Book: Танец Лакшми



Танец Лакшми

Виктория ПЛАТОВА

ТАНЕЦ ЛАКШМИ

Лакшми — богиня счастья, богатства и красоты. Покровительница женщин и домашнего очага. Статуэтка Лакшми хранится в каждом индийском доме.


«Все, что происходит с человеком, происходит с ним по воле богов, но даже боги не в ответе за человеческое легкомыслие».

Когда всемогущий Бхава [1] создал небо и землю, то знал он всего два цвета — черный и белый. Черной была земля и все, что росло на ней, и все, что двигалось по ней. И белым был океан, и все, что находилось в нем. Белым было небо и все небесные жители, ведь не знал мир иных цветов. Но однажды Шамбху [2] на берегу океана нашел раковину. Протянул он свою божественную блистающую руку и поднял ее. И каждый ее завиток имел свой цвет. Подивился Ишвара [3] на это многоцветие и подарил цвета всему, что было на земле, в небе и в океане. И с тех самых пор по повелению Ишвары обречены мы носить свой цвет, пока Яма [4] низринет нас в бездну и не прекратит вращение колеса сансары [5].

(Из индийской мифологии о сотворении мира).


ЦВЕТ ПЕРВЫЙ. ЖЕЛТЫЙ

В городе Калманапуре жила девушка Панчудашали, которая отличалась строптивым нравом и никак не хотела выходить замуж. Целые дни проводила она в праздности, надев яркие одежды, украсив себя драгоценностями и натеревшись благовониями. Каждый день надевала она звенящие золотые браслеты и шла к реке, чтобы свершить омовение, а достойные юноши, восхищенные ее красотой, смотрели ей вслед и вздыхали. Но их вздохи не трогали ее жестокое сердце. Ее досточтимый отец Махипала отчаялся выдать дочь за достойного человека и однажды в гневе пожелал, чтобы забрали ее ракшасы [6]. И случилось в этот момент чудо, ведь могучий ракшас Ламжихава пролетал мимо и услышал слова Махипалы. Он забрал с собой Панчудашали и отнес ее в свой дворец. И стала несчастная Панчудашали жить среди ракшасов. Окружали ее ужасные существа со всклокоченными волосами и клыками во рту. Но больше всего боялась она их пиров, когда пожирали они человеческое мясо. Стала Панчудашали просить Ламжихаву отпустить ее, но только смеялся могучий ракшас над ее просьбами, ведь поджидал он своего сына Вамжихаву, чтобы выдать за него Панчудашали, обещая ей богатства, которые не снились смертным. Однажды ей удалось обмануть стражей ракшаса и убежать. Вернулась она домой, и обрадовался отец ее Махипала возвращению непокорной дочери. С тех пор стала Панчудашали послушной, и радовался отец, что перестала она быть строптивой.

Сомадева. «Океан сказаний».

ГЛАВА 1

Лара кивнула и поставила чашку на стол. Лучик солнца, пробравшийся сквозь шелковые гардины, ударил в фарфоровый бок чашки, отчего на столе появились мягкие блики. Лара потянулась к чашке, и теперь луч пробежал по ее белой руке с тонкими изящными пальцами, коснулся кольца и разбился в гранях камешка маленькими синими искрами.

— Какая прелесть, — Марина лениво покачала в воздухе пальчиком, указывая на бриллиант, — давно он у тебя?

— Отец в прошлом году привез с парижской выставки, — ответила Лара, — к нему есть еще сережки, но я их не ношу.

— Напрасно, — Марина усмехнулась, — смотрится очень мило. Так вы решили, куда отправитесь?

— Виталий сказал, что это на мое усмотрение. Куда я пожелаю.

— И куда же? — в словах Марины появился жгучий интерес. — Я понимаю, что в таком деле советы давать напрасный труд, но советую как подруге — не гонись за экзотикой. Получишь только кучу проблем и никакого удовольствия. Лучше выбрать что попроще, зато с гарантией. Не смейся, я тебе сейчас про Ксеньку расскажу…

Лара лениво попивала кофе и слушала Марину. Не сказать, чтобы они были подругами, но давно знали друг друга, так как учились в одном классе.

* * *

Уже в школе Ларе очень везло из-за ее ангельской внешности. Училась она, особо не напрягаясь.

Учителя считали Лару серьезной девочкой, и если она не знала урока, ей не приходилось выкручиваться или лгать, она просто красноречиво молчала или вздыхала, и учителя, считая, что девочка плохо себя чувствует, предлагали ей ответить в другой раз. Лара пользовалась успехом у одноклассников из-за своего ровного, неконфликтного характера и опять-таки красоты. Она рано привыкла к успеху у противоположного пола, но не стремилась ни с кем сблизиться, держалась немного на расстоянии. Поклонение она принимала как должное.

Неприятности ей доставляли только уроки физкультуры, их Лара по-настоящему боялась и ненавидела. У нее вызывали раздражение потные одноклассники, которые толклись в спортзале, старались залезть повыше по канату, покачаться на брусьях, подтянуться на турнике, перепрыгнуть через козла. И Лара могла бы с этим справиться, но ей было противно даже прилагать усилия. Учитель, здоровенный краснорожий мужик с волосатыми руками, пытался сломить ее упрямство, называя фарфоровой куколкой, ругал, но Лара все так же лениво подходила к снарядам и не пыталась ничего сделать.

Все изменилось, когда ей исполнилось лет четырнадцать. Физрук вывел их на спортплощадку и заставил ходить по бревну. Быстро одолев это препятствие, одноклассники умчались к лабиринту, а Лара все топталась около него, не в силах заставить себя подняться по его скользкому скату.

— Ну что еще такое? — закричал на нее физрук.

— Не получается, — скромненько ответила Лара.

— Все у тебя получается, — сказал он, — вот только не хочешь.

Следующий миг Лара запомнила очень ярко. Этот огромный мужик с красным лицом оказался рядом с ней. Он попытался подтолкнуть ее к бревну, а затем его рука скользнула ниже и сжала ее ягодицы. От прикосновения сильной мужской руки дрожь пробежала по телу Лары, она замерла, не в силах понять новые ощущения, а потом взглянула на учителя. Тот был красен и тяжело дышал.

— Давай, — прохрипел он, — я помогу.

Он крепко взял ее руки и помог подняться на бревно. Идти по нему оказалось на удивление легко. Лара быстро добежала до конца бревна и остановилась.

— Прыгай, — велел физрук, — прыгай, не бойся, я поймаю.

Она прыгнула, а он поймал ее, как и обещал. Лара очутилась в сильных мужских руках, прижатая к жаркому телу физрука. В этот момент она почувствовала, что меняется мир: делится на мужчин и женщин, и женщина может управлять любым мужчиной. Она легонько высвободилась из рук физрука и быстро пошла прочь. Теперь она нашла к нему подход. На следующий день после уроков Лара появилась в спортзале и попросила разрешения заниматься дополнительно. Физрук растерянно молчал, а она просила:

— Ну, пожалуйста, а то у меня только с физкультурой плохо.

Надо ли говорить, что он разрешил, а кроме того, часто помогал ей с упражнениями, показывал, поддерживал, перестал цепляться к ней на уроках. Оценки быстро улучшились. Лара всегда вспоминала о нем с усмешкой. Такой мужлан, сила прет как из здорового коня, а ведь он не позволял себе практически ничего лишнего. Ну сожмет пальцы, поводит рукой по спине, коснется груди или хлопнет пару раз пониже спины. Но на этом все и заканчивалось. Одноклассницы уже хвалились друг перед другом первыми романами и первым сексуальным опытом, а Лара думала, решится он на что-нибудь или не решится. Не решился. Лара окончила школу и вздохнула с облегчением.

В институте, думала она, у нее проблем с кавалерами не будет. Лара оказалась права. За симпатичной девушкой тут же стали приударять студенты-однокурсники. Посматривали на нее ребята и постарше. Но она не торопилась дарить им свою благосклонность. И вот однажды объявился он. Профессор с пронзительным взглядом и кучей всяких престижных премий. Злые языки сразу оповестили всех, что он может закрутить бурный роман, но ни за что не уйдет от своей жены. Но несмотря на это он пользовался бешеным успехом у студенток из-за своей неотразимой внешности и блестящего ума. И им было на все наплевать, когда он во время лекций устремлял на них свой призывный взгляд. Романами с ним гордились. Лара не торопилась, она была уверена, что Владислав Максимович Хейснер рано или поздно клюнет на нее. Она терпеливо ждала, не делая никаких попыток обратить на себя внимание.

Он был задет ее равнодушием, в чем признался позже. Задет настолько, что решил обладать ею во что бы то ни стало. Лара выбрала нужную тактику, ей оставалось лишь подождать. Он караулил ее после занятий, подсаживался к ней в библиотеке, а она смотрела сквозь него равнодушными синими глазами. Хейснер бесился, но сделать ничего не мог. На Новый год он при всех подарил ей букет пышных роз, объясняя это лучшей работой, которую сдала ему студентка (вообще, по его предмету у нее были одни пятерки). Лара только пожала плечами, ее работа лучшей не была, но цветы приняла благосклонно. Хейснер удвоил усилия и однажды пригласил ее домой на чашку чая.

— Не выношу торопливости, чего бы это ни касалось, — сказала она ему, — может, у вас есть дача или загородный дом, где мы могли бы провести выходные?

Он только кивнул. Загородный дом имелся, и вскоре Лара убедилась в его наличии. Там было довольно мило: старые, но добротные вещи, камин и шкура медведя на полу перед ним.

— Неужели настоящая? — засмеялась она.

— Разумеется, — профессор привлек ее к себе, — это мой отец увлекался, а все вещи, — он повел рукой, — тоже настоящие, достались от деда и прадеда. Это на вид старье и хлам, а на самом деле стоит кучу денег.

— Забавно, — она потянулась и отстранилась от него, — показывайте свои владения.

— Сначала перейдем на «ты», — он снова попытался обнять ее, — а то как-то не правильно получается.

— Как хочешь, — она кивнула, — как тебя называть — Владик или Славик?

— Это больше как-то подходит для прыщавеньких студентов, — он хмыкнул, — а я все-таки давно не студент. Владислав. Договорились?

— Договорились, — Лара кивнула.

Той ночью она стала женщиной, но Хейснер не пробудил в ней ни искорки страсти. Она терпеливо ждала, пока он перестанет жадно шарить по ее телу и перейдет к остальному. Ей было почти не больно, и она осталась все такой же равнодушной. Впрочем, он ей пригодился — помог освободиться от девственности, а значит, и от некоторых ненужных комплексов. Она не хотела иметь роман с кем-либо из однокурсников — не желала, чтобы потом трепались.

— Ты удовлетворена? — спросил он глухо, сидя на кровати спиной к ней.

— Вполне, — она лениво потянулась.

— Понятно, — он не собирался поворачиваться, — ты попользовалась мной, и теперь я могу отправляться ко всем чертям.

— Ну зачем ты так, — сказала она мягко, — в первый раз такие ощущения, я не понимаю саму себя.

— Лжешь, — заявил он спокойно, — как привыкла лгать уже давно, в душе ты смеешься надо мной и над другими. Теперь я буду осторожен, а остальным можно лишь посочувствовать. Но берегись, иначе кто-нибудь однажды попользуется тобой, как ты сегодня попользовалась мной.

Профессор был несправедлив. Он ведь оказался у Лары первым мужчиной, но, очевидно, не сумел разбудить в ней страсть. Она в него не была влюблена, а действовала из спортивного азарта, по расчету.

Он встал и пошел к двери. Где он ночевал, Лара не знала. Сначала ей казалось, что он придет, но затем она поняла, что он очень сильно уязвлен. Настолько сильно, что, пожалуй, возненавидит ее. На следующее утро он не сказал ей и десятка фраз, и к обеду они уже были в городе. Профессор Хейснер стал избегать ее, а Лара только пожала плечами. Потом были и другие романы, Лара познавала секреты секса, но в душе все так же насмехалась над своими партнерами. Она была на удивление покладистой, но через некоторое время молодые люди начинали чувствовать неладное, лезли из кожи вон, чтобы понять причину ее холодности, но оставляли свои попытки и предлагали ей остаться друзьями. Она и здесь пожимала плечами и согласно кивала. В конце концов, не врагов же ей иметь среди своих бывших любовников.

Пожалуй, только один человек смог ее по-настоящему взволновать. Когда-то она училась с этим невысоким большелобым мальчишкой, но потом ее родители переехали, и Лара стала посещать другую школу. Встретились они случайно через несколько лет на премьере какого-то новомодного фильма. Лара очень удивилась, как он вытянулся и повзрослел. Она прикинулась насмешливой школьницей и стала выспрашивать его о планах.

— Хочу пойти работать в милицию, — серьезно ответил Кронецкий.

Лара не поверила, приняла это за розыгрыш. Они еще немного поболтали, а на прощанье он произнес:

— Ты стала очень красивой, Лара. Красивой и недоступной.

Следующая встреча произошла, когда Лара закончила четвертый курс и раздумывала, куда бы ей податься отдохнуть. Вот тут-то судьба и столкнула ее с Сергеем Кронецким. К этому времени он успел окончить с отличием школу милиции, работал опером и собирался поступать в юридический институт. Ларе он искренне обрадовался, сообщил, что получил премию и отпускные, целый месяц может валять дурака, и пригласил ее в ресторан. Они прекрасно провели время, болтали, смеялись, вспоминая своих одноклассников и учителей. Досталось и физруку.

— Он, когда на тебя смотрел, аж сопел, наливался, как переспелый помидор, — говорил Крон, — еще немного, и набросится на тебя.

— Да ладно, — Лара кокетливо качала головой, — все ты придумываешь.

— Ничего я не придумываю, — не сдавался Кронецкий, — это все видели. А ты как ни в чем не бывало так спокойно к нему обращалась, а он чуть не копытом землю рыл. Мы даже спорили, обратишь ты на него внимание или нет.

— Неужели? — Лара снова смеялась. — И кто же выиграл?

— Сашка, конечно, — махнул рукой Крон, — помнишь, была у нас девчонка, на пацана похожая. Александра Бережная.

— Смутно, — призналась Лара, — что-то вспоминается… частично.

— Так вот, — подхватил Крон, — она всем заявила, что Помидору ничего не светит, потому что ты его ни в грош не ставишь и ничего, следовательно, мордовороту не обломится, так как тебе нужно изящное обхождение.

Кто-то похмыкал, кто-то согласился, но так оно и вышло. Санька сама с физруком была и выпытала у него, что насчет тебя у него крутой облом. Он заявил, что ты, мол, еще недозрелая. Санька тоже похмыкала, мол, верю тебе, дядя. Вот и получилось, что она права.

— Выходит, что физрук наш был падок на малолеток? — прищурилась Лара. — Кто бы мог подумать?

— Да ты что, — удивился Крон, — не знаешь, что ли? Санька с тринадцати лет с разными шоферюгами валандалась, а это тебе не пацаны, а вполне здоровые дядьки. Так что ей этот… физрук… Скорее, не он ее, а она его… поимела. В целях… поразвлечься.

— Надо же, — произнесла Лара, — я и представить себе этого не могла. Школьница, она и есть школьница. Неужели действительно она, ну с шоферами?

— Действительно, — кивнул Кронецкий, — сначала среди них шустрила, а потом перешла на контингент получше, разную там фарцу, или, как теперь говорят, коммерсантов. На данный момент вовсю орудует в гостинице «Северная корона». Умна и осторожна, в рискованные предприятия не ввязывается, кличка Броня.

— А ты откуда знаешь? — удивилась Лара. — Она тебе что, докладывает о своих делах?

— У нас на нее целое досье, — отмахнулся Крон, — а мне она по старой памяти иногда информацию подкидывает, чтобы в случае чего я ей тоже помог.

— А почему Броня? — спросила Лара. — Какая-то неблагозвучная кличка для проститутки.

— Дело не в звучности, — теперь засмеялся Крон, — клички всегда несут в себе определенный смысл. Эта указывает на то, что человек она твердый, серьезный, на уговоры не поддается, умеет держаться и отстаивать свои интересы.

— Ты даже уважительно о ней говоришь, — заметила Лара.

— Она баба неглупая, — кивнул Крон, — если с ней по-хорошему, то она тоже может помочь. Нам иногда с таким контингентом приходится работать… Слушай, что мы все о чем-то постороннем, расскажи о себе.

— Рассказывать особо нечего, — ответила Лара, — учусь понемногу, на следующий год закончу, получу диплом, папочка подберет подходящее местечко, стану работать. Никакой опасности, никакой романтики. Сейчас у меня каникулы, думаю, куда бы податься, чтобы совсем не помереть от скуки.

— А давай со мной, — предложил Крон. — У меня бабка живет под Череповцом, деревня Живица. Леса кругом обалденные, речка, глухомань, людей раз-два и обчелся, у болот комары, а так приволье. Соглашайся, Лара.

— А что я там буду делать? — она серьезно смотрела на Крона.

— Отдыхать, — ответил он, взяв ее за тонкое запястье, — по утрам пить парное молоко, собирать у бабки в саду ягоды, загорать, бродить по лесу, кататься на лодке и заниматься любовью в любое время суток.

— С тобой? — Она смотрела на Крона. — А ты, похоже, романтик.

— Со мной, — он поднес ее пальцы к своим губам, — обещаю, что не пожалеешь.

Она не пожалела ни об одной минуте, которую провела с ним в деревне с таким странным названием. Все оказалось именно так, как он говорил, но даже еще лучше. Это было похоже на чудесный непрекращающийся сон. Впервые Лара чувствовала себя в руках настоящего мужчины и с восторгом принимала его ласки. Она удивлялась, каким он мог быть азартным и изобретательным в сексе, но удивлялась и себе, она получала ни с чем не сравнимое удовольствие от любовных игр.



Все кончилось внезапно, когда Крон вернулся однажды мрачный с почты и сказал ей, что нужно возвращаться в город. Положенная неделя отпуска пропадала, но он ничего не мог поделать. В ту ночь он любил ее с такой неистовой страстью, что Лара испугалась.

— Что с тобой, Крон? — шептала она. — Почему ты стал таким?

— Я всегда такой, — ответил он, зарываясь лицом в ее волосы, — но теперь я думаю, как все внезапно и быстро кончилось. Это было как сказка, а теперь приходится возвращаться в обычную жизнь. Я-то понимаю, что продолжения не будет.

Лара молчала. Она тоже это понимала. В ее привычной жизни для Крона не было места. Она прижалась к нему теснее и тихо сказала:

— Я никогда не забуду этих дней, Крон.

— Я тоже, — отозвался он.

На следующий день они вернулись в город. Время от времени перезванивались, время от времени встречались. Ларе даже нравились эти короткие спонтанные встречи. Но затем были диплом, окончание института, работа, новые заботы, у Крона тоже все вошло в привычную колею. Они не виделись уже два года, а теперь Лара собиралась замуж.

Как раз около двух лет назад она встретилась с Виталием. Не сказать, что он ей сразу понравился, но он начал за ней ухаживать и не торопил события. Виталий сразу предложил Ларе быть откровенными в общении, но не пытаться узнать прошлое друг друга. «Сейчас мы вместе, — говорил он, — так зачем ворошить былое. Это ни к чему хорошему не приведет». Лара согласилась. Она не испытывала к нему ни любви, ни страсти, но, когда он предложил ей выйти за него замуж, согласилась. Это был человек ее круга. У нее будет семья и обычная жизнь, она как-то примирилась с этой мыслью. Виталий, похоже, тоже не сгорал от пламенных чувств, но относился к браку серьезно. Многие вопросы они уже решили, почти все было готово, свадьба назначена через неделю. Лара колебалась только с тем, куда бы им отправиться в свадебное путешествие.

— Куда захочешь, — заявил Виталий, — хоть на Мадагаскар.

— Почему на Мадагаскар, — засмеялась Лара, — неужели нет места поприличнее?

— Есть, и не одно! — Виталий похлопал ее по руке. — Но девушкам часто приходят в голову разные фантазии. Я готов выполнить любую из них, поэтому выбирай.

И Лара выбирала. Ей не хотелось ехать в слишком людное место, где полно галдящих туристов. Она бы не вынесла и чего-то крайне экзотического. Хотелось уединения и покоя. Как однажды с Кроном… Но в одну реку нельзя войти дважды, да и Виталий совсем не похож на ее давнего приятеля. А жаль.

* * *

— Ты меня совсем не слушаешь! — воскликнула Марина. — А я-то, дурочка, сижу, распинаюсь!

— Что ты, Марина, — Лара улыбнулась, — напротив, я слушаю тебя очень внимательно и представляю себе все эти места. Не знаю только…

— Слушай, — Марина решительно отодвинула чашку, — у меня подруга недавно вернулась из Испании, говорит, что это просто рай. Туристов мало, местные жители заняты только собой, иностранцы, как правило, люди приличные. И ехать нужно не в Мадрид, а в какой-нибудь небольшой город.

— И какой же? — Лара посмотрела на Марину. — Где отдыхала твоя подруга?

— Не помню, — Марина хлопнула себя по лбу, — она говорила, но из памяти вылетело. — Давай, я ей позвоню сегодня вечером, запишу все, а потом тебе звякну. Идет?

— Хорошо, — Лара кивнула, — буду ждать твоего звонка. — Она взглянула на часы.

— Торопишься? — тут же вскинулась Марина. — Не иначе как на встречу со своим женихом.

— Что ты, — засмеялась Лара, — сегодня из Англии прилетает моя кузина Анка, я обещала ее встретить.

— Англия тоже неплохо, — сказала Марина, — в смысле проведения медового месяца. Ты сейчас убегаешь?

— Нет, — Лара покачала головой, — полчаса у меня еще есть.

— И у меня есть, — Марина сладко потянулась, — потому что через полчаса я должна быть в одном очень приятном месте. Когда я попадаю туда, мне кажется, что я в раю. Испытываю такое блаженство, что просто улетаю за облака.

Лара задумчиво улыбалась, слушая восторженную болтовню своей приятельницы. В кафе было уютно, бесшумно сновали официанты, обслуживая немногочисленных клиентов дорогого заведения, звучала медленная ненавязчивая старинная мелодия, а лучи солнца из-за шелковых гардин играли веселыми бликами на тонких стенках фарфоровых чашек.

ГЛАВА 2

— Задумалась, — поддела ее Марина, — уж не о своем ли женихе?

— А чего о нем думать? — Лара пожала плечами. — Это дело решенное, осталось только немного подождать.

— Причем совсем немного, — подмигнула ей подруга, — а там ты из свободной женщины превратишься просто в жену. Не жалеешь, Лара?

— Пожалуй, нет, — Лара покачала головой. — Прежде чем сделать такой шаг, я хорошо все обдумала, взвесила…

— Понятно, — Марина натянуто засмеялась, — говорить о любви — старомодна, сейчас в моде холодный расчет.

— Так ведь не рассчитывать было бы глупо, согласись, Марина. Виталий не хуже и не лучше других. А мне как-то поднадоела моя свободная жизнь, захотелось семьи, дома.

— Семья, дом… — передразнила ехидная приятельница, — ой, не пойму, чего тебе только не хватало. Скажи еще, что сопливых детишек захотелось.

— Нет, — категорично заявила Лара, — на такие подвиги я не способна. Как представлю вопли, крики, пеленки, памперсы, так всякое желание пропадает.

— В том числе и заниматься сексом? — Марина прищурила один глаз. — Так я тебе один адресок могу подкинуть. На случай, если ты устанешь от семейной жизни.

— Спасибо, не надо.

— А ты не спеши отказываться, — с жаром продолжала Марина, — с одной стороны, для здоровья полезно, потому что массаж. А с другой стороны… такая сексуальная разрядка. Кажется, что на седьмом небе оказываешься, так все замечательно у мастера выходит.

Лара засмеялась, но Марина шутить и не думала. Она облизнула губы и с воодушевлением продолжала:

— Массаж великолепно помогает расслабиться. Ты словно обновляешься вся, как змея, которая сбрасывает старую кожу, но потом… Потом начинается в сеансе самое главное. Этот мастер такой подготовленный. Он учился массажу где-то на Тайване, или в Китае, или в Гонконге, я могу путать, но выучился отменно. Стоит только ему дотронуться до определенных точек, как ты вся воспламеняешься.

— Гонконг как раз и находится в Китае, — Лара усмехнулась.

— Неважно, — отмахнулась Марина, — не в этом дело. Сначала он здорово тебя подготавливает, а когда ты совсем сомлеешь, начинает работать своим главным инструментом. Не поверишь, Лара, какой он у него величины! Мне всегда казалось, что мужчины разные басни выдумывают, чтобы в лучшем свете выставить себя перед женщинами, но я всегда была убеждена, что такого не бывает. А вот и нет! Встречаются все-таки настоящие мужчины. Да еще и с таким мощным орудием, увидишь — не поверишь, это превосходит самые смелые ожидания.

— И самые тайные желания, — Лара не выдержала и рассмеялась. — Не обижайся, Марина, это я не над тобой. А знаешь, на всякий случай дай мне адресок этого массажиста, вдруг пригодится.

Марина просияла. Вся ее обида на Лару улетучилась как дым. Значит, все-таки впечатлил бесстрастную подругу ее рассказ. Пусть смеется. А она даст адресок, ей не жалко. Когда та увидит массажиста, вернее его орган, ей станет не до смеха.

Марина быстро написала адрес и протянула исток Ларе. Они снова засмеялись, но уже от полного взаимопонимания.

— Мне пора, — сказала Лара, поднимаясь, — я обещала Анке, что обязательно ее встречу.

— Мне тоже, — Марина сладко потянулась, — на такой сеанс я не опоздаю ни за что в жизни. До встречи, звони.

Марина легко подхватила сумочку, небрежным жестом поправила волосы и заспешила к выходу. А Лара ненадолго задержалась. Время у нее еще было. Можно подождать и в аэропорту, а можно остаться здесь, благо Марина уже ушла. Лара снова опустилась на стул и заказала еще чашку кофе.

Ей очень не хотелось покидать уютное заведение: сегодня им с Мариной пришлось здорово побегать. Хотя… можно было себя и не утруждать особо, но ее приятельница отличалась неуемной энергией. Она очень обрадовалась возможности походить с Ларой по магазинам, чтобы подобрать кое-что для свадьбы и свадебного путешествия. Понятно, что им не пришлось толкаться в дешевых магазинах, где покупатели лезут друг на друга. Напротив, в их распоряжении оказались все самые дорогие бутики Питера, которые с готовностью распахивали перед ними двери и гостеприимно приглашали внутрь.

Посещение бутиков и магазинов не требовало ни суеты, ни спешки, но Марина не привыкла делать что-то медленно. Уже через минуту рядом с ней выстраивалась колонна из дюжины продавцов и менеджеров, которые на все лады расхваливали свой товар. Лара привыкла к такому отношению, к подобострастному вниманию, которое оказывают богатому клиенту. Марина тоже чувствовала себя как рыба в воде. Она с задумчивым видом рассматривала то, что ей предлагали, надувала капризно губки, качала головой: «Боюсь, что это будет смотреться как дешевая тряпка». — Слова «дешевая тряпка» она произносила как ругательство. Продавцы после этого терялись, менеджеры покрывались потом и начинали вдвойне суетиться. Поэтому теперь Лара могла быть спокойна и за свой гардероб и аксессуары. Все остальное, что не удалось подобрать для нее Марине, она купит и сама, а кое-что привезет и Анна.

Анка была ровесницей Лары, но дала бы ей сто очков вперед своей напористостью и самостоятельностью. К тому же кузина была чертовски умна, недаром с блеском окончила юридический и теперь с таким же блеском работает в одной адвокатской конторе. Про Анну говорили, что у нее «бульдожья хватка и стальные нервы». К тому же ей всегда хватало ума отступить в нужный момент. Но Анка нравилась Ларе не только своей хваткой и деловитостью, у нее был отменный вкус, на который смело можно положиться. Если она говорит: «Это тебе идет», то верить ей можно на все двести процентов, но если кузина советует воздержаться от какой-то покупки, то Лара соглашается безоговорочно.

И вот сейчас Анна возвращалась с берегов туманного Альбиона, где провела пару месяцев по приглашению какой-то адвокатской фирмы. Она позвонила Ларе пару дней назад и попросила ее встретить, а Лара не могла ответить отказом. Но с чего ей было отказываться? В фирме, где она работала, ей предоставили отпуск, когда Лара рассказала о своей предстоящей свадьбе. Поэтому она в эти дни занималась только покупками, а по вечерам отдыхала. А через неделю — пышное семейное торжество, именуемое свадьбой, затем медовый месяц. Скорее всего в Испании — она все-таки хочет настоять на Испании, — затем возвращение в Петербург, поздравления коллег и привычная работа. Хотя… Виталий уже намекал ей, что ему больше понравилось бы, чтобы она оставила службу, но над этим она еще подумает. Нет, она не боялась превратиться в клушу, которая забывает, что она женщина и должна всегда быть на высоте, она найдет чем заняться, но работа Ларе нравилась, и ей не хотелось бы так быстро с ней расстаться.

Она еще раз с удовольствием окинула взглядом кремовые стены, в тон им подобранные шелковые гардины, столы светлого дерева с золоченой насечкой, тонкую фарфоровую посуду, которая прекрасно гармонировала со всей обстановкой. Ничего лишнего, три основных цвета в самых выгодных сочетаниях — изящество и строгость, именно таким и должно быть дорогое кафе. Лара улыбнулась, с детских лет ей нравилась подобная обстановка. Она привыкла к красивым и изящным вещам, тяга ко всему прекрасному, подлинному, дорогому стала неотъемлемой частью ее сущности. Лара решила поторопиться. В «Венеции», конечно, чудесно, но, если она опоздает, Анка не станет выбирать выражений.

Но, видимо, звезды были к Ларе благосклонны, потому что она успела вовремя. Только она вышла из машины, как услышала жизнерадостный Анкин голос.

— Лара! — воскликнула кузина. — Как хорошо, что ты приехала. Помоги, — позвала она и передала ей увесистый пакет.

Анка болтала без умолку, делая тысячу разных дел. Она уложила на сиденье свой пакет, указала носильщику, куда поставить чемоданы, делилась впечатлениями от поездки, причем половину слов составляли восторженные возгласы, а другую — непечатные выражения. Лара только улыбалась, ей было не привыкать. Они встали возле машины и закурили. Анна собиралась что-то сказать, но не успела.

— Вот вы где! — раздался позади них уверенный мужской голос с твердым акцентом.

— Риччи? — удивилась Анна, но тут же позвала:

— Идите к нам. Вас никто не встретил? — спросила она подошедшего иностранца.

— Меня никто не должен встречать, — ответил мужчина, — я же в деловой поездке.

— Позвольте представить, — сказала Анна, — моя кузина Лара, мой спутник Ричард. Мы познакомились в самолете, — добавила она.

— И прекрасно нашли общий язык, беседуя на профессиональные темы, — подхватил англичанин, — позвольте заметить, Анна, что у вас очаровательная кузина и вы с ней очень похожи.

Анка хмыкнула, а Лара недоверчиво улыбнулась. Пожалуй, англичанин был настоящим оригиналом, если уловил сходство в двух таких разных женщинах. Лара, высокая, хрупкого телосложения с мягким правильным овалом лица, русыми волосами и большими синевато-серыми глазами, и невысокая крепкая Анна, с широкой «мужичьей» костью, грубоватым лицом и резко стесанными скулами, темными волосами с рыжеватым отливом и яркими зелеными глазами. Если у Лары все было аккуратно и в меру: небольшой носик, маленькие ушки, тонкогубый рот, то в Анке все было ярким, откровенным, вызывающим: темные полоски бровей, длинные лохматые ресницы, большой яркий рот. Но Анка умела нравиться и, несмотря на ее кажущуюся некрасивость, всегда затмевала миловидную Лару.

Англичанин, вероятно, тоже понял свою ошибку и рассыпался в извинениях.

— Я только хотел сказать, что вы обе очень красивые девушки, — объяснил он.

— Ладно, Ричард, — миролюбиво согласилась Анна, — все в порядке. Давайте-ка садитесь в машину, и мы отвезем вас в гостиницу.

Лара удивилась, но промолчала. Анка всегда вела себя сдержанно, но перед англичанином, видимо, решила ломать комедию и показать себя эдакой простецкой, разбитной бабенкой. Впрочем, Лара не раз убеждалась, ее кузина никогда ничего не делает зря. Англичанин решил остановиться в «Северной короне», и они, как жительницы Петербурга, вполне одобрили его выбор. Построенная совсем недавно финскими рабочими гостиница отличалась прекрасным интерьером и первоклассным обслуживанием.

Англичанин вертел головой и шумно восхищался городом, что не слишком вязалось с традиционной английской сдержанностью. Возле гостиницы Лара затормозила. Анка проворно выбралась из машины, радужно скалясь, попрощалась со своим попутчиком, крикнула: «Куплю сигарет» — и проворно затерялась в толпе. Англичанин подхватил свой чемоданчик, но прощаться не спешил.

— Вы производите удивительное впечатление, — проговорил он, — настоящая русская красавица. Я пробуду здесь около двух недель, и, если вы согласитесь видеть меня своим спутником, мы могли бы приятно провести вечер.

Он откровенно разглядывал Лару, намекая на то, что знакомство может стать более близким. Она не раз встречалась с подобной бесцеремонностью и всегда старалась прикинуться наивной простушкой. Но только не в этот раз.

— К сожалению, это невозможно, — ответила она, глядя в глаза англичанину, — через несколько дней я выхожу замуж.

— Примите мои поздравления, — его губы искривила фальшивая улыбка, — но очень часто женщины, которые выходят замуж, перед своим замужеством пускаются в… как это… рискованные путешествия.

— Накануне свадьбы? — Лара попыталась изобразить удивление и негодование.

— Именно, — иностранец засмеялся и довольно потер руки, — что может себе позволить свободная женщина, не пристало замужней даме.

— Вот видите, — тут же подхватила Лара, — замужней не пристало, а свободная себе позволить не может из-за отсутствия времени. Вы не поверите, сколько хлопот требует свадебное торжество.

Лара поймала себя на том, что говорит с англичанином запросто, совсем так, как это делала Анна. А он все сверлил и сверлил ее проницательным взглядом. Но Лара, не смущаясь, продолжала молоть ерунду.

— Я понял, — сказал он, — Анна рассказывала о вас, говорила, что вы бывали за границей. Если приедете в Англию, то я буду очень рад вас видеть, — с этими словами он достал из кармана визитку и протянул ей, — конечно, если вам к тому времени наскучит добропорядочная жизнь.

Он резко повернулся и зашагал к гостинице. Лара пожала плечами и повертела в руках визитку. Ричард Бартенсон. Адвокатская контора «Лонгфельд и Бартенсон». Хептон-стрит, двадцать один. Телефон, факс, все на месте. Лара пожала плечами, ей-то это не пригодится в любом случае. Надо бы выбросить. Но, повинуясь какому-то импульсу, села в машину и спрятала визитку в бардачок. Не прошло и минуты, как появилась Анна.

— Ушел? — спросила она, плюхаясь на сиденье. — Наконец-то.



— Не понимаю, — сказала Лара, включая зажигание, — где ты подцепила этого типа?

— Не подцепила, — Анка раздраженно распечатала пачку сигарет, — будешь? Ладно, как хочешь. В том-то и дело, что не подцепила, этот тип сам ко мне приклеился в самолете. Сначала я подумали, что он какой-нибудь профессор, изучающий славянские языки, но оказалось, что это его хобби. Он говорит чуть ли не на двадцати языках, но на самом деле трудится на адвокатской ниве, это, видите ли, их семейное дело, которым занимались и отец, и дед, и прадед.

— Ясно, — Лара кивнула, — семейная традиция и разговор на профессиональные темы.

— Не трави душу, — Анка выпустила несколько колечек дыма, — ему бы быть профессиональным шпионом, настолько ловко он умеет задавать вопросы, или на худой конец психоаналитиком.

— А что у него за дела здесь? — Лара вырулила на проспект. — Тоже связаны с адвокатской деятельностью.

— Не знаю, — призналась Анна, — говорил много, сказал мало.

— Не похож он на англичанина, — заметила Лара, — очень какой-то напористый.

— Он не похож на наше стереотипное представление об англичанах, — уточнила Анна, которая всегда быстро улавливала суть, — но это еще ни о чем не говорит. Англичане — обыкновенные люди и меняются так же, как и все остальные. В некотором роде они даже менее сдержаны и закомплексованы, чем мы. О, почти приехали! Зайдешь, может, поболтаем.

— С удовольствием, — кивнула Лара.

— Вот кому надо было родиться в Англии, — засмеялась Анна, — сдержанность и снобизм чисто английские.

— Перестань, — засмеялась и Лара, — скажи лучше, как быть с твоими чемоданами.

— А вон сколько безработного пролетариата вокруг, — Анка кивнула на группу великовозрастных парней, попивающих пиво, — пару раз мило улыбнуться, и дело в шляпе.

Анка знала, что говорила, потому что в течение десяти минут весь ее багаж оказался в нужном месте, причем любители пива обращались с чемоданами бережно, словно они были из фарфора.

— Как хорошо дома, — сказала Анка, скрываясь в ванной, — пять минут, и я готова. Располагайся, Лара.

Лара с удовольствием устроилась в кресле, в предвкушении интересной беседы.

* * *

Ключ почему-то никак не хотел поворачиваться, но Лара все-таки сумела с ним справиться. Похоже, что они с Анной немного перебрали, но это не страшно. Сейчас душ, кофе, немного отдохнуть, и она будет как новенькая. Лара подошла к окну.

Ночной город открылся перед ней во всей своей красе. Недалеко зазывно манило огнями казино «Фортуна», а совсем рядом располагался очень приличный клуб «Ночной Париж».

Хотя ему далеко до «Ундины», туда простого обывателя на порог не пустят, зато в демократическую «Пирамиду» пускают всех. Лара вздохнула, ей как-то поднадоела вся эта клубная суета, хотелось чего-то большего, чем пустые разговоры.

А может, Виталий прав, пора оставить работу, пожить немного в свое удовольствие. Она бы отправилась путешествовать, посетила бы несколько стран и побывала во всемирно известных музеях, но путешествовать нужно непременно одной, чтобы никто не мешал наслаждаться увиденным. В этом отношении Лара была законченной эгоисткой. Ее всегда раздражали замечания других по поводу того, что ей нравилось. А так никто не будет мешать.

Разумеется, Виталий с ней не поедет. Он будет мешать точно так же, как и остальные, да и работу свою он ни за что не бросит. Работа. В этом отношении ее жениху крупно повезло Его отец оказался весьма удачливым предпринимателем, который сумел не только сколотить приличный капитал, но и создать целую торговую империю. Он очень хорошо чувствовал рыночную конъюнктуру, поэтому всегда оставался с прибылью. Виталий не обладал ни умением, ни хваткой своего отца, но мог довольно прилично вести дело. Сейчас в торговой империи своего папаши он занимал не последнее место и стремился доказать, что он тоже кое-что может. Отец и поощрял его, и окорот давал, когда надо. Относился к нему так же, как к другим своим компаньонам, и Виталий принимал это как должное.

Отец не имел ничего против женитьбы сына.

«Может, поумнеешь, — буркнул он ему и повернулся к Ларе. — Рад за вас». Он был прекрасно осведомлен, кем являются родители Лары, но не стремился воспользоваться этим.

Родители Лары… Она давно начала вести самостоятельную жизнь, но старалась не отдаляться совсем от родителей. Отец ее часто бывал занят, руководя гигантской компанией «Северлес», а мать, как обычно, занималась собой — и своей фирмой. Отец, узнав о свадьбе дочери, поздравил ее, привез даже какой-то подарок, мать же была категорически против.

— Не могла найти кого-нибудь получше? — бушевала она. — Или так невтерпеж стало? Ты только посмотри, посмотри на этих молодых мальчиков! У них же на уме только секс и наркотики, зачем им обременять себя семьей? Если уж так захотелось замуж, то выбрала бы человека посолиднее, который знает, что такое жизнь, и умеет ценить женщину. А с другой стороны, — добавила она ехидно, — можно ведь и подождать несколько лет, только не говори мне, что тебя подгоняет возраст!

— При чем здесь возраст? — удивилась Лара. — Я встречаюсь с человеком, мы решили пожениться. Что в этом такого? Почему тебя это так бесит?

— Не бесит, — начала сдаваться Айша Каримовна, — возможно, во мне говорит материнский инстинкт, стремление уберечь тебя от опасности.

— Или материнский эгоизм, — не сдержалась Лара, — в чем дело? Я думала, что ты будешь рада, а ты устраиваешь сцену.

Айша Каримовна закусила губу, но сумела сдержаться.

— Похоже, что ты в некоторых вопросах осталась слишком наивной, — проговорила она, — ничего, придет время — и ты прозреешь. Хорошо, если это не произойдет слишком поздно.

Лара недоумевала, но мать ничего не захотела объяснять. С этого времени они больше не виделись и не созванивались. Лара поделилась своими сомнениями с Анной, и та ее просветила.

— Ты действительно очень наивна, — сказала кузина, — а может, не хочешь кое на что открыть глаза.

— На что именно? — поинтересовалась та.

— На свою мать, например, — Анка посмотрела на нее, — или это для тебя до сих пор секрет?

— Что именно? — повторила Лара.

— Что твоя мать очень хочет быть вечно молодой или, по крайней мере, казаться такой. А для этого все средства хороши — самые дорогие кремы, косметика, шейпинг, аэробика. Но кроме всего этого, и романы с молодыми людьми. Ее любовники — наши с тобой ровесники.

— Неужели? — удивилась Лара. — И это помогает… от старости?

— Помогает — не помогает, — засмеялась Анка, — но дает хоть какое-то ощущение молодости. Так что ты должна ее понять, моя дорогая, не так-то просто заявить в своем окружении: «Моя дочь выходит замуж». Это сразу увеличивает возраст женщины как минимум вдвое.

— Прекрати, Анка, — смеялась Лара, — перестань выдумывать.

— Не выдумываю я. — Кузина хитровато прищурилась. — Вот увидишь, что твоя мать явится на свадьбу в каком-нибудь умопомрачительном наряде с каким-нибудь умопомрачительным молодым человеком. Спорю, что твой отец даже не обратит на это внимания. Мы же современные люди, и каждый живет, как хочет.

С этим Лара спорить не стала. Отец давно предоставил им право жить так, как они пожелают. Материально всегда помогал, но никогда не вмешивался. Удобная позиция. Лару вначале это удивляло, но постепенно она привыкла, а ее матери это было только на руку. Айша Каримовна занималась дизайном, имела собственную фирму и вполне могла вести свободную жизнь. Что удерживало ее возле отца, оставалось для Лары загадкой. Но она предпочла не ломать над этим голову и жить своей собственной жизнью.

Она еще немного посмотрела в окно, подумала, что посещение клубов лучше отложить до более подходящих времен. Горячая ванна и сон — это единственное, что ей нужно. Даже присутствие любимого человека рядом вывело бы сейчас ее из себя.

«Удивительно, — думала она, — как это люди живут вместе и не надоедают друг другу. А ведь я сама готова обречь себя на постоянное пребывание рядом с другим человеком. Ну не глупость ли? Нет. Мы ведь не цепью друг к другу будем прикованы. Наверное, и Виталию не захочется целый день сидеть возле меня. А встречаться каждый вечер за ужином — это не так страшно. И каждую ночь в одной постели… Впрочем, зря я переживаю. Нужно заранее договориться, что у каждого будет своя комната, а встречаться мы будем иногда… по обоюдному желанию. Он, скорее всего, привык к свободной жизни и тоже не захочет меня постоянно видеть».

Лара успокаивала себя, взвешивала все «за» и «против» совместной жизни, перебирала варианты, затем решительно задернула шторы и направилась в ванную. Жизнь покажет, какой вариант будет самым лучшим.


ЦВЕТ ВТОРОЙ. КРАСНЫЙ

В городе Читранута жил купец, уважаемый и благородный человек, и был у него сын, отличавшийся распутством. Не слушал он своего отца и продолжал вести постыдный образ жизни. Но однажды встретил он красивую девушку и решил жениться на ней. Обрадовался его отец, может, хоть женитьба образумит его сына. Женился сын купца на достойной Гунаваре, но недолго наслаждался он с молодой женой, захотелось вернуться ему к прежней жизни и утехам с гетерами. Стал сын купца Типантака часто отлучаться из дома, сказав жене, что отправляется по торговым делам, а сам предавался распутству вместе с гетерами, пил и веселился, забыв про добродетельную Гунавару. Но однажды выпил он слишком много вина и затеял драку с одним из гостей в доме гетер. Слуги Сахманавары схватили его и сильно поколотили, разорвали на нем яркие, красивые одежды и выкинули из дома. Долго лежал в грязи Типантака не в силах встать. Наконец, с трудом поднявшись, побрел он домой. Выбежали ему навстречу слуги, увидели избитого господина, повели его осторожно и усадили в доме, а сами с причитаниями побежали к госпоже своей Гунаваре. Тотчас явилась добродетельная Гунавара, чтобы ухаживать за мужем. А он, хитрец, стал рассказывать ей, что напали на него злые ракшасы с горящими глазами, отняли у него все золото, разорвали одежды, избили его и оставили на дороге. Стала утешать Гунавара своего мужа-пройдоху. Обрадовался Типантака, что удалось ему обмануть свою доверчивую жену. Но утром пришел слуга от гетер и принес золотые браслеты, которые оставил распутный муж. Разгневалась Гунавара и стала кричать на распутника, схватила длинную палку и стала бить его. Молчал Типантака, снося побои, потому что знал, что заслужил их.

Сомадева. «Океан сказаний».

ГЛАВА 3

Проснулась Лара в чудесном настроении. Все сомнения и колебания остались позади. Теперь она будет думать только о предстоящем замужестве. Осталось всего три дня, а еще предстоит сделать массу дел. Но самое главное, что сегодня она заберет свое свадебное платье. В этом отношении Лара проявила завидное упорство. Не могла ее поколебать даже Анна, толковавшая, что платье — это слишком старомодно и вполне можно обойтись стильным костюмом любого ведущего модельера. Но Лара твердо знала, что выходить замуж она будет только в белом платье. Огромном и пышном, украшенном белыми розами и бисером. Это был своеобразный символ, который для нее имел большое значение. Она непременно будет в белом.

Накануне она разговаривала с Виталием, он был весел, шутил. Последнее время они совсем не встречались, хотя перезванивались регулярно. Впрочем, в этом нет никакой необходимости, в постоянных встречах. Они и так теперь всегда будут вместе. Виталий шутил, говорил, что в последние денечки свободной жизни можно хорошо повеселиться, советовал Ларе сходить куда-нибудь, развлечься, обещал не надоедать ей своими звонками, но заявил, что позвонит в день свадьбы очень рано, чтобы она услышала его голос самым первым. С тем попрощался и отключился. Лара усмехнулась…

Платье оказалось по-настоящему чудесным. Роман Исаакович заявил, что сшил таких платьев не одну сотню, но это все равно запомнит. «Свадебное платье, — говорил старый мудрый еврей, — любую женщину преображает чудесным образом. Она просто не может не быть красивой. Все невесты — красавицы. На свадьбе они в центре внимания, все смотрят только на них».

Лара улыбалась и кивала. И теперь дома она снова надела белое чудо и волшебным образом преобразилась. Удивительное ощущение, когда к телу прикасается белый невесомый шелк, кажется, что еще немного — и ты поднимешься вверх прекрасным облаком. Восторженное любование собой прервал настойчивый телефонный звонок. Лара решила не подходить, но телефон все звонил и звонил.

— Да, — ее раздражение выплеснулось на настойчивого нахала, — слушаю.

— Лара, — раздался незнакомый голос, — я надеялся, что застану вас дома. Понимаете, — незнакомец шумно вздохнул, — мне очень нужно поговорить с вами. Пожалуйста, поймите, это очень важно.

— Кто вы? — спросила Лара.

— Максим, — ответил неизвестный, — я друг Виталия.

— Это он просил вас позвонить? — она смягчилась.

— Нет, — Максим снова вздохнул, — но это очень важно, поверьте. Пожалуйста, разрешите мне приехать к вам.

— Хорошо, — ответила Лара, — если для вас это действительно так важно… Мой адрес…

— Спасибо, — откликнулся Максим, — я его знаю. Я совсем недалеко, а то, что я собираюсь сказать, важно не только для меня, но и для вас.

— Что такое? — удивилась Лара, но Максим уже отключился.

«Странный тип, — подумала она, — что такое могло случиться? Немного терпения, как говорит Анна, и мы все узнаем. Но отчего он такой переполошенный?»

Максим явился быстро, словно мчался на гоночном автомобиле или добирался из соседнего квартала. Он позвонил и робко замялся в дверях.

— Проходите, — позвала Лара.

Максим прошел за ней в гостиную и замер. На диване во всем его великолепии раскинулось свадебное платье. Похоже, незнакомец несколько обалдел от его вида, потому что лицо его стало растерянным. Он не отрываясь смотрел на платье, иногда только судорожно сглатывал.

— Извините, — сказала Лара, — не успела убрать. Я привезла его только сегодня, примерила, — она усмехнулась, — сами понимаете…

— Н-ничего, — пробормотал Максим, — очень красивое. И вы тоже очень красивая, — добавил он поспешно, — я не ожидал… — Он снова замолчал.

— В чем дело, Максим? — спросила Лара. — Вас ведь так зовут?

— Да, — он кивнул, — мне надо с вами поговорить, только, пожалуйста, пойдемте куда-нибудь. На кухню, — он кивнул, — а то здесь… здесь я как-то не могу.

Его взгляд оставался приклеенным к платью, и Лара снова подумала, что у ее жениха весьма странный приятель.

— Хорошо, — ответила она, — пойдемте, я сварю кофе. Там, наверное, вам будет легче.

Максим кивнул и поспешно вышел за Ларой. Он молчал и ждал, пока она сварит кофе.

Молодой человек был высок, хорошо сложен. Темные волосы с чуть заметной рыжинкой, что придает им мягкий оттенок. И глаза у него были светло-карими, красиво оттененными густыми черными ресницами.

«Красивый парень, — думала Лара, искоса поглядывая на него, — и ямочка на подбородке так ему идет. А он ведь красивее Виталия, — мелькнула мысль, — намного. И нет в глазах того превосходства, какой-то нагловатой напористости, что отличают Виталия. Скорее он чем-то напоминает Крона. Грустной серьезностью, что ли?»

Лара поставила перед Максимом чашку кофе.

— Спасибо, — поблагодарил он, слегка поглаживая ручку чашки, — кофе чудесный.

— Вы же не попробовали, — сказала Лара, — зачем же так говорите.

— Я знаю, что чудесный, — настаивал Максим, — вам мое поведение кажется странным, простите меня, мне тяжело и очень не по себе, — он поднял на Лару измученные глаза, — я тысячу раз предпочел бы этого не делать, но Виталий был моим другом.

— Что случилось? — резко спросила Лара, ей надоели все эти загадки. — В чем дело?

— Дело в том, что Виталий умер, — сказал Максим и потер ладонью щеку, — мне очень жаль, Лара.

— Как умер? Что за глупые шутки? — Слова сами собой срывались у нее с языка, но она уже поняла, что это не шутки и Виталия действительно больше нет. — Не верю! — воскликнула она. — Не может быть!

Максим поднялся, усадил ее на стул, а сам присел рядом.

— Успокойтесь, прошу вас, — говорил он, — я понимаю, что для вас это удар, это страшное горе, но нужно держаться.

— Нет! — Лара решительно оттолкнула его от себя. — Как он мог умереть? Молодой, здоровый. Он что, попал в катастрофу, разбился на машине?

— Нет, — Максим качал головой, — нет.

— Значит, его убили! — истерично выплеснула Лара.

— Нет же, нет, успокойтесь, — уговаривал ее Максим.

— Я хочу знать, как это произошло, — настаивала она.

Слезы лились сами собой, но она их не замечала. Рушилась вся ее запланированная жизнь. Но как же это все-таки подло! Вместо свадьбы — похороны, вместо белого платья, этого белого чуда, что лежит в соседней комнате, — траур! В голове не укладывается! Как же все страшно, нелепо, не правильно!

Максим метнулся в сторону и принес ей стакан воды, но она оттолкнула его руку, продолжая выкрикивать бессвязные и безадресные обвинения. Стакан со звоном упал на пол и разбился. Максим кинулся подбирать осколки, а Лара плакала. Плакала, как и все люди, на которых внезапно обрушивается удар судьбы. Наконец она обессилела и только всхлипывала Максим снова принес ей стакан воды, и она взяла его покорно, как ребенок.

— Вам нужно отдохнуть, — прошептал он, — а лучше принять снотворное.

Она снова покорно кивнула и указала на шкафчик, где хранились лекарства. Лара проглотила таблетку, позволила отвести себя в спальню и свернулась калачиком на кровати.

— Не уходите, — попросила она, — мне страшно.

— Хорошо, — Максим кивнул, — я никуда не уйду, отдыхайте.

Засыпая, Лара видела его фигуру на стуле, затем все провалилось в черную бездну.

Ларе казалось, что она взбирается на высокую гору, лезет все выше, но никак не может достигнуть вершины. Огромные камни начинают вдруг катиться вниз с невообразимым грохотом. Она пытается сжаться в комочек, чтобы уберечь себя от камнепада, но пальцы разжимаются, и она летит вниз, в черную пропасть, но снова цепляется за какой-то уступ, пытается выбраться и снова падает… Неожиданно сон разжал свои цепкие когти и отпустил ее.

Лара вздохнула и открыла глаза. Она лежала на своей кровати в своей комнате, ее окружала привычная обстановка. Она потянулась и перевернулась на спину. Ей нравилась ее спальня: ничего лишнего, но все необходимые предметы на своих местах. Большая удобная кровать с высокой резной спинкой в изголовье. Мало кто знал, что кровать имеет секрет. Стоит только надавить на один из резных завитков, как срабатывает пружина и снизу поднимается зеркало. Просто и изящно. Кому-то зеркало в изголовье кровати может показаться даже старомодным (мало ли сейчас новшеств придумано!), но Ларе это нравилось, а тех партнеров, которых она удостаивала чести остаться у нее в гостях, неизменно приводило в восторг. А стоило лишь потрогать другой завиток, как кровать обретала свой прежний «добропорядочный» вид. Окно задрапировано портьерами в тон покрывалу и ковру на полу.

Ларе нравилось смотреть, как дневной свет сочится сквозь нежно-бирюзовые занавески, и как бы ее ни убеждали знакомые и подруги, она не заменит их на розовые или золотистые. Голубой, бирюзовый, зеленый — эти цвета всегда ее успокаивали, самые подходящие цвета вместо кричащих и ярких. Пусть все яркое останется ее матери: как восточная женщина, та в восторге от кричащей пестроты.

Она скользнула взглядом по стенам. Серовато-белый тон обоев, цвет тусклого серебра хорошо сочетается и с цветом мебели, и с цветом вещей, самый универсальный из цветов. Ее всегда поражало, насколько гармонично подходит он к любому другому цвету. Взгляд сместился от окна влево и остановился на ее гордости: изящный комод с огромным трехстворчатым зеркалом. Возле него Лара провела немало приятных часов. Во множестве ящичков хранится столько необходимых для женщины безделушек, косметики, аксессуаров, а само зеркало позволяет увидеть себя практически со всех сторон.

Она подняла руки и потерла лоб. Голова болит жутко, нужно встать и пойти сварить себе кофе. Она поднялась, одернула платье. Что за блажь спать днем да еще и в одежде? Никогда с ней такого не было. Но не успела она сделать и шага, как в дверном проеме показалась мужская фигура.

— Вы уже встали? — спросил незнакомец.

Лара замерла. Чужой мужчина у нее в доме… Но тут словно прорвало плотину в мозгу. Незнакомец… Максим, да, его зовут Максим. Он пришел, чтобы сказать о смерти Виталия. Виталий мертв. Ее свадьба… Никакой свадьбы не будет! Она осталась одна! Лара опустилась на кровать. Хотелось закричать, что она не верит, что это все глупый розыгрыш, но Максим вошел в комнату, присел перед ней на корточки и спросил:

— Вам уже лучше? Что я могу сделать?

— Позвонить, — выдавила Лара, — там в коридоре телефон и книжка. Позвоните Анне, пусть приедет.

— Может, родителям? — спросил Максим, но Лара покачала головой. — Понимаю, — сказал он, вставая, — я позвоню.

Он тихонько вышел из комнаты и прикрыл за собой дверь.

Оставшись одна, Лара сжала виски ладонями. С родителями тоже говорить придется, но пусть это случится позже. Сейчас ей не нужны ни сочувствующие взгляды, ни слова утешения. Да и кто сможет ее утешить? Пожалуй, только Анка, с ее трезвым взглядом на вещи, здоровым цинизмом и отсутствием эмоций. А Максим? Откуда вообще взялся этот парень? Виталий никогда ничего о нем не говорил. Он знакомил ее со своими друзьями, но Максима среди тех не было, за это она ручается. Может, все-таки шутка? Розыгрыш? Но внутренний голос подсказывал, что Максим не из тех, кто стал бы так жестоко шутить.

Анка обещала приехать через час. И этот час прошел в тягостном молчании. Максим не уходил, а она не обращала на него внимания. Он сидел тихо, иногда лишь произносил несколько слов. Когда раздался звонок в дверь, Лара вздрогнула.

— Я открою, — Максим поспешно поднялся.

Он скрылся в коридоре и через пару минут вернулся с Анной. Та сразу поняла, что случилось что-то серьезное, подошла к Ларе и присела рядом, обняв ее за плечи.

— Успокойся, — проговорила она, — тебе нужно успокоиться.

Лара уткнулась в плечо кузины и замерла.

— Я пойду, — сказал Максим, неловко переминаясь с ноги на ногу, — я оставил номер телефона в коридоре. Если что понадобится…

Анка кивнула ему, а Лара не подняла головы. Когда за ним захлопнулась дверь, кузина решительно повернула к себе Лару, слегка встряхнула ее и жестко проговорила:

— Рассказывай.

* * *

— Ума не приложу, где она может быть. — Отец нервно расхаживал по комнате. — Я понимаю, Ларочка, все понимаю, но Анка права. Права, черт возьми. Того, что произошло, ничем не исправишь, хоть выше головы прыгни. Я понимаю, дорогая моя девочка, как тебе сейчас тяжело, но все-таки нужно успокоиться.

— Я постараюсь, — бесцветным голосом откликнулась Лара.

— Из твоего старания мало что получится, — возразил отец, — нужно подумать, как лучше поступить.

— Что тут думать? — нехотя отозвалась Лара. — Я сейчас в отпуске, когда он закончится, выйду на работу, и все.

— Нет, не все! — возразил отец. — Это у тебя сейчас шоковое состояние. Тебе надо переключиться.

— Танцевать, что ли? — отозвалась Лара. — Нет уж, увольте, сейчас мне не до этого.

Отец хотел сказать что-то резко, но Анка жестом остановила его:

— Оставьте, Геннадий Семенович, видите же, в каком она состоянии.

Яковлев махнул рукой и снова заходил по комнате, меряя ее грузными шагами. Он с силой потер лысеющий лоб и остановился перед девушками.

— Что будем делать? — спросил он. — Я понимаю, что для Лары лучше всего сейчас сменить обстановку…

— Обстановку? — Лара подняла голову с диванного валика. — Значит, нужно куда-то ехать? А как же похороны?

— Перестань! — заорал глава фирмы «Северлес», хотя имел обыкновение никогда не повышать голоса. — У тебя должна быть свадьба! Свадьба! Это ты понимаешь? А вместо этого ты пойдешь на похороны? Никогда! Даже не смей об этом думать! Ни на какие похороны ты не пойдешь. Хватит с тебя и того, что есть. И без тебя найдется кому его хоронить. Черт, куда только запропастилась твоя мать? Вечно ее не найдешь, если она нужна. Все, я поехал к ней, а завтра утром на трезвую голову поговорим. Ты останешься, Аня?

— Конечно, дядя Гена, — кивнула Анка, — я ее одну в таком состоянии не оставлю. Если хотите, я вам попозже позвоню.

— Звони, когда посчитаешь нужным, — ответил Яковлев и направился к выходу, — завтра заеду. Может, и моя благоверная объявится.

За ним захлопнулась дверь, а Анка снова вернулась к Ларе.

— Может, отдохнешь? — спросила она.

— Спасибо, — Лара криво усмехнулась, — меня то и дело пробуют уговорить отдохнуть. Сначала Максим, затем отец, теперь еще и ты. Не хватало только матери, которая может нагрянуть. Тогда станет совсем весело. Уж она-то не предложит мне отдохнуть.

— Не хочешь спать, — откликнулась Анна, — тогда давай выпьем.

— Совсем отличное предложение, — Лара снова усмехнулась, — уж это занятие самое подходящее. Главное, повод есть, чтобы надраться.

— Ну что ты в самом деле, — Анка немного смутилась, чего за ней вообще-то не водилось, — а хочешь, я тебе на картах погадаю?

— Хочу, — Лара быстро вскинула голову и посмотрела на свою кузину, — погадай, Анечка, а то так мерзко все. Я самой себе противна.

— Хорошо, — Анка кивнула, — поищи карты. Хорошо бы вообще нераспечатанные.

— Слушай, есть. Точно ведь были. У меня даже гадальные сохранились, специально их храню. Помнишь, года три назад ты мне гадала на Рождество?

— А вот этого не помню, — отозвалась кузина, — чего напрасно память перегружать, ладно, давай посмотрим.

Гадальные карты отыскались в нижнем ящике комода, и Анна принялась тасовать колоду, затем разложила карты перед Ларой.

— Может, я и не такая уж сильная гадалка, — сказала она, — но карты вряд ли будут врать. Смотри. Вот это ты. А вот эти карты указывают на удар, который тебя подстерегает. Будем считать, что этот удар уже случился. Теперь дальше у тебя будут какие-то трудности, тебя поджидает опасность. Так, а вот и король у нас вышел. Какой-то благородный человек окажет тебе помощь. Вот дама, это, скорее всего, подруга, на помощь которой ты можешь рассчитывать. А вот еще один благородный. Он тоже будет тебе помогать, а также рассчитывать на сближение с тобой. Так. Дальше у нас выпадает дальняя дорога и какой-то казенный дом. К тебе это все не так уж и близко. А вот чем сердце успокоится. Смотри-ка, любовью благородного человека. Но не того, первого, а второго, который появился в твоей жизни недавно.

— Да ну, — Лара недоверчиво покачала головой, — один благородный, другой благородный, опасности, казенный дом. Что-то не верится, — слишком много благородных.

— Так и я тоже не профессионал в этом деле, — Анна собирала карты, — как учили, так и гадаю, а уж что выходит — не обессудь.

— Ладно, — Лара кивнула, — спасибо и на этом, пойдем кофе выпьем.

— Это можно, — Анка с готовностью поднялась, — и глоток коньяка никак бы не помешал. У тебя есть коньяк?

— Конечно, — Лара кивнула, — тот, что в прошлый раз не допили. И еще отец приносил бутылку. Ему кто-то в подарок прислал. Какая-то очень известная марка, посмотри в баре.

Анка направилась к бару, зазвенели передвигаемые бутылки. Вскоре она появилась на кухне, неся в каждой руке по бутылке.

— Слушай, — сказала она, — а может, начнем с вина? Я смотрю, у тебя там хорошее… токайское. Или все-таки коньяк?

— Мне все равно, — ответила Лара, расставляя чашки, — вино так вино.

— Алкоголь хорошо помогает при стрессах. — Анка поставила бутылки на стол и нырнула в холодильник. — Давай что-нибудь на ужин соорудим.

— Выбирай, — Лара достала из шкафчика тонкостенные рюмочки, — съедим все, что ты приготовишь.

— О, — Анка засмеялась, — юмор к тебе уже возвращается, это хороший признак. Боюсь только, что если я начну готовить, то мы не только не притронемся к еде, но и вообще отсюда сбежим.

Теперь засмеялась и Лара. Сначала неуверенно, а потом сильнее. У нее совершенно вылетело из головы, что Анка не умеет готовить, а вернее, ненавидит все домашние дела лютой ненавистью. Конечно, они относятся к тем обеспеченным людям, которые не утруждают себя ведением домашнего хозяйства. И к Ларе ходит женщина, чтобы убрать, постирать, приготовить обед. Но в случае необходимости что-нибудь приготовить она сумеет. Анка же без посторонней помощи не смогла бы и яйцо сварить, не говоря уж о чем-то еще. Поэтому они с кузиной сидели на кухне и хохотали, глядя друг на друга.

Лара не то чтобы была черствым человеком. Смерть Виталия очень задела ее, хотя замуж за него она выходила по расчету. Но тяжелый стресс, вдруг обрушившийся на нее, теперь требовал других эмоций, вернее, их требовала нервная система Лары, которая пыталась защитить ее психику. Ей не стало легче, осознание того, что Виталий мертв, тяжелым грузом лежало на душе, но она пыталась как-то выбраться из тягостного состояния оцепенения. И Анка невольно помогла ей.

— Ой, — вздохнула Лара, — нехорошо как-то. Виталий умер, а мы хохочем.

— Да, — Анка мгновенно подстроилась под Лару, — давай-ка помянем его, что ли? Хороший был человек.

Она отошла от холодильника, предоставив Ларе самой выбрать нужные продукты. Они просидели на кухне полночи, отпив полбутылки вина и предаваясь воспоминаниям. Лара рассказывала о своих встречах с Виталием, затем Анка стала вспоминать их детство, а также и своих родственников. Лара притащила альбом, и две кузины то с удовольствием, то с легкой грустью разглядывали старые фотографии.

Анка с наслаждением потянулась.

— Может, кофе? — спросила она.

Лара с грустноватой улыбкой глянула на нее. Они пытались сварить кофе не один раз, но так толком ни разу его и не выпили. Все время отвлекались на разные разговоры. Лара махнула рукой и посмотрела на часы.

— Начало четвертого, Анка, пошли-ка лучше спать, — предложила она.

— Хорошо, — кузина серьезно кивнула. — Пожалуй, я завтра на работу не пойду. А то от меня сонной толку все равно как с козла молока. И когда я не высплюсь, то злая всегда, как мегера.

— Но коллеги тебя, видимо, ценят, — не удержалась от сарказма Лара, — за твою открытость и самокритичность.

— Самокритичность я оставляю при себе, — усмехнулась Анка, — а ценят меня за сугубо профессиональные качества, так что давай, сестричка, пойдем спать, а то я, если еще раз зевну, непременно челюсть вывихну.

У самой Лары давно слипались глаза, поэтому она покорно поплелась за Анкой в комнату.

— Иди в ванную, — сказала та, копаясь в ящичке с постельным бельем, — а то я надолго там застряну. Тут я как-нибудь сама управлюсь. Знаешь, Лара, если тебе жутко будет, то бра не выключай. Это даже врачи рекомендуют, если человека одолевают какие-то страхи. А если что, зови, я мигом проснусь.

Лара пожала плечами. Чего ей бояться? Того, что явится мертвый Виталий? А кричать среди ночи… Чтобы перепугать Анку и переполошить соседей. Да и кто к ним может забраться за железную дверь с надежными замками.

Дверь и замки, кстати, подбирал отец, так что качество гарантировано. Она помогла Анке застелить диван и отправилась в ванную. Скоро утро, но поспать все же не мешает.

ГЛАВА 4

— А я говорю, что уже позвонил Варваре, — отец остановился перед Ларой, — я совершенно не понимаю твоего глупого упрямства.

— Я не хочу никуда ехать, — в который раз повторила дочь, — не понимаю только, зачем тебе это нужно.

— Нет, — отец решительно махнул рукой, — это нужно тебе. Скажи, ты так и собираешься весь этот месяц просидеть дома?

— Нет, не собираюсь, — Лара смотрела на отца, — хотела неделю, а потом можно и на работу.

— Далась тебе эта работа! — в сердцах бросил отец. — У вас там тоже кретинов хватает, будут лезть с разными расспросами. Коли есть у тебя отпуск, так и используй его. За границу ты не хочешь…

— Не хочу, — Лара вздохнула.

— Почему? Объясни мне нормальным языком, почему ты не хочешь за границу? Езжай, куда душа пожелает, хоть в Европу, хоть в Азию, хоть в Америку лети.

— И что я там буду делать? Глядеть на тупоголовых туристов. Среди них тоже немало зануд, будут лезть с расспросами: «Девушка, а почему вы одна, девушка, а не хотите, чтобы я составил вам компанию. У вас горе, это ничего, мы вашему горю поможем…» Дальше по нарастающей — нет, не хочу. Что я, за границей не была? Или наших туристов не знаю?

Анка не выдержала и фыркнула. Отец строго посмотрел на нее, и та сложила ручки на коленях, как примерная школьница. Отец снова обратился к Ларе:

— Ладно, хорошо. Даже такие глупые доводы я могу принять. Не хочешь туда, черт с тобой. Но уехать надо, поживешь вдали, придешь в норму. Я же тебе битый час толкую про Варвару, у нее-то чем плохо?

— А там что, вопросов задавать не будут? — Лара подняла на отца глаза.

— А то ты свою тетку не знаешь? — не сдержался он. — Да из нее, если захочешь, поленом слова не выбьешь. Точь-в-точь как мать ее покойная, Пелагея. И все, что надо, я им уже сказал. Что тебя еще не устраивает?

— Ладно, — Лара вздохнула, — я могу потом съездить в Пензу на недельку.

— Поезжай, Лара, — раздался усталый надломленный голос, — поезжай сейчас.

В комнате был еще один человек, мать Лары, Айша Каримовна. Она сидела в углу на маленьком канапе и во время разговора не произнесла ни одного слова. Известие о том, что свадьба не состоится, подействовало на нее очень сильно, сильнее даже, чем на саму Лару. Айша Каримовна за эти пару дней как-то резко сдала и постарела. Лара никогда не видела мать такой и ужасалась происшедшей в ней перемене.

— Ты этого хочешь, мама? — спросила она.

— Да, девочка, так будет лучше, — Айша Каримовна снова погрузилась в свои мрачные мысли.

Лара пожала плечами и встала.

— Тогда я иду собираться.

— Я помогу, — с готовностью откликнулась Анна.

— Знаешь, папа, — Лара подошла к отцу, — наверное, ты прав. Мне действительно нужно на какое-то время уехать. Я думаю, что поеду поездом.

— Это что еще за новости? — удивился отец. — Самолеты для принцессы уже не годятся? Может, все-таки бросишь дурить?

— Это не дурь, папа, — спокойно возразила Лара, — на поезде дорога длиннее, пока буду ехать — отвлекусь. В самолете не успеешь оглянуться, как уже прилетишь, а тут все время с людьми.

— Ладно, — отец сунул руки в карманы брюк и качнулся с пятки на носок, — позвоню Варваре, предупрежу, что ты приезжаешь поездом, но учти, самым первым. Нечего тянуть.

— Иду собираться, — Лара чмокнула отца в щеку и отправилась в спальню, Анка последовала за ней.

Вдвоем они быстро собрали дорожную сумку, рассудив, что изысканных нарядов в Пензе Ларе не потребуется, и ворох косметики тащить туда тоже ни к чему. Понятно, что развлечений там будет маловато, но Анка с хитрым видом достала какую-то коробку.

— Это тебе, — подмигнула она. — Пасьянс. Это такая зараза. Раскладывай и ни о чем плохом не думай.

Лару все время не оставляла мысль, что все слишком хотели, чтобы она покинула дом, как будто знали что-то, неизвестное ей, и боялись за нее. Причину она узнает не скоро, и открытие это поразит ее до глубины души.

— А что здесь? — полюбопытствовала Лара.

— Пасьянсы. Самые разные, от очень простых до жутко головоломных. Мне года два назад эту штуку подарили, так я смеха ради решила попробовать и попробовала на свою голову. Это такая зараза! Так затягивает, что за уши не оттащишь. Я себя чуть не по рукам била, чтобы только не тянуться к этой коробке по вечерам. А потом заперла в шкафчик и ключ забросила. Неделю сама не своя ходила, карты по ночам снились, ломка была, как у наркомана. Потом ничего, в себя пришла и даже романчик один закрутила.

— Теперь, значит, мне свое сокровище подсовываешь, — засмеялась Лара, — а достала ты его как, если ключик выбросила?

— Запасной нашла, — отмахнулась Анна, — бери, не пожалеешь. Сначала вроде трудно и непонятно, но потом здорово забирает. Будет тебе чем заняться.

— Спасибо, — Лара потрепала Анку по щеке, — что бы я без тебя делала?

— Вот уж не знаю! — кузина развела руками. — Пропала бы, как пить дать.

Лара засунула коробку с пасьянсами в маленький кармашек и присела на кровать.

— Странно как-то себя чувствую, — призналась она.

— Пройдет, — пообещала Анна, — только поменьше обо всем этом думай.

* * *

Думать в дороге Ларе было совершенно некогда. До Москвы ее соседями оказались развеселые студенты, которые потешали Лару все время, пока поезд преодолевал расстояние между двумя столицами, затем ей пришлось почти девять часов дожидаться в Москве поезда, идущего в Поволжье. Но об этом заранее позаботился отец. Для Лары был забронирован номер в недорогой, но приличной гостинице.

Ей как-то и в голову не приходило, что в столице могут появиться вот такие гостиницы, похожие на маленькие уютные пансионаты, уместные разве где-нибудь в Швейцарии. Но Лара была довольна. Довольна отсутствием суеты, шума, предупредительностью персонала. Дорога не показалась ей уж такой утомительной.

Но в поезде, идущем в провинцию, оказалось на редкость шумно. Несколько купе было забито цыганскими семьями, а может, и одним цыганским табором, которым руководил громогласный высокий цыган с роскошным чубом, чуть тронутым сединой. Мужчины помоложе все больше помалкивали, зато цыганки и дети голосили как оглашенные.

Ларе повезло. Вместе с ней в купе оказался дядька угрюмого вида — не то бурильщик, не то вахтовик, возвращавшийся домой, молодая женщина с пятилетней девочкой, едущая погостить к матери, и больная старушка, которая, напротив, возвращалась из гостей. Угрюмый дядька большую часть пути спал, не обращая внимания ни на капризное хныканье девочки, ни на постоянное бормотание старушки, рассказывающей разные страсти. Но когда цыгане сунулись к ним в купе, быстро их отшил, вызвав начальника поезда.

После того как вагон посетил начальник поезда с целью проверки порядка, цыгане притихли и молчком обегали злополучное купе.

Но немудреным происшествиям пришел конец, и Лара добралась до Пензы. Она крутила головой, пытаясь в вокзальной толпе отыскать Варвару или Настю, но вместо них к ней подскочил рыжеватый парень, беспрерывно поправляющий очки на носу.

— Вы Лариса? — осведомился он деловито.

— Да, — она с удивлением смотрела на незнакомца.

— А я вас сразу узнал, — заявил он, — да вы не пугайтесь, я вас на фотографии видел. Меня Настена послала вас встречать.

Лара покорно кивнула, отдавая парню свою дорожную сумку, и последовала за ним.

Парень оказался Никитой — мужем Насти, которого в спешном порядке отправили на вокзал встречать родственницу. Варвара Михайловна дома готовила ужин, чтобы подобающим образом встретить Лару. Настя должна была вернуться с работы и помочь матери, а его вот послали на вокзал. Все это Никита выложил, пока они пробирались сквозь толпу и разыскивали средство передвижения, которое Никита предварительно поставил подальше. Средство передвижения оказалось неказистым «жигуленком» ярко-желтого цвета с внушительной коричневой блямбой на правой передней дверце. По словам Никиты, он полгода назад неудачно «зацепился». Дорога заняла пятнадцать минут, и за это время Лара не успела узнать ничего нового у своего вновь приобретенного родственника. Это не слишком ее расстроило, потому что Настя, в отличие от своей матери, обладала хорошо подвешенным языком.

Встретили Лару родственнички-провинциалы, как и подобает. Тетка Варвара держалась, как обычно, сухо и строго. Никита бойко затащил сумку и умчался куда-то по распоряжению жены. Настя хоть и была немного моложе Лары, но выглядела лет на пять старше. Обняла ее, немного всплакнула и повела показывать квартиру. Под ногами путалась шумная малышня. Старшему было шесть, младшему — три, и неизвестно, кто из них больше шумел. Не выдержав, Настя схватила полотенце, и вмиг в доме воцарилась относительная тишина, потому что старший и младший, одинаково почесывая попы, поплелись куда-то в угол.

Настя успела объяснить Ларе, что ее мать, Варвара, после того, как она, Настя, вышла замуж, вернулась в дом своей матери, Пелагеи, и живет теперь там, а они с Никитой и малышами теперь хозяйничают в городской квартире.

— Мало кому так везет, — убеждала Настя, — другие вон по несколько семей ютятся в одной квартире, а мы здесь одни. Красота! Да еще летом детей отправляем к бабушке в деревню, чтобы в городе пыль не глотали. Помнишь ведь, как там хорошо?

Лара помнила. Ей доводилось бывать раньше с отцом в доме его тетки Пелагеи Власьевны. Старушка тогда еще была жива, а Лара — не старше Настиных малышей. Варвара, дочь Пелагеи, в это время жила в городе. Зарабатывала себе квартиру. Заработала, но с мужем не ужилась, развелась и воспитывала дочь Настю одна. Пелагея Власьевна несколько лет назад умерла, а Настя задумала выйти замуж. Варвара решила вернуться в отчий дом, а дочери с зятем оставить квартиру. Все остались довольны.

Лара понимала, что суровая, немногословная Варвара Михайловна вряд ли стала бы терпеть шум, гам у себя в доме. А покладистой Насте пришлось бы очень несладко. Но от Лары все эти проблемы были далеки, как Северный полюс. Ее семья давно жила в Петербурге, отец занимался солидным бизнесом. Мать была модным дизайнером. Для Лары проблема жилья никогда остро не стояла. На восемнадцатилетие отец торжественно преподнес ей ключи от новой трехкомнатной квартиры в хорошем районе, где она могла жить как ей заблагорассудится.

Малыши снова расшумелись, пытаясь обратить на себя внимание незнакомой тети, но появившаяся из кухни Варвара Михайловна цыкнула на них, и пацанята разом стихли. Лару усадили за стол и сами чинно уселись вокруг.

Провинция как провинция. Деликатесов нет, зато остальная еда сытная и обильная. Лара даже умилилась, вспомнив о простой деревенской еде, что пробовала однажды, когда гостила в Живице и бабка Крона угощала их деревенскими разносолами. С расспросами к Ларе не лезли, видно, отец действительно сделал все что нужно, а под строгим взглядом тетки Варвары задавать вопросы опасались. Говорили о пустяках, спрашивали о работе, жизни в столице, ценах, знаменитостях. Мальчишки быстро расправились с едой, подхватили по куску сладкого пирога и отправились восвояси продолжать свою игру. Взрослые остались одни, но разговор не клеился.

— Пора, — решила Варвара Михайловна, — а то потом не доберешься.

Настя торопливо закивала, засуетилась, засобиралась.

— Я отвезу, — попытался вмешаться Никита, который весь ужин помалкивал, изредка вставляя фразу-другую.

— Тебе завтра на работу, — прервала теща, — нечего нас развозить, не бояре, сами доберемся.

Проворная Настя быстро успела собрать им сумку «на дорожку», и уже через каких-то полчаса Лара и Варвара Михайловна прощались с ними на маленьком вокзальчике пригородных поездов.

— К нам, к нам наведывайтесь почаще, — повторяла Настя, — можем сходить куда-нибудь развлечься или на турбазу съездить. У нас тут места замечательные, или можно в музей Лермонтова…

Лара молчала, а Варвара Михайловна тоже не докучала ей вопросами. Уже темнело, и на западе гасли последние оранжевые всполохи, когда они подходили к дому Пелагеи Власьевны, где обитала теперь Варвара. Лара зашла в калитку, защелкнулась старенькая щеколда, и словно вокруг ожили картины детства.

Они сидели на веранде, освещенной тусклой лампой под старым, треснувшим абажуром и пили чай со сладким клубничным вареньем. Тетка достала куски пирога, что успела насовать им Настена, вынула из буфета бублики, засохшие шоколадные конфеты и окаменевшие остатки шербета. Но Лара не привередничала, настолько ей нравилось все вокруг. И темный сад за окнами веранды, и тусклое освещение, и позднее чаепитие. А еще ее покорила тишина. Ни шума машин, ни любого гула, лишь изредка слышался гудок электрички, подходящей к станции.

Варвара Михайловна отвела Лару в боковую комнатку, небольшую, но уютную, выходящую окнами в сад. Ветви яблонь царапали легонько по стеклу, а под окном шебуршились кусты малины. Лара долго лежала, прислушиваясь к шорохам, но они не пугали ее. Напротив, на душе было легко и спокойно.

Лара уснула. Ей снилась большая река с серой водой, по которой она плыла днем. И непонятно было, то ли тусклый день, то ли солнечный. Лара сидела на плоту, поджав ноги, а рядом лицом вниз лежал мужчина, обнаженный по пояс. Лара водила рукой по его спине, ощущая пальцами теплую кожу. Она не видела его лица, но знала, что это ее мужчина. И никогда не было ей так хорошо и спокойно. «Крон», — позвала Лара, легонько притрагиваясь пальчиками к его шее. Тогда мужчина приподнялся, сел и повернулся к ней. Но был это не ее приятель Сергей Кронецкий, а друг Виталия, который принес ей страшную новость, Максим.

Лара проснулась и долго лежала, вспоминая свой сон. Затем потянулась, встала и решила выбросить все дурные мысли из головы. Отдыхать в этой тихой благодати так отдыхать, а скучать — так скучать.

Дни тянулись один за другим. Лара приходила в себя. По выходным приезжала Настена со своим семейством, и старый дом наполнялся беготней и шумом. Но Ларе было весело. Всей компанией они грузились в старенькие «Жигули» и ехали на речку, где Никита знал хорошее местечко, не слишком глубокое, с песчаным дном, там можно было отлично искупаться. Никита возился с малышами, Лара с Настей лежали на пригорочке, лениво пересмеиваясь. Иногда с ними выбиралась и Варвара Михайловна.

Лара и предположить не могла, что вся эта идиллия разлетится вдребезги так скоро. Она к ужину собирала огурцы — Варвара Михайловна намеревалась сделать салат, — затем бегала за луком и укропом. Накрапывающий дождик заставил ее поторопиться. Тетка Варвара объявила, что ужин будет готов через десять минут, и посоветовала Ларе включить телевизор. Как раз должны были идти новости по НТВ. Лара включила, да так и застыла на месте. Быстро и сосредоточенно Татьяна Миткова излагала хронику происшедшего. Без особых эмоций, но привычно и напористо она поведала, что в Петербурге убита жена известного предпринимателя Великанова, заметив при этом, что недавно он потерял и сына. Видные лица города выражают бизнесмену свои соболезнования. И тут же крупным планом показали тело убитой женщины. У Лары никаких сомнений не было. Алина Константиновна, мать Виталия, лежала в луже крови в своей собственной квартире. Вокруг царил разгром.

Не дозвавшись Лару, которая ничего не слышала, потрясенная страшным известием, Варвара Михайловна пришла за ней.

— Что случилось? — спросила она, быстро выключая телевизор. — Что там сказали?

— Мать Виталия… убили, — с трудом выговорила Лара, — за что? Что она плохого сделала?

Варвара Михайловна крепко обняла ее и прижала к себе.

— За что? — повторяла Лара и плакала. Немного успокоившись, она выпила отвар шиповника, что приготовила ей добросердечная тетка, и попросилась спать. Но уснуть долго не могла, лежала, не шевелясь, а перед глазами все стояло залитое кровью тело. Уснула она незаметно, словно проваливаясь в темную пустоту, а проснувшись утром, твердо решила возвращаться в Питер. Сказала об этом тетке, та только вздохнула, поняла, что отговаривать бесполезно. Стала собирать ее в дорогу.

— Береги себя, Ларочка, — выговорила на прощание и снова вздохнула.

А Лара ехала назад, ехала и все думала о происшедшем. Она не заметила пути, ее мысли были далеко. Только оказавшись в городе, вдохнув сырой воздух с Невы, немного опомнилась. Она не знала, зачем, так поспешно вернулась и что теперь будет делать. Но и сидеть в провинции, куда тоже доходят страшные вести, она больше не могла. Пусть лучше она будет рядом. Рядом… с чем?

Выходит, что ее страхи совсем не закончились. Сначала Виталий, теперь Алина Константиновна. А дальше кто? Его отец? Предприниматель Великанов? Расправятся с ним и примутся за других? А она как-никак считалась невестой Виталия. Может быть, до нее уже добрались бы, но она уехала в провинцию. Лара не отличалась пугливостью, но от таких мыслей мурашки бежали по спине. Надо что-то делать. Эта мысль настойчиво преследовала Лару. Надо, но только что? Отчего их всех убили?

Она понимала, что сама во всем разобраться не может. Ей нужна помощь. Вот только кто сможет ей помочь? Обратиться за помощью к отцу? Нет, спасибо, теперь он непременно настоит на том, чтобы она уехала за границу. И сколько ей там сидеть? Месяц, год? Отец отпадает, по крайней мере пока. О том, чтобы обратиться за помощью к матери, Лара даже не думала. Айша Каримовна будет последним человеком, к которому она обратится. Ладно, родителям она может все сказать и потом, а вот Анке… Конечно, нужно позвонить Анке, попросить, чтобы та приехала, и обо всем с ней поговорить. Лара с облегчением вздохнула. Кузина непременно поможет.


ЦВЕТ ТРЕТИЙ. ГРАНАТОВЫЙ

В городе Каршаденака правил царь Кармасена, и был у него сын Шрутадхи. Царь очень любил своего сына и исполнял любую его прихоть. День и ночь не смолкала музыка во дворце царевича. Самых красивых девушек города приводили к нему, чтобы выбрал он себе жену. Трижды называл царевич Шрутадхи свою избранницу, но очень скоро пресыщался любовными утехами. Однажды увидел он дочь купца Шаманкавати и пожелал, чтобы стала она его женой, но не успела еще новая жена сменить старую, как царевичу захотелось новых утех. Стал он их повсюду искать, бывал в домах гетер. Однажды, выходя из дома гетер, услышал он странный стон. Удивился Шрутадхи, но пошел в ту сторону, откуда доносился стон. Пришел он на кладбище, и встретилась ему женщина, которая стала манить его за собой. «Пойдем, мой господин, — звала она, — лишь ты способен мне помочь». Послушался Шрутадхи и пошел за ней. Привела его женщина к колу, на который был посажен мужчина, и сказала: «Это мой муж. Три дня мучается он на колу, не может умереть и непрерывно стонет. Опустись на колени, чтобы я встала тебе на спину и смогла подать воды умирающему». Подумал Шрутадхи, что ничего плохого в том не будет, что поможет он женщине и ее умирающему мужу. Выполнил он ее просьбу и опустился на колени. В тот же миг оказалась она у него на спине, сорвала мужчину с кола и стала пожирать его. И понял Шрутадхи, что не женщина перед ним, а ракшаска. «За то, что ты исполнил мою просьбу, — сказала она, — я выполню любое твое желание». — «Хочу постоянно испытывать все новые и новые наслаждения», — ответил царевич. «Хорошо, — проговорила ракшаска, — я исполню твое желание, но ты отправишься со мной во дворец моего мужа, царя ракшасов Капалапсхота». Согласился Шрутадхи, подхватила его ракшаска и унесла во дворец Капалапсхоты. Молодая Шаманкавати долго ждала своего мужа Шрутадхи, но он все не возвращался. Обратилась она к царю Кармасена с просьбой отпустить ее на поиски мужа. Согласился царь. Долго искала Шаманкавати Шрутадхи и однажды попала на кладбище, где пировали ракшасы. Окружили они Шаманкавати и стали скалить свои клыки, грозя разорвать ее на части. Но объяснила жена царевича, что ищет своего мужа. И тогда выступила ракшаска и сказала: «Знаю я, где он. Отнесу тебя к нему». И попала Шаманкавати во дворец царя ракшасов Капалапсхоты и нашла там своего мужа. Только позабыл Шрутадхи Шаманкавати и других своих жен, придаваясь гнусным радостям и непотребствам во дворце. Стала умолять молодая жена вернуться своего беспутного мужа, но он только смеялся над ней, говоря, что открыл наслаждения, недоступные смертным. Бесновались вокруг ракшасы, смеялся Шрутадхи, и поняла она, что стал ее муж одним из них. Закрыла она лицо руками и горько зарыдала. И повелел Капалапсхота отпустить ее, а Шрутадхи с тех пор стал уродливым ракшасом, что пугает добрых людей, внушая им ужас и омерзение.

Сомадева. «Океан сказаний».

ГЛАВА 5

— Вернулась! — закричала Анка с порога, но осеклась, увидев лицо Лары.

— Я все знаю, — она посмотрела на свою кузину, — но ты мне можешь кое в чем помочь.

— В чем, Лара, — спросила Анка, — и что ты знаешь?

Лара в двух словах передала ей то, что узнала из новостей.

— А ты что думаешь? — спросила она свою кузину.

— Я-то, — отозвалась Анка, — я-то много чего думаю. Но, видно, ты вчерашние новости не видела. Так я тебе кое-что еще добавлю. На отца твоего жениха Виталия, известного бизнесмена Виктора Мефодиевича Великанова, было совершено покушение. Правда, неудачное. Убит его телохранитель, а сам Великанов отделался легким испугом. Но это еще не все. В его квартире здорово пошуровали, а затем произошел пожар. Такая вот досадная случайность. Сам Виктор Мефодиевич отказался комментировать происшедшее, ссылаясь на то, что он в глубоком горе, потеряв почти в одночасье жену и сына. Но глубокое горе совершенно не помешало Виктору Мефодиевичу отбыть сегодня за границу, и когда он вернется в любимый Питер, неизвестно.

Анка излагала все это спокойно и сухо, а Лара никак не могла прийти в себя. Значит смерть Алины Константиновны это еще не конец. Отец Виталия избежал своей участи уехал, но что же будет дальше…

— Что дальше, — спросила Лара Анну, — что мне делать?

— Не знаю, — честно призналась та, — похоже, что семейка Великановых здорово встала кому-то поперек дороги. За версту чую, что все это дурно пахнет. Тухляк натуральный. Зря ты, Лара, из Пензы приехала. Сидела бы там тихо-мирно, пока все не прояснится.

— Пока не прояснится, — подхватила; Лара, — что прояснится? С семьей Виталия они расправились, выходит, что теперь я на очереди. Моя семья будет следующей?

— Я не стала бы утверждать это так категорично, — поморщилась Анна, — согласна, тут не мешает хорошо над всем подумать. Знаешь, мне кажется, что дело совсем не в семье, поверь моей интуиции. Все дело в твоем женихе покойном, это он, видимо, кому-то дорогу перешел.

— Да, — Лара усмехнулась, — он был моим женихом, теперь им только мной осталось заняться, но я-то про его дела ничего не знаю.

— Вот именно! — подхватила Анна. — Правильно, ты ничего не знаешь. Он у своего отца работал, возможно, что это связано с их торговлей. За что мать Виталия убили, я понять не могу, может, таким образом хотели надавить на Великанова-старшего, чтобы он за грехи сына ответил. Но ты здесь ни при чем.

— Хорошее утешение, — Лара кивнула.

— Твой отец может нанять телохранителей. А тебе лучше уехать на время за границу. Главное, не паникуй заранее.

— Согласна, — Лара прошла по комнате и остановилась возле окна, — я, наверное, поступаю глупо, но за границу я все-таки не поеду. Пока, — добавила она, — с телохранителями тоже не стоит торопиться, а то отец как услышит, ко мне взвод охранников приставит. Паниковать не стоит, ты права, но осторожность не повредит.

— Молодец! — Анка вскочила с кресла. — Наконец-то разумная мысль. Если хочешь, можешь пожить у меня. Места хватит.

— Спасибо, — отозвалась Лара, — лучше ты почаще наведывайся.

Пожалуй, только один человек мог бы помочь Ларе разобраться во всем этом. Максим, друг Виталия, который, несомненно, знал о причинах его смерти. Лара подумала о том, что ей ничего не известно. Виталий умер, но как это произошло?! Если его убили, то должно быть уголовное дело, должны быть подозреваемые.

Лара торопливо листала книжку в надежде отыскать номер, который оставил Максим.

Но все оказалось гораздо проще. В записной книжке она нашла визитную карточку компьютерной фирмы «Локус», адрес, телефон, а внизу было подписано: Максим Сатужный и домашний телефон. Прекрасно! Теперь она позвонит ему на работу. Впрочем, она ведь может и подъехать туда. Разговор, надо признаться, не телефонный. Лара быстро привела себя в порядок, подхватила сумочку и спустилась вниз. Придется, конечно, попетлять, прежде чем она сумеет добраться до этого «Локуса». Лара уже жалела, что не позвонила сначала в справочную. Ладно, сначала она проедет в центр, зайдет в несколько салонов, а оттуда позвонит.

Фирма «Локус» отыскалась неожиданно быстро. Красиво оформленный подъезд, зеркальные окна, стильная вывеска. Если бы Лара не знала, то подумала бы, что это один из модных магазинов. Припарковав машину, она уверенно направилась к «Локусу». Действительно, интерьер внутри вполне соответствовал европейскому стандарту, а предупредительные менеджеры готовы оказать потенциальному клиенту любую услугу.

— Чем можем быть вам полезны? — чуть наклонился к ней парень с безупречным пробором в прилизанных волосах. — Что вас интересует?

— Меня интересует ваш сотрудник Максим Сатужный, — ответила Лара, доставая визитку, — я могу его увидеть?

— Ах, Максим, — молодой человек с пониманием осклабился, — посидите пока, сейчас я его приглашу. Между прочим, Максим наш ведущий программист, он для вас составит любую программу.

Ведущий программист! Кто бы мог подумать. Откровенно говоря, он и на рядового внешне не тянет, не то что на ведущего. Но Лара послушалась совета смазливого менеджера и опустилась в удобное кресло. Прошло минут пять, прежде чем появился Максим.

— Лара? — удивился он. — Вы? Что вы здесь делаете?

— Решила с вами встретиться, — ответила она, вставая, — извините, что не позвонила заранее, мне нужно с вами поговорить.

— Понимаю, — Максим кивнул, — тогда давайте пройдем ко мне в комнату.

— Нет, — Лара покачала головой, — не хотелось бы вас отрывать от работы. Давайте встретимся чуть позже, когда рабочий день у вас закончится.

— Нет проблем, — Максим слегка улыбнулся, — я могу уйти хоть сейчас. Если вы, конечно, не заняты.

— Ладно, — Лара кивнула, — идемте сейчас.

— Только кое-кого предупрежу, — сказал Максим, срываясь с места, — две минуты.

Лара пожала плечами. Две минуты она подождет, но Максим вернулся уже через полминуты.

— Я готов, — сообщил он, — пойдемте, Лара.

Они вышли под палящие лучи солнца, что в Питере было большой редкостью. Прохожие, радуясь погожему деньку, щеголяли в футболках и майках, но Лара знала, что у большинства с собой куртки и зонты, на всякий случай, так сказать. Погода в Северной столице меняется постоянно.

— Куда пойдем? — спросил Максим.

— Лучше всего найти какое-нибудь кафе поблизости.

— Через две улицы имеется небольшая кафешка — «Бриз», может, туда отправимся?

— «Бриз» так «Бриз», — Лара кивнула. Она видела, что Максим рад ее появлению, хотя старается не подавать виду. Совершенно, ну совершенно ничего общего не было у него с Виталием. «Как он мог быть его другом?» — опять подумала Лара, но тут же успокоила себя, что совсем скоро она это выяснит.

Возле кафе были расставлены пластиковые столики умопомрачительного оранжевого цвета, словно их изготовители решили разом потратить на них всю свою оранжевую краску. На стулья уже не хватило, те были выкрашены в розовый цвет, правда, всех оттенков от темно-розового, почти земляничного, до самого светлого. Зонты, под которыми приютились столики, напоминали мухоморы, но почему-то разноцветные. Словно художник не мог решить, какой цвет подойдет больше, и пробовал все подряд: зеленый, синий, желтый, фиолетовый, коричневый и, наконец, красный. Результат получился что надо. Мухоморы впечатляли как своими шляпками, так и не правдоподобно большими кляксообразными крапинками.

— Где присядем? — поинтересовался Максим.

— Там, — указала Лара, — никогда не сидела под фиолетовым грибом.

Максим рассмеялся, и Лара вслед за ним. Напряжение сразу спало.

— Располагайтесь пока, — сказал Максим, — а я принесу мороженое.

Лара направилась к столику под фиолетовым зонтиком. Максим принес мороженое, холодный лимонад, расставил все на столике и уселся напротив нее.

— Может, что-нибудь еще? — спросил он.

— Нет, — Лара пододвинула к себе мороженое, — этого вполне хватит. Максим, не люблю лишних церемоний, поэтому давайте перейдем на «ты». Согласен?

— Согласен, — он кивнул.

— Но пусть это тебя не наводит ни на какие другие мысли, — предупредила Лара, — так нам легче будет общаться.

— Я понял, — ответил парень, наливая напиток в стакан и ожидая, пока осядет пена, — ты ведь не просто так приехала?

— Угадал, — ответила Лара, — хотела бы задать тебе несколько вопросов.

— О чем? — Максим сразу напрягся.

— Не о чем, а о ком, — поправила Лара, — о твоем друге Виталии, если он действительно был твоим другом.

— Был, — Максим кивнул, — спрашивай, если хочешь, только зачем? Что ты хочешь знать? Виталия ведь уже нет, так стоит ли ворошить прошлое?

— Выходит, стоит, — отрезала Лара, — а то все как-то странно получается. Сначала умирает Виталий. Все говорят, что умирает, но никто не удосужился узнать, отчего именно он так внезапно скончался. Конечно, родители попытались оградить меня от всего этого и отослали в провинцию. Я, как последняя дурочка, послушала их и поехала. Живу себе там в тишине и покое и знать не знаю, что тут творится. Хорошо, что у нас есть такой чудесный информатор, как телевизор. Случайно смотрела новости и узнала, что убили мать Виталия. Возвращаюсь сюда, а тут уже новое событие: покушение на Великанова и пожар в его квартире. Папаша, правда, уехал за границу, возможно, там его не достанут. Но это все, что я знаю, теперь твой черед, Максим, твоя очередь рассказывать.

— О чем? — парень в упор смотрел на Лару. — Я знаю столько же, сколько и ты. И все эти события для меня тоже неожиданность.

— Перестань, — она подалась к нему, — ты ведь назывался его другом, значит, должен что-то знать. Тебе придется все рассказать. Виталия ведь убили, не так ли? Значит, кто-то ведет расследование. Кто этот человек?

— Никакого убийства не было, — медленно произнес Максим, — установлено, что смерть наступила в результате несчастного случая. Никакого дела не ведется.

— Несчастного случая? — повторила Лара. — Ты шутишь. И что за несчастный случай с ним приключился? Шел по дороге и вдруг упал?

— Почти, — серьезно ответил Максим. — Внезапно остановилось сердце. Так иногда бывает.

— Нет, — воскликнула Лара, — перестань морочить мне голову. С чего вдруг у молодого парня может остановиться сердце! Он что, болел? У него было заболевание сердца?

— Насколько я знаю, нет, — Максим залпом выпил лимонад и снова потянулся к бутылке, — но сердце может не выдержать стресса, перенапряжения. В общем, сердце может не выдержать — и все.

— Забавно, — проговорила Лара, — нет, не забавно — страшно. Страшно все от первого до последнего слова, словно ты нарочно меня обманываешь. Любой нормальный человек, послушав тебя, скажет, что все это чушь собачья. Так не бывает.

— Как видишь, бывает, — ответил Максим.

Они замолчали, каждый думал о своем. Лара прикидывала, как бы ей получше задавать вопросы, чтобы узнать, что ее интересует. Максим решал, как получше отвечать, чтобы Лара не узнала правды. Каждый думал о своем.

— Максим, — Лара первой нарушила молчание, — а как ты познакомился с Виталием?

— Очень просто, — парень вздохнул с явным облегчением, — собственно, мы знакомы всю жизнь. Мы ведь жили в одном доме, квартиры на одной лестничной площадке, у них под номером одиннадцать, а у нас — четырнадцать. Так что мы познакомились, когда еще пешком под стол ходили. Потом соответственно в одну школу попали, в один класс, дружить стали. Ничего необычного.

— Потом подросли, — продолжила Лара, — стали на дискотеки вместе бегать, за девчонками ухаживать. Может, даже свидания одной и той же назначали. Ничего необычного, — передразнила она его.

— Нет, — Максим покачал головой, — на свидания мы ходили по отдельности. Да и девушек Виталий не слишком жаловал.

— То есть, — Лара подняла на него глаза, — уж не голубой ли он был? Может, он за парнями приударял?

— Нет, нет, — Максим засмеялся, — про парней я ничего не знаю. Хотя Виталия и привлекало все экзотическое, вряд ли он интересовался мужчинами. Я не то имел в виду. Просто ему еще в юности нравились женщины постарше. Они казались ему гораздо привлекательнее молодых девчонок. А для меня это всегда было странно. Когда тебе семнадцать, тридцатилетняя женщина кажется старухой.

— Понимаю, — Лара улыбнулась, — это для меня не новость.

— Так ты знаешь? — удивился Максим. — А я думал, что он тебе не сказал.

— Сказал, — Лара махнула рукой, — мне кажется, что он хотел проверить мою реакцию, когда объявил, что у него есть любовница, которая замужем и старше его. Было в этом какое-то самолюбование, что ли. Он ждал, как я отреагирую.

— А ты? — Максим нервно потер щеку. — Не каждая женщина сможет подобное спокойно воспринять.

— Да беспокоиться-то было и не о чем, — поморщилась Лара, — когда мы стали встречаться, то очень скоро он и выложил это мне. Мол, хочешь, будем продолжать, а не хочешь, я другую найду. В тот момент мне было все равно, есть у него кто-то или нет. Я знаю, что иные парни встречаются с кем-то, потом завязывают роман с другой, иногда первую бросают, а когда такие романы заканчиваются ничем, они благополучно продолжают отношения со своими прежними пассиями.

— Но вы ведь хотели пожениться?!

— Да, — кивнула Лара, доставая из сумочки пачку сигарет, — и Виталий обещал мне, что разорвет отношения со своей прежней любовницей.

— Ты верила ему? — спросил Максим.

— Верила — не верила, — Лара усмехнулась, — не в этом дело. Ты ведь знаешь Виталия, наверное, даже гораздо лучше, чем я. Он что, горел от любви? Или жить без меня не мог? Не было ведь этого, сам знаешь. С моей стороны тоже не было кипящих страстей. Встречались, решили пожениться. Как бы это ни звучало, совсем не из-за того, что не могли друг без друга жить. Нет. Скорее всего, Виталию просто надоела его холостая жизнь и он решил изменить статус-кво. Наверное, и у меня подошел такой период, когда из свободной женщины захотелось превратиться в замужнюю. Устраивает мой ответ?

— Вполне, — кивнул Максим, — на Виталия это похоже. Взять и что-то переменить в жизни. А если не понравится, можно и обратный ход предпринять.

— Согласна, — Лара кивнула. — Но как так получилось, что ты обо мне знаешь, а я о тебе нет? Он ведь ничего не говорил мне о своем приятеле, друге детских лет.

— Это его дело, — Максим снова потер щеку, — мог вскользь упомянуть, сказать «Макс» или «умник». Он меня с третьего класса так дразнил.

— Точно, — обрадовалась Лара, — значит, это он о тебе говорил. Но он всякие смешные истории рассказывал, и я представляла тебя нескладным очкариком.

— С веснушками и рыжими лохмами, — подхватил Максим. — Нечего удивляться, я такой и был, ну почти такой.

— А как ты стал компьютерщиком? — спросила Лара, переводя разговор.

— Это я уже в вузе учился, — ответил Максим, — парень там у нас один был, чокнутый, не иначе, все носился со своими программами. Однажды ко мне пристал: давай покажу, давай расскажу… Я посмотрел и неожиданно увлекся, показалось интересным.

— А ты, значит, и программу любую можешь взломать? — Лара лукаво смотрела на Максима. — Хакер, значит.

— Никакой я не хакер, — ответил он, — ты даже не представляешь, что это за люди! Они ведь словно живут в другой реальности. Если не воспринимаешь виртуальность как обычный реальный мир, то настоящим, стоящим хакером не станешь, их по пальцам можно пересчитать, а таких, как я, — везде полно.

— Ладно уж, — Лара улыбнулась, — не скромничай.

— Я не скромничаю, — ответил парень, — говорю так, как есть. Лара, — спросил он, — а что ты скажешь, если мы с тобой немного прогуляемся, а потом поужинаем где-нибудь?

— Я скажу, что это неплохая мысль, — отозвалась Лара. — Максим, почему ты мне это предложил? У тебя сейчас нет девушки?

— Нет, — Максим кивнул, — мы расстались пару месяцев назад.

— И ты до сих пор один?

— Да, не имею привычки бросаться сразу на женщин, как только расстаюсь со своей подругой. Иногда неплохо побыть и одному.

— Видимо, период одиночества у тебя закончился, — кольнула Лара.

— Не знаю, — ответил Максим, — только я всегда завидовал Виталию, что у него такая девушка. И что плохого, если мы поужинаем вместе?

— Ничего, — ответила Лара, — вот только ты очень ловко уклонялся от моих расспросов. Давай договоримся, я с тобой погуляю, поужинаю, а ты мне все расскажешь о Виталии.

— Что все? — Максим напрягся.

— Все, о чем ты умолчал, — ответила Лара, — я не буду задавать тебе вопросов. Говори сам, о чем захочешь.

Попался. Максим Сатужный попался как последний дурак. Но отказать Ларе он не мог.

ГЛАВА 6

Максим не хотел чернить Виталия перед Ларой, хотя теперь это выглядело именно так. Сатужный понимал, что Виталий при всей его наглости вряд ли рассказывал Ларе о своих похождениях. Хотя он и признался ей в том, что у него есть любовница, но совсем не обязательно, что так же откровенничал в остальном. А вот с Максимом он был откровенен. Ему доставляло какое-то болезненное удовольствие рассказывать о своих сексуальных переживаниях. А на сексе Виталий был помешан. Все не без греха, и у Максима было немало женщин, но он не собирался говорить об интимных подробностях их отношений даже со своим другом. А вот Виталию это нравилось, очень нравилось.

Однажды он рассказал ему, что ухаживает за женщиной, которой около шестидесяти лет.

— Ты с ума сошел, — Максим уставился на приятеля, — тебе же двадцать один — она в три раза старше.

— Не имеет значения, — откликнулся Виталий, разваливаясь в кресле, — я когда ее представляю, заранее возбуждаюсь.

— Как ты можешь? — не выдержал Максим. — Это же патология какая-то.

— Ну и что, — Виталий дернул плечом, — хочешь расскажу о самом сильном своем сексуальном переживании?

— Нет, — отмахнулся Максим, — представляю эту гадость.

— Ах, простите, — заржал Виталий, — у нас тут девственник. Он гадостей не выносит, они оскорбляют его нежный слух. Только никаких гадостей не было, я же о переживаниях говорю. Ты слушаешь?

— Да, — ответил Макс, понимая, что Виталий уже завелся и все равно расскажет.

— Это произошло летом, — Виталий облизнул губы, — мне тогда почти шестнадцать было, совсем еще зеленый. Мы с отцом поехали как-то в деревню. С каким-то дядькой он о чем-то хотел там договориться. Пока они договаривались да самогон деревенский глушили, я в сад вышел. Бродил там, а потом к забору подошел. А забор реденький такой, щелястый, меня кусты скрыли, а что у соседей делается, видно. Вот я гляжу: возле сарая или курятника недалеко от меня стоит корыто, здоровенное такое, а бабка воду откуда-то таскает. Натаскала и давай купаться. Среди бела дня сняла все с себя, только юбка коротенькая осталась. Я смотрю и глазам не верю. Пока в одежде была — натуральная старуха и ходила сгорбившись, только что без клюки. А сняла кофту свою замызганную — я просто обалдел. Груди такие большие, налитые, ровные, отвислые, правда, но не дряхлые, не скукоженные. Я не думал, что у бабки такое может быть. Соски большие, как вишня, и коричневые, и кружок вокруг соска такой здоровый, тоже коричневый. Я как стоял на том месте, так и отойти не мог, чувствую, штаны так и распирает, до того возбудился. А как она намыливаться начала да воду на себя плескать, тут я и кончил. Сел под яблоней, чтобы дух перевести, перед глазами все плывет, никогда такого не испытывал. И ни с одной бабой потом такого не испытывал, а когда во сне ту старуху с большими грудями вижу, так все, утром беги — стирай простынку.

— Ну ты даешь, — только и выговорил Максим.

— А что такого? — удивился Виталий. — Кто-то возбуждается, когда за женщинами в бане подглядывает, кому-то порнокассеты нравятся, кто-то над журнальчиком дрочит. Да что здесь такого? Подумаешь, бабку увидел! Нравится мне теперь на старых женщин смотреть, с виду они старые, а как разденутся… Молодые только позавидовать могут. А знаешь, Макс, — он немного помедлил, — каждому ведь свое. Тебе одно нравится, мне — другое.

— Согласен, — выдавил Максим, и больше они к этой теме не возвращались. Ни в тот день, ни в другие.

Виталий вел беззаботную жизнь. Он неплохо окончил школу, поступил в тот институт, что указал ему отец. Учился без напряга, вперед не лез, но и последним не был. У многих числился приятелем, но друзьями так и не обзавелся. Хотя он понимал, что в жизни придется сталкиваться с разными людьми, поэтому загодя постарался обеспечить себя нужными знакомствами.

Что касается слабого пола, то многие согласились бы связать себя с Виталием узами брака, но он в этом отношении был предельно осторожен и ничего не обещал.

Благодаря симпатичной внешности ей легко удавалось завязывать с девушками знакомства, но так же легко он с ними расставался. Виталий не собирался никому рассказывать о том, что молодые девушки для него всего, лишь тренировка, утоление охотничьего азарта, на самом же деле его привлекают женщины, которые гораздо старше. Тут он не мог устоять и испытывал что-то похожее на страсть. Пиком его увлечений стала связь с женщиной, которая была старше его почти вдвое. Но она следила за собой и была в отличной форме, к тому же испытывала слабость к молодым людям. Они были словно созданы друг для друга, их отношения развивались стремительно и напоминали ураган. Виталий признался Максиму, что ни с одной женщиной он не испытывал ничего подобного. Она была необузданной и яростной, но в то же время могла стать покорной и податливой. Виталия влекло к ней. Его редкие романы с другими женщинами лишь помогали острее почувствовать, насколько она отличается от других.

Ничего не изменилось, даже когда появилась Лара. Виталий встречался с ней, но его связь с любовницей осталась прежней. Игра продолжалась два года, Виталий решил узаконить свои отношения с Ларой, но прежних привычек не менять. Он бы остался верен себе, если бы не событие, произошедшее в его жизни. Сначала Виталий был удивлен, но затем понял, что это один из подарков судьбы, пренебрегать которым не стоит.

Ему давался отличный шанс, и упускать его он не хотел: Виталий был намерен покинуть страну, уехать за границу, хотя бы на время. Но ехать он собирался с женой, а не с любовницей. Когда все уляжется, он может возобновить старую связь или найти себе кого-нибудь другого. Свое намерение уехать за границу Виталий держал в тайне, намекнув лишь отцу и поделившись своими планами с Максимом. Но затем не выдержал и рассказал об этом своей любовнице. Не все, конечно. В нужный момент он умел держать язык за зубами. Отец не видел в этом ничего плохого, Максим только пожал плечами. Любовница устроила жуткую сцену ревности, но Виталий не собирался отказываться ради нее от своих планов. Каждый человек стремится, чтобы в жизни ему было лучше. Виталий решил до поры до времени не посвящать во все Лару, но своей любовнице заявил: они должны расстаться. Последующее объяснение было еще хуже предыдущего.

Он хорошо понимал, что разразится буря, и был готов к этому. Буря разразилась, но он не собирался менять своего решения, понимая, что рано или поздно она вынуждена будет смириться. Она смирилась, хотя в глубине души затаила злобу и на ветреного любовника, и на разлучницу. Виталий был доволен, все складывалось отлично. До свадьбы оставались считанные дни, и он решил, что вправе немного расслабиться и развлечься. Он хотел пообщаться со своими приятелями, посидеть в мужской компании, потрепаться вдали от женских ушей, не прочь он был попрощаться и с некоторыми своими подружками, которые доставили ему немало приятных минут.

Но самое сладкое он приберегал напоследок. Удовольствие, равного которому не было и какое он мог получить только в одном удивительном местечке. Да, посещение этого заведения требовало немало средств, но что значат деньги по сравнению с тем, что он мог получить. Всегда он был лишь зрителем, но теперь пришла пора перейти в разряд действующих лиц. Само предвкушение того, что он может испытать, заставляло сильнее биться сердце. От предчувствия сладко ныло в паху. Он готов был заплатить сколько угодно, лишь бы не разочароваться в своих ожиданиях.

Смерть Виталия не просто ошеломила Максима. В голове не укладывалось, что такое вообще может произойти. И не в аварии, не из-за каких-то дурацких разборок, когда крошат бизнесменов и к чему все уже привыкли. Это еще можно было бы объяснить. Но смерть в каком-то сомнительном клубе, где дерут немыслимые деньги и где хозяева готовы в лепешку расшибиться, чтобы только угодить клиенту! В голове не укладывалось.

Максим не находил нужных слов, чтобы утешить Алину Константиновну. Да и не нашелся бы такой человек, который смог бы ее утешить. Он что-то бормотал, но слова застревали в горле.

— Надо Ларочке сказать, — повторяла она, — надо ей сказать.

— Хотите, я позвоню, — вызвался Максим, чтобы только не слышать этих причитаний.

— Позвони, — отозвалась Алина Константиновна, — сделай, Максим, я сама не могу.

* * *

— Скоро? — Лара приоткрыла один глаз. — А то я рискую опоздать слишком сильно.

— Для женщины слишком сильно не бывает, — отозвалась Анка, — потерпи еще немного, последний штрих.

Она поколдовала над Ларой еще немного, затем отошла и удовлетворенно взглянула на свою работу.

— Отлично, — проговорила она, — как раз то, что нужно.

Лара повернулась к зеркалу. Да. В ее кузине пропадал талант визажиста. Огромный талант, надо признать. Она так умела подобрать цвета и оттенки теней, блеска, губной помады, что превратила бы самую простую дурнушку в красавицу.

Однажды, смеха ради, Анка поспорила со своей подругой на бутылку шампанского, что сможет сделать макияж только при помощи розового цвета. Причем цвет выбирала подруга, и розовый показался ей самым бесперспективным. Но Анна умудрилась так подобрать оттенки, что мужчины весь вечер пялились только на нее, а подруга, под общий смех, была вынуждена признать свое поражение и отдать Анке выигрыш. Лара присутствовала при этом, болела, разумеется, за кузину, но очень сомневалась в глубине души, что ей удастся одержать победу в споре. Анке удалось, красноречивые взгляды представителей противоположного пола не оставляли в этом никаких сомнений.

Вот и теперь Лара решила прибегнуть к помощи своей кузины, чтобы отлично выглядеть, когда она будет ужинать с Максимом. В том, что они пойдут ужинать в какой-нибудь ресторан, она даже и не сомневалась. Если у него не хватит смелости предложить ей это, то она сама пригласит его. Слишком мрачно разворачиваются события, а Максим должен много знать. Возможно, он в курсе того, что натворил Виталий, за что убили Алину Константиновну и пытались убить Виктора Мефодиевича. Сегодня будет разговор начистоту. Если он не захочет сообщить ей какие-то неприятные факты, то она постарается настоять на своем. Конечно, До Анки с ее «бульдожьей хваткой» ей далеко, но при желании она своего всегда добьется…

Максим протянул ей пышную пунцовую розу, и Лара благосклонно ее приняла. Она отметила, что он безукоризненно одет, подтянут, собран. Заметила, и какое впечатление произвел на него ее облик: новая прическа, макияж, костюм. Костюм Анка привезла из Англии, и Ларе он шел необычайно.

Максим предложил пойти в «Русский шик», она согласилась. В ресторанчике было не слишком многолюдно, но Максим сразу указал на дальний столик, что находился сразу за увитой декоративными растениями ажурной перегородкой. Лара оценила это, там им никто не помешает говорить. Оценила она и качество кухни, а также быстроту обслуживания. Пожилая певица, в длинном русском сарафане и островерхой кике пела что-то медленное и тягучее, не мешавшее, впрочем, их разговору.

Лара маленькими глоточками отпивала вино и посматривала на Максима.

— На чем мы остановились в прошлый раз? — спросила она. — Ты обещал мне рассказать о последних днях Виталия, а также о его смерти.

— Я помню, — отозвался Максим, — ты точно хочешь это знать?

— Да, — кивнула Лара, — или это какая-то тайна?

— Тайны, в общем, нет. — Максим задумчиво теребил салфетку. — Не знаю только, будет ли тебе приятно это слышать. Скорее всего, нет. Я предпочел бы не говорить об этом, но если ты настаиваешь…

— Никогда не начинай с такого предисловия, — Лара ядовито улыбнулась, — этим ты еще больше разжигаешь любопытство. А приятно или неприятно, позволь уж решать мне самой.

— Это не шутка, — отозвался Максим, глядя ей в глаза, — я действительно предпочел бы об этом не говорить.

— Ничего, — откликнулась Лара, — я, конечно, ценю твою деликатность… но давай уж… рассказывай, если начал.

— Хорошо. — Максим слегка отодвинулся от стола. — Все началось с того, что Виталий познакомился с одним человеком. Новый знакомый был каким-то поставщиком. Его звали Дмитрий. У него с отцом Виталия сложились деловые отношения.

— При чем здесь это? — вставила Лара. — Мы же договорились…

— Терпение, — отозвался Максим, — я только стараюсь прояснить ситуацию. Они познакомились и быстро сошлись. Стали вместе посещать бары, клубы. В этом-то и дело. Однажды Дмитрий сказал Виталию, что посещает один клуб… Про него в городе мало знают, но тот, кто попал туда хотя бы раз, испытывает такие ощущения… Небывалые, в общем.

— Наркотики? — снова перебила его Лара. — Какой-то притон, надо полагать?

— В том-то и дело, что нет, — Максим продолжал все так же спокойно, — будь это просто притон, еще полбеды, но это оказался настоящий клуб, причем закрытый, только для избранных. Любой человек с улицы туда попасть и не сможет, такая там охрана… Нашего губернатора и мэра так не охраняют. А наркотики? Нет, там и без наркотиков крышу капитально сносит.

— Как это? — не поняла Лара. — Поподробнее нельзя? Что такого происходит в этом клубе?

— Много разного, — туманно отозвался Максим, — на любой вкус.

— Извращения какие-то, — не отступала Лара, — ну и что, особенно в наше время?

— Конечно, — Максим согласно кивнул, — извращениями сейчас никого не удивишь, но там все продумано очень тонко и сделано очень точно. Приходишь туда, получаешь удовольствие по максимуму, платишь деньги. Хозяева довольны, клиент доволен еще больше.

— Садисты или мазохисты? — Лара пожала плечами. — Кого этим удивишь? Но за что убили Виталия? Только не говори, что ему нравилось терпеть боль и он получал удовольствие от того, что кто-то стегал его кнутом.

— А я этого и не говорил. — Максим взял бутылку и налил себе еще вина. — Конечно, и этого добра там хватает, но дело в другом. Хозяева обещают, что клиент испытает самые острые ощущения и самые изысканные наслаждения, но в последний раз. Перед смертью то есть.

— Они убивают людей? — Лара смотрела на Максима, широко раскрыв глаза. — И те идут на это добровольно?

— Вовсе нет, — Максим небрежно махнул рукой, — в том-то и дело, что в клубе никого не убивают. При малейшем намеке на смертельный исход врачи, причем весьма высококвалифицированные, тут же заботятся о клиенте. Насколько мне известно, там еще никто не умирал.

— А Виталий?

— В том-то все и дело. Он не должен был умереть, — Максим потер щеки, — пережить острые моменты — да, испытать наслаждение — да, но умереть… Какой прок хозяевам в мертвых клиентах? Ведь человек, прошедший через все это, захочет попробовать еще раз, потом еще и еще. А плата там высокая. Вот и подумай, какой резон им убивать своего клиента.

— Не знаю, — Лара вздохнула, — тогда почему это произошло?

— Я и сам бы хотел знать, — сказал Максим, — но концы с концами не сходятся. Ничего не получается.

— А ты был в этом клубе? — с каким-то болезненным любопытством спросила Лара.

— Был, — нехотя отозвался Максим, — Виталий затащил однажды. Там ведь можно присутствовать и в качестве зрителей.

— Расскажи, — возбужденно попросила она, — как там? Какое там все?

— Роскошное, — Максим задумался, — дорогое и роскошное, знаешь, там на всем какой-то отпечаток, как в старых фильмах о Римской империи. Декаданс. Когда людей уже не прельщают удовольствия, они удовольствие находят в смерти.

Лара кивнула. Она слушала Максима и представляла себе коридоры со стенами, обшитыми темными дубовыми панелями, тяжелые бархатные шторы, треножники, на которых лениво тлеют угли…

ГЛАВА 7

Они шли по длинным коридорам со стенами, обшитыми дубовыми панелями, повсюду висели тяжелые бархатные шторы, скрывая двери, а в нишах стояли треножники, на которых лениво тлели угли. Слышалась негромкая восточная музыка. Воздух был насыщен терпкими пряными ароматами. Виталий шел уверенно, а Максим настороженно оглядывался по сторонам. Светильники причудливой формы освещали их путь, звук шагов не был слышен из-за толстого ковра. Впереди шел юноша с крепким мускулистым торсом. Из одежды на нем были синие шаровары, перехваченные в талии широким малиновым поясом с шелковой бахромой и синий тюрбан Руки украшали массивные золотые браслеты, сделанные под старину, но, возможно, действительно старинные. Тонкая золотая цепь спускалась до пояса, на ней находилось кольцо с черным камнем.

«Восток, — подумал Максим, — как в голливудских кинофильмах. Интересно, зачем им весь этот антураж?»

Юноша остановился возле одной из дверей и жестом показал, что они могут войти. Виталий кивнул и первым шагнул в дверной проем. К ним стремительно подошла гибкая женщина. Струящаяся материя облегала тело, хорошо подчеркивая ее формы, а перемешанные разноцветные нити указывали на восточное происхождение наряда. Шею женщины украшало золотое ожерелье, спускавшееся почти до пола.

«Если оно настоящее, — опять подумал Максим, — то должно стоить немало. Да, немало. Но скорее всего это подделка, чтобы пустить пыль в глаза».

— Рада вас видеть, — сказала женщина певучим голосом, — что желаете сегодня? Есть интересные предложения.

— Что именно? — Виталий улыбнулся.

— Набор обширный, — она мягко повела рукой.

Максим смотрел на ее удлиненные миндалевидные глаза, идеальной формы брови, маленький точеный нос, чувственные яркие губы.

Помимо воли в нем просыпалось желание. Женщина была красива и прекрасно осознавала это.

— Мой друг здесь в первый раз, — сказал Виталий, и на щеках одалиски заиграли ямочки, — мы хотели бы посмотреть на все понемногу.

— Прекрасно, — она хлопнула в ладоши, — тогда полный обзор, а если, — она понизила голос, — пожелаете присоединиться, то мы будем только рады вашему выбору. Вы испытаете незабываемые ощущения.

— Мы подумаем, — сказал Виталий, — возможно.

Из боковых дверей показались две девушки, которые подошли к молодым людям. Возле Виталия остановилась высокая черноволосая, а к Максиму подошла вторая, чуть пониже ростом, с длинными русыми волосами, рассыпанными по плечам. Максим заметил, что девушек, видимо, специально отбирали, их тела говорили о многих часах тренировок, гимнастики, а также ухода. На девушках были легкие накидки, на запястьях звенели тонкие браслетики, а с шеи свисали длинные цепочки с кольцом, имеющим черный камень, точно такой же, как и у юноши, что встретил и провожал их. Девушки подхватили своих клиентов под руки и повлекли к одной из дверей.

— Приятного вечера, — донесся до них голос женщины.

— Меня зовут Лота, — прошептала русая, прижимаясь к Максиму, — если захочешь, то я могу сегодня провести время с тобой.

Максим взглянул на Виталия, тот похлопывал свою девицу пониже спины, оба довольно пересмеивались.

— Я подумаю, — уклончиво ответил Максим, — я здесь первый раз.

— Первое впечатление всегда самое сильное, — обрадованно подхватила Лота, — я уверена, что тебе у нас понравится.

— Долго еще идти? — спросил он, только чтобы не молчать и как-то избавиться от ее настойчивых рук.

— А мы уже пришли, — отозвалась она, — смотри, выбирай, что тебе понравится.

— Я все могу показать сам, — хвастливо заявил Виталий.

Девушки засмеялись, но отступили в сторону. Виталий неподражаемым жестом распахнул дверь и кивнул своему другу:

— Прошу.

Они оказались в огромном помещении, напоминающем спортивный зал. Максим еле удержался от возгласа. Они стояли на небольшом карнизе, а пол был далеко внизу. С потолка свешивалось несколько веревок, которые поддерживали деревянный помост. На помосте стоял круглый стол, покрытый белой скатертью, на нем — столовые приборы. Несколько человек беззаботно ужинали. Декоративные светильники в потолке, мерцающие неярким светом, придавали всему происходящему нереальный оттенок.

— Что это? — удивленно спросил Максим. Виталий удовлетворенно усмехнулся и кивнул вниз:

— Смотри.

Максим нагнулся. То, что он увидел, показалось ему совершенно не правдоподобным, а антураж зала какой-то чудовищной декорацией. Внизу на полу лежали острые обломки камней, торчали ржавые заостренные прутья, поблескивало битое стекло.

— Не может быть! — вырвалось у него. — Но если веревки оторвутся…

Ему стало нехорошо при мысли о том, что будет с теми, кто сейчас ужинает над пропастью. «Пропасть». Это слово показалось ему тогда самым подходящим, хотя высота между помостом и полом составляла не более трех метров.

— Они знают о том, что внизу? — Максим уставился на Виталия.

— Конечно. — Тот кивнул, а затем не выдержал и расхохотался. — Ты представляешь как это щекочет нервы, когда ты знаешь, сидишь на каких-то тонких дощечках, а под тобой большие острые камни. При падении можно сломать руку, ногу, голову. А еще острые железки, которые могут войти в тело. А к тому же еще и стекло. Представляешь, что с человеком будет, если он упадет! Думаешь об этом, и адреналин выплескивается в кровь. Так клево, тебя всего будоражит! По-моему, даже пища приобретает при этом особенный вкус.

— Не знаю, — Максим вытер вспотевший лоб, — я бы не смог есть, все время думал бы о том, достаточно ли крепкие…

— Достаточно! — фыркнул насмешливо Виталий. — Ты что же думаешь, что они никогда не обрываются? Это тебе не американский Диснейленд! Тут все настоящее. Камни не из папье-маше и не из ваты, железки острые, что надо, и стекло тоже. А когда происходит обрыв, то тут такое творится.

Максим больше не смотрел на ужинающих. Они казались ему сумасшедшими, а развертывающееся перед ним действо сущим бредом. Веревки обрываются, падение… Невероятно. Виталий словно прочитал его мысли. Он схватил его за руку и потащил за собой. Они оказались в неглубокой уютной нише, и Виталий толкнул своего друга на кушетку, обитую бархатом.

— Не думал, что ты такой слизняк, — прошипел он, — давай выкладывай все сразу. Скажи, что ты об этом думаешь. А то я уже не уверен, стоит ли продолжать экскурсию.

— Зачем, — с трудом выговорил Максим, — зачем все это нужно? Клуб для сумасшедших, которые не понимают, что они делают?

— Вот ты, значит, как! — Виталий выпрямился и зло посмотрел на него. — За дураков нас держишь. Только учти, здесь ненормальных нет! Здесь вообще самые нормальные люди, каких только можно встретить в нашем городе. Если ты сам как неживой, если тебе не хочется иногда встряхнуться, то не стоит всех рядить в сумасшедших.

Максим с удивлением смотрел на Виталия. А тот уже распалился и говорил с жаром:

— Ты только посмотри вокруг. Оглянись на свою жизнь. Что в ней интересного происходит? Совсем ничего. Ничего путного. Каждый старается устроить себе мирок поуютнее, обложиться мягкими подушками. Жить в комфорте, как муха, которую затолкали в коробку с ватой. Мы все потихоньку начинаем вырождаться. Становиться слабосильными слизняками. Что должно с нами случиться такое, отчего встряхивались бы нервы? Да почти ничего. Ну, могут наехать обалдуи с пушками, которые даже в сортир с ними ходят, тешат свое мужское достоинство, ну, прикатят эти мускулистые педерасты, которые только с виду грозные, встанут в позу, погрозят малость или даже пальнут, чтобы мошонка екнула. И все. Понимаешь, это все глупые игрушки. Держись с ними понаглей, и они штаны намочат, побегут хвост задрав, чтобы задницу им не надрали. Противно, живешь, как в муторном киселе плаваешь.

— Но почему?.. — попытался возразить Максим, однако Виталий его перебил:

— Иногда некоторым быкам охота подраться. Можно, конечно, с такими схлестнуться. Но они или скопом наваливаются, сатанеют от своей силы и безнаказанности, или тоже трусливо поджимаются. Нет риска, понимаешь, нет ничего, что щекотало бы нервы по-настоящему. От чего в нашей жизни можно получить крутое удовольствие?

— Мало ли, — хмыкнул Максим.

— Вот именно, что мало. Можно, конечно, гордиться своей крутизной, ездить на навороченной тачке. Ну и что! Другой себе еще круче купит, третий еще… Так и гнаться за всеми. Дом себе строить? Особняк с фонтанами. Ладно, построил, а дальше что? В чем интерес? Бабу можно любую купить хоть с потрохами. Да на кой черт они сдались! Вокруг столько шлюх. Каждая баба — …! Чего ради них упираться. Ни одна внимания не стоит. Ну потрешь ее иногда, когда приспичит, подумаешь — невидаль!

— Но ведь… — Максим не находил нужных слов.

— Слушай, давай не будем, — Виталий примирительно похлопал его по плечу и сел рядом, — я понимаю, что мы по-разному воспринимаем жизнь, но согласись, иногда хочется чего-то острого, необычного, чтобы дух захватывало.

— Острых камней, например, — Максим качнул головой.

— Хотя бы, — Виталий нервно засмеялся. — А ты никогда не задумывался, почему здоровые крепкие мужики прут иногда на Северный полюс или в Антарктиду, лезут в горы без всякого снаряжения и страховки, на плотах по горным речкам сплавляются. Теперь это даже в моду входит — экстремалы. Но их-то почему-то никто сумасшедшими не называет. А казалось бы, таким самое место в желтом доме. Или они для тебя нормальные, а эти — нет? А в чем, собственно, разница?

— Как в чем? — встрепенулся Максим. — Сравнил тоже!

— А никакой разницы нет, — захохотал Виталий, — и там, и тут люди проверяют, насколько крепкие у них нервы. А для этого совсем не обязательно лезть куда-то в горы или плыть по реке. Несколько часов попробуй повиси над острыми камешками. Вот где действительно испытание на крепость. Тут даже чувствовать все острее начинаешь. Жизнь видится совсем другой, когда ты на волосок от смерти.

И разные удовольствия воспринимаются тоже по-другому. Еда, вино, женщины. Вот представь только, ты любишь женщину, а это, может быть, в последний раз, вообще в последний. А потом все закончится — тебя уже не будет. Не кайф, скажешь? Лучше любого наркотика. Наркотик что, он с твоей психикой играет, заменяет реальность мнимой реальностью, а здесь все по-настоящему, только чувства обостряются.

— Сам придумал? — Максим попытался подавить неприязнь.

— Зачем же, — Виталий самодовольно откинулся на стенку ниши, — сначала один человек просветил, а затем я сюда попал. Сам на все посмотрел.

— И чувства у тебя обострились, — Максим не удержался, — извини, конечно, сорвалось, но никак не могу отделаться от мысли, что все это ужасно глупо. Подвергать себя риску, чтобы стали острее ощущения. Мне, например, женщины и так нравятся, для того, чтобы отлично все чувствовать, мне не нужно висеть над этими булыжниками.

— Не знал, что ты такой непробиваемый, — со злостью проговорил Виталий, — или ты ничего не понял, или сам весь, как манная каша. Ты боишься боли, боишься острых ощущений. Тебе никогда не почувствовать разницу между тем, что чувствует просто человек и человек, который скоро умрет. Близость смерти обостряет чувства в тысячу раз.

— Не думаю, — Максим с сомнением покачал головой.

— Тогда пошли, — Виталий схватил его за руку и рванул, — пошли, сам увидишь.

Максим не стал вырываться, возражать, он спокойно двигался за Виталием и старался на все смотреть беспристрастно. Он даже не обращал внимания на восторженные возгласы Виталия, стремящегося раскрыть перед ним все чудеса. Они увидели помещение, где начинали сдвигаться стены и проваливаться участки пола. На глазах у них один парень пытался зацепиться за створки, но полетел вниз и оттуда донесся его крик. Видели, как из стен начинали вылетать ножи, диски, копья.

Но клиентов, которые пили вино или пиво, это только забавляло. Со смехом они увертывались от летящих предметов, подсчитывали очки. На глазах у приятелей зацепило почти всех, кто веселился в этой комнате, но сами молодые люди мало обращали внимания на царапины. Одному диск попал пониже глаза, и он, мотнув головой, упал. Его товарищи весело смеялись, но откуда-то из боковых дверей выскочили крепкие парни, подхватили упавшего и унесли с собой.

— И что теперь? — спросил Максим, который смотрел на «представление» молча, предоставив высказываться Виталию.

— Да ничего, — небрежно ответил тот, — сотрясение, наверное, отлежится, и все.

— Его сразу отправят в больницу? — поинтересовался Максим.

— Зачем? — Виталий уставился на него. — Ни в одной больнице ему не окажут такой помощи, как здесь. Ты даже не представляешь, специалисты какого класса тут работают. Да любая больница за границей взяла бы их с руками и ногами, не говоря уже о наших.

— И что же их держит здесь? Этих твоих специалистов?

— Деньги, — отрывисто бросил Виталий, — даже очень хороший врач даже в очень хорошей клинике не заработает столько, сколько они зарабатывают здесь за день, к тому же тут отличная практика, — он фыркнул, — уж они-то без работы не сидят.

— Зарплата врачам, — произнес Максим, — зарплата обслуге, плюс помещение, плюс то, что в помещении. И кто же хозяин всего этого? Даже по самым скромным подсчетам, это стоит немало.

— Да не надо скромничать, — отозвался Виталий, — а хозяин, насколько мне известно, не один. Только то, что ты перечислил, для них мелочь. Ты сюда пришел и прошел бесплатно, потому что в первый раз. Но кто ходит сюда постоянно, должен за это платить. Ты даже не представляешь, сколько это на самом деле стоит. Мой папаша просто рехнулся бы, если бы узнал, какие бабки я здесь оставляю.

— Часто, — Максиму не хотелось говорить, но он все же спросил:

— Часто здесь бываешь?

— Когда как, — признался Виталий, — раньше я, как ты, был, все опасался чего-то, а теперь постоянно здесь бываю. И не жалею об этом нисколько. А что деньги? Деньги — ерунда, если они просто лежат, без всякого применения, уж лучше потратить их на удовольствия.

— Тебе, видимо, это хорошо удается, — сказал Максим. — И какие же удовольствия ты выбираешь? Что тебе здесь больше всего подходит, чтобы обострить ощущения?

— Издеваешься, — Виталий зло сощурился, — а я к тебе всегда как к другу относился.

— Нет, — Максим покачал головой, — просто хочу понять, что ты выбрал для себя.

Виталий скрипнул зубами, помолчал, а потом нехотя сказал:

— Я еще ничего не выбрал. Хожу смотрю, меня это возбуждает. Но сам я пока ни в чем не участвовал.

— А разве так можно? — удивился Максим.

— Конечно, — Виталий небрежно махнул рукой. — Здесь только треть участников, а остальные ходят, смотрят, как я, примериваются. Но говорят, что если попробовал хоть раз, то потом остановиться не сможешь. Хочется еще и еще. Риск завораживает. Просто зрителем ты после испытания уже не будешь. Хочешь верь, хочешь нет. А я пока не смог через это переступить — и манит вроде, и отталкивает.

— Отталкивает, значит, — произнес Максим.

— Не думай, — сразу взвился Виталий, — у меня это до поры до времени, я все равно через это пройду. Иначе жизнь какая-то пресная, никакой остроты.

— Про остроту я уже слышал, — остановил его Максим, — так, мы все посмотрели, может, оставим этот «двор чудес»?

— Мы не видели и пятой части того, что здесь есть, — ухмыльнулся Виталий, — пойдем, я покажу тебе, что мне очень нравится.

Они снова шли куда-то по коридору, поднимались по лестнице, затем спускались вниз, снова шли. Максим уже начал привыкать ко всем этим чудесам, не обращал внимания на полуголых девушек и юношей в «униформе». Странный запах заставил Максима замедлить шаг.

— Что на этот раз? — спросил он.

— Идем, увидишь, — бросил Виталий, — в этой части самое интересное.

На этот раз зрителям предлагалось смотреть сверху. Внизу открывалось небольшое помещение, все пространство которого занимала кровать. На кровати лежал мужчина, которого ласкали три женщины. Они плавно двигались, в полутьме блестели натертые специальным составом их точеные фигурки, их движения были заучены. Мужчина внизу застонал. Одна из женщин изогнулась и рукой отодвинула какую-то заслонку. Максим не поверил своим глазам. Прямо на кровать выползла змея, за ней еще одна и еще. А женщина нажала какую-то кнопку, освещение изменилось, полумрак сгустился, все было залито красноватым мерцающим светом.

Под тихую музыку женщины стали танцевать. Они изгибались, покачивались, как это делают змеи, и те стали тоже повторять танец. Во время танца женщины приближались к распростертому мужчине и начинали его ласкать. Змеи, извиваясь и покачиваясь, ползали среди изгибающихся тел. Максим почувствовал, что к горлу подкатывает комок, но он заметил, с каким жадным восторгом смотрит на это Виталий.

— Пойдем, — прохрипел Максим, — я больше не могу.

— Слабак, — бросил ему друг, — а мне это очень нравится, когда решусь попробовать, то мимо этого не пройду. «Танец Лакшми» — фантастика.

— Да, фантастика, — слабо согласился Максим, — а если они его укусят? Его или их.

— Я тебе уже столько раз твердил, — Виталий досадливо поморщился, — а врачи на что? Мы с тобой не одни наблюдатели. За этим всем смотрят. Не бойся. Змеи, конечно, ядовитые, но при укусе умереть ему не дадут. Ни ему, ни этим девкам, которые профессионалки и знают свое дело. Змеи для них дело привычное.

Максим хотел что-то сказать, но передумал. А Виталий уже тащил его дальше. На следующем этаже они попали в большой зал, в котором было много народу. Все смеялись, веселились. Костюмированный бал, или все то же подражание голливудским фильмам! А как еще можно расценивать это, если зал был убран, как комната патриция в Древнем Риме, по крайней мере, так это представляется теперь. Низкие ложа, соответствующая одежда. Присутствующие весело болтали, шумели, кто-то откровенно оценивал прелести своей партнерши, но многие парочки были однополыми.

— А здесь что, — Максим не мог удержаться, — умирают от разврата? Самое время.

— Кретин, — бросил Виталий, добавив еще несколько крепких слов, — хочешь поглядеть, как близко человек может подойти к смерти? Давай пробирайся туда, чтобы не мешать присутствующим.

— Не хочется что-то, — ответил Сатужный, — подумают, что мы два гомика, мне это как-то без надобности.

— Да никому до тебя здесь и дела нет, — Виталий нервно облизнул губы, — кому ты нужен. — Мы сядем вон там, чтобы не мешать остальным. Давай шевелись, скоро уже начнется.

Максим и сам не понимал, что побуждало его слушаться Виталия, возможно, хотелось понять того до конца, что так привлекает его друга в этом клубе.

Действительно, на них никто не обращал внимания, и они смогли спокойно пробраться в нишу. А через некоторое время поднялся мужчина в красной хламиде. Театральным жестом поведя вокруг рукой, он призвал всех к тишине и стал произносить пространную речь. Ему внимали, временами раздавались аплодисменты.

«Актер, — подумал Максим, — и вырядился зачем-то, как на дурацкий карнавал. Да и другие не лучше».

Но, похоже, что только он придерживался такого мнения, все остальные с напряжением чего-то ждали. После своей речи мужчина раскланялся и стал говорить об испытании, через которое пройдут несколько человек. Все они поочередно вставали, и каждому девушки в коротких туниках вешали на шею цепочки, а на лоб повязывали узкую красную ленту.

«Своеобразный ритуал, — думал Максим, — а что дальше?»

Дальше оказалось еще проще. Мужчина разбил на глазах у всех торжественно поднесенную ему вазу, из нее посыпались блестящие предметы. Девушки собрали их и уложили на подушечку, которую опять же поднесли главному распорядителю.

— Приступайте, — проговорил он, — но если кто-то не сможет сделать это сам, то вам, несомненно, помогут.

Присутствующие, отмеченные красными ленточками, разобрали блестящие предметы и разошлись по своим местам. Все напряженно ждали.

— На это всегда трудно решиться, — сказал распорядитель и махнул рукой.

Перед ним возникла молодая девушка с большой грудью, которую почти не закрывала туника. Она спокойно подошла к мужчине и протянула руку.

— Вот так, крошка, вот так, — произнес он, в его руке мелькнуло что-то блестящее, когда он нагнулся над ней.

Максим увидел аккуратный разрез на ее запястье, видел, как потекла кровь, девушка улыбалась окружающим, затем опустилась на ложе, опустив руки вниз, кровь закапала быстрее.

— Он перерезал ей вену, — потрясенно прошептал Максим, — а остальные…

— Остальные сделают это сами, — отозвался Виталий, — если, конечно, смогут, а не смогут, так им помогут. И не делай такое лицо, не понимаешь, что ли, что все под контролем. Сказано же тебе, что за этим следят. Как только врач почувствует, что клиент на грани, кровь остановят. Остановят, и никаких проблем. Но человек будет находиться на грани смерти. Слышал бы ты, что они после этого рассказывают.

— А если не успеют спасти? — Максим осекся.

— Всегда же успевали, — Виталий криво усмехнулся. — Клуб гордится тем, что обещает своим клиентам подойти близко к смерти, но еще никто здесь не умер. Так что не переживай, хочешь еще посмотреть или дальше пойдем?

— Не хочу, — сказал Максим, — знаешь, может, для тебя все это и здорово, но мне здесь как-то не по себе. Хочешь, оставайся, а я пойду. Возможно, когда я подумаю над этим всем, мне станет ясно, что ты прав. Но сейчас я хочу побыть один.

— Проняло, значит, — самодовольно усмехнулся Виталий и покровительственно похлопал Максима по плечу, — давай думай, умник, а надумаешь, скажешь. Я точно знаю, что ты долго не выдержишь, все равно запросишься сюда. Кто здесь хоть раз побывал, того это уже не отпускает. Можешь мне поверить.

Виталий поднялся, откинул одну из портьер и открыл дверь.

— Пойдем, выведу тебя короткой дорогой, домой сам добирайся, а я здесь еще побуду.

Максима вполне устраивал такой расклад, и он только кивнул. Они недолго блуждали по темным переходам, пока не оказались в холле.

— Мой друг уходит, — сказал Виталий, — проводите его.

Максим последовал за невысоким пареньком и скоро очутился на улице. Не верилось, что подобное вообще существует, но позади возвышалось здание клуба, а над головой сияла звезда.

ГЛАВА 8

Лара молчала. Максим барабанил пальцами по столу и тоже молчал. Наконец она подняла голову и посмотрела на Максима.

— Все то, что ты рассказываешь, просто невероятно, — заявила она, — в голове не укладывается.

— Почему же, — Максим усмехнулся, — сейчас столько развлечений предлагается, только выбирай.

— Понимаю, — она кивнула, — и все же… Я и представить себе не могла, что Виталию нравится нечто подобное. Хотя… был в нем какой-то хищный азарт, тяга к новому и необычному.

— Да, — Максим кивнул, — его привлекало все экзотическое. Знаешь, он из тех людей, кого манит противозаконное…

— Или противоестественное, — закончила Лара, — не хочу говорить о нем плохо, мы ведь собирались пожениться, но, по сути, я ведь не знала его, он оставался для меня чужим и незнакомым человеком.

— Может быть, — Максим дотронулся до ее руки, — это потому, что между вами не было любви?

— Может быть, — в тон ему ответила Лара, качнув головой, — тебе не странно такое слышать? Виталий казался мне хорошим парнем, ничем не хуже других, а семейная жизнь… Я думала, что у нас все получится.

— Наверное, — Максим слегка сжал пальцы Лары, — мне кажется, что наверняка получилось бы. И ты ни в чем не виновата. Так сложились обстоятельства. Время — хороший доктор, оно постепенно вылечит тебя, поможет забыть об этом кошмаре.

— Ты был Виталию хорошим другом, — Лара слегка улыбнулась.

— Хорошим? Не знаю. Я самый обыкновенный, — Максим повернул голову, — может, потанцуем.

— Не хочется, — сказала она, — давай уйдем отсюда и немного погуляем.

— Хорошо, — Максим с готовностью поднялся, — как тебе хочется.

Они решили немного пройтись по проспекту. Недавно прошел дождь, асфальт влажно поблескивал, в небольших лужицах дрожал и переливался желтый свет фонарей. С реки налетел ветер, принес с собой капельки дождя, взъерошил кроны деревьев, зашелестел листьями. Лара смеялась, слушая забавную историю, которую рассказывал Максим. Ей давно не было так весело. Словно тяжесть, которая постоянно давила на нее, вдруг исчезла, и Лара вновь ощутила всю прелесть жизни. Максим приостановился.

— Лара, — позвал он.

— Что, Максим? — улыбаясь, она смотрела на него. — Что случилось?

— Ничего, — ответил он, слегка наклоняясь к ней, — ты очень красивая.

— Максим… — Лара не нашлась, что ответить.

— Это правда, — серьезно сказал он, — я хотел бы стать твоим другом, Лара. Если тебе понадобится помощь…

— Я знаю, что могу рассчитывать на тебя, — Лара взяла его под руку, — знаешь, наверное, сейчас мне действительно нужен именно друг. Не приятель, не любовник, а только друг. Если ты согласен…

— Согласен, — без колебаний ответил Максим, — можешь на меня положиться, я хочу помочь тебе.

— Спасибо.

Они еще долго гуляли, болтая ни о чем, вспоминая о разных смешных историях, которые происходили с ними в жизни, словно намеренно отодвигая воспоминания о неприятном разговоре. Это был молчаливый уговор, хотя оба знали, что к этой теме им еще предстоит вернуться.

По дороге домой они снова молчали, каждый думал о своем. Но прощаясь, Лара сказала:

— Мне нужно подумать обо всем, что ты сказал. Это поможет мне многое понять. Многое, но не все. Ведь и ты рассказал мне не все. Давай договоримся встретиться еще раз. Выясним все до конца и не будем больше к этому возвращаться.

— Хорошо, — Максим вздохнул, — я расскажу, что знаю сам.

— Тогда приезжай завтра. Я буду ждать тебя в восемь.

— Я приеду, — Максим махнул рукой и заспешил к машине.

Лара поднялась в квартиру, прошла по комнатам, зажигая свет, включила телевизор, затем магнитофон, отправилась на кухню, зажгла газ под чайником и только после этого остановилась.

«Что я делаю? — спросила она себя. — Мне ведь это не нужно».

Она уселась на стул и достала сигареты. Немного успокоившись, она вернулась в комнаты, выключая ненужное освещение, телевизор, а затем и магнитофон. В квартире снова стало тихо и темно. Лара прошла в свою комнату, разделась, небрежно бросив одежду на спинку стула, и забралась на кровать. Нужно обо всем хорошенько подумать. Конечно, каждый человек не без греха, и она никому не собиралась о себе все рассказывать, были вещи, о которых очень хотелось забыть, но Виталий…

Она ведь действительно его не знала. Не знала, о чем он думает, какие у него друзья, какие увлечения. В этом отношении он был очень скрытный, болтал о разной чепухе, но о самом главном — ни слова. Она ведь могла никогда не узнать о том, что он посещает подобный клуб. Тут Лара совершенно терялась. Она даже не представляла, как бы отреагировала на подобное известие, если бы Виталий был жив. Но одно она знала точно: их отношения не смогли бы оставаться прежними. У нее в душе после рассказа Максима возникло какое-то отвращение к Виталию, но вместе с тем любопытство заставляло ее слушать все новые подробности.

Подробности. В этом-то все и дело. Она больше узнала о жизни Виталия, той жизни, которую он скрывал от посторонних, но это никак не объясняло его смерть. А также смерть его матери Алины Константиновны. Максим рассказал не все, но они смогут продолжить разговор. Лара потушила сигарету и забралась под одеяло.

«Все прояснится, — убеждала она себя, — этот кошмар скоро кончится».

* * *

Проснулась Лара в прекрасном настроении. Потянулась с удовольствием, обвела глазами привычную обстановку. Денек, похоже, выдался отличный, солнечные лучи, сдерживаемые занавесками, оставили на стене и на полу бирюзовые пятна. Лара вытянула руки и коснулась одного такого пятна на стене. И словно опустила руку в морскую воду. Она радостно засмеялась. Как чудесно! Целый день она может ничего не делать, бездельничать, валяться в кровати, листать какой-нибудь роман или смотреть кино. Может выйти прогуляться, а вечером ей предстоит встреча с симпатичным парнем. Нет, она не собирается заводить себе любовника так быстро, но Максим ей определенно нравился. И положа руку на сердце, гораздо больше, чем Виталий. Не было в нем нагловатой развязности. Пусть он иногда казался слишком робким, но зато не отличался и хвастливой настойчивостью. Ларе нравились его серьезность и сдержанность. А кроме того — она снова лукаво засмеялась, — он очень симпатичный парень. Чего скрывать, намного красивее Виталия.

Часы летели незаметно. Лара с удовольствием оглядела комнату. Все на месте. Теперь они будут беседовать с Максимом на ее территории. Она уже не та перепуганная женщина, которая так растерялась от страшного известия. Теперь она вполне может контролировать ситуацию. Впрочем, Максим достаточно скромен. «Скромен, — Лара насмешливо улыбнулась, — в наши дни скромность встречается так редко, в особенности у мужчин…» Иногда ей хотелось, чтобы он был посмелее. Она подошла к бару. «Божоле» вполне подойдет, а если ему захочется чего-то покрепче… На этот случай есть французский коньяк. Бутерброды, закуски также должны прийтись ему по вкусу. Однако это все мелочи, как говорят французы: «UNE BAGA-TELLE», вот именно, пустяки. Но ей нужно привести себя в порядок. Пусть это домашняя обстановка, но выглядеть Лара должна отлично.

Она подошла к платяному шкафу. Нет, вечерние платья не годятся. Костюмы тоже отпадают, все-таки она не на прием собирается. Мелькнула соблазнительная мысль одеться по-спортивному: маечка и шорты. Нет, не годится! Это будет выглядеть слишком фривольно. Пожалуй, вот что подойдет. Она редко надевала это платье, подарок матери, та привезла его как-то из Парижа. Оно казалось Ларе немного простоватым: нежный, чуть синеватый фон и огромные голубые цветы по нему. Очень украшал его большой низкий воротник, но все же Лара надевала платье редко, и лишь из желания угодить матери. Но теперь она достала французский подарок и примерила его.

Очень неплохо. Как раз подходит для такого вечера. Теперь соответствующий макияж… Лара тщательно наложила последние штрихи и оценивающим взглядом окинула себя в зеркале. Максиму должно понравиться.

А сейчас, чтобы занять себя, можно полистать журнальчик или позвонить какой-нибудь приятельнице. Марине? Ну это гарантия, что через час она не освободится. У Марины всегда куча новостей и сплетен, причем самых свежих. Можно позвонить Анне, но разговор с ней займет от силы пять минут. Она совершенно не переносит беседы по телефону. Может, лучше позвонить Анке и попросить, чтобы она как-нибудь заехала. Уже без колебаний, Лара набрала ее номер. Гудки, гудки… Не везет, видимо, ее кузина отправилась куда-то по своим делам или проводит вечер с очередным кавалером, а возможно, сидит в архиве, листая скучные дела, готовясь к какому-нибудь процессу. Кто знает. Но в любом случае, Анка времени не теряет.

Лара положила трубку и чуть не подскочила, потому что телефон тут же зазвонил.

«Кто же это может быть?» — гадала она поднимая трубку.

— Да, — ответила Лара, — слушаю.

— Наконец-то, — выдохнул знакомый голос, — а то все занято и занято.

— Что-то случилось, папа? — Лара сразу насторожилась.

— Нет, Ларочка, ничего не случилось, — голос отца звучал уверенно, как обычно, — решил тебе позвонить, узнать, все ли у тебя в порядке.

— Да, — отозвалась она, — у меня все хорошо.

— Ты бы приехала к нам, дочка, — голос отца стал мягче, — поговорили бы, у меня сегодня как раз свободный вечер.

— Извини, папа, — пробормотала Лара, — спасибо тебе, конечно, но как раз сегодня я не могу.

— Если это какая-нибудь твоя вертихвостка, то встретишься с ней в другой раз, — он умел быть настойчивым.

— Нет, папа, — торопливо перебила его Лара, — нет. Если бы я договорилась с кем-то и: подруг, даже с Анной, то непременно бы по звонила ей и все отменила. Я бы смогла при ехать, но понимаешь…

— Раз ты не можешь отменить свидание, значит, это для тебя важно. Ты встречаешься с молодым человеком? — спросил отец.

— Да, — Лара замялась, — но ничего серьезного. Он просто друг.

— Понятно, — голос отца снова стал твердым, — наверное, ты знаешь, что делаешь. И, надеюсь, он человек порядочный.

— Да, — Лара кивнула, хотя отец и не мог ее видеть. — Может быть, я даже вас как-нибудь познакомлю, и ты в этом сам убедишься.

— Ладно, дочка, не буду больше тебя задерживать. Позвони мне на этой неделе в офис, а если хочешь, то приезжай.

— Спасибо, папа, ты у меня самый лучший. — Лара положила трубку.

Отец, наверное, никогда не изменится. Он всегда гораздо больше интересовался делами дочери, чем Айша Каримовна. Но при этом ни нотаций, ни нравоучений, ни криков. Да узнай мать, что она встречается сегодня с Максимом, так непременно бы бросила все дела и примчалась сюда, чтобы узнать, что и как. За этим бы последовала неизменная сцена, устраивать которые мать была мастер. Впрочем, сейчас она изменилась. Замкнулась как-то, ушла в себя. Лара по-прежнему виделась с ней редко, но у Айши Каримовны словно сломался какой-то внутренний стержень. Она говорила о чем-то, а мысли ее были в это время где-то далеко.

— Она переживает за тебя, — объяснил отец.

Ларе было стыдно оттого, что она сама не переживала так сильно. Смерть Виталия, бесспорно, нанесла удар, по всей ее привычной жизни, но она пыталась оправиться, а вот мать, похоже, оправиться не могла.

Лара поежилась. Конечно, Айша Каримовна — не сахар, но теперь она даже чем-то пугала дочь. Не хотелось видеть глаза человека, опустошенного горем. Лара понимала, что поступает как последняя эгоистка, но старалась пореже бывать в доме родителей. А если она захочет встретиться с отцом, то всегда можно заехать к нему в офис. И как бы он ни был занят, несколько минут для обожаемой дочери все равно найдет. Она подошла к столу и достала из пачки сигарету.

Телефонный звонок отца немного изменил ее настроение. Не хотелось вспоминать о матери и об их последней встрече. А раз так, то она просто решила выкинуть проблемы с родителями, вернее, с матерью, из головы и думать только о чем-то приятном. Например, о предстоящей встрече с Максимом.

Она подошла к окну и отодвинула занавеску. Чудесный денек подходил к концу, не обманув ее ожиданий, да и вечер выдался на редкость погожим. Лара уселась на подоконник, подобрала ноги и стала смотреть на улицу. Ее мысли были легкими как облачка, что плыли в густеющем фиолетовом небе. Но на улице все еще многолюдно. Мальчишки-школьники галдели на весь двор, пиная старый красный мяч, при этом возбужденно что-то доказывая друг другу. Молодые мамаши сидели на скамеечках, наблюдая за своими непоседливыми отпрысками и обсуждая очередную серию популярного сериала. А у мужиков, что собрались вокруг столика и наблюдали за игрой в «козла», страсти в самом разгаре. Это подтверждали и постоянные выкрики, не всегда печатные, но идущие из глубины души. "Похоже, в этом мире ничего не меняется, — с какой-то мимолетной грустью подумала Лара, — пройдет хоть пятьдесят лет, хоть сто, а во дворе все так же будут носиться мальчишки, сидеть мамаши да мужики забивать «козла».

Мысли Лары неожиданно перекинулись на Виталия, вернее, на то, о чем рассказал Максим.

Нет, Виталий никогда не старался казаться лучше, чем есть на самом деле. Он ведь сразу предупредил ее, что привык мыслить просто и избавлен от многих комплексов. Видимо, это «отсутствие комплексов» иногда заставляло его пялиться на какую-нибудь грудастую телку и с восхищением говорить Ларе: «Ты только посмотри! Вот это булки у нее!» Сначала Лару это шокировало, она возмущалась, но постепенно стала понимать, что его уже не переделаешь. Восхищается и готов своим восхищением поделиться с любым человеком. Но это еще мелочь, бывало и похуже.

Однажды она застала его за просмотром порнокассеты. Ничуть не смутившись, он потянул ее за руку и усадил рядом с собой. «Ты только посмотри, — повторял он, — что вытворяют. Вот это телки!» Через некоторое время он шумно засопел, его руки стали жадно шарить по ее телу, он стал торопливо стаскивать с нее одежду. Она не разделяла его лихорадочной торопливости, но в то же время не слишком и противилась. «Давай как там, — предложил он, — доставь мне удовольствие». Лара не была ханжой, но некоторые вещи были слишком неприятны. Но Виталий настаивал, и вскоре она начала сопротивляться. Его, похоже, это только еще сильней заводило. «Пусти! — закричала Лара. — Пусти меня!» Он как-то сразу обмяк, сжался и отпустил ее. Швырнув ей одежду, зло бросил «дура» и ушел в ванную.

Лара торопливо оделась и покинула его квартиру. Она не поехала сразу домой, а зашла в модный салон и провела там пару часов. Ее почему-то тянуло снова заехать к Виталию. Хотелось посмотреть, как он отреагирует на ее появление. Никак! На ее появление он никак не реагировал, так как в это время трахал какую-то длинноногую крашеную девку, которая в процессе акта смачно ругалась. С экрана по-прежнему доносились стоны и вскрики. Лара остолбенела у приоткрытой двери, а Виталий, хотя и заметил ее, продолжал обрабатывать девицу. Лара развернулась и бросилась вон. Увиделись они лишь через несколько дней. Лара ждала объяснений, извинений, но, видимо, это даже не приходило ему в голову. Пожалуй, впервые за все время их знакомства она задумалась над тем, стоит ли вообще продолжать их отношения. Она сильно колебалась, но затем со свойственным ей конформизмом все же решила, что люди могут по-разному проявлять себя, в том числе и в сексуальной сфере.

Она колебалась, и когда Виталий сделал ей предложение. Подспудно она боялась того, что ситуация повторится. Но, как и раньше, прогнала от себя неприятные мысли. «Лучше уж узнать о нем все сейчас, — думала она, — чем получить потом сюрприз». Лара действительно наивно полагала, что знает о нем все. Но его неожиданная смерть показала, насколько сильно она заблуждалась. Он оказался не таким открытым, как она себе представляла. Его болтливость, выходило, имела очень строгие рамки. Он мог часами говорить о пустяках, но главное умело скрывал… Возможно, мать была гораздо дальновиднее ее, считая, что Лара весьма наивна в своем отношении к Виталию.

Несколько раз ей в голову уже приходила мысль о том, что было бы с ними, не закончись все так трагично в клубе. Виталий получил бы свою порцию острых ощущений, прошел бы через «умирание», познал бы невиданное наслаждение, а затем преспокойно вернулся бы к ней, к Ларе. Но, попробовав запретное один раз, он ни за что бы не остановился. И когда они узаконили бы свою связь, не стал бы отказываться от своих привычек. Поразвлекшись в клубе, он возвращался бы к ней исполнять скучнейший супружеский долг. Она пыталась думать об этом равнодушно, но не могла. Больше всего ее выводило из себя то, что она была для него не больше чем очередная красивая игрушка. Виталий и жениться на ней решил, очевидно, из-за того, что хотел обладать игрушкой постоянно и постоянно же хвастаться ею перед приятелями и знакомыми.

Лара прижала пальцы к вискам. Думать об этом было невыносимо, тем более признаться самой себе, что все это правда. Она никогда не занимала в жизни Виталия хоть сколько-нибудь значительного места. Ее место было после его приятелей, работы, развлечений, любовницы. Даже о любовнице он думал гораздо больше, чем о ней. А ей отводилась весьма скромная роль. И это даже после того, как ее стали воспринимать в качестве будущей жены Виталия. Пожалуй, Лара стала бы занимать такое же место при Виталии, как Алина Константиновна при Викторе Мефодиевиче. Жила бы тихо скромно, наподобие серой мышки, и никто бы не обращал на нее никакого внимания. У Виталия была бы его работа, его знакомства, после женитьбы осталась бы и личная жизнь, которой она не имела бы никакого представления.

Она отошла от окна, откуда слышались веселые голоса и смех. Лара подошла к столу и достала из пачки сигарету. Анка ни за что бы не стала мириться с таким положением. Она или подчинила бы себе Виталия, или послала бы его ко всем чертям. Но Лара… Лара понимала, что она так поступить бы не могла. Ее холодная сдержанность, некоторая отстраненность, нежелание слишком сильно сближаться с людьми помешали бы ей это сделать. Она понимала и то, что не могла бы подпустить к себе Виталия слишком близко. Он стал бы ее мужем, но никогда не стал бы по-настоящему близким человеком. А ей так часто хотелось участия и тепла.

В своей жизни она знала только двоих, с кем могла говорить доверительно. Кузина Анка прекрасно понимала ее, иногда даже лучше, чем она сама. Но Анка не привыкла деликатничать, и нередко от ее замечаний хотелось спрятаться куда-нибудь подальше. А вот Крон был деликатным. Только с ним Лара чувствовала себя по-настоящему свободной. Она могла не бояться неосторожных слов или поступков, потому что Крон принимал ее такой, какая она есть, со всеми ее достоинствами и недостатками. К остальным же Лара относилась с прохладцей. Но вот появился Максим. И Лару непроизвольно потянуло к нему. Она понимала, что знает о нем слишком мало — практически ничего. Но в глубине души была уверена, что может ему доверять. Интересно, могло бы у них что-нибудь получиться, если бы они встретились при других обстоятельствах? «Мы бы все равно рано или поздно встретились, — сказала себе Лара, — нам просто невозможно было не встретиться». Волна тепла захлестнула ее, и она почувствовала себя счастливой. Такой счастливой, как когда-то с Кроном. Но теперь это было другое…

От размышлений Лару отвлек звонок. Она взглянула на часы. Ровно восемь. Какая точность. А за дверью стоит он с букетом пышных роз. Как всегда безукоризненно причесанный, чисто выбритый, в дорогом костюме, при галстуке, с едва заметным запахом дорогого французского одеколона. Лара пыталась иронизировать, но поймала себя на том, что волнуется. Волнуется гораздо сильнее, чем ей хотелось бы. Она положила на стол так и не раскуренную сигарету, одернула платье и пошла открывать.

На секунду задержалась перед зеркалом, чтобы поправить прическу и еще раз оглядеть себя. Ей хотелось очаровать Максима. Лара улыбнулась своему отражению и открыла дверь. На пороге стоял Максим, чуть заметно улыбаясь, в руках у него был пышный букет роз.


ЦВЕТ ЧЕТВЕРТЫЙ. ЗЕЛЕНЫЙ

В городе Паталипутре правил царь Индрадатта. И однажды услышал он про мудреца Канабхути. Повелел царь явиться Канабхути ко двору, чтобы стать у него министром. Но злобный Вьяди, который сам мечтал стать министром, решил вмешаться в планы царя. Канабхути приехал в город Паталипутру и поселился со своей женой и слугами в красивом доме. Устроившись на новом месте, поспешил он на службу к царю. Но Вьяди встретил его возле своего дома и пригласил в гости. Не подозревал Канабхути о замыслах злобного Вьяди и принял приглашение. Угостил его Вьяди крепким вином, и упал Канабхути, одурманенный питьем. А Вьяди велел слугам снять с него одежду, а взамен ее нацепить лохмотья, измазать его сажей и вынести прочь из сада. Сам же он надел одежды Канабхути и поспешил во дворец. Милостиво встретил его царь и назначил своим министром. Побыв во дворце, лже-Канабхути отправился домой, где дожидалась жена, красавица Сундари. Кинулись навстречу господину своему слуги, но Сундари сразу увидела, что перед ней не Канабхути. Не стала она подавать виду, велела слугам, чтобы они позаботились о своем господине и накормили его. А ночью явился лже-Канабхути к Сундари, но отвергла она его, сказав, что не примет чужого мужчину. «Я Канабхути, — настаивал тот, — я твой муж». — «Мой муж в первую стражу всегда выходил на террасу, — сказала хитроумная Сундари, — стоял на одной ноге и кричал петухом». Ушел от нее лже-Канабхути, отправился на террасу, встал на одну ногу и закричал петухом. Испуганные слуги прибежали к хозяйке, но она их успокоила. На следующую ночь опять явился к Сундари лжемуж. Но сказала она ему, что ее муж во вторую стражу вытаскивал кость и грыз ее, как собака. И снова слуги удивлялись поведению своего господина, но Сундари успокоила их. На третью же ночь поведала она, что муж ее на рассвете выходил из дома и валялся в отбросах, подобно свинье. Опечаленные слуги пришли к своей хозяйке и поведали, что злые ракшасы похитили разум у ее мужа. Объявила тут Сундари лже-Канабхути, что не может жить с сумасшедшим. Разгневался он и поспешил к царю с жалобой на свою жену. А Сундари надела красивые одежды, взяла с собой слуг и тоже поспешила во дворец. Жаловался лже-Канабхути царю на то, что отвергает его жена, а тут и явилась Сундари. Поклонилась она царю и попросила у него защиты. Рассказали слуги о том, что вытворял их господин, и задумался царь. Но тут вошел один из слуг и сказал, что у ворот стоит нищий в лохмотьях, который называет себя Канабхути. Велел царь привести этого нищего. Узнала Сундари своего мужа и бросилась к нему. И слуги окружили своего господина. Указал Канабхути на нового министра и сказал царю: «Это Вьяди, один из твоих слуг, он одурманил меня и лишил одежды». Царь Индрадатта повелел изгнать Вьяди из города. Он оказал всякие почести Канабхути и наградил его верную жену Сундари.

Сомадева. «Океан сказаний».

ГЛАВА 9

Лара смеялась. Максим умел быть милым и забавным. Его истории были смешными и остроумными. Он не старался перевести разговор на саму Лару, не говорил о себе, как делают многие молодые люди, не хвастал своими успехами. Лара не жалела, что пригласила его, она чудесно провела время. Но ее все время неотвязно грызла мысль: «Это все хорошо, даже очень хорошо, но ведь нужно говорить о деле. В прошлый раз я узнала не все. Надо продолжить разговор…» Надо, но Максим сыпал шутками. Лара смеялась и никак не могла заставить себя говорить о неприятном.

— Может, еще вина? — предложила она.

— Нет, — Максим качнул головой, — вина, пожалуй, достаточно.

— Тогда я сварю кофе, — она поднялась.

— Я помогу, — Максим тоже встал.

— Сиди, — Лара махнула рукой, — уж с кофеваркой я смогу управиться.

— Я только хотел побыть с тобой, — смутился он.

— Я быстро, — Лара немного растерялась. — Слушай, поставь музыку, там у меня много дисков, выбери то, что тебе нравится.

— Может, лучше то, что нравится тебе, — он сделал ударение на последнем слове.

— Нет, — она мотнула головой, — хочу узнать твои вкусы.

Максим кивнул и подошел к полочке, где у Лары хранились диски. Она отправилась на кухню, чтобы немного побыть одной, привести свои чувства в порядок. Да, Максим ей нравился, даже больше, чем она хотела. Ее тянуло к этому застенчивому парню, который смотрел на нее влюбленными глазами. В этом Лара не могла ошибиться. И вся ее холодная расчетливость, вся ее отстраненность и недоступность куда-то делись, отступили на задний план. Она хотела видеть Максима рядом и боялась признаться себе в этом. Он слишком хорош после Виталия. Но он также был и его другом. А Виталий любил хвастать. Не исключено, что он делился интимными подробностями их романа. Лара сжала кулаки. Максим кажется скромным, но она не уверена в том, что он про себя не оценивает ее, вспоминая рассказы Виталия. Лара судорожно вздохнула, она ведь даже не знает, на какую еще мерзость был способен ее бывший жених. А из-за этого долго не сможет доверять мужчинам, даже таким, как Максим.

Она смотрела, как закипает кофе, но у нее не было сил подняться со стула и выключить газ. Максим успел вовремя. Он появился бесшумно, быстро сориентировался, разлил кофе по чашкам и лишь затем повернулся к Ларе.

— Что случилось? — мягко спросил он. — На тебе лица нет. Вспомнила о чем-то плохом?

— Да, — кивнула она.

— Не надо, Ларочка, — он быстро подошел и осторожно сжал ее пальцы в своих ладонях, — не надо думать ни о чем плохом, все плохое уже позади. Пройдет время, и ты все забудешь. Только не вспоминай об этом, не трави себя.

Она и не заметила, как прижалась лицом к его груди, слушала, как глухо стучит его сердце, а он тихонько гладил ее волосы. Ларе стало уютно и спокойно, и так не хотелось уходить из теплых, надежных рук. Она вздохнула и слегка отстранилась.

— Кофе остыл, — сказала она, поднимая лицо и глядя на Максима.

— Ничего, — он улыбнулся, — значит, будем пить холодный.

Но про кофе они забыли, когда снова очутились в комнате. Максим предложил немного потанцевать, она согласилась.

Лиловатые сумерки сгущались за окном, в стекло барабанил частый настойчивый дождик. Максим подвел Лару к дивану, но рук ее так и не выпустил. Они сидели обнявшись, не зажигая света, лишь мерцал зеленый огонек индикатора магнитолы.

— Жаль, — тихонько сказала Лара.

— Мне тоже, — так же тихо отозвался Максим, — жаль, что заканчивается этот чудесный вечер, жаль, что я так и не смог тебя развеселить.

— Это и не нужно, — она улыбнулась, — все было замечательно.

— Но, — продолжил он, — мы так и не поговорили. Я знаю, что ты хотела бы спросить меня о Виталии, ждала, что я расскажу что-то еще. Но мне так не хотелось портить вечер.

— Мне тоже, — призналась она, — и будь моя воля, не стала бы даже и спрашивать. Но понимаешь, Максим, что-то во всем этом есть странное. Я пыталась разобраться, но ничего не получается. Все время словно наталкиваюсь на пустоту. Если Виталий перешел кому-то дорогу, то зачем нужно было подстерегать его в клубе, не проще ли встретить в подворотне или еще где-нибудь. Но в клубе все обставили так что это выглядело как несчастный случай, то есть вроде бы никакого убийства не было.

— Верно, — согласился Максим, — я думал о том же. Мы с тобой мыслим удивительно одинаково. Если это убийство, то непременно должна быть причина.

— Но никакой причины нет, — Лара в упор смотрела на молодого человека.

— Или мы ее не знаем, — мягко возразил он. — Мне не хотелось бы об этом говорить, но происходит что-то не только странное, но и не слишком приятное.

— Подожди. — Лара высвободилась из объятий Максима, пересекла гостиную и решительно щелкнула выключателем. — Рассказывай, — потребовала она. — Пусть неприятное, но все лучше, чем неизвестность.

Максим щурился от яркого света, моргал, привыкая. Лара жестом попросила его сесть поближе к столу.

— Не пугай меня, — проговорила она, — но расскажи все, что знаешь.

— Не так уж и много я знаю, — он развел руками, — начнем с первого. Когда Виталия убили, то я не мог сразу в это поверить. Потом были похороны. Отец, понятно, держался, а вот мать… Ее было очень жаль. Единственный сын, ужасная потеря. Потом прошло дня два или три. Я шел как-то по улице Некрасова, где дом, в котором жил Виталий, и что-то меня подтолкнуло зайти туда. Года три, наверное, назад он уезжал отдыхать куда-то на Средиземноморье и оставил мне ключи от своей квартиры. Мол, меня не будет, пользуйся, если какая телка подвернется.

Лара вздрогнула.

— Я тебя чем-то задел? — сразу спросил Максим. — Извини, мне следует подбирать слова.

— Нет, — Лара качнула головой, отгоняя воспоминания, — не нужно, ты сейчас это так произнес, Виталий сказал бы именно так, даже если бы разговор шел при мне. Мне показалось даже, что я услышала его голос. Продолжай, я слушаю.

— Да, собственно, и продолжать-то нечего. Ключи он мне впихнул, поухмылялся и уехал. Я тогда много работал, не до развлечений как-то было. Потом Виталий приехал, я хотел вернуть ему ключи, но он отмахнулся: пусть, мол, у тебя пока побудут, может, пригодятся. Понятно, что я ими не пользовался и у Виталия бывал не так уж часто. А тут вот кольнуло, решил зайти и все. Я съездил домой, ключи эти нашел, дождался вечера и отправился туда. Не по себе было, словно вор какой. Думал еще: а вдруг отец уже квартиру продал или там кто-то находится, что я тогда скажу? Почти у самых дверей чуть назад не повернул.

— Но все-таки вошел? — Лара лукаво посмотрела на Максима. — Не тяни, а то я умру от любопытства.

— Нет, — он грустновато улыбнулся, — от любопытства еще никто не умирал, истории такие случаи неизвестны. В общем, вошел я туда, свет включил, огляделся. Знаешь, что я там увидел?

— Что, — Лара подалась вперед, — ты там что-то нашел?

— В том-то и дело, — Максим слегка похлопал ладонью правой руки по столу, — я ничего не нашел. Но до меня там уже кто-то был и что-то искал. Причем искал упорно. Все вещи переворошил, из ящиков все выгреб, да так и свалил кучей. В комнатах был полный разгром. Я не знаю, что там искали, но видимо, что-то очень важное или ценное.

— А это не могли быть родители? — предположила Лара. — Его отец, к примеру?

— Не думаю, — ответил Максим. — Конечно, родители могли приехать на квартиру сына и искать там какую-то вещь… Но они бы не стали оставлять после себя такой беспорядок, даже если бы очень сильно торопились. Все было перевернуто, понимаешь. Пусть они не смогли убрать за собой в тот день, значит, сделали бы это на следующий. Нет, в квартире был кто-то чужой. Он что-то искал и старался управиться побыстрее. А уборкой утруждать себя не стал. Бросил все и ушел.

— Ничего себе, — проговорила Лара, — но если так, то появляется и причина. Возможно, у Виталия было что-то важное, то, что понадобилось неизвестным. Они потребовали у него эту вещь, он отказался ее отдать. Его убили, а затем стали эту вещь искать.

— Как версия вполне годится, дорогой Шерлок Холмс, — согласился Максим, — хоть я и не силен в детективах. А у меня ведь еще одна новость есть, напоследок, так сказать.

— Что за новость, — Лара. заинтересованно повернулась к нему, — но если ты снова начнешь испытывать мое терпение, ходить вокруг да около…

— Не начну, — заверил Максим, — но это больше из разряда странного. Я после работы иногда захожу в бар «Зазеркалье». Знаешь, на проспекте Летчика Поспелова?

— Кажется, — Лара дернула плечом, — название знакомое.

— Виталию этот бар очень нравился, — продолжал Максим, — и он часто там бывал. Так вот я однажды увидел там Виталия уже после его смерти, живого и здорового. Сидел себе и пиво дул, как ни в чем не бывало. Я прямо ошалел от этого. Глазам своим не поверил. Потом подумал, что парень просто похож. Тогда он быстренько оттуда ушел. Потом я еще пару раз видел его мельком, а вот вчера я тоже туда зашел, посидеть, подумать. Тебя вспоминал.

— Спасибо, — вставила Лара, — и что дальше было?

— То, что этот парень совсем недалеко от меня оказался и я его хорошенько рассмотрел.

— Похож?

— Похож не то слово. Похож довольно сильно, но дело не в этом. Да, у него прическа такая же, глаза, родинка на щеке. Самое странное — его ведь кто-то назвал по имени — Виталием, а он повернулся и так лениво ручкой в ответ помахал.

— Виталий… — начала Лара, — не понимаю.

— Нет, — поспешил заверить ее Максим, — конечно, это не Виталий. Я хорошо его знал, поэтому точно могу сказать, что это не он. Но если кто-то знал его недолго, был с ним едва знаком, то вполне мог и купиться.

— Но зачем этот человек отозвался на имя «Виталий»? — удивленно спросила Лара. — Смысл какой?

— Не знаю, — честно признался Максим, — но, видимо, кто-то играет в свою игру и решил намеренно выдавать себя за Виталия.

— Голова идет кругом, — призналась Лара, — я ничего не понимаю. Сначала мы с тобой придумали вещь, которую якобы кто-то искал, теперь появляется неизвестный, который выдает себя за Виталия. Чушь какая-то, полный бред.

— Да, — согласился Максим, — непонятного слишком много, можно придумывать любые версии.

— Знаешь, — сказала Лара, — у меня есть кузина Анка, — она немного замялась, но затем продолжала:

— Я ей все расскажу и попрошу совета. Она ведь профессиональный юрист.

— Давайте встретимся, — у Максима заблестели глаза, — может, она взглянет на все это новыми глазами.

— Не знаю, — Лара смутилась, — может, лучше я сама… поговорю с ней.

— Но почему? — возразил Максим, но тут же осекся и хлопнул себя рукой по лбу.

Затем быстро приблизился к Ларе и осторожно взял в ладони ее пылающее лицо.

— Ларочка, — сказал он, склоняясь к ней, — какой бы ни оказалась твоя замечательная кузина, я понял, что ты для меня самая красивая, самая чудесная и самая желанная девушка.

— Это правда? — Она посмотрела ему прямо в глаза.

— Правда, — ответил он и теснее прижал ее к себе, — я даже мечтать о тебе не мог. Но теперь вижу, что я все-таки тебе не безразличен.

— Хочешь остаться? — спросила она напрямую.

— Очень хочу, — признался он, — но боюсь торопить события. И еще я не хочу тебя ни к чему принуждать. Все будет так, как ты захочешь и когда захочешь… Если нам суждено быть вместе, то мы будем вместе, а если… — он не договорил и, прижав к себе ее голову, приник губами к волосам. — Мне хотелось бы верить, что у нас все получится. Я никогда не встречал такой девушки, как ты. И ни за что на свете не хотел бы тебя потерять. Звони своей Анке, договаривайся о встрече, обещаю, что даже не буду на нее смотреть, словно передо мной не красивая девушка, а здоровенная зеленая жаба.

— Почему жаба? — Лара улыбнулась.

— Сказал самое противное, что только пришло в голову, — ответил он. — Обещай мне, что сейчас ляжешь спать и не будешь думать ни о чем плохом. Когда мы встретимся?

— Может, послезавтра? — предположила Лара.

— Хорошо, — Максим кивнул, — а я прямо с этого момента стану ждать нашей следующей встречи. Так ты обещаешь, что не будешь думать ни о чем плохом?

— Обещаю, — ответила она.

«Обещаю», — повторила про себя Лара, закрывая за Максимом дверь. Она прошла в гостиную, где на столе стояли чашки с остывшим кофе. Дотронулась кончиками пальцев до бутонов. Она не угадала. Розы, которые принес Максим, были нежно-розовыми. «Посмотрим, — она усмехнулась, — что он скажет, когда увидит Анку. Еще интереснее, что скажет сама Анка. Если Анка захочет его увести, то она, как обычно, не сможет ничего сделать. И все-таки немного жаль…» Теперь она могла признаться себе, что Максим ей очень нравился, и она пожалела, что осталась этой ночью одна.

ГЛАВА 10

— Дура! — заявила кузина, лишь только выслушала рассказ Лары. — Дура набитая. Как только тебя угораздило?

— Что угораздило? — не поняла Лара.

— Связаться с этим Виталием, — отрезала Анка, — но тебя, видно, судьба бережет. Его теперь нет. Так живи и радуйся. Любой нормальный человек именно так и поступил бы. Так ведь нет, тебе зачем-то надо все выяснять. Скажи, что от этого изменится?

— Может быть, ничего и не изменится, — не сдавалась Лара, — но, согласись, все это довольно странно. И почему я не могу узнать больше?

— Потому что не нужно лезть в этот гадюшник, — взорвалась Анка, — мало тебе, что кто-то ухлопал и Виталия, и его мать, возможно, и самому Великанову бы не поздоровилось, не умотай он вовремя за границу. Лара, пойми, я же о тебе беспокоюсь. Тебе совсем не обязательно в это впутываться. Если так не терпится что-то узнать, то обратись к частному детективу, пусть он для тебя что-то накопает.

— Не верю я всем этим частным детективам, — призналась Лара, — это только в сериалах они самые невероятные преступления раскрывают, а в жизни…

— И я не верю, — подал голос Максим, который до этого скромненько помалкивал.

— Если детективы вас не устраивают, — ядовито заметила Анка, — то отправляйтесь со всеми своими теориями в милицию, но сразу предупреждаю, там ненормальных не любят.

— А кто их любит, — заметил Максим, косясь на игрушку, что сидела рядом с Анной.

Ларе очень хотелось рассмеяться, но она сдержалась. Все ведь могло сложиться совсем не так. Она договорилась с кузиной о встрече, сказала, что будет один молодой человек и у них есть для Анки новость. Кузина приехала. Веселая, остроумная, в модном черном костюме от Диора и сногсшибательной шляпке, которая удивительно ей шла. Лара тоже постаралась не подкачать. Подумав, что Анка, обожавшая темную палитру, явится скорее всего в черном, решила для контраста подобрать что-то светлое. Нежно-бежевый костюм, кремовая блузка с ручной вышивкой по воротнику и манжетам. Плюс соответствующий макияж в бежево-розовых тонах. Она осталась собой довольна.

Анка явилась за полчаса до назначенного срока.

— Не могла что-то поярче найти, — посетовала она, — выглядишь бледненько. — Но Лара пропустила шпильку мимо ушей.

Максим явился точно в назначенное время.

Церемонно раскланялся, преподнес Ларе орхидеи. Она видела, как заблестели у Анки глаза. Дару этот блеск обмануть не мог, она поняла, что кузина положила глаз на Максима. Та призывно улыбалась, разглядывая ладную фигуру парня, одетого в кремовый костюм и бордовую рубашку. Но Максим сам все испортил. Он открыто улыбнулся Анне, сказал:

— А вы очень милая, хотя черный цвет вам и не идет, — и протянул ей пакет со словами:

— Это вам.

Лара видела, как Анка задохнулась от возмущения, даже записные хамы воздерживались от комментариев по поводу ее гардероба, а тут такое. Но кузина сдержалась, более того, нашла в себе силы поблагодарить Максима и взяла пакет. Не церемонясь, она прошла в комнату и попыталась извлечь содержимое.

Лара вошла чуть позже и услышала лишь приглушенный Анин стон. На диване валялась огромная плюшевая жаба. Зеленая с темными крапинками, желтым брюшком и янтарными глазами.

— Это что, намек? — Лара видела, как Анка изо всех сил старается сдержаться.

— А я думал, вам понравится, — простодушно заявил Максим, — искал что-то пооригинальнее, полгорода обегал, пока нашел.

— В этом вы преуспели, — придушенным голосом сказала Анна, — хорошо хоть не розовый слон и не голубой бегемот. Тоже было бы весьма оригинально.

— А я так надеялся, что вам понравится. — Максим попытался скроить унылую физиономию. — Теперь меня будут терзать угрызения совести.

— Пусть они терзают вас подольше, — мстительно прошипела Анна. — Это последний сюрприз на сегодня или будет что-то еще?

Лара пообещала, что сюрпризы еще будут, и начала рассказывать.

— Ладно, — проговорила наконец Анна, — если не хочешь послушать умного совета и бросить все, то обратись хотя бы к Кронецкому, он же мент. Вот он тебе в два счета поможет, но сама не суйся куда ни попадя.

— А кто такой Кронецкий? — поинтересовался Максим.

— Мой старый приятель, — торопливо ответила Лара и покраснела, — мы вместе в школе учились.

— А также бывший любовник, — Анка широко улыбнулась, — помнится, он очень тебе нравился. Гораздо больше, чем все остальные.

— Что было, то прошло. — Лара встала. — Пожалуй, самое время сварить кофе.

— Я помогу, — вызвался Максим.

— Не надо, — ответила Лара и быстро скрылась на кухне.

Когда она возвратилась, Анка небрежно курила, также небрежно покачивая туфелькой. Максим смотрел в окно. При появлении Лары он подскочил, отобрал у нее поднос и принялся заботливо расставлять чашки.

«В чем дело? — гадала Лара. — Анка умеет нравиться, никогда в обществе мужчины она не сидела с таким надутым видом. Что такое он умудрился ей сказать?»

А Максим уже успел разлить кофе, пододвинуть его Анке и произнести:

— Ваш кофе, кузина.

— Я кузина, но не вам, — огрызнулась та, — и перестань валять дурака, это становится противно.

Лара похолодела. Анка обращается к нему, как к старому знакомому, так зачем же вся эта комедия?…

— Я подумала над твоим предложением, — сказала она сухо, — пожалуй, я сегодня же позвоню Кронецкому. Действительно, пусть разбирается, он ведь как-никак профессионал.

— Давно пора, — откликнулась Анка и поднялась, — спасибо за кофе, но мне уже пора.

— Так рано? — удивилась Лара. — Побудь еще.

— Не могу, — кузина перекинула ремешок сумочки через плечо, подхватила зонтик и шляпку, — у меня сегодня еще одно неотложное дело. — Она махнула рукой и скрылась за дверью.

— Позвони, — попросила ее вдогонку Лара.

— Обязательно, — донесся до нее насмешливый голос кузины.

Лара прошла в комнату, села на диван на место Анки и рассеянно погладила плюшевую жабу, не зная, что сказать.

— В чем дело? — Максим присел рядом с ней и обнял ее за плечи. — Я что-то сделал не так, Ларочка?

— Как тебе кузина? — спросила она, глядя ему в глаза. — Только честно.

— Если честно, — Максим взъерошил волосы, — то я ее не разглядел, что-то черное — колючее — злое. Но вполне допускаю, что она может оказаться неплохим работником и даже неплохой родственницей.

— А к тому же она еще и очень неплохая любовница, — Лара взглянула на Максима. — Скажи, вы не встречались раньше?

— Нет, — ответил он, крепче прижимая Лару к себе, — не встречались. Да, собственно, и не могли встречаться. Она совершенно не в моем вкусе. Слишком напористая и привыкла доминировать.

— Значит, если бы я была напористой…

— Ты это ты, — ответил Максим, — ты можешь быть какой угодно, но хуже от этого не станешь.

— А почему Анка говорила с тобой так, словно вы давно знакомы?

— Потому что, когда ты варила кофе, мы с ней кое-что выяснили, поговорили, так сказать, по душам. Вот и все.

— Нет, не все. — Лара согнутым указательным пальцем постучала Максима по лбу. — Я никогда ее такой не видела. Сначала эта лягушка, затем ваш якобы разговор… Анка ушла злая и вздрюченная, хотя всегда умеет держать себя в руках.

— А я думал, тебе понравится, — Максим похлопал жабу по плюшевому боку. — Я ведь почти весь вечер только на нее и смотрел, чтобы не вызывать отрицательных эмоций.

— Как ты ее еще кофе не стал угощать, — засмеялась Лара. — Немудрено, что Анка разозлилась. А если ты еще и сказал ей…

— Ничего такого я не говорил, — запротестовал Максим. — Обменялись парой фраз, и все, к тому же вполне корректных. Знаешь, меня ведь твоя кузина нисколько не волнует. Меня, честно говоря, гораздо больше волнует твой бывший приятель. Как его… Кронецкий…

— У нас с ним давно все кончено, — сказала Лара, — беспокоиться не о чем. Особенно тебе.

— Он очень тебе нравился? — Максим смотрел в сторону. — Можешь ответить?

— Пожалуй, нравился, — ответила Лара, тщательно подбирая слова. — Он был совсем не такой, как другие. Его интересовало, что я думаю, что чувствую. Но…

— Продолжай, — попросил Максим.

— Как бы то ни было, в одну реку нельзя войти дважды.

— Ты уверена? — Максим склонился к ней. — Иногда человеку хочется все вернуть, попробовать еще раз.

— Уверена, — твердо ответила Лара. — Возможно, когда-то у нас могло бы что-то получиться, но мы давно упустили свой шанс, а теперь уже поздно.

— Не жалей, — посоветовал Максим, — иногда нам кажется, что мы что-то теряем, что-то упускаем, но судьба обязательно взамен дает нам что-то другое. И это другое не всегда хуже.

— Наверное, ты прав. Не стоит жалеть о прошлом.

Больше они к этой теме в тот вечер не возвращались. Им нашлось, о чем поговорить. Лара проснулась ночью, на циферблате часов высвечивались цифры 03:14. Она осторожно убрала руку спящего мужчины со своего плеча и выскользнула из постели. На кухне она, не зажигая света, подошла к окну и закурила. Она твердила себе, что поступает легкомысленно, что, по сути, совсем не знает этого человека, но влечение было гораздо сильнее всех доводов рассудка. Лара понимала, что не хочет оставаться одна, не хочет расставаться, с Максимом.

Легкомысленно? Возможно. Но она так устала от одиноких ночей, устала от этих дум, от своего страха. Ей так хотелось, чтобы рядом оказался кто-то большой и сильный, кто смог бы защитить ее, согреть, кто мог бы подарить ей любовь. Она не в силах оттолкнуть Максима, отказаться от его губ, от его жаркого тела. Ей так давно не было хорошо с мужчиной. За эти два года она как-то даже привыкла к торопливому сексу с Виталием, а когда его не стало, решила, что ей пока лучше не встречаться с мужчинами. Но… Максим действовал терпеливо, умело, был внимателен и нежен. Она забыла на время все свои тревоги, ей просто было хорошо.

Лара потушила сигарету. Если ей хорошо с ним, так к чему все усложнять? Пусть все идет как идет, катится своим чередом. Она не станет торопить события, но и отказываться от радостей тоже не станет. Она была рада, что не одна и, вернувшись в постель, сможет прижаться к теплому телу спящего мужчины. Ее мужчины. Лара не стала загадывать, сколько продлится их связь, но, посмотрев на звезды, тихо прошептала: «Пусть это все не кончится слишком быстро».

Вернувшись, она осторожно легла. Повернула голову и увидела, что Максим не спит, а тихонько наблюдает за ней.

— Еще рано, — сказала она, — спи.

— Хорошо, — ответил он, обнимая ее, — я усну, и мне приснишься ты. Самая лучшая, самая замечательная женщина на свете.

— Перестань, — она засмеялась, но он, прижимая ее к себе все крепче, шептал и шептал милые глупости.

* * *

— Лара, прошу тебя. — Максим быстро поднялся с дивана и заходил по комнате. — Сама подумай, о чем ты говоришь?

— Не понимаю, — ответила она, стараясь говорить спокойно, — почему ты против? Что в этом такого особенного.

— Особенного ничего нет, — не сдавался Максим, — но зачем, скажи, зачем ты собралась туда ехать?

— Я хочу встретиться с хозяином этого клуба и узнать все из первых рук. Сам ведь понимаешь, что не ординарное событие произошло Скорее всего, они попытались что-то узнать, сделали какие-то выводы…

— Да, — Максим остановился напротив Лары, — хозяева пытались все выяснить, но делали это по-тихому, чтобы данный факт не выплыл наружу. Официально объявили, что произошел несчастный случай. Прискорбно, мол весьма прискорбно, но мы здесь совершенно ни при чем. Поэтому, господа хорошие, веселитесь и дальше. Больше такого не повторится, фирма гарантирует.

— И клуб благополучно продолжает действовать?

— Насколько я знаю, да, — Максим нервно потер подбородок, — вряд ли тебе удастся узнать что-то еще.

— Я все же попытаюсь, — не сдавалась Лара, — подумаешь, подъедем туда на полчасика, поговорим и все. Максим, перестань паниковать.

— Я не паникую, — отозвался он, — но тебе действительно хочется побывать в этом месте?

— Мне без разницы, что это за место, — призналась Лара, — хочу кое в чем сама разобраться. И мне хотелось бы, чтобы ты немного помог, не стану же я с этим обращаться к Крону. Или все-таки придется?

— Это нечестно, Лара, — запротестовал Максим, — это удар ниже пояса. Конечно, мне не хотелось бы, чтобы ты обращалась к своему бывшему дружку.

— Значит, ты мне поможешь, дорогой, — промурлыкала Лара, — я знала, что могу тебя попросить.

— Хорошо, — сдался Максим, — а ты, оказывается, упрямая. Умеешь настоять на своем, коготки показываешь, шантажируешь.

— Так ведь это все для пользы дела. — Лара протянула к нему руку. — Иди сюда, мой милый, я тебя поцелую. Может, хоть это поднимет тебе настроение?

— От этого я никогда не откажусь. — Максим быстро обнял Лару. — И почему только я тебя слушаюсь? Почему подчиняюсь?

— Ты ведь не выносишь, когда женщина доминирует, — Лара засмеялась. — Обещаю, что не буду стараться взять верх, и еще обещаю, что буду слушаться тебя во всем.

— Есть еще кое-что. — Максим склонился к Ларе и стал горячо шептать ей на ухо.

— Не могу тебе отказать. — Она мягко выгнулась. — А ты еще говоришь, что я упрямая и настойчивая. Напротив, я мягкая и податливая. Любой может этим воспользоваться, — говорила она лукаво, прижимаясь к Максиму и кончиками пальцев нежно поглаживая его затылок. — Давай сейчас поедем в этот клуб, а когда вернемся, то рассмотрим твое предложение во всех деталях.

— Уговорила. — Максим встал. — А теперь иди переоденься. Лучше, если это будет что-то строгое, а косметики нужно совсем немного. Мы ведь по делу к ним едем, а не развлекаться.

— Хорошо, — Лара серьезно кивнула, — буду готова через полчаса.

Как она и обещала, спустя полчаса они вышли из дома и сели в машину Максима. Сквозь просветы в тучах мелькали квадратики голубого неба, но ветер был не по-летнему холодный. Лара поежилась и подняла стекло. Из тучек накрапывал редкий дождик, прекращался, затем начинал снова постукивать по стеклу.

— Далеко ехать? — спросила Лара.

— Порядочно, — отозвался Максим, — это почти за городом. Я и был-то там всего пару раз. Первый с Виталием, второй уже после его смерти. Тоже пытался узнать что-то определенное. Но не беспокойся, дорогу я помню, тут вообще трудно заблудиться.

Машина выехала на проспект. Замелькали дома, витрины магазинов, призывно мельтешили вывески различных увеселительных заведений.

— Что это? — воскликнула Лара и подалась вперед. — Смотри, Максим, — тонкими пальцами она указывала перед собой.

Над домами поднимались в небо огромные воздушные шары.

— Так сегодня праздник какой-то у воздухоплавателей, — пояснил Максим, пытаясь поймать радиоволну со спокойной музыкой. — Это они с Марсова поля поднимаются. Уже неделю, как по телевизору только об этом и говорят. Профессионалы должны какую-то программу выполнить, а желающие могут подняться вверх за определенную плату.

— Вот бы подняться, — мечтательно проговорила Лара, — и посмотреть на город с воздушного шара.

— Так, может, плюнем на всю эту тягомотину, — Максим смотрел на Лару, — и поедем ту — да, полетаем на шаре. Ну его к шуту, этот клуб.

— Нет, — Лара покачала головой, — извини, Максим. Давай все же сначала поедем в клуб, а потом можешь везти меня куда угодно. Хоть на край света.

— Ловлю на слове, — проворчал он. — Ладно, пусть будет по-твоему.

Им пришлось сбавить скорость, впереди скопилось много машин. Затем привычная остановка, самая обыкновенная пробка, но если застрял, считай, что очень повезло, если выберешься из нее через полчаса. Им все же удивительно повезло, и из пробки удалось выбраться достаточно быстро. Вскоре замелькали многоэтажки «спального» района, окраина была уже близко. А через некоторое время пошли одинокие строения, находящиеся в некотором удалении друг от друга. Город остался позади.

— Мы почти на месте, — обронил Максим. — Видишь ту высокую ограду? Вот именно за ней и находится наш клуб. Только не знаю, пустит ли нас сейчас охрана или посоветует прийти вечером.

— Ничего, — успокоила его Лара, — прорвемся.

Максим только вздохнул.

ГЛАВА 11

Лара с интересом разглядывала фасад здания, пока Максим препирался с охранником.

— Я уже был здесь, — говорил Максим, — можете проверить по картотеке.

— Вечером приходите, — уже более вежливо ответил охранник.

— Это невозможно, — отозвался Максим, — мне нужно срочно поговорить с вашими хозяевами. По поводу недавнего неприятного события. Открылись новые факты…

— Подождите, — буркнул охранник и ушел.

— Какие факты? — шепотом спросила Лара.

— Есть кое-что, — Максим сделал предостерегающий жест. — Мы же договорились, что ты будешь все время молчать.

— Я помню, — сказала Лара, — но мне как-то не по себе здесь.

— Мы можем уехать хоть сейчас, — подхватил Максим.

— Нет, — она мягко качнула головой, — давай останемся и послушаем, что нам тут скажут.

Словно в ответ на ее слова, ворота заскрипели и стали открываться.

— Заезжайте, только быстро, — сказал охранник, — нечего тут маячить.

Видимо, слова Максима подействовали магически, потому что вход в клуб им был открыт.

Лара вертела головой по сторонам, стараясь запомнить все получше. Их машина остановилась в огромном дворе перед трехэтажным особняком. Над входом матово поблескивала черная поверхность вывески, выпуклые буквы легко складывались в слова.

— «Последняя ночь»? — удивилась Лара. — И они не боятся такого названия?

— Наоборот, — заверил ее Максим, выключая мотор, — это считается очень пикантным. Название, кстати, многим нравится. Обещает нечто запредельное.

— Да уж, — фыркнула Лара, — хорошенькое обещание.

Продолжить она не успела. Хлопнула дверь, и по ступенькам к ним стал торопливо спускаться бледный молодой человек.

— Вас ждут, — коротко бросил он, — но учтите, если вы всю эту суматоху затеяли зря… или если вы из какой-нибудь паршивой газетенки, что гоняется за сенсациями… Лучше тогда не обижайтесь.

— Может, не стоит начинать с угроз? — мягко спросил Максим. — Мы не из органов и не представители прессы. Мы самые обычные посетители.

— Обычные, — пристально процедил парень, оглядывая их.

— Лучше, если вы будете считать именно так, — ответил Максим. — И в самом деле, пойдемте, не стоит терять время.

Парень кивнул, его тонкогубый рот искривился в усмешке. Лара заметила, что он был очень гибкий, двигался мягко, пружинисто и всеми повадками напоминал дикую кошку.

«Ему ведь ничего не стоит убить человека», — подумала она. Анка права, да и Максим тоже. Не нужно было сюда лезть. Парень быстро шел впереди, и Лара с Максимом еле успевали за ним. С брезгливым любопытством она оглядывалась вокруг. Темный коридор, толстый ковер на полу, светильники, что сейчас еле горели, освещая их путь. В темноте трудно было определить, на самом ли деле это то великолепие, что открылось однажды Максиму.

Провожатый свернул, стал подниматься по лестнице, махнув им рукой, чтобы не отставали. Следующий пролет был совсем темным, и Лара схватила Максима за ладонь.

— Не бойся, — шепнул он, крепко сжимая ее руку.

Впереди открылась небольшая площадка, которую провожатый пересек, не останавливаясь. Он распахнул одну из дверей и скрылся в темном проеме. Лара удивилась, потому что за дверью снова оказалась лестница. Она уходила круто вверх и была не освещена. Подниматься приходилось осторожно, держась за перила.

— Входите, — сказал провожатый, когда они очутились в маленьком закутке, и отворил дверь.

Лара и Максим зашли в комнату. В помещении не было ни одного окна, а стены от пола до потолка завешаны коврами. Ковер с длинным ворсом черно-бордового цвета закрывал пол. По углам комнаты стояли вычурные подставки с экзотическими растениями, низкие диванчики со множеством мягких подушек лепились у каждой из четырех стен. Возле одного из диванчиков прямо на полу телевизор Sony бормотал что-то на английском языке.

Но больше обстановки Лару интересовали люди, находившиеся в этой комнате. Их было четверо. Трое мужчин и одна женщина. Они внимательно разглядывали Максима и Лару. Ближе всех к ним находился высокий и худой мужчина с седыми висками и глубокими морщинами на лице. Лара встретила его жесткий взгляд и, не выдержав, опустила глаза. Ей захотелось спрятаться за Максима, чтобы только избавиться от этого пронизывающего взгляда. Мужчина был одет в дорогой темно-серый костюм и рубашку на тон светлее, притягивали внимание его тяжелые руки с выступающими венами и массивное кольцо с черным камнем на мизинце.

— Садитесь, — раздался голос из противоположного угла, — разговор, как я понимаю, долгий, а в ногах правды нет.

Максим слегка потянул Лару за руку, они опустились на ближайший диванчик.

— Располагайтесь поудобнее, — продолжал второй мужчина.

Он встал, нашел пульт дистанционного управления и выключил телевизор. В комнате стало тихо. Этот мужчина был самым приятным из всех четверых. Немного полноватый, с круглым добродушным лицом и внимательными серыми глазами. Костюм темно-зеленого цвета, на шее поблескивала массивная золотая цепочка, коротко подстрижен, что гораздо больше подошло бы молодому человеку.

Третьим был высокий полный парень, какой-то рыхлый и бесцветный. Реденькие рыжеватые волосы, почти незаметные брови, блекло-зеленоватого цвета глаза. Рот большой, влажный, нижняя губа сильно оттопырена. На парне был темно-синий спортивный костюм и белая водолазка. Он время от времени посматривал на Лару и похотливо похмыкивал. Лара заметила у него тоже кольцо на мизинце, но оно было с красным камнем.

— Так и будем молчать? — развязно произнес парень.

— Тебя-то вообще никто не спрашивал, — резко осадила его женщина.

Лара очень удивилась, когда увидела ее в комнате, в компании трех мужчин. Если они и есть хозяева, то она… Но женщина вела себя властно, прекрасно осознавая, какое место занимает. На ней был темно-бордовый костюм с черной оторочкой, высокие черные туфли на тонком каблуке. Она курила длинную голубоватую сигаретку и недовольно морщилась. На вид ей было за пятьдесят. Ее очень портили две большие морщины, идущие от носа вниз, тяжелые щеки и жирные складки на лбу. Маленький рот был накрашен ядовито-красной помадой, сиреневые тени только подчеркивали ее возраст. Кольцо она тоже носила на мизинце. Почти такое же массивное, как и у мужчин, с темно-вишневым камнем.

«Ритуал у них, что ли, такой, — подумала Лара, — носить кольца на мизинце правой руки? Чего только люди не придумают».

— Мы вас слушаем, — проговорил полный, подходя поближе к Максиму и Ларе, — нам передали, что у вас появились сведения по… известному делу.

— Вы знаете, — начал Максим, — что я был другом Виталия. Я однажды приходил с ним сюда, он мне показывал ваш клуб. А Лара, — Максим немного запнулся, — была его невестой, они собирались пожениться.

— В самом деле? — голос седого немного смягчился, но оставался таким же властным.

— Да, — кивнула Лара, — свадьба была назначена на пятнадцатое, а одиннадцатого он…

— Верно, одиннадцатого, — кивнул седой. — Продолжайте.

— Лара, — произнес развязно парень. — Лара, — он засмеялся, — «а ларчик просто открывался».

— Заткнись, — женщина презрительно взглянула на парня, — тебя еще никто не спрашивал.

— Хватит, — седой потер подбородок. — Мы согласились вас выслушать, потому что данное дело и для нас является важным.

— Не думаю, — спокойно возразила Лара. Внешне даже слишком спокойно. Она уже взяла себя в руки, но в душе все равно трепетала от страха. — Не думаю, что оно такое же важное для вас, как для меня. Как я должна чувствовать себя, находясь здесь, если мой жених умер в этом клубе, и всего за несколько дней до свадьбы.

— Неплохо, — молодой человек развязно рассмеялся. — Стало быть, неутешная вдова пришла от нас чего-то требовать? Пардон, вы вроде бы еще не успели стать вдовой. А ведь хорошо…

— Пожалуйста, — Лара встала и посмотрела на седого, — пожалуйста, избавьте меня от всех этих оскорблений. Я ведь приехала к вам не за этим.

— Выйди, — коротко приказал седой.

— Зачем? — Молодой снова рассмеялся, прищурился, разглядывая Лару. — Хорошо ведь, что девушка узнала такие пикантные подробности о своем женихе сейчас, а не после свадьбы. Хотя… влюбленные ведь податливы. Глядишь, тоже стала бы нашей клиенткой.

Лара вспыхнула, хотела резко ответить, но вмешался Максим.

— Слушай, парень, — произнес он почти мягко, но в голосе слышалась угроза, — может, дашь другим сказать, а то мы только тебя и слышим, а ведь ничего путного ты не сказал.

— Ха! — Парень дернулся, колыхнув животом. — Оказывается, у девушки имеется защитничек. А я его и не заметил… Прощенья просим, дамочка, а то иначе лыцарь ваш меня щас на куски порвет. Вон какой грозный весь. И пороху, наверное, хватит, чтобы перед девушкой не облажаться. А еще он, видать, в постели не промах. Как распетушился, как хочет впечатление произвести, обалдеть можно! Женщины, они такие, они героев любят. Им хочется только одного — утолить свое вожделение на мощной волосатой груди. Хи-хи, — он похотливо захихикал, косясь на Лару, — правда, очень часто в самый ответственный момент у героев происходит осечка. Пшик! Пф-ф! Какая жалость и какое разочарование. А женщина? Женщина, если она не совсем дура набитая, тут же бросается утешать своего героя.

— Не понимаю, — Максим смотрел на седого, — мы так и обречены слушать подобную болтовню и вы существеннее этого ничего не можете сказать?

— Можем, — седой качнул головой. — Я тебе сказал, — обратился он к парню, — чтобы ты ушел? Ты не понял? Или тебе помощь требуется?

— Не требуется, — парень вмиг перестал паясничать и поднялся. — Я-то уйду, только вам без меня ничего не решить, — пьяно покачиваясь, он поплелся к дверям.

— А мы ничего без тебя решать и не будем, — произнес ему вдогонку импозантный компаньон. — Я, пожалуй, тоже прогуляюсь.

— Прогуляйся, — кивнул седой, — тебе не повредит. Ему тоже, — он кивнул в сторону, двери. — Если он будет столько пить, то нам что-то придется с ним решать.

— Давно пора, — подала голос женщина. Дверь закрылась, и в комнате остались Лара, Максим и двое хозяев.

— Прощу извинить нашего партнера по бизнесу, — медленно произнес седой, — за скверное поведение. И все-таки хотелось бы знать, что привело вас сюда? Что вы хотите от нас?

Лара взглянула на Максима, и он едва заметно кивнул. Теперь им нужно тщательно подбирать слова, чтобы узнать как можно больше. Хозяева, оставшиеся в комнате (ушедших это не касалось), производили впечатление умных людей, хотя и неприятных. Лара была рада, что говорить будет Максим.

— Ситуация вам известна, — Максим сел поудобнее, — молодой человек, который был завсегдатаем вашего клуба, внезапно умер. Именно здесь, в клубе, где полно врачей и в любой момент может быть оказана помощь. Тем более что вы гарантируете клиентам весьма острые ощущения на грани смерти, но уж никак не саму смерть.

— Это и для нас стало неожиданностью, — сказала женщина, — вы должны понять, что данный случай не лучшим образом повлиял на репутацию клуба. Мы ведь не собирались отпугивать клиентов.

— Вот именно, — подхватил Максим, — ничего подобного, насколько я знаю, у вас ранее не происходило, но тем не менее…

— Как он умер? — быстро спросила Лара. — Про несчастный случай я уже слышала, что было на самом деле?

— На самом деле и был несчастный случай, — женщина криво усмехнулась.

— Поймите, — настаивала Лара, — я лично ни в чем вас обвинять не собираюсь. У вас свой бизнес, хотя… — она подыскивала подходящее слово, — и такой специфический. И все же что произошло?

— Сердечный приступ, — откликнулся седой, — у вашего жениха случился сердечны приступ.

— И вы в это верите? — воскликнула Лара. — Виталий был молод и здоров. Он никогда не жаловался на сердце.

— Мало ли, что не жаловался, — женщина снова усмехнулась.

Лара заметила, что она нервно покачивает туфелькой.

— Я могла бы поверить, что все так и было, — Лара нервно потерла виски, — если бы не странное совпадение. Сердечный приступ у Виталия, который вообще вряд ли знал, где у него находится этот орган, потому что никогда не болел, потом зверское убийство его матери, покушение на отца. Я не отношусь к слабонервным особам и мнительностью никогда не страдала. Однако с недавнего времени меня не покидает ощущение, что за мной кто-то наблюдает. И еще одна маленькая деталь: Максим посетил квартиру Виталия уже после его смерти, а там уже кто-то побывал и этот кто-то весьма основательно все в квартире перерыл. Точно так же этот неизвестный поступил и в квартире матери Виталия и его отца. Вам это не кажется странным?

Седой и женщина быстро переглянулись, но продолжали хранить молчание.

— Неужели вам и сейчас нечего сказать? — Лара в упор смотрела на женщину. — У вас все как обычно? Ни за что не поверю! — решительно добавила она. — Вы что-то знаете, но не хотите говорить!

Хозяева снова переглянулись. Седой потер подбородок, а женщина крепко сжала кулаки.

— Скажи им, — потребовала она. — Хуже не будет, а то и так черт знает что творится.

— Ничего особенного, — седой слегка пожал плечами. — Мы не собираемся поддаваться панике, — он кивнул Ларе, — и факты, что вы сообщили, очень интересны. И еще, — добавил он, — надеюсь, что вы достаточно благоразумны и не собираетесь тревожить правоохранительные органы своими подозрениями. В противном случае мы просто откажемся от всего того, что сказали.

— Мы не собираемся впутывать милицию в это дело, — заверил Максим. — Да и что они могут сделать?

— Правильно мыслите, молодой человек, — седой усмехнулся. — Представьте, что «гости» побывали и у нас. Хотя, возможно, человек был и один.

— Сомнительно, — произнесла женщина, — один бы не справился.

— Да, — седой качнул головой, — одному пришлось бы очень и очень трудно. «Гости» побывали здесь не с простым визитом. Здесь тоже что-то искали, причем не один день. Работали аккуратно, профессионально. Персонал молчал, хотя и замечал следы чужого присутствия.

— Почему молчал? — быстро спросил Максим.

— Потому что наши служащие, — женщина зло оскалилась, — хорошо вышколены и не станут беспокоить нас по пустякам.

— Но оказалось, — седой развел руками, — что это вовсе не пустяки, а когда мы спохватились, было уже поздно. Теперь с уверенностью можно сказать, что неизвестные побывали в клубе, покопались, где им хотелось, и ушли. А никто толком ничего и не видел. Да и как определить, что это был неизвестный злоумышленник, если он попал сюда под видом клиента? А клиент имеет право посещать любые помещения, за исключением наших комнат и комнат обслуживающего персонала.

— Постойте, — проговорила Лара, — если даже кто-то и зайдет в ваш клуб, то ведь он не будет бродить один. Откуда ему знать, куда идти?

— Золотые слова, — седой кольнул взглядом Лару из-под набрякших век. — Вам бы, девушка, детективом работать. Вы случайно этим не занимаетесь?

— Нет, — Лара снова вспыхнула, — но когда мы шли сюда, — она обвела взглядом комнату, — я все время старалась не отставать, потому что заблудилась бы в первом же коридоре.

— Понятно, — седой шумно вздохнул. — Я почему-то вам верю. Верю, что погибший молодой человек был вашим женихом, верю, что вы не занимаетесь расследованием. А поэтому скажу кое-что еще. Без провожатого сам клиент здесь не мог бы передвигаться, особенно новичок. Да и рядом с завсегдатаем постоянно находится кто-то из обслуги. Не в наших правилах оставлять клиента без присмотра. Ему или им кто-то помогал. Вернее, даже известно, кто. Мы проверили наш персонал, и выяснилось, что они оказывали помощь, даже не подозревая об истинной причине. Просьбы были весьма невинными. Забыл, к примеру, зажигалку или запонку потерял. Помогите, мол, найти. Понятно, что в такой просьбе никто отказывать бы не стал. Помогали, и весьма усердно. И комнаты персонала тоже кто-то тихонько осмотрел. Кто не заметил, а кто и заметил, но промолчал.

— Но в комнатах персонала точно не могли рыться безнаказанно, — проговорил Максим. — Очевидно же, что помогал кто-то из клуба.

— Скажи им все, — потребовала женщина и, взяв с пуфика пачку сигарет, нервно закурила.

— Есть еще неприятный момент, — сказал седой, — пропала одна девушка, из тех, что здесь работают.

— Вы ее искали? — Лара с надеждой посмотрела на него. — Ведь многое стало бы ясным.

— Искали, — женщина досадливо махнула рукой, — только ничего не вышло.

— Девушка была приезжей, — объяснил седой, — снимала квартиру. Разумеется, адрес у нас имеется. Когда она пропала, мы, конечно, проверили этот адрес. Но там все оказалось пусто. Хозяйке она сказала, что уезжает, собрала спешно вещички и скрылась в неизвестном направлении. Попробуйте-ка найти ее в городе, если у нее ни друзей, ни знакомых. Мы думали, что она домой вернулась, но там ее тоже нет.

— А может, где-то в канаве уже валяется с проломанной башкой, — закончила женщина. — Так-то вот, молодые люди.

— А вас больше никто не беспокоил, — спросила Лара, — после того, как девушка исчезла?

— Никто, — седой кашлянул, — за исключением вас. Если говорить совсем уж откровенно, то мы так и не знаем, кому понадобилась смерть нашего клиента и что искали в нашем клубе. Мы сами потом все проверили несколько раз. Мало ли, вдруг кому-то в голову пришло взрывчатку подложить. Мы и охрану усилили, персонал предупредили, но похоже, что все дело упирается в вашего жениха, милочка, — он, усмехнувшись, глянул на Лару. — Парень оказался не просто богатым прожигателем жизни, который гнался за удовольствиями. У него была какая-то тайна. Логичнее предположить, что вам об этом известно больше, чем нам.

— Похоже, что молодой человек не спешил делиться своими тайнами, — сказала женщина, — возможно, они не из тех, что могут обрадовать.

— Хотите совет? — вдруг произнес седой. — Если вы имеете достаточно средств, то лучше всего уезжайте отсюда в какой-нибудь спокойный швейцарский городок. Живите там, отдыхайте. А тайны вашего жениха пусть и остаются его тайнами. Не стоит стараться их раскрыть, ни к чему хорошему это не приведет.

— Спасибо, — сказал Максим. — Возможно, к вашему совету стоит прислушаться.

— Спасибо, — Лара поднялась. — А у вас не осталось адреса той девушки, которая исчезла?..

— Мой совет хорош, — проговорил седой, — только ваша спутница, видимо, не собирается ему следовать. Как знаете.

И он поднялся с дивана, подошел к двери, приоткрыл ее и что-то негромко приказал.

— Пять минут придется подождать, — он повернулся к Ларе и Максиму, — не хотелось бы только, чтобы такая красивая девушка по страдала.

Больше в комнате никто не произнес ни слова. Через пять минут он вручил Ларе небольшой листок и приказал бледному молодому человеку проводить их. Лара не обращала внимания на обстановку, быстро следуя за Максимом. Она перевела дух, только оказавшись в машине. Разжав ладонь, она посмотрела на листок, который ей вручил седой. На нем ровными буквами было написано: «ул. Павловского, д. 4, кв. И. Роза». И все.


ЦВЕТ ПЯТЫЙ. МАРЕНГО

Было у купца Вашинаты два сына — Вахью и Радаши. Выросли сыновья, но сокрушался отец, потому что не мог приобщить их к своим делам, были они слишком глупы. И однажды пришли они к родителю своему Вашинате и сказали, что хотят пойти на поиски мудреца Руднаванатты, который поможет им обрести смекалку. Согласился купец Вашината и снарядил сыновей в дорогу. Долго ходили они по дорогам, расспрашивая встречных о мудреце. Наконец подошли к одному селению. Возле него под деревом манго сидел старик с полосами пепла [7] на лице. Не стали тревожить Вахью и Радаши мудреца, а уселись с ним рядом. Прошел день, солнце спряталось за горизонт, на небе показались звезды, тогда старик прервал свои раздумья. «Зачем сидите вы здесь?» — обратился он к сыновьям купца. «Мы ходим по дорогам, — ответили они, — и ищем мудреца Руднаванатту. Мы увидели, как ты размышляешь, и не стали отрывать тебя от размышлений». — «Ваш путь заканчивается здесь, — сказал старик, — я и есть Руднаванатта. Идемте со мной». Он привел их в свой дом, и жена его подала на ужин несколько пресных лепешек, горсть фиников и кувшин с водой. После скудной трапезы старик указал им на старые циновки в углу. Сыновья купца устроились на них. Ночью они не могли спать из-за укусов насекомых, которыми были полны циновки. А как только краешек солнца показался над горизонтом, мудрец пришел за ними. «Идите за мной», — велел он им. Старик привел их под дерево манго, где предавался размышлениям. Сыновья купца провели с ним целый день, сидя под деревом, не произнося ни слова, страдая от жары и жажды. А вечером их ждал скудный ужин и циновка, полная насекомых. Так продолжалось, пока новый месяц не пришел на смену старому. В этот день Руднаванатта привел сыновей купца домой, велел слугам накрыть обильный стол, подарил им богатые одежды и благовония, чтобы они могли растереть тело. «Вы искали у меня ответа на свои вопросы, — сказал мудрец, — и вы их получите. Вас удивляет, что я так жестоко обходился с вами, хотя каждый день вас мог ожидать подобный прием. Но я хотел проверить, доступна ли вам мудрость. Так знайте, вы терпели лишения, но это научило вас обходиться малым и не роптать. Вы терпеливо ожидали и теперь знаете, что всякое терпенье будет вознаграждено. Вы не просто сидели под деревом манго, мимо вас шла жизнь. Теперь вы знаете, что можете только наблюдать за ней, не двигаясь с места, но можете сами идти куда-то, став частью движения». Поблагодарили сыновья купца мудреца Руднаванатту, а наутро отправились домой. Теперь отец мог поручить им любое дело, зная, что они с ним справятся.

Сомадева. «Океан сказаний».

ГЛАВА 12

Происходящее в квартире Лары можно было назвать советом, причем у каждого из собравшихся была своя собственная точка зрения. Присутствовали трое: Лара, Анка и Максим. Анка упорно настаивала на том, чтобы Лара позвонила Кронецкому. Максим придерживался другого мнения, хотя открыто это не афишировал, а Лара колебалась. Крон как-никак был профессионалом. Он бы помог им разобраться в данной ситуации, но Ларе не хотелось к нему обращаться именно теперь. А всему причиной был Максим. Она решила не допускать, чтобы двое ее любовников, бывший и настоящий, столкнулись лицом к лицу. Ее коробило от мысли, что они будут действовать сообща, помогая ей. Или Сергей, или Максим — это еще куда ни шло. Но чтобы вместе…

Анка продолжала настаивать. Пожалуй, это был единственный случай, когда она не хотела понять Лару и упорно гнула свою линию. Лара удивлялась. Анка тревожилась гораздо больше, чем она сама, хотя раньше все было наоборот. Лара помнила, как Анка подняла ее на смех, когда она попыталась рассказать о своих ощущениях, о том, что ей кажется, как за ней кто-то следит. Анка не поверила. Теперь же она проявляла просто маниакальное упорство, доказывая, что Ларе опасность грозит со всех сторон. А кроме того, Лару смущало поведение кузины. Всегда достаточно уравновешенная, насмешливая, ироничная, она превратилась в колючую особу, от которой ощутимо исходили флюиды неприязни.

«Похоже, что она весьма склочная и стервозная мадам», — заметил как-то Максим.

«Нет, — запротестовала Лара, — ты совсем ее не знаешь».

Но Анка вела себя сейчас именно так. У Лары хватало собственных проблем, чтобы вникать еще и в переживания Анны, но с кузиной что-то творилось. Она набрасывалась на Максима по поводу и без повода, осыпая едкими замечаниями. Доставалось при этом и Ларе. Ирония, насмешка… Они куда-то быстро улетучились, оставив место какой-то нервной озлобленности и непримиримости. Вот и сейчас любые предложения Максима Анка встречала в штыки.

— Глупости, — заявила она безапелляционно, — это совершенно ничего не даст. Ну, предположим, явитесь вы к ней, к этой самой Розе, и что вы ей скажете? Так, мол, и так. Я невеста того самого парня, которого убили в клубе. А дальше-то что? Девица посмотрит на вас и заявит, что она совершенно ни при чем, нужно женихов получше выбирать. А если твой нареченный, не слишком отягощенный моралью, раз посещал подобное заведение, сам трахал эту девушку, пардон, занимался с ней любовью, можно сказать, дружил на свой особый лад? Тогда что ты будешь делать? И захочет ли она вообще с тобой разговаривать. Возможно, Виталий сам рассказал ей о своих планах на дальнейшую жизнь, в которых ей, Розе, места совсем и не было. Как ты думаешь, с распростертыми объятиями она тебя примет? А может, пошлет куда подальше, пообещав выцарапать глаза или расправиться каким-либо другим способом. Как ты в этом случае поступишь, девочка моя?

— Не стоит, Анна, — Лара поморщилась, — зачем ты все так утрируешь?

— Я утрирую? — Анка отложила сигарету, которую собиралась прикурить, — я только называю возможные варианты. Идея посетить Розу с самого начала кажется мне дурацкой.

— Ты слишком поспешно делаешь выводы, — не сдавалась Лара, — ты и в клуб мне ехать не советовала.

— И правильно делала, — Анка энергично тряхнула головой и снова взялась за сигарету, — а чего такого особенного ты, моя дорогая, добилась этим посещением? Да ровным счетом ничего.

— Адрес Розы у нас, — напомнил Максим.

— Да что вам дает этот… дурацкий адрес! — взорвалась Анка. — Обычная бумажка, которая только и годится, чтобы ею подтереться.

— Не надо, Анна, — попросила Лара. Кузина выходила из себя редко, но если такое случалось, то, не обращая ни на что внимания, шла вразнос.

— Что не надо! Почему не надо! — орала она. — Чего вы с этой гребаной бумажонкой добьетесь? Ну явишься ты туда, дура дурой, здравствуйте, я ваша тетя! А тебе и скажут, что этой твоей Розы давным-давно и след простыл. Не проживает здесь такая. И что ты тогда будешь делать? Да, адрес у тебя есть. Только место ему одно — в мусорном баке.

— Нам так в клубе и сказали, что Розу по данному адресу не нашли, — снова вмешался Максим.

— Вот, — Анка торжествующе улыбнулась, — не нашли. А вы придете туда, и она как раз вас дожидается. Вот и вы, мои хорошие, наконец-то я вас дождалась, как же я рада вас видеть.

— Не паясничай, Анка, — попросила Лара. Она сидела согнувшись, опершись локтями на колени и сжав пальцами виски. Ей хотелось только одного, чтобы Анка перестала злиться, а подумала и дала хороший совет, И какая муха ее укусила? Кузина была непохожа на саму себя, а может, действительно плюнуть на все и позвонить Крону. «Явись, избавитель, спаси меня!» Она не сомневалась ни минуты, что Крон явится. И не только потому, что когда-то у них был роман. Он явился бы на помощь любому из своих знакомых. Было в нем что-то, не мог он пройти мимо того, кто о чем-то его просил. А Лара упиралась. Она знала, что Крон все поймет, стоит ему только взглянуть на Лару и Максима, но именно этого понимания ей и не хотелось.

А может, он давно уже женат. Может, у него уже давно дети бегают. Странно, такая мысль никогда раньше не приходила ей в голову. В самом деле, не может же он все время жить один.

Ладно, пусть у него даже нет жены, но подруга-то есть обязательно. Лара невольно усмехнулась. Эта мысль была слишком неприятной.

«Ты слишком многого хочешь, — сказала она самой себе, — тебе нравится, что Максим сейчас с тобой, но ты хотела бы, чтобы и Крон тебе принадлежал. В таком случае ты не лучше Виталия. Он, по крайней мере, играл в открытую. Шлялся там, где ему нравилось, имел любовницу, о которой даже ты знала, мог по случаю подснять девочку, даже когда вы стали встречаться, но не таил подобных грязных мыслишек. Действовал, как сам понимал, а уж было ли это аморально, ему было плевать».

— Задумалась ты что-то, — Анка, прищурившись, смотрела на Лару, — не к добру это. Что еще у тебя на уме? Выяснили же, что Розы этой след простыл. Но тебя, видимо, еще какие-то мыслишки отягощают?

Больше всего на свете Ларе не хотелось, чтобы кто-то узнал про ее «мыслишки». Она сделала равнодушное лицо и сказала:

— Допустим, ты права и Розы там нет, но ведь соседи-то есть, вот кто-то из них и может…

— Может что-то сказать, — подхватила Анка, — как же, разбежались, это «что-то» они первым делом сказали бы хозяевам клуба. Не иначе столь светлая мысль приходила тем в голову. Однако ничего они не узнали, и знаешь почему?

— Почему? — спросила Лара.

— Потому, что сейчас говорить, даже если что-то знаешь, себе дороже. А промолчишь, целее будешь.

— Значит, — Максим подвел итог, — с адресом Розы абсолютно ничего не выйдет.

— Скорее всего, — кивнула Анна, — давайте на этом порешим и больше не будем к этому вопросу возвращаться. Жаль тратить время на глупости.

— А на что не жаль, — дернулась Лара, — пока от тебя слышны только упреки и ни одного дельного предложения.

Глаза Анки злобно прищурились, она недовольно фыркнула:

— Значит, я здесь сижу, любуясь собой, и изрекаю глупость за глупостью? Ладно, я скажу очень здравую мысль. Тебе, Лара, следует рассказать обо всем отцу, сразу все в порядок придет. Он тут же избавит тебя от детективных наклонностей. Если опасаешься, что кто-то за тобой следит, то пара здоровенных амбалов, следующих по пятам, избавят тебя и от подобных мыслей, и от чужого наблюдения. А еще лучше, если дядя отправит тебя куда-нибудь за бугор отдохнуть. Лучше не придумаешь. Но тебе именно сейчас ехать никуда не хочется, как будто есть для того очень серьезная причина.

— Есть, — с вызовом ответила Лара, — Анка, перестань ко мне цепляться. Ты же знаешь, что отец поступит именно так. А я действительно не хочу уезжать. И сидеть просто так тоже не хочу. Ну, побывала я в клубе, ну и что. Не убили же меня за это. Адрес Розы есть, если я и там появлюсь, то ведь и за это тоже не убьют.

— Возможно, — Анка тряхнула рыжими кудряшками, — мне только кажется, что ты сама не знаешь, чего ты хочешь. Для тебя это просто забава, игра в детектив. Но раз уж так свербит, невтерпеж стало, хоть сама не лезь. Что тебе мешает попросить Крона разобраться? Пусть поможет по старой дружбе. Кстати, и соседи ему расскажут гораздо больше, чем тебе.

— К менту больше доверия, чем к нам? — спросил Максим ровным голосом.

— Для него это привычная работа. Он умеет разговаривать с подобным контингентом. А если ты так не хочешь посвящать в это Крона, я сама поеду. Поеду, и не спорь. Потом все скажу.

* * *

Анка сказала не так уж много. Да, Роза жила по этому адресу. Снимала комнату у одной старухи. Та не жаловалась. Платила девушка хорошо, к себе никого не водила, жила тихо. Появлялся у нее изредка какой-то парень, но Роза сказала, что это ее жених. Других не было. Однажды вечером вернулась сильно расстроенная чем-то, поспешно собрала вещи, сказала хозяйке, что случилось несчастье и она уезжает к родным. Больше девушку не видели, и, где она, бабка не знает.

Лара решила действовать на свой страх и риск, отправившись в одиночестве в бар «Зазеркалье».

Она поправила туфельку цвета увядающей зелени, подхватила в тон им сумочку и решительно направилась к дверям. Она готова встретиться с двойником. Впрочем, сейчас в ней было столько решимости, что она не испугалась бы встречи и с самим Виталием.

Бар «Зазеркалье» призывно манил огнями. Лара остановила машину недалеко от входа. Вокруг было полно иномарок, видимо, злачное местечко пользовалось популярностью у людей небедных. Лара закурила и усмехнулась. «Зазеркалье» — самое место, чтобы встретиться с тем, кто очень похож на Виталия, попасть в другой мир, который, хоть и похож на этот, все же является полной ему противоположностью. Значит, и этот парень будет Виталию полной противоположностью. Хотя кто знает.

Лара остановилась на пороге заведения, неторопливо огляделась. Неплохо. Зеркальные витражи, стены покрыты мастерской росписью. Персонажи Льюиса Кэрролла удались на славу, хотя лукавыми мордочками здорово смахивали на людей. Художник к тому же нарядил их в платья XIX века. Лара посмотрела на гусеницу, томно возлежавшую на шляпке гриба и курившую кальян, улыбнулась чеширскому коту, который не успел до конца раствориться, и направилась к стойке.

— Чего желаете? — услужливый парень с глазами, похожими на черные влажные маслины, смотрел на нее.

— Джин-тоник, — Лара небрежно уселась на высокий стул.

— Вы здесь впервые, — радостно изрек парень, ставя перед ней высокий стакан.

— Почему вы так думаете? — Лара улыбнулась бармену.

— Чаще всего посетители не обращают внимания на обстановку, — ответил он, доверительно наклоняясь к ней. Лара уловила даже запах мусса, исходивший от его безупречного пробора, — а новый человек всегда смотрит на картинки, — он широким жестом обвел стены.

— А вы наблюдательны, — Лара сделала глоток, — вам бы следователем работать.

— Смеетесь, — парень слегка отодвинулся.

— Почему, — она невинно захлопала глазами, — разве я сказала что-то обидное?

— Нет, — бармен снова расплылся в улыбке, — мне и здесь неплохо. А за клиентами я всегда наблюдаю, это профессиональное. Хороший бармен отлично запоминает посетителей, их заказы, и уже не ошибается.

— Неужели можно столько запомнить? — удивление Лары было почти настоящим. — У вас ведь немало… посетителей.

— В этом-то и штука, — бармен торжествующе улыбнулся, — но все дело в тренировке, а кроме того, каждый человек имеет свои особенности, одного запоминаешь по внешности, у другого манера поведения оригинальная, третьих — по тому, как деньгами сорят, и так далее.

— Меня вы тоже запомните? — осторожно спросила Лара.

— Конечно, — бармен развел руками и шутливо поклонился, — как можно не запомнить такую красивую девушку. А если вы еще и имя свое скажете…

— Лариса. Можно Лара.

— Лариса. Лара. Какое чудесное имя! — бармен сиял. — Здесь побывало немало красивых девушек. Красивых, но не таких, как вы Поверьте, вас я никогда не забуду.

— Шутите? — она вопросительно посмотрела на бармена.

— Иннокентий, — подсказал он, — можно Кеша, или Кен. А я совсем и не шучу. Мне только удивительно, как такая красивая девушка и одна сидит в баре. Вы поссорились со своим другом?

— Вовсе нет, — запротестовала Лара, — разве я похожа на тех, кто ударяется во все тяжкие после неудачного романа или ищет случайных знакомств?

— Нет, — чистосердечно признался Кен, — не похожа. Но почему…

— Мы договорились встретиться здесь, — она мягко улыбнулась, — вот только… — посмотрела на крохотные часики.

— Задерживается, — подхватил Кен. — Это бывает. Иногда ничего, а иногда такие пробки на проспекте, только держись. Да вы не волнуйтесь, не успеете оглянуться, как он уже явится. Даже не сомневаюсь, кем бы он ни был, поспешит загладить свою вину и за опоздание выполнит любое ваше желание.

Лара засмеялась, ей нравилось болтать с Кеном.

— Эй, Кен, — небрежно позвал кто-то, — кальвадос.

Новый клиент обернулся к Ларе, и она выронила стакан, который держала в руке. На нее смотрел Виталий.

ГЛАВА 13

— Не может быть… — прошептала она, не веря своим глазам.

— В чем дело, — начал было «Виталий», но бармен опередил его:

— Вам плохо? Лара, что случилось?

— Ничего. Все в порядке, спасибо, — бормотала она, пытаясь непослушными руками открыть сумочку.

«Виталий», видимо, тоже решил показать себя галантным кавалером.

— Позвольте вам помочь, — мягко произнес он, — вам лучше отдохнуть немного, выпить чего-нибудь.

Лара тоже подумала, что выпить ей совсем не помешает. Максим оказался прав. Прав, а она совсем не готова к такому потрясению. Незнакомец был удивительно, потрясающе похож на Виталия. Похож. Но это был не Виталий. Она обманулась только в первую минуту, а затем… Нет, сходство действительно поразительное, и рост, и телосложение.

Но вот манеры, поведение, все те черточки что делают человека неповторимым. Странно, но он и вел себя почти так же, как Виталий. Почти. Малознакомый человек, Лара в этом не сомневалась, обязательно принял бы его за Виталия. Да и знакомый. Если не виделись, к примеру, достаточно долго. Кто будет особо присматриваться? Максим знал Виталия с детства и твердо сказал, что это не он. С Ларой Виталий был знаком два года, но и она была уверена, что это двойник.

— Да, — кивнула она, — увидев вас, я сильно растерялась. Вы удивительно похожи на одного человека.

— Это бывает, — снисходительно бросил ее собеседник.

— Вы не понимаете, — мягко возразила Лара, — для меня он был близким человеком, и ваше появление…

— Близким, — он улыбнулся краешком рта, — и насколько?

— Мы собирались пожениться, — Лара вздохнула, — но за три дня до свадьбы случилось несчастье. Виталий умер.

— Вы серьезно? Это правда? — Он уставился на Лару.

— К сожалению, — она грустно улыбнулась, — теперь вы понимаете, почему я так… растерялась.

— Да, — промолвил он, — неприятно. А что, я действительно так на него похож?

— Потрясающе! — искренне воскликнула Лара. — Просто невероятно! Те же глаза, рот, волосы, брови. Даже родинка в том же самом месте на щеке. В первую секунду мне показалось, что я вижу Виталия.

— Сочувствую, — произнес двойник, — а у вас не сохранилось фотографии вашего жениха?

— Конечно. — Лара торопливо полезла в сумочку. — Вот, — она достала небольшой альбомчик, — смотрите.

— Здорово, — двойник быстро просмотре фотографии, — вы правы, мы с вашим женихом очень похожи.

Лара взяла у него альбомчик, положила на стойку и замолчала. Бармен ей не мешал, а незнакомец даже участливо спросил:

— Вам нехорошо?

Лара встрепенулась:

— Простите, Виталий, я задумалась.

— Я не Виталий, — заявил ей незнакомец.

— Конечно, — Лара смутилась, — еще раз простите, нечаянно сорвалось.

— Ничего, — он взял ее руку, — это я виноват. Воспитанные люди прежде всего представляются, а потом беседуют. Меня зовут Дмитрий.

— Очень приятно, — выдавила Лара. — Мое имя вам уже известно, Лариса. Спасибо, Дмитрий, за участие, но мне пора.

— Вы уже собираетесь уходить? — он крепче сжал руку Лары. — Но почему? Я вас обидел?

— Нет, — она мягко улыбнулась, — чем вы меня могли обидеть? Уже поздно. Я договорилась встретиться здесь с одним своим приятелем, но он не пришел.

— Наверное, не смог, — предположил Дмитрий, — не переживайте.

— Постараюсь, — кивнула Лара.

— Постойте, — попросил он, — не уходите так сразу. Давайте выпьем чего-нибудь или просто поболтаем. Уверен, что с вами приятно говорить на любую, даже самую скучную тему.

— Неужели, — помимо воли Лара улыбнулась.

— Конечно, — он засмеялся. — Так вы задержитесь?

— Чтобы поговорить о погоде? — Лара лукаво улыбнулась. — Хорошо, еще немного задержаться я могу.

— Отлично, — проговорил Дмитрий и повернулся к бармену, — шампанского для дамы, кальвадос для меня.

Бармен кивнул, и через полминуты перед Ларой уже красовался высокий бокал, в котором стремительно лопались на поверхности веселые пузырьки. Она с удовольствием сделала глоток. Как не правы все те, кто предпочитает крепкие напитки! Шампанское! Этому удивительному напитку вообще нет равных. «Впрочем, — подумала Лара, — мужчины шампанское считают чем-то вроде компота и не относятся к нему всерьез. Какую гадость заказал этот тип, так сногсшибательно похожий на Виталия?»

— Простите, — сказала она, делая еще один маленький глоток, — а что вы заказали для себя? Какое-то мудреное название.

Бармен уже успел поставить перед двойником Виталия маленькую рюмку. Тот опрокинул ее залпом, шумно вздохнул, перевел дыхание.

— Кальвадос, — выдохнул он и кивнул бармену:

— Повтори.

— А что это такое? — Лара чуть наклонила голову, глядя на него.

— Не знаете? — Он засмеялся. — По сути своей — водка. Но меня больше прикалывает говорить именно так. Водка, она вроде для обычных пьянчуг, а кальвадос — для солидных людей.

— А чем вы занимаетесь? — спросила Лара. Помимо ее воли в голосе послышалась заинтересованность.

— Вы действительно хотите знать, — спросил Дмитрий, — или спрашиваете только из вежливости?

— Хочу, — она кивнула, — вы не похожи на любого из моих знакомых.

— А на Виталия? — Он бросил на Лару острый пристальный взгляд.

— Внешне очень, — согласилась она, — и в поведении тоже есть какие-то черты. Но вы более раскованный, что ли… Кто вы?

— Свободный художник, — он засмеялся, — хотите увидеть искусство, не отягощенное какими-либо догмами?

— Хочу, — она кивнула. Дмитрий одновременно и притягивал и отталкивал ее, как любая опасность. А опасность сквозила в каждом его жесте.

— Тогда идем, — он протянул ей руку, — я покажу тебе свой мир.

Лара всегда считала себя осторожной, не способной на неожиданные поступки. Но на этот раз она отбросила всякую осторожность, не стала долго взвешивать «за» и «против». Она чувствовала, что этот человек таит неясную угрозу, и хотела как можно лучше понять его. Пусть видит, что она заинтересовалась им.

— Ты на машине? — спросил Дмитрий.

— Разумеется, — кивнула Лара.

— Хорошо — Он взял ее под руку. — Здесь не очень далеко, но лучше доехать, скоро начнется.

— Что начнется? — спросила она, удивленно глядя на своего собеседника.

— Увидишь, — загадочно произнес он, — поехали.. — А ты смелая, — сказал он и рассмеялся, когда Лара вырулила на проспект, — или для тебя подобные приключения не новость?

— В каком смысле? — Лара повернула к нему голову.

— Ты не похожа на отчаянных дамочек, которые ради того, чтобы избавиться от скуки, очертя голову бросаются в разные авантюры.

На Лиговке полно притонов, куда менты даже носа не кажут, сколько там собирается опасной шушеры. Отребье всех мастей и на любой вкус. Нормальный человек старается побыстрее унести оттуда ноги, а вот некоторым дамочка очень нравится. В брюликах, в шелках от Диора и Армани, хоть сейчас на светский прием, они трутся в этой грязище среди отбросов общества да еще и кайф ловят.

— Надеюсь, мы едем не в такое место? — Лара старалась не выдать своего волнения. Говорят, что страх очень хорошо чувствуется, а ей не хотелось бы, чтобы он понял, как она боится.

— Конечно, нет, — Дмитрий рассмеялся, — я же сказал, что ты не похожа на тех, кто любит грязь. Ты как раз предпочтешь светский раут, пойдешь в приличный театр или на вечеринку к хорошим знакомым, и непременно, чтобы их знали твои родители. Но еще больше ты любишь уединение, тебе нравится не шумное сборище, а домашняя обстановка, такая, когда можно забраться с ногами в кресло и открыть любимый любовный роман.

— А ты еще и психолог, — бросила Лара, — но очень уж быстро делаешь выводы.

— Разве я не прав? — Он протянул руку и слегка дотронулся до ее щеки. — Я настолько сильно ошибся?

— Немного, — призналась она, — наверное, у меня такой вид, что легко определить мои предпочтения.

— Нетрудно, — согласился Дмитрий, — хотя немного странно, что тебе понравился Виталий, если он действительно похож на меня. Я бы сказал, что это не твой тип. Тебе бы больше подошел более…

— Послушай, — Лара затормозила, — я понимаю, что ты отлично разбираешься в людях, но давай договоримся. Кто мне нравится или не нравится — это мое личное дело. Только мое, и других не касается.

— Прекрасно, — он снова засмеялся, — наша кошечка, оказывается, умеет показывать коготки. Но так даже лучше.

— Что — лучше? — не поняла Лара.

— Так интереснее, — пояснил Дмитрий, — всегда интереснее играть с женщиной, которую можно завести, чем с той, которая вяло на все смотрит и никак не реагирует.

— Значит, игра, — пробормотала Лара.

— Конечно, — он уже не смеялся и смотрел на дорогу, — совсем немного осталось. Давай сверни направо, а теперь до самого конца улицы, там тормознешь.

Лара подчинилась. Этот человек сам признался, что для него любые отношения — игра. Ему нравится ее поддразнивать, злить, так, оказывается, интереснее. Виталий тоже не был способен на глубокие чувства, но он не играл, просто так жил. Лара пожала плечами. В конце концов в одном он стопроцентно прав: Виталий для нее был совершенно неподходящей парой. А вот Максим… Лара заколебалась. Не лучше ли плюнуть на все, не строить из себя детектива и вернуться в свой уютный мирок А про Дмитрия лучше всего побыстрее забыть.

— Боишься? — он накрыл своей ладонью кисть Лары и слегка сжал ее.

— Немного не по себе, — призналась она, — может быть, лучше в другой раз?

— И не думай даже, — он сжал руку Лары сильнее, — не выношу тех, кто не решается де дать последний шаг, пошли.

Ларе пришлось выйти из машины и покорно следовать за Дмитрием. Они прошли дворик, нырнули в парадное четырехэтажного старого дома. Шибануло застоялой вонью. Лара судорожно зажала рукой нос.

— Потерпи, — донесся до нее насмешливый голос, — немного осталось.

В скудном свете едва мерцающей лампочки Лара увидела, что он направился к небольшой дверце позади громоздкой кабины лифта. Такие кабины за проволочной сеткой Лара видела только в кино. Сверху послышался ржавый скрежет и стук, лифт спустился вниз.

— Чего застряла? — торопил Дмитрий. — Пошли.

Лара вздохнула и шагнула вслед за ним в маленькую дверь. Дверца захлопнулась, и они оказались в абсолютной темноте.

— Держись, — Дмитрий покрепче ухватил Лару, — тут ступеньки, спускайся осторожно.

Ей казалось, что она лезет в погреб, такой вокруг стоял затхлый, сырой воздух.

«Подвал, — мелькнула мысль, — он тащит меня в подвал, недаром рассказывал про притоны. А там разные бомжи, наркоманы, еще бог знает кто».

Лара выдернула руку, вознамерившись вернуться.

— Перестань, дурочка, — успокаивающе произнес Дмитрий, — не бойся.

— Пусти, — она попыталась вырваться, — пусти, закричу.

— Тише, — он крепко прижал к себе Лару, — уже началось, пришли уже, сиди тихо и только смотри. А потом расскажешь о своем впечатлении.

Он откинул тяжелую грубую ткань, и Лара увидела большой полутемный подвал, который был оборудован под зрительный зал, стояли кресла, сцена необычной формы. Зал был почти полон. Дмитрий кивнул Ларе на свободное место, а сам скрылся за драпировкой. Она покорно села, попробовала оглядеться и понять, куда она попала.

Сцена была не обычной, а треугольной со ступенями, которые понижались от ее основания к острому углу, что вклинивался в зрительный зал. Чуть наискось были размещены кресла для зрителей за исключением последних рядов.

«Оригинально, — подумала Лара, — но зачем он притащил меня сюда?»

Она не понимала того, что происходит сцене.

Какой-то человек в длинном белом балахоне и капюшоне, накинутом на лицо, дергался под заунывную музыку, девица в черном блестящем трико с большим открытым бюстом жестикулировала и говорила сама с собой, еще одна, в красном трико и розоватой короткой маечке, стонала возле распростертого на земле человека. Она вставала на колени, наклонялась над ним, причитала, пытаясь уговорить его встать.

Неожиданно заунывную мелодию сменил быстрый ритм. Откуда-то ударил разноцветный свет, сцена покрылась яркими кругами, словно в цирке. В каждом из кругов оказалось по персонажу этого странного действа. Человек в балахоне, девицы в черном и красном исполняли какой-то ритмичный танец, а актер, лежавший ничком, поднялся. Лара увидела жутко размалеванное лицо. Не обращая внимания на остальных, он достиг края сцены, спрыгнул с нее и оказался среди зрителей.

Теперь появились новые актеры, половинки лиц которых были выкрашены в черный и белый цвета. Один держал топор, другой — острый нож. Они стали бродить среди публики, спорить, переругиваться, шутить, усиленно разыскивая кого-то. Наконец они обошли весь зал и обнаружили спрятавшегося актера. Они повалили его лицом вниз и принялись уговаривать сидевших поблизости прикончить его. К ним присоединились и остальные.

Публике они раздавали горящие свечи, некоторым вручали черные и красные платки. Наконец актер в белом балахоне нашел желающего, он подвел его к лежащему человеку. Музыка смолкла, лишь тревожно рокотал барабан. Нож взметнулся вверх и резко опустился, брызнула кровь. Сидящие ближе всех зрители отшатнулись, вскрикнула какая-то женщина. А актеры снова заняли свои места на сцене, снова заиграла быстрая ритмичная музыка, заплясали разноцветные круги света.

Лара перевела дух. Актеры раскланивались, публика поднималась со своих мест, тянулась к выходу. Возле Лары оказался один из актеров с черно-белым лицом, и она с трудом узнала в нем своего нового знакомого. Теперь ничто в нем не напоминало Виталия. Она удивилась, как могла завязать знакомство с этим человеком.

— Подожди немного, — попросил он, — я приведу себя в порядок.

— Хорошо, — она кивнула, снова опустилась в кресло.

Дмитрий скрылся за сценой. Лара осталась одна в пустом зале. Она пыталась осмыслить происходящее, пыталась восстановить в памяти события вечера. «Зазеркалье», Кен, затем появление Виталия, эффектное, надо сказать, появление, их знакомство, разговор, затем она оказалась здесь. Зачем он притащил ее сюда? Он актер? Выходит, в этой дыре они ставят свои странные спектакли!

— Не хочется уходить? — спросил сзади низкий, хрипловатый голос.

— Я… — Лара стремительно обернулась, — я жду одного человека.

— Ясно, — человек кивнул, — можно ждать всю жизнь кого-нибудь, и в итоге окажется, что ждешь совсем не того. Не лучше ли оставить всякое ожидание?

— А если не ждать, — осторожно спросила. Лара, — что же тогда делать?

— Делать… — повторил человек, — жить, творить… или ждать. Одни ждут удовольствий, другие — смерти.

— Разве можно ждать смерти? — Лару начал пугать этот разговор.

— Можно, — человек смотрел напряженно и серьезно, — просто сидеть и ждать, а она уже подходит к тебе неслышными шагами и стоит, ухмыляясь, за спиной. А глупый человек даже не подозревает, что она совсем рядом. А если бы знал, — его голос стал тревожным и напряженным, — разве глупый человечек стал бы сидеть спокойно, дожидаясь незнакомца, который прикидывается знакомым, нет, даже глупому зайцу хватило бы ума вскочить побыстрее и бежать, бежать без оглядки, спрятаться в своей норке или в норке более могущественного зверя. Чтобы кто-то мог защитить. Но любопытство! Достаточно невинный из человеческих пороков, который толкает заглянуть в глаза исчадиям ада. И страшно, и жутко, и все равно хочется. А смерть стоит рядышком и ухмыляется… И некому подсказать глупому человечку, чтобы никому не верил и спрятался.

Лара с ужасом вглядывалась в не старое еще лицо, покрытое сеточкой морщин, в беспокойные голубые глаза. Глядела на растрепанные седоватые, курчавые волосы. А руки? Его руки как будто все время искали точку опоры, а пальцы ткали невидимую паутину. Ларе захотелось вскочить и бежать. Бежать, чтобы оказаться как можно дальше от этого страшного человека. Лара узнала его. Он играл мужчину в белом балахоне. Именно он подвел «убийцу» к «жертве». Кровь, правда, оказалась ненастоящей. И актер, игравший жертву, в конце спектакля вместе со всеми приветствовал публику. А вот теперь, на закуску, еще и этот странный монолог.

— Тише, — актер замер, — я слышу его шаги. Он уже идет.

— Кто? — тихо спросила Лара.

— Тот, от кого тебе нужно держаться подальше, — актер поднял руки к лицу, — если ты не ждешь смерти.

— А вот и я, — на сцене появился Дмитрий, — идем, Лара.

— Да-да, — она торопливо поднялась, — я иду.

Она так же торопливо обогнула старого актера и поспешила за Дмитрием. В машине она немного успокоилась.

— Не слишком тебя Свен напугал? — спросил двойник Виталия, вытаскивая сигарету.

— Пожалуй, нет, — соврала Лара, — он говорил какие-то странные фразы.

— Ага, — Дмитрий засмеялся, — многие пугаются, хотя он совершенно безобиден, а Танька, та, с большими дойками, убеждена, дура, что он ясновидящий. И всех уверяет, что он может предсказывать смерть.

— И сбывается? — полюбопытствовала Лара.

— Нет, конечно, — Дмитрий небрежно откинулся на сиденье, — а что, он тебе тоже про смерть плел?

— Н-нет, — неуверенно пожала плечами Лара, — все время твердил что-то про глупого человечка, который не видит очевидного. Я толком ничего не поняла.

— Выбрось из головы, — посоветовал он, — Свен — неплохой мужик, но крыша у него давно съехала. Если его слушать, сам шизиком в три секунды станешь.

— Понятно, — Лара усмехнулась, — а как же он играет?

— Как и все мы, — Дмитрий напрягся, — это вовсе не мешает. А тебе как? Понравилось или нет?

— Не знаю, — она сосредоточенно смотрела на дорогу, — наверное, я не все поняла.

— Не понравилось, значит, — констатировал Дмитрий несколько разочарованно, — те, кому нравится, так не говорят.

— Я не разбираюсь в театре, — виновато произнесла она, — трудно понять, в чем там было дело.

— Аллегории все. Но объяснять необязательно. Каждого из актеров зритель волен представить как угодно и кем угодно. Но четко видно, что один — жертва, другие за ним наблюдают в разной степени нейтральности, а потом появляемся мы, олицетворяющие убийц или палачей, если хочешь. Но в том-то и штука, что убийцей волей или неволей может стать любой. Какую бы роль ты ни играл. Роль актера или роль зрителя. Заметила ведь, как мы ходили и предлагали кому-нибудь из публики убить его. Иногда соглашаются.

— Страшный спектакль, — пробормотала Лара, — страшный и странный.

— Хэппининг [8], — отозвался Дмитрий, — на том и построен. Хотя убийство здесь не обязательно. На этот раз была просто такая тема. Но настоящего размаха нет, это точно. Знаешь, — он оживился, — я однажды потрясающий хэппининг видел, когда мы были в Англии. Действительно, нечто невероятное, аж до костей пробирало. А мы лишь тужимся, пытаемся что-то сотворить. У нас никто так не может. Одно время Курехин [9]занимался подобным, но после него все заглохло. Нет настоящих мастеров.

— Понятно, — кивнула Лара, — а тебя вообще-то куда отвезти?

— А со мной ты не собираешься провести время? — Дмитрий положил руку ей на плечо.

— Нет. — Лара непроизвольно дернула плечом. — Ты очень милый, — она посмотрела на него, — но понимаешь, для меня слишком много впечатлений. Хочется побыть одной.

— Как скажешь, — он усмехнулся, — но мы ведь можем еще встретиться?

— Конечно, — Лара кивнула, — глупо было бы отказываться от встречи с таким интересным и необычным человеком.

— Тогда встретимся завтра, — решил Дмитрий, — но только днем, вечером я занят. Притормози.

— Хорошо, — Лара притормозила возле небольшого магазинчика, работающего круглосуточно, — где, когда?

— А ты не хочешь спросить почему? — Он взял ее за плечи и повернул к себе. — Чем таким я занят вечером.

— Если захочешь, то сам скажешь, — ответила Лара, пытаясь осторожно освободиться из его настойчивых рук.

— Скажу, — пообещал он, — но в другой раз. Не хочется портить впечатление. Давай встретимся возле кафе «Эстелла», напротив…

— Я знаю это кафе, — поспешила заверить его Лара.

— Прекрасно, — отозвался Дмитрий, — в четыре тебя устроит?

— Вполне, — кивнула она.

— Тогда до завтра, — сказал Дмитрий, потрепал ее по щеке и выбрался из машины.

Лара медленно тронулась с места, наблюдая в зеркальце заднего вида, как он остался стоять перед магазинчиком.


ЦВЕТ ШЕСТОЙ. СИНИЙ

Издавна прославлен царь гор Хималай, повелитель могучих горных хребтов, на скалах которых обитают киннары, гандхарвы, видьядхары [10].На севере Хималая стоит прославленная гора Кайласа Живет на Кайласе повелитель всего живого и неживого, окруженный сонмом богов и полубогов, могучий властелин Вселенной, великий бог Шива со своей супругой Парвати. Однажды его супруга приблизилась к мужу, когда он сидел в одиночестве, и, приласкавшись, осыпала его восхвалениями. Обрадованный словами Парвати, Шива посадил ее к себе на колени и спросил: «Скажи, любимая, чем мне тебя порадовать?» И ответила дочь Хималая: «Если ты доволен мной, повелитель, то расскажи, супруг мой, какую-нибудь интересную, но только совсем новую историю». — «Да разве есть во всем мире, в прошлом, настоящем или будущем что-нибудь, чего бы ты не знала?!» — промолвил Шива. Но она снова и снова упрашивала его, ведь у ревнивых женщин душа всегда радуется супружеской ласке. И видя, как ей хочется послушать, он согласился. Но ревнивица не успокоилась: «Пусть эту историю никто, кроме меня, не знает». Согласился всемогущий и повелел быку Накдину охранять покои. В это время явился к покоям Шивы лучший из ганов [11]Пушпаданта, и, сколько Накдин ни останавливал его, Пушпаданта, сгорая от любопытства, хотел войти. Став невидимым, он проник в покои и слышал все, что рассказал Шива Парвати. А сам, великий и насмешливый, поведал жене своей Джайе. Когда Джайя явилась к своей госпоже, то пересказала ей все, что поведал лукавый муж. С чего бы женщине сдерживать свой язык? Разъярилась Парвати, набросилась с упреками на супруга: «Рассказал ты мне старую историю, ее даже Джайя знает!» — И скрылась от лучезарного у своего отца. Ничто в мире не сокрыто от повелителя, прознал он, кто виновен. А богиня, пылая гневом, вскричала: «Будешь, Пушпаданта, жить среди смертных». Не стал Шива перечить супруге. А лучший из ганов обрел страдания в смертной жизни. Долго тянулась цепь его перерождений, пока Парвати не сменила гнев на милость, и Шива же даровал ему возвращение в счастливый мир богов.

Сомадева. «Океан сказаний».

ГЛАВА 14

Причины никакой не было, но Лара все равно злилась. То есть причин было сколько угодно. Начать хотя бы с того, что она очень плохо спала, ее донимали кошмары, а нормально смогла уснуть только под утро.

Встала она разбитая и с головной болью. Но походила немного, заставила себя успокоиться. Взглянув на часы, поняла, что стрелки неумолимо движутся к роковому часу назначенной встречи.

«Не ходить», — настойчиво предупреждал внутренний голос. «Плевать, — отвечала она самой себе, — пойду. Что может случиться?» Ей не хотелось возиться с машиной, поэтому вышла к дороге. «Если за пять минут никого не будет, то с чистой душой и совестью можно возвратиться домой».

Машины пролетали мимо и настроение поднялось. Но около нее вдруг затормозил дешевый «Фольксваген».

— Куда вам, девушка? — нагнулся к стеклу веселый веснушчатый парень.

— Кафе «Эстелла», — нехотя призналась Лара.

— О, да нам по пути, — обрадовался парень, — садитесь.

Лара села в машину. Назад хода не было. Теперь ей волей-неволей придется встретиться с Дмитрием. Парень весело шутил, заинтересованно поглядывал на Лару, она отвечала ему рассеянной улыбкой.

— А вы любите театр? — неожиданно спросил он.

— Да, — Лара удивленно уставилась на него, — а что?

— И мне очень нравится, — заявил парень, — но не просто театр, а с какими-нибудь прибамбасами, чтобы эдакое экспериментально-навороченное.

— Неужели? — не удержалась Лара.

— А что, — парень весело хохотнул, — не похож на интеллектуала? По-вашему, эксперименты должны нравиться только тощим занудам в очках, у которых в голове одни шаблоны?

— Если в голове шаблоны, как же им могут нравиться эксперименты? — Лара усмехнулась.

— Сдаюсь, поймали, — парень тряхнул неухоженными рыжеватыми волосами, — хотелось сказать что-нибудь такое… заумное.

— Понятно, — Лара вздохнула, — боюсь, что всякие навороты не про меня. Мне больше нравится традиционное.

— В традициях всегда кроется новаторство, — назидательно произнес парень.

— Только не говорите, что это вы сами придумали, а теперь изрекаете, — поддела его Лара, — признайтесь, не ваши слова.

— Не-а, — радостно согласился парень, — вы проницательны. Мне нравится повторять иногда такие фразы. Девушки смотрят с почтением, думают, какой я умный.

— Вы скорее забавный, — Лара смотрела на него и улыбалась.

— Да-а, — протянул он, скорчив гримасу, — шут гороховый.

— Зачем вы так, — запротестовала Лара, — я же сказала: «забавный». Если уж придерживаться аналогии с театром, то вы — Арлекин.

— Спасибо, хоть не сеньор Панталлоне.

— А как на самом деле зовут Арлекина? — Лара засмеялась.

— Серый. А вас?

— Лариса. Или Лара.

— Лара, красиво, — откликнулся он. — Жаль, Лара, что наше знакомство было таким коротким. «Эстелла», мадам, к вашим услугам.

— Спасибо, — она полезла в сумочку.

— Что вы, — в притворном ужасе Сергей за махал руками, — ехать с такой красивой девушкой уже удовольствие. А если вы еще и телефончик оставите…

— А если нет?

— А возьмите тогда мой, — он расплылся в улыбке, — если вам станет грустно, вспомните об Арлекине.

— А где вы работаете? — спросила Лара, уже выбравшись из машины. Ей почему-то не хотелось уходить от улыбчивого парня.

— В милиции, — просто ответил он, — так возьмете телефончик?

— Возьму, — Лара протянула руку, — благодарю, Арлекин.

— Удачи, Коломбина. — Сергей рассмеялся и тронул машину с места.

* * *

— А вот и она, — услышала Лара голос и почувствовала, как сзади ее обхватили крепкие руки, — попалась, золотая рыбка!

— Пустите, — Лара резко дернулась.

Руки разжались, и схвативший оказался перед ней.

— Испугалась? — Дмитрий смотрел на Лару и безмятежно улыбался.

— Конечно, — кивнула она, — любая неожиданность всегда неприятна.

— Вот, значит, как ты относишься к сюрпризам, — он серьезно посмотрел на нее, — надо будет запомнить. Добрый день, прекрасная принцесса, я так рад вас видеть.

— Здравствуй, — отрывисто ответила Лара.

— Не сердись, — он подхватил ее под руку, — обещаю, больше такого не повторится.

Дмитрий старался. Он вспоминал забавные истории из своей пестрой актерской жизни, шутил. Лара слушала, улыбалась, кивала, но чувствовала, что с каждой минутой этот человек становится ей все неприятнее. Дмитрий словно понял это.

— Тебя угнетает мое общество? — спроси он, резко повернувшись к ней.

— Нет, — равнодушно ответила Лара, — чего ты взял?

— С того, что сначала я чем-то был тебе интересен, но теперь ты как будто укрылась за стеной. Спряталась и не желаешь оттуда выбираться.

— Тебе кажется, — возразила Лара.

— Нет, — он взял ее запястья и крепко сжал их, — нет, моя дорогая, я не ошибаюсь.

— Пожалуйста, — попросила Лара, — у меня иногда бывает такое настроение, кажется, что все в порядке, но на самом деле…

— Дело ведь не только в моей выходке, — он все еще не отпускал ее руки.

— Нет, — Лара мотнула головой, — возможно, в том, что ты так сильно… похож…

— Понятно, — он криво усмехнулся, — пошли, я отвезу тебя домой.

— Я могу и сама добраться, — сказала Лара.

— Я не навязываюсь, — Дмитрий слегка отвернулся от нее, — но мы взрослые люди. Тебе надо отвлечься…

— Да, — Лара кивнула и пошла вперед. Дмитрий догнал ее и заглянул в лицо.

— Конечно, мы взрослые люди, — повторила Лара, — поэтому знаем, что за этим последует.

— У тебя кто-то есть? — поинтересовался двойник Виталия.

— Мне сейчас не до этого, — вздохнула Лара, — хочется побыть одной. А делить с кем-то постель… Может быть, потом, позже…

— Понимаю, — он снова криво усмехнулся, — обещаю, что только провожу тебя.

* * *

Прошло несколько дней.

Она открывала дверь квартиры, когда по ступенькам сбежал человек и быстро схватил ее за руку. Лара ахнула и выдернула руку.

— Не бойся. — Перед ней стоял Дмитрий.

— Я не боюсь, — отчужденно произнесла Лара, — но ты обещал, что не будешь пугать меня.

— Не буду, — он отпустил ее руку. — А мы что, так и будем здесь разговаривать?

— А ты хочешь, чтобы я пригласила тебя в квартиру?

— Хочу, — откликнулся он, — более того, это необходимо. Я хотел бы серьезно поговорить с тобой.

— Ладно, — она кивнула, — только быстро. Через полчаса должен приехать мой отец, а он всегда очень придирчиво присматривается к моим поклонникам.

— Понятно, — Дмитрий кивнул, — обещаю, что много времени это не займет.

Лара открыла дверь и посторонилась, пропуская его в квартиру.

— Говори, — велела она, заходя следом и закрывая дверь.

— Мне хотелось оказаться здесь, — произнес он, поворачиваясь к ней и подступая вплотную, — но я не думал, что все получится именно так.

Его движение заставило Лару прижаться спиной к двери, и она очутилась в ловушке. Дмитрий уперся ладонями в дверь, загораживая ей проход, он все ниже наклонялся к ее лицу, а она не знала, что делать. Она словно оцепенела.

«Маленькому, глупому человечку некуда деться», — пульсировала мысль. Дмитрий, с силой надавливая ртом, поцеловал ее, но Лара не шелохнулась. Он отстранился.

— Я тебе противен? — спросил он, разглядывая ее в полумраке коридора. — Это только из-за моего дурацкого сходства или есть еще причина?

— Не знаю, — выдавила Лара.

— Я хотел бы встречаться с тобой, — заявил Дмитрий, — хотел бы, чтобы мы стали близки. Если тебе нужно только время, то я подожду. Но учти, ждать я собираюсь недолго.

— Ты пугаешь меня, — тихо сказала она, — ты резкий и непредсказуемый.

— Да, — согласился он, — мне нравится быть таким, какой я есть. Что ты скажешь на мое предложение?

— Не знаю, — Лара говорила тихо и жалобно, — мне не хочется сейчас с кем-то налаживать близкие отношения. Я не готова к этому.

— Тогда считай, что мы просто друзья, — зло и весело проговорил Дмитрий, — а может, один друг угостит другого чашкой кофе?

— Конечно, — кивнула Лара.

— Тогда я с удовольствием выпью кофе, — Дмитрий пошел в комнату, и Лара покорно направилась за ним. Как же ей не хватало сейчас чьей-нибудь помощи или защиты.

«Хоть кто-нибудь, — мысленно взмолилась она, — откликнитесь, придите».

ГЛАВА 15

Лара варила кофе и прислушивалась к звукам, которые доносились из гостиной. Дмитрий чувствовал себя вполне непринужденно. Он неторопливо осматривал комнату, медленно прохаживаясь по ней и насвистывая легкомысленный мотивчик, открыл бар. Проверил его содержимое. Лара слышала его восхищенные восклицания и звяканье бутылок. Она не могла придумать, как выставить за дверь этого нахала. В конце концов она виновата во всем сама, захотелось острых ощущений — вот она их и получила. Возможно, Анка была бы в восторге от подобной ситуации, но кузина — авантюристка по натуре, а Лару больше устраивает спокойная жизнь. В таких ситуациях она беспомощна, как котенок, растеряна, парализована страхом.

«Соберись, — внушала она себе, — раз затеяла эту игру, значит, играй, но только так, чтобы он поверил. А как только он уйдет, нужно звонить Крону и умолять его приехать, иначе можно так увязнуть в этом деле, что невозможно будет выбраться».

Лара постаралась придать своему лицу приветливое и беззаботное выражение, поставила чашки и кофейник на поднос, пошла в гостиную.

Дмитрий развалился в кресле и потягивал коньяк.

— А вот и кофе, — сказала Лара, — сахар, лимон…

— Я лучше плесну коньяку, — откликнулся Дмитрий, — не возражаешь?

— Конечно, нет, — она поставила поднос на столик и принялась разливать кофе.

— Тебе? — Он вопросительно взглянул на нее.

— Добавлю лучше сливок.

— А может, тоже коньяку?

— Нет, — Лара улыбнулась, — что-то не хочется.

— Из-за меня, — Дмитрий наклонился и перехватил ее руку. — Ты меня боишься?

— Нет. — Она постаралась высвободить руку. — Не очень люблю коньяк, а пить его с кофе… пожалуй, это не для меня.

— Признайся, — продолжал настаивать он, — ты относишься ко мне с опаской и подозрением.

— Не знаю, — она пожала плечами, — представь себя на моем месте. Сначала я должна выйти замуж, но вдруг все меняется, потому что жениха убивают. Проходит какое-то время, и я встречаю человека, который очень на него похож. Мне иногда кажется, что я разговариваю с Виталием, но потом это наваждение проходит.

— Значит, — Дмитрий отпил кофе, — все дело в дурацком сходстве. Больше никаких причин нет.

— Причин? — Лара сделала удивленное лицо.

— Конечно, — он поставил чашку на стол, — причин твоей неприязни лично ко мне.

— У меня нет причин для неприязни. — Лара пожала плечами. — С чего ты взял?

— Из твоего поведения, дорогая, из чего же еще. Ладно, мне все это надоело, а особенно старая песня о моем сходстве. Давай-ка поговорим о чем-нибудь другом.

— Хорошо, — Лара с готовностью кивнула, — о чем, например?

— Не знаю, — Дмитрий покрутил головой, — о тебе хотя бы. Не возражаешь?

— О чем же тут говорить, — Лара принужденно рассмеялась. — Про таких, как я, говорят: вполне заурядная особа.

— Ну ты-то себя такой «заурядной» не считаешь?

— Знаешь, — она откинула голову на спинку кресла и в упор посмотрела на Дмитрия, — мнение толпы меня совершенно не трогает. Мне вообще кажется, что в жизни больно много ненужной суеты.

— Уже интересно, — процедил Дмитрий, — а дальше? Философия женщины — это всегда что-то невероятное.

— Не знаю, — Лара пожала плечами, — мне кажется, что было бы гораздо спокойнее, если бы люди меньше старались достичь какой-то несбыточной мечты.

— Значит, по-твоему, и мечтать ни о чем не стоит? — Он со злостью поглядел на Лару. — Живи себе спокойненько, барахтайся в грязи и голову не смей поднимать.

— Ну почему же? — Лара встала, достала из сумочки пачку сигарет, закурила. — Только вот одним действительно дано подняться над всей этой жизненной грязью, а другие продолжают себе барахтаться, лишь расплескивая ее во все стороны, а мнят себя при этом…

— На меня намекаешь? — напряженным голосом спросил Дмитрий. — Мол, одно дело в больших театрах играть, где настоящее искусство, а другое — в нашем подвальчике.

— Я совсем не тебя имела в виду, — искренне запротестовала Лара. — В конце концов ты сам строишь свою жизнь, хочешь добиться какой-то своей цели. Я только говорила о том, что цели многих — пустяковые, не стоит и стараться.

— Пустяковые… — повторил он, — какие, например?

— Ну, добиться повышения по службе, — начала Лара. — Занять место своего начальника, заиметь крутую тачку, чтобы все завидовали, построить дачу в престижном районе, водить дружбу со знаменитостями, да мало ли. Только как бы ты меня ни убеждал, это все мелкие цели, какую бы возню вокруг этого ни поднимали.

— Ах, вот ты как на это смотришь, — Дмитрий криво усмехнулся. — Кажется, я уловил твою мысль, могу даже продолжить: открыть свое дело, наладить торговые связи по стране, уехать за границу, чтобы заниматься бизнесом там. Это тоже мелко?

— Мелко или крупно… это обыденно. В этом нет ничего возвышенного.

— Замечательно! Браво! — Он захлопал в ладоши. — Вы меня просто сразили, мисс. Но, насколько я знаю, ваш драгоценный жених тоже имел свое дело. Это тоже обыденно или для тебя имело какое-то значение?

— Сейчас у многих дела, что особенного в том, чтобы в наше время иметь фирму? — ответила Лара спокойным голосом.

— Ах да, — он торопливо закивал, — совершенно ничего особенного, если учесть, кто у нас отец…

— При чем здесь отец? — Лара удивленно подняла глаза. — Он и Виталий не имели никаких общих дел. И откуда ты знаешь, кто мои родители?

— Возможно, — согласился Дмитрий, игнорируя ее вопрос. — До тех пор, пока вы не поженились, а там, глядишь…

— Но у них же совсем разный профиль, — Лара засмеялась. — И не могло быть никакого общего бизнеса.

— Ну почему же? — Дмитрий потянулся к бутылке и налил себе еще коньяку. — Твой жених вполне мог оставить свое дело и заняться бизнесом твоего отца. Или скажешь, для зятя он не нашел бы тепленького местечка?

— Нашел бы, — Лара не могла понять, куда он клонит, — но вряд ли Виталий стал бы бросать свое дело. И вряд ли его отец, Виктор Мефодиевич, ему это позволил.

— Ага, — Дмитрий снова закивал, — папаша был заинтересован в том, чтобы передать наследнику свое дело. Но, предположим, что Виталий все же бросил папашин бизнес, стал заниматься делами твоего родителя, тот за границей открыл бы какой-нибудь филиальчик, посадил туда зятька президентом, и жили бы вы спокойно в какой-нибудь благословенной Австрии или Швейцарии. Такое было невозможно?

— В принципе, — осторожно начала Лара, — возможно. Хотя есть много «но».

— Возможно, значит. — Двойник Виталия визгливо рассмеялся. — А что, там ведь отличная жизнь. А сам твой жених за границу в ближайшее время разве не собирался?

— Нет, — Лара покачала головой, — не собирался. Что ему там было делать?

— А ты хорошенько подумай, — голос Дмитрия стал напряженным.

«Он очень хочет что-то услышать», — подумала Лара. Она понимала, что он неспроста затеял весь этот разговор и осторожно к чему-то ее подводит. «Ему нужны какие-то сведения, — догадалась она, — вот только что он хочет узнать?»

— Кажется, было что-то, — Лара потерла рукой лоб, — да, вспоминаю, Виталий как-то намекнул, что совсем не против пожить за границей, отдохнуть от России в какой-нибудь цивилизованной стране.

— Уж не в Америку ли он собирался? — глаза Дмитрия оставались напряженными, хотя сам он улыбнулся.

— Нет, — Лара задумчиво покачала головой и неожиданно вспомнила слова Анки, когда та вернулась из деловой поездки: «В Америку сейчас стремятся только плебеи, а если человек хочет размеренной жизни в стране, где чтутся традиции, то нужно ехать в Англию».

— В Англию. — Рука Дмитрия дрогнула, из рюмки выплеснулся коньяк. — А что, — он перевел дыхание, — вполне подходящая страна, к тому же, — добавил он, понижая голос, — если там имеется состоятельный родственник. Он пристально посмотрел на Лару, и она ощутила, как напряженно он ждет ответа.

— Нет, — она покачала головой, — ни у меня, ни у Виталия в Англии нет никаких богатых родственников, бедных, впрочем, тоже. В этом я абсолютно уверена.

— Конечно, уверена, — Дмитрий закусил губу, — нет, значит. Ладно. — Он неторопливо поднялся и прошелся по комнате.

Остановившись возле вазы с цветами, пальцем дотронулся до слегка поникших головок.

— Розы, — произнес он, — поклонники все-таки имеются. — Он искоса посмотрел на Лару.

— Сослуживцы, — соврала она, — приходили меня навестить.

— И случайно захватили розы, — продолжал он.

— Да, — Лара кивнула, — а что в этом особенного? Мы всегда так поступаем, если отправляемся к кому-то с визитом.

— Понятно. — Он раздраженно щелкнул пальцами по бутону и смотрел, как опадают лепестки. — Все это, конечно, ненужная мелочь и суета, — передразнил он Лару, — но без этого ведь невозможно. Иначе визит будет выглядеть неприлично, как признак дурного тона.

— Не понимаю, — сказала Лара, — что тебя так раздражает? Что плохого в том, чтобы прийти с цветами? Можно, конечно, ввалиться с пивом пьяной компанией, но почему все так должны вести себя? Каждый поступает так, как считает нужным.

— Точно, — он кивнул, — каждому свое. Сослуживцы, знакомые, друзья, поклонники… Ладно, пусть я придираюсь. В моем представлении тот, кто ухаживает, должен приносить цветы. Это естественно. Идешь к девушке на свидание, можно захватить букет цветов. Или принести ей какую-нибудь безделушку. Хотя… Виталий, наверное, предпочитал дорогие подарки?

— Да, — Лара кивнула, — а что в этом плохого?

— Ничего, — ответил двойник, — эти подарки, должно быть, имеют для тебя большое значение. Что он тебе дарил? Не смотри так, — добавил он со смехом, — мне просто хочется знать, — многие женщины хвастаются подарками своих поклонников, в этом нет ничего дурного. Или ты считаешь по-другому?

— Не знаю, — озадаченно ответила Лара, — никогда об этом не думала.

— Тогда принеси то, что он тебе подарил, посмотрим вместе.

Лара пожала плечами и отправилась в свою комнату. Или именно за этим он и пришел? Ему зачем-то понадобилось знать о подарках, что делал ей Виталий. Ладно, она покажет ему эти безделушки, а потом попросит уйти.

— Вот, — Лара поставила перед Дмитрием небольшую шкатулку. — Это подарил мне Виталий, — смотри, если хочешь.

Дмитрий торопливо и как-то даже жадно откинул крышку. Он вытаскивал вещи на стол, не слишком рассматривая их. Когда в шкатулке ничего не осталось, он поднял на Лару глаза.

— Это все? — спросил он.

— Все, — ответила она удивленно, — или ты считаешь, что этого слишком мало?

— Нет, — Дмитрий качнул головой, — уверен, что каждая вещица дарилась тебе по определенному поводу. Они, конечно, и дорогие, и роскошные, но нет ничего особо оригинального.

— Почему? — Лара продолжала разыгрывать удивление. — Вот посмотри, какой браслетик, словно настоящая золотая ящерица, а глаз изумрудный.

— А изумруд настоящий? — он криво усмехнулся.

— Конечно, — Лара серьезно кивнула, — а вот эти серьги разве не чудо? А вот…

— Я не об том. — Он досадливо поморщился. — Это можно купить в любом ювелирном магазине. Но здесь нет ничего по-настоящему редкого или замечательного. А может, ты хранишь раритеты отдельно.

— С какой стати, — Лара растерянно улыбнулась, — это подарки Виталия, они лежат все вместе. Не понимаю, что ты хочешь сказать?

— А может, ты просто упрямая девочка? — Дмитрий, закусив губу, всматривался в Лару. — Не хочешь говорить из чувства противоречия?

— Не понимаю, о чем ты, — повторила Лара. — Уже поздно, — заявила она, — мне хотелось бы отдохнуть.

— Понимаю, — он кивнул, — меня вежливо просят удалиться. Хорошо, — он поднялся, — я ухожу. Но думаю, что мы очень скоро снова увидимся. А вот, — он немного помедлил, — приятная у нас будет встреча или не очень, зависит только от тебя.

Он резко встал и направился к выходу. Из коридора послышался шум, Дмитрий боролся с дверными замками. Лара могла встать и помочь ему, но она осталась на месте. Ей страшно хотелось, чтобы он поскорее исчез из ее квартиры, но она не находила в себе сил подняться. Наконец входная дверь захлопнулась, и Лара облегченно вздохнула. Ушел. Она чувствовала себя совершенно разбитой и опустошенной. Не обращая внимания на беспорядок на столе, она взяла телефон и направилась в спальню. Ей казалось, что вокруг темнота, а в темноте бродит кто-то страшный. Нервы. Она усмехнулась, но все же набрала номер Гудки. Лара долго слушала эти гудки. А чего она хотела? В конце концов он не обязан тут же откликаться на ее звонок, мало ли какие дела у человека. Лара посидела немного, зажав трубку в руке, но затем начала снова набирать номер.

— Алло, — услышала она знакомый голос, — слушаю.

— Это я, — выдавила Лара.

— Кто? — резковато спросил он. — Представьтесь, пожалуйста.

— Не узнаешь? — Лара говорила все так же тихо. — Это я, Сергей.

— Подождите, — в трубке слышалось дыхание, — назовите себя или положите трубку.

— Хорошо, Крон, — Лара усмехнулась, — значит, я зря надеялась, что ты меня вспомнишь?

— Лара! — закричал он. — Конечно же, Лара, как же я сразу не понял. Не обижайся, Ларчонок, но я сегодня сильно замотался. Только вошел. Что у тебя стряслось?

— С чего ты взял, что у меня что-то стряслось? — спросила она, радуясь, что говорит с прежним Кроном. — У меня все в порядке.

— Не ври, — коротко бросил он, — дорогая моя девочка, ты не стала бы звонить мне ночью, если бы у тебя все было в порядке.

— А уже ночь? — удивилась Лара. — А я не заметила.

— Что стряслось? — повторил он.

— Это долгий разговор, — замялась она, — и не телефонный. Ты не мог бы ко мне приехать?

— Прямо сейчас?

— Ну почему сейчас? Сам же говоришь, уже поздно. Завтра.

— У тебя все в порядке? — опять обеспокоенно спросил он. — Если что-то серьезное, то я приеду немедленно.

— Не думаю, — ответила Лара, — то есть не знаю. Но до завтра это вполне может подождать.

— Ну, смотри, — произнес Крон. — Давай тогда завтра в семь.

— Приезжай, — сказала Лара, — адрес помнишь?

— А он у тебя не изменился?

— Нет, — она рассмеялась, — буду ждать. Положив трубку, Лара с удовольствием растянулась на кровати, впервые за последние дни ей стало спокойно. Анка тоже верит в Крона, по крайней мере, он поможет ей разобраться в этой запутанной истории. Но чего все-таки хотел Дмитрий?

* * *

— Подожди, — попросила кузина, — давай по порядку и ничего не пропускай, а то ты меня совсем запутала.

— Я не пропускаю, — вздохнула Лара. — Говорю же тебе, что хотела во всем разобраться сама.

— Сама, — Анка хмыкнула. — И что, разобралась?

— Нет, — призналась Лара, — только еще больше запуталась.

— Знаешь, — кузина лениво помешивала сок в бокале, — все-таки ты очень легкомысленная, Лара. Никому ничего не сказала и полезла в этот бар. А если бы этот самый… Дмитрий, или как его там, взял бы тебя и пристукнул? Что тогда?

— Почему же сразу «пристукнул», — Лара попробовала защищаться, — напротив, сначала он вел себя довольно мило. Показал мне театр, где работает…

— Это я поняла, а потом случайно, наверное, совершенно случайно оказался возле твоего дома.

— Нет, Анна, — Лара досадливо дернула плечом, — я уверена, что он меня специально поджидал, только не знаю зачем.

— Как же, — Анка усмехнулась, — хотел выпить у тебя дома чашечку кофе.

— Вот именно, — теперь усмехнулась Лара, — он напросился на чашечку кофе, а потом затеял этот странный разговор. Он просил меня показать, что дарил мне Виталий.

— Это зачем же? — Анка перестала помешивать сок. — Хотел что-то позаимствовать?

— Скажешь тоже. — Лара задумчиво провела пальцем по щеке. — Он настойчиво выяснял, не дарил ли мне Виталий еще чего-нибудь, какой-то редкой вещи.

— Занятно, — Анка потерла подбородок. — Не нравится мне все это. Что-то здесь не так.

— И мне не нравится. — Лара вздохнула.

— А я ведь тебе говорила, — набросилась на нее кузина, — добром это не кончится, что тебе мешало позвонить Крону?

— Уже, — весело отозвалась Лара.

— Что уже? — не поняла Анна.

— Уже позвонила, он должен приехать сегодня в семь часов.

— Прекрасно, — Анка хлопнула ладонью по столу, — просто замечательно, что сегодня. Ладно, дорогая, я тоже подъеду.

— Зачем? — удивилась Лара. — Я все сама ему объясню.

— Даже и не сомневаюсь. — Анка поднялась из-за столика. — Так, мне пора бежать, но вечером я обязательно заеду. А зачем, это я тоже сама Крону объясню.

— Но Анка… — начала было Лара, но кузина перебила ее:

— И позвони лучше сразу Максиму, чтобы потом не было никаких недоразумений. Поверь мне, это хороший совет.

— Отличный, — пробормотала Лара, — но я до сих пор не могу понять, за что ты так на него взъелась.

— Да ты посмотри на него повнимательнее, — Анка обернулась и сердито уставилась на Лару, — он же совершенно никакой! В нем нет ничего, что могло бы привлечь женщину. В нем нет искры, нет огня, он не может зажечь, воспламенить! Зачем он тебе? Других, что ли, мало?

— Перестань, Анка, — твердо произнесла Лара, — мне надоело искать необыкновенных и оригинальных. Пусть он самый обыкновенный, пусть он даже звезд с неба не хватает. Но он простой и надежный. И я после всего происшедшего окончательно поняла, что мне именно такой и нужен.

— Ну как знаешь, — выдохнула кузина, — тебе жить.

Анка исчезла, а Лара осталась одна под тентом летнего кафе. Она заказала еще сока, затем съела мороженое. Курила, размышляя над сказанными словами. Иногда ей казалось, что кузина во всем права, иногда она начинала на нее злиться. Красавица Лара, которая сидела в одиночестве, привлекала внимание мужчин. Многие пытались составить ей компанию, но опасались вежливого отказа. Домой ехать не хотелось.

«Пожалуй, следует навестить мать в мастерской, — подумала Лара, — она страшно удивится, увидев меня».

Но осуществить свое намерение Лара не успела. В кафе ввалилась шумная компания, в разноголосице которой раздавался удивительно звонкий голосок. «Совсем как у Маринки Талакаевой», — подумала Лара, а через секунду увидела и саму Марину.

Ее однокурсница практически не изменилась, а уж голос, высокий и звонкий, вообще невозможно было перепутать ни с чьим другим. Она тоже заметила Лару и бросилась к ней. Через пару минут, благодаря стараниям Марины, все уже познакомились, расселись, завязался громкий разговор. Лара, не любившая шумных сборищ и избегавшая подобных тусовок, хотела уйти, но от Марины не так-то просто было избавиться. Лара покорилась неизбежному, и через некоторое время ей начало даже нравиться, что каждый старается пошутить, развлечь остальных, не заботясь, слушают его или нет. Лара охотно смеялась незатейливым шуткам, поощряя неожиданных собеседников еще больше стараться.

Несколько часов пролетели незаметно. Ехать в мастерскую к матери Лара передумала, а вместо этого заехала в офис отца.

— А ты неплохо выглядишь, — заявил Геннадий Семенович, глядя на дочь, — отдых явно пошел тебе на пользу.

— Мне кажется, — осторожно сказала Лара, — что я отдохнула уже достаточно, пора и за работу.

— Мне давно с тобой хотелось поговорить, — откликнулся отец, — но сразу предупреждаю, что это серьезный разговор и начинать его неожиданно с бухты-барахты не хочу. Давай-ка приезжай к нам в выходные, там все и обсудим серьезно.

— Что обсудим, папа? — Лара насторожилась.

— Я же сказал, разговор долгий и серьезный, давай отложим его до выходных, дома.

— Но я хотя бы должна знать, о чем мы будем говорить?

— Вот все и узнаешь, — ответил отец, — если хочешь, то побудь здесь, а я должен идти. Извини, малышка, но у меня дела.

Домой она возвратилась около семи. Открыла дверь и, не зажигая в коридоре свет, сразу прошла в гостиную. Опустила сумочку на полированный столик у окна и замерла. В квартире кто-то был. Лара осторожно, стараясь не дышать и не делать резких движений, повернулась. Комната была пуста. Она осторожно подошла к двери спальни, приоткрыла ее и быстро огляделась. Тоже пусто.

— Выходи, — прошептала она пересохшими губами, но затем громко закричала:

— Выходи, не прячься, я знаю, что ты здесь!

Ответом ей было молчание. Лара резко распахнула дверь в спальню. Никого. Она побежала на кухню, тоже никого, приоткрыла дверь библиотеку, ванную, туалет, заглянула в кладовку и на балкон. Никого! Все было на месте, но везде прошлась чужая рука. Кто это сделал и что у нее искали? Лара растерянно стояла возле трюмо, обводя глазами комнату, которая в мгновение ока изменилась и стала чужой. Резкий звонок возвестил о появлении гостя. Лара вздрогнула, провела влажной рукой по лбу и пошла открывать. Что ж, Крону будет представлена еще одна загадка.

ГЛАВА 16

Лара открыла дверь и отступила назад, пропуская Крона. Он протянул ей цветы и ласково произнес:

— Здравствуй, Лара.

— Здравствуй. — Она прижала к себе букет. — Проходи, я сейчас.

Она возилась с цветами, размещая их в вазе, когда Крон подошел сзади.

— Что случилось? — спросил он. — Вижу, у тебя большие неприятности.

— Я все расскажу. — Лара попыталась улыбнуться. — Сейчас только сварю кофе.

— Кофе подождет, — Крон взял ее за руку, — рассказывай сейчас. Я же вижу, что ты вся напряжена. На тебе лица нет. Давай обойдемся без всех этих дурацких условностей. Тебе ведь нужна моя помощь?

— Ох, Крон, — вздохнула Лара и прижалась головой к его груди, — мне страшно, я не могу понять, что происходит. Все как-то смешалось, запуталось, и мне действительно нужна твоя помощь.

— Успокойся, Лара, — он погладил ее по волосам, — я сделаю все, что в моих силах. Пойдем присядем, и ты мне спокойно, понимаешь, спокойно и подробно обо всем расскажешь.

— А ты все еще работаешь в милиции? — спросила Лара, с любопытством разглядывая его.

— Нет, — он покачал головой, — несколько лет, как ушел на вольные хлеба. На пару с компаньоном у нас детективное агентство. Понимаю, как банально это звучит, но частный сыск сейчас довольно прибыльное дело, особенно потому, что многие в этом нуждаются. Ладно, обо мне мы еще успеем поговорить, а почему ты спросила про милицию?

— Так, — Лара замялась, — случилось разное.

— Понимаю, — он кивнул, — у тебя неприятности, и требуется помощь, вероятно, даже милиции. Правильно?

— Да, — она кивнула, — только я не знаю, как тебе удастся мне помочь…

— Давай договоримся, что об этом буду судить я сам, а теперь, Лара, рассказывай о своих неприятностях.

— Даже не знаю, с чего начать, — она сжала пальцами виски.

— Начни с самого начала, — посоветовал он, — так будет проще и тебе, и мне.

* * *

— Ну и что ты обо всем этом думаешь? — нетерпеливо спросила Анка.

Крон помедлил с ответом, окидывая взглядом присутствующих. Анна приехала, как и обещала, но не одна. Лара не позвонила Максиму, но об этом позаботилась ее кузина.

— Пока трудно делать какие-то выводы, — начал Кронецкий, — надо во всем разобраться.

— Вот и разбирайся, — подхватила Анна, — ты же частный детектив. Считай, что мы тебя наняли, чтобы ты провел расследование. Устраивает тебя такой расклад?

— Я могу заняться вашим делом, — ответил сыщик.

— Мы готовы заплатить любую сумму, — сказал Максим, — то есть я готов. Безопасность Лары для меня важнее всего.

— Спасибо, Максим, — Лара сердито кусала губы, — я, конечно, очень ценю вашу заботу, но могу позаботиться о себе сама.

— Не можешь! Ни черта ты не можешь о себе позаботиться! — сердито воскликнула Анна. — И сегодняшний случай еще одно тому подтверждение. Откуда ты знаешь, что этот кто-то не заберется к тебе ночью и не пристукнет. У меня, например, нет такой гарантии.

— Лара может пока пожить у меня, — вставил Максим, — там ей будет абсолютно безопасно.

— У меня это будет точно так же, — парировала Анка, — к тому же у Лары есть родители.

— А меня вы не забыли спросить? — Лара начала злиться. — Говорите обо мне как о каком-то неодушевленном предмете. Я, по-вашему, не могу сама решить, где мне жить?

— Нет, — решительно заявила кузина, — боюсь, что сейчас ты не способна трезво оценивать ситуацию, слишком мешают эмоции. Поэтому лучше прямо сейчас выбирай.

— А ты что думаешь? — Лара в упор посмотрела на Крона.

— Ситуация серьезная, — ответил детектив, — тебе действительно нужно на время перебраться в безопасное место.

— На время, это на сколько? — с вызовом спросила Лара. — Хватит с меня и тех дней, что я провела в провинции у родственников. Отец тоже услал меня туда, руководствуясь самыми благими намерениями.

— Скажи еще, что он был не прав, — недовольно фыркнула Анна. — Да если бы не дядина настойчивость, то неизвестно, что с тобой могло бы произойти, будь ты в это время в городе. Вспомни, что случилось с матерью Виталия.

— Зачем ты, Анка, — тихо произнесла Лара. — Ничего все равно не изменилось бы независимо от того, была бы я в городе или нет. С ней поступили ужасно.

— «Ужасно поступили», — передразнила кузина, — это мягко говоря… А если говорить точнее, то было совершено зверское убийство. Да, дорогая, это именно так и называется. А что на самом деле ужасно, так это представить, что ты могла бы быть на ее месте или стать такой же жертвой.

— Перестань, — попросила Лара, — я ведь вернулась, но со мной ничего не произошло.

— Сплюнь сейчас же, — посоветовала неугомонная кузина, — а еще лучше постучи по дереву.

— Не стоит, — Лара тряхнула волосами, — а что ты собираешься делать? — обратилась она к Крону.

— Займусь, пожалуй, ближайшими друзьями Виталия, — ответил детектив.

— Тогда вам нужно начинать с меня, — пошутил Максим.

— Нет, — серьезно ответил Крон, — с вами я достаточно познакомился, теперь меня интересуют другие. А кроме друзей, нужно вплотную присмотреться к лже-Дмитрию, то есть к лже-Виталию в нашем случае. Дмитрий он, возможно, настоящий.

Все засмеялись. Даже Ларе стало легче, все ее страхи куда-то улетучились.

— Хватит о серьезном, — сказала она, — мы и так все время говорим, сейчас мы с Анкой приготовим вам что-нибудь на ужин.

— Поздно уже, — засомневался Крон.

— Ничего страшного, — возразила Анка, — только готовить придется тебе одной, знаешь ведь, какой из меня кулинар.

— Я помогу, — тут же вызвался Максим и, не слушая возражений Лары, отправился вместе с ней на кухню.

— Я бы справилась сама, — сказала она, открывая холодильник и доставая продукты.

— Знаю, — невозмутимо откликнулся Максим, — я могу тебе помочь, а кроме того, хотелось побыть с тобой вдвоем.

— Ты все время изучал Крона, — сказала Лара, поворачиваясь к нему, — и какое у тебя впечатление от моего бывшего любовника?

— Уверен, что он неплохой парень. — Максим тронул ее за плечо. — Не надо так, не злись.

— Я злюсь не на тебя, — ответила она. — Понимаешь, я знала ведь, что рано или поздно вы можете столкнуться, но зачем ты согласился и приехал с Анкой?

— Она сказала, что это важно и касается тебя.

— А ты все бросил и сразу помчался.

— Конечно, — Максим осторожно привлек Лару к себе, — а разве могло быть по-другому?

— Нет, — она улыбнулась, — я рада, что встретилась с тобой, хотя и не при совсем обычных обстоятельствах. Вернее, это был просто кошмар.

— Это уже позади, — произнес Максим, — а я до сих пор поверить не могу, что мне так повезло в жизни — встретить тебя.

— Ничего не имею против, — сказала Лара, легонько целуя его. — Но давай все-таки займемся ужином, а то голодная Анка скоро примчится выяснять, в чем дело.

— Конечно, — Максим нехотя отстранился.

За ужином все мило шутили, стараясь избегать неприятных тем. Максим, как верный рыцарь, вызвался помогать убирать посуду, а Анка вместе с Кронецким отправились курить на балкон.

— Устала, — выдохнула Лара, когда посуда была вымыта и убрана, — теперь мне нужен только диван.

— А я думаю, что и я тоже, — Максим приблизился к Ларе, — обещаю тебе не мешать.

— Ты мне не мешаешь, — ответила Лара, — но сегодня я хотела бы остаться одна и отдохнуть.

— Сегодня я переночую здесь, — твердо заявил Максим, — могу спать на диване или сидеть на кухне, но завтра утром я отвезу тебя к себе домой. Лара, — сказал он уже мягче, — я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось.

— Спасибо, Максим, — Лара обняла его, — спасибо за заботу.

— Все решили? — спросила Анна, появляясь в дверях кухни.

— Да, — кивнул Максим, не отпуская Лару от себя.

— Надеюсь, что Сергей меня проводит. — Кузина повела плечом. — А тебе нужно остаться здесь, чтобы охранять нашу гостеприимную хозяйку.

— Всего хорошего, — попрощался Крон, — я позвоню.

— Вот телефон, — Максим торопливо протянул ему карточку. — Лара будет жить у меня.

— Хорошо, — Крон кивнул, — ага, здесь и рабочий телефон, отлично. Возможно, что я скоро вас навещу, когда появятся какие-нибудь новости.

— Заходи, — просто ответил Максим, пожимая Кронецкому руку, — мы будем рады тебя видеть.

— Пока, кузина, пока, Макс, — Анка отправилась к выходу. — Надеюсь, что наше вмешательство принесет очень скоро свои плоды.

С этими словами рыжеволосая строптивица исчезла, уводя с собой старого приятеля Лары, когда-то самого желанного для нее человека. Но теперь с ней рядом был другой, заботливый и надежный.

— Жалеешь, что он ушел? — осторожно спросил Максим.

— Нет, — спокойно ответила Лара, — теперь нет.

* * *

Неделя подходила к концу. Лара жила в квартире Максима и по-прежнему ничего не делала. Нет, ей никто не запрещал куда-либо идти или ехать, но ей самой не хотелось никуда уходить. Крон не звонил и не появлялся, Анка тоже не звонила Лара целыми днями перебирала журналы мод, листала «Cosmopoliten», рассматривала интересные решения в «Новом дизайне» и «Вашем интерьере». В воскресенье она обещала приехать к отцу. Именно к отцу, потому что он собирался с ней поговорить, а кроме того, Айша Каримовна всегда слишком мало внимания уделяла визитам дочери.

«Надо будет взять с собой Максима, — подумала Лара. — А что, мать удивится, а кроме того, ей нужно на кого-то отвлечься. Отлично, — похвалила она саму себя, — а чтобы мама совсем смягчилась, я подарю ей красивую брошку, которую видела в одном магазинчике».

Близился вечер. Максим вскоре должен был вернуться с работы. Лара написала записку, в которой просила его не волноваться, пообещала, что скоро будет, подхватила сумочку и выпорхнула из квартиры. Она ехала и улыбалась своей выдумке, идея казалась ей преотличной.

Уже купив брошь и отправившись назад, Лара подумала, что неплохо было бы заехать к себе домой. Она понимала, что особой необходимости в этом нет, но подчинилась своему желанию. Въехав во двор и припарковав машину, она пошла к подъезду. Было тихо, и накрапывал слабый дождик. Подняв голову, Лара приостановилась. В окнах ее квартиры горел свет. Странно, она точно помнила, что выключила все, прежде чем уехать с Максимом. Но свет горел, и Ларе даже показалось, что она различает за занавесками чью-то тень. Вероятнее всего, заехал отец, а ее нет дома, вот он и решил подождать.

Лара устремилась вперед, на ходу придумывая объяснение своему отсутствию. В подъезде было темно, лифт стоял где-то наверху. Лара решила подняться пешком и торопливо побежала по ступенькам. Между вторым и третьим этажом на подоконнике пристроилась грузная фигура. Лара опять удивилась, что нет света, но решила не возвращаться, а побыстрее проскочить мимо. Внизу хлопнула дверь и послышались мужские голоса. Ларе стало страшно.

Она глубоко вдохнула воздух и побежала наверх, стараясь уйти как можно дальше от развалившегося на подоконнике человека.

— Куда торопишься, красотка? — сказал он хриплым простуженным голосом.

Лара, не слушая его, бежала по ступенькам вверх. Сердце отчаянно стучало.

— А ей уже некуда торопиться, — ответил другой голос, и сильные жесткие руки схватили Лару, — попалась птичка.

Она рванулась, попыталась закричать, но крепкая ладонь зажала ей рот. Рядом оказался еще один, от него крепко пахло перегаром. Вдвоем они скрутили Лару и поволокли вниз. Сидевший на подоконнике сказал кому-то по мобильнику:

— Все в порядке. Она у нас.

Ларе стало плохо при мысли о том, что ее схватили, и она, понимая, что ее ждет, все таки не могла сопротивляться. Таких людей чаще всего интересуют деньги, может, ей удастся с ними договориться. Она была уверена, что отец заплатит столько, сколько нужно, лишь бы вернуть ее. Значит, необходимо только дождаться, пока они куда-то ее привезут, и договориться с главным. От этих мыслей Ларе стало немножко легче, хотя ее мутило от прикосновений мужчин, которые вытащили ее из подъезда и бросили на заднее сиденье машины. Рядом с ней плюхнулся один из похитителей, а помогавший ему уселся за руль. Спереди с шофером уселся грузный мужчина. У Лары волосы на голове шевелились от страха, когда она представляла себя в руках трех здоровых мужиков. Сколько было случаев группового изнасилования. А кроме того, как правило, жертву почти всегда убивают.

Пока она тряслась от страха, думая о самом ужасном, один из парней уже успел завести машину, и теперь они быстро ехал и куда-то по ночному шоссе. Лара украдкой пыталась рассмотреть своих похитителей. Они не разговаривали с ней, а между собой перекинулись лишь парой слов. Она обратила внимание на грузного мужика. Пожалуй, он всем заправлял, а другие двое находились у него в подчинении.

«Это он разговаривал по телефону, — думала Лара. — Куда, куда они меня везут? А отец совершенно ничего не знает…»

— Не грусти, крошка, — сказал, оборачиваясь к ней, грузный мужик развязным хриплым голосом, — я ведь знаю, что ты будешь умницей, дергаться не станешь.

Лара кивнула и умоляюще посмотрела на него.

— Тебе неудобно, — добродушно продолжал он, — это ничего, потерпи немножко, как доберемся, тебе сразу станет легче.

— Да ей и сейчас неплохо, — похотливо произнес сидевший рядом с Ларой.

Она старалась отодвинуться от него подальше, но он одной рукой обнял ее за плечи, а вторую положил на бедро.

— Ах, какая сладенькая куколка, — проговорил он, шаря рукой по ее ноге, — мы ведь могли бы так чудненько провести время. Ты согласна, шлюшка?

— Перестань, — прогудел шофер, — знаешь же, что он велел ее не трогать. Пока.

— Пока, — повторил похититель, теснее придвигаясь к Ларе, — ты слышала, куколка Сначала с тобой поговорит один серьезный человек, а потом мы с тобой отлично развлечемся.

Лара сильно рванулась от него и больно ударилась рукой о дверцу машины.

— Убери лапы, — посоветовал грузный, не оборачиваясь, — мы должны доставить ее целой и невредимой, понял?

— Конечно, — ухмыльнулся нахал, — так ведь я еще ничего такого и не сделал.

— Ты понял? — В хриплом голосе послышалась угроза. — Или тебе подробно объяснить?

— Да понял я, понял, — зло огрызнулся тот, — отвали.

Он ругался сквозь зубы, но к Ларе больше не прикасался. Она привалилась плечом к дверце машины и старалась сообразить, куда ее везут. Машина уже миновала центральную магистраль, оставила позади не только центр, но и спальные районы и теперь, уверенно набирая скорость, двигалась в сторону пригорода.

«Они везут меня на какую-то дачу», — поняла Лара. Это известие привело ее в состояние оцепенения. В городе она могла еще рассчитывать сбежать и как-то добраться домой, но здесь… Одна ночью, среди пустых дач. Даже если она выберется на дорогу, то встречных машин нужно опасаться не меньше, чем похитителей, ведь любой водитель примет ее за ночную бабочку, которая ищет приключений. Лара поникла, ее захлестнула волна отчаяния. Машина резко остановилась возле островерхой двухэтажной дачи. Водитель посигналил, и здоровенные железные ворота распахнулись. Машина въехала внутрь.

Сидевший рядом с Ларой грубо схватил ее за руку и поволок из машины. Ее втолкнули в дом. От резкого света глазам стало больно, и Лара беспомощно заморгала.

— Развяжите, — услышала она властный голос с иностранным акцентом, — она никуда не убежит.

Лару развязали, сняли скотч, которым был затеплен рот. Наконец-то она могла свободно вздохнуть.

— Садитесь, — пригласил человек, который, судя по всему, командовал здесь, — нам нужно поговорить.

Лара молча села. Она не могла рассмотреть своего собеседника, так как свет от низкой лампы на подставке бил ей в глаза, а сам говоривший прятался в тени. Она слышала только его голос и различала неясный силуэт.

— Догадываетесь, почему вы здесь? — спросил человек с сильным акцентом.

— Догадываюсь, — Лара кивнула.

— Вот и отлично, — он удовлетворенно кивнул, — значит, нам незачем играть в прятки. Говорите.

— Отец отдаст за меня любые деньги, — сказала Лара, — он не будет никуда обращаться. Для него важнее всего моя безопасность.

— Вы полагаете, — спросил человек, — что вас похитители с целью выкупа?

— Да, — Лара кивнула, — но обещаю, что отец отдаст столько, сколько вы попросите.

Вам не о чем беспокоиться. В милицию он обращаться не станет. Для него важнее всего моя безопасность, каких бы денег это ни стоило.

— Заметно, — произнес у Лары за спиной голос, который показался ей знакомым.

— Вы ошибаетесь, — поправил ее главный. — Деньги меня не интересуют. Мне нужна информация. Как только мы ее получим, вас отпустят.

— Информация? — Лара, не понимая, уставилась на темный силуэт. — Какая информация?

— Кое-что о вашем женихе. А правильнее сказать, о вашем покойном женихе.

— Что вас интересует? — Лара удивилась еще больше.

— Нас интересует один предмет или местонахождение этого предмета. Мы хотим его найти. Если вы поможете нам, то я готов даже заплатить, но если вы будете упрямиться…

— Не понимаю, — проговорила Лара, — какой предмет? Объясните. Я скажу вам все, что знаю.

— Отлично, — человек в кресле потер руки и поднялся.

Он сделал несколько шагов в сторону Лары, и теперь она различала его лучше, хотя черты лица не могла рассмотреть отчетливо. Он был одет в темный костюм, светлую рубашку. Темные волосы аккуратно зачесаны, а глаза прятались за стеклами дымчатых очков, еще у него была бородка. Он производил впечатление вполне порядочного респектабельного господина.

— Давайте откроем карты, — предложил он, — так будет проще и вам, и мне. Меня интересует предмет, который ваш жених подарил вам или оставил у вас на хранение. Отдайте его нам.

— Вот оно что… — Лара начала немного понимать.

Дмитрий не зря напросился к ней в гости. А потом в квартире кто-то побывал, там что-то искали. Но скорее всего не нашли, иначе не привезли бы ее сюда. И голос. Голос стоящего сзади, который показался ей знакомым.

— Дмитрий, — позвала она и слегка обернулась, но получила легкий удар в плечо.

— Не оборачиваться, — тихо проговорил он.

— Вы отдадите интересующий нас предмет? — терпеливо повторил главный. — Предупреждаю, отдайте по-хорошему.

— Я не понимаю, о каком предмете вы говорите, — Лара смотрела на стоящего перед ней человека. — Вы же знаете, что Дмитрий, — она слегка дернула плечом, — был у меня дома. Я показала ему все подарки Виталия, но больше у меня ничего нет.

— Вы уверены, — спросил человек, поправляя дужку очков, — или просто не хотите говорить по-хорошему?

— Я хочу говорить по-хорошему, — воскликнула Лара, — но я не понимаю, что вы имеете в виду!

— Неужели? — мужчина неприятно рассмеялся.

— Да, — Лара подалась вперед, — Виталий дарил мне разные безделушки, но это ведь естественно. Если вам они нужны, то можете их взять.

— Нет-нет, — он взмахнул руками, — как я могу лишить вас памяти о вашем женихе. Отдайте только то, что вам не принадлежит. Возможно, он оставил у вас эту вещь и попросил ее сохранить.

— Нет, — Лара покачала головой, — я точно знаю, что Виталий у меня ничего не оставлял и ничего хранить не просил.

— А вы еще и упрямая к тому же, — сказал мужчина, и в голосе его послышалась злость, — но я ведь предупреждал. Не хотелось обижать такую красивую девушку, но другого выхода просто нет.

— Постойте, — начала было Лара, но сзади ее кто-то резко схватил за плечо и повернул к себе.

От резкого удара по лицу Лара пошатнулась, на глаза навернулись слезы.

— Где она? — жестко повторил хозяин.

— Не знаю, — пролепетала Лара.

Следующий удар был гораздо сильнее прежнего. Лара вскрикнула, попыталась закрыться руками, но удары следовали один за другим. Она упала. Из разбитой губы потекла кровь.

— Будешь говорить? — спросил тип с акцентом, наклоняясь над ней.

— Я не знаю, о чем вы спрашиваете, — простонала она.

— Хорошо, — проговорил он, — я освежу твою память. Меня интересует миниатюра из слоновой кости, оправленная в золото, на которой танцует Лакшми, размером с большую таблетку или пуговицу. Теперь ты меня понимаешь? Если хочешь, то можешь продать мне эту безделушку, и мы мирно разойдемся.

— Я не понимаю, — сказала Лара и тут же получила удар ногой по ребрам.

Она вскрикнула, попыталась оттолкнуть ногу.

— За что вы меня мучаете, — закричала она. — Я не видела и не знаю никакой таблетки.

— Подними ее, — приказал хозяин. — Я ведь действительно хотел по-хорошему, — сказал он, — но ты этого не понимаешь. Думаешь, что побои — это самое страшное? Отчего же? Сейчас я позову своих мальчиков, они отведут тебя в комнату наверху. Получат удовольствие, а потом мы поговорим Надеюсь, что после этого ты станешь сговорчивее.

— Пожалуйста, — рыдала Лара, — прошу вас, я ничего не знаю ни о какой миниатюре. И даже после ваших палачей я все равно ничего не смогу сказать. Почему вы мне не верите?

— Потому, моя милая, — ответил он, снова поправляя очки, — что мы искали везде, где только можно. А твой жених не мог не поделиться с тобой. Поэтому ты знаешь наверняка.

— Ничего я не знаю! — выкрикнула Лара. — Да, мы хотели пожениться, но Виталий в свои дела меня не посвящал. И почему вы спрашиваете меня, а не его любовницу?

— Ах, любовницу, — проговорил хозяин, трогая подбородок, — а ты, значит, знала, что таковая имеется.

— Виталий обещал, что расстанется с ней, как только мы поженимся. Он с ней встречался несколько лет.

— И кто же она, — спросил похититель, зло улыбаясь, — где живет?

— Этого я не знаю, — Лара покачала головой, — можете делать со мной все, что хотите, но я все равно не могу сказать того, чего не знаю.

— Любовница, — проговорил хозяин, — а что, неплохая мысль…

— Похоже на правду, — сказал избивавший Лару, — это ведь можно проверить.

— Проверьте, — решил хозяин, — а ее пока наверх. Возможно, другая окажется сговорчивее.

Грубые руки снова схватили Лару. Ее поволокли наверх, связали, бросили на пол и ушли, залепив ей скотчем рот. По лестнице прогрохотали шаги, и она осталась одна в комнате на жестком полу. Сначала Лара просто лежала и плакала, но затем слезы иссякли, и она стала прислушиваться.

— Еще немного, и она выложила бы все, — донесся до нее резкий голос двойника, — чего было жалеть эту тварь?

— Это ты никого не жалеешь, — произнес голос с акцентом, — понятно, жалеть других нечего, но зачем было приканчивать внука? Нас бы вполне устроило, если бы он попал в больницу.

— Конечно, — резко засмеялся двойник, — и вскоре бы благополучно вышел оттуда. А затем отправился бы к дорогому дедушке в Англию. Нет уж, так оно вернее.

— Ладно, это я могу понять, — голос хозяина стал резче, — но зачем было убивать женщину, его мать? Она-то чем мешала?

— Слишком упрямая оказалась, — хохотнул двойник, — вот мои ребятки и развлеклись.

— Развлекайтесь по-другому, — заорал хозяин, — мне не нужно больше трупов!

— Это уж как получится.

Еще несколько фраз, которыми обменялись эти двое, Лара не разобрала, голоса звучали приглушенно. Затем в доме все стихло, наверх не доносилось ни звука. Лара попробовала пошевелиться, все тело нестерпимо болело. Она понимала, что ее выдумка — лишь кратковременная отсрочка перед новыми пытками. Но что ей оставалось делать? Она все равно ничего не может сказать об этой миниатюре из слоновой кости.


ЦВЕТ СЕДЬМОЙ. ФИОЛЕТОВЫЙ

Жил когда-то в Нагване человек по имени Шатругхна, и была у этого человека распутная жена. Случилось ему однажды в сумерках вернуться домой и застать свою жену с любовником. И в своем доме убил он любовника жены, поразив его мечом. Как раз в это время проходил в поисках ночлега какой-то путник. Шатругхна дал ему приют, а когда все окутала тьма, вместе с ним взял труп убитого любовника и понес в лес. Там они бросили труп в колодец и вернулись домой. Остался у них путник на несколько дней. И вернувшись однажды домой, увидел Шатругхна свою жену в объятиях путника. Рассвирепел он и убил его. А жена стала громко кричать и звать на помощь. Прибежали люди, увидели труп путника. Шатругхну схватили и отвели во дворец. А жена его пошла за ним следом, проливая горькие слезы. Рассказал Шатругхна министру все, как было, но жена его, стоявшая рядом, опровергала каждое его слово. Задумался министр, как ему поступить. Отправил он супругов домой, решив навестить их и поговорить с каждым поодиночке. Шатругхна с радостью встретил министра, кормил его изысканными блюдами, предлагая вино. Выслушал его министр благосклонно. А на следующий: день отправился он навестить жену Шатругхны. Встретила она его, нарядившись в самые красивые одежды, искусно украсив свое лицо. Загорелся министр, увидев такую красавицу. Выслушал он ее благосклонно, а ночью, когда муж погасил светильники, вернулся к распутнице опять. Оправдал он ее, а Шатругхне велел хорошо заботиться о своей жене. Шатругхна спустя некоторое время застал министра у своей потерявшей стыд жены. Он не стал убивать его, а подал жалобу царю. В отсутствие царя все жалобы рассматривал молодой царевич. Увидела его распутная женщина и начала заигрывать с ним. Спала с глаз министра пелена, обвинил он во всем распутную женщину, оправдал ее мужа, Шатругхну перед царевичем. Но тот лишь посмеялся над ними и велел отвести распутницу в отдельный дом, а незадачливому мужу и министру поискать других женщин. Удрученный вернулся Шатругхна в свой пустой дом и решил поискать упокоения у монахов. С тех пор и живет он среди них.

Сомадева. «Океан сказаний»

ГЛАВА 17

Лара не знала, сколько времени пролежала в комнате. Снизу по-прежнему не доносилось ни звука. Она попробовала шевельнуться. Тело пронзила резкая боль. Сколько же еще ей лежать? И почему они сразу ухватились за ее слова о любовнице Виталия? Вероятно, им известно, кто эта женщина? Лара чувствовала, как по щеке поползла слеза. Каким же подонком оказался Виталий! Но она ведь знала это и раньше, но почему-то это ей было безразлично. Как прав оказался профессор Хейснер в своем пророчестве. Виталий ее использовал, да еще как!

Интерес к извращенным удовольствиям, любовница, которая была старше его, и прочие похождения. Зачем она все это терпела? Неужели мать права? Неужели она не могла найти кого-нибудь получше, чтобы выйти замуж. Нет, она выбрала самого мерзкого типа, и ее это нисколько не смущало. А теперь его уже нет, а его дела отдались таким вот образом. Что будет, когда эти люди вернутся? И что особенного было в этой самой миниатюре-таблетке, которая должна находиться у Виталия?

Лара прислушалась, ей показалось, что кто-то осторожно поднимается по ступенькам. На дверь надавили. Теперь она не сомневалась, что кто-то хочет до нее добраться. Осторожно повернулся ключ в замке. Если это похитители, то почему такая осторожность? Они-то не стали бы церемониться. А если это не они? Мысли путались, сердце Лары учащенно билось.

Дверь тихонько отворилась, и темная фигура скользнула в комнату. Человек на секунду замер, осмотрелся и двинулся к Ларе. Он ловко и быстро распутал веревки, которыми она была связана. Лара подняла руки вверх и начала осторожно массировать их. По щекам катились слезы, настолько было больно. Ларе еще никогда в жизни не приходилось терпеть такую боль. А человек уже ловко растирал ей затекшие ноги. Он взял ее за плечи, но Лара изловчилась и оттолкнула его. Она с силой рванула скотч, которым был залеплен рот, и громко вскрикнула бы, но незнакомец успел зажать его.

— Тише, Ларочка, — проговорил он, только не кричи. Отсюда надо выбираться, но хорошо бы не шуметь.

С этими словами он опустил руку, и Лара смогла глубоко вздохнуть.

— Крон, — прошептала она, — как ты меня нашел?

— Потом, девочка, потом, а теперь давай за мной.

Лара сделала шаг и застонала. Кронецкий обхватил ее за плечи и повел к двери. Приоткрыв ее, он выглянул в темный коридор.

— Здесь ступеньки, — предупредил он, — держись за меня.

Лара стала осторожно спускаться, стараясь преодолеть боль, которая усиливалась от каждого движения. Они прошли мимо полутемного холла, мимо кухни, откуда доносились чьи-то приглушенные голоса. В коридоре Лара осторожно обогнула лежащего на полу человека. Еще один с запрокинутой головой и безвольно обмякшим телом сидел возле двери. Крон тихонько приоткрыл дверь и помог ей выбраться наружу.

— Теперь быстрее к машине, — скомандовал он.

— А эти? — она кивнула в сторону дома.

— Охранники, — Крон небрежно дернул плечом, — я их вырубил. Надеюсь, что очнутся не скоро.

— Крон… — начала Лара, но он перебил ее:

— Потом, малышка, как только выберемся. Вы мне много рассказали, теперь мне есть, что рассказать вам.

Они выбрались со двора, побежали вдоль забора и свернули в проулок.

— Еще немного, — подбадривал Кронецкий, — машина вон там.

Он открыл дверцу, и Лара с облегчением плюхнулась на сиденье. Крон завел мотор, и машина рванула с места. Они петляли по проулкам, выбираясь из дачного массива. Наконец впереди показалась магистраль, ведущая в город.

— Куда ты меня везешь? — спросила Лара.

— К Анне, конечно же, — ответил он, — или ты предпочитаешь, чтобы я отвез тебя к себе?

— Нет, — она качнула головой, — но я проезжала мимо своей квартиры и увидела в окнах свет. Я подумала, что заехал отец, и хотела подняться в квартиру, тут меня и схватили.

— Ну хоть что-то становится ясным, — пробормотал Крон, — я разговаривал с Геннадием Семеновичем. Ему кто-то позвонил и сказал, что ты просила его срочно приехать к тебе.

— А ты подумал, что что-то не так, и помчался за мной?

— Нет. За тобой присматривал один мой человек, который видел, что тебя схватили. Он поехал следом, затем вызвал меня. Поэтому можешь не удивляться, каким образом я оказался в нужное время в нужном месте.

— Понятно, — Лара кивнула, — спасибо тебе. Мне нужно заехать домой, сказать отцу, что в порядке.

— В таком виде… думаю, не стоит, — Крон искоса посмотрел на Лару, — лучше позвони ему, — он протянул ей трубку.

— А что я ему скажу? — засомневалась она.

— Скажи, что произошла ошибка, с тобой все в порядке, ты заедешь к нему в ближайшее время.

— Хорошо, — неуверенно ответила Лара, набирая номер.

Весь разговор с отцом занял пять минут и состоял в основном из его возмущенных возгласов и односложных ответов Лары: «да», «нет», а иногда «хорошо, папа». Наконец отец прекратил бушевать и отключился. Лара вздохнула.

— Он заботится о тебе, беспокоится, — ободряюще произнес Крон. — Что вы решили?

— Что завтра утром я должна приехать к нему. А как я поеду с такими синяками. Он же запрет меня в квартире, приставит трех или четырех здоровенных мордоворотов, чтобы без их ведома я и шагу не могла ступить. Вот такая развеселая жизнь начнется, тем более что отец хотел поговорить о моей работе. Подозреваю, что ничего хорошего из этого разговора не получилось бы.

— Может, зря ты так думаешь? Твой отец — неплохой мужик.

— Не то что неплохой, а вообще отличный. Но его забота способна достать даже меня.

Крон расхохотался. Отсмеявшись, он потрепал Лару по плечу:

— Не грусти, котенок. Нет, отец у тебя что надо. И с матерью тоже повезло, она никогда не вмешивалась в твои дела.

— Разумеется, — Лара кивнула, — я всегда была ей безразлична. Она просто не обращала на меня внимания. А недавно Анка открыла мне глаза. Оказывается, моя драгоценная мамочка всеми силами старается быть молодой, а для этого окружает себя молодыми поклонниками. Так что я ей мешаю не просто как дочь, а как соперница.

— Скажешь тоже, — не выдержал Крон, — это ты уж совсем зря загнула.

— Брось, — она махнула рукой, — я ведь многое знаю.

— Что, например, — осторожно спросил Кронецкий.

— Неважно, — Лара дернула плечом, — но того, что знаю, вполне достаточно, чтобы не питать нежных чувств к своей родительнице.

— Ладно, — хмыкнул Крон, — оставим твоих родителей в покое. Поговорим лучше о тебе. О твоем похищении.

— Это кошмар, Крон, — простонала Лара, — какой-то нескончаемый ужас.

— Я все понимаю, Лара, — ответил детектив, — мой помощник уже выясняет, что это за люди. А тебе никого не удалось узнать?

— Не уверена, — ответила Лара, — мне показалось, что я узнала Дмитрия, того, что похож на Виталия. Остальные были только помощниками, самые обычные бандюги.

— Понятно, — Крон хмыкнул. — Дмитрий всем этим руководил?

— Нет, — Лара покачала головой, — он тоже помощник. А самый главный стоял все время в тени, я не могла его разглядеть. Но говорил он с акцентом. Довольно правильно, но с акцентом.

— Кавказским? — быстро спросил Крон.

— Нет, — Лара поморщилась, — скорее так говорят в Прибалтике или даже за границей, если иностранцы учат русский язык. Не могу это объяснить, но мне кажется, что он иностранец.

— Еще лучше, — пробормотал Крон, — ладно, приехали уже. Остальное потом доскажешь. Надо же, иностранец… на кой черт ты сдалась иностранцу?

— Лучше скажи, на кой черт ему сдался этот ублюдок? Я имею в виду своего покойного жениха.

— Лара! — поразился Крон. — Я тебя не узнаю. Ты… и вдруг такие выражения.

— Перестань, — жалобно попросила она, сразу сникнув, — я и сама от себя не ожидала. Забудь, ладно.

— Конечно, милая, — ответил старый верный приятель.

* * *

Происходившее в квартире Анки больше всего напоминало военный совет. Присутствовали все те же: Анка, Лара, Крон и Максим. Анка выпытывала у Лары подробности, разражаясь бурными восклицаниями, Максим хмуро молчал, Крон терпеливо отмалчивался. Было видно, что ему есть что сказать, но он пока воздерживается.

— Предупреждала же тебя, — бушевала Анка, — тысячу раз говорила, нет, ты все равно сделала по-своему. Хорошо, что Сергей вовремя подоспел, это просто твое счастье.

— Да, — кивнул Максим, — это точно.

— А ты знаешь, что этот старый хрыч имел в виду? Ну, эту миниатюру-таблетку. Может, Виталий все-таки говорил тебе о ней? — в который раз спрашивала Анка, — Лара, прошу тебя, напрягись, вспомни.

— Нечего мне вспоминать, — Лара поплотнее запахнулась в голубой пушистый Анкин халат, — в том-то и дело, что мне совершенно нечего вспоминать. Виталий никогда ни о чем подобном не говорил.

— Миниатюра, — Анка задумчиво потеребила прядь рыжих волос, — миниатюра из слоновой кости с танцующей богиней… Как ее звать?

— Не помню. Лашама… Машмата… Нет, не знаю.

— Лакшми, — подсказал Максим.

— Да, — подхватила Лара, — кажется, Лакшми, но я не уверена. Помню, что с "л" начиналась, но и буква "м" точно была, а остальное… Но Виталий точно не говорил ни о какой миниатюре, ни о какой богине.

— Я ее тоже не видел, миниатюру эту, — глухо произнес Максим, — Виталий не показывал, но как-то вскользь упоминал, что появилась у него вдруг странная вещица. Я не придал тогда этому никакого значения, он тоже не стал развивать тему, перекинулся на что-то другое. Но упоминал, это точно.

— Когда это было? — быстро спросил Крон. — Время помнишь?

— Нет, — Максим покачал головой, — где-то конец весны, но точнее сказать не могу, май, пожалуй, возможно, даже конец апреля. Тепло уже было.

— Не густо, — констатировал Крон, — ладно, неважно.

— Слушай, — вмешалась Анна, — тебе, конечно, повезло, что они уехали. Вероятно, захотели еще раз порыться в твоей квартире или в квартире у родителей. А что? Тебя они держали на даче, Геннадий Семенович сидел у тебя, Айша Каримовна, наверное, в мастерской…

Если они к тебе могли проникнуть, то и к родителям тоже смогут…

— Не знаю, — Лара задумчиво качнула головой, — отец недавно установил новую патентованную дверь, ее не так-то просто будет открыть. Я вот думаю, неужели из-за какой-то миниатюры они убили Виталия и его мать? А потом стали ее искать, богиню эту. Неужели это такая ценность?

— Если миниатюра старинная, — вставил Крон, — то, возможно, она представляет определенную ценность.

— Но зачем же убивать! — воскликнула Лара. — Если она и находилась у Виталия, то можно было ее купить. Он никогда особо не дорожил вещами. Я не понимаю… Как-то не вяжется все это.

— Странного много, — согласился Крон, — возможно, от тебя они получили какую-то зацепку, так как уехали очень поспешно.

— Да ни о чем я не могла им сказать, — усмехнулась Лара, — так как сама ничего не знала. Они меня били, потом угрожали; что будет еще хуже, если я не скажу. Я не выдержала, сказала, что пусть делают что хотят, все равно ничего не знаю. И еще добавила, что Виталий гораздо больше в свои дела посвящал свою любовницу, чем меня. Возможно, они поверили, подхватились сразу и уехали.

— Любовницу… — растерянно произнесла Анка, — ты им сказала про…

— Сказала, — Лара потрогала синяк на щеке и поморщилась, — что мне еще оставалось делать? Видимо, они были в курсе об этой дамочке, так как адрес ее выпытывать не стали, сразу отправились.

— Знали… — потерянно подытожила Анна, — адрес…

— Меня ведь бесполезно было об этом спрашивать, — Лара теребила кончики волос, — я ведь все равно не знала, где она живет…

— Мне нужно уйти, — заявил Крон, поднимаясь.

— Думаешь, что успеешь? — быстро спросила Анка.

— Кто знает… — он пожал плечами, — не хочу думать о плохом. Надеюсь, что с… ней все в порядке.

— Поторопись, — посоветовала Анка, — видишь же, что они церемониться не станут.

— Возьму подкрепление, — отозвался Крон, направляясь к дверям. Он набрал номер и стал торопливо давать указания в трубку.

— Подождите, — воскликнула Лара, — значит, вы в курсе, кто эта женщина. А мне вы сказать не собираетесь?

— Зачем, Лара? — Крон напряженно глядел на нее. — Я выяснял это у знакомых Виталия, но тебе… это ни к чему.

— А если мне интересно, — настаивала Лара. — Выходит, моя кузина тоже все знает. Сейчас же скажите мне, куда вы едете. Это что, кто-нибудь из наших знакомых, и вы думаете, что меня это слишком заденет? Мне совершенно наплевать, кто был любовницей Виталия.

— Не надо, Лара, — попросила Анка, — перестань.

— Ты тоже хороша! — набросилась на нее Лара. — Столько времени все знала и не могла сказать! Узнай я об этом раньше, возможно, никакой свадьбы бы и не было.

— Ее и так не было, — огрызнулась Анка, — легче тебе станет, если я скажу, что любовницей Виталика была Айша Каримовна.

— Мать… — Лара растерялась, — Крон, — она смотрела на него в недоумении, но по глазам видела, что это правда, — как же она могла…

— Не надо, Лара, — устало попросила Анна, доставая сигарету, — она жила своей жизнью. Кстати, и с Виталием познакомилась гораздо раньше, чем ты. Представляешь, каким ударом для нее было известие, что Виталий хочет на тебе жениться!

— Невероятно, — Лара сжала кулаки, — моя собственная мать и так со мной поступить… Почему она мне ничего не сказала?

— Она была против твоей свадьбы, — напомнила кузина.

Зазвонил телефон. Крон кивал, слушал сообщение своих помощников.

— Да, — сказал он, — выезжаю.

— Я с тобой! — Лара решительно поднялась и направилась к двери.

— Подожди, Лара, — Максим тоже поднялся, — одну я тебя не отпущу.

— Тебе совершенно незачем туда ехать, — произнес детектив, — я позвоню, как только все выяснится.

— Ты забываешь только об одном, приятель, — ощетинилась Лара, — это все-таки моя мать. Пусть она никогда не любила меня, пусть я ей мешала, но она все равно остается моей матерью.

— Послушай, дружок, — вмешалась Анна, — согласна, я была не права, поздно рассказала тебе правду, считай меня свиньей или кем угодно, но Крон прав — тебе нечего там делать. Поверь, я беспокоюсь только о тебе.

— Понимаю, — кивнула Лара, — но все равно поеду.

— Нет, — Анка положила руку ей на плечо, — не глупи. Ты забыла о том, что они сделали с матерью Виталия? Мы останемся здесь. Сергей позвонит, если ничего страшного не случилось, мы приедем.

— Разумно, — кивнул Максим, — Лара, подумай.

— Хорошо, — сдалась она, — езжай, Крон, но только обязательно позвони, с любыми новостями. Что бы ни случилось с мамой, я приеду.

— Договорились, — кивнул детектив и скрылся за дверью.

— Это ожидание невыносимо, — пожаловалась Лара, доставая из сумочки Анки сигареты, — от него с ума можно сойти.

— Тут дело в другом, — сказал Максим, усаживая ее в кресло. — Предположим, что твоя мать знает о миниатюре, более того, хранит ее Она ведь ее отдаст, а тут, представь, является ты, да еще в таком виде. Лучше подождать.

— Отдаст… — Лара усмехнулась, — ты просто совершенно не знаешь мою мамочку. Она всегда была страстной, порывистой натурой. Если ей хотелось чего-то добиться, то, не обращая внимания на преграды, она шла напролом. Заставить ее или уговорить невероятно трудно, гораздо проще убить. Ой, — она прижала ладонь ко лбу, — что я говорю! Нет, надеюсь, все обойдется.

— Не сомневаюсь даже, — откликнулась Анка, появляясь в дверях с чайником. — Айша Каримовна всегда умела найти выход из положения, в какую бы ситуацию ни попала.

— Я надеюсь только на это, — сказала Лара. — Может, позвонить отцу?

— Давай не будем торопиться, — предложила кузина, — позвонить всегда успеешь. И потом, куда ты собралась звонить?

— Домой, — Лара удивленно посмотрела на нее, — в смысле, к себе домой. Куда же еще?

— Тогда, скорее всего, дядя уже уехал и находится у себя дома. А вот Айша Каримовна в это время еще может находиться в мастерской. Давай подождем, что скажет Крон.

— Видимо, он хорошо знает свое дело, — вставил Максим, — сразу видно профессионала.

— Ревнуешь? — Анка бросила на него быстрый взгляд.

— Конечно, — он кивнул, — хороший парень, любой девушке понравится. Но делать нечего…

— А все-таки ты гордишься тем, что Лара с тобой, а не с ним, — не удержалась от шпильки Анна.

— Я хочу, чтобы Лара всегда была со мной, — ответил он, в упор глядя на Анну, — но это ей решать самой. А злиться на Кр… Сергея, по-моему, у меня нет никакого права. Тем более что он может помочь нам.

— Знаешь, Максим, — тихо сказала Лара, — мне очень повезло, что я встретила тебя. Крон остался в прошлом, несмотря на то, что он сейчас рядом. А ты мое настоящее.

— Мне хочется надеяться, что и будущее.

— Я подумаю, — серьезно ответила Лара, — но уверена, что сделаю правильный выбор.

— Ладно, голубки, воркуйте тут, — заявила кузина, — обсуждайте свое настоящее и будущее, а я пойду немного отдохну. Как только Крон появится, толкните меня.

— Хорошо, — пообещала Лара.

Анка ушла в комнату и закрыла за собой дверь.

— Думаешь, что с мамочкой все в порядке? — спросила Лара.

— На это можно только надеяться, — откликнулся Максим. — Кажется, что-то немножко прояснилось, но в основном все в тумане. Помнишь, все гадали, из-за чего убили Виталия и его мать. Ответ теперь есть. Из-за этой самой старинной миниатюры. Но теперь появились новые вопросы. Зачем она кому-то понадобилась? И понадобилась настолько сильно, что ради того, чтобы получить ее, этот человек пошел на убийство.

— Как она оказалась у Виталия? — подхватила Лара. — Почему он это скрывал?

— Видимо, причины были достаточно серьезные, — откликнулся Максим. — Я довольно хорошо знал Виталия. Со стороны могло показаться, что он балаболка, но о серьезных вещах он всегда помалкивал.

— Значит, ты считаешь, что миниатюра с танцующей богиней — это серьезно?

— Боюсь, что да. Иначе они не пошли бы на двойное убийство. Вернее, за всем этим стоит, скорее всего, тот иностранец, что разговаривал с тобой. Но кто знает? Возможно, он только выполняет чье-то поручение.

— Почему же не звонит Крон? — Лара достала новую сигарету. — Я начинаю беспокоиться.

— Позвонит, — успокоил ее Максим. — Знаешь, что самое странное?

— Что? — Лара подалась к нему.

— Я все время думал над твоими словами. Миниатюра из слоновой кости, даже оправленная в золото, не может быть какой-то невероятной ценностью. Во-первых, она попала в руки Виталия, а он никогда бы не стал платить за такую безделушку слишком много. Во-вторых, если бы и купил, то обязательно похвастался бы. Поэтому мне кажется, что эта вещь попала к нему случайно, а принадлежала кому-то другому.

— А теперь кто-то хочет ее вернуть?

— Вот именно.

Зазвонил телефон. Лара и Максим одновременно потянулись к трубке.

— Возьми, — прошептала Лара, — мне кажется, что это Крон.

Максим поднял трубку, ответил, утвердительно кивнул.

— Хорошо, — сказал он и отключился.

— Кронецкий? — спросила Лара. — Не тяни, Максим. С мамой все в порядке?

— Да, — он кивнул, — но ей изрядно досталось. Сергей сказал, что мы можем приехать, если захотим. Айша Каримовна не возражает. Вернее, — он немного замялся, — она сказала, что ей все равно, приедет кто-нибудь или не приедет.

— Ну что я говорила, — Лара качнула головой. — В этом вся моя мать.

— Еще, — добавил он, — она просила пока ни о чем не говорить твоему отцу.

— Мама в своем репертуаре, — снова кивнула Лара, — но с этим уже ничего не поделаешь. Похоже, ее ничто не исправит. Ладно, едем.

— А как же Анна? — спросил он уже на лестнице.

— Скажу, что из головы вылетело, — ответила Лара. — Она не будет долго обижаться. Я ей лучше потом позвоню или заеду.

— Отлично, — отозвался Максим, открывая перед Ларой дверь, — пусть отдохнет, а поговорить вы всегда успеете.

Уже в машине Лара спросила:

— А куда мы едем?

— В мастерскую. Крон сказал, что нашел Айшу Каримовну там. Так что подсказывай дорогу, штурман.

— Есть, капитан, — невесело засмеялась Лара.

ГЛАВА 18

К дому, где находилась мастерская Айши Каримовны, они подъехали почти в полночь. В ближайших домах редко светились окошки, фонарей было мало, а само здание находилось в глубине небольшого запущенного садика. Почему мать покинула роскошную мастерскую на Невском и перебралась в это захолустье, для Лары так и осталось загадкой. Но поступки Айши Каримовны всегда были непредсказуемыми. Заглушив мотор, Максим помог Ларе выбраться из машины. В мастерской горел свет, и Лара уверенно направилась туда. Возле самых дверей их остановил неизвестно откуда взявшийся человек.

— Там моя мать, — объяснила Лара, — Сергей Кронецкий просил меня приехать.

— Понятно, проходите, — посторонился парень, — только идите осторожно.

Лара оценила его предупреждение, как только они вошли в мастерскую. Заурядное в общем-то старое здание изнутри Айша Каримовна превратила в шедевр дизайнерского искусства. Ее гордостью были огромные раздвижные зеркальные панели, которые во много раз увеличивали объем помещения. Искусное освещение и разнообразное напыление на отдельных фрагментах зеркал усиливали впечатление от огромного роскошного зала. Декоративные светильники трех видов, роскошная драпировка стен заставляли присутствующих на время забыть о своих делах и с удовольствием разглядывать помещение. Со вкусом подобранная мебель, разные элементы которой безупречно сочетались между собой, говорила о том, что человек попал не просто в очередную мастерскую художника-дизайнера, а к настоящему мастеру. Кроме того, Айша Каримовна часто меняла интерьер, заменяя одни элементы другими и передвигая зеркальные панели. Иногда Ларе казалось, что она попала в огромный калейдоскоп, где по мановению руки хозяйки стекляшки-предметы вмиг меняют свои места и образуют совсем иной узор.

Но теперь все это было в прошлом, так как в мастерской они увидели полный разгром. Остатки гигантских панелей валялись на полу, открыв взгляду металлическую основу конструкции. Зеркальное крошево смешалось с осколками и обломками светильников, повсюду торчали разноцветные провода подсветки. Разломанная мебель, растерзанные драпировки — словно орда вандалов набросилась на беззащитную мастерскую и разгромила все, не оставив ни одной целой вещи. Разбитые зеркальные панели открывали и лестницу, раньше хитроумно скрытую, которая вела на второй этаж. Там располагались личные комнаты Айши Каримовны. Именно там она принимала состоятельных клиентов и выполняла их заказы.

Лара уверенно двинулась к лестнице, стараясь не споткнуться о груды битого стекла. Наверху в одной из комнат она услышала голоса и жестом показала Максиму, что хочет идти туда. Говорить было трудно. После разгрома, который она увидела в мастерской, Ларе стало очень жаль свою мать. Пожалуй, в жизни матери были только две страсти, но обеим она отдавалась целиком, без остатка: работа в мастерской и молодые мужчины. Первое у нее забрали. Разбили вдребезги, разгромили до основания. Хватит ли теперь у нее сил, чтобы восстановить все это? Второе… Она лишилась и Виталия, любовницей которого была много лет. Возможно, что мастерскую громили те же люди, что убили его. Лара подошла к двери и постаралась выровнять дыхание.

— Успокойся, — посоветовал тихонечко Максим, который не отставал от нее ни на шаг, — ты должна сейчас поддержать ее.

— Я понимаю, — ответила Лара, — спасибо, что не оставил меня. Мне было бы трудно одной увидеть этот кошмар.

— Я всегда буду рядом, — пообещал Максим.

— Спасибо, — еще раз поблагодарила Лара.

Она открыла дверь и вошла в комнату. Максим, верный как тень, последовал за ней. На пороге Лара остановилась. В когда-то уютной комнате не осталось ни одной целой вещи, здесь громили так же, как и в мастерской. Неужели можно так все изуродовать за каких-то несколько часов: диван, находившийся ранее у стены, теперь был сдвинут на середину комнаты. Возле него стоял Крон и еще какой-то человек.

— Мама, — позвала Лара, приближаясь к дивану.

— Коломбина, — удивленно прошептал человек рядом с Кронецким, — мир тесен.

Лара не успела вспомнить, почему ей кажется знакомым этот веснушчатый парень, все ее внимание было приковано к матери, которая лежала на диване. Лара осторожно приблизилась к ней. Все лицо Айши Каримовны было в багровых кровоподтеках, одежда разорвана в клочья.

Она медленно открыла глаза и посмотрела на дочь. Лару испугал взгляд ее налитых кровью глаз.

— Явилась, — проговорила мать хриплым натужным голосом, — прекрасно, полюбуйся теперь, что они сделали. Рада?

— Что ты, мама, — Лара протянула к ней руку, но Айша Каримовна злобно дернулась.

— Не приближайся, мерзавка, это все из-за тебя!

— Прости, мама, — пробормотала Лара, — но я ведь не знала… Я не думала, что они поедут к тебе.

— Не знала, — передразнила ее Айша Каримовна, приподнимаясь на диванных подушках, — откуда тебе знать, если ты всегда была как слепая курица. Из-за тебя его убили! Ненавижу тебя, проклятое отродье!

— Что ты говоришь, мама? — Слезы выступили на глазах у Лары. — Почему из-за меня? Я же ничего не знала!

Она хотела еще что-то добавить, но не могла вымолвить ни слова. Она примчалась сюда, беспокоясь о матери, а та встречает ее такими словами. И все из-за молодого любовника. Где же справедливость? Неужели он мог быть для нее дороже собственной дочери? Она смотрела на мать сквозь слезы, а та немного приподнялась на диване и, глядя в упор на Лару, продолжала выкрикивать обвинения. Она не обращала внимания на присутствие посторонних, так же как и на умоляющий взгляд Лары.

— Конечно, — кричала она, — разве стал бы он тебя во что-то посвящать! Ты была только красивой куклой для удовлетворения мужских потребностей. Ну почему именно тебя он выбрал в жены?! А теперь его нет! Моего мальчика, моего сокровища, моего чудного верблюжонка. Разве ты могла понять его? Разве ты могла дать то, что ему нужно?

— Прекрати, мама! — воскликнула Лара. — Я приехала сюда из-за тебя. Чтобы помочь тебе, а не для того, чтобы слушать весь этот бред.

— Конечно, моя милая, мои чувства всегда казались тебе бредом! — Айша Каримовна поднялась, придерживая на груди разорванное платье. — По-твоему, только молодые умеют любить, а те, кто немного старше, могут только смотреть на них с завистью? Нет, дорогая доченька, это ты должна завидовать мне, потому что никогда не была способна на страсть. Ты вся пошла в своего отца, такая же холодная и бесчувственная. Нисколько не удивлюсь, если ты к тому же еще и фригидная.

— Перестань! Пожалуйста, перестань! — Лара прижала ладони к щекам. — Мы же здесь все-таки не одни.

— А, вспомнила о приличиях, — Айша Каримовна уперла руки в боки, — очень своевременно, но что же ты не вспоминала о них раньше? Не разыгрывай теперь комедию, лицемерка.

— Нам лучше уйти, — сказал тихонько Максим. — Лара, мы можем прийти в другой раз.

— Кажется, парнишка подал голос, — процедила Айша Каримовна, — конечно же, ты даже сюда явилась не одна. А Виталия, как я понимаю, ты уже успела забыть? Ты ведь никогда не любила его, дрянь! И не успело пройти даже пары месяцев со дня его смерти, как ты уже трахаешься с другими. Давай, надейся, что его не убьют незадолго до вашей свадьбы, тогда, может быть, став женой, ты почувствуешь себя по-настоящему полноценной!

— Да, мне лучше уйти, — вызывающе громким голосом сказала Лара, — а ты права, я действительно его не любила. На меня просто какое-то затмение нашло, если я хотела выйти замуж за этого подонка. Как говорят, все к лучшему.

— Не смей! Не смей! Ты мизинца его не стоишь! — Айша Каримовна подскочила к Ларе и сильно ударила ее по щеке. — Как ты можешь о нем судить, если толком не знала, что он был за человек. Убирайся, чтобы я тебя больше не видела!

— Конечно, — медленно произнесла Лара, — я уберусь. Я ехала к матери, а нашла старую, злобную ведьму. Конечно, мне лучше убраться, ведь я не стоила и мизинца твоего любовника. Но что-то не похоже, что ты хорошо его знала, хотя и гораздо дольше, чем я, иначе всего этого, — она повела рукой вокруг, — сегодня не было бы.

— Что ты понимаешь… — начала Айша Каримовна, но Крон ее перебил:

— Лара совершенно права. Вы сами во всем виноваты, но теперь ищете, на кого бы свалить вину за происшедшее.

— Что ты понимаешь, мальчишка! — вспыхнула Айша Каримовна.

— Гораздо больше, чем вы думаете, — Крон остановился перед ней, — с вашего позволения, частный детектив, который участвует в расследовании убийства Алины Константиновны Великановой.

— Но при чем здесь… — начала Айша Каримовна.

— Обстоятельства указывают на то, что люди, убившие Виталия, Алину Константиновну, совершившие нападение на господина Великанова, а также на Лару и вас, одни и те же. И свои нападения они совершают с определенной целью. Поэтому всем, кроме вас, очевидно, почему мы находимся сейчас здесь.

— На Лару тоже было нападение? — спросила Айша Каримовна, медленно опускаясь на диван. — Но почему? Она же совсем не в курсе!

— Да, — Крон кивнул, — только об этом не знали похитители. Давайте, Айша Каримовна, оставим взаимные обвинения и поговорим на более актуальную тему. Троих нам удалось задержать, и с ними будут разбираться в соответствующем месте. Но двое скрылись, кроме того, главного преступника мы так и не задержали, поэтому велика вероятность, что они еще вернутся.

— Сюда? — Айша Каримовна грустно качнула головой. — Что им теперь тут делать?

— Погром они устроили, вымещая свою злость. Но вы ошибаетесь, если думаете, что так легко от них отделались. Вспомните, что сделали с Великановой. Вас ведь вполне могла ожидать та же участь.

— Понимаю, — сказала Айша Каримовна, — не знаю, может, оно и лучше было бы.

— Зачем ты так, мама, — не выдержала Лара.

— Не перебивай, девочка, — Айша Каримовна сидела понурившись, — тебе на самом деле этого никогда не понять.

Она сидела, слегка потирая виски. Крон подтолкнул Максима и наклонился к Ларе.

— Может, твоей матери лучше пока побыть одной?

— Нет, — Айша Каримовна подняла голову. — Оставьте нас ненадолго, мне нужно поговорить с Ларой.

— Хорошо, — Крон кивнул и снова подтолкнул Максима.

— Мы будем рядом, Лара, — проговорил тот, позволяя Крону увести себя.

А Айша Каримовна откинулась на спинку дивана. Она начала говорить, и казалось, что говорит она не столько для Лары, сколько для самой себя.

— Когда-нибудь ты станешь такой же, как я, — говорила задумчиво Айша Каримовна, — и только тогда по-настоящему меня поймешь. Тогда, но не теперь… А сейчас надо мной можно подсмеиваться, можно иронизировать, старуха, мол, а все на молодых заглядывается. А я не чувствую себя старой, я чувствую себя молодой. Эта молодость живет во мне, несмотря на все эти морщинки, вялую кожу, дряблые веки. Пока я не вижу себя в зеркале, я чувствую себя молодой и красивой.

— Ты на самом деле красивая, мама.

— Я же просила не перебивать меня, — продолжала Айша Каримовна, — возраст, проклятый возраст, я старалась не замечать его и всегда жила только чувствами. Эти мальчики, молодые самцы, с которыми я встречалась, были от меня в восторге. Еще бы! Красивая, опытная, чувственная, а кроме того, вполне зрелая, чтобы уделять им, молодым, внимание. Но все это в одну секунду рухнуло, когда я встретила его. Тебе это опять же может показаться странным, но я полюбила его. Полюбила так, как не любила никогда в жизни. Меня просто пожирала страсть, разрывала на части. Впервые в жизни я ощутила свой возраст. Я боялась, что он сочтет меня слишком старой. Но нет! В этом-то все и дело. Его привлекали женщины в возрасте. Я почувствовала его ответную страсть. Когда мы были вместе, она извергалась как вулкан. Я в жизни так не хотела ни одного мужчину, как хотела его, но больше всего меня возбуждало, что он хотел меня не меньше.

Дни, недели, месяцы пролетали незаметно, а мы все никак не могли насытиться друг другом. Я была просто счастлива. Мы пробыли вместе два чудесных года. Потом все изменилось. Мне тогда пришлось уехать на фестиваль в Португалию на две недели, а Виталий остался один. Понятно, что он не скучал в это время. Когда я вернулась, то догадалась, что он мне изменил, от него просто разило сексом. Сексом, которым он занимался с другой женщиной или женщинами. Конечно, я устроила ему сцену, потом мы помирились. Он даже не извинялся. Сказал только, что еще раз убедился в том, что я лучше всех. Для него это было своеобразной игрой, но он неизменно возвращался ко мне. Вскоре он дошел до того, что обсуждал со мной своих любовниц, но неизменно делал вывод, что любая из этих женщин мне в подметки не годится. Я смирилась. А что мне оставалось делать?

Я принимала его таким, какой он есть. Я не старалась его исправить или изменить. Да это и невозможно было. Горбатого могила… — Айша Каримовна всхлипнула. — Для меня он был не только единственной отрадой, но и последней. Я ведь понимала, что рано или поздно он захочет со мной расстаться. Ждала этого молча и боялась больше всего на свете. Я готова была на все, чтобы только удержать его. Другие женщины меня не интересовали, я знала, что справлюсь с любой из них, но меня просто сразило известие о том, что он хочет жениться. И на ком! На моей собственной дочери! В тот момент, когда Виталий сказал мне о своей женитьбе, — Айша Каримовна в упор посмотрела на Лару, — я готова была растерзать его. А через секунду была готова растерзать тебя. Я ничего не знала, а он прекрасно знал, что я твоя мать, спал со мной, а потом спокойно отправлялся к тебе.

— Я не имела понятия, — пробормотала Лара, — он говорил только, что у него есть любовница, которая старше его и замужем, но что он бросит ее, то есть… тебя, когда мы поженимся.

— В этом был весь Виталий, — горько усмехнулась Айша Каримовна. — Когда я узнала, что у него появилась новая пассия, то есть ты, а он сказал лишь, что познакомился с одной девушкой, то я не придала этому никакого значения. Подумаешь, девушка. Сегодня одна, завтра другая. Ведь через некоторое время он сообщил о новой телке, с восторгом описывал ее прелести. Я успокоилась. Потом как-то невзначай спросила: «А как же та девушка, Лариса?»

Он пожал плечами: «Мы встречаемся».

Меня что-то неприятно кольнуло, но я промолчала. Подумала, что это пройдет, найдет еще кого-нибудь и забудет. Но он не забывал. Где-то год назад стал с восторгом рассказывать о каком-то новом клубе, о том, какое там получает сексуальное наслаждение. «А как же Лариса?» — спросила я его тогда.

«Она ничего не знает», — отмахнулся он. Вот тут, пожалуй, я призадумалась всерьез. Если даже такой извращенный секс не отвратил его от… любовницы. Потом я решила, что его самолюбию льстит наличие двух любовниц. Я смирилась даже с этим. Стала принимать это как неизбежное зло, скрывать свои чувства, когда он говорил, что не может приехать ко мне.

«Ты занят?» — спрашивала я.

«Навещу Ларису», — отвечал он и смеялся.

А мне оставалось только смеяться вместе с ним, хотя все внутри сжималось от злости и ревности.

— Не надо, мама, — попросила Лара, — не трави себя. Ты же должна сама понять, что это был за человек.

— Я понимала, прекрасно понимала, — Айша Каримовна покачала головой, — но ничего не могла с собой поделать. Привязанность к нему, а точнее, какая-то слепая животная страсть, заставляла меня прощать и принимать этого человека. Мне даже нравилась его безнравственность, его наглость, его развращенность. Однажды я не выдержала и спросила его, кто же такая эта Лариса, с которой он так долго не может расстаться. Он посмотрел на меня, усмехнулся и лениво произнес: «А ты ее знаешь. Это твоя дочь, Лара».

Это был очень подлый удар, который просто смял меня. А он стоял, смотрел, усмехался: «Зачем ты спросила? Иногда гораздо лучше ничего не знать».

«Убирайся! — закричала я ему. — Убирайся и никогда больше не приходи!»

«Я приду, когда ты успокоишься», — сказал он и ушел.

Несколько дней я не могла прийти в себя. Мне казалось, что меня подло обманули. Я ненавидела его, ненавидела тебя. Но потом я все же успокоилась. Подобные ситуации ведь встречаются. Мужчина встречается с двумя женщинами. Одна мать, другая дочь. Сюжет совсем не новый. В Америке не один фильм поставили на эту тему. Так что же необыкновенного я для себя открыла? Виталий со мной был дольше и бросать не собирался. Да, я смогла успокоить себя. Но потом все снова рухнуло.

Айша Каримовна замолчала и задумалась.

— Вспомните поподробнее, — сказал подошедший Крон, — это очень важно. Что вы знали о его намерении уехать из страны?

Лара вздрогнула. Ей было не по себе, когда мать кричала на нее в присутствии посторонних, когда она вываляла ее в грязи, когда выставила грязное белье на обозрение. Своих отношений с Виталием она не стыдилась и не скрывала, обвиняя в его смерти Лару. Максим был готов поддерживать и защищать Лару, ему весьма неприятны нападки Айши Каримовны. Но он оказался деликатным человеком, беседовал в углу с рыжеватым веснушчатым парнем и не обращал внимания на разговор. А вот Крон слушал все эти выкрики и оставался бесстрастным. Вот и сейчас, когда Айша Каримовна немного успокоилась, незаметно подошел и включился в разговор. Подождать хотя бы немного ему и в голову не пришло. «Как был ментом, так и остался», — кольнула Лару неприятная мысль.

— Это случилось совершенно неожиданно, где-то за пару месяцев до его смерти. Он пришел ко мне вечером очень возбужденный. Пожалуй, я никогда не видела его таким! Еще подумала, что пьяный или под кайфом. Но он был именно сильно возбужден. Его просто распирало от какой-то невероятной новости. Я знала, что не стоит Виталия ни о чем расспрашивать, все равно не выдержит и сам скажет. Он не выдержал. Усадил меня с собой рядом и сказал, что у него есть сногсшибательная новость. Теперь его жизнь резко изменится, без всяких на то усилий с его стороны. Я заявила, что не понимаю, о чем речь. Тогда он достал из кармана маленькую вещицу и держал на ладони, чтобы я могла ее рассмотреть.

— Что это? — спросила я.

— Богиня Лакшми, — как всегда небрежно ответил он, — нравится?

— Это мне? — поинтересовалась я.

— Нет, моя милая, — он рассмеялся, — это мне! Эта вещь прислана для меня и является сейчас самой ценной из того, что у меня есть.

— Не понимаю, — призналась я, — в чем дело?

— Все объясню, крошка, — ответил он, — а сейчас принеси мне выпить.

Мне хотелось послать его к черту вместе с его дурацкой пуговицей, но он так улыбался и так выразительно на меня смотрел, что я сдалась, впрочем, как и всегда.

— Пуговица? — недоуменно спросила Лара. — А меня спрашивали про какую-то таблетку.

— Пуговица, таблетка, какая разница, на самом деле это была миниатюра, — отмахнулась Айша Каримовна.

— Как она выглядела? — спросил Крон.

— Небольшая, — ответила мать Лары, — Размером с пуговицу на пальто, такого желтоватого оттенка, толщиной, наверное, в сантиметр.

— Оправлена в золото? — подсказала Лара.

— Да, — Айша Каримовна кивнула, — красивая вещица. А на самой миниатюре вырезана женщина, которая танцует. Очень искусная резьба, женщина кажется просто живой. Но Виталий посмеялся тогда, сказал, что я темная, несмотря на всю мою образованность, потому что это не просто женщина, а богиня Лакшми. Как будто я обязана знать всех индийских богинь.

— Индийских, — повторила Лара. — Но откуда у него эта миниатюра?

— Уверен, что сам бы он об этом не догадался, в смысле об имени богини, — вмешался Крон. — Скорее всего, его кто-то на этот счет просветил. Но надеюсь, что он рассказал вам, откуда взялась у него эта вещь. И еще, если вам не будет трудно, не могли бы вы сделать ее набросок, хотя бы приблизительный.

— Не… могла бы, — между бровями Айши Каримовны залегла складка, — а ведь я даже могу вам ее показать.

— Лакшми? — воскликнула Лара. — Значит, она все-таки у тебя?

— Нет, конечно, — Айша Каримовна досадливо поморщилась, — самой миниатюры у меня нет, но дома имеются ее фотографии. Виталий любил фотографировать меня.

«И меня тоже», — пронеслось у Лары в голове, но она сдержалась.

— Нам бы очень хотелось, — сказал Крон, — чтобы вы показали эти фотографии. Поверьте, это очень важно.

— Не уговаривайте меня, — Айша Каримовна устало махнула рукой, — я и сама понимаю это не хуже вас. Надо ехать домой, там можете увидеть эти фотографии.

— Разумеется, — Крон кивнул, — мы отвезем вас.

Айша Каримовна встала и направилась к выходу. Она только окинула взглядом разгромленное помещение мастерской, но на бесстрастном лице ничего не отразилось. Айша Каримовна была сильной женщиной и умела держать себя в руках. До самого дома она не произнесла ни слова.

— Что это значит? — спросил Геннадий Семенович, глядя на пеструю компанию.

— Потом объясню, — небрежно бросила его жена, — а сейчас мне нужно привести себя в порядок.

— Конечно, конечно, — кивнул Крон.

— А ты что скажешь? — отец повернулся к Ларе.

— Случилась жуткая история, — ответила она, — мама все тебе объяснит. На нас напали, а в мастерской устроили погром.

— Что? — Геннадий Семенович остолбенел. — Надеюсь, ничего страшного не произошло? Вас ведь не… — он не договорил, вопросительно глядя на дочь.

— Нет, папа, — Лара дотронулась до руки отца, — все обошлось.

— И как же все это могло случиться? Перестань, Лара, говорить загадками. Я понимаю, что твоя мать сможет все объяснить, но от этих объяснений меня уже тошнит. А хуже всего, что и тебе, дочь, тоже досталось.

— Пожалуйста, папа, — попросила Лара, — нам сегодня много пришлось пережить. Так хочется немного понимания и сочувствия. И не только мне, — она проникновенно посмотрела на отца, — но и маме тоже.

— Ты никогда так не говорила, — сказал Яковлев хмуро. — Уверен, что все это произошло не из-за тебя. Я прав? Скажи только, я прав?

Лара молча кивнула. Объяснять ничего не хотелось.

— Понятно, — сказал Геннадий Семенович, — доигралась все-таки, значит. Что ж, надеюсь, она получила все, что хотела, — проговорил он, закипая. — Каждый получает именно то, что заслуживает. Но мне почему-то кажется, что она еще мало получила. Надо бы больше.

— Не надо, папа, — остановила его Лара, — мама не виновата.

— Разумеется, — зло ответил отец, — не надо приваживать этих молодых хорьков, тогда и погромов не нужно будет бояться. Надеюсь, не эти молодчики устроили безобразие?

— Ну что ты, папа, — Лара положила руку ему на плечо, — это Сергей, я с ним вместе училась, а это Максим, — она немного замялась, — мой близкий друг.

— За тебя, Лара, я всегда рад, — ответил отец, — смотри только, чтобы твоя мать не положила на них глаз. Я пойду к себе, делайте, что хотите, а с тобой, — он посмотрел на дочь, — я поговорю завтра.

— Конечно, папа, — Ларе было стыдно за неожиданную вспышку обычно сдержанного отца.

Он повернулся и отправился в глубь квартиры.

— Пойдемте пока ко мне в комнату, — предложила Лара, — я сейчас принесу кофе.

— Кофе совсем не помешает, — откликнулся Крон.

— Я помогу, — вызвался Максим.

— Конечно, помоги, — Крон усмехнулся, — Лара устала. Еще бы! Почти всю ночь на ногах, да еще после таких потрясений.

— Зачем ты, Крон? — тихо спросила Лара.

— Все нормально, детка, — ответил он, — а где в этом доме телефон? Разбужу-ка я еще одного человека. Пусть тоже немного попереживает.

— Кого ты собрался будить? — Лара остановилась в дверях.

— Твою очаровательную кузину, — ответил, улыбаясь, ее старый приятель, — только не стой столбом, а то я умру без кофе.

— Если Анка узнает, где мы сейчас, — сказала Лара, — она примчится сюда сломя голову.

— Не беспокойся, — Крон улыбался безмятежно, — я уговорю ее не делать этого до утра.

— Посмотрим, как она тебя послушает, — фыркнула Лара, — а кстати, почему тот парень, твой помощник, не поднялся вместе с нами?

— Потому что Сергей прекрасно понимает, когда он лишний, — небрежно ответил Крон.

— Сергей? — удивилась Лара. — Ну, конечно, Арлекин. Как я сразу не поняла.

— Арлекин… — повторил Максим. — Не понял. В чем дело, Лара?

— Иди уже за своим кофе, — замахал Крон руками, — а то твой ревнивый Отелло готов землю рыть из-за парня.

— Я объясню, — ответила Лара, выходя из комнаты, — только это не займет много времени. Гораздо меньше, чем потребуется, чтобы сварить кофе.

Ненадолго в квартире установилась тишина, лишь слышалось журчание воды в ванной да тихонько позвякивали приборы на кухне.


ЦВЕТ ВОСЬМОЙ. СЕРЫЙ

Был в стародавние времена в стране Мадриб город Шакала, и сидел там на престоле царь по имени Чандрарабха, что означает Свет Луны, сын раджи Анчарапрабхи. Родила ему супруга Киртимати сына, наделенного всяческими счастливыми признаками, предвещавшими великое будущее. Стал расти в отцовском доме, переполненном по милости Шивы радостью, царевич Сурьяпрабха. Прилежно учился у мудрых учителей острый умом мальчик всяким наукам, искусствам и ремеслам, а когда исполнилось ему шестнадцать лет, объявил Чандрарабха сына наследником и отдал ему на службу многих сыновей своих министров. Но однажды великий Асура Май спустился с небес в дом Царя и сказал ему: «Твоему сыну Сурьяпрабхе, о Царь, предназначено стать могущественным повелителем. Отпусти его со мной, чтобы овладел он современными знаниями». Когда же Асура Май окончил свою речь, так промолвил царь Чандрарабха: «Счастлив я! Бери его, добродетельного, и веди, куда посчитаешь нужным». И тогда Май увел Сурьяпрабху в Патаму, и там царевич благодаря усердию и терпению быстро усвоил науки, которым обучал его сам Асура Май. Май научил царевича и искусству создавать воздушные корабли. Сурьяпрабха вместе со своими министрами стал летать на воздушном корабле и однажды увидел Виласену, дочь Вирабхаты. Царевич похитил ее и увез на воздушном корабле. Когда же ее брат Сахасраходка разгневался из-за этого, Сурьяпрабха своей магической силой обратил его в столб. Дядя Сахасраходки со стороны матери стал всячески ругать царевича и вызывать его на бой. Но Сурьяпрабха ему и всем тем, кто с ним пришел, желая отобрать Виласену, обрил головы. Не убил Сурьяпрабха ни Сахасраходку, ни дядю его, а, осмеяв и унизив, отпустил их, ибо были они родственниками его супруги.

Сомадева. «Океан сказаний».

ГЛАВА 19

Максим и Сергей пили кофе. Лара нервно курила. Разговаривать не хотелось, каждый думал о своем. Максим смотрел на Лару, пытаясь понять, о чем она думает. Но ей меньше всего на свете хотелось, чтобы кто-нибудь в эти минуты прочел ее мысли. Она смотрела на знакомую обстановку кухни, вспоминала, как помогала Айше Каримовне подобрать гарнитур, смотрела на небольшой пейзажик, который сама привезла в подарок родителям из Франции, а из головы все не шли признания матери. Оказывается, Айша Каримовна любила. И не просто любила, а пылала страстью к одному человеку. Ирония судьбы! Он захотел связать свою судьбу именно с Ларой. Не скрывай мать все так долго, Лара давно бы рассталась с Виталиком. Теперь ей казалось даже странным, что этот человек мог пробудить в матери такие сильные чувства. Страсть, любовь… этого вовсе не было в ее отношениях с Виталием. Равнодушие? Пожалуй, ее чувство к нему можно было бы назвать и равнодушием. Скорее это был определенный расчет, когда человек взвешивает «за» и «против» и выбирает то, что ему больше подходит. А мать тысячу раз права. Она действительно оказалась слепой курицей. Лара вздрогнула. Как говорил сумасшедший актер из театра: «Глупый человечек, который не видит очевидного».

— Тебе холодно? — заботливо спросил Максим.

— Н-нет, — Лара нервно передернула плечами.

— Не бери в голову, — добродушно посоветовал Крон, — ты слишком много думаешь.

Лара хотела огрызнуться. Несмотря на то, что она была признательна своему старому приятелю за освобождение, ей вдруг страшно захотелось стереть с его лица эту добродушную ухмылку. С чего это он вообразил, что все знает и все понимает? В своих делах Лара разберется сама! Она открыла рот, чтобы сказать какую-нибудь колкость, как дверь отворилась, и на пороге появилась Айша Каримовна.

Она уже успела привести себя в порядок, и Лара с удивлением отметила, что даже сейчас она использовала все средства, чтобы предстать перед непрошеными гостями в лучшем виде.

— Кофе, — сказала она, — прекрасно. Лара, налей мне чашечку.

— Я понимаю, Айша Каримовна, что вы устали, — Крон старался держаться учтиво, — но когда мы можем увидеть фотографии?

— Я ничего не забыла, молодой человек, — Айша Каримовна улыбнулась, — вот они.

Из кармана халата она достала несколько снимков и положила их на стол. Взяла чашечку с кофе и отвернулась к окну. Лара, Максим и Кронецкий придвинулись поближе.

Да, Айша Каримовна была великолепна и прекрасно понимала это. Вот она в черном длинном платье с большим декольте улыбается и протягивает на ладони миниатюру. Вот сидит, небрежно закинув руку за голову, в лиловом. Еще один великолепный снимок, когда Айша Каримовна в красном. Плавные силуэты этого шедевра от Валентине только подчеркивали все великолепие ее фигуры. Да, Лара понимала, что ей до матери далеко, несмотря на всю ее молодость и привлекательность. Она не умела никогда носить одежду с таким шиком и выглядеть так сногсшибательно великолепно. Лара украдкой вздохнула: что и говорить, а Виталия можно было понять.

— Прекрасно, — сказал Крон ровным голосом, словно на него снимки не произвели никакого впечатления, — а вы не могли бы дать на время одну или несколько фотографий? Мы бы их увеличили, чтобы получить изображение миниатюры.

— В этом нет необходимости, — Айша Каримовна потянулась за сигаретами.

— То есть? — Крон вопросительно смотрел на нее.

— Есть еще одно фото, — Айша Каримовна положила на стол последнюю фотографию.

Здесь была видна только ладонь, на которой лежала таблетка.

— Чудесно! — Крон был полон энтузиазма. — Наконец-то можно увидеть, из-за чего, собственно, весь сыр-бор.

Он внимательно посмотрел фотографию, а затем отдал ее Ларе и Максиму. Вещица действительно была прелестной. Богиня изогнулась в томном чувственном танце. Глаза ее были полуприкрыты, а слабая улыбка лишь едва тронула полные губы. Одну руку она держала на бедре, другой едва касалась плеча. Неведомый мастер так ловко передал движения, что, казалось, Лакшми замерла на секунду и сейчас продолжит свой танец.

Лара положила фотографию на стол и вопросительно посмотрела на Крона.

— Да, — сказал детектив, — вещь действительно чудесная. Сразу видно искусного мастера. Но согласитесь, — он поднял вверх палец и выразительно посмотрел на Айшу Каримовну, — из-за этого убивать не стоит. Я, конечно, не специалист, но скажу также, что нападать и избивать, а также все громить тоже не стоит. Не настолько это дорогая безделушка.

— Вы ошибаетесь! — воскликнула Айша Каримовна. — Именно настолько дорогая.

— А вы ведь не объяснили нам, — напомнил Крон, — каким образом она вообще попала к Виталию. Сомневаюсь, что он прочесывать антикварные магазинчики в поисках этой вещицы.

— Он получил ее из Англии, — ответила Айша Каримовна, — поэтому Виталию она была очень дорога.

— Понятно, — Крон кивнул, — он получил ее, но, повторяю, это не причина. Говорите, что знаете, Айша Каримовна, не заставляйте каждое слово вытягивать из вас клещами.

— Хорошо, — она кивнула, — я расскажу все, что знаю.

Она прикрыла глаза, немного помолчала, собираясь с мыслями, и начала рассказывать.

В тот вечер Виталий пришел в очень хорошем настроении. Был оживлен, без умолку болтал. Взяв за руку, усадил Айшу Каримовну рядом с собой и начал говорить, что в жизни каждого человека случаются перемены, но его жизнь теперь резко изменится, при этом он захохотал, закрутил головой и все повторял: «Надо же, а я никогда не мог даже представить себе такое». Затем он достал небольшую вещицу с танцующей богиней.

Айша Каримовна немного обиделась, когда он заявил, что миниатюра предназначена ему и является для него очень ценной, а затем рассказал остальное.

Оказывается, у Виталия в Англии проживает дед. Самый настоящий, но о котором он ничего никогда не знал. Дед этот является отцом его матери Алины Константиновны, о чем та сама и не подозревает. Но проживающая в России дочь, которую господин Стептоун никогда не видел, его совершенно не интересует, поэтому она может спокойно жить в своем неведении и дальше. Но Стептоуна интересует ее сын, то есть его внук, которого дед зовет в Англию. Там он хочет показать ему все имущество, которое перейдет к русскому внуку после смерти деда по завещанию, а также свою уникальную коллекцию.

Господин Стептоун просил Виталий приехать в Англию, чтобы поселиться там и жить вместе с дедом, пока тот не умрет. И вот, чтобы новоявленные родственники узнали друг друга, Стептоун послал Виталию небольшой сувенир из своей коллекции, миниатюру из слоновой кости с танцующей богиней Лакшми.

Конечно, Виталий не собирался оставаться в России, если ему представилась такая великолепная возможность уехать жить за границу, а кроме того, его манила неожиданная перспектива богатого наследства. Виталий не сомневался, что отец поддержит его и не станет препятствовать его отъезду. Каким-то образом надо уладить все с матерью, но Виталий и об этом не слишком волновался. Его просто распирало от разных планов. Но он преподнес Айше Каримовне еще одну новость. В Англию он хотел бы уехать с женой, поэтому решил жениться на ее дочери Ларе. Она не поверила своим ушам, пробовала возражать, но Виталий ничего и слушать не хотел. Перед своим дедом он решил предстать в образе благовоспитанного господина и добропорядочного семьянина. Лара подходила для этой роли гораздо больше, чем Айша Каримовна.

Разумеется, она пробовала его уговорить. Убеждала, что семья станет для него обузой, а Лара вовсе не та женщина, на которой он должен жениться. Но Виталий только смеялся, заявив в своей привычно-небрежной манере: «Ты просто ревнуешь к своей дочери. Брось. Когда мы поженимся и будем жить в Англии, ты сможешь нас навещать».

После этих слов Айша Каримовна разрыдалась, устроила бурную сцену, но на Виталия ни ее слова, ни ее слезы, ни угрозы о том, что она все расскажет дочери, не произвели никакого впечатления. Он только небрежно бросил: «Успокойся».

— Ты уже уходишь? — спросила Айша Каримовна.

— У меня дела, — заявил молодой любовник, — я навещу тебя на днях. Но хочу, чтобы все обошлось без слез и сцен.

Айше Каримовне ничего не оставалось, как смириться. Но она не хотела сдаваться и всеми силами противилась свадьбе. Однако Лара на ее увещевания только пожимала плечами. Несколько раз Айша Каримовна была близка к тому, чтобы все ей рассказать, открыть глаза, но останавливалась в последний момент. Лара пребывала в блаженном неведении и продолжала готовиться к свадьбе. Айша Каримовна места себе не находила от ревности, ее грызла тоска, но она старалась, чтобы окружающие не заметили ее состояния.

До свадьбы оставались считанные дни, и Айша Каримовна жила как в тумане. Виталий по-прежнему навещал ее. Был весел, смеялся, часто говорил о своем деде. Довольно много он узнал из письма, которое передал ему посланец, но и сам навел кое-какие справки. Айша Каримовна поинтересовалась, не собирается ли он все-таки рассказать матери о ее отце, но он только отмахнулся: «Она всю жизнь была такая правильная, так тряслась над словами „мораль“, „нравственность“, „порядочность“, что похождения ее мамаши придутся ей сильно не по вкусу. Лучше ей ничего не знать». Айша Каримовна не забыла и про дочь. Но Виталий отмахнулся точно так же: «Скажу, что объявился богатый дедушка. Больше ей знать незачем».

Для Айши Каримовны каждый день был мучением. Она понимала, что очень скоро потеряет Виталия. Но она даже не могла предположить, что потеряет его навсегда. Несчастье подкосило ее, в душе что-то умерло. Она поняла, что никогда никого не сможет так полюбить. Она вдруг стала ощущать себя одинокой и старой. Те, кто знал ее, сочувствовали: еще бы, такое несчастье с дочерью, не догадываясь, что причина ее страданий совсем в другом. Когда Геннадий Семенович решил отправить дочь в провинцию к родственникам, она вздохнула с явным облегчением. Лара была для нее немым укором. А когда та уехала, никто не мешал оплакивать ей своего Виталия. Она тоже видела репортаж по телевизору. Смерть Алины Константиновны задела ее очень сильно. Айше Каримовне стало не по себе, а в душу вполз холодок страха.

Постепенно и с большим трудом она начала успокаиваться. Хотя встреч с дочерью по-прежнему избегала. А теперь вот нападение… Они били ее и пытали, куда она спрятала миниатюру, а один высокий, с маской на лице, сказал, что это дочь послала их сюда, и противно рассмеялся.

— Как он выглядел? — быстро спросил Крон.

— Не знаю, — Айша Каримовна пожала плечами, — говорю же, что он был в маске.

— Высокий, худой, — подсказал Крон.

— Пожалуй, — Айша Каримовна посмотрела на Кронецкого и кивнула, — и еще эта небрежно-развязная манера… Мне даже на минутку показалось, что это был…

— Виталий, — закончила Лара.

— Ясно, — кивнул Крон, — вот наш лже-Виталий и проявился. Не сомневаюсь даже, что это все не случайно. Спасибо, Айша Каримовна, за рассказ, вам нужно отдохнуть.

— До отдыха ли теперь, — мать Лары усмехнулась, — вы хотите сказать, что они на этом успокоятся?

— Насчет «успокоятся» не уверен, очень им, видимо, эта таблетка с Лакшми нужна. Но вам необходимо быть осторожнее. Наймите охрану, расскажите о нападении мужу.

— Он будет последним, кому я что-то стану рассказывать, — твердо заявила Айша Каримовна, — обойдусь и без него.

— Вы не поняли, — мягко сказал Крон, — я же не советую рассказывать ему все, скажите то, что считаете нужным. В конце концов, нападение — вещь достаточно серьезная. Возможно, что он теперь тоже в опасности.

— Он-то с какой стати? — Айша Каримовна усмехнулась. — Насколько я знаю, мой муж не имел с Виталием никаких общих дел.

— Конечно, — Крон снова терпеливо кивнул, — но их может заинтересовать ваша квартира. И они не остановятся ни перед чем, даже перед убийством, чтобы найти миниатюру. Кстати, вы можете сказать, где она сейчас?

— Нет, — Айша Каримовна покачала головой, — Виталий только показывал ее мне, а затем унес с собой и больше почти не упоминал о ней.

— Знаете, — посоветовал Крон, — кажется, они уже искали везде. И постоянно безрезультатно. Ваша квартира, пожалуй, последняя зацепка. Лучше будет для вашей же безопасности, если вы и ваш супруг на время уедете куда-нибудь.

— А они устроят в квартире такой же погром, как и в мастерской. Нет уж, никуда я не поеду.

— Пусть лучше пострадает квартира, — серьезно заметил Максим, — чем вы сами. Ущерб еще можно восстановить, а жизнь вряд ли.

Крон глянул на Максима, закусил губу, но ничего не сказал. Лара тоже удивилась. Пожалуй, подобных слов можно было ожидать от Кронецкого… Максим все время сидел молча и только слушал, а потом вот выдал.

— Хорошо, — согласилась Айша Каримовна, вставая, — возможно, что я поговорю с супругом и прислушаюсь к вашему совету. Но теперь извините, мне хотелось бы отдохнуть.

— Разумеется, — Крон тоже поднялся, — мне тоже пора.

Максим хотел встать, но Лара удержала его. Ни за что на свете ей не хотелось бы сейчас остаться в квартире родителей одной, пусть разговаривают, пусть кричат и выясняют отношения, но только без нее. Ей хотелось одного: свернуться калачиком на кровати и забыть весь этот кошмар. А рядом пусть будет отзывчивый и надежный Максим.

— Я провожу, — сказала Лара, поднимаясь.

— Молодой человек останется здесь? — Айша Каримовна задержалась в дверях комнаты.

— Я же говорила, — с вызовом ответила Лара, — что это мой близкий друг. Разумеется, он останется здесь.

— Как знаешь, — Айша Каримовна устало махнула рукой.

Она вышла из комнаты и пошла по коридору. Лара слышала, как за ней закрылась дверь.

— Я зайду вечером, — предупредил Крон, — посмотрим, что скажут эти добры молодцы. Раз лже-Виталию удалось ускользнуть, то теперь они залягут на дно и будут выжидать. Можно было бы отправить группу на дачу, но уверен, что она пуста. Будь осторожна, Лара.

— Со мной ведь Максим, — она попыталась улыбнуться.

— Все равно, — он тряхнул головой, — осторожность и ему не помешает. Ладно, я пошел. Удачи тебе.

— И тебе тоже, — сказала Лара. — Приезжай, будем ждать.

Крон махнул рукой на прощание и исчез. Лара пошла в комнату. На пороге кабинета стоял отец.

— Зайди, Лара, — позвал он, — надо поговорить.

— Уже поздно, папа, — попробовала возразить она.

— Скорее рано, — ответил Геннадий Семенович, — почти утро, а ты все равно не спишь. Обещаю, что это не займет слишком много времени.

Лара кивнула и покорно двинулась за отцом. Геннадий Семенович сел в кресло, махнул ей рукой, чтобы она тоже садилась, и замолчал.

— Хочешь спросить, — осторожно начала Лара, — что все это значит?

— Это мне прекрасно объяснит твоя мать, — Геннадий Семенович потер руки, — и на этот раз ей придется объяснить все.

— Она не виновата, — попробовала защитить ее Лара, — это связано с делами Виталия.

— Вот-вот, — отец взял со стола ручку и принялся вертеть ее в руках, — даже покойный любовник доставляет столько хлопот.

— Ты знал? — поражение выдохнула Лара.

— Догадывался, — ответил отец, стараясь не смотреть на Лару, — не хотелось тебя расстраивать, все надеялся, что ты узнаешь сама и порвешь с этим типом. Хотел иногда сам тебе сказать, но останавливал себя: а вдруг ты любишь его, а он тебя — просто запутался. Хочет разорвать с Айшой и не знает, как это сделать. В общем, разные мысли приходили в голову по этому поводу.

— Невероятно, — прошептала Лара, — все, выходит, знали, кроме меня.

— Не переживай, дочка, — Геннадий Семенович подпер голову рукой, — может, все и к лучшему.

— Ты за этим меня позвал? — спросила Лара. — Я не хочу сейчас об этом думать.

— Нет, конечно, — Геннадий Семенович глядел на дочь, — я хотел поговорить насчет работы.

— Меня устраивает моя работа, папа, — чуть резковато ответила Лара, — мне не хотелось бы ее менять.

— А мне хотелось бы, — Геннадий Семенович вздохнул, — ничего хорошего в твоей работе нет. Ну что может быть особенного в рекламном агентстве? Тут одна компания продает парфюмерный магазин. Не хотела бы попробовать себя в новом качестве?

— Работать директором магазина? — Лара улыбнулась.

— Быть владельцем фирмы, которая всей этой дамской мишурой занимается. Конечно, я бы тебе помог на первых порах. В смысле — материально. Ну как ты на это смотришь?

— Даже не знаю, — честно призналась Лара, — я как-то не думала об этом.

— А ты подумай, — Геннадий Семенович вышел из-за стола и подошел к ней, — не век же тебе сидеть в этой фирме. Пора начать заниматься самостоятельным делом.

— А почему парфюмерия? — спросила Лара.

— А в чем еще женщины разбираются? — Отец недоуменно пожал плечами. — Ну не лесом же тебе заниматься или нефтью? Мне кажется, что для женщины это в самый раз.

— Я подумаю, папа, — пообещала Лара, — а за предложение спасибо.

— Думай быстрее, — посоветовал отец. — Я тогда смогу начать переговоры с компаньонами насчет покупки магазина. Через неделю сможешь ответить?

— Думаю, что да, — Лара засмеялась и поцеловала отца в щеку, — спасибо, папа, ты у меня замечательный.

— Хотел бы я, чтобы и муж у тебя был такой же, — пробурчал отец, — может, найдешь все-таки хорошего человека.

— Кажется, уже нашла, — смеясь, сказала Лара, — я вас обязательно познакомлю. Уверена, что он тебе понравится.

— Главное, чтобы он нравился тебе. — Геннадий Семенович потрепал дочь по щеке. — Ладно, егоза, иди отдыхай.

— А ты, папа? — спросила Лара.

— Утро уже, — Геннадий Семенович вздохнул, — сегодня ночью высплюсь.

Лара, улыбаясь, вышла из кабинета и отправилась в свою комнату. Максим, видимо, ждал ее, но прикорнул на кушетке и нечаянно заснул. Лара осторожно потеребила его, а когда он открыл сонные глаза, приложила палец к губам и начала быстро раздевать его. Максим не сопротивлялся, а только пытался ей помочь.

— Давай поспим, — прошептала она, и он покорно кивнул головой.

Вытянувшись на кровати и обняв Лару, через минуту он уже глубоко и ровно дышал. А Лара, ощущая тяжелую мужскую руку, улыбалась, впервые за столько времени осознав, что рано или поздно она будет счастлива и никаким силам в мире этого не изменить. К окну подступало робкое петербургское утро.

ГЛАВА 20

Максим торопился на работу, а Лара не знала, что ей такое придумать, чтобы только не оставаться в квартире родителей наедине с матерью. Спасение пришло неожиданно. Явилась кузина Анка, которая заявила, что они поступили по-свински, не взяв ее с собой и не позвонив. Но теперь она от Лары не отстанет, пока та все подробно не расскажет ей. Максим торопливо попрощался и ушел, шепнув Ларе, что с нетерпением будет ждать вечера, когда они смогут встретиться. Айша Каримовна не показывалась из своей комнаты, впрочем, оттуда не доносилось ни звука, возможно, мать просто спала. Этого Ларе и было нужно. Она позвала кузину на кухню, чтобы приготовить что-нибудь на завтрак. Анка от еды отказалась, но пообещала, что составит Ларе компанию за чашкой кофе.

— А как же твоя работа? — спросила Лара.

— А у меня сегодня выходной, — безмятежно отмахнулась Анка, — давай рассказывай, не томи.

— Да не собираюсь я тебя томить, Анка, — отозвалась Лара, — дай только с мыслями собраться.

— Сергей сказал, что у вас тут такое произошло!

— Сергей, как всегда, немного преувеличил, — досадливо поморщилась Лара, — ему просто очень хотелось порисоваться перед тобой, вот и наплел…

— Ничего он не наплел, — взъерошилась Анка, — наоборот, утверждал, что ничего страшного, все, мол, под контролем. Ты сама это подтвердишь?

— Ясно, — Лара усмехнулась, — мент, он и есть мент. Это у него уже не только в крови, а в подкорке, в мозжечке.

— Никогда не думала, что ты страдаешь снобизмом. — Анка ехидно сощурилась. — Мент, говоришь… Но ведь это не мешало тебе с ним трахаться. И не пожимай плечами. Крон ведь очень много для тебя значил. Но теперь ты изменилась. Теперь тебе подавай чистеньких мальчиков, вроде Максима, которые всегда вежливы, всегда предупредительны и готовы пылинки с тебя сдувать.

— Да, — Лара с вызовом посмотрела на кузину, — всегда вежливы и всегда предупредительны. Не то что некоторые.

— Такие, как Крон, способны на большое чувство, — сказала Анка, спокойно глядя на Лару, — а такие, как Максим, не способны, к сожалению.

— Об этом уж позволь мне судить, — Лара вспыхнула, — и какое вообще тебе дело до Крона и до Максима.

— Задела, значит, — Анка удовлетворенно хмыкнула, — действительно, какое мне дело до твоих любовников! Сразу говорю, что до Максима мне дела нет. Пусть живет. Наслаждается встречами с тобой и прочее. Но если мне удастся обратить на себя внимание Крона, то я его не отпущу. Даже если ты приложишь все усилия, чтобы его вернуть.

— С какой стати, — Лара удивленно уставилась на кузину, — у нас с Кроном все в прошлом. Но неужели ради него ты можешь бросить все?

— Можешь в этом даже не сомневаться, — Анка упрямо сжала губы, — я ведь не ты. Я могу сломать все к чертовой матери ради человека, но не стану держаться за какой-то внешний комфорт. Слишком неравноценные это вещи.

— Потрясающе, — только и выговорила Лара, — я столько времени с тобой общаюсь, но никогда не думала, что ты можешь быть вот такой.

— Это потому, — Анка снисходительно потрепала Лару по плечу, — что ты, моя дорогая, всегда думала только о себе. Остальные интересовали тебя слишком мало. Не обижайся, но это правда. И давай перестанем говорить на эту тему, а то разругаемся в пух и прах. Расскажи все-таки, что у вас вчера случилось. Как Айша Каримовна?

— Думаю, что лучше, — Лара постаралась короче передать все происшедшее в мастерской, умолчав о безобразной сцене, которая разыгралась между ней и матерью.

Анка слушала внимательно. Где нужно кивала, где нужно вставляла глубокомысленное «да-да». В конце концов Лару начало это злить, и она замолчала.

— Значит, — подвела итог Анка, — им была нужна эта странная таблетка-миниатюра. Из-за нее и разгорелся весь сыр-бор. Но у Айши Каримовны ее не оказалось. И где она, спрашивается, теперь?

— Не знаю, — Лара пожала плечами, — какое это сейчас имеет значение?

— Имеет, и еще какое, — откликнулась Анка, — похоже, что убийцы искали антикварную вещицу где только можно. А результат оказался нулевым. Но вряд ли они успокоятся. Будут проверять остальные связи Виталия. Искать в домах знакомых, друзей. Хотя, — она помедлила, — мне все это кажется маловероятным. Из-за дурацкой таблетки столько хлопот. И потом, Виталий уже не скажет, где спрятал эту самую танцующую богиню, а искать ее… все равно что иголку в стогу сена. Слишком мало вариантов на успех. Не проще ли изготовить копию?

— Вот посмотри, — Лара протянула Анке фотографии, которые принесла Айша Каримовна, — думаешь, копия получится удачной?

— Красиво, — сказала Анка, отложив фотографии, — я, конечно, не специалист, но видно, что вещь эта не ширпотреб какой-нибудь. Мастер делал. А это значит, что и копия должна быть не хуже. Да… — протянула она, — не каждый еще и согласится такое сделать. Теперь понятно, почему они землю роют, чтобы добыть оригинал. Только все-таки неясно: зачем им так нужна эта миниатюра?

— Ничего удивительного, — раздался голос. Лара и Анка быстро обернулись. В дверях стояла Айша Каримовна. Как давно она здесь появилась и много ли слышала, девушки не знали.

— Мама, — потрясенно выговорила Лара.

Пожалуй, кузина была потрясена не меньше. Ни она, ни Лара никогда не видели Айшу Каримовну такой. Всегда прежде подтянутая, всегда элегантная, всегда блистающая красотой, теперь перед ними стояла просто усталая женщина, которая провела бессонную ночь. Она как-то сгорбилась, ссутулилась, утратила свою горделивую осанку. Но кроме этого, исчезла и надменность, с которой Айша Каримовна смотрела на людей.

— Айша Каримовна, — неуверенно произнесла Анка.

— Не узнаешь, — она повернула к ним измученное лицо, — я и сама себя не узнаю. Постарела разом лет на двадцать, а может, и на все сорок.

— Тебе надо отдохнуть, мама, — сказала Лара и сама удивилась тому сочувствию, что испытывала сейчас к матери, — отоспишься, отдохнешь, все пройдет. Станешь такой же, как и раньше.

— Боюсь, что этого уже никогда не будет. — проговорила Айша Каримовна. — Я не могла уснуть после нашего разговора. Все думала и думала. Где же я допустила ошибку? И когда? Наверное, я зря обманывала себя, стараясь забыть о возрасте. Мне все время ужасно хотелось быть молодой. Не выглядеть, а именно быть. Другие женщины используют свой возраст себе во благо, поэтому и в сорок, и в шестьдесят выглядят умопомрачительно. Года только прибавляют им шарм. А я? Всего лишь молодящаяся старуха, не больше.

— Не надо, — запротестовали Лара и Анка в один голос.

— Увы, — Айша Каримовна вздохнула, — рано или поздно, но приходится признавать правду. Но я ведь не с этим к вам пришла. Я перебирала вчера старые вещи: открытки, письма — и наткнулась вот на это. Совсем про него забыла. Когда Виталий рассказал мне о своем желании уехать в Англию, я растерялась и не поверила. А он принес письмо от своего Деда, то есть от своего настоящего деда. Оно осталось у меня — то ли он его забыл, то ли придавал ему слишком мало значения… В общем, вот оно. Возьмите, девочки, отдайте его Сергею. Вряд ли мне удастся вспомнить что-то еще, может, хоть это поможет ему. А значит, — она невесело улыбнулась, — и мне тоже, и тебе, дочка.

Айша Каримовна вышла из кухни и тихо прикрыла за собой дверь.

— Никогда не видела ее такой, — прошептала Анка, — неужели она действительно так изменилась?

— Отойдет, — неуверенно сказала Лара. Ее пугала эта незнакомая женщина, будто подменившая мать. — Должна отойти, хотя бы ради себя самой.

— Некоторые потрясения настолько сильны, что часто ломают людей. Особенно сильных. Слабый согнется, переждет, перетерпит, а сильный сломается.

— Мне не по себе, — призналась Лара, — не хотела бы я видеть ее всегда такой.

— Мне тоже, — откликнулась кузина, — жаль Айшу Каримовну, будем надеяться на лучшее.

— А что в письме? — поинтересовалась Лара.

Анка все еще вертела его в руках, не решаясь открыть. Это было совсем не похоже на смелую и немного бесшабашную кузину.

— Мне кажется, — шепотом сказала Анка, — что там бомба, или гремучая змея, на худой конец.

— Не выдумывай, — оборвала ее Лара, — дай я сама посмотрю.

— Нет уж, — к Анке возвращалось привычное хладнокровие, — что я, по-твоему, читать не умею.

Лара уступила. Пусть прочтет. Все равно ведь не удержится и поделится с Ларой. Анка пробежала глазами письмо, потом еще раз, словно проверяя себя.

— Потрясающе, — вымолвила она, — оказывается, у Великановых есть свои тайны. Фамильные скелеты, так сказать, в шкафу. Ну и ну. Кто бы мог подумать, а такая приличная семья на вид.

— Хватит уже, — Лара отобрала у кузины письмо.

— Вслух читай, — сказала та, — может, я чего-то не поняла.

— Чего тут не понять, — отмахнулась Лара, — возможно, я не так сильна в английском, как ты, но уверена, что это послание прочесть сумею.

Она прочла. Но затем в недоумении смотрела на лист, так же как и Анка, сомневалась, правильно ли она поняла.

— Ты веришь в это? — спросила Анка.

— Приходится верить, — ответила Лара, — хотя мать уже в общих чертах рассказала.

— Выходит, — засмеялась Анка, — твой Виталий вовсе и не Великанов, а Стептоун.

— Нет, — Лара покачала головой, — Великанов он потому, что его отец, Виктор Мефодиевич Великанов, женился на Алине Константиновне. А вот она-то как раз и Стептоун.

Лара снова начала читать письмо. В нем достаточно сухо излагалось, что настоящим отцом его матери является Уильям Стептоун, который в данный момент проживает в Англии. А дальше излагалась биография неожиданно появившегося деда. Родился он в 1914 году в Индии, где в это время служил его отец. Детство Уильяма прошло в Индии, но затем семья вернулась в Англию. Стептоуны сразу стали занимать высокое положение в обществе, где к отцу Уильяма относились с уважением благодаря его героизму, проявленному в боевых действиях против местного населения Индии.

Кроме того, семья была богатой. Уильям Стептоун-старший не только преумножил то, что досталось ему от отца, но и значительно увеличил состояние, пополнив его сокровищами, вывезенными из Индии. Уильям Стептоун-младший был отдан отцом в Оксфорд, где прекрасно учился. Его всегда интересовала история, но он решил для карьеры избрать дипломатическое поприще.

Его карьера была весьма успешной. Он благополучно пережил войну, а в 1946 году в Англию был назначен новый советский дипломат. Он приехал с супругой, которая сразу же очаровала Стептоуна. Он начал за ней ухаживать, и супруга русского дипломата ответила ему взаимностью. Оба понимали, что каждая их встреча ставит под удар как его карьеру, так и карьеру ее мужа, да и вообще их пребывание в Англии. Супруга дипломата из СССР призналась Стептоуну, что беременна, и они решили прекратить свои встречи.

Дипломат был очень рад рождению дочери, которую назвали Алиной. Стептоун вместе со всеми поздравлял счастливую чету, первый и последний раз видел своего ребенка. Вскоре ему пришлось покинуть Лондон и отправиться в Америку, а через несколько лет советский дипломат вернулся в Союз. Мать Алины так и не призналась дочери, что ее настоящий отец — Стептоун. Алина Константиновна вышла замуж за Виктора Великанова и вела скромную жизнь домохозяйки.

Стептоун никогда не выпускал семью Алины из вида. Когда она вышла замуж, продолжал Наводить справки. Следил он и за своим внуком. Когда тот встал на ноги, открыл собственное дело, проявил себя, Стептоун решил, что Виталий ему весьма подходит. Он объяснял Виталию в письме, что его мать Алина Константиновна так и может оставаться в счастливом неведении по поводу своего отца, но он, Виталий, дедом признается. Посланец от него передаст Виталию миниатюру из слоновой кости. Она является настоящим произведением искусства и когда-то была изготовлена в храме Лакшми. Долгое время она хранилась в коллекции Стептоуна, но теперь он передает ее Виталию. Это знак его доверия к своему внуку, а кроме того, она послужит своеобразным опознавательным знаком, когда тот посетит его в Англии. Дед предложил своему дорогому внуку, с которым он никогда не встречался, приехать к нему в Англию.

— Мы ничего не будем делать, — сказала Анка, — фантастика, честное слово. Если бы мне кто рассказал что-то такое — не поверила бы. Подумала бы, что все это чистой воды выдумка.

— Неплохая выдумка, надо сказать, — протянула Лара, которая уже слышала эту историю от матери, — но теперь-то все становится на свои места. Понятно, что, получив такое письмо, Виталий ни за что бы не отказался поехать в Англию навестить деда.

— Можешь даже и не сомневаться, — кивнула Анка. — Понятно теперь, почему они так рьяно ищут миниатюру. Помнишь, ты говорила, что есть человек, Дмитрий, который очень сильно похож на Виталия… Кроме внешнего сходства, ему нужна эта вещица. Он предъявит ее английскому дедушке Виталия, и дело сделано.

— Думаешь, — с сомнением произнесла Лара, — ладно, сходство есть, предъявит миниатюру, а дальше что?

— Не понимаешь, — усмехнулась Анка, — так ведь Виталий не просто собирался в Англию познакомиться с дедом, он собирался там жить. Забыла, что ли? Значит, рассчитывал на то, что его распредобрый дедушка оставит ему наследство. А дедуля здесь пишет, что имеет коллекцию, которую начал собирать еще его отец, а он затем ее пополнил. Надо же — «собирать», — фыркнула Анка. — Этот Стептоун служил в Индии. А английские офицеры не слишком церемонились с местным населением. Скорее всего, он просто ограбил какой-то храм, а возможно и не один, и отвез все это в Англию.

— Возможно, — кивнула Лара. — Считаешь, что Дмитрий хотел подменить Виталия? А при чем здесь иностранец на даче? И что теперь делать?

— Мы ничего не будем делать, — Анка сладко потянулась, — подождем Крона. Что еще он нам хорошего скажет? Заодно и письмо покажем. Пусть хоть немного успокоится, по крайней мере, мотив преступления теперь ясен.

— Не знаю, — Лара с сомнением покачала головой, — делать все равно нечего, придется ждать Крона.


ЦВЕТ ДЕВЯТЫЙ. ОРАНЖЕВЫЙ

Жил некогда в Патамипутре богатый брахманский сын, и был он молод, и звали его Кесата, а красотой он был равен самому Каме. Желая найти равную себе по красоте супругу, ушел он из дому и стал бродить по разным странам, как будто затеял посетить все тиртхи, места святых купаний. Однажды, добравшись до берега Кармады, увидел он большую свадебную процессию, двигавшуюся по дороге. Вышел тут из середины ее какой-то почтенный старик и заговорил: «Хочу просить тебя об одном деле». Ответил Кесата: «Коли дело твое мне под силу, то непременно помогу». И тогда старый брахман поведал: «Есть у меня сын, и он среди уродов первейший, так же, как ты первый среди красавцев. Торчат у него в разные стороны зубы, нос расплющенный, черный он, косоглазый, с отвислым брюхом, косолапый и кривоногий, а уши что лопухи. И хоть он весь такой, из любви к нему обманул я брахмана Ратнадатту, сказав, что сын хорош собой. И Ратнадатта согласился отдать за сына свою дочь Рупавати. Свадьба состоится сегодня, но что случится, если Ратнадатта увидит моего сына. Он прогонит нас из дома и не отдаст свою дочь. Помоги, — продолжал старик, — побудь женихом на церемонии». Кесата согласился. Обрадованный старик позвал слуг, чтобы обрядили они Кесату в одежды жениха, и процессия двинулась дальше. В доме Ратнадатты все уже было готово к церемонии, и Рупавати радовалась, что жених хорош собой. Кесату же одолевали досада и восхищение. Когда же удалились они в опочивальню и возлегли на ложе, заметила Рупавати, что супруг ее чем-то озабочен, отвернул от нее лицо, притворяется спящим. Глубокой ночью услышал Кесата голос, встал и вышел из дома, а Рупавати незаметно последовала за ним. Оказался Кесата перед ракшасом, а тот проревел: «Великодушен ты, Кесата, и слово свое умеешь держать, славен отец твой Десата и город твой Патамипутра. Но сейчас я должен проглотить тебя». Но тут кинулась к ракша-су Рупавати и закричала: «Съешь меня. Если погубишь мужа, то что будет со мной?» — «Будешь жить милостыней», — ответил ракшас. «Кто же подаст милостыню женщине?» — возразила Рупавати. «Подаст ее тебе любой, — ответил могучий ракшас, — иначе голова его разлетится на тысячу кусков». — «Тогда отдай мне моего мужа в милостыню». И тотчас голова ракшаса разлетелась на тысячу частей. Бросилась Рупавати к своему мужу, но было уже утро, и набежали слуги старого брахмана. Схватили они Рупавати и отвели ее к его сыну. «Кто этот урод? — воскликнула она. — Я хочу быть с Кесатой». Пришел старый брахман и, указывая на своего ублюдка, сказал: «Вот твой муж, а Кесата только странник, которого я обрядил в одежды жениха». — «Нет, — воскликнула Рупавати, — я не буду ни есть, ни пить и лучше умру, если не получу того, с кем обошла вчера вокруг алтаря». Испугался брахман ее слов и гнева ее отца, велел привести Кесату. Так тот обрел красавицу жену и вернулся к отцу в Патамипутру.

Сомадева. «Океан сказаний».

ГЛАВА 21

Лара лежала на кровати и лениво курила. Анка сидела возле трюмо и уже битый час громыхала ящичками, доставая и снова убирая различные баночки, тюбики, флакончики. Они молчали. Лара не помнила ни одного случая, когда кузина делала бы что-то молча. Но говорить не хотелось. Ни с Анкой, ни с кем-то еще. Они уже раз по десять каждая перечитали письмо, пересмотрели фотографии и теперь только ждали. Крон обещал появиться с новостями, или по крайней мере вечером должен был приехать Максим. Общество кузины становилось для Лары с каждой минутой все невыносимее.

— Хватить курить, — раздраженно бросила Анка, не оборачиваясь, — дымишь как паровоз.

— А ты перестань двигать ящики, — лениво огрызнулась Лара, — не можешь спокойно сидеть, иди погуляй.

— Погулять не помешает тебе, — Анка злилась все больше, — так и собираешься валяться весь день? Хоть бы поела, что ли.

— Неохота, — отмахнулась Лара, — будем считать, что я на диете и у меня сегодня разгрузочный день. А валяться не так уж плохо. Если хочешь, уступлю тебе место.

— Нет уж, — фыркнула Анка, — пойду-ка я и вправду погуляю. Все не так противно, как бестолково ждать неизвестно чего.

— Иди, иди, — кивнула Лара, — проветрись. Может, и психоз пройдет.

— Уж лучше психоз, — не удержалась Анка, — чем валяться наподобие дохлой рыбы. Впрочем, — добавила она, — кому что нравится.

Она вышла из комнаты, сильно хлопнув дверью. Лара пожала плечами. На кого Анка злится? На себя, на нее или на Крона? А может, на всех сразу? Но что это меняет? Лара потянулась. Стало как-то тоскливо и муторно, она уже начала жалеть, что разговаривала с Анкой так грубо. Лара встала. Хорошо бы сейчас поговорить с матерью. Ей впервые в жизни показалось, что они могли бы понять друг друга. А если мать не хочет сейчас никого видеть? Начнет кричать на нее, сыпать оскорблениями. Не лучше ли немного подождать? А вдруг мать сама ждет, чтобы Лара к ней пришла? Почему, почему с отцом всегда так просто? Он ее прекрасно понимает. Нет, пожалуй, понимал.

Лара вспомнила свой последний разговор с отцом. Он предложил ей подумать. Бросить работу и заняться парфюмерией. Но ведь и в самом деле, что в этом плохого? Она не разбирается в деле. А много ли найдется людей, содержащих подобные магазины или салоны и действительно разбирающихся в продукции? Отец потребовал принять решение очень быстро. А если она к этому не готова? Что же ей, вернуться на работу и заниматься привычными делами? Но на работу она не вернется, в рекламном агентстве ей больше делать нечего. Наверное, кончился этот этап в ее жизни. Так или иначе, она найдет себе другую работу. Так почему бы и не принять предложение отца? Ведь не завтра же ей идти в этот магазин. Пока переговоры, пока суд да дело… Возможно, со временем она свыкнется с этой мыслью. Почему бы и нет? К тому же Анка всегда поможет советом. В этом отношении на кузину можно положиться. Вот она бы прекрасно справилась с этой работой. Ладно, сейчас она позвонит отцу и скажет, что согласна, а затем попробует поговорить с матерью. Лара вздохнула, кажется, одной проблемой все-таки стало меньше.

Разговор с отцом не занял и двух минут. Геннадий Семенович сказал лишь: «Молодец, дочка, я знал, что тебе это подойдет. Обсудим все позже». А вот с матерью разговора не получилось. Лара тихонько постучала в дверь и позвала: «Мама». Ответа не последовало — Лара попыталась открыть дверь, но та была заперта. Из комнаты не доносилось ни звука. «Может, спит, — предположила Лара, — в таком случае будить ее не стоит».

Она поплелась на кухню, поставила чайник и открыла холодильник. Попробовать что-нибудь съесть? Лара снова вздохнула и покачала головой. Пожалуй, немного попозже. Бывает Же так, что некоторые люди, когда нервничают, начинают много есть. А у нее все наоборот.

Стоит понервничать — кусок в горло не идет. Ладно, придется обойтись кофе. Сварить бы его, но что-то лень. На этот случай можно воспользоваться и растворимым. Лара раньше не понимала, почему мать держит в доме растворимый, но сейчас он ей пригодился.

Не успела она налить чашку, как раздался звонок в дверь. Лара вздрогнула и чуть не выронила чайник. Поставив его на плиту трясущимися руками, побежала в коридор.

«Кто это? — билась мысль. — Анка, Крон, Максим»? А по спине все полз неприятный холодок.

— Кто там? — тихо спросила она, сжимая влажными холодными пальцами дверную ручку.

— Это я, Лара, открой, — ответил знакомый голос, — открой.

Крон! Какое счастье! Лара с трудом справилась с замком и распахнула дверь. Почему-то рядом с ним все ее страхи улетучивались куда-то далеко, с ним она ничего не боялась.

— Одна? — спросил Крон, закрывая за собой дверь.

— Мама у себя в комнате, — ответила Лара. — Проходи.

— Как ты? — заботливо спросил он, усаживаясь в кресло. — Отошла?

— Понемногу начинаю приходить в себя, — ответила Лара. — Я так рада, что ты пришел.

— Наконец-то ты мне рада, — Крон склонил голову набок и посмотрел на Лару, — а то я уже начал думать, что ты меня с трудом терпишь.

— Зачем ты так, — натянуто произнесла Лара, — знаешь же, как я к тебе отношусь.

— Конечно, — он кивнул, — да не дуйся ты. Что у нас с тобой было, так и останется нашим. Но сейчас у нас пути-дороги разошлись. Ты нашла себе другого.

— А ты? — не удержалась Лара.

— И я скоро найду, — Крон подмигнул ей, — оказывается, чтобы кого-то найти, совсем не нужно далеко ходить.

— Неужели? — голос Лары прозвучал ядовито. — Совсем рядом. Надо же. И кто же это?

— Ревнуешь? — он добродушно хмыкнул. — Не стоит. Тем более что ты ведь не бросишь ради меня своего Максима.

— Не брошу, — твердо ответила Лара, в упор глядя на Крона.

— Вот и я о том же. Поэтому давай поговорим о чем-нибудь другом.

— Тебе удалось что-то узнать? — сухо спросила Лара.

— Удалось, — он кивнул, — только не надо злиться. Мне хватает и своих проблем. Не стоит нагружать меня еще и своим раздражением.

— Не буду, — Лара попыталась взять себя в руки и вздохнула. — Так что же?

— В общем, те, кого мы повязали, толком ничего не знают. Обыкновенные отморозки. Их наняли, чтобы они делали свою работу. На даче, как и предполагалось, пусто. Иностранец и наш дружок лже-Виталий уже успели смыться. Скорее всего, решили пока притихнуть, а потом снова начнут действовать. Нам нужно только быть начеку, чтобы ни с тобой, ни с Айшой Каримовной ничего не случилось. А я тут в одном злачном местечке побывал, мне там любопытный адресок дали. Девушка одна работала-работала в клубе, а потом вдруг неожиданно исчезла и слова никому не сказала.

— Нашел чем удивить, — Лара не смогла сдержать раздражения, — мы тоже с Максимом там были, в «Последней ночи», нам тоже адрес дали. Девушку зовут Роза. Только она успела куда-то уехать, Анка ездила по адресу, но там уже никого не было.

— Браво, — Крон хлопнул в ладоши, — неплохо поработали, что и говорить. Вот только мне в этом злачном местечке удалось узнать, что Роза была приезжая, но здесь обитает ее подруга. Соседи тоже оказались людьми неплохими, в меру разговорчивыми, и даже одна добросердечная женщина вспомнила адрес самой подруги. Понимаю, ниточка довольно хлипкая, но хоть какая-никакая, а зацепка. Стоит попробовать?

— Конечно, стоит! — Лара вскочила. — Делай, что хочешь, а я еду с тобой. Не могу я больше сидеть и просто ждать.

— Откуда такое рвение? — удивился Крон. — Раньше ты бы спокойно меня подождала, нашла бы себе занятие.

— Перестань, — она остановилась перед ним, сжав кулачки, — мне все равно, какой вы меня все считаете, но я не могу больше лежать здесь, как дохлая рыба. Я еду с тобой!

— Можно лежать и как живая рыба, — пробурчал старый приятель, — откуда такие странные сравнения. Ну, как хочешь, поехали.

— Подожди, — попросила Лара, — мне нужно привести себя в порядок, а пока посмотри-ка вот это, — она протянула ему письмо Стептоуна. — Мы с Анкой все утро читали это замечательное послание.

— Ну и как, — Крон взял письмо, — интересно было?

— Просто слов нет, — откликнулась Лара на ходу, — читай-читай, потом поделишься впечатлениями.

Она торопливо красила ресницы, когда Крон появился в дверях спальни.

— А как оно к тебе попало? — осторожно спросил он.

— Представь, — Лара повернулась к детективу, — самым банальным образом. Мы сидели сегодня с Анкой, а мама отдала нам вот это. Виталий принес его к ней, но то ли забыл, то ли посчитал ненужным хламом. А у мамы оно сохранилось.

— Молодец Айша Каримовна, — задумчиво произнес Крон, — это письмо здорово нам поможет. Я пойду позвоню, попрошу ребят навести кое-какие справки о Стептоуне.

— Звони, — согласно кивнула Лара, — хотя что нового они смогут узнать? — Я готова, — заявила она, через десять минут выходя из комнаты.

— Отлично, — Крон с удовольствием оглядел ее ладную фигурку, — не заставила себя долго ждать.

— Не начинай, — попросила Лара, — поехали.

— Айшу Каримовну не предупредишь? — спросил он уже у порога.

— Нет, — Лара качнула головой, — я стучала сегодня к ней, но она не отозвалась. Наверное, ей надо побыть одной.

— Пожалуй, — согласился Крон.

* * *

Ехать пришлось на Лиговку, и Крон изрядно поколесил, пока они нашли нужный дом.

— Ну и дыра, — ругался он, выбираясь из машины, — хотя чему удивляться! А вот ты, подруга, наверное, зря в это ввязалась. Район глухой.

— Но я ведь с тобой, — напомнила Лара, — чего же мне бояться.

— Я тоже не Джеймс Бонд, — Крон закрыл машину. — И одной левой с кучей озверевшего пацанья вряд ли справлюсь. На это только киношные герои способны. Ладно, не будем паниковать раньше времени, надеюсь, что не придется никому скулы сворачивать.

Они еще немного поплутали по грязному двору, отыскивая вход. Двери двух подъездов из трех были заколочены, возле них высились груды отбросов. В одной из них рылась тощая серая кошка, которую пыталась отогнать пьяная толстая баба в дырявом кургузом пальто. Кошка уворачивалась от ее клюки и продолжала копаться в мусоре. Баба извергала ругательства и пыталась стукнуть зловредную тварь. Она уже почти достала кошку, но тут заметила Крона и Лару, которые обходили колдобины с грязью, чтобы добраться до подъезда.

— Чего здесь… шляетесь… — баба грузно повернулась к ним и растопырила руки, — ходют тут… шатаются… — ее мат был отвратителен, как и ее внешность.

Лара старалась держаться поближе к Крону и не слушать пьяницу. А та распалялась все больше. Ее визгливый голос ввинчивался в мозг. Лара с отвращением глядела в толстое неопрятное лицо, заплывшие глаза, свисающие седые космы, которые забыли, что такое расческа, багрово-синий подтек на щеке, гнилые зубы. А баба все подбиралась к ним поближе.

— Чего прешь! — рявкнул на нее Крон. — Пройти нельзя — все загадили, а ты еще тут лаешь! Пасть закрой, без тебя тошно!

— Чего вы… тут? — спросила баба, останавливаясь.

— Не знаешь чего, — в голосе Крона послышалась ненависть, — значит, надо нам. Понятно тебе, паскуда старая? Муторно нам, ширнуться надо. Знаю, что здесь есть, а ты орешь под руку…

— А-а, — пьяно протянула баба, — так бы сразу и сказали. А то… прут себе… молчком. Это туда, — она махнула рукой в сторону среднего подъезда. — Непруха всегда даст… Сказали бы… — ворчала она, отворачиваясь, но потом снова повернулась к ним. — А может, у вас рублик найдется, а то на хлеб нету.

— Знаю я, на какой хлеб тебе надо, — огрызнулся Крон, но монетку достал, — держи. — Он бросил ее бабе.

Та попыталась поймать, но монета шлепнулась в грязь. Баба нагнулась, затем брякнулась на колени и стала шарить в грязи руками, причитая и матерясь. Крон быстро подталкивал Лару к подъезду.

— Сколько раз это видел, в смысле подобное, — он торопливо достал сигарету и сунул в рот, — а все равно каждый раз тошнит от омерзения. Вроде мужик, мент, должен привыкнуть, а все равно не могу. Ладно, если мужик, но когда женщина доходит до такого скотского состояния… все. Не могу. Так и хочется собственными руками утопить ее в грязи.

— Разное бывает в жизни, — тихо сказала Лара.

— Смешно, — Крон криво усмехнулся, — это должен был сказать я, а не ты. Удивительно, что ты живешь так далеко от всего этого, как на другой планете, и все равно можешь понять и посочувствовать. А я вот, копаясь в этой грязи, не могу.

— Не надо, Крон, — попросила Лара, — я тоже не могу понять и посочувствовать. Мне просто страшно. Страшно смотреть на таких людей.

— Не смотри. — Он со вздохом потрепал ее по плечу. — Думаю, что тебе нечасто приходится видеть подобное. Так, это, похоже, здесь, — заявил он без всякого перехода, — ага, вот сюда.

Он позвонил два раза и прислушался. Послышались шаги, дверь приоткрылась, в щелку смотрела женщина.

— Вам чего? — настороженно спросила она.

— Нам нужно поговорить с Розой, — ответил Крон, — откройте.

— Нет Розы, уехала она, — женщина собралась захлопнуть дверь, но Крон успел подставить ногу.

— Я ведь пока по-хорошему говорю, — тихо предупредил он, — но могу ведь и по-другому.

— Я сейчас милицию позову, — пискнула женщина.

— А если внизу уже стоит наряд, — невозмутимо ответил детектив, — и он только и ждет моего сигнала, чтобы сюда войти? А вы к тому же сопротивление оказываете. Думаете, что ваша дверь долго выдержит. Похоже, что сюда не раз входили без приглашения.

— Не имеете права, — пыталась возражать женщина.

— Имеем, — заверил ее Крон, — еще как имеем. Так договоримся мы по-хорошему или нет?

— Договоримся. — Женщина скинула цепочку и, чуть-чуть приоткрыв дверь, быстро зашептала:

— Она там, в комнате в конце коридора, — а сама быстро скрылась куда-то, видимо, пошла в свою комнату или на кухню.

— Найдем, — заверил Крон пустое пространство и, кивнув Ларе, устремился вперед.

Он остановился возле маленькой обшарпанной двери и негромко постучал. Ответа не последовало. Крон постучал погромче, затем пожал плечами и открыл дверь. В комнате стоял полумрак, на потертом красном диване свернулась калачиком черноволосая девушка. Она подняла к вошедшим бледное лицо с темными кругами под глазами, затем снова опустила голову на руки.

— Роза, — позвал Крон, — не бойтесь.

Девушка снова подняла голову и с трудом села. Она со страхом смотрела на Крона и Лару.

— Я знала, что вы придете, — сказала она, — где бы я ни спряталась, вы все равно бы меня нашли.

— Не бойтесь, — повторил Крон, — вы ждали, но совсем не нас. Ответите на несколько вопросов, и мы уйдем.

— Знаете, — начала девушка, и в глазах у нее мелькнула надежда, — я ведь измучилась от страха. Сначала сюда перебралась, спасибо Любке, выходить из дома и то боялась, у меня ведь на завтра билет.

— Собралась куда? — поинтересовался Крон.

— Домой, — Роза махнула рукой, — в деревню, лучше там по колено в навозе ходить, коров доить, чем ждать все время, что тебя изнасилуют, убьют или продадут куда-то. Хватит, нахлебалась.

— И ты нам вот так сразу быстро поверила? — спросил Крон. — А если бы мы были из клуба?

— Нет, — девушка мотнула головой, и черные густые волосы рассыпались по плечам, — вы бы со мной так разговаривать не стали. Они меня не найдут? — жалобно спросила она, снова превращаясь в робкую и забитую.

— До сих пор тебе везло, — ответил Крон, — но если надумала уезжать, то не задерживайся.

— Электричка завтра в шесть часов, — ответила девушка, — ни минуты здесь не останусь. А вы зачем пришли? — немного помолчав, спросила она.

— Мы по поводу Виталия, — опередила Крона Лара.

— Виталика убили, — девушка вздохнула, — а я ведь его предупреждала, чтобы не водил сомнительные знакомства. Но он ничего слушать не хотел, только смеялся.

— Сомнительные? — переспросил Крон.

— Да, — девушка кивнула, — незадолго до смерти он познакомился с каким-то типом, притащил его в клуб, — она немного замялась, — я там работала.

— Это нам известно, — проговорил Крон, — что дальше?

— Но я ведь вижу, что за люди к нам приходят. Состоятельные, которые ищут разных развлечений, в общем, пикантных. Вы понимаете? Да, — продолжала она, — а этот тип сразу мне не понравился, хотя и одет хорошо, и денег не жалел, но понимаете, как бы это объяснить, вроде и одежда у него с чужого плеча, и деньги — не его. Не знаю, как сказать.

— Понятно, — Кронецкий кивнул, — этот тип вам не понравился. Но этого мало, согласитесь. Мало ли к кому мы относимся с симпатией или антипатией.

— Да, — Роза сжала щеки ладонями, — но он опять приходил не один, с ним еще двое. Они не столько развлекались, сколько ходили и смотрели вокруг. А потом они еще пришли, когда Виталика уже убили. Кажется, искали что-то. Я боялась им на глаза попасться. У них лица совершенно непроницаемые, а в глазах пустота.

— А Виталий не говорил, что он собирается за границу? — поинтересовался Крон. — Как я понимаю, он к вам хорошо относился.

— Хорошо… — девушка усмехнулась, — смотря что под этим понимать. Я не могла на него пожаловаться. Он так отличался от всех этих скотов, которые приходили в клуб.

— Вы познакомились именно там? — снова вмешалась Лара.

— Конечно, — девушка кивнула, — не на улице же. Его привел Артем, сказал, чтобы я хорошо обходилась с клиентом. Хотя на меня и так никто не жаловался, — она с вызовом посмотрела на Лару, — но Виталий хотел встречаться со мной не только в клубе.

— Вы стали его любовницей? — спросила Лара.

— Нет, — Роза рассмеялась, — не знаю, кем вы ему приходитесь, но я была просто его девушкой, с которой можно иногда встретиться. У него уже была любовница, одна замужняя женщина, была невеста, с которой он собирался уехать за границу. А я… так… Когда есть время и желание.

— Значит, — подытожил Крон, — про заграницу он тебе рассказывал. И что именно?

— Что собирается уехать туда насовсем, — ответила девушка, — у него там объявился какой-то родственник и хочет сделать его наследником.

— А подробнее, — попросил Крон.

— Я не помню подробнее, — Роза снова сникла, — давно ведь было, то есть незадолго до его смерти, всего за несколько дней. Он пришел такой оживленный, принес цветы, шампанское. Я еще удивилась, с чего это он так. А потом он мне все объяснил. Сказал, что это наша последняя встреча, так как он женится и уезжает. Не пытался оправдаться, наоборот, шутил все время. Предложил выпить за его новую жизнь. А потом он мне подарил одну вещицу.

— Миниатюру из слоновой кости? — быстро спросил Крон.

— Да, — Роза с удивлением посмотрела на него. — А вы откуда знаете? Только не думайте, — он вспыхнула, — что я ее украла. Виталий мне сам ее отдал. Сначала он только показал ее, сказал, что это знак, по которому его должен узнать родственник. А потом отдал, сказал, что на память. Я еще не хотела брать, говорила, что как его смогут узнать без этой вещи. А он только смеялся надо мной, мол, дед у него молоток и узнает его наверняка Даже без дурацкой безделушки.

— А можно нам на нее посмотреть? — спросила Лара.

— Пожалуйста, — ответила Роза, — сейчас достану.

Она встала с диванчика, подошла к старому шкафу с перекошенными дверцами, заскрипела ими, выдвинула ящик и достала небольшую шкатулку.

— Вот, — сказала она, возвращаясь к дивану, — я уже все вещи уложила, только это осталось.

Крон взял шкатулку, открыл ее и стал копаться в бижутерии. Миниатюра лежала на самом дне.

ГЛАВА 22

Крон бережно достал вещицу и показал ее Ларе.

— Вот она какая, — тихо сказала Лара, — танцующая Лакшми. А сколько всего случилось из-за этой маленькой вещицы.

Роза стояла рядом и внимательно смотрела на них.

— Вы не похожи на других друзей Виталика, — сказала она. — Но почему вы меня нашли?

— Мы хотели предупредить тебя об опасности, — ответил Крон, — но все верно, я лично к числу друзей, — он сделал ударение на этом слове, — господина Великанова не принадлежал. Что меня самого очень устраивает, а Лара… — Крон замялся, — Лара была его знакомой.

— Вернее, невестой, — поправила та, — если называть вещи своими именами.

— А вы красивая, — просто сказала Роза, глядя на Лару, — не подумайте чего, я ведь не знала о вас, когда мы с Виталиком встретились.

Это он потом уже рассказал. А мне что оставалось? На мне бы он все равно не женился, а ревновать глупо.

— Действительно глупо, — согласилась Лара, — я ведь оказалась в еще худшем положении. Только после его смерти узнала и про любовницу, и про подруг.

— Он вам ничего не говорил, — Роза пристально взглянула на Лару, — наверное, не хотел расстраивать. И он же хотел уехать с вами.

— Правильно, — Лара усмехнулась, — меньше знаешь, крепче спишь.

— Точно, — подхватила Роза и неожиданно сказала:

— А знаете, вы очень симпатичная, вам еще встретится хороший парень.

— Несомненно, — Крон закашлялся, — если не сказать, что уже встретился.

Лара покраснела, но промолчала.

— Не обращайте внимания, — Роза засмеялась и дотронулась кончиками пальцев до руки Лары, — вы возьмите себе эту вещицу.

— То есть, — не поняла Лара, — вы ее мне хотите отдать? Но ведь Виталий подарил ее вам.

— Это не так, — Роза покраснела. — Я вас обманула. Виталика теперь нет, я уезжаю, не хочу даже, чтобы что-то напоминало мне об этом ужасе. Признаюсь, я нашла ее в кармане его пиджака, когда он умер. Я первая бросилась к нему. И вспомнила, что он говорил мне об этой вещице при прощании. Не хотелось, чтобы она попала в чужие руки.

— Спасибо, — сказала Лара, — вы отзывчивая, Роза, и красивая. Надеюсь, что вам тоже встретится хороший человек.

— Краси-ивая, — протянула девушка. — В деревне на красоту больше не смотрят. Но лучше уж так, — добавила она с ожесточением.

— Мы пойдем, — сказала Лара, поднимаясь.

— Удачи, — напутствовала их Роза.

Они пошли по коридору к входной двери, а Роза все еще смотрела на них с порога своей маленькой комнатки.

Пьяной бабы во дворе уже не было, и им удалось без приключений добраться до машины.

— Что теперь будем делать? — спросила Лара, раскрывая ладонь, на которой лежала миниатюра.

— Забавно, — сказал Крон, поворачиваясь к ней, — столько людей столько времени ищут эту проклятущую штуковину. Два убийства, три нападения, несколько квартир разгромили, мастерскую, а она лежала себе в маленькой шкатулке в этой дыре, и трясущаяся от страха девчонка отдала нам ее за полчаса. Вот и не думай после этого, что его величество случай такой шутник, или как это еще можно назвать?

— А знаешь, Крон, — Лара сжала ладонь и посмотрела на своего приятеля, — мне в голову пришла одна идея. А что, если появиться в баре «Зазеркалье», вдруг Дмитрий туда тоже зайдет, и намекнуть ему, что вещица находится в тайнике. Он может ее получить, если только скажет, кто организовал эти убийства.

— Глупо, — буркнул Крон, — глупо от первого до последнего слова. Ну с чего ты взяла, что он тебе это скажет? Тайник, в котором находится миниатюра, — передразнил он Лару, — не обижайся только, но все, что ты предлагаешь, чистый бред!

— Предложи что-нибудь получше, — Лара стала смотреть в окно, — у меня хоть какие-то идеи есть.

— Я же сказал, не обижайся. — Крон хлопнул ее по колену.

— Я хоть какую-никакую, а предложила идею, — продолжала дуться она. — А у тебя что есть?

— Тебя интересует, что у меня есть? — он в притворном ужасе вытаращил глаза. — Думаю, что это сейчас было бы немного лишним. Или нет? — он подмигнул Ларе.

— Пошляк, — ответила она и снова отвернулась.

— «Нам нужна идея, — прогундосил Крон, подражая рекламе, — заряди мозги, если они есть!»

— Я серьезно, а ты ведешь себя, как шут гороховый, — Лара со злостью смотрела на Кронецкого. — Ладно, я полная дура, а ты у нас такой умный. Ну давай, предложи что-нибудь умное. Не понимаю только, — продолжала она, — ну что плохого в том, что я появлюсь в «Зазеркалье»?

— Да ничего, — Крон мотнул головой, — допустим, что ты даже встретишься там с нашим двойником. И что ты ему скажешь? Про тайник я уже слышал.

— Тайник, может быть, и глупо, — не сдавалась Лара, — но можно ведь сказать и по-другому. Что миниатюра, к примеру, никуда не делась, а находится она у меня. И я готова ее отдать или продать. Пусть только назовет убийцу.

— И ты думаешь, он на это купится?

— Думаю, что да, — кивнула Лара, — понимаешь, его же видно, он продажный.

— Ну ты даешь! — расхохотался Крон. — «Видно» — скажите, пожалуйста! Роза вон тоже клиентов за милую душу распознает.

Лара задохнулась от возмущения, но постаралась взять себя в руки. Возмущением Крона не проймешь, придется действовать более тонко.

— Слушай, — ее тон стал просящим, — давай попробуем. Ведь совершенно никакого риска. И ты будешь рядом со мной.

— Что-то ты больно робкой прикидываешься, — заявил Крон, — и дался тебе этот бар. Сто против одного, что он туда и носа не сунет.

— Тем более, — тем же просительным тоном продолжала Лара, — значит, нет никакого риска. В конце концов, мы может прийти туда вместе и на равных разговаривать с Дмитрием.

— Соблазняешь? — Крон удивленно приподнял правую бровь. — Может, не стоит, девушка?

— А это уже как ты захочешь! — Лара лучезарно улыбнулась своему приятелю.

— Ладно, — сдался он, — ты всегда умеешь находить нужные слова. Но учти, пойдем мы действительно вместе.

— Прекрасно! — Лара обняла Крона и чмокнула его в щеку.

— Э, полегче, — он слегка отстранился, — я ведь не каменный. Могу ненароком и забыть, что у тебя теперь новый кавалер.

— Ну тебя, Крон, — Лара шутливо шлепнула его по спине. — Лучше тебя меня никто никогда не понимал.

— А вот это называется грубой лестью, старуха, — Крон приподнял подбородок Лары и заглянул ей в глаза, — считай, что ты меня уговорила. Когда мы начнем осуществлять твой великолепный план?

— Сегодня, когда же еще.

— В таком случае, может, прямо сейчас и двинемся?

— В таком виде? — Лара с сомнением покачала головой. — Нет, мне нужно привести себя в порядок.

— Ну так чего сидишь? — уставился на нее Крон. Они уже подъехали к дому. — Иди и приводи. Время-то идет.

Лара подумала, что ей не стоит слишком наряжаться, отправляясь в этот бар. Если Дмитрий там, то он узнает ее в любом наряде. Забавно, что в такую минуту она думает о прикиде. Ничего, на этот случай она воспользуется гардеробом матери. Айша Каримовна по-прежнему не появлялась из своей комнаты. Лара подошла к роскошному платяному шкафу, где мать хранила свои наряды.

Да-а, это, конечно, замечательно, но как-то слишком экстравагантно. А ведь мать права, в душе она очень молода. Только действительно молодой человек отважится это все надеть. Лара даже немного приуныла — это все ей совершенно не годилось. Нет! Пожалуй, вот эти ультрамариновые обтягивающие брючки подойдут. Вверху облегают до умопомрачения, а ниже колен, наоборот, становятся расклешенными. А еще эти металлические колечки по краю брючин. Нет, опять ошибка. Это ведь серебро. Да, только мать на такое способна. Нашить серебро с риском, что в любой момент такое колечко можно потерять. Это ведь дело рук какого-нибудь новомодного дизайнера, кому Айша Каримовна покровительствует на данный момент.

Ладно, с брючками еще смириться можно, но вот блузки! Какую дикую и извращенную фантазию нужно иметь, чтобы сотворить подобное!

Лара смирилась с золотистой блузкой, рукава которой представляли собой пушистую и мягкую бахрому. Ультрамарин и золотой — сочетание, конечно, убойное, но сейчас молодежь и не такие смелые сочетания приветствует. Лара будет выглядеть вполне обычно.

Крон, глядя на нее, лишь иронически хмыкнул, но воздержался от всяких комментариев. Уже за это Лара была ему очень благодарна.

Бар «Зазеркалье» по-прежнему сверкал окнами, привлекая к себе ночных бабочек и мотыльков, ищущих приключений.

Крон помог Ларе выбраться из машины и обнял за талию.

— Ты чего? — она попыталась шутливо оттолкнуть его.

— Если я не буду тебя держать, ты легко упорхнешь, — он прижал ее к себе еще крепче, — а вокруг столько охотников…

— Да ну тебя, — усмехнулась она.

В баре уже толклось полно народу. Лара успокоилась. Она оказалась права, ее наряд не смотрелся слишком вычурно. Мимо мелькали девушки, парни, а еще существа неопределенного пола в немыслимых одеждах и прическах, с различными аксессуарами в виде цепей, колец, серег и т. д. Но Лара не любила много побрякушек и ограничилась лишь бриллиантовыми сережками и колечком с изумрудом. Крон был одет в джинсу, что вообще подходило на все случаи жизни.

Лара оглядела роскошное помещение. Все та же гусеница с кальяном, та же улыбка чеширского кота. Она уверенно направилась к стойке бара. Крон неотступно следовал за ней. — Что желаете? — спросил бармен, заученно улыбаясь, но вдруг улыбка его стала шире. — Лара! Вы снова нас посетили! Рад вас видеть.

Она с удивлением посмотрела на бармена, но затем улыбнулась ему в ответ.

— Иннокентий. Или просто Кен. Я тоже рада вас видеть.

А Кен уже суетился со своими шейкерами, не спрашивая желаний Лары и ее спутника.

Наконец он поставил перед ними по бокалу розовато-золотистой жидкости и, расплываясь от удовольствия, предложил:

— Попробуйте. Фирменный напиток нашего заведения. Называется «Розовый попугай».

— А мы, случаем, не превратимся в розовых попугайчиков? — в шутливом испуге спросил Крон.

— Нет, — Кен расплылся еще шире, — вам обязательно понравится.

— Попробуем. — Крон взял бокал и сделал глоток. — Вы правы, напиток чудесный. — Он сделал еще глоток и поставил бокал на стойку. — Посиди пока, дорогая, вон там, кажется, мой дружок.

Крон затерялся в толпе, и Лара через пару минут перестала его видеть.

— Ваш друг? — осторожно поинтересовался Кен.

— Да, — Лара кивнула головой.

— Это его вы ждали в прошлый раз, — бармен не спрашивал, а говорил утвердительно, — сразу видно, хороший парень. Не то что этот…

— Этот? — Лара сделала удивленное лицо. — Кого вы имеете в виду?

— Ну того… — бармен замялся, — который подошел к вам в прошлый раз.

— А почему вы так говорите? — Лара старалась осторожно подбирать слова. — Тот… как вы выразились, тоже хороший.

— Это вам кажется! — горячо воскликнул Кен. — Вы его не знаете!

— А вы знаете? — теперь Лара удивилась по-настоящему. — И вы считаете его плохим человеком. А причины?

— Нет причин, — признался Кен, — как бы вам объяснить… Мне вроде бы вмешиваться ни к чему… Но вы такая красивая девушка. А он… понимаете, он бывает здесь довольно часто. Но где-то с пару месяцев назад он стал другим…

— Как это — другим? — Лара с интересом смотрела на бармена.

— Наверное, я выгляжу как дурак, — проговорил тот, смахивая со лба пот, — но понимаете, Лара, это же всегда чувствуется… Лицо такое же, походка такая же, одежда там… Но все-таки человек другой. По каким-то жестам, манере вести себя это все равно заметно.

— Вы хотите сказать, что он — это совсем не он?

— Правильно! — Кен энергично тряхнул головой. — Вам лучше держаться от него подальше. Он производит впечатление человека опасного. Как змея притворяется спящей, которая в любой момент может кинуться. Будьте осторожны.

— Постараюсь, — усмехнулась Лара.

Она сидела за стойкой, потягивала коктейль перебрасывалась с барменом ничего не значащими фразами.

— Ой, какая куколка! — раздался позади нее чей-то пьяный голос. — Гляди, Дрон, какая фифа!

Небрежная рука цепко схватила ее за плечо и развернула. Лара увидела двух пьяных, ухмыляющихся парней, которые таращились на нее. Она дернула плечом и стряхнула руку. Парень пьяно осклабился и снова потянулся к Ларе. Достать ее он не успел. Его рука чудесным образом взметнулась вверх, а потом оказалась заломленной за спину. Парень скрючился в неудобной позе, но ухмыляться перестал. Крон еще поддал ему под зад коленом и отпустил.

Но парни не ушли, они бросились на Крона с матом, надеясь, что справятся с ним. Быстрым и точным ударом по шее он вырубил одного, подождал, пока второй помашет руками, и следующим ударом в живот вырубил и этого.

Посетителей на время отвлекла драка у стойки, но они были разочарованы, что все закончилось так быстро. Подоспевшие охранники уже выпроваживали незадачливых ухажеров.

— А ты молодец, — проговорила Лара.

— А ты думала, — в тон ей ответил Крон и подмигнул.

— Знаешь, — она дотронулась до его запястья, — кажется, нам здесь больше делать нечего, думаю, что он не появится.

— Пусть появляется, — беспечно отозвался Крон, — на всякий случай у меня здесь дежурит человечек. А пока позвольте пригласить вас, леди, — и он церемонно поклонился.

— Ах ты… — Лара не нашлась, что сказать.

Но подумав немного, решила, что действительно зря сердится. В баре чудесно, можно расслабиться и потанцевать. Все эти шпионские страсти вокруг индийской богини, невероятного английского деда и прочие ужасы как-то отступили на задний план. Теперь ей хотелось немного отвлечься и не ломать над этим голову.

Лара и Крон присоединились к танцующим, не замечая, что из-за угла за ними наблюдает человек в темных очках. Но с таинственного незнакомца не спускал глаз невысокий рыжий парень. Он небрежно облокотился о стойку и непринужденно шутил с двумя разбитными девицами. Девицы смеялись над немудреными шутками и липли к парню.

Вечер удался на славу. Лара улыбалась и прижималась к Крону. Он смотрел на нее не отрываясь, стараясь оставаться бесстрастным. Но она видела, как бьется на его виске жилка и плотно сжаты губы. Лара чувствовала, как сильно он напряжен, еще минута — и произойдет взрыв.

Крон наклонился к ней, и она услышала его прерывистое дыхание, а горячие губы обожгли шею. Ей захотелось его оттолкнуть, но лишь на миг, затем она сама обвила его шею руками и подставила губы. Сколько прошло времени, Лара не знала. Это вдруг стало несущественным. Лишь он и она. Но Крон отстранился, и снова все вернулось на свои места. Шум, свет, музыка, люди вокруг, бар «Зазеркалье».

— Пойдем, малышка, — ласково позвал он. Они вышли в сыроватую темень ночи с расплывчатыми кругами фонарей.

— Отлично, — пробормотал Крон.

— Отвези меня, — попросила Лара.

— Конечно, — он кивнул.

В машине он сосредоточенно возился с зажиганием, а когда она тронулась, принялся крутить ручку приемника. Лара коснулась пальцами его руки:

— В чем дело, Крон? — спросила она.

— Извини, малышка, — он старался не смотреть на нее, — так получилось.

— Я ни о чем не жалею, — с вызовом бросила Лара.

— Я тоже, — он в упор посмотрел на нее, — но ведь изменять своему Максиму ты не собираешься?

— Нет, — Лара убрала руку с его запястья.

— Я так и понял, — он слегка потрепал ее по волосам, — все отлично, девочка, мы оба прекрасно понимаем, что можно делать, а чего нельзя.

Лара отвернулась. Ей стало стыдно. На минуту ей показалось, что былая страсть вернулась, на секунду ей захотелось, чтобы Крон забыл обо всем на свете, и тогда она смогла бы все забыть вместе с ним, но ее бывший приятель оказался на высоте… Лара досадливо поморщилась, он всегда был таким правильным… Возможно, гораздо лучше иногда на что-то закрыть глаза. Впрочем, не она ли именно это постоянно делала, пока встречалась с Виталием? Напоминание о нем окончательно испортило настроение.

— Жаль, — проговорила она, — что Дмитрий так и не появился.

— Не появился? — усмехнулся Крон. — Ты ошибаешься. Я же сказал, что кое-кто тоже вел наблюдение. И он знаком показал мне, что интересующий нас объект как раз появлялся в баре и тихонько за нами наблюдал.

— Почему же ты не сказал мне этого раньше? — Лара с возмущением уставилась на Крона.

— Да потому что он старался, чтобы его не заметили.

— Но ведь мы же договорились!

— Успокойся, — Крон старался быть терпеливым, — все равно бы ничего не вышло. Только бы ты отправилась к нему, как он бы благополучно слинял.

— И что же теперь делать? — удрученно спросила Лара, вытаскивая сигареты.

— Тебе — ничего. В смысле пока ничего. А дальше будет видно.

Лара откинулась на сиденье и закурила. Возможно, Крон прав, и время покажет, как себя вести.

ГЛАВА 23

На следующий день Лара ходила сама не своя. Она почти не слушала, что старалась втолковать ей Анка. Она не находила себе места. Хотелось, чтобы эта нелепая и страшная история наконец-то закончилась. Поиски таинственной миниатюры, а затем и сообщение о Стептоуне заставили ее на время забыть о страшных событиях. А ведь с ней могли бы поступить точно так же, как с Алиной Константиновной. И с матерью они бы расправились не задумываясь, не помешай им Крон со своей командой.

— Опять не слушаешь, — бросила Анка. — И чем только голова у тебя занята?

— Неважно, — Лара тряхнула волосами.

— Черт с тобой, — разозлилась Анка, — никак не можешь понять, что нельзя быть такой равнодушной. Ну в самом деле, Лара, не будь ты как снулая рыба.

— Какая рыба? — переспросила Лара.

— Какая, какая, — передразнила Анка, — снулая, значит, сонная, дохлая, которая кверху брюхом плавает.

— Знаешь… — начала Лара, но Анка ее. перебила:

— Не возражай. И ты и я прекрасно понимаем, что это действительно так. Вот не понимаю только, что в тебе Сергей нашел… Да и этот твой… Макс тоже.

— Крон? — переспросила снова Лара. — При чем здесь Крон? Да и Максим тоже. В чем дело, Анна?

— Нет, вы только посмотрите на нее! — взвилась кузина. — Она ничего не понимает! Сама невинность! А как чужих мужиков уводить, так это она первая!

— Каких чужих?! — Лара так удивилась, что всю ее сонливость как рукой сняло. — Ты хоть думай, о чем говоришь. И у кого это я кого-то увела?

— А то ты не знаешь! — огрызнулась Анка. — Не прикидывайся.

— Так во-от в чем дело, — протянула Лара, начиная догадываться. — Ты это серьезно, Анка? Неужели у тебя с Кроном…

— Тебе какое дело? — снова огрызнулась кузина. — Держи своего Максима, а Сергея не трогай. А то ведь я не посмотрю на нашу дружбу и глаза тебе выцарапаю.

— Неужели все так серьезно, Анка? — удивленно спросила Лара. — Раньше ведь для тебя мужчины слишком мало значили.

— Они для меня и сейчас мало значат, — фыркнула Анка, — плевать я хотела на всех мужиков, вместе взятых. Но Сергея это не касается. Ты поняла?

— А он такой особенный? — Лара насмешливо улыбнулась.

— Особенный, — Анка оставалась серьезной, — ты ведь его не разглядела, только не обижайся. В нем есть сила! Но не просто сила, какой не хватает у всех этих самцов, а настоящая сила мужчины. Рядом с ним приятно быть слабой женщиной. Кроме этого, ему присуща порядочность. Этим сейчас тоже немногие могут похвастаться. Кстати, у твоего Максима она тоже есть, хотя он и не такой сильный, — добавила она чуть лукаво. — И еще на него, Сергея то есть, можно положиться. Ему можно доверять. В общем, — закончила Анка, — ты не разглядела сокровище, которое рядом с тобой было, а теперь уж извини. Я не отдам его тебе ни за что на свете.

— Да не нужен он мне, — Лара слабо улыбнулась, — в какой-то момент я и Крон просто поняли, что прошлое не вернешь. Когда-то нам хорошо было вместе, возможно, что именно тогда что-то могло получиться. Но не теперь… Теперь мы слишком далеко отошли друг от друга.

— Хорошо, что ты это понимаешь, — Анка перестала топорщиться, миролюбиво взглянула на Лару, — давай договоримся, что не будем портить друг другу жизнь. У тебя есть приятель, у меня есть приятель, на этом и остановимся.

— Отлично, — Лара кивнула, — но еще только один вопрос. Неужели Крон произвел на тебя такое впечатление только своей… порядочностью?

— Нет, — Анка тряхнула рыжими волосами и звонко расхохоталась. — Он меня еще кое-чем удивил. Давно мне с мужчиной не было так хорошо. Кроме всего прочего, он еще и классный любовник. Хотя… это ты и без меня знаешь.

— Знаю, — кивнула Лара, — в общем, я рада за тебя. Но мне, пожалуй, сейчас больше нравится Максим. Он спокойный и надежный, а мне другого и не надо.

— Отлично, — Анка слегка похлопала Лару по запястью. — Считай, что мы договорились. Вот только слушать ты меня все-таки не стала.

— А о чем ты говорила? — спросила Лара.

— Здрас-сьте, — Анка иронично смотрела на нее, — повторяю особо для глухих и влюбленных, а также для барышень, витающих в облаках. Нам не стоит сидеть здесь. Нужно ехать в Англию к этому самому деду Стептоуну. Показать миниатюру, сказать, что Виталия убили.

Он тоже должен быть осторожен. А вдруг к нему этот двойник сам заявится и без всякой Лакшми?

— Он ему не поверит, — Лара с сомнением покачала головой. — Это же что-то вроде своеобразного опознавательного знака.

— А что мешает его двойнику сказать про миниатюру, что потерял ее или что ее украли. Чем не вариант? Заморочит старику голову…

— И ты предлагаешь лететь в Англию?

— Именно. Если мы появимся там с миниатюрой, то быстро выведем самозванца на чистую воду.

Лара с сомнением покачала головой. Анка продолжала настаивать. Поссориться в очередной раз им помешал пришедший Максим. Анка насмешливо фыркнула, глядя на него, но ничего не сказала и убралась на кухню. Максим присел рядом с Ларой.

— Представляешь, — сказала она, — кажется, Крон и Анка теперь вместе.

— Здорово, — откликнулся Максим, — отличная новость.

— И чем же она отличная? — удивилась Лара.

— По крайней мере, он не будет заглядываться на тебя, — ответил Ларин избранник.

Лара хотела ответить, что Крон на нее совсем не заглядывался, но погрешила бы против истины, особенно если учесть его поведение в баре. Поэтому она решила только вздохнуть и выразительно поглядеть на Максима. Этот взгляд и молчание он истолковал по-своему, и не прошло и двух секунд, как он уже целовал Лару. А она на время забыла обо всех своих неприятностях и спорах.

Столь увлекательное занятие прервал не вовремя появившийся Крон. Он только буркнул: «Не помешаю?» — и плюхнулся в кресло. Лара и Максим отпрянули друг от друга.

— Вежливые люди вообще-то стучатся, — поддела Лара, глядя на хмурую физиономию Крона.

Но он проигнорировал ее замечание и сказал:

— Наш замечательный друг-самозванец отправляется за границу. А теперь угадайте, в какое такое замечательное место.

— В Англию? — спросила вошедшая в комнату Анка.

— А вот и нет, — Крон хлопнул себя по колену, — наш склонный к перевоплощению дружок отправляется прямиком в Индию.

— Зачем? — удивилась Лара. — Что он там забыл?

— Ничего не забыл, — усмехнулся Крон, — скорее всего, намеревается приобрести.

— Но почему в Индию? — допытывалась Лара.

— Миниатюра, — догадался Максим, — он отправился туда за миниатюрой.

— Скорее всего, — Крон снова усмехнулся, — он потерял всякую надежду найти ее здесь и решил, недолго думая, отправиться на родину сей замечательной вещицы.

— И ты думаешь, что он сможет там найти точно такую же? — спросила Лара.

— Думаю, что сможет. А затем все вообще просто. Достав ее, самозванец летит прямиком в Англию к Стептоуну, чтобы дорогой дед встретил не менее дорогого внука.

— Занятно, — вымолвил Максим, — и что теперь делать?

— Я же как раз предлагала отправиться в Англию, — с воодушевлением произнесла Анка. — А теперь настал самый подходящий момент.

— И кто полетит в Англию? — спросил Крон, оглядывая всех поочередно.

— Я, конечно, — спокойно ответила Лара, — у меня, по крайней мере, есть причина. Виталий был моим женихом. Вполне логично, что миниатюра могла оказаться у меня.

— И не думай, — бросил Максим, — я тебя одну не отпущу.

— Ха-ха, — засмеялась Анка, — видишь, как тебя оберегают.

— Ничего смешного, — ответила Лара, — а ты можешь со мной поехать?

— Конечно, — кивнул Максим, — у меня есть виза.

— Неплохо, — сказал Крон, — всецело понимаю и разделяю. Но в Англию отправлюсь я, так будет надежней да и спокойней. Не забывайте, ко всему прочему, про иностранца.

— Никто и не забывал, — махнул рукой Максим, — можешь ехать, если захочешь.

— А мне интересно, — вмешалась Анка, — что все-таки собрался делать самозванец в Индии. Понятно, что искать миниатюру. Но ведь не в первом же попавшемся ларьке.

— Зачем в ларьке, — усмехнулся Крон, — для этого полно антикварных магазинов. Не думаю, что эта миниатюра была такой уж редкостью. Возможно, что и найдет то, что ему нужно. Хочу послать за ним своего помощника, пусть понаблюдает.

— Слушай, — выпалил вдруг Максим, — а давай в Индию я поеду.

— Не стоит, — отмахнулся Крон.

— Нет, постой, — Максим уже загорелся, — ну что, по-твоему, так трудно за человеком последить? Согласен, раньше мне этого не приходилось делать, но думаю, что смогу справиться. И потом, я ведь хорошо знал Виталия, не перепутаю самозванца.

— А ты думаешь, что он поедет в облике Виталия? — Крон с сомнением покачал головой. — На это глупо надеяться.

— А ты считаешь, что человек может вот так запросто менять свою внешность? — теперь в беседу вступила Лара.

— Нет, — Крон потер руки, — думаю, что этот двойник на самом деле похож на Виталия, плюс грим, отсюда и сходство.

— Похож — не похож, — Максим покачал головой, — неважно. Я смогу его узнать. В общем, я могу ехать.

— Ты это серьезно? — спросила Лара. — Подожди, Максим, это ведь может быть опасно. Если он расправился здесь с Виталием и его матерью, то вряд ли станет церемониться с тобой в Индии. Пусть едет профессионал, а мы поедем в Англию.

— Ничего со мной не случится, — улыбнулся Максим, — но я рад, что ты за меня переживаешь.

— Просто семейная идиллия, — фыркнула Анка. — Так что же мы решим?

— Решим так, — высказался Крон, — в Индию Максим отправиться может, я даже рад, что он сам вызвался. Но, разумеется, одному ему ехать глупо. С ним полетит мой коллега Сергей. Да вы его знаете, — он подмигнул Ларе, — он отличный профессионал и дело свое знает. Вот только в английском Серега слабоват, но делу это не помешает. Так что будете друг для друга поддержкой и опорой, — пошутил он.

— А вы? — спросил Максим.

— Это ты ко мне, что ли, так вежливо обращаешься, — ухмыльнулся Крон. — Мы, то есть я и Лара, отправимся ближайшим рейсом в Англию. А Анка прилетит попозже.

— Нормально, — сказал Максим, — значит, приступаем к сборам.

— Зачем ты это сделал? — спросила Лара, когда они с Максимом остались одни. — Ведь ты же мог полететь вместе со мной.

— Мог, — согласился он, — представь, как мне этого хочется. Но мне также хочется доказать твоему приятелю, что я тоже на что-то способен.

— Так ты из-за этого? — протянула Лара. — Но доказывать никому ничего не надо.

— Надо, — насупился Максим, — а то он получается герой, а я ни на что не способен. Я же не слепой, Лара…

— Ты должен понять, — мягко проговорила она, обнимая Максима, — что для меня Крон в прошлом. И как бы он на меня ни смотрел, ничего не будет. Не знаю, как объяснить, но я вдруг поняла, что между нами действительно пропасть и ничего не поделаешь. Мне он не нужен.

— Это тебе Анка помогла понять? — спросил Максим.

— Может, и Анка, — она пожала плечами, — только я рада за нее, и за Крона тоже, а еще, — добавила она, улыбаясь, — у меня есть ты, и я не хочу тебя потерять. Не стоит передо мной стараться быть героем.

— Да не герой я, — Максим тряхнул головой, — но тоже хочу что-то сделать. Поэтому отправляйся спокойно в Англию и жди меня. А я буду ждать встречи с тобой и считать минуты.

— Не слишком полезное занятие, — засмеялась Лара, целуя его, — лучше смотри на все внимательно, а потом расскажешь мне про Индию.

— Непременно, — пообещал он.

О чем говорили в это время Анка и Крон, осталось неизвестным.

Во время перелета Лара спала. Они с Кроном в своем совместном путешествии не сказали друг другу и десятка фраз. Лара все время думала о Максиме. Ее не покидала тревога, хотя помощник Крона Сергей и успокоил ее как мог.

— Все будет в порядке, Коломбина, — заверил он, — не волнуйтесь, ваш друг в надежных руках. Я буду за ним присматривать.

— Надеюсь, — грустновато улыбнулась Лара, — спасибо, Арлекин.

И в самолете она, прикрыв глаза, чтобы избежать разговора с Кроном, все время старалась представить, как Максим и Сергей справятся с самозванцем в Индии.

«Конечно, — думала Лара, — их двое, а он один. Но кто знает, не ждут ли его в Индии сообщники. Возможно, что вместе с ним уже летит пара-тройка головорезов. Ведь не в одиночку же он расправился с Виталием и Алиной Константиновной. Да и меня саму тоже не он поймал. Только бы все обошлось, — молила она. — Стептоуна предупредить надо, но на этом все. Пусть этим занимаются профессионалы, ищут убийцу или убийц, а мне игра в детективов совсем не по нутру. Достаточно с меня одного пребывания на жуткой даче».

Анка оставила Ларе адрес одного отличного пансионата, в котором жила сама во время визита в Англию. Быстро сориентировавшись, через час они уже распаковывали вещи и советовались, что делать дальше. Единственной причиной их пребывания в столице Британии был дед Виталия коллекционер Уильям Стептоун. И ему нужно побыстрее нанести визит.

— Адрес и телефон Стептоуна у меня есть, — заверил Лару Крон. — Давай подключайся. Позвони, представься, попроси о встрече.

— Хорошо, — кивнула Лара, — а если он откажется с нами встречаться?

— Тем хуже для него, — буркнул Крон, — все равно ведь решили его предупредить. Зачем тогда нужно было сюда лететь? Мне, например, и в Питере было неплохо.

— Хорошо, — снова кивнула Лара, — давай я позвоню.

Ей ответил подобострастный голос хорошо вышколенного слуги. Он внимательно выслушал Лару, попросил ее подождать. Через пару минут тот же голос поведал ей, что мистер Стептоун будет ждать ее сегодня вечером у себя в особняке, который находится по адресу…

— Адрес мне известен, — торопливо перебила Лара, но слуга все так же безупречно вежливо продиктовал ей адрес.

— Спасибо, — поблагодарила Лара, — непременно подъеду.

— До свидания, — прошелестело из трубки, и слуга отключился.

— Нам назначили встречу, — сообщила Лара, — мистер Стептоун будет ждать нас у себя в особняке.

— До вечера еще есть время, — сказал Крон, — выспаться я успел в самолете, делать особо нечего, так что предлагаю развлечься.

— Нет, — отрезала Лара, — приедет Анка, с ней и развлекайся.

— Так я же не в том смысле, — глаза Крона притворно полезли на лоб, — как ты могла подумать, Лара…

— Ни о чем я не думала, — ответила она, — но развлекаться не собираюсь, лучше отдохну в номере, а ты можешь идти, куда угодно. И развлекайся себе.

— Одному неинтересно, — пожал приятель плечами, — вдвоем другое дело. Значит, отказываешься?

— Отказываюсь, — заверила его Лара.

— Зря-а, — протянул Крон. — Слушай, а почему Серега тебя все время Коломбиной называет? Понятно ведь, что не просто так. Ты с ним давно знакома?

— Нет, — покачала Лара головой, — если хочешь узнать, спроси у него сам.

— Спрошу, — кивнул Крон, — а ты не скажешь? Такой большой секрет?

— У женщины должны быть секреты, — усмехнулась она, — а большие или маленькие, неважно. Я пойду в номер, — проговорила она, — встретимся вечером.

— Как хочешь, — пожал Крон плечами, — я навязываться не собираюсь.

— Вот и отлично, — она провела кончиками пальцев по его щеке, повернулась и пошла в свой номер.

Лара шла и знала, что он смотрит ей в спину, но оборачиваться не собиралась. На самом деле, ведь ей нужен только Максим. А Крон… Спасибо, что он был в ее жизни, что он стал для нее близким человеком, но сейчас он только друг, и ничего иного быть не может.

* * *

Как и следовало ожидать, особняк Стептоуна находился в пригороде Лондона и являл собой классическое строение викторианской эпохи. Ларе всегда нравились подобные здания, в них было много от застывшей гармонии. Но Крон пренебрежительно прошелся взглядом по фасаду и отвернулся, беспечно насвистывая.

— Не впечатляет? — спросила его Лара, выбираясь из такси.

— Не-а, — честно признался он, — нагоняет смертную тоску.

— А Максиму бы понравилось, — не смогла сдержаться она.

— Даже и не сомневаюсь, — он увлек ее за собой к массивным воротам, — хотелось бы воздержаться от комментариев, но, похоже, ваши вкусы оказались в одной плоскости. Впрочем, — добавил он, невинно моргая глазками, — как и ваши интересы.

— Только твоих дурацких намеков мне и не хватает, — подобные вольности всегда выводили Лару из себя, — я же не лезу в твои отношения с Анкой.

— А если я попрошу вообще не касаться моих отношений с Анкой, — мягко попросил он.

— А если я попрошу тебя о том же, — в тон ему огрызнулась Лара.

Слова Крона очень удивили ее. Давно ей не приходилось слышать таких мягких интонаций в его голосе. Когда-то и к ней он так обращался. Но как давно это было! Теперь же между ними действительно пропасть. Ларе стало отчего-то неприятно, но, усмехнувшись, она вздернула носик повыше: пусть Крон не воображает себе… и подумала, что с ним ей пришлось бы очень трудно. Максиму нравилась она такая, какая есть, а Крон вольно или невольно переделывал ее под себя. Уже у входной двери Лара выбросила все эти мысли из головы и внутренне сосредоточилась. Предстоял очень непростой разговор.

Обстановка особняка тоже не произвела на Крона особого впечатления. В огромном полутемном холле он вежливо назвал строгому подтянутому дворецкому их имена и попросил сообщить об их прибытии мистеру Стептоуну.

— Мистер Стептоун ждет вас в библиотеке, — ответил дворецкий, слегка поклонившись, — следуйте за мной.

Ларе и Кронецкому ничего не оставалось, как кивнуть и отправиться следом за слугой.

«Не он, — решила Лара, — я ведь слышала по телефону совсем другой голос. Должно быть, в доме полно слуг».

А Крон шел все с тем же безмятежным видом, лениво поглядывая вокруг. Пройдя через анфиладу комнат, заставленных темной массивной мебелью, гости оказались в маленьком уютном помещении. Библиотека Стептоуна не отличалась ни строгостью, ни изысканностью. Похоже, что хозяин привык проводить здесь много времени. Многочисленные полки были уставлены разнокалиберными книжками, на маленьком диванчике устроилась подушка-думка в виде пятнистой голубоглазой кошки, изрядно вытертая. Таким же вытертым был и небольшой бархатный пуфик, видимо, служивший хозяину опорой для ног. Наличие множества вещиц, служивших владельцу, указывало на то, что Стептоун проводил здесь достаточно много времени за работой и отдыхом. Об этом свидетельствовали исчерченные схемами листки, которые в изобилии покрывали письменный стол. Помимо письменного стола, внимание приковывала старинной работы этажерка, на которой в образцовом порядке застыли красочные каталоги.

— Забавно, — произнес Крон.

— Подождите здесь, — произнес дворецкий, — мистер Стептоун сейчас придет.

С этими словами он удалился, бесшумно прикрыв за собой дверь.

— Занятно, — повторил Крон, приближаясь к этажерке, — а ведь все правильно, и удивляться нечему.

— О чем ты? — удивленно спросила Лара.

— Наш английский дедушка, — иронично улыбаясь, произнес Крон, — к тому же еще и крупный коллекционер. Вернее, очень крупный. Поэтому и каталоги в таком образцовом порядке.

— Разве это плохо? — усмехнулась Лара. — Каждый занимается тем, что ему близко и понятно.

— Правильно, — Крон подмигнул Ларе, — если еще и учесть, каким образом появилась коллекция уважаемого мистера.

— Перестань, — остановила она его. Спорить не хотелось, выяснять отношения тем более. Чтобы прекратить этот нелепый разговор, Лара подошла к книжным полкам. Труды хозяина стояли здесь же. Она с интересом взяла книгу. Внушительный фолиант, ничего не скажешь. К тому же довольно серьезное исследование.

— Что ты там нашла? — полюбопытствовал Крон.

— Скульптуры индийских храмов, — ответила Лара, — отличная вещь, между прочим. Не отказалась бы такую почитать.

— С каких это пор тебя привлекает индийское искусство? — ухмыльнулся несносный дружок. — А впрочем, интересуйся, кто тебе мешает.

Ответить Лара не успела. Скрипнула небольшая дверь между книжными полками, и в библиотеку шагнул высокий осанистый старик. За ним прошмыгнул незаметный человечек с непритязательной внешностью.

— Прошу извинить меня, что заставил вас ждать, — немного резковато выговаривая слова, произнес старик.

— Ничего страшного, — ответила Лара, — мы воспользовались вашим отсутствием и смотрели библиотеку.

— Она в вашем распоряжении, — старик махнул рукой, — а ваш английский почти безупречен. Я думал, что придется прибегнуть к услугам переводчика, но теперь рад, что прекрасно обойдемся и без него.

— Спасибо, — смущенно улыбнулась Лара.

— Ваш друг тоже говорит по-английски? — спросил он, в упор глядя на Крона.

— Да, — кивнул тот, — хотя и не так безупречно.

— Но все-таки достаточно, чтобы можно было понять, — Стептоун широко улыбнулся. — Прошу садиться, и давайте с вами побеседуем.

— Вы всегда решаете дела с таким напором? — поинтересовался Крон.

— А вы надеялись, что увидите перед собой маразматика, еле шевелящего губами и неспособного связать двух слов, — англичанин с вызовом посмотрел на гостя, — смею вас уверить, что этого хотелось бы очень многим, но мне далеко до развалины. А хотите знать, в чем мой секрет?

— Разумеется, — Крон выразил искреннее внимание.

— А в том, молодой человек, — Стептоун назидательно поднял палец, — что я никогда и ни в чем не давал себе поблажки. Я всегда ставил перед собой цель и стремился к ее осуществлению. И мне было наплевать на то, что подумают обо мне другие. Поэтому я и сейчас держу ситуацию под контролем. Так вы намерены говорить со мной о деле?

Крон медленно кивнул.


ЦВЕТ ДЕСЯТЫЙ. ОЛИВКОВЫЙ

В городе Такшашиле жил царь Бхадранша. Много разных богатств было у царя, но не радовали они его, потому что не было у него сына. Однажды царь отправился охотиться в джунгли. Но вдруг лошадь царя чего-то испугалась и понесла. Осталась далеко позади и перепуганная свита. Наконец взбесившаяся лошадь остановилась под тамариндовым деревом. Слез с нее царь и опустился в тени дерева, чтобы отдохнуть. Вдруг раздвинулись ветви и спрыгнул вниз прекрасный юноша. Он подошел к царю и промолвил: «Знаю я о твоем горе и могу помочь тебе. Я стану твоим сыном». Обрадовался царь, решив, что это какой-нибудь из ганов принял человеческий облик и теперь станет жить на земле. Радостно согласился царь и вернулся к своей свите со своим нареченным сыном. Но с тех самых пор благодать покинула Такшашил, стало стекаться в него всякое отребье, чиня разбой и насилие. Многие жители покидали несчастный город. Царь не замечал этого, устраивая во дворце пиры в честь своего сына. Но с каждым днем здоровье царя ухудшалось, и все меньше слуг приходило, чтобы позаботиться о нем. Голодный и забытый всеми, прозябал он в дальних покоях дворца. Однажды ночью, не выдержав муки, побрел он к покоям сына. Заглянув в резные створки, с ужасом отшатнулся старый царь. Не было прекрасного юноши, вместо него в богатых одеждах восседал на царском троне ужасный ракшас и пожирал человеческую кость. Вскрикнул царь и упал на месте бездыханным, а его самозванный сын занял трон и стал править в Такшашиле. Шли годы, город хирел и пустел, но тем более буйному веселью предавались во дворце. И явился однажды перед царем молодой парень. Был он невысоким, косоватым и рябым. Назвался он сыном царя, заявив, что мать его зачала, съев плод с волшебного тамаринда. Расхохотался царь-ракшас: «Не было этого, и не сын ты мне вовсе». На что косорукий урод ответил: «Но я готов служить тебе верой и правдой». Принял царь хитреца и объявил своим сыном. На многие гнусности был способен царь, но его «сын» не отставал в непотребствах. Город погряз во мраке, и возопили тогда жители, обращаясь к Бхаве. И ранним утром спустилось вдруг к городу розовое облако, и вышел из него юноша, что был бос и просто одет. Он направился ко дворцу, и не сумела задержать его стража. Поразил он небесной молнией царя-ракшаса, поразил и его приспешника. В ужас пришли придворные, видя, как корчится царь, сжигаемый небесным огнем. Разбежались все, чтобы не возвращаться больше в проклятый дворец. А юноша взошел снова на облако и поднялся в небо, так как исполнил он волю Шимбху [12].

Сомадева. «Океан сказаний».

ГЛАВА 24

— Мы бы не покинули Россию и не прибыли бы сюда, — начал Крон, — если бы не чрезвычайные обстоятельства.

— Слушаю, — Стептоун медленно наклонил голову.

— Я думаю, что Лара расскажет вам все гораздо лучше меня, — ответил сыщик.

Стептоун снова медленно кивнул и уставился на Лару. Она чувствовала себя очень неуютно под пристально-оценивающим взглядом. Ей трудно было подыскать слова, чтобы рассказать о происшедших событиях. Она беспомощно посмотрела на Крона, а тот ободряюще улыбнулся ей.

— Хорошо, — Лара вздохнула, — я все расскажу. Дело в том, что я и Виталий, мы хотели пожениться.

Стептоун снова кивнул, но остался по-прежнему спокойным.

— Но этого не случилось, — продолжала Лара, — потому что его убили. Вы понимаете, — она посмотрела на Стептоуна, — убили моего жениха, который был вашим внуком.

— Вот как, — лицо Стептоуна окаменело, — говорите подробно.

Лара начала рассказывать. Англичанин слушал внимательно, стараясь не пропустить ни одного слова. Несколько раз он брался рукой за подбородок и задумчиво теребил его. Временами он проницательно поглядывал на Лару, словно хотел что-то спросить, но все время сдерживался.

— Мы приехали сюда вас предупредить, — закончила она, — у Дмитрия есть сообщник. Вместе они разработали какой-то план. Дмитрий теперь отправился в Индию, и, возможно, очень скоро он появится здесь.

— И надеется, что одного сходства хватит? — Стептоун прищурил один глаз.

— В Индии он, вероятнее всего, попытается достать миниатюру.

— Это не так уж невозможно, — Стептоун сцепил пальцы. — Если он этого добьется… да еще и приедет сюда… Вы правы, этот человек на многое способен.

— Вот возьмите, — Лара вытащила миниатюру из слоновой кости и протянула ее коллекционеру.

— Не ожидал, что она снова окажется у меня, — проговорил Стептоун, — я вам очень благодарен, мисс Лара. Лара, — повторил он по слогам, — у вас странное имя, загадочное. А знаете, — он оживился, — я рад, что вы приехали. Приглашаю вас погостить у меня. Я покажу вам коллекцию, вы познакомитесь с моими родственниками.

— У Дмитрия, видимо, есть определенные намерения, — вставил Крон, — не лучше ли обратиться в полицию?

— О, об этом прошу вас не беспокоиться, — Стептоун потер руки, — уверяю вас, что с этой проблемой я легко смогу справиться. Кстати, — добавил он, — вы где остановились?

Лара назвала адрес пансионата.

— Вам не стоит жить там, — сказал англичанин, — в доме найдутся комнаты для вас. Резерфорд, — обратился он к неприметному человечку, — отправьтесь по адресу и привезите вещи мисс Лары и мистера…

— Кронецкий, — Крон наклонил голову.

— И мистера Кронецки. Бесцветный человечек кивнул и вышел.

— Расскажите о себе, — попросил Стептоун, — чем вы занимаетесь?

Лара кратко поведала о своей работе в агентстве, а затем почему-то стала говорить о предложении отца.

— Парфюмерный магазин? — переспросил Стептоун. — Мне кажется, что вы вполне сможете с этим справиться. А что вы делаете, мистер Кронецки?

— Я являюсь частным детективом, — ответил Крон, — когда произошло убийство Виталия, Лара обратилась ко мне. Мы ведь учились вместе, — добавил он.

— О, это очень интересно, — Стептоун снова сжал пальцы, — ваша работа, должно быть, опасна?

— В меру, — Крон кивнул головой, — но и этим надо кому-то заниматься.

— А как же ваша полиция? — спросил англичанин, снова хитро прищурив глаз. — Вы ей не доверяете?

— Почему? — удивился Крон. — Я и сам работал в полиции. Но сейчас много людей, которые предпочитают, чтобы никто не совал нос в их дела.

— Верно, о, как верно вы выразились, мистер Кронецки, — обрадованно подхватил Стептоун. — В наше время это так важно! Чтобы никто не совал нос в твои дела.

— Вы говорите о себе? — Крон изобразил удивление.

— Я тоже могу защищать свои секреты, — Стептоун приосанился, — и мне бы не хотелось, чтобы кто-то начал обо мне что-то выяснять.

— А разве вам есть что скрывать? — поддел его Крон.

— Каждому человеку есть что скрывать, — наставительно произнес англичанин.

— А чем вы занимаетесь? — решила вмешаться Лара. — Вы историк?

— Да, — гордо ответил Стептоун, — история — моя страсть. Теперь я могу отдавать ей все свободное время. А раньше я подвизался на дипломатическом поприще. Карьера моя не была удачной, стало известно, хотя я тщательно это скрывал, что у меня есть внебрачный ребенок.

— Алина Константиновна? — спросила Лара.

— Нет, — Стептоун развел руками, — это совсем другая история. Она была совсем молоденькой и работала горничной у моих знакомых. Хотя факт отцовства и был установлен, я отказался жениться на ней. Моя семья не потерпела бы мезальянса. Впрочем, — добавил он, — я и сам не очень-то стремился на ней жениться. Хотя, признаюсь, она казалась мне тогда очень миловидной. Но миловидность проходит, — он засмеялся, обнажив искусственные зубы, — а с человеком придется жить всю жизнь. Признаюсь, — произнес он доверительно, — мне встречались разные женщины, одна просто потрясающая, вылитая Грета Гарбо, но жениться я так и не собрался. Все время что-то останавливало, я слишком ценил свою свободу.

Лара сидела и смотрела на Стептоуна. Теперь можно не удивляться, в кого пошел Виталий. Видимо, гены деда передались внуку. Хорошо хоть дочь, мать Виталия, совершенно не была похожа на этого самодовольного типа.

Лара так и не могла окончательно определить, нравится ей дед Виталия или нет. Пожалуй, что сходства особого она не заметила. Ну разве что глаза и надбровные дуги. У Стептоуна было породистое лицо, покрытое сетью морщин. Под глазами набрякли мешки, на щеках выступили пигментные пятна. Щеки висели складками. Над тонкими губами нависал хрящеватый нос. Редкие седые волосы англичанин зачесывал назад. Морщинистую шею закрывал элегантный воротник. Лара заметила, что Стептоун не утратил пристрастия к модным элегантным вещам.

Постукивая пальцами по столу, он сказал:

— Надеюсь, что не утомил вас разговором. Резерфорд, вероятно, уже вернулся. Бринстон покажет вам ваши комнаты. Не стесняйтесь, у меня в доме без церемоний, и если вы хотите поселиться вместе…

— Нет, — решительно отказалась Лара, — мы с Кро… мистером Кронецким лишь учились вместе, а теперь только друзья. Не больше, — подчеркнула она.

— Как знаете, — старик неприятно усмехнулся, — дело ведь молодое, я-то совсем не против.

— Нет, — подхватил и Крон, — Лара абсолютно права.

— Ничего, — Стептоун снова усмехнулся, — через пару часов обед, и я смогу познакомить вас со своей семьей. Они ждут не дождутся моей смерти. Жаль, что с моим русским внуком случилась такая беда. Если бы он приехал, боюсь, что сэра Ральфа хватил бы удар, — Стептоун неприятно захихикал. — Я просто представлял себе его надутую физиономию и то, как он при моем известии теряет свою напыщенность. Жаль.

Раздался негромкий стук в дверь, и появился мышиный человечек.

— Все сделано, мистер Стептоун, — прошелестел он.

Лара тотчас узнала голос. Разумеется, с нею по телефону говорил именно этот человек. Впрочем, сомневаться и не приходилось. Взгляд, манера, походка выдавали подобострастие слуги, который до смерти боится своего грозного хозяина.

— Отлично, Резерфорд, — откликнулся Стептоун, — теперь устроим наших гостей получше. А вечером я представлю их. Передай мое распоряжение Бринстону.

Резерфорд снова кивнул и вышел.

— Мой секретарь, — горделиво произнес Стептоун, — умен, понятлив, готов выполнить любое поручение.

— К тому же и очень предан, — ввернул Крон.

— Вы проницательны, мистер Кронецки, — отозвался коллекционер, — а разве в вашей стране не встретишь подобной преданности? Хотя, кажется, у вас нет слуг.

— Есть, — Крон усмехнулся уголком рта, — этого добра везде хватает.

— Резерфорда я сделал сам, — продолжал Стептоун, — и мне ни разу не приходилось на него жаловаться. Прошу вас. — Он поднялся.

Крон и Лара последовали примеру хозяина Возле двери Стептоун задержался:

— Я хотел бы попросить вас не говорить моим родственникам о смерти моего внука. Я скажу, что вы прибыли из России и это связано с моей коллекцией.

— Коллекцией? — переспросил Крон.

— Да, — Стептоун энергично кивнул, — я редко показываю ее, но для вас сделаю исключение.

— Спасибо, — поблагодарила Лара.

— Вам понравится, — ответил он, оценивающе оглядывая ее фигуру. — Должно быть, вас красивое тело.

— Надеюсь, — Лара вспыхнула. Бесцеремонность коллекционера покоробила ее.

— Не сердитесь, — он засмеялся, демонстрируя великолепные фальшивые зубы, — я ведь старик и могу делать комплименты красивым девушкам. Примите это как должное.

Лара только кивнула. Ей не хотелось отвечать резкостью, хотя англичанин ее вполне заслужил.

За дверью библиотеки их уже ждал мужчина, который впустил их в дом.

— Следуйте за мной, — церемонно произнес он.

Крон пропустил Лару вперед, а сам замыкал шествие. Следуя за дворецким, они поднялись на второй этаж и пошли по длинному коридору.

— Вот ваша комната, мисс, — проговорил дворецкий, — вашими соседками будут мисс Флора и мисс Дебора.

— Моя комната следующая? — спросил Крон.

— Нет, мистер, — серьезно ответил дворецкий, — соблаговолите пройти за мной, и я покажу вам вашу комнату.

— Что он сказал? — Крон растерянно почесал в затылке.

— Не обращай внимания и просто иди за ним, — посоветовала Лара.

Он шутливо чмокнул ее в щеки и, легкомысленно насвистывая, отправился вслед за провожатым.

Комната Ларе понравилась. Именно то, к чему она привыкла. Просто и строго.

Она с удовольствием оглядывала большую деревянную кровать темного дуба под синим покрывалом с тонкой серебряной нитью. В тон покрывалу были подобраны и тяжелые шелковые занавеси, шкаф для одежды, комод с трехстворчатым зеркалом, небольшой столик с инкрустацией, роскошное кресло. Ноги утопали в серовато-синем пушистом ковре, а бежевый плед на кресле выглядел очень уютно.

Ларе хотелось выкинуть из головы все свои заботы и забраться с ногами в это чудное кресло. И непременно с книжкой Диккенса. А на столик нужно поставить канделябр с тремя зажженными свечами. Жаль, что сейчас лето, эта комната идеально подходила для долгих зимних вечеров, когда на улице холодно, а с белесого неба валятся пушистые хлопья.

Лара преодолела искушение забраться в кресло и подошла к комоду. Но тут удержаться уже не могла и выдвинула верхний ящик. Дамское белье. Отличного качества и на любой вкус. Лара вытащила наугад из этой кучи трусики. Странные, однако, нравы в этом доме. Ткань ничего не весила, а выглядели они так, что Лара тихонько засмеялась, представив себя в этом нижнем белье. Если она когда-нибудь позволит себе нечто подобное, то Максим наверняка решит, что она распутна. Но Анке такое должно понравиться. Интересно, неужели это закупалось в каком-нибудь сексшопе по распоряжению хозяина? Хотя с него станется. Вон он как ее разглядывал. А если учесть, что говорил при этом… А если учесть еще и то, чего он не сказал…

Лара усмехнулась, положила трусики на место, но затем преодолела себя и пересмотрела все. Да, надо признаться, вещи были весьма и весьма соблазнительны. Должно быть, от таких штучек у мужчин просто перехватывает дыхание.

В дверь постучали. Лара торопливо задвинула ящик и произнесла по-английски:

— Войдите.

— Спасибо, — откликнулся Крон, вваливаясь в комнату, — совсем англичанкой заделалась. Гляди, так русский позабыть недолго.

— Перестань, — отмахнулась Лара.

— Ладно, не обижайся. Давай-ка лучше поговорим.

— О чем? — спросила она, усаживаясь на краешек кровати.

— Обо всем этом, — Крон повел по сторонам рукой, — что ты думаешь?

— Не знаю, — честно призналась Лара, — все, что хотели, мы сделали. Стептоуна предупредили.

— А ты не заметила кое-что странное? — спросил Крон.

— Да здесь все странное, — она в волнении потерла подбородок. — Скажи, зачем ему было приглашать нас пожить у него? Он ведь вообще мог бы с нами не встречаться, а выслушать все по телефону.

— Нет, — Крон устроился в кресле, — с этим как раз все ясно. Он хочет, чтобы мы остались. Сама же знаешь, куда рванул наш двойник. Как только он появится здесь, Стептоун его хвать — и поставит перед нами. А вот нам придется его разоблачить. Иначе как он сможет доказать, Стептоун то есть, что это на самом деле не его внук? Сходство налицо, в смысле, на лице, извини за каламбур, миниатюру этот хмырь, вероятнее всего, достанет. И как старикану доказать, что это самозванец?

— Разоблачить, — Лара задумчиво смотрела на Крона, — возможно.

— Есть и другая версия, — продолжал Крон, — помнишь, как он говорил про какого-то Ральфа, что, мол, у него физиономия вытянется. Так вот я думаю, что старикану жутко этого хочется. Приедет наш самозванец, а он и выдаст его за своего внука.

— А смысл?

— Дело, скорее всего, в наследстве. Видишь же, что он не слишком хорошо отзывается о своих родственниках.

— Мало ли, — откликнулась Лара, — это еще ни о чем не говорит и ничего не значит.

— Возможно. А хочешь, я тебе хохму расскажу, — Кронецкий перевел разговор на другое. — Я у себя в комнате обосновался, почувствовал себя этаким английским буржуа или хотя бы его отпрыском. Все вокруг просто сияет, но строго аж до зубовного скрипа. Я в маленькую тумбочку залез, а там добра… Разные журнальчики для мужчин на самый разный вкус, смотри не хочу.

— А ты и смотрел! — Лара вспомнила о содержимом ящика.

— А что же, надо было отвернуться? — Крон ухмыльнулся. — Но я хотел с тобой встретиться, потому и отложил столь увлекательное занятие.

— Приедет Анка, — мстительно напомнила Лара, — она покажет тебе журнальчики.

— Анка на все смотрит гораздо проще, чем ты, — он снова ухмыльнулся, — я там несколько таких потрясающих поз видел, обязательно нужно будет опробовать…

— Перестань, Крон! — взорвалась Лара. — Ты же никогда не был таким.

— Это ты меня просто не знаешь, — бросил он угрюмо, игривость его как рукой сняло, — а пообщались бы мы подольше…

— Не намерена я с тобой общаться, — отрезала Лара, — и меня не интересуют твои сексуальные фантазии.

Чуть было не возникшую перепалку прервал вежливый стук в дверь. Лара пошла открывать. Дворецкий Бринстон вежливо сообщил, что обед будет подан через час. Лара поблагодарила и закрыла дверь. Нужно было приготовиться.

ГЛАВА 25

Лара много слышала о скучных и церемонных английских трапезах. Но все оказалось совсем не так. Перед обедом Стептоун привел Лару и Крона в гостиную, где их уже дожидались. Он церемонно представил своим родственникам русских гостей, а затем назвал всех присутствующих. Его племянницы Флора и Дебора. Его двоюродный брат сэр Ральф со своим сыном Дональдом и пасынком Бригеном. Помимо них присутствовали секретарь Резерфорд и адвокат Стептоуна Бартенсон.

Девицы спокойно взирали на Лару и, несмотря на внешнее несходство, казались совершенно одинаковыми. Сэр Ральф был напыщенным и скучающим, Бриген подчеркнуто равнодушным, Дональд же взирал на гостей с любопытством.

И тут выяснилась очень интересная вещь. Мистер Стептоун, указав на обеденный стол, вдруг проговорил по-русски:

— Прошу к столу.

— Добьре пожайловат, — подхватил сэр Ральф, — вам должен поньравиться.

Эти фразы английские джентльмены выговорили довольно сносно, но дальше пошла полная неразбериха. Лара и Крон с трудом улавливали сочетания звуков, которые никак не хотели склеиваться в слова.

— Вы своей тарабарщиной утомили гостей, — вмешался Бриген на довольно сносном русском языке. — Прошу простить, — обратился он к Ларе и Крону.

— Вы неплохо говорите по-русски, — она улыбнулась.

— Я изучал славянские языки, — ответил Бриген, — Восток всегда интересовал меня своей загадочностью и непостижимостью.

— А я всегда думала, что Восток — это Ирак или Индия, Китай или Япония.

— Вы правы, — вмещался еще один человек и тоже на русском, — в географическом отношении ваша страна, скорее, северо-восток.

— Невероятно, — проговорил Крон, — здесь все знают русский.

— Не все, — усмехнулся Бриген, — а только мы четверо, вернее, я и Бартенсон, потому что отец и дядя только делают вид, что могут говорить.

— Все равно занятно, — не сдавался Крон.

— Можете не волноваться, — надменно улыбнулся Бриген, — остальные стопроцентные англичане, если можно так сказать, и не будут коверкать ваш язык.

— Мы заговорились, — прервал их Стептоун, — еще раз прошу к столу.

За столом продолжалась все та же дискуссия. Лара не заметила, чтобы кто-то вел себя чопорно. Даже у Бригена поубавилось надменности, а сэр Ральф после двух бокалов вина вел себя совсем по-простецки.

«Кто кого дурачит? — недоумевала Лара. — Но ведь это же невероятное совпадение. Приехать в Англию, чтобы услышать русскую речь». Иногда она поглядывала на Крона, который шутил с Флорой и Деборой. Неизвестно, понимали они его или нет, но согласно кивали и смеялись над каждой шуткой.

«Чудо гороховое, — с досадой подумала Лара, — как жаль, что Максим так далеко, а я должна сидеть здесь и слушать этого зануду Бригена». К тому же ей было не по себе оттого, что Дональд, не произнесший к тому времени и пяти фраз, иногда внимательно поглядывал на нее. Казалось, что флегматичный англичанин знает гораздо больше, чем окружающие.

«Интересно, — отметила про себя Лара, — и почему это семья английских аристократов предпочитает французскую кухню? Как, однако, все изменилось в мире. Мы стараемся подражать американцам или тем же англичанам, а они, в свою очередь, тоже кому-то подражают».

— Вам нравится? — в который раз за обед спросил ее Бриген. — Попробуйте еще вот этот винный соус, с зайчатиной это просто бесподобно.

— Спасибо, — поблагодарила Лара, — а почему Дональд все время молчит?

— Потому что ему нечего сказать, — засмеялся молодой человек. — Прошу вас, не обращайте внимания, моему дорогому брату просто очень скучно.

— А почему тогда он обедает с нами? — удивилась Лара. — Неужели его присутствие обязательно?

— Вовсе нет, — снова засмеялся Бриген, — но и в другом месте ему будет точно так же скучно, как и здесь.

— Простите за нескромный вопрос, — Лара потупилась, — а у Дональда есть привязанности?

— Вы имеете в виду, встречается он с кем-нибудь или нет? — Бриген отправил в рот аппетитный кусок. — Восхитительно, а что касается Дональда, то для этого он слишком ленив. Но ничего, — Бриген доверительно наклонился к Ларе, — годам к сорока — сорока пяти он непременно женится на какой-нибудь вдовушке, и тогда они будут скучать вдвоем.

— Отличная перспектива, — проронила Лара.

— Не обращайте на него внимания, — посоветовал Бриген, — Дональд достаточно глуп, чтобы заниматься делами, и достаточно умен, чтобы этого не делать.

Лара еще раз взглянула на Дональда, который равнодушно ел предлагаемые ему блюда, но решила не спешить с выводами. Обед подходил к концу. Лара решила благоразумно отказаться от десерта, заметив, что Флора и Дебора сделали то же самое. Видимо, англичанки следили за весом и временами вспоминали о диетах и воздержании от сладкого.

Обед закончился. Стептоун предложил всем перейти в гостиную выпить кофе. Лара заметила, что Крон решил присоединиться к англичанам, а ей ничего не оставалось, как слушать поток слов, которые беспрерывно извергал Бриген. И все же Лара не могла отделаться от ощущения, что кто-то сильный и враждебный наблюдает за ней со стороны. Ей показалось, что сэр Ральф ухмыляется про себя, разглядывая ее, а под откровенным взглядом адвоката Бартенсона просто терялась.

Крон оказался в более выгодном положении. Лара уже начала жалеть, что ее соседом был не Дональд. Теперь бы она спокойно попивала кофе и покуривала сигаретки.

— Вы надолго решили задержаться в Англии? — спросил Бриген.

— Как получится, — уклончиво ответила Лара.

— Это связано с коллекцией дяди? — Он пристально посмотрел на нее.

— Конечно, — Лара кивнула.

Она не могла поверить, что жизнь в особняке окажется настолько скучной. Ей совершенно нечего было делать. Лара изнывала и предавалась размышлениям. Родственники Стептоуна приходили и уходили в любое время, собираясь вместе лишь за обедом, предпочитая одиночество общению. Флора и Дебора работали в каких-то фирмах. Сэр Ральф на пару с Бригеном имел какое-то дело, а Дональд… Лара так и не смогла понять, какое положение или какую должность он занимает.

Бриген объяснял ей, что после смерти сэра Ральфа его компаньоном станет Дональд, но он намерен выкупить у сводного брата его долю и самостоятельно заправлять делами. Глядя на Бригена, Лара была убеждена, что так и будет. Целеустремленность, упрямство, напористость… У него этих качеств было в избытке. А хватит ли их, чтобы убить пару человек для того, чтобы заполучить пресловутую миниатюру? Вполне. Лара пожала плечами. Каждый из членов благородного семейства ведет свою игру, а они лишь оказались случайными свидетелями.

Прошло несколько дней. Лара начала тревожиться. От Максима не было никаких известий, да и Анке пора было бы появиться. А Крон поступил просто бессовестно. Он бросил ее и целыми днями пропадал неизвестно где. И для чего, спрашивается, ей здесь сидеть? Чтобы отдохнуть, в Англии найдутся и другие места повеселее. А Виталий еще хотел провести здесь медовый месяц. Несмотря на свою сдержанность и любовь к упорядоченной жизни, пожалуй, Лара предпочла бы что-то другое взамен английским порядкам. Действительно, лучше отдыхать среди туземцев на Мадагаскаре.

Лара лениво поднялась. Можно отправиться по магазинам или в какой-нибудь музей. А впрочем, зачем ей нужен музей, ведь Стептоун обещал показать свою коллекцию. Интересно, когда же он сподобится выполнить свое обещание. Что-то он не торопится.

В таком случае она может прогуляться по городу, зайти в несколько магазинов. Всегда можно найти себе приятное занятие. Пусть Крон где-то занимается своими делами, она и одна не пропадет. Тем более что в Англии она наконец-то сможет позабыть этот кошмар. Россия, убийства, двойник…

Впрочем, двойник теперь в Индии. И там же Максим. Только бы с ним ничего не случилось! Ведь этот Дмитрий на все способен!

Лара оценивающе оглядела костюм, выбранный для прогулки. Пожалуй, подойдет. Неброско и достаточно строго. Темно-серые полоски и рядом тонкие, почти в ниточку, голубые. Несмотря на строгость, смотрится достаточно оригинально. А к нему голубую блузку и узкий темно-синий галстук.

Раньше Лара не рискнула бы надеть галстук Слишком уж это напоминало мужской стиль. Было одно время, когда все женские костюмы здорово напоминали мужские. Слава богу, мода на это прошла, вскоре появились костюмчики, которые не могли скрыть женские формы, да, собственно, и не скрывали, а, наоборот, подчеркивали женские прелести. И цвета. Гораздо приятнее носить что-то цветное, чем пытаться хорошо выглядеть, используя темные цвета. Впрочем, очень многие женщины просто без ума от черного.

Размышляя подобным образом, она надела костюм, застегнула сережки, подаренные отцом в прошлом году, полюбовалась переливами голубых камешков. Надела также и колечко под сережки. Так, это все отлично, но вот обувь нужно подобрать поудобнее. Сегодня она намерена походить и посмотреть.

Ей уже приходилось бывать в Лондоне, но это были поездки с отцом, и ей почти никогда не удавалось просто побродить, никуда не торопясь. Она выбрала удобные серые босоножки, перекинула через плечо сумочку в муаровых разводах и вышла из комнаты. Спустилась по лестнице, сказала Бринстону, что хочет прогуляться по городу. Чопорный дворецкий позволил себе слабую улыбку и заметил, что денек выдался довольно подходящий для прогулок, но все-таки не помешает взять зонт и плащ. Так, на всякий случай.

— Понимаю, — улыбнулась Лара, — у нас в Петербурге почти такая же погода. Если с утра солнышко, то к вечеру обязательно пойдет дождь. А кроме того, сырость и туман Лондона весьма напоминают родной город.

— Удивительно, — проговорил дворецкий, — в наших городах, оказывается, есть что-то общее, хотя они и находятся так далеко.

— Да, — Лара снова улыбнулась, — я прислушаюсь к вашему совету и возьму зонт или плащ.

— Я принесу, мисс Лара.

— Не утруждайте себя, Бринстон, — сказала она, — мне нетрудно подняться за плащом.

— Мне тоже, — отозвался дворецкий, — а кроме того, мне хотелось бы сделать для вас что-то приятное.

Он ушел, и Лара осталась одна, оглядывая холл. Откуда-то сверху раздались возбужденные голоса. Похоже, обитатели особняка выясняли отношения. Впрочем, ей до этого нет никакого дела. И все-таки так жаль, что ей приходится быть здесь одной. Как ей не хватает Анки, чтобы перекидываться с ней фразами, обмениваться мнениями. И Крон, как назло, куда-то запропастился. Нашел себе какое-то занятие и исчезает на целые дни. Но больше всего ей не хватает Максима. Как же плохо ей одинокими ночами, когда рядом нет сильного мужчины. Она лежит без сна и думает, думает о нем. Зачем она только отпустила его в эту Индию? Почему не смогла настоять на своем? Пусть бы ехал Крон вместе со своим помощником Сергеем-Арлекином, они бы вполне справились. А Максим был бы с ней рядом. И тогда ее бы не терзали тревога и тоска.

— Почему вы такая печальная? — раздался голос с галерейки.

Лара подняла голову и увидела спускающегося по лестнице адвоката. Уж не он ли не так давно яростно с кем-то спорил? Хотя… Бартенсон своими манерами, такой же неторопливой чопорностью сильно напоминал ей дворецкого. Вот только откуда у нее ощущение, что она уже видела когда-то этого человека? Она понимала, что этого не может быть, они никогда не встречались, но все-таки…

— О чем вы думаете? — спросил он, спустившись и останавливаясь рядом с ней.

— Просто задумалась, — ответила Лара, слегка улыбаясь, — Бринстон ушел за плащом и куда-то пропал.

— А вы намерены отправиться на прогулку? — поинтересовался он. — Тогда позвольте составить вам компанию.

— Благодарю вас, — сказала Лара, но он торопливо перебил ее:

— Не спешите категорично отказываться. Я не собираюсь водить вас по Лондону и рассказывать о его достопримечательностях. Мы можем посидеть в кафе, зайти в магазинчики, погулять по парку. Или я кажусь вам слишком старым?

— Нет, что вы, — ответила Лара, слегка растерявшись от такого напора.

— Значит, вы согласны? — адвокат вопросительно посмотрел на нее, и ей ничего не оставалось, как согласиться с его предложением.

Конечно, она понимала, что уже не получит такого удовольствия от прогулки, но смирилась с этим. Ничего, она сможет погулять одна и в другой раз. Но как же ей хочется, чтобы поскорее приехал Максим!

Появившийся наконец-то Бринстон принес Ларе зонт и накидку. Она поблагодарила его и взяла их. Дворецкий вел себя безупречно, было видно, что он прекрасно знает свои обязанности и великолепно справляется с ними. Лара уже знала, что он служит у Стептоуна больше двадцати лет, вернее, ведет его дела, как до этого их вел его отец, а знакомы они почти пять десятков лет. За это время он научился угадывать желания хозяина, прекрасно знал, что может потребоваться членам семьи или гостям, но к Ларе проявлял особое внимание. Ему доставляло удовольствие выполнить какое-либо мелкое ее поручение, просьбу. Но особенно ему нравилось иногда беседовать с Ларой. Чаще всего их разговор не занимал слишком много времени, они перекидывались десятком фраз и расходились, но при этом дворецкий излучал удовольствие. Его бесстрастное лицо преображалось.

А теперь она заметила, что всегда непроницаемый дворецкий очень хочет ей что-то сказать, но присутствие адвоката его останавливает. Это сильно разожгло ее любопытство, но удовлетворить его она никак не могла. Пришлось смириться. Лара вышла из дома и подождала, пока появится адвокат, отдававший какие-то последние распоряжения Бринстону.

— Куда вы хотите направиться? — спросил он у Лары.

— Не знаю даже, — ответила она, — я намеревалась просто погулять.

— Хорошо, — он кивнул, — давайте поедем в центр, а там уже выберем, куда направиться.

Уже сидя в машине, Лара сказала:

— Знаете, мистер Бартенсон, мне приходилось бывать в Лондоне и не хотелось бы снова окунаться в толчею большого города. Столицы в этом похожи друг на друга. Постоянный шум, суета, смог. Если бы мы могли отправиться куда-нибудь, где не слишком многолюдно…

— Конечно, — он с пониманием кивнул, — я покажу вам совсем иной Лондон. В нем не будет ни высоких домов, ни одетых в стекло и бетон зданий. Мы отправимся в другую часть города, подальше от всех этих офисов и контор.

Лара смотрела в окно на проносящиеся мимо машины и думала об адвокате. Он бывал в доме так же часто, как и любой другой член семьи. Может, именно его и расспросить о семье? Он адвокат Стептоуна, но ведь это не причина, чтобы постоянно находиться у него дома. Но, возможно, он не только адвокат коллекционера, а и его друг. Поэтому нет ничего удивительного, что он появляется в особняке так часто. Интересно, он или не он так громко сегодня выяснял отношения? Хотя… вряд ли. Бартенсон был сама сдержанность, но временами ей казалось, что все это напускное и он может быть весьма развязным. Лара тряхнула головой, отгоняя от себя эти мысли, и снова стала смотреть на дорогу.

— Нам еще долго ехать? — поинтересовалась она.

— Нет, — адвокат качнул головой, — минут через семь будем на месте.

Лара согласно кивнула. Адвокат оказался прав. Центр остался далеко позади, и теперь они находились в районе, который по праву можно было бы назвать «старым городом». Зачем только он сюда ее привез и почему она согласилась? Лара попыталась отогнать от себя тревожные мысли, послушно выбралась из машины и остановилась на тротуаре, поджидая адвоката. Так или иначе, но на совместной прогулке он настаивал неспроста.

ГЛАВА 26

Лара внимательно смотрела на дома из серого камня с узкими прорезями окон. Дома сонно смотрели друг на друга, а расстояние между ними было столь маленькое, что машины могли ехать только в одну сторону. Здесь и вправду было не слишком много пешеходов, можно сказать, что улочка, на которой они остановились, была достаточно пустынной.

Возле одного из домов пристроилась цветочница со своим коробом, а рядом с ней сидела кошка, равнодушно вылизывая черно-белый бок. Лара пошла в сторону цветочницы и остановилась перед ней. Адвокат уже догнал ее.

— Позвольте? — спросил он Лару и протянул цветочнице деньги.

Женщина приоткрыла сонные глаза, равнодушно приняла монеты и так же равнодушно протянула адвокату букетик.

— Гортензия, — сказал он, протягивая Ларе цветы, — иногда женщин называют таким именем. Представьте, как это удивительно, носить имя нежного и ароматного цветка.

— Наверное, — Лара кивнула.

— Ваше имя тоже напоминает имя цветка. Лара, — произнес он раздельно, — красивое славянское имя.

Лариса [13] не стала возражать. Пусть думает, как хочет, его право. Цветочница больше не обращала на них внимания, а кошка, слегка развернувшись, принялась лизать другой бок. Лара сделала не сколько шагов и посмотрела на адвоката.

— Вы ведь не просто так привезли меня сюда, — сказала она. — Вы что-то хотели мне показать.

— Да, — он кивнул, — я подумал, что вам немного грустно, вы хотите отвлечься… Здесь находится несколько магазинчиков, но это не те модные магазины, в которых женщины ищут красивую одежду. Нет. Это скорее небольшие. лавочки, в которых продают разные старинные вещи. Хотите посмотреть?

— Пожалуй, — Лара кивнула.

— Тогда прошу, — он сделал широкий жест, приглашая ее.

Она с удивлением отметила, что ей этот, жест знаком. В памяти всплывало что-то, но она никак не могла вспомнить. Похоже, что она встречалась раньше с этим человеком, поэтому и жест ей знаком. «Но ведь это невозможно, — говорила Лара самой себе, — я не могла встречать его в Англии раньше, тем более не могла встречать в России». И все же неясная тревога не покидала ее. Лара решительно тряхнула головой, отгоняя наваждение, и последовала за Бартенсоном.

А он уже открыл дверь одного из магазинчиков, и они очутились в полутемном помещении. Глаза постепенно привыкали к полумраку, и Лара смогла осмотреться. Больше всего это напоминало лавочку, как ее представляют в различных иностранных фильмах. В меру пыльно, абсолютно тихо. Словно все предметы впитали в себя запах самой старины. И вещи, совершенно ненужные, дремали себе по полкам, только и дожидаясь, пока какой-нибудь любитель древности или турист не приобретет их. А там уж, обретя новое жилище и став ненадолго предметом жгучего внимания и обсуждения, они опять будут забыты и превратятся в самую обычную деталь интерьера. Сначала к ним будут относиться бережно, затем небрежно, а рано или поздно они найдут место на чердаке или в чулане, чтобы уступить место новой редкости.

Ну кому, к примеру, может понадобиться кальян в половину человеческого роста, отделанный серебряной чеканкой и со сломанным мундштуком? Или синяя ваза с надтреснутым горлышком? Или маленькие ширмы, разрисованные зеленой тушью? Явная подделка под Китай. А может, и в самом деле — китайские. А также различного размера и расцветки пыльные ковры, развешанные по стенам и свернутые в рулоны.

Лара скользнула по ним равнодушным взглядом. Где когда-то они были вытканы, ее интересовало мало. Пусть даже это настоящие персидские или афганские ковры, но она не хотела бы дома иметь эту пыльную рухлядь.

Ее слегка позабавило обилие вееров. Настоящая коллекция: большие и маленькие, изготовленные из различных материалов. Деревянные, пластмассовые, костяные… А ткань… Какой удивительной расцветки ткань подбирали для них. Украшенные бисером, стеклярусом, витыми шнурами или расписанные красками по шелку. Лара успела даже заметить тяжелый бархатный веер с инкрустированной рукояткой. А уж перьевых вееров было и вовсе много. Ларе внезапно стало весело, когда она представила, как приобретает один из таких вееров и появляется с ним на каком-нибудь приеме. Ну, на приеме — это уж слишком. На встрече, которую устраивает отец. Как бизнесмен, он часто не только бывает на подобных мероприятиях, но и устраивает их сам. Или на вечере у своей матери. (При воспоминании об Айше Каримовне Ларе стало грустно, но Лара постаралась отбросить грустные мысли и переключиться на что-то другое.) Вот бы заявиться с таким веером на вечеринку к Анке. Кузина, конечно, развеселится, но ее подруги просто от зависти помрут и решат, что это и есть распоследний писк моды. Лара улыбнулась и отошла от стойки с веерами.

— Как вам тут нравится? — спросил адвокат.

— Не знаю, — Лара неопределенно пожала плечами. — Я могла бы сказать, что здесь довольно мило.

— Мило? — У англичанина брови удивленно поползли вверх. — Должно быть, вы не слишком впечатлительны, если вас не трогает все это.

— Пожалуй, — Лара вздохнула, — признаюсь, это все как-то не для меня.

А к ним уже спешил хозяин магазина, что-то торопливо лопоча на своем языке. Он напоминал седого старого еврея, которого только что вырвали из сна и он тихонько причитает, разглядывая исподтишка нежданных посетителей.

— Что желаете? — заторопился он. — Здесь вы можете найти любой товар.

— Мы просто смотрим, — сказала Лара.

— Вам не нужно смотреть, — засуетился хозяин лавочки, — вам непременно нужно что-то выбрать. Обратите внимание вот на этот сундучок. Он сделан из настоящей карельской березы и в магазине стоил бы невероятно дорого. Учтите к тому же, что его изготовили в начале XIX века, вот здесь есть пластиночка, так что если вы интересуетесь стариной… А стоит это всего…

— Подожди, Исаак, — остановил его адвокат. — Нам не нужен этот пыльный ящик.

— Простите, мистер… мистер Бартенсон, — залопотал хозяин. — Проклятая старость, я совсем перестал видеть. Конечно же, вам, может, и не понравилась моя шкатулка из карельской березы, но, надеюсь, мисс другого мнения.

— Нет, — Лара покачала головой. — Я видела изделия из карельской березы, но они ничего общего не имеют с вашей шкатулкой.

— О, мисс, — еврей закатил глазки, — мне кажется, что вас обманули. У меня настоящий товар.

— Нет, — она насмешливо покачала головой, — это вас обманули. А мне подобные вещи приходилось видеть, так как я из России.

— Из самой России! — Старик еврей слегка подпрыгнул. — Вот так неожиданность! Вам непременно нужно будет что-нибудь у меня купить, чтобы позабавить ваших русских друзей. Да хотя бы и эту шкатулку. Думаю, в России ее оценят.

— А я не думаю, — возразила Лара. — Я из Санкт-Петербурга, если вам это о чем-то говорит, а Карелия от нас находится совсем недалеко. Да-да, — добавила она, глядя прямо в бегающие глазки еврея, — Карелия находится именно в России, а не еще где-то, поэтому подобным товаром вы меня не соблазните.

— Как жаль, — старый Исаак отступил как-то даже поник, — но, может, вас интересует что-то еще? Вы же хотели купить сувенир…

— Мы зашли только посмотреть, — возразила Лара.

— Но, может, вас интересует этот кальян, — как истинный сын своего народа Исаак не сдавался, — поверьте мне, это очень большая редкость.

Он схватил кальян и принялся вертеть его в руках, показывая чуть помятую чеканку со всех сторон.

— Смотрите, — говорил он, — вы видите эти буквы? Здесь написано, что этот предмет принадлежал Хумаюну, сыну самого Бабура. А вы знаете, кто такой Бабур? Он основатель династии Великих Моголов. И вы себе представить не можете, какой долгий путь проделал этот кальян, чтобы оказаться именно здесь. Но он может отправиться с вами и в Россию и станет украшением вашей комнаты.

— Благодарю вас, — снова отказалась Лара. — Боюсь, что я не нуждаюсь ни в кальяне, ни в чем-то еще, оставшемся от Великих Моголов. Пусть этот кальян, как и прежде, остается у вас, недаром же он проделал такой путь, чтобы оказаться в вашей… вашем… магазинчике, — закончила Лара.

Еврей еще больше потускнел. Он разрывался от желания показать что-то еще и все-таки надеялся продать этим двоим какую-нибудь вещь, но боялся насмешки. У мисс оказался очень острый язычок. Но к чему все это? Бартенсон ведь заходил к нему не раз и никогда не обижал. Он покупал мелочи, безделушки, но никогда не выказывал своего превосходства. Англичанин всегда вел себя очень корректно. Но теперь… Девицу, правда, не назовешь вульгарной, не то что его внучка Сарра, помилуй нас всех бог!, но и на порядочную она тоже не похожа. Этот Бартенсон не свяжется с порядочной. Но зачем он притащил ее сюда? Что он еще задумал?

Исаак терзался сомнениями, но Бартенсон поспешил его утешить.

— Глянь, Исаак, — позвал он, — я нашел у тебя настоящее чудо.

Старый еврей встрепенулся Что он мог там еще откопать? А адвокат уже торопился к нему, неся что-то в небольшой коробочке.

— Посмотрите, мисс Лара, — сказал он. — Как вы их находите?

В коробочке лежали серьги. Да, адвокат был прав, они оказались достаточно оригинальны. В длину около четырех сантиметров, они имели грушевидную форму и были изготовлены, вероятно, из фарфора. Тонкие белые стенки почти просвечивали, и сережки казались невероятно хрупкими. А отсеченный низ и насечки по его краю придавали им форму цветка колокольчика. Сережки Ларе понравились, хотя она и не рискнула бы их надеть. Но Анка…

— Вы всегда можете найти у меня то, чего больше нигде нет, — обрадовался Исаак, — и вещи у меня совсем недорогие. И даже эти великолепные серьги я отдам вам за…

— Даже за эти сережки, — подхватил адвокат, — что решится надеть разве какой-нибудь панк или другой оригинал, ты сдерешь непомерные деньги. Но, — остановил он хозяина лавочки, который хотел что-то обиженно возразить, — я готов их взять в подарок для мисс Лары.

— Нет-нет, — запротестовала она, — я могу их и сама купить.

— Пожалуйста, — произнес с нажимом Бартенсон, и Ларе снова показалось, что она уже слышала этот голос, — прошу вас, не отказывайтесь. Мне очень хочется подарить вам что-нибудь.

— С какой стати? — в упор спросила Лара. — Вы ведь должны понимать, что я не хочу быть вам чем-то обязанной.

— Вы и не будете, — адвокат спокойно смотрел на нее.

— Этим подарком вы поставите меня в неловкое положение, — не сдавалась Лара.

— Нет, — возразил он. — Будем считать, что это подарок за услугу, которую вы окажете мне.

И не успела Лара возразить, как он обратился к еврею:

— Исаак, возьми эти серьги и упакуй должным образом. Я знаю, старый плут, что ты заломишь за них непомерную цену, но это не имеет значения.

Исаак взял коробочку и ушел в маленькую комнатку, что примыкала к лавке, бормоча, что серьги из белого нефрита и не стоит его, бедного, обижать.

— Что за услуга? — спокойно спросила Лара. — Прежде чем говорить о каких-то подарках, стоит спросить меня.

— Конечно, — кивнул адвокат, — мне нужно совсем маленькое одолжение. Я понимаю, что это может прозвучать довольно странно, но хочу быть с вами откровенным. Вы девушка неглупая, надеюсь, поможете мне.

— И в чем же? — поинтересовалась Лара.

— Дело в том, — ответил Бартенсон, — что я много лет являюсь адвокатом мистера Стептоуна. И как вы видите, он уже стар и поэтому давно составил завещание. В завещании точно указано, кому отходит коллекция, кому недвижимость и имущество…

— Так в чем же дело? — перебила Лара. — Если все указано…

— А дело в том, — ответил адвокат, пытаясь оставаться спокойным, — что до меня дошли слухи о том, что мистер Стептоун переделал свое завещание. Но помогал ему в этом другой адвокат, а переделал он его втайне от меня.

— Почему? — Лара попыталась изобразить удивление.

— Потому, — вздохнул адвокат, — что в последнее время мистер Стептоун перестал мне доверять. В смысле, перестал доверять, как раньше.

— Но при чем здесь я? — Лара удивилась теперь уже по-настоящему.

— Все дело в вашем приезде, — ответил Бартенсон. — Мистер Стептоун заметно оживился с тех пор, как вы приехали, скажу даже больше, он весьма рад этому событию. К вам я обратился из-за того, что вы с ним постоянно общаетесь… Но кроме всего прочего, меня волнует судьба коллекции, а вы ведь приехали сюда именно из-за нее. Я прав? Разумеется, — он усмехнулся, — я сделал правильные выводы. Так вот вы могли бы осторожно выведать у него насчет завещания. Не думаю, что он ответит вам прямо, если вы станете спрашивать его о коллекции, но все-таки… Окольными путями можно узнать, какие у него на этот счет намерения.

— Все это не слишком чистоплотно, — проговорила Лара, — вы ведь и сами понимаете это.

— Вероятно, вы правы, — вздохнул адвокат, — но я мог бы все это объяснить. Видите ли, — проговорил он, — меня очень занимает судьба коллекции мистера Стептоуна. У него никогда не было хороших отношений с родственниками, поэтому он и не собирался оставлять коллекцию кому-то из них. Но по закону… по закону, если распоряжений не будет, то она перейдет к ближайшему родственнику, каким и является сэр Ральф. Есть еще также Дебора, Флора и Дональд. Поверьте, ни один из них не сможет заботиться о коллекции так, как это делал мистер Стептоун. Он и сам это понимает, поэтому не хочет завещать коллекцию никому из них. Но совсем недавно, как я вам уже сказал, он составил новое завещание, в котором упоминалась и коллекция… Помогите мне, — попросил он, — ведь это для вас не составит никакого труда.

— Не знаю, — произнесла Лара, — возможно, мне удастся что-то узнать для вас, мистер Бартенсон, — но я не могу обещать ничего определенного.

— Хорошо, — кивнул адвокат, — но я все-таки на вас надеюсь.

— И даже в этом случае, — сказала Лара, — я не могу принять ваш подарок.

— Как мне вас уговорить? — спросил Бартенсон. — Для этого я готов выполнить любое ваше условие.

— Я заплачу за сережки сама, — проговорила Лара, — хочу сделать подарок своей кузине. А для вас я постараюсь что-нибудь узнать.

— Кузине? — делано удивился адвокат. — У вас есть кузина?

— Есть, — кивнула Лара, — и ей эти сережки должны понравиться.

— В таком случае, — адвокат еле заметно усмехнулся, — она наверняка совсем не похожа на вас.

— Угадали, — ответила Лара и оглянулась. — Не понимаю, куда только подевался хозяин? Или он раздумал продавать нам свой сувенир?

— Я знаю Исаака давно, — в голосе адвоката послышалась насмешка, — не обращайте внимания на его чудачества. Он скоро появится. А пока, — зашептал он заговорщически, — я могу вам показать еще кое-что.

— И что же это? — Ларе уже порядочно поднадоело в пыльной лавчонке, хотелось выбраться на свет и глотнуть чистого воздуха.

— Идемте, — адвокат взял ее за руку и повлек за собой.

Он отодвинул один из ковров, открывая неприметную нишу с полками. А на полках…

— Кошмар! — выдохнула Лара.

Ее передернуло от отвращения. На полках в больших банках стояли заспиртованные уродцы. Лара попыталась не смотреть, но перед глазами так и стояли выпученные глаза, искаженные лица, искривленные тела. Ей даже показалось, что один младенец, весь покрытый шерстью, прильнул к стенке банки и, прищурясь, смотрит на нее.

«Бред, — подумала Лара, — это все нервы Надо успокоиться и взять себя в руки». Она повернулась к адвокату, который довольно улыбался.

— Зачем вы это сделали? — спросила она. — Я вас не понимаю.

— Хотел доставить вам удовольствие. — Его улыбка стала шире, а от этого еще более мерзкой. — Неужели вас ничего не заинтересовало?

— Нет, — сухо ответила Лара, — и, пожалуйста, давайте вернемся.

— Как скажете, мисс Лара, — адвокат чуть пригасил свою улыбку, — прошу вас.

Лара остановилась посреди магазинчика. К ним уже спешил хозяин, неся в вытянутых руках тщательно упакованную коробочку.

— Все подсчитал, Исаак? — спросил его адвокат, доставая бумажник.

Лара решила больше не вмешиваться. Если хочет платить, пусть платит. Все равно эти сережки пойдут Анке. А Лара обязательно расскажет ей о том, кто их купил. Но Анка — не Лара, у нее этот номер не пройдет. Поэтому самодовольному адвокату все-таки придется взять деньги. От этой мысли Лара немного повеселела.

— Куда вы хотите поехать теперь? — поинтересовался Бартенсон.

— Я хотела бы вернуться в дом мистера Стептоуна, — ответила Лара.

— Как? — адвокат всплеснул руками. — Но вы же хотели прогуляться. Я знаю отличное местечко…

— Я передумала, — ответила она, — и теперь хотела бы вернуться домой.

— Но позвольте, — начал адвокат, — мы только начали наше знакомство. Неужели вы…

— Прошу вас, — перебила его Лара, — отвезите меня домой.

— Хорошо, — Бартенсон сдался, — но смею вас предупредить, что вы многое потеряли. Никогда не следует упускать представившуюся возможность.

— Я обязательно прислушаюсь к вашим словам, — проговорила Лара, — но как-нибудь в другой раз.

Адвокат не стал больше настаивать, и вскоре они подъезжали к особняку Стептоуна.

— Вам не понравилось? — спросил он, заглядывая Ларе в глаза.

— Если честно, то нет, — ответила она.

— И почему же? — Бартенсон продолжал в упор смотреть на нее.

— Я не поняла, зачем вы показали мне этих уродцев, — ответила девушка.

— Вам было настолько неприятно? — адвокат сощурился и мелко захихикал. — Это была всего лишь шутка, не принимайте близко к сердцу.

— Хорошо, — кивнула Лара и, в свою очередь, спросила:

— А вам нравится на них смотреть?

— Нравится, — адвокат потер подбородок. — Вокруг все такие одинаковые, одинаково ходят, едят, спят… А тут заспиртованный человек, у которого семь пальцев или три ноги. Это так необычно. Однообразие надоедает, поймите меня, мисс Лара. От однообразия, которое царит вокруг, и происходят все наши беды. Нам нужно стать разными, чтобы лучше понять самих себя и окружающий нас мир. Вы понимаете меня?

— Стараюсь, — ответила Лара, мечтая только о том, как бы избавиться от адвоката.

«Ну что такое? — думала она со всевозрастающим отвращением. — Вокруг одни извращенцы. Виталий искал необычных ощущений в клубе, дед у него тоже чокнутый, старый развратник, да еще и этот адвокат, который заспиртованными уродцами любуется. Кого мне еще придется встретить? А вдруг сэр Ральф, этот пьяница, какой-нибудь некрофил? Нет, это, пожалуй, больше подходит Бригену. А апатичный, ни на что не обращающий внимания Дональд, возможно, хладнокровно убивает и расчленяет трупы. И не окажется ли, что Флора и Дебора тоже имеют свои секреты? Стоп! — остановила Лара саму себя. — Так неизвестно до чего можно додуматься».

— Вы меня не слушаете, мисс Лара? — вежливо поинтересовался адвокат.

— Простите, — ответила Лара, — задумалась.

— И о чем же? — полюбопытствовал Бартенсон.

— О разном, — уклончиво ответила Лара. — Простите меня, — добавила она, — но у меня жутко разболелась голова. Я хотела бы подняться к себе и принять таблетку.

— Конечно, конечно, — закивал Бартенсон, — с головной болью не шутят, особенно если она возникает у таких молодых и хорошеньких девушек.

С этими словами он повернулся и пошел через холл в сторону библиотеки.

«Ну и субъект, — подумала Лара, — да ладно, черт с ним. Хорошо, что он наконец-то отвязался». Она стала быстро подниматься по лестнице. Как все-таки скверно остаться одной в этом большом доме, да еще зная, что рядом ходит такой вот тип. «Ну почему, — размышляла Лара, — все оборачивается таким вот образом — когда не надо, вокруг столько народу, а когда надо… Вот где, спрашивается, мотается Крон? И почему до сих пор не прилетела Анка? А Максим…» При воспоминании о Максиме Лара ощутила тоску. Все. Запереться сейчас в комнате и выпить пару таблеток успокоительного. А там пусть хоть все на голове стоят, ей до этого и дела не будет. Она уже открывала дверь своей комнаты, как сзади ее позвали:

— Постойте, мисс Лара.

ГЛАВА 27

Лара быстро обернулась. Прямо к ней по коридору шел Бриген. Щеголеватый коричневый костюм, узконосые кожаные туфли в тон костюму. Конечно же, галстук, подобранный со вкусом, и рубашка, нежно-кремовая, но чуть темноватая, она прекрасно сочеталась с костюмом.

«Куда еще так вырядился этот селезень?» — Лара с возрастающим неудовольствием смотрела на приближающегося пасынка сэра Ральфа.

— Простите, Лара, — Бриген едва заметно ухмыльнулся, — очень рад, что вас встретил.

Лара наклонила голову, но промолчала.

— А вы, похоже, не рады нашей встрече, — Бригена нисколько не задело ее молчание, — или у вас просто дурное настроение?

— У меня было отличное настроение, — откликнулась Лара, — но я имела глупость принять приглашение мистера Бартенсона и прогуляться с ним. Теперь же я мечтаю только об одном — принять таблетку от головной боли, добраться до кровати, забраться в нее и забыть обо всем на свете.

— Держу пари, — воскликнул Бриген и громко рассмеялся, — что Бартенсон водил вас в одну лавчонку и показывал заспиртованных уродцев.

— Откуда вы знаете? — помимо воли вырвалось у Лары, и она досадливо прикусила губу.

— Догадаться нетрудно, — ответил Бриген, — он ведь таскает туда всех, кого не лень.

— Но зачем? — искренне удивилась Лара. — У него не в порядке с головой?

— Ошибаетесь, — усмехнулся англичанин, — с головой у него как раз все в полном порядке. Но он выдвинул целую теорию насчет того, как ведет себя человек, если сталкивается с чем-то необычным или неприятным. Тогда, мол, его гораздо легче раскрыть.

— Ничего себе, — выговорила Лара, — вот так проверка! Но зачем меня было проверять?

— От этого зависело, сможет ли он доверять вам или нет. Как правило, Бартенсон отводит туда людей, если хочет знать, может ли он положиться на этого человека или нет. После этого он излагает свою просьбу. Или я не прав?

— Правы, — Лара кивнула. — Только он сначала меня попросил, а затем уже показал этих уродцев.

— Понятно, — Бриген кивнул. — А о чем он вас просил?

Лара удивилась подобной бесцеремонности, но решила все обернуть в шутку.

— А если я не отвечу? — она кокетливо улыбнулась. — Просьбы ведь бывают разные, и личные тоже…

— Хорошо, — Бриген тоже попытался выдавить улыбку. — Вам не стоит слишком много думать о… необычном поведении Бартенсона и его методе, — он все-таки нашел нужные слова, — но знаете, — Бриген доверительно наклонился к Ларе, — мне кажется, что вам после всего этого нужна хорошая разрядка. Что вы на это скажете?

— Мне скорее нужна подзарядка, — Лара попробовала отшутиться.

— Не скажите, — настаивал Бриген, — я же не слепой. Вы измучены и нервничаете, — он осторожно взял Лару за руку, — но поверьте, это все пройдет. Я предлагаю вам совершить набег в один из клубов — не пожалеете.

— Спасибо, — Лара попыталась осторожно освободиться, — боюсь, что у меня сейчас не то настроение. Почему бы вам не пригласить в клуб свою девушку?

— Моя пассия не одобряет подобных развлечений, — рассмеялся Бриген, — ей там невероятно скучно. В этом она может переплюнуть самого Дональда.

— Неужели? — не удержалась Лара.

— Именно так, — Бриген почесал подбородок. — И каков же ваш ответ?

— А почему бы вам не пригласить в этот самый клуб Флору или Дебору? А может, и сразу двоих… Они бы тоже смогли развлечься, а заодно и составили вам компанию.

— Невероятно, — расхохотался Бриген. — Вы, похоже, совершенно меня не понимаете, мисс Лара. Флора и Дебора ни в какой клуб со мной не пойдут, они считают это ниже своего достоинства. Я даже не собираюсь их никуда приглашать. Гораздо проще было бы уговорить моего отчима сэра Ральфа или даже самого мистера Большую Голову. Я даже рискнул бы пригласить вашего приятеля мистера Кронецки…

— А почему вы этого не сделали? — Лара непроизвольно улыбнулась.

— Потому что ваш приятель уже успел куда-то уйти. — Бриген покрутил головой и смешно надул щеки. — Соглашайтесь, Лара, иначе вам действительно придется валяться в постели с головной болью. Забудьте про нее. Ничто так хорошо не лечит от мигрени, как порция хорошего веселья.

— Не ожидала этого от вас, — призналась Лара. — А знаете, вы меня уговорили. Я, пожалуй, согласна.

— Чудесно, — заверил ее Бриген. — Постараюсь сделать все возможное, чтобы вы не были разочарованы.

— Тогда подождите немного, — попросила Лара, — мне нужно переодеться.

— Зачем? — удивился Бриген. — Вы прекрасно выглядите.

— Нет, — Лара снова кокетливо улыбнулась, — мне обязательно нужно переодеться, иначе я буду чувствовать себя дискомфортно.

— Хорошо, — улыбнулся Бриген, — прошу меня извинить за настойчивость. Я все понимаю. Женщина чувствует себя не в своей тарелке, если она не так одета, не так причесана или не так накрашена.

— Вы абсолютно правы, — кивнула Лара, — хотя и выражаетесь… несколько прямолинейно. Подождите, я быстро.

И она поспешно скрылась в комнате. Ей ужасно не хотелось никуда идти, но, видимо, Бриген по каким-то своим причинам решил обязательно ее куда-то вытащить. Она ощущала смутную тревогу, настойчивость Бригена ее настораживала. Но… Лара снова готова была совершить опрометчивый поступок. Она сама, по своей воле, полезла однажды в бар «Зазеркалье», и только чудом ей удалось выбраться из той передряги. Как хорошо все-таки, что Крон оказался тогда рядом, и хорошо, что Дмитрий теперь находится далеко. Впрочем, ведь не сам двойник все это придумал. У него был шеф, и этот шеф иностранец. Интересно, им мог быть Бриген или нет?

Лара прислонилась спиной к косяку и попыталась напрячь память. Она ведь толком не видела даже фигуру того человека, так как мешал бивший в глаза свет. Что-то смутное, расплывчатое. Человек носил очки, у него были, кажется, темные волосы, бородка… Но ведь это с успехом мог быть и парик. А бороду легко можно сбрить, а если она не настоящая, то и отклеить.

Но голос… Она ведь слышала его голос. Мог ли это быть голос Бригена? Лара нервно потерла переносицу. Мог! Определенно, мог! Кажется, голос тот же самый. Так что же она делает? Зачем согласилась куда-то идти с ним? Нужно сейчас же открыть дверь, извиниться и сказать, что она никуда не идет. А затем обязательно дожидаться Крона. И никому, кроме него, не открывать. Но если это все-таки не Бриген? Голова у нее шла кругом.

Лара не знала, на что ей решиться. И тут она вспомнила о коробочке, которую вручил ей Исаак. Подойдя к трюмо, села на стульчик и распечатала подарок. Чудесные сережки, Анке должны понравиться. Жаль, что коробочка… Не слишком эстетичный у нее вид, откровенно говоря. Да еще и подкладка немного топорщится. Лара попыталась прижать ее пальцами, но ничего не вышло, что-то мешало. Под подкладкой что-то лежало. Лара торопливо открыла ящик комода, лихорадочно порылась в нем, достала маленькие щипчики и попыталась приподнять подкладку.

Ей это удалось, и вскоре она вытащила небольшой клочок бумаги. «Будьте осторожны, — значилось на нем, — не доверяйте этому человеку». У Лары перед глазами запрыгали буквы. Она попыталась снова вглядеться в торопливые каракули, словно ища в них объяснения. Значит, Исаак не просто так долго возился. Он взял бумагу, написал предостережение, а затем затолкал этот клочок под подкладку. Но зачем? Зачем он это сделал? Хотел ее предупредить?

Он ведь давно знает Бартенсона. Но с чего ему предупреждать Лару? А если она является любовницей адвоката и все ему выложит? Впрочем, Исаак сможет легко от всего отпереться.

Ладно, она примет это к сведению. А что делать с Бригеном? Выходит, ей нечего его опасаться, и можно принять приглашение. Она побудет в клубе часок, а потом попросит отвезти ее домой. Да, это самое правильное решение.

Лара подошла к шкафу, выбрала плотную длинную юбку из фиолетовой ткани с чуть заметкой искрой, к ней достала блузку в бежевых и розовых разводах, а поверх надела еще и жилетку в крупную клетку. Своим нарядом Лара осталась вполне довольна. Сюда подойдет еще и этот мягкий черный плащ. Она застегнула под горлом застежку, поправила волосы, прошлась пуховкой по щекам, подправила немного помаду и удовлетворенно вздохнула. Выглядела она отлично. Раздражение постепенно улеглось, и Лара почти убедила себя, что Бриген здесь совершенно ни при чем. А раз так, то, возможно, она проведет неплохой вечер.

С легкомысленной улыбкой на губах она выпорхнула из комнаты и остановилась. Бригена не было. Она посмотрела по сторонам. Вероятно, он спустился вниз и дожидался ее в холле. Она сделала несколько шагов в сторону лестницы и замерла. Из-за колонны доносились возбужденные голоса. Два человека о чем-то яростно спорили и ругались. Лара не знала, что ей делать, то ли скрыться опять в комнате, то ли позвать Бригена, то ли, как ни в чем не бывало, спуститься вниз по лестнице. Она приостановилась.

— Какого черта ты вцепился в эту девку? — донесся до нее раздраженный голос. — У тебя, похоже, мало неприятностей, и ты их старательно ищешь.

— Ничего я не ищу, — так же раздраженно ответил другой. — Послушай, что ты ко мне привязался? Мне кажется, что я сам вполне могу распоряжаться своей жизнью.

— Нет, не можешь, — проговорил первый, — если ведешь себя так глупо. Тебе давно пора от всего этого отвыкнуть и научиться вести себя подобающим образом.

— Да ладно тебе, Ричард, перестань, — отмахнулся второй, — тоже мне нашелся поборник морали. Подумай лучше о себе…

— Мне о себе думать не нужно, — отозвался первый, — я никогда не забываю о деле. А ты… В общем, решать тебе. Если ты хочешь, чтобы мы продолжали сотрудничество, то тебе нужно научиться себя вести.

— Хорошо, — кисло отозвался Бриген, — я подумаю.

— И с этой девкой тебе тоже придется прекратить все отношения.

— Хорошо, хорошо, — пробурчал Бриген, — только не понимаю, чем она тебе мешает. Она ведь глупая, ничего не соображает. Как кукла. Только и приспособлена для того, чтобы удовлетворять мужчину, выполнять все его прихоти.

— Как бы то ни было, а она нам лишь помеха. Ты понял?

— Ладно, понял. Хотя мне немного ее жаль…

Внизу хлопнула дверь, и Лара торопливо метнулась к двери своей комнаты. Значит, она для них всего лишь кукла. Очень здорово! Ничего не скажешь! Но она не успела рассвирепеть, как из-за колонны показался Бриген.

— Вы уже готовы, мисс Лара?

— Да, — она кивнула, — только не знаю…

— Бросьте ваши сомнения, — сказал он, подходя к ней поближе. — Вы чудесно выглядите, и я уверен, что мы проведем изумительный, незабываемый вечер.

Лара не нашлась, что ему ответить, и начала спускаться по лестнице. В глазах у дворецкого читалось удивление и что-то… что-то еще. Он опять явно о чем-то хотел предупредить Лару, но не решался это сделать. Она прошла мимо него и вышла на улицу. Загадок становилось все больше, а она была совершенно одна и не могла найти правильное решение.

До клуба им не пришлось добираться слишком долго. Лара почти не присматривалась к сверкающей огнями вывеске, занятая своими мыслями. Клуб как клуб. Девушки и парни танцуют в центре зала, кто-то сидит у стойки, кто-то расположился за столиками. На эстраде высокая худая темноволосая певица исполняет блюз. Лохматые парни подыгрывают ей на гитарах. Звук, свет, блестящие блики, дым, поднимающийся к потолку… Все точно так же, как и в России. Нет, остановила себя Лара. В России клубы гораздо роскошнее. Конечно, если говорить о дорогостоящих заведениях, куда хозяева не жалеют вкладывать деньги. Есть, конечно, клубы и попроще, где играют рокеры и собирается всякая шпана. Этот английский клуб напоминал ей именно такие заведения.

Лара огляделась. Занятно, что в голову приходят такие мысли, хотя ведь надо быть предельно осторожной. Она никак не могла отделаться от воспоминаний. Перед глазами все вставал бар «Зазеркалье» с проницательным барменом по имени Кен у стойки. Но Бригену, похоже, здесь очень нравилось, и он посещал это заведение не раз.

— Что будете пить? — поинтересовался он у Лары.

— Я бы выпила кока-колы, — ответила она.

— Неужели? — Бриген всплеснул руками. — Похоже, что вы принадлежите к тем странным людям, что не употребляют алкоголь. Или я ошибаюсь?

— Конечно, — ответила Лара, — я могу выпить немного вина, но сейчас что-то не хочется.

— Ага, — он кивнул, — я никогда не верил байкам, что в России все поголовно пьют. Такая девушка, как вы, не могла бы пить водку.

— Не могла бы, — кивнула Лара. — Мы часто, независимо от национальности, становимся жертвами стереотипов.

— Хорошо сказано. — Бриген даже в ладоши хлопнул. — Позвольте воспользоваться вашей фразой. Неужели вы сами это придумали?

— Нет, — призналась Лара, — что-то подобное я слышала от своей родственницы.

— Должно быть, она очень умная женщина, — подвел итог Бриген. — Но вы не передумали, вам принести кока-колу?

— Да, — кивнула Лара.

Он вернулся очень быстро и протянул ей высокий изогнутый бокал с трубочкой. В нем шипела и плескалась знаменитая жидкость, которую рекламировали повсеместно во всем мире. Лара сделала глоток. Кока-кола, она и в Африке кока-кола. Вернее, в Англии… Она чуть улыбнулась каламбуру. Бриген стоял рядом и смотрел на нее. Он, видимо, успел уже чего-то выпить у стойки и теперь слегка пританцовывал под медленную музыку.

— Вам здесь нравится? — спросил он.

— Довольно мило, — ответила Лара.

— Вы произносите это так равнодушно, — он заглянул ей в глаза, — мне даже на секунду показалось, что вы заразились от Дональда его равнодушием. А как вы относитесь к… — он не закончил. — Вообще-то, многих это возбуждает.

Он схватил Лару за руку и потянул за собой. Она не знала, что ей делать и что думать. А Бриген уже втащил ее в соседний зал, который оказался немного меньше, но зато был оборудован высоким помостом с шестами.

«Стриптиз всего лишь», — Лара про себя облегченно вздохнула. В Питере ей не раз приходилось с Виталием посещать стрип-клубы. Его это невероятно заводило, а она смотрела, как и обычно, равнодушно. Сейчас такое время, что деньги стараются заработать любым способом. Лара не осуждала девиц, которые вертели задами и выгибались у шестов. Не всем же везет в жизни так, как ей.

Бриген потянул ее за рукав и подтащил к столику. Им пришлось соседствовать с молодой парочкой. Парень с одутловатым лицом, большими зубами и бесцветными волосами и его спутница — высокая полная блондинка — громко и развязно хохотали, указывая на подиум. Они переговаривались по-немецки, не обращая на окружающих никакого внимания. Бриген тоже отнесся к ним равнодушно. Он молча усадил Лару, сказал: «Я сейчас» — и растворился в толпе.

Лара осталась совершенно одна среди незнакомых людей, преимущественно мужчин, разгоряченных заученным танцем голых девиц, которые вовсю старались у шеста. Лара невольно поежилась. Что у нее за дар такой попадать в подобные ситуации?.. Ведь если сейчас к ней кто-то начнет приставать, то она совершенно ничего не сможет сделать. И рядом уже не окажется Крона, который может ее спасти. Зачем только она согласилась пойти с Бригеном?

Сидевшая рядом с ней немка подтолкнула локтем своего спутника, указала на подиум пальцем, что-то сказала и громко расхохоталась. Лара поморщилась. Но немке этого было мало. Она обернулась к Ларе, окинула ее оценивающим взглядом, сально улыбнулась и что-то проговорила с довольной усмешкой. Лара смотрела на нее, презрительно сжав губы. Немка снова осклабилась и выразительно подмигнула ей. Лара сморщила носик и покачала головой. Немка рассмеялась заливисто и добродушно. Она придвинулась поближе к Ларе и начала что-то говорить на английском, ужасно коверкая слова. Лара и не пыталась разобраться в этом потоке звуков, а фрау придвигалась к ней все ближе. Лара уже хотела было встать и уйти, но тут за спиной раздался голос:

— А я вижу, вам тут совсем не по вкусу, мисс Лара?

— Нет, Бриген, — она повернулась к своему спутнику, — я предпочла бы уйти.

— Хорошо, — он кивнул, — мы отправимся с вами ужинать через пять минут, а пока пойдемте со мной.

И он снова крепко ухватил Лару за руку. Они выбрались из зала и пошли куда-то по коридору.

— Куда мы идем? — попробовала сопротивляться она.

— Не бойтесь, — проговорил Бриген, настойчиво увлекая Лару за собой, — вам совершенно не о чем беспокоиться.

Лара хотела возмутиться, но он втолкнул ее в какую-то небольшую комнатку, а сам быстро скрылся за дверью. Она огляделась. Так, похоже, теперь она посещает бордели. А о чем еще могла свидетельствовать эта кровать, покрытая несвежим покрывалом? Умывальник в углу, комод со старым трехстворчатым зеркалом, кособокий платяной шкаф, вешалка, на которой пристроилась тройка шляп, и небольшой столик в углу. На нем кипой навалены старые журналы, пыльная бутылка заткнута пробкой. Рядом высокий грязный бокал. Отличное местечко, нечего сказать!

Лара подошла к комоду, затем обогнула кровать и остановилась у стены, на которой висел старый обтрепанный плакат группы «Кисс». Размалеванные безбожно парни таращились на нее пуговицами глаз. Она тряхнула головой: до чего же мерзко вокруг! А она еще надеялась, что вечер после столь неудачного дня пройдет спокойно и тихо. Эта комната вызывала в ней такое же отвращение, как и лавочка старого Исаака, в которой она увидела уродцев в банках.

Лара снова тряхнула головой. Послышалось или нет?.. Она нагнулась ближе к комоду. Так и есть — из соседнего помещения доносятся голоса. Странно все это, словно перегородка между комнатами очень тоненькая. Лара подошла поближе и попыталась отодвинуть зеркало.

Но стоило ей заглянуть за него, как все стало ясно. В стене зияла довольно приличная дыра, а зеркало ее прекрасно загораживало, вот только оно не могло служить так же хорошо и для звукоизоляции. В соседней комнатке находились двое и о чем-то отчаянно спорили. Лара отбросила всякие мысли о том, что подслушивать неприлично. Не в ее положении помнить об этом. Она подошла еще ближе и разобрала последнюю фразу.

— А я тебе последний раз говорю, — услышала она голос Бригена, — с этим больше нельзя тянуть. Надо действовать решительно. Ты согласна или нет? Отвечай!

ГЛАВА 28

— Не знаю я, — раздался в ответ ленивый голос, — Ну что ты пристал! «Решай, решай». А если меня все устраивает?

— Это не устраивает меня, — раздраженно ответил Бриген, — ты сама должна понимать, что так больше продолжаться не может.

Лара еще ближе придвинулась к стене и заглянула в щелку. В соседнем помещении находилась точно такая же кровать, такой же умывальник и шкаф. Но на кровати сидела девица, из всей одежды на которой был тонкий поясок да туфли. Она лениво курила и посматривала на Бригена.

— В чем дело? — она стряхнула пепел прямо на покрывало. — Чего ты такой вздрюченный?

— Я тебе уже сто раз объяснял, — откликнулся он, — но ты или не хочешь слушать, или… Ты ведь должна понимать, что я солидный человек, а очень скоро стану еще более состоятельным. Я не могу открыто встречаться со стриптизершей. Ты должна найти себе занятие получше.

— Конечно, — девица томно выгнулась, — например, пойти кассиршей в магазин или посудомойкой в ресторан. Так, что ли? А сколько мне будут там платить?

— Об этом можешь не беспокоиться, — заявил Бриген. — Я сам готов тебе платить, если ты уберешься из этого чертова местечка. Понимаешь, рано или поздно мне придется вести добропорядочную жизнь. Я женюсь. У меня будет пристойная жизнь. И любовница у меня тоже должна будет вести себя пристойно. Ей никак не место в стриптиз-баре.

— Не знаю, — девица затушила сигаретку и энергично потянулась, — мне здесь нравится.

— Я не могу с тобой встречаться, пока ты торчишь здесь! — взвился Бриген. — Старик так прямо и сказал. Или все идет по плану, или я могу катиться ко всем чертям со своей стриптизершей. Ты же не хочешь, чтобы я остался без гроша?

— Интересно было бы посмотреть, — стриптизерша засмеялась, — что бы ты тогда стал делать.

— Придушил бы тебя, — ответил Бриген злым голосом, — а потом постарался бы вернуть расположение своего…

Лара не услышала, кого имел в виду пасынок сэра Ральфа, потому что в этот момент дверь заскрипела. От неожиданности Лара вздрогнула, оперлась непроизвольно о комод и задела одну из баночек, стоявших на нем. Баночка упала на пол и вдребезги разбилась…

— Что такое! — раздался удивленный женский голос.

— Я посмотрю, — откликнулся Бриген. Лара присела возле разбитой баночки, пытаясь взять себя в руки. В дверях показался Бриген.

— Что случилось, мисс Лара? — пойнтересовался он.

— Простите меня, — она попыталась выглядеть смущенной, — мне в глаз попала ресничка, я захотела ее вытащить, но оказалась такой неловкой, что разбила…

— Пустяки! — воскликнул Бриген. — Это вы простите меня, что я заставил вас ждать. Мы сейчас уже уходим.

— Это куда же? — в дверях замерла голая девица.

Она не потрудилась ни надеть что-либо на себя, ни как-то прикрыться. Стояла в вызывающей позе и с откровенным интересом разглядывала Лару.

— Это что еще за шлюшка у тебя? — спросила она Бригена. — Похоже, что мне действительно стоит подумать, подпускать тебя к себе или нет. Ты уже и сюда стал являться со своими проститутками.

Лара неожиданно для себя громко рассмеялась. Внутри у нее все сжималось, но она продолжала смеяться, видя неподдельное удивление на их лицах. Так вот о ком говорил Бриген и адвокат, а она-то думала, что о ней!

— Вот так-так, — сказала она наконец, — а еще стриптизерша! Как же вы можете не отличить проститутку от порядочной женщины? Но, видимо, это все от ревности. Кстати, что еще можно подумать, увидев меня здесь? Бриген поступил очень некрасиво, если не сказать чего похуже. И сейчас я мечтаю только об одном — оказаться отсюда как можно дальше.

— Вы любовница Бригена? — спросила с вызовом стриптизерша.

— Нет, — Лара покачала головой, — я не имею к нему никакого отношения. Я и моя друг являемся гостями мистера Стептоуна, если вам о чем-то говорит это имя.

— Как же. — Девица вошла в комнату, продефилировала по ней, подошла к шкафу и достала с полки пачку сигарет. С хрустом распечатав ее, достала сигарету и закурила. — Как же! Старый скряга, который никак не успокоится и только мешает жить молодым. И вы гости этого старого пня?

— Да, — кивнула Лара, — но мне стало скучно, поэтому Бриген и предложил мне немного развлечься. Но я и не предполагала, что он приведет меня сюда.

— Я бы тоже не смогла такое предположить, — девица хмыкнула. — Зачем ты это сделал, Бриген?

— Я же не рассчитывал на то, что вы встретитесь, — буркнул тот. — Да прикройся ты наконец, Петти.

— Еще чего, — буркнула девица, — мне через пять минут опять в зал, а там духота.

— Не обращайте на нее внимания, — посоветовал Бриген. — Я приехал именно сюда по особой причине, Лара.

— Лара, — повторила стриптизерша, — чудное имя.

— Не вмешивайся! — рявкнул Бриген. — А еще лучше проваливай отсюда.

— Подумаешь, — девица фыркнула, поднялась и затопала к двери, повиливая пышным задом. — Когда решишь все свои проблемы приходи.

Она хлопнула дверью, Бриген крепко сжал зубы и посмотрел ей вслед с ненавистью.

— Не стоит обращать внимания, — повторил он. — Я хотел бы сделать вам предложение, — сказал он несколько официально.

— В смысле? — Лара удивленно подняла бровь. — Что вы хотите сказать, Бриген?

— Я хочу, чтобы вы немного мне помогли, — произнес он решительно. — Я все понимаю… Вы не так давно из России, ничего не знаете о нашей семье. Впрочем, — добавил он, — интересного тут мало. Мне кажется, что в последнее время дядя стал как-то иначе к нам относиться. И к этим дурочкам, и к отчиму, и ко мне. Дональда я вообще в расчет не беру. Его никто не принимает всерьез. До меня дошли слухи, что дядя решил изменить завещание, и произошло это совсем незадолго до вашего приезда.

— Но при чем здесь мы? — Лара попробовала вставить слово в этот нескончаемый поток фраз. — Наш приезд ничего не меняет.

— Вы ошибаетесь, — проговорил Бриген, — меняет, и очень многое. Мне очень не хотелось бы, чтобы дядя изменил свое завещание, а если он это сделал, то уговорите его вернуть все в прежний вид.

— Но как я могу это сделать? — удивилась Лара.

— Не притворяйтесь, — он махнул рукой, — вы женщина, к тому же очень красивая женщина. Повлияйте на старика, и я в долгу не останусь.

— Не думаю, что у меня что-то получится, — сухо произнесла Лара. — Почему вы обращаетесь ко мне с таким предложением, Бриген?

— Потому что я не слепой, — грубо ответил он. — Я же вижу, что старикан готов выполнить любое ваше желание. Вот и доставьте ему удовольствие. Попросите выполнить вашу просьбу, вам он не откажет.

— Неужели? — Лара старалась сдержаться. — Оказывается, все очень просто… Но только мне кажется, что мистер Стептоун не станет прислушиваться к моим словам.

— Станет, — глухо произнес Бриген. — Вам стоит всего лишь намекнуть ему, что он не будет жить бесконечно, а коллекцию с собой в могилу не унесешь.

— Что вы говорите?.. — У Лары мурашки побежали по спине.

— Так вы поможете мне? — в упор спросил Бриген. — Поверьте, что я в долгу не останусь. Собственно, я могу задаток отдать вам уже сейчас.

Лара не успела опомниться, как он нагнулся и принялся шарить под кроватью. Откуда-то из-под нее он извлек небольшой плоский чемоданчик, поставил его на кровать, рукавом бережно обтер пыль, а затем раскрыл.

Лара увидела длинный кинжал в потерях бархатных красных ножнах. Рукоять украшала затейливая вязь. Мелкие серебряные листочки шли по черному полю, обвивая со всех сторон большую клыкастую пасть льва. Львиная грива заходила на кончик рукояти и там венчалась чем-то наподобие короны. Лара поразилась искусной отделке.

— Это XIV век, — произнес Бриген, любовно поглаживая рукоятку. — Вещь действительно ценная и стоит немало. Я готов отдать ее вам в виде задатка.

— Не стоит, — остановила его Лара. — Я не могу ничего обещать, потому что не уверена, что что-нибудь получится.

— Получится, — Бриген тряхнул волосами, взял кинжал из коробки и освободил из ножен. — Неужели вы можете отказаться от такой вещи? Она ведь стоит очень и очень немало. Мне она досталась от отца. Фамильная, так скажем, реликвия.

— Я все равно ничего не могу обещать, — твердо проговорила Лара. — Я могу попробовать, но не знаю, что мне удастся.

— Попробуйте, мисс Лара, — проговорил Бриген. — Если все устроится благополучно, я готов вам заплатить.

— Вот тогда и поговорим, — подвела итог Лара.

* * *

Уже в особняке Стептоуна она проигрывала в уме этот странный разговор. Бартенсон и Бриген. Оба старались ее запугать и склонить к сотрудничеству. И оба почему-то уверены, что она имеет какое-то влияние на старика. Что ж, они могут пребывать в этой уверенности дальше, она-то все равно ничем им не поможет.

В дверь постучали. Лара откликнулась, и на пороге возник Крон. Энергичным жестом он пресек попытки Лары хоть что-то сказать, затащил ее в угол комнаты и сообщил:

— А сейчас начнется самое интересное.

— Что именно? — Она попыталась освободиться из сильных рук Крона.

— А то, что прямо сюда пожаловал один наш хороший знакомый.

— Дмитрий, — ахнула Лара и посмотрела на сыщика. — А Максим? Как же Максим?

— Да цел твой Максим, — отмахнулся он, — с ним все в порядке. Переполнен впечатлениями и прочее.

— А где он сейчас? — спросила Лара.

— В гостинице, где же еще, как и договаривались. Все, завязываем с твоим Максимом, давай-ка ко мне в комнату.

— Зачем это? — насторожилась Лара.

— Затем, — Крон ухмыльнулся, — мы с тобой одним очень интересным делом будем заниматься.

— Ты с ума сошел? — выдохнула Лара. — Как ты можешь?

— Эх, Лара, — он тяжело вздохнул, — ты неисправима. Да не любовью же я тебя туда зову заниматься!

— А чем же?

— Пойдем, сама увидишь. — И, не слушая больше ее возражений, схватил за руку и потащил в комнату.

Ларе ничего не оставалось, как последовать за ним. В комнате Крон осторожно достал из шкафа небольшой чемоданчик. Открыл его и стал щелкать переключателями.

— Что это? — удивилась Лара.

— Это, — Крон горделиво посмотрел на нее, — это, моя радость, последнее достижение японской техники. Жутко дорогущая штука, но стоит того. На-на, надень.

— Подслушивающее устройство, — наконец-то дошло до Лары.

— А ты думала, — Крон выпрямился, — очень любезно было со стороны мистера Стептоуна дать оглядеться в библиотеке. Вот я и провел время недаром.

— Ты пристроил «жучок». — Лара все не могла прийти в себя.

— И не одного. Можешь даже и не сомневаться. В конце концов, я же частный детектив и у меня свои методы работы.

— Это же незаконно!

— Правда? — Крон качнул головой. — А что законно? Людей убивать законно? Крушить все законно? Ради одной миниатюры два трупа. Но это еще хорошо, потому что никакой гарантии не было, что их не будет четыре или шесть. Считай, что тебе очень повезло!

— Не надо, Крон, — жалобно попросила Лара, которая впервые видела своего приятеля таким злым, — если все дело в миниатюре, то мы вернули ее Стептоуну…

— Ты действительно настолько… недальновидная:

— Крон долго подыскивал подходящее слово. — Убийце эта миниатюра на фиг не нужна. Я тут познакомился с дорогими родственничками этого уважаемого старика и выяснил некоторые любопытные вещи.

— И какие же? — не удержалась Лара.

— Стоп! — остановил ее Крон. — Тихо. Потом скажу. А сейчас определись — или слушаешь вместе со мной, или пойди погуляй.

Лара решила остаться.

Японская техника действительно оказалась на высоте. Лара слышала шаги, шелест переворачиваемых страниц, поскрипывание кресла, покашливание. Наконец бесцветный голос секретаря Резерфорда произнес:

— К вам гость, мистер Стептоун.

— Хорошо, — откликнулся коллекционер.

— Добрый день, мистер Стептоун, — поздоровался лже-Виталий на плохом английском.

— Очень рад, что ты не называешь меня «дорогой дедушка». — Голос Стептоуна звучал иронически.

— Мне кажется, что это еще впереди, — ответил двойник, — я получил ваше послание и поспешил сюда.

— Так-так, — Стептоун побарабанил пальцами по подлокотнику кресла. — И что же за послание ты получил от меня?

— Вот, — раздался голос двойника. Что-то зашуршало, слегка скрипнуло.

— Так-так, — снова повторил Стептоун, — похожа. Даже очень похожа, хотя и есть кое-какие незначительные отличия. Но не специалист их вообще не заметит.

— О чем вы? — притворно удивился Дмитрий.

— О миниатюре с танцующей Лакшми, о чем же еще. — Стептоун засмеялся. — А вот, мой юный друг, подлинник, — послышался негромкий стук.

— Что это значит? — лже-Виталий пытался держать себя в руках и разыграть удивление. — Вы же сами послали мне это и приглашение… а теперь…

— Миниатюру и приглашение, — голос Стептоуна стал твердым, — я послал своему внуку, своему настоящему внуку. Но вместо него явился ты, вот с этой безделушкой. А настоящую миниатюру мне привезли вместе с сообщением, что моего внука убили. Ты и сейчас будешь настаивать на том, что мы с тобой родственники?

— Не буду, — голос лже-Виталия прозвучал так же твердо. — Вы позволите мне исчезнуть или стоит применить силу?

— Ну зачем же так? — Теперь голос Стептоуна стал радушным. — Ты проделал такую работу. Сразу видно, что ты человек целеустремленный, и я готов немало заплатить, чтобы ты для меня кое-что сделал.

— И что же? Сыграть вашего внука? — теперь в голосе лже-Виталия появилась издевка.

— Внука? — Стептоун снова засмеялся. — Очень неплохая мысль, и мне бы хотелось ее осуществить. Но не сейчас… Я все время думал, хватит ли у моего внука решимости, отваги, сообразительности, чтобы осуществить мой план. Не знаю, как он, а ты определенно можешь с ним справиться.

— Что нужно делать? — деловито спросил двойник.

— Нужно отправиться в Индию, точно следуя моему плану, и кое-что оттуда привезти. Сразу предупреждаю, нужно быть осторожным, но не бояться риска. Согласен?

— А что привезти? — теперь Дмитрий был по-настоящему заинтересован.

— Я много лет бился над схемой одного храма, — медленно проговорил Стептоун, — которую мне оставил отец. Вернее, я почти всю жизнь пытался ее разгадать. Наконец-то это удалось. Но я уже старик, а там нужны молодые руки, молодое тело, молодой ум. На ум пожаловаться не могу, а тело, увы, меня подводит. Но раз ты смог достать миниатюру и не побоялся явиться сюда после того, как убил моего внука, ты и с этим должен справиться.

— Я справлюсь, — заверил Дмитрий.

— Не сомневаюсь, — Стептоун усмехнулся, — если будешь точно следовать инструкциям, то быстро найдешь тайник. Про него знали всего четверо. Но все они давно умерли, и лишь один перед смертью успел начертить схему и отдать ее отцу.

— А может, тайника уже давно и нет, — вставил лже-Виталий, — сколько лет прошло…

— Верно, — согласился Стептоун, — лет прошло немало, и тем не менее тайник существует. Отец не однажды описывал мне сокровища, которые хранятся в нем. Не забывай, что я ко всему прочему историк и коллекционер. Если бы что-то из тайника появилось, то я бы непременно об этом узнал.

— А вы не боитесь мне доверять? — спросил двойник Виталия. — А если я воспользуюсь планом, а затем исчезну с этими самыми сокровищами?

— Если бы ты хотел это сделать, то не стал бы об этом говорить, — отрезал Стептоун, — а кроме того, куда ты с ним денешься? Я кое-что намерен оставить себе, кое-что продать. Внука у меня теперь нет, так что подумай об этом. Кроме всего прочего, если ты намерен уехать, то я ведь заплачу за доставку клада.

— Сколько? — поинтересовался Дмитрий.

— Столько, — ответил коллекционер, — что хватит не только тебе, но и твоим внукам, Со гласен?

— Согласен, — лже-Виталий шумно вздохнул. — Я не верю вам, мистер Стептоун, но надеюсь, что вы меня не обманете. Мне нужны гарантии.

— И какие же? — едко спросил Стептоун. — Тебе мало, что я доверю свой план храма и укажу, где искать тайник?

— Мало, — решительно ответил актер, — я должен быть уверен, что, получив свои сокровища, вы не сдадите меня полиции.

— Отлично, — пробормотал Стептоун, — я готов поговорить о гарантиях.

— Когда мне нужно отправляться в Индию? — в свою очередь, спросил лже-Виталий.

— Завтра, — ответил Стептоун, — у нас еще есть время, чтобы подробно все обсудить. В задней половине дома есть комната, где тебе предстоит разместиться. Тебя никто не видел, кроме меня, Резерфорда и Бринстона. Так вот, я не хочу, чтобы тебя видел кто-то еще. Когда вернешься назад, другое дело.

— То есть?

— Я представлю тебя своим родственникам в качестве внука, — Стептоун захохотал, — нет, не могу отказать себе в этом удовольствии. Сейчас отправляйся в свою комнату, Резерфорд тебя проводит, встретимся в пять.

— Хорошо, мистер Стептоун.

В комнате наступила тишина, затем послышался голос Резерфорда: «Прошу», — и снова все стихло.

Вероятно, хозяин тоже покинул библиотеку.

Лара сняла наушники.

— Невероятно, — пробормотала она, — вот так все просто. Приезжает человек, который убил Виталия, а мистер… хочет подрядить его для какого-то грязного дела. Великолепно получается.

— Не переживай ты так, — посоветовал Крон, — все, что могли, мы сделали, а теперь остается только ждать.

— Чего ждать? — не выдержала Лара. — Пока он убьет и старика?

— Кто же убивает курицу, которая несет золотые яйца, — Крон посмотрел на Лару, — сказал же, не переживай. Пусть этот лже-Виталий явится обратно из Индии. Мы-то здесь и никуда уезжать не собираемся. Подождем его, а потом прихватим в Россию, пусть с ним там разбираются.

— А если Стептоун его не отдаст?

— Куда он денется? Неужели он станет покрывать убийцу? Да он до смерти рад будет от него избавиться. А там уж мы с двойником потолкуем. Кому, интересно, пришла в голову столь светлая мысль — выдать одного человека за другого. Хотя Стептоун тоже не дурак и по этой своей миниатюре заподозрил бы неладное. Хватит, — оборвал он себя, — не переживай, я ведь знаю отличный способ, чтобы поднять тебе настроение.

— И какой же? — Лара усмехнулась.

— Максим, — ответил Крон, — он ждет нас в гостинице и кое-что очень хочет рассказать. Ты как?

— Едем, — решительно ответила Лара.

ГЛАВА 29

Лара никогда не думала, что встреча с Максимом может вызвать такое волнение. Но тем не менее она волновалась. Пожалуй, причину она не могла объяснить и самой себе. Что же изменилось в их отношениях? Ничего, говорила она самой себе, ничего не изменилось. Но Лара понимала, что, хочет она того или нет, она стала сильно нуждаться в этом человеке. Да, Максим понравился ей с самого начала, она подумывала о том, чтобы связать с ним жизнь, но только теперь отчетливо поняла, насколько он ей дорог.

Крон помалкивал, изредка поглядывал на Лару и вопросов лишних не задавал. Но перед гостиницей, в которой их дожидался Максим, остановился и взял Лару за руку.

— Ты что? — Она вскинула на него глаза. — В чем дело?

— Не думай, что я ничего не вижу и не понимаю, — сказал Крон. — Я очень хочу, чтоб ты была счастлива, Лара.

— Что ты хочешь сказать? — она нахмурилась и попыталась освободить руку. — По-твоему, Максим — неподходящий человек для того, чтобы сделать меня счастливой?

— Нет, — Крон улыбнулся, — Максим как раз именно тот человек. Он любит тебя, и ты, похоже, отвечаешь ему взаимностью. На меня ты никогда так не смотрела, — добавил он и отвернулся.

— Не надо, Крон, — тихо попросила Лара, — ты же знаешь, что нам когда-то было очень хорошо вдвоем, а затем все ушло. И я не хочу ничего возвращать. Я хочу быть вместе с Максимом.

— Так и будет, — он пожал плечами, — хотя знаешь, я только потом пожалел, что не удержал тебя тогда! А надо было, — добавил он с какой-то решимостью, — схватить тебя тогда в охапку и никуда уже не отпускать. Тогда ты была такая близкая, — он пальцами легко провел по ее волосам, — а теперь ты совсем чужая Вроде бы и рядом, а на самом деле очень далеко.

— Что с тобой, Крон? — спросила Лара. — Я тебя не узнаю. Ведь ты же сказал, что теперь с Анкой.

— С Анкой, — он кивнул, — и я понимаю, что, наверное, именно с ней и останусь. Возможно, мы мало подходим друг другу, возможно, через некоторое время возненавидим друг друга, но сейчас… Пожалуй, мне сейчас нужен именно такой человек… Тот, который спас бы меня от самого себя. И я благодарен Анке за то, что она меня не отпускает.

— Совсем не узнаю тебя, — тихо прошептала Лара, — не только я, но и ты изменился. Что произошло?

— Наверное, в жизни каждого человека наступает период, когда он очень сильно нуждается в любви. Я сначала думал, что меня это минует, а теперь понимаю, что нет… Дошел, добрался до той точки, когда хочется любить и быть любимым. И не надо на меня так смотреть, ты ощущаешь то же самое. Считай, что нам с тобой очень повезло. Мы встретили таких людей, которые нас любят. Вопрос в другом: способны ли мы на ответную любовь? Ты, например?

— Я хочу любить, — сказала Лара, — и хочу, чтобы Максим был рядом.

— Рад за тебя, — проговорил Крон, — мне тоже нужна Анка. Думаю, иногда на нее будут находить приступы ревности, и она будет ревновать меня к тебе. Но не обращай внимания, постепенно все сгладится.

— Спасибо, Крон, — сказала Лара и, повинуясь безотчетному импульсу, провела пальцами по его щеке, — спасибо за то, что ты был в моей жизни, спасибо за то, что есть сейчас.

— И тебе спасибо, — Крон обнял ее, — помни, ты должна быть счастливой. Если этого не будет, я вернусь в твою жизнь и все в ней сломаю.

— Нет, — она покачала головой, — ломать не придется — мне нужен только Максим.

— Хорошо, — он кивнул, — тогда пошли, а то он, наверное, заждался.

Возле номера Крон остановился и сказал:

— Иди вперед, а я еще здесь должен кое-что выяснить.

Лара постучала. Дверь распахнулась, на пороге появился Максим.

— Наконец-то! — воскликнул он, стискивая Лару в объятиях. — Ларочка, как же я по тебе скучал!

— Правда? — спросила она, поднимая на Максима глаза. — Ты думал обо мне?

— Каждую минуту, — ответил он, покрывая поцелуями ее лицо, — часы считал, когда снова смогу тебя увидеть. И знаешь, что я решил?

— Что же? — спросила Лара лукаво.

— Я больше не хочу с тобой расставаться, никогда. Скажи, ты хочешь, чтобы мы всегда были вместе?

— Хочу, — ответила она, — я тоже много думала, Максим, и поняла, что хочу в своей жизни многое изменить. А прежде всего покончить с одиночеством. Но мне нужен не кто-нибудь, а именно ты.

— Поженимся, как только вернемся, — сказал он, — я никогда не думал, что буду таким счастливым.

— Я тоже не знала, что такое возможно, — отозвалась Лара.

В дверь тихонько постучали, и Лара нехотя оторвалась от Максима.

— Кто там еще? — недовольно спросила она.

— Наверное, Сергей, — предположил Максим, — он говорил, что зайдет.

— Как раз вовремя, — досадливо поморщилась она.

— Я всегда вовремя, — Крон услышал последнюю ее фразу, — согласись, что я все-таки поступил галантно и дал вам немного побыть вместе.

— Две минуты, — фыркнула Лара.

— Хотя бы и две, — Крон не смутился, — теперь можем поговорить, а продолжить вы и потом успеете.

— А ты уже сделал то, что хотел? — поинтересовалась она.

— Я же сказал, — Крон прошел в номер, — что дал вам время побыть немного вместе. А теперь нужно поговорить о делах.

— Ты прав, — вздохнул Максим, — хотя интересного здесь мало.

Он подвел Лару к дивану, сел рядом с ней и принялся рассказывать.

Следить за Дмитрием оказалось несложно. Сергей действительно оказался профессионалом, да и действовал двойник слишком прямолинейно. Он поселился в небольшой гостинице, достал карту города и посетил несколько магазинов соответствующего профиля, но ничего подходящего ему найти не удалось. Тогда лже-Виталий отправился в один из храмов, которых в Индии очень много. Но и там ему не повезло. Но двойник оказался очень дотошным и выспросил у служащих, где он может достать нужную вещь. Ему пришлось отправиться в небольшую деревушку Камашта недалеко от Мадраса, где находится старый, но весьма почитаемый храм Лакшми. Разумеется, Максим и Сергей последовали за ним. В храме двойник попытался действовать посулами и угрозами, а когда у него ничего не вышло, выкрал миниатюру. После этого он поспешил обратно в город. Максим решил задержаться и побыть немного в храме. Они разделились с Сергеем, который отправился вслед за двойником.

— Вот тут и начались чудеса, — признался Максим, — никогда бы не подумал, что такое возможно. Во-первых, сам храм. В этом месте на тебя нисходит такой покой, что действительно начинаешь верить, будто богиня счастья ступала по этим плитам.

— Биоэнергетика у этого места хорошая, — вставил Крон.

— Биоэнергетика или еще что-то, не знаю, — ответил Максим, — только там как-то странно — начинаешь верить, что, прикоснувшись к этим камням, вдохнув этот воздух, станешь гораздо счастливее, чем раньше. Счастье как будто коснулось тебя своим крылом или накрыло своим покрывалом. Горе не обойдет тебя стороной, но несчастий в жизни станет гораздо меньше.

— Там красиво? — спросила Лара.

— Очень, — ответил Максим, — там все очень старое, камень потрескался, дерево потемнело, растения разные ползучие на стенах и потолке, но все равно там очень красиво. Много разных статуй богини Лакшми, а одна почти в рост человека. Сделали ее очень давно из темного камня, но смотрится она совершенно как живая. Служители одели ее в сари [14], украсили бусами и накинули тонкое прозрачное покрывало. Я сидел там до утра, и мне казалось, что ночью богиня танцует.

— Вот это да, — не выдержал Крон, — а ты не заснул часом?

— Нет, — Максим покачал головой, — не заснул, я все видел довольно отчетливо, а еще богиня сказала, что я буду счастлив.

— И на каком же языке? — не удержался Крон.

— Не знаю, — Максим пожал плечами, — но я понял.

— Не слушай его, — заявила Лара, — расскажи еще.

— Там удивительно, — повторил Максим, — а еще я встретил Санджама, и это было настоящим чудом.

— Санджама? — переспросил Крон. — И что же тут чудесного?

— Санджам — служитель храма, — продолжал Максим. — Это удивительно, но он довольно хорошо говорил по-русски. Я поразился…

— Вокруг нас почти все говорят по-русски, — вставил Крон.

— Не перебивай, — попросила Лара, — если тебе неинтересно, то дай хоть мне послушать.

— Интересно — не интересно, — Крон покачал головой, — к нашему делу это не имеет никакого отношения.

— А вот тут ты очень ошибаешься, — твердо заявил Максим, — имеет, и самое прямое.

— Посмотрим, — буркнул Крон, но больше не мешал.

— Санджам сказал, — продолжал Максим, — что богиню Лакшми почитают в каждом доме. Когда девушка выходит замуж, то ей преподносят статуэтку богини, которую она вешает над домашним очагом. Но вот только покровительствует богиня не всем. Если человек совершает в жизни что-то дурное, то вместо Лакшми за ним начинает присматривать Алакшми. Сестра богини счастья, которая приносит людям только несчастья. И сколько бы ни старался человек, удачи уже не будет.

— И он в это верит? — Крон в упор смотрел на Максима. — Знаешь, не обижайся только, но подобных сказочек о покровительстве святых и у нас можно наслушаться. Необязательно ехать за этим в Индию.

— Конечно, — согласился Максим, — только Санджам сказал, что богиню счастья нельзя заставить себе служить и она отворачивается от тех, кто способен на дурное дело. Санджам не стал препятствовать Дмитрию получить миниатюру Лакшми, но сказал, что у этого человека не только лживая внешность, но и лживое сердце. У него лицо грабителя храмов, а таких людей карают уже не люди, а боги.

— Невероятно, — изумилась Лара, — ты ничего ему не говорил о двойнике?

— Нет, — Максим покачал головой, — не говорил.

— И ты веришь, что его действительно покарают боги? — насмешливо спросил Крон. — Извини, но этот твой Санджам похож на юродивого.

— Возможно, — Максим не стал спорить, — возможно, некоторые так и считают, но мы с ним говорили почти всю ночь. В этом человеке какая-то необыкновенная мудрость, и еще рядом с ним чувствуешь покой. А знаете, какая его любимая книга, которую он читает постоянно?

— Ты лучше скажи, — перебил Крон, — откуда этот Санджам знает русский. Чудеса, да и только, — он засмеялся, — в Англию приезжаешь — по-русски говорят, в Индию — то же самое. Так откуда?

— У него отец учился в Москве, — ответил Максим, — в Университете дружбы народов. Стал специалистом, вернулся в Индию, Санджама научил русскому. Так что тот с детства язык знает. Вот только сам Санджам избрал другой путь. Хоть отец и советовал ему ехать в Россию учиться, он не поехал. Стал служителем храма.

— Да-а, — протянул Крон, — идиотов везде хватает, хоть у нас, хоть в Индии.

— Не говори так, — остановила его Лара, — как ты можешь судить о человеке, если даже его не видел.

— А чего мне на него смотреть, — скривился Крон, — мало у нас разных кришнаитов по городу шастает. Танцуют, мантры свои голосят, а проверь любого — все как на подбор наркоманы. А тебя случаем, — обратился он к Максиму, — не пробовали в свою веру обратить, ты там кришнаитом не заделался?

— Зря ты, Крон, — спокойно ответил Максим, — никто меня в свою веру не склонял. Это у нас кришнаитов много, а в самой Индии больше почитают других богов, кроме бога-пастуха.

— Не понял, — Крон уставился на Максима.

— В индийской мифологии Кришну называют богом — пастухом, — пояснил Максим.

— А-а, — Крон махнул рукой, — тебе насчет богов всяких лучше с мистером Стептоуном поговорить, может, он проникнется, а то мне уже не по себе от шустрого старикашки.

— В чем дело, Крон, — вмешалась Лара, — чего ты злишься?

— Сам не знаю, — сознался он, — ладно, я пойду пока, а вы тут воркуйте.

— Что это с ним? — спросила Лара, когда за Кроном захлопнулась дверь. — Сюда шли, все нормально было, а сейчас словно с цепи сорвался.

— Мало ли, — пожал Максим плечами, — а ты не торопишься?

— Куда мне торопиться? — удивилась Лара.

— Тогда давай прогуляемся немного, а потом поужинаем где-нибудь, — предложил Максим.

— Согласна, — кивнула Лара, — выбор маршрута на твой вкус.

* * *

Вечер удался на славу, и Лара на время забыла обо всех своих тревогах. Ей было удивительно хорошо гулять вот так с Максимом по набережной Темзы, слушая уличных музыкантов, или ехать с ним в такси по ночному городу. Они нашли небольшой ресторанчик, в котором в это время было полно посетителей. Негромкая музыка и свечи на столе настраивали на романтический лад. Максим пригласил Лару потанцевать, и она с удовольствием согласилась.

— Тебе же совсем не обязательно возвращаться сегодня в дом Стептоуна, — прошептал Максим, обнимая ее.

— Это будет выглядеть немного неприлично, — засмеялась она.

— Думаю, что он это переживет, — не сдавался Максим, — в крайнем случае Крон что-нибудь придумает.

— Не сомневаюсь, — Лара кивнула, — давай завтра отправимся в особняк вместе, во избежание, так сказать, кривотолков.

— Интересно посмотреть, как живут английские аристократы, — проговорил Максим, — ладно, так и сделаем, а сейчас давай вернемся в отель, у меня для тебя кое-что есть.

— Что это? — не удержалась Лара от вопроса, когда Максим достал из кейса небольшой сверток.

— Смотри, — он развернул пакет. Огромная перламутровая раковина переливалась всеми цветами радуги.

— Какая прелесть, — Лара взяла ее и поднесла к уху.

— По преданию, — Максим присел рядом с Ларой, — именно увидев раковину, Шива сделал мир цветным. И с этих пор такие ракушки можно найти в каждом храме. Санджам сказал, что все раковины произошли от той, что однажды нашел Шива. И еще он говорил, что в жизни каждого человека цвета идут один за другим. Люди, не способные чувствовать, разделили все на черное и белое, мол, есть в жизни черная полоса, есть светлая, или одни неудачи у человека, или, наоборот, счастье. А вот индийцы, знающие предания, говорят по-другому. Бывают у человека и яркие полосы в жизни, когда он переживает сильные потрясения, страсть, например, или злобу, а бывают более спокойные. И все как борозды на раковине.

— Занятно, — прошептала Лара, — а еще чему ты там научился?

— Тому, что мы, европейцы, на самом деле не замечаем красоту. Азиаты в этом отношении гораздо мудрее нас. Вспомни тех же японцев, которые могут любоваться цветением вишни. Мы все же на такое не способны. Но Санджам уверен, что это дано каждому человеку — чувствовать красивое в жизни. Только одни себе это позволяют, а другие, наоборот, давят, чтобы меньше было хлопот. Он ведь мне подарок сделал. Помнишь, я говорил о его любимой книге. Так вот. Санджам почти всегда читает «Океан сказаний» Сомадевы и говорит, что ничего более гениального не знает. Уже несколько веков прошло с тех пор, как Сомадева составил эту книгу, а до сих пор можно читать истории, которые так похожи на то, что происходит сейчас.

— Книга на все времена, — сказала Лара.

— Вроде того. Вот смотри!

Максим положил ей на колени небольшую книгу. Она вздрогнула. На обложке танцевала богиня Лакшми. Совсем так же, как на миниатюре Стептоуна.

— Ты что? — спросил Максим. — Не нравится?

— Лакшми, — прошептала Лара.

— Конечно, — Максим кивнул, — очень почитаемая богиня в Индии. Да ты посмотри дальше, в книге прекрасные рисунки, кстати, сделал их сам Санджам. До того, как уйти в храм, он работал художником и оформил многие книги.

— Вот как, — Лара качнула головой и открыла книгу, — она на английском?

— Да, — кивнул Максим, — не уверен, что есть русское издание Сомадевы, хотя сейчас много книг выпускают. Но ты ведь и на английском поймешь.

— Конечно, — Лара засмеялась и указала на закладку, — а ты, смотрю, уже больше половины осилил.

— Интересно ведь, — теперь засмеялся и Максим, — похоже на сказки, но что-то в этом все-таки есть.

— Неужели Санджам подарил тебе книгу, которую так любит читать? А с виду она совсем новая, — Лара лукаво улыбнулась.

— Нет, конечно, — эту он принес в подарок, а сам читает на индийском, вернее на пушту, в Индии целая куча языков. Трудно все запомнить, а единого нет до сих пор. И книга у него старая, зачитанная. Знаешь, — сказал он мечтательно, — мне бы хотелось однажды снова вернуться в Индию, прийти в храм Лакшми, увидеть Санджама…

— Разве это так трудно? — спросила Лара, глядя ему в глаза.

— Я хотел бы приехать туда не один, — отозвался он, привлекая к себе Лару. — Мне больше не хочется с тобой расставаться.

— Мне тоже, — тихо ответила Лара.

— Подожди, — Максим отстранил ее, — самое главное забыл.

Он достал из кармана небольшую коробочку и протянул Ларе. Кольцо с великолепным изумрудом, прекрасная тонкая работа.

— Это ты тоже в Индии купил? — с сомнением спросила Лара.

— Нет, — Максим взволнованно потер подбородок, — купил давно, еще в Питере, а вот подарить не решался. Лара, ты выйдешь за меня замуж?

— Да, — Лара улыбнулась, — я даже представить себе не могла, когда открывала дверь в тот страшный день, что явился мой спаситель. Ты спас меня от этого кошмара, спас от одиночества, от всей мерзости, которой полно в жизни. Извини, что я много сейчас говорю, но я хочу, чтобы ты понял. Я не хватаюсь за тебя как за соломинку, я чувствую, что наконец-то смогла полюбить по-настоящему. Может, во мне нет этой страсти, вулкана чувств, как говорят, но я хочу, чтобы ты каждый день был рядом.

— Так и будет, — заверил ее Максим, — никому тебя не отдам.


ЦВЕТ ОДИННАДЦАТЫЙ. КОРИЧНЕВЫЙ

Близ города Катамипутра жил жадный купец Десадана. День и ночь он мечтал о том, как бы увеличить свои богатства. Однажды вечером отправился он в храм. Но не столько молился, сколько смотрел с завистью на красивую храмовую утварь. Вдруг сзади послышался шорох. Испуганный купец обернулся и увидел позади себя высокого худого человека, вся кожа которого была в странных пятнах. «Кто ты?» — дрожащим голосом спросил купец. «Я брахман Ватанасура, — ответил незнакомец, — поразила меня болезнь, и было мне знамение, что смогу я вылечиться в доме купца Десаданы. С тех пор хожу я по дорогам и ищу этого купца». «Так это я и есть! — закричал Десадана. — Идем ко мне в дом». И хитрец повел брахмана к себе домой. Сначала он решил скрыть свое имя, очень уж страшной была кожа незнакомца, но увидел он золотые браслеты, серьги, ожерелья, тонкую одежду и решил преодолеть себя в надежде, что заплатит ему хорошо брахман за лечение. В доме он поселил гостя в лучшей комнате и стал прислуживать ему. Сам подносил еду, вино и фрукты. Велел жене приготовить ванну и собственноручно умастить тело гостя. Доволен был Ватанасура и подарил Десадане наплечный браслет. С восторгом принял его купец, потому что никогда не видел более тонкой работы. Стал жить Ватанасура в доме Десаданы, платя ему за заботу золотыми украшениями. А однажды стал говорить, что приглянулась ему дочь Десаданы Сиварита и хочет он ее взять в жены. Не стал противиться купец и отдал Ватанасуре свою единственную дочь. На следующий день после брачного пира пришел Ватанасура к своему тестю и сказал: «Излечился и отправляюсь домой, а тебе за работу дарю вот этот кувшин. Каждый день будешь доставать из него драгоценности, но не пытайся узнать, что в нем…» И с этими словами покинул Ватанасура вместе с Сиваритой дом Десаданы. Каждый день купец доставал из кувшина драгоценности и разбогател несказанно. Но грызло его любопытство, хотелось узнать, как все сокровища помещаются в маленьком кувшинчике. Взял он однажды кувшин и отправился к мудрецу. Только коснулся мудрец кувшинчика, как рассыпался он и оттуда выползла змея. В ужасе закричал купец и побежал к себе домой. А в доме переполох, драгоценности обратились в маленьких золотых змеек и на — бросились на жену Десаданы и слуг. Корчились они в страшных муках и умирали один за другим. «Горе мне! — закричал Десадана. — Вот каков твой подарок, Ватанасура!» И в тот же миг явился перед ним зять, но в подлинном своем обличье человека-змеи. «Ты сам виноват! — закричал он. — Твоя глупость и жадность погубили тебя. Так живи же теперь, не зная радости, в облике слепого червя, ползай по руинам своего дома и вспоминай радости жизни, пока колесо сансары не перемелет твою участь». С этими словами Ватанасура исчез. А Десадана обратился в червя, что стонал и ползал по разрушенному дому, пока жители Катамипутры не пришли однажды и не убили его.

Сомадева. «Океан сказаний».

ГЛАВА 30

— Долго спать изволите, — встретил Крон Лару и Максима, — а мистер Стептоун просто сгорает от желания видеть нас.

— Зачем? — спросила Лара.

— Вот уж не знаю, — фыркнул Крон, — никак не пойму, что у старикана на уме. Ну что, идем?

Мистер Стептоун не собирался изменять своим привычкам и дожидался их в библиотеке. Он едва скользнул взглядом по лицу Крона, но задержался на Ларе, затем впился глазами в Максима.

— Молодой человек — ваш друг? — спросил он.

— Да, — кивнул Крон, — мы ждали его приезда в Англию. Позвольте представить вам Максима.

— Должно быть, близкий друг, — продолжал Стептоун, переводя взгляд на Лару, — поэтому вы и не вернулись ночевать домой. Показывали своему другу ночной Лондон?

— Разве я обязана… — вспыхнула Лара.

— Конечно, конечно, — он замахал руками, — я же все понимаю, дело молодое… Считайте мои слова отеческими. Я не собирался говорить ничего плохого.

— Зачем мы вам понадобились, мистер Стептоун? — Крон попытался направить разговор в иное русло.

— О мои юные друзья! — старикан вскочил из кресла. — Я собирался сегодня показать вам кое-что из моей коллекции. Если вы, конечно, не против.

— Мы не против, — заверил его Крон. — Но я просто уверен, что вы показываете ее не каждому. Почему же нам оказана такая честь?

— Не каждому, — Стептоун просверлил Крона взглядом, — вы абсолютно точно подметили. Но я готов сделать исключение для друзей моего внука. Могу также сказать, что вы мне просто симпатичны. Вы готовы?

Получив согласие, Стептоун направился к маленькой нише за книжными полками и отворил низенькую железную дверь. Коридор был настолько узким, что идти пришлось друг за другом и почти в полной темноте. Лара гадала, каким образом коллекционер закроет дверь, но делать это не понадобилось. Дверь сама захлопнулась за ними.

По коридору они вышли к лестнице, которая вела куда-то вниз. Спустившись, они очутились перед железной решеткой. Стептоун открыл решетку, впустил их в небольшое помещение, а затем так же тщательно запер замок. Две железные двери оказались последним препятствием перед вожделенной коллекцией. Ларе показалось, что она попала в огромный выставочный зал с витринами, подставками, искусственной подсветкой и экспонатами. Коллекция содержалась в образцовом порядке, видимо, на это ушел не один год. Стептоун зажег свет и провел их в дальний угол.

— Начнем отсюда, — заявил он, — если хотите, то можете спросить, я отвечу на любой ваш вопрос.

— Расскажите лучше сами, — попросил Максим.

В ответ на это Стептоун прочел им что-то вроде небольшой лекции по искусству Индии XVI — XVIII веков. Он переходил от экспоната к экспонату, продолжая говорить. Ларе вскоре наскучила его речь, и она смотрела на то, что ей нравилось.

В коллекции преобладали статуэтки разных богов, выполненные из металла, камня, дерева. Насколько поняла Лара, больше всего было изображений Шивы. Ее внимание привлекла метровая статуэтка из темного полированного дерева. Четырехрукое божество танцевало в кольце пламени. Лара подошла к статуэтке и провела пальцем по гладкой поверхности.

— Это изображение Шивы было очень дорого моему отцу, — услышала она голос Стептоуна, — хотя и непонятно почему. Весьма стандартное изображение, таких статуэток полно в каждом храме. Эта поза стала настолько известной, что в Европе его знают исключительно таким. Посмотрите лучше вот это, — он указал на тридцатисантиметровую статуэтку бога с искаженным лицом. — Шива, — проговорил Стептоун, — Шива в гневе, здесь он наиболее близок к своей истинной сущности. Разрушителя. Бронза, XVII век. Могу вас уверить, что ни в одном европейском музее вы не встретите подобного изображения. А вот еще один Шива, только на этот раз сладострастный, — он указал на другой экспонат, — Шива занимается любовными утехами со своей супругой Парвати. Не правда ли, мило?

Лара не нашла ничего милого. Божества довольно натуралистично совокуплялись.

— А почему они здесь, — спросил Крон с самым невинным видом, — а не там? — он указал на отдельную группу экспонатов.

— К сожалению, — ответил Стептоун, — у меня только один совокупляющийся Шива — это редкое изображение. А там вы можете видеть Камадеву, бога любви. Его изображений в разных позах довольно много. В свое время, — Стептоун захихикал, — я пытался собрать шестьдесят четыре подобных изображения, соответственно всем позам классической Камасутры. Но увы. То ли мне не везло, то ли их просто не существует.

Лара с возрастающим отвращением смотрела на старика. Вот и не верь после этого, что подобное сладострастие передается по наследству. Внук Виталий был вполне достоин своего деда Уильяма.

— А что это такое? — отвлек Стептоуна Максим. — Ганешу я узнал, а второй… это ведь…

— Шива, молодой человек, кто же еще, — быстро переключился Стептоун, — довольно редкая вещь. Кстати, еще один пример Шивы разгневанного. Есть предание о том, почему у Ганеши слоновья голова. Однажды этот хитрец подглядывал за отцом и матерью, когда те занимались любовными утехами. Шива узнал об этом и в гневе оторвал отпрыску голову. Потом, конечно, раскаялся и приладил взамен оторванной другую. А это оказалась голова слона, — он снова захихикал, — наказание вполне соответствует преступлению. Впрочем, индийцы любят Ганешу и такого. А вы, оказывается, знаток, — он шутливо ткнул Максима в бок, — что вы еще знаете?

— Это знание элементарное, — отшутился Максим, — мне было очень интересно вас послушать.

Стептоун с удовольствием продолжал показывать им разные сосуды с изображением богов, украшения, амулеты. Дошли они и до стеллажей, где коллекционер поместил Лакшми.

— Богиня счастья, — провозгласил он, — чаще ее изображают в виде женщины с кувшином, вот здесь она держит цветок лотоса, а это танцующая богиня, довольно редкий экземпляр. А это вы и сами знаете, — он указал на миниатюру из слоновой кости и подмигнул им, — здесь она все время и лежала, пока я не отправил ее в Россию.

— Скажите, — вмешался Крон, — мне кажется или это действительно так: некоторые экспонаты отсутствуют.

— С чего это вы взяли? — удивился Стептоун.

— На это указывают пустые места, — ответил сыщик, — вы убрали их намеренно?

— Ничего я не убирал, — насупился Стептоун, но затем благодушно расхохотался, — решили показать себя очень проницательным? Я сам сместил экспонаты. Очень скоро моя коллекция пополнится новыми вещами, и я уже подготовил для них место.

Лара взглянула на Крона, но тот остался невозмутимым.

— Понятно, — кивнул он, — скажите, мистер Стептоун, если это, конечно, не тайна. Вот вы с такой любовью собирали эту коллекцию, — он выделял каждое слово, — но согласитесь, вам уже немало лет, что с ней будет после вашей смерти?

Стептоун беззвучно открыл и закрыл рот. В глазах появилось злобное выражение, он резко дернул руки к подбородку, но попытался овладеть собой.

— Извините, — пробормотал Крон, — я не знал, что этот вопрос может вас расстроить.

— Об этом вы думали меньше всего, — прошипел Стептоун, — но я сомневаюсь, что кто-то из этих, — он энергично мотнул головой вверх, — успел с вами поговорить или даже подкупить. Так вот, — добавил он торжественно, — коллекция существует и будет существовать, несмотря на то, что мои родственники спят и видят, чтобы продать ее подороже. Этого не случится, можете быть уверены, что на этот случай я уже успел подстраховаться.

— Простите, мистер Стептоун, — вступила Лара, — наш друг расстроил вас невольно. Но что вы имеете в виду?

— Не старайтесь быть наивнее, чем вы есть, — отрезал старикан, — о моих мерах предосторожности вам знать совершенно не обязательно. А теперь, если вы удовлетворены осмотром, прошу наверх.

Возразить коллекционеру было нечего, поэтому они в молчании последовали за ним. В библиотеке Стептоун заявил, что устал и хотел бы отдохнуть, поэтому гости могут заниматься всем, чем им заблагорассудится. Лара вежливо поблагодарила Стептоуна за то, что он показал коллекцию, но он отмахнулся от нее и поспешил уйти. Им тоже ничего не оставалось, как покинуть библиотеку и подняться в комнаты.

— Думаешь, теперь он выставит нас из дома? — спросила Лара. — Это было бы вполне логично.

— Согласен, — Крон кивнул, — держать нас здесь резона нет, тем более теперь. Впрочем, старик, похоже, впадает в маразм! У него не было причины вообще оставлять нас здесь, а уж тем более показывать нам свою драгоценную коллекцию.

— Причина у него есть, — заметил Максим, — вот только нам она не известна. Но я с вами согласен, старичок непростой. И мы не знаем, что он задумал. Лучше всего будет уехать отсюда.

— Правильно, — Крон хлопнул себя по колену, — все правильно, но чувствую, что убийца где-то рядом. Интуиция подсказывает, что не все так просто.

— Ты думаешь, убийца Стептоун? — удивился Максим.

— Нет, — Крон покачал головой, — хотя, конечно, очень хочется так думать. У него не было причины убивать собственного внука, а вот использовать Виталия для своих дел ему хотелось.

— Объясни, — попросил Максим.

— Очень просто, — Крон подошел к окну, — мы ведь рассказали Стептоуну об убийстве внука. Пояснили, кто убийца. И что, думаешь, почтенный мистер сделал? Он попытался договориться с убийцей внука и послал его в Индию осуществить какой-то свой план. Нормально?

— Да, не слабо, — кивнул Максим, — а ведь Санджам был прав.

— Да не морочь ты голову своим Санджамом, — отмахнулся Крон, — как Дмитрий вернется, за ним нужно следить. Не он же все это придумал, был еще иностранец. Возможно, кто-то подбирается и к Стептоуну.

— А к нему-то зачем? — поинтересовался Максим.

— Наследство, — Крон поднял палец, — сами же видели, папаша Стептоун не больно жалует родственничков. Виталий дуба дал, кому теперь достанется наследство?

— Племянницы есть, — начала перечислять Лара, — сэр Ральф, его двоюродный брат…

— У Ральфа тоже сынок имеется, — перебил ее Крон, — а кроме того, весьма и весьма энергичный пасынок. Наш иностранец легко мог действовать по наущению любого из них.

— И кого именно? — спросил Максим. — У тебя есть какие-нибудь версии?

— Версий хоть отбавляй, — откликнулся Крон, — а вот реальных фактов маловато. Скажи, Лара, а тебе никто из этих достопочтенных англичан не напомнил того иностранца?

— Его голос, — проговорила Лара, — он чем-то похож на голос сэра Ральфа, но я могу и ошибаться. Нет, действительно, я ошибаюсь. Он довольно хорошо говорил по-русски. Совсем как Бриген или…

— Или кто? — поторопил ее Крон.

— Бартенсон, — закончила Лара упавшим голосом, — но ведь это полный бред. Хотя у меня такое странное ощущение, что с Бартенсоном я уже встречалась. Нет, конечно, это не так. Когда это могло быть…

— Понятно, — Крон кивнул, — значит, пока все остается по-прежнему, будем дожидаться возвращения лже-Виталия из Индии. Что такого интересного этот самородок привезет?

— Что бы он ни привез, но Стептоун будет доволен.

— Верно, Лара, — Крон засмеялся, — правильная мысль, но пока этого субчика с нами нет, давайте приятно проводить время.

В дверь тихо постучали, и на пороге возник Резерфорд. Лара подошла узнать, что ему нужно. Сказав пару фраз, Резерфорд исчез.

— Что он хотел? — поинтересовался Крон. — Не знаю почему, но меня жутко раздражает физиономия этого унылого огурца.

— А мне он скорее напоминает мышь, — поделилась Лара, — бегает туда-сюда с поручениями, шелестит, а если что, то спрячется в свою норку и будет сидеть тихо-мирно.

— У мышей тоже есть зубы, — усмехнулся Крон, — а кроме того, эти твари переносят всякую заразу. Хочется быть беспристрастным, но очень уж отталкивающая личность.

— Пробрало тебя, видно, — подал голос Максим, — но может, все-таки оставим этого типа в покое? Зачем он приходил, Лара?

— Он сказал, что мистер Стептоун ждет нас к обеду.

— О, — оживился Крон, — надо привести себя в порядок, а то этих англичан удар хватит, и идти обедать. Вы как?

— Мы тоже пойдем, — отозвалась Лара, — с чего вдруг отказываться!

— Я тоже так думаю, — заявил Крон и потопал к двери, — увидимся за обедом.

— Может, тебе лучше не оставаться здесь, Лара? — спросил Максим. — Давай поедем в гостиницу.

— А я хотела просить Стептоуна разрешить тебе пожить здесь, — сказала Лара. — Нам так и так придется через несколько часов уехать. Или ты против?

— Твое желание для меня закон, — пошутил Максим, — но учти, ночевать в отдельной комнате я не согласен.

— Думаю, мистер Стептоун переживет, если мы будем вместе, — засмеялась Лара, — хорошо я придумала?

— Отлично, — он привлек ее к себе. На обед они умудрились не опоздать. Лара надеялась, что выглядит пристойно и даже румянец на щеках не портит ее. Стептоун представил собравшимся нового гостя, которого отрекомендовал как большого знатока индийской культуры, и выразил надежду, что Максим задержится погостить. Максиму ничего не оставалось, как поблагодарить хозяина за приглашение. Флора и Дебора во все глаза смотрели на Максима, Бриген бросал косые взгляды, сэр Ральф по обыкновению напивался, а Дональд оставался безучастным. На лице Бартенсона было обычное брезгливое выражение, а у Резерфорда — тихая покорность. Самым оживленным был сам хозяин. Его просто распирало от какой-то новости, но он себя сдерживал.

— Хо-хо, — проговорил сэр Ральф, изрядно накачавшись, — наша молодая русская леди обзавелась спутником, теперь черед за вами, мистер Кронецки. Хотя не понимаю, чем мисс Ларе не угодил Бриген или хотя бы Дональд. Уф! Дональд, да! Однако Бриген все-таки лучше. Но может, мистер Кронецки не станет искать на стороне и предпочтет Дебору или Флору.

— Мисс Флора и мисс Дебора просто очаровательны, — отозвался Крон, — но через несколько дней прилетает моя невеста. Я не хотел бы никого вводить в заблуждение.

— Невеста, вот как, — засмеялся Бриген, — примите наши поздравления.

— Спасибо, — серьезно ответил Крон.

— Она, должно быть, очаровательна, — вмешался Стептоун, — какая она — блондинка, брюнетка, роковая женщина или скромница?

— У нее рыжие волосы, — ответил Крон, — и временами она больше всего напоминает дикую кошку. Анна — кузина Лары, они не слишком похожи, но некоторое сходство есть.

— Ваша кузина? — удивился Бриген. — Да еще и похожая на вас, Лара?

— Сходство очень отдаленное, — проговорила Лара, — но Анна — очень яркая женщина, мне до нее далеко.

— Не прибедняйтесь, Лара, — хохотнул Бриген, — все ведь знают, что вы красавица Но мы будем рады познакомиться и с вашей кузиной. Когда это произойдет?

— Она должна позвонить мне завтра и сообщить точную дату прилета, — ответил Крон.

— Будем с нетерпением ждать, — ухмыльнулся Бриген.

— А чем занимается мисс Анна? — спросила Флора.

— Работает адвокатом, — Лара отпила из бокала немного вина.

— Женщина-адвокат, чудесно! — развеселился Бриген. — В этом случае надо сделать все возможное, чтобы с ней познакомиться. Говорят, адвокатши такие сексуальные. Слышите, Бартенсон, скоро здесь будет ваша коллега. Вы сможете поговорить с ней на профессиональные темы.

— Благодарю, — Бартенсон пожал плечами, — мне всегда казалось, что юриспруденция больше подходит мужчинам, чем слабому полу. Прошу прощения, — он поднялся из-за стола, — позвольте вас покинуть.

— Опять нашло, — пожала плечами Дебора, когда Бартенсон удалился, — дядя, может, тебе подумать о новом адвокате?

— Я знаком с Бартенсоном много лет, — откликнулся Стептоун, — в моем возрасте трудно менять привычки.

— Тогда придется терпеть этого зануду, — усмехнулся Бриген, — ладно, вознаградим себя за это знакомством с женщиной-адвокатом. Но меня тоже прошу простить, дела.

Бриген ушел, а оставшиеся перебрасывались до конца обеда малозначительными фразами. Лара старалась быть спокойной, но неприятный холодок пополз по спине. Сейчас она тоже чувствовала — убийца близко.

ГЛАВА 31

Прошло несколько дней. Утро было чудесным. Лара проснулась, приоткрыла глаза и улыбнулась. Она протянула руку и потрогала солнечное пятно на стене. Ей больше ни минуты не хотелось оставаться здесь. Не самое умное занятие гоняться за убийцей по Европе. Ей повезло, что из-за проклятой миниатюры она не пострадала. Ни она, ни мать. Так стоило ли продолжать? Миниатюру, правда, другую, Дмитрий все равно получил, на Стептоуна предупреждение не подействовало, он решил воспользоваться услугами двойника. А им теперь только и осталось, как возвратиться домой. И все равно, продолжать работать в агентстве или начинать заниматься парфюмерным магазином, по крайней мере, она будет дома. А рядом отец, который всегда поможет в трудную минуту, мать, с которой она постарается найти общий язык. Друзья, знакомые… Максим… Самое главное, что ей наконец-то удалось встретить хорошего человека. Он станет ей опорой и защитой. Максим…

Лара повернулась на бок. Максим мирно посапывал рядом. Она провела пальцами по его щеке, губам, поднялась выше к переносице, коснулась лба, откинула прядь темных волос. Максим, не открывая глаз, протянул руку и привлек Лару к себе.

— Не спишь, котенок? — прошептал он.

— Вставать еще рановато, — шепнула она в ответ.

— Так мы и не будем вставать, — он еще теснее прижался к ней, — нам и здесь неплохо.

— Что ты придумал, Максим? — тихо засмеялась Лара. — Сейчас так рано, люди только просыпаются, на работу идут, а ты…

— А мы с тобой отдыхаем, — горячим ртом он прижался к губам Лары и потянул ее руку вниз, — чувствуешь, малышка?

Лара сдалась, она покрепче обняла Максима и подумала, что и так была все время слишком благоразумна…

Завтракали они в одиночестве. Миссис Достен накрыла на стол и удалилась. Максим и Лара гадали, чем бы им заняться Крона не было видно. Он собирался ночью встречать в аэропорту Анку и, видимо, еще не вернулся.

— Кузина будет от всего этого в восторге, — проговорила Лара, — что же касается меня, то не знаю, как тебе, а мне эта обстановка уже действует на нервы.

— Я готов вернуться домой хоть завтра, — сказал Максим, — хочешь закажу билеты. А Крон, если ему нужно, может остаться.

— Да, — кивнула Лара, помешивая кофе, — встретим Анку, поговорим с Кроном и домой. Но Анку, думаю, нужно дождаться обязательно. Она вчера мне позвонила и сказала, что у нее есть потрясающая новость Кажется, она знает, кто убийца. Более того, он из нашего окружения. По ее словам, все оказалось до нелепого просто, и об этом человеке нужно было догадаться сразу Ведь мы сами собственными глазами видели его, когда он прилетал в Россию.

— Что-то не верится, — произнес Максим, — хотя… Ты не догадываешься, кто это может быть?

— Ничего в голову не приходит, — Лара тряхнула головой, — но Анка просила, чтобы мы были осторожны. Но я как-то перестала во все это верить. Убийцы, похищения… Мне кажется, что мы зря рассчитывали на Англию. Возвратиться домой самое благоразумное, а перед Стептоуном можно будет извиниться. Не думаю, что он станет нас задерживать.

— Отправимся в город, — предложил Максим, — Я хочу прогуляться с тобой по Лондону.

— Хорошо, — Лара кивнула, — давай убежим ото всех.

В полдень они сидели в парке и неторопливо ели мороженое.

— Никогда не позволяла себе этого, — призналась Лара, — мне казалось, что со стороны это выглядит глупо.

— А сейчас не кажется? — спросил Максим.

— Нет, — Лара тряхнула головой, — наверное, только побывав в такой атмосфере, как дом Стептоуна, понимаешь, почему в шестидесятые произошел молодежный бум, сексуальная революция и все прочее. Всем этим хиппи до жути надоели отцовские приличные дома и захотелось свободы. У нас в России все-таки этого не было, но думаю, что нынешние богатые семьи все равно пройдут через это.

— И опять все будут удивляться, — засмеялся Максим, — откуда в приличных семьях заводится такое отребье. Да, собственно, и сейчас уже есть. Папаши гребут деньги лопатой, мамаши пропадают с любовниками на курортах Средиземноморья, а отпрыски отрываются по полной программе в разных клубах, выше бровей накачивая себя разной дурью. Зайди в любой клуб, это же не лица, а сплошные маски зомби.

— Занятно, — проговорила Лара, — не думала об этом раньше, а довольно спокойно относилась ко всем этим зомби. И представь, меня это не угнетало. Я была такая же, как они.

— Нет, — Максим одной рукой обнял Лару, — ты совсем не такая, ты особенная.

— Такая, — она попыталась отстраниться, — ты только