Book: Тайная женитьба



Тайная женитьба

Линдсей Баффин

Тайная женитьба

1

— Дейви-Грейви[1]! Дейви-Грейви! — неслось по всему дому.

Он с раздражением зажал уши и выскочил на крыльцо, рассчитывая найти покой на улице.

Но это ему не удалось. Тонконогая рыжеволосая бестия последовала за ним. Она ходила по пятам и приставала с дурацкими вопросами.

— А у тебя есть подружка, Дейви-Грейви?

А почему ты не ходишь на танцы? А ты умеешь целоваться?

И что только этой девчонке от него надо?!

Потом он сидел на высоком берегу и смотрел на воду. Неподалеку дети ныряли в реку с высокого камня, соревнуясь друг с другом в ловкости.

— Эй, кто-нибудь, помогите!

Услышав крик младшего брата, он бросился на помощь. Брат метался по берегу, показывая рукой на воду.

Он, не раздумывая, кинулся в реку. Вода была мутновато-зеленой, но он почти сразу нащупал под водой безвольное тельце и вытащил на берег. Его рыжая насмешница была без чувств. На лбу у нее синела шишка, по-видимому, она ударилась головой о камень или о корягу на дне.

Он смотрел на нее и не знал, что делать.

Вдруг на его глазах лицо девятилетней девочки превратилось в лицо златокудрой дивы с призывно приоткрытыми губами, от которых пахло омытой весенним дождем сиренью. Он невольно склонился к ним, чтобы поцеловать, а она распахнула хитрые кошачьи глаза и залилась пронзительным смехом.

— Дейви-Грейви!

Смех перерос в мелодичный звон будильника, и Дэвид проснулся, с облегчением осознав, что это только сон.

— Надо же такому присниться… — пробормотал он, вставая. — Далекие воспоминания детства. К чему бы это?

Вечером того же дня Дэвид Патрик Уильямс понял, что странный сон приснился ему не напрасно.

— Я категорически не согласен. Об этом не может быть даже речи! — Он яростно промокнул губы и, швырнув полотняную салфетку на белоснежную скатерть, уставился на сидевшую напротив мать.

Между двух высоких готических окон Мэри Уильямс смотрелась как собственный портрет, написанный искусной рукой художника. В элегантном голубом платье с жакетом и в модной шляпке с пером она выглядела, как всегда, великолепно. Темно-русый тон окрашенных волос, уложенных в безукоризненную прическу, и тщательный макияж делали ее гораздо моложе пятидесяти пяти лет.

Но раздосадованный ее просьбой Дэвид был не в состоянии в тот момент оценить по достоинству старания визажиста матери.

— Дэвид! — взмолилась Мэри, вложив в его имя всю меру своего отчаяния, и всем корпусом подалась вперед. Ее грудь опасно зависла над шариками шоколадного мороженого. Голубые глаза, обрамленные тщательно накрашенными ресницами, смотрели на сына с надеждой. — Я обещала Линде, что ты обо всем позаботишься. Будь умницей. Уверяю, скучать тебе не придется.

Не придется скучать?! Дэвид фыркнул. Зря он принял приглашение матери вместе пообедать.

Но «Кордова» был его любимым рестораном, и он не мог устоять перед искушением, хотя ему следовало бы догадаться, что матушка что-то замышляет. Обед в «Кордове» всегда оставлял у Дэвида более чем приятное впечатление. Интерьер в испанском стиле, обилие солнечных пейзажей на белых стенах и разнообразные цветочные композиции придавали атмосфере ощущение праздничности. Все, начиная от мебели и кончая сервировкой, отличалось изысканностью.

А «Мэри возводила изысканность едва ли не в ранг религии.

Со дня смерти отца, скончавшегося несколько лет назад от сердечного приступа, Дэвид дал себе слово заботиться о матери и делать для нее все, что в его власти. Однако ее требования, на его взгляд, доходили порой до абсурда.

Он бросал на Мэри сердитые взгляды, скорее недовольный собой, чем ею.

— Мама, у тебя найдется с десяток друзей, кто будет счастлив показать Джеки…

— Ее зовут Джанет.

— ..Джанет достопримечательности. В конце концов Сакраменто — не Нью-Йорк. В нем трудно заблудиться.

— Я не прошу тебя показывать ей город. Все города похожи друг на друга. Калифорния очень красивый штат. Я знаю, что девушке будет интересно съездить на океан, в горы, побывать на винодельнях… — Мэри сделала паузу и одарила сына улыбкой, которую обычно пускала в ход на светских раутах. — Ты непревзойденный знаток вина, дорогой. Уверена, что Джанет будет благодарным слушателем, ведь узнавать что-то новое всегда интересно.

— Мама, — Дэвид положил салфетку на край пустой тарелки, — у меня нет ни времени, ни желания играть роль экскурсовода для этой маленькой бестии.

Идеально выщипанные брови Мэри слегка изогнулись в удивлении.

— Что дает тебе право так отзываться о ней?

Ты ее совсем не знаешь. Ты даже забыл, как ее зовут.

— Мы с ней вместе росли. Насколько я помню, она с большим удовольствием подвергала меня всяческим насмешкам.

— Джанет действительно любила пошутить, но она не виновата в том, что у тебя отсутствовало чувство юмора. К тому же с тех пор прошло пятнадцать лет. Джанет была тогда ребенком. Она давно выросла.

— В таком случае ей не нужен поводырь. Она в состоянии сама о себе позаботиться. А мне и без нее есть чем заняться.

В глазах Мэри блеснули искры упрямства, которых Дэвид больше всего опасался.

— Чем же ты собираешься заниматься, Дэвид? Мне известно одно: твой отец остался бы тобой страшно недоволен. Он бы ни за что не упустил возможности оказать содействие дочери Фрэнка Андерсона.

Дэвид никогда не понимал, откуда у столь миниатюрной женщины, как его мать, несгибаемая сила воли. Его отец был крупным мужчиной, рядом с которым мать казалась малюткой, но и он не мог противостоять жене. Неудивительно, что его сыну тоже пришлось нелегко.

Опасаясь, что может поддаться на уговоры матери, Дэвид собрал остатки решимости.

— Боюсь, я занят сейчас. Моя работа…

— Ты слишком много времени проводишь на работе. — Мэри погрозила ему пальчиком с идеальным маникюром. — Я понимаю, ведь дома тебя никто, кроме кошки, не ждет. Интересно, что ты делаешь в своей ужасной квартире.

— В апартаментах. Жилой комплекс «Акация» считается одним из самых красивых и престижных в городе, — гордо заявил Дэвид, выпрямляя спину.

— Тебе следовало бы чаще выходить из дому, да не одному, а в компании какой-нибудь милой молодой леди. А у тебя, похоже, нет других интересов, кроме работы и этой жуткой машины.

Желая сохранить самообладание, . Дэвид допил остатки вина, но это ему мало помогло.

— «Кадиллак» — один из лучших американских автомобилей! — возмутился он. — Работа, как тебе, должно быть, известно, позволяет мне оплачивать мои расходы, и я не сижу дома затворником, а живу деятельной светской жизнью.

Мэри презрительно хмыкнула.

— Спортивный клуб два раза в неделю да редкие походы в театр? И ты называешь это деятельной светской жизнью? Милый Дэвид, ты весьма привлекательный мужчина. В этом зале я вижу по меньшей мере трех дам, которые не спускают с тебя глаз. У тебя есть все: хорошие внешние данные, деньги и время, но почему-то нет подруги. Тебе уже тридцать два года. Мог бы уже сподобиться и осчастливить меня внуками.

Дэвид скрипнул зубами.

— Я уже много раз говорил тебе, мама… Ты не хуже меня знаешь, что у меня были весьма… пристойные отношения с одной женщиной. Но в данный момент у меня никого нет. И все. Мне не хватает на это времени.

— Напротив, времени у тебя навалом. Я никак не возьму в толк, что мешает тебе брать пример хотя бы с Ника. По крайней мере, он стал летчиком, чтобы увидеть мир. А ты, как старик, сидишь в четырех стенах. В тебе нет ни капли авантюризма.

Упоминание имени младшего брата отозвалось в нем болью, но Дэвид не подал виду.

— Я полжизни убил на то, чтобы уберечь Ника от беды, — произнес он с нажимом. — С меня хватит его авантюр.

Мэри посмотрела на сына долгим взглядом.

— Тебе нужна хорошая женщина. Тогда у тебя хотя бы не будет проблем с сексом. Чтобы быть здоровым, мужчина должен регулярно заниматься сексом.

Дэвид решил, что пора положить конец этому разговору. Обсуждать с матерью секс в его намерения не входило.

— Что ж, мама, мы славно посидели, но теперь мне, пожалуй, пора вернуться на работу.

— Но мы ничего не решили.

— Что касается меня, то я для себя все решил. Поищи кого-нибудь другого опекать рыжую плутовку.

Мэри была готова расплакаться. Во всяком случае, так Дэвиду показалось. Она выглядела растерянной, и в ее глазах блеснули слезы.

— Как можно быть таким черствым, Дейв?

Ты забыл, что Фрэнк Андерсон спас твоему отцу жизнь? Если бы не отец Джанет, ты и на свет бы не родился! Разве я о многом тебя прошу, когда ты обязан этому смельчаку собственным существованием? Не говоря уже о двадцати годах отцовской жизни. Если бы твой отец был жив, он бы присоединился к моей просьбе.

Ты знаешь это не хуже меня.

Дэвид неловко поерзал. Мать нащупала его слабое место.

— Ладно, раз уж ты заговорила об этом…

Слезы Мэри мгновенно высохли, и лицо просияло.

— Значит, ты встретишь Джанет? Поезд из Холодного Ручья прибывает в субботу в десять утра.

— Почему бы тебе самой ее не встретить? предпринял Дэвид еще одну отчаянную попытку. — У тебя ведь куда больше свободного времени, чем у меня.

— Я обещала Линде, что ты поможешь Джанет устроиться. Девочка прожила всю жизнь в сонном захолустье. Каждый ее шаг оберегали три старших брата. Ей незнакомы тяготы городской жизни. Нужно, чтобы кто-нибудь опытный взял над ней опеку.

— Но причем здесь я? — Дэвид в отчаянии закатил глаза.

— Потому что, когда моя дражайшая подруга просит меня найти кого-нибудь подходящего, кто мог бы позаботиться о ее единственной дочери, я должна предложить самого компетентного и самого надежного человека из всех, кого знаю, — деловито пояснила Мэри.

Однако высокая оценка матерью его качеств Дэвиду отнюдь не польстила.

— Интересно, а кто будет заботиться обо мне?

Риторический вопрос сына Мэри пропустила мимо ушей.

— Я подумала, что ты мог бы помочь девушке устроиться на новом месте. Я не говорила тебе, что сняла для нее квартиру в твоем жилом комплексе? Поскольку ты неизменно высоко отзываешься об «Акации», я полагаю, Джанет будет там удобно.

Новость ошеломила Дэвида, и он мысленно выругался. Поединок с матерью он проиграл. Но, если бы он все же одержал победу, то мать неминуемо заставила бы его многие месяцы мучиться угрызениями совести.

— Очень предусмотрительно с твоей стороны, мама, — заметил он сухо. — А теперь, если позволишь, я должен вернуться на работу.

— Спасибо, Дэвид. — Мэри улыбнулась сыну.

Ее глаза светились любовью. — Я знала, что могу на тебя положиться. Джанет впервые уезжает из дома. Ей нужен кто-то, на кого она могла бы опереться. Надеюсь, ты будешь настоящим джентльменом. Я обещала ее матери, что не будет никаких вольностей. Смотри, не подведи меня.

Дэвид обогнул стол и помог Мэри встать.

— Тебе совершенно не о чем беспокоиться, мама. Если бы по какой-то необъяснимой причине мне понадобились бы отношения такого рода, то смею тебя уверить, деревенская девчонка вроде Джеки Андерсон вряд ли меня заинтересовала бы. Я предпочитаю женщин более изысканных, зрелых и, если угодно, пикантных.

Если Дэвид рассчитывал шокировать мать, то ему это не удалось.

— Ее зовут Джанет, Дэвид, — терпеливо повторила она. — Постарайся, по крайней мере, запомнить ее имя. Мы не хотим, чтобы ты произвел на нее впечатление невежи, правда?

Благополучно закончив тираду, Мэри Уильямс выпорхнула из ресторана. Дэвиду ничего не оставалось, как с видом обреченного последовать за нею.



2

В субботу, в десять утра, Дэвид стоял у входа на перрон, сожалея о том, что вынужден в жаркий летний день околачиваться в центре города. На его беду, приезд Джанет совпал с выходными. Будь его воля, он бы сейчас валялся на диване, наслаждаясь чтением новой книги, либо слушал любимую музыку. Дэвид был готов на все, лишь бы оказаться подальше от этой человеческой сутолоки с ее шумом, гарью и запахами, оскорблявшими обоняние.

Дэвид с трудом представлял, как невинное юное создание, которое ему поручили встретить, могло выдержать более пяти минут в одном из этих железных чудовищ на колесах, что подъезжали к перронам. Почему девчонка не прилетела на самолете?

Двери очередного поезда распахнулись, выпуская пассажиров. Первым вышел неопрятный парень с бородой, за ним дородная женщина, обвешанная сумками.

Появление следующей пассажирки вызвало у Дэвида подобие интереса. В туфлях на высоких каблуках и в белом джинсовом костюме, плотно облегавшем ее миниатюрную фигурку, она держала в руках бордовую кожаную куртку. С ее хрупкого плеча свисала огромная сумка. Шелковистые кудри цвета осенней листвы, обрамлявшие лицо девушки, при каждом ее шаге весело подпрыгивали.

Оказавшись на перроне, она подала руку идущей следом за ней худощавой пожилой женщине. Женщина сказала ей что-то с улыбкой, и девушка залилась тихим смехом, отозвавшимся в ушах Дэвида мелодичными бубенчиками.

Нехотя он оторвал взгляд от привлекшей его внимание пары и принялся изучать остальных пассажиров, покидавших поезд. Прежде чем идти встречать эту Джеки-Джанет, ему следовало бы спросить у матери, как она теперь выглядит. Дэвид видел ее в последний раз, когда она была девятилетним угловатым ребенком с тоненькими косичками и с рыжими веснушками на носу. Он практически забыл ее лицо, но хорошо помнил голос. Высокий и пронзительный.

В семнадцать лет он был болезненно застенчив. Он стеснялся пригласить девушку на прогулку или на танцы. В присутствии Джанет он особенно остро чувствовал свою неуклюжесть и робость. Плутовка дразнила его «Дейви-Грейви», постоянно подкалывала и все норовила выяснить, действительно ли он боится девушек.

Она, безусловно, была права. Уже одна мысль пригласить девушку на свидание вызывала у семнадцатилетнего Дэвида панику. Так продолжалось до тех пор, пока он не встретил двадцатилетнюю Салли. Свободная и раскованная, она посчитала своим долгом научить красивого молодого человека премудростям жизни. Салли навсегда изменила его мышление. О ее дальнейшей судьбе Дэвид ничего не знал.

Предавшись воспоминаниям, Дэвид не заметил, как перрон постепенно опустел. Он обвел взглядом значительно поредевшую толпу.

Только трое из приехавших никуда не спешили и как будто кого-то ждали: бородач, молодой парень и златокудрое создание. Пожилая женщина, с которой девушка выходила из поезда, куда-то исчезла.

Дэвид хмуро уставился на паренька. По росту и комплекции он вполне соответствовал хранившемуся в памяти образу, но его прямые и светлые, как солома, волосы противоречили воспоминаниям. К тому же пол парня не вызывал сомнения, хотя внешность современных молодых людей бывает порой обманчива. Дэвид напряг память, пытаясь вспомнить цвет волос Джанет. Конечно. Как он мог забыть? Она была рыжей, как осень.

Он перевел взгляд на златокудрую девушку.

Дэвид был вынужден признать, что девушка показалась ему более чем привлекательной. Издалека он не мог различить цвет ее глаз, но почему-то подумал, что они карие. Карие глаза идут золотистым волосам. У Джанет были глаза цвета темного янтаря.

Подивившись цепкости своей памяти, Дэвид уставился на девушку в белом джинсовом костюме. Не может быть. Ему верилось с трудом.

Джанет со своими косичками и веснушками была типичной деревенской девчонкой, в то время как эта модная особа выглядела стильной городской жительницей. Такая не могла явиться из какого-то там Холодного Ручья.

В этот момент девушка повернула голову, и их взгляды встретились. На ее лице отразилась неуверенность, но в следующую минуту на полных губах заиграла вопросительная улыбка. Теперь Дэвид знал, почему ее смех затронул в его душе знакомую струну. Но он все еще не верил своим глазам, пока девушка не подняла руку и не помахала ему.

Итак, Джанет Андерсон приехала.

Он направился к ней, почему-то сожалея, что не надел рубашку с тугим воротничком вместо синей футболки, с утра подвернувшейся ему под руку.

— Дейви, это ты? — услышал он голос на октаву ниже, чем ожидал.

При звуке ненавистного имени Дэвида передернуло, и последние сомнения улетучились: перед ним плутовка Джанет. Дэвид нацепил на лицо маску любезности.

— Джанет. Как поживаешь? — По крайней мере, он не перепутал ее имя. — Как доехала?

Она радостно улыбнулась, и неожиданно для себя он обнаружил на ее щеках обворожительные ямочки. А веснушки с прелестного носика исчезли. Златокудрое создание ничуть не походило на допекавшего его ребенка. Дэвид видел перед собой элегантную молодую леди с пикантными искорками в янтарных глазах.

Такую женщину он непременно выделил бы в людской толпе. С ней было бы приятно потягивать вино перед потрескивающим камином или кружить в медленном танце под чувственную музыку, чтобы потом увлечь в спальню…

Оборот собственных мыслей поразил Дэвида. Девушка заговорила, и он окончательно вернулся к реальности.

— Клево видеть тебя снова, Дейви! Ты выглядишь классно! Спасибо огромное, что пришел меня встретить. Зови меня просто Джан.

Меня все так зовут.

Дэвид заскрежетал зубами. Снова это имя!

Элегантная внешность его обманула. Перед ним все та же плутовка из Холодного Ручья.

— Постараюсь запомнить, что тебя нужно звать Джан, — сказал он угрюмо, — если ты пообещаешь больше никогда не называть меня Дейви.

Взгляд ее медовых глаз стал настороженным.

— О, прости. Я по привычке. Ты всегда был для меня Дейви, и все эти годы, когда думала о тебе, я так тебя и называла, но я постараюсь забыть это имя. — И, меняя тему, она показала на два стоящих у ее ног объемистых чемодана. Это все, что у меня есть на данный момент. Тетя Мэри сказала, что квартира обставлена, это так?

Слова Джанет о том, что она думала о нем все эти годы, произвели на Дэвида сильное впечатление.

— Тетя Мэри? — переспросил он недоуменно.

— Твоя мама, глупыш! — пояснила Джанет.

— Ты называешь ее тетей Мэри? — Дэвид не представлял, как мать может мириться с этим.

Слово «тетя» как-то не вязалось с ее утонченным образом.

— Я всегда так ее называла. Мама о вас обоих много говорила, — доложила Джанет весело.

— Правда? — удивился Дэвид, невольно задумавшись, что именно сообщала о нем мать Линде Андерсон и ее говорливой дочери.

— Правда, — подтвердила Джанет с улыбкой, очарованию которой Дэвид невольно поддался.

Он проворно подхватил ее чемоданы и едва не застонал, ощутив приличный вес. Вероятно, дома девушку кто-то провожал до станции. Она вряд ли могла сама тащить подобную тяжесть.

— Надеюсь, они не слишком для тебя тяжелые, — услышал Дэвид голос Джанет. — Мне пришлось набить их до отказа. Бедный проводник только со второй попытки вытащил их из купе.

Желая поразить девушку, Дэвид оторвал оба чемодана от земли и едва не упал.

— Машина на стоянке, — объявил он, тяжело дыша, и нетвердым шагом пошел вперед.

Следуя за ним по пятам, Джанет была вынуждена признать, что Дейви оказался сильнее, чем она предполагала. Вероятно, он не ленится поддерживать спортивную форму. Кто мог подумать, что тощий, нервный и раздражительный подросток, которого она изводила в детстве, превратится в столь привлекательного мужчину? Она с трудом его узнала.

Дэвид изменился. Он всегда был симпатичным, но теперь стал выше ростом и более мужественным. Волосы — теперь он стриг их коротко — потемнели, и, а в уголках светлых лучистых глаз появились тонкие морщинки. Его подбородок приобрел твердость, а голос — силу, повергавшую Джанет в трепет.

Появись Дейви в Холодном Ручье, женщины не дали бы ему проходу. Хотя, по словам тети Мэри, в Сакраменто ситуация была не столь безнадежной. По всей вероятности, от своих проблем в этой сфере Дейви так и не избавился. Как жаль, что его решительность не окрепла вслед за мышцами, подумала Джанет.

— Это твой автомобиль?! — воскликнула Джанет, увидев, как Дэвид отпирает багажник блестящего черного «Кадиллака». — Я сражена наповал!

— Спасибо.

Дэвид открыл дверцу, и Джанет скользнула на мягкое сиденье. Запах в салоне был типично мужским — смесь кожи и пряного одеколона.

— Крутая тачка, — заметила Джанет в надежде, что Дэвид поддержит разговор. — Должно быть, отвалил за нее кучу денег.

— Это правда. — Дэвид сел на водительское место и с гордостью обладателя похлопал по рулевому колесу. — Но она того стоит.

— Класс! — воскликнула Джанет и непринужденно откинулась на спинку сиденья.

Дэвид напряженно маневрировал в узких лабиринтах городских улиц, в то время как Джанет старалась поддерживать разговор, желая заставить Дэвида расслабиться. Заметив на его лице нескрываемое недовольство, она наконец оставила свои попытки и стала смотреть в окно. Городской пейзаж — высокие эстакады, аккуратные парки, нарядные отели, уютные кафе и бары, яркие магазины — заворожил Джанет, ей не терпелось приступить к обследованию этой новой для нее среды обитания, и она засыпала Дэвида вопросами о городе.

Тот отделывался невнятным бурчанием.

После продолжительных безуспешных попыток добиться от него более вразумительных ответов, Джанет снова замолчала и уставилась на своего хмурого сопровождающего долгим взглядом. Сомнений не оставалось: он явно был не в духе.

— Надеюсь, я не оторвала тебя от чего-то важного, — произнесла она осторожно. — Вероятно, ты предпочел бы сейчас находиться в компании своей девушки.

— Что? — Дэвид недоуменно посмотрел на свою спутницу, словно она несла околесицу. — Нет. У меня нет девушки.

Джанет это уже знала. Отсутствие у Дэвида подруги служило главным источником треволнений тети Мэри.

— Почему так? — полюбопытствовала она, обрадовавшись возможности вовлечь Дэвида в разговор.

— Почему что? — переспросил он, и на его скулах заходили желваки…

— Почему у тебя нет девушки?

Возникла пауза, и Джанет пришлось набраться терпения, чтобы дождаться ответа.

— Вообще-то это тебя не касается. Но, поскольку мама имеет привычку делать неверные умозаключения, я все же удовлетворю твое бестактное любопытство, ограничившись небольшим уточнением. У меня нет девушки в настоящий момент, но это не значит, что ее не будет в будущем.

— К чему такая враждебность? — Джанет наморщила носик. — Я только спросила.

— Тебя интересовало, не импотент ли я?

Подобная мысль не приходила Джанет в голову, хотя она была рада услышать отрицательный ответ.

— Да нет же, я просто интересовалась, почему за таким мужчиной, как ты, не следуют толпы воздыхательниц.

— Это комплимент?

— Воспринимай как хочешь. — Решив снова сменить тему, Джанет откинулась на спинку сиденья. — Расскажи мне лучше о доме, в котором живешь. Какой он? Много ли там холостяков? Есть ли у вас общая комната отдыха?

— Отлично. На все вопросы отвечаю положительно.

Дэвид остановился у очередного светофора.

Взгляд Джанет невольно задержался на его руках, лежащих на рулевом колесе: она отметила сильные пальцы с красивыми, аккуратно подстриженными ногтями. Этот мужчина нравился ей все больше, но вот его лицо… Оно по-прежнему оставалось непроницаемым. Джанет очень хотелось растормошить его, разрушить стену, которой он отгородился от нее.

— А бассейн тоже есть? — осведомилась она.

— И бассейн тоже есть. — Последовала пауза, после которой Дэвид неожиданно добавил:

— И спортивный зал.

Красный свет сменился на зеленый, и машина тронулась с места.

— Ага! — воскликнула Джанет. — Вот где, оказывается, ты накачал свои мускулы!

Дэвид слегка повернул к ней голову, и Джанет почудилось, что он обиделся.

— Ты так легко обращался с моими неподъемными чемоданами, вот я и подумала, что ты атлет, — поспешила она пояснить свою мысль.

Дэвид снова уставился на дорогу, но по его угрюмому виду Джанет поняла, что ее замечание окончательно вывело его из равновесия. «

Ужасно! Немудрено, что у него нет подруги. Ему не помешало бы научиться расслабляться, иначе ему не вкусить радостей жизни.

Джанет попыталась представить, какая девушка могла бы привлечь внимание Дэвида. Темноволосая, загадочная и, вероятно, высокая.»

Другими словами, полная ей противоположность. В то время как мужчина с внешностью Дэвида Патрика Уильямса мог бы заставить Джанет забыть причину ее отъезда из Холодного Ручья.

Чувство неизбежной опасности еще более усилилось, когда Дэвид обнаружил, что «тетя Мэри» сняла апартаменты для Джанет как раз напротив его собственных. Смущавшее душу Дэвида подозрение нашло новое подтверждение. Мать, похоже, собиралась их с Джанет сосватать. Она, вероятно, сошла с ума. Но на этот раз у нее ничего не выйдет.

Хмурясь, Дэвид терпеливо ждал, пока Джанет откроет дверь своего нового жилища. Что у матери за привычка совать нос в чужие дела?! — кипятился Дэвид. К чему тогда она предупреждала меня не позволять себе никаких вольностей?

Ха! Может, она рассчитывала, что, выслушав ее наставления, я поступлю с точностью до наоборот? Тогда она недооценила смекалку сына.

Если мать полагает, что наивная бестактная болтушка вроде Джанет может вызвать у меня интерес, то она ошибается. Все же зря я согласился взять на себя роль собаки-поводыря! — скрипнув зубами, посетовал Дэвид. Я скорее провалюсь сквозь землю, чем проявлю хоть каплю интереса к дочери Фрэнка Андерсона!

Я готов платить по счетам, но не такой же ценой!

Нельзя сказать, что Джанет не нравилась Дэвиду. Ее искренняя реакция глубоко трогала душу Дэвида. Впервые приехав в Сакраменто, она воспринимала все с нескрываемой благодарностью, отзывчивостью и восторгом.

Большинство женщин, с которыми ему доводилось общаться, не обладали подобной открытостью. По их поведению было трудно понять, когда они искренни, а когда притворяются. Игры такого плана претили Дэвиду. Вероятно, по этой причине в настоящее время у него не было подружки. Впрочем, это обстоятельство его не смущало.

Справившись с замком, Джанет обратила на Дэвида счастливое лицо.

— Ты не хочешь перенести меня через порог?

Дэвид растерялся и недоуменно уставился на девушку, лихорадочно обдумывая подходящий ответ.

— Не бойся, Дейви, я только пошутила.

— Я же просил не называть меня этим именем! — вспылил Дэвид, обретая наконец дар речи.

Но Джанет уже побежала знакомиться с новым пристанищем. Дэвид стиснул зубы и, подхватив чемоданы, прошел следом.

Гостиная походила на его собственную, только в зеркальном отображении, но обстановка была другой. Там стояли достаточно удобные диван и кресло, а в крохотном закутке, отведенном для столовой, — небольшой обеденный стол. На стене висел эстамп, а на окне — серые занавески. Цвет, подумал Дэвид рассеянно. Этому месту не хватает цвета. И телевизора. Сам он не мыслил своего существования без хорошего телевизора.

Тем не менее это бесцветное помещение вызвало у Джанет восторг. Раскинув руки, она закружилась по комнате.

— Ты только посмотри на все это! Класс!

Клево! Мне здесь нравится! И все это мое!

— Если будешь оплачивать счет, — уточнил Дэвид, опуская чемоданы на серый ковер. — Куда мне их деть?

— Отнеси в спальню. — Джанет вприпрыжку помчалась в коридор. — Иди сюда, она, вероятно, где-то здесь.

Менее всего Дэвиду хотелось оказаться с Джанет в спальне, но он взял чемоданы и последовал за ней. У открытой двери он остановился и поставил чемоданы на пол.

— Спасибо, Дейви. Ты милашка. — Джанет вскочила на матрас и подпрыгнула, проверяя упругость пружин. — Иди сюда, посмотри, какой удобный! Сегодня я буду спать как убитая.

Дэвид кашлянул.

— Джанет! Я же просил! Не называй меня Дейви. Я ненавижу это имя! Зови меня Дэвид.

Джанет обиженно надула губки, и у Дэвида почему-то екнуло сердце.

— Дэвид звучит слишком официально и напыщенно, — пробормотала она и уставилась на него немигающим взглядом, отчего Дэвид почувствовал себя диковинным зверем. Джанет щелкнула пальцами, и он вздрогнул. — Придумала! Ты ведь Дэвид Патрик, Я буду звать тебя Пат!

Она ослепительно улыбнулась. У нее были белые ровные зубы. При виде ее белоснежной улыбки Дэвид снова испытал непонятное волнение. Эта плутовка умеет выбить его из колеи.

— После утомительного путешествия ты, должно быть, устала, — произнес Дэвид с надеждой. — Наверное, хочешь прилечь и отдохнуть.

Джанет отчаянно затрясла головой, отчего блестящие золотые кудри взметнулись в стороны.

— Ничуть. Я ничуть не устала. Я скорее перевозбуждена. Мне не терпится обследовать Сакраменто!

Вспомнив обещание, данное матери, Дэвид едва не застонал. Вместо двух дней отдыха его ждут горы, винодельни и поездка к океану.



Если удастся, то он покажет все достопримечательности за эти выходные, лишь бы мать оставила его в покое. Придется набраться терпения, чтобы свыкнуться с мыслью о предстоящей пытке.

— Мне нужно кое-что сделать. — Дэвид демонстративно посмотрел на часы. — Я тебя пока оставлю, разбирай чемоданы и устраивайся.

— Нет, постой! — Джанет спрыгнула с кровати. — Можно мне пойти с тобой? Мне нужно купить продукты, постельное белье и еще посуду, а у меня нет машины.

Дэвид продолжал смотреть на часы, думая о новой книге, лежавшей дома на кофейном столике. Ему было жарко, он устал, но не это тяготило его в первую очередь. Дэвид боялся, что рядом с этой солнечной девушкой забудет, что должен оставаться безразличным к ее бьющей через край жизнерадостности.

— У меня и вправду нет времени, — сказал он, осознавая, что отрицательный ответ не устроит Джанет.

Дэвид оказался прав. В мгновение ока Джанет оказалась рядом с ним и теперь едва не касалась его ботинок носками своих туфелек и обдавала его едва уловимым благоуханием сирени. Дэвид затаил дыхание. Джанет вскинула голову и посмотрела на него своими янтарно-медовыми глазами, обрамленными густыми пушистыми ресницами. У Дэвида сладко заныло внизу живота.

— Пожалуйста, Пат! — взмолилась она тихо. — Мне и вправду нужна помощь.

Насчет имени Джанет оказалась права. Дэвиду понравилось, как оно звучит. Гордо, властно. Неплохо. Но перспектива совместно провести вечер в магазине, выбирая постельное белье…

Джанет склонила голову набок и смотрела на него с умоляющей улыбкой. Дэвид колебался.

— Мне больше некого просить, — призналась она, — кроме твоей матери, конечно. Но мне бы не хотелось ее беспокоить.

При упоминании имени матери у Дэвида в мозгу сработал сигнал тревоги. Он явственно представил, как его мать с горящими от любопытства глазами атакует Джанет расспросами.

Мать, как никто другой, умела превратно истолковывать услышанное.

— Хорошо, я пойду с тобой, — согласился Дэвид. — Но времени на раздумья у тебя не будет.

Джанет серьезно кивнула.

— Я буду очень расторопной.

Он взглянул на нее с подозрением, ожидая подвоха, но красивые глаза Джанет были воплощением самой невинности, и Дэвид едва не забыл, что собирался сказать.

— Магазин в десяти минутах езды. Надеюсь, ты знаешь, что тебе нужно.

— У меня составлен список. Он в сумке.

Джанет устремилась в гостиную, и Дэвид последовал за ней. Она торопливо вывалила на стол содержимое сумки, удивив Дэвида его бесчисленным многообразием.

— Я готова! — объявила она, повесив сумку на плечо и одарив Дэвида своей обезоруживающей улыбкой. — Идем.

По пути к машине Дэвид занялся мысленным подсчетом, сколько миль ему придется проезжать в день, чтобы показать Джанет все местные достопримечательности.

— Где ты теперь работаешь, Пат? — спросила Джанет, когда он выруливал со стоянки.

— Я консультант по финансовым вкладам в одной крупной компании, — ответил Дэвид, все еще продолжая производить в уме подсчеты.

— Должно быть, это ужасно скучно?

Дэвид ожил, работа и все с ней связанное, была его коньком.

— Отнюдь! Более интересной профессии я не представляю. Обращение с чужими деньгами предполагает огромную ответственность.

Люди доверяют тебе свое будущее. Словами не передать, какие чувства владеют мной, когда клиент получает со своих капиталовложений максимальную прибыль. Конечно, такое происходит нечасто, главное — предупредить тяжелые потери. Здесь важно быть консерватором…

Увлеченный собственным рассказом, Дэвид не заметил, как изменилось лицо Джанет.

— Пат, тебе не хватает настоящей жизни.

Чувствуя себя оскорбленным в лучших чувствах, Дэвид посмотрел на Джанет. Ее лицо было серьезным.

— Прошу прощения? — Он сделал вид, что не понял ее утверждения.

Джанет с шумом вздохнула.

— Человек, который приходит в восторг, наблюдая за приростом чужих денег, скорее всего обделен собственными радостями. Кроме всемогущего доллара в жизни есть и другие удовольствия.

Дэвид заскрежетал зубами. Джанет имеет нахальство критиковать его образ жизни!

— Хотелось бы мне взглянуть на людей, которые умудряются выжить без денег.

— Многие живут, довольствуясь минимумом, и вполне счастливы. Счастье за деньги не купишь, Дейви. Ты-то должен это знать.

Гадая, почему он перестал быть Патом, Дэвид расправил плечи.

— Дело не в том, что можно купить за деньги. Вопрос в том, как помочь людям распорядиться тем, что они имеют.

— А у большинства твоих клиентов этого добра куры не клюют, верно?

— Вероятно.

— Вот мы и вернулись к тому, с чего начали.

У Дэвида возникло ощущение, что и это сражение он проиграл. Он тщетно старался понять, из-за чего вышел спор. Пора бы сменить тему.

— Мать говорит, ты ищешь в Сакраменто работу. Чем бы ты хотела заниматься?

— Я хочу работать фотографом в каком-нибудь модельном агентстве. Я по специальности художник-график. Ты вряд ли сумеешь быть мне полезным. — Судя по ее тону, Джанет сомневалась, что он вообще может оказаться ей полезным.

Дэвид припарковал машину на стоянке перед магазином.

— Возможно, я смогу тебе помочь, — задумчиво сказал Дэвид, помня о своем неоплатном долге перед ее отцом. — Один из моих клиентов служит менеджером в крупном модельном агентстве. Я могу с ними потолковать насчет тебя.

Но, как ты понимаешь, я ничего не обещаю.

— Я понимаю, — серьезно отозвалась Джанет, и, когда она улыбнулась, сердце Дэвида на мгновение замерло. — Спасибо, Пат, я твоя должница, — сказала она тихо.

— Не нужно меня благодарить. Возможно, из этого ничего не выйдет, — ответил он несколько грубовато, желая скрыть смущение, и вышел из машины, отчаянно сожалея, что вызвался помочь Джанет с работой. В случае неудачи она в нем разочаруется.

Дэвид обогнул капот, чтобы открыть девушке дверцу, но Джанет уже вышла из автомобиля самостоятельно и с нескрываемым восхищением глазела на сверкающее сооружение из стекла и бетона.

— О, какой огромный мол[2]!

— Ты найдешь здесь все, что нужно. И цены здесь, насколько мне известно, вполне приемлемые. Начинай отсюда. — Дэвид взглянул на часы. — Встретимся у машины через час, хорошо?

— Как? Я думала, ты пойдешь со мной! — Янтарные глаза Джанет вновь приковали его внимание. — А с кем же я буду советоваться?

— Я в этом мало разбираюсь… — Дэвид кашлянул. — Попроси кого-нибудь из продавцов тебе помочь. В конце концов, они для этого и существуют.

— Они не объективны. К тому же наверняка предложат более дорогие товары. — К большому неудовольствию Дэвида, Джанет взяла его под руку. — Идем, Пат. Обещаю, это не займет много времени.

И она потащила Дэвида к магазину. Не успев занять оборонительную позицию и выдернуть руку, он был вынужден повиноваться.

Оказавшись в универмаге, Джанет бросалась из отдела в отдел, протягивая ему для экспертизы всевозможные простыни, полотенца, скатерти и прочие необходимые в хозяйстве вещи.

Дэвид одобрительно кивал, что бы ему ни демонстрировали, воображая Джанет то завернутой в мохнатое розовое полотенце, то уютно устроившейся на сиреневых в цветочек простынях. Если бы позже кто-нибудь спросил его о покупках, Дэвид не вспомнил бы ни одной вещи. Он мечтал только об одном — побыстрее выбраться из магазина.

К своему огорчению, Дэвид обнаружил, что вновь подчинился чужой воле. Виня во всем мать, он решил дать Джанет понять, что только выполняет свой долг. В конце концов, это его город, его жизнь и его время, и, если девушка хочет, чтобы он ей помогал, она должна позволить ему играть первую скрипку. Дэвид чувствовал себя в ответе за нее.

Эта мысль его невероятно обрадовала. Он будет счастлив, если Джанет Андерсон осознает, что он уже не тот робкий, бесполезный и неуклюжий подросток, терявший дар речи при ее появлении. Теперь они поменялись местами. Настал его черед командовать парадом.

В отличие от Джанет он будет делать это более мягко.

Нагруженный пакетами, Дэвид брел за Джанет к выходу, стараясь не подавать виду, что устал.

— Мне нужно заглянуть кое-куда. Я быстро, пояснила Джанет извиняющимся тоном. — Ты ведь не возражаешь, Пат, правда?

Когда она смотрела на него такими глазами и называла Пат, Дэвид не мог ни в чем ей отказать. Переложив покупки поудобнее, он бодро расправил плечи.

— Ладно, но только никуда больше. Мне давно пора быть дома.

Ее улыбка послужила ему наградой, и ноша больше не казалась тяжелой.

— Ты ангел. Это совсем близко, если судить по указателю. — Джанет ускорила шаги и нырнула в магазинчик, пристроившийся между отделами парфюмерии и одежды.

Погруженный в обдумывание плана экскурсий для Джанет, Дэвид по инерции двинулся в магазин, где она скрылась, и застыл у входа, осознав, что здесь торгуют женским бельем.

Он хотел ретироваться, но в этот момент Джанет его заметила и бурно зажестикулировала.

— Эй, Пат, что скажешь насчет этого?! — крикнула она достаточно громко, чем обратила на себя внимание других покупателей.

Дэвида бросило в краску, когда он увидел в ее руке нечто, отделанное желтым кружевом. Он ловил любопытные взгляды, ругая себя, что не посмотрел, куда идет. Не удостоив Джанет ответом, Дэвид вышел из магазина белья, проклиная мать, себя и Джанет. Больше всего он сердился на Джанет. Из-за нее он вновь ощутил себя неуклюжим подростком, каким был в юности. Если бы она не была дочерью Фрэнка Андерсона, он бы ни за что не позволил матери уговорить его опекать драгоценную дочь ее подруги.

Сделав покупку, Джанет торопливо расплатилась. По выражению лица Дэвида она поняла, что поставила его в неловкое положение, и теперь чувствовала себя виноватой. Смущать его в планы Джанет, естественно, не входило, просто она забыла, что не все мужчины столь раскованные, как ее братья.

Когда Джанет наконец присоединилась к Дэвиду, его лицо было непроницаемым, а холодные голубые глаза метали громы и молнии.

— Я все купила, — заявила она, делая вид, что не замечает его недовольства. — Можешь везти меня домой.

— А что насчет продуктов? — спросил Дэвид.

— В двух кварталах от «Акации» я видела продовольственный магазин. Я схожу туда попозже. Джанет взяла у Дэвида один из пакетов. — Куплю пиццу и что-нибудь на ужин.

Они пошли к стоянке.

— Знаешь, мне кажется, в первый день приезда плохо есть дома в одиночестве, — нарушил молчание Дэвид. — У тебя уйдет много времени, чтобы устроиться. Если хочешь, я составлю тебе компанию, и мы поужинаем вместе где-нибудь в городе.

— Правда? — Великодушие Дэвида удивило Джанет. — Было бы здорово! Конечно же я согласна!

Дэвид кивнул, и она с удовлетворением заметила, что суровые черты его лица смягчились. Когда он не дулся, то выглядел настоящим красавцем. В любом случае он был милым и предупредительным. Жаль, что он уехал из Холодного Ручья, иначе с ней бы не случилось то, что случилось.

— Недалеко отсюда есть хороший китайский ресторан, — сообщил Дэвид, нажимая на педаль газа. — Там подают отличный черепаший суп.

Джанет содрогнулась.

— Прости. Я не ем черепаший суп.

— Почему? — удивился Дэвид.

— У меня от него крапивница.

В его глазах вспыхнули какие-то непонятные искорки.

— В конце концов, черепаховый суп можно и не заказывать. А там, — Дэвид указал на здание, мимо которого они проезжали, — готовят великолепные бифштексы, если ты предпочитаешь мясо.

— Я предпочитаю белое мясо, — отозвалась Джанет и, испугавшись, что Дэвид примет ее за чересчур капризную, торопливо добавила:

— 4Я люблю курятину и рыбу.

— А как тебе японская кухня?

— Никак. — Она пожала плечами.

— Ладно. — Голос Дэвида слегка дрожал. — Я отведу тебя в один отличный ресторан в центре города. У них чрезвычайно разнообразное меню и великолепный выбор вин. Уверен, что там ты найдешь что-нибудь себе по вкусу.

— Звучит заманчиво. Спасибо, Пат, с твоей стороны очень любезно проявлять обо мне такое беспокойство.

Дэвид наградил ее сдержанной улыбкой.

— Всегда рад.

Несколько минут спустя они въехали на стоянку «Акации», и Дэвид помог девушке внести в дом покупки.

— Брось их на диван, — скомандовала Джанет, заметив, что он в растерянности остановился посреди гостиной.

—  — Может, лучше отнести их в… э-э-э… спальню?

Джанет едва не попросила Дэвида помочь ей застелить постель, но вовремя спохватилась.

— Спасибо. Потом я сама со всем этим разберусь. Можешь заняться своими делами.

— Они, в конце концов, могут подождать. — Дэвид сгрузил тяжелые пакеты на диван. — Ты уверена, что справишься самостоятельно?

— Конечно. Огромное спасибо за помощь.

— Всегда к твоим услугам. Вероятно, в будущем тебе понадобится собственная машина, хотя общественный транспорт работает довольно сносно. Но, чтобы поехать за город, без своих колес не обойтись.

— Я планирую купить автомобиль. Свой я продала, когда уезжала из Холодного Ручья. Он буквально рассыпался на глазах. Мне понадобится твоя консультация.

Он кашлянул.

— Я в этом деле не советчик, но мог бы снабдить тебя кое-какой информацией.

— Отлично! Я бы хотела купить подержанный автомобиль. — Джанет подошла к двери и открыла ее. — Надеюсь, еще увидимся.

— Увидимся? — переспросил Дэвид.

— За ужином.

— Ах да! Я зайду за тобой в семь.

— Хорошо. Я буду готова. — Джанет одарила его белозубой улыбкой.

Выходя из квартиры, Дэвид ударился плечом о косяк, но как будто этого не заметил.

Джанет закрыла за ним дверь и прислонилась к ней спиной. Улыбка исчезла с ее лица. С Дэвидом было непросто, но ей нравилось тормошить его. Жизнь, похоже, снова приобретала радостные краски. На некоторое время она забыла, почему сбежала из Холодного Ручья и решила начать жизнь заново в чужом городе. Ей даже удавалось не вспоминать лицо Ральфа и жестокие слова, брошенные им в тот последний день, когда он умчался прочь в клубах дыма и пыли.

Боль утраты еще не прошла и была по-прежнему острой, но Джанет уже научилась ее терпеть. Очень скоро она посмотрит на свою беду новыми глазами и решит, что ей делать дальше. Но не сейчас. Пока она к этому не готова.

Она вернется к проблеме, когда не, будет иного выхода.

Дэвид зашел за ней ровно в семь, как и обещал. В его пунктуальности Джанет не сомневалась и потому постаралась не заставлять себя ждать. После долгих колебаний она остановила выбор на изумрудного цвета льняном костюме с короткой юбкой. Однако на Дэвида ее старания не произвели, кажется, никакого впечатления, во всяком случае, его лицо осталось непроницаемым.

— Красиво, — только и сказал он, входя в квартиру.

Поскольку его взгляд был устремлен на ярко-розовые диванные подушки, купленные ими несколькими часами ранее, то Джанет не поняла, что именно находит он красивым — их или ее костюм.

Чтобы не попасть впросак, она решила не уточнять. Сам Дэвид выглядел великолепно и стильно в темно-серых шелковых брюках, в голубой рубашке и в синем пиджаке в узкую полоску.

Джанет невольно залюбовалась его атлетической фигурой. Поймав на себе его взгляд, она торопливо отвела глаза и схватила со стула сумочку.

— Ну вот. Я готова.

Дэвид что-то пробурчал и, открыв дверь, пропустил Джанет вперед. Они направились к лифту. Он держался натянуто, вероятно, уже сто раз пожалел о своем опрометчивом предложении вместе поужинать. Эта мысль угнетала Джанет сильнее, чем ей хотелось бы. Первый выход в свет в новом городе был для нее торжественным событием, и она предпочла бы, чтобы ее спутник отнесся к нему с большей радостью, по крайней мере, внешне.

Когда они сели в машину, Джанет осмелилась нарушить молчание.

— Ты очень любезен, Дейви. Ты был прав.

Я и вправду начала чувствовать себя одиноко.

Возникла неловкая пауза, прежде чем Дэвид отреагировал.

— Полагаю, пройдет еще некоторое время, Джанет, прежде чем ты освоишься и почувствуешь себя как дома. — Его слова прозвучали довольно язвительно.

Джанет поморщилась.

— Прости, Пат, я все время забываю.

— Конечно, — подхватил Дэвид. — Я понимаю.

— Обещаю впредь быть внимательнее.

— Благодарю.

Начало не сулило ничего хорошего. Узнав от матери, что Дэвид вызвался показать ей город, Джанет лишь плечами пожала. В ее представлении Дейви остался нескладехой. Он даже шнурки на ботинках не умел завязывать должным образом и в присутствии девчонок всегда смущался и краснел. Перспектива получить милого Дейви-Грейви в качестве кавалера не вызывала у Джанет особого энтузиазма.

Но реальный Дэвид оказался совсем иным человеком. Его покровительственное отношение слегка раздражало Джанет, но этот недостаток был легко устраним. Дэвид потрясающе выглядел, и ей нравилась, что он обращается с ней как джентльмен. Он безупречно владел собой, и это ее слегка пугало, поскольку Джанет не знала, как с ним держаться. Но в целом все в нем ее интриговало и разжигало любопытство.

Джанет не терпелось выяснить, как Дэвид жил с тех пор, как уехал из Холодного Ручья, какие события произошли в его жизни и сохранилось ли в нем что-нибудь от того робкого обидчивого паренька, которого она знала в детстве.

Ресторан, куда они приехали, превзошел все самые смелые ожидания Джанет. Она впервые столкнулась с красивой стороной жизни. Помещение со сверкающими люстрами, экзотическими картинами и уединенными столиками со свечами, казалось, сошло с кадров голливудской киноленты.

Глядя на элегантные наряды женщин, Джанет похвалила себя, что выбрала костюм, поскольку поначалу собиралась надеть черные брюки и шелковую блузку. В Холодном Ручье она не смогла бы купить себе ничего стильного, если бы не почтовые каталоги, регулярно рассылаемые торговыми фирмами.

Дэвид отодвинул для нее стул, и Джанет, чувствуя себя настоящей леди, гордо села. Женщины, сидевшие за соседними столиками, бросали в ее сторону, вернее в сторону Дэвида, любопытные взгляды. Джанет решила, что они ей завидуют. Она устроилась на стуле поудобнее и расслабилась.

Она бы чувствовала себя еще лучше, если бы Дэвид не хмурился.

— Здесь очень красиво, Пат, — заметила она, надеясь смягчить его.

— «Кордова» — один из лучших ресторанов в городе. — Дэвид раскрыл меню. — Моя матушка отсюда практически не вылезает.

— Когда мы с ней увидимся? — спросила Джанет, беря в руки кожаную папку с золотым теснением. — Когда тетя Мэри в последний раз приезжала к нам в гости, мне было лет двенадцать. С тех пор я ее не видела. Ты вроде учился тогда в университете.

— Мама звонила, чтобы убедиться, что ты добралась благополучно. Она посчитала необходимым дать тебе дня два-три на обустройство.

Потом она обязательно к тебе заглянет. И не удивляйся, если она появится ни свет ни заря.

Ей не терпится дать тебе инструкции относительно правил выживания в этом большом муравейнике.

— Ты как будто на нее за что-то сердишься.

— Правда? — Дэвид удивленно вскинул голову. — С чего бы вдруг?

Заметив нотку сарказма в его голосе, Джанет невольно задумалась, что должна была сказать или сделать тетя Мэри, чтобы до такой степени раздосадовать сына.

— С ее стороны было весьма мило предложить мне помощь. Я очень благодарна ей. Я позвоню тете Мэри сразу, как только установлю телефон.

Дэвид хмыкнул.

— Какое вино ты предпочитаешь?

— О, я… не пью. В противном случае выбрала бы красное бургундское.

Он взглянул на Джанет с интересом, и она улыбнулась.

— Хорошо. А что ты будешь есть?

Джанет просмотрела впечатляющий список блюд.

— Заливного лосося.

— Ты уверена, что он не вызовет у тебя крапивницу?

— Нет. Только черепаший суп вызывает у меня аллергию, — совершенно серьезно ответила она.

Джанет заметила в светлых глазах своего кавалера оживленный блеск и облегченно вздохнула.

Официант, по всей видимости, узнал Дэвида и, пока тот делал заказ, стоял перед ним навытяжку. Вероятно, Дэвид не жалел денег на чаевые.

Дэвид также заказал для Джанет паэлью, предварительно справившись, не вызовет ли это блюдо аллергии. Джанет уже сто раз пожалела, что обмолвилась о своих проблемах со здоровьем. Оставалось только надеяться, что Дэвид в конце концов об этом забудет.

Паэлья, как и заливное, оказалась выше похвал. Пока Джанет наслаждалась едой, Дэвид вдруг ни с того ни с сего произнес:

— Я подумал, что ты, вероятно, не отказалась бы осмотреть завтра окрестности, чтобы получить представление о городе, в котором собираешься жить.

— Ты серьезно? Я бы не отказалась. Но разве у тебя нет других дел? Мне бы не хотелось нарушать твои планы.

— У меня ничего не запланировано. Обычно в выходные я либо работаю, либо читаю. Но то и другое может подождать.

И никаких подружек. Дейви, похоже, ведет невероятно скучную жизнь. Немудрено, что тетя Мэри переживает за сына. Он слишком много трудится. День на свежем воздухе пойдет ему во благо. Джанет расплылась в улыбке.

— И куда мы поедем?

— Я подумал, что было бы неплохо отвезти тебя на океан. Калифорнийское побережье славится красотой. Хочешь, можем отправиться в горы, а на обратном пути посетить винодельни? Чуть не забыл, ты ведь не пьешь вино! Впрочем, мы можем обойтись и без дегустации.

Джанет, как загипнотизированная, уставилась на очаровательную ямочку, то и дело появлявшуюся на щеке Дэвида во время разговора.

— Но ведь это все займет уйму времени?

— Я подумал, что если мы встанем пораньше, то успеем увидеть больше.

— Знаешь, чем бы мне хотелось на самом деле заняться?

Дэвид выжидательно уставился на нее, в его глазах вспыхнула привычная настороженность.

— Я хочу в казино. Тетя Мэри говорила, что в Сакраменто есть казино.

Дэвид насупился.

— Мы будем проезжать мимо. Я покажу тебе его по дороге на пляж, хотя, по правде говоря, ты не можешь его не заметить. Юно выделяется среди других заведений.

— Но я не хочу проезжать мимо. — Джанет отложила вилку в сторону и блеснула ослепительной улыбкой. — Я хочу сходить в казино, Пат, я никогда не посещала игорных заведений. Я хочу попытать счастья с однорукими бандитами.

По выражению лица Дэвида можно было подумать, что она выразила желание танцевать голой посреди улицы.

— Ты хочешь играть? Ты что, спятила? Ты не понимаешь, что преступно тратить деньги, нажитые тяжелым трудом?

Джанет вздохнула.

— Я же не собираюсь скармливать машинам все свои сбережения. Я просто хочу немного поразвлечься, и все.

— Так все говорят. — Дэвид поднес к губам бокал с вином и сделал хороший глоток. — Азартные игры в любой форме опасны, Джеки… то есть Джанет…

— Поэтому я и хочу попробовать! Но не волнуйся, когда у меня будет машина, я и сама смогу туда добраться. Может, тетя Мэри захочет составить мне компанию.

Дэвид встревожился.

— Если это так важно для тебя, — сказал он торопливо, — я тебя отвезу. Мы можем заехать в казино по пути на пляж.

— Класс! — Добившись победы, Джанет с удовольствием доела заливное. — Что заставило тебя заняться финансами? — поинтересовалась она, когда они отложили вилки.

Дэвид с радостью оседлал любимого конька.

— Мне всегда нравилось работать с цифрами, и математика была у меня в школе любимым предметом. Увлечение финансами стало логичным продолжением моих интересов. Я начал с должности клерка в бухгалтерии.

— И достиг положения ведущего специалиста в крупной компании. — Джанет склонила голову набок и заглянула ему в лицо. — Продолжай, Пат, тебе, похоже, нравится сидеть день-деньской в душном помещении и ничего не видеть вокруг, кроме цифр. Я полагала, что ты, как твой отец, пойдешь в армию.

Дэвид отвел глаза и снова взялся за бокал с вином.

— Во сколько мне зайти за тобой завтра? Чем раньше мы встанем, тем больше успеем.

Джанет поняла, что, вероятно, нечаянно коснулась запретной темы. Теперь ей хотелось выяснить подробности, но случай был неподходящий, и она решила забыть об этом на время и дождаться более благоприятного момента.

— Не знаю. — Джанет посмотрела на золотые часики, подаренные родителями по случаю ее совершеннолетия. — Думаю, что смогу собраться к восьми, хотя не уверена. Из-за всей этой суеты я буду спать как убитая.

— Представляю, переезд, как говорится, сродни пожару. Почему ты уехала из Холодного Ручья?

Этого вопроса Джанет не ожидала и растерялась.

— Я… я хотела сделать карьеру.

— Для фотографа там нет работы?

— Есть. — Она принялась крутить в руках чайную ложку. — Но мне хотелось работать в модельном агентстве.

— Как насчет какого-нибудь ближайшего к Холодному Ручью городка?

— Вот именно, городка. А я мечтала работать в большом городе. — Джанет встретилась с Дэвидом взглядом. — В Сакраменто шире выбор и больше шансов на успех.

— И больше желающих получить работу.

— Ты говоришь так, словно осуждаешь мой переезд.

— Мое положение не позволяет мне осуждать твои поступки. Мне просто кажется, что ты не тот человек, чтобы бросать свой дом, семью и лететь сломя голову в незнакомый город, где ты никого не знаешь.

— Я знаю тебя и тетю Мэри, — тихо уточнила Джанет. — И еще помню, что обещала не досаждать.

Дэвиду стало стыдно.

— Конечно… Я не это имел в виду. Прости, если я…

Джанет осторожно дотронулась до его руки и легонько пожала. Его пальцы дрогнули от ее прикосновения.

— Все в порядке, Дэвид. Я пойму, если у тебя не окажется времени болтаться со мной по городу. Я в состоянии обойтись и без твоей помощи. Правда. А когда у меня будет своя машина…

— Мы позаботимся об этом на следующей неделе. И конечно же у меня есть время показать тебе местные достопримечательности. — Он сделал глубокий вдох. — Это будет… э-э-э… весело.

Дэвид произнес это с таким видом, словно не знал на самом деле, что такое «весело». Джанет решила сделать все возможное, чтобы научить его жить и радоваться жизни. Может, она сумеет его убедить проиграть с ней в казино немного его драгоценных денег. Было бы здорово увидеть Дейви без маски непроницаемости. Джанет предчувствовала, что, научившись расслабляться и получать от жизни удовольствие, Дейви станет необыкновенно сексуальным.

— Чему ты улыбаешься? — с подозрением спросил он.

Джанет небрежно пожала плечами.

— С нетерпением жду завтрашнего дня. Похоже, завтра у нас будет грандиозный день.

— Суперграндиозный, — сухо уточнил Дэвид.

3

Утром следующего дня Джанет проснулась, исполненная больших ожиданий. Когда они приехали из ресторана, Дэвид проводил ее до двери, и они неловко распрощались. Она поблагодарила его за чудесный вечер, сказав, что так хорошо давно не отдыхала. Дэвида это почему-то огорчило, и он торопливо исчез за дверью своей квартиры, пробурчав что-то вроде «спокойной ночи».

Джанет пыталась осмыслить его реакцию, когда стояла утром под душем, и позже, когда одевалась для поездки. Понравился ли Дэвиду вчерашний вечер, она не знала. Попытка выяснить, о чем он думает, равносильна попытке проникнуть в Форт-Нокс[3]. Джанет полагала, что Дэвид не продержится долго, его самообладание в один прекрасный день дрогнет и он взорвется, как Везувий. Она надеялась, что не ее скромная персона служила причиной его напряжения. Чутье подсказывало ей, что Дэвид Патрик Уильямс станет опасным зверем, если его разбудить.

Дэвид появился у нее в квартире ровно в восемь часов утра, объявив о своем приходе властным стуком в дверь. Накануне Джанет забыла спросить Дэвида насчет завтрака, и, не имея времени, наспех проглотила галету и запила ее стаканом молока. Организм, как всегда, взбунтовался, и Джанет едва успела привести себя в порядок и выйти из ванной, когда Дэвид настойчиво постучал в дверь.

Первое, что бросилось Джанет в глаза, были джинсы. Ей не приходило в голову, что он может носить что-нибудь другое, кроме брюк. Поздоровавшись, Дэвид скованной походкой прошел в комнату, Джанет закрыла дверь и, повернувшись, заметила, что Дэвид пялится на ее голые ноги.

Он смешался и, кашлянув, торопливо сказал:

— В шортах ты можешь замерзнуть. На побережье довольно прохладно, даже летом.

— Я беру с собой спортивный костюм. Джанет указала на одежду на диване. — Присядь, Пат, я буду готова через минуту. Хочешь кофе?

Он покачал головой.

— Я только что позавтракал.

— Ладно, я не заставлю тебя ждать.

Джанет помчалась в спальню и торопливо затолкала спортивный костюм в сумку, кинув туда же крем для загара и сумочку, потом схватила солнечные очки и вышла в гостиную.

Дэвид сидел с задумчивым видом, зажав ладони между коленями.

Джанет бросила сумку у его ног.

— Ты в порядке?

Он вздрогнул и рассеянно взялся за ручки сумки.

— В порядке, — пробормотал он, вставая с дивана. — Я просто задумался. Один клиент, с которым я сейчас работаю, не дает мне покою.

Его финансовое положение оставляет желать лучшего. Понадобится много времени, чтобы привести в порядок его дела.

Джанет приблизилась к нему вплотную и заглянула в его красивое лицо.

— Дэвид, сегодня воскресенье. Время отдыхать. Забудь о работе хотя бы на день.

Он уставился на нее, словно видел впервые.

— Ты выглядишь немного усталой. Плохо спала?

Джанет отпрянула от него и направилась к двери.

— Я просто взволнована и с нетерпением жду этой поездки, Пат, — пояснила она.

Все так же хмурясь, Дэвид последовал за Джанет к лифту. Вид Джанет в шортах стал для него определенным испытанием. Ребенком она практически не носила платьев, ее ноги торчали из штанин, как две тоненькие палки, похожие на конечности человечков с детских рисунков, которые она цепляла на дверь его спальни.

Стоя рядом с Джанет в лифте, Дэвид не мог не заметить, что с тех пор ее ноги значительно изменились к лучшему, как и все тело. При этой мысли его бросило в жар, Дэвиду захотелось даже расстегнуть ворот рубашки. Он скорее умер бы, чем признался, что неравнодушен к женским ножкам, хотя совершенные ноги Джанет могли бы заставить рыдать и самого стойкого из стойких. Но душу Дэвида смущали не только шорты, но и розовая рубашка, плотно облегавшая красивую грудь и тонкую талию девушки.

И последней каплей был все тот же дразнящий аромат сирени, омытой каплями дождя.

Он уловил знакомый запах сразу, как только Джанет подошла к нему, и тотчас пожалел об этом. И сейчас, когда она стояла в кабине лифта совсем близко, Дэвид начисто забыл, куда и зачем направляется.

Ему приходилось постоянно напоминать себе, что идея матери в том и состояла, чтобы свести его с этой рыжей плутовкой. Но он не позволит матери собой манипулировать! Нет уж, извините. На этот раз он будет биться до последнего, даже если придется бросить Джанет на произвол судьбы, что он незамедлительно и сделает, как только выполнит обязательства перед ее отцом. Дэвид полагал, что сумеет разделаться со своими обязательствами за один день, если, конечно, человек способен выдержать такую нагрузку. Чем скорее он установит дистанцию между собой и Джанет Андерсон, тем лучше для всех.

Выйдя на улицу, Дэвид вздохнул с облегчением, но, открыв перед Джанет дверцу машины, приготовился к новому испытанию. Она скользнула на сиденье, и у него перехватило дыхание при виде того, как нижняя кромка шорт медленно поползла вверх. День предстоял долгий.

Раздосадованный, Дэвид сердито бросил сумку Джанет в багажник и уселся за руль. Ему потребовалось не менее тридцати секунд, чтобы вставить проклятый ключ в зажигание, а потом еще тридцать, чтобы пристегнуть ремень безопасности. Он не чувствовал ничего подобного с той самой поры, как девятилетняя девчонка с веснушками заставила его гоняться за ней вокруг стога сена. Чертовка Джанет! Как могла мать втравить его в эту историю?!

Выехав на трассу, ведущую на побережье, Дэвид с силой вдавил в пол педаль газа. Обычно он ездил куда медленнее. Джанет сидела рядом и без умолку болтала, восхищаясь мелькавшими за окном видами и засыпая Дэвида вопросами, чередовавшимися с его скупыми ответами.

В какой-то момент он осознал, что Джанет замолчала, и бросил на нее косой взгляд. Ее лицо все еще было немного бледным, а выражение его таким несчастным, что Дэвид невольно вспомнил один день из детства, когда у Джанет пропала собака и она думала, что больше никогда ее не увидит.

Дэвиду вдруг стало неловко. Вероятно, она расстроилась из-за него. Но разве Джанет виновата в том, что его заставили играть роль ее гида?

Во всем виновата его мать. И мать Джанет. Две женщины сговорились против них обоих. Бедная девушка притворяется, что ей хорошо, когда на самом деле мечтает, чтобы рядом с ней находился кто-то другой, кто действительно близок ей. Вероятно, она ужасно скучает по этому парню.

Подобное открытие представлялось нелестным, но, с другой стороны, Дэвиду захотелось снова увидеть улыбку на ее прелестном личике.

В конце концов, они обречены провести вместе всего один день. От него требуется совсем немногое — чтобы у Джанет осталось приятное впечатление.

— Мы будем на побережье примерно через час, — сообщил Дэвид. — Далее мы проедем по побережью и в одиннадцать тридцать остановимся в одном из ресторанчиков на ланч. А на обратном пути заедем в казино.

— Хорошо, Пат. — Голос Джанет прозвучал без воодушевления. — Можешь не везти меня в казино. Я знаю, что тебе это неинтересно.

— Не могу утверждать это наверняка, потому что никогда не заходил внутрь. Мы ничего не потеряем, если задержимся там на полчаса, поскольку не будем посещать винодельню. Таким образом, мы не выбьемся из графика.

Джанет взглянула на него с изумлением.

— Ты всегда расписываешь свои поездки подобным образом?

— Что ты имеешь в виду? — осторожно спросил он, не совсем понимая, к чему она клонит.

— Час на пляж, ланч в одиннадцать тридцать, полчаса на казино, все строго по расписанию, — передразнила его Джанет.

В ее интерпретации он был похож на напыщенного осла. Дэвид оскорбился, но не подал виду.

— У нас длинный день, — заметил он сдержанно. — Я просто хотел успеть показать тебе как можно больше.

— Неужели мы обязаны посмотреть все за один день?

Он забеспокоился.

— Конечно нет. Но я подумал, что ты хочешь увидеть все и сразу…

— У меня навалом времени, и я не хочу, чтобы ты чувствовал, будто чем-то мне обязан.

Я могу обойтись и без тебя. Если тетя Мэри заставила тебя пойти на это из-за того, что…

— При чем тут она? Я сам вызвался! — взорвался Дэвид, недовольный собой. — А теперь давай забудем о моей матери и постараемся весело провести время.

Дэвид боялся, как бы Джанет не догадалась, что хитроумная «тетя Мэри» обставила все так, чтобы сын не смог отказаться от ее просьбы.

Чего доброго, девушка решит, что он находится под каблуком у матери, и будет ему сочувствовать.

Он слишком много положил сил, чтобы наладить собственную жизнь и обходиться без материнского вмешательства, не нарушая добрых с ней отношений. К счастью, ему это удалось, хотя задача оказалась не из легких. Дэвид очень любил свою мать, но не мог позволить ей управлять собою, к чему она всячески стремилась.

Ему не хотелось, чтобы Джанет думала, будто инициатива показать местные достопримечательности исходит от его матери. В конце концов, если бы отец Джанет не спас жизнь его отцу, то Дэвид не согласился бы играть роль ее кавалера.

— Прости.

Он с удивлением посмотрел на Джанет. Его поразила открытость и беззащитность ее взгляда. До сих пор Джанет казалась ему самоуверенной и сильной, готовой к новым приключениям. А теперь он заметил в ее глазах нечто, похожее на страх.

Дэвид снова на себя разозлился и в который раз напомнил себе, что девушка впервые покинула дом и родных и что здесь у нее нет других знакомых, кроме него и «тети Мэри». Да и они с матерью встретили ее отнюдь не с распростертыми объятиями.

— Нет, это ты прости, — пробормотал он тихо. — Я вел себя не лучшим образом. Сказывается напряжение последних дней. Давай начнем все снова и попробуем сегодня хорошо и весело провести время, согласна? Обещаю больше не смотреть на часы.

К его огромному облегчению, прелестные губы Джанет расплылись в широкой улыбке.

— Отлично! Вперед, Дейви!

Дэвид хотел было напомнить ей об обещании не называть его этим ненавистным именем, но слова застряли у него в горле. Неожиданно он испытал прилив неукротимой страсти к этому сидевшему рядом с ним нежному созданию. Потрясенный, Дэвид оторопело уставился на дорогу, с трудом сдерживая лихорадочное биение сердца. Бог знает, как устоял он от соблазна стиснуть Джанет в объятиях и зацеловать до смерти. Только этого ему и не хватает.

Вероятно, в нем проснулось животное желание.

Господи, о чем он думает? Неужели он свихнулся? Похоже. Из всех людей, живущих на свете, Джанет Андерсон менее всего подходит на роль его подруги. Тогда какого черта у него дрожат руки от желания прижаться к ней всем телом?

Дэвид постарался сосредоточиться на дороге и стремлении дышать ровнее. Сомнений нет. Он попал в беду. И с этим придется что-то делать.

Слова Дэвида взбодрили Джанет. Она жалела себя, хотя клялась, что никогда до этого не опустится. Но унылый вид Дэвида и его убийственное немногословие заставили ее думать, что, отправившись с ней на прогулку, он выполняет тяжкую повинность.

Нет, она его ни в чем не винила. Вероятно, он привык проводить время с городскими женщинами, более утонченными и сведущими в любовных делах, чем она, с женщинами, которые знают, как обольстить мужчину и умеют вести игру по правилам.

Джанет была влюблена раз в жизни, и этот опыт закончился для нее катастрофой. Она полагала, что знает мужчину, которого любила, но он оказался совсем не таким, каким она его представляла. По простоте душевной Джанет верила, что он любил ее так же глубоко, как и она его.

Но больше она на эту удочку не попадется.

Скорее свиньи полетят. Сначала она удостоверится, что парень способен любить, и только потом отдаст ему свое сердце.

— Сразу за поворотом ты увидишь океан, — отвлек ее от печальных мыслей голос Дэвида.

Прежде океана Джанет не видела и в предвкушении чуда подалась вперед. За поворотом взгляду открылась широкая полоса песчаных пляжей с уходящей к горизонту водной ширью. От величественного вида она едва не разрыдалась. На берег ритмично накатывали, стремясь лизнуть как можно больше суши, высокие сине-зеленые волны, увенчанные шапками белой пены, и отступали назад, оставляя мокрые следы.

Даже сквозь поднятые стекла окон машины Джанет слышала шум прибоя, омывавшего берег, тянувшийся на многие и многие мили. Из глубины в нескольких ярдах от берега вздымались зазубренные скалы, над которыми кружили вечно голодные чайки.

Пляж был довольно безлюдным. По кромке прибоя бродили редкие отдыхающие. Дети запускали воздушных змеев и гонялись за собаками. На огромном бревне, торчавшем из песка, сидела, тесно прижавшись друг к другу, одинокая парочка.

— О-о-о, — прошептала Джанет восхищенно, — я никогда не видела ничего более прекрасного…

— Ты не видела раньше океана? — удивился Дэвид.

Джанет покачала головой.

— Только в кино, но в жизни — никогда. — Она повернула к нему голову. — Мы можем погулять по пляжу?

— Конечно.

— И по воде?

Дэвид въехал на свободное место на автостоянке и заглушил мотор.

— Вода в это время года не слишком теплая, поэтому никто не купается.

Джанет огорченно вздохнула.

— А я рассчитывала встретить здесь отважных парней из службы спасения.

— Прости, но тебе придется довольствоваться одним старым занудой.

Джанет искоса взглянула на своего спутника.

Интересно, он догадался, что она пошутила? Она выросла в окружении трех старших братьев и переняла их манеру друг над другом подтрунивать. Она забыла, что Дейви чересчур обидчив.

Желая исправить ситуацию, Джанет похлопала его по руке.

— Брось, Пат, ты не старый зануда, хотя порой и зудишь. Ты ведь старше меня всего на девять лет…

— На восемь.

— Конечно, на восемь. — Она улыбнулась уголками губ. — Следовательно, тебе тридцать два? Еще не достиг своего расцвета.

— Правда? — В его глазах блеснул странный огонек. — А что будет, когда я достигну расцвета?

Может, ей только почудилось? Или вопрос оказался с подвохом. Дэвид стоял совсем близко от нее. Джанет даже видела, как пульсирует у него на шее синяя жилка, чувствовала мускусный запах его одеколона, слышала его дыхание.

— Ну так что?

Дэвид склонился к ее уху, и у Джанет подпрыгнуло сердце. Она рассеянно пыталась найти подходящий ответ, хотя в этот миг ее больше волновала другая мысль: как хорошо он умеет целоваться?

— Боюсь, что потом… э-э-э… начинается закат, — пробормотала она первое, что пришло ей на ум.

— Чудненько. К этому есть смысл стремиться. — Дэвид отпрянул, и волшебство момента исчезло, как утренний туман.

Потрясенная, Джанет выбралась из машины, пытаясь понять причину своей странной реакции на Дэвида. Да, он обаятельный и красивый, этого не отнять. В Холодном Ручье таких видных мужчин нет. Порой он смотрит на нее так, что ее бросает в жар, и его глаза сулят больше, чем тщательно подобранные слова.

Все же Джанет полагала, что не может питать к Дэвиду серьезного влечения. Он слишком сдержан, методичен и чересчур увлечен работой. У него даже нет подружки, а мужчина с такой внешностью должен иметь целый гарем.

— Ну, что скажешь?

Дэвид стоял, опершись руками о перила ограды смотровой площадки, и любовался пенистым водоворотом, бурлившим между скал.

Джанет прогнала докучливые мысли и присоединилась к нему.

— Ой, ты только посмотри на это! — воскликнула она, указывая рукой на волны, с остервенением бившиеся в каменной клетке в поисках выхода. — Мне бы не хотелось там оказаться.

— Во время шторма брызги долетают до дороги. Если будешь долго здесь стоять, то промокнешь до нитки.

— Ух ты! — Джанет широко улыбнулась. Хочу погулять по пляжу.

— Идем. Там есть ступеньки.

Дэвид оказался галантным кавалером. Он подал ей руку и начал первым спускаться по узкой лестнице, внимательно следя за каждым шагом Джанет. Его галантность тронула девушку.

Оказавшись внизу, она сняла кроссовки и зарылась ступнями в теплый песок.

— Как здорово! Какой запах! Пахнет солью.

— Скорее водорослями, но я понимаю, что ты имеешь в виду.

Дэвид направился к полосе прибоя, и Джанет засеменила за ним, стараясь не отставать.

— А ты разуться не хочешь?

— Нет, — отозвался он, взглянув на безупречно белые кроссовки.

— Перестань, Дейви. Ты многое теряешь Разуйся! — Джанет поддела песок ногой, взметая в воздух небольшой фонтанчик. — Пляжи специально созданы для того, чтобы по ним ходили босиком.

— В песке полно острых ракушек, щепок, коры и еще Бог знает чего. — Дэвид посмотрел на ноги Джанет. — Я бы на твоем месте смотрел, куда ступаю.

Прищурившись от лучей ослепительного солнца, Джанет уставилась на него долгим взглядом. Впопыхах она оставила солнцезащитные очки в сумке на заднем сиденье автомобиля.

— Скажи, Пат, ты всегда такой осторожный?

Дэвид насупился.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты когда-нибудь делал что-нибудь, не думая о том, что ждет тебя впереди?

— Знаешь, я не любитель прыжков с самолета без парашюта. Падать слишком высоко.

— Зачем же так утрировать? — Джанет забавно наморщила нос. — Я предлагаю тебе расслабиться и забыть на некоторое время, кто ты.

Постарайся хоть немного побыть тем, кем бы тебе хотелось стать.

— Меня вполне устраивает быть тем, кто я есть.

— В таком случае ты совсем не похож на Ника.

Он всегда стремился быть там, где его нет, искал приключений.

— И куда это его привело? К преждевременной смерти.

Выражение лица Дэвида отозвалось болью в ее сердце, и Джанет взяла его за руку.

— Прости, Дейви. Ты, должно быть, очень тоскуешь по младшему брату.

Дэвид пожал плечами.

— Я его практически не видел после того, как он поступил на службу в военно-воздушные силы. Нас мало что связывало. По правде говоря, мне кажется, он недолюбливал меня, потому что я старался удержать его от сомнительных авантюр. Он говорил, что я порчу ему обедню.

— Ты был его ангелом-хранителем. Это было весьма благородно с твоей стороны. Я понимаю, что тебе приходилось с ним туго. Ник был настоящим бунтарем.

— Но, к сожалению, моих усилий оказалось недостаточно. Он все равно умер.

Джанет с испугом вскинула на него глаза.

— Но ведь ты не винишь себя в этом, Дейви?

Ник погиб во время испытательного полета.

К тебе это не имеет ни малейшего отношения.

— Возможно, если бы я старался лучше, то он не стал бы рисковать. Я всегда надеялся, что он пойдет служить в наземные войска, как отец.

Тогда, вероятно, он был бы сейчас жив.

Тщательно скрываемая, но прозвучавшая в его голосе боль заставила Джанет взять Дэвида за руку. Она почувствовала, как дрогнули под ее пальцами его налитые силой мышцы, и испытала непреодолимое желание погладить его покрытую пушком кожу.

— Кто знает, Дэвид, кто знает. Ник упивался чувством опасности. Ты не мог его остановить, не мог изменить, потому что ты другой.

— Вот здесь-то и зарыта собака, — заметил Дэвид с горечью.

— Какая собака? — не поняла Джанет.

— Хватит об этом. — Он остановил взгляд на их переплетенных руках. — Мы приехали сюда не для того, чтобы вспоминать мое малоприятное прошлое. Мы собирались повеселиться, не так ли? — Внезапно Дэвид оторвался от Джанет и припустился к воде. — Догоняй!

К ее удивлению, он оказался поразительно легконогим и стремительным. Невольно Джанет подумала, что он, вероятно, усиленно тренируется, чтобы поддерживать себя в хорошей форме. Она бросилась вдогонку.

Дэвид остановился у самой кромки прибоя, а Джанет пронеслась мимо, радостно поднимая водяные брызги. Он оказался прав. От холода у нее на мгновение перехватило дыхание, но вскоре ноги привыкли к резкой смене температуры.

Войдя по колено в воду, Джанет зарылась пальцами ног в ледяной песок. Волны бились о ее голые икры, а она с восторгом обозревала бескрайние водные просторы. Вдали, на самом горизонте, темнел туманный силуэт крупного корабля. Ближе к берегу на волнах покачивались суда поменьше.

Как бы ей хотелось отправиться куда-нибудь в морское путешествие, на какой-нибудь экзотический остров в тропиках, где по безукоризненно чистому песку даже Дейви мог бы безбоязненно разгуливать босиком! Если бы только она могла бросить все без оглядки! Как бы ей хотелось выкинуть из головы заботы и страхи, избавиться от напряжения и не думать о том, что хает ее в ближайшем будущем! Если бы только она могла утопить воспоминания в пенящемся водовороте и забыть обо всем, забыть о Ральфе и о причине своего бегства из дому.

Боже, куда она стремится?!

— Эй, Джанет! Не стой там слишком долго.

Можешь замерзнуть.

Она повернулась к Дэвиду и помахала рукой, незаметно вытерев со щеки набежавшую внезапно слезу. Не сейчас. Не сегодня. Сегодня она не позволит себе думать на эту тему. Еще можно потянуть резину. Время у нее есть.

Раздвинув губы в широкой улыбке, Джанет медленно побрела к берегу.

— Здорово! Ты даже не представляешь, отчего отказался!

— Отчего же? Очень хорошо представляю.

Терпеть не могу холод и сырость.

Дэвид взглянул на часы и тотчас сердито засунул руки в карманы джинсов, словно вспомнил об обещании и разозлился на свою забывчивость.

— Ты еще не проголодалась?

— Умираю с голоду.

— Вот и славно. Пойдем найдем какой-нибудь ресторанчик.

Семеня рядом с Дэвидом, Джанет невольно задумалась о Нике. Как трагично оборвалась его короткая жизнь! Она сама несколько раз попадала в опасные переделки, когда принимала участие в шалостях младшего брата Дэвида.

Они были с ним почти одного возраста и зачастую объединялись против вредного старшего братца, мешавшего им развлекаться: балансировать на шатком мостике через бурную речку или играть на железнодорожных путях.

Ник был ее союзником и сообщником по авантюрам. Так продолжалось до тех пор, пока в один прекрасный день он не заявил ей, что больше не намерен водиться с девчонками, чем положил конец их совместным проделкам. Когда отец Дэвида и Ника вышел в отставку и семья Уильямс переехала в Калифорнию, Джанет скучала не столько по Нику, сколько по его вредному старшему братцу.

Дэвид был для нее рыцарем в блестящих доспехах. Он спасал ее от передряг, в которые она вечно попадала, и ругал на чем свет стоит за то, что она поощряла дикие эскапады Ника.

Дэвид всегда держался с ней так, словно страшно на нее сердился, но в глубине души Джанет знала, что за его злостью скрывалась тревога за нее. Он всегда беспокоился о ней — в отличие от ее собственных братьев и отца, которые не обращали на нее никакого внимания. За это она возвела Дэвида в ранг идола.

— Что ты приумолкла? Устала? — развеял ее воспоминания голос Дэвида.

— Нет. Я наслаждаюсь тем, что вижу и ощущаю. — Джанет сделала широкий жест рукой. — Ты только посмотри на это. Почему ничего подобного нет в Неваде? Со всеми этими скалами побережье кажется диким и грозным, как декорация из фильма.

— Ты права. Сюда часто приезжают съемочные группы. — Дэвид внезапно остановился и, наклонившись, что-то поднял с земли. — Смотри, вот тебе сувенир на память.

Джанет взяла у него плоский розовый камень, формой похожий на сердце, и повертела в руках.

— Спасибо, Пат, я сохраню его навечно. — Она обаятельно улыбнулась и сунула находку в карман шортов.

Дэвид торопливо отвел взгляд и кашлянул.

— Пожалуйста. А теперь лучше отряхни песок с ног, чтобы не оступиться на лестнице.

У подножия лестницы Джанет задержалась, последовав его совету.

— Мне страшно не хочется отсюда уходить, — с грустью призналась она, поднимаясь за Дэвидом по ступенькам. — Здесь так красиво.

— Когда у тебя будет машина, ты сможешь приезжать сюда в любое время. Это не так уж далеко.

Дэвид уже стоял наверху, поджидая Джанет.

Она заметила, что его дыхание не сбилось, в то время как она запыхалась. Очевидно, придется всерьез заняться своим здоровьем. Она боком села на сиденье машины и, отряхнув с ног остатки песка, надела кроссовки.

— Было здорово! — сообщила Джанет, наблюдая, как Дэвид заводит «кадиллак». — Спасибо.

— Рад, что тебе понравилось. А теперь нам нужно найти место, где можно перекусить.

Ресторан, куда они приехали, выходил окнами на океан. Салат из креветок, который они заказали, оказался необыкновенно вкусным. Расправившись с едой, Джанет с наслаждением пила холодный чай, в то время как Дэвид потягивал белое сухое вино.

— Боюсь, нам пора, если мы хотим успеть в казино, — произнес он с сожалением.

— Хорошо. — Джанет потянулась к сумочке. — За ланч плачу я.

— Спасибо, но предоставь это мне.

— Ты вчера платил за ужин, — напомнила Джанет, приготовившись к спору.

— И сегодня я плачу за ланч.

— Но ты не должен платить за меня все время.

— Я бы не стал приглашать тебя на прогулку, если бы не был готов за все платить.

— Ты никогда не позволяешь своим девушкам расплачиваться? — хмуро поинтересовалась Джанет.

Его лицо снова превратилось в непроницаемую маску.

— Во-первых, приглашая девушку на свидание, я всегда сам оплачиваю расходы. Во-вторых, ты не моя девушка.

— Я имела в виду не… — Джанет осеклась и встала из-за стола. — Спасибо за ланч. Я зайду в дамскую комнату.

Джанет удалилась, не понимая, почему последние слова Дэвида задели ее. Он, безусловно, прав. Она не его девушка. У нее и в мыслях подобного не возникало. У нее и без того хватает сложностей, чтобы искать новые. Вероятно, во мне говорит гордость, вот и все, заключила Джанет, открывая дверь в туалет.

Дэвид тем временем корил себя за то, что снова огорчил Джанет. Он сожалел, что обошелся с ней столь грубо, но сама мысль, что его мать может вновь одержать над ним победу, выводила его из себя. К своему удивлению, он обнаружил, что компания Джанет ему приятна, но вопреки этому он чувствовал потребность довести до ее сведения, что ни при каких обстоятельствах и ни под каким соусом не согласится на установление с ней более тесных отношений. Ни за что!

С другой стороны, ему следовало бы проявить больше такта. Дэвид все еще обдумывал, как помириться с Джанет, когда она вернулась к столику. Ее лицо, как обычно, сияло.

— Ну пошли! — радостно сказала она. — Мне не терпится просадить деньги в игральных автоматах.

Дэвид вздохнул и, расплатившись за ланч, последовал за ней к машине.

— Здесь есть казино прямо на берегу, — пояснил он, выезжая на дорогу, ведущую в Сакраменто. — Но мне кажется, что другое тебе понравится больше. Оно меньше и находится у нас по пути. Впереди нас еще ждут горы и долины.

— Если ты не против, Пат, то после казино я хотела бы поехать домой, — произнесла Джанет, отвернувшись к окну, так что выражения ее лица Дэвид не видел. — Горы я могу посмотреть как-нибудь в другой раз.

Ее голос прозвучал столь безрадостно, что Дэвид снова обеспокоился.

— Послушай, Джанет… я не хотел… то есть я… — Не подобрав соответствующих слов, он замолчал.

— Ничего страшного. — Джанет посмотрела на своего спутника. — Я просто немного устала, вот и все. Ты был прав. Первый душевный подъем прошел. Мне теперь нужно время, чтобы перевести дух.

— Тогда, может, сразу поедем домой? — обрадовался Дэвид. — Бог с ним, с казино!

— Как бы не так! Так легко ты от меня не отделаешься. Я однозначно настроена повоевать с этими однорукими бандитами.

— Ладно, послушай моего совета. Не трать денег больше, чем можешь позволить себе проиграть. Ограничься определенной суммой и не переступай ее. Как только деньги кончатся, мы уедем.

Джанет вскинула брови.

— Это совет или приказ?

— Совет. Но хороший совет, и я рекомендую к нему прислушаться.

— Я буду о нем помнить.

Джанет снова уставилась в окно, а Дэвид мысленно выругался. Что с ним творится? Что бы он ни сказал, все плохо и не правильно. Он постоянно ее поучает, как столетний брюзга.

Чтобы не ляпнуть еще чего-нибудь, он погрузился в молчание и до самого казино не проронил ни слова.

— Ого! — удивилась Джанет, когда они подрулили к броскому зданию игорного дома. — Это похоже на Лас-Вегас.

— Только в гораздо меньших масштабах.

Дэвид подал ей руку, и вдвоем они вошли в стеклянные двери казино, тотчас окунувшись в праздничную атмосферу азарта.

Они двигались среди никелированных машин под непрестанный перезвон автоматов. Дэвид остановился перед одним из них, чтобы оценить что к чему. На это ушло всего несколько минут. На машинах значились максимальные суммы ставок, суммы выигрыша печатались на листке, который предъявлялся для обналичивания в кассу. Дэвид обернулся, чтобы просветить Джанет, но она куда-то исчезла. Он отыскал ее перед автоматом — Джанет завороженно наблюдала за сменой картинок, которые упорно не желали выстраиваться в одну линию.

— Здорово! — Джанет одарила Дэвида одной из своих обольстительных улыбок, вызвавшей у него прилив крови в паху. — Присядь рядом. — Она похлопала по сиденью стоявшего рядом стула. — Попробуй-ка ты, может, у тебя рука счастливее.

Нет ничего легче, решил Дэвид. Джанет сунула в алчную пасть машины еще несколько монеток. С другой стороны от нее сидела женщина с предельно сосредоточенным лицом и методично скармливала железному чудовищу потом и кровью заработанные деньги.

При виде исчезающих монет у Дэвида закружилась голова. Он подумал, что в такой обстановке не помешает выпить и подозвал жестом усталого официанта, катившего между рядами тележку с бутылками. Дэвид заказал шотландский виски и тут же спохватился. Как он дошел до такой жизни, чтобы пить в середине дня?! Шотландский виски он принимал в особых случаях и никогда — в дневное время суток.

Пронзительный вопль Джанет заставил его вздрогнуть. Картинки наконец выстроились в линию.

— Я выиграла! Дейви, смотри, я выиграла!

— Отлично! — пробормотал Дэвид. — Выходит, что ты потеряла только двадцать два доллара, а не сорок.

В ее глазах блеснуло отчаяние.

— Знаешь, какая у тебя проблема, Дейви?

Ты боишься получать от жизни удовольствие.

Ты боишься, что подумают о тебе люди, если ты дашь себе волю. Ты боишься потерять свой респектабельный, скучающий и скучный вид, исполненный чувства собственного достоинства.

Боишься, что тебя невзлюбят за то, что ты ведешь себя, как нормальный человек.

У Дэвида округлились глаза. Скучающий и скучный? Нормальный? Он вполне нормальный, разве нет? Он залпом проглотил виски и снова поманил официанта. Теперь Дэвид затруднялся сказать, что вызвало у него головокружение — звон монет или выпитое спиртное.

Это мать во всем виновата. Он должен был предвидеть, что встреча с рыжей плутовкой не доведет его до добра. Если бы кто-нибудь увидел его в казино, заливающего в горло виски, то его карьере настал бы конец.

— Привет, дружище. Если тебе не нужна машина, уступи место и дай другому попытать счастья.

Дэвид вытаращил глаза. На него смотрел неопрятного вида мужчина. От него несло тяжелым табачным духом и чем-то еще, что Дэвид не рискнул бы идентифицировать. Не обратив на нахала внимания, он проглотил очередную порцию виски и хмуро уставился на Джанет.

— Думаю, нам пора идти.

Она покачала головой, не отрывая взгляда от крутящихся барабанов.

— Не сейчас. Я выигрываю. Посмотри! Я почти вернула свои сорок долларов.

— Ладно. Если для тебя это так принципиально, я дам тебе сорок. — Он достал бумажник и извлек оттуда две двадцатидолларовые купюры.

— Нет, это глупо. Я сама хочу отыграться.

Глупо. Теперь он стал еще и глупым. Дэвид встретился глазами с официантом. Тот кивнул и протянул ему еще одну порцию виски.

Шум в казино действовал Дэвиду на нервы.

Звон в голове нарастал. Он не понимал, почему люди так громко орут, и сожалел, что согласился прийти в это непотребное место. Он совершил ошибку.

Дэвид поднес стакан к губам, но от сильного толчка в плечо покачнулся и выплеснул часть содержимого стакана на новые джинсы.

— Эй, дружище, так ты намерен просаживать денежки или нет? Это моя любимая машина! Я не собираюсь стоять тут целый день!

Очень осторожно Дэвид поставил стакан и, придав лицу свирепое выражение, повернулся к обидчику.

К его радости, мужчина попятился.

— Если, сэр, вы позволите себе еще раз толкнуть меня, — начал он с достоинством, еле шевеля языком, — я подам на вас иск за приставание.

Дэвид услышал, как за его спиной Джанет прыснула, но это не облегчило ситуацию.

Мужчина побагровел, но сдаваться явно не намеревался.

— Вы не должны тут сидеть, если не играете.

— Я играю, — произнес Дэвид высокомерно.

Если бы его слышала мать, то гордилась бы своим сыном. — Вы же не даете мне покою. — Он повернулся к назойливому мужчине спиной и с большим трудом вставил в прорезь автомата монету. Она так быстро исчезла, что Дэвид подумал, не обронил ли денежку, но в следующий момент в окошке появились цифры с указыванием суммы.

— Ручку крутить не нужно, — пошептала Джанет, когда он схватился за металлическую руку автомата. — Можно нажимать па кнопки.

Смотри. — Она нажала на кнопку, и колесо пришло в движение, унося с собой бесценные доллары.

— Теперь посмотри, что ты наделала, — пробормотал Дэвид, уставившись в негодовании на барабаны. — Я потерял доллар.

— Ты можешь вернуть оставшиеся, если не хочешь играть, — подсказала Джанет.

— Хорошая идея, — пробурчал Дэвид и нажал кнопку, но, должно быть, ошибся. Барабаны снова прокрутились, промотав еще один из его долларов.

Дэвид совсем обезумел и принялся неистово жать на все кнопки подряд. От мельтешения картинок у него зарябило в глазах. Прошло некоторое время, прежде чем он сообразил, что дальнейшие его усилия бесплодны. Как он ни старался жать на кнопки, барабаны больше не вращались.

— Машина сломалась, — объявил он, опасно склонившись над плечом Джанет.

— И вовсе не сломалась, — возразила она и повернулась, чтобы взглянуть на его игральный аппарат.

Их плечи соприкоснулись, и Дэвида охватило непреодолимое желание притулиться к Джанет и уснуть. К счастью, он не успел поддаться искушению — Джанет выпрямилась.

— У тебя просто кончились деньги, — заключила она. С этими словами Джанет вытащила из его пальцев еще одну монету, и голодная машина проглотила и ее. — Можешь продолжать.

Дальнейшее Дэвид помнил с трудом. Реальность превратилась в сплошное мелькание картинок, звон колокольчиков и звук раздраженных голосов. В тот момент, когда головная боль достигла апогея, Джанет тронула его за локоть.

— Думаю, нам пора.

— Пора? — отозвался он, сползая со стула.

Если бы не твердая рука девушки, он потерял бы равновесие. — Куда мы идем?

— Домой, — сказала Джанет уверенно. Машину поведу я.

Впервые Дэвид не стал возражать.

Свежий ветер обдал его лицо, яркое солнце ослепило глаза. Дэвид зажмурился. Ему потребовалось призвать на помощь всю свою волю, чтобы дойти до машины по бесконечной парковке и ни разу не споткнуться.

Наконец он оказался в знакомой обстановке пахнущего кожей салона любимого «кадиллака».

— Ты уверена, что хочешь вести машину? — пробормотал Дэвид, когда Джанет уселась за руль. — Это очень дорогой автомобиль. Мне бы не хотелось, чтобы с ним что-нибудь случилось.

— По этой причине я и поведу его. — Она вставила ключ зажигания и сосредоточилась.

Дэвид, как ни силился, не мог припомнить, когда отдал ей ключ, но, должно быть, отдал, поскольку машина теперь парила высоко над дорогой.

У него в висках невыносимо стучало, и он оставил попытку понять, как Джанет удалось поднять «кадиллак» в воздух. Он покорно закрыл глаза и отдал себя на милость судьбы.

Вырулив на трассу, Джанет бросила взгляд на сидящего рядом мужчину. Он совсем раскис, и Джанет прониклась к нему состраданием. Бедный Дейви. С ним случится удар, когда он узнает, сколько денег проиграл. Но он так веселился, что она не осмелилась его остановить. Вероятно, он не умеет пить, раз его так развезло.

На ее губах заиграла улыбка, когда Джанет вспомнила, как Дэвид дал отпор старому пню, норовившему прогнать его с игрального автомата. Сражаясь с однорукими бандитами, Дэвид, даже будучи полупьяным, держался с большим достоинством.

Он громко застонал, и Джанет искоса на него посмотрела.

— Тебя случайно не тошнит, а? — испугалась она.

— Кто-то пытается размозжить мне голову топором.

— Потерпи еще немного. Надеюсь, дома у тебя есть пузырь со льдом.

— Где мы?

— На шоссе. Не спи. В городе мне потребуется твоя помощь.

— Ладно. Включи какую-нибудь музыку, она поможет мне не заснуть.

Джанет принялась крутить ручки радиоприемника, не спуская глаз с дороги. Ей не доводилось раньше водить такой дорогой автомобиль, и она до смерти боялась, как бы с ним что-нибудь не случилось, пока она не доехала до «Акации».

Должно быть, Джанет нечаянно повернула до отказа регулятор громкости, потому что из динамиков вырвались оглушительные раскаты, от которых лопались барабанные перепонки.

Дэвид взвыл и резко подскочил.

— Что ты делаешь?! Мучаешь меня?!

— Ты хотел бодрствовать, — напомнила Джанет и приглушила звук.

— Я хотел бодрствовать, но не оглохнуть.

— Прости.

Дэвид сидел некоторое время молча, подперев голову руками.

— Может, лучше поговорим?

— Ладно. О чем?

— Не знаю. О чем угодно.

— Ты любишь кино? Ты смотрел, как его… Джанет принялась подробно описывать какой-то понравившийся ей фильм, пока не услышала громкий храп. Как оказалось, кинематограф Дэвид не жаловал.

Она вздохнула.

— Проснись, Пат. Не спи. Когда проснешься, будешь чувствовать себя ужасно.

— Я уже чувствую себя ужасно, — пробормотал он.

Джанет едва разобрала, что сказал Дэвид, но, по крайней мере, он открыл глаза. Исполненная решимости не дать ему уснуть, она завела разговор, который, насколько могла судить, должен был всколыхнуть его.

— Почему ты не пошел в армию? В Холодном Ручье все думали, что ты станешь военным.

— У меня иной склад характера.

— Но и на финансового консультанта ты тоже не слишком похож.

Дэвид предпринял попытку сесть ровно.

— Да будет тебе известно, я очень хороший финансовый консультант.

— Но счастлив ли ты, Дейви? Неужели ты хотел бы этим заниматься всю свою жизнь?

— У меня это лучше всего получается.

— Откуда ты знаешь? Ты пробовал заниматься чем-нибудь еще?

— А что ты мне предлагаешь? Пойти в береговую охрану? Или стать солдатом удачи?

Джанет улыбнулась.

— Это звучит куда заманчивее, чем финансовый консультант.

— Только не для меня. Ты уже разговаривала с моей матерью?

— Конечно нет. У меня еще нет телефона, ты что забыл?

— Ясно. Но ты говоришь точь-в-точь, как она.

— Она, вероятно, переживает за тебя.

— Я не хочу, чтобы по поводу меня кто-нибудь переживал. Я вполне счастлив. Вернее, был бы счастлив, если бы окружающие не пытались меня учить жизни.

— Они только желают тебе добра.

— Я и сам в состоянии понять, что для меня лучше. В отличие от некоторых.

— Ты имеешь в виду меня? — надулась Джанет.

— Да, раз уж ты спросила. Я думаю, что тебе не следовало уезжать из дому.

Она метнула на него сердитый взгляд, но Дэвид сидел с закрытыми глазами.

— Ты знаешь, почему я решила сменить место жительства. Я уже говорила, что собираюсь сделать карьеру.

— Да, я помню, что ты говорила. А мне кажется, что ты приехала в большой город в поисках приключений. Я прав? Мужчины в Холодном Ручье слишком скучны для тебя.

— Вовсе нет. — Джанет разозлилась. — Мне посчастливилось встретить в Холодном Ручье очень интересного человека. Он ковбой. Он укрощает быков на родео.

— Ну вот тебе и карьера. — Дэвид зевнул, проглатывая последние слова:

— А где он сейчас? И почему ты не осталась с ним, раз он такой замечательный?

— Потому что стала ему ненужной.

Откровение сорвалось у Джанет с языка прежде, чем она сообразила, что сказала. Она замерла. Тихое посапывание Дэвида свидетельствовало о том, что он спит. Джанет надеялась, что он не слышал ее признания. Она с горечью уставилась на вьющуюся впереди ленту дороги.

— Как и ребенок, которого я ношу под сердцем, — прошептала она.

4

Когда Дэвид проснулся поздно вечером, то подумал, что ему приснился удивительно странный сон. Быстро проверив бумажник, он убедился, что сон был явью. Он действительно играл, и не слишком удачно, учитывая жалкие гроши, завалявшиеся в кошельке. Судя по пульсирующей боли в голове, он также умудрился выпить несколько порций виски.

О последних часах у него остались в памяти лишь тусклые воспоминания.

Пошатываясь, Дэвид побрел в кухню, мечтая о чашке крепкого сладкого кофе, и, пока тот варился, выпил две таблетки обезболивающего. Он сел за стол и опустил тяжелую голову на руки, но, вспомнив, что «кадиллак» вела Джанет, встрепенулся. От резкого движения в висках застучало еще сильнее.

Дэвид понимал, что дергаться не следует, но он не мог успокоиться, не убедившись, что его бесценный автомобиль в целости и сохранности стоит на положенном месте.

«Кадиллак» был для Дэвида материальным воплощением всего того, чего ему удалось достичь за последние несколько лет. Наградой за многие часы каторжного труда и обидных насмешек, которые ему приходилось выслушивать от амбициозных мужчин и женщин, которых он обходил, карабкаясь по служебной лестнице. За длинные ночи без сна, за постоянную тревогу и страх, что его ошибка может стоить кому-то состояния, а ему — карьеры.

Этот автомобиль был свидетельством его успеха и благосклонности фортуны. Дэвид всерьез верил, что, если с машиной что-нибудь случится, его будущее окажется в опасности. Хотя рассудком он понимал, насколько безосновательны его опасения, тем не менее не мог отделаться от этого предрассудка. Поэтому вопреки головной боли и спазмам в желудке Дэвиду было важно в эту минуту убедиться, что его дорогая игрушка стоит на месте.

Он отпер дверь и замер, силясь что-то припомнить. Джанет сказала ему что-то, но что, Дэвид никак не мог выудить из памяти, хотя знал, что это было нечто важное. После нескольких тщетных попыток, он покачал головой и даже зажмурился от резкой боли. Ладно, он разберется с этим позже. Сейчас первостепенной задачей было удостовериться, что с «кадиллаком» все в порядке.

Едва Дэвид вышел на лестничную площадку, как из квартиры напротив показалась Джанет. При виде ее Дэвид едва не застонал, но вовремя вспомнил о хороших манерах. Взяв себя в руки, он приветливо кивнул.

— Привет! — донесся до его ушей нестерпимо громкий голос. — Чувствуешь себя лучше?

— По сравнению с чем? — осведомился Дэвид, посчитав вопрос бестактным.

— Ты выглядишь не самым лучшим образом.

Может, пойдешь ляжешь?

— Ты права, мне очень плохо. У меня буквально раскалывается голова после вчерашнего.

— Но тебе ведь было весело?

— Потом в машине я отключился? — спросил он, глядя на Джанет и часто мигая.

Она кивнула.

— И ты вела «кадиллак»?

— Мне было нелегко. Я ведь не знала дороги.

Мне приходилось тебя будить, чтобы выяснить, куда ехать. Правда, от тебя было мало толку.

— Я этого не помню.

— Не удивлена. — Джанет широко улыбнулась. — Я с трудом дотащила тебя до лифта.

Теперь Дэвид кое-что припомнил и на этот раз не удержался от стона.

— Нас кто-нибудь видел?

— В лифте была одна пожилая дама. Я сказала ей, что у тебя высокая температура, и она проявила массу сочувствия.

— Как предусмотрительно с твоей стороны, — пробормотал Дэвид. — Спасибо.

Великолепно. Теперь по всему жилому комплексу разнесется молва, что мне помогала привлекательная молодая женщина, подумал он с досадой. Упаси Господи, чтобы об этом узнала мать.

— Всегда пожалуйста. — Джанет нахмурилась. — Ты куда направляешься? Надеюсь, тебе никуда не нужно ехать? Ты должен как следует выспаться, прежде чем снова сядешь за руль.

Дэвида шатало, и чтобы не упасть, он оперся рукой о дверной косяк.

— Я никуда не намерен ехать. Я только хотел проверить, что с «кадиллаком» все в порядке. — Заметив, как изменилось выражение лица Джанет, он понял, что сказал чушь.

— Я не помяла и не поцарапала твою драгоценную машину, если тебя это волнует.

Дэвид силился найти хоть какое-то оправдание, чтобы Джанет не думала о нем плохо.

— О нет. Я вовсе не это имел в виду. Я хотел убедиться, что ничего не оставил в кабине, только и всего.

— Я положила ключи на туалетный столик, — сказала Джанет, не поверив его отговорке. — Ты почти мгновенно отключился, как только я уложила тебя в постель.

Ключи. Конечно. Он даже не вспомнил о них.

Ключи от квартиры лежали у него в кармане.

А ключи от машины он держал на отдельной цепочке. В этот момент до Дэвида дошел смысл остальных слов. Джанет помогла ему лечь в постель!? Эта мысль вызвала у Дэвида сильное беспокойство. У него даже подкосились ноги.

Хотя, может, сказывалось выпитое накануне спиртное.

— Спасибо, — пробормотал он скованно.

— Не стоит благодарности. Я иду в бассейн.

Хочу поплавать. Позже сбегаю в магазин, если тебе что надо, скажи.

Дэвид остановил взгляд на матерчатой сумке в руке Джанет. Вероятно, там купальный костюм. Он представил ее в купальнике и почувствовал, как гулко заколотилось в груди сердце.

— Спасибо, но мне ничего не нужно. Думаю, будет лучше, если я вернусь и лягу.

— Мне показалось, что ты хотел проверить машину.

Дэвид кивнул и снова поморщился от приступа резкой боли.

— Позже, — буркнул он хрипло.

— Ты уверен, что не нуждаешься в помощи?

Джанет смотрела на него скептически.

— Мне ничего не нужно.

— Вот и славно! Увидимся позже!

Пританцовывая, Джанет припустила по коридору.

Дэвида прошиб горячий, а потом холодный пот. Забыв о машине, он опрометью бросился в ванную комнату.

Некоторое время спустя, засыпая, он вспомнил, что сказала Джанет в машине перед тем, как он отключился. Он полюбопытствовал, почему она не осталась с тем ковбоем, и она ответила: «Потому что стала ему ненужной». В его ушах до сих пор звучал ее звенящий болью голос.

Дэвид лежал на спине, тупо уставившись в стену. Как мог кто-то отказаться от Джанет? Она умная, привлекательная, интересная, сексуальная, в конце концов. Похоже, он тоже попался.

В капкан, расставленный его матерью.

Дэвид перевернулся на живот. В будущем он должен вести себя осмотрительнее. Он пока в состоянии самостоятельно выбирать себе девушек. Премного благодарен. Если он позволит матери одержать над собой верх и на этот раз, ее ничто не остановит. Она и так сует нос во все его дела и нет надежды, что она когда-нибудь оставит его в покое. Ни одна женщина этого не стоит. Даже такая привлекательная, как Джанет Андерсон.

Все же Дэвид не мог не злиться на глупого ковбоя, который нанес Джанет такую рану, что она уехала в чужой город. Пусть она твердит, что мечтает о карьере фотографа, но он видел отблески боли в ее глазах при упоминании об этом подонке и не сомневался, что Джанет бежала из родного дома из-за несчастной любви.

Потом, прежде чем он отключился, она добавила еще какую-то фразу. Дэвид напрягал память, но не мог вспомнить, что именно она сказала.

Однако его не оставляло ощущение, что это имело для девушки исключительно важное значение, и он надеялся, что это было что-то хорошее.

На другое утро Мэри Уильямс нанесла Джанет визит.

Джанет проснулась довольно рано и видела, как Дэвид уезжал на работу. Из ее окна открывался вид на автомобильную стоянку, и она не могла не заметить, как роскошный черный «кадиллак» выехал на улицу. Судя по всему, Дэвид окончательно пришел в себя после воскресных приключений.

Джанет едва успела позавтракать, как в дверь позвонили. Элегантная женщина, стоявшая на пороге, радушно распахнула руки и без приглашения ворвалась в прихожую.

— Джани, дорогая!.. Как я рада тебя видеть.

Я сказала Дэвиду, что загляну к тебе, как только выберу момент. Надеюсь, я не помешала?

Оказавшись в плену двух довольно сильных рук и густого облака дорогих духов, Джанет с трудом поборола желание чихнуть.

— Тетя Мэри! Какой… приятный сюрприз!

— Дай-ка мне посмотреть на тебя. — Мэри выпустила свою жертву и отступила на шаг. — Господи, ты превратилась в красивую молодую леди! Линда, должно быть, тобой гордится. Как поживает твой дорогой папа?

Джанет открыла было рот, чтобы ответить, но щебетание Мэри не позволило ей вставить ни слова.

— А как твои братцы? Все давно стали взрослыми. Чем они занимаются?

— Пит женился и…

— Надеюсь, Дэвид хорошо о тебе позаботился. Я очень обрадовалась, узнав от Линды, что ты переезжаешь в Сакраменто. Ты могла бы составить Дэвиду компанию. Он слишком много времени уделяет работе.

Изучив долгим взглядом диван, Мэри приземлилась на самый краешек.

— Вы позволите предложить вам кофе? Я только что сварила.

— О нет, дорогая. Спасибо. Присядь рядом и расскажи о семье. Как тебе Дэвид? Чем вы занимались эти дни? Он сказал, что вчера вы ездили осматривать достопримечательности. Где вы побывали? Ты уже определилась с работой?

Дэвид тебе помогает?

Джанет послушно села.

— Дэвид был очень любезен, — сказала она, воспользовавшись паузой в сплошном потоке вопросов гостьи. — Он возил меня вчера на побережье и в казино…

Мэри ахнула от изумления.

— Дэвид — в казино?! Не могу поверить. Надеюсь, он не играл.

— Мне кажется, он опробовал один из игральных автоматов, — заметила Джанет осторожно.

— Невероятно. — Мэри откинулась на спинку дивана. — Ты умудрилась сделать за день то, что мне не удалось за многие годы. — Она снова выпрямилась и откровенно уставилась на Джанет. — Вижу, ты ему весьма подходишь, моя дорогая. Дэвид слишком серьезно ко всему относится, если тебя интересует мое мнение.

— Он и мне кажется чересчур целеустремленным, — призналась Джанет, подозревая, что Дэвид придет в ужас, узнав, что они с Мэри обсуждают его за глаза.

— Целеустремленным? — Мэри рассмеялась. Моя дорогая, да он самый настоящий отшельник! В этом всецело виноват его отец. Я не стану говорить плохо о мертвых, Господи, упокой его душу. Одному Богу известно, как я его любила. Но он слишком строго обходился с Дэвидом. Что бы мальчик ни сделал, он не мог угодить отцу.

Мэри на секунду умолкла, чтобы перевести дух, но прежде, чем Джанет успела вклиниться, снова продолжила:

— Как ты знаешь, мой муж Патрик был человеком военным и обращался с Дэвидом, как с солдатом. Требовал, чтобы кровать была идеально заправлена, а комната вылизана… Неудивительно, что Дэвид носится со своей дурацкой машиной как курица с яйцом. Можно подумать, что это его ребенок, так он над ней трясется. Я этого не поощряю, если тебе интересно мое мнение. Что Дэвиду нужно, так это хорошая женщина, — заключила Мэри и пытливо взглянула на Джанет из-под густо накрашенных ресниц. — Ему пора завести семью. К тому же я хотела бы, перед тем как умру, понянчить внуков.

У Джанет перехватило горло. Неужели тетя Мэри намекает, что они с Дэвидом… Нет, не может быть. Она не в состоянии это представить. Дэвид, безусловно, привлекательный мужчина, но чтобы выйти за него замуж… Джанет не хотелось бы занимать в его жизни второе место после работы.

По иронии судьбы она всегда играла вторую скрипку в жизни своих мужчин. Братья всегда исключали «нежную» сестренку из своих шалостей; отец обожал сыновей, но не знал, как обращаться с дочкой; и, наконец, Ральф, который предпочел жизнь на колесах заботе о жене и ребенке.

От приступа боли у Джанет заныло в груди.

Но какое это имеет значение теперь? Замужество в ее планы не входит. Тете Мэри придется поискать жену для Дейви в другом месте. Однако эта мысль почему-то задела Джанет, и она сменила тему, принявшись оживленно рассказывать о жизни братьев.

После ухода гостьи Джанет еще долго боролась с унынием. Каждый день неминуемо приближал ее к необходимости принять решение.

Скоро отступать станет некуда.

Она встала перед большим зеркалом в прихожей и погладила руками плоский живот. Пройдет немного времени, и он начнет увеличиваться, и тогда все догадаются о ее беременности.

Скоро ей придется позвонить матери и поведать об истинной причине своего отъезда из Холодного Ручья — желании скрыться подальше от соседей, на чьих глазах она росла в этой провинциальной глуши, чтобы избавить родителей от позора.

Теперь о ее бесчестье никто, кроме родителей, не узнает. Никто, кроме родителей, не осудит. За исключением тети Мэри и Дэвида.

Джанет вернулась в гостиную и опустилась на диван. В воздухе еще витал аромат духов тети Мэри. Ей будет трудно рассказать им. Джанет уже видела горечь разочарования на их лицах.

Особенно ее волновал Дэвид. Он и без того воспринимал ее как исчадие ада, словно она приехала в город специально, чтобы мучить его.

Несмотря на уныние, Джанет улыбнулась.

Бедный Дейви. Он всегда взирал на нее как на Божью кару, но она на него не обижалась.

В детстве Джанет любила над ним подтрунивать, потому что в отличие от ее братьев он реагировал на ее шпильки. Это давало ей ощущение власти. В том возрасте это было для нее важно, ведь рядом с братьями она чувствовала себя человеком второго сорта.

Теперь, правда, Дэвид больше не смущался.

Джанет со вздохом встала и направилась в кухню. Она была вынуждена признать, что за короткое время, прошедшее со дня ее приезда, Дэвид не раз ставил ее в положение, когда она теряла душевное равновесие. Похоже, теперь он брал реванш за прошлое.

Джанет налила себе кофе и развернула купленную вчера газету с объявлениями. Дэвид прав.

Чтобы устроиться на работу, она должна первым делом купить машину. Но существует и другая проблема. Стоит ли сообщать потенциальным работодателям о беременности? Или будет лучше скрыть этот важный факт до того момента, как она пройдет испытательный срок и будет уверена, что они захотят ее оставить и после отпуска по случаю родов?

Уныло просматривая объявления о продаже автомобилей, Джанет осознавала, что ей не с кем посоветоваться. Вероятно, ей придется действовать самостоятельно, пока она в состоянии хранить свою тайну.

Газетный шрифт потерял четкость и расплылся. Джанет яростно заморгала глазами. Слезами горю не поможешь. Нужно взять себя в руки и постараться сосредоточиться.

В дверь позвонили. Джанет нахмурилась и пошла открывать, готовая дать отпор настырному рекламному агенту, которого рассчитывала увидеть на пороге. К ее удивлению, за дверью стоял Бен Робин, управляющий жилым комплексом.

— Ваш телефон подключен, — сообщил он. — Я принес вам два аппарата. Розетки для подключения есть в кухне и в спальне.

— Ух ты! Спасибо, Бен, — поблагодарила Джанет, осторожно принимая из его рук телефонные аппараты. — Но я их не заказывала и только собиралась пойти купить.

—  — Их заказал Дэвид Уильямс. Он сказал, что телефон понадобится вам сегодня утром, и попросил меня занести аппараты.

— Правда? — Внимание Дэвида глубоко тронуло Джанет. На каждом из аппаратов был обозначен ее новый телефонный номер. — А счет?

— Все оплачено. Дэвид обо всем позаботился.

Бен распрощался, а растерянная Джанет еще некоторое время стояла в дверях.

Милый, милый Дэвид. Он и вправду настоящий друг. Джанет было приятно осознавать, что он у нее есть. Возможно, Дэвид и зануда, но он надежный человек, на него она может положиться.

Джанет поспешила в кухню, чтобы подключить телефон. Он был стильный, совсем, как «кадиллак» Дэвида. Второй аппарат, предназначенный для спальни, был верхом элегантности. Сиреневого цвета, он гармонировал с бледно-сиреневым покрывалом, купленным Джанет на днях в универмаге.

Удивительно. Неужели Дэвид запомнил цвет купленного белья или это просто совпадение?

Джанет улыбнулась. От уныния не осталось и следа. Ему на смену пришло чувство теплоты. Дэвид Патрик Уильямс обладал качествами, которых она в нем и не подозревала. Джанет не терпелось выяснить, какие тайны еще скрывала его маска высокомерия и недовольства.

Как только Джанет подключила телефон, он сразу зазвонил, и она с замиранием сердца схватила трубку.

— Алло?

— Джани, милая! Как ты устроилась?

Голос матери она не ожидала услышать и ответила не сразу. В этот миг Джанет нестерпимо захотелось вернуться в Холодный Ручей, к прежней жизни.

— У меня все отлично, мама. Как ты узнала мой номер? Я только что подключила аппарат.

— Мне сказал Дэвид. Он только что звонил.

Похоже, он изменился со старых времен.

— Я не подозревала, что он помнит наш домашний номер. Изменился, говоришь?

— Стал более уверенным и взрослым, как мне показалось. Ему дала наш номер Мэри. Она тоже звонила. Она сказала, что у тебя усталый вид. С тобой все в порядке? Голос у тебя какой-то странный.

У Джанет екнуло сердце, и она сделала паузу, чтобы собраться с мыслями.

— Я не ждала от тебя звонка, мама. Я по вас очень скучаю.

— Мы тоже по тебе скучаем, дорогая.

Джанет выслушала все последние новости, происшедшие в Холодном Ручье за эти дни, хотя ее мысли были заняты совсем другим. Что скажет мать, узнав о действительной причине, толкнувшей ее единственную дочь на бегство из дому?

Может, ей следовало покаяться и признаться матери во всем? Но Джанет знала, что мать сделала бы все, что от нее зависело, лишь бы убедить дочь остаться. Джанет знала, что в том состоянии растерянности и страха, в каком она пребывала тогда, матери не составило бы особого труда заставить дочь отказаться от планов бегства.

Но Джанет предстояло принять важное решение, что становилось возможным лишь вдали от материнского влияния и опеки. Только вдали от родных могла она правильно распорядиться своей судьбой.

— Ты что-то молчаливая сегодня. Ты на самом деле чувствуешь себя хорошо?

— Со мной все в порядке, уверяю тебя, торопливо отозвалась Джанет. — Сегодня я собираюсь купить машину. С колесами будет гораздо проще.

— Хорошо, будь осторожна. Улицы Сакраменто сильно отличаются от улиц Холодного Ручья.

Джанет улыбнулась и, клятвенно пообещав беречь себя, повесила трубку. Телефон снова зазвонил. Нахмурившись, Джанет сняла трубку.

На другом конце провода раздался глубокий голос Дэвида.

— Дейви! — обрадовалась Джанет. — Как твоя голова?

— Лучше. Я звоню тебе, чтобы узнать, не хочешь ли ты вечером посмотреть машины.

— Очень хочу. В какое время?

— Я вернусь домой около шести. Думаю, мы могли бы где-нибудь перекусить, а затем совершить экскурсию по автомагазинам. Ты уже решила, что хочешь купить?

— Конечно, «кадиллак» я пока не могу себе позволить, если тебя интересует это.

— Нет, я хочу знать, тебе нужна новая машина или подержанная?

— Лучше подержанная, — ответила Джанет после недолгого колебания. — Я не хочу связываться с выплатой кредитов.

— Хорошо. Значит, увидимся в шесть. Выбери к тому времени ресторан.

— Может, я приготовлю что-нибудь?

— Тебе охота возиться на кухне? — В голосе Дэвида прозвучало сомнение.

— Я вообще-то вкусно готовлю.

— Только не рыбу.

— Как насчет бифштекса? — осведомилась Джанет.

— Звучит заманчиво. Я привезу бутылку вина.

Ах, прости, ты ведь не пьешь.

Вообще-то Джанет пила вино, но сейчас ей надлежало думать о будущем ребенке.

— Я не стану возражать, если ты будешь пить.

— Из солидарности я ограничусь соком. До встречи в шесть.

Джанет повесила трубку и задумалась над вечерним меню. Ей представился шанс блеснуть.

Джанет быстро составила список продуктов. Она приготовит потрясающий обед.

Два часа спустя она вернулась из супермаркета, нагруженная пакетами. Дейви просил не делать рыбу, но от ее салата с креветками он вряд ли откажется. Джанет сложила продукты в холодильник и замариновала мясо, затем почистила картофель, нарезала лук и натерла сыр, после чего приступила к своему коронному блюду — торту «Южные ночи».

5

Готовка отняла у нее большую часть дня. В завершение Джанет накрыла стол и, украсив его букетом цветов, также купленных в магазине, побежала в спальню переодеваться.

Джанет рассчитывала, что они сразу сядут за стол, как только Дэвид придет, чтобы хватило времени объехать автомагазины. После продолжительных раздумий она остановила выбор на бежевых брюках и шелковой блузке в полоску. Она наложила легкий макияж и торопливо причесалась. Бросив быстрый взгляд в зеркало и убедившись, что выглядит достойно, Джанет кинулась в кухню.

Времени оставалось в обрез, но у нее все было готово: салат заправлен, картофель отварен, духовка разогрета, креветки охлаждались в холодильнике, а торт, украшенный черносливом, красовался на столе.

Без пяти минут шесть она зажгла свечи и налила в бокал вино, которое купила специально для Дейви. После тяжелого дня мужчина должен расслабиться, чтобы почувствовать себя дома.

В шесть часов нервы Джанет напряглись до предела, и она с нетерпением ждала звонка в дверь. В шесть десять она подумала, что картофель остынет. В шесть тридцать возникли опасения, что салат заветрился.

К этому времени Джанет изрядно пала духом. Она расшиблась в лепешку, чтобы приготовить ему шикарный обед, а он даже не позвонил, чтобы предупредить, что задерживается.

В семь Джанет начала беспокоиться. Вероятно, с Дэвидом что-то стряслось. Она не знала номера его рабочего телефона и не могла припомнить, говорил ли он, в какой компании работает. Можно было позвонить тете Мэри, но не хотелось попусту ее тревожить. С другой стороны, если с Дейви что-то случилось, то его мать наверняка в курсе.

Джанет затушила сгоревшие наполовину свечи и принялась мерить шагами комнату. Прошло еще полчаса. Теперь ею овладело настоящее волнение. Он наверняка позвонил бы, если бы задерживался.

Еще десять минут она боролась с искушением действовать и в конце концов приняла решение. Она позвонит тете Мэри, но сначала на всякий случай позвонит Дэвиду в дверь. Не исключена возможность, что он забыл о совместных планах поискать для нее машину. Хотя в такое верилось с трудом.

В надежде, что сию секунду вернется домой, Джанет оставила дверь в свою квартиру открытой и решительно нажала на кнопку звонка. Она собиралась сосчитать до десяти, после чего вернуться к себе и позвонить тете Мэри.

Она досчитала до восьми, когда дверь квартиры Дэвида распахнулась настежь.

— Какого черта?!. — Он вытаращил глаза, словно увидел приведение. — Джани?

Джанет поджала губы и метнула на него гневный взгляд. На лице Дэвида боролись противоречивые эмоции. Раздражение, удивление, недоумение и, наконец, отблески воспоминаний и ужас, сменялись, как кадры киноленты.

— О Господи! — Дэвид хлопнул себя по лбу. Я совсем забыл. Прости!

Джанет внезапно овладела ярость, и она потеряла над собой контроль.

— Прости?! Это и все, что ты можешь сказать?! Я целый день проторчала у плиты, чтобы приготовить тебе обед! Ты представляешь, сколько стоит филейный миньон?!

Дэвид попытался что-то сказать, но разгневанная Джанет не позволила ему вставить ни слова.

— Как можно было вот так просто забыть, Дэвид?! Ты сам позвонил, пригласил вместе пойти пообедать и — забыл? Это была твоя идея.

Ты хоть представляешь, как я обеспокоилась, когда ты… не появился…

К своему стыду, Джанет разрыдалась.

Выражение обиды на лице Дэвида сменилось состраданием. Он торопливо взял ее за руку и, втянув в квартиру, закрыл дверь.

Джанет изо всех сил пыталась остановить слезы, катившиеся градом по ее щекам, но была не в состоянии сдержать рыдания. Ее словно прорвало. Боль, страхи, внутренняя борьба, взвинченность, связанная с переездом в чужой город, — все в эту минуту выплеснулось наружу.

Не имея возможности справиться с собой, она смотрела на испуганное лицо Дэвида и рыдала.

Тогда он обнял ее, и Джанет уткнулась лицом в его теплую грудь. Мягкие волоски, торчавшие из треугольного выреза его футболки, щекотали ей нос, но она не двигалась. Постепенно Джанет забыла, что послужило причиной вспышки ее гнева, так хорошо, уютно, надежно и безмятежно чувствовала она себя в теплых объятиях Дэвида. Но очень скоро она осознала, что позволила себе не на шутку увлечься приятными ощущениями. Дэвид неуклюже гладил ее по спине и обнимал так бережно, словно боялся, что Джанет может рассыпаться на мелкие осколки. По всей видимости, она снова поставила его в неловкое положение.

Овладев собой, Джанет отстранилась.

— Прости, — пробормотала она дрожащим голосом. — Я сама не ожидала. Не знаю, что со мной такое…

— Ты обо мне беспокоилась? — спросил он голосом, исполненным такой нежности, что у Джанет по спине побежали мурашки.

Больше всего на свете ей хотелось в этот миг вернуться в тепло его рук и почувствовать на лице его поцелуи, чтобы окончательно забыть о своих проблемах. Вероятно, она спятила.

Дэвид был прав. Она действительно переживала за него. Но он не должен думать, что из-за этого она до слез расстроилась. Приложив некоторое усилие, Джанет вернула былое негодование.

— Я больше волновалась из-за своего испорченного обеда. Как ты мог просто взять и забыть?

— Послушай, я очень сожалею. Пройди и присядь.

Дэвид пригласил ее в гостиную. Джанет впервые оказалась в его квартире и с интересом осматривалась. Над газовым камином висела огромная картина в синих тонах с Изображением мрачного фантастического пейзажа. Перед диваном, обитым песочного цвета велюром, стоял квадратный журнальный столик, но на нем не было ни книг, ни журналов, которые могли бы отвлечь взгляд от его незамысловатой простоты. Напротив дивана стояло кресло, в котором лежала, свернувшись калачиком, трехцветная кошка. Когда Дэвид подошел к креслу, она села, потянулась и грациозно спрыгнула на пол.

Джанет присела и погладила шелковистую шерстку животного.

— Я не знала, что у тебя есть кошка.

— Это кот. Белоус. Он не слишком жалует компанию.

Кот, словно желая опровергнуть слова хозяина, выгнул спину и громко замурлыкал.

— Привет, Белоус, — тихо произнесла Джанет и выпрямилась.

В углу комнаты она заметила изящную фарфоровую вазу на подставке, которая с трудом вписывалась в этот суровый интерьер.

— Это мама подарила, — пояснил Дэвид, поймав удивленный взгляд Джанет. — Она любит подобные штучки. Я все ломаю голову, как от нее избавиться. Правда, боюсь, она подарит взамен другую.

Джанет не удержалась от улыбки и села на диван, оказавшийся гораздо удобнее ее собственного.

— А остальная обстановка?

— Что именно? — обиженно спросил Дэвид.

— Я… просто подумала, что у тебя интересный вкус. Или мебель тоже выбирала тетя Мэри?

— Нет. Я кое-что умею делать и без ее помощи, — сухо обронил он, усаживаясь в кресло. — Вопреки ее попыткам доказать обратное.

Белоус подошел к Джанет и, мурлыкнув, растянулся у ее ног.

— Думаю, она хочет быть тебе полезной, — промолвила Джанет и наклонилась, чтобы погладить кота.

— Нет. Она хочет испортить мне жизнь и страшно злится, когда я препятствую этому.

Похоже, она все еще тоскует по папе и Нику.

В конце концов, у нее, кроме меня, никого не осталось.

— Тебе повезло, что есть кто-то, кто о тебе заботится.

Что-то в голосе Джанет встревожило Дэвида, и он вскинул на нее взгляд.

— У тебя у самой большая семья, о тебе есть кому заботиться.

— Обо мне заботится мама, хотя папа и братья отнимают у нее больше времени. Она всегда говорит, что я могу и сама о себе побеспокоиться.

Что касается папы, то он большую часть времени проводил с сыновьями. Вместе они ходили в походы, на рыбалку. Меня они в свою компанию не допускали. Когда я просила взять меня с собой, он отвечал, что это не для девочек и что я должна оставаться дома, чтобы скрашивать маме одиночество. В конце концов я перестала набиваться к ним в друзья. Похоже, в отличие от сыновей он так и не узнал меня по-настоящему.

— Поэтому ты ходила хвостом за Ником?

— Ничего я за ним не ходила! — возмутилась Джанет, задетая за живое. — Мы с Ником были друзьями. Мы вместе играли и развлекались.

Вместе прыгали в реку…

— Рискуя свернуть шею. — В памяти Дэвида всплыл недавний сон. — Я помню, как однажды мне пришлось тебя спасать. Если бы я случайно не оказался рядом, неизвестно, чем бы все кончилось.

Джанет тоже вспомнила этот случай. Она ударилась головой о затопленную корягу и почти потеряла сознание, когда ее вытащили из воды.

Ее спас Дейви. Потом он страшно ее отругал за безрассудство и отвез на велосипеде домой.

— Ты вела себя очень глупо, если тебя интересует мое мнение, — заявил он, перехватив ее благодарный взгляд.

— Это все Ник, — упрямо сказала Джанет. Я не хотела, чтобы он дразнил меня размазней.

— Ты предпочла бы умереть или провести остаток жизни в инвалидной коляске.

— Мы были детьми, а дети не думают об этом.

— Два идиота. — Дэвид осуждающе покачал головой.

— Ты лучше скажи, какие важные дела заставили тебя забыть про приготовленный мною обед? — Джанет пошла в атаку, решив, что настало время сменить тему.

— Работа. — Дэвид выглядел пристыженным. — Представляешь, я так заработался, что у меня совсем вылетело из головы, что мы собирались ехать выбирать тебе машину. Я обещаю наверстать упущенное завтра вечером и обязательно сводить тебя куда-нибудь пообедать. Дело в том, что мне выпала честь стать личным консультантом Ричарда Твейна. Всю вторую половину дня я корпел над составлением резюме и плана предложений.

— Ричард Твейн? Что это за шишка?

— Он один из богатейших жителей Сакраменто, — ответил Дэвид, и его глаза возбужденно блеснули. — Он владелец крупнейшей компании по производству телевизоров. У него работают тысячи рабочих с разных концов света. Он деньги гребет лопатой. Если бы мне удалось с ним завязаться, то о большем я бы и не мечтал. Это огромная честь для нашей финансовой компании.

— Неужели ты и в самом деле так любишь свою работу? — подивилась Джанет его энтузиазму.

Дэвид пожал плечами.

— В ней моя жизнь.

В этом и состоит его трагедия, подумала Джанет с жалостью. Бедняжка ничего другого не знает.

Впрочем, это было не ее дело, хотя Джанет не могла отрицать, что находиться в его объятиях бесконечно приятно. Дэвиду есть что предложить женщинам. Он добрый, заботливый, понимающий, предусмотрительный, если, конечно, его мысли не отвлекает работа.

Это весьма существенный недостаток. Его работа. Она для него важнее всего на свете.

— Понимаешь, — произнесла наконец Джанет, — жизнь может стать беспредельно одинокой, если рядом с тобой нет того единственного человека, кто значит для тебя все.

— Я сожалею обо всем происшедшем, — вдруг сказал Дэвид.

Джанет не поняла, что он имеет в виду: свою забывчивость или тот факт, что он ее обнимал.

— Ничего, — отозвалась она коротко, боясь попасть впросак. — Я поставлю бифштекс в морозилку. Овощной и креветочный салаты съем.

А вот с тортом тебе придется мне помочь. Мне не нужны лишние калории.

Дэвид виновато понурился.

— Ты так старалась. Я очень надеюсь, что ты меня простишь и позволишь пригласить тебя завтра куда-нибудь на ужин.

— Ты прощен, — объявила Джанет, не в силах выносить его несчастного вида. — Я с удовольствием принимаю твое приглашение, — добавила она с улыбкой.

— Благодарю. Но я не это имел в виду, когда сказал, что сожалею. Я имел в виду…

— Если ты имел в виду тот факт, что мы обнимались, это тоже сущая ерунда. Я плакала, а ты старался меня успокоить. Я не стану на этот счет заблуждаться, так что забудь об этом.

— Я думал совсем о другом, — оскорбился Дэвид. — Я имел в виду то, что случилось в Холодном Ручье.

Джанет в ужасе уставилась на него. На несколько секунд она потеряла дар речи.

— Что?! Как ты узнал об этом?! — выпалила она.

Он в смущении отвел глаза.

— Ты сама рассказала об этом вчера по пути домой.

— Я не предполагала, что ты меня слышишь, — пролепетала она в испуге, гадая, поделился ли Дэвид услышанным с ее матерью. Я думала, ты спишь.

— Я тоже решил, что ты так думала. Я тебя почти не слышал. Но хочу, чтобы ты знала: в жизни не всегда все получается так, как хочется. Мне жаль, но это очень болезненно.

Джанет горько рассмеялась.

— Правда, глупо? Ты считаешь, что я должна была хорошо все взвесить, прежде чем позволить себе залететь от какого-то типа, который… — В этот момент она увидела крайнее удивление, отразившееся на лице Дэвида, и поняла, что сболтнула лишнее. Видимо, он все же не все вчера расслышал. Проклиная себя за поспешность, Джанет вяло добавила:

— Но, боюсь, теперь слишком поздно сожалеть о чем-либо.

Дело в том, что настоящей причиной моего отъезда из Холодного Ручья послужила моя беременность. Я залетела от того ковбоя. Его жизнь состоит из разъездов, и он не намерен бросать якорь. Он прямо сказал, что не готов стать отцом, но согласен оплатить аборт.

— Негодяй. — Лицо Дэвида потемнело. — Но ведь ты на это не пойдешь, правда?

— Конечно нет. Мне бы ни при каких обстоятельствах не пришло в голову убить своего малыша.

— Вот и хорошо. — Дэвид продолжал хмуриться. Его суровый вид мог бы напугать самого отважного из ковбоев. — Подонку следовало бы надрать задницу.

— Но ведь это не только его вина. — Джанет вздохнула. — Я осознавала, на что иду. Я чувствовала себя одинокой, вот и влюбилась. Он пригласил меня потанцевать там же, на родео.

Я считала его самым лучшим, самым обаятельным и интересным человеком на свете. Я влюбилась в него с первого взгляда и совершенно потеряла голову.

— Ну вот ты и попалась, — вставил Дэвид нравоучительно. — Нет такого понятия, как «любовь с первого взгляда». Нельзя полюбить человека, которого не знаешь.

— Вероятно, — не стала спорить Джанет. Но можно думать, что любишь.

— Так что ты собираешься теперь делать? Мать, наверное, из-за тебя с ума сходит. Она знает?

— Нет! — Увидев испуг на лице Дэвида, Джанет понизила голос. — И ты не должен ничего рассказывать тете Мэри, иначе все станет известно и моей маме. Никто ничего не должен знать.

Никто и не знает, кроме Ральфа и теперь тебя.

Это должно оставаться в тайне. Во всяком случае до тех пор, пока я не решу, что делать.

— Ты ничего не сказала матери? — изумился Дэвид. — Но ты обязана рассказать ей. А как насчет моей матери? Она же заметит, когда ты… ты…

— Я расскажу, когда настанет время, но не раньше. — Джанет наклонилась к нему. — Умоляю, Дэвид, поклянись, что не проболтаешься ни одной живой душе! Я бы и тебе ничего не сказала, если бы знала, что ты не все расслышал в машине.

— Ты должна, по крайней мере, поставить в известность свою мать, — упорствовал Дэвид. Все об этом узнают рано или поздно, Джани. Ты не можешь скрывать ребенка вечно.

Джанет понурилась, уставившись на спавшего у ее ног кота. К собственному удивлению, она вдруг осознала, что решение у нее созрело.

— Могу, — произнесла она твердо. — Если отдам его в чужие руки.

В комнате повисла гробовая тишина. Дэвид таращил на Джанет глаза так, словно перед ним сидела преступница, сознавшаяся в убийстве.

Джанет сто раз успела пожалеть, что ляпнула лишнее.

— Э-э-э… — промычал Дэвид. — Ты уверена, что хочешь этого?

— Уверена, — твердо заявила Джанет, после секундного колебания.

— Но ведь мы говорим не о пакете с продуктами, а о человеческой жизни. О твоем сыне или дочке. Возможно, потом ты будешь сожалеть об этом всю оставшуюся жизнь.

— Ты полагаешь, я этого не понимаю? — К глазам Джанет подступили слезы, и она яростно смахнула их ладонью. — Неужели ты думаешь, что я не провожу бессонные ночи, не мучаюсь, не ломаю голову над тем, как лучше поступить?

— У тебя еще есть время подумать. Тебе не нужно торопиться с решением. Когда ребенок начнет расти и ты почувствуешь в себе его присутствие, ты можешь передумать.

— Я не могу его оставить, Дэвид. — Джанет покачала головой, с трудом сохраняя самообладание.

— Почему?

— Я столько раз размышляла на эту тему…

Это будет несправедливо по отношению к ребенку. Ему нужны оба родителя.

— Многие дети после развода родителей живут с одним из них.

— У них все равно остаются и папа, и мама, даже если они живут врозь. — Джанет встретилась глазами с Дэвидом. В ее взгляде светилась немая мольба проникнуться пониманием. — У тебя был отец, пока ты не стал взрослым. Нику было всего восемнадцать, когда мистер Уильямс умер. Не поэтому ли он вырос беспечным и безответственным, что тосковал по отцу?

— Возможно. — Дэвид пожал плечами. — Но в один прекрасный день ты выйдешь замуж, и у твоего ребенка появится отец.

— Нет никаких гарантий. А пока суд да дело, мне придется заботиться и о себе, и о ребенке.

У меня не будет ни средств, ни времени, чтобы дать ему все необходимое. Что за жизнь ждет его, если мы будем кочевать с места на место, пока я не заработаю достаточно денег, чтобы купить собственный дом? Поверь, ему будет лучше в обеспеченной семье с двумя заботливыми родителями.

— Ребенку, кроме любви, ничего не нужно.

— Если ты так считаешь, следовательно, ничего не знаешь о детях. — Джанет мрачно улыбнулась.

— Ты права, я сказал, не подумав. Но я знаю, что это будет наиболее важное решение в твоей жизни. Мне кажется, тебе нужно как следует его взвесить, чтобы не совершить страшной ошибки.

— Не сомневаюсь. — Джанет легко встала на ноги, потревожив спящего кота. — Больше не хочу об этом думать. Я приняла решение, и ничто не заставит меня изменить его. Когда ребенок начнет шевелиться, мне будет труднее принять подобное решение. Я должна сделать это сейчас, пока в состоянии мыслить здраво.

— А как с работой? — Дэвид тоже поднялся.

Его лицо хмурилось. — Тебе придется сказать работодателю, что ты ждешь ребенка. Это значительно усложнит дело.

Настроение у Джанет совсем упало. Она забыла, что рассчитывала на помощь Дэвида в поисках работы.

— Не беспокойся, — пробормотала она, стараясь казаться безразличной, — я не заставлю тебя из-за меня лгать. Я что-нибудь придумаю.

Не забивай себе голову.

— Как бы не так! — Дэвид проследовал за Джанет в прихожую и открыл дверь. — Я воспринимаю это как свою беду.

— Это очень мило с твоей стороны, Дэвид. — Джанет деланно улыбнулась. — Но я не хочу, чтобы ты чувствовал себя чем-то мне обязанным.

— Но кто-то должен о тебе позаботиться.

Думаю, мы должны все рассказать моей матери В критические моменты она становится оплотом силы. Как только она узнает о том, что ты ждешь ребенка…

Джанет резко повернулась к нему.

— Она ни о чем не узнает. Ты должен обещать, Дэвид. Умоляю.

Он в отчаянии сжал кулаки и твердо сказал:

— Обещаю, но при одном условии.

— И какое же оно?

— Ты позволишь мне помогать тебе. Скажи для начала, кто твой врач.

— Я , я пока еще не определилась. Я собиралась подождать…

— Хорошо, я об этом позабочусь и запишу тебя на прием. Что насчет страховки?

— Я рассчитывала, что, устроившись на работу…

— Не волнуйся, я и об этом позабочусь. Вместе мы что-нибудь придумаем.

— Я очень ценю твои усилия, Дэвид, — начала Джанет намеренно бесцеремонно, не желая становиться для него обузой, — но я приехала сюда не для того, чтобы сесть на шею тебе и тете Мэри.

Я большая девочка и в состоянии справиться со своими проблемами самостоятельно.

— Я взялся тебе помочь не потому, что чувствую себя обязанным, — заявил Дэвид твердо. Я действительно хочу тебе помочь.

Как бы ей хотелось ему поверить! Джанет посмотрела ему в глаза, в них она увидела искреннее участие. Может, он и впрямь за нее переживает? Хотя бы чуточку.

— Спасибо, Дэвид. — Джанет улыбнулась. Ты хороший человек. И, сказать по правде, настоящий друг.

В его глазах вспыхнул странный огонек, но тут же погас, хотя голос Дэвида прозвучал, как всегда, бесстрастно.

— Буду рад. Ни о чем не беспокойся. Вместе мы пробьемся.

Вернувшись в свою пустую квартиру, Джанет с трудом поборола подступившие слезы и неотвязное желание позвонить матери и во всем признаться. Узнав о беременности дочери, та непременно велит ей возвращаться домой и, возможно, пришлет за ней всех трех братьев. Но ехать в Холодный Ручей под конвоем Джанет претило.

Отец всегда гордился своей семьей. Он говорил, что мальчики никогда его не подведут. Всю жизнь Джанет только и делала, что соревновалась с братьями за отцовское расположение.

Если отец узнает о ее беременности, он ее не простит. На это Джанет не могла согласиться.

Придется обходиться своими силами.

Но обещание Дэвида помочь осушило слезы Джанет. Она не одинока. У нее есть Дэвид. Он для нее вроде оазиса посреди выжженной солнцем пустыни. В детстве он всегда приходил ей на выручку. Ее вечный спаситель. Ее рыцарь в сияющих доспехах.

Если бы только все сложилось иначе и Дэвид остался в Холодном Ручье, то сейчас, вероятно, они стали бы семьей. Возможно, зная, что дома его ждут жена и дети, он не был бы до такой степени помешан на работе. Вместе они были бы счастливы.

Джанет попыталась представить Дэвида в Холодном Ручье в окружении детей и жены, но у нее ничего не вышло. Похоже, она чересчур увлеклась мечтами о том, что могло бы быть.

Дэвид держался с ней, как старый друг семьи.

Только и всего.

Вопреки его заверениям Джанет по-прежнему казалось, что он чувствует себя чем-то ей обязанным. В любом случае он предложил ей помощь, и она не преминет ею воспользоваться. Повернуть часы вспять она не может, но принять поддержку готова. В ней растет новая жизнь, которая все для нее изменила. Отныне все будет по-другому.

Когда Джанет ушла, Дэвид долго сидел, опустив голову на руки и размышляя над услышанным. Откровения Джанет его потрясли.

С одной стороны, его пугала ответственность, которую он на себя брал, не имея ни малейшего представления о том, что его ждет. С другой стороны, он ощущал неимоверную гордость оттого, что ему предстоит стать причастным к величайшему событию в истории человечества — рождению нового человека.

Дэвид был исполнен решимости находиться рядом с Джанет, что бы с ней ни случилось.

Еще он был исполнен решимости осуществить свой план. Что бы ни говорила Джанет, Дэвид верил, что она не хочет расставаться с ребенком. Он чувствовал это по ее голосу, видел по ее глазам, хотя произносимые ею слова свидетельствовали об обратном. Он должен заставить ее изменить решение. Должен убедить, что у нее все получится. Что она сумеет дать крохотному существу все, что ему нужно, и даже больше.

Он считал Джанет ответственным и заботливым человеком. Она даже за него переживала, хотя он приходился ей всего-навсего соседом. Дэвид не сомневался, что она станет хорошей матерью. Ей только нужна поддержка. Он готов сделать для нее все, хотя пока не знает, что именно потребуется. Он поразмыслит на эту тему позже. В первую очередь Джанет нуждается в работе, и он обязан об этом позаботиться.

Дэвид сделал несколько телефонных звонков, пока не добился желаемого результата.

Довольный собой, он хотел немедленно обрадовать Джанет, но, взглянув на часы, понял, что время позднее. Он поговорит с ней завтра.

В ту ночь он спал крепко. Ему снились кричащие младенцы и рыдающие женщины. Дважды он просыпался среди ночи с мыслями бежать к Джанет, полагая, что уже наступило утро, и с разочарованием снова засыпал.

Ему снилась Джанет. Он опять обнимал ее, как в тот момент, когда она разрыдалась в его прихожей. Только на этот раз он не отпустил ее, но поддался соблазну узнать вкус ее губ.

К сожалению, будильник прозвенел как раз в тот миг, когда их губы должны были соприкоснуться. От острого разочарования Дэвид даже не сразу сообразил, что это был только сон. Он еще несколько минут лежал в постели, перебирая в памяти чувственные ощущения.

Сияющая, яркая и трепетная, Джанет появилась на его небосклоне, как радуга, привнеся в довольно серую жизнь все краски мира.

Джанет очень изменилась с тех пор, как он видел ее в последний раз. С другой стороны, она во многих отношениях осталась прежней: сохранила безоглядную смелость духа, импульсивность и здоровое упрямство — черты, выделявшие ее среди сверстниц. Но теперь в ней угадывались беззащитность, ранимость, скрытый страх и глубокая печаль, отчего Дэвиду хотелось стиснуть ее в объятиях и заверить, что он сделает все, что в его власти, лишь бы она оставила ребенка, которого носит в себе.

Утром, когда Джанет открыла ему дверь, Дэвид с трудом поборол желание ее обнять. Она стояла перед ним в халатике, облегавшем ее стройную фигурку, и смотрела на него сонными, но все равно прекрасными глазами цвета янтаря. Непослушные медные кудри обрамляли ее нежное лицо. У Дэвида пересохло во рту, и он сжал кулаки, чтобы скрыть овладевшие им эмоции.

— Я, должно быть, проспала, — пробормотала она и, отступив в сторону, позволила Дэвиду пройти в квартиру. — Я не знала, что уже так поздно.

— Я не мог дождаться утра, — признался Дэвид, умирая от желания выпить чашечку кофе в компании с этим милым сонным созданием. Я еду на работу, но сначала хочу сообщить тебе новость. Сегодня после ланча у тебя собеседование. Возьмешь такси, и тебя довезут до места.

Вот адрес.

Джанет недоуменно уставилась на протянутый Дэвидом листок бумаги.

— Ты договорился о собеседовании? На предмет чего? Как? Когда?

— Вчера вечером, — ответил Дэвид на последний вопрос. — Одному моему клиенту требуется секретарь в крупное модельное агентство.

Конечно, секретарь и фотограф — это не одно и то же, но Джон заверил, что обязательно посмотрит твои работы и подумает о твоем продвижении. В любом случае, тебе будут платить жалованье и, работая, ты сможешь подыскать что-нибудь более подходящее, если с ними у тебя ничего не получится.

— А как насчет?..

— Он в курсе. — Дэвид кашлянул. — Я все ему объяснил, и он проникся пониманием. Он готов принять тебя на работу и предоставить, когда подойдет время родов, отпуск.

Джанет смотрела на него своими сияющими янтарными глазами, и Дэвиду показалось, что у него выросли крылья.

— Джон Эндрюс очень милый человек. Ты с ним подружишься. Только не опаздывай, а мне пора. — С этими словами Дэвид торопливо вышел из квартиры, опасаясь, как бы обуревавшие его фантазии не одержали верх.

— Ты чудо, Дейви! Огромное спасибо! — крикнула Джанет ему вдогонку, и ее чистый голос прозвучал как песня ангела.

Обернуться Дэвид не осмелился, подозревая, что если обернется, то не устоит перед соблазном броситься назад, чтобы задушить Джанет в объятиях и осыпать жаркими поцелуями. В конечном счете его мать оказалась права. Боясь не справиться с искушением, Дэвид только помахал Джанет рукой и скрылся в лифте.

Весь день Джанет не выходила у него из головы. Дэвид с нетерпением поглядывал на стрелки часов, пока они не приблизились к двум тридцати. На это время у Джанет было назначено собеседование. Сто раз за утро рука Дэвида тянулась к телефону, чтобы напомнить ей об ответственном моменте, но каждый раз он говорил себе, что весьма тонкая грань отделяет помощь от назойливости. Этой простой истине его научило поведение матери.

Подумав о матери, Дэвид не мог не согласиться с Джанет. Матери действительно не следовало ничего знать. Во всяком случае, сейчас.

Иначе она вмешается и своими наставлениями сведет Джанет с ума. С другой стороны, Дэвид не переставал гадать, стала бы мать прилагать столько усилий, чтобы свести его с Джанет, знай она, что Джанет беременна.

Хотя Дэвид всеми силами старался сосредоточиться на работе, его взгляд то и дело обращался к циферблату часов. Потом, когда собеседование, по его расчетам, должно было завершиться, он мучился желанием позвонить Джону, чтобы узнать, как все прошло, но не позволил себе лишней суеты. Через час или два он вернется домой и зайдет к Джанет, чтобы задать все интересующие вопросы.

Когда Дэвид принялся убирать со стола папки, его сослуживец Джим Берт, с которым они сидели в одном кабинете, взглянул на него с удивлением.

— Ты уже уходишь? Что случилось? Уж не заболел ли ты?

— Я просто устал. Этой ночью я плохо спал, ответил Дэвид и тускло улыбнулся.

— Ты, верно, не из тех здоровяков, кто может гулять ночь напролет, старик. Бросай ты это дело, пока не подорвал здоровье.

Дэвид промолчал — Джим был человеком семейным и полагал, что все, кто еще не остепенился, ведут разнузданную жизнь.

— Я подумаю на эту тему. До завтра, — бросил он и вышел из кабинета, зная, что Джим с завистью смотрит ему в спину.

По дороге домой Дэвид был предельно собран и аккуратен, поскольку осознавал, что теперь должен заботиться не только о себе, но и о других. Ощущение своей полезности согревало ему душу.

Хотя мать постоянно давала ему понять, что не может без него обходиться, Дэвид отлично понимал, что она притворяется. Он был уверен, что и Джанет может сама о себе позаботиться, но только не в нынешней ситуации.

Сейчас ей нужен кто-то рядом, на кого она могла опереться, и он был готов подставить ей свое плечо, и не только.

Дэвид надеялся быть полезным Джанет, хотя предвидев, что она не станет его утруждать. Он помнил, какой невыразимой благодарностью светилось ее лицо, когда она говорила, что готова принять помощь друга. По-видимому, она все еще страдает по своему ковбою и, может, втайне надеется, что мерзавец передумает и вернется к ней и ребенку.

При этой мысли у Дэвида защемило сердце, и он призадумался. Он совершит ошибку, если будет относиться к Джанет и ее будущему ребенку пристрастно. Чем сильнее он к ним привяжется, тем труднее будет с ними расставаться, когда придет время.

Размышления на эту тему только усугубили душевные муки Дэвида, но перспектива увидеть Джанет вернула его в радостное расположение духа. Он принял душ, переоделся в рекордное время и едва не выскочил за дверь, забыв покормить Белоуса.

У квартиры напротив Дэвид остановился и позвонил. Джанет открыла сразу, словно ожидала его прихода. Ее ладную фигурку плотно облегали брюки цвета морской волны и такая же футболка. Дэвида бросило в жар, и он не знал, что сказать. Впрочем, необходимости в словах не возникло.

— Я получила работу! — воскликнула Джанет.

К неимоверному удивлению Дэвида, она, раскинув руки, бросилась к нему на шею и поцеловала в губы.

Дэвид воспользовался случаем, поймал губами ее рот, чтобы сполна насладиться неожиданным подарком судьбы. Какое-то мгновение Джанет будто колебалась, но Дэвид твердо решил закончить начатое ею дело и не разжал рук.

6

Напор Дэвида ошеломил Джанет, и поначалу она хотела вырваться, но передумала. Как выяснилось, Дэвид умеет хорошо целоваться.

Воодушевленная успехом собеседования, она рассчитывала ч мокнуть его в щеку, но почему-то поцеловала в губы. И теперь Дэвид целовал ее так, как никто другой. Отсутствие у него подружек, одержимость работой, чрезмерная любовь к своему автомобилю наводили Джанет на мысль, что в любовных делах Дэвид человек неопытный. Но сейчас он действовал вполне компетентно. Более чем.

Она даже забыла, что он приходится ей просто другом. Забыла, что сближение с ним в ее планы не входило. В эту минуту Джанет не могла думать ни о чем другом, кроме его нетерпеливых губ и сильного тела.

Она жадно отвечала на его поцелуй, словно только в крепких руках Дэвида могла найти спасение от обрушившегося на нее удара судьбы.

Почувствовав, что Джанет не осталась безучастной, Дэвид пришел еще в большее неистовство и, скользя руками по ее спине, стремился прижать ее к себе еще сильнее.

Только звук шагов и сдержанное хихиканье привели их в чувство. Тяжело дыша, они оторвались друг от друга. Джанет увидела двух молодых женщин.

— Здр-ааа-вствуй, Дэвид, — пропела одна томным голосом, проходя мимо и вскидывая ресницы.

Щеки Дэвида порозовели, он пробормотал что-то в ответ и затащил Джанет в квартиру, захлопнув за собой дверь.

В висках Джанет стучала кровь, и пол, казалось, слегка покачивался, когда она подняла к Дэвиду лицо. Чувствуя, что поставила его в неловкое положение, она извинилась:

— Прости. Я вела себя глупо.

— Я так не думаю, — ответил он с обидой, и у Джанет от радости подпрыгнуло сердце. — Если хочешь знать, мне понравилось.

Джанет расплылась в улыбке.

— Тогда ладно. Я очень обрадовалась, что получила работу. Ты был прав, мистер Эндрюс — очень милый человек. Он сказал, что понимает мою ситуацию и что-нибудь придумает с отпуском, когда придет время рожать. Я сказала, что буду ходить на работу до последнего момента и выйду снова через неделю. У нас все поучилось, Дэвид. Спасибо. Не знаю, как и благодарить тебя.

— Выходит, это все… Ты только хотела меня отблагодарить.

Джанет нахмурилась. Что послышалось ей в его голосе? Облегчение? Похоже, Дэвид не хотел, чтобы она серьезно отнеслась к их поцелую.

— Конечно, я очень тебе благодарна, — поспешила заверить она, и ее радость как-то поблекла. — Я поцеловала тебя как друга. Я думала… — Она осеклась, потому что Дэвид предупреждающе поднял руку.

— Ладно. Я знаю, что ты думала. Оставим это.

Ты готова к поездке? Давай сначала посмотрим машины, а потом поедем ужинать.

Взяв сумочку и легкую куртку, Джанет последовала за Дэвидом. Ей по-прежнему хотелось ехать с ним покупать машину, но от былого воодушевления осталась только тень. Что-то ушло, и она ощущала от этой потери пустоту в душе.

Если бы Джанет пришлось выбирать, то лучшего помощника в покупке автомобиля, чем Дэвид, она не пожелала бы. Сама она не стала бы долго раздумывать и купила бы первую понравившуюся машину, чтобы не терять время на поиски лучшего.

Дэвид действовал иначе. Когда в первом же магазине она направилась к спортивным кабриолетам, он твердой рукой увел ее в сторону.

— Он экономичный! — запротестовала Джанет, не сводя горящего взгляды с «шевроле», выделявшегося среди остальных.

— Он неудобный и слишком дорогой, — возразил Дэвид. — Слишком низкий, с узкими сиденьями и тесной кабиной. К тому же в двухместных автомобилях нет возможности возить ребенка.

Джанет остановилась.

— Дэвид, я не собираюсь ездить с ребенком.

— С животом за руль такой маленькой машины тоже не втиснуться. Посмотри сюда. Разве он не лучше? — Дэвид указал на зеленый автомобиль.

— Он мне не нравится. — Джанет окинула стоянку взглядом. — А что скажешь, насчет того? — осведомилась она, указывая на синий «форд».

— Думаю, посмотреть на него не помешает, — отозвался Дэвид.

Джанет устремилась к облюбованному автомобилю. Ей навстречу тотчас выплыл продавец в сером комбинезоне.

— Хороший выбор! — заметил он с воодушевлением. — Эта машина в прекрасном состоянии…

— Какой у нее пробег? — деловито перебил его подошедший Дэвид.

Улыбка продавца стала чуточку менее ослепительной.

— Чуть больше сотни тысяч, но ..

— Очень много. Нам нужен автомобиль с пробегом в два раза меньше, — пояснил Дэвид и зашагал прочь.

— Но, сэр, он понравился вашей жене! — крикнул ему вслед продавец.

Дэвид замер. Обернулся. Лицо его было мрачнее тучи.

— Я же сказал, что пробег чересчур велик.

И она мне не жена. Идем, Джанет.

Дэвид взял ее за руку, но Джанет вырвала ее. Его поведение стало действовать Джанет на нервы.

— Ты сказал, что мы можем взглянуть на него, — напомнила она.

— Да, но тогда я не знал, сколько миль на нем накрутили. Ты представляешь, что происходит с машиной, когда она пробегает сотню тысяч миль?

— Не знаю, но уверена, что ты мне скажешь.

— Она начинает рассыпаться на части — вот что происходит. Сначала тормоза, потом подвеска, в конце концов приходится менять двигатель. Ты выложишь целое состояние, но развалюха так и останется развалюхой с пробегом более сотни тысяч миль, за которую, когда ты решишь с ней расстаться, не дадут и цента.

— Почему ты сразу не сказал об этом? — спокойно выслушав лекцию, осведомилась Джанет и зашагала прочь.

После двух изнурительных часов, четырех магазинов и бессчетного числа просмотренных автомобилей, Дэвид и Джанет остановили выбор на бордовом седане с незначительным пробегом, хотя Джанет по-прежнему предпочла бы спортивный кабриолет. Но Дэвид был прав в одном: спортивный автомобиль был ей не по средствам.

Пока Дэвид сбивал цену, Джанет поклялась, что в один прекрасный день, когда у нее появятся деньги, она продаст седан, купит новенькую спортивную машину и прокатит Дэвида с ветерком.

У Дэвида ушло три четверти часа, чтобы убедить продавца снизить цену до той, которая его устраивала, и еще полчаса, чтобы сбить и ее. К тому времени, когда торги завершились, Джанет чувствовала себя выжатой как лимон и голодной как волк. Она уже ненавидела все, что было связано с автомобилями, включая специфический запах торгового зала.

Договорившись забрать машину из магазина завтра, Дэвид подвел Джанет к своему «кадиллаку».

— Я не знал, что уже так поздно, — заметил он, выруливая с автостоянки на ярко освещенную магистраль. — Ты, должно быть, проголодалась.

— Я проголодалась еще два часа назад, — устало отозвалась она. — Я уже умираю от голода.

— Прости. Я не предполагал, что это займет столько времени.

Дэвид выглядел довольно утомленным. Не желая казаться неблагодарной, Джанет тронула его за руку.

— Громадное спасибо, Дэвид. Если бы не ты, я уехала бы из первого же магазина на спортивном автомобиле.

В ее голосе прозвучала неприкрытая грусть, и Дэвид на секунду сжал ее ладонь.

— Придет время и для спортивных автомобилей. Наберись терпения.

— Вероятно, ты прав. — Она откинулась на спинку сиденья. — Куда мы едем?

— Уже поздно, и ты устала. Я думаю, нам лучше выбрать местечко поспокойнее. Здесь неподалеку есть один тихий ресторанчик с отличной кухней и удобными стульями. Там не бывает много народа.

— Хорошо, — пробормотала Джанет и устремила сонный взгляд на мелькавшие за окном здания.

Вскоре они свернули с шоссе и подкатили по темной дороге к дому, похожему на жилой.

Его высокие окна лучились золотистым светом, освещавшим маленькую автостоянку.

— Ну вот мы и на месте, — сообщил Дэвид и, припарковавшись рядом с единственной на стоянке машиной, заглушил мотор.

Пока он обходил капот, Джанет проворно выпрыгнула из автомобиля, забыв, что Дэвид предпочитает открывать ей дверцу. К такому обращению она не привыкла. В своей преимущественно мужской семье, где с ней никто не считался, Джанет привыкла самостоятельно бороться за собственное место под солнцем.

Даже Ральф не проявлял к ней столько внимания, хотя раньше она на эту тему не задумывалась. Он не только не открывал для нее двери, но и не стал бы обременять себя заботой о покупке наиболее подходящей для нее машины.

Джанет было приятно иметь рядом обходительного молодого мужчину, который обо всем заботился и баловал ее. Она не видела в этом ничего дурного. Каждая женщина должна время от времени получать свою долю внимания.

Но тот факт, что она во всем полагалась на Дэвида, не означал, что Джанет была готова поступиться и своей независимостью. Просто он хороший друг. И все.

Эта мысль угнетала Джанет, но она постаралась ее прогнать, когда вместе с Дэвидом вошла в ресторан.

Местечко и вправду оказалось спокойным.

В углу у окна сидела только одна парочка, занятая тихой беседой. Джанет с облегчением опустилась на стул, готовая уничтожить целого быка, если его подадут:

За ужином Дэвид развлекал ее рассказами о машинах, которые сменил за свою жизнь. По пути домой Джанет вздремнула и с трудом разлепила глаза, когда «кадиллак» остановился у дома. Пошатываясь, Джанет доковыляла до лифта, а оттуда до своей квартиры, благодарная Дэвиду за то, что он поддерживал ее под локоть, иначе даже столь короткий путь не преодолела бы.

— Спасибо огромное, Дэвид, за помощь с покупкой машины, — поблагодарила она и, поборов зевок, слабо улыбнулась. — Я не приглашаю тебя, потому что жутко устала. Не знаю, что со мной такое. Обычно я могу бодрствовать ночь напролет.

— Обкрадывать свой сон вредно. — Дэвид нахмурился. — Неудивительно, что ты выглядишь вконец измотанной. Завтра я договорюсь с врачом, чтобы посмотрел тебя. Возможно, тебе нужны витамины Не забывай, что теперь ты должна заботиться не только о себе. — Он наклонился и торопливо поцеловал ее в щеку. — Спокойной ночи. Я сообщу, когда тебе назначат прием. А завтра вечером мы заберем твою машину.

Попрощавшись с Дэвидом, Джанет скрылась за дверью. Она особенно не вникала в смысл того, что сказал Дэвид после упоминания о необходимости заботиться не только о себе. Его слова глубоко ее тронули До сих пор ребенок представлялся ей нереальным. Она видела в нем лишь крохотное, беспомощное существо, требующее больше внимания, чем она могла дать.

Дэвид был прав. В ней растет настоящий живой человечек. В будущем у него будет работа, семья и своя судьба. Она несла в себе не только одну жизнь, но и жизни тех людей, которые родятся у ее ребенка. Джанет почувствовала невероятную ответственность.

Чрезмерное утомление повлекло за собой перевозбуждение, и она лежала на кровати без сна, уставившись на тени, отбрасываемые светом, проникающим в окно с улицы. Джанет попыталась представить, каким вырастет ее малыш.

Будет ли это мальчик с беспокойным духом Ральфа, его любовью к свободе и неспособностью вести оседлый образ жизни? Или девочка, которой передастся ее, Джанет, любовь к животным и мечты о наполненной событиями жизни и бесконечной любви?

Но кем бы ни стал ее младенец, он будет самостоятельным человеком, соединившим в себе черты ее и Ральфа. Интересно, гадала Джанет, Ральф вспоминает обо мне и о нашем будущем малыше? Сожалеет ли о том, что бросил меня одну?

Джанет ожидала прилива знакомой боли, обдававшей ее всякий раз, когда она представляла лицо Ральфа, но, к ее удивлению, ничего не почувствовала, хотя печаль и сожаление в ее душе оставались. В конце концов она любила его до самозабвения. А может, она заблуждалась и принимала желаемое за действительное, поклоняясь романтическому ореолу, браваде и силе, исходившей от Ральфа, когда он сидел на спине разъяренного быка.

Как это сказал Дэвид? Нет такого понятия, как любовь с первого взгляда. Возможно, он прав.

Может, она вовсе и не любила Ральфа, во всяком случае, той любовью, которая в состоянии выдержать испытание временем.

Какие бы чувства Джанет ни испытывала к Ральфу, они как-то поблекли в суете последних дней, связанных с ее переездом и обустройством на новом месте. Она выздоравливала от своей любви, и эта мысль принесла Джанет успокоение, Но оно сменилось вскоре новым беспокойством при воспоминании о бесстрастном поцелуе в щеку, которым наградил ее Дэвид при расставании, не имевшем ничего общего со страстными объятиями на пороге ее квартиры. Вероятно, ничего такого в будущем не повторится.

Плохо. Целоваться с Дэвидом ей понравилось.

Ну и черт с ним! Черт с ними со всеми!

7

Утром следующего дня Джанет проснулась поздно. Она чувствовала не свойственное ей раздражение, которое только усугубил звонок Дэвида. Дэвид сообщил, что записал ее на прием к врачу на завтра. Джанет отметила, что он тщательно подбирает слова, и предположила, что он беспокоится, не придала ли она их вчерашнему поцелую слишком большое значение.

Она хотела сказать ему, чтобы он не волновался, но передумала и только поблагодарила за заботу.

Повесив трубку, Джанет сообразила, что Дэвиду, вероятно, снова пришлось приложить определенные усилия, чтобы так быстро записать ее к врачу. Милый, добрый Дэвид. Милый, добрый, практичный, старательный Дэвид. Ей снова захотелось сделать нечто возмутительное, чтобы встряхнуть его хорошенько и вывести из привычного состояния благовоспитанной сдержанности.

Позже Дэвид снова позвонил ей.

— Сегодня у меня не получится забрать твою машину, — сообщил он. — У меня деловой ужин с Ричардом Твейном и его ближайшим окружением. Они хотят до заключения контракта ознакомиться с моими предложениями.

— Ладно, — отозвалась Джанет с деланным безразличием, хотя все еще злилась на него по неизвестной причине. — Я возьму такси до магазина, а оттуда доеду сама.

— Ты не можешь отложить это до завтра?

Я хотел бы поехать с тобой.

— Я не немощная, Дэвид. Я сама в состоянии забрать свой автомобиль. Мне пора начинать самостоятельную жизнь и не отрывать тебя по пустякам.

— Ты меня не беспокоишь. Просто все получилось неожиданно и…

— Дэвид, — перебила его Джанет, — ты и так слишком много для меня сделал, за что я тебе благодарна, но мне пора становиться на ноги.

У тебя своих забот полон рот, особенно сейчас, когда наклюнулся перспективный клиент. Не нужно из-за меня волноваться. Я справлюсь со всем сама. Мне в любом случае надо сегодня выехать в город. Хочу сделать кое-какие покупки.

— Ладно, — согласился он нехотя, — если ты настаиваешь. Кстати, ты не смогла бы накормить Белоуса? Голодный, он царапает мебель. Я позвоню Бену, чтобы он открыл тебе квартиру.

— Конечно.

Джанет повесила трубку. Ей не терпелось забрать машину. Наконец-то она получит свободу передвижения и перестанет зависеть от автобусов и такси. Или от Дэвида.

Однако за эти дни она привыкла находиться с ним рядом. Она будет по нему скучать. Джанет помотала головой, желая прогнать непрошеную мысль. Нужно забыть о нем. Она не может позволить себе стать от него зависимой.

Забрав автомобиль, Джанет отправилась в универмаг и провела там довольно много времени, но ничего не купила. В былые времена она могла потратить всю наличность, накупив себе кучу одежды, обуви и косметики. Теперь все изменилось. Теперь ей надлежало относиться к деньгам бережнее, поскольку в связи с рождением ребенка ее ждут большие расходы.

Автомобиль и вещи первой необходимости для квартиры почти лишили ее сбережений.

Перед тем как вернуться домой, Джанет заехала в тот универмаг, где в свой первый день в Сакраменто покупала вместе с Дэвидом постельное белье. Она вспомнила, как советовалась с ним по каждому пустяку и как он с пакетами ходил следом. Почувствовав боль в сердце, Джанет снова была вынуждена напомнить себе, что теперь имеет собственные колеса и от Дэвида не зависит. Отныне он может жить спокойно и не думать, как она без него обходится.

Джанет больше на него не сердилась. Злость бесследно прошла, сменившись щемящим сожалением, что погасла искра, делавшая их общение для нее необыкновенно приятным.

Она уже собиралась уходить, когда ее внимание привлек выставленный в одной из витрин серебристо-голубой галстук. Вкус Дэвида, насколько Джанет могла судить по скучной расцветке его галстуков, оставлял желать лучшего. Было бы хорошо оживить чем-то его серый официальный вид, хотя Джанет не могла не признать, что в деловом костюме он выглядел сногсшибательно, но чуточка цвета все же не помешает. К тому же небольшой подарок поможет ей избавиться от угрызений совести, что она столь резко оборвала разговор с ним.

Купив приглянувшийся галстук, Джанет расплатилась и направилась к выходу, но снова замешкалась, привлеченная товарами для малышей. Как зачарованная, она смотрела на ряды голубой и розовой одежки, пухлых одеяльцев, улыбающихся зайцев и мишек, на полки, тесно уставленные бутылочками, пустышками, погремушками и прочим.

Не в силах устоять перед искушением, Джанет сняла с крючка крохотный комбинезончик оранжевого цвета с медвежонком на груди. Ей нестерпимо захотелось купить его, но в этом не было смысла, поскольку после появления ребенка на свет она с ним больше не увидится.

У Джанет из глаз брызнули слезы. Не понимая, почему плачет, она бросила комбинезончик и вылетела из магазина.

По дороге домой она вполне овладела собой.

Внезапная плаксивость ее удивила, Джанет себя не узнавала. Нельзя же постоянно себя жалеть!

Нужно взять себя в руки и жить как ни в чем не бывало.

Не успела Джанет войти в квартиру, как зазвонил телефон. Мать Дэвида передала ей просьбу своего сына позвонить ему на работу и пригласила ее на ужин. Джанет с радостью приняла приглашение, но решила, что Дэвиду звонить не станет — он, вероятно, еще не понял, что в его круглосуточной опеке она не нуждается.

Однако, помня о данном ему обещании накормить кота, Джанет связалась с Беном и договорилась встретиться с ним у квартиры Дэвида. Белоус отнесся к ней гостеприимно и принялся мурлыча тереться о ноги. Покормив кота, Джанет немного с ним поиграла. За это время в квартире Дэвида дважды звонил телефон, но она оставила звонки без внимания.

Вернувшись к себе, Джанет приготовила омлет, с аппетитом его съела и забралась в постель. Едва она выключила свет, как услышала звонок в дверь.

Несомненно, это Дэвид. Пусть подождет до утра. Джанет не собиралась вставать, чтобы подвергнуться допросу, где была весь день и чем занималась. Спокойной ночи, Дэвид.

С замиранием сердца она ждала второго звонка, но его не последовало. Почувствовав легкое разочарование, Джанет повернулась на бок и крепко зажмурила глаза.

Потоптавшись перед дверью Джанет, Дэвид вернулся к себе. Оснований для волнения у него не было, но он ничего не мог с собой поделать.

Он знал, что Джанет дома, живая и невредимая, об этом ему сказала мать, которой он позвонил, не дождавшись звонка от Джанет.

Минут десять мать распространялась о том, какая славная девочка Джанет и как им повезло, что она переехала в Сакраменто. Потом она напомнила Дэвиду о его обязанности помогать дочери человека, спасшего жизнь его отцу. Но самым возмутительным было то, что мать предложила ему отказаться от делового ужина и провести вечер с Джанет.

Дэвид был сдержан и немногословен, что, впрочем, не помешало матери упрекнуть его в излишней раздражительности, которую она объяснила чрезмерной нагрузкой на работе.

— Есть вещи куда более важные, чем работа, — поучала сына Мэри. — Если не проявишь расторопности, то пропустишь все самое интересное в жизни, а потом будешь кусать локти.

— Но это моя жизнь, мама! — напомнил Дэвид. — Мне кажется, я сам знаю, что имеет для меня первостепенное значение. В настоящий момент для меня нет ничего важнее этой деловой встречи, так что откажись от попыток объяснять мне, что такое хорошо и что такое плохо.

Он не стал ее дальше слушать и повесил трубку. Потом, вероятно, он за это поплатится.

Мать не понимала, что работа и есть его жизнь.

А сделка с Ричардом Твейном обещала стать самой большой удачей, о которой Дэвид не смел и мечтать. Если все пройдет без сучка без задоринки, он поднимется на новый уровень и обеспечит себе будущее.

Все же Дэвид никак не мог взять в толк, почему Джанет не позвонила ему на работу, — мать подтвердила, что передала ей его просьбу.

Дэвид дважды звонил по своему домашнему телефону, надеясь застать Джанет в своей квартире, но безуспешно. Судя по довольному виду Белоуса, Джанет не оставила кота без ужина.

Дэвид сел на диван и, вытянув перед собой ноги, начал рассеянно гладить пушистую шерстку животного. Утром, когда он разговаривал с Джанет по телефону, она показалась ему сердитой, а вечером даже не пожелала открыть ему дверь. Вероятно, зря он ее поцеловал. Но она сама его спровоцировала, к тому же Дэвид мог поклясться, что поцелуй ей понравился.

Он закрыл глаза, стараясь не думать об удовольствии, какое получил от поцелуя. Ох уж эти женщины! Кто их поймет? По этой причине у Дэвида и не было в настоящее время подруги. Они только отвлекали его от работы, а этого ему меньше всего хотелось в столь ответственный момент жизни, накануне сделки с Ричардом Твейном.

Дэвид взглянул на часы. Джанет, вероятно спала, когда он звонил в ее дверь. При этой мысли в нем проснулась чувственность, и Дэвид порадовался, что Джанет, слава Богу, не догадывается, что с ним творится, когда она рядом. Иначе она и вовсе перестала бы с ним общаться.

Готовясь ко сну, Дэвид никак не мог отделаться от волнения. Он не понимал, почему расстроился из-за того, что Джанет на него рассердилась. В прошлом она часто на него дулась, но то было в прошлом. От тощей, бойкой на язык девчонки, которая его дразнила и лезла на рожон, когда он пытался оградить от беды ее и своего брата, не осталось и следа. Ей на смену пришла женщина, в полном смысле слова.

Беременная женщина, но это делало Джанет еще более притягательной. Дэвид хотел защищать ее, кормить, предупреждать все ее желания. Но он сомневался, что их желания совпадают, и это сводило его с ума.

К черту Джанет! К черту мать! К черту всех женщин на свете! К черту весь этот мир! Единственное, что согревало его сердце, была мысль о том, что деловой ужин удался на славу. Он теперь на пути к вершине успеха. А все остальное значения не имеет, не так ли?

8

Визит к врачу не оправдал опасений Джанет.

Доктор Эндрю Кейтс оказался дружелюбным старичком с седой бородкой и привычкой заканчивать каждую фразу взрывом смеха, словно весь мир представлялся ему веселой шуткой.

Он не повел и бровью, узнав, что Джанет не замужем и не имеет представления о местопребывании отца своего будущего ребенка.

После осмотра доктор Кейтс посерьезнел и строго-настрого приказал Джанет хорошо питаться и принимать витамины.

— Здоровье вашего ребенка зависит от вашего питания. Чем лучше будет питаться плод, тем больше шансов у младенца вступить в жизнь здоровым. Никакой выпивки, никаких сигарет и, конечно, никаких наркотиков.

— Я никогда не принимала наркотики и не курила, — заверила его Джанет. — Я даже лекарства стараюсь не принимать.

— В любом случае посоветуйтесь со мной, прежде чем пить какие бы то ни было средства. — Доктор Кейтс улыбнулся. — Вам нужен здоровый малыш, чтобы не было лишних хлопот. Даже здоровый младенец отнимает массу сил и энергии, не говоря уже о прихворнувшем, когда добавляются волнения о его самочувствии.

Джанет неловко поерзала на стуле.

— Мне кажется, я должна вам сказать… Я не собираюсь оставлять ребенка. Я хочу отдать его на усыновление, потому что не смогу дать ему то, что необходимо.

Доктор Кейтс посмотрел на нее с таким нескрываемым ужасом, что у Джанет защемило сердце.

— О, моя дорогая, очень сожалею. Вы уверены, что действительно хотите этого?

— Уверена. — Голос Джанет дрогнул. — Я много размышляла на эту тему и решила, что так будет лучше.

— Я не это имел в виду, — тихо произнес доктор Кейтс. — Я спросил, действительно ли вы хотите этого? Всегда есть выход из положения, каким бы безвыходным оно ни казалось.

Ваше решение более чем серьезно. Вы должны быть уверены на все сто процентов. Отказавшись от ребенка, вы будете помнить об этом всю жизнь.

— Я догадываюсь. Но я искренне верю, что так ему будет лучше.

— А как же вы? Потом не будет пути назад.

Если вы передумаете и захотите вернуть ребенка, представляете, какой удар нанесете всем причастным к этому людям? Это коснется не только вас, но и приемных родителей, а в первую очередь пострадает ребенок, который уже будет связан с ними семейными узами.

— Я не пойду на попятный. Отдав ребенка, я не стану требовать его обратно.

— Вы говорите это сейчас. Но, когда ребенок родится, вы захотите его увидеть, чтобы знать, как он выглядит, захотите знать, как он растет, как играет, как смеется…

— Я не могу лишить своего малыша той жизни, которую он заслуживает, — настаивала Джанет, с трудом сдерживая слезы. — Я хочу, чтобы он рос в атмосфере любви, чтобы у него были и папа, и мама. Я хочу, чтобы он рос в достатке, а не скитался от одной няньки к другой, пока я, выбиваясь из сил, буду зарабатывать нам на жизнь. Я… не… могу.

— А что думают по поводу этого решения ваши домашние? Наверняка они захотят вам помочь.

— Я… не говорила с ними на эту тему.

— А вам не кажется, что следовало бы?

Джанет покачала головой.

Доктор Кейтс протянул ей бумажный носовой платок.

— Ладно, вижу, вы приняли решение. Вы уже обращались в агентство по усыновлению? Вам следует сделать это в ближайшее время. Если хотите, я порекомендую вам…

— Нет-нет, спасибо. Я сама — Ну хорошо. Вам нужно будет показаться мне через месяц. Обязательно принимайте витамины и прочитайте литературу, которую я вам дал. Если хотите, могу записать вас на курсы подготовки к родам. Правда, вам понадобится помощник.

Кто-нибудь из членов семьи. Или друг.

Джанет кивнула. Она была на все согласна, лишь бы побыстрее вырваться отсюда. Она сжалась в комочек и только, когда вышла из кабинета доктора Кейтса, выдохнула скопившейся в груди воздух. Ее трясло. Все теперь приобретало вполне реальные формы. Откладывать больше нельзя. В ближайшее время ей придется решиться и подписать согласие отдать ребенка на усыновление.

Улица ее встретила сияющим на голубом небе солнцем. Свежий ветер, дувший с океана, приносил прохладу. Листья на деревьях начали краснеть. Все выглядело вполне обычно и в то же время как-то по-новому. Лето скоро закончится, наступит серая дождливая осень. Доктор Кейтс сказал, что ребенок родится в конце февраля.

Джанет села в машину. У нее болезненно сжималось горло от усилий сдержать слезы, а тело ломило от усталости, словно она только что совершила марш-бросок с полной выкладкой. Она не представляла, что расстаться с ребенком будет до такой степени трудно.

Не желая возвращаться в пустую квартиру, Джанет колесила по городу, пока не заблудилась. Казалось, весь мир ополчился против нее.

Стоило ей приблизиться к светофору, как загорался красный свет, и никто не мог помочь советом, как ей проехать на нужную улицу. В заключение какой-то грузовик едва не столкнул ее с автострады.

Несмотря на обильный транспортный поток и толпы людей на тротуарах, огромный город казался пустыней, где у Джанет не было ни одного родного человека. В эту минуту она остро захотела вернуться в Холодный Ручей, где знала всех и могла с закрытыми глазами найти дорогу домой.

Она мечтала только об одном: поскорее добраться до квартиры, забиться в угол и вволю наплакаться. Тогда, возможно, ей станет легче.

Но она боялась, что отныне никогда не будет чувствовать себя лучше.

Джанет усилием воли взяла себя в руки и благополучно доехала до дома. Она вставила ключ в замок и почувствовала, что слезы градом потекли по щекам.

— Вот и ты, — услышала она за спиной голос Дэвида. — А я все думаю, куда это ты запропастилась.

— Я решила покататься по городу, такой хороший денек, — ответила Джанет, не поворачиваясь и стараясь говорить ровным голосом.

— Как прошел визит к врачу?

Она предвидела, что Дэвид задаст этот вопрос, и думала, что готова на него ответить, но, как выяснилось, заблуждалась. Джанет попыталась что-то сказать, но у нее перехватило горло и получился только жалкий всхлип.

— Давай пройдем в квартиру, — предложил Дэвид мягко.

Он взял Джанет за руку, ввел в прихожую и тихо прикрыл за собой дверь.

После новой неудачной попытки заговорить Джанет, к своему стыду, разрыдалась.

Дэвид обнял ее и стал ласково гладить по голове. Джанет дала волю захлестнувшим ее эмоциям. Так они и стояли, пока рыдания Джанет не перешли в сдавленные вздохи. Дэвид проводил ее в гостиную и бережно усадил на диван.

— К сожалению, не могу предложить тебе выпить, что, вероятно, помогло бы тебе успокоиться, но, если хочешь, принесу холодного чая или сока.

Джанет покачала головой и громко высморкалась в предложенный Дэвидом носовой платок.

Дэвид вернулся со стаканом, в котором позвякивали кубики льда. Протянув его Джанет, он взял у нее платок и осторожно промокнул ее лицо.

— Ну что, теперь лучше?

Нежная озабоченность, прозвучавшая в его голосе, едва не вызвала новый поток слез. Но Джанет сумела выдавить из себя улыбку.

— Спасибо. — Она поднесла стакан к губам и с благодарностью ощутила во рту приятную прохладу лимонного напитка.

Дэвид — само участие — присел рядом на диван.

— Хочешь поговорить? Или мне лучше оставить тебя одну?

— Нет. — Джанет нащупала его ладонь и вцепилась в нее, как в спасительную соломинку. — Только не сейчас. Я не хочу быть одна.

— Я побуду с тобой столько, сколько скажешь.

Дэвид сжал тонкую руку Джанет длинными сильными пальцами. Джанет требовалось выговориться, но она боялась, что теперь не сможет произнести ни слова.

— Надеюсь, ничего плохого не произошло, опередил ее Дэвид, пока она раздумывала, как начать. — Я имею в виду малыша. С ним все в порядке?

Джанет подняла на него глаза и, увидев во взгляде Дэвида озабоченность, почувствовала, что острая боль слегка притупилась.

— О да. Доктор Кейтс сказал, что все в порядке. Ребенок должен родиться в конце февраля.

— Ух ты!

Несвойственная Дэвиду восторженность вызвала у Джанет улыбку.

— Теперь все представляется таким реальным, правда?

— Джани, ты должна рассказать обо всем родным, — твердо заявил Дэвид, смерив ее долгим взглядом. — Тебе нужна поддержка матери.

Джанет испуганно замотала головой.

— Нет и нет. Пока нет.

— А когда ты собираешься поставить их в известность?

— Не знаю. Вероятно, когда не смогу больше скрывать.

— Чего ты боишься? — Дэвид нахмурился. Они не перестанут тебя любить из-за того, что ты совершила ошибку. Ты никого не убила и не ограбила банк. Многие женщины рожают детей до того, как выходят замуж.

— Но только не дочь Фрэнка Андерсона.

Папа больше не захочет меня видеть.

— Обязательно захочет, после того как родится ребенок. Как только увидит своего внука или внучку…

— Он никогда его не увидит, — перебила его Джанет с горечью. — Я уже говорила тебе, что намерена отдать ребенка. Я на этой неделе обязательно свяжусь с агентством по вопросам усыновления и поставлю на этом точку.

— Но…

— Мне нужен партнер для курсов по подготовке к родам, — сказала Джанет первое, что пришло ей в голову, отчаянно желая положить конец болезненному спору. — Ты не сможешь составить мне компанию?

До настоящего момента она не думала об этом всерьез и, конечно, не собиралась предлагать Дэвиду стать ее партнером по курсам. Джанет хотела сказать, что пошутила, но радость, осветившая лицо Дэвида, заставила ее замолчать.

— Я? Я ничего не понимаю в этом, но буду рад помочь.

— Правда? — Джанет смотрела на него с крайним изумлением. — Ты уверен, что осознаешь, на что себя обрекаешь? Там будут рассказывать о женской анатомии и о родах… Ты уверен, что не будешь чувствовать себя неловко?

Она видела, что его черты омрачила тень сомнения, но через мгновение лицо Дэвида прояснилось.

— Но ведь там будут и другие мужчины, не так ли?

— Вероятно. Будущие отцы.

— Если они могут, то почему не могу я?

Можешь на меня рассчитывать.

— Хорошо. Если ты уверен. Между прочим, тетя Мэри пригласила меня послезавтра на ужин.

— Знаю, — проворчал Дэвид. — Она и меня пригласила. Я не смог отвертеться, так что мы попались. Я зайду за тобой в шесть.

Джанет улыбнулась.

— Спасибо, Дэвид. Ты всегда умудряешься улучшить мне настроение.

— Рад стараться. — Дэвид встал. — Я лучше пойду, а ты отдыхай. У тебя выдался тяжелый день. — Он склонил голову набок. — Ты больше не будешь плакать?

— Не буду. — Джанет тоже встала и проводила его до двери. — Постой! Чуть не забыла. Я кое-что тебе вчера купила.

Дэвид явно был приятно удивлен.

— Мне?

— Ага. За то, что носишься со мной как курица с яйцом. Подожди, сейчас принесу.

Джанет бросилась в спальню за галстуком.

А вдруг Дэвиду не понравится? Впрочем, он может его и не носить. Хотя, насколько она знала, Дэвид скорее наденет что угодно, лишь бы ее не обидеть. Эта мысль вызвала у Джанет улыбку.

— Вот.

Джанет протянула Дэвиду сверток. Он осторожно развернул бумагу и взял галстук в руки.

— Как это мило, Джани. Спасибо.

— Нравится? — Она придирчиво изучала его лицо.

— Он великолепен. — Дэвид приложил галстук к груди. — Такого красивого у меня никогда не было.

— Правда?

— Правда. — Дэвид наклонился и чмокнул Джанет в щеку. — Спасибо, Джани.

— Спасибо тебе, Дэвид. Ты настоящий друг.

Он посмотрел на нее так, словно хотел что-то сказать, но передумал и, открыв дверь, ушел.

Остаток вечера Джанет читала в надежде отвлечься от мыслей о неотвратимой необходимости нанести визит в агентство по вопросам усыновления. Она подумает об этом завтра. Завтра у нее будет уйма времени.

Ночью Дэвид спал плохо. Он то и дело просыпался в холодном поту, преследуемый странными сновидениями. Утром он встал совершенно разбитым с полным ощущением, что не сомкнул ночью глаз, и усилием воли заставил себя пойти на службу.

Все утро Дэвид не мог сконцентрироваться на работе. У него перед глазами все еще стояло заплаканное лицо Джанет, а в ушах звучали ее сдавленные рыдания. Он все еще ощущал ее подрагивающее тело. Дэвид понимал, что не в состоянии ей помочь, отчего мучился только сильнее.

Следовало что-то придумать, чтобы Джанет поняла, какую чудовищную ошибку совершит, если отдаст своего ребенка в чужие руки. Дэвид видел, что она страшно страдает, и не знал, какими словами ее утешить. Любые слова были бессильны.

Он напряженно думал, как помочь Джанет, кого привлечь в помощники. Требовался совет женщины, но среди знакомых Дэвида не было ни одной достаточно близкой, с кем он мог бы обсудить эту глубоко личную тему.

После продолжительной внутренней борьбы Дэвид наконец принял решение. Ему казалось, что он нашел человека, который мог помочь Джанет, и всей душой надеялся получить ответы на все вопросы.

Мэри открыла дверь и очень удивилась, увидев на пороге сына.

— Дэвид, милый! Каким ветром тебя занесло ко мне? Ужин состоится только завтра. Но в любом случае я более чем рада тебя видеть.

Мать пригласила его пройти в гостиную просторного дома, который купила после смерти мужа. Дэвиду ее новое жилье никогда не нравилось. Огромные комнаты с окнами во всю стену, кухня, оборудованная по последнему слову техники, и просторная ванная скорее напоминали ему киношные декорации — роскошные и ненатуральные, не согретые теплом человеческих рук.

Даже Мэри не сумела оживить чересчур холодный интерьер. Экзотические пейзажи с уличными сценками в духе ресторана «Кордова», огромные фарфоровые вазы с цветами из шелка и всевозможные мелочи из лавки древностей делали дом похожим на склад театральной бутафории.

Глядя на это, Дэвид невольно подумал, что, покупая дом, обязательно позаботится о том, чтобы в нем нашлось место для собак, кошек и, конечно, для детей. Мысль о покупке дома его поразила, поскольку пришла в голову впервые. Еще более ошеломляющей показалась ему идея создания семьи.

Мэри грациозно села на белый кожаный диван, аккуратно расправив на коленях полы длинной красной блузы, которую носила дома со свободными черными брюками.

— Присаживайся, Дэвид. Ты выглядишь неважно, наверное, опять много трудишься.

Дэвид опустился в кресло из белой кожи, недовольно скрипнувшее под тяжестью его тела.

— Должен заключить на днях важную сделку.

— У тебя каждый день важные сделки.

— Эта имеет для меня особую ценность. Если все получится, как я рассчитываю, то карьерный рост мне обеспечен. Важные шишки нашего города выстроятся в очередь ко мне на консультацию.

— Рада за тебя. — Мэри с отсутствующим видом улыбнулась, и Дэвид понял, что она его не слушала. — Как поживает Джанет? У нее был невеселый голос, когда мы говорили с ней по телефону. Должно быть, бедняжка скучает по дому. Неудивительно, ведь она привыкла жить в большой семье.

— Дело не в этом.

Дэвид сделал глубокой вдох.

— Дело не в чем, милый?

— Не в ностальгии. По крайней мере, это не главная причина тоски Джанет.

— Уж не заболела ли она? — Мэри прищурилась. — Что случилось? — Нет, дело в том, что… — Дэвид сделал паузу и еле слышно добавил:

— Вчера она получила место секретаря в компании Эндрюса. Начнет работать на следующей неделе.

— Дэвид! Как замечательно! Она рада? Теперь ей, вероятно, будет некогда тосковать по дому.

— Да, она очень рада. — Дэвид кашлянул. — Мама, я хочу сказать тебе еще кое-что, но прежде ты должна обещать, что не проболтаешься об этом ни одной живой душе. Никому! Ты меня поняла?

— Господи! — Мэри схватилась за горло, ее глаза округлились. — Ты говоришь так серьезно…

— Это очень серьезное дело, мама. Я…

— Дэвид, ты не заболел? Ты был у врача?

Что он сказал? Надеюсь, сердце у тебя в порядке. Он предупреждал тебя после смерти отца…

— Мама! Дело не во мне, а в Джанет…

— Святые Небеса! Я так и знала, что что-то случилось. Что? А ее мать знает? Бедная Линда, она сойдет с ума. Что…

— Джанет ждет ребенка, мама.

Мэри с выражением нескрываемого ужаса уставилась на сына.

— Как это возможно? Дэвид, как ты мог! Ты должен был опекать ее. Она здесь всего несколько дней. Но откуда ей знать об этом…

— Я здесь ни при чем, — пробормотал Дэвид в отчаянии. — Она уже была беременна, когда сюда приехала.

— Вот как.

Несколько благословенных секунд в комнате царила тишина.

— Но почему Линда мне ничего не сказала об этом? — осведомилась Мэри, справившись с шоком.

— Потому что ей ничего неизвестно, — сказал Дэвид осторожно. — Джанет ничего ей не сказала. Поэтому я и прошу тебя поклясться, что об этом не станет известно ни одной живой душе. Джанет очень расстроится, если узнает, что я выдал тебе ее тайну. Пожалуйста, не подведи меня и сохрани это в секрете. Особенно от семьи Джанет.

— Но они должны узнать об этом. Она же не собирается лишать родителей внука или внучки.

— В этом-то и дело. Она хочет отказаться от ребенка и отдать его на усыновление.

— Не может быть. — Мэри снова схватилась за горло. — Она сказала тебе, кто отец?

— Какой-то ковбой, выступающий на родео.

Он предложил ей сделать аборт, но Джанет отказалась, и тогда он ее бросил.

— Бедная девочка. Она, должно быть, глубоко несчастна. Я поговорю с ней завтра.

— Нет! Ей не стоит знать о нашем разговоре. — Дэвид наклонился к матери. — Единственная причина, заставившая меня посвятить тебя в это, состоит в том, что Джанет на самом деле не хочет отдавать ребенка. Ей кажется, что мать-одиночка не в состоянии заботиться о ребенке должным образом. На мой взгляд, она заблуждается. Но я не знаю, как убедить ее в обратном. Я подумал, что, может, ты как женщина и мать подскажешь, чем ей помочь. Как убедить ее не отдавать ребенка?

Мэри откинулась на спинку дивана.

— Понимаю тебя, Дэвид. Надеюсь, ты выступаешь как лицо незаинтересованное.

— Я? Конечно нет. Я просто не хочу, чтобы Джанет совершила ошибку, о которой будет сожалеть всю оставшуюся жизнь. Она говорит, что собирается в ближайшие дни пойти в агентство по усыновлению. Я хочу остановить ее, но не знаю как.

— Ты не можешь ее остановить. — Мэри встала с дивана и подошла к дубовому бару. Откинув крышку, она взяла два стакана и бутылку шотландского виски. — Это ее решение, и ты не вправе вмешиваться.

— Я не вмешиваюсь, — возразил Дэвид с обидой. Заявление матери его озадачило. — Я стараюсь помочь.

— Ты только думаешь, что помогаешь, а на самом деле вмешиваешься. — Мэри поставила стаканы на кофейный столик и наполнила их виски. — Дэвид, ты должен позволить Джанет поступать так, как ей хочется. Если хочешь убедить ее в чем-то, то должен уговорить вернуться в Холодный Ручей, к семье, в знакомую обстановку. В ее положении она не может жить вдали от родных и их поддержки, в городе, в котором никого не знает.

У Дэвида засосало под ложечкой. Должно быть, от запаха виски. Воспоминания о недавнем не совсем удачном опыте были еще свежи.

— У нее есть ты и я. Нельзя сказать, что она здесь одинока.

— Мы не виделись с ней много лет. Она плохо нас знает. Сейчас Джанет нужны близкие, поддержка матери. Может, вернувшись домой в Холодный Ручей и оказавшись в привычном окружении, она передумает отдавать ребенка на усыновление. Отправь ее домой, Дэвид. Это лучшее, что ты можешь для нее сделать.

Но Дэвида это не устраивало. Мысль о том, что квартира, в которой сейчас живет Джанет, опустеет, представлялась ему невыносимой. Не может быть, что нет другого выхода.

— Думаю, мне следует поговорить с Джанет на эту тему, когда вы завтра придете на ужин, — промолвила Мэри. — Хотя это не мое дело.

Дэвид знал, что последняя фраза означает прямо противоположное и есть только один способ избежать этого.

— Боюсь, мама, что вынужден отказаться от ужина. Завтра вечером у меня срочная работа.

— Как обычно! — Мэри громко вздохнула. — Полагаю, придется перенести ужин на другой день. Тогда и поговорим.

— Если ты не пообещаешь не говорить Джанет ни слова, — начал Дэвид угрожающе, — ни я, ни она не переступим порога твоего дома.

— Хорошо, Дэвид. Я обещаю. Но должна предупредить тебя, что у Джанет возникнут большие проблемы, если она не вернется домой.

К сожалению, Дэвид придерживался того же мнения. Таким беспомощным он не чувствовал себя со дня смерти отца, когда ему пришлось взять на себя ответственность за семью.

Что бы ни говорила мать, он в ответе за Джанет. Джанет ему доверяет, и он не имеет права ее подвести. Он обязан найти способ удержать ее от роковой ошибки, правда, пока Дэвид не представлял как будет действовать.

9

Джанет приступила к работе. Джон Эндрюс, ее босс, настоял, чтобы она звала его запросто, по имени. Так обращались к нему все — в этом в крупном модельном агентстве работали весьма дружелюбные люди.

В целом Джанет была счастлива, хотя и занималась не совсем тем, чем бы ей хотелось.

Вернее была бы счастлива, если бы не тревожные мысли о ближайшем будущем.

Она так и не сподобилась позвонить в агентство по усыновлению. Не хватило силы воли.

Что касается Дэвида, то с ним Джанет практически не виделась. Раз или два он навестил ее, справился, не нуждается ли она в чем-нибудь и вскользь обмолвился, что работает сутки напролет, чтобы довести до совершенства свой проект и тем самым окончательно завоевать благосклонность Ричарда Твейна.

Джанет скучала по Дэвиду, но не посмела отвлекать его от важного для него дела. Благодаря витаминам, которые она начала принимать, и усиленному питанию состояние ее здоровья значительно улучшилось, теперь Джанет была готова совершать продолжительные экскурсии, но перспектива делать это в одиночестве ее не привлекала, а обратиться с просьбой составить ей компанию для вечерней прогулки к кому-нибудь из коллег Джанет было неловко.

Однажды в кафетерии к Джанет подошел привлекательный молодой человек с сияющими голубыми глазами и ослепительной улыбкой. Том, так его звали, сказал, что работает этажом выше и что неоднократно видел ее в лифте. Он показался Джанет открытым и искренним, и ей было приятно его общество. Когда Том узнал, что Джанет приезжая и города почти не знает, он вызвался сопровождать ее и быть ее гидом. Но Джанет его предложение отклонила, рассудив, что в ее положении было бы нечестно давать Тому надежду на продолжение отношений, каким бы симпатичным он ни казался. Только по дороге домой Джанет поняла истинную причину своего отказа. Ей не хотелось никуда идти без Дэвида.

Осознав свою зависимость от него, Джанет испугалась и твердо решила, что на следующей неделе постарается найти себе подругу. Ждать милости от Дэвида было делом бесперспективным.

Вечером, сидя перед телевизором, в компании которого коротала время, Джанет услышала звонок в дверь. Открыв, она обнаружила на пороге Дэвида. Он выглядел усталым, кожа лица была бледно-серой, глаза покраснели.

— Зашел узнать, как ты тут. Может, что-нибудь надо? — пояснил Дэвид цель своего визита и вымученно улыбнулся. — Я не навещал тебя целую неделю.

Заметив на нем купленный ею галстук, Джанет обрадовалась и пригласила его в квартиру.

— Спасибо, мне ничего не нужно. Вина у меня нет, но я могу предложить тебе холодный чай или сок, если ты не возражаешь.

— Отлично. Сегодня чертовски жарко, — пожаловался Дэвид. — Жду с нетерпением, когда польют дожди.

— Тогда будешь скучать по солнцу.

— Вероятно.

Дэвид плюхнулся на диван и, расстегнув верхние пуговицы рубашки, ослабил галстук.

— Голова болит? — участливо спросила Джанет.

— Просто раскалывается.

— Дать аспирин?

— Неплохо бы. — Дэвид слабо улыбнулся. Спасибо.

Джанет принесла таблетки и воду, чтобы их запить. Когда Дэвид поставил стакан на стол, она обошла его и остановилась за его спиной.

— Может, это поможет, — сказала она и принялась массировать ему затылок.

Одеколон Дэвида с ароматом лесной свежести живо напомнил ей о доме и о прохладном весеннем утре. Джанет овладел приступ невыносимой ностальгии, и, чтобы справиться с ним, она даже зажмурилась.

— Как хорошо-о-о… — пробормотал Дэвид.

— Помогает?

— Ммм, я и не подозревал, что ты такая талантливая.

Джанет рассмеялась.

— Ты многого обо мне не знаешь.

— С меня хватит и того, что я знаю.

У нее екнуло сердце. Что он имеет в виду?

Фраза Дэвида могла быть как комплиментом, так и его противоположностью. Не желая попасть впросак, Джанет сменила тему.

— Как у тебя дела с Ричардом Твейном?

— Я измотан до предела. Утешает только то, что, как только заключу с ним контракт, вернусь к нормальной жизни.

Продолжая разминать пальцами шею Дэвида, Джанет невольно предалась мечтам. Ей ужасно хотелось его обнять и покрыть поцелуями его голову, щеки, губы. Это были опасные мысли. Желая от них избавиться, Джанет с сожалением закончила массаж и вернулась в кресло.

— Я тоже на это надеюсь, — произнесла она. — Ты трудился в поте лица и заслужил награду.

— Без труда никуда не пробиться. А как обстоят дела у тебя? Еще не разочаровалась?

— Нет. Я работаю с очень милыми людьми. — Джанет сделала паузу и добавила:

— Меня даже пригласили завтра на свидание.

— Кто же? — В глазах Дэвида блеснул интерес.

— Его зовут Том. Он мне показался весьма дружелюбным молодым человеком.

— Ты согласилась?

— Пока обдумываю его предложение. Мне скучно сидеть вечерами одной в четырех стенах.

— А что тебе известно об этом парне? Как ты с ним познакомилась?

— Ты допрашиваешь меня, совсем как мама, Дэвид. — Джанет надула губки. — Ты что, мой опекун? Я могу гулять, с кем хочу и когда хочу.

Дэвид густо покраснел.

— Конечно, ты вольна делать все, что тебе заблагорассудится. Я не это имел в виду. Я хочу сказать, что… э-э-э… сам планировал пойти с тобой куда-нибудь завтра.

— Правда? — Джанет смерила его долгим взглядом. — Не припомню что-то, чтобы ты меня приглашал.

— Дело в том, что… собственно, я и пришел ради этого. Чтобы пригласить тебя. — Дэвид замолчал и беспомощно вскинул руки. — Ладно, прости. Если ты не занята завтра вечером, не хочешь ли сходить со мной куда-нибудь?

— Куда?

— Не знаю. — Дэвид пожал плечами. — А куда бы ты хотела пойти?

— Куда-нибудь потанцевать, — сорвалось у нее с языка.

— Потанцевать? — удивился Дэвид. Выражение неподдельного испуга на его лице едва не заставило Джанет расхохотаться.

— Да, потанцевать, Дэвид. Это когда двое двигаются на танцевальной площадке под музыку.

— Я знаю, что такое танцы, — обиделся Дэвид. — Но я не большой специалист в этих подергиваниях и подпрыгиваниях, как сейчас модно. — Он уставился на Джанет. — А тебе это не вредно?

— Я беременна, а не смертельно больна. Двигаться мне полезно.

— Кстати, когда мы пойдем с тобой на занятия, о которых ты говорила?

— Я думала, тебе будет некогда ходить со мной.

— Ничего, я найду время, — хмуро пообещал Дэвид. — Только извести меня заранее.

Джанет не сказала, что доктор Кейтс уже дал ей расписание занятий, которые должны были начаться со следующей недели. Она уже почти свыклась с мыслью, что будет ходить на курсы одна, во всяком случае, первое время.

Решимость Дэвида составить ей компанию, оторвав время от дорогой его сердцу работы, вызвало в душе Джанет прилив теплоты.

— Здорово! Я обязательно дам тебе знать.

— Хорошо. Я зайду за тобой завтра в семь вечера. Мы поужинаем и отправимся в какой-нибудь приличный ночной клуб. — Дэвид зевнул и встал. — Пойду домой, лягу пораньше спать.

Джанет тоже поднялась.

— Хорошая идея. Утром тебе станет лучше.

Дэвид по-братски поцеловал ее в щеку и направился к двери, но на полпути остановился и обернулся.

— Джани, я… — Он осекся, поднял на нее глаза и покачал головой.

— Что? — с замиранием сердца спросила заинтригованная Джанет.

Дэвид дернул подбородком, словно собираясь с духом, и после убийственной паузы сказал:

— Я хотел узнать, как ты сходила в агентство по усыновлению.

Джанет вытаращила глаза. Она не ожидала от Дэвида такого вопроса и не знала, что ответить.

— Я… еще не звонила туда… — промолвила она наконец. — Сейчас, когда я начала работать…

— Хорошо. Конечно. Ведь спешки нет, правда? Я хочу сказать, еще есть время.

— Да, — с болью подтвердила Джанет, — у меня много времени.

На самом деле Джанет так не думала. Ей придется поторопиться. Чем дольше она будет оттягивать решение, тем сложнее ей будет его принять. Доктор сказал, что ребенок скоро начнет шевелиться. Возможно, после этого она уже не сможет заставить себя пойти в злосчастное заведение.

Нет, сказала себе Джанет. Решение принято и нужно идти до конца. На следующей неделе. Я отправлюсь в агентство по усыновлению на следующей неделе.

Простившись с Джанет, Дэвид направился в свою квартиру. Он выторговал у Джанет немного времени, хотя еще не представлял, как им распорядится. Дэвид все еще не знал, как убедить Джанет не отдавать ребенка на усыновление.

Он повернул ключ в замке и вошел в квартиру. В сегодняшнем разговоре с Джанет Дэвида больше всего поразило то, как он воспринял сообщение о том, что некий Том пригласил ее на свидание. Эта новость его испугала. Дэвид опасался, что Джанет снова повторит глупую ошибку и выберет не того парня только потому, что ей одиноко. А как же ребенок? Как этот Том отнесется к известию, что женщина, с которой он встречается, носит под сердцем чужого ребенка? Да он же сбежит от нее, если только не окажется исключением из правил! Джанет снова будет уязвлена. Уязвлена по-настоящему.

Дэвид не мог этого допустить. С нее хватит болезненных испытаний. Дэвид знал, как помочь Джанет. Она не должна чувствовать себя одинокой. Это в его силах.

Может, тогда Джанет не станет проводить время с парнями, которых не знает и которым нет дела до ее чувств. Она всегда старается казаться веселой и легкомысленной, так что человеку, мало ее знающему, трудно догадаться, какая она на самом деле ранимая. Кто может дать Джанет то, что ей нужно — сострадание, поддержку? Кто может подставить плечо, чтобы в минуту горести она могла бы выплакаться?

Дэвид опустился на диван и вытянул ноги.

Он постарается найти для нее время. Он поклялся, что поможет Джанет преодолеть выпавшие на ее долю трудности, и знал, что сдержит слово, чего бы это ему ни стоило. Дэвид предчувствовал, что, если не вмешается, то Джанет уедет в Холодный Ручей и он больше ее никогда не увидит. Об этом Дэвид не хотел даже думать.

10

Когда Джанет оказалась в кольце его рук, Дэвид с особенной остротой почувствовал, какая она желанная и недоступная. Желание поцеловать Джанет преследовало Дэвида с того самого момента, как они вышли на танцевальную площадку и он обнял ее за талию.

Двигаясь в ритме томной мелодии, Дэвид всем своим существом ощущал близость Джанет. Неяркое интимное освещение и соблазнительная близость красивой молодой женщины подстегивали его чувства, и вскоре Дэвидом всецело овладело желание обладать ею.

Волосы Джанет щекотали ему нос, и Дэвид поднял руку, чтобы их убрать, и его ладонь сама по себе потянулась к ее шее, а губы — к ее щеке.

Похоже, он терял контроль над собой.

В этот момент Джанет — случайно ли, умышленно ли — повернула голову, и их губы на мгновение соприкоснулись. Дэвида как током пронзило и захлестнуло горячей волной страсти.

Он осознавал, что не должен поддаваться эротическим желаниям, отчетливо представляя, как ужаснулась бы мать, узнав, что он питает почти животную страсть к дочери ее лучшей подруги.

Более того, Дэвид не сомневался, что Джанет полностью разделила бы точку зрения его матери, и от этого дискомфорт в его душе только усиливался. К счастью, танец закончился, и он с облегчением проводил партнершу к столику.

Джанет в этот вечер словно лучилась золотым солнечным светом. Искры радости, вспыхивавшие в ее глазах каждый раз, когда Дэвид смотрел на нее, влекли его к Джанет с неумолимостью магнита.

Он не мог на нее наглядеться, не мог надышаться. В Джанет ему нравилось абсолютно все — глаза, улыбка, волосы, голос, негромкий проникновенный смех.

Дэвид всеми силами пытался противостоять обаянию Джанет, осознавая, что в ее жизни и без того полно проблем, чтобы добавлять новые.

Но внутренний голос подсказывал Дэвиду, что дело вовсе не в этом. Он сопротивлялся, потому что предвидел, что, поддавшись магнетизму Джанет, не сможет с ней расстаться. Но пока он не был уверен, что готов изменить свою жизнь, и точно знал, что Джанет не готова.

В тот вечер они танцевали еще несколько раз, а потом Дэвид, по-прежнему пребывая в тумане неуверенности и сомнений, повез Джанет домой. На лестничной площадке перед ее квартирой он, повинуясь какому-то порыву, завершил поцелуй, нечаянно начатый во время танца.

Она ответила с такой страстью, что Дэвид едва не забыл, что считает себя джентльменом и не имеет права идти на поводу плотских желаний, терзающих его тело.

Преодолев себя, он пожелал Джанет спокойной ночи и поспешно скрылся за дверью своей квартиры.

Джанет как на крыльях влетала в спальню.

Благодаря Дэвиду она провела потрясающий вечер, начиная с ужина в уютном ресторанчике и заканчивая танцами с незабываемым поцелуем под занавес. Настроение у нее было самое что ни на есть радужное.

Сегодня она не станет ни о чем тревожиться.

Сегодня она ляжет спать, чтобы увидеть прекрасный сон и забыть, что это только снится.

Завтра утром она проснется и вновь окажется в холодной, беспощадной реальности. Но сегодня… сегодня еще принадлежит ей, как несколько минут назад принадлежал и Дэвид.

В понедельник утром Джанет позвонила Дэвиду на работу, чтобы сообщить, что первое занятие на курсах по подготовке к родам состоится вечером следующего дня. Он подтвердил обещание составить ей компанию, и Джанет нестерпимо захотелось, чтобы поскорее настал вечер вторника.

Летний зной сменился наконец осенней прохладой. Холодный ветер беспощадно срывал с деревьев пожелтевшие листья и гонял их по автостоянке, где Джанет, вернувшись вечером домой, оставила машину.

Она приготовилась к приходу Дэвида задолго до его появления, перемерив кучу одежды и остановившись в конце концов на просторном красном свитере и синих джинсах, ставших в последнее время несколько тесноватыми.

Скоро ей придется покупать одежду для беременных. Возможно, Дэвид изъявит желание помочь ей с покупками. Джанет живо представила, как он засмущается, когда она будет демонстрировать ему разные наряды, и улыбнулась. Бедный Дейви.

Предстоящее совместное посещение занятий по подготовке к родам вызывало у Джанет некоторые опасения. Дэвиду наверняка будет неловко, ведь он не имеет никакого отношения к ее ребенку. Однако отказываться от его компании Джанет не собиралась, она чувствовала себя неуверенно, а когда хоть кто-то близкий рядом, все не так уж страшно.

Ровно в семь часов зазвонил телефон. Решив, что это звонит мать, Джанет бросилась к аппарату, придумывая на ходу отговорку, почему торопится и не может с ней долго разговаривать. Но вопреки ее ожиданиям на другом конце провода раздался смущенный голос Дэвида.

— Похоже, я немного опоздаю, — кашлянув, сообщил он. — Я очень сожалею, Джани.

Но у меня очень важное дело. Ты сможешь поехать без меня? Я приеду туда, как только смогу. Обещаю.

— Хорошо, Дэвид. — Несмотря на постигшее ее разочарование, Джанет постаралась говорить непринужденно. — Я в состоянии вести машину сама. Пожалуйста, не беспокойся;

— Ты уверена?

Облегчение Дэвида было столь явным, что Джанет с силой сжала телефонную трубку, чтобы не выдать досады.

— Уверена. Сегодня первое занятие, наверняка ознакомительное. Может, пойдешь со мной в другой раз.

— Обязательно! — обрадовался Дэвид. — Обещаю!

Джанет положила трубку на рычаг. У нее было такое чувство, будто она, скитаясь по пустыне и умирая от жажды, увидела оазис и воспрянула духом, чтобы в следующую секунду осознать, что это всего лишь мираж. Дэвид лишний раз подтвердил, что непредсказуем. Джанет это знала, как знала и то, что он возлагает большие надежды на перспективу совместной работы с Ричардом Твейном. Знала она и другое: Дэвид либо добьется своего, либо сломается. Так что не стоило из-за этого предаваться разочарованию и не стоило злиться на Дэвида, но Джанет ничего не могла с собой поделать: она была разочарована и злилась. Дэвид снова отодвинул ее на второй план, потому что работа ему дороже.

Ей вновь придется мириться со вторым местом.

Может, она воспринимает мир чересчур по-детски? Может быть. Но Джанет было больно.

Страшно больно. Хотя она и отдавала себе отчет, что не имеет права винить Дэвида в чем бы то ни было. В конце концов он не обязан бросаться к ее ногам по первому свистку. Спасибо ему и на том, что он любезно согласился составить ей компанию. Если обстоятельства не позволяют ему сопровождать ее на занятия регулярно, имеет ли она право сердиться на него за это?

После проведенного вместе субботнего вечера Джанет предположила, что не совсем ему безразлична, что ему нравится ее общество.

Видно, она ошиблась. Похоже, она всегда ошибается, когда дело касается мужчин.

В зале, где должны были состояться занятия, собралось около дюжины женщин. Вела курсы строгая дама в очках, представившаяся Моникой.

— Где ваш муж? — осведомилась она, записывая Джанет в журнал.

Джанет вспыхнула. Она не собиралась объяснять свою ситуацию посторонним людям, — Его сегодня не будет, — тихо сказала она. — Он задерживается на работе.

— Позаботьтесь, чтобы в следующий раз он обязательно пришел. Важно, чтобы муж поддерживал вас в этот сложный период. Для этого и проводятся занятия. Чтобы роды прошли легко и безболезненно.

— Вранье все это! — возразила девица, сидевшая рядом с Джанет. — Рождение ребенка это самое трудное, что я до сих пор пережила в жизни, и очень болезненное. И, что бы ни говорила эта клуша, я ни за что не поверю, что во второй раз рожать легче.

Парень, сидевший рядом с ней, видимо муж, заботливо погладил ее по плечу.

— Расслабься, — предложил он. — Ты для этого и пришла сюда, чтобы научиться расслабляться.

— Ну-ну, — фыркнула девица, — если ты считаешь, что это так легко, возьми и роди!

Если бы рожали мужчины, а не женщины, то мир бы не знал, что такое прирост населения.

Моника хлопнула ладонью по столу, призывая аудиторию к вниманию.

Джанет огляделась. Одна она пришла без партнера. Возле каждой женщины сидел ее муж, только рядом с ней не было никого. Большинство пар, за исключением ее соседей, находились в приподнятом настроении, готовые вместе отправиться в необычное, но по всей видимости увлекательное путешествие, которое зовется новым опытом.

При виде их радостных лиц Джанет охватила острая зависть, и она едва сдержалась, чтобы не разрыдаться. Она уже не раз испытывала приступ страха и одиночества, но, сидя среди счастливых пар, Джанет чувствовала себя так, словно оказалась на дне глубокой шахты, откуда не имела возможности выкарабкаться. Она была бесконечно одинока. Ее одолевали страхи и безнадежность. Давно Джанет не чувствовала себя такой несчастной.

В середине занятий Моника велела женщинам усесться на пол. Поскольку слушательницы находились на разных стадиях беременности, для некоторых это задание оказалось достаточно трудным.

— Джани, представь, что твой муж находится у тебя за спиной! — прогремел голос инструкторши.

Джанет стиснула зубы. Она сожалела, что записалась на курсы. Все, что говорила и показывала Моника, только усиливало ее страдания. Выяснилось, что у ее малыша уже есть на пальчиках ноготки и что уже можно определить его пол. Но знать все это Джанет не желала. Она ловила себя на том, что с нетерпением поглядывает на часы.

Ей хотелось как можно скорее вырваться отсюда и утешиться стаканчиком мороженого.

Окружавшие ее женщины сидели на полу между расставленных ног своих мужей, опираясь спиной на их грудь, и учились правильно дышать и расслаблять мускулы живота. Джанет опиралась на широко расставленные собственные руки, дышала и расслабляла мышцы вместе со всеми и радовалась, что Дэвид не пришел.

Она с трудом представляла, как бы он сидел за ее спиной и слушал ее громкое сопение.

Дверь в зал распахнулась, и Джанет увидела Дэвида. Несколько секунд он стоял неподвижно, его взгляд перебегал с одной женщины на другую, пока не остановился на Джанет. Дэвид бросился к ней.

Моника, вещавшая в этот момент о пользе правильного дыхания, осеклась и вопросительно уставилась на вошедшего.

— Простите, сэр, чем могу вам помочь?

— Все в порядке, — сказала Джанет, — это ко мне.

— Что ж, лучше поздно, чем никогда, — изрекла Моника. — Проходите и садитесь на пол позади жены, мистер Андерсон, и делайте то же, что и остальные мужчины.

Дэвид растерянно оглядел свой темно-серый строгий костюм.

— Я не… — начал он, но Джанет не позволила ему закончить фразу и объявить во всеуслышание, что он не мистер Андерсон.

— Иди сюда, Дэвид, — громко сказала она. — Ты задерживаешь всех.

— Да, Дэвид, — поддержала ее Моника, — Бога ради проходите и садитесь.

Дэвид сверкнул глазами, но послушался.

— Кто это такая? — сердито спросил он Джанет, пристроившись за ее спиной.

— Это Моника, — прошипела она через плечо.

— Она думает, что я твой муж.

— Я объясню тебе все позже.

— Она назвала меня мистером Андерсоном.

— Сиди спокойно, Дэвид, пока она не сделала тебе замечание.

Дэвид вполголоса чертыхнулся, увидев, что Моника направляется к ним.

— А теперь, Джани, — распорядилась она, — прислонитесь спиной к груди мужа, а вы, — она ткнула в Дэвида пальцем, — положите руки ей на живот.

Джанет почувствовала, как напрягся Дэвид, когда она прижалась к его груди.

— Простите?! — произнес он с невыразимым возмущением.

— Вот так! — Джанет поспешно схватила его за руки и прижала к своему животу, надеясь, что Моника уйдет.

Та, добившись своего, действительно оставила их в покое, и Джанет облегченно вздохнула. Ладони Дэвида, теплые и сильные, лежали на ее животе. Она чувствовала себя необыкновенно хорошо. Он все же приехал. Он приложил усилия, чтобы находиться с ней рядом.

— Прости, что опоздал, — прошептал он Джанет в ухо. — Я примчался, как только смог.

— Спасибо, что приехал. Я, честно говоря, не ожидала.

— Я управился с делом раньше, чем предполагал.

Джанет вздохнула. Оказывается, он не отменил свое дело, как она было подумала. Ничего не изменилось. Ей не следовало заблуждаться насчет Дэвида.

Однако Джанет ошиблась. С Дэвидом произошли заметные перемены. На протяжении двух последующих недель он регулярно появлялся на ее пороге под тем или иным благовидным предлогом. Он возил ее на занятия и с большим интересом слушал лекции, ничуть не смущаясь физиологических подробностей.

Он всячески поддерживал ее, помогал делать упражнения, следил, чтобы она вовремя принимала витамины и приглашал время от времени на ужин, особо подчеркивая, как важно для будущей матери правильно питаться.

Словом, он вел себя, как примерный муж, включая обязательный поцелуй перед сном, от которого у Джанет неизменно замирало сердце.

Если бы на месте Дэвида был другой мужчина, Джанет решила бы, что за ней всерьез ухаживают. Но в данном случае это было скорее желаемым, чем действительным.

Однажды вечером, когда они вернулись с прогулки, Дэвид вдруг напросился к Джанет в гости. Озадаченная, она проводила его в гостиную. Дэвид спокойно уселся на диван.

— Хочешь выпить? — спросила Джанет. — У меня только…

— Знаю. Холодный чай и сок. Спасибо, но я откажусь. — Он похлопал по сиденью дивана рядом с собой. — Присядь.

У Джанет екнуло сердце, но она села рядом с Дэвидом и приготовилась выслушать пространные объяснения, почему он больше не может с ней нянчиться.

Дурные предчувствия Джанет усилились, когда Дэвид подался вперед и его лицо посерьезнело.

— Как ты знаешь, важное для меня решение будет принято в понедельник утром.

Джанет кивнула, гадая, как это связано с ней.

— Я держу пальцы крестом, чтобы у тебя все прошло удачно, Дэвид.

— Спасибо. — Он внимательно посмотрел на нее. — Ты знаешь, как это важно для моей карьеры.

— Все нормально, Дэвид, — пробормотала Джанет и с грустью подумала, что не ошиблась в своих предположениях. — Тебе не стоит обо мне беспокоиться и носиться со мной, как с хрупкой вазой. Я знаю, что ты очень занят, и с благодарностью отношусь к тому, что ты для меня сделал и делаешь, но я понимаю, что у тебя есть занятия и поважнее. Так что не волнуйся, я смогу посещать курсы и без тебя. К тому же, мы уже знаем дочти все, что нужно, и я всегда могу…

— Джани.»

Она поймала взгляд Дэвида и уловила в нем нечто такое, что могла бы с легкостью принять за неприкрытое проявление обожания. Но Джанет слишком хорошо знала Дэвида и обреченно ждала приговора.

— Джани, я не хочу, чтобы ты без меня обходилась. И если ты помолчишь минуту, то я скажу нечто важное.

Джанет не только замолчала, но даже перестала дышать, пока потребность в кислороде не заставила ее сделать глубокий вдох.

— Прости, я думала…

— В этом и состоит твоя главная проблема, Джани. Ты слишком много думаешь. — Дэвид уткнулся взглядом в пол. — Вот, что я собирался сказать. Если в понедельник все пройдет успешно, я планирую торжественно отметить победу. Я хочу в понедельник вечером отвести тебя в самый роскошный в городе ресторан. Ты должна одеться во все самое лучшее.

— Вот как, — протянула Джанет несколько разочарованно. Она ожидала от Дэвида какого-то признания, а он всего-навсего приглашает ее в ресторан! — Мы пойдем в «Кордову»?

— Нет, у меня на примете есть кое-что более привлекательное. Я хочу обсудить с тобой нечто важное, и мне хотелось бы, чтобы обстановка была запоминающаяся. Сказать большее я пока не готов, но обещаю, что предстоящий вечер ты не забудешь.

Сердце Джанет начало колотиться в таком бешеном ритме, что, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Уж не собирается ли Дэвид сделать ей предложение? Нет, с чего она это взяла? Джанет не терпелось узнать, что он задумал. Понедельника она не дождется, просто умрет от любопытства. Джанет вообще не любила неизвестность.

— Звучит серьезно, — промолвила она.

— Возможно, — согласился Дэвид.

— А сейчас ты не можешь мне сказать?

— Исключено. Пусть сначала состоится важное для меня решение. Потом будем праздновать, и ты все узнаешь. — Дэвид проворно встал. — Будь готова к шести тридцати, договорились?

— Ладно.

Значит, в понедельник. А сегодня только пятница. Как выдержит она целых три дня? Она же сломает голову, гадая, что за сюрприз приготовил Дэвид!

— Отлично. Между прочим, у меня в выходные много работы, так что я смогу встретиться с тобой только в понедельник.

Вот уж обрадовал! Значит, до понедельника ей не удастся у него ничего выведать. Джанет проводила Дэвида до двери, и он, прежде чем уйти, обнял ее и поцеловал так, что у нее захватило дух и потемнело в глазах. Когда Дэвид ее отпустил, они оба задыхались от нехватки воздуха.

— Спокойной ночи, Джани, — пробормотал он. — До понедельника.

Не в состоянии произнести ни слова, Джанет с улыбкой кивнула и, закрыв за Дэвидом дверь, вернулась в гостиную, где бессильно рухнула на диван. В понедельник вечером. Джанет боялась размышлять на эту тему, слишком велик риск в очередной раз обмануться в ожиданиях. Но, если Дэвид и впрямь намерен сделать ей предложение, как ей быть? Что ему ответить?

Джанет откинулась на спинку дивана и закрыла глаза. Дэвид и вправду чрезмерно поглощен работой, но в последнее время он доказал, что, когда хочет, может быть внимательным. Из Дэвида получится хороший муж. Он предупредительный, заботливый и добрый, цельный и решительный. Эти качества Джанет особенно в нем ценила. На такого мужчину можно положиться в любой ситуации. Ему можно доверять.

И еще она почему-то была уверена, что из Дэвида вышел бы замечательный отец. Наблюдая за ним на занятиях, Джанет видела весь спектр эмоций, отражавшихся на его лице во время лекций и просмотра учебных фильмов: восторг, благоговение и трогательную нежность.

Особенно ей запомнилось одно занятие, когда Моника принесла кукольных младенцев. Дэвид смотрел на целлулоидного пупса в своих руках с таким нескрываемым восхищением, что Джанет чуть не разрыдалась.

Да, Дэвид стал бы потрясающим отцом…

Внезапно Джанет охватило нервное возбуждение. Дэвид умолял ее не отдавать ребенка в чужие руки. Может, он готов принять ее ребенка как своего собственного?

Надежда представлялась столь эфемерной, а мысль такой невероятной, что Джанет боялась об этом и думать. Тем более что она окончательно уверилась: потеря этого ребенка разобьет ей сердце. Если она с ним расстанется, то никогда не переживет этого.

Не имея сил размышлять об этом дальше, Джанет заставила себя лечь в постель, хотя предвидела, что не сомкнет глаз. Ее судьба и судьба маленького существа, росшего в ней, решится в самое ближайшее время.

Джанет только надеялась, что, если Дэвид собирается сделать ей предложение, он не ставит его в зависимость от важного для него решения мистера Твейна. Джанет не верила, что выгодная сделка ему дороже всего на свете.

11

Дэвид проснулся рано утром с ощущением, что в скором будущем его жизнь коренным образом переменится. Это его страшило и в то же время радовало. Он много дней размышлял над принятым решением, тщательно взвешивая все «за» и «против», убеждая себя в правильности шага, который собирался предпринять.

Терзания Дэвида закончились в одночасье, он обрел душевный покой, и все стало простым и понятным, когда Джанет положила его руки себе на живот, в котором рос малыш. В этот момент Дэвид осознал, что больше всего на свете хочет стать защитником этого крохотного человеческого существа. И еще он хотел заботиться о самой Джанет. Не просто наблюдать со стороны и опекать, но заботиться по-настоящему. Он мечтал сделать ее счастливой, чтобы она никогда в будущем не чувствовала себя брошенной и одинокой. Однако его смущала одна мысль: что, если у Джанет на этот счет имеются собственные планы?

Дэвид встал, принял душ и, наспех проглотив кофе с гренками, отправился в автосервис.

По субботам он всегда мыл машину, чистил салон, заправлял «кадиллак» бензином. Приведя своего любимца в порядок, Дэвид направился к матери.

Мэри встретила его со свойственной ей экзальтацией.

— Дэвид, дорогой, я как раз думала о тебе!

Ты мне ни разу не позвонил на неделе. Я понимаю, что ты занят, но…

Предвидя реакцию матери на то, что он собирался ей сказать, Дэвид решил сразу приступить к делу.

— Мама, я хочу сделать Джани предложение.

Впервые в жизни Мэри как будто проглотила язык. Она рухнула на диван и взирала на сына расширенными от ужаса глазами, словно видела вместо него огнедышащее чудовище.

Дэвид немного растерялся. Немой сцены он не ожидал. Не зная, что делать, он опустился на самый край скрипнувшего под ним кожаного кресла.

— Ты же не станешь утверждать, что это лишено смысла, правда? Джани получит возможность остаться в Сакраменто и заниматься карьерой. Вдвоем мы создадим для ребенка нормальную семью, и его не придется отдавать в чужие руки.

Мэри по-прежнему не могла вымолвить ни слова.

— Мне очень нравится Джани, — продолжал Дэвид осторожно, осознавая, что должен как-то успокоить мать. — Думаю, что и Джани относится ко мне достаточно тепло, чтобы принять мое предложение.

— Нравится! Достаточно тепло! — Мэри наконец обрела дар речи, и ее прорвало. — Ты что, Дэвид, совсем рехнулся?! Разве это основание для женитьбы? А как насчет любви? — Она вскочила на ноги и теперь возвышалась над сыном, подкрепляя слова бурной жестикуляцией. — Ты имеешь хоть какое-то представление о любви?! Ты можешь сказать, что безумно ее любишь и не можешь без нее жить?!

— Мама… Я, откровенно говоря, не думаю…

Это тебя не касается, — пробурчал Дэвид, запинаясь. — Я…

— Значит, ты ее не любишь? Тебе просто жалко эту бедную девочку. Неужели ты всерьез полагаешь, что сможешь прожить жизнь с женщиной, которую не любишь? Дэвид, ты совершаешь страшную ошибку! Это несправедливо по отношению и к тебе, и к Джанет. Да и к ребенку тоже. Я помню, что просила тебя о ней позаботиться, но ты, по-моему, перегибаешь палку! Я не хочу, чтобы ты принес свою жизнь в жертву из чувства долга перед Джанет.

Ты сполна вернул долг ее отцу. Не нужно заходить слишком далеко, Дэвид! Я не позволю тебе совершить эту глупую, глупейшую ошибку! Джанет должна вернуться домой, в Холодный Ручей.

Терпение Дэвида, державшего себя в руках во время всей гневной тирады матери, иссякло.

— Мама! — Он резко поднялся. — Буду весьма признателен, если ты замолчишь. Ты не понимаешь, что говоришь. Я пришел, чтобы поделиться с тобой своими намерениями, и полагал, что ты порадуешься за меня. Разве не этого ты добивалась? Еще совсем недавно ты сетовала, что у тебя до сих пор нет внуков.

— Я хочу, чтобы это были твои дети, — простонала Мэри, и из ее глаз брызнули слезы.

— И ты их получишь! — рявкнул Дэвид. — Но не все сразу. Я взрослый человек, мама! Я понимаю, что ты потрясена, но я лучше тебя знаю, что для меня хорошо и что плохо. Поверь, я все хорошо обдумал. Теперь либо ты примешь Джани в нашу семью и порадуешься за нас или забудешь о внуках. Навсегда!

Мэри всхлипнула и вытащила из кармана жакета кружевной носовой платочек.

— Хорошо, Дэвид. Если ты этого так хочешь… пролепетала она дрожащим голосом.

— Да, я этого хочу, — твердо сказал Дэвид. Моли Бога, чтобы Джани согласилась. И давай готовиться к свадьбе.

— Люблю свадьбы, Дэвид, — призналась Мэри и, деликатно высморкавшись, убрала платочек. — Где ты хочешь устроить торжество — в Холодном Ручье или здесь?

— Я не думал пока на эту тему. — Дэвид направился к двери. — Пусть Джани решает, если согласится за меня выйти. Я позвоню тебе в понедельник вечером и сообщу о ее решении.

Мы идем с ней в ресторан, где я намерен сделать ей предложение.

— Конечно, она согласится. — Мэри улыбнулась, хотя слезы в ее глазах еще не высохли. — Разве может она отказать самому красивому и удачливому холостяку в городе?

Дэвид ушел, чувствуя в душе легкое разочарование, о причине которого не догадывался. Мать, похоже, приняла его точку зрения. Зная ее, Дэвид не сомневался, что, взяв малыша на руки, она вмиг забудет, что он не родная кровь ее сыну. Мать, безусловно, любит Джанет и будет рада принять в свою семью дочь лучшей подруги. Ей только требуется время, чтобы привыкнуть к этой мысли.

Все же слова матери все еще звучали в его голове: «Я помню, что просила тебя о ней позаботиться, но ты, по-моему, перегибаешь палку! Я не хочу, чтобы ты принес свою жизнь в жертву из чувства долга перед Джанет. Ты сполна вернул долг ее отцу».

Нет, Дэвид действовал не из чувства долга.

Он хотел жениться на Джанет. Что до любви, то конечно же он любит Джанет. Он понял это, как только она начала называть его Дэвидом вместо ненавистного Дейви, правда, он не помнил, когда именно это случилось.

Ему нравилось проводить с ней время, нравилось обнимать и целовать ее. Но больше всего ему хотелось заботиться о Джанет. А не это ли и называется любовью?

Им предстояло обсудить еще много всего: совместимость, общие интересы, жизненные устои, готовность к компромиссу. Разве это не важно для успешной семейной жизни?

Просмотрев утром гардероб, Джанет пришла к выводу, что должна купить какой-нибудь умопомрачительный наряд. Платье, в котором она ходила с Дэвидом в ресторан и на танцы, стало ей мало в бедрах. К тому же Дэвид его уже видел. Поскольку понедельник обещал стать выдающимся днем в ее жизни, то и одеться следовало подобающе.

Джанет решила отправиться за покупками, но радости по этому поводу она не испытывала. Вообще-то ей нравилось ходить по магазинам, но в последнее время Джанет сильно тосковала по дому.

Теперь, когда новизна впечатлений несколько притупилась, она не могла не признаться себе, что городская жизнь ее не прельщает. Автомобильные пробки, толпы людей на улице и в магазинах, где ее никто не знает и не останавливает, чтобы перекинуться словом-другим, постоянная спешка и стремление куда-то успеть — все это представлялось Джанет бессмысленной суетой. Но дело было не только в этом.

Она скучала по родным и друзьям, с которыми росла. Она предпочитала ходить по магазинам в компании. Если бы здесь была ее мать, то они отправились бы за покупками вместе.

Мать могла бы дать ей дельный совет, а потом где-нибудь они выпили бы по чашечке кофе и от души поболтали бы.

От острого приступа ностальгии на глаза Джанет навернулись слезы. Она яростно смахнула их. Беременность сделала ее плаксивой.

Мысли о семье заставили Джанет задуматься о том, как отреагируют ее близкие на предложение Дэвида, если, конечно, оно последует. Вероятно, тогда и известие о ее беременности будет воспринято иначе. Они, безусловно, за нее порадуются. Дэвид хороший человек и станет достойным мужем. Он будет заботиться о ней и о ее ребенке.

Джанет подошла к телефонному аппарату и набрала номер.

— Я с удовольствием составлю тебе компанию, Джани! — оживилась Мэри, выслушав ее просьбу. — Встретимся через час в моле, у ювелирного бутика.

Джанет улыбнулась. Она не сомневалась, что мать Дэвида с энтузиазмом воспримет его желание обзавестись семьей, хотя не исключала и вероятности того, что, узнав о ребенке, Мэри изменит свое мнение. Джанет решила не думать о плохом.

Мэри почти не опоздала.

— На дорогах ужасные пробки, — пожаловалась она, поздоровавшись. — Сакраменто слишком быстро растет, и дороги не справляются с движением. Почему-то все стремятся жить в городе.

Пока Джанет перебирала на вешалках платья, Мэри не умолкала ни на секунду. Джанет даже пожалела о том, что пригласила мать Дэвида составить ей компанию.

Перемерив с десяток платьев, большинство из которых Мэри нашла «неподходящими», Джанет наконец остановила выбор на шелковом платье насыщенного персикового цвета.

С глубоким декольте, юно, тем не менее, не вызвало критических нареканий со стороны Мэри.

Ручная вышивка по горловине делала платье нарядным.

Сделав покупку, Джанет пригласила Мэри выпить по чашечке кофе. Поскольку Мэри имя сына не упоминала, Джанет решила не объяснять причину вылазки в магазин.

— Дэвид сказал, что пригласил тебя в понедельник на ужин, — сказала вдруг Мэри.

— Да, это так, — подтвердила Джанет с притворным безразличием. — Он надеется заключить выгодную сделку и хочет отметить это событие.

Едва сказав это, она почувствовала неловкость, не зная, как отнесется Мэри к тому факту, что сын ее не пригласил. Пока Джанет размышляла, стоит ли внести уточнения относительно цели ужина, Мэри возбужденно заговорила:

— Джанет, дорогая, я очень рада, что Дэвид воспринял это так серьезно. Мне стоило огромного труда его убедить. Как это ни неприятно упоминать, но я почти силком заставила его взять над тобой шефство. По правде говоря, продолжала Мэри, делая вид, что не заметила растерянности Джанет, — ты можешь смело назвать это шантажом. Я сказала Дэвиду, что он обязан помочь тебе обосноваться на новом месте, поскольку мы в долгу перед твоим отцом. В конце концов, Фрэнк Андерсон спас моему мужу жизнь. После этого Дэвид уже не мог отказаться.

У Джанет сжалось сердце.

— Вы шантажировали Дэвида, чтобы он проводил со мной время?

— Боюсь, что да, девочка. Но не принимай это на свой счет. — Мэри похлопала ее по руке. — У Дэвида нет времени на женщин. Работа для него — все. Да ты и сама это знаешь. Но мою просьбу он не смел проигнорировать. Он посчитал это своим долгом. У него, как и у его отца, развито понятие чести. Но проблема состоит в том, что порой он заходит чересчур далеко. Он делает то, что от него ждут, не осознавая, что приносит себя в жертву. У людей зачастую создается в корне неверное впечатление. Но к тебе, надеюсь, это не относится, правда, дорогая?

Джанет медленно кивнула. Намек был ей более чем понятен.

— О да, — промолвила она спокойно, — вам не стоит беспокоиться, тетя Мэри. Я понимаю больше, чем вы думаете. Спасибо, что просветили меня.

Как Джанет и предполагала, Дэвид оказывал ей знаки внимания из чувства долга. Он встречался с ней не из симпатии, а по обязанности. Потому что его попросила об этом мать.

Он и в детстве вел себя так, словно нес за нее ответственность.

Вероятно, именно это он и планировал сказать ей в понедельник вечером. Расставить все по местам.

Джанет, как во сне, вошла в квартиру и, бросив в кресло пакет с платьем, направилась в кухню. Если бы не беременность, она бы напилась, чтобы заглушить печаль, а так пришлось довольствоваться соком.

Она снова выставила себя идиоткой. После предательства Ральфа ей стоило бы быть осмотрительнее. Она искренне верила, что Ральф ее любит. Она сама безоглядно в него влюбилась, полагая, что впереди их ждет безоблачное счастье. И ошиблась.

Теперь она безнадежно влюбилась в Дэвида.

Но он был милым с ней только из чувства долга. Рука Джанет со стаканом сока застыла в воздухе. Святые Небеса! Она снова влюбилась! Когда это случилось?

Только теперь Джанет осознала, что должна была раньше бить тревогу, когда впервые почувствовала к нему влечение. Дэвид совсем не походил на Ральфа. Дэвид — славный, умный, смешной, добрый, понимающий. Неудивительно, что она влюбилась в него.

Джанет машинально допила сок, совершенно не чувствуя вкуса.

Ты опять попалась, Джанет Андерсон. Как ты могла снова оказаться такой дурой? Почему своевременно не заметила, что он к тебе не питает никаких чувств, кроме пресловутого чувства долга?

В первый день-два Дэвид и вправду проявлял нетерпение, но Джанет могла поклясться, что потом ему нравилось проводить с ней время ничуть не меньше, чем ей. Выходит, что в мужчинах она не разбиралась.

Теперь Джанет, кажется, » поняла, чего ей не хватало. Дэвид утешал ее, обнимал и даже целовал. Временами он целовал ее с такой страстью, что у нее подкашивались ноги, но ни разу он не упомянул слово «любовь».

Что же ей делать? Как ни в чем не бывало пойти на ужин и притвориться, что ничего не знает о шантаже? Сделать вид, что конец их отношений ее не печалит?

Джанет сомневалась, что сможет пережить это. Сомневалась, что, чувствуя сердечную боль, сумеет смеяться и шутить, как обычно. Хотя, возможно, к понедельнику ее рана затянется и она соберется с духом, чтобы перешагнуть и через это. Ее взгляд упал на камешек в форме сердца, найденный на пляже в их первую прогулку. Перед мысленным взором Джанет возник смеющийся Дэвид, его волосы трепал ветер… Это был чудный день.

Из глаз Джанет хлынули слезы, и она сердито вытерла их ладонью. Нет, плакать по Дэвиду она не станет. Она и так пролила много слез из-за Ральфа. Этому больше не бывать. Ее радовало уже то, что Дэвид не подозревает о ее чувствах. Никто никогда не узнает, что она повторно наступила на одни и те же грабли.

12

На другое утро Джанет проснулась с решительным настроем взять свою жизнь под контроль. Дэвид оказал ей неоценимую услугу. Он сумел заставить ее понять, что своего ребенка она никому не отдаст. Она найдет способ прокормить и себя, и малыша. Вдвоем они пробьются в этом мире. Это было важное открытие. Главное, она и ее ребенок будут вместе, а ее любви хватит, чтобы ребенок не заметил отсутствие отца.

Пусть ее сердце разрывается от любви к Дэвиду, но, расставшись с ним, взамен она получит большее. Как только ребенок родится, у нее не будет времени страдать из-за мужчины, хотя Джанет чувствовала, что эта рана никогда не зарастет.

Она позавтракала и убирала со стола, когда зазвонил телефон. Джанет еще не приняла решения относительно понедельника и страшилась услышать голос Дэвида, но, поколебавшись, все же сняла трубку. Дэвид, если бы хотел поговорить с ней, то позвонил бы в дверь.

— Джанет Андерсон! — Услышав голос матери, Джанет сразу поняла: что-то случилось. — Почему ты не сказала мне, что беременна?! Как ты могла уехать и ничего никому не сказать?!

Даже собственной матери?! Как ты могла?!

— Я не могла, мама, — прошептала Джанет. — Мне казалось, что я не оправдала ваших надежд. Мне хотелось убежать и скрыться. Как ты узнала?..

— Мне сегодня утром позвонила Мэри. Она сказала, что ей сообщил об этом две недели назад Дэвид. Неудивительно, что размолвка с Ральфом выбила тебя из колеи. Неужели о твоей беременности известно всем, кроме меня?

У Джанет потемнело в глазах. Дэвид рассказал обо всем своей матери. Он предал ее. Мэри не обмолвилась на этот счет ни словом, но предупредила, чтобы Джанет не заблуждалась относительно намерений ее сына. Она боялась, что Джанет липнет к ее бесценному сыночку, чтобы найти отца своему ребенку.

Тете Мэри больше не о чем волноваться, мрачно подумала Джанет. Я откажусь от приглашения Дэвида на ужин. Я вычеркну Дэвида из своей жизни.

— Джани? — Дрожащий голос матери вернул Джанет к реальности.

— Знают только Дэвид и тетя Мэри, — заверила ее Джанет и со страхом спросила:

— Что говорит папа?

— Я ему еще не сказала. Мальчикам тоже ничего неизвестно. Иначе они достанут Ральфа из-под земли, чтобы заставить на тебе жениться. Дорогая, что ты собираешься делать с ребенком?

— Я хотела отдать его на усыновление, — призналась Джанет, — но я не могу пойти на это, мама. Я не могу бросить ребенка и не видеть, как он растет, не знать, счастлив ли он, любим ли. Я не могу обречь себя на вечные муки.

— Конечно, милая. — Мать вздохнула. — Приезжай домой. Возвращайся к нам, Джани. Позволь нам заботиться о тебе. Все образуется, вот увидишь. Приезжай домой.

И Джанет вдруг увидела свет в конце туннеля. Как все просто! Она родилась и выросла в Холодном Ручье. Все ее там знают. Джанет не сомневалась, что о ней посудачат некоторое время, но она была готова с этим смириться. В конце концов, быть матерью-одиночкой не преступление.

— Я должна поставить в известность своего шефа, что увольняюсь, а потом приеду.

— Нет! — с отчаянием выкрикнула мать. — Не хочу, чтобы что-нибудь повлияло на твое решение! Приезжай! Сегодня же!

Господи, как Джанет хотелось последовать материнской мольбе — сложить вещи в машину и умчаться. Забыть о Сакраменто и навсегда вернуться в милый ее сердцу Холодный Ручей.

Джанет хотелось этого больше всего на свете.

Нет, больше всего она хотела, чтобы Дэвид ответил на ее любовь взаимностью. Но это было из области фантазий.

— Хорошо, — сказала она, — я уеду завтра утром, как только поговорю с шефом. За квартиру я заплатила до конца месяца, так что у домовладельца претензий не будет, хотя я, вероятно, потеряю залог.

Мать на другом конце провода смеялась и плакала одновременно.

— Все образуется, Джани, вот увидишь. Мы с нетерпением ждем твоего возвращения. Мы очень по тебе скучаем. Особенно папа.

— Надеюсь, он не осудит меня за ребенка.

— Не волнуйся. Он будет очень рад, что ты возвращаешься, так что согласится на все. В конце концов, ты собираешься подарить нам первого внука. Не переживай, все будет хорошо. До скорой встречи, родная.

— До скорой встречи, — прошептала Джанет, проглотив комок в горле.

Она повесила трубку и рухнула на стул. Что она натворила? Как всегда, она сначала делает, а потом думает. Но что ей терять здесь, в Сакраменто? Работу? Но не о такой она мечтала. В любом случае, пока ребенок не подрастет, ей будет пока не до карьеры.

Терять Джанет и вправду было нечего. У нее не было ни друзей, ни семьи, ни Дэвида. До возвращения домой ей предстояло сделать кучу дел. К счастью, вещей у нее немного, она быстро соберется, останется только перенести чемоданы в машину. Потом она скажет Бену, что квартиру, которую она занимала, можно снова сдавать. После чего она сообщит на работе, что увольняется, — и она свободна.

Дэвид сидел в одиночестве в конференц-зале в ожидании Ричарда Твейна и барабанил пальцами по полированной поверхности стола. Эта дурная привычка проявлялась всякий раз, когда он нервничал, и он не мог от нее избавиться.

Чтобы успокоиться и собраться с мыслями перед важной встречей, Дэвид специально пришел пораньше. Слишком многое зависело от ее результатов. Все, к чему он стремился все эти годы, приблизилось на расстояние вытянутой руки. В случае удачи его ждет карьерный взлет.

Он обретет долгожданную самостоятельность и обоснуется в роскошном офисе. Он сам начнет выбирать клиентов, а не ждать, когда выберут его. Он сможет сколотить приличное состояние, и они с Джанет будут путешествовать, а их малыш учиться в университете.

Из задумчивости Дэвида вывел звук резко открытой и захлопнувшейся двери. В конференц-зал влетела запыхавшаяся Мэри.

— Дэвид! Слава Богу, я успела до начала заседания!

Раз мать явилась к нему на работу, произошло нечто экстраординарное. Побледнев, Дэвид медленно встал.

— Мама, что случилось? Я с минуты на минуту жду клиента.

— Джанет пропала!

Дэвид тупо уставился поверх головы матери на голую стену. Кто-то зачем-то снял картину, и на ее месте выделялось светлое пятно. Наверно, картину скоро повесят на место, подумал Дэвид, словно это было в данную минуту самым главным.

— Дэвид, ты меня слышишь? Джанет пропала!

— Что ты имеешь в виду? — выдавил он из себя.

— Она уехала в Холодный Ручей, Дэвид. Что же еще? Уехала из города.

— Зачем? — Дэвид никак не мог взять в толк, о чем говорит мать.

— Потому что я ей сказала, что мне пришлось тебя уламывать, чтобы ты согласился заняться ее досугом. Я не ожидала, что она отнесется к этому так серьезно. Клянусь, Дэвид, не ожидала! Я хотела, чтобы вы оба немного еще подумали. Я…

— Как давно?

— Что?

— Как давно она уехала?! — заорал Дэвид.

В этот момент дверь открылась, и секретарша доложила:

— Мистер Уильямс, к вам мистер Твейн.

В конференц-зал вошел высокий представительного вида мужчина.

— Да-да, присаживайтесь. — Дэвид нетерпеливо махнул гостю рукой. — Один момент. — Он снова переключил внимание на мать. — Ладно, мама, — произнес он более спокойно, — лучше расскажи подробно все, что тебе известно.

— Джанет позвонила мне и объявила, что уезжает сегодня домой. Дэвид, я очень сожалею…

— Никуда я ее не пущу! Я немедленно еду за ней! Моли Бога, чтобы я ее догнал и чтобы она вернулась со мной. В противном случае тебе ох как нескоро доведется снова вмешиваться в мою жизнь.

— Но, Дэвид, твоя встреча…

— К черту встречу!

Все это время Ричард Твейн сидел в кресле, сложив на груди руки, и с любопытством наблюдал за семейной сценой. После секундного колебания Дэвид решительно подошел к нему.

— Прошу меня простить, мистер Твейн, но, боюсь, у меня проблемы. Мне придется вас покинуть.

— Я слышал. — Твейн кивнул и, встав, протянул Дэвиду руку.

Тот сконфуженно пожал ее.

— Действуй, сынок! — сказал Твейн. — Представляю, что это за женщина, если она для тебя главнее встречи, хотя, думаю, мы еще увидимся. Тебе, должно быть, страшно повезло, сынок. Желаю удачи.

— Спасибо, сэр. Она мне не помешает, — угрюмо отозвался Дэвид. — Моя секретарша о вас позаботится.

Дэвид поспешил к двери. За мистера Твейна он был спокоен, другого финансового консультанта он найдет легче легкого.

Ричард Твейн остановил заинтересованный взгляд на Мэри. Та поправила прическу и кокетливо улыбнулась.

Дэвид сел в «кадиллак» и завел двигатель.

Из Сакраменто в Неваду вела одна магистраль, и слава Богу, иначе шанс догнать Джанет равнялся бы нулю.

Из города Дэвид выбрался без приключений и, оказавшись на скоростном шоссе, стрелой помчался вперед. Дэвид вел машину на автомате, всецело сосредоточившись на поиске автомобиля Джанет.

Он так и не свозил ее в горы и теперь испытывал угрызения совести. Вероятно, Джанет очень обиделась, узнав, что он согласился развлекать ее только после долгих уговоров матери.

Действуя из лучших побуждений, мать оказала ему медвежью услугу. Почему Джанет вдруг сорвалась с места? Почему не позвонила?

Господи, что ей сказать?! Как остановить и уговорить вернуться?!

Дэвид понял, что ошибался относительно любви. Психологическая совместимость, убеждения и компромиссы не имеют к ней отношения. Да, они, безусловно, важны, но любовь значит гораздо большее. Теперь Дэвид знал это точно.

Любовь терзала его сердце, затрудняла дыхание и повергала в ужас при мысли о потери любимой. Дэвид осознавал, что без Джанет жизнь утратит для него всякий смысл. Любовь заключалась в непреодолимом желании быть с ней, видеть ее улыбку, стремиться отдать ей себя всего без остатка, делить с ней радости и горе. Джанет и была его любовь, а любовь была Джанет. Без нее мир опустеет и его краски поблекнут.

Несясь по скоростной автостраде, Дэвид неистово, как никогда в жизни, молился. Молился о том, чтобы нагнать Джанет и убедить ее выслушать его. Молился о том, чтобы его любовь оказалась взаимной. Он просил Всевышнего помочь ему, обещая в будущем больше не досаждать ни с какими просьбами.

Джанет взглянула на индикатор. Бензин был на исходе, а до следующей заправки еще ехать и ехать. Дорога пролегала по живописной местности, но восхитительный пейзаж уже не вызывал у Джанет того восторга, с каким она ехала в Сакраменто начинать новую жизнь.

Красота природы не изменилась, но восприятие Джанет этой красоты стало иным и не вызывало больше радости и душевного подъема. Джанет хотелось одного: как можно быстрее оказаться дома и забраться с головой под одеяло у себя в спальне. Пусть мама возьмет на себя заботы о ней хотя бы до тех пор, пока она не распрямит спину и ее жизнь не войдет в привычную колею.

У Джанет болело сердце, и эта боль была гораздо мучительнее той, что появилась после ухода Ральфа. Теперь-то Джанет понимала, что ее чувства к нему на самом деле не имели отношения к любви. Она любила его образ жизни, его стремление к приключениям, его презрение к правилам, удерживающим большинство мужчин в рамках условностей. Ральф был превосходным любовником, но из него никогда не вышел бы хороший муж. Такой, как Дэвид.

В Дэвиде было все, о чем могла мечтать женщина. Он тоже возбуждал у Джанет интерес, но интерес иного плана, интерес, который не померк бы со временем. Дэвид искренний, благородный и бесконечно милый. Правда, он придает чересчур большое значение своей работе, но любимая женщина быстро избавила бы его от этого недостатка. Жаль, что ей, Джанет, не удалось стать этой женщиной.

К глазам Джанет подступили слезы, и ей пришлось приложить немало усилий, чтобы не расплакаться.

Шедшая за ней машина посигналила, но Джанет не отреагировала. На дороге места достаточно, она никому не мешает. Кому надо, пусть обгоняет.

Нетерпеливый водитель снова посигналил.

Джанет с раздражением сбросила скорость, позволяя себя обойти. Когда водитель на ее любезность не отреагировал, Джанет сердито посмотрела в зеркало заднего обзора и помахала рукой, давая идиоту понять, что пропускает его.

Но он продолжал висеть у нее на хвосте и жать на клаксон. Тогда Джанет решила, что, вероятно, у нее проблемы. Может, потекло масло или чертова машина загорелась. Она резко затормозила и съехала на обочину, подняв облако пыли. Ее обогнал блестящий черный «кадиллак» и остановился впереди. Только тут Джанет узнала своего преследователя.

Открыв рот, она наблюдала, как Дэвид вышел из машины и направился к ней. Он рывком открыл дверцу и, наклонившись, приказал:

— Подвинься!

Его лицо выражало непреклонную решимость.

— Что? — пробормотала Джанет, обретя дар речи.

— Я сказал, подвинься.

Поскольку Джанет не пошевелилась, он опустился рядом на сиденье и движением бедра попытался переместить ее с водительского места на пассажирское.

— Я поведу.

Это был новый Дэвид. Властный, замечательный, красивый, невероятно сексуальный и бесконечно дорогой Дэвид. Джанет повиновалась.

Дэвид завел двигатель, пристегнулся и подождал, пока Джанет сделает то же самое. Потом он выехал на дорогу и, развернувшись на сто восемьдесят градусов, помчался в сторону Сакраменто.

Джанет потребовалось некоторое время, чтобы прийти в себя.

— Постой, Дэвид. А как же твоя машина?

— Я заберу ее потом.

Джанет была поражена. Ей с трудом верилось, что Дэвид оставил свой ненаглядный «кадиллак» без присмотра на шоссе.

— Но ведь у тебя важная встреча с Ричардом Твейном, — вспомнила она.

— Ага.

— Что случилось?

— Выражаясь твоим языком, я на нее наплевал.

— А куда мы едем? — пробормотала Джанет, силясь превозмочь изумление.

— За брачным свидетельством.

— Не поняла?

— Я сказал, что мы едем за брачным свидетельством, — терпеливо повторил Дэвид.

Джанет лихорадочно соображала, что ей делать: то ли обрадоваться, что ради нее он бросил все, то ли рассердиться, что Дэвид не поинтересовался ее мнением. Кроме того, она не понимала, к чему такая спешка, столь не свойственная Дэвиду.

— Зачем тебе все это, Дэвид?

— Потому что я так хочу.

— Я не выйду замуж за человека, который собирается заботиться обо мне из чувства долга.

— К черту чувство долга! — яростно выкрикнул Дэвид.

Джанет вздрогнула и вжалась в сиденье. Дэвид съехал на обочину, властно притянул Джанет к себе и припал к ее губам, лишив Джанет возможности не только говорить, но и думать. Когда он выпустил Джанет из объятий, она дрожала.

— А теперь давай уясним одну важную вещь, произнес он тоном, не допускающим возражений. — Я делаю все это не из чувства долга, а потому что люблю тебя, черт подери. Я хочу заботиться о тебе и твоем ребенке, и о других детях, которые могут у нас появиться. И сейчас все остальное не имеет для меня значения: ни моя работа, ни мой автомобиль, ни моя мать.

Хотя, думаю, что она будет счастлива принять тебя в нашу семью.

Опьяненная радостью Джанет не сумела удержаться от искушения и вставила:

— А тебе не кажется, что прежде всего следовало бы спросить меня?

Дэвид на мгновение стушевался.

— Что я и собирался сегодня сделать. За ужином. Я заказал столик в ресторане, где хотел сделать тебе предложение.

.. — О! — выдохнула Джанет. — Я чертовски сожалею, что пропустила это.

— Еще не все потеряно, — утешил ее Дэвид.

— И ты еще можешь сделать мне предложение?

— Похоже, что да. — Дэвид внимательно посмотрел на Джанет, и она уловила в его глазах беспокойство. — Но, боюсь, я не вытерплю до вечера.

— Тогда ты можешь сделать предложение сейчас.

— Хорошо. — Дэвид прочистил горло. — Джанет, я люблю тебя. Я люблю в тебе все. Я сделаю все и все брошу, чтобы пойти за тобой туда, куда ты скажешь, только выходи за меня замуж и позволь мне всю жизнь заботиться о тебе и наших детях.

По его лицу Джанет поняла, что Дэвид говорит от всего сердца. Чтобы справиться с охватившими ее эмоциями, Джанет сделала вид, что обдумывает предложение.

— Если ты действительно хочешь вернуться в Холодный Ручей, — добавил Дэвид с чувством, — то я уже размышлял на эту тему. Я понимаю, что для финансового консультанта там вряд ли найдется работа, но я мог бы заняться торговлей недвижимостью. Вместо того чтобы давать советы людям, как лучше распорядиться деньгами, я смогу их консультировать по вопросам покупки жилья и…

— Мы можем обсудить это позже, — прошептала Джанет, тронутая его великодушием, и решительно поцеловала Дэвида в губы. — Я тоже должна тебе кое-что сказать. Я люблю тебя, Дэвид Патрик Уильямс, и не могу представить лучшего мужа для себя и отца для наших детей.

Я очень-очень хочу стать твоей женой.

Дэвид снова заключил Джанет в объятия и прильнул к ее губам. Потом, когда оба начали задыхаться от нехватки воздуха, он оторвался от Джанет и, заглянув ей в глаза, пробормотал счастливо:

— Ух ты!

Джанет никогда не забудет того момента, когда впервые увидела свою маленькую девочку, никогда не забудет выражения лица Дэвида, взявшего крошку на руки, его сияющие любовью глаза. Он в тот же день оформил документы, дав девочке свою фамилию, и теперь она была Мэри-Линда Уильямс, законная дочь Дэвида Патрика Уильямса и Джанет Андерсон.

Когда Джанет выписывалась из больницы, в вестибюле ее ждал сюрприз: кроме Мэри, она увидела всю свою семью — мать, отца и трех братьев. Они шумной толпой бросились к ней, каждый норовил заглянуть в розовый конверт с новорожденной крохой, который бережно держал Дэвид.

— Мы с Линдой глубоко тронуты, что вы назвали ее Мэри-Линда, — затараторила Мэри, принимая девочку из рук сына.

— Мы хотели, чтобы дочка всегда помнила, как зовут ее дорогих бабушек, — сказал Дэвид. — Скажи лучше, как ты себя чувствуешь в роли бабушки, мама?

— Словами этого не описать! — отозвалась Мэри и нежно прижала сверток с ребенком к груди. — Как жаль, Дэвид, что вы все же решили уехать из Сакраменто, — посетовала она и сразу погрустнела. — Не знаю, как смогу жить вдали от милой Мэри-Линды и не видеть, как она растет.

— Мы решили остаться, мама, — заявил Дэвид.

Последовала продолжительная пауза. Мэри обвела всех недоверчивым взглядом, ее глаза увлажнились.

— Они решили остаться, — подтвердила Линда и улыбнулась.

— Я полагала, что ты тоскуешь по дому, — обратилась Мэри к Джанет.

— Тосковала раньше, потому что чувствовала себя одинокой в большом городе. Но теперь у меня здесь есть семья; дочь и муж, свекровь, в конце концов. Разве не это главное в жизни женщины? Чувствовать свою принадлежность к крепкой, дружной семье. Вместе радоваться и печалиться, и стоять друг за друга горой.

— А как же твои родители?

— Мы все понимаем, — ответила за дочь Линда. — В Сакраменто у них гораздо больше возможностей, да и Дэвиду не придется бросать любимую работу. К тому же у нас есть сыновья, а у тебя, дорогая Мэри, никого не останется, если они уедут.

— Спасибо, мои родные. Я вас всех очень люблю. — Мэри прослезилась. — А теперь едем ко мне. Я заказала лимузин.

— Почему к тебе, мама? — удивился Дэвид.

— Все вопросы потом.

Когда все расселись в просторной гостиной, Мэри призвала собрание к вниманию.

— А теперь разрешите вам представить, — она сделала выразительную паузу и театрально взмахнула рукой в сторону двери, — моего мужа.

В гостиную в абсолютной тишине вошел высокий красивый седой господин.

— Знакомьтесь, мистер Ричард Твейн! — объявила Мэри.

— Я же говорил, что мы еще встретимся, сынок, — обратился Ричард к Дэвиду. — Может, у тебя наконец найдется время заключить наш договор?

Примечания

1

подлива (англ.). Здесь и далее прим, переводчика.

2

многоэтажное строение с рядами разнообразных магазинов под одной крышей.

3

место, где хранится золотой запас США.


home | my bookshelf | | Тайная женитьба |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу