Book: 'Полуночный ковбой' и его невеста



Риммер Кристин

'Полуночный ковбой' и его невеста

Кристин РИММЕР

"ПОЛУНОЧНЫЙ КОВБОЙ" И ЕГО НЕВЕСТА

Анонс

Маленький городок взбудоражен и полон слухов о неожиданной помолвке Адоры Бьюдайн и Джеда Райдера. Что же благовоспитанная и утонченная девушка, мечтающая о респектабельном муже, нашла в беспутном мотоциклисте, прозванном Полуночным Ковбоем? Адора уверяет себя, что причина их брака только в се желании помочь Джеду стать опекуном своей сестры. Их отношения нельзя назвать любовью, считает она. Но так ли это?

Глава 1

- Дочка, мне просто хотелось знать, что ты не сидишь одна и не грустишь.

Адора Бьюдайн тихонько всхлипнула. Да, ей было грустно и одиноко, но ее матери совсем не обязательно об этом знать.

- Ты в порядке, дорогая? У тебя какой-то странный голос.

Адора ощутила, как на глаза наворачиваются слезы. Она торопливо нажала на кнопку паузы, поднесла к губам бутылку шампанского и отхлебнула прямо из горлышка.

У вина, пенистого и шипучего, был превосходный вкус. Адора купила его прошлой осенью, в придачу к паре хрустальных фужеров, вскоре после того, как она познакомилась с Фарли Андервудом - ничтожным, мерзким пресмыкающимся. Она пребывала тогда в полной уверенности, что Фарли вот-вот сделает ей предложение. Воображение даже рисовало ей картины того, как они с Фарли празднуют помолвку, разливая в новые фужеры это шампанское.

Однако Фарли вовсе не собирался делать ей предложение. И Адора снова осталась одна. Теперь в свой день рождения ее ожидала ужасная перспектива провести праздничный вечер в полном одиночестве за бутылкой вина. Вот допью бутылку - и запущу ее в стену! Да и бокалы тоже, решила Адора.

- Адора? Адора... - прорвался голос с другого конца провода.

Адора убрала режим паузы.

- Кажется, была прервана связь, да, мама?

- В самом деле?

- По-моему, да.

- Адора, прошу тебя, только не впадай в депрессию. Тридцать пять - это еще не старость. Я уверена, в этом году ты обязательно встретишь достойного человека.

Адора с трудом проглотила застрявший в горле ком. Каждое лето восьмого августа ее мать пророчила, что уж в этом-то году Адора непременно встретит достойного человека".

- Знай, твоя семья любит тебя. Будь у нас возможность, мы были бы рядом с тобой в твой день рождения. Но твоим сестрам нужно заботиться о собственных семьях, а у нас с Бобом нет сейчас ни одной свободной минуты. - (Боб Шанахан был вторым мужем Лотти Бьюдайн Шанахан. Три с половиной года назад Боб познакомился с вдовой Бьюдайн за партией игры в бинго. Спустя несколько месяцев они поженились.) - Представляешь, мы затеяли ремонт.

При этих словах Адора обвела печальным взглядом свою маленькую уютную кухню. После предательства Фарли семь месяцев назад она решила сменить обстановку в доме, чтобы избавиться от мрачных воспоминаний. Квартира превратилась в очаровательное гнездышко, но Адоре это не принесло радости. Даже самые миленькие кухоньки кажутся пустыми, если в них не слышен детский смех и не раздается голос мужа, спрашивающего, что любимая приготовила на ужин.

- Адора, куда ты пропала?

- Я внимательно тебя слушаю, мама. Ты начала рассказывать о ремонте.

- Гостиная уже готова. Только представь себе: вся в голубых и лиловых тонах. Получилось очень мило - стильно и в то же время не крикливо. Боб так гордится...

И Лотти углубилась в бесконечное повествование о Бобе, о своем залитом солнцем доме с четырьмя спальнями, о новом прекрасном интерьере... Адора не слушала ее. Она плеснула в бокал немного шампанского и медленно пила его, изредка вставляя в монолог матери "да-да" и "в самом деле?". Слезы дрожали на ее ресницах.

- Видела бы ты нашу ванную комнату. Розовая плитка в сочетании с бледно-зеленой. Арматура под золото. Настоящее произведение искусства...

Со стороны Бридж-стрит до Адоры донесся звук приближающейся машины скорее всего, мотоцикла или спортивного автомобиля с мощным двигателем. Адора прислушалась. Рокот мотора становился все громче и наконец замер.

Видимо, машина припарковалась на стоянке около ее дома. Адора задумалась. Парикмахерский салон "Элегантность", владелицей которого она являлась, был закрыт до конца дня. Значит, кто-то решил воспользоваться ее стоянкой. Пусть, решила Адора, это не принесет никому вреда.

- Я послала тебе небольшой подарок. Ты получила его?

Такой прямой вопрос требовал внятного ответа.

- Нет, мама. Еще нет, - через силу проговорила Адора.

- Дочка, ты не простыла ли? Кажется, у тебя заложен нос.

Адора не стала возражать и громко высморкалась в свой давно промокший носовой платок.

- Да, мама. Ты права, я подхватила простуду.

- О, дочка, выздоравливай поскорее.

- Постараюсь.

В этот момент кто-то постучал в дверь.

- Прими на ночь лекарство, - советовала Лотти, - или выпей горячего чая с лимоном. Простуду как рукой снимет. Боб тоже простыл на прошлой неделе, и я...

- Послушай, мам. Кто-то стучит в дверь. Я пойду.

- Но, Адора...

- Мне правда нужно идти, мама.

- Когда получишь подарок, позвони мне...

- Позвоню. Я люблю тебя.

В дверь снова постучали.

Адора догадывалась, кто приехал: Лиззи Спунер, ее самая близкая подруга. Лиззи обещала заехать к ней после работы. Но сейчас Адоре не хотелось видеть даже ее.

В дверь постучали в третий раз, уже громче и настойчивей. Со вздохом сожаления Адора поднялась с кресла.

Открывая дверь, она заранее решила оправдаться.

- Послушай, Лиззи, я не в том настроении, чтобы... - начала Адора и осеклась. Ее гостем оказалась вовсе не Лиззи.

На пороге стоял Джед Райдер. Не то чтобы Адора его хорошо знала, просто его мать, Лола Пирс, была единственной помощницей Адоры в парикмахерском салоне и много рассказывала о сыне.

- О.., привет. - Адора украдкой вытерла слезы и попыталась приветливо улыбнуться.

Джед не ответил на улыбку.

Адора внимательно разглядывала Джеда - такой случай представился ей впервые. Внушительный рост, широкие плечи, длинные черные волосы, борода и усы, в правом ухе поблескивает серьга. "Опасный мужчина!" - подумала она.

Джед наконец заговорил:

- Простите за беспокойство, но в парикмахерской никто не открывает.

- Мы рано закрылись.

- Слушайте, у вас все в порядке?

- Разумеется. Все прекрасно. Просто замечательно. - Сунув бутылку вина под мышку, она достала из кармана шорт скомканный носовой платок, промокнула слезы и высморкалась.

Когда она вновь взглянула на Джеда Райдера, он стоял, засунув руки в карманы своих тесных потертых джинсов, донельзя озадаченный видом ее заплаканного лица, покрасневшего носа и наполовину опустошенной бутылки.

Для байкеров, целые дни заседающих в местном баре, Джед был человеком-легендой. Они называли его Полуночным Ковбоем. Джед всегда был одиночкой, ночным бродягой, от него исходила незримая сила, и люди считались с ним и уважали. Однако, судя по его растерянному виду, он не часто имел дело с плачущими женщинами.

Адора поняла, что своим поведением ставит Джеда в неловкое положение. Она даже не догадалась пригласить его в дом, а ведь Джед стоит на пороге уже довольно долго.

- Прошу, проходите, - решилась она. Он не двинулся с места, и Адора была уверена, что он откажется, но через несколько секунд Джед пожал плечами и переступил порог. Оказавшись внутри, он обвел комнату каким-то настороженным взглядом, словно дикое животное, которое принесли из леса.

- Присаживайтесь, - пригласила Адора. Он покачал головой.

- Я только зашел выяснить, не знаете ли вы, где может быть моя мать.

- Она ушла около часу дня, потом я ее не видела. У нас было мало клиентов сегодня, и я отпустила ее домой, - объяснила Адора, наполняя шампанским второй бокал. Затем повернулась к Джеду и с непонятным вызовом протянула ему бокал. Выпьете со мной?

Он не шевельнулся. Темные стекла закрывали его глаза, а по лицу было невозможно догадаться, о чем он думает. Джед просто молча смотрел на нее. По крайней мере Адоре казалось, что смотрел. И взгляд его был очень долгим.

Молчание становилось тягостным. Закусив губу, Адора вновь протянула Джеду бокал.

- Прошу. Возьмите.

- Зачем?

- У меня есть тост.

Черная бровь приподнялась над оправой темных очков.

- Какой?

- За.., за одиночество. Он усмехнулся.

- Что хорошего в одиночестве?

Вызывающее выражение сошло с ее лица. Она снова почувствовала пустоту пустоту в жизни, в душе, во всем. И в ней загорелось безрассудное желание ответить ему честно.

- В одиночестве нет ничего хорошего. Но, может, оно перестанет быть для меня столь ненавистным, если я подниму за него бокал.

Джед улыбнулся и снял очки. Адора увидела его глаза.

Необычное сочетание, подумала она, серые глаза и волосы цвета воронова крыла.

- Неудачный день? - спросил Джед. Адора засмеялась, правда, смех ее больше походил на всхлипывания.

- Неудачный - слишком мягко сказано. Джед перестал улыбаться. Он просто ждал - ждал продолжения. И Адора продолжила:

- Сегодня день моего рождения.

- И сколько исполнилось лет? У нее вырвался смешок.

- Разве принято задавать женщине такие вопросы?

Он снова заулыбался.

- Скорее всего, нет. Насколько я помню, в школе вы учились на несколько классов старше меня.

- О, не растравляйте мои раны.

- Так сколько вам исполнилось? Адора махнула рукой и призналась:

- Тридцать пять.

Джед продолжал рассматривать ее. Она опустила голову и посмотрела на бокал, который все еще вертела в руках.

- Послушайте, если вы отказываетесь выпить со мной, то...

- Черт.

В два шага он очутился рядом с Адорой и взял предложенный фужер.

Вздрогнув, она подняла на него глаза. Он в самом деле был внушительным мужчиной, особенно это чувствовалось теперь, когда он подошел почти вплотную. Косая сажень в плечах. Закатанные рукава джинсовой рубашки обнажали руки, сильные и мускулистые, будто высеченные из гранита. Серебряный крестик тускло светился на гладкой коже в расстегнутом вороте его рубашки. Поверх рубашки на нем была кожаная жилетка со множеством карманов и застежек-молний. Ремень и ботинки были сделаны из грубой черной кожи. Адора ясно почувствовала запах хорошо выделанной кожи, настоящий мужской аромат.

Джед Райдер был явно из той породы мужчин, которые действуют на женщин одним только своим присутствием.

Уставившись на него, Адора думала, что с этим мужчиной следует быть настороже, особенно оставшись с ним один на один. Однако Джед не внушал ей страха. Может, так было оттого, что Адора хорошо знала его мать и помнила, с какой любовью Лола рассказывала о сыне. Или оттого, что Джеда обожала Тиффани, его сводная младшая сестра.

Джед высоко поднял свой бокал, прервав ее размышления:

- За вас. За ваш чертов день рождения, Адора Бьюдайн.

- Благодарю, Джед Райдер. Они одновременно поднесли бокалы к губам и осушили их до дна.

Джед протянул ей свой фужер, и Адора без колебаний наполнила его до краев, так же как и свой.

- За то, чтобы вы нашли то, что ищете, - продолжил Джед.

Прежде чем выпить, Адора с сарказмом уточнила:

- Привлекательного мужчину с постоянной работой, который стал бы для меня опорой в жизни и сочетался бы со мной законным браком.

Джед не удержался от смешка, и они выпили, снова не оставив в бокалах ни капли. Адора качнула зажатой в руке бутылкой, предлагая налить еще.

Но бутылка оказалась пуста. Адора с сожалением вздохнула.

- Кажется, в баре есть немного бренди, - вспомнила она.

Джед отрицательно покачал головой и вернул ей бокал.

- Мне пора.

Адора лишь горько усмехнулась.

- Я все ждала, когда вы это скажете... Он посмотрел на нее долгим изучающим взглядом.

Адора мысленно сосчитала до пяти, давая ему возможность что-нибудь ответить. Он молчал, и она сделала это сама:

- Я знала, что рано или поздно вы это скажете, потому что привыкла слышать такие слова от мужчин. "Мне пора". Или: "Я должен идти". Или: "Адора, отстань. Я ухожу, и точка".

Джед смотрел на нее, прищурив глаза, словно пытался прочитать ее мысли.

- Перестаньте. Все не может быть так плохо.

- Может.. Все ужасно. - Она с грохотом поставила бутылку на стол и повернулась к Джеду лицом. - Я отталкиваю мужчин. Я старалась, я прилагала массу усилий, чтобы устроить свою жизнь. Всему городу известно: на мне никто никогда не женится. До конца своих дней я буду одинока. - Она яростно размахивала рукой, в которой еще держала бокал. - Все мои сестры замужем. Мать выходила замуж дважды. Сестры разъехались в разные концы Калифорнии, мать живет в Аризоне. Бросили меня одну в Ред-Дог-Сити, одну с моим милым парикмахерским салоном, чудесной двухкомнатной квартиркой и дурацкими мечтами о любви и семье, которые никогда не сбудутся! Жалкая картина. Я - жалкая. Она развела руки в стороны и оглядела себя. - Только посмотрите на меня.

После этого неожиданного и откровенного признания наступило неловкое молчание. Затем, осмелев, Адора подняла голову и встретилась взглядом с поразительными глазами Джеда, тускло мерцающими, как серебро креста на его шее. Вдруг ее словно обволокло что-то томное и горячее и через секунду столь же стремительно исчезло.

У нее вырвался короткий вздох. Она стала убеждать себя, что дело вовсе не в Джеде, а в нескольких бокалах шампанского.

Молчание затянулось, и Адора решилась нарушить его.

- Скажите, что со мной не так?

- Все так. Вы отлично выглядите. Адора нахмурилась, сознавая, что выставила себя полной дурой. В очередной раз.

- Боже, что я делаю?

- О чем вы?

- Сами знаете. - Она посмотрела ему в глаза. - Затащила вас в дом. Заставила пить шампанское. Болтаю глупости, которые вам совсем неинтересно слушать.

- Эй.., все наладится.

- Не наладится. Спасибо, что попытались хотя бы из вежливости меня утешить.

Джед заметно расслабился и расхохотался от души.

И Адора улыбнулась ему в ответ.

- Я сказала что-то смешное?

- Вообще-то да. Меня не часто называют вежливым человеком.

- А зря. - Адора выпрямилась. - Так вы разыскиваете Лолу?

- Да.

- Тиффани у вас? Он кивнул.

- Мы с ней ездили за город на выходные.

- Верно, Лола говорила мне. Сегодня в салоне мы скучали без Тиф.

Одиннадцатилетняя Тиффани привыкла чувствовать себя в парикмахерской как дома. Целыми днями она крутилась там, болтая с посетителями и выполняя мелкие поручения. Иногда Тиф забегала к Адоре в гости в ее квартирку, находящуюся над салоном. Адора всегда была ей рада. Она выросла в окружении сестер, и девочка напоминала ей о детстве.

- Значит, Тиффани сейчас дома?

- Да. - (Лола и Тиф жили недалеко от Адоры в маленьком, купленном Джедом доме на Черч-стрит.) - Она задремала, и я не стал ее будить. Малышка устала. Всю дорогу до водопада Кристал-Фолс мы шли пешком, провели там целый день и только под вечер вернулись ко мне домой. Сегодня утром я отлучился по делу, и Тиффани пришлось ждать меня в хижине, пока я не вернулся и не смог отвезти ее домой. - Джед был владельцем магазина автозапчастей на Джексон-Пайк-роуд и жил в деревянном доме неподалеку от него. - Сейчас мне опять нужно съездить в магазин, посмотреть, как идут дела, но я не хочу оставлять Тиффани, не узнав, куда ушла мать и надолго ли.

- Знаете, перед уходом Лола говорила, что у ручья Трут-Грик поспела ежевика, а Тиффани обожает ежевичные пироги.

Он вытащил из кармана темные очки.

- Спасибо. Поеду туда сейчас же. Неожиданно Адора вспомнила старые слухи о Джеде, в особенности тот скандал с изнасилованием, в который был вовлечен Джед много лет назад, когда Чарити Ледлоу застала его в постели своей дочери. Скандал выглядел особенно некрасивым оттого, что в нем была замешана целая семья: брат Чарити Ледлоу был вторым мужем Лолы и отчимом Джеда.

"Опасный тип", называли Джеда в городе, но Адора и раньше не верила сплетням, а теперь, когда Джед так терпеливо слушал ее бестолковую болтовню, и вовсе утвердилась в мнении, что они бессовестно лгут. У Джеда доброе сердце, решила она, и ей захотелось сделать для него что-нибудь хорошее.

- А вы знаете, где на ручье растет ежевика? - Джед покачал головой, и она отставила пустой бокал. - Идемте. Я провожу вас туда.

Его огромный сверкающий мотоцикл был припаркован там, где она и предполагала, - на стоянке около дома.

Джед достал шлем.

- Садитесь.

Адора глубоко вздохнула. Джед Райдер оказался вполне симпатичным человеком, но это еще не значит, что она разрешит усадить себя на заднее сиденье его "Харлея". В маленьком городе слухи разносятся быстрее ветра. Не хватало еще, чтобы о ней начали судачить.

- Я.., э.., у меня нет шлема.

Она почувствовала на себе его взгляд, и ей показалось, что он прочитал ее мысли. Но Джед не сказал ни слова.

- Мы можем пойти пешком, - торопливо прибавила она, не решаясь посмотреть ему в лицо. - Ручей недалеко. Тем более что по тропинке вам не проехать на мотоцикле. Идемте.

Они завернули за угол и пошли по тротуару. Большие здания и магазины вскоре остались позади, началась длинная череда деревянных двухэтажных домишек.

Миновав их, они свернули к ручью, перешли его по мостику и пошли вниз по берегу.

Время от времени они останавливались и звали Лолу, но та не отзывалась.

Вскоре тропинка затерялась в густой траве. Запыхавшаяся от быстрой ходьбы Адора с улыбкой повернулась к Джеду:



- Уже скоро.

Она шагнула вперед, но не посмотрела, куда ступает, и, споткнувшись о корень и вскрикнув, полетела на землю.

Джед в одно мгновение очутился рядом и, сняв очки, присел на корточки.

- Как вы?

- Завтра буду вся в синяках, - простонала Адора, - но до свадьбы заживет.

Она приподнялась на локте и осторожно потерла ушибленное место.

- Ой.., когда же я буду внимательней...

Он не сводил с нее глаз и, как обычно, молчал. Легкая полуулыбка играла на его губах.

Адора не закончила фразу. Она почувствовала, что между ними вдруг возникло напряжение.

Воздух вокруг накалился, стал густым, горячим. И Джед словно.., словно заполонил собой весь мир. Она видела поблескивающие на его коже капельки пота. Ей захотелось прикоснуться к его бороде, проверить, такая ли она мягкая на ощупь, как кажется. Ей захотелось провести языком по его коже, почувствовать ее солоноватый вкус...

У Адоры перехватило дыхание. Она никогда прежде ни о чем подобном не думала, считая такие мысли неприличными. Разумеется, она встречалась с мужчинами, но ни с кем из них не ложилась в постель. Пока не появился Фарли Андервуд, который на прощанье назвал ее никудышной любовницей. Хотя Адора старалась изо всех сил, чтобы он не заметил ее неловкости в постели, и пыталась убедить себя, что Фарли доставляет ей наслаждение. Но проблема заключалась в том, что ей было с ним плохо. Она почти ничего не чувствовала. Потому что представляла все совсем иначе - без дурацкого сопения, которое издавал Фарли. Иногда, чтобы дотерпеть до конца, она лежала и представляла, какие занавески повесит на окна в новом доме после их свадьбы.

Сейчас ей меньше всего хотелось думать о занавесках. Воздух вокруг словно звенел от чувственного напряжения. Джед Райдер притягивал ее будто магнит. Тело Адоры налилось истомой.

Должно быть, шампанское виновато. Хотя Адора не могла не признаться себе, что дело не в нем. За время прогулки шампанское выветрилось из ее головы, и она была совершенно трезва. И до предела возбуждена. Джед заговорил:

- Идемте. - Он продолжал улыбаться, глядя ей прямо в глаза. - Попробуйте встать. - Он протянул руку.

Адора вложила пальцы в его ладонь. Она вся как огнем горела.

- Все нормально? - мягко спросил Джед. Адора заставила себя встать.

- Конечно. Все нормально.

Он отпустил ее руку, жестом предложил идти вперед, и они пошли дальше.

Правда, Адора предпочла бы идти следом за ним: в голове у нее шумело, а ноги подкашивались.

Они оба молчали, и поэтому звуки окружающей их природы казались особенно звонкими. Каждый звук - от пронзительного крика пересмешника до кваканья лягушек - эхом отзывался в ушах Адоры. Даже жужжание пчел, роящихся вокруг ежевичных кустов, было необычайно громким.

Это просто смешно, уверяла она себя. Пчелы не могут жужжать громче обычного. Просто у нее слишком богатое воображение. И между нею и Джедом Райдером ровным счетом ничего не произошло. Она оступилась, а он помог ей подняться. Вот и все.

Скоро они найдут Лолу, и их пути разойдутся. И если они когда-нибудь случайно встретятся, она вежливо поздоровается и пройдет мимо.

Тропинка опять вывела их к ручью, и Адора не сразу смогла поверить своим глазам. В тени берез ничком лежала женщина.

Это была Лола.

Глава 2

Она лежала неподвижно, с закрытыми глазами, лицо было мертвенно-бледным. В нескольких шагах от нее валялась плетеная корзинка, ягоды были рассыпаны по земле.

- Господи, мама... - Голос Джеда был полон невыразимой муки, и сердце Адоры сжалось.

Джед бегом бросился к Лоле и упал рядом с ней на колени.

- Мама... - Он пытался нащупать пульс. - Мама, очнись... Мама... Приподняв голову Лолы, он раскрыл ее бледные губы и начал делать ей искусственное дыхание.

Адора похолодела от страха.

Распростертое на земле безжизненное тело не могло принадлежать Лоле. По крайней мере Лоле, которую она знала и любила. У той Лолы был жизнерадостный голос и редкое чувство юмора. Та Лола была терпелива с их клиентками и, казалось, никогда не уставала. В той Лоле жизнь била ключом.

Джед поднял глаза на Адору. Теперь он был спокоен. Пугающе спокоен.

- Джед... - сказала она в надежде услышать, что Лола вовсе не мертва, что она просто потеряла сознание.

- Бегите за помощью, - проговорил он шепотом, который Адоре показался криком. - Бегите быстрее ветра.

И она побежала. Помчалась сквозь заросли, не обращая внимания на хлещущие по ногам ветки. Дыхание с шумом вырывалось из ее легких, сердце колотилось так громко, что Адора не слышала ничего, кроме его стука.

Перебравшись на другую сторону ручья, Адора побежала по улицам с максимальной скоростью, на которую были способны ее подкашивающиеся ноги.

Тилли Симпсон, ассистентка доктора Мотта, стояла в дверях приемной, когда в больницу ворвалась Адора.

Задыхаясь, прижимая к вздымающейся груди руку, она посмотрела на скамейку возле приемной: пациентов не было. Большие часы на отделанной под дерево стене показывали два часа тридцать девять минут. Тилли заволновалась:

- Адора, что...

- Лола, - прерывисто выдохнула Адора, - Лола Пирс. Там, у ручья. Ах, Тилли, кажется, она умерла!

Через несколько мгновений по улицам уже неслась машина "Скорой помощи" с включенной сиреной. У моста она остановилась, и доктор Мотт и Тилли поспешили за Адорой вдоль берега. Они не успели преодолеть и сотни метров, как им навстречу вышел Джед с безжизненным телом Лолы на руках. Его взгляд был полон отчаяния.

Спустя минуту доктор Мотт сделал заключение: Лола Пирс мертва. Он сочувственно посмотрел на Джеда.

- Видимо, это удар. Или сердечный приступ. Вскрытие покажет, что это было.

Лолу положили на носилки, и мужчины понесли ее к мосту.

Машину "Скорой помощи" уже обступила небольшая толпа. Доктор Мотт и Джед осторожно перенесли неподвижное тело через мост. Тилли и Адора следовали за ними с чемоданчиками первой помощи в руках, которые, к сожалению, уже не понадобились.

Доктор Мотт попросил всех любопытствующих отойти, и носилки с телом поместили в кабину "скорой помощи".

За спиной Адора слышала шепот:

- Да это Лола Пирс...

- Умерла?

- Похоже на то.

К машине подбежал городской шериф Дон Пиблс, срочно прибывший из участка. Адора знала его: они вместе учились в школе.

- Что случилось, док?

- Лола Пирс умерла.

- От чего?

- Пока точно не известно. Удар или сердечный приступ - выясним после вскрытия. - Доктор Мотт закрыл створки дверей "скорой помощи".

- Кто обнаружил тело?

- Джед, - доктор кивнул в его сторону, - и Адора Бьюдайн.

Шериф повернулся к Джеду.

- Райдер, я должен задать вам несколько вопросов. - Он оглянулся и нашел глазами Адору. - И тебе, Дори.

- Вам придется подождать со своими вопросами, - ответил Джед. - Сперва мне нужно съездить к сестре.

- Я задам свои вопросы сейчас, - заговорил шериф непререкаемым тоном, и Адора не выдержала и вступилась за Джеда:

- Ты постараешься закончить побыстрее? Пожалуйста, Дон. Джед должен быть рядом с Тиффани, ведь ей всего одиннадцать.

- Допросить вас - моя обязанность, Дори. Пойдемте в сторону, к моей машине.

Адора взглянула на Джеда. Он стоял неподвижно, с плотно сжатыми губами, и только мускул дергался на его щеке, Было не похоже, чтобы он собирался выполнить приказ представителя власти. Сейчас ему только не хватает неприятностей с законом, мрачно подумала Адора.

- Идемте, Джед, - умоляюще произнесла она.

Он не двинулся с места. Тогда она схватила его за руку и силой потащила к машине Дона.

Шериф тем временем взывал к толпе:

- Расходитесь, ребята. Или уступите дорогу машине. Тилли уже готовится выезжать.

К Джеду подошел доктор Мотт и тихо обратился к нему:

- Сейчас мы отвезем вашу мать в больницу, а оттуда ее отправят на вскрытие. Вся процедура займет несколько дней. Потом вы сможете забрать тело и заняться похоронами.

- Хорошо.

Тилли уже ждала доктора в кабине "скорой помощи", но он продолжал разговаривать с Джедом:

- Все в городе знают, как сильно вы любили мать. И сейчас вам необходимо быть рядом с сестрой. Я попрошу Дона не мучить вас долгими расспросами.

- Спасибо, - пробормотал Джед.

- Не за что.

Коротко переговорив с шерифом, доктор Мотт сел в машину, и они отправились в больницу.

Дон отвел Джеда в сторону, желая выслушать сначала его рассказ о произошедшем. Как его и просили, он свел количество вопросов к минимуму и через несколько минут уже сочувственно кивал головой.

- Все в порядке, вы можете идти, - разрешил Дон. - После результатов вскрытия нам опять придется встретиться.

Поредевшая толпа безмолвно расступилась перед Джедом. В глазах людей читалось сочувствие, но никто не сделал попытки подойти к нему. В конце концов, он был необузданным Джедом Райдером. Кто знает, как он мог ответить на их соболезнования?

Приехавшая чуть раньше Лиззи Спунер терпеливо ждала завершения допроса. Когда Дон отпустил Адору, та немедленно обратилась к подруге:

- Ты в порядке?

Адора лишь кивнула и ничего не ответила.

Лиззи нахмурилась.

- Выглядишь ужасно. Пошли, я отвезу тебя домой. Кстати, я только что оттуда. К тебе приходил почтальон, и я расписалась вместо тебя за посылку. Спорю, там подарок от твоей матери. Пошли...

Джед уже был близко к повороту на Бридж-стрит, когда Адора внезапно почувствовала, что не может и не должна отпускать его одного.

- Джед!

Он остановился. И обернулся. После ее падения на тропинке он так и не надел очки, глаза его не скрывались темными стеклами, они были не защищены, и в них она прочитала согласие. Он хотел, чтобы Адора пошла с ним, чтобы она была рядом, когда он сообщит страшную новость Тиффани.

Лиззи крепче сжала ее запястье, но Адора выдернула руку.

- Мне нужно идти.

- Дори, постой...

- Я позвоню тебе.

- Дори, посылку я оставила на крыльце.

- Спасибо. Потом поговорим. - И она бросилась к Джеду.

Он подождал, пока Адора поравняется с ним, и снова быстро зашагал вперед.

- Мне надо забрать мотоцикл, - сказал он, когда они добрались до перекрестка. - Вы идите дальше.

- Одна?

Он мрачно усмехнулся.

- Идите медленно. Встретимся около дома.

- Хорошо.

И он почти бегом направился к стоянке. Адора свернула за угол и медленным шагом пошла по Черч-стрит. Впереди был дом, где маленькая Тиффани ждала, когда вернется ее мать.

Джед поставил мотоцикл в гараж, и вдвоем с Адорой они вошли в опрятный деревянный домик.

Смахнув набежавшие слезы, Адора обвела взглядом крошечную комнатку. Вот искусственные цветы в простенькой вазе на дешевом фанерном столике. Стопка журналов "Пипл" и "Ледиз хоум джорнэл". Два деревянных стула, обитые цветастым ситцем, и обтянутая бархатом кушетка.

Подложив ладонь под щеку, на кушетке сладко спала Тиффани. Ее шелковистые рыжие волосы, которые Адора собственноручно подравнивала совсем недавно, разметались по подушке. Девочка улыбалась. Видимо, ей снились хорошие сны.

Адора отдала бы многое, лишь бы не прерывать ее счастливый сон. По лицу Джеда она видела, что он испытывает то же самое.

И вдруг, словно почувствовав их присутствие, Тиффани открыла глаза.

- Всем привет. - Она внимательно посмотрела на брата и Адору. Ее улыбка поблекла. - Что такое?

Опустившись рядом с Тиффани на кушетку, Джед обнял ее худенькое тельце своими большими сильными руками.

- Тиффани... - Больше он произнести не смог.

Девочка нетерпеливо подтолкнула его плечом.

- Что? - Она вопросительно посмотрела на Адору. - Дори, что случилось?

Адора мучительно подбирала нужные слова. Джед наконец отважился:

- Твоя мама...

- Мамочка? Он кивнул.

- Я ничего не понимаю... - Тиффани кусала нижнюю губу. - Ты о чем?

Джед начал было говорить, но она вдруг со смехом перебила его:

- Представляете, мне только что снилась мамочка. Она обнимала меня и просила не забывать, как сильно она меня любит. Вот смешно, правда? Разве такое забудешь? Во сне она была такой.., такой спокойной. Только очень бледной...

Адора вспомнила, какой они нашли на тропинке Лолу. Она лежала так спокойно, словно отдыхала. И лицо у нее было белое-белое...

- Джед! - снова затормошила его Тиффани. - Джед, в чем дело?

И, пересилив себя, он ответил:

- Тиф... Мама ходила на ручей. Собирала ягоды. И с ней случился.., сердечный приступ или что-то похожее.

- Сердечный приступ? У мамочки? Такого не может быть. С мамочкой не может случиться ничего плохого. С ней всегда все будет в порядке, ведь моя мамочка... - Тиффани не находила слов. В поисках поддержки она взглянула на Адору. Карие глаза девочки наполнились слезами. - Дори! Дори, что он такое говорит?

Сердце Адоры разрывалось от жалости. С трудом она ответила:

- Солнышко, твоей мамы больше нет. У Тиффани перехватило дыхание. Из ее горла вырвался короткий стон.

- О нет...

Джед вытер покатившуюся по щеке слезу.

- Тиффани, детка...

Девочка заглянула ему в глаза, ее пухлые губы дрожали, на подбородке обозначилась упрямая складочка.

- Как - мамочки больше нет? Она.., умерла?

Джед только кивнул.

- Мамочка... - прошептала она, - моя мамочка умерла...

И с громким горестным криком она бросилась к брату. Маленькие ручонки вцепились в него, покрасневшее личико уткнулось в его рубашку.

- О нет, - тихо выдохнула она.

- Да, - прошептал Джед.

- Нет!

Джед молча гладил ее по голове.

А Тиффани никак не могла остановиться.

- Нет! - кричала она. - Нет, нет, нет, нет!.. - повторяла она снова и снова, словно своим отказом верить в смерть матери могла вернуть ее к жизни.

Адора стояла рядом, остро ощущая бесполезность своего присутствия. Ее сердце разрывалось от боли, когда она смотрела на рыдающую Тиффани и Джеда, державшего девочку на руках и баюкавшего ее бережно, словно младенца.

Слезы Тиф напомнили Адоре о своем глупом, эгоистичном поведении сегодня утром. Какими мелкими казались ей теперь собственные проблемы по сравнению с горем Тиффани и Джеда! Она подумала о времени, которое Джед провел в ее квартире, слушая ее бесконечное жалкое нытье. Если бы она сразу сообщила Джеду, где Лола, успели бы они прийти ей на помощь? Была бы ее жизнь спасена?

Тиффани вытерла глаза и теснее придвинулась к Джеду.

- Посиди с нами, Дори. Пожалуйста.

Адора отмела тягостные мысли - сейчас было не время обвинять себя. И присела рядом с Тиффани. С горестным вздохом девочка обняла ее, потом снова прижалась к брату, вернувшись под защиту его сильных рук.

- Как все произошло? - спросила Тиффани. - Пожалуйста, расскажите. Я должна знать.

Без лишних подробностей они рассказали ей о случившейся трагедии. Джед объяснил сестре, что через пару дней им станет известна причина смерти матери. Неожиданно они услышали чьи-то шаги возле дома. Шторы на окне не были задернуты, и Джед увидел подходящих к крыльцу непрошеных гостей. Он тихо выругался.

- Кто там? - беспокойно спросила Тиффани и, увидев сама, застонала:

- О нет...

Раздался стук в дверь.

Джед еще теснее прижал к себе сестру, и они с Адорой переглянулись.

- Вы не откроете? - спросил он.

- Пожалуйста, нет! - крикнула Тиффани капризным детским голоском - в ней было не узнать ту сильную девочку, которая недавно мужественно попросила рассказать ей о смерти матери.

Джед только мрачно покачал головой.

- Рано или поздно нам придется поговорить с ней. Избегать ее вечно нам не удастся. Тиффани гневно засопела и воскликнула:

- Но...

- Тихо. - Пригладив непослушные локоны девочки, он обратился к Адоре:

- Откройте, пожалуйста.

Адора подошла к двери и открыла. На ступеньках крыльца стояла Чарити Ледлоу, родная тетя Тиффани, много лет назад обвинившая Джеда в изнасиловании своей дочери.

Глава 3

Позади Чарити с печальным видом переминался с ноги на ногу ее муж Мортон.

Чарити заговорила первой, чем никого не удивила.

- Здравствуйте, Адора, - холодно произнесла она приветствие.

- Здравствуйте, миссис Ледлоу.

- Можно войти?

Адора перевела взгляд на Джеда, своим молчанием давая ему возможность передумать, но он остался верен своему решению и, не произнеся ни слова, кивнул. Адора отошла в сторону и пропустила чету Ледлоу в дом.

- До нас дошли ужасные новости, - с порога начала Чарити, ее запуганный супруг следовал за ней на почтительном расстоянии. - Мы пришли забрать нашу бедную осиротевшую племянницу домой. - Тут Чарити наконец заметила Джеда, и ноздри ее безупречного носа затрепетали, словно ей стало дурно.

Брат и сестра крепче прижались друг к другу.

- Дом Тиффани здесь, Чарити, - с особенным удовольствием назвал ее по имени Джед. В Ред-Дог-Сити не многие, если не сказать - никто, отваживались на подобное.

Выражая благовоспитанное недоумение, Чарити чуть приподняла брови.

- Никогда в жизни не слышала такого абсурдного заявления.

- Это факт.

Мягко и добродушно Чарити обратилась к девочке:

- Тиффани, дорогая...

Тиффани обеими ручонками вцепилась в Джеда.

- Я останусь со своим братом! Чарити уже не скрывала раздражения:

- Дорогая, это невозможно. Твой брат живет в лесу в примитивной хижине и нанимает на работу людей, не вызывающих доверия. Он не способен позаботиться о маленькой девочке.

- Мы справимся, Чарити. - Тон Джеда был обманчиво спокойным, но глаза, превратившиеся в колючие осколки льда, выдавали его истинные чувства.



- Ты же целыми днями шляешься. Ребенок одичает.

- Я не одичаю!

Чарити скорбно вздохнула:

- Тиффани, я понимаю, как сильно ты расстроена, и...

- Вы ничего не понимаете! Вы злобная, старая...

Джед поспешно кашлянул. Чарити продолжала гнуть свое:

- Ребенок не может с утра до вечера находиться без присмотра.

Тиффани умоляюще посмотрела на Джеда, но тот промолчал. Адора поняла: он вынужден согласиться, что за девочкой кто-то обязательно должен присматривать. Проблема была серьезная, и Джед не мог сейчас ее разрешить. Тогда на это отважилась Адора.

- Послушайте, я живу в двух шагах отсюда и вполне могу помочь.

Чарити возмущенно фыркнула, ее глаза презрительно сузились. Если бы взгляд мог убивать, Адоре срочно потребовалась бы медицинская помощь.

Тиффани ликовала:

- Ясно? Я теперь останусь с тобой, правда, Джед?

- Ты чертовски права, малышка. Мы - одна семья.

Чарити не сдавалась:

- Прости великодушно, но я тоже состою в родстве с Тиффани. Ты не сумеешь заменить девочке родителей, а мы с Мортоном постараемся.

Джед оставался непоколебим. - Слушай, Чарити. Тиффани хочет жить со мной, и я смогу о ней позаботиться. С помощью Адоры мы прекрасно справимся.

Чарити долго и пристально рассматривала его, но Джед не отвел взгляда. Тогда она пошла в наступление:

- Давай говорить откровенно, Джед Райдер.

Ты не способен вырастить ребенка.

У Тиффани вырвался отчаянный возглас. Спокойно встретив злобный взгляд Чарити, Джед негромко заметил:

- Ты заходишь слишком далеко.

- И зайду еще дальше, не сомневайся. Так далеко, как только смогу.

Обеспокоенный Мортон попытался вмешаться:

- Чарити, может, мы...

Супруга метнула на него уничтожающий взгляд.

- Заткнись, Мортон. Я должна расставить все на свои места. - Ядовито усмехнувшись, она сделала еще один выпад:

- Ты просто спятил, Джедедия Райдер, если вообразил, что я позволю тебе забрать ребенка моего брата! Предупреждаю тебя...

Терпение Джеда лопнуло.

- Довольно. Убирайся прочь.

- Запомни, я не собираюсь молча стоять и наблюдать, как ты рушишь жизнь невинного ребенка!

Джед шагнул вперед.

- Я сказал, убирайся!

- Ты просто грубое животное, - продолжала оскорблять его Чарити. Отвратительное, грубое, безответственное животное...

Мортон нерешительно потянул супругу за руку.

- Пусти! - Она ударила его по руке. - Мы обязаны выполнить наш долг по отношению к племяннице.

Исчерпав слова, Джед двинулся на Чарити. Побагровев, она круто развернулась и выскочила вон. Мортон тенью последовал за ней. Уже из-за двери донеслось ее зловещее обещание:

- Я еще вернусь!..

Адора захлопнула за ними дверь, впервые в жизни чувствуя такое неимоверное облегчение после чьего-то ухода.

- Спасибо, - услышала она голос Джеда. Оглянувшись, она встретилась взглядом с его потемневшими, глазами и, прочитав в них искреннюю благодарность, почувствовала, как тепло заполняет каждую клеточку ее тела.

- Иначе зачем нужны друзья? Тиффани прижалась к Джеду, - Я не хочу жить с ней. Она относилась к мамочке так, будто та была недостойна ее брата. Она не любит и меня, она хочет только одного - разлучить нас.

Джед покачал головой.

- У нее ничего не получится.

- Но она сказала...

- Тиффани, не придавай ее угрозам значения. Мы же договорились, днем за тобой будет присматривать Адора. Слова Чарити - пустая болтовня, поверь мне.

- Правда?

- Клянусь всеми святыми. Теперь, когда мы выяснили, что нет причин волноваться, давай забудем о твоей тете Чарити.

Тиффани со вздохом опустила ресницы.

- Надеюсь, что ты прав.

- Я прав. И перестань беспокоиться.

Адора осталась приготовить ужин. Телефон весь вечер звонил не переставая. Адора выслушивала соболезнования, утешала людей, коротко рассказывала подробности трагедии и обещала позвонить, если понадобится чья-то помощь.

Когда ужин был съеден, Джед, Тиффани и Адора перешли в гостиную. Они разговаривали о Лоле, вспоминали ее радушность, отзывчивость, золотое сердце. Иногда на глаза Адоре и Тиффани наворачивались слезы: им было трудно смириться с тем, что Лола покинула их.

- До сих пор не могу поверить, что мамочка умерла, - призналась девочка.

- Да, - согласилась Адора. - У меня тоже такое ощущение, что она вот-вот должна вернуться домой.

Когда за окнами стемнело, Тиффани поднялась с кушетки.

- Пойду спать.

Собралась домой и Адора, пообещав вернуться утром и приготовить завтрак.

Джед проводил Адору до крыльца. Какое-то время они молча стояли в сгустившейся темноте.

- Как вы считаете, я поступил правильно? - спросил он.

Она прислонилась к деревянному столбику, поддерживающему козырек крыши.

- Решив оставить Тиффани у себя?

- Да.

Адора подумала о супругах Ледлоу, об их размеренной, устоявшейся жизни. Воспитание ребенка не представляло для них трудности, ведь они уже вырастили двух дочерей. Мортон был неплохим человеком, и материально они были обеспечены. Многие годы Мортон работал дантистом, пока несколько лет назад не оставил практику. Большинство людей в городе, в том числе Адора и ее семья, приходили лечить зубы именно к нему. Он был хорошим врачом, и у него были золотые руки.

- Можете не отвечать, - хмыкнул Джед. - У вас все на лице написано.

- Что?

- Вы сомневаетесь во мне.

- Вообще-то я думала о Мортоне Ледлоу. Он неплохой человек, хоть и женат на Чарити.

- Тогда почему вы бросились меня защищать?

- Сама не знаю.

- Вы знаете... Говорите, не бойтесь.

- Тиффани хочет остаться с вами.

- И?

- Для ребенка это важнее всего.

- Согласен. Правда, большинство считает, что я полный ноль во всем, что касается воспитания детей.

- Просто Чарити.., короче, я бы никому не пожелала жить с ней под одной крышей.

- И?

Она задумалась, но нужные слова никак не приходили в голову.

- Объясните, - настаивал Джед.

- Чарити чем-то напоминает мне мою мать, - проговорила Адора и, тотчас осознав, что Джед наверняка не правильно ее понял, поспешила пояснить:

- Они обе любят держать все под контролем и слишком озабочены мнением окружающих. - Высоко-высоко над ними висела в небе луна и светилась так ярко, словно была сделана из серебра. Адора чувствовала на себе пристальный взгляд Джеда. Когда тот заговорил наконец, Адора поняла, что он улыбается.

- Значит, в душе вы мятежница? Она фыркнула.

- Совсем наоборот. После всего, что я наболтала вам сегодня утром, разве это не понятно?

- Верно, - усмехнулся он. - Вы хотите выйти замуж. За парня в костюме от "Братьев Брукс".

Ее охватило неожиданное желание оспорить его слова. Хотя с какой стати?

- Вы совершенно правы. Парень в костюме от "Братьев Брукс" - предел моих мечтаний.

- А ведь в старших классах вы встречались с Диланом Маккеной. Тогда его репутация была, пожалуй, похуже моей.

- Мы были всего лишь по-детски увлечены друг другом. Кроме того, на случай, если вы не в курсе: Дилан женился на моей сестре Кэт.

- Я слышал.

Адора вспомнила Дилана. Их с Джедом судьбы были чем-то похожи. Дилан тоже покинул родной город, едва достигнув совершеннолетия. Прошлой зимой он вернулся в Ред-Дог-Сити всемирной знаменитостью. Его карьера автогонщика завершилась после аварии, в которой Дилан чуть не погиб. Увидев Кэт, он сразу сделал ей предложение. Она недолго раздумывала, и вскоре они поженились.

- Ревнуете? - неожиданно мягко спросил Джед.

Адора вспыхнула.

- Кого?

- Своего первого возлюбленного, ведь теперь он принадлежит вашей сестричке?

Она, прищурившись, посмотрела на него. Удивительно, он ухитрился расспросить ее о стольких интимных вещах, а сам между тем не рассказал о себе ничего. Своим последним вопросом он попал прямо в яблочко. Она ревновала. Поначалу. И их с сестрой отношения были напряженными. А потом ревность отступила. Теперь Адора даже не представляла рядом с Диланом никого, кроме Кэт.

- Ошибаетесь, я не ревную. И даже будь это так, мне не на что было бы рассчитывать, - ответила она. - Другие женщины не интересуют Дилана. Они с Кэт так сильно любят друг друга, что порой смущают тех, кто находится с ними рядом. Они напрочь забывают о чьем-либо присутствии.

- Вы хотите быть любимой столь же страстно? - проговорил он более низким, чем обычно, интимным голосом.

Она вспомнила о сегодняшнем путешествии к ручью и о невероятных, волшебных ощущениях, охвативших ее тогда. И затрепетавших в ней сейчас...

- Смелее. Признайтесь, хотите? Сердце гулко застучало в ее груди, и она призналась:

- Да, хочу. Я хочу быть любимой столь же страстно. Да и какая женщина не хочет?

Его белые зубы блеснули в усмешке. Серебряная серьга тускло светилась в темноте. Сейчас Джед напоминал ей пирата из старых фильмов, которые они с Кэт смотрели в детстве.

- Думаете, парень в шикарном костюме сможет подарить вам такую любовь?..

Он подошел слишком близко, и Адора непроизвольно отпрянула назад.

- Я.., мм...

- Вы говорили, что вы жалкая неудачница, что вы отпугиваете мужчин.

- Да, но...

- Знаете, что я вижу? Я вижу перед собой женщину, которая не сдается ни при каких обстоятельствах.

Адора была в растерянности, не знала, что ответить. Джед когда-то успел снять свои черные перчатки, и теперь она поймала себя на том, что рассматривает его руки - большие, жилистые, но такие ласковые, если вспомнить, как нежно они обнимали Тиффани.

- Я затронул что-то слишком личное? В горле у нее неожиданно пересохло.

- В общем, да.

Джед пожал, вернее, лениво повел своими широченными, могучими плечами. И посмотрел ей в глаза.

- Простите.

- Все в порядке. - Она помолчала. - Мне пора домой.

- Конечно. - Он улыбнулся, но его глаза по-прежнему оставались усталыми и невеселыми. - Спасибо. За все.

- Я вернусь. Рано утром.

- Хорошо.

Адора легко сбежала по ступенькам и скользнула в темноту ночной улицы. Спиной она чувствовала взгляд Джеда, но не решилась обернуться.

Дома, отложив в сторону посылку от матери, Адора первым делом прослушала сообщения на автоответчике. Их было немного. Звонили сестры, поздравляли с днем рождения. Два сообщения оставила Лиззи.

"Позвони мне, как только вернешься", - дважды просил записанный на пленку голос подруги.

Последнее послание принадлежало Бобби Тамберлену, давнему школьному приятелю Адоры.

"Я слышал о Лоле, - его голос был полон искреннего сочувствия, - если понадобится моя помощь, ты всегда можешь найти меня дома".

Мысленно приказав себе не забыть позвонить перед сном Лиззи, Адора машинально стала наводить порядок - выбросила в мусорное ведро бутылку из-под шампанского, ополоснула бокалы, которые они с Джедом поднимали в честь ее дня рождения. Вспомнив, как собиралась запустить ими в стену, Адора уныло улыбнулась. Теперь ей было стыдно за тот нелепый порыв. Она упорно продолжала думать, как бы все обернулось, если бы она не затащила Джеда в гости, если бы сразу сказала, где может быть Лола, если бы... Адора решила не накручивать себя раньше времени, а подождать результатов вскрытия.

И если выяснится, что минуты промедления имели значение и Лолу можно было спасти.., что ж, тогда ей придется с этим жить.

Стараясь отвлечься от тягостных мыслей, она распечатала посылку от матери. Внутри были две коробочки в яркой подарочной упаковке. Адора открыла одну там на черном бархате мерцала жемчужная нить.

Когда-то это жемчужное ожерелье принадлежало ее бабушке, Адора с детства восхищалась им.

Теперь ее терзало раскаянье. Мать сделала ей такой прелестный подарок, Адора же отплатила ей черной неблагодарностью - сравнила с холодной, самовлюбленной ханжой Чарити Ледлоу.

Какая кошка пробежала между дочерью и матерью?

Другие дочери были в прекрасных отношениях с Лотти. Адора же, общаясь с ней, частенько выходила из себя. Почему? Ведь обе они хотели одного - хорошего мужа для Адоры. Но муж не находился. И с каждым новым ухажером, который появлялся в жизни Адоры и через какое-то время исчезал, советы Лотти о том, как дочери устраивать свою личную жизнь, становились все навязчивее. И с каждым разом Адоре все больше надоедало выслушивать ее увещевания.

Но теперь все должно измениться. Внезапная смерть Лолы заставила ее понять: жизнь коротка. Слишком коротка, чтобы тратить ее на ссоры с самыми близкими людьми. Адора положила ожерелье обратно. - Прости меня, мама, прошептала она. - Обещаю, что стану более терпимой.

И она развернула второй подарок. Им оказалась книга. Из серии "Помоги себе сам": "Отчаявшиеся женщины и мужчины, которые их бросают".

"Вы отчаялись? - крупным шрифтом вопрошала обложка. - Пройдите тест для отчаявшихся женщин. Вы научитесь распознавать Десять Фатальных Ловушек Любви, которые подстерегают вас на пути к счастью. Вы узнаете, как отличать Мистера Хорошего Парня от соблазнительного, но ненадежного Мистера Плохого.

Измените свою жизнь. Начните прямо сегодня. Воспользуйтесь мудрыми советами, которые ждут вас на страницах этой книги".

Адора зашвырнула книгу в угол, и в то же мгновение зазвонил телефон.

Адора догадывалась, кто это. И не ошиблась.

- Дорогая, тебе понравилось ожерелье? Адора попыталась не забывать о своем решении быть терпимей к матери.

- Конечно. Я с детства обожала эти жемчуга, в ту пору ты надевала их в церковь. Большое спасибо, мама.

- Большое пожалуйста. Я давно хотела подарить тебе бабушкино ожерелье... Кстати, судя по слухам, книга просто превосходна.

- Уверена, что так оно и есть.

- Ты в порядке?

- Со мной все хорошо, мама. Правда, есть одна печальная новость.

- О, дорогая, что произошло?

Адора в сотый раз за этот день принялась рассказывать о смерти Лолы Пирс, потом поделилась своими планами помочь семье Лолы в эти нелегкие для них времена.

Лотги внимательно выслушала дочь:

- Какое несчастье... Лола была хорошей женщиной.

- Да, ее все любили.

- Мы с Бобом непременно пошлем траурный букет. Когда будут похороны?

- Как только Джед назначит число, я сообщу тебе.

Последовала небольшая заминка.

- Джед? Ты имеешь в виду Джеда Райдера?

- Его, мама. - Адора стиснула зубы. - Он сын Лолы, ты забыла?

- Я не забыла, просто...

- Что "просто"?

- Дорогая, ты чем-то расстроена?

- Нет. "Просто" что?

- Извини, не поняла?

- Ты говорила о Джеде Райдере. Хотела что-то сказать и не закончила.

- Так.., ничего особенного. Разве он не уехал много лет назад, после того ужасного случая с Доной Ледлоу?

- Уехал. Теперь вернулся. Примерно в то время, когда ты вышла замуж за Боба и перебралась в Таксой.

- Верно, я вспомнила. По-моему, он стал.., э.., каким-то мотоциклистом.

- Мама! Джед замечательный человек.

- Он...

- Дай мне договорить. Когда Лемюэль Пирс умирал от рака, его разными способами пытались спасти. Лечение стоило бешеных денег. И когда после долгих мучений он умер, Лола и Тиффани остались без гроша. Им пришлось бы нищенствовать, но вернулся Джед. Он купил им дом и - мне говорила сама Лола всегда помогал им сводить концы с концами и оплачивал счета. Теперь, после смерти Лолы, он будет заботиться о Тиффани.

- Но.., разумно ли это?

- О чем ты?

- Сама подумай: одиннадцатилетняя девочка и.., мотоциклист.

- Он ее брат и зарабатывает неплохие деньги.

- Чем же он занимается?

- Держит магазин автозапчастей. Он вполне ответственный человек и заслуживает доверия. Кроме того, на первых порах я буду ему помогать.

После этих слов на другом конце провода воцарилось гробовое молчание. Потом Лотти осторожно поинтересовалась:

- Объясни подробнее, как именно ты собираешься помогать?

- Днем, пока Джед работает, буду присматривать за Тиффани. Снова длинная пауза.

- Дорогая, а как же твоя собственная жизнь?

Адора едва не выкрикнула в трубку: какая жизнь, мама?! Моя скучная, пустая, одинокая жизнь? И в этот момент услышала спасительный щелчок в трубке.

- Давай поговорим потом, кто-то пытается прозвониться.

- Но, Адора...

- Я справлюсь, мама. И я люблю тебя, еще раз спасибо за ожерелье.

- Держись подальше от...

Адора повесила трубку, не дожидаясь, пока услышит имя Джеда.

Телефон зазвонил снова. На этот раз - Лиззи. Она хотела узнать подробности трагедии, и Адоре пришлось заново все пересказывать.

- Как Тиффани? - спросила подруга. - Кто теперь о ней позаботится?

- Джед Райдер. И я ему помогу. - Адора говорила вызывающе, но была слишком взвинченна, чтобы следить за голосом.

Лиззи не стала спорить, только осторожно спросила:

- А каково мнение Чарити Ледлоу на этот счет?

Адора согласилась, что Чарити не собирается отступаться от племянницы, что она уже предпринимала попытку забрать Тиффани к себе.

- Но девочка хочет остаться с братом. А он хочет заботиться о ней.

- Тогда ему нужно обратиться к Ванде.

- Точно, об этом я не подумала. - (Ванда Спунер была невесткой Лиззи и работала в местном отделении Центра защиты ребенка.) - А ты подумай, посоветовала Лиззи. - Джеду необходимо как можно скорее оформить на себя опекунство. На его месте я уже завтра в девять утра стояла бы на пороге Департамента социальной помощи в Квинси.

- Ты права. Непременно скажу ему. Подруги попрощались, и Адора набрала номер Джеда.

- Завтра я первым делом отправлюсь туда, - пообещал он и поблагодарил ее за то, что она с таким вниманием отнеслась к его с Тиффани проблемам.

Адора просияла от его благодарности. Перебросившись с ним парой незначительных фраз, она пожелала Джеду спокойной ночи.

Едва телефонная трубка коснулась рычага, Адора задумалась о внешнем облике Джеда. Завтра он должен выглядеть прилично и респектабельно. Чтобы произвести на Ванду хорошее впечатление, ему нужно одеться во что-нибудь посолиднее мятой рубашки и старых потертых джинсов...

Глава 4

Ранним утром Адора поднялась по ступенькам дома на Черч-стрит. Было около семи часов утра. Она уже заканчивала возиться с приготовлением завтрака, когда из своей комнаты над гаражом спустился Джед. Услышав его шаги, Адора обернулась.

Он явно только что принял душ - его черные волосы лежали на плечах мокрыми колечками, стекавшие с них капельки воды оставляли темные пятна на выцветшей синей футболке. Интересно, он когда-нибудь надевает рубашку с длинными рукавами? Адора начала в этом сомневаться. Сегодня на нем были голубые джинсы - поблекшие и истрепанные, но ладно сидящие на его длинных мускулистых ногах. Джинсы чересчур тесно облегали узкие бедра Джеда и его...

- Доброе утро.

Адора поторопилась отвести глаза от того, что было так откровенно подчеркнуто, и наткнулась на его насмешливый взгляд. Боже, неужели он увидел, куда она смотрела? Адора ужаснулась при этой мысли.

- Доброе утро, - пробормотала она в ответ. Ее щеки предательски пылали. Вот, подберите себе что-нибудь из этого, - указала она на одежду, аккуратно сложенную на стуле, и повернулась к плите, где уже начали пригорать блины.

Джед подошел к стопке одежды, вытащил синюю рубашку из хлопка и легкие брюки и с брезгливой гримасой бросил их обратно.

- Что это за барахло, черт меня подери? Его возмущенный тон вызвал взрыв хохота у Тиффани, которая с покрасневшими и опухшими глазами только что села за стол. Джед строго глянул на нее, и девочка, прыснув в кулачок, вновь принялась за блины.

- Что это за одежда? - требовательно спросил Джед.

- Бобби Тамберлена. - Джед был немного выше и мощнее приятеля Адоры, но она не сомневалась, что одежда Бобби подойдет. - После нашего вчерашнего разговора я зашла к Бобби и одолжила ее.

- Я не ношу такое барахло. Адора перевернула последний блин и весело улыбнулась.

- Сегодня вам придется это надеть. Сегодня очень важно произвести хорошее впечатление. - Отложив лопаточку, она деловито скрестила руки на груди. Примеряйте. В конце концов, это не костюм.

- Спорю, вы с удовольствием облачили бы меня и в смокинг, - проворчал Джед.

Хотя веселая улыбка не сходила с розовых губ Адоры, настроена она была весьма решительно и не собиралась уступать.

Поэтому, покончив с завтраком, Джед поднялся к себе и через несколько минут вернулся уже в принесенных Адорой рубашке и брюках. Она оглядела его критическим взглядом. Рубашка была слегка натянута на мощной груди, а брюки оказались чуть-чуть коротковаты. Однако в целом Джед выглядел неплохо. Свои длинные черные волосы он связал сзади кожаным шнурком, серьгу, обычно поблескивающую в ухе, вынул, но серебряный крест оставил.

- Ну как? - Его бровь вызывающе изогнулась.

Адора одобрительно закивала:

- Вполне, вполне...

- Что дальше? Прикажете сбрить бороду и подстричься? - пробурчал он.

- Зачем, борода и длинные волосы, особенно собранные сзади, очень идут вам. Вы отлично выглядите.

- Ого, спасибо за похвалу!

Адора обратила внимание на мокасины Джеда. Они совершенно не подходили к классической синей рубашке и горчичного цвета брюкам.

- У вас размер обуви больше, чем у Бобби, видно даже без примерки, сосредоточенно размышляла она. - Кроме мокасин, у вас есть какая-нибудь обувь?

Он усмехнулся.

- Кажется, в шкафу валяется пара ботинок.

- Какого они цвета? Коричневого?

- Угадали.

- Тогда несите.

Джед с видимой неохотой снова отправился наверх и спустился уже в коричневых ботинках. Они были далеко не новые, но по сравнению с мокасинами производили гораздо лучшее впечатление.

- Так нормально? - Выражение его лица красноречиво предупреждало, что Адоре стоит удовлетвориться и таким видом. - Перед Квинси я загляну в магазин, проверю, как там мои ребятки.

Адора знала, кто работал на Джеда: байкеры, такие же отверженные городом, как он сам. Пару раз она видела его работников и поэтому понимала, почему Джед не очень-то доверяет им.

- Удачи вам в Квинси. Мы будем ждать вас здесь.

Он нахмурился.

- А как же ваша парикмахерская?

- Один день постоит закрытой.

- Почему? Я очень благодарен вам за участие, но не хочу, чтобы вы пренебрегали своими делами.

- Я и не собираюсь. Все мои клиентки знали и любили Лолу. Было бы дурным тоном открыть парикмахерскую сегодня.

- Но...

- Не спорьте со мной, Джед Райдер. Я знаю, что делаю. И потом, вы должны спешить. Он поднял вверх руки.

- Сдаюсь, сдаюсь...

- Тогда выметайтесь.

- Слушаюсь, мэм.

Развернувшись на каблуках, Джед вышел. Вскоре взревел мотор мотоцикла и, удаляясь, стих вдалеке. Адора заглянула в комнату Тиффани. Но девочки там не было. Адора нашла ее в спальне матери - она лежала на кровати Лолы и плакала.

Сбросив туфли, Адора прилегла рядом с ней. Они долго лежали, прижавшись друг к другу. Тиффани горько рыдала, уткнувшись в плечо Адоры. Адора думала о Лоле. Дух умершей словно незримо присутствовал в комнате. На стенах было развешано несколько фотографий. Адора задержала взгляд на одном семейном снимке: Лола, Лемюэль и пятилетняя Тиффани в пышном голубом платьице. На другой фотографии совсем еще юная Лола прижимала к груди младенца - маленького Джеда. Позади нее стоял темноволосый парень, ее первый муж и отец Джеда, Билли Райдер. Лола рассказывала Адоре о нем.

"Эта история стара как мир. Нам было по шестнадцать, мы были безумно влюблены и не думали об осторожности. Через год у меня родился ребенок. Мы поженились, но Билли казалось, что он попал в ловушку. Когда Джеду исполнилось четыре. Билли записался на военную службу и уехал во Вьетнам. Через восемь месяцев его отправили обратно. В гробу".

- Почему, Адора, почему? - неожиданно воскликнула Тиффани.

Внутри у Адоры все сжалось. Чувство вины вновь охватило ее. Тиффани, я не знаю почему, подумала она. Если бы я тогда не задержала Джеда, может быть...

Адора кое-как подавила в себе угрызения совести. Они ничего не исправят и не помогут Тиффани утешиться.

- Я не знаю, малышка, я не знаю. Всхлипывая, девочка крепче прижалась к ней. Адора шептала ласковые слова:

- Поплачь, детка, все будет хорошо... Поплачь...

Потом она встала, принесла из ванной комнаты мокрое полотенце и приложила его к пылающему лицу Тиффани. Когда рыдания девочки стихли, Адора усадила ее за туалетный столик. Деревянной гребенкой тщательно расчесала ее волосы, потом подушила. По комнате распространился легкий аромат духов Лолы, как будто она незримо присутствовала здесь.

К полудню вернулся Джед.

- Как все прошло? - нетерпеливо спросила Адора.

- Я говорил с Вандой Спунер...

- И?

- Она пообещала, что оформление опекунства пройдет без проблем, учитывая то, что я материально обеспечен, являюсь ближайшим живым родственником Тиффани и способен взять на себя обязанности по ее воспитанию.

- И это все?

- Еще Ванда договорилась со мной о посещении нашего дома. Она сказала, это обычное условие - они придут поговорить с нами, осмотреть дом и убедиться, что все действительно в порядке. Потом Ванда выдаст мне разрешение на опеку.

- Значит, Тиффани сможет остаться с вами?

- Да, похоже, нам повезет.

Возвратившись вечером домой, Адора обнаружила на автоответчике сообщение от Кэт.

- Звонила мама и рассказала о смерти Лолы Пирс. Я очень сожалею. Позвони мне.

Адора набрала ее новый - с тех пор как Кэт обосновалась в Менло-Парк телефонный номер, и сестры проговорили около часа. Адора поведала о последних невеселых новостях, а Кэт, как всегда внимательно и с пониманием, выслушала ее.

- Хочешь, я приеду? - напоследок предложила Кэт. - По-моему, тебе нужна моральная поддержка.

Раньше, когда у Адоры случались неприятности, она всегда обращалась к сестре, и та неизменно согревала ее душевным теплом. Но теперь у Кэт появился муж и новая жизнь...

Поэтому Адора отказалась:

- Я справлюсь сама, сестричка, но спасибо за предложение.

- Обращайся в любое время, я буду рада поддержать тебя.

Прощаясь с сестрой, Адора улыбалась. Она очень ценила то, что у нее есть Кэт, которая в трудную минуту всегда утешит ее и выслушает.

Утром следующего дня Джед собирался на работу. Адоре тоже было пора открывать свой парикмахерский салон. Они условились встретиться дома в четыре - за полчаса до приезда Ванды Спунер.

Тиффани весь день провела в салоне, что было для нее привычным делом. Забравшись с ногами в плетеное кресло в приемной, она листала журналы, потом переставляла разложенные на витрине многочисленные коробочки с краской, флаконы и баночки. А когда Адора занималась с клиентками, отвечала на телефонные звонки.

Большинство клиенток парикмахерской знали о смерти Лолы. Они выражали соболезнования, были очень ласковы с Тиффани и, словно в знак почтения к памяти умершей, разговаривали чуть тише обычного. Денита, хозяйка кондитерской по соседству, принесла в подарок девочке большую коробку пирожных с шоколадной начинкой.

В двенадцать позвонил Джед.

- Я отправила Тиффани обедать, - ответила Адора на его вопрос о сестре.

- У вас есть время поговорить?

- Сейчас в салоне только я и Ольга Хаммерскилд - она сидит под сушилкой и читает журнал, - так что время есть. Где вы?

- В моем лесном жилище. Сюда недавно звонил Дон Пиблс. Стали известны результаты вскрытия.

При этих словах горло Адоры сжалось в предчувствии худшего. Она боялась услышать: если бы мы нашли ее на несколько минут раньше... Если бы я не затащила его в гости и не вынудила пить со мной шампанское...

Джед между тем рассказывал ей не о результатах вскрытия, а о другом. Сквозь пелену тревожных мыслей до нее доносились его слова о том, что он начал заниматься похоронами и уже позвонил в бюро ритуальных услуг. Похороны намечены на субботу, а отпевать умершую будут в городской церкви.

- Ясно, - проговорила Адора. Она попыталась придать голосу деловой оттенок, но ее бедное сердечко колотилось столь предательски громко, что его гулкие удары наверняка были слышны на другом конце провода.

- Адора?

- Да.., да, я слушаю.

- Адора... - голос его был мягким, необычайно мягким, - Пиблс сказал, что она умерла от внезапного кровоизлияния в мозг. От удара. От сильного удара, который нельзя было предотвратить. У мамы не было шансов выжить, даже если бы удар случился в оснащенной самой лучшей аппаратурой больнице.

- Ни единого шанса?

- Ни единого. Вы ни в чем не виноваты. Случилось то, что должно было случиться. Ни вы, ни кто-либо другой не могли повлиять на ход событий.

Вцепившись в трубку телефона, Адора невидящим взглядом смотрела на окно. Сквозь створки жалюзи лился яркий солнечный свет. Стояла великолепная погода, какой славится Калифорния.

- Вы точно уверены? - спросила она почти шепотом.

- Стопроцентно.

Облегчение снизошло на нее. Теперь ее воспоминания о Лоле будут окрашены только грустью, а не пронзительными угрызениями совести.

- Что с вами? - спросил Джед.

- О.., все в порядке.

- Да, судя по голосу, вам гораздо лучше.

- Я.., я чувствовала себя виноватой.

- Знаю.

Как он догадался?

Словно прочитав ее мысли, Джед ответил:

- Адора, я смотрел на вас как в зеркало. Интересно, что бы это значило?

- Я чувствовал то же самое.

- То же самое? Постойте, вы хотите сказать, что тоже испытывали чувство вины?

- Угу.

- Но почему?

- Я часами размышлял, как бы все обернулось, если бы мы с Тиффани вернулись в город чуть раньше, если бы я без лишних разговоров выяснил, куда ушла мама, если бы я не торчал бесконечно долго на вашей кухне, если.., если.., если... Вы понимаете меня?

О, она понимала. Она отлично понимала его.

- Да.., да, мне хорошо знакомы ваши переживания.

- Но эти бесконечные "если" не имеют значения. Ничто не имеет значения. Просто мамино земное время истекло. Вы понимаете?

Она неистово кивнула, хотя он не мог ее видеть.

- Адора...

- Что?..

- Вы поняли?

- О... - она сконфуженно рассмеялась, - конечно, я поняла.

- Тогда увидимся дома в четыре.

С улыбкой она положила трубку. Весь оставшийся день на душе у нее было легко.

После закрытия парикмахерской Адора и Тиффани пошли домой. На крыльце их поджидал Джед - одетый в почти новые джинсы и рубашку без единой морщинки, с аккуратно убранными назад волосами.

- Отличный вид, Райдер, - отметила Адора. К назначенному часу прибыла Ванда. Она осмотрела дом и обговорила с Джедом, как он планирует заботиться о девочке. Джед заверил ее, что достаточно обеспечен, чтобы содержать дом, и сказал, что скоро окончательно переберется в город и поселится с Тиффани.

- Вы говорите, Адора вызвалась присматривать за девочкой, пока вы работаете? - спросила Ванда.

- Да, так мы договорились.

Адора добавила, что с тех пор, как Лола устроилась к ней на работу, парикмахерская стала для Тиффани вторым домом.

- И ничто не мешает ей продолжать так думать. Я всегда ей рада. Ванда согласно кивнула.

- Звучит убедительно.

Джед проводил Ванду к выходу и на несколько минут задержался с ней на крыльце.

Адора осталась с Тиффани. Она ликовала, ей казалось, все прошло успешно. Но потом вернулся Джед, и в его потемневших глазах она прочла, что успех сегодняшнего дня поставлен под вопрос.

Ради Тиффани Адора выдавила широкую улыбку.

- По-моему, Ванде все понравилось.

- Да. - Джед присел на корточки и крепко прижал девочку к себе. Понравилось.

Позже, когда Тиффани наконец улеглась в кровать, Джед предложил:

- Давайте выйдем. - Он наверняка не хотел, чтобы Тиффани слышала их разговор. Они вышли на крыльцо и сели на ступеньки.

- Что вам сказала Ванда? Он не стал скрывать:

- Что Чарити подала прошение на опеку.

- О нет...

- И еще - Чарити наняла адвоката. Сегодня днем он побывал в Центре защиты ребенка и подал прошение о том, чтобы Чарити и Мортона назначили опекунами Тиффани.

Адора подумала о девочке. Если адвокат) Чарити удастся заполучить разрешение на опекунство, жизнь Тиффани превратится в ад.

- Что же теперь будет?

- Прямо сейчас - ничего.

- Тиффани останется с вами?

- Да. Ванда пообещала встать на нашу сторону. Девочку должна окружать привычная обстановка. Это значит, она должна жить здесь и находиться под нашим с вами присмотром.

- Тогда все складывается неплохо?

- Пока - да, но, если Чарити объявит войну, вопрос о будущем Тиф будет решать не одна только Ванда.

- То есть?

Он шумно вздохнул.

- То есть мне тоже может понадобиться адвокат.

Адора закрыла глаза и прислонилась к перилам, с трудом переваривая услышанное. Когда она вновь посмотрела на Джеда, выражение его лица было настолько мрачным, словно Чарити уже отвоевала право забрать Тиффани к себе. Адора чуть выпрямилась.

- Послушайте меня. Подумаешь, Чарити наняла адвоката! Это еще не значит, что она добьется своего.

Джед пожал плечами.

- Если вспомнить слова Ванды, вопрос, кто сможет обеспечить Тиффани лучшую жизнь - я или Чарити с Мортоном, - будет решать судья. Я прихожусь Тиффани ближайшим родственником. Я могу доказать, что способен о ней позаботиться. Но я холост. И веду холостяцкий образ жизни, - сделал он ударение на последние слова, видимо услышанные от Ванды. - Судья может счесть Чарити и Мортона более подходящими опекунами для одиннадцатилетней девочки, чем меня.

- Они могут выиграть?

- Вполне. Еще с них станется добиться того, чтобы до принятия судейского решения Тиффани поместили в детский приют.

Адора вскочила.

- Джед, это ужасно!

- Ужасно. Пусть у Чарити камень вместо сердца, зато на бумаге она воплощенное благополучие. А именно это обычно влияет на решения судей.

Внезапно, словно спасительная мысль витала в воздухе между ними, в ее голове родилась идея.

Адора высказала ее вслух:

- А если вы женитесь? На милой, положительной женщине?

Его взгляд изменился. Он обдумал ее предложение, потом покачал головой.

- Перестаньте. Бредовая идея.

- Ответьте мне.

Джед отступил назад.

Адора шагнула к нему, вновь сокращая расстояние между ними.

Откуда-то из глубины ночи послышалась птичья песня - долгая, пронзительно грустная...

- Джед.., ответьте на мой вопрос. Что, если вы женитесь?

- Адора...

- Просто ответьте.

Он отошел на другой конец крыльца, куда не падал свет фонаря, и замер, вглядываясь в ночь.

- Джед...

- Ладно, ладно. - Он повернулся к ней лицом.

- Пожалуйста, ответьте. Если вы женитесь, это окажет какое-нибудь влияние? Он кивнул.

- Решающее влияние? Снова кивок.

- Даже Ванда посоветовала мне обзавестись женой.

- Значит, вы женитесь?

- Женюсь. - У него вырвался иронический смешок. - По секрету Ванда сказала, что на моем месте немедленно начала бы подыскивать себе женушку. И даже предложила одну кандидатуру на роль моей второй половины.

Какое-то время они молчали. Только одинокие крики ночных птиц и лягушек да редкий шум проезжающих вдалеке машин нарушали тишину.

Это безумие, подумала Адора. Я не могу выйти замуж за Джеда Райдера. Сорок восемь часов назад я едва знала этого человека. И он недосягаемо далек от идеала мужчины моей мечты, с которым я хотела бы связать судьбу...

Но если они не поженятся, не исключено, что девочку отдадут Чарити. Адора не сомневалась: у тетки Тиффани будет плохо. Очень плохо.

Джед заметил нерешительность в ее взгляде.

- Забудьте. Бредовая идея.

- Нет. - Она подошла к нему. - Идея хорошая. - Адора ободряюще похлопала его по плечу. Мышцы под рубашкой казались стальными. Ей захотелось отдернуть руку. Она чувствовала себя ребенком, протянувшим ладони к жаркому пламени. Давайте попробуем. Его светлые глаза удивленно блеснули.

- Вы что, серьезно?

- Серьезно. Давайте попробуем. Казалось, прошла вечность, прежде чем он прошептал:

- Когда?

От чудовищной невероятности всего происходящего Адора будто окаменела.

- Лучше.., мм...

- Когда?

Она принудила себя ответить:

- После похорон.

- Отлично. Похороны в субботу.

- Мы можем расписаться в Рено. В воскресенье. Тиффани может поехать с нами.

- В Рено... - повторил Джед, словно взвешивая все плюсы и минусы. - В воскресенье. - Потом отрицательно покачал головой:

- Нет.

- Нет?

- Рено меня не устраивает.

- Я не понимаю... Разве не лучше пожениться как можно скорее? Разве вы не должны в ближайшее время продемонстрировать, что Тиффани живет в полноценной семье?

Его ладонь сжала руку Адоры чуть выше локтя. Джед испытующе смотрел ей в глаза.

- Мы должны устроить все так, чтобы свадьба казалась настоящей. Мы должны создать впечатление, что гордимся нашим решением пожениться.

Ладонь Джеда слегка сжала ее руку. Его прикосновение странным образом волновало Адору.

Преодолевая смущение, она попыталась сосредоточиться на разговоре:

- О чем вы?

- О том, что если свадьба состоится, то только по всем правилам. Настоящая свадьба. Пригласим вашу семью - мать и сестер.

Адора содрогнулась, представив, с каким лицом ее матушка будет наблюдать, как ее благовоспитанная дочь идет под венец с Джедом Райдером.

Его большие твердые ладони гладили ее тонкие руки. Нежно, очень нежно.

- Свадьба будет скромной, - говорил он. - Только родные и несколько друзей. Но обязательно в городе. Если мы поторопимся, подготовка займет неделю. Вы наденете белое платье, а я возьму напрокат смокинг. Тиффани понесет фату.

Мысли Адоры цеплялись за мелочи, позволяя не думать о главном.

- Тиффани слишком большая, чтобы нести фату. Она может быть подружкой невесты.

- Как угодно.

- Потом, вы говорили, что не носите такого барахла.

- Какого?

- Смокинг, по-вашему, барахло.

- Ради своей чертовой свадьбы я сделаю исключение. Вы правы, нам нужно побыстрее обвенчаться, но я хочу, чтобы свадьба была настоящей.

Она предприняла еще одну попытку переубедить его:

- В Рено она и будет настоящей. Ладони Джеда перестали поглаживать ее руки, они стиснули их резким, бескомпромиссным движением, давая понять, что спорить бесполезно.

- Мы пойдем к алтарю рука об руку. Перед лицом всего города. Или свадьбы не будет.

- Разве людям не покажется странным, что мы женимся так скоро после смерти Лолы?

- Вы всерьез полагаете, что меня беспокоит чье-то чертово мнение?

- Вообще-то нет.

- Тогда решайте. Выйдете вы за меня или нет?

Адора не сводила с него глаз. Джед, казалось, заполнил собой весь ее мир своей силой, своим жаром, своей неожиданной нежностью...

Все произошло так быстро. Еще два дня назад ее мирок был пуст. А потом в дверь постучал Джед.

И она открыла. И все резко изменилось.

Глубоко внутри ее росло и крепло ощущение, что она понимает его, как никогда прежде не понимала ни одного человека. И что он чувствует ее столь же хорошо.

Безумие какое-то. Они едва знакомы. Она совсем не знает его, необузданного Джеда Райдера. У него нет ничего общего с мужчиной ее мечты.

Хотя что толку от ее мечтаний? Ей тридцать пять лет. Мистер Чудо в шикарном костюме наверняка никогда ей не встретится. А если и встретится, то обойдется с ней, как Фарли, - использует и бросит.

Последних сорока восьми часов Адоре хватило, чтобы понять: ей нравится этот мужчина. Она уважает его. И восхищается им. Он так добр к Тиффани и столько сделал для Лолы.

Она даже уверовала, что сможет жить с ним под одной крышей. Последние два дня Адора проводила в доме Джеда почти все свободное время; если у него и были какие-нибудь вредные привычки, то она их не заметила. Джед помогал ей на кухне и всегда убирал за собой тарелки. Он даже хотел сам заняться приготовлением обедов, но Адора взяла это в свои руки, поскольку любила готовить что-нибудь вкусненькое.

Семья необходима Тиффани. А трое - это семья. Кроме того, Адора давно мечтала о своем домашнем очаге.

Предстоящий поспешный брак не казался ей идеальным, но другого выхода не было.

- Принимайте решение.

- Я.., мм...

- Адора, скажите, что выйдете за меня. Скажите, что выйдете за меня перед лицом всего города.

Но она лишь молча смотрела на него и думала. Думала о своей матери, о том, что скажут люди, о том, как сплетницы будут шептаться за их спинами, когда они с Джедом поднимутся по ступеням храма.

Джед вполголоса выругался.

- Вы не выйдете за меня?

- Я.., ну...

- Да у вас смелости не хватит!

- Я...

И вдруг, без всякого предупреждения, он притянул ее к своей твердой как камень груди. Сверху вниз он смотрел на нее, и взгляд его светлых глаз прожигал Адору насквозь.

Она тихо вскрикнула, ошеломленная и смущенная.

Выражение его лица смягчилось.

- Ты зеленоглазая... - прошептал он, словно сообщая ей секрет. - Мне нравятся твои глаза. Они - честные. По ним можно прочесть все твои чувства.

- Джед...

- Шш.., молчи...

- Но...

И прежде чем Адора успела вымолвить хоть слово, Джед приник к ее губам.

Его губы были горячими. И мягкими. Его усы и борода приятно щекотали ее кожу. У Адоры вырвался легкий вздох.

Он воспринял ее вздох как приглашение, и поцелуй стал смелее.

И нежнее... Вторжение его языка было ласковым и дразнящим одновременно. Его поцелуй был таким сладким...

В слабой попытке сопротивления ее ладони легли ему на грудь, но спустя мгновение они уже поглаживали его широкие плечи. Джед держал ее в объятиях, крепко прижимая к себе, а его руки тем временем волнующе ласкали ее спину, постепенно приближаясь к округлым изгибам бедер.

Адора застонала - глубоко, протяжно... И он не сдержал удовлетворнного вздоха.

Она смутно догадывалась, что, хотя они и отошли в тень, любой прохожий может стать случайным свидетелем их поцелуя. Она должна отстраниться. Но не отстранилась.

Да и в силах ли она была это сделать? Они не просто целовались. Джед открывал ей.., целый новый мир восхитительных ощущений. Ощущений, которые она отказывалась признавать тогда, по дороге к ручью, и которые обуревали ее сейчас.

Руки Адоры жадно пробовали, узнавали, скользили вверх по теплой тверди его груди и обвивались вокруг его шеи. Ее пальцы запутались в его густых шелковистых волосах, перевязанных кожаным шнурком. Ей захотелось развязать и отбросить этот шнурок, набрать полные горсти его волос, вдыхать их запах, ловить губами их шелковые пряди...

Джед прервал поцелуй с той же неожиданностью, с какой привлек ее в объятия, и теперь смотрел на нее. Адора изумленно моргала, неизведанная прежде ошеломляющая истома разливалась внутри ее.

- Скажите "да". Скажите, что выйдете за меня замуж здесь, в Ред-Дог-Сити, в церкви, перед лицом всего города.

Она неотрывно смотрела ему в глаза, похожие на два кусочка серебра, на два ярких алмаза.

- Соглашайтесь, - шептал Джед. - Настоящая свадьба. Ради Тиффани.

Колени ее дрожали, и она ухватилась за его плечи.

- Я...

- Скажите "да".

Кивая, Адора вымолвила:

- Да. Я согласна. В следующую субботу. В церкви. Перед лицом всего города.

Теперь он улыбался, лаская, поглаживая ее спину.

- Я настаиваю на большем. Мы должны объявить всем, что вступаем в брак по любви.

- По любви? Он кивнул.

- Но тогда.., нам придется солгать... Приложив палец к губам Адоры, Джед заставил ее умолкнуть. От одного только этого легкого прикосновения все внутри ее начало таять. Ей захотелось раскрыть рот и захватить губами его палец.

Улыбка Джеда стала иной. Будто он прочитал ее тайное желание. Кончиком пальца он обвел контур ее губ, рождая в их мягкой плоти сотни обжигающих искр.

- Послушайте, - сказал он. - Возможно, однажды нам придется встретиться с Чарити в суде. Мы будем выглядеть сильнее, если все будут думать, что наш брак заключен по любви.

Его палец медленно ласкал округлость ее щеки. Тело Адоры трепетало. Она чувствовала себя кошкой - довольной, мурлыкающей кошкой.

- Вы скажете? - спросил он. - Что выходите за меня по любви?

Слова вылетели сами собой:

- Хорошо. По любви так по любви.

Глава 5

Той же ночью Адора позвонила матери. Услышав новость, Лотти немедленно упала в обморок, а когда Боб привел ее в чувство, взмолилась, чтобы Адора отреклась от своих слов.

- Мама, я вполне серьезно. В следующую субботу я выхожу замуж за Джеда Райдера. И очень рассчитываю, что вы с Бобом будете на церемонии.

- Ты не должна выходить за него. Ты сломаешь себе жизнь! Подумай, Адора, пожалуйста... Прислушайся ко мне... - убеждала, умоляла, приказывала Лотти.

Адора слушала, не перебивая. Но изменить решение отказалась.

- Почему? - воскликнула Лотти. - Зачем тебе нужен этот чудовищный брак?!

Адора вспомнила требование Джеда и ответила:

- Затем, что я люблю Джеда. И с упоением представляю, как проведу рядом с ним остаток жизни.

Лотти ахнула, но на этот раз в обморок не упала, и Адоре пришлось выдержать еще один шквал уговоров и аргументов, включая такой, что жениться через неделю после похорон матери - верх бесстыдства со стороны Джеда.

- А мне кажется, Лола была бы рада, - возразила Адора и поспешила попрощаться.

Потом она известила сестер. Фиби и Дейдра были шокированы не меньше матери, но приехать на свадьбу пообещали.

И только Кэт - милая, верная Кэт - восприняла новость спокойно.

- Джед Райдер. Кроме шуток?

- Кроме шуток.

- А я всегда считала, что после той неприятности с Доной он зарекся доверять женщинам.

- Знаешь, все произошло так неожиданно. Джед замечательный человек. Кажется, мы с ним.., поладили.

- Любовь с первого взгляда? Адора сглотнула.

- Она самая.

- Адора...

- Что?

- Ты любишь его?

- Люблю. - Она придала голосу побольше убедительности. - Очень сильно.

- Значит, в субботу, двадцатого?

- Да. Скорее всего, будем венчаться в церкви.

- В любом случае жди нас с Диланом в пятницу.

- У тебя ведь сейчас каждая минута на счету. - (Кэт и Дилан недавно переселились в Менло-Парк, рядом со Стэнфордским университетом, где у Кэт через несколько недель должны были начаться занятия. С помощью Дилана она мечтала воплотить в жизнь свою давнюю мечту о дипломе инженера.) - Ты уверена, что сможешь вырваться?

- Конечно, уверена. Ведь не каждый день твоя сестра выходит замуж. Такое событие я ни за что не пропущу.

Утром за завтраком Адора и Джед рассказали все Тиффани. Услышав об их намерении пожениться, она перестала жевать бутерброд, и ее глаза наполнились слезами.

- О, хорошая моя... - Адора присела с ней рядом. - Мы не хотели тебя расстроить. Тиффани обвила ее ручонками.

- Я заплакала от радости. - Она прижалась к Адоре. - Я такая счастливая! Девочка обняла и стоящего рядом Джеда.

Следующие два дня пролетели в сплошных заботах. Адора крутилась в парикмахерской, обслуживая своих клиенток и клиенток Лолы, присматривала за Тиффани, помогала Джеду с похоронами матери - и успевала заниматься приготовлениями к свадьбе, до которой оставалось чуть больше недели. Вместе с Джедом она подписала открытки с приглашением на свадьбу, а Тиффани по всему городу - от городской почты до телефонных будок на трех центральных улицах расклеила объявления о предстоящем торжестве. В церкви тоже все было улажено. Ничто не мешало свадьбе состояться в субботу, как и планировал Джед.

Понятно, Адора чувствовала, как весь город шушукается у нее за спиной. Когда она рассказала новости Лиззи, у той чуть глаза на лоб не полезли.

- Но почему? - воскликнула Лиззи. - Он же совершенно не в твоем вкусе!

Адора ответила подруге то же, что матери и сестрам:

- Я люблю его, - и обнаружила, что с каждым разом ей становится все легче произносить эти слова.

- Ого... - пробормотала Лиззи. - Просто невероятно! - И с улыбкой продолжала:

- Хотя он так сексуален. Мускулы, выразительные глаза, серьга в ухе... Просто дух захватывает! И он не в татуировках с головы до пят, как большинство байкеров. Я бы, наверное, не ужилась с зататуированным парнем. - Она помолчала и принялась нетерпеливо расспрашивать:

- Ну и каков он.., ты понимаешь, каков он в постели?

- Лиззи, ты спятила!

- О, перестань. Так вы уже переспали или нет?

- Прекрати. Ты взрослая женщина, тебе тридцать четыре года. Имей совесть.

- О, это ты имей совесть. Вы хотя бы целовались?

Адора позволила себе многозначительно улыбнуться.

- Целовались, целовались...

- Ну и как? - спросила Лиззи. Адора не удержалась и просияла:

- Чудесно.

Когда она поведала о предстоящем замужестве Бобби Тамберлену, он ограничился одним-единственным вопросом:

- Ты счастлива?

- Да, - ответила Адора. - Очень. И в самом деле, она чувствовала себя счастливой. Она обретет семью, а Тиффани не придется жить с теткой.

- Тогда прими мои поздравления, - сказал Бобби.

Адора поблагодарила его и, до конца играя свою роль, умиротворенно вздохнула:

- Удача наконец-то улыбнулась мне. Я выхожу замуж за любимого человека.

Она подумала, не переиграла ли, когда Бобби усмехнулся:

- А когда твой любимый человек вернет мне брюки и рубашку?..

Адора извинилась и пообещала занести вещи на следующий день.

В субботу, тринадцатого, отпевали Лолу. Маленькая церковь была до отказа заполнена людьми. Адора вместе с Тиффани и Джедом сидели на первой скамье.

Через проход восседали Чарити с Мортоном. Кроме них, семейство Ледлоу было представлено еще одним человеком, пришедшим проводить Лолу в последний путь.

В церкви была Дона. Адора не поверила своим глазам, увидев ее сидящей возле отца. Дона Ледлоу Польсен де Лонгри давно не посещала родной Ред-Дог-Сити, после второго развода постоянно проживая в Санта-Барбаре.

Адора досадовала, что ей никак не удается избавиться от мыслей об этой женщине. В конце концов, Джед боготворил ее когда-то. Дона была необыкновенно красива: гладкая кожа, пепельные волосы, над которыми наверняка трудились лучшие парикмахеры, огромные синие глаза в обрамлении густых ресниц. Она была одета в серый шелковый костюм отличного покроя и блузку цвета слоновой кости. Ее дорогой туалет был продуман до мелочей. Адора ощутила себя невзрачной дурнушкой в черном платье четырехлетней давности и бабушкиных жемчугах.

И еще Адора готова была поклясться, что Дона поглядывает на Джеда. Может, несмотря на перипетии прошлых лет, она продолжает держать для Джеда свечу на окне. Хотя эта изысканная миллионерша может найти в необузданном Джеде Райдере? Наверняка она привыкла к обществу более утонченных мужчин.

Пока что Джед всего лишь один раз поцеловал Адору. И она не могла отделаться от мыслей о том, каково им будет в постели. А с Доной Джеда связывали не только поцелуи - по крайней мере такие ходили сплетни. И вполне вероятно, даже по прошествии стольких лет память об их романе осталась для Доны незабываемой.

Адора не ревновала. С чего ей ревновать? Джед нравится ей. Он возбуждает ее, чего не удавалось сделать раньше ни одному мужчине. Но они вовсе не влюблены.., неважно, что они наплели всему городу. И все-таки осознание того, что Дона не живет больше в Ред-Дог-Сити и лишена возможности видеться с Джедом, приносило ей облегчение.

На кафедру поднялся преподобный отец и начал читать молитву. Тиффани нерешительно вложила в руку Адоры ладошку, и это робкое прикосновение заставило ее понять, что прежде всего ей нужно оберегать Тиффани, а не терзаться мыслями о бывшей возлюбленной Джеда. Она накрыла ладонь девочки своей.

После отпевания Лолу похоронили на городском кладбище, рядом с могилой мужа. Адора с облегчением заметила, что никто из семейства Ледлоу не присутствовал на погребении, и подумала, что в ближайшее время о них можно не волноваться.

Она ошибалась. В девять вечера, едва она успела вернуться домой, в дверь постучали.

Адора открыла. На пороге стояла Чарити.

- Окажите любезность, уделите мне несколько минут.

- Зачем?

- Можно войти? Прошу вас, - снизошла до просьбы Чарити.

- Мне не кажется...

- Прошу вас.

Адора заколебалась. Потом, заранее уверенная, что совершает ошибку, пропустила Чарити вперед.

Та уселась на краешек дивана.

- Я не отниму у вас много времени. Адора опустилась в кресло-качалку.

- Итак, что вам угодно?

Чарити сложила руки на коленях.

- Я слышала, вы с Джедедией намереваетесь пожениться. Это правда?

- Правда.

- Но почему? Вы - женщина из уважаемой семьи... Ради всего святого, зачем вам связываться с таким человеком, как он?

У Адоры был готов ответ:

- Я люблю Джеда. А он любит меня. Мы собираемся навечно соединить наши судьбы.

- Какая нелепость! Только не воображайте, что я коплюсь на подобную ложь. Адора сохраняла спокойствие.

- Мне безразлично, верите вы мне или нет. По-моему, я сделала ошибку, пустив вас в дом.

- Вы хоть подумали о близких? Подумали о вашей несчастной матери? Я уверена, после ваших новостей Лотти слегла.

Адора закусила губу. Ей не хотелось говорить грубости и после жалеть об этом.

- Спасибо за беспокойство, но здоровье моей матери в полном порядке. Она и Боб с удовольствием помогут мне с приготовлениями к свадьбе.

Чарити затряслась.

- Джед Райдер - грязное животное.

- Послушайте, вам лучше уйти. Чарити вскочила.

- Это вы послушайте. - К ней вернулось самообладание, и теперь она зловеще грозила Адоре пальцем. - Я-то знаю, ради чего вы затеяли свадьбу. Только у вас ничего не получится.

- Понятия не имею, о чем вы. Кажется, я попросила вас уйти.

- Еще как имеете. Вы прекрасно знаете, о чем я. Джед воображает, что, женившись, получит опекунство над бедняжкой Тиффани. А вы по каким-то причинам согласились ему посодействовать.

- О каком содействии вы говорите? Я выхожу за него замуж по любви. И прошу вас немедленно уйти.

Чарити не двинулась с места.

- Я еще не закончила.

- Но...

- Я знаю, вы мечтаете заполучить мужа. Всем в городе это известно. Только вы не должны кидаться на первого встречного. Вы сделаете глупость, если свяжетесь с таким отродьем. С ним вы никогда не будете счастливы. И ваш брак не принесет пользы Тиффани, в конце концов он обернется для нее только вредом.

Ошеломленная Адора молча смотрела на Чарити. Самое страшное заключалось в том, что эта фурия была абсолютно уверена в своей правоте. Зачем спорить с фанатичкой? И Адора отказалась от всяких попыток возражать Чарити.

- Я несколько раз просила вас уйти. Чарити выпрямилась.

- Я уйду, но запомните: я желаю Тиффани только добра и стараюсь ради ее же блага. Меня не интересует, во сколько обойдутся услуги адвоката или какие шаги придется предпринять. Я пойду на все, но право на опекунство получу. По крайней мере Тиффани вырастет в приличной семье.

Адора сосчитала до трех.

- Вы все сказали?

- Все. Надеюсь, до вас дошло, что этим бессмысленным браком вы ничего не добьетесь.

- Вы назвали наш брак бессмысленным? Вы заблуждаетесь. Мы с Джедом будем неразлучны всю жизнь. Мы любим друг друга, поэтому решили пожениться. А теперь позвольте проводить вас до двери.

- Я запомнила дорогу.

- Тогда, пожалуйста, уходите.

Едва за Чарити захлопнулась дверь, Адора без сил опустилась в кресло-качалку. Ее била дрожь. Теперь она более, чем когда-либо, была исполнена решимости не подпускать Чарити к Тиффани.

Утром Адора вместе с Тиффани сходила в церковь, а днем, пока она ездила в Рено покупать свадебное платье, девочка оставалась с братом.

Адора вернулась ближе к вечеру, на заднем сиденье ее машины лежало шуршащее кружевом свадебное платье - именно такое, каким оно представлялось ей в мечтах, - а еще белые туфли, роскошное белье и безумно дорогая шелковая ночная сорочка.

Она отнесла покупки домой и поспешила на Черч-стрит готовить ужин.

Там ее ждало неожиданное предложение от Джеда:

- Давайте поужинаем в "Пятнистой сове". Вы, я и Тиффани.

Адора уронила в раковину наполовину очищенную картофелину и повернулась к нему с радостной улыбкой.

"Пятнистая сова" считалась лучшим в городе рестораном. Там была очень уютная атмосфера, лампы были заменены старинными светильниками, а в настоящем каменном камине всегда горел огонь. "Пятнистая сова" была любимым рестораном Адоры. Кроме того, он славился отличной кухней и безукоризненным обслуживанием.

Они сели за угловой столик и сделали заказы. Когда принесли салаты, в ресторан легкой походкой вошла Дона де Лонгри под руку с мужчиной, которого Адора видела впервые.

Дона и ее спутник заняли столик в нескольких метрах от них: за спиной Джеда и прямо в поле зрения Адоры. Поэтому, даже уткнувшись в тарелку, она не могла не замечать взгляды, которые Дона время от времени бросала на широкую, обтянутую черной кожаной курткой спину Джеда.

- Вам подали жесткое мясо? - поинтересовался у нее Джед причиной потери аппетита.

- Нет, все очень вкусно. Склонив голову набок, он пристально посмотрел на нее.

- Тогда ешьте. Она взяла вилку.

- Я ем.

Адора вяло ковырялась в тарелке и прилагала титанические усилия, чтобы не обращать внимания на Дону, но так и не смогла сосредоточиться на ужине. Она пыталась догадаться, что на уме у этой очаровательной блондинки.

Еще она пыталась вычислить, о чем думает Джед. Видел ли он, как появилась его бывшая подружка? От этих переживаний Адора занервничала. Интересно, остается ли в силе их с Джедом договор пожениться? Сегодняшние предсвадебные траты почти опустошили ее банковский счет. Она договаривалась о венчании в церкви и о гражданской регистрации. Она обсуждала меню торжественного стола. Она заказала в кондитерской трехъярусный свадебный торт.

Ей не оставалось ничего другого, кроме как признаться самой себе: она твердо решила выйти замуж за едва знакомого ей человека. Адора часто размышляла об их будущей совместной жизни, начиная от воспитания Тиффани и заканчивая сном в их общей постели.

Но как представляет себе их будущее Джед?

Что он чувствует?

Вдруг пройдет немного времени, и он будет корить себя за то, что так скоропалительно накинул себе на шею ярмо брака? Вдруг он возненавидит Адору из-за того, что был вынужден на ней жениться ради спасения Тиффани?

Вдруг он до сих пор любит Дону? Вдруг, снова встретившись с ней, он сравнил ее с Адорой и осознал, какой дурацкой ошибкой будет их брак?

Когда бесконечно долгий ужин завершился, Адора приняла решение. Им с Джедом необходимо поговорить. И как можно скорее, ведь до свадьбы осталось всего шесть дней.

Уложив Тиффани спать, Адора отправилась к Джеду. Его было нетрудно отыскать, стоило только пойти на звуки рок-н-ролла.

Под вопли Мика Джаггера Джед снимал с мотоцикла какие-то блестящие части, полировал их и прикручивал обратно. Обернувшись и увидев Адору, он вытер тряпкой руки и выключил магнитофон.

- Что такое?

Адора приказала себе не нервничать и отважно встретила его взгляд.

- Мы можем.., ну.., поговорить?

- Поговорить о чем?

- Я...

Улыбка промелькнула на его чувственных губах.

- Давайте, Адора.

- Дона де Лонгри.., или как там ее сейчас величать...

- Что насчет нее?

- Сегодня она была в ресторане.

- И что?

- Она.., она смотрела на вас.

- Разве это моя проблема?

- Вообще-то нет, но... - Она запнулась и стала лихорадочно искать слова для продолжения.

Джед молчал, не делая ни малейшей попытки ей помочь. Потом приблизился.

- Тогда в чем дело?

Адора в замешательстве уставилась в пол, не решаясь встретиться с ним глазами. Джед приподнял пальцами ее подбородок, и ее тело вновь затрепетало, как прошлой ночью, когда он открыл ей волшебство поцелуя. Она чувствовала запах его рук, мятно-песчаный запах. И нашла его возбуждающим.

Джед продолжал держать ее за подбородок, и она была вынуждена посмотреть ему в глаза.

- Говорите.

Адора заставила свои растревоженные чувства успокоиться и сконцентрировалась на главном: узнать правду о Джеде и Доне.

- Когда-то вы были влюблены в Дону.

Он повел плечами и отпустил ее подбородок.

- Был.

Странно, но ее слишком сильно волновало прошлое Джеда. До нелепого сильно. Почему? Она знала ответ. Тогда почему бы ей не высказать все, что накопилось?

- Вы были безумно влюблены в нее, - выдавила она с непонятной насмешкой. Он снова пожал плечами.

- Верно. Был.

- А сейчас?

Он прошелся по гаражу и сел в седло мотоцикла. Потом несколько долгих мгновений смотрел на нее.

- Что сейчас?

Ее глаза сверкнули.

- Вы все еще любите ее? Джед пристально разглядывал Адору, потом выпалил:

- Проклятье, нет!

У Адоры словно камень с души свалился.

- Правда?

Он глубоко вздохнул.

- Адора. Скажите прямо, что вы надумали?

- Я..

- Смелее.

- Хорошо. Я хочу, чтобы вы рассказали мне все.

- Все? Обо мне и Доне?

- Да. - Она бросила на него красноречивый взгляд. - По крайней мере самое интересное.

Джед ухмыльнулся.

- Вы не слишком многого просите?

- Пожалуйста.

- Дьявол...

- Я вся внимание.

Джед качал головой, но в его глазах пряталась улыбка.

А ей с каждой секундой становилось легче.

- Будь по-вашему, - пробормотал он. Адора устроилась поудобнее.

- Слушаю вас.

- Я любил Дону.

- Это вы уже говорили.

- А Дона любила меня. - Джед смотрел куда-то в пространство. Видимо, перед его мысленным взором проносились картины прошлого. - По крайней мере так она утверждала. Чарити была против нашей любви. По ее мнению, такое отродье, как я, было недостойно даже смахивать пыль с туфелек ее драгоценной девочки.

Адора вспомнила свой неприятный разговор с Чарити вчерашним вечером.

- Мне противна эта женщина. Я забыла вам рассказать, она побывала у меня вчера после похорон.

- Чарити? - Его глаза сузились. - И? Она повела плечами.

- Устроила скандал.

- Впредь даже не давайте ей такой возможности.

- Не дам. Теперь продолжайте. Вы остановились на том, что Чарити считала вас недостойным своей дочери.

Джед собрался с мыслями и продолжил:

- Чарити запретила Доне встречаться со мной. Поэтому мы бегали на свидания тайком. Иногда по ночам я забирался в окно ее комнаты.

- И одной прекрасной ночью...

- ..Чарити застукала нас. Мы были обнажены. Лежали вместе в постели Доны.

Адора представила себе эту сцену и передернулась.

Джед кивнул.

- Да, момент был не из приятных.

- И неужели Дона обвинила вас в изнасиловании?

Он провел рукой по лицу.

- Как и бедолага Мортон, Дона была запугана Чарити. Она была достаточно привязана ко мне, чтобы тайком от Чарити встречаться со мной, но у нее не хватило смелости сказать в лицо своей мамаше, что она - моя девушка. Поэтому, стоило Чарити поймать нас на месте преступления, она моментально отреклась от меня. Чарити начала обзывать меня насильником, вопить, что я надругался над ее доченькой. Я тоже кричал, говорил, что мы с Доной любим друг друга, что никакого изнасилования не было, а была только любовь. Только любовь. - Его голос был грустен. - Господи, я был так наивно, так искренне уверен, что после этих признаний Дона кинется в мои объятия, повторяя вновь и вновь, как сильно меня любит.

- Что же сделала Чарити?

- Она внушила Доне: "Он изнасиловал тебя, ты знаешь сама. Откройся мне. Скажи, что это животное насильно принудило тебя заниматься этой мерзостью". Я смотрел на Дону и не сомневался, что она заступится за меня. Но она тряслась от страха. "Да, мама, - промямлила она перепуганным голосом. - Ах, мамочка, он изнасиловал меня. Изнасиловал!" Я стоял как громом пораженный, прикрываясь простыней. Мое сердце разрывалось от горя. Я все стоял и стоял, держа в руках дурацкую простыню, а потом приехали полицейские и забрали меня. Мне было наплевать, куда меня ведут. Я хотел только одного: умереть.

Он на мгновение закрыл глаза.

- Но я выжил. А когда полицейские допросили Дону, она не выдержала и призналась, что обвинила меня в изнасиловании по принуждению матери. Меня выпустили, но нашей любви был нанесен непоправимый удар.

Джед опустил голову. Он вертел в руках перчатки.

- Известие о моем аресте подкосило мать, а чертов отчим даже не смог ничего предпринять. - Он взглянул в глаза Адоре. - Хотя он был неплохим человеком. Просто, как и все, не отважился противостоять Чарити. Мне показалось, что для благополучия моей семьи, для их репутации будет лучше, если я уеду.

Он ударил кулаком по седлу мотоцикла.

- Да я и хотел уехать. Проклятье, мое чертово сердце было разбито! Я с ума сходил по Доне, но она выпачкала меня грязью, причинила самую ужасную боль, какую только может причинить девушка своему парню. Я рвался из города. Подальше от нее. И уехал. Бросил школу и уехал.

Адора мучительно сопереживала ему.

- Простите, Джед.

Его глаза были затуманены воспоминаниями о прошлом, но постепенно их выражение прояснилось и стало жестким.

- Это было давно, очень давно. Теперь Дона Ледлоу ничего для меня не значит.

- Знаете, Джед...

- Что?

- По-моему, вы.., вы все еще представляете для нее определенный интерес. Честно. В ресторане она глаз с вас не сводила. И в церкви тоже поглядывала в вашу сторону.

Джед поднялся с мотоцикла.

- И что? Пусть смотрит, куда ей хочется. Проклятье, теперь она мне безразлична. То, что нас связывало раньше, исчезло без следа.

Потрясенная историей Джеда, Адора приблизилась к нему.

- Джед.., вы говорите так ожесточенно... Он снова смотрел в никуда, его губы плотно сжались. Потом повернулся к ней, и выражение его лица смягчилось.

- Черт, может, я и ожесточился. Но кто знает, как сложилась бы моя жизнь, если бы Дона Ледлоу вступилась за меня? Если бы она по-настоящему любила и гордилась нашими отношениями, а не обвинила меня в изнасиловании. Может, я не уехал бы из города в семнадцать лет.

Адора подошла к нему. Всем сердцем она желала найти слова, которые смогли бы хоть немного утешить его, но ничего не приходило в голову. Тогда она протянула руку и погладила его по щеке, чувствуя мягкость его бороды и тепло его кожи.

Он накрыл ее ладонь своей.

- Эй.., перестаньте жалеть меня. Я не нуждаюсь в жалости. Сейчас я в полном порядке. У меня все отлично.

Тепло исходило от его ладони, оно проникало в глубины ее тела и вскоре окутало ее целиком. Было невозможно о чем-либо думать, когда Джед дотрагивался до нее. Еще ни одному мужчине до него не удавалось пробудить ее чувственность.

- Видели бы вы свое лицо. - Джед улыбался, но какой-то странной улыбкой.

- Джед.., вы.., вы?..

- Что?

- Как вы относитесь к.., к нашему будущему браку?

Он провел губами по тыльной стороне ее ладони.

- Хорошо. Просто великолепно. А вы? Она вздрогнула.

- Я?

- Вы. - Он приложил ладонь Адоры к своей щеке и расправил ее пальцы. - Как вы относитесь к тому, что дали согласие выйти за меня?

Губы Адоры, впрочем как и все ее существо, дрожали. И ей никак не удавалось успокоиться. Джед убрал ладонь с ее ладони, но она почему-то не опускала руку.

- Тоже.., хм.., тоже хорошо. В принципе я не против выйти за вас замуж.

Джед рассмеялся, и сладостная дрожь пробежала по ее телу. Медленно, словно не желая спугнуть Адору, он протянул ей навстречу руки, и она вздохнула, очутившись в его объятиях.

Он улыбнулся. Ее бедра были плотно прижаты к его. И она прекрасно чувствовала то, что явственно обрисовывали его джинсы.

- О Господи... - прошептала она, ухватившись за плечи Джеда. Он снова рассмеялся.

- Что "о Господи"?

- О Господи, по-моему, я вам нравлюсь. По крайней мере немного.

- Вы нравитесь мне, Адора, вы очень нравитесь мне.

- Тогда... - ее дыхание стало горячим, нетерпеливым, - тогда я рада.

Ласки Джеда стали смелее. Было так чудесно ощущать твердость и тепло его сильного тела. И Адора почувствовала, как ее тело откликается на его призыв, становится мягким и податливым.

Он склонил голову и потерся носом о кончик ее носа. Движения были восхитительно медленными. Она вспомнила, как в школе они шутили: "Давайте потремся носами, как эскимосы". Она всегда считала, что тереться носами глупейшее занятие, и только теперь осознала, что находят в нем эскимосы.

Джед нежно ущипнул губами кончик ее носа.

- Ты ведь не девственница?..

Вопрос был прямой, даже грубоватый, но Адора решила, что, раз они скоро станут мужем и женой, у него есть полное право задавать ей такие вопросы. Она тоже попыталась обойтись без туманных намеков и пробормотала:

- Н-нет...

- В таком случае.., для тебя имеет значение, будем ли мы ждать до свадьбы? Она замерла.

- Ждать до свадьбы?..

Джед слегка отстранился, и у Адоры вырвался тихий стон.

- Шш... - успокоил он. - Я рядом. Ты должна ответить. Тебя волнует, будем мы ждать или нет?

- Вы.., ты смущаешь меня.

- Все очень просто. - Он наклонился и принялся целовать ее, мягкое щекотание его бороды действовало на Адору возбуждающе. Она услышала его шепот:

- Ты нравишься мне. Ты заводишь меня. Я хочу знать, какие чувства ты испытываешь ко мне?

- Я.., мм... - Ее ноги неожиданно подкосились, а по всему телу заструилась жаркая слабость.

Вдруг он будто вспомнил о чем-то важном. Восхитительные поцелуи прекратились. Джед требовательно заглянул ей в глаза.

- Только не смей предавать меня. Адора кое-как собралась с мыслями.

- Я не предам, никогда. Клянусь.

- Отлично. - И, не сводя с нее горящего взгляда, Джед поднял руку и снял с мочек ее ушей клипсы, крошечные розовые сердечки. Другой рукой он продолжал ласкать ее. Потом положил клипсы в карман джинсов и мягко прихватил зубами мочку ее чувствительного ушка.

До ее сознания донесся его хриплый шепот:

- Ты не ответила. Что ты чувствуешь?

- Джед...

- Я хочу тебя, Адора. Позволь овладеть тобой сейчас...

- Джед...

- Скажи "нет". Скажи "нет", иначе... Но Адора была не в силах противостоять его страсти.

Он терпеливо ждал, давая ей возможность отказать, но Адора не вымолвила ни слова. Тогда Джед легко подхватил ее на руки.

- Пойдем в спальню.

Она обвила руками его шею и спрятала лицо на его груди.

- Пойдем.

Глава 6

Перешагнув через порог спальни, Джед опустил Адору на ноги и на мгновение покинул ее - чтобы включить ночник.

Быстрыми и умелыми движениями он начал раздевать Адору. Пестрая юбка и маленькая розовая маечка легли на кресло, плетеные сандалии оказались радом на полу. Последними Джед снял ее розовые трусики и кружевной лифчик.

Потом взглянул на нее, освещенную мягким сиянием ночника.

Он неотрывно, пристально смотрел на нее, но Адора, не чувствуя стыда, не противилась. Он ласкал взглядом ее тело, заставляя забыть обо всем на свете, даже мечты о парне в шикарном костюме, более того - заставил их умереть, как будто стерев из памяти. Адора не узнавала себя. Казалось, она превратилась в незнакомку, в женщину, которая жаждала удовольствия, которая желала отдаться ему целиком, без остатка.

И Адора поняла, что ей нравится эта незнакомка, несмотря на ее откровенное бесстыдство и порочность.

Джед снял жилетку. Потом скинул на пол футболку. Его черные волосы лежали на плечах, длинные и густые. Поблескивала серебряная серьга. Широкие плечи, мускулистая грудь подчеркивали исходящую от него мощь. Темные завитки волос покрывали его торс, узкой тропкой они спускались по плоскому животу и исчезали под ремнем его джинсов. Взгляд Адоры опустился ниже. Туда, где ткань обтягивала явное свидетельство его желания.

Джед приблизился к ней и поднял руки. Она ожидала, что он накроет ладонями ее истомившиеся груди, и замерла в предвкушении.

Но он положил ладони на ее плечи и начал едва ощутимо массировать их, как делал в ту ночь, когда они решили пожениться.

Потом заговорил привычно негромким голосом:

- Ты объявила всем, что любишь меня. Она закрыла глаза. Его ласки были приятными, но она хотела, чтобы его руки опустились ниже.

- Погоди чуть-чуть. - В словах Джеда она услышала смех и поняла, что он догадался, где именно она жаждет его ласк.

Адора с трудом подняла тяжелые веки. Джед действительно улыбался.

- Ты хочешь, чтобы я ласкал тебя, - он мимолетно дотронулся до ее соска, здесь. Она облизнула пересохшие губы.

- Хочешь? - поддразнивал Джед. Она лишь кивнула. Ее напрягшиеся соски горели от желания.

- Скажи это вслух.

- Я хочу.., чтобы ты ласкал меня.

- Ты рассказала всем, что любишь меня? Ведь рассказала?

- Мы же договорились, что... Обрывая объяснения, он приложил палец к губам Адоры.

- Ты рассказала?

Она закусила губу и прошептала:

- Да.

Он запустил руку в ее густые волосы.

- Дело сделано. Ты знаешь, как быстро разлетаются новости в маленьком городке.

Адора сгорала от желания. Она превратилась в поток.., горячий стремительный поток.

- Джед...

- Что?

- Пожалуйста.., прикоснись ко мне. Он погладил ее тело.

- Я прикасаюсь.

- Джед... Джед, пожалуйста...

- Полегче. - Теперь он гладил ее щеки, виски, волосы. - Я буду ласкать тебя. Ты знаешь, я буду. Просто это так приятно.., смотреть на тебя. Ты женщина, которая умеет быть желанной. Ты женщина, которая умеет желать. Ты особенная. Поняла?

Она зажмурилась, сдерживая неожиданное желание заплакать. Две слезы скатились по ее щекам. Джед что-то прошептал - так тихо, что Адора не смогла разобрать слов. А после его губы пробежали по ее щекам, стирая соленые слезинки.

Он поднял голову.

- Я хочу услышать это от тебя. Адора в изумлении взглянула на него.

- Что? Что услышать?

- Что ты любишь меня. Она отвернулась.

- Но я...

Джед прервал ее, мягко и понимающе:

- Ты не любишь меня. Мне это известно. Их взгляды снова встретились.

- Тогда зачем ты просишь? Зачем просишь меня солгать?

Он очень спокойно промолвил:

- Просто хочу услышать от тебя эти слова. Хочу создать иллюзию.

- Я.., я не понимаю.

- Тебе не нужно понимать. Просто скажи. Она открыла рот, но не смогла произнести ни слова.

Джед объяснил:

- Всего лишь игра, Адора. Любовная игра между мужчиной и женщиной.

- Вообще-то я.., я никогда...

- Что "никогда"?

- Я никогда не играла в такие игры. Он удивленно вскинул брови.

- Ты никогда не признавалась мужчине в любви?

Адора снова была вынуждена отвернуться. Она признавалась в любви. Фарли Андервуду. И, даже расставшись с ним, верила, что по-настоящему любила его. Верила до сих пор...

- Адора?

Она подняла на него глаза.

- Ты никогда не признавалась мужчине в любви?

Она смотрела на Джеда, истомившаяся, жаждущая.

- Хорошо. Признавалась.

- А сейчас ты любишь этого типа?

- Нет, не люблю. И кажется...

- Что?

- И кажется, никогда не любила. Слова повисли в воздухе. Потом Джед улыбнулся.

- Тогда солги мне. Скажи, что любишь меня. В конце концов, ты собираешься выйти за меня замуж. В субботу. О своей любви ко мне ты рассказала половине города. Почему ты не хочешь повторить эти слова и мне? Разве тебе трудно?

Адора молчала.

Он настаивал:

- Тебе трудно?

Адора покачала головой.

Он ждал.

- Я.., я...

- Медленно, Адора. Скажи это нежно и медленно.

- О, Джед...

И тогда он притронулся к ней - сначала к одной ее груди, потом поднес ладонь к другой и сжал оба ее пылающих холмика. Адора застонала.

- Я просто хочу услышать от тебя эти слова. Ты скажешь? Прошу тебя!

Ее голова в изнеможении откинулась назад. Руки Джеда творили волшебство. Они были такие большие и нежные.., такие грубые и ласковые.

- Я люблю тебя, - сами собой вылетели слова. И его руки снова пришли в движение. Волнующе нежно они ласкали ее груди, сжимая соски, рождая восхитительный трепет где-то внизу ее живота...

- Мое имя. Скажи мое имя.

Ради продолжения этой сладостной пытки она была готова произнести все что угодно. Абсолютно все.

- Джед...

Одна его рука оставалась на ее груди, а другая, поглаживая, заскользила вниз, к темному треугольнику волос.

- Повтори снова, - приказал он. - Скажи:

"Я люблю тебя, Джед".

Она горячо, порывисто задышала и бесстыдно задвигала бедрами навстречу его прикосновению.

- Я люблю тебя... Джед.

И его рука приникла к самому тайному месту меж ее бедер, где плоть ее исходила влагой и огнем.., в страстном желании слиться воедино с его плотью.

Происходило что-то странное, чего никогда прежде с ней не происходило. Пальцы Джеда всего лишь скользили в ложбинке меж ее бедер. Он всего лишь притрагивался к ней - невесомыми, словно ветер, ласками.

И вдруг дрожь сотрясла ее тело. Восхитительная, всепоглощающая дрожь... Она закричала, ошеломленная и потрясенная, и Джед подхватил ее, когда ее ноги подкосились от долгожданного наслаждения.

Спустя несколько мгновений Адора пришла в себя. Она очнулась в постели, куда ее перенес Джед, и теперь смотрела на него - опустошенная, унесенная в глубины вселенной.

Он тем временем быстро избавлялся от остатков одежды, сбрасывая на пол ремень с металлической пряжкой, джинсы и обувь. Адора поняла, что настала ее очередь увидеть его обнаженным.

И она открыла глаза. Ее сердце учащенно забилось, когда она оглядела его тело.

Вдруг она изумленно ахнула.

А Джед улыбнулся.

Лиззи ошибалась. У него была татуировка. В самом низу живота, почти скрытая темными завитками волос. Там был вытатуирован красно-черный символ эмблема мотоцикла.

- Хочешь прокатиться с ветерком? - спросил Джед, потом откинул голову назад и расхохотался.

Адора неожиданно для себя расхохоталась вслед за ним.

Джед опустился рядом с ней на постель и схватил ее в свои объятия.

- Я уверен, - прошептал он, приникая к ее губам, - мы с тобой отлично поладим.

Они провели в объятиях друг друга всю ночь напролет, ни на минуту не смыкая глаз.

Прежде чем слиться с ней воедино, Джед достал из ящика упаковку презервативов. Адора насторожилась.

Он читал ее мысли словно в раскрытой книге:

- Что случилось?

- Ты.., часто приводишь сюда женщин? Он бросил упаковку на прикроватный столик.

- В этой постели со мной никогда не лежала женщина. Я купил их в аптеке на следующий день после того, как ты согласилась выйти за меня замуж.

Она вздохнула.

- Честно?

Усмехнувшись, Джед перекатился поближе к ней.

- Честно-пречестно.

Блестящие волны черных волос упали на его плечи, и Адора протянула навстречу им руки, с наслаждением перебирая тяжелые пряди. Вновь заглянув ему в глаза, она увидела там страстное желание поцеловать ее.., и не только поцеловать. Он хотел гораздо большего. Она улыбнулась и поддразнила его:

- Джед?

- Что? - хрипло откликнулся он. И Адора шепнула ему те самые слова, шепнула медленно и нежно:

- Я люблю тебя, Джед.

И моментально почувствовала на себе тяжесть его тела. Для нее не существовало более ничего, только ощущение его пульсирующей плоти рядом, а потом и внутри ее.

Их движения были то примитивно быстрыми, то проникновенно нежными, самые разные ритмы приносили им острое удовольствие. Он заклеймил ее, близость с ним, словно татуировка, оставила в ее душе неизгладимый след - в ней отпечатались его нежность, его страсть. Адора выкрикивала имя Джеда. Клялась ему в любви. Повторяла эти слова снова и снова.

Перед рассветом она вспомнила о Тиффани.

- Мне стоит пойти домой, переодеться и вернуться обратно. Как ты думаешь? Он растянулся поперек кровати.

- Кто думает? Я думаю? Разве нужно думать?

Адора хихикнула.

- Ты порочный... Почти такой же порочный, как я.

- Мы - два сапога пара.

- Точно. - Она склонилась над Джедом и пробежала пальцами вниз по темной поросли волос на его груди. - А через пять дней мы поженимся.

Джед поймал ее руку, которая игриво поглаживала его бедра.

- И ты будешь здесь. Со мной. Каждую ночь.

- Буду, но сейчас...

- Знаю. - Он отпустил ее. - Иначе мы произведем на Тиффани не слишком-то хорошее впечатление, верно?

- Совершенно верно.

И они отправились в маленькую душевую. Адора не смогла удержаться от соблазна поцеловать Джеда. Вскоре их тела вновь были готовы слиться в единое целое прямо здесь, в тесной кабинке душевой, под прохладными струями воды.

Отодвинув пластиковую занавеску, Джед потянулся за презервативом, предусмотрительно оставленным на краю раковины. И когда Адора, поборов смущение, помогла надеть его, забросил стройные ноги возлюбленной себе на бедра и, прижав спиной к кафельной стене, снова довел ее до верха блаженства.

Когда он наконец поставил Адору на ноги, она чувствовала себя настолько опустошенной, что могла бы пролежать без движения месяц. Кое-как выбравшись из душа и вытершись полотенцем, она заставила себя вернуться в комнату.

Когда к ней присоединился Джед, она заправляла маечку за пояс помятой юбки. Его руки обвились вокруг нее, такие сильные, такие ласковые.

Она прислонилась к его горячему торсу. Ладони Джеда неспешно мяли округлости ее грудей, и она застонала, ощутив новый прилив желания.

Губами он прильнул к ее шее, и Адора запрокинула голову, отбросила назад шелковистые локоны. Джед рассмеялся.

Ее тело выгнулось дугой, и она непроизвольно выдохнула его имя. Когда он осторожно прикусил зубами ее бархатистую кожу, Адору пронзила дрожь.

Захватив мочку ее уха, Джед пробормотал дразнящим шепотом:

- Только не забудь свои клипсы. В его раскрытой ладони лежали два маленьких сердечка.

- Большое тебе спасибо.

Адора собралась с силами, выбралась из объятий Джеда и нацепила клипсы. Разгладив складки на юбке, она откинула назад мокрые волосы. И повернулась к нему лицом.

- Все. Мне пора.

- Адора...

Его глаза сверкнули, и Адора узнала этот взгляд. Ее тело вспомнило его завораживающее действие. Оно таяло под этим взглядом, таяло и содрогалось под раскаленными потоками желания.

- Джед, мне нужно идти.

На нем были джинсы и больше ничего. Капельки воды блестели на его обнаженном торсе.

- Джед, я серьезно. Отпусти меня. Скоро проснется Тиффани, и будет нехорошо, если...

- Скажи это.

- Джед...

- Скажи последний раз. И я отпущу тебя. Ненадолго.

- Я...

- Медленно, Адора. Медленно и нежно.

- Я.., люблю.., тебя... Джед. Он улыбнулся.

- Теперь беги.

Когда Адора выскользнула за дверь, до нее донесся его смех.

Дома ее поджидало записанное на автоответчик послание матери. Лотти сообщала, что приедет на свадьбу вместе с Бобом. Они отправятся в путь на машине, переночуют в Лас-Вегасе и будут в городе в среду.

- Ты не против, дорогая, если мы остановимся у тебя? - вопрошал какой-то чересчур любезный голос матери. - Ведь я должна быть рядом, чтобы помочь тебе с приготовлениями. Пожалуйста, перезвони мне как можно скорее.

Лотти и Боб просыпались рано, поэтому Адора немедленно набрала их номер.

- Дорогая, где ты была ночью? - вежливо поинтересовалась Лотти.

Адора уклонилась от прямого ответа.

- Привет, мамочка. Просто я совсем закрутилась с делами и забыла проверить сообщения. Сейчас мне нужно спешить, я должна приготовить Тиффани завтрак, но я звоню, чтобы сказать: я счастлива, что вы с Бобом решили приехать. Конечно, вы можете остановиться у меня.

- Что ж, - чопорно сказала Лотти, - замечательно.

Адора еще раз прощебетала, как она счастлива, и вежливо, но твердо попрощалась с матерью.

В доме на Черч-стрит Адора приготовила тосты и омлет. За завтраком всякий раз, когда Джед посматривал на нее, у Адоры перехватывало дыхание. Она вспоминала о проведенной с ним ночи и краснела.

- Ребята, что это с вами? - подозрительно спросила Тиффани, переводя взгляд с Адоры на Джеда и обратно.

Джед ухмыльнулся:

- С нами все отлично.

Адора кивнула с заговорщицким видом:

- Просто замечательно.

По понедельникам в парикмахерской было обычно немного народу, но сегодня все изменилось. Приходили постоянные клиентки, а помощницы у Адоры теперь не было, поэтому она трудилась до четырех почти без отдыха.

Хотя минувшая ночь была для нее бессонной, многие отметили, что она прекрасно выглядит. Адора просто светилась от счастья и напевала что-то себе под нос. В городе уже было известно о ее предстоящей свадьбе, и Адора с улыбкой принимала поздравления.

Вместе с Тиффани они вернулись в дом приготовить ужин. Вскоре приехал с работы Джед. Когда с улицы донесся рокот его мотоцикла, Адора возилась у раковины.

Она замерла в ожидании. Гулко стучало сердце. По всему телу разлилась приятная слабость.

Краешком глаза она увидела, как отворилась дверь и вошел Джед. Адора отвернулась к раковине и принялась усердно - слишком усердно - мыть листья салата, с замиранием сердца слушая приближающиеся звуки его шагов.

И вот он рядом... Сильные руки обвили ее талию, привлекли к мускулистому телу. Она чувствовала его запах, запах пыли и кожи, запах настоящего мужчины. Она ощущала его присутствие повсюду: вокруг и внутри себя.

- Джед...

Ленивым движением он убрал шелковистый локон с ее щеки.

- Привет.

Слово поцелуем запечатлелось на ее щеке.

- О, ребята... - В дверях неожиданно появилась Тиффани. Вид у нее был смущенный.

Джед рассмеялся и отпустил Адору, которая немедленно занялась салатом, в пятый раз промывая один и тот же лист.

Они старались вести себя осторожно. Хотя их предстоящая свадьба приводила Тиффани в восторг, ей, еще ребенку, было совсем не обязательно знать о тайной, интимной стороне их отношений. Поэтому Адора и Джед терпеливо дожидались, когда Тиффани отправится спать, и лишь тогда прикасались друг к другу.

И жадно восполняли упущенное.

Две следующие ночи Адора провела в объятиях своего возлюбленного. Для сна времени оставалось не больше часа, но по утрам, когда с первыми лучами солнца она торопилась домой, ее переполняла необыкновенная легкость.

Приготовив Тиффани завтрак, она открывала парикмахерскую и ощущала такой прилив энергии, что, казалось, была готова подстричь, накрутить и причесать все население Ред-Дог-Сити.

Адора работала, готовила обеды, присматривала за двумя домами и успевала выкраивать время на свадебные приготовления. Вместе с Джедом она съездила в Квинси и взяла разрешение на брак. Она заказала свадебные букеты и переделала кучу мелких дел. И между тем была полна энергии для новых свершений.

Она черпала силы в удивительных ночах, подаренных ей Джедом. Он занимался любовью с такой неиссякаемой страстью, словно никак не мог ею насытиться, а в перерывах между ласками разговаривал с Адорой столь легко и непринужденно, будто они были лучшими друзьями.

Он рассказал, как получил свое прозвище:

- Из-за моих длинных черных волос.

- Только поэтому? Он рассмеялся.

- Еще из-за одной старой песни братьев Олменов. Я ставил ее на всех музыкальных автоматах во всех придорожных барах, которые попадались мне на пути. И, конечно, из-за своей фамилии.

Поборов стеснение, Адора отважилась спросить его о татуировке.

- Когда ты сделал ее?

- Четырнадцать лет назад. В день, когда мне исполнилось восемнадцать.

- Зачем?

- Захотелось. "Харлей" - символ свободы, а свобода и мотоцикл - все, что тогда у меня было. Для меня на дороге существует только "Харлей", и, пожалуй, будет существовать всегда. Рокот его мотора невозможно спутать ни с чем, ведь "Харлей" - воплощение настоящей Америки. Он огромный и мощный, суровый и громкий. Он оказывает влияние на своего хозяина. В нем заключается свобода, а для многих парней нет ничего дороже свободы.

Адора лежала, свернувшись калачиком, у него под боком и слушала.

- Только не принимай мои слова буквально, - усмехнулся он. - Жизнь большинства ребят, которые носятся на мотоциклах и одеты в кожаные куртки, далеко не всегда полна опасностей и приключений. Романтика отошла в прошлое. Половина из них садятся в седло мотоцикла только в выходные, а в остальные дни работают, как и все. У многих есть деньги. Ты такая наивная...

Он привлек ее ближе, и она с готовностью прижалась к нему. Их губы почти соприкасались.

- Поцелуй меня, - попросил Джед. Адора не раздумывая склонилась над его губами.

Поцелуй был долгим и сладким. Адора растворилась в нем, забыв обо всем на свете.

Джед не был мужчиной ее мечты. Их отношения трудно было назвать настоящей любовью.

Но Адоре было хорошо с ним. Очень, очень хорошо. И следующим утром она проснулась в полной уверенности, что все складывается отлично. Даже увидев неожиданно Дону Ледлоу, Адора не стала беспокоиться. Джед сказал, теперь Дона для него ничего не значит, и Адора верила его словам. Поэтому ее прекрасное настроение не испортилось.

Пока в два часа дня не приехала ее мать.

Глава 7

Когда прибыли Лотти и Боб, Адора была в парикмахерской одна. Тиффани ушла в гости к подружке, а последняя записанная на сегодня клиентка отложила визит. Адора подошла к окну задернуть шторы и заметила "кадиллак" Боба.

Все в ней непроизвольно сжалось. Появилось какое-то неприятное предчувствие. Адора попыталась внушить себе, что в тридцать пять лет пора перестать бояться матери, но безрезультатно.

Страх не проходил.

Она заперла двери парикмахерской и выключила свет. Потом постаралась успокоиться, несколько раз глубоко вздохнув, в который раз пообещала себе не обращать внимания на слова матери и вышла навстречу гостям.

- Адора! Дорогая... - Лотти раскрыла объятия.

Когда охи и ахи закончились, Адора посмотрела в зеленые глаза матери, так похожие на ее собственные, и поняла, что Лотти видит в ней свое отражение двадцатилетней давности.

Помимо глаз Адора унаследовала от матери и другие черты: лицо в форме сердечка и полные губы. Люди считали ее мать красавицей. А ты - просто вылитая она, прибавляли они.

Адора хотела бы считать это комплиментом, но ей было невыносимо, что в ней находят сходство с матерью. Она любила мать, но совершенно определенно не желала быть на нее похожей. Ей хотелось быть личностью - неповторимой личностью, со своими достоинствами и недостатками.

Лотти внимательно посмотрела на дочь:

- У тебя усталый вид. Даже измотанный.

- Я в порядке, мама. В полном порядке. - За последние три дня все, кто встречался с ней, отметили, что она расцвела и похорошела. У Лотти было иное мнение.

- Как поживает наша невеста? - присоединился к ним Боб. Он уже припарковал машину и выгрузил багаж.

Адора деликатно освободилась от материнских объятий, подошла к Бобу и, приподнявшись на цыпочки, чмокнула его в щетинистую щеку.

- Просто великолепно. - Адора с симпатией относилась к Бобу, этому седовласому великану с золотым сердцем. - Давайте помогу с чемоданами.

- Я сам управлюсь. Если желаешь, отнеси в дом сумочку Лотти с косметикой.

Вслед за Адорой гости поднялись по лестнице. Оказавшись внутри, Лотти осмотрелась и оценила отремонтированную квартиру. Кухню она нашла "светлой и воздушной", а гостиную - "изумительной".

Боб тоже отметил вкус падчерицы.

Но Лотти уже подталкивала мужа к выходу.

- Боб, дорогуша, иди отдохни. Мне нужно поболтать с Адорой наедине. - И, чмокнув мужа, она прикрыла за ним дверь.

Потом с решительным видом повернулась к дочери.

- Я должна поговорить с тобой об очень важных вещах. И немедленно.

Адора вспомнила о своем намерении не обращать внимания на ее слова.

- Мама, мне некогда, нужно сделать несколько телефонных звонков насчет свадьбы, понимаешь? А потом я должна приготовить ужин.

- Адора, - обиженно заговорила Лотти, - нам просто необходимо поговорить.

- Понимаю, но давай отложим разговор. Сейчас у меня очень много дел. Лотти вздохнула.

- Хорошо. Тогда когда?

Никогда, подумала Адора, но вслух сказала:

- Вечером. - И тоже вздохнула. - Когда ты познакомишься с Тиффани и Джедом. После ужина.

- Значит, вечером, - согласилась мать. - Вечером, перед сном.

- Да, - скрепя сердце подтвердила Адора. - Вечером. Перед сном.

Наступил вечер. Боб сидел в гостиной перед телевизором, Тиффани и Лотти составляли компанию Адоре на кухне. В пятнадцать минут шестого рев мотоцикла возвестил о том, что с работы вернулся Джед.

- О Боже! - воскликнула Лотти. - Что это?

- Всего лишь Джед, - объяснила Тиффани, - на мотоцикле.

- Ясно. - Лотти выдавила улыбку. - Громковато немного, правда?

- У него "Харлей", - сказала Тиффани, словно это все объясняло. И с гордостью прибавила:

- Джед собрал его своими руками.

- Ясно, - повторила Лотти, но было очевидно, что ей ничего не ясно.

Вскоре в дверях появился Джед в своем обычном облачении: черной коже и потертой джинсе. Черные волосы были примяты шлемом, лицо покрывал налет пыли. Видимо, у него был тяжелый день на работе.

- Джед! - Тиффани подскочила к брату и обняла.

- Полегче, - он показал свои ладони. - Можешь испачкаться.

- Подумаешь! - Девочка еще раз крепко прижалась к брату.

Лотти из своего кресла наблюдала за ними с нескрываемым ужасом. Адора представила друг другу будущих родственников:

- Мама, это Джед. Джед, моя мама, Лотти. Джед повернулся к Лотти, которая с достоинством поднялась из кресла. Они посмотрели друг на друга так настороженно, что у Адоры упало сердце: мать и Джед выглядели заклятыми врагами, согласившимися на вынужденное перемирие.

- Что ж, - спустя целую вечность промолвила Лотти, - здравствуйте.

- Вам тоже добрый вечер, - ответил Джед под ее недоброжелательным взглядом и повернулся к Адоре:

- Когда будет готов ужин?

Адора машинально вытерла сухие руки о передник.

- Через полчаса.

- Пойду приму душ. - И он ушел.

Тиффани с робкой улыбкой взглянула на Лотти.

- Он немного стеснительный, но вы обязательно полюбите его, когда узнаете получше.

- Да, - деревянным голосом ответила Лотти. - Я в этом не сомневаюсь.

Как ни странно, ужин прошел достаточно спокойно. Адора представила Джеда отчиму, и тот с теплотой пожал ему руку, а после с искренним интересом расспрашивал о магазине автозапчастей.

Тиффани тоже вела себя оживленно и весело. Только при упоминании Лолы она мрачнела, но быстро справлялась с собой.

Лотти беседовала с Тиффани, с Адорой и Бобом, хвалила приготовленные дочерью блюда, но ни единого раза не обратилась к Джеду.

Впрочем, Джед тоже не проявлял инициативы к общению с ней. Они усиленно игнорировали друг друга. Адоре показалось, что Тиффани и Боб тоже заметили напряжение, но они не подавали виду. Она почувствовала облегчение, когда ужин закончился и Лотти начала повторять, что "пора отправляться спать".

Все собрались у двери и пожелали друг другу спокойной ночи. Адора ощутила крепкое пожатие руки Джеда, и, как всегда, его прикосновение вызвало в ней немедленный отклик.

- Ты тоже уходишь?

Боб и Лотти ждали ее на крыльце. Адора замялась:

- Вообще-то да... Джед оборвал ее:

- Останься на несколько минут. - Его голос был по-прежнему спокоен, но серые глаза приказывали.

- Я...

- Останься, - повторил он. И сжал ее ладонь с такой силой, что Адора не посмела ослушаться.

- Адора, идем, - резковато позвала ее мать. Джед обратился к Бобу:

- Идите вперед. Она догонит вас. Лотти выглядела шокированной.

- Адора?

- Мам, возвращайтесь домой. Я скоро приду.

- Но...

Боб потянул Лотги за руку.

- Тогда увидимся. - И он почти заставил Лотти сойти вслед за ним по ступенькам. В эту секунду зазвонил телефон.

- Это Минди, - уверенно сказала Тиффани. Минди была ее лучшей подружкой. Я подниму трубку у себя в комнате.

Выпустив руку Адоры, Джед захлопнул дверь.

- Что, черт возьми, происходит? Адора инстинктивно отпрянула.

- О чем ты?

- О том, что твоя матушка возненавидела меня. Ты тоже хороша: собиралась уйти с ней, не сказав мне ни слова.

Адора уклончиво пробормотала:

- Она вовсе не ненавидит тебя. Он презрительно фыркнул.

- Ты так считаешь?

- Ну...

Джед с ухмылкой перебил ее:

- Да она меня на дух не переносит.

- Джед, Тиффани...

- ..разговаривает по телефону в соседней комнате. Не надо беспокоиться о ней. И не пытайся сменить тему. Ответь: ты позволишь своей матушке вмешаться в наши дела?

- Нет. Разумеется, нет.

- Она собирается поговорить с тобой. Она собирается тебя обработать, ты понимаешь?

- Я...

- Только честно, Адора. Понимаешь? Она в изнеможении опустилась на стул.

- Хорошо. Понимаю.

Он подошел и остановился рядом, глядя на нее сверху вниз. В его глазах была печаль.

- Если не исключена возможность того, что она переубедит тебя, скажи мне об этом сейчас. Адора глубоко вздохнула.

- Она не переубедит меня, обещаю. Джед посмотрел на нее знакомым испытующим взглядом, но Адора не отвела глаз, заставив себя встретить его взгляд прямо и открыто. В конце концов он пробормотал:

- Тогда иди домой.

- Да. Так будет лучше. Они мои гости, и я должна...

Жестом Джед остановил ее объяснения. Под его пристальным взглядом в ней вновь ожили воспоминания о проведенных вместе волшебных ночах.

- Осталось совсем немного потерпеть, Джед, - услышала Адора собственный запинающийся голос. - Мы поженимся. Каждую ночь будем вместе, и никто не сможет разлучить нас.

Он протянул руку и легким, бережным движением дотронулся до ее щеки.

- Ты выслушаешь все, что скажет тебе мать. Потом пожелаешь ей спокойной ночи. И вернешься ко мне.

- Но, Джед...

- Ты вернешься ко мне.

- Джед, зачем создавать лишние проблемы? Будет лучше, если мы...

Он отрицательно покачал головой.

- Мне тридцать два года, тебе тридцать пять. Мы с тобой взрослые люди. Женаты мы или нет, то, чем мы занимаемся по ночам, - наше личное дело.

- Все верно, но...

- Возвращайся. Мне необходимо увидеть твое лицо. После матушкиных увещеваний.

- Джед...

- Возвращайся.

Адора не могла ему больше противостоять.

- Хорошо. - Она вздохнула. - Я вернусь. Дома ее, конечно же, ждал разговор с матерью.

- В детстве ты часто была непослушной.

- Детство прошло, мама. Я не ребенок.

- Разумеется, нет.

- Тогда почему бы тебе не высказаться прямо?

- Сначала давай договоримся, что ты выслушаешь меня до конца и не будешь перебивать.

- Договорились, мама. Перебивать я не буду.

- Замечательно. - Лотти сложила на коленях свои ухоженные руки и задумалась, собираясь с мыслями. Потом посмотрела в глаза дочери. - Знаю, тебе сейчас нелегко, - начала она. - Ты с ранней юности мечтала выйти замуж, иметь детей. Я не ученый, но понимаю - твои биологические часы идут, в твоем возрасте они начинают тикать особенно громко, медлить уже нельзя. Дорогая, я понимаю, ты считаешь, что семья бросила тебя на произвол судьбы. Мы с Бобом переехали в Аризону. Твои сестры вышли замуж и тоже отдалились от тебя. Я все понимаю. Правда понимаю. - Она помолчала, потом воскликнула:

- Но, дорогая, этих причин недостаточно для того, чтобы связываться с таким ужасным мотоциклистом. О нем ходят страшные слухи, он опасный человек. Он использует женщин. Ты помнишь, что случилось с несчастной Доной Ледлоу. Он сломал бедняжке жизнь.

Адора не смогла проглотить такое заявление.

- Мама, Джед не ломал ей жизнь. Если хочешь знать, она сама...

- Ты обещала не перебивать.

У Адоры раскалывалась голова, но она должна была сейчас выслушать все, что скажет мать, чтобы потом все равно поступить по-своему.

- Хорошо. Продолжай.

- Милая, разве я могу смириться с твоим выбором? Пусть мои слова прозвучат жестоко, но я не могу промолчать. Другого пути нет. Буду с тобой откровенной.

Адора не удержалась и мрачно хмыкнула:

- Откровенной насчет чего? С трудом сохранявшая спокойствие Лотти перевела дыхание.

- Адора, совершенно очевидно, что Джед Райдер обольстил тебя, заставил делать глупости. Он использует тебя. Дорогая, - тут деликатность заставила Лотти понизить голос, - сексуальное влечение к нему ослепило тебя.

- Мама...

- Погоди, я еще не закончила. Истина заключается в том, что физическое влечение не может быть прочной основой для брака. Ты никогда, никогда не будешь счастлива с этим мужчиной. Он очень далек от твоего идеала. Ты сотни раз говорила мне, что мечтаешь о респектабельном, надежном муже, занятом настоящим делом. Ты помнишь свои слова? И почему-то связываешься с этим выродком. Безумие какое-то. Ваши отношения не продлятся долго. Зачем добровольно разрушать свою жизнь?

Адоре хотелось открыть правду, что она согласилась на этот брак только ради блага Тиффани. Но она промолчала, вспомнив обещание, данное Джеду.

- Дорогая, ты слушаешь меня?

Адора отвернулась. Ее мать заблуждается, ужасно заблуждается насчет Джеда. Он хороший человек. Но в остальном Лотти права. Джед невероятно привлекал ее в сексуальном плане. И все же не был мужчиной ее мечты.

- Дорогая?

Адора поднялась на ноги.

- Ты закончила, мама?

- В общем, я... Адора повторила:

- Ты закончила? Лотти расправила плечи.

- Да. Да, закончила.

- Хорошо. Я выслушала тебя. До последнего слова. Ты ошибаешься.

- Дори...

- Мама, теперь моя очередь. Лотти была вынуждена согласиться:

- Хорошо. Говори.

- Джед Райдер - замечательный человек. Я не стану вдаваться в подробности, ты все равно не поверишь мне, но он замечательный. И если ты любишь меня, постарайся держать при себе свое дурное мнение о нем. Постарайся дать ему шанс доказать, какой он благородный человек. У тебя есть своя жизнь, мама, а я собираюсь строить свою. Я люблю Джеда Райдера.

Адора говорила так уверенно, что Лотти лишь печально пробормотала:

- Как это плохо.., очень плохо.

- Тебе лучше смириться с моим выбором, потому что в субботу у нас с Джедом свадьба.

После этих слов, которые словно поставили последнюю точку в разговоре, какие бы доводы ни приводила Лотти, Адора только молча смотрела на нее.

В конце концов Лотти сдалась и смирилась. Мать и дочь, обнявшись, вышли из комнаты и присоединились к Бобу.

Адора решила посидеть с родственниками пару часов, а после, когда они лягут спать, выбраться из дому и вернуться к Джеду.

Приготовив чай, она уселась смотреть телевизор с Бобом и матерью. Один фильм сменился другим, но ее гости не показывали признаков утомления и не собирались расходиться.

Адора волновалась, зная, что Джед ждет ее. И не понимает, почему она задерживается.

- Разве вы не устали с дороги? - спросила она у матери, стараясь не выдать волнения.

Лотти одарила ее очередной ангельской улыбкой.

- Из-за переезда наш режим слегка сбился. Скажи ей, принуждала Ад ору смелая сторона ее натуры. Скажи, что собираешься вернуться к Джеду. Долгие минуты Адора твердила про себя эту фразу, но сказать ее вслух почему-то не осмелилась.

В конце концов она промолвила:

- Что-то я устала...

- Тогда ложись спать, дорогая. А мы еще посидим.

Лотти и Боб отправились отдыхать только около полуночи.

Полностью одетая, Адора лежала на своей кровати и прислушивалась к звукам льющейся воды в ванной комнате. Потом раздался щелчок - закрылась дверь в комнате для гостей - и наступила тишина. Наконец-то.

Чувствуя себя непослушным подростком, Адора прошмыгнула по коридору мимо комнаты родителей. Чтобы не наделать шума, она предусмотрительно сняла сандалии и ступала на цыпочках, хотя и презирала себя за то, что крадется, как вор, в собственном доме. Оказавшись у двери, она осторожно повернула ручку и вдруг услышала стук в окно, выходящее на улицу.

Адора выскользнула за дверь и оглянулась.

В нескольких метрах от нее стоял Джед и молча смотрел на нее.

Притворив дверь, Адора легко сбежала по ступенькам, на ходу надевая сандалии, и шагнула к нему из темноты. Джед в одно мгновение очутился рядом.

- Я думал, ты не придешь, - прошептал он.

Адоре никак не удавалось разглядеть выражение его лица в тусклом мерцании фонарей.

- Просто я...

- ..ждала, пока они лягут спать. - Слова Джеда прозвучали словно обвинение.

- Я только хотела избежать неприятностей, больше ничего.

- Ты ушла из дома тайком. Верно? Будто девчонка.

- Джед...

Он проговорил с ленивой усмешкой:

- Черт побери, забудем. Я тоже хорош. Бросал камешки в твое окно, вместо того чтобы, как нормальный человек, открыто постучать в дверь.

Адора положила руку на его мускулистое плечо:

- Идем...

Вдруг молниеносным движением он привлек ее к себе и стиснул в требовательных объятиях.

- Что она сказала тебе?

Положив ладони ему на грудь, Адора зашептала в ответ:

- Идем скорее, Тиффани одна дома.

- Тиффани крепко спит. Ответь мне. Адоре не хотелось говорить, но, впрочем, Джед все равно догадается.

- Ей кажется, что я совершаю ошибку. Что ты не подходишь мне. Что наш брак будет недолговечен.

- И ты рассказала, что свадьба затевается из-за Тиффани, да?

- Нет, не рассказала.

- Что же ты ответила?

- Что люблю тебя. Что ей лучше смириться, поскольку я твердо решила сочетаться с тобой в субботу законным браком и ничто меня не остановит.

Его напряженные объятия стали нежнее, руки заскользили по ее гибкой спине.

- Правда?

Даже в темноте Адора увидела, как просияли глаза Джеда. Белые зубы блеснули в улыбке.

- Правда. Теперь мы можем идти?

- Адора, ты настоящее чудо.

- Серьезно, Джед, идем.

- Сперва один поцелуй.

- Джед...

Тут, делая все протесты тщетными, его горячие губы прильнули к ее губам и его язык проник в бархатные глубины ее рта. Казалось, поцелуй длился целую вечность.

Наконец Джед поднял голову, и умело возбужденная и в то же время ослабевшая Адора в ошеломлении уставилась на него.

Он выпустил ее из объятий и взял за руку.

- Пошли. - И быстрым шагом направился к своему дому.

Едва переступив порог спальни, они снова слились в объятьях. Прижав Адору спиной к двери, Джед целовал и целовал ее, одновременно расстегивая джинсы и доставая из заднего кармана презерватив... Он не забывал о предохранении.

Потом задрал на ней юбку и стянул трусики, небрежно отбросив их прочь. Адора чувствовала его руки повсюду; нетерпеливые, ласкающие, они обжигали пылкими ласками ее бедра, приподнимая ее вверх. С радостным стоном она обвила ногами его бедра, шепча слова любви, и, разгоряченная, влажная, приняла его внутрь.

Они достигли вершины наслаждения одновременно. Почувствовав, как Джед содрогнулся в блаженстве, Адора тут же взорвалась сама, и весь мир вокруг них пульсировал, дрожал и ослеплял яркими красками...

Потом они легли в постель и, лениво целуясь, стали помогать друг другу освобождаться от одежды.

Наконец их обнаженные тела, укрытые ночью, снова соприкоснулись, и страсть ожила вновь. Джед покрыл поцелуями все ее тело, вскоре его губы добрались до самого сокровенного ее местечка. Адора часто задышала. Перебирая пальцами его длинные черные волосы, пока волна наслаждения не захлестнула ее.

Адору разбудили лучи солнечного света. Она лежала словно в плену у Джеда: одна его рука покоилась у нее под головой, другая - на ее талии, а его нога была перекинута через ее бедра. Длинные шелковистые пряди черных волос перемешались с ее каштановыми кудрями. Адора посмотрела на часы. Стрелки показывали почти восемь.

- О нет...

- Что такое? - пробормотал Джед и зевнул. Адора освободилась из его объятий, соскочила с кровати и заметалась по комнате, собирая разбросанные вещи. Потом кое-как оделась. Застегивая трясущимися руками пуговицы, она услышала за спиной веселый смех.

Чтобы Джед прекратил бессовестно хихикать, она бросила в сторону кровати сандалию. Та ударилась о стену, и Джед немедленно поймал ее.

- Тебя застукают. Плохая дев-чон-ка. Теперь твоя мама обо всем догадается, - продолжал он дразнить Адору.

Та потянулась за второй сандалией.

- Помолчи, пожалуйста, Райдер. Мне нужно торопиться. - Она подошла к кровати и протянула руку. - Отдай.

Его черные брови игриво приподнялись, и Джед откинул прикрывавшую его простыню. Перед глазами Адоры предстала его татуировка - как и все остальное, впрочем.

- О, детка, я с удовольствием отдамся тебе сам.

Ей ужасно захотелось расхохотаться. Прыгнуть на него и поцеловать. Но нужно было идти.

Адора попыталась выхватить у него сандалию - ничего не получилось.

- Джед!

- Сначала скажи кое-что.

- Джед Райдер!

- Всего один раз. Медленно и нежно, лишь ты одна умеешь так. И Адора подчинилась:

- Я люблю тебя, Джед.

Он протянул ей сандалию, но, едва Адора подошла ближе, поймал ее в объятья.

- Джед! Ах ты...

И они слились в жарком поцелуе, смеясь и перекатываясь на постели. Потом смех замер. А поцелуи стали глубже.

- Джед, я правда должна...

- Хорошо, хорошо. - Он запечатлел на ее губах последний ласковый поцелуй и только тогда отпустил.

Присев на краешек кровати, Адора обулась.

- Я скоро вернусь, примерно через час.

- Договорились.

Она склонилась над Джедом и напоследок чмокнула его в щеку. Потом поспешила домой.

Спустя несколько секунд она влетела к себе на кухню и.., обнаружила там мать. Одетая в голубой купальный халат Лотти поджидала ее за кухонным столом...

Глава 8

Адора опешила, но постаралась сохранить достоинство.

- Доброе утро, мама.

Лотти одарила дочь взглядом, полным нескрываемого разочарования.

- Мне оно не кажется "добрым".

- В самом деле? А где Боб?

- Слава Богу, спит. Мне бы не хотелось, чтобы он застал тебя в таком виде. Посмотри на себя: волосы растрепаны, а твое платье.., у меня нет слов. Знаешь, на кого ты похожа?

Адора поняла, что сегодняшним утром без кофе ей не обойтись, и налила себе чашку. Потом заняла стул напротив матери.

Лотти просто кипела:

- Ты прокралась тайком из дома и провела ночь с ним, да?

Адора с наслаждением отхлебнула горячий кофе.

- Да, верно. - Она недоумевала, почему не отважилась рассказать матери правду еще прошлым вечером. Струсила, и вот результат - сегодняшний нелепый разговор.

- А вы подумали о бедной Тиффани? - вопрошала Лотти.

- Откуда она узнает? Если, конечно, ты не расскажешь ей.

Лотти оскорбленно фыркнула:

- Я не способна на такое.

- Тогда незачем о ней волноваться, правильно? - И Адора сделала большой глоток кофе.

Лотти с тяжелым вздохом покачала головой:

- Адора, Адора...

Адора с решительным видом поставила чашку на стол.

- Мама, давай оставим этот разговор. Я взрослый человек и прошу тебя не вмешиваться в мою жизнь.

- Но мне невыносимо наблюдать, как ты... Адора перебила ее:

- Тебе придется научиться относиться спокойно к моим поступкам. У меня нет времени на пустые споры, слишком много нужно сделать, ведь до свадьбы осталось всего два дня. Ты приехала помогать мне или ссориться?

Мать была сражена ее словами:

- Вообще-то...

- Послушай, мама. Выбирай: или ты помогаешь мне, или возвращаешься домой.

- Что? Возвращаться домой? Сейчас? Д-до свадьбы?

- Именно так.

- Но я не...

- Ты все прекрасно понимаешь. Я люблю тебя, мама, и буду любить всегда, но не собираюсь терпеть твои мрачные пророчества, бесконечные нотации.., и бестактное отношение к Джеду.

Лотти покачала головой.

- Я.., я просто не представляю... - Она озадаченно уставилась на дочь. Ты хочешь отправить меня обратно?

Адора ответила со всей прямотой:

- Если ты вынудишь меня. После долгого молчания Лотти плотнее запахнула полы халата.

- Я помогу тебе. Я обязана помочь.

- Хорошо.

- И я люблю тебя. - Протянув через стол руку, Лотти накрыла ее ладонь своей. - Ты же знаешь.

- Конечно.

Лотти посмотрела на чашку с кофе.

- Боб посоветовал мне не вмешиваться в твои дела.

Адора тепло пожала руку матери.

- Тогда прислушайся к Бобу.

Весь день Лотти занималась делами, помогая Адоре с приготовлениями к свадьбе.

А вечером, за ужином, она была безукоризненно вежлива с Джедом. После ужина Адора опять ушла с родителями домой.

Хотя Джед не настаивал, чтобы она вернулась, Адора все же пришла - около десяти, пожелав родным спокойной ночи.

В комнате на втором этаже Джеда не было, и Адора спустилась вниз. Дверь гаража была открыта, внутри горел свет. Под звуки грустного блюза Джед копался в машине Лолы.

Увидев Адору, он захлопнул капот, выключил магнитофон и подошел к ней.

Их глаза встретились. Адора думала о Лоле.

- Твоя мама столько лет ездила на этой машине, - проговорила она. - Даже придумала ей имя.

- Звездочка! - вспомнили они одновременно и рассмеялись.

- Как бы я хотела, чтобы Лола была на нашей свадьбе, - пробормотала Адора.

- Если бы она могла прийти, мы бы с тобой не женились, разве ты забыла?

Адора почувствовала себя ужасно глупо.

- Конечно. Ты прав. Хотя я совсем другое имела в виду.

- Я понял тебя.

Они замолчали. Прежде молчание наедине с Джедом не тяготило Адору, но сейчас ей показалось, что между ними осталось что-то недосказанное.

Она кашлянула.

- Разве машина сломалась?

- Да нет. - Он пожал плечами. - Мотор немного барахлит, и подтекает масло. Может, получится подправить старушку и продать.

- Ты не оставишь ее для Тиффани? Джед снова пожал плечами.

- К тому времени, как Тиффани захочет иметь машину, мы купим ей что-нибудь получше.

Адора подождала, пока Джед вымоет руки, а когда он вернулся к ней и взял в ладони ее лицо, вновь уловила мятно-песчаный запах и улыбнулась, вспомнив их первую ночь. Просто не верится, что они впервые стали близки меньше недели назад.

- Чему ты улыбаешься?

Она теребила одну из многочисленных застежек-молний на его жилетке.

- Так.., кое о чем подумала.

- О чем?

Она прикоснулась к его серебряному крестику.

- О тебе.

Джед сцепил руки на ее талии.

- Очень хорошо.

- Согласна. - Адора перевела взгляд с креста на его лицо. - Тиффани спит?

- Сладким сном.

Он освободил мочки ее ушей от маленьких сережек в форме маргариток и спрятал их в карман.

Потом провел рукой по ее волосам.

- Что ты сотворила со своей мамочкой? Заколдовала?

- У нас был откровенный разговор утром.

- Неужели выложила все начистоту?

- Выложила.

Джед поцеловал кончик ее носа.

- Обожаю откровенных женщин. Адора приподнялась на цыпочки и потерлась щекой о его бороду, задрожав от восхитительного ощущения.

- Большое спасибо за комплимент.

- Пожалуйста.

Она слегка повернула голову, и их губы встретились в нежном поцелуе. Джед захватил зубами ее нижнюю губу, потом отпустил.

- Адора?

- Мм?

- Сегодня на работе я услышал одну новость. От Спайка, моего работника. Джед нахмурился, заметив, как в ее глазах что-то промелькнуло. - Ты знаешь Спайка?

Она неохотно призналась:

- Знаю.

- Откуда?

- Прошлой зимой у ресторана "Пятнистая сова" он предложил подвезти меня.

Черные брови Джеда сошлись на переносице.

- Спайк приставал к тебе? Адора кивнула.

- Я дала ему понять, что не намерена с ним ехать. Ему это не понравилось, он разозлился. Со мной тогда была Кэт. Спайк никак не отставал, и она бросилась защищать мои честь и достоинство.

Джед присвистнул.

- От Спайка? В нем двести с лишним фунтов мускулов, а твоя сестра весит как птичка. Как же вам удалось выкрутиться?

- Откуда-то появился Дилан, и Спайк и его приятель Дулли.., ты знаешь Дулли?

- Он тоже работает на меня. Так что, Спайк и Дулли?

- Они оказались большими поклонниками Дилана - по их словам, не пропускали ни единой гонки с его участием. Поэтому они тут же оставили попытки завязать со мной знакомство и решили не трогать Кэт. Дилан увел их в бар и принялся травить байки о всяких интересных случаях на гонках.

- С тех пор Спайк еще приставал к тебе? Пару раз Адора видела, как он на мотоцикле проносится по улицам, но вряд ли это обстоятельство беспокоило ее.

- Совсем нет. О чем он рассказал тебе сегодня?

- Если он снова будет навязывать тебе свое общество, дай мне знать.

- Обязательно дам, обещаю. О чем же он рассказал?

- О том, что среди байкеров распространился слух о нашей свадьбе. Я только хотел предупредить тебя, что многие из них собираются приехать в город.

- Посмотреть, как ты женишься?

- Да.

- Разве у байкеров есть традиция присутствовать на свадьбах? Джед нехотя уточнил:

- Все зависит от того, чья свадьба.

- Твоя свадьба какая-то особенная? Он откашлялся.

- Особенная, ведь никто не предполагал, что я когда-нибудь женюсь.

- Почему?

- Я поклялся, что никогда не поступлюсь своей свободой. Что ни одной женщине не удастся захомутать меня. - Он усмехнулся. - Думаю, многим захочется своими глазами увидеть женщину, которая превратила Полуночного Ковбоя в лжеца.

- Что они будут делать?

- Ничего особенного. Адора засомневалась в этом.

- Будь спокойна, - заверил ее Джед. - Они просто приедут в город, выпьют за наше здоровье в баре, а после бракосочетания будут сопровождать нас по городу.

- Сопровождать?

- Да, будет большой эскорт: когда мы выйдем из церкви, они поедут вокруг нас на мотоциклах.

- Моя мама сойдет с ума.

- Вполне возможно, - радостно откликнулся Джед на ее предположение.

- Пожалел бы мою бедную мамочку. Он фыркнул:

- Хорошо. Пожалею, как она пожалела меня.

Адора сделала чопорное лицо.

- Ты не заслуживаешь жалости, Райдер. Ты плохой.

Тогда Джед схватил ее в охапку.

- Пойдем в спальню, и ты увидишь, насколько плохим я могу быть.

Адора потерлась носом о его щеку.

- Не сомневаюсь в этом. Можно сказать, только на это и рассчитываю.

- Постараюсь не обмануть твои ожидания.

- Ты никогда не разочаровывал меня.

- Поцелуй меня.

И Адора с готовностью откликнулась на его просьбу.

Наступила пятница, последний день перед свадьбой.

Парикмахерская Адоры была закрыта, Джед тоже не пошел на работу. Оставалось совсем мало времени, чтобы окончательно все распланировать и позаботиться о последних предсвадебных мелочах. А медовый месяц они проведут в Тахо. Правда, длиться он будет всего три дня. Лотти и Боб согласились задержаться на это время и присмотреть за Тиффани.

Утром они все - Адора, Джед, Тиффани, Лотти и Боб - сели завтракать. С улицы непрерывно доносился рокот проезжающих мимо мотоциклов.

- Господи, - пробормотала Лотти, - такое впечатление, что город заполонили эти мотоциклисты.

Адора старательно избегала встречаться с Джедом глазами, опасаясь, что не выдержит и глупо расхохочется.

После завтрака приехала третья сестра Адоры, Дейдра, с мужем Эдди и тремя дочерьми:

Пенни, Шеннон и Роуз. А после нее и четвертая, Фиби, с мужем Полом и двумя сыновьями. Маленький дом на Черч-стрит наполнился людьми.

Пока Адора не представила сестрам жениха, они испытывали неловкость в его присутствии и бросали на него настороженные взгляды, но потом, познакомившись с ним и заметив, что их мать нормально общается с будущим зятем, расслабились.

После приезда гостей Лотти принялась выпекать свои знаменитые шоколадные пирожные, которые, по ее словам, приносили счастье. Она собиралась расставить блюда с пирожными на свадебном столе.

Когда испеклась первая партия пирожных и по кухне распространился восхитительный аромат, Фиби и Дейдра пустились в трогательные воспоминания о том, какое вкуснейшее печенье пекла Адора много лет назад.

- Приготовишь их, Дори? - умоляюще попросила Фиби детским голосом. Приготовишь, если мы с Дейдрой сбегаем и принесем все необходимое?

Адора милостиво согласилась, и две младших сестры немедленно отправились в магазин за ингредиентами, оставив детей на попечении мужей. Мальчики Фиби тут же начали играть с девочками Дейдры, а мужчины во главе с Бобом сели смотреть по телевизору спортивный репортаж.

Адора раскладывала на блюде пирожные, когда позвонили в дверь. Должно быть, Дилан и Кэт, подумала она. Джед пошел открывать.

За дверью стоял Мортон Ледлоу.

Глава 9

- Прошу прощения, можно мне переговорить с вами наедине? - спросил Мортон своим обычным нерешительно-заискивающим голосом.

- Переговорить о чем? - как всегда, невозмутимо поинтересовался Джед, однако его взгляд был красноречиво враждебен.

Из комнаты послышался звонкий смех Тиффани. Адора подумала, что появление в доме Мортона может расстроить девочку, и сжала ладонь Джеда.

Он повернулся к ней:

- Что?

Адора кивнула головой, напоминая, что в доме полно родственников.

- Давайте выйдем на крыльцо?

- Отличная идея.

Они вышли на крыльцо, и Адора плотно притворила дверь. Джед без обиняков спросил:

- О чем вы хотите переговорить? Выкладывайте.

Мортон нервно потер безвольный подбородок и пригладил редкие волосы.

- Я.., в общем, должен кое о чем рассказать вам.

- О чем?

- Это касается того случая с вами, Джед, и Доной.

Джед чертыхнулся.

- Вы добиваетесь, чтобы я спустил вас с лестницы?

Адора взяла его за руку.

- Джед...

Сквозь зубы он процедил:

- Ладно. Говорите.

Мортон через силу продолжил:

- Дело в том, что я всегда чувствовал на себе ответственность за случившееся. - Он провел языком по пересохшим губам. - Мне.., мне следовало вмешаться, я знал, все в городе знали, что Дона влюблена в вас, но был слишком запуган собственной женой. Я позволил Чарити принудить Дону обвинить вас в том, что вы не совершали, из-за меня вы попали в полицию. Джед непонимающе нахмурился.

- И что дальше?

Мортон откашлялся. Его руки дрожали.

- Я только хочу, чтобы вы поняли: я осознаю, что виноват не меньше Чарити. И Дона, она тоже всегда чувствовала себя очень виноватой.

- Да неужели? - фыркнул Джед.

- Это правда, - возразил Мортон. - Она всегда хотела каким-то образом искупить свою вину. Поэтому и задержалась в городе после похорон вашей матери.

- Зачем?

- Чтобы помочь мне уговорить Чарити оставить нелепое намерение лишить вас права на опекунство. Мы... Дона и я.., подумали, что будет не правильно, если Чарити отнимет у вас Тиффани, когда девочка хочет остаться с вами. Конечно, Чарити нелегко переубедить, но мы изо дня в день настаивали на своем. И в конце концов нам удалось.

Джед прищурился.

- Удалось что?

- Мы вынудили Чарити забрать свое прошение об опекунстве. Ванда Спунер обещала позвонить вам и сообщить, что битвы за Тиффани не будет.

Адора не верила своим ушам.

- Это действительно правда?

- Чистая правда, - ответил Мортон. Джед продолжал сомневаться:

- Никто не в силах заставить Чарити Ледлоу отступиться от своего. Мортон помрачнел.

- Вы думаете, победа далась нам легко? Мне пришлось пригрозить ей разводом. Понятно, останься она одна, Чарити потеряла бы свое преимущество над вами. - Слабая улыбка мелькнула на его губах. - Ведь так?

Джед ухмыльнулся.

- Бросьте, вы бы не решились пойти на развод.

- В случае необходимости решился бы. Джед внимательно всматривался в его лицо.

- По какой-то непонятной причине я начинаю верить вам.

- Верите вы мне или нет, это правда. Честно говоря, я слишком стар для некрасивых судебных разбирательств, особенно за ребенка, который не хочет жить в моем доме. Мне слишком дорога моя спокойная жизнь. Поэтому я бы скорее развелся с Чарити, чем согласился бы ввязаться в судебные разбирательства.

Адора снова заговорила:

- Но она точно не обратится в суд?

- Совершенно точно, наш адвокат уже уведомлен. Дона вернулась в Санта-Барбару. А Чарити находится в состоянии холодной войны со мной. - Мортон тяжело вздохнул. - Но ведь мы давно живем с ней не слишком дружно, верно? Развод и правда может стать единственным выходом.

Выцветшие глаза Мортона заволокла печаль.

- Я сказал больше, чем следовало. - Он перевел взгляд с Джеда на Адору и обратно. - Сейчас вы, наверное, очень заняты, но я подумал, что вам необходимо узнать новости немедленно. Более того, я давно хотел извиниться перед вами.

Джед долго и испытующе смотрел на пожилого человека.

- Спасибо, - и протянул ему руку. Мортон пожал ее.

- Счастья вам. - Затем он кивнул Адоре:

- И вам тоже, моя дорогая.

Когда Мортон уехал, Джед и Адора задержались на крыльце.

Мимо по соседней улице пронеслись два сверкающих мотоцикла со "всадниками", одетыми во все черное. Увидев Джеда, байкеры отсалютовали ему вскинутыми вверх кулаками. Джед таким же образом ответил на приветствие.

Потом повернулся к Адоре:

- Что ты думаешь о Мортоне?

- Мне показалось, он говорил искренне.

- Хотелось бы верить.

- Что тебе мешает?

- Опасаюсь, как бы это не оказалось хитрой ловушкой.

- Давай позвоним Ванде, - предложила Адора.

- Давай.

С напряженными до предела нервами Адора ждала, пока Джед расскажет Ванде услышанное от Мортона. Она всей душой желала, чтобы Ванда подтвердила его слова.

- Хорошо. Спасибо, - наконец произнес Джед и положил трубку.

- Ну? - нетерпеливо воскликнула Адора.

- Она впервые слышит о том, что Чарити отозвала свое прошение.

- И?

- Она пообещала созвониться с адвокатом Чарити и после перезвонить нам.

- Когда?

- Если нам повезет, примерно через полчаса. А если адвокат вне досягаемости, то не раньше следующей недели.

- Замечательно, - простонала Адора. - Теперь придется жить в ожидании.

Джед обнял ее и мягко поцеловал в макушку. Адора прижалась к нему, благодарная за утешение.

Они вернулись на кухню, где на полу играли пятеро детей, а Лотти стояла у раковины с руками, белыми от мыльной пены.

Тиффани, снимавшая с противня пирожные, увидев Адору и Джеда, спросила:

- Вы двое чем-нибудь заняты?

- Ничем, - улыбнулась ей Адора.

- Тогда помогайте.

- Правильно, - поддержала ее Лотти. - Принимайтесь за работу.

Джед шепнул Адоре на ухо:

- Увидимся, - и поспешил скрыться в гостиной, где мужчины смотрели телевизор.

Вскоре возвратились Дейдра и Фиби с продуктами, и Адора немедленно занялась тестом для обещанного печенья, но мыслями она была далеко.

В ожидании телефонного звонка она, казалось, целиком обратилась в слух. Ей становилось все труднее контролировать свои действия. Неловко взявшись за пакет с мукой, она просыпала ее на младшего сынишку Фиби. Белая пудра, посыпавшаяся сверху, привела мальчика в восторг.

Лотти нахмурилась.

- Ты хорошо себя чувствуешь?

- Отлично, мама, просто немного.., немного волнуюсь.

С улицы снова донесся бешеный рев мотоциклетных моторов.

Лотти всплеснула руками:

- Я скоро сойду с ума от шума этих ужасных мотоциклов. Откуда они понаехали?

- Байкеры заполонили город, - начала рассказывать Фиби. - У магазина их припарковалось по крайней мере человек пятнадцать.

Дейдра подтвердила:

- Они повсюду. Мы встретили Лиззи, и она сказала, что байкеры приехали на свадьбу.

Лотти в шоке опустилась на стул и безжизненно пробормотала:

- Куда?..

Адора поняла, что настало время все объяснить.

- О, мамочка, тебе незачем волноваться. Байкеры всего лишь приехали выразить свое уважение Джеду в день свадьбы.

У Лотти вырвался тихий стон.

- Значит, у моей дочери будет.., байкерская свадьба?

Адора подошла к ней и обняла ее.

- Мамочка, все пройдет отлично.

- Откуда ты знаешь?

- Джед мне много рассказывал о них. Лотти поджала губы.

- Да уж, не сомневаюсь.

- Послушай, нельзя же слепо верить дурацким слухам о байкерах. Они нормальные ребята и просто приехали повеселиться.

- Вот этого-то я и боюсь.

- Мама, все будет хорошо.

- Дай-то Бог, надеюсь, ты права.

- Я права. Они побудут в городе, потратят в барах денежки, а после свадьбы проедут с нами по городу. И все будут счастливы.

- Проедут с вами?..

- Да, поедут вокруг нашей машины. В знак уважения.

Лотти покачала головой.

- Просто не верится, что я с этим соглашаюсь.

- Перестань, мама.

- Кто-нибудь, дайте мне аспирин.

- Сейчас.

Адора дала матери таблетки и вновь занялась печеньем, как вдруг зазвонил телефон.

Фиби, которая встала из-за стола, чтобы налить себе кофе, хотела было взять трубку, но Адора воскликнула:

- Не трогай! - И только когда все в кухне удивленно оглянулись на нее, поняла, что слишком громко крикнула. - Я возьму.

Дрожащими руками она схватила трубку.

- Алло?

- Адора? Это Ванда Спунер. Я могу поговорить с Джедом?

- Да, конечно. - Она передала трубку появившемуся из гостиной Джеду.

Он молчал бесконечно долго, слушая Ванду, потом пробормотал:

- Да, спасибо. Большое спасибо, - и аккуратно повесил трубку.

В кухне воцарилась тишина. Фиби, Дейдра, Лотти и Тиффани выжидательно смотрели на Джеда. Даже дети перестали возиться под столом. Джед молчал.

Молчание нарушила Лотти:

- Что происходит?

Джед красноречиво смотрел на Адору, но та стояла словно в оцепенении и не могла помочь ему выкрутиться. Поэтому, выдавив улыбку, он как можно убедительнее ответил:

- Ничего, Лотти. Ничего особенного.

- Кто это был?

- Где?

- Кто звонил?

- Звонил... Так, один приятель. Попросил принести ему.., мм.., одеяло.

- Что?!

Он отвернулся со страдальческим видом.

- Какое еще одеяло, Джед? - вопросила Лотти.

- Вы, наверное, заметили, что в город приехали байкеры?

- Их трудно не заметить, - фыркнула Лотти.

- В общем.., среди них есть один мой старый приятель.

- И что?

- Он остановился в одном из кемпингов, но забыл прихватить с собой одеяло, поэтому позвонил. Из "Пятнистой совы". Попросил одолжить ему что-нибудь. - Он посмотрел на Адору, но она лишь тихонько покачивала головой: он был никудышный лжец. - Адора, милая, не поможешь мне найти что-нибудь подходящее?

Адора сняла передник и отдала его Лотти.

- Мама, ты не присмотришь за печеньем?

- Присмотрю, но...

Адора и Джед вышли так поспешно, что Лотти не успела придумать вескую причину, чтобы их остановить.

В комнате над гаражом Адора плотно притворила дверь и прислонилась к стене.

- Говори скорее. Он перевел дыхание.

- Все официально.

- Что? - спросила она чуть дыша.

- Чарити официально отказалась от опекунства.

Глава 10

Адора не осмеливалась поверить в чудо.

- Не может быть... Джед улыбался.

- Может.

Бурная радость переполнила ее.

И Джед схватил ее в объятья, закружил по комнате, покрывая поцелуями ее лицо, глаза, волосы.

- Может, - шептал он между поцелуями, - может, может, может...

Адора обвила руками его шею, закинула ноги на его бедра, смеясь от безграничного счастья. Джед все кружил ее по комнате, и весь мир превратился в сумасшедшую карусель.

Потом он остановился. Раскрасневшаяся, смеющаяся Адора ухватилась за его плечи.

- Адора, - пробормотал он и ласково захватил зубами ее нижнюю губу. Она ощутила дразнящее прикосновение его языка.

- О... - вырвался у нее легкий вздох. Улыбка Джеда стала другой - особой, загадочной, предназначенной только для нее одной, и Адору моментально охватил трепет, превращая ее в первобытное существо, живущее только чувствами, созданное для страсти.

Она попыталась, пока не поздно, остановить головокружительный вихрь.

- Мы не должны.., родственники...

- Поцелуй меня. - Его требовательные губы почти вплотную приблизились к ее губам. Джед крепко прижал ее к себе, и Адора ощутила силу его желания.

- Джед, я серьезно...

- Я тоже.

- Чего доброго, нас начнут искать, - пробормотала она хрипловато и неуверенно, а вовсе не твердо, как собиралась.

Он рассмеялся и прижался губами к ее мягкой щеке.

- Пусть ищут.

Адора застонала от нежного прикосновения и сделала последнюю попытку остановить Джеда:

- Просто это...

- Что?

- ..неприлично...

Он снова рассмеялся, а потом приник к ее губам, целуя ее с сумасшедшей пылкостью, которая пробудила в Адоре ответный огонь.

- Вдруг... - Джед продолжал сладостно терзать ее губы, но она нашла в себе силы закончить:

- ..вдруг сюда кто-нибудь войдет?

Он, не отпуская ее, подошел к двери и запер ее на ключ.

- О, Джед...

- Мы быстро. Скажи "да".

- Да, - против своей воли вымолвила она, Теперь отступать было поздно. Джед опустил ее на кровать, его пальцы проворно расстегнули пуговицы на ее одежде, и спустя мгновение платье, трусики и обувь Адоры разлетелись в разные стороны. Она была совершенно обнажена.

Джед не сводил с нее пылкого взгляда серебристых, словно затуманенное облаками летнее небо, глаз.

- Сегодня великий день. Адора кивнула. Ее тело, ее сердце пели от счастья.

- Просто чудесный.

- Ты так прекрасна. - Он накрыл ладонями ее полные груди. - Ты - нежнейшая из женщин, мягкая и ласковая. - Склонившись, он запечатлел поцелуй между ее тонких бровей, его руки опустились ниже, к округлостям ее бедер.

Она застонала от удовольствия, потом прошептала с ноткой смущения:

- Ты не собираешься раздеваться? Джед поцеловал ее в кончик носа.

- Ты хочешь, чтобы я разделся? Она кивнула.

- Как прикажете, леди.

Его руки легли на ремень с серебряной пряжкой. Медленно, очень медленно Джед расстегнул ремень и отбросил его. Потом так же медленно вытащил из-за пояса джинсов рубашку и расстегнул пуговицы. Рубашка соскользнула на пол с его могучих плеч. Он развязал стягивающий волосы кожаный шнурок и тряхнул головой. Черные, словно ночь, непокорные пряди волос лавиной упали на плечи.

Адора неотрывно смотрела на Джеда и любовалась им. Она любила его мощное, сильное тело, его порывистые движения, мерцание серебряного креста на груди, поросшей темными волосками.

Он расстегнул верхнюю пуговицу на джинсах, и на его губах появилась дразнящая улыбка.

- Ты не могла бы немного помочь мне?.. Глаза Адоры удивленно распахнулись.

- Помочь?..

Джед медленно кивнул.

- Именно.

Их глаза встретились на долгое глубокое мгновение.

Адора, опустившись на колени, одну за другой расстегнула пуговицы на его джинсах.

Она увидела его татуировку. И, разумеется, все остальное...

А после притронулась к нему губами.

Джед со стоном выдохнул ее имя. Она вновь принялась ласкать его губами и языком.

Его ладони опустились ей на голову, подсказывая правильный ритм, она обвила руками его мускулистые бедра, растворяясь в сладостной пытке, готовая продолжать ее вечно.

Вдруг его пальцы, переплетенные с ее волосами, откинули ее голову назад. Адора разочарованно вздохнула.

Взгляд Джеда обжигал, словно раскаленный металл. Он прожигал ее насквозь.

- Я хочу тебя, не могу больше ждать. - Его низкий голос сейчас едва ли походил на человеческий, скорее он напоминал рычание огромного зверя, не властного над своими инстинктами.

Адора лишь кивнула.

Дальше все происходило быстро, словно во сне. Опрокинув ее на постель, он вошел в нее одним мощным стремительным движением. Он не успел снять ни джинсы, ни обувь, но это было неважно.

Влажная и горячая, она приняла его и ошеломленно вскрикнула от нарастающего наслаждения. Прикосновение грубой ткани его джинсов еще больше заводило ее, и ее страсть распускалась точно яркий цветок.

Он двигался глубокими, медленными, всепоглощающими толчками, и она ощущала его всем существом, забросив ноги на его спину, где под кожей перекатывались тугие мускулы.

Она желала, чтобы их любовь, самая лучшая, самая сильная любовь на свете, никогда не прекращалась. Адора упивалась их страстью, она задавала свой ритм и подчинялась движениям, которые задавал Джед. Было невозможно определить, где заканчивалось ее тело и начиналось его. Они стали одним целым.

И вот наконец они одновременно вскрикнули, застонали... Их тела взорвались, умчавшись в просторы вселенной.

Когда любовный пыл немного остыл, Адора прошептала:

- Пора возвращаться в дом.

Джед согласился, но они почему-то продолжали лежать. Адора взглянула на него. Джед смотрел в потолок, потом медленно повернул голову и встретился с ней взглядом.

- Пойду приму душ. - Она попыталась сесть, но не успела отбросить простыню, как его рука преградила ей путь и опустила ее обратно на постель.

Удивленная, она спросила:

- Что такое?

Он провел ладонью по ее руке от плеча к запястью, и их пальцы сплелись.

- Я потерял голову и поэтому ничего не использовал.

Адора непонимающе посмотрела на него.

- Мы не предохранялись, - объяснил Джед. Она закусила нижнюю губу.

- О.., я совсем забыла...

- Я тоже. - Он прикоснулся губами к тыльной стороне ее ладони. - Скажи, как ты относишься к детям?

Адора чуть не поперхнулась:

- К детям?..

- Адора, от нашей оплошности может появиться ребенок.

Словно защищаясь, она ответила:

- Я отдаю себе в этом отчет.

- Мы с тобой никогда не говорили на эту тему.., насчет детей.

Она вспомнила, что на кухне их ждут многочисленные родственники и недоумевают, куда они запропастились.

- Джед, моя семья... - она кивнула на дверь, - нам пора идти.

Он долго и внимательно смотрел на нее.

- Сначала давай кое-что обсудим. Что касается меня, то я хочу детей и хочу иметь их от тебя. А ты? Ты хочешь детей от меня?

- Джед, сейчас неподходящий момент, чтобы это выяснять.

Какое-то время он молчал, а потом выдал нечто совершенно неожиданное для нее:

- Ты хочешь все отменить? Ее сердце бешено заколотилось.

- Что отменить?

- Посуди сама: Чарити выбыла из игры и теперь Тиффани останется со мной независимо от того, поженимся мы или нет.

Адора молчала, сраженная его словами.

Джед потребовал ответа:

- Ты собираешься отменять свадьбу или нет?

Она через силу промолвила:

- Разумеется, ты прав, мы можем отменить свадьбу. Просто.., просто я еще не успела подумать об этом.

- Значит, ты хочешь все отменить?

- Я... - Адора попробовала уклониться от прямого ответа:

- А ты? Он выпустил ее ладонь.

- Что за ерунду ты несешь? - Глаза Джеда потемнели, точно небо перед грозой. Он выругался сквозь стиснутые зубы. - Я только что признался, что хочу растить с тобой наших детей. - Он снова уставился в потолок, потом рывком поднялся с постели и быстрыми, резкими движениями застегнул джинсы. По-твоему, это означает, что я хочу отменить свадьбу?

- Джед...

- Отвечай. - Он сердито смотрел на нее. - По-твоему, я хочу отменить свадьбу?

Его раздраженный тон испугал Адору, но она заставила себя дышать глубже и как можно спокойнее ответить:

- Нет, наверное, нет.

- Ты не веришь в это, - со злой усмешкой бросил он. - Ты просто отказываешься верить.

- Во что? Скажи, во что верить? Ответом был его пылающий взгляд.

- Почему ты так разозлился на меня? Джед откинулся на подушки и отвернулся от Адоры, уставившись в окно. Казалось, ярость покинула его с той же быстротой, с какой пришла.

- Джед? - Адора дотронулась до его плеча. Он не ответил, продолжая смотреть в окно. Вдалеке слышался рев мотоциклов.

- Джед...

Снова молчание. Адора, не зная, что еще предпринять, соскользнула с кровати и принялась собирать раскиданные по полу вещи.

Когда она отряхивала платье, он вдруг повернулся к ней лицом. Адора инстинктивно прикрыла наготу, но потом встретилась с Джедом глазами. В его взгляде больше не было злости. Она немного успокоилась.

Джед заговорил непривычно нерешительным голосом:

- Все равно для Тиффани будет лучше, если мы поженимся.

Едва он закончил, Адора словно со стороны услышала, как стала быстро соглашаться:

- Конечно. Тиффани будет лучше, гораздо лучше, если мы станем семьей. Она никак не могла прочитать его мысли, видела только, что он очень серьезен. И очень мрачен.

Адора почувствовала неожиданное смущение. Ей было необходимо время, чтобы все обдумать.

Но, несмотря на свои сомнения, она вновь забормотала:

- Ведь мы обнадежили Тиффани, правда? То есть.., после смерти матери она может тяжело перенести, если мы неожиданно отложим свадьбу, как ты считаешь?

Джед спустил ноги на пол и потянулся за рубашкой.

- Верно, ей будет тяжело, но, если быть до конца откровенным, это просто пустяк по сравнению с перспективой жить под одной крышей с Чарити. Если ты надумаешь отменить свадьбу, Тиффани как-нибудь справится.

Вынужденная принять именно сейчас трудное решение, которое могло определить всю ее дальнейшую судьбу, Адора глубоко задумалась.

Хотя главной причины для свадьбы больше не существовало, Адора не представляла, как можно все отменить, отослать гостей домой, вернуть в магазин свадебное платье, а главное - возвратиться к прежней замкнутой жизни.., в которой были только работа в парикмахерской, воскресные прогулки с Лиззи и долгие телефонные разговоры с матерью, полные бесконечных советов и увещеваний. И в ней больше не будет волшебства ночей, подаренных ей Джедом.

- Твое решение, Адора?

Она должна была что-нибудь ответить и в конце концов произнесла:

- Решение... Я думаю, не нужно ничего отменять.

Она сделала выбор, но Джед никак не отреагировал, и Адора поспешила добавить:

- Ради благополучия Тиффани мы должны пожениться. Пусть все идет, как мы планировали, хорошо?

Джед долго, внимательно ее изучал.

- Согласен. - И, засунув руки в рукава рубашки, застегнул пуговицы. Потом подобрал и надел ремень.

Вдалеке вновь заурчали мотоциклетные моторы. Адора стояла всего в нескольких шагах от Джеда, но, казалось, он был в тысячах миль от нее. Адоре до боли захотелось прикоснуться к нему, доказать себе, что огромная пропасть между ними - всего лишь иллюзия, но она не осмелилась.

- Пора возвращаться, - прошептала она. Джед окинул Адору критическим взглядом.

- Можно подумать, я один стою тут в чем мать родила. - Его тон был слишком саркастичен.

Должно быть, обида отразилась на ее лице, поскольку он неожиданно смягчился:

- Прости. Мне не следовало вымещать на тебе злобу. Дурацкая ситуация - нам необходимо поговорить, но, если мы немедленно не спустимся, нас начнут искать.

Адора попыталась улыбнуться, однако улыбка вышла неубедительной.

- Давай утрясем все проблемы вечером.

- Договорились.

- Я приму душ?.. - робко спросила она.

- Ради Бога. - Он вновь стянул волосы кожаным шнурком.

Шагнув вперед, Адора положила руку Джеду на локоть.

- Ты подождешь меня?

Он опустил глаза, посмотрел на ее пальцы, сжимающие его руку. Между ними проскочила искорка страсти, как бывало всегда, когда они прикасались друг к другу.

- Подожду, только давай побыстрее.

- Хорошо. - И Адора убежала в ванную комнату. Вскоре она была одета и готова идти.

Когда они возвратились на кухню, все бросили свои дела и уставились на них.

Лотти поставила пирожные в духовку и захлопнула дверцу.

- Что-то вы долго. - Она подождала объяснения и, не получив его, спросила:

- Нашли что-нибудь подходящее?

Джед нахмурился.

- Что именно?

- Одеяло. Вы нашли одеяло для своего приятеля?

- О... - Джед пожал плечами. - Он передумал, нашел одеяло где-то в другом месте.

- В каком еще другом...

Фиби подтолкнула мать локтем и пробормотала:

- Ма-ма...

Лотти обреченно закатила глаза.

- Ладно, ладно. Мне не дано понять, что здесь творится. Бог знает, почему я еще пытаюсь.

Тиффани потянула Адору за руку.

- Ребята, вы в порядке? Адора изобразила улыбку.

- В полном порядке.

- Точно, - буркнул Джед. - У нас все отлично.

Вдалеке взревели мотоциклетные моторы. Грозный рокот постепенно приближался, пока не стало ясно, что мотоциклы направляются к дому Джеда. Дейдра выглянула в окно.

- Их двое, - сказала она. - Остановились на парковке.

Словно в подтверждение ее слов, рев двигателей прекратился.

Адора вопросительно взглянула на Джеда. Он пожал плечами.

- Они снимают шлемы, - продолжала Дейдра и вдруг изумленно вскрикнула:

- О нет! Просто невероятно!

- Ради всего святого, кто там? - забеспокоилась Лотти.

- Кэт! Кэт и Дилан!

С удивленными восклицаниями все выбежали навстречу Кэт и Дилану, облаченным в черную кожу. Рядом с ними стояли два огромных сверкающих мотоцикла.

Кэт рассмеялась и тряхнула белокурой гривой волос.

- Дилан сказал, что на свадьбу приедут байкеры.

- Я подумал, что в честь торжественного события нам тоже стоит приехать на мотоциклах, - подтвердил ее муж. Он спрыгнул с мотоцикла, что из-за старых травм далось ему с некоторым трудом, и положил шлем на сиденье.

- Добро пожаловать, - сказал Джед.

- Поздравляю, старик.

- Спасибо. - И мужчины пожали друг другу руки.

Кэт раскрыла Адоре объятья:

- Иди сюда.

Адора крепко обняла старшую сестру.

- Как хорошо, что ты приехала, - вздохнула она.

- Я тоже рада, - улыбнулась Кэт. Сестры посмотрели друг на друга, и Кэт нахмурилась. Адора поняла, что сестра заметила ее тревожное состояние, которое она так тщательно скрывала.

- Адора, - осторожно произнесла Кэт, - что?..

Адора торопливо перебила ее:

- О! Я забыла.., там, в духовке, печенье... И почти бегом понеслась на кухню. Когда туда вошли остальные женщины, она вынимала из духовки печенье.

Закончив возиться с выпечкой, Адора бросила взгляд в окно. Дилан и Джед стояли у мотоциклов и разговаривали. Вернее, Дилан о чем-то оживленно рассказывал, наверняка о своем стремительном монстре, который блестел на солнце металлом и кожей. Потом Адора увидела, как они отправились в гараж. Она знала, что теперь Джед примется показывать Дилану свой мотоцикл, которым он так дорожил и который усовершенствовал своими руками. Она невольно улыбнулась, на минуту позабыв волнующие ее мысли. Но, встретившись с обеспокоенным взглядом Кэт, она вновь вспомнила о своих тревогах. Ей нужно кому-нибудь открыться, необходимо поговорить с сестрой. Кэт всегда понимала ее. Кэт никогда не осуждала.

И все-таки Адоре казалось, что правильнее будет поговорить сначала с Джедом - сегодня же, когда гости улягутся спать. Тогда они все обсудят. Ей нужно только подождать.

И она стала сознательно избегать Кэт. За обедом Адора села подальше от старшей сестры и позже, когда Боб затеял коротенькую репетицию свадьбы и объяснял, где приглашенным стоять и что делать, также старалась не подходить к ней.

К тому же Адора заметила, что, как только они вернулись к гостям, Джед ни разу не посмотрел в ее сторону. Когда в церкви они встали у алтаря, где завтра должны были дать клятву в вечной верности, он не поднял на нее глаз.

Обычно Джед пользовался любой возможностью, чтобы дотронуться до нее. Адора любила эти мимолетные, почти нечаянные прикосновения.., эти воплощенные проявления нежности. Раньше Джед часто обнимал ее за плечи. Они держались за руки или просто соприкасались пальцами, когда шли рядом. Адора только сейчас поняла, насколько физически привязана к Джеду. Сейчас, когда он оборвал эту связь.

Вернувшись из церкви, Адора опять поймала на себе встревоженный взгляд Кэт и отвернулась от сестры, растянув губы в притворной улыбке, убеждая себя, что все будет хорошо.

Гости чувствовали себя вполне комфортно.

Мужчины играли в карты, женщины пили холодный чай и болтали, дети спали в комнате Лолы. Только Адора не находила себе места. От нервного напряжения у нее разболелась голова.

Лотти потрогала лоб дочери.

- Дорогая, тебе нужно прилечь.

- Мама...

- Иди! Ты две недели трудилась без передышки и заслужила хотя бы небольшой отдых.

Адора оглядела кухню. Все было в порядке: пирожные и печенья аккуратно разложены на блюдах, посуда перемыта, все убрано.

- Может, правда стоит...

- Иди отдыхай, - поддержали и сестры. И Адора поплелась в спальню над гаражом. Там, выпив таблетку аспирина, она вытянулась на постели.

Ей почти удалось задремать, когда в дверь постучали. С усталым вздохом она опустила ноги на пол и села.

- Да?

Дверь отворилась, на пороге стояла Кэт.

- Привет.

Глаза сестер встретились.

И Адора не выдержала.

- О, сестричка... - простонала она. Кэт немедленно вошла и, закрыв дверь, села рядом. Адора всхлипнула и прижалась к ней. Кэт обняла сестру.

- Говори, что случилось.

- Я не должна...

- Конечно, должна, ведь мы сестры. Что тебя тревожит?

Адора собралась с духом.

- Просто.., мне немного не по себе.

- Отчего?

Она сложила руки на коленях.

- От всего.

- Объясни мне.

Адора открыла было рот, но что-то ее остановило. Она знала, что, несмотря на то что любит и доверяет Кэт, прежде всего должна поговорить с Джедом.

- Адора?

Адора сдалась. Она прошла по комнате и остановилась у окна, откуда была видна парковка и два гоночных мотоцикла, полированным хромом блестевшие на солнце.

- Адора, - Кэт встала рядом, - я выслушаю все, что накопилось у тебя на душе. - Она обняла ее за плечи и вновь усадила на кровать.

Адора положила голову на плечо сестры.

- Даже не знаю.., просто не знаю...

- Что ты не знаешь?

У Адоры не хватило сил, чтобы удержать рвущиеся наружу сомнения, ведь, в конце концов, она всегда доверяла Кэт свои секреты.

- Я не знаю, стоит ли мне выходить за Джеда.

Кэт посмотрела на нее долгим непонимающим взглядом.

- Почему?

Адора не могла больше сдерживаться. Она поведала Кэт обо всем: о Чарити, об опекунском прошении, о Тиффани, которая стала причиной их с Джедом решения пожениться...

- Мне нравится Джед. Очень нравится. Я уважаю его и восхищаюсь им. Все бы хорошо, но...

- Что?

Адора рассказала о Мортоне Ледлоу.

- Он заставил Чарити забрать прошение об опекунстве. На всякий случай мы проверили его слова, все оказалось правдой. Не нужно сражаться за Тиффани в суде. А нам нет необходимости жениться.

- Погоди. Так свадьба состоится или нет?

- Состоится. Ради блага Тиффани мы все равно решили пожениться.

- Значит, все затевается ради Тиффани, - тихо промолвила Кэт.

- Просто.., внезапно все стало так странно. Джед отдалился от меня. Я в полной растерянности. Я не знаю.., просто не знаю...

- Дори, когда ты приглашала меня на свадьбу, то говорила, что любишь его.

- Таков был наш договор - говорить, что женимся по любви. Так наш брак казался бы надежней.

- Значит, ты не любишь его?

Адора молчала, и Кэт спросила настойчивей:

- Ответь, пожалуйста. Ты любишь Джеда? Адора не отвечала и лишь беспомощно смотрела на сестру.

Ей вспомнились прежние мечты.

Закрыв глаза, она увидела свой идеал: Мистера Чудо в костюме с иголочки. Его лицо было расплывчатым. Собственно, лица у него не было, ведь Адора никогда не встречала его. Одно она знала точно - у Мистера Чудо не может быть лица Джеда.

Джед Райдер ненавидит строгие костюмы. Он предпочитает потрепанные джинсы. У него серьга в ухе и длинные волосы, а не аккуратная стрижка. Он будет всегда разъезжать на мотоцикле, а не на престижном автомобиле, пока в один прекрасный день не разобьется.

- Дори, почему ты молчишь?

- Просто все случилось.., так быстро. Умерла Лола. И мы с Джедом сошлись. Он ворвался в мою жизнь словно.., словно скорый поезд. Он... - Она не закончила, лицо ее пылало.

Кэт погладила ее по голове.

- Что? Продолжай. Мне ты можешь рассказать все.

- Знаю, но... О, Кэт, я была такой дурой! Помнишь Фарли? Кэт поморщилась.

- Вот крыса...

- Спасибо за преданность, - усмехнулась Адора.

- Фарли был ничтожеством, нулем без палочки.

- Верно, но помнишь, я.., я мечтала стать его женой. И я переспала с ним. Кэт вздохнула.

- Еще бы не помнить. Ты все твердила, как замечательно с ним в постели, будто первая изобрела секс. Даже подарила мне упаковку сама-знаешь-чего.

Адора залилась краской:

- Просто не верится, что я такое отчудила.

- Уж поверь мне.

- Кэт, я.., я обманывала тебя.

- Что ты имеешь в виду?

- Я обманывала, на самом деле секс с Фарли вызывал у меня отвращение. Мой первый опыт был полным.., полным провалом. Я говорила, что мне хорошо с ним в постели, прежде всего для того, чтобы убедить в этом саму себя. Только бесполезно. В душе я продолжала думать, что никогда не испытаю наслаждения в постели.

- Вот как.

- А с Джедом... - Она вновь смущенно покраснела.

- Все совсем по-другому? - догадалась Кэт. Адора кивнула.

- Словами не описать.

- Тогда в чем проблема? - удивленно приподняла брови Кэт.

- Понимаешь, близость с Джедом просто чудесна, он великолепный любовник, но...

- Что "но"?

- Меня не оставляют сомнения. Вдруг между нами только физическое влечение? Вдруг настоящей любви нет? То есть суть в том, что Джед совершенно не похож на мужчину моей мечты. Мне всегда нравились спокойные, солидные люди, а он такой стремительный, такой непредсказуемый. Порой он бывает жестким, резким, даже грубоватым. Я же всегда представляла себя рядом с кем-то, у кого есть какие-то амбиции, кто хочет достичь в жизни какой-то цели. Джед почти вытеснил этот идеал из моей головы, но потом...

Кто-то позади нее закончил фразу спокойным низким голосом:

- ..пришел Мортон Ледлоу и рассказал много всего интересного.

Адора застыла, потом медленно обернулась.

В дверях стоял Джед - в мокасинах, поэтому они не услышали его шагов. Адора понятия не имела, как ему удалось бесшумно отворить дверь. С ним был Дилан.

Сколько они успели услышать? Судя по ледяному взгляду Джеда - достаточно.

- А мы-то думали, куда вы запропастились, - сказал Дилан.

- И выяснили, себе на радость, - с ужасной мрачностью добавил Джед.

Адора поднялась с кровати, но едва она пробормотала срывающимся шепотом имя Джеда, как тот жестом остановил ее. И быстро, многозначительно взглянул на Кэт.

Дилан понял намек.

- Идем, Кэт, - безоговорочным тоном приказал он и зашагал вниз по лестнице. Кэт заколебалась.

- Все в порядке, - натянуто произнесла Адора. - Ты иди.

Кэт открыла было рот, чтобы возразить, но передумала и встала. Джед освободил ей дорогу и плотно закрыл за ней дверь.

Адора продолжала стоять в дальнем углу комнаты: страх приковал ее к месту.

Джед заговорил:

- Могла бы подождать. Поговорить со мной.

- Я знаю, - еле слышно ответила она.

- Ты поклялась. В ночь, когда мы впервые стали близки. Поклялась никогда не предавать меня.

Адора смогла лишь кивнуть.

- Ты предала. Только что. Ты открылась ей, своей сестре. Обсуждала с ней то, что не хватило смелости сказать мне.

- Джед...

Он опять прервал ее жестом, суровым и быстрым, и слова застряли у Адоры в горле.

- Ты сказала мне, что нет времени для разговора, что нас ждет твоя семья. А после выболтала все ей.

- Джед, я...

Чтобы остановить ее на сей раз, ему хватило взгляда.

- Все повторилось, Адора, видишь? Ты поступила в точности как Дона.

- Нет...

- В точности как она. Конечно, ты не обвинила меня в изнасиловании, но отказалась быть со мной рядом. Ты говорила, что любишь меня, лишь из чувства долга, что я нравился тебе только физически, но я не был по-настоящему дорог тебе. А ты.., ты запала мне в душу.

- Джед, выслушай меня...

- Слушать должна ты. Я не строю иллюзий, ты не любишь меня. Но я люблю тебя.

Сердце Адоры сжалось, словно стиснутое чьей-то грубой рукой - Т-ты.., что?

- Я люблю тебя. Ты - прекрасная женщина. Ты была добра к маме и Тиффани, но я полюбил тебя не поэтому. Просто.., просто ты - это ты. В коротких цветастых юбчонках и розовом белье, с такими честными зелеными глазами, я не знаю, как тебе это удалось, но ты вошла в мое сердце. И я полюбил тебя. Только теперь мне ясно: у нас ничего не получится.

- Но как.., как...

Джед выглядел обреченным.

- Сделаешь напоследок кое-что для меня? Она смотрела на него широко раскрытыми глазами, не способная четко соображать.

- Что?

- Присмотришь за Тиффани? Только пару дней. Мне нужно уехать, забыться.., ты понимаешь?

- Но, Джед...

Он опустился на стул, скинул мокасины и надел тяжелые ботинки.

Адора безуспешно пыталась понять происходящее.

- Что ты делаешь? Джед... Джед, мы должны поговорить!

Он повернул к ней лицо, лишенное всякого выражения.

- Время для разговоров прошло.

- Как же так, Джед... Он встал.

- Просто скажи, ты присмотришь за Тиффани?

- Конечно, но...

Он уже открывал дверь.

- Спасибо.

И ушел. Лишь слышалось эхо его шагов на лестнице.

Прозрение Адоры было горьким.

Она потеряла Джеда. Предала его и потеряла. Но эта потеря подхлестнула ее, помогла разобраться в собственных чувствах.

- Джед! - прошептала Адора в пустоту комнаты. - Джед, я люблю тебя!

Какая же она идиотка! Столько лет отчаянно искала любовь, а когда нашла ее, то не узнала, оттолкнула.

Внизу, в гараже, взревел мотоцикл Джеда, и это вернуло ее к действительности. Какая-то неведомая сила подняла ее, и она бросилась прочь из комнаты.

Когда Адора вбежала в гараж, Джед уже выезжал на улицу.

- Джед! - И она бросилась за ним. Но он не услышал ее громкого крика, а может, не пожелал услышать. Мотоцикл понесся по Бридж-стрит.

- Джед! Постой! Пожалуйста, подожди!

Он не оборачивался. Его мотоцикл стремительно набирал скорость, направляясь вон из города.

А Адора все бежала, не чуя под собой ног, бежала мимо магазинов, прохожих, мимо длинной череды мотоциклов, стоявших у тротуара. Их владельцы оглядывались на нее, бегущую босиком за Полуночным Ковбоем.

- Джед! О, пожалуйста...

Байкеры свистели ей вслед, но она не обращала внимания. Расстояние между ней и всадником на мотоцикле все увеличивалось. А потом Адора потеряла его из виду. Он исчез за поворотом ведущей из города дороги. Ее сердце громко стучало, силы оставляли ее, ноги подкашивались, но она продолжала бежать, продолжала надеяться...

Адора остановилась, только когда окончательно выдохлась. Она была на самой окраине города. Кровь шумела у нее в ушах. Адора задержала дыхание и услышала где-то вдалеке рокот мотоцикла.

Вскоре он и совсем пропал.

Глава 11

Адора вернулась в город. Со всех сторон она слышала смешки и свист байкеров, но не оборачивалась. Ей было не до этого. Она думала о Джеде.

Мать, сестры и Тиффани ждали ее около дома.

Завидев дочь, Лотти бросилась ей навстречу.

- Адора, дорогая, что случилось? - Она перевела взгляд на босые запыленные ступни дочери. - Дорогая, ты забыла надеть туфли...

Адора ничего не ответила.

К ней подошла Тиффани.

- Он уехал? Адора кивнула.

- Куда?

- Я.., я не знаю.

Испуганные глаза девочки наполнились слезами.

- Как не знаешь?

Адора никак не могла собраться с мыслями, хотя понимала, что для Тиффани внезапный отъезд брата - настоящее потрясение, особенно после смерти матери.

Она обняла девочку.

- Он вернется, Тиффани.

- Когда? - Девочка шмыгнула носом.

- Скоро. Ему нужно какое-то время, чтобы...

- О, Дори! Случилось что-то плохое? Случилось, да?

Вступилась Кэт:

- Может, вам стоит пойти наверх? Там будет удобнее разговаривать.

- Погодите, - вмешалась Лотти. - Объясните мне...

Кэт взяла мать под локоть.

- Если мы понадобимся, Адора, мы в доме. Правда, мама? - с нажимом спросила она.

- Но...

- Пойдем.

Лотти неохотно уступила. Кэт повела ее в дом, Фиби и Дейдра последовали за ними.

Поднимаясь вслед за Тиффани, Адора пришла к решению рассказать ей всю правду. Или по крайней мере пригодный для ушей одиннадцатилетней девочки вариант правды.

Посадив Тиффани рядом с собой на кровать, она вкратце поведала ей историю от начала до конца: как Чарити наняла адвоката, чтобы тот помог отнять сестру у брата, как и почему они с Джедом решили пожениться, рассказала и о визите Мортона Ледлоу.

Она подступила к самой тяжелой части и попыталась рассказать ее как можно спокойнее.

- Оказалось, что нам совсем необязательно жениться. Джед хотел все обсудить, но нас ждали гости, и я отложила разговор на вечер и тем самым нечаянно задела его чувства. Потом я пришла сюда вздремнуть, и ко мне заглянула Кэт. Я не выдержала и все ей рассказала. Джед случайно услышал и был очень оскорблен.., на этот раз всерьез.

Тиффани покачала головой.

- Не понимаю взрослых. Адора призналась:

- Видишь ли, моя хорошая, Джед любит меня.

- Знаю.

- Откуда? - изумилась Адора.

- А ты любишь его.

- Да.., да, люблю, - совсем растерялась Адора.

- Тогда найди его и попроси прощения. Вы помиритесь, и он вернется домой.

Адора посмотрела на сестру Джеда и крепко обняла ее.

- Тиффани, ты права! - воскликнула она, потом нахмурилась:

- Но куда он уехал? Где он может скрываться? Может, в своей хижине рядом с магазином автозапчастей?

- Вряд ли. Он не будет прятаться там, где его в первую очередь станут искать.

- Тогда где?

- В городе полно его приятелей. Может, кто-нибудь из них сумеет помочь.

Прошло полчаса. После безуспешных поисков Адора влетела в "Пятнистую сову", где наконец увидела одного знакомого Джеда.

- Простите... Можно вас, Спайк? Байкер медленно обернулся. Он был весь в татуировках - на его коже не осталось ни одного свободного места. На его руках и могучих плечах виднелись причудливые картины: клубки змей, кровоточащие сердца, улыбающиеся красотки с развевающимися волосами.

Спайк ухмыльнулся. Его ухмылка становилась все шире и шире, пока не показались серебряные коронки на зубах.

- Как жизнь. Лакомый Кусочек? Он назвал ее прозвищем, которое придумал ей прошлой зимой, когда они с Кэт дали ему отпор.

Адора вздернула подбородок.

- Меня зовут Адора.

- Для меня ты - Лакомый Кусочек. Она решила не спорить.

- Я ищу Джеда.

Байкер разразился громким хохотом. Его приятель Дулли, сидящий рядом, тоже расхохотался.

- Насколько мне известно, - осведомил ее Спайк, - Джед не желает тебя видеть. Сейчас по крайней мере.

Адора не сдавалась:

- Мне необходимо найти его. Вы не знаете, где он может быть?

- Все видели, как ты неслась за ним. По-моему, захоти он поговорить с тобой, он бы остановился.

- Так вы знаете, где он, или нет? - прямо спросила она.

Спайк, прищурившись, осмотрел ее с головы до ног.

- Знаешь, если Полуночный Ковбой дал тебе отставку, может, станешь моей подружкой?

Развернувшись на каблуках, Адора направилась к выходу.

Она замерла, услышав, как Спайк бросил ей вслед:

- Стой, Лакомый Кусочек! Я знаю, где он. Адора обернулась.

- Где?

Спайк вновь окинул ее раздевающим взглядом.

- Хочешь, отвезу тебя туда?

- Спасибо, не стоит.

- Если хочешь найти его, то поехали со мной.

- Спасибо, мне поможет кто-нибудь другой. Она оглядела помещение. За столами и у стойки бара сидели байкеры и их подруги. Они встретили ее вопросительный взгляд, но никто не произнес ни слова. Спайк заулыбался.

- Говорю же, поехали со мной.

По спине Адоры пополз холодок страха, но она решительно расправила плечи и мысленно приказала себе не бояться Спайка. Адора была уверена: никто из байкеров не осмелится обидеть женщину Полуночного Ковбоя. Главное - ей необходимо во что бы то ни стало отыскать Джеда. Они должны помириться.

- Решайся, Лакомый Кусочек.

- Я согласна. Поехали.

- Только сними-ка это розовое платьице и надень что-нибудь более подходящее для поездки на мотоцикле, - хмыкнул Спайк. - Потом приходи сюда, и мы с Дулли доставим тебя к твоему мужчине.., если он все еще твой.

- Мой.

- Вот мы и проверим, верно?

Адора примчалась домой и быстро переоделась в старые джинсы, футболку и кроссовки, потом позвонила на Черч-стрит. Трубку подняла Тиффани.

- Ты нашла его, Дори?

- Скоро найду, обещаю, и уговорю вернуться домой. Кэт рядом?

Она услышала голос сестры:

- Привет.

- Слушай, помнишь Спайка?

- Такое не забывается.

- Он знает, где Джед, и пообещал отвезти меня туда.

- Только не это!

- Кэт, у меня нет выбора. Все будет в порядке.

- Давай мы с Диланом тоже поедем?

- Нет, мне важно разыскать его одной. Для Джеда будет очень важно то, что я решилась прийти одна.., почему-то я в этом уверена.

- Дори, это безумие!

- Кэт, все будет хорошо. Байкеры уважают Джеда. Спайк не посмеет обидеть меня. Просто не волнуйтесь, если я буду отсутствовать какое-то время.

- Дори, одумайся.

- Кэт, ты самая лучшая старшая сестра в мире.

- Господи, будь осторожна.

- Буду, не беспокойся.

- Как же не беспокоиться?

- Пожелай мне удачи и не позволяй никому из родных уезжать из города: свадьба обязательно состоится. Мы с женихом прибудем в срок.

- Сестричка, ты сумасшедшая...

- Я люблю тебя, Кэт. - Спокойная и в то же время полная решимости, она положила трубку. Потом, схватив с вешалки старую куртку, поспешила к Спайку.

Глава 12

Спайк поджидал ее, сидя в седле мотоцикла, у обочины. Рядом, в толпе байкеров, стоял Дулли.

- Тебе нужен шлем, - заявил Спайк Адоре. - Эй, Сэди, одолжи свой! крикнул он кому-то.

Женщина в тесных кожаных шортах и черном топике бросила ему ярко-красный шлем. Спайк поймал его на лету и в свою очередь кинул шлем Адоре, которая едва не уронила его. Байкеры засмеялись.

- Надевай, - скомандовал Спайк. Адора послушалась. Взревели двигатели мотоциклов Спайка и Дулли.

- Садись! - голос Спайка заглушил шум мотора.

Адора осторожно уселась в седло.

- Держись за меня руками! Поколебавшись, она ухватилась за плечи Спайка. Мотоцикл сорвался с места, и у Адоры перехватило дыхание от бешеной скорости. Спайк лишь хохотал.

Под свист и крики байкеров они выехали из города. Адора думала только о Джеде. Скоро они встретятся, и все будет хорошо.

Путешествие затянулось, они ехали уже несколько часов, миновали Линкольн и Розвилль и теперь двигались на юг.

Проезжая придорожные бары, мотоциклы всякий раз останавливались, но через минуту ехали дальше. Спайк не потрудился объяснить Адоре причину этих коротких остановок, но она догадалась сама. Спайк и Дулли тормозили у мест, где мог находиться Джед, и проверяли, нет ли среди припаркованных мотоциклов его неповторимого "Харлея".

Мотоцикла Джеда нигде не было. У Адоры шумело в ушах от непрерывного рычания мотора, ноги и руки затекли. Солнце клонилось к горизонту, а они все двигались вперед.

Было по-прежнему жарко. Адоре хотелось снять куртку, но она не решалась попросить Спайка остановиться.

Они проехали Сакраменто и Тарлок, лишь раз притормозив у бензоколонки.

- Мне нужно умыться, - сказала Адора Спайку.

- Давай, только быстро.

Адора соскочила с мотоцикла и на подкашивающихся от усталости ногах побежала в туалет, к раковине, чтобы сполоснуть руки. Мельком глянув в зеркало, она охнула: выглядела она ужасно, растрепанные волосы были примяты шлемом, тушь расплылась, и под глазами образовались огромные темные круги, лицо потемнело от пыли. Кроме того, все ее тело ныло от изматывающей поездки. Наверное, она действительно сумасшедшая, раз решилась на такой шаг. Но ее невеселые размышления прервал нетерпеливый стук в дверь.

- Поторапливайся, Лакомый Кусочек. Пора ехать.

Она поспешно вытерла тушь, вымыла онемевшие руки и, надев шлем, побежала обратно, чтобы снова сесть позади Спайка на мотоцикл и мужественно продолжать путешествие, на которое она согласилась, чтобы найти и вернуть Джеда.

Опустились сумерки. Дневная жара сменилась прохладой вечера. Через несколько миль они свернули с шоссе на обычную дорогу.

Время шло. Дороги становились все грязнее, а мотоциклы мчались вперед, проезжая городки настолько маленькие, что едва Адора успевала прочитать их названия, как последние дома уже исчезали в дорожной пыли.

В одном из таких городишек они остановились у бара, низенького деревянного строения с большими окнами, окрашенного в уродливый зеленый цвет. Рядом светилась вывеска: "У мамы Марии".

Около обочины пристроилась длинная череда мотоциклов. Адора жадно всматривалась в темноту, выискивая среди них "Харлей" Джеда.

Внезапно ее сердце подпрыгнуло: она увидела знакомого красно-черного монстра.

Они нашли его! Адору охватила смешанная с облегчением радость: теперь все будет хорошо, иначе и быть не может.

Позабыв о затекших ногах, она спрыгнула с мотоцикла, сняла шлем и отдала его Спайку.

Тот приобнял Адору.

- Ступай внутрь, Лакомый Кусочек. Посмотрим, примет ли тебя Полуночный Ковбой обратно. Если нет, то у тебя есть я...

И громко захохотал.

Адора как можно более строго взглянула на веселящегося байкера, пытаясь не думать о том, что может случиться с ней здесь, в этом Богом забытом месте, посреди ночи, в компании игриво настроенного Спайка и его дружка Дулли.

- Перестань, Спайк.

Но он только крепче обнял ее, с нагловатой улыбкой щекоча губами ее шею.

- Побольше смелости, детка, - зашептал он ей в ухо.

Адора закусила губу: не хватало еще расплакаться перед этими грубыми байкерами.

Не давая ей вывернуться, Спайк зашагал к веранде. Адора пыталась освободиться, но бесполезно: Спайк продолжал тесно прижимать ее к себе, всякий раз пресекая ее беспомощные попытки сбросить его руку.

В конце концов они добрались до входа, и Спайк ногой распахнул дверь. Потом затащил Адору в тесное, прокуренное помещение.

Дверь с треском захлопнулась за ними. С волнением оглядываясь, Адора никак не могла найти Джеда в переполненном людьми баре, по сравнению с которым таверна "Пятнистая сова" казалась образцом благопристойности.

Освещения в баре не было, если не считать двух голых лампочек, висящих на шнурах над бильярдными столами. В воздухе висели облака табачного дыма, пахло потом и дешевым виски. Музыкальный автомат выдавал сплошной рок-н-ролл.

- Спайк, кого ты привел? - крикнул чей-то пьяный голос. - Поделишься?

Адора все искала в толпе серые глаза Джеда, его черные волосы, но натыкалась только на одутловатые, недружелюбные лица. Ей становилось все страшнее.

Спайк с хохотом ответил:

- Посмотрим! - Случайно он слегка ослабил хватку.

Адора не упустила свой шанс и моментально вывернулась из его неприятных объятий.

- Ах ты... - с притворной обидой протянул Спайк. - Ты плохо себя ведешь. Его глаза сузились. - Возвращайся на место.

- Оставь ее в покое, Спайк.

Этот голос, спокойный и низкий, принадлежал Джеду.

С бешено колотящимся сердцем Адора обернулась и увидела его в полумраке бара.

Спайк тоже оглянулся на голос.

- Я привел тебе твою женщину. Если, конечно, она все еще твоя. - Его губы глумливо изогнулись. - Так что? Она твоя женщина или нет?

Адора задержала дыхание.

И Джед ответил:

- Она моя.

Адора с облегчением вздохнула. Спайк долго и от души смеялся, потом ухмыльнулся.

- Просто проверка. - Он повернулся к Адоре:

- Может, поблагодаришь за поездку? Она выпрямилась и с достоинством ответила:

- Конечно. Спасибо. За поездку.

- Всегда к вашим услугам. - Спайк поискал глазами приятеля. - Пойдем выпьем, Дулли. - И они направились к стойке.

Джед бросил на стол, за которым сидел, деньги и пошел ей навстречу.

Адора смотрела на него неотрывно и жадно, он был для нее словно глотком воды в пустыне. Выглядел Джед усталым, измотанным.

- О, Джед... - не выдержала она и потянулась к нему, но он, избегая прикосновения, отступил в сторону.

- Где Тиффани?

- Дома, с ней все в порядке. Он долго смотрел на нее, точно решая, верить ей или нет. Его плечи дернулись.

- Пойдем, - сказал он голосом, лишенным всякого выражения. - Ты с ног валишься, я отвезу тебя куда-нибудь переночевать, а утром ты отправишься домой. - И пошел к двери.

Адора с упавшим сердцем поняла, что ничего не изменилось. Джед тем временем вышел на улицу. Коротко вскрикнув, она бросилась за ним.

Снаружи полная луна озаряла светом далекие холмы, горели звезды. Дневная жара спала, ее сменила ночная прохлада. Адора стояла на веранде, глядя, как Джед выводит мотоцикл на дорогу.

Он нетерпеливо глянул на нее.

- Ты приехала в шлеме, иначе вас бы остановила полиция. Где он?

Она спустилась по ступенькам и прислонилась к деревянной стене, по-прежнему не отводя взгляда.

- Адора. Где твой шлем? Она вздохнула.

- Там, на мотоцикле Дулли.

- Принеси.

- Джед, послушай, я...

- Надевай этот чертов шлем - и поехали отсюда!

Вздрогнув, словно от удара, от этого приказа, она подчинилась и сходила за шлемом.

- Надевай! - крикнул Джед, заводя мотоцикл.

Она не двигалась.

- Живо!

Адора стояла не шевелясь.

- Давай, Адора!

Она ничего не могла поделать с нарастающим желанием немедленно выяснить, есть ли у нее надежда. Слишком долго она искала его и теперь имеет право узнать, были ее поиски бесполезными или нет.

- Ты говорил серьезно, Джед? Я по-прежнему твоя?

Он посмотрел на нее, потом отвернулся.

- Садись, поехали.

Пальцы Адоры разжались, шлем упал на землю, и она закричала:

- Джед, я ошибалась, когда думала, что дурацкие мечты могут заменить мне тебя!

- Адора...

- Нет! Выслушай. Умоляю, выслушай. - Она старалась говорить громко и отчетливо, чтобы ее голос перекрывал рев мотоцикла. - Когда ты уехал, я поняла: я люблю тебя.

Джед мельком глянул на веранду бара. Они были не одни. Байкеры вышли на улицу и теперь смотрели на них, но Адоре было все равно. Она повторила:

- Джед, я люблю тебя. Люблю по-настоящему.

- Садись на мотоцикл.

- Нет. Я люблю тебя. Прошу, выслушай.

- Не здесь.

- Тогда где?

- Точно, - бросил кто-то сзади. - Если не здесь, тогда где?

В толпе послышались одобрительные возгласы.

- Адора... - Джед покачал головой.

- Скажи, что любишь его! - скомандовал чей-то голос.

- Скажи, что не можешь без него жить!

- Скажи, что хочешь быть с ним до конца своих дней!

Адора судорожно сглотнула и обратилась к веселящейся толпе:

- Простите, вы не могли бы оставить нас наедине: у нас личный разговор. Байкеры не двинулись с места. Тогда она махнула рукой и повернулась к Джеду.

- Хорошо, скажу при всех. Мне нечего стыдиться. Я могу повторять эти слова тысячи раз. Я люблю тебя. Я.., не могу без тебя жить. Я.., я хочу быть с тобой...

- До конца своих дней! - подсказал кто-то.

- Верно, - согласилась Адора. - До конца своих дней.

Джед откинулся в седле мотоцикла. Адора смотрела прямо ему в глаза, слова сами собой лились из ее сердца.

- Я так люблю тебя, я и не думала, что смогу полюбить столь сильно, до нашей встречи моя жизнь была пустой и никчемной, я сама была никчемной. А потом появился ты. О, Джед, я поняла, что ты нужен мне, еще в тот день, на ручье, когда мы нашли Лолу, но боялась признаться в этом даже самой себе. Потом мне казалось, что, согласившись на брак с тобой ради Тиффани, я совершила благородный поступок.

Теперь я не хочу выходить за тебя ради Тиффани. Я хочу стать твоей женой потому, что люблю тебя. Сила этой любви пугает меня, но страх потерять тебя сильней во сто крат...

Джед внимательно слушал ее. Она видела, лицо его смягчалось.

Она упала в пыль на колени.

- О, Джед, пожалуйста! - умоляла она. - Что мне сделать, чтобы ты простил меня? Я готова на все, клянусь.

- На все?.. - Легкая дразнящая улыбка заиграла на его губах.

Она с готовностью подтвердила:

- Ради тебя я готова на все. Только будь моим мужем, будь со мной до конца наших дней.

Джед улыбнулся. В его серых глазах заплясали озорные искорки. Потом он медленно подошел к ней и протянул руку.

Адора взялась за нее.

И тогда Джед одним рывком подтянул ее вверх, прижал к себе и поцеловал так страстно, как никогда не целовал прежде.

Вокруг них раздавались свист и хриплые крики одобрения.

- Хорошо, черт тебя подери, - прошептал Джед ей на ухо. - Я прощаю тебя, моя смелая красавица. И буду любить тебя так, как не любили еще ни одну женщину на свете. До конца наших дней.

Прошло два дня. После того как они обвенчались, отпраздновали свадьбу и уехали в Тахо, окруженные эскортом байкеров, после их первой брачной ночи в шикарном отеле Джед отвел Адору к знакомому мастеру татуировок. И она сдержала свое обещание пойти на все ради него.

Всего лишь одна маленькая татуировка. Там, где никто, кроме Джеда, не увидит.

Сердечко с его именем.


home | my bookshelf | | 'Полуночный ковбой' и его невеста |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу