Book: Непримиримые влюбленные



Непримиримые влюбленные

Мишель Рид

Непримиримые влюбленные

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Ремни пристегнуты. Кресло в вертикальном положении. Характерный шум в ушах, когда самолет плавно снижается, а давление в салоне медленно повышается. И привычный рокот, говорящий о том, что огромный «боинг» наконец-то идет на посадку в лондонском аэропорту Хитроу. И внезапная, необъяснимая паника, от которой во рту у Мэдлин пересохло, глаза закрылись, дыхание перехватило, руки сжались в кулаки так, что побелели костяшки пальцев.

Она действительно готова вернуться?

Что за вопрос, рассердилась на себя Мэдлин. Слишком поздно задаваться такими вопросами.

Конечно, она готова. Она все равно приехала бы. В любом случае.

Ничто и никто не помешает ей присутствовать на свадьбе Нины. Даже вновь возникшее легкое беспокойство. Она-то думала, что за четыре года сумела побороть это чувство.

Четыре года, подумала она с тоской. Конечно, четыре года изгнания в наказание за грехи – достаточно большой срок, и можно было бы не испытывать беспокойства. Четыре года назад она была слишком молода и неопытна, чтобы справиться с болью и унижением. Теперь она стала на четыре года старше и умнее, напомнила себе Мэдлин, повзрослела, приобрела жизненный опыт. Это поможет ей защитить себя от того, что ждет ее там, в Лондоне, скрытом серыми облаками.

– Все в порядке, дорогая?

Вот и еще защитник. Мэдлин заставила себя приветливо улыбнуться своему спутнику. Перри сам напросился в эту поездку. Поколебавшись, она согласилась – из тщеславия или малодушия, она и сама не знала. Тщеславие, конечно, играло определенную роль – нужно было показать домашним, что с ней все в порядке. Но и малодушие тоже имело место – она ведь сознавала в глубине души, что использует Перри как элегантный атрибут своего нового образа.

Образа, прямо противоположного прежнему.

Она понимала, что Перри будут считать ее последним поклонником. Он был из семьи Линберг, живущей в Бостоне, старший сын и фактически глава очень влиятельного и благополучного семейства. Так он и выглядит, ласково подумала она, рассматривая его тонкий профиль. Пепельные волосы, короткая модная стрижка, подчеркивающая красивую форму головы. Карие глаза и приветливая улыбка привлекали к нему людей.

Несколько месяцев они с Перри были, что называется, парой. Их отношения – Мэдлин решила, что правильнее всего их, пожалуй, определить как нежно-платонические, – устраивали обоих. Дружеская близость позволяла обоим залечивать свои раны.

Поэтому, когда пришло письмо от Нины, которая умоляла приехать на свадьбу, Перри сразу предложил Мэдлин сопровождать ее.

– Я могу совместить эту поездку с деловым визитом в наш офис в Лондоне вместо отца. А уикенды смогу проводить с тобой.

И смогу поддержать тебя в случае необходимости, добавил Перри про себя. Мэдлин и Перри очень хорошо понимали друг друга.

– А что за названая сестрица у тебя? – спросил Перри с лукавой искоркой в глазах. – Злая мачехина дочка, а?

– Нина? – выдохнула Мэдлин. – Ну уж нет!

Если на то пошло, грустно подумала она, то злая сестра – это я. Нина-то ангел.

Мэдлин была единственным ребенком Эдварда Гилберна от первого брака. Брак длился шесть бурных лет и закончился на удивление мирным разводом; пути родителей разошлись, они спокойно расстались. Пятилетняя Мэдлин осталась с отцом в Англии, а мать решила вернуться в Штаты. Ди, мать Мэдлин, родилась и выросла в Бостоне. Она хорошо понимала, что разлучить девочку с отцом равносильно убийству: они очень любили друг друга. Ди не обиделась, а отнеслась к происшедшему философски. Мэдлин и отец больше нужны друг другу, чем Ди нужна обоим. Она упаковала вещи и отправилась в Бостон; Мэдлин регулярно навещала ее.

Ей было уже восемь лет, когда отец сообщил о своем намерении снова жениться. Мэдлин и теперь помнила, как решительно была настроена против неожиданного объекта отцовской любви. И вот явилась Луиза, милая, прекрасная женщина. А рядом, держась ручонкой за руку матери, стояла Нина, маленькое беззащитное создание с васильковыми глазами матери и нежным ротиком. Избалованная, своенравная Мэдлин была покорена раз и навсегда.

Пока лайнер катил по дорожке, Мэдлин думала: почему всех удивило, что она так быстро смирилась с новым браком отца? Ведь многие годы они с отцом были единодушны, их мысли и чувства всегда совпадали. Если любил один, другой любил непременно.

Потому-то и был так мучителен для них обоих ее разрыв с Домиником.

Доминик. При воспоминании о Доминике Стентоне мысли Мэдлин вновь вернулись к причинам ее внезапной паники. Это из-за него она уехала в Бостон четыре года назад. И, втайне признаваясь себе, из-за него же решила вернуться.

Ей нужно было похоронить тени прошлого.

Таможенные формальности заняли много времени, но в конце концов она оказалась в сумасшедшей толчее пассажиров со своей тележкой, нагруженной чемоданами. Среди множества лиц, окружавших ее, Мэдлин искала только одно и совершенно не обращала внимания на заинтересованные взгляды мужчин.

Мэдлин была высока и очень стройна. Прекрасно сшитый костюм из натурального шелка цвета электрик удачно гармонировал с цветом широко распахнутых глаз. Лицо слегка побледнело после долгих часов полета, но бледность не могла скрыть природной чистоты кожи. Длинные волосы цвета воронова крыла заплетены в косу и уложены короной на голове. В конце путешествия прическа была так же аккуратна, как и двенадцать часов назад. Мэдлин относилась к тому типу женщин, которые сразу выделяются в толпе. Им предназначено принадлежать кому-то особенному, неординарному. Исключительному.

Спутник Мэдлин вполне соответствовал ей. В нем чувствовались порода и прекрасное воспитание. Блондин и брюнетка. И оба необыкновенно утонченные.

– Мэдлин!

Она повернула голову. При виде высокой, заметной фигуры отца голубые глаза ее засияли, и с легким вскриком она упала к нему в объятья.

– Ты опоздала, – заметил отец, выпуская ее из медвежьих объятий. – Опоздала больше, чем на час. И еще час уйдет на эту жуткую таможню!

Мэдлин улыбнулась и поцеловала его в щеку.

– Не придирайся к службе контроля, – возразила она. – Все это делается для нашей безопасности.

Отец хмыкнул и отодвинул дочь от себя, чтобы хорошенько рассмотреть.

– А ты не выглядишь очень утомленной. Как это тебе удалось сохранить отличный вид после такого ужасного путешествия?

– Понимаешь, иногда и мама может оказаться в чем-то полезной, – усмехнулась Мэдлин. Отец, как она и ожидала, пренебрежительно хмыкнул.

Родители недолюбливали друг друга. Отец считал Ди очень красивой, но безмозглой светской куклой, Ди называла бывшего мужа грубым, бесчувственным тираном. Их мнения несколько сближались только в вопросах, связанных с дочерью, но даже здесь они не могли прийти к полному согласию, разве что оба, несомненно, желали ей счастья.

– А где тот молодой человек, о котором так много говорила твоя мать?

Мэдлин обернулась и поискала глазами Перри. Она увидела, что его уже встретил высокий темноволосый мужчина, который приветствовал Перри как старого друга.

– Форман! – удивленно воскликнула Мэдлин.

Мужчина улыбнулся и подошел поцеловать ее. Мэдлин встречалась с Форманом Гулдингом в Бостоне. Высокий, темноволосый, слишком мужественный… С некоторых пор Мэдлин старалась избегать таких мужчин. Он был двоюродным братом Перри, представляющим интересы семейства в Европе.

Перри собирался остановиться у Формана в Лондоне и приезжать к Мэдлин в Лэмберн только на уикенды. Наконец все представления были закончены, и отец пригласил Формана в Лэмберн вместе с Перри, когда он только пожелает. Они направились к машине. Роджерс, шофер отца, ждал у багажника, чтобы уложить вещи Мэдлин. Впереди была припаркована длинная низкая машина. Это рычащее чудовище могло принадлежать только Форману Гулдингу.

Перри обнял и нежно поцеловал Мэдлин, пообещав приехать в Лэмберн в субботу к ленчу.

– Какое тонкое притворство, – сказал отец, когда они сели в машину и тронулись в путь.

– Правда? – пробормотала Мэдлин и сразу переменила тему. Она потребовала рассказать, как они живут. С любовью глядя на отца, она слушала последние новости.

В пятьдесят пять отец был на удивление привлекательным мужчиной, хотя густые пышные волосы поседели, еще когда ему было двадцать. Отец обладал огромным запасом энергии. Доминик однажды охарактеризовал отца как безрассудного, но необыкновенно удачливого дельца. Мэдлин вынуждена была согласиться, как и всегда, хотя против воли соглашалась с тем, что говорил Доминик Стентон. Отец рисковал, совершая коммерческие сделки, которые потрясали финансовый мир. Но он всегда оказывался прав, чем заслужил определенное уважение людей, занимавшихся биржевыми сделками. Некоторые подтрунивали над идеями Гилберна, но никто не смел недооценивать его. Гилберн был очень хитрым и проницательным дельцом.

– А что представляет собой этот Чарлз Уэйверли? – спросила Мэдлин. Отец выложил все местные новости, но ни словом не обмолвился о женихе Нины. – Не могу представить, что наша маленькая Нина выйдет замуж и покинет родной дом, – добавила она. – Нина всегда была робкой домашней птичкой.

– Чарлз как раз то, что нужно для Нины, – ответил отец. – У него есть естественное желание любить и заботиться о ком-то. А ведь именно этого мы и ждем от человека, который берет в жены нашу Нину. Их брак будет прочным, – уверенно закончил отец.

Мэдлин молчала, стараясь справиться с болью в сердце. Это ощущение не было новым для нее. Когда она думала о любви и браке, грудь словно сжимало тисками. Она научилась жить с этой болью – и держать себя в руках. Никто ни о чем не догадывался. От любви остались только горькие воспоминания. Такого она не пожелала бы злейшему врагу. Брак накладывает определенные обязательства, человек от души дает обещание вечной любви. Мэдлин тоже любила и думала, что предложение руки и сердца также обещает вечную любовь. Она ошиблась. И не хотела, чтобы Нина испытывала такую же боль и безысходное отчаяние.

– А как Луиза? – спросила Мэдлин.

– Очень хорошо, – решительно заявил отец. Потом добавил с удовлетворением человека, безумно любящего жену: – Она прекрасна, и все у нее хорошо.

Луиза гораздо спокойнее переносила шумные выходки Эдварда Гилберна, чем мать Мэдлин. С Луизой отец был мягок и сдержан. Впрочем, никому бы и в голову не пришло быть грубым и жестоким с Луизой. Слишком она была нежной и ранимой.

– И очень хотела, чтобы ты вернулась домой, – закончил отец.

В этом Мэдлин не сомневалась. Пока она росла, Луиза прекрасно заменяла ей мать. Заботилась о ней и не становилась между Мэдлин и отцом или Ди.

– Луиза заново отделала твои комнаты – хотела сделать тебе сюрприз. А потом стала укорять себя: наверное, надо было оставить все по-старому, как ты привыкла. Мы были в ужасе, когда она решила все снова переделать на старый лад – в надежде, что ты ничего не заметишь. Нина сумела остановить ее. – Голос отца потеплел. – Она ей сказала, что новая Мэдлин, о которой я им не раз рассказывал, уже не захочет спать в комнате, оклеенной слащаво-розовыми обоями.

В самом деле не захочет? Мэдлин заставила себя засмеяться. Но ее не оставляло чувство утраты, ведь прежняя Мэдлин умерла, а новая еще только в стадии становления. Может быть, она теперь для всех чужая и с ней придется знакомиться заново? Мэдлин содрогнулась. Да нет. Просто она стала взрослой, вот и все. Поздновато, правда.

Эдвард Гилберн украдкой наблюдал за дочерью. По ее заученно спокойному лицу он понял больше, чем ей хотелось бы. Когда четыре года назад она уехала в Бостон, он очень боялся за нее. Теперь он должен был признать, что Ди оказалась на высоте. Не давала дочери хандрить, тащила ее, жалко упирающуюся, – иногда буквально силой, – вытаскивала в свет. Заново учила жить среди людей. Гилберн опасался за дочь: он не знал, как скажется на ней такой курс лечения. Но, регулярно наведываясь в Бостон, он видел, что Мэдлин постепенно приходит в себя. Правда, Гилберн не мог сказать, что его уж очень радовали результаты четырехлетнего влияния на Мэдлин ее матери. Куда ушел искрящийся оптимизм, с раздражением думал он. Эта необузданная и удивительная любовь к жизни, покорявшая в восемнадцатилетней девушке? Ди постаралась вытравить ее. Гилберн был недоволен.

И уже не в первый раз он проклял Доминика Стентона – из-за него дочь вынуждена была отправиться к матери в Америку.

– Нина боялась, что ты не приедешь, – сказал Гилберн.

– Из-за Доминика, да? – Мэдлин, как всегда, сразу брала быка за рога. Эдвард улыбнулся про себя. Очевидно, Ди не удалось искоренить в ней эту привычку. Но его улыбка тут же растаяла. Он вспомнил, как эта прямота Мэдлин заставила ее порвать с Домиником, как ни ужасно это было для нее. Она не умела лгать себе и искать во лжи утешение, хотя вынести правду было очень тяжело. – Я не знала, что кажусь такой слабой.

– Да нет, дорогая. Никто так не думает. – Отец нежно сжал ее руку.

– Доминик жестоко поступил со мной, – ровным голосом продолжала Мэдлин. – Но я вела себя непростительно. Мы оба оказались не на высоте. Мне понадобился год, чтобы осознать это, – добавила она с легкой усмешкой, – и довольно резкая отповедь от мамы. Она не давала мне спуску всякий раз, как только видела, что я опять ушла в свои мысли.

Мэдлин пожала плечами.

– Ты этого добивался? – Она вопросительно взглянула на отца. – Это ты посоветовал маме не давать мне погружаться в переживания?

Выражение лица выдало его, и Мэдлин снова усмехнулась. Если кто и знал, что для нее лучше всего, так это отец.

– Спасибо. – Она прижалась к отцу и поцеловала его в щеку. – Интуиция редко подводит тебя, правда?

– В этой истории с Домиником она подвела меня, – проворчал Гилберн.

Он любил и уважал Доминика Стентона. Более того, он поощрял их отношения. Да и все заинтересованные в этом браке поощряли их – как Стентоны, так и Гилберны. Это был прекрасный сон, пока он длился.

– Никогда не прощу себе, что поощрял твое увлечение, – с горечью сказал Гилберн.

– Но тогда ты ничего не смог бы сделать, – возразила Мэдлин.

Гилберн кивнул. Оба знали: если Мэдлин чего-то очень хочет, она своего добьется. А она хотела Доминика – так сильно, что больно даже вспоминать об этом.

– Мы просто не подходили друг другу, – категорически заявила Мэдлин. – Слава Богу еще, что быстро это поняли. Успешно идут дела на конюшне Чарлза Уэйверли? – сменила тему Мэдлин.

– Очень. Лошадь, которую он тренировал последний год, выиграла дерби.

Многие в Лэмберне будут удивлены, грустно подумал Эдвард Гилберн, наблюдая за дочерью. Гладкая маска благовоспитанной леди скрывала ее лицо. Он с тоской вспомнил, как черноволосая девочка с лукавыми глазами, похожая на цыганку, скакала и прыгала на радость ему. Вспомнил время, когда Нина его умиляла, а Мэдлин просто шокировала. Нина наполнила его сердце радостью, позволив ему занять место умершего отца. А Мэдлин дикими выходками выводила его из себя, и его гнев обрушивался на ее непокорную голову. Хотя втайне он уважал дочь. Она скакала верхом как дьявол, играла во все спортивные игры. Когда девочка Мэдлин превратилась в упрямую и своенравную девицу, бедным молодым людям, которых пленяли коварные голубые глаза и буйная грива темных волос, было трудно устоять перед ней.

Ди отчаялась смирить ее, вспоминал Гилберн. После одного из визитов Мэдлин в Бостон Ди послала с ней письмо, в котором саркастически спрашивала: может быть, Эдвард специально воспитал дочь такой своенравной? Но даже Ди вынуждена была признать, что Мэдлин притягивает мужчин, как мед притягивает мух. Она действовала на них возбуждающе. Умела настоять на своем, но могла и посмеяться над собой. Не многим это удается.

Доминик не смеялся, глупец! Если бы он только засмеялся в ту роковую ночь на балу в загородном клубе, может быть, Мэдлин и не сбежала бы. Может быть, сейчас она не сидела бы рядом с отцом и не вела бы беседу с видом умудренной светской дамы.

Гилберну больше нравилась другая, живая, кипучая Мэдлин, чтобы голова шла крутом от ее шалостей и проделок, которыми она сражала своих друзей.

Но нет, прошлого не вернешь, задумчиво размышлял он. Может быть, просто время так изменило ее. Вероятно, Доминик Стентон только ускорил естественное развитие – хотя сомнительно. Гилберн хорошо знал дочь, знал, какой бес сидит в ней, ведь такой же сидел и в нем. Чтобы приручить беса, ему потребовалось сорок лет, и он не ожидал, что с Мэдлин все произойдет гораздо быстрее.

Нет, помог Доминик. Это он научил ее сначала думать, а потом действовать. Прятать свое строптивое «я».

Выстроились, как на официальном приеме, подумала Мэдлин, когда машина остановилась перед загородным домом из серого камня. Луиза, Нина и серьезный молодой человек ожидали их на нижней ступеньке широкой каменной лестницы.



Луиза ничуть не изменилась с тех пор, как Мэдлин видела ее в последний раз, а прошло целых четыре года. Невысокого роста, изящная, прекрасные золотистые волосы, бесконечно добрая улыбка, которую Мэдлин помнила с восьми лет. А вот Нина изменилась, с некоторым даже удивлением отметила Мэдлин. Сестра за четыре года похорошела, короткие локоны обрамляли ангельское личико. А это, значит, Чарлз Уэйверли, решила Мэдлин, обратив внимание на незнакомого молодого человека, стоявшего между дамами. Высокий, жилистый, он напоминал фермера, которому приходится много работать физически. Женщины не доставали ему даже до плеча. В выражении шоколадно-коричневых глаз – сдержанность и подобающая случаю торжественность.

Мэдлин улыбнулась ему первому. Почему, она и сама не знала, просто почувствовала, что Нине будет приятно. Девушке очень хотелось, чтобы именно Мэдлин приветливо приняла в их маленькую дружную семью человека, которого она полюбила.

Мэдлин заметила, что Чарлз робко взглянул на Нину, потом снова повернулся к ней. Казалось, у него гора свалилась с плеч – словно он выдержал очень трудный экзамен и счастлив, что все позади.

– Мэдди, дорогая! Луиза подошла обнять ее.

– Как хорошо, что ты снова дома! – Она несколько отодвинула ее от себя, тем же жестом, что и отец в аэропорту, и улыбнулась. – А ты изменилась, – заключила она. – Такая ужасно элегантная!

– Я тоже рада вернуться, Луиза, – серьезно сказала Мэдлин, сердясь на себя за то, что не проявила достаточной радости. Ее так долго учили быть сдержанной, что трудно было сразу измениться. Но это вернется, сказала она себе. – Зато ты все та же. – Мэдлин постаралась, чтобы голос звучал естественно. – Надеюсь, Нина не обидится, если я скажу, что сразу и не поймешь, кто из вас мать, а кто – дочь.

– Ты заслужила поцелуй, – быстро сказала Нина, тоже подходя и обнимая Мэдлин. – Лучшего комплимента не может быть. Привет, Мэдди. – Добрые глаза с любовью смотрели на сестру. – Ты скучала без нас?

– Каждый день, – заверила Мэдлин. Не объяснять же им, что в эти страшные годы, чтобы выжить, ей нужно было выбросить из головы все, что так или иначе связано с Англией. – Ты очаровательна, – сказала Мэдлин. – Это как-то связано с привлекательным молодым человеком, который точно страж стоит за твоей спиной?

Нина вспыхнула, обернулась и привлекла к себе Чарлза Уэйверли.

– Это Чарлз, Мэдлин, – представила она. – Вы должны полюбить друг друга, иначе я буду очень несчастна.

Мэдлин взглянула в серьезные карие глаза и протянула руку.

– Хорошо, – прямо сказала она. – Обещаю полюбить вас, если вы в свою очередь обещаете мне заботиться о Нине.

– Это обещание нетрудно выполнить. – Он улыбнулся и пожал протянутую руку.

– Пойдемте в дом, – вмешался Эдвард Гилберн. – Пошли, Чарлз. – Он взял будущего зятя под руку. – Женщин не остановить, когда они здороваются или прощаются. Поищем чего-нибудь выпить, пускай всласть разглядывают друг друга.

Засмеявшись, женщины последовали за ними. Все происходило так, как и предвидел Эдвард Гилберн – слишком точно предвидел. Нина и Луиза говорили без умолку. Мэдлин просто улыбалась, иногда вставляла слово. Но казалось, никто не замечает ее сдержанности.

Это вернется, повторяла, нахмурясь, про себя Мэдлин.

Естественно, она чувствует некоторое отчуждение после четырехлетнего отсутствия. Все образуется, вернутся и прежние дружеские отношения.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Но пока этого не было. Выход один – сбежать.

Мэдлин повернула Минти, свою гнедую кобылу, к реке и пустила легким галопом. Облака, закрывавшие небо при приближении лайнера к Лондону, рассеялись. Апрельская луна ярко светила в чистом небе. Было не слишком поздно, около девяти, но прохладно. Поверх джинсов и свитера пришлось надеть короткую дубленку.

Ее решение прогуляться верхом без провожатых вызвало недоумение, но все-таки ее отпустили. Не то чтобы домашние боялись за нее. Мэдлин скакала верхом по этим окрестностям с тех самых пор, как сумела вскарабкаться на спину лошади. Вероятно, их обидело, что Мэдлин, не успев приехать домой, уже покидает их.

Но на сегодня с нее достаточно. Уже через час после приезда Мэдлин стала чувствовать себя как в больнице. Все старались ходить на цыпочках, некоторых тем не касались, смотрели ласково и сочувственно. Пошел второй час, и Мэдлин уже с трудом сдерживала себя, чтобы не убежать. Обед оказался тяжелым испытанием. Ее напряженное состояние и их неуверенность в ее реакциях делали застольную беседу принужденной и натянутой.

Видя общую растерянность, Мэдлин сослалась на перелет через несколько часовых поясов, нарушивший биологический ритм. Все сразу заулыбались.

– Конечно! – воскликнул отец излишне оживленно. – Прогулка верхом – вот что тебе надо, чтобы почувствовать себя снова дома.

Луиза согласилась с ним, а Нина только взглянула на нее огромными глазами.

Мэдлин стиснула зубы. Да, она обидела их, была неискренней. Но что поделаешь? Четыре года – большой срок. Придется им привыкать. Ее семье, а не ей. Она совсем не та девушка, что уехала отсюда четыре года назад.

Они-то остались прежними, устало думала Мэдлин. Нисколько не изменились.

Копыта лошади застучали по мерзлой земле. Мэдлин пригнулась в седле. Скачка в темноте развеяла мрачные мысли. Чем дальше от дома, тем спокойнее. Как будто расстояние может ослабить семейные путы, которые старательно затягиваются вокруг ее ноющего сердца.

Мэдлин не могла объяснить своего состояния. Едва выйдя из машины, она почувствовала, что задыхается, ее сразу же начали преследовать воспоминания, в которых она не могла пока разобраться.

Показался густой лес. Значит, река близко. Разлапистые темные деревья тянули ветви к темно-синему небу. Мэдлин ехала по опушке, пока не нашла старую тропку, ведущую прямо к реке. Минти сама находила дорогу – небольшой просвет между деревьями; пружинящий мох под ногами тянулся до самого берега.

Мэдлин любила это место. Она вздохнула, слезая с лошади и буквально впитывая тишину и покой, окружающие ее. Особенно хорошо здесь было вечером, когда темная река тихо несла свои воды, а высокие деревья стояли как часовые. Отец обычно называл ее ночным созданием. «Ты – сова, – говорил он, – а Нина – жаворонок».

В свете полной луны деревья окрасились в черный и серый цвета. Только река блестела серебристыми пятнами.

Мэдлин отпустила поводья, чтобы Минти могла щипать траву. Спрятав руки в карманы старой дубленки, она набрала полную грудь холодного чистого воздуха и медленно выдохнула. Постепенно напряжение спало. Мэдлин понимала, что была несправедлива к родным – они хорошие, добрые, любят ее, хотят, чтобы она была счастлива.

Но как объяснить им, что она забыла, что такое счастье? Настоящее счастье, которое она однажды держала в руках, даже не сознавая этого?

Мэдлин вздохнула и подошла к обрыву, чтобы послушать, как внизу вода мягко лижет покрытый галькой берег.

На другом берегу, за густыми купами деревьев, стоял старый дом Кортни, темный и пугающий. Когда луна оказалась над ним, можно было различить погнувшиеся дымовые трубы. Старая постройка времен Елизаветы. Говорили, что в доме живут привидения. Владелец, майор Кортни, не опровергал слухи. Майор жил уединенно, эксцентричный чудак, рьяно охраняющий свою собственность. В детстве Мэдлин нравилось дразнить его: она пробиралась в его заросший сад, а он бегал за ней с ружьем.

Ужасное существо! Сейчас она ругала себя, улыбаясь своей прежней улыбкой.

Тишина действовала как бальзам. Мрачные мысли, не покидавшие Мэдлин, едва она переступила порог родного дома, куда-то ушли. Теперь она точно знала, что беспокоило ее. Надо только решить, как избавиться от этого.

Она не ожидала, что все здесь так ощутимо хранит следы присутствия Доминика.

– Будь он проклят, – шепнула Мэдлин в ночь, плотнее закутываясь в куртку.

– Еще один шаг, и вы упадете с обрыва, – предостерег тихий голос у нее за спиной.

Луна спряталась за одинокое облачко, внезапная темнота окутала Мэдлин, она вскрикнула, сердце екнуло, и в страхе она сделала то самое, против чего предостерегал таинственный голос, – шагнула вперед, к обрыву.

Сердце ее стучало, Мэдлин задыхалась, голова шла кругом. Широко раскрытыми глазами она искала в кромешной тьме обладателя таинственного голоса.

Рядом с Минти спокойно паслась еще одна лошадь. Мэдлин сообразила – она настолько ушла в свои мысли, что даже не слышала, как кто-то подъехал. Но никого не было видно. По спине пробежал холодок. Мэдлин стояла, не дыша, глубокая тишина окружала ее, даже в ушах звенело. Во рту пересохло, глаза лихорадочно скользили по темной опушке.

Согласно легендам, здесь водились разбойники. А еще Мэдлин помнила по крайней мере три страшные сказки про привидения, которые видели в этих местах. Раньше она всегда смеялась над ними, хотя втайне мечтала увидеть что-нибудь такое. Какая глупость!

Лошади переступали ногами, уздечки позвякивали, когда они касались друг друга. Мэдлин так напряженно вглядывалась во тьму, что стало больно глазам.

– Кто здесь? – спросила она наконец дрожащим голосом.

– А кого бы тебе хотелось увидеть? – отозвался насмешливый голос.

Этот насмешливый тон и бархатный тембр голоса… Страх прошел мгновенно, улетучился, сменившись более сильным и беспокойным чувством. Заметив тень рядом с лошадьми, Мэдлин стиснула руки в карманах дубленки.

Из-за деревьев вышел высокий мужчина – человек, который для Мэдлин был страшнее любого разбойника с большой дороги. Она помнила его манеру появляться перед ней. Потрясти – чтобы усилить впечатление. Таков он был. Любил подавлять людей.

– Ну, блудная дочь, вернулась в конце концов.

– Привет, Дом, – холодно поздоровалась Мэдлин, стараясь не выдать своей растерянноста. – Что привело тебя сюда именно сегодня?

Луна вышла из-за облака, осветив его улыбку, его красивое лицо.

– То же, что и тебя, как я представляю. Привет, Мэдди, – запоздало поздоровался Доминик.

Черный, высокий, как и деревья, он смутно маячил в темноте. Темные джинсы и толстый черный свитер подчеркивали мускулистую фигуру. Всего в Доминике Стентоне больше, чем в других, подумала она с горечью и резко отвернулась, ощутив внезапную боль в груди.

Когда-то они часто встречались здесь. Это было их место – среди многих других на этом мрачном берегу. Она всегда приходила первой, более нетерпеливая, с болью вспомнила она. А он выступал из темноты, чтобы заключить ее в свои…

Рука коснулась ее плеча. Она инстинктивно отпрянула. Его неожиданное прикосновение так совпало с ее мыслями, что она резко отступила назад и почувствовала, как берег опасно пополз под ногами.

– Дурочка, – пробормотал Доминик, схватил ее за плечи и оттащил на безопасное место. – Боишься, что я тебя изнасилую?

Изнасилует? С каких это пор он вынужден прибегать к насилию над ней? Раньше-то этого не было.

– Оставь меня, – потребовала Мэдлин. Как она себя презирала! Даже теперь, спустя четыре года, один взгляд на него – и все ее существо уже жаждет его объятий и бешено колотится сердце.

Напряженный взгляд Доминика выражал столь знакомую ей страсть, чувственные губы плотно сжаты. Он стоял, возвышаясь над ней, – восхитительный мужчина, который всегда возбуждал ее, сводил с ума строптивую девчонку, да и сейчас…

Мэдлин ненавидела его за это. Ненавидела за то, что случилось.

Доминик быстро убрал руки, и Мэдлин едва устояла на ногах.

– Не бойся, – с трудом выговорил он. – Может быть, мне так же тяжело прикасаться к тебе, как тебе – чувствовать мое прикосновение.

– Что ты здесь делаешь? – раздраженно спросила Мэдлин. Ей хотелось стереть прикосновение его руки – кожа горела, как от ожога.

– Хотел повидать тебя, что же еще? – Он отвернулся и спрятал руки в карманы джинсов. – Четыре года я не смотрел в глаза женщине, которая публично опозорила меня.

– Публично опозорила? – Мэдлин хотелось громко засмеяться, но она лишь горько улыбнулась. – Насколько я помню, все было наоборот.

– Меня оскорбили не потому, что я это заслужил, о нет! – проворчал Доминик. – Капризная прекрасная сумасбродка оскорбила меня потому, что всегда думала только о себе!

– Благодарю, – церемонно произнесла Мэдлин. – Приятно узнать, что думает о тебе бывший жених.

– Мне тоже было приятно узнать, сколь вероломной невестой ты оказалась.

Мэдлин вздрогнула. Чувство вины и стыда, терзавшее ее четыре года, не давало вздохнуть. Она отвернулась, не в состоянии защищаться от безжалостных укоров. Слишком много правды было в словах Доминика.

В воздухе повисло молчание. Они стояли неподвижно, освещенные луной, подыскивая слова пообиднее. Странно, но они все еще чувствовали активную антипатию друг к другу. Она могла бы уже заглохнуть, превратиться в спокойную неприязнь, но этого не произошло. Они могли бы встретиться, как сейчас, в ту ночь после бала в загородном клубе и поговорить. И не было бы прошедших лет.

Луна висела над их головами. В свете луны были хорошо видны правильные черты красивого лица, темные шелковистые брови почти сходятся у переносицы. Глаза, опушенные густыми ресницами, и гордый прямой нос. Тонкие губы презрительно улыбаются. Эта улыбка не может скрыть врожденную чувственность.

– Четыре года прошло, – внезапно заговорил Доминик, – а ты по-прежнему выглядишь очаровательным ребенком. Только еще более красивым.

Мэдлин стало тоскливо. Она попыталась отвернуться, но Доминик сжал ее руки.

– Подожди, – выдохнул он. – Ведь ты не собираешься снова исчезнуть? Скажи, Мэдлин. – Он наклонился к ней, она увидела совсем близко его лицо. Доминик с горечью смотрел на нее. – Ты хотела наказать меня? Или тебе было просто наплевать на меня?

– Ты опоздал с выяснением причин ровно на четыре года.

Мэдлин откинула голову и пристально посмотрела на него. Их взгляды встретились.

Казалось, он охотно встряхнул бы ее, его пальцы сжали ее локти, но вдруг он передумал.

– Ты права, – согласился он. – Четыре года – слишком большой срок, чтобы дождаться ответа, который на самом деле меня и не интересует. Но вот что мне действительно интересно, Мэдлин, – голос стал резким, – каким образом пребывание в Бостоне и эти проклятые четыре года превратили своенравного ребенка, которого, как мне казалось, я любил, в женщину?

Этого нужно было ожидать, подумала Мэдлин мгновением позже. Все можно было прочесть в его глазах, вспыхнувших холодным блеском, понять по сжавшимся губам. Но Мэдлин была слишком взволнованна и не поняла намерений Доминика. Когда его горячее дыхание опалило ее холодные губы, ошеломленная Мэдлин не могла сдвинуться с места. Доминик крепко прижал ее к себе, даже через дубленку она чувствовала тепло его тела. Он нетерпеливо прижался губами к ее губам, раздвинул их, и Мэдлин сразу вспомнила его прежние поцелуи.

Его прикосновение разбудило ее. Внутри все задрожало от возбуждения. Но Мэдлин, отчаянно сопротивляясь, пыталась вырваться. Она чувствовала, как его нетерпеливая страсть вызывает в ней ответное желание, и не хотела ни того, ни другого.

Ни за что, с отчаянием твердила Мэдлин про себя. Никогда.

– Ты только полдня дома, – тихо сказал Доминик, поднимая голову, – а я уже не могу… – Он смотрел на нее странным взглядом, в котором смешались ярость и мука.

Он не договорил, снова прижался губами к ее губам, погрузил пальцы в шелковистые волосы, откинул ее голову и склонился над ней. Другой рукой он обнимал ее за талию, крепко прижимая к себе. Беспомощный стон вырвался у него, и Мэдлин ответила ему таким же стоном.

Он продолжал целовать ее, Мэдлин пыталась сопротивляться, в их жестокой борьбе было мало любви. Но Мэдлин чувствовала, что ее сопротивление ослабевает, что вся она, затрепетав, отвечает на его ласку. И вот они уже целуются, сжимая друг друга в объятиях и забывшись в смятении чувств. Четыре года назад они тоже переживали смятение чувств – самое волнующее в их отношениях. Если Доминик этого хотел. Но он редко этого хотел.

Воспоминание грубо вернуло Мэдлин к действительности. Она оторвалась от его губ и с горечью подумала, что снова поддалась его страсти – страсти, которая может внезапно вспыхнуть и так же внезапно погаснуть. Она испытала это на себе.

– Смешно, если бы все кончилось именно сегодняшней ночью на берегу реки, – пробормотал Доминик ей в щеку. – Мне кажется, ты излучаешь волны, Мэдлин. Я точно знал, когда ты ступила на землю Англии. Это признание что-нибудь говорит твоему трепещущему сердцу? Оно забилось сильнее? – легонько поддразнивая, спросил он.

Доминик положил ладонь ей на грудь. У Мэдлин перехватило дыхание.

– Прекрати, – свистящим шепотом выдохнула она, пытаясь оттолкнуть его. – Пусти, Доминик, пожалуйста!

– Почему? – Он усмехался. – Тебе же нравится! И всегда нравилось.

Он снова жадно поцеловал ее, потом оттолкнул от себя. Она стояла, изумленная: он оттолкнул ее с таким же неистовством, с каким только что обнимал.



– Следующий самолет в Бостон вылетает утром, – услышала Мэдлин холодный голос.

– Если ты не улетишь, я буду считать, что ты решила остаться и продолжать борьбу. А не убегать, как жалкая трусиха. Как ты сделала в прошлый раз.

Он подошел к лошади, вскочил в седло и ускакал, прежде чем до Мэдлин дошел смысл его слов.

Стук копыт и глухие удары сердца звучали в унисон. Мэдлин в замешательстве смотрела в пустоту, удивляясь себе и вспоминая невероятную сцену.

Одному Богу известно, как часто за последние годы она мечтала о такой вот встрече с Домиником, боролась с собой, стараясь справиться со своими чувствами. Но ей и в голову не приходило, что Доминик предъявит ей ультиматум. Раньше все было наоборот. Мэдлин была обиженной, а Доминик должен был падать ниц и умолять о прощении.

Так что же ей делать? Снова бежать? – размышляла Мэдлин, пытаясь унять дрожь. Неожиданная встреча с Домиником потрясла ее. Она поняла, что по-прежнему уязвима. Это открытие заставило ее задуматься – может быть, действительно лучше вернуться в Бостон, пока он снова не причинил ей боль?

Отомстить, мрачно решила Мэдлин, садясь в седло. Доминик предостерег ее, что готов отомстить – за оскорбление, которое она нанесла ему.

Но ему следовало бы понять, что он уже отомстил ей. С ее точки зрения, они квиты. И не должны больше встречаться.

– Черт с тобой, Доминик Стентон, – прошептала Мэдлин в темноту. – Есть много других забот.

Час спустя Мэдлин беспокойно ходила по спальне, руки в карманах голубого атласного халата, и продолжала проклинать Доминика.

Луиза, как всегда, обнаружила хороший вкус, обновляя интерьер, отметила про себя Мэдлин. Детские розовые обои исчезли, убранство комнат выдержано в мягких голубых и серых тонах с редкими пятнами глубокого лилового цвета. Из уважения к ее склонности к насыщенным краскам, на стенах вместо сердечек и цветочков – гладкие обои, мебель заменена либо обита заново. Новая обстановка должна соответствовать облику взрослой женщины, и только разбросанные повсюду атласные подушечки с кружевной отделкой смягчают строгость интерьера. Вместо узкой старой кровати – большая двухспальная кровать с прекрасным серебристо-серым покрывалом, на котором шелком вышиты голубые и лиловые цветы. Толстый серый ковер на полу, бледно-голубые шторы с кистями в тон покрывалу.

Мэдлин сидела перед туалетным столиком и с отсутствующим видом расчесывала щеткой волосы. Она выглядела усталой – темные круги под глазами, тело ломило, руки и ноги с трудом подчинялись ей. Очень хотелось спать.

Мэдлин знала, что ей понадобится несколько дней, чтобы прийти в себя после длительного перелета. Но сегодня ее беспокоила не разница во времени. Ее беспокоил Доминик.

Он совсем не изменился. Все такой же высокий, стройный, сильный – великолепный мужчина. Мэдлин никогда не могла перед ним устоять.

И целует по-прежнему, как дьявол. Она невольно сжалась от воспоминания, потом расслабилась и коротко вздохнула. То ли от нетерпения, то ли в отчаянии.

Лучше бы Доминик всегда видел в ней только закадычную подругу своей сестры. Тогда он не стал бы тем обозленным мужчиной, который встретил ее сегодня у реки. И она бы не страдала от смятения чувств, которое он неизменно вызывал в ней с того момента, когда впервые увидел в ней женщину, а не назойливого подростка.

Мэдлин приходилось встречать его и раньше. В то время для нее он был старшим братом Вики, не больше. Десять лет разницы в возрасте надежно разделяли их. Доминик был одним из взрослых, которых Мэдлин нравилось выводить из себя. Вики с удовольствием наблюдала за ней. Сама Вики благоговела перед старшим братом и никогда бы не осмелилась противоречить ему, а Мэдлин хоть бы хны.

А потом все изменилось. Они с Домиником не виделись почти два года. Он был занят в банке отца, много разъезжал, как положено финансистам. Мэдлин училась, готовилась к экзаменам, стала чаще бывать в Бостоне. Они могли бы и не встретиться – как суда ночью в океане, мрачно подумала Мэдлин.

В тот год ей должно было исполниться восемнадцать лет – и они встретились после долгого перерыва. Был один из длинных ленивых июньских дней, солнце во всем великолепии стояло в небе, воздух был горяч и почти неподвижен. После полудня они с Вики решили поплавать в бассейне Стентонов.

Мэдлин успела сильно загореть. Праздники она провела во Флориде с семьей матери – мать, ее второй муж Линкольн и его двое детей-подростков от первого брака. Мэдлин хорошо провела время, но, как всегда, была рада вернуться домой, в Лэмберн.

В тот день она надела черно-белый купальник, очень открытый. Когда Вики увидела ее загар, она позеленела от зависти.

– С такой фигурой опасно появляться в бассейне, – сказала она, рассматривая Мэдлин в модном купальнике, открывающем полную грудь совершенной формы, высокие бедра и длинные стройные ноги.

– Венера наделила мужчин инстинктом самозащиты, – успокоила ее Мэдлин, любуясь миниатюрной фигуркой Вики. Она тоже завидовала ей. Рядом с Вики, не говоря уже о Нине, Мэдлин чувствовала, что немного смахивает на амазонку. Луиза говорила, что у нее экзотическая фигура с необычайно нежными, округлыми формами. Мэдлин не знала, какую фигуру ей хотелось бы иметь, поэтому смирилась со своей участью и продолжала жить счастливо и беззаботно.

Она встала с кресла и прыгнула в бассейн. Лениво плавая вдоль стенки, она услышала всплеск воды и поняла, что не одна, и очень удивилась, когда рядом с ней вместо темноволосой головки Вики блеснул белозубой улыбкой Доминик. Вода стекала с загорелой кожи, мышцы перекатывались, ей бросились в глаза широкие плечи и крепкая шея.

– Ба, кто это здесь? – ласково проворковал он. Серые глаза задорно смотрели на нее. – Водяная нимфа в нашем бассейне? Не думает ли она пробовать на нас свои злые чары?

Мэдлин никогда не упускала случая поддразнить Доминика, и он не мог отказать себе в удовольствии отплатить ей тем же, если был в настроении. Очевидно, в тот день он был в настроении.

– Злые чары! – ухмыльнулась Мэдлин, удивленная, что ей приятно смотреть на него. – Ну подожди. – Она предостерегающе погрозила пальцем. – Вот превращу тебя в лягушку. Что тогда будут делать прелестницы Лэмберна без легкомысленного Доминика Стентона, который разбил их сердца?

Они улыбнулись друг другу, потом она внезапно перевернулась и ушла под воду, схватила его за ногу и потянула вниз. От неожиданности Доминик растерялся. Он старался освободить ногу, вода бурлила вокруг них. Доминик был сильным, но Мэдлин ему не уступала. Наконец он схватил ее за запястье и заставил отпустить его. Оба поднялись на поверхность, чтобы глотнуть воздуха.

– Господи, ты совсем не изменилась, – сказал Доминик, с трудом переводя дыхание и убирая волосы с лица.

Глаза Доминика ярко блестели. Она поняла этот мстительный взгляд и. хотела нырнуть, но не успела. Он схватил ее за талию и поднял вверх, смеясь над ее беспомощностью. Капли воды сверкали на загорелой коже.

Вдруг он перестал смеяться и только смотрел на нее. Он словно заново знакомился с ней, оценивая ее женственность. Под взглядом серых глаз Мэдлин выгнулась, пытаясь освободиться. Она тяжело дышала, грудь поднималась и опускалась под тонкой эластичной тканью. Она откинула голову, волосы темной шелковой лентой тянулись за ней.

Доминик что-то пробормотал, пытаясь справиться с дыханием. Мэдлин перестала вырываться и вопросительно посмотрела на него.

Она увидела уже не старшего брата своей подруги, который поддразнивает ее, а возбужденного мужчину. Глаза Доминика сузились, тело напряглось. Медленно – очень медленно – он опустил ее, и оба почувствовали электрические разряды, исходящие от их мокрых тел, когда они коснулись друг друга.

Теперь их лица оказались вровень, и Мэдлин смущенно смотрела на него. Его губы скривились в усмешке, он не сразу отпустил ее, руки изучали ее тело под водой. Почти не дыша, Мэдлин не отрывала взгляда от его лица, позволяя ласкать себя.

– Когда ты вернулся? – Сонный голос Вики неожиданно вторгся между ними, оттолкнув их друг от друга, они оглянулись и увидели, что Вики лениво зевает. Ей и в голову не пришло, что в бассейне возникло взаимное притяжение двух существ. Вики посмотрела на брата, повторила свой вопрос, потом добавила: – Отец сказал, ты приедешь только завтра.

Доминик отвернулся от Мэдлин, она нырнула и быстро поплыла прочь. Теперь их разделяла вся гладь бассейна. Мэдлин охватило смятение, она испытывала неловкость от случившегося, голова кружилась.

– Я закончил дела быстрее, чем предполагал, и прилетел раньше, – спокойно ответил Доминик. – Как поживаешь, курносая?

Он вылез из бассейна. У Мэдлин хватило сил, чтобы тоже вылезти из бассейна и взять полотенце. Она покраснела под дерзким взглядом Доминика, наблюдавшего, как она неловко вытирается. А казалось, он был занят разговором с сестрой.

– Пообедай со мной сегодня, – сказал он потом тихо, отвлекаясь от бесконечной болтовни Вики.

Первый раз в жизни Мэдлин не знала, что сказать, и нерешительно посмотрела на него. Потом покачала головой, не уверенная, что хочет продолжить игру.

– Я не могу…

– Пожалуйста. – Доминик взял ее руку, не позволяя отказаться. Прикосновение словно ужалило ее, Мэдлин задохнулась, кровь прилила к щекам. Даже Вики замолчала, начиная понимать, что между лучшей подругой и старшим братом что-то происходит. – Только пообедаем, – повторил Доминик, потом добавил вкрадчиво: – Где же твоя любовь к приключениям?

Да, теперь все это в прошлом, подумала Мэдлин, повзрослевшая на четыре года. Этот человек погубил все. Он отомстил глупой, взбалмошной девочке и избавил ее от очень многих привычек. Девочка верила, что любовь может все преодолеть. Теперь она не верит в любовь – во всепоглощающую страсть тем более.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

На следующий день Мэдлин позвонила Вики.

– Вернулась! – радостно воскликнула та.

– Вроде бы, – сказала Мэдлин, – хотя не уверена, что я вся уже здесь. Ты понимаешь, о чем я…

– Разница во времени, – определила Вики. – Ты не очень устала, чтобы встретиться со мной сегодня?

– Ты хочешь сказать, что сможешь выкроить время и принять меня? – поддразнила ее Мэдлин. – Я знаю, ты теперь занята с утра до вечера.

– Уже все слышала, – проворчала Вики. – Кто тебе сказал, Нина?

– Мой отец, конечно, – поправила Мэдлин, не замечая, что при упоминании о ее отце Вики как будто смутилась. – Он хвалит тебя, Вики. Говорит, ты становишься заметной фигурой в банке.

– Назло всем, – сухо сказала Вики.

Она знала, что Мэдлин все известно: как она твердо решила работать в семейном банке, а отец так же решительно противился этому.

– Три года ушло у меня на борьбу с объединением, была масса ссор и скандалов, пока отец не сдался. Диплом позволил мне добиться достаточно хороших результатов. Теперь я уже больше года числюсь служащей банка Стентона, – гордо заявила Вики. – Дом говорит, что я… – Она испуганно замолчала.

Мэдлин вздохнула. Смешно. Все стараются не упоминать при ней имени Доминика Стентона, а сам он не испытывает ни малейших угрызений совести и не старается скрыться.

– Дом говорит – что? – вежливо переспросила Мэдлин.

– Он… он говорит: сразу видно, что новые счета выписывает женщина, – с трудом выговорила Вики.

– И ты заискиваешь перед каждым потенциальным клиентом? – спросила Мэдлин. Она живо представила усмешку Доминика, когда он говорит эту колкость сестре, и у нее сдавило грудь.

– Если этот клиент – мужчина, – хихикнула Вики, напряженность в ее голосе исчезла. – Как насчет субботы? Можем вечером встретиться в городе. Или ты не в состоянии доехать даже до Лондона?

– Мне очень жаль, но я не смогу, – сказала Мэдлин. – Друг приезжает, его надо принять.

– Перри Линберг? – насмешливо спросила Вики.

– Как тебе удалось так быстро все разузнать? – изумилась Мэдлин.

– Виноградная лоза помогла, – насмешливо ответила подруга. – Я могу описать его лучше тебя. Линберг – легендарное имя. Ты вращаешься в высших кругах, Мэдлин.

– А разве я этого не заслуживаю? – согласилась Мэдлин, потом добавила в приступе вдохновения: – А почему бы тебе не приехать к ленчу в воскресенье? Ты встретишься с Перри и познакомишься с живым человеком, а не с легендой.

На другом конце провода воцарилось напряженное молчание.

– Боюсь, не смогу, – услышала Мэдлин холодный голос.

– Почему? – Мэдлин нахмурилась. – У тебя свидание?

После короткой паузы Вики с любопытством спросила:

– Ты что, ничего не знаешь?

– Чего не знаю? – Мэдлин была в полном недоумении.

Вики вздохнула, пробормотала что-то нечленораздельное. Мэдлин удивленно подняла брови. И тут наконец до нее дошло: Гилберны и Стентоны теперь не признают друг друга.

– Это началось после того, как вы с братом расстались.

Мэдлин осторожно положила трубку. В комнату вошла Луиза.

– Твой молодой человек, дорогая?

– Нет. Это Вики. – Мэдлин нахмурилась и требовательно посмотрела на Луизу. – Это правда? Наши семьи действительно враждуют все четыре года?

– О, дорогая. – Луиза вздохнула и опустилась на тахту рядом с Мэдлин. – Как быстро ты все узнала.

Мэдлин, возмущенная, вскочила на ноги.

– Не могу поверить! – воскликнула она.

– Да, сначала никто не мог поверить, – согласилась Луиза. – Мужчины иногда ведут себя как дети, знаешь ли. – Она вздохнула. – Я говорила отцу, чтобы к твоему приезду он прекратил ссору. Он меня и слушать не стал. Отец обвиняет Джеймса Стентона, считает, что он все затеял – из-за Доминика, конечно. Я могу только предположить, что Джеймс Стентон тоже обвиняет отца – из-за тебя. Я слишком откровенна с тобой, да, Мэдлин? – озабоченно спросила Луиза, видя грусть на лице девушки. – Я не хотела говорить тебе, но ты сама это почувствуешь, если мы соберемся вместе в одной комнате.

– О, так ты принимаешь в этом участие, – мрачно установила Мэдлин. – И как же это выглядит?

– Да ничего особенного, – сказала Луиза. – Мы можем встречаться где-то, но никогда не здороваемся.

– Вот несчастье! – воскликнула Мэдлин раздраженно. – Но это же такой анахронизм!

– Совершенно согласна с тобой, дорогая, – кивнула Луиза. – Но это так, и с этим надо считаться. И мне не хотелось бы, чтобы в субботу вечером у Лэсситеров ты заговаривала со Стентонами. Может получиться неприятность.

– Т-ты считаешь, что они могут оскорбить меня? – Голубые глаза Мэдлин недоверчиво расширились. – Ничего удивительного, что Вики так темнила, когда мы заговорили о семейных делах. Господи, – вздохнула Мэдлин.

– Отец был уверен, что ты поймешь. – Луиза с грустью посмотрела на побледневшую падчерицу. – Но если у тебя нет сил, мы готовы… Если ты предпочтешь не появляться на…

– Нет, я обязательно появлюсь. – В голосе Мэдлин прозвучала угроза. – И не надейтесь, что я буду участвовать в ваших мелких склоках.

– Я так и думала, – усмехнулась Луиза. Мэдлин неожиданно пришла в голову одна мысль, и она повернулась к мачехе.

– Значит, на свадьбу Нины вы Стентонов не пригласили?

Она прочла ответ на лице Луизы и разозлилась.

– Вики – моя лучшая подруга, – закричала Мэдлин. – Мы втроем – Нина, Вики и я – давно договорились быть подружками невесты на наших свадьбах. А теперь ты сообщаешь мне, что даже бедную Вики не принимают в нашей семье!

– Мне очень жаль, дорогая.

– Надеюсь, вы хорошо повеселитесь! – Глаза Мэдлин сверкнули. В первый раз после возвращения домой она пришла в ярость. – Я так рада была, что наконец-то вернулась домой! Теперь радость кончилась, – жестко ответила она. – Скажи отцу, что я намерена во всем разобраться.

– Можешь сама это сделать, – отказалась Луиза. – Мы с отцом целый месяц ссорились из-за тебя и теперь избегаем говорить на эту тему. Ни малейшего желания не имею снова пережить весь этот кошмар. – Луиза содрогнулась при одном воспоминании. – Нет, – она осторожно коснулась плеча Мэдлин, – ты должна все решать сама, потому что в тебе вся причина.

И в Доминике, сказала себе Мэдлин, когда Луиза ушла. Как он мог допустить, чтобы так испортились отношения? И какая ничтожная причина!

Нужно поговорить с Вики, решила Мэдлин. И обязательно что-то предпринять еще до свадьбы Нины. Нахмурившись, она начала набирать домашний номер Стентонов, моля Бога, чтобы удалось застать Вики. Она застала Вики. – Я передумала насчет нашей сегодняшней встречи, – сказала Мэдлин. – В какое время у тебя ленч?

Не хотелось Мэдлин появляться в банке Стентона, но она пересилила себя и поднялась на лифте на тот этаж, где располагались офисы руководства. Она сочла логичным встретиться с Вики в ее учреждении: она ведь свободна, а время Вики ограничено, она могла кому-то понадобиться.

Даже будучи уверена, что отец Вики и Доминик будут весь день отсутствовать, Мэдлин чувствовала себя неуютно во вражеском стане.

Однако она хотя бы знала, что хорошо выглядит. Элегантный жаккардовый костюм, дополненный темно-красной сумкой и такими же перчатками. Волосы заплетены в косу. Чувство собственного достоинства, которое воспитала в ней мать, помогало сохранять самообладание.

Четыре года назад ей и в голову не приходило думать о том, как она выглядит. Одевалась, как ей было удобно, заразительно смеялась над тем, что казалось ей смешным, и могла горько заплакать, потеряв шляпку. Прежняя Мэдлин порхала по жизни беспечным мотыльком. Теперь, чтобы не уронить себя в глазах других, она должна обдумывать каждый жест.

С непроницаемым выражением лица Мэдлин ходила, разговаривала, вела себя как дочь человека, занимающего важное положение в финансовых кругах. Она держала себя в руках, не позволяла себе никаких выходок. А прежняя Мэдлин могла позволить, подумала она с горечью. Новая Мэдлин умела одеваться, сохранять спокойствие и достоинство. И если близких удивляла и пугала эта перемена, они тем не менее вынуждены были признать, что новая Мэдлин гораздо уместнее.

Строптивая девчонка, сбежавшая четыре года назад, вернулась и решила навести порядок. Начнет с семьи, потом перейдет к тем, кто обидел ее. В основном это Стентоны, исключая Вики. На самом деле – только один Стентон, и он должен взять назад обидные слова, которые наговорил ей четыре года назад. Хотя он все-таки вывел ее из равновесия своим неожиданным появлением вчера вечером.

Мэдлин не знала пока, как она будет действовать, знала только, что непременно должна уладить отношения между двумя семьями и доказать всем, что Мэдлин Гилберн больше не девчонка, а взрослая рассудительная молодая женщина.

Двери лифта открылись. Мэдлин вышла в роскошный холл административного отдела банка Стентона и на мгновение остановилась, собираясь с мыслями.

Она бывала здесь и раньше, приходила как к себе домой, врывалась без стука в офис Доминика. Могла внезапно поцеловать его и снова исчезнуть.

Сейчас она сжалась при одной мысли об этом. Что за детские шалости!

Прежние стены под орех, серый ковер с длинным ворсом. Все сохранилось в памяти – кроме улыбающейся дежурной, которая встала, чтобы приветствовать ее.

Мэдлин кинула быстрый взгляд на ряд закрытых дверей – за ними скрывались кабинеты директоров банка. Дверь в центре вела в кабинет Джеймса Стентона, справа от нее – дверь в кабинет Доминика. В остальных кабинетах работали младшие служащие. Мэдлин не знала, за какой дверью прячется Вики. Четыре года назад Стентоны очень испугались, когда Вики выразила желание работать в банке. Теперь все изменилось. Вики тоже, наверное, изменилась, напомнила себе Мэдлин. Она стала старше, самостоятельнее, занимает ответственное положение в банке.

– Мисс Стентон ожидает меня, – обратилась Мэдлин к дежурной. – Я Мэдлин Гилберн.

Женщина добродушно улыбнулась.

– Она без конца выбегала посмотреть, не пришли ли вы. Присядьте, я доложу, что вы здесь.

Ей не пришлось ничего говорить. Одна из дверей распахнулась, и выскочила Виктория Стентон. Она увидела Мэдлин и замерла. Серые глаза, так похожие на глаза брата, широко распахнулись.

У Мэдлин перехватило горло. Она смотрела в милое лицо своей лучшей подруги, и ей хотелось плакать. Она ошибалась – Вики ничуть не изменилась.

– Мэдди, – закричала Вики. Она вновь ожила, глаза заблестели. – Господи, это действительно ты? – И, прежде чем Мэдлин смогла произнести хоть слово, Вики пересекла холл и бросилась обнимать ее. – Какая же ты красивая! Мне так не хватало тебя! – Вики поцеловала Мэдлин в щеку, отодвинулась и снова стала ее разглядывать. – Господи, как ты изменилась! Ты выглядишь как… как…

– Взрослая женщина? – спросила Мэдлин с важностью. Вики смутилась. – Ты тоже повзрослела. В этом костюме выглядишь опытным администратором.

– Это рабочий костюм, – объяснила Вики. – Очень удобно, когда сидишь на вращающемся стуле.

– Джудит, вы слышали о…

В холле повисла тяжелая тишина. Вики повернулась и в ужасе уставилась на брата, а он, усмехаясь, не спускал глаз с лучшей подруги своей сестры.

Воздух, казалось, звенел. Мэдлин замерла, боясь даже вздохнуть.

Встреча с Домиником в ярком свете дня ничем не напоминала их встречу лунной ночью. В холле не было ничего, за что можно было бы спрятаться от него, укрыться от этого ужасного на нее воздействия.

Четыре года, с отчаянием думала Мэдлин. Четыре года она страдала, залечивала раны, старалась забыть о публичном унижении. И все зря. Она поняла это прошлой ночью. Но только теперь, столкнувшись с ним лицом к лицу при ярком дневном свете, она окончательно убедилась, что никакое самообладание не поможет ей справиться с его магнетическим воздействием. Единственное, о чем она подумала сейчас, – слава Богу, она недаром провела четыре года в Бостоне. И хотя внутри все дрожало, внешне Мэдлин оставалась спокойной и невозмутимой.

– Привет, Доминик, – сказала она, чтобы нарушить затянувшееся молчание. – Ты прекрасно выглядишь.

– Мэдлин, – произнес Доминик хрипло, словно не веря своим глазам. – Ты тоже прекрасно выглядишь, – добавил он. – Правда, стала совсем другая.

– Мэдди пригласила меня на ленч. – Голос Вики прозвучал на самых высоких нотах. Потом она быстро заговорила о чем-то, но никто не слушал ее, даже Джудит, с любопытством переводившая взгляд с Доминика на Мэдлин.

– Значит, ты не вернулась в Бостон, – вставил Доминик реплику в нервную болтовню сестры.

Мэдлин почувствовала насмешку и инстинктивно вскинула голову.

– Я только вчера вернулась домой. Было бы странно сразу уезжать обратно, не так ли? Однако, – добавила Мэдлин специально для него, – если Англия надоест мне, я, конечно, вернусь – домой.

Доминик понял смысл последних слов и сжал губы.

– Я думала, тебя сегодня не будет, – быстро сказала Вики. – Ты собирался на какое– то совещание.

– Я передумал, – ответил Доминик, не спуская глаз с Мэдлин. – И рад этому, – добавил он бархатным голосом. – Один из членов семейства Гилберн снова в нашем банке, какой сюрприз. Вики, как тебе это удалось?

Пора прекратить это, сердито подумала Мэдлин. Она видела, как Вики лихорадочно стиснула руки. Доминик хотел поиздеваться над ней, и бедная Вики попала ему под руку.

Слегка вздернув подбородок, Мэдлин выдержала пристальный взгляд Доминика и на мгновение опустила ресницы. Потом посмотрела на Вики.

– Если мы не поспешим, наш столик займут, – напомнила она подруге.

Округлившиеся от испуга глаза Вики, ее восхищенное «О!» показали, что она вполне оценила маневр Мэдлин, сумевшей поставить Доминика на место. Она понеслась в кабинет и быстро вернулась с сумочкой. Никто не шевельнулся.

Сохраняя внешнее самообладание, Мэдлин приветливо улыбнулась дежурной, холодно кивнула Доминику и направилась к лифту. Ярость душила ее, только болтовня Вики помогала сдерживаться.

– Слава Богу! – воскликнула Вики уже в кабине лифта. – Это было ужасно!

– Неприятно, – согласилась Мэдлин.

– Вот самонадеянная свинья! – выпалила Вики. – Иногда я…

– Он был застигнут врасплох, только и всего, – сказала Мэдлин, удивляясь, что сама же защищает Доминика.

– Застигнут врасплох, тоже мне! – возмутилась Вики. – Он прекрасно знал, что ты придешь, я сказала ему! Взяла с него обещание, что он уйдет! Господи, – Вики задыхалась от волнения, – я готова была убить его!

Ленч не удался. Встреча с Домиником испортила настроение, а ссора между семьями довершила дело.

– Это какое-то безумие, – говорила Вики. – Они не возражают против того, что мы с тобой остались подругами. Но наши отцы не хотят иметь никаких дел друг с другом. – Она скривилась. – Знаешь, мне было очень трудно все эти годы. Я не смела разговаривать ни с кем из твоих родных, иначе мои родители были бы очень недовольны. Но я не могу отвернуться от тех, кто был всегда так добр ко мне. Поэтому я в основном сидела дома. Никто не смог перетянуть меня на свою сторону.

– Как ты думаешь, можно их помирить? – озабоченно спросила Мэдлин.

Вики подняла голову и язвительно усмехнулась.

– Нет, пока вы с Домиником не помиритесь. Нет, нет, – быстро заговорила Вики, заметив, что Мэдлин нахмурилась. – Я шучу.

Только… – Она вздохнула и добавила нерешительно: – Знаешь, он раскаивался, он пытался встретиться с тобой, но…

– Не хочу ничего знать.

Пытался встретиться! Не слишком активно пытался. Мэдлин упорно не хотела верить тому, что сказала Вики.

– Он был потрясен. Он…

– Вики, – грозно оборвала Мэдлин.

– Хорошо, ну хорошо. – Вики подняла руку. – Я только хотела понять, вот и все. Я ничего не понимала, и никто не понимал.

– А это никого и не касалось, – решительно возразила Мэдлин. – И не коснулось бы, если бы не затеяли эту вендетту, – добавила она нетерпеливо.

– Все обиделись за своих отпрысков, неужели ты не понимаешь, Мэдлин? Ты уехала в Бостон и оставила здесь разворошенное осиное гнездо. Даже Доминик вынужден был уехать на полгода в Австралию. Ко времени его возвращения ссора была в самом разгаре. Никто не мог помирить наших отцов.

– А Доминик пытался? – Мэдлин усмехнулась.

– Конечно, пытался. – Вики изо всех сил старалась защитить брата. – Мы все пытались. Даже робкая Нина, дай Бог ей счастья!

– И каким же образом? – Мэдлин удивилась, что у Нины хватило смелости вмешаться в ссору. Она всегда выбегала из комнаты, когда Мэдлин начинала спорить с отцом.

– Нина настаивала, чтобы нас пригласили на свадьбу. Твой отец сказал, что будет счастлив видеть меня подружкой невесты, когда Нина пойдет под венец, а остальные Стентоны пусть убираются к черту. – Вики очень удачно скопировала отца, но не смогла скрыть возмущения.

– Нина сама передала тебе слова отца? – Мэдлин была удивлена. Неужели Нина так изменилась, что могла повторить что-то, неприятное для Вики?

– Конечно же, нет! – воскликнула Вики, к облегчению Мэдлин. – Энни, ваша экономка, передала нашей экономке. Клара просто оскорбилась за нас.

– И ссора разгорелась еще пуще, – подытожила Мэдлин. – Господи, как это неприятно.

– Да, действительно, много шума из ничего, – согласилась Вики. – Конечно, я не смогу быть у Нины на свадьбе, если моих родителей не хотят видеть.

Все было очень неприятно, и Мэдлин не видела выхода. Она рассталась с Вики, не удовлетворенная их встречей. Несправедливо, что Вики, которая ни в чем не виновата, лишалась возможности присутствовать на свадьбе. Мэдлин нельзя лично пригласить ее: из-за этого могли испортиться отношения в семье Вики. А если Вики не будет подружкой невесты на свадьбе, это будет предательством дружбы с Мэдлин.

Проблема была неразрешимой. Вернувшись домой, Мэдлин всерьез подумала, что нужно встретиться с Домиником. Может быть, он что-нибудь придумает.

Поэтому она не очень удивилась, когда Доминик позвонил сам.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Нам надо поговорить. Давай пообедаем вместе.

– Что-что? – Звук этого голоса соблазнял и завораживал. Мэдлин даже не сразу поняла, о чем речь.

– Давай пообедаем вместе, – приглушенно повторил Доминик. У Мэдлин перехватило дыхание. О, эти слова, вернувшиеся к ней через годы!.. Когда-то он уже предлагал ей то же, тем же доверительным тоном. Может быть, он делает это нарочно? Она не знала. – Нам надо поговорить.

– Как ты рискнул позвонить мне? – прошептала Мэдлин, озираясь в пустом холле. Слава Богу, она одна. По счастливой случайности она сама подошла к телефону: она ждала звонка от Перри.

– А что, отец отшлепает тебя, если узнает, что ты говорила со мной? – спросил Доминик.

– Может быть.

Мэдлин вспомнила, как взвился отец, когда она предложила помириться со Стентонами. Ни к чему этот разговор не привел, и только теперь она начинала понимать, что выхода из этой ситуации нет.

– Он не даст волосу упасть с головы своей любимицы, ты это прекрасно знаешь, – издевательски заметил Доминик. – Так как насчет обеда?

– Не могу, – прямо ответила Мэдлин. Хотела было придумать оправдание, потом поняла, что, когда причина ясна, никаких оправданий не требуется. – Говоря откровенно, и не хочу.

– Говоря откровенно, – передразнил ее Доминик. – Не думаю, чтобы у нас был слишком большой выбор. Или ты хочешь еще больше обидеть Вики? Она и так расстроилась из-за свадьбы Нины.

– Хорошо, допускаю, надо что-то делать и только мы и можем тут помочь, – согласилась Мэдлин и спокойно добавила: – Но я не готова сыграть с тобой еще одну партию, Доминик.

– Нет? – вкрадчиво промурлыкал он. – Ай-яй, какие мы стали. Раньше-то мы находили удовольствие в том, чтобы мучить друг друга.

– Теперь мне это не нравится, – холодно ответила Мэдлин, задетая намеком на их ссору четыре года назад.

– Когда мы встретимся? – прямо спросил Доминик, очевидно решив, что не стоит больше дразнить ее.

Никогда, если бы это от меня зависело, подумала Мэдлин, а вслух сказала:

– Не раньше следующей недели. Сегодня пятница, а уикенд у меня занят.

– Вечер у Лэсситеров?

– Да.

– Мы можем встретиться там, – предложил Доминик. – Знаешь, найдем укромное местечко и обсудим наши…

Мэдлин закрыла глаза. Сердце у нее забилось, кровь запульсировала в жилах. Она вспомнила, как любила подобные приключения. Может быть, он сделал такое дикое предложение, лихорадочно соображала она, потому что догадывается: в глубине души она осталась такой же сумасбродкой.

Однако теперь она стала осторожной.

– Мне очень жаль, – сказала она, – но моему спутнику вряд ли понравится, если я куда-нибудь улизну.

– Спутнику? – Мэдлин с удовлетворением отметила, что в голосе Доминика появились резкие нотки. – Какому спутнику?

– Я привезла его из Бостона, – спокойно ответила она. – Это Перри Линберг.

– А-а, – равнодушно протянул Доминик, делая вид, что не знает, кто такой Перри. Однако Мэдлин была уверена: если Вики знает о Перри, то Доминик наверняка слышал о нем.

– Сын и наследник Байрона Линберга, – пояснила Мэдлин. Похоже, на Доминика это произвело впечатление.

– Так мы вращаемся теперь в таких кругах? Поздравляю.

– Благодарю. – Она не попалась на крючок. И Доминик явно признал это. Он коротко вздохнул и пробормотал что-то невнятное. Мэдлин затрепетала.

– Тогда обед на следующей неделе, – сказал Доминик уже серьезным тоном.

– Нет-нет, только не обед, – отказалась Мэдлин. – Не думаю, что…

– Хорошо, значит, ленч в Лондоне, – категорически заявил Доминик.

– Нет. – Мэдлин прикусила нижнюю губу. – Доминик, я…

– Ну, так просто выпьем чего-нибудь, – настаивал он. – Давай встретимся вечером в Ньюбери и выпьем…

– Доминик, – мягко прервала его Мэдлин. Именно сегодня ей не хотелось обижать его. – Ты должен понять, я не могу встречаться с тобой наедине. Цена слишком высока.

– Какая цена? – Его гнев как бичом хлестнул ее, и она съежилась, понимая, что у него были все основания выйти из себя. – Что плохого в том, что ты встретишься со мной? По-моему, я не заразный.

– Я вовсе не говорю, что ты…

– Ну смотри. – Доминик глубоко вздохнул, стараясь сдержать раздражение. – Мы встретимся, Мэдлин, и пообедаем вместе. Или сегодня вечером я заявлюсь к вам домой. Что лучше – цивилизованный обед вдвоем или грубая ссора у тебя дома в присутствии родственников? – спросил он.

– Конечно, обед, – нехотя согласилась Мэдлин. Ей даже не пришло в голову, что Доминик просто запугивает ее. Он был способен осуществить все свои угрозы.

– Где? – Вопрос прозвучал как выстрел.

– В Ньюбери. Хотя нет, это слишком близко к дому. В среду на следующей неделе я буду в Лондоне, на примерке платья. Потом можно найти благовидный предлог и остаться вечером в Лондоне. Нина вернется одна. Она должна встретиться с Чарлзом, поэтому в городе не останется. По крайней мере нас не узнают, – добавила Мэдлин.

– Я готов встретиться с тобой где угодно и в присутствии кого угодно, – мрачно заявил Доминик. – С каких это пор ты стала беречь свою репутацию?

Перри приехал в субботу на красной спортивной машине «лотус». Мэдлин встретила его на подъездной дорожке и крепко обняла.

– Как это мило с твоей стороны, – сказал Перри, улыбаясь. – Но почему у тебя такой безнадежный вид?

– О… – Мэдлин покачала головой. – Тут немножко напряженная обстановка, только и всего! – Она взяла его под руку, чтобы проводить в дом. – После долгого отсутствия я чувствую себя здесь гостьей.

– Отлично! – воскликнул Перри. – Вот и чувствуй себя гостьей. Тогда тебе не захочется остаться здесь надолго и ты вернешься домой, в Бостон.

– А зачем? – лукаво спросила Мэдлин. – Тебе будет не хватать меня, когда ты вернешься?

– Ты ведь знаешь. – Перри крепче прижал ее руку. – Если я вообще решу вернуться без тебя, – добавил он многозначительно.

– А как же твоя любимая Кристина? – напомнила Мэдлин. – Думаю, ей не понравится, если ты вернешься в Бостон под руку со мной.

– Кристина все знает, – холодно сказал Перри, но его ответ не мог обмануть Мэдлин.

Она прекрасно знала, что Перри использует ее как защиту от красивой, избалованной Кристины ван Нейлсон. И Мэдлин, и Перри пережили душевную травму. Это и притягивало их друг к другу. Мэдлин Кристина не нравилась, но она могла понять Перри. Кристина принадлежала к одному из самых знатных семейств Америки и была очень красива – высокая, стройная, с отливающими золотом роскошными волосами. Миллиарды отца позволяли ей иметь все, что она захочет. Она была избалована сверх меры.

Кристина захотела иметь Перри рядом с собой.

Но она хотела иметь его на свой собственный манер – он не должен был работать и зарабатывать на жизнь. Она не учла, что Перри обладает врожденным чувством ответственности. Кристина поставила категорическое условие: забыть о долге перед семьей. Кроме того, она требовала вести рассеянный светский образ жизни, к которому привыкла. Только так! Кристина проиграла, но сердце Перри было разбито.

Трудно сказать, как было с сердцем красавицы Кристины, но ей определенно не нравилась тесная дружба между Перри и Мэдлин. Вероятно, в ней говорило оскорбленное чувство собственника.

– А Форман не принял приглашения отца и не приехал, – заметила Мэдлин, благоразумно меняя тему разговора.

– Он в Брюсселе, – ответил Перри. – Может быть, я уговорю его приехать на следующий уикенд.

– Было бы неплохо, – небрежно откликнулась Мэдлин.

– Почему? – Перри нахмурился. – Он тебе нравится?

Мэдлин рассмеялась.

– Он не мой тип, – заверила она Перри. – Слишком важный и надутый. Я уж буду держаться за тебя, если не возражаешь.

– Вообще-то нет. – Перри усмехнулся и поцеловал Мэдлин в щеку. – Но смотри, если он приедет. Он настоящий распутник.

– Он распутничает со всеми дамами? – с любопытством спросила Мэдлин.

– Да, и это действует мне на нервы, – кивнул Перри. – Его девиз – предохранительные средства в больших количествах. Господи, пусть живет как хочет.

Мэдлин снова засмеялась и повела Перри в дом, чтобы представить родным. Около часу Перри беседовал с отцом о финансовых делах, сделал комплимент Луизе за то, что у них очень уютно, заставил покраснеть Нину. Все были готовы заявить, что Перри замечательный!

Мэдлин тщательно одевалась к обеду. После долгого перерыва она страшилась снова появиться в местном обществе. Четыре года назад она часто выставляла себя на посмешище, многие помнили те вечера. Может быть, это единственное, что осталось у них в памяти о Мэдлин Гилберн. Теперь она должна заставить всех забыть прежнюю Мэдлин.

Шелковое платье лимонного цвета, которое напоминало ей о вечере ее позора, было отвергнуто. Она выбрала строгое черное. Тонкий шелковый креп облегал ее стройную, гибкую фигуру. Талия перевязана шелковым поясом цвета красного вина. Концы его свободно спадали спереди. При ходьбе платье легкими фалдами обвивало лодыжки.

Рубиновые серьги в ушах, рубиновые браслеты на руках, такое же колье на шее – этот гарнитур мать и Линкольн подарили ей на день рождения.

Черные туфли на высоких каблуках дополнили наряд. Волосы уложены простым узлом на затылке, открывая шею, на которой сверкает рубиновое колье. Легкий грим подчеркнул выражение глаз. Длинные густые ресницы оттеняли их живой блеск. Губы слегка тронуты помадой рубинового цвета. Изучая себя в зеркале, Мэдлин увидела то, что хотела. Эта девушка ничуть не похожа на девчонку, которая умела только важничать и кривляться. Чувствуя, как дрожит у нее все внутри, Мэдлин повернулась и вышла из комнаты.

– Господи! – воскликнул отец, когда она вошла в гостиную. Ее уже ждали. – И это действительно моя дочь?

Все головы повернулись к ней, раздались возгласы изумления. Только Перри сохранял спокойствие. Он-то знал, какой утонченной может быть Мэдлин, и не понимал, почему все смотрят на нее с удивлением.

– Прекрасно, дорогая. – Перри, улыбаясь, подошел к ней. По его взгляду Мэдлин сразу поняла, что он ее одобряет. – Сегодня вечером Ди гордилась бы тобой.

– Спасибо, – ласково ответила Мэдлин. Перри всегда умел подбодрить ее, и она успокоилась. – Ты тоже очень хорош.

– Благодарю, мадам. – Перри шутливо поклонился. Он и в самом деле был очень элегантен в своем темном вечернем костюме.

Несмотря на уверенный вид Мэдлин, родные, видимо, чувствовали, что она нервничает. Мэдлин поняла это позже, в разгар вечера, когда ей удалось расслабиться, поскольку никого из Стентонов не было.

– Все тебя так любят, правда? – сказал Перри, очутившись рядом. Мэдлин повернулась к нему и заметила, что он внимательно ее разглядывает. – У тебя прекрасная семья, Мэдлин. Кто-то из твоих родных, включая будущего шурина, всегда старается оказаться рядом с тобой. А почему? – Перри оглядел шумную комнату. – Сегодня вечером на тебя поглядывают с некоторым недоверием. – Перри снова внимательно посмотрел на Мэдлин. – У меня такое чувство, что, несмотря на твой элегантный вид, собравшиеся относятся к тебе как к взрывоопасному существу. Они не доверяют тебе? – Он наклонился к ней. – В воздухе носится имя Стентона. Я уловил несколько слов о Бостоне и связанных с ним переменах в тебе. Я даже нечаянно услышал свое имя, произнесенное с благоговейным страхом. Я бы не удивился, если бы вечер закончился взрывом. Почему, хотел бы я знать? – Перри ласково коснулся щеки Мэдлин. – Предполагалось, что он будет здесь сегодня вечером, дорогая? Молодой человек, с которым ты была помолвлена?

Теперь уже Мэдлин окинула взглядом гостиную Лэсситеров.

– Стентоны, видимо, очень заняты, поэтому не смогли приехать, – иронически пояснила Мэдлин и обернулась к Перри. – Доминик и я расстались, как ты бы сказал, не совсем благопристойно.

– Так ты была помолвлена с Домиником Стентоном?

Изумление Перри заставило ее улыбнуться. Мэдлин кивнула. Перри удивленно поднял брови.

– Я никогда не спрашивал у тебя его имени, – с сожалением сказал он.

– Думаю, нужно было предупредить тебя, что сегодня вечером можно ожидать всего, но… – Мэдлин тяжело вздохнула, – но объяснять все это тебе значило признаться себе, что кошмар, который я пережила четыре года назад, еще не изжит. А я надеялась, во всяком случае пока мы не приехали сюда, что все это – мое воображение.

– Что, произошла какая-то сцена? – догадался Перри.

– Сцена получилась что надо, – сухо подтвердила Мэдлин. – С тех пор наши семьи не поддерживают отношений.

– И все эти люди пришли сюда, надеясь, что Стентоны тоже появятся?

– Ты так думаешь?

– Я думаю, что здесь собрались одни стервы, – хмуро ответил Перри.

Мэдлин улыбнулась.

– Можешь не верить мне, Перри, но у них есть основания ожидать от меня неприятностей. Я должна быть справедливой к Стентонам, – добавила она. – Своим отсутствием они не желали оскорбить меня. Наоборот, я считаю, что они поступили тактично.

– Знаешь, я встречал его, – вдруг сказал Перри. Мэдлин изумленно посмотрела на него. – Один раз. Наша встреча была очень короткой, в банке на совещании. Он производит приятное впечатление, настоящий мужчина.

– Доминик всегда был преуспевающим бизнесменом, – согласилась Мэдлин.

– Я говорю не о его успехах в бизнесе, дорогая.

– Разве? – усмехнулась Мэдлин, делая вид, что не понимает.

– Нет, – сказал Перри и засмеялся: ему было знакомо это насмешливое выражение лица. – В той комнате играет музыка. Пойдем танцевать.

– Прекрасная идея! – воскликнула Мэдлин. Перри взял ее под руку. – Знаешь, я начинаю скучать, если слишком долго нахожусь среди этих провинциалов.

– Вот это мне нравится. – Перри похлопал Мэдлин по руке, которая легла ему на локоть. – Покажи всем, чего ты стоишь.

– Ты слишком много знаешь, – тихо заметила Мэдлин.

– А ты, дорогая, слишком много скрываешь.

– Обещаю потом все рассказать, – сказала она, когда они вошли в круг танцующих.

– Я напомню тебе.

И он напомнил об обещании, когда они вернулись домой и остались одни. Мэдлин вздохнула, не зная, с чего начать. Потом решила, что разумнее всего начать с начала. Кое– какие подробности она опускала. Иногда голос дрожал, садился. Перри бледнел от гнева.

– Ублюдок, – вырвалось у него.

– Нет, – устало запротестовала Мэдлин. – Поверь, Перри, я все заслужила. – Она глубоко вздохнула и продолжала: – Ты не можешь себе представить, какой избалованной, какой вздорной и своенравной я была! Иногда доводила Доминика до умопомешательства, и в конце концов он сорвался. Я была невыносима. Если какая-то идея стукнет мне в голову, меня ничто не остановит. Я была опасна для себя самой, и для окружающих тоже. Я не обвиняю Доминика за тот вечер. – Мэдлин вздохнула. – Этого следовало ожидать. Я только хотела, чтобы он поставил меня на место, но как-то более деликатно, вот и все.

– Вздор, – возразил Перри. – Ты была молода и глупа, но это не давало ему права так жестоко оскорбить тебя.

Напрасно было ждать, что Перри поймет. Ведь он знает только сдержанную и рассудительную Мэдлин, думала она, уже лежа в постели. Даже некоторая напряженность на вечере у Лэсситеров удивила его, Перри к этому не привык. Упрямая и неукротимая Мэдлин была выше его понимания.

Она не рассказала ему о давлении, которое оказывали на нее и Доминика. Как только выяснилось, что они проявляют интерес друг к другу, обе семьи ухватились за это и повлекли их к венцу.

Они словно постоянно находились под наблюдением родных и друзей. Где бы они ни встречались, всегда находился кто-то еще, готовый поддержать, направить каждый их взгляд, каждый жест друг к другу. Автоматически предполагалось: раз они вместе, значит, любят друг друга. Следует признать, иногда Мэдлин и сама верила этому.

Через месяц после первого обеда вдвоем состоялась их помолвка. Вряд ли в Лэмберне нашелся хоть один человек, который не захотел так или иначе отметить это событие. Желающих было так много, что Мэдлин и Доминику никак не удавалось побыть наедине.

Может быть, если бы их оставили в покое и отношения развивались естественно, ничего бы и не случилось. От суеты вокруг них Мэдлин пришла в возбуждение, Доминик оставался спокойным. Казалось, Мэдлин забавляла его, ему нравилось потакать ее слабостям, любви к тайным свиданиям, встречам где-нибудь на берегу реки, чтобы побыть наедине. Нравилось дразнить, играть в невинные любовные игры – быстрые поцелуи, ласки. Однако ласки и поцелуи становились все более откровенными, и Доминик поспешил прекратить эти игры, оставив Мэдлин в еще большем нетерпении и растерянности. Так прошло несколько недель.

Она знала, что он хочет ее, – Мэдлин не была слишком наивна и умела читать желание в глазах мужчины. Самообладание Доминика приводило ее в бешенство, и она, оставаясь верной своей натуре, делала все, чтобы соблазнить его. Доминик, хотя и не поддавался соблазну, постепенно начал терять контроль над собой. В их отношениях появилась напряженность, которая все росла, и они уже больше ссорились, чем целовались. А когда Доминик уехал по делам в Бонн, у Мэдлин возникло подозрение, что он просто хочет отдохнуть от нее.

Вечером, в день его возвращения, вся семья собиралась посмотреть мюзикл в Вест-Энде. У Мэдлин появилась редкая возможность провести с Домиником целый вечер.

Доминик приехал одетый в простые джинсы и голубую рубашку. Он был готов провести этот вечер со своей невестой. Но его ждал сюрприз…

ГЛАВА ПЯТАЯ

– Что за черт, почему ты идешь открывать дверь почти раздетая!

Даже сейчас, спустя столько лет, Мэдлин вздрагивала, вспоминая раздраженный возглас Доминика. Он смотрел на нее, не веря своим глазам.

– Тебе не нравится? – На ней была только мужская спортивная рубашка, лучшая рубашка отца, и кружевные трусики. Мэдлин казалось, что она выглядит очень соблазнительно. Теперь, оглядываясь назад, Мэдлин содрогалась от отвращения к себе: как можно было вести себя так бесстыдно? Неудивительно, что Доминик набросился на нее.

– Иди оденься, – приказал он, не слишком любезно отодвигая ее в сторону, чтобы закрыть дверь.

Вместо этого Мэдлин обвила его шею руками.

– Ты даже не поцелуешь меня, мой любимый? – Она заглянула ему в глаза бездонными голубыми глазами, изо всех сил пытаясь соблазнить.

– Мэдлин…

– Все в порядке, – хрипло лепетала она. – Мы совершенно одни.

Она прервала его возражения поцелуем и стала жадно целовать его, горя страстным желанием, которое терзало ее все недели его отсутствия. Он сердито и неохотно ответил ей, из горла вырвался звук, похожий на рычание. Мэдлин прижалась к нему всем телом. Доминик крепко обнял ее, и она задрожала от возбуждения. Тут она впервые почувствовала настоящее физическое влечение к мужчине, вспыхнувшее как от удара молнии. Тело ослабело в его объятиях, желание было таким сильным, что она не видела ничего вокруг.

Не выпуская ее из объятий, Доминик стал подниматься по лестнице. Она прижалась к нему, не отрываясь от его губ. Его сердце стучало у ее груди, Мэдлин слышала его тяжелое дыхание, чувствовала прикосновение его рук.

Упиваясь тем, что добилась своего, она даже не заметила, что Доминик только ответил на ее поцелуй. Пока ее руки скользили по его плечам и спине и она наслаждалась трепетом мускулов под своими пальцами, Доминик готовил ей наказание.

Они оказались в ее комнате. Он сел на кровать, она свернулась в его объятиях. Вдруг он шлепнул ее – впервые в жизни она получила такой шлепок!

Не слушая криков оскорбленной Мэдлин, Доминик продолжал безжалостную экзекуцию, потом толкнул ее на кровать, встал и пошел к двери.

– Ты добивалась этого много лет, – сердито сказал он, обернувшись. – Ты безнравственная, невоспитанная дрянь, Мэдлин. – Его глаза сверкнули. – Я начинаю думать, не сошел ли я с ума, решив жениться на такой распущенной девчонке! Распущенной!

– Я не выйду за тебя замуж, даже если ты останешься последним мужчиной на земле! – закричала Мэдлин. Она стояла на коленях на покрывале, задыхаясь от обиды и унижения. Спутанные волосы упали на лицо, щеки горели. Глаза смотрели с ненавистью, наталкиваясь на презрительную усмешку Доминика. – Ты больше не прикоснешься ко мне, ты, животное! Я ненавижу тебя, Доминик Стентон, ненавижу!

– Ты завтра придешь и извинишься, – сказал Доминик. Он был таким чужим, высокомерным и самодовольным, что гнев снова охватил Мэдлин.

– Лучше я сгорю в аду, – заявила она и резко рванула с пальца перстень, украшенный сапфирами и бриллиантом. – Мне нужен настоящий мужчина, – прошипела Мэдлин, – а не старик, не способный ответить на сильное чувство!

Доминик отвернулся, перстень попал в спину. Теперь, вспоминая эту безобразную сцену, Мэдлин понимала, что Доминик хотел поскорее уйти, не хотел отвечать оскорблением на эту непростительную насмешку. Он всегда болезненно переживал разницу в их возрасте. Теперь Мэдлин знала: она должна была радоваться, что он не ответил ей. Доминик почувствовал легкий удар, остановился, медленно повернулся и увидел перстень, лежащий на ковре.

– Предупреждаю тебя, Мэдлин, – приглушенным голосом сказал Доминик и усмехнулся. – Остановись, пока не поздно.

Но Мэдлин была слишком взбешена, чтобы слушать, слишком унижена, чтобы о чем-то думать. Она уже не владела собой, не могла сдержать горьких слов, которые слетали с ее дрожащих губ.

– Я тоже предупреждаю тебя. – Рыдания душили ее. – Теперь ты уйдешь отсюда, и я найду тебе замену, прежде чем ты дойдешь до дома!

– Вот как? – протянул Доминик, и Мэдлин стало страшно.

Она откинулась на подушки, ей показалось, что он сейчас убьет ее, так холодно сверкнули его серые глаза. Но Доминик только нагнулся, поднял перстень, повертел его в руках, потом снова взглянул на Мэдлин.

– Если ты готова извиниться, знаешь, где меня найти.

Он положил перстень в карман и пошел к двери.

– Я не шучу, не шучу! – завизжала Мэдлин ему в спину.

– Я тоже, – сказал Доминик и вышел.

Мэдлин была слишком горда, чтобы отступить под угрозой. И слишком наивна, чтобы осознать свое поражение. Через час дом был полон гостей, и Мэдлин бурно веселилась, стараясь выбросить все из головы.

И возможно, утром она забыла бы горечь обиды и злые духи уже не терзали бы ее. Она могла бы пойти к Доминику и умолять о прощении. Но все повернулось иначе. Поздно вечером Доминик решил взять инициативу на себя. В доме Гилбернов шло такое веселье, что даже многострадальная семья Мэдлин была потрясена.

Входная дверь оставалась незапертой. Доминик вошел в полутемную гостиную, пропахшую сигаретным дымом и вином. Он зажег верхний свет и увидел с десяток удивленных лиц. Увидел Мэдлин, лежащую на софе с молодым человеком. Она встречалась с ним до помолвки с Домиником. Лицо Мэдлин пылало, губы распухли от поцелуев. Злосчастная рубашка высоко задралась, обнажив бедра. Он долго смотрел на нее со странной улыбкой, потом повернулся и вышел.

Мэдлин бросилась за ним, внутри у нее все похолодело, она понимала, что на этот раз ей не удастся искупить свой грех. Она догнала Доминика у машины. Они стояли в темноте, разделенные темным корпусом «феррари», и Доминик высказал ей всю убийственную правду о ее характере. Он говорил на одном дыхании, без пауз, не повышая голоса. Мэдлин слушала молча, не сказав ни слова в свою защиту.

Она и не могла защищаться. Она понимала это, безрассудно бросившись за ним. Знала, стоя у машины и не отводя глаз от его холодного лица, на котором было написано презрение. Слушая его слова, произносимые спокойно и твердо. Родные вернулись домой и нашли ее в таком отчаянии, что потребовалось немало времени, чтобы выяснить, что случилось. Сознание своей вины не позволяло Мэдлин оставить все как есть. Она пыталась звонить Доминику, ей ответили, что он в отъезде и будет не скоро, только к балу в загородном клубе.

Через несколько дней все в округе уже знали, что Доминик Стентон застал свою невесту на месте преступления – в объятьях другого мужчины. Был грандиозный скандал. Мэдлин боялась выйти из дома – повсюду ее преследовали обличительные взгляды. В глазах всех она, конечно, вела себя ужасно, но ничего другого от нее и не ждали. Она подозревала, что многие были рады, что их худшие опасения подтвердились.

– Подожди бала, он выслушает тебя, – советовали те, кто жалел ее. – Он любит тебя, Мэдлин, он, конечно, все поймет.

Всю следующую неделю Мэдлин жила в ожидании бала. Она знала, что Доминик будет там, – его родители выступали организаторами торжества.

Если бы Вики была дома, она бы наставила ее на путь истинный, и Мэдлин не рискнула бы отправиться на бал. Но Вики училась в университете и даже не знала, что натворили Доминик и ее лучшая подруга.

Наступил вечер бала. Когда дочь спустилась вниз, Эдвард Гилберн испуганно посмотрел на нее. Мэдлин выглядела принцессой в шелковом платье лимонного цвета. Облегающий лиф подчеркивал пышную грудь и тонкую талию. Длинная юбка в несколько слоев прозрачного шифона легкими волнами падала вниз. Распущенные волосы шелковистыми прядями покрывали плечи. Она была очаровательна в своей пугающей хрупкости и беззащитности. На бледном, без всякой косметики лице жили только глаза.

Они приехали в клуб, как оказалось, последними. Первый, кого увидела Мэдлин, был Доминик. Он танцевал с красивой белокурой девушкой в кроваво-красном бархатном платье.

Жало ревности вонзилось ей в сердце. Нина сжала ее холодную руку, и Мэдлин ощутила взгляды, с жадным любопытством устремленные на нее со всех сторон. Атмосфера была наэлектризованная, все ждали сцену, которую Мэдлин закатит своему жениху.

– Не волнуйся, – тихо сказала Мэдлин Нине в ответ на ее испуганный взгляд. – Я не собираюсь устраивать скандал.

Она действительно вела себя так, словно ничего не случилось. Не обращая внимания на злорадные взгляды, Мэдлин смешалась с толпой, с кем-то поговорила, кому-то улыбнулась и подошла поздороваться с родителями Доминика. Они тоже решили делать вид, что все в порядке. Последовали, как всегда, объятья и поцелуи. Мэдлин немного постояла с ними, беседуя Бог знает о чем. Она вдруг подумала, что, возможно, Стентоны и не знают, что произошло между ними.

Волнение в зале постепенно улеглось. Мэдлин переходила от одной группы гостей к другой – взрыва бомбы не последовало. Она внимательно следила за Домиником – где он, что делает. Сердце билось неровными толчками, воздух с трудом проходил сквозь сдавленное горло.

Больше часа Доминик не обращал на нее никакого внимания. Когда он наконец-то подошел к ней и сдержанно пригласил танцевать, она почувствовала облегчение.

Он повел ее в танце, она молчала, во рту пересохло, глаза расширились. Кожа вибрировала от прикосновения его рук.

– Я танцую с тобой по требованию отца. Он хочет избежать скандала, – сказал он ей напрямик. – Поэтому ничего не воображай.

– Я люблю тебя, Доминик, – хрипло прошептала Мэдлин.

– Ты даже не знаешь истинного значения этого слова, – насмешливо возразил он и холодно добавил: – Между нами все кончено, Мэдлин. Сделай хоть одно доброе дело в твоей сумасбродной жизни: не устраивай сцен, если не ради нас, то хотя бы ради наших родителей.

– Позволь мне хотя бы сказать, что я признаю свою вину, – взмолилась Мэдлин, с испугом глядя в холодное, застывшее лицо Доминика. – Мне кажется, я была немного не в себе в тот вечер…

– Не хочу ничего знать, – отрезал Доминик. – А твои юные дружки довольно скучная публика, чтобы не сказать больше. Хочу дать тебе совет, Мэдлин: оставь взрослых в покое, играй в свои игры с молодыми, такими, как тот юнец, которому ты предлагала себя в тот вечер. Они бывают неловкими, многого не умеют, но быстро приведут тебя в возбуждение. А тебе только это и нужно, пока. Потом будут новые приключения.

– Как ты жесток! – Перемена в Доминике привела ее в отчаяние. Ей казалось, она катится в пропасть. Они кружились по залу, а его резкие слова били без промаха, и рука Доминика больно впивалась в ее тело, лишая ее способности думать, дышать и даже чувствовать. Мэдлин не замечала, что глаза ее полны слез.

– Я не обещал любезничать с тобой, Мэдлин, – сквозь зубы прошипел Доминик. – Только станцевать один танец, черт побери!

– Тогда оставь меня. – Она попыталась вырваться, но он крепко держал ее. – Мне не нужна благотворительность.

Т – О нет, – прошипел Доминик, – ты дотанцуешь до конца. Ты достаточно унижала меня!

– А ты не унизил меня в тот вечер? – огрызнулась она. Ей уже не хотелось плакать, ее душил гнев.

– Тем, что не взял предлагавшееся мне по дешевке? – съязвил Доминик. – Ведешь себя как шлюха, с тобой и обращаются как со шлюхой. А у тебя это здорово получается, Мэдлин, очень здорово! Не вздумай повторить! – предупредил он. Мэдлин вскинула голову, глаза мрачно горели на бледном лице. – Не устраивай сцен, иначе будет хуже.

– Отомстишь, Доминик? – воскликнула Мэдлин. – Вот что ты задумал: хочешь мне отомстить, поэтому решил подарить мне один танец, танец примирения, и гордо уйти, и все точно будут знать, зачем ты танцевал со мной!

– Это твои проблемы, Мэдлин, – безжалостно отрезал Доминик. – Ты могла бы не приходить на вечер и избавить нас от лишних неприятностей. Но ты пришла, и теперь у тебя есть выбор – достойно прекратить наши отношения либо сделать то, чего от тебя ждут, и доказать всем, что ты сумасшедшая, глупая девчонка!

– О, конечно, давай не будем разочаровывать зрителей, – внятно произнесла Мэдлин, глядя ему в глаза. – Чего бы тебе хотелось, Доминик? Чтобы я выбежала из комнаты в слезах? Или тебе доставит большее удовольствие, если я упаду к твоим ногам и буду смиренно молить о прощении? – Сильным рывком Мэдлин выскользнула из его объятий, подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза. – Ты предпочитаешь второе, не правда ли?

С усмешкой, исказившей совершенную форму ее губ, Мэдлин опустилась к его ногам в глубоком поклоне. Тонкий шелк облаком лег на пол, темноволосая голова поникла в немом раскаянии.

Это был эффектный и очень жестокий поступок. Зал замер. А Мэдлин вдруг почувствовала, что вот-вот улыбнется.

Доминик мог бы засмеяться. Мог бы с юмором отнестись к выходке Мэдлин Гил– берн, которая рабски склонилась перед ним. Мог бы снова отшлепать или оттаскать за волосы. Он ведь предупреждал ее! Но Доминик ничего этого не сделал. Только тихо сказал:

– Когда же ты повзрослеешь, Мэдлин? – Он повернулся и ушел.

Наблюдавшие эту сцену со стороны решили, что Доминик отомстил ей за тот вечер, поскольку драматический жест Мэдлин, ее мольба о прощении, не нашел отклика – ее не простили. И так ей и надо. Выходка вполне в ее духе. На самом-то деле – и Доминик это понял – она издевалась над ним. Ему ничего не оставалось, как уйти, чтобы снова не выглядеть дураком.

Мэдлин, напротив, не двинулась с места. Жизнь капля по капле покидала ее вместе с отчаянной дерзостью. Снова и снова мысленно повторяла она жестокие слова Доминика, добавляя их к прежним обидам. Когда отец осторожно поднял ее и вывел из зала, прежняя Мэдлин уже умерла, а новая пребывала в безысходном отчаянии. Она пришла в себя только через полгода, уже в Бостоне. И потребовалось еще несколько лет, чтобы Мэдлин вновь вернулась к жизни.

Все чаще и чаще клялась она себе, что теперь уж не даст повода в чем-нибудь ее упрекнуть.

* * *

В воскресенье утром Мэдлин с Перри ездили верхом, галопом скакали по зеленым полям, потом позавтракали в прибрежной гостинице и пошли к реке.

Прохожие провожали их взглядами. Это была прекрасная пара: длинноногая, стройная Мэдлин – в брюках для верховой езды и коричневой твидовой куртке, волосы заплетены в косу и короной уложены вокруг головы, и высокий, гибкий Перри – тоже в костюме для верховой езды, со светло-каштановыми волосами и классически правильными чертами лица.

Они шли уже минут десять, когда Мэдлин набралась смелости и задала ему вопрос, который мучил ее всю субботу. – Перри, – начала она осторожно, – могу я попросить тебя об одолжении?

– Конечно, – согласно кивнул Перри, – все что угодно.

Именно так. Мэдлин грустно улыбнулась про себя: его содействие потребуется позже.

– Если я скажу родителям, что в среду буду обедать с тобой в Лондоне, ты не выдашь меня?

Перри остановился.

– Почему тебе надо что-то скрывать? – спросил он.

Мэдлин облизнула пересохшие губы.

– Мне надо кое с кем встретиться, – объяснила она. – Родители будут недовольны, если узнают, с кем я встречалась.

– С кем же?

Логичный вопрос, признала Мэдлин со вздохом. О Боже!

– С Домиником, – сказала она и съежилась, когда Перри сердито повернулся к ней.

– Ты что, все забыла? – воскликнул он. – Доминик публично оскорбил тебя, а ты спокойно сообщаешь, что собираешься обедать с ним!

Нельзя сказать, что я спокойно согласилась, подумала Мэдлин, а вслух сказала:

– Я первая оскорбила его, Перри. Мы живем в очень тесном, замкнутом мирке, и, пока эта глупая ссора между нашими семьями продолжается, никто не сможет забыть взаимных оскорблений. А это задевает людей, которые не заслуживают, чтобы их обижали. Я собираюсь встретиться с Домиником, потому что только мы можем прекратить ссору.

– Каким образом? – насмешливо спросил Перри. – Снова начнете встречаться? Сделаете вид, что ничего не было?

– Да, – твердо ответила Мэдлин, – да, если потребуется!

– Но это глупо! – воскликнул Перри. – Ведь прошлое никуда не денется! А ты. четыре года приходила в себя от обиды. Он причинил тебе боль! Ради Бога, будь благоразумной! Держись подальше от него. Подумай о себе. А другие пусть сами решают свои проблемы!

– Я не собираюсь его прощать, пойми! – оправдывалась Мэдлин. – Только пообедаю с ним, и мы обсудим семейный вопрос.

– Откуда ты знаешь, как все получится? – возразил Перри. – Раньше он помыкал тобой. Ты уверена, что он утратил власть над тобой?

Слова Перри больно задели ее, особенно потому, что во многом он был прав. И она не удержалась от колкости:

– Не смейся, горох, ты не лучше бобов. Перри покраснел.

– Ну вот и договорились. Спасибо. Но это не ответ на мой вопрос. Ты не видела его четыре года. Откуда ты знаешь, как ты будешь себя чувствовать с ним?

Перри пристально посмотрел на нее, и Мэдлин опустила голову. – Ага, – понял он. – Ты уже встречалась с ним.

Она не отвечала. Зачем? Перри прочел ответ в ее глазах.

– Когда? Где? – требовательно спросил он.

– Как-то вечером, – ответила Мэдлин. – Я поехала верхом, и мы случайно встретились.

Она не решилась уточнить, что это был за вечер.

– И что произошло?

– О, не волнуйся, Перри. – Мэдлин развеселило беспокойство в его глазах. – Мы начали с того, на чем остановились четыре года назад, – наговорили друг другу много обидных слов. – Вспомнив эту встречу, Мэдлин недобро усмехнулась. Даже поцелуй Доминика был оскорблением, жестоким и мучительным.

– Ты думаешь, новое свидание будет другим?

– Отношения между нашими семьями кое– что значат для нас. Поэтому мы попытаемся забыть о ссоре, найти выход, – ответила Мэдлин.

– Вот как? – Перри насмешливо поднял брови.

Мэдлин нетерпеливо вздохнула и снова зашагала по берегу. Она не могла стоять на месте. Жаль, что Перри не понимает ее. Перри догнал ее и снова пошел рядом. Некоторое время они молчали, думая каждый о своем. Река быстро несла холодные воды. Неожиданно Перри сказал:

– Хотел бы я встретиться с ним здесь. С удовольствием сбросил бы подонка в воду.

Мэдлин улыбнулась, взяла его под руку и крепко стиснула ладонь.

– Ты не знаешь, сколько раз мне так хотелось поступить с Кристиной, – призналась она. Ведь Кристина продолжала издеваться над Перри даже после того, как он окончательно расторг помолвку. На многолюдных вечерах, куда приглашали обоих, Кристина появлялась каждый раз с новым мужчиной. – Правда, мне очень хотелось столкнуть ее в бассейн, – пояснила Мэдлин.

Перри грустно улыбнулся.

– Какие же мы с тобой идиоты!

– О да, – согласилась Мэдлин. – Так ты не выдашь меня в среду?

Перри остановился и повернул Мэдлин к себе.

– Обещай, что будешь очень осторожна, – потребовал Перри.

Мэдлин кивнула.

– Обещаю вести себя как дочь своей матери, – поклялась она.

Перри громко рассмеялся: Ди была самой спокойной и безмятежной дамой бостонского общества.

– Более надежного обещания ты не могла дать, – согласился Перри.

Да, подумала Мэдлин. Она очень надеялась, что у нее хватит сил сдержать обещание.

– Будешь обедать с Перри, дорогая? – спросила Луиза с улыбкой, от которой Мэдлин захотелось заскрежетать зубами. – Прекрасно. Он очень милый молодой человек. Твоему отцу Перри тоже нравится. С ним приятно иметь дело.

– Я, пожалуй, переоденусь в лондонской квартире, – сказала Мэдлин.

– Да, конечно, – согласилась Луиза, продолжая улыбаться. Видя, что Мэдлин поспешила переменить тему, Луиза поняла, что она не будет откровенна с ней и не скажет, как далеко зашли их отношения с Перри. – Если обед кончится поздно, тебе лучше остаться в Лондоне. Сообщить Краудерсам, что ты приедешь?

– О, будь добра, – поблагодарила Мэдлин. На самом же деле ее раздражали попытки Луизы помочь так называемым отношениям с Перри.

Тени прошлого, со злостью подумала Мэдлин, холодные мурашки пробежали по спине.

Нина предвкушала веселую прогулку по магазинам, которая на деле превратилась в сентиментальное путешествие в мир грез. Мэдлин никак не удавалось отвлечь ее внимание от каких-то детских игрушек.

– Может быть, ты что-то скрываешь от нас? – поддразнила Мэдлин сестру, когда, наконец, уговорила ее выпить кофе в маленьком кафе. – Может быть, уже слышен стук маленьких ножек?

– Мэдди. – Нина пришла в ужас. Она вспыхнула от возмущения. – Чарлз не… никогда… не мог бы…

– Ну хорошо, – успокоила ее Мэдлин. – Я пошутила. Но обычно невесты мало интересуются детскими кроватками и плюшевыми мишками.

– Чарлз… – У Нины задрожали губы, и Мэдлин стало стыдно за свою шутку. – Чарлз хочет, чтобы день нашей свадьбы был исключительным днем. Чтобы я вошла в церковь в белом подвенечном платье, и никакое лицемерие не должно испортить этот день. Мой день, Мэдди, – мечтательно вздохнула Нина.

Мэдлин вспомнился другой день и другой мужчина, который сказал ей те же самые слова. Тогда она, конечно, посмеялась над этим сентиментальным предрассудком. А теперь? Мэдлин задумалась. Наверное, посмеялась бы, решила она. Если мужчина и женщина любят друг друга и собираются пожениться, почему нужно держаться стародавних обычаев, которые предписывают невесте быть в белом платье, знаменующем ее непорочность? Сама она, во всяком случае, собиралась венчаться в розовом – ярко-розовом, – независимо от того, сохранит ли она девственность. Какая польза от благородства Доминика? Никто из присутствующих на свадьбе не станет меньше уважать его, если его невеста будет в розовом! С другой стороны, размышляла Мэдлин, когда придется заказывать подвенечное платье, родители жениха и невесты, вероятно, сделают все, чтобы она изменила свое мнение и надела белое платье. Они ведь сделали все, чтобы направить отношения между ними в нужную им сторону.

Мэдлин призналась себе, что в бурном романе с Домиником именно этот вопрос занимал ее больше всего. Она не была уверена, что он не находится под чьим-то влиянием. Он не хотел идти до конца, и это только подтверждало ее догадки. Может быть, он собирался жениться на ней только потому, что всем это казалось разумным, – и потому, что она забавляла его. Но потом ему это надоело. В конце концов она перестала забавлять Доминика.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Когда Мэдлин появилась в холле одного из самых фешенебельных клубов Лондона, она была так озабочена старанием скрыть внезапно охватившее ее беспокойство, что даже не заметила, как взгляды всех мужчин обратились на нее.

На ней было аквамариновое шелковое платье. Ткань мягкими складками драпировала грудь и поддерживалась на талии двумя пуговицами в тон платью. Платье было смелым, в обычные дни Мэдлин вряд ли надела бы его. Но сегодня она хотела поразить Доминика, показать, кого он отверг четыре года назад. Она сознавала, не без тщеславия, что очень отличается от той девчонки, которую когда-то любил Доминик.

Овладев искусством чувствовать свое «зеркальное отражение», как говорила мать, она научилась сохранять чувство собственного достоинства и, в общем, умела преподнести себя.

Короткое платье открывало длинные стройные ноги, легкая ткань облегала фигуру, угадывались стройные бедра и гибкая талия. Глубокий вырез позволял видеть темную ложбинку на груди.

Волосы свободно падали на плечи, только на висках их поддерживали две сверкающие заколки. Легкий грим на веках, длинные, загибающиеся на концах темные ресницы, губная помада малинового цвета.

А ресницы были настоящие. И Доминик Стентон, который замер, ошеломленный, у входа, это знал. Когда она опустила глаза, скрывая охватившее ее волнение, он вспомнил, как целовал ее и шелковистые ресницы нежно касались его кожи.

Мэдлин глубоко вдохнула воздух, беря себя в руки, и сдержанно улыбнулась, когда он подошел. Сердце стучало, руки слегка дрожали, но она справилась с волнением, отдала жакет подошедшему метрдотелю и ослепительно улыбнулась ему.

– Продолжаешь разить мужчин своей улыбкой, – насмешливо сказал Доминик, провожая взглядом залившегося краской метра.

Мэдлин обернулась и невозмутимо взглянула на него.

Доминик выглядел ослепительно. Строгий вечерний костюм – разумеется, черный. Белая гладкая рубашка, изящный галстук– бабочка темного цвета. Ничего экстравагантного, только естественная притягательная сила, некий магнетизм, который и делал его Домиником Стентоном, неотразимым мужчиной и преуспевающим бизнесменом.

Жесткий, решительный – в этом он совсем не изменился, подумала Мэдлин. Темные блестящие волосы, обычная короткая стрижка, которую он всегда любил. Красивое лицо с правильными чертами, мускулистая гибкая фигура. Наверное, ему было года тридцать два – тридцать три. Пожалуй, прибавилось цинизма в изгибе губ.

А главное – это был по-прежнему единственный мужчина, который волновал ее и чье присутствие она чувствовала кожей.

– Мэдлин, – тихо сказал Доминик, – ты очень красива.

Как просто сказано, и как волнующе звучит.

– Спасибо, – ответила она ровным голосом, ничем не выдавая того, что творилось у нее внутри. Ночью на берегу она растерялась. В банке, в присутствии Вики, она позволила себе быть снисходительной к Доминику. Но сейчас она могла смотреть на него, жадно впитывая каждую деталь. И ей захотелось в смятении убежать прочь от тех чувств, что он вызывал в ней.

Доминик взял ее под руку. Мэдлин инстинктивно дернулась, пытаясь освободиться прежде, чем успела что-нибудь сообразить. Доминик нахмурился и пристально посмотрел на нее. Затем демонстративно опять взял ее под руку, наблюдая, как она снова старается вырваться.

– Мы часто обижали друг друга, Мэдлин, – сказал Доминик. – Но я не помню, чтобы ты боялась моих прикосновений.

Не помнит? Может быть, даже не понимает, почему она отнимает руку. Наверное, так даже лучше.

– Прошу прощения за неадекватную реакцию, – пробормотала Мэдлин. – Отнеси это за счет волнения.

Доминик поднял брови.

– Кажется, я уловил иронию в вашем извинении?

До чего же он красив! – думала Мэдлин с чувством невосполнимой потери.

– Может, и так, – признала она, выдержала его насмешливый взгляд и ответила ему тем же. – А может, и нет.

Она говорила медленно, обдумывая каждое слово. Видимо, Доминика это раздражало. Он снова коснулся пальцами ее руки, потом резко повернул ее к лестнице, ведущей в обеденный зал.

– Такая спокойная… – тихо говорил он, пока они бок о бок поднимались по ступеням, – такая красивая, утонченная. Знаешь, я был готов к тому, что ты изменилась. Четыре года – большой срок. Но я никак не мог предположить, что ты поддашься честолюбивым стараниям Ди превратить тебя в свое подобие.

– Значит, ты не одобряешь превращения, – заключила Мэдлин. Его насмешливый тон больно ранил ее. Ведь она приобрела только то, чего ей недоставало, он сам упрекал ее в несдержанности.

Доминик пожал плечами.

– В некоторых отношениях превращение очаровательно, хотя и вызывающе, но…

– А-а, – улыбнулась Мэдлин, – есть и «но».

– Волосы, например, – сказал Доминик. – Я знал другую Мэдлин, она всегда спешила к ближайшему парикмахеру, чтобы постричься – назло мне.

– Конечно, – согласилась Мэдлин. Она очень хорошо поняла его. Когда-то Доминик любил зарываться лицом в ее густые волосы, перебирать пальцами шелковистые пряди. А Мэдлин это доставляло огромное удовольствие.

Предупредительным жестом Доминик коснулся ее талии, пропуская через открытые двери в зал. Мэдлин невольно задержала дыхание.

– Мне жаль, что я разочаровала тебя, Доминик, – сказала она, пытаясь скрыть волнение. – Но, право, твои слова ничуть не задели меня.

Он замедлил шаг, и Мэдлин почувствовала удовлетворение. Все-таки сумела уязвить его.

– Задели, – тихо сказал Доминик. И прежде чем она успела возразить, добавил: – Мы оба задеты.

Подошедший официант избавил Мэдлин от необходимости возражать. Он проводил их к столику в углу. К ее удивлению, Доминик сел справа от нее.

– Терпеть не могу разговаривать через стол, – сказал он, когда официант быстро расставил приборы, подал меню и отошел. – Когда я обедаю с красивой женщиной, я хочу наслаждаться общением, а не таращиться на нее через нагромождение посуды на столе.

– Эта женщина пришла сюда не для того, чтобы ты любовался, глядя на нее. Ты хотел поговорить. Кажется, о Вики.

– Не только, – возразил Доминик. – Прежде всего я хотел бы узнать о тебе. Как ты живешь, какой ты стала, Мэдлин.

– У меня все хорошо, – ответила Мэдлин и коротко рассказала о своей жизни в Бостоне. – Мне не по себе здесь, в Англии, хотя я предполагала, что так и будет. Теперь мой дом в Бостоне, там я чувствую себя хорошо…

Доминик накрыл ее руку ладонью. У Мэдлин перехватило дыхание.

– Брось, Мэдди, – приказал он. – Не демонстрируй свою сдержанность. Не показывай, что научилась хорошо владеть собой. Оставь свои уловки для других.

– Не понимаю, о чем ты. – Мэдлин пыталась убрать руку, но он не отпускал ее. Собрав всю свою выдержку, над которой он так издевался, она посмотрела на Доминика. Его лицо было совсем близко, Мэдлин могла видеть искорки в серых глазах. Она с грустью вспомнила, как однажды ей очень хотелось, чтобы его глаза потемнели от страсти, от нетерпеливого желания. Она долго не могла забыть, чем он ответил ей.

Молчание затягивалось. Мэдлин сидела не дыша, оцепенев под его пристальным взглядом. Доминик заново узнавал ее, отмечая перемены и знакомые черты: прекрасную фигуру, гладкую кожу, полные, чувственные губы, маленький прямой нос, выразительные глаза, которые сейчас скрывали все чувства.

Обеденный зал понемногу терял свои очертания, таял в легкой дымке. Им уже не хотелось пикироваться. Минуты, проведенные вдвоем, все изменили.

Когда они бывали вдвоем – а это удавалось им так редко, – она видела только Доминика, с болью думала Мэдлин. И только он смог разглядеть в живой веселой девчонке столь восприимчивую, легкоранимую натуру.

Она чувствовала тепло его руки. Они сидели рядом, почти касаясь друг друга бедрами. Мэдлин ощущала его притягательную мужскую силу, какой-то почти животный магнетизм. Давно забытые чувства и воспоминания нахлынули на нее.

Когда-то они могли часами смотреть друг на друга, не отводя глаз, рука в руке. Их связь была такой тесной, что для них все имело смысл. Сейчас ей хотелось плакать оттого, что все ушло.

– В Бостоне все были очень добры ко мне, – услышала Мэдлин свой голос и отвела взгляд от лица Доминика. Это очень опасно, предостерегла она себя, чувствуя, как все дрожит у нее внутри. – Я там стала взрослой, Доминик. Не пытайся увидеть во мне прежнюю глупенькую девочку. Ее больше не существует.

По его лицу промелькнула тень – может быть, он вспомнил прежнюю Мэдлин, которую любил и которая ушла из его жизни. Вероятно, ему стало грустно.

– А теперь ты довольна собой? – Голос звучал непривычно мягко, Доминик понимающе посмотрел на нее, и Мэдлин встревожилась.

Она убрала руку и сразу как будто отдалилась от него. Довольна?

– Да, – сказала она. – Я довольна. – Счастлива? Нет. Жива? Нет. Она тяжело вздохнула. – А ты? Ты доволен своей жизнью? Вики говорила, ты превзошел своего отца в умении делать деньги. В таких делах успех очень приятен.

Доминик криво усмехнулся – он понял скрытый смысл ее слов. Он откинулся в кресле, словно надевая привычную маску.

– Мы оба знаем цену успеха и цену ошибок. – Он посмотрел ей в глаза, и Мэдлин поняла, что она – одна из его ошибок.

По молчаливому согласию оба занялись меню. Нужно избегать опасных тем, подумала Мэдлин. А мы только и говорим на опасные темы. Они заказали обед и ели, болтая о пустяках. Глядя на них, никто бы не догадался, что когда-то они были связаны тонкими, но прочными нитями.

– Я все думаю, как быть с Вики, – сказал Доминик, нахмурясь, когда они перешли к кофе.

– Я тоже беспокоюсь, – сказала Мэдлин. – Нужно что-то делать, Дом. – Она и не заметила, как вырвалось у нее это уменьшительное имя. – Я была потрясена ссорой между нашими семьями. Родные ни о чем не писали. – Она виновато взглянула на него. – Если говорить откровенно, меня раздражает, что все началось из-за нашей…

нашей…

– …глупости, – закончил Доминик. Мэдлин не понравилось это слово, но другого она предложить не могла.

– Бедная Вики оказалась между двух огней. Боюсь, я не вижу выхода. Она знает, что ей всегда рады в нашем доме. Нина хочет, чтобы Вики была подружкой на ее свадьбе. Но мы понимаем, что быть подружкой на свадьбе – для нее значит обидеть своих родителей. – Мэдлин беспомощно пожала плечами. – Я хочу… – она вздохнула и на минуту забыла, что должна быть сдержанной, – я хочу…

– Чего же ты хочешь, Мэдлин? – мягко спросил Доминик, глядя в печальное лицо девушки.

Задумавшись, она не отвечала.

– Хочешь, чтобы не было этих четырех лет? – Доминик поднял руку и дотронулся до ее волос, не отрывая от нее взгляда. – Чтобы время вернулось назад, когда все были счастливы и не было никаких ссор?

Но ссора налицо, Мэдлин не могла забыть об этом, и сердце ее ныло.

– Легко, глядя назад, видеть только хорошее. Но так поступают только мечтатели и глупцы.

Она взяла чашку с кофе, ему пришлось убрать руку, которой он гладил ее волосы. – Нет, – твердо сказала Мэдлин. – Я не отказываюсь от прошедших лет. Я только хочу, чтобы кончилась эта глупая ссора.

– Выход есть, – спокойно сказал Доминик.

Мэдлин не спеша поставила чашку. Этот тон был ей знаком. Таким тоном отец обычно сообщал неприятные новости. В похожей ситуации Доминик тоже говорил ровным голосом. Этим обычно сопровождалось изменение в настроении, что не сулило ничего хорошего.

– Что бы ты ни предложил, – веско произнесла Мэдлин, – уверена, мне это не понравится.

Доминик понимающе улыбнулся.

– Более чем уверен, что ты возмутишься. К ее удивлению, он встал.

– Пойдем отсюда, – сказал он, протягивая ей руку.

Мэдлин машинально встала.

– Но куда мы идем? – недоверчиво спросила она, когда Доминик повел ее к выходу.

– Ко мне, – ответил он.

Мэдлин хотела вырваться, он только крепче сжал ее локоть.

– Но я не собираюсь идти к тебе, – запротестовала она.

– Почему? Слишком много воспоминаний? – усмехнулся Доминик.

– Потому что должна помнить о своей репутации, – холодно возразила она.

– Раньше ты об этом не думала.

– Я была беспечным ребенком.

Они вышли на площадку. Мэдлин заставила Доминика остановиться.

– Я не собираюсь идти к тебе, – повторила она свистящим шепотом.

С минуту он смотрел на нее, потом молча повернулся и почти потащил ее вниз по лестнице.

– Доминик! – Ей хотелось затопать ногами, но она вспомнила, где находится, стиснула зубы и стала спускаться. – Сцены не будет. Не надейся, – сказала она с каменным лицом.

– Я так и думал, – ответил Доминик.

Щеки Мэдлин пылали, глаза метали молнии. Они подошли к дверям, метрдотель уже ждал с жакетом в руках.

– Хотя, – добавил Доминик с сожалением, набрасывая жакет ей на плечи, – в какой-то момент я испугался. Подумал, выдержка изменит тебе и ты дашь мне пощечину.

Мэдлин вспыхнула. Она вспомнила, как однажды действительно дала ему пощечину…

Доминик безжалостно дразнил ее целый вечер по поводу приятного молодого человека, за которым тайно наблюдал. Он сообщил, что спрячет его ботинки к ней под кровать, и нес еще какую-то чепуху, безумно раздражая ее. В конце концов ее терпение лопнуло, она размахнулась и неожиданно для себя ударила его по щеке. Он замер.

Все замолчали и повернулись к ним в ожидании очередной сцены. Тогда Доминик тоже шлепнул ее легонько по щеке.

В комнате раздались вздохи и ахи. Доминик спокойно стоял перед девушкой, ожидая дальнейшего. Он уже не смеялся. В звенящей тишине было слышно, как муха пролетит. Мэдлин дрожала, глаза наполнились слезами. Губы тряслись. Рукой она прикрывала щеку со следами его пальцев, потом молча повернулась и пошла из комнаты.

Доминик догнал ее у двери, обнял за талию и повернул лицом к себе. Посмотрел на покрасневшую щеку, на льющиеся ручьем слезы и с тяжелым вздохом прижал к груди.

– Прости, – сказал он, и столько было в его голосе глубокого раскаяния, что Мэдлин была потрясена…

– Пошли, – быстро сказала Мэдлин.

Доминик сдвинул брови, удивленный внезапной сдачей позиций. Они вышли на улицу. Не помнит ведь, наверное, подумала Мэдлин, как она любила его и готова была последовать за ним хоть на край света, не задавая никаких вопросов.

Городская квартира Доминика находилась на последнем этаже здания, где размещался банк. Просторные апартаменты, в которых в случае необходимости могла свободно расположиться вся семья. Банк строго охранялся, поэтому Стентоны редко пользовались этой квартирой, предпочитая останавливаться в одном из дорогих отелей.

Только не Доминик. Будучи банкиром, он привык считать деньги и не видел смысла в том, чтобы платить за апартаменты в отеле, когда имеешь хорошую квартиру, которая к тому же пустует.

Он подъехал к задним воротам и приказал ночной охране впустить их и открыть громадные двери, ведущие в гараж для личных машин.

– Форт Нокс, – пробурчал Доминик, когда они вышли из машины и ждали, пока охрана снимет систему блокировки задних ворот.

Заметив, что Мэдлин дрожит, он коснулся кончиками пальцев ее щеки.

– Замерзла? – спросил он. В полумраке его глаза казались черными.

Мэдлин оторопела от неожиданной ласки, взглянула на него, их взгляды встретились, и оба почувствовали неловкость.

– Мэдлин, – хрипло сказал Доминик, – я…

Двери открылись внутрь, люминесцентные лампы ослепили их. Доминик замолчал, и Мэдлин была рада, что он не договорил. Они вошли в здание и направились к ожидавшему их лифту.

Лифт быстро поднял их наверх, сразу в большой холл роскошной квартиры. Мягким светом горели светильники, включаемые и выключаемые движением лифта. Доминик повел Мэдлин по коридору к левой двери. Дверь вела в комнату, которая была ей хорошо знакома.

Это была личная гостиная Доминика, скорее небольшой уютный кабинет. Ничего особенного, только обычные вещи, которые должны окружать хозяина, когда он отдыхает. Доминик часто оставался здесь, когда дела не позволяли ему вечером вернуться в Лэмберн. В гостиной стоял стол, конечно заваленный бумагами, два огромных низких дивана, обитых красным бархатом, бар с напитками, телевизор и дорогой стереомагнитофон, а также компьютер, обеспечивающий постоянную связь с банком.

В комнате находились и личные вещи Доминика – книги на полках, журналы, разбросанные повсюду. Особенного порядка в комнате не было, но Доминик никому не позволял «вторгаться». Мэдлин любила приходить сюда – главным образом потому, что только здесь они могли спокойно побыть вдвоем.

– Этой картины раньше не было. – Мэдлин указала на полотно в золоченой раме, висевшее на противоположной стене, стараясь скрыть волнение, которое она испытывала, вновь оказавшись в его комнате.

– Не было, – сказал Доминик, направляясь к бару. – Последнее приобретение.

Мэдлин подошла ближе, чтобы рассмотреть картину. О чем-то она напоминала ей…

Не замечая, что Доминик молча наблюдает за ней, она вглядывалась в изображение. Великолепный черно-белый загородный дом посреди искусно разбитого сада. Крытая шифером крыша блестит, словно омытая дождем. Окна сверкают в первых лучах солнца.

Вспомнила. Он похож на старый дом Кортни, расположенный на полпути к дому Стентонов в Лэмберне. Только дом на картине сияет свежими красками, а дом Кортни с годами обветшал, его красота, увы, поблекла.

Мэдлин вздохнула. Ей всегда нравился тот дом, и было грустно видеть, как он разрушается.

– А кто владелец?

– Дома или картины? – Доминик улыбнулся и протянул ей бокал. – Картина моя. Я случайно наткнулся на нее. Она была в ужасном состоянии, ничего похожего на то, что ты видишь. Сначала мое внимание привлекла рама…

– Нашел в лавке древностей?

Мэдлин помнила, что Доминик любил обшаривать антикварные лавки. У него была страсть к старинным вещам – не обязательно ценным, но необычным, вызывавшим интерес. Эта страсть передалась ему от матери. В семье не очень радовались этому, дом Стентонов был уже полон антикварных вещей, приобретенных не только матерью.

– Можно и так сказать. – Доминик улыбнулся. – Но однажды я более внимательно посмотрел на холст и понял, что картину можно отреставрировать. И вот видишь…

– Продай ее мне, – сказала Мэдлин, подчиняясь какому-то порыву, и с надеждой заглянула ему в глаза. – Я заплачу рыночную цену, – быстро добавила она.

– Зачем она тебе? – Доминик не смотрел на нее, он смотрел на картину, но Мэдлин чувствовала, как он напрягся.

– Она… просто она напоминает мне усадьбу Кортни, – ответила Мэдлин, пожав плечами. Она уже раскаивалась, ведь Доминик знал, что дом Кортни всегда притягивал ее.

Доминик ничего не сказал, он, прищурившись, рассматривал картину, будто пытался найти сходство. Некоторое время они молчали.

– У тебя это серьезно, с Линбергом? – неожиданно спросил Доминик.

Мэдлин изумленно воззрилась на него.

– А какое это имеет отношение к картине? Доминик не ответил. Он неотрывно смотрел на картину, но молчание его настораживало. Мэдлин искоса взглянула на него, не понимая, о чем он думает.

После долгого молчания Доминик посмотрел на нее, его глаза потемнели.

– Ты получишь картину, когда придешь и скажешь, что окончательно отказала Линбергу.

Мэдлин в замешательстве смотрела на него.

– Зачем тебе это нужно?

Вместо ответа Доминик улыбнулся, и она опустила глаза. Внутри у нее что-то сжалось. Доминик по-прежнему хочет ее. Он дал ей это понять.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Вся дрожа, Мэдлин отошла от Доминика и опустилась на низкий диван, стараясь не показать, что поняла его взгляд.

Четыре года она приходила в себя после их последнего свидания. А теперь… Три короткие встречи – и словно не было этих четырех лет!

Не поднимая глаз, Мэдлин отпила из бокала. Доминик наблюдал за ней, он ждал: она скажет ему сейчас, что поняла то, что он высказал как бы между прочим.

Старинные часы в углу стали бить. Мэдлин машинально взглянула на свои часики. Половина одиннадцатого. И сразу же бой башенных часов Вестминстерского аббатства наполнил комнату.

Мэдлин посмотрела на Доминика, их взгляды встретились. Ее бросило в жар. Доминик снял галстук, расстегнул верхние пуговицы рубашки, обнажив загорелую шею. Во рту пересохло, и Мэдлин сделала еще глоток. Но легкое белое вино только усилило ее смятение.

Она глубоко вздохнула, чувствуя глухие удары сердца, и наконец сказала:

– Мои отношения с Перри тебя не касаются.

– Допустим, – согласился Доминик. – Но сделай одолжение, все-таки ответь.

Не надо было садиться, подумала Мэдлин. Стоя, она чувствовала себя более уверенно. Теперь, когда он почти навис над ней, ей стало не по себе, даже страшно.

– Мы пока еще рассматриваем возможные варианты, – сказала Мэдлин. Пусть думает, что хочет.

– А Кристина ван Нейлсон? – вкрадчиво спросил Доминик.

Мэдлин удивленно подняла брови.

– Играешь в сыщиков, Дом? – протянула она, чувствуя, как ее волнение усиливается.

Доминик грустно улыбнулся.

– Об истории с Линбергом и ван Нейлсон много писали, даже у нас.

Неужели он вообразил, что она будет обсуждать с ним причины отказа Перри от помолвки?

– Я уже сказала, мы рассматриваем возможные варианты. – Ничего другого Мэдлин не могла придумать.

Доминик нетерпеливо вздохнул и наконец отвлекся от картины.

– Я пытаюсь выяснить, имеет ли он право претендовать на тебя.

– Никто не имеет таких прав, – твердым голосом ответила она.

С минуту Доминик смотрел прямо в голубизну ее глаз, потом сказал:

– Я уже говорил, что знаю, как прекратить ссору между нашими родителями. Поскольку все началось из-за нас, мы и должны сделать первый шаг.

– Ну и что же… – Пусть продолжает.

– Мы должны попытаться перевести часы на четыре года назад.

Мэдлин чувствовала, что самообладание изменяет ей, но постаралась взять себя в руки.

– Прежде чем ответить, я хочу послушать, что ты еще скажешь.

Доминик оценил ее юмор и принял вызов. Он заговорил небрежно, беззаботным тоном:

– Я думаю, возможно публичное примирение, например, в эту субботу у Престонов…

Мэдлин вспыхнула. Такая жестокость. Нож в незаживающую рану.

– Как же ты собираешься обставить это чудесное примирение? – сухо спросила она. – Я, вероятно, снова должна пасть к твоим ногам, а ты милостиво простишь меня и – voila! Все довольны и счастливы.

Дом имел наглость улыбнуться.

– Я вижу, теперь моя очередь умолять о прощении, потому что леди, которую я вижу перед собой, ни перед кем не станет унижаться.

Правильно, согласилась Мэдлин. Хорошо хоть он понял, что сегодняшняя Мэдлин лучше отрежет себе нос, чем выставит себя на посмешище.

– Так каким же образом мы должны примириться? – Мэдлин было любопытно, что придумал Доминик. Она знала его, знала, что он никогда не предлагает простых решений!

Но, видимо, он продолжал еще размышлять над ее предложением.

– Я мог бы упасть к твоим ногам, – проговорил он задумчиво. – И ты бы милостиво простила меня. Вот только… – Доминик мечтательно вздохнул, – я, как и ты, не вижу себя в роли униженного просителя.

Мэдлин тоже не видела. Доминик слишком горд, чтобы пресмыкаться.

– А как бы ты отнеслась к тому, чтобы немного развлечься? – Мэдлин настороженно притихла. А он продолжал: – «Развлечение», конечно, слишком старомодное слово. Пожалуй, лучше назвать это легким флиртом. Представляешь, каково это – пофлиртовать со мной, а, Мэдлин? – Он с дерзкой усмешкой глянул ей в глаза.

Чудовищное нахальство Доминика заставило Мэдлин улыбнуться. Она надула губки – этому приему она научилась в Бостоне, но редко пользовалась им. В насквозь фальшивой беседе, которую они вели, это было самое подходящее.

– Флиртовать? Фи, какая безвкусица. А нельзя просто пожать руки и притвориться, что мы остаемся друзьями? Гораздо более достойно. Можно притвориться, что мы очень хорошие друзья, Доминик. – Подражая ему, Мэдлин приняла такой же шутливый тон.

– Ты не принимаешь меня всерьез, – укоризненно заметил он.

– Да? – Мэдлин широко раскрыла глаза. – А ты говоришь вполне серьезно?

Тут Доминик не выдержал.

– Черт возьми! – выдохнул он. – Ну ты даешь!

Мэдлин торжествовала.

– А ты думал! – выпалила она. Доминик глотнул вина.

– Люди не преувеличивали, когда говорили, что ты очень изменилась, – сказал он с неудовольствием. – Я думал, они говорили о внешности, но ты действительно стала совершенно другая.

– Что значит «совершенно»? – Она охотно подыгрывала ему.

– Копия своей матушки!

– О, благодарю! – Мэдлин старалась говорить спокойно, хотя внутри все кипело. – Приятно сознавать, что четыре года жизни не пропали даром!

– Перестань!

Доминик сверкнул глазами, отвернулся и налил еще вина. Он был раздосадован, мускулы плеч напряглись, ему с трудом удавалось скрыть раздражение.

Мэдлин с минуту наблюдала за ним, ей хотелось плакать, хотя она могла бы быть довольна, что так легко сумела вывести его из себя.

Потом она тихо сказала:

– Прости. Мне правда хотелось бы, чтобы мы остались друзьями, Доминик. Хотя бы ради Вики. Но не знаю, возможно ли это.

Слишком сильно, призналась она себе, действуют на нее его чары. Опасно подпускать его так близко.

Он очень обидел ее.

Мэдлин уже думала, что он не собирается отвечать. Но Доминик вздохнул и медленно произнес:

– И все-таки я хочу договориться с тобой. Он повернулся к ней, они снова серьезно смотрели друг другу в глаза, снова протянулись между ними невидимые нити воспоминания о мучительной боли и прекрасной любви.

– Зачем ты это сделала, Мэдлин? – внезапно спросил Доминик глухим сдавленным голосом. – Почему ты убежала?

Мэдлин опустила глаза перед его испытующим взглядом.

– Не нужно об этом. Я была слишком молода и глупа, а ты…

– А я?.. – тихо спросил Доминик, когда она в нерешительности остановилась. Он подошел к ней, взял за плечи и заставил встать. Лицо стало жестким, глаза потемнели и в упор смотрели на нее. – А у меня есть оправдание в том, что случилось тогда? – Он слегка встряхнул ее, руки впились в ее плечи. – Тебе так легко все объяснить своей молодостью и несдержанностью, они извиняют твое поведение. А что оправдает меня? Скажи, – грубо потребовал он. – Скажи, если знаешь. Может, я пойму то, чему не мог найти оправдания все эти проклятые четыре года! У Мэдлин брызнули слезы.

– Я не знаю, – прошептала она, потрясенная тем, что он с таким презрением говорит о себе. – Я действительно не знаю, Доминик. Да и откуда мне знать, если ты никогда не был откровенен со мной?

Стиснув зубы она приказала себе успокоиться и постаралась улыбнуться ему.

– Разве не лучше поблагодарить Бога за то, что удалось благополучно избежать худшего, вместо того чтобы разбираться в прошлом, где все уже сказано и сделано?

Мэдлин думала, что он разозлится еще больше. Но Доминик неожиданно печально улыбнулся, его пальцы не сжимали уже так сильно ее руки, ей удалось слегка отодвинуться.

– Прошлое можно забыть, верно? Но прошлое влияет на настоящее. – Доминик оперся спиной о бар, засунув руки в карманы брюк. – Наши запутанные отношения так или иначе сказываются на всех, кто связан с нами. У нас с тобой есть определенные обязательства перед ними.

– Я посоветую Нине пригласить на свадьбу всех Стентонов и лично вручу приглашения. Я не собираюсь участвовать в этой ссоре, Доминик. Пусть наши родные знают, я докажу это при первом же удобном случае. Если только, – грустно добавила Мэдлин, – твои родители захотят снова встретиться со мной.

– Они не поехали к Лэсситерам, чтобы дать тебе время осмотреться, Мэдлин. Это вовсе не значит, что они не хотели встречаться с тобой.

– Знаю. Я так и решила про себя. Мэдлин подняла на него спокойный взгляд.

– Я отказалась от привычки оскорблять чувства людей, – твердо сказала она. – Я помню, как твои родители были добры и внимательны ко мне.

– Они любят тебя, – с нежностью сказал Доминик.

Сердце Мэдлин сжалось.

– Да. – Она кивнула. – Я тоже их люблю. Завтра вечером я нанесу им визит и принесу приглашения Нины. Это будет означать, что Мэдлин Гилберн начинает мирную жизнь.

Доминик улыбнулся.

– А что скажет твой отец?

Мэдлин нетерпеливо отмахнулась.

– Ему придется согласиться со мной, – упрямо заявила она. – Не могу понять, Доминик, почему ты ничего не делал? Будь я дома, ссора давно бы прекратилась!

– Ты уверена? Значит, ты просто ничего не знаешь. Ну, например, не знаешь, что наши отцы чуть не подрались из-за нашей размолвки. Что твой отец отозвал все счета из нашего банка в самый трудный для нас период, и он знал об этом. А тебе известно, – безжалостно продолжал он, – что именно сейчас твой отец пытается склонить один из крупных банков к тому, чтобы тот поддержал его последнюю головокружительную идею? Но, как обычно, к предложениям Гилберна все относятся очень осторожно.

У Мэдлин был такой растерянный вид, что Доминик понял: она и в самом деле ничего не знает.

– Я дал бы ему деньги, Мэдлин, – сказал Доминик. – Но он такой упрямый, что даже не хочет обсуждать это со мной!

– А ты предлагал ему? – Мэдлин вся дрожала, лицо побледнело.

– Дважды, – кивнул Доминик и взял бокал. – Он даже не подходит к телефону, – добавил он с горечью.

– Старый упрямый Гилберн, – сказала Мэдлин. Доминик прав. – Что же нам делать? – спросила она, понимая, что, видимо, так просто проблему не решить.

Доминик повернулся к ней.

– Мы должны сделать вид, что готовы помириться. Больше я ничего не могу придумать, чтобы растопить лед. Ведь наших родных всегда соблазняла мысль соединить нас. Черт возьми! – с раздражением воскликнул Доминик. – Ведь это мои родители подтолкнули тебя ко мне! Мы все набросились на тебя. Мы виноваты в том, что поставили тебя в безвыходное положение, загнали в угол. Забыли, что ты можешь вернуться и отомстить.

– А мне помнится, я считала, что это тебя загнали в угол, – шепнула Мэдлин. Ей вспомнилась кошмарная ночь, когда она пыталась соблазнить его.

– Я был достаточно взрослым, чтобы соображать, – возразил Доминик. – А ты была молода.

– Ну, хватит, Дом, – сказала она холодно, давая ему понять, что, во-первых, принимает его предложение всерьез и, во-вторых, у нее нет желания ворошить прошлое. Слишком много неприятных воспоминаний.

– Ладно, – скорбно ответил Доминик. Взгляд его на миг ушел куда-то вглубь. Но он тут же оценивающе посмотрел на Мэдлин, снова усмехнулся и насмешливо спросил: – Так как насчет романа?

– Что?.. Еще один роман? – в тон ему отозвалась она.

– О, на этот раз все будет по-другому, – заверил он. – Мы же не будем повторять ИЗ прежних ошибок. Ты сама сказала мне по телефону, что кое-чему научилась, а я… – Доминик загадочно улыбнулся. – Теперь ведь все может быть иначе. Так почему же нам не завести роман? Ведь мы неравнодушны друг к другу, и роман будет выглядеть вполне правдоподобно.

– Вызов обществу? – поняла Мэдлин и почувствовала, что готова поддаться соблазну. Прежняя Мэдлин обожала приключения.

– Только представь себе, как злобные сплетни обернутся святочной сказочкой, когда все увидят, что мы снова вместе.

– Бедные сводни-мамаши застонут от отчаяния, – засмеялась Мэдлин. Нина рассказывала ей, что честолюбивые мамаши просто покоя не давали Доминику, навязывая ему своих смазливых дочек.

Доминик бросил на нее уничтожающий взгляд. Он терпеть не мог свое положение «завидного жениха».

– Вот Вики-то обрадуется. А родители будут бояться, как бы мы снова не порвали, прежде чем они нас поженят, – продолжал он. – Мы и оглянуться не успеем, как состоится наша свадьба. Может быть…

– Довольно устрашающая картина, – сказала Мэдлин обескураженно. – Значит, мы снова должны обручиться?

– Почему бы и нет?

Теперь Мэдлин бросила на него уничтожающий взгляд.

– А что мы будем делать, когда суматоха уляжется? Когда Нина благополучно обвенчается и клан Стентонов осчастливит своим присутствием ее свадьбу? А Вики не придется разрываться между Стентонами и Гилбернами? Что останется нам – фиктивный роман?

– Разве мы не можем перейти через мост, если уж подошли к нему вплотную? – беззаботно сказал Доминик. – Конечно, если ты не боишься, что снова влюбишься в меня.

Мэдлин мгновенно ощетинилась.

– Ты хочешь сказать, что наш роман будет продолжаться? – презрительно вздернув брови, спросила она.

Доминик улыбнулся.

– Прости, но я не мог удержаться, чтобы не пошутить. Я ждал, что ты ответишь мне тем же. Так как, сыграем роль пылко влюбленных, чтобы помирить наши семьи?

С минуту Мэдлин молча смотрела на него. Он играет с ней, как кошка с мышкой – с маленькой беззащитной мышкой. Но она не была беззащитной, и Доминик знал это. Так чего же он добивается? Она знала, он хочет ее. Он выдал себя, предлагая картину. Если бы она заранее знала, как пойдет разговор, она бы бежала прочь. Но вся беда в том, что она уже не могла удержаться, предстоящая игра захватила ее воображение.

Может быть, стоит пойти на риск, чтобы увидеть, как исчезает осторожно-предупредительное отношение к ней.

Она глубоко вздохнула.

– Когда ты предлагаешь начать? – Соглашение было заключено, и оба это понимали. – Только не предлагай вечер у Престо– нов, – предупредила Мэдлин. – Я больше не желаю публичных примирений, у меня уже есть опыт.

– Удар ниже пояса, Мэдлин.

Доминик выпрямился, расправил плечи, и она поняла, в каком напряжении он был весь вечер.

– У тебя завтра ленч с Вики? – (Мэдлин кивнула.) – Я буду незваным гостем, если не возражаешь. Тогда и поговорим.

– Хорошо, – согласилась она и направилась к двери.

– Ты куда? – В голосе Доминика слышалась явная растерянность.

– Домой, – спокойно сказала она. – Мы обо всем договорились, и мне пора.

На самом же деле она готова была бежать куда угодно, лишь бы подальше от него. Слишком много Доминика Стентона – это вредно для здоровья!

– С тобой с ума сойдешь. – Доминик в три шага настиг ее. – Кстати, мне это нравится.

– Что именно? – безучастно откликнулась Мэдлин.

– Новая Мэдлин. – Он скользнул взглядом по ее фигуре, в глазах появились опасные искорки. – Модерновая колдунья, уму непостижимо, – задумчиво произнес Доминик.

– Доминик… – предостерегающе сказала Мэдлин. Она была не расположена выслушивать его двусмысленные комплименты.

– Я вот о чем подумал. – Он подошел к ней вплотную, она оказалась между ним и закрытой дверью. – Может быть, попрактикуемся, пока мы одни?

– Ты это о чем? – требовательным тоном спросила Мэдлин, видя, как заблестели его глаза.

– О ласках, поцелуях. – Доминик небрежно пожал плечами.

Слишком поздно Мэдлин поняла, что дверь заперта. Она попыталась оттолкнуть его, но оказалась только еще крепче прижатой к нему.

– Не смей! – закричала Мэдлин, но он и внимания не обратил. Он смотрел на нее, улыбаясь иронически и ласково. Мэдлин отчаянно старалась вырваться. Он ждал, когда она устанет, глаза его смеялись над ее безуспешными попытками.

– У тебя самая восхитительная фигура, какую я когда-либо видел, – сказал Доминик нежно. – Даже твое платье действует возбуждающе.

Он скользнул рукой по ее телу от груди до бедер, и Мэдлин задохнулась от его прикосновения.

– А губы, – пробормотал Доминик, – эти восхитительные малиновые губы…

– Нет!..

Слишком поздно. Он наклонился и коснулся губами ее губ. Все живое в ней запылало, она еле сдерживалась, чтобы не ответить ему. Почти теряя сознание, она вспомнила, что когда-то жила в ожидании его поцелуев. Его тело осталось таким же сильным, а руки такими же настойчивыми. Она помнила аромат его кожи, теплой и гладкой, пробуждавшей в ней желание, которое так и осталось неудовлетворенным. И теперь Мэдлин почувствовала предательскую слабость во всем теле. Почти не дыша, она пыталась взять себя в руки.

Доминик поднял голову, его глаза потемнели, кровь прилила к щекам. Его дыхание коснулось лица Мэдлин.

– Сделай глубокий вдох, – посоветовал он. Его губы были так близко, что слова вибрировали на ее дрожащих губах. – Тебе это необходимо.

Всю пылкость чувств и силу страсти Доминик вложил во второй поцелуй. Под его натиском ее губы приоткрылись, его язык проник внутрь и жадно коснулся ее языка. Его желание было таким сильным, что Мэдлин затрепетала, из груди вырвался стон.

Ее сопротивление возбуждало Доминика. Он крепко держал ее, одной рукой касаясь ее спины. Другая рука зарылась в волосы, он откинул ее голову, она была совершенно беззащитна перед его страстными поцелуями. Она изогнулась и, чтобы удержать равновесие, вынуждена была обнять его. Она почувствовала, как его желание заставляет пульсировать все ее чувства.

Это было ее падение. Она уступила с мучительным стоном, дала ему все, что он хотел, утоляя его желание и свою страсть в поцелуе.

Сжимая друг друга в объятиях, они вложили в этот поцелуй всю силу чувств, всю наркотическую силу страсти, которая охватила их.

Когда Доминик оторвал губы от губ Мэдлин, она не сразу поняла, где находится. Она чувствовала слабость во всем теле, сердце бешено колотилось.

Спохватившись, она в ужасе оттолкнула его. Гнев и отвращение к себе помогли ей прийти в себя.

– Ты не должен был этого делать, – с ненавистью и презрением бросила она ему.

– Почему? – спросил Доминик, разгоряченно дыша и ласково гладя ее волосы. Так гладят укрощенное животное, а не разъяренную женщину.

– Потому что ты испортил наши планы, – холодно ответила Мэдлин. К ней постепенно возвращалось самообладание. – Я поищу другой способ помирить наши семьи. Без твоей помощи.

– Потому что я поцеловал тебя? – Он явно издевался над ней. Ее щеки пылали от унижения. – Я только попытался растопить ледяную стену, которой ты окружила себя. Видит Бог, нам никто не поверит, если ты будешь смотреть на меня такими злыми глазами! – засмеялся он.

Мэдлин подняла голову, ее губы дрожали.

– Можешь больше ни о чем не беспокоиться. – Она отвернулась и дрожащей рукой взялась за ручку двери. – Я не хочу иметь с тобой ничего общего, Доминик. Пожалуйста, дай мне уйти.

Он удержал ее.

– Не глупи! – раздраженно сказал Доминик, внезапно став серьезным. – Ты не можешь так уйти из-за нескольких случайных поцелуев!

Случайных! Если она сейчас же не уйдет, то ударит его за эти слова.

Вне себя, она распахнула дверь.

– Это Линберг? – Доминик последовал за ней в холл, пытаясь остановить. – Почему бы тебе сразу не сказать, что дело в нем, вместо того чтобы изображать оскорбленную невинность из-за какого-то поцелуя?

Глаза Мэдлин гневно сверкнули.

– Нет, это не Перри и никто другой, пойми ты это!

Лицо Доминика снова стало жестким, он смотрел на нее хмуро и настороженно. Несмотря на все ее самообладание, он снова видел в ней черты прежней, непредсказуемой Мэдлин. Но ей уже было все равно, она хотела только убежать прочь, прочь из этой квартиры, прочь из его жизни – и как можно скорее.

– Если хочешь знать чистую правду, – язвительно бросила Мэдлин, – то я скажу. Я вернулась, потому что надеялась, что четыре года – достаточно большой срок, чтобы достичь определенной цели. Но, видимо, это не так. И я скажу тебе прямо, чтобы впредь не было ошибок: я не способна ни на флирт, ни на роман, ни на что другое, если это связано с тобой. Не потому, что люблю другого, а потому, что больше не хочу тебя!

– Ты закончила? – холодно спросил Доминик.

Мэдлин кивнула.

– Я провожу тебя.

В полном молчании они доехали до ее дома. Доминик сидел с каменным лицом, Мэдлин была близка к истерике. О, если бы она никогда не возвращалась сюда, осталась бы в Бостоне, где никто не смел обидеть ее так, как этот человек!

Доминик проводил ее до двери и только теперь с горечью сказал:

– Ты лгунья, Мэдлин. Не знаю, кому ты лжешь – себе или мне. Но ты лгунья. Ты отвечала на мои ласки, так же как я отвечал на твои – со всем пылом страсти и долго подавляемого желания. Подумай об этом, когда ляжешь сегодня в свою одинокую постель. И подумай еще вот о чем. – Он приблизил к ней лицо, его душил гнев. – Если эта… эта ссора между нашими семьями не прекратится, будет плохо не только Вики. Ей уже плохо. А твоего отца ждут значительные финансовые трудности. Ему нужна моя поддержка, и он получит ее только в том случае, если ты помиришься со мной!

Он небрежно поцеловал ее на прощание и ушел. Она молча провожала его глазами, потрясенная невыносимой правдой его слов.

Слезы душили ее, когда она смотрела, как Доминик вошел в лифт и нажал кнопку «Вниз». Она уже сделала шаг, чтобы бежать за ним, но заставила себя остаться на месте. Двери лифта закрылись.

Прежняя Мэдлин догнала бы своего сердитого мужчину. Сегодняшняя Мэдлин старалась сохранить чувство собственного достоинства.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Он не пришел. Слабая надежда теплилась в ней, пока они ели первое, и исчезла, когда подали второе. Мэдлин смотрела в тарелку, заставляя себя есть. Вики была поглощена сложной ситуацией с потенциальным клиентом, которого она пыталась заполучить, и совершенно не замечала, что подруга ест без всякого аппетита.

– Понимаешь, Мэдди, – возбужденно говорила Вики своей невнимательной слушательнице, – если бы мне удалось заполучить его, отцу бы пришлось взять назад свои слова о том, что женщинам не место в мужском бизнесе. А на него так приятно смотреть. Он…

Мэдлин уныло окинула взглядом зал ресторана. Сидящие за столиками посетители наслаждались трапезой и оживленно беседовали. Ей нечего было сказать даже себе. Она не хотела есть. Не хотела ни с кем разговаривать. К тому же она не выспалась.

Прошедшая ночь была сплошным кошмаром. Она ходила по спальне и ругала себя. Как она могла поверить, что они с Домиником договорятся! Ясно было, что их беседа выльется в вульгарную ссору. И не только в ссору, напомнила она себе. Сцена обольщения была отвратительна.

Она презирала его за это. Его, видно, очень мало беспокоила эта ссора между их домами, если он сразу же начал обнимать ее. Нужно забыть о нем и искать другой путь, сказала она себе. Однако прежней Мэдлин хотелось плакать, потому что прошлой ночью она поняла, что по-прежнему беззащитна перед ним. Так было всегда.

Беззащитна. Перри предупреждал ее, но она не придала значения его словам. Внутренний голос предупреждал ее, но она не услышала.

«Он водит тебя за нос», – издевался над ней Перри. Прошлым вечером, вероятно, так и было.

Господи, да неужели это она, что была так доверчива, так глупа? Доминик Стентон не был…

И тут она увидела его. Он стоял в дверях – и сердце на мгновение замерло, потом бешено заколотилось.

Значит, пришел. Несмотря на горькие и презрительные слова, которые они наговорили друг другу, он все-таки пришел. Мэдлин закусила губу, настроение сразу поднялось.

Значит, презираете сегодняшнюю Мэдлин, усмехнулась она про себя, наблюдая, как он оглядывает столики.

Доминик увидел их. Поверх головы Вики Мэдлин поймала его твердый взгляд и стиснула задрожавшие руки. Он шел к ним, как всегда элегантный, в темных брюках в полоску и белой рубашке.

– …Американец с ног до головы, – говорила Вики. – Ты понимаешь, о чем я. Одни мускулы и сексуальность. Просто супермен.

Но Мэдлин не слушала. Она смотрела, как Доминик приближается к ним, и не могла отвести взгляда.

Он остановился позади Вики и положил руки ей на плечи.

– Привет, Мэдлин, – спокойно сказал он. При звуках его голоса бедная Вики вздрогнула и замолчала.

Мэдлин отвела взгляд от Доминика и посмотрела на Вики. Девушка окаменела, на побледневшем лице отразился страх. Мэдлин снова посмотрела на Доминика. Он полагал, что в присутствии Вики Мэдлин не будет устраивать сцен, но был настороже – на всякий случай.

– Здравствуй, Доминик, – спокойно ответила Мэдлин.

– Не возражаете, если я присоединюсь к вам? – вежливо осведомился он.

– Дом… – умоляюще начала Вики. Она ненавидела сцены. Вики была великодушной и независимой личностью, но очень чутко реагировала на обстановку. Она выжидательно посмотрела на Мэдлин.

– Положи сумку на другой стул и дай брату сесть, – спокойно сказала та, скрывая волнение.

Подошел официант и спросил, что закажет господин. Доминик покачал головой.

– Я только выпью с дамами кофе. Официант отошел.

Доминик снова обратился к Мэдлин:

– Как идут приготовления к свадьбе?

– Хорошо. До этого великого дня еще целый месяц, но ты же знаешь Луизу. – Мэдлин улыбнулась. – У нее такие планы…

– Чарлз Уэйверли хороший человек, – сказал Доминик без всякой насмешки. – Надеюсь, Нина будет счастлива с ним.

– Я уверена. – Мэдлин взглянула на Вики. Та замерла, опустив глаза в пустую тарелку и стиснув руки. Мэдлин стало жаль ее. Она снова посмотрела на Доминика, он слегка пожал плечами и усмехнулся. – А ты хорошо знаешь Чарлза? – небрежно спросила Мэдлин.

– Достаточно хорошо. – Доминик взял руку сестры в свои руки и ободряюще улыбнулся ей. Она подозрительно посмотрела на него. – Вики была влюблена в него когда-то.

– Нет, – воскликнула Вики. Поддразнивание брата вернуло ее к жизни. – Это не мой тип. Он слишком… слишком…

– Мягкий? – подсказала Мэдлин. Вики смущенно улыбнулась. – Я понимаю, что ты имеешь в виду, – продолжала Мэдлин. – Он такой… такой…

– …вежливый, – выпалила Вики, и обе засмеялись.

– Женщины всегда говорят о мужчинах гадости? – лениво поинтересовался Доминик.

– Радуйся, что пришел вовремя, – сказала Мэдлин – Следующим будешь ты.

– Нет, правда же, – заторопилась Вики, чувствуя приближение ссоры. – Чарлз очень подходит Нине. Ей нужен муж, который сумеет защитить ее.

– А тебе не нужен? – насмешливо спросил Доминик. – Я думаю, все женщины хотят, чтобы их защищали.

– Господи, да нет же! – Вики содрогнулась при одной мысли об этом. Ее оцепенение прошло. – Мой идеал – решительный мужчина с сильной волей, который может противостоять мне. Мне нужно соперничество во взаимоотношениях, а не полная зависимость. Мужчина должен быть.:. – Она обвела взглядом зал и вдруг потеряла дар речи. – Господи, – выдохнула Вики и схватила Мэдлин за руку. – Это он, – возбужденно зашептала она. – Нет, не оборачивайся. Это о нем я рассказывала тебе перед приходом Дома. О Господи! – Вики задыхалась от волнения. -Он идет сюда!

Доминик с любопытством проследил за напряженным взглядом Вики. Мэдлин наблюдала за братом и сестрой, сидевшими напротив, и увидела, как лицо Вики залилось краской, а лицо Доминика окаменело. Он перевел холодный, карающий взгляд на Мэдлин, и она побледнела.

– Я не знал, что вы кого-то ждете, – сказал Доминик ледяным тоном.

– Мы никого не ждем, – возразила Мэдлин.

– Мэдлин! – услышала она и сразу поняла причину странного поведения Доминика.

Многое произошло одновременно. Официант принес заказанные блюда. Вики отвела взгляд, поняв, что подошедший джентльмен хочет поговорить не с ней, а с Мэдлин. Перри наклонился, чтобы поцеловать Мэдлин в щеку, смутив официанта, который обслуживал их столик.

– Что ты тут делаешь? – удивленно спросила Мэдлин. Неужели супермен – это Перри? Вики что, слепая?

– Думаю, то же, что и ты, – улыбнулся Перри. – Завтракаю с Форманом.

Форман. Супермен. Значит, это он – американский клиент Вики.

Мэдлин встала и, обернувшись, улыбнулась подошедшему Форману.

– Очень приятно снова видеть тебя.

– Здравствуй, Мэдлин. – Форман улыбнулся в ответ и пожал ей руку. Потом рассмеялся, видя, как официант пытается расставить тарелки. – Кажется, мы создали «пробку».

Наконец официант удалился. Мэдлин смогла осуществить представление. Доминик уже встал. Но прежде она представила Вики.

– Ты очень хотел познакомиться с ней, – сказала она, улыбаясь. – Моя подруга Вики – Виктория Стентон – Перри Линберг.

– Та самая Вики, которую Мэдлин загнала на дерево во время игры в ковбоев и индейцев, а потом забыла о ней? – спросил Перри. Карие глаза приветливо смотрели на девушку.

Вики засмеялась.

– Она рассказывала об этом? – Перри тепло пожал ей руку. Вики переводила глаза с Мэдлин на Перри. – А Мэдлин рассказывала, как пустила меня плыть по течению в старой дырявой лодке, а сама смотрела, как я тону?

Перри изобразил испуг.

– Это та река, по берегу которой мы гуляли в прошлое воскресенье? Думаю, вы были просто счастливы, когда Мэдлин уехала!

– О нет, – совершенно искренне запротестовала Вики. – Мне ее очень не хватало.

– Нам всем ее не хватало, – добавил Доминик.

Возникла неловкая пауза. Только Форман Гулдинг ничего не понял. Доминик слегка улыбнулся Перри.

– Мы уже встречались, Линберг. – Он холодно кивнул.

– Припоминаю, – так же холодно ответил Перри.

Мэдлин поспешила представить второго мужчину.

– Форман, с Вики ты уже знаком, а с ее братом, наверное, нет. – Она обернулась к Доминику. – Доминик, это Форман Гулдинг. Родственник Линбергов, живет в Европе.

Знакомство состоялось. Перри посмотрел на часы и торопливо сказал:

– Рад, что застал тебя, Мэдлин. Я как раз собирался позвонить и спросить, в какое время мы идем к Престонам.

Краем глаза Мэдлин заметила, что Доминик замер.

– В субботу после полудня у меня назначена встреча. Если вечер у Престонов начнется рано, я постараюсь сократить ее.

– Прекрасно, – согласилась Мэдлин. Она посмотрела на оживленно беседующих Вики и Формана Гулдинга, и ей в голову пришла одна мысль. Ничего страшного, если все встретятся за столом. Она небрежно заметила: – Если Форман любезно согласится провести с нами уикенд, я уверена, Вики не откажется составить нам компанию.

Доминик был в бешенстве. Мэдлин чувствовала, что у него внутри все кипит. Но ей для ее плана нужно было сделать еще кое-что, j Она не позволит ему все испортить. } – Ты специально все подстроила, чтобы досадить мне, – набросился на нее Доминик, едва дождавшись, чтобы мужчины ушли. О сестре он, видимо, вообще забыл. Но Мэдлин не забыла.

– Приходи в субботу обедать, – пригласила она Вики, – а потом вместе поедем к Престонам.

– О, Мэдлин! – Вики тяжело вздохнула. – Ты же знаешь, я не могу прийти к вам! Я даже к Престонам не собиралась идти, потому что…

– Видишь, что ты наделала? – тихо сказал Доминик. – Что, черт возьми, теперь делать Вики? Небрежно сообщить родителям, что в субботу она обедает у Гилбернов? Ты думаешь, они не обидятся?

– Ты тоже приходи, – сказала Мэдлин, обезоружив его. Потом нетерпеливо заговорила: – Подумай! Это же идеальное решение! Твой отец не рискнет оскорбить Перри и Формана. Они занимают слишком высокое положение. Он знает, что Вики старается заполучить Формана в клиенты. Ведь ты следуешь своему девизу – не смешивать личные и деловые отношения.

– Да, ты права! – возбужденно воскликнула Вики. – Вряд ли отец будет возражать.

– Но может возражать отец Мэдлин, – заметил Доминик. – Он-то без колебаний смешивает личные отношения с деловыми. – Он насмешливо посмотрел на Мэдлин и перевел взгляд на сестру. – Ты забыла, дорогая сестричка, что Стентоны – нежелательные гости в доме Гилбернов, так же как они – в нашем.

– Что же ты предлагаешь? – спросила Мэдлин. – Избегать друг друга, словно мы зачумленные, и из-за чего?

– Я уже объяснил тебе вчера вечером.

– А я ответила, что именно думаю на этот счет.

– Вчера вечером? – встрепенулась Вики. – Значит, вы встречались?

– Свинья, – пробормотала Мэдлин и покраснела.

– Значит, вы виделись после встречи в банке?

– Ты же просила об этом, – беспечно ответил Доминик.

– Сколько раз вы встречались? – настойчиво спрашивала Вики.

– Одного раза достаточно, – с горечью ответила Мэдлин.

– Два раза, – уточнил Доминик. – Помнишь нашу встречу у реки?

– Черт возьми, ну и хитрецы же вы, – вздохнула Вики.

– Уже все остыло. – Мэдлин снова села за стол.

– Кто-нибудь еще знает, что вы тайно встречались? – Вики задавала вопросы и сама на них отвечала. Мэдлин и Доминик были заняты друг другом. – А как же Перри Лин– берг? – спросила Вики. – А Диана Фелтон?

Мэдлин с любопытством посмотрела на Доминика.

– А кто это – Диана Фелтон?

– Ты познакомишься с ней в субботу, – кисло улыбнулся Доминик. – Я лично представлю вас друг другу. Я приведу ее к обеду, к вам в дом.

– Диана не понравится тебе, Мэдди, – сказала Вики с отсутствующим видом. Она еще || не освоилась с новостью. – Это из тех современных воображал, на которых он стал обращать внимание. Она…

– Хватит, – оборвал ее Доминик и насмешливо добавил, обращаясь к Мэдлин: – Тебе известен этот тип женщин, дорогая. Ты сама стала такой.

– Не хочу! – Эдвард Гилберн был раздражен. – Не желаю, чтобы этот Стентон появлялся в моем доме!

Мэдлин нетерпеливо вздохнула, и он сверкнул на нее сердитым взглядом.

– Скажу откровенно, Мэдлин, – надменно произнес отец, – я удивлен, что ты пригласила его. – Гилберн с отвращением покачал седой головой. – Мне казалось, эта история должна была кое-чему тебя научить.

– Эдвард! – протестующе воскликнула Луиза. Она впервые повысила голос на мужа, и он в изумлении опустился на стул. – Ты должен понять, что Мэдлин оказалась в затруднительном положении. Она не просила тебя ссориться со Стентонами.

– Нас, Луиза, нас, – поправил он.

– Тебя, Эдвард, – настаивала Луиза. – Ты и Джеймс Стентон затеяли ссору. Дом Стентон и я пошли у вас на поводу, а бедные Вики и Нина оказались между двух огней. Как, по-твоему, должна себя чувствовать Мэдлин, если ее подругу детства не хотят видеть в этом доме?

– Разве я возражаю против Вики? – ответил Гилберн. – Вики может приходить в любое время. Но ее брат – другое дело. Он обидел мою девочку, и…

– Они оба обидели друг друга, Эдвард. Помни об этом, пожалуйста. Мэдлин права. Пора все забыть.

Мэдлин уже начала раскаиваться, что затеяла этот обед. И вдруг раздался нежный голосок:

– У меня есть идея.

Все с удивлением воззрились на Нину. Она нерешительно улыбнулась и сказала:

– Я думаю, Мэдлин, как и каждый из нас, имеет право пригласить в наш дом кого захочет. С другой стороны, думаю, Мэдлин не потребует, чтобы отец сидел за столом с человеком, с которым он уже четыре года не разговаривает.

– Благодарю тебя, ангел мой, – сказал Гилберн. Поддержка Нины пришлась очень кстати.

Нина глубоко вздохнула.

– Пусть Мэдлин устраивает званый обед. Стентон не будет оскорблен, потому что мы приглашены в другое место – мы будем обедать у Чарлза. И все довольны, правда?

Мэдлин тщательно выбрала наряд – платье из темно-красного бархата с короткими рукавами и глубоким вырезом. Короткая прямая юбка с разрезом сбоку, открывающим бедра.

Поднятые вверх волосы поддерживаются двумя золотыми заколками. Длинные золотые серьги в ушах, толстая золотая цепочка на шее.

Перри при виде Мэдлин пришел в восторг. Но тут появился Доминик под руку с Дианой Фелтон. Диана была в белом. Ткань тускло мерцала, облегая стройную фигуру. Льняные волосы, белая кожа – Мэдлин показалось, что рядом с Дианой она выглядит тяжело и мрачновато.

– Надо признать, у него есть вкус, – тихо сказал Перри, видя выражение на лице Мэдлин, изучающей соперницу. – Ты позволишь мне увести Снежную королеву, чтобы ты могла очнуться? – насмешливо спросил Перри.

– Снежная королева вот-вот попросит тебя об этом, – сказала Мэдлин сквозь зубы, вы– мученно улыбаясь. Она с обидой наблюдала, как Доминик, наклонясь, что-то говорил на ухо Диане. Перри тихо засмеялся. А Мэдлин подошла к гостям, приветствуя прежде всего Вики. – Ты приехала. – Она тепло улыбнулась и расцеловала подругу в обе щеки. – А я все гадала, приедешь или нет.

– Пришлось взять себя в руки, – призналась Вики. – Боюсь, я трусливо бежала и оставила Доминика спорить с отцом.

– Почему бы ему и не поспорить? – Доминик прислушивался к их разговору, и Мэдлин с насмешкой кивнула в его сторону. – Должна же быть и от него какая-то польза. Привет, Доминик, – она протянула ему руку. – Как хорошо, что ты приехал.

Доминик изобразил вежливую улыбку.

– Я не мог удержаться от соблазна. – Он крепко сжал ее руку. – Так долго…

– Дорогой… – Голос Дианы Фелтон был так же бесцветен, как и все в ней. Она тревожно посмотрела на своего спутника. – Вы собираетесь говорить друг другу колкости? – спросила она.

Она знает о наших прежних отношениях, заметила про себя Мэдлин. Да и кто в Лэм-берне этого не знает?

– Мы не говорим колкостей, – возразила Мэдлин, светски улыбаясь. – Так вы Диана. – Она выдернула руку из руки Доминика и протянула ее девушке. Та пожала ей руку с холодной улыбкой.

– Диана, это Мэдлин, – представил Доминик. – Вернулась из Бостона и готова приступом взять Лэмберн.

– Уже взяла. – Перри оказался рядом. Он обнял Мэдлин за талию и улыбнулся Диане очаровательной улыбкой. – Мне пришлось сражаться за нее со многими потенциальными поклонниками.

– Ты мой единственный поклонник, – заверила его Мэдлин с нежной улыбкой. – Перри Линберг, – представила она его Диане.

Широко раскрытые глаза внезапно оживились, в них мелькнул проблеск мысли.

– Я слышала о вас, мистер Линберг, – сказала Диана. – Каждый Божий день у меня перед глазами ваше имя.

– Правда? – медленно произнес Перри. – Расскажите мне об этом. – Он увлек Снежную королеву в сторону.

– Диана – эксперт по компьютерам, – объяснил Доминик. – Ее офис забит электроникой, на каждом приборе фирменный знак Линбергов.

– Она очень… мила, – сказала Мэдлин, провожая взглядом Перри и Диану.

– Как раз мой тип, – согласился Доминик, потом наклонился и прошептал ей на ухо: – Понимаешь, она действительно очень мила. Ты сможешь полюбить ее, если захочешь.

– Я не говорила, что не захочу, – возразила Мэдлин.

Он засмеялся.

– Выражение твоих зеленых глаз выдало тебя.

– Но у меня не зеленые глаза. – Мэдлин нахмурилась.

– Нет? – деланно удивился Доминик. – Иногда они вдруг зеленеют. Может быть, это игра света.

– Не играй со мной, Доминик. – Мэдлин разозлилась: он был прав, она кипела от ревности. – По-моему, я ясно сказала тебе – мне это неприятно.

По лицу Доминика пробежала тень.

– А мне неприятно, что Линберг постоянно обнимает тебя.

– Если вы не прекратите, – сдержанно заметила Вики, – наши родители никогда не помирятся. Я уже вижу, скандал приближается! – Она присоединилась к Форману, который смешивал коктейли.

– Вики твердо уверена, что после твоего приезда мы тайно встречались каждый день, – сказал Доминик и грустно добавил: – Думаю, она обиделась, что мы не доверяем ей своих секретов. И беспокоится, как бы мы снова не устроили скандал.

– Вот вздор, – возразила Мэдлин. – Ты хоть объяснил ей это?

Доминик усмехнулся ее наивности.

– Ты всерьез думаешь, что после представления, которое мы устроили в прошлый раз, она поверит?

– Это ты во всем виноват, – заявила Мэдлин.

– Ты тоже, – поправил он. – Мы оба, Мэдлин, должны отвечать за наши грехи – прошлые и настоящие.

– А за будущие? – спросила она. – Как мы их поделим?

– О, все зависит от твоего поведения. – Сарказм Мэдлин не тронул его.

Мэдлин повернулась к нему, ее голубые глаза сверкали. Она была очень хороша.

– Я тебя предупреждаю, Доминик. Я не хочу играть в эти игры!

– Слишком поздно, дорогая. – Кончиком пальца он коснулся ее носа. – Игра началась в ресторане, дорогая. И уже тогда ты могла бы прекратить ее, если бы хотела.

– Господи! – От его прикосновения у нее закружилась голова. – Ты нестерпим!

– Знаю, – вздохнул Доминик. – Это один из моих недостатков.

– Почему ты так себя ведешь?

Она видела, что Перри ловко отвлекает от них внимание окружающих. Ее же собственное внимание сосредоточилось на мужчине, стоящем перед ней.

– Почему? Чтобы внести ясность в ход событий, – ответил он. – Ты можешь упрекать меня, но я не переношу неуплаченных долгов.

– Я тебе ничего не должна, – в бешенстве прошипела Мэдлин. – И помни, мы собрались здесь ради Вики. И поэтому ты не можешь…

– Странно, – спокойно заметил Доминик. – Я-то думал, мы здесь потому, что Мэдлин Гилберн хочет показать, что она стала взрослой, разумной женщиной.

Мэдлин повернулась и отошла от него. Оставшуюся часть вечера она играла роль гостеприимной хозяйки, и никто, даже Доминик, не смог бы придраться к ней.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

– Согласен, мне не хватает великодушия, чтобы признать твою правоту. Но я поражен, – говорил Доминик несколько часов спустя, когда Мэдлин смогла наконец перевести дух и немного расслабиться, наслаждаясь успехом задуманного мероприятия.

Лишь одна сцена едва не окончилась ссорой. По иронии судьбы, это случилось, когда они уже собирались ехать к Престонам и Мэдлин обнаружила, что оставила в комнате накидку.

– Я принесу, – предложил Перри и уже направился к лестнице, потом остановился и спросил: – Черная бархатная накидка, которая лежит на кресле?

– Да, – с улыбкой ответила Мэдлин. Она повернулась и поймала взгляд Доминика, в упор смотревшего на нее. Потом Доминик посмотрел наверх. Мэдлин поняла, о чем он подумал, и краска стыда залила ее лицо. Невольно вздернулся подбородок и в глазах засветился вызов в ответ на его немой вопрос: почему Перри так хорошо знаком с ее спальней? Доминик ничего не сказал, но презрение его было очевидно.

Вернулся Перри с накидкой и, прежде чем набросить ее на плечи, ласково коснулся губами ее шеи. Доминик отвернулся. Чуткий Перри уловил его движение и, довольный собой, взглянул на Мэдлин, давая ей понять, что сделал это нарочно.

– Глупец, – тихо сказала Мэдлин.

– Он весь кипит, – хихикнул Перри.

– Повторяю, ты глупец.

Перри засмеялся и обнял Мэдлин за плечи. Они вышли из дома. Доминик увидел их, демонстративно повернул Диану лицом к себе и поцеловал в губы.

Мэдлин замерла. Рука Перри по-прежнему лежала у нее на плечах.

– Мне очень жаль, – пробормотал Перри. – Я виноват.

– Пойдем, – только и смогла выдавить из себя Мэдлин. Внутри у нее все дрожало. Они подошли к машине, Мэдлин села на заднее сиденье красного «лотуса», чтобы в полумраке салона не было видно ее лица, и тщетно пыталась взять себя в руки.

Они поехали к Престонам на двух машинах, в одной машине – Доминик и Диана, остальные – в машине Перри. Пока добрались, было уже поздно. Доминик и Диана ждали их у входа. Диана куталась в меховую накидку – апрельский вечер был холодным.

– Чем мерзнуть, вошли бы в дом, – шутливо заметил Перри.

– Сегодня вечером мы должны быть солидарны во всем. – Доминик перевел холодный взгляд на Мэдлин. – Не так ли, дорогая?

– Да, – согласилась она и глубоко вздохнула для храбрости.

– Я не понял, с этим вечером связано что– то важное? – язвительно спросил Форман.

– Нет, нет, ничего, – быстро сказала Вики, и все шестеро вошли в дом.

Их появление было хорошо подготовлено и произвело впечатление. Все поняли, что Мэдлин Гилберн и Доминик Стентон, очевидно, приехали вместе, но каждый со своим спутником. Форман посмотрел на удивленные лица гостей, потом на Вики, которая старалась выглядеть беззаботно, однако так крепко вцепилась в его руку, что ногти почти впились в кожу.

– Я ничего не понимаю, – тихо сказал Форман. – Мне кажется, волнение связано с двумя парами в нашей компании, – предположил он.

– Вы не знаете? – удивленно посмотрела на него Вики. – Я думала, Перри вам все объяснил.

– Нет, нет, ничего, – насмешливо повторил Форман ее торопливый ответ.

– Это длинная история, – шепнула Вики. К ним приближались озабоченные хозяева. – Потом расскажу.

– Ты оказалась прекрасным режиссером, – с сожалением признал Доминик.

Щеки Мэдлин раскраснелись, глаза блестели. Успех был полный! В углу зала ее родители беседовали с родителями Доминика. Сначала они были сдержанны, но потом признали очевидную глупость ссоры, которую их дети так явно игнорировали.

Мэдлин провела всю компанию по залу, держа себя с тактом и очарованием настоящей светской дамы. Она знакомила гостей, болтала, смеялась, постоянно контролируя себя и точно зная, каким будет следующий жест.

У многоопытной Ди Мэдлин научилась дипломатии. Она попросила Перри пригласить на танец Луизу, Доминик должен был танцевать со своей матерью, Вики – со своим отцом. Форман пригласил Диану. Самой Мэдлин достался собственный отец. Когда танец кончился, все подошли к Нине, наблюдавшей за танцующими широко раскрытыми глазами. Жених стоял рядом.

– Итак, мне не придется падать ниц. Какая жалость! – Доминик вздохнул. – Я уже предвкушал это.

– Как видишь, крайние меры оказались лишними. – Мэдлин повернулась к нему, ее лицо пылало. – Я все организовала без…

– Без намека на самый легкий флирт со мной, – закончил Доминик, демонстрируя крайнюю удрученность. – И все эти милые люди лишились интересного зрелища, на которое рассчитывали: ведь Мэдлин Гилберн вернулась домой.

– Вики прямо сияет, – напомнила Мэдлин о главной цели.

Доминик посмотрел в ту сторону, где стояла Вики, оживленно беседующая с Форманом.

– Бедняга, – пробормотал он. – Думаю, она засыпала его сведениями об индексах и Японской фондовой бирже.

– Доминик! – с упреком воскликнула Мэдлин. Он рассмеялся – он не хотел сказать ничего плохого о сестре. – А где твоя Снежная королева? – спросила Мэдлин. Ей хотелось, чтобы он отошел: на них уже начинали обращать внимание.

– Я покинул ее ради черноволосой языческой богини. А где твой преданный поклонник?

– Танцует с твоей Снежной королевой. По глазам Доминика она поняла, что он видел их.

– Пойдем, – Доминик коснулся ее руки. – Давай тоже потанцуем.

– Но я не хочу танцевать с тобой, – запротестовала Мэдлин.

– Хочешь, конечно, – настаивал Доминик. – Ты же не собираешься все испортить. Знаешь, – добавил он, – уже все заметили, что ты танцевала со всеми мужчинами из нашей компании, кроме меня.

Побежденная, она позволила себя обнять. Доминик крепко держал ее, его рука скользнула по спине вниз. Они были красивой парой, как и четыре года назад. Он повел ее в танце под чарующую музыку Гершвина.

– Знаешь, сегодня ты самая красивая женщина в этой комнате, – вдруг сказал Доминик. Мэдлин с изумлением взглянула на него. – Раньше ты тоже была красива, но теперь… – Он вздохнул, и ее ресницы задрожали. – Может быть, хорошо, что ты провела несколько лет с Ди, ты научилась вести себя. Теперь, когда ты держишь себя в руках, ты гораздо опаснее, чем прежняя Мэдлин. В той все понятно…

– Опаснее? – повторила Мэдлин, не уверенная, что это определение ей польстило.

– Да. – Он вдруг стал серьезным. – Все красивые женщины опасны, но ты, Мэдлин, ты смертельно опасна.

– Не говори глупостей, – посоветовала она.

Но Доминик серьезно продолжал:

– Опасность существует. Когда ты решаешь «взорваться», это обещает быть грандиозным зрелищем. И я намерен быть единственным свидетелем этого «взрыва».

– Перестань, Дом, – прошептала Мэдлин, оглядываясь, опасаясь, что за ними наблюдают.

– А что такого? – усмехнулся Доминик. – Боишься, что повторится спектакль, который ты устроила, когда мы танцевали в последний раз?

Мэдлин вздрогнула.

– Я уже сказала тебе, что больше не устраиваю сцен.

– Хорошо. Тогда помолчи. – Он крепче прижал ее к себе, и несколько минут они танцевали молча. Мэдлин чувствовала на себе любопытные взгляды, и это не давало ей расслабиться.

Но постепенно гости утратили к ним интерес: Мэдлин и Доминик явно не собирались ссориться. Одна мелодия сменяла другую, напряжение стало спадать, Мэдлин почувствовала себя увереннее и полностью отдалась танцу.

Она наслаждалась легким прикосновением его бедер, его рука нежно касалась спины.

Она закрыла глаза, и постепенно танец, музыка, люди куда-то исчезли. Она ощущала только соблазнительный аромат его тела, сладкий вкус кожи, когда ее губы коснулись его шеи. Доминик дотронулся губами до ее щеки и еще крепче прижал ее к себе. Они продолжали танцевать, и мир вокруг них таял и удалялся. Доминик кружил и кружил Мэдлин по залу, она уже не пыталась сопротивляться чувствам, связывающим их. Голова у нее кружилась, она ощущала слабость во всем теле. Вероятно, для того я и родилась, думала она. Четыре прошедших года не смогли вытравить из меня влечение к этому единственному мужчине.

– Мне хочется совсем другого, – шепнул Доминик ей на ухо. – Я хочу побыть с тобой вдвоем.

– Пожалуйста, не надо, Дом, – взмолилась Мэдлин. Чувствуя, как силы покидают ее, она крепче прижалась к нему.

– Слишком поздно, – торжествующе заявил Доминик и так резко отодвинул ее от себя, что она остановилась и, моргая, уставилась на него. Глаза Доминика радостно блестели, не скрывая страсти.

Мэдлин в замешательстве оглянулась: они находились в библиотеке Престонов. Доминик спокойно закрыл дверь. Музыка куда-то исчезла, доносились только приглушенные голоса гостей.

Значит, танцуя, Доминик вывел ее в холл, потом увлек в эту комнату, а она даже не заметила! Она-то думала, что он тоже поглощен танцем. А он в это время строил планы, как им оказаться наедине. Мэдлин почувствовала себя оскорбленной.

– Я не собираюсь драться с тобой возле этой двери, ~ холодно сказала она. – Я бы предпочла, чтобы ты отошел и дал мне уйти.

Его глаза медленно скользили по ее сердитому лицу, гордо вздернутому подбородку, дрожащим губам: ей не удавалось взять себя в руки. Огонь камина освещал стройную фигуру и темноволосую голову языческой богини. Грудь под красным бархатом поднималась и опускалась. Бледное лицо и потемневшие глаза, горящие как сапфиры.

– Никуда ты не хочешь идти и прекрасно это знаешь. – Доминик уже не любовался ею, он подошел к ней ближе. Она отступила. – Ты хочешь того же, чего и я. Ты дрожишь от страсти, желание сжигает тебя.

Он подошел к ней, положил руки ей на бедра и притянул к себе. Дрожащими руками Мэдлин попыталась оттолкнуть его, Доминик только улыбнулся.

– Четыре года ты старалась подавить в себе то, что не хотело покидать тебя, – сказал он. – Такая трата времени. Такая потеря!

Она хотела возразить и не смогла, только шепнула что-то. Он требовательно коснулся ее губ, она ответила ему.

Доминик крепко обнимал ее, живое тепло его тела окутывало ее жаркой волной.

– Давай встретимся позже, – попросил он хрипло.

– Где? – Она никогда не умела отказать ему. Так хорошо знакомое возбуждение огнем пробежало по жилам, и сразу же ее охватило раскаяние, раскаяние в том, что она уступает первобытным инстинктам и идет туда, куда ведет ее Доминик.

– В лодочном сарае, – ответил Доминик, поцелуем отгоняя мучительные воспоминания. – Как только сможешь туда добраться.

Он не отпускал ее. Мэдлин положила ладони ему на грудь, руки скользнули ниже, кончиками пальцев она стала ласкать живот и почувствовала, как Доминик напрягся от ее прикосновений. Мэдлин подняла голову, поймала его взгляд и ответила таким откровенным взглядом, что он не выдержал.

– Ты ведьма, – прошептал он. – Ты хочешь, чтобы я взял тебя здесь, где каждый может войти и застать нас?

Мэдлин убрала руки. Как легко она стала прежней, снова пристает к нему. Разве так ведут себя приличные женщины?

– Нет, – прошептала она и содрогнулась от презрения к себе.

Доминик словно понял, что она чувствует. Он обнял ее и прижал к себе.

– Я хочу тебя, Мэдлин Гилберн, моя бывшая любовь, – прошептал он, касаясь губами ее щеки. – Я всегда хотел тебя – прежнюю или новую, потому что ты – моя Мэдлин!

Она затрепетала. Он говорил так горячо и искренне, что нельзя было не поверить.

– Ты и я, ты понимаешь, о чем я говорю? Мы должны еще раз попытаться. Стать теми, кем мы хотим быть друг для друга. Родители не должны вмешиваться, никакого выкручивания рук, никакого давления, понимаешь? – Мэдлин кивнула. Он по-прежнему касался губами ее щеки. – Ты ведь не бросишь меня?

Мэдлин покачала головой. Нет, мрачно подумала она, она не бросит его. Не хочет бросать. Доминик прав, и четырехлетний разрыв ничего не изменил – безумная страсть друг к другу осталась прежней.

– Я приду, – пообещала она. Доминик вздохнул с облегчением.

Было уже три часа утра, когда Мэдлин вывела оседланную лошадь из конюшни. Ведя лошадь в поводу, она дошла до грунтовой дороги, вскочила в седло и повернула к реке.

Все в доме еще спали. В раннее апрельское утро от серых каменных стен веяло холодом. Они вернулись от Престонов не более часа назад. Все устали и хотели спать – все, кроме Мэдлин.

Она меряла шагами спальню и пыталась все обдумать. Правильно ли она сделала, согласившись встретиться с ним? Глупо снова чувствовать себя беззащитной перед ним и стараться заглушить сладость ожидания, она давно не позволяла себе такой роскоши.

Оставшуюся часть вечера они провели врозь – Мэдлин была с Перри, а Доминик – с очаровательной Дианой. Но каждое мгновение оба мучительно ощущали присутствие друг друга. Ей казалось, она то и дело встречает устремленный на нее взгляд его горящих глаз, напоминающих о ее обещании.

Когда она пересекала открытое пространство, копыта лошади громко застучали по твердому грунту. Туман низко стелился по земле, окутывая все вокруг белым покрывалом. Чем ближе река, тем плотнее становился туман. Мэдлин въехала в лес, туман кружился вокруг деревьев, паутиной покрывал низкорастущий кустарник. Она предоставила Минти самой находить дорогу.

Выехав на поляну, она увидела черную лошадь Доминика и пустила Минти вперед. Чья-то рука схватила поводья, и Мэдлин вздрогнула от неожиданности.

– Все в порядке, – успокоил ее Доминик. В тумане его почти не было видно. – Я поведу тебя.

Он привязал кобылу рядом со своей лошадью, помог Мэдлин спешиться, взяв за талию и прижимая к себе, пока ноги ее не коснулись земли.

– Я не надеялся, что ты придешь, – произнес он хрипло. – Боялся, что передумаешь.

– Я ведь обещала.

Он кивнул. У Мэдлин было много недостатков, но она всегда держала слово.

Доминик отступил, и туман разъединил их. Мэдлин пришлось вытянуть руку, чтобы найти его.

– Не самое благоприятное для нас утро. Она услышала его смех. Доминик взял ее за руку и притянул к себе. Она снова увидела рядом его лицо. Он улыбался.

– В этой стране не приходится быть слишком привередливым, – пошутил он.

– Самый настоящий апрель, – отшутилась и Мэдлин.

– Густой туман и мерзлая земля под ногами. – Он вздохнул, по-прежнему крепко обнимая ее. – Это тебе не Бостон, а?

– Да, – согласилась Мэдлин. – Не Бостон.

– Пошли. – Он повел ее к старому темному строению. С трудом удалось им открыть скрипучую дверь.

Доминик с улыбкой повернулся к ней.

– Добро пожаловать в мое скромное жилище. – Он отвесил ей шутливый поклон. – Входите, миледи.

– О! – изумленно воскликнула Мэдлин. Со старых дубовых стропил свисала керосиновая лампа. Тусклый свет падал на толстое шерстяное одеяло, покрывавшее дощатый пол. На возвышении стояли бутылка и два бокала. – Прелестно, – одобрила она, стягивая теплые шерстяные перчатки и пряча их в карман куртки. – Шампанское?

– Наш завтрак, – нашелся Доминик. – Сюда. – Он взял ее за руку, приглашая сесть на одеяло и прислониться к стене. Потом сел рядом на жесткий пол. – Похоже, я слишком стар для таких вещей, – пожаловался он.

– Но не стар, чтобы пить шампанское в холодное морозное утро?

– Для этого я никогда не буду слишком стар.

Доминик открыл бутылку, и Мэдлин протянула бокалы. Через минуту они сидели, закутавшись в теплые куртки и привалившись к стене, и пили шампанское.

– Как в добрые старые времена, – сказал Доминик, помолчав. Мэдлин обратила к нему широко раскрытые глаза. Из-за черной вязаной шапочки, натянутой на самые уши, они казались огромными.

– Раньше мы никогда так не сидели, – возразила она.

– Ну… – Он пожал плечами. – Почти как раньше. Помнишь, как мы плавали на плоскодонке и запутались в сетях браконьера?

– Я запуталась, – отозвалась Мэдлин. – Ну и разозлился же ты тогда!

Она вспомнила, что он едва не перевернул лодку, вытаскивая из реки браконьерские сети.

– Нет, я запутался, – настаивал Доминик.

Мэдлин посмотрела на него и рассмеялась. Она поняла, что он просто дразнит ее.

– Ну и нахал же ты!

Доминик посадил ее на колени, их лица оказались так близко, что они чувствовали дыхание друг друга. Не отводя взгляда, Доминик поднес свой бокал к ее губам, она сделала глоток. Потом поднесла ему свой бокал и глядела, как зачарованная, как он пьет маленькими глотками. Они молча смотрели в глаза друг другу и их глаза говорили все, что они не решались облечь в слова. Мигающая лампа освещала его лицо, блестящие черные волосы, глаза, губы, влажные от вина. Чувственные губы мужчины, предвкушающего дальнейшие события. Мэдлин нежно улыбнулась ему, вытащила руку, опустила пальцы в бокал с шампанским, потом коснулась его губ. Губы дрогнули, он взял палец в рот и стал слегка покусывать. Внутри у нее все затрепетало. Доминик повторил ее жест, смочив ей губы шампанским, прежде чем она взяла его палец в рот.

Мэдлин блаженно закрыла глаза. Доминик отставил в сторону бокалы, они молчали. Он привалился к стене, держа ее на коленях, их лица почти соприкасались.

И постепенно стала нарастать напряженность, сердце Мэдлин забилось сильнее, дыхание участилось, она почувствовала, как напряглись его бедра.

– Мэдлин! – Он стянул с нее шапочку, волосы упали на плечи. Его рука погрузилась в темную шелковистую массу, он запрокинул ее голову и медленно, мучительно медленно прильнул к губам. Его губы хранили вкус шампанского, дыхание было теплым, она ощущала слабый аромат кожи. Мэдлин просунула руки под куртку и стала ласкать его грудь. Доминик тяжело задышал, наслаждаясь ее лаской. Их поцелуй не имел привкуса злой страсти, он был мучительным и многообещающим. Ее голова покоилась на его плече, когда Доминик оторвался от ее губ.

– Я не собираюсь совращать тебя здесь. – Он вытащил ее руку из-под куртки и стал целовать каждый палец. – Было бы жестоко заниматься с тобой любовью на холодном деревянном полу. – Он скользнул взглядом по ее лицу, наконец совершенно освободившемуся от светской маски. – Будет мягкая постель и шелковые простыни для тебя, Мэдлин, любимая. А сейчас я хочу только прикоснуться к тебе, приласкать тебя, чтобы ты больше ни о ком не думала. Я не хочу варварски навязывать тебе свою волю, но я ничего не могу с собой поделать.

Он закрыл ей рот поцелуем, постепенно углубляя его. Мэдлин не сопротивлялась. Его руки проникли под куртку, он расстегнул ей блузку и стал нежно гладить грудь. Она вздохнула, удовлетворенная. В теплом коконе из курток, они не могли оторваться друг от друга. Уже начали просыпаться птицы, их пение нарушило тишину лодочного сарая. Тихо заржала лошадь, звякнула уздечка. Поцелуй нехотя прервался.

– Еще, – потребовала Мэдлин, не открывая глаз. Полуоткрытые влажные губы ждали его губ.

– Терпение, – сказал Доминик. Он положил Мэдлин на одеяло, склонился над ней и стал расстегивать пуговицы блузки. Холодный воздух коснулся обнаженной груди, Мэдлин вздрогнула, открыла глаза и встретилась с ним взглядом. – Ты без лифчика, – сказал он.

– Для тебя, – ответила она, не отводя взгляда.

Почти не дыша, они смотрели в глаза друг другу. Доминик снова стал ласкать ее упругую грудь, соски слегка дрожали в ритм ее учащенному дыханию.

Он рванул на себе рубашку – обнажилась крепкая мускулистая грудь, поросшая темными волосами.

Лицо Доминика напряглось от сдерживаемого желания. Он склонился над Мэдлин и коснулся обнаженной грудью ее груди. Воздух зазвенел от наслаждения, Мэдлин едва не задохнулась, Доминик застонал.

– Чудо! – выдохнул Доминик. Трепеща от восторга, Мэдлин смотрела, как он в наслаждении закрыл глаза. – Ты даже не знаешь, как давно я мечтал об этом. – Он уткнулся в ее шею. – Чувствовать тебя кожей.

– Ты обещал, что совращения не будет, – напомнила Мэдлин.

– Доверься мне, – настойчиво внушал Доминик. – Я знаю, что делаю.

Он снова закрыл глаза. Мэдлин видела, как разгладилась жесткая складка у рта, его губы вновь прильнули к ее губам. Мэдлин тоже закрыла глаза. Он знает, что делает, думала она, пряча руки у него на груди.

Ее голова уютно лежала на руке Доминика, не касаясь жесткого пола. Время шло, они были вдвоем в этом мире, все остальное куда-то ушло. Доминик ласкал ее грудь, одна нога скользнула между ее ног, внизу живота что-то томительно сжалось.

Время от времени они расцеплялись и молча смотрели в глаза друг другу. Слова были лишними. Доминик сказал, что знает, что делает. Это было не совращение, он только дарил ей нежность и ласку, как и раньше. Тогда они тоже чаще всего встречались здесь, у реки, иногда – в его квартире в здании банка. Скоро он остановится, он всегда владеет собой. Он вернет ее на землю, произнесет слова, которые говорил когда-то: «Мы должны остановиться, должны». Эта мысль не давала ей покоя. Мы должны остановиться…

Но он не остановился. Мэдлин не заметила, когда он перестал владеть собой, только почувствовала, как Доминик расстегнул ей молнию на джинсах.

– Доминик? – неуверенно прошептала она.

– Все хорошо, – заверил он. – Я только хочу коснуться тебя, Мэдлин. Мне нужно… – Он стянул с нее джинсы, рука скользнула между ног.

Словно молния пронзила ее, все ее существо затрепетало. Движения руки становились все настойчивее. Доминик не отрывал губ от ее рта, тело горело. Мэдлин вскрикнула, когда его пальцы проникли внутрь, она выгнулась, тело начало содрогаться, и она погрузилась в новый для себя мир, проваливаясь в пропасть и уже не владея собой.

В полузабытьи она выкрикивала его имя, пальцы впивались в его плечи. Доминик что-то шептал, движения его пальцев приносили сладкие мучения, он склонился над ней, наблюдая, как содрогается ее тело, в глазах светилось торжество.

Когда все кончилось, он прижал ее к себе, согревая и баюкая, как ребенка.

– Господи, – смогла наконец вымолвить Мэдлин. – Почему? – Она ничего не понимала, широко раскрытые глаза не отрываясь смотрели в потолок. Доминик отвернулся и локтем прикрыл глаза. Но Мэдлин снова увидела складку вокруг рта. Он презирал самого себя.

– Прости, – пробормотал он.

– «Прости»? – Мэдлин села. От всего пережитого кружилась голова, она была в смятении, не понимая, почему он так поступил. – Доминик, какая разница между тем, что ты делал, и тем, что называется «заниматься любовью»? – требовательным тоном спросила Мэдлин.

– Ты же осталась девственницей.

– Я… что?! – Ее охватил гнев. Потрясенная тем, что произошло, она спросила: – Значит, ты так вел себя, потому что думаешь, что я девственница?

Доминик отвел руку от лица, в глазах был немой вопрос.

Мэдлин поднялась и стала торопливо приводить себя в порядок. Она вся дрожала. Отчаяние, унижение, растерянность смешались в ней! Такого ей еще не приходилось испытывать.

– Раньше, когда я вовремя останавливался, тебе не нравилось, – объяснял Доминик. – Сегодня я решил не разочаровывать тебя.

– Значит, ты сделал это ради меня? – Мэдлин бросила на него яростный взгляд. – Так я тебе скажу, что я чувствую.

Она задыхалась в приступе бешенства, копившегося многие годы. – Я чувствую, что ты пользуешься мною. Используешь для собственного удовольствия. Я всегда это чувствовала, когда бывала с тобой!

– Мэдлин, я…

– А я хотела, чтобы меня любили. Просто любили. – Она отвернулась, слезы душили ее. – Я хотела быть любимой, так отчаянно, что ты не смог бы остановиться, как бы ни старался.

– Я и не хотел останавливаться, – резко возразил Доминик.

– Но старался. – Короткий смешок прозвучал как пощечина. Она нервно застегивала блузку. – Мэдлин, как всегда, пляшет под дудку Доминика, – издевалась она над собой. – Ты всегда хотел только погладить меня, чтобы возбудить во мне страсть, верно? – Обвиняя его, она не щадила и себя.

– Все было не так. – Доминик тяжело вздохнул и сел. – Все было совсем не так. Ты была очень молода, Мэдлин! Восемнадцать лет, черт возьми!

– А теперь? – возразила она. – Стала на четыре года старше и, значит, готова пройти следующий этап сексуального эксперимента?

– Не будь такой грубой, – проворчал Доминик и встал. – Мы оба получили удовольствие, ты ведь знаешь.

– Но не в равной степени! – закричала она. Слезы брызнули из глаз, в ней заговорила уязвленная гордость. – Я уверена, мы никогда не получали одинакового удовольствия. Ты делал со мной, что хотел, четыре года назад и пытаешься так же вести себя теперь!

Тогда он умело и расчетливо удерживал ее на краю пропасти. И если бы она оступилась, у него хватило бы наглости ужаснуться! Сегодня он вел себя так же: погрузил ее в безумный и прекрасный мир, а сейчас смотрит на нее холодно и устало.

Она не может этого выносить. Не надо было ей возвращаться. Было бы лучше не вспоминать об Англии, вычеркнуть Доминика Стентона из жизни, ведь вокруг было так много поклонников. А она прогнала всех прочь, втайне мечтая о Доме, о его нежных прикосновениях и поцелуях.

Господи, как она устала от себя и от него! – Я больше не хочу тебя видеть, – сказала она, застегивая куртку. – Ни здесь, ни в каком-либо другом месте. – Она насмешливо оглядела старый лодочный сарай. – Ты дурно поступил со мной, Доминик. Я перестала себя уважать, и виноват в этом ты. Впрочем, ты всегда унижал меня.

– А как, по-твоему, ты поступила со мной? – резко возразил он.

– Выставила тебя дураком. И знаешь что? Все четыре года я чувствовала себя виноватой. А сегодня впервые поняла, что ты все заслужил!

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

– Все приняли приглашение. – Нина сидела за элегантным секретером и разбирала ответы. – Даже Стентоны. – Она довольно улыбнулась.

– А что им оставалось делать, если ты так вокруг них увивалась? – фыркнул Эдвард Гилберн.

– Неправда, – запротестовала Нина. – Просто я решила, что лучше вручить приглашения лично. Люди должны знать, что приглашены все.

– Ты поступила правильно, – поддержала дочь Луиза.

– Ты видела Дома? – не удержалась Мэдлин, презирая себя за это. Но она же не видела его целую неделю, и ей остро не хватало его.

– Дом сказал, что будет рад присутствовать на моей свадьбе, – ответила Нина.

Мэдлин затаила дыхание. Может быть, Нина скажет, что Дом спрашивал о ней. Но Нина больше ничего не сказала. Мэдлин подошла к окну. Она была права, когда сказала Дому, что они не подходят друг другу. И не стоит чувствовать себя несчастной из-за него.

– Знаешь, Мэдди, старый майор Кортни умер в прошлом году, – вдруг сказал Гилберн.

– Не может быть! – Мэдлин испуганно посмотрела на отца. Майор Кортни был местным отшельником и, сколько помнила себя Мэдлин, жил в своем полуразрушенном доме. Дом и хозяин были неотделимы друг от друга. Несправедливо, что хозяина не стало. – А кто теперь там живет? – спросила Мэдлин.

Мысль, что в доме мог поселиться кто-то другой, не укладывалась у нее в голове. Отец пожал плечами.

– Собственно говоря, пока никто. Никто из родственников не захотел жить в нем, им было наплевать и на майора, и на его владение. Но, видимо, покупатель нашелся, хотя фактически дом никогда не выставлялся на торги, – задумчиво добавил отец. – Несколько месяцев там работали строители, что-то подправляли. Ты, верно, не знаешь, Мэдди, теперь у дома новая крыша, а все светлые и темные деревянные панели отреставрированы. Глупец, купивший дом, не разбогатеет. Я бы ни за что не согласился там жить, даже если бы мне заплатили!

А я бы согласилась, с тоской подумала Мэдлин. Я бы согласилась купить дом и привести его в прежний вид – как на картине, которая висит в кабинете Доминика. Она тихо вздохнула и снова отвернулась к окну. Давно, когда они с Домиником были вместе, она часто просила его проехать мимо, чтобы посмотреть на старый запущенный дом. Почему он так ее притягивает, она никогда не могла понять.

– Я, пожалуй, пойду прогуляюсь, погляжу на этот дом, – сказала Мэдлин.

Надо же чем-то занять себя. Прошедшая неделя тянулась бесконечно. Бесконечно…

– Уже скучаешь по Перри? – спросил отец, не поняв грусти в ее голосе.

Несколько дней назад Перри вернулся в Бостон. Он не скрывал своего разочарования – Ты даже не пыталась сопротивляться, – выговаривал он. – Стоило поманить тебя пальцем, и ты побежала к нему. – Перри, вероятно, видел, как она уезжала верхом в то туманное утро. Может быть, он знал, что Мэдлин вернулась лишь через несколько часов. – Чем же владеет этот человек, что ты все время уступаешь ему. Он владеет моим сердцем, ответила бы она теперь Перри. А тогда промолчала. Не было никакого объяснения. Перри прав: она во всем уступает Дому.

– Мы с Перри друзья, папа, – сказала Мэдлин, сдерживая раздражение. – Хорошие близкие друзья, вот и все.

– Значит, ты скучаешь по Бостону, – решил Гилберн, изучающе глядя на нее. – Мы, очевидно, не понимаем, что нужно для того, чтобы ты была счастлива здесь.

Луиза спокойно встала, кивнула падчерице, ласково посмотрела на мужа и вместе с Ниной вышла из комнаты.

– Мне хорошо, – сказала Мэдлин, грустно улыбаясь: она поняла, почему Луиза и Нина ушли. Им наскучило смотреть, как она бесцельно слоняется по дому. Но отец, казалось, решил выяснить положение. Мэдлин вздохнула и с улыбкой повернулась к нему.

– Я волнуюсь не из-за Бостона или Перри, – заверила она. – Просто я чувствую…

И что же ты чувствуешь? – беспомощно подумала Мэдлин.

Вот именно, поняла она и сморщилась. Она чувствовала свою беспомощность – беспомощность в любви и невозможность что-либо предпринять.

– Знаешь, что тебе нужно? – рассудительно заметил отец. – Тебе нужно чем-то заняться. В Бостоне ты ведь работала в салоне по дизайну интерьера жилых зданий, на который Ди тратит все свои деньги. Как он, кстати, называется?

– «Кандалы», – ответила Мэдлин и снова слегка улыбнулась. Вид у отца был недовольный – не потому, что любимая дочь где-то работала, а потому, что эту работу нашла для нее несчастная Ди, а не он сам.

– Глупое название для магазина, – пробормотал отец. Но тут глаза его радостно сверкнули, его озарила очередная идея. – Почему бы тебе и здесь не найти такое же место – или даже лучше, – предложил он, откидываясь в кресле. – Можешь открыть свой собственный магазин здесь, в Лэмберне, или в Ридинге, где хочешь.

Мэдлин покачала головой.

– Чтобы начинать дело, нужно пройти соответствующую подготовку, папа. У меня нет квалификации для такого дела.

– А все потому, что из-за Доминика Стен– тона ты бросила художественную школу, – укоризненно сказал Гилберн. – Но это не значит, что ты не способна работать! Или поступай в университет и получай диплом.

Выражение ее лица вдохновило его на продолжение дискуссии.

– Почему бы нет? – настаивал он. – Ты хорошо училась, и ты не единственная, кто продолжает образование после перерыва в несколько лет. Почему нет, Мэдлин? – напирал он. – Тебе никто не мешает.

Никто, согласилась она и отвернулась, чтобы отец не видел ее унылого лица. Она стала думать о Доме. Она беззащитна перед ним, и всякая мысль о том, чтобы остаться в Англии, казалась абсурдной.

– Я подумаю, – сказала она, чтобы успокоить отца. – После свадьбы подумаю.

– Мэдди, дорогая… – Только сейчас Мэдлин заметила, что отец стоит рядом. – Это все Доминик Стентон? – осторожно спросил он.

Глаза ее наполнились слезами, она заморгала, не в силах ответить решительным «нет».

– Мы были так рады, когда вы решили пожениться. – Гилберн вздохнул. – Я понимаю, мы заслуживаем упрека за то, что торопили вас. Луиза предупреждала меня и всех, что нужно оставить тебя в покое и дать время проверить свои чувства. Но мы – Джеймс Стентон и я, – мы… мы…

– Папа! – Мэдлин обернулась и закрыла ему рот рукой. В глазах ее стояли слезы. – Пожалуйста, не надо, – прошептала она, – я тебя очень люблю, но, пожалуйста, не надо.

Гилберн вздохнул и крепко обнял ее.

– Иди погуляй, – предложил он. – Тебе станет легче.

Она надевала дубленку, когда в кабинете зазвонил телефон. Она услышала голос отца и уже выходила, когда он выглянул в холл.

– Ох! – Отец был смущен, почти разочарован, что она еще не ушла. – Это тебя Доминик, – недовольно сказал он, откашлялся, немного помедлил и ушел в комнату Луизы. Мэдлин безучастно посмотрела ему вслед.

С трудом передвигая ноги, она вошла в кабинет и закрыла дверь. Снятая трубка лежала на столе.

Это Дом – вот и все, о чем она могла думать, глядя на трубку. Дом звонит и хочет поговорить с ней.

Дрожащей рукой она поднесла трубку к уху, тихо сказала:

– Хелло? – и закрыла глаза, ожидая, когда раздастся его обольстительный голос.

Трубка молчала, словно он уже раздумал говорить с ней. Сердце глухо билось о ребра.

– Доминик? – шепнула Мэдлин и больно закусила губу. Она не будет умолять его не вешать трубку.

Господи, как это ужасно, думала она. Ее всю трясло, даже колени дрожали и прерывалось дыхание.

– Я хочу тебя видеть, – сказал Доминик. По его тону она поняла, как трудно ему было решиться позвонить. – Я уезжал, – добавил он торопливо, – и вернулся час назад. Иначе я бы давно позвонил. Можешь встретиться со мной сегодня днем?

– Я… я собралась уходить, – сказала Мэдлин первое, что пришло в голову. Услышав его голос, она почувствовала такое облегчение, что закружилась голова.

– Линберг уехал в Бостон, – заметил Доминик, словно Перри был единственным, ради кого она могла выйти из дома.

– Разве я тебе не говорила? – Мэдлин ничего не понимала.

– Он вернется?

– Я… Ну… – Мэдлин нахмурилась, считая вопрос неуместным. – До свадьбы Нины не вернется, – все-таки ответила она и добавила: – Не понимаю, какое отношение поездки Перри имеют…

– Они ко всему имеют отношение, – прервал ее Доминик. – У меня есть кое-что для тебя, я ведь обещал. Встретишься со мной, Мэдлин?

Что-то, что он обещал ей? Ради всего святого, что это может быть?

– Где? – спросила она и закрыла глаза в надежде, что не услышит голоса Перри: «Стоило ему поманить тебя пальцем». Он был прав.

– Ты собиралась куда-то по делу?

– Только погулять, – сказала она. – Хотела посмотреть на дом Кортни. Отец сказал, что его реставрируют. Хотелось в последний раз взглянуть на него, потом его не узнаешь.

Наступило молчание. Потом Доминик тихо сказал:

– Наверное, еще рано рвать дикие яблоки?

Мэдлин улыбнулась. Когда она была молоденькой девчонкой, для нее не было большего удовольствия, чем тайно проникнуть во фруктовый сад майора, старый и запущенный, и набрать яблок. Привлекали ее, конечно, не яблоки, а волнующая возможность попасться на глаза старику, который непременно будет угрожать заряженным ружьем. Само собой, он никогда не стрелял из него, но в те дни Мэдлин верила, что старик может выстрелить.

– А ты, конечно, никогда не был молодым, – поддразнила она Доминика.

– Когда-то был, – со вздохом признался он. – Много-много лет назад я был молод, но темноволосая колдунья с завораживающим взглядом околдовала меня злыми чарами и превратила в старика.

Улыбка ширилась на ее лице, смягчая напряжение.

– Не знаешь, кто купил дом?

– Ничего не слышал. Ты поедешь верхом или на машине?

– Пойду пешком, – сообщила она с некоторым вызовом, понимая, что тем самым сказала о своем настроении больше, чем ей хотелось. Апрель был как апрель: дули холодные северные ветры, которые приносили дожди, небо было закрыто облаками. Дом мог бы понять: раз уж она решила прогуляться пешком, значит, она не готова к неожиданностям.

– Встретимся примерно через час, – сказал Доминик и положил трубку.

Мэдлин тупо смотрела на телефон, удивляясь, что • согласилась встретиться с ним. Она же знала, что встреча принесет ей только страдания. Но взглянула в зеркало, висевшее над мраморной каминной полкой, и все поняла. На лице все было написано. Оно сияло. Глаза блестели, губы складывались в непроизвольную улыбку, впервые за эту неделю она была счастлива. Она встретится с ним, потому что это единственный человек на свете, который заставит ее почувствовать себя живой и счастливой.

Когда она вышла на подъездную дорогу, ведущую к дому Кортни, машины Доминика не было. Она помедлила, разглядывая обсаженную деревьями дорогу, в конце которой стоял дом. Хотя многое уже было сделано, дом все равно выглядел обветшалым. Кровлю полностью заменили, черно-белые балки по фасаду не казались такими дряхлыми, грязные желтые пятна на них исчезли. Аккуратная кирпичная кладка бросалась в глаза. Высокие дымовые трубы выпрямились, Мэдлин пришлось наклонить голову набок, чтобы увидеть их такими, какими она их помнила.

Внезапно подул ветер, волосы закрыли лицо; чтобы убрать их, она вынула руку из кармана куртки, не отрывая глаз от ромбовидных окон в свинцовой оплетке на первом этаже. Вдруг ей показалось, что в одном из окон мелькнуло чье-то лицо. Но никого не было. Может быть, дом заколдован? Мэдлин снова пробежала взглядом по окнам и усмехнулась. Можно подумать, ей нравится делать трагедию из любого пустяка.

Ни одно уважающее себя привидение не захочет обитать в доме, который находится в таком состоянии!

Она пошла по дороге, с каким-то глубоким внутренним удовольствием разглядывая маленькие окна с толстыми деревянными перемычками вверху и внизу. Переднее крыльцо блестело, заново покрашенное в черный цвет. Высокий, крытый шифером козырек был покатым, как и крыша дома. По-видимому, в доме никого не было, хотя все признаки ведущихся работ были налицо, на дороге стояла различная техника. А на некоторых окнах висели шторы. Кто бы его ни купил, дом, видимо, скоро станет обитаемым.

Не вынимая рук из карманов, Мэдлин подошла ближе, остановилась перед низким крыльцом и с любопытством взглянула на окна нижнего этажа. Ничего страшного, если она тихонько заглянет в окно, решила она. Осторожно ступая, Мэдлин подошла к ближайшему окну, под которым была разбит клумба, и заглянула внутрь. День был пасмурный, маленькие окна пропускали мало света, и Мэдлин было трудно разглядеть комнату. Но она поняла, что жить в доме еще нельзя, предстоят большие отделочные работы.

Отступив от окна, она медленно пошла вокруг дома, останавливаясь и заглядывая в каждое окно Позади тоже царило запустение, деревья одичали. Когда-то здесь был огород, за ним фруктовый сад, спускающийся прямо к реке, но сейчас все так буйно разрослось, что трудно было сказать, где кончается огород и начинается сад.

Старый каретный сарай и конюшня стояли почти рядом. По большим висячим замкам на дверях Мэдлин догадалась, что строители используют их как кладовые.

К старой задней двери вели стертые ступени. Сбоку был подвал, его ступени поросли мхом. С этой стороны высоко расположенные окна не позволяли заглянуть внутрь Поэтому Мэдлин лишь бегло оглядела заднюю стену дома и пошла дальше. У фасада она задержалась, бросила прощальный взгляд на дом и внезапно почувствовала непонятную тяжесть в сердце.

– Если хочешь, открой дверь. Она не заперта.

Мэдлин испуганно вскрикнула и резко обернулась на голос.

Доминик стоял в нескольких ярдах от нее, темные волосы развевались на ветру.

– Что за шутки! – возмутилась Мэдлин.

– Приняла меня за призрак майора? – улыбнулся Доминик. Он и не думал раскаиваться.

– Как ты здесь оказался? – Мэдлин поискала глазами машину.

– Ее здесь нет. – Он сразу догадался, что она высматривает.

Только теперь она заметила, что он без куртки – лишь черные брюки и белая рубашка. Ошеломленная, она уставилась на него.

– Это твой дом, да? Ты его купил?

Он насмешливо улыбнулся ей и перевел взгляд на отреставрированный фасад своего последнего приобретения. Усилившийся ветер трепал тонкую рубашку на груди, верхние пуговицы были расстегнуты, виднелись темные волосы.

Доминик стоял, ссутулившись на холодном ветру, руки в карманах брюк. Холод заострил его черты, глаза потемнели, черные волосы подчеркивали бледность лица.

– Кажется, начинается дождь, – вдруг сказал Доминик и протянул ей руку. – Пойдем, – предложил он. – Я все тебе покажу.

Она вспомнила, как он касался ее этой рукой, и вздрогнула. И такая лавина темных чувств вдруг обрушилась на нее, что она зажмурилась и крепко стиснула руки в карманах дубленки. Ей было стыдно за себя.

– Пойдем. – Он оказался рядом, коснулся ее руки, она открыла глаза. Доминик стоял прямо перед ней, по выражению его лица она поняла, что он знает, о чем она думала. – Пойдем, – повторил Доминик настойчиво, обнял ее за плечи и, прижав к себе, повернул к входной двери.

Они вошли вместе, Доминик закрыл дверь. Холодный ветер остался снаружи. Мэдлин окружила внезапная тишина. Она стояла, затаив дыхание и ощущая теплую руку Доминика на своих плечах. Все ее чувства были устремлены только к нему, и ей с трудом удалось переключить внимание на окружающую обстановку.

Они стояли на старом каменном полу в большом квадратном зале. Вероятно, когда-то это была главная комната в доме, и семья, жившая во времена королевы Елизаветы, собиралась здесь за огромным обеденным столом. По вечерам все тоже собирались в этой комнате. В огромном камине, сложенном из камня и отделанном деревом, горели поленья. Камин почти целиком занимал главную стену дома.

Наверное, в комнате было холодно, гуляли сквозняки, ветер разносил дым из камина. Этот большой и довольно безобразный зал хранил все следы истории и романтических волнений бурной и безнравственной елизаветинской эпохи. Мэдлин знала: стоит закрыть глаза – и явятся призраки заносчивых мужчин и женщин в бархатных одеяниях с горностаем на плечах, которые смеялись и шутили, не замечая, как здесь неуютно. Голоса отдавались от толстых каменных стен и деревянной лестницы, ведущей на галерею.

– Надо повесить обратно хрустальную люстру, – сказал Доминик. Он заметил, что Мэдлин смотрит на потемневшие от времени балки, поддерживающие плохо оштукатуренный потолок. – Она была такая грязная. Мы и не подозревали, что люстра – настоящее сокровище, пока не сняли ее. Экстра-класс. – Доминик был доволен. – Сейчас специалисты очищают и восстанавливают ее, так же как и другие сокровища, которые мы нашли, стряхнув с них пыль веков.

– Бедный майор, – вздохнула Мэдлин. – Если вещи были в таком плачевном состоянии, как же он здесь жил?

– Он был очень упрям, – усмехнулся Доминик. – Комнаты, которыми он, видимо, пользовался, оказались в приличном состоянии. Библиотека, например. – Он открыл дверь слева. – Наверное, он здесь пил, ел и спал, размышлял над своими старыми книгами и бумагами. Большинство их о войне. Книги и документы вывезены отсюда на реставрацию. Потом они будут оценены.

Мэдлин, нахмурившись, подошла к открытой двери. Ее шаги эхом отдавались на холодном полу, выложенном каменными плитами. Они вошли в большую, неожиданно светлую комнату с пустыми книжными полками.

– Вероятно, семья Кортни могла бы вывезти ценные вещи еще до того, как ты купил дом. Если они такие старинные, как ты говоришь, это могло бы составить целое состояние, – недоумевала Мэдлин.

Дом пожал плечами.

– Я предложил им хорошую цену, – сказал он. – И они – равнодушные глупцы – согласились. Вот недоумки! – Он явно презирал их. – Неудивительно, что майор не имел с ними никаких дел. Им было наплевать на старика и его усадьбу. Только бы повыгоднее сбыть все с рук. Я дал им хорошую цену, и они согласились. Они потеряли, я приобрел.

– В тебе говорит расчетливый банкир, – пожала плечами Мэдлин.

– Во мне говорит человек, который испытывает отвращение к запущенности – живого существа или его владений, неважно, – возразил Доминик. – Со временем, когда закончатся все работы, дом будет выглядеть так, как он и должен был выглядеть, если бы старику и его владению не позволили сгнить.

На его лице появилось новое выражение, которое Мэдлин не смогла бы определить.

– И ты получишь удовольствие, разместив в доме таинственные и чудесные антикварные вещи, которые собирал всю жизнь?

Доминик усмехнулся.

– Конечно. Этот дом просто предназначен для них! Тебе так не кажется? Пойдем. – Он протянул ей руку. – Я покажу тебе остальное.

Дом был гораздо вместительнее, чем казалось снаружи. Много интересных комнат причудливой формы. В Мэдлин проснулся художник, и вскоре они уже обсуждали, как лучше убрать и обставить эти комнаты, не нарушая общей атмосферы дома. На нижнем этаже работы шли полным ходом. А когда они поднялись на верхний этаж, Мэдлин увидела, что он уже отделан.

– Мы начинали с верхнего этажа, – объяснил Доминик. – Рабочие закончили его только на прошлой неделе. Видишь, двери здесь плотно закрыты. – Он открыл одну из дверей и пригласил Мэдлин войти. – Полностью отделана только эта комната. Спальня хозяина. – Он шутливо поклонился.

– О! – изумленно воскликнула Мэдлин, ступив на толстый ковер тускло-розового цвета. Она озиралась по сторонам, не зная, что сказать. Ничего подобного ей не встречалось, и она не предполагала, что мужчина может выбрать такую цветовую гамму.

Основное место занимала огромная кровать красного дерева под высоким балдахином из двусторонней серебристо-розовой парчи. Петли и продернутый сквозь них шнур удерживали балдахин на толстой деревянной раме. Кровать была покрыта таким же парчовым покрывалом. Размеры ложа могли напугать. Мэдлин мельком взглянула на него и перевела взгляд на камин с витиеватыми украшениями из красного дерева, занимавший почти всю противоположную стену.

Комната была просторная – в ней поместились еще два удобных кресла, стоявших перед камином. Они тоже были обиты светлой парчой в тон шторам, абажурам на лампах и покрывалу на кровати.

– Ну, что ты думаешь? – спросил Доминик, так как Мэдлин молчала.

Что она думает? У нее комок стоял в горле. Комната была великолепна. И явно предназначена для того, чтобы разделить ее с женщиной, которую очень любят. Постепенно комок в горле растаял. Мэдлин чувствовала, что сейчас заплачет, и отвернулась, чтобы не видеть напряженного выражения его лица. Он мог бы догадаться, что она просто потрясена. Комната предполагала так много, что Мэдлин стало страшно: что же будет дальше?

Молчание словно вибрировало в воздухе. Не в силах выносить его, Мэдлин хотела отойти к окну и только теперь увидела картину в золоченой раме, висевшую над камином. Она вздрогнула и замерла, боясь перевести дыхание.

– Я обещал отдать ее тебе, помнишь? – Он подошел к ней вплотную. – Картину – недавно, а дом – очень, очень давно, когда твои мечты были только… мечтами и забавляли меня. Вот… – Он с нежностью положил руки ей на плечи, согревая ее своим теплом. – Они твои, Мэдлин. Мой подарок тебе.

– О, Дом, – хрипло прошептала она. – Я не могу принять…

Внезапно он крепко прижал ее к себе, не давая говорить.

– Однажды… кажется, прошла целая жизнь… – тихо заговорил Доминик, и его слова эхом отдавались в ней, – очаровательное существо, которое я очень любил, предложило мне себя со всей страстью своей любящей натуры, а я, глупец, оттолкнул его.

Он закрыл ей рот рукой, рыдания душили ее. Доминик прерывисто вздохнул.

– Сумасбродная Мэдлин, – продолжал он, – Боже, какой же ты была сумасбродкой! Чаще всего я не знал, стою я на ногах или на голове. Я так отчаянно хотел тебя, что мне приходилось постоянно следить за собой. И все равно ходил по краю пропасти.

Мэдлин всхлипнула, и он коснулся губами ее шеи.

– Ты была так молода, дорогая. А все называли меня счастливчиком, приставали с вопросами, как мне удалось обуздать неистовую и своенравную шалунью. И никто не спрашивал, как мне удается обуздать себя! – Его резкие слова больно ранили ее. – Когда я долго смотрел на тебя, сердце было готово выпрыгнуть из груди.

– Дом. – Она попыталась освободиться, голос осип от слез. Он не отпускал ее.

– Дай мне сказать все, – попросил Доминик. – Я очень хотел тебя, Мэдлин, желание терзало меня. А все вокруг не уставали напоминать мне, что ты очень молода, советовали беречь тебя, напоминали о твоей невинности, предостерегали от того, чтобы я не сломал твой удивительный характер. Но были и другие, – продолжал Доминик. – Эти сомневались, разумно ли жениться на такой молодой и своевольной девушке. Сомневались, отдаешь ли ты себе отчет, какие именно чувства ты питаешь ко мне. Они заставляли меня задавать эти вопросы себе. Я хотел понять, честно ли я поступаю, предлагая тебе пожениться. Ты ведь только начинала жить и сама не знала, чего хочешь от жизни – или от меня.

– Я знала, – шепнула Мэдлин.

Она скорее почувствовала, чем увидела, что он улыбнулся.

– Я мог бы оказаться для тебя всего лишь новым волнующим приключением, Мэдлин. Вспомни, ты ведь всегда стремилась испробовать что-то новенькое. И я стал бояться: если я научу тебя любви, если я позволю тебе все узнать, вдруг тебе опять захочется нового, всегда же найдется кто-то, кто сумеет удовлетворить твое ненасытное любопытство. Вот что я хочу сказать тебе, Мэдлин. Я не рискнул заниматься с тобой любовью до свадьбы, потому что боялся после этого потерять тебя.

– Ты не верил, что я люблю тебя.

– Нет, – признался Доминик.

– И потерял меня.

– Да. – Он вздохнул, повернул ее лицом к себе и долго смотрел на нее темными печальными глазами. – Теперь мы поменялись ролями. Теперь я предлагаю себя, а ты вправе отказать мне. Если я поцелую тебя, возьму на руки и отнесу в постель, чтобы заняться любовью, ты примешь меня, Мэдлин?

Доминик ждал ответа. Нервы Мэдлин были так напряжены, что она не могла вымолвить ни слова. Она понимала, что он говорил искренне, и тем не менее колебалась. Прежняя Мэдлин бросилась бы ему на шею, с поцелуями и дикими восторженными криками. Но теперь она научилась быть осторожной и не совершать опрометчивых поступков.

– Ты хочешь меня, я знаю, – снова заговорил Доминик, видя, что она молчит. – Мы стали старше на четыре года. Эти годы научили меня не только переносить страдания, одиночество и презрение к себе. Я понял, что настоящая любовь вечна. Я люблю тебя, Мэдлин, – торжественно заверил он. – Всегда любил и всегда буду любить. Ты позволишь мне показать, как сильно я люблю тебя?

Его голос прервался. Мэдлин, трепеща, упала в его объятия.

– О, Дом! – Она задыхалась. – Мне так не хватало тебя!

– Слава Богу. – Он крепко прижал ее к себе.

Их губы встретились. Теперь все слова стали лишними, не нужно было сдерживаться, желание увлекло их к постели. Поцелуи поддерживали возбуждение, пока они срывали с себя одежду.

Доминик положил ее на постель и лег рядом. Обнаженные тела дрожали от возбуждения, волны любви захлестывали их. Доминик помедлил, взял ее лицо в руки и потребовал, чтобы она смотрела ему в глаза.

– Боль и наслаждение, Мэдлин, – сказал он сдавленным голосом. Глаза потемнели от страсти, ноздри дрожали, он едва мог сдерживать себя. – Так и должно быть…

– Ты же знаешь, я не?..

– Ты не могла. И я не мог. Мы принадлежим друг другу. – Доминик прижался губами к ее губам. Медленные толчки его бедер приближали полное слияние тел.

Мэдлин вскрикнула от боли, и он закрыл ей рот поцелуем, удерживая ее, пока не почувствовал, что напряжение начинает спадать. Его движения стали мощными, сдержанность исчезла, сила разделенной страсти повела их к окончательной победе. Все земное отлетело прочь, остались только обнаженные нервы и распахнувшаяся душа мужчины, впитывающая в себя душу женщины. И женщина с радостью уступила силе своего мужчины.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

Мэдлин стояла у окна и смотрела, как с затянутого неба льет и льет дождь. Потоки воды стекали по стеклу, закрывая видимость.

Дом наблюдал за ней, лениво развалившись в постели. Простыня едва прикрывала бедра. Он только что проснулся и любовался прекрасным видением: на Мэдлин была только его старая рубашка, длинные ноги обнажены, волосы, роскошная шелковистая копна волос, в которую он так любил зарываться лицом, струились по спине.

– Что там интересного? – спросил Доминик.

– Дождь, дождь и опять дождь. – Мэдлин вздохнула, не отрывая взгляда от окна. – Надеюсь, до Нининой свадьбы погода улучшится.

– Конечно, улучшится. – Доминик говорил с оптимизмом типичного англичанина. – Иди ко мне, Мэдлин. Я по тебе соскучился.

Помедлив самую чуточку, она подошла и прильнула к нему, уткнувшись головой ему в шею. Доминик обнял ее.

– Я люблю тебя, – сказал он с нежностью.

– Знаю. – Она поцеловала его в шею. Но что-то беспокоило ее, настроение явно было ниже нормы.

– Эй! – Дом поднял голову с подушки и, нахмурясь, посмотрел на нее. Ее унылый вид ему не понравился. – Что случилось? Что-то не так, Мэдлин?

– Я хочу… я хочу… О, Дом! – Она тяжело вздохнула и обняла его за шею. – Я не хочу снова уходить от тебя! Не хочу уходить из этого дома, из этой комнаты. Не хочу, чтобы все вокруг снова судачили о нас!

– Не будут, – заверил Доминик, прижимая ее к себе. – Мы не позволим им даже приблизиться к нам, если ты не захочешь!

Но Мэдлин вся дрожала, ее слезы капали ему на шею. Доминика это смутило и расстроило. Ему и в голову не пришло, что перед ним все та же, прежняя Мэдлин, со своими необузданными страстями и страхами.

– Они все равно узнают, – сказала она, стараясь подавить слезы. – Им придется узнать, и все начнется сначала. Приставания, назойливые советы. Будут спрашивать тебя, не сошел ли ты с ума, чтобы снова связываться со мной. Предостерегать меня от повторных ошибок! Потом пойдут насмешки, будут вспоминать, как все было в первый раз, какими дураками мы себя выставили. И не успеем мы оглянуться, как между нами снова начнется борьба и кончится любовь.

– Ничего такого не будет, – твердо сказал Доминик. – Мы не допустим этого. Выслушай меня. Мы поженимся. Сегодня, завтра – как только я смогу подготовить документы. Мы поженимся и запремся в этом доме, где никто нас не достанет, если ты так хочешь!

– Поженимся? Ты действительно хочешь жениться на мне?

Она была так потрясена, что Доминику пришлось встряхнуть ее.

– Конечно, я хочу жениться на тебе, дурочка, – рявкнул он.

– Но ты вовсе не обязан на мне жениться, – возразила Мэдлин, а на лице ее уже расплывалась улыбка. Ей вдруг стало так хорошо, тепло и спокойно. Она любима. И, как в прежние времена, настроение мгновенно изменилось. – Буду счастлива стать твоей женой. Это гораздо привлекательнее, чем быть любовницей.

Доминик резко опрокинул ее на спину и склонился над ней.

– Если ты думаешь, что я соглашусь на меньшее, чем брак с тобой, тебе придется еще раз все обдумать! И перестань улыбаться, как… – Глаза его метали искры.

– Как кто? – спросила Мэдлин. Пальцы сладострастно гладили желваки на его щеках.

– Как кошка, которая уже съела сметану.

– Я люблю тебя, Доминик, – проворковала Мэдлин.

– О Боже! – простонал Доминик и закрыл глаза, чтобы не видеть дьявольский блеск ее глаз. – Я, наверное, сумасшедший, раз связался с ведьмой.

– Я люблю тебя, – повторила Мэдлин, притянула к себе его голову и начала целовать сердитое лицо. – Люблю, люблю, люблю тебя.

– Ведьма, – снова пробормотал Доминик. – Я-то думал, новая Мэдлин не склонна к экстравагантным поступкам.

– Не склонна, – подтвердила она, отрываясь от поцелуев.

– Тогда как же назвать сценку, которую ты только что разыграла? Разве это не экстравагантная выходка прежней Мэдлин? – ворчливо осведомился Доминик.

– А кто это – новая Мэдлин? – усмехнулась она.

– О Боже! – Доминик откинулся на подушки. – Не спрашивай. – Он вздохнул. – Новая Мэдлин предана забвению.

– Кто-кто предан забвению?

Доминик снова вздохнул и грустно улыбнулся.

– Она… Я чуть не влюбился в нее. Мэдлин склонилась над ним.

– Лучше влюбись в меня, – предложила она в утешение и поцеловала его, не дожидаясь ответа.

Когда они снова пришли в себя, уже темнело.

– Боже мой, который же час? – Мэдлин вскочила с постели.

– Который час? – лениво откликнулся Доминик. – Зачем тебе это знать? Мы никуда не спешим.

Он протянул руку, чтобы обнять ее.

– Мне нужно домой, – возразила Мэдлин. – Родители беспокоятся. Господи! – воскликнула она в ужасе. – Я же сказала отцу, что уйду на пару часов.

Доминик крепче прижал ее к себе.

– Пусти меня, Дом! – взмолилась она. – Отец будет искать меня, если я…

– Не будет. – Его губы касались ее шеи, руки ласково скользили по телу, заставляя его трепетать. – Я позвонил к вам сразу после того, как ты ушла, и разговаривал с твоим отцом. Сказал, что хочу пригласить тебя пообедать со мной. Они не ждут тебя очень скоро.

– И что он сказал? – с любопытством спросила Мэдлин. Она вспомнила свой разговор с отцом за несколько минут до ухода.

– Он посоветовал мне поостеречься, если я собираюсь обидеть его дочь во второй раз. А я ответил, что не собираюсь ее обижать, а надеюсь убедить, что люблю ее. Потом пригласил его на ленч на следующей неделе, чтобы обсудить возможность финансовой поддержки, в которой он нуждается, и он…

– Подожди, – прервала Мэдлин. – Ты хочешь оказать ему поддержку?

Она вырвалась из его объятий и села. Волосы в беспорядке упали на лицо и плечи, обнаженная грудь светлым пятном выделялась в полутемной комнате. Ни дать ни взять – цыганка.

– Ты сообщил моему отцу, что намерен возобновить ухаживание за мной?

Доминик лениво скользил взглядом по ее телу. Потом посмотрел ей в лицо.

– Я уже пытался ухаживать за тобой, Мэдлин, и не собираюсь снова переживать эти мучения.

– Что ты еще сказал отцу? Сказал, что купил этот дом?

Странно, но ей не хотелось, чтобы кто-то знал об этом. Здесь она чувствовала себя в безопасности, была уверенной в себе, в Доминике. А если посторонние начнут вмешиваться…

– Нет. – Доминик понял, о чем она думает. – Никто об этом не знает. Только ты, я и строители.

Но Мэдлин не могла успокоиться. Высвободившись из его объятий, она встала с постели. С хмурым видом он последовал за ней.

– Мэдлин, – заговорил он, обняв ее. – Я сказал твоему отцу, что по-прежнему люблю тебя и думаю, что и ты любишь меня. Сказал, что не потерплю ничьих вмешательств. Думаю, он понял. Он не стал отговаривать меня. Потом я спросил, нашел ли он кого-то, кто согласен поддержать его последние проекты. Он ответил отрицательно. Тогда я пригласил его на ленч на следующей неделе, чтобы все обсудить. Мы простились по-дружески, хотя и сдержанно. Думаю, он подозревает о наших отношениях.

– Он спросил меня перед уходом, не к тебе ли я иду, – призналась Мэдлин.

– И что ты ответила?

– Ничего. Я не могла лгать, а правду сама не знала. Понимаешь, я чувствовала себя оскорбленной – после ночи в лодочном сарае.

– Прости меня. – Он крепче прижал ее к себе. – У меня были очень благородные намерения. Но когда в моих объятиях оказалась самая прекрасная, самая желанная и очень возбужденная женщина, я перестал владеть собой. Однако воспоминания о прошлом остановили меня, я не стал заниматься с тобой любовью до конца. Я знал: если ты не испытаешь оргазма, тебя это не будет мучить.

– А ты испытал оргазм? Доминик пожал плечами.

– Для меня это было не ново, я мог с этим справиться. И вообще, – он взял ее за подбородок, откинул ее голову и посмотрел в глаза, – я хотел, чтобы ты перестала сдерживаться. Тогда для меня это было важнее, чем получить удовлетворение. Я хотел убедиться, что ты принадлежишь мне. Наблюдал за тобой, чувствовал, что ты откликаешься на мои ласки, постепенно подводил тебя к высшей степени наслаждения.

– А ты не догадывался, что я хотела – мне нужно было видеть и чувствовать, что ты тоже откликаешься на мои ласки?

Доминик покачал головой.

– Я не задумывался об этом, пока ты мне не сказала. А потом мне стало стыдно. Я играл с тобой в любовные игры, как будто тебе было все еще восемнадцать. Но своим презрением ты дала мне понять, насколько моя реакция неадекватна искренности твоих чувств, нашей взаимной любви.

– А что теперь? – Мэдлин уткнулась лицом ему в плечо. Некоторая неопределенность будущего беспокоила их. Столько воды утекло с того часа, когда они пришли сюда сегодня днем, что она и в самом деле не знала, сможет ли теперь дышать другим воздухом.

Доминик словно прочитал ее мысли. Он крепко прижал ее к себе и тихо сказал:

– Знаю, дорогая, знаю.

Она поняла, что он уже все решил, он твердо знает, что им надо делать, как им вести себя. И неважно, что подумают другие.

– Только верь мне, хорошо?

Утро в день Нининой свадьбы было светлым и солнечным. Апрель уходил, отгремев громом, на смену ему во всем великолепии шел май.

Мэдлин встала с постели и лениво потянулась. Последние недели она была в постоянном напряжении, помогала готовиться к свадьбе и в то же время пыталась сохранить отношения с Домиником в абсолютной тайне.

– Я хочу, чтобы в центре внимания была только Нина, – сказала она Доминику. – Это ее день, и всякие сплетни о нас с тобой могут все испортить.

Доминик согласился с ней.

– Мне нравится делить с тобой тайны. – Он смотрел на Мэдлин, и глаза его лукаво поблескивали. – Ты рождена, чтобы потрясать, Мэдлин. Мне бы только хотелось, чтобы я заранее знал о предстоящих потрясениях. Но кажется, это невозможно.

– Правильно кажется, – строго сказала Мэдлин.

Они встретились на большом обеде, который Луиза и отец Мэдлин устраивали для близких друзей и родственников. Стентоны прибыли в полном составе. За последние четыре года они впервые появились в доме Гилбернов и снова стали друзьями. Мэдлин видела, как Доминик и ее отец удалились в кабинет и вышли оттуда, довольные друг другом.

– Он подписал, – тихо сказал Дом, когда они смогли перекинуться парой слов. – Мы теперь партнеры. Надеюсь, чутье не подведет его и на этот раз. В противном случае я пойду на дно вместе с ним.

– Такой большой риск? – Мэдлин озабоченно посмотрела на него.

– Дорогая, все, что делает твой отец, связано с риском. Самый большой риск – иметь такую дочь, как ты.

– Скоро я покажу тебе, какой это риск, – предупредила Мэдлин.

– Я уже предвкушаю.

Под его выразительным взглядом Мэдлин покраснела. Гости переводили взгляд с улыбающегося Доминика на Мэдлин и размышляли о том, чем он так разгневал Мэдлин Гилберн. А Мэдлин улыбалась про себя: только они с Домиником знали, что она покраснела не от гнева, а от радости.

Перри приехал как раз перед тем, как стали съезжаться гости. Он привез Формана, который начал осторожно флиртовать с Вики.

Мэдлин встретила Перри в дверях. Он взглянул на нее.

– Господи, я убью его!

Она вспыхнула, голубые глаза светились счастьем. Перри крепко обнял ее.

– Все чудесно, – прошептала Мэдлин. – Но это тайна, смотри, не проговорись.

– Они что, слепые? – иронически вопросил он.

– А как у тебя дела с Кристиной? – осторожно спросила Мэдлин, надеясь увидеть в карих глазах Перри такой же отблеск счастья. Но увы.

– Не знаю, что и сказать, – задумчиво произнес Перри. – Я хотел встретиться с ней и разобраться в наших взаимоотношениях. Но оказалось, что разбираться нет надобности. Я только взглянул на нее и понял, чего она стоит – поверхностная, эгоистичная, испорченная, хотя и красивая, маленькая дрянь. И я подумал про себя: черт возьми, Линберг, ты легко отделался!

Мэдлин засмеялась от радости.

– И что же дальше? – с любопытством спросила она.

– Постарался поскорее убраться, – фыркнул Перри. – Но это было не так просто. – Он пожал плечами.

– Пошли. – Она взяла его под руку. – Тебе сейчас нужен хороший глоток шотландского виски и приятная компания. Твоя душа воскреснет.

Мэдлин провела его в гостиную, где собралась вся семья.

– Голосую за это! – охотно откликнулся Перри. – Если здесь нет ловких женщин, только и ждущих, как бы меня заарканить. В данный момент я сыт по горло!

Однако в течение вечера Перри никак не проявлял своего недовольства женщинами. Всякий раз, когда Мэдлин смотрела на него, он любезничал то с одной, то с другой особой женского пола – ни возраст, ни красота не имели значения.

Усмехаясь, Мэдлин подошла к окну, чтобы посмотреть, какая погода. Предстоит суматошный день, подумала она. Но когда он кончится, можно будет расслабиться. И ей и Доминику.

Дом… Одно имя приводило в трепет все ее чувства. Последние недели она жила в состоянии влюбленности – чудесные и самые напряженные недели в ее жизни!

К одиннадцати часам волнение в доме Гил– бернов достигло высшей точки. Вики, как всегда, была полна энергии. Сияющими глазами она смотрела на Формана Гулдинга, который вместе с Перри старательно развлекал дам в гостиной.

– Поссорились? – спросила Мэдлин Вики, когда они поднимались по лестнице.

– Этот ужасный человек обвинил меня в том, что вчера вечером я флиртовала с Перри.

– О, – сказала Мэдлин, – мне кажется, ты и не собиралась.

– Конечно, флиртовала, – призналась Вики. – Но Перри готов флиртовать с каждой юбкой. Я не понимаю, какое Форман имеет право запрещать мне кокетничать с Перри!

– Удачи тебе, девочка, – засмеялась Мэдлин. Любовь к огромному американцу переполняла Вики. Ей было необходимо выплеснуть свои чувства, иначе она могла взорваться. А Форман Гулдинг был человек холодный и сдержанный.

– Нечего шутить, – сухо сказала Вики. – Ты же слюной истекала, глядя на моего брата. Думала, тебя никто не видит!

– А как твой брат смотрит на меня? – не удержалась Мэдлин.

– Так же, – пожала плечами Вики. Она подозревала, что у них какие-то секретные дела, и не могла простить брату и подруге, что ей ничего не рассказывают. – Надеюсь, вы вполне довольны друг другом, – раздраженно добавила Вики.

– О да, – мягко улыбнулась Мэдлин.

– Что ты хочешь сказать? – Вики насторожилась, точно голодная кошка.

– Мэдлин, ты не поможешь мне с этим чертовым галстуком?

К счастью для Мэдлин, в дверях появился отец, красный от нетерпения.

– Какой прок от жены, если в нужную минуту ее никогда нет рядом, – проворчал Гил– берн. Тут он увидел Вики, перестал ворчать и улыбнулся.

– Привет, Вики, дорогая. Твой отец получил журнал, который я ему послал?

– Да, спасибо, дядя Эдвард.

Когда Вики назвала отца Мэдлин дядей Эдвардом, сразу вспомнилась их прежняя привязанность друг к другу. Вики призналась Мэдлин, что никак не может называть ее отца мистером Гилберном. Официальное обращение буквально застревало у нее в горле. Вики с малых лет звала ее отца дядей Эдвардом.

– Отец просил передать, что именно эта статья ему нужна, – сказала Вики.

– Да, хорошо. Ну, что же… Мэдлин, да завяжи же этот проклятый галстук! – Гилберн пытался скрыть смущение.

Вот они, взрослые, подумала Мэдлин и пошла за ним в его комнату. Вики поспешила в комнату Нины. Очевидно, старшему поколению гораздо труднее забыть о ссоре.

Обычное спокойствие Луизы изменило ей за десять минут до приезда машины, которая должна была отвезти ее в церковь в сопровождении Формана и Перри.

Она начала всхипывать, как только Нина надела пышный свадебный наряд. Мэдлин быстро вывела Луизу из комнаты, чтобы она не расстраивала Нину, которая до сих пор держалась на удивление спокойно.

– Она похожа на ангела! – всхлипывала Луиза. – Нежный маленький ангел!

– Она и есть ангел, – успокоила ее Мэдлин. Слава Богу, мне не придется переживать такое, сказала она себе.

– А вдруг Чарлз передумает? – Луиза была близка к истерике. – Вдруг он не приедет в церковь и бросит мою девочку…

– Нет, Луиза! – резко оборвала ее Мэдлин. – Ты знаешь, что этого не случится. Это же Чарлз! Он наверняка уже с девяти утра ждет у церкви свое счастье.

Трогательно-беззащитная в голубом платье из натурального шелка, Луиза засмеялась, она взяла себя в руки, и Мэдлин успокоилась. Она быстро проводила ее вниз и передала на попечение отца. Поймав насмешливый взгляд Перри, Мэдлин выразительно подняла глаза к небу.

– Все в порядке, – бодро сказала она, входя в комнату Нины. – Суматоха кончилась… Как ты себя чувствуешь?

Уже недолго осталось, подумала Мэдлин устало. Напряжение отзывалось в голове тупой болью.

Орган заиграл свадебный марш, и Эдвард Гилберн гордо повел Нину вперед. Белое шелковое платье шелестело по устланному ковром проходу. Мэдлин шла рядом с Вики. Шелковые кремовые платья подружек невесты по– разному смотрелись на них. Мэдлин сразу заметила Доминика, стоявшего у ближайшей к проходу скамьи. Он обернулся и улыбнулся ей, а Чарлз улыбнулся Нине. Когда Мэдлин проходила мимо, их руки соприкоснулись, пальцы на миг сплелись и расплелись. Этого было достаточно, чтобы внутри у нее все запылало, сердце громко застучало от радости. Она выступила вперед и взяла у Нины букет. – Дорогие возлюбленные, мы собрались здесь под сенью Господа…

Свадебная церемония началась. Мэдлин, закрыв глаза, вслушивалась в слова, повторяя их про себя. Она представила, что это ее свадьба, это она и Доминик стоят перед алтарем и Господь благословляет их союз.

Несколько утомительных часов спустя Доминик подошел к ней сзади, обнял за талию и нежно прижал к себе.

– Когда мы сможем уехать? Она накрыла руками его руки.

– Уже скоро. Нина собирается уезжать, пошла переодеться. Как только они уедут, мы улизнем. Я так хочу побыть с тобой вдвоем, Доминик, – с тоской добавила она.

Он крепче прижал ее к себе, она спиной ощущала тепло его тела.

– Я тоже, – сказал Доминик хрипло. – С меня довольно всех этих тайн, дорогая. Ты была самая красивая сегодня. Мне хотелось закричать в церкви, что ты моя. Я люблю тебя, Мэдлин.

– Не надо, Доминик, – попросила она и быстро оглядела комнату, проверяя, не наблюдает ли кто за ними. Но внимание всех было обращено на жениха и невесту: они танцевали прощальный танец перед тем, как покинуть торжество.

– Помнишь, когда мы в последний раз были вместе в этой комнате? – вдруг спросил Доминик. – Ты вошла в те двери в дивном платье лимонного цвета, волосы рассыпаны по плечам, огромные испуганные глаза на бледном лице. Я посмотрел на тебя, и сердце у меня замерло – ты была красива какой-то неземной, трагической красотой!

Торжество по случаю свадьбы Нины проходило в загородном клубе – так решили Луиза с мужем. Клуб был хорошо оборудован, и можно было принять сотни приглашенных.

Мэдлин вспомнила поездку в этот клуб четыре года назад и тихо вздохнула.

– Ты был очень зол на меня в тот вечер. – Она грустно улыбнулась и теснее прижалась спиной к нему.

– У меня было много дел тогда, – сказал Доминик. – Да, я был зол на тебя. Но я кипел от ревности, видя, как молодые повесы обнимают тебя. Потом, я был напуган тем, что произошло между нами, ты так околдовала меня, что я с трудом мог владеть собой. Вот почему я ушел тогда. Если бы я остался, вероятно, все бы пошло по-другому. Приглашая тебя танцевать, я с трудом скрывал свои чувства.

– Мы устроили ужасную сцену в тот вечер, – напомнила Мэдлин.

– Действительно, – согласился он. – Мне никогда не было так стыдно. Но ты – трагическая фигура у моих ног, в облаке шелка, прелестная головка низко опущена в раскаянии, и, черт возьми, я готов был поклясться, что ты смеялась надо мной!

Мэдлин улыбнулась.

– Смеялась, – сказала она и выскользнула из его рук. – Смотри, Нина уже идет переодеваться. Я лучше…

– Что значит «смеялась»? – требовательно спросил Доминик, не давая ей убежать.

Мэдлин обернулась. Темные волосы изящно уложены на затылке, кремовое шелковое платье придавало величественность ее облику, и все в Лэмберне вынуждены были признать, что она стала совершенно другой – пугающе утонченной и изысканной.

Но сейчас она улыбнулась Доминику улыбкой прежней Мэдлин.

– Ты думал, что после всех оскорблений я дам тебе спокойно жить и не отплачу? Когда речь идет обо мне, доверяй интуиции, мой дорогой, – посоветовала она. – Интуиция тебя не подведет.

– Ты опять издеваешься надо мной, – прорычал он.

– Конечно, – сказала Мэдлин. Голубые глаза дразнили его. – Увидимся позже, хорошо?

– Тогда почему же ты убежала? – Доминик не отпускал ее, пусть объяснится до конца.

С минуту Мэдлин задумчиво смотрела на него. Она не хотела, чтобы он сердился на нее, особенно сегодня вечером. Сегодняшний вечер – особый. Их вечер, их тайный вечер.

– Потому что знала, что ты никогда не простишь мне эту последнюю выходку, – быстро сказала Мэдлин. – Она была слишком рассчитана на публику. – Ее губы кривились от презрения к себе. – Помнишь, ты посоветовал мне повзрослеть? Вот я и убежала, чтобы повзрослеть. Теперь я взрослая.

– Но я простил тебя на следующее утро, черт возьми! – воскликнул Доминик. – Мне было гораздо труднее простить себя, чем тебя!

Доминик непроизвольно повысил голос, и несколько гостей с любопытством посмотрели в их сторону: Стентоны и Гилберны снова собираются устраивать сцену.

Мэдлин услышала, как кто-то произнес:

– О нет. – Она узнала огорченный голос Вики, которая умоляюще смотрела на Доминика. – Дом…

Он нетерпеливо оглянулся на внезапно замолчавших гостей и увидел то, чего не могла видеть стоявшая спиной Мэдлин: все гости смотрели на них. Доминик вздохнул и снова обернулся к Мэдлин.

– Скажи, – небрежно заметил он, – сегодня вечером передо мной прежняя или новая Мэдлин? Хотя иногда я не вижу разницы.

Она на минуту задумалась.

– Наверное, обе, – решила Мэдлин. – Уже несколько дней я такая, обе Мэдлин соединились во мне. – Голубые глаза спокойно и насмешливо смотрели на него. – Это произошло две недели назад, в один из мрачных ненастных дней. Теперь их трудно разделить.

Доминик негромко рассмеялся.

– Какой бы ты ни была, думаю, тебе следует знать, что Стентоны и Гилберны торопятся заключить небольшое соглашение. – Он посмотрел куда-то поверх ее плеча, потом перевел взгляд на нее. – Боюсь, настало время сказать правду или нести ответственность за последствия, дорогая.

– О! – С лица Мэдлин исчезла насмешливая улыбка. – Я этого не ожидала, Дом.

– Тогда иди ко мне и позволь мне взять дело в свои руки.

Доминик обнял ее. Родители забеспокоились и стали проявлять признаки раздражения, но Мэдлин уверенно стояла с Домиником, он обнимал ее за талию, их руки соединились.

Эдвард Гилберн переводил взгляд с бесстрастного лица Мэдлин на такое же бесстрастное лицо Доминика. Наконец он сердито спросил:

– Что, черт возьми, вы задумали? Мэдлин лучезарно улыбнулась испуганной Нине:

– Дорогая, когда же ты пойдешь переодеваться?

Потом Мэдлин с улыбкой обратилась к Чарлзу:

– Если не поспешите, опоздаете на самолет.

Пока еще есть возможность это предотвратить, подумала Мэдлин с надеждой.

К родителям присоединился Перри, по его карим глазам было видно, что он забавляется.

– Какие-нибудь проблемы? – с невинным видом спросил он.

– Никаких проблем не будет, если эти двое разойдутся в разные стороны, – пробормотала Вики и сердито посмотрела на Мэдлин и Доминика.

– Собираетесь нас дурачить, – засмеялся Перри. Он посмотрел на переплетенные руки, потом перевел вопросительный взгляд на Мэдлин. Мэдлин вопросительно посмотрела на Доминика, он ответил ей грустной улыбкой побежденного. И Мэдлин снова взглянула на Перри с такой же безнадежной улыбкой, все в комнате наблюдали за ними, замешательство росло. – Можно разом покончить со всем этим, вы же знаете, – посоветовал Перри.

– С чем покончить? – нетерпеливо спросила Вики.

– Но сегодня Нинин день, – напомнила Мэдлин.

– И этот день был прекрасным для Нины, правда, дорогая? – обратился Перри к мило смущенной новобрачной. Она молча кивнула, не в силах произнести хоть слово, и отступила под защиту мужа. Перри насмешливо оглядел всю компанию. – Ради Бога, вы только посмотрите на эти сплетенные руки, – сокрушенно воскликнул он, и все послушно последовали его совету. Блеск золота смешивался со сверканием бриллиантов и сапфиров. А Перри смеялся, глядя на грустные лица Мэдлин и Доминика.

– Мы должны сделать сообщение, – сказал Доминик, и все посмотрели на него. Мэдлин теснее прижалась к нему, на щеках ее появился румянец. Доминик поднес сплетенные руки к губам, заглянул ей в глаза, выражая взглядом всю глубину своей любви, и поцеловал ее пальцы. – Мы с Мэдлин… – начал он и остановился, обернувшись к Мэдлин. Она вздохнула. Тогда он снова повернулся к собравшимся. – Мэдлин и я… – его глубокий, бархатного тембра голос отчетливо и гордо звучал в притихшей комнате, – неделю назад поженились.

Низкая черная «феррари» остановилась перед домом Кортни. Доминик вынул ключи зажигания и повернулся к женщине, сидящей рядом. Она зевала, голова устало откинулась на спинку обитого кожей сиденья, глаза закрыты.

– Дома, – удовлетворенно сказал Доминик.

Мэдлин улыбнулась.

– Слава Богу, больше нам не нужно тайком прокрадываться куда-то.

Предполагалось, что сообщение об их браке сделает Перри, а когда торжество закончится, Мэдлин и Доминик улизнут в свое убежище. Но получилось не совсем так.

Доминик коснулся рукой ее щеки, и Мэдлин расцвела от удовольствия.

– Может, и хорошо, что все так получилось. – Доминик размышлял вслух. – Хотя мы и устроили им еще одну сцену.

– Думаю, все обвиняют меня, – пожаловалась Мэдлин. – Хотя в этот раз виноват ты! – Она наконец открыла глаза и посмотрела на Доминика.

Он спокойно улыбнулся.

– Прости, дорогая. – Пальцы ласково коснулись ее губ. – Обещаю возместить тебе обиды.

– Нам даже не удалось сохранить в тайне наше убежище. – Мэдлин вздохнула.

– Ты говоришь о доме?

Доминик посмотрел в темноту. Освещенный луной черно-белый дом даже после ремонта казался очень старым.

Это отец Мэдлин раскрыл их тайну.

– Видно, ты впрямь любишь ее, Доминик, раз хочешь купить для нее дом Кортни. Мэдлин всегда любила этот странный старый дом, – сказал он.

Двое мужчин с пониманием улыбнулись друг другу. А остальные недоумевали: дом Кортни? Они собираются жить в этой развалине? По их мнению, человек со вкусом не мог бы поселиться здесь.

– Со временем все всё узнают. – Доминик потрепал ее по щеке. – Пойдем.

Они вышли из машины, Доминик обнял ее за плечи, и они стояли, оглядывая свой дом.

– Жаль, что у нас здесь нет своего привидения. Хотя бы одно просто необходимо, – заметил Доминик.

– Можно будет завести. – Мэдлин всегда была оптимисткой. – Только вот разве уважающее себя привидение станет жить в таких условиях? – Она пренебрежительно махнула рукой. Во всех комнатах, кроме спальни, лежал толстый слой пыли. – Пока не закончатся работы, привидения будут отдыхать. Потом они вернутся. – Она повернулась, чтобы видеть лицо мужа, голубые глаза ее смеялись. – Запомни мои слова. Когда последний рабочий покинет дом, привидения вернутся. Они будут являться тебе, Доминик Стентон, и напоминать, что ты совратил бедную невинную девушку.

Доминик засмеялся и посмотрел в озорные глаза.

– Только ты и являешься мне, Мэдлин, – с грустью признался он. – Ты стала преследовать меня с тех пор, как сыграла со мной злую шутку в моем собственном бассейне!

– С тех пор? – Глаза, опушенные темными ресницами, блестели. Она дразнила его взглядом. – Бедняга. – Мэдлин поднялась на цыпочки и, утешая, поцеловала его в улыбающиеся губы. – Как ты это пережил, дорогой?

– О, ничего страшного, – меланхолично произнес Доминик. – Просто я каждую ночь вызывал призрак Мэдлин, и мы с ней страстно любили друг друга. Признаюсь, я даже получал удовольствие, – небрежно добавил он. – Думаю, мне будет не хватать его, хотя у меня теперь для этого есть живая Мэдлин.

– Ты предпочитаешь призрак? – воскликнула Мэдлин, – Все зависит от того, оправдает ли живая Мэдлин мои надежды, – игриво ответил Доминик, прижимая ее к себе. – У меня пока не было случая сравнить.

– Это твоя вина, – упрекнула она. – Ты хотел, чтобы сначала мы поженились таким диким способом, никак не уступал.

– Я хотел тебя! – Он уже не шутил. Теперь перед ней был мужчина, объятый страстью. – Но тогда я не мог воспользоваться твоей неопытностью. Четыре года назад время, люди, наши упрямые натуры были нашими злейшими врагами. На этот раз я решил, что должен прочно привязать тебя ко мне, прежде чем о нас снова начнут судачить. Но когда я увидел Нину в подвенечном платье, идущую к алтарю, я понял, чего лишил тебя. Я не имел права заключать с тобой гражданский брак. Ты должна была пережить всю ту суматоху и…

Мэдлин прижала пальцы к его губам.

– У нас была очень милая церемония, – заверила она. Глаза с любовью смотрели на него. – Мы дали обет друг другу, и никто не сомневался в искренности наших слов. Я не чувствую себя обделенной, Доминик. Правда, с тех пор как мы поженились, семь долгих ночей мне не хватало твоих объятий.

– Мы наверстаем упущенное. Пойдем.

Большая темная дверь открылась и закрылась за ними. В доме не было света, но он не был нужен. Им была нужна только любовь, она освещала им дорогу.

Луна стояла над старым загородным домом Кортни. Серебрились темные и светлые стены, дом уже не казался дряхлым. Вдруг он стал похож на прекрасную обитель с картины художника, написанной столетия назад.

Если бы дом знал, что благодаря двум любящим сердцам он примет такой вид, он мог бы спокойно вздохнуть: его снова любят.


home | my bookshelf | | Непримиримые влюбленные |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 9
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу