Book: Тень великого канцлера



Тень великого канцлера

Владимир ПУЧКОВ

ТЕНЬ ВЕЛИКОГО КАНЦЛЕРА

1.

Кабинет Святогора был огромен. Могучие балки поддерживали сводчатый потолок. Вдоль стены стояли стеллажи, битком набитые рукописями, почерневшими от времени книгами и огромными, в зеленых медных окладах инкунабулами.

Богатыри остановились перед открытой дверью. Капитан богатырской дружины что-то писал за длинным дубовым столом. Время от времени Святогор морщился, подпирал щеку языком и беззвучно шевелил губами. Наконец он оторвался от своего занятия и поднял голову. Лицо его просветлело:

– А, богатыри! Герои! Рад, сердечно рад видеть вас в добром здравии. Наслышан о ваших подвигах, да…

Он встал, выпрямился во весь рост, и огромная горница тотчас показалась малой светелкой. Могучий богатырь едва не доставал головой до потолка.

– Ну, что замерли? Проходите! – Святогор ловким движением фокусника раскатал на столе карту, добродушно усмехнулся в усы: – Давай, давай, не чинись, али вдруг оробели? Что-то на вас не похоже! Али нового дела испугались? Так и не мудрено! Это вам не по Кумарии бегать и демонам челюсти сворачивать. Тут Европа, мать ее за ногу! Культура! Разных стран понапихано, как тараканов в…

– Где? – неожиданно заинтересовался Илья Муромец, и усы у него вытянулись вперед, словно ощупывая насыщенное тревогой пространство.

– Что где? – Святогор уставился на Илью чистым, детским взглядом. Яромир понял: великий богатырь напрочь забыл только что сказанную фразу.

– Прошу прощения, – Алеша Попович деликатно откашлялся. – Ваше сиятельство! Вы говорили о тараканах.

– О чем?! – Святогор побагровел. – Мальчишки! Вам бы только шутки шутить! Тут, понимаешь, государственное дело, а они зубы скалят. Тараканов им подавай! А ну, дубовые лбы! Смотреть сюда и слушать!

– А…

– Отставить! – рявкнул Святогор. – Смиррна! Сюда смотреть!

Богатыри склонились над столом. Яромир уставился на разноцветную карту и не смог удержаться от восклицания:

– Это ж надо, красота, какая!

– А то! – смягчился Святогор. – Это вам не дубиной махать. Сию карту аглицкий рисовальщик, считай, год выписывал, светлая ему память!

Илья Муромец растроганно засопел:

– Небось, надорвался, рисуючи!

– Да нет, – отмахнулся Святогор. – Он, как деньги получил, затесался в трактир. Засиделся, припозднился малость. Ну, его на полпути к гостинице и схарчили.

– Упыри? – нахмурился Добрыня.

– А кто же еще? Да какие-то злодеручие попались, все съели, даже башмаки схрумкали, только пуговицы остались. По пуговицам и опознали.

– Ну, попался бы мне этот упырь! – Яромир сжал кулаки. – Я бы его в пыль! В муку!

– Все! Не будем отвлекаться! – Святогор снова посуровел. – Задание перед вами архисложное. Поймать Кощеева братца – это вам не Жужу прищучить. Та еще сволочь, старый колдун… Опять же наверняка сменил имя, обзавелся фальшивым паспортом.

Яромир раскрыл уже было рот, чтобы спросить, что такое паспорт, но Илья вовремя ткнул его в бок, и деревенский богатырь смущенно потупился. Многое для него в городской жизни было чудно и непонятно. Вот, к примеру, зачем паспорта, если по роже и так видно, разбойник ты или добрый молодец? А паспорт – что? Бумажка. Выходит, выправи атаман Жужа паспорт – и станет вроде как честный человек. Нет, что-то тут не так, решил про себя Яромир, но спорить не стал.

Вам, главное, не сбиться с пути, – продолжал поучать Святогор. – Британия-то она вон где, – он ткнул толстым пальцем в верхний угол карты. – На острове. А остров сей, окружен рекой по имени океан.

– А как же мы через океан-то переберемся? – испугался Яромир. Святогор молча уставился на него и начал есть глазами, постепенно наливаясь гневом. За деревенского богатыря поспешил вступиться Алеша Попович:

– Там по морю ходит паровоз!

– Пароезд на огнедышащей тяге! – щегольнул своей эрудицией Илья.

– Все правильно, – кивнул Святогор, – это не проблема. Там заливчик узкий, верст тридцать всего. Я его в юности на спор переплывал, – неожиданно размечтался он. – Вот были времена! А только на берег ступил – дракон! Он там, у англов, вроде таможенника служил, а я сгоряча не разобрался и ему по морде!

– А дальше-то что? – заинтересовались все.

– Что, что, ясно что! – снова рассердился Святогор. – Не отвлекайте, а то никогда не кончим. Вам, значит, главное – добраться до океана. А вот это проблема. Идти-то придется через Биварию! Во-от аккурат по этой дорожке. А там сейчас времена лихие. Местные бароны лютуют, опять же нечисть по ночам шастает. А чтобы до Биварии добраться, нужно сначала через Карпаты перевалить. И там своя закавыка. Местный упырь граф Дракоша всех жителей затерроризировал! Вам бы, конечно, сторонкой обойти, да не удастся. Вот. Ну, а дальше попадаете во Франкмасонию. Там, конечно, потише, народ покультурней, но тут другая беда… – Святогор замолчал, глаза его влажно блеснули.

– Какая? – насупился Илья. – Мы это, ихних чертей не признаем. У нас свои есть. Чего нам бояться?

– Баб! – простонал Святогор, прикрыв глаза. – Уж больно там девки хороши!

– А не девки? – деловито поинтересовался Муромец. – Ну, я имею в виду тех, что постарше.

– Еще лучше! – выдохнул Святогор и перевел разговор на другую тему. – Н-да… Вы, как в Британию приплывете, так найдите херцога Букингема. Это наш человек, он вам поможет.

– Это что еще за рыба такая, Букингем? – не выдержал Яромир. – Опять кумарин, что ли?

– Почему кумарин? Свой мужик, из Суждаля, – ответил Святогор.

– Слава тебе господи! – бухнул Яромир. В кабинете на мгновение повисла удивленная тишина, затем грянул громовой хохот.

– Это почему же? – отсмеявшись, спросил Святогор.

– До страсти кумарцы надоели! – вздохнул Яромир.

– Они ему на базаре вчера кислых яблок навешали, – с улыбкой пояснил Добрыня.

– Ну, тогда ясно, – усмехнулся Святогор. – Так вот, херцог Букингем – наш резидент. Но это, сами понимаете, государственная тайна. Придете к нему, он вам поможет. По сведениям разведки, Кощеев брат обитает в Скотланских горах, возле Лохнесского озера.

– Значит, он – лох! – простодушно заметил Илья.

– Это почему?

– Да разве серьезный человек будет жить у такого озера?

– А вот вы и убедитесь, насколько он серьезен. Ваша задача – найти яйцо Кощеева братца. По предварительным данным, оно в драконе.

Яромир снова удивился:

– А сам-то колдун, что, без… Илья немедленно ткнул его в бок.

– Потом объясню, – шепнул он, – ты слушай!

– Самого колдуна велено изловить и доставить. Теперь все ясно?

– Так точно! – гаркнули богатыри.

– Ну а коли ясно, пойдемте в бухгалтерию, командировочные оформим. Там ведь, в Европах, рубли не ходят, все больше гульдены и дублоны!

Мы гуляли, гой-еси,

Вдоль по матушке-Руси!

А теперь спешим в Европу,

Чтоб надрать Кощею…

– Уши! – громовым голосом гаркнул Святогор и сплюнул через левое плечо. – Только уши, господа, и ничего, кроме ушей!

Едва богатыри вышли за дверь, как в проеме между стеллажами открылась потайная ниша, и маленькая серая тень метнулась к столу. Увидев карту, тень удовлетворенно хмыкнула, затем скатала ее в рулон и на цыпочках вернулась обратно. Через секунду ниша закрылась, словно ее и не было. На пустом столе остался только красный карандаш, которым Святогор прочерчивал богатырский маршрут.

2.

Дормидонт, Великий князь Лодимерский, сидел на широком подоконнике в своей светлице и навершием царского жезла колол грецкие орехи. Время от времени он смотрел в окно и широко, со слезой, зевал. Терем выходил окнами на широкий княжеский пруд. Темная вода у противоположного берега заросла зеленой ряской. Над берегом склонились ивы, опустив тонкие ветви прямо в воду. На бревенчатом плоту какая-то баба полоскала белье. Она с оттяжкой била тяжелым вальком по широченным мужицким порткам и приговаривала:

– Вот тебе, змей подколодный! Вот тебе, пьяница! Вот тебе, охальник!

Удары были такие увесистые, что, если бы по щучьему велению в них неожиданно оказался тот самый охальник и пьяница, он мигом бы лишился всех своих мужских недостатков и вынес бы из этой битвы только одни достоинства.

Такое проявление чувств невольно заставило Дормидонта встрепенуться. Он даже перестал зевать. А когда на мостках появилась статная девица, так и вовсе затаил дыхание. Девица подошла к краю плота и оглянулась на княжеские окна. Дормидонт мгновенно слетел с подоконника, стукнулся лбом о бревно, присел, затаив дыхание. Тут ему пришло в голову, что царская корона может его выдать. Он стащил ее с головы и осторожно положил на пол.

Тем временем девица, убедившись, что никто ее не видит, стянула с себя сначала сарафан, затем рубаху и осталась в чем мать родила. Дормидонт так и замер. Из полураскрытого рта вывалился кусочек непрожеванного ореха. Девушка была страсть как хороша! Дормидонт глядел на нее, мечтая только об одном – чтобы она повернулась. Девица повернулась, подставляя солнцу все свои прелести, затем сладко потянулась и, подняв тучу брызг, бросилась в воду.

– Танька, засранка! Нашла место, где купаться! – взвыла баба. – Всю воду перебаламутила. Вот я тебя вальком-то!

Но девица не слышала, она уже была на середине пруда. Дормидонт сидел на полу, тщетно пытаясь восстановить дыхание. Вот так красавица! Ну, прямо прынцесса из сказки! А моя-то корова, какова? Ни кожи, ни рожи, даром, что боярского рода! Да ладно – рожа! Ночью-то толком и не видно, какова она. Хоть бы огонечек в нутре был! А то ни соку, ни темперамента, и в самом деле – корова!

– Ваше величество, что с вами? – голос прозвучал так резко и неожиданно, что Дормидонт едва не скончался на месте:

– Ф-фу, Кощей! Когда-нибудь ты меня сделаешь дураком!

Великий канцлер тонко улыбнулся. На языке у него так и вертелось острое словцо, но вместо этого Кощей вежливо поклонился, прижав к груди костлявую ладонь:

– Ваше величество, вас невозможно сделать дураком!

– Это почему же? – обиженно засопел Дормидонт, сразу заподозрив в словах Кощея скрытую обиду.

– Вы, ваше величество, – светоч разума! А светоч погасить нельзя. Кстати, а что вы там такое увидели? – Кощей подошел к окну и некоторое время стоял неподвижно. Потом его лицо начало сереть, затем зеленеть, в какой-то момент на этой зелени появились багровые пятна. Великий канцлер не выдержал, судорожно подтянул штаны и забегал по комнате. Дормидонт с надеждой выглянул в окно, но коварная Танька уже натягивала сарафан.

– Безобразие! – бормотал канцлер. – Как можно в такой обстановке решать государственные дела? Сегодня же… нет, немедленно прикажу эту Таньку доставить ко мне! Я лично влеплю ей выговор!

– Я тоже хочу влепить ей выговор! – зарумянился Дормидонт.

– Вам нельзя, ваше величество! – быстро ответил Кощей. – Жена цезаря должна быть выше подозрений.

– О-ох! – напрягся Дормидонт.

– Тем более сам цезарь, – закончил свою мысль Кощей и перевел дух. Затем, подхватив обмякшего Дормидонта под руку, он повел его к двери: – Эмир кумарский приглашает вас к себе на посиделки. Он покажет вам танец живота!

– Тьфу на него! – обозлился Дормидонт. – Это что, новое похабство? Да мне и на рожу-то его смотреть противно, а ты говоришь – танец живота!

– Вы меня не так поняли! – осклабился Кощей. – Танец будут исполнять лучшие рабыни бухарского варьете!

– А-а-а, значит, не эмир? – оживился Дормидонт. – Ну, это другое дело. Только бы матушка-царица не узнала, а то снова визгу будет…

Сопровождаемый великим канцлером, Дормидонт вышел за дверь. В открытое окно влетал свежий ветер. Он нес с собой запахи цветущего луга, щебет птиц, нестройный гомон большого города. И вдруг все словно бы стихло: замерли цветы, замолчали птицы. Тяжелая угловатая тень надвинулась на окно. Через секунду в комнате стояло странное существо в монашеском балахоне с надвинутым на лицо капюшоном. Оглядевшись, незнакомец увидел лежащую на полу корону. Рядом валялся царский жезл. Незнакомец издал какой-то странный горловой звук и бережно поднял с пола символы государственной власти.

– Дормидонтушка, ты где, у себя, что ли? – послышался за дверью женский голос. – Ку-ку! Что ты делаешь, солнышко?

Незнакомец на мгновение замер, затем метнулся к окну и словно растворился в воздухе. Дверь в комнату открылась. На пороге стояла царица. Ее лицо с сахарной улыбкой окаменело. Улыбка сменилась гримасой капризного недовольства.

– Опять ушел, идол окаянный! Ох, и тяжко мне, затворнице, ох, и ску-учно! – царица залилась слезами и побежала к себе, на женскую половину.



3.

Богатыри вышли от Святогора одновременно ублаготворенные и озабоченные. Яромир оглянулся на резную табличку «ШТАБ ДРУЖИНЫ» и сладко вздохнул:

– Никогда у меня столько денег не было!

– Это же командировочные, чудило! – хмыкнул Добрыня Никитич. – С ними надо поэкономней быть. А то просадишь в один раз, и запевай!

– А что запевать-то? – поинтересовался Яромир. – Я могу! Может, камаринскую?

– Да хоть «Хорст Вессель»! Вот окажешься без денег в Биварии, тогда и запоешь!

– Добрыня прав, – кивнул Алеша Попович, непонятно чему улыбаясь. – Валюту придется экономить.

– А попутный заработок? – нахмурился Илья. – Да нешто мы какого-нибудь франкмасонца тряхнуть не сможем? Не бойся, братишка! – Он положил тяжелую руку Яромиру на плечо. – Мы везде прорвемся! Мы ж богатыри, едрена вошь, а не тварь дрожащая!

Алеша Попович задумался было, чтобы возразить Илье, но в этот момент где-то недалеко бухнул колокол, послышались крики и кто-то завопил истошным голосом:

– Трево-ога! Перекрыть все ходы-выходы! Никого не пущать и не выпущать!

– Это Блудослав! – сказал Илья, сощурившись. – Ишь, как верещит сладко! Со слезой! Эх, давненько он у меня леща не зарабатывал! – Однако слова Муромца повисли в воздухе. Друзья сосредоточенно молчали и оглядывались. Наконец Алеша Попович решительно двинулся к воротам:

– Поспешим, друзья! А то, боюсь, задержимся здесь надолго!

– В самом деле! – согласился Добрыня. – Как бы нас не того… продержат за стеной до утра, ни собраться, ни выспаться!

Богатыри решительным шагом направились к воротам, но как раз в этот момент из-за угла вынырнул Блудослав с отрядом стрельцов. Увидев богатырей, он нехорошо осклабился и встал в воротах.

– И куда это мы направились? – осведомился он медовым голосом.

– Не твое собачье дело! – нахмурился Илья. – Кыш с дороги, не то голову откушу!

Однако командир стрелецкого войска не отступил, как это бывало обычно, а наоборот, даже шагнул навстречу:

– Ну, давай, попробуй! – ощерился он. – А мы так и запишем: царский-де указ нарушил, оказал сопротивление, нанес… – тут Блудослав невольно схватился за задницу и поморщился, – тяжкие телесные повреждения. Годков эдак на двадцать потянет. Боярину Матвееву как раз на строительстве БАМа колодники нужны.

– А что такое БАМ? – наивно поинтересовался Яромир.

Блудослав скосил на богатыря выпученный сердитый глаз:

– Эх ты, деревенщина! Биварско-Аглицкая магистраль – вот что такое БАМ! По нему долежансы на нутряном огне бегать будут. Так что будете окно в Европу прорубать, если ослушаетесь!

– И все-таки дам я наглецу пинка, ох, дам! – Илья уже занес было ногу для пинка, уже и Блудослав раскорячился, приготовясь, как двери штаба распахнулись, и на пороге показался Святогор:

– А-атставить потешки! Нашли время, волчья сыть! – Он сердито посмотрел на богатырей. – Хорошо, что вы не ушли. В кабинет ко мне. Немедленно. Случилось… – тут он замолчал и покосился на стрельцов. – Сейчас сюда приедет великий канцлер.

– Ну, вот и погуляли! – вздохнул Илья. А с улицы уже доносилось удушливое механическое пыхтение. Минута – и в открытые ворота влетела, окутанная клубами пара карета великого канцлера. Оглушительно свистнув, повозка на нутряном огне остановилась, щелкнули дверцы, и на землю спрыгнул Кощей. Его высокопревосходительство коротко глянул на друзей, незаметно кивнул им и, не задерживаясь, прошел в кабинет Святогора. Друзья, ничего не понимая, направились следом, сопровождаемые глумливой ухмылкой Блудослава.

Канцлер устроился за широким столом Святогора.

– Скажу сразу… – начал он. Его длинные пальцы беспокойно забегали по столу, нащупали карандаш и судорожно сжали его. Кощей сразу успокоился, словно для душевного равновесия ему не хватало именно карандаша. – Произошла очень… Повторяю, очень крупная неприятность, – он осмотрел богатырей беглым взглядом. – Надеюсь, вы понимаете, что все, что я вам сейчас скажу, является строжайшей государственной тайной. Так вот. Из государевой светлицы похищены корона и скипетр! Теперь сии символы государственной власти находятся в руках злоумышленников, и до тех пор, пока они не будут найдены, держава не может спать спокойно!

Сказав это, Кощей откинулся на спинку кресла, словно ожидая ответной реакции. И она не заставила себя ждать. Илья, до этого стоявший неподвижно с выпученными глазами, заворочался, как медведь, и неожиданно бухнул:

– Ну, так эта… пока ловят, может, новые вытесать? Петрович-то на такие дела горазд!

– А тысячелетнюю корону государей Лодимерских тем временем возложат на голову мятежного боярина Бунши? – глаза Кощея на мгновение вспыхнули хищным блеском, но тут же снова погасли. – Мы сумели вычислить похитителей. Более того, мы знаем, куда ее сейчас везут. Вот почему я уверен, что введенный в городе план «перехват» не даст результата. Теперь ваше задание, богатыри, усложняется. Вам придется не только доставить сюда колдуна, позорящего славный род Кощеев, но и пресечь на корню его гнусные замыслы. И вернуть царские святыни на родную землю! А сейчас я вам подробно объясню, что и как надо делать.

4.

Яга сидела у раскрытого окна, сквозь которое доносился нестройный лягушачий хор. Подул легкий ветерок, всколыхнул сотканные из тончайшей паутины занавески, принес запах сопревшей ольхи и березы, родной запах болота. Яга петушиной грудью вдохнула дурманящий сладковатый пар и закашлялась:

– Ахти, какая сладость! – Она откинула в сторону книжку, на которой крупными буквами было написано «женский детектив», и потянулась. И в тот же момент послышался противный, как комариный зуд, сигнал мобильника магической связи.

– Вау! Кто это звонит?! – одновременно испугалась и обрадовалась старуха и заметалась по горнице в поисках телефона. – Где она, моя мобилочка? Ау, откликнись, лягушечка моя!

– Туточки я! – проскрипел мобильник, выползая на тонких паучьих ножках из-под кровати. Яга схватила телефон, выточенный лешим из корня утопшей ольхи, и, не обращая внимания на сердито шевелящиеся лапки, прижала к уху.

– Ой, щекотно! – взвизгнула она через секунду, когда одна из лапок попала ей в ухо. – А ну, уймись, а то, как шваркну об пол!

– Мобила мгновенно поджала ножки и замерла.

– То-то! – проворчала Яга и тут же изобразила на лице широчайшую улыбку. – Миледи на проводе!

– Майн готт! – послышался тревожный голос собеседника. – Кто пошмель повесить на проводе такой крупни шпециалист?

– Барон! – завопила Яга вне себя от радости. – Это вы? Чертовски рада вас слышать! Никто меня не повесил, это я сама повесилась… тьфу, не то хотела сказать! Я имела в виду, что я на связи, вот!

– Значит, у вас все в порядок? – осторожно осведомился голос.

– Я, я! – пробасила старуха, от радости переходя на смесь немецкого с нижегородским. – Их бин все путем! Вот сижу, читаю руссише книжка, дас ист айн бабский детектив! Я его у лесных чертей выпросила, отдавать не хотели. Уж больно она им по сердцу пришлась!

– Это хорошо, – задумчиво произнес на том конце таинственный барон. – Это хороший идей! Чем больше такой книжка, тем больше в стране идиотов! Это надо взять на заметка. Но я вам звоню по другой вопрос. Наши агент доносят, что из Лодимера выехали три богатыря и с ними агент класса «супер» под кличкой Яромир. Они отправляются в Британии, и вы прекрасно знайт для чего!

– Небось хотят Кощеева брательника взять на цугундер! – мстительно обрадовалась Яга. – Давно пора навалять ему горяченьких! Он, сволочь, опрошлый год у меня пудовичок каленых орехов свистнул, да не простых, а заговоренных. Одна радость, что без – зубов останется!

Миледи! – барон терпеливо выждал паузу и продолжил: – Ваш отношений с Кощеем нумер цвай – это ваш личный дело. У меня он тоже в свое фремя украл кошелек, но это есть болезнь, это есть клептомании. Для нас он важен как фременный союзник, ферштеен зи?

– Ферштеен, – проворчала Яга. – Ну и что мне делать?

– Ви не забиль о нашем беседа? Я нашель в Виварий лючи пластически вратч! Я показал ему фотографий с ваш морда, и он согласен на операций! Он сделать из вас перви красавиц! Накачать силиконом ваш грудь и задниц!

– О-о! – простонала шепотом Яга и провела сухонькой ладошкой по плоскому заду. – Барон, я готова действовать! Что мне надо делать?

Выслушав все указания барона фон дер Шнапса, Яга почесала заросший щетиною подбородок и задумалась. Бывший полномочный посол Биварии матерый шпион фон дер Шнапс был человеком серьезным. Такого не объегоришь. И силы за ним стоят нешуточные. Это вам не кощеевский братец! Тот, хоть и колдун, и силу имеет немалую, а все одно – вор и пьяница! Сколько лет провел в лагерях для магов-рецидивистов, а так ничему и не научился. Вот использует его фон дер Шнапс для своих целей – и выбросит, как выпитое яйцо! Нет, у нее, Яги, цель другая. Изменить внешность и переехать в Британию. Да что там в Британию? В Париж! Там, говорят, каждый день балы да танцы, а какие кавалеры… нашим не чета! Тамошние вампиры все больше графы да князья. Даже сам король, говорят, украдкой подсасывает!

Яга мечтательно закатила глаза. Она добьется своего! Станет настоящей миледи! А барон поможет с документами. Тут, главное, денег не жалеть. Деньги, они все могут! И если на пути встанут какие-то там богатыри, то им же хуже, хотя… было бы хорошо, если бы они успели снести башку Кощееву братцу! Чтобы знал, гад, как орехи воровать каленые, заговоренные! А, кстати, что такое – фотография? И как это ее морда на ней оказалась? Яга хотела было позвонить немцу, чтобы немедленно прояснить этот загадочный факт, но подумала и махнула рукой. Денежки-то за магическую связь снимаются немалые, а нужно еще обзвонить всю лесную нечисть и самому дракону Груне тоже сделать звоночек. Груня-то на редкость бестолков. Пока ему объяснишь, что к чему, рубликов сто ухлопаешь. Яга вздохнула и стала собираться в дорогу.

5.

Яромир поднялся во весь рост, закатил глаза и воздел руку. Словом, как мог, изобразил поэтическое вдохновение. Богатыри разом навострили уши. Яромировы частушки казались им верхом совершенства.

Жил на свете рыцарь бедный,

Был румян, как маков цвет,

А упырь худой и бледный

Семенил ему вослед!

– с надрывом продекламировал Яромир. Прежде чем продолжить трагическую историю о рыцаре и упыре, он на мгновение замолчал и окинул взглядом друзей. На Илью Муромца художественное слово всегда производило тяжелое впечатление: он вздыхал, смахивал крупную слезу и кусал богатырский ус. На этот раз Илья успел только вздохнуть. Слеза,' уже готовая вот-вот показаться, так и не показалась. В дверь постучали.

– Кого это черти несут? – обиженно рявкнул Илья, нехотя вставая со стула. – Вот всегда так! Только начнешь культурно развиваться, как – бац!..

– И вторая смена, – хохотнул Добрыня. – Пора в караул идти.

– Да какой караул, если мы ехать собираемся? – удивился Илья.

Добрыня и Алеша Попович покатились со смеху:

– Илья, а ты ведь совсем шуток не понимаешь!

– А вам бы все балагурить! Там рыцарь, понимаешь, молодой, бледный… А за ним голодный упырь! Вам, может, и смешно, а мне жалко.

– Кого, упыря? – продолжал прикалываться Добрыня. Муромец обиженно засопел, сверкнул глазом, но не ответил. Звук повторился. Это был настойчивый и нахальный стук.

– Может, упырь и стучит, легок на помине? – Яромир немедленно обозлился, надел на правую руку бронированную перчатку и шагнул к двери.

– Эй! Вы, что ль, богатыри? – донеслось до них с улицы. – Открывай давай! Эта… того… карета подана! – голос был хриплый, пропитой и даже прокуренный. Этот новый порок принесли на Русь сластолюбивые кумарцы. Сам же Яромир табака не любил и курильщиков ненавидел. Ну кто, скажите, вдыхает и выдыхает дым? Знамо, черти или драконы разные. Ифриты, вот. А человек не шайтан, у него дыхание легкое. Поэтому, заслышав прокуренный голос, Яромир не колебался ни минуты: распахнул дверь, схватил стоящего на пороге мужика и легонько стукнул о стенку. Для трезвости. После того как из него вышел дурной дух, незнакомец размяк и, крякнув, уставился на богатырей преданными глазами.

– Ты кто еси, упырь али оборотень? – ласково осведомился Илья, разминая пальцы. Мужик все еще покряхтывал и молчал, словно собирался с мыслями.

– Не, на упыря не похож! – возразил Яромир. – У тех морда гладкая, как у немцев, а у этого бородища!

– Ты, Яромирка, просто не в курсе, – усмехнулся Илья. – Я как-то упыря прищучил с бородищей, как у боярина Матвеева! – Так я ему эту бороду с корнем оторвал! – мечтательно прищурился Муромец. – Да… – он пристально посмотрел на незнакомца и улыбнулся: – Вот мы тебя сейчас, дядя, и проверим на вшивость!

Он вытащил из кармана головку чеснока величиной с кулак и отломил дольку:

– На-ко, скушай!

Мужик дикими глазами уставился на чеснок и замотал косматой головой:

– Не бу…

– Если «не бу», так я тебя пришибу! – ласково передразнил его Муромец. – Кушай, волчья сыть, не доводи до греха!

Мужик скрипнул зубами и тфинялся жевать чеснок. На глазах у него выступили слезы, на лбу появилась испарина. Тем не менее он сжевал всю дольку и, коротко пискнув, проглотил.

– У меня чеснок зверский! – похвалился Илья. – Кого хошь проберет до нутра! На-ко еще!

Мужик задергался, хотел что-то сказать, но вместо слов из него вылетело неразборчивое чириканье, наподобие воробьиного.

– Ишь ты, – удивился Илья Муромец. – Не по-нашему лопочет! Ну, поговорил, и будя. Ешь.

Перемежая угрозами прибаутки, Муромец скормил мужику всю головку. Глаза у незнакомца вылезли из орбит. Изо рта при каждом выдохе стали вырываться язычки голубоватого пламени. Илья призадумался:

– М-да! Может, я переборщил немного? Столько зараз и для меня чересчур!

Друзья, как зачарованные, смотрели на всю эту процедуру. Они уже привыкли к приколам Муромца, но тут даже им стало не по себе.

– А если он, не ровен час, окочурится? – пробормотал Добрыня. – Надо бы ему, того, запить дать!

– Точно! – обрадовался Яромир. – Есть у меня фляжка с крепким медицинским спиритусом. Я его в аптеке специально купил, раны промывать… и так, на всякий случай.

– Это когда утром голова трешшит! – догадался Добрыня.

– Ну что ж, доброе средство, – Алеша Попович тонко улыбнулся.

Яромир нацедил полную кружку спиритуса, вытащил из шкафа банку с красным порошком и щедро сыпанул в кружку.

– Перец! – пояснил он. – Перец со спиритусом сразу приводят в разум.

Он сунул мужику кружку:

– Пей, легче станет!

– Это как дубиной по голове? – осклабился Муромец. – Добре!

Мужик благодарными глазами глянул на друзей и залпом опрокинул кружку.

– Ну вот, сейчас отпустит! – пробормотал молодой витязь.

– Или совсем заберет, – добавил Алеша Попович. Однако произошло нечто иное.

Внутри мужика послышался странный скрип, словно все кости разом пришли в движение. Затем, не отрывая от Яромира внимательных глаз, мужик закрутился в жгут, потом раскрутился обратно и пошел плясать по горнице вприсядку, выписывая такие коленца, какие не снились самому задорному скомороху.

– Ишь, скачет, аки дух какой! – удивился Илья, уворачиваясь от кружащего по горнице бородача. – Так ведь и зашибет ненароком!

Мужик сердито жужжал, щелкал и носился, натыкаясь на стены, как огромный майский жук. В конце концов он налетел на Яромира, въехал ему головой в живот; богатырь охнул и отвесил мужику подзатыльник. Последнее снадобье оказалось самым действенным. Бородача унесло прямо на кровать. Он судорожно вздохнул и захрапел с гнусным собачьим прискулом.

– Притих! – обрадовался Муромец. – Отплясался. А ну-ка, братцы, посмотрим, что это за птица? – он перевернул мужика на спину и умело обшарил все карманы.

– Пусто! – разочарованно протянул он. – Э, нет! Вот тут что-то есть. – Он отогнул подкладку кафтана и вытащил сложенную пополам грамоту. На грамоте крупными золотыми буквами было выведено: «АУС-ВАЙС».

– Ба! Да тут не по-нашенски! – ахнул Илья. – Ну-ка, Алешка, ты ж немецкую мову разумеешь? Переведи!

Польщенный Попович покраснел от удовольствия, взял грамоту и прочел:

– «Удостоверение агента тайной канцелярии королевства Бивария. Сей бумагой удостоверяется личность графа Рокфора в том, что он является секретным агентом вышеупомянутой канцелярии и наделен чрезвычайными полномочиями. И. о. госсекретаря фон дер Шнапс».

– Вот так водитель-кочегар! – пробормотал Илья, разглядывая иноземную грамоту. – Ишь ты, важная птица! Агент, значит. Ну и куды занесло тебя, дедушка?

Дедушка не отвечал, развалив мохнатую пасть и дыша перегаром.

– Постойте, братцы! – Яромир, все это время разглядывавший мужика, сделал шаг назад. – А ведь я его видел, точно вам говорю, – он еще раз вгляделся в нахальную физиономию. – Все! Вспомнил! Он Миледю, в смысле – Ягу, на самодвижущейся карете подвозил. В Суждале это было! Там она с этим, бароном…

– Фон дер Шнапсом, – подсказал всезнающий Алеша Попович.



– Верно! – выдохнул Яромир. – Они тогда наследника задумали украсть!

Богатыри напряженно засопели.

– Ты ничего не напутал? – спросил Добрыня.

– Ничего!

– Нда, такую рожу не забудешь! – согласился Илья. – Ну, а к нам-то он зачем приперся?

– Это заговор, господа! – сказал Алеша Попович. – Колдунья что-то опять замышляет. Но на этот раз, похоже, против…

– Яромирки! – гаркнул Муромец.

– Нет, – покачал головой Попович, – против всех нас!

– Так его что, пришибить, что ли? – озадачился Яромир. Алеша Попович покачал головой, аккуратно сложил грамоту и вернул на место:

– Если мы его пришибем, Миледя поймет, что ее замысел не удался, и станет гадить из-за угла. Сделаем вид, что мы клюнули на ее удочку. А кстати, кто заказывал карету?

Друзья переглянулись. Никто не заказывал!

– Странно…

Яромиру это тоже показалось странным и подозрительным. Что за карета? Откуда? Задание настолько секретное, что Кощей строго-настрого запретил им отправляться днем. Только ночью. Даже грамоту особую дал. Так и называется: «Кромешная подорожная». С такой бумагой все пути открыты! А тут, выходит, и Миледя в курсе, и этот проклятый Рокфор! Ну что ж, зато и мы теперь в курсе, что они в курсе! А если пришибить настырную парочку, в самом деле!

– Эй, мужик! – Яромир сгреб храпящего Рокфора за шкирку и приподнял над кроватью:

– А ну, говори, зачем пришел!

– Пуркуа па? – проворковал мужик, не разлепляя глаз, и сладострастно вывалил язык.

– Тьфу ты, гадость какая! – обозлился Яромир. – Ну-ка, Илья, дай чесноку!

– Нет! – мгновенно пришел в себя мужик и обвис с руке Яромира. – Я на службе! Мне нельзя!

– И у кого ты, дедушка, на службе? – хищно осведомился Илья.

– У его высокопревосходительства, великого канцлера! – гаркнул мужик. – Водитель-кочегар Пахом, спецгараж номер девять. Послан доставить вас до места назначения!

Яромир испытал жгучее желание немедленно выбить агенту зубы, но только вздохнул и откашлялся:

– Ну, тогда веди нас, дедушка, к своей карете!

– А почему вы меня называете дедушкой? – неожиданно обиделся Пахом. – Я мужчина в полном расцвете сил!

– Дедушка, дедушка! – поправил его Яромир и саданул мужика о бревенчатую стену.

– Квак! – произнес Пахом, попытался подняться, но схватился за поясницу и встал на четвереньки.

– Вот теперя – точно дед! – обрадовался Илья и выпихнул мужика за дверь. – Иди, заводи свою тачку!

Пахом кубарем прокатился по земле, вспахал носом свежую травку, вскочил и, кренясь на правый бок, бросился к карете.

Друзья вышли из терема в густую пахучую темь. Высоко в небе висел тонкий серпик луны. Оглушительно гремели кузнечики. Этот стрекот рассыпался повсюду и, казалось, блестел в воздухе, как мелкая морозная пыль. На другой стороне улицы стояла самодвижущаяся карета, из высокой трубы струйкой поднимался белесый дымок. Очевидно, Пахом уже развел пары.

– Карета Миледи! – ахнул Яромир. – Точно, она!

– Вот и прокатимся! – прогудел Илья. – С ветерком! Эх, ни разу на пароездах не катался! – Он сделал шаг вперед и остановился. В карете шумно завозились, послышался жалобный писк и вслед за этим сосредоточенное, вдумчивое хрумканье. Впрочем, хрумканье продолжалось недолго.

– Чеснока, гад, нажрался! – завопил кто-то истошным голосом. – Все, братцы, каюк!

Вслед за этим дверца повозки распахнулась, из темного нутра вывалились два дымящихся вампира и ломанулись в ближайшие кусты. Яромир озабоченно заглянул внутрь. На сиденье лежал и охал дед Пахом.

– Совсем ногу отъели упыри проклятые! – стонал он, ухватившись руками за прокушенный сапог. – Ох, матушки, сил моих нет! Ох, больно!

– Ну, что он там? – поинтересовался Илья.

– А его упыри за ногу тяпнули! – радостно доложил Яромир. – Это ты хорошо придумал, что чесноком его накормил. Иначе бы схарчили вчистую!

– А по мне, хоть бы и схарчили, – нахмурился Муромец. – А ну, волчья сыть, кончай притворяться, иначе в котел засуну! – прикрикнул он на Пахома.

Яромир принял слова Муромца за красивую поэтическую метафору, но, заглянув в глубь кареты, и в самом деле узрел котел, светящийся таинственным малиновым светом.

– Так он туда не поместится, – усомнился Яромир.

– Утрамбую! – мрачно пообещал Илья. Яромир тут же перестал сомневаться. Пахом тоже. Он сел на сиденье, жалобно приподнял одну ногу, потом другую.

– Вот! Один сапог начисто сожрали, другой прокусили. Вместе с ногой!

– Самого не съели, и ладно! – вконец рассердился Илья. – Давай, заводи свою колымагу, поехали!

Через пять минут карета окуталась дымом и, гремя, как пустая бадья, покатилась к городским воротам.

Возле ворот, как всегда, тусовались стрельцы. Чадили дымные факелы, в железной плошке догорали дрова. Мрачный кумарский повар, ревниво подрагивая усами, принюхивался к дыму:

– Мало дрова! Шашлик савсэм блэдный будет. Нада еще полешка! – Он подбросил в огонь пару поленьев и запрыгал, раздувая огонь. Стрелец, посверкивая булатной полонежской саблей, стругал на мелкие кусочки знатного индюка. Рядом на скамейке сидел Блудослав и, жадно затягиваясь, курил свернутую из папира цигарку. Увидев вынырнувшую из темноты карету, он испугался, просыпал тлеющий табак себе в голенище и, матерясь, стал изображать бег на месте.

– Карета его высокопревосходительства! – гаркнул кочегар Пахом, высунувшись из окна, и тут же получил по зубам.

– Врешь, собака! У его превосходительства другие номера!

– Вяжи его, братцы, это разбойник Жужа!

Богатыри поняли, что пора вмешаться. Илья пинком высадил дверь кареты и спрыгнул на землю. При виде богатыря стрельцы попытались слиться с темнотой. На слабо освещенном пятачке остались только кумарский повар и Блудослав. Кумарец мгновенно понял, что надо делать. С непостижимой ловкостью он нанизал мясо на шампуры и положил на угли. Повалил удушливый дым, запах горелого жира коснулся ноздрей богатыря. Огромный кулак, вознесенный над Блудославом, дрогнул, но не опустился. Илья Муромец повернулся к повару:

– Это что, мясо? Небось опять собачатина?

Кумарин расцвел, словно встреча с богатырями была мечтой всей его жизни:

– Зачем абижаешь, дарагой! Эксклюзивный индейка! Сматри, какой крылышко! Персик, а не крылышко! Скушай, дарагой, нэ обижай! Дэдушкой клянусь, лючи меня шашлик никто не жарит!

– А вот мы проверим! – все еще насупившись, пообещал Илья и взял все четыре шампура сразу. Три отдал друзьям, один оставил себе. Богатыри дружно захрустели плохо прожаренной индейкой. Кумарец обреченно уставился на Илью. Но богатырь неожиданно улыбнулся, расправил усы и погладил повара по гладко выбритой шишковатой голове:

– Как тебя зовут? Вася?

– Я нэ Вася, я Эдик! – скромно потупился кумарин.

– Молодец, Эдик, вот тебе богатырский пряник! – Муромец вынул из-за пазухи печатный пряник и протянул его повару. – Отведай нашего, тоже небось понравится!

Печатный пряник перекочевал в мохнатую лапку Эдика. Эдик уставился на произведение кулинарного искусства, не зная, что с ним делать.

– Да ты отведай, не бойся! – ласково посоветовал Илья. Кумарин вздохнул, расправил усы, чтоб не мешали, сунул пряник в рот и сомкнул челюсти. Послышался хруст. Кумарин вытаращил глаза, вынул пряник и внимательно осмотрел его. Из пряника торчали четыре длинных кумарских зуба.

– Вай! – прошептал Эдик, ощупывая пальцем оставшиеся обломки. – Бахыт компот?

– Кергуду! – сурово поправил его Илья. – Это тебе на память о встрече. Чтоб не забывал, значит. А насчет зубов не расстраивайся. Найдешь Петровича, он тебе стальные вставит. Вот тебе золотой!

– С этими словами Илья сунул Эдику большой багдадский динар и повернулся к Блудославу:

– А ты что замер, али не знаешь, что по государевым делам едем? А ну, открывай ворота!

– А вот фигушки! – прохрипел Блудослав, пытаясь привести в движение онемевшие от страха ноги. – А может, вы вороги окаянные? Может, оборотни лихие? Где подорожная грамота? Муромцу стало обидно:

– Не веришь, значит. Пацаны, он нам не верит!

– Может, сыграем? – Добрыня вылез из кареты, разминая могучие плечи. Вслед за ним показались Яромир и Алеша Попович.

– Значит, грамоту тебе? – продолжал наседать на командира стрельцов Илья Муромец. – Вот тебе грамота! – он поднес к носу Блудослава огромный кукиш. – Такой видел?

– Нет! – честно признался Блудослав.

– Ну, так и не смотри, а то сна лишишься, – Илья легонько развернул Блудослава вокруг своей оси. – Присядь-ка, а то, боюсь, плохо будет.

– Грамоту! – прохрипел Блудослав, но тем не менее послушно раскорячился. – Я буду жаловаться Коще…

– Шмяк! – это сапог Ильи поддел командира стрельцов под седалище и перекинул его Яромиру. Яромир принял передачу головой, посылая Блудослава Алеше Поповичу и Добрыне. Два богатырских сапога взлетели одновременно, принимая пас и отправляя Блудослава в сторону ворот. Со скоростью пушечного ядра командир стрельцов ударился в воротные створки, распахнул их и улетел в темноту. В следующую секунду послышался мокрый шлепок, кто-то завизжал тонким старушечьим голосом, кто-то сочно выматерился, и все стихло.

– Через пару минут Блудослав вернулся. Он шел, осторожно передвигая ногами и обеими руками держась за мягкое место.

– Ироды! – произнес он с невыразимым упреком. – Из-за вас какую-то бабку пришиб!

– Ну что, нужна грамота? – сурово спросил Илья.

– Все равно нужна! – набычился Блудослав.

– Наш человек! – оттаял Илья. – Ну, так вот тебе грамота, читай! – он сунул под нос Блудославу «Кромешную подорожную». Тот зашевелил губами, с трудом постигая написанное.

– Порядок! – наконец шепнул он и лег пластом.

– А я что говорил? – Илья Муромец пожал плечами. – Поехали, братцы! А ты, Пахом, это… смотри, там какая-то бабка лежит. Не задави ее дополнительно! Старушку и так, видать, прибили!

6.

Дормидонт, Великий князь Лодимерский, лежал на лавке, скрестив на груди пухлые ручки и задрав кверху пшеничную бороду. Короткое пламя свечи бросало на Дормидонта дрожащий трагический свет. На полу лежала здоровенная книжища в кожаном переплете. Толстые страницы дыбились и распирали книжку изнутри, словно населяющие ее герои хотели вырваться на свободу. В тереме было тихо, только издалека, с верхнего яруса доносились неразборчивое девичье бормотание и чей-то восторженный бас: «Это чей такой животик? А ножка чья? А это что у нас такое, черненькое…»

За дверью послышались вкрадчивые, подхалимские шаги, и через минуту в горницу заглянула завитая голова с круглыми глупыми глазами и по-лакейски загнутыми вверх усиками. Голова сладостно улыбнулась и паточным голосом произнесла:

– А не желает ли ваше величество отведать рахат-лукумчика? А шакир-чурекчиков не хочет ли откушать? Есть бухалово из Бухарин – по-ихнему шербет!

С минуту голова вслушивалась и вглядывалась в полутьму. Обычно в ответ раздавалось: «Давай, Ульрих, тащи, да побольше!» Реже: «Уйди, сволочь, не видишь, мы с царицей заняты!» И совсем уж редко звучало загадочное: «Ты есть хто? Тварь дрожащая или право имеющий? Альзо шпрах Заратуштра!»

Каждый раз, услышав такое, лакей Ульрих на цыпочках уходил к себе в каморку, съедал от волнения весь рахат-лукум и предавался размышлениям о свойствах человеческой души.

Но сейчас ответа не последовало. Ульрих сделал шаг вперед и ахнул. Вот он, царь-надежа! Лежит, аки младенец, ручки на груди, головка задрана, и бороденка так жалобно торчит! Ульрих облился холодным потом и попятился. Захлопнул дверь, привалился к ней спиной и только тогда взвыл с паскудным надрывом, перемежая всхлипывания жеванием рахат-лукума:

– Помер царь-батюшка! Скончалси!

– Что ты мелешь, дура-лошадь?! – из темной ниши выдвинулся стрелец, дыхнул на нежного Ульриха луковым перегаром. – Спит небось государь!

– А ты сам погляди! – зашептал Ульрих. – Лежит как полено, и книжка на полу. До смерти зачитался, соколик!

Услышав такие слова, стрелец переложил бердыш в левую руку, а правой заехал Ульриху прямо в зубы:

– А вот тебе за государя, вша позорная!

Отняв у лакея рахат-лукум, стрелец заглянул в горницу. Затем осторожно прикрыл за собой дверь, вдумчиво доел восточное лакомство и бросился к Кощею.

Великий канцлер сидел за фамильным столом из черного дерева и с интересом рассматривал стоящего перед ним человека. Человек был темноволос, ростом сугубо невелик, но, видать, силен и глаза имел бойкие, словно он не книгочей-многознатец, а трактирный драчун. Человек был гладко выбрит, одет в ладное немецкое платье и башмаки имел совершенно необыкновенные: с огромными золотыми пряжками.

– Так ты и есть знаменитый Петрович? – произнес Кощей и кисло улыбнулся, словно невзначай покосившись на стоящего в сторонке лакея. Причина кислой улыбки была многосложной, не последнюю роль играло и то, что великий канцлер никому не доверял, всех и вся подозревая в предательстве. Личный лакей давно вызывал у него тихую ненависть, но лучше иметь одного старого наушника, чем двух новых.

– Между тем алхимик Петрович спокойно вынес игру в гляделки, которую устроил ему великий канцлер.

– Совершенно верно, ваше высокопревосходительство! – тонко улыбнулся ученый, словно подыгрывая канцлеру в какой-то только им двоим понятной игре. Лакей, стоящий в сторонке, забеспокоился, задвигал ушами, но на лице изобразил полное равнодушие и даже как бы отвернулся.

– Я наслышан о тебе! – Кощей сплел пальцы и кивком указал на кресло. – Присаживайся. Садиться не предлагаю… пока.

– Петрович улыбнулся, словно оценил кощеевский юмор, и сел в кресло.

– Ты вот чугун в золото превращаешь, механического мужика изобрел. А сейчас чем занимаешься?

– Изобретаю железные лучи, – коротко сказал Петрович.

– Что?! – испугался Кощей.

– Железные лучи, – повторил алхимик и пояснил: – Сии лучи глазом не видимы, но ежели такой луч направить на рыцаря в латах, то он мгновенно сварится вкрутую.

От самой идеи и оттого, что Петрович сказал это тихим, будничным голосом, у Кощея прошел мороз по коже. Он даже забыл на мгновение, зачем вызвал к себе этого многознатца.

– Неужели не жалко?

– Кого? – не понял ученый.

– Рыцарей…

– Я об этом не думал, – отмахнулся Петрович, – для меня важней красота идеи!

Кощею захотелось немедленно отправить этого умника боярину Матвееву на правеж, но он сдержал естественный и вполне понятный порыв.

– Вот что… э… Петрович. О железных лучах пока забудь. Есть дела поважнее. Ты должен выполнить срочный заказ.

Кощей на секунду замолчал, словно ожидая ответной реакции, но ее не последовало.

– Так вот, – продолжил великий канцлер, – ты должен изготовить точную копию царской короны и скипетра. И чтобы к утру сии символы государственной власти были на столе. Бери себе сколько хочешь рабочих, помощников, но исполни. Золото и самоцветы получишь из казны.

– Очевидно, Петрович все схватывал на лету. Он кивнул головой и коротко осведомился:

– Я могу вернуться к себе в лабораторию?

– Ты будешь работать здесь, в подвале! – мстительно бросил Кощей. – Все необходимое тебе доставят!

– «Ну, наконец-то можно вздохнуть спокойно, – подумал Кощей, когда чрезмерно любопытный лакей захлопнул за алхимиком дверь. – Ишь ты, железные лучи изобрел… хотя, если вдуматься, в этом что-то есть!» Он расположился поудобней в кресле и щелчком правой руки затушил все свечи, кроме одной, дежурной. Однако отдохнуть великому канцлеру не пришлось. Со всех сторон послышались топот ног, возбужденные голоса. Наконец в дверь постучали.

– Ваше высокопревосходительство!

– Что случилось?

– Ничего не случилось! Царь-батюшка помер!

– Врешь, собака!

Через минуту Кощей уже вбегал в царские хоромы.

– Все назад! – крикнул он страшным голосом, закрывая за собой дверь и оглядываясь. Дормидонт по-прежнему лежал на лавке, и бороденка торчала точно так, как сказал стрелец. «Неужели и впрямь?.. – мелькнула в голове великого канцлера страшная мысль. – Что же теперь будет с Русью? Снова смутные времена? Снова боярин Бунша со своей разноцветной революцией? Русь, куда несешься ты, дай ответ? Не дает ответа!»

Он подошел ближе, склонился надДормидонтом и невольно отпрянул назад. За всю свою долгую и беспокойную жизнь канцлер не видел покойников с румянцем на щеках. Вдобавок от царя сильно несло самогоном.

Кощей поднял руку, чтобы щелкнуть пальцами, призывая челядь, но тут Дормидонт открыл глаза и, мучительно сморщившись, простонал:

– Кощеюшка, мне бы того… лекарства!

Кощей вытащил из кармана фляжку, сделал глоток сам, шумно выдохнул и передал Дормидонту. Дормидонт, покряхтывая, принял сидячее положение, вытащил из кармана малосольный огурец, разломил и половину протянул канцлеру. Кощей послушно захрустел. Дормидонт сделал приличный глоток и прищурился:

– По какому поводу тревога?

– Да где же тревога? – удивился Кощей.

– Везде! – убежденно прошептал Дормидонт. – И вот я не выдержал. Перебрал с расстройства!

– Я вас понимаю, ваше величество, но все будет в порядке. Меры уже приняты.

– Какие меры? – удивился Дормидонт – Ты о чем?

– О символах государственной власти! – поклонился Кощей. – К утру будут готовы фальсификаты… пардон, дубликаты!

– А… это? Фигня! – твердо сказал Дормидонт. – Пле… ик… вать! Нет короны – и не надо. У меня от нее голова лысеет. Буду носить шляпу, как король франкмасонский.

Тут он хитро прищурился и поднял с пола растрепанный том:

– Быть или не быть, вот в чем загвоздка! Кощей бросил беглый взгляд на книгу и просиял:

– Так вы по этому поводу расстроились? Вам жалко бедного принца?

– Жалко! – кивнул Дормидонт. – Ты только подумай, что с ним железные лбы сделали? А короля-то как ухайдакали хитро, яду в мозги накапали!

– Ваше величество, не обращайте внимания на импортных извращенцев, у нас своих хватает!

– Извращенцев хватает, а вот Шекспьеров что-то не видно! – надулся Дормидонт.

– Вы просто не туда смотрите, ваше величество! – вздохнул Кощей. – Тут мне из тайной канцелярии стихи принесли, замечательное произведение! Там прямо так и сказано, что, мол, может собственных Платонов и быстрых разумом Невтонов земля Лодимерска рождать!

– Может, да не рождает, – не сдавался Дормидонт.

– Позвольте мне с вами не согласиться, ваше величество, – сказал Кощей. – Есть и у нас фанатики науки. Петрович, например. Он изобрел железные лучи. Если их направить на рыцаря, закованного в доспехи, тот сварится, как курица в духовке! А еще он смастерил механического мужика, который может и землю пахать, и службу нести.

– Тьфу ты, мерзость какая! – государь даже сплюнул в сердцах. – И как такая дрянь в голову приходит? У нас что, натуральных мужиков мало? Механического захотелось! А он не того, часом…

– Любитель восточных сладостей? – намекнул, ухмыляясь, Кощей.

– Во-во. Любитель. Вот ежели бы он бабу смастерил, да помягше… – тут Дормидонт мечтательно вздохнул, но тут же перевел разговор на другую тему: – Ты вот, великий канцлер, все знаешь. А скажи мне, к примеру, куда все девается? Вот мы тут сидим, полную горницу слов наговорили, а все равно пусто! Так я, слышь, думаю: а куда все ушло? Как в прорву! – Дормидонт выкатил на Кощея честные круглые глаза и замер в ожидании ответа. От этих слов у великого канцлера едва не заехал ум за разум, но он быстро нашел выход из положения:

– Ваше величество! Давайте лучше поговорим о бабах!

7.

Окутанная клубами парного дыма карета оглушительно свистнула, выскочила из ворот и мгновенно скрылась в темноте. Впрочем, далеко не уехала. Не прошло и минуты, как передние, а затем задние колеса резко подпрыгнули, словно переехали лежащее на дороге бревно, сзади кто-то оглушительно рыкнул, и все стихло.

– Стой! – испугался Яромир. – Стой, кому говорят!

Пахом дернул за рычаг, карета резко остановилась, а сидящие друг напротив друга Муромец и Добрыня громко щелкнулись лбами.

– Едриттвою в корень! – не выдержал Илья. – Ах ты, шпионская морда! Ты что делаешь?!

– Вы мне сами приказали! – перепугался Пахом.

– Приказали! – проворчал Добрыня, растирая лоб. – Я вот тебе сейчас прикажу!

– Братцы! Мы кого-то переехали!

– ДТП! – холодно констатировал Алеша Попович и высунул голову из окна, пытаясь хоть что-то разглядеть в кромешном мраке.

– А нам плевать! – злобно заявил Добрыня, все еще растирая шишку. – Нечего шляться по ночам! И вообще мы при исполнении. Поехали!

– Нет, так нечестно! – сказал Яромир. – Надо все-таки посмотреть. Может, человеку помочь надо?

Он решительно выпрыгнул из кареты и зашагал назад. Дорога в темноте светилась таинственным голубоватым светом. Разглядеть что-либо было практически невозможно, однако лежащее на дороге тело он увидел сразу. Оно напоминало разлапистую, клочковатую тень от дерева. Яромир подошел ближе и тронул тень носком сапога.

– Урр! – прорычала тень. Маленькие, но необыкновенно жилистые лапки вцепились богатырю в сапог, резко дернули на себя и крутанули вправо. Яромир на мгновение почувствовал, что лишился опоры, взмыл в воздух, попытался извернуться, как кошка, но не смог и обрушился на супостата. Что-то твердое натужно хрюкнуло и наконец обмякло.

– Братцы! – крикнул Яромир, вскакивая на ноги. – Тащите огня!

– Эй, Пахом! – крикнул Илья. – Ну-ка, спроворь огонька! Или тебе зубы выбить, тварь ползучая?

Однако никто ему не ответил. Пахом, он же тварь ползучая, он же шпионская морда, быстро понял, что к чему, и тихонько слинял в неизвестном направлении.

– И сами справимся! – пробормотал Илья, раскрыл топку, подхватил полыхающее полено и направился к Яромиру. – Ну, что тут у тебя?

Яромир указал на распластанное тело.

– Н-да! – пробормотал Илья, глядя на лежащую в пыли женщину. – Недолго мучилась старушка…

Внезапно старуха открыла желтый, совершенно кошачий глаз и уставилась на богатырей. Второй глаз, заплывший синяком, не открывался.

– Ихь вайе нихт вас золль эс бедойтен! – явственно произнесла она и вскочила на ноги.

– Миледя! – ахнул Яромир, делая шаг назад.

– Очухалась, бабушка? – вежливо осведомился Муромец. В следующее мгновение Яга дернула Илью за усы, добавила коленом в пах, а крошечным кулачком так зазвездила в ухо, что у богатыря посыпались искры из глаз. Муромец ахнул и пошел враскорячку выписывать круги. Колдунья повернулась к Яромиру:

– А ты, парень, хорош… – в голосе ее послышались уважительные нотки. – Особливо когда на меня грохнулся! Я уж и забыла, как это бывает! Может, еще повторим?

Яромир не понял, о чем говорит Яга, но уловил скрытое в словах похабство и покраснел от пяток до ушей. Колдунья, очевидно, видела в темноте не хуже, чем днем. Реакция Яромира привела ее в восторг.

– Ишь как распалился, охальник! – проворковала она. – Ну, иди сюда, пока я добрая!

Совершенно сбитый с толку Яромир сделал шаг вперед.

– Стой! – завопил Илья, наконец-то приходя в себя. – Сдурел, что ли? Она ж тебе откусит…

– Это я тебе откушу! – мстительно сказала Яга. – Что, мало? Еще добавить?

– Голову! – запоздало уточнил Муромец, вставая в борцовскую стойку. В следующую минуту послышался громкий топот, и к друзьям присоединились остальные богатыри.

– Все собрались? – обрадовалась Яга. – Вас-то мне и надо! Груня, фас!

Темнота рядом с дорогой колыхнулась, пошла волнами, и на проезжую часть выполз дракон Груня. Все три головы чудовища уставились на богатырей и глупо заморгали.

– Ну, чего замер? – не выдержала бабка. – Куси! Ату их, ату!

Груня наклонил одну из голов, поскреб лапой в затылке и едва не закопался носом в пыль, потеряв равновесие.

– Чего орешь-то? – обиделся он. – Я не глухой… А так, в натуре, будешь орать – я домой свалю!

– Грунечка! – завопилаЯга. – Миленький! Меня, старую, позорят, обесчещивают!

– Давно пора! – всеми тремя мордами ухмыльнулся Груня. – Тебя уже небось давно не того, а? Да ладно, ладно. Шутю. Кого мочить-то?

– Да ты зенки протри! Вон четыре бугая стоят!

– А? Ну, все, все, врубился.

Груня наклонил все три головы, вглядываясь в богатырей, и завопил высоким, истерически-блатным голосом:

– Ну че, пацаны? Вы че, в натуре, нарываетесь? Тут он выцепил взглядом из толпы богатырей стройного Алешу Поповича:

– Слышь, братан, закурить не найдется?

– Не курю, – мрачно ответил Алеша.

– Че? Я чей-то не понял? Ты меня чисто конкретно не уважаешь, да? Да я тебя сейчас порву в натуре!

– Заткнись, птеродактиль! – тихо сказал Попович. – Ну, что морду выставил? Здоровый, да?

– А че, не видно? – ухмыльнулась ближайшая к Поповичу голова и наклонилась еще ниже. И тут Яромир-не выдержал. Он подскочил к Груне вплотную и изо всей силы засветил чудовищу в глаз.

– Вау! – взвыл дракон и выдохнул длинную струю пламени. Но поскольку Груня на несколько секунд потерял ориентацию, струя пламени выстрелила неприцельно, и под раздачу попала Яга. В одну секунду она превратилась в горящий факел и, утробно взревев, бросилась к реке. Через минуту друзья услышали тяжелый всплеск.

– Один – ноль! – пробормотал Илья, оглядываясь. – Однако чего-то тут жарко становится. Может, слиняем?

– Догонит! – уверенно сказал Добрыня. Между тем дракон выдохнул сразу три струи пламени. И вылезшая было на берег Яга снова попала под раздачу.

– Два – ноль! – удовлетворенно констатировал Муромец. Снова услышав тяжелое «бултых», Груня очумело замотал головами, тщетно ища Ягу.

– Шеф, ау! Ты где?

Хрясть! Теперь уже бронированный кулак Ильи Муромца пришел в соприкосновение с челюстью дракона. Груня тяжело осел на задницу и распустил крылья. Яромир вытащил меч и пошел на дракона с явным желанием срубить ему все три башки.

– Не спеши! – Муромец схватил его за рукав.

– Почему? – не понял Яромир.

– Сейчас увидишь! – Муромец подошел к дракону и похлопал его по щеке: – Алло, гараж!

– Че? – оскорбленно встрепенулся Груня.

Илья коротко, без замаха свесил дракону подзатыльник.

– Ай! Ты чего дерешься?! – запищал дракон, пытаясь спрятать все три башки под крыло.

– Ты у меня поговори! – Илья вытащил здоровенный меч и показал Груне. По сравнению с размерами чудища меч казался не больше кухонного ножа, но Груня затрепетал:

– Пацаны! Гадом буду, я не при делах! Это все бабка! Я с вами только побазарить хотел! Ну, типа, зачем старушку обижаете. А так мне эта бабка и на фиг не нужна!

– Что-о?! – послышался свирепый бас, и на дорогу выпрыгнула Яга в обгоревших лохмотьях. – Да я тебя сейчас клюкой зашибу!

Она замахнулась на дракона невесть откуда взявшейся палкой, и Груня не выдержал. Он выдохнул третью, самую длинную струю огня! Яга заверещала, закрутилась на месте и в третий раз ринулась к реке, бесстыдно посверкивая голой задницей.

– Три – ноль! – пробормотал Илья. – Чистая победа! Ну, а с тобой что делать будем? – он наклонился к Груне. Груня затаил дыхание. Он видел, что друзья каждую секунду готовы броситься на него с обнаженными мечами. Это был первый и единственный в его жизни случай, когда его не испугались. И он испугался сам.

– Пацаны, может, договоримся? У меня есть рыжевье, брюлики там… валюты мешка два. Я же говорю, непонятка вышла! Бабка мне лапшу навешала, что вы лохи, а вы крутые!

– А то! – приосанился Муромец. – Мы – трое неразлучных. Слышал небось?

– Слышал! – не моргнув глазом, соврал Груня. – Ну так что, договоримся?

Илья Муромец изобразил задумчивость:

– Это надо обкумекать. Слышь, братцы, сможем мы договориться али нет?

– Это смотря какая валюта. – деловито произнес Попович. – Что у тебя там в загашнике?

Ну, это… тугрики, – принялся перечислять Груня, загибая когти, – драхмы, дублоны. Есть марки биварские и какие-то доллары, только я не знаю, что это такое.

– Я слышал, что это самая твердая валюта! – задумчиво проговорил Попович.

– Да не, не твердая! – возразил Груня, ухмыляясь. – Мягкая. Бумажки какие-то.

– Ладно, – сказал Илья. – Годится. Только у нас есть условие. Донесешь нас до места – и свободен. А через неделю мы вернемся, и чтоб валюта была!

– Так это… в момент, пацаны! Куда вас забросить-то?

– Илья раскрыл было рот, но Яромир его опередил:

– В Британию! – коротко сказал он.

– В Британию? – задумался Груня. – Это типа за бугор? Не, не могу! У нас закон о ненарушении воздушного пространства. Собьют на фиг!

– А куда можешь?

– До Урмынии смогу, – вздохнул Груня. – А дальше – никак.

– Хорошо, давай до Урмынии, все равно быстрее, чем на этой таратайке!

Минут пять понадобилось богатырям, чтобы как следует взнуздать дракона и привязаться на всякий случай ремнями.

– Ловко ты его! – шепнул Яромир Илье Муромцу.

– Так это ж Груня! – усмехнулся богатырь. – Второго такого дебила днем с огнем не найдешь. А ты хотел ему голову рубить! Ну, давай, братан, поехали!

Груня натужно крякнул, распустил крылья и, сделав по земле несколько тяжелых скачков, взмыл в сереющее небо.

Сидеть на драконе было очень неудобно. Бугристые, бронированные пластины на спине у чудища были скользкими и влажными от росы. Если бы богатыри заранее не привязались ремнями, они бы давно уже свалились на землю. Вдобавок Груня так нелепо махал крыльями, что пару раз Яромир получил по затылку и теперь жалел, что не мог спрятать голову, как дракон, под крыло.

Но эти неудобства через несколько минут показались сущим пустяком. Набрав высоту, Груня в три горла затянул странную, дикую для слуха Яромира песню:

Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,

Преодолеть пространство и простор,

Нам разум дал стальные руки – крылья,

А вместо сердца – пламенный мотор!

Все выше, и выше, и выше…

Дракон пел долго и, несмотря на бодрую мелодию, очень противно. Яромир не выдержал. Перекрывая рев Груни, он прокричал Муромцу в ухо:

– Может, ему башку срубить? Сил нету! Муромец отмахнулся:

– Терпи. Змей-то он Дуровой, пусть уж лучше поет! А то примется за воробьями гоняться! Да и поет он неплохо. Не хуже, чем Зойка.

– Зухра! – поправил его Яромир.

– Ну, Зухра. Лично я никакой разницы не вижу! Между тем Груня закончил один авиационный марш и принялся за другой, причем бесстыдно переставлял слова:

Обнимая небо сильными руками,

Груня набирает высоту…

Яромиру стало тоскливо, и он принялся рассматривать проплывающую под ними землю. На ней все еще лежала ночная тень, но уже не такая густая. Хорошо были видны дорога, деревья. Кривым дымчатым клинком в стороне блеснула река. И тут внимание богатыря привлекла мчащаяся по дороге на всех парах карета. Дым от нее поднимался столбом, расстилаясь по всему небу. Один из клубов Груня неосторожно втянул в ноздри и расчихался, мгновенно потеряв высоту.

– Братцы! – завопил Яромир. – Смотрите, телега-то как у нас была!

Богатыри завозились, завертели головами. Добрыня из любопытства высунулся больше, чем следует, и тут же получил крылом по затылку.

– Она и есть! – твердо заявил он, растирая затылок. – Не успели оставить телегу, как ее угнали. Ну, народ!

– По-моему, это погоня! – сказал Алеша Попович.

– Верно, Алешка! – пробасил Муромец. – Ты смотри, как чешет! Вот это скорость!

Яромир еще раз глянул вниз. В этот момент из окна кареты высунулась закопченая физиономия Миледи. Увидев Яромира, она погрозила ему кулаком и снова спряталась. Яромир невольно ухмыльнулся и только сейчас заметил еще одну деталь: недалеко от кареты клубилось еще одно компактное облачко, но уже не дыма, а пыли. За каретой кто-то бежал, постепенно ее нагоняя. Богатырь вгляделся и ахнул: по дороге огромными скачками несся дед Пахом. Не прошло и минуты, как он сделал отчаянный рывок и одним прыжком оказался на козлах. Карета тут же ускорила ход, словно в нее и в самом деле вселился нечистый дух. Яромир перевел взгляд на Илью:

– Они нас догонят!

– Нехай догоняют! – беззаботно отмахнулся Муромец. – Сейчас у них дрова кончатся!

Илья оказался прав. Не прошло и часа, как дым от кареты сделался бледнее, а затем и вовсе исчез. Самодвижущийся экипаж сбросил скорость и через пару минут остановился.

– Что и требовалось доказать! – пробормотал Илья.

– Ура! – крикнул Яромир.

– Отстали! – Алеша Попович покачал головой. – Надеюсь, бабуся не преподнесет нам больше никаких сюрпризов?

– Ха! – возразил Добрыня. – Ты же ее видел. Натуральный клещ! Думаю, так просто она не отвяжется!

Целый час друзья летели спокойно. Груня перепел все авиационные песни и перешел на блатные:


Слушать было страшновато, но зато скорость полета увеличилась. Чувствовалось, что Груню эти жутковатые напевы вдохновляют. Через час Яромир снова глянул вниз и обалдел: окутанная клубами пыли карета мчалась прямо под ними. На козлах, цепко сжимая руль, сидела Яга, а дед Пахом, он же граф Рокфор, перебирая ногами не хуже механического мужика, толкал карету вперед.

Богатыри озадаченно переглянулись.

– М-да! – вздохнул Илья Муромец. – Недооценили мы эту парочку! Придется принимать меры!

Яромир хотел было спросить, какие меры можно предпринять в этом случае, но не успел. Илья снял с головы шлем, вздохнул и швырнул его вниз!

Пущенный со скоростью снаряда шлем загудел и со всего маха наделся Пахому на голову! Матерый шпион по инерции сделал несколько шагов, споткнулся и кубарем полетел в пыль.

– Ну, ты даешь! – восхитился Добрыня.

– Глаз – ватерпас! – расцвел Илья.

Между тем карета съехала на обочину, прокатилась немного по инерции и остановилась. Бабка вскочила, замахала кулаками и что-то проорала:

– …сех …ридушу!.. – донеслось до друзей.

Мы сами тебя придушим! – захохотал Илья и тоже погрозил ведьме. Оглянувшись, они увидели, как Яга пытается привести графа в чувство.

Между тем местность под ними постепенно менялась. Хвойные леса сменились лиственными, прозрачными насквозь. Затем и лес пропал, и пошла степь. Только изредка, словно островки, мелькали зеленые рощицы. И когда впереди ровным, могучим сиянием открылась река, Груня пошел на снижение.

Распустив крылья, выставив вперед лапы, он проехался по земле, оставляя за собой вспаханную полосу, и замер, уткнувшись всеми четырьмя носами в землю. Впрочем, четвертый нос принадлежал Илье Муромцу. Ремни лопнули, не выдержав могучего богатыря, и он в мгновение ока оказался на земле.

– Апчхи! Апчхи! Тьфу! – Илья вскочил на ноги и принялся отряхиваться.

– Апчхи! – это три Грунины головы одновременно чихнули, и остальные богатыри, словно кегли, слетели на землю. Дракон проморгался и преданно уставился на Илью:

– Все, дальше не могу. Там Урмыния. Можно, конечно, у здешней нечисти запросить воздушный коридор, но все равно не дадут. – Он потоптался на месте. – Ну, так мы договорились? А валюту я принесу, аккурат сюда. Все два мешка.

– Через неделю! – напомнил Муромец.

– Заметано! – Груня облегченно вздохнул и взмыл в небо.

– Вот она, Европа! – восторженно прошептал Яромир, в предвкушении потирая руки.

Я покинул темный лес,

В просвещенный край залез!

Здесь народ живет культурно:

Что ни шаг, то сразу урна.

И любому дураку

Скажут здесь – мерси боку!

Друзья немедленно восхитились экспромтом, но не удержались и от критических замечаний.

– Европа – она большая, – прищурился Илья. – Есть у нее голова, а есть, извините, и прямо противоположная часть.

– Выходит, мы в заднице? – хохотнул Добрыня.

– Ну, нам не привыкать, – возразил Попович. – В другие места нас не посылают.

– И правильно делают! – ляпнул Яромир. Друзья замолчали и с интересом уставились на него. Илья надул щеки, выкатил глаза. Было видно, что мыслительный процесс дается ему нелегко. Добрыня тоже уловил в словах Яромира какое-то обидное несоответствие:

– Почему правильно?

– Потому что мы гнем и мечем! – Яромир приосанился и провел рукой по еле-еле наметившимся усам. Друзья покатились со смеху.

– Не гнем и мечем, – поправил его Попович, – а огнем и мечом!

– Да какая разница! – сказал Муромец. – Сначала нагнем, а потом огнем! Вперед, братцы, нам время терять нельзя!

Впереди топорщился злой, костистый подлесок. За ним поднимались тяжелые холмы, заросшие разлапистым ельником, а еще дальше, словно грозовые тучи, темнели и клубились неприветливые горы. Здесь, в низине, воздух был горяч, сух и пересыпан щелканием кузнечиков.

– Благодать! – сказал Яромир, поднимая лицо к солнцу. Но в этот момент чьи-то мелкие и удивительно острые зубы вцепились ему в каблук и отхватили начисто, словно ножом.

– Это что? – Яромир наклонился, разглядывая сапог. – Братцы! Мне кто-то на ходу каблук отъел!

Но друзья отреагировать не успели. Несокрушимый, словно скала, Илья Муромец сделал шаги, словно споткнувшись, упал в траву. Яромир, как зачарованный, уставился на торчащие из сапог голые подошвы богатыря. В следующую секунду и Добрыня подскочил, как ужаленный:

Екарный бабай! Кусаются! – и стал вертеться, рассматривая свои ноги. Только сейчас Яромир заметил вокруг какое-то мельтешение, трава буквально ходила волнами, словно в ней копошились невидимые зверьки. Это мельтешение подкатилось к его ногам. Яромир молниеносно нагнулся и выхватил из травы нелепое, бешено барахтающееся существо. Существо тяпнуло его за палец, но безуспешно. Бронированная перчатка выдержала, чего нельзя было сказать о зубах. Послышался хруст, и два передних резца, прощально сверкнув, упали на землю.

– Извини, приятель, ты сам напросился! – Яромир поднял руку, чтобы шваркнуть гнусное создание о землю, но так и замер на месте, как соляной столб. Из травы выскочило еще несколько подобных существ и бухнулось перед богатырем на колени:

Не губи, отец родной! – завопили они хором, да так, что у богатырей заложило уши. Только сейчас Яромир разглядел их по-настоящему. Это были маленькие мужички, ростом не больше зайца, с такими же Длинными и острыми зубами. Одеты они были в холщовые штаны и рубахи, и каждый был подпоясан красным кушаком. Илья Муромец удивленно пошевелил пальцами ног и принял сидячее положение.

– Вы кто? – спросил он, не отрывая от недомерков зачарованного взгляда. – Как посмели на богатырей святорусских зубы навострить? А ну, отвечать! Иначе в землю вколочу!

Недомерки затряслись. Затем из их рядов вышел самый крупный. Он сложил на груди руки и густо откашлялся:

– Мы – подкаблучники! – грустно доложил он. Богатыри ахнули:

– Вот что бабы с мужиками сделали! – насупился Илья. – До какого позора довели! Глянуть не на что. Тьфу! А вы, идолы, тоже хороши!

– Мы не идолы! – вздохнул подкаблучник. – Это у нас племя такое. Мы на ходу подметки режем и этим питаемся! И прохожим убыль невелика, и нам пропитание!

– Да разве каблуки вкусные? – удивился Яромир.

– Не очень, – признался подкаблучник, – но другого ничего нет.

– А хлеб?

– Откуда хлеб? Мы его раньше сеяли, а теперь не можем.

– Нечисть лютует! – добавил другой.– Даже днем сожрать норовит!

– Н-да! – Яромир вздохнул и опустил подкаблучника на землю.

– Мы уж которое поколение так живем, – продолжил недомерок. – Измельчали вот, подыстрепа-лись. Странничков-то все меньше и меньше!

– Выходит, если у вас нечисти не будет, вы за ум возьметесь? – спросил Илья.

– А как же! Сразу и возьмемся! – сказал недомерок, сверкая вороватыми глазками. – Мы, урмынцы, народ степенный!

Илья вздохнул. По всему было видно, что, с одной стороны, ему страсть как хочется пришибить эту зубастую гвардию, а с другой – жалко мужиков, с которыми жизнь обошлась так сурово. Илья запыхтел, пытаясь разрешить дилемму, и чуть было не сошел с ума. В какой-то момент лицо у него покраснело, потом кровь отлила к кулакам, которые раздулись непомерно, затем снова прилила к голове. Богатырь пошатнулся и, не поддержи его Яромир, рухнул бы на подкаблучников, разом решив все их проблемы. Друзья не на шутку перепугались и обступили богатыря.

– Что это с тобой такое? – спросил напрямик Добрыня. – Может, съел чего?

– Нет, братцы! – насилу выдохнул Илья. – Я думать начал, да чуть не надорвался с непривычки!

– А я знаю, о чем ты думал, – сказал Яромир и тоже покраснел.

Илья Муромец окончательно пришел в себя:

– О чем? – немедленно заинтересовался он.

– О девках! – еще больше покраснел Яромир. Илья несказанно удивился:

– Да почему ты так решил-то?

– А о чем же еще думать? – в свою очередь удивился Яромир. – Я всегда о них думаю! И у тебя морда стала такая красная! А потом кулаки…

– А при чем здесь кулаки? – взревел Илья. – Ты на что намекаешь?

– На баб… – простодушно ответил Яромир. Друзья покатились со смеху. После такого разговора Илья расслабился и просветлел:

– С тобой, Яромирка, полезно разговаривать! Прямо как рукой все сняло. Снова в голове хорошо, звонко… А насчет девок – обещаю. Мы тебя обязательно кой-куда сводим! Говорят, есть во Франкмасонии такие места, только крякнешь! К нам ихний феа'Ф приезжал. Так Алешка цельный месяц на кровати крутился, не мог спокойно спать! Все девки чужие снились! – Илья облегченно вздохнул. – А этих недомерков я прощаю! Кстати, где они?

Друзья завертелись на месте, пытаясь понять, куда делись подкаблучники, хотя и так было ясно: ушли под шумок, куда подальше.

– Эй, подкаблучники! – громовой бас Ильи прокатился по округе. Но в ответ только далеко-далеко зашуршала трава. – Утекли! – добродушно констатировал Муромец и перевел взгляд на объеденные сапоги. – Однако придется босиком идти!

Больше всех повезло Яромиру – он лишился только каблуков. Но из чувства товарищества богатырь стащил сапоги и забросил куда подальше. Идти босиком по траве было хрустко и приятно. Яромир на мгновение почувствовал, что как бы вернулся домой. Та же тишина, шелест сухого ветра, чириканье птиц, паскудные взгляды нечисти из чащобы…

– Стоп! – сказал он сам себе. – А ведь точно!

По меньшей мере взвод нечисти сидит в кустах, буравит их глазами и с хлюпаньем тянет голодный воздух. Он остановил ничего не подозревающих друзей:

– Братцы, там, в кустах упыри!

– Им же хуже – легкомысленно отмахнулся Илья. Добрыня и Попович тоже не встревожились. Алеша смолчал, пожав плечами, а Добрыня нарочито громко зарычал:

– Пусть лезут, в окрошку порублю!

– Хи-хи, ха-ха! – донеслось из чащи. На мгновение высунулась облезлая бородавчатая морда, и упырь, кривляясь не хуже, обезьяны, показал богатырям тощий фиолетовый зад. Алешу Поповича затошнило, а Илья Муромец мгновенно рассвирепел:

– Ах ты, паскуда! Да я тебе сейчас осиновый кол туда забью!

– Ну, иди, забей, мы тебе поможем! – донеслись до друзей глумливые голоса. – А то все обещаете, а как до дела…

Друзья остановились. Муромец впервые выглядел нерешительным.

– Чегой-то мне не хочется туда идти, – сказал он, почесывая бороду. – Может, как-нибудь обогнем этот чертов лес?

– Да как мы его обогнем? – возразил Добрыня. – Там вон горы. Карпаты, значит. Там граф Дракоша живет, про него Святогор рассказывал. Нет, не обогнем!

– А если рвануть бегом? – предложил Попович. Илья Муромец посмотрел на Яромира:

– А ты что скажешь?

– А я считаю, что бояться нечего! – отмахнулся Яромир. – Главное, смотреть, чтобы сверху не напрыгнули. Это они любят. Раскачаются на ветке – прыг! И сразу в шею зубищами!

– Нечего сказать, обрадовал, – вздохнул Илья. – Их ведь, как комарья – тучи! Кто-нибудь да обязательно тяпнет. Эх, придумать бы что!

Друзья уселись на травяной бугорок. Упыри разочарованно завозились, некоторые, самые нетерпеливые, высунули морды наружу:

– Эй, вы чего расселись? Мы вас жде-ем!

– А зачем? – лениво спросил Илья.

– Мы подружиться хотим! – пискнул кто-то из упырей. Остальные двусмысленно захихикали.

– Идите сюда, прямо здесь и подружимся, – сказал Илья, натягивая бронированную перчатку.

– А крепко подружимся?

– Только крякнешь! – пообещал Илья.

– Договорились! – крикнул кто-то из кустов. – Вот солнце зайдет, мы и выйдем.

Илья посмотрел на небо:

– А ведь солнце и впрямь скоро зайдет! – озаботился он. – Что делать будем?

– Может, лес поджечь? – предложил Добрыня. – Вон как раз стожок сена. Подложим под кусты и…

– Не годится, – покачал головой Муромец. – Сами-то как пойдем?

– Стойте, братцы, у меня идея, – прошептал Яромир. – Сейчас мы их обманем!

Богатыри непонимающе уставились на него. Алеша Попович недоверчиво хмыкнул:

– Этих тварей не проведешь!

– Еще как проведешь! – продолжал настаивать Яромир. – Давайте попробуем?

– А что делать-то?

– Нужны штаны, рубашка, какая-нибудь шапка, – сказал Яромир. – У кого что есть, давайте сюда, только незаметно.

Богатыри встали в кружок, расстегнули дорожные мешки. Яромир сгреб все добро в охапку и произнес громко, чтобы его слышали:

– Пойду Ваську приведу. Он у нас самый упитанный. Пусть идет вперед!

Тотчас в кустах плотоядно захлюпали, мелко задрожала листва. Яромир повернулся спиной и зашагал в сторону одинокого стожка. По дороге подобрал сапоги с объеденными подошвами.

Стог оказался старый, перепрелый, но для дела годился как нельзя лучше. Через полчаса Яромир соорудил толстенное чучело, нахлобучил на него шапку, прицепил сапоги и, подхватив рукой, пошел к товарищам. Со стороны казалось, будто идут два друга, только один слегка придерживает другого.

Богатыри во все глаза смотрели то на Яромира, то на чучело. Наконец Илья улыбнулся:

– Ишь, какого бугая спроворил! Мы им, как щитом, прикрываться будем?

– Тсс! – Яромир поднес палец к губам и прислушался. В зарослях возбужденно сопели.

– Мы вот что сделаем… – и он коротко объяснил друзьям свой план. Илья немедленно пришел в восторг:

– Годится! – возликовал он. – А там, если что, отмахаемся!

Добрыне эта мысль показалось неплохой, но несколько сыроватой. Зато Алеша Попович сразу скалы, что это гениально и нужно немедленно действовать.

Яромир подцепил чучело ножнами от меча и стал подталкивать его вперед:

– Давай, Вася, не бойся, покажи упырям, на что ты способен!

Упыри взвыли. И, когда «Вася» пересек границу леса, они всем скопом навалились на него, мгновенно сцапали и утащили в чащобу. Послышался только дробный топот ног.

Бежим! – крикнул Яромир, и друзья бросились через лес. Издалека слышалось сосредоточенное чавканье. Затем пронесся душераздирающий, разочарованный вой. Это упыри наконец-то уразумели, что им подсунули пустышку. Некоторое время они терзали чучело, с извращенным наслаждением сожрали все тряпки, довольно долго смаковали штаны Ильи Муромца, а затем бросились в погоню. Однако богатыри были уже далеко. Илья Муромец летел первый, прокладывая настоящую просеку. Упырям было труднее. Они боялись вылезти на солнце и все время прятались в тени. В конце концов они выдохлись и остановились.

– Все равно не уйдут! – прохрипел пожилой Упырь, вправляя выскочившую во время бега челюсть.

– Не уйдут! – согласился другой и прерывисто вздохнул. – А все-таки хороши штаны! Вкусные…

Между тем друзья пронеслись, как торнадо, через лес и остановились только тогда, когда перед ними распахнулась уютная солнечная долина с несколькими домиками на краю.

– Вот и ночлег! – сказал Илья, потирая руки. Богатыри подошли ближе.

– Отель «От заката до рассвета», – громко прочел Алеша Попович и постучал в дверь.

8.

Миледи была вне себя от гнева. Хорошо задуманная операция так бездарно провалилась! А ведь все шло как нельзя лучше. Удалось подменить Кощееву карету, выдать за водителя-кочегара верного Рокфора. Оставалось только довезти богатырей до урочища, а там целый полк отборных, самых ядреных мертвецов уже клацал голодными зубами! Для усиления наступательной линии был вызван Груня. Он должен был обеспечить моральное подавление противника. Но все пошло наперекосяк и в сторону, да так и не остановилось!

Она с ненавистью посмотрела на Пахома. Сиятельный граф Рокфор лежал в пыли. Стащить у него с головы богатырский шлем бабка так и не смогла. Он наделся чуть не по плечи и сидел плотно. Из-под шлема торчали тоненькие ножки графа. Время от времени они дергались и скребли по песку. Неожиданно бабке захотелось свесить кулаком по этому дурацкому шлему. Она вскочила на ноги, но передумала и пару раз пнула графа ниже спины. Рокфор, он же Пахом, заскулил из-под шлема собачьим голосом. Яга с удовольствием выслушала тоскливый вой, и тут ее внимание привлек укус на ноге верного кочегара. Укус был специфический и очень знакомый.

– Да ведь его никак упырь тяпнул! – удивилась бабка. – Ну все. Отмаялся, соколик. К вечеру клыки вырастут! И как это его угораздило?

Впрочем, кручинилась Яга недолго. Для ее целей упырь подходил еще лучше, нежели наглый, но неуклюжий граф. Главное – держать его при себе, чтобы не утек, но и не подпускать близко, чтобы не тяпнул. Превращаться в синюю упыриху Яге не хотелось. У нее были совсем другие планы. Она вытащила из-под подола магическую мобилу, щелкнула ее по носу, и мобила тут же ожила, пискнув и засучив ножками.

– Хеллоу! – послышался на том конце натужный голос барона. – Я есть внимательно слюшай!

– Яга крякнула и горячо зашептала:

– Шеф! Все пропало, все пропало! Трое неразлучных уже на пути в Британию, и все по вине проклятого Рокфора!

– Айн момент! – произнес фон дер Шнапс, и Яга услышала какой-то глухой удар. – Я есть заглушить подслюшивающий агент! Теперь говорийт, но подробно!

Яга, всхлипывая, принялась описывать свои злоключения. Шнапс слушал не перебивая.

– Вот такие дела! – наконец закончила бабка. Барон одобрительно хмыкнул:

– Гут! – твердо произнес он. – Вы не есть пере-живайт! Все это есть часть великий и дерзновенный план! Пусть враги думайт, что мы глюпи и осляби! Скоро они почувствуй на собственный шкура, что есть блицкриг! Скоро они теряйт ахтунг и осторож-ност! Не сомневайтесь, Миледи, мы их сольем в дас унитаз!

Яга слушала его, развалив широкую пасть. Длинная ниточка слюны свисала до подбородка.

– А мне-то как быть?

– О, аллее ист орднунг! Сейчас к вам прибудет отряд горных гном, они решат ваш маленький проблем!

Яга отключила телефон и огляделась. Кругом зеленел лес, щебетали птички, рядом стояла запыленная карета, и никаких признаков горной местности не наблюдалось.

– Что это он сказал-то? – пробормотала она и поежилась. В этот момент дорога перед ней вспухла бугром, осыпалась в стороны, и из черной дыры высунулась худая морда с поросячьим пятачком и маленькими черными рожками. Существо скабрезно ухмыльнулось, подмигнуло Яге и выскочило на дорогу. Вслед за ним выскочили еще два таких же создания и уставились на бабку, возбужденно колотя по дороге хвостами.

– Вы это чего? – нахмурилась бабка, на всякий случай засучивая рукава. – Вы кто?

Она, конечно, спросила просто так, для оттяжки времени, поскольку ясно видела, кто это.

– Мы – горные гномы! – соврал тот, кто вылез первым.

– У нас и справка есть! – добавил второй, почесывая задницу.

– Нас барон послал, – пояснил третий.

У Яги отлегло от сердца. Значит, не соврал бывший чрезвычайный посол! Как ни крути, хоть он и подлец, но все-таки обстоятельный мужчина! Ах, если б ей удалось, как говорил барон, сделать «пластический операций на морда»!

Создания тут же осклабились и закрутили хвостами. Очевидно, они умели читать мысли.

Яга тут же насупилась и сверкнула глазами:

– Сможете доставить меня и вон этого… к шефу?

– Это мы могем! – отчего-то сильно обрадовался первый. – Потому мы и здеся!

– А.как быстро? – засомневалась Яга.

– Ты и крякнуть не успеешь, красавица! – сказал второй.

– У нас тут дорога торная! – добавил третий. – Полезай в дыру, а мы все устроим!

Яга спрыгнула в яму, нагнулась и действительно увидела дыру. Подземный путь шел по наклонной вниз и был скользким, словно сделанным из льда. Тут старуха вспомнила, что сарафан у нее сзади прогорел насквозь, охнула, попыталась распрямиться, но не смогла. Цепкие мохнатые лапы бесстыдно обхватили ее сзади, и она заскользила вниз с сумасшедшей скоростью.

Облапивший ее «гном» то трясся, как в лихорадке, то ухал, словно филин. Было ясно: что-то он там выкаблучивает, но она никак не могла сообразить – что, поскольку труба, по которой она мчалась, как снаряд, то поднималась, то опускалась, то вдруг неожиданно поворачивала. Яга злобно рыкнула и вдруг вылетела из темноты, вписалась головой в каменную стену и на мгновение потеряла сознание. Когда она пришла в себя, перед ней стоял фон дер Шнапс собственной персоной. Он улыбался, удовлетворенно потирая большие костистые руки:

– Ну, как прошло путешествий?

Яга мстительно оглянулась. В трубе слышалось какое-то пыхтение. Вслед за этим оттуда, скорбно задрав ноги, выпал граф Рокфор. Из трубы выглянула ухмыляющаяся физиономия, подмигнула Яге и скрылась. Яге хотелось сплюнуть с досады, но она сдержалась, глянув на барона:

– Где мы?

– О! Ви в полный безопасность. Это есть мой апартамент! Я есть экономический советник у Тюбетейк-паша. Под его властью вся эта цветущая часть Урмыния!

– А не цветущая? – спросила Яга, показывая осведомленность в европейских делах.

– А не цветущая, – мрачно сказал фон дер Шнапс, на мгновение забыв о немецком акценте, – в лапах графа Дракоши. Впрочем, располагайтесь, Миледи! А я распоряжусь, чтобы вам принесли нови платье унд привели в порядок бедни граф. А после мы обсудим наши дела!

Ягу отвели в ванную комнату. Такой красоты Миледи не видела никогда. Все помещение было отделано блестящей голубоватой плиткой. У стены стояло огромное корыто с теплой водой, а рядом какой-то непонятный урыльник с бачком, назначения которого бабка не поняла. По дну бачка текла прозрачная водичка, и Яга, согнувшись в три погибели, утолила жажду из этого жалкого родничка.

«Культура! – подумала она восторженно. – Оно хоть и неудобно, но надоть привыкать!»

От одежды остались жалкие огрызки. Яга сбросила их на пол и с наслаждением бухнулась в ванну, подняв тучу брызг и стукнувшись головой о железную закраину.

Во как! То ли еще будет! Она зажмурила от удовольствия глаза, а когда их раскрыла, обнаружила рядом трех мускулистых девах, которые сноровисто принялись ее тереть, мять, мыть и умащивать. Яга попыталась сопротивляться, но не сладила, махнула рукой и закряхтела от удовольствия. Пусть трудятся, им же хуже.

Пока отпаривали Ягу, фон дер Шнапс дал распоряжение привести в человеческий облик Рокфора, а сам поспешил к Тюбетейк-паше. На самом деле этот паша, как и все его подданные, был натуральным урмынцем, имел косую бороду, косую ухмылку и вечно косые глаза. А когда он признал власть туранского Салтана, его скосило на левую сторону целиком, и он стал ходить, выписывая круги и зигзаги. Местная знать и преданные ему янычары сочли это признаком высокого ума. Они думали, что именно в этом и заключается политика: ходить кругами и зигзагами.

На одном из таких крутых поворотов он сошелся с фон дер Шнапсом и тут же сделал его советником по международным делам. Салтану он писал верноподданнические письма, а первому министру время от времени высылыл кубышку с дукатами. Салтан писем не читал, поскольку все время проводил в кумарских грезах. Зато первый министр подарками был очень доволен, урмынского наместника считал ценным работником и собирался продвигать его по служебной лестнице.

Вообще отношения в салтанате были очень простые: либо тебя продвигают вперед, либо «секир башка». Потому Тюбетейк-пашу и сносило набок. Дукаты заканчивались, а стало быть, впереди маячила перспектива «секир башки». Тут-то и подвернулся фон дер Шнапс. Не скупясь, он платил звонкой монетой за некоторые услуги.

Услуги были пустяковые: время от времени совершать набеги на окраины Великого княжества Лодимерского, пакостить из-за угла и всячески портить отношения Салтана с Русью. Правда, была и у Тюбетейк-паши своя печаль: маленький, но свободный кусочек Урмынии, который находился под суровой рукой графа Дракоши. Строптивый граф не захотел покориться Салтану и подался в вампиры, а вместе с ним и все местное население. Теперь паша боялся не только «секир башки», но и тайных агентов Дракоши.

Наместник попытался встретить своего советника с распростертыми объятиями, но его привычно скосило на сторону, и он промахнулся, обдав Шнапса запахом самогона и бочковой капусты. Этих запахов барон не любил и поэтому сам сделал изрядный зигзаг.

– Рад вас видеть барон! – проворковал Тюбетейк-паша, продолжая по инерции выписывать круги. – Вы для меня всегда желанный гость! Садитесь, отведайте водочки, грибочков соленых, капустки… а может, мясца? Я специально держу для вас петушка из Хамбурга!

Фон дер Шнапса передернуло. Тем не менее он сделал шаг назад и с полупоклоном произнес:

– Рад приветствовать ваше высочество! Право, не стоит беспокоиться! Я не ем петухов в рабочее время, даже хамбургских! У меня к вам небольшой, но серьезный разговор.

Тюбетейк-паша несколько удивился тому, что барон заговорил без акцента. «Может, это агент Дракоши?» – подумал он и принялся кружить с удвоенной скоростью. Барон тоже понял, что допустил промашку. Он улыбнулся, махнул рукой и присел на подушку, подвернув под себя ноги по-восточному. И тут же взвыл, потому что едва не вывихнул обе конечности.

– Доннерветтер! Пятнадцать крутой ди ман на сундук айн труп! И бутылка пепси…

Услышав знакомый акцент, паша облегченно вздохнул и сузил нарезаемые круги:

– Ах, дорогой барон, как вы вовремя пришли! Я только что написал письмо туранскому Салтану… Оно полно нежности и преданности. Салтан его обязательно прочтет. И, как всегда, первый министр, его сиятельство Мустафа ибн Гашиш ждет от меня…

– Айн взятка! – ухмыльнулся барон. – Ваш дорогой Мустафа ибн Гашиш есть мерзки коррупционер! Абер дас ист гут! С такими людьми можно работай!

– Ну что вы, – засмущался Тюбетейк-паша, – разве это взятка? Это маленький… малюсенький подарок. Сувенир. Просто его сиятельство любит коллекционировать монеты.

– О, я, я! Он великий нумизмат, и его ждет большой плаха и тяжели топор! Но, дорогой паша, я вижу, у вас есть проблем?

– Есть! – вздохнул Тюбетейк-паша и, оглянувшись, перешел на шепот. – Проклятый ибн Гашиш совсем потерял совесть! Вы только представьте себе, барон, он удвоил ставки! А откуда я возьму денег? Кукуруза уродилась хорошая, а снимать некому! Крестьяне боятся выйти в поле: упыри графа Дракоши оголодали и совсем распоясались, даже днем норовят напасть. Появились какие-то подкаблучники… ну совсем невозможно работать!

– А что, кроме кукурузы у вас нет другой доход? – ухмыльнулся фон дер Шнапс.

– Кукуруза – царица полей! – надменно произнес его сиятельство.

– Но не казны! – поднял палец барон. – Итак, вам нужны новый гульден и талер из казна его величества биварского короля. Гут. Но ви мне сделай один услюга.

– Все, что угодно! – заранее обрадовался Тюбетейк-паша. – Я для вас собственного отца…

– О! Я хорошо знай ваш отец! – оживился фон дер Шнапс. – Он был видающийся предатель! Я хотел сказать – предприниматель! Кстати, а где он сейчас?

– Его укусил наемный упырь, – поежился паша. – Прямо в тереме! Но давайте, барон, ближе к Делу. Я надеюсь на вашу щедрость.

– О! Мой щедрот будет безграничен! Вас ждет два бочонка золотой талер! Один сразу, другой – по исполнений! К тому же эту услугу вы будете оказывать себе, милейший паша! К границам Урмынии приближаются четыре могучий бандит! Они уже свергли эмира кумарского и теперь берутся за вас!

Тюбетейк-паша перестал выписывать круги и, утробно крякнув, замер на месте.

– Ничего нет страшного! – поспешил успокоить его барон. – Их ровно четыре штук! Ваш доблестный янычар изрубить их в куски! Прикажите на всех заставах ввести чрезвычайный положений, повсюду разослать тайный агент и шпион и привести в боевой готовность полк отборных янычар! Вы должны поймать эти гадки бандит и надрать им задниц!

– Поймать и надрать что? – Глаза Тюбетейк-паши мечтательно блеснули. – Ах да. Неплохо, неплохо… А они небось молодые, хорошенькие? Ну, это мы смогем! А потом отдадим Дракоше, пусть тоже позабавится!

Барон слегка поморщился. Он предпочел бы без затей всех четверых отправить на плаху. Но порокам своих агентов он всячески потакал, действуя по формуле: чем гаже политический деятель, тем легче он продается.

– Отлично, ваше сиятельство! Главное – их поймать!

– Тогда считайте, что они пойманы! – осклабился Тюбетейк-паша, потирая холодные влажные ладошки.

Когда барон вернулся в свои апартаменты, он увидел Ягу преображенной. В новом атласном платье, в шляпке с цветочками, с модной сумочкой на плече, Миледи казалась еще страшней, чем в лохмотьях. Фон дер Шнапсу захотелось немедленно спрятаться. А когда он увидел синюшного Рокфора с молоденькими вампирскими клычками, он инстинктивно сделал шаг к потайной дыре, но взял себя в руки и, навалившись плечом на каменную глыбу, закрыл проход.

После физического напряжения в голове у него зазвенело, а на место страха пришло знакомое неудобство. Фон дер Шнапс поддернул штаны и паточным голосом произнес:

– О!– Ви есть неотразим! Какой вид! Какой прекрасный фигур! А вас, граф, кажется, можно поздравить с превращением!

Граф посинел еще больше, плотоядно осклабился и хлюпнул слюнявой пастью.

От бароновой похвалы Яга смутилась.

– Да ладно тебе заливать-то! – хихикнула она, прикрывшись платочком, и тут же перевела разговор в другую плоскость: – Что, кроме тебя, дыру закрыть некому? Чай, тяжело такую глыбищу с места на место двигать?

Барон покосился на тайный проход, прочно перегороженный каменной плитой, и неожиданно пожаловался:

– Зи ист ошшень трудно! На день пять раз. Все секретный агент проходит через этот дыра! У меня болит поясниц… и, стыдно сказать, то, что ниже поясниц!

Яга презрительно скривилась:

– Милок! Давно бы сказал. Есть у меня чудесная мазь: натрешь, и как рукой снимет!

– Поясниц? – уточнил барон.

– Поясниц, поясниц! – закивала Яга.

– А то, что ниже?

– А то, что ниже, тем более! Да на-ко вот, помажь, чего ждать-то? – Она протянула барону склянку, от которой за версту несло скипидаром. Барон схватил мазь и уплелся в соседнюю комнату. Послышалось сосредоточенное пыхтение. Яга сладко прищурилась, предвкушая удовольствие. И удовольствие не замедлило наступить.

В следующую секунду барон пронзительно взвизгнул, потом зарычал и быстро-быстро застучал ногами по паркету. Яга заглянула в комнату. Фон дер Шнапс бегал взад-вперед, наращивая скорость. Лицо его было сосредоточенно и серьезно. Увидев в двери щель, он бросился к ней, отпихнул Миледи в сторону и со всех ног выскочил на улицу. В окно Яга успела увидеть, как барон пронесся по дворцовой площади и мгновенно скрылся из глаз. Старуха мечтательно улыбнулась. В последний раз она проделывала такой трюк с атаманом Жужей. Тот пожаловался на бурчанье в брюхе. После скипидара хворь как рукой сняло. И побегал Жужа всего ничего – дня три, не больше!

9.

Отель «От заката до рассвета» оказался сооружением странным и удивительным. Яромир уже нагляделся на постоялые дворы, гостиницы и караван-сараи. Одни были срублены из крепких бревен, другие сложены из желтого самородного камня, а караван-сараи так и впрямь напоминали дощатые сараи с длинными узкими щелями, сквозь которые свободно проникал сладкий восточный ветер. Но сейчас воображение богатыря было потрясено. Здоровенное двухэтажное здание было целиком слеплено из глины! Друзья в нерешительности остановились у двери.

– Уж больно хлипкий домишко, – пробормотал Илья. – Повернешься не так, он и развалится!

– Ни в коем случае! – улыбнулся Попович. – Я читал, что такие дома очень крепки и стоят много лет!

Илья прищурился:

– Смотри, Алешка! Если крышей по затылку звезданет, это будет на твоей совести!

Он потянул на себя дубовую дверь, выдрал ее с корнем и озадачился:

– Что за хрень такая?

– Это не хрень, – разозлился Добрыня. – Эта дверь открывается в другую сторону, дубовая ты башка!

Яромир покатился со смеху.

– А ты чего зубы скалишь? – насупился Илья. – Как хахалиться, так все, а как подсказать… ладно, идем.

И первый шагнул в затхлый полумрак. В глубине кто-то пискнул и скрылся за кухонной дверью.

– Эй, есть тут кто? – гаркнул Илья Муромец. С потолка тотчас посыпалась какая-то мелкая труха. Перепуганная летучая мышь с ходу вписалась Добрыне в лоб и упала в обморок, задрав лапки кверху. Яромир осмотрелся.

Просторное помещение было заставлено столами и лавками. Очевидно, когда-то здесь и впрямь был отель, но сейчас все это выглядело запущенным и заброшенным. На столах бархатным слоем лежала пыль. С потолка колдовскими прядями свисала паутина, на стойке валялись битые черепки. Яромир поежился:

– Может, пойдем отсюда, а?

– А вот шиш! – добродушно возразил Илья. – Нетто всю ночь с нечистью драться? Я лично спать хочу! Найдем комнату покрепше, затворимся и переночуем!

По скрипучим загаженным ступеням они поднялись на второй этаж. Под ногами хрустели хорошо об-глоданые косточки, на подоконнике лежала чья-то нижняя челюсть с огромными, косо поставленными зубами. Яромир посмотрел на эту челюсть, невольно поежился, сплюнул через левое плечо:

– Тьфу, дрянь какая!..

Илья Муромец подхватил челюсть и попытался ее примерить:

– Братцы, да здесь никак великана схарчили! – пришел он к выводу.

– Не пори чушь! – возразил Добрыня. – Сколько эта челюсть лежит? Лет, чай, сто. Так она с тех пор выросла.

– Мертвые челюсти не растут! – возмутился Попович. – Растет только живое, да и то не всегда.

Тут Яромиру пришла в голову интересная мысль:

– А у меня случай был. Я из дому на недельку отлучился, к дядьке ездил. А кружку оставил на столе. А когда приехал, смотрю – кружки-то нету!

– Сперли! – самодовольно хмыкнул Илья.

– А вот и нет! Вместо кружки на столе я нашел ведро! Я еще тогда удивлялся: кто его оставил? На брата грешил. А теперь я понимаю. За кружкой присмотра не было, вот она и выросла в ведро!

Алеша Попович немедленно разозлился:

– Значит, если выстроить избушку и оставить ее без присмотра, она в двухэтажный терем вырастет, что ли?

– Точняк! – подтвердил Муромец. – Ты, Яромирка, прям гений! А я-то гадал, откуда в Карачарове столько здоровенных теремов появилось? Думал, может, новые лодимерские с большими деньгами понаехали? А оказывается, избушки просто подросли, пока меня не было!

Алеша Попович сначала обалдел, затем усмехнулся, словно что-то понял, и покачал головой:

– Все, хватит прикалываться. Лично мне здесь не нравится, но, если решили ночевать, давайте искать место.

Они медленно пошли подлинному коридору мимо одинаковых, сбитых из шаткой полудоски дверей. Возле одной богатыри остановились. На деревянной ручке были явственно видны следы неправильного прикуса. Из потолочной балки одиноко торчал увязший в древесине клык.

– Вот здесь и заночуем! – сказал Илья.

– Почему здесь? – неприязненно осведомился Попович. – Мерзкая какая-то комната.

– А у меня чутье! – безапелляционно заявил Муромец и толкнул дверь.

К удивлению друзей, комната оказалась сравнительно чистой. Стены были оклеены рисованной бумагой, правда, в одном месте бумага оказалась порванной, и в щель были видны почти все помещения первого этажа, а лучше всего трапезная.

– Здорово! – восхитился Яромир. – Отсюда можно будет наблюдать, что внизу творится!

– А что там может твориться? – пожал плечами Муромец.

– Как что? Вечером привалит нечисть, и такое начнется…

– Ну ты у нас по этим делам, видать, спец! – усмехнулся Илья. – Можешь смотреть, если хочешь, а лично я завалюсь спать!

Друзья разобрали стоящие у окна лавки и с грехом пополам устроились на ночлег. Минут через пять богатыри захрапели. Только Яромир никак не мог уснуть. Сначала он решил, что лавка ему досталась слишком узкая. Потом понял, что дело совсем в другом. Стараясь не шуметь, он покопался в мешке у Добрыни, вытащил почти новые, кумарского сукна портки, из своего мешка извлек грифель, которым в редкие минуты спокойствия писал стихи, и вышел из комнаты.

Спустившись на первый этаж, он огляделся, нашел свободное от столов место, положил портки на пол и очертил вокруг них жирный магический круг. Этой штуке его научила одна болотная бабка, дальняя родственница лесного лешего. Уж больно ей местные упыри надоели, вот она и решила им насолить. Знала бабка, кого учит!

Полюбовавшись на творение рук своих, Яромир начертил еще пару волшебных знаков и, успокоенный, пошел спать.

Проснулся он от хриплых гортанных криков, доносившихся снизу. Стараясь не шуметь, Яромир встал, подошел к стене и прильнул к щели.

Трапезная внизу была залита ярким мерцающим светом. Сотни свечей горели повсюду: в подсвечниках, на столах, в лампах, свисающих с потолка. Некоторые просто сами по себе парили в воздухе, словно их держали невидимые руки. А возле входа в нерешительности толкалась толпа разномастных упырей. Все они были ушастые, синюшные, с лягушиными ртами. Нервно перебирая худосочными ножками, они осторожно заглядывали внутрь.

– Ну что там? – спросил Илья, не открывая глаз.

– Стоят у входа, – доложил Яромир. – Может, кого-то ждут, а может, просто боятся.

– Ладно, когда войдут, скажешь, – пробормотал Илья и снова захрапел.

Между тем события развивались. В толпе упырей послышались нахальные голоса:

– Братва, чего ждем? Пошли!

– Вот и топай, если такой смелый! Ты их видел?

– А чего на них смотреть, тоже мне, нашел спящих красавиц!

– Верно!

– А вот меня до кишок проняло. Уж больно они страшны, – откликнулся тощий старикашка на костяных, цыплячьих ногах.

– Они же просто люди, – робко проблеял какой-то особо настырный упыреныш.

– Таких людей не бывает! – твердо возразил старикан.

– Да что спорить-то? Надо позвать Брукбондскую ведьму!

– Кто меня звал? – послышался свирепый женский голос, и сквозь толпу прошла длинная, как жердь, упыриха с большой лысиной на затылке. Яромир едва не покатился со смеху, но вовремя зажал рот.

– Ну, что замерли? – презрительно продолжала ведьма. – Людишки где-то здесь, я чую, чую! Спрятались! Значит, боятся.

И она смело шагнула внутрь. Вслед за ней ввалилась вся упыриная кодла. Илья нехотя вздохнул, потянулся и бесшумно встал со скамьи, на ходу натягивая бронированные перчатки.

– Меч возьми! – пробормотал сонный Добрыня.

– Погоди, спешить некуда. Сначала осмотреться надо, – отмахнулся Илья и тоже прильнул к щелке.

А внизу было на что посмотреть. Упыри принялись скакать по трапезной, как зайцы:

– Где, где они?

– Может, на втором этаже? – вякнул кто-то догадливый и тут же получил от ведьмы подзатыльник:

– Здесь они, рядом! Я чую их запах!

Нечисть принялась носиться взад-вперед с удвоенной силой. Но, как ни странно, они постоянно огибали начерченный на полу круг, внутри которого лежали штаны Добрыни Никитича. Штаны источали аромат и сводили упырей с ума. В конце концов чудища принялись носиться по периметру магического круга, сталкиваясь лбами, отчаянно матерясь и разлетаясь в разные стороны.

Один из упырей с разгона вписался Брукбондской ведьме в живот, и упыриха согнулась пополам, не в силах ни вздохнуть, ни охнуть. Минут пять она, как боксер, получивший нокаут, приходила в себя, а затем в трапезной начался настоящий мордобой. Упыри разделились на две партии и принялись с азартом глушить друг друга. Поднялся неописуемый грохот. Вход пошли скамьи, дубовые ножки от столов и обломки мебели. Кто-то с воем оторвал от сломанной двери доску и принялся лупить всех подряд, завывая от восторга. Ведьме тотчас свернули набок челюсть, но и она не осталась в долгу. В лучших традициях кикбоксинга она пошла гвоздить вампирскую гвардию длинными лошадиными ногами.

Через полчаса битва стала затихать. Большинство упырей лежало на полу, самые крепкие стояли, тяжело дыша, с удивлением оглядывая поле боя. Брукбондская ведьма почесала желтую, как пергамент, лысину, бросила ножку от стула и растерянно произнесла:

– Ни хрена себе!

– Так мы никого не найдем! – сказал один из упырей, тяжело приподнимаясь с пола. – Надо позвать Вия!

– Не Вия, а Вая! – строго поправила его ведьма. – Не забывай, под чьей пятой живем!

– Под чьей? – глупо осведомился упырь и тут же получил в зубы.

– Под властью Востока! – строго сказала ведьма. – Так что не Вий, а Вай! Вай, вай!

В ту же минуту за стеной послышались'тяжелые шаги, и в проходе возникла нелепая фигура гоблина.

– Кто звал меня, в натуре? – мрачно осведомился Вай. – Вы, что ли, шантрапа вонючая?

– Чего это ты нас так называешь? – обиделась ведьма.

– Как вас теперь называть? – глухо произнес Вай и, хрустя по лежащим упырям, прошел в трапезную. – Каких-то людишек не можете рассмотреть! А ну, поднять мне веки!

Упыри кинулись поднимать Ваю веки и от излишнего рвения оцарапали ему правый глаз.

– Вай! – взвизгнул Вай и зажал глаз зеленой лапой.

– Теперь вам понятно, почему – Вай, а не Вий? – заметила упыриха, с удовольствием глядя, как чудище растирает оцарапанный глаз.

Наконец Вай проморгался, обвел комнату оловянным взглядом матерого алкаша и уставился на лежащие в круге штаны:

– Вот они! – проревел он.

Отталкивая друг друга, нечисть кинулась к штанам, мгновенно разорвала их на кусочки и сожрала.

– И это все? – разочарованно пробормотал Вай, стряхивая с губ прилипшую нитку. – Стоило из-за этого возиться!

– Богатыри нынче пошли худосочные! – вставил один из упырей, подобрал брошенную Ваем нитку и, сладко прижмурившись, сожрал.

– Вкусно!

– Но мало! – закончил Вай и оценивающим взглядом посмотрел на упырей. Упыри насторожились и, как по команде, подались назад.

– Цып-цып-цып! – поманил Вай, вытягивая вперед толстый, с грязным, обломанным ногтем палец. – Пырь-пырь-пырь!

От толпы упырей отделился похожий на рыбий скелет старик. Закатив глаза, он на негнущихся ногах посеменил к Ваю. Чудовище подозрительно принюхалось, брезгливо скривило губы:

– Уйди, старый хрыч! Пусть подойдет вон тот, жирненький!

«Жирненький» упырь присел от страха, схватился рунами за раздутый от голода живот и поковылял гусиным шагом, но не к Ваю, а к двери.

– Куда, свинья ползучая? А ну, к ноге!

– Сейчас, только шнурки поглажу! – пискнул упырь и одним скачком скрылся за углом.

Вай сложил на животе руки, присел на скамью:

– Хороший мальчик. Послушный… сейчас погладит шнурки и придет. А я его съем!

Брукбондская ведьма саркастически хмыкнула:

– Как же! Он небось уже деру дал!

– А что, братцы, – подал голос упырь с длинными и острыми, как у собаки, ушами, – у меня идея! Может, в сады рванем, погрызем яблоневой коры?

– Айда в березовую рощу, сок сосать!

При упоминании о роще Вай вздрогнул и затянул на какой-то варварский мотив:

И родина щедро поила меня

березовым соком, березовым соком!..

Пел он таким гнусно-блатным голосом и так немузыкально, что Яромир едва не бросился вниз, чтобы набить чудовищу морду. Его удержал Илья, вовремя ухватив за руку.

Между тем идея пососать соку, за неимением другого, многим упырям пришлась по душе. Брукбондская ведьма нервно заходила взад-вперед:

– Тогда чего ждем? Погрызем коры, а потом в березовую рощу! Есть там одна береза, толстая, жирная…

– Я тоже жду жирненького! – капризно повторил Вай. – Он обещал погладить шнурки и прийти!

Брукбондская ведьма покрутила пальцем у виска, скривилась, но сказать ничего не успела. Толпа упырей подалась назад и расступилась, образовав коридор. Даже Вай вытянулся в струнку и замер. На середину прохода вышел человек в широкополой шляпе, в сиреневом камзоле, затейливо расшитом золотой ниткой.

– Его величество граф Дракоша! – загробным голосом доложил он и, сняв шляпу, с поклоном скользнул в сторону. Яромир и Муромец буквально перестали дышать и снова прильнули к щелям.

Яромир не услышал шагов. В проеме двери появилась странная фигура, словно кто-то выхватил ножницами неровный кусок темноты. По толпе упырей пронесся восхищенный вздох, и фигура плавно двинулась по проходу.

Яромир озадаченно почесал в затылке. Это что еще за хрень? Снова какой-нибудь сильно крепкий колдун? Тут нужно ухо держать востро! Ах, как жаль, что нет лука и стрелы с серебряным наконечником! Хотя на крайняк можно этого нетопыря и так уесть. Главное – успеть за ноги ухватить, а там шваркнуть пару раз об пол или о стену. И все колдовство выйдет дурным духом!

Между тем странное создание тьмы колыхнулось, словно под порывом ветра, и оказалось длинным, сухопарым стариком в монашеской рясе с капюшоном, глубоко надвинутым на лоб. Наружу торчал только длинный фиолетовый нос.

– Развлекаемся или как? – осведомилось существо хорошо поставленным голосом.

И тут Вай, чеканя шаг, вышел вперед и доложил:

– Ваше Драконское величество! Сводный отряд нечисти под командованием сержанта Марыли и моим лично загнал в гостиницу и сожрал богатырей неизвестного происхождения! Лейтенант внутренней безопасности Вай!

– Вай, вай, вай! – все тем же певучим голосом произнес Дракоша. – Сколько раз я учил тебя: перед тем как сожрать лицо неурмынской национальности, нужно его поймать и привести ко мне на допрос. И только потом, вы слышите, потом, когда я сам опробую незнакомца, вы имеете право его сожрать, поделив пропорционально на части, соответствующие занимаемой должности и положению! Что-нибудь осталось от пришельцев?

– Вай замялся, затем достал откуда-то кальсонную тесемку:

– Вот, это все, ваше величество!

Дракоша протянул руку с необыкновенно длинными и острыми когтями, сцапал тесемку, понюхал ее и сунул в рот. С минуту он вдумчиво ее жевал и наконец проглотил.

– Н-да! – сказал он, словно бы про себя. – Такого я еще не встречал, однако. Лейтенант!

– Слушаю! – гаркнул Вай.

– Вы упустили момент отличиться, а могли бы стать капитаном с окладом двадцать мышей в месяц!

– Двадцать мышей! – как эхо, пронеслось по толпе вампиров. Брукбондская ведьма, она же сержант Марыля, не выдержала и облизнулась. Вай сник, опустил голову.

– Виноват, ваше величество! Больше не повторится!

– Не повторится… – проворчал Дракоша. – Это уже второй случай, лейтенант! Ладно, на этот раз я тебя прощаю. А теперь все вон! Я буду думать!

Дракоша присел на уцелевшую скамью и замер. Человек в шляпе, очевидно, дворецкий, тут же оживился и замахал руками:

– Все вон! Вон, кому сказано! Его величество граф думать будет!

Упыри переглянулись и бросились прочь. Причем бросились, как обычно, давя друг друга и отпихивая локтями. В новой свалке досталось всем. Разборки, с криками и визгом, закончились на улице. Было слышно, как кто-то с каратистским хеканьем раздает тугие шлепки. Скорее всего, это была Брукбондская ведьма. Вай вышел последним. Он отвесил ведьме по затылку, и все стихло. Богатыри переглянулись:

– Может, отдубасить его как следует?

– А если он колдонет?

– Тогда сидим тихо. А он, глядишь, подумает-подумает и уйдет.

На колдун не ушел. Он дождался, пока на улице стихнет шум, медленно встал и откинул капюшон. Яромир был разочарован. У графа оказалось обычное лицо упыря, синюшное, снулое. Только выдающийся фиолетовый нос придавал ему некоторую величественность. Он медленно повернулся в сторону друзей.

– Господа! – произнес он все тем же звучным голосом. – Опасность миновала. Но ненадолго. Мою гвардию очень трудно держать в узде! Поэтому я приглашаю вас к себе в гости. Поверьте, для вас будет куда безопасней переночевать у меня в замке.

Илья громко захлопнул челюсть и посмотрел на Яромира.

– Это он с кем разговаривает?

– Мне кажется, что с нами! – шепотом сказал Яромир.

– Силен колдун! – немедленно восхитился Муромец. – Сквозь стены видит.

– Какие там стены, – с досадой возразил Яромир. – У тебя же нос на вершок из щели торчит, попробуй не заметить!

Илья смущенно крякнул:

– Н-да… Значит, это он с нами разговаривает. А мы что?

– А мы спим! – несколько раздраженно заметил Добрыня.

– Точнее – делаем вид, – уточнил Попович, пытаясь устроиться поудобнее на узкой скамье.

– А может, примем предложение этого графа? – сказал Яромир. – Не нравится мне этот свинарник. А в замке я еще ни разу не был… там, наверное, здорово!

– Проклятье! – Поповичу наконец удалось устроиться поудобнее, но дубовая скамья не выдержала, ножки с хрустом подломились, и Алеша грохнулся на пол. Дом опасно содрогнулся. От потолка отделилась паутинка и медленно заскользила вниз.

– Убедили! – сказал он, вскакивая на ноги и отряхиваясь от пыли. – Меня эта скамья уже достала. Мозоль натер во всю длину!

– Думаешь, в объятиях вампира будет мягче? – хмыкнул Добрыня, поворачиваясь на скамье и тоже с грохотом оказываясь на полу.

– Сволочь! – рыкнул богатырь, сидя среди обломков скамьи. – Свинья ползучая!

– Кто сволочь? – нахмурился Алеша.

– Скамья, конечно, – пожаловался Никитич, поднимаясь и поправляя перевязь с мечом. – Все, братцы! Мне спать охота. Если к вампиру, так к вампиру. Может, и не засосет. Постели-то у него, небось, нормальные!

Стараясь громко не топать, с опаской косясь на гнилые стены, друзья спустились вниз. Только сейчас они оценили графа Дракошу по достоинству. Ростом он ненамного уступал богатырям, но был худ до чрезвычайности. Богатыри, очевидно, произвели на него благоприятное впечатление. Он коротко кивнул головой и улыбнулся карикатурной улыбкой, развалив длинную щербатую пасть. Богатыри невольно попятились. Яромир сжал кулаки, раздумывая, сразу дать ему в зубы или немного подождать?

– Господа! – Дракоша величественно вздернул голову. – Прошу выслушать меня внимательно. Ваше недоверие к существам моего рода вполне понятно и… – тут он вполне натурально вздохнул, – к сожалению, оправдано. Но! Этот край принадлежит мне, и я, как ответственное лицо, заинтересован в его процветании и даже в притоке туристов, в конце концов! Поэтому безопасность путешественников – это важнейшее направление нашей внутренней политики! Ведь далеко не все вампиры разделяют гастрономический взгляд на людей! Что касается меня и моего ближайшего окружения, – улыбнулся граф, – то мы предпочитаем мышей. Мышь для нас – это источник пропитания и даже символ процветания! Однако я попросил бы вас поторопиться, ибо сюда могут пожаловать незалежные вурдалаки из Господарии, а даже я не имею на них особого влияния.

– Незалежные вурдалаки – это кто? – заинтересовался Яромир.

– Гости из ближнего зарубежья, – хмуро ответил граф. – Натуральные проглоты. К тому же они терпеть не могут, когда русским духом пахнет!

– А вам русский дух нравится? – обрадовался Муромец.

Граф слегка поморщился:

– Честно говоря, не очень. Но я всегда был интернационалистом!

– Интер… кем?

– Националистом, – вздохнул граф.

– А это что? – наивно поинтересовался Яромир.

– Это когда ненавидят всех, кроме своего народа, – пояснил обалдевший Попович и в свою очередь попытался возразить: – Но ведь это неблагородно!

– Что делать! – вздохнул граф Дракоша. – Я честно борюсь со своими недостатками, но это не всегда получается. Путь к совершенству труден и тернист. Кстати, как тебя зовут? – неожиданно спросил он Муромца.

– Ну, Илья.

– А по батюшке?

– Абрамыч! – ляпнул Муромец, все еще толком не понимая, куда гнет упырь.

– Ну вот, – сладко улыбнулся Дракоша. – Я так и Думал! Кровь-то небось по ночам зудит? – осведомился он с непонятной интонацией.

– Она у меня и днем зудит! – признался Илья.

– Вот о чем я и говорю, – кивнул Дракоша. – Так что для незалежных вурдалаков вы – лютые враги! Итак, поспешим в мой замок, где вас ждут сравнительно чистые простыни и горячий супчик.

При упоминании о супчике Илья громко хлюпнул и вытянул губы в дудочку, не хуже иного упыря.

Перед домом стояла длинная повозка, запряженная парой великолепных, вороной масти коней. Правда, наметанный глаз Яромира успел разглядеть странную деталь: кони были обуты в смазаные офицерские сапоги!

«Оборотни!» – догадался Яромир, но никому ничего не сказал. Упырей он не боялся, знал только, что нужно быть настороже и успеть дать им в зубы раньше, чем они на тебя накинутся.

– Это мой личный долежанс, – похвалился граф. – Такой только у херцога саксонского, да у франкмасонского короля!

Дворецкий подобрал фалды и резво вскочил на козлы. Граф гостеприимно раскрыл дверцу:

– Прошу вас, господа!

Богатыри не без удобства разместились на обшитых черным бархатом сиденьях друг напротив друга. Последним зашел граф. Он закрыл за собой дверцу и довольно ловко уместился в гробу, который лежал аккурат посередке.

– Так это же гроб! – ахнул Муромец. – А я думал, ящик какой-то.

– Конечно, гроб, – подтвердил Дракоша, устраиваясь поудобнее и складывая на груди руки.

– Так ведь это… можно и присесть. Мест много!

– Право, не стоит беспокоиться, – улыбнулся граф. – За триста лет ко всему привыкаешь. Неужели вы не слышали поговорку «Лучше лежать, чем сидеть»? Можете сами попробовать!

– Нет уж, спасибо, я лучше посижу! – сказал Муромец, нервно шевеля пальцами. В этот момент кучер свистнул, и кони пустились в галоп. Яромир выглянул в окно. В неверном лунном свете он увидел, как бешено мелькают ноги, обутые в офицерские сапоги, и вздохнул. Это новое приключение начинало ему нравиться.

Долежанс мчался как ветер. Лес по бокам дороги слился в одну неразличимую, темную пелену. Несколько раз о стенку кареты кто-то стукнулся. Ощущение было такое, словно в дерево забили гвоздь.

– Это вороны, – пояснил Дракоша. – Не успели свернуть в сторону и воткнулись клювами. Доедем до места, вытащим.

Яромир подивился такой скорости, но промолчал. Долежанс мчался ровно, словно на дороге и не было ни рытвин, ни ухабов. Илья первый это заметил и высказался насчет качества заграничных дорог. На что граф тут же заметил, что дороги тут ни при чем.

– Дорога скверная, – сказал он. – Просто у меня долежанс на воздушной подушке! Таких только три. У меня и у…

– Хренцога сексотского, – вспомнил Илья.

Услышав это, граф Дракоша вздрогнул, как от удара током, и всю оставшуюся дорогу мрачно лежал в гробу. Вскоре за окнами замелькали какие-то строения, экипаж сбросил скорость, колеса разом стукнулись о булыжную мостовую, и долежанс въехал в широкие ворота.

– С прибытием! – возвестил граф и, скрипя суставами, вылез из гроба. Друзья вышли вслед за ним, с удовольствием вдыхая прохладный воздух, который после душного долежанса казался особенно вкусным.

Пока лакей выдирал воткнувшихся в экипаж ворон, богатыри успели осмотреться. Они стояли во дворе замка. Яромир впервые видел такое сооружение и остался недоволен. Вместо роскошных палат, изукрашенных резьбой, перед ним возвышалась мрачная башня из грубого камня, с бойницами наверху. К башне вплотную примыкали еще какие-то строения, такие же мрачные и грубые.

Этот замок может выдержать осаду целой армии! – похвалился граф. – А знали бы вы, какие чудные здесь живут привидения! Особенно одна девушка. Она… она все время бегает передо мной голышом! – тут голос у графа сорвался на фальцет, и он замолчал. Освобожденные вороны недовольно кряхтели и слабо шевелили клювами. Дворецкий графа выбросил их в кусты и засуетился, то запирая ворота, то возясь с ключами у входной двери.

– Прошу вас, ваше Драконское величество, и вас, дорогие гости!

С любопытством озираясь, богатыри вошли в просторную залу, ярко освещенную парящими в воздухе свечами.

– Присаживайтесь, господа! Вы, кажется, хотели супчика? Герман, распорядись!

Дворецкий вежливо поклонился и тут же убежал в соседнюю дверь. Вернулся он с огромной бадьей, в которой что-то булькало, дрожало и попискивало.

– А миски? – строго спросил граф.

– Ах да! – Герман всплеснул руками и тут же принес миски, ложки и полуведерный черпак. Яромир подозрительно повел носом. Как ни странно, от супчика пахло мясом, приправами и даже как бы лучком. Дворецкий принялся сноровисто разливать суп по мискам.

– А вы с нами не отобедаете? – спросил подозрительный Попович.

– Увы, дорогие гости, в силу чисто органических причин я могу питаться только одним…

Тут дворецкий поставил на стол еще одну кастрюлю, плотно закрытую крышкой, и, поклонившись, вышел. В кастрюле кто-то царапался и бегал, громко стуча мелкими ножками.

– Мыши! – коротко пояснил граф. – А вы кушайте, кушайте! У меня все честно, отравы не дам!

– А на меня отрава не действует! – равнодушно пояснил Муромец. – У меня в брюхе от нее заговор!

– Вот и прекрасно! – кивнул граф, запуская руку в кастрюлю. Пошарив, он вытащил оттуда упитанную мышь, сунул ее в рот и задумчиво захрустел. Друзья, стараясь не смотреть на Дракошу, дружно уткнулись в миски. Илья первый расправился со своей порцией. Блаженно вздохнув, он сощурил глаза и посмотрел на хозяина.

– Действительно, супчик хорош! Только уж больно мелкая курятина!

– Мышатина, – меланхолически уточнил граф. Друзья переглянулись и отставили миски в сторону. В воздухе повисло тяжелое молчание. Богатыри дружно сопели, не зная, что делать дальше. Только Яромир оказался на высоте:

– А мне царевич Бодулай рассказывал, что во Франкмасонии едят лягушек, и что он сам их ел, когда был проездом из Британии!

– Едят! – подтвердил Алеша Попович, мрачно облизываясь.

– А кумарцы едят змей! – выдохнул Добрыня. Граф согласно закивал головой:

Кухни мира, – сказал он, тонко улыбаясь, – включают в себя множество удивительных продуктов. В далекой Априке, например, черные мауры кушают червей, жуков и саранчу.

– Эх! – облегченно вздохнул Илья. – Тогда я наложу себе добавочки! А то пока до Британии доберешься, оголодаешь.

Через минуту он уже задорно хрустел мышиными косточками.

– Так вы едете в Британию? – оживился граф.

– Нуда, – сказал Муромец. – Надо снести башку одному гаду. Совсем распоясался!

– Не короля ли Артура вы имеете в виду? – Глаза графа Дракоши задорно блеснули. – А может быть, рыцарей округлого стола? Давно пора. Эти засранцы у меня уже вот где! – Он выразительно постучал по шее. – Прошлым летом остановились напротив замка, разбили лагерь. Всех мышей, понимаешь, перепугали, а сколько я оскорблений выслушал в свой адрес! Правда, хватило героев всего на одну ночь. Лейтенант Вай взял лагерь штурмом. Вы бы видели, господа, как они бежали! А сэр Ланселот на ходу потерял шаровары. И вы представляете, что мы в них нашли? – Граф деликатно наклонился к уху Ильи Муромца и что-то прошептал. Илья побагровел от натуги, очевидно, пытаясь осмыслить сказанное, и не осмыслил.

– Из железа? – ахнул он.

– Телескопическое устройство на резиновом поддуве! – безжалостно уточнил Дракоша. – Очевидно, свой природный объект он потерял намного раньше, во время одного из дурацких поединков… Вы же знаете, как это делается. Силы много, дури еще больше, мечи, что твоя бритва, чик – и нету!

– Бедняга! – пожалел его Яромир. – Ему теперь в море со скалы или в монахи!

– Это примерно одно и то же, – кивнул граф. – Тем не менее сей доблестный рыцарь при помощи знатного британского кузнеца спроворил себе искусную замену. Я не буду рассказывать подробностей, но сейчас он снова имеет потрясающий успех у дам, чего не было даже в пору его шкодливой юности! Так вот, господа! Мне жаль бедного короля Артура. Времена меняются, люди тоже. Рыцари округлого стола переметнулись к новому хозяину. Он больше платит и собирается подмять под себя всю страну. Да, пожалуй, и не только страну!

Друзья невольно переглянулись. У Яромира так и вертелось на языке имя Кощеева братца, но он смолчал, видя, что остальные богатыри, хоть и пыхтят, но молчат.

– От бедного доброго Артура все отвернулись! – продолжал граф. – С ним остался только повар, который варит ему гороховый суп. Изредка франкмасонский король посылает ему курицу, и то – инкогнито, чтобы не прознал… – тут Дракоша сделал таинственное лицо. – А все это сделал страшный колдун Мерлин!

– И что, ему нельзя набить морду, этому мерину? – не выдержал Яромир.

– Королю Артуру можно, – вздохнул граф. – Мерлину нельзя, зело хитер и могуч. А король ослабел умом, стал читать книжки, более того, сам написал изрядный труд.

– Стихи?! – тут же обрадовался Яромир.

– Увы! Это искусство, столь любимое рыцарством, ему недоступно. Он пошел по пути монахов и сочинил философский трактат «Закат Европы». Хорошо хоть догадался выпустить его под псевдонимом.

– А я пишу стихи! – тут же похвалился Яромир. – Хотите, прочту?

– Хочу! – неожиданно обрадовался Дракоша. – Наверное, про любовь?

– И про любовь тоже, – расцвел Яромир.

На лугу стоит теленок,

Куры ходят по двору.

Посиди со мной, миленок,

А не то с тоски помру.

Друзья тут же разразились восторженными возгласами и не сразу услышали какие-то странные, кашляющие звуки. Яромир первый понял, что что-то не так. Он во все глаза уставился на графа Дракошу. Бедный упырь всхлипывал, промакивая платком в горошек крупные желтые слезы. Наконец он громко высморкался и вздохнул:

– Не обращайте на меня внимания, господа! Эти удивительные стихи пробудили во мне былые чувства и несбыточные желания. Спасибо тебе, витязь, хоть я и не знаю твоего имени!

– Яромир, – сказал богатырь, у которого при виде плачущего вампира тоже защипало в носу. – А разве могут желания быть несбыточными?

– Еще как могут, – мрачно сказал граф. – Вы думаете, мне нравится быть вампиром и заниматься душегубством? Да, я сумел преодолеть позорную страсть, отказался от человеческой крови и перешел исключительно на мышей! Но, честно скажу, мне и мышей жалко. И вот, чтобы поддерживать авторитет, постоянно приходится лгать, хитрить, изворачиваться! Это низко, господа! Я – свой среди чужих, чужой среди своих, а все она, любовь!

Граф Дракоша встал, подошел к старинному буфету, похожему на боярский терем, открыл один из ящичков и вынул оттуда небольшую плоскую дощечку. На дощечке яркими сочными красками был нарисован портрет.

– Не правда ли, она прекрасна! – Он протянул портрет друзьям.

Яромир глянул, и челюсть его отвисла. С портрета на них смотрела Яга, развалив в глупой улыбке щербатую пасть.

Не искушенный в светском этикете богатырь уже раскрыл было рот, чтобы откровенно высказаться по поводу, прелестей незалежной Миледи, но Алеша Попович, вовремя пнул его ногой.

– Одна, но пламенная страсть! – произнес Дракоша трагическим голосом. – Все было готово к свадьбе, и если бы не предательский укус упыря… Мои враги рассчитали все. Они не предвидели только одного, что даже в таком жалком состоянии я останусь верен идеалам рыцарства и гуманизма! – Он вдохновенно поднял голову. Глаза вампира сверкнули грозным малиновым светом. Яромир поежился. Вид у «гуманиста» был страшен. Попадись такой душелюб в чистом поле, запросто можно ума лишиться. Эх, ему бы живой водички попить…

– И не надоело вам в упырях ходить? – сказал он. – Обернулись бы человеком, женились на своей э… невесте!

– Увы! – Граф повесил голову. – Боюсь, что это невозможно! Во всяком случае, прецеденты мне неизвестны.

Яромир пожал плечами:

– У нас в деревне, например, бывает, кого вурдалак и тяпнет. Не без этого. Ну а наш знахарь в пять минут такого поднимал на ноги. Это же просто! Берешь вурдалака, отрубаешь ему башку, а потом прыскаешь сначала мертвой водой, что бы все срослось правильно, а потом – живой. И все. Человек бегает, как новенький! Некоторых раз по пять кусали, и ничего, только крепче становились. Их потом никакаяхворь уже не брала!

За столом воцарилось удивленное молчание. Граф смотрел на Яромира, словно пытался прожечь его насквозь пламенным взглядом.

– Витязь! Надеюсь, ты не смеешься надо мной и твой рассказ не из тех баек, которыми любят потешить публику заезжие скоморохи!

– Все так и есть! – кивнул Яромир. – Разве такие вещи выдумаешь?

– А где вы брали живую воду? – не отставал Дракоша.

– Как где? У нас на околице небесный камень лежит, весь из железа, величиной с добрый терем. А в том камне щель, из нее вода бежит. Это и есть живая вода! Если кому там башку снесут по драке, так достаточно покропить, и человек снова живой. У нас из-за этой воды ни одного старика не осталось!

– Перемерли все? – ахнул Илья.

– Не. Как стариться начинает, так к камню бежит, чтобы воды насосаться. А возвращается уже пацан пацаном!

– Да… хорошая деревенька! – не выдержал Добрыня. – Надо бы к тебе наведаться!

– Ха-ха-ха! – развеселился Илья. – Решил требуху подлечить? Да тебе, Добрынюшка, только дубина поможет… и то не всякая!

Все это время граф Дракоша слушал рассказ с напряженным вниманием. Синюшное лицо упыря попеременно выражало то отчаяние, то надежду. Наконец он решился:

– А без мертвой воды обойтись нельзя? – спросил граф.

– Можно, – кивнул Яромир. – Тогда голову рубить не надо. Просто дать попить – и все.

– Так в чем же дело?

– Граф, вы же сами знаете. Ни одному упырю не хочется превращаться обратно в человека! Бомжуют себе потихоньку, ни забот, ни хлопот! Холод им не страшен, жара – тоже, сеять, пахать не надо. Гуляй – не хочу!

– А я хочу, чтобы были заботы и хлопоты! – решительно заявил граф. – Я обратно хочу! И, если вы мне поможете, каждому даю сундук золота!

Богатыри опешили. Первым дар речи обрел Илья. Он откашлялся, затем достал платок и высморкался для солидности:

– Хм! Оно бы, конечно, можно! Но ведь это… мы при исполнении. А переться к Яромирке в деревню – это время терять!

– Ни в коем случае! – ликующим голосом произнес Дракоша. – О, если бы я знал раньше! О глупец! В Британии тоже есть живая вода! Вы ведь держите путь в Британию? Ну, а там сейчас всем заправляет колдун Мерлин. О нем ходят разные слухи, но я-то точно знаю, что он не местный. Я даже догадываюсь, кто он, но молчу, молчу! Так вот, живет он рядом с Лоховским озером Несс. Его местные так и зовут – Лох Несс. Там тоже есть источник живой воды! – ликующим голосом закончил он. – Привезите мне хотя бы фляжку, а я вас научу, как одолеть чародея! Я дам вам кое-какие волшебные штучки, против которых он не попрет! А еще подскажу, как найти у него яйцо… – тут граф осекся и на секунду задумался. Сквозь синюшную кожу проступил румянец смущения. – Прошу прощения, господа, оговорился! Но душа чародея действительно находится в яйце.

– А яйцо? – нетерпеливо спросил Илья.

– А яйцо в черном драконе, коий обитает в диком озере и питается бедными скоттами!

– В смысле скотом? – по-деловому уточнил Яромир.

– Людьми! – вполголоса пояснил Попович.– Это племя такое.

– Совсем, видать, опустились! – нахмурился Яромир. – До чего же их дракон замучил, если они сами ыйя так стали называть!

– М-да! – задумался граф, на мгновение потеряв нить рассуждений. – Впрочем, это неважно! Так вот, того дракона нужно изловить и заставить снести яйцо. В этом яйце и хранится штукенция, в которой заключена душа колдуна!

– А что хоть за штукенция, как она выглядит? – спросил Добрыня. – Надо бы знать. А та ведь и ошибиться недолго!

Граф согласно кивнул головой:

– Это дело темное. Тут все в тумане, все нечисто. Один сведущий маг под страхом укушения признался, что там, в яйце, которое он называл птичьим словом «контейнер», находится чудесный микрочип, в котором и содержится душа злодея! Но как выглядит этот самый микрочип он и сам не ведал. Так согласитесь вы мне помочь, благородные витязи? Мы можем заключить взаимовыгодный контракт!

Илья Муромец вздохнул:

– Ну что ж. Дело хорошее. Любовь действительно сила! Да и невеста, чай, заждалась!

Граф промокнул глаза платочком:

– Она, наверное, скончалась в муках, бедняжка! Уж столько лет прошло!

– Да жива она, ваша красавица! – сказал Илья. – Мы ее недавно видели!

– Что?! – Граф вскочил и забегал по зале. – Не может быть! Неужели? О, если бы я мог хоть одним глазком взглянуть на нее!

Для этого сначала надо стать человеком! – строго сказал Попович. – Боюсь, ваш нынешний вид ее не обрадует! Мы действительно вам поможем. Но как победить дракона?

– И не только дракона! – Граф многозначительно поднял вверх палец. – Но, я вижу, вы нуждаетесь в обуви. Племя подкаблучников своего не упустило! Итак. Я вас экипирую за свой счет, плюс по сундуку золота! Сейчас мы составим договор, и я вас подробно проинструктирую, как проникнуть в замок Мерлина и как победить чародея. Я уверен, что с вашим талантом выполнить это задание не составит большого труда!

Между тем Яромир заметил некую странность: они довольно долго беседовали с графом, а ночь все тянулась и тянулась, словно время замедлило свой бег. Тоненький серпик луны, хорошо видный из окна, только чуть-чуть сместился в сторону. Взяв это на заметку, богатырь еще раз хорошенько огляделся.

Зал, где они находились, показался ему теперь не таким уж огромным, как вначале. Здесь, как и в гостинице, царила полная разруха. Отовсюду свисала паутина, на столе и под столом валялись плохо обгрызенные мышиные кости. Вспомнив науку лесных отшельников, Яромир сделал глубокий вдох и расслабился, направив зрение внутрь себя, и уже оттуда, как бы из другой глубины, снова посмотрел вокруг. И ужаснулся. Вдоль стен тесными рядами стояла нечисть, скаля кривые зубы. Очевидно, они ждали только сигнала. Ьогатыри ничего не чувствовали, поглощенные беседой с вампиром.

Яромир потихоньку опустил руки под стол и незаметно для графа надел бронированные перчатки. «Неужели они ничего не видят? – с тревогой подумал он, глядя на друзей. – Или морок настолько силен? Значит, Дракоша только и делал, что заговаривал им зубы, и наверняка сейчас даст сигнал своей гвардии! Ну что ж, тем хуже для него!»

Однако граф почему-то не торопился давать команду. Упыри в нетерпении корчили зверские рожи, противно хлюпали мокрыми губами. Пару раз Дракоша косился в их сторону с недовольным видом и один раз даже показал кому-то кулак. Наконец он громко хлопнул в ладоши. Яромир приготовился к броску и уже присмотрел, кого из вампиров схватить за ноги, чтобы отдубасить им остальных, но вместо того в зал вошел дворецкий.

– Герман, принеси набор волшебных инструментов! – распорядился граф. – И подбери обувь для наших гостей!

Стоящие вдоль стены и невидимые остальным богатырям вампиры разочарованно закатили глаза. Дворецкий обернулся быстро. Он притащил четыре пары сапог, поставил на стол объемистый кожаный баул и удалился.

Вот, – сказал граф, пока богатыри обувались. – Здесь то, о чем я говорил. Это волшебная флейта!

– Моцарта! – тихо пробормотал Попович, но Дракоша все же услышал.

– Моя! – быстро возразил он. – Предыдущего хозяина я уже не помню. А это – гитара-самопляс. Лучшее средство для отвлечения противника.

Упыри заинтересовались, вытянули длинные гусиные шеи, пытаясь получше рассмотреть чудесные вещи. Но Дракоша снова исподтишка показал им кулак, и они успокоились.

– А вот это, – продолжил граф, – остзейский барабан, или, по-вашему, «двое из сумы». Стоит им дать команду, и они отбарабанят любого так, что мало не покажется!

– Ну-ка, ну-ка! – Яромир, у которого склонность к искусствам пересилила чувство опасности, подцепил гитару. Граф выпучил глаза и раскрыл пасть, что бы что-то сказать, но не успел. Богатырь ударил по струнам. И в этот момент все пришло в движение. Вампиры, утратив невидимость, сорвались с мест и принялись отчебучивать такое, что у богатырей глаза полезли на лоб. Через минуту зал загудел от всеобщего веселья. Больше всех старался граф. Он выписывал такие коленца, что Яромир едва не надорвался от хохота. Дракоша с места сделал двойное сальто с прогибом, приземлился на шпагат, кувыркнулся через голову и пошел вприсядку. Одного из вампиров он случайно двинул ногой, и тот мгновенно развалился на перепрелые куски. Но это не остановило танцующих. Кто-то лихо отплясывал рок-н-ролл, кто-то твист. Один, явно не урмынской национальности, выделывал лезгинку, другой, наверное, тоже незалежный, – гопака. Оба старались вовсю, в конце концов они столкнулись друг с другом и развалились на части. Дворецкий, как отбойный молоток, колотился головой о дверь. Илья Муромец плясал весьма своеобразно: он подпрыгивал до потолка и приземлялся с громким уханьем. Добрыня и Алеша Попович изображали танец маленьких лебедей. Замок содрогался от фундамента до потолка. Откуда-то появились летучие мыши и принялись кружить хороводы между балками перекрытий. Обыкновенные мыши тоже повылезали из всех нор и пустились в пляс, азартно повизгивая.

«Вот она, сила искусства! – думал Яромир, наяривая на гитаре. – А, может, я в одночасье стал великим музыкантом, может, я гений и лауреат?» Он не помнил, от кого услышал эти слова, но они понравились ему своей красивой значительностью. Он весело подмигнул багровому Илье, удвоил старания и был буквально изумлен, когда Муромец в перерыве между прыжками проревел:

– Заткни шарманку, баран! Иначе сдохнем…

От обиды и удивления Яромир опустил гитару, и Илья грохнулся на пол в изнеможении. Добрыня и Попович подтанцевали поближе и устроились рядом. Нечисть давно уже лежала вповалку, некоторые в полуразобранном виде. Только граф продолжал выписывать немыслимые коленца. Наконец, сделав прыжок в четыре с половиной оборота и проехав по паркету, как по льду, он замер и с некоторой обидой спросил:

– А что, музыка кончилась?

– Антракт! – сурово сказал Илья и отобрал у Яромира гитару. – Ну, Яромирка, ты нас чуть не уморил. Это же боевая магия!

– Разве? – смущенно пробормотал Яромир. – А я думал, что у меня талант!

– Не просто талант, а талантище! – успокоил его Муромец. – Только другого рода. Кого придавить, кого изувечить.

– А стихи? – насупился богатырь.

– Стихи хороши, ничего не скажешь. Особенно про старушку. Как там? «Шла старушка по паркету, где прошла, паркета нету!» Или вот это: «Дрожа от усердия сморщенным веком, старушка питалась минтаем и хеком!» Прямо про твою Миледю! Кстати, граф… – тут Илья повернулся к Дракоше. – Откуда взялись эти хлопцы? – Он кивнул на нечисть, неохотно расползающуюся в разные стороны.

– Личная охрана, – коротко ответил граф. – КГБ.

– Это что за зверь?

– Это не зверь, а Команда Графской Безопасности, – пояснил Дракоша. – Ребята выполняют свою работу. Но, пожалуй, их можно отпустить. – Он махнул команде рукой. – Пацаны, налетай!

И кэгэбисты налетели. Но не на богатырей, а к столу, точнее, к кастрюле с мышами. Они глотали их, как кильку, держа за хвост и мгновенно обсасывая до косточек. Когда с последней мышью было покончено, отряд с тихим щелчком растаял в воздухе.

– Вот так! – удовлетворенно сказал Дракоша, потирая лапки. – И волки сыты, и овцы целы!

– Это кто же волки-то? – усмехнулся Илья. – Твои кэгэбисты, что ли? Так они по ходу запчасти теряют, а если в драку ввяжутся?

– Ну, запчасти – дело наживное, – уклонился от прямого ответа граф. – У меня в подвале мастерская, там производятся ремонт, тюнинг и даже полный апгрейд! Конечно, вся беда в том, что новых упырей заграница почти не поставляет, то, что к нам попадает, в лучшем случае б/у или секонд-хенд.

Богатыри отпали. Даже образованный Попович покраснел от натуги, пытаясь понять, что сказал Дракоша. Тем временем граф достал из заветного сундучка бумагу, чернильницу и перо. Бесшумно, словно тень, появился дворецкий. Теперь на нем был темный немецкий сюртук, панталоны и башмаки с пряжками. Плоский шишковатый череп украшала черная бархатная шапочка.

– Герман в качестве нотариуса составит и утвердит наш договор! – сказал Дракоша. – Согласно этой бумаге сундучки с золотом перейдут в вашу собственность после превращения меня в человека!

Яромиру такое крючкотворство не понравилось. Он несколько раз прочел бумагу, пытаясь найти в ней подлые моменты, и не нашел. Илья же, наоборот, все подписал с легкостью, даже не читая. Подписав, он подмигнул Яромиру, и у того отлегло от сердца. По одной ухмылке он понял, что Муромца все эти штучки забавляют и, ежели ему понадобится, он сей секунд снесет графу буйную башку и с чистой совестью пойдет дальше. Однако граф к такому повороту событий, очевидно, не готовился и грамоту бережно спрятал в сундучок.

– А теперь, господа, вам нужно отдохнуть. Ночь еще далека от завершения, и вы успеете выспаться, ибо время в моем замке течет куда медленней, чем обычно!

– Опять колдовство? – засопел Яромир. – Постоянный обман, всякие фокусы-покусы, рахат-лукум с ядом? Надоело!

– Никакого волшебства! – покачал головой Дракоша. – Чистое везение, господа! Год назад мои ребята поймали одного молодца… Он хотел побыстрей попасть в некий город Прагу, а попал к нам, хе-хе! Он, видишь ли, многознатец и книгочей, ученая голова! А теперь сидит у меня в подвале, в мастерской, и ремонтирует моих парней. Ну, и в свободное время что-то там изобретает. Вот, загуститель времени изобрел. К примеру, до рассвета час остался. А он этот час может хоть на неделю растянуть, во!

– Его случайно не Петровичем зовут? – заинтересовался Илья.

– Альфредом, – сказал граф. – А фамилию не помню. То ли Иванов, то ли Сидоров. Я в немецких фамилиях всегда путаюсь. Да и не нужна она ему сейчас, эта фамилия.

– А можно на него посмотреть? – загорелся Яромир. – Я ни разу ученого человека не видел, страсть как хочется поговорить!

Граф Дракоша недовольно поводил носом, вздохнул:

– А, ладно. Пойдем! Герман, проводи нас!

– Екарный бабай! – не выдержал дворецкий. – Задергали совсем, честное слово! Ни минуты покоя! Подай то, принеси се, посвети, отведи! Поесть и то некогда. Уж лучше на пенсию, к чертовой матери!

– Ма-алчать! – взвизгнул граф. – Разговорчики! Как дам в зубы!

– Ну, вот! Как что, так сразу в зубы! – еще больше обиделся дворецкий. – А где их, зубов, напасешься? Не один раз уж выбиты! Спасибо Альфреду, новые вставляет, железные. Так ведь железо-то плохое, ржавеет.

– Я тебе давал оцинкованное, – смягчился граф.

– Давал. А сам же потом и выбил! А потом, от цинка во рту всегда кисло, нет бы золота предложил, ведь все подвалы ломятся!

– Все-таки придется дать тебе в зубы! – вздохнул граф. – А ну, веди!

Герман засопел, тем не менее взял факел и отворил маленькую железную дверь в стене:

– Прошу вас, господа!

Богатыри прошли низким сводчатым коридором, затем по крутой лестнице спустились вниз. Здесь уже факел был не нужен, потому что под потолком горели яркие фонарики. Из глубины подвала пахнуло сухим теплом, сквозь толстые стены донесся тихий тревожный гул, словно где-то невдалеке шумело море. Дворецкий остановился возле массивной стальной двери и постучал:

– Альфред, открой!

Послышались быстрые шаги, дверь бесшумно распахнулась, и на пороге появился сутулый человек с копной седоватых волос и богатырскими усами. Илья с удивлением уставился на него. Человек совсем не походил на вампира. В свою очередь ученый тоже уставился на Илью.

– Илья Муромец! – Богатырь протянул ему могучую руку.

– Просто Альфред! – произнес ученый и крепко ее пожал.

– Да вы проходите, проходите, чего в дверях стоять? – засуетился граф.

Богатыри вошли в мастерскую. Просторное помещение было заставлено столами, верстаками, стеллажами. Все это, в свою очередь, было загромождено какими-то чудными вещами, каких Яромир отродясь не видывал и даже не подозревал, что такое может быть.

На столе посередине комнаты стояла прозрачная бутыль, опутанная какими-то трубочками. В бутыли сердито бултыхалось что-то пронзительно голубое и чистое, пронизанное золотистыми жилками. Оно явно стремилось выплеснуться наружу, но хитрые трубочки возвращали содержимое сосуда обратно.

Сквозь стеклянные стенки доносилось сердитое ворчание.

– А я знаю, что это такое! – обрадовался Яромир.

– Что? – заинтересовался Альфред, с любопытством наклонив красивую голову.

– Самогонный аппарат! – торжественно заявил Яромир. – Там небось бражка булькает, а на выходе первач!

На конце маленького краника действительно созревала тяжелая голубая капля. Альфред слизнул ее и покачал головой.

– Да нет же! Это – загуститель времени. А то, что вы видите в бутыли, это и есть завтрашний день. Вон он какой ясный и солнечный!

– Так ты, брат, завтрашний день воруешь? – нахмурился Илья. – Нехорошо! Чем люди жить будут? Я за это и батьку родного пришиб бы, а тебя и подавно!

– Погодите, братцы, вы меня не поняли, – засмеялся Альфред. – Согласно теории относительности никто ничего не ворует, просто я слегка придерживаю время для вас, а снаружи оно нормальное. – Он хотел добавить что-то еще, но замялся.

– По моему приказу! – важно ответил Дракоша. – Чтобы дорогие гости могли как следует выспаться! А потом, это ведь не везде, а только в нашем районе. Мы его так и называем: спальный район!

Все эти объяснения Яромир понял по-своему:

– Значит, это не брага?

– Конечно нет!

– А что же это такое красивое, с полосками?

– Завтрашний день, – терпеливо повторил Альфред.

– И ты из него гонишь самогонку? Ну ты крутой!

Лицо у Альфреда неожиданно вытянулось. Он уставился на Яромира вытаращенными глазами. Богатырь невольно забеспокоился:

– Что такое? Я грязный, да?

– Ты – гений! – взревел Альфред и бросился к нему на шею. – Вот это идея! Вот это размах! Дистилляция времени! Мы очистим будущее от всякой дряни, чтобы блестело, как стеклышко! Вы только представьте: будущее двойной перегонки! Только лучшая погода, только лучшие мысли, только самые благородные поступки! Надо немедленно этим заняться!

Альфред ринулся вперед, к своей бутыли, запнулся о ногу графа и полетел, вытянув руки вперед, прямо на стол.

– Держи его! – запоздало крикнул Дракоша. Яромир попытался схватить многознатца и не успел. Сверкнув золотым утренним солнцем, бутыль покачнулась и рухнула на пол. Вспыхнули и разлетелись алмазные осколки, что-то громко вздохнуло, мир вздрогнул, и повсюду разлилось золотое сияние.

Яромир не сразу понял, что он лежит. А когда осознал, то не сразу врубился где. Только тогда, когда длинная травина заползла ему в нос, заставив сладко, с оттяжкой чихнуть, он поднял голову и огляделся.

Горячее утреннее солнце било в просветы между деревьями, невесомым пламенем дышало в мелкой листве. Богатыри лежали вповалку на поляне. Илья сладко посапывал, положив голову на замшелый, пробуравленный муравьями пень. Добрыню каким-то образом занесло в дупло векового дуба, и оттуда выглядывал только кончик ребристого шлема. Из густых кустов выглядывали босые ноги Алеши Поповича, чуть тронутые румянцем, словно от стыда. Граф Дракоша лежал в центре поляны, на него в упор бил целый сноп лучей, и упырь-гуманист на глазах съеживался, превращаясь в мумию. Рядом лежал дворецкий Герман и тоже не благоухал. Только Альфреда нигде не было видно.

«Нехорошо получается, – подумал Яромир, с ужасом глядя на графа. – Он к нам как человек, а мы… Надо бы в тенечек его отнести. А кстати, где же замок?»

Замок оказался прямо за спиной. Одну из стен замка разворотило так, словно по ней ударил хвостом кумарский дракон. В какой-то момент из этого провала показалась знакомая фигура и замахала ему рукой. По всклокоченной шевелюре и бодро торчащим усам Яромир узнал Альфреда. Недолго думая он подхватил графа с дворецким под мышку и подбежал к провалу.

От мастерской остались одни обломки, но зато здесь было темно, и Дракоша зашевелился, приходя в себя.

– Что это было? – захныкал он капризным бабьим голосом. – Где я, что произошло?

– Извержение времени! – сказал Альфред, расхаживая по мастерской и подбирая с пола какие-то детали. – Хорошо, что целы остались!

Яромир откашлялся:

– Ну, я вижу, все в порядке? Тогда мы пошли. Нам ждать некогда, солнце уже высоко! А насчет живой воды сделаем, как договаривались. Сначала служба, а потом дружба!

– Вы уже? – огорчился Дракоша. – Как жаль! Мы о многом не успели поговорить! Ах, какая чудная была ночь, полная надежд и танцев! – Граф вздохнул и захрапел, положив голову Герману на живот. Дворецкий недовольно пискнул и тоже заснул нервным вампирским сном. Яромир уже развернулся, когда его окликнули:

Господин богатырь!

– Ась? – Яромир повернулся к Альфреду. Многознатец сжимал в руках бутылку, в которой плескалась мутно-коричневая жидкость.

– Вот, возьмите с собой, пригодится!

Яромир принюхался, настороженно поджал губы:

– Это что? Тоже будущее?

– Нет! – выдохнул ученый. – Это Надракакаш! Чудодейственная настойка. От усталости, от болезней, вообще от всего плохого. Действует мгновенно!

– Настойка – это хорошо, – обрадовался Яромир. – Это вовремя. Только название у нее больно страшное.

– Это потому что… – Альфред привстал на цыпочки и что-то прошептал Яромиру на ухо.

– Вот это по-нашему! – обрадовался Яромир. – Это круто. Надо будет Илью напоить. Для большей рассудительности.

– Простите, а вы куда направляетесь, если не секрет?

Богатырь-с интересом посмотрел на ученого. Тот был полон энергии и на вампира совсем не походил.

– Секрет, – кивнул Яромир, – но тебе скажу. Мы едем в Британию.

– В Британию?! – воскликнул Альфред. – Но это же здорово! Мне всегда хотелось попасть в Коксфорд. Но, боюсь, в ближайшее время я буду занят двойной перегонкой будущего. Возможно, для человечества это единственный шанс… – Ученый замолчал, глядя куда-то вдаль, словно прозревая облик неведомого грядущего. Внезапно он оживился, его глаза озорно блеснули: – Если будете в Коксфорде, передайте от меня привет профессору Невтону. И скажите ему, что он не прав. Что скоро все его открытия накроются медным тазом под натиском моих изобретений! Пусть сидит и мучается! Особенно в свете двойной перегонки будущего.

– Договорились. – Яромир кивнул головой, вспомнил, как Альфред слизнул голубоватую капельку с конца трубки, и, понизив голос до шепота, спросил: – А каково будущее на вкус?

– Кисло-сладкое, как яблочный сок, – вздохнул ученый. – Я иногда позволяю себе рюмочку-другую, но не больше. Уж больно похмелье тяжело!

Яромир выбрался из пролома и уже через минуту стоял на поляне, где вовсю храпели богатыри.

Он на цыпочках подошел к дорожному мешку, и вытащил гитару-самопляс.

– Подъем! Что в уставе написано? Богатырь должен всех врагов перебдеть! Не спи, не спи, могучий, не предавайся сну!

Илья приоткрыл правый глаз, мутно посмотрел на Яромира и снова закрыл. Алеша Попович недовольно дернул ногой, и только Добрыня из дупла выразился откровенно:

– А не заткнулся бы ты часика на два? Яромир немедленно вскипел:

– Ах так?! Ну сейчас вы у меня, братцы, проснетесь! – и ударил по струнам.

Хороша была пора,

Мы гуляли до утра!

Тешились со славою

Над ротой Блудославою!

– А? Что? Где Блудослав? – Илья сел и ошарашенно помотал головой. – Эх, сейчас бы мышиного супчика!

– А сплясать не хочешь? – осведомился Яромир, продолжая наяривать на гитаре.

– Пошел на хрен! Дай сначала проснуться… ой! – Илья повел плечами, резво вскочил на ноги и пустился по поляне вприсядку. Добрыня попытался выбраться из дуба, но застрял еще больше. Напрягшись, он вырвал дуб из земли и пошел скакать вместе с ним. В следующую секунду из кустов вылетел Алеша Попович с испуганным лицом и, не сказав ни слова, принялся отрабатывать скачки и приседания.

– Вот теперь вижу, что проснулись! – сказал Яро-мпр, переставая играть и убирая гитару. – Идти отек да надо, и чем быстрей, тем лучше. До Британии-то, чай, еще не близко!

10.

– Ой! Мать его, Кощея за ногу и дубиной по голове! – Дормидонт слетел с трона, словно подброшенный невидимой пружиной, и закружился по залу, схватившись за задницу. – Ой, больно!

Ваше величество! – Дверь немедленно приоткрылась, и на пороге возник великий канцлер. Его лицо выражало крайнюю степень озабоченности. Он вежливо повел ноздрями и уставился на царя. – Вы меня звали?

– Вау! – Дормидонт перешел на более изысканное восклицание. В свое время он подслушал его у барона фон дер Шнапса. Когда барона тяпнула за ногу придворная собачка Жуля, он сказал именно «вау», а не «ой»!

– Вау, вау, вау, – продолжал заливаться государь жалобным лаем. – Средь нас измена, вау! Мне ткнули отравленной иголкой прямо в зад! О, низкое и подлое коварство! Я знаю, это заговор клевретов, желающих короной завладеть!

Кощей, давно уже привыкший к Дормидонтовым выходкам, терпеливо ждал, когда государь успокоится. Но вместо этого государь заскакал по зале с удвоенной энергией.

– Ну вот, – причитал он, – я уже чувствую, как медленно крадется яд по телу! Как проникает в кости и мозги!

Только тут Кощей заметил, что царь держится за свою филейную часть, и встревожился:

– Что случилось, ваше величество? Неужели на вас так подействовал этот ужасный Шекспьер? Я говорил вам, не надо читать на ночь аглицких сочините лей. У них другой менталитет!

Дормидонт вплотную подскочил к канцлеру. Глаза его были полны слез.

– Мне засунули в сиденье отравленную иголку, и она меня уколола! – с невыразимым упреком сказал царь. – А твоя охрана спит на посту. Вот!

В первую секунду Кощей растерялся, но тут же взял себя в руки, сурово сдвинул кустистые брови и набрал полную грудь воздуха, чтобы крикнуть стражу. Однако закашлялся и махнул рукой:

– А… нельзя ли взглянуть на травмированное место?

– Нельзя! – застонал Дормидонт. – Моя задница – это государственная тайна! Это высший секрет!

– Но ваше величество! Я, некоторым образом, второе лицо в государстве и имею соответствующий доступ!

– Пошляк! – Дормидонт побагровел от смущения, но тут же безвольно махнул рукой и сдался. – А, ладно. Смотри.

Атласные царские шаровары бессильными складками упали на пол. Кощей пытливым взором уставился на дряблую царственную ягодицу. На ней и в самом деле краснело крохотное пятнышко.

– Укол! – констатировал Кощей. – Надо обеззаразить! Сейчас я позову лекаря.

– Я тебе позову! – взвыл Дормидонт. – Чтобы потом по всему царству расползлись слухи… не позволю!

– Никаких слухов не будет, ваше величество! – твердо сказал Кощей. – У нас есть палач. Прикажем отрубить лекарю голову, и вся недолга!

– Опять ты за свое! – возмутился Дормидонт, подставляя задницу порывам свежего ветра. – Никакого зверства не позволю!

– Тогда я обеззаражу сам! – сказал Кощей. – У меня есть кое-какой опыт. – Он вынул из кармана фляжку с самогоном.

– Это что? – Дормидонт подозрительно покосился на фляжку.

– Это эликсир жизни, – не сморгнув, соврал Кощей. – Мгновенно заживляет раны, нейтрализует действие ядов. Наклонитесь, ваше величество.

Зачарованный ученой речью канцлера, Дормидонт нагнулся, обреченно уставившись в окно.

Кощей отвинтил крышку и щедро, не целясь, плеснул самогона. И в этот момент в залу вошла царица. С минуту она молча смотрела на происходящее. Дормидонт напряженно замер. Кощей – тоже. Царица сначала ойкнула, а затем понимающе поджала губы.

– Вот теперь мне все ясно! – сказала она глухим голосом. – Какой разврат! И прямо в тронном зале!

– Ваше величество! – хором воскликнули Кощей и Дормидонт. – Вы нас не так поняли!

– Все я поняла! – сказала царица и вышла, громко хлопнув дверью.

– Софушка! – воскликнул Дормидонт, и тут спирт сделал свое дело. Царь взвизгнул и принялся скакать по зале, окончательно потеряв штаны. И тут царица вошла снова. Очевидно, она решила, что и впрямь что-то не так поняла. Но, увидев мужа, совершающего головокружительные прыжки, и канцлера, бегающего за ним со штанами в руках, не выдержала и, ахнув, осела на пол. Дормидонт, увидев драгоценную супругу в обмороке, прекратил свои скачки, рухнул перед ней на колени и принялся приводить в чувство. Кощей мгновенно присел рядом:

– Подержите ей голову! Вот так! – Приоткрыв широкую царицыну челюсть, он плеснул в нее самогонки.

Софья задергалась, словно ее ошпарили кипятком, и открыла глаза. И первым делом снова увидела нижнюю часть Дормидонта. Крякнув, она решительно села, отобрала у Кощея фляжку и сделала пару больших глотков. Кощей не выдержал и приложился тоже. Дормидонту досталось меньше всех, он сердито зачмокал, выцеживая последние капли.

– Так-так! – многозначительно сказала царица. – Теперь я все понимаю!

– Ничего ты не понимаешь! – взвизгнул Дормидонт. – Меня укусили… то есть прокололи. Вот! – И он гордо показал Софье пострадавшую часть.

– Ха! – сказала царица. – Ха-ха! Ха-ха-ха! – Она смеялась минуты две. За это время Дормидонт успел надеть штаны и принять величественный вид. Наконец Софья отсмеялась и встала на ноги.

– Ваше величество! – сказала она с легким оттенком презрения. – Ваш дед ходил с рогатиной на дракона! Ваш отец бился на кулаках с медведем! А вы испугались комариного укуса!

– Она гордо поправила платье и, ни на кого не глядя, вышла из зала.

– Ну вот! – скуксился Дормидонт. – Опять скандал!

– Разве это скандал? – мягко возразил Кощей. – Это так… недоразумение! Поверьте мне, ее величество придет к себе, выпьет стаканчик-другой и обо всем забудет! Лучше посмотрим, что это вас укололо?

Кощей подошел к трону и принялся внимательно рассматривать бархатное сиденье. Впрочем, искать долго, не пришлось. Подхватив длинными пальцами нечто торчащее из щели, он поднес его к глазам:

– Ну так я и думал!

– Что это? – Дормидонт уставился на блестящую безделушку в руках канцлера.

– Орден Гаврилы Самозванного. Это не вы его потеряли?

Дормидонт захлопал себя по груди:

– А ведь и вправду, потерял! Так это я об него и укусился?

– Укололся, – поправил его канцлер. – Как видите, ваше величество, инцидент исчерпан. Кстати, у меня для вас хорошие новости: Петрович изготовил корону и скипетр. С минуты на минуту их должны доставить вам.

– Так быстро? – удивился Дормидонт.

– Гораздо быстрее, ваше величество! Сейчас атрибуты власти проходят магическую обработку. А пока займемся государственными делами. На западных границах неспокойно. Беглый боярин Бунша снюхался с незалежными магнатами, объявил себя Лжедор-мидонтом и собирает полчище интервентов!

– А что Бивария?

– Бивария делает вид, что стоит в стороне, но из королевской канцелярии рассылаются прелестные письма по всем городам и весям.

– И что там, в этих письмах? – испугался Дормидонт. – Небось соблазняют демократическими ценностями?

– Кощей покачал головой:

– Теперь у них другой подход. Каждому обещают бочонок кислой капусты и банку соленых огурцов.

– Бред! – уверенно заявил Дормидонт.

– Ну, не скажите, – усмехнулся канцлер. – У них тонкий расчет! Одним ударом они решают две проблемы: освобождают свои склады от просроченной продукции и предоставляют мужикам бесплатную закусь.

– А что мы можем противопоставить им? – насторожился Дормидонт.

Канцлер многозначительно усмехнулся:

– Бесплатный выпивон! После государственной водки мужикам будет не до политики, уж я постараюсь! – Сказав это, Кощей изобразил такое таинственное выражение на лице, что Дормидонт испугался.

– Что, опять добавки? Типа приворотного зелья?

– Пройденный этап! – отмахнулся Кощей. – Не приворотное, а отворот-поворотное. Любую заграничную блажь наш мужик и на дух не примет.

Дормидонт вздохнул и уставился в окно. Это было приятней, чем смотреть на Кощея. Там, на бревенчатом плоту, бабы колотили белье. Они высоко подоткнули подолы, не стесняясь выставлять напоказ белые полные ноги.

«Ах, какие ножки! – подумал Дормидонт. – И кожа, видать, упругая, молодая! А как подкрадешься сзади, да как цопнешь…» Он снова вздохнул и повернулся к Кощею. Дальновидность канцлера частенько приводила его в состояние неопределенной задумчивости. Дормидонт вдруг с ужасом понял, что напрочь забыл все, о чем рассказывал Кощей. Он раскрыл было рот, чтобы хоть что-то сказать, поскольку негоже молчать государю во время важного разговора, но, к счастью, в дверь тронной залы постучали.

– Разрешите войти, ваше величество? – В дверь просунулись сначала бравые усы, затем стрелецкая шапка, а следом показался и весь Блудослав. – Ваше задание выполнено! – отчеканил он. – Заветный сундучок из гохрана доставлен! Куда разрешите поставить?

– Поставь сюда и иди, – сказал Кощей, указывая на подоконник.

Блудослав, привычно раскорячившись, проковылял через залу и брякнул сундучок на подоконную плаху.

– Это… ничего больше не нужно?

– Свободен, – коротко ответил канцлер.

Блудослав отдал честь, с каким-то похабным приседом развернулся и поковылял к выходу. Когда он потянул за ручку двери, Кощей его остановил:

– Блудослав!

– Слушаю, ваше высокопревосходительство!

– Ты знаешь, что в сундуке?

– Никак нет, ваше высокопревосходительство! – соврал Блудослав.

– Ладно, ступай.

Непрерывно кланяясь, Блудослав направился к двери. При этом он так пытался изобразить преданность, что в конце концов прищемил себе палец.

Дормидонт с удовольствием выслушал, как командир отряда стрельцов особого назначения поливает матом ни в чем не повинную дверь, и, когда угрозы в адрес дверной матери стихли, весело потер руки:

– Что это с твоим верным Блудославом? Какой-то он весь раскоряченный и неловкий!

– Повредился на службе государству, – нахмурился Кощей, которому было известно о неприязненных отношениях между Муромцем и Блудославом. – Однако посмотрим, что нам принесли, – он внимательно посмотрел, целы ли пломба и магическая печать, и только после этого откинул крышку. Дормидонт ахнул. В сундучке на малиновой бархатной подушке лежали корона и скипетр.

– Вот они, родимые! – Царь схватил корону, надел ее и моментально расцарапал себе всю голову. – Сволочь твой ювелир! – захныкал Дормитдонт. – Хоть бы края закруглил! Одни углы да ребра…

Кощей развел руками:

– Так положено, ваше величество. Ведь это точная копия настоящей.

– Кстати, ты напомнил мне о настоящих регалиях. Я думаю, поиск ведется? А то ведь смотри, если корона и скипетр попадут в руки Бунше…

– Не попадут, – успокоил его Кощей. – Ваши богатыри обшарят всю Европу, а украденное найдут и похитителя во дворец доставят. Конечно, сделать это нелегко, но они справятся.

11.

Яга, как могла, приводила барона в чувство. Наскипидаренный фон дер Шнапс всю ночь пробегал по городу, пугая прохожих, и вот теперь лежал на полу, вывалив черный дымящийся язык и мелко подрагивая конечностями. Граф Рокфор сидел рядом на скамейке, блаженно щурил глаза, принюхивался и время от времени глухо уркал.

– Уймись, вампирская морда! – Яга замахнулась на Рокфора. – Давно ли клыки отрастил, а туда же!

Граф немедленно оскалился и зашипел, выгнув спину, словно кот. За неимением шерсти сюртук у него на спине поднялся дыбом.

– Лучше водички принеси. Видишь, ухайдокали мы барона со своим лечением!

– Кровь бы ему пустить! – сказал граф севшим от волнения голосом. Говорят, кровопускание помогает… а может, я стаканчик отсосу?

– Я тебе отсосу! Неси воды, пока на осиновый кол не посадила!

Рокфор нехотя отправился в ванную и загремел там пустым ведром. Вскоре он вернулся обратно и поставил полное ведро на пол. С него немедленно натекла лужица желтоватой воды. Яга подозрительно покосилась на вампира, пожевала губами, принюхалась:

– Ты откуда воды набрал, охальник?

– Оттуда. – Рокфор потупил глаза и принялся рассматривать ногти.

– А почему у нее запах такой?

– Не знаю. Я теперь воду не пью, мне не хочется! – мстительно заявил граф.

Яга на секунду замолчала и махнула рукой:

– Ладно, давай держи ему пасть, а я лить буду.

Рокфор только и ждал этого приказа. Он немедленно подскочил к фон дер Шнапсу, уселся ему на грудь, отчего тайный советник немедленно издал странный, явно не горловой звук, и обеими руками разжал барону челюсти. Барон выпучил глаза и покорно обмяк.

– Ишь ты, сам отдается! – радостно осклабился вампир. – Ты лей, матушка, а то он что-то твердеть начал!

– Эх, воронку бы! – Яга взяла ведро, прицелилась и стала вливать воду.

По мере того как ведро опустошалось, струя становилась все толще. В груди барона что-то клекотало, булькало и пыталось вырваться наружу. Тем не менее все ведро исправно вошло внутрь, и живот барона сделался круглым и тугим, как мяч. Рокфор пошлепал его по брюху.

– Эх, попрыгать бы!

– Я тебе попрыгаю, прыщ болотный! – гаркнула Яга. – А ну геть с барона!

Граф нехотя встал и отошел в сторону.

– Уж и пошутить нельзя! Очень мне нужно с ним связываться. Если бы в нем хоть кровь была…

Старуха подняла бровь:

– А что же в нем, по-твоему?

– Сплошная химия! – поморщился вампир. – Генетически модифицированный продукт. Я, когда поближе принюхался, сразу понял.

Яга вытаращила на него глаза, но тут пришел в себя фон дер Шнапс. Он тяжело облизнулся, что-то неразборчиво пророкотал и выпустил из себя спертый водою воздух. Яга зажала нос и заскакала по горнице:

– Ой, батюшка, да что ж ты наделал! Уж я такая терпеливица, а тут хоть беги!

– Может, ему осиновый кол? – осклабился Рокфор.

– Братаны, за что губите?! – прохрипел фон дер Шнапс, но тут же окончательно пришел в себя и вспомнил про немецкий акцент. – О, Миледи! Ви есть меня немного лечиль? А я много, много бегай и вот усталь!

– Зато' как новенький! – улыбнулась Яга. – Небось уж и не болит ничего. Народная медицина кого хошь на ноги подымет!

Барон, шатаясь, встал, задел за пустое ведро, и оно, громыхая, откатилось в угол. Тяжело колыхаясь, как наполненный водой кожаный бурдюк, фон дер Шнапс прошелся по комнате. Его лицо стремительно желтело. Он поднял на Ягу пожелтевшие глаза и отчетливо произнес:

– Миледи, о! В этот жалкий, ничтожный страна ви есть единственный созданий, кто может помешат агентам Кощея достичь цели! Они не должны попасть в Британии! Я подскажу вам айн адрес. Это недалеко, в горах. Вы поговорить с ваш коллега фон Рюбецаль. Возможно, он вам помогать. Я дам вам филе, филе гульден, ви ему заплатить, и он сбросить проклятый богатырь в пропасть. О! Но если он вам не помогать, то ви сам заманивать ваш враг в опасный место.

– А гульдены? – насторожилась старуха.

– В такой слючай гульдены возьмете себе!

Барон тяжело вздохнул:

– А сейчас я дранг нах отдохнуть. Я что-то ошшень, ошшень усталь.

«Ишь, как быстро вода-то усвоилось! – подумала бабка. – Вон – весь, как лимон, пожелтел! Ну, ничего, батюшка, это тебе на пользу!»

Осторожно, словно он нес переполненный сосуд, барон направился в туалетную комнату.

– Так ить спальня не там, – не выдержала Яга.

– Я знаю, – грустно произнес барон и скрылся за дверью. Через минуту из туалетной комнаты послышался странный гул. Стены вздрогнули. С грохотом обрушилась какая-то железяка. Было слышно, как барон возится, шумно дышит, то ли что-то подбирая, то ли, наоборот, разбрасывая. Наконец в дверь просунулась его взлохмаченная голова:

– Миледи, о! Я думаль, ви уже уехаль!

– А гульдены? – сурово нахмурилась Яга. – И адрес этого самого… Врубеля!

– О, я, я! Рюбецаля. Ви отвернуться на один минут!

Яга отвернулась, но скосила глаз. Барон выскользнул из туалетной комнаты и прошлепал в апартаменты. Отсутствовал тайный советник довольно долго. Наконец он появился, держа в руках кожаный мешочек с гульденами и записку:

– Вот, Миледи! По эта записка ви найдете адресат. Внизу вас ждайт мой лючи экипаж, запряженный заколдованный конь. Звоните на мой магический мобила!

12.

Яромир, Илья Муромец, Добрыня и Алеша Попович держали военный совет.

– При наличии отсутствия Святогора собрание буду вести я, – сказал Муромец, мрачно облизываясь. После мышиного супчика богатыря мучили жажда, стыд и подлая нутряная щекотка. – Возражения есть? – он обвел глазами товарищей.

Яромир сидел, позевывая, с любопытством глядя на укатанную лесную дорогу. Из-за поворота доносился неразборчивый гомон: то ли кто-то с кем-то ссорился, то ли кто-то кого-то утешал. «Упыри гомозят, – подумал он лениво. – Вот ведь, непоседы. Только колом их и успокоишь!»

Добрыня вертел перед глазами боевой шлем, пытаясь поймать в нем свое отражение. Отражение в силу выпуклости шлема не радовало. Только Попович выслушал Илью с надлежащим вниманием.

– Не, – сказал он, – так не пойдет.

– Это почему? – засопел Муромец. – Али рожей нехорош, али еще что? Ты уж говори-договаривай. А я послушаю. Верно, братцы?

– Ну, положим, рожи у нас у всех хороши, – сказал Добрыня, надевая шлем. – Вопрос насчет старшого…

– Надо провести выбор демократическим путем, – сказал Попович. – Голосовать будем.

Яромир немедленно оживился:

– А голосовать нужно громко? Я могу! У меня глотка пестом прошиблена, одним криком душу выну!

– Погоди, Яромирка, не суетись, – остановил его Добрыня. – Дело-то серьезное. Старшого для собрания выбираем.

– Итак, – сказал Попович, – кто хочет быть старшим?

– Я! – вскочил Муромец.

– Другие кандидатуры есть? Нет. Хорошо… Голосуем списочным составом.

Яромир в первый раз в жизни наблюдал такое интересное дело. От любопытства он приоткрыл рот и даже не почувствовал, как ему на язык сел комар.

– Кто за то, чтобы старшим на собрании был Илья Муромец, прошу поднять руки.

– Я! – восторженно завопил Яромир, незаметно для себя проглатывая комара. – Да здравствует Илья!

– И я! – сказал Добрыня.

– Присоединяюсь, – сказал Попович, довольно потирая руки. – Вот теперь все в порядке. Демократические ценности соблюдены, выборы прошли при полной явке. Снова Батьку выбрали!

– У нас такая традиция, одного и того же выбирать, – проворчал Добрыня. – А то запутаешься на фиг!

– Разговорчики! – весело рявкнул Илья. – Короче, объявляю вас мужем… Тьфу, совсем запутали, черти! Объявляю собрание открытым. На повестке дня один вопрос: что делать дальше?

– Как что делать? – удивился Попович. – Идти, задание выполнять.

– Куда идти? – разозлился Муромец. – Ни хрена же не ясно, и спросить не у кого!

– Надо было карту взять, – спохватился Добрыня. – Я помню, Святогор что-то говорил про горы.

– Это у него мания такая, – сказал Попович. – О чем бы ни говорил, всегда сворачивает на горы. Он же Святогор!

– Он рассказывал про Карпаты, – напомнил Яромир. – Про Дракошу, и вообще…

– Какого еще Дракошу? – нахмурился Илья. – Ах да, этого хмыря! – Он покосился в сторону замка. – Накормил, сволочь, мышами. А мы их жрали! Напустил дурмана, дылда клыкастая.

– Чары! – глубокомысленно сказал Попович.

– Между прочим, он обещал нам по сундуку золота, – напомнил Яромир.

– Вот этого я и боялся! – вздохнул Муромец. – Стоило из Лодимера выехать, как началась всякая хрень. Нам дело делать надо. Корону найти и это… дубину.

– Скипетр, – поправил Попович.

– Да хоть что! – рассердился Муромец. – А как их искать? Где? – Он требовательно посмотрел на друзей. Добрыня и Попович молча пожали плечами. Однако Яромира этот вопрос не смутил:

– А в чем проблемы? Будем искать везде.

– Может, и здесь, в лесу? – съязвил Добрыня.

– Конечно! – кивнул Яромир. – Сейчас я кое-кого расспрошу, – он резко развернулся, сунул руку в кусты и вытащил оттуда извивающегося вампира.

– Ну что, тварь позорная, сзади подкрасться решил?

– Братцы, я не при делах! Просто гулял рядом, – захныкал вампир. – Ой, суньте меня в тенечек, иначе сгорю!

– Жить хочется? – спросил Яромир, глядя в бегающие вампирские глазки.

– Ой, как хочется!

– Тогда говори, где царская корона и скипетр?

– У Мерлина! – заверещал вампир. – Ой, жжется! Солнце действительно палило в самую макушку упыря, и она уже начала дымиться.

– Откуда ты знаешь? – напрямую спросил Яромир.

– Да об этом кто только не базарит! – затараторил упырь. – Все знают, что он корону спер, чтобы вашего царя извести.

– Что-о?! – разом взревели богатыри.

– Нуда, извести при помощи магии, – торопливо пояснил упырь. – А теперь отпустите меня, вы же обещали!

Яромир взвесил упыря в руке:

– У нас на Руси обещанного три года ждут. Но для тебя, приятель, я сделаю исключение. – Он размахнулся, шваркнул его несколько раз о дерево и один раз о землю, а затем носком сапога отправил в чащу. Богатыри молча уставились на Яромира.

– Что-то не так? – забеспокоился он.

– А ты все-таки крутой! – не выдержал Илья.

– У нас в деревне все такие, – смутился Яромир. – Главное – поймать языка. А язык, он до Киева доведет.

– Балда, – не выдержал Добрыня. – Ты бы лучше выяснил, по какой дороге дальше двигаться. Что надо спешить, мы и так знаем.

– Стоп, братцы, у меня же есть компас! – спохватился Попович и полез в дорожный мешок. Покопавшись, он извлек плоскую коробочку с круглым стеклышком наверху. Внутри коробочки бегала, дрожала маленькая стрелка. Богатыри, дружно запыхтев, склонились над невиданным прибором.

– Эка сранюшка! – растрогался Муромец. – Ишь, как трясется – то туда, то сюда! И ты, Алешка, хочешь, чтобы мы доверились этой пигалице? Да она сама не знает, чего хочет!

Добрыня тоже был разочарован прибором.

– У кого брал? – прямиком спросил он.

– А при чем тут это? – вскинулся Попович. – Ну, в немецкой лавке.

– Это у Вадьки Кормушкина?! – ахнули богатыри. – Так он тебе непотреб впарил. Лучше бы ты волшебный клубок купил.

– Ничего вы не понимаете, это научный прибор. Где Британия? На севере. А стрелка как раз и показывает на север.

Богатыри снова уставились на стрелку.

– Какой к черту север? – не выдержал Илья. – Она ж крутится, как окаянная, аж в глазах рябит!

Это потому, что на нас железа много, – терпеливо пояснил Попович. – Надо раздеться.

– Значит, я голышом должен перед ней прыгать? – фыркнул Илья. – Спрячь-ка ты эту штуку подальше. Или нет, выброси в кусты. Пусть упыри развлекаются, может, у них ум за разум зайдет!

– Вы не продвинутые, – отмахнулся Попович. – Темнота. Сейчас я все выясню. – Он положил компас на вытянутую руку и закружил по поляне. – Та-ак! Десять румбов вправо, три румба влево. От ста тринадцати отнять пятьдесят шесть, сколько будет? Черт его знает… а теперь вот это колесико повернуть… – Он сделал еще шаг и вписался лбом в дерево. Друзья покатились со смеху:

– Ха-ха! Ты же чуть дерево не снес!

– Так он же у нас продвинутый!

– К чертовой матери! – взревел Попович и что есть силы швырнул компас в чащу. В глубине леса что-то ухнуло, кто-то заверещал истошным голосом:

– Совсем убил, сволочь!

Послышался удаляющийся топот ног, и все стихло. Попович даже изогнулся, пытаясь разглядеть, что там в кустах произошло.

– Пришил кого-то, – лениво констатировал Илья.

– Не кого-то, а упыря, – пояснил Яромир. – Пойдемте-ка отсюда побыстрей, уж больно здесь колдовства много!

– Эх, коней бы! – вздохнул Попович.

– Обойдемся, – отмахнулся Яромир. – Нет коней – бегом добежим. Еще быстрее будет!

– Верно! – поддержал его Илья. – Ну что, вжарим, братцы?

Богатыри выбрались на дорогу и припустили по ней галопом. Ветер засвистел в ушах.

– Здорово! – восхитился Яромир и немедленно увеличил скорость. – Уф, уф!

– Эх, молодо-зелено! – Муромец поднажал и вырвался вперед. Время от времени на дороге попадались начисто обгрызенные и поваленные стволы. Нечисть здесь в свое время полютовала! Богатыри брали эти препятствия с ходу, одним длинным прыжком.

Вскоре лес начал редеть, дорога стала шире, и Яромир понял, что владения графа Дракоши вот-вот останутся позади. Внезапно из кустов выскочил какой-то совсем уже отчаявшийся упырь и отчаянно замахал руками:

– Остановитесь, дайте хлебнуть…

Яромир, не останавливаясь, наладил ему такого пинка, что несчастное чудище, как пушинка, отлетело в сторону, вмазалось в дерево и завертелось, нанизанное на сучок. К несчастью для упыря, дерево оказалось осиной.

– Класс! – завопил Илья от восторга. – Молодец, Яромирка!

– Рад стараться! – по-военному ответил Яромир и ускорил темп.

Внезапно лес отступил, словно отпрыгнул назад, и друзья понеслись мимо полей, сплошь засеянных кукурузой. Зрелые початки нависали над дорогой. Муромец широко облизнулся и помчался по обочине. Спелые початки замолотили Муромца по груди.

– Вот это по-нашему! – пробормотал Илья и, чуть наклонившись, раскрыл рот. Крепкие зубы с хрустом перекусили початок.

– Во дает! – восхитился скачущий рядом Добры-ня. – Я бы так не сумел!

– Ам-ням-ням! – ответил Илья, выплюнул листья и схватил зубами следующий початок.

– Что это он сказал? – забеспокоился Никитич.

– Голод не тетка! – перевел Яромир и попытался последовать примеру Ильи Муромца. Однако, не успев вовремя раскрыть рта, получил початками сразу по губам, носу и ушам и снова вырулил на середину. За Муромцем клубился шлейф из зеленой кожуры.

Кукурузное поле незаметно перешло в поле, заросшее подсолнухами. Муромец, не успев разобраться, по инерции сгрыз несколько переспелых корзинок. Насилу отплевавшись от черной шелухи, он сладко чихнул и вновь увеличил скорость.

Друзья неслись как ветер. Яромиру было страшно и весело. Хотелось зажмуриться, но не от ветра, выдирающего слезы, а от восторга и ужаса. Такое чувство Яромир испытал только однажды, когда на спор смастерил деревянные крылья и спрыгнул с колокольни. Крылья были срублены из толстых досок и оказались тяжеловаты. Но перед тем как трахнуться о землю, Яромир все-таки успел пару раз ими махнуть. Оно, конечно, падать и страшно, и неприятно, но лететь уж больно хорошо!

И сейчас то, что было по краям дороги, слилось в однообразную полосу, а то, что было впереди, приближалось с ошеломляющей быстротой. И это был немалый отряд конников и пешников, а дорогу преграждал здоровенный шлагбаум в виде толстого, корявого бревна. Рядом стояли пограничные янычары и с раскрытыми ртами смотрели на дорогу.

– Лесной вихрь! – успел пискнуть кто-то.

В следующий миг богатыри пересекли финишное бревно. Осколки шлагбаума брызнули в разные стороны, и отряд смело с лица земли в мгновение ока. Богатыри остановились.

Илья, смущенно усмехаясь, потер лоб. Добрыня Никитич ощупал расцарапанный нос, Попович весело подмигнул подбитым глазом, а Яромир ощупал языком припухшую губу и весело рассмеялся. Знакомство с бревном обошлось сравнительно дешево. Но Муромец все равно разозлился.

– Это что за приколы?! – зарычал Илья. – Где этот гад, который бревно на дороге придумал? За зверство в землю вобью!

Он осмотрелся в поисках «гада» и увидел сидящего на коне незнакомца. На нем было богатое платье, соболья шапка и туранская сабля сбоку. Незнакомцу повезло. Его не снесло в сторону вместе с отрядом и не разметало по полю, как пограничных янычар. Он стоял в сторонке и был всего лишь ошарашен происшедшим. Он даже не утратил своего кичливого и заносчивого вида.

– Ага, – удовлетворенно сказал Илья. – Так это ты, сынку, нам пакость устроил? – Он откинул носком сапога чьи-то штаны и направился к всаднику. – Ну что, таракан усатый! Слезай…

Конь запоздало захрапел, хотел прянуть в сторону, но Илья удержал его рукой.

Дорогу полномочному послу сиятельного Тюбетейк-паши! – захрипел незнакомец. – На колени, холоп, или я тебя зарублю! – Он потянулся было к сабле, но моментально получил по морде и ненадолго затих, выплевывая выбитые зубы.

– Кто холоп? – по-отечески осведомился Илья.

– Ты, ты! – заверещал полномочный посол, дико вращая глазами. Он все еще надеялся на подмогу, но подмога опасливо выглядывала из дальних кустов и на выручку полномочному послу не спешила.

– Неверный ответ! – вздохнул Илья и отвесил нарядному незнакомцу подзатыльник. Посла словно неведомой силой вынесло из седла, но до земли он не долетел. Яромир, подошедший уже совсем близко, принял его, как пас, и передал Добрыне. Никитич очень удачно перепасовал его Поповичу, а тот – Илье. Минут десять шла веселая игра в футбол.

За все это время посол так и не коснулся земли. Над дорогой вилась белесая пыль, слышалось сосредоточенное сопение и кряхтенье богатырей.

– Как бы не помер мужик с непривычки, – неожиданно озаботился Яромир. – Блудослав к футболу приученный, а этот может и окочуриться. Что, ежели он и впрямь государственный человек? Это что же будет? Международный скандал, дипломатические протесты, может быть, даже война…

Улучив момент, он поймал незнакомца за шиворот, пару раз стукнул его о землю, чтобы отряхнуть пыль, и уложил на травяной бугорок.

Илья Муромец подошел, присел на корточки:

– Ну так кто холоп?

Минут пять незнакомец кашлял, чихал, пускал пузыри и по-младенчески гукал, пока Яромир не вспомнил о снадобье, которое ему дал Альфред. Снадобье пахло очень знакомо, и Муромец ревниво зашевелил усами.

– Спиритус? – осведомился он. Яромир смущенно пожал плечами:

– Это особая настойка. Мне ее Альфред дал. Она типа возвращает силы и разум. Он ее называл Надракакаш.

Илья поежился:

– Что уж, покрасивей нельзя было название придумать?

– Можно, наверное, – подумав, согласился Яромир. – Но у него все точно. Надракакаш – это настойка на драконьих…

– Какаш… – с ужасом догадался Илья.

– Вот именно, – кивнул Яромир. – Вещество редкое, как правило, окаменевшее и действует лучше, чем мумие.

– А мумие твое?

– Ну это, иногда бывает, на мертвецах проступает смола, типа вонючего пота, – охотно принялся объяснять Яромир. – Ее пустынные мудрецы соскабливали и пили вместе с чаем.

– Тьфу, извращенцы! – разозлился Добры-ня. – Да что же они, получше лекарства не могли придумать? Чаек с мертвецким потом! О-хо-хо!

– Это еще что! – оживился Яромир. – Я вот слышал, что в черной Априке тамошние мужики… – договорить он не успел. Полномочный посол затрясся, словно отбойный молоток, утробно рыкнул и пришел в себя. Он посмотрел на богатырей, ощупал пальцами остатки зубов и всхлипнул.

– Кто-то что-то говорил насчет холопов, – мстительно напомнил Илья. – Вопрос понятен?

– Это я холоп! – истово заявил незнакомец. – Это я – мерзкий, подлый, грязный, вонючий холоп! Разрешите поцеловать вашу ручку!

Муромец ласково потрепал полномочного посла по щеке:

– Перебьешься. Если все полезут руки целовать, без рук останешься… Звать-то тебя как? Да и вообще кто ты есть, сынку?

Я полномочный посол Тюбетейк-паши, Василий Парураз. Везу письмо туранскому Салтану от наместника Урмынского!

– Ну вот теперь все ясно! – кивнул Илья и запустил обе руки посланнику за пазуху. Через минуту на свет были извлечены грамота, подорожная и два кошелька: один толстый, другой тонкий.

– Это в казну премьер-министра! – испугался посол.

Можешь отвезти своему министру драка-каш, – строго сказал Илья. – Пусть погрызет на досуге. Валюта конфискуется.

– Я буду жаловаться, – захныкал посол. – По какому праву?!

– Вот по какому! – строго сказал Муромец и поднес к носу Василия пудовый кулак. – Это как называется?

– Аргумент, – затрясся посол.

– Вот именно. А письмо мы сейчас прочтем. Может, там что не так, так мы его подправим. И вообще письмо туранскому Салтану нужно писать по-другому. Твой наместник небось сладкие сопли развесил, а мы ему правду-матку врежем! Чтобы на всю жизнь запомнил! А то развел тут, понимаешь, упырятник! Яро-мирка, у тебя красивый почерк? Достань-ка бумагу и перо, да не жадничай, мы тебе в Коксфорде новой купим!

Яромир вздохнул, полез в торбу, извлек лист желтоватой бумаги, чернильницу и перо. Все это дело он пристроил на пеньке, подложив для удобства собственную тетрадь со стихами.

– Так что писать-то? – спросил он и снова вздохнул.

– Ты меня, Яромирка, не разочаровывай, – нахмурился Илья. – Кто у нас писатель? Ну-ка, блесни, покажи талант!

– Яромир порозовел от удовольствия, закатил глаза и, воздев правую руку, продекламировал:

Ты, Салтан, живи, не трусь,

В роскоши купайся,

Ну, а сунешься на Русь,

Потеряешь…

Яромир неожиданно замолчал и уставился на Илью.

– Ну, чего замер? – не выдержал Муромец. – Не томи, говори, что потеряет Салтан?

– А я понял, – тонко улыбнулся Попович.

– Я тоже, – кивнул Добрыня. – Потому что в рифму.

– Может, другое стихотворение придумать? – засомневался Яромир. – Я сейчас.

Ты, Салтан, других не круче,

Не такой ты важный гусь!

Быть тебе в навозной куче,

Если сунешься на Русь!

– Вот это по-нашему! – воскликнул Муромец и повернулся к Яромиру. – Круто! Записывай оба стихотворения и давай, заливай дальше.

Яромир напрягся:

– А может, хватит?

– Не халтурь! Сочиняй! – вмешался Добрыня. – Чтоб его величество до кишок пробрало! Пусть запомнит русских богатырей!

У Салтана на макушке

Пробивается пушок.

Сочиню ему частушки,

Чтоб пробрало до кишок!

У туранского народа

Появились два урода.

Кто же им на горе дан?

Ибн Гашиш и царь Салтан!

Илья Муромец заглядывал через плечо Яромира, сопел и волновался:

– Надо, чтобы этот Салтан поумерил аппетит, а то пол-Европы загреб, и все ему мало!

– Думаешь, он нас испугается? – усмехнулся Добрыня.

– А то! – хором, не сговариваясь, ответили Яромир и Муромец.

И сумняшеся ничтоже,

Говорю тебе, тиран:

Поведешь себя негоже —

Я твою баранью кожу

Натяну на барабан! —

закончил Яромир и обессиленно сел в траву. – Уф!

Муромец взял грамоту и помахал ею в воздухе, просушивая чернила.

– Приедем домой, – мечтательно сказал он, – закажу Петровичу картину: «Богатыри пишут письмо туранскому Салтану»!

– И повесим ее в «Трех дураках», – обрадовался Добрыня. – Пусть Блудослав завидует!

– Он и так нам завидует, – не согласился Попович. – Дальше уж некуда. А то заболеет мужик…

– А мы его вылечим! – подмигнул Муромец, и богатыри расхохотались. Даже полномочный посол принялся угодливо хихикать, хотя и представить не мог, какое такое лекарство есть у богатырей для Блудослава.

– Погодите, ребята, – сказал, отсмеявшись, Муромец. – Надо доделать дело. – Он скатал письмо в трубку, перевязал его тесемкой. – Вот, Вася… как там тебя дальше?

– Парураз, – прошептал полномочный посол. Илья вздрогнул и поморщился:

– Да ведь с тебя и одного раза хватит, мил человек! И так на ладан дышишь…

– Это фамилия виновата, – закручинился Василий.

– Тем более. Ишь ты, Парураз! А впрочем, обратись к Салтану. Может, он тебя пару раз и приголубит дубиной, а мне на тебя и смотреть противно! Ты лучше отвези послание от богатырей лодимерских.

– А Ибн Гашишу? – прошептал посол.

– А Ибн Гашишу вместо денег отвезешь дракакаш! – Муромец поднял Василия за шиворот и посадил на коня. – Ты все понял, мальчик?

– Все, мой господин! – смиренно ответил посол.

– Вот и скачи! – Илья засунул в рот два пальца и свистнул так, что у Яромира заломило зубы. С деревьев полетела листва, посыпались ветки. Богатыри невольно присели. Высоко в воздухе, словно лист, подхваченный ветром, витали синие янычарские штаны.

– Вот это да! – прошептал Яромир, с уважением глядя на Илью. – Научил бы меня так свистеть, а?

– Научу, не фиг делать, – осклабился Муромец. – Есть один секрет. Просто нужно… – Он не успел договорить. На дорогу упала гигантская угловатая тень. Казалось, соседняя гора шагнула вперед, загородив собой половину неба. Яромир поднял голову и ахнул. На дороге стояло волосатое чудовище, упираясь головой в облака, и нахально скалило большие желтые зубы. На руках у него сидела Миледя и тоже скалилась. Вот только зубов у нее было поменьше.

– Вот они! – завизжала она, увидев богатырей. – Лиходеи, злодеи, убивцы!

– Шо? – чудовище завертело башкой, затопталось на месте и едва не уронило бабку на землю.

– Тише ты чурбан неотесанный! Отпусти, отпусти, кому говорят, – Яга ухватила гиганта за волосину и пребольно дернула.

– Урр, – произнесло чудовище и опустило Миледю на землю. – Хде?

– А это что?! – Яга ткнула пальцем в сторону богатырей. – Вот они, разбойники! Сожри их, милый, сожри поскорей!

– Так ить, не видно ни шиша! – пробормотал великан, присаживаясь на корточки. Ближайшая сосна тут же воткнулась ему в ноздрю. Гигант сморщил волосатую рожу, развалил розовую пасть и оглушительно чихнул. Ягу едва не отнесло в сторону. В последний момент она уцепилась за шерсть и удержалась.

– Хде злодеи, бабуся? – снова произнесло чудовище, шаря лапами по земле.

– Да вот же они, слепой дьявол! – не выдержала бабка. – Бельмы-то выкатил, а смотришь не туда!

– В чем дело, гражданка Яга? – возмутился Яромир. – Немедленно освободите дорогу и не мешайте движению! Иначе мы примем меры…

– Ха-ха! – театрально захохотала Яга. – Они примут меры! Да куда уж вам против моего красавца. Это вам не Груня! Он от вас даже кусочка не оставит. Кеша, вперед!

Великан с достоинством выпрямился.

– Я – Кинг Конг! – гордо прорычал он и ударил себя кулаком в грудь.

– Нет, Кеша, Кеша! – завизжала Яга и топнула ногой. – Не сметь мне перечить! Иначе заколдую, замордую, по косточкам размечу!

– Урр! – Чудовище в страхе прикрыло глаза косматой лапой.

– Ну кто ты еся? – нахально приосанилась Яга.

– Кеша, – покорно произнес Кинг Конг.

– Давай, Кеша, дави злодеев, – искусственно всхлипнула Миледя. – Они меня, старушку, обидели, всю опозорили, испаскудили-и!

– Хрр, – неуверенно зарычал Кинг Конг, он же Кеша. – Сожру, сгрызу, победю! – Чтобы подбодрить себя, он принялся скакать, ударяя себя лапами в грудь. При этом едва не раздавил Ягу в лепешку, но старушка оказалась шустра не по годам. Она вовремя отскочила в кусты и оказалась в безопасности. Между тем нелепые скачки чудовища сначала озадачили богатырей, а потом рассмешили.

– Ишь как накачивается! – прищурился Муромец. – Что делать будем?

– Драться, – сказал Яромир, засучивая рукава. – Велика Федора, да дура! Он же нас боится, вы что, не видите? Эй, дядя!

– Шо? – Кинг Конг перестал скакать и прислушался.

– Шо, шо, – передразнил его Муромец. – Будет тебе шо! Эй, нагнись-ка, что скажу!

– Ась? – Чудовище встало на колени и вытянуло вперед морду.

– Хрясь! – Это Муромец подпрыгнул и влепил Кинг Конгу затрещину.

Чудовище удивленно проглотило слюну и вытянуло морду еще ближе, словно специально подставляя под удар. И тут на нее обрушился такой град тумаков, что исполин не выдержал, взревел, вскочил на ноги и… бросился наутек, оглушительно топоча лапами. Когда земля перестала дрожать, друзья огляделись.

– А где бабка-то? – удивился Яромир. – Только что тут была.

– Была, да сплыла, – проворчал Илья, приставив лидонь ко лбу. – А это что?

Над дорогой клубилась пыль. Яга скакала во весь опор верхом на Рокфоре. Резвый граф уносил Миледи с поля боя со скоростью породистого скакуна.

– Мы еще встретимся! – донеслось до друзей. – Я вам покажу-у!

– Смотря что покажешь, – рассудительно заметил Илья. – Может, там и смотреть-то не на что! Говорят, с годами иные вещи приходят в негодность.

Друзья так и покатились со смеху. И тут же замолчали. Скачущий во весь опор граф неожиданно развернулся и явно нехотя потрусил назад.

– Чего это он? – удивился Илья. – С дуба рухнул?

– Может, ему жить надоело, – предположил Попович. – Такие вещи случаются. Разочаровался и решил свести счеты.

– Ну при его собачьей жизни это не удивительно, – сказал Добрыня. – Яромирка ему поможет!

Яромир поежился:

– Нет уж, пусть сам старается. Осины здесь много. Долго ли на сучок надеться?

Однако все произошло не так, как думали богатыри. Рокфор остановился, Яга спешилась и, сохраняя спокойное достоинство, направилась к Муромцу. Илья выкатил глаза и даже присел от удивления:

– Тебе чего, бабуся?

Яга уставилась на него пронзительными разноцветными глазами:

– Что ты там сказал насчет некоторых штучек, которые с годами приходят в негодность?

Первый раз в жизни Муромец не нашелся что ответить. У него неожиданно запершило в горле:

– Кхе, кхе! Я ничего это… не того. Ну не насчет то-го-сего…

– Подлец! – трагическим голосом сказала Яга. – Нахал и циник!

– Как?! – опешил Илья.

– А вот так! – твердо сказала Миледя и свесила богатырю звонкую пощечину. После этого она повернулась, не спеша взгромоздилась на Рокфора и пришпорила бедного графа.

Минуты две друзья молчали, не глядя друг надруга. Наконец Илья с силой выдохнул воздух.

– Вот это женщина! – сказал он, потирая щеку. – Ишь какая! Вот тебе и Яга…

– Колдунья! – убежденно сказал Яромир. – У них, у всех одна повадка. Я ж ее хотел за ноги да об землю, а прямо всего так и сковало, шагу не ступить!

– Зато теперь отпустило, – заметил Добрыня.

– Да вроде как отпустило…

– Тогда рванем дальше, – предложил Попович.

– И все-таки есть в ней какая-то изюминка! – не унимался Илья. – Как вспомню Зойку-каракатицу…

– Ну, по сравнению с ней Яга, конечно, красавица, – усмехнулся Добрыня. – Ладно, отдохнули и хорош. Нам рассиживаться некогда.

– Вперед, братцы, хотя бы Рокфора поймаем!

– Отряд, слушай мою команду! – крикнул Муромец. – Выстроились в линию… Яромирка, не высовывайся вперед! Приготовились! На старт… внимание… марш!

13.

Фон дер Шнапс сидел в глубоком кресле, обитым красным бархатом. Если бы Яромир увидел его сейчас, то наверняка не узнал бы своего таинственного врага. На нем была красная мантия, голову украшала красная шапочка. Накладная бородка и усы до неузнаваемости изменили облик барона. Фон дер Шнапс слушал музыку.

– Дойчланд, Дойчланд юбер аллее! – ревел двух метровый детина, наяривая на гитаре. – О, майн фатерланд! О, майн фюрер, я, я! Доннерветтер! Дранг нах остен! Унд зюден!

Детина орал немузыкально, но так громко и, главное, от души, что барона пробила слеза. Фон дер Шнапс извлек из кармана платочек и промокнул уголки глаз:

– Довольно, Ганс. – Он махнул детине рукой. – Хватит, потешил старика.

– Я могу еще, – робко предложил Ганс. – Есть две новые песни, я их недавно разучил: «Взвейтесь кострами, умные книги» и «Биварские вечера»!

– Потом, мой друг, потом, – отмахнулся барон. – У меня сейчас важная встреча. На вот, возьми эти гульдены, выпей пива, приласкай свою Гретхен.

Ганс блудливо сверкнул глазками, взял со стола горстку монет и с поклоном удалился. И тотчас из глубокой затененной ниши показалась фигура в монашеском одеянии.

– Господин барон?

– Тише, Фридрих, не называй меня так!

– Прошу прощения, ваше высокопреосвященство.

– Да, да. Вот так лучше! Не забывай, милый Фридрих, мы все-таки во Франкмасонии, и я временно исполняю обязанности кардинала.

– О, я, я!

– Не «я, я», – разозлился барон, – а уи, уи! Сколько раз можно твердить одно и то же. Из-за вашей оплошности все может полететь к черту! Сначала подвергните укушению короля, тогда и якайте, сколько влезет! А пока нужно быть очень и очень осторожным. Кстати, как проходит вампиризация знати? Мне кажется, что герцог Бульонский что-то подозревает.

– Подозревал, ваше высокопреосвященство, – поклонился Фридрих. – Вчера отрекся.

– В смысле? – не понял фон дер Шнапс.

– Прокурор предъявил герцогу Бульонскому обвинение сразу по всем статьям Уголовного кодекса.

Барону стало любопытно:

– И что герцог?

– Рыдает без перерыва на обед и ужин, – осклабился «монах».

– Вы смотрите, не уморите его. Герцог еще может понадобиться.

– А мы его и не пытали. – Фридрих перешел на шепот. – Мы просто лишили его сладкого.

Барон вскочил с кресла и заходил по комнате:

– Это вы хорошо придумали! Остался еще проклятый де Труавиль. Он окружил короля своими мушкетерами, а сам сидит взаперти. Это сильно затрудняет дело.

– Я пригласил упырей-оборотней, они сделают все незаметно. Один из них умеет превращаться в комара, – склонился в поклоне «монах».

– Отлично! Когда мы захватим власть во Франкмасонии, я сделаю тебя архимандритом… Тьфу, кардиналом!

При слове «архимандрит» лжемонах подпрыгнул, словно ему в задницу вогнали шило, но тут же обмяк и склонился в низком поклоне:

– Премного благодарен, ваше высокопреосвященство!

– Благодарить будешь потом, – отмахнулся фон дер Шнапс, – а сейчас иди. Я жду важного гостя.

«Монах» снова поклонился и исчез в нише за потайной дверью. Барон беспокойно заходил по комнате. Несмотря на свои политические успехи, фон дер Шнапс чувствовал сильную тревогу. Словно какая-то неведомая туча появилась на горизонте и грозила разрушить все его планы, свести на нет долгую и кропотливую работу. Неужели Великий Деформатор что-то пронюхал?

Он нервно вытащил из кармана трубку и закурил. Но ведь он, кажется, все предусмотрел. Миледи полна рвения, она найдет способ насолить этим не в меру шустрым молодцам! А ее действия как раз на контроле. Бунша готов объявить себя Лжедормидонтом, войска наемников стоят на границе. Дело за малым…

Отвратительный писк, от которого разом заныли все зубы, прервал размышления фон дер Шнапса. Сработала магическая сигнализация. Барон скривился, быстро подошел к столу и, выдвинув специальный ящичек, нажал красную кнопку. Сигнализация заткнулась на самой мерзкой ноте. Фон дер Шнапс облегченно выдохнул и уселся в кресло. Он терпеть не мог все эти новомодные штучки, но в его положении без них было не обойтись. Теперь оставалось только ждать, когда появится нарушитель спокойствия. И он появился, возник с громким щелчком прямо посередине комнаты.

– Неясыть! – Фон дер Шнапс удивленно приподнял брови. – Вот уж кого не ожидал увидеть! По слухам, тебя сожрали циклопы!

– А я не я, и лошадь не моя! – криво усмехнулся агент и, слегка прихрамывая, подошел к столу.

– Когда я делал заказ, – начал барон, – я не знал, что ты жив, иначе обратился бы прямо к тебе. Я всегда предпочитал иметь дело с проверенными людьми…

– Жив? – Неясыть изобразил на лице скабрезную мину и злобно расхохотался. – Жив, говорите… Так вот, милейший барон, меня действительно сожрали циклопы. Они только одного не учли. – Агент перешел на шепот: – Их слабые желудки не сумели меня переварить. И я вышел!

Барон изменился в лице:

– Неужели через…

– Да, да, именно так, – сморщился Неясыть, словно воспоминание причиняло ему боль. – Вышел через задний… Тьфу! Поверьте, барон, это было очень, очень больно и неприятно.

– А что же дальше?

– А дальше – дело техники. Не забывайте, я все-таки боевой маг и умею восстанавливаться… в известных пределах. В общем и целом я сумел регенерировать. Правда, некоторые части организма пришлось заменить искусственными. Но к делу! – Он распахнул плащ и выложил на стол корону и скипетр.

– О! – Фон дер Шнапс выскочил из-за стола и схватил царские регалии. – Айн момент! Я проверить регалий на подлинность!

Неясыть снова поморщился:

– Бросьте, барон, бросьте свой дурацкий акцент. Оставьте его для… Миледи. А я хорошо знаю, кто вы есть на самом деле, и… довольно об этом.

Барон сделал вид, что не расслышал последней фразы, и склонился над регалиями, шепча заклинания, похожие на обычный русский мат.

– Чуфырь! – воскликнул он наконец и воздел руки.

И в тот же момент корона и скипетр вспыхнули нестерпимо чистым алмазным сиянием. Барона и Неясыть разнесло в стороны, словно ураганом. У фон дер Шнапса тут же заболел весь организм. Неясыть чувствовал себя не лучше, он прислонился к стене и хватал ртом воздух.

– Хурма! – хрипло выкрикнул барон. Сияние мгновенно погасло.

– Вот так-то лучше! – Фон дер Шнапс, неуверенно перебирая ногами, подошел к столу и взял корону в руки.– Да. Это подлинник, – он снял с головы кардинальскую шапочку, водрузил на себя корону и тут же расцарапал себе голову.

– Вау! Как такое можно носить?

– Ничего, Дормидонт носит, – сухо заметил агент.

– Ему что, он дубовый, а у меня шкура нежная, – пожаловался барон, снимая корону. – Теперь у нас есть что предъявить общественности! Простейшая многоходовка, и Лодимерское княжество у нас в кармане! – он весело рассмеялся. Однако Неясыть остался серьезен.

– А тебе, мой друг, полагается особая премия, – улыбнулся барон. – Чем предпочитаешь: гульденами, тугриками, динарами?

– Евро, – криво улыбнулся Неясыть.

– Чем-чем? – не понял фон дер Шнапс.

– Шучу. Гульденами пойдет. Только… – Тут Неясыть подошел ближе и прошептал: – Мне бы с моими врагами рассчитаться! Поможете?

Барон изобразил непонимание:

– Разве у вас есть враги? Я имею в виду – живые враги, – поправился фон дер Шнапс.

– Есть, – выдохнул Неясыть. – И вы их знаете! Это лодимерские богатыри.

Барон поскучнел:

– Да, да. Что-то припоминаю. Но, боюсь, вы опоздали, мой друг! Миледи занялась ими вплотную.

– Миледи? В смысле – Яга? – Неясыть облегченно рассмеялся. – Ну что вы, барон! Ей с ними не справиться! Зато я знаю к ним такой подход, что они только крякнут. Но мне нужна ваша помощь. Правда, совсем небольшая. – И он, склонившись, что-то быстро прошептал барону.

– Так просто? – удивился фон дер Шнапс. – И ты считаешь, что дело верное?

– Неясыть утвердительно кивнул:

– Верней быть не может! Барон расцвел:

– Ну что ж. Я тебе помогу. И это, гульдены не забудь, они лишними не бывают!

14.

Бежать было скучно, и Муромец не нашел ничего лучшего, как петь песни. Он орал про калинку, про одинокую березоньку во поле… по ходу дела расчувствовался и прослезился. Затем из глубин своей памяти извлек странную песню про зайцев, которые косят трын-траву, и еще более странную песню про Лодимерский централ. От этих песен с деревьев слетала листва и сыпались сухие мелкие ветки. Показавшаяся на горизонте грозовая туча, подумав, решила убраться восвояси и свернула в сторону. Между тем начало темнеть, и пора было побеспокоится о ночлеге.

– Переходим на шаг! – скомандовал Муромец, – Ать-два!

Друзья, пыхтя и отдуваясь, как паровозы, перешли на шаг, а там и вовсе остановились. И вовремя: впереди мерцал крохотный красный огонек, и было неясно, друг это или очередная вражина. Муромец был склонен думать, что это одинокий домик дровосека, где они смогут переночевать и перекусить. Попович утверждал, напротив, что это извергается маленький вулкан, и советовал проявить осторожность.

– А ты, Яромирка, что думаешь? – Илья тихонько толкнул приятеля плечом.

– Я ничего никогда не думаю, – сказал Яромир, – думать для организма вредно. Я мыслю и считаю.

– Вот и я тоже! – восхитился Илья. – Мы с тобой прям близнецы! Когда я думаю, у меня в нутре наступает щекотка, а в голове хлюп, словно кто в сапогах по болоту чавкает!

Добрыня поморщился, вздохнул, покосился на Поповича.

– Ну, хорошо, – сказал Алеша. – А что ты считаешь?

– Ворон! – бодро сказал Яромир. – Вон сколько их туда слетелось, все деревья обсели, аж ветки ломятся. И я мыслю, что это не к добру.

Богатыри озадаченно посмотрели сначала на небо, потом на Яромира.

– Н-да! – Добрыня почесал затылок. – А мне вот и невдомек. В самом деле, что-то тут нечисто!

– Так что будем делать, братцы? – Илья затоптался в нетерпении. – Давайте решать побыстрее, сильно кушать хочется!

– Потерпишь.– Добрыня бесцеремонно похлопал Муромца по тугому животу. – Я бы на твоем месте вообще попостился. Так и целлюлит заработать недолго.

– А что это за хрень? – прищурился Муромец.

– Это не хрень, а хворь, – поправил его просвещенный Попович. – Характеризуется некоторой дряблостью и общей помятостью.

– Ну, мне это не грозит! – отмахнулся Илья. – Это когда я голодный, брюхо провисает. А когда поем, оно снова как барабан! Короче, что решаем?

Яромир принял глубокомысленный вид:

– Тут можно поступить по-разному. Например, развернуться и топать назад. Но для святорусского богатыря это невместно!

– Да уж, – покачал головой Илья. – Оно, конечно бы, можно, но никак нельзя!

– Хорошо бы налететь и все разнести в клочки! Но тогда не узнаем, что там творится.

– А это еще почему? – удивился Добрыня.

– Не успеем, – пояснил Яромир.

– Верно, – вздохнул Илья. – Так и бывает: наваляешь кому-нибудь горяченьких, а потом выясняется, что это был боярский сынок…

– Или сам боярин, – расхохотался Алеша Попович.

– Поэтому, – продолжил Яромир – нам надо осторожно подкрасться и разведать, что там и как. Всякое может быть. Предупрежден, значит, вооружен.

Последняя фраза Добрыне очень понравилась.

– Это ты здорово сказал, – прогудел он. – Прямо в точку! Значит, разузнаем, кто там огонь палит, быстренько свернем мерзавцу шею и перекусим.

– Никитич, ты что-то заговариваться начал, – нахмурился Илья. – Свернем шею и перекусим! Если свернем шею, зачем ее еще и перекусывать? Пустое дело, да и противно, если честно сказать. Мы ж не упыри!

Добрыня запыхтел и постучал пальцем по виску:

– Я не это имел в виду, старая ты балда! Я сказал, что перекусим, в смысле пожрем! У меня в рюкзаке, между прочим, две палки колбасы. Любительской, с чесночком!

– А большие палки-то? – заинтересовался Яромир.

– Средние. Но есть еще хлеб…

У богатырей дружно забурчали животы.

– Пошли скорей! – не выдержал Илья. – А то я уже худеть начал, – он снова похлопал себя по тугому животу.

– Идем, идем, только тихо!

Стараясь не шуметь, друзья двинулись вперед. На дороге лежали тени от огромных елей. Эти тени казались похожими то на ямы, то на сгнившие поваленные деревья. Друзья ступали аккуратно, чтобы не выдать себя. Пламя то замирало, то вспыхивало с новой силой, будто огненная бабочка за стеклом пыталась вырваться на волю. А черные птицы все летели и летели, словно подхваченные ветром. На душе у Яромира стало муторно и тревожно. Такого он еще не видел.

Украдкой богатырь поглядывал на своих друзей. Куда делась неуклюжая громоздкость Ильи Муромца! Он бесшумной тенью скользил между валунов, деревьев и замшелых светящихся пней. Добрыня и Попович шли рядом. Он чувствовал за спиной их ровное, легкое дыханье. «Ну, раз они не боятся, – подумал он, – значит, и мне неча трусить! В крайнем случае, размечу, потопчу, и вся недолга!»

Идти стало труднее. Темнота навалилась, как душный медведь, и сразу все исчезло: и дорога, и деревья, и камни. Огонь впереди словно бы отделился от земли и, мягко покачиваясь, поплыл в черном древнем небе.

Послышался стук. Илья чуть слышно чертыхнулся. С потревоженной сосны на землю слетела ветка.

– А потише нельзя? – зашипел Добрыня, налетая на Яромира.

– Я не виноват, что тут на каждом шагу деревья, – прошептал Илья. Было слышно, как он растирает ладонью лоб.

– Я тоже себе нос о какую-то дубину едва не своротил, – проворчал Добрыня, – а вот не шумлю. Хотя так и подмывало дать в зубы!

Яромир мучительно покраснел и на всякий случай отодвинулся.

– Братцы, – прошептал он. – Через пять минут будет светло.

– Интересно, с какой это радости?

– Луна восходит, – чуть слышно сказал Яромир. – Вон там, над горой.

Друзья, как по команде, повернули головы. В низинах густыми молочными реками растекался туман. Округлые холмы словно придвинулись и стали ближе. Казалось, это сама тьма обрела плоть и окаменела. И вдруг по верхушкам елей скользнуло серебристое дыхание, и все вокруг мгновенно преобразилось. Словно выточенные из серебра, одно за другим встали деревья. Сверкающий металлический лес окружил богатырей, а над холмами поднялся ослепительно белый диск луны.

Муромец забыл про ушибленный лоб.

– Вот это красота, братцы!

– А то! – немедленно загордился Яромир, словно эта красота была делом его рук. – Правда, у нас в деревне еще и покрасивше было!

– Не красивше, а красивее, – сварливым голосом поправил его Попович. – Это неправильно. Так нельзя говорить.

– Заучил, мать честная! – шепотом возмутился Илья. – То нельзя, это неправильно! Не слушай его, Яромирка, как на душу легло, так и сказалось.

Попович вздохнул, но спорить не стал. А Яромир про себя запомнил правильное слово.

– Вот теперь видно, – сказал Яромир. – Теперь можно идти дальше.

Только сейчас богатыри заметили, что сошли с дороги. Под ногами сладко похрустывала опавшая хвоя, сумрачно светились полусгнившие пни, и серебряными столбами уходили в звездную жуть вековые деревья. Зато огонь переместился вправо и стал ближе. Яромиру даже показалось, что он видит какие-то сгорбленные фигуры, но деревья и кустарник не давали возможности рассмотреть их получше. Оттуда доносились шум крыльев, скрипучая птичья перебранка и возня. Время от времени в этот шум вплетались какие-то голоса, но разобрать что-либо было невозможно.

– Раздухарилась чертова кухня! – проворчал Илья. – Никак жарить кого-то собрались.

– Не, – возразил Добрыня, – похоже, колдовской сход. Разбор по магическим понятиям. Короче, голимый беспредел!

Из слов Добрыни Яромир мало что понял, но схватил суть: там, впереди творится черное безобразие, которое нужно немедленно прекратить.' В этом роде он и высказался.

– Сначала посмотрим, – коротко ответил Илья. – Дюже интересно, что это за фокусы-покусы.

Вскоре лес кончился, и они оказались на краю поляны, где горел большой костер. В свете этого костра ясно виднелись человеческие фигуры. Две из них Яромир узнал сразу – знакомая до зубной боли фигурка Яги и сухая, сучковатая фигура Рокфора. Напротив них стоял невысокий старик в широкополой шляпе. Его длинная седая борода свисала ниже пояса и только чудом не попадала в костер. Над огнем был подвешен котел, в котором что-то зловеще булькало и время от времени с острым шипением выплескивалось на угли. Старик энергично шуровал в котле длинной белой костью. Вся компания о чем-то разговаривала. Недовольные интонации старика были слышны хорошо. Богатыри подобрались поближе.

– Господин фон Рюбецаль, если не ошибаюсь? – говорила бабка паскудно-паточным голосом. – А я вас сразу узнала! Такой представительный мужчина!

Старик, которого никак нельзя было назвать представительным, тем более мужчиной, от неожиданности едва не обронил свою кость. Зелье снова плеснулось на угли, зашипело, как змея, которой отдавили хвост, и мелкие капли попали старику на штаны.

– Блин горелый! Уй, жжется! – он заплясал вокруг костра, матерясь, как сапожник, перемешивая русский мат с немецкой бранью. Досталось и Яге: – Ходют тут, блин, всякие! Мешают работать! Доннерветтер! Ну, говори чего надо, и вали отседа.

– Ах, батюшка, – промурлыкала Яга. – Уж больно ты сердитый! А я к тебе от нашего друга барона. Он тебе гостинец прислал, со мной передал.

– Что-о? – взвился старик. – Какой, на хрен, гостинец? Пусть он эти гостинцы засунет себе в ухо! Мне дублоны нужны, пиастры!

– А гульдены подойдут? – проворковала Яга, помахивая кожаным мешочком.

– Подойдут! – быстро сказал старик и протянул к мешочку длинную, необыкновенно костистую лапу. Однако Яга быстро убрала руку за спину.

– Одно условие!

Лапа старика сомкнулась с глухим щелчком.

– Какие, к черту, условия? Ну, валяй, рассказывай!

– А чего рассказывать? – злорадно оскалилась Яга. – Нужно остановить четырех бандитов.

– Бандитов? – засомневался старик. – А чего их останавливать? Я бандитов люблю. Мне нравится, когда грабят и убивают! Эх, и уважаю я это дело…

– Я неправильно выразилась, – поправилась Яга. – Я тоже разбойничков люблю. Богатыри это. Святорусские! Они того… нечисть изводят. На корню.

Старик аж присел от испуга:

– Как?! Откуда они здеся? Ты, что ли, навела?

– Они сами по себе, – зашептала колдунья. – Ходят по свету и – того…

– Что того?

– Того-сего… Нечисть изводят, вот чего! Вчера Дракошу уконтрапупили!

– Что же это выходит? – засуетился колдун. – Бежать надо, спасаться?

– От них не убежишь, – твердо сказала Яга. – Найдут. Догонят. Их извести надоть!

– Да как же их изведешь, если они богатыри? – взвыл старик.

Яга не выдержала.

– Колдовством, баранья твоя голова! – завизжала она. – Кто тут хозяин, ты или я? Нешто тебя учить?

– А и верно, – успокоился старик, – колдовством. Вот ведь и зелье уже готово… У-ух, какую я сейчас придумаю штуку! Мы на них костяных болванов натравим! Только это… посевной материал нужен!

– Это что за материал такой? – заинтересовалась Мил едя.

– Посевной, старая ты карга! Зубы нужны! Где взять зубы…

– У меня нету! – быстро сказала Яга.

– Сам вижу, что нету, – проворчал старик. – А это… твой ухажер, у него как?

– Это мой слуга, – поправила Миледя. – Насчет зубов у него порядок. Даже больше, чем надо. А главное, не успеешь выбить, как новые отрастают. Граф, поди-ка сюда!

Вытянув вперед узкую козлиную морду, упырь подошел поближе:

– Слушаю-с, Миледи!

Старик вынул из котла кость, критически осмотрел ее и коротко, без замаха ткнул Рокфора в морду.

– Хрясь, хрум-хрум! – граф послушно наклонился и выплюнул зубы на траву. Колдун тут же подобрал их, взвесил в руке, пересчитал:

– Материал хорош, только маловато будет… ну, да ладно! – Он наклонился над зубами и зашептал какие-то заклинания. Богатыри, наблюдавшие все это, навострили уши.

– Что они удумали? – прошептал Добрыня.

– Хрень! – твердо ответил Илья, сжимая рукоять меча.

– Сам знаю, что хрень, но какого рода?

– Мужского, – тихо сказал Яромир. Попович, услышав такой ответ, едва не покатился со смеху.

Между тем колдун, продолжая гнусавить заклинания, воткнул зубы в землю и принялся кропить их своим зельем.

– Вырастай, войско сильное, войско могучее! Навостри зубы длинные, искусай, загрызи добрых молодцев! Карачун! Хичкок! Муракамия!

Яга скептически поджала губы:

– Какие-то у тебя, батенька, заклинания несерьезные. Чудные…

– Ах, чудные?! – вскипел старик. – Ну, сейчас ты увидишь!

– Ой! – взвизгнула старуха, когда под ней зашевелилась земля. – Чей-то там корячится?

– Ха-ха! – ликовал колдун, подпрыгивая. – Сейчас ты увидишь! Сейчас ты за-бал-деешь!

Между тем земля в тех местах, где были посажены зубы, продолжала вспучиваться, подниматься пузырями и вдруг лопнула, рассыпавшись черными брызгами, и поднялись из-под земли здоровенные амбалы, каждый ростом с небольшое дерево.

– Ну что, каково?! – вопил старик, бегая между гигантами. – Вот она, моя гвардия! Кого хошь в гроб вгонит! Где твои богатыри? Ну, где, ау?!

– Тута мы! – рявкнул Илья и сделал шаг вперед. – А теперь посмотрим, кто кого в гроб вгонит!

Богатыри вступили в круг света. Галки и вороны, облепившие ветки ближайших деревьев, захлопали крыльями и заорали дурными голосами. Граф Рокфор пустился в галоп на месте, услужливо подставляя спину Яге. Недолго думая, Миледя вскочила на него верхом, что-то неразборчиво крикнула и пришпорила своего скакуна.

Только Рюбецаль никак не отреагировал на появление богатырей, поскольку превратился в подобие соляного столба. Вылезшие из земли исполины бестолково разбрелись по поляне. Они блуждали, словно слепые, натыкались друг на дружку, кое-где уже затевалась драка, а их хозяин все никак не мог прийти в себя. Илья подошел к старику и пытливо заглянул в круглые пустые глаза.

– Ишь как проперло! – удивился богатырь. – Может, его, часом, кондратий хватил? А ведь как скакал, как орал!

– Такое бывает, – авторитетно заявил Яромир. – Это когда луна макушку отморозит. Тогда человек сначала стоит как пень, а потом начинает по крышам лазить!

– А если ему дать в лоб, – продолжал размышлять Илья, – он как, придет в себя или наоборот?

Он уже поднял руку, чтобы проверить свои предположения экспериментально, но Яромир его опередил:

– У нас же настойка есть! Сейчас мы приведем его в чувство.

– Настойка?

– Надракакаш! – Яромир извлек бутылку и зубами вытащил пробку. Из бутылки вырвался спертый дух. Несколько ворон, потеряв сознание, свалились в траву. Остальные, бестолково маша крыльями, разлетелись кто куда.

– А как он пить-то будет, – заинтересовался Илья, – он же окаменелый?

– А мы ему пасть раскроем, – сказал Яромир, отводя пальцем стариковскую челюсть вниз. – Вот и дырочка открылась! – Яромир заботливо вставил бутылочку в образовавшееся отверстие. Надракакаш весело забулькала, проваливаясь внутрь.

– Хватит, куда ты! – хором завопили богатыри. – Его же сейчас насквозь проест!

И в самом деле, колдун трясся, как в лихорадке. Из ушей, ноздрей и прочих отверстий, коих даже у самых маститых колдунов насчитывается ровно девять, тонкими струйками валил разноцветный пар.

– Это хорошо, – сказал Яромир, пряча бутылку на место. – Значит, привилось. Он небось неделю без опохмела… Сейчас колотун пройдет, и легче станет.

Илья положил старикану на затылок тяжелую горячую руку:

– Ну что, трясучка центровая? Ступай к своим зомбикам! – Он щелкнул колдуна совсем незаметно, но этого хватило, чтобы старик отлетел к своему котлу и заорал горловым кошачьим голосом:

– Ко мне, мои славные воины! В одну шеренгу становись! Равняйсь! Смир-рна! В атаку на врага шагом… марш! Изничтожить! Порвать! Покрошить в капусту!

Нестройной толпой, пихаясь и наступая друг другу на ноги, исполины ринулись на богатырей.

И тут же получили по зубам. Правда, не все сразу. Те, что получили, улетели за край поляны и хрустели валежником, выбираясь обратно. А те, что еще не успели получить, напирали, махали руками и, в свою очередь, получали по увесистому тумаку, после чего отправлялись в свободный полет. Правда, Яромир заметил одну неприятную странность. Похоже, богатырские удары не приносили бугаям ощутимого вреда. Одного из них Яромир прижал к дереву и в порядке эксперимента отдубасил от всей души. Во все время этой процедуры тот доверчиво улыбался, а когда Яромир остановился, чтобы перевести дух, бугай въехал ему слева по скуле так, что у богатыря перед глазами закружились звезды.

– Ну, Вася, держись! – взревел Яромир, схватил земляного мужика поперек туловища и забросил в черное небо. Бугай улетел в торжественном молчании.

– Знай наших, – пробормотал Яромир и, потерев скулу, бросился в гущу врагов. Илья Муромец, Алеша Попович и Добрыня старались вовсю. Воздух наполнился летающими бугаями. Земляные мужики с глухим стуком врезались друг в друга; падая, крушили вековые деревья, но тут же как нив чем не бывало, вскакивали и перли снова. Те, кто улетел подальше, через некоторое время возвращались и с идиотической улыбкой снова лезли в драку. Колдун, размахивая длинными руками, плясал у костра, подбадривая свою гвардию. Время от времени он прыскал на них зельем, выкрикивая очередное заклинание.

На Илью Муромца насело сразу пятеро. Он их стряхнул с себя, но его схватили за ноги, повалили и принялись методически мять, как мнут сдобное тесто. Через минуту из копошащейся кучи вылетели штаны богатыря, а вслед за ними кольчуга. Илья взревел, вскочил, схватил одного из мужиков за ноги и пошел им обрабатывать остальных. Однако никакого результата это не принесло. Бугаи с улыбкой получали по зубам, с улыбкой падали на землю и с улыбкой вскакивали снова.

– Это колдовство! – прокричал Алеша Попович, отбиваясь сразу от десятерых.

– Ясный пень! – отозвался Яромир, круша улыбающихся идиотов налево и направо.

– Братцы! – завопил Добрыня. – У меня кошелек сперли! Верните кошелек, сволочи!

– С ними так не справиться! – крикнул Яромир. – Они ж неубиваемые! Их колдовством надо. Хрясь! – Он залепил в очередную улыбающуюся морду. В этот момент кто-то сильно дернул его за ноги. Яромир грохнулся на землю. Сверху тут же навалились. Бесстыжие холодные руки принялись расстегивать ремни, торопливо стягивать одежду.

– Ну все! Вы меня достали! – взревел Яромир. Вскочив на ноги, он разметал кучу врагов и бросился к мешку. Выхватил сначала гитару, но передумал и вытащил потертую кожаную суму.

– Двое из сумы! – гаркнул он, перекрывая грохот побоища. В ту же секунду из сумы выскочили два амбала и преданно уставились на Яромира:

– Слушаем, хозяин!

– Ну-ка покажите этим мужикам, где раки зимуют!

Амбалы переглянулись, подмигнули друг другу:

– Айн, цвай, драй! – и обратно запрыгнули в суму.

– Трусы! – запоздало крикнул Яромир. В ответ сума мелко-мелко задрожала.

– Тьфу ты, пропасть! – Богатырь бегло огляделся. Мужики все так же методично и равнодушно продолжали наседать.

– А что, если… – Яромир посмотрел на колдуна. Старик притомился и уже не скакал, а сидел на пеньке, обмахиваясь костью, как веером. Яромир, как снаряд, врезался в толпу, разметал ее, в два прыжка пересек поляну и схватил старика за шиворот:

– А ну, волчья сыть, приказывай своим дебилам сдаваться!

– Ха-ха! – театрально взвыл колдун. – Испугались! Они вас по косточкам, по суставчикам… и не только, – многозначительно добавил он и мерзко захихикал.

– Ну а тебя в суп! – мстительно сказал Яромир и сунул колдуна в котел. – Знал бы, не стал бы на тебя надракакаш тратить!

– Вау! – взвыл колдун, погружаясь в дымящееся зелье. – Буль-буль! – И попытался ударить Яромира костью.

– Я тебе подерусь! – Яромир выхватил ее у старика и легонько стукнул его костью по темечку. И в ту же секунду произошла странная, совершенно небывалая вещь: колдун сморщился, как печеное яблоко, осел и без осадка растворился в бульоне.

– Вот это да! – восторженно воскликнул Яромир, с любопытством осматривая свое новое оружие. – Как раз то, что надо!

Схватив кость покрепче, он снова ринулся в гущу битвы. Первого же бугая он просто ткнул костью в морду. Бугай на секунду замер и вдруг беззвучно лопнул, словно мыльный пузырь, забрызгав Яромира зеленоватыми хлопьями. На землю, сверкнув, упало что-то мелкое и острое. Яромир поднял маленький предмет и,.рассмотрев, брезгливо отшвырнул в сторону. Это был зуб графа Рокфора.

– Начало есть! – Он подбежал к следующему мужику и стукнул его по темечку. Эффект был тот же. Мужик лопнул, а на землю упал мелкий желтоватый клык.

– Победа! – завопил Яромир и пошел работать костью направо и налево. Вскоре все было кончено. Богатыри стояли на поляне перед догорающим костром, тяжело дыша. Вид у богатырей был еще тот. Добрыня и Муромец лишились штанов и рубах. С Алеши успели стянуть только кольчугу. Остальные вещи были разбросаны по всей поляне.

Какое-то время друзья приводили себя в порядок. Яромир мстительно пнул суму. В суме взвыли. Яромир пнул еще раз.

– Это вам за трусость! Еще раз подведете, получите по полной программе.

– Ты это с кем? – заинтересовался Илья.

– Да вот, учу маленько! – Яромир вкратце рассказал о происшедшем.

– Бестолковое дело, – отмахнулся Муромец.

Поляна была усеяна поломанными деревьями, кустами, ветками. Все это друзья бросили в огонь. Костер получился на славу. Языки пламени поднимались к верхушкам деревьев, и ночь испуганно отступала. Богатыри попивали перезрелый квас, рассматривали сбитые кулаки и многозначительно посмеивались.

– Ну что, Яромирка, думаешь обо всем этом? – прищурился Илья.

Яромир снова насупился:

– Я не думаю!

– Ну да, да! Ты мыслишь и считаешь! Так что мыслишь-то?

– Мыслю, что идем правильно. Потому все эти бесы и лютуют. А еще мыслю, что надо поспать. Глаза чей-то слипаются.

С последней мыслью согласились все, и через пять минут над поляной стоял густой богатырский храп.

Утром выяснилось, что есть нечего. Муромец грустно заглянул в котел с зельем, помешал щепочкой студенистую жидкость и ненадолго задумался.

– Бульон-то мясной! – констатировал он.

– Правильно, – подтвердил Яромир. – Там колдун сварился.

– А колдун – он не человек! – воодушевился Илья.

– Человек! – быстро возразил Алеша Попович. – Только очень скверный. Но все-таки…

– Тогда не буду есть, – решил Муромец и отошел в сторону. Но было видно, что он все еще сомневается. Время от времени ноздри его раздувались и жадно втягивали наваристый суповой дух. Наконец он не выдержал: – Может, лучку добавить и прокипятить?

– Нет! – твердо сказал Яромир и носком сапога опрокинул котел с зельем. Бульон быстро впитался в землю. Остались только короткие синие штаны, курточка, шляпа и разварившиеся ботинки. Илья плюнул в сердцах и стал собираться.

Бег начали в мрачном молчании. Однако свежий воздух, яркое солнце и задорное птичье чириканье сделали свое дело. Богатыри повеселели, Илья снова начал распевать песни, а Яромир – мысленно сочинять стихи.

Постепенно широкая дорога превратилась в узкую, а там и вовсе разменялась на несколько бегуших вверх по склону тропинок. Друзья выбрали самую утоптанную и припустили по ней. Тропа шла круто вверх, но друзья не чувствовали усталости. Вскоре они преодолели одну гору и стали взбираться на другую.

Между тем склоны по краям дороги становились все каменистее, чаще стали попадаться расщелины, пропасти и обрывы.

– Надо было земляных мужиков оседлать! – ворчал Илья. – Жаль, не додумались. Они, вишь, прыгучие, как блохи! Атут можно и голову сломать. И не только…

– За «не только» можешь не беспокоиться, – усмехнулся Добрыня. – Оно не сломается, в лучшем случае погнется!

– Ну и что хорошего? – не согласился Илья. – Замучаешься потом выправлять!

– Ерунда. Сходишь к кузнецу, два удара кувалдой – и все будет как новенькое. Вспомни, как гвозди выпрямляют!

Яромир слушал их разговоры с интересом, смутно догадываясь, о чем говорят богатыри, и не понимал, шутят они или вполне серьезно обсуждают проблему. На его взгляд, склоны были не такие уж и крутые, а пропасти не особенно глубокие. Конечно, если сорвешься, то кувыркаться придется долго. А потом снова лезть наверх. Это скучно, а главное, долго. Но тут он вспомнил слова Бодулая о том, что во Франкмасонии много поэтов, что там прямо на улице продают книжки, и невольно размечтался. И едва не своротил нос, потому что с разбега вписался в широкую спину Ильи Муромца.

– Екарный бабай! – рявкнул он от неожиданности.

– Гуд бай, гуд бай, гуд бай… – разнеслось по горам иностранное эхо.

– Ишь ты! – умилился Илья, не обращая на Яро-мира внимания. – Эхо-то по-иноземному лопочет! А вот я его сейчас русскому языку научу!

Эхо испугалось и тут же затихло, только невдалеке зашевелились кусты.

– То-то! – погрозил Муромец и повернулся к друзьям. – Ну, что, кажись, приехали? Что делать будем?

Оказалось, что Муромец притормозил как нельзя вовремя. В двух шагах от них тропа резко обрывалась, а дальше, наполненная белесым клубящимся туманом, зияла пропасть.

– Может, с разбегу? – предложил Илья. – Если хорошенько оттолкнуться…

– А если не допрыгнешь? – засомневался Попович.

– Наверняка есть другой путь, – сказал Яромир. – Нужно идти в обход.

Муромец почесал в затылке:

– Не. Это сколько ж времени потеряем, а у нас каждая минута на счету.

Богатыри задумались. Добрыня принялся плевать в пропасть, чтобы рассчитать, долго ли придется падать. Получалось очень долго и больно, потому что внизу сплошь были острые камни.

– А почему бы не сделать мост? – неожиданно предложил Яромир. – У нас в деревне через реку Смородину сначала бревно перекинули, а потом срубили настил. А река-то немаленькая, пошире этой пропасти!

– Гений! – восхитился Илья, сгреб Яромира в объятия и расцеловал в обе щеки. – Мыслитель! И как ты только к нам затесался? Тебе ж учиться надо!

– Это мы устроим, – сказал Попович. – У меня есть связи. Может, в тебе Леонардо пропадает!

– Какой Леонардо? – испугался Яромир. – Во мне никого нет, кроме меня! – Он постучал себя по груди и сплюнул через левое плечо. Попович засмеялся:

– Леонардо да Винчи! Великий человек. Инженер, художник, на все руки от скуки!

– То-то и оно, что от скуки, – отмахнулся Илья. – Твоего недовинченного да в наш Лодимер! Мигом бы довинтили! Не слушай его, Яромирка, а то голова закружится.

– Почему закружится? – обиделся Попович. – Я правду говорю. И кто тебе сказал, что Леонардо – не-довинченный?

– Нутром чую, – отмахнулся Илья. – У меня знаешь какое нутро? Ого-го! Короче, будем наводить мосты!

Муромец тотчас начал осматриваться в поисках подходящего дерева. Долго искать не пришлось. Аккурат возле самого края росла здоровенная сосна. Илья обошел ее кругом, смерил взглядом, толкнул руками ствол так, что сосна загудела, а сверху посыпалась мелкая труха.

– Тебе помочь? – Яромир оглянулся на товарищей, нерешительно сделал шаг вперед. Илья тут же надулся, обиженно засопел:

– Чего тут помогать? Сиди уж! Дело дурацкое, как раз по мне.

Он поплевал на руки, крепче уперся в землю ногами. И тут Яромир не поверил своим глазам: дерево изогнулось, дотянувшись до другой стороны пропасти. Огромные корни заскрипели, вылезая из земли, осыпали Илью хвойной трухой. Муромец поднатужился, крякнул, и сосна с грохотом обрушилась на землю, соединив оба конца пропасти.

– Готово! – Илья отряхнул руки. – Ну, кто первый?

– Я, конечно, – сказал Яромир и шагнул к пропасти. Но не успел он ступить на поваленный ствол, как на другой стороне обрыва показалась сгорбленная фигура. Яромир сразу узнал Миледю. Старуха подбежала к стволу и потянула за ветку, пытаясь спихнуть его вниз. Однако здоровенная сосна даже не шевельнулась.

– Граф! – завопила она. – На помощь! Скорей!

Откуда-то из кустов выскочил Рокфор, лошадиными скачками подбежал к Яге и вытянулся в струнку, преданно раскрыв пасть и вывалив дымящийся язык.

– Что смотришь, идол? – завопила Яга. – Помоги столкнуть дерево!

Граф бросился помогать. Он долго скрипел суставами, сучил ногами, упираясь в податливую землю, и наконец произвел гулкий, ни на что не похожий звук, отчего старуха подпрыгнула и замахала руками:

– Что ж ты, батенька, злопахучий такой? Хватит! Хватит уж, а то вовсе лопнешь! – Она на минуту исчезла и появилась с двуручной пилой в руках.

Богатырям стало интересно. Муромец придержал Яромира за плечо:

– Погоди, дай посмотреть, чем дело-то кончится?

Яга и граф с риском для жизни устроились на бревне и попытались его пилить. Граф пилил из рук вон плохо. Пила в его руках извивалась, как живая, пару раз стукнула его по лбу и один раз по зубам. Рокфор мужественно выплюнул выбитый клык и переменил руку. Теперь пила попыталсь спихнуть в пропасть Ягу, но бабка по-спортивному извернулась и от греха подальше слезла с бревна. Рокфор замер с дурацкой улыбкой на синюшной морде.

– Ну что уставился, лысый демон? – не выдержала Яга. – Зубы есть? Тогда грызи!

И вот тут граф показал класс. Он обхватил бревно руками и с хрустом вгрызся в смолистое дерево. Во все стороны полетели щепки.

– Давно бы так! – проворчала колдунья и погрозила друзьям рукой.

Между тем Рокфор вгрызался все глубже. Сосна дрожала. Граф, как автомат, выплевывал щепки и грыз дальше.

– А ведь перегрызет, паразит, – проворчал Илья.

– Уже перегрыз! – заметил Яромир. В следующую секунду сосна вздрогнула, хрустнула и разом ухнула в пропасть, увлекая с собой и графа. Она величественно перевернулась в воздухе и толстым концом угостила вампира по голове. Яга взвыла, простирая хвощевидные руки к несчастному Рокфору:

– Куда ты, дебил? Вернись, я все прощу!

Но Рокфору было не до того. Он наконец долетел до дна, сухо стукнулся о камень, и сверху его припечатало исполинским бревном. Миледя от бессилия принялась швыряться в богатырей камнями.

– Один – ноль, – сказал Яромир и неприцельно плюнул в пропасть. – Враг повержен, мы торжествуем!

– А вот и хренушки! Ничья! – взвизгнула бабка, и в следующую секунду здоровенный камень ударил богатыря прямо в лоб.

Яромир на мгновение обалдел и пошел выписывать круги.

– Мерзавка! – возмутился Муромец. – Старая вешалка!

Бац! – Следующий камень, пущенный ведьминой рукой, впечатался Илье в правый глаз.

Илья взревел, ринулся вперед и, если бы Добрыня не ухватил его за штаны, наверняка сорвался бы в пропасть.

– Отпусти! – ревел Муромец, пытаясь проморгаться. – Я ей как дам! Я ей фейсом об тейбл! Я не посмотрю, что она баба!

Яга стояла, уперев руки в бока, злобно поглядывая на богатырей:

– Ну что, дуроломы! Теперь кукуйте здесь до ночи! А я на вас Тварь Позорную натравлю! К утру она всех до косточек обгложет!

На прощанье старуха подхватила увесистый булыжник и с тяжелым рыком швырнула его в богатырей. Она метила в Илью, но подвернулся Попович.

– Швинья! – застонал Алеша, выплевывая выбитый передний зуб. – Шкотина! Шволочь!

Яга на другом краю обрыва ухмылялась, кривлялась и корчила рожи.

Такого позора Яромир давно не испытывал. Ему было обидно за себя, но еще обидней за товарищей. С бабкой, конечно, драться – дело постыдное, но получать от глупой ведьмы такие гостинцы было полным унижением. Яромир потер шишку на лбу, подобрал с земли лесину побольше…

– Гражданка Яга!

– Что тебе, чучело-мяучело?

– Мне-то ничего, а вот тебе в самый раз! – Размахнувшись, Яромир швырнул суковатую лесину через пропасть.

Яга замерла с раскрытым ртом, зачарованно глядя, как огромная дубина с мертвым шорохом перелетает на другую сторону. В последний момент ведьма все-таки выпала из ступора. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, она наклонилась, чтобы скакнуть вперед, но тут лесина подцепила ее под мягкое место и с треском унесла в дальние кусты.

– Го-ол! – завопил Добрыня и захлопал в ладоши. – Чистая победа!

– Фигеда! – мрачно возразил Муромец. – Нам теперь новое дерево надо искать! Перебираться-то будем или как?

– А что это за Тварь Позорная, которую она хочет на нас натравить? – вспомнил Яромир. – Может, подождем до вечера? Очень хочется посмотреть!

– Это тебе не театр, – возразил Попович. Несмотря на выбитый зуб, он как-то сумел выправить дикцию и перестал шепелявить. – Может, эта Тварь бешеная? Куснет – и все, поминай как звали!

– Точно! – испугался Яромир.

Он вспомнил, как несколько лет назад в соседнюю деревню забежал бешеный волк и укусил мужика. А потом этот мужик спятил, перекусал половину деревенских собак, отъел трактирщику палец и удрал в лес. В этом лесу он жил, грыз кору и долгими осенними ночами выл на луну. А потом снюхался с лесной нечистью и куда-то исчез. Только тогда округа вздохнула спокойно.

– Надо что-то придумать, – поспешно сказал Яромир. – Давай скорей перебираться! Сейчас сломаем другое дерево.

Однако с деревьями получился облом. Богатырь подбежал к первой же попавшейся сосне, двинул по ней кулаком, могучее дерево хрустнуло, как тростинка, и… благополучно улетело в пропасть, дополнительно двинув графу Рокфору по темени. Граф, к тому времени пришедший в себя, снова погрузился в сладкое забытье.

Яромир озадаченно посмотрел на друзей. Илья крякнул и отвернулся, пытаясь скрыть усмешку. Однако Яромир усмешку усмотрел и разозлился:

– Это что за дела? – Он подскочил к следующей сосне, и через секунду дерево улетело вниз, ломая ветки.

– Погоди! – Алеша Попович положил ему руку на плечо. – Ты глянь повнимательнее, деревья-то коротки.

Яромир остановился, смерил взглядом следующую сосну и в сердцах сплюнул:

– Точно! А может, их связать, а? Но Муромец только махнул рукой:

– Чем ты их свяжешь? Разве штанами…

Все кроме Яромира уселись в кружок. Он один продолжал ходить взад-вперед, то посматривая на сосны, то опасливо заглядывая в пропасть.

– Слышь, Яромирка, – взмолился Муромец, – не мельтеши! А то в глазах рябит.

– Я мыслю и считаю! – авторитетно заявил Яромир. Тем не менее он прекратил беготню, уселся в сторонке и принялся что-то чертить на песке.

– Мыслитель! – хмыкнул Муромец, искоса глядя на Яромира. Алеша Попович покачал головой:

– Зря смеетесь. Ему бы учиться, глядишь, лет через двести вышел бы толк.

– Ага! – саркастически отозвался Добрыня. – Морщины, два зуба и три волосины в шесть рядов! Наука, она с костями съедает.

– Точно! – согласился Муромец. – Чем больше звездюлей получаешь, тем сильнее молодеешь! Вот, если Святогора взять…

– Ура! – Яромир вскочил на ноги. Его лицо буквально светилось от восторга. – Придумал! Мы изогнем сосну наподобие лука, сядем на ветки, и она зашвырнет нас на ту сторону! Теоретически должно получиться.

– А если об скалу шваркнет? – забеспокоился Добрыня. – Мокрое место останется. Брр!

Однако Муромец сразу вдохновился предложением Яромира:

– Я всегда говорил, что ты ученая голова! Вот Яга свистнула тебе по башке булыжником, так сразу и придумал! Эх, вот бы мне кто-нибудь по башке двинул! А то засиделся. В нутре все время что-то шуршитда щелкает. Никакой ясности! – Он подошел к сосне. – Так что, говоришь, в дугу согнуть? Это мы враз. Только ведь это… веревка нужна!

Веревка нашлась у Алеши Поповича. Правда, богатырь так и не смог складно объяснить, зачем она ему понадобилась.

– На всякий случай! – сказал он и покраснел.

– Ха-ха! – развеселился Илья. – Знаю я эти случаи! Небось, к какой-нибудь красотке нацелился, вот и прихватил. Ты, Алешка, мастер по девичьим спаленкам лазить!

– Это поклеп! – еще гуще покраснел Попович. – Просто я предвижу разные ситуации. Вот как сейчас, например…

– Заливай, заливай, – пробормотал Илья и, прихватив веревку, полез на дерево. Один раз он чуть не сорвался, но зацепился штанами за сук и как ни в чем небывало полез дальше. Через минуту Муромец обвязал веревку вокруг вершины и бросил свободный конец вниз: – Принимай!

Яромир схватил конец веревки, потащил на себя. Сосна заскрипела, как несмазанная телега.

– Ты что делаешь, балда! – завопил Муромец, пытаясь сохранить равновесие и цепляясь за ветки.

– Дерево гну! – решительно заявил Яромир и потянул сильнее. Корабельная сосна изогнулась, как тростинка. – Сейчас, сейчас! – бормотал Яромир, красный от натуги.

У Добрыни от волнения пересохло в горле. Он хотел крикнуть Яромиру, чтобы тот отпустил дерево, иначе случится непоправимое, но вместо этого клекотнул по-петушиному и смолк.

– Отпусти! – зарычал Муромец. – Отпусти, кому говорят, а то упаду!

Яромир наконец догадался, что делает что-то не то.

– Есть отпустить! – крикнул он и разжал руки.

Сосна коротко свистнула, распрямляясь. Продолжая рычать, как обиженный лев, Муромец перелетел через пропасть и сочным шлепком вписался в скалу.

– Екарный бабай! – Яромир даже присел от испуга. – Что ж я наделал?!

– Да уж, – насупился Добрыня и сурово разгладил усы. – Приласкал на совесть.

– Илья-а! – крикнул Яромир срывающимся голосом. – Как ты там?

Илья отлепился от скалы, встал на четвереньки, одурело помотал головой, вытряхивая из волос каменную пыль. Наконец поднялся. На его лице блуждала веселая улыбка.

– Слышь, братцы! – донеслось до друзей. – Никогда бы не подумал, что можно так уестествить! Словно ведро медовухи двинул. Эх, зашумело!.. Что вы застыли? Давайте ко мне, после меня уже мягче будет, отвечаю!

Богатыри переглянулись.

Может, действительно попробуем? – сказал Попович.

Попробуем, – решился Добрыня. – Только я первый. Давай, Яромирка, заряжай!

Все повторилось, как в прошлый раз. Добрыня влез на дерево, Яромир согнул ствол – и отпустил. Добрыня с воем перелетел скалу и скрылся из глаз. В следующее мгновение послышались грохот и задорная брань.

– Не обращай внимания, – подмигнул Яромиру Алеша Попович. – Ты гни давай!

Через минуту Попович улетел к Добрыне Никитичу. Яромир осмотрелся:

– Ну, вот. Теперь только я остался.

Он снова нагнул сосну. На этот раз посильнее. Привязав конец натянутой веревки к другому дереву, он вытащил из ножен тесак, рубанул по веревке и взвился в воздух.

Вначале он ничего не понял. А когда понял, то с такой силой впечатался в скалу, что сразу все забыл. Очнулся Яромир от того, что его тормошил Илья.

– Ну как? – прошептал Муромец заговорщицки. – Правда, похоже на жбан медовухи?

Яромир потер лоб, сосредоточиваясь:

– Не. На ведро первача – пожалуй. А медовуха послабей. Не тянет… – Он огляделся. – А где Добрыня и Попович?

– Унесло, – весело осклабился Илья. – Они, чай, полегче будут, вот и закинуло черт те куда! Да еще пришибли небось кого-нибудь по дороге.

– Так, надо выручать, – забеспокоился Яромир.

– Знамо, что надо – Илья отряхнулся, еще раз посмотрел на скалу, об которую ударился Яромир. Поперек гранитной глыбы пролегла глубокая трещина.

– Под святорусским богатырем все трещит, – самодовольно добавил он. – Ну что, идем. Посмотрим, куда Поповича с Добрыней занесло.

Они перебрались через гору, спустились в мелкую лощинку и остановились. Алеша с Никитичем сидели на берегу небольшого озера и выжимали одежду.

– Ну, Яромирка, спасибо, удружил, – проворчал Добрыня, натягивая мокрые штаны. – Лучше бы уж об скалу…

Алеша меланхолично выжал рубашку, шаровары, кольчугу. После выжимки кольчуга превратилась черт знает во что. Попович удивленно посмотрел на дело рук своих, вздохнул и забросил кольчугу в кусты.

– Эх, жаль, такую вещь испортил!

– Да кто ж кольчугу-то выжимает, голова садовая?

– А я автоматически…

Илья подошел к озерцу, присел и восторженно причмокнул:

– Ишь ты! Рыбка так и кишит.

В этот момент из воды выглянула здоровенная щучья башка, глупо моргнула и уставилась на богатырей.

– Ну чего вытаращилась? – не выдержал Муромец.

Щука беззвучно зашевелила колючим ртом, перевернулась и исчезла, стукнув по воде плоским хвостом и окатив Илью с головы до ног.

– Это чего она сказала? – возмутился Муромец. – Ты слышал? Куда она меня послала, нахальная морда?! Я ей сейчас… – Он сунулся было к озеру, но, потоптавшись с минуту, передумал. – Ладно, поймаю, тогда поговорим!

– Илья, ты чего? – удивился Добрыня, сразу забыв про мокрые штаны.

– А чего она ругается?

– Я ничего не слышал.

– Наверное, Илья читает по губам, – усмехнулся Попович.

– Точно, по губам, – мстительно подтвердил Муромец. – Вот поймаю, и по губам! Яромирка, ты как считаешь?

– Я считаю, что недурно бы наловить рыбки и перекусить, – сказал Яромир, глядя на поверхность озера, по которой то и дело расходились широкие круги.

Илья сразу успокоился и переключился мыслью на закусон:

– Верно, Яромирка. Сейчас наловим!

– Чем, штанами? У нас же ничего нет. Даже гвоздя!

Илья прищурился:

– Ты, Яромирка, шибко умный, но неопытный. Сейчас увидишь, как у нас в Муроме на палец ловят!

– Как это на палец? – удивился Яромир.

– Сейчас увидишь. – Илья покопался в рюкзаке, отыскал шкурку от сала и принялся неторопливо натирать указательный палец. Время от времени он принюхивался и один раз даже облизнулся.

– Вот! – сказал он, демонстрируя палец. – Сейчас увидите. – После чего он сунул руку в воду и затих. Прошло минут пять. Илья не шевелился. Богатыри тоже замерли. Из ухмыляющегося рта Добрыни ниточкой вытекла слюна.

– Братцы, – не выдержал Яромир. – Может, ее приманивать надо? Цып-цып-цып… Тьфу! Рыб-рыб-рыб!

Прошло еще минуты две. Илья сидел красный, словно от натуги. Наконец он не выдержал и захихикал:

– Весь палец обсосала, тварюшка эдакая! Щекотно…

– Так хватай ее! – рявкнул Добрыня.

– Я уже пробовал. Скользкая, зараза. Ну вот, опять! – Илья вытащил палец и осмотрел его, даже понюхал. В этот момент из воды снова показалась щучья голова. Она нахально усмехнулась и скрылась под водой.

– Это опять ты?! – взревел Муромец. – Ну доберусь же я до тебя! У-ух! – В раздражении он топнул ногой. От богатырского удара земля дрогнула, застонала, вода в озерке поднялась столбом, плеснула на берег и оставила на песке здоровенную зубастую щуку.

– Ага! – Илья схватил скользкую рыбину. – Попался, который кусался! Братцы, собирайте хворост, сейчас мы ее зажарим.

– Не на… – Щука раскрыла зубастую пасть и преданно уставилась Муромцу в глаза. – Я больше небу… простите!

Говорящая рыба произвела на богатырей тяжелое впечатление. Яромир от удивления даже присел на корточки.

– Не губите старую, ради детушек-щурятушек, малых, неразумных! Я откуплюсь. Ей-богу, откуплюсь! Что хотите, сделаю. Может, алмазов там хотите или золота…

– Постой, постой… – Яромир уставился в пустые щучьи глаза. – Ты случайно Емелю не знаешь?

Щука вздрогнула:

– Ну, предположим, знаю. А что такого-то? Мало ли кого я знаю!

– Ага! – Яромир подмигнул друзьям, которые ничего еще ровным счетом не поняли. – Так ты та самая?

– Та, не та – только уж вы решайте побыстрее, а то ведь сдохну на воздухе.

– Ну ладно, – выдохнул Яромир. – Тогда вот что. Нам во Франкмасонию нужно, а мы, похоже, заблудились малость.

– И всего-то? – скривилась щука. – Ну так это в момент! Вы меня это, бросьте в воду. Так не успею я до воды долететь, как вы окажетесь на месте. Идет?

– Бежит! – кивнул Яромир и повернулся к Муромцу. – Давай, Илья, бросай ее в воду.

Муромец выразительно посмотрел на Яромира, тяжело вздохнул и, размахнувшись, бросил щуку в озеро. И в тот же момент земля под богатырями перевернулась, а когда встала на место, оказалось, что они сидят возле широкой укатанной дороги, прислонившись к полосатому столбу, на котором красной краской было написано: «Франкмасония».

– С прибытием! – воскликнул Яромир, вскакивая на ноги и оглядываясь. – Так вот она какая!

– Хорошая баба, – подтвердил Муромец. – Все честь по чести, без обмана.

– Разве это баба? – не понял Яромир. – Она же страна!

– Кто, щука? – выпялился на него Илья.

– Да нет, Франкмасония.

– Тьфу ты, черт, а я думал…

– Думать вредно, – издевательским тоном сказал Добрыня. – Надо, как Яромирка, мыслить и считать.

– Вот я и мыслю, как мы с франкмасонцами общаться будем? – сказал Муромец. – Мы же по-ихнему ни бум-бум.

– А как же с урмынцами общались? – прищурился Яромир.

– Да мы ведь с ними, считай, и не общались почти, – сказал Муромец. – Все больше с нечистью. А нечисть, она на любом языке шпарит влегкую!

– Может, и здесь никого, кроме нечисти, нет, – предположил Добрыня. Яромир покачал головой:

– Не. Не похоже. Вон, за той рощицей домишки, там люди какие-то. И одеты прилично. А нечисть хорошую одежду не любит. Им рванину подавай!

– На то она и нечисть, – кивнул Илья. – Ну так что делать будем? Алешка у нас по-аглицки говорит, а вот по-франкмасонски?

Попович напустил на себя важный вид:

– Сейчас проверим!

Он схватил за шиворот пробегавшего мимо сорванца и, подняв его на уровень глаз, ласково осведомился:

– Шпрехен зи дойч?

– Пусти, сволочь, я папке скажу! – взревел мальчишка на чистом русском.

– А ты уверен, что ты его по-аглицки спросил? – поинтересовался Яромир. – Аглицкий язык, мне сказывали, похож на кваканье. А ты вроде как по-собачьи заговорил.

– Точно, – смутился Попович, не обращая внимания на дергающегося мальца. – Это ж по-бивар-ски. Перепутал малость. Значит, так… ду ю спик инг-лиш?

– Парле вуфрансе! – рявкнул мальчишка. – Темнота заборная! Пуркуа па?

Тут уже Илья не выдержал. Он подошел к пацану и сурово заглянул ему в глаза.

– Ты есть кто? – спросил он, буравя мальчишку взглядом. – Почему ругаешься?

– А чего вы хватаетесь! – захныкал малец. – Что я вам такого сделал?

– Пока еще ничего, – сказал Муромец, – но чую, вырастешь – пакостей натворишь… Так что я могу тебя авансом, не хуже батьки выпороть! А ну отвечай, как зовут?!

– Васька Никитин! Афанасия Никитина сын!

– Это того самого землепроходимца? Он и здесь успел отметиться! Ну, силен! – удивился Попович и опустил паренька на землю. – Значит, Васька. Ну а где, Васька, твой отец?

– А вон в кустах сидит! Чей-то не то съел в трактире. Ему вместо куры скормили лягушку вареную! Вот он и парится – считай второй час кряхтит!

Яромир бегло осмотрелся. Действительно, невдалеке от дороги виднелся заросший кустами овражек. Оттуда поднимался беловатый пар.

– Ну хорошо, Васька! – смягчился Илья. – Ты, стало быть, земляк. Ну а остальные по-франкмасонски говорят, да? По-русски никто не понимает?

– Никто! – авторитетно заявил мальчишка. – Мы здесь уже вторую неделю паримся, ждем поезда до Парижа. Папку послом назначили, а поезда все нет. Я уже несколько слов по-франкски выучил… Богатыри переглянулись.

– И расспросить-то, выходит, некого. – Илья почесал голову. – Оно, конечно, можно и напролом, но страна культурная, как бы чего не вышло. Короче, нужен язык!

– Так ить… – заикнулся Яромир и тут же замолчал.

Богатыри дружно уставились на него.

– Чего «ить»?– хищно поинтересовался Муромец. – Ты уж договаривай!

– Ну я насчет языка. Мне в свое время Балда показывал, где какая шишка на голове растет. Он в этих делах знаток. Есть шишка мудрости, есть шишка здоровья, а есть шишка языка. Так вот если по этой шишке как следует двинуть, то все языки будешь понимать и на них разговаривать!

Богатыри с минуту переваривали сказанное, затем дружно бросились обнимать Яромира.

– Так что ж ты молчал, голова садовая, давно бы двинул!

– А раньше вроде не надо было, – смутился Яромир.

– А вот теперь – как раз! – восторженно закричал Илья, которого возможность свободно изъясняться на всех языках несказанно обрадовала. – Давай начинай с меня!

– Только ты, Илья, меня уж не обессудь, – предупредил Яромир. – Бить буду крепко. Шишка эта – самая дубовая.

– Бей, все равно кость. Не жалко!

Илья наклонил голову. Яромир с деловым видом осмотрел голову Муромца и вздохнул:

– Что-то у тебя голова какая-то странная!

Муромец невероятно смутился, воровато забегал глазами и в отчаянии махнул рукой:

– Эх, была не была! Только никому не говорите, братцы, особенно Блудославу. А то смеяться будет, собачий хвост! Всему стрелецкому войску расскажет, что-де у Ильи Муромца кафешантан на голове! – С этими словами он стащил парик.

Богатыри ахнули. Такой сверкающей лысины Яромир не видел никогда. Было в ней что-то величественное. В смуглой полированной коже, как в зеркале, отражался весь мир. Мальчишка ахнул и порскнул к отцу, в кусты. А Яромиру новая прическа Ильи неожиданно понравилась.

– А что, – сказал он, – здорово. Может, и мне так постричься?

– Ты уж бей поскорей, да и дело с концом, – простонал Муромец.

Яромир не спеша принялся ощупывать шишки.

– Шишка смелости очень большая, – пробормотал он. – Это ты, видать, о скалу двинулся. А вот и шишка языка. Ну держись!

Илья сладко зажмурился, и Яромир со всего маха саданул его по голове.

Бом-м! Словно бы дрогнул вечевой колокол. Народ, стоящий в отдалении, заволновался, принялся оглядываться. Илья стоял, по-прежнему зажмурив глаза, только теперь улыбка на его лице сменилась безграничным удивлением. Наконец он распрямился, поднял на Яромира разом помудревшие глаза.

– Их вайе нихт вас золль эс бедойтен! – произнес он, стыдливо теребя край рубашки и уже по-русски добавил: – Печалью душа смущена!

– Класс! – восхитился Добрыня. – Ну а по-франкмасонски сбацай что-нибудь!

Илья сморщил лицо в жалостливой гримасе, протянул вперед руку и проскулил:

– Месье! Же нэ манж па сие жур!

Эта гримаса, а главное, слова, сказанные с необычайным выражением и экспрессией, донеслись до толпы. Оттуда тотчас выскочила какая-то бабуля и засеменила к богатырям.

– Чего это она? – испугался Илья, сразу переходя на русский. Яромир только пожал плечами. Между тем бабуля шустро подбежала к Илье и залопотала по-франкски.

– Уи, мадам, – скорбно пролепетал Илья. «Мадам» сунула руку в корзинку, вытащила оттуда каравай хлеба и протянула Илье. Муромец прослезился, затем церемонно поклонился, что-то тихо сказал ей и галантно поцеловал ручку.

– Оревуар! – проворковала бабка и засеменила обратно к толпе.

Но этим дело не кончилось. От той же толпы отделился здоровенный мужичина. Он держал в руках кольцо колбасы. Через минуту кто-то принес фрукты. Муромец бесперестанно кланялся, смахивал слезы умиления и говорил вежливые слова. Наконец поток даров иссяк, и богатыри вернулись к.прерванной процедуре.

– Задушевный народ, – вздохнул Илья. – У нас давно бы оглоблей отоварили…

– Так то у нас, – сказал Добрыня. – У нас и земля потверже, и небо покрепче, а главное – жуликов больше. На том стоим! Ладно, Яромирка, не тормози, теперь моя очередь.

Через минуту Добрыня резко поумнел и принялся наперебой шпарить на всех языках. Еле уняли. С Поповичем было легче всего – он и так знал много языков: украинский, калмыцкий и пиджн инглиш. Алеша только крякнул, когда получил дополнительный запас знаний. Он пару минут, как пропеллер, вертелся вокруг собственной оси, очевидно, приводя в порядок словарный запас. Зато с самим Яромиром возникли проблемы. Бить самого себя, вслепую, он не решился. Можно было промахнуться. Тогда он нащупал нужную шишку, помазал ее глиной, чтобы уж наверняка, и поручил ударить Илье. Муромец саданул от души. За пару секунд Яромир вспомнил всю свою жизнь, начиная с раннего детства, потом вспомнил и то, чего никогда с ним не случалось, – наверное, проснулась дремавшая до этого память предков. И только после этого он осознал себя лежащим на травке.

– Пуркуа па? – простонал он, оглядывая друзей мутным взглядом. – Вас ист лос?

– Лос самомучос! – пошутил Илья. – Вставай давай, не фиг разлеживаться, сейчас поезд подойдет.

Услышав такие родные интонации, Яромир легко вскочил на ноги:

– Ну у тебя и рука!

– А ты думал, – усмехнулся Илья. – Рука что надо! Но и ты ловок притворяться. Даже на травку улегся, мол, дайте отдохнуть… хотя, может, я переборщил немного, – добавил он. – Раньше я таким ударом крепостные стены разбивал, а тут все-таки голова. Я бы и полегче двинул, да хотелось, чтобы уж наверняка!

Между тем откуда-то издалека донесся тяжелый гул, на горизонте вспыхнуло белое облачко, и что-то огромное, пыхтя и отдуваясь, поползло по равнине. Толпа возле домишек возбужденно засуетилась. Мимо друзей промчался Васька Никитин. За ним, пыхтя и отдуваясь, спешил бородатый дородный мужик, с виду – зажиточный купчина. От купчины все еще валил тепловатый пар. Яромир вдохнул сложную смесь летучих углеводородов и закашлялся:

– Нам бы тоже поторопиться надо!

Друзья поднажали и вскоре оказались в первых рядах. Яромир в первый раз увидел поезд и был сильно разочарован. В его воображении поезд представлялся чем-то сверкающим, чистеньким, удобным и, главное, быстрым. На поверку оказалось, что это двадцать довольно тесных кибиток, соединенных вместе и еле ползущих по раздолбанной дороге. Тащил кибитки старый, измученный дракон, черный от постоянного загара и худой, как заморенная кляча. Дракон нервно облизывал ребристые бока и втягивал голову в плечи, когда возница щелкал кнутом.

– Братцы, да это же беспредел! – возмутился Илья. – До чего скотину довели!

– И куда только смотрит лига защиты животных? – вздохнул Попович.

– Куда надо, туда и смотрит, – проворчал кто-то у них за спиной.

Яромир оглянулся и увидел усатого мужика в зеленом мундире с красными погонами. На околыше фуражки у мужика было написано: «станционный смотритель».

– Мы абы кого не эксплуатируем. Это дракон-рецидивист. У него уже пятая судимость. Ему вообще светила вышка, да вот заменили каторгой… а я думаю, зря.

– Почему зря? – удивился Яромир. – Уж лучше смертная казнь, чем такая жизнь.

– Это смотря для кого, – прищурился смотритель. – Его ведь неспроста сюда определили. Стало быть, есть могущественный покровитель. Одним словом, сбежит дракон! Повозит для отвода глаз годик-другой и сбежит! И опять примется за старое.

– А что он делал? – остро заинтересовался Илья.

– Известно, что драконы делают. Мужиков жрет, баб насилует. Иногда наоборот.

– Н-да, – пробормотал Яромир. Он хотел добавить что-то еще, но не стал. Вид у дракона был такой несчастный, что ненависти он все равно не вызывал.

– А скоро ли он доедет до Парижа? – поинтересовался Алеша. Этот вопрос заставил станционного смотрителя рассмеяться до слез.

– Вы, видать, здесь впервые, – сказал он, отсмеявшись, – потому и спрашиваете. Я так скажу. Первую неделю он набирает ход. Последнюю – тормозит. Ну а в середке тянет прилично. За месяц точно доберетесь. По пути отдохнете, выспитесь. У нас тут вдоль дороги много деревень – молочко свежее, молоденькие пейзанки… Некоторые пассажиры успевают пожениться!

– А детей завести не успевают? – съязвил Добрыня.

– Насчет этого не знаю, не слышал.

– А что, побыстрее-то нельзя? – застонал Яромир.

– Нельзя! – строго сказал смотритель.

– А ежели на конях?

– Так ведь дракон-то их учует, и тогда такое начнется… а в поезде, между прочим, люди. Он и так через каждый метр останавливается и траву жрет, а коней зачует, перепугается насмерть, с места не сдвинешь! Был уже прецедент, и не один, – добавил он строго, подняв кверху палец.

– Постойте, а есть же еще одна дорога! – вспомнил Яромир. – Мы на ней стояли. Там на столбе написано: «Урюпинск – Париж»!

– Во-первых не Урюпинск, а Женева, – нахмурился смотритель, – а во-вторых, на этой дороге хозяйничает Черный рыцарь. А у него разговор короткий – секир башка всякому встречному. Совсем замучил гад, управы на него нет!

– А где же ваш король?! – рявкнул Муромец. – Куда он смотрит? Я бы за такие дела… У нас вот был Жужа, так он до сих пор небось по кустам прячется!

– Жужа? – Смотритель изменился в лице. – Вы знали Жужу?

– Я его не знал, я его бил! – гордо сказал Муромец, выпятив грудь. – Лично заразе все зубы вышиб, кроме одного, чтобы смешнее было. А что такое?

– Ничего! – быстро ответил смотритель и отвернул ся к толпе. – А ну занимайте места! Не толкаться, детей и женщин не бить! Через пять минут отправление.

– Слышь, братан! – Яромир потянул мужика за рукав. – А вообще-то коней здесь купить можно?

– Что? Коней? Конечно, можно. Только я бы не советовал. Все-таки Черный рыцарь… ну он-то еще интеллигент. А вот Жужа… Внимание! Поезд отправляется!

Возница на козлах подпрыгнул, щелкнул пастуший кнут. Дракон вздрогнул, выдохнул длинную струю пара.

– Эх, жизнь бекова! – еле слышно пробормотал дракон, натягивая вожжи. – Сбегу, ей-богу, сбегу!

– Ну вот! Что я вам говорил! – Смотритель повернулся к богатырям, но их уже не было рядом. Только спина последнего из них мелькнула за крашеным забором.

Яромир тащил друзей в центр села. В трактире под иностранным названием «кабак» было прохладно и тихо. Друзья перекусили, выпили кислого местного вина и сразу вспомнили Ваську Никитина, точнее, его отца.

– Не отравиться бы!

– Святорусского богатыря отравить нельзя! – убежденно сказал Муромец. – После всего, что выпито, организм уже ничем не напугаешь. Эй, хозяин!

– Слушаю-с! – хозяин, тощий и длинный, как жердь, тут же оказался рядом и склонился, приложив к груди правую руку. – Что еще закажете? Может, свежую лягушечку? Так мы ее, ква, ква, мгновенно выловим! Специально для дорогих гостей томим в болотной тине.

– А мышей нет? – сурово осведомился Илья.

– О! – расцвел хозяин. – Вы, как я вижу, гурман! Илья побагровел, надулся, не зная, что ответить, но тут вмешался Яромир:

– Подскажи-ка, любезный, где тут можно купить коней? Да чтобы поприличней, а не абы каких!

– О! Вы обратились как раз по адресу! – воскликнул хозяин, воровато посверкивая глазами. – Есть один адресок… тут недалеко. Там вам предложат широкий выбор декоративных, рабочих и даже богатырский коней! Тут недалеко, через два дома. Спросите господина Роста ньяка. Он мой зять! – гордо добавил кабатчик.

Ростиньяк оказался копией кабатчика,-только еще худее.

– В детстве меня кобыла пнула, – с гордостью доложил он. – Поэтому я коней люблю. Вот каких красавцев выращиваю!

Кони были такая же страхота, как и хозяин. Тощие, унылые клячи какой-то странной желтовато-зеленой масти едва стояли на ногах.

– Если я на нее сяду, она сдохнет! – убежденно заявил Илья. – Я что, палач? Слушай, друг, а чего покрепче у тебя нет?

– А эти чем плохи? – обиделся Ростиньяк. – У меня вот, намедни, шевалье д'Артаньян купил себе такую же для сына. Так он у него в королевскую гвардию метит! Стало быть, есть у человека вкус!

– А еще какие кони у тебя есть?

– Точно такие же, только карманный вариант.

– Ладно, – вздохнул Илья. – Черт с тобой, давай, какие есть. Придется в дороге подкормить животину. – Он подошел к лошади, потрепал ее по унылой морде. В ответ конь молниеносно лязгнул зубами, едва не отхватив Муромцу руку.

– Тише ты, тварь зубастая! – рассердился богатырь. – Смотри, у меня и схлопотать недолго.

Лошадь нахально усмехнулась и попыталась двинуть Илью копытом.

– Ну и характер, – удивился Муромец. – Все! Берем! Всех четверых берем!

Через час богатыри резво трусили по дороге, обсуждая услышанное и увиденное. Конечно, всех интересовал Черный рыцарь.

– Страсть как хочется на эту скотину посмотреть! – сказал Муромец, лениво поглядывая по сторонам. – Слышь, Яромирка, на спор: я ему одним ударом все зубы выбью!

– А коренные?

– И коренные, само собой.

– Короче, снесешь ему башку, так получается?

– А вот и нет! Есть у меня коронный удар, называется левый винт с правой нарезкой. Он и ахнуть не успеет!

– Может, научишь?

– Научу, Яромирка, обязательно научу. – Илья ненадолго задумался, потом замурлыкал популярную в Лодимере песню:

Всю-то я вселенную проехал,

Нигде милой не нашел!

Неожиданно конь под Ильей встрепенулся и дискантом подтянул:

Я в Россию возврати-и-ился…

И тут все четверо коней, надрывая бока, грянули:

Се-эрдцу слышится привет!

Богатыри, что называется, отпали. Кони допели одну песню и принялись за другую:

Как ныне сбирается грозный Роланд

Отмстить неразумным испанцам!

Теперь уже богатыри подхватили песню, правда, на свой, лодимерский лад, но спели дружно, и все остались довольны.

– А ведь и в самом деле, кони богатырские! – восхитился Илья. – Чтобы так задушевно петь, это ж какой талант иметь надо!

Он хотел сказать что-то еще, но в этот момент над головой жутко ухнуло, и здоровенное бревно, привязанное к вершине сосны, обрушилось вниз, сметая богатырей в одну кучу.

В один момент голова Яромира оказалась между ног Ильи Муромца, сверху на него взгромоздился Добрыня, а Попович каким-то образом ухитрился переплести всех троих. Богатыри попытались освободиться, но почему-то запутались еще больше. И тут краем глаза Яромир увидел такое, отчего у любого нормального человека волосы зашевелились бы на голове. Четыре тощие клячи прямо на их глазах медленно превращались в четырех разбойников. А напротив, в кустах, стояла скособоченная, но все же до боли знакомая фигура в монашеском балахоне.

– Неясыть! – прошептал Яромир. – Колдун! Так тебя же циклопы сожрали!

Неясыть злобно сверкнул глазами, не переставая твердить заклинания:

– Патэпе! Погап! Убоп!

– Рубоп! – подсказал Яромир хриплым голосом, пытаясь спихнуть со своего горла чью-то ногу.

– Ма-алчать! – неожиданно завизжал Неясыть и затопал ногами. – Я тебя хорошо запомнил! Это ты мне всю малину… Ну, уж теперь я до тебя добрался! До тебя и твоих дружков.

– Ничего у тебя не получится, – одними губами прошептал Яромир. – Я вот сейчас вылезу и тебе голову оторву!

– А ты вылези, вылези! – захохотал Неясыть. – Что, слабо? Я еще и не такое заклятие наложу…

– Только в штаны не наложи. У тебя это лучше получается!

– Что?! – взвился колдун и, подскочив к перепутавшимся богатырям, принялся их пинать с таким остервенением, что в конце концов зашиб ногу об Илью Муромца и повалился, охая от боли.

– Так тебе и надо, урод недоеденный! – усмехнулся Яромир. – От злости еще и не то бывает!

Неясыть с трудом поднялся и, прихрамывая, попытался принять позу для заклинания. Но тут лошади окончательно превратились в разбойников. Одного из них Яромир узнал сразу. Это был Жужа. С трудом разогнув спину, он подошел к Неясыти и уставился на него единственным глазом. Колдун явно занервничал:

– Тебе чего?

– Это… Чего дальше-то делать?

– Для начала дай каждому по морде, – посоветовал Неясыть. – А я пока вспомню, что там дальше колдовать надо. Этот гад меня с мысли сбил!

– Где гад? Ах, вот он! Точнее, они… – Жужа подскочил к клубку, в который спутались богатыри, остановился напротив Яромировой головы.

– Ну что, красавчик! – развязно ухмыльнулся Жужа. – Сейчас я тебя буду мучить. Ох уж, и поиздеваюсь! Сначала стану расшатывать зубы, потом…

В этот момент рука кого-то из богатырей изловчилась, Яромир так и не понял чья, схватила Жужу за усы и напрочь оторвала их. Другая рука вцепилась ему в бороду, третья – в грязные нечесаные патлы.

Жужа издал дикий рев, отпрыгнул прочь и, трясясь как в лихорадке, уставился на Неясыть. Неясыть, в свою очередь, уставился на лишенного растительности Жужу и окончательно забыл все заклинания.

– Ко? – сказал он, от удивления переходя на куриный язык. – Куд куда?

– Куда глаза глядят! – прохрипел Жужа, судорожно оглаживая голую голову и бешено вращая глазами. Он хотел сказать что-то еще, но вместо этого подпрыгнул и помчался по дороге, поднимая пыль. Его напарники попятились от шевелящегося клубка и через минуту бросились вслед за атаманом.

Ну и ладно, катитесь! – крикнул им вслед Неясыть. – Трусы! Я справлюсь один! Мне даже лучше, месть моя будет страшна и сладка!

– А ты подойди поближе, – донеслось из клубка. – Чтой-то мы не поняли!

Колдун сделал шаг вперед, но тут же отпрыгнул как ужаленный:

– Ишь, хитрые какие! Нет уж, обойдетесь. Я сейчас кое-кого приведу, и вы у меня только крякнете!

– Интересно, куда это он пошел? – послышался из центра клубка голос Ильи Муромца.

– Сейчас какое-нибудь чудовище приведет, – отозвался снизу Алеша Попович.

– А я выпутаться не могу! – простонал Добрыня.

– Колдовство, – сказал Яромир. – У меня в кармане бутылка, кто-нибудь может дотянуться?

– А что там, в бутылке? – сразу заинтересовался Муромец.

– Надракакаш.

– Тьфу ты, пропасть, а я думал…

– Думать вредно! – ворчливо заметил Добрыня. – Ага. Надо считать и мыслить!

Друзья еще минут пять подкалывали друг друга, пока не услышали тяжелый, словно идущий из-под земли, гул.

– Ну вот, ведет кого-то, нетопырь ушастый, – проворчал Яромир. – Кажется, кто-то хотел видеть чудовище?

– А что, уже показался? – заинтересовался Илья.

– Не спеши, сейчас покажется.

– Вот они! – раздался визгливый голос Неясыти. – Кушай их, дракоша, пожалуйста!

– Где? – донесся до них прокуренный голос. На поляну упала неровная угловатая тень. Яромир извернул шею, насколько это было возможно, и увидел того самого, до невозможности тощего дракона, который тянул поезд. Дракон подошел ближе и с сомнением посмотрел на клубок.

– Это кто еся? – осведомился он, наклоняя голову и принюхиваясь. – Что-то мне непонятно. Может, ты решил меня отравить? Так это нельзя, меня поезд ждет! А давай так: я съем тебя и пойду обратно?

– Э, э… Не балуй! – испугался Неясыть и на всякий случай спрятался за дерево. – Меня уже один раз ели. Я непитательный! А это богатыри, они тебе понравятся. Да ты возьми на язык, разжуй – они сладкие, жирные, один сок!

Дракон снова принюхался, опустил морду ниже и заглянул Яромиру в глаза. И тотчас чей-то кулак врезался в плоскую драконью морду.

– Ой! – Дракон от неожиданности сел на хвост, помотал башкой, словно отгоняя дурное видение, и неожиданно широко облизнулся: – Люблю, когда пиша дерется, и-эх, люблю!

– Знамо дело, – подхватил Неясыть, – она от этого только слаще!.

– Что бы ты понимал! – рявнул дракон. – Счастье достигается путем преодоления трудностей! Сейчас я подумаю. Значит, так. Я ем богатырей, а с тобой провожу ночь. Или наоборот. Я ем тебя, а провожу ночь с богатырями… стоп! Ишь ты, какой шустрый! Сбежать решил? – Дракон вовремя заметил, что Неясыть пытается смыться, и сцапал его длинной когтистой лапой. – Кинуть меня решил? Ты есть кто? Ты мой друг! И я тебя люблю. Точнее, буду любить. Но это потом… сначала подзакусим! И не пытайся колдовать, – наставительно добавил он. – На драконов заклинания не действуют.

– Но мужиков не любят! – зарыдал Неясыть.

– Любят, любят! – развязно ухмыльнулся дракон и, усевшись поудобней, сцапал клубок из богатырей.

Раскрыв пасть, он положил его на язык, покатал для смака и сжал челюсти. Раздался громкий хруст, глаза дракона вылезли из орбит, он коротко взревел, выплюнул богатырей, а вслед за ними оба клыка.

– О-о! А-а! – Он засунул свободную лапу в пасть и принялся ощупывать зубы. Зубов значительно убыло.

– Они же броневые! – заревел он прямо Неясыти в лицо. – Ты чего мне подсунул?! Прибью, гад!

– Ты же сам говорил, что любишь трудности, – залепетал чародей. – Вот я и постарался.

– Люблю, но не до такой же степени! – простонал дракон. – Ладно. Придется их сначала расплющить, чтобы сок пошел.

В это мгновение Яромир понял, что погиб. Он все-таки попытался пошевелить рукой, и это ему почти удалось, но в последний момент что-то зацепилось за палец и не пустило. Да это же сумка!

– Эх, была не была! Двое из сумы!

В это время дракон уже поднял лапу, но так и не успел ее опустить. Из богатырского клубка, извиваясь ужами, выбрались два бугая с дубинами. Прикинув ситуацию, они ударили по рукам и пошли дубасить дракона по тощим ребрам. Дракон от неожиданности выпустил Неясыть, но колдуну удрать не удалось. Один из молодцов ухватил его за шиворот и пошел обрабатывать дубиной по всем частям тела. Минут двадцать в лесу стоял сосредоточенный глухой стук. Наконец дракон не выдержал и с криком:

– А ну вас всех на фиг! – бросился наутек. Теперь оба молодца сосредоточились на Неясыти. Парни трудились без устали, очевидно, соскучились по настоящей работе и теперь вкладывали в удары всю душу. Над дорогой стояло густое трудовое дыхание.

И в этот момент Яромир почувствовал, что его уже ничто не держит. В следующее мгновение клубок распался сам собой. Богатыри оказались на земле, но еще пару минут приходили в себя и еще пару минут наслаждались работой братьев из сумы.

– Смотри-ка! – сказал Илья. – На этот раз не оплошали.

– У них выбора не было, – пояснил Яромир. – Иначе бы их самих съели.

– Могли бы и деру дать, – заметил Добрыня.

– Сумка-то у меня осталась, а куда они без нее? Друзья привели себя в порядок и осмотрелись. Они снова оказались безлошадными. Возвращаться к проклятому Ростиньяку, который вместо лошадей продал им заколдованных разбойников, никому не хотелось. Оставалось идти пешком в расчете на то, что по пути подвернется деревенька, где можно будет купить лошадей.

– В путь! – бодро сказал Илья.

– А с этими что делать будем? – Яромир кивнул на братьев из сумы. Братья, не глядя в их сторону, продолжали самоотверженно трудиться. За частыми взмахами дубин чародея не было видно, только на мгновение мелькнула сплющенная фиолетовая физиономия, но на нее тут же с сочным шлепком опустилась дубина.

– А нам какое дело, пусть работают! – осклабился Добрыня.

– И то верно! – Яромир бросил на траву пустую сумку. – Захотят, сами вернутся, не захотят…

– А не захотят, то как хотят! – щегольнул Илья только что придуманным каламбуром.

– Может, и ты решил стать поэтом? – съязвил Добрыня. – Вот уже и стишок сочинил!

– Стихи не пишутся – случаются! – высокопарно отозвался Муромец, тряхнув роскошной шевелюрой.

– Илья, у тебя парик набок съехал! – захохотали друзья.

– Где, где? – Муромец принялся поправлять накладные волосы.

15.

В городе Менге царило спокойствие. Месяц назад здесь проехал некий шевалье д'Артаньян. После этого рынок отстроился заново, порушенные ларьки заменили новыми. Проломленную крышу мэрии заделали черепицей, а выбитые окна и обвалившийся балкон в гостинице «Ле труа кошон» починили на второй же день. Однако для многих чужие убытки обернулись прибылями. Дантисты заработали кучу денег, вставляя дружному коллективу гостиницы выбитые зубы. Оружейники распродали все имевшееся в наличии оружие и далеко не удовлетворили спроса. Жизнь быстро входила в привычные рамки, и это было приятно.

В гостинице «Ле труа кошон», в самом лучшем номере, Яга сидела перед зеркалом и выщипывала с подбородка редкие, твердые волосы. Зеркало было волшебным, но и оно не могло скрыть некоторых особенностей лица Миледи. Тем не менее именно ее выдающаяся внешность, а не подорожная, подписанная самим кардиналом, снискала ей бесконечное уважение обслуживающего персонала.

Наконец последний волосок был выдран с корнем, Яга потянулась и с презрением посмотрела на сплющенную голову графа Рокфора:

– Слабак ты, граф, хоть и упырь! А я… дайте мне опору, и я переверну Рим!

– Мир! – шепотом поправил ее Рокфор.

– Мир! – с ненавистью прошипела Яга. – Никогда не говори при мне этого слова! Война – мать прогресса! – с гордостью произнесла она некогда подслушанную у фон дер Шнапса фразу. – В борьбе обретешь ты право свое!

– Тебе хорошо, – прохрипел граф. – А у нас вся голова сплющенная и ни одной целой косточки! Может, хватит, а? Навоевались? А хочешь, я тебе денег приплачу? У меня много, мне они теперь без надобности… – Рокфор гулко, в голос, зарыдал. Яга не выдержала. Подскочив к графу, она отвесила ему короткую затрещину и, когда он затих, погладила по голове, на которой явственно проступали отпечатки упавших бревен.

– Ничего, граф, ничего! Мы еще повоюем! За нами сила! А закончим дела, я тебя возьму к себе на болото, женю на одной гадине… Есть у меня на примете холостая упыриха, тебе понравится!

– Правда? – в мутных глазах Рокфора вспыхнула надежда.

– Правда. Тьфу, ты! Конечно, кривда! А пока за дело: надо связаться с бароном, пора получить новые инструкции! – Яга сунулась к подоконнику, где лежал магический мобильник. – Где майне кляйне штучка? – капризно проворковала она, перебирая лежащие на подоконнике вещи. – Майне кляйне штучка лежала между шляпкой и ридикюлем. Кто спер ее, мать вашу за ногу?! О, моя мобила, моя славная многоножка, моя карапулечка! Где ты, ау, отзовист Тебя украли, мою хорошенькую! Тебя спер гадкий дядя, которому я сейчас откушу голову!

Последние слова она обратила к вошедшему в номер мажордому. Тот вытянулся по стойке смирно и затаил дыхание.

– Кто убирался в номере?! – прорычала Яга и демонстративно открыла рот, чтобы мажордом убедился в ее возможностях. Мажордом убедился и нервно задергал ногой. Его правая штанина стремительно темнела.

– Кто, я спрашиваю?!

– Ма-ма-мадам Путассу, но она уволилась! – пролепетал мажордом.

– Я вам покажу путассу! Я вам так путассу, что вы у меня забудете, где живете! Граф, куси его!

Рокфор встрепенулся, обнажил только что отросшие зубы и развратной походкой направился к окаменевшему служителю гостиницы.

– Тили-тили! Трали-вали! – неожиданно раздалось из-под кровати, и на середину комнаты выползла мобила. Почесав суставчатой лапкой за ухом, она продолжила: – Это мы не проходили, это нам не задавали!

– Вот она, моя девочка, – расцвела Яга, сразу забыв о мажордоме, – моя сладкая мобилочка! Иди ко мне, моя деточка, моя мерзавочка! – Она схватила мобилу и прижала ее к груди. Из состояния восторга ее вывел писк мажордома:

– Спаси-ите!

– Граф, отставить! – строго крикнула Яга. – Отставить, кому сказала!

– Рокфор нехотя отступил, обкапав желтоватой слюной ливрею мажордома:

– Зря, мужик! Не знаешь, от чего отказываешься! Служащий гостиницы, закатив глаза, выполз из комнаты.

Яга прижала мобилу к щеке, и та преданно задышала ей в ухо:

– Фон дер Шнапс! Это я, Миледя! Как слышите, как слышите, прием!

– Слюхай вас хорошо, моя дорогая! – отозвался через минуту барон. – Я есть рад знать вас в добрый здравий и ваш дорогой Рокфор!

– Шеф, – зашептала Яга. – Я все сделала, как надо. Я завела их на край пропасти, я расставила по всем дорогам своих людей, они не пройдут!

– А если пройдут? – скептически отозвался барон.

– То не все! – преданно заявила Яга.

– Вы меня не хотеть понимай! – раздраженно произнес барон. – Мой дурацкий… тьфу! Мой великий план не сметь помешай какой-то дурак! Где ваш дракон, разбойник, Рюбецаль? Может, вам нужно ядерный оружий, чтобы остановить этих амбал?

– Ну что вы, барон… – запричитала Яга.

– Не барон, а кардинал! – поправил ее фон дер Шнапс. – Не забывайте милочка, даже у стен есть уши, я уж не говорю о магический перехват!

– Да, да, кардинал! Я подкупила Черного рыцаря! Он согласился за десять талеров снести им башки!

– Ну хорошо, – смягчился барон. – Черный рыцарь – это сила! Если он будет их задержать, то мы успей сформировать правительство изгнания во главе с Буншей.

– Большая сволочь, – с уважением произнесла Яга.

– О, я, я! Миледи, держите под свой контроль каждое их движений! До связи.

– До связи, барон, – прошептала Яга, высовывая язык, длинный и синий, как у собаки.

Однако мобила поняла это по-своему. Она обиделась и что было силы вцепилась в ведьмин язык. Яга выпучила глаза, заверещала и заскакала по комнате вприсядку.

16.

– В бою главное что? – поучал Илья Яромира. – Главное – тактика! Вот стоишь ты на поле боя, к примеру, и машешь дубиной…

– Палицей! – поправил его Попович.

– Во-во. Дубиной. И толку – нуль. Потому что врагов много. Ты их гвоздишь, а они лезут, особенно биварцы. Что делать? А ты замри, подожди, пока они тебя облепят, как мухи мед, и вместе с ними начинай по полю метаться. Тем, кто на тебе сидит, уже не до тебя. Им бы удержаться. А остальные что делают? Правильно. Лупят по своим!

Богатыри шли по лесной дороге. Лес все не кончался, а деревенек что-то не попадалось. На душе у Яромира было легко и весело. Он с удовольствием слушал, что говорит ему Илья, и наматывал на ус.

– И вот ты мечешься по полю, давишь себе врагов и тихонько подбираешься к шатру вражеского военачальника. А когда добрался, глядишь, тому и воевать не с кем! Вот тогда берешь его за усы и тащишь в полон! – Илья перевел дух. – А есть еще один прикол. Садишься на летучий корабль и посыпаешь их сверху дустом…

– А что такое дуст? – встрепенулся Яромир.

– Это порошок такой, – пояснил Илья. – Его Петрович изобрел для врагов, которые помельче. По сыпаешь их сверху дустом, и те дохнут.

– Это не по-рыцарски! – рассердился Попович.

– Зато по совести! – возразил Илья. – Никакого членовредительства, все тихо-мирно, как у людей. Погодите, вспомню, как там Кощей говорил…

– Гуманное оружие, – напомнил Попович.

– Вот, оно самое! А есть другие примочки…

О других примочках, употребляемых в бою, Илья рассказать не успел, потому что дорогу им перегородил отряд всадников. Отряд был сравнительно небольшой, человек двадцать. Среди них выделялся один, в черных латах, в черном шлеме и на черном коне.

Он выехал вперед и наставил на богатырей копье:

– Эй, оборванцы! Вы кто такие, по какому праву топчете мою землю?

Голос из-под забрала показался Яромиру глухим и не вполне человеческим. Сперва он решил, что это либо очередной упырь, либо оживший покойник.

– Я – это я! – гордо заявил Яромир. – А вот ты что за хреновина, упырь али мертвец?

Черный рыцарь не поверил своим ушам. Он повернулся к отряду:

– Кто-то что-то сказал или мне показалось?

– Это тебе показалось! – подольстился к нему один из рыцарей.

– Ага! – удовлетворенно кивнул Черный рыцарь. – Повторяю свой вопрос: кто вы есть, оборванцы и невежи? Назовите свои имена, чтобы я знал, кого убил в честном бою!

Яромир положил котомку на траву, вышел вперед:

– Я тебя, бродяга черный утопить готов в уборной. Для таких, как ты еси, Есть дубина на Руси!

Черный рыцарь снова ничего не понял. Он подъехал ближе, его копье уперлось Яромиру в грудь. И тут произошло то, чего Черный рыцарь совершенно не ожидал. Яромир взялся обеими руками за копье, отнял его у рыцаря и размахнулся. Толстое древко коротко свистнуло, и рыцарь, гремя, как связка консервных банок, улетел в кусты. Отряд латников не успел попятиться. Древко свистнуло снова, и весь передний ряд, стуча забралами, улетел туда же. Второй ряд оказался более смышленым. Рыцари живо развернули своих коней и ринулись наутек. Но копье, пущенное им вдогонку на манер бумеранга, смело и этих. Яромир отряхнул руки и посмотрел на друзей.

Вот это и есть третий прием, о котором я не успел рассказать! – обрадовался Илья. – Однако давай посмотрим, что это за зверь такой – Черный рыцарь?

– Была охота! – возразил Яромир. – Небось мертвяк лиловый или еще пуще!

– Вот и нужно выяснить, – строго сказал Илья. – Врага надо знать в лицо!

Яромир пожал плечами и через минуту выволок Черного рыцаря на дорогу. Он с противником не церемонился и, пока тащил, дополнительно помял его о кусты и деревья, так что из черного рыцарь стал бурым, с зелеными травяными разводами.

– Что-то немножко маловат, – откашлялся Муромец. – На коне-то он смотрелся внушительней. И это… какой-то впуклый стал!

– Не впуклый, а вогнутый, – поправил Попович. – Нельзя так говорить, нет такого слова.

– Что-то ты, Алешка, въедливый стал, как бухгалтер, – окрысился Илья. – То не так, это не эдак! Совсем заучил!

– Я борюсь за образованность, – занудил Попович. – Витязь должен быть без страха и упрека! Страха у тебя нет…

– Не будешь упрекать, не будет и упреков, – сказал Илья и присел над рыцарем. – Вот ведь, сущеглупый! И зачем столько железа на себя надел? Броня-то, вишь, от дубины не помогает!

С трудом отстегнув натянувшийся ремешок, он стащил с рыцаря шлем. Богатыри с любопытством уставились на своего пленника.

– Вроде не мертвяк! – сказал Яромир, вглядевшись в лицо поверженного противника. – И вроде не особенно черный.

– Так, слегка чернявый! – согласился Добрыня.

– Вот фингал под глазом – черный, это точно, – с удовольствием констатировал Илья. – Слышь, мужик, хорош валяться, вставай давай.

Рыцарь приоткрыл один глаз, потом попытался открыть другой и – не смог. По причине все того же синяка. Тогда он уставился на друзей одним глазом и первым делом увидел здоровенные зубы Ильи Муромца. Богатырь добродушно улыбался. Однако рыцарь такой откровенный зубовный блеск расценил иначе.

– Не ешьте меня, доблестные людоеды, я свой!

– Чего это он мелет? – не понял Илья.

– Может, его об дерево двинуть? – озаботился Яромир. – Такое бывает. Тут клин клином нужно…

– Он имеет в виду, – вступился за рыцаря Попович, – что нам он не враг. Злодеи, мол, со злодеями не дерутся! Одним словом, он вылавливает странствующих рыцарей и крошит их в капусту. А с нечистой силой не ссорится.

– Во-во! – обрадовался рыцарь. – Дружу, добычей делюсь!

– Так, может, и с нами поделится? – обрадовался Илья. – Я не против.

– Поделюсь, господа людоеды, только не надо меня есть!

– Ладно, не будем, – пообещал Илья. – Ты только скажи, как тебя зовут, а то вроде как познакомились, а имен не знаем!

Черный рыцарь сел, потрогал голову. Возможно, ее конфигурация несколько изменилась, потому что он потрогал ее еще раз и вздохнул:

– Меня зовут Шварц. По-латынски это будет неггер, что в переводе означает…

– Черный! – подсказал Попович.

– Так Шварц или неггер? – не понял Илья.

– Шварц и неггер, – уточнил Черный рыцарь. – Все сразу. Для усиления эффекта.

– А у тебя замок-то есть?

– Есть, – потупился Шварц и неггер. – Только у меня там сейчас ремонт, и я вас принять не могу. Мне очень жаль, но я не знал, что мне попадутся такие могучие людо…

– Мы не людоеды! – рявкнул Яромир, у которого снова зачесались кулаки. – Мы – ОМОН!

– Ра? – глупо удивился Шварц.

– Ура!.. ОМОН – это Отряд Молодцов…

– Особого Назначения! – весело подхватил Илья. – Так что тебе повезло, брат. Кто бы тебя без нас фингалами угостил? Короче, идем сейчас к тебе, перекусим, а ты нам отсыплешь червонцев и начнешь новую жизнь.

Шварц и неггер грустно вздохнул и, скрипя доспехами, встал на ноги:

– Ой! Чегой-то голова кружится…

– Еще и не то будет, – ласково произнес Илья. – С прошлой жизнью, считай, покончено. Повеселился! Теперя у тебя весь организм будет скрипеть. А ты как хотел? Яромирка свое дело знает!

Поминутно приседая, хватаясь то за живот, то за голову, Шварц поплелся к своему коню.

– Гляди-ка, со спины ни дать, ни взять – Блудослав! – шепотом сказал Илья.

– Может, сыграем? – обрадовался Добрыня и уже занес было ногу, но Попович его остановил:

– Не дело, братцы. Он и так чуть жив!

В лесу, между тем, стояла удивительная тишина. Латники куда-то все подевались, только бесхозные кони пощипывали травку, ожидая своих хозяев.

– Были мы пешие, стали конные! – обрадовался Илья.

Через минуту все четверо были на конях. Все это время Шварц тщетно пытался забраться на лошадь, но так и не сумел. Почему-то перестали сгибаться колени. Илья сжалился над ним, взял за шиворот и, слегка встряхнув для лучшего самочувствия, усадил на какую-то сивую кобылу. Рыцарь тут же начал крениться набок, и Яромиру пришлось дать ему подзатыльник, поскольку он посчитал, что тот валяет дурака. После этого Шварц и неггер притих, затем забормотал скороговоркой и почему-то в рифму:

– Ведь говорила мне Яга, не суйся к черту на рога, а сторожи богатырей, не то получишь пендюлей! И вот я их усторожил! Кому я этим услужил? Весь переломан и избит, в башке шумит, в глазах рябит! Моя дружина полегла. За эти черные дела еще я должен заплатить! О, стыд и срам! О, как мне быть!

Богатыри переглянулись.

– Н-да, – пробормотал Илья. – Видать, хорошо забрало! Вишь, тоже поэтом стал.

Яромир зарделся:

– Вот и меня когда лесиной двинули, так я сразу поэму выдал! Чем больше по башке стучишь, тем умней становишься!

От этих слов Алешу Поповича пробрал смех. Он не мог сдержаться и хихикал всю дорогу, не обращая внимания на пламенные взгляды Яромира. Наконец богатыри выехали из леса. Прямо перед ними расстилалось холмистое поле. Чуть в стороне виднелась деревенька. Ее черепичные крыши весело выглядывали из густой зелени. Напротив деревни на невысоком холме стоял внушительный замок.

При виде замка Шварц снова принялся нести околесицу:

– А вот мой старый славный дом. Но кто теперь гнездится в нем? Неужто стадо бугаев его заполнит до краев?

Это была последняя капля. Яромир не выдержал. Подъехав ближе, он примерился и опустил Шварцу на голову могучий кулак. Голова Черного рыцаря мгновенно провалилась в доспехи, внутри Шварца что-то крякнуло, затем голос, искаженный доспехами, произнес:

– Почему так темно, черт побери?

– Оклемался! – просиял Муромец и выдернул голову рыцаря обратно.

Шварц покрутил шеей туда-сюда. Шея скрипела и похрустывала.

– Однако! – произнес рыцарь и с большим уважением посмотрел на богатырей. – Господа! У меня такое осчусчение, что я утратил всякое осчусчение! Господа, я жив или что?

– Ты жив, но не очень, – утешил его Муромец. – Сейчас мы тебе дадим кой-чего хлебнуть, и станешь как новенький! Яромирка, дай ему Надракакаш!

Яромир вытащил из-за пазухи бутылку, побултыхал ее. Темно-коричневая жидкость вспыхнула ярко-зелеными прожилками.

– Ну-ка, открой рот! Да поменьше, ишь, хлебало разинул!

– Коньяк! – вожделенно прошептал Шварц и от сладости зажмурил глаза.

– Ишь ты, жмурик какой! – умилился Илья. – Прямо, аки дитя малое, клювик разевает, глазки прикрывает…

Яромир содрогнулся. Сравнить пасть Шварца с птичьим клювиком мог только Илья.

– Задержи дыхание, – посоветовал Яромир и плеснул ему в рот из бутылки. Шварц тут же захлопнул рот, чтобы ни одна драгоценная капля не упала на землю, затем глотнул и замер в ожидании знакомых «осчусчений». Ощущения пришли, но для рыцаря они стали полной неожиданностью. Оказавшись внутри, Надракакаш незамедлительно принялся за перестройку рыцарского организма. Для начала Шварц выдохнул воздух. У богатырей защипало глаза. Попович закашлялся. Яромир, который уже пожалел, что не убил этого разбойника прямо в лесу, решил немедленно исправить ошибку, но Илья придержал его за рукав:

– Ты погоди, может, из него еще толк выйдет?

– Толк из него уже вышел, – парировал Яромир. – Вместе с разумом. Теперь всякая дрянь полезла.

Между тем перестройка внутри рыцаря шла полным ходом. Какое-то время Шварц трясся, как отбойный молоток. Затем перестал трястись, зато принялся с ловкостью гимнаста выписывать на коне головоломные пируэты.

– Джигит! – восхитился Илья. – А ты хотел его пристукнуть! Да где бы мы еще такое увидели?!

Крестьяне, шедшие мимо, с удивлением следили за действиями своего сюзерена.

– Совсем совесть потерял! – сказал пожилой крестьянин, словно бы невзначай поигрывая вилами.

– Тише, Вальжан! – сказал другой, маленький, с бородкой клинышком. – Еще не время. Революционная ситуация должна созреть! И вообще мы пойдем другим путем.

Эти разговоры долетели до слуха Яромира и странным образом встревожили его. Ему послышалось в них что-то знакомое, словно он где-то уже слышал об этом, но забыл. Между тем Шварца, очевидно, пробрало до мозга костей. Он стал подпрыгивать в седле все выше и выше, ненадолго зависая в воздухе. Во время одного из таких кульбитов лошадь выскользнула из-под него, и Черный рыцарь сверзился на землю. Вскочив, он воровато огляделся и шмыгнул в кусты.

– Крепко его забрало! – усмехнулся Муромец.

– Грехов много, – пояснил Попович. – Вон. как бесы крутят! Изгнать бы их из него надо.

– Уже не надо, – сказал Яромир, внимательно наблюдавший за Шварцем. – Они вышли естественным путем.

Назад рыцарь вернулся ублаготворенный и без доспехов. Подойдя к богатырям, он низко поклонился.

– Эх, до чего же хорошо! – произнес он проснувшимся голосом.

– Что хорошо? – спросил Муромец, на всякий случай стараясь держаться подальше.

– Все хорошо, – уточнил Шварц и задушевно улыбнулся. – Травка растет, птички поют, вот и солнышко светит…

– Кажется, наступает психологический перелом, – заметил Алеша Попович. – Еще немного, и…

– Ученый человек! – восхитился Муромец. – Такие слова знает! Учись, Яромирка, вот поймаешь деваху покрепче и тоже устроишь ей психологический перелом!

– Это я и так умею, – покраснел Яромир. Между тем Шварц подошел к богатырям поближе и, не спуская с них влюбленных глаз, заявил:

– Братцы! Как я хочу вас всех обнять! О, мир, ты прекрасен! Друзья! Я больше не Черный рыцарь! Я Белый рыцарь! Не Шварц, а Вайс! О, я хочу немедленно делать добро! А не дадите ли вы мне еще хлебнуть На-дракакаш?

– Алкаш! – понимающе подмигнул Илья. – Наш человек. Яромирка, отсыпь ему еще глоток!

Яромир пожал плечами, откупорил бутылку и плеснул в широко открытый рот рыцаря. Рыцарь утробно пискнул и, не сказав ни слова, развернулся и направился в лес.

– Эй! – крикнул ему вслед Яромир. – Ты куда?

– Надо подумать! – донеслось до них, как эхо.

– Думать вредно! – запоздало крикнул Яромир, но рыцарь даже не оглянулся.

– Черт с ним! – махнул рукой Муромец. – Нам что надо? Перекусить и отдохнуть. Поехали в замок, там небось запасы такие…

– А я считаю, нечего в этом замке делать, – возразил Яромир. – Если этот тип спелся с Миледью, хорошего не жди. У него в замке небось нечисть гостит, и жрут они то, от чего свинью стошнит!.Чего нам ждать? Кони хорошие, бронированные, как раз до Парижа доскачем, там и отдохнем.

– Мне тоже здесь что-то не хочется останавливаться, – сказал Попович. – Скучно. Дико. А Париж – это культура!

– Тогда на Париж, е-мое! – крикнул Добрыня, и богатыри пришпорили коней.

17.

Вечер в городе Менге выдался на редкость приятным. Яге под видом бифштекса с кровью подали полувареную свинью. Когда в нее тыкали вилкой, она визжала и пыталась удрать. Яга хохотала до судорог, а Рокфор злился. Наконец он. впился клыками свинье в загривок и тут же получил от Яги половником по башке. Рокфор взбунтовался.

– Я граф или кто? – спросил он дрожащим от обиды голосом. – Я не позволю, чтобы меня вот так, грязным черпаком, по морде!

– А ты не лезь раньше времени, уважай женщину! Ишь, клыки навострил, чмо болотное!

Граф задохнулся от обиды:

– Я – чмо? А кстати, что это такое?

– Человек материально обеспеченный, – нехотя пояснила Яга.

– Все равно я требую сатисфакции! – заявил Рокфор. – Я не стерплю, чтобы меня вот так, по-плебейски, половником в рыло! Я все-таки граф, а не поросячий хвост!

– Так ты меня вызываешь на дуэль? – изумилась Яга.

– Я желаю получить удовлетворение! – заупрямился Рокфор.

– Ну так получи! – взревела Яга и с хрустом опустила половник на плоскую голову вампира.

Рокфор схватил со стола поднос и изо всех сил двинул Яге по макушке. У половины жителей Менга от медного гула заложило уши. Миледи пошла выписывать круги. Пару раз она натыкалась на графа, и мстительный Рокфор бил ее по затылку. После третьего гонга Яга привыкла и, схватив табурет, принялась дубасить графа по всем частям тела. Поднялся невообразимый шум. Свинья, до этого лежавшая довольно смирно, совсем потеряла рассудок. Забыв, что ее хоть и не доварили, но все-таки варили, она вскочила на ноги и сиганула в окно. Только тогда Яга и граф успокоились.

– Ну что, удовлетворился? – спросила Яга, поглаживая шишку на затылке.

– Уполне! – промямлил граф, с трудом вправляя на место челюсть. – А где наш ужин?

– Ушел, – сказала Яга. – Удрал в окно. Ну и шиш с ним! Закажу-ка я шашлычок, а тебе, граф, два стакана свиной крови!

– Ура! – возликовал Рокфор и захлопал в ладоши.

Яге снова нестерпимо захотелось врезать ему половником между ушей, но она сдержалась и сладко прищурилась. Вызвали мажордома. Он явился бледный как полотно. Яга ему что-то шепнула, и он, стуча зубами, отправился выполнять заказ.

Через пять минут все было готово. Правда, от шашлыков за версту несло собачатиной, но Яге этот запах понравился. Она облизнулась, затем заглянула в кувшин, наполненный чем-то густым и красным.

– А вот тебе и кровушка! – проворковала она, наливая упырю томатного сока с перцем. – Выпей, небось голодненький!

Обманутый граф жадно вылакал томатный сок и тут же попросил еще. Яга вылила ему остатки и принялась за шашлык, искоса поглядывая на графа.

Сказать, что томатный сок с перцем не усвоился в кишках упыря, значило не сказать ничего. Миледи давно не получала такого удовольствия. Первым делом Рокфор выбросился из окна, но высоты третьего этажа не хватило, чтобы нанести графу существенный урон. Тогда граф вскарабкался на конек крыши и бросился оттуда. Раздробив часть булыжной мостовой, он перешел на новый участок, но там оказалось питейное заведение. До полусмерти перепугав добропорядочных обывателей, он принялся биться о стены и в конце концов надоел не только Яге, но и горожанам. Осмелев, они взялись за оглобли и пошли охаживать графа по всем частям затвердевшего упыриного тела. Граф замер, словно под благодатным душем, твердя: – Так, братцы, так! И вот тут! И тут тоже…

Кто-то догадался, сбегал за осиновым колом, но зароговевшая от страданий кожа Рокфора была не пробиваема. Он только хихикал, как от щекотки, и глупо разевал пасть, уже в который раз ставшую беззубой. В конце концов Яга была вынуждена спуститься вниз и привести графа обратно. И как раз в тот момент, когда они вышли на балкон, чтобы полюбоваться засыпающим городом, далеко на горизонте Яга заметила темную тучу странной и пугающей конфигурации.

– Смотри-ка. – Она ткнула пальцем в направлении тучи. – Это что? Никак буря надвигается?

– Торнадо! – со знанием дела произнес граф. – Видишь, быстро летит. Сейчас как даст!

Странный вихрь с неописуемой скоростью мчался прямо на город. На мгновение Яге показалось, что она различает в пыльном столбе какие-то фигуры, но в этот момент торнадо ударил в городские ворота, и они брызнули мелкими щепками. Сметая все на своем пути, вихрь пронесся по опустевшим улицам, срывая ставни, вывески и двери; разметал рыночные палатки на городской площади и, оставив в стене мэрии огромную дыру, скрылся в направлении Парижа.

Яга долго смотрела вслед пролетевшему вихрю, затем потрогала шишку на голове и сказала, обращаясь к графу:

– Все. Хватит гулять. Надо срочно связаться с шефом. Наши враги на полпути к Парижу!

18.

Стены Парижа вырастали из колючей звездной тьмы и были сами частью этой тьмы, словно могучие титаны сошлись плечом к плечу и стали на страже ночного неба. В окошке сторожевой башни мерцал слабый огонек. Вся охрана собралась в караульном помещении. Играли в кости на копеечку, пили дешевое вино и вели неторопливые беседы «за жизнь». Беспокоиться было не о чем. Стены неприступны, могучие ворота заперты, а в подкопах расставлены хитроумные капканы.

Было уже за полночь, когда со стороны большой дороги послышался странный гул. Порыв ветра едва не загасил свечу, и начальник стражи, досадуя больше на проигрыш, нежели на непогоду, встал и захлопнул ставень. Поэтому он и не видел, как к воротам подлетел темный вихрь, обдал пылью сторожевую башню и распался, оставив вместо себя четырех всадников на бронированных рыцарских конях.

– Вот это была скачка! – сказал Попович, сплевывая на землю пыль. – Аж дух захватывало!

– Это когда через город проскакали? – уточнил Илья Муромец. – Ну, так и не мудрено! Ты ж головой ворота снес, от этого у кого хошь дух захватит!

Яромир спешился, подошел к воротам:

– Будем высаживать или как?

– Тебе, Яромирка, все бы чего-нибудь сломать или высадить! – прищурился Илья. – Что о нас франкмасонцы подумают? Это тебе не в Суждале воротины сворачивать, здесь культура.

– У нас тоже культура, только другая, – проворчал Добрыня. – Раз в лоб, и клади в фоб! У них тут тишь да гладь, а нас упыри заели!

– Да ладно, братцы. – Яромир притронулся к железной обшивке ворот. Под ней чувствовалось тихое деревянное тепло. – Не надо крушить, так и не будем. Можно с краю подломать.

– Братцы! – возмутился Попович. – Мы в чужой стране. Это столица! Вы понимаете, что будет, если мы ее разнесем? Нам не нужны дипломатические неприятности! Поэтому предлагаю вести себя тихо и дождаться утра. Уже недолго осталось.

– А если упыри?

– Нет здесь упырей! – разозлился Алеша. – Здесь страна культурная!

– Значит, говоришь, нет? А это кто? – Яромир ткнул рукой в сторону кургузой фигуры, которая топталась неподалеку, переминаясь с ноги на ногу. Даже в темноте существо выглядело дико и устрашающе.

– Эй! Ты кто такой, непричесанный? – окликнул его Илья. – Иди сюда, знакомиться будем!

– Для упыря толстоват, – прошептал Яромир. – Может, мертвяк?

– На может – плохая надежа, – проскрипело существо, с необыкновенным проворством подбираясь поближе.– А вы, значит, припозднимшись? Опоздамши и устамши?

– Ты кто, чувырло? – невежливо осведомился Яромир. – Сам-то что здесь делаешь?

– Воххр! – Существо оскалило в улыбке удивительно зубастую пасть. – Как мне сегодня везет! Целый день я ждал, голодный, несчастный, воххр! И такая удача! Тебя, толстяк, я засолю в бочке, – он ткнул пальцем в сторону Муромца. – Тебя, – он показал на Яромира, – съем сырьем. А остальных завялю. И не пытайтесь удрать, все равно догоню!

– Да мы и не пытаемся, – сказал Яромир. – А ты, значит, людоед? – он с интересом уставился на кургузое существо.

– Воххр! – сладко уркнуло чудовище. – Ты не ошибся. Я именуемый есть! – Он с гордостью выпятил грудь и снова показал полную пасть зубов. А почему вы не бежите, не теряете сознания? Ах да! Вы остолбенели от страха!

– Слушай, сынок! – Илья подошел к существу почти вплотную. – И как ты докатился до такой жизни? Это же разврат, извращение. Нехорошо! Ты, выходит, маньяк!

Людоеду, очевидно, в первый раз в жизни читали мораль. Он замер, уставившись на Илью горящими глазками.

– Да что с ним разговаривать! – вскипел Яромир. – А ну, пошел отсюда, нечисть поганая!

– Воххр! – воскликнул людоед. – Я понял. Вы иностранцы! Иначе вы были бы померши от страха. Ах, как давно я не емши иностранцев! Ах, как мне повезло!

– Ты уверен, что тебе повезло? – спросил Яромир, разминая пальцы.

– На все сто! – заявил людоед и бросился на богатыря.

Его прыжок был стремительным, как бросок пантеры. Поэтому, когда он вписался в бронированный кулак, эффект получился что надо! Пушечный удар отбросил чудище к стене. Сторожевая башня дрогнула, сверху посыпалась мелкая каменная пыль. Существо сползло по стене и встало на четвереньки.

– Значит, говоришь, повезло? – повторил Яромир, подходя ближе. – Еды, говоришь, подвалило? А ну глотай бульники!

– Ка-ка-какие бульники? – с трудом шевеля языком, спросил людоед.

– А вот эти, которые под ногой! – Яромир указал на кучу бутового камня.

– Это не едят! – взвизгнуло чудовище.

– Людей тоже не едят, – заметил Илья.

– Нет, едят, едят! – заскулило существо и попыталось тяпнуть Муромца за ногу.

Обломки чудовищных зубов лязгнули в воздухе. В следующую секунду сапог Яромира вписался в широкую задницу людоеда, посылая его к Добрыне. Добрыня принял чудише на противоходе и передал Поповичу.

– А где ворота, ворота где?! – азартно крикнул Яромир.

– Набивай в стену, работай на отлете! Богатыри запыхтели, как паровозы. После каждого удара людоед отскакивал от стены, как мяч, но не успевал приземлиться и снова вписывался в стену. Башня гудела и тряслась, но никто из стражников даже не выглянул наружу. Только один раз до земли донесся испуганный возглас, но тут же смолк, словно кому-то поспешно зажали рот. Наконец Яромир перехватил людоеда поудобней и несколько раз стукнул о кучу бутового камня.

– Ну что, будешь бульники есть?

Людоед молчал, пуская пузыри. Пришлось дополнительно стукнуть его по голове.

– Буду! – обливаясь слезами, сказал людоед.

– Тогда вперед!

Богатыри уселись в кружок и стали наблюдать за процессом. Хитрое чудовище начало с маленьких камушков, но Яромир пресек эту халтуру в корне. Он стал лично выбирать самые большие булыжники. Людоед глотал их, страшно напрягаясь и синея от натуги.

– Кушай, мальчик, кушай! – ласково подбадривал его Илья. – Уж сразу наешься на всю оставшуюся жизнь! Был людоед, стал камнеед, ха-ха!

Куча бутового камня становилась все меньше, зато чудовище толстело на глазах. Оно уже не сопротивлялось, только разевало пасть и лапами помогало проталкивать камни внутрь. Когда был проглочен последний булыжник, существо попыталось приподняться, но не смогло.

– Вот и все, а ты боялась, даже челюсть не помялась! – неумело пошутил Илья.

– Нет, не все! – сурово сказал Яромир. – Вот еще один кирпич. Поверх сыти!

– Он вытащил из-под себя полуторный кирпич, на котором сидел, и протянул его людоеду. Тот обреченно принял его, запихал себе в пасть, но до конца проглотить не смог. Половина кирпича так и осталась торчать из пасти чудовища.

– Вот теперь порядок! – воскликнул Яромир и отряхнул ладони. – И волки сыты… – тут он погладил людоеда по квадратной голове, – и овцы целы.

Людоед не пошевельнулся и не произнес ни звука.

– Окаменел! – ухмыльнулся Добрыня.

– Причем заметьте, господа, в буквальном смысле! – добавил Попович.

– Ну и проглот! – Илья сплюнул. – Целую кучу кирпича сожрать!

Между тем небо порозовело, и скоро стало совсем светло. Откуда-то, наверное, из ближайших деревень, стали подъезжать телеги с молоком, фруктами, свежей рыбой. На сторожевой башне распахнулось окно. Кто-то выглянул, сказал:

– Ой, мама! – и скрылся.

Крестьяне, вначале поглядывавшие на богатырей с опаской, постепенно осмелели, подошли ближе. Чудовище сидело, лупало стеклянными глазами и с тоской смотрело на людей.

– Да это же Гаргантюа! – крикнул крепыш в холщовой рубашке. – Он у меня тещу сожрал!

Существо зашевелило кургузыми пальцами и снова безуспешно попыталось подняться.

– Ишь ты, топорщится!

Яромир подошел ближе, вгляделся в потухшую морду людоеда.

– Он хочет что-то сказать! – пояснил богатырь и одним ударом вколотил торчащий из пасти кирпич внутрь.

– Я не Гаргантюа! – истерически пискнул людоед. – Я Пантагрюэль!

– Ах, Пантагрюэль! – оживился другой крестьянин. – Вот уж мою тещу сожрал точно ты!

– Он что, по тещам ударяет? – заинтересовался Яромир.

– Специалист узкого профиля, – тихо сказал Попович.

Крестьяне загалдели. Выяснилось, что Пантагрюэль, вообще-то говоря, всеяден. Когда в округе появились волки, он приел волков. Когда изТрансильвании пожаловал разведотряд упырей, съел упырей. Потихоньку скушал всех разбойников, а в последнее время стал охотиться на биварских шпионов, которых развелось видимо-невидимо.

– Полиглот! – выразился Илья и поднял чудовище за холку. Пантагрюэль задрожал. Камни у него в брюхе стали мелко перестукиваться.

– Вдобавок ты еще и стукач! Ну, что с тобой делать?

– Отпустить! – хором запричитали крестьяне. – А если снова упыри нагрянут?

– Или разбойники?

– Ладно, уговорили! – сказал Илья и, широко размахнувшись, запулил людоеда в лес.

Тем временем с тележным скрипом отворились ворота, и усатый, непроспавшийся стражник, зябко подергивая плечами, встал в проходе:

– Валяй по одному! Деньги готовьте заранее! Богатыри пошли первыми.

– Деньги давай! – зарычал на них стражник. – Один пистоль – вход, два пистоля – выход!

– У тебя закон, как у воровской шайки, – улыбнулся Илья. – У них, наверное, и учился!

– Я тебе… – взвизгнул было стражник, но в этот момент Яромир щелкнул его по лбу, и стражник моментально поглупел:

– Проходите, гости дорогие! Как мы рады вас видеть!

– Вот это другое дело! – проворчал Илья, входя в город и оглядываясь. – Ну, братцы, куда теперь?

Выяснив у какого-то сорванца, где находится постоялый двор, богатыри отправились дальше. Париж радовал глаз. Такой нищеты Яромир не видел даже в родном Лодимере. Улочки были узки, на редкость загажены, а дома сложены из плохого камня и больше напоминали сараи. Воняло помоями и кислым вином. Повсюду ошивались подозрительные типы. Один попытался на ходу срезать у Яромира кошелек, но был пойман, бит и отпущен.

– Иди, вольноотпущенник! – погладил его по голове Илья. – И больше не воруй!

– Не буду, – прошептал вольноотпущенник, срезая кошелек у Ильи. И снова был пойман, на этот раз Поповичем.

– Ну что с ним делать? – возмутился он. – Может, убить?

– Обойдется! – несмотря на протесты вора, Яромир ощупал его голову. – Вот она, шишка честности! Совсем маленькая. Сейчас мы ее увеличим! – Вслед за этим послышался сочный шлепок, и вольноотпущенный ворюга бросился прочь, заливаясь слезами раскаяния.

Гостиницу они нашли на площади, прямо напротив рынка. Здесь гостевали толстые, усатые кумарцы с масляными глазами и хвощевидные биварцы. Чахлые гишпанские идальго свысока поглядывали на девок, выпячивая петушиные грудки. Обесцвеченные северяне, хлопая красноватыми веками, потягивали из стеклянных кружек коричневую бурду.

– Надракакаш пьют! – зашептал Яромир, глядя на северян.

– Это пиво, – вздохнул Илья. – Напиток знатный, но против нашего первача не тянет.

Друзья оставили коней у привязи и вошли в гостиницу.

– Нам номер на четверых и обед на десятерых! – сказал Илья, поднося к глазу хозяина золотой дукат. – Все сделаешь по-людски, награжу по-царски!

Хозяин поднес два пальца ко рту, свистнул, и друзей мгновенно окружила целая толпа подхалимов. Богатырей мгновенно почистили, умыли, причесали и отвели наверх, где уже был накрыт стол.

– Это первая перемена блюд! – торжественно воскликнул хозяин и вытянулся по стойке смирно.

19.

Фон дер Шнапс поправил кардинальскую мантию, распушил приклеенные усы и посмотрелся в зеркало. Сходства с кардиналом Ришелье было немного: две руки, две ноги, большие оттопыренные уши. Все остальное являло собой прямую противоположность. Первое его появление в этом виде вызвало у подчиненных шок. Пришлось прибегнуть к пластической магии. Впрочем, действовала она не на всех. Так называемый серый кардинал, отец Жозеф, был напрочь лишен всяческого воображения и колдовство воспринимал только в свете аутодафе. Тогда барон показал ему мешочек золота. После этого благочестивый Жозеф твердо уверился, что в одночасье изменившийся кардинал – биварский шпион, и срочно вознамерился спасти отечество. Пришлось прибегнуть к последнему, самому вескому аргументу. В тот самый момент, когда отец Жозеф бочком выкатывался из кардинальских апартаментов, на его голову опустился обмотанный тряпкой подсвечник. Отец Жозеф крякнул и молчаливо согласился с политикой нового кардинала. Теперь он уже не удивлялся гламурным вампирам, которые тусовались здесь по вечерам; чертям, одетым в форму гвардейцев кардинала; не удивился и жуткой ведьме, которая приземлилась прямо на балконе. Ведьма вручила метлу Жозефу и, обернувшись, свистнула кому-то в густую дремучую темь:

– Граф, лезь сюда, не бойся!

На балкон вскарабкался озабоченный вампир.

– Ты же, матушка, знаешь, как я боюсь высоты… ой, что это? – Упырь возбужденно заработал ноздрями и с вожделением уставился на отца Жозефа.

– Ах, какой миленький, какой сладенький!

Ноги отца Жозефа сделались ватными, в голове зазвенело. Еще секунда – и он шагнул бы в объятия упыря, но ведьма отвесила своему сообщнику увесистый подзатыльник:

– Граф! Нас ждут великие дела! Не стоит останавливаться из-за куска ветчины!

Упырь, которого назвали графом, покорно шмыгнул в дверь. Ведьма направилась следом. У самой двери она оглянулась:

– Между прочим, меня зовут Миледя!

– П-приятно поз-знакомиться! – пролепетал отец Жозеф и промокнул глаза носовым платком. Однако страдания служителя культа ведьма истолковала по-своему.

– Ах, какой чувствительный! – проворковала она. – Ну, прямо милашка! Мы еще встретимся, суслик!

Когда она ушла, «суслик» зарыдал, уткнувшись лицом в мраморные перила.

Твердым строевым шагом Яга прошла мимо размалеванных упырих, беседующих о том, что в моду входят лакированные гробы. Упырихи презрительно фыркнули ей вслед, и Миледя не сдержалась. Она вернулась и отработанным движением выбила обеим клыки.

– Геть отседа, тварь гламурная!– гаркнула она. Упырихи с визгом прыснули в подвал.

– Вот так! – Яга почесала подбородок, снова заросший диким волосом. – А ты, граф, что уставился? Дело надо делать!

– Ах, какие женщины, – промурлыкал Рокфор. – Мне б хоть одну такую!

– Сказано, на болотной гадине женю! – гаркнула Яга. – Имей терпение, эротоман несчастный!

Возле покоя кардинала стоял черт в форме сержанта гвардии. Увидев Ягу, он расцвел:

– Ба! Старые знакомые!

– Надо же, запомнил, – хмыкнула Яга. – Всего-то раз и виделись, когда по подземной трубе катились.

Сержант осклабился:

– А я все больше твою заднюю часть перед глазами имел. Такое, мадам, не забывается…

– Ладно, – посерьезнела Яга. – Шеф у себя?

– Ждет, – промурлыкал черт, открывая дверь. До Яги донеслось немелодичное пение барона:

Мне отец запрещал, чтоб я польку танцевала!

Мне отец запрещал, чтоб я польку танцевал!

Яга на цыпочках вошла в покои и остановилась, пораженная увиденным. Фон дер Шнапс танцевал, высоко задирая ноги и подпевая самому себе. Рокфор от удивления треснулся лбом об косяк и схватился за голову. Барон подпрыгнул, как ужаленный, и уставился на Ягу.

– А, это вы! – тяжело выдохнул он. – Так и дураком сделать недолго.

Яга деликатно откашлялась:

– Я спешила, чтобы сообщить вам пренеприятное известие. К вам едет…

– Ревизор?! – мертвенно бледнея, прошептал фон дер Шнапс.

– Яромир! – сурово отчеканила Яга.

– Фу ты! Вторично едва дураком не сделала! – скривился барон. – Ну что за манера говорить околичностями?

– Неужели вы так боитесь какого-то ревизора? – поразилась Яга. – С вашими-то связями?

Барон понимающе усмехнулся и перешел на привычный акцент:

– О! Это смотри откуда есть ревизор! Майн ревизор находится на другой мир! О! У них другой отношений к наш проблем! Они не понимай наши трудность, но требуй результат! Они естьошшень строгий судья и много спрашивай за свои деньги! Раз-два, и долой голова! Это и вас, милочка, касается, – добавил он уже без акцента.

– Ну уж хрен! – пробасила Яга. – Я добровольный агент, нигде не расписывалась, свой хлеб с лягушиной икрой отрабатываю честно!

– А вас никто не есть упрекать! – барон изобразил кардинальскую улыбку. – Но ви не выполнить ваш заданий!

У Миледи зачесались кулаки. Ей до головокружения захотелось врезать по этой постной харе с приклеенными усиками. Нечеловеческим усилием воли она сдержалась.

– Я сделала все, что могла, – сухо сказала она. – Кто может, пусть сделает лучше. Этих беспредельщиков невозможно остановить! Вспомните, каким был граф, – и каким он стал? Рокфор, выйди!

Несчастный упырь вышел на середину залы.

– Секретный агент, – отчеканила Яга. – Работал под кличкой Пахом. На его счету не одна блестяще проведенная операция. Помните историю с поддельным вином? Это он наводнил княжество Лодимерское паленой водкой. Ваши биварцы от нее дохнут в течение недели, а лодимерцам хоть бы хны! А история…

– Да знаю, знаю! – отмахнулся барон. – Нам бы ночь простоять да день продержаться!

– А дальше-то что? – заинтересовалась Яга.

– Должен приехать боярин Бунша. Мы короновать его в Париж и создать правительство изгнаний! На границе ошивается всякий сволочь, из нее мы есть сколотить армий. Наше дело – левое, мы есть победить!

– Ты на левак-то особо не рассчитывай, – нахмурилась Яга. – Лучше думай, что делать? Эх, в тюрьму бы их!

Барон даже подпрыгнул от воодушевления:

– О! Ви есть большой талант! Вас ждет большой силиконовый грудь! В Париже есть ошшень хороший тюрьма, называется Бастилии! Надо их туда посадить.

– Ну, с твоей гвардией этого не осилить, – отмахнулась Яга. – Если только обманом…

– О, я, я! Мы есть ошшень ловко их обмануль! Мы их будем пригласить на королевски обед, а приведем их в Бастилии! О, какой там твердый стен и прочный запор! Они будут там сидеть ошшень, ошшень долго! Я всех врагов нашего Рейха помещаю в Бастилии! Миледи! Граф! Вы мне помогать разработать наш гениальный план!

20.

После обеда богатыри не удержались и прилегли отдохнуть часок-другой. Хозяин, впервые в своей жизни получивший золотую монету, приказал своим слугам закрыть гостиницу, дабы не потревожить сон богатых клиентов. Поэтому шпики, разосланные по всему городу, так ничего и не смогли пронюхать. Они крутились возле гостиницы, заглядывали в пыльные окна, время от времени получали зуботычины от хозяина, но толком ничего не узнали.

Богатыри проспали до обеда. Первым вскочил Яромир:

– Подъем, братцы, ехать пора!

– Како пора?! – возмутился Муромец, продирая глаза. – Дай хоть на людей посмотреть, по чужой столице побродить. Когда еще сюда попадем?

– Так ведь опоздаем!

– Ни шиша не опоздаем, – отмахнулся Илья. – Ты, брат, знай истину: солдат спит, служба идет! Все равно без нас ничего не случится.

– Это точно! – согласился Добрыня, сладко потягиваясь. – Государственные лбы всегда торопят, а на поверку оказывается, что недельку-другую можно было погулять.

– Мне очень хочется осмотреть местные достопримечательности, – сказал Попович. – Говорят, здесь есть театр!

– А что это такое? – сразу заинтересовался Яромир.

– Этого сразу не объяснишь, – сказал Попович, натягивая штаны. – Это, брат, такая штука, что только ахнешь!

Яромир сразу загорелся желанием попасть в театр:

– Тогда пошли поскорее, чего время тянем?

– Да идем уже, идем! – отозвался Илья. – Дай хоть причесаться! – Он встал у зеркала и принялся разглаживать искусственные кудри. Кудри слиплись от пыли, и Муромец вынужден был снять парик, чтобы его отряхнуть. Он открыл ставню, и в этот момент в окне показалась вытянутая физиономия очередного шпика. Не говоря ни слова, Илья опустил ему на голову кулак, с удовлетворением услышал стук упавшего тела и только после этого от души тряхнул парик. Кудри от испуга сразу завились в бараньи завитки.

– Вот теперь полный порядок!

Полуденный Париж встретил их веселым гомоном и толкотней. Друзья побродили по рынку, купили четыре бублика и уселись в тени, не обращая внимания на шпиков, которые пришли в необычайное возбуждение. На выходе с рынка богатырей остановил патруль. Мрачные мужики в черных ливреях, с алебардами наперевес, окружили друзей и мрачно предложили проследовать «куда следует». За что командир патруля получил бубликом в лоб и мгновенно окосел. Остальные попытались разбежаться, но не успели. Получил каждый.

– Чтобы никому не было обидно! – проворчал Илья, нагружая дергающиеся тела на телегу с мусором. – Н-но, милая! Пошла!

Яромир подхватил алебарды, переломил их, как соломины, и бросил туда же. Обрадованная лошадь резвым шагом припустила к выезду из города. Народу такой поворот событий неожиданно понравился.

– Так их! – крикнула румяная торговка. – А то привыкли обирать!

– Как воров ловить, так их нету, а как к людям приставать…

– Вот и получили! – добавил кто-то.

Богатыри покинули рынок, чувствуя себя героями. За их спинами продолжался веселый гомон и шум. Это рыночные торговцы всем скопом лупили пойманных шпиков. Из темного переулка выскочили, цыгане и окружили друзей разноцветной галдящей толпой. Они зазывно лыбились и разминали вороватые ручонки. Яромир, ни разу не встречавшийся с представителями этого своеобразного племени, слегка подрастерялся, но Илья поднял кверху кулак и гаркнул:

– Ша! Кто подойдет на расстояние кулака, убиваю на месте!

Цыгане очень сильно расстроились, поскольку богатыри представляли собой хорошую добычу. Наиболее радикально настроенные члены этого племени все-таки решились на каверзу и попытались натравить на богатырей медведя. Медведь вышел на двух лапах и заорал дурным голосом, оскалив слюнявую пасть. Яромир с трудом сдержался, чтобы не влепить косолапому оплеуху. В последний момент он все-таки сообразил, что глупый зверь в общем-то, не виноват.

– Ладно тебе, Миша! – Яромир приобнял медведя за плечи. – Довели тебя басурмане! Тебе на лужайке лежать, а не здесь париться. На-ко, хлебни!

С этими словами он вытащил бутылку с Надракакашем и плеснул медведю в открытую глотку. Медведь закрутился винтом сначала вправо, потом влево и, взревев дурным голосом, бросился на цыган. Разноцветные юбки, кафтаны и штаны замелькали в воздухе. Богатыри не успели удивиться, а бродячих «артистов» и след простыл. На месте толпы остались сиротливо лежать чья-то огромная вставная челюсть и накладные груди. Медведь продолжал носиться по улице, обхватив лапами умнеющую голову, завывая, как ночной демон. В одном из переулков он столкнулся с гвардейцами кардинала.

– Прривет, уррки! – рявкнул он, с мучительным трудом произнося членораздельные звуки. – Дерржись! – и с давно забытым рвением пошел окучивать блюстителей порядка. Но этого богатыри уже не видели. Их внимание привлек народ, собравшийся на площади.

Осторожно, стараясь никого не покалечить, богатыри пробились через толпу и увидели странное, пугающее зрелище. На высоком помосте стоял палач с топором и неторопливо жрал пирожное. Он слизывал с толстых, мясистых губ крошки, прихлебывал из плетеной бутылки и сладко жмурился от солнечного света. Рядом стоял бородатый, простоволосый мужик. Было видно, что его наспех привели в более-менее пристойный вид. Только расплывшийся под глазом синяк и ссадина на губе говорили о том, что с мужиком работали специалисты из тайной канцелярии. Напротив помоста возвышалось нечто вроде ложи. Там уже сидели дамы и с вожделением готовились созерцать предстоящее действо. Расфуфыренные франты обмахивались кружевными платочками и томно улыбались. Не улыбался только долговязый тип в мантии. Он держал в руке свиток и скрипучим голосом зачитывал приговор:

– На основании вышеизложенного, за попытку взлететь на воздушном шаре с целью покушения на его высокопреосвященство, Жан-Поль Монгольфей приговаривается к отрубанию головы и прочих конечностей тела. Вердикт суда: казнить. Нельзя помиловать! Подсудимый! Вам дается последнее слово.

Бедолага подошел к краю помоста, и толпа загудела. Палач встрепенулся, перестал облизывать пальцы и на всякий случай схватился за топор.

– Братцы! – забормотал мужик, но его тут же грубо перебили:

– Говори громче, не слышно!

– Братцы! – завопил осужденный. – Вы ведь меня знаете! Я занимаюсь наукой и никого не хотел убивать! Это поклеп! Это попытка остановить прогресс! Не остановите! – Он повернулся к судьям. – Мысль остановить нельзя!

– Мысль, может быть, и нельзя, – пробормотал судья. – А тебя можно. Палач, приступай!

– Палач растопырил руки и пошел на мужика, скабрезно ухмыляясь:

– Иди ко мне, пташка! Сейчас тебе будет хорошо. Дядя сделает тебе маленькое бобо!

– Уйди, фашист проклятый! – заорал мужик, уворачиваясь от гнусных объятий. На трибуне вип-гостей весело заржали. Какая-то девица хлопнулась в обморок.

– Что творится-то?! – возмутился Яромир. – Надо их остановить! Ведь порешат мужика!

– Мы не имеем права вмешиваться! – зашептал Попович. – Не забывай, мы – гости. К тому же у нас задание!

Яромир упрямо мотнул головой:

– Ну и что, что гости? Значит, терпи любое безобразие? Да меня всю жизнь будет совесть мучить, ведьне виноват мужик, по глазам вижу!

– Илья! – взмолился Попович. – Ну скажи ему! Илья засопел:

– Вообще-то… – начал он, но тут изобретателя наконец поймали и потащили к плахе. Илья чертыхнулся и полез на помост. Вслед за Ильей на помост влезли все четверо. Толпа загудела. Палач растерялся и повернулся к судьям:

– Нет, ну совершенно невозможно работать! Уберите болельщиков!

Судья вскочил, замахал руками. Толпа гвардейцев, спутавшись алебардами, ринулась на помост и тут же улетела за пределы площади после пинка Добрыни Никитича. Илья поднял руку:

– Я отменяю казнь!

– Казнить! Нельзя помиловать! – заверещал судья, срывая с головы парик и обнажая круглую, как бильярдный шар, голову. Яромиру немедленно захотелось украсить ее всеми полагающимися шишками. И он не стал сдерживать благородного порыва. Соскочив с помоста, богатырь подбежал к судье, зажал его между коленями и стал обрабатывать голову старика с давно не испытываемым азартом.

Откуда ни возьмись появились стражники, но Илья погрозил им кулаком, и они сделали вид, что никак не проберутся сквозь толпу. Толпа восторженно гудела. Какая-то герцогиня из ложи не вытерпела, подбежала к Яромиру и повязала ему на шею душный батистовый платок. Не прошло и минуты, как судья опустился в кресло и прикрыл глаза. На его резко поумневшем лице проступил румянец. Яромир искренне надеялся, что это румянец стыда. Наконец судья встал:

В свете открывшихся новых обстоятельств суд постановляет: первоначально прочитанный приговор был прочитан неправильно. «Казнить! Нельзя помиловать!» следует читать как «Казнить нельзя. Помиловать!». Таким образом, господин Монгольфей освобождается из-под стражи и может возвратиться домой.

– Братцы!– завопил изобретатель, бросаясь к Муромцу на грудь. – Спасибо, братцы! От всей науки! Человечество вас не забудет!

– Ну, это мы знаем, – улыбнулся Илья и потрепал Монгольфея по голове. – Ты только это, погоди. Нам потолковать надо!

– Вы любите науку! Я так и знал! – воскликнул Монгольфей. – Ну наконец-то я нашел хоть одного человека, который устремлен в будущее!

– Почему одного? – улыбнулся Илья. – Нас четверо!

– Четверо?! О боже! Да откуда же вы?

– Из Лодимера! – скромно сказал Попович. – У нас там все такие. Видел бы ты Петровича! Он недавно изобрел механического мужика.

– Гомункулуса? – Монгольфей едва не лишился дара речи. – Это, должно быть, великий ученый!

– Он крутой, – подтвердил Илья. – У нас таких много. Мы тоже крутые!

– Ну, это я сразу понял, – сказал мужик, непроизвольно оборачиваясь. Толпа быстро рассеивалась. Яромир с трудом оторвал от себя герцогиню и, стирая со щек помаду, вернулся к друзьям.

– Я приглашаю вас к себе! – решительно заявил изобретатель. – Если вы хотите поговорить, то лучше делать это за стаканом вина.

Яромир свесил палачу на прощание хорошую плюху, от которой он лишился ума, и друзья отправились в гости.

Дом изобретателя находился на окраине. Впрочем, окраина от центра была недалеко, и друзья добрались без приключений. Ведь нельзя же считать приключением встречу с мушкетерами короля!

Просто в переулке четверка богатырей столкнулась с четверкой бравых молодцов. Шедший впереди парень в малиновых штанах и чумовой шляпе воззрился на богатырей, затем подкрутил ус и гаркнул хмельным веселым голосом:

– Черт побери! Да это те самые парни, которые отшлепали королевского судью!

– И переломали ребра шакалам кардинала! – добавил кто-то из них.

– Ву было дело, – Яромир пристально посмотрел на незнакомых молодцов. «Жалко ребят калечить, – подумал он. – Пацаны, вроде, неплохие, но если дойдет до драки…»

До драки не дошло. Мушкетер ослепительно улыбнулся и протянул руку:

– Д'Артаньян!

– Яромир! – назвался богатырь и осторожно пожал деликатную ладонь мушкетера. Д'Артаньян слегка побледнел, помахал рукой, подул на нее и улыбнулся:

– Счастливы видеть настоящих рыцарей!

– Взаимно! – сказал Илья, и богатыри с мушкетерами вежливо разминулись на тесной улочке, а уже в следующую секунду столкнулись с гвардейцами кардинала.

Гвардейцы резво выскочили из переулка, и самый первый, не успев затормозить, вписался Илье головой в живот. Аккурат в бронированную пластину. Звон раздался такой, словно столкнулись два чугунных горшка.

– Данке шен! – прошептал гвардеец, растирая лоб, на котором проступил отпечаток рельефа пластины: Илья Муромец, побивающий кумарина. – С дороги, господа! Мы преследуем государственных преступников!

– Этих четверых ребят с тоненькими мечишками наподобие вертелов? – уточнил Яромир.

– Это не вертелы, а шпаги! – обиделись гвардейцы. – Немедленно пропустите нас, иначе мы за себя не отвечаем.

– То, что не отвечаете, это видно, – вздохнул Илья. – Ну точно как наши стрельцы! Если воров ловить, их не дозовешься, а за людьми бегать – они тут как тут! Ну-ка, повернись-ка, сынку!

– Не буду! – заупрямился гвардеец.

– Врешь, сынок, будешь! – Илья взял гвардейца за ухо и развернул его спиной к себе. – А теперь присядь!

Повинуясь неодолимой силе, гвардеец присел, и в тот же миг сапог Яромира отправил гвардейца в полет над Парижем.

– Ну что застыли?! – гаркнул Добрыня остальным гвардейцам. – Бегите, ловите своего командира!

Гвардейцы, бестолково топоча сапогами, бросились назад.

Вряд ли можно считать приключением и встречу с колдуном. Уже на окраине он возник прямо из воздуха, скособоченный и нелепый. Причем возник не один. Двое из сумы крепко держали его за шиворот, не переставая работать дубинками.

– Урл! – взвыл колдун, завидев друзей. – Карачун!

Изловчившись, он сунул руку в карман и что-то бросил в сторону Яромира. Яркий пылающий шар размером с яблоко медленно поплыл в сторону богатыря. Илья невольно попятился, но Яромир только хмыкнул. Стянув с руки бронированную перчатку, он подул на пальцы и без всякого страха взял огненный шар в руку. Затем шагнул к колдуну и посмотрел в пустые, глупые глаза.

– А ну раскрой пасть!

– Что-о?! – удивился Неясыть.

– Ам! – Яромир загнал огненный шар в раскрывшийся рот чародея и сжал тому челюсть. Неясыть невольно сделал глотательное движение, и шар легко скользнул внутрь.

– Вот так! – Яромир удовлетворенно улыбнулся. – В следующий раз будешь думать. Работайте, ребята, работайте!

Затихшие на мгновение двое из сумы принялись обрабатывать Неясыть с новой силой. Колдун активно дымил и извивался, как уж.

– Никогда бы не подумал, что этакую страсть можно в руки взять! – сказал Илья, когда они свернули на другую улицу.

– Ерунда! – самодовольно отмахнулся Яромир. – У нас в деревне одна колдунья тоже любила огненными яблоками пуляться. Ну, а мой дядя вот так же поймал одно, да ей прямо в пасть и запихал! Эти яблоки опасны, если в лоб попадут. А рукой взять можно, только рука должна быть сухая. Дядя называл их шаровыми молниями.

В общем, богатыри дошли до дома изобретателя без особых приключений. Дом был невелик, но двор широк и просторен. На дворе стояли какие-то постройки, рядом находилась кузница. Впрочем, осматривать хозяйство изобретателя богатыри не стали. Они уселись на тенистой веранде, и Монгольфей принес обещанное вино.

– Ты, говоришь, воздушный шар изобрел? – прищурился Муромец. – Он что – летает?

– Летает! – кивнул изобретатель. – Я надуваю его горячим воздухом, и он летит!

– А в Британию, к примеру, долетит?

– Долетит! – кивнул Монгольфей.

– Тогда мы у тебя эту штуку покупаем! – сказал Илья и подмигнул друзьям. – Десять золотых хватит?

Ошарашенный изобретатель забегал из угла в угол.

– Десять золотых! О! Это большие деньги!

– Ты сможешь построить пять таких шаров! – хитро улыбнулся Илья.

– Все это так… тем более, вы спасли мне жизнь! Десять золотых! А правда, что у вас на Руси живет Петрович?

– Правда! – подтвердил Попович. – Ты сам сможешь в этом убедиться, если полетишь с нами.

– Вот это другое дело! – обрадовался изобретатель. – А то господин королевский судья опомнится и снова вынесет старый приговор.

– Пока ты с нами, никто тебя не тронет, – сказал Яромир. – А у нас в Лодимере таких, как ты, любят! Отведем тебя к Кощею, будешь строить шаровоздуш-ный флот! А кстати, где у вас тут поблизости театр?

– О! – воскликнул Монгольфей. Его глаза заблестели. – Я знаю, что нужно таким богатырям, как вы! Есть у нас удивительный театр, и называется он стриптиз!

– Тогда немедленно в стриптиз! – сказал Попович. – Я давно хотел увидеть возвышающие разум искусства!

21.

Стриптиз находился в самом центре города, недалеко от дворца. У входа толпились мушкетеры и гвардейцы кардинала. К удивлению Яромира, никто не ссорился, не приставал с дурацкими указами. Желающие попасть в театр были сосредоточенны и серьезны.

– Тут вход платный! – предупредил изобретатель.

– Само собой! – кивнул Попович и протянул Монгольфею золотой. – Этого хватит?

– С лихвой! – заверил изобретатель.

– Сдачу оставь себе! – отмахнулся Алеша, с презрением глядя, как мушкетеры и гвардейцы, отходя от кассы, ревниво пересчитывают сдачу. Вскоре Монгольфей вернулся с четырьмя билетами:

– Вот, держите!

– А себе? – удивился Илья.

– Изобретатель поежился:

– В моем возрасте вредно так волноваться! Я уж лучше дома вас подожду. Ведь наш договор в силе?

– Будь спок! – сказал Илья и легонько потрепал изобретателя по плечу. – А ты не боишься один-то домой, а?

– Я быстро бегаю, – скромно потупился Монгольфей.

– Ну тогда ладно!

Театр стриптиз оказался небольшим помещением, тесно заставленным стульями. Посередине зала возвышалась небольшая сцена с железной дубиной, торчащей прямо из пола. Друзья осторожно уселись на шаткие стулья и стали ждать, что будет дальше. Зал постепенно заполнялся. Через минуту тут и там забегали слуги, вдоль стен вспыхнули свечи, и стало светло, как днем. Рядом с Яромиром уселся толстенький гвардеец кардинала. Он расстегнул воротник камзола и приоткрыл рот, едва не вывалив язык, как собака. Яромиру стало противно.

– Захлопни пасть! – сказал он тихо, чтобы не мешать остальным. Но гвардеец отмахнулся и вдобавок запыхтел, как пароезд.

– Издеваешься? – посуровел Яромир. Гвардеец выпучил на него круглые глаза и отвернулся.

– Не уважает, – хмыкнул Илья.

– А мне и не надо! – пожал плечами Яромир и легким ударом защелкнул гвардейцу челюсть.

Все было проделано очень быстро, никто ничего не заметил. Гвардеец слегка подпрыгнул и увалился на колени мушкетерам. Мушкетеры, возбужденные предстоящей встречей с прекрасным, не стали поднимать скандала. Они отправили гвардейца в глубокий нокаут несколькими отработанными ударами и еще немного попинали ногами для порядка.

Через минуту все стихло, только какие-то подозрительные типы в темном углу принялись шлепать самодельными картами и грязно ругаться. На них зашикали. Типы послали всех присутствующих по какому-то подозрительному адресу. Сидевшие рядом горожане поглубже вжались в стулья, зато возмутились гвардейцы. Они вытащили шпаги и отобрали у подозрительных типов карты. Вскоре карточное шлепанье продолжилось, но уже в их углу.

– Лепота! – сказал Муромец. – Вот что значит культура! У нас бы уже театр развалили!

Яромир хотел ответить, что театров в Лодимере нет и, собственно, разваливать нечего, но не успел. На сцену выскочил толстенький человечек в золоченом кафтане и громко объявил:

– Уважаемая публика! Представление начинается! Сейчас вы увидете потрясающую сцену – «Нимфы и сатир»! Поприветствуйте несравненных Жази и Нинель! Артисты, на сцену!

И тут же на сцену из темного прохода выскочили две очаровательные толстушки. Зал взорвался аплодисментами. Какой-то гвардеец вскочил и заорал во всю глотку:

– Нинель, дорогая! Это я, твой Жорж! Нарумяненая красотка помахала ему ручкой, а сам Жорж мгновенно получил подзатыльник от соседей справа и в поддых от соседей слева. После этого он несколько успокоился.

Девицы были разодеты что надо. На них были цыганские юбки, кофты и прочая лабудень, в которой Яромир не разбирался. Зато все было пестро, крикливо и захватывающе красиво. Девицы прошли по сцене, виляя бедрами.

– Ах, какой чудный жаркий день! – сказала одна, томно обмахиваясь ручкой.

– Ах, я изнемогаю от жары! – проворковала другая.

– Еще бы милочка, ведь ты оделась так тепло! Я думаю, лишнее можно скинуть, ведь мы одни, – заговорщицки прошептала первая.

И тут произошло то, чего Яромир никак не ожидал. Девицы стали медленно раздеваться. Откуда-то сверху полилась тягучая, словно клей, музыка. На пол полетели кофточки, юбки, чулки, какие-то подвязки… У Яромира потемнело в глазах. На мгновение показалось, что не хватает воздуха, но могучий организм справился с нагрузкой. Богатырь прерывисто вздохнул и украдкой глянул на Илью. Муромец превратился в статую. А действие на сцене продолжало разворачиваться. Теперь девицы помогали раздеваться друг другу. Они с трудом справлялись с какими-то завязками, застежками, пуговицами и шнуровкой. Зал затих и задрожал. Стало слышно, как мелко вибрируют стены. Только шлепанье карт в углу, где сидели гвардейцы, не прекратилось. Но на это уже никто не обращал внимания.

Наконец красотки остались в полупрозрачных ночных рубашках.

– Ах, Нинель! – сладко потянулась Жази. – Мы будем с тобой купаться! – И она скинула с себя рубашку, оставшись в одних трусиках. Зал ахнул, словно пораженный громом. Сзади Яромира кто-то громко застучал зубами. Яромир резко обернулся.

– Простите, сэр! – прошептал бледный, худощавый человек. – Я – англичанин! Это вместо аплодисментов!

Яромир снова уставился на сцену. И тут произошло нечто совершенно возмутительное. На сцену выскочил похабный мужик, одетый в шкуру. На голове мужика торчали маленькие, аккуратные рожки.

– Я – сатир! – громко доложил он и ринулся к девицам. – О нимфы! Я сорву с вас последние одежды и утащу в свою пещеру! – он протянул к девушкам мозолистые лапы, но ничего сделать не успел. Яромир оказался быстрее. Он сгреб мужика и поднял над головой:

– Ишь куда губу раскатал, старый демон! Не позволю наших девок портить!

С этими словами он зашвырнул бедного сатира обратно за кулисы. Послышался стук, и все стихло. Публика на мгновение замерла, а затем разразилась диким хохотом, топаньем ног и свистом. Полуголая Жази подошла к Яромиру и за ручку отвела его обратно на место.

– Только для тебя, герой! – зазывно произнесла она, и шелковые трусики упали на пол.

И в тот же момент раздался душераздирающий треск. Стул под Ильей хрустнул, развалился на части, и богатырь полетел на спину, широко раскинув руки. Когда он поднялся, с десяток гвардейцев остались лежать на полу, а еще десяток слабо шевелился и пытался подняться. Сидевшие напротив мушкетеры приняли это за сигнал и, вскочив, бросились добивать остальных.

На сцену снова выскочил ведущий и замахал руками:

– Господа! На сегодня представление окончено! – но его никто не слушал. Яромир огляделся. Девиц уже не было.

– А вот это по-нашему! – азартно воскликнул он и засучил рукава. Кругом мелькали шпаги, ножи, кастеты и просто кулаки. Кто-то с воем пролетел по воздуху – это в дело вступил Добрыня. Бледный англичанин с азартом колотил кого-то стулом по голове. Яромир одобрительно похлопал его по спине и щелчком откинул в сторону какого-то уголовного типа.

– Раззудись, рука! – крикнул он и врубился в толпу.

Богатыри вышли из театра в самом светлом расположении духа.

– Давно так не отдыхал! – признался Муромец.

– Культура! – сказал Попович, потирая ссадину на лбу.

– Надо и у нас завести театр! – воскликнул Яромир.

– Все будет со временем, – сказал Попович. – Надо учесть, что лодимерцы еще не дозрели…

– Это точно! – согласился Добрыня. – Ах, как они были одеты!

– А как они были раздеты! – прошептал Илья. И тут из толпы к ним вынырнул долговязый человек в черном мундире и черной шляпе.

– Господа богатыри святорусские?

– Ну вроде как мы! – прогудел Илья. Человек снял шляпу и поклонился:

– Его высокопреосвященство кардинал де Ришелье приглашает вас во дворец отужинать вместе с ним! На приеме будет его величество король Франкмасонии! Он хочет лично познакомиться с выдающимися героями!

– Так ить нам некогда! – попытался отговориться Илья, но незнакомец покачал головой.

– Отказаться невозможно! – прошептал он. – Вы нанесете оскорбление его величеству.

– В таком случае хочешь не хочешь, а придется идти, – сказал Попович. – Вряд ли это продлится долго.

– Ну хорошо, – сказал Муромец. – Веди! Надеюсь, это недалеко.

– Туточки! – проворковал незнакомец и поманил богатырей за собой. – Прямо на площади!

22.

Вслед за незнакомцем друзья перешли площадь и оказались у подъемного моста. Прямо перед ними высилась мрачная громада, украшенная четырьмя башнями г1о углам.

– Вот мы и пришли, – сказал незнакомец. – Вас уже встречают!

Действительно, возле ворот крепости кто-то суетился. Вспыхнули огни, надсадно скрипя, стал опускаться мост.

– Поспешите, пожалуйста! Опаздывать нельзя ни в коем случае! – напомнил человек в черном и быстренько смылся.

– Жаль! Надо было спросить, как этого черта зовут! – спохватился Илья. – Может, он нас обманул, а?

– Не похоже, – сказал Алеша. – Вон целая делегация идет!

В самом деле, по мосту промаршировал отряд стражников, а вслед за ними как сумасшедший выбежал отец Жозеф.

– Богатыри? – осведомился он со скорбной миной.

– Да вроде как оно так…

– Тогда прошу за мной! Господин кардинал ждет вас!

Богатыри прошли по мосту. Возле открытых ворот выстроился целый караул.

– Пожалуйста! Наверх и прямо! – грустно скомандовал отец Жозеф и промокнул глаза платком.

Когда друзья вошли и ворота захлопнулись, отец Жозеф присел на скользкий камень ограды и горько зарыдал.

Богатыри прошли темным коридором и остановились возле раскрытой двери. От стены отделилась фигура в монашеском балахоне и вежливо предложила:

– Подождите минутку здесь. Отведайте покуда, вина, – он указал рукой на открытую дверь.

– Вино – это хорошо! – выдохнул Илья и ринулся к столу. – Меня замучила ползучая жажда!

– Однако едва богатыри вошли в комнату, как дверь за ними с треском захлопнулась. Яромир услышал, как в железные пазы с грохотом вошел тяжелый затвор.

– Посидим, – сказал Илья, – подождем. – Он взял в руки плетеную бутыль. – Интересно, это такая же кислятина, как и у Монгольфея?

– Постой! – Яромир отнял у Ильи бутыль, побултыхал ее и даже понюхал. – А что, если оно отравлено? – Он стер пыль на этикетке и прочел: «Амонтильядо». – Вы поняли? Ядо! И не просто ядо, Амонтиль ядо!

– Да зачем же королю понадобилось нас травить? – удивился Муромец. – Он видеть нас хотел. Разговаривать. Вот погодите, скоро за нами придут и проведут в трапезную короля!

Алеша Попович подошел к двери, потрогал ее пальцем. Дверь даже не шелохнулась. Алеша усмехнулся и повернулся к друзьям:

– Боюсь, наш юный друг прав. Ничего на столе не трогайте! Мне с самого начала показалось, что для дворца эта крепость выглядит несколько странно.

– Да чего тут странного? – пожал плечами Илья.– Дворец как дворец. Башни, стража, мост подъемный. Короли всегда прячутся куда подальше, они же боятся, что придут подданные и настучат им по репе. Даже у нас Дормидонт в тереме сидит, никуда не выходит.

– Так то терем, а тут крепость. Нет, братцы, это тюрьма!

– Так мы, выходит, сели в тюрьму по доброй воле? – ахнул Илья.

– Не по воле, а по дури! – жестко сказал Яромир. – Обманули, как последних…

– Лохов! – подсказал Добрыня и весело заржал.

– Если вы ошибаетесь, вам будет стыдно! – проворчал Илья. – Лично я верю королю.

– А королеве? – неожиданно ляпнул Яромир и тут же покраснел. Шутка вышла так себе. Но Муромец ответил серьезно:

– Королеве не очень. Все-таки женщина.

Вот теперь шутка получилась, и богатыри весело заржали.

– Ладно, – сказал Илья. – Немного подождем.

– А что потом? – заинтересовался Попович, бросая красноречивый взгляд на железную дверь. Дверь была что надо, тяжеленная, толщиной в локоть. В самом верху ее было проделано маленькое окошко.

– Потом пойдем домой, – сказал Илья и, заложив руки за спину, стал ходить взад-вперед. – Интересно, а туалет здесь есть? – сказал он ни с того ни с сего.

– А что такое туалет? – заинтересовался Яромир, которого создавшееся положение, кажется, нисколечко не тревожило. Илья подошел к Яромиру и что-то шепнул ему на ухо.

– А я-то думал… – разочарованно протянул богатырь. – Но ведь нам и не надо. Мы ведь сейчас выйдем?

– Если выпустят! – усмехнулся Попович.

– Я выйду, даже если не выпустят! – упрямо сказал Яромир. – Но уж тогда они у меня попляшут!

– Интересно, каким образом?

– Что? Плясать будут? Вприсядку!

– Да нет, я имею в виду, как выйдем? Лично я сомневаюсь, что такую дверь можно сломать, – сказал Попович.

– Яромирка прав! – уверил Илья. – Сломать можно все.

– И тут в окне показалась удивительно знакомая физиономия.

– Палач! – ахнул Яромир.

– Ага! – радостно ухмыльнулся палач. – Вот он я! Скоро буду вам рубить головы. Вы как предпочитаете, между третьим и четвертым позвонком или брать пониже? Некоторые любят, чтобы головка была срезана аккуратненько! С такими работать одно удовольствие!

– Но ведь я тебя там, на площади… – начал было Яромир.

– Так то мой брат! – улыбнулся палач. – Он сейчас в сумасшедшем доме. Так что спасибо вам, я теперь единственный мастер!

– Ты мастер? – переспросил Яромир, подходя поближе.

– Ага! – палач радостно обнажил лошадиные зубы. В этот момент рука Яромира молниеносно просунулась в окно и схватила палача за нос.

– Мням! – произнес палач, делая попытку освободиться. Но силы были неравны. Яромир стал втягивать голову палача в окно. Окно оказалось недостаточно широким: пролезть мешали уши. Пришлось дернуть посильнее. С тихим чпоком голова палача пролезла и оказалась в камере. Все остальное нервно задергалось за дверью. Измученные нос и уши «мастера» распухали на глазах.

– Хорош! – восхитился Илья. – Такое ожерелье тебе как раз! Ну что, поговорим?

– О че-ом?! – взвыл палач. – О-о! Какое коварство! Как я теперь буду жи-ить?! Отпустите меня назад!

– Назад? – изумился Яромир. – Ты же палач! Знаешь, что назад пути нет. Но ты не волнуйся, мы тебя все-таки освободим. Отрежем голову, и пойдешь гулять!

– Без головы? – ужаснулся палач. – Кому я буду нужен без головы?

– Ты и с головой-то никому не нужен! – сплюнул Илья. – Ладно. Хватит болтать, перейдем к делу, – он взял со стола бутылку. – На-ко, хлебни для храбрости!

– Не буду! – запротестовал палач, но с Ильей спорить было бесполезно.

– Не будешь пить, так волью!

– А я зубы сожму!

– А я их выбью!

– Но вино отравлено, – прошептал палач. – Мне его пить нельзя!

– А нам, значит, можно, – вздохнул Илья. – А все твердят: Европа! Культура! Учить вас надо дубиной по голове! Ладно. Говори, что это за дворец такой? Где мы находимся?

– В Бастилии! – радостно доложил палач. – В тюрьме для особо опасных… а-а-а!

– Что? – забеспокоился Илья. – Ты чего орешь-то? Все уши прозудел, шмель проклятый!

– А-а-а! О-о-о! – извиваясь, орал палач. – Меня сзади… О-о!

– Сзади? – мстительно прищурился Муромец. – Это в тюрьме бывает.

– Едят! – прорыдал палач.

– Упыри! – взревел Яромир. – И здесь от них покоя нет! Ну, все! Достали!

Он разбежался, насколько позволяли размеры камеры, подпрыгнул и обеими ногами ударил по двери. Дверь с оглушительным грохотом сорвалась с петель, и вместе с палачом ее вынесло в коридор.

Богатыри выскочили из камеры и нос к носу столкнулись с толпой великосветских упырей. Судя по нарядам, это были не последние люди в государстве.

– А вот и наши богатыри! – обрадовались они. – Что ж вы так торопитесь, дурашки! Сейчас мы будем вас ам-ням-ням!

– А мы будем вас хрясь, бах и трах! – сурово заявил Илья.

– Трах? – засомневались упыри и невольно подались вперед. Драгоценности на них мелко задрожали от возбуждения. И тут Яромир не выдержал. Он схватил упавшую вместе с палачом дверь, поднял ее над головой и одним ударом пришиб добрый десяток монстров. Обманутые в своихлучших чувствах, упыри взревели и ринулись вперед.

– Братцы! Не подвернитесь под руку! – крикнул богатырь и пошел гвоздить гламурную нечисть по фиолетовым мордам и плоским черепам.

Побоище получилось что надо! Железная дверь, словно молот, плющила монстров, а богатыри подталкивали в спину тех, кто еще остался цел. Последним оказался разодетый в золото и шелка хлыщ с оттопыренной верхней губой. Из-под губы вылезали здоровенные клыки, правда, один был с дуплом.

– Прекратить! – заверещал он. – Я король! Вы не имеете права!

– Не имеем, – смиренно согласился Илья. – Но ведь делаем, а? Парадокс! – и свесил упырю увесистый подзатыльник. В следующую секунду массивная дверь пришлепнула монстра с такой силой, что от него остались только дымящиеся башмаки.

– Кажись, все? – спросил Яромир, оглядываясь и переводя дух. – А где палач-то?

– Оторвался во время работы, – пояснил Добрыня. – Ну, для него же лучше. Все равно бы он голову назад не вытащил. К тому же с отъеденной задницей куда он годен?

Яромир посмотрел на кучу прессованного мусора, оставшегося после упырей.

– Это куда девать? Поджечь бы…

– Не наша забота, – отмахнулся Илья. – Пусть выгребают сами. На удобрение. Пошли отсюда!

Но выйти из Бастилии оказалось непросто. Из караульного помещения выскочили стражники с алебардами. Морды у стражей были красные, от них несло за версту винным перегаром. Нахлобучив шлемы на лоб, они поперли на богатырей, как живой таран. Драться в узком коридоре было неудобно, да, честно говоря, и не хотелось. Пришлось Яромиру сбегать за дверью и упрессовать всех стражников сразу. И еще один раз пригодилась дверь: чтобы высадить ворота. Возле подъемного моста они увидели отца Жозефа. Узрев богатырей, он подпрыгнул, как ужаленный, но вместо того, чтобы бежать, бросился прямо к ним. Илья встретил его сурово:

– Что ж ты, преподобное твое преподобие, упырям помогаешь? Богатырей решил извести?

– Живы! – зарыдал отец Жозеф, заламывая руки. – Слава всевышнему! А где же вампиры?

– Там, где им и положено быть, – сказал Яромир. – В аду. Небось уже на сковородке жарятся!

– А я не смог! – выдохнул отец Жозеф. – Они меня каждый день по голове дубиной били, живого места нет! – он горестно обнажил бугристую лысину.

– При виде лысины Илья смягчился и проникся сочувствием:

– Ладно, преподобный. Иди домой. Упырей больше нету!

– Но есть поддельный кардинал! – возопил Жозеф. – Я не могу идти домой, я должен спасти отечество!

– Погоди, как это поддельный? – удивился Попович. – А где же настоящий?

– Настоящий в Бастилии, – сказал Жозеф. – Но его сегодня должны были съесть. Эта толпа вампиров…

– Не успели! – утешил его Яромир. – Им по пути палач попался. Так они его сначала схарчили. А потом им было не до того.

Отец Жозеф буквально подпрыгнул от радости.

– Господа рыцари! – взревел он. – Ну что вам стоит спасти бедную Франкмасонию? Совершите еще один подвиг, ведь для вас это так просто! Освободитенастоящего кардинала!

Вопли преподобного были так пронзительны, а интонации так умоляющи, что Илья невольно смахнул набежавшую слезу:

– Подмогнем, что ль? А то ведь пропадут без нас!

– Веди, – сказал Яромир. – Да только побыстрее. У нас дела!

– Одну минуточку! – воскликнул отец Жозеф и ринулся вперед, по темным коридорам Бастилии.

– А заодно и всех остальных освободим, – шепотом сказал Илья. – Чую, здесь народу много томится.

Они снова пробежали по темным сырым коридорам, прогрохотали по сломанной двери, окончательно приплюснув стражников к полу. Илья Муромец по ходу дела вышибал все двери, которые попадались по пути. Некоторые камеры были пусты, в некоторых шевелилось нечто человекообразное. От факелов по потолкам метались клочковатые тени. У Яромира из-под ног порскнул какой-то недомерок с большими ушами. Он злобно оглянулся, зашипел, как испуганный кот, оскалил широкие, как у ишака, зубы и с хлюпом всосался в каменную кладку. Яромир остановился, как вкопаный, но Илья потащил его дальше:

– Что замер, чародея не видел?

– Так это чародей? – ахнул Яромир.

– А кто же еще? Знамо, он. По ушам видно!

Отец Жозеф летел вперед, задыхался, спотыкался на крутых ступеньках, но скорости не снижал. Наконец богатыри остановились возле одной из дверей. Илья по привычке хотел высадить ее с одного удара, но преподобный Жозеф с писком ринулся вперед и загородил ее, раскинув руки крестом:

– Не надо!

– Что не надо? – не понял Илья.

– Так открывать дверь не надо! Вы пришибете его высокопреосвященство! Он наверняка сейчас стоит у двери и подслушивает.

– Откуда ты знаешь? – прищурился Илья.

– Мне ли не знать привычки кардинала! – выпалил отец Жозеф. – Ваше высокопреосвященство! – жалостливым голоском позвал он. – Вы меня слышите?

Под дверью завозились, затем недовольный голос произнес:

– Ну, слышу, слышу, чего разорался?

– Он слышит! – возликовал Жозеф и снова повернулся к двери. – Ваше высокопреосвященство! Поскорей отойдите в дальний правый угол. Мы будем вас освобождать!

За дверью послышались мелкие торопливые шажки. Все тот же недовольный голос произнес:

– Ну, отошел. И что дальше?

– А дальше вот что! – рявкнул Муромец, еще раз убедившись в том, что все знатные особы слеплены из недовольства и спеси. – Держись!

В следующую секунду дверь сорвалась с петель, проломила противоположную стену и понеслась над Парижем, как самый удивительный снаряд за всю историю воздухоплавания.

В эту самую минуту Неясыть, растерявший почти все свое магическое искусство, влача на себе братьев из сумы, пробирался к дворцу кардинала. Он надеялся только, на фон дер Шнапса. Голова от частых ударов дубиной почти не соображала. Коленки почему-то сгибались назад, как у кузнечика, а вместо носа свисала толстая лиловая груша и противно била по губам.

– Барон поможет! – твердил про себя Неясыть. – Барон спасет!

– В этот момент двое из сумы беспокойно завертели головами,

– Это что за хреновина? – пробормотал один, переставая работать дубиной.

– Атас! – крикнул другой. – Полундра!

Братья бросились в разные стороны, спасаясь, как цыплята от коршуна. В воздухе послышалось тяжелое гудение, которое перешло в стремительный свист.

«Может, это Соловей-разбойник?» – успел подумать Неясыть. Он даже улыбнулся внезапной удаче. И в этот момент его пришлепнуло приземлившейся дверью.


Высокопреосвященство оказался высоким, худым, с настороженными серыми глазками. Его усики оскорбленно распушились и торчали во все стороны, как у кота. На самом деле кардинал был просто испуган. По-человечески Яромир его понимал. Не каждый день мимо тебя с такой скоростью пролетают выбитые двери! Отец Жозеф бросился к кардиналу на грудь:

– Ваше высокопреосвященство!

Кардинал покровительственно похлопал его по спине:

– Успокойся, мой верный Жозеф! Теперь я на свободе! Мы уедем в деревню и будем жить, как вольные пейзане. У меня есть на примете местечко, где нас никто не найдет.

Преподобный отстранился.

– Вы меня не поняли, ваше высокопреосвященство. Вы свободны! Мы с вами должны спасти Франкмасонию. С нами славные лодимерские рыцари!

Ришелье встал в позу, ласково улыбнулся и протянул руку для поцелуя. Этот жест Илью особенно разозлил:

– Все! – рявкнул он. – Хватит базары разводить. Идти отседа надоть! Гнилое место!

С этими словами он сгреб высокопреосвященство под мышку, словно это была простая кукла, и направился к двери. Друзья поспешили следом. И снова быстрее всех бежал озадаченный отец Жозеф.

Уже на улице Илья, не выпуская кардинала, повернулся к Жозефу:

– Ну где ваш дворец? Веди!

Всю дорогу кардинал умудренно молчал и даже не пытался освободиться. В конце концов Яромир забеспокоился. Богатыри остановились как раз вовремя. Полузадушенного кардинала наспех привели в чувство целенаправленным тумаком и дали хлебнуть На-дракакаша. После такой терапии кардинал снова почувствовал себя человеком и даже прикрикнул на стражника, вынырнувшего из темноты:

– Именем кардинала!

– Молчи, тварь позорная! – рыкнул на него стражник, и откуда ни возьмись, появились еще двое. – Сейчас как алебардой дам по балде, в уборную бегать не наладишься!

Стражи порядка весело заржали. А потом захрустели. Это когда богатыри, не останавливаясь, прошли частично сквозь них, а частично по ним. Вскоре они остановились у чугунной ограды. Яромир вырвал решетку, и богатыри оказались у самых дверей дворца.

– Ну, что делать будем? – спросил Илья. – Можно так войти. Но ведь попрячутся, гады! У тебя небось кругом потайные ходы?

– Хватает! – вздохнул кардинал, пряча глаза.

– Вот! А их нужно всех повязать, так я думаю. Яромирка, есть идеи?

– Эх, была бы гитара-самопляс! – вздохнул Попович.

– Гитару я у изобретателя оставил, – сказал Яромир, что-то прикидывая на пальцах. – Чудесную суму мы сами бросили.

– А волшебная дудка?! – напомнил Добрыня. – Куда ты ее заныкал? Потерял, да?

– Дудка со мной, – сказал Яромир. – Но сначала бы надо поговорить. Может, они сами сдадутся? Неохота к колдовству прибегать. С души воротит!

– Ну поговори, – проворчал Илья.– Лично я в этом никакого толка не вижу.

– Я человек доброй воли! – гордо заявил Яромир. – Надо попытаться по-хорошему. Эй! Кардинал! – крикнул он так, что в нижнем этаже задребезжали стекла. – Это мы, богатыри святорусские! Пришли тебя убивать! Ты как, не против?

Какое-то время он прислушивался. Наконец в одной из башен распахнулось окно, и знакомый насмешливый голос произнес:

– Ви есть руски секретни амбал! Ви есть большой наглец и пройдоха! Сейчас ви получить хороший урок с помощью великий магий!

– Я же говорил, что не надо было языком чесать! – испугался Илья. – Понял, что там за птица? Вот колдонет, что делать будем? Включай скорей свою дудку, пока не поздно!

Яромир и сам уже понял, что свалял дурака. Фон дер Шнапса он узнал сразу, как только тот раскрыл рот. А узнав, понял, что барон просто так не сдастся. Сунув руку за пазуху, он нащупал дудку. Между тем окна дворца стали наливаться малиновым адским светом. Очевидно, барон начал творить самые жуткие заклинания.

– Скорей, скорей! – торопил его Илья. Адское пламя разгоралось все сильнее. Яромир уже поднес к губам дудку, и тут его внимание отвлекли две тщедушные фигурки. Они выскочили, как ошпаренные, на балкон, сели на метлу, с трудом уместившись вместе, и стартовали в ночное парижское небо.

– А ведь это Миледя! – узнал Яромир. – Надо же, тикает! Значит, боится. Не верит в магию своего барона!

Это придало Яромиру уверенности. Он набрал побольше воздуха и подул в дудку.

Тоскливая мелодия медленно поползла к дворцу. Яромиру даже показалось, что она извивается, как змея, между деревьями, беседками и кустами. Наконец она достигла дверей, вползла в здание…

Тоскливый, нестройный вой потряс ночную тишину. Выли спрятавшиеся во дворце упыри, выла прислуга, выли собаки и кошки, выли все, и громче всех выл фон дер Шнапс.

– Не пойду! – скулил он. – Не хочу-у! Не заставите!

А мелодия все лилась и лилась, она окручивала барона тугими толстыми кольцами, стягивала, как удав, и тащила вниз, к выходу, где его ждали страшные святорусские богатыри!

Все колдовство разом вылетело у него из головы. Недосотворенное чудовище вывалилось из огненного кокона. Разбрасывая горящие капли, сделало несколько неуверенных шагов, щелкнуло челюстью и издохло. Погас малиновый свет, и на барона навалилась темнота. Хватаясь руками за углы, он, помимо воли, повлекся к выходу.

В коридоре фон дер Шнапс столкнулся с придворной болонкой, был немедленно укушен за ногу и взвыл еще сильней и горестней. Толпа гламурных вампиров, громко стукаясь лбами о косяки, спешила к выходу. Спешили к выходу черти. Закрутив хвосты вокруг задниц, они вписались в толпу упырей, ускоряя процесс насильственной эмиграции. Но самой нелепой фигурой в этой компании был боярин Бун-ша. С короной набекрень, со скипетром в руке, он вдруг оказался среди монстров и бежал, бежал, подталкиваемый то рогами, то кулаками!

Яромир дудел, надувая щеки, но, когда из парадной двери вывалилась скулящая толпа чудовищ, едва не выронил дудку. Впереди плелся посиневший от натуги барон. За ним плотной «коробочкой» шли непарнокопытные гвардейцы, следом влеклись упыри, за ними болонка, за болонкой кошка, а за кошкой, надсадно пища, семенили мыши. А в центре этого парада, распушив от ужаса усы, шествовал боярин Бунша.

Илья заметил его еще издалека. Выдернув боярина из толпы, как репку с грядки, он поставил его перед собой. Боярин сразу узнал богатыря, выпучил глаза и продолжал маршировать, но уже на месте.

– Что, волчья сыть? – прищурился Муромец. – Уже икорону натянул? А ну, отдай сюда! – он стянул с головы боярина корону, отнял скипетр и этим же скипетром шлепнул его ниже спины, возвращая в строй.

Теперь толпа подошла вплотную к Яромиру. От такого зрелища у богатыря заслезились глаза. Толпа мерно колыхалась, маршируя на месте, преданно глядя на дудку, как кролик на удава.

– В Бастилию их! – поморщился кардинал. – Этим самозванцам и преступникам там самое место.

– Ваше высокопреосвященство! – шепнул ему Попович. – Вот пусть ваш коллега и отведет их туда!

Чтобы вас потом не упрекнули во вмешательстве чужеземных сил.

– Верно! – воодушевился кардинал. – Отец Жозеф, вы слышали? Исполняйте!

Его преподобное преподобие выхватил дудку у Яромира и заиграл с таким азартом и темпераментом, что черти бросились отплясывать трепака, упыри – вальсировать, а фон дер Шнапс и Бунша пошли вприсядку. Вскоре веселая толпа скрылась в ближайшем переулке. Друзья перевели дух.

– Ваше высокопреосвященство, – сказал Добрыня. – Вход свободен. Можете занимать свои апартаменты. Только уж больше не принимайте у себя разных баронов! Не всегда ведь так удачно может получиться.

– Вы правы, мой друг, – вздохнул кардинал. – Впрочем, не я один оказался в дураках. Ведь они провели самого короля! Надо доложить его величеству об истинном положении дел.

– Некому докладывать, – смущенно отозвался Илья. – Нету больше короля. Он тут в Бастилию заявился вместе с толпой вампиров. Ну, мы его и пришибли заодно. Да вы не расстраивайтесь, можно прожить и без короля!

– Как пришибли?! – ахнул кардинал.

– Дверью! – скромно отозвался Яромир. Кардинал задумался. Однако через минуту его лицо просветлело.

– Что ни делается, все к лучшему! – сказал он. – Будем считать, что вы действовали по моему приказу и на благо государства. Друзья мои! Вы достойны самых наивысших наград! Никто из вас не хочет стать лейтенантом королевских мушкетеров?

От такого предложения у Ильи началась изжога.

– Нет уж, ваше высокопреоблаженство! Мы на ратной службе, нам некогда!

– Тем более что у вас есть достойные люди, – подсказал Попович. – Мы видели их в деле.

– По части мордобоя – большие мастера! – подтвердил Добрыня.

– Кто же это? – удивился кардинал. – Я знаю их?

– Мушкетеры короля во главе с д'Артаньяном! – вспомнил Яромир. – Веселый такой парень. Лично при мне троих уработал.

– Ну что ж, – кивнул кардинал, – пожалуй, в ваших словах есть резон. Что же касается моих гвардейцев… я и не догадывался, что они превратились в чертей! Н-да! Ситуация.

– Ну, так мы пойдем, – сказал Яромир. – Поздно уже.

– А как же я? – встревожился кардинал. – Мне одному в этом дворце страшно!

– А мушкетеры?

– Да где же я их найду, ночью-то? – занервничал его высокопреосвященство.

– Нечего их искать, – сказал Яромир. – Вон они, на том конце площади, стражников буцкают. Неужели не слышите?

В самом деле, за оградой послышалась возня, затем раздался пьяный вопль «один за всех и все за одного!», после этого стали слышны глухие методичные удары и веселое хеканье.

– Д'Артаньян! – крикнул Яромир, перекрывая шум. – Бросай бестолковое дело, греби сюда, тут интересней!

Через минуту запыхавшиеся мушкетеры стояли рядом и с удивлением пялились на кардинала.

– Произвожу всех четверых в лейтенанты! – гаркнул кардинал. Мушкетеры вытянулись по стойке смирно.

– Рады служить вашему высокопреосвященству! – дружно крикнули они.

– Добре! – сказал кардинал, почему-то с малороссийским акцентом. – А теперь слухайте, хлопцы, новое задание. Д'Артаньян срочно отправится в замок Иф и привезет Железную Маску. Это узник такой. Зэк. От него теперь зависит судьба нашей батькивщины. А остальные – айда со мной, а то мне страшно!

Когда богатыри остались одни, Яромир не выдержал:

– Ты слышал, как этот тип разговаривал? Он что, хохол?

– Наши люди – они везде, – туманно пояснил Илья Муромец. Но Попович не согласился:

– Это от переутомления, – сказал он. – Нервы. Язык стал заплетаться.

– Лучше бы этот святоша выписал нам по червонцу! – не выдержал Добрыня. – Язык заплелся! Я бы ему расплел…

– Плевать! – отмахнулся Илья. – Главное – половина дела сделана, – и он показал им корону и скипетр. – Нужно срочно вернуть их в Лодимер! Негоже с таким добром в Британию ехать. Мало ли что может быть, вдруг сопрут!

– Что же выходит? – возмутился Добрыня. – Считай, до места добрались, и обратно топай? Я не согласен! Да и на чем? На конях долго, пароездов здесь нет.

– Зато есть воздушный шар! – крикнул Яромир. – Ведь это же здорово! Алеша с Добрыней отвезут корону царю, а мы накостыляем Кощееву братцу, как там его…

– Мерлин, – подсказал Алеша.

– Вот-вот! Мерин! И этому мерину мы свернем шею! Всего-то делов…

– Что ж, это выход! – подумав, согласился Добрыня. – Честно говоря, мне эта Европа уже вот где! – он провел рукой по горлу.

Алеша Попович согласился не раздумывая. По его блестящим глазам Яромир понял, что ему не терпится рассказать о театре стриптиз лодимерским знатокам и ценителям прекрасного.

К дому, где жил изобретатель, они вернулись уже засветло. Еще издалека увидели дым и испугались. Но оказалось, что это не пожар. Просто Монгольфей разводил в специальной печке огонь, чтобы наполнить шар горячим воздухом.

Илья Муромец был в восторге. Он прыгал вокруг кожаной кишки, по которой шел воздух, восхищенно приседал, ловил рукой тонкие струйки пара и с открытым ртом смотрел, как шевелится на земле надувной пузырь.

Сначала внутри пузыря перекатывались воздушные бугры, словно под ковром боролись невидимые атлеты. Затем пузырь стал похож на живот боярина Морозова, скошенный на левую сторону, складчатый и неровный. Монгольфей то и дело крутил какие-то рычаги, шуровал кочергой в топке, откуда поступал горячий воздух, подбрасывал поленья и пытался раздувать меха. Но на них сил у тщедушного изобретателя уже не хватало.

– Передохни, а то карачун схватишь! – проворчал Яромир, отстраняя изобретателя в сторону. Положив руку на железный рычаг, он заглянул в топку. – Если щи варить, – проворчал богатырь, – то огонь немалый. А для пузыря нехорош, поленья-то, вишь, просто горят!

– А как нужно-то? – спросил изобретатель. – Чтобы сложно горели?

– Нужно, чтобы корчились! – наставительно сказал Яромир. – Полет – дело великое. Значит, и огонь должен быть велик. Рева не слышно, гудежа. А без него твой пузырь не надуется. Но ты не переживай, сейчас мы это дело наладим!

Яромир взялся за рукоятки мехов, подмигнул Монгольфею:

– На всякий случай отойди в сторонку, а то снесет ненароком! – и нажал на ручки мехов.

По счастью, печка не лопнула, хотя ее железные бока округлились, как щеки кумарского купца. Огонь завыл, заметался, словно джинн, высунулся из трубы и погрозил Яромиру кулаком. Пришлось уменьшить поддув. Теперь горячий воздух шел прямо в пузырь и быстро расправлял лежалые складки. Не прошло и минуты, а шар уже округлился и, словно нехотя, приподнялся на воздушной кишке.

– Надо его привязать, а то улетит! – забеспокоился Монгольфей, обматывая веревку вокруг деревянного столба. Добрыня с явным сомнением посмотрел на шар, ткнул носком сапога в податливый бок.

– И ты утверждаешь, что эта штуковина полетит? Без чародейского заклинания?

– Не надо никаких заклинаний! – гордо сказал Монгольфей. – Наука сильней колдовства! Да вы сейчас сами увидите.

Однако прошло еще минут пять, прежде чем шар поднялся ввысь, натянув веревку.

– Ур-ра! – закричал Илья и за неимением шлема сорвал с себя парик и подбросил в воздух. Монгольфей, увидев такое чудо, схватился за живот. Распрямился он еще более убежденным в силах, науки. Осмотрев парик, многознатец вернул его Илье:

– Петрович сделал?

– Он, чертяка! – признался Илья, водружая лохматую красоту на голову. – По моему личному заказу.

– Я буду счастлив увидеть столь великого человека! – пробормотал изобретатель. – Но больше всего меня интересует механический мужик. Интересно, способен ли он размножаться?

– Скоро увидишь! – пообещал Илья. – Ветер хороший, оглянуться не успеете, как будете в Лодимере. А родину-то не жалко покидать?

– Жалко, но не очень. – признался Монгольфей. – Что-то здесь страшно стало. А после приговора плевать я хотел на такую отчизну с большой высоты. Я к Петровичу хочу!

Через полчаса шар надулся, и его тугие бока озарились светом восходящего солнца. Снизу к шару была накрепко привязана корзина. Попович приставил лестницу, осмотрел корзину и залез внутрь.

– А мне здесь нравится! – заявил он. – Чисто. Удобно. Скамеечка есть, чтобы посидеть. Давай, Добрыня, залезай, нам ждать некогда!

Илья помог загрузить в корзину продукты и мешки с песком, которые Монгольфей назвал балластом. В последний момент он едва не забыл отдать Добрыне царские регалии.

– Если дракон пристанет, – напутствовал он воздухоплавателей, – бейте прямо по башке!

– Есть бить прямо по башке! – весело откликнулся Никитич, и воздушный шар взмыл в небо. Трое воздухоплавателей прокричали «ура!», при этом Монгольфей так махал руками, что едва не выпал из корзины. В последний момент его схватил за штаны Алеша Попович. Илья и Яромир помахали им вслед и сами стали собираться в дорогу. Предстояло добраться до гостиницы, забрать коней и разузнать путь к северному морю.

– Ну вот. Считай, полдела сделано! – с облегчением сказал Илья, поправляя кудри. – Осталось всего ничего. Конечно, Кощеев братец тоже не сахар, жулик еще тот. Морду, вишь, поменял, другое имя присвоил. Только ведь он не потому, что нас боится, а для пущей важности. Вот, мол, я каков! И красавец, и Мерин, и отец народов! Найти его – раз плюнуть. Главное – в яйце! – Тут он состроил такую уморительную физиономию, что Яромир не выдержал, рассмеялся. Вскоре богатыри выехали из Парижа, держа путь на север.

– Ну как тебе Европа? – ухмыляясь неведомо чему, спросил Илья.

– Ничего, – подумав, ответил Яромир. – Только шумно очень. И это… суеты много!

– Это от большого ума, – сказал Илья. – Ума, вишь, много, а разума нет совсем.

– Набить бы им всем шишку мудрости, – вздохнул Яромир, – жаль, времени мало!

– А ты не волнуйся! – расхохотался Муромец. – Они сами себе набьют, уж будь уверен, к тому все идет!

23.

Яромир впервые ехал одвуконь и не мог не оценить особенностей такого путешествия. Рыцарские кони обладали хорошей скоростью, но плохой амортизацией. К концу дня у Яромира болела спина, а нижняя часть вообще превратилась в сплошную мозоль. В голове вместо стихов звучали дробный топот копыт и консервное лязганье брони.

Как назло, за ними никто не гнался, а как хотелось отвести душу! От скуки Яромир стал смотреть по сторонам. Места здесь были мягкие, ухоженные. Крестьяне, похожие на лодимерских бомжей, собирали колючие огурцы, подкармливали пузатую капусту. Проголодавшийся Муромец остановил коня, слез и враскорячку пошел к пейзанам.

Яромир с облегчением понял, что не одному ему такая скачка обходится боком. Уж на что Илья могуч, а вот на тебе, всю задницу отплясал! Он смотрел, как Муромец, не торгуясь, купил у крестьян два здоровых кочана капусты, репы и кучу огурцов. Все это ему сложили в подол рубахи. Илья вернулся сияющий, как медный пятак.

– Подзакусим! – подмигнул он Яромиру. – Силы-то, они не безразмерные. Подрастряслись что-то.

Друзья уселись на лужайке и принялись за капусту. Илья с хрустом откусывал от кочана, сладко щурился и время от времени вздыхал. Когда от кочана осталась кочерыжка, он выкинул ее в кусты и сказал:

– Сыроедение – это полезно, – с минуту подумал и добавил: – Но очень противно!

Яромир с трудом прожевал капусту и согласно кивнул головой:

– Щи бы получше легли! А это что за овощ? Хлипкий какой-то.

– Это огурец, в брюхе не жилец, – весело ответил Илья. – У нас на Руси он не водится, но кумарцы его любят.

Яромир отведал огурца, скривился:

– Ветчина лучше! Илья рассмеялся:

– Ну, ты, брат, дал! Оно конечно! Но где взять? Вишь, местные-то все сплошь вегетарианцы, оттого и дохлые такие. Кстати, ты хотел ветчину? Вон она, в кустах прячется!

Яромир повернул голову и в самом деле заметил подозрительное шевеление. Через минуту из зелени высунулась плоская драконья голова и показала раздвоенный язык.

– Чего он дразнится? – обиделся Яромир. – В морду как дам!

Илья бросил в кусты половинку огурца. Голова ловко поймала ее и мгновенно схрумкала. Муромец умилился:

– Жрать просит! – сказал он. – Видать, оголодала скотина. А репу будешь?

Дракон сожрал и репу. Глядя на друга, Яромир тоже бросил зверю огурец. Водянистый овощ не пришелся богатырю по вкусу. В конце концов, дракон вылез и уселся рядом, поджав под задницу колючий хвост. Он был совсем маленький, не больше быка, имел только одну голову. Складчатые крылья он прижал к бокам и уставился на друзей зелеными кошачьими глазами.

– Гриша! – поманил его Илья. – Иди, еще репы дам!

Дракон не удивился, что его назвали Гришей. Он ласково гукнул и подошел ближе. Илья дал ему репку и почесал за ухом. Дракон сладко сощурился и повалился на бок, словно домашняя дворняга.

– Все любят ласку, – вздохнул Илья. – Вот зверь, скажи ему доброе слово, целоваться лезет, а пни под хвост – лютеет, аки демон! Верно, Гриша?

Дракон кивнул башкой и преданно уставился на Илью.

– Ну что, пора, пожалуй? – Илья встал, отряхнул крошки зелени, сладко потянулся. Яромир поднялся следом, вздохнул, нехотя взгромоздился на коня.

– А почему ты его Гришей зовешь?

– А кто же он еще? – удивился Муромец. – Ты только на морду глянь. Натуральный Гриша! Да ему и самому нравится. Вон как кивает!

Дракон и в самом деле кивал, нахально улыбаясь и облизываясь раздвоенным языком.

– Не скучай тут без нас! На обратном пути встретимся, еще побалакаем. – Илья протянул ему последнюю репку, и друзья пришпорили коней.

Яга со своим верным графом пока не давали о себе знать. Может быть, они вернулись домой, а может, с испуга сразу заскочили в Британию. В любом случае Яромир был готов к новым каверзам и пакостям. Поэтому, когда, оглянувшись, увидел, что за ними кто-то гонится, не удивился, а смело развернул коня и пошел на сближение.

По дороге мчалось что-то большое, зеленое и нелепое, а что – разглядеть было невозможно, мешала пыль. На всякий случай богатырь вынул меч и любовно посмотрел на сверкающее лезвие. Пользоваться им пока не было нужды, обходились кулаками и подручными предметами. Но мчащееся на них существо было слишком большим и подозрительно угловатым. Не добегая до богатырей, оно затормозило, и, когда осела пыль, Яромир с удивлением узнал Гришу. Переваливаясь с ноги на ногу, дракон подошел к богатырю и, словно кот, потерся башкой о стремя.

– Нет у меня ничего! – соврал Яромир и тут же покраснел. Врать, даже скотине, было противно. – Ну, есть, есть! – он вытащил из кармана репку и огурец. Подумав, репку спрятал обратно, а колючий овощ отдал Грише.

– Гу! – сказал дракон. – Спасиба! – деликатно взял огурец и мгновенно его проглотил. По его физиономии разлилось глупое блаженство.

Илья подъехал, со вздохом вытащил репку.

– Держи уж… Ну и что с тобой делать? Ты до моря нас решил проводить?

– Гу! – сказал дракон и азартно закивал головой. Богатыри несколько озадачились. Одно дело – подкормить голодную зверюгу, и совсем другое – когда эта зверюга увяжется за тобой на край света.

– Надо подумать, – пробормотал Илья.

– Думать вредно! – испугался Яромир. – Пусть будет, как будет. Только учти, Гриша, впереди деревня. Ты там всех кур перепугаешь, а нам отвечать! Так что давай как-нибудь задами, огородами и снова на дорогу. А мы как раз курочек купим, а то от капусты в нутре шевеление и щекотка.

В первом же доме друзья закупили все, что душе было угодно: и лучок, и кур, и жбан слабенького вина, и даже щепотку соли. Яромир, неопытный в этих делах, сунул хозяину два золотых. Мужик от такой щедрости едва не лишился рассудка, зато его жена проявила хорошую деловую хватку и всучила Яромиру головку сыра всего-то за один золотой.

– Транжира! – добродушно прогудел Илья, держа в одной руке корзинку с курами, в другой жбан с вином. Яромир только отмахнулся:

– Пока есть – не жалко. Им же денег неоткуда взять, а мы в любой момент, сколько захотим, столько и возьмем, верно?

– Верно, – согласился Илья. – Мы – это сила! А коли так, то у нас всегда в кармане что-то будет звенеть. Только надо знать, кому по ушам дать и сколько за это получить, ну, и чтобы государю было не в убыток! Мы, Яромирка, живем по богатырским понятиям. А жить по понятиям – это значит: делиться надо!

Гриша ждал их, сидя на лужке. От нечего делать он нарвал огромный букет полевых цветов и, улыбаясь до ушей, вручил его Илье. Богатырь едва не лишился дара речи. Побагровев от удивления, он принял букет и покосился на смеющегося Яромира.

– Ты только это… никому не рассказывай, понял? Ну, чтобы зубы не скалили. А ты, Гриша, молодец! Времени зря не терял. А теперь вот что: набери-ка хвороста да ощипли курей, мы их сейчас нажарим. Дорога-то дальняя, а море вон оно, уже видно.

Действительно, отсюда, с высоты, виднелась узкая темная полоска.

Гриша оказался на редкость расторопным малым. Он вмиг наломал кучу хвороста и, выдохнув длинную струю пламени, запалил костер. Затем, пользуясь где зубами, где когтями, ощипал и выпотрошил кур, нанизал их на жердь и пристроил над костром. Все это заняло считаные минуты. Друзья обалдело следили за действиями дракона. И когда от костра пошел аромат жареного мяса, Илья приступил к дележке:

– Нам с Яромиркой по курице, а тебе – две. За работу, и так… Тебе ведь расти надо!

Жаркое на свежем воздухе показалось Яромиру вкусней всего, что он ел на свете. Вино было сладким, и даже Грише налили в походный котелок. Дракон зажмурил глаза, замотал головой.

– Гу! – сказал Гриша, стыдливо опуская глаза и облизываясь. – Вино низзя! – добавил он, с трудом выговаривая буквы. – Репа – мозна!

Пришлось отдать дракону репу.

– Трезвенник! – уважительно заметил Илья. – Среди драконов это редкость. Большинство из них вчистую спиваются через пару тысяч лет. Сами гонят, сами пьют. Некоторые пристрастились к кумарскому зелью и кумарят сутки напролет. А все почему?

– Почему? – как эхо, повторил Яромир.

– Пасему? – совсем тихо произнес Гриша.

– От безделья! – убежденно сказал Илья. – Работать надо. Вкалывать. Ну, там, семья, детишки, это тоже на пользу идет. Опять же, если дракон на государевой службе, тут ему и почет, и уважение. Драконы и на границе служили, порядок поддерживали, чтобы, значит, никаких безобразий. А сейчас и люди честь свою забыли, и драконы. Вот и пьют – что те, что другие!

– Дак ведь и мы пили, – расстроился Яромир. – Значит, мы тоже – того?

– Разве мы пили? – удивился Илья. – Мы так, пригубили немножко. Вот в старину действительно умели пить, не нам чета!

Тут Яромир совершенно запутался в логике Ильи Муромца, забыл золотое правило – не думать – и от напруги едва не потерял сознание. Его спас отработанный годами инстинкт.

– Я не думаю! – крикнул он. – Я считаю!

– И что ты считаешь? – заинтересовался Илья.

– Считаю, что надо ехать!

– Правильно! – сказал Муромец и легко вскочил на ноги.

Они спустились с холма и уже через час оказались на побережье. Здесь было дико, холодно и сыро. Пахло солью, морскими водорослями и рыбой. Поселок в два десятка домов, рубленая пристань – вот и все, что обнаружили герои на берегу.

– А где же корабли? – недоумевал Илья, придерживая парик, готовый улететь от резких порывов ветра.

Они пошли по единственной улице поселка, мимо каких-то сараев, складов и амбаров, пока не остановились возле двухэтажной избы с надписью: «Судоходная компания Смит и Вессон».

– Вот что нам нужно! – обрадовались богатыри. – Эй, Смит и Вессон! Выходите, дело есть!

Скрипнула дверь, и на пороге показался красномордый мужик в безрукавке, в синих застиранных штанах.

– Ну чего глотку дерете? – недовольно осведомился он. – Много вас тут, крикунов разных… говорите, чего надо, и проваливайте. Без вас дел по горло!

– Нахал! – грустно констатировал Илья. – Яромир, выбей ему зубы.

– Ха! Напугал! – ухмыльнулся мужик. – Нету зубов, уже все выбили. Давеча тоже вот прибегали двое. Ведьма и демон. Последний, коренной высадили!

– Миледя! – ахнул Яромир.

– Во-во! А вы, видать, из одной банды? – Мужик перевел взгляд на дракона. – Так вот, сразу говорю: как она сказала, чтобы все суда ушли в море, так я и сделал. У меня закон – деньги на бочку! А уж за мной не заржавеет!

Яромир с Ильей переглянулись.

– Выходит, Яга нас опять подставила, – сказал Яромир. – Ну до чего шустрая бабка! И этот, граф ее, тоже скакун арабский!

– А что, вы мне тоже хотите денежки предложить? – заинтересовался хозяин.

– Мы тебе сейчас хату спалим, – пообещал Илья. – И вообще весь этот городишко с землей сровняем. Гриша, покажи класс!

Дракон выступил вперед, вытянул шею, зашипел и выдал такую струю пламени, что судовладелец моментально остался без штанов.

– Вау! – взвыл он и, шипя, как головня, нырнул в бочку с водой. Над поверхностью остались только тонкие дрожащие ножки, от которых несло паленым волосом.

Илья подошел к бочке, вынул его за ноги из воды и заглянул в перевернутые наглые глаза:

– А ведь ты все равно ничего не понял!

– Не-а! – честно признался мужик.

– А если я тебя оглоблей?

– Меня уже били оглоблей, – признался мужик. – А деньги все равно заплатили!

– Силен! – восхитился Илья. – Ладно. Будут тебе деньги. Только ты нам судно найди, нам срочно в Британию надо! Найдешь?

– Найду! – гаркнул хозяин.

– Так ведь у тебя все суда в море, – прищурился Илья.

– А я предусмотрел! – сказал судовладелец, вставая на ноги и отряхиваясь.

– Жулик! – вынес Яромир свой вердикт. – Может быть, тебя убить на всякий случай?

– Меня уже убивали, – сказал мужик, почесывая затылок. – Раз пять… может, больше.

После этой фразы Яромир снова едва не задумался, но вовремя спохватился:

– Тогда давай скорей свой корабль. Нам некогда!

– Пять золотых! – быстро сказал мужик.

Илья отсчитал ему пять золотых, и хозяин ловким движением сунул их за щеку ввиду отсутствия штанов.

– Джонни! – крикнул хозяин. – Иди сюда, есть работа!

Маленький, похожий на черта коротышка кубарем выкатился из избы и вытянулся перед хозяином по стойке смирно.

– Ваше благородие! Капитан первого ранга Джонни по вашему приказанию прибыл!

– Вот что, Джонни, – сказал хозяин. – Отвези-ка этих молодцов в Британию.

– Так ведь рабочие черти в отгулах! – растерялся Джонни.

– Ничего, сам побегаешь, а людей довезешь! Деньги уже заплачены.

– Ну коли так…– Джонни вздохнул и перевел взгляд на друзей. – Идемте за мной, тут недалеко.

«Недалеко» оказалось верст пять с гаком. В небольшом заливчике возле крутого берега стояла странная посудина, похожая на корыто. По двум ее сторонам были прикреплены два колеса гребными лопатками наружу и одно колесо внутри, гребными лопатками вверх.

– Прошу! – Джонни сделал приглашающий жест и прыгнул на палубу.

– Я думал, у вас тут пароезды и пароплавы, – сказал Яромир, – а у вас даже парусов нет!

– Зато у нас прогресс! – похвастался Джонни. – Все суда на чертовой тяге. Великий Мерлин с кем-то там договорился, и теперь вместо нутряного огня мы используем чертей. Сил у них много, кормить не надо, только время от времени давать отгулы, чтобы они, значит, свою коренную работу могли выполнять: хулиганить там, людей ссорить – короче, пакостить.

– Вот твои, стало быть, в отгуле и есть, – заметил Илья. – Ну давай, вези, куда сказано!

Друзья устроились на палубе. Поначалу Гришу хотели оставить на берегу, но дракон разрыдался, и пришлось его взять с собой.

– Гриша, мы ведь на опасное дело идем, – предупредил Илья. – Всякое может случиться!

– Гу! – сказал дракон, закатывая глаза. – Я оссень хосю быть вместе! Я не боюссь опассносстей, я боюсь быть один…

Пока друзья осматривались, Джонни взвел какие-то рычаги, затем залез в среднее колесо и, пыхтя, заработал ногами.

– Белка в колесе! – усмехнулся Илья, глядя, как баркас потихоньку отходит от берега. – Интересно, долго он так проработает?

– Часа два! – донеслось из колеса. – Потом отдых, иначе сдохнуть можно.

– Это когда ж мы доберемся до Британии? – обеспокоился Яромир. – Ползем как черепахи, честное слово!

– Когда-нибудь доберемся! – донесся из колеса сдавленный голос.

Яромир посмотрел на обрывистые берега Франкмасонии. Теперь они стали даже как будто ближе. Илья тоже обеспокоился:

– Это что же получается? Мы теперь обратно плывем?

– Прилив начался! – прохрипел из колеса Джонни. – Гонит в бухту! Ничего, начнется отлив, вынесет в море.

– А потом начнется прилив и снова погонит к берегу? – ехидно осведомился Илья.

– Ну вроде как того…

– Так дело не пойдет! – разозлился Яромир. – А ну, вылезай из'колеса! Вылезай, кому сказал! Сами крутить будем!

– А мне мозна? – вкрадчиво осведомился Гриша, заглядывая в колесо и сверля капитана горящими глазами. – Я тозе хасю крутить! – Он ткнул Джонни носом, и тот кубарем выкатился из колеса.

– А тут хоросо. Мне нрависся! – Дракон подобрал крылья, осторожно залез внутрь маховика и, улыбаясь, выглянул наружу: – А быстро-быстро крутить мозна?

– Можно! – разрешил Муромец. – Даже нужно.

– А иссе быстрей?

– А еще быстрей, будет еще лучше! – ответил Яромир. – Только не уморись, гляди. Капитана-то вон, кажись, кондратий хватил.

Джонни в самом деле лежал на палубе и пускал пузыри.

– Привык, мил человек, командовать, а тут самому работать пришлось, – сказал Муромец, неприязненно рассматривая капитана, – спекся малость. Да еще об Гришу стукнулся. Ну ничего, мы его сейчас освежим. Гриша, заводи мотор!

– Есть заводить мотор! – весело гаркнул Гриша и со страшной силой помчался внутри махового колеса.

Баркас вздрогнул, вода по краям поднялась кипящими буграми, и корабль понесся вперед, как стрела, продолжая наращивать скорость.

– Вот это по-нашему! – воскликнул Илья, на всякий случай снимая парик, чтобы не унесло ветром. – Вот это я люблю, верно, Яромирка?

Наклонившись, он взял Джонни за ногу и сунул его в бурлящий за кормой поток. Ветер свистел, вода ревела, пришедший в себя капитан верещал, как зарезанный. От этих звуков на душе у Яромира потеплело.

– Хорошо! – мечтательно вздохнул он. – Как будто чертей глушишь!

– А что, приходилось? – заинтересовался Илья.

– Не, – вздохнул Яромир. – Упырей глушил, колдунов тоже. Разбойников – без счета, а вот чертей – ни одного, а так хочется! Я бы первым делом с него шкуру содрал и на стену повесил. У некоторых, знаешь, медвежьи головы, оленьи рога, а я присобачил бы черта.

– Круто! – согласился Илья. – Может, еще .и подвернется шанс. Только они ведь ловкие до страсти, одно слово – черти! – он провел рукой по гладкому черепу, растирая мелкие капельки влаги.

Яромир еще раз подивился на гладкую голову Ильи и, перекрывая свист, грохот и визг, спросил:

– Слышь, Илья, только не в обиду. А куда у тебя волосы делись?

– О, это целая история! – Муромец мечтательно прищурился, словно это воспоминание доставляло ему исключительную радость. – Я сам виноват, можно сказать, опростоволосился. Мне, вишь, всегда хотелось кудри иметь. Ну, я и спроси у одной бабки, что для этого нужно сделать. Бабка-то была ведунья. А она и скажи – мол, так и так. Подстригись покороче и намажь голову яйцом. Я так и сделал. Подстригся, намазал, жду, когда всосется. Но не дождался, уснул. Дело-то было на дворе – тепло, травка, ветерок, все такое. А проснулся оттого, что кто-то голову щиплет! Оглянулся – цыплята кругом. Так они, стервецы, всю мне растительность потихоньку выклевали! Вот и пришлось кафешантан на голову пялить. – Илья еще раз провел по голове и вспомнил про Джонни. – Батюшки, ведь утоплю капитана!

Он выдернул его уже нахлебавшегося воды, пузатого, как комар. Пришлось нажать ему на живот, чтобы удалить избыток влаги. Под сильными пальцами Джонни, конечно, задышал, но все равно посинел и лег под лавочку, тихонько постанывая.

– Небось с чертями тебе больше везло? – засмеялся Яромир.

– С ними проще, – прохрипел капитан. – Они не дерутся, только гадят много, когда работают. От этого… воздух несвежий.

– Ну вот, – сказал Илья, – а тут лежи и радуйся. А что ты дрожишь-то? Замерз? Так, может, тебя подогреть, чтобы не простудился? Типа массаж? Давай, Яромирка, разотрем хлопца как следует!

Не обращая внимания на протестующий писк капитана, друзья вытащили его из-под лавки и растерли Надракакашем. Джонни сначала порозовел, потом покраснел, потом налился ровным малиновым светом, словно внутри у него зажгли лампу.

– Теперь хорош! – сказал Илья, любуясь делом рук своих. – Аки младенец. Запеленать бы его во что-нибудь – пусть лежит, поправляется!

Яромир отыскал на корме под кучей хлама кусок старого паруса, Джонни спеленали и положили под лавку. Капитан, обалдевший от всех этих процедур, погрузился в дурной, тягучий сон с подвываниями и гнусным причмокиванием.

А корабль мчался все быстрей и быстрей. Неожиданно справа показалась какая-то точка. Сначала Яромиру померещилось, что это орел, но, как известно, орлы в море не водятся. В этом смысле и высказался Илья.

– Это чайка! – сказал он безапелляционным тоном.

– Так ведь она же черная! – возразил Яромир. – Разве бывают черные чайки?

– Может, это сумасшедшая чайка, – сказал Илья, – видишь, какой у нее хвост? Сейчас подлетит поближе, увидишь.

Через минуту Яромир сумел рассмотреть летящее существо более подробно. Действительно, у него был хвост, и, надо сказать, весьма странный: так, к примеру, могла бы выглядеть метла. И тут Яромир догадался:

– Это Миледя на помеле! Нет, не Миледя, граф! Богатыри задрали головы, рассматривая летящего упыря. Граф на метле держался не слишком уверенно, сказывалось отсутствие практики. Тем не менее он явно пытался нагнать корабль. Это удалось ему только с третьего захода, когда он повел метлу в пике. Раскрыв черный щербатый рот, Рокфор несся на них со скоростью снаряда.

– Эх, чем бы по нему долбануть? – озаботился Яромир и стал искать подходящий предмет. В руки ему попался обломок весла. И в этот миг граф швырнул на корабль что-то маленькое, черное и круглое, как яблоко.

– Камушками решил пуляться? – рассердился Яромир и обломком весла отбил неизвестный предмет в сторону. Удар был что надо. Черное «яблоко» со свистом понеслось вперед, обогнало Рокфора и разорвалось с ужасным грохотом. Графа едва не сдуло с метлы. Кое-как удержав равновесие, он пролетел сквозь огненное облако и с тоскливым воплем исчез в вышине.

Илья покачал головой:

– Вот ведь неугомонные! Сидели бы дома, пили квас, так нет, приключениев им подавай! Ну что, сбил супостата?

– Чуть-чуть промахнулся. Надо было левее брать. Однако какие у них яблочки зверские! Опять колдовство…

– Ты просто, Яромирка, не в курсе, – осадил друга Илья. – Чуешь, дымком припахивает? Вот тебе и ответ. У нас Петрович такие «яблочки» делал. Берет железный шар, вынимает нутро и засыпает туда горючий порошок. А в нужный момент ядро того… разрывается на куски. Ну, а заодно и те, кто оказался рядом, – тоже на куски. Это, брат, шибко секретное оружие! Ядерная бомба!

Яромир поежился:

– Ядерная, потому что ядро, да? Так это ядро можно и в окно закинуть, и в кровать, к примеру, подложить!

– Можно, но не нужно, – наставительно сказал Илья. – Нам, богатырям, такое злободейство не к лицу. Вот в чистом поле да кулаком по морде… Это по-рыцарски.

– Ты меня не понял, – сказал Яромир. – Мы-то подкладывать не будем, а вот нам могут запросто!

– Теперь и сам вижу, что могут, – кивнул Илья. – Это получается, что они секретное оружие украли. Нехорошо. Придется докладную Кощею писать. Недогляд, а возможно, и предательство.

– А нам-то как быть? – не отставал Яромир, которого не на шутку напугала самая возможность пострадать от глупой железяки.

– А нам смотреть в оба! – строго сказал Илья. – Графа необходимо поймать и выяснить, откуда у него такие игрушки. Устроить ему тем…

Договорить Илья не успел. Корабль сильно тряхнуло, он с разбега выскочил на берег и, грохоча колесами, понесся по мостовой. Илья и Яромир перегнулись через борт, с интересом рассматривая раскинувшийся перед ними пейзаж. В свое время полонежский царевич Бодулай назвал Британию страной дождей и туманов. Он добавлял и еще и третье слово, но Яромир даже мысленно стеснялся его произносить. Так вот, никакого тумана не было, тем более не было дождя. Ярко светило солнце, вдалеке черепичными крышами пестрел уютный городок, в полях работали крестьяне, а по дороге катили телеги. Конечно, теперь они уже не катили, а торопливо уворачивались от выскочившего из моря чудовища.

– Эдак мы все тут разнесем! – испугался Яромир. – Рулить надо! Где руль?!

Руль обнаружился прямо на носу корабля. Яромир схватился за него, ожидая, что вот-вот врежется в большую подводу. Он даже зажмурился от ужаса, но корабль легко уклонился от столкновения и продолжил путь, не снижая скорости.

Илья бросился к маховому колесу:

– Гриша! Сбавь обороты, а то разобьемся на фиг!

– А я хоросо крутил? – горделиво поинтересовался дракон.

– Гениально! – взревел Муромец.

– А теперь потисе нада?

– Потише, милый, потише! – зашептал Илья. Гриша сбросил обороты и высунул голову из колеса, чтобы осмотреться:

– А это узе не море!

– Ясный пень, Британия! Да ты крути, крути, вишь, как ловко получается!

Получалось действительно ловко: Яромир правил уверенной рукой, корабль ловко лавировал между пешеходами и экипажами, и далекий город вырастал прямо на глазах. Вскоре замелькали дома окраины, прямо по курсу Илья увидел большую вывеску, на которой было написано «корчма», и скорей побежал вниз, чтобы приказать Грише остановиться.

– Стоп, Гриша, отдыхай! Сейчас сойдем на берег, подзакусим и тебе покушать принесем, небось проголодался?

– Оссень кусать хосется! – признался дракон. – Вертелся, крутился, кусать захотился!

– Только ты нас тут подожди, – предупредил Илья. – Следи, чтобы гад какой не залез. Если что, бей в лоб, разрешаю!

– А если плохой, то скусать мозна? – поинтересовался дракон, опустив глаза.

– Нельзя! – строго сказал Илья. – Ты же сам знаешь – людей не едят, даже очень плохих. От них… только одна задумчивость!

Уговорив таким образом дракона, богатыри спустились на землю аккурат рядом с корчмой. Илья прихватил спеленатого капитана, чтобы оставить его здесь дожидаться их возвращения. С капитаном на руках он и вошел в корчму.

– Что вам угодно, сэры? – Из-за стойки к ним вышел здоровенный малый в поварском колпаке. Он как раз вытирал полотенцем красные распаренные руки.

– Нам того, поесть надо! – буркнул Илья, которого невольно смутили и чистота заведения, и белый колпак на голове хозяина. Корчмарь отвел их за стол и вынул из кармана листок бумажки с карандашом.

– Что угодно?

– А у вас, что, все есть? – удивился Илья.

– Как в любом приличном заведении, – вежливо ответил хозяин. – Так что прикажете?

– Три жареных индюка, да побольше! – заказал Илья. – Ну и запить что-нибудь. Воды там, квасу.

– Сожалею, но квас кончился. Есть безалкогольное пиво.

– Ну давай пиво.

Хозяин кивнул, что-то записал в бумажку и уставился на спеленатого капитана:

– А что закажете младенцу?

«Младенец» приоткрыл правый глаз и паскудно заскулил.

– Тише, Джонни, – ласково прошептал Илья, – не шуми, а то пришибу на фиг!

Капитан мгновенно все понял и тут же прикрыл глаза.

– С младенцем проблема, – сказал Илья. – Нам бы его подкинуть кому-нибудь. Надоел как собака! У меня вот деньги есть, десять золотых. Могу и больше дать, лишь бы от него избавиться!

На лице хозяина не шевельнулся ни один мускул.

– Тридцать золотых, – сказал он, – и ваша проблема решена.

– Двадцать! – отрезал Илья. – За эти деньги его можно кормить всю жизнь!

– Двадцать пять! – твердо сказал хозяин. – И я не буду сообщать в полицию.

– По рукам! – сказал Илья и полез за деньгами. Однако хозяин его опередил:

– Не здесь. У нас есть комната матери и ребенка, несите малыша туда.

Илья сгреб капитана в охапку и припустил за корчмарем. Вернулся он довольный, потирая руки:

– Все в порядке! Думаю, Джонни на нас не будет в обиде. В конце концов, он сам виноват. Если уж взялся колеса вертеть, так верти как следует!

24.

Из окна, забранного толстым магическим стеклом, виднелись унылые окрестности Лохнесского озера. Трехглавая Несси с маниакальным упорством нарезала по нему большие круги. От ее хвоста расходились плоские волны, они набегали на скользкие камни берега, слизывая зеленую тину.

– Ишь, тренируется, поганка болотная! – саркастически заметила Яга, отворачиваясь от окна. Мерлин, он же Кощеев брат, он же бывший маг-рецидивист, отпущенный по амнистии на вольное поселение, отключил волшебный шар от всемирной магической сети и поморщился:

– В последнее время совершенно невозможно работать! Куда ни сунешься, везде доступ закрыт, нужно либо знать логин, либо платить деньги!

– Так у тебя, батюшка, денег куры не клюют, – заметила Яга, – вон, подвалы так и ломятся! Я давеча сама видела: сундук с королевским золотом в казну не поместился, так его и оставили в коридоре, только дверь заперли на простенькое заклинание.

– Ты, Яга, столько лет прожила, а главного не понимаешь… – Мерлин мельком глянул в настольное зеркало и невольно залюбовался. Длинные седые волосы обрамляли благородное породистое лицо. Ни одной морщинки, ни одной впадинки! А зубы? Чистый жемчуг! И легкая горбинка на носу, и волевой подбородок. Впору бы жениться, но… Пятьсот лет в лагере строгого режима даром не прошли. Что только ни пробовал Кощеев братец: и чудесный корень женьшень, и пантокрин из рогов молодого черта, и таинственные таблетки виагра, привезенные из Запределья, – ничего не помогает! Ходят легенды о чудодейственной настойке со страшным названием «Надракакаш», но никто не знает, где ее достать. И ведь вся подлость в том, что даже заклинания не помогают!

«А может быть, бег трусцой?» – мелькнула у Мерлина мысль, но при взгляде на графа Рокфора тут же и пропала.

– Так вот. Возвращаясь к нашим баронам… тьфу, баранам, скажу: потому денег и много, что я их не трачу. А стоит только начать… Ну, ты сама знаешь. А потом, я считаю, что мне западло откидываться магической сети. Я – маг в авторитете, спроси любого колдуна, я уж не говорю о тех, кто парился со мной на нарах, кто мотал магический срок…

У Яги от таких слов отвисла челюсть и на каменный пол капнула желтоватая слюна. В ее голове что-то явно не состыковывалось, но она сочла за лучшее промолчать. Подвернешься такому рецидивисту под горячую руку – костей не соберешь! Да еще эта болотная поганка Несси, чмо трехголовое…

– Так вот, мне нужен хороший хакер! – сказал как отрезал Мерлин. – Пусть взломает все, что можно. Есть у тебя на примете такой человек?

Миледя, которая восприняла слово «хакер» как тюремное ругательство, счастливо закивала головой:

– Есть, батюшка! Еще какой хе… ху…

– Хакер! – улыбнулся чародей.

– Во! Есть один – Неясыть называется.

– Ах да! Что-то припоминаю, – кивнул Мерлин. – Кажется, бывший агент Кощея, моего долбаного братца! Та еще сволочь, большой спец. Ну, и где он?

– А вот этого я не знаю, – развела руками Яга.

– Хорошо. Я использую заклинание возврата, и, где бы он ни был, мы его найдем! Отойди в сторонку, а то зацепит. И барана своего, тьфу, барона… тоже отведи. А, кстати, Что это он у тебя такой страшный?

– Богатыри его уделали, – насупилась Яга. – Ядерной бомбой в него пульнули! Вишь, ни одного зуба, и почему-то больше не растут.

– А что у него с ушами? Это же лопухи натуральные! – Колдун недовольно поморщился. – И вообще не граф, а какая-то, простите, какашка!

– Квох-ох-ох! – по-куриному застонал оскорбленный Рокфор и попытался выброситься из окна, но магическое стекло мягко оттолкнуло бесформенное тельце упыря. Граф шмякнулся на пол, но тут же вскочил и попытался принять величественную позу.

– Он что, – нахмурился Мерлин, – маньяк суицида? Я помог бы ему, если бы не скормил своего пластического хирурга моей маленькой Несси! Ну, ничего, найдем другого. Итак, в сторону, господа, пока вас по стенке не размазало!

Мерлин встал в позицию мантипор, самую выгодную для мощных заклинаний.

– О Великий Деформатор! Верни мне моего раба Неясыть, дабы мог я насладиться плодами всяческих безобразий! Кугульма! Нарым! Тында! – завыл он, раскинув руки и вращаясь на одном месте. – Помара, помара, абракадабр! – последнее слово чародей выкрикнул скандальным фальцетом и едва увернулся отвлетевшего невесть откуда черного шара. Шар, колыхаясь, как огромная капля, повис над полом и вдруг беззвучно лопнул, высыпав на пол то, что некогда было Неясытью. На полу образовался приличный холмик из шевелящихся, поскрипывающих запчастей. Запчасти тут же попытались расползтись по углам, но Мерлин прикрикнул на них и, торопясь, прочел восстановительное заклинание.

Через минуту из кучи хлама сформировалось нечто человекоподобное и встало на четвереньки, повернув картофелеобразную голову в сторону колдуна. На лбу у Неясыти явственно читалась глубоко вдавленная надпись: «Камера 235». И чуть выше, но менее четко отпечаталось: «Бастилия».

Яга охнула и прикрыла глаза. Граф, напротив, выпятил грудку, явно чувствуя себя красавцем по сравнению с этими обломками.

Мерлин с мрачным удовлетворением разглядывал некогда удачливого агента.

Пару минут они стояли друг против друга. Наконец Неясыть осторожно выпрямился, словно боясь рассыпаться, осмотрел себя с ног до головы и произнес со страстным причмокиванием:

– Милорд! Рад приветствовать вас в этом уютном гнездышке! Миледи, это вы?! И вы, граф! Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!

Мерлин разозлился:

– Хватит паясничать! Скажи спасибо, что тебя вытащили с того света!

Неясыть криво улыбнулся. Из-за полной асимметрии лица ухмылка получилась препохабная.

– Не с того света, – поправил он скрипучим голосом завзятого буквоеда, – а из сточной канавы.

– Разница небольшая, – бросил Мерлин, поглаживая аккуратную бородку. – Но со временем ты ее сможешь оценить. Кстати, откуда этот мерзкий запах?

Неясыть снял с плеча облезлую картофельную шкурку, рассмотрел ее, понюхал и бросил на пол.

– Не знаю! – сказал он, пытаясь сделать наивные глаза. От вранья зрачки агента разъехались в стороны и с трудом вернулись на место.

– Отлично! – Мерлин потер руки. – Ты поразительно быстро приходишь в себя. Все такой же плут и мерзавец, каким я знал тебя с детства.

– У меня есть с кого брать пример, – проскрипел Неясыть, потихоньку разминая суставы. Чародей заметил это и насторожился:

– Но-но, не вздумай удрать, ты мне нужен!

– Я к вашим услугам, милорд, – тотчас отозвался агент. – Просто… приятно оказаться снова в собранном виде!

– Вот именно! А что у тебя с головой? Это же форменное безобразие!

– Не форменное, а фирменное, – снова поправил его Неясыть. – Богатыри проклятые, спасу от них нет! Всю черепушку размякушили! – Он осторожно прикоснулся к голове, которая даже по цвету напоминала бугристую картофелину. – А ведь я ничего им такого не сделал. Я всего лишь хотел отомстить!

– А они не дали? – спросил Мерлин. В его зрачках вспыхнул огонек интереса.

– Не дали! – вздохнул Неясыть.

– Ну и ладно, – кивнул Мерлин, как показалось Яге, несколько легкомысленно. – К этому вопросу мы еще вернемся. А сейчас у меня к тебе просьба. Ты ведь разбираешься в магопьютерах?

– Разбираюсь! – обрадовался Неясыть.

– Мне нужно войти в магическую сеть… бесплатно! – отчеканил Мерлин. – Сам понимаешь, дело не в деньгах. Это вопрос принципа. Западло вору… тьфу, магу моей квалификации платить за пользование сетью. Ну, так что, потянешь?

Неясыть кивнул:

– Потянуть-то потяну, только бы вытянуть! – Последние слова он произнес про себя, а вслух добавил: – Рад служить вашему величеству!

Мерлин с гордостью подвел его к магическому шару.

– Вот мой магопьютер! Неясыть присвистнул:

– О! Ноутбол последнего поколения! Класс!

– Плохого не держим, – приосанился чародей. – А это клавиатура для набора заклинаний.

– Клава знатная, с подсветкой! – оценил Неясыть и, оставляя за собой картофельную шелуху, влез в кресло. – Сейчас разберемся. – Он щелкнул клавишей, и волшебный шар окрасился ровным малиновым светом.

– Работай, не буду тебе мешать! – громко сказал чародей и, весьма довольный, направился к Яге. Миледя и граф по-прежнему скучали в уголке, как бедные родственники.

– Ну вот. А теперь поговорим о вашей проблеме.

– О вашей! – дерзко уточнил граф. – Мы не по своей воле пострадамши! Это все ваши идеи о мировом господ…

– Ма-алчать! – тонким блатным голосом взвизгнул чародей и щелкнул пальцами. В ту же секунду у графа вырос длиннейший хвост, скрутил Рокфора по рукам и ногам, а кисточкой заткнул ему рот. Граф испуганно замер, выпучив глаза и нервно шевеля носками ободранных сапог.

– Вот так-то лучше, – спокойно вздохнул Мерлин. – Значит, с вашими бугаями неувязка?

– Опытные агенты! – попыталась оправдаться Яга. – Прошли специальную выучку у Кощея.

– ОМОН? – с невольным уважением сказал Мерлин. – Отряд Молодцов Специального Назначения… Они крови нам еще попортят!

– Ав-ав-ав! – задергался граф, пытаясь выплюнуть кисточку.

– Тебе что, мало? – нахмурился Мерлин.

– Он хочет сказать, что крови они не испортят, – торопливо затараторила Яга.

– Это почему? – удивился чародей.

– Нету крови, вся кончилась. Довели, злыдни скаженныя!

– И ты туда же? – Чародей удивленно поднял бровь. – Видать, они крепко вас достали. Во всяком случае, план с боярином Буншей вы удачно провалили. Хотя, с другой стороны, барон тоже дал маху, за что и поплатился. Да-а, интересно посмотреть, что же это за хлопцы? А вы тоже хороши! Что у вас осталось из арсенала?

Яга молча выложила перед Кощеем два железных шара, бутылку с зеленой жидкостью, похожей на масло, и тонкую канцелярскую кнопку.

– Не густо! – заметил Мерлин. – Ядерные бомбы – это, конечно, у моего братца сперли. И настойка Попкова-Задунайского. А кнопка ради прикола, да?

Яга отвернулась и мстительно прищурилась. Мерлин вздохнул:

– Теперь я понимаю. С таким оружием много не навоюешь. Ну ладно, что-нибудь придумаем. Они теперь направятся в Камелот, освобождать короля Артура. Вот что: подними-ка рыцарей округлого стола. Хватит пьянствовать и отлеживать бока, пора отрабатывать свои сребреники. Богатырей они, конечно, не остановят, но задержат. А ты тем временем проберись в Тауэр и отрави короля. Публично казнить его теперь мы вряд ли успеем. А мне, очевидно, придется разбираться с этими братками самому!

И тут раздался оглушительный грохот, от которого вздрогнули стены. Ноутбол взорвался, засыпав пол мелкими пылающими осколками.

– Я не виноват! – взвизгнул Неясыть откуда-то из-под стола. – Это магический вирус! Откуда я знал, что он внедрится…

– Убью! – прорычал Мерлин, делая шаг вперед. Внезапно воздух перед ним сгустился, потемнел, и из него, как из облака, выпрыгнули двое из сумы.

– Вот он! – Братья азартно переглянулись и принялись дубасить чародея по голове, по плечам, по напомаженной морде.

– Спаси-ите! – заверещал Мерлин, под градом ударов быстро теряя благопристойный облик. – За что-о?!

Братья остановились.

– Это не он! – сказал один, вглядываясь в Мерлина.

– Точно, не он! – подтвердил другой.

– А где же наш?

– Вон там! – заверещал Мерлин, тыча пальцем в Неясыть.

Агент пригнул голову и снова попытался шмыгнуть под стол, но был моментально оттуда извлечен.

– Начали! – гаркнул один из братьев, и дубинки с грохотом опустились на голову Неясыти.

Яга присела от испуга и гусиным шагом направилась в сторону выхода. Граф упал навзничь, ушиб свежевыросший хвост и покатился вслед за Миледей, по-прежнему не в силах вымолвить ни звука.

– Куда! – прорычал Мерлин, одной рукой растирая шишки на лбу, а другой прикрывая фингал под глазом. – Все назад, иначе я за себя не отвечаю!

– Ты, батюшка, за свой-то дом не можешь ответить, – проворчала Яга, – куда уж за себя!

– Что-о?! Бунт на корабле? Да я сейчас всех в труху, в порошок, в таракашечек! – Мерлин попытался выпрямиться, но схватился рукой за поясницу и снова присел.

– Вот-вот! Ты на нас-то зло не срывай! Сначала от этих демонов избавься. А то ведь скоро за тебя примутся…

Справедливость этих слов была настолько очевидна, что Мерлин спорить не стал. Он боязливо покосился в угол, где происходила экзекуция. Братья работали умело, с огоньком и подходили к процессу творчески. Чародей уловил даже некую мелодию, которую они выстукивали по черепу и прочим частям тела Неясыти. Это была знаменитая «Дубинушка».

– Креативные ребята! – пробормотал чародей. – Мне бы таких на службу. Эй, пацаны! – он подошел поближе. – Слышь, побазарить надо!

– Папаша, не отвлекай, – сказал один из парней, не поворачиваясь.

– Видишь, работаем, – добавил второй. Но Мерлин не успокоился. Вдобавок ему было приятно, что Неясыть получает в том числе и за сломанный ноутбол.

– Пацаны! Переходите ко мне на службу. Не обижу. – Чародей сделал еще шаг вперед.

Бам-барабам-бам-бам! Это дубинки братьев снова пришли в соприкосновение с прической Мерлина.

– Вау! – Мерлин отскочил и с воем заметался по комнате. – Какая боль! Какая боль!

– Аргентина– Ямайка пять– ноль! – весело откликнулись братья. – Ты, папаша, придумай что-нибудь новое, этот прикол мы слышали!

– От кого?! – удивился чародей, мгновенно забы вая о синяках и шишках.

Был один чувак из параллельного мира, – сказал один из братьев, не прекращая работы. – Мы над ним дня два трудились, так он только это и твердил.

– О-о-о! Великий Деформатор! – взревел чародей. – Что творится?! Ну, сейчас я отправлю вас по назначению! Сейчас… сейчас… как там? Лимоза? Нет, сначала – чимхузу! А может, лимхузу?.. Сволочи! Всю память отшибли!

– Это, папаша, склероз головного мозга, – нахально прокомментировали братья. Мерлин едва не бросился на них с кулаками.

– Неучи! У меня нет головного мозга, он усох естественным путем. У меня – микрочи… Все! Дальше не скажу! Это есть великая тайна! Если вы ее узнаете, вы погибнете!

– Да слышали мы про твой микрочип! – заметил один из братьев, смахивая со лба пот. – А потом, на нас ведь колдовство все равно не действует, так что ты особенно не старайся!

– Лучше найди для себя новое помещение! – добавил второй, и братья весело затянули:

– ЧИПленок жареный, ЧИПленок вареный!

– Кошмар! – зарычал Мерлин и кинулся вон из зала, вслед за Ягой и графом.

25.

Илья и Яромир пообедали с отменным аппетитом. Индейки оказались, как на подбор, большими и сочными, только безалкогольное пиво подкачало.

– Чегой-то мне не хмелеется! – удивился Илья. – У нас квасок и то крепче.

Слова Ильи донеслись до соседнего столика, за которым скучал суровый детина в кольчуге.

– Да разве ж можно сравнивать? Квас – это квас! Импорт! Его пока из Руси везут, он дозревает, набирается силы… Но дорог, не всегда по деньгам! А это разве ж пиво? Вы только вдумайтесь, господа, в это мерзкое слово: без-алко-гольное! Но ничего не поделаешь, великий Мерлин не разрешает пить вино.

– Это почему? – ужаснулся Илья.

– Так ведь… – сидящий за столом оглянулся и шепотом добавил: – Вампиры не любят подвыпивших, понял?

– Не понял! – Яромир взял стул и пересел к случайному собеседнику поближе. – У вас что, вампиры по улицам гуляют?

Собеседник снова оглянулся:

– А как же! Согласно указу великого и могучего, все гастрономические меньшинства уравнены в правах! У нас это… демократия! Полиция строго следит затем, чтобы вампиров не обижали. Вот они и гуляют по вечерам. А мне пора, а то эти… меньшинства скоро вылезут! – собеседник поднялся.

– Погоди, – остановил его Илья. – А почему они выпивших не любят?

– У вампиров от этого несварение желудка, – сказал мужчина и, развернувшись, вышел на улицу.

– Вот оно как! – удивился Илья. – Ну и ну… чувствую, работы тут непочатый край. Кстати, нам тоже пора. Джонни мы пристроили, сейчас накормим Гришу – и в путь, на Камелот!

Уже выйдя на улицу, они услышали подозрительный шум и возню. Шум доносился из кабинки с названием «Ватерклозет». Не раздумывая ни минуты, Яромир рванул на себя дверь и увидел сладострастно ухмыляющуюся рожу упыря и напуганное лицо их давешнего собеседника. Упырь стаскивал с мужика кольчугу, чтобы добраться до самого сладкого места, не повредив клыков.

Ах ты, тварь позорная! – рассвирепел Яромир, опуская кулак в бронированной перчатке на плоскую макушку монстра. Удар был хорош. Монстр наполовину провалился в унитаз и заверещал бабьим, скандальным голосом.

– Люблю такую музыку! – пробормотал Яромир и утрамбовал его сапогом. – Как ты думаешь, не вылезет? – Он перевел взгляд на ошарашенного мужика.

– Не вылезет! – сказал мужик и дернул за ручку слива.

Вода потоком хлынула в унитаз, проталкивая тельце упыря все глубже и глубже по трубам. Какое-то время Яромир слышал, как его когти скребут по железу, затем все стихло, – очевидно, упырь покорился неизбежной участи.

– Вот так с ними и надо поступать! – сказал Яромир, выходя из кабинки. – Запомни, друг, если ягненка с волком уравнять в правах, знаешь, что получится? То-то!

– Спасибо, брат! – Мужик прижал руку к груди. – Если бы не ты, то… – Тут он переменился в лице. – Полиция!

– Где полиция, какая полиция? – Яромир завертел головой, пытаясь определить, откуда исходит угроза. Пятерых молодцов в черных плащах он'за угрозу не принял.

– Где тут полиция?

– Мы полиция! – начальственным голосом произнес один из них, очевидно, старший. – Документы!

– Вот тебе документы, – сказал Илья, одной рукой держа индюка, а вторую сжимая в кулак и поднося к носу полицейского. – Понюхай, чем пахнет!

Полицейский на мгновение растерялся и даже понюхал кулак, но вовремя опомнился:

– Взять их!

Полицейские наставили алебарды и бросились на богатырей. Шутки кончились. Больше всего Яромир не любил, когда на него наставляют холодное оружие, и поступил в полном соответствии с тем, как учили его Лесные Отшельники. Пальцем отвел алебарды в сторону и вскользь врезал по наглым полицейским мордам. Служители порядка дружно бросили алебарды и принялись выплевывать выбитые зубы.

– Караул! – завопил начальник. – Стража… упс! – Это Илья свободной рукой схватил его за шею, лишая возможности говорить.

– Пойдем, друг! – Он повел его к туалету. Командир отряда попытался сопротивляться. Он даже вспахал землю ногами, но силы были явно не равны. Илья затолкал его в кабинку и зашел сам.

– Полезай!

– Куда?! – обреченно застонал полицейский.

– Туда.

– Но там же… тесно!

– Ничего, я тебя вобью! Полицейский рухнул на колени.

– Не губи! Пощади ради великого и могу… ради детушек малых, несмышленых! – Он зарыдал в голос и попытался дотянуться губами до сапог богатыря. Илья отодвинулся.

– Так ведь ты ж злодей, как тебя пощадить?

– Я приказ исполняю, – трясся полицейский, – пощади! Слово даю, сегодня же напишу по собственному желанию. Уволюсь, мне самому надоело!

– Уволишься, значит? – прищурился Илья.

– Уволюсь!

– Ну, тогда ладно. Давай, вставай! Полицейский поднялся на ноги и уставился на Илью.

– А все-таки морда у тебя лживая, – вздохнул Илья. – Нат-ко, чтобы не забыл! – И он одним щелчком выбил полицейскому все зубы, включая коренные.

Оставив стонущего полицейского приходить в себя, Илья вышел на улицу. Служители порядка действительно олицетворяли собой порядок. Они лежали, сложенные аккуратным штабелем. Алебарды Яромир на всякий случай переломал и тоже сложил в кучку. Отовсюду из окон неслись аплодисменты и крики «ура!». Богатыри невольно раскланялись.

– Понимают здесь искусство! – сказал Илья, с любопытством поглядывая по сторонам. – Однако пошли, а то Гриша небось беспокоится.

Юный дракон действительно проглядел все глаза, ожидая богатырей. Любопытные горожане пялились на него из окон, какой-то сорванец попытался бросить в него кирпич, но промахнулся и попал в проходящего мимо стражника. Тут о драконе все забыли, потому что стражник тут же прилег на мостовую, а сопровождавшие его шпики заметались по тесной улице в поисках выхода. Пока они метались, в них летели булыжники для гнета, кастрюли, горшки и прочие предметы домашнего обихода. В результате три шпика тоже прикорнули на мостовой, а четвертый, самый скоростной, почти убежал, но, поскольку бежал он, не разбирая дороги, то врезался Яромиру в грудь. Точнее, врезался бы. Но богатырская реакция оказалась отменной. Яромир по привычке выбросил вперед кулак в бронированной перчатке. В этот момент произошло сложение скоростей, шпик закрутился винтом и, высоко взмыв в сереющее вечернее небо, быстро скрылся из глаз.

– Поспешишь – людей насмешишь, – прокомментировал это происшествие Илья, забираясь на судно. – Гриша!

– Я тута! – Гриша высунулся из колеса и несказанно обрадовался, увидев богатырей. – Вы приели? А это хто, птиська?

– Птичка, птичка, на, кушай, – Илья протянул ему индюка, вытер засаленные руки о подол рубахи.

– Значит, на Камелот! – сказал он, поглядывая на опустевшую улицу. – К ночи должны успеть. Гриша пусть отдыхает, а я покручу.

– Ни в коем слюсяе! – немедленно возразил дракон. – Я оссень люблю крутить, это полессно для здоровья!

Схрумкав последнюю косточку, он снова залез в колесо.

– На старт! Внимание! Марс! – скомандовал он сам себе, и баркас рванул по опустевшей улице. На выезде из городка судно прохрустело по толпе не успевших разбежаться упырей и вырвалось на оперативный простор.

Пролетели затаившиеся в сумраке дома окраины, промелькнул дорожный указатель с надписью «Камелот», мелькнула и пропала синюшная морда упыря, высунувшегося из кустов. На небе зажглись первые звезды. Огромная луна нехотя поднялась над горизонтом и погрузила весь мир в океан волшебного света. Время от времени по небу пробегали огненные прожилки. Это чародеи спешили по своим неотложным делам. Откуда-то вынырнула огромная сова и уселась на носу судна, лупая большими глазами. Однако, увидев богатырей и дракона в колесе, едва не свалилась на палубу.

– Полный отпад! – ахнула она и бесшумно канула в ночь. Впереди, словно огромные тени, вырастали холмы.

– Смотри! – Илья тронул Яромира за руку. – Похоже, пожар.

Действительно, над одним из холмов разгоралось медленное багровое зарево. Казалось, вся вершина была охвачена магическим пламенем.

– Вот это да! – Яромир даже перегнулся через борт, чтобы получше рассмотреть, что там происходит. Он так увлекся, что едва не улетел вниз, когда над его головой раздался насмешливый женский голос:

– Ну надо же, какие красавчики! И откуда вы, такие хорошенькие?

– Что? Кто? – Яромир бухнулся на скамейку и завертел головой, пытаясь определить, откуда доносятся эти соблазнительные звуки.

– Какие вы смешные! Да тут я, тут, прямо над вами! – Веселый смех прозвенел как серебряные колокольчики.

Богатыри подняли головы и ахнули. Прямо над кораблем, оседлав метлу, висела прехорошенькая ведьмочка и весело скалила зубки. Но не это словно громом поразило друзей. Ведьмочка была совершенно голой!

– Мало кто способен сохранить хладнокровие, когда на расстоянии вытянутой руки над тобой парят самые откровенные женские прелести!

– Муромец обалдел, увидев буквально перед своим носом то, что суровые монахи называют сетью дьявола.

– Ка-ка-я попка! – с трудом выдавил он из себя.

– Где, где? – забормотал Яромир, не отрывая взгляда от чудесного видения.

– А это что? – захохотала ведьмочка и игриво выставила то, от чего Яромир и так не мог оторваться. – Ладно, мальчики, хватит прикалываться! Я и так с вами задержалась, боюсь опоздать!

– Куда! – простонали богатыри, едва не заламывая руки.

– На Лысую гору! Там сейчас состоится конкурс Евроведьмения! Лучшие исполнители от всех болот и лесов! Сходите, не пожалеете! – Еще раз блеснув своими прелестями, которые при свете луны казались особенно привлекательными, она пришпорила метлу и скрылась в направлении пылающей горы.

– Коросий девуска – голый девуска! – прокомментировал происшедшее Гриша. Удивительное явление не прошло и мимо него. Он высунул голову из колеса и вздохнул. – Адраконоська все равно лусси!

Только теперь богатыри пришли в себя и повалились от хохота.

– Сто я такого скасал? – удивился Гриша. – Есть оссень красивые драконоськи!

– Есть! – легкомысленно сказал Илья. – У нас в Лодимере драконов завались. Вот вырастешь, найдем и тебе драконочку!

– Я буду оссень старасся, стобы заслузить такое ссястье! – пролепетал Гриша и снова нажал на колесо.

Друзья опять посмотрели на пылающую вершину Лысой горы.

– А что… – задумчиво проговорил Муромец и замолчал.

– Может, заглянем на часик, посмотрим, что там за концерт? – подхватил Яромир.

– Заметано! – кивнул Илья и положил руль вправо.

26.

Они остановили корабль у подножия и строго-настрого приказали Грише не высовываться. Повсюду в окрестностях горы тусовалась самая разнообразная нечисть. Правда, Яромир сразу заметил, что никто никого не задирал и все вели себя культурно. Мелкие инциденты, конечно, имели место. Под ногой тут и там блестели выбитые зубы, хрустели чьи-то челюсти… Вампиры в кустах что-то пили большими пивными кружками, горланили нестройными голосами похабные песни. Парочка чародеев в темном углу самозабвенно предавалась греху. Какой-то леший, присмотревшись, бросился навстречу богатырям с распростертыми объятиями:

– Земляки! Какими судьбами? Вы откуда?

– Из Лодимера, – сдержанно ответил Илья.

– А я из-под Резани! Пойдемте, я проведу вас на вершину, а то отсюда плохо слышно.

Он схватил Илью за рукав и потянул за собой, расталкивая оборотней, колдунов и шишиг.

– Что делать будем? – шепотом спросил Яромир. – Сразу начнем крушить или немного погодя?

– Неудобно! Мы вроде как в гостях, – пробормотал Муромец. – Разогнать эту шоблу всегда успеем.

Всю дорогу леший говорил без умолку. Выяснилось, что его зовут Игнат Матвеич, что он холост, что дома у него осталось три брата и две сестры, что хозяйство у него большое, считай, до Мурома, и что Соловей-разбойник чаевничает у него по пятницам в несчастливые дни.

– Ну Соловушку я тоже знаю хорошо, – буркнул Муромец, – мы с ним старые кореша!

Эта новость привела Матвеича в восторг, и он пустился в воспоминания.

В конце концов они устроились в передних рядах для VIP-гостей. Рядом с ними оказался зеленый гоблин. Он все время вертелся и пялился на богатырей, пока Матвеич не свесил ему подзатыльник. Гоблин сразу сжался и затих. Из этого Яромир сделал вывод, что Матвеич здесь в авторитете.

– Господа! – на середину площадки выскочили элегантный упырь и густо напомаженная ведьма. Кроме помады, другой одежды на ведьме не было, и это сразу привлекло всеобщее внимание. Гомон затих.

– Господа! Разрешите объявить фестиваль Евроведьмения открытым!

– Ур-ра! – прокатилось по округе, и нечисть запрыгала, возбужденно дергая ногами.

– Господа! Первую песню исполнит ведьма Алиса из города Бремена!

– Бременские музыканты! – прошептал леший Матвеич. – Известная группа!

Шум затих, и на поляну выскочила препохабная компания: осел, петух, собака и кошка. Вслед за ними, под гром аплодисментов, вышла знойная девица с такими грудями, что вся нечисть пришла в неописуемый восторг.

– Ну такой и петь не надо, – прошептал Илья. – Вот увидишь, первый приз – ее!

Ведьма Алиса из Бремена встала в красивую позу, оглянулась на своих музыкантов и дала им отмашку.

Осел заревел так, что у Яромира заныли зубы. Тут же залаял и завыл пес, петух громко захлопал крыльями, а кот пронзительно заорал. И под этот аккомпанемент ведьма начала петь.

Майне кляйне поросенок

Вдоль по штрассе побежал… —

затянула она легкомысленную песенку, дергаясь и кривляясь под ослиный аккомпанемент. Слушатели были в восторге.

Следующим выступал упырь из Урмынии. Тонким комариным голосом он спел песенку о трудной любви человека и вампира. Он тоже понравился публике. Матвеич даже прослезился.

Вслед за урмынцем выступили: призрак из Кроватии, сводный оркестр чертей из Биварии и коллектив гишпанских русалок. И тут кто-то потянул Яромира за руку:

– Братишка!

Яромир обернулся и едва не лишился дара речи. Перед ним стояли лесные великаны Бурмогол и Тормозул.

– Привет, братцы! – Яромир попытался, насколько это было можно, обнять великанов. – Какими судьбами?

Зрители на них зашикали, но братья, словно невзначай, наступили на ноги самым ретивым, и все смолкло.

– Брат, выручай!

– Это мы завсегда! – разом откликнулись богатыри. Илья даже начал засучивать рукава. Но дело оказалось более деликатным. Оба великана должны были выступать от Великого княжества Лодимерского, но перед концертом простудились и начисто лишились голоса.

– Выручай, брат! – канючили великаны. – Ты ж поэт, тебе и карты в руки! Сбацай им чего-нибудь, а то незачет поставят и не допустят на следующий год.

– Да я же петь не умею, – испугался Яромир.

– Умеешь, умеешь! Илья, скажи ему!

– А что такого? – поддержал великанов Илья. – Я бы и сам спел, если бы слова знал. Иди, Яромирка, не бойся, мы с тобой!

– Верно! – поддержал Матвеич. – Покажи всем, что в Лодимере тоже таланты есть!

– А теперь, – заорали хором ведущие, – гость из далекого Лодимера!

На мгновение возникла пауза, и тут великаны легонько подтолкнули Яромира вперед. Богатырь вылетел на середину поляны и остановился, как вкопанный. На него смотрели тысячи глаз: горящих и темных, как ночь, зеленых, как трава, и красных, как пламя. И тут он увидел перед собой ту самую очаровательную ведьмочку, которая пролетала над их баркасом. Ведьмочка улыбнулась ему и задорно подмигнула.

– Ах так? – Яромир осмотрел притихшую нечисть, вспомнил, как хрустят под бронированной перчаткой тусклые черепа, и усмехнулся. – Есть у меня одна песня. Братцы, сбегайте за гитарой, Илья скажет, где она.


Через пару секунд Бурмогол принес гитару-самопляс. Он довольно усмехался и посасывал укушенный палец. Яромир насторожился:

– Что это с тобой?

– Ах, это? Да откуда я знаю! Я полез за гитарой, а меня кто-то тяпнул. Я в темноте и не разобрал. Может, собачка?

– Это Гриша, – сказал Яромир и взял гитару. Нечисть замерла в сладостном ожидании. И это ожидание оправдалось. Яромир ударил по струнам:

Повстречался я с красой

Под березою – косой!

Яромир не умел играть ни на одном инструменте, и для него всегда оставалось загадкой, как это удается другим. Но, оказалось, что никакого умения и не надо. Стоило ударить по струнам, как они сами отчебучили залихватскую мелодию. Восторженная нечисть загудела, затопала и пустилась в пляс.

А под спелой вишнею

Выпил рюмку лишнюю!

Вот это оказалось понятнее всего.

– Да чего рюмку, стакан, стакан! – послышались тонкие упыриные голоса.

– Чарку-у! – верещали ведьмы.

– Ведро! – не выдержал Тормозул, пускаясь в плясовую.

На поляне было тесно, и нечисть стала потихоньку давить друг друга, но все равно никто не обижался. Когда Тормозул наступил на зеленого гоблина, тот даже не крякнул, а продолжал веселиться, похожий теперь на зеленую лепешку.

Эх, не надо было пить,

Лучше б девушку любить!

закончил Яромир, и тут гитара выдала такой аккорд, от которого слушатели едва не сошли с ума. Ряды их сильно поредели, но втоптанные в землю, лопнувшие и разнесенные в клочки продолжали аплодировать уже с того света. Нечисть не сразу поняла, что музыка закончилась, и еще долгое время не могла успокоиться. Ведущему пришлось надрывать голос, чтобы навести хотя бы видимость порядка.

Яромира встретили как победителя.

– Гран-при обеспечен! – сказал Тормозул, пытаясь обнять Яромира, что при его размерах было несколько затруднительно.

– Мы снова твои должники! – добавил Бурмогол. – Если кому по репе надо настучать, крикнешь – мы тут же явимся!

Леший Матвеич крепко пожал Яромиру руку:

– Ну, теперь эти прохвосты не отвертятся, первая премия наша! А то уж сколько лет все десятые да двадцатые! Опрошлый год выступала заозерная шишига, Люська Подболотная. Как пела, ах как пела! А в результате – шиш! Но теперь – другое дело.

И тут ведущий объявил следующего исполнителя:

– Лапландские монстры! Самые клевые орки во всей Европе!

– Что это за лапландские морды? Эти самые клевые урки? – шепотом переспросил Яромир. Но Леший Матвеич только пожал плечами. Зато превратившийся в лепешку зеленый гоблин прямо-таки затрясся от возбуждения.

На сцену, безобразно кривляясь, вылезли самые мерзкие уроды, каких только Яромиру приходилось видеть. У него даже на мгновение потемнело в глазах, так захотелось выйти и раздавить всю эту кучку мутантов, как назвал их образованный леший. Больше всего они напоминали чертей, скрещенных с тараканами. Публика приплыла… Такая внешность вызывала у нечисти невольную зависть и уважение. В руках они держали гитары, балалайки и мандолины. Зал затих. В следующую минуту Лапландские монстры ударили по струнам.

Кто-то схватился за уши, кто-то немедленно лопнул, кто-то с непостижимой быстротой принялся закапываться в землю. А большинство – просто обалдело. Звуки напоминали голодное бурчание в животе гиппопотама, перемежаемое тоскливыми воплями и жутким уханьем. Слов Яромир не разобрал. Кажется, их и не было. Главный монстр выл, как степной шакал, у которого отняли кусок вожделенной тухлятины. Время от времени он, словно павлин, раздувал задницу, выворачивал слюнявые губы и показывал зрителям язык. От такого музыкального паскудства листва на кустах начала темнеть и вянуть, а земля пошла мелкими неровными трещинами. Где-то далеко завыли собаки. Пролетавший мимо чародей потерял управление, врезался в соседний холм и взорвался. Но все эти звуки заглушали истошные вопли монстров.

Яромир пришел в себя только тогда, когда артисты уже раскланивались.

– Убить за такую музыку мало! – с чувством сказал Илья. Матвеич только покачал головой:

– Вот оно, падение нравов! А как были хороши концерты лет эдак четыреста назад! Я помню первое выступление Паганини…

– Я тоже помню одного поганина! – вступил в разговор Илья. – Когда я его дрючком пропер, так он такой концерт устроил!

– Вот бы послушать! – немедленно восхитились великаны Бурмогол и Тормозул, но тут на сцену снова выскочили ведущие.

– Господа! Наше уважаемое жюри, в составе которого самые выдающиеся уроды современности, подвело итоги выступлений! Первое место на конкурсе завоевали Лапландские морды… простите, монстры! Аплодисменты, господа!

Нечисть неохотно зааплодировала.

– А певец из Лодимера?! – послышались недовольные крики.

– Певец из Лодимера занял второе место! – нехотя объявил упырь. И тут нечисть словно взорвалась.

– Это позор! – закричал кто-то. – Жюри подкуплено!

– Сам ты позор! – откликнулись в ответ. – Монстры – самые лучшие!

В следующую секунду зеленый гоблин подпрыгнул и шмякнул по морде какого-то упыря.

– Наших бьют! – заверещал упырь и немедленно перешел в атаку.

– Начинается! – пробормотал Матвеич. – Хоть бы раз без мордобоя! Пойдемте-ка отсюда, больше здесь делать нечего.

Вслед за Матвеичем друзья потихоньку направились вниз.

А нечисть между тем разделилась на два лагеря и пошла месить друг друга когтями, зубами, кулаками и заранее приготовленными предметами. Лапландских монстров смяли в секунду. Через минуту у главного оторвали хвост, а еще через минуту хорошенькая ведьмочка, запыхавшись, нагнала друзей.

– Это тебе! – сказала она, протягивая Яромиру тяжелую золотую медаль размером с блюдо. – Все по-честному. Ты – первый! – она надела ему медальна шею и чмокнула в щеку.

– Встретимся на курсах повышения квалификации!

– Какой-какой фикации? – удивился Яромир, но его слова повисли в воздухе. Ведьма с непостижимой скоростью унеслась на метле.

Матвеич довел их до корабля, попрощался и, топнув ногой, исчез. Великаны тоже не задержались.

– Ну что, брат, нам пора, мы подолгу на одном месте сидеть не можем. А ты, если надо, только крикни, и мы тута!

Обнявшись, Бурмогол и Тормозул растаяли в воздухе.

Богатыри забрались на корабль, но сразу взять старт не получилось. Гриша исчез.

– Что за оказия? – встревожился Илья. – Куда малец подевался? – он заглянул в пустое колесо и даже пошарил там рукой, чтобы убедиться, что дракона внутри нет.

– Может, сбежал? – предположил Яромир. – Надоело ему колеса вертеть, вот и подался в лес.

– Не может быть! – возразил Илья. – Гриша – парень надежный. Кремень!

– Какой он парень? Он же дракон!

– Все равно мировой пацан! Гриша, ты где? Гри-ша-а! – голос Ильи перекрыл гул отдаленного побоища. Нечистая сила на мгновение замерла, а потом с новой силой принялась крушить друг другу лбы.

– Куда же он мог деться?

И тут куча ветоши на корме зашевелилась, и из-под нее высунулась зеленая Гришина голова.

– Ой! Вы приели! Как хоросо! А как было плохо! Такой сум, такой грохот! Я уси зазал, все равно слыс-но! Вот, залез, немнозко спрятался!

– Все путем, Гриша! – Илья щелкнул пальцем по Яромировой медали. – Мы победили! А теперь – в путь. Отдыхать некогда!

27.

Камелот встретил их ночным молчанием. Корабль прогрохотал по пустым улицам и остановился напротив дворца. Парадная дверь была заколочена крест-накрест досками. На квадратной табличке виднелась надпись: «Дворец закрыт на реставрацию». Яромир поймал за воротник пробегавшего мимо упыря.

– А где король?

– В тюрьме парится, в Тауэре! – прорычал упырь и попытался цапнуть богатыря за руку. Яромир пришиб его медалью и бросил под колесо.

– Поехали дальше! Где-то тут ихняя тюрьма. Однако Камелот оказался городом большим, и, в конце концов, друзья заблудились. Они колесили по темным улицам до тех пор, пока не увидели огни, раскрытую дверь и веселую толпу у входа.

– Вот это дело! – обрадовался Илья. – Сейчас выпьем, закусим, расспросим!

Толпа у входа напомнила Яромиру лодимерских разбойников. Кто-то был без глаза, кто-то без руки, кто-то без ноги, и все – без зубов! Богатырей они встретили враждебным молчанием и косыми взглядами. Правда, эта игра в гляделки не произвела на богатырей ровно никакого впечатления. Загородившего проход толстяка Илья не заметил, просто растер его между косяком и стеной, а Яромир вдобавок наступил и едва не поскользнулся.

– Нашли место гадить! – бросил он и показал толпе кулак. После того как богатыри прошли, толпа принялась отскабливать своего товарища от пола.

Внутри было шумно, под потолком плавал кумарный дым. За стойкой стоял мрачный парень с повязкой на правом глазу. Яромиру он сразу напомнил разбойника Жухрая. На богатырей он даже не взглянул, сделал вид, что не заметил.

– Есть поесть? – скромно осведомился Илья.

– У которых есть что есть, те подчас не могут есть, – не глядя, ответил парень.

– Это что за намеки? – обиделся Илья. – Я ведь могу и второй глаз выбить!

Парень сразу пошел на попятную:

– Ну что вы, сэр! Это только шутка. Могу предложить вам пива и чипсы.

Через минуту друзья пили безалкогольное пиво и хрустели чипсами. От нечего делать Яромир принялся вертеть туда-сюда головой и вдруг ткнул пальцем в направлении стены:

– Гляди-ка!

Илья нехотя повернулся:

– Что там?

– Да вон же! Объявление! «Разыскиваются два лодимерских бандита. Вознаграждение – тысяча дукатов». И морды нарисованы! Эх, ну у тебя и харя!

Илья посмотрел на картинку, и она ему неожиданно понравилась.

– А что? Оченьдаже ничего! Только зубы зря такие нарисовали. Я же не упырь! И это… кудрей нет. А так похоже! Ведь похоже? – он поймал хозяина заведения за воротник и ткнул в объявление. Хозяин посмотрел на бумагу, затем перевел взгляд на Илью, ойкнул и мгновенно порскнул за дверь.

– Боится – значит, уважает! – сказал Илья, беззаботно хрустя чипсами. – Ну, как тебе эта петушиная еда?

– Похоже на бумагу, – скромно ответил Яромир.

– На бумагу, в которую заворачивали колбасу! – громогласно заявил Муромец. – Помнишь кумарскую пословицу? Завтрак съешь сам, обед раздели с другом, а чипсы отдай врагу! Кто наш враг?

– Мерлин! – как на уроке, ответил Яромир.

– Верно! Вот его мы и заставим жрать чипсы! Сейчас я куплю у этого сквалыги мешок… нет, два мешка! Эй, любезный!

Хозяин появился так же быстро, как и исчез.

– Что угодно? – пролепетал он, разом растеряв всю свою наглость.

– Спроворь-ка мне в дорогу два мешка этих самых чипсов. Только не обмани, иначе… помнишь, что я тебе насчет глаза сказал?

– Забыл, ваша светлость! К чему помнить такие страсти, иначе не заснешь, бр-р!

– Напоминаю, – важно сказал Илья. – Если обманешь, я тебе последний глаз выбью. Или выдавлю. На выбор.

– О-о! Поверьте, ваша светлость, эти чрезвычайные меры будут излишни. Все оформим в лучшем виде! Стража!

Крикнув это, хозяин забился под стойку в самый дальний угол, а в кабак влетел полицейский патруль. Вместе с патрулем, по-хозяйски широко шагая, вошли два здоровенных, откормленных упыря.

– Ночной дозор! – заявил один из упырей, показывая красную повязку на рукаве. – Ваши документы!

Стражники окружили богатырей и сурово зашевелили усами. Кабак моментально опустел. Хозяин вылез из-под стойки и по-прежнему нагло ухмылялся.

Илья вздохнул:

– Вот, Яромир, сколько дурака ни учи, умным не станет! Ведь сразу предупредил: не пакости! Так нет! Тут же и нагадил. Не сдержал ты, парень, слова. Ну а я сдержу!

Обогнув вампира, чтобы случайно не задеть, он направился к стойке.

– Не понял! – удивился вампир.

– Сейчас поймешь, – не оборачиваясь, сказал Илья. Хозяин окаменел. Чего-чего, но такого развития событий он никак не ожидал. И, главное, стража расступилась, пропуская Илью к стойке! Только заглянула Муромцу в глаза и – пропустила.

Илья наклонился над хозяином, страшный, как судьба.

– И почему я такой добрый? – вздохнул Илья. – Глаз-то у тебя хоть и плутовской, но последний. Жалко его, косого… Лучше я тебя по-свойски, по-домашнему!

Муромец вытащил упирающегося кабатчика, разложил его на стойке, стянул портки и с размаха шлепнул по заднице.

Когда улеглась пыль, Илья обнаружил, что стойки нет, а в полу зияет здоровенная дыра. Из нее выскользнуло облачко пара и развеялось кисловатым запахом. Илья задумчиво плюнул в дыру, посмотрел и вернулся к столу.

– Так вы, значит, Ночной дозор? – переспросил он вампира.

– Да! И мы требуем…

– А мы Дневной дозор! – заявил Илья и, широко улыбаясь, протянул упырю руку. Упырь автоматически подал свою:

– Очень приятно!

– Взаимно! – сказал Муромец и сжал ладонь. Раздался короткий хруст. Вампир удивленно посмотрел на то, что осталось от его деликатной ладошки.

– А где-э-э…

– Теперь уже нигде! – успокоил его Илья и, взяв со стола пивную кружку, надел ее на голову вампира. Причем каким-то образом ухитрился вогнать ее туда всю, вплоть до подбородка. Сквозь толстое ребристое стекло были видны расплющенные толстые губы, свернутый набок нос и выпученные глаза.

– А ты что смотришь? – Илья уставился на второго вампира. – Небось завидно?

– Ась? – испуганно вытаращился упырь.

– Двась! – передразнил его Муромец и мгновенно проделал с ним то же самое.

Упыри с кружками вместо голов стали похожи на нелепых дегенератов. Илья стукнул их лбами. Послышался тусклый стеклянный звон.

– Вечерний звон, вечерний звон… – пропел Илья.

– Как много дум наводит он! – хором закончили стражники. Никто из них даже не попытался вмешаться в происходящее.

– Молодцы, парни! – похвалил их Илья. – А теперь скажите, где у вас Туа… Тау… Одним словом, где сидит король Артур?

Стражники страшно смутились, засопели носами, начали отводить глаза.

– Так где же?

– В тюрьме! – еле слышно пробормотали они.

– Да как же вы такое допустили, братцы? – возмутился Яромир. – Что бы своего родного, можно сказать, батьку – и в тюрьму? Да как же у вас алебарды поднялись?

Стражники завздыхали, но не сказали ни слова.

– Все ясно. Небось Мерлин приказал?

– Ага! Великий и могучий!

– Да что там мы! – не выдержал кто-то из стражников. – Даже рыцари округлого стола и те…

– Короче, ясно, – жестко сказал Илья. – Хором любили, хором и предали! Ну, а теперь хором будете выручать, иначе… – тут он покосился на «остекленевших» вампиров. – Ну, как бывает иначе, вы уже видели!

– А великий и могучий…

– А вашего великого и могучего мы завтра с утра будем долго и мучительно бить, а потом заберем с собой, на его историческую родину. Там его ждет много сюрпризов!

– А мы? Кто у нас-то останется?

– Сказано – останется Артур! Он ведь теперь философ? – вмешался Яромир. – А с ними всегда можно договориться!

– Это верно, – кивнул один из стражников. – Старик страсть как любил потрепаться!

– Короче, – сказал Илья. – Ведите нас в тюрьму!

28.

Тауэр был похож на скалу, прилепившуюся к краю неба. На острых зубцах сидели черные птицы. Но, когда баркас с грохотом затормозил рядом с воротами, птицы молча снялись с мест и канули в темноту. Стражники вылезли, разминая ноги, стали стучать в кованую калитку, но Илья пинком высадил ворота прочь. Они отлетели в сторону, придавив отряд вампиров, спрятавшихся в засаде. Из-под чугунной плиты были видны только дергающиеся ножки в шелковых чулках.

– И здесь гламур! – осклабился Илья. – Ну как вам? Удобно?

– Слишком тесно! – прохрипел кто-то из-под чугунной плиты.

– Ошибаетесь, – возразил Муромец и прыгнул на плиту. – Вот теперь в самый раз!

Из караульного помещения высыпала охрана, но замерла, увидев стражников и двух невиданных бугаев устрашающего вида.

– Где король?! – рявкнул на охранников Яромир. – Давай его сюда!

Охрана затряслась, не зная, что делать. С одной стороны, у них был приказ, с другой – жутковатые молодцы. Охрана выбрала третий вариант:

– К нему сейчас нельзя, у него гости!

– Какие гости в три часа ночи? – разозлился Яромир. – Что вы брешете?! А ну, бегом! Иначе я за себя не отвечаю!

– У него ми-ми-ми…

– Миледи! – выпалил другой.

– Что-о?! – Яромир бросился вперед, как снаряд, сквозь толпу охранников, сквозь закрытую дверь и даже сквозь стену, с ходу попав в нужный коридор.

Дверь в камеру была приоткрыта. Сквозь щель тонкой полоской ложился красноватый неровный свет. Яромир сразу услышал слабый шум, какую-то возню и подозрительно знакомый писк.

– Он мне нос разбил! – послышался обиженный голос графа.

– Лей! – прорычала Яга. – Лей, пока я держу, да зубы ему разожми, зубы!

Они были так увлечены, что даже не заметили, как Яромир ворвался в камеру.

– Так! – сказал он, упирая руки в бока. – Попались!

И тут на его голову обрушилось что-то тяжелое, явно из железа. Яромир повернулся. В углу стоял упырь с куском рельса в лапах и самодовольно скалился.

– Ты знаешь, куда ты мне попал? – тихо осведомился богатырь.

– По маковке! – вежливо ответил упырь.

– По шишке силы! – гаркнул Яромир, с треском насадил мерзавца на его же рельс и выбросил в окно. Голова от рельса, конечно, гудела. Зато и сил прибавилось. Он повернулся к Миледи.

Яга и граф стояли возле Артура. Ведьма так и не успела выпустить его величество из объятий. Король медленно стекленел, не сводя с Миледи огромных голубых глаз. Граф, уже запустивший свой грязный палец Артуру в рот, еще не успел плеснуть ему яду. Бутылка с зеленой жидкостью замерла в руке, похожей на картофельную плеть.

– Ну что замерли, задрыги? – развеселился Яромир. – Сейчас я из вас душу буду вынимать. Медленно и с оттяжкой. – Он сделал шаг вперед, и его медаль сверкнула Яге прямо в глаза.

– Ни шагу вперед! – взвизгнула она. – Иначе… иначе я за себя не отвечаю! Я беру короля в заложники! – В руке у Миледи тускло блеснула ядерная бомба.

– Мы берем короля в заложники! – запоздало пискнул граф и замахнулся бутылкой.

– Прольешь! – испугалась Яга. – С костями съем!

Граф растерялся и, когда из бутылки потекла тягучая струя, раскрыл пасть и гулко зачмокал, дабы ни одна драгоценная капля не упала на пол.

– Идиот! Ты должен был влить яд ему. Ему! А ты его сам выдул! – не выдержала Яга. – Ну вот скажи, богатырь, – она повернулась к Яромиру, – как можно работать в таких условиях?

Граф замер, нервно подрагивая хвостом.

– Я бы его пришиб! – признался богатырь. – За один только хвост! – он сделал шаг к Рокфору, но Миледя замахнулась бомбой:

– Стоять, иначе ба-бах!

– Тоже мне, террористы-смертники! – усмехнулся Яромир. – Ну, и зачем тебе это надо? Ты же хотела морду натянуть и отрастить сиси!

– Хам! – побагровела Яга. – Как дам в рожу! Такое при дамах не говорят!

– Да ладно, – отмахнулся Яромир. – Я же правду сказал. Кстати, ты вот тут упражняешься с Рокфором, а тебя граф Дракоша ждет, все глаза проглядел! У него даже твой портрет есть, а ты – бомбой!

– Откуда ты знаешь про Дракошу? – взвилась Яга. – Подглядел, подслушал? Только тебе это не поможет, все равно взорву!

– Подслушивать – это по твоей специальности, – покачал головой богатырь. – Нам Дракоша все рассказал, когда мы у него гостили, и портретик твой показывал. А как плакал, как плакал!

– Раньше надо было плакать! – насупилась Яга. – Стал упырем, а теперь нюни распустил. Неча было с упырихой миловаться! Видала я его зазнобу. Она сосать мастерица… кровь-то. Пришлось ее утешить осиновым колом.

– Это ваше дело, – отмахнулся Яромир. – Я говорю факт. Граф Дракоша тебя любит и хочет избавиться от упыризма. Ну, а я ему согласился помочь. Вот и все.

Яга на мгновение обалдела, почесала нос ядерной бомбой:

– Ты чего мелешь-то? От застарелого упыризма не лечат! Даже пиявка сушеная и то не берет! Даже гриб-черноног не оттягивает!

– Ха! Ты, может, и не лечишь, а у нас в деревне – только так! Идут… нет, не скажу куда! Граф мне обещал за лечение сундук золота, и я своего упустить не хочу. Ладно, взрывай свою бомбу, а я потом расскажу графу Дракоше про твои похождения. Раскрою ему, так сказать, глаза. Он, кстати, за людьми не бегает, кушает себе мышей потихоньку. Гуманист!

– Так ведь, если я взорву, от тебя ничего не останется, – неуверенно сказала Яга, – ничего ты не скажешь!

– Это от тебя только уши уцелеют, – возразил Яромир, – а я – броневой! У меня вон одна медаль чего стоит, ясно? Короля, конечно, жалко, но не до такой степени.

– Постой, постой, – Яга задумалась и тут же развалила пасть в широчайшей улыбке. – А если мы договоримся?

– О чем?

– Ну… ты ничего не рассказываешь графу Дракоше, а я отпускаю короля. И ты мне даешь снадобье, а я Дракошу сама излечу.

– А сундук с золотом?

– Пополам! – быстро сказала Яга.

– Вот жадина! – Яромир почесал за ухом, покосился на Ягу. Улыбка у Миледи стала еще шире, она кокетливо выставила длиные кривые зубы и подмигнула. Богатыря пронял озноб, захотелось поскорее зажмуриться, а еще лучше – навсегда избавиться от этой слишком энергичной дамы.

– Так ведь обманешь, и половины не дашь!

– Дам, дам! Только скажи, что делать надо? А! Догадалась: желчь отцеубийцы, так?

– Тьфу! – Яромир сплюнул в сердцах. – Такую дрянь и выговорить-то страшно! Ладно, скажу. Стакан живой воды, ясно? И все. Как выпьет, так, значит, дымить начнет. Ну, а с дымом вся дурь-то и выйдет. Конечно, покочевряжится маленько, не без этого. От живой воды завсегда ломка. В этот момент его держать надо, чтобы башку не вывихнул. Ну, а потом отпустит, и будет твой Дракоша, как новенький! Короче, помолодеет.

Яга задумалась:

– А если и я хлебну? Тоже помолодею?

– Враз! – пообещал Яромир.

– Ну хорошо. А ежели ты врешь, а? Яромир побагровел:

– Богатыри святорусские не врут! – отчеканил он. – Только иногда подвирают. Так что не замай!

– Тогда с тебя бутылка живой воды! – сказала Яга, прислушиваясь к какому-то шуму, доносящемуся из коридора. – Я тебе бомбу, ты мне бутылку, и разбегаемся.

Пришлось Яромиру долго и нудно объяснять, что водой он впрок не запасается, а когда-возникает надобность, едет к себе в деревню, прямо к источнику. И если Яге нужна вода, то придется подождать.

– Я дел на середке не бросаю, – сказал он – Вот укомякаю твоего Мерина, раздавлю яйцо и, так и быть, съезжу в деревню, привезу воды!

Яга занервничала:

– Надо подумать, надо подумать… – Она наморщила и без того сморщенный лобик и от напряжения выпустила Артура из рук.

Король с деревянным стуком упал на пол. Яромир снова сделал шаг вперед, но Миледя взмахнула бомбой:

– Не подходи! Я еще не решила! Не решила, не решила… Вот! Решила! Стой, богатырь, где стоишь. Рокфор!

– Я! – Граф послушно забил хвостом. Очевидно, яд не причинил ему ни малейшего вреда. Напротив, шкура у Рокфора почернела и заблестела, отчего он сразу стал похож на стоптанный лакированный сапог.

– Заводи метлу! – скомандовала Яга.

Граф вылез в окно, чем-то заскрипел, словно действительно заводил невидимый моторчик.

– Готово! – доложил он через минуту.

– Ну все, богатырь, встретимся в Лодимере! Не забывай, что обещал!

– А бомба? – напомнил Яромир.

– Ах да! Вот тебе бомба, возьмешь на подоконнике! – Она положила железный шар на подоконник, одним прыжком сиганула в окно и оказалась на метле.

– Всего хорошего, богатырь! Желаю тебе вовремя раздавить яйцо! – крикнула она и, дико захохотав, ринулась в ночное небо.

– Постой! – крикнул Яромир. – Как этим шаром пользоваться?

– Дерни за колечко! – донеслось до него. – Ха-ха-ха!

Яромир посмотрел на ядро. Сверху и в самом деле выступало колечко.

– Пригодится! – сказал богатырь, сунул бомбу в карман и склонился над королем.

Артур медленно приходил в себя, но, открыв глаза и увидев Яромира, очнулся очень быстро.

– Кто ты, страшилище, великан или демон? – воскликнул он, отползая в угол.

– Сам ты демон, ваше величество! – обиделся Яромир. – Я богатырь святорусский! Спас тебя от ведьмы. Неужели не помнишь?

Артур почесал затылок:

– Ах да. Точно. А где это я?

– В тюрьме, ваше величество!

– В тюрьме? Ах, ну да! Помню, помню… а зачем я сюда пришел?

– Не пришел ты, – вздохнул Яромир, прислушиваясь к посторонним звукам, которые стали громче. – Не пришел ты, а тебя посадили.

– Посадили? Разве я репка? Ах да, вон и корешки растут, – он посмотрел на свои грязные ноги.

Яромир закатил глаза:

– Тебя посадили за глупость, ваше величество! А я тебя буду лечить. Ну-ка, покажи мне голову… да у тебя шишка ума за шишку разума заехала! Ты какие книжки читал, ваше величество?

– Аристотеля! – прохныкал король.

– Оно и видно. – Яромир зажал голову короля между колен и принялся нащелкивать ему положительные качества. Король скулил, ругался, пытался даже выть, но вдруг разом поумнел и тоже прислушался.

– Я различаю голоса моих верных рыцарей! – неожиданно сказал он. Из коридора и впрямь доносились разномастный скулеж и причитания.

– Это сэр Галахад. А это Ланцелот. Что они там делают?

– Сейчас узнаем, – сказал Яромир. – Идемте за мной, ваше величество. Пора браться за ум… я хотел сказать, за власть!

Артур вздохнул и, освеженный щелчками, вышел за ЯромирОм в коридор. Искать источник звуков долго не пришлось. Возле самого входа они наткнулись на дверь, откуда и доносилась вся эта какофония.

Яромир постучал.

– Кто там? – донесся грубый голос Ильи.

– Это я, открывай! – крикнул Яромир. – Король со мной!

– Уже? – Илья распахнул дверь. – А я тут по второму кругу…

Яромир заглянул в комнату. Все девять рыцарей округлого стола стояли у стены по стойке смирно. У каждого под глазом было по фингалу, а красные толстые уши говорили о том, что совсем недавно их сжимали сильные неласковые руки. Латы у всех были побиты и покорежены.

– Что с вами?! – ахнул король Артур, входя в комнату.

– Учимся чести и достоинству! – дружно отчеканили рыцари округлого стола.

– Ага, ага! – Король посмотрел на них посветлевшим взглядом. – Ну и как, научились?

– Научились, ваше величество!

– Тогда слушай мою команду! Немедленно во дворец и наводить порядок!

– А тряпки с собой брать? – дрожащим голосом осведомился Ланцелот.

– Дубина! – нахмурился поумневший король. – Порядок в государстве! Распустились, едрена Матрена! Упыри по улицам бегают, разные узурпаторы злодействуют, а вы здесь сидите, сторожите, чтобы я не удрал! Шкуру бы с вас содрать!

– Может, действительно? – задумался Илья. – Шкуры дубовые, в хозяйстве пригодятся…

Рыцари задрожали мелкой консервной дрожью.

– Сколько вам заплатил проклятый чародей? – рявкнул Артур. – А где налоги в казну, а? Вернете все до копейки! А сейчас вперед! Нас ждет перестройка!

29.

Когда богатыри садились на корабль, город уже просыпался. Каким-то образом весть об освобождении Артура облетела всех. По улице пробежали возбужденные стражники, они спешили во дворец за новыми указаниями. Люди открывали окна и громко делились невесть откуда полученными новостями. Возле дворца трудились рабочие. Одни сдирали доски с дверей и окон, другие красили фасад. Табличка с надписью «дворец закрыт на реставрацию» валялась в пыли. Оборванные мальчишки носились по площади, размахивая какими-то листками и восторженно крича: «Покупайте экстренный выпуск «Мейли Емейл»! Новый государственный переворот в Камелоте! Скандал на Евроведьмении! Таинственное исчезновение херцога Букингема!»

Илья посмотрел на Камелот и махнул рукой:

– Артур тебе хоть спасибо сказал? Я так и думал. И рыцари, как один, твердят, что Артур сам этого Мерина пригрел! Так что все они там хороши!

– Вот почему так получается? – спросил Яромир. – Смотришь издалека на иного царишку, жалко его! Вроде старается мужик, издает законы, правит изо всех сил, а все равно получается хрень. А как познакомишься поближе, да на голову посмотришь, а он дурак дураком! И заменить некем.

– Это хорошо! – неожиданно сказал Илья.

– Что хорошо?

– Что у власти дураки. Есть, понимаешь, шанс уцелеть. У шибко умных-то государей палачи работают в две смены! Умник так прижмет, что не пикнешь. А нужно, чтобы в государстве всегда имелась дырочка. На всякий случай. Вот как сейчас. Умный-то государь нас бы не отпустил!

– Наградил?

– Может, сначала и наградил, но потом все равно бы придушил. Это, брат, политика. А вдруг ты права начнешь качать, напоминать о долге? То-то! И хватит об этом. Нам с тобой что теперь надо?

– Ликвидировать Мерина! – как на уроке, ответил Яромир.

– А вот и неверно! Найти Букингема. Али забыл? Он подскажет, что и как. А то ведь сунемся чародею прямо в зубы! Помнишь, как с циклопами вышло? Хорошо, что все обошлось, а могли бы и съесть! Так что сначала найдем этого самого херцога.

– А как мы его найдем? – изумился богатырь. – Он же таинственно исчез! Я только что своими ушами слышал.

– Мы ОМОН или кто? – Илья весело прищурился. – Зря, что ли, Святогор перед нами карту раскладывал? Эх, Яромирка! Он наверняка на фазенде отсиживается, недалеко от города. Вот сейчас мы аккурат мимо нее и проедем! Значит, ты смотри в одну сторону, а я буду смотреть в другую. Как домишко завидеть, так тормози. Пароль помнишь?

– В Лодимере хорошая погода, – подумав, ответил Яромир.

– Верно. И отзыв: в Британии опять идут дожди! Это нам, чтобы не ошибиться. А то, может, Букингема съели, и за него теперь сидит какой-нибудь хлыщ.

Как поймаю я хлыща

Да за морду длинную,

Грозно плеткою свища

И маша дубиною!

продекламировал Яромир, поэтически воздев руку. Илья вздрогнул, как от удара током:

– Н-да! Это от души! Ты, Яромирка, как скажешь, так мороз по коже. Уж на что у меня шкура дубовая, а до костей пробирает!

Яромир зажмурился от похвалы и едва не пропустил мелькнувший среди листвы белый домик.

– Вот оно! – закричал он. – Гриша, задний ход! Гриша высунул из колеса голову и заинтересованно осмотрелся:

– Где садний ход?

– У тебя, где же еще?

Гриша завертелся, пытаясь рассмотреть свой задний ход, и наступил Муромцу на ногу. Илья посмотрел на сплющенный сапог, пошевелил пальцами…

– Растет малыш! – сказал он умиленно. – Весь лапоть расплющил, слон ходячий! Ты, Гриша, Яромирку не слушай. У него от стихов шум в голове. Пролезай обратно, мы тут развернемся потихоньку и посмотрим, что там такое.

Через минуту корабль затормозил возле покосившейся деревянной хибарки.

– Не фазенда, а птичкина будка! – пробормотал Илья. – У нас сараи и те прочней строят.

– Эй, Букингем, выходи! – закричал Яромир.– Это мы, богатыри! В Лодимере хорошая погода!

Богатыри замерли в ожидании. Вдруг дверь распахнулась, и из хибарки выскочил мужик в шапке-ушанке, с повязкой на правом глазу. За ним выбежали еще двое. Даже не глянув на богатырей, они бросились бежать и сразу развили необыкновенную скорость.

– Жужа! – ахнул Яромир.– А ну, стой, разбойничья душа!

Но Жужа его не слышал. Он мчался огромными скачками, в его ушах свистел ветер, а перед глазами стояло суровое лицо Яромира.

«Где-нибудь есть в этом мире место, где можно спрятаться от страшных богатырей? – в отчаянии подумал он и тут же остановился, пораженный догадкой. – Нет такого места!»

Чья-то тяжелая рука опустилась на его плечо. Жужа замер, медленно, как во сне, повернулся, ожидая увидеть своего заклятого врага, но увидел медведя. Зверь стоял на задних лапах и скалился.

– Ну, Миша, сам напросился! – сказал Жужа и классическим захватом бросил косолапого через бедро. Медведь улетел в кусты, ломая ветки, а когда вскочил, разбойник отточенным апперкотом послал его в глубокий нокаут и уже не спеша пошел дальше.

А богатыри тем временем обследовали хибарку, на дверях которой висела покореженная медная табличка с надписью: «Херцог Букингем. Стучать три раза». В хибарке все было переломано, разбито и загажено. На полу лежала раздавленная гречневая каша.

– Бомжатник! – брезгливо сказал Илья, принюхиваясь. – Едем!

Через минуту корабль снова мчался на север, а богатыри рассуждали о том, что на крайняк обойдутся и без херцога.

– Может, он хапнул казну и в бега подался, – сказал Илья. – Может, схарчили. Но, скорее всего, прячется. Времена-то темные! По-любому нам разбираться некогда. Да и толку от него, думаю, немного – так, треп один, знаю я этих советчиков! Сами ни на что не способны, а учить – мастера!

Постепенно местность менялась, становилась все пустыннее и гористее. Одно за другим пошли озера. Возле некоторых стояли столбики с табличками: Лох Мангли, Лох Пресли, Лох Дурели…

– Вот она, страна лохов! – сказал Илья, с наслаждением вдыхая прохладный воздух. – Лечебная зона. Этот Мерин знал, где резиденцию строить!

Высоко в небе парил пожилой дракон. Завидев корабль, он подобрался поближе, но, увидев соплеменника, крутящегося, как белка, в колесе и двух бугаев на палубе, взвыл от страха и сломя голову помчался прочь.

– Вау! Чего творится-то! Чего творится! Полный абза-ац! – донеслось до богатырей издалека. – В на-туре-е!

– Ишь ты, не нравится скотине! – умилился Илья. – Распустились, бездельники! Вон, Микула Селянинович на них землю пахал, и дело было! А теперь распустились…

Запрягу зверюгу я

И займуся пашнею,

Чтобы каждая змея

Знала роль всегдашнюю!

тут же сочинил Яромир.

– Верно! – согласился Муромец. – Только тот добьется цели, кто не знает слова страх! – добавил он, поглаживая бороду.

– Хорошие стихи! – ревниво похвалил Яромир. – Сам сочинил?

– Не-а! – зевнул Муромец. – Это один гишпанский чародей. Кристобаль Хунта, кажется.

Упоминание о чародее сразу вернуло богатырей к действительности. Илья мрачно потер ладони:

– Да, главное удовольствие впереди!

– А может, как-нибудь сбоку заехать? – предложил Яромир. – Он ждет, что мы ударим в лоб, а мы сбоку! Нам лишь бы до него добраться, а шейку свернуть уже не проблема.

– Шейку? – хмыкнул Муромец. – А если шею или шеищу? Может, этот Мерин умеет раздуваться, как слон, что тогда?

– Тогда по морде! – сказал Яромир. – Колдуны не любят, когда их по морде бьют, я это замечал.

– А кто любит, мы, что ли? – хмыкнул Илья. – Но в одном ты прав. Нужно подкрасться, затаиться и посмотреть, что это за гусь. Нас не должны узнать, понял? Поэтому, если спросят, кто мы, надо честно отвечать, что, мол, местные крестьяне, везем хлебушек чародею.

Предложение было настолько глупым, что Яромир немедленно согласился.

– Хорошая идея, – похвалил он. – Главное, чтобы спросили!

– А вот за этим дело не станет! – сказал Илья. – Вон, видишь, впереди дорога перегорожена? Это называется блокпост. Придется остановиться.

Дорогу впереди перегораживал шлагбаум. Рядом топтались солдаты. Яромиру они показались маленькими, вроде собак. Это странное сходство усиливал тот факт, что у каждого из штанов торчал дородный, пушистый хвост.

Не доезжая до шлагбаума, Илья остановил корабль и недовольно перегнулся через борт:

– Привет, хлопцы!

«Хлопцы» оказались чертями, одетыми в солдатские галифе. Они лениво поигрывали алебардами и пялили на богатырей круглые черные глазки. От толпы отделился толстый, отъевшийся черт в форме сержанта и подошел вплотную.

– Кто такие, что здесь делаете? – осведомился он, становясь на цыпочки и пытаясь заглянуть через борт.

При виде такого дела Илья спутался и понес невесть что:

– Мы калики перехожие, страннички божий… Везем чародею святую водичку, он, вишь, любит по утрам чертей кропить!

Услышав это, сержант на мгновение обалдел и затоптался на месте, утратив ориентацию в пространстве. Яромир попытался помочь служаке и плеснул на него водой из бутылки. Это была обыкновенная вода, но черт этого не знал. Более того, он был уверен, что лихие страннички спрыснули его святой водой. От самовнушения черт задымил, медленно и вонюче выгорая изнутри. Увидев, что их командир чадит, как дымовая шашка, отряд побросал алебарды, разбежался кто куда и мгновенно попрятался. Яромир, однако, обратил внимание, что дальние кусты подозрительно трясутся. Тряслись и стог сена, и верхушка придорожной ветлы.

– Вы что, пацаны, шуток не понимаете? – Илья почесал затылок. – Это же юмор!

– Ничего себе шуточки! – прохрипел сержант, пытаясь затушить себя. Но тушить, в сущности, было уже нечего. От маститого черта остались горстка пепла, копыта и покрытый ржавчиной железный зуб.

Задерживаться здесь друзья не стали.

– Откуда я знал, что они шуток не понимают, – оправдывался Муромец. – Но все равно, удачно вышло. А то прицепились бы, полезли с досмотром. А оно нам надо?

Постепенно небо темнело, словно где-то в вышине сгущались невидимые пары, преграждая путь солнечному свету. Явственно запахло колдовством. От этого запаха у Яромира защипало в горле, а у Ильи начался богатырский чих. От каждого такого чихания окрестные горы содрогались, испуганное эхо летало по ущельям, а с вершин срывались вниз камни. В конце концов насыщенное магическими заклинаниями пространство не выдержало и разразилось волшебной грозой. На богатырей сразу обрушились две желтые молнии, и, попади они в корабль, беды бы не миновать. Но они ударили рядом. Одна расколола пополам скалу, а вторая проделала в земле здоровенную дымящуюся дырку.

Чтобы укрыться от стихии, богатыри подняли над собой щиты.

– Ешкин кот! – испуганно воскликнул кто-то невидимый. – Назад, братцы! Все в укрытие!

Но, очевидно, было поздно. Сверкнула еще одна молния, на этот раз не магическая, а самая настоящая. Кто-то утробно хрюкнул, кто-то завыл в голос, но тут же смолк. Запахло озоном и паленой шерстью. Прямо из воздуха выпал и покатился по дороге здоровенный череп с дырой в затылке. Череп был явно не человеческий, весь какой-то многогранный, вроде бы из железа. В следующую минуту мутное небо прояснилось, и остатки магии серыми клочками разлетелись по ветру.

– Что такое? – богатыри удивленно переглянулись.

– Колдойство консилось! – подсказал из колеса Гриша. – Им васы сситы не нравясся!

– А почему? – продолжал недоумевать Илья, разглядывая свой щит, словно ища в нем разгадку происшедшего. – У тебя кто на щите изображен?

– Георгий Победоносец! – сказал Яромир.

– Ну, тогда ясно, – вздохнул Муромец. – И у меня тоже. Эх, не любит нечисть нашей символики!

Дорога пошла в гору, потом снова с горы, и наконец корабль выкатился на широкую равнину, в центре которой темнело озеро, закрученное, как свиной хвостик. На берегу озера чернел замок, натуральное обиталище чародея, издали похожее на сломанный зуб. Но не это заставило Яромира сказать: «Ой, мама!» Вся равнина была запружена войсками! Один их вид заставил бы дрогнуть любого смельчака! Любого, кроме Ильи.

– Тесно стоят! – сказал он с душой. – Это здорово!

Яромир не успел спросить, чем же это здорово, а Муромец уже выламывал мачту из палубы.

– Ну-ка помоги! Сейчас мы им устроим птичку-польку!

При помощи канатов они укрепили мачту поперек бортов так, что свободные концы выступили сажен на пять с каждой стороны.

– Их много, но наши дубины толше! – пояснил Муромец. – Тут главное – сохранить скорость. Гриша, ты к бою готов?

– Всегда готов! – радостно откликнулся юный дракон.

– Тогда вперед, без страха и сомненья!

30.

Мерлин нервно ходил из угла в угол и время от времени смотрел в окно, на озеро. Голодная Несси носилась за случайными рыбаками. Рыбаки, очевидно, тоже были голодными, если отважились на ловлю в таком месте и в такое время. Теперь получалось, что рыба ловила рыбаков. Мерлина это забавляло. Во всяком случае, позволяло отвлечься от воплей Неясыти, которого без передышки лупили братья-близнецы, и от мыслей о приближающейся битве.

Как все хорошо было задумано! Как искусно было воплощено в жизнь! Сначала повальная упыризация франкмасонской знати, затем подмена кардинала. Проклятого Ришелье кусали раз пять, и все безуспешно. Возможно, у кардинала был иммунитет, ведь его высокопреосвященство не пил ничего, кроме святой воды. Во всяком случае, упыри, кусавшие Ришелье, быстро и мучительно подыхали. Тогда барон фон дер Шнапс предложил его подменить и сделал это быстро и безболезненно.

В Британии дела пошли гладко. Войти в доверие к Артуру было несложно, а захватить власть – еще проще. Рыцари округлого стола, не получавшие зарплату с прошлого года и питавшиеся одной мойвой, долго не торговались и, едва получили свои сребреники, побежали в лавку за колбасой. Оставалось приручить сильное княжество Лодимерское, и объединенная Европа могла праздновать победу! Кто же встал на пути глобализации? Не чародеи, не маги высшей квалификации, не искушенные политики, а два здоровенных бугая с круглыми от глупости глазами!

Мерлин сжал кулаки.

«А ведь это работа братца! – подумал он. – Да, недооценил я его, недооценил! А что, если эти богатыри всего лишь разыгрывают из себя простаков? Никто еще без потерь не проходил владения графа Дракоши, а они прошли! Даже такой опытный агент, как Миледи, ничего не могла сделать. Ни хитрость, ни коварство, ни колдовство не действуют на этих молодцов. А может, они киборги?» – Мерлин даже подпрыгнул от этой мысли. Ему приходилось видеть киборгов. Они несли охрану в тюрьме для магов-рецидивистов. На них не действовало ничего. Они были несокрушимы и без страха входили в клетку к самым лютым врагам рода человеческого! После их визита чародеи утрачивали интерес не только к политике, но и к жизни вообще.

Но и киборгов можно было остановить. Любой дракон средних размеров легко справлялся с тремя киборгами. А что, если Кощей помогает им своими заклинаниями? В таком случае надо признать, что он владеет не только комплексной, но и пространственной магией!

Мерлин попытался подвести итоги.

Граф Дракоша затих в своих лесах, словно испарился. Жужа вообще исчез. Неясытьдо сих пор лупят по голове, фон дер Шнапс томится в Бастилии, Артур на свободе. А где эти бездельники и дезертиры: Яга с Рокфором? Теперь богатыри вплотную подобрались к нему. Ну что ж! Мерлину есть, чем их встретить! Пусть сразятся две магии: его и кощеев-ская! Посмотрим, кто кого победит в честном… да нет, конечно же… в бесчестном поединке! Только бы не забыть нужные заклинания, а то после братских дубин в голове все время что-то постоянно глючит и перезагружается!

Мерлин нашарил в кармане шпаргалки с заклинаниями. Все было на месте. Чародей снова повеселел. В конце концов, черт с ней, с объединенной Европой. Ну не вышло так не вышло. Теперь он согласился бы и на удельное княжество, но кто же его предложит? А что, если поговорить с Кощеем? Может, братец клюнет на мирные предложения?

На крайний случай придется прибегнуть к последнему средству: вызвать Великого Деформатора.

В конце концов, это его затея: вернуть в мир древнее, первоначальное колдовство и поставить людишек на колени.

31.

Грохоча, как горная лавина, баркас мчался вперед. Две поперечины по бокам со свистом разрезали воздух. В это время весь командный состав нечистой силы срочно приводил войска в боевой порядок. По флангам встала тяжелая кавалерия: черти верхом на орках. Центр заняла пехота из отборных мертвецов. За ними шло ополчение из упырей, а немного в стороне стояли заградотряды: черти, вооруженные луками и стрелами из осины.., Пусть каждый знает, что отступать некуда!

Все это Илья и Яромир наблюдали с борта корабля. На мгновение Яромир испытал тихий ужас. Затем он обнажил меч и встал на носу, похожий на бога мщения. Толпа чертей взвыла, то ли от восторга, то ли от страха.

– Ты чего выставился, как истукан?! – заорал Илья. – А ну, назад! Не фиг мечом махать, лучше держись покрепче!

Сказав это, Муромец подбежал к рулю и вцепился в него железной хваткой. Яромир едва успел последовать совету друга. Баркас на полной скорости врезался в толпу отборных мертвецов и проложил в ней широкую просеку.

– Поворот оверштаг! – весело крикнул Илья, и корабль крутанулся на месте, раскатывая нечистую гвардию, как каток.

– А теперь прокатимся вдоль! – Илья подмигнул Яромиру, который сидел на пятой точке, схватившись обеими руками за якорное кольцо. Корабль еще раз развернулся и, не снижая скорости, понесся прямо на правый фланг, где томилась тяжелая кавалерия. Выступающие по краям баркаса концы мачты в одно мгновение превратили кавалерию в пехоту, а в следующую секунду новорожденная пехота перестала существовать. Об этом свидетельствовал характерный хруст под колесами.

Кто-то с воем улепетывал, кто-то пытался восстановить порядок, но Илья не мелочился. Он снова круто повернул руль и раздавил левый фланг. Упыри-повстанцы не без интереса наблюдали, как страшная махина с невероятной скоростью, словно тесто, раскатывает непобедимое войско. Некоторые орки от отчаяния бросались в озеро, где их радостно встречала трехголовая Несси. Чудом спасшиеся рыбаки с удивлением смотрели, как водяное страшилище глотало по три орка зараз.

А через минуту корабль врубился в толпу повстанцев-упырей. Морально нестойкие упыри мгновенно дали деру. Напрасно заградотряды тратили осиновые стрелы. Несколько десятков упырей сгорели без следа, но остальные смяли кордоны, на ходу схарчили чертей-лучников и с воплями разбежались по окрестным лесам.

Поле боя практически опустело. Где-где мелькали фигуры улепетывающего черта или обезумевшего от страха упыря. Илья сделал еще несколько разворотов, чтобы утрамбовать недоутрамбованное, и остановил баркас. Богатыри огляделись. Все поле было сплошь усеяно рогами и копытами. Яромир восхищенно посмотрел на Илью:

– Здорово!

Илья прищурился:

– А ты, брат, думал! Солдатская смекалка на войне – первое дело. Теперь можно и за Мерина браться! Эй, Мерин, выходи, не то хуже будет!

В окне появилось длинное худое лицо.

– А вот фиг вам! – крикнул чародей и запустил в богатырей ядерной бомбой.

Яромир ловко отбил ее носком сапога, и бомба влетела в то же окно, откуда и вылетела. Послышался взрыв, затем надрывный вопль Неясыти:

– Когда-нибудь это кончится?!

И почти тут же в окне появилась всклокоченная голова чародея.

– Не попали, не попали! – закричал он, показывая богатырям язык. Мерлин вертелся так, словно хотел показать и кое-что другое, более мерзкое, чем его рожа. Яромир не выдержал, запустил бутылку в кривляющуюся фигуру, но колдун вовремя пригнулся. Бутылка влетела в окно. Послышались глухой стук и визг Неясыти.

– Ха-ха! – веселился колдун. – А вы подойдите поближе, я вас кое-чем угощу! Что, слабо? Струсили?

Яромир шагнул вперед, но Илья его остановил:

– Не спеши. Он ведь специально подманивает. Кто его знает, что у него там есть?

И, словно подтверждая эту простую мысль, Мерлин снова показался в оконном проеме. В руках у него была странная рогулька.

– Сейчас, сейчас! – забормотал он, оттягивая руку назад.

– Чего это он делает? – удивился Яромир.

– Пригнись! – крикнул Илья, но было поздно. В воздухе что-то вжикнуло, и камень размером с перепелиное яйцо угодил Яромиру в правый глаз.

– Йес! – мужественно сказал богатырь и схватился рукой за глаз, пытаясь проморгаться.

– Паскуда! – возмутился Илья Муромец. Он бросился на выручку Яромиру и тоже получил камнем в лоб.

– Ах так! – разозлился богатырь. – Ты думаешь, я испугался твоей рогатки? Да стреляй, сколько влезет! – Он выпрямился во весь рост и погрозил чародею кулаком. Мерлин не спеша, аккуратно прицеливаясь, засветил ему в оба глаза и набил две свежие шишки на лбу. Невооруженным глазом было видно, что колдун получает от этого процесса немалое удовольствие.

– Вот теперь ты меня достал! – зарычал Илья и бросился к замку. Яромир кинулся вслед за ним.

– А мне сто делать? – высунулся из корабля Гриша и тоже получил камнем в глаз.

– Ай-вай-вай!

– Корабль сторожить! – запоздало крикнули богатыри, подбегая к двери. Гриша, горестно поскуливая, снова спрятался в колесо.

– За сто? За сто?

– За так! – захохотал Мерлин, вертясь в окне и аплодируя самому себе. Затем он воздел руки и завыл с паскудными, скандальными обертонами: – Шагадам! Магадам! О, Мейбл! Хелп ми, хелп, мать твою за ногу!

– Колдует! – насторожился Яромир.

– Значит, жди пакости, – констатировал Илья, кулаком высаживая двойную бронированную дверь. В темном углу под лестницей что-то мелко тряслось и подмигивало.

– А ну, выходи! – Муромец вырос в проходе, страшный, как демон мщения. Фингалы под глазами обещали, что месть будет скорой и неотвратимой. – Кто там прячется?!

– Никто! – проблеяли жидкие бараньи голоса.

– Значит, этого «никто» я превращу в ничто! – заявил Илья, делая шаг вперед.

– Не надо, пожалуйста! – запищали под лестницей. – Мы хорошие!

– Ну если хорошие, не трону, – пообещал Илья. – Выходи!

Под лестницей завозились. Потом показались две здоровенные головы, а затем вылезли два несусветных амбала и преданно уставились на Илью. Это были иф-риты. Кажется, те самые…

– Так! – сказал Илья, вглядываясь в знакомые фигуры. – Мы с вами где-то встречались!

– В Магрибе! – напомнил один из них.

– Это было давно, лет пятнадцать назад, вез я дедушку трактом почтовым… – пробормотал Яромир. – Слышали мы эти песни! А ну, отвечай, что здесь делали?

– Мы охранники, – признались ифриты и потупили буйные головы. Ни охранять, ни тем более драться им явно не хотелось.

– Значит, опять за старое взялись? – нахмурился Илья. – Мало, видать, досталось?

– Много, очень много! – сразу признался один из ифритов, вспоминая, как Илья пинком зашвырнул его в космическое пространство.

– Мы не виноваты! – захныкал другой ифрит. – Это все бюро по трудоустройству! Мы хотели грузчиками, а нас направили сюда.

– Ну, хорошо… – смягчился Муромец. – А с вашим бюро я все-таки разберусь. Все зубы…

– О том, что будет с зубами у бюро по трудоустройству джиннов и ифритов, Илья прояснить не успел. Откуда-то сверху послышался дикий шум, словно целое стадо слонов бросилось вниз по лестнице.

– Колдовство! – крикнул Яромир. – Вот оно, началось! Скорей, скорей отсюда!

Ифриты среагировали первыми. Они разом бросились к выходу и тут же застряли в дверном проеме, не в силах пошевелиться. Пришлось Илье пустить в ход кулаки. После первой зуботычины ифриты выскочили наружу, как пробка из бутылки. Пролетев по воздуху, они распластались на траве, прикрыв головы руками. Богатыри выскочили следом и как зачарованные уставились на дверь.

Грохот нарастал. Было в нем что-то страшное и неживое. Яромир потянулся за мечом, но замер, ахнув от удивления. Сквозь парадную дверь, сшибая косяки, выскочила мебель и выстроилась в боевую линию. Столы, стулья, диваны, скамьи, табуреты и важные, словно генералы, шкафы!

– Вперед! – завопил из окна Мерлин, и мебель, ловко перебирая ножками, бросилась в атаку. Яромир, не успевший опомниться от удивления, получил в поддых от большого письменного стола, и тут же дубовая скамья, извернувшись, ударила его плашмя по затылку.

Удар был хорош. Впервые за много лет перед глазами богатыря поплыли разноцветные звезды. И тут на него налетел диван!

Яромир взревел, оттолкнул от себя кожаное чудовище и стал отбиваться от ожившей мебели руками и ногами. Краем глаза он видел, что Илья не на шутку схватился со шкафом. Непостижимым образом громоздкий шкаф уворачивался от ударов, одновременно ухитряясь бить Илью по ушам дверцами из мореного дуба.

– Ну что?! – вопил из окна Мерлин, потирая руки. – Как вам мои шкафчики и табуреточки? Ах, не нравятся? Бейте их, милые! Гоните прочь! Эх, надо было все войско из мебели делать!

Теперь на Яромира насели сразу две скамьи, а какая-то мелкая тварь, методично подпрыгивая, била его по голове. У Ильи дела обстояли немногим лучше. Он наконец изловчился и двинул по шкафу кулаком. Осколки мореного дуба брызнули в разные стороны, но на него тут же насели два здоровенных кресла и ухитрились зажать в тиски, а какой-то наглый табурет немедленно заехал ему по макушке.-Другой табурет подпрыгнул и попытался ножкой выбить Муромцу глаз. Илья взревел. Широченный меч с вертолетным шорохом вспахал воздух и обрушился на ближайшее кресло. Кресло мерзко пискнуло и, разрубленное на две части, снова бросилось в атаку!

Яромир уже понял, что таким образом от заколдованной мебели не избавиться.

– Гриша! – крикнул он, медленно отступая под натиском кухонного гарнитура. – Гриша, помогай!

– Я готов! – немедленно высунулся Гриша. – А сто делать? Ой, как страсно!

– Дохни огнем, да покрепче!

– Тосьно! А я и забыл! – Юный дракон подбежал к борту, вытянул длинную шею и выдул такую струю пламени, что Илья мгновенно остался без штанов.

– Екарный бабай! – Муромец запрыгал на месте, пытаясь загасить оставшиеся лохмотья. – А меня-то за что?

– Так высло! – извинился Гриша и выдал новую струю.

В следующую секунду вся мебель уже пылала, далеко рассыпая красные и золотые искры. И тут случилось то, чего Мерлин никак не ожидал. Охваченные ужасом столы, табуреты и кресла ринулись прочь, ища спасения в замке чародея. Последний стул, чадя, как самовар, и прихрамывая влетел в дверь. Пылающая толпа прогромыхала по ступенькам, и вскоре из окна повалил густой черный дым. На мгновение мелькнула испуганная физиономия Мерлина.

– Вон отсюда! – заорал он страшным голосом. – Назад, кому сказал! Ой! А меня-то за что? Где огнетушитель? Ой! Ах, все на одного, да?

Из окна донеслись звуки отчаянной борьбы, скандальная ругань. Богатырям было не до этого. Они приводили себя в порядок. Муромец удрученно рассматривал почерневшие от копоти ноги.

– Н-да! Хорошо хоть трусы остались. – Он разгладил добротные семейные трусы, слегка опаленные по краям.

Трусы были красивые, в синий и желтый горошек.

– Жовто-блакитный! – ахнул Яромир. – Илья, ты что, того? Незалежный?

– Муромец смутился:

– Яромирка, ты чего мелешь-то? Это же импорт, из Киева!

– А я было подумал, что ты тайный агент, – признался Яромир.

– Думать вредно!'– рявкнул Илья, но тут же оттаял. – Гриша! Ну, ты молодец. Дай-ка я тебя поцелую!

– Ах! Да, позалуста! – Дракончик счастливо прикрыл глаза и подставил зеленую морду. Илья чмокнул его, потрепал по чешуйчатому затылку:

– Ты настоящий друг!

И в этот момент раздался душераздирающий рев Неясыти:

– Ка-ка-ка-раул! Горю-у-у!

Из замка выскочили два братца с дубинами наперевес. Они покосились на богатырей, переглянулись, увидели ифритов и принялись за них. Ифриты вскочили, заметались по поляне в поисках спасения. Сунулись было в озеро, но, углядев Несси, заскулили и припустили в лес. Братья мчались за ними, не забывая работать дубинами. А через секунду из окна замка вылетело объятое пламенем, бесформенное существо и, рассыпая искры, ринулось прочь, вовсю работая четырьмя конечностями.

– Неясыть! – догадался Яромир. – Смотри, как чешет!

Магический агент и в самом деле мгновенно подбежал к озеру, бросился в воду и саженками, в хорошем стиле, стал уходить от берега. Но далеко не ушел. Несси оказалась в нужное время и в. нужном месте. Она даже не пошевелилась – просто раскрыла пасть, и Неясыть вместе с водой вплыл в нее, словно в зубастый грот. Две остальные головы Несси развратно ухмылялись.

– Вот она, – хмуро сказал Илья, – Помнишь, что Дракоша говорил? Внутри этой гадины – яйцо Мерлина! Надо выманить эту зверюгу на берег.

– А как мы вытащим яйцо? – забеспокоился Яромир.

– Очень просто. Надаем по морде, сама снесет! На крайняк распотрошим. – Сказав это, Муромец решительно повернулся в сторону озера, но не успел сделать и шага. Из замка выскочил Мерлин.

Вид чародея был ужасен. Морда с грязными разводами, выпученные глаза; вместо роскошных белых локонов – похабный арестантский ежик. Из одежды на нем были махровый халат с петушками и тапочки на босу ногу.

– Ага! – сказал Яромир, загораживая ему дорогу. – Вот теперь поговорим!

– А чего с тобой базарить, баклан! – рыкнул Мерлин и слева, без замаха, ударил его по челюсти.

Яромир даже уворачиваться не стал. Волшебник по сравнению с ним казался сущим заморышем, и кулачок у него был так себе, немногим больше, чем у десятилетнего мальчишки. Поэтому, когда неведомая сила оторвала богатыря от земли и отправила в недолгий полет, прежде чем вспахать носом землю, Яромир успел удивленно подумать: «А не хреново, братцы!»

Когда земля и небо вернулись на свои места, он встал, выплюнул изо рта пучок травы и улыбнулся:

– А вот теперь ты у меня полетаешь!

Однако Мерлин, казалось, не был настроен драться. Он стоял, хмуро глядя на богатырей, но не нападал и не убегал. Илья так и впился глазами в чародея, словно пытаясь понять, что он за фокус такой применил? Колдовство? Ну а что же еще? Чтобы святорусского богатыря с ног свалить, никакой силы не хватит! Чистое волшебство, а стало быть, подлянка!

Слышь, пацаны! – Мерлин усмехнулся такой знакомой разбойничьей ухмылкой, что у Яромира заслезились глаза. – Я предлагаю перетереть это дело по-мирному. Чего нам, в натуре, друг другу фейсы бить? Сейчас эта халупа догорит, ясно? А у меня в подвале есть рыжевье. Ну, золото, вкурили? Не успел я все перевести в МВФ…

– А что это такое? – недружелюбно поинтересовался Яромир.

– Дярёвня! Магический Валютный Фонд, ясно? Короче, бранзулетки там, брюлики… до конца вашей жизни хватит. Забирайте. А я спокойно ухожу по своим делам. Лады?

Илья почесал голову, но задел пальцем за парик, и роскошные кудри упали на траву. У Мерлина округлились глаза:

– Киборг!

– Сам ты это слово! – рявкнул Илья и, как таран, бросился на чародея. Яромир тоже кинулся вперед.

Мерлин оказался увертлив, как уж. Он отскочил от Ильи, но не успел увернуться от бронированного кулака Яромира и закувыркался по земле. Вскочив на ноги, он первым делом ощупал зубы. Зубов не было.

– Болеть не будут! – улыбнулся Илья, заходя сбоку.

Не оглядываясь, Мерлин непостижимым образом извернулся, сделал сальто, голой пяткой врезал Илье в лоб, но приземлился опять на бронированный кулак Яромира. Красивый, с изящной горбинкой нос чародея превратился в мятую грушу.

– Ах так! – взвыл он. – Ну хорошо! Достали вы меня, в натуре! Баальбек! Кергуду! Шамахан! О Великий Деформатор! Явись и покарай нечестивцев!

– Это что еще за зверь? – удивился Илья, потирая голову. Сегодня ей досталось куда больше, чем обычно.

– Это не зверь, невежи! – восторженно просипел Мерлин. – Это великий из великих…

– И мудрейший из мудрых? – уточнил Яромир. – А! Знаю. Это эмир Бухарский.

– Сам ты эмир Бухарский! – испугался Мерлин. – Это исполин духа, отец мировой магократи… ап!

Мерлин недоговорил. Прямо из воздуха на него шмякнулся здоровенный мужик в кальсонах. Очевидно, при падении он слегка помял чародея. Во всяком случае, тот сразу заткнулся.

С минуту мужик лежал на Мерлине, приходя в себя и злобно оглядываясь. Похоже, что чародей вызвал Великого Деформатора прямо из кровати. Пока тот сопел, соображая, что к чему, Мерлин успел очнуться, открыл глаза, увидел непередаваемую физиономию своего таинственного шефа в непосредственной близости и моментально сомлел:

– О Великий Деформатор, я того…

– Чего того? – грубо осведомился мужик. – Того-сего?

– Шеф, съешь этих гадов, они меня обижают!

Только тут Деформатор заметил стоящих в сторонке Илью и Яромира. С явной неохотой он встал на ноги. Илья невольно отвернулся и сплюнул:

– Тьфу! Срамота какая!

Яромир тоже отвел глаза. А мужик между тем, широко расставив мосластые руки и отвалив челюсть, пошел на богатырей.

– Съем! – пообещал он, демонстрируя фиолетовую пасть, усеянную двумя рядами мелких и острых зубов.

– А может, тебе не понравится? – сказал Яромир, незаметным движением вытаскивая из кармана ядерную бомбу. – Ты сначала отведай кусочек!

– Давай! – прорычал Деформатор и шагнул вперед.

– Держи! – Яромир вытащил кольцо и швырнул ядро в открытую пасть монстра.

Деформатор даже не сделал глотательного движения, просто закрыл и снова раскрыл пасть.

– Мало! – требовательно сказал он.

– Сейчас будет много! – пообещал Яромир. – Это такая таблетка…

Через четыре секунды Илья и Яромир подпрыгнули от глухого взрыва. Брюхо Деформатора раздулось, как воздушный шар. Выпучив глаза, чудовище закрутилось на месте, затем судорожно согнулось…

Раздался второй взрыв, на этот раз узконаправленный. Мощная струя пламени вырвалась из дульной части Деформатора и пригвоздила Мерлина к земле. Продолжая двигаться на реактивной тяге, монстр по дуге обогнул богатырей и направился в сторону озера. Любопытная Несси тут же поспешила навстречу.

– Что это с ним? – прошептал Яромир.

– Ты еще спрашиваешь! Отведай-ка такого гостинца!

Между тем обалдевший Деформатор увидел трехголовую Несси.

– Съем! – сказал он неуверенно.

– Ага! – ухмыльнулась Несси и, молниеносно откусив половину Деформатора, принялась вдумчиво его жевать. Вторую половину разделили две другие головы. Выплюнув какие-то шестеренки и колесики, Несси уставилась на богатырей.

– Жрать охота? – неприязненно осведомился Илья, расстегивая ремень.

Несси закивала, все три головы вытянулись и сладко зажмурились.

– Подождешь! Сейчас свяжу твоего приятеля и займусь тобой!

Вдвоем с Яромиром они связали слабо сопротивлявшегося Мерлина.

– Ах, отстаньте! – бормотал чародей. – Ну чего вы ко мне пристали, я устал, я должен принять ванну, выпить чашечку кофе…

Пришлось дать ему подзатыльник, после чего Мерлин перестал дрыгать ногами и отмахиваться, как старая куртизанка.

– Вот теперь порядок! – сказал Илья, вытаскивая меч. – Пошли, займемся чудовищем.

– Мы же хотели не рубить, а морды бить, – возразил Яромир.

– Вот срубишь башку – и бей, сколько хочешь, – проворчал Илья. – Чудак человек, она же кусается, как к ней подойдешь? И вообще мне такие обжоры не нравятся!

Яромир вздохнул, пожал плечами и тоже вытащил меч. Он сверкнул ледяным светом, словно струя холодного пламени.

Между тем Несси вылезла на берег и, переваливаясь с боку на бок, направилась к богатырям. Казалось, она шла не спеша, но, когда железные зубы щелкнули у богатыря над ухом, Яромир понял, что дал маху, не учел длины шеи и чуть за это не поплатился. Перекатившись через плечо, он вскочил и едва увернулся от второй головы.

– Ты что, в прятки решил играть? – рассердился Муромец. – Руби!

– Интересно! А ты сам чего не рубишь?

– Я рублю! – смутился Илья. – Только как тут примеришься? Головы-то за тобой гоняются! Слышь, Яромирка, давай так: я буду дразниться, а ты, как только она шеи вытянет, руби! Эй, дурища! – заорал он так, что Несси подпрыгнула от испуга и едва не грохнулась в обморок. – Вот он, я! Смотри, какой вкусный! – Тут Илья не нашел ничего лучшего, как повернуться к Несси спиной и показать ей филейную часть. Одна из голов молниеносно стрельнула вперед, щелкнули страшные зубы, и в знаменитых трусах Ильи появилась дыра.

– Сволочь! – чуть не заплакал богатырь. – Мои лучшие трусы! Я за них пять гривен выложил… ну держись!

Не помня себя от ярости, он подлетел к башке, увернулся от зубов и снизу, на противоходе, ударил мечом! Башка упала наземь, автоматически схватила зубами клочок травы и, вытаращив глаза, замерла.

– Здорово! – восхитился Яромир. – Сейчас и я попробую!

Вращая мечом, как мельница крыльями, он подлетел к двум оставшимся головам, но поскользнулся на листе лопуха и разъехался, подкатив прямо к открытой пасти.

– Амм! – умильно сказала пасть и раскрылась, как пещера.

Яромир даже успел разглядеть остатки чьей-то одежды, застрявшей между зубов. Он завозился на скользкой траве, пытаясь отползти подальше, но чудовище двигалось слишком быстро, и богатырь понял, что не успевает. Страха не было, была только лютая злоба на самого себя и свою неловкость. И, повинуясь этому чувству, богатырь швырнул свой меч прямо в раскрытое хайло монстра.

Несси на мгновение замерла, а затем принялась кашлять, как заядлый курильщик. Шея чудовища стала извиваться, вытягиваться в длину, едва не завязываясь узлом, а голова все кашляла, не в силах остановиться. В конце концов Несси это надоело. Шея размахнулась и с такой силой припечатала голову о землю, что та закатила глаза и затихла.

– Покончила самоубийством! – констатировал Илья и для верности рубанул по шее мечом.

Заглянув с опаской в оскаленную пасть, Яромир вытащил оттуда свой меч. Он крепко застрял в горле чудища, наподобие рыбной кости.

Последняя голова уже не столько пыталась сожрать богатырей, сколько отмахивалась и гнусно шипела. Яромир срубил ее, забежав сбоку.

Друзья уселись прямо на траву, напротив обезглавленного чудища.

– Хлебнуть бы чего! – прохрипел Муромец, вытирая пот. – Ну и зверюга! Башня натуральная…

Яромир полез за пазуху, вынул бутылку, побултыхал ее и посмотрел на свет.

– Это что? – с надеждой спросил Илья.

– Надракакаш.

– Ладно, давай. Кажись, с него еще никто не помер! – Илья взял бутылку, но глотнуть не успел. – Мать честная!

– Яромир глянул – и даже вскочил от удивления. На месте отрубленных голов вырастали мутные, полупрозрачные пузыри. В этих пузырях что-то извивалось и билось, пытаясь освободиться. В следующую секунду пузыри лопнули, и вместо каждой отрубленной головы у чудовища появилось сразу две! Головы были еще молодые и глупые, они не успели сориентироваться в ситуации и бестолково тыкались друг в друга.

– Вперед! – крикнул Яромир и снова бросился на врага, в самую гущу извивающихся голов!

Муромец медлил не больше секунды. Он все-таки успел сделать глоток и даже сумел закупорить бутылку. После этого богатырь подпрыгнул, словно им выстрелили из рогатки, и с бешеной скоростью, вращая мечом, налетел на монстра.

То, что произошло потом, лучше всего запечатлелось в памяти одного человека – Мерлина. Не участник, просто сторонний наблюдатель, он смотрел на небывалое побоище, забыв обо всем.

С упорством фанатиков богатыри рубили извивающиеся головы, но каждый раз их число удваивалось. Вся земля, словно бревнами, была завалена этими головами. Чудище стало похоже на огромную актинию, нервно шевелящую бесчисленными щупальцами, а друзья все рубили и рубили.

В конце концов вес голов превысил вес остального тела. Несси жалобно пискнула пузатым нутром, накренилась, снесла от натуги яйцо и медленно поднялась кверху хвостом, задрав все четыре лапы в воздух.

– Вот оно! – возликовал Яромир и бросился к яйцу.

Несси бессильно барахталась. И тут Мерлин не выдержал.

– Не сметь! – завизжал он, катаясь по земле и пытаясь освободиться. – Назад!

Связывавшие его ремни лопнули, но Илья обхватил чародея и поднял в воздух, как огромного извивающегося червяка.

– Действуй, пока я его держу!

Яйцо было большим, величиной с кулак, и каким-то странным. Яромир попытался разбить его, но не смог. После трех попыток он понял, что это не скорлупа и не железо. На самой верхушке этого странного яйца синела надпись: «Маде ин чина», а посередине шла тонкая полоска, словно оно состояло из двух половинок.

Яромир принялся крутить его по-всякому, пока не догадался повернуть одну половинку направо, а другую налево.

Яйцо легко разделилось на две дольки. Внутри лежала черная коробочка с двумя кнопками. Одна кнопка горела зеленым, и на ней было написано «вкл». Другая кнопка не горела. На ней было написано «откл».

Яромир посмотрел на Илью. Богатырь еле удерживал в руках извивающегося чародея.

– Чего ты там тянешь? Бей яйцо к чертовой матери!

– Все уже разбито! – хотел возразить Яромир, но слова застряли у него в горле. Осененный догадкой, он посмотрел на горящую кнопку. Затем перевел взгляд на Мерлина.

– Не трожь! – верещал чародей. – Убьет! Яромир усмехнулся:

– Авось не убьет! – и нажал на кнопку «откл».

В то же мгновение Мерлин перестал дергаться, сник и устало обвис на руках у Муромца.

– Добились своего, сволочи! – без всякого выражения сказал он и мгновенно захрапел.

Яромир вытер пот, подошел к Илье, сел на траву:

– Ну и чего теперь с ним делать? Илья опустил чародея рядом:

Слышь, если бы я не хлебнул твоего Надракакаша, я бы его не удержал. Колдовство-то у него изо всех щелей перло! Вон, аж руки объело. – Илья понюхал пальцы и показал их Яромиру. Пальцы действительно были красные, словно ошпаренные кипятком.

– Короче, доставим его Кощею вместе с яйцом. Пусть разбирается, а мы, кажись, сделали все, что могли.

– Больше! Гораздо больше! – раздался над их ухом тихий вежливый голос.

Богатыри разом вскочили на ноги. Перед ними стоял высокий человек в широкополой шляпе и гладком немецком сюртуке. Особым изяществом отличались башмаки с золотой пряжкой.

– Фон дер Шнапс?! – хором ахнули Илья и Яромир.

Барон улыбнулся:

– Совершенно верно. Барон фон дер Шнапс, херцог Букингем и великий визирь ибн Гашиш собственной персоной! А теперь извольте ознакомиться с государевой грамотой. – И он протянул им скатанный в трубочку пергамент.

Яромир на какое-то время впал в ступор, но Илья, возбужденный Надракакашем, проявил большую ясность ума и лучшую реакцию. Он мгновенно оказался возле барона. Его ручища нависла над ним, чтобы сцапать проходимца, но барон довольно ловко отскочил в сторону, и вместо фон дер Шнапсо-вой шкирки у Муромца оказался вышеозначенный документ.

– В Лодимере хорошая погода, – сказал барон и сделал значительное лицо.

– А? – хрипло удивился Илья, словно нечто невиданное, рассматривая собственную руку с документом. Барон по-прежнему улыбался:

– Не слышу отзыва, но могу напомнить…

– В Британии опять идут дожди! – выпалил Яромир. – Так вы – херцог?

– И херцог в том числе, – загадочно ответил фон дер Шнапс. – Да вы читайте, читайте! А то, боюсь, мы друг друга все равно не поймем.

– А…

– Да никуда я не убегу, уважаемый Илья! Одно ведь дело делаем…

От этой фразы Яромир подскочил как ужаленный:

– Ну-ка, дай прочту!

Яромир взял у Ильи тяжелый пергаментный свиток. Даже на вид это была серьезная государственная бумага. Документ скрепляли большая царская печать с изображенным на ней львом, стоящим на задних лапах, и малая печать тайной канцелярии. Все еще ничего не понимая, Яромир развернул свиток…

«Дормидонт, Великий князь Лодимерский, царь всея Руси, государь Большой и Малой Кумарии, господарь Незалежных Степей, а также всего, что еще не подпало под Нашу Руку (но обязательно подпадет!), постановляет: богатырям святорусским Илье Муромцу, Добрыне Никитичу, Алеше Поповичу и Яромиру, по исполнении государева дела, во всем полагаться и слушаться нашего верного слугу и помощника в делах тайной канцелярии, херцога Букингема, он же барон фон дер Шнапс, он же великий визирь Туранской Салтании ибн Гашиш, и протчая, и протчая, одушевляемые нашим специальным агентом, имя которого суть великая тайна есть. К сему руку приложил великий канцлер Лодимерский, начальник тайной канцелярии, Кощей».

Илья выхватил из рук Яромира грамоту и, шевеля губами, углубился в чтение. По мере того как он постигал написанное, складки на его голове то разбегались, как цунами, то собирались в один петушиный гребень. Яромир даже испугался:

– Думать вредно! – напомнил он, но Илья только отмахнулся.

– Все верно! – сказал он наконец, возвращая документ барону. – Печати подлинные, водяные знаки на месте, Кощеева подпись тоже натуральная. Только вот один вопрос… – Тут Илья хитро взглянул на барона. – А как вы, ваша светлость, из Бастилии выбрались? Что, ежели вы, ваша светлость, не за того себя выдаете? Личность-то мне ваша известна совсем с другой стороны! Может, Букингема и в живых-то нет? Может, вы его замучили, бумагу отняли и пароль выведали? Мы у него на фазенде были и никого, кроме Жужи, не нашли. Кстати, может, Жужа тоже, хе-хе, ваш агент?

Барон покачал головой:

– Нет, Жужа, конечно, натуральный разбойник. Его, да и многих других, мы использовали в большой игре, как разменную монету. А из Бастилии выбраться было несложно. Ее больше нет. Разрушена возмущенным народом до основания. Во Франкмасонии революция, господа! Все узники выпущены на свободу! Что же касается более веских доказательств, они у меня имеются. Но смотрите, никому ни слова! Это государственная тайна.

Барон задрал камзол, приспустил шелковые штаны и показал богатырям белую, изнеженную задницу.

– Это что? – обиделся Илья. – Срам какой! А еще барон…

– Да ты смотри! – разозлился фон дер Шнапс. – Неужели не видишь?

– Елы-палы! – Илья от удивления раскрыл рот. На правой ягодице стояло личное клеймо Кощея – дракон в обнимку со львом. Вокруг изображения четкими угловатыми буквами было написано: «Тайная канцелярия. Агент 001».

– Вот это да! – ахнул Яромир. – Только почему на заднице-то?

– Для конспирации, – мрачно ответил барон. – Это единственное место, куда никто не сунет нос.

Богатыри дружно зачесали в затылках:

– Ну дык… чего делать-то?

– Прежде всего – вынести все сокровища из подвала и разместить их на корабле. Все это пойдет в царскую казну. Да пошевеливайтесь, а то ведь король Артур со своим войском на подходе, да. Он тоже, так сказать, на это золото рассчитывает. Но это еще не все. Вы Мерлина обыскали? Ах, противно лазить по карманам? Понимаю! Тем не менее боюсь, что главное сокровище у него с собой!

Фон дер Шнапс подошел к спящему чародею, засунул ему руку за пазуху и извлек маленькую пластинку, всю исписанную какими-то цифрами.

Он протянул пластинку Илье:

– Вот это берегите пуще глаза! Что здесь – не вашего ума дело. Отдадите лично Кощею из рук в руки. Все ясно?

– Так точно! – молодецки гаркнул Илья.

– Мерлина с яйцом тоже сдадите, он свое дело сделал. Пусть теперь с ним Петрович разбирается. А вы, братцы, послужили отлично! Благодаря вам у нас теперь вся Европа вот тут! – И барон сжал кулак. – А где Попович и Добрыня? Что-то я их не вижу.

– В Лодимер вылетели, на воздушном пузыре, – объяснил Илья. – Корону повезли и это… дубинку. Скипетр то есть.

– Понятно, – кивнул барон. – Но это дубликаты, никакой ценности они собой не представляют. Весь этот спектакль нужен был только для того… – Тут барон умолк и с тревогой посмотрел на дорогу: – Вам следует поторопиться! Да и мне тоже. – Фон дер Шнапс по-мальчишески сунул два пальца в рот и оглушительно свистнул. Земля в стороне от них вспучилась, встала бугром и осыпалась, оставив на траве черного тонконогого жеребца. Барон легко вскочил на него и приподнял шляпу: – Удачи вам, господа! А меня ждут новые дела. На этот раз при дворе халифа Гаруна аль Рашида.

Он легонько тронул скакуна, и конь мгновенно взвился под небеса, унося на себе таинственного всадника.

Богатыри посмотрели ему вслед.

– Ну и ну! Вот ведь как получается, – пробормотал Илья. – Одно слово – политика! Так что, за дело?

– За дело! – кивнул Яромир и, помедлив секунду, произнес:

Пусть карачатся зловреды,

Разевая злую пасть,

Но грядущий день Победы

Не дадим у нас украсть!

Богатырская замашка,

Крепко стиснутый кулак…

И врагу придется тяжко,

Потому что он – дурак!

32.

Мерлин не соврал. Сокровищ оказалось много. Все золото было сложено в деревянные лари. Отдельно – кольца, брошки, разные безделушки, украшения. В последнем ящике были золотые зубы. Илья глянул на них и надолго задумался. Яромира, напротив, пробрал холодный озноб. Ему до такой степени захотелось пнуть сладко храпящего чародея, что он не сдержался, пнул. Но не его, бесчувственного, а проклятый ларь.

– Уй, сволочь! – богатырь заплясал на одной ноге. – Весь палец расшиб!

– Золото! – сказал Илья умудренно. – Хорошо хоть палец отшиб, не голову. Большинство как раз остаются без головы.

Минут пять они сидели, ждали, не появится ли передовой отряд Артура. Страсть как хотелось увидеть короля в окружении верных рыцарей. Но дорога была пуста. Только одинокий черт в форме почтальона подрулил к замку на каком-то чудном самокате и остановился в нерешительности. Яромир сгреб его, надавал подзатыльников, отнял сумку.

– Ты кто? – спросил он дрожащего, как в лихорадке, черта.

– Антуан я! – покаянно зарыдал черт. – Почтальон проклятый! Вот, почту ношу, телеграммы разные… Все великому чародею Мерлину.

– Да отпусти ты его! – не выдержал Илья. – Пусть себе топает. Только почту, того, фон… тьфу, кон… Во! Конфискуй!

Яромир поморщился. Слово было похоже на ругательство, но зато верно отражало суть дела. Он кинул сумку Илье и потрепал почтальона по плечу:

– Свободен, как сто китайцев! – Эту замечательную фразу он подслушал в одном лодимерском кабаке и запомнил на всякий случай.

– А кто такие китайцы? – неожиданно заинтересовался Антуан.

– Не знаю, – признался Яромир. – Может, черти, может, и люди. Главное, что у них свободы завались!

Радуясь, что все так хорошо обошлось, почтальон Антуан укатил на своем чертовом самокате. Богатыри посмотрели ему вслед и тоже стали собираться.

Груженный золотом корабль отяжелел, и Гриша, как ни пищал, как ни старался, не мог сдвинуть его с места. В колесо впрягся Илья.

– Гриша, ты давай отдыхай. Небось на всю жизнь вперед накрутился!

– Ой, накрутилси, ой, намусилси!– вздохнул Гриша и захрапел, прикорнув рядом с Мерлином.

Жители обоих побережий Британского моря долго не могли прийти в себя от изумления. На их глазах неведомое чудовище с невероятным грохотом промчалось по дороге, шлепнулось в воду, подняв тучу брызг, в два счета пересекло море, выскочило на берег и устремилось в глубь материка, оставляя за собой огромную просеку.

Однако при ближайшем рассмотрении чудовище оказалось баркасом с двумя гребными колесами по бокам. И это наводило жителей на мысль, что не иначе как нечистая сила с непостижимой скоростью гонит морское судно по суше.

Впрочем, нечистой силе это было бы не под силу, как пошутил Илья, зато богатырю в самый раз! Только однажды он высунул руку, попросил глоток Надракакаша и заработал с удвоенной энергией.

Незаметно для себя богатыри проскочили Франкмасонию и Биварию. Впереди показались Незалежные Степи. Яромир твердой рукой направлял судно на восток. Ему уже мерещились родные лоди-мерские запахи, как вдруг высоко в небе он увидел неподвижно висящий воздушный пузырь. Из корзины под пузырем высунулась сонная голова и уставилась на них.

Несмотря на расстояние, не узнать обладателя этой головы было невозможно.

– Добрыня! – восторженно заорал Яромир. – Ты что тут делаешь?

– Это вы?! – обрадовался Добрыня, и через секунду на богатырей смотрели уже три сонные головы. Илья остановился и тоже уставился на них.

– А я-то думал, вы уже в Лодимере, в «Трех дураках» отмокаете! – крикнул он.

– А мы вот сидим и загораем, – проворчал Добрыня. – Видишь, ветра нет! Заштилели, мать его за ногу!

– Так в чем дело? Бросай веревку, возьмем вас на буксир!

– Урра-а! – хором заорали воздушные путешественники. Через минуту они бросили на корабль конец веревки. Яромир накрепко привязал его к корме, и Муромец снова взял старт.

Дорога была хорошая, степь ровная, а Илья на радостях превзошел самого себя. Кочевавшие по степи пученеги при виде ревущего чудовища с воздушным шаром на хвосте едва не померли от страха и пустились в бега. Зато пасшаяся невдалеке деревня избачей на куриных ногах пришла в восторг и попыталась посоревноваться в скорости, однако не выдержала темпа и безнадежно отстала.

Вскоре степь сменилась густым пахучим лесом. Корабль, словно вихрь, пролетел мимо заставы, обдал пылью обалдевшего от удивления стрельца, вырулил на оперативный простор, и это уже было Великое княжество Лодимерское.

33.

Кощей не вошел, вбежал в покои Дормидонта. Его глаза сияли:

– Ваше величество!

– Тсс! – Дормидонт, спрятавшись за штору, подглядывал в окно.

– Что там, ваше величество? Дормидонт пальцем поманил Кощея:

– Смотри, хороша! Пока на Руси есть такие аппетитные… ммм… бедра, мы непобедимы!

Кощей выглянул в окно и схватился за голову. На берегу пруда стояла, выжимая длинную косу, молоденькая толстушка. Рядом на ветке висел сарафан. Купальщица и не подозревала, что за ней могут следить.

– Действительно хороша! – выдохнул Кощей. – А кто это?

– Клавка! – шепотомподсказал Дорми-донт. – Дочь посудомойки.

– Да-а! – покачал головой Кощей. – Сразу видно, что в девушке есть талант и ум. И какой ум! Я лично займусь этой Клавк… девушкой. Она должна учиться, получить образование… Ноя пришел по другому поводу, ваше величество!

– Ну, что, что? – Дормидонт сразу поскучнел, почесал корону вместо затылка и ворча уселся на трон. – Говори! От таких размышлений меня оторвал! А я, между прочим, не на девку пялился, о государстве думал!

– Вот насчет этого я и хочу с вами поговорить, – поклонился Кощей. Выдержав необходимую паузу, он продолжил: – Только что мой глубоко законспирированный агент сообщил о благополучном завершении операции под кодовым названием «Объединенная Европа». Богатыри возвращаются с победой, ваше величество!

– Ура! – неуверенно крикнул Дормидонт и круглыми глазами уставился на Кощея, а Кощей, прищурившись, уставился на царя. Оба с минуту молчали.

Первым не выдержал Дормидонт.

– Не понял! – честно признался он. Кощей кивнул:

– Видите ли, ваше величество, все началось с механического мужика. Я вам докладывал, что Петрович, не без моей помощи, конечно, – тут Кощей горделиво приосанился, – изготовил самоходное пугало. Ну, чтобы использовать его на грязных работах вместо гастарбайтеров. Тогда-то и объявился мой двоюродный брат, известный колдун-рецидивист. При помощи уголовной магии он проник во дворец и набросился на меня с угрозами и попыткой шантажа. Но со мной такие вещи не проходят! – Кощей сделал суровое лицо. – При помощи магической спецслужбы мне удалось его задержать и, думаю, навсегда изолировать от общества.

Так вот. На одном из допросов он признался в чудовищном преступлении. Чтобы захватить власть, мой брат снюхался с Великим Деформатором и заручился его поддержкой. За это он обещал в короткий срок провести всеобщую упыризацию населения и принять активное участие в деятельности Лиги Отпетых Миров.

И тут мне в голову пришла гениальная мысль: мы сделали еще одного механического мужика, как две капли воды похожего на моего буйного братца. Наделили его дурным нравом, кое-какими магическими способностями и заслали в Британию как спецагента. Он довольно долго вживался в роль придворного чародея и немало в этом преуспел. Для нас было важно, чтобы Великий Деформатор не заметил подмены. В этом мне помогли мой глубоко законспирированный агент и, конечно, мои магические способности. – Кощей состроил скромную мину и снова поклонился.

– Черт! Интересно! – воскликнул Дормидонт, потирая ручки. – Настоящий детектив! А что это за птица такая, Великий…

– Деформатор, – подсказал Канцлер. – О, это глава МММ, то есть Международной Магической Мафии! Его не раз пытались арестовать соответствующие спецслужбы, но он всегда выходил сухим из воды. И вот этот отпетый негодяй купился, как последний лох! А все жадность и безумное честолюбие. Ведь он мнил себя едва ли не вершителем судеб, а мы поймали его на подставного мага, как щуку на блесну. Кстати, он уже предстал перед магическим трибуналом, правда, в полуразобранном, хе-хе, виде!

Конечно, это была рискованная операция. Деформатор вкупе с моим подставным «братцем» устроили ряд государственных переворотов и призвали для этого нечистую силу. Но благодаря моей магии, а также исключительному искусству моего агента мы всегда держали процесс под контролем и, более того, направляли его в нужное русло. – Кощей азартно потер руки и продолжил: – В результате огромные средства, ассигнованные мафией на подкуп должностных лиц, а также некоторых иерархов в высших магических кругах, пойдут в казну вашего величества и многократно увеличат бюджет. Более того, – тут Кощей торжественно вытянулся в струнку. – Операция проведена таким образом, что Бивария, Франкмасония и Британия стали должниками вашей короны. Все бумаги, долговые расписки и обязательства с часу на час должны быть у нас на руках.

– Постой, я ничего не понимаю, – признался Дормидонт. – Я-то думал, что весь сыр-бор из-за украденной короны и боярина Бунши!

Кощей позволил себе улыбнуться:

– Это необходимая, но малая часть задуманного плана. Никто регалии не крал. Вам вернули вашу корону и скипетр в целости и сохранности. А вот копии, которые, кстати, ничего не стоят, и подсунули дураку Бунше! К сожалению, этот хитроплет снова на свободе. Но, думаю, ненадолго. Мы потребуем его выдачи, ваше величество, как злоумыслителя и пособника нечистой силы, ха-ха! – канцлер вежливо рассмеялся.

– Так ты все это время валял дурака?! – рассвирепел Дормидонт. – И ничего мне не сказал? А я-то, как последний балбес, переживал и мучился? О-о! Ну, знаешь…

– Ваше величество! – Взгляд Кощея посуровел. В горнице явственно повеяло холодом. – Я очень ценю самодержавное спокойствие, но ради государственных интересов не мог поступить иначе. Вы – великий человек…

Тут Дормидонт несколько обмяк и расслабился.

– …но бывают моменты, – продолжил Кощей, – когда отечество могут спасти лишь особые меры! Поверьте, во дворце хватает шпионов Великого Деформатора! Даже я не доверяю своим лакеям. Так что все должно было выглядеть естественным, в том числе и ваше горе. Мы сознательно пошли на эту хитрость и, как видите, победили!

Дормидонт схватился за голову:

– Значит, я все время находился в центре заговора? Какой кошмар! Меня… на меня могли покуситься!

– Ваше величество, – поправил его Кощей. – Это я находился в центре заговора, а вы были, как бы это поточнее выразиться, на обочине. К тому же полк стрельцов под командованием верного Блудослава нес службу в усиленном режиме. Кто действительно рисковал, так это богатыри. Но тут уж ничего не поделаешь, такая у них служба.

– Ну ты, канцлер, силен! Всех перемудрил! – мрачно восхитился Дормидонт.

– Я всего лишь выполнял обязанности начальника тайной канцелярии, – улыбнулся Кощей. – То, что сделано, сделано для блага государства и во славу Лодимера!

– Ну так скажи, – Дормидонт вдруг вскочил с трона, – на кой черт ты богатырей посылал в Британию, если у тебя все под контролем?

Кощей поднял брови, изображая удивление.

– Но ведь кто-то должен был отключить Мерлина! Да и вообще иногда не мешает показать всему миру, на что способны богатыри лодимерские!

Внезапно дверь распахнулась и в покои влетел побелевший от страха Блудослав.

– Ваше величество, там… ам…

– Что там? – испугался Дормидонт, вскакивая с трона.

– Идолище Поганое! – выпалил Блудослав. – Но я вас защитю… защищу! – Он схватился за саблю и встал у двери.

Дормидонт и Кощей подбежали к окну. Еще издалека они увидели высокий пыльный шлейф и летящий на привязи воздушный шар. Кощей усмехнулся:

– А вот, похоже, и наши герои! Я уже заметил у них тягу к дешевым спецэффектам. Но молодцы, молодцы, нечего сказать! Ваше величество, я думаю, нам надо их встретить. Они достойны этого!

34.

В «Трех дураках» впервые было тихо и спокойно. Широкие окна были распахнуты во двор, и шум листвы стоял в трапезной прозрачным веселым облаком.

Друзья сидели за дубовым, до белизны отскобленным столом и, раскрыв рты, слушали, что читал им Яромир:

– «…а воду-то мы хоть и с трудом, но добыли там, где ты сказал. Но уж больно мужики у вас в деревнездоровенныя! Все норовят в зубы дать или колом промеж ушей! Пришлось графу взять их на себя, а пока они его охаживали, я нацедила полный кувшин. А теперя мы летим к моему возлюбленному Дракоше, дабы излечить его от упыриной хвори. За сим кланяюсь, обязанная тебе по гроб жизни, Миледя!»

Илья сначала расчувствовался, а потом расхохотался:

– Ишьты! Письмо получил! А может, Яга-то к тебе в подружки набивается, ха-ха!

– Так не шутят, – вступился за друга Попович. – Это не по-рыцарски!

– Да ладно, – отмахнулся Илья. – У тебя, Алешка, на словах-то все серьезно, потому что ты шутки для девок бережешь. А мне шуток и для друзей не жалко, ха-ха! Эй, хозяин, принеси-ка царского портвея!

Портвей появился незамедлительно.

Хозяин при виде богатырей и сидящего с ними за одним столом дракончика млел и передвигался боком.

– Ну что, Гриша, хорошо у нас в Лодимере? – спросил Добрыня и незаметно подмигнул Илье.

– Страсть как хоросо! – улыбнулся юный дракон, с трудом отрываясь от важного занятия. В данную минуту он расправлялся с огромным окороком. – А какие вкусные бараски!

– У нас не только барашки хороши, – заметил Попович. – Ты, Гриша, еще картошки не пробовал. Плод заморский, деликатесный!

– Братцы, – спросил Яромир, – а где этот франк, ну тот, что с нами прилетел?

– Монгольфей? – уточнил Попович. – Так он сразу к Петровичу подался! У него свой интерес, оба изобретатели! – И тут богатыри дружно рассмеялись. Они даже не заметили, как скрипнула дверь и в кабак на цыпочках вошел Блудослав.

– Господа! – Он уставился на Гришу и неожиданно закашлялся. – Господа! Вас немедленно требует к себе его высокопреосвящ… превосходительство!

И, когда от громового хохота едва не сорвало крышу, Блудослав рассмеялся со всеми вместе.


home | my bookshelf | | Тень великого канцлера |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу