивается. Но к сожалению, в большинстве случаев толерантность к барбитуратам развивается быстро и необходимо постепенно повышать дозы, чтобы достигнуть желаемого результата.

В сущности, это не психическая, а физиологическая проблема. Однако необходимо помнить, что степень толерантности всегда ограничена. Все пациенты имеют собственный порог насыщения, выход за предел которого может привести к смерти. В случае злоупотребления барбитуратами этот порог не обязательно должен быть значительно превышен.

В некоторых обстоятельствах у лиц, имеющих зависимость от барбитуратов, эти препараты могут вызвать обратную реакцию и вместо чувства расслабления спровоцировать состояние возбуждения, сходное с тем, что возникает при хроническом алкоголизме.

Пациент становится беспомощным, шатается при ходьбе, у него дрожат руки, повышается потоотделение, речь его бессвязна. Самоконтроль ослаблен, поведение его бросается в глаза и часто становится агрессивным. Также могут иметь место психические явления, сопровождающиеся галлюцинациями и параноидальной интерпретацией событий.

Злоупотребление барбитуратами приносит вред не только личности наркомана, но также представляет собой серьезную социальную проблему. Прежде всего, в современном мире это явление есть наиболее часто встречающийся серьезный вид наркомании. Кроме того, злоупотребление барбитуратами занимает первое место среди причин смерти от непреднамеренной передозировки и умышленного самоубийства.

Барбитуратная наркомания с учетом ее эффектов и последствий более опасна, чем опиомания, так как при отравлении организма барбитуратами наркоман куда более болен психически и эмоционально возбужден, у него нарушена координация движений и повышается склонность к эпилептическим припадкам, проявляющимся в фазе абстиненции.

Лица, подверженные зависимости от барбитуратов, составляют весьма разнородную группу, и начинают злоупотреблять этими препаратами по разным причинам. Часть из них крепко привязана к барбитуратам с самого начала и редко использует другие наркотики.

Иногда опиоманы начинают принимать барбитураты по причине отсутствия опиума и его производных, чтобы облегчить неприятные последствия абстиненции и бессонницу. Часто наркотическая зависимость от опиатов замещается зависимостью от барбитуратов. Алкоголики используют барбитураты, чтобы успокоить нервное возбуждение и дрожание рук. Некоторые из них даже прекращают употреблять алкоголь и полностью переходят на барбитураты.

Особое внимание необходимо обратить на опасность, возникающую при одновременном употреблении алкоголя и барбитуратов. Оба эти наркотика оказывают сильное угнетающее действие на функции центральной нервной системы и каждый из них потенцирует действие другого. Иногда небольшая доза барбитурата с добавлением алкоголя может вызвать состояние летаргии и даже смерть. Между алкоголем и барбитуратами существует перекрестная толерантность.

Отравления барбитуратами можно разделить на слабые, средние и тяжелые в зависимости от степени нарушения функций центральной нервной системы.

– Слабое отравление характеризуется тем, что пациент остается в сознании. Если он спит, то его можно легко разбудить. Можно также заметить некоторые нарушения умственных способностей и поведения. На вопросы он отвечает медленно, делая паузы. Движения его замедлены.

– Среднее отравление знаменуется более глубокими нарушениями сознания. Пациента можно разбудить только с помощью сильного физического воздействия или уколом стимулятора. Находясь в полубессознательном состоянии, он не в состоянии связно изложить ни одной мысли. Он шатается, не может ходить, падает. После того, как его перестают тормошить, он снова засыпает.

– Тяжелое отравление характеризуется глубокой спячкой, от которой пациента вообще невозможно пробудить. Дыхание его поверхностное и замедленное, или прерывистое.

Долговременное употребление барбитуратов приводит к возникновению психической и физической зависимости.

Психическая зависимость непосредственно связана с эффектами наркотика. У личностей напряженных и робких зависимость возникает быстро, так как наркотик освобождает их от неприятных переживаний, предлагая взамен приятные. Это является причиной частого употребления барбитуратов.

Быстрое развитие физической зависимости имеет большое значение для хода лечения. Наркоманам, зависимым от барбитуратов, ни в коем случае нельзя резко прекращать их прием, так как это может привести к возникновению бредовых состояний и эпилептических припадков, которые могут серьезно угрожать душевному и физическому здоровью пациентов. Для таких людей обязательным является стационарное лечение.

2. Наркотики, действующие возбуждающе на центральную нервную систему

Из самого названия следует, что эти препараты оказывают стимулирующее действие на высшие отделы нервной системы, затрудняя сон и снимая усталость, а также выступают в роли антагонистов по отношению к опиатам и барбитуратам.

В терапевтических дозах психостимуляторы пробуждают умственную и физическую активность, продлевают периоды бодрствования, устраняют чувство голода. В более высоких дозах эти препараты пробуждают агрессивность, общее беспокойство, более выраженное психомоторное возбуждение, часто сопровождающееся манией преследования и галлюцинациями.

Во второй фазе действия психостимулирующих средств наступает ослабление интеллектуальных и физических способностей, а также общий упадок сил. На международном жаргоне наркоманов эти средства называются uppers (поднимающие, усиливающие), pep-pills (бодрящие пилюли), а также speed (скорость) – из-за ускорения в первой фазе мыслительного процесса, речи и движений.

В медицине психостимулирующие средства используются для снятия усталости, для устранения сонливости в процессе лечения нарколепсии, для уменьшения аппетита у лиц, страдающих ожирением, а также как противоядие при отравлении препаратами, действующими угнетающе на центральную нервную систему.

Наиболее многочисленной группой среди психостимулирующих средств являются амфетамины. Также сильное стимулирующее действие оказывает кокаин.

Амфетамины

Первые амфетамины были получены в 1920 г. и как сильные стимуляторы и средства, снимающие усталость и сонливость, сразу же начали применяться во врачебной практике. Позже оказалось, что они также снижают аппетит, и это их свойство находит сегодня широкое применение.

Во время второй мировой войны амфетамин использовался для борьбы с усталостью и утомлением солдат. После войны препарат использовался для лечения отека слизистой оболочки носа при насморке. Быстро была открыта способность амфетамина устранять усталость, поднимать настроение и вызывать прилив сил. Это вызвало интерес. Амфетамины стали весьма популярны среди студентов, готовящихся к экзаменам. Их охотно использовали водители грузовиков, совершающие рейсы на большие расстояния. Сегодня амфетамин употребляют, а также злоупотребляют им, очень многие люди разного возраста и разных профессий. В последнее время среди них преобладает молодежь.

Наиболее часто употребляемыми амфетаминами являются:

– бензедрин;

– декседрин;

– метедрин.

Употребление амфетамина быстро приводит к психической зависимости, может быть даже быстрее, чем все известные до него наркотики. При приеме внутрь в средних дозах амфетамин повышает активность и выносливость организма, вызывает ощущение эмоционального подъема и эйфории. Находясь под его воздействием, человек склонен переоценивать свои возможности. Повторное внутривенное введение амфетамина только усиливает эти эффекты. Особенно опасна инъекция метедрина. Реакцию на этот укол можно сравнить с электрошоком или с многократным оргазмом. Вскоре наступает состояние, в котором обострены все чувства, и человек исключительно ясно воспринимает себя и свое окружение. Это состояние длится недолго, но его можно повторить, сделав следующий укол.

В результате развивающейся толерантности дозы приходится увеличивать, – иногда в сотни раз. Хотя эти огромные дозы редко бывают опасными для физического здоровья пациента, но они зачастую вызывают в поведении изменения психотического характера: галлюцинации, бред преследования, серьезные искажения сознания, особенно если препарат вводится внутривенно.

Частым осложнением внутривенного введения метедрина бывает некроз (омертвение) сосуда, в который была произведена инъекция. Также могут иметь место повреждения почек, артериальная гипертония, воспаление поджелудочной железы и отек легких.

У наркомана, хронически злоупотребляющего амфетаминовыми препаратами, со временем развиваются параноидальные изменения личности. Он становится подозрительным и мнительным. Такие личности постоянно боятся милиции и в каждом человеке подозревают переодетого милиционера. Они могут стать опасными для общества, так как, защищаясь от мнимой опасности, сами могут переходить в атаку…

В 1958 г. Коннел описал характерные психозы, которые он наблюдал у своих пациентов в состоянии амфетаминового отравления. Как правило, они протекают при полном сохранении сознания и характеризуются сильным возбуждением и манией преследования. Иногда они могут диагностироваться как шизофренический психоз. После выхода из психотического состояния пациенты прекрасно ориентируются в пережитом состоянии и часто путем подбора доз амфетамина могут вызвать повторение симптомов психоза.

Как мы уже говорили, амфетамины вызывают сильную психическую зависимость. Хотя не установлено точно, что они могут вызывать физическую зависимость в классическом понимании этого термина, но внезапное прекращение приема препаратов не остается без последствий. Если психостимулирующий наркотик в течение долгого времени устранял усталость и потребность в сне, то при отказе от стимуляторов эти два явления проявляются в гораздо большей степени.

Кроме того, возникает глубокая физическая и психическая депрессия, которая в большинстве случаев приводит к возобновлению приема наркотика. При наркотическом голоде могут также иметь место мысли о самоубийстве и конкретные шаги в этом направлении, что представляет наибольшую опасность для пациентов.

Сходное с амфетаминами действие оказывают такие препараты как прелюдии, риталин и мирапронт. Прелюдии и ми-рапронт долгое время широко использовались как средства, понижающие аппетит, пока не было установлено, что они вызывают нежелательные побочные эффекты, в том числе и психотические реакции наподобие амфетаминных психозов.

Кокаин

Кокаин является алкалоидом, содержащимся в листьях южноамериканского растения erythroxylum coca. Еще жрецы древних инков знали его возбуждающее действие и жевали его листья, чтобы вызвать прилив сил и устранить чувство голода. До сегодняшнего дня жители Перу и Боливии жуют листья коки с той же самой целью.

Впервые в медицинских целях кокаин был использован в качестве средства для наркоза при операции глаза в 1884 г. в Вене. Теперь по причине токсичности вместо кокаина используют новые синтетические местные анестетики. Но в некоторых случаях кокаин используется до сих пор при оперативном лечении глазных болезней и в оториноларингологии.

Сегодня кокаин широко используют наркоманы. При любом способе введения в организм кокаин оказывает возбуждающее действие. Наркоманы часто употребляют его в сочетании с героином для смягчения эффекта последнего.

При вдыхании кокаин вызывает раздражение и сухость слизистой оболочки носа. Длительное применение наркотика может привести к перфорации носовой перегородки, и по этому признаку кокаиномана можно легко распознать. Уколы кокаина сильно раздражают кожу. Вены, в которые вводится кокаин, быстро омертвевают.

Так как кокаин не вызывает толерантности вообще или вызывает ее в незначительной степени, наркоманы долго могут придерживаться одной и той же дозировки. Они не попадают в физическую зависимость, как, например, опио-маны, но психическая зависимость от кокаина выражена очень сильно.

Между опиоманами и кокаиноманами есть еще одна существенная разница. Опиоман принимает опиум прежде всего для того, чтобы избежать абстинентного кризиса и почувствовать себя в норме, в то время как кокаиноман под действием наркотика не является психически нормальным человеком и подвержен серьезным изменениям личности.

Первый эффект кокаина приятен: приходит усталость, появляется ощущение силы и превосходства. Но он длится очень недолго и сменяется депрессией и беспокойством. Чтобы улучшить самочувствие, нужно снова ввести кокаин в организм По причине исключительно сильного «флэша» наркоманы, употребляющие кокаин, колются по нескольку раз в день.

Постоянное и частое употребление кокаина вызывает очень неблагоприятные состояния, такие как паранойя, бред, галлюцинации и глухота. Кроме того, могут возникнуть нарушения пищеварения (тошнота, отсутствие аппетита), истощение, бессонница, дрожь тела и конечностей, конвульсии.

Особым видом нежелательных последствий кокаиномании является кокаиновый психоз, который характеризуется параноидальной интерпретацией реальных факторов и галлюцинациями пугающего содержания. Они, как правило, длятся недолго и исчезают после прекращения злоупотребления наркотиком. В тяжелых случаях больной нуждается в стационарном лечении.

3. Наркотики, оказывающие галлюциногенное действие

Среди многообразия натуральных и синтетических наркотиков галлюционогенные близки к идеальному средству, способному открыть человеку новые горизонты неизвестной территории сознания. В то время как другие наркотики искажают восприятие реального мира или, нейтрализуя его неприятные проявления, вызывают иллюзию, что мир, в котором мы живем, вовсе не так уж плох, галлюциногенные наркотики предлагают видение совершенно иного мира, иной реальности, существующей независимо от нас. Иногда привлекательность этого другого мира может быть настолько большой, что тот, кто узнает ее хотя бы раз, уже не хочет возвращаться или желает бывать в этом призрачном мире как можно чаще. Именно в этом таится наибольшая опасность бесконтрольного применения галлюциногенных наркотиков.

Многим великим людям удавалось путем усилия разума или с помощью наркотиков пережить состояние просветления сознания. Это состояние под разными названиями открывалось и анализировалось в разных культурах – самадхи, сатори, нумина, нирвана, видение Бога, дар провидения, трансценденция.

Галлюциногенные наркотики известны человечеству многие тысячелетия. Более пристальное внимание к ним проявляется с того времени, когда Хоффман выделил ЛСД-25, и еще большее – после экспериментов Лири и его обращений к молодежи, которой предлагалось с помощью наркотиков начать процесс духовного преображения. Правда, Лири не призывал молодых людей к массовому и бесконтрольному употреблению галлюциногенных наркотиков, но нетерпеливость юности и стремление как можно скорее пережить новые, доселе неведомые ощущения, приводили к ошибочному и неточному истолкованию этих призывов.

Это явилось причиной массовых и дилетантских манипуляций сознанием, появления химических психозов и серьезной психической дезинтеграции. Вина Лири в том, что он не использовал своего огромного авторитета среди молодых людей, чтобы указать на ошибочность злоупотребления психоделическими наркотиками многими безответственными личностями в крайне подозрительных обстоятельствах. Таким образом, он обрек психоделическое движение на бесславный финал и поставил его по ту сторону закона.

Сегодня галлюциногенные наркотики воспринимаются общественным мнением как средство, с помощью которого невротические и незрелые личности могут совершить побег из мира невыносимой реальности; как средство, используемое также в религиозных целях, для экспериментов по расширению горизонтов сознания и открытия неведомых прежде возможностей. Многие люди искусства экспериментируют в этой области, стремясь пробудить свои творческие возможности и повысить возможности осмысления действительности. Некоторые свойства галлюциногенных наркотиков находят свое, хотя и очень ограниченное, применение в психиатрии.

В медицине по отношению к этим веществам используется целый ряд терминов: галлюциногены – по причине их возможностей вызывать галлюцинации, психотомиметики – так как они вызывают состояния, похожие на психоз, фантастики – так как они пробуждают фанатические видения, делирйогены – так как их эффектом может стать состояние делирия и т.д.

В последние годы наиболее часто используется термин «психоделики», что отражает их способность расширять горизонты сознания, помочь проявиться скрытым душевным качествам.

Галлюциногенные наркотики вызывают очень серьезные нарушения в психической сфере, сопровождающиеся искаженным восприятием времени и пространства, а также изменением восприятия собственной личности. В отличие от морфина и алкоголя они не вызывают количественных изменений сознания. Человек, находящийся под их воздействием, оказывается выброшенным в другой мир, в котором звуки и краски кажутся более живыми и наполненными иным смыслом. Эти процессы могут сопровождаться повышенной зрительной чувствительностью, приводящей к появлению видений и галлюцинаций.

С точки зрения их происхождения галлюциногенные, психоделические наркотики разделяют на натуральные и синтетические. С точки зрения производимых эффектов – на малые и большие психоделики. Исходя из того, что в этой работе большое внимание мы уделяем психологическим аспектам действия наркотиков, то нас больше интересует вторая классификация, поэтому мы ее рассмотрим более подробно. В отдельную подгруппу мы отнесли летучие растворители и некоторые виды клеев, хотя они не являются классическими галлюциногенными веществами.

Классификация галлюциногенных веществ

1. Малые психоделики:

– Марихуана;

– Мускатный орех;

– Кожура банана.


2. Большие психоделики:

– ЛСД-25;

– Мескалин;

– Псилоцибин;

– СТП;

– ДМТ.


3. Делирианты:

– Токсичные клеи;

– Летучие растворители.

1. Малые психоделики

Американский психолог Чарльз Тарт разделил в 1969 г. все психоделические вещества на две группы – малые и большие психоделики. Малые психоделики характеризуются следующими качествами:

1. При употреблении наркотика человек сохраняет способность контроля количества поступаемого в организм вещества и самоконтроля своего состояния во время наркотического опьянения.

2. Психофармакологический эффект вещества обычно длится сравнительно недолго.

3. Побочные эффекты проявляются в слабой степени или не проявляются совсем.

4. Ощущения от приема наркотика редко бывают настолько сильными, чтобы к нему сразу возникло психологическое привыкание.

Марихуана

Марихуана является наркотиком растительного происхождения. Ее готовят из высушенных листьев и соцветий индийской конопли, известной под названием cannabis indika или cannabis sativa.

Эта конопля растет в местностях с преимущественно теплым климатом, прежде всего в Мексике, в Африке, в Индии и на Среднем Востоке. Ее можно также выращивать в умеренном климате. Об этом даже пишутся специальные учебники, издаваемые нелегально.

Марихуану курят в виде папирос, посредством трубки или кальяна. В некоторых странах ее едят или вдыхают, но в Европе и Америке эти способы используются редко.

В разных странах марихуана известна под разными названиями, и может создаться впечатление, что речь идет о разных наркотиках, но это не так. Наиболее популярные названия марихуаны это: бханг, чарас и ганджа в Индии; ма – в Китае; гашиш – на Среднем Востоке; киф – в Марокко; дагга, маконга или джамба – в Южной Африке; марихуана – в Мексике; пот – в США и т.д.

Наркоманы во всем мире называют ее шит, уид, грасс, рифер, гейг, хэмп, роуп, ти, Мари-Джейн и т.д. в зависимости от стран и городов.

Активным химическим фактором марихуаны является тетрагидроканнабинол – ТГК, содержащийся в листьях, в пыльце и нектаре цветущих соцветий конопли. От величины концентрации ТГК зависит сила наркотического действия растения. Например, гашиш, имеющий то же растительное происхождение в 6–10 раз сильнее марихуаны, так как его сок является более концентрированным.

Содержание ТГК в конопле зависит не только от того, какая часть растения была использована для производства наркотика, но и от особенностей самого растения, способа его обработки, от географического происхождения и сезона сбора.

Известно, что азиатский гашиш сильнее европейского. Опытные наркоманы утверждают, что гашиш с Дальнего Востока по своему действию близок к опиуму и вызывает гораздо более выраженное наркотическое опьянение. Поэтому на Востоке гашиш курят в специально изготовленных кальянах, что позволяет более тщательно контролировать концентрацию ТГК во вдыхаемом дыме, а комфортная температура дыма позволяет не обжечь слизистую оболочку дыхательных путей.

Наркоманам хорошо известна разница между сортами гашиша в зависимости от их географического происхождения, и в этом вопросе их трудно обмануть. С целью более точного определения сорта гашиша, с точки зрения качества и силы наркотического действия, они часто называют их по названию страны, где наркотик выращен – афганец, непалец, ливанец и т.п. Знатоки утверждают, что самый качественный гашиш выращивают в Афганистане.

Сегодня ТГК, или синтетический гашиш (каннабинол), производят в фармацевтических лабораториях. Он используется исключительно в научных целях. К сожалению, этот факт может способствовать широкому распространению ТГК нелегальными путями в виде невинно выглядящих таблеток и капсул, якобы содержащих антибиотики или витамины, как это уже имело место в случае с другими наркотиками (ЛСД, ДМТ, СТП).

Кроме этого, появление каннабинола в новой, до сих пор не известной форме, может означать для наркоманов гораздо более серьезную опасность передозировки и отравления ТГК, который является чистым, концентрированным наркотиком. Тем более, что известно, как безответственно и приблизительно сами наркоманы определяют для себя дозы различных наркотиков, стремясь ускорить или усилить их действие.

В больших количествах ТГК является сильным ядом, нарушающим многие психические и соматические функции. Учитывая этот факт, а также возможность производства препарата в лабораторных условиях, военные специалисты пришли к выводу, что ТГК вполне можно использовать как боевое отравляющее вещество. Имеются данные о том, что в военных лабораториях некоторых держав серьезно исследуется ТГК и его психофизиологическое действие с целью использования его против живой силы противника.

Установлено, что при введении в организм ТГК может возникнуть потеря сознания при резком подъеме из положении лежа (ортостатический коллапс) вследствие падения артериального давления. На практике это означает, что солдаты, отравленные ТГК, не могут резко вскочить на ноги из лежачего положения, а в реальной боевой ситуации это может иметь самые тяжелые последствия. Это только один взгляд на менее известную до сих пор сторону использования гашиша или марихуаны, которые многие наркоманы считают «хорошим наркотиком».

До сих пор неизвестна смертельная доза ТГК для человека. Специальная литература не зафиксировала ни одного смертельного случая в результате передозировки гашиша. Предполагается, что эта доза превышает минимальную эффективную дозу в сорок тысяч раз. По поводу возникновения толерантности мнения разделились, но если предположить, что толерантность все-таки возникает, то этот процесс происходит медленно и постепенно.

При курении каннабинол быстро попадает в кровь и оказывает действие на головной мозг и нервную систему в целом. До сих пор не выяснено, как именно ТГК воздействует на мозг, но известно, что на разные мозговые структуры он действует по-разному. Первые эффекты проявляются уже через пятнадцать минут, и действие наркотика длится от двух до четырех часов.

Первоначально человек, курящий гашиш, может быть возбужден и слегка испуган. Но на первом плане в этой стадии находятся физиологические симптомы. Ускоряется ритм сердца, незначительно повышается давление, веки краснеют, а слизистая оболочка, носовой и ротовой полостей пересыхает. Усиливается аппетит. Наступает обезвоживание организма.

Далее к физиологическим симптомам присоединяются психические изменения, влияющие на настроение и ориентирование в окружающей обстановке. Появляются эйфория, приятное расслабление и общее благодушие. Одновременно проявляется искаженное восприятие времени и пространства, рассеивание внимания, фрагментарное мышление и нарушение памяти. Ощущение собственного Я исчезает и становится зависимым от внушения извне.

Под действием больших доз наркотика возникают признаки деперсонализации личности в результате утраты эмоционального контакта с окружающим миром, нарушения зрения, нередко галлюцинации и параноидальные мысли. Некоторые курильщики гашиша описывают свои ощущения «полета» или «плавания по волнам». Часто возникают острые психотические реакции, хотя считается, что наркотик только является провоцирующим фактором, раскрывающим внутренние психотические склонности личности. Лица, имеющие склонность к пограничным состояниям, демонстрируют обостренную чувствительность к дополнительным эмоциональным стрессам, которые в данном случае вызываются наркотиками, изменяющими состояние сознания.

Хроническое злоупотребление гашишем у особо впечатлительных людей может вызвать психомоторные нарушения и изменение мировоззренческих принципов. Сравнительные исследования не выявили более значительных отличий между группами лиц, употребляющих гашиш, и контрольной группой.

Гашиш может вызывать среднюю или сильную психическую зависимость. Физическая зависимость, если она вообще существует, является незначительной. Употребление гашиша вполне возможно прекратить без проявления абстинентного синдрома.

Мускатный орех

Далеко не все знают, что популярная приправа – мускатный орех, myristrica fragrans, плод вечнозеленого дерева, растущего в Восточной Индии, обладает психоактивными свойствами, К тому же семейству принадлея ит и вирола, дерево, растущее в южноамериканских джунглях. Кора этого дерева выделяет смолу, порошок из которой индейцы используют в религиозных обрядах и в прочих церемониях. Порошок виролы так же, как и мускатный орех, содержит психоактивное вещество миристицин, известное также под названием элемицен.

Этот наркотик вызывает состояние исключительно измененного восприятия, в котором возникают необычные переживания, в основном, в области телесных ощущений. Человеку, находящемуся под воздействием миристицина, начинает казаться, что тело его увеличилось до гигантских размеров, что голова его упирается в облака и он может общаться с богами. Суть этих галлюцинаций тесно связана с культурологическими факторами. Этого состояния достигают исключительно жители Малайского архипелага и южноамериканские индейцы. У европейцев и американцев чаще встречается состояние возбуждения соматической нервной системы, сопровождающееся обмороком и рвотой, затем приходит эйфория.

Этот наркотик отличается от других психоделиков возможностью предвидения его эффектов и частым проявлением неприятных последствий. Он непопулярен среди молодежи, но в то же время им охотно пользуются американские заключенные, так как его можно легко достать и хранение его не запрещено.

2. Большие психоделики

Большие психоделики даже в весьма малых дозах очень сильно влияют на процессы мышления, восприятия и на состояние сознания, вызывая в них качественные изменения. Для больших психоделиков характерны следующие особенности:

1. У человека, находящегося под воздействием этих препаратов, психическое состояние изменяется настолько, что он оказывается неспособным контролировать ни количество используемого наркотика, ни свое поведение.

2. Психофармакологический эффект длится несколько часов, а в некоторых случаях – и несколько дней.

3. Последствия приема наркотика могут быть весьма серьезными и проявляться в форме затянувшейся психоделической реакции, в форме психоза и явления «флэш бэк».

4. Впечатления от приема наркотика возникают настолько яркие, что человек хочет ими поделиться или даже широко их пропагандирует.

ЛСД-25

Диэтиламид лизергиновой кислоты, сокращенно – ЛСД-25, является наиболее известным, наиболее изученным и одновременно наиболее часто используемым нелегально психоделическим наркотиком. Его производят полусинтетическим способом из красной спорыньи.

Claviceps purpurea, паразитирующий на колосьях ржи. С точки зрения фармакологического действия ЛСД-25 без сомнения, принадлежит к самым сильным препаратам, известным человечеству. Ученые подсчитали, что количество ЛСД, составляющее одну семисотмиллионную часть веса тела человека способно вызвать психоделический эффект. Тридцать граммов ЛСД-25 могут вызвать клинический эффект у трехсот тысяч человек.

Лица, употребляющие ЛСД нелегально, могут увеличивать разовую дозу до семисот микрограммов. Смертельная доза наркотика до сих пор не установлена. В специальной литературе не зафиксированы данные о том, чтобы кто-то погиб непосредственно от действия ЛСД-25.

Чаще всего этот галлюциноген встречается в виде мелкого порошка или раствора. В продажу он обычно поступает в капсулах по сто миллиграммов, в таблетках или в растворе для инъекций. ЛСД не имеет цвета, вкуса и запаха, поэтому его нелегко обнаружить даже в лабораторных условиях. Особую трудность для лабораторной диагностики представляет тот факт, что в биологическом материале он находится в очень малой концентрации и очень недолго задерживается в организме.

Сами наркоманы называют ЛСД-25 по-разному – «пурпурный туман», «желтый солнечный луч», «взрыв солнечного света», «оранжевое сияние» – это только некоторые из названий. Чаще всего его называют acid, то есть «кислота», а того, кто этот наркотик постоянно употребляет, называют acid head (кислотная голова).

Эффект ЛСД во многом зависит от внушения, от информации, полученной из рассказов опытных наркоманов, от формы и количества наркотика. Скорость действия ЛСД зависит от способа употребления, количества препарата и индивидуальной чувствительности. Принимаемый через рот наркотик начинает оказывать действие через сорок пять минуту, у лиц особо чувствительных к препарату – через пятнадцать минут. После инъекции эффект проявляется уже через считанные минуты.

Преобладание психических симптомов может создать ошибочное впечатление, что ЛСД аккумулируется в головном мозге. Но многочисленные опыты с радиоактиным изотопом ЛСД-25 показывают, что это не так. При внутривенном введении ЛСД в организм в мозге содержится препарата меньше, чем в других органах, например: в тонком кишечнике, в печени, почках.

При проглатывании обычной дозы только две сотых микро-грамма наркотика попадают в мозг. Это значит, что всего три миллиона семьсот тысяч молекул ЛСД-25 могут вступить в контакт с двенадцатью биллионами мозговых клеток и то только в течение нескольких минут.

Таким образом, непомерная чувствительность нервных клеток к действию ЛСД может быть объяснена только тем, что в данном случае наркотик ведет себя как инициатор цепных метаболических реакций в мозгу, которые в ближайшие часы протекают совершенно спонтанно.

Биохимические исследования обнаружили антагонизм между ЛСД-25 и серотонином. Наркотик, изменяя уровень содержания серотонина в мозгу, может активизировать специфические психотические черты личности. Но все-таки механизм действия ЛСД-25 на нервную систему остается невыясненным.

Как мы уже упоминали, вскоре после введения наркотика в организм проявляется его фармакологическое воздействие. Первые ощущения бывают, как правило, приятными. У человека возникает чувство ожидания чего-то необычного. Эти ощущения, чаще всего, возникают у новичков и у лиц с недостаточным опытом употребления наркотика, особенно если они принимают ЛСД-25 в одиночестве. Именно поэтому считается, что оставлять людей, находящихся под воздействием ЛСД, одних крайне нежелательно. Их оценка реальной обстановки может быть неадекватной, и перемена гаммы ощущений может стать для неопытных наркоманов потрясением.

А вскоре начинают проявляться симптомы возбуждения нервной системы, возникает чувство необоснованного страха, во всем теле появляется дрожь, которую невозможно унять, пациента тошнит. Эти явления часто сопровождаются головокружениями и сердцебиением. Зрачки сильно расширены, и часто для облегчения светобоязни пациенту необходимо даже ночью носить темные очки.

После того, как молекулы наркотика достигли головного мозга, начинается изменение состояния сознания, которое длится несколько часов, и богатые галлюцинаторные переживания.

В типичных случаях психоделические ощущения протекают волнообразно, между ними существуют периоды более-менее осмысленного восприятия и поведения, которые постепенно становятся все дольше, вплоть до полного исчезновения психоделических изменений.

Эффекты ЛСД

Эффекты ЛСД вообще можно разделить на:

а) кратковременное изменение состояния психики;

б) длительные эффекты.

Кратковременное измененное состояние психики проявляется вскоре после приема наркотика и на международном жаргоне наркоманов оно называется «trip» – англ. «путешествие». Оно длится от восьми до двенадцати часов и обычно состоит из четырех этапов:

1. Первый этап – от момента приема наркотика до достижения ощутимого эффекта. Чаще эта фаза занимает около часа, а скорость проявления первых симптомов зависит от способа введения и индивидуальной чувствительности пациента.

2. Второй этап длится от четырех до пяти часов, и его характеризуют богатые субъективные ощущения при одновременном присутствии физиологических эффектов наркотика. На первый план выступают изменения восприятия окружающего мира, красочные пейзажи и нарушения ощущения времени. Исчезает осознание собственного существования. Меняется система ценностей. Многие незначительные факторы начинают казаться весьма значимыми. Это состояние еще иногда называется «смертью Эго».

3. В третьей фазе наблюдаются проявления обратимости процесса, и эффект наркотика ослабевает. Психоделические состояния и состояние неизменного состояния выступают одновременно. Между седьмым и девятым часами еще могут иметь место признаки измененного состояния.

4. В четвертой и последней фазе пациент чувствует усталость и напряжение. Ненадолго еще может проявиться какая-то психоделическая деталь, но она уже не имеет такого эмоционального значения, как это было вначале. Полное восстановление исходного состояния происходит лишь на следующий день.

У некоторых людей эта фаза может длиться дольше, а в клинической картине наркотического опьянения могут преобладать галлюцинации с параноидальной интерпретацией событий или же с типично психотическимми реакциями.

Психоделические ощущения являются исключительно субъективными и могут иметь различное значение и последствия в психической сфере личности. Различные вариации психоделических переживаний могут колебаться от очень приятных до просто-таки кошмарных.

Формы психоделических ощущений

Вальтер Н. Панке различает пять основных разновидностей психоделических ощущений.

Первым является психотическое психоделическое ощущение, которое характеризуется сильным чувством страха, близким к панике, параноидальным искажением представлений о размерах собственного тела, токсическим шоком, невозможностью абстрактного мышления, угрызениями совести, депрессией, чувством социальной изоляции и нарушениями в плане физиологии.

Второй разновидностью является познавательное психоделическое ощущение. Оно отличается исключительно быстрым образом мышления и обостренной способностью к логическим выводам. Многие нерешенные вопросы могут предстать в новом свете. В этом случае ЛСД не решает проблем, но помогает их правильно увидеть.

Третьей разновидностью является эстетическое психоделическое ощущение, характеризующееся изменением восприятия окружающего мира и повышением всех возможностей сознания. Во времена «трипа» человек переживает совершенно удивительные впечатления, например, видит звуки, наблюдает вибрацию неодушевленных предметов, постигает прекрасную сущность обыденных вещей и событий, пробуждает в себе сильные и богатые эмоции посредством музыки или наблюдает фантастические видения, когда даже при закрытых глазах ему являются прекрасные пейзажи или сам пациент принимает участие в давно минувших исторических событиях.

Четвертой разновидностью является психодинамическое психоделическое ощущение, при котором человек внезапно постигает сущность важных явлений, которая до этого момента находилась в сфере подсознательного и бессознательного.

Посредством осмысления этих явлений и нравственного очищения освобождаются неосознаваемые до этого времени сущности. Это может происходить и в измененной форме, поэтому нередки весьма оригинальные выводы, которые могут болезненно восприниматься личностью, но в любом случае они несут освобождение и эмоциональную разрядку.

Пятая и последняя модификация психоделического ощущения определяется многими названиями: психоделическая вершина, пиковое ощущение, космическое переживание, трансцендентальное переживание.

Ее можно охарактеризовать шестью основными чертами:

1) ощущение целостности и монолитности личности (позитивная трансценденция, исчезновение нормального осознания себя как личности при полном сохранении сознания);

2) трансценденция времени и пространства;

3) чувство, которое в советское время называлось «чувство глубоко удовлетворения» – только без кавычек (радость, покой и любовь);

4) ощущение эмоционального подъема, смысла и чуда сут ществования;

5) проявление психологического либо философского взгляда на окружающий мир или обоих одновременно;

6) невозможность выразить словами свои ощущения.

Теодор Барбер описывает две крайне противоположные эмоциональные реакции, которые может ощутить личность, на-ходящеаяся под действием ЛСД.

Первая – позитивная, – экапатично-трасцендентальная, и вторая – негативная, психозоподобная. Первую из них наркоманы называют «good trip» (приятное путешествие), вторую – «bad trip» (плохое, кошмарное путешествие) или «freak out».

Отклонение психического порядка в результате употребления ЛСД в меньшей степени зависит от самого наркотика, а в большей степени – от сокрытых в подсознании болезненных особенностей личности. У людей нерешительных и эмоционально незрелых часто возникают серьезные осложнения.

Лизергиновая кислота и другие психоделические наркотики не вызывают новых болезненных состояний. Они только пробуждают потаенные склонности либо обостряют уже существующие нарушения.

Например, личность со склонностью к психотическим нарушениям, или находящаяся на границе шизофрении, может после употребления ЛСД впасть в самый настоящий шизофренический психоз. Некоторые психически больные люди принимают ЛСД, чтобы себе помочь, но в действительности они еще более усугубляют свое и без того тяжелое психическое состояние. Иногда трудно бывает отличить, что является результатом злоупотребления наркотиками, а что личность носила в себе до наркомании.

Осложнения, вызванные употреблением ЛСД

На сегодняшний день употребляется следующая классификация осложнений, возникающих в результате хронического злоупотребления ЛСД:

а) Острые состояния психоза и паники. Иногда они могут выступать вместе с суицидальными реакциями, со склонностью к убийству и прочими антиобщественными тенденциями.

б) Затянувшаяся психотическая реакция.

в) «Флэш-бэк» или явление эха. Это означает возможность спонтанного повторения психоделического изменения сознания, которое может наступить через несколько недель или месяцев после прекращения употребления наркотика в чрезвычайно острой форме и сопровождающееся острой манией преследования. В этом состоянии человек может покончить с собой или применить насилие по отношению к другим.

По мнению некоторых авторов, это явление возникает вследствие повреждения мозговой ткани и может быть инициировано сильным эмоциональным потрясением, но в некоторых случаях оно может возникать и без видимой причины.

г) Синдром «Дроп-аут», который характеризуется длительным состоянием слабой концентрации внимания, апатией, утратой жизненной цели и безразличием ко всему окружающему. Иначе говоря, человек отстраняется от общества и теряет заинтересованность в действиях, которые Лири называет социальными «играми Эго».

Человек, который хронически злоупотребляет ЛСД, бросает семью, друзей, работу и в полной изоляции проводит все свое время в размышлениях об ЛСД и его свойствах.

д) Хромосомные нарушения являются проблемой, имеющей огромное теоретическое и практическое значение. Хотя они были обнаружены у некоторой части лиц, употребляющих этот наркотик, но все-таки до конца не выяснено, существовали ли эти нарушения до употребления наркотиков или же они являются его результатом.

Цели, для которых употребляется ЛСД

Экспериментальное применение


Экспериментальное использование ЛСД развивается в двух направлениях: изучение влияния ЛСД на различные психические функции и попытки создания так называемой модели психоза, более тщательного изучения природы психических болезней, прежде всего шизофрении.

Научные эксперименты с ЛСД проводятся на добровольцах в условиях тщательного контроля. Полученные результаты подвергаются профессиональному психологическому и психиатрическому анализу. В этих экспериментах чаще всего оценивается действие наркотика на личность и ее возможности.

Исследуются субъективные впечатления многих людей, употребляющих ЛСД, особенно музыкантов и художников, с главной целью – повысить творческие возможности и усовершенствовать исполнительские способности.

Полученные на сегодняшний день результаты указывают, что оценка творческих возможностей под воздействием ЛСД является исключительно нелегким делом. Часто ощущение повышения способности к созиданию является скорее субъективным ощущением заинтересованного лица, чем реальным фактом.

Исполнительские способности под действием ЛСД понижаются и это является предполагаемой причиной того, что картина оказывается более примитивной, а звук – менее чистым вопреки намерениям и убежденности их авторов.

Опыты искусственного моделирования психических нарушений с помощью отравляющих веществ имеют долгую историю. Уже в конце XIX века Крепелин проводил эксперименты с этими веществами, вызывающими различные психопатологические состояния, желая смоделировать искусственно психоз и на патологоанатомическом материале обнаружить изменения, лежащие в основе психических болезней. Однако его деятельность была ограничена всеобщим для того времени незнанием действия этих веществ.

Только после того, как Хоффманн открыл лизергиновую кислоту и в результате случайного контакта с этим наркотиком пережил психоделические изменения личности, в 1943 году вновь возрос интерес ученых к экспериментальным исследованиям психических болезней с помощью психоактивных веществ.

В начале пятидесятых годов почти все психиатрические учреждения в мире начинают эксперименты на людях и животных. Сходство психоделического переживания с шизофреническим психозом стало причиной того, что некоторые ученые поверили, будто эти два состояния являются совершенно идентичными, и что психоделический психоз является братом-близнецом шизофрении. Они всерьез изучали перспективу того, чтобы с помощью ЛСД открыть истинную причину возникновения и патофизиологические факторы развития этого наиболее загадочного психического заболевания.

Но, несмотря на огромное сходство этих двух состояний, более тщательные исследования исключили их идентичность. Более того, было указано на большее сходство психоделического состояния с психозами нешизофренической природы, например, с белой горячкой.

Главным различием между шизофреническим психозом и психоделическим переживанием являются факторы, лежащие в областях восприятия и мотивации. При психозе преобладают зрительные искажения и богатство красок, в то время как при шизофрении гораздо чаще встречаются слуховые галлюцинации.

Значительная разница существует в эмоциональном отношении к галлюцинациям. В то время когда для шизофреника галлюцинации являются самой очевидной реальностью, человек, находящийся под действием ЛСД, относится к ним весьма критически, потому что знает их происхождение.

При шизофрении эмоции ослабевают, и посторонний человек с трудом может понять настроение шизофреника, в то время как человек, находящийся под действием ЛСД, в полной мере сохраняет способность эмоциональных реакций. Эта существенная разница окончательно опровергла гипотезу, что ЛСД является психотомиметическим препаратом.


Терапевтическое применение


Хотя первоначальный энтузиазм значительно ослаб, но ЛСД-25 все еще продолжают применять с переменным успехом для лечения некоторых психических болезней. Возможности использования ЛСД в психиатрии постепенно приблизились к разумным границам, и, судя по многочисленным публикациям в специальной литературе, этот наркотик с успехом используется для лечения алкоголизма, опиомании, некоторых психопатологических состояний, суицидальных маний, а также в подготовке к безболезненной смерти людей, неизлечимо больных раком.

Наилучшие результаты были достигнуты в лечении алкоголизма. Уильям Джеймс предвидел, что «религиомания может стать лекарством от пьянства». Эта истина опирается на психологический факт, что чрезмерное злоупотребление алкоголем часто спровоцировано чувством одиночества и экзистенциальной пустоты.

Люди, которые погрязли в алкоголе, в сущности безуспешно пытаются найти смысл жизни и редко приходят к соответствующей жизненной философии. Как только они встречают какое-нибудь вещество, которое в более полной мере может удовлетворить их потребность единения с другими людьми и вызвать новое осмысление собственной значимости, они оставляют алкоголь и начинают искать новые формы сосуществования с окружающим миром. Таким веществом вполне может стать ЛСД, применяемый специалистом, который в сочетании с психотерапией должен разрешить основной конфликт личности.

Диэтиламид лизергиновой кислоты может быть очень полезным в качестве вспомогательного средства и психоаналитической психотерапии, так как он в состоянии возродить даже самые давние воспоминания. Йохансен в 1964 году описал клинический случай из своей практики, когда ему удалось под действием ЛСД вернуть пациента к шестому месяцу его жизни и таким образом проложить путь к периоду детства, способствуя постепенному поиску источников невротических конфликтов и определению критических моментов психического развития.

В процессе психоаналитического лечения ЛСД может усиливать проявление невроза, возвращая пациента к периоду детства и вновь пробуждая его Эго того периода. Интенсивное вхождение в состояние невроза приводит к тому, что пациент быстрее, чем обычно, достигает состояния, способствующего разрешению внутренних конфликтов. Это может иметь огромное значение в практике, если принять во внимание, что классический психоанализ является длительной и дорогостоящей формой лечения.

В психотерапии существуют две формы использования ЛСД-25.

Первая, известная под названием психолитической, используется прежде всего европейскими терапевтами и основывается на приеме пациентом достаточно малых доз с целью пробуждения и усиления первичных эффектов терапевтического процесса.

При введении малых доз ослабевают невротические барьеры личности, улучшается процесс воспоминания забытых сущностей, а пациент оказывает меньшее сопротивление при пробуждении неприятных воспоминаний. Некоторые конфликты, случившиеся в прошлом, могут проявиться в форме живых картин, сцен или красочных образов, то есть в форме, легко распознаваемой и самим пациентом и его психотерапевтом.

Взаимное сотрудничество пациента и психотерапевта укрепляется, углубляется и даже может перейти в новое качество. Иногда это может означать укрепление доверия пациента к психоаналитику, что помогает самому больному проникнуть в болезненную область сознания и стать лицом к лицу со своими неудовлетворенными комплексами и негативными сторонами личности.

Таким образом, классический психотерапевтический процесс усиливается, ускоряется и возобновляется, если он был приостановлен сопротивлением пациента. Не имеет большого значения, на чьей именно теоретической базе основывается концепция подхода к терапевтическому процессу – на учении Фрейда, Ранка или Юнга, – при условии, что врач, кроме лизергиновой кислоты, имеет на вооружении профессиональный опыт, способность к самопожертвованию и глубокие научные знания.

Другую форму – психоделическую – применили в терапевтической практике в 19б7 г. американские психиатры Осмонд и Хоффер. Их метод основывается на введении в организм пациента больших доз лизергиновой кислоты – с целью быстро вызвать измененное состояние личности путем крайне интенсивных трансцендентных переживаний.

Этот вид терапии чаще всего состоит из одного или нескольких сеансов, проводимых таким образом, чтобы они совпали по времени с основной фазой интенсивной психотерапии. При этом становится возможным более тщательный анализ в новом свете уже имеющихся наблюдений, а также вырабатывается новый взгляд на вещи и события, что способствует выработке у пациента стремления к более скорым переменам к лучшему.

Считается, что психоделическая терапия может быть особенно эффективной в лечении тяжелых форм алкоголизма и, в меньшей степени, при лечении наркоманий и сексуальных психопатий.

Но, несмотря на определенный позитивный опыт использования лизергиновой кислоты для лечения разного рода психических отклонений, рано делааъ окончательный вывод, касающийся безоговорочной эффективности этого препарата.


Рекреационное применение


Некоторые выдающиеся ученые на вопрос, может ли психоделический опыт быть полезным для человека, который является психически здоровым, отвечают: «Да, но исключительно для определенной категории людей и в определенных условиях».

Уже имеющийся опыт применения галлюциногенных наркотиков подсказывает, что психоделическое состояние освобождает скрытые в глубинах человеческой личности огромные возможности и делает возможным для личности непосредственный контакт с собственным подсознанием в измененной или оригинальной форме, что для неподготовленного человека может иметь катастрофические последствия.

Это означает что большому количеству людей ни в коем случае нельзя употреблять ЛСД. Для того, чтобы пережить состояние эмоционального и духовного просветления, человек должен быть высоко интеллигентным, эмоционально зрелым, иметь богатый жизненный опыт и солидное общее образование. Наличие всех этих факторов является необходимым условием для того, чтобы психоделическое переживание было прочувствовано надлежащим образом.

Кроме того, человеку, находящемуся под воздействием ЛСД, необходим духовный наставник и соответствующее окружение. К сожалению, чаще всего психоделические наркотики принимают те, кто ни под каким видом не должен этого делать. Прежде всего, это касается молодых и духовно-незрелых людей, не обладающих ни необходимым жизненным опытом, ни соответствующими знаниями.

Это приводит к тому, что психоделическое переживание только усиливает глубокие личностные конфликты и становится настоящим кошмаром, с которым эти люди не могут справиться. Эти пациенты пытаются употреблять наркотики «вслепую» и с неясной мотивацией. Результат бесконтрольного приема психоделических наркотиков – психическая катастрофа, параноидальная реакция личности и разного рода психозы.

Необходимо также помнить, что, по данным статистики, один из ста человек находится на границе психотического состояния, балансируя между сумасшествием и психическим здоровьем. Таким людям достаточно однократного приема ЛСД, чтобы у них развился ярко выраженный психоз. Нет точных данных о проценте людей с параноидальным типом мышления, но не подлежит сомнению, что этот процент достаточно велик Многие из них способны вернуться из своих «психоделических путешествий» с развивающейся манией величия или с религиозным убеждением, что они являются «избранными».

В сегодняшнем мире все чаще можно встретить всякого рода «химических Мессий», которые, убеждая массу инфантильных и эмоционально-зависимых людей в преображающей силе наркотика и в собственных «мессианских» заслугах, оказывают на этих людей огромное влияние. Также людям робким, нерешительным, склонным к депрессии, ни в коем случае нельзя употреблять психоделические наркотики, потому что известно, что лизергиновая кислота углубляет депрессию и усиливает страх.

Этот наркотик может иметь некоторое профессиональное значение для теологов, философов и антропологов, способствуя углублению старых знаний и приобретению новых, но только при условии, что они принимают препарат под наблюдением специалиста.

Но к сожалению, только один из тысячи принимающих ЛСД, делает это под контролем медиков. Подавляющее большинство людей принимают этот наркотик бесконтрольно, считая его символом молодого поколения и желая быть не такими, как все. Почти все они прекращают свои эксперименты в психиатрических клиниках.

Сам «верховный жрец психоделическрго культа» Тимоти Лири после нескольких лет употребления ЛСД пришел к выводу, что даже сформировавшиеся и зрелые личности не в полной мере свободны от опасности, связанной с психоделическими переживаниями. Он различает пять разновидностей страха, вызванного психоделической экспансией сознания:

1. Познавательный – страх перед потерей рационального контроля сознания.

2. Социальный – страх перед совершением абсурдных действий или поступков, за которые может быть стыдно.

3. Психологический – страх перед познанием себя, перед открытием в собственной душе качеств, о которых человек предпочитал бы не знать.

4. Культурный – страх перед познанием болезненной правды, связанной с частью общества, с которой человек себя идентифицирует.

5. Онтологический – страх перед открытием нового пространства впечатлений, лежащего по ту сторону сознания, перед новыми измерениями реальности, могущей показаться настолько прекрасной, что из нее уже не захочется возвращаться.

В сущности, все эти разновидности страха можно свести к одному, всегда присутствующему, страху перед смертью, свойственному каждому человеку.

Таким образом, можно утверждать, что ЛСД сам по себе не является ни плохим ни хорошим наркотиком, он также не привносит в качества личности ничего нового. Он единственно активирует те задатки, которые личность уже содержит в себе. Поэтому ошибочным является утверждение, будто ЛСД открывает какой-то новый мир, существующий независимо от нашего сознания; напротив, он способствует проявлению интимных качеств личности, которые мы носим в себе.

В нормальных условиях человеку не под силу воспринять и осознать их. И именно в этой особенности заключаются благоприятные и неблагоприятные стороны этого наркотика, зависящие также от того, применяем ли мы его с конкретно оправданной целью, под контролем специалиста или же «диким», неконтролируемым способом, как это делают наркоманы.

Мескалин

С исторической точки зрения мескалин можно рассматривать как архетип наркотика западной цивилизации. Достаточно достоверная информация о нем датируется теми временами, когда испанцы покоряли Мексику.

Мескалин является активным галлюциногенным алкалоидом небольшого кактуса, растущего в пустыне и известного в Мексике под названием «пейотль», а в научной литературе – lophophora williamsi. Название алкалоида происходит от названия индейского племени Мескалеро, широко использовавшего этот наркотик. Порции пейотля, приготовленные к употреблению, называются мескалиновыми батончиками.

Некоторые индейские племена и сегодня употребляют мескалин с целью достижения состояния экстаза, способствующего развитию личности. Духовный наставник известного американского антрополога Карлоса Кастанеды, индеец племени Яки, маг дон Хуан Матус рекомендовал своему ученику употреблячъ пейотль в целях обретения мудрости и знания, как следует жить в этом мире.

Профессор Дж Слоткин пишет «Представляется возможным, что употребление пейотля не вызывает выраженной толерантности или зависимости… Индейцы, употреблявшие „мес-калиновые батончики“ не выглядят физически и умственно деградированными вследствие этой привычки». Видимо, эти индейцы постепенно приучают себя к мескалину, относясь к этому процессу очень ответственно и серьезно, причем никогда не начиная без опытного «учителя».

Мескалин также широко используется многими индейскими племенами, входящими в состав Национальной Американской церкви, основным религиозным ритуалом которой является раннехристианский вариант Праздника Любви, в котором роль сакраментального хлеба и вина играют «мескалиновые батончики».

Приверженцы этой церкви считают пейотль Божьим Даром, данным индейцам свыше, а его действие они отождествляют с действием Святого Духа. Профессор Слоткин, один из немногочисленных белых, кому посчастливилось принять участие в их обрядах, так описывает верующих: «Они никогда не сбиваются с ритма и не разговаривают заплетающимся языком, как пьяные. Все они – спокойны, вежливы и предупредительны по отношению друг к другу. Я никогда не встречал столько религиозного чувства в доме белого человека».

Употребление мескалиновых батончиков и основанную на нем религию Хаксли расценивал как «важные символы права краснокожего человека на спиритуалистические ценности».

Но все-таки нужно отметить, что эффект этого на все сто процентов индейского наркотика в значительной мере обусловлен культурными условиями, и у белого человека далеко не всегда могут возникнуть подобные ощущения. Употребление мескалина европейцем требует опыта и помощи опытного наставника. Однократный прием мескалина может вызвать весьма неприятные ощущения.

Характерным является пример Жан-Поля Сартра. Чтобы защититься от возможных осложнений, он принял мескалин в клинике в присутствии нескольких врачей, исповедующих те же взгляды, что и сам писатель. Когда через несколько часов с ним связалась по телефону его подруга жизни Симона де Бевуар и поинтересовалась, как Сартр «развлекается», то она услышала в ответ, что Жан-Поль как раз ведет безнадежную борьбу с огромной рыбой, похожей на дьявола, и что ощущения он испытывает самые неприятные.

Писатель очень образно описал зонтик, который превращается в труп, и ботинки, превращающиеся в скелеты. Ему являлись отвратительные личины. Раки, полипы корчили ему рожи. Дома смотрели на него косо и скрежетали зубами. Это состояние Жан-Поль Сартр описал как «предел галлюцинаторного психоза».

Молодые европейцы принимают мескалин совсем с иной целью, чем индейцы и эффекты у них возникают сосем другие. В погоне за новыми впечатлениями и желая пережить трансформацию сознания, они бесконтрольно применяют этот наркотик и становятся жертвами нежелательных и неожиданных эффектов. Часто за стремление приобщиться к экзотической мудрости они платят помешательством рассудка…

Первые признаки действия мескалина появляются позже, чем при употреблении ЛСД, часто даже не ранее, чем через три часа, но зато они длятся дольше, – в среднем около двенадцати часов. Галлюцинациям предшествуют судороги, тошнота, потливость, озноб, страх и расширение зрачков.

Позже начинаются зрительные и слуховых галлюцинации, усиленные ощущением нереальности происходящего и одновременно восхищающие наблюдателя. Мескалиновые галлюцинации наиболее красочно описали Элис Хэйвлок, Аль-дус Хаксли, Жан-Поль Сартр и Карлос Кастанеда.

Приведем фрагмент книги Карлоса Кастанеды «Учение дона Хуана: Путь Знания индейцев Яки», в котором известный американский антрополог описывает свой первый опыт общения с мескалином, который его наставник дон Хуан любовно называет «Мескалито», относясь к наркотику как к живому существу:

«Дон Хуан принес большую кастрюлю и поставил ее на землю у стены. Еще принес маленькую чашку или банку. Зачерпнув ею из кастрюли и вручив мне, он сказал– что пить не надо, а только пополоскать во рту, чтобы его освежить.

Вода выглядела странно сверкающей, стеклянистой, как толстая слюда. Я хотел спросить дона Хуана об этом и старательно пытался выразить свои мысли по-английски, но вдруг вспомнил, что он не знает английского. Я очень смешался, когда понял, что не могу говорить, хотя мыслю совершенно ясно. Мне хотелось высказаться о странном качестве воды, но то, что последовало, вовсе не было речью. Я ощущал, что невысказанные мысли выходят у меня изо рта в жидком виде. Было ощущение ненапряженной рвоты без сокращения диафрагмы. Это был приятный поток жидких слов.

Я попил, и чувство, что меня тошнит, исчезло. К тому времени все шумы стихли, и казалось, что мне трудно фокусировать глаза. Я взглянул на дона Хуана и, когда поворачивал голову, увидел, что поле моего зрения уменьшилось до круглой зоны прямо перед глазами. Это ощущение не было пугающим, не было неприятным, наоборот – в нем была радующая новизна. Я мог буквально коснуться взглядом земли, сосредоточившись на одной точке и затем медленно перемешивая взгляд в любом направлении…

Я увидел соединение пола веранды со стеной. Медленно повернул голову правее, следуя за стеной и увидел прислонившегося к ней дона Хуана. Потом сместил голову влево, чтобы посмотреть на воду. Наткнулся взглядом на дно кастрюли, медленно приподнял голову и увидел средних размеров черную собаку, приближающуюся к воде. Собака начала пить. Я поднял руку, чтобы прогнать ее от моей воды. При этом посмотрел на нее пристально и внезапно увидел, что собака стала прозрачной. Вода же была сияющей тягучей жидкостью. Я видел, как она проходит по горлу собаки в ее тело; видел, как она равномерно по нему растекается и затем изливается через каждый из волосков шерсти…

Я оглянулся в поисках дона Хуана, но не смог различить никого и ничего. Все, что я мог видеть, – так это собаку, которая становилась радужной. Сильный свет исходил от ее тела. Я опять увидел, как в нем течет вода, воспламеняя ее подобно костру. Я добрался до воды, опустил лицо в кастрюлю и пил вместе с собакой. Руками я опирался о землю перед собой, и когда пил, видел, как жидкость течет по венам, меняясь в цвете, в красном, желтом и зеленом оттенках. Я пил еще и еще. Пил, пока не воспламенился весь…

Я посмотрел на собаку, и ее ореол был таким же, как мой. Высшее счастье переполнило мое тело, и мы вместе помчались в направлении какого-то желтого тепла, исходившего неизвестно откуда. Там мы принялись играть. Мы играли и боролись с псом, пока я не узнал все его желания, а он – все мои».

Комментарии, как говорится, излишни. Не каждому под силу пережить подобные впечатления и сохранить при этом душевное здоровье.

В заключение уместным будет добавить, что в исключительно высоких дозах мескалин может привести к смерти в результате паралича дыхательного центра. Так же, как и другие психоделические наркотики, мескалин вызывает развитие толерантности, то есть при длительном употреблении дозировка должна постепенно повышаться. От мескалина может развиться психическая зависимость, – различные авторы дают ей неравнозначную оценку; но физическая зависимость от этого препарата не развивается.

Псилоцибин

Родиной псилоцибина, так же как и мескалина, является Мексика, где многие века ацтеки использовали его для религиозных и обрядовых целей. И сегодня многие индейские племена в Мексике и в юго-западной части США используют этот наркотик под контролем шаманов и знахарей.

Уже известный нам индейский волшебник дон Хуан связывает употребление псилоцибина с пробуждением силы, которую он назвал «союзником». Сила эта может помогать человеку в реальной жизни, давать ему советы и необходимые силы для дел больших и малых, добрых и злых. «Союзник» расширяет границы познания человеком окружающего мира, предоставляет возможность увидеть и понять сущности, недоступные простым смертным. Такая точка зрения на «волшебный гриб» объясняет его популярность среди индейцев.

Псилоцибин выделил из мексиканского гриба Psilocibe mexicana в 1958 г. тот самый Хоффман, который за двадцать лет до этого.открыл ЛСД-25. Псилоцибин и ЛСД в начальной фазе действия дают похожие эффекты, но в конечной фазе их действия различно.

В медицине псилоцибин используется как вспомогательное средство для лечения некоторых неврозов, потому что он пробуждает «аффективную память». Воспоминания о давно прошедших событиях могут проявиться настолько отчетливо, что почти забытое прошлое воспринимается так же ярко, как настоящее. Это облегчает конструктивный анализ факторов, послуживших причиной невроза.

Врачи разделяют время действия псилоцибина на три фазы:

1. Первая фаза начинается через десять – двадцать пять минут с момента введения наркотика в организм. В ней внимание пациента обращено внутрь себя.

Вначале проявляются неприятные симптомы – ошеломленность, головокружение, полуобморочное состояние и чувство страха. В течение следующих тридцати минут к ним присоединяется потливость, нарушение координации движений, и смятение мыслей. Активное внимание личности нарушено повышенной слуховой и зрительной восприимчивостью – человек как бы находится «под обстрелом» со всех сторон множества внешних раздражителей. Контакт с окружением ослабевает, так как личность постепенно переполняется субъективными переживаниями. Пациент отвечает только на единичные вопросы и не заинтересован в поддержании контакта с окружающим миром.

2. Во второй фазе личность переносится в мир необычных видений и галлюцинаций – от очень приятных до устрашающих и причудливых. Как и в других случаях– употребления психоделиков, эти впечатления зависят прежде всего от того, что человек носит в себе.

В этой фазе пациент также стремится сохранить дистанцию между собой и окружающими. Все внимание его сосредоточено на внутренних переживаниях Его эмоциональные реакции совершенно необъяснимы для постороннего наблюдателя.

3. В третьей фазе пациент крайне пассивен, не проявляет никакой инициативы или заинтересованности. Он эмоционально-аморфен. Время и пространство не имеют для него никакого смысла. Доминируют различные нереальные ощущения. Некоторые авторы описывают в этой фазе состояние out of body – впечатление, что душа покинула тело и наблюдает за ним со стороны.

После окончания сеанса воспоминания о пережитом неплохо откладываются в намята.

Со стороны псилоцибина не отмечены случаи выработки физической зависимости и абсистентного синдрома, но его сильные галлюциногенные свойства являются причиной возникновения психической зависимости у лиц, хронически злоупотребляющих препаратом.

Этот наркотик, бесконечно используемый молодыми людьми, таит в себе все опасности, угрожающие со стороны психоделиков вообще.

СТО

СТО является синтетическим наркотиком с ярко выраженными галлюциногенными свойствами, разработанным в военных лабораториях как боевое отравляющее вещество, поражает нервную систему. По нелегальным каналам он быстро попал на черный рынок и одно время широко использовался наркоманами в США.

Происхождение его названия неизвестно. Американские хиппи считали, сто сокращение СТП означает «serenity-tranquility-peace» (покой-тишина-мир). Жители округа Хэйт-Эшбери неподалеку от Сан-Франциско, расшифровывали это название как «salvation through psychedelica» (спасение посредством психоделиков).

Эффект СТП – это ускорение сердечного ритма, сухость кожи и слизистой рта, расширенные зрачки, затуманенный взгляд, бессонница, дезориентация сознания.

Среди всех галлюциногенных наркотиков СТП наиболее часто вызывает состояние, определяемое как «бэд трип» (кошмарное путешествие). Наркотик оказывает сильное действие, но длится оно короче, чем в случае применения похожих наркотиков. Наиболее частыми осложнениями являются эпи-лептиформные припадки и смертельный исход вследствие паралича дыхательного центра.

ДМТ

ДМТ – диметилпринтамин, галлюциногенный наркотик, являющийся вытяжкой из растения piptademia peregrina, растущего в Западной Индии и Южной Америке. В США его использование разрешено исключительно в экспериментальных целях, но как и в случае с другими подобными препаратами, ДМТ разными путями попадает к наркоманам, которые его курят или едят.

Лица, принимающие ДМТ, часто рассказывают о необычных впечатлениях, испытанных ими под действием этого наркотика. Они видят звуки, чувствуют вкус цвета, слышат движение. Часто они впадают в панику, что приводит к психотическому и антисоциальному поведению. Человек, находящийся под действием ДМТ, не отличает реальных фактов от фантазий и способен применить насилие или совершить самоубийство.

В среднем, действие ДМТ длится тридцать-сорок пять минут.

Этот наркотик не является широко применяемым среди наркоманов.

Хиппи – стиль жизни и философии

Движение хиппи зародилось в середине шестидесятых годов двадцатого века в Соединенных Штатах Америки как специфическая фрма протеста молодых американцев против политики истэблишмента.

Появлению этого движения предшествовали некоторые молодежные течения, которые, несмотря на то, что существовали годами, не приковывали пристального внимания общественности. Некоторые социологи считают, что предтечами хиппи были битники, которые вскоре сошли с общественной сцены, и движение хиппи появилось после битников как совершенно новая молодежная субкультура.

Политически неорганизованная и не располагающая никакой ясной концепцией разрешения растущих социальных проблем, молодая Америка проявляла свой протест и недовольство путем проведения разного рода манифестаций. Но эти акции социального протеста поначалу не воспринимались всерьез официальными кругами Америки, так как те видели (или хотели видеть) всего лишь экстравагантные попытки молодых людей обратить на себя внимание.

В то время добропорядочные граждане называли манифестантов «беспричинными бунтарями», не вникая в причины их недовольства и горячего желания как можно быстрее решить жизненные проблемы. Среднее поколение стояло в стороне, занимаясь прежде всего проблемами достижения солидного положения в обществе. Такая позиция американского общества стала причиной того, что еще больше углубилась пропасть непонимания между молодежью и представителями официальных общественных институтов, которым не хотелось менять существующее положение вещей. Можно с уверенностью сказать, что в основе этих конфликтов лежала вечная проблема «отцов и детей».

Скорее всего, именно эта проблема стала причиной того, что административное здание университета в Беркли стало первым местом, где молодые люди впервые начали массово выражать свое недовольство. Непосредственная причина бунта не имела большого значения – за ней скрывались более серьезные проблемы, которых вначале даже сами студенты не осознавали, и которые были сформулированы в студенческих требованиях только когда начались переговоры с официальными властями.

Студенты и их сторонники целыми днями сидели вокруг университета и ждали, пока их хоть кто-нибудь выслушает. На их транспарантах были написаны лозунги и призывы, в которых они требовали открытого диалога со своими профессорами и остальными представителями педагогического корпуса.

Студенты чувствуют, что они правы, и готовы принять предложение каждого, кто думает так же, как они. Постепенно круг вскрытых проблем становится шире. Новые требования и проявление протеста уже не исчерпываются пересмотром системы образования, что являлось первоначальной целью студенчества, – поднимается вопрос положения молодых людей в современном обществе вообще.

Поэтому к студентам быстро присоединяются недовольные молодые люди, не взирая на уровень образования и расовую принадлежность, которые чувствуют, что им есть что сказать, и они ищут опоры в коллективе. Космополитическая атмосфера, царящая во времена этих событий, делала возможным любой стиль в одежде и практически любой поступок, направленный против несправедливости.

Беспорядки в Беркли очень скоро нашли отражение в новом стиле жизни и в моде молодых американцев. Жители Беркли не были удивлены тем, что каждый день видят бородатых юношей с длинными волосами, в высоких сапогах и с бусами на шее, или девушек, одетых по-мужски, с длинными распущенными волосами.

Длинные волосы, для многих неотъемлемо связанные с понятием женственности, с трудом принимали те, кто держался старых норм и системы ценностей среднего поколения. Более молодые люди, недостаточно интегрированные в общественную систему, которая связывает длину волос с полом, легче воспринимали длинные волосы.

И вот длинные волосы стали символом протеста и опознавательным знаком «рассерженного поколения», выражением их силы и незаменимым реквизитом на политической сцене. Политический атавизм, который проявился как таковой во время студенческих волнений в Беркли, был только одной из форм протеста студентов. На политическую революцию наложилась культурная революция, повлияв на все аспекты молодежной культуры, – на их музыку, язык, моду, длину волос, отношение к наркотикам и сексу.

Музыка стилей рок и кантри в шестидесятых годах достигла пика своей популярности. Наиболее яркими и понятными молодежи представителями новой музыкальной культуры являются Битлз, Роллинг Стоунз, Боб Дилан и многие другие. Специфичен успех Боба Дилана – барда, который любит рассказывать в своих песнях истории, полные драматизма, и предпочитает ритм обыденной речи.

Это позволило ему стать кумиром прежде всего молодых, дезориентированных идеалистов, верящих, что они могут построить новый мир. Новая музыка сопровождает и пробуждает к жизни новый молодежный культ, который развивается в мировом масштабе. Постепенно развивалось и движение хиппи. Его расширению помогало кино, радио, телевидение и пресса. На кино– и телеэкране появлялись молодые люди, одетые в стиле хиппи и говорящие на специфическом жаргоне.

Американцам понравилась новая мода, и они ее достаточно быстро переняли, Парни и девушки с энтузиазмом принимают длинные волосы, ожерелья, медальоны и яркие цвета в одежде, которые напоминали зрительные галлюцинации, возникающие под действием галлюциногенных наркотиков.

Роль, которую сыграли в популяризации движения хиппи средства массовой информации, трудно переоценить. Именно благодаря их усилиям и поднятой шумихе идеология и атрибутика хиппи победоносно прошествовала по всему миру. В 1966–67 гг. хиппи появились на социальной сцене как полностью сформировавшаяся субкультура.

Для хиппи основным предназначением человека является любовь ко всем вместе и к каждому в отдельности. Но имеется в виду не любовь, как теоретическая концепция, преукрашен-ная стереотипами, не духовная любовь и не любовь братьев и сестер, но именно любовь, выражающая чувственность и страстность, то есть те эмоциональные состояния, которые хотели бы пережить большинство людей, но, к сожалению, это под силу немногим.

По утверждению хиппи, неспособность любить порождает отчуждение и разлад между людьми. Проповедуя любовь, они предполагали новую основу для взаимопонимания людей.

Разочарованные в современном обществе, обращаясь к смысг лу жизни, пытаясь освободиться от общественных обязанностей и структур, отвергая существующий порядок, который «навязывает нормы поведения и парализует разум», хиппи стремились к углубленному самоанализу. Они пытались свергнуть идеалы западного общества «силой собственного примера» и «силой цветов».

Своим образом жизни хиппи напоминают секту Адамитов, существовавшую во втором-третьем веках в Северной Африке. Адамиты проповедовали возвращение к первобытному образу жизни, который вел в раю библейский Адам, культ наготы и сексуальной свободы.

Один социолог назвал хиппи «фрейдистским пролетариатом», а историк Арнольд Тойнби дал им название «предостерегающий красный свет для американского образа жизни». Калифорнийский епископ Джеймс Пик считал, что хиппи похожи на первых христиан: «В них есть что-то от темперамента тех людей – доброжелательность, внутренний покой, и, в полной мере, одно стремление – доброта».

Правда, для опечаленных родителей они являлись опасно обманутыми отщепенцами и сопляками, достойными хорошей порки по возвращении домой.

Эти люди провозглашают любовь и непротивление злу, носят бусы и со страстью слушают музыку. С помощью гитар и барабанов они борются против войны и несправедливости, а полицейских, которые их избивают, они украшают цветами. Они пытаются вести борьбу за справедливость собственным примером, ненасильственным сопротивлением и предлагая любовь как альтернативу нормам и ценностям старшего поколения, не обеспечивающих им свободного развития.

Но, в итоге, все это производит впечатление деформации реальности, пронизывающее культовое движение хиппи, мистицизм которой, в сущности, порожден галлюциногенными наркотиками.

Хиппи популяризовали понятие «психоделика», но впервые этот термин ввел в 1957 г. психиатр Хамфри Осмонд. Пси-ходеличным называется все, что накладывает отпечаток на психику человека в смысле обогащения возможностей сознания. Тимоти Лири убеждал своих друзей хиппи, что использование психоделических наркотиков может иметь также важное неврологически-психологическое значение.

Человеческий мозг имеет огромные возможности восприятия большого количества информации, но, чтобы сохранить целостность личности, мозг сам ограничивает поток данных об окружающем мире. Несмотря на то, что на наши органы чувств постоянно воздействует множество раздражителей, внугри нас существует своего рода редукционный фильтр, который пропускает лишь малую часть специально обработанной информации.

По мнению Лири, этот процесс фильтрации ограничивает и исключает мир реальных фактов й окружающую нас действительность. И то, что религия называет «этим светом», является лишь Вселенной нашего ограниченного сознания.

По этой причине, большинство обычных людей способно познать только один вид реальности, только то, что прошло через фильтр социально запрограммированного мозга. С такой точки зрения, человек неполноценен в своем познании Вселенной, потому что большое количество важной информации о том, что происходит вокруг, не проникает в его сознание.

Здесь Лири призывает на помощь Альдуса Хаксли, который в сВоем известном произведении «Врата восприятия» писал: «Большинство людей вообще знают только то, что проходит через редукционный фильтр, и что, как единственную реальность, они считают неоспоримым и не подлежащим сомнению. Но представляется возможным, что некоторые люди обладают врожденной способностью обойти этот фильтр. У части таких людей это может происходить периодически или спонтанно, либо же в результате терпеливых „духовных изысканий“ с помощью гипноза или наркотиков».

Самому Лири, видимо, больше импонирует эта, последняя возможность. Он считает, что употребление психоделических наркотиков является наилучшим способом преодоления запрограммированного образа мышления и предоставления сознанию возможности функционировать свободно.

С помощью психоделических наркотиков человеку удается лучше понять– окружающий его мир. Он использует возможности измененного состояния сознания, способного действовать одновременно в нескольких направлениях при сохранении контроля за каждым в отдельности. Благодаря этому, по мнению Лири, становится возможным достижение экспансии измененного сознания, которое превращается в инструмент для более богатого познания Вселенной.

Это звучит весьма логично, тем более, что это утверждает профессор психологии, признанный научный авторитет. У доверившихся ему молодых людей нет повода сомневаться в целесообразности попытки расширить свои духовные горизонты путем употребления психоделических наркотиков.

Критерии психоделики

Термин психоделика, скорее всего, образовался путем объединения двух греческих слов – психе (душа) и делос (тот, кто ясно видит; ясный, истинный). Некотрые утверждают, что это сокращенная форма слова «психоделикатный».

Психоделические наркотики породили психоделическую философию – страстную веру в возможность познания себя и пробуждения духовных резервов с помощью сильнодействующих растений и химических веществ, известных еще доисторическому человеку, но абсолютно чуждыми рациональному западному обществу. Хиппи верили, что благодаря наркотикам можно уйти от несовершенной действительности в иной мир, в котором царят мудрость и справедливость.

С учетом того, что у психоделической философии было много творцов, неудивительно, что у нее также много вариантов, хотя, в сущности, они близки между собой, а некоторые даже идентичны.

Возможно, именно девизы Тимоти Лири Дроп Аут – Drop out, Торн он – Тит on, Тъюн ин – Типе in наиболее полно отражают смысл основных лозунгов хиппи. Слова эти трудны для перевода в психоделическом смысле, так как они отражают понятия, обозначающие несколько различных понятий одновременно. Поэтому попробуем объяснить их описательно.

Дроппинг аут в общепринятом смысле используется давно для обозначения противопоставления личности ценностям, общепринятым в данном обществе, и уклонения от общественной ответственности.

Но в понимании Лири, это понятие отражает позитивный факт – отказ от личной выгоды и отречение от материальных благ. Оно включает в себя также отказ от социальных амбиций и символического вознаграждения для тех, кто ведет себя так, как от него этого требует общество.

Наиболее важным здесь считается как можно более скорое прекращение участия в «социальных играх», потому что стереотипы, такие как «демократия», «хозяйка», «врач», «негр» и т. п., разрушают личную индивидуальность и индивидуальность других людей и, с другой стороны, делают невозможным свободу, необходимую для достижения внутренней мудрости и философского удовлетворения.

Специфический эффект Дроппинг аут зависит в большей мере от самой личности. Каждый сам для себя должен принять решение, от каких привычек и от общения с кем он откажется, так как сам человек лучше чувствует, какая роль в обществе для него является более подходящей.

К сожалению, многие невротические и эмоционально-незрелые личности не готовы к такому самостоятельному выбору, и, следуя лозунгу Дроп аут, они выбирают наиболее экстремальную форму, включающую в себя отказ от образования, от работы и от любой политической активности.

Торнинг он наиболее трудно поддается объяснению. Собственно, он представляет собой призыв к тому, чтобы к новому состоянию сознания приходить по пути внутреннего усилия или с помощью наркотиков, используя при этом практически неограниченные возможности мозга. Торнинг он касается как самого момента обретения духовного просветления на новом уровне сознания, воспринимаемого как внезапное озарение, так и поиска этого пути. Основной целью здесь является поиск религиозной истины и опыта. «Цель нашей религии, – говорит Лири – ничем не отличается от целей всех религий прошлого: мы ищем Бога внутри себя, ищем божественности, которая присутствует в каждом человеке».

На первый взгляд, понятие Тъюнинг ин является наиболее понятным, но на основании выводов Лири можно подумать, что оно проявляется перед или после состояния Дроппинг аут, в то время, как в психологическом плане оно является –следствием переживания Торн он.

Понятие Тъюн ин в сущности представляет собой форму приспособления личности к более чуткому восприятию новых ценностей и к идентификации себя с ними на основе впечатлений, пережитых под действием наркотиков.

Термином Тъюн ин объединяются эстетические, эмоциональные и интеллектуальные реакции, которые ведут личность к более глубокому осмыслению философии и наслаждению покоем. Все это приближает человека к основным проблемам мира и направляет его взгляд на эти проблемы, делая его более пристальным и нестандартным.

Человек забывает старые навыки познания мира и приобретает новые, основанные на более полных и достоверных фактах, и в меньшей степени испытывая влияние социальных факторов. Эту ослепительную вспышку измененного соана-ния можно испытать, только пережив Торнинг он.

Отказ от материальных благ и от любой формы насилия, борьбы и соперничества, провозглашение невозможности выразить словами истину, – все это сближает психоделическую философию с различными философскими системами Востока, такими как дзен-буддизм и даосизм. Основные принципы нового движения весьма просты и, с философской точки зрения, весьма привлекательны, хотя и не очень оригинальны – ненасилие и отказ от материальных благ являются, собственно, главными и самыми важными ценностями всех великих философий и религий, способных увлечь цивилизованного человека.

Специфика психоделической философии

При рассмотрении этой проблемы можно поставить два важных вопроса: а) что связывает молодых людей с психоделической философией? и б) каким образом психоделическое движение не нашло понимания и даже оказалось в конфликте с остальной частью общества, вызывающей понимание и уважение к философским проблемам, многие из которых ставило и психоделическое течение?

С полным пониманием того, что мы не в состоянии дать однозначного ответа, все-таки стоит попробовать с помощью двух гипотез рассмотреть эти вопросы.

Психоделическая философия зародилась в определенный исторический момент, когда молодое поколение, недовольное существующими порядками, почувствовало потребность перемен. Оставшись один на один с деградирующей системой ценностей старшего поколения и без новых идеалов, молодежь оказалась в экзистенциальном вакууме и в крайней нерешительности. Действительность, в которой молодежь живет, не удовлетворяет ее многочисленных и весьма существенных потребностей. Это явилось причиной критического отношения ко многим аспектам современной жизни.

Как реакция на конформистский дух общества и навязывание определенных социальных ролей появляется потребность большей спонтанности и самых различных форм выражения особенности собственной личности. Вполне понятно, что молодые люди, которые не испытали последствий больших экономических кризисов, гораздо менее серьезно относятся к жизни, чем их родители, тяжело работающие для того, чтобы обеспечить собственное существование и будущее своих детей.

Молодые люди не проявляют интереса к проблемам родителей, занятых погоней за успехом и престижем, более того, оказывают им открытое сопротивление и демонстрируют презрение. Возникает впечатление, что среди молодежи, особенно на Западе, растет интерес к будущему, в котром придется гораздо меньше работать, а больше времени посвящать духовному совершенствованию и исканиям смысла своего существования в людском обществе.

Студенты в Беркли провозгласили девиз: «Молодые сегодня больше хотят учиться чувствам, нежели фактам». И действительно, молодежь все реже обращается в сторону разума, а все чаще в сторону эмоций. Но им не удается выдерживать напряжение или откладывать на будущее удовлетворение своих насущных проблем. Теперь они не очень-то верят в будущее, поэтому ищут мимолетных эмоциональных переживаний.

Когда они говорят о будущем, то производят впечатление опечаленных людей и с большой долей пессимизма описывают свое видение будущей жизни, подчеркивая полную бессмысленность своей прежней жизни. При этом они выражают глубокое неверие в то, что когда-нибудь настанут времена, в которых они будут жить жизнью своих родителей. Времена, которые они оценивают как скучные, традиционные и безрадостные.

Они отвергают ценности, предлагаемые им родителями и прочими авторитетами, называя их ханжескими, искусственными и не соответствующими человеческой природе. Такой взгляд на вещи становится причиной того, что между личностью и окружением возникает отчуждение, и человек начинает искать выход в погоне за индивидуальностью, соответствующей его. стандартам. Эти поиски собственной индивидуальности могут вестись в двух направлениях – один ведет к патологическим формам приспосабливаемости, а другой – к отходу от конформизма, но в пределах нормы.

Для многих молодых людей, перегруженных теми или иными личными и социальными проблемами, призыв профессора Лири приобщиться к.массовым психоделическим экспериментам прозвучал как, возможно, наилучший выход из замкнутого круга нерешенных вопросов.

Авторитет Лири не давал повода сомневаться, что «психоделические впечатления приводят к гармонии очевидные различия между духом, телом, другими людьми и остальной Вселенной, освобождая человека от мучительного чувства отчужденности и одиночества, – результатов условностей общественного самосознания».

Чувство единения личности со Вселенной и возможность отвергнуть раздвоенный мир являются главными источниками радости, которые Лири предлагает молодым. И молодые люди с восхищением приняли его идеи прежде всего потому, что в них содержались, по крайней мере, две ценности, теряющие свою привлекательность в более позднем возрасте: способность пережить приключения и опасности, а также меньшая стесненность рамками социального конформизма.

Становление движения хиппи

Движение хиппи начиналось весьма невинно. Первоначально на углах улиц и в парках собираются небольшие группы юношей и девушек, одетых в характерном стиле, которые под звуки гитар или транзисторов сидят и курят гашиш. При этом они производят впечатление людей, настроенных мирно и совершенно не интересующихся происходящими вокруг них событиями. Вступая в контакты с прохожими, они вежливы и готовы к разговору. Взвешенно и обоснованно они излагают свою точку зрения на темы любви, миролюбия и сексуальной свободы.

Эмоциональны их высказывания против войны во Вьетнаме, как и против любой другой войны. При этом они весьма аргументированно высказывают свои взгляды на возможность мирного разрешения конфликтов, настойчиво декларируют принципы своей субкультуры, которая, по их мнению, должна стать определенного рода противовесом современного технократического общества, в котором они живут.

Хотя на первый взгляд это может показаться парадоксом, вначале хиппи утверждали, что не имеют намерений разрушать существующие нормы общества. Скорее, они хотели организовать новое, равноценное общество для тех, кто не хочет или не может жить в уже существующем.

По причине пацифистских взглядов и поведения группы хиппи становятся «сферой интересов» самых разных социально-опасных и психопатических личностей и групп, проявляющих по отношению к хиппи крайнюю степень насилия и жестокости. Рокеры и мотоциклетные банды «Ангелов ада» появляются внезапно и сеют ужас и разрушение. Никто не в состоянии дать им отпор. После их набегов на земле остаются парни с пробитыми длинноволосыми головами и изнасилованные девушки.

С самого начала движению хиппи угрожали и те, кто защищал закон, и те, кто стоял вне закона, поэтому у них появилась потребность в личной и коллективной безопасности. Хиппи начинают организовываться в большие группы – коммуны и колонии. Чтобы легче доставать все необходимое, они оседают на окраинах больших городов. Коллективы хиппи достаточно хорошо организованы. Так называемые «диггеры» ежедневно привозят еду и делят ее между всеми поровну и бесплатно. Деньги на закупку продовольствия, в основном, берутся из собранной милостыни и подаяний, а также от продажи хиппи-прессы, от присмотра за детьми или музицирования.

Наиболее известные колонии хиппи в Америке находились в местности Хэйт-Эшбери в Сан-Франциско и в Гопала Алампур в Йорквилле неподалеку от Торонто. Несмотря на чувство безопасности, которое даст жизнь в колонии, часть хиппи любит путешествовать и ведет кочевой образ жизни. Они редко задерживаются надолго на одном месте, почти все время проводят в дороге, используя самые различные средства передвижения.

Идея «возвращения к земле» в развитии движения хиппи колеблется от временных лагерей до хорошо организованных ферм, в зависимости от мотивации хиппи, селящихся вдали городов. У истоков этих примитивных сообществ лежит стремление к более осмысленному существованию, которое . должно было стать противопоставлением урбанизированному, задымленному и полному отчужденности существованию –жителей больших городов.

В 1967–68 гг. движение хиппи все еще остается актуальным явлением и популярной темой; о них все время пишут газеты, показывают фильмы и разговаривают на улицах. Появляется определенное количество молодых людей, прежде всего, из числа студентов, которые присоединяются к настоящим хиппи, кое-что перенимая из их стиля поведения, манеры одеваться, сексуальных нравов, склонностей к искусству и музыке, а также к наркотикам.

Однако они не принимают сущности философии хиппи. Эти, так называемые, «пластиковые хиппи», в большинстве случаев были жалкой имитацией истинных хиппи, потому что в действительности их больше интересовало использование других людей в собственных целях, чем проповедь доброжелательности и любви.

Похожими на них были также «уик-энд хиппи», котрые проводили в колониях только праздники, пробуя тогда во всем подражать хиппи, но в остальные дни недели они учились или работали.

Первые члены обществ хиппи, боясь даже выходить на улицу из-за царящего там насилия, попросту исчезали из поля зрения окружающих людей и вели одинокое существование. И им на смену пришли совершенно другие люди, с совсем иными взглядами на жизнь и систему ценностей.

Кроме того, мир хиппи, в американском жаргоне «хиппи-дром», представляет собой бесконечную, находящуюся в постоянном движении пеструю картину. Занимая сравнительно небольшую территорию, парни и девушки разного цвета кожи и происхождения – национального, социального, с длинными волосами, причудливо одетые, занятые только собой, – не обращают особого внимания на окружающий их мир.

Они лежат на земле или сидят со скрещенными ногами в позе лотоса и предаются медитации. Некоторые из них, особенно те, кто принимает возбуждающие наркотики, находятся в постоянном движении – кричат, шумят, поют, декламируют и вообще ведут себя неуравновешенно. Часто хиппи живут в полигамии, и девушки рожают детей, сами не зная от каких отцов.

Жизнь колонии хиппи постоянно сопровождает ритм и звуки музыки рок, блюз и соул. Непрерывно, днем и ночью музыка доносится из всевозможных звуковоспроизводящих устройств.

Они благоговейно слушают Боба Дилана, Дженис Джоплин, Битлз, Джимми Хендрикса, индийского гитариста Рави Шанкара и других известных исполнителей. Звезды рок-музыки, из которых многие – точнее, почти все, – принимают психоделические наркотики, в основном гашиш и ЛСД-25, пользуются исключительным авторитетом и имеют все возможности, чтобы разъяснить своим поклонникам достоинства наркотиков.

К сожалению, их слушают не только хиппи, но и другие молодые люди, которые, очарованные текстом и музыкой песен, примыкают к движению хиппи. Так, например, шлягер Битлов «Желтая подводная лодка» явился инструментом пропаганды идеалов и символов хиппи, призывом к объединению единомышленников. Имеется мнение, что развитие фолк-музыки, хотя и связанной с утопическими стремлениями, было использовано движением хиппи, так как во многих песнях этого направления не только говорится о наркотиках, но и в них также содержатся советы по их употреблению.

Под звуки этой музыки хиппи декламируют стихи Аллена Гинсберга, читают отрывки из произведений одного из духовных лидеров психоделического движения – философа Аллана Уоттса и жреца психоделического культа – Тимоти Лири, который часто посещал колонии хиппи. В знак уважения хиппи называют их «гуру», что в индуизме означает титул духовного наставника.

Все постоянно курят гашиш, который, как и другие психоделические наркотики, можно достать без труда. Хиппи «отправляются в путешествие» с наступлением сумерек. «Дид ю хэв э трип?»(англ. – путешествовал ли ты?) – это самый часто задаваемый вопрос и лозунг хиппи. Психоделические наркотики стали первым символом движения хиппи. Позже на его знамени появились названия других наркотиков, прежде всего, психостимуляторов. Почему хиппи употребляли такое множество наркотиков, обладающих совершенно различными свойствами? Этот вопрос остается открытым. Однако, так называемый психоделический синдром стал характерной чертой движения хиппи.

Психоделический синдром

Психоделический синдром прежде всего характеризуется глубокой верой и миролюбием. Отвращение к физическому насилию так сильно, что «Эйсид хсдс» (лица, хронически злоупотребляющие ЛСД) не приветствуют даже убийства животных и пропагандируют питание натуральными и растительными продуктами.

Другой характерной чертой лиц с развитым психоделическим синдромом является вера в магию и всякого рода чудеса. Телепатия, астрология, мистицизм, телекинез, сверхчувственное восприятие – это далеко не все элементы их веры, обусловливающей также своеобразный образ жизни. Так, например, одни избегают начала какой-нибудь работы по причине «неблагоприятного расположения звезд»; другие прекращают общение с кем-либо из окружающих, исходя из «Конфликта зодиакальных знаков», котороый не сулит благоприятного развития межличностных отношений.

Они верят в предчувствия и в предсказания будущего. Характерной иллюстрацией этого является следующий случай. Когда среди жителей Хэйт-Эшбери разнеслась весть, что в направлении Сан-Франциско приближается огромный метеорит, грозящий уничтожить город и его окрестности, большая часть членов коммуны восприняла эту информацию весьма серьезно и покинула Хэйт-Эшбери, ища спасения в Колорадо.

Лица с психоделическим синдромом стремятся жить в коллективах, где постоянно употребляется ЛСД, а общественный порядок опирается на психоделическую философию. Они подвергаются глубоким переменам личности. Возникает вера в бесструктурную психоделическую религию, она является исключительной и уникальной по сравнению с другими религиями, которые, по их мнению, являются лишь отражением самой главной ИХ религии.

Постепенное изменение эмоциональных реакций приводит к тому, что лица с психоделическим синдромом начинают видеть мир иначе, чем абстиненты или те люди, которые принимают наркотики время от времени. Таким образом, возникает новая субкультура с новой системой ценностей и с новыми формами коммуникации, в значительной мере непонятными для остальной части общества, что приводит к обособлению сообщества хиппи.

Скорее всего, именно это является основной причиной невозможности найти общий язык, так как каждая из сторон видит и оценивает систему ценностей другой стороны согласно собственным критериям. Совершенно необоснованно представителей психоделического движения считать психически-больными только потому, что они не соответствуют общепринятым стандартам нашего общества. При этом игнорируется тот факт, что хиппи формируют свое мировоззрение на совершенно иных законах логики, система которых сама по себе является целостной и стройной.

Это часто становится главной причиной неудачи в лечении, то есть в попытке вернуть людей, исповедующих психоделическую философию, к нормальным условиям жизни в обществе. Люди с психоделическим синдромом, привыкшие к отсутствию агрессии и к ненасильственному сопротивлению, с большим трудм адаптируются к жизни, в которой преобладает насилие и соперничество. Если такая личность, выработав новый взгляд, сама не решится на такой шаг, то ее принудительное возвращение на почву господствующей в обществе культуры никогда не происходит безболезненно.

Хотя представители психоделического движения не призывают к мгновенным переменам в действующей системе ценностей, но они открыто заявляют, что не верят в нее и предлагают альтернативные решения. При более тщательном изучении психоделической философии можно сделать вывод, что она является не только противопоставлением уже существующим философским системам, но и верой, которая входит в противоречие с существующим общественным порядком, социальными институтами и инструментами власти.

Хотя психоделическую философию можно воспринять как религиозный идеализм, между ней и требованиями организованного и развитого общества существуют весьма реальные разногласия. Поэтому нет ничего удивительного в том, что философия, провозглашающая открытый негативизм, угрожающая цивилизованному образу жизни, вызвала у многих людей серьезные опасения.

«Хиппи знают, чего они не хотят, но не знают, чего они хотят», – говорили их родители, шокированные образом жизни своих детей. Внешний вид, отрицание нравственных установок и отсутствие уважения к старым идеалам, на которых были воспитаны родители, вызывают недовольство старшего поколения, считающего позицию бунтующей молодежи разрушительной и опасной. Для разочарованных родителей хиппи являются «эгоцентричными слабаками, излишне занятыми своими проблемами, чтобы быть полезными обществу. Хиппи стали синонимом грязи, заразы, апатии и наркотического дурмана».

Утопические «сады любви», такие как, например Хэйт-Эш-бери, «стали депрессивными и вульгарными». Одно из наилучших описаний этого места содержит книга «Тhe Human Вe-In» Элен Перри, которая – в качестве участника и наблюдателя – была свидетелем его расцвета и упадка. Она утверждает, что движение хиппи переживало свой апогей, когда коммуной еще не заинтересовалось общественное мнение. Вместе с ростом известности движение начало утрачивать свои основные черты и, как магнит, притягивать случайных людей.

«Толчея, убожество, болезни стали неизбежными, а деликатные „дети-цветы“ превратились в благодатный объект для любой формы насилия, начиная от мещанских насмешек и заканчивая набегом мотоциклетных гангов».

Смит, Люк и Дернберг в статье «Любовь нуждается в опеке: Хэйт-Эшбери гибнет» описали «угнетающую картину болезней, воровства и нескончаемого насилия». Похожая участь постигла также коммуну в Йорквилле неподалеку от Торонто и множество других по всей Америке.

Обратная сторона психоделической луны

Очень скоро было замечено, что психоделические препараты выполняют парадоксальную функцию в процессе поиска более адекватных форм взаимопонимания между людьми. Это правда, что наркотики облегчают контакт, но замечено также, что личность, свободная в этом состояний от сдерживающих факторов, может контактировать только с теми, с кем ее объединяет общее отчаяние. Такая личность, на первый взгляд, бежит от одиночества и добивается чувства единства, но далеко не со всеми, а только с теми, кто чувствует себя такими же чужими в обществе. Таким образом, человек еще больше отделяется от своей культуры, становится социальным аутсайдером и даже преследуемым психопатом.

Но все-таки было бы ошибкой винить хиппи во всем зле, которое связано с их движением. Не совсем правильным является и полное отрицание проповедуемых ими идей или объяснение их существования исключительно разного рода патологиями. Обобщение может в этом случае привести к ошибочным выводам . Как бы кто ни понимал сущность движения хиппи, но у его возникновения есть свое социологическое объяснение.

Самым удивительным в психоделической философии является то, что она находит отклик у весьма разнородных групп людей. Видимо, она затрагивает основные проблемы человеческого существования, невзирая на расовую принадлежность и предшествующие религиозные и политические убеждения. Поэтому она входит в противоречие с системой ценностей старшего поколения, которое в большей степени, чем молодежь, приобщено к религии и политике.

Молодые люди менее скованы общественными предрассудками. Кроме того, они в гораздо меньшей степени подвергаются влиянию устоявшихся религиозных ценностей, чем какое –либо поколение за последнюю тысячу лет. Это является поводом к тому, что молодые люди в какой-то момент пытаются найти собственную религию и философию, которая удовлетворила бы потребности всех людей, даже тех, кто чувствует себя ненужным обществу или живет в постоянном страхе.

Темп жизни и сопутствующие историческим событиям социальные перемены для молодежи являются вполне достаточным поводом к проведению экспериментов в социальной сфере. Философия хиппи в сущности не является экстремистской и не требует шоковых социальных перемен или изменения образа жизни для тех, кто не чувствует такой потребности. То, что она часто является причиной недовольства старшего поколения, не является случайным, потому что именно старшее поколение в существенной мере причастно к зарождению движения хиппи.

Христос и будда были хиппи

Нужно сказать, что движение хиппи первыми восприняли интеллектуалы. К хиппи присоединились многие талантливые художники, музыканты, поэты и журналисты. Наиболее подкованные в политике издают журналы и пишут памфлеты. Самые популярные из них это – Тhe Oracle (Пророчество), Тhe Free Press (Свободная пресса), Underground (Подземелье) и Innerspace (Внутреннее пространство).

Наиболее часто затрагиваемые проблемы – это жизнь хиппи и употребление наркотиков. Вот несколько заголовков статей: «ЛСД – это мягкое очищающее средство», «Христос и Будда были хиппи», «Мы против насилия» и т. д. Некоторые из этих журналистов считают себя гениальными и говорят, что общество не в состоянии их понять. Они говорят о себе: «Такие люди, как мы, – это самая глубокая морщина, которую мир когда-либо имел на своем лице. Мы влияем на людей посредством искусства, языка и музыки, а также посредством того факта, что мы существуем. Если все мы решили, что это общество совсем не хорошо, то над этим надо задуматься, – да еще как!»

Американские хиппи путешествуют по всему миру, и везде, где они побывали, их влияние очень заметно. За несколько лет движение хиппи распространилось, как эпидемия. Их последователи появляются в Париже, Лондоне, Амстердаме и Нью-Дели. Пределом их стремлений является Восток Особый интерес у хиппи вызывает Катманду, главный город Непала, единственное место на Земле, где по всеобщему убеждению, все еще происходят вещи, не поддающиеся объяснению.

В этой земле обетованной, богатой сильным галлюциногенными наркотиками, хиппи пытаются разгадать тайны буддизма и любви. Путь хиппи на Восток усеян костями тех, кому не удалось туда дойти или оттуда вернуться.

Идиллия хиппи длилась очень недолго. Хиппи погубило прежде всего стремительно растущее массовое бесконтрольное употребление наркотиков и абсурдность такого образа жизни, так как в иллюзорном мире, который они широко пропагандировали, невозможно жить долго, а тем более вечно. В конце концов движение хиппи разделилось на два направления – на до абсурда политизированных экстремистов и на разочарованных во всем наркоманов. Таким печальным образом закончился массовый эксперимент с наркотиками.

Движение хиппи является совершенно особенным явлением. Его массовый характер и влияние на молодежь всего мира следует анализировать именно в социологическом аспекте. Оно не является социальным движением в классическом смысле этого понятия, это скорее пассивный призыв к присоединению.

Движение хиппи не имеет ясных концепций и определенных идей, так как его ценности и девизы меняются в зависимости от мимолетных потребностей каждого данного момента. Оно пропитано гедонистическим духом и поиском удовлетворения в том, чтобы брать, ничего не давая взамен, так как для того, чтобы что-то давать, у хиппи не хватает ни воли, ни силы. Это является следствием проявления основных черт поколения эмоционально-родственного категории незрелых и нерешительных молодых людей, не имеющих ни сил, ни опыта, чтобы выбрать лучший способ добиваться уважения и занять достойное положение в этом мире. Социальное Я они подчиняют потребностям мгновения, потому что не способны отделить своей социальной роли от поисков удовольствий.

Скорее всего, движение хиппи было ошибочной попыткой изменить существующий порядок, с самого начала обреченной на провал. Несмотря на то, что с самого начала это движение заявило о несогласии с регрессивным обществом и с ложными ценностями, которые общество пропагандировало, в сущности, оно не стало широкомасштабным явлением.

Хиппи не были порождением бедности и нищеты – чаще всего это были молодые люди из средних или даже богатых слоев общества.

Их появление явилось результатом неудовлетворенности другого рода. Во многих своих особенностях движение хиппи больше было похоже на бунт поколения, в корнях которого, в качестве основного психологического мотива, лежит бунтарство и противопоставление авторитету старших, чем на организованное движение, имеющее своей целью радикальную перемену общества в целом.

Правдой является то, что бунт против любых авторитетов с давних пор является характерной чертой молодого поколения, и по сути он направлен прежде всего против авторитета семьи, а не общества. Но особенность движения хиппи в том, что оно явилось наиболее массовым бунтом против авторитета отца или его психоаналитического эквивалента за всю историю человечества, притом в качестве основного атрибута здесь выступал именно наркотик.

Наркотики были табу, нарушение которого становилось непосредственным вызовом, брошенным авторитету старшего поколения. Сделав себя с помощью наркотиков неспособными к жизни в системе, молодежь тем самым эту систему атакует и наказывает. С точки зрения психоанализа, это является типичным примером садомазохистской агрессии, то есть образцом поведения, который не может расцениваться как здоровый и конструктивный.

Постепенно в движении хиппи начали выделяться несколько групп наркоманов. И первую из них составляли представители активного радикального крыла. Они употребляли наркотики не столько из-за действия, которое они оказывают, сколько для того, чтобы доставить неприятности миру взрослых. Они обратили свои усилия в сторону общества, их цели связаны в социальном сознании с переменами, ведущими к общественному преображению.

Несмотря на абсурдность и неприемлемость бунта хиппи и провозглашаемых ими идеалов, неоспоримым является тот факт, что бунт этот проявился как реакция на проблемы общества, и нужно расценивать его как симптом серьезной болезни общества. Вместо резюме мы процитируем известного американского телевизионного комментатора Хэрри Резонера, который в конце одной из телепередач о хиппи сказал: «Видимо, есть в нашем мире нечто такое, что может привести к проявлению подобного гротеска».

Личность наркомана

В истории рода людского постоянно проявляется необъяснимая тяга к изменению состояния сознания. Человек как существо, осознающее свое существование, с древнейших времен задумывается над собственным происхождением, над смыслом существования и над его конечным результатом.

Эволюционно несовершенный, с примитивным по отношению к микро– и макрокосмосу сознанием он воспринимает окружающий его мир крайне просто и убого. В большей мере интуитивно, чем рационально, человек чувствует существование иного мира, живущего независимо от его восприятия. Не имея возможности получить ответ на множество мучающих вопросов, человек предполагает, что разрешение извечной тайны бытия находится в том, другом, справедливом и мудром мире.

Скорее всего, именно здесь зарождается непреодолимое желание хотя бы раз в жизни очутиться в этом мире. Обычной формы сознания недостаточно, чтобы пережить субъективные впечатления, отличные от тех, к которым мы привыкли. Чтобы прочувствовать новую реальность, необходимо какое-то новое сознание.

Поэтому человек с древнейших времен своего эволюционного развития пробовал разными способами изменять состояние конвенционального сознания. В начале он делал это с помощью танца, поста, самобичевания, разных видов аскезы (отказ от пищи, от сна, от мирских соблазнов), религии, но вскоре понял, что скорее всего достигнет этого состояния с помощью наркотиков.

К счастью, несмотря на эту свойственную людям универсальную склонность, далеко не все пробуют выйти за пределы обычного сознания. Пока еще недостаточно понятно, почему на это решается только определенное количество людей. Основные причины этого явления следует искать в самой личности, конечно, учитывая при этом социальные мотивы и особенности наркотика, как непосредственного фактора изменения состояния сознания. Попробуем выявить некоторые мотивации употребления наркотиков и более точно описать личность наркомана в период, предшествующий болезни, и в процессе хронического употребления наркотиков.

Мотивация употребления психоактивных веществ многократно менялась с течением времени. Как мы уже упоминали, вначале наркотики принимали только посвященные – жрецы и шаманы, передававшие своим соплеменникам повеления. богов. Таким образом, через посредников, пользующихся неограниченным доверием, простые люди общались с иным миром. В те времена наркотики были на вооружении религии. Простые смертные не имели доступа к святым таинствам. За любую попытку проникновения по другую сторону сознания они бывали наказаны проклятием и смертью.

Позже отношение к наркотикам постепенно менялось. Право на них получили и простые люди, но только в особых случаях и обстоятельствах. Наркотики массово употребляются во время посвящения в елисейские таинства, во время разного рода религиозных обрядов, как средство, пробуждающее отвагу (ассасины, викинги, крестоносцы и т.д.), в целях достижения состояния религиозного экстаза, для входа в состояние медитации и т.п.

Только в двадцатом, веке употребление наркотиков становится мировой медицинской и социальной проблемой как с точки зрения массовости и эпидемического характера, так и с точки зрения последствий, которые невозможно предвидеть и которые очень сильно влияют на здоровье человека и общество как единое целое.

Основными чертами наркомании в XX веке является ее массовость и постоянная тенденция к увеличению количества разных видов наркотиков. Однако нужно сказать, что между наркоманами до и после второй мировой войны существует значительная разница.

Довоенный наркоман

В период между первой и второй мировыми войнами основной была так называемая медицинская наркомания. Во время первой мировой войны получали морфин для обезболивания после ранений и операций. К сожалению, часто этот препарат принимался в течение очень длительного времени, что приводило к развитию зависимости. Эти больные после того как покидали госпиталь продолжали принимать морфин или его производные с целью избежать неприятных симптомов абстинентного кризиса.

Морфинистами становились также пациенты, получавшие в больницах морфин в случае исключительно сильных болей при внутренних заболеваниях (почечная и печеночная колика, раковые заболевания и т.п.). Среди морфинистов нередко можно было встретить представителей медицинского персонала, которые, имея доступ к наркотикам, и наблюдая эффекты их действия на своих пациентах, хотели испробовать их на себе. И, наконец, морфин принимало множество людей невротичных и страдающих депрессивным состоянием, стремясь найти в морфиновом дурмане решение нескончаемых проблем.

Так называемый довоенный или классический наркоман во многом отличался от молодого наркомана нашего времени. Итак, попробуем его описать.

Классический наркоман межвоенного периода ни внешним видом, ни поведением не отличался от остальных членов общества. Чаще всего, это был чиновник или художник средних лет, ежедневно принимающий дозы наркотика тайно, работающий и пользующийся репутацией человека, которому повезло в жизни. Свою слабость к наркотикам этот человек тщательно скрывает. Бывало так, что даже самые близкие люди ничего о ней не знали. Принимая морфин ежедневно при условии полноценного питания, довоенный наркоман мог долгие годы находиться в добром здравии.

Если у таких наркоманов имели место проблемы со здоровьем, конфликты с законом или снижение общественного положения, то это никогда не являлось следствием фармакологического действия морфина, а просто результатом нехватки денег и принесением в жертву наркотику общественного положения и собственной чести.

Наркоман наших дней

В отличие от классического довоенного наркомана наркоман шестидесятых годов двадцатого века характеризуется новыми отличительными чертами. Возраст его, чаще всего, от четырнадцати до двадцати пяти лет. Своей привычки употребления наркотиков он не только не скрывает, напротив, он ее прямо или косвенно демонстрирует, не обращает внимания на свой внешний вид и поведение, уклоняется от любого общественно полезного действия, а наркотики употребляет исключительно в обществе таких же личностей, как и он сам.

Этот наркоман не останавливается на каком-нибудь одном наркотике, он старается попробовать любые, какие только ему удается достать, чтобы в конце концов найти тот самый «свой» наркотик, но даже когда это наконец произойдет, он все равно не отказывается от других препаратов.

Помимо наркотиков, этот молодой человек пропагандирует новую жизненную философию и новые убеждения, подчеркивая, что наркотик – это всего лишь незначительный фактор в поисках жизненного пути; при этом он не отдает себе отчета в том, что все свое существование подчиняет именно ему.

Учитывая актуальность именно молодежной наркомании, мы остановимся только на личности молодого наркомана нашего времени.

Как правило, говоря о наркомании среди молодых людей, мы имеем в виду достаточно однородное явление. Но это не совсем правильная точка зрения на проблему, учитывая прежде всего разнородность причин, клинической картины и, конечно же, свободу выбора. Наркомания, как форма преднамеренного и повторяющегося влияния на состояние собственного сознания, настроения и взглядов, имеет общие черты при всех формах наркомании, но также и существенные различия. Скорее всего, более правильным было бы говорить о разных наркоманиях, чем о разных формах наркомании.

Человек и наркотик

Наркомания как болезнь в широком значении этого слова представляет собой потребность какого-либо изменения в субъективном внутреннем пространстве сознания, а также удовлетворения специфических потребностей личности. Эти требования не может удовлетворить любой наркотик, а только наркотическое вещество, обладающее определенными психофармакологическими свойствами.

Таким образом, структура личности находится в определенной взаимозависимости с разновидностью наркотика, а отношение человек – наркотик определяет тип наркотика. Поэтому в поисках черт личности, способных определить явление наркомании в целом, нужно прежде всего учитывать факторы предрасположенности, способствующие возникновению различных типов наркомании. Необходимо раздельно анализировать личность опиомана, барбитуромана, курильщика гашиша и т.д. Это облегчает более точное определение типичных личностей.

Много трудностей в анализировании личности наркомана вытекало из фактора, что врачи пытались смоделировать универсальную личность, обходя вниманием факт существования внутри этой категории множества различных клинических проявлений.

Правдой является и то, что большое количество наркоманов является политоксикоманами, но большинство из них стало ими по стечению обстоятельств. Подавляющее большинство наркоманов употребляют только одну разновидность наркотиков, обладающих именно теми свойствами, которые могут удовлетворить некоторые основные потребности их личности. Это означает, что, кроме общей склонности к употреблению наркотиков, существуют также специфические склонности, касающиеся исключительно определенных групп наркотиков. На этом основании можно сделать вывод, что среди массы наркоманов невозможно выделить единый тип личности, а только их разновидности.

Следующей трудностью для анализа личности наркомана являются затруднения с определением пограничного состояния личности будущего наркомана, пока он еще не начал принимать наркотики, но уже готов это сделать. В развернутой клинической картине психических болезней и психических нарушений, особенно хронических, очень трудно, а подчас и невозможно определить, что относится к особенностям личности, предшествующим болезни, а что является ее следствием. Но это необходимо сделать по многим причинам.

Информация о состоянии личности, предшествующем болезни, содержит много данных, касающихся нарушений в развитии личности. Это способствует распознанию психического нарушения и сравнению стадии ремиссии и стадии рецидива с состоянием, предшествующем болезни.

В рамках изучения психологии наркомана наркотик следует рассматривать как фактор, удовлетворяющий не одну потребность, а целый ряд их. Каждый наркоман принимает наркотик по своей причине, а причиной хронического употребления наркотика являются его психофармакологические свойства, в то время как социальные мотивы связаны прежде всего с временным или единичным употреблением.

Некоторые наркоманы утверждают, что:

1) Марихуану они курят из чистого интереса, для удовольствия или для того, чтобы пережить «маленькую радость, которую человек может себе позволить».

2) Психостимулирующие средства применяют для того, чтобы «облегчить процесс учебы», повысить трудовой энтузиазм или для того, чтобы придать себе храбрости.

3) Галлюциногенные препараты принимают для того, чтобы заглянуть в свой внутренний мир, повысить творческие способности или лучше понять себя и окружающий мир.

Когда мы рассуждаем о потребности наркоманов в употреблении наркотика, нельзя обходить вниманием их возраст и специфику этого возраста, так как и они могут влиять на формирование определенных типов наркотической зависимости. Это означает, что, кроме специфики действия наркотиков, необходимо помнить о некоторых особенностях молодого возраста и определить их более точно, при этом опираясь на теории, касающиеся социальных аспектов этого возраста, и на эмпирический опыт общения и работы с молодыми наркоманами.

Молодежь и наркомания

Многие исследователи пытаются рассматривать тягу молодых людей к наркотикам исключительно как психопатологическое явление. Но практический опыт работы с этими поколениями наркоманов дает нам основания сомневаться в правильности этой точки зрения.

Большинство молодых наркоманов впервые попробовали наркотик из чистого любопытства, из желания пережить нечто необычное. Сомнительно, чтобы тайное курение марихуаны на дружеских вечеринках и на пикниках являлось примером проявления патологии личности. Такое экстравагантное поведение не всегда можно расценивать как невротические эксцессы, тем более, что оно является ничем иным, как наследование «лекарственного невроза» взрослых.

Данные многочисленных социологических опросов, проводимых среди молодых людей, свидетельствуют, что они отнюдь не в восторге от собственных родителей, которые говорят им о наркотиках, как о чем-то ужасном, а сами в это время употребляют алкоголь, курят табак и глотают в огромных количествах «волшебные таблетки», которые улучшают настроение, помогают от бессонницы, устраняют чувство страха и депрессию, снимают боль – одним словом, помогают от всех болезней, какими страдает современный человек.

Этот вид лицемерия является плохим примером для молодых людей, подумывающих об употреблении наркотиков. К сожалению, существует достаточно размытая граница между разумным желанием пережить приключение и истеричной потребностью, вторгающейся в область психопатии.

Первая склонность к употреблению наркотиков чаще проявляется около десятого года жизни. Для этого периода характерно восхищение героями, соперничество и «желание сделать что-то необычное». К счастью, редко идеалом является преступник, чаще это бывает мужественный и гордый вождь индейского племени с амулетом (трубка мира), хотя и этот символ может подсознательно вызвать в будущем тягу к сигаретам или к марихуане. Курение в этом возрасте может быть вызвано и другими мотивами, отнюдь не свидетельствующими о болезненном состоянии личности.

Среднее и старшее поколение без труда припоминают собственную молодость, когда они начали курить сигареты, чтобы «быть взрослыми», а заодно и досадить им, демонстрируя такие «психопатологические» импульсы, как смелость, соперничество, бунтарство. Эти импульсы, хотя они часто являлись результатом невротических стремлений и социопатологической мотивации, никак нельзя назвать психопатологическими.

С возрастом психологический образ личности меняется. Сознание собственного «Я», как решающего фактора развития и созревания личности, все чаще присутствует в размышлениях о жизни и своем месте в ней. Одновременно с осознанием собственной личности и ее автономности происходит обособление от авторитета семьи и других общественных авторитетов. Каждая попытка ограничения или запрета, исходящая от старших, воспринимается как покушение на самостоятельность личности и ее эмоции. Протест и желание отомстить обретают форму, для которой эйфория становится практически идеальным спасением.

Молодые люди борются с множеством проблем социальной интеграции, со стремлением к признанию своей неординарности, с неизбежностью выбора профессии, с любовью, с чувством агрессии и сексуальностью. Обязательным в этот период жизни становится поиск способа приспосабливаемости. Если они его не найдут, то их ожидает депрессия и фрустрация, то есть, прямая дорога к неврозу или поиск формы бегства.

Когда проблема приспосабливаемости и неврозы начнут мешать нормальному развитию личности, то эйфория, вызванная гашишем, уже не может справиться с иллюзиями. Молодой человек ищет тогда нового средства от депрессии и страха, и в, конце концов, приходит к героину. Чаще всего, именно так выглядит путь развития молодежной наркомании.

Первый опыт употребления наркотиков

Первоначальные эпизоды, связанные с введением наркотика в организм, не осознаются молодыми людьми в полной мере. Способность к аналитическому мышлению у большинства наркоманов нарушена и они не в состоянии уяснить, что эти новые впечатления не являются нормальными. Единственной шкалой оценки нового состояния становятся нормы нового сознания. На их основании состояние измененного сознания воспринимается, как объективное и нормальное, и оно не беспокоит человека, находящегося под действием наркотика.

Их больше беспокоят те, кто этого состояния не понимает. Это состояние похоже на состояние экстаза у примитивных племен. Экстаз, встречающийся в некоторых религиях, также может трактоваться некоторыми врачами, как ненормальное явление, хотя для исповедующих эти религии такое состояние является высшим. Переживание альтернативных состояний сознания приводит к тому, что объективное восприятие мира в себе и вокруг себя становится относительным.

Существует целый ряд патологических явлений, увиденных и описанных наркоманами в состояниях измененного сознания: Наиболее часто встречающиеся явления – это: повышенная потребность поделиться своим духовным состоянием, беспричинный смех, внезапные выкрики, нелогичные и бессвязные высказывания, галлюцинации, неузнавание знакомых лиц и объектов, состояния, похожие на лунатизм, ощущения существования вне собственного тела, акты насилия.

Воспоминания о пережитой эйфории и связанных с ней впечатлениях через несколько дней или недель – затруднены и туманны. Однако остается желание пережить и почувствовать все это еще раз. Скорее всего, психическая зависимость или стремление к повторению наркотического переживания в значительной мере формируются в подсознании.

Принимая все это во внимание, можно сделать вывод, что наркомания и склонность к употреблению наркотиков . как ненормальные формы поведения являются суммой разных факторов, обусловленных как индивидуальными так и социальными особенностями, а также комбинацией тех и других.

Различные типы наркоманов

Некоторые авторы различают два основных типа наркоманов – сикерс (англ. seekers – искатели) и хэдс (англ. heads – головы). Эти термины, заимствованные из англо-американского жаргона, в других языках не имеют синонимов и их не следует переводить дословно, иначе они утрачивают свой основной смысл. Поэтому мы будем использовать транслитерацию.

а) Сикерс – это люди, которые в поисках истины проводят эксперименты с наркотиками и их эффектами, и, сравнивая их, находят новый смысл человеческого бытия. Они не употребляют наркотики постоянно, а только эпизодически, а в перерывах анализируют пережитые впечатления. По натуре они, преимущественно, люди импульсивные, склонные к самоанализу, пытливые. Их первоначальная заинтересованность наркотиками возникает от скуки и апатии. Инициирующим фактором для них может стать попытка улучшить настроение. Их интерес к наркотикам, как правило, не усиливается и после окончания школы может совсем исчезнуть.

б) Хэдс – проявляют до и во время приема наркотиков серьезные отклонения личности. По причине неразрешенных внутренних конфликтов, постоянно присутствующей неуверенности и депрессии они начинают употреблять наркотики чаще, что приводит к ярко выраженной психической зависимости. Так же, как и предыдущая категория, эти наркоманы принимают самые разнообразные наркотики, но в гораздо больших количествах и гораздо чаще. Их отличия от нормальных ровесников характеризуются следующими чертами:

1. Постоянно присутствующая легкая депрессия.

2. Беспокойство.

3. Подозрение, что никто их не воспринимает всерьез.

4. Нарциссизм или эгоцентризм.

5. Частые размышления над собственной индивидуальностью, независимостью и свободой мыслей и слова.

6. Постоянное возвращение к наркотикам.

7. Трудности в обычном общении с окружающими.

Этот тип наркомана характеризуется серьезными нарушениями поведенческих реакций, как это бывает при эндогенных психозах и мозговых травмах. Но эти нарушения ни в коем случае нельзя идентифицировать с шизофреническим психозом или с последствиями травматического повреждения мозга. Скорее, их можно расценить, как форму характерологических изменений, возникших в результате неэффективного процесса социализации личности, ошибок в воспитании и бесцельного существования в семье.

Группа авторов, в том числе и Б.Уильямс, утверждают, что среди «хэдов» и молодых наркоманов вообще наблюдается определенное сходство, касающееся их семей:

1. Отец отсутствует или отличается слабым характером.

2. Излишне заботливая, уступчивая или, наоборот, властная мать.

3. Непоследовательное поведение и отсутствие сдерживающих факторов.

4. Враждебность или конфликты между родителями.

5. Нереальные стремления родителей по отношению к детям.

Последние исследования, касающиеся социальных корней склонностей к наркомании, показывают, что хронические наркоманы большей частью происходят из семей, в которых не было элементарного взаимопонимания между родителями. Те же самые исследования указывают на определенные отношения между родителями и детьми, которые могут стать в дальнейшем причиной ненормального развития личности.

Например, в случае наркоманов-мужчин установлено, что в период, предшествующий болезни, они проявляли большую склонность к поиску опоры в матери и даже идентифицировали себя с ней. Матери в этих семьях были по натуре сильными, активными и решительными, в то время как отцы были людьми слабыми, непоследовательными и часто даже уходили из семьи.

Гилмер выделил четыре группы наркоманов:

1. К первой группе относятся лица, принимающие наркотики в определенных ситуациях и из чисто рациональных побуждений. Например, студенты, принимающие психостимулирующие средства во время подготовки к экзаменам для повышения работоспособности, женщины, принимающие таблетки, чтобы похудеть, или водители, принимающие психостимуляторы для улучшения быстроты реакции и против усталости, чтобы не заснуть за рулем в дальних рейсах. В этих особых случаях у некоторых лиц может возникнуть психическая зависимость.

2. Вторую группу составляют так называемые «любители удовольствий». Обычно, это люди с высшим образованием, которые с помощью химических средств хотят поднять себе настроение. Наркотик они принимают раз или два и не испытывают желания повторения подобных ощущений.

В отличие от хронических наркоманов, принимающих наркотики в одиночку или парами, «любители удовольствий», как правило, делают это в специально собирающемся для этого обществе, для того, чтобы при звуках музыки, при алкоголе и наркотиках чувствовать и вести себя свободно. Их поведение не считается психопатологическим, особенно если это не повторяется часто. На Западе такой стиль употребления наркотиков чаще встречается в кругах людей кино и промышленников.

3. Следующую группу лиц, экспериментирующих с наркотиками, Гилмер называет «исследователями». Эти люди уверены, что современные общественные структуры являются ошибочными и архаичными, и что они сами, довольно необычным способом, то есть с помощью психоактивных химических веществ, расширяющих границы сознания, могут найти новую модель общественной жизни. К такой группе в свое время принадлежал Тимоти Лири со своими сторонниками и учениками, а также многие писатели и рок-музыканты.

4. Наконец, к четвертой группе принадлежат хронические наркоманы, чье существование полностью подчинено ежедневному поиску и употреблению наркотиков. Все они без исключения находятся в психической или физической наркотической зависимости и в значительной степени проявляют ненормальные черты личности и психопатологические формы поведения. К этой группе принадлежит большинство наркоманов в общепринятом смысле этого слова.

Прежде чем перейти к более детальной характеристике личности молодого наркомана будет полезным рассмотреть психологические черты некоторых разновидностей психопатологии, обусловленных употреблением различных наркотиков.

Разновидности наркотической психопатологии

Курильщики марихуаны

Учитывая распространенность и популярность марихуаны среди молодежи, мы начнем именно с этого наркотика. Среди курильщиков марихуаны отмечаются специфические типологические различия.

1. Курильщик марихуаны в состоянии хронического отравления является типом курильщика-одиночки, стремящимся к непосредственным и глубоко личным впечатлениям. Желание достижения эйфории с помощью марихуаны всегда связано с глубокими личностными импульсами, обусловленными индивидуальными потребностями человека. Путем употребления наркотика он стремится изменить состояние сознания и обрести новый взгляд на вещи.

Он не отрицает неприятных побочных эффектов, но считает их последствием проявлений специфических черт личности, поэтому он старается их избегать путем изменения поведения между двумя приемами наркотика. Если ему это не удается, то он меняет способ употребления марихуаны. Но курильщик не связан неразрывно с наркотиком. Различные общественные и профессиональные мотивы могут повлиять на принятие решения об отказе от дурной привычки.

2. Молодые курильщики принадлежат к другому типу. С учетом особенностей своего возраста они чувствуют очень сильную потребность в общении и групповой индивидуальности, так как еще не имеют собственной. Неуравновешенное индивидуальное развитие сопровождается некоторой степенью неприятного эмоционального напряжения и чувством одиночества, поэтому встречи со сверстниками, во время которых они курят марихуану, могут принести некоторое облегчение.

Кроме эмоционального облегчения, фактором приобщения к употреблению марихуаны становится ее эйфорогенный эффект, желание быть «своим» в группе и стремление забыть неприятные события. В большинстве случаев, особенно среди наркоманов с небольшим стажем, психопатические тенденции встречаются реже, поэтому основную опасность прежде всего представляет привыкание или стремление к употреблению более сильных наркотиков. Такие молодежные группы являются благоприятной почвой для влияния преступников.

3. Третий тип курильщиков марихуаны известен под названием «пот-хэд» (англ. pot-head – голова-горшок). Лица, принадлежащие к этому типу, постоянно употребляют наркотик, к которому у них в значительной мере вырабатывается эмоциональное привыкание. Кроме того, у них могут наблюдаться проявления интеллектуальной деградации.

С учетом психопатологических задатков такой личности, которые находятся в тесной связи со стремлением к наркотику, наркоман, принадлежащий к этой группе, не может рассматриваться с точки зрения клинического подхода так же, как наркоманы, принадлежащие к первой и второй группе.

Героиноманы

Среди героиноманов различают четыре типа личности, из которых каждая является по-своему специфической и требует дифференцированного терапевтического подхода.

1. Первый тип определяется как интеллектуальный или рациональный. Он пополняется, в основном, из числа студентов, молодых людей из добропорядочных семей и других представителей молодого поколения, чьи интересы направлены на рациональную сторону внутренней жизни.

Стремление к употреблению наркотиков обусловлено наличием у них конфликтных жизненных взглядов, несогласием с конформистскими взглядами окружающих или наличием личных и профессиональных проблем. О них говорят, что они сознательно нокаутируют собственный рассудок и в состоянии наркотического опьянения находят забвение. Между приемами наркотика они ведут себя иронично и скептически по отношению ко всему, что связано с общественным прогрессом, и проявляют склонность к банальным рассуждениям. Они провозглашают отказ от любых «бессмысленных знаний». Эта группа непригодна для групповой терапии. Представители именно этой группы проявляют наиболее часто склонность к самоубийству.

2. Вторую группу составляют лица с эмоциональной организацией личности. К ней, в основном, принадлежат женщины, люди искусства – «поэтические души», люди, замкнутые в себе, эмоционально-неустойчивые и неуверенные в себе. Они пытаются найти друзей, но когда их наконец находят, то не могут к ним приспособиться. Поэтому они чувствуют себя безнадежно-одинокими. Парадоксально, что сами они прекрасно понимают всю опасность, вытекающую из употребления наркотиков, и очень их боятся, но в то же время они осознают, как сильно в них нуждаются.

3. К третьей группе принадлежат наркоманы, принимающие наркотики добровольно. В основном, они происходят из низших слоев общества и у них нет больше никаких – ни интеллектуальных, ни профессиональных интересов. Такие люди быстро опускаются на дно общества. Они живут примитивной духовной жизнью. Удовлетворение своих потребностей они хотят получить сейчас же и любой ценой.

Любые их действия обусловлены исключительно одним стремлением – получить героин.

В свое время героиноман приходит к трагическому открытию, что по мере возрастания толерантности постепенно снижается эйфорогенный эффект любых доз наркотика. И он начинает принимать героин уже не для того, чтобы пережить эйфорию, а для того, чтобы хоть как-то удержаться в границах сносного существования. В стремлении получить героин он готов применить насилие, хотя героин сам по себе не вызывает агрессии. В этой группе встречаются преступные группировки и молодые люди с полным отсутствием жизненных мотиваций. В США эти наркоманы являются, в основном, выходцами из рабочих семей.

4. Героиноманов, принадлежащих к четвертой группе, называют «героин-хэдс» (героиновые головы). Это люди, полностью погрязшие в наркотике, с сильнейшей психической и физической зависимостью. Они страдают серьезными психическими нарушениями. Чаще это люди средних лет. Их характеризует неразрывная связь с наркотиком, которую они часто комментируют такими словами: «Если уж начал принимать героин, то пути назад нет».

Часто их называют «эго-героин-наркоманами». Чувство собственного «Я» у них почти отсутствует. «Героин-хэд» с развитой толерантностью уже не знает, является ли он больным физически или психически. Если он решается на лечение, то обычно говорит: «Помогите мне!». Это означает, что он просит психологической помощи и поддержки, которую редко получает.

Объективно оценивая этот вид наркомании, можно сделать вывод, что интенсивность приятных ощущений и эйфории, достигнутых с помощью героина и других производных опиума, колеблется и зависит от того, является ли наркоман невротиком, психопатом или страдает каким-то другим видом психического нарушения.

Наркоманы, принимающие психостимуляторы

Многие медицинские эксперты, занимающиеся проблемами наркомании, считают, что лица, употребляющие психостимулирующие наркотики, еще перед началом их употребления страдали выраженными психическими нарушениями.

Амфетамин или любой другой аналогичный наркотик нужны им для безболезненной конфронтации с жизненными проблемами и для упорядочивания собственной эмоциональной жизни. Это как правило личности апатичные, абсолютно не энергичные, постоянно чем-то удрученные, не способные к восприятию событий, которые для других являются нормальными жизненными впечатлениями.

Ярко выражена неспособность этих людей к установлению и поддерживанию контактов с окружающими. Многие молодые люди, не способные к установлению теплых человеческих отношений, в минуты робости и чувства безнадежности приходят к мысли об употреблении психостимуляторов, так как те оказывают действие на субъективное ощущение силы, веры в себя.

Наркоманы, употребляющие ЛСД

Описать личность человека, хронически употребляющего галлюциногенные наркотики, наиболее трудно. Она весьма туманна, и в ней трудно увязать употребление ЛСД с такими факторами, как возраст, профессия, уровень образования или общественное положение. Опыт западных исследователей показывает, что чаще всего употребляют галлюциногены молодые люди в возрасте от восемнадцати до тридцати лет. Многие из них – студенты, музыканты или люди, которые находятся вне общества, – в большинстве случаев – выходцы из средних и высших общественных слоев, обладающие большими возможностями получения высшего образования.

Наверное, единственной общей чертой для всех лиц, принимающих ЛСД, является то, что этот наркотик находится в центре их Вселенной. Об ЛСД и его эффектах они говорят беспрерывно, ища при этом товарищей для его совместного употребления.

К сожалению, люди, наиболее интересующиеся ЛСД, одновременно наименее устойчивы к его действию, и у них скорее всего проявляются самые тяжелые изменения личности. Установлено, что лица, хронически злоупотребляющие ЛСД, подвергнутые психологическому исследованию, на самом деле имеют серьезные проблемы с собственной личностью. На основании данных этих исследований было установлено, что хроническое употребление ЛСД нужно расценивать как симптом психического заболевания или очень серьезных нарушений в эмоциональной сфере.

Однако необходимо подчеркнуть, что существует значительное различие между взрослыми и юными наркоманами, употребляющими галлюциногенные наркотики. Развитие наркомании у взрослого человека характеризуется социальной неприспособленностью. Ему не под силу справиться с давлением и требованиями общества. В жизни взрослого наркомана, употребляющего ЛСД, присутствуют нарушенные семейные проблемы, трудности с приспособлением к нормам, навязанным обществом. На определенном этапе психического развития он открывает для себя возможность с помощью фармакологических препаратов влиять на восприятие жестоких реалий жизни и собственный страх перед ними. И в момент этого открытия он закрывает занавес между реальностью и собственным несовершенством.

Случаи галлюциногенной наркомании среди молодых людей и подростков куда более сложны. Одной из проблем молодого возраста является потребность «принадлежности». Для многих молодых людей эту нишу заполняет молодежный ганг. Подчиняясь кодексу ганга, молодой человек получает взамен его признание. Нередко степень этого признания зависит от готовности молодого человека к выражению протеста против общественных, юридических и семейных авторитетов. Молодежная наркомания часто является именно порождением «психологии ганга».

Человек, принимающий ЛСД, редко воздерживается от употребления других наркотиков. Часто он совмещает его с марихуаной и другими галлюциногенами, но при этом он может ограничивать себя в употреблении наркотиков, делая перерывы на несколько недель, а иногда и месяцев.

Теории, объясняющие причины возникновения наркомании

Теории, пытающиеся объяснить явление наркомании и причины ее возникновения, в основном концентрируются на вопросах социальных укладов, подверженных изменениям, на подражательных мотивах поведения и на особенностях личности.

Социальные теории

Социальные теории объясняют употребление наркотиков как ответ личности на давление, возникающее из перемен, происходящих в современном обществе. Например, одно из теоретических направлений рассматривает наркоманию среди молодежи, как специфическое выражение протеста против социального прогресса – «бегство от социального уклада посредством наркотиков». Другое направление утверждает, что молодежь прибегает к наркотикам, чтобы продемонстрировать неприятие образа жизни истеблишмента.

Теория взаимодействия

По теории взаимодействия, обстоятельства, в которых человек употребляет наркотики, непосредственно зависят от общения с людьми, имеющими больший наркотический опыт. Личность, борющаяся с дилеммой – принимать или не принимать наркотик? – или уже имеющая первоначальный опыт употребления, находит поддержку со стороны себе подобных, но с большим стажем, и становится членом группы, в которой, кроме сходства взглядов, касающихся музыки, моды и занятий в свободное время, ожидается и совместное употребление наркотиков.

В процессе приобщения новый член группы начинает постепенно ощущать удовольствие от приема наркотиков. Его первоначальное сопротивление постепенно сменяется безразличием, уменьшается вместе с чувством вины, чтобы в конце концов совсем исчезнуть. Уже в начальной фазе наркоман учится не обращать внимание на негативные последствия своего поведения под действием наркотиков и подчеркивать приятные ощущения, которые он переживает.

Хотя позже наркоман может отделиться от группы и продолжать принимать наркотики независимо от нее, но в начальном периоде ему необходима поддержка со стороны, чтобы выработать систему ценностей наркотика и его употребления, выбрать оптимальный метод и набраться опыта.

Теория личности

Теория личности ставит во главу угла психологические потребности. Известно популярное мнение о марихуане как о наркотике «относительно безопасном, не более вредном, чем алкоголь, средстве ухода от действительности». Из этих утверждений следует, что люди с чувством неуверенности, в основе которого лежат эмоциональные проблемы и невротические конфликты, предрасположены к употреблению наркотиков и других вспомогательных химических средств. Возможно, некоторые лица могут принимать героин или другие опиты с целью уменьшения чувства страха, бегства от общества и удовлетворения саморазрушительных стремлений.

В этом контексте теория личности противопоставляется теории взаимодействия, подчеркивающей условную модель поведения – кто-то учится принимать наркотики, как мог бы учиться чему-нибудь иному. С другой стороны, в теории личности считается, чтЬ использование запрещенных средств является одним из симптомов психических нарушений.

Несмотря на эффективность каждой из этих теорий, все-таки ни одна из них не в состоянии дать ответ на вопрос – почему человек принимает наркотики? – так как наркомания, в сущности, является «широкой гаммой нарушений, зависящей от множества обстоятельств». Гилмер утверждает, что «не существует единой причины или единого ряда обстоятельств, которые бы на прямую приводили к возникновению зависимости, так как наркомания существует во всех слоях общества и среди всех разновидностей личности – от нормальных до патологических».

Практика показывает, что отдельные типы личности более поддаются нарушениям, вызванным неблагоприятными внешними воздействиями. В связи с этим существует дифференцированная склонность к наркомании. Нет доказательств того, что каждый хронический наркоман был до начала употребления наркотиков субъектом с психическими нарушениями.

Существует точка зрения, что подавляющее большинство послевоенных наркоманов принадлежит к так называемым реактивным типам личности, у которых зависимость возникает из реакции нормального молодого человека на напряжение, связанное с возрастом взросления или является следствием бунта и потребности уважения ровесников. Тогда наркомания не развивается в рамках индивидуальной психопатологии, но является симптомом социальной патологии, а также потребности новой культуры и философии для молодых людей, стремящихся к новым впечатлениям и к мимолетным удовольствиям.

Другим типом является так называемая первичная наркомания, при которой наркотик помогает личности приспособиться к хаотичному внутреннему миру молодого человека. Эта часть молодежи принимает наркотики, чтобы усилить чувство общественной принадлежности, пробудить жизненный энтузиазм, улучшить настроение, для расслабления и по чисто спиритуалистическим причинам.

Существуют данные, свидетельствующие об употреблении наркотиков по причине генетических нарушений, физического уродства и даже от голода. В поисках причины наркомании наибольшее внимание обращается на социальные факторы и индивидуальные реакции на эти факторы, по крайней мере, тогда, когда речь идет о наркомании среди молодежи.

Мотивы склонности к наркомании

Некоторые авторы, рассматривая мотивы склонности к наркомании выделяют три группы факторов:

а) Исходя из того, что наркотик в результате длительного употребления приводит к серьезным психическим и физическим нарушениям, угрожающим жизни наркомана, отдельные исследователи рассматривают применение наркотика, как попытку самоубийства, а в личности наркомана они ищут ментальность самоубийцы. К этой черте подходит большое количество лиц, склонных к депрессии, которые свои саморазрушительные наклонности обнаруживают в виде растянутого во времени самоубийства посредством отравления наркотиками.

Практика показывает, что многие люди со склонностью к самоубийству утрачивают ее, приобщившись к употреблению наркотиков. После выхода из наркомании суицидальные наклонности возникают вновь… Следовательно, можно сделать вывод, что для этих людей наркомания является именно выбором менее ужасной формы самоубийства.

Эта теория возникла благодаря одному необычному примеру. В семидесятых годах среди наркоманов была популярна идея «прекрасных молодых трупов» в качестве мотивации самоубийственного поведения некоторых молодых людей, принимающих большие дозы наркотиков, и по этой причине балансирующих на грани жизни и смерти. Согласно этой теории, основным принципом которой была вера в загробную жизнь, человек будет после смерти точно таким, каким был, когда умирал. Поэтому лучше умереть молодым и красивым, чем дожидаться смерти до старости, и умереть сгорбленным и уродливым. Для таких молодых людей наркотик становился лучшим путем, ведущим к желанной смерти.

Теория эта отнюдь не оригинальна. Корни ее лежат в буддизме, встречается она и у немецкого писателя Генриха фон Клейста, но в течение нескольких лет эта идея оказывала огромное влияние на поведение и убеждения молодых наркоманов.

В основе такого убеждения лежат подсознательные саморазрушительные тенденции и желание самоуничтожения. Когда личность чувствует угрозу, исходящую из внешнего мира, то наркомания может оцениваться как заместительный вариант меньшего саморазрушения. Кроме того, нельзя утверждать, что в основе каждого вида склонности к наркотикам лежит только этот мотив.

б) Значительная часть специалистов считает, что наркомания является бессознательной попыткой самолечения людей, испытывающих чувство социальной неуверенности и эмоциональной неуравновешенности. Для таких личностей наркотик является лекарством и способом достижения согласия с реальностью. Без него им не хватает уверенности в себе, поэтому они выбирают одиночество и отказ от социальной активности.

Людям с определенными жизненными ограничениями наркотик может заменять секс, дружбу, профессиональные успехи или общественное положение. Хроническое состояние тревоги, из-за которого человек употребляет наркотик с целью самолечения, может приводить к различным формам зависимости.

в) И наконец, наркотик может стать средством для эксперимента, целью которого является познание своего внутреннего мира и увеличением потенциала сознания.

Эта мотивация встречается наиболее редко и, в основном, проявляется среди молодых интеллектуалов, художников, поэтов, музыкантов, философов и т.д. В действительности это является эксцентричным способом управления своей духовной жизнью, и он редко приводит к хроническому злоупотреблению наркотиками. Также редко за ним скрываются серьезные психопатологические мотивы.

Фаза экспериментирования

Первый контакт человека с наркотиком чаще всего является случайным и происходит, как правило, до двадцатого года жизни. Большинство наркоманов обычно начинают с марихуаны, случайного укола морфия или опиума, из праздного интереса или от желания бегства от какой-нибудь серьезной проблемы.

Надо сказать, что не все курильщики марихуаны доходят до опиатов, но неопровержимым фактом является то, что подавляющее большинство опиоманов начинало именно с марихуаны, и именно в тот период эти люди получили первый наркотический опыт.

В самом начале наркоман очарован действием наркотика и не думает о грозящих ему последствиях, – он уверен, что без труда бросит наркотики, когда только захочет. К сожалению, это решение он постоянно откладывает, и тем самым все больше отдаляется от возможности безболезненно порвать с наркотиками. В конце концов, он впадает, соответственно виду наркотика, в психическую или физическую зависимость.

Между первым контактом с наркотиком и возникновением психической или физической зависимости человек проходит несколько этапов, логически связанных между собой.

Сначала человек не имеет никакого опыта, в обращении с наркотиками, об их действии он знает только по рассказам. Желая найти «свой» наркотик он проводит эксперименты с разными наркотическими веществами и ищет именно такой, который мог бы наиболее эффективно удовлетворить существенные потребности его личности. На этапе экспериментирования он обычно пробует все наркотики, какие только ему удается достать.

В целом ряде случаев у наркомана, прежде чем он найдет «свой» наркотик, вырабатывается зависимость от первого, который с точки зрения психофармакологических особенностей, ему совсем не подходит, но порвать с ним он уже не может. В таких случаях человек очень скоро погибает, если не согласится на профессиональное наркологическое лечение.

Но это, конечно, не единственно возможный исход. В принципе, фаза экспериментирования может закончиться по следующей схеме:

а) Человек может попробовать наркотик один раз, несколько раз, но не больше. Чаще всего, это люди, которым не нравится искусственное изменение сознания или те, которым удалось вызванные наркотиком впечатления преобразить в собственное важное и плодотворное переживание, что явилось условием творческого преображения личности. Это возможно только для людей зрелых, уже имеющих опыт применения наркотиков-психоделиков, как это было в случае с экспериментом Альдуса Хаксли. Единичное употребление наркотика встречается среди психиатров, психологов и философов, пытающихся ставить эксперименты на своем сознании.

б) Ко второй группе принадлежат люди, принимающие наркотики нерегулярно, для снятия нервного напряжения без возникновения зависимости. Но, надо сказать, что это под силу очень немногим.

в) Третью группу составляют те, кого мы называем наркоманами в общепринятом и специальном значении этого определения, – люди, постоянно употребляющие наркотики, с признаками психической и физической зависимости, а также с симптомами психических и физических нарушений личности.

В этой группе большую часть составляют те, кто еще в период, предшествующий болезни, являлись невротиками, психически незрелыми личностями, психопатами и психотиками. У наркоманов с многолетним стажем и с ярко выраженными психологическими нарушениями личности трудно определить, что принадлежит к вторичным изменениям личности, а что – к врожденным нарушениям.

Объектом интереса клинической наркологии, в основном, являются представители третьей группы, то есть, наркоманы в классическом значении этого слова. Как мы уже говорили, это те лица, которые с самого начала фазы экспериментирования стремятся к постоянному употреблению наркотиков. Некоторым из них удается в процессе экспериментирования найти «свой» наркотик, и они связывают свою жизнь именно с ним, почти не интересуясь остальными препаратами, которые принимают эпизодически или когда им не хватает «своего».

Вторичные изменения личности

В результате психофармакологического действия наркотиков и привыкания к ним лица, принадлежащие к группе наркоманов, подвержены вторичным изменениям личности. Наркотик, принимаемый пациентом для того, чтобы удовлетворить болезненные потребности личности, косвенно приводит к развитию психопатологического потенциала личности, который начинает задавать тон поведения наркомана. Дело доходит до нарушения равновесия между здоровой и больной частями личности, то есть до количественных перемен внутри личности. Когда наркотик не выполняет функцию удовлетворения внутренних потребностей, происходят серьезные изменения личности как в здоровом, так и в патологическом потенциале.

Прежде чем наступит перерождение личности, вызванное употреблением наркотиков, начинают активизироваться врожденные патологические личностные черты. Затем они объединяются с патологическими чертами, являющимися следствием наркомании, а когда развивается вторичная трансформация, формируется новая личность наркомана, в которой врожденные патологические черты ослабевают, и доминируют качества, являющиеся следствием наркотической интоксикации.

Хотя черты личности, характерные для будущих наркоманов, можно встретить и среди здоровых людей, замечено, что наркоманы обычно вербуются из трех социальных и психологических подгрупп, характеризующихся специфическими формами поведения.

1. Первую подгруппу составляют люди с постоянно присутствующим чувством собственной неполноценности и неуверенности в себе. Они противятся авторитетам, но их бунт стеснен страхом и заторможенностью. Привыкание к наркотикам происходит в этой подгруппе довольно быстро по причине успокаивающего действия наркотика и обостренного восприятия внутренних переживаний. Зависимость у них сохраняется долго, даже при введении умеренных доз наркотика.

2. Представители второй подгруппы являются людьми неагрессивными, незрелыми, пассивными и подверженными чужому влиянию. Они нуждаются в дружбе, но не могут долго поддерживать межличностный контакт. Они тесно связаны психологически со своими матерями, даже идентифицируют себя с ними. Они интересуются искусством, но этот интерес излишне переполнен фантазиями. Они склонны к регрессивным формам поведения и неспособны преодолеть собственный нарциссизм.

3. Представители третьей подгруппы относятся к категории людей весьма непостоянных. Для них характерен очень незначительный интерес к истинной природе собственной личности. Их больше интересуют внешние раздражители и искусственные стимулы. Они исключительно беспечны, никогда не испытывают угрызений совести. К этому присоединяется поверхностная социализация личности и отсутствие страха. В этой подгруппе процесс привыкания к наркотикам длится дольше, чем у лиц, относящихся к первой категории, и эти люди могут переносить большие количества наркотиков.

Отношение молодежи к наркотикам

Молодое поколение, из которого, в основном, вербуется армия наркоманов, не является однородной массой в плане заинтересованности наркотиками и в плане мнения о них. Можно даже сказать, что мнения разных групп молодежи на оправданность применения наркотиков очень разнообразны и часто противоположны. Поэтому мы попробуем условно разделить молодых людей на пять групп.

1. Большая часть современной молодежи, не выказывающая никакой заинтересованности наркотиками, и, соответственно, не одобряющая их употребления.

2. Некоторая часть молодежи, интересующаяся стилем жизни молодых наркоманов, но не желающая жить так же и принимать наркотики.

3. Третью группу составляют те, кто эмоционально отождествляет себя с наркоманами, и сами эпизодически принимают наркотики. Для большинства этих людей употребление наркотиков представляет собой в большей степени форму явной демонстрации собственной жизненной философии, чем признаком непреодолимой потребности в наркотике.

4. Четвертая группа – это молодые люди, идентифицирующие себя с наркоманами с точки зрения внешности; поведения, взглядов и отношения к наркотикам. Несмотря на это, по причине непродолжительности периода употребления наркотиков или особенности личности, эти люди сохраняют определенную дистанцию по отношению к наркотикам, и никогда не поддаются им полностью.

5– Относительное меньшинство составляют те молодые люди, которые совсем утратили связи с обществом. Они полностью подвержены психической и физической зависимости и полностью приняли образ жизни и черты характера наркоманов.

К счастью, подавляющее большинство молодежи принадлежит к первой и частично ко второй группе. Четвертую и пятую группу представляет экстремальное меньшинство, чьи жизненная позиция и образ действий несут отпечаток психических отклонений, а физическое и психическое здоровье находится в наибольшей опасности.

Среди специалистов нет однозначного мнения, является ли масса наркоманов психологически однородной или же в наркоманию приходят разные типы личности. Проводились исследования двух равноценных групп, в которых сравнивались наркоманы и преступники, то есть категории людей, демонстрирующих несомненные отклонения в поведении. Результаты опытов показали существенное различие между этими двумя группами.

Лица с преступными наклонностями демонстрировали более высокий уровень развития личности и лучшие адаптационные способности. Личность преступника в большей степени сохранена, а способность приспосабливаемости к условиям окружающей среды выражена гораздо интенсивнее. Преступник не отступает, как правило, перед неблагоприятными обстоятельствами, а выбирает формы поведения, которые по своему характеру менее болезненны для самого преступника, чем те, которые выбирает наркоман.

Более редкие конфликты с родителями обеспечивают личности преступника относительно более спокойное развитие. Присутствующее поначалу чувство социальной ответственности позволяет им закончить среднюю школу или техническое училище и тем самым обеспечить себе условия существования. Эта группа характеризуется также отсутствием сдерживающего страха при психопатических отклонениях.

У наркоманов все наоборот. Как в случае развития неврозов, развитие личности не протекало целостным и равномерным процессом, а часто прерывалось, периодически возвращаясь До уровня раннего детства. Развитие личности наркомана характеризуется частыми семейными конфликтами, отсутствием согласия между родителями в вопросе методов воспитания, сохранившимся чувством отчуждения и угрозы, склонностью к невротическим реакциям, частыми размышлениями о смерти и самоубийстве в качестве альтернативы психического напряжения, неспособностью занять позитивную жизненную позицию, безработицей, бродяжничеством и т.д.

Слабое развитие личности наркомана тормозит процесс созревания и социализации. Слабое Я затрудняет познание действительности и приспосабливаемость к ней. Незрелой личностью наркомана управляют эмоции, которые он не может согласовать с окружающим миром. Постепенно утрачивая конструктивные отношения с реальным миром, которые и так никогда не были слишком тесными, наркоман постоянно находится на краю психической дезинтеграции и утраты связи с реальностью, что отсутствует в случае созревания личности преступника. Все интересы и желания наркомана постепенно замещаются жаждой принимать наркотик еще и еще.

На основании результатов этих исследований можно сделать вывод, что в личности наркомана присутствуют многие невротические черты и зачатки шизофрении. Это делает необходимым расценивать наркоманов как лиц с психическими отклонениями и в первую очередь предоставлять им помощь психолога. По сравнению с преступниками наркоманы являются людьми в большей степени больными психически.

Это, конечно, не означает, что наркоман не может быть преступником. Напротив, это случается весьма часто, но преступность среди, наркоманов имеет свои специфические особенности, речь о которых пойдет ниже.

Личность наркомана в период, предшествующий наркомании

Когда мы говорим о «донаркотической» личности наркомана, кроме различных внешних факторов, играющих значительную роль в развитии и становлении личности, важное значение имеют ее первичные черты, независимо от того, являются ли они врожденными или были приобретены на ранних стадиях развития. К сожалению, пока еще не известны факторы, которые могли бы быть характерными исключительно для наркоманов и не встречались бы у других личностей.

Известно, что наркоманов можно встретить среди любых типов личности и что потребность в изменениях состояния сознания является характерной для рода человеческого вообще, но ведь не все же принимают наркотики, а тем более становятся наркоманами. Что толкает некоторых людей в кризисных ситуациях к наркотику? – это пока еще точно не известно. Можно только утверждать, что существует какой-то психологический фактор, определяющий характер индивидуальной реакции на действие и выбор наркотика.

Несмотря на то, что до сих пор еще не открыты черты, специфические для будущего наркомана, на основании которых мы могли бы предсказать с большой вероятностью возникновение наркотической зависимости в будущем, имеются некоторые критерии, способные сигнализировать о наличии опасной психической патологии. Исследователям удалось установить, что большинство наркоманов еще перед началом употребления наркотиков проявляло некоторые психопатологические черты, независимо от типа личности.

Некоторые специалисты, пытаясь определить «донаркотическую» личность наркомана, на первое место ставят импульсивный характер. Они относят наркоманию к импульсивным неврозам, а состояние, предшествующее наркомании, считают основным, решающим фактором, инициирующим ее возникновение. В поисках этиологических факторов наркомании меньшее значение нужно придавать химическим эффектам наркотика, а больше обращать внимание на символическое значение, которое наркотик имеет для пациента. С этой точки зрения наркомания является своеобразным выражением неупорядоченности личности и неприспособленности ее к окружающему миру.

По мнению Редди, наркоман принимает наркотик, чтобы удовлетворить потребность в уверенности и в собственном авторитете. Гловер утверждает, что наркотическая зависимость провоцируется не столько химическим действием наркотика, сколько предрасположением психической структуры личности. Наркотики принимают только те, для кого это имеет особое значение. Наблюдения за наркоманами показали, что многие из них склонны к нарциссизму и к пассивному поведению, а также к сильному стремлению получить удовольствие. По словам Фенихеля, «такие личности не выносят никакого напряжения, не переносят боли, разочарования и ожидания».

Некоторые исследователи, говоря о «донаркотической» личности наркомана, выделяют следующие черты личности молодых людей, которые могут, хотя и не обязательно, стать причиной наркомании: эмоциональная незрелость, неполноценная психосексуальная организация, садистские и мазохистские проявления, аггрессивность и нетерпимость, слабые адаптационные способности, склонность к регрессивному поведению, неспособность к межличностному общению с партнером и т.д.

В более поздний период развития наркотической зависимости вследствие химического действия наркотика, а частично вследствие нравов и привычек наркоманов, первичная личность начинает изменяться. Внутренние конфликты обостряются, а слабая психическая адаптация становится все более очевидной. Мейер-Гросс писал: «Последствия хронического употребления наркотиков приводят к усилению пассивности и лени, безразличию к своему внешнему виду, к бесплодному фантазированию и невозможности принятия решения, а также к абсолютной неспособности более длительного усилия. Вторичными последствиями является нелегальное приобретение наркотиков, подделка рецептов, обман без всяких ограничений членов семьи, друзей, врачей и, в конце концов, конфликт с законом. Этическая деградация является отличительной чертой хронического наркомана».

Личность хронического наркомана

Личность многолетнего наркомана отличается физическим разрушением и духовным вырождением. Наркоманы являются рабами одних и тех же нравов и навыков, и живут весьма примитивной жизнью.

На поздних этапах развития наркомании индивидуальные отличия между личностями наркоманов стираются и они все становятся одинаковыми. Разные наркоманы похожи как в плане внешнего вида, так и в образе мышления, выражения мыслей и в отношении к жизни. Это было одной из причин того, что наркоманов пытались отнести к единой категории личности и подходить к ним в терапевтическом плане универсально, что, конечно же, приводило к неудаче в лечении.

Психоаналитические исследования наркомании сводятся к объяснению возникновения зависимости как остановки в психосексуальном созревании, ведущей к оральной неудовлетворенности. Так как она никогда не может быть удовлетворена полностью, то фрустрированная личность реагирует враждебно, и если она замыкается в себе, то это ведет к психическому разрушению. Для таких людей наркотик является средством, освобождающим от фрустрации путем вызывания эйфории. Общественное осуждение, сопровождающее употребление наркотиков, только усиливает враждебность и одновременно приводит к усилению чувства вины.

Последние данные психоаналитических исследований подтверждают аналогию между наркоманией и маниакально-депрессивными психическими болезнями. Часто у наркоманов наблюдается двоякая реакция: период абстиненции сопровождается депрессией, а введение наркотика в организм вызывает маниакальное состояние. Наркотики также могут принимать личности, характеризующиеся нарциссизмом, с целью освободиться от состояния депрессии.

«Преднаркотическую личность наркомана можно анализировать, когда он находится под действием наркотика или во время перерыва в его применении. Первый вариант ситуации мы можем определить, как химически вызванную патологию. Отравление наркотиком всегда является разновидностью токсического невроза или психоза. Имеются многочисленные свидетельства наркоманов, описывающих свои впечатления и ощущения под действием наркотиков. Не вызывает сомнения факт, что очень часто, несмотря на неблагоприятный начальный опыт, тяга к повторному приему наркотика весьма сильна.

Когда человек постоянно, в течение долгого времени переживает измененное состояние сознания, то это поначалу приводит к незначительным изменениям личности. Например, в психоделическом состоянии измененнного сознания нормальное осознание собственного «Я» замещается восприятием отражения личности, находящегося по ту сторону сознания.

Первичное «Я» охватывает все аспекты личности, позже доходит до отмежевания его от внешнего мира. Осознание «Я» взрослого человека является только призрачным следом куда более широкого чувства, охватывающего Вселенную и имеющего неразрывную связь с внешним миром» (З.Фрейд, 1930). В психоделическом состоянии сознания ощущение собственного «Я», так ярко описанное Фрейдом, повторяется. В «космическом» состоянии сознания личность переживает существование за пределами собственного тела (аут оф бо-ди экспириенс). Это блаженное и всеохватывающее чувство, воспринимаемое как отделение от своего нормального «Я».

Резкий контраст между одновременным осознанием существования нормального и космического «Я» каждый воспринимает по-разному. По мере повторения экспериментов космическое «Я» обретает силу. «Продолжительное употребление наркотиков имеет свою ценность для того, чтобы избежать аффективной боли и обрести некоторые мистические верования» (Гросс, 1970).

Обычный взрослый наркоман, с точки зрения психологии, между двумя приемами наркотика демонстрирует инфантилизм в поведении, причем эта черта доминирует в его личности. Все размышления и действия наркомана концентрируются на его собственной личности, поэтому он не способен к полноценному общению с другими людьми. На первый взгляд, его натура кажется сильной и энергичной, но внутри ее скрываются неуверенность, отсутствие жизненных целей. Он страдает от отсутствия самоуважения, а из-за требований действительности, превышающих его адаптационные возможности, он часто впадает в депрессию.

Для таких людей наркотик является заменителем всего того, от чего им приходится отказаться по причине абсолютной неспособности удовлетворить свои потребности общепринятым способом.

Наркоман является безответственным человеком, неспособным к достижению успеха ни в одной из областей общественной или экономической деятельности. Как правило, наркоман входит в конфликт с законом еще в юношеском возрасте. Большинство из них страдает от разного рода фобий – страх перед арестом, перед наказанием, перед утратой последней точки опоры, перед нехваткой наркотика в период абстинентного кризиса, перед нехваткой денег и т.п.

Наркоманы никогда не бывают хорошими учениками, а после окончания школы, если им это удается, редко выполняют какую-нибудь ответственную работу. Наркоман вообще не знает, что такое настоящая работа. Чаще всего, он является безработным, живет на иждивении у своей семьи или на нелегальные доходы. Он редко бывает женат, а если и женится, то имеет в браке серьезные проблемы.

Коллектив наркоманов

Связи хронического наркомана с обществом обычно ограничиваются контактами с членами наркоманской группы. С точки зрения психической структуры, наркоман принадлежит к типу личности, проявляющему слабую переносимость боли и эмоционального стресса. Если у него отсутствуют близкие контакты с себе подобными, то он утрачивает чувство уверенности и видимость оптимизма.

По причине ущербности социального развития личности наркоман старается избегать любой формы ответственности, становится недружелюбным и недоверчивым по отношению к тем, кого он считает частью угрожающего ему мира. Поэтому объединение наркоманов в группы является одной из их социальных потребностей. По этой причине современные наркоманы, за исключением шизофренических личностей, редко принимают наркотики в одиночку. Большинство из них живет в неформальных группах, и наркоманская группа является одной из отличительных черт современной наркомании.

В большинстве случаев, наркоманам еще в период, предшествующий возникновению зависимости, не хватало чувства уверенности. Наркоманская группа также несет в себе черты неудачного самолечения социально-неуверенных и эмоционально-незрелых личностей. Мотивы объединения в группы, наверняка, не являются здоровыми. Связи внутри группы непрочны, но, наперекор всему, наркоманская группа существует, особенно перед лицом опасности извне.

Членов наркоманской группы объединяет необходимость добывания наркотиков, а также один образ жизни. В такой группе нет иерархии, все ее члены имеют равные права и никаких обязанностей. Они уважают свободу, понимаемую как анархию и своего рода фетиш. Иногда какая-нибудь сильная личность может подчинить себе всю группу, и тогда наркоманы считают ее своим духовным и идейным лидером, подчиняются беспрекословно, веря, что эта личность является олицетворением всех их чаяний.

Наркоманы безоговорочно выполняют любое приказание, даже если оно противоречит их прежним моральным и этическим нормам (группа Чарльза Мэнсона). В группе наркоманы ищут ничем не стесненных переживаний, которые, так как они вызваны наркотиками, чаще проявляются в искаженной форме. Иногда они бывают лишь плодом фантазий и полной физической неподвижности, хотя наркоманам кажется, что они участвуют в каком-то увлекательном действе.

Наркоманская группа далеко не всегда настроена мирно. Иногда они не декларируют принципы свободы, любви и отказа от компромиссов, а демонстрируют гнев, ненависть, ведут себя агрессивно – замаскированно и открыто – например, вызывающе одеваются. Это только приводит к углублению непонимания и еще больше обостряет отношение между наркоманами и их семьями.

В семьях наркоманов можно заметить нерешительность родителей и их неспособность воспитывать детей собственным примером. Домашняя атмосфера часто бывает холодной и неприятной для молодого, созревающего человека, ищущего тепла и опеки. Он не находит их дома и отправляется искать на улице, в наркотиках.

Многие молодые люди связываются с преступными группами или тянутся к наркотикам, предлагающим все то, чего в реальном мире человек не может получить. В современном мире конкуренции и погони за материальными ценностями дело доходит до того, что родители становятся чужими по отношению к детям и не удовлетворяют их потребности в любви и теплом отношении.

Все это ведет к бесчувственности и отчуждению и является основной причиной того, что молодежь отвергает стиль жизни родителей и общества и провозглашает принцип антисистемы, основанный на идее любви, как высшей этической ценности.

Позиция общества, основанная на предрассудках, страхе и силе, а не на логически-обоснованных научных принципах, еще больше углубляет пропасть между обществом и молодыми наркоманами. Защищаясь, общество отсекает свою больную часть, хотя само оно в значительной мере виновато в возникновении этой болезни. Но, не желая признаться в своей вине, общество решается на самое простое решение – умыть руки. Именно здесь кроется основная причина возникновения наркомании и главные трудности ее лечения.

Вместо выводов

В поисках причин склонности к наркомании главным является анализ личности наркомана, сформировавшийся еще до начала употребления наркотиков, а также мотиваций, толкающих молодого человека к наркотикам. Мы уже говорили, что не существует единая категория личности, из коей бы наркомания черпала свои резервы, и что наркоманами становятся представители любого психологического типа.

Факт существования в каждом человеке архаичного желания время от времени посещать иную реальность, видимо, не является исчерпывающим аргументом, почему современная наркомания так массово проявляется именно среди молодежи и почему далеко не все молодые люди обращаются к наркотикам с целью разрешения своих проблем.

Проблема молодежи в современном обществе, в котором наркомания приобретает массовый и эпидемический характер, является примером сложной взаимозависимости биологических и социальных факторов. В период созревания физиологические изменения сопровождаются проблемами личности, на которые общественные факторы могут иметь положительное или отрицательное воздействие.

Молодой возраст является периодом жизни, который часто характеризуется типичным «волнением и напряжением». Стэнли Холл поддерживает это мнение, определяя этот возраст как «неоатавистическое состояние, склонное к волнению и напряжению» по причине «силы предков, борющихся за власть». Он считает, что психические реакции молодежного возраста близки к истерии и шизофрении, а молодые люди особенно склонны к изменению существующих основ и системы ценностей и к крайним формам изменения личности.

Такое понимание проблемы является, может быть, несколько преувеличенным и справедливым, в основном, для западной цивилизации. В восточных и африканских культурах до сих пор сохранилась традиция, когда молодые люди путем обрядов посвящения вдруг переходят из юношей в мужчин.

Несмотря на некоторые перемены, облегчающие в западных цивилизациях более равномерный переход молодежи во взрослую жизнь, все еще существует большое количество молодых людей, испытывающих в переходном возрасте беспокойство и неуверенность, которые доминируют в их мировоззрении и прогрессируют вместе с физическим развитием и физиологическими переменами.

Причиной беспокойства и неуверенности является психическое напряжение и недостаточный выход внутренней энергии в сочетании с физическими, душевными и социальными переменами. Незнание собственного тела и его функций у разных молодых людей проявляется по-разному. В случае, когда быстрые и бурные физические перемены согласуются с уже сложившимися представлениями о себе и своем теле, и при том, когда сам молодой человек доволен происходящими переменами, все равно могут появиться неуверенность и страх, прямо пропорциональные по интенсивности скорости и глубине этих перемен, а их ассимиляция в новой форме становится менее удачной.

Процесс созревания должен быть равномерно поглощен собственным «Я», а также «Я» семьи и более широкой общественной группы, в которой молодой человек развивается. Нарушение идентификации с родителями имеет огромное значение для становления и развития личности. Н.Тадич подчеркивает значение отсутствия авторитета в процессе идентификации. Большинство наркоманов выросли в разбитых семьях, только немногие из них могут похвастаться, что в их семьях царили согласие и гармония.

Одной из самых главных проблем современного общества является поиск личностью своей индивидуальности, общественного положения и независимости. Юноша перестает быть ребенком, но его еще никто не воспринимает как взрослого и самостоятельного человека. Безразличное и прохладное отношение взрослых к молодежи приводит к возникновению новых отношений между ними. Из неопределенной позиции взрослых вытекает невозможность ясного определения роли и статуса молодых людей. К этому неразрешенному конфликту присоединяются классовые различия. Замечено, что в низших – в социально-экономическом плане – классах созревание и более ранняя преемственность ответственности взрослых наступает быстрее.

Старые и новые конфликты, возникающие в крайне неопределенных ситуациях, толкают молодых людей, борющихся за признание себя взрослыми, к созданию так называемых «групп равного возраста». Таком образом, молодой человек вынужден занять определенную позицию и сделать оценку двух разных систем общественных норм – норм, используемых культурой взрослых, и норм, принятых среди его ровесников. Эти группы борются, прежде всего, за признание своих прав и независимости.

Стремление к независимости осложняется чувством неуверенности молодых людей и неприятием родителями принципа независимости своих детей. Принимая во внимание нарастающую агрессивность и недостаточные возможности разрядки надлежащим образом накапливающихся сексуальных эмоций, случаи молодежных волнений и спорадических актов насилия обобщаются терминами «бунт молодого поколения», «конфликт поколений».

Олпорт (1961) считает, что эти конфликты нужно расценивать, как попытки борьбы за собственную индивидуальность и независимость.

Итак, первый этап – это бунт против родителей, а, опосредованно, и против общества. В значительном количестве случаев мы имеем дело с очевидным бунтом против отца, который в наше время имеет свою социальную подоплеку. Ослабление авторитета отца в современной семье является очевидным. Несуществующий отец перестает быть моральной опорой, и наркоман, не находя удовлетворения в этом плане, отрекается от него, обращаясь против общества, а иногда и против себя самого. Иногда он воспринимает несоответствующие образы, как заменители отца и ищет убежища и еще большей изоляции, делая таким образом свой протест универсальным.

Идентификация мужчины-наркомана с отцом обычно выражена слабо или не существует вообще. В случае повторения ситуации с другим лицом, выступающим в роли отца, наркоман демонстрирует похожую или идентичную реакцию – сопротивление, явный бунт или пассивный протест. Эмоционально незрелая личность реагирует на наказание, назначенное авторитетом, еще большей замкнутостью в себе или открытой агрессией.

Если мы возьмем во внимание, что молодой наркоман является более впечатлительной и ранимой личностью, чем обычный молодой человек, то есть его уровень толерантности к страху, к стрессам и фрустрациям гораздо ниже, то можно ожидать, что даже в незначительных стрессовых ситуациях его поведение будет иметь признаки некоторого психического отклонения.

Под давлением большей эмоциональной нагрузки поведение наркомана становится хаотичным и непредсказуемым, и не подчиняется никаким законам логики, причем, в состоянии возбуждения он может стать опасным для общества.

Кризисы и конфликты, которые переживает молодой человек, нередко становятся причиной возникновения страха и депрессии. Высказывания многих людей, ставших впоследствии наркоманами, свидетельствуют об их робости и нерешительности. Может быть, это является одной из причин того, что наркотики так притягивают молодых людей, которые верят, что с помощью наркотических веществ им удастся придать себе уверенности.

Психологи утверждают, что лица, чувствующие больший страх, имеют, по сравнению с контрольной группой ровесников, более слабую структуру собственного «Я». Говоря о слабости «Я», подразумевается излишне-интенсивное использование защитных механизмов личности, а также «неспособность ослабить напряжение реальным и приемлемым способом» (Корнье).

Страх молодых людей, что они являются отщепенцами и сильно отличаются от остальных, становится мотивацией для употребления наркотиков. Для многих из них искушения так сильны, что они замыкаются в себе, стремясь к самодостаточности. Социальная неуверенность, которую они ощущают в результате контактов с внешним миром, толкает их к социальной изоляции и к попыткам начать новую жизнь в альтернативных группах.

Молодые люди ищут психоделических ощущений, позволяющих им почувствовать солидарность в коллективе, на который они могут рассчитывать, пережить новые впечатления, чтобы заполнить пустоту, разделяющую их стремления и возможности, чтобы вернуть автономию личности или возродить согласие с самим собой. Весь этот комплекс мер некоторые авторы называют «выравнивающим поведением».

На вопрос, почему молодые люди во всем мире обращаются к наркотикам и чего от них ожидают, Бордо отвечает так: «То, что человек ищет в наркотике, является средством удовлетворения потребности, чтобы уснуть и забыть, что наш запрограммированный мир не допускает высших форм удовольствия».

На основании приведенных выше рассуждений можно сделать вывод, что главными этиологическими факторами наркомании в меньшей степени являются определенные психопатические черты личности, неврозы и психопатии, а в гораздо большей степени – определенные психические состояния или потребности, удовлетворяемые наркотиками.

Люди, начинающие постоянно принимать наркотики, становятся подавленными, мучаются чувством вины, осознавая, что они делают нечто недозволенное, чего общество не одобряет. Они постоянно недовольны, ощущая свое бессилие, потому что видят, как недолго длится иллюзия иного мира. По данным Липинского, чувство это часто связано с глубоким стыдом. Желая убедить прежде всего себя, а потом и других, в собственных способностях и достоинствах и тем самым завоевать большую уверенность и уважение, они затрачивают значительное количество энергии, а после, опустошенные усилием, чувствуют себя несчастными и подавленными.

С учетом депрессии, характерной для молодых наркоманов, важную роль начинает играть фактор «предрасположенности к чувству вины». Депрессия является важным признаком для анализа личности наркомана. Она проявляется и до возникновения зависимости, а с ее развитием депрессия все более усиливается. Для лиц, склонных к депрессии, наркомания является попыткой самолечения и способом избежать самоубийства. В этом аспекте наркоманская группа выполняет защитную функцию.

Как мы уже говорили, с развитием наркотический зависимости постепенно стираются индивидуальные различия и все наркоманы становятся похожими. Больная личность наркомана проявляет определенные общие черты, и в этом процессе решающую роль играет вид наркотика, а не сама личность, поэтому есть основания говорить о личности опиомана, личности курильщика гашиша, личности барбитуромана и т.д.

Психоаналитическое объяснение наркомании

Все наркоманы являются личностями, характеризующимися слабым «Я». Их связи с реальным миром нарушены, а защита от неблагоприятных воздействий неэффективна. Наркоманы готовы отказаться от нормального либидо, они не особенно ценят объективные отношения между людьми. Запрограммированные исключительно на приобретение и употребление наркотика, они интересуются только собственным удовольствием от действия этих препаратов. Не способные к длительным и глубоким межличностным контактам, наркоманы способны получать удовлетворение только от наркотика. Они ничего не могут дать другим, они способны только брать.

Прежде всего, их интересует, где и как достать наркотик.

Неполноценные связи с другими людьми являются следствием неполноценного «Я» наркомана, для которого либидо является «размытым эротическим понятием». Для наркоманов, делающих себе уколы, шприц может стать символом полового органа, в то время как у наркоманов, глотающих таблетки, явно проявляются оральные сексуальные наклонности. Сексуальный приоритет выражен у наркоманов слабо и в любой момент может быть нарушен.

Несмотря на то, что некоторые авторы рассматривают наркоманию как разновидность мастурбации, более тщательный анализ указывает на наличие более глубокого конфликта, достигающего оральной стадии сексуального развития. Сущность этого регресса составляет возвращение личности к периоду развития, когда жизнь была легче, меньше было проблем, страха, депрессии и вины. Настолько глубокий регресс, который наблюдается у наркоманов, означает слабость «Я» перед болью и фрустрацией . Иногда возврат подобного рода проявляется в настолько выраженной форме и степени, что это может вызвать серьезные личностные нарушения. –

В результате нарушений функционирования «сверх-Я» моральный аспект личности наркомана выражен слабо. Это является причиной того, что он без особых угрызений совести лжет и совершает поступки, которые у нормальных людей вызвали бы чувство вины. Но у наркоманов чувство вины, а также угрызения совести притупляет химическое действие наркотика.

Общественная изоляция

От начала возникновения наркотической зависимости процесс социализации личности наркомана останавливается или замедляется. Слабая и поверхностная социализация делает невозможными близкие контакты с людьми, находящимися вне субкультуры наркоманов. Наркоман может верить только наркоману, даже если тот его уже когда-то подвел. Ко всем остальным людям они относятся с недоверием, которое иногда может принять параноидальную окраску.

Наркоманы живут в социальной изоляции, в границах своей субкультуры или как отшельники. Свою неприспособленность к жизни в обществе они могут проявлять, заняв оборонительную позицию или проявляя вспыльчивость и открытую агрессию.

Кроме возникновения психической и физической наркотической зависимости и привычки хронического злоупотребления наркотиками, проявлениями наркомании, как болезни, можно считать принятие определенной жизненной позиции, моральных норм, моды, сексуальных нравов и поведение в коллективе ровесников, а также отношение к миру взрослых. Наркоман не желает принимать роль взрослого мужчины, навязываемую ему обществом. Отсюда возникает ненависть к фактору, вызывающему фрустрацию, а так как им в данном случае является общество, то единственным выходом для наркомана является бегство от него.

Попав в новый коллектив, который может дать беглецу чувство принадлежности и новую жизненную позицию, наркоман пробует выработать новый стиль жизни и создать для себя новые ценности. Употребление наркотиков является определенной формой платы за вход в субкультуру наркоманов.

Перед чужаками группа замыкается и прячется как улитка в раковине. Чувство вины, поначалу сопровождающее употребление наркотиков, ослабевает до уровня толерантности. Наркоман достигает этого, принимая новые философские взгляды и новое мировоззрение. Философия наркоманов удовлетворяет интеллектуальные и эмоциональные потребности личностей с психическими отклонениями, охотно ее принимающих. Это наталкивает на мысль, что именно такие же или подобные личности эту философию и создали.

Философские лозунги наркоманов, несмотря на то, что они провозглашают любовь и миролюбие, по сути являются эгоистичными, асоциальными, к тому же с изрядной долей нарциссизма. Наркоманы отвергают любой общественный порядок и являются анархистами. Они пропагандируют социальную изоляцию, застой, и даже общественный регресс, обесценивают личность, обедняя ее и лишая права на творческое удовлетворение.

Для наркоманов переживание перестает быть глубоким личным актом сознания и становится искусственно вызванным событием. Идеология наркоманов является не только удобным украшением наркомании, но, что наиболее опасно, еще и средством ее популяризации. В качестве неизменного атрибута наркоманов, постоянно присутствующая в их рассуждениях, эта философия оборачивается опасностью для личностей незрелых и неуверенных, проникая в их сознание и пуская там свои ростки.

В субкультуре наркоманов не существует выраженой потребности в сохранении сообщества и жизни в нем. Не существует также чувства долга и стремления к престижу. Чувство принадлежности к субкультуре наркоманов является следствием потребности принадлежать кому-то или к чему-то без всяких обязанностей и с полной свободой, а также потребности получать наркотик.

Постоянных связей внутри группы не существует, нет также ясных идеологических концепций. Группа действует, исходя только из сиюминутной ситуации и насущных потребностей. Размышления и выводы зависят от настроения наркоманов и вида наркотика.

Нарушения сферы инстинктов

Молодой наркоман демонстрирует серьезные нарушения в области инстинктивной жизни. Это означает слабый контроль инстинктивных потребностей. В характере наркомана присутствует единственная потребность удовлетворения желаний как можно быстрее и любой ценой. Некоторые авторы считают наркоманов лицами с характерологическими нарушениями, в поведении которых доминируют инстинкты. Хронический наркоман ощущает потребность наркотика, и, так как он не может этому сопротивляться, не останавливается ни перед чем, чтобы добыть драгоценное для себя вещество. Отложить удовлетворение этой потребности он не в силах.

Наркотик изменяет даже животные инстинкты. Сексуальный инстинкт он реализует посредством иллюзии полового акта, на самом деле проявляя половое бессилие. Даже родительский инстинкт, один из главных в человеческой натуре, подвергается значительному нарушению. Наркоманке, как правило, все равно, кто является отцом ее ребенка, а на вопрос, дали бы они своему ребенку наркотик, большинство наркоманов-мужчин отвечает утвердительно.

Нарушения волевой сферы

Активность волевого фактора в личности наркомана нарушается очень серьезно. Наркоман не имеет в жизни реальных целей, а также сил для достижения целей нереальных. Поэтому он часто попадает в конфликтные ситуации, которые вызывают в большей или меньшей степени возрастание аффективного напряжения, от которого наркоман спасается, принимая новые дозы наркотика.

Наркоманы подвержены внушению, без колебаний принимают чужие идеи, будучи неспособными оценить их критически. Их можно легко уговорить выдать служебную, дипломатическую, государственную или военную тайну.

Личность наркомана можно изучать и наблюдать, когда он находится под действием наркотика, а также во время абстинентного синдрома, исследуя ее способности интеграции в социальную и профессиональную среду.

Во время действия наркотика наблюдаются нарушения восприятия, проявляющиеся в форме искажения реальных объектов или в форме зрительных галлюцинаций. Явления искажения реальности или, что встречается реже, деперсонализации личности являются следствием нарушения концепции собственного «Я» наркомана. В результате ослабления морального контроля и освобождения инстинктивных желаний его поведение приобретает гетеро– или автоагрессивные черты и бросается в глаза. Находясь под действием наркотика, личность наркомана постоянно находится на грани дезинтеграции.

Во время проявления абстинентного синдрома, который зависит от типа личности и разновидности наркотика, дело может дойти до актов самоагрессии и попыток самоубийства. В проявлениях абстиненции доминируют угнетенность и страх.

У наркомана с многолетним стажем, находящегося в полной психической и физической зависимости от наркотиков, неизбежно проявляется этическое и моральное обнищание, ослабление морального самоконтроля и социальная деградация. Все интересы и стремления исчезают, и человек ведет жалкое существование вплоть до момента уничтожения личности соматическими или мозговыми нарушениями.

Наркомания и преступность

Поведение наркомана часто является неприемлемым с точки зрения общества и подпадает под различные статьи уголовного кодекса. Это является причиной того, что многие люди смотрят на наркоманию прежде всего как на правовую проблему, игнорируя при этом сложный комплекс причин ее возникновения. В действительности наркомания является весьма неоднородным явлением, в зарождении и проявлениях которого играет роль множество факторов. Хотя, конечно, можно рассматривать наркоманию, особенно среди молодых людей, с юридической точки зрения, тем более, что она действительно содержит элементы преступной деятельности.

Практика показывает, что лица, имеющие склонность к употреблению наркотиков, часто вступают в конфликт с законом уже по одной причине хранения наркотиков, а только потом уже нарушая закон в состоянии наркотического опьянения. Значительное количество преступлений, так или иначе связанных с наркотиками, совершают несовершеннолетние правонарушители, а преступность среди несовершеннолетних, с учетом ее специфики, выделена в особый раздел юношей и девушек в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, хотя современные наркоманы могут быть и постарше – до двадцати пяти и даже до тридцати лет.

В нашем обзоре мы не будем останавливаться на преступном поведении молодых людей, имеющем в своей основе органические нарушения центральной нервной системы и психические отклонения. Гораздо больший интерес вызывает у психологов часть молодых преступников, душевное состояние которых находится между неврозом и тем, что не совсем точно определяется как «незрелость, социальная неприспособленность, сложность характера», то есть то пространство психопатологии, откуда появляется наибольшее количество наркоманов.

Молодежная преступность достаточно хорошо исследована как проблема личности и общества, и мы не будем на ней останавливаться. Нас интересует преступное поведение в рамках молодежной наркомании, потому что мы здесь имеем дело с вариантом вынужденного преступного поведения, обусловленного наркоманией как болезнью, а не как предрасположенностью личности.

Наркоман, находящийся в физической зависимости от наркотиков, для того, чтобы избежать проявлений абстинентного синдрома, должен ежедневно вводить в организм определенное количество наркотиков. Чаще всего он не располагает достаточной суммой денег, а наркотик стоит дорого. Наркоман может получить наркотик в данном случае, только совершив некое действие, противоречащее закону, – украсть, вынести из дома и продать ценные предметы, совершить квартирную кражу или ограбление аптеки, подделать рецепт, перепродавать наркотики, заниматься проституцией, иногда даже он идет на разбой.

Может, именно теперь наступил момент, чтобы разрушить миф о наркомане, который убивает, чтобы добыть деньги на наркотики. Наркоманы редко способны к насилию ради достижения своей цели. Подавляющая часть наркоманов является совершенно неагрессивными людьми, стремящимися к наиболее легким решениям, даже если речь идет о деньгах.

Наркоманы чаще решаются на преступные действия без применения насилия. Хотя это не означает, что наркоман абсолютно безобиден, но все-таки проявлять агрессию – не в его правилах. Это также касается приписываемых наркоманам преступлений на сексуальной почве, Наркомана, лихорадочно пытающегося достать деньги на наркотик, секс вообще не интересует.

Более серьезные преступления совершают молодые наркоманы, чаще всего объединившись в группы. Многие инфантильные подростки пытаются повысить такими действиями уверенность в себе. Представляет интерес, что в подобных преступлениях материальная заинтересованность не является главным, а тем более единственным мотивом. Часто причиной становятся интерес, жажда приключений, характерные для этого возраста. Вероятно, поводом для того, что несовершеннолетние собираются в группы, является стремление к обретению чувства собственной силы, сочетание факторов инстинкта и морали, так как коллектив освобождает личность от страха и чувства вины.

Молодые наркоманы, в отличие от несовершеннолетних преступников, совершающих большинство преступлений там, где они живут или поблизости, где они лучше ориентируются, иногда могут поехать в какое-нибудь отдаленное место, чтобы ограбить аптеку и таким образом получить наркотики. Ограбления аптек наркоманы совершают преимущественно в состоянии абстинентного кризиса, который управляет его мыслями, а его действиям мешают нарушения двигательной координации. Поэтому такие ограбления совершаются отнюдь не на профессиональном уровне. Наркоманы оставляют множество следов и их быстро находят правоохранительные органы.

Настоящий наркоман, находясь в состоянии абстинентного кризиса ищет исключительно лекарства, обладающие наркотическим действием, других он не трогает. Когда он наконец находит наркотические препараты, то часто забывает о кассе, что не двузначно свидетельствует о побуждениях такого поступка, который не может расцениваться как обычное ограбление.

Мотивацию наркомана, находящегося в наркотической зависимости, когда он взламывает двери аптеки, можно сравнить с мотивацией голодного человека, крадущего из пекарни кусок хлеба.

В период абстиненции жажда наркотика является настолько сильной, что наркоман не в состоянии подождать с приемом наркотика, он принимает его прямо в аптеке. Были случаи, когда работники аптеки на следующее утро находили на своем рабочем месте наркоманов, пребывающих в состоянии наркотического опьянения.

Наркотики можно Получить в аптеках только по специальным рецептам. И наркоман должен добыть их нелегальным путем. Достаточно редки случаи контактов отдельных наркоманов с торговцами, не входящими в крут членов субкультуры наркоманов. Субкультура обеспечивает двойную защиту, делая возможными для своих членов альтернативные контакты с торговцами, в случае если подведет один из каналов. Внутри субкультуры все друг друга хорошо знают и информируют. С этой точки зрения субкультура наркоманов является более утилитарной, чем любая другая субкультура преступников.

Торговцы наркотиками

Торговцы наркотиками являются важным элементом субкультуры наркоманов. В определенном смысле, они имеют идеальный товар и идеальных покупателей. Торговец сам устанавливает цену на наркотик в зависимости от спроса, зная, что наркоман не может без наркотика существовать.

Американские исследователи определили четыре категории торговцев наркотиками.

Первую составляют импортеры, привозящие наркотики из-за границы, притом сами они наркотики не употребляют. Вторая категория – это профессиональные оптовые торговцы, которые также редко являются наркоманами. Третью категорию составляют мелкие торговцы, так называемые, дилеры, не остающиеся в стороне от употребления наркотиков. Они часто попадают в тюрьму и значительная часть их принимает наркотики. Последнюю категорию составляют так называемые «пушеры», которые торгуют наркотиками, чтобы на вырученные таким образом деньги иметь возможность покупать наркотики для себя. Подавляющее большинство наркоманов приобретает наркотики именно так.

Вынужденная преступность

Преступность среди наркоманов представляет собой так называемую вынужденную форму преступного поведения, непосредственно связанную с добыванием наркотика, а не с преступной предрасположенностью личности. Не установлено однако, чтобы наркотик сам по себе инициировал преступное поведение.

Впрочем, в специальной литературе можно встретить, хотя и редко, противоположное мнение. Например, под действием галлюциногенных наркотиков у предрасположенных личностей дело может дойти до развития парноидальных состояний и покушений на убийство людей, которых наркоманы считают своими потенциальными врагами.

Но здесь нужно учитывать тот факт, что все эти наркоманы еще до начала употребления наркотиков проявляли ненормальное и агрессивное отношение к своему окружению. Много пишут о марихуане, как о криминогенном факторе, способном у некоторых личностей пробудить склонность к антисоциальному поведению или к преступным формам поведения.

Индийские авторы еще в 1930 г. предложили основанный на богатом практическом опыте тезис, что длительное употребление марихуаны способствует постепенной деградации личности и подготавливает ее к совершению преступления. Дословно: «Бханг (разновидность гашиша) может стать очень эффективным оружием в руках преступников и злодеев, которые под его воздействием будут открыто забирать у женщин драгоценности». Далее авторы утверждают, что большие дозы ганджи (сильнейшая разновидность гашиша), смешанной с болиголовом, толкают людей к убийствам и насилию. Индийский исследователь Хопрас (1957) подтверждает эти данные, но подчеркивает, что хроническое злоупотребление марихуаной приводит, скорее, к социальной изоляции, чем к преступному поведению.

В аспекте криминогенности наибольшее значение имеют психостимуляторы, амфетамин и кокаин, которые используют многие психопаты для усиления энергии и уверенности в себе, то есть факторов, необходимых для преступной деятельности. Известно, например, что члены молодежных ган-гов США, таких как Скин Хэдс (бритоголовые), Ангелы Ада и Рокеры, принимают перед акциями амфетамин.

Лица, находящиеся в наркотической зависимости от героина, часто демонстрируют криминальное поведение, прежде всего, в случае нехватки денег на наркотики. Если жертва оказывает сопротивление, то эти наркоманы применяют силу.

Однако во всех случаях наркотики сами по себе не вызывают проявлений преступного поведения, если личность не имеет к этому предрасположенности, которую она могла бы продемонстрировать в любой другой ситуации, под влиянием любого другого провоцирующего фактора.

Наркотик только освобождает то, что уже существует внутри человека. Личность, которая не носит в себе криминального потенциала, не демонстрирует преступного поведения и под влиянием наркотиков.

Официальное мнение Американского Медицинского Общества гласит, что «среди наркоманов насилие встречается редко, а сексуальные преступления наркоманов практически неизвестны». В большинстве случаев криминальные эксцессы случаются скорее по причине недостатка наркотиков, чем от избытка. В сущности, наркоманы являются личностями, которые страстно желают отстраниться от жизни, полной насилия и проблем, и уйти в мир снов. Установлено, например, что фармакологическое действие опиатов сводит до минимума вероятность антиобщественного поведения.

Чаще всего проявления преступного поведения наркоманов имеют связь с приобретением наркотиков и контактами с торговцами, которые, требуя платы за товар, прибегают к шантажу или к физической силе. В этом плане наркомания и преступность тесно переплетены. Так как приобретение наркотиков является нелегальным, почти каждый наркоман, рано или поздно, становится на путь преступления.

Как правило, привыкание к наркотикам развивается классическим образом. Человек, заинтересовавшийся эффектом наркотиков, получает первую дозу бесплатно или по очень низкой цене. Но когда зависимость у него уже сформировалась, торговец внезапно прекращает доставку наркотика и требует от жертвы затраты больших материальных средств или включает в свою торговую сеть.

Такая ситуация заставила законодательные органы многих государств назначить суровое наказание за торговлю наркотиками, а также за принуждение других к употреблению няр-котических веществ. Таким образом, наркоманы вступают в конфликт с законом только тогда, когда они распространяют наркотики или совершают преступление с целью добыть деньги на их покупку.

Находясь в постоянном страхе, чтобы истинная причина их болезни не открылась окружающим, наркоманы постоянно их обманывают, а из страха перед абстинентным кризисом они находятся в постоянной погоне за наркотиком. Все наркоманы ведут нелегкую жизнь, сопровождающуюся финансовыми проблемами и страхом перед правоохранительными органами. Учитывая все эти факты, можно сделать вывод: кригминогенное значение наркомании сводится к тому, что наркоман разрушает себя в моральном, социальном, материальном и физическом плане.

В психологической сфере наиболее заметны нарушения интеллектуальных способностей и первичных инстинктов, а также уменьшение возможностей механизмов восприятия и логического анализа, нарушения памяти. Поэтому нужно критически подходить к достоверности исходящей от наркоманов информации.

Оценка вменяемости наркомана

Оценивая степень вменяемости наркомана, то есть способность понимания значения собственных действий, а также контроля своего поведения в момент совершения преступления, необходимо различать два состояния: состояние отравления наркотиками и состояние абстиненции. В каждом из них наркоман ведет себя по-разному и, соответственно, разной является степень его вменяемости.

В фазе непосредственного действия наркотика, серьезно изменяющего состояние сознания, вменяемость может быть в значительной мере снижена. По причине нарушенного сознания способность понимания совершенного действия может быть сильно ограничена. Также и в случае ослабления самоконтроля первичных инстинктов управление собственным поведением может стать неэффективным и безответственным, так как процесс торможения и способность предвидеть последствия утрачены.

В поведении человека, находящегося в состоянии наркотического опьянения, могут выступать различные явления, находящиеся в непосредственной связи с психофармакологическим действием наркотика. После того, как наркотические эффекты исчезают, может проявиться полная или частичная амнезия (потеря памяти), касающаяся периода действия наркотика. Провалы в памяти нередко заполняются измышлениями и плодами фантазии, что опять-таки ставит под сомнение информацию, исходящую от этих людей.

В период абстиненции, за исключением редких случаев незначительных изменений сознания, вменяемость человека сохранена, и он в состоянии понять последствия своего поступка, особенно если он не связан с наркотиками. В состоянии абстинентного кризиса наркоманом управляет только одна мысль – как можно быстрее и за любую цену достать наркотик. В этом случае его действия становится менее осмысленными, они подчиняются инстинкту и страху. В этих обстоятельствах, несмотря на то, что наркоман осознает последствия и значение своих поступков, он не может ими управлять, потому что вся его деятельность полностью подчинена инстинкту самосохранения.

Для человека, находящегося в состоянии абстинентного кризиса, получение наркотика является единственной формой самозащиты. Все остальное отходит на второй план. С этой точки зрения, криминогенное поведение наркоманов, обусловленное поиском наркотика, от которого он находится в зависимости, может расцениваться как действия больной личности, и их нужно рассматривать как форму ненормального поведения личности, подвергшейся вторичным изменениям.

Таким образом, вменяемость наркомана чаще всего является ограниченной, а ее степень определяется состоянием самой личности, внешними обстоятельствами и разновидностью наркомании. Степень вменяемости может определить только психиатр, хорошо знакомый с проблемой наркомании, на основании тщательного личного обследования пациента и с учетом особенностей личности, а также социальных обстоятельств. Эти данные должны собрать психолог и представитель социальных служб.

Неопровержимым является факт, что наркоман, рано или поздно, вступает в конфликт с законом из-за особенностей своих поступков и образа жизни. Но необходимо отметить, что по своей натуре он не является преступником, но становится им вследствие причин, описанных выше. Представления о наркомане как человеке, прежде всего нарушающем закон, является серьезной ошибкой, которую часто совершают средства массовой информации. Это приводит к тому, что в борьбе с наркоманией на первое место выходят карательные и юридические санкции.

Такой подход должен быть последним средством, используемым обществом. Опыт показывает, что следствием такого отношения становится ситуация, в которой наркоманы не только не перестают принимать наркотики, напротив, они начинают употреблять и распространять их с еще большей осторожностью.

Юридические санкции, конечно, играют важную роль в борьбе с явлением наркомании, но они должны применяться дифференцировано и ограниченно; например, в случае контрабанды наркотиков, в случаях склонения к их употреблению, для пресечения их нелегальной продажи и т.д. Применение исключительно правовых мер по отношению к лицам, употребляющим наркотики по причине глубокой психологической потребности, является, говоря прямо, весьма неразумным.

Наркоманом, прежде всего, должен заниматься врач, потому что наркомания – это болезнь. Наркомана нужно расценивать как тяжело больного человека и не только в период употребления им наркотиков, но и раньше.

Представляя наркоманов как бунтарей, мы оказываем им и молодежи в целом медвежью услугу, потому что делаем из наркоманов мучеников и чуть ли не святых. Ореол современных «страстотерпцев» притягивает многих молодых и эмоционально незрелых людей и является причиной повышенного интереса молодежи к экспериментам с наркотиками.

Терапия

Лечение наркомании является одним из наиболее трудных разделов врачебной практики. Наркоман, как правило, является пациентом, который неохотно соглашается на лечение, а конструктивное сотрудничество врача и больного является главным условием успеха в лечении не только наркомании, но и любой другой болезни.

В начале лечения необходимо учитывать мотивы, по которым наркоман обратился за медицинской помощью, так как именно от них во многом зависит успех всего терапевтического процесса. В тот момент, когда наркоман почувствует, что ему требуется помощь, сделан первый важный шаг. Когда пациента принуждают к лечению, то шансов на успех нет почти никаких.

Лечение должно быть не принуждением, а потребностью, обусловленной глубокими личными мотивами.

К сожалению, в начале периода употребления наркотиков подобная мотивация практически не существует, она может возникнуть только тогда, когда появляются первые осложнения. На начальном этапе наркомании, пока еще сохранено физическое здоровье, а в клинической картине преобладают приятные ощущения, наркоман не видит причин прекращать занятие, приносящее ему удовлетворение. В этот период он совершенно не интересуется опасностями, сопровождающими злоупотребление наркотиками. Увлеченные наркотиками, эти люди знают пока лишь их приятные эффекты.

Но со временем отношения между человеком и наркотиком меняются. Приятные ощущения от приема наркотика начинают ослабевать. Вначале наркотик принимает здоровый человек, чтобы почувствовать себя лучше, но через некоторое время он превращается в человека больного, который с помощью наркотика теперь уже пытается прийти в норму, а это возможно на данном этапе при введении в организм оптимального количества препарата для того, чтобы снять симптомы абстинентного кризиса.

Наркотик больше не является вспомогательным средством – он превращается в необходимое условие существования человека и становится его полным хозяином. Одновременно с-ослабеванием приятных ощущений от первого наркотика наркоман пробует и другие вещества, пытаясь получить новые приятные и возбуждающие впечатления.

Обычно, когда наркоман начинает осознавать наркотическую зависимость, а это происходит слишком поздно, без наркотика он уже не может жить. Развивается толерантность и случаются первые абстинентное кризисы; пытаясь защититься от них, наркоман начинает принимать все более высокие дозы наркотика. Но это уже совсем другие ощущения, чем те, которые сопровождали употребление наркотика в первые месяцы,

К тому же в результате хронического отравления проявляются первые симптомы нарушений функций внутренних органов. Сначала реагирует печень. Наркоман внезапно худеет, самочувствие его с каждым днем ухудшается, пропадает аппетит. Наркоману не хватает ни воли, ни сил для какой-либо конструктивной деятельности. Вскоре наступает истощение организма. Каждый повторный прием наркотика может вызывать тошноту и рвоту. Тогда наркоман в первый раз по-настоящему пугается, так как замечает, что с ним творится что-то неладное, что-то, что угрожает не только здоровью, но и жизни.

Но с другой стороны, наркоман не может решиться бросить наркотики, так как это угрожает ему многодневным тяжелейшим абстинентным кризисом – состоянием, которого наркоманы больше всего боятся. Находясь между двух огней – между страхом перед кризисом и страхом перед смертью – наркоман в глубокой депрессии и бессилии продолжает употреблять наркотики, чтобы хоть ненадолго забыть о своей безвыходной ситуации.

Попытки самолечения

В жизни наркомана рано или поздно наступает момент, когда в сознании появляется туманная мысль о том, что ему вроде бы не помешало начать лечение. Но, отличаясь крайней подозрительностью, он не верит медицине и врачам. Так как у наркомана уже выработалась привычка экспериментировать с наркотиками и лекарствами, он сам начинает искать какой-нибудь способ лечения. Он начинает уменьшать дозы наркотика, или применяет какой-нибудь вид заместительной терапии, заменяя свой привычный наркотик на какой-нибудь другой или на иное психоактивное вещество. Чаще всего это бывает гашиш, кодеин, барбитураты или алкоголь.

Такое самолечение изначально обречено на неудачу, которой оно и заканчивается. Разочарованный и подавленный, уверенный, что никогда уже не вылечится, наркоман начинает усиленно принимать наркотики в еще больших количествах. Наркотик же неумолимо и постоянно разрушает и так уже поврежденный организм. Одновременно с этим в коллективе наркоманов происходят первые смертельные случаи.

Наркоман обращается к врачу, хотя все еще сомневается, сможет ли выдержать лечение до конца. Мотивация лечения еще очень слаба, а способность перенести даже легкие неприятные ощущения вообще отсутствует. В этих случаях никогда нет гарантии успеха, и даже небольшая неудача в терапевтическом процессе может свести эффект лечения к нулю.

Первый контакт пациента с врачом

Каждый нарколог, начиная лечение наркомана, должен иметь добрые намерения и полную осведомленность в вопросах и проблемах наркомании. По отношению к пациенту он должен проявлять изрядную гибкость и некоторую снисходительность. Конечно, он должен поставить пациенту определенные ограничения и выработать условия сотрудничества, чтобы сохранить свою индивидуальность врача и индивидуальность пациента.

Первоначальные неудачив лечении, так же, как и антиобщественное поведение наркомана в клинике, часто могут разочаровать врача и других представителей медицинского персонала. По этой причине многие медики избегают практической работы с наркоманами, ограничивая свою деятельность чисто теоретическими вопросами.

С момента первого визита наркомана к врачу начинается долгий и очень сложный процесс лечения. Первый контакт очень важен и часто от него зависит исход всего процесса лечения. В начале лечения наркоман является пациентом недоверчивым и подозрительным, он проверяет врача, его намерения и компетентность. Сам он ведет себя неискренне, дает ложную информацию, обманывает врача или говорит полуправду. Причина такого поведения кроется в желании защитить себя от осуждения и от отрицательной оценки своей личности и действий.

Особенно остро наркоман реагирует на вопросы типа: «Где ты покупаешь наркотики?», «У кого ты купил опиум?», «В чьем доме ты колешься?» и т. д. Такие вопросы часто вызваны скорее праздным любопытством врача, чем насущной необходимостью узнать о пациенте как можно больше. Таких вопросов следует избегать, тем более, что в диагностическом и терапевтическом отношении они не так уж важны, в то время как они встречают наибольшее сопротивление наркоманов и затрудняют необходимый взаимный контакт. Только когда наркоман будет уверен, что врач действительно хочет ему помочь, можно начинать настоящее лечение.

Процесс лечения

Лечение наркомании в большинстве стран проводится как в условиях стационара, так и амбулаторно. Благоприятный исход самолечения встречается крайне редко.

Наиболее эффективным является лечение в больничных условиях, так как именно оно обеспечивает два наиболее важный условия процесса лечения – абсолютную изоляцию пациента от коллектива наркоманов, а также постоянный контроль психического и физического здоровья в течение всего процесса лечения. Стационарное лечение чаще всего применяется на первом этапе освобождения пациента от физической зависимости, в то время как амбулаторное лечение является продолжением стационарного после физического отвыкания или используется в случаях наркомании, не вызывающих физической зависимости.

Лечение наркомании с одновременной психической и физической зависимостью (опиомания, барбитуромания) можно разделить на два этапа. Первый этап – это лечение абстинентного синдрома, который проявляется непосредственно после прекращения приема наркотика как отражение нарушения метаболических процессов в организме. В этой фазе используется преимущественно лекарственное лечение, так как в клинической картине преобладают соматически-вегетативные явления, угрожающие жизни наркомана.

С ликвидацией абстинентного синдрома и с исчезновением или ослаблением физиологических нарушений на первое место выходят проблемы личности пациента, и тогда начинается второй этап лечения, в котором преобладают психологические методы.

Методы лечения мы оговорим в хронологическом порядке: вначале лекарственную терапию, а затем психотерапию, тоесть так, как это происходит на практике.

Физиологические предпосылки абстиненции при опиатной зависимости

Так как лекарственная терапия используется большей частью для лечения абстинентного синдрома, мы вкратце остановимся на некоторых физиологических принципах, на которые опирается современная методика лечения опиатного абстинентного синдрома, являющегося самой сложной проблемой в наркологической практике.

Опиатный абстинентный синдром возникает и развивается в результате внезапного употребления опиума или его производных. В практике это случается, когда наркоман не может достать опиум или когда лечение опиомании начинается с прекращения приема наркотика.

По мнению Н. Пятницкой в течение абстинентного синдрома можно выделить четыре этапа.

1. На первом этапе наблюдается явление психической зависимости: наркотический голод, плохое настроение, эмоциональное напряжение. К этим симптомам присоединяются признаки возбуждения вегетативной нервной системы – расширение зрачков, зевота, слезоточивость, чихание и «гусиная кожа». У наркомана исчезает аппетит, а если кризис развивается в вечернее время, то он не может заснуть. Первая фаза абстиненции проявляется через восемь-двенадцать часов от момента последнего приема опиума.

2. Второй этап характеризуют дрожь, потливость, общая слабость и более выраженная «гусиная кожа». В мышцах спины, рук и ног появляется неприятное ощущение повышенного напряжения. Все симптомы первого этапа усиливаются и на второй день достигают максимального уровня.

3. Третий этап начинается под конец второго дня кризиса и, в основном, характеризуется мышечными болями. Опиоман не может усидеть на одном месте. Он находится в глубокой депрессии и переживает чувство безнадежности.

4. Четвертый этап начинается на третий день абстиненции. В нем присутствуют все указанные выше симптомы и к ним еще присоединяются нарушения пищеварения и боли в животе.

В высшей точке развития абстинентного синдрома наблюдается субфебрильная температура –37,1 –37,2° С, умеренная гипертония – 120–145/90–110 мм ртутного столба, тахикардия – 90–110 ударов в минуту, а также повышенное выделение кортикостероидных гормонов.

В основе опиомании и опиатного абстинентного синдрома лежат сложные физиологические изменения, незнание или игнорирование которых значительно затрудняют не только понимание сущности опиомании, но также могут привести к тому, что лечение станет неэффективным.

Данные специальной литературы (И. Ф. Рахмен) указывают на важную роль симпатической нервной системы и надпочечников в течении абстинентного синдрома – расширение зрачков, гипертония, дрожь, бессонница. Во время абстиненции проявляются нарушения деятельности парасимпатической нервной системы, которыми можно объяснить усиленное чихание, слезоточение и выделения из носа, хотя некоторые специалисты считают их следствием действия гистамина.

Учитывая динамику физиологических проявлений, в течении абстинентного синдрома при опиомании трудно ожидать, чтобы в какой-то из фаз болезненного состояния доминировала только одна часть вегетативной нервной системы.

Если мы попробуем схематически изобразить активность вегетативной нервной системы на разных этапах абстинентного синдрома, то это будет выглядеть следующим образом:

1. В начале второго этапа абстиненции имеет место равнозначное возбуждение обоих отделов вегетативной нервной системы.

2. В конце второго этапа выражено лишь возбуждение ад-ренергической системы, в то время как эффекты холинер-гической системы выражены очень незначительно.

3. На третьем этапе наблюдается недостаточная адренер-гическая стимуляция, выражающаяся возможностью выровнять состояние за счет собственных резервов организма при отсутствии специфических стимуляторов.

При выборе наиболее эффективного варианта лечения совершенно необходимо глубокое знание структуры и функции вегетативной нервной системы, а также особенностей ее деятельности при отравлении опиатами или при абстинентном кризисе. Например, во второй фазе абстиненции, когда преобладает адренергическая стимуляция, улучшение наступает не только при приеме адренолитических веществ, но также и при использовании холиномиметических препаратов.

Точно так же и первая фаза абстинентного синдрома может быть сокращена не только с помощью адренолитических средств, но и путем объединения их с холиномиметически-ми препаратами, которое снижает возбуждение обоих отделов вегетативной нервной системы.

В течение третьего этапа абстиненции эффективным является объединение препаратов с адренергическими и холинер-гическими свойствами.

Лекарственная терапия

Лекарственная терапия абстинентного синдрома основывается на определенных общих принципах, но она не всегда является одинаковой и зависит от того, начинается ли лечение внезапным прекращением приема наркотика, постепенным прекращением приема наркотика или заместительной терапией. Каждый из этих трех методов имеет свои преимущества и недостатки.

1. Лечение методом внезапного прекращения приема наркотика долгое время было среди врачей наиболее популярным. Однако для наркоманов этот метод всегда был наименее популярным и даже являлся одним из поводов того, чтобы избегать лечения. Внезапное прекращение приема наркотиков означает обязательное возникновение абстинентного кризиса, состояния исключительного неприятного, а иногда и опасного для жизни, так как оно обычно сопровождается серьезными заболеваниями внутренних органов, возникшими в результате многолетнего отравления наркотиками.

Для наркомана абстинентный кризис является самым страшным событием в жизни. Нет ничего, что бы он не сделал с целью избежать кризиса. Поэтому некоторые наркоманы считают лечение наркомании путем внезапного прекращения приема наркотика наказанием, которое общество использует, чтобы покарать тех, кто нарушил его нормы. Кризис якобы является ценой, которую каждый наркоман должен заплатить, если он хочет, чтобы его снова приняло общество.

С психологической точки зрения это положение может быть обычной отговоркой, которая должна успокоить совесть наркомана, не имеющего ни желания, ни сил, чтобы лечиться. У личностей, поддающихся внушению, эта мысль может иметь влияние на отношение к лечению. Очень немногие наркоманы добровольно соглашаются на внезапное прекращение приема наркотика. Это одна из причин того, что в клиники нелегально попадают наркотики и лечение не приводит к желаемому результату.

По данным специального опроса девяносто из ста наркоманов заявили, что при таком методе лечения, сразу после выхода из клиники возвращается желание снова принимать наркотики. Такие же заявления делали наркоманы, находящиеся в заключении несколько месяцев или лет. Хотя у них по причине длительной принудительной абстиненции не может быть и речи о физическом кризисе, но в большинстве случаев они нетерпеливо ожидают освобождения и живут ожиданием того дня, когда снова смогут принимать наркотики.

Абсолютное большинство опрошенных наркоманов решительно высказались против применения метода внезапного прекращения приема наркотика в лечении опиомании. Практически все они сходятся во мнении, что этот метод вызывает протест и агрессию против тех, кто его применяет. Наркоманы воспринимают его не как помощь, а как насилие.

«При всех своих недостатках наркоман является свободным гражданином и может лечиться, если он этого хочет; но не должен, если не чувствует в этом потребность. Тот, кто добровольно решился на лечение, ожидает от врача прежде всего симпатии и заинтересованности, то есть подтверждения его добрых намерений. Каждый, кто причиняет мне физическую боль и душевные мучения, не является человеком, которому я могу доверить свое здоровье и лечение. Так как врач является исполнителем метода, я подсознательно отождествляю его с этим методом. Исполнитель мучительного метода лечения может восприниматься мной только как мучитель», – это высказывание одного из наркоманов является весьма характерным.

Абстинентный кризис является главной, хотя и не единственной причиной отсутствия симпатий наркоманов к этой форме лечения. Закрытое психиатрическое отделение может в некоторой степени напоминать тюрьму, а стационарное лечение воспринимается как давление, оказываемое на личность и ее элементарную свободу. Отсюда вытекает хорошо известное сопротивление медицинскому персоналу и частые неудачи в лечении.

Далеко не во всех психиатрических клиниках существуют специальные отделения для наркоманов. Поэтому им часто приходится находиться вместе с психически больными людьми. Такая ситуация особенно оскорбляет наркоманов. Все без исключения они утверждают, что не являются психически больными и не должны находиться вместе с сумасшедшими, а должны лечиться в разных с ними отделениях,

При применении метода внезапного прекращения употребления наркотика предпринимаются точно рассчитанные диагностические и терапевтические шаги. Благодаря этому существует возможность контроля состояния здоровья пациентов и принятия соответствующих терапевтических мер в целях предупреждения неожиданных осложнений.

Обычно дезинтоксикационные мероприятия начинаются с применения слабительных средств или очистительной клизмы, так как свыше половины выведенных организмом опиатов удаляются вместе со стулом. Не следует использовать солевые слабительные, так как они вызывают обезвоживание организма и инициируют кишечную колику. В течение всего времени необходимо контролировать функции сердечнососудистой системы и органов дыхания.

В общеукрепляющем лечении используется внутривенное капельное введение физиологического раствора или переливание плазмы с целью восстановить количество жидкости и минеральных солей в организме. Рекомендуется каждые два-три часа давать больному аналептические препараты (корамин, кофеин и т. д.)

В конечной фазе абстиненции и после ее окончания, когда наступает упадок жизненных сил, можно начинать лечение с помощью больших доз витаминов (С, Вб, В15). Лечение различных этапов абстинентного кризиса зависит от состояния организма и должно меняться в зависимости от реакции обоих отделов вегетативной нервной системы.

Состояние психомоторного возбуждения и изменения поведения купируются нейролептиками, а для борьбы с бессонницей очень ограниченно используются снотворные средства. Во время применения этих лекарств необходимо избегать их побочных эффектов, в особенности не допускать тенденции к возникновению зависимости от барбитуратов, которая может иметь место при их длительном применении. По мере ослабления проявлений абстинентного синдрома необходимо постепенно переходить на более слабые успокаивающие средства.

Наркоманы обычно неохотно применяют нейролептики из-за их неприятных побочных эффектов (дезориентация, бред), в то время как барбитураты они принимают с большой охотой. Но к барбитуратам быстро возникает толерантность, и уже через несколько дней лечения наркоманы требуют увеличения дозы. В этих случаях необходимо сразу же поменять препарат.

Эффективным средством, снимающим неприятные симптомы абстиненции (дрожь, чувство разбитости), оказываются противогистаминные препараты. Этот факт подтверждает гистаминовую теорию происхождения симптомов абстиненции.

В целях восстановления нормального функционирования организма и ликвидации последствий хронической интоксикации применяются поливитамины и препараты, защищающие печень (гепатопротекторы). Нужно избегать применения лекарств, вводимых путем инъекций, учитывая хорошо известный факт зависимости большинства наркоманов от «эффекта иглы».

2. Лечение с использованием метода постепенного прекращения употребления наркотика часто встречается в терапии морфинизма или зависимости от барбитуратов. Для лечения используется тот же наркотик, от которого у пациента , выработалась зависимость.

Первая лечебная доза не должна превышать половины общего количества наркотика, принятого наркоманом в прошлый день. Необходимо помнить, что наркоманы, зная особенности этого метода, сознательно удваивают в беседе привычную для себя суточную дозу, чтобы хотя бы на один день продлить употребление наркотика в полном объеме, и сознательно фальсифицируют данные о количестве принятого наркотика.

Длительность процесса отвыкания от наркотика зависит от причины, по которой наркоман решился на лечение, а также от разновидности наркомании. При лечении зависимости от барбитуратов процесс отвыкания от наркотика длится несколько медленнее. С учетом опасности возникновения осложнений – приступов, напоминающих эпилептические припадки и бредовые состояния.

Лечение морфиниста и опиомана протекает значительно быстрее. Нередко продолжительность лечения является мерилом искренности наркомана в его стремлении скорее вылечиться. Любое затягивание лечения может охладить энтузиазм наркомана и привести к его возвращению к наркотикам.

Большинство обращающихся за медицинской помощью наркоманов имеет некоторый опыт, связанный с абстинентным кризисом. Хотя, возможно, они не пережили настоящего кризиса, но некоторые его проявления они наверняка почувствовали. Решившись на лечение, они поначалу готовы к неприятным ощущениям, но при условии, что те не продлятся слишком долго. Если лечение длится два месяца вместо десяти-пятнадцати дней, то нельзя ожидать, что наркоман выдержит его до конца. Речь не идет об обременительности лечения, а только о его продолжительности.

Если в конечной фазе лечения наркоман попытается ослабить беспокойство, напряжение, тоску и бессонницу даже минимальной дозой опиума, от плена которого он уже почти освободился, то симптомы абстинентного кризиса проявятся вновь и возвращение к наркотику будет неизбежным.

3. Суть заместительной терапии заключается в как можно более быстром отказе пациента от наркотиков, а взамен ему предлагается какой-нибудь синтетический препарат, препятствующий возникновению абстинентного синдрома.

В 1964 г. произошел переворот в лечении опиатного абстинентного синдрома и опиомании вообще. В этом году Винсент П. Доул, специалист по болезням обмена веществ из Университета Рокфеллера в Нью-Йорке, начал исследования метаболизма у лиц с развитой наркотической зависимостью от опиатов, а в особенности от героина.

Доул исходил из предположения, что биохимические изменения, вызванные хроническим употреблением опиатов, могут быть предполагаемой причиной высокого процента рецидивов среди героиноманов, прошедших курс лечения. Вскоре к исследованиям присоединилась его жена Мэри Нисандер, психиатр с богатым опытом лечения наркоманов. Чтобы подтвердить свое предположение, что наркомания является болезнью обмена веществ, они решили исследовать действие метадона в клинических условиях.

Метадон является синтетическим анальгетиком, открытым в Германии во время второй мировой войны. Вначале он рассматривался как средство, заменяющее морфин. Метадон слабее морфина и не обладает всеми его качествами. Предполагается, что метадон, сходный по химическому строению с морфином, может воздействовать на специфические морфиновые рецепторы в мозгу.

При длительном повторном введении метадона в организм развивается перекрестная толерантность к другим производным опиума. Главным показанием к применению метадона являются сильные боли и ликвидация опиатного абстинентного синдрома, симптомы которого он устраняет через двадцать четыре – сорок восемь часов.

В начале своих исследований супруги Доул и Нисвандер выбрали двоих молодых хронических наркоманов, которые добровольно согласились на лечение. Поведение обоих пациентов было исключительно пассивным, единственное, что они могли делать – это целыми днями смотреть телевизор. Кроме этого, ничто не могло привлечь их внимания. Когда эти молодые люди начали принимать метадон, то появились заметные перемены в их поведении. Пациенты начали интересоваться тем, что происходит вокруг, и, что самое главное, меньше интересовались морфином, который до этого времени принимали ежедневно.

Симптомы морфиновой абстиненции также начали исчезать. Но самым удивительным было то, что у них изменилось отношение к своим обязанностям. Оба молодых человека возобновили учебу.

Они и дальше приходили в клинику за ежедневными порциями метадона. Позже на лечение были приняты еще несколько наркоманов, и результаты оказались такими же впечатляющими. В 1970 г. в некоторых медицинских центрах Нью-Йорка, а особенно в медицинском центре Бет Израиль, который к тому времени стал главной клиникой программы Доула-Нисвандер, сотни пациентов-наркоманов получили метадон с лечебной целью. В 1971–73 гг. количество пациентов выросло до двадцати пяти тысяч.

Главной целью метадоновой программы, по мнению Доула и Нисвандер, является не столько отвыкание от наркотика, сколько личная и социальная реабилитация.

Метадон, используемый в рамках метадоновой программы, с фармакологической точки зрения имеет три важных качества.

Прежде всего, он принимается через рот и действует в течение двадцати четырех-сорока восьми часов. Это означает, что в большинстве случаев достаточно принимать его один раз в сутки. Для наркоманов, вводящих себе наркотики путем инъекции, преимущества возможности просто проглотить лекарство являются очевидными, так как это приводит к отвыканию от «эффекта иглы».

Во-вторых, способность метадона сдерживать проявления абстинентного синдрома имеет два положительных качества. Главным является то, что наркоман, лечащийся амбулаторно, может даже держать в руках шприц с героином и при этом не испытывать желания сделать себе укол. Преимущество метадоновой программы заключается также в том, что пациент, который поначалу демонстрирует безразличное отношение к необходимости лечения, все-таки приходит в клинику, чтобы избежать проявлений абстинентного синдрома, то есть включается таким образом в процесс реабилитации.

Данные исследований показывают, что для снятия симптомов абстинентного кризиса достаточно одного миллиграмма метадона, который заменяет четыре миллиграмма морфина.

В третьих, пациент, регулярно принимающий метадон, может в случае приема героина почувствовать частичное ослабление или даже полное отсутствие его наркотического эффекта. Это означает, что героиноман, находящийся под действием метадона, не чувствует потребности в приеме героина. В этих случаях эффективная доза метадона может составлять пятьдесят-восемьдесят миллиграммов – это количество оказывает такой же эффект, что и более высокие дозы. Эффективность лечения зависит не от повышения дозировки метадона, а от комплекса лечебных мер, от психологической и социальной поддержки, которая и является главным фактором успеха метадоновой программы.

Метадоновая программа

Применение метадона в США регулируют два правительственных учреждения. С 1973 г. все указания, касающиеся использования метадона, содержатся в «Учебнике лечения метадоном», изданном под опекой Министерства юстиции США.

В декабре 1972 г. FDA (Тhe Food and Drug Administration) – правительственная служба, контролирующая качество и применение продуктов питания и лекарств, изменила статус метадона, который из экспериментального препарата превратился в новое лекарство, которое стало можно использовать для лечения опиомании в рамках метадоновой программы. На основании того же документа каждая метадоновая программа должна быть предварительно утверждена.

Человек, подлежащий лечению метадоном, должен соответствовать следующим критериям:

1. Добровольное согласие на лечение.

2. Длительность периода зависимости от героина или морфина должна составлять не менее двух лет. Непосредстиснно перед началом лечения у пациента должны проявляться следующие признаки:

а) абстинентный синдром – усиленные выделения из носа, обильное слезоточение, расширение зрачков,

б) положительный результат на наличие опиатов в моче,

в) шрамы вдоль опухших и воспаленных вен в характерных местах,

г) нижняя граница возраста пациента – восемнадцать лет или шестнадцать лет при согласии их юридического опекуна.

С самого начала пациент подвергается тщательному клиническому обследованию, включающему в себя, кроме психологического и психиатрического аспектов, многочисленные физиологические исследования и лабораторные анализы. Особое внимание следует обратить на составление подробной истории болезни от начала употребления наркотиков до подключения пациента к метадоновой программе. Всем пациентам делается хотя бы раз в неделю хроматографический анализ мочи на присутствие морфина и раз в месяц на наличие амфетамина и барбитуратов. Требования FDA, касающиеся применения метадона в домашних условиях, сформулированы следующим образом:

1. В течение первых девяноста дней от момента начала метадоновой программы пациент приходит в клинику шесть раз в неделю, а домой он может забрать только одну суточную дозу.

2. По истечении девяноста дней лечения пациент может приходить в клинику три раза в неделю, в то время как домой он может забрать количество метадона, соответствующее двум суточным дозам.

3. После двух лет лечения пациент приходит в клинику три раза в неделю, а домой он может забрать не более трех суточных доз метадона.

Метадон можно применять только в виде жидкости, чаще всего его смешивают с соком. Само лекарство хранится в специально обозначенных емкостях. Максимальная доза, которую пациент может взять домой, не должна превышать ста миллиграммов.

С учетом возможности злоупотребления метадоном, в некоторых штатах действуют более жесткие ограничения применения метадона на дому, чем в федеральном законодательстве. Например, в Калифорнии в течение первых девяноста дней лечения вообще запрещено забирать метадон домой. Причиной ужесточения правил является возможность попадания препарата на черный рынок наркотиков, появление симптомов зависимости от метадона, а также многочисленные случайные отравления среди детей, – ведь метадон чаще всего смешан с соком.

Групповая терапия и коллективное обсуждение общих проблем используются на всех этапах программы. Организуются также семейные группы, с которыми врач проводит занятия раз в неделю. Врачи, медсестры, консультанты могут дать совет и оказать помощь в любое время суток. Все они предварительно прошли наркологическую подготовку. Советы специалистов часто касаются подготовки пациентов к интеграции в общество, им предлагается профессиональная подготовка и работа. Сторонники метадоновой программы считают это главным средством пересечения ежедневных контактов лечащихся с субкультурой наркоманов.

Сравнительный статистический анализ показывает, что все наркоманы, прошедшие курс лечения метадоном, до лечения совершали различные правонарушения, но те, кто прошел метадоновую программу полностью, значительно снизили криминальную активность.

Время, раньше затрачиваемое на поиски наркотика, они теперь тратят на другую деятельность, а круг интересов у них значительно расширился. Ослабление потребности употребления наркотика позволяет пациенту начать поиски новой жизненной альтернативы и образа жизни, которые могут стать для них приемлемыми.

Молодые люди больше интересуются образованием и работой. Сэм Доул часто подчеркивает важную роль социальной реабилитации, как главного фактора успеха метадоно-вой программы.

Семьдесят пять процентов наркоманов, прошедших курс лечения в клинике Доула-Нисвандер, постоянно работают или учатся, а восемьдесят три процента являются «социально-интегрированными членами общества». Таким образом, метадон можно расценивать как фармакологическое дополнение к процессу социальной реабилитации.

Вместо выводов

Метадон является лекарством выбора при лечении опиомании. Он применяется как в стационарных, так и в домашних условиях. Оба варианта имеют свои плюсы и минусы. На сегодняшний день этот метод применяется в двух различных клинических случаях.

Прежде всего, метадоновая программа используется с целью ослабления и устранения проявлений абстинентного кризиса, наступающего после внезапного прекращения приема наркотика опиумного ряда. Так как метадон способен вызвать перекрестную толерантность и возникновение зависимости от опиатов вообще и воздействует на те же рецепторы головного мозга, что и они, он может воспрепятствовать проявлению наркотического голода того наркотика, от которого организм находится в зависимости вследствие долгого употребления.

Таким образом, метадон может быть полезен, если пациент принимает его в течение всего абстинентного кризиса. Существуют различные схемы применения препарата, но, как правило, курс лечения начинается с введения в организм так называемой стабилизирующей дозы – смягчающей или полностью ликвидирующей абстинентные симптомы.

Эту дозу пациент получает так долго, пока не закончится кризис, то есть от четырех до восьми дней. Затем дневная доза постепенно снижается, и между четырнадцатым и двадцатым днем прием метадона полностью прекращается. В этом варианте лечения нельзя давать пациенту метадон более, чем двадцать дней, так как это может привести к возникновению зависимости, что практически означает замену одной зависимости другой. Считается, что большинство опиоманов можно освободить таким способом от физической зависимости, что совсем не означает полного излечения от наркомании. Применение метадона является в этом случае первым этапом комплексного лечения наркомании опиатного типа. Дневная стабилизирующая доза колеблется от сорока до шестидесяти миллиграммов. Более высокие дозы метадона вызывают галлюцинации и желание повторного употребления препарата.

Преимущества этого метода:

1. Уменьшение длительности проявлений абстинентного кризиса, тяжело переносимых пациентом, и одновременно весьма опасных, особенно для взрослых наркоманов с выраженными повреждениями жизненно важных внутренних органов (печень, почки, центральная нервная система, сердце, поджелудочная железа и т. д.).

2. Метадон является наиболее эффективным лекарством для лечения абстинентных симптомов, которые после прекращения приема препарата ослабевают или исчезают совсем.

3. Полный контроль проявлений абстиненции.

4. Метадон является сравнительно безопасным препаратом, не вызывающим нежелательных побочных эффектов и, кроме того, очень дешевым.

5. Повышение популярности лечения среди наркоманов, большинство из которых откладывают начало лечения из страха перед абстинентным кризисом.

6. Под воздействием метадона пациент становится активным и значительно восстанавливает структуру личности, что делает возможным скорое начало психотерапевтического лечения как основной формы наркологической терапии и более полную социальную реабилитацию.

7. Благодаря метадону стало возможным более гуманное лечение наркомании, так как препарат освобождает пациента от физических мучений.

Вторую форму использования метадона для лечения опиатной зависимости составляет так называемая метадоновая программа, согласно которой пациент длительное время регулярно принимает метадон. Метадоновая программа прежде всего используется для лечения героиномании, а также лиц с серьезными нарушениями обмена веществ.

Некоторые врачи считают, что метадон является для наркомана тем, чем инсулин – для диабетиков, так как он является веществом, необходимым для поддержания биохимического равновесия.

Сторонники метадоновой программы, и особенно ее создатели В. Доул и М. Нисвандер, утверждают, что наркоман, много лет принимающий героин, при приеме оптимальной дозы метадона может «сохранить свое присутствие в обществе и в любых видах деятельности быть наравне со здоровыми людьми, то есть вести почти нормальную жизнь».

Основной целью метадоновой программы является обеспечение наркоману жизни, свободной от наркотиков, путем как можно более скорой личностной и социальной реабилитации, обеспечиваемой образованием, профессиональной подготовкой и предложением рабочих мест.

Среди наркоманов, совершающих преступления, чтобы добыть наркотики, но приобщившихся к метадоновой программе, уровень преступности в значительной мере снижается. Таким образом, становится возможным контроль общества над поведением большого количества наркоманов, до этого предоставленных самим себе или наркотической субкультуре. Конечным этапом метадоновой программы является подготовка пациентов к полному отказу от этого препарата и возвращению к нормальной жизни.

На сегодняшний день в США существует свыше пятисот организаций, осуществляющих лечение наркоманов по метадоновой программе. Начиная с 1965 г., эта программа применяется также за пределами США.

Федеральное правительство США при посредничестве Национального Института Психического Здоровья официально согласились с мнением, что метадоновая программа является формой терапии в широком смысле и что ее эффективность не подлежит сомнению. Американская Медицинская Ассоциация определила перечень показаний, при которых рекомендуется метадон.

Внедрение метадона в практику лечения опиомании в значительной мере способствовало ее развитию и сделало этот вид лечения более гуманным. Метадон, конечно, не является универсальным средством лечения наркомании, но пока не найдено лучшее, он является наиболее эффективным и гуманным лекарством. Все претензии и опасения по отношению к метадоновой программе, по сути дела, относятся к особенностям и обстоятельствам ее применения, которые могут быть правильными или неправильными, приводящими к благоприятным или неблагоприятным результатам. Осуждать нужно не само лекарство, а тех, кто неграмотно его применяет.

Психотерапия

Психотерапия наркотической зависимости по сравнению с другими психиатрическими дисциплинами, которые также находятся в компетенции психотерапевта, имеет свою особую специфику.

Прежде всего, с учетом абстинентного синдрома, развивающегося при прекращении приема наркотика, и преобладания соматических симптомов в начальной фазе лечения, терапия основывается на приеме лекарственных препаратов и имеет своей целью ликвидацию соматических осложнений. На этом этапе также делаются попытки завоевать доверие пациента. С этой целью принимаются во внимание регрессивные формы поведения больного, а врач играет роль человека, имеющего добрые намерения, но по характеру – авторитетного, наподобие одного из родителей, оказывающего поддержку, но не карающего.

Норман Камерон так определяет роль врача в терапии поддержки: по-матерински добрый образ, заботливый, вселяющий надежду, придающий больному сил путем создания атмосферы тепла, сочувствия и уверенности. В течение всего процесса лечения врач является союзником ослабленного «Я» пациента. С точки зрения психоанализа, в такой ситуации врач может выступить в роли отца. Некоторые авторы не настаивают на обязательности роли отца или матери, хотя в этом вопросе являются допустимыми различные варианты. По их мнению, психотерапия является встречей двух людей, исключительной самой по себе и определяемой ролью обоих актеров.

В первой фазе лечения внимание пациента, в основном, обращено на многочисленные соматические симптомы, поэтому терапевту пока не стоит пытаться установить с больным тесный психологический контакт. В клинической картине могут преобладать страх, беспокойство, слабые изменения состояния сознания, нарушение восприятия и осмысления событий, напоминающие психотические состояния, что также затрудняет начало классического психотерапевтического процесса.

Когда проявления абстинентного синдрома исчезают, постепенно наступает улучшение физического и психического состояния, и на первый план выходят психологические проблемы личности. В самом начале – это состояние «Великой Пустоты». Пациент, у которого отобрали наркотики, не чувствует ничего, кроме пустоты, потому что вместе с наркотиком он лишился привычного образа жизни и многих действий, заполнявших прежде всего его время.

С другой стороны, он все еще не имеет ясного представления, что он должен делать в новой ситуации. Поэтому наркоман часто задает вопрос– «А что же дальше? Я согласен, что больше так не могло продолжаться и что наркотик в конце концов бы меня уничтожил, но что вы мне можете предложить взамен?», и в этот момент начинается самая деликатная часть психотерапевтического процесса.

Теперь врач встает лицом к лицу с двумя аспектами личности пациента – личности, предшествовавшей наркомании, и личности, вторично измененной в результате злоупотребления наркотиками. Психотерапевт должен решить, которая из этих личностей находится в большей опасности. Особое значение имеют обстоятельства, связанные с наиболее ранним периодом развития пациента, а также с более поздним процессом индивидуализации вплоть до начала болезни.

Не следует недооценивать значение семейной атмосферы и влияния родителей на развитие личности. В семьях, в которых выросли наркоманы, как правило, отношения между родителями были холодными и напряженными, часто это были разбитые семьи. Нередко дети родителей, ищущих утешение в алкоголе или решающих жизненные проблемы, глотая всевозможные успокаивающие таблетки, с малых лет знают как «бороться» со стрессом и неуверенностью.

Известно, что между молодым наркоманом и его родителями существует психологический барьер, выражением которого является невозможность найти общий, язык Родители наркоманов, не соглашаясь с позицией своих детей, в большинстве случаев поступают по одному из двух сценариев: пробуют навязать им свою волю, не допуская возможности полемики, равноправного диалога, или же просто умывают руки, предоставляя детям идти своей дорогой. Позже, когда дети еще больше выходят из-под их контроля, эти родители чувствуют бессилие и фрустрацию.

Такая позиция родителей может инициировать возникновение чувства вины, направленного на своих детей и молодежь вообще. В то время как молодые люди, противопоставляя себя авторитету, начинают оказывать активное или пассивное сопротивление. Наркотик, обладающий притягательностью запретного плода, для определенной части молодых людей вполне может стать весьма подходящим средством проявления бунта. Кроме того, наркотик помогает молодому человеку осознать границы того, что он способен совершить и пережить в новом для себя свете.

Со всех точек зрения, наркоман является весьма специфическим пациентом. Он прекрасно осведомлен о фармакологическом действии различных наркотиков и других психоактивных веществ и о проблемах наркомании в самых разных ее проявлениях. Поэтому он ожидает от врача, что тот знает все эти проблемы хотя бы в такой же степени. Это означает, что врач, лечащий наркоманов, должен пройти специальную переподготовку в области наркологии, тем более, что на возможность установления тесного психологического контакта с пациентом влияет не только знание той среды, в которой наркоман долгое время вращался, но также и осведомленность о символах, нравах, обычаях и о субкультуре наркоманов вообще.

От врача наркоман ожидает, прежде всего, поддержки и восприятия его как личности. Он проверяет намерения психотерапевта, желая вести диалог на равных, и замыкается или даже проявляет враждебность по отношению к врачу, если заметит, что тот пытается играть роль судьи и моралиста.

Неприятная перемена эмоционального состояния наркомана, которая может произойти в начале лечения способна привести к враждебности по отношению к психотерапевту, проявляющейся молчанием или даже прекращением лечения. Это происходит в тех случаях, когда наркоман воспринимает поведение врача как повторение поведения его родителей, особенно того, с кем он в детстве находился в конфликте. Своевременный анализ соотношения степени доверия и степени сопротивления пациента может повлиять на ход дальнейшего лечения.

Психотерапевтический процесс

Процесс лечения наркомании является постепенным и длительным. Хроническое отравление организма наркотиками, нарушенное восприятие реальности, социальная и эмоциональная незрелость, а также возврат к более примитивным формам поведения формируют ущербную и, с социальной точки зрения, больную личность, для которой возвращение к нормальной жизни возможно только в случае серьезной ее корректировки с помощью длительной психотерапии и реабилитации.

Наркоман, согласившийся на лечение, имеет существенные личностные пробелы в развитии и воспитании. Поэтому ему нельзя говорить во время лечения, что скоро все будет «как раньше», потому что это «раньше» соответствует молодому возрасту, в котором пациент по причине нарушения психического равновесия и эмоциональной незрелости приобщился к наркотикам. Этот период, кроме употребления наркотиков, характеризуется еще и задержкой психического и физического развития. Развитие даже не останавливается, а начинает происходить в обратном направлении. То есть, стремиться к прежнему состоянию – это значит стремиться к регрессу.

Главная цель лечения наркомана – пробудить надежду на лучшее будущее. Во время психотерапевтических сеансов не следует возвращаться к: периоду употребления пациентом наркотиков, который раз и навсегда нужно забыть и окончательно исключить возможность соблазна ностальгических воспоминаний. Все мысли пациента необходимо направить на проблемы сегодняшнего дня и будущего. Единственное, к чему может привести возвращение к прошлому, – это к нарушению и без того нестабильного душевного равновесия, почти тому же, в каком он находился, когда впервые начал принимать наркотики.

Забрать у наркомана наркотик или помешать ему принимать его – вовсе не значит излечить от наркомании. Это только первое звено в цепи лечебных мероприятий. Требовать от наркомана, чтобы он сразу же после прекращения приема наркотика включился в нормальную жизнь со всеми ее проблемами, – это является серьезной врачебной ошибкой. Прежде всего необходимо, чтобы он отвык от прежнего образа жизни, а затем психотерапевт должен помочь пациенту в выработке новых социально-адекватных привычек. Это требует времени и терпения. Утратив привычку к труду, к тому же весьма ослабленный физически, наркоман не в силах справиться сразу с возложенными на него новыми, слишком тяжелыми для него, обязанностями. Неудача может очень серьезно поколебать его веру в себя и в возможность дальнейшего лечения. В самом крайнем проявлении, это может означать возврат пациента к наркотикам.

Новые обязанности и нагрузки нужно дозировать в зависимости от возможностей пациента. Вначале они могут показаться ему слишком трудными, и тогда их необходимо облегчить, чтобы больной мог с легкостью с ними справиться. Каждое удачно выполненное задание постепенно возвращает уверенность и веру в себя.

Сегодняшние успехи становятся гарантией будущих. Наркоман, долгое время чувствовавший себя выброшенным из общества, начинает понимать, что он в силах стать его полноправным членом.

Роль родителей в психотерапевтическом процессе

Роль родителей во время лечения очень важна по разным причинам, притом как в позитивном так и в негативном плане. Необходимо остановиться на ошибках, которые родители наркоманов, желая или не желая того, совершают в период лечения, очень существенно его затрудняя.

Реакция застигнутых врасплох и огорченных родителей чаще всего приводит к абсолютному непониманию ситуации и может только углубить отсутствие взаимопонимания между ними и их детьми. Шокированные открытием, что их ребенок является наркоманом, родители переносят на него собственное чувство вины за возникшую ситуацию и считают молодого человека единственным, кто в ней виноват.

Родители не принимают во внимание свое поведение и свою роль, которую они сыграли в приобщении ребенка к наркотикам, и склонны обвинять в этом кого угодно, только не себя, – «плохих» друзей и ровесников, а также общество в целом. Неприятие старшим поколением образа жизни своих детей может выражаться оскорблениями, унижением и даже рукоприкладством. Богатые родители, боясь за свой собственный авторитет, пробуют отправить детей на лечение за границу или в другой город, чтобы изолировать их от привычного окружения. В действительности в основе такого поступка лежит желание убрать подальше, «с глаз долой» негативный образ собственной совести.

Другие родители пускаются в бесконечные рассуждения на темы морали, вызывающие у наркомана еще большее внутреннее сопротивление и желание бегства от такой обстановки. Когда родителям не удается навязать свое мнение, они пытаются сделать это опосредованно, через врача, говоря ему, что он должен внушить их ребенку.

Так как молодой наркоман является личностью развивающейся, важную роль играет процесс идентификации с врачом. Постоянное присутствие родителей нередко осложняет этот процесс, так как родители являются противоположным объектом идентификации. В таких случаях наркоману требуется со стороны родителей исключительно поддержка и понимание. Это все, что он может принять. Только по мере излечения он становится готов к восприятию новых жизненных взглядов и к противостоянию со своей неприспособленностью.

Другой ошибкой родителей является их нетерпеливость. Постепенное течение процесса излечения наркомании является главным условием его успешного завершения. Этого требуют особенности личности и стиль жизни наркомана.

Нравы и обычаи наркоманов

Наркоман в период хронического злоупотребления наркотиками становится жертвой не только химического действия наркотических препаратов, но также и специфического образа жизни, при котором все интересы и начинания касаются только наркотика. Интерес к общественной деятельности и событиям постепенно снижается пока не исчезнет совсем. Чувство долга наркоману неизвестно. Старые привычки исчезают, а взамен появляются новые, – патологические и противоречащие нормам общества. Наркоман ведет хаотический образ жизни, у него нет ни желания, ни сил, чтобы учиться или заниматься какой-нибудь работой или другой полезной деятельностью.

Все социальные отношения наркомана сводятся к общению с коллективом себе подобных личностей, который объединяют только наркотики. Частое повторение психопатических эксцессов, возникающих под действием наркотика, ослабляет контакты наркомана со здоровыми людьми и сводит эту потребность до минимума. У наркомана практически нет шансов остаться полноценным членом общества. Этот факт, как правило, родители оставляют без внимания и требуют, чтобы их ребенок как можно быстрее вернулся в нормальное общество. В начальной фазе лечения наркоман не готов немедленно присоединиться к группе своих здоровых ровесников.

Во время добровольной «эмиграции» наркомана его ровесники развивались и постигали новые формы поведения. С этой точки зрения, их общество кажется наркоману незнакомым и он чувствует себя среди здоровых молодых людей чужим. Это может привести к возникновению чувства тревоги и желания к более безопасным и привычным для него реалиям, то есть к наркотикам и коллективу наркоманов. Этому часто способствует и позиция ровесников, не всегда готовых принять больного товарища.

Поэтому возвращение в общество здоровых людей должно происходить постепенно, путем единичных контактов со здоровыми ровесниками, находящимися на определенном уровне социальной зрелости. Бывшему наркоману нужно облегчить осознание «принципа реальности», возможности проанализировать его и помочь выработать новое отношение к реальной жизни.

В процессе психотерапевтического лечения встречается еще одна характерная проблема, от решения которой зависит конечный результат лечения. Измененная личность наркомана, взяв на вооружение наркотик, декларирует определенную идеологию и специфический взгляд на мир. Чувство вины, сопровождавшее употребление наркотиков на начальном этапе, исчезает, кроме всего прочего, еще и благодаря принятию новой философской позиции и новой системы ценностей. И здесь важную роль в разрушении наркотических иллюзий должен сыграть врач, доказывая полную абсурдность этих идей и их непригодность в решении практических жизненных проблем.

Но необходимо учитывать, что наркоману требуются твердые и несомненные аргументы. Если врач в состоянии их предоставить, то наркоман вполне может с ними согласиться и отказаться от воспринятых прежде истин. Часто достижение этой победы является для врача самой трудной частью всего психотерапевтического лечения. Только когда наркоман искренне воспримет настоящую и реальную систему ценностей, можно говорить о том, что он близок к окончательному излечению.

Выбор вида психотерапии

Разнообразие специфических черт личности наркомана так же, как и разнообразие внутренних потребностей, которые удовлетворяет наркотик, требует, чтобы к каждому конкретному случаю наркомании врач подходил индивидуально. Психотерапевтический подход зависит прежде всего от индивидуальных черт и силы личности, от реактивности характера, от вида проблем, которые человек пытается решить с помощью наркотиков, от разновидности наркотика и от психического состояния пациента на период лечения. Поэтому психотерапия, по крайней мере, на начальном этапе должна проводиться строго индивидуально, независимо от психотерапевтических приемов.

Групповая психотерапия

Практика показывает, что на первом этапе лечения наркомании групповая терапия, с учетом ее специфики, является менее эффективной, чём индивидуальная психотерапия. Это происходит, скорее всего, из-за особенностей структуры личности наркомана и специфики коллектива наркоманов.

Страх, подавленность, неудовлетворенность, профессиональная некомпетентность, ощущение собственной ненужности и неуверенности в общественных отношениях являются выражением невозможности человека приспособиться к изменениям внешних условий. Человек мучается, чувствуя Свою изоляцию от общества, которое он воспринимает как враждебное по отношению к нему. Он нуждается в заботе и одобрении, которых общество, где он живет и работает, не может ему дать. В этом случае только терапевтическая группа, в которую входят люди с похожими судьбами, готова его принять, защитить, понять и помочь найти себя. Это означает, что в классической психотерапевтической группе собраны люди, которым в самостоятельной жизни не удалось реализовать себя и справиться с трудностями.

С наркоманами дело обстоит иначе. Современные наркоманы редко принимают наркотики в одиночку. Большинство из них живут в неформальных группах, а субкультура наркоманов является одной из самых характерных черт современной наркомании. Обладая определенной предрасположенностью еще до начала возникновения зависимости, наркоманы вынуждены искать уверенности в себе, собираясь в группы. Не исключено, что коллектив наркоманов также несет в себе элементы неудачной попытки самолечения.

В этом состоит основное различие между наркоманами и другими психически больными людьми. Невротик, психотическая личность или другой больной, страдающий психическими нарушениями, в первый раз становится членом коллектива. Наркоман является членом коллектива, употребляя наркотики, а также и во время лечения. То есть ничего нового. Группа просто меняет свою среду обитания.

Это находит отражение в том, что наркоманы иначе, чем остальные пациенты ведут себя в психотерапевтической группе. В некоторых случаях наркоманы «сплачивают ряды» на основе социопатологических ценностей, что проявляется в форме активного или пассивного сопротивления. В смешанных психотерапевтических группах такое сопротивление проявляется в обособлении наркоманов от остальных членов группы. Наркоманы ведут себя как инородное тело. Отсюда вытекают все проблемы, связанные с групповым лечением наркоманов. Часть группы, объединенную социологическими мотивами необходимо разрушить, так как она сама по себе является больной и опасной для окружения и своих членов.

Индивидуальная психотерапия на первом этапе облегчает не только лечение личностных нарушений, но также способствует отвыканию личности от социопатологических форм поведения в рамках коллектива наркоманов. С учетом большого количества пациентов и недостаточного количества врачей это, к сожалению, чаще всего – невыполнимая задача. Поэтому некоторые авторы предлагают разделение на небольшие группы, с которыми нужно работать отдельно. Когда в процессе психотерапевтического лечения эти малые группы достигнут определенной степени прогресса, а также способности объективной оценки своего состояния, их можно объединить в общую группу, составленную из всех пациентов отделения, и начинать работу над повышением уровня интеграции личности и группы в целом.

Индивидуальная психотерапия

При оптимальных условиях лечения, под которыми понимаются небольшое количество пациентов и достаточное количество времени, которым располагает врач, индивидуальная терапия, особенно на первом этапе лечения, должна быть основной формой лечения наркоманов.

Для лечения наркомании можно использовать различные приемы индивидуальной психотерапии. От цели, которую ставит перед собой врач, зависит, будет ли в ней преобладать консервативный характер или характер перевоспитания или реконструкции личности.

На первом этапе лечения, когда пациент постепенно отвыкает от наркотика и включается в начальную конструктивную деятельность, психотерапевт поначалу предлагает пациенту интеллектуальную и эмоциональную поддержку. Затем, когда будет достигнуто доверие пациента, врач начинает перевоспитание в плане выработки позиции по отношению к окружающему миру и к самому себе. И только на последнем этапе лечения, если позволяет характер нарушений, можно пытаться изменить структуру личности пациента. Использование психоаналитических методов в самом начале лечения не приносит заметного успеха.

Консервативная психотерапия

Психологи утверждают, что наркоманы являются личностями со слабым «Я», поэтому нарушены их связи с внешним миром, а защита от неблагоприятных воздействий неэффективна. Химические вещества, обладающие психоактивным действием, могут в значительной степени влиять на функции «Я». Под воздействием наркотиков, а также при абстинентном кризисе эти функции находятся на грани дисбаланса. Это особенно касается контроля над реальностью, аналитических способностей «Я» и защитных механизмов личности.

Несмотря на это, у наркоманов реже встречается общее ослабление «Я», имеющее место при тяжелом психотическом расстройстве, за исключением острых отравлений галлюциногенными наркотиками.

Среди наркоманов, особенно не имеющих еще достаточного опыта употребления наркотиков, встречаются случаи частичного ослабления «Я», то есть ослабление некоторых его функций, в то время как остальные функции в большей или меньшей степени сохраняются. На начальном этапе лечения наркоман стремится к усилению сохранившихся частей «Я», прежде всего принципа реальности и некоторых защитных механизмов.

Неудача психотерапии наркомании часто является следствием слабости «Я» или слабого самоконтроля пациента, приводящих к невозможности противостоять внутреннему напряжению длительное время и откладывать удовлетворение своих внутренних потребностей.

Вначале для врача несущественно, имеет ли он дело с пациентом с первично-слабым «Я» или с личностью, у которой ослабление «Я» возникало вследствие болезни. Впрочем, на начальном этапе эти виды нарушений невозможно различить. Только при дальнейшем благоприятном развитии лечения постепенно проявляется истинная природа личности, и только тогда врач может выбрать вариант психотерапевтического лечения, обусловленный особенностями личности пациента.

Форму психотерапевтического воздействия часто подсказывает физическое состояние пациента. В период преобладания соматических симптомов и сильного чувства тревоги лечение, прежде всего, должно носить щадящий характер, потому что большая часть психической энергии используется пациентом для защиты собственного «Я», которому грозит распад.

Одним из таких состояний является абстинентный синдром, с которого начинается лечение физической и психической наркотической зависимости. Непосредственно после прекращения употребления наркотиков внезапно развивается целый ряд соматических симптомов как выражения нарушения метаболических процессов в организме. В этот период применяется преимущественно лекарственное лечение, основная цель которого – устранить физические мучения. Одновременно с физическими проявлениями возникает сильнейшее психическое напряжение, связанное с наркотиками и чувством вины. В этой фазе пациент захвачен, в основном, соматической симптоматологией, и врач не должен пытаться идти с ним на тесный психологический контакт и придавать большое значение поведению больного.

Врач должен направлять и дозировать свои действия таким образом, чтобы сделать динамику личности пациента более гибкой и готовой к переменам. В результате эмоциональных контактов с пациентом личность пациента становится более зрелой, а энергия, вызванная внутренним конфликтом, освобождается и может быть использована в новых, полезных психологических процессах.

Врач должен с самого начала убеждать пациента в том, что наркомания излечима и что возможности излечения и реабилитации весьма значительны, но зависят, главным образом, от самого пациента. Одновременно ему нужно сказать, что лечение не будет ни легким, ни быстрым, но он в течение всего лечения не будет ни на минуту предоставлен сам себе. Пациенту нужно дать перспективу времени. Он сам должен поместить себя где-то в будущем, притом в положительном качестве.

Ни в коем случае нельзя пугать пациента будущим. Если он испугается, процесс лечения остановится и, может быть, даже прервется. Атмосфера, в которой проводится психотерапия, постоянно должна быть проникнута доброжелательностью и душевным теплом, чтобы пациент чувствовал себя смелее и увереннее, то есть, менее одиноким. Во время абстинентного кризиса консервативная психотерапия должна пониматься как способ поддержания тревоги на таком уровне, чтобы пациент мог сопротивляться своим эмоциональным проблемам.

Отношения между авторитетной личностью врача и раздробленной личностью пациента должны поддерживаться с наибольшей тонкостью и вниманием. Одна из главных опасностей консервативной психотерапии состоит в возможности возникновения слишком большой степени регресса и в возникновении психологической зависимости, при которой больной уже не может обходиться без постоянной помощи психотерапевта. Врач должен с самого начала спланировать предстоящую работу с пациентом и избегать возникновения у него еще большей несамостоятельности, хотя нужно сказать, что встречаются пациенты, которым требуется консервативная психотерапия на неограниченный период времени часто для возможности поддержания степени социальной адаптации хотя бы на минимальном уровне.

Этот вид психотерапии является для врача менее интересным, чем психотерапевтические методы, направленные на восстановление у пациента веры в себя. Однако если поддержка оказана надлежащим образом и в нужное время, то результат может оказаться весьма благоприятным.

Приемы консервативной психотерапии

Используя консервативную психотерапию, врач стремится достичь в наиболее короткий период времени максимально возможного улучшения психологического самочувствия пациента. При этом он не пытается изменить взгляды или личность пациента, а только предпринимает попытки с помощью социально-воспитательного убеждения добиться готовности пациента к более серьезным психотерапевтическим шагам. Консервативная психотерапия используется, прежде всего, для достижения взаимопонимания врача и пациента. При появлении первых признаков улучшения можно совмещать этот метод с методикой перевоспитания и реконструкции личности.

Возвращение пациенту чувства безопасности

Метод возвращения пациенту чувства безопасности является одним из наиболее часто применяемых в консервативной психотерапии. Врач успокаивает больного и оказывает ему в разных формах эмоциональную поддержку. Очень полезно сказать наркоману, находящемуся в состоянии абстинентного кризиса, что у других пациентов существуют такие же проблемы и что врач может ему помочь, но при условии, что наркоман по-настоящему этого захочет, и что его физическое и эмоциональное состояние скоро улучшится.

Таким образом, усиливаются защитные механизмы личности и возрастает возможность преодоления эмоционального напряжения, искушения или нерешительности.

В течение первых месяцев абстиненции тревога присутствует постоянно, и случаются периоды, когда пациента просто необходимо успокоить, потому что долго длящаяся тревога может угрожать целостности личности.

Внушение

Внушение может быть очень полезным на первом этапе лечения наркоманов. Человечество использует этот метод на протяжении веков. Еще в доисторические времена вера во врача и его лекарство являлась едва ли не самым важным фактором лечения. Старая пословица гласит: «Тот, кто верит своему врачу, может излечиться стаканом воды».

Применение лекарств, не обладающих никакими фармакологическими свойствами, зависит, главным образом, от внушения. На этот момент необходимо обращать внимание при лечении наркоманов, так как их мучения в значительной мере усиливает психологический фактор. Известно, например, что таблетка-пустышка (плацебо), похожая на таблетку мета-дона, иногда может прекратить или ослабить симптомы абстинентного кризиса.

В личности наркоманов трудно отличить первичные признаки от приобретенных, и потому внушение как психотерапевтический прием с полным основанием применяется в их лечении. Внушение является не только методом консервативной психотерапии, но также и составной частью других видов психотерапии.

Убеждение

Убеждение часто используется как метод психотерапевтического лечения. Он представляет собой попытку убедить пациента, чтобы он отказался от нездоровых форм поведения и заменил их на общепринятые в нормальном обществе. Наркомана следует постепенно отучать от старого образа жизни и предлагать ему варианты социально-приемлемого поведения.

Метод убеждения как психотерапевтическое средство предназначен для подготовки пациента к выработке разумной позиции по отношению к окружающему миру, к необходимости решения жизненных проблем, к восприятию людей такими, какие они есть, – то есть ко всем обстоятельствам, к которым наркоманы не приспособлены и потому изолированы от нормальной жизни.

Следует избегать угрозы, запрета и упрека, потому что они могут травмировать личность пациента. Некоторые врачи используют метод убеждения в случае неконтролируемой возбужденности пациента, когда своим поведением он угрожает собственной жизни или жизни и здоровью других людей; по отношению к пациентам, не чувствующим достаточной уверенности, чтобы противостоять жизненным ситуациям; в случае незрелости личности и т. д.

Метод эмоционального катарсиса

Следующим методом консервативной психотерапии является эмоциональный катарсис. С помощью беседы о проблемах пациента иногда бывает возможно вызвать у пациента состояние, в котором он перестает эмоционально реагировать на свои проблемы. Длительный разговор приводит к тому, что повторное переживание болезненных впечатлений вызывает меньшую тревогу.

Открытое обсуждение сильных скрытых эмоций может привести к заметному улучшению самочувствия пациента по целому ряду причин. Прежде всего, целью беседы является ослабление внутреннего напряжения и тревоги путем формирования эмоций. Уже возможность «выговориться» сама по себе приносит облегчение, потому что измученное «Я» более эффективно может себя противопоставить конкретным мыслям, чем «мрачным эмоциональным эксцессам» (О. Фенихель).

Врач разъясняет пациенту ранее не осознанные связи, явившиеся причиной внутреннего конфликта, и советует, как преодолеть конкретные трудности. Вследствие этого, пациент перестает бояться свободно мыслить и говорить на запретные темы.

Прочие методы психотерапии

Следующий вариант консервативной психотерапии представляет собой лечение, основанное на ликвидации или видоизменении стрессов, спровоцированных окружением наркомана. Пациент, принятый на стационарное лечение, защищен от социопатологического влияния коллектива наркоманов, от влияния родителей и близких, вызывающих стрессы.

Условия клиники не только изолируют пациента от стрессов привычного окружения, но они также должны давать ему опору и чувство безопасности, то есть являться терапевтической средой в самом широком смысле. В этих условиях пациенту легче изменить свое поведение и круг интересов, легче приобщиться к процессу адаптации, к нормальным условиям жизни. Но этот вид лечения не приносит желаемого результата, если конфликт лежит в глубине личности пациента.

Обнаружение глубинных потребностей личности пациента является методом консервативной психотерапии, который можно использовать отдельно или в сочетании с другими методами лечения. Здесь формой поддержки является повторное направление интересов личности пациента в сторону внешнего мира в образе искусства, профессии, музыки, танца, спорта, хобби.

Трудотерапия, рекреационная терапия и музыкотерапия направляют интересы пациента на конструктивные действия и получение удовлетворения от них. Этот метод может быть эффективным в начальной и срединной фазе лечения как в стационарных, так и в амбулаторных условиях. В начале лечения наркоман не имеет ни сил ни желания для самостоятельной конструктивной деятельности, поэтому своевременная поддержка может стать важным шагом в психотерапевтическом процессе и в последующей реабилитации.

Целью трудотерапии является обновление и усиление защитных механизмов и интеграционных способностей личности, которые в результате неблагоприятных воздействий извне были повреждены в такой степени, что это привело к ее временному дисбалансу. Этот вид психотерапии способствует упорядочению личности пациента, нуждающегося в неотложной помощи, чтобы он смог противостоять собственному чувству вины, стыда и тревоги, а также фрустрации и нагрузке извне, если они станут чересчур интенсивными, при сохранении нормального функционирования личности. Для пациентов с нарушенной целостностью «Я» этот психотерапевтический метод является единственно возможным. Консервативная психотерапия очень важна для лечения острых нарушений целостности личности, когда нужно выиграть время для наблюдения и выбора правильных терапевтических методов.

Необходимо помнить, что психотерапевтическое изменение глубоких патологических структур личности возможно лишь после исчезновения проявлений абстинентного синдрома. Использование психоаналитического метода на начальном этапе лечения не приносит желаемого результата. В этой фазе лечения пациент не готов ни к тесному контакту с психотерапевтом, ни к встрече с собственным подсознанием. Поэтому консервативную психотерапию нужно расценивать как переходный этап, во время которого пациента нужно подготовить к более серьезному психотерапевтическому воздействию.

Возможность использования психоанализа в лечении наркомании

Многие задают вопрос, уместно ли применение психоанализа в лечении наркомании. Если мы будем рассматривать психоанализ с ортодоксальной точки зрения, таким, каким его разработал 3. Фрейд, а наркоманию – как состояние, близкое к психозу, то с учетом предполагаемой невозможности установить тесный контакт пациента с врачом, использование этого популярного метода можно расценить, как бесперспективное. Эту точку зрения подтверждает практический опыт врачей, отмечающих, что результаты психоанализа в случаях лечения наркомании оставляют желать лучшего.

Мы уже не говорим о начальном периоде лечения, когда преобладают соматические проявления абстинентного синдрома, и больному, мягко говоря, не до психоанализа. Но по мере улучшения физического самочувствия, пациент постепенно становится способным воспринимать внешние влияния и изменять с помощью психоаналитика свои взгляды и поведение. Более поздние исследования значительно изменили первоначальные взгляды на пригодность Психоанализа для лечения психозов и соответственно наркомании.

Как мы уже говорили ранее, в процессе возникновения и развития наркомании решающим фактором являются особенности личности наркомана, а психотерапия является основным методом лечения. Однако при выборе оптимальной формы психотерапевтической деятельности играют роль очень многие факторы. Прежде всего, совершенно необходимо определить отправную точку дезинтеграции личности, в которой наркоман находится в начале лечения. Психоаналитический подход к проблемам наркомании охватывает очень широкий спектр личностных нарушений, которые находятся в непосредственной связи с реальностью.

Психоаналитическое объяснение различных механизмов, включенных в этиологическую цепь факторов возникновения и развития наркомании, делает возможным применение психоанализа для лечения наркотической зависимости с учетом того, что конкретные психоаналитические приемы должны быть соответствующим образом модифицированы, так как наркоманы не выносят сколь бы то ни было значительной эмоциональной и психологической нагрузки.

Склонная к нарциссизму личность наркомана требует анализа глубинных слоев, соответствующих раннему периоду созревания. Несмотря на серьезные проблемы, частично возникающие от недостаточного знакомства с личностью наркомана, большинство авторов считает, что психоанализ необходимо использовать всегда, если для этого имеется хотя бы малейшая возможность.

Считается, что наркоманы принадлежат к той категории пациентов, с которой очень трудно установить психотерапевтический контакт. Они постоянно готовы отказаться от нормального либидо и не особенно ценят объективные отношения между людьми. Если мы примем во внимание, что отношение «пациент – врач» является отношением «субъект – объект», а в процессе лечения психотерапевт должен выступать в роли значительных фигур из прошлой жизни больного, то напрашивается вывод, что способность к коммуникабельности у наркомана проявляется весьма поверхностно, а контакт с врачом имеет сугубо формальный характер.

Мысли и действия наркомана запрограммированы лишь на нарциссические, пассивные стремления, и его интересует только получение собственного удовольствия. Для наркоманов представляет ценность только тот субъект или объект, который может им что-то дать. А их интересует только то, что связано с получением наркотика. Ущербность указанных отношений является следствием незрелости «Я». В этом нет ничего удивительного, если принять во внимание, что их «Я» в процессе своего развития не имело достойного образца, который оно могло бы включить в систему ценностей. Новая личность – врач – не может, таким образом, дополнить подсознательный идеал, потому что он никогда реально не существовал. Поэтому полноценное формирование нового позитивного объекта должно начинаться именно сейчас.

Если психотерапевтическое лечение начинается во время или после отвыкания пациента от наркотика, и пациент при этом пошел на психологический и. эмоциональный контакт с врачом, то можно ожидать быстрого развития терапевтического процесса, так как наркоман остался без наркотика, то есть, без главного заменителя всех объективных отношений.

В начале лечения отношения врача и пациента являются «пактом о ненападении» или видом сотрудничества без какой бы то ни было эмоциональной окраски. По сути дела, этот вид отношений еще нельзя назвать психоаналитическим контактом.

Существуют также и другие варианты отношения наркоман – психотерапевт. Личности, склонные к нарциссизму, которыми являются наркоманы, могут ожидать, что с помощью психоаналитических сеансов им удастся заключить реальный союз, в котором терапевт или аналитик помогут им волшебным образом удовлетворить инстинктивные стремления к идеалу «Я». Эта мотивация пациента является нереальной, но она может стать импульсом к началу лечения. Клиническая ситуация, в которой пациент ожидает от врача удовлетворения проявлений нарциссизма своей личности, называется «нарциссическим союзом».

Первый контакт с наркоманом является решающим для дальнейшего течения процесса лечения. Все это время врач должен вести себя активно, его пассивная позиция не сулит благоприятных результатов лечения. Пациент воспринимает пассивность психотерапевта как проявление безразличия и недружелюбности, и по этой причине может замкнуться в себе или впасть в депрессию. Врачу также нельзя начинать общение с наркоманом с критики наркотиков, так как у того еще преобладает позитивное мнение на их счет. Врач должен по возможности сохранить эйфорию пациента, но постараться чтобы он переживал ее без действия наркотика.

В процессе психоаналитического лечения пациент путем разного рода ассоциаций дает информацию о множестве важных деталей, касающихся его жизни. Постепенно усиливается взаимопонимание. Первоначальные опасения больного ослабевают и он начинает чувствовать доверие к терапевту. Также изменяется и отношение врача к пациенту – это уже нечто большее, чем обычная доброжелательность. Психотерапевт старается заинтриговать больного и вызвать его на разговор о наиболее важных конфликтах в жизни пациента, с которыми ему пришлось столкнуться в процессе развития личности. Одновременно врач пытается научить пациента «правилам игры» психоанализа.

Если пациент правильно воспринимает психоаналитическую атмосферу, то он начинает делиться с врачом своими переживаниями, связанными с прошедшими событиями и, таким образом, переносит на врача чувства, связанные с участниками тех событий. Врач может попеременно становиться то другом, то врагом, то есть, тем кого пациент любит или ненавидит. Неразрешимые проблемы детства начинают отчетливо вырисовываться и существовать в виде фантазий, которые пациент проецирует на врача, становящегося для него как бы призраком, символизирующим тех людей, с кем наркоман связывает самые сильные переживания прошлой жизни. В этом случае можно говорить о прогрессе психотерапевтического процесса.

Так как в возникновении наркомании важную роль играет фрустрация, вызванная неладами в семье, особенно, в раннем детстве, то врач может идентифицироваться пациентом как отец или, в крайнем случае, как личность, похожая на отца. Это связано со своеобразным отношением наркомана к отцу. Идентификация наркомана-мужчины с отцом является частичной или отсутствует вообще. В этих случаях психоаналитик должен лечить не только своего пациента, но и его родителей, к которым тот вернется после окончания лечения.

Те факторы, которые были исключены из личности пациента, опять возвращаются, способствуя ее созреванию. Если этого не случится, то наркоман при возвращении в прежнюю жизнь вернется также и к прежним нормам поведения, которые приносили ему удовлетворение, то есть к наркотикам.

Только присутствие врача может влиять на наркомана так же, как когда-то влияли воспитательные шаги одного из родителей. Эту ситуацию пациент подсознательно воспринимает, как повторение ситуации детства. Терапевт воспринимается, как воплощение родителей, то есть личность, от которой исходит любовь или наказание. Врач, повторяющий позицию отца, отвергнутого пациентом, вызывает сопротивление и враждебность. Но, выказывая понимание проблем пациента, и стараясь помочь ему в облегчении состояния давней фрустрации, психотерапевт может через некоторое время установить с ним положительный контакт, который определяет успех лечения.

Успех психоаналитического лечения наркомании может быть достигнут быстрее, если к лечению своего ребенка подключится мать. Один из наркоманов говорит об этом так «Наконец у меня есть семья. Врач для меня – как отец. Кроме того, что он относится ко мне так, как этого никогда не делал бы мой настоящий отец, он позволил моей матери стать для меня настоящей матерью». В этой импровизированной «психотерапевтической семье» врач создал в глазах пациента новый образ матери, которая, благодаря адекватной роли отца, сыгранной психотерапевтом, получила возможность полностью проявить свое положительное влияние.

Но в процессе психотерапевтического лечения у пациента может возникнуть так называемый «невроз контакта». Наркоман, который в начале лечения производил впечатление человека, желающего избавиться от наркотической зависимости, позже как бы утрачивает это желание. Он все чаще пререкается и торгуется с врачом, и в основе такого поведения чаще лежит стремление получить от психотерапевта своего рода эмоциональное удовлетворение. Иначе говоря, на этом этапе лечения для наркомана важнее эмоции, чем собственное здоровье.

Поведением пациента начинают управлять неразрешенные и неосознаваемые проблемы, относящиеся к периоду детства. Теперь они проявляются со всей своей эмоциональной тяжестью. Пациент посредством действия, а не осознания, пытается добиться всего, чего он был лишен. Причем эти проявления возникают в ответ на психоаналитическое действие как таковое – дополнительных внешних причин для этого не требуется.

Хотя «невроз контакта» существенно мешает психоаналитику в работе, но в поведении и высказываниях пациента можно заметить проявление множества важных, до этого времени сдерживаемых, но неразрешенных комплексов, относящихся к периоду детства.

В процессе психоаналитического лечения необходимо обращать внимание на некоторые аспекты регресса личности пациента. На первый план выходят различные проявления инфантильной сексуальности – Эдипов комплекс, проблема мастурбации и т. д. Для колющихся наркоманов шприц может играть роль символа мужских гениталий, в то время как у наркоманов, принимающих наркотики через рот, вполне очевидно проявляются оральные сексуальные тенденции. Хотя некоторые авторы и пробуют объяснить наркоманию с точки зрения генитальной сексуальности, думается, что корни ее лежат глубже – в догенитальной, то есть оральной фазе развития сексуальности.

Сущностью личностного регресса является стремление к психологическому возвращению к тому периоду, когда жизнь была легче, меньше было проблем, страхов и чувства вины. Настолько глубокий регресс, какой встречается у наркоманов, является признаком слабости «Я», не способного противостоять боли и фрустрации. Поэтому «Я» возвращается на уровень, на котором ему обеспечено безболезненное решение проблем, как это было раньше, на начальных этапах развития.

Иногда у наркоманов встречаются настолько серьезная форма и степень регресса, что это может привести к опасности дезинтеграции личности.

С учетом многообразия факторов, влияющих на развитие личности, и значения разных этапов психоаналитического процесса, врач в разные периоды лечения может играть роль различных людей, оказавших влияние на становление личности пациента. Эти варианты идентификации, особенно связанные с периодом раннего детства, могут бросить свет на природу и развитие личности пациента.

В истории жизни наркомана, как правило, имели место проблемы семьи, отсутствие одного из родителей или его недостаточное влияние на развитие личности ребенка. Это могло привести к невозможности полноценного развития «супер-Эго». По этой причине некоторым наркоманам так и не удалось разрешить Эдипов комплекс.

Необходимо признать, что, несмотря на сомнения некоторых специалистов в целесообразности применения психоаналитического метода в лечении наркомании, именно этот метод в ряде случаев помогает установить полноценный эмоциональный контакт врача с пациентом. Психоаналитическое объяснение некоторых механизмов возникновения наркомании также представляет несомненный интерес. Поэтому психоанализ вполне может считаться действенным методом борьбы с наркотической зависимостью с учетом модификации его приемов применительно к лечению наркомании.

Вместо выводов

Наркоман является тяжело больным человеком, поэтому многие задают вопрос, должен ли он лечиться в клинике или на дому. На сегодняшний день даже у специалистов нет на этот счет единого мнения.

Практический наркологический опыт показывает, что в решении этой проблемы должны учитываться все факторы, как внутренние, так и внешние.

Молодой человек является развивающейся личностью, поэтому долгое содержание его в условиях изоляции может иметь негативное влияние на социальное и эмоциональное созревание, а также может привести к рецидиву наркомании. Стационарное лечение нужно ограничить более тяжелыми случаями, а также первой фазой лечения, когда необходимо освободить пациента от проявлений абстинентного кризиса.

После исчезновения физической зависимости пациента следовало бы направить на дальнейшее амбулаторное лечение или в дневной стационар. Основным методом лечения должна быть психотерапия. По сути, наркомания является проблемой личности, поэтому ее нужно лечить психологическими методами. Наиболее эффективной считается индивидуальная психотерапия, потому что она способствует разрешению конфликтов подсознания. Групповую терапию следует использовать для лечения более легких форм наркомании, когда пациент ясно осознает мотивы лечения, живет в нормальной семье и нерегулярно принимает наркотики.

Наркоманов с сильно выраженной психической зависимостью, личность которых подверглась вторичным изменениям, с признаками деградации в этической и моральной сфере, необходимо лечить принудительно в закрытых лечебных учреждениях, где, кроме лекарственной терапии, постепенно вводятся индивидуальная и групповая психотерапия, занятия спортом, культурные мероприятия. Во время лечения необходимо постоянно и осторожно пробуждать у пациентов осознание значимости и важности лечения, особенно у лиц неуверенных и безразличных.

Кроме этого, специальная группа психологов и работников социальных служб проводит работу среди родителей и педагогов, касающуюся коррекции их отношения к пациенту.

Путь, ведущий к полному излечению от наркомании, является долгим и до сих пор еще неизученным. На первом этапе наркоману нужно протянуть руку помощи, но не каждая помощь приводит к спасению. Поэтому наркомана должен лечить квалифицированный нарколог. Наркоман вновь должен быть принят родителями и обществом, и только потом он может пойти по жизни самостоятельно.

Наркотики и творчество

Интерес к вещам, изменяющим состояние сознания и открывающим выход в пространство по ту сторону существования, не угасает и по сей день. Это непреходящий интерес является, скорее всего, следствием осознания человеком собственного несовершенства и желания хотя бы ненадолго побывать в мире, который является противоположностью этого полного опасностей мира, в котором мы живем.

Любопытен тот факт, что в последнее время все чаще эксперименты с наркотическими веществами начали проводить люди искусства. Они обращаются к наркотикам, стремясь расширить свои творческие возможности, познать неведомое и обогатить воображение. Список талантливых людей, экспериментировавших с наркотическими веществами велик. Приведем хотя бы некоторые известные имена: Колридж, Томас де Куинси, Болдер, Рембо, Кокто принимали опиум; Готье, Бодлер, Рембо и Аллен Гинсберг курили гашиш; Хаксли и Сартр принимали мескалин… Список можно продолжить.

Свои впечатления они выразили в литературной форме. Но все эти опыты так бы и остались всего лишь личными впечатлениями нескольких чудаковатых литераторов, если бы не три важных события, которые сыграли значительную роль в начинаниях массового экспериментирования с наркотиками.

Первым было открытие Альбертом Хоффманом в 1938 г в лаборатории Сэндона лизергиновой кислоты.

Другое событие имело место в 1954 г, когда Альдус Хаксли принял мескалин и пережил, по выражению Блэйка, «открытие врат чистого восприятия».

Оба эти события непосредственно подготовили почву и оказали влияние на третье, решающее событие, случившееся в I960 г. В один субботний вечер гарвардский психолог доктор Тимоти Лири проглотил несколько галлюциногенных грибов, полученных им от какого-то мексиканского деревенского колдуна. Его впечатления и выводы, которые он сделал из этого неоднородного опыта; достаточно подробно изложены в первом разделе данной книги. Нас же сейчас интересует вопрос, каким образом наркотики, в частности, психоделики могут влиять на творческие способности личности и насколько обоснованы призывы профессора Лири, обращенные ко всем способным нестандартно мыслить людям, в том числе и к людям искусства.

Для того, чтобы лучше понять психоделическое искусство, необходимо более детально рассмотреть структуру психоделического опыта и попробовать смоделировать поэтапность его проектирования. При этом нельзя игнорировать свидетельства и рассуждения людей, которые работали над этой проблемой, вне зависимости, согласны мы с их точкой зрения или нет.

Тимоти Лири был первым, кто попробовал систематизировать сферу сознания. Он утверждал, что сознание функционирует на семи энергетических уровнях. Каждый из этих уровней, по его мнению, человек может постичь, но разными способами, – с помощью наркотиков, религии, искусства и науки. Вот как описывает профессор Лири эти энергетические уровни, начиная от поверхностных и далее по мере возрастания глубины:

Уровень пустоты – является первым энергетическим уровнем сознания. Его можно достичь с помощью наркотических средств: барбитуратов и большого количества алкоголя. Этот уровень можно пережить во время культа смерти, самоубийства и ритуального убийства.

Уровень эмоционального онемения вызывает среднее количество алкоголя. На этом уровне действуют: психиатрия, католицизм, пропаганда и суеверия.

Уровень сознания «Я» достигается при употреблении психостимулирующих средств. К этому уровню ведут: психология, протестанство, иудаизм, проповеди и исполнительское искусство.

Уровень сознания чувств может быть достигнут с помощью психоделических наркотиков, прежде всего, марихуаны, которая считается специфическим средством достижения этого уровня. Этот уровень может объяснить неврология, а постичь его можно посредством философии дзен, через христианство и состояние сатори. К нему приближают человека танец, музыка и песня.

Уровень соматического сознания – его можно достичь с помощью любого психоделического наркотика, сильнее марихуаны. Специфическим «проводником» на этот уровень является гашиш. К этому состоянию приводят тантра-йога и кундалини-йога. На соматическом уровне сознания возникла живопись Босха. Процесс отречения и аскеза также осуществляются на глубине соматического уровня.

Клеточный уровень сознания достигается с помощью более сильных психоделических наркотиков, таких как ЛСД, мескалин и псилоцибин. Единственная религия, которой удалось достичь этой глубины сознания, является индуизм. Из всех наук только биохимия может определить и объяснить этот уровень, в котором также лежат корни древнего индийского искусства.

Атомарно-электронный уровень сознания пробуждают самые сильные наркотики – ЛСД, СТО и ДМТ. Объяснить это явление могут только физика и астрофизика. Религией этого уровня сознания является буддизм. Из видов искусства к нему приближаются электронная музыка и игра психоделического света.

Классификация уровней сознания, произведенная доктором Лири, конечно, не претендует на научность, потому что основывается на субъективных переживаниях и на эмпирическом опыте. Несмотря на это, она оказала большое влияние на психоделическую философию и искусство. Многие люди искусства, особенно художники, под влиянием объединенного действия наркотиков, секса и стробоскопических эффектов смогли ускорить проникновение в глубокие отделы подсознания, чтобы постичь там новые образы и пережить творческое озарение. Об этом свидетельствуют многие их произведения.

С клинической точки зрения существует другой подход к психоделическим переживаниям, согласно которому различают два совершенно разных состояния во время действия психоделических наркотиков:

1. Экстатическо-трансцендентальная реакция.

2. Паническая реакция, близкая к психозу.

Эстетическо-транцендентальная реакция возникает вскоре после приема психоделического наркотика. В благоприятных условиях человек становится веселым и разговорчивым. Возникшая в начале эйфория усиливается и определяется как радость, блаженство, покой или полное удовлетворение.

У некоторых лиц возникает ощущение, что их мысли и идеи преисполнены глубочайшего смысла, возникает чувство безграничной веры в свою личность, в жизнь и реальность. Хотя выражения «иллюминация», «психоделическое переживание», «трансцендентальное переживание» неточно отражают сущность этого явления и не всегда правильно используются, но для всех и так ясно, что речь идет о чем-то весьма необычном.

Близкая к психозу паническая реакция характеризуется спутанностью сознания и тревогой, возникающими вскоре после приема наркотика. Часто проявляются физиологические нарушения, помрачение рассудка, искажения зрительного восприятия, галлюцинации. Чувство тревоги чаще всего является следствие состояния «бэд трип» (кошмарное путешествие). У некоторых людей страх может усилиться до степени паники, у них возникает ощущение утраты контроля над физиологическими процессами, над мыслями и эмоциями.

И, наконец, третий подход к психоделическому переживанию. Скорее всего, он в наибольшей степени соответствует современным научным представлениям и научной интерпретации этого явления, и, кроме того, принимает во внимание наибольшее количество фактов, которые можно объяснить с психологической точки зрения и использовать для анализа искусства, прежде всего, живописи.

Во время психоделического «трипа» можно почувствовать серьезные нарушения различной интенсивности в физиологической сфере. Они могут касаться величины, формы, веса тела и других физиологических характеристик Иногда людям, находящимся под воздействием психоделических наркотиков, кажется, что они превращаются в животных и даже в неодушевленные материальные объекты.

Наконец им может казаться, что тело уменьшилось до размеров элементарных частиц или разрослось до размеров галактики. Известны также случаи, когда в психоделическом трансе люди переживают впечатления исчезновения собственного тела, сопровождающееся чувством существования чистого духа. Это состояние называется «соматической деперсонализацией».

Известно также так называемое внутреннее осознание физиологических функций, при котором человек чувствует, как его кровь течет через сердце и по кровеносным сосудам, контролирует сигналы нервной системы и деятельности мозга.

У людей, находящихся под воздействием психоделических наркотиков, возникают очень необычные впечатления, когда они смотрят в зеркало. Отражение в зеркале может быть определено физическим состоянием, психическим настроем или просто мыслями. Этот образ очень чутко реагирует на действия субъекта или других лиц, и поэтому зеркало может стать психотерапевтическим инструментом.

У человека, смотрящегося в зеркало, могут возникать самые разные мысли, он может быть в этот момент спокойным, чем-то расстроенным, злым, веселым, грустным и т. д. И хотя стороннему наблюдателю кажется, что ничего особенного не происходит, субъект наблюдает, как на лице, отраженном в зеркале; вырисовываются мысли.

Люди, охваченные религиозным чувством вины, или отождествляющие себя с демонами, могут увидеть дьявола или демона, глядящего на них в зеркала. Без малейшего усилия человек может видеть, будто зеркало отражает все его внутренние страхи, желания и убеждения.

В психоделическом состоянии в зрительном восприятии преобладают образы или видения. Образная экспрессия подсознания протекает неравномерно, а отдельные фрагменты как бы не имеют между собой никакой мысленной или логической связи.

На первый взгляд, пейзажи просто восхищают, все купается в разноцветном сиянии, но как бы не хватает внутренней цельности. Образы хаотично, как в калейдоскопе, сменяют друг друга, как будто пьяный сценограф собрал декорации разных спектаклей из разных исторических эпох. Каждый предмет или часть образа в отдельности имеет какое-то значение, но все вместе они не имеют смысла, логика образов и событий отсутствует напрочь, правда, это совершенно не мешает человеку, находящемуся под воздействием психоделиков. Его «Я» представлено фрагментно, и поэтому объединить впечатления в единое целое он не в состоянии.

Внимание человека сосредоточено на всех чувствах одновременно, и синтетические и селективные функции «Я» ничуть ему не мешают. В течение всего психоделического «путешествия» он является лишь восхищецным наблюдателем, притом на всех уровнях одновременно.

В результате изменения состояния сознания под действием психоделических наркотиков человек воспринимает обычные события с новой точки зрения. Более богатое восприятие, сопровождающееся периодической деформацией очертаний и фантастической игрой красок, придает предметам новые, до сих пор неизвестные измерения, вызывающие удивление и восхищение.

По мнению Мастерса и Хьюстона, человек под действием галлюциногенных наркотиков может в течение периода психоделических переживаний пройти через четыре области или уровня сознания.

Чувственный уровень

Человек, который принял наркотик, обладающий галлюциногенными свойствами, уже в самом начале переживает совершенно необычные чувственные впечатления. Меняются представления о собственной личности. Становится невозможно определить свое место во времени и пространстве. Человек поражен грандиозностью пространства, которое охватывает его измененное восприятие.

Даже с закрытыми глазами человек видит множество живых эйдетических образов, необычайно красочных и загадочно детализированных. Если человек попытается сохранить привычные представления о времени и логике, то есть если он попробует подражать мифическому Прокрусту и вместит это психоделическое наводнение в рамки, установленные до приема наркотика, то он может пережить очень неприятные минуты.

Результатом усилий сохранить нормальную ориентацию, как правило, является ощущение хаоса и дезориентации. В такие моменты совершенно необходим опытный наставник, который должен внушить лицу, находящемуся в психоделическом трансе, чтобы он все свое внимание сконцентрировал на усилении цветовой гаммы и восприятии новых очертаний хорошо знакомых предметов и объектов.

На чувственном уровне психоделического состояния человек вступает в первый контакт с «психоделическим сознанием». Богатство неведомых прежде возможностей восприятия может привести к распаду или к временному прекращению деятельности психических механизмов, которые играют роль сдерживающих факторов некоторых процессов, происходящих в подсознании.

Э. Хэйвлок однажды назвал психоделические переживания «зрительными оргиями». Иногда психоделическое сознание может появляться внезапно. Цвета неожиданно становятся необыкновенно яркими и выразительными, контуры предметов воспринимаются отчетливо, как никогда раньше, пространственные измерения искажены.

Когда вхождения в психоделическое состояние происходит постепенно, вначале можно увидеть пульсирующий и вибрирующий воздух, а также крохотные, причудливо изогнутые и искрящиеся частички света, которые кружатся везде, на мгновение застывают в воздухе, снова начинают кружиться и наконец исчезают.

Эти явления, прежде чем они начнут складываться в образы, более легкие для восприятия, – напоминающие движения частиц света, – могут сопровождаться многими другими явлениями, например, уменьшением или увеличением размеров объектов, их исчезновением, выравниванием их очертаний или распадом части, которые начинают кружиться, растворяются в воздухе, пульсируют, увеличиваются и съеживаются.

Наиболее ярким воспоминанием для человека, пережившего психоделическое «путешествие», остаются так называемые эйдетические образы, ранее запечатленные в мозгу или составляющие часть филогенетического наследия – «генетическая память», – которые проникают в сознание во время психоделического сеанса. Эти образы можно видеть и с закрытыми глазами, как будто в зеркале или на киноэкране. Эйдетические образы почти всегда отличаются богатством красок, воспринимаемых как очень яркие, сверкающие, светящиеся и ненатуральные, которые по своей красоте превышают все, что человек видел до этого времени.

Часто на «психоделическом экране» появляются образы людей, животных, архитектурные объекты, пейзажи. В фантастическом действе принимают участие персонажи легенд, мифов и сказок. Старые замки, святыни, исторические события и исторические личности – все это человек видит, как на ладони.

Так как на этом уровне сознания образы не имеют большого значения для личности, предполагается, что они создаются из элементов многих забытых образов. Подсознательные процессы, с помощью которых забытые воспоминания могут складываться в новом сочетании, до сих пор не находят научного обоснования. Предполагается, что эти образы имеют то же происхождение, что и образы снов, а также гипноза.

Этот эффект измененного зрительного восприятия называется «эстетическим образом», который, благодаря своей природе, отличается от смысловых и функциональных образов, возникающих на более глубоких уровнях психоделического состояния…

Аналитический уровень

После того, как личность проведет некоторое время в области чувств, характеризующейся измененным восприятием, она постепенно переходит в следующую психоделическую стадию, в которой преобладают самосозерцательные и самоаналитические моменты.

Проблемы личности, в особенности вопросы межличностных отношений и жизненных целей, подвергаются самому тщательному и глубокому анализу. Важные факты, относящиеся к прошлому, появляются в сознании и могут переживаться повторно, обогащаясь дополнительными эмоциями. Углубленное самопознание, обусловленное дополнительной предварительно проанализированной информацией, может сопровождаться эйдетическими образами, давно забытыми или иллюстрирующими возникающие новые идеи.

Располагая таким богатым материалом, личность становится способна выявить и сформулировать множество проблем, с которыми ей приходится сталкиваться.

Символический уровень

При правильной ориентации личность может пережить на этом уровне состояние глубокого самопознания, а также достичь высокого уровня самотрансформации. Эйдетические образы приобретают еще большее значение. На этом уровне можно пережить ощущение причастности к эволюционным и историческим процесса, – почувствовать себя персонажем мифов и легенд, пройти обряд эзотерического посвящения и принять участие в других ритуальных обрядах.

Интегральный уровень

Только очень немногие люди могут достичь под действием психоделических наркотиков интегрального уровня, на котором они способны пережить психологическую интеграцию личности и духовное озарение, а также чувство фундаментального позитивного самопреображения. На этом уровне возникновение идей, образов и чувств объединяется в единый абсолютно цельный процесс, достигающий своей кульминации в ощущении абсолютного познания себя, самотрансформации и даже мистического единения с основами бытия.

Все чувства человека в этом состоянии обострены. Образ, возникающий на чувственном уровне, как неприятный и гротескный, может обрести положительные качества. После такого переживания у человека долго не возникает потребности в повторении психоделического эксперимента.

Учитывая данные, которые мы имеем о психоделических наркотиках, нас не должен удивлять тот факт, что многие творческие люди, которым не удалось сказать новое слово в искусстве, используя традиционные средства и свою душевную энергию, пытаются найти новый смысл искусства с помощью наркотических веществ.

Психоделические наркотики вызывают сильнейшие зрительные ощущения, представляющие интерес, прежде всего, для тех, кто занимается визуальными видами искусства. Художников психоделические наркотики интересуют по нескольким причинам: могут ли психоделики повысить творческий потенциал и обогатить воображение новыми образами, а также каким образом они влияют на способность воплощения замысла на холсте или на бумаге.

Многие художники начинают экспериментировать с несколькими наркотиками, получая благодаря этому некоторый опыт. Наркотиками также интересуются отдельные личности, не обладающие особым талантом в надежде, что наркотик может дать то, чего им не хватает.

Количество людей искусства, пробовавших психоделические наркотики, весьма велико, а их опыт является весьма важным. На основе их впечатлений можно сделать определенные выводы, правда, очень часто они являются противоречивыми, касающиеся влияния психоделиков на изобразительное искусство. Но мы не будем делать широких обобщений.

Подавляющее большинство художников сходится во мнении, что употребление психоделических наркотиков неблагоприятно влияет на творчество. К подобным выводам пришли также ученые, основываясь на данных экспериментов, проводимых с участием художников. Например, Фридман доказал, что истинная сущность психоделического переживания затрудняет любое преднамеренное действие, так как психоделически в значительной степени уменьшают эффективность интеграционных и синтетических функций мозга.

В психоделическом состоянии внимание человека концентрируется на незначительных деталях, которым в нормальных условиях он не придает значения. Искажения формы изображенных объектов и нестандартная трактовка образов привлекают внимание и вызывают интерес зрителя, но далеко не всегда они представляют собой подлинное искусство. Первичное восприятие и отображение природы вещей убеждает все-таки больше, чем изображение действительности, разделенной на части. И, наконец, значимость художественного произведения не зависит исключительно от богатства восприятия. Весьма важны способности воплощения его в художественную форму. А именно эта способность в психоделическом состоянии значительно снижается.

Большинство художников не создают свои произведения непосредственно под воздействием психоделических наркотиков, а делают это после окончания наркотического сеанса, опираясь на творческие навыки, выработанные ранее. Хотя во время психоделического «трипа» духовная жизнь весьма оживлена, но координация и мотивация творческого процесса искажены и нарушены. Может быть, эти факты помогут ответить на вопрос, способствуют ли наркотики эффективности творчества.

Картина, созданная во время «путешествия», прежде всего, имеет значение с психологической точки зрения, в то время, как ее эстетическая ценность невысока, так как в этом состоянии художник использует упрощенную технику. Такое творчество можно использовать, в основном, в диагностических и научных целях, так как оно представляет собой оживленный в памяти подлинный материал личного и коллективного сознания. Суть этих образов может быть полезной для психологического анализа и более широких научных исследований.

Картина, написанная на основе воспоминаний о пережитых психоделических впечатлениях, представляет собой большую ценность. Она отображает сущность психоделического опыта или какую-то характерную деталь, но уже творчески обработанную личность художника. Такую картину следует рассматривать, прежде всего, с эстетической точки зрения, а только после этого подвергать ее психологическому анализу. Художественный и психологический аспекты этого произведения находятся в равновесии.

Во время психоделического сеанса художник чувствует, что его подход и отношение к живописи подвергалось изменению, а творческие возможности увеличились. Но это ощущение сохраняется, только пока длится психоделическое «путешествие». Позже, в нормальном состоянии, собственные произведения куда меньше нравятся автору, он видит в них смысловые, технические и эстетические недостатки.

Картины, нарисованные под действием психоделиков, часто сравнивают с произведениями сюрреалистов, так как, на первый взгляд, можно предположить, что у них общие корни. Это утверждение не лишено смысла. Оба этих направления искусства интересуются глубинами человеческой души и, все больше приближаясь к обратной стороне рационализма, демонстрируют, что открытый иррационализм и парадокс могут содержать в себе зерно не менее глубокого смысла, которому под силу примирить такие очевидные противоположности, как жизнь и смерть, реальность и фантазия, прошлое и будущее.

Но хотя с психологической точки зрения оба эти направления преследуют одни и те же художественные цели, главное различие между ними заключается в уровнях сознания, которых достигают художники.

Сюрреалисты стараются отодвинуть сознание как можно дальше, оставляя за собой след трагедии, но все-таки они не могут шагнуть далеко по ту сторону отодвинутого сознания. Их границы проходят по краю области помешательства, ночных кошмаров и магии, но почти никому из сюрреалистов не удалось создать новой, прекрасной, художественной формы, которая внесла бы свой вклад в искусство и пробудила интерес психологов.

Особую роль в творчестве сюрреалистов играют также эйдетические образы. Об этом свидетельствуют пронизанные неземным светом изображения прекрасных классических храмов и фантастические пейзажи. Но они являются более статичными по сравнению с их психоделическими копиями, движущимися и вибрирующими.

Поэтому глупо было бы ожидать, что наркотик сделает из бесталанного человека творца. Наркотик ничего не создает сам по себе – ни хорошего, ни плохого. Он только помогает обнаружить то, что человек носит в себе, поэтому он часто может быть весьма опасен, становясь пресловутой «палкой о двух концах». Личность духовно убогая, находящаяся в состоянии конфронтации со своим истинным «Я», не желающая смириться с истинным положением вещей, задевающим ее эгоизм и вымышленный собственный образ, может впасть в глубокую депрессию. В этом случае наркотик никак не сможет придать личности творческий импульс, но может выступить в роли своего рода психотерапевтического инструмента.

Внутри личности наркотик ничего не может ни исправить, ни испортить. Человек творческий, испытав на себе действие психоделиков, испытывает полную гамму впечатлений, которые могут повлиять на то, что в дальнейшем он будет рисовать, – нечто иное и не так, как раньше. Человек, лишенный творческих идей, почувствует внутри себя еще более глубокую пустоту.

Но наркотик также может быть опасен и для талантливых художников, так как он способен быстро исчерпать творческий потенциал личности. Кроме того, подсознательные образы часто выходят на поверхность в не совсем оформленном виде, несоответствующем художественной экспрессии. Наркотики могут на определенный период сделать духовную жизнь богаче, но они одновременно ее же и укорачивают. Даже когда наркотик помогает человеку, за него приходится платить слишком высокую цену. История свидетельствует, что художники, которые часто принимали наркотики, именно в эти периоды меньше всего творили.

Один из художников объясняет это явление так «Для творческого человека психоделический образ является исключительным способом, чтобы постичь собственное подсознание и чтобы другие могли его увидеть. Но часто оно может показаться настолько уродливым, что даже не хочется, чтобы оно оставило какой-то след. Кроме того, если даже я во время „трипа“ познаю блаженство и наблюдаю прекрасные сцены, то лично мне вполне этого хватает, и я чувствую потребность запечатлеть все это на холсте. Чтобы создать материальный образ, необходимо приложить усилие, которое мне далеко не всегда хочется прилагать. Совсем другое дело с наркотиками. Достаточно принять одну дозу ЛСД, лечь и расслабиться, и образы скоро начинают появляться сами по себе».

Исходя из этого высказывания, можно предположить, что художник постепенно утрачивает способность к творчеству. Подсознательные образы всплывают на поверхность, но остаются только его собственностью, которой он не хочет ни с кем делиться.

Все еще трудно сказать, может ли психоделическое переживание помочь развернуться новым формам творческой экспрессии и является ли психоделическое искусство гениальным творческим новшеством или всего лишь эксцентричным экспериментом. Пока что можно предположить и то, и другое.

Психоделическое переживание может представлять интерес для психологии и психиатрии, а также для других родственных им наук, так как оно рождается в труднодоступной глубине человеческой души, но для искусства оно имеет куда меньшее значение, так как является спонтанным и глубоко личностным актом.

Новое лекарство от наркомании

На фармакологическом рынке США и Голландии появилось новое лекарство под названием «ибогаин». Существуют серьезные основания полагать, что оно способно освобождать человека от наркотической зависимости, а также от других видов лекарственного привыкания и вредных привычек.

Этот препарат выделен из корней западно-африканского кустарника Тabemanthe iboga, давно используемого в обрядах посвящения юношей в мужчины племени Митсого в Габоне. Это вещество вызывает сильное изменение состояния сознания, длящееся не менее сорока восьми часов.

В 1986 г. семеро американских наркоманов, узнав о необычном веществе, решили испробовать его действие на себе. Пятеро из них с удивлением заметили, что у них исчезла потребность в употреблении наркотиков, по крайней мере, на некоторое время. Остальные двое членов группы утверждали, что не собираются прекращать употребление героина, потому что им нравится быть «под кайфом».

В восьмидесятых годах одна бельгийская фармакологическая фирма выпустила лекарство в капсулах, названное «ибогаин», и стала распространять его среди голландских наркоманов. В Голландии действуют достаточно мягкие законы, контролирующие употребление наркотиков. В исследованиях способности ибогаина излечивать человека от наркотической зависимости приняли участие шестьдесят человек, из них пятьдесят были голландскими наркоманами, которым не помогли обычные методы лечения. В результате большая часть из них отказалась от наркотиков на много лет.

Заинтересованные этими результатами фармакологи решили более детально изучить механизм действия лекарства. Скептики утверждают, что нет никаких научных доказательств того, что ибогаин может излечить наркоманию, а большинство описанных «чудесных исцелений» являются анекдотическими случаями, не подкрепленными никакими клиническими исследованиями.

Но подавляющая часть врачей и фармакологов считает, что если существует хоть малейшая возможность сделать борьбу с наркоманией более эффективной, то упускать ее – означает сделать очень серьезную ошибку.

Американский Национальный Институт Лекарственной Зависимости (NIDA) разрешил ограниченные исследования реакции человеческого организма на действие ибогаина. К концу 1994 г в экспериментах приняли участие шестьдесят человек, и в подавляющем большинстве случаев был достигнут положительный результат.

Необходимо учитывать, что наркомания является одной из самый серьезных болезней нашего времени, а ее лечение очень дорого, длительно, и даже, как утверждают некоторые специалисты, безнадежно, по крайней мере, при использовании известных на сегодняшний день методов.

Процесс действия ибогаина протекает в три этапа.

После приема капсулы с препаратом пациент должен лежать в покое, чтобы через несколько часов погрузиться в мечты, которые исчезают, как только человек откроет глаза. Это лекарство не вызывает эйфории, но в то же время появляются заблокированные до этого времени воспоминания, скорее всего, внушающие пациенту, чтобы он боролся с вредной привычкой. По словам испытуемых, ибогаин не вызывает галлюцинаций, которые обычно не поддаются контролю сознания пациента, поэтому можно утверждать, что этот препарат не является наркотиком.

Через четыре-пять часов начинается вторая фаза, которая длится около двадцати часов. Пациенты описывают ее, как «двадцатилетний психоанализ, длящийся двадцать часов».

Может быть, именно в этой фразе в сознании человека рождаются мысли, которые помогают понять причины употребления наркотиков. В третьей фазе наступает пробуждение, которое может продлиться несколько дней.

Пока еще у ученых нет единого мнения, относительно действия ибогаина на поведение животных. В одних случаях не отмечено влияния на проявления наркотического голода, в других же – препарат купировал его симптомы.

Предполагается, что ибогаин может воздействовать на мозжечок, то есть на ту часть мозга, которая до этого времени считалась контролирующей координацию движений, а не мышление, сознание или эмоции. Многие фармакологи и психологи считают, что употребление наркотиков, а также другие виды зависимости имеют характер условного рефлекса. Это утверждение могло бы объяснить эффективность действия ибогаина на мозжечок.

На сегодняшний день интенсивность процесса исследования действия ибогаина на организм человека несколько снизилась, так как было установлено, что в очень высоких дозах он вызывает отмирание некоторых клеток мозжечка. То есть для здоровья этот препарат не всегда безопасен. Может быть, новые исследования смогут предоставить данные, свидетельствующие о пригодности ибогаина для широкого клинического применения.

Совершенно оправдана осторожность, с которой врачи и фармакологи относятся к новому препарату. Преждевременный восторг, безусловно, в таких вопросах совершенно неуместен. Вспомним хотя бы уже упоминаемый нами ранее случай с клиническими исследованиями действия ЛСД-25 на ход лечения шизофрении. Радужные прогнозы в том случае не оправдались. Кроме того, необходимо учитывать культурологические, климатические, территориальные особенности условий, в которых живут представители племени Митсого, а также, например, их режим питания.

Как уже говорилось выше, один и тот же препарат, в особенности, наркотик, на представителей разных народов и разных культур может оказывать различное, а иногда и противоположное действие. По нашему мнению, было бы уместным отправить научную экспедицию в Габон, в состав которой вошли бы и антропологи, и психологи, и психиатры, и фармакологи. Возможно, с учетом многовекового опыта Митсого, исследования эффективности ибогаина для лечения наркомании продвинулись бы гораздо дальше и быстрее.

Заключение [1]

Материалы, содержащиеся в этой книге, в основном, основываются на данных из зарубежных источников. Это представляется нам оправданным, так как американские и европейские специалисты столкнулись с массовым явлением наркомании и начали против нее организованную борьбу гораздо раньше, чем мы, – несколько десятков лет назад. Конечно, богатый опыт зарубежной наркологии заслуживает самого пристального внимания, но наркологам из бывших республик Советского Союза, кроме опыта зарубежных коллег, необходимо учитывать реалии современной жизни и целый ряд специфических условий, характерных для нашего общества.

Прежде всего, это касается финансирования и материальной базы. Конечно, уровень жизни в западных странах позволяет в течение нескольких лет лечить наркомана метадоном, смешанным с апельсиновым соком и использовать психоанализ, который также является длительным и дорогостоящим методом лечения.

Или возьмем для примера весьма необычный лабораторный метод, при котором используются особенности физиологии и «архитектурные способности» пауков. Паук всегда плетет паутину по одному проекту, заложенному в него матушкой-природой. Но если пауку ввести в кровь микроскопическое количество какого-нибудь наркотика, то рисунок паутины изменится, причем изменение будет специфическим для каждого конкретного вида наркотика.

То же самое произойдет, если ввести пауку каплю сыворотки крови наркомана. Сравнивая изменения структуры паутины после введения сыворотки с эталонными рисунками, можно подтвердить или опровергнуть клинический диагноз. Но стоимость такого метода наверняка не уместится в рамках нашего государственного бюджета.

Однако проблема наркомании с каждым годом становится все более ощутимой для нашего общества. И наши врачи, а также правоохранительные органы борются с ней, проявляя, в буквальном смысле, героизм.

Вот как комментирует на страницах журнала «Огонек» сложившуюся в России ситуацию с наркоманией Н. Шибанова, крупнейший московский специалист-нарколог:

– Если раньше мы были впереди планеты всей по алкоголизму, то сейчас мы догоняем другие страны по развитию токсикомании и наркомании. В последнее время в России появилась масса новых наркотиков, которые в Советском Союзе не употребляли, мы даже не знали об этих препаратах. Кокаин и героин, которых в нашей стране было мало, сейчас очень популярны, в этот же ряд можно включить и другие синтетические наркотики.

Если говорить о вреде для организма, я однозначно могу сказать: все наркотики губительны. Только одни препараты более мягкого действия, привыкание развивается более медленно, большинство других препаратов приводит к глубоким изменениям в организме в очень короткий срок Но ведь большинство наркоманов, начиная с мягкого наркотика, вскоре переходят на другие, более сильные препараты. Кстати, интересный момент: «Матерые» наркоманы со стажем, ради любопытства попробовав ЛСД, отказываются от этого препарата, понимая, насколько быстро он может привести к гибели. А молодежь почему-то не боится…

Вот выдержки из статьи журналистов Л. Терентьевой и А Павлова, побывавших в клинике Самарского областного наркодиспансера:

«Здешние врачи не знают точно, из каких краев их пациент – анонимность безукоризненная.

– Добровольность, недавно сменившая «добровольно-принудительное» лечение, во многом помогает нам в лечении наркоманов, – говорит главный врач диспансера Сергей Алексеевич Корякин. – Без добровольности наркоману нельзя помочь даже на короткое время.

Что касается «даже», вопрос нешуточный. Как рассказали нам врачи этой лечебницы – одной из лучших в стране, – наркомания все-таки окончательно не лечится.

– Особенно трудно справиться с зависимостью, вызываемой новыми синтетическими видами наркотиков, – Продолжает Корякин. – Если опийная зависимость возникает после де-сяти-двенадцати доз, то «синтетическая», в том числе и барбитураты, часто за один только раз превращает человека в наркомана. Баланс веществ в организме настолько нарушается, что зависимость наступает мгновенно. В этом главная беда синтетических наркотиков. От этой трагедии – как от тюрьмы и от сумы – не могут зарекаться даже далекие от мысли попробовать дурное зелье люди.

Когда пациент приезжает в хозрасчетное отделение самарского диспансера, он редко представляет себе, что именно его ждет. Скорее всего, измученный организм нашептывает, что здесь будут понемногу колоть наркотики, облегчая начавшуюся ломку. И цена за десятидневный курс лечения – два миллиона триста тысяч – внушает надежду. Но наркотиками здесь и не пахнет. «Спецпропись» включает в себя обезболивающее и снотворное. Поэтому первые пять-шесть дней пациенты проходят все круги постнаркотического ада…

– Мы сразу предупреждаем пациентов, что снимая лишь 70–80 процентов боли и неприятных ощущений, поможем наладить сон, – объясняет зав. отделением наркодиспансера, многоопытный нарколог Леонид Михеевич Долганов. – Но нервное состояние наркомана таково, что он не может перенести даже малейшие боли или неудобства.

В палатах ковры и цветы. В каждой комнате по две кровати. Но пациент только один. Вторая кровать предназначена для «сопровождающего», а попросту говоря, для матери. Это нововведение придумано здесь, в самарском наркодиспансере. Как подростки (их лечат бесплатно), так и взрослые наркоманы проходят курс лечения вместе со своими родителями.

– Как дела? – деловито интересуется Леонид Михеевич, заглядывая в палату к «острым». «Острых» привозят в диспансер на «скорой помощи». Как правило, диагноз у здешних обитателей один – передозировка. Ребята молодые – лет по девятнадцать. Впрочем, наркоман в тридцатник – уже глубокий старик.

– Плохо, – тихо стонет бледный парень с запавшими грустными глазами, – не спится, и крутит…

– Это хорошо, – говорит Леонид Михеевич, – когда они говорят, что плохо. Если у него все чудесно – значит, qh где-то «дурь» нашел.

– Между прочим, – отмечает главврач, – по клиническим показателям, что колоть «синтетику», что анашу покуривать – в определенных дозах эффект может быть одинаково сильным. Но с «синтетикой», чувствуется, придется помучиться в Свое время всем: и милиции, и врачам. Пока что мы в основном с растительной «дурью» дело имеем. Но наркотики синтетического происхождения – это более страшный враг».

По мнению заместителя начальника межрегионального отдела Управления по незаконному обороту наркотиков МВД РФ Олега Харкина, проблема синтетических наркотиков явно недооценивается. Россия традиционно потребляла производные растительного сырья – конопли, опийного мака, эфедры. За пять последних лет общее количество изъятых наркотиков выросло с двенадцати до восьмидесяти тонн. И хотя доля «синтетики» в общем объеме менее одного процента по массе, есть все причины для беспокойства. Так, на начало года в шесть раз подскочило число выявленных фактов продажи героина, на рынке вновь появился метадон.

Новая «химия» уже дает фору давно испытанным видам зе-лья. Скажем, в одном грамме триметилфентанила («китайский белок»),содержится десять тысяч доз для инъекций.

Анализ ситуации с наркоманией обнаруживает как минимум пятнадцать основных факторов, способствующих ее распространению. Вот некоторые из них. Наркобизнес в большинстве регионов мира занимает первые позиции по незаконным прибылям. Вот почему среди определенной части «новых русских» необычайно популярен стал наркотуризм. Покупателей становится все больше и больше: состоятельные наркоманы готовы платить до четырехсот долларов в день за каждую порцию героина, кокаина, фенциклидина.

Развитие наркобизнеса в России стимулируется падением производства, безработицей, конверсией. На складах «оборонки» законсервированы огромные запасы «химии», которая ждет своего хозяина. И таковые находятся среди оставшихся не у дел специалистов-химиков.

В 1994 г в России было ликвидировано около пятисот подпольных лабораторий и свыше семисот наркопритонов. Тем временем серьезной системы противодействия наркомании и наркобизнесу в России пока нет. В Америке этой проблемой занимаются свыше сорока ведомств и пятьдесят тысяч общественных организаций. США вкладывает в эту борьбу до двенадцати миллиардов долларов в год. А в России нет не только денег, но и грамотной правовой базы.

Слуги «Белого китайца» [2]

Так что же представляет из себя та самая «синтетика», опасность которой постоянно подчеркивают сведущие врачи и юристы? Остановимся на одном из синтетических наркотиков – на триметилфентаниле, известном также под названием «китайский белок» («белый китаец»).

В 1979 г. американские химики получили 0,2 грамма триметилфентанила и были в восторге. Как же! Новый препарат для снятия ломки у больных наркоманией превосходил все известные для снятия ломки у больных наркоманией превосходил все известные анальгетики (например, морфин – в пять тысяч раз). А через десяток с лишним лет начинающие бутлеровы, беспутные питомцы российской высшей школы, по заказу азербайджанской наркомафии выделили сразу 600 граммов «китайского белка». Причем по совершенно оригинальной методике – минуя 11 традиционных стадий органического синтеза. Доля веществ в растворе столь мала, что «засечь» его удалось только с помощью спектрального анализа, когда ампулы с неведомой жидкостью попали в экспертно-криминалистический центр МВД России.

Под следствием оказались несколько вузовцев из Московского и Ивановского химико-технологических институтов, Московского и Казанского университетов, десятки сбытчиков, курьеров, владельцев лаборатория и притонов. По самым грубым подсчетам, только лабораторий в Казани «выдала на-гора» не менее 150 тысяч ампул «белка» – милиция и спецслужбы удалось перехватить всего 10 процентов зелья.

Сначала «китайский белок» мог конкурировать по цене, пожалуй, только с героином и кокаином. Вот почему к супердурману потянулась уголовная элита.

Брошенные на произвол судьбы мальчики – гении колб и реторт все чаще идут в услужение воротилам наркобизнеса. В 1993 г в Санкт-Петербурге была ликвидирована еще одна «фабрика грез». Опять химия, опять студенты. Несколько вундеркиндов производили синтетический наркотик фенициклин и успели изготовить его на баснословную по меркам кустарей-энтузиастов сумму – 5 миллиардов рублей. Цены с тех пор выросли многократно. Доза фенициклина в Москве тянет на 350 долларов.

В чем опасность новых синтетических наркотиков? Раньше на советском рынке неведомый «продукт» появлялся каждые 5–10 лет, теперь ежегодно на подпольные прилавки страны выбрасывается до трех новейших искусственных препаратов. В отличие от наркотиков растительного происхождения, среди который много «мягких» (марихуана, маковая соломка), почта вся синтетика – «жесткая». Она либо не изучена вовсе, либо исследована на фактах летального исхода. Знакомство наркомана с неизвестным зельем напоминает русскую рулетку: пронесет – не пронесет. Передозировка таится в неуловимых сотых долях.

А рисковые головушки продолжают испытывать судьбу, хотя статистика настораживает: 80 процентов малолегок, начинающих курьерами у наркодельцов, становятся не предпринимателями, а наркоманами. Неизвестно, все ли студенты-химики доживут до суда: от экспериментов с химреактивами без спецоборудования и вентиляции у некоторых из них начали разлагаться легкие.


* * *


А что же дальше? Послушаем, что думает по этому поводу нарколог Н. Шибанова: «Вообще проблема наркомании – это всеобщая проблема. Ведь наркоманами становятся не только дети из так называемых неблагополучных семей, но и из вполне обеспеченных и нормальных. Среди больных есть и рабочие, и домохозяйки, и служители церкви, и военнослужащие…

Лечение наркомании – крайне тяжелая проблема. Государственные структуры, в которых лечатся больные, не могут удовлетворять существующую потребность. И поэтому было бы логично создавать мелкие частные клиники, в которых не будет большого скопления больных. Это позволит проводить не только лечение, но и реабилитацию».

Возможно, именно такое развитие событий представляет собой наиболее оптимальную перспективу развития процесса лечения наркомании. Специфика частной клиники с небольшим количеством пациентов позволяет на практике осуществить важнейшее правило медицины: «Лечить не болезнь, а больного», то есть отказаться от поточно-конвейерного подхода к лечению таких сложных больных, какими являются наркоманы.

В заключение нам хотелось бы выразить надежду на то, что данное издание сможет оказать некоторую помощь медикам и сотрудникам правоохранительных органов, занимающихся проблемами наркомании.

Также нам бы хотелось, чтобы любой читатель, взявший в руки эту книгу, пусть даже из праздного интереса, осознал, какую опасность таят в себе наркотики, и, по возможности, обходил бы их стороной. А тому, кто уже начал осознавать, что сам он уже не в силах справиться с наркотической зависимостью, хотелось бы дать совет, чтобы он как можно скорее обратился за помощью к квалифицированным специалистам.

Часть II.

Яды

Введение

Биологическая активность химических соединений определяется их структурой, физическими и химическими свойствами, особенностями механизма действия и путей поступления в организм и превращения в нем, а также дозой (концентрацией) и длительностью влияния на организм. В зависимости от того, в каком количестве действует то или иное вещество, оно может являться или индифферентным для организма, или лекарством, или ядом.

При значительных превышениях доз многие лекарственные вещества становятся ядами. Так, например, увеличение лечебной дозы сердечного гликозида строфантина в 2,5–3 раза уже приводит к отравлению. В то же время такой яд, как мышьяк, в малых дозах является лекарственным препаратом. Лечебным действием обладает и известное отравляющее вещество иприт: разбавленный в 20 000 раз вазелином, этот яд военной химии применяется под названием псориазин в качестве лечебного средства против чешуйчатого лишая.

С другой стороны, постоянно поступающие в организм с пищей или вдыхаемым воздухом вещества становятся вредными для человека, когда они вводятся в непривычно больших количествах или при измененных условиях внешней среды. Это можно видеть на примере поваренной соли, если увеличить ее концентрацию в организме по сравнению с обычной в 10 раз, или кислорода, если вдыхать его при давлении, превышающем нормальное в несколько раз.

В этом смысле понятно и происхождение известного изречения одного из корифеев средневековой медицины Пара-цельса (1493–1541 гг.): «Все есть яд, и ничто не лишено ядовитости; одна лишь доза делает яд незаметным». С ним перекликаются слова великого поэта древности Рудаки (умер в 941 г.):

Что ныне снадобьем слывет, то завтра станет ядом. И что ж? Лекарством этот яд опять сочтут больные.

Следовательно, понятие «яд» носит не столько качественный, сколько количественный характер и сущность явления должна прежде всего оцениваться количественными взаимоотношениями между химически вредными факторами внешней среды и организмом. На этом положении основаны известные в токсикологии определения:

1) «Яд – мера (единство количества и качества) действия химических веществ, в результате которого при определенных условиях возникает отравление»;

2) «Яды – химические соединения, отличающиеся высокой токсичностью, т. е. способные в минимальных количествах вызывать тяжелые нарушения жизнедеятельности или гибель животного организма»;

3) «Яд – химический компонент среды обитания, поступающий в количестве (реже – качестве), не соответствующем врожденным или приобретенным свойствам организма, и поэтому несовместимый с его жизнью».

Из этих дополняющих друг друга определений следует, что отравления должны рассматриваться как особый вид заболеваний, этиологическим фактором (т. е. причиной) которых являются вредоносные химические агенты.

Говоря об общих механизмах действия ядов, американские ученые Грин и Гольдбергер выделяют 2 их типа. К первому относятся вещества, обладающие способностью реагировать со многими компонентами клеток, и в молекулярном плане, как пишут эти авторы, «такие яды напоминают слона в посудной лавке». Поскольку избирательность их действия мала, то сравнительно большое число молекул яда расточается на взаимодействие со всевозможными второстепенными клеточными элементами, прежде чем яд в достаточном количестве подействует на жизненно важные структуры организма и тем вызовет токсический эффект. Так, к примеру, действуют хлорэтиламины. Яды второго типа реагируют только с одним определенным компонентом клетки, не растрачиваются на «несущественные» взаимодействия и поражают одну определенную мишень. Понятно, что эти яды способны вызвать отравления в относительно низких концентрациях. Характерным представителем такого рода веществ является синильная кислота.

Каковы же важнейшие признаки возникновения и течения острых отравлений, которые позволяют их отличить от других заболеваний?

Прежде всего надо отметить внезапность и быстроту развития тех или иных болезненных явлений, возникающих у совершенно здорового до того человека.

Если отравления носят групповой характер, то у ряда лиц возникает одинаковое болезненное состояние. При этом чаще всего выясняется, что все они находились в сходных условиях и подвергались воздействию одного и того же токсичного вещества. Немаловажным отличительным признаком воздействия некоторых ядов (метиловый спирт, хлор и др.) является наличие скрытого периода, когда после появления первых симптомов состояние отравленного улучшается, а через определенное время (десятки минут – часы) развивается угрожающая жизни картина тяжелого отравления. И конечно, большую помощь при установлении источника отравления может оказать обнаружение остатков яда в выделениях пострадавшего или найденных возле него.

Вместе с тем токсикологи и врачи нередко сталкиваются с такими ситуациями, когда выявление причины отравления и установление его диагноза резко затруднено. Прежде всего это зависит от того, что одно и то же ядовитое вещество может одномоментно вызвать нарушения деятельности многих органов и систем. Так, хлорофос приводит к нарушениям зрения, функции дыхательной и нервной систем. В то же время имеется немало веществ, которые, различаясь по основным направлениям токсического действия, вызывают наряду с этим одинаковые сдвиги в организме. Например, цианид калия, гидразин, тиофос вызывают судороги, мышьяк, фосфор – нарушения сердечно-сосудистой системы, нитрогазы, окись углерода, хлор – отек легких и т. д. И конечно, немало дополнительных трудностей в выявлении отравлений возникает при комбинированном воздействии нескольких ядовитых веществ. Все это тем более важно иметь в виду, что в силу индивидуальных особенностей организма отдельные лица по-разному реагируют на токсичные вещества, и это, естественно, отражается на течении отравлений.

Чтобы облегчить задачу оказания безотлагательной помощи даже еще до того, как станет точно известно, какой яд вызвал интоксикацию, в клинической токсикологии рассматриваются следующие основные синдромы (группы признаков), характерные для острых отравлений.

Синдром нарушения сознания. Обусловлен непосредственным воздействием яда на кору головного мозга, а также вызванными им расстройствами мозгового кровообращения и кислородной недостаточностью. Такого рода явления (кома, ступор) возникают при тяжелом отравлении хлорированными углеводородами, фосфорорганическими соединениями (ФОС), спиртами, препаратами опия, снотворными.

Синдром нарушения дыхания. Часто наблюдается при коматозных состояниях, когда угнетается дыхательный центр. Расстройства акта дыхания возникают также вследствие паралича дыхательной мускулатуры, что резко осложняет течение отравлений. Тяжелые нарушения дыхательной функции наблюдаются при токсическом отеке легких и нарушениях проходимости дыхательных путей.

Синдром поражения крови. Характерен для отравлений окисью углерода, окислителями гемоглобина, гемолитическими ядами. При этом инактивируется гемоглобин, снижается кислородная емкость крови.

Синдром нарушения кровообращения. Почти всегда сопутствует острым отравлениям. Причинами расстройства функции сердечно-сосудистой системы могут быть: угнетение сосудодвигательного центра, нарушение функции надпочеч-никовых желез, повышение проницаемости стенок кровеносных сосудов и др.

Синдром нарушения терморегуляции. Наблюдается при многих отравлениях и проявляется или понижением температуры тела (алкоголь, снотворные, цианиды), или ее повышением (окись углерода, змеиный яд, кислоты, щелочи, ФОС). Эти сдвиги в организме, с одной стороны, являются следствием снижения обменных процессов и усиления теплоотдачи, а с другой – всасывания в кровь токсичных продуктов распада тканей, расстройства снабжения мозга кислородом, инфекционными осложнениями.

Судорожный синдром. Как правило, является показателем тяжелого или крайне тяжелого течения отравления. Приступы судорог возникают как следствие остро наступающего кислородного голодания мозга (цианиды, окись углерода) или в результате специфического действия ядов на центральные нервные структуры (этиленгликоль, хлорированные углеводороды, ФОС, стрихнин).

Синдром психических нарушений. Характерен для отравлений ядами, избирательно действующими на центральную нервную систему (алкоголь, диэтиламид лизергиновой кислоты, атропин, гашиш, тетраэтилсвинец).

Синдромы поражения печени и почек. Сопутствуют многим видам интоксикаций, при которых эти органы становятся объектами прямого воздействия ядов или страдают из-за влияния на них токсичных продуктов обмена и распада тканевых структур. Это особенно часто сопутствует отравлениям дихлорэтаном, спиртами, уксусной эссенцией, гидразином, мышьяком, солями тяжелых металлов, желтым фосфором.

Синдром нарушения водно-электролитного баланса и кислотно-щелочного равновесия. При острых отравлениях является главным образом следствием расстройства функции пищеварительной и выделительной систем, а также секреторных органов. При этом возможно обезвоживание организма, извращение окислительно-восстановительных процессов в тканях, накопление недоокисленных продуктов обмена.

История противоядий – история ядов

Появлению эффективных противоядий предшествовал долгий путь исканий многих поколений человечества. Естественно, что начало этого пути связано с тем временем, когда людям стали известны яды. В Древней Греции существовало убеждение, что против любого яда должно применяться свое противоядие.