Book: Тайные сомнения



Тайные сомнения

Карен Робардс

Тайные сомнения

ГЛАВА 1

Лиза изумленно взглянула поверх высоких колес небольшой рессорной тележки и недовольно наморщила изящный веснушчатый носик.

– Не понимаю, о чем думал па, назначая нам встречу в этом ужасном месте?

Коляску тянула пони, которую погоняла сестра Лизы Сара. Вдоль утрамбованной грунтовой дороги на дощатом настиле тротуара неторопливо прохаживались неряшливо одетые мужчины и грубо размалеванные женщины. Улица, застроенная деревянными зданиями, в которых располагались магазинчики, склады, салуны и заведения сомнительной репутации, привела бы в замешательство юную леди более отважную, чем Лиза.

– Полагаю, он решил, что проще нам приехать в доки, чем ему гнать фургон с осужденными через весь город. Ты же знаешь, что мы отправились в поездку не ради твоего удовольствия. Папа и мистер Персиваль находятся здесь по очень важному делу. Ты сама настаивала на том, чтобы присоединиться к ним. Помнишь? – обычно спокойная Сара Маркхэм была раздражена, говорила ядовитым голосом, неприязненно поглядывая на юную сводную сестру.

Лиза безвольно откинулась на округлую спинку, обитую войлоком и тяжело вздохнула.

«Малышка слишком измучена жарой», – раскаяние подумала Сара, ей стало стыдно. Неужели она становится чересчур сварливой? Но ведь ей тоже тяжело, ничуть не легче, чем Лизе. Горячее солнце жестоко ко всем жителям Мельбурна и окрестностей. В этот жаркий январский день 1838 года в Австралии страдают все.

Вот уже несколько недель солнце палит немилосердно, стоит засуха. И нет никакой надежды на передышку, даже крошечной. Ссоры вспыхивают с той же скоростью, с какой выгорает растительность на полях и пастбищах вокруг города.

– Нужны же мне новые туфельки!

– Но ты так и не купила никаких!

– Разве я виновата, что нет нужного мне цвета?

Сара вздохнула сокрушенно и мысленно сосчитала до десяти. Лиза молчала угрюмо и недовольно. Руки Сары невольно сжались, слегка натянув вожжи. Пегая кобыла, тянувшая двуколку медленной рысью, удивленно вскинула голову и покосилась на седоков.

– Извини, Клеа, – смущенно пробормотала Сара. Лиза яростно посмотрела на нее. Сара хорошо знала, что ее привычка разговаривать с животными раздражает сестру. Лиза, как и ее мать Лидия, называют животных глупыми тварями. Правда, все что делала Сара, начиная с управления поместьем, а также ведение конторских книг овцеводческой фермы и, конечно же, вынужденный, но необходимый присмотр за Лизой, все раздражало либо ту, либо другую. Эта парочка тоже действовала ей на нервы. Лидия гораздо больше, чем Лиза. Младшая сестра была моложе Сары на шесть лет, наверное, ей можно было бы и простить дурное поведение и капризы только потому, что она слишком юная и неопытная.

Но за те шесть лет, что ее отец был женат на матери Лизы, Сара научилась не обращать внимания на попытки Лизы и Лидии ежедневно злить ее, научилась сдерживать вспышки гнева. Должно быть, она бы и не очень сердилась на Лизу за то, что той захотелось сопровождать отца и его помощника в город, хотя в этом случае, она должна была сопровождать сестру в качестве компаньонки. Но обычно поездка в город не превращалась в многочасовое перемещение из магазина в магазин, а также от портнихи к портнихе и от башмачника к башмачнику. Да еще в такую жару. И все только ради пары нежно-розовых бальных туфелек из атласа, которых, как была твердо убеждена Сара, нет в городе. Но, разумеется, Лиза отказалась прислушаться к Саре. Сцепив зубы, старшая сестра, в который раз поклялась больше ничего не советовать.

Лиза была чересчур своенравной. Сара считала, что для ее поведения больше подходит слово – испорченность. За долгие шесть лет Сара твердо усвоила одно – она никогда не услышит даже намека благодарности за совет или предостережение. Ждать от Лизы извинения – просто безумие.

Лиза понимала, что плита горячая только в том случае, если обжигала собственную руку. Та же история и с бальными туфельками. Лиза смирилась с их отсутствием только тогда, когда получила отрицательный ответ в последней лавчонке. Но к тому времени, а это случилось менее получаса назад, Сара изнывала от жары, жажды и усталости. К тому же она вся вспотела и почти не владела собой.

– Что ж, мне наверное, придется танцевать в черных, – наконец согласилась Лиза.

– Я тоже так думаю, – сарказм, сквозящий в голосе Сары, не произвел на Лизу никакого впечатления.

Совершенно ясно, что Лизе придется надевать черные туфельки, которые она терпеть не могла. Их купили менее трех месяцев назад. Сара почти уверена, что Лиза ни разу не надевала их. В общем-то, дело было даже не в этом. Просто Лизе хотелось, чтобы вокруг предстоящего бала в честь ее семнадцатилетия побольше суетились. Как ни как, а это ее первое официальное появление в обществе владельцев крупных овцеводческих ферм. Несколько месяцев подряд она обдумывала каждую деталь своего нарядного туалета. Она планировала приобретение пары бальных туфель в тон нежно-розовому атласному платью, которое шила сейчас для нее лучшая портниха Мельбурна. Сара невольно вспомнила о стоимости этого платья и еле сдержала тяжкий вздох. Возможно, Лиза с укоренившейся в ней любовью к роскоши вскоре по расходам догонит свою мать. Обычно, Ловелла приносила приличный доход от разведения овец. Но нынче стоит страшная засуха, прибыли резко сократились, а аппетиты женщины не убавились. Без воды овцы мрут как мухи. Они же являются основной статьей доходов фермы.

– Вон мистер Персиваль, – заметила Лиза с явным облегчением, как только двуколка свернула на узкую улочку, ведущую к пристани. Девушка показывала пальцем совсем не как леди. Сара должна была одернуть ее, но в последний момент передумала. У нее не осталось сил и желания вступать в перебранку, которая последует.

Она просто посмотрела туда, куда указывала сестра. На фоне стоявшего у пристани корабля с высокими мачтами, виднелся силуэт коренастого мужчины в широкополой шляпе, сдвинутой на затылок. Мистеру Персивалю было больше сорока лет.

Жизнь на пристани Мельбурна, как всегда, очень активна. Привезенные товары сгружались, осужденные двигались с корабля на причал бесконечной чередой, а их места в трюмах занимала шерсть – основной экспорт Австралии. Резкий запах немытой шерсти, сложенной в тюках под лучами жаркого солнца, был почти невыносим. К нему примешивался запах гниющей рыбы, смолы и морской воды. Саре показалось, что ее ударили под ложечку, она глотнула, сдерживая внезапный приступ тошноты. И решительно переключила внимание на другие виды и звуки. На ветру развевались белые паруса, когда их поднимали или опускали. Серые трапы тяжко стонали, когда по ним скатывались стянутые медными полосами бочки с ромом и черной патокой. У раздетых по пояс мужчин блестели от пота спины. Рабочие ругались и ворчали, перегружая с кораблей и на корабли множество товаров. Хрипло кричали краснокрылые попугаи, яркие какаду взмывали в лазурное небо, а потом резко устремлялись вниз, чтобы утащить что-нибудь с пристани. Обстановка казалась сырой, непродуманной сценой. Однако все-таки возбуждала, напоминая о далеких берегах и долгих утомительных путешествиях.

Сара подумала о том, что представшая перед ней картина, конечно, была бы романтичной, если бы не тошнотворный запах.

Внезапно за ее спиной застонала Лиза. Сара быстро обернулась. Сестра сидела, прижимая к носу изящный надушенный платочек. Это очень похоже на Лизу. У нее всегда есть все необходимое под рукой. Сара криво усмехнулась, прекрасно зная, что нет смысла рыться в карманах собственной практичной серо-коричневой юбки, там нет ничего подобного. В ее жизни нет места милым безделушкам. И, кстати, обычно, окружающий их мир не имел слишком дурного запаха.

– Давай заедем за па и мистером Персивалем и поскорее отправимся домой, – с отвращением сказала Лиза. Молчаливо согласившись, Сара направила лошадей к пристани. Как только коляска остановилась, Сара огляделась, отца нигде не было видно. Персиваль стоял спиной к ним в одиночестве и внимательно смотрел на палубу пришвартованного неподалеку корабля.

Закрепляя вожжи за маленький крючок на передке двуколки, Сара заинтересованно посмотрела туда же, но солнце слишком ослепляло. Девушка увидела только темную полосу оголенной мачты на ослепительно голубом небе.

– О, мисс Сара, мисс Лиза, – воскликнул, оборачиваясь, Персиваль, его внимание привлекла лошадь, бьющая копытом о землю. – Купили все необходимое? – поинтересовался он.

Ни Сара, ни Лиза не стали отвечать на его вопрос, слишком болезненным он им показался. Пока Сара закрепляла вожжи на крючке, мужчина отвернулся от покрытых солью перил причала и подошел к двуколке. Из-под его ботинок при каждом шаге поднимались маленькие облачка пыли. Персиваль был единственным не осужденным европейцем, среди работающих на ферме ее отца. Сара понимала, что это не единственная, но главная причина, по которой его назначили надсмотрщиком. Бывший моряк, как можно было догадаться по многочисленным пикантным оговоркам, вырос в английском сельском графстве. Персиваль страстно стремился стать джентльменом. Около десяти лет назад торговый корабль, на котором он служил вторым помощником капитана, вошел в доки Мельбурна, и тогда Персиваль узнал, что в Австралии можно слыть за джентри [1] , если ты не осужденный или не прямой потомок такового. Тогда-то он и решил осесть в разрастающейся колонии английских каторжников. Шесть лет назад Персиваль появился на Ловелле и с тех пор не покидал ферму. Был усердным работником, обладал умением убедить, заставить стать такими же тех, кто попадал под его начало. Уже через год его назначили надсмотрщиком.

Эдвард Маркхэм теперь советовался с ним прежде, чем принять какое-то важное решение. Персиваль управлял фермой на редкость независимо. И стал похож на преуспевающего скотовода. Несмотря на жару, он оделся в черный сюртук, на шее был замысловато завязан галстук. Он вежливо улыбался, глядя на Сару, отчего его морщинистое лицо морщилось еще больше. Он выглядел сейчас довольно добродушно, каковым на самом деле не был. Сара улыбнулась ему в ответ довольно прохладно. Но ее сдержанность, похоже, не охлаждала его. Персиваль оказался чересчур толстокожим. И продолжал решительно ухаживать за девушкой, не обращая внимания на ее откровенное недовольство. Сара не сомневалась, что отец, Лидия и сам Персиваль, уверены в том, что она будет приветствовать его домогательства. В конце концов, она уже давно девица на выданье, ей исполнилось двадцать два года, и поблизости нет ни одного подходящего жениха. Время идет, и Сара с каждым годом не молодеет. Об этом ей не раз напоминала Лидия. Джон Персиваль еще сравнительно молод, (сорок – это не старость, убеждала Лидия, которой было немногим больше), здоров, физически приятен. По мнению семьи, он подходит в качестве жениха чопорной старой деве идеально, ведь больше ей неоткуда ждать иного предложения. Но Сара была настроена решительно и отвергала все попытки принудить ее к замужеству. Если она так и не встретит мужчину, который вызовет в ее душе хоть какое-то теплое чувство, то она вообще не выйдет замуж. А Персиваль не вызывал в ней ничего, кроме отвращения. По крайней мере, ее не пугала перспектива остаться незамужней.

Однако Лиза не разделяла чувств Сары по отношению к Персивалю. Девушка только-только начала входить в образ роковой женщины. И, как считала Сара, слишком переигрывала. Ей очень хотелось отбить поклонника у старшей сестры. Вот и теперь Лиза подарила ему самую обворожительную улыбку, на какую только была способна в шестнадцать лет. На это, конечно же, стоило посмотреть. Девушка была в муслиновом темно-розовом платье, каштановые локоны убраны под легкую соломенную шляпку, которая защищала нежную кожу оливкового цвета от палящих солнечных лучей. Карие глаза сияли, белые зубки посверкивали, когда Лиза улыбалась губами, натертыми лепестками роз в тон цвету платья. Совершенно ясно, что Лиза становится настоящей красавицей. И хотя нос у нее был чересчур вздернут, живость юных глаз скрашивала этот недостаток. Правда, у Лизы был грубоватый квадратный подбородок, но губки надутые и капризные в форме лука Купидона компенсировали и этот недочет. Носик был усыпан золотистыми веснушками, что не умаляло прелести, а наоборот подчеркивало нежность кожи. Лиза была изящна так, как этого требовала мода. Маленькая, но аппетитно округлая фигурка привлечет всех чувствительных самцов, какие имеются в округе. К чести Персиваля он вел себя очень сдержанно, почти не обращал внимания на попытки юной девушки очаровать его. И сейчас он бегло и небрежно ответил на ослепительную улыбку Лизы, снова сконцентрировав внимание на Саре. Увидев недовольную гримаску сестры, Сара не смогла сдержать усмешки, но в результате, улыбнулась предполагаемому кандидату в женихи немного теплее и доброжелательнее, чем обычно. Ободренный, Персиваль снял шляпу, смущенно встряхнул головой, чтобы отбросить назад непослушные каштановые волосы и протянул руку.

– Не хотите ли выйти на минутку, мисс Сара и немного размяться? Мистер Маркхэм поднялся на борт «Септимуса», возможно, ему придется задержаться там какое-то время.

– Возникли какие-то сложности, мистер Персиваль? – нахмурилась Сара, не решаясь выйти из коляски, но потом положила затянутую в перчатку руку в большую широкую ладонь мужчины. Она хорошо знала, что отец терпеть не мог посещение кораблей с каторжниками. Значит, только необходимость могла заставить его ступить на палубу одного из них.

– Вам не следует беспокоиться, мисс Сара, – успокоил ее Персиваль, помогая спуститься на причал. Она подозревала, что его ответ будет именно таким. Как и большинство мужчин, он неодобрительно относился к женщинам, которые суют нос в мужские дела. Его раздражало и то, что девушка активно участвовала в управлении Ловеллой.

– Будет лучше, если вы мне все объясните, – спокойно сказала Сара и посмотрела на воловью упряжку, медленно движущуюся по пристани. В повозке сидело несколько каторжников, закованных в кандалы. Ради приобретения дешевой рабочей силы отец и отправился в эту необычную поездку среди недели. Осужденные были приговорены правительством к каторжным работам на полях австралийских землевладельцев. Эдвард Маркхэм нелегально за плату договорился с капитаном корабля о доставке сильных мужчин. С капитаном он уже ранее имел дело.

Персиваль остановился как страж возле повозки, хотя в этом не было никакой необходимости. Каторжникам бежать некуда. А если бы они попробовали, то их тотчас же выловили бы, словно собак. В данный момент Персиваль стоял к ним спиной, совсем не обращая внимания, будто это самые богобоязненные и добропорядочные граждане в мире.

«Похоже, что у них добрые намерения», – подумала Сара, вновь взглянув на осужденных. После утомительной морской поездки в условиях, которых Сара не могла себе представить, каждый из них помышлял только о спасении жалкого тела. Мужчины ослабли от многомесячного сидения в набитом людьми душном трюме. Полуголодные, с распухшими от цинги деснами они ни для кого не представляли опасности. Потребуется не менее недели отдыха и хорошего питания, прежде чем самые сильные из них смогут приступить к рытью колодцев. Именно для такой работы их сюда и привезли.

Персиваль не спешил отвечать на вопрос Сары. Она рассердилась и резко обернулась к нему. Он рассматривал ее с явным восхищением. Совершенно понятно, что он собирался демонстрировать ей свой восхищенный взгляд. Саре это польстило. Его преувеличенное внимание могло насмешить, если бы не было столь надоедливым. И тут же девушка нахмурилась, он смотрел на нее неподвижным коровьим взглядом, якобы предназначенным для того, чтобы выразить крайнюю степень влюбленности и очарованности.

Он вел себя так, будто видел перед собой неистовую красавицу, которой, как прекрасно сознавала Сара, она не была. И даже рядом не стояла. Она была слишком высокого роста, одетая в простую льняную блузку английского покроя и прямую юбку. Выглядела угловатой. Как известно, мужчины предпочитают мягкие, округлые формы. Ее волосы имели великолепный цвет густого темно-желтого золота, но были жесткими и непокорными, словно конская грива и такими же прямыми.

Несколько лет назад Сара потратила бесчисленное количество бессонных ночей, промучившись с бигуди, на которые накручивала волосы по настоянию Лидии. Все было бесполезно, пришлось отказаться от попыток сделать модную прическу. Теперь она успокоилась и стягивала непокорную гриву в тугой бесформенный узел на затылке. Ей необходимо больше двух дюжин шпилек, чтобы закрепить пучок, но даже и теперь отдельные пряди упрямо вылезали. При этом они не обрамляли лицо и шею очаровательными колечками, как у Лизы, а безвольно ложились на спину и шею, отчего Саре все время хотелось там почесать. Лицо Сары с высокими скулами и выступающим круглым подбородком не было привлекательным, таким какими были лица Лидии и Лизы. Кожа, пока еще нежная и гладкая, слишком быстро загорала, возможно, потому, что Сара почти всегда забывала прикрыть голову шляпкой, находясь под жестокими лучами австралийского солнца несколько часов в день.



Только ее глаза можно было назвать по-настоящему красивыми. Они были золотистыми, как гинея. Между густыми, темными у основания и золотыми на концах ресницами, посверкивали топазы. Даже Лиза и Лидия в конце концов признали, что глаза у Сары, впрямь необыкновенные. Другое дело, что она была слишком худая, с торчащими скулами и выступающим вперед подбородком и походила на тощую кошку. А мужчины, как недавно обнаружила Сара, предпочитают пухленьких котят.

– Мистер Персиваль, – раздраженно одернула она мужчину, который не сводил с нее восторженных глаз. Он посмотрел ей в лицо и смущенно покраснел. Сара взглянула на него по-прежнему холодно, Персиваль покраснел еще сильнее, продолжая взирать на нее любезно и услужливо.

– Вы можете рассказать мне, почему отцу пришлось подняться на борт корабля с каторжниками?

– Появились кое-какие проблемы с осужденными, – неохотно пояснил он.

– Какие проблемы? – Сара уже не скрывала раздражения, охватившего ее. Ее бесили попытки Персиваля поставить ее на место, отведенное им для женщин. Совершенно ясно, если она выйдет за него замуж, он постарается ограничить ее деятельность. Она будет заниматься домашним хозяйством, оставив ему управление всей фермой. Именно потому он и хотел на ней жениться. Сара единственный ребенок Эдварда Маркхэма и имеет преимущество в наследовании Ловеллы. Сара криво усмехнулась, подумав о том, что Персиваль совершенно не знает ее отца. Эдвард склонен к тому, чтобы всегда выходить сухим из воды. А будущее разделение Ловеллы по-видимому, очень скользкое дело, но не более того. Он не потеряет голову настолько, чтобы оставить всю ферму ей, а не Лидии, которая периодически с откровенным простодушием спрашивает о завещании. Сара подозревала, что Лидия уже не раз задавала подобный вопрос адвокату отца и, скорее всего, не безуспешно. Если бы Лидии стало известно, что ей отказано во владении огромной овцеводческой фермой, приносящей высокие доходы!.. Сара не могла отвечать за отца, да и самой ей не хотелось бы в такой день оказаться поблизости.

– Мы заключили сделку с капитаном на шестерых каторжников, заплатили за них наличными, а не как-нибудь. Когда мы сюда приехали, нас ожидали шесть человек, как мы и договорились. Но мой дружок-боцман шепнул по секрету, что нас надули, если не фактически, то по совести. Один из каторжан негодяй и смутьян, они просто не сумели никого уговорить взять его, а теперь пытаются спихнуть его нам. Я все объяснил вашему отцу, и он наотрез отказался взять ненадежного человека. Мистер Маркхэм заявил, и я с ним полностью согласен, что на Ловелле не нужны никакие смутьяны. Особенно, когда дела на ферме идут неважно.

Сара согласно кивнула. Число осужденных, чей труд был кровно необходим Австралии, намного превышало число скотоводов, на которых каторжники работали. Положение на овцеводческих фермах и фермах, где занимались разведением крупного рогатого скота, в Новом Южном Уэльсе было крайне неустойчивым. Ловелла всегда считалась мирным местом. С осужденными обращались хорошо, но вот их соседям не всегда везло. Нет смысла брать на Ловеллу задиру и смутьяна – проблем нынче и без него хватает.

– А разве па не мог просто сказать, что на Ловелле такие не нужны?

– Разумеется, – Персиваль скривился. – Но помощник капитана заявил, что сделка свершилась. Ваш отец согласился, что так оно и есть. Помощник сдался и согласился оставить того каторжника, но у него нет полномочий вернуть деньги. Черт возьми, простите, мисс Сара, вы же знаете, что в последнее время мистер Маркхэм слишком озабочен материальным положением фермы.

– Да уж правда, – согласилась Сара, скрывая радость. Ее отец, в чьей родословной была бережливая бабка из Шотландии, может быть страшным, гоняясь за деньгами, которые, как он чувствовал, могут достаться ему. Она не сомневалась, что отец вернет деньги независимо от того, кто в данный момент командует кораблем.

– Значит, па отправился на корабль для того, чтобы вернуть заплаченные за шестого каторжника деньги? Как вы считаете, он не очень задержится?

Персиваль поджал губы, гордо и важно вскинул голову.

– Надеюсь, он скоро вернется.

– Сара, где па? Если мы срочно не уберемся из этого пекла, то я умру, – жалобно выкрикнула Лиза. Сара и Персиваль сразу же обратили на нее внимание.

Девушка сильно вспотела, лицо покраснело. Она сняла шляпу и обмахивалась ею, как веером. Как только Сара обратила на нее внимание, Лиза уронила шляпу на колени, словно помахивать ей было невыносимо трудно. Сара обеспокоенно нахмурилась. У Лизы были темные волосы и оливковая кожа, из-за чего она быстро перегревалась. Гораздо быстрее, чем Сара. Несмотря на внешнюю хрупкость и обманчиво бледную кожу, Сара была на редкость здорова, как бык. А Лиза, внешне более цветущая, была склонна к частым болезням, нервная и часто теряла душевное равновесие по пустякам.

– Ты не умрешь, Лиза, – твердо заверила Сара сестру. Лиза питала слабость к мелодраматическим сценам, нельзя было потакать ей в этом. Обычно, если Лизу начинали жалеть, то она принималась проливать слезы.

– Не удивительно, что ты осталась старой девой, Сара! У тебя нет ни капли жалости! – возмутилась Лиза.

Сара внезапно густо покраснела, когда сообразила, что Персиваль может услышать Лизин упрек, ведь надсмотрщик стоит совсем рядом. Но мужчина ни словом, ни жестом не дал понять, что услышал разговор.

Одно дело, когда Сара сама понимает, что в двадцать два года она уже давно перешла рубеж, за которым обязана стать семейной дамой, совсем другое, если Лиза заявляет об этом во всеуслышание. Сара, конечно, не собиралась засиживаться в девках, но считала, что лучше быть старой девой, чем несчастной женой.

Она убедила себя в этом задолго до того, когда Персиваль сделал ей первое предложение. Законы превращают жену в имущество мужа, приравнивая ее к мебели или иной другой собственности. Сара даже содрогнулась от мысли о том, что может оказаться в такой власти у мужа. Пока что она удовлетворена собственным положением и подозревала, что будет очень несчастна в качестве супруги мистера Персиваля.

– Сара, у меня раскалывается голова! – простонала Лиза, отвлекая сестру от печальных размышлений. Сара строго посмотрела на обидчицу, не желая прощать унизительное замечание, сделанное сестрой в присутствии Персиваля. Но тут же она всполошилась, увидев побледневшее лицо Лизы и капельки пота, выступившие у нее на лбу. Не было необходимости убеждать Сару, что юная леди действительно очень утомилась.

Сара быстро подошла к двуколке и взяла Лизу за руку. Как она и предполагала, ладони были липкими от пота и холодными.

– Я чувствую себя отвратительно, Сара, – проговорила Лиза.

– Да, милая, правда, – сочувственно подтвердила Сара, она жалела девушку искренне. Лизе нельзя больше оставаться на солнце, но поблизости не было никакого укрытия. Надо что-то предпринять и беспокоиться о Лизе, как Сара убеждалась уже не раз, придется, конечно, ей. Она тяжело вздохнула.

– Я схожу за папой, Лиза, и все объясню ему, мы сможем сразу же уехать. Ты почувствуешь себя лучше, как только мы удалимся от пристани.

– Сара, поторопись, пожалуйста.

– Мисс Сара, вам нельзя туда!

Лиза и Персиваль выкрикнули одновременно. Лиза – измученным, полным страдания голосом, Персиваль – осуждающим тоном.

Лиза замолчала, а Персиваль продолжал наставлять Сару:

– И думать об этом забудьте. Вам нельзя подниматься на борт корабля, где находятся каторжники. Это место не для леди!

Сара глубоко вздохнула, отвернулась от Лизы и спокойно посмотрела в глаза Персивалю. Она снова начала раздражаться. Какой ужасный, ужасный день выдался сегодня. Сколько неприятностей пришлось пережить с утра, сколько еще она сможет вынести, не разъярившись по-настоящему. Впрочем, она редко теряла над собой контроль. Живя столько лет рядом с Лизой и Лидией, поневоле научишься держать себя в руках.

– Я все прекрасно понимаю, мистер Персиваль. Но другого выхода не вижу. Вы предлагаете просто сидеть и ждать, когда Лиза потеряет сознание от жары? А это обязательно случится, не сомневайтесь. Я уже видела, как она падает в обморок.

– Но, мисс Лиза.

– Я иду за отцом, мистер Персиваль. Не стоит больше вам утруждаться напрасно и обсуждать, что прилично, а что – неприлично.

Несмотря на то, что Сара была настроена довольно решительно, мужчина не собирался сдаваться.

– Если вы позволите, я сам схожу за мистером Маркхэмом.

– А мне придется присматривать за каторжниками, верно? – Сара недовольно посмотрела на него и покачала головой.

– Я пойду. Лиза, слышишь, я быстро вернусь. И прошу, ради Бога, надень шляпу.

Лиза вновь застонала и закрыла глаза. Она даже не прикоснулась к шляпе. Сара зажмурилась и мысленно обратилась к Господу, не понимая, почему Лиза сделала таким невыносимым и без того тяжелый день. А потом проворно двинулась к трапу «Септимуса».

Сидящие на подводе каторжники молча наблюдали за ней. Одни – с любопытством, другие – бесстрастно, третьи – с чувством, которого Сара предпочла не заметить. Ей без особого труда удалось пройти мимо них. Она решила, что они промолчали только благодаря ее невыразительной внешности. Вполне вероятно, что они не сделали ей никаких замечаний потому, что слишком устали и удручены тяжелой дорогой. Сара жалела этих людей, несмотря на то, что они были преступниками. Они осуждены на нечеловеческую работу в тяжелейших условиях без перерывов под пристальным надзором надсмотрщиков с плетками и ружьями в руках. И нещадное австралийское солнце немилосердно жжет их непокрытые головы. Очнувшись от этих мыслей, Сара мысленно выбранила себя, представив, как был бы рассержен отец, если бы прочел зародившиеся в ее голове вольнодумные идеи. В Мельбурне, как и во всей Австралии, люди делились на две категории: одни ратовали за свободу, считая, что осужденные и их потомки такие же члены общества Австралии, как и все остальные, значит, достойны соответствующего отношения. Другие утверждали, что бывшие и настоящие заключенные, а также их отпрыски – люди низшего порядка, к ним нельзя относиться так же, как к свободным гражданам.

К первым, по очевидным причинам, относились большей частью каторжники, бывшие заключенные и дети таковых. Вследствие этого они испытывали затруднения, когда хотели, чтобы общественность услышала их горячие призывы к равенству. Но Эдвард Маркхэм, как большинство крупных землевладельцев, относился к людям второй категории. Саре с детства внушали, что осужденные являются существами низшей расы.

«Септимус» был пришвартован недалеко от того места, где они обнаружили Персиваля. Он, как и многие другие корабли, перевозящие каторжников, бороздил океан между Англией и Австралией, и был похож на дырявую лохань, которую может опрокинуть любая приличная волна. Обшивка корпуса слишком долго подвергалась воздействию сырости и непогоды, она стала мрачной, серой. Если когда-то кисть и краска касались ее, то от этого не осталось ни малейшего свидетельства. Середина палубы просела, как хребет старой лошади. Мрачное впечатление дополняли голые мачты и повисший парус. Поднимаясь вверх по шаткому трапу, Сара взглянула на открывшуюся перед ней панораму залива. Около полудюжины кораблей замерли в заливе на якорях, их черные, голые мачты упирались в безоблачное лазурное небо. Еще один корабль с безвольно поникшими парусами буксировала в доки порта флотилия гребных шлюпок. Сам залив выглядел прекрасно. Лучи солнца бриллиантами сверкали на поверхности самого светлого моря. Вода переливалась, словно в глубине сверкали изумруды, сапфиры, а местами она была почти пурпурной.

Сара замерла, наслаждаясь очаровательным зрелищем, но внезапно сообразила, что хотя она находится на сходнях одна, на палубе «Септимуса» суетятся люди. Прищурившись от солнца и ярких бликов на воде, она старалась не замечать нарастающей в висках боли, и попыталась разобраться в происходящем. На палубе собралась целая толпа, люди глухо роптали. Внимание мужчин было приковано к чему-то, но обнаженные, потные, мускулистые спины мешали ей рассмотреть, что там делается. Сара заколебалась, может быть, стоит вернуться на пристань, и в относительной безопасности дождаться возвращения отца. Но вдруг она представила возможную реакцию Лизы и решила довести начатое до конца. Ей очень не хотелось находиться в опасной близости к толпе мужчин, но это все же спокойнее, чем очередная истерика Лизы. Собравшись с духом, Сара двинулась по качающимся сходням. Приблизившись, она услышала отрывистые хриплые звуки, раздающиеся через равные промежутки времени. Они как бы главенствовали над другими шумами дока – тихим шуршанием волн, легкими хлопками парусов, разговорами. Сара нахмурилась, шагнула на палубу «Септимуса», попытавшись определить природу этих звуков. Что происходит там, в центре сгрудившейся толпы? Что заставило мужчин собраться здесь и мрачно, но внимательно следить за происходящим? Она услышала едва уловимый свист, которого не слышала издалека, вслед за ним что-то резко скрипнуло, а потом явственно раздался сдавленный стон. Стонал человек. Сара распахнула глаза и замерла в ужасе. Она медленно двинулась вперед, цепенея от охватившего ее страха, и приблизилась к дальнему борту, туда, где толпа не была такой плотной. Никто не обратил внимания на ее появление, Сара была этому несказанно рада. Внимание присутствующих было сосредоточено на том, что происходило в центре палубы. Звуки слышались теперь совершенно отчетливо, заставляя ее вздрагивать от ужасного предчувствия. Потом снова раздавались стоны. Сара теперь уже не сомневалась, так мог стонать только человек, страдающий от нестерпимой боли.

Спотыкаясь о мотки веревок и разбросанные по палубе инструменты, Сара наконец добралась до перил. Здесь людей было меньше, но какой-то высокий стройный парень с копной светлых волос все-таки заслонял обзор. Будто бы услышав ее мольбу, он внезапно немного отодвинулся в сторону, и Сара увидела все. Сожалея о том, что пришла, она буквально замерла от ужаса, по спине побежали мурашки.

На железном крюке, вбитом в толстую деревянную балку, висел высокий темноволосый мужчина. На его бедрах чудом держались изорванные грязные брюки. Руки были прикованы к балке. Он не мог пошевелиться, только кончики пальцев ног еле касались поверхности палубы. Вены и сухожилия на руках мужчины вздулись от напряжения. Из ран под браслетами струилась кровь, но эти несколько бордовых струек не шли ни в какое сравнение с потоком из множественных рваных ран, изрезавших широкую сильную спину. Кожа вокруг кровавых рубцов лопнула, обнажив разорванные мышцы. Обрывки плоти свисали с кровавого месива, как неровная бахрома. Ручьи крови, соединялись друг с другом и устремлялись вниз по обнажившимся белым сухожилиям. Кровь лилась на потрепанные штаны, капала на палубу. На черных волосах, мокрых от пота, запеклась кровь.

Он казался сильным, словно дикий зверь, и все же был жалок в данных обстоятельствах. Пока Сара стояла молча, застыв от страха, другой мужчина поднял толстую кожаную плеть с металлическими набойками на конце, размахнулся и ударил еще раз по окровавленной спине. Снова послышался свист, затем ужасающий скрип. Каторжник вздрогнул, прогнулся, откинув голову назад и тихо застонал, пытаясь сдержаться. Сара затрепетала, услышав мучительный гортанный стон.

После каждого удара кровь и кусочки плоти брызгали на стоявших слишком близко людей. Это были, судя по одежде, капитан и ее отец. Сара почувствовала приступ тошноты, когда увидела пятна крови на брюках и даже на белой рубашке отца. Было трудно поверить, что человек, стоящий со сложенными на груди руками и бесстрастно наблюдающий за страданиями беззащитного существа, подобного ему, ее отец.

И снова хлыст просвистел в воздухе, снова с хриплым скрипучим звуком опустился на спину жертвы. Заключенный вздрогнул и громко застонал. Сара с ужасом наблюдала, как из новой раны потекла кровь, несколько капель попало на темно-желтый лацкан отцовского пиджака. Но тот даже не обратил внимания на подобную мелочь, он был всецело поглощен созерцанием истерзанной спины. Только слегка вздрагивающий уголок рта свидетельствовал о чувствах, обуревающих Эдварда Маркхэма. Осужденный корчился от боли, безвольно повиснув на кандалах. Голова откинулась назад. Краем глаза Сара успела заметить, как мужчина, избивающий каторжника, начал вновь приподнимать хлыст. Мужчина был, как почти все на корабле, оголен по пояс. Видимо, заключенный понял, что последует новый удар, по телу пробежала невольная судорога.

– Прекратите! – закричала Сара и, не соображая, что делает, побежала вперед. До нее не доходило, что она не имеет никакого права вмешиваться. Но она не хотела, не могла оставаться молчаливым свидетелем подобного зверства. Девушка пробивалась сквозь толпу, не замечая, что все обратили на нее внимание. Все, кроме человека с хлыстом в руке. Может быть, он не услышал ее крика, а может быть, предпочел проигнорировать его. Он снова поднял руку, занося хлыст для очередного удара.



– Я сказала вам, прекратите! – голос Сары дрожал от негодования, ей было очень страшно. Но она твердо встала перед человеком, который изготовился для удара.

– Прекратите сию секунду! Слышите?

ГЛАВА 2

– Сара! – испуганно воскликнул отец, резко повернувшись. Девушка посмотрела на него коротко и сердито, а потом напряженно уставилась на человека с плетью в руке. Глаза у него были маленькие, светло-голубые, они казались почти бесцветными. Палач смотрел на нее угрожающе. Поколебавшись несколько мгновений, он снова занес кнут для очередного удара.

– Убирайтесь, леди, – тихо, но твердо, предупредил он.

– Ни за что! – упрямо заявила Сара.

– Сара, – отец рванулся к ней, очнувшись от охватившего его оцепенения. Он взял дочь за руку, с силой потянул ее, жесткие пальцы до боли стиснули нежное запястье.

– Роджерс! – крикнул капитан мучителю, осуждающе покачав головой. Бесцветные глаза какое-то время смотрели на Сару с холодной яростью, потом мужчина вопросительно взглянул на капитана и неохотно опустил плеть.

– Сара, ради Бога, объясни, ты хоть понимаешь, что делаешь? – забормотал Эдвард. – Вмешиваться в события, когда наказывают виновного, это то же самое, что поучать капитана Фарли, как ему управлять кораблем, – отец был и рассержен и смущен одновременно.

Но девушка была непоколебима. Они стояли напротив друг друга. Эдвард Маркхэм был невысокого роста, Сара – наоборот, высокая. Но сложением и морщинистым лицом отец неожиданно напомнил девушке бультерьера, такой же крепкий, мускулистый. Лицо от гнева стало еще более багровым, чем обычно, на голове торчали редкие рыжие волосы. Ему было очень стыдно перед присутствующими за поступок дочери. Сара спокойно смотрела в выпуклые глаза отца, она совершенно не испугалась его.

– Но как ты можешь, принимать участие в столь грязном деле? – возмущенно спросила она так же тихо. – Это варварство! Нельзя спокойно созерцать подобные вещи. Это необходимо остановить!

Отец сердито взглянул на нее, жесткие густые брови почти сошлись на переносице.

– Конечно, тебе это кажется жестоким, такая сцена не предназначалась для твоих глаз. Кстати, что ты здесь делаешь? Тебе нельзя находиться на тюремном корабле, незачем болтаться здесь и вмешиваться в дела, которые тебя не касаются.

– Если ты имеешь в виду это зверство и пытаешься убедить меня, что это не мое дело, то могу заверить тебя – это касается каждого, у кого в душе есть хотя бы капля сострадания. Они же убьют его!

– Похоже, ты права, – такая перспектива совершенно не волновала Эдварда Маркхэма.

– Па!

– Сара, он заслужил. Сегодня утром он чуть не убил человека и пытался сбежать. Во время плавания он постоянно подстрекал осужденных к мятежу. Он очень дурной человек, дочка. Нельзя ошибаться. Он заслужил каждый из ударов. Этот человек приносит одни неприятности, где бы ни появился.

– Мистер Маркхэм, я должен попросить вас удалить леди с корабля. Вероятно, вы родственники, да? Мне бы хотелось закончить это дело. У меня сегодня слишком много забот, – капитан Фарли встал рядом с Эдвардом Маркхэмом. Это был смуглый мужчина, невысокого роста. Капитан неодобрительно смотрел на девушку.

– Это дело слишком далеко зашло! – Сара говорила так же холодно, как капитан и смотрела на него, решительно вскинув голову. Девушка не собиралась отступать и вызывающе уперлась руками в бока. Невероятно, что в этой неприметной девушке таится столь темпераментная личность – немодная простая блузка, серо-коричневая юбка, волосы зачесаны в тугой узел на затылке. Только огромные золотистые глаза зло сверкали, словно бы предупреждая о вспыльчивости их обладательницы.

– Мистер Маркхэм! – снова обратился к отцу Сары капитан.

– Сара! – Эдвард буквально раздувался от гнева, он сильнее стиснул руку дочери, на мгновение Саре показалось, что отец хочет увести ее с корабля силой.

– Па, этого человека ты купил для Ловеллы, да? – не требовалось особой сообразительности, чтобы связать истерзанного мужчину с рассказом Персиваля. Эдвард неохотно кивнул и Сара продолжала настаивать на своем:

– Тогда этот человек в твоей власти и больше ни в чьей. Никогда не поверила бы, что ты способен на подобное!

– Молодая леди… – тон капитана был угрожающим. Сара возмущенно взглянула на него. Он замолчал, зло посмотрев на девушку.

– Сара, я не распоряжаюсь жизнью этого человека. Капитан Фарли вернул мне деньги, которые я за него заплатил. И так как я отказался от него, каторжник остается под юрисдикцией капитана Фарли. В данных обстоятельствах капитан поступил правильно. Ему пришлось наказать осужденного, мне вовсе не кажется, что наказание несправедливо. Я понимаю, тебе оно показалось слишком суровым. Но должно послужить предупреждением другим каторжникам, а также и наказуемому.

– Если он выживет, – пробормотала Сара.

Боковым зрением она видела предмет спора. Мужчина сползал по перекладине. Мышцы рук так напряглись под тяжестью обессилевшего тела, что, казалось, прорвут кожу. Он безвольно повис, уронив голову на грудь, забывшись на время вынужденного отдыха палача. Кровь стекала по рукам, сочилась из ран на спине, запятнав рваные брюки, которые были настолько заношены и истрепаны, что невозможно стало определить их первоначальный цвет. Над окровавленной, истерзанной спиной вился рой зеленых мух, они появились сразу же, как только палач перестал двигаться и махать кнутом. Время от времени насекомые усаживались на спину, чтобы насытиться свежей кровью. Обнаженный до пояса каторжник, мокрый от пота и окровавленный, казался чувственно-прекрасным. Обычно на Сару отталкивающе действовала грубая мужская сила. Но этот человек совершенно непонятным образом разбудил в ней желание защитить его, чего бы это ни стоило. Сара настроилась решительно, она должна спасти его.

– Мистер Маркхэм! – сердито заговорил капитан Фарли. Он оглянулся, Сара проследила за направлением его взгляда. Теперь ей стала понятна причина возмущения капитана: позади них толпились матросы, роптали, напряженно наблюдая за происходящим. Капитан Фарли не хотел выглядеть идиотом.

– Я требую, чтобы эта возмутительная сцена закончилась немедленно! Если вы не уберете отсюда юную леди – сейчас же, – то мне придется сделать это самому.

– Вы не посмеете прикоснуться к моей дочери, – Эдвард Маркхэм не был самым любящим отцом, но Сару он никогда и пальцем не тронул. И не позволит никому прикоснуться к ней.

– Сара… – он сердито поджал губы и недовольно посмотрел на девушку.

– Папа, верни капитану деньги!

– Сара!

– Теперь ты знаешь мое мнение о происходящем, па. Я не сдвинусь с места, пока ты не сделаешь то, о чем я прошу, – гордо поднятая голова подтверждала решимость девушки.

– Сара, ты не хуже меня знаешь, что человек с дурной репутацией не нужен на Ловелле. Ради Бога, задумайся над последствиями, дочка!

Сара стойко продолжала защищать каторжника.

– Знаю, он смутьян. Но сейчас это не имеет никакого значения. Не важно кто он, что совершил. Человек не заслуживает смерти под плеткой.

– Сара…

– Мистер Маркхэм!

– О, ради Бога! – воскликнул Эдвард Маркхэм, растерянно переводя взгляд с гневной физиономии капитана Фарли на решительно настроенную Сару. Наконец, кивнув Саре, он достал из кармана бумажник.

– Снимите этого парня, Фарли, – приказал он и, повернувшись к Саре, прибавил тем же тоном:

– Ты становишься слишком упрямой и настойчивой, девочка. Не удивительно, что ты не можешь найти мужа. Ты доведешь до могилы любого мужчину!

– Спасибо, папа! – обрадовалась Сара, пропустив мимо ушей реплику отца, и нежно улыбнулась ему.

Эдвард Маркхэм отсчитал необходимую сумму и передал деньги капитану Фарли, который однако не смягчился. Маркхэм посмотрел на дочь яростно, он не собирался отвечать ей улыбкой.

– Чувствует мое сердце, что однажды ты проклянешь этот день, дочка. И, без сомнения, я тоже!

Сара ничего не ответила отцу. Она молча наблюдала, как по приказу капитана Фарли два моряка развязали веревку, которой осужденный был привязан к крюку, вбитому в перекладину. Как только ослабли узлы, руки каторжника тяжело скользнули вдоль мачты. Он попытался удержаться на ногах, тяжело опираясь на столб, но колени невольно подогнулись. Мужчина упал на палубу и громко застонал. Только благодаря тому, что скользнул вдоль мачты, он не ударился лицом о палубу. Мужчина полулежал, уткнувшись лбом в гладкую деревянную поверхность. Мухи, взлетели гудящим роем после его падения. Потом снова облепили спину, принялись насыщаться. Широкое, залитое кровью плечо невольно вздрагивало, мышцы непроизвольно сокращались.

Сара шагнула вперед, намереваясь согнать мух, но отец крепко сжал ее руку, удержав на месте.

– Не позволяй сердцу угодить в сети сострадания, дочь. Этот человек – каторжник, помни об этом. Он очень опасен.

– Может быть, ты и прав, папа, но он почти без сознания. Нужно оказать ему помощь. Нельзя везти его в Ловеллу в таком состоянии.

– Ты и так сделала для него слишком много. Ты спасла ему жизнь. Этого достаточно. Если бы он сполна получил две сотни ударов, назначенных капитаном, то наверняка умер бы. Не сомневаюсь, что он выкарабкается, когда мы доберемся до Ловеллы, и Маделин позаботится о нем. Дай Бог, чтобы ему не повезло! – сердито пробормотал Эдвард Маркхэм, но Сара расслышала последние слова отца.

Нахмурившись, девушка раздумывала. Аборигенка Маделин жила на Ловелле с тех пор, как Сара себя помнит. Она была очень хорошей сиделкой, старательно ухаживала за больными и ранеными каторжниками. Сара, как фактическая хозяйка поместья была почти также сведуща в науке исцеления. Но она лечила только членов семьи и домашних слуг. Ей не приходилось еще выхаживать мужчину, она не помнила случая, чтобы отец заболел. И, конечно же, ей не приходилось лечить каторжников. Их соседи сойдут с ума от негодования, если леди позволит каким бы то ни было образом потерять чувство собственного достоинства. Но в данных обстоятельствах она должна поступить милосердно, необходимо оказать помощь страдающему каторжнику.

– Необходимо промыть раны или укрыть ему спину перед тем, как пускаться в дорогу. Если этого не сделать, то можно считать, что ты зря потратил деньги и довольно приличную сумму. Если он не умрет от потери крови, что вполне вероятно, то могут загноиться раны. Он умрет в любом из этих случаев.

Эдвард Маркхэм несколько мгновений пристально смотрел в лицо дочери, потом взглянул на осужденного, который неподвижно лежал, уткнувшись лицом в палубу, сначала – с сомнением, потом с явным отвращением. Но он по-прежнему крепко сжимал руку Сары. Потом повернулся к стоящему неподалеку капитану. Фарли стоял, сложив руки на груди, неодобрительно рассматривая каторжника.

– Фарли, дайте ему грубого, но довольно эффективного снадобья. Моя девочка права, нельзя везти его в таком виде. Из него течет, как из прирезанной свиньи.

Фарли сердито оглянулся.

– Решили побаловать его, да? – недовольно фыркнул он. – Что ж, теперь это ваша забота. Если он выживет, то это будет ваша вахта. Я не собираюсь еще раз возвращать вам деньги. Будьте уверены!

Эдвард стиснул зубы и промолчал. Фарли неопределенно пожал плечами, потом повернулся к матросам, которые склонились над каторжником.

– Викерс, дайте ему эффективного снадобья! – приказал он.

– Слушаюсь, капитан, – отдал честь Викерс, высокий светловолосый парень. Парню едва ли исполнилось двадцать лет, но голос у него был низкий, хриплый. Он повернулся, наклонился и поднял стоявшее неподалеку ведро. Приподняв его, он резко выплеснул содержимое на израненную спину каторжника. Осужденный судорожно дернулся, хрипло закричал и попытался приподняться над палубой, выгнувшись от боли. Он напряженно выпрямил руки, приподнявшись над палубой, бешено закрутил головой. Потом повернул к ним искаженное болью лицо. Сара наконец-то разглядела мужчину.

Несмотря на въевшуюся в кожу грязь и отросшую бороду, стало ясно, что он еще довольно молод. Ему немногим за тридцать. Если его отмыть, то вполне можно было бы назвать привлекательным. Черты его лица довольно правильные. Взгляды молодых людей встретились. Сара смогла рассмотреть глаза каторжника, в них затаились боль и страдание, но яркая голубизна могла сравниться по цвету только с лазурной синевой австралийского неба. Глаза мужчины казались слишком красивыми, чтобы принадлежать преступнику. Сара смотрела на мужчину, словно зачарованная. Вздрагивая, мужчина закрыл глаза и опустился на палубу, обессиленный. По всей вероятности, боль проходила, притуплялась. Сара с недоумением смотрела на скорчившуюся у мачты фигуру, а потом вопросительно взглянула на Викерса, который вылил на спину каторжника еще одно ведро жидкости. На этот раз истерзанный человек даже не шелохнулся.

– А что было в ведре? – спросила Сара у отца побелевшими губами, как бы предчувствуя ответ. Теперь, когда она разглядела эти прекрасные глаза, боль страдающего человека ранила ее в самое сердце. Девушка попыталась одернуть себя. Это же смешно. Все знают, что если у преступников и есть какие-то чувства, то это не меняет сути грубых и жестоких людей.

– Морская вода, мэм, – довольно ответил Викерс.

– Морская вода! – Сара содрогнулась от возмущения и негодования. Не удивительно, что бедняга так закричал. Видимо, спину ожгло словно раскаленным железом, соль попала в раны, должно быть, ему до сих пор нестерпимо больно.

– Это обычное лечение после порки, – прошептал ей на ухо отец. Сара не могла произнести ни слова, почувствовала приступ тошноты. Она никогда не стала бы «лечить» таким образом даже зверя. Раньше и не предполагала, что ее отец способен на такое.

– Капитан, я был бы благодарен, если кто-то из членов команды отнесет каторжника в повозку. Похоже, сам он не сможет двигаться.

Фарли недовольно нахмурился, на мгновение Саре показалось, что он откажет. Но тот пожал плечами, Сара догадалась, что он вспомнил о банкнотах, засунутых в карман. Те же матросы, которые сняли с крюка веревку, подняли каторжника сразу же, как только Фарли распорядился.

– Сара, пошли, – сказал Маркхэм и крепко сжал руку дочери.

– Но надо же забинтовать ему спину. Мухи… да и пыль будет садиться на открытые раны.

– У нас нет времени на таких, как он. Кроме того, на свежем воздухе раны быстрее засохнут. А бинты прирастут.

Отец рассуждал верно, Сара знала это. Но ей становилось дурно, когда она видела мух, назойливо жужжащих над истерзанной спиной каторжника. Если оставить спину открытой для любого насекомого и пыли, то раны непременно загноятся за долгую дорогу от порта до Ловеллы. Смерть этого человека будет настолько мучительной, что предпочтительнее было бы ему умереть под плеткой. Однако отец ясно давал понять, что теперь он ни за что не уступит. Нет смысла устраивать очередную сцену, решила Сара. Кроме того, у нее с собой не было бинтов.

Она решила уступить. Отец повел ее сквозь толпу мужчин, они расступились для того, чтобы пропустить моряков, те волокли каторжника к повозке. Руки осужденного лежали на плечах матросов, которые поддерживали его за пояс брюк. Сара быстро отвела взгляд от растерзанной спины. Но теперь она была уверена, что осужденный не потерял сознание и хотя бы отчасти осознает происходящее. Он старался шагать, с трудом переступая ногами. Колени вздрагивали и подгибались, когда он ступал по палубе. Матросы не обращали внимания на его слабые попытки проявить хоть какую-то самостоятельность, они нетерпеливо волокли его. Мужчина был намного выше ростом. Сара ощущала, с каким трудом он держал голову прямо. Но через несколько секунд он уронил ее на грудь.

Только сейчас Сара сообразила, что она поднялась на борт «Септимуса» совершенно по иной причине. Но когда они с отцом приблизились к двуколке, вспомнила и испугалась. Лиза не выносит вида крови, уверяя всех, что ее тошнит. А в ее теперешнем состоянии… Сара вырвала руку и заторопилась вперед, собираясь убедить сестру, не смотреть на этот кошмар.

Но Сара все-таки опоздала. Когда она добралась до двуколки, матросы усаживали каторжника на повозку. Мужчина маячил прямо перед Лизой. Стоя возле Сары, девушка внезапно задрожала, увидев, как кровь сочится из множества ран, и мухи кружатся и копошатся в сгустках крови. Сара подоспела вовремя. Лиза закатила глаза, побледнела и, тихо застонав, покачнулась. Сара успела подхватить сестру, прежде, чем та упала в обморок.


Дорога от Ловеллы до Мельбурна и обратно занимала, обычно, три дня. На этот раз она показалась Саре необычно длинной. Лиза захворала и все время лежала на коленях у Сары, которой приходилось погонять пони. Жара казалась совершенно невыносимой, несмотря на то, что двуколку прикрывал большой зонтик. Из-под копыт Клеа поднимались облака пыли, оседавшей на каждый дюйм мокрой от пота кожи и влажной одежды. Позади волы тянули подводу, оставляя за собой огромные облака пыли. Избитый каторжник ничком лежал на повозке, пыль оседала на открытые раны. Сара не могла думать об этом без содрогания. Смешно надеяться, что остальные каторжники станут укрывать его или отгонять назойливых мух, слетевшихся на запах крови. Осужденным было не до мук товарища по несчастью, они проклинали поездку под палящим солнцем. Персиваль управлял упряжкой и чувствовал себя нисколько не лучше, чем все остальные. Только Эдвард, возглавлявший процессию верхом на лошади, не глотал пыль.

Вскоре дорога потянулась вдоль русла почти пересохшей реки Яра-яра. Недавно она была полноводной, а теперь среди растрескавшегося ила сочился узенький ручеек. Обычно дорогу заслоняли от солнца пышные кроны эвкалиптов. Но палящее солнце сожгло всю зелень, на ветвях кое-где шелестели останки почерневших скрюченных листьев. Та же участь постигла кроны ясеней и стройных буков. Их обнаженные ветви жалобно тянулись к небу. Толстые серые стволы камедных деревьев были иссушены, но вызывали не жалость, а тревогу и беспокойство. Если жара усилится, они просто вспыхнут. Многие местные пожары начинаются от самовозгорания камедных деревьев в засушливый сезон.

Маленький караван въехал на постоялый двор, когда почти стемнело. В гостинице Янсонов семью Маркхэмов хорошо знали. Почти всегда по дороге в Мельбурн они останавливались здесь, чтобы переночевать. Прошлую ночь они провели здесь, а наутро двинулись в Мельбурн.

После того, как девушкам отвели комнату, Сара помогла Лизе вымыться, поесть и лечь в постель. Она так устала, что могла думать только о ванне и чистой постели. Но решила сначала вымыться, а вот с постелью придется обождать. Как можно отдыхать, не сделав всего возможного, чтобы хоть немного облегчить страдания раненого каторжника?

Смыв с себя грязь и пот, Сара взбодрилась, зачесала волосы в привычный узел и с тоской взглянула на ночную сорочку, а потом решительно облачилась в одежду, приготовленную к утру. Ей так не хотелось надевать грязное, сброшенное совсем недавно платье, но не могла же она позволить себе разгуливать среди постояльцев гостиницы в ночной сорочке и халате, по которым так тосковала обожженная солнцем и обветренная кожа.

Лиза громко посапывала на большой кровати, несколько минут Сара напряженно прислушивалась к ее дыханию, потом подошла к столу и задула свечу. Невозможно зайти в конюшню с зажженной свечой. Ведь она – дочь крупного скотовода! А в конюшне ночуют каторжники, преступники.

Отец и Персиваль, конечно, сидят в трактире, выпивают и от нечего делать болтают с другими постояльцами. Они, должно быть, взбесились бы от негодования, узнай о том, что собирается сделать Сара. А у нее нет ни намерений, ни желания извещать их об этом.

Осторожно ступая, Сара спустилась по лестнице, прошла мимо пивной, крепко сжимая в руках медицинскую сумку, которую всегда брала с собой в дорогу. Она поступала так, как поступал всякий разумный житель Австралии. В буше могло случиться все, что угодно, начиная с солнечного удара и кончая переломом костей. Только дураки могут бросать вызов диким выжженным зарослям.

Сара обрадовалась, когда увидела, что луна скрылась за тучами. Теперь можно незаметно пройти по двору до конюшни. Серебристый лунный свет был очень ярок, но не грел.

Сара вздрогнула от прохлады. Она была одета в желтое коленкоровое платье без рукавов, такое же немодное, как юбка и блузка, в которых она ходила весь день. Но платье очень удобное. Сара не считала нужным наряжаться в красивые платья и предпочитала немаркие цвета.

В конюшне было очень темно, глаза еле различали бесформенные тени. Сара заколебалась, стоя в проеме широко открытых ворот. Каторжники закованы, если она будет вести себя достаточно осторожно, никто не причинит ей вреда. Но нельзя забывать о том, что из темноты может появиться тот, у кого руки и ноги не знают цепей.

Сара выбранилась про себя. Отчего у нее так разыгралось воображение? Обычно она ведет себя очень спокойно и сдержанно даже тогда, когда Лиза и Лидия визжат от страха. Сара вздохнула и решительно шагнула в конюшню. Она отправилась сюда не для развлечений, а для того, чтобы помочь страдающему от боли человеку.

В ближних к двери стойлах спали лошади. Дальше – волы, эти дружелюбные животные сбились в один загон. Уткнувшись в кормушку с соломой, они мирно чавкали. В двух дальних стойлах находились осужденные. Они были накрепко связаны и спали, громко храпя. Тот, кого она искала, находился во втором загоне.

Саре казалось, что даже в полумраке она отчетливо видит его спину, залитую кровью. Нельзя было не узнать это крепкое, большое тело, вытянувшееся на соломе. Другой каторжник лежал в дальнем углу стойла. Оба мужчины крепко спали.

Девушка остановилась прежде, чем войти в загон. Она была отчего-то смущена и растеряна. Этот человек – каторжник. Всем известно, что он опасен. С чего это она ведет себя так безрассудно? Внезапно мужчина пошевелился и застонал. Звук его голоса вернул ей самообладание. Он ведь живое существо, страдающее от боли.

Сара медленно и настороженно шагнула в стойло, стараясь не уронить сумку и не разбудить каторжников. Она знала, что как только попытается наложить мазь на раны, осужденный проснется. Но ей хотелось отдалить это мгновение. Глупо опасаться, пыталась убедить себя Сара. Он не сделает ей ничего плохого. Она хочет ему помочь.

Склонившись над каторжником, Сара протянула руку и коснулась его плеча, пытаясь разбудить и предупредить о том, что она собирается смазать раны на его спине. Но он, такой большой и сильный, несмотря на страшную худобу от длительного голодания на тюремном корабле, озадачивал ее странным образом. Побои, большая потеря крови чересчур ослабили его. Даже если бы он захотел обидеть ее, он не смог бы это сделать. Сара решительно двинулась вперед, внимательно вглядываясь в полумрак. Для того, чтобы быть увереннее, она посмотрела на цепи, которые тускло поблескивали. Да, кандалы были на месте. Они сковывали раздвинутые в стороны ноги, выделяющиеся на золотистой соломе темными пятнами. Сара взглянула на руки. Та, что находилась с другой стороны, была закована, но дальше цепь тянулась вверх, а не ко второму запястью. Каторжник был прикован к кольцу, но вторая рука осталась свободной.

Сара резко повернулась, чтобы выйти из стойла так же незаметно, как и вошла. Но внезапно она почувствовала, как мужчина крепко схватил ее за запястье. Девушка буквально задохнулась от возмущения и попыталась высвободить руку. Но его горячая, крепкая ладонь не уступала. Сара растерянно уставилась на большую, широкую руку с длинными цепкими пальцами, которые могли бы дважды обхватить тонкое запястье.

Лунный свет проник в конюшню, девушка словно завороженная смотрела на темные пальцы, кажущиеся почти черными на фоне ее золотистой кожи. Потом она взглянула в лицо человека, оно было грязным, должно быть, немытым несколько месяцев. Невольно Сара стала узницей этого каторжника. Лунный свет скользнул по его лицу, осветил блестящие в полумраке глаза. Они были широко распахнуты. Мужчина рассматривал ее внимательно и напряженно.

ГЛАВА 3

– Что вам нужно? – хрипло прошептал он, как ей показалось, мужчина был настроен враждебно.

– Я… я пришла, чтобы помочь вам. У меня есть мазь, необходимо смазать раны на спине.

Мужчина не набросился на нее, и Сара немного успокоилась. В конце концов, он, должно быть, понимает, что не добьется ничего, если обидит ее. Сбежать ему не удастся. Он наверняка знает, что умрет, если оскорбит ее. Его забьют насмерть. Несмотря на все доводы разума, ей никак не удавалось унять охватившую ее дрожь… Это одновременно был и страх, и что-то доселе неведомое, отчего по спине пробегали мурашки. Никогда раньше ей не приходилось быть так близко от полуобнаженного мужчины. Его откровенная мужественность смущала больше, чем раны, ради исцеления которых она отважилась прийти сюда. Сара заволновалась, увидев его обнаженную грудь, заросшую темными волосами. А запах его тела! Грубый и резкий запах терпкого мужского пота и запекшейся крови не поддавался описанию. Сара затрепетала от возбуждения и дернулась, но каторжник все еще крепко сжимал ее запястье.

– А, это маленькая добрая самаритянка, верно? – по язвительному тону его голоса, Сара поняла, что он помнит случившееся днем. Не забыл, что она заслонила его от палача. Может быть, ей не стоит волноваться, он ничего не сделает? Сара почти успокоилась, но мужчина тут же разочаровал ее.

– Хотите купить место в раю добрыми делами? – насмешливо поинтересовался он. – Забудьте об этом.

Мне не нужна ваша помощь! – он резко оттолкнул ее руку и отвернулся.

Сара не двинулась с места, сверля взглядом затылок красивой темной головы. Но ведь теперь она может уйти со спокойной совестью. Волосы были длинными, спутанными, кое-где запеклась кровь. Очевидно, он не мыл голову много месяцев подряд.

– Устраивает это вас или нет, но необходимо залечить раны на спине. Я хочу сделать это.

Теперь, когда он отпустил руку, у Сары прибавилось мужества. Однако, кожу еще слегка покалывало в том месте, где прикасались его пальцы. Если бы он хотел что-то с ней сделать, он уже давно бы сделал это. Злые слова только подхлестнули девушку. Она настаивала на своем, голос звенел, как натянутая струна.

Мужчина повернулся к ней, его глаза блеснули в лунном свете.

– Значит, в любом случае, у меня нет выбора? Да, конечно, вы владеете мной, верно? Ваш папа купил меня сегодня. – Каторжник откровенно глумился над ней, криво усмехаясь.

Сара недовольно поджала губы и холодно подтвердила:

– Да, купил. Верно.

– Никто не будет владеть мной! – слова были сердитыми, и сказал он их так страстно. Легкий ирландский акцент придавал голосу неожиданную прелесть. Сара в упор разглядывала мужчину, а он почти рычал:

– Тем более, тощая, порядочная девица, у которой женственности не больше, чем у швабры! В чем дело, леди? Вы, наверное, не можете найти грелку для постели? Вы никому не нужны, и пришлось попросить папу, чтобы он купил кого-нибудь?

Сара раскрыла рот от ужаса и негодования. По мере того, как до нее доходил смысл сказанного, в ее жилах кровь закипала от ярости.

– Ах ты неблагодарная свинья! – выпалила она со злостью. – Если бы не я, то ты бы кормил сейчас рыб в Мельбурнском порту. Как ты смеешь говорить мне гадости? Я тебя… – внезапно она замолчала, вообразив, чем хочет напугать его, в приступе раздражения.

– Высеку? – подсказал он с убийственной точностью. – Вы возбуждаетесь таким образом? Наблюдая, как избивают мужчин? Или вам нравится сечь их лично?

– Если ты сейчас не закроешь свой поганый рот, я найду кого-нибудь, кто заткнет его тебе.

Сара уже кричала в полный голос, не владея собой от ярости. Она вскочила на ноги, забыв про лежащую на коленях сумку. Медикаменты рассыпались во все стороны.

– Я, должно быть, ничего не соображала, когда остановила палача. Мой отец прав: ты заслужил подобное наказание. Стоило бы добавить и сверх того. Жаль, что тебя не засекли до смерти! Я…

Девушка замолчала, почувствовав, что кто-то стоит у нее за спиной, яркий луч света заметался по соломе. Сара повернулась к двери, распахнув от ужаса глаза и задыхаясь. В проеме темнела фигура мужчины. Сара сразу не узнала вошедшего. Мужчина поднял фонарь повыше, яркий свет ослепил девушку. Она догадалась, что это либо отец, либо Персиваль.

– Какого черта? – послышался сердитый окрик Персиваля. – Ты, маленькая потаскушка, – сказал он и резко умолк. Махнув фонарем, опустил его. Узнав Сару, замер от ужаса и растерянности. Заметив, что девушка смотрит на него изумленно, начал медленно багроветь.

– Извините, мисс Сара, – потрясенно пробормотал он, глядя на нее смущенно и виновато; он помялся и добавил:

– Я подумал, дело в том, что я услышал женский голос в помещении, где спят каторжники. Я решил, что сюда явилась одна из официанток из пивной.

– Все в порядке, мистер Персиваль, – голос девушки прозвучал отрывисто, но ее гнев по-прежнему предназначался лежащему у ее ног человеку. Без сомнения, тот наслаждался эпитетом, слетевшим с губ Персиваля. Сара уставилась на надсмотрщика, чтобы не видеть разозлившего ее каторжника, с достоинством и гордостью двинулась к выходу из конюшни. Персиваль оцепенел, не в состоянии стряхнуть сковавший его ужас. Но как только до него дошел смысл происходящего, он поджал губы и подозрительно прищурился.

– Мисс Сара, что вы делаете в конюшне? Почему вы здесь ночью, наедине с преступником? – он говорил требовательно. Не дожидаясь ответа – совершенно очевидно, что подобному поведению нет оправдания – продолжал, раздражаясь все сильнее:

– Мой Бог, мисс Сара, о чем вы думали, приближаясь к такому мерзавцу? Он мог вас ранить, убить! Или того хуже.

Догадавшись, что Персиваль подразумевает под словом «хуже», Сара почувствовала, как лицо заливает краска стыда. Может быть, Персиваль и прав. Осужденный оказался грубой, неблагодарной скотиной, ей хотелось заставить себя поверить в то, что он способен на любое преступление, включая и то, на которое столь явно намекнул Персиваль. Она не сомневалась, что от страшной участи ее спасли непривлекательность и состояние здоровья каторжника.

– Я пришла, чтобы смазать ему раны на спине, мистер Персиваль, – спокойно сообщила Сара, надеясь не выдать собственного смущения и приближаясь к выходу из конюшни. Она приблизилась к Персивалю вплотную и остановилась, ожидая, когда тот освободит проход. Но надсмотрщик не двинулся с места, а стоял, переводя взгляд с девушки на осужденного и обратно. Тогда Сара попросила:

– Дайте мне пройти, пожалуйста. Персиваль даже не пошевелился, а потом резко спросил:

– Почему разбросаны лекарства? Если вы пришли лечить его, то почему не сделали этого? Мне показалось, что вы кричали. Ради Бога, скажите, если этот подлец дотронулся до вас… Он прикасался к вам, Сара? Только скажите, и я довершу начатое капитаном Фарли.

Персиваль отступил в сторону, освободив проход, а сам не сводил взгляда с каторжника, который лежал на животе и молча наблюдал за происходящим. Когда Персиваль разразился злобной тирадой, заключенный только приподнялся на локте, молча уставившись в глаза надсмотрщику, он был зол не меньше.

– Боже, если ты, ублюдок, прикоснулся к этой леди, то скоро будешь умолять меня о смерти до того, как я решу покончить с тобой.

– Не будьте смешным, мистер Персиваль! – несмотря на то, что Сара все еще была зла на заключенного, она попыталась остановить разбушевавшегося надсмотрщика. Она не может смотреть на зверства, не важно, заслужил ли этот подлец их или нет.

– Сара… – Персиваль шумно и возбужденно дышал. Лицо его сморщилось от ярости. Он был готов рвануться вперед, крепко сжав кулаки. Его глаза орехового цвета, буквально буравили девушку, требуя освободить дорогу. Сара властно вздернула подбородок, не двигаясь с места.

– Мне кажется, я не позволяла вам называть меня по имени, мистер Персиваль, – она попыталась отвлечь мужчину. К ее облегчению, ее маневр удался.

– Не глупи, девушка, – ответил он. – Нет ничего особенного в том, что я назвал тебя Сарой. В конце концов, мы скоро станем мужем и женой. Я позавчера говорил об этом с твоим отцом. Ты скоро привыкнешь и будешь звать меня по имени – Джон.

Персиваль отказывался принимать ее «нет» в ответ на предложение руки и сердца. Его самоуверенность только прибавила Саре злости. Она и без того была вне себя, а теперь оказалась близка к взрыву негодования. Обычно, она всегда вела себя очень сдержанно, была уравновешенной и спокойной. Но сегодня она выходила из себя по меньшей мере в третий раз. Выпрямив спину, Сара холодно уставилась на Персиваля и убрала руку с его груди.

– Я не намерена выходить за вас замуж. Вы это прекрасно знаете, мистер Персиваль, – произнесла она ледяным тоном, умышленно выделив обращение. – Вы с папой можете строить какие угодно планы. Но говорю вам со всей прямотой, я не стану вашей женой.

– Ах, Сара, девочка, ты просто боишься.

Снисходительный тон Персиваля и его настойчивость, с которой он продолжал называть девушку по имени, несмотря на запрет буквально взбесили Сару.

Она заскрипела зубами и уже открыла рот, чтобы сказать грубость, о которой ей потом пришлось бы пожалеть, но вовремя остановилась. Персиваль протянул руку, ей пришлось отступить, он прищурился, подозрительно глядя на нее, но не тронулся с места.

– Вы все еще не сказали мне, что сделал с вами этот заключенный? – спросил он, угрожающе уставившись на каторжника, лежащего на соломе.

Сара невольно оглянулась. Заключенный внимательно смотрел на них, приподняв голову и лежа на животе. Взгляды молодых людей встретились. Персиваль пристроил на крюк фонарь, чтобы освободить руки. В неярком Свете Сара увидела, как веки осужденного заговорщицки опустились и снова взметнулись вверх. При этом лицо казалось бесстрастным и совершенно спокойным. Сара поняла, что он догадывается о ее желании воспользоваться случаем и наказать его за грубость и оскорбительное отношение. Персиваль искал причину, чтобы выплеснуть на кого-либо скопившуюся злобу, ему нужна была жертва. Если Сара намекнет, надсмотрщик выпорет осужденного безжалостно и жестоко. Это доставит ему истинное наслаждение.

Официально телесные наказания были разрешены только правительственным органам и их агентам. На практике же землевладельцы и их работники обращались с каторжниками по своему усмотрению. Побои были общеприняты, и смерть под плеткой не казалась никому событием исключительным. Почти всегда на такие случаи правительство смотрело сквозь пальцы. Осужденные совершили преступление перед обществом, английские подонки переправлялись на принудительные работы в бескрайние просторы Австралии. Кто станет беспокоиться о преступниках, не доживших до конца срока? Кроме того, осужденные должны бояться людей, взявших их на работу. Разве можно иным способом заставить их что-то делать?

Хотя Эдвард контролировал работу Персиваля на Ловелле, разрешая сечь осужденных только в самых крайних случаях, у надсмотрщика было достаточно полномочий на ферме. Он мог высечь каторжника, и Эдвард никогда бы не узнал об этом. Сара подозревала, что ретивый служащий не раз поступал подобным образом. Аборигены и осужденные смертельно боялись Персиваля и никогда не проболтались бы о его жестокости из страха за собственную жизнь.

– Сара? – снова заговорил Персиваль, напоминая, что он все еще не получил от нее ответа на свой вопрос.

Сара посмотрела в темно-голубые глаза. Изможденное лицо каторжника застыло, словно высеченная из камня маска. Он смотрел на девушку, не моргая. Сара сердито поджала губы, возмущаясь холодным высокомерием осужденного. Она внезапно вспомнила, как гадко он называл ее и отвратительные вещи, в которых подозревал. Несомненно, этот наглец заслужил сурового наказания.

– Как вы можете нести подобную чушь, мистер Персиваль? – насмешливо фыркнула Сара. – Этот человек, конечно же, мне ничего плохого не мог сделать.

– Отчего же вы спорили с ним? – Персиваль не намеревался упускать добычу. – И не пытайтесь убедить меня, что вы не кричали. Я слышал все очень ясно.

Сара надменно оборвала его.

– Хоть это вас и не касается, объясню: он не хотел, чтобы я оказала ему помощь. А я настаивала. Теперь я понимаю, что он прав и не нуждается в моей помощи. Это все, вы довольны?

Персиваль сердито посмотрел на нее. Ему хотелось сейчас грубо оборвать ее. Она перешла черту, за которую не положено ступать женщине. Но ему пришлось прикусить язык. Он отлично помнил, чья она дочь. Его остановили и намерения по отношению к Саре. Сара заметила, как быстро смягчилось выражение его лица. Вероятно, Персиваль решил не демонстрировать ей мужскую власть до тех пор, пока она не стала его женой.

– Отлично, мисс Сара, – он снова взял на себя роль надсмотрщика, ему едва удавалось сдерживать рвущуюся наружу ярость. Сара вздрогнула, если до этого момента она сомневалась, стоит ли отказывать Персивалю, то теперь все сомнения испарились без следа. Глаза у него сверкали от злости. Если бы она стала его женой, то у нее появилась бы масса причин бояться. Неизвестно, какие жуткие формы может принять возмездие!

Сара пристально смотрела в багровое лицо надсмотрщика. Она не собиралась показывать, что внезапно испугалась его. Немного успокоившись, она наклонилась и принялась собирать рассыпавшиеся лекарства. В дальнем конце загона лежал второй осужденный, свернувшись в клубок. Он затаился и не двигался, значит, не спал, но не хотел принимать участия в разыгравшейся сцене.

Неблагодарный подлец, чью жизнь она спасла во второй раз, оставался недвижен, положив свободную руку под голову, вместо подушки. Он смотрел на Сару из-под полуопущенных век спокойно и равнодушно. Сара пристально взглянула на него, отвернулась и не смотрела в его сторону. Она решила, что больше никогда не станет помогать ему. Пусть теперь рассчитывает только на свои силы.

– Я помогу вам, – Персиваль старался справиться с собой, успокоиться. Он наклонился и принялся быстро собирать валяющиеся рядом с ним лекарства, подавая их Саре. Он лишь однажды метнул угрожающий взгляд в сторону каторжника, но девушка заметила его. Откровенная злоба светилась в глазах надсмотрщика, и Сара только еще сильнее укрепилась в своем решении: она не хочет оказаться во власти столь жестокого человека. Она – свободная женщина, и не собирается когда-либо подчиняться Персивалю. А осужденному придется.

– Я провожу вас в гостиницу, мисс Сара.

У нее уже больше не осталось сил сопротивляться, день был таким длинным и трудным. Сейчас самым лучшим местом на земле казалась постель. Она может заснуть, забыть события дня и двух совершенно разных мужчин, внезапно осложнивших ее жизнь. Зажав медицинскую сумку под мышкой, Сара вышла из конюшни и подождала, когда Персиваль снимет фонарь с крюка. Он не делал ни малейшей попытки прикоснуться к ней и благополучно проводив до гостиницы, пожелал спокойной ночи. Сара была благодарна ему за это. Несмотря на возрастающее отвращение к этому мужчине, она не хотела видеть его в числе своих врагов. Персиваль очень нужен на Ловелле. Эдвард не сможет управлять хозяйством без правой руки! К тому же в округе практически нет европейцев с незапятнанным прошлым. Сара занималась административной работой, но не могла исполнять обязанности надсмотрщика в поле. Осужденные и сезонные рабочие, выполняющие большую часть работы на Ловелле, были мужчинами. А мужчины не подчиняются приказам женщины. Во всяком случае, без Персиваля возникнет много проблем. А на Ловелле беспорядки никому не нужны.


Первые десять дней после утомительной поездки в Мельбурн Сара была так занята, что порой забывала поесть. Как обычно, отец проводил большую часть времени в загонах для молодняка. Поэтому девушке приходилось одной разбираться с наличными. Их было нынче гораздо меньше, чем требовалось по счетам. К тому же она была обязана управлять домашним хозяйством, заносить сведения об осужденных во все книги, а также заботиться обо всем. Лидия не была бы собой, если бы в отсутствие мужа и дочерей не умудрилась подхватить простуду. Несчастная Лиза последовала примеру мамочки. Штат прислуги в доме состоял из одной миссис Эботт, бывшей заключенной, которую покойная мать Сары сделала экономкой и двух девушек-аборигенок. Бедной Саре приходилось принимать живейшее участие в общей заботе о псевдобольных. Лидия ныла, что у них в доме слишком мало слуг, а новых муж не хочет нанять, даже когда она больна. Но Эдвард был слишком озабочен финансовым положением фермы, он строго наказал Саре никого больше не нанимать. Так что ей приходилось оставаться глухой к мольбам и требованиям Лидии, хотя нытье действовало ей на нервы. Когда Лидии, в конце концов стало лучше, Сара решила переложить заботы о ней и Лизе на плечи слуг и выбраться из дома на прогулку. Она слишком устала и хотела отдохнуть.

Сара вышла из дома через заднюю дверь, прошагала по огороду, где росли овощи для семейного стола и направилась к конюшне, выстроенной в двадцати ярдах от дома. Слева находился сад, снабжающий Ловеллу бананами, апельсинами, лимонами и инжиром. Темнокожие аборигены трудились в роще, снимали с листьев насекомых, давили их руками и бросали на землю. Огород и сад были зелеными даже в такую жару, благодаря построенной неподалеку ветряной мельнице, силуэт которой темнел с восточной стороны на фоне голубых гор. Ветер выл в мельничных лопастях. Этот звук стал такой же приметой лета, как и иссушающая жара. Сара почти не слышала, как гудит и воет мельница. Справа от тропинки располагался цветник. Сейчас там из земли торчали только сухие стебли. В это время года вода ценилась на вес золота, ее грешно было бы тратить на поливку цветов. Зеленая лужайка тоже высохла, трава сухо потрескивала под ногами.

Сара грустно качала головой, внимательно оглядев дом. Он казался уродливым строением, окруженным высохшими эвкалиптами. Эдвард построил его несколько лет назад. Сделал он это собственноручно с помощью нескольких аборигенов. Дом был возведен из высушенных на солнце досок. Сара часто задумывалась, имелся ли у отца план, когда он задумал строить? И если все-таки был, то что с ним произошло? В течение многих лет дом постоянно достраивался, во все стороны, словно бы наугад, протянулись крылья. Еще когда Сара была маленькой девочкой, к парадному и заднему крыльцу пристроили широкие просторные веранды, стены покрасили в белый цвет. Теперь, когда тень от эвкалиптов не загораживала стен, было видно, что краска во многих местах вздулась пузырями. Цветки и листва акации, растущей по обе стороны крыльца, грустно поникли, зной уничтожил даже их аромат. Непривлекательность дома стала очевидной, лишившись мягкого обрамления зеленой листвы деревьев и цветов. Дом выглядел тем, чем был на самом деле – зданием, возведенным на скорую руку.

Лошади сбились в кучу, прячась от солнца в тени дома. Животные услужливо сгоняли с друг друга мух, бедняжки тоже страдали от жары. Саре стало жаль их. В конюшне было немного прохладнее. После яркого солнечного света Сара не сразу привыкла к полумраку конюшни, она ласково потрепала Клеа по морде и пошла дальше, потому что ее любимец – Малаки приветственно заржал, увидев хозяйку. Саре хотелось прокатиться верхом, несмотря на жару. Она отправится к руслу реки, где на деревьях еще осталась зеленая листва. Там – блаженная прохлада.

– Оседлай мне Малаки, пожалуйста, – обратилась она к работнику, который возился неподалеку. Должно быть, это Джеггер, абориген, который работает у них конюхом.

– Да, мэм, – последовал ответ, преувеличенное почтение в голосе звучало почти издевательски. Джеггер не мог так разговаривать с ней. Господи, этот знакомый хрипловатый голос с почти незаметным живым акцентом…

Наконец ее глаза привыкли к полумраку, девушка прищурилась, стараясь разглядеть человека, который ей ответил. И вдруг до нее дошло, что мужчина чересчур высок, чтобы оказаться Джеггером. Потом она разглядела черты лица. С худого загорелого лица на Сару насмешливо смотрели прекрасные синие глаза.

ГЛАВА 4

– Галагер, – узнала Сара каторжника. Она надеялась, что после той унизительной ночи в гостиничной конюшне он никогда больше ей не встретится. Что он делает здесь? Папа решил, что потребуется несколько недель, пока Маделин вылечит спину осужденного, и лишь потом он сможет работать вместе со всеми.

– Так вы знаете, как меня зовут, – мужчина удивленно приподнял черную бровь и уставился на Сару. Он выглядел теперь гораздо лучше. Девушка с тревогой вспомнила их предыдущий разговор, растерянно оглядывая высокую фигуру. Она знала, что он очень рослый человек, но не предполагала, что почувствует себя рядом с ним карликом. Он все еще худой, но уже не истощенный. Чистая белая рубашка плотно обтягивала широкие плечи, черные узкие брюки плотно сидели на сильных мускулистых ногах. Сара исподтишка рассматривала его. Откровенная, чувственная красота самца возбуждала любопытство и волновала.

Вспомнив его непристойные предположения, Сара соображала, каким образом он прокомментирует подобный интерес, однако осмелилась и посмотрела ему прямо в лицо. Она не была готова к такому, ведь они встречались всего несколько раз. К тому же тогда Галагер был грязным, избитым, страдающим. Девушка смотрела на мужчину изумленно и растерянно. Увидев впервые его на «Септимусе», она подумала, что в иной ситуации он считался бы привлекательным мужчиной. Теперь он оказался живым воплощением мечты школьницы, привел в порядок волосы, вымыл, зачесал назад. Они слегка вились, были черные и блестящие, как воскресные ботинки отца Сары. Все выпуклости и впадины лица прекрасно дополняли друг друга. Сара никогда в жизни не видела такой совершенной красоты!

У него были широкий лоб, изящно очерченные скулы, квадратный, крепкий подбородок. Мужчина самоуверенно и издевательски улыбался, нижняя губа сочного рта была полнее верхней. Нос правильно очерченный, прямой.

Болезненная бледность исчезла, смугловатая от природы кожа загорела на жарком австралийском солнце и стала золотистой. Конечно, картина не казалась бы ей столь очаровательной, если бы не прекрасные глаза. Темные густые ресницы, которым позавидовала бы любая девушка, обрамляли невообразимо голубые глаза. Глаза сверкали, словно драгоценные камни. Наконец-то до Сары стало доходить, почему они так сияют: глаза откровенно насмехались над ней.

К стыду она осознала, как может истолковать этот мужчина ее немой восторг. Она внезапно вспомнила обидные подозрения и предположения, которые он высказывал тогда, когда она хотела помочь ему. Сара вспомнила обнаженное мускулистое тело, смуглую грудь. Навязчивые образы не исчезали из памяти. Сара помнила даже запах его тела и почувствовала, что краснеет. Этого ей только не хватало! Она отчаянно соображала, пытаясь припомнить, что он сказал. Ах, да, его имя.

– Я веду регистрационные книги, – спокойно сообщила она. Хотелось, чтобы он не заметил произведенного на нее впечатления. – Вы Доминик Галагер, вам тридцать два года. Ирландец. Лишены прав и приговорены к пятнадцати годам за грабеж. Кажется, я попросила вас оседлать мою лошадь.

Он прищурился. Внезапно Сара испугалась, они совсем одни в конюшне. Только лошади переступали в стойлах, били копытами и лениво жевали сено. Тогда его руки и ноги были закованы в кандалы, а теперь они были свободны. На Ловелле осужденные не ходили в кандалах. Это делалось не только из соображений морали. Бежать здесь было некуда. Разве что в буш [2] . Но буш безжалостен с теми, кто не знает страны. Даже если каторжнику и удалось выжить под неумолимым солнцем, то его выловят, словно бешеную собаку.

Повисла напряженная тишина, было слышно только назойливое жужжание мух. Сквозь открытые ворота в конюшню проникали косые лучи ослепительно-яркого солнца. Саре страстно захотелось выйти, оказаться как можно дальше от этого человека, пугающего ее враждебным настроением. Настороженность исходила от него вместе с резким запахом пота. Но Сара вспомнила, кем является она, и гордо выпрямила плечи. Не следует показывать ему, что она боится, вернее – немного побаивается. Он не должен это заметить.

– Да, мэм, – повторил он тем же тоном, в котором нельзя было не заметить иронии. Сара недовольно поджала губы. Придется обращаться с ним, как должна обращаться хозяйка со слугой. Она не позволит этому наглецу оскорблять ее.

– Можете обращаться ко мне «мисс Сара», – предложила девушка, направляясь к стойлу Малаки и поднимая щеколду. И отметила про себя, что Галагер хорошо обращается с животными. Она сделала такое заключение, наблюдая, как он выводит гнедого.

– Да, мисс Сара! – согласился он. Слова в его устах прозвучали словно пародия на обращение аборигенов, на их беспрекословное подчинение хозяевам. Сара почувствовала, что начинает раздражаться.

Что особенного в этом мужчине? Почему он постоянно злит ее? Обычно, даже перед возможностью более откровенной провокации она оставалась абсолютно спокойной. Общаясь с Галагером, она была готова выстрелить, как мушкет.

– Если вы покажете мне свое седло, мисс Сара, я буду быстрее ветра, мисс Сара.

Надев на Малаки уздечку, он направился к дальней стене. Сердито поджав губы, Сара следовала за ним.

Девушка угрюмо молчала. Так же молча, она указала ему на седло, попону и кнут.

Наверное, он специально поддразнивает ее, решила Сара, сердито глядя в широкую спину, пока он седлал лошадь, стараясь не делать резких движений. Должно быть, раны на спине до сих пор болят.

– А где Джеггер? – поинтересовалась Сара, просто так, чтобы смягчить возникшее напряжение.

Галагер оглянулся на нее. Сара посмотрела на его руки. Она до сих пор чувствовала на запястье прикосновение длинных цепких пальцев. Теперь его руки ловко и уверенно стягивали подпругу. Он разбирается в верховой езде!

– Ваш жених не видит смысла в том, чтобы я валялся в общежитии и задаром отъедался. Он приказал мне заменить Джеггера, по-моему, его так зовут? Приказал мне работать в конюшне еще три дня назад. Думаю, что Джеггер вместо меня копает колодец, мисс Сара.

Девушка поджала губы. Без сомнения, осужденный намеревается позлить ее.

– Если вы имеете в виду мистера Персиваля, то он мне не жених, – холодно заявила она.

– Да, вы раньше уже говорили об этом. Но, похоже, он считает, что вы просто трусите, – Галагер говорил спокойно, потом он шагнул к ней и прежде, чем Сара могла сообразить, что он собирается делать, мужчина обхватил ее за талию и приподнял. Она задохнулась от возмущения, автоматически вцепившись в крепкие мускулистые плечи. Он круто развернул ее в воздухе, подняв высоко над полом.

Она почувствовала себя до смешного маленькой и беспомощной. Ощущение беспомощности перед всеобъемлющей мужской силой было новым и определенно ей не нравилось.

Но сердце забилось учащенно, и Сара рассердилась еще сильнее.

– Отпустите меня! Как вы смеете! Что, по вашему, вы делаете? – она смотрела на него округлившимися от страха глазами.

– Как что? – усмехнулся он. – Помогаю вам взобраться на лошадь, мисс Сара! – и язвительно посмотрел на нее. Как только девушка почувствовала под собой гладкую кожу седла, добавил:

– А, по-вашему, что я делаю, мисс Сара?

Щеки девушки стали пунцовыми. Он помог ей попасть ногой в стремя. Теперь она удобно сидела в дамском седле. Сара совсем растерялась: руки прикасавшиеся к ее телу через тонкую хлопчатобумажную юбку для верховой езды и единственную нижнюю юбку, были руками настоящего мужчины.

– Ты дерзкий… – задыхаясь от негодования, гневно выпалила она, когда он спокойно вложил поводья в ее руки без перчаток. Сара отпрянула, боясь его новых прикосновений. Вместе с ней назад подался Малаки. Она отвлеклась, чтобы успокоить, удержать в повиновении животное. Потом свирепо взглянула на Галагера. Сидя на спине лошади, она была гораздо выше наглеца. Разница в положении, а также сила жеребца, приплясывающего под ней, придали ей силы.

– Если вы еще раз позволите себе подобным образом обращаться со мной, Галагер, у меня не будет выхода. Мне придется рассказать о вашем поведении отцу или мистеру Персивалю, – ей стоило больших усилий, чтобы говорить с ним холодно, но сдержанно. Хотелось закричать и броситься на него.

– А они, как мне пришлось убедиться, не придерживаются вашей точки зрения относительно христианского милосердия, – высказался он, голубые глаза смотрели на Сару с нескрываемой ненавистью. Она внутренне собралась в комок, испугавшись столь откровенной враждебности.

– Но вы должны понять, – продолжал он задумчиво, – я предпочитаю их жестокость вашему слащавому лицемерию. По крайней мере, они поступают честно.

Эти слова стали последней каплей, чаша терпения переполнилась. Сара крепко сжала поводья и наотмашь ударила ими по щеке наглеца. Кожа треснула, Галагер резко отступил и прикоснулся пальцами к ссадине. Когда он отвел ладонь и посмотрел на пальцы, они были в крови. Кровь тонкой струйкой сочилась по лицу.

Он зло усмехнулся, взглянув на окровавленные пальцы. Голубые глаза яростно сверкнули. Не дожидаясь, пока он опомнится и воздаст ей должное, Сара ударила каблуками по бокам Малаки. Жеребец уже давно волновался, ощущая напряжение, возникшее между людьми, он встал на дыбы, и Сара чуть не скатилась с него. Потом конь рванул в сторону выхода мимо Галагера.

Настроение было вконец испорчено. Сара истерически засмеялась, удивившись тому, что ее волнует отношение каторжника. За две долгих недели у нее появился свободный час, и издевка наглеца испортила ей настроение. Но тотчас же она перестала смеяться, вспомнив, какую рану оставила на щеке мужчины ударом поводьев. Сначала он был как будто бы ошеломлен, но потом разозлился. Не хотелось думать и предполагать, каким он может быть в ярости, чтобы сделал с ней, если бы она вовремя не сбежала. Он ведь каторжник, должно быть, жестокость ему известна. Можно было бы предположить, что в тот момент он мог бы ее ударить. Саре стало не по себе, когда она вспомнила кровь на его лице и пальцах. Она ударила его умышленно! Не смогла удержаться, разъярилась!

Никогда в жизни она не делала ничего подобного. И надеялась, что больше не сможет поднять руку на человека. Но надо что-то предпринять. Отец был прав, убеждая ее тогда на «Септимусе», что этот человек опасен. Она согласна, он наглый, грубый и… вспомнила о руках, которые прикасались к ее талии, коленям, которые были теплыми, крепкими, почувствовала, как внутри затрепетала какая-то тайная струна. Все, что она ощущала тогда и ощущает сейчас – простое отвращение. Это ощущение не может быть ничем другим. Мужчина – каторжник, преступник. Если бы она намекнула отцу или Персивалю о его поведении, Галагера обязательно наказали бы. Но разве ей хочется провоцировать наказание? Она уже видела, как он страдал на «Септимусе». Защищая ее честь, отец поступит беспощадно, она знала это точно. А Персивалю доставит удовольствие возможность высечь мятежного каторжника. Вспомнив свист плетки в руках палача, Сара почувствовала себя дурно и поморщилась от подкатившей тошноты. В этот момент она отлично поняла, что никогда не сможет обречь кого-либо на подобные мучения. Но не жить же теперь ей все пятнадцать лет, не высовывая носа из дома? Нельзя все время бояться встречи с Галагером, бояться его мести? Глупо даже предполагать подобную ситуацию. Необходимо избавиться от него. Но как сделать это, не объясняя отцу истинной причины?

Сара была слишком поглощена раздумьями и охватившей ее тревогой, не заметила, как Малаки свернул с тропы и направился в эвкалиптовую рощу – излюбленное место, где всегда можно что-то пожевать. Сара отпустила поводья, зная точно, что Малаки сам найдет дорогу. Она серьезно задумалась. Каким образом теперь ей отвести коня в конюшню, если там находится Галагер?

Эвкалиптовая роща была поистине прекрасным местом. Оживляя все вокруг, из-под земли вырывался минеральный источник, вытекающий из него ручеек оживлял все вокруг. Но сегодня Саре совсем не хотелось любоваться прелестью окружающей ее рощи. Не привлекла ее внимания даже стайка розовых какаду, которые вспорхнули с косматых древовидных папоротников. Малаки остановился у первых же зеленых травинок. Сара сидела, слегка откинувшись назад и придерживаясь за заднюю луку седла. Она рассеянно прислушивалась к тихому журчанию родника и гортанным крикам розели, спрятавшейся на стоящем рядом дереве. Что же делать с…?

Внезапно кто-то грубо схватил ее за талию и вытащил из седла. Малаки испуганно заржал и бросился в сторону. Действительность оказалась более опасной, чем только что состоявшийся разговор с Галагером.

Сара яростно завизжала, вырываясь из крепких мужских рук. Нападающий попытался зажать ей рот ладонью. В первое мгновение она решила, что Галагер дал ей возможность отъехать подальше от дома, а теперь напал, решив таким образом отомстить. В этой роще ее никто не услышит, никто не придет на помощь. Сара отчаянно отбивалась и извивалась, безуспешно пытаясь вырваться из цепких сильных рук. Наконец она изловчилась и, вывернувшись, увидела лицо нападавшего. Оно было узкое, загорелое, красные воспаленные веки и седые волосы не могли принадлежать Галагеру. Ужас возрос десятикратно! Сара изо всех сил ткнула мужчину в грудь локтем. Он хрюкнул, но не собирался ослаблять хватку. Тогда Сара нащупала ногой коленную чашечку противника и ударила изо всех сил крепким каблуком сапога для верховой езды. Мужчина упал на колени, выругался и повалился на спину, увлекая ее за собой. Сара попыталась воспользоваться ситуацией, укусила ладонь, сжимающую ей рот, и снова попыталась вывернуться. Мужчина вырвал руку и прежде, чем успел снова крепко зажать девушке рот, она пронзительно и призывно закричала.

Сара продолжала сопротивляться, но внезапно мужчина схватил ее за волосы. Девушка замерла от боли и ужаса. Этот человек белый! До нее только сейчас дошло, что он белый, значит – осужденный. Но явно не с Ловеллы. Должно быть, беглый каторжник, преступник. Может быть, он один из тех, кто в прошлом месяце спалил и разграбил Бриктон, поместье, расположенное южнее Ловеллы? Несмотря на то, что Поль Бриктон заслужил скандальную репутацию жестоким обращением к осужденным, Сара понимала, что каторжники опасны и во время мятежа они убили двух сыновей Бриктона. Бриктон заслужил постигшее его Божье возмездие. Сара вздрогнула, ощутив, как крепкие руки стиснули ее, контролируя каждое даже непроизвольное движение. Неужели он хочет убить ее?

Девушка снова попыталась вырваться, но мужчина приподнял ее над землей. Яростно извиваясь, Сара неожиданно почувствовала, что внезапно объятия ослабли, мужчина отпустил ее. Девушка вскрикнула от удивления и упала. Резные листья папоротника слегка смягчили падение, но Сара сильно ударилась ягодицами и локтями, тотчас же вскочила, готовая воспользоваться неожиданной свободой и убежать. Она с изумлением обнаружила, что мужчина яростно отбивается от кого-то другого! Мощная рука сжимает его шею, не позволяя ему даже вздохнуть. Другая рука крепко уцепилась за его плечо.

Сара встряхнула головой, звон в ушах стих, она отчетливо слышала натужное дыхание дерущихся мужчин и шелест травы, приминаемой ногами. Невольно взглянув через плечо обидчика, Сара изумленно уставилась на своего спасителя. Красивое лицо Доминика Галагера было искажено от напряжения. Взгляд ярко-синих глаз был мрачным и беспощадным.

ГЛАВА 5

– Не дергайся, подлый ублюдок, или я сверну тебе шею, – ирландский акцент Галагера был сильнее заметен, когда он угрожающе рычал на противника, который все еще пытался сопротивляться. Предупреждение не возымело должного действия, Галагеру пришлось с такой силой сомкнуть пальцы, что мужчина начал задыхаться. В круглых глазах побежденного застыл ужас, он судорожно хватал воздух ртом, пытаясь вдохнуть. Гала-гер сдавливал горло сильнее до тех пор, пока незнакомец не обмяк. Тогда ирландец медленно расслабил хватку.

– В следующий раз… Не будет следующего раза. Понятно? – Галагер был зол, он побледнел. Сначала Сара решила, что это от ярости, но потом заметила, что у него на лбу появились крупные капли пота. Пот мог появиться из-за жары, но было совершенно ясно, что он вспотел от боли. Прошло всего две недели после наказания, раны на спине еще не зажили. Заступничество стоило Галагеру довольно дорого. Сара была крайне удивлена его поступком. Его появлению можно было найти только одно объяснение, он отправился следом за ней, как она и остерегалась. Хотел отомстить… Возможно, он и сам удивлен собственным поступком. Наверняка у него просто не было времени на раздумья. Если бы он задумался над ситуацией, то понял бы, что вместо него мстит рок. А он при этом совершенно ничем не рискует. Сара была бы наказана, а он остался бы в стороне.

– Он ранил вас? – резко спросил Галагер. Сара отрицательно мотнула головой, она все еще не могла прийти в себя от изумления.

– Нет.

Ирландец облегченно вздохнул и переключил внимание на лежащего возле его ног человека.

– Что будем делать с ним, мисс Сара?

Девушка непонимающе смотрела на мужчин. Но привычное уже издевательское «мисс Сара» вернуло ее к действительности. Девушка тотчас же сообразила, что сидит в зарослях подорожника и со стороны настороженно наблюдает за своим спасителем. Наверное, она выглядит очень смешно. Сара сердито и недовольно взглянула на каторжника. Но что она может сказать в ответ? Она сама велела ему называть ее так. Все дело только в тоне, каким он произносил ее имя, нарочно поддразнивая. Сара была в этом уверена, но ее убежденность не могла ничем помочь. Дерзость, с которой он обращался к ней, возмущала.

Галагер улыбнулся, наслаждаясь ее беспомощной яростью. Он действительно был не правдоподобно красив. Солнечные лучи пробивались сквозь листву эвкалиптов и бросали голубые блики ему на волосы. На смуглом лице сияли белоснежные зубы. Сара затаила дыхание. Непроизвольная реакция на его замечательную внешность только еще больше злила ее. И вместе с тем она сама себя не могла понять, почему она сердится на своего спасителя, а не на человека, который напал на нее? Сара негодовала.

– Мисс Сара?

Девушка вскочила, нервно собрала растрепавшиеся волосы и забросила их за спину. Странно, но она подумала о том, что стала еще менее привлекательной. Юбка выпачкана, блузка разорвана, в прореху выглядывает край простой хлопчатобумажной сорочки, волосы рассыпались по спине, как сноп перезрелой пшеницы. Внезапно без всякой причины Сару взбесило сознание того, что у нее такая невзрачная внешность, особенно, если сравнивать с его неотразимым обаянием. Прижав ладонью лоскут разорванной английской блузки, Сара чувствовала себя круглой дурой, бессмысленно переводя взгляд с бесчувственного незнакомца на Галагера и обратно.

Ирландец издевательски усмехался. Сдерживаясь изо всех сил, чтобы не запустить чем-нибудь, возможно, даже камнем, прямо в белозубый нахально ухмыляющийся рот, Сара посмотрела на своего обидчика, размышляя, что делать с ним.

– Скорее всего, это беглый каторжник, – сказала она, не поднимая глаза на ирландца.

– Если так, то его придется сдать властям в Мельбурне. В любом случае его необходимо доставить на Ловеллу, – она нахмурилась, вспомнив, что Малаки сбежал. – Но каким образом?

– Я оставил лошадь за деревьями, – сообщил Галагер, кивнул в сторону реки. – Когда я услышал ваш крик, то подумал, что лучше незаметно подкрасться к армии, с которой вы сражались.

Он снова нагло улыбнулся, Сара заметила ямочку на левой щеке и снова отвернулась.

– Я уверен, что только нападение вражеской армии может вырвать такой истошный визг из горла храброй леди, мисс Сара, Она взглянула на него таким испепеляющим взглядом, от которого, казалось, должны были высохнуть глаза молодого человека, но прежде, чем ей удалось придумать достойный ответ, человек, чье горло до сих пор сжимали руки ирландца, начал медленно оседать. Саре почудилось, что мужчина умер, глаза закатились, рот приоткрылся, кожа сильно побледнела. Только приглядевшись, можно было заметить слабое движение грудной клетки, означавшее, что человек еще жив.

– Он потерял сознание, – Сара укоризненно посмотрела на Галагера, радуясь возможности выбранить его. Ирландец неопределенно пожал плечами, открыто демонстрируя полное равнодушие к участи человека, пострадавшего от его рук. Сара шагнула ближе, вокруг носа и рта лежащего без сознания мужчины обозначились синеватые пятна.

– Надо его отпустить, – сказала она, не желая отвечать, если вдруг мужчина задохнется.

– Не уверен, что сейчас вы рассуждаете верно, – он говорил очень спокойно. Сара поняла, что Галагер не желает обсуждать с ней свое поведение, она гневно взглянула на него.

– Я сказала, отпусти его! – повторила она, вызывающе глядя в глаза ирландца. Она уже устала оттого, что окружающие ее мужчины, привыкли считать себя выше женщин. А этот к тому же – просто-напросто каторжник!

– Положи его на землю и дай отдышаться. Ради Бога, мы не можем вести его на Ловеллу в таком виде. У нас только одна лошадь, ему придется идти пешком. Если ты не хочешь нести его на себе, конечно.

Галагер пристально посмотрел ей в глаза, пожал плечами и сказал:

– Как вам будет угодно, мисс Сара.

Сара сделала вид, что не обратила внимания на его покорность. Однако в глазах светился триумф, когда он опустил мужчину на землю. Тот лежал, не двигаясь, и казался таким жалким, что Сара подошла поближе, желая внимательно рассмотреть его. Возможно, этот человек очень болен. И тут же Сара одернула себя, отчего она так обеспокоена его состоянием, ведь всего несколько минут назад он легко стащил ее с лошади, и намерения у него явно были не самыми благородными. Если бы вовремя не подоспел Галагер…

– Назад, – предупредил ее Галагер, но было уже поздно.

Мужчина резво вскочил, по инерции его колени подогнулись, он толкнул склонившуюся над ним Сару. Она от удивления открыла рот и отпрянула назад, потом покачнулась и непременно упала бы, но ее подхватил Галагер. Он крепко обнял ее за талию, Сара рванулась в сторону, ощутив нежное прикосновение его теплых ладоней. Она не сразу сообразила, что он просто хотел поддержать ее. Внезапный стремительный толчок заставил ирландца отступить назад. Он споткнулся о поваленное дерево и упал, сильно ударившись спиной о землю. Молодой человек грубо выругался, Сара вздрогнула, представив, какую боль он сейчас испытывает, и рванулась к нему. А неизвестный в это время ринулся в сторону и побежал, петляя между деревьями, да так быстро, как его только могли нести ноги.

– Черт возьми, женщина, что вы наделали! – Гала-гер сердито сверкнул глазами. Он повернулся и лег на живот. Закрыв от боли глаза, неприязненно сказал:

– Если вы надеетесь, что я побегу за ним, то подумайте хорошенько. Я не смогу теперь сдвинуться с места и через месяц.

– Извините, – автоматически сказала Сара, и вдруг сообразила, к кому обращается. Она сердито нахмурила брови, зло посмотрела на лежащего перед ней мужчину и добавила:

– Не смейте на меня ругаться!

– Ты неблагодарная, – заговорил Галагер и проглотил последнее слово, будто бы вспомнив, что однажды те же самые слова сказала ему Сара. Потом он вздохнул и сдержанно улыбнулся. Сара тоже вспомнила стычку в гостиничной конюшне и тоже улыбнулась. Ситуация сложилась довольно забавная. Молодой человек был сейчас трогательно смешон. Он лежал на животе, резные листья папоротника обрамляли его голову, большое тело скрывалось среди буйной зелени. Он морщился от нестерпимой боли и одновременно пытался улыбаться. Впервые Сара увидела, как он улыбается, в его улыбке не было ни злобы, ни насмешки. Эффект оказался поразительный.

– Простите, мисс Сара.

Язвительной усмешки не получилось, он по-прежнему улыбался ласково и тепло. Сара протянула руку, чтобы помочь ему подняться. Но тут же нахмурилась, потому что он не пытался опереться на ее руку, будто не собирался вставать. Он лежал и рассматривал ее сквозь полуопущенные ресницы. Неужели он серьезно разбередил раны или просто собирается по-прежнему бессмысленно враждовать с ней? Закусив губу, Сара решила быть вежливой, тем самым заплатив ему долг, она наклонилась и озабоченно заглянула ему в глаза.

– Вам очень больно?

Он приподнял уголок рта, криво усмехнувшись.

– Не больнее, чем всегда. Думаю, мне необходимо немного полежать. У меня появилось подозрение, что спина черт знает как болит во время движения, – он немного помолчал, потом пошевелил плечами, поморщился и добавил:

– Надо думать, что ваш друг уже довольно далеко.

Сара оглядела подлесок, искренне желая, чтобы напавший на нее мужчина действительно исчез. Теперь Галагер был не в состоянии защитить ее, а ее шансы справиться с разбойником невелики. Но мужчины и след простыл. Над головой умиротворяюще шелестели листья деревьев. На ветку неподалеку уселись две розели, намереваясь выяснить отношения друг с другом. Они громко хлопали крыльями. Журчал вырывающийся из-под земли ключ.

– Думаю, да, – Сара не хотела выказывать столь откровенную надежду. Галагер снова рассмеялся, пристально рассматривая девушку.

– Вы не переживайте. Бели он вернется, я думаю, что смогу подняться и защитить вас.

– Зачем вы?.. – Сара не собиралась спрашивать его, но слова вырвались непроизвольно раньше, чем она успела закрыть рот. Он машинально дотронулся до ссадины на щеке. Сара вздрогнула, заметив его жест.

– Почему я вступился за вас, вы это хотите спросить? – он потрогал пальцем узкий след от удара поводьями. – Не знаю. Я поехал за вами, намереваясь рассчитаться. А потом убежать в заросли буша. Могу только предположить, что врожденное рыцарство взяло верх над здравым смыслом, – последние слова он сказал самоуничижительным тоном, а потом добавил:

– А может быть, мне просто хотелось уравнять наше положение.

– Уравнять?

Он опустил голову и снова заговорил:

– В тот день на «Септимусе» вы спасли мне жизнь. Теперь я спас вашу. Мы квиты, – в его словах прозвучало удовлетворение.

Сара посмотрела на него, напряженно нахмурив брови. Он пошевелился и повернулся на бок, теперь ей было хорошо видно его лицо. Но как она ни старалась, до нее никак не доходило, чему он так радуется, из-за того, что не имеет теперь перед ней никаких долгов и обязательств. Этот факт совершенно не повлиял на его поведение. Невозможно было бы упрекнуть его в фамильярности, он вел себя как нормальный цивилизованный человек.

– Что ж, какие бы побуждения вами ни руководили, я благодарю вас, – начала Сара, – содрогаюсь, представив, что произошло бы, если бы вы не пришли вовремя мне на помощь.

Галагер с трудом сел, поеживаясь и нервно передергивая плечами. Теперь он сидел на корточках, упираясь ладонями в колени. Рубашка была расстегнута на груди, Сара не могла не замечать темных блестящих завитков у основания шеи. От него тянуло острым, горячим жаром молодого мужчины. Девушка невольно отодвинулась, понимая, что находится в слишком опасной близости с мужчиной. Она резко и поспешно поднялась, не удосуживаясь позаботиться о том, чтобы отряхнуть как можно тщательнее юбку. Рукой она стыдливо придерживала разорванные края блузки.

– Да я сомневаюсь, что он хотел вас обидеть, – внезапно сказал Галагер, насмешливо рассматривая ее.

Сара вдруг с досадой отметила, что ее близость совершенно не волнует его, казалось, он вообще не замечал, что она женщина. Это и понятно, она такая невзрачная, а он такой безумно привлекательный. Ирландец, словно не замечая ее смятения, продолжал:

– Его, должно быть, больше заинтересовала ваша лошадь.

Сара ничего не могла с собой поделать, она чувствовала себя оскорбленной и униженной.

– Что ж, большое спасибо, – выпалила она, не задумываясь. Галагер нахмурился и пристально посмотрел на нее. Сообразив, что она оскорбилась, громко рассмеялся.

– Уязвленное самолюбие, мисс Сара? – он презрительно усмехнулся и начал осторожно подниматься, стараясь не делать при этом резких движений. Без сомнения, он страдал от боли незаживших ран. В конце концов, он встал и оказался очень высоким – на голову выше Сары, в то время как почти все знакомые ей мужчины были выше на дюйм-полтора. Он стоял очень близко. Сара откинула голову, чтобы видеть выражение его лица. Ей не понравилось возникшее ощущение. Она осознала, что появился мужчина, чья сила и чье присутствие пугает ее.

– Вам предпочтительнее было бы предположить, что он хотел вначале подло обойтись с вами, а потом убить? – спросил он.

Сара покраснела, ей с трудом удалось не отвести взгляда. Пусть так, пусть это звучит смешно и нелепо, но такая мысль ранила гораздо меньше, чем тот факт, что Галагер считает ее столь непривлекательной, и любой мужчина в первую очередь позарится на лошадь, а не на нее.

– Не смешите меня, – коротко сказала она, отворачиваясь. Но внезапно с удивлением обнаружила, что он положил ладонь на ее руку. Крепкие горячие пальцы обжигали кожу. Сара замерла, потом быстро посмотрела на молодого человека, намереваясь охладить его пыл. После того, что произошло, они на время забыли, что он – каторжник, невольник, а она – его хозяйка. Нельзя подавать ему надежду, их близость невозможна. Он должен помнить свое место, кстати, она не должна забывать о своем.

– Уберите руку, Галагер, – она посмотрела ему в глаза, нахмурилась сердито и недовольно.

Он тоже нахмурился, брови сошлись в одну линию. Молодой человек внимательно посмотрел на девушку невероятно синими глазами.

– А если я не сделаю этого? – вкрадчиво поинтересовался он.

Сара полуобернулась и испуганно уставилась на него. Вот тебе и вопрос! Что она будет делать? Что она сможет сделать, если он не прислушается к ее предостережению? Она ведь не могла подкрепить свой приказ силой. Сара снова взглянула на молодого человека и невольно улыбнулась уголками губ.

Он был таким большим, высоким, широкоплечим! Мощные руки и сильные ноги. Конечно же, она ни за что не справится с ним. Даже смешно надеяться на такое.

– Не имею представления, – чистосердечно призналась она, все еще слабо улыбаясь.

Он неожиданно рассмеялся, расслабившись.

– Я был уверен, что именно так вы и ответите, – он отпустил ее и смеясь, коснулся ссадины на щеке. – Меня это просто ужасает.

– Мне, правда, искренне жаль, что так получилось, – сказала она, глядя ему прямо в глаза. – Я ударила, не успев подумать. Никогда в жизни я еще так не поступала.

Он опустил руку и сказал резко:

– Не беспокойтесь, это всего лишь царапина. Меня били слишком часто и за меньшую провинность.

– Да, – согласилась она, вспомнив его изуродованную спину.

Он вдруг помрачнел и нахмурился.

– Не пора ли возвращаться? – спросил он бесцеремонно и грубо, Сара растерянно уставилась на него. – Не знаю, как вы, а я обязан работать. Сомневаюсь, что надсмотрщик обрадуется, когда заявится в конюшню и обнаружит, что я исчез. Меня не радует перспектива встречи с плеткой.

На этот раз он снова взял ее за руку, но сделал это бессознательно, увлекая девушку в том направлении, откуда пришел сам. Она решила, что сейчас не стоит порицать его за такую маленькую и необдуманную фамильярность, не стоит придираться, требовать почтительного отношения и злить его.

– Не волнуйтесь, если возникнет недоразумение, я скажу, что вы, похоже, спасли мне жизнь, – пообещала она.

Галагер насмешливо скривил губы.

– Спасибо, но я не собираюсь прятаться за вашу юбку, – ответ оказался кратким и грубым. Сара сообразила, что, возможно, снова находится в опасности. В любое мгновение могут быть забыты все разделяющие их барьеры. Он обращается с ней, как равный, вернее, даже, как мужчина, привыкший направлять слабых женщин. Совершенно очевидно, что он не испытывал недостатка в женском внимании. Сара тяжело вздохнула.

– Галагер, я не собиралась обижать вас, – осторожно начала она, обдумывая каждое слово. – Но вы усложните себе жизнь, если не научитесь сдерживаться.

Она остановилась, увидев за деревьями Макса – лучшего жеребца, большого вороного любимца отца Сары. Конечно же, со своим дерзким характером Галагер не мог выбрать другую лошадь. Макс спокойно общипывал листья с нижней ветки эвкалипта. Ирландец снял ладонь с руки Сары, но не потому, что решил прислушаться к ее совету, он просто принялся отвязывать коня.

– Вы слушаете меня? – нетерпеливо поинтересовалась она. И снова поймала себя на том, что обращается с ним, как с равным. Такое положение вещей немыслимо, необходимо что-то делать, хотя она чувствовала, что ей это, оказывается, нравится. Необходимо восстановить разделявший их барьер, даже ради его безопасности. Сара содрогнулась, представив, как разъярится отец или Персиваль, заметив, с какой фамильярностью он ведет себя. Бели бы они только узнали об этом…

– Вы говорили о том, что я веду себя не правильно, – повторяя ее слова, он подвел лошадь, потом отвернулся и набросил на руку поводья. И не успела она запротестовать, как он поднял ее за талию и усадил в седло точно так же, как сделал это в конюшне. Саре снова пришлось уцепиться за широкие плечи. Она ощущала под ладонями твердое, крепкое тело, чувствовала тепло, руки, помимо сознания, стремились исследовать упругость налитых мускулов. Оказавшись в седле, Сара резко отдернула ладони, будто бы обожглась.

– Да, именно об этом я и говорю! – гневно воскликнула Сара. Ярость пересилила все другие чувства, девушка была даже рада этому. Она не хотела признаваться себе, что прикосновение к его коже слишком волнует ее. Скорее всего, она еще не пришла в себя после случившегося неприятного события, все еще растеряна, ведет себя суетливо и неловко. Она хлопнула в ладони, пальцы все еще подрагивали. Смешно предполагать, что ее физически влечет к каторжнику, даже несмотря на то, что он чересчур красив.

Галагер понимающе смотрел на Сару, слегка изогнув бровь, девушка была в смятении. Немного подумав, молодой человек сунул обутую в грубый ботинок ногу в стремя и оказался позади Сары на спине лошади. Сара испугалась, потеряла равновесие и чуть не соскользнула на землю, почувствовав так близко сильное мужское тело. Галагер придержал, обняв за талию, усадил ее покрепче. Было неудобно сидеть боком в мужском седле, пришлось упереться ему в грудь плечом, а ягодицы оказались на твердых мышцах его раздвинутых бедер, ноги лежали поверх крепкой ноги мужчины. Сара практически сидела на коленях у Галагера!

Подол платья попал в луку седла, открывая простую нижнюю юбку из хлопчатобумажной ткани с единственной оборкой от колена до щиколотки. Сара принялась торопливо выдергивать подол. Суетливое движение сделало ее положение еще более мучительным, жар сильного тела, сидящего рядом мужчины, обволакивал словно пеленой, мускусный запах пота мутил сознание. Сара чувствовала, что теряет голову, а сильные бедра крепко и надежно обнимали ее.

– Отпустите меня! Снимите с седла! – Сара внезапно стала извиваться, пытаясь сползти на землю. Ее неистовые движения только усложнили и без того не совсем простую ситуацию. Мускулистые руки и бедра напряглись, удерживая ее. В горле у девушки пересохло, неожиданно она обмякла и расслабилась.

– Вы предпочитаете идти домой пешком? – поинтересовался он.

Сара с досадой подумала о том, что Галагер, кажется, остался совершенно равнодушен к тому обстоятельству, что она сидит у него на коленях. Вообще-то это должно было бы ее успокоить.

– Нет.

– Я тоже не собираюсь, – сказал он безмятежно и слегка коснулся каблуками боков лошади. Макс послушно тронулся с места. Сара пыталась сидеть прямо, не касаясь мужчины, но ей не повезло, она почувствовала, что снова соскальзывает и ухватилась за рубашку. Под тонкой льняной тканью перекатывались упругие мышцы широкой груди. Девушка торопливо разжала пальцы и немедленно поползла вниз. Галагер тут же покрепче обхватил ее за талию, делая вид, что не понимает намерений.

– Вам придется слезть. Сейчас же! Вы слышите? – голос Сары дрожал, ее пальцы цеплялись за луку, она слегка наклонилась вперед, чтобы не прижиматься к нему. Она была взбешена и одновременно встревожена, потому что ей хотелось прижаться к нему. К каторжнику! Этот факт прямо-таки ужасал ее.

– Если предполагаете, что я пойду пешком в такую дьявольскую жару только потому, что вы считаете себя слишком хорошей и чересчур страдаете от моих прикосновений, – снова в его словах слышалась откровенная враждебность. Сара оглянулась и испуганно вздрогнула, он смотрел на нее со злостью. Прищуренные глаза, рот, сжатый в полоску, во всем облике молодого человека сквозила напряженность. Он не правильно истолковал причину ее встревоженности. И слава Богу! Ее смятение уязвило его гордость! Сара подняла глаза к небесам. Господи, оказывается, в дополнение ко всем бедам она еще и переживает из-за ущемленного самолюбия каторжника!

– Галагер, – начала она осторожно. Или как можно осторожнее, принимая во внимание тот факт, что была скована его руками, упиралась головой ему в подбородок, а запах его тела пьянил и дурманил, – считаю я себя слишком «хорошей» или нет, не имеет никакого отношения к данным обстоятельствам. Я не знаю, как вы привыкли себя вести, но вижу, как вы держитесь сейчас, это очевидно. Но не забывайте, вы находитесь в Австралии. И нравится вам или нет, вы – каторжник. Пусть даже все идет вразрез с вашими желаниями, но вам необходимо знать свое место. И не вести себя так фамильярно.

– Разве я фамильярен, мисс Сара? – она снова почувствовала издевку, скрытую в словах Галагера. Сара невольно взглянула ему в лицо, губы у него побелели, а глаза сверкали, словно сапфиры, глядя на нее с нескрываемой злостью. Сара открыла рот, испуганно уставившись на молодого человека. Она снова забеспокоилась, почувствовав себя беспомощной и слабой, ей стало по-настоящему страшно, она находилась в непосредственной близости с преступником.

– Я могу вести себя более фамильярно, – продолжал он угрожающе. Лошадь внезапно остановилась, Сара была буквально шокирована. Галагер схватил ее за волосы, притянул к себе, ее голова теперь почти лежала у него на плече. Девушка была настолько ошарашена, что не успела воспротивиться, а просто изумленно смотрела на молодого человека огромными золотистыми глазами. Она была встревожена и, хотя не хотела признаваться, почувствовала возбуждение.

Несколько мгновений взбешенный мужчина пристально рассматривал ее. Взгляд был жестоким, губы сжаты. Пальцы, вцепившиеся в густые волосы, причиняли ей нестерпимую боль. Сара не к месту подумала о том, что волосы теперь будут похожи на кучу крысиных хвостов. Ярко-синие глаза, прекрасные и разгневанные, казалось, могут испепелить. Темноволосая голова медленно склонялась к ней. Сара слышала тревожный стук своего сердца. В горле мгновенно пересохло, веки отяжелели и опустились. Сара поняла, что сейчас он ее поцелует. Ей неожиданно стало интересно, как же он целуется…

– Отпустите меня, мне больно… – робко попросила она, с трудом открыв глаза и выпрямляя затекшую спину. Удивительно, но он послушался и отдернул голову так резко, будто получил от нее пощечину. Пальцы разжались, выпуская волосы девушки, другая рука высвободила ее талию. Без поддержки крепких рук Сара снова начала соскальзывать и через несколько секунд благополучно встала на ноги, тяжело дыша и старательно отряхивая юбку. Потом она попробовала пригладить волосы. А через несколько мгновений молодые люди услышали торопливый стук конских копыт. Сара тревожно посмотрела на Галагера, который спешился и стоял неподалеку от нее. Он был спокоен.

Сара успела успокоиться к тому моменту, когда в рощу ворвались Эдвард и Персиваль, с напряженными от волнения лицами, на взмокших от бешеной скачки лошадях. Сара ожидала их приближения спокойно, к ней вернулось привычное высокомерие. Словно бы насмехаясь над ней и ее попытками справиться с волнением, с дерева сорвался гигантский зимородок и хрипло захохотал.

– Сара, Бог мой, Сара, с тобой все в порядке? Что он сделал с тобой? – Персиваль мгновенно спешился к ткнул стволом ружья в Галагера. Осужденный посмотрел на него и криво усмехнулся. Сара растерялась от такого поворота дела и удивленно посмотрела на Персиваля.

– Ответь мужчине, дочка, – не торопясь спешиваться, посоветовал ей отец.

Сара ошеломленно поглядела на отца, потом перевела взгляд на Персиваля, в душе у нее вскипела ярость.

– Если вы имеете в виду Галагера, то он мне не сделал ничего плохого, – твердо и отчетливо сказала она. Это была правда. Но то, что почти случилось, чего она почти хотела и что они подразумевали, заставило ее покраснеть. Она обратилась к Персивалю и заговорила резко, почти презрительно, надеясь побороть собственное смущение:

– Ради всего святого, опустите ружье. Вы просто смешны.

– Ты не похожа на девушку, которой ничего не сделали, – странно безразличным тоном сказал отец, изучающе разглядывая ее. Сара снова покраснела, представляя, как выглядит: юбка выпачкана и облеплена сухими листьями, блузка разорвана, из прорехи выглядывает сорочка, волосы растрепались и беспорядочно торчат в разные стороны. Она смущенно сложила лоскуты, оторванные от блузки, придерживая их руками. Было стыдно вспоминать о том, как она перепиралась с Галагером, будучи в подобном виде. Сара встряхнула головой, убирая волосы с лица, и открыто посмотрела отцу в глаза.

ГЛАВА 6

– Ты прав, он кое-что все-таки сделал, – медленно заговорила Сара и быстро взглянула на Галагера. В его глазах мелькнуло предостережение. Уж очень подходящая сложилась ситуация, можно спокойно разделаться с ним сейчас. Отомстить за те немыслимые ощущения, желания, которые он в ней разбудил. Персиваль с воинственным видом поглядывал на девушку, потом поднял ружье стволом вверх и щелкнул затвором.

– Похоже, он спас мне жизнь, – быстро закончила Сара, почувствовав угрозу в страшном щелчке. Она подозревала, что Персивалю не требуется веская причина для того, чтобы пристрелить Галагера без сожаления и ни секунды не колеблясь.

– Но каким образом? – удивился отец, недоумевая, поглядев на молодого человека. Эдвард не был так зол и разъярен, как Персиваль, но выражение лица оставалось угрюмым и неприязненным. – Тебя сбросила лошадь? Я подумал… Не представляю, как можно… Малаки примчался в конюшню с вытаращенными от ужаса глазами.

– За то время, что я вас знаю, вы ни разу не выпали из седла, Са… мисс Сара, – встрял недовольно Персиваль. – Вы лучшая, дьяв… а, черт возьми, наездница из всех, кого я видел. Не позволяйте себе защищать каторжника, это недостойно благородной леди, – он зло кивнул в сторону Галагера. – Совершенно ясно, что он напал на вас. Если бы вы просто упали, то никогда бы таким образом не разорвали платье. И взгляните на его лицо. У него на щеке утром не было этой глубокой ссадины.

Саре очень хотелось осадить Персиваля за учиненный ей допрос. Но ей не хотелось, чтобы он еще больше злился на Галагера. Почему, она не могла сказать наверняка. Может быть, потому что каторжник посматривал на нее, как бы издеваясь или поддразнивая.

Теперь она догадывалась, как уязвима его душа, каким трогательным и нежным он может быть. А может быть, его прикосновения просто-напросто будили в ней физическое влечение? Сара тут же отбросила эту дикую по своей сути мысль. Мысль оказалась чересчур не правдоподобной, нелепой до смешного. Ей просто не хотелось, чтобы молодой человек пострадал из-за нее и ничего более.

– Если бы вы дали мне возможность все объяснить, мистер Персиваль, я уже давно рассказала бы, что случилось в действительности, – она холодно взглянула на надсмотрщика, потом повернулась к отцу, который все еще пристально и подозрительно рассматривал ее, он сидел на лошади, которая все еще тяжело дышала, опустив голову.

– Послушай, па, ты ведь прекрасно знаешь меня, чтобы поверить, в то, что, выражаясь словами мистера Персиваля, моя благопристойность могла бы помешать мне поднять шум, если бы Галагер действительно позволил по отношению ко мне какую-либо вольность! Да на меня напали, скорее всего, беглый каторжник. Он стащил меня с Малаки и пытался затянуть в кустарник. Но вмешался Галагер. Во время драки он сильно поранил щеку. Ты должен был бы поблагодарить его, а не стоять и пялиться на мистера Персиваля, который размахивает ружьем под носом у моего спасителя. Уверяю тебя, этот человек спас мне жизнь. Конечно, только благодаря ему меня не искалечили.

Отец задумчиво посмотрел на нее, сдвинув густые брови и размышляя над тем, что поведала ему дочь. Потом приказал Персивалю:

– Опусти ружье, Джон. – Персиваль покорно выполнил распоряжение. Потом Эдвард Маркхэм перевел взгляд на каторжника. – Благодарю вас за то, что вы пришли на помощь и спасли мою дочь. Как вас зовут, Галагер?

– Да, сэр, – Сара различила в его ответе нотки уважительного отношения. Но ей удалось скрыть собственное удивление. По крайней мере, можно быть уверенным, что молодой человек достаточно умен и не позволит себе нажить очередного врага в лице ее отца.

– Не стоит благодарности, сэр.

– Ты… – начал Эдвард, но его перебил Персиваль.

– А что ты тут делал, каким образом оказался в роще? – голос надсмотрщика звенел от ненависти, – Я отправил тебя на работу в конюшню и не помню, чтобы разрешил развлекаться верховой ездой, к тому же на лучшей лошади мистера Маркхэма.

Галагер, прищурившись, наблюдал за надсмотрщиком, в глубине синих глаз вскипала ярость, Сара поспешила вступиться за каторжника прежде, чем Галагер успел себя выдать. Она не понимала, почему ее беспокоит его безопасность, но отважилась вмешаться:

– Я попросила его составить мне компанию. Мне кажется, что мои приказы имеют преимущество перед вашими, мистер Персиваль! – повернувшись к отцу, она продолжала:

– Я вспомнила о мятеже каторжников в прошлом месяце у Бриктонов и испугалась. Предчувствие подсказало мне, что не следует отправляться на прогулку в одиночку. Интуиция меня не обманула.

Сара редко нервничала по какому бы то ни было поводу и не пугалась ничего. Отец отлично знал это. Поэтому девушка не могла быть уверена в том, что придуманный ей ответ он примет без подозрения. Но, как ни странно, сегодня произошло чудо.

– Хорошо, – кивнул Эдвард, багрянец уже сходил с его лица, но волосы все еще были мокрыми от пота. Он забыл дома шляпу, а, возможно, потерял ее во время бешеной скачки. В любом случае, он выглядит не совсем хорошо.

– Давайте вернемся в усадьбу, папа. Мне жарко, я очень устала и, как видишь, вся в грязи.

Если бы она хоть намеком дала ему понять, что обеспокоена состоянием его здоровья, то он бы из упрямства остался на жаре до самой темноты. Эдвард терпеть не мог, когда его опекали. Он считал болезни и недомогания уделом женщин.

– Хорошая мысль. Наверное, придется снарядить отряд и отправиться на поиски твоего обидчика. Не могу позволить такому негодяю разгуливать на свободе. И в будущем, Сара, прошу тебя, не езди одна. Всякий раз, когда соберешься отправиться дальше, чем на ружейный выстрел, бери с собой Галагера. Даже если вознамеришься прогуляться пешком. Я скажу твоей сестре и матери поступать точно так же. Ясно?

Сара изумленно вытаращила глаза и искоса посмотрела на Галагера. Он все еще стоял рядом с Максом, положив руку на черную блестящую спину жеребца. Персиваль сердито нахмурился, недовольно наблюдая за Эдвардом. Сара знала, что только она сумела уловить короткую дерзкую улыбку, которая мелькнула на лице молодого человека. Она была уверена, что одна поняла значение этой улыбки. Он радовался, наслаждался тем, что она спасая его, сама себя загнала в угол.

– Да, папа, – пробормотала она, внутренне поклявшись не переступать границу, отведенную отцом до тех пор, пока не поймают беглого каторжника. Она не рискнет оказаться в одной компании с Галагером, даже если ей придется лишиться прогулок вне усадьбы. Оказывается, этой свинье нельзя доверять. Он, конечно же, не станет держаться в отведенных ему рамках. Она считала опасным его отказ вести себя соответственно.

– Если позволите, мистер Маркхэм, я попробую высказаться. Мне кажется, что Галагер совершенно неподходящая компания для дам, хотя, безусловно, им необходим сопровождающий. Я хотел бы предложить свои услуги.

Эдвард насмешливо фыркнул.

– Не будь идиотом, Джон. Ты же знаешь, что нужен мне. Кто будет работать с овцами? Не можешь же ты болтаться за женщинами, как щенок на поводке?

Персиваль поджал губы. Сара заметила, несмотря на то, что он был в шляпе, его лицо приобрело ярко-красный цвет. Ярость не улучшала его внешности. Грубые черты лица казались уродливыми, особенно, если их сравнить с точеными чертами Галагера. Сара словно в первый раз заметила, какие у Персиваля слишком полные губы. Возможно, потому что все еще не могла избавиться от воспоминания о том, как к ее губам приближаются твердые губы Галагера.

– И все же, вокруг сколько угодно мужчин, которых можно было бы назначить на эту работу. Любой из них предпочтительнее этого, – Персиваль окинул молодого человека взглядом, полным откровенной ненависти. На лице Галагера не выражалось ничего, кроме сдержанной вежливости. Сара вновь невольно восхитилась его рассудительностью, он тщательно скрывал свои чувства в присутствии ее отца. Эдварду было невдомек, что он сам впускает лису в курятник.

– Мистер Маркхэм, вы, должно быть, забыли обстоятельства, при которых нам пришлось взять этого человека. Он – мошенник. Ему нельзя доверять.

– Я думаю, что он сегодня доказал на деле, на что способен. Галагер, как вы думаете, вы сумеете уберечь мою жену и дочерей от неожиданной опасности?

Каторжник даже глазом не моргнул, выслушав вопрос хозяина.

– Да, сэр, – спокойно ответил он.

Сара украдкой взглянула на него. Ей не хотелось, чтобы отец и Персиваль заметили ее опаску. А Галагер притворился, что не видит ничего, его лицо было безмятежным.

– Тогда, договорились. Сара, ты слышишь?

Саре ничего не оставалось делать, как согласиться. Как она могла протестовать, не рассказав о дерзком поведении молодого человека? Но ей совершенно не хотелось объяснять что-либо. Покорно вздохнув, она кивнула.

– Мистер Маркхэм, – не унимался Персиваль.

– Ни слова больше, Джон. Я принял решение. Ты же сам говорил, что Галагер еще не выздоровел, он не может выполнять работу, ради которой мы его взяли. Он может убирать в конюшне и присматривать за женщинами. Мы не можем ради этого освободить кого-то другого. Если мы хотим спасти остатки стада, то должны использовать на рытье колодцев всякого здорового мужчину. Это была горькая правда. Персивалю было нечего возразить. Все еще сердито хмурясь, он повернулся к лошади и молча вскочил в седло. Подобрав поводья гнедого, он предложил Саре:

– Лучше будет, если вы сядете на седельную подушку позади меня. Моя лошадь намного свежее, чем у мистера Маркхэма.

Сара вздернула голову и холодно посмотрела на него.

– Спасибо, но я поеду с отцом.

Эдвард молча смотрел на них. Ему не слишком нравилось, что дочь препирается с мужчиной, которого он хотел бы называть зятем.

– Девочка, Джон совершенно прав. Мы так торопились тебе на помощь, что я чуть не угробил эту клячу. Каким образом она вообще оказалась в нашей конюшне? Макса не было, и мне пришлось оседлать этот мешок костей.

– Ты мог бы сесть на Макса, я – позади тебя. А Галагер пусть возьмет твою лошадь.

– Я не смогу справиться сегодня с Максом, дочка.

Отчасти это была всего только уловка, чтобы заставить Сару сесть к Персивалю. Сара от злости топнула ногой. Ни при каких обстоятельствах отец не желал признавать себя больным. Она сомневалась, что он занемог или ослаб, это ему вовсе не свойственно. Его слова не более, чем дешевый трюк! Она не позволит ему принудить себя!

– Тогда я поеду с Галагером. В конце концов, Макс – самая свежая лошадь. Мне не хотелось бы искалечить гнедого, мистер Персиваль, – последние слова она сказала, сладко улыбаясь. Если бы у Макса было дамское седло, то она поехала бы на нем одна, пусть бы Галагер добирался до усадьбы пешком!

– Моя дочь не может сидеть позади каторжника!

Сара удивленно уставилась на отца широко раскрытыми глазами, услышав подобные слова. Отец внезапно разозлился. Сара ничего не могла с собой поделать и вопросительно посмотрела на молодого человека. Он тоже был в ярости, но прекрасно держал себя в руках. Только тот, кому уже приходилось видеть этот характерный изгиб губ, мог утверждать, что Галагер взбешен последними словами мистера Маркхэма.

У Сары не оставалось выбора, она позволила Персивалю посадить себя на седельную подушку, она была широкой. Сара вцепилась в луку седла, чтобы не прижиматься к мужчине. У нее было твердое намерение не дотрагиваться до Персиваля. Когда они наконец-то подъехали к Ловелле, то пальцы у нее затекли и сильно болели. Так как лошади очень устали, отец не хотел их уморить совсем, пришлось продвигаться довольно медленно. Только благодаря этому Сара удерживалась в седле, не хватаясь за Персиваля. Пару раз надсмотрщик пытался заговорить с ней, но девушка оставалась глуха. В результате Джон Персиваль буквально кипел от гнева. Сара злилась оттого, что ей пришлось на время примириться с его собственническими замашками. Галагер ехал в конце процессии, он был разъярен не меньше, чем Персиваль или Сара. Только Эдвард Маркхэм как всегда возглавляющий компанию, был в довольно благодушном настроении.

Как только компания въехала во двор конюшни, первым спешился Галагер. Держа в руке поводья, он быстро подошел к лошади Персиваля и подал руку Саре, помогая спуститься. Девушка еще больше рассердилась, за то, что он опередил Персиваля, тем самым поставив ее в довольно сложное положение. Она не могла отказаться от его услуги и положила руки на твердые широкие плечи, чтобы не вызвать новой волны подозрений со стороны отца. Под влажной от пота хлопчатобумажной рубашкой перекатывались упругие бугры мускулов. Молодой человек положил ладони ей на пояс и легко снял с лошади, бережно опустив на землю. Сара буквально негодовала, потому что ее пальцы-предатели изнывали от желания погладить это крепкое тело, узнать прелесть прикосновения к мужской коже.

Девушка резко отдернула руки, молодой человек немедленно отпустил ее и отступил назад. В его действиях не было ничего дерзкого или вызывающего, на что мог бы обратить внимание даже самый скрупулезный наблюдатель. Но Сара очень испугалась. Она отодвинулась, не осмеливаясь посмотреть на Галагера. Ее ладони, казалось, все еще покалывает, словно они до сих пор лежат на плечах, ощущая их жар и упругость. Оставив мужчин позаботиться о лошадях, она стремительно направилась к дому.


Лиза сидела на задней веранде дома, нетерпеливо ожидая появления сестры. Она в первый раз вышла из комнаты с тех пор, как подхватила простуду. Сара даже слегка удивилась, увидев, что Лиза покинула спальню. Можно было только предполагать причину выздоровления, скорее всего, девушка почувствовала отсутствие нежной и терпеливой сиделки. Возможно, такая же самовлюбленная как она, Лидия не стала выполнять бесконечные требования дочери: принеси ячменной воды, положи прохладную салфетку на лоб. К тому же обе женщины терпеть не могли миссис Эботт, бывшую каторжницу.

Во всяком случае, юная леди сидела в кресле-качалке, облаченная в свободное белое платье, которое носила только тогда, когда ее не могли увидеть посторонние. Лиза была обложена для удобства подушками. На столике сбоку стоял кувшин с лимонадом. Но вместо того, чтобы томно возлежать, как ожидала Сара, потому что Лиза не упускала возможности продемонстрировать всем собственное недомогание, девушка была на удивление оживленной. Она рассеянно посмотрела на сестру, а потом за ее спину. Глаза расширились, словно от удивления, и блестели. Сара растерянно оглянулась и замерла. Причина необычного поведения Лизы стала сразу же понятной. Галагер!

Черт возьми! У него хватило ума тащиться за ней в дом!

– Что вы себе позволяете? – требовательно сказала она, совершенно забыв о присутствии Лизы. Она возмущенно смотрела на мужчину, который, казалось, будет теперь преследовать ее, где только можно.

– Ну, что вы, мисс Сара! – голос и голубые глаза были лукавыми, он еще пытается поддразнивать ее. – Вы, конечно же, понимаете, что я не посмел бы без причины следовать за вами. Мистер Маркхэм не хочет, чтобы леди оставались в доме без охраны до тех пор, пока не будет пойман напавший на вас. Ваш отец считает, что в доме всегда найдется для меня работа. И всякий раз, когда кому-либо из дам потребуется компания, я буду под рукой. Кроме того, он объяснил, что у меня не будет возможности праздно шататься. Или как, мисс Сара?

– А, ты – каторжник, – внезапно протянула Лиза, судя по тону, она была глубоко разочарована.

Сара буквально оцепенела. Она заметила, как дрогнули уголки рта Галагера. Потом его лицо снова стало бесстрастным, словно маска. Сара сердито посмотрела на сестру и упрекнула:

– Что за манеры, Лиза?

Губы юной девушки обиженно задрожали. Она откинулась в качалке, всем своим видом демонстрируя неприязненное отношение к молодому человеку.

– Извините…

Она так неохотно извинилась и, видимо, только потому, что Сара потребовала. Сара не выносила грубостей даже по отношению к осужденным. Лиза и Лидия давно об этом знали, еще с тех пор, как однажды попытались указывать миссис Эботт на ее место в доме. Лиза мрачно оглядела молодого человека, потом улыбнулась и поинтересовалась:

– А вы очень симпатичный. Может быть, вы умеете танцевать?

– Лиза! – предупредила ее Сара.

– Послушай, в следующую пятницу мой бал, а я не умею танцевать новые танцы. Мне надо потренироваться с кем-нибудь. Ты же прекрасно знаешь, что папа танцует как бизон.

– Лиза!

– Боюсь, что те танцы, к которым я привык, вообще не потребуются на балу, – к удивлению Сары Лиза его не рассердила, а рассмешила. Сара поглядела на молодого человека, тот весело улыбался Лизе и был сейчас особенно красив. Сара почувствовала внезапную боль и тревогу, она не понимала себя. Неужели она ревнует каторжника к собственной сестре? Конечно же, нет. Просто Лиза молода, впечатлительна и очень, очень глупа. Сара точно знала, что Лиза еще никогда не видела такого мужчину, как этот каторжник. Юноши и мужчины, с которыми вели знакомство сестры, относились к категории мужчин, именуемой «солью земли». Они были постоянные и надежные. Ничто в их внешности не напоминало молодой леди о принце из романтического сна.

– Лиза, как ты себя ведешь! Галагер, если вас действительно сюда отправил папа, то вам придется подождать в конторе, пока я переоденусь и найду подходящую для вас работу. Идемте со мной.

Она резко шагнула с веранды, молодой человек послушно последовал за ней.

– О, Сара, какая ты все-таки зануда! Если останешься такой правильной, то никогда не найдешь себе мужа!

Голос Лизы дрожал от негодования. Ее отчитали перед незнакомцем, очень красивым, очень мужественным и решительным незнакомцем. Не важно, что он каторжник. Незнакомец следом за Сарой скрылся за дверями кухни.

Сара еле сдерживала страстное желание вернуться и придушить Лизу. Она воздержалась от данного поступка только потому, что считала себя по-настоящему великодушным человеком. Но оглянувшись на Галагера, заметила, что он холодно усмехается, пристально глядя на нее. Ей тут же захотелось расправиться с ним. Однако прежде, чем поддаться искушению, недостойному истиной леди, она заметила миссис Эботт. Та появилась из длинного коридора, отделяющего кухню от другой части дома. Длинный коридор был выстроен для того, чтобы в комнаты не проникали жар и запахи кухни, и отлично выполнял отведенную ему роль. Однако семье довольно часто приходилось мириться с пищей, которая успевала остыть до того, как попадала с плиты на стол.

– Ах, мисс Сара, что вы с собой сделали? – миссис Эботт так и не утратила акцент кокни [3] , прожив в Австралии пятнадцать лет. Подобно большинству приговоренных к переселению женщин, она была осуждена за проституцию. Именно поэтому Лидия, а вслед за матерью и Лиза, поселившись на Ловелле, с первого взгляда невзлюбили ее и обращались с ней так, будто женщина больна чумой. Только благодаря верному и постоянному заступничеству Сары, женщину не прогнали с фермы, как только в доме появилась миссис Маркхэм номер два.

Саре пришлось напомнить отцу, как преданно ухаживала за ее матерью бывшая каторжница. Все они перед ней в долгу. Миссис Эботт была необъемная, как амбарные ворота и так же гостеприимна. Бесс одевалась с ног до головы в черный бомбазин [4] , несмотря на невыносимую жару и настоятельные уговоры Сары. Женщина давно утратила остатки былой красоты, считала, что именно так и должна одеваться настоящая экономка. Сара иногда задумывалась, выглядела ли хоть когда-нибудь миссис Эботт привлекательно? Может быть, таким образом она хотела перечеркнуть свое прошлое?

– Это очень длинная история, миссис Эботт, – ответила Сара, не желая вдаваться в детали происшествия. Она указала на стоявшего у нее за спиной молодого человека, добавила:

– Это Галагер. Он какое-то время будет работать в доме. Галагер, это миссис Эботт, экономка и очень хорошая повариха. Если вы голодны, то она найдет что-нибудь. Когда закончите с едой, подождите меня в конторе. Миссис Эботт проводит вас.

– Буду рада, – приветливо улыбаясь, подтвердила дама. – Садись, парень, я только что испекла имбирный пряник и вот, если хочешь, сливки. Мисс Сара, ничего не случится, если вы задержитесь и тоже перекусите, у вас остались только кожа да кости.

– Я не голодна, миссис Эботт, – отказалась Сара и заметила, что Галагер довольно улыбается. Он развеселился от того, что сначала Лиза, а теперь миссис Эботт поставили ее в неловкое положение перед ним. Сара сердито взглянула на молодого человека потемневшими от еле сдерживаемой злости глазами. А он уже сидел за выскобленным добела кухонным столом. Сара даже не сомневалась, что он не успеет и глазом моргнуть, как миссис Эботт подаст ему огромный кусок пряника со сливками. Дама уже лучезарно улыбалась, и Сара, с тяжелым вздохом покидая кухню, подумала, что она не единственная, кто попал под необъяснимое обаяние этого мужчины.

Похоже он производил впечатление на любую женщину, с которой вступал даже в самый невинный контакт. Он действовал на женщин так, как действует на кошек кошачья мята.

Направляясь в свою комнату, Сара по пути заглянула в большую гостиную передней части дома. Две девушки-аборигенки Мэри и Тесс усердно натирали пол из тикового дерева, подготавливая комнату к танцам на предстоящем балу в честь семнадцатилетия Лизы. Настоящие имена девушек были другими, но Лидия пожаловалась, что не может никак запомнить австралийские имена и настояла на том, чтобы девушек называли по-английски.

Ковры и мебель из гостиной вынесли, оставив на время в другой комнате дальнего конца дома. Необходимо было вымыть окна и стены, отчистить огромные люстры, которые Лидия привезла сюда из далекой Англии. Потребуется немало времени, чтобы снять каждую подвеску, вымыть, а потом опять пристроить на место. Кроме того, нужно тщательно прибрать во всех других комнатах дома. Этот бал обойдется Эдварду в огромную сумму, а кроме того прибавит Саре и слугам дополнительную работу не на один час, а на несколько дней. Несмотря на то, что в данной обстановке ни одна пара рук не была бы лишней в других местах, Лидия настояла на том, чтобы вывести дочь в свет в истинно английском стиле. И Эдвард вынужден был уступить жене.

– Сара! Ты ужасно выглядишь. Если бы я не знала тебя, то подумала бы, что ты убирала конюшню.

По ступенькам навстречу Саре спускалась Лидия. Она даже поморщилась от отвращения. Обычно она старалась не выражать эмоций, чтобы на лице не оставалось морщин. Приближаясь к мачехе, Сара вздохнула, она была раздосадована. А та даже отвернула в сторону юбку, боясь прикосновением осквернить себя.

Лидия выглядела постаревшей и более пышной копией Лизы, у нее были такие же темные, каштановые волосы и почти такие же простодушные глаза спаниэля, как у дочери. Но в отличие от Лизы, Лидия не делала секрета из того, что еле выносит существование Сары. Сара со своей стороны, не чувствовала к мачехе той привязанности, какую испытывала к сводной сестре. Лидия, будучи дочерью младшего барона, вышла в первый раз замуж за богача, которого больше привлекало дворянство жены, чем она сама. Лидия приехала в Австралию с маленькой Лизой на руках. Муж умер и оставил женщину, вопреки ее ожиданиям, почти нищей. Вдовец Эдвард Маркхэм увидел пару раз в окне очаровательную улыбку, был принят и женился в течение недели. К тому времени матери Сары не было в живых около пяти лет. Несмотря на то, что девочка была шокирована появлением Лидии и Лизы, она приготовилась полюбить их всем сердцем. Пятнадцатилетней Саре Лидия казалась настоящей леди. В течение многих месяцев она старательно и отчаянно, но, увы, тщетно пыталась подражать мачехе. Но однажды Лидия злорадно растолковала, что Саре, имея такое невзрачное лицо, слишком тощую фигуру и совершенно прямые непокорные волосы просто необходимо быть опрятной, не более того.

Сара безусловно восхищалась мачехой. Ей нравились восхитительные наряды из яркого шелка и атласа, духи, лосьоны и мягкая женственность. Наивные мечты девочки оказались разрушены. Она поняла, что ее попытки превратиться в красавицу глупы и бессмысленны. Осознав это, она полностью забыла о модах и нарядных платьях. Лидия почти открыто намекала на то, что Саре не стоит даже думать о том, чтобы составить конкуренцию Лизе или самой Лидии.

Сара была тогда молодой, не разбиралась ни в чем, она без колебаний приняла на веру утверждения мачехи, нисколько не усомнившись. Ей никогда не приходило в голову, что она может сравниться с сестрой.

– Я попала в неприятную историю, – коротко ответила она, прекрасно понимая, что Лидия даже не поинтересуется неприятной историей в которую попала падчерица, не станет требовать подробностей. Все очень просто: прекрасную даму не интересует дочь мужа до тех пор, пока та не встала на пути.

– Я так и думала, – в холодном выговоре аристократической Англии ясно сквозило презрение. Лидия старательно сохраняла природное наречие, – не хотелось бы верить, что ты выбрала для себя стиль оборванки. Хотя, если все хорошенько взвесить, это в тебе ничего не изменит.

– Извините, – Сара прошла мимо мачехи и принялась подниматься по ступенькам лестницы, ее комната располагалась на втором этаже дальней части дома. Нет смысла обращать внимание и как-то реагировать на злобную насмешку мачехи, за долгие годы к ней нетрудно было привыкнуть.

Эдвард и Лидия занимали одну большую комнату в передней части второго этажа. Лиза жила во второй такой же.

Окна комнаты Сары выходили в сад. Девушка заняла еще и маленькую гостиную, уютную и милую, она сама переустроила ее из небольшой спаленки, которая обычно пустовала. Комнаты Сары были оформлены в цвета персика и зелени. Большую часть спальни занимала кровать под балдахином. Это была супружеская кровать ее матери. Лидия выбросила ее из спальни, едва появившись в доме. И Сара забрала к себе в память о матери.

Сейчас девушке хотелось погрузиться в мягкий успокаивающий уют комнаты и никогда больше не покидать ее. Она быстро сбросила разорванную одежду, ополоснулась водой и причесала волосы. Потом облачилась в чистое ситцевое платье из набивного ситца с неброским рисунком. Как и вся другая одежда Сары, платье имело одно неоспоримое преимущество – было немарким.

Сара посмотрела в зеркало на подвижной раме, убедилась, что волосы убраны в пучок тщательно, а пуговицы на платье наглухо застегнуты. Но неожиданно она почувствовала странное разочарование, разглядывая свое отражение. Такого с ней не случалось уже многие годы. Волосы были тщательно скручены в пучок, лицо сделалось слишком открытым, казалось, на ней остались только глаза. Золотистый оттенок платья подчеркивал цвет глаз. Но лицо выглядело болезненным, бледноватым. Наглухо застегнутое платье скрывало даже те несколько женственных изгибов, которые имелись у девушки. Обнаженные до плеч руки загорели от постоянного пребывания на солнце и были черными, как у аборигенов.

Сара недовольно отвернулась от собственного отражения. Она ненавидела свою внешность. Но почему она настолько безнадежно невзрачная? И почему это обстоятельство так ее обеспокоило? Сколько лет она считала, что ее стремления стать хоть чуточку привлекательнее похоронены навсегда. Вдруг она вспомнила о том, что внизу ее ждут «дела». Все ясно, вот где ответ на все вопросы, которые она пытается задать себе. Ее волнует присутствие высокого, мускулистого мужчины, такого поразительно красивого с ярко-голубыми до не правдоподобия глазами!

ГЛАВА 7

Доминик Галагер разогнулся и поморщился. Боль стала не такой сильной, но вместо нее появилось неприятное напряжение в мышцах спины и плеч. Ему трудно поднимать вверх руки и держать их над головой. Конечно, эта тощая очаровательница совершенно не догадывается об этом, она заставила его мыть окна. Он мог бы стойко перетерпеть еще дюжину таких избиений, которое стало причиной его теперешнего положения, но ни за что не показал бы ей своей слабости, да и никому другому. Никогда в жизни, ни у кого он не просил пощады, и не станет этого делать, даже если руки у него отсохнут вообще. Судя по всему, именно это ему и угрожает. Сегодня она заставила его мыть стены, а значит, вытягиваться и поднимать руки вверх. Вчера он белил стены дома, что требовало тех же самых движений. Позавчера ему удалось узнать, сколько хрустальных подвесок находится на люстре в гостиной. Ему пришлось снимать их, опускать в мыльную воду, прополаскивать, насухо вытирать, полировать, а потом снова пристраивать на прежние места. Как человек, незнакомый с его положением, Сара считала, что это довольно легкая работа, потому и выбирала именно те дела, которые причиняли ему наибольшие неудобства. Сейчас он мог видеть ее сквозь только что вымытое окно. Энергично двигая круглым подбородком, она, без сомнения, отдавала какое-то распоряжение двум бедным девушкам-аборигенкам, совершенно загнанным и беззащитным. Девицы согласно кивали и, вооружившись тряпками, набросились на мебель, словно двойняшки-дервиши, старательно вытирая пыль.

Мисс Сара. Это уважительное обращение застряло у него в горле, словно острая куриная кость. А ведь в Ирландии или Англии он именно так обращался к любой незнакомой порядочной девушке. Он подозревал, что ненавидел это обращение только потому, что был обязан пользоваться им не по собственному желанию, а по ее принуждению.

Сара какое-то время наблюдала за тем, как работают девушки, а потом вышла из комнаты. Доминик увидел, как взметнулись ее юбки, и сердито нахмурился. Она такая костлявая, угловатая, невзрачная, совершенно не в его вкусе. Отчего же его так влечет к ней? Он ни за что в жизни не смог бы объяснить, почему счел ее симпатичной. Под невзрачной одеждой и маской чопорной хозяйки дома он иногда замечал интригующие его жесты, движения, признаки совершенно другой женщины, женщины на удивление чувственной и страстной.

Он, конечно же, замечал, каким жаждущим взглядом окидывала она его, надеясь, что он и не подозревает об этом. Черт возьми, иногда ему казалось, что она и не подозревает о том огне, который бушует в ее крови и о страсти, которую выдают глаза. Случайно прикасаясь к нему, она непроизвольно вздрагивает. Но такое поведение женщины не было для него новостью, не был он и слишком самонадеянным. Он принимал как само собой разумеющееся тот факт, что женщины считают его красивым. Иногда он чувствовал себя не очень уютно, иногда забавлялся, иногда ему становилось приятно. Все зависело от степени привлекательности женщины. Теперь Галагеру приходится признаваться, что мисс Сара нравится ему совсем не так, как другие женщины. Он не мог бы объяснить как или почему, но он часто представлял себе, как снимает с нее эти ужасные платья, как обнимает, целует, ласкает ее стройную фигуру, как несет на руках обнаженную девушку, как не дает ей уснуть всю ночь напролет.

Доминик невольно потрогал щеку там, где Сара полоснула поводьями. Узкая ссадина уже почти затянулась. Но он до сих пор помнит полыхнувший в ее глазах яростный огонь, слышит гневные нотки в обычно спокойном учтивом голосе. Тогда она его здорово удивила. Не меньше, чем в ту ночь, когда появилась в конюшне гостиницы и не смогла сдержаться. Кто бы мог подумать, что добропорядочная старая дева способна на вспышку гнева. Уж он-то и не подозревал. И в том, и в другом случае она превратилась в дикую тигрицу и составила восхитительный контраст с обычно постной престарелой девицей. Но вторая сущность гораздо чаще жила в ней. Может быть, все очень просто: наверное, ему хочется узнать, какая же в ней женщина – настоящая? Может, тогда его возрастающее, невиданное по силе влечение к ней исчезнет?

Конечно, у него много месяцев не было женщины. Но дело не только в этом и даже не столько в этом. Если бы все можно было объяснить так просто, то он приударил бы за младшей сестричкой. Она гораздо ближе к тому типу женщин, которые когда-то волновали Доминика Галагера. Мягкая, округлая во всех нужных местах. И совершенно не боится быть женщиной. Вот только ему она не нравится. Не нравится, несмотря на то, что бегает за ним по пятам и откровенно заигрывает. Иногда Доминику требовалась выдержка, чтобы не засмеяться откровенно или не влепить кокетке пощечину. Шлепнуть хотелось ее всякий раз после того, как мисс Лиза нагло отдавала очередное распоряжение, отчего Галагер буквально выходил из себя.

Юная Лиза совершенно созрела для встречи с мужчиной. Легче легкого взять то, что она постоянно и довольно назойливо предлагает. Ей семнадцать, она уже взрослая. Значит, его останавливает не возраст. Он мог рискнуть лучшей лошадью из тех, каких имел в Ирландии, что девчонка сексуально более осведомлена и развита, чем ее чопорная и порядочная сестрица.

Но Доминик не мог вызвать в себе никакого отклика на ее заигрывания, у него не появилось желания воспользоваться услугами юной распутницы или ее хищной сучки-матери. Он не раз ловил на себе долгие взгляды хозяйки дома. По примеру доченьки, она завела привычку прогуливаться после обеда «для укрепления здоровья». И обязательно в сопровождении Галагера. Но миссис Маркхэм вела себя гораздо хитрее и осторожнее, чем дочь. Только глаза выдавали, что мужчина ей очень нравится. Однако ему хотелось увидеть в своей постели только одну леди Маркхэм. Он хотел Сару, мисс Сару. Должно быть, только мечты о ее соблазнительном теле не давали ему выспаться как следует.

– Галагер, я принесла вам лимонаду, похоже, сегодня ужасно жарко, – конечно же, это появилась Лиза. Доминик резко повернулся, бросил тряпку в ведро с мыльной водой, которое стояло возле его ног, и передернул одеревеневшими от напряжения плечами. Сегодня он мыл окна.

– Очень мило с вашей стороны. Спасибо, – Доминик взял стакан и жадно осушил его до дна. Ему вовсе не хотелось видеть притворно-застенчивую улыбку Лизы, но из-за непривычной для него жары в этой чертовой стране он плавился и потел, словно кусок льда возле костра. Приходилось пить все подряд. Допив лимонад, он вытер со лба тыльной стороной ладони пот и вернул стакан девушке. Она взяла его, но не двинулась с места, жадно глядя на обнаженную грудь Доминика под расстегнутой рубашкой. Он бы вообще снял рубашку, если бы не страшные рубцы на спине. Ни за что на свете он не собирался афишировать собственное унижение – его избили, словно собаку или раба! Да, собственно, теперь он и был рабом.

– Вам лучше вернуться в дом. Не хотите же вы, чтобы ваш носик обгорел накануне бала? – слова звучали недвусмысленно, это была отставка. Не столь важно, что слуга не может прогнать госпожу. Не хватало еще вести себя, как покорный слуга на побегушках у семнадцатилетней девушки.

– Но мы же находимся в тени! – Лиза открыто посмотрела ему в лицо и весело подмигнула. Если бы ему сейчас хотелось развлечься, то он рассмеялся бы над ее вульгарным заигрыванием. Но Доминику было не до веселья. Им помыкала словно лакеем жеманная мисс Сара. Он еле сдерживался, чтобы не взбеситься.

– Да, конечно, – он только сейчас заметил, что над тем местом, где они стояли, нависли кроны стойких эвкалиптов.

– Я уже вымыл это окно, следующее – не в тени.

Лиза раздраженно вздохнула, уперлась руками в бедра и сморщилась. Эту обиженную гримаску, видимо, она репетировала не один час перед зеркалом. Открытое платье из белого канифаса, усыпанное розовыми бутончиками, не скрывало обнаженных плеч и груди. В Ирландии порядочная девушка не обнажила бы так сильно спину и плечи в столь ранний час. Доминик подозревал, что в Австралии существуют те же правила приличий, но сегодня, видимо, Лиза настроилась решительно.

– Я хочу погулять. Па сказал, что ты должен ходить вместе со мной.

Доминик оглядел ее с ног до головы настороженным взглядом. Да, Лиза осанистая, аппетитная девица. Пышная грудь выдавалась вперед, натягивая ткань платья. Одной рукой Лиза упиралась в крутое бедро, другая поправляла пышные завитки ниспадавших на плечи темных волос.

«Чертовски горячая девчонка!» – подумал Доминик.

Смеющиеся карие глаза словно бы поддразнивали, капризный розовый ротик делал ее очень милой. Но почему она вызывает у него только одно желание – схватить ее за плечи и трясти до тех пор, пока ее зубы не начнут выбивать барабанную дробь?

– Ваша сестра настоятельно потребовала, чтобы я сегодня домыл все окна. Мне очень жаль, но прогулку придется отложить.

– О, черт возьми эту Сару! Вам не обязательно делать все то, что она приказывает. Почему вы обращаете на ее слова больше внимания, чем на мои? Я для вас такая же хозяйка!

– Что ж, возможно, вы правы. Но, видите ли, она первой отдала мне распоряжение. Наверное, вы согласитесь, что у нее приоритет на мое время? – он снова отказывал ей в очередной раз. Лиза посмотрела на него оскорбленно. Доминик склонился над ведром. Но не успел взять его в руку, когда послышался другой голос. Доминик вздрогнул и выпрямился.

– Лиза, тебя ждет мама. Поторопись, пожалуйста.

Сара вышла из-за угла дома и остановилась в нескольких футах среди кустов вялой акации. Она была зла, как черт, если судить по тому, как скрестила руки на маленькой груди. Доминик тоже был зол. Старое голубое платье в клетку вовсе не украшало девушку. Волосы, такие прекрасные волосы, Доминик однажды видел, как они рассыпались по плечам, стянуты в неопрятный узел на затылке. У нее были чудесные глаза, которые она пыталась скрыть под сердито нахмуренными бровями. Рядом с роскошной, женственной сестрой, она выглядела беспомощной, угловатой и бесполой, словно саранча.

Ее преувеличенная, нарочитая невзрачность раздражала мужчину. Как он может испытывать муки вожделения к такой несексуальной женщине? Это совершенно не похоже на прежнего Доминика Галагера.

– Чего она хочет? – недовольно глядя на сестру, поинтересовалась Лиза.

– Сходи да узнай. Может быть, наконец-то привезли твое бальное платье?

– Ой, ты правда так думаешь? – Лиза взвизгнула от удовольствия и тут же изменилась. Она стала тем, кем была на самом деле – молоденькой девушкой, взволнованной перед первым в жизни балом.

– Я должна его обязательно примерить, – она подхватила юбки и, несмотря на жару, бросилась бежать вокруг дома к веранде.

– Я хочу поговорить с вами, – спокойно сказала Сара, как только Лиза убежала.

Доминик не отвечал. Он прислонился плечом к раме только что вымытого окна и вопросительно смотрел на Сару, она подошла ближе.

– Вы должны держаться подальше от Лизы.

Он рассмеялся. Она шагнула еще ближе, глаза сердито сверкали, напомнив ему о виденной однажды в Дублинском цирке львице. Внезапно захотелось заманить ее в свои сети, раздразнить, довести до бешенства. Ей ведь удается безнаказанно выводить его их себя!

– Я говорю серьезно, Галагер. Она слишком молода и впечатлительна. Вы не должны заигрывать с ней. Вы для нее слишком взрослый, это во-первых, а во-вторых… Она, кажется, догадывается, что ему невыносимо трудно слышать это слово. И Сара не стала продолжать, остановилась, не договорив.

– Каторжник? – сказал он слишком мягко и слегка отодвинулся от окна. – Я не достоин стирать пыль с туфелек вашей сестры. Что же, возможно, она очень привлекательна… Бог свидетель, вокруг так мало очаровательных женщин.

Его слова задели ее. Значит, он добился желаемого результата. Похоже, она очень болезненно воспринимала замечания по поводу своей внешности и стояла теперь, поджав губы и зло сверкая глазами. Доминик внезапно обратил внимание на то, какие у нее широкие, полные губы. Это явное свидетельство женственности ей скрыть не удавалось. Губы не прикроешь бесформенной одеждой. Он рассеянно поглядел на нее и задумался, как бы выглядела Сара, если бы хоть немного приложила усилий, чтобы улучшить внешность? Ей бы более пышную, мягкую прическу, подходящее платье. То, которое она надела сегодня, выглядит так, будто предназначено для савана миссис Эботт.

– Вы, меня слышите? – спросила Сара, подойдя к нему вплотную. Она и в самом деле была очень рассержена. Доминик внезапно сообразил, что ему доставляет немыслимое удовольствие такое положение. Схватиться с ней гораздо интереснее, чем мыть опостылевшие окна.

– Уж очень вы ревнуете свою маленькую сестренку, – мягко начал он, в голосе был отчетливо слышен легкий ирландский акцент. Его насмешка произвела должное впечатление. Сара взорвалась, словно фейерверк.

– Ах ты – дерзкий нахал! Стала бы я ревновать Лизу к… к каторжнику!

– А разве я не прав мисс Сара? – Доминик нагло усмехнулся, предвкушая, как сейчас напряжется ее тело. Однако не успел приготовиться к звонкой пощечине. Ему сразу же расхотелось насмехаться над ней.

Он поднял ладонь к лицу, мгновенно превратившись в такого же разъяренного зверя, каким была Сара.

– Ах, ты – жестокая дрянь! – прорычал Доминик, в его взгляде светилась первобытная страсть, испугавшая девушку. – Что ж, вам пора узнать, что жестокость порождает жестокость, мисс Сара!

Сказав это, он сильно рванул ее к себе, нимало не заботясь о том, что его стальные пальцы могут оставить кровоподтеки на гладкой коже обнаженных рук. Сара изумленно посмотрела на него огромными испуганными глазами, полные губы слегка приоткрылись от растерянности.

Доминик с силой обхватил их ртом так, как мечтал несколько недель подряд. Он поймал эти губы. Только одна мысль смогла пробиться сквозь опьянение охватившей его страсти. Он оказался прав, губы были нежными, мягкими, чувственными.

ГЛАВА 8

Как только губы Галагера прикоснулись к ее губам, Сара оцепенела от неожиданности и смятения. Она старалась не обращать внимания на возникшее возбуждение, которое заглушило ярость и злость, вспыхнувшие в ее душе. Рот молодого человека с силой стискивал ее губы, прижимая к зубам. Как он смеет таким образом поступать с ней? Ведь ей больно! Она чувствовала – думая только о физических неудобствах, которые ей причиняет этот мужчина, можно охладить страстное желание, почти овладевшее ею, раствориться в его объятиях и наслаждаться поцелуем.

Сара попыталась опомниться… Потом почувствовала солоноватый привкус крови, нежная кожа на губе лопнула. Девушка застонала. Доминику показалось, что он всю жизнь ждал этого почти неслышного звука. Его руки напряглись еще сильнее, вцепившись в нежные плечи девушки. Как Сара ни старалась, ей не удалось помнить о том, что он делает ей больно. Независимо от сознания, она все больше подчинялась твердым, настойчивым губам, решительно завладевшим ею, отдавалась на милость проникавшего в рот горячего языка.

Сара снова застонала и затрепетала, внезапно ответив этому чувственному вторжению. Он отпустил ее руки, крепко прижал девушку к себе, обнял. Она ощущала жар его сильного тела, к животу прижалась его восставшая мужская плоть.

Сара попыталась заставить себя думать, надо было что-то предпринять. Девушка с силой уперлась в грудь мужчины руками. Она не допустит… она не может допустить… чтобы случилось… Ладони заскользили по влажной от пота, обнаженной груди, покрытой кудрявыми волосами. И вдруг замерли, против воли Сары ее пальцы погрузились в шелковистый ковер, ногти оцарапали упругую кожу.

Из груди Доминика вырвался гортанный хриплый стон. Теперь он обнимал Сару на так грубо, но объятия были крепкими и в то же время неожиданно нежными, бережными. Ее голова лежала у него на сгибе руки. Девушка почувствовала, как подрагивают от напряжения крепкие, упругие мышцы. Молодой человек дышал часто и прерывисто. Сара слышала, как гулко бьется его сердце. Язык Доминика принялся исследовать ее рот нежно, но жадно и торопливо. Сара перестала сопротивляться, ощутив, как изменились ее чувства. Внутри разгорался огонь страсти. Наслаждение пронизывало ее до кончиков пальцев, все тело покалывало горячими иглами. Это было одновременно и сладостно, и мучительно. Девушка закрыла глаза, блаженствуя и наслаждаясь крепкими мужскими объятиями.

Дурманящая сладость его рта заставила Сару забыть обо всем, о том, кто он и кто она, о месте и положении, которое было отведено в обществе каждому из них. Она забыла обо всем на свете! И могла сейчас только воспринимать эти горячие волны, которые туманят разум, ощущать странный, неутолимый голод, заставивший набухать ее маленькую грудь. Тело мужчины – прекрасное, влажное от пота тело вызывало ответную пульсацию в укромном, потаенном местечке между бедер.

Его язык снова двинулся вперед, и Сара безрассудно, дерзко, страстно зашевелила язычком, устремив его навстречу блаженству. Доминик плотно прижался к ней, она ощущала кожей каждый напряженный мускул, почти сливающийся с ее плотью. Сара подалась вперед, стыдливо и вместе с тем радостно ощущая, как все сильнее напрягается его мужское естество.

Теперь его губы обжигали. Девушке казалось, что на месте их прикосновения останутся только угли. Она торопливо и судорожно отвечала на каждое прикосновение языка. Если бы он внезапно отпустил ее сейчас, то она просто-напросто повисла бы у него на шее.

Поцелуй завершился так же внезапно, как и начался. Галагер взял Сару за плечи и без предупреждения отстранился от нее. Она тихонько застонала, протестуя. Но он уже остыл и насмешливо разглядывал ее с беспощадным любопытством.

Сара задыхалась, с изумлением разглядывая иссиня-черные волосы, упрямый сильный рот и безумно голубые глаза. Он криво усмехнулся и больно сжал ей плечо, пробормотав сквозь зубы:

– Кто-то идет.

Сара соображала с трудом. Доминик нетерпеливо встряхнул ее и наконец привел в чувство. К ней вернулось ощущение реальности, а с ним и чувство ужаса, негодования, раскаяния и раздражения. Сара зажала ладонью губы, они припухли и все еще вздрагивали. Девушка испуганно уставилась на Галагера. Послышались голоса рабочих, проходивших мимо, она мучительно покраснела. Если они видели… если кто-нибудь заметил что…

– Отпустите меня, – сказала она, и решительно дернулась. Мгновение он колебался, потом отпустил ее руку и слегка отступил. Направляясь в сад, мимо них прошла группа рабочих-аборигенов. Сара воспользовалась этим и отпрянула в сторону, все еще не отнимая ладони ото рта. Оказавшись в безопасном, по ее мнению, расстоянии, резко повернулась и побежала в дом.


Следующие три дня все в доме буквально сбивались с ног, занятые подготовкой к предстоящему балу. У Сары возникала тысяча дел и забот, которые не давали возможности подумать о себе. Но нет-нет, да и вспоминался жгучий поцелуй Доминика Галагера, поцелуй каторжника. Позорное клеймо. Хорошие знакомые, друзья и близкие соседи были бы возмущены, узнав об этом. Если бы кто-то узнал о том, что молодая женщина, леди из порядочной семьи целовалась с осужденным, каторжником, преступником, позора было бы не избежать.

Но Сара отлично помнила, каким образом ее плоть отозвалась, откликнулась на этот злосчастный поцелуй. Наверное, прикоснувшись к ней губами, Галагер каким-то образом околдовал ее, она была не в состоянии думать и здраво размышлять. Другого объяснения случившемуся она найти не могла.

Случись подобное с кем-то другим, Сара, не задумываясь, осудила бы. Если бы, например, она застала Лизу, так страстно целующуюся с Галагером, она бы посоветовала отцу без промедления отправить развратницу в монастырь!

Сара, конечно же, целовалась до этого – даже дважды. Первый поцелуй ей подарил Майкл Аргес, сын одного из крупных овцеводов, живущих по соседству. Он тогда слишком много выпил на одной из редких вечеринок, которые иногда устраивают богатые овцеводы. Вот в таком состоянии молодой человек и подстерег Сару в темном коридоре. Ему было, наверное, семнадцать лет. Столько же исполнилось тогда Саре. Майкл оказался таким неуклюжим! Но подобное приключение «доставило бы Саре удовольствие», если бы от парня не разило спиртным. Да, он тоже пытался играть языком, но на этом сравнение с поцелуем Доминика Галагера кончалось. Саре вряд ли хватит воображения, чтобы описать поцелуй каторжника и собственную реакцию. И уж конечно обо всем невозможно сказать пустой избитой фразой «доставил удовольствие».

В другой раз она поцеловалась с Персивалем. Тот потерял терпение, выслушивая ее отказы на предложение руки и сердца. Отчасти, видимо, ему хотелось поразить ее силой своей страсти. А, возможно, просто хотелось продемонстрировать девушке мужское превосходство, показать настоящую силу самца и заставить ее, слабую женщину, покориться мужчине и без сопротивления выйти замуж.

Но его активность не возымела должного действия. Сара обнаружила, что целоваться с Персивалем ей крайне неприятно. Как только он отпустил ее, она высказалась по этому поводу холодно и отчужденно. Девушка буквально содрогалась от ярости и неприязни. С тех пор надсмотрщик больше ничего подобного себе не позволял. Сара не могла точно утверждать почему. Возможно, «перспективный жених» решил, что подобный тактический шаг неверен, а может быть, просто обнаружил, что поцелуй никому не доставил удовольствия.

Сару страшила предстоящая встреча с Галагером. Но в эти три дня он постоянно находился возле дома и избежать столкновения было просто невозможно. Всякий раз, встречаясь с его взглядом, Сара буквально умирала от унижения. По выражению его лица девушка видела, что он тоже не забыл поцелуя! Глядя на Сару, Галагер будто бы лукаво поддразнивал ее. Иногда ей казалось, что он подчинил ее, сковал ее волю к сопротивлению. Но возможности избавиться от его присутствия не было. Молодой человек сразу бы догадался, какое впечатление произвел на нее этот злосчастный поцелуй. Сара считала, что Галагер и без того достаточно презирает ее.

Хуже всего было то, что он поцеловал ее в приступе ярости, надеясь отомстить за пощечину. Для него подобные действия просто ответная оплеуха. Наверное, он здорово злорадствовал, почувствовав ее отклик! Должно быть, он не сгорал от внутреннего огня, ведь она – невзрачная простушка, отлично осведомленная о своей непривлекательности. Сара слишком хорошо знает жестокость реальной жизни. Сам Галагер тогда в конюшне гостиницы Янси назвал ее тощей и сообщил, что женственности у нее не больше, чем у швабры. Однако, к великому сожалению, он был точной копией мужчины ее мечты, олицетворением образа любимого человека.

Он превратил ее в настоящую дурочку. Нет, она сама превратилась в дурочку, грубо подумала о себе Сара. Если бы она сумела вовремя обуздать собственные чувства, создала видимость рассудительной женщины или хотя бы сделала вид, что ее охватил праведный гнев, то теперь не пришлось бы страдать от унижения.

Но она позволила каторжнику приласкать себя. Хуже того, она вела себя как распутница, целовала полузнакомого человека с нежной страстностью. Сара была готова убить себя, ей хотелось, чтобы Галагер навсегда забыл об этом поцелуе. Но факт оставался фактом, она была слишком разочарована, когда он внезапно отстранился.

Сара решила, что должна сохранить остатки самоуважения, она не может показать Галагеру всю глубину стыда за свой поступок. Необходимо вести себя так, будто ничего не произошло. Но сначала она должна дать ему понять, как далеко отстоят друг от друга их нынешние позиции… Тогда, после того, как он отстранился, Сара убежала в свою комнату и бросилась на кровать, с ужасом и стыдом вспоминая все позорные подробности объятий. Изводя себя горькими и бессмысленными упреками, она сообразила, что не может всю жизнь оставаться в комнате. Придется рано или поздно покинуть ее, а значит, встретиться с каторжником. Надо каким-то образом дать ему понять, что между ними ничего не изменилось. Он по-прежнему слуга, а она хозяйка. Она не позволит каких бы то ни было отклонений от установленного раз и навсегда порядка.


На следующее утро Сара собрала остатки мужества и вызвала Галагера в контору. Он вошел и остановился у большого чистого стола, на котором она вела бухгалтерские книги. Сара села. Галагер, не слыша приглашения, остался стоять перед столом, разделяющим молодых людей. Шляпу Доминик держал в руках. Сара взглянула на него. Галагер уставился на девушку синими глазами, в которых кипела ярость. Несмотря на внешнее спокойствие, Сара была разъярена не меньше, чем Галагер. Ей казалось, что все нервы сжались в трепетный болезненный комок, но мужчина не должен этого знать. Вдобавок ко всему она стала разговаривать с ним суровым голосом, уверяя, что если хотя бы раз он позволит себе забыться, то ей придется доложить о его поведении отцу. Конечно, он получит самое строгое наказание. Она старалась доказать ему, что вина за случившееся целиком и полностью ложится на его плечи. Девушка не замечала того, что ее глаза призывали его вспомнить, каким образом реагировало ее тело на его столь возмутительный поступок.

Пока Сара говорила, Доминик молчал, холодно и отчужденно глядя на нее. Он был такой большой, что, казалось, маленькая комната становилась в его присутствии совсем крохотной. Как Сара ни старалась, она никак не могла понять, что он думает сейчас.

Закончив свою речь, Сара надменно и презрительно осмотрела молодого человека. Она ждала, но Галагер не произнес ни слова. Вместо этого, он поклонился насмешки ради, нагло и пренебрежительно, круто повернулся и решительно вышел вон, не дожидаясь дозволения.

Сара растерянно посмотрела, как за ним закрылась дверь. Ей с огромным трудом удалось сдержаться и не запустить ему вслед тяжелым стеклянным пресс-папье.

С тех пор она почти не разговаривала с молодым человеком, только отдавала ему распоряжения. Холодным, бесстрастным тоном она произносила необходимые слова. Его ответы были отрывистыми и абсолютно вежливыми, подчеркнуто-вежливыми.

– Да, мисс Сара. Нет, мисс Сара.

Живой ирландский выговор поддразнивал, а глаза откровенно насмехались. Сара выходила из себя, злилась и чувствовала, что необходимо все рассказать отцу. Обо всем, начиная с вопиющей самонадеянности и кончая отказом признать отведенное ему место. Но поведать отцу обо всем было невозможно, тогда надо было бы признаться в том, что она целовалась с каторжником. А на это у Сары не хватало духу.

За день до бала начали съезжаться гости. Многие жили так далеко, что собирались погостить двое-трое суток. И конечно же, каждый приглашенный должен был побывать на балу.

Сара очень обрадовалась, когда приехали Том и Мэри Итон вместе с тремя сыновьями. Следом прибыли Амос Мак-Клинтокс и его единственное чадо, дочь Хлоя. Одиноких мужчин устроили в общежитии каторжников, которое по такому случаю было отремонтировано и тщательно вычищено. Каторжникам на время пребывания гостей пришлось перебраться в овчарню.

Тома и Мэри Сара поселила в собственной гостиной, которую снова пришлось на время переоборудовать в спальню. Хлоя была одной из ближайших подруг Лизы и поселилась с ней. С ними будет спать и Кэти Армбрустер. В конце концов Сара освободила и свою спальню, чтобы поселить какую-нибудь супружескую пару и перебралась на чердак вместе с миссис Эботт и служанками. Предполагалось, что Сара поступила так для удобства гостей, но девушке просто не хотелось находиться в покоях, где будут жить несколько юных леди. Почти все девушки, которые приедут на бал, по возрасту больше подходят в подруги Лизе. Они обращались с Сарой словно она была представительницей старшего поколения. В их поведении подсознательно проскальзывали нотки жалости к старой деве, упустившей в свое время возможность выйти замуж. Сара понимала, что девушки ведут себя так непреднамеренно, но ей не становилось легче. Она и без того болезненно реагировала на самые осторожные намеки о затянувшемся девичестве.

Вскоре после того, как Итоны и Мак-Клинтоксы были устроены, гости продолжали прибывать. Они появлялись в течение всего дня, нескончаемым потоком. В большинстве это были грубоватые, простодушные, сердечные люди, привыкшие к неудобствам и длительным переездам по стране, которую им довелось осваивать. Жару они считали просто досадной неприятностью и ничем более. К расстояниям в Австралии относились спокойно, даже если приходилось не одну ночь проводить под открытым небом. Не все гости были достаточно богатыми людьми, но все могли позволить себе короткий отдых. Все гости занимались животноводством и все, без исключения, являлись убежденными сторонниками принудительного труда каторжников. Наблюдая за ними и за каждым гостем отдельно, Сара внезапно вздрогнула, представив, как они бы прореагировали, узнав, что она еще недавно сгорала в пламени плотского влечения к каторжнику…

В присутствии гостей Лидия играла роль хозяйки поместья. Она безумно наслаждалась вниманием приехавших, сидя в начищенной до блеска гостиной. Служанки под руководством Сары вымыли здесь все от пола до потолка. Лидия угощала гостей чаем из серебряного богато украшенного сервиза. Сара сама начищала его до блеска, так как служанки были заняты другими делами.

Хозяйка вела с гостями непринужденную беседу, окружающие перешептывались между собой, считая, что вторая жена Маркхэма очень красива и совершенно очаровательна.

По случаю приема гостей Лиза надела новое бальное платье, Лидия решила обновить весь гардероб дочери. Всякий раз наблюдая, как девица блистает в зеленом атласе или персикового цвета парче, Сара морщилась и вспоминала об опустевшей казне фермы.

Денег, потраченных на одежду, еду, напитки, обновление посуды, приборов, меблировку, белье (список можно продолжить бесконечно), хватило бы с лихвой на то, чтобы кормить всех овец зерном круглый год.

В доме, полном гостей, Сара не могла не думать о Галагере. Она благодарила Бога за царящую вокруг нее суету. Персиваль отослал Доминика в конюшню до тех пор, пока не разъедутся гости. Сара хоть на время почувствовала себя спокойной. Она не видела молодого человека и старалась забыть о его существовании. Пока он находился рядом, она никак не могла чувствовать себя в безопасности. Ей постоянно казалось, что он наблюдает за ней, неприязненно усмехаясь.

Однако в день бала она с удивлением услышала, как он поздоровался с миссис Эботт. В это время Сара находилась в маленькой кладовке за кухней, проверяя, достаточно ли у нее варенья, желе и прочих лакомств, для того, чтобы угостить пятьдесят с лишком человек, которые настроились повеселиться всласть за счет Ловеллы.

Миссис Эботт отчаянно пыталась спасти именинный пирог Лизы, у которого по настоянию Лидии было семнадцать ярусов. Два коржа не подошли, и бедная миссис Эботт была в отчаянии. Лидия требовала, чтобы количество коржей не вздумали уменьшать.

Сара перестала работать и замерла, впервые за несколько последних дней услышав голос Доминика Галагера. Потом она услышала за спиной звук приближающихся шагов, и сделала вид, что очень занята.

– Мне необходимо поговорить с вами, – низкий, глубокий голос с легким ирландским акцентом прозвучал у нее за спиной, он был совершенно не похож на чей-то другой.

– Да? – удивилась Сара, медленно поворачиваясь к нему. Ее снова изумила яркая синева огромных глаз. Всякий раз, думая об этом молодом человеке, Сара считала, что придумала столь ясную небесную лазурь. Но происходила очередная встреча, и девушка убеждалась, что глаза у Галагера синее, чем можно себе представить. Он стоял в дверях кладовой и недовольно хмурился. Голова касалась верхней перекладины дверного проема, а фигура почти заслоняла его. Доминик был одет, как обычно одеваются осужденные на Ловелле – в свободную белую рубашку и узкие черные брюки.

– Я узнал, что несколько ваших гостей собираются сегодня устроить скачки. Они хотят пустить Макса под седлом с одним болваном-наездником против такого же, но на новой лошади. Говорят, что этот скакун самый быстрый в округе. Я не хочу давать им Макса, но у меня нет никаких прав. Необходимо, чтобы вы распорядились.

Галагер твердо смотрел ей в глаза. Сара взяла себя в руки и не отвела взгляд. Она не должна показывать, что слишком нервничает во время разговора с ним.

– А почему мое? – удивилась она. – Почему не мистера Маркхэма или мистера Персиваля?

– Мистер Персиваль сопровождает группу мужчин на охоту, а ваш отец отправился еще куда-то с другими гостями. Наверное, решил похвалиться своими любимыми овцами.

– О, – Сара попыталась отвести глаза в сторону. Смешно и странно, однако она не смогла этого сделать. Внезапно вспомнилось, что это сильное крепкое тело прижималось к ней…

– Конечно, вы правы, я согласна с вами. Сегодня для скачек слишком жарко.

– Спасибо, – он наклонил голову и повернулся, чтобы уйти. Девушка удивилась, обнаружив, что не хочет этого. Неожиданно он оглянулся через плечо и нагло ухмыльнулся.

– У вас нос в муке, мисс Сара.

Девушка открыла рот от изумления и ладонью провела по носу. Он мгновенно переключился, отрешившись от заботы о лошадях, снова принялся издеваться над Сарой. Еще раз насмешливо оглядев девушку, он отвернулся и зашагал по кухне, ботинки прогромыхали по каменному полу кухни к входной двери.


День накануне бала задался таким же жарким и сухим, как предыдущие шесть недель. Сара спала с открытым окном, потому что на чердаке было гораздо жарче, чем в доме. В своих временных апартаментах она отодвинула сетку, защищающую от насекомых. На чердаке было очень душно и, Сара выбралась на подоконник, надеясь на глоток свежего воздуха. Надежда оказалась тщетной. Снаружи было так же душно.

Издалека доносился натужный стон мельницы, протестующей против непосильной работы. Горячие порывы северного ветра лениво вращали крылья. Персиваль придумал какое-то хитроумное приспособление, и, как только стихал ветер, колесо мельницы начинали крутить мулы. Если бы не мельница, то и дом, и сад давно бы остались без воды. Возможно, ее не хватило бы даже животным и людям. Эдвард Маркхэм был способен отказать в глотке воды любому, кроме любимых овец.

Стояло раннее утро. Гости еще спали, мужчин можно было понять, ведь многие из них практически не высыпаются дома. Но в саду уже работали аборигены. Они потихоньку напевали свои песни и собирали с листьев и ветвей гусениц. Им приходилось вставать очень рано, чтобы успеть закончить работу до наступления жары. На огороде возилась миссис Эботт, собирая овощи. Необходимо было целый день кормить толпу народа. Вместе с экономкой работала Тесс. Девушка накопала целый ворох картошки. Сара хотела было окликнуть женщин, но внезапно заметила, как от ворот конюшни в сторону огорода направился мужчина. Это был Доминик Галагер. Сара словно завороженная наблюдала, как длинные ноги вышагивают по двору, укорачивая разделяющее их расстояние. Утреннее солнце освещало черные блестящие волосы, у Галагера были крепкие широкие плечи и узкие бедра. Вот он поздоровался с миссис Эботт и Тесс, миссис Эботт заговорила с ним о чем-то взволнованно. Может быть, экономка собиралась зайти на кухню и приглашала молодого человека позавтракать, пока не проснулись гости и хозяева. Миссис Эботт хорошо знала, что каторжников не принято кормить в доме, ее приглашение являлось вопиющим нарушением одного из неписаных законов Эдварда Маркхэма. Все знали о запрете. Но вместе с тем миссис Эботт отлично знала, что Сара не станет выговаривать ей за такую вольность по отношению к Доминику Галагеру. Несмотря на то, что Галагер заметно поправился, плечи у него округлились, а мышцы заметно окрепли, однако он все еще выглядел довольно худым. Его нужно подкармливать.

Миссис Эботт тем временем вошла в кухню, Галагер направился за ней следом, Сара заторопилась, чтобы спрятаться. Она собиралась сразу же одеться и спуститься вниз, но теперь ей придется дать время, чтобы экономка успела накормить каторжника и выпроводить его из дома. В ином случае ей придется, приличия ради, отчитать женщину. Но, не рассчитав движения, Сара больно ударилась головой об оконную раму и непроизвольно вскрикнула, схватившись за ушибленное место и судорожно потирая его.

Галагер поднял голову и взглянул наверх. Он пристально смотрел на девушку какое-то время, конечно же, разобравшись, в каком виде она выглядывает из окна. Волосы Сары были заплетены в две детские косы, чтобы не путались во время сна, обнаженные плечи выглядывали из-под тонкой хлопчатобумажной сорочки с узкими бретелями. Сара укладывалась спать в сорочке, а не в ночной рубашке, потому что было очень жарко. Девушка сильно покраснела, мгновенно скрылась, отпрянув от окна. Но все-таки успела заметить его отвратительную издевательскую улыбку.


Вспоминая об этом случае, Сара весь день сгорала от стыда. Занимаясь бесконечными срочными делами, без которых успех бала был бы не полным, она вспомнила ухмылку молодого человека и все больше раздражалась. Она помнила о своем позоре тогда, когда отдавала распоряжения служанкам и проверяла, хорошо ли они подмели комнату для танцев. А когда помогала миссис Эботт чистить огромное количество картошки, из которой на ужин надо было приготовить лепешки, то неприятные воспоминания мешали ей вести пустопорожнюю беседу с экономкой. Весь ужас заключался в том, что Галагер увидел ее полураздетой. Во всяком случае, ее не очень заботило соблюдение приличий. Ее беспокоило другое – она имела, вероятно, слишком отталкивающий внешний вид. Безнадежно прямые волосы, заплетенные в дурацкие косы, свешивались с подоконника. Тонкая сорочка не скрывала худобу и отсутствие женской полноты. Непривлекательные формы, худоба! Если он и раньше считал ее заурядной, что же думает теперь? Именно от этой мысли Саре становилось стыдно.

Лиза и Лидия и почти все дамы, кроме старой миссис Грейнджер, весь день сидели в комнатах, набираясь сил перед предстоящим празднеством. Миссис Грейнджер, энергичную пожилую леди, муж которой был одним из первых белых, поселившихся в этой части Австралии, нельзя было предоставлять самой себе, поэтому Сара присоединилась к ней. Они сидели на переднем крыльце, девушка терпеливо выслушивала воспоминания пожилой дамы. В любое другое время об этом можно было только мечтать. Муж миссис Грейнджер – Джон Грейнджер уже давно умер. Но он был в числе тех, кто в 1770 году прибыл в Австралию на английском военном корабле «Эндевор» под предводительством лейтенанта Джеймса Кука. Рассказы женщины о жизни первопоселенцев были живыми и частенько переплетались фразами, обычно не слетавшими с губ порядочных леди. Этим грубоватым фразам миссис Грейнджер научилась у мужа-моряка.

Но вскоре Саре пришлось отвлечься, необходимо было проверить, как приготовлен ужин. Настроение у девушки начало портиться. Она еще не совсем пришла в себя от веселых рассказов пожилой дамы и буквально корчилась от смеха. Внезапно у нее сильно разболелась голова, боль нарастала и пульсировала в висках. Сара дипломатично намекнула миссис Грейнджер, что им обеим пора готовиться к празднику и покинула переднее крыльцо.


Наконец-то она поднялась в маленькую душную комнату под крышей дома, в которую перебралась на время праздника. У нее совсем не оставалось времени, чтобы хорошенько отдохнуть. Девушка быстро вымылась и переоделась. Лидия не собиралась проверять, как идут последние приготовления к ужину и как размещены музыканты, приглашенные на вечер. Сегодня музыка должна звучать всюду, где только возможно.

Саре не удалось принять ванну, слуги буквально сбились с ног, они носили горячую воду в ведрах для приглашенных дам. Сара была слишком хорошо воспитанной и гостеприимной, не требовала повышенного внимания к себе, вниманием должны окружать гостей. А сама она слишком устала, чтобы нести воду на чердак. Стоя в большом тазу, облилась водой, намылилась и обтерлась влажным полотенцем. Потом взяла кувшин и вылила на себя остатки воды. Почувствовала себя сказочно посвежевшей и тщательно вытерлась.

Посмотрев на разложенное платье, Сара пожалела, что не заказала для себя новый наряд, как поступили Лиза и Лидия. Хотя бы однажды можно было попытаться стать красивой. Но не стоило задумываться о причине подобного желания. Внезапно она представила себе красивое лицо Галагера, но заставила себя забыть о нем. В любом случае самое красивое атласное платье милого цвета не превратило бы гадкого утенка в прекрасного очаровательного лебедя. Ей подойдет простое белое платье, которое она надевает на все торжества с тех пор, как ей исполнилось семнадцать лет. Платья Лизы и Лидии, конечно же, будут ей велики.

По случаю торжества Сара надела сегодня тонкую сорочку из нежного миткаля. Но сорочка была проста, совершенно ничем не украшенная. Поверх нее – единственную нижнюю юбку. Слишком жарко, чтобы нацеплять на себя еще дополнительные юбки. В результате подол платья не казался пышным, как того требовала мода. Платье будет выглядеть неважно. Но что значит один недостаток, если их и без того сверх меры?

Платье плотно обтягивало грудь и было отделано узкой полоской кружева на шее. От горловины до талии корсаж застегивался двумя дюжинами крошечных пуговичек, обшитых шелком. Рукава короткие, с буфами и тем же самым кружавчиком. Белый атласный пояс завязывался в большой бант на спине, концы пояса по-детски спускались вдоль подола. Юбка была простая, крой предполагал, что под платье наденутся три нижних юбки. Низ платья волнующе свисал вокруг бедер, это Саре даже нравилось, потому что подол скрывал недостаточную пышность ее фигуры. На ноги Сара натянула пару чистых простых чулок, ей казалось смешным носить шелковые, как поступали Лиза и Лидия, ведь все равно чулки никто не видит. Потом пришла очередь белых атласных подвязок, которые когда-то принадлежали матери Сары. Ансамбль довершили удобные черные туфли на низких каблуках. Сара не носила драгоценностей. Ей в наследство достались только сережки матери, которую считали красивой женщиной, но серьги вряд ли бы украсили невзрачную дочь Маркхэма.

Девушка старательно расчесывала волосы до тех пор, пока они начали потрескивать, после чего уложила их в привычный узел на затылке. Бесполезно было тратить время и ходить сутки напролет в бигуди, волосы все равно остались бы прямыми. Не раз во времена глупой и наивной юности Сара пыталась завивать их. Теперь она научилась мириться со своей невзрачной внешностью.

Мельком взглянув на свое отражение в кривом зеркале, висящем на стене чердачной комнаты, девушка ощутила скорее досаду, чем удовлетворение. Невозможно изменить ни настроение, ни внешность.

К десяти часам вечера бал был в полном разгаре. Музыканты-скрипачи играли веселые мелодии, танцоры громко топали и безудержно смеялись, неустанно кружась по комнате. Танцевала даже миссис Грейнджер. Ее партнером оказался один из сыновей Итона. Молодой человек покраснел, словно девица, так как старая леди заявила скрипучим голосом, что у него обе ноги левые. Его братьям повезло больше, они танцевали с Лизой и Хлоей. Лиза выглядела очаровательно в розовом атласном наряде. Она потратила большую часть дня, чтобы завить и уложить волосы. И потратила время не без успеха: копна черных волос беззаботными милыми кудряшками обрамляла свежее личико. Лиза отчаянно заигрывала и кокетничала, бесстыдно поигрывая глазками. Молодой человек, танцующий с ней, был счастлив и доволен. Лидия танцевала с Джорджем Банксом, представительным седоволосым мужчиной лет пятидесяти, и, подобно Лизе, откровенно флиртовала с партнером по танцу. Сара быстро огляделась, надеясь, что отец этого не заметит. Эдвард танцевал с миссис Итон. Он вежливо улыбался, ведя в танце леди пышных форм по кругу. Даже если что-то не устраивало его в поведении жены, он не подавал виду. Персиваль, как и Сара, не танцевал. Девушка посмотрела на него, мужчина направился к ней, намереваясь исправить положение.

– Вы танцуете, мисс Сара?

Сегодня он выглядел гораздо привлекательнее, чем обычно, облаченный в коричневую визитку и желтые брюки. Вокруг шеи небрежно повязан полосатый галстук. Вид у надсмотрщика непривычно щегольской. Каштановые волосы в начале вечера были тщательно причесаны, но уже упали на лоб непокорными прядями. Вероятно, он расчесывал волосы мокрым гребнем, поэтому на затылке пряди лежали довольно опрятно. Прокопченная на солнце кожа лица была краснее обычного, он только что танцевал с нынешней партнершей Маркхэма миссис Итон. Персиваль улыбался, широко раздвинув полные губы, демонстрируя крупные, выступающие вперед зубы. А глаза оставались холодными и жестокими.

– Мне бы не хотелось, мистер Персиваль. Спасибо за приглашение, – сказала Сара равнодушно. Фальшивая улыбка погасла, Персиваль недовольно нахмурился.

– Боже, девочка, если ты не прекратишь вести себя так легкомысленно… – внезапно он замолчал. Сара напряженно и яростно глядела на него. Но самоуверенный мужчина не отвел взгляда.

– Что же тогда случится, мистер Персиваль? – поинтересовалась Сара и сладко улыбнулась. Она взяла стакан с пуншем, отпила несколько глотков и вопросительно посмотрела на мужчину из-под удивленно изогнутых бровей.

Персиваль поджал губы и откровенно усмехнулся.

– Я научу тебя хорошему поведению, когда заставлю стать моей женой, – процедил он злобно. Потом вдруг закрыл рот, сообразив, что сболтнул лишнее. Мужчина круто повернулся и быстро пошел прочь.

Сара отпила еще немного, надеясь, что безобидный апельсиновый напиток немного успокоит ее. Она могла только предполагать, что никто из гостей не услышал «обмен любезностями». Искоса взглянув на миссис и мистера Брэли, которые оживленно и увлеченно беседовали с банкиром Лоренсом Ньюкомбом, Сара обрадовалась. Все были слишком поглощены собственными разговорами и не собирались подсматривать и подслушивать. Совсем юные Джаред Бледсое и Эми Карэтарс о чем-то шептались, девушка вовсе не смущалась и громко хихикала.

После перепалки с Персивалем у Сары усилилась головная боль и без того мучившая девушку весь вечер. Сара еще отпила пунша, поставила стакан на ближний столик. Она старалась двигаться очень осторожно, контролируя каждый жест, не хватало еще разбить стакан и окончательно расстроиться, привлекая всеобщее внимание. Персиваль все откровеннее твердил о своих намерениях, он делал это грубо и назойливо. Мысль о возможном браке с ним привела Сару в полнейшее смятение. Мужчина всегда может принудить девушку к замужеству. Она не подозревала Персиваля, он не насильник, но, вероятно, не упустит такой возможности.

Никто не заметил, как Сара тихонько проскользнула на кухню. Ей не впервой так поступать. Миссис Эботт постоянно проверяла, не опустели ли графины с напитками в дальнем конце стола. Экономка отрезала мясо тонкими пластиками от бараньей ножки. Она сочувственно посмотрела на девушку.

– Устала от танцев, козочка?

Иногда, когда они оказывались вдвоем, миссис Эботт становилась уютной, милой тетушкой. Сара знала, что женщина искренне любит ее, и благодарно улыбнулась.

– Просто устала.

Она подошла к женщине, та нагрузила доверху тарелку ломтями баранины.

– Вы предполагаете, что предстоит накормить целую армию?

– После танцев очень хочется есть.

Щеки миссис Эботт пылали от кухонного жара, на лбу выступили крупные капли пота, а брови стали белыми от соли. Но миссис Эботт пошла на уступки только в одном – она завернула до локтей длинные рукава нового, наглухо застегнутого платья из черного бомбазина.

– Сюда, Мэри, – окликнула она девушку, появившуюся из кладовки с кувшином засахаренных фруктов. – Отнеси это блюдо в гостиную. Но, смотри, будь осторожна.

Коротко кивнув, Мэри поставила кувшин с фруктами на стол и бросилась выполнять распоряжение экономки.

– Вы должны перекусить сами и посмотреть на танцующих, – предложила Сара, ласково коснувшись плеча женщины. – Передохните немного.

– На таких, как я, всем наплевать! – фыркнула миссис Эботт.

– В этом доме никто не посмеет относиться к вам плохо.

– Потому что вы не позволите. Вы – настоящая леди, мисс Сара. И не я одна так считаю. Вы обращаетесь с людьми по-человечески, не разделяя на каторжников и свободных. А эти две… Они вовсе не леди…

– Миссис Эботт!..

– Да, я понимаю, мне не стоит болтать о них. Но я всегда говорю только то, что думаю. Не повесят же меня за крамольные мысли, верно?

Сара улыбнулась, чтобы немного сгладить ситуацию.

– Конечно же, не повесят, – согласилась она, зачерпнула рукой засахаренных фруктов из кувшина на столе и бросила в рот. – Пойду, прогуляюсь по саду, подышу свежим воздухом. Если меня будут искать, не говорите, куда я пошла.

– Хорошо, мисс Сара, я никогда не подведу вас, – ответила миссис Эботт, решительно тряхнув головой.

У Сары сложилось ощущение, что экономка догадывается о попытках Персиваля затащить Сару под венец. Всякий раз, встречаясь с надсмотрщиком, что происходило довольно нечасто, благодаря царящему на Ловелле соглашению, женщина разговаривала с ним очень холодно.

Сара виновато улыбнулась и направилась к задней двери. В темноте сад казался более уютным и мирным: не было видно засохшей травы, и почти голых деревьев. Огромная полная луна нависла над горизонтом круглым, туманно-белым пятном и освещала все вокруг серебристым светом. Ветер наконец-то стал прохладным, легкие порывы шевелили высохшую траву и пожухлую листву, трава слабо шелестела. Из открытых окон слышались звуки скрипок. Музыканты наигрывали какую-то тихую мелодию.

Где-то далеко в буше завывала динго, голос у нее был скорбный, тоскливый. Но Сара привыкла к вою диких собак с детства, теперь девушка испытывала чувство спокойствия и умиротворения. Пьянящий аромат цветущей акации смешивался с пикантным запахом апельсиновых и лимонных деревьев, которые росли в саду. Сара прислонилась к стволу смоковницы и облегченно вздохнула. Не хотелось ни о чем думать, девушка позволила себе расслабиться. Со всех сторон окутывала ночная тишина. Мучительная головная боль постепенно отступала.

– Мне вдруг показалось, что вы – призрак. Я чуть не убежал от испуга.

Сара узнала бы этот голос с ирландским акцентом из тысячи других голосов. Девушка резко повернулась. В нескольких шагах позади стоял Галагер. Крона бананового дерева заслоняла его от лунного света, молодой человек казался высокой темной тенью. Сара подумала, что сгорит от стыда, встретившись с ним один на один. Он видел ее сегодня утром в одной сорочке. Но тишина ночи, похоже, действовала успокаивающе не только на него. А потом, что может быть опасного в обычном разговоре с ним? Девушка вяло улыбнулась.

– Хотелось бы на это посмотреть, не верится, что вы можете чего-то испугаться.

Он подошел поближе, неожиданно дружелюбный тон разговора Сары привлекал. Молодой человек оказался в полосе лунного света. Стали видны гордые, точеные лоб, подбородок и орлиный нос. Лунный свет отражался в блестящих черных волосах, окружая голову серебристым нимбом. В лунном свете поблескивали чувственные и теперь такие знакомые Саре губы.

– Ну как, ваша сестра довольна праздником?

– Думаю, да. Похоже, что довольна. По-моему праздник понравился всем, – она вновь говорила с ним, как с равным, как всегда. Стоит ли беспокоиться из-за этого? Всего один вечер, сегодняшний…

– Кроме вас?

– А, – она улыбнулась и неопределенно пожала плечами. – У меня болит голова. И совсем не хочется танцевать. Возможно, потому что я не очень-то умею.

– Надо учиться. Вы так грациозны от природы. Вам обязательно понравится.

Сара удивленно и пристально посмотрела на молодого человека. Он улыбался, но слабо, уголки красивого рта слегка приподнялись.

– Да? Что ж, спасибо, – она почти заикалась, опьяненная комплиментом. Ей редко говорили приятные вещи. Фактически она не могла даже вспомнить, когда слышала комплимент в свой адрес. Но от Галагера… Неужели он, впрямь, считает ее грациозной? Чтобы скрыть смущение, Сара решила продолжить непринужденную беседу.

– Возможно, я когда-нибудь научусь. Если найду учителя.

– Я могу научить вас.

– Что? – девушке показалось, что она ослышалась.

– Я сказал, что могу научить вас танцевать, мисс Сара.

Ей почудилось, что он снова насмехается над ней. Но Доминик был совершенно серьезен, правда, в глазах плясали веселые чертики.

Сара нахмурилась и сердито посмотрела на него.

– Вы говорили Лизе, что не умеете танцевать, – она сказала глупость, но это было первое, что пришло ей в голову. Надо было просто выбранить его за дерзость.

– Я солгал, – он приблизился к Саре вплотную. Сара подняла голову, заглядывая ему в лицо. Галагер был таким большим, а ей нравилось ощущать себя беззащитной и слабой. Это чувство не покидало ее, когда он находился рядом. Сара тотчас же вспоминала, что она – женщина.

– Я хотел бы научить вас танцевать. Можно? – он протянул ей руки, ясно давая понять, что ждет ее согласия. Она должна положить в них свои ладони.

Сара молчала, уставившись на коричневые, длинные пальцы. Он – каторжник. Если кто-нибудь увидит, ей не миновать позора. Его прикосновения вызывали в ее теле странные, неповторимые ощущения. Он опасен, очень опасен. Сара положила свои руки в его большие ладони.

ГЛАВА 9

– Ну что, не больно? – засмеялся Галагер, на темном лице блеснула полоска белых зубов.

Сара пристально посмотрела в лицо молодому человеку, вздрагивая от появившихся в душе дурных предчувствий. Надо отстраниться… Но ладони дрожали как крылья пойманной птицы. Мужчина уютно и мягко удерживал, не давая им улететь. Где-то далеко снова запели скрипки. Сара узнала мелодию. Это была новинка, только что привезенная из далекой Англии. Вальс.

– Я ведь, правда, не умею танцевать этот танец, – она высвободила руки, испытывая одновременно облегчение и разочарование.

– Я умею. Положите руку мне на плечо. Слишком поздно отступать.

– Галагер…

Он потянулся, схватил ее за руку и настойчиво положил ее ладонь себе на плечо. Рука скользнула на талию девушки, он притянул Сару поближе, но не так, чтобы тела соприкоснулись, а чтобы его ног касалась юбка ее платья.

– Галагер…

– Расслабьтесь. Вы твердая, словно доска. Я поведу вас.

Он начал двигаться в такт музыке, решительно увлекая Сару за собой. Она внезапно почувствовала возбуждение и тревогу. Руки Галагера обнимали ее за талию. Она понимала, что невозможно приближаться к нему, вероятно, она потом будет горько сожалеть. Но этот вечер…

– Уже лучше. У вас прекрасно получается. Раз-два-три, раз-два-три, раз-два-три-четыре.

Он считал, все время увеличивая скорость, молодые люди кружились в вихре вальса.

Когда Сара поняла, каким образом делать шаги, Галагер прибавил темп. Девушка засмеялась, задыхаясь от охватившего ее восторга. Она чувствовала, что становится неожиданно другой, незнакомой для себя. Очарование ночи, прикосновения крепких, надежных рук я сильных ног околдовали Сару. Она смотрела на точеные губы, улыбающиеся в неподдельной радости, на загорелое красивое лицо с сияющими глазами, на широкие плечи и мускулистые руки. Сара совершенно забыла, кто она и кто он. Мягкий лунный свет освещал танцующую между деревьями пару. Теплый ароматный воздух окутывал неизъяснимой истомой, красивая музыка лилась из ярко освещенных окон дома – все дышало волшебством. Волшебником казался и он. Все: мужчина, музыка, таинственная лунная ночь, опутывали чарами. Сара хорошо понимала, что это заговор против нее, но не могла воспротивиться. Ее душу околдовали.

Скрипачи грянули последний аккорд, Галагер приподнял Сару и закружил, потом перекинул гибкое тело девушки через локоть, и она покорно прогнулась до земли. Чтобы удержаться, отчаянно уцепилась за плечо мужчины и весело рассмеялась. Волосы рассыпались по плечам, но теперь это совершенно не имело значения. Она ощущала себя сейчас такой, какой всегда мечтала быть: красивой, женственной, девушкой, которую может хотеть и любить мужчина, очень похожий на Доминика Галагера…

– Где вы научились так хорошо танцевать? – спросила Сара, когда музыка затихла. Он поднял девушку, но не отпускал. Сара была сейчас охвачена какой-то магической теплотой его ладоней, ей нравилось, что он сильно и надежно обнимает ее за талию. Галагер стоял неподвижно и улыбался слегка насмешливо, но довольно, заметив в ее вопросе искреннее восхищение.

– Когда я был мальчиком, то жил в замке. Очень большом, с зубчатой стеной и смотровыми башенками.

Замок был выстроен из камня, черного, как сердце дьявола. Там меня учили многому, кое-что было совершенно не нужно, в том числе и танцы. Мне не пригодилось умение танцевать.

– Вы наверстаете упущенное, – беззаботно сказала Сара. Заметив, что он молчит и просто разглядывает ее, капризно сложив губы, она несколько неуверенно добавила:

– А разве нет?

Он покачал головой и довольно игриво спросил:

– Вы так думаете?

– Думаю, да – решительно сказала Сара, немного подумав.

– Тогда так и будет, – он смотрел на нее сверху вниз, слегка приподняв в слабой улыбке уголки рта. Невозможно было пенять, что он сейчас думает.

– У вас рассыпались волосы.

Сара застенчиво посмотрела на него и мягко сняла с мужского плеча уютно пристроившуюся там руку. Она попыталась собрать непослушные пряди, но одной рукой сделать это не удавалось. Вторую же Галагер не выпускал из своей большой ладони.

– Оставьте. Вам так идет.

Сара неуверенно посмотрела на него. Может быть, он снова подсмеивается? Но он был совершенно серьезен. Луна по-прежнему освещала его лицо. Девушка заметила, что на нем не осталось и тени улыбки. Глаза из ярко-голубых превратились в совершенно синие, словно дымчатый сапфир… Пристальный взгляд. Сара подумала о том, что они стоят слишком близко. А потом почувствовала, как он обнимает ее.

– Музыка больше не играет. Теперь вы можете отпустить меня, – она попыталась вырваться. Ей очень стыдно. Слишком большое удовольствие доставляют его прикосновения. Пора вспомнить, кто она и кто он.

– Я не хочу, – он говорил хриплым голосом. Сара удивилась и подняла на него глаза. Он отпустил ее ладонь, пальцы коснулись ее подбородка, и Сара буквально задохнулась.

– Галагер, – одновременно умоляюще и предупреждая, сказала она.

– Мисс Сара, – он опять поддразнивал ее, но теперь насмешка была трогательно-нежной. – Кажется, я снова поцелую вас, мисс Сара.

– Галагер, – но прежде, чем она успела выдохнуть, он наклонился и заглушил слабый протест, рвущийся с ее губ. Сара зачарованно смотрела на медленно, но неотвратимо приближающийся к ней красивый рот. Мужчина держал девушку не очень крепко, при желании она могла бы легко отстраниться или уклониться в сторону. Но у нее не было такого желания. Сара с ужасом обнаружила, что больше всего на свете ей хочется его прикосновений и поцелуев.

Девушка вздрогнула, почувствовав нежное, легкое прикосновение его губ. Она беспомощно закрыла глаза и крепко прильнула к мужчине. Губы покорно открылись навстречу его губам. Сара облегченно вздохнула. Не было даже подобия протеста. Она хотела его ласк с момента их первого поцелуя. Но до сей поры Сара не понимала глубины и отчаяния собственного желания. Ее губы ждали его, они вздрагивали под жарким натиском его рта. Язык был горячим, чувственным и ароматным, он пробирался в нежное ущелье ее рта, ласкал губы и нежные десна, потом проникал еще глубже, скользя по гладким бугоркам неба, мягкой чувствительной коже внутренней стороне щек и наконец пробежал по ее языку. Девушка трепетала. Сначала робко, несмело ее язык двинулся навстречу его языку. Она, как и мужчина, исследовала его рот, делая поразительные открытия. Ей нравился вкус и страстность его губ и рта. Сара обвила руками шею молодого человека и ласкала пальцами густые темные волосы. Они оказались прохладными, как лунный свет, мягкими, как шелк. А затылок Галагера был теплым и твердым.

Девушка с изумлением заметила, как мужчина вздрогнул, почувствовав ее ответную ласку. Руки крепко сжали ее. Каждым сантиметром собственной плоти. Сара ощущала страстный жар и силу его прекрасного тела. Она почти вцепилась в его волосы.

– Галагер, – выдохнула Сара еле слышно, он слегка отстранился и посмотрел на нее. Она застонала и повисла у него на шее. Глаза, полные изумления и протеста, распахнулись навстречу горящему взгляду мужчины. Он сказал хриплым от волнения и желания голосом:

– Доминик. Меня зовут Доминик. Скажи это.

– Доминик, – покорно повторила Сара. Ради еще одного поцелуя этого мужчины, она скажет и сделает все, что угодно.

– Сара, – удовлетворенно прошептал он и снова склонился к ее губам. Теперь он был удивительно нежным, но вместе с тем и требовательным. Он получал отклик, которого ждал. Сара прильнула к нему всем телом, сгорая от желания. Отдавалась его языку, губам, рукам. Стремилась познать науку чувственного поцелуя. Ей казалось, что она вот-вот растает в объятиях Доминика Галагера.

Его рука соскользнула с талии девушки и медленно двинулась по гладкому шелку платья, потом накрыла маленький бугорок груди. Почувствовав тепло ладони на столь интимном, тайном месте, Сара испуганно замерла, ее все сильнее охватывало необычное возбуждение.

Она открыла глаза, уперлась ладонями в широкие плечи. Кажется, дело зашло слишком далеко. Необходимо остановиться. Ее настойчивое сопротивление принесло результаты. Мужчина покорно открыл глаза и посмотрел ей в лицо горящими от страсти глазами. Он недоумевал.

Его рот по-прежнему притягивал, ладонь поглаживала грудь. К ужасу Сара почувствовала, как грудь набухает. Она снова настойчиво попыталась оттолкнуть его, на этот раз гораздо сильнее. До него наконец дошло, что она старается отстраниться. Он поднял голову, но руки не убрал, молодой человек недоумевал.

– Сара? – медленно и хрипло позвал он.

– Пожалуйста, пожалуйста, отпусти меня, – отрывисто сказала Сара. Она все еще продолжала изо всех сил упираться ему в плечи ладонями. У нее не было сомнений в том, что ей удастся сохранить почти невидимое расстояние между ними, даже если Галагер попытается силой преодолеть его. Но она была уверена, что он так не поступит.

– Разве тебя раньше никто так не ласкал? – голос казался бесстрастным, но легкая хрипотца выдавала силу его страсти. Как бы подкрепляя свои слова, он нежно сжал пальцами ее грудь. На беду Сара почувствовала, что каждый нерв в ее теле дрожит и натягивается, отзываясь на его ласку.

– Нет! За кого ты меня принимаешь? – вырвалось у нее, она была возмущена. И вместе с тем пыталась сдержать нарастающее желание. Она хочет, чтобы он продолжал обнимать ее, она не подозревала, что мужчина может вызвать такое возбуждение, лаская ладонью девичью грудь.

– За леди, конечно. Очень милую, невинную леди, которую приводит в ужас реакция собственного тела, которая боится получать удовольствие от моих прикосновений.

Он говорил низким, бархатистым, рокочущим голосом. Когда смысл дошел до Сары, рука Галагера уже бесстыдно ласкала ее грудь. Мужчина нежно потирал маленький, спрятанный под шелковой тканью холмик. Большой палец двинулся к чувствительной вершинке груди. Саре только удалось сдержать предательский стон. Она была шокирована и благодарила Господа за то, что в саду сейчас темно, Доминик не видит, как мучительно она покраснела от стыда. Но соски набухали, темнота не могла скрыть судорожно вздымающейся от возбуждения груди и заглушить участившееся дыхание.

– Не надо стыдиться, Сара. Совершенно нормально, что ты испытываешь подобные ощущения. Дай-ка, я покажу тебе…

– Отпусти меня, пожалуйста, – Саре с трудом удалось сказать эти слова. Больше всего на свете ей не хотелось произносить их. Пусть Галагер покажет, что чувствует женщина в объятиях мужчины! О, как ей хочется узнать все самой!

Прикосновение его рта и рук разожгли в ней огонь, который может поглотить все ее существо.

– Если ты этого хочешь, конечно, – Доминик, вопреки собственным словам, прильнул к девушке, его губы почти касались ее губ. Сара заглянула ему в глаза и почувствовала, что может утонуть в их темной глубине. Шумело в ушах, дрожали колени, ноги подкашивались. Большой палец Галагера вновь погладил ее сосок, двигаясь туда-обратно. Сара не сдержалась и застонала, глаза у нее закрылись. Она попыталась открыть их, понимая, что в этом единственное спасение… Но лицо его было таким красивым, откровенно чувственным, он склонился над ней, и у Сары закружилась голова. Девушка прикусила нижнюю губу, стараясь сохранить трезвость мыслей, дать отпор страсти Доминика и своей.

– Ты хочешь, чтобы я отпустил тебя, Сара? – прошептал молодой человек ей на ухо, дразня теплом дыхания. Его большой палец вновь нащупал отвердевший, трепетный бутон. Теперь он ухитрился зажать сосок между большим и указательным пальцами и осторожно сдавил его. Сара судорожно затрепетала от наслаждения.

– Да, – простонала она, с трудом выдавив из себя это слово. Она целиком находилась во власти его требовательных рук, почти повисла на мужчине, закинув назад голову. Копна густых спутанных волос каскадом спадала ему на руки. Веки дрожали, выдавая борьбу между плотскими желаниями и рассудочностью. Галагер медленно убрал ладонь с груди Сары. Волнующее тепло исчезло, это было гораздо хуже, чем физическая боль. Плоть кричала, взывала, умоляла приласкать ее…

– Нет, – прошептала Сара, сдаваясь.

И прежде, чем она успела хоть что-то сообразить, ее рука поймала мужскую ладонь и бесстыдно прижала ее к трепещущему от страсти бутону. Сара шумно вздохнула, успокаиваясь и испытывая неописуемое наслаждение. Глаза у нее томно закрылись, колени ослабли, девушка прильнула к мощному мужскому торсу. Он не шелохнулся, рука лежала на ее груди, не двигаясь.

Сара, недоумевая, открыла глаза. Галагер, прищурившись, внимательно рассматривал ее. Она видела устремленный на нее изучающий взгляд, понимая, что бесстыдно ведет себя, но все вокруг было словно в тумане, страсть мутила разум. Сегодня ночью она просто женщина, а он – просто мужчина. Ее тело изголодалось по мужской ласке, как жаждущий путник без воды. Плоть заявляла о собственных желаниях, несмотря на протест Сары. Наверное, Галагер чувствует, как отвердел ее сосок и понимает ее состояние. Невозможно было не заметить частого, прерывистого дыхания, дрожащих рук и ног, горящих от страсти глаз. Она знала, что все ее желания можно прочесть по глазам… Он все еще не двигался и молча смотрел на нее. Сара всхлипнула жалобно, отпустила его руку и крепко обняла за шею. Потом подняла голову и безрассудно потянулась к его губам, закрыв глаза. Хоть один раз в жизни, она позволит чувствам управлять собой. Однажды она должна позволить себе стать слабой, глупой, женственной, именно этого она была лишена. Сара предала свое рассудочное «я», она чувствовала, как ее обнимают его крепкие руки, целуют губы. Казалось, что в ее тело вселился кто-то другой, может быть, только на эту ночь.

– Ты понимаешь, что делаешь, Сара? – спросил Галагер, нежность, сквозящая в его голосе, заставила ее затрепетать. Она крепко зажмурилась, нельзя было сейчас открывать глаза, это означало бы конец поработившему ее восторгу. Теперь она уже не чопорная старая дева, невзрачная и скованная. Она – женщина, желанная и сгорающая от желания. Но только этой волшебной ночью.

Она снова посмотрела на Галагера, и молчаливо соглашаясь с ним. Его необходимо подбодрить. Он снова настойчиво и требовательно поцеловал ее, как бы желая подчинить себе. Сара подставляла губы и тихо стонала, отвечая на ласку и горячее, влажное вторжение его языка…


Его рука уже не ласкала ее грудь. Сара выгнулась, прильнув к Доминику, лишенная восхитительного ощущения тепла его тела. Бесстыдно стонала, как бы умоляя без слов, прислушиваясь к частому, гулкому биению его сердца, ощущая напрягшееся тело. Потом все вокруг закружилось и поплыло. Доминик подхватил Сару на руки и бережно опустил на землю.

Шелестела сухая трава, цепляясь за шелковую ткань платья, покалывала обнаженные руки Сары. Но сейчас девушка не заметила бы ничего, даже если бы лежала на самой мягкой пуховой перине. Она воспринимала только опустошающий жар целующих ее губ.

Доминик коснулся губами нежной шеи, потом погладил ее, руки медленно скользили вниз. Ночной воздух освежал обнаженную грудь. Галагер неторопливо расстегивал пуговицы. Надо остановить его, пока не поздно! Эта мысль отчетливо возникла в сознании, на мгновение девушке захотелось закрыться платьем. Но нежные губы оставляли на коже горячий влажный след, Сара поняла, что погибает в огне и сказке.

– Галагер, – выдохнула девушка. Он склонился над ней, коснулся губами трепещущей жилки, а руки неторопливо расстегивали платье. Но вдруг он поднял голову и поправил ее во второй раз:

– Доминик, – хрипло шептал он возле ее рта. Сара приоткрыла губы и потянулась к нему, настойчиво приглашая. Но он не прикоснулся. Тогда девушка приподнялась, в бесстыдном порыве потянулась.

– Доминик, – настойчиво требовал он.

– Доминик, – простонала она и получила в награду нежнейший поцелуй. Его ладони оказались под ней, пальцы ловко развязали пояс платья. Потом он погладил ее шею, раздвинул расстегнутый лиф платья и бретели тонкой миткалевой сорочки. Сара шевельнулась, схватила его за руку, протестуя, но уже не так настойчиво, как раньше.

Доминик наклонился, Сара почувствовала на щеке горячее, влажное дыхание мужчины.

– Давай я сниму платье, Сара.

Нежные слова, подкреплялись страстной хрипотцой голоса и вызывали в девушке трепет. Она хотела, чтобы он снял с нее платье и облизала пересохшие губы. Она не могла отвести от него взгляд и молчала. Вот-вот будут сожжены все мосты. Тогда она отпустила его руку… Он быстро и мягко коснулся губами ее дрожащих губ и снова принялся снимать платье. Она не помогала и не мешала ему, пока он возился, стаскивая его с ее плеч и рук. Ее не отрезвляла ночная прохлада, она даже не чувствовала ее, слишком обжигал зной его рта.

Доминик нежно целовал ключицы, грудь, потом губы добрались до кромки сорочки, под которой розовели нежные соски. Сара смутно слышала, как вырываются из ее горла тихие стоны удовольствия и неописуемой сладостной муки. Она покорно приподнималась, не открывая глаз, когда он, наконец, снял с нее платье. Сквозь тонкую ткань сорочки ощутила, как скользнул по ногам щелк. Потом он обнял ее ноги, приподнял их. Девушка вздрогнула от вожделения, когда его пальцы принялись развязывать банты на туфлях. Затем он вновь принялся целовать высокую грудь, выпирающую из-под тонкой миткалевой сорочки. Сара ощущала сквозь ткань влажный жар его рта, ритмичное посасывание и застонала. Дальше остановиться было совершенно невозможно. Из горла словно бы сами по себе вырывались хриплые сладострастные выкрики. Сара цеплялась за волосы Доминика, выгибалась ему навстречу, прижималась, сгорала от охватившего ее желания. Потом снял сорочку с ее груди, она задрожала от непонятного ей страха, но не воспротивилась. Вожделение пересиливало, оно было гораздо сильнее инстинктивного страха. Ей безумно нравилось, что он раздевает ее, смотрит на нее, ласкает ее и любит…

Прохладный ночной воздух освежал набухшие порозовевшие соски, играл отвердевшими распустившимися бутонами. Но жаркое дыхание мужчины коснулось одного из них. Сара уцепилась за плечи Доминика, ее пальцы гладили его шею, ласкали затылок, прижимали его голову к возбужденной груди.

Его рот неторопливо посасывал то один, то другой сосок, буквально сводя с ума, она чувствовала на себе тяжесть сильного тела, рубашка из грубого льна слегка царапала ее кожу. Но ей нравилось это ощущение. Сквозь пелену удовольствия она чувствовала, что руки мужчины скользят по ее телу. Вдруг он отстранился и привстал. Сара застонала, вцепилась ему в плечи, словно боясь потерять, но он отодвинул ее руки, потом быстро и умело снял с нее нижнюю юбку. Сара с удовлетворением обнаружила, что оказалась раздетой. Осталась только сорочка, скомканная на поясе и чулки на шелковых подвязках. Осознав это, она задрожала. Он увидел, что она испугалась и непроизвольно дрожит, и погладил рукой бедра, живот, успокаивая и лаская. Но от его ласки дрожь только усилилась. Саре нравилось прикосновение шершавых, натруженных ладоней. Он стянул сорочку, и Сара осталась в чулках и белых кружевных подвязках.

Мужчина склонился у ее ног, шумно дыша, резким отрывистым звуком нарушая тишину ночи. В мерцающем, прозрачном свете луны он казался ей нереально большим, темным. Его взгляд перебегал с груди на живот, на бедра и обратно. Она подумала, что попала под чары демона любви. Сейчас он представлялся ей именно таким. Он появился из мрака ночи и казался призраком, а не человеком. Сегодня ночью она отдаст в его власть сгорающую от страсти плоть. Пусть он любит ее, пусть возьмет ее, пусть сделает настоящей женщиной. Но это должно случиться только сегодня.

Сара молча протянула руки Доминику, не открывая глаз. Он шевельнулся, ответив на молчаливое приглашение. Его большое тело накрыло ее огненным покрывалом. Он снова завладел ее губами, обжигая безумной страстью. Руки снова ласкали ее грудь, пальцы сжимали нежные соски, и Сара вздрагивала от этих прикосновений. Руки ее снова обвились вокруг его шеи, девушка в безумном восторге отвечала на страстный поцелуй мужчины. Казалось, его тяжесть вдавила девушку в землю. Должно быть, ей больно, однако именно этой тяжести не хватало ее телу. Сара чувствовала, как мужская грудь, покрытая кудрявыми волосами, прижимается к ее груди. Шершавая кожа ног царапала через тонкую ткань чулок. Мужчина коленом раздвинул ей бедра и лег, удобно устроившись. Только сейчас Сара сообразила, что он тоже совершенно обнажен. Кожа была нестерпимо горячей, обжигала, испепеляла, но Саре это доставляло неизъяснимое наслаждение. Она извивалась в безмолвном восторге, инстинктивно раздвигая ноги, еще крепче прижималась к его волосатой груди набухшими грудями. Вцепившись в волосы Доминику, подставляла шею для опустошающих поцелуев.

Его руки блуждали по ее телу, скользили по груди, гладили шелковистую кожу живота, ласкали темный треугольник, чтобы потом незаметно скользнуть между бедер.

Он не стыдясь, ласкал и то место, до которого она стеснялась прикоснуться, даже принимая ванну. Пальцы скользили по влажному горячему цветку, находили самые чувствительные точки, доставляя ей немыслимое наслаждение. По телу Сары разбегались горячие волны, по коже растекалась раскаленная лава восторга. Она выгибалась, раскрываясь навстречу этим пальцам, они опаляли, кружась и лаская, низвергали в ад опустошительного желания. Перед глазами вспыхивали и гасли яркие искры в клубах черного дыма, они казались глазами дьявола.

Сара не обращала внимания на то, что лежит на жесткой подстилке из твердой сухой земли и колючих стеблей травы. Она металась из стороны в сторону, широко раздвинутые стройные ноги белели в темноте. Молодой человек лежал между ее ногами, обжигая прикосновением крепких бедер. Его рука, лаская плоть, делала невиданные чудеса. Глаза Сары были закрыты, руки сомкнулись на шее мужчины, уносившего ее в небытие чувственности. Он снова поцеловал ее в губы, она радостно вздохнула, ощущая сладкий вкус его языка, рука, доставлявшая ей столь сладострастную муку, куда-то исчезла, через мгновение на ее месте оказался твердый, горячий ствол, казавшийся огромным, шелковистым и невообразимо возбуждающим.

Мужчина коснулся входа в ее нежное лоно, немного продвинулся вперед и замер. Сара застонала и сжалась, испытывая совершенно новое восхитительное ощущение. Она дрожала все телом, прислушиваясь к жаркому завоевателю. Это было гораздо приятнее, чем все предыдущие ласки. Но почему он замер, не проникая глубже?

Каждый нерв, каждая косточка и каждое сухожилие ее тела, казалось, требовали от него дальнейших продвижений. Сара выгнулась, бесстыдно раскрываясь навстречу мужчине, который сжимал ее в объятиях.

– Боже, – прошептал он, словно хотел взмолиться. Звук голоса почти затерялся в шорохе листьев, травы, трепете прерывистого дыхания. Но Сара услышала его, услышала полную боли страсть и снова выгнулась, обхватив ногами его бедра, молчаливо упрашивая откликнуться, и он отозвался, задыхаясь, Доминик вошел в нее с такой силой, что она закричала от боли.

Ей было очень больно, заполнив ее плоть своей плотью, он сделал ей больно, он вошел глубоко. Сара сжалась и открыла глаза. Теперь он тяжело навалился на нее, прижав к земле, и лежал так, замерев. Его дыхание было прерывистым и хриплым, он словно бы отдыхал, а Сара упиралась ладонями в его плечи. Она все еще не могла решить, стоит ли теперь отталкивать его. Он приподнялся на руках и пристально посмотрел ей в глаза, лицо пылало, глаза потемнели от страсти, руки подрагивали от напряжения.

– Ты в порядке? – тихо спросил он, голос был хриплым, ей почудилось, что Доминик смотрит с жалостью. Глаза стали цвета полночного неба. Сара догадалась, что мужчина еле сдерживается. Она обняла его за шею, погладила по спине, по плечам.

– Да, – прошептала она, чувствуя, что его плоть причиняет ей сильную боль, она не понимала, лжет ли или говорит правду. Одно было ясно наверняка – она не сможет остановиться и остановить его, все зашло слишком далеко. Но только этой ночью.

– Ах, Сара, – заговорил он прерывисто, вернее, почти простонал.

Сара внимательно посмотрела ему в глаза и почувствовала, что в ней начинает бурлить что-то горячее, волнующее, руки безвольно легли на влажную от пота, покрытую темными волосами грудь мужчины. Ладони коснулись плоских сосков. Сара почувствовала удовольствие, неистово вонзила пальцы в твердые мышцы.

– Иисус Милосердный, – Доминик напрягся, закрыл глаза и закусил губу, словно от боли. А потом тяжело вздохнул, словно обреченный и слегка пошевелился. Потом снова опустился на Сару, нашел ее рот, овладел им с горячей, безрассудной настойчивостью. Сара снова выгнулась ему навстречу, прильнула, затрепетала.

Горячие, быстрые толчки были ни с чем не сравнимы. Теперь она принадлежит ему. Боль давно прошла, осталось только наслаждение и блаженство, тайное и глубокое. Такого Сара никогда не испытывала, о таком не могла и мечтать. Ей хотелось, чтобы эта сладостная мука длилась вечно. Доминик наклонился над ней, быстро и ритмично двигая бедрами. Сара двигалась вместе с ним, отвечая на его толчки. Кажется, он получал от этого огромное удовольствие. Доминик сжал девушку в столь крепких объятиях, что ей стало немного больно. Но теперь Сара не чувствовала ничего, кроме стремительно разгорающегося восторга оргазма.

– О, Доминик, о-о-о, Доминик! – она закричала и, внезапно напрягшись, довела до неистовства своего любовника. Он вошел в ее плоть столь глубоко, словно желая втереть ее тело в твердую землю. Он задыхался и отрывисто стонал. Пот капал с его влажной кожи, заливая ее тело, словно раскаленная лава.

Содрогнувшись, Сара прижалась к мужчине, когда почувствовала, что он достиг высшей точки наслаждения. Наконец, он со стоном погрузился в нее еще раз и застыл, изливая свое семя в ее лоно. А потом замер.

Они долго лежали, слившись воедино и постепенно выравнивая прерывистое, частое дыхание, оно медленно успокаивалось. Сара неохотно приходила в себя, растерянно и недовольно оглядываясь. Она почувствовала обнаженной спиной твердую землю и колючие стебли травы, услышала звуки ветра, шелестение листьев в кронах деревьев. На нее с ледяным презрением уставилось серебристое лицо луны. Она лежала обнаженная, распятая, притиснутая к земле потным, все еще прерывисто дышащим мужчиной, тоже обнаженным и уставшим. Он все еще находился в ней, обладал ее телом. Ею обладал каторжник.

Сара почувствовала, как к горлу подкатил неприятный комок. Ее тошнило. Она слепо уставилась поверх его плеча в темное звездное небо, стараясь не замечать холода и страха, сковавших ее желудок.

– О, Господи, – беззвучно шептали ее губы, – о, Господи, что же я натворила? – Сару захлестнул поток горьких сожалений.

ГЛАВА 10

Прошло довольно много времени прежде, чем Сара смогла прийти в себя. Она легонько пошевелилась и, тяжело вздохнув, тихо сказала:

– Ты раздавишь меня, – он лежал на ней, прижимая к земле своей тяжестью. Кожа была влажной, горячей и шершавой. Его дыхание согревало шею Сары. Его плоть, доставившая сначала ей столько удовольствия, все еще находилась внутри ее. Сара чувствовала, как медленно спадает напряжение. Теперь девушке было до боли стыдно и горько за собственный поступок. Руки мужчины все еще обнимали ее, а голова покоилась между ее плечом и шеей. Внезапно Сара вздрогнула от отвращения.

Он какое-то время продолжал молчать, потом неохотно и медленно поднял голову. Саре захотелось зажмуриться от стыда, когда он пристально осмотрел ее. Она нашла в себе силы и посмотрела на него полным муки и ярости взглядом. Он нахмурился, вытянул из-под нее руку и мягко убрал с ее лица пряди спутавшихся волос. Сара судорожно вздрагивала от его прикосновений.

– Убери от меня руки! – чуть не закричала она.

Доминик нахмурился, синие глаза потемнели, взгляд стал мрачным. Не обращая внимания на ее слова, он взял ее лицо в ладони и серьезно заглянул в глаза, пытаясь понять, почему она вдруг так изменилась.

– Сара…

– Не смей называть меня так! Я для тебя мисс Сара! Ты отпустишь меня наконец?

Она вдруг страшно разозлилась на него. Но это чувство все-таки лучше, чем охвативший его стыд. Что же она наделала? Как могла позволить ему… ему… сделать?.. Руки уже не дрожали, она отчаянно упиралась в широкие плечи мужчины, нависающего над ней. Он заслонял от нее луну.

– Разумеется, мисс Сара!

Он скатился с нее, легко поднялся на ноги, возвышаясь над ней с широко расставленными ногами и сжатыми в кулаки пальцами. Он был обнажен, лунный свет серебрил твердые линии и крепкие мускулы его тела, ничего не скрывая. Раньше Сара была слишком поглощена собственными мыслями, собственными ощущениями, она не замечала, как он выглядит без одежды. Она уставилась на него неподвижными глазами, не в силах отвести их. В животе и между бедрами снова вспыхнул жар, когда она увидела широкие плечи, сильную грудь, узкие талию и бедра, живот гладкий и твердый, как доска, длинные мускулистые ноги – и то, что находится между ними. Даже сейчас это казалось ей огромным.

Сара снова вздрогнула. Густые черные завитки спускались тонкой дорожкой вниз по животу и вновь расширялись, словно гнездышко вокруг столь неприличного факта его мужской сути. Ей было неприятно смотреть на него, на мышцы, покрывающие все его тело упругими буграми и даже на слишком красивое лицо. Это был образ чистокровного самца. Девушку затошнило от неприязни и омерзения.

Она с изумлением обнаружила, что он внимательно рассматривает ее. Сара поспешно взглянула на себя и почувствовала, что мучительно краснеет от стыда, у нее покраснела даже шея. Она выглядела словно распутница: стройные ноги раздвинуты в стороны, на них так и остались чулки и подвязки, перепутавшиеся пряди волос, спадают по плечам, темный треугольник волос между бедер, холмики торчащих грудей влажные и блестят от его пота. Она скорчилась, прикрываясь волосами, и потянулась за разбросанной вокруг одеждой. Сорочка была измята и испачкана, но Сара быстро натянула ее. Потом попыталась дотянуться до нижней юбки, пальцы коснулись руки Галагера, он подавал ей одежду.

– Посмотри на меня, – угрожающе сказал он. Сара сжалась еще больше, чувствуя себя неуверенно в почти открытой сорочке. Она не нуждалась в его ободрении. Девушка сердито посмотрела на мужчину. Он бесстыдно демонстрировал ей свою наготу, яростно глядя на нее. Сара съежилась еще больше, он протянул ей нижнюю юбку.

– Ради Бога, оденься, – пробормотала Сара и смущенно отвела взгляд.

Он коротко выругался и так грязно, что Саре показалось, что она оглохнет от подобного сквернословия. Нижняя юбка веером упала к ногам Сары. И прежде, чем девушка смогла хоть что-то сообразить, мужчина наклонился, грубо схватил ее за подбородок и повернул к себе лицом.

– Будь я проклят, если стану извиняться, – он был взбешен.

Но Сара не отвела взгляд, она с ответной яростью уставилась на Галагера. Он лишил ее признаков добродетели, которым она обладала, но она не позволит ему отнять у нее остатки гордости и достоинства.

– А разве я просила! Убери от меня руки!

Он зло прищурился.

– Несколько запоздалая просьба, верно? – это был очень жестокий намек. Внутри у Сары все сжималось, но она взглянула на Доминика насмешливо и презрительно.

– Я сказала убери руку, – она почти прошипела сквозь зубы эти слова, полные ненависти. Она разговаривала с ним свысока. Так с сознанием превосходства хозяйка говорит со слугой. Галагер буквально застыл от подобной наглости. Синие глаза превратились в узкие щелочки, а рот в жесткую прямую линию.

– Не смей так разговаривать со мной. Ты – надменная маленькая сучка. Не так давно тебе так очень нужна была моя рука, помнишь? Ты хотела всего, что я с тобой делал! Сгорала от страсти и похоти. Тебе очень понравилось! Какого черта ты орешь на меня? Что случилось?

Он разговаривал с ней сквозь зубы. От ярости его лицо побагровело, он действительно стал похож на дьявола. У Сары руки чесались от желания залепить ему звонкую пощечину. Но она инстинктивно чувствовала, что тогда не сумеет остановить его, он разъярится еще больше и неизвестно, чем кончится их перепалка. Он гораздо сильнее, чем она… Сара посмотрела на него холодно, презрительно и сказала спокойно, как ей верилось, не роняя собственного достоинства:

– Ну, что ж, значит, я сделала ошибку.

В его глазах вскипала ярость, пальцы больно сжимали ее подбородок. Сара попыталась отстраниться, но он еще крепче вцепился в нее.

– Да, уж чертовски большую ошибку, леди. Теперь, когда я успокоил зуд вашей плоти, вы внезапно вспомнили, что я каторжник. Вот в чем и состоит ваша грубая и недостойная шутка, верно?

Сара содрогнулась от нарочитой грубости и точности предположений, но не решилась ответить. Она опустила глаза, ей стыдно было смотреть на рассвирепевшего Доминика Галагера.

Он скривил губы, грубо выругался и оттолкнул ее от себя. Потом встал, собрал ее одежду и швырнул прямо в лицо.

– Одевайся и убирайся с моих глаз, – приказал он. Сара про себя решила, что не станет подчиняться его приказу. Правда, требования абсолютно совпадали с ее собственными желаниями. Девушка быстро оделась, негнущимися пальцами завязала тесемки нижней юбки, нащупала пуговицы платья, ошибаясь и возвращаясь назад по длинному ряду, наконец, застегнула все. Прыгая и спотыкаясь, обулась, завязала ленты и повернулась, чтобы уйти. Но Галагер протянул руку, преграждая ей путь. Сара удивленно посмотрела на него, он так и стоял обнаженный, бесстыдная нагота мужчины раздражала ее.

– Подбери волосы, – в голосе звучала неприязнь.

– Если ты еще хоть раз прикоснешься ко мне, ты… – взорвалась Сара, она почти не слышала, что говорит, не сумела найти для него подходящего эпитета. Она задыхалась от ненависти, ярости, отвращения. Он вновь грубо схватил ее за руку. Она отчаянно вырывалась, испугавшись его железной силы. Пальцы сжимали ее мягкую руку.

– Собери свои проклятые волосы, ты выглядишь так, будто каталась по земле с мужчиной. Что ты, собственно, и делала.

– Какое тебе до меня дело?

– Думаю, мы сойдемся во мнении, если решим, что случившееся сегодня останется между нами. Иисус Милосердный, неужели тебе хочется, чтобы все узнали, как ты подарила свою девственность каторжнику? – он почти выплюнул эти слова.

– Я войду в дом по задней лестнице, никто меня не заметит.

Она старалась не обращать внимания на жестокую насмешку и рвалась поскорее уйти. Нужно расстаться с ним раньше, чем злоба заглушит все остальные чувства. Она потеряет чувство собственного достоинства, и так уже к горлу подступают истеричные всхлипы.

– Я не желаю рисковать, – сказал он, притянул ее к себе, принялся расправлять и собирать спутанные волосы, нисколько не заботясь о том, что делает больно, не обращая внимания на то, что она готова заплакать от досады и унижения. Доминик выбрал из волос несколько шпилек, сунув их в рот, повернул Сару спиной к себе, принялся собирать волосы в узел. Сара рванулась вперед, хотелось убежать, но он крепко успел схватить ее за волосы и грубо потянул на себя.

– Стой спокойно, – рявкнул он, но Сара вновь попыталась ускользнуть, и он вновь дернул ее за волосы. – Стой спокойно, черт тебя побери или я…

Он так и не договорил, что собирается сделать с ней в ином случае, но Сара вовсе не горела желанием узнать это. Казалось от него исходят импульсы зла, напоминая о том, что произошло между ними и о том, что несмотря на случившееся, она совершенно не знает этого мужчину.

Это так и было. Она знала только, что он каторжник, преступник. Содрогаясь от омерзения, подумала о том, что возможно на его совести самое тяжкое преступление.

Казалось, от него исходит смертельная угроза.

Тем временем он уложил ее волосы в привычный узел на затылке. Взглянув на него, Сара не на шутку испугалась: он был на грани нервного срыва, любой неосторожный шаг может привести к насилию.

– А теперь убирайся с моих глаз долой, – пробормотал он.

Сара бросилась бежать, не теряя времени. Она мчалась к дому так быстро, как только могли нести ее ноги, будто ей на пятки наступал сам дьявол. Деревья и трава мерцали в лунном свете, горячий ветер ласкал кожу так же нежно, как недавно это делали мужские руки. Сара ужаснулась оттого, что оказалась способна на подобное сравнение. Приблизившись к дому, невольно замедлила шаг. Все окна были освещены, вечеринка в полном разгаре. Из окон слышались голоса, смех, звон бокалов, раздавались нежные звуки музыки. Сара задохнулась от боли и горько усмехнулась, когда узнала мелодию. Этот вальс всего час назад так коварно соблазнил ее.

ГЛАВА 11

Доминик стоял и молча смотрел, как она уходит. Он видел высокую худую фигуру, которая бежала между деревьями. Она казалась призраком: подол шелкового белого платья развевался и мерцал в призрачном свете луны.

Будь он проклят! Что с ним происходит? Он овладел этой маленькой сучкой с такой нежностью и лаской, каких не дарил еще ни одной женщине. Догадывался, что она получила огромное наслаждение, чертовски хорошо понял, что все так и произошло. Но как только прошли боль и восторг оргазма, ей стало смертельно стыдно. Она считает его слишком недостойным любовником для себя. Она ведь его хозяйка, владеет им. Доминик напомнил это себе с жестокой издевкой. Сегодня он с лихвой отработал потраченные на него деньги. Для платного жеребца он довольно-таки хорош, если можно так о себе говорить. Она использовала его, и это было обидней всего. Обычно, он использовал женщин и не предполагал, что все может таким образом встать с ног на голову. Может быть, это жестокое возмездие судьбы, но ему такая ситуация совершенно не нравится.

Сегодня вечером он увидел ее в таинственных бликах лунного света. Ему пришло в голову, что другого такого шанса не выпадет, надо заняться с ней любовью. Он понимал, что для него не составит большого труда завлечь ее в свои сети, стоит только разрушить оболочку чопорной старой девы. За эти годы он встретил столько женщин, что не мог не распознать скрытой в ее взглядах страсти. Она очень хотела его, однако старательно скрывала сей факт. И сегодня он решил подарить ей то, чего она от него ждет. Ему это удалось, но какой ценой!

Три дня назад Доминик впервые поцеловал ее и был озадачен тем, что в нем возникло такое желание, буквально сковавшее все его мышцы. Но тогда он решил, что это временное помрачение рассудка, наверное, из-за невообразимой жары.

Не мог же он всерьез увлечься женщиной, сложенной как мальчик, имеющей язык гадюки? Да еще столь спесивой, что большую часть времени ему хочется задушить ее. Ни одна женщина раньше им не командовала, никто не обращался с ним, как со слугой, никто не смотрел на него снисходительно и высокомерно, никто, черт возьми, не смел относиться к нему с жалостью. Больше всего он бесился из-за всего этого. Он никогда так низко еще не падал. Сегодня он хотел, пусть на время, поменяться ролями, стать хозяином положения, превратить ее в надоедливую просительницу. Он предполагал, что возьмет ее и уйдет победителем. Сара, бывшая однажды свидетельницей его унижения, превратится в тихую и покорную женщину. Но все с самого начала пошло не так, как он планировал.

Она оказалась совершенно не похожей на чопорную старую деву и безумно его очаровала, весело смеялась, волосы растрепались и рассыпались по плечам золотистой гривой. Он снова поцеловал ее, и снова был удивлен силой собственного желания. А потом, когда они зашли слишком далеко, чтобы останавливаться, он с удовольствие отметил, что под маской пристойности и под непривлекательной одеждой скрывалась страстная женщина. Столь горячего темперамента он еще не встречал. Она сгорала от желания, трепетала от каждого прикосновения его пальцев, отдавала в его власть губы, тело, руки, умоляла его овладеть ей до тех пор, пока он не согласился. Он долго колебался, сомневался, верно ли ведет себя даже тогда, когда было поздно возвращаться. Сквозь охватившее его вожделение, он чувствовал, что здесь не все просто. А потом, когда понял, что Сара – девственница, ему захотелось сбежать. Теперь он проклинал себя за то, что остался.

Она слишком очаровала его. Может быть, он сам того не зная, предпочитает мальчиков? Доминик язвительно и грубо рассмеялся. Все женщины, с которыми он спал до этого, были щедро наделены природой: откровенные чувственные самки с полной грудью и крутым задом. Но почему-то ни одна из них не разжигала его так, как разожгла Сара. Ее стройное тело было гладким и мягким на ощупь, оно казалось бледным в призрачном свете луны. Маленькие холмики груди со смугло-розовыми сосками такие соблазнительно-девственные. Бедра такие хрупкие. Ягодицы упругие и круглые, аккуратные и ровные, словно у мальчика. Женскими были длинные, стройные, округлые ноги и узенькая талия. Ну и, конечно, гладкая атласная кожа, мягкие губы, огромные золотистые глаза, шелковистые густые волосы, отливающие солнечным светом… и страстность. Вот это женщина! Доминик был потрясен до глубины души.

В конце концов, он как безумный овладел ей, он собирался растянуть удовольствие, достичь вышей точки блаженства только после того, как несколько раз доведет до экстаза ее. Но к удивлению и изумлению не смог сдержаться. Он чертовски хотел ее. Против желания в памяти всплыли картины: распростертое под ним, мягкое, но упругое тело Сары, вкус и запах ее кожи, горячее, влажное лоно под ласками его пальцев… Доминик внезапно почувствовал, что его плоть вновь начинает твердеть. Пробормотав короткое, грязное ругательство, он заставил себя переключиться. Но он никак не мог забыть бледное, искаженное ненавистью и стыдом лицо Сары. Огромные золотистые глаза смотрят на него с отвращением и презрением. Наверное, он никогда не забудет этого взгляда.

Ей, конечно же, было очень стыдно. Если даже не принимать во внимание тот факт, что он-каторжник, она без всяких супружеских обязательств с его стороны потеряла девственность. Для такой леди, как Сара Мар-кхэм это катастрофа, Доминик должен признать это. Но он отлично понимал, что она разочаровалась большей частью из-за того, что он якобы недостоин ее. Эта мысль страшно бесила. Но он должен примириться с мыслью, что это – неопровержимый фак его жизни. Нужно терпеть, хотя бы сейчас. Ему не понравилась реакция Сары? Не стоит из-за этого терять самообладание и пугать девушку. Гнев и ярость не улучшат положения. Он должен был предвидеть все и постараться облегчить ее страдания нежными словами, сгладить поцелуями и ласками, охватившие ее стыд и раздражение. Он поступил бы так из элементарной вежливости с любой девственницей. В таких случаях всегда необходимо успокоить девушку, взволнованную случившимся. Но Сара… Черт возьми… почему он так реагирует на нее? Что в ней особенного?

Но ведь ему так хотелось взять ее, подчинить себе, овладеть ею так, как она раньше владела им. Только он не принял во внимание то обстоятельство, что овладевая ей, он позволяет непостижимым образом ей точно также овладеть им.

Когда он попал под арест, и его посадили в тюрьму, не верилось, что удастся обвинить его. Когда же произошло и это, то Доминик сначала разозлился, а потом испугался. Но, поразмыслив, решил, что обязательно сбежит из тюрьмы. Однако известие о том, что он приговорен к каторжным работам в Австралии сроком на пятнадцать лет, страшно потрясло и парализовало волю. Пятнадцать лет за преступление, которого он не совершал!

Позднее он решил, что сбежать из тюрьмы без стен будет гораздо легче. Поклялся обязательно вернуться и разоблачить тех, кто сам назначил себя его врагом. И это произойдет очень скоро. Но так он представлял себе все только до тех пор, пока не провел восемь месяцев на тюремном корабле. Его заковали в цепи, морили голодом и беспощадно избивали.

Когда корабль пришвартовался в порту Мельбурна, всех заключенных собрали на палубе и, чтобы смыть с них вонючую грязь, поливали из ведер морской водой. Нельзя было допустить, чтобы вонь отпугнула будущих владельцев. Доминик понял, что больше не выдержит. Слишком долго пришлось сидеть в вонючем трюме, который битком набит скорее больными, чем здоровыми людьми, среди пота, рвотных масс и экскрементов в сырости и холоде.

Светило яркое солнце, отражаясь бликами на поверхности моря, дул теплый, свежий ветер, разноцветные птицы кружили над головой, поражая яркостью и красотой оперения. Здесь были краснокрылые попугаи, попугаи лори всех цветов радуги, какаду с желтыми хохолками. Как он завидовал им! Картина безоблачного счастья, свободы сводила с ума!

Доминик оглушил охранника, стоявшего неподалеку от него, даже не заботясь, убил его или нет, и бросился к борту, надеясь прыгнуть в море. Конечно же, его поймали. Землевладелец уже заплатил, сумма, должно быть, довольно приличная. Капитан решил не портить внешний вид товара, Галагер отделался несколькими пинками и зуботычинами. Но потом Эдвард Маркхэм отказался взять его…

Лишившись двойной выгоды, капитан буквально взбесился. Можно не сомневаться, Фарли вспомнил о первоначальном договоре, заключенном им еще в Англии, он обещал, что Доминик Галагер обязательно заболеет. Понятно, что они надеялись на его смерть. Доминик вздрогнул, вспоминая, как с него сорвали рубашку, привязали к перекладине… Стоило ли восстанавливать мучительные детали бесчеловечных побоев?..

Его спасла Сара. Он почти потерял сознание, но все-таки услышал мягкий голос, он принадлежал женщине, которая пришла к нему на помощь. Девушка встала между ним и палачом. Тогда его восхитило ее мужественное поведение. Большинство особ женского пола принялись бы визжать, падать в обморок и вряд ли бы так открыто воспротивились бесчувственному экипажу, состоящему из жестоких морских волков. Она сделала это ради спасения жизни избитого больного незнакомца. Когда по настоянию девушки его отвязали, хотелось встать перед ней на колени и поблагодарить за спасение шкуры, несмотря ни на что оставшейся драгоценной. Он возненавидел женщину, которая спасла его. В детстве он был обязан тем, кто хотя бы неохотно, но все-таки кормил его. Достигнув семнадцати лет, он поклялся, что никогда в жизни не окажется на положении должника. Но оказался. У Сары. Всякий раз, думая об этом, он страшно досадовал.

Он решил сбежать при первом же удобном случае, несмотря на то, что его стащили с «Септимуса» полуживого. Не может же он быть слугой в течение пятнадцати лет! Эта мысль злила его гораздо больше, чем короткая речь надсмотрщика по поводу попыток каторжников убежать. Последствия побегов были ужасными, но все равно он не мог отказаться от этой мысли, даже несмотря на армию собак и людей, которая обязательно отправится по следу.

Прежде необходимо дождаться, когда заживут раны на спине и вернутся силы. Предстоит попытаться выжить в незнакомой, дикой, высушенной неимоверным зноем стране. Он рассчитывал, если окажется послушным слугой в первые два месяца, то его вряд ли бросятся искать сразу. Глупая доверчивость даст ему дополнительное время и лишний шанс.

Но внезапно появилась Сара. Она с самого начала увлекла его, он восхищался силой духа и самообладанием, девушка притягивала и сводила его с ума. Потом под старомодной одеждой, прической и манерами безнадежной старой девы, он разглядел столь редко проглядывающую неуловимую красоту. Ему с самого начала хотелось сорвать саван добродетели, которым она прикрывалась, хотелось проверить, вправду ли эта женщина так восхитительна, какой ему кажется. Он боялся и надеялся, что окажется прав.

Можно трезво посмотреть на факты, мрачно думал Доминик. Он уже несколько дней чувствует себя хорошо, значит, сможет совершить побег. За ним не следят. Вряд ли потом появится такая возможность. Однако, несмотря на все возрастающую жажду свободы, оставался на Ловелле и покорно выполнял распоряжения Сары, которые раздражали его. Он оказался не готов к разлуке с ней. Сегодня ночью собирался сбежал, вернее, просто уйти. Преград не осталось. В усадьбе собралось столько народу, что его вряд ли хватятся раньше, чем завтра к обеду. Но вдруг увидел Сару, она стояла одна под деревом…

Да, теперь можно было бы уйти, Доминик с неохотой признался в этом. Но тут же вспомнил о Саре – обнаженной, страстной, прильнувшей к нему. Он вспомнил о том, что она была девственницей до близости с ним. Вспомнил, как она стыдилась и злилась. И понял, что пока не сможет уйти.


Наступило утро. Сара медленно просыпалась, она находилась в комнате на чердаке. В полусонном сознании возникла какая-то неприятная мысль. Случилось что-то столь дурное, что девушка попыталась заблокировать сознание. Но ей не удалось отключиться от реалий жестокой действительности.

Вот оно что! Прошлой ночью она позволила Доминику Галагеру… Она была с ним близка, она отдалась ему! Вспомнив все, Сара почувствовала приступ тошноты. Девушка даже испугалась, что ее вырвет. Но потом желудок успокоился. Сознание и память рисовали ей четкие картины ее падения.

Галагер каторжник. Этот факт оказался самым болезненным. Она отдалась не Пресивалю, не молодому Майклу Арчеру много лет назад, а каторжнику. Сара содрогнулась от омерзения и негодования. Она безнадежно, навсегда опозорилась. Каким образом она могла пасть так низко? Она, должно быть, сошла с ума, если позволила ему лишить себя девственности! Девушка вспомнила, как, обнаженная, позволяла ему, нет, не только позволяла, она умоляла его проделывать с ее телом такие вещи, что даже сейчас было стыдно, смертельно стыдно! Она предполагала, что только одна ночь… Что ж, наутро грядет расплата. Ей придется заплатить очень высокую цену.

Скажет ли он кому-нибудь о том, что произошло? Саре стало стыдно за то, что ее волнует возможность разглашения тайны. Но что она могла с собой поделать? Если кто-то узнает об их близости, она не переживет такого позора.

Она представляла, как будет злорадствовать Лидия, как будет шокирована Лиза, как ужаснется отец, как разъярится. Персиваль тоже будет взбешен. Сара истерически рассмеялась. Узнав обо всем, он, конечно, не захочет на ней жениться. На нее будут смотреть с отвращением друзья и соседи. Она, наверное, не сможет вынести всего. Папа может отказаться от нее, у него на это будет полное право. Но в любом случае ей придется уехать. Она не сможет стерпеть такого унижения.

Потом до Сары дошло, что если Галагер проговорится, ему поступок может стоить жизни. Беля их отношения станут всем известны, Сару станет презирать общество, ему же будет гораздо хуже. Она ни на секунду не засомневалась в том, что если бы отец обо всем узнал, то он тотчас бы убил Галагера. А Галагер, она почти слышала собственный голос, который называл его по имени – Доминик, он-то должен был прекрасно знать об этом. К горлу снова подступила тошнота.

Итак, первая проблема была не столь важной, а вторая могла обернуться бедой. Разве возможно теперь взглянуть в глаза Галагеру? Сара вспомнила, что он с ней делал и поправилась. Что она позволяла ему делать с собой. Да, она хотела этого. И теперь не сможет появиться перед ним как ни в чем не бывало.

Но ей придется встретиться с ним так или иначе. Другого выхода нет и не может быть. Позже, если ситуация станет невыносимой, чего очень опасалась Сара, вероятно, удастся уговорить отца продать Доминика другому скотоводу. Если, конечно, сам Галагер не будет препятствовать. Он не должен ни с кем говорить о случившемся. И ее честь не пострадает. Он будет круглым дураком, если начнет трепаться. Но если вдруг он выйдет из-под власти Эдварда Маркхэма, кто помешает ему держать язык на привязи?

Только для того, чтобы отомстить ей, он может смешать ее имя с грязью и остаться безнаказанным.

Сара неохотно призналась, что лучше оставить Галагера на Ловелле. Только в этом случае можно быть твердо уверенной, что их секрет так и останется секретом. Теперь ее беспокоила перспектива прожить с ним бок о бок пятнадцать долгих лет. Всякий раз она будет видеть в его глазах насмешку, терпеть презрительно-высокомерное отношение. Она вытерпит все, чтобы он не проговорился.

Не хватало сил думать о том, что предстоит испытать Саре. Сара рассердилась на себя, пора было вставать. Она опустила ноги на пол. Если она не сумеет забыть обо всем хотя бы на короткое время, то сойдет с ума. Случившееся казалось ночным кошмаром наяву.

Девушка направилась в угол комнаты, там стоял кувшин с водой и таз для умывания. Сейчас она умоется холодной водой, и тошнота исчезнет, исчезнет и слабость, охватившая все ее тело.

Внезапно краем глаза она заметила мятую шелковую ткань, которая торчала из-под кровати. Платье! Прошлой ночью она сбросила все, даже нижнее белье. Невозможно видеть эти тряпки даже в мешке с ветошью. Она все, все выбросит. На скомканной, все еще белой, невинной нижней юбке лежало смятое полотенце, которым Сара стерла девственную кровь с бедер, когда вернулась из сада. На белой ткани отчетливо проступили коричневые пятна. Сара едва успела добежать до таза, и ее вырвало.

Через несколько минут она с трудом поднялась, заставила себя одеться, умыться. Чего хорошего в том, что она свихнется от собственного позора? Что произошло, то произошло. Надо постараться забыть обо всем. Если будет необходимо встретиться с Галагером, от этого никуда не денешься. Она сумеет вести себя так, будто ничего не случилось. Нельзя еще больше унижать себя, показывая ему, что потрясена собственным поведением. А именно собственное поведение и привело Сару к нынешнему состоянию. Он сделал только то, на что она рассчитывала, на больше, ни меньше. В конце концов, он – мужчина, к тому же осужденный. Какие могут быть у него моральные принципы? Но она?! До прошлой ночи она имела право называть себя леди! Но только до прошлой ночи.

Сара снова почувствовала, как ее затошнило. Необходимо было подумать об одежде на сегодняшний день. Она выбрала самое непривлекательное платье из серого поплина, оно стало за четыре года носки почти бесцветным, но не потому, что ей хотелось выглядеть как можно незаметнее, а потому что платье просто оказалось под рукой в высоком шкафу. И если она убрала с лица все пряди и до боли стянула их в тугой узел на затылке, то только потому, что распущенные волосы мешают в жаркую погоду, прилипая к потной шее. А если под глазами появились темные круги, кожа на лице побледнела, обтянув и без того выпуклые скулы, то только потому, что Сара, увы, уже не молодела. Других объяснений и быть не может!

Спускаясь по лестнице, Сара недовольно поморщилась, она не ожидала, что будет больно в промежности. У нее было такое ощущение, будто она впервые села на лошадь и неблагоразумно проскакала верхом не одну милю. И та же болезненность в мышцах бедер.

«И почти похожая ситуация!» – грубовато усмехнулась Сара. Только на этот раз она была не всадником, а лошадью. Сара почти сразу же заставила себя забыть это глупое и грубое сравнение. Несмотря на то, что она чувствовала себя неважно, надо было заставить себя выйти на кухню ровным, спокойным шагом.

Тесс и Мэри перемывали горы грязной посуды и составляли в стопки на кухонном столе. Миссис Эботт не видно нигде. Но по аппетитным запахам, разносящимся из стоящих на железной плите котлов, становилось понятно, что экономка находится где-то поблизости. Девушки приветливо улыбнулись и неуклюже присели. Несмотря на то, что каждая провела на Ловелле несколько лет, они стеснялись начинать разговор без причины. Сара постаралась в ответ улыбнуться, хотя для этого пришлось сделать над собой усилие. Она решительно настроилась вести себя так, чтобы никто ни о чем не догадался. И принялась угощаться кусочком того, что осталось от именинного пирога. Из двери, ведущей в сад, появилась миссис Эботт, женщина держала в руках фартук, полный овощей.

– Доброе утро, мисс Сара, – приветливо улыбнулась экономка, высыпая содержимое фартука на дальний конец обширного стола. Она принялась перебирать овощи, приговаривая:

– Заботы прошлого вечера совершенно утомили вас, мисс Сара. Я не предполагала, что вы можете спать так долго.

Сара напряженно застыла и широко распахнула глаза, она немного испугалась и попыталась распознать скрытый смысл в невинных словах. Но миссис Эботт ничего не замечала, она внимательно рассматривала овощи, совершенно не понимая, что сбила Сару с толку.

– Я действительно устала, – призналась девушка, надеясь, что миссис Эботт не заметит дрожи в ее голосе. – А где… где все?

«Где Доминик Галагер?» – хотелось закричать ей. Конечно, его нет поблизости. Персиваль отослал его ухаживать за лошадьми. Молодой человек очень любит лошадей. Пока на Ловелле гости, он не зайдет в дом; Конечно, миссис Эботт может тайком привести его на кухню и покормить завтраком. Однако для завтрака уже достаточно поздно.

– Что ж, – сказала миссис Эботт, задумчиво постукивая указательным пальцем по зубам, – несколько часов назад мистер Персиваль приходил к вашему папе. Похоже, кто-то поджег одно из полей. Те, кто там работал, быстро погасили пламя, но мистер Персиваль счел необходимым взглянуть. Миссис Маркхэм все еще в постели, насколько мне известно. Я пока ее не видела. То же самое можно сказать о мисс Лизе и других леди. Миссис Грейнджер и миссис Итон сидят на веранде, я собираюсь вскоре подать им чай. Тейлоры и Кровелсы уже отправились восвояси, просили меня поблагодарить вас за гостеприимство. Они надеются, что вы их поймете, впереди у них слишком длинная дорога. Она подняла голову, широко улыбнулась и добавила:

– Кажется, я никого не забыла?

Сара тоже улыбнулась и покачала головой.

– Должно быть, никого…

Ей хотелось спросить у экономки, где находится Галагер, но она не могла этого спросить, язык не поворачивался. Меньше всего ей хотелось возбуждать неуместное любопытство окружающих.

– Что вы хотите на завтрак? – осведомилась миссис Эботт, выдвигая стул и усаживаясь возле стола. Она принялась чистить овощи. – Есть овсяная каша, немного холодной баранины. Я могу подогреть. Есть желе из инжира и свежий хлеб.

– Я уже съела кусочек именинного пирога. Не хочу больше ничего, – отказалась Сара.

– Мисс Сара, – нахмурилась экономка.

– Знаю, знаю, что вы хотите сказать. Я слишком худая и должна побольше есть. Но я не голодна. Вероятно, мне надо прокатиться верхом, – с этими словами она нырнула в дверь. Она больше не смогла бы спокойно выслушивать критические замечания миссис Эботт по поводу ее внешности. Она просто придумала отговорку, чтобы был предлог для ухода из кухни. Не хотелось, чтобы раздражение вынудило ее обрушиться на миссис Эботт или кого-то из служанок, или любого, кто подвернется.

Вероятно, на свежем воздухе пройдет тошнота. Сара попыталась представить, как было бы замечательно уехать подальше от усадьбы, отбросить печальные мысли, почувствовать под собой резвую лошадь. А впереди будут простираться бесконечные дикие заросли буша. Внезапно, Сара остановилась. До наступления засухи она ездила верхом почти каждый день. Но жара заставила ее беспокоиться о здоровье Малаки, а не думать о собственном удовольствии. Сара стала ездить на прогулку реже. Но сегодня ей очень хотелось прокатиться, если бы не препятствие. Галагер находится в конюшне. Сара вздрогнула, она не может встретиться с ним так скоро. Позже, когда воспоминания о случившемся утратят яркость… Но разве ожидание сможет что-то изменить? Этот вопрос Сара задала себе и не смогла на него ответить. Да, она больше не желает видеть Доминика Галагера. Но и не может избежать встречи с ним.

Как она страшилась неожиданной встречи! И знала, что страх никогда не исчезнет. Он будет постоянно сковывать ее, ограничивать свободу. Она все время будет беспокоиться! Невозможно жить в постоянном напряжении! Сара все понимала и неохотно пришла к выводу, что есть единственный способ покончить с сомнениями. Необходимо как можно скорее встретиться с Галагером. Чем дольше она будет откладывать, тем труднее будет перешагнуть через это. В конце концов она превратится в пленницу собственного стыда.

Если нужно делать что-то неприятное, делай скорее. Отец не раз говорил ей это. Она поморщилась, осознав значение этой фразы, и замерла возле огородных грядок. Наверно, Сара смотрела на побеленные стены конюшни с таким же страхом, как Давид смотрел на Голиафа. Предстояло перешагнуть собственный страх, подавить внезапное желание вернуться в дом. Но «суд Божий» не станет легче, если его отложить на неопределенное время.

Гордо выпрямив плечи, Сара решительно двинулась по направлению к конюшне. Надо заложить фундамент будущих отношений с Галагером. Она будет вести себя так, будто ничего между ними не произошло. Она хозяйка Ловеллы, а он сослан сюда на каторжные работы. Пора расставить все точки над «и».

В конюшне было очень темно, когда Сара вошла с ярко освещенного ослепительным солнцем двора. Сара нерешительно замялась возле входа, держась за приоткрытую дверь. Как она ни старалась, ей не удавалось разглядеть высокую фигуру…

– Собираетесь прокатиться, мисс Сара? – голос принадлежал не Доминику. Сара чуть не потеряла сознание от облегчения. Она даже не предполагала, сколь иллюзорной была ее отвага и сколько сил потребовалось бы, чтобы выстоять в предстоящем противоборстве. Наконец она осознала, что приготовления были ненужными. Она глубоко и прерывисто вздохнула. Колени подрагивали от волнения. Должно быть, Персиваль решил, что Галагер достаточно здоров и ему пора заняться работой, ради которой покупают каторжников. Наверное, надсмотрщик отправил его рыть колодец.

– Да, Джеггер, пожалуйста, оседлай мне Малаки. – Сара говорила почти весело, от облегчения у нее буквально кружилась голова.

– Конечно, мисс Сара, – Джеггер широко улыбался хозяйке, поспешно выполняя ее поручение. Сколько Сара себя помнила, он жил и работал на Ловелле. Как многие аборигены иногда исчезал на несколько месяцев, как он выражался «побродить», но Джеггер всегда возвращался. Аборигенам тяжело подолгу жить на одном месте, но Ловелла стала его домом.

– А-а, что случилось с каторжником, который присматривал за лошадями, пока ты рыл колодец? – поинтересовалась Сара, она не собиралась спрашивать, но слова вырвались непроизвольно. Необходимо знать, надолго ли отодвигается встреча. Может быть, Персиваль отослал Доминика в самую отдаленную часть владений. В Австралии на содержание одной овцы требуется примерно акр земли, а на Ловелле стадо примерно в тридцать тысяч голов. Если Галагер работает теперь на границе владений, он будет вместе с другими жить в лагере. Дорога отнимала бы слишком много времени, если бы работников возили с усадьбы. Возможно, они не скоро увидятся. Не стоит придавать значения папиным словам о необходимости делать в первую очередь неприятные дела. Сара не могла подавить в себе радость, оттого, что объяснение откладывается на неопределенный срок.

– О, он… – начал было Джеггер.

– Я здесь, мисс Сара, – сообщил Доминик с легкой иронией в голосе.

У Сары от неожиданности перехватило дыхание, словно кто-то ударил ее в живот кулаком. Она медленно повернулась в сторону говорившего. Отчетливый ирландский выговор, мягкий и журчащий, доносился из стойла. Сара с ужасом обнаружила, что совсем растерялась. Доминик стоял, сжимая в руках вилы, он чистил стойло Мастера, большого чалого коня. На загорелом лице блестели капли пота, черные волосы были спутаны и крупными волнами обрамляли лоб. Молодой человек зло сжал губы, а глаза казались темными до непроницаемости. Сара боялась открыто смотреть в эти потемневшие от гнева глаза. Оцепенев от ужаса, Сара уставилась на Доминика. Она не была готова к подобному повороту событий. Ей стало дурно, у нее сильно закружилась голова, она не могла выдавить ни слова.

– Я вам для чего-нибудь нужен, мисс Сара? – с издевкой спросил он. Если не смотреть на сердито сверкающие глаза, то можно подумать, что он разговаривает с ней почтительно. Наверное, старается из-за Джеггера. Абориген тем временем уже седлал коня. Карие глаза перебегали с Сары на Доминика, в них был простой случайный интерес. Сара понимала, что придется сдерживаться, дабы этот интерес не превратился в преднамеренный. Аборигены очень любят сплетничать, для них не существует секретов.

– Вообще-то, нет, – выдавила Сара, – я просто поинтересовалась, куда вы делись. Можете вернуться к работе, Галагер.

Вместо того чтобы воспринять слова Сары как освобождение, Доминик открыл дверь стойла и вышел. Его габариты пугали Сару. Она сжала зубы и гордо вскинула голову. Это хуже, гораздо хуже того, что она ожидала. Ей хотелось найти норку и спрятаться в ней, так больно было от обиды и унижения. Хотелось исчезнуть при одном воспоминании о том, как руки и губы этого мужчины ласкали ее. Сара набралась мужества и открыто посмотрела ему в глаза, надеясь, что он не прочтет ее мыслей.

– Спасибо, Джеггер, – поблагодарила она конюха, Малаки был оседлан и Джеггер выводил его. Саре хотелось поцеловать аборигена. Не глядя на Галагера, поставила ногу на ладони Джеггера и взобралась в седло.

– Если вы задержитесь на секунду, мисс Сара, я быстро оседлаю Макса, – заявил Галагер, неожиданно почтительным тоном. Он решительно прислонил вилы к стене и двинулся в подсобную комнату, где находились седла и уздечки. Уздечку он перекинул через плечо, а тяжелое седло небрежно нес в одной руке. Когда Галагер повернулся к ней спиной, Сара разглядела потемневшую от пота рубашку. Она вздрогнула. В этом была какая-то грубая, мужская чувственность. Ей снова стало дурно.

– В этом нет необходимости, – Сара решительно покачала головой, глядя, как он выводит из стойла Макса. Джеггер протянул ей поводья и принялся регулировать длину стремени. Сара готова была закричать, чтобы он поторопился. Ей необходимо скрыться от Галагера, он не должен знать, как она раздосадована…

– Мне не понадобится ваша компания. Вы можете заниматься другим делом.

– Мистер Маркхэм велел присматривать за вами, когда вы отправляетесь за пределы усадьбы. Я буду готов через секунду, мисс Сара, – он говорил с ней, не поднимая глаз.

– Я утверждаю, что совсем не обязательна следовать указаниям моего отца. Я привыкла ездить одна. Верно, Джеггер? – тот возился с ремешками стремени так долго, что Саре захотелось со злостью пнуть его. Но она должна сдерживаться.

– Да, мисс Сара, все так. Мисс Сара – отчаянный наездник, – эти слова были адресованы Галагеру, но тот даже звука не проронил в ответ. Он положил седло на спину Макса и подтягивал подпругу. Как и пообещал, он будет готов в мгновение ока.

Сара запаниковала. Она резко сунула ногу в стремя, совершенно не заботясь о том, подходит оно или нет, и жестом приказала Джеггеру отойти. Он покорно повиновался. Сара коснулась каблуками боков Малаки, и животное рысью рванулось из конюшни. За спиной послышался сердитый крик Доминика. Пришпоренная лошадь получила еще один удар в бок и, несмотря на жару, прибавила скорость. Сара направилась прямо в сад, прекрасно зная, что Галагер в этом случае не последует за ней. Он не очень хорошо знает местность и не догадается, куда она направилась.

Спустя час до нее стало доходить, что она просто отсрочила неизбежный разговор. Когда она вернется, он будет ждать ее в конюшне. Смешно, она не понимает, почему так страшит встреча с каким-то каторжником, но это было именно так. Она боялась, смущалась так, что хотелось кричать от навалившегося горя.

Прошло два часа, и Сара поняла, что нельзя больше тянуть с возвращением на усадьбу. Малаки начал уставать, а Сара не могла жестоко обращаться с животными.

Нельзя мучить лошадь на такой жаре. А кроме того, ее начала тяготить неопределенность. Рано или поздно придется вернуться и объясниться с Галагером.

Меньше чем через четверть часа Сара въезжала в ворота конюшни. Сердце гулко стучало. Было далеко за полдень, но зной не угасал. Она вспотела, волосы выбились из пучка и падали на плечи. Они щекотали потную кожу, и Саре хотелось почесать шею. Этим она и занималась, когда сильные мужские руки обхватили ее за талию и вытащили из седла. Малаки испугался и побежал в открытые ворота стойла. Сара неистово сопротивлялась до тех пор, пока не почувствовала под ногами твердую землю.

– Убери от меня руки! – первое, что заявила она представшему перед ней Галагеру. Он смотрел на нее так же сердито, как и она. Он ослабил хватку раньше, чем она успела договорить. Сара закусила губу и воровато огляделась, интересно, где же Джеггер. Вырвавшаяся у нее реплика выдавала интимность их отношений. Так хозяйка не разговаривает со слугой. Но Джеггера не было видно. Сара сообразила, что в присутствии конюха Галагер не стал бы таким образом снимать ее с седла. Он должен вести себя предельно осторожно, беспокоиться и скрывать их ненавистную связь.

– Ты глупая маленькая сучка, – выпалил он и сжал кулаки. Ему очевидно, стоило большого труда держать руки подальше от нее. Сара вытаращилась злобно и удивленно. Он ведет себя слишком безрассудно, разговаривая с ней таким тоном.

– Не смей со мной так разговаривать! – голос девушки дрожал от ярости. Так хотелось наброситься на него и вцепиться в это красивое, наглое лицо зубами и ногтями. Хотелось разразиться беспощадной бранью. Сознанием, не захваченным до конца злостью, Сара удивилась силе охватившей ее ярости. До знакомства с этим наглецом она гордилась умением держать себя в руках.

– Я буду разговаривать с тобой, проклятая, так как только захочу, – он все еще выплевывал слова и смотрел на Сару так, будто хотел ее придушить.

– Мне плевать на то, что ты краснеешь до самых кончиков своих чопорных ножек всякий раз, когда видишь меня. С этого момента, если ты отправляешься на прогулку, я еду с тобой. Поняла?

Сару трясло от гнева.

– Кто ты такой, чтобы командовать? Только потому, только потому…

Глаза Доминика потемнели, и Сара резко оборвала фразу. Не стоит выяснять причину.

– Здесь, Галагер, командую я, а не ты!

Она уже кричала в полный голос. Доминик взял ее за руки и крепко сжал их. Если бы она не была настолько зла, то сморщилась бы от боли. Глаза молодого человека превратились в узкие злые щелочки.

– Ты слышала о пожаре на западе? Он был подстроен, Сара! Этим утром. Возможно, шайкой беглых. Ты забыла о человеке, который напал на тебя? Возможно, это он. Никто не знает точно. Но тот, кто совершил поджог, этим утром был на ферме. Никого не поймали, никого не видели, но они могли спрятаться. Что если бы ты столкнулась с ними? Как ты думаешь, что бы они с тобой сделали? Ты – глупая баба, неужели ты ничего не понимаешь? Тебе стыдно за то, что произошло ночью? Черт возьми, может быть, ты хочешь сравнить это с изнасилованием?

– Меня тошнит от тебя! – Сара почувствовала, как краснеет от стыда и ярости. Пальцы сами сжимались в кулаки. Она вырвала руки и изо всей силы размахнулась, чтобы ударить его. Но промахнулась. Он поймал ее руку, грубо разжал кулак, заставляя Сару съеживаться от боли.

– Я предупредил, что не люблю жестокости, – пробормотал он. Сара не успела и глазом моргнуть, как он дернул ее за руку и прижал к себе, крепко обнимая. Она увидела, как к ней приближаются беспощадные губы…

Поцелуй был коротким, крепким и грубым. Сара не разжимала губ до тех пор, пока он не сжал пальцами ей щеки. Она почувствовала, как в рот проникает его язык. Он вновь захватывал территорию, завоеванную прошлой ночью, и заставлял понять, что мужчина является хозяином положения хотя бы потому, что на его стороне физическое превосходство. Сара не могла сопротивляться, Галагер слишком плотно прижал ее к себе. Она нашла другой выход. Стояла неподвижно, не уступая ему ни дюйма. Чего бы он ни захотел от нее, ему придется брать силой.

Наконец он поднял голову, грязно выругался и оттолкнул ее с такой силой, что она чуть не упала. Удерживая равновесие, она ухватилась за ворота, потом повернула к нему искаженное гневом и ненавистью лицо.

– Ты, грязный каторжник, – прошипела она угрожающе, специально выбрав слово, которое уязвит его как можно больнее, – как ты смеешь бить меня! Я найду средство, чтобы заставить тебя пожалеть о том, что ты появился на свет.

Сцепив от злости зубы, Галагер шагнул к ней. Смелость Сары несколько уменьшилась. Она быстро повернулась, подхватила юбки и помчалась в сторону дома. Она выскочила из конюшни стрелой, не заметив, что Лиза стояла возле стены, спрятавшись за угол. Сара не обратила внимания на сестру.

Было далеко за полночь, но Доминик все еще не спал. Он лежал на твердой, узкой койке под навесом, который служил ему теперь домом. Да и не только ему, а всем каторжникам и нескольким аборигенам, которые кучковались в дальнем углу.

Его окружали привычные теперь звуки. Фипс, толстый, высокий, разбойник всхлипывал во сне как ребенок на койке справа. Так он плакал все ночи напролет с тех пор, как Доминик приехал сюда. Доминик уже успел научиться не обращать внимания на спящих.

С противоположной стороны спал Брэди – невысокий, полный весельчак из Йоркшира. Он спал тихо, как невинный младенец. Можно было сделать вывод, что нельзя полагаться на сон человека, если хочешь определить его характер. Фипс, был только вором, он никому не причинил вреда, но плакал во сне. А контрабандист Брэди убил охотничьим ножом жену и двух малолетних детей, когда обнаружил, что жена неверна ему. Но он спал, как ангел с тех самых пор, как попал сюда. Просыпался только от удара ботинка надсмотрщика.

Сам Доминик сегодня не мог спать. Он лежал на спине, подсунув под голову руку, и смотрел в черное бархатное небо. Оно виднелось в щели между неплотно пригнанными досками. Доминик проклинал себя за то, что грубо разговаривал с Сарой.

Ведь он собирался быть нежным и ласковым. Но сначала она напугала его, уехав на прогулку одна, а потом так разозлила…

Внезапно он услышал топот ног, обутых в тяжелые ботинки. Доминик посмотрел на мужчин, появившихся под навесом. В темноте было невозможно их узнать. Он с удивлением наблюдал, как они шли вдоль коек, рассматривая спящих людей. В руках у одного из них был фонарь, и он освещал лица каторжников.

Доминик предположил, что надсмотрщики просто решили проверить, все ли на месте. И тут же он удивился, чего ради? Когда они подошли ближе, закрыл глаза, притворяясь, что спит, ожидая, когда они пройдут мимо. Мужчины остановились возле его кровати и погасили свет. Он инстинктивно напрягся и хотел встать.

– Взять его, – приказал один из мужчин.

ГЛАВА 12

Доминик Галагер сбежал. Сару очень удивило, что она обеспокоена его поступком. Он совсем недавно попал в Австралию, а буш жесток и беспощаден с неопытными людьми. Ему следовало знать об этом, следовало поступать более разумно.

Персиваль всегда доводил до сведения вновь прибывших каторжников то обстоятельство, что попытки сбежать обречены на провал. Как многие до него, Галагер предпочел не поверить надсмотрщику. Беглецы, обычно, погибали от отчаяния, заблудившись в буше. У Доминика Галагера было совсем немного шансов, чтобы выжить, ведь все источники поблизости пересохли. Но если он вернется, как это делали многие, измучившись и примирившись с неизбежностью наказания, его высекут не менее жестоко. Как бы ни было сурово наказание плетью, уж лучше оно, чем смерть от жажды и страданий под лучами неумолимого, испепеляющего солнца.

Сара была уверена, что Доминик вернется… Но прошла неделя, другая, потом четыре недели. Саре пришлось трезво обдумать случившееся и примириться с самыми худшими предположениями. Скорее всего, Галагер мертв, его сильное крепкое тело лежит где-то на пересохшей земле, с костей свисает рваная плоть. Его труп терзают любители падали. Скоро от него останется только голый скелет, он будет напоминать о том, что жил и умер человек…

Потом динго растащат даже кости. Сара вздрогнула, подумав об подобном исходе. И тогда от Галагера вообще ничего не останется. Горькие мысли не давали покоя, они мучили ее большую часть дня и все ночи напролет. Сара измаялась, потеряв сон.

– Ну что, вам не удалось найти этого каторжника Галагера? – спросила она, когда вся семья, а также присоединившийся к ним Персиваль, сидела за круглым столом красного дерева. По настоянию Лидии за обедом пользовались свечами, а не масляными лампами. На скатерти из белого дамаста, отделанной тонким кружевом, стояла изящная фарфоровая посуда, привезенная из Англии. Мягко сияли начищенное серебро и отполированный хрусталь. Лидия утверждала, что в этой грубой стране цивилизованно должен проходить хотя бы семейный обед.

Во главе стола сидел Эдвард, как всегда, в угоду капризам жены, облаченный в черную визитку и белый шелковый галстук. Только Сара могла догадаться, каких усилий стоило ему пожертвовать собственным удобством. Раньше он отказывался носить даже пиджак, не признавая никаких исключительных случаев. Напротив отца сидела Лидия, она демонстрировала свои прелести, обрамленные белым шелком и жемчугом. Сара и Лиза расположились с одной стороны стола, одна была в бежевом муслиновом платье, другая – в желтом шелковом. Персиваль, одетый тщательнее, чем Эдвард, сидел напротив Сары. Возле стола в напряженном ожидании застыла Мэри – более аккуратная и менее неуклюжая, чем все остальные слуги. Миссис Эботт почти не показывалась в столовой, Лидия ее терпеть не могла, утверждая, что достаточно одного вида бывшей каторжницы, чтобы испортить ей аппетит.

Эдвард пожал плечами, не отвечая на странный вопрос Сары. Вопросительно взглянув на Персиваля, он снова занялся едой. Тот подхватил стакан с вином и медленно выпил красную жидкость.

– Мы даже и не пытались разыскать его, – равнодушно сказал он, пристально разглядывая на скатерти красную тень от стакана. – Он для нас не потеря. Был смутьяном с самого начала. Я ведь вам сразу об этом говорил.

– Кажется, он понравился Саре, – хихикнула Лиза и сделала коварное предположение. Сара почувствовала, что краснеет, попыталась ответить как можно более безразличным тоном:

– Не будь глупой, – она очень обрадовалась, что удалось сдержать невольную дрожь и не выдать своего волнения. Ей только оставалось надеяться, что краска стыда не будет заметна при тусклом освещении.

– Он был очень красивым мужчиной, – заметила Лидия. Томный голос скрывал злорадство и мстительный блеск в глазах оказался заметен только Саре. Девушка слишком хорошо изучила эти глаза. Сара почувствовала тяжесть в желудке и напряглась, ожидая удара.

– Я бы не стала обвинять милую Сару за то, что она слегка потеряла голову. У нее ведь так мало возможностей… О, извини. Не обращай на меня внимания, Сара. Ты же знаешь мой негодный язык. Мы, конечно же, все очень ценим тебя за безупречное поведение. Пожалуйста, забудь о том, что я сказала.

Ее речь сопровождалась такой ядовито-слащавой улыбкой, что Сара настороженно и вопросительно взглянула на отца. Она предполагала, что отец, наконец-то, заметит откровенную враждебность, скрытую за притворным дружелюбием. Но отец увлеченно ковырял вилкой кусок баранины. Вряд ли он слышал, что говорит его жена. Но Сара давно уже усвоила тот факт, что он не встанет на защиту дочери, даже заметив неприязненное отношение Лидии к падчерице. Он терпеть не мог неудобств. Лидия же была способна организовать неуютную жизнь, если ему вдруг вздумается поссориться с ней.

– Ну, конечно, – рассеянно пробормотала Сара, определенно зная, что только безразличие может остановить оскорбления Лидии. Девушка взяла свежую булочку с тмином, испеченную заботливой миссис Эботт, намазала ее овечьим маслом и с нарочитым удовольствием отправила в рот. На мгновение взгляды женщин встретились, Лидия и Сара нежно улыбнулись друг другу.

– Выяснил ли ты что-нибудь о пожаре на западном поле, Джон? – отец вовремя сменил тему разговора. Он делал это почти всякий раз, когда Лидия принималась поддразнивать Сару. Девушка подозревала, что отец делал это умышленно. Может быть, таким образом он пытается отвлечь от нее внимание жены? Но Сара не могла утверждать наверняка. Отец почти никогда не интересовался темой беседы, если она не имела отношения к делам фермы или его любимым мериносовым овцам.

– Вы же знаете, что пожар подстроили, – внезапно грубо и торопливо заговорил Персиваль. Внимание сидящих за столом сосредоточилось на надсмотрщике. Эдвард согласно кивнул, а дамы слушали напряженно и молчаливо. Лиза и Лидия откровенно скучали.

– Возможно, это сделала банда каторжников, которые несколько месяцев назад сожгли ферму Бриктона. А, может, одинокий беглый каторжник. Или даже абориген или группа аборигенов. Хотя, конечно, они таким образом не поступают. Не знаю. В одном я твердо уверен – повторить подобное им не удастся. Я выставил охрану на всех пастбищах и стоянках. Если бандиты вздумают вернуться, то их будет ожидать довольно скверный сюрприз.

– Неплохая мысль, Джон, – рассеянно пробормотал Эдвард. Молчаливо принимая похвалу, Персиваль слегка наклонил голову.

Лидия сильно нагнулась вперед, чтобы блики играли на белом, крупном бюсте, сильно открытом благодаря низкому вырезу почти до сосков.

– За вас, Джон Персиваль, – она улыбнулась и протянула к надсмотрщику бокал. Улыбка на ее губах играла крайне соблазнительная. Сара не раз уже изумлялась безрассудству мачехи, флиртующей при каждом удобном случае под самым носом у мужа. Прожив с Эдвардом семь лет, Лидия глубоко заблуждалась, предполагая, что хорошо знает характер мужа. Обычно он был мягок в обращении с женой и больше всего увлечен разведением овец. Но если бы Лидия, заигрывая с мужчинами, добилась каких-то серьезных результатов и это стало известно Эдварду, то, вне сомнения, Лидии пришлось бы узнать, на что способен Эдвард Маркхэм в гневе.

– Что бы мы делали без вас? – продолжала Лидия восхищаться. Как только Эдвард поднял свой стакан, улыбка Лидии стала просто вежливой. Лиза с Сарой неохотно подняли стаканы с вином.

– За то, чтобы вы как можно скорее стали полноправным членом нашей семьи, – закончила Лидия.

Сара чуть не поперхнулась вином. Она безошибочно разгадала намек Лидии. Ей было неприятно. Отец улыбнулся, Лиза приглушенно хихикнула, а Персиваль усмехнулся самодовольно и гордо.

– Я жду не дождусь, когда мисс Сара назначит дату, – заявил он так, будто их брак было делом давно решенным.

Сара сочла нужным прояснить ситуацию. Пусть никто не заблуждается на сей счет. Она не собирается выходить замуж за Персиваля.

– У меня не было и нет намерений назначать дату нашей свадьбы, мистер Персиваль, – спокойно заговорила она, решительно поставила стакан на стол и твердо посмотрела в глаза мужчине. – Как я уже говорила вам много раз, я не собираюсь выходить за вас замуж.

Она говорила спокойно, терпеливо и очень вежливо, но на собравшихся за столом людей отказ произвел эффект совершенно неожиданный. Персиваль резко выпрямился и зло сверкнул глазами, отец посмотрел на девушку с унылым неодобрением, Лидия довольно улыбалась, радуясь тому, что ей удалось организовать скандал, а Лиза недоумевая смотрела то на Сару, то на Персиваля.

– Сара, – запротестовал Эдвард, потом виновато посмотрел на надсмотрщика. – Прости ее, Джон. Каждой девушке необходимы ухаживания, а? Придет время и она согласится.

Согласие отца ранило Сару в самое сердце. Она только не могла понять, почему. Он никогда не прислушивался к ее мнению, никогда по-настоящему не беспокоился о ней. Во всяком случае никогда не пытался защищать от нападок Лидии, а теперь позволяет Персивалю мучить ее. Ради счастья любимых овец он готов безоговорочно отдать ее Персивалю.

– Извините, – сказала Сара и резко поднялась. И прежде, чем кто-то успел раскрыть рот, бросила на стол салфетку и вышла из столовой.

Весь вечер Сара провела в своей спальне. Не отрываясь, читала очень страстную и интересную повесть. Она так редко имела возможность читать, что сейчас испытывала чувство вины. Но все же не бросала книгу, надеясь, что мелодраматическая завязка увлечет и поможет забыть о проблемах, которые так взволновали ее. Все так и произошло. На несколько часов она забыла о Галагере, Персивале, Лидии, отце, о предстоящей работе с документами и о необходимости починить кое-что из одежды…

Сара читала до тех пор, пока не захотела спать. Тогда она умылась, надела просторную безрукавую хлопчатобумажную рубашку. Она застегивалась до самого верха, но Сара оставляла две пуговицы свободными, чтобы легкий ночной ветерок мог хоть немного освежить шею. Расчесав волосы, заплела их в толстую косу, перевязала тонкой желтой лентой и уложила вокруг головы. Похоже, ночь будет жарче, чем обычно. Ветер почти не шевелил длинные занавески цвета персика, они неподвижно висели на окнах. Сара задула лампу, подошла к окну и выглянула, хотелось увидеть сад, но темнота была сегодня непроглядной. Внезапно она вспомнила, как проснулась совсем недавно в спаленке на чердаке и выглянула из окна, прикрытая только короткой открытой сорочкой… Она так ясно помнила взгляд устремленных на нее потрясающе голубых глаз Галагера… Сара вздрогнула и обхватила себя руками. Несмотря на невыносимую жару, ей вдруг стало зябко. Она не могла понять, почему исчезновение Доминика так сильно расстроило ее.

Сара собиралась отправиться спать, когда увидела краем глаза оранжевое мерцание. Выглянув в окно, заметила языки пламени, они вырывались из конюшни, искры улетали в черное бархатистое небо.

– Пожар, – громко закричала она, круто повернулась, подхватила халат, попавшийся под руку, и бросилась из комнаты.

Через холл пробежала к спальне отца и Лидии, барабаня в дверь, позвала:

– Папа, быстрей! Конюшня горит! – громко кричала она. Услышав его ответ, не стала дожидаться, когда отец выйдет. Натягивая на бегу халат, совершенно не обращая внимания на босые ноги, Сара промчалась по лестнице и выскочила через заднюю дверь. Высохшие стебли и ветки кололи нежные ступни. Приблизившись к конюшне, Сара ощутила на лице опаляющее дыхание огня. В стойлах жалобно ржали лошади, словно умоляя о помощи, огонь вырывался из каждой щели, наполняя воздух запахом гари. Рев пламени, раздуваемого ночным ветром, становился все сильнее.

Отовсюду выбегали люди: вольные, каторжники, аборигены спешили на борьбу со страшным врагом – огнем. Сара рванулась к конюшне, замирая от ужаса. Запах гари раздражал легкие, забивал в нос. Она представляла, как напуганы сейчас лошади. Их необходимо вывести! Иначе они сгорят живьем. Малаки, Клеа, Макс…

– Мой Бог, загон для племенного молодняка! – услышала Сара позади себя отчаянный рев, в котором она с трудом узнала голос отца. Она невольно взглянула туда, где располагались загоны для породистого молодняка. Огонь там был гораздо ярче, загоны для овец полыхали вовсю.

– Оставьте конюшню! Все к загонам! – диким голосом кричал Эдвард, не помня себя. – Мои овцы! – Он приказал всем отправиться к загонам, бросив конюшню на произвол судьбы. Запертые в стойлах лошади и волы, которые стояли за изгородью выгула, были мгновенно забыты. Все бросились спасать овец, подчиняясь приказанию Эдварда. Персиваль приказывал хватать ведра, лопаты, вилы, одеяла.

– А как же лошади? – отчаянно закричала Сара вдогонку отцу. Лошади по-прежнему испуганно ржали и били копытами в стены. Безумные крики обреченных животных ранили в самое сердце. – Они ведь погибнут, если им не помочь…

Что же это она? Почему они должны погибнуть? Ни за что! Она спасет всех, кого сможет. Сбросив халат, Сара побежала к воротам конюшни. Ворота оказались заперты, задвижка не поддавалась, даже не сдвинулась. Сара была в отчаянии. Внезапно она почувствовала, как дверь подалась, ей кто-то помог! Девушка обернулась и увидела пухлое лицо миссис Эботт. Женщина была настроена решительно, так же, как Сара. Ночной колпак сбился набок, а ее просторная ночная сорочка развевалась позади. Боковым зрением Сара заметила Лидию и Лизу, женщины стояли на веранде, наблюдая за происходящим, но не двигаясь с места.

– Миссис Эботт! – обрадовалась Сара поддержке.

– Давайте выгоним лошадей! – выкрикнула экономка, стараясь перекричать громкий треск горящего дерева.

У Сары не было времени, чтобы поблагодарить женщину за смелость, бывшая каторжница рисковала жизнью для того, чтобы спасти животных, принадлежащих человеку, который и пальцем не пошевелил для ее защиты от злобных нападок жены. Сара бросилась в открытую дверь конюшни, размахивая халатом. Клубы черного дыма вырвались из дверного проема, девушка замешкалась, пригибаясь к земле. Собравшись с силами, заставила себя двинуться вперед. Она отлично понимала, что вдвоем они не смогут спасти всех лошадей. В первом стойле находилась Клеа. Сара распахнула двери, и обезумевшая кобыла вырвалась на свободу.

– Открывайте двери стойл, может быть, другие лошади тоже сообразят, что надо бежать, – обратилась Сара к миссис Эботт. Девушка запыхалась, ей с трудом удалось сказать это. Но миссис Эботт была сообразительной женщиной.

Кашляя и задыхаясь, Сара побежала к противоположному ряду и принялась распахивать двери. Одни лошади бежали тотчас же к выходу, другие были слишком испуганы и вставали на дыбы, ужас действовал на них парализующе, они боялись покинуть конюшню.

Макс! Макса не было. С крыши, уже охваченной огнем, на Сару сыпались искры. Мимо девушки галопом промчалась лошадь. Она раздувала ноздри и бешено вращала глазами. Сара услышала только стук копыт и увидела развевающийся хвост. Невозможно было определить, сколько лошадей осталось. Они забивались в углы и жалобно ржали.

– Пора выбираться отсюда! – закричала Сара. Миссис Эботт находилась в конце ряда, довольно далеко от входа. Женщина махнула рукой, давала понять, что слышит предупреждение. Сара еле различала силуэт экономки за клубами едкого дыма. Глаза слезились, легкие, казалось, вот-вот разорвутся.

Крыша страшно затрещала, вниз посыпались головни и рой искр. Времени уже почти не осталось. Надо уходить. В любой миг может обвалиться крыша и похоронить их заживо. Нельзя так глупо вести себя, нельзя больше оставаться здесь.

Внезапно Сара остановилась. Малаки! Сара услышала тревожное ржание. Гнедой забился в стойло. Сара побежала назад, прикрывая нос и рот халатом. Она не может оставить Малаки.

Перекрытия снова угрожающе затрещали, Сара на секунду приостановилась, охваченная ужасом. Вокруг нее падали обломки дерева, горящие угли, искры. Малаки становился на дыбы от страха. Она дождалась, когда он опустился на все четыре ноги, потом вошла в стойло, надеясь, что сумеет ухватить коня на недоуздок. У нее все получилось сразу. Конь снова попытался встать на дыбы, Сара ослабила повод, но ей удалось немного успокоить гнедого. Он немного попятился, двинулся вперед и радостно заржал, приветствуя хозяйку. Если он помчится вперед, то затопчет ее. Но этого не произошло. Раздувая бока, он стоял спокойно, ожидая, когда Сара высвободит халат и завяжет ему глаза. Натужно кашляя, Сара вывела гнедого из стойла.

Клубы дыма становились все гуще, пламя опаляло. Сара задержала дыхание, но так долго не продержаться без воздуха. Легкие, кажется, вот-вот разорвутся на части. Девушка глубоко вздохнула против собственного желания. В легкие проникли тяжелые зловонные пары. Сара изо всех сил сжала зубы, у нее сильно закружилась голова. Ей почудилось, что она сейчас потеряет сознание.

Собрав остатки сил, Сара вскочила на спину Малаки, наклонилась и сорвала повязку с глаз коня. Потом сильно ударила пятками по бокам гнедого. Оставалось только молиться, чтобы конь не заартачился.

Сара почувствовала, как он вспотел, задрожал и рванулся вперед – к распахнутой двери конюшни. Прижавшись коленями к его бокам, Сара почти лежала, обняв гнедого за шею.

Девушка помнила только об одном – надо удержаться на скользкой спине лошади во что бы то ни стало. Малаки рванулся вперед, Сара была в полуобморочном состоянии.

Конь уже выскочил из конюшни, когда позади раздался треск и грохот, крыша обвалилась, окутав лошадь и наездницу облаками дыма и роями искр. Охваченный паническим страхом, Малаки бросился вон со двора, он помчался в сторону низкого кустарника, растущего в восточной части поместья. Сара припала к спине коня, намертво вцепившись в гриву. В сознании девушки мелькнула последняя мысль: ржание испуганных лошадей напоминает крики гибнущих людей.

ГЛАВА 13

Сара пришла в себя и услышала выстрелы, они раздавались в той стороне, где располагались загоны для молодняка. Потом послышалось несколько громких взрывов. Сара предположила, что это поджигатели. Выстрелы были слишком частыми, перестрелка напоминала боевые действия. Вне сомнения стрельбу ведет гораздо большее число людей, чем нанял для охраны Персиваль.

Девушка решали съездить и посмотреть, что там происходит. Может быть, она чем-то сумеет помочь, но здравый смысл подсказывал, что она может очутиться между двух огней. Должно быть, лучше вернуться в дом и заняться собой.

Она находилась в нескольких милях от дома. Малаки буквально потерял голову от страха, он бежал до тех пор, пока не выбился из сил. Наконец, перешел на легкий галоп, потом – на рысь, а потом остановился совсем. Низко опустив голову, конь тяжело дышал, поводя боками. Он все еще дрожал от возбуждения и ужаса.

Сара была в одной ночной рубашке, которая сбилась во время бешеной скачки, теперь стройные ноги девушки были обнажены. Сара обняла потную шею коня, прижалась, нежно поглаживая, успокаивая животное. В ответ на ласку гнедой тихо вздрагивал и косил глазами, показывая белки. Сара понимала, что конь все еще не успокоился, больше всего на свете лошади боятся пожаров. Только безмерная усталость могла заставить его умерить шаг. Если бы Сара была в туфлях, то она бы спешилась и отвела коня на Ловеллу. Но она боялась, что изранит босые ноги об острые камни и твердые, словно лезвия, стебли пересохшей травы. Назад придется ехать верхом, но медленно, очень медленно.

Они находились в зарослях низкого кустарника. Невдалеке над выжженой землей жуткими призраками вздымались оголенные стволы эвкалиптов и окружали непроницаемой стеной.

Внезапно девушка вспомнила, что аборигены боятся находиться ночью в эвкалиптовых рощах, считая, что в эти деревья вселяются души умерших людей. Сара непроизвольно вздрогнула. Возможно, так оно и есть. Светло-серые стволы эвкалиптов-папауна кажутся в темноте призраками. Можно было бы посмеяться над подобным утверждением, но только днем. А ночью, когда на многие мили не встретишь ни одной живой души… Сара прислушалась к тихому поскрипыванию сухих веток. Оно больше похоже на стон. Девушка постаралась направить мысли в другое русло.

Без уздечки было трудно управлять Малаки. Сара немного подумала, наклонилась, оторвала от подола сорочки узкую полоску, привязала концы к недоуздку. Потом заставила Малаки приподнять голову, сжала пятками босых ног его бока и направила коня в сторону дома. Конь подчинился и, раздувая покрытыми испариной боками, медленно зашагал по направлению к ферме. Сара шептала ласковые слова, поглаживала по шее, все время подбадривала коня.

Прошло, наверное, около часа прежде, чем они добрались до пересохшего русла, откуда рукой подать до поместья. Ночь была пугающе-тихой. Какое-то время выстрелов не было слышно, но Сару это обстоятельство не успокаивало, а настораживало.

В такую засуху овцы обычно, не пасутся свободно, их собирают в загоны, таким образом животных легче напоить. Сара не слышала их блеяния, которое было неотъемлемой частью жизни на ферме.

Молчали птицы. Только где-то очень далеко завывала динго, должно быть, вышла на ночную охоту. Прямо над горизонтом повисла белая, загадочная луна. Под призрачным неверным светом сверкали мелкие песчинки, поднятые в воздух ночным жарким ветром.

Сара остановила Малаки перед холмом, за которым будет видна усадьба. Ветер принес едкий запах гари. К запаху горелого дерева примешивался другой, более сильный и ужасающий. Сара не смогла сразу распознать его, вонь была отвратительная. Малаки тревожно вскинул голову и бешено замотал ей, вращая глазами. Он отказывался двигаться вперед, храпел и пятился боком. Сара с большим трудом заставила его идти к дому. Но только тогда сообразила, что пахнет горелым лошадиным мясом. Ее сильно замутило, пришлось зажать рот, чтобы желудок не вывернуло наизнанку.

Малаки снова засуетился, Сара растерялась от такого упрямства лошади, но ей надо было взять себя в руки и действовать трезво. Конь явно не желал возвращаться по той же дороге, по которой направляла его хозяйка. Но только, когда они оказались на вершине холма, Сара поняла, что они не одни. Внизу, словно крошечный городок расположилась Ловелла. А справа, на небольшом расстоянии от Сары в том же направлении двигалась толпа мужчин. В руках они держали факелы, лопаты, топоры, несколько человек несли на плечах ружья. Сара остановила Малаки и внимательно пригляделась. Эта была целая армия, мужчины направлялись на Ловеллу. Слышался только топот ног, молчание этих людей было зловеще пугающим.

Мятеж! Сара задохнулась от внезапно пришедшего объяснения. Наверное, как и в усадьбе Бриктонов, каторжники Ловеллы взяли оружие и собирались расправиться с хозяином. Но мужчин чересчур много, не может быть, что это каторжники только с Ловеллы. В поместье живет только около трех дюжин осужденных. И отец, и Персиваль не любили набирать каторжников, объясняя, что это очень опасно. Они предпочитали нанимать группу странствующих по Австралии рабочих.

Теперь Сара понимала, что опасения отца и Персиваля верны. Если эта толпа выберется до Ловеллы незамеченной, у семьи не останется шансов выжить.

Сара не долго раздумывала, она ударила пятками по бокам Малаки. Конь уже выбился из сил, но ему придется бежать. Необходимо предупредить отца… Малаки рванулся вперед и протестующе заржал. Сара оглянулась, надеясь, что ее не заметят. Но увы. Они остановились вглядываясь в полумрак. Освещенные факелами лица были безобразны, мужчины злобно уставились на нее и глухо зароптали. Потом разделились, часть направилась в ее сторону, остальные продолжали приближаться к Ловелле.

Сара снова ударила пятками по бокам гнедого, лошадь рванулась к дому. Сара старалась не думать о том, что случится, если бандиты настигнут ее.

На Ловелле было тихо. Сара чувствовала, как ужас сковал горло. Вот-вот банда настигнет ее… Но они, конечно, не могут догнать ее. Она верхом, а они передвигаются пешком.

Стук копыт Малаки гулко отдавался в ушах. Еще чуть-чуть, она сможет закричать, предупредить… Внезапно Сара сообразила, что слышит стук копыт не одной лошади… Обернувшись, заметила, что ее догоняют три всадника. Их бесформенные силуэты, показались ей тенями, восставшими из ада.

– Давай, Малаки, – завопила Сара, изо всех сил пиная лошадь и подстегивая импровизированными поводьями. Гнедой вел себя поистине героически, мчался вперед, перемахивая через ямы и выбоины галопом. Малаки рвался к дому, только там можно оказаться в безопасности. За ним по пятам неслись три всадника.

– Мятеж! – закричала Сара изо всех сил, приближаясь к усадьбе. Конюшня выгорела дотла, среди черных дымящихся руин стояла полуразрушенная стена. Сара не оглядывалась, вдруг всадники уже совсем рядом. Прижавшись к шее животного, она вновь пронзительно закричала. Малаки испугался ее крика и дико рванулся вперед. Он буквально обезумел от ужаса. Но Сару это уже не волновало. Она должна предупредить тех, кто находится в усадьбе.

– Мятеж! – снова закричала она и торопливо оглянулась. Всадники почти настигли ее, следом за ними к дому приближалась толпа мятежников. Люди уже не молчали, яростные крики и топот смешались со скрежетом металла и стуком оружия. Сара еще раз пнула Малаки и ощутила под ногами вздувшиеся от напряжения мышцы. Конь выжал все, что мог!

– Мятеж!

Сара обратила внимание на то, что окна дома были странно темными. Она очень удивилась. Конечно же, после поджога они должны подготовиться к другим неприятностям. Она с ужасом предположила, что мужчины не вернулись от овечьих загонов, и в доме остались одни женщины. Ошалев от страха, Сара набрала побольше воздуха и завизжала что есть силы. Но это было уже ни к чему. Позади, подобно грому, раздавался приближающийся шум толпы.

Внезапно она заметила, как от дома и стоящих рядом построек отделились мужчины, выстроились в линию и подняли ружья, нацеливаясь на толпу. Сара вскрикнула от радости и вдруг удивилась – почему же они не открывают огонь?

– Убирайся с дороги, Сара! – из-за дома появился отец. И тогда девушка поняла, почему мужчины не стреляют. Как она ни старалась, ей никак не удавалось остановить Малаки. Теперь она вцепилась в поводья, повернула голову гнедого вправо и оказалась между защитниками Ловеллы и бандой каторжников. Наконец Малаки и Сара не находились на линии огня, но гнедой по-прежнему мчался, не останавливаясь. Защитники Ловеллы открыли огонь.

Оказавшись в безопасности, Сара принялась ритмично похлопывать Малаки по шее, успокаивая коня. Гнедой постепенно замедлял шаг.

Внезапно сзади ее схватила сильная рука и легко стянула со спины Малаки. Сара громко завизжала, сообразив, что оказалась переброшенной через спину лошади перед седлом. Лошадь мчалась во весь опор. Поначалу Малаки пытался бежать рядом, но потом безнадежно отстал.

ГЛАВА 14

Похоже они уже несколько часов подряд мчатся галопом в темноте. Саре этот ночной кошмар казался бесконечным. Девушку небрежно перекинули через седло, и она не соскальзывала со спины лошади только потому, что похититель крепко держал ее за подол ночной рубашки. Сначала она пыталась освободиться, извиваясь, пиналась и истошно визжала. Но сопротивление ни к чему не привело, она только совершенно выбилась из сил. Похититель продолжал погонять лошадь, как ни в чем не бывало, будто бы она была не женщиной, а визжащим щенком.

Наконец Сара примирилась с неизбежностью и затихла. По крайней мере, перестала сопротивляться и дергаться. Но была по-прежнему в ярости. Унизительность положения, не говоря уже о боли, доводила буквально до бешенства. Как бы ей хотелось достать, дотянуться до подлого ублюдка, который посмел так с ней поступить. Она бы с огромным удовольствием выцарапала ему глаза. Сара специально концентрировала кипящую в душе злость на молчаливого бандита, это помогало на какое-то время забыть о неприятной ситуации, в которую ее угораздило попасть. Она чувствовала неуклюжесть своего положения. Его крепкие колени прижимались к ее плечу и ягодице. Она находится в полной власти молчаливого бандита и может надеяться только на его милость.

Сара предпочитала не думать о внешнем виде, густые рыжеватые волосы выбились из косы, встречный ветер рассыпал их по коленям мужчины и на темном крупе лошади, длинные обнаженные ноги и руки нелепо свисали почти до земли, подол ночной рубашки крепко зажат в руке мужчины. Не хотелось думать о том, что она почти обнажена. На Саре не было ничего, кроме тоненькой ночной рубашки, она туго обтягивала тело и не приносила никакой пользы, разве только служила страховкой от падения.

Теперь Сара уже хорошо знала, что такое мужчины и их вожделение. Внезапно она с ужасом осознала, какие мысли может вызвать ее вид у похитителей. Он… они изнасилуют ее?! Девушка содрогнулась от одного слова. А о том, что с ней будет, она и думать не могла. Это ужасно. Она ужасно чувствовала себя с Галагером, который по крайней мере старался увлечь ее и доставить удовольствие. Последнее пришлось признать со стыдом и неохотой. А с незнакомцами – грубыми, неласковыми, которые будут наслаждаться ее падением и унижением, будут удовлетворять собственную похоть, издеваясь над ней – это станет невыносимой пыткой. Через тонкую ткань рубашки Сара ощутила грубую руку всадника, тот снова небрежно подтянул к себе девушку. Неужели он сейчас строит планы, каким образом распорядиться ей? От подобной мысли Саре стало совсем плохо. Она попыталась решительно отогнать дурные мысли и предчувствия. Да, возможно, ее изнасилуют. Может быть, потом убьют. Но что толку ударяться в панику раньше времени? Это не доведет до добра. Необходимо раскинуть мозгами и сообразить, каким образом спастись. Несомненно, мужчина, похитивший ее, ожидает, что бедная женщина станет бояться его. Сара решила дождаться удобного случая и в подходящий момент сделать все возможное, чтобы сбежать. Если у нее не будет шансов, выжить, она не станет колебаться, все равно сбежит. Должна сбежать.

Наконец, лошадь перешла на рысь, потом двинулась шагом и совсем остановилась. Если бы Сара не была так напугана, то вздохнула бы с облегчением. Что же теперь ей предстоит? Мужчина легко спешился, обхватил ее за пояс и стащил с лошади. Каждая клеточка требовала сопротивления. Надо было бить, лягать, кусаться, царапаться, вырваться на свободу. Но девушка принудила себя симулировать обморок и безвольно обмякла.

Может быть, он решит, что она без сознания и оставит ее в покое? Просто положит на землю и оставит одну… Он снимал ее с седла, одной рукой обнимая за пояс. У Сары безвольно поникла голова, волосы, пальцы рук и ног касались земли. Мужчина выругался, и перекинул женщину на другую руку, повернув лицом вверх. Сара не двигалась, делая вид, что она в обмороке. Она обмякла, закрыла глаза и дышала быстро и поверхностно, как, обычно делает это Лиза в подобной ситуации.

Вдруг мозолистая пятерня с жесткими длинными пальцами накрыла ее грудь. Сара резко дернулась, вскочила, открыла глаза и сбросила чересчур нахальную руку.

– Ты!.. – Сара возмущенно выдохнула несколько оскорбительных слов, совершенно не замечая, что говорит и делает. Она бросилась на мужчину, сцепив зубы и сжав пальцы в кулаки. Его руки опустились ей на предплечья, мужчина оттолкнул ее прежде, чем она успела ударить его и тем самым нанести хоть незначительный ущерб. Сара злобно уставилась на цветастый платок, которым была перевязана нижняя часть лица похитителя. Невозможно было разглядеть его глаза. Сильные руки безжалостно сжали предплечья. Сара застонала от боли и перестала сопротивляться. Он не отпустил ее, но слегка ослабил хватку.

– Лучше связать эту мегеру. Или придуши ее, – лениво, но не без удовольствия предложил мужчине один из компаньонов. Сара обратила внимание на то, что как и у ее тюремщика, лица мужчин были прикрыты цветными платками. Один спешился и передал здоровяку, который все еще сжимал ей руки, веревку, свернутую кольцом. Мужчина отпустил одну руку Сары, взял веревку и повернул девушку спиной к себе.

Сара поежилась, у нее почти не осталось надежды. Но мужчина просто крепко связал ей руки, он не причинил боли, но как бы намекал своими действиями, что мог бы это сделать.

Сара подняла голову и тоскливо огляделась по сторонам. Высоко в небе серебрился великолепный полукруг.

Случайное облачко попыталось заслонить луну. Вокруг простиралась бесплодная, унылая земля, пустынность которой скрашивали огромные одинокие эвкалипты и островки низкого чахлого кустарника. Пустошь Мерцала в безжизненном свете луны, нигде никого не было видно. Нигде никого, только Сара и трое мужчин. Помощи ждать неоткуда. Руки крепко связаны за спиной. Сама себе она помочь не в силах.

– Ах, – удовлетворенно воскликнул другой мужчина. Сара нахмурилась, пытаясь понять причину его довольства. Но похититель обхватил ее за плечи, повернул к себе лицом. Она услышала блеяние овец. Сара дернулась и посмотрела через плечо. Вдалеке были видны силуэты всадников. Бандиты гнали перед собой стадо овец, которое, вне сомнения, принадлежало ее отцу. Овцы приближались, их голоса становились все громче.

– Угонщики скота! – Сара задохнулась от негодования, наконец сообразив, чего ради было организовано нападение на Ловеллу. Бушрейнджеры – бандиты. Они терроризируют эту часть Нового Южного Уэльса. Вероятно, собрались в шайку и угнали племенных овец отца. Несомненно, восстание каторжников на Ловелле было организовано этой бандой бродячих бушрейнджеров и служило просто прикрытием для нападения. Этим и можно объяснить то, что всего несколько человек оказались на лошадях, а большинство – пешими. Каторжники, которые кинулись на усадьбу с лопатами, топорами и вилами, скорее всего останутся на произвол судьбы. Должно быть, их просто расстреляют. А небольшая группа грабителей настоящих грабителей, скрылась вместе с добычей.

– Успокой ее! – проворчал говоривший раньше бандит. Сара не видела выражение его лица, но голос был злобным.

Сара посмотрела на мужчину, который связал ей руки. Он был необычно высокого роста, крепкий, широкоплечий. Он совершенно не обратил внимания на реплику другого бандита, положил руки ей на пояс, собираясь снова посадить на лошадь. Сара понимала, что не стоит и мечтать о сопротивлении такому сильному и грубому мужчине. Он пугал ее своей огромностью.

Сара не видела никакого выхода из создавшегося положения. Она покорно позволила мужчине поднять ее на лошадь. Любая попытка сопротивления только ухудшила бы ситуацию. Усаживаясь в седле, она раздвинула ноги и постаралась не обращать внимания на непристойную позу, в которой оказалась и на то, что длинные стройные ноги обнажены. Похититель вскочил в седло позади нее. Сара внезапно подумала о том, что за все время он не проронил ни слова. Он немой? Или просто неразговорчивый? Или?..

Мужчина был гибкий, широкоплечий, мускулистый, крепкий и обращался с ней подчеркнуто фамильярно. Сара удивленно уставилась ему в лицо. Лошадь уже бежала легким галопом, спеша за другими всадниками. Цветастый грязный платок скрывал лицо, черная широкополая шляпа низко надвинута на глаза. Но теперь Сара смогла увидеть их, ошибиться было невозможно, у бандита были ярко-голубые глаза, они выдавали в нем уроженца Ирландии.

– Галагер!

Сара не могла поверить собственным глазам. Он насмешливо наблюдал за ней.

– Кажется, ты очень удивлена. Ты считала, что я давно умер?

Несмотря на то, что маска слегка приглушала голос, Сара где угодно узнала бы этот мягкий отчетливый говорок. Не удивительно, что он все время молчал! Она узнала бы его тотчас же.

– Да, – согласилась Сара. Она в самом деле считала, что он мертв. Его глаза превратились в жесткие злые щелочки. Рука, обнимавшая ее за талию, напряглась.

– Ах ты гадкая сучка! – выругался он. Сара изумленно взглянула на него, не понимая, почему он настроен столь враждебно. Его поведение было необъяснимым. Когда она узнала его, ей сразу же стало намного легче. Похоже, она может не бояться перспективы быть изнасилованной. Однако через несколько мгновений надежда испарилась так же легко. Он почему-то слишком ненавидит ее, хотя Сара никак не могла понять, почему это происходит. Она ничего не сделала ему плохого. Как раз наоборот.

– Ты случайно не родственница паука черная вдова? – продолжал Доминик, скрывая под вежливо-небрежной улыбкой ядовитый подтекст. – Они уничтожают своих возлюбленных сразу же после совокупления. Но в отличие от тебя ведут себя гораздо мужественнее и делают грязную работу самостоятельно.

– О чем ты говоришь? – недоумевала Сара, непонимающе уставившись на молодого человека. Его взгляд, казалось, был готов насквозь пробуравить ее.

– Будь я проклят, но ты прекрасно знаешь, о чем я говорю, – твердо сказал он. – Может быть, ты прекратишь разыгрывать из себя невинную овечку. Я не поверю тебе. Скорее всего, ты еще больше разозлишь меня и только.

– Должно быть, ты сошел с ума, – убежденно сказала Сара, все еще сидя вполоборота, чтобы видеть выражение его лица. – Я не понимаю, почему ты злишься. Ты же не прав. Ты сбежал, ты похитил меня, ты помог угнать овец, которые принадлежали моему отцу.

– А ты с воплями бросилась к папочке. Ну скажите мне, мисс Сара, как вы объяснили папе, что занимались любовью с каторжником? Ты, наверное, сообщила, что я силой принудил тебя? Или честно призналась, что тебе самой очень захотелось? Ваш надсмотрщик – сильный мужчина с плеткой, не счел нужным объясняться со мной. А я оказался в том положении, в каком не задают вопросов.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь. Я ничего не сообщала отцу, – Сара опустила глаза, когда Галагер заговорил в открытую о том, что между ними произошло. Девушка не подумала о том, что опущенные долу глаза, как бы свидетельствуют о ее виновности. Галагер втянул воздух сквозь сомкнутые зубы и злобно посмотрел на нее.

– Тогда почему он послал того неотесанного мужлана и двух надзирателей? Они выволокли меня из общежития и высекли в одном из заброшенных сараев.

А вам известно, мисс Сара, что я висел там два дня после порки? Мухи безжалостно жрали мою плоть, кружили над моими рваными ранами и лужами крови на полу. В такую жару мне никто не принес и глотка воды! Разве тебе не известно, что они оставили меня там умирать? Наверное, вас тошнит от такой картины, мисс Сара? Поверьте, я не хочу вас запугать и ничего не преувеличиваю.

– Мой отец велел избить тебя? – Сара потрясенно уставилась на него. – Не могу поверить подобной чепухе, – прошептала она.

Он рассмеялся, но вовсе не радостно.

– А что, по-твоему, он должен был сделать? Помахать у меня перед носом пальцем и выбранить, словно дурно воспитанного мальчика?

Он наклонился к уху Сары почти вплотную, от его зловещего шепота по спине девушки бежали мурашки.

– А ты знаешь, что такое быть абсолютно беспомощным и беззащитным, зависеть от милости того, кто не знает жалости?

Сара задрожала, он говорил приглушенно и злобно, дыхание щекотало ей шею.

– Поверьте, мисс Сара, скоро вы узнаете.

– Галагер, – начала она, но взглянув ему в лицо, осеклась и испуганно вытаращила глаза. Сейчас в нем не было и намека на мягкость. Над цветастым платком беспощадной яростью пылали ярко-голубые глаза, Сара задрожала, представив, что с ним случилось. Неужели он может предполагать, что… Каким образом он отомстит ей? Теперь они не хозяйка и слуга, теперь они поменялись ролями. Он не отказывался выполнять ее распоряжения, когда она имела власть и распоряжалась его жизнью.

– Галагер, – голос Сара стал хриплым, словно воронье карканье.

Она замолчала, потому что ей внезапно почудилось, что рядом зарычал дикий зверь. Рука Галагера стиснула ее талию железным обручем. Странно, но почему-то на нее успокаивающе действовал стук копыт.

– Принимая во внимание наши отношения – наши новые отношения – тебе следовало бы называть меня Домиником. Меня совершенно не беспокоит, считаешь ли ты такое положение правильным и приличным.

– Что ты имеешь в виду, говоря «наши новые отношения»? – растерянно спросила Сара, запинаясь и страшась услышать его ответ.

– Разве не ясно? Теперь я твой хозяин, Сара. Ты будешь делать все, что я прикажу и когда прикажу.

В голосе слышалось зловещее шелковистое шуршание, у Сары по спине от страха бежали мурашки. Прижавшееся к ней мощное тело пугало не меньше, чем голос и тон.

– А если я откажусь выполнять твои приказы? – это была чистейшей воды бравада. Сара понимала, что не должна показывать ему, как боится. Она ужасалась положением, в которое попала. Поначалу, узнав Доминика Галагера, она даже обрадовалась, но теперь отлично поняла, что ее радость была преждевременной и совершенно неоправданной.

Он ненавидит ее и обвиняет в том, что до окончания срока обязан служить не только ей, но и ее семье. Он был очень разъярен, ему требовался козел отпущения. Это же совершенно ясно. И козлом отпущения стала для него Сара. Девушка закусила губу до боли, во рту пересохло от мысли, что теперь она совершенно беззащитна, он может делать, все, что угодно и никто не помешает ему глумиться над ней.

– А если ты откажешься выполнять мои приказы? – он говорил задумчиво и несколько отстраненно. Отсутствие угрозы в голосе пугало еще больше. Он указал на пустынное место, на всадников, которые прятали по-прежнему лица под масками и казались мрачными видениями в призрачном свете луны, опускающейся к горизонту.

– Что ж, тогда я ничего не стану делать, Сара. Совсем ничего.

Он довольно улыбнулся. Сара увидела, как сузились его глаза, вокруг них веером разбежались лучики морщинок. Но глаза по-прежнему были недобрыми. Сара не совсем поняла, чем он хочет испугать ее. Однако у нее возникло ощущение, что ей лучше и не пытаться узнавать.

Девушка глубоко и серьезно задумалась, размышляя над угрозой Галагера, а он тем временем сжал каблуками бока лошади, заставляя животное перейти на галоп. Сара не свалилась только благодаря тому, что он крепко ее поддерживал. Ей пришлось отвернуться от него и сосредоточить все внимание на том, чтобы не свалиться с лошади. Она прижалась к крупу бедрами и коленями. Пока у нее нет возможности обдумать его угрозы.


Но к тому времени, когда солнце высоко поднялось над горизонтом, у нее почти не осталось сил. Девушка безвольно прильнула к широкой груди Галагера, забыв о враждебности молодого человека. Никогда в жизни она не испытывала такого физического дискомфорта. Обнаженные ноги замерзли ночью, а теперь были красными, потому что кожа сгорела на солнце. Истертые грубым кожаным седлом бедра и внутренняя сторона ног уже» кровоточили. Сара почти не чувствовала пальцев, потому что руки были крепко стянуты за спиной. В довершение всего пыль оседала на кожу и волосы, ветер бросал, в лицо пригоршни крупного песка. Сара сидела, закрыв глаза. Но хуже всего было даже не это. Всякий раз, когда она открывала воспаленные глаза, то ловила на себе похотливые взгляды бандитов. Красноречивость и недвусмысленность взглядов заставляла ее съежиться от ужаса и дурных предчувствий. Бандиты без стеснения рассматривали длинные ноги, обнаженные до бедер и почти незаметные изгибы девичьего тела, которые совершенно не скрывала ночная рубашка. Сара крепко прижималась к Галагеру, чувствуя себя непристойно оголенной. Она старалась не думать о том, насколько ухудшится положение, если она откажется выполнять распоряжения Доминика. Если принять во внимание откровенные взгляды мужчин – ответ становился очевидным. Переживай, не переживай – толку от этого не будет. Сара чувствовала себя совершенно разбитой, чтобы о чем-то задумываться.

Вскоре лошади и овцы перешли на неторопливый шаг. Зной усиливался, быстрое передвижение стало невозможным. Процессия была окружена плотными облаками пыли, стало почти невозможно дышать, пыль забивалась в легкие, скрипела на зубах. У Сары не было даже возможности прикрывать нос и рот ладонью, она делала короткие редкие вздохи. Не хватало только задохнуться пылью. Наконец она не выдержала, сделала глубокий вздох и зашлась в приступе судорожного кашля. Если дышать поверхностно, легкие перестанут работать. Но если после каждого нормального вдоха она будет кашлять и хрипеть, то все равно ее ожидает смерть от удушья.

– О, Господи, – пробормотал Галагер ей на ухо. Это было первое слово за несколько часов. Он остановил лошадь, натянув поводья, и Сара заскользила вниз, но он вовремя подхватил ее и попытался поставить на ноги. Сара почувствовала, что не сможет стоять, колени подгибались от усталости, короткие стебли пересохшей травы кололи обнаженные нежные ступни. Доминик поддержал ее, а потом удивительно бережно положил на землю.

– Проблемы, приятель? – к ним подъехал один из всадников. Он похотливо уставился на Сару, в глазах не было видно и тени хотя бы примитивного сострадания. Девушка открыла глаза, но заметив, как смотрит на нее незнакомец, снова зажмурилась от страха. Пугало выражение лица бандита. Лучше ничего не видеть.

– Ничего, я справлюсь, – недовольно буркнул Доминик.

Мужчина немного помолчал, потом послышался звон стремени и ритмичный стук копыт удаляющейся лошади. Сара не открывала глаз, она чувствовала себя совершенно разбитой и утомленной, не беспокоила даже тупая боль в стянутых руках.

– Скажи ради всех святых, что с тобой? – Сару снова поразил его ирландский акцент. Она открыла глаза только из любопытства, Доминик опустился перед ней на колено. Ей показалось, что он озабочен ее состоянием. Но тут же она сообразила, что мужчина просто раздосадован и неприязненно рассматривает ее.

Сара облизала пересохшие губы, попыталась вздохнуть, откашлялась и заговорила хриплым голосом:

– Я умираю от жажды, нос, рот и легкие забиты пылью, я не чувствую рук. Ноги и лицо обгорели на солнце и я…

– Полураздета, – закончил он за нее, глядя с явным неодобрением. Цветной платок теперь болтался у него на шее. Когда-то он был голубым, решила Сара. Потрепанная, выгоревшая ткань только подчеркивала синеву глаз Доминика. Плечи и грудь были обтянуты красной рубашкой, вероятно, украденной во время побега с Ловеллы. Несколько пуговиц были не застегнуты, открывая грудь и черные вьющиеся волосы. Сара опустила глаза и обнаружила, что он одет в черные узкие брюки каторжника и крепкие тяжелые ботинки.

– Какого черта ты помчалась верхом в одной ночной сорочке? – похоже Доминик был озадачен не на шутку.

– Развлекалась, – собрав силы и приподнявшись, ядовито проворчала Сара. Он прищурился. – Какое это теперь имеет значение, – снова заговорила она. – Можешь поверить, что я не планировала нашу встречу. Пожалуйста, развяжи мне руки, если, конечно, пальцы еще не отвалились. Вряд ли мне удастся с тобой справиться, даже если мне очень захочется. Ты же гораздо сильнее меня.

Доминик смотрел на нее, поджав губы. Понятно, что ему не нравится подобный тон, но он ничего не сказал, а просто перевернул ее на бок и принялся развязывать веревку. Внезапно выругался и очень осторожно распутал узлы.

Сара почувствовала, что руки у нее свободны и снова легла на спину, с большим трудом удалось приподнять распухшие ладони. Руки и плечи, казалось, пронзили тысячи иголок. Она продолжала настойчиво растирать их, пока не почувствовала, как к пальцам прилила кровь. Сара принялась растирать кровоточащие запястья.

Галагер не сказал больше ни слова, его лицо буквально окаменело, когда он увидел вокруг нежных запястий кровавые рубцы. На мгновение Саре показалось, что сейчас он попросит у нее прощения за крепко стянутую веревку. Она посмотрела на него, надеясь, что его извинение окажется добрым знаком. Но увы. Доминик молча поднялся и направился к тому месту, где его лошадь, низко опустив голову, нашла среди засохшей травы крохотный островок зелени. Доминик отвязал от седла замшевую сумку.

– У тебя есть вода, – сердито прохрипела Сара, вспомнив о том, как много часов подряд мечтала о глотке воды, чтобы можно было смочить запекшиеся губы.

Галагер внимательно смотрел на девушку. Она лежала в маленьком пятне тени, которую отбрасывал куст желтинника. Желто-коричневые волосы рассыпались густой гривой вокруг заострившегося лица, потемневшие веки прикрывали золотистые раскосые глаза, мягкие полные губы растрескались от жажды и покрыты пылью. Сара чувствовала его взгляд. Ощущала, что сейчас он смотрит на неприкрытые ноги и инстинктивно попыталась натянуть на колени подол ночной рубашки, пропитанной потом и пылью. Но у нее почти не осталось сил. Рука безвольно упала.

– Несколько запоздалая стыдливость, – ядовито прокомментировал он, опустился рядом с ней на колено, подложил под голову ладонь, приподнял голову и поднес к губам Сары горлышко бурдюка. Сара жадно пила до тех пор, пока он не отнял у нее воду.

– Если пить сразу много, то заболеешь, – предупредил он. Сара слишком много времени прожила в стране жестокого солнца, должна была и сама знать об этом, не раз наставляла других. Но никогда не подозревала, что человек может так страстно желать воды, тянуться к ней и пить, пить, совершенно забыв об опасности. Она протянула руку, но Галагер уже поднялся на ноги. – Немного погодя получишь еще.

Поднявшись, он заслонил солнце своим огромным телом. Запрокинув голову, тоже отпил немного воды. Сара внимательно смотрела на гладкие линии шеи и подбородка. Кожа у него сильно загорела, стала почти бронзовой. Она была гораздо темнее, чем месяц назад, когда он бесследно исчез с Ловеллы. За ночь у него отросла щетина, он выглядел очень суровым, больше походил на бандита, чем на бывалого бушрейнджера. Доминик слегка поправился, плечи стали еще шире. Талия, бедра и ноги были по-прежнему стройными, но мускулы на них выглядели более рельефно.

Он отвернулся и отошел к лошади. Сара почувствовала, что к ней возвращаются силы, и подумала, что, вероятно, можно было бы сбежать, скрыться. Но потом поняла, что надежды бессмысленны и беспочвенны. Он поймает ее в считанные секунды. Галагеру для этого даже лошадь не потребуется.

– Вот, – он вернулся и снова стал перед ней на колено, положив рядом одеяло. Как только он наклонился, Сара обратила внимание на то, что у него на шее платка нет. Доминик держал платок в руке, смочив глотком пресной воды.

– Ты должна была сказать, что тебе неудобно и больно.

Сара посмотрела на него без интереса, потом почувствовала ткань на горящей коже. Она немного смягчилась, но не подавала вида.

– У меня нет оснований считать, что тебя обеспокоит моя боль.

Его лицо снова стало жестким, безжалостным.

– В отличие от тебя я не испытываю удовольствия, заставляя людей страдать без причины. Наказание, которое я для тебя придумал, не имеет ничего общего с болью. По крайней мере, если ты будешь хорошей девочкой и станешь делать то, что тебе велят, то никто тебя не обидит.

Он неторопливо протирал влажным платком ее лицо и шею. Сара облегченно вздохнула, ощущая благословенную прохладу на шее, потом на плечах. Внезапно рука Галагера скользнула под вырез ночной рубашки, влажная тряпка скользила между и под грудями. Суставы пальцев мужчины коснулись мягких вершин. Сара предположила, что это произошло случайно. Но совершенно не случайно соски стали твердыми, отвечая на легкое прикосновение. Сара разозлилась, попробовала сесть и оттолкнуть его руку.

– Убери от меня руки, – приказала она.

Он тотчас же вскочил и широко улыбнулся, довольный произведенным эффектом. Правда, улыбка была не из приятных.

– Думаю, ты, Сара, не поняла, что я имел в виду. Наше положение изменилось. Теперь ты не отдаешь приказы. Это делаю я. И тебе необходимо это хорошенько запомнить.

– Но ты не должен лапать меня всякий раз, когда тебе этого захочется! – она слишком испугалась собственной реакции на его прикосновения и даже немного поглупела. Невозможно бросать ему вызов, но сказанного не вернешь. Теперь ей требовалось время, чтобы обдумать сложившуюся ситуацию. Казалось, что там, где его рука прикоснулась к ее груди, пылает пожар. Сара вспомнила обо всем, что произошло между ними, вспомнила, как бесстыдно он себя вел и, как еще более бесстыдно она ему отвечала. А потом, когда все закончилось чувством унижения, отчуждением. Сара решила, что навсегда забыла о привлекательности Доминика. Но отчего же все повторяется? Видимо, рассудок все осознал, а до предательского тела никак не доходит. И Галагер, свинья, прекрасно понимает это. Сара видела, как он поддразнивает ее, пристально глядя на твердые, торчащие под сорочкой соски.

– Я не стану тебя лапать до тех пор, пока ты меня хорошо об этом не попросишь, – заявил он, мерзко ухмыляясь.

Сара могла бы облегченно вздохнуть, услышав довольно мягкий ответ на собственный дерзкий вызов, но в синих глазах плясали чертики, смущая и озадачивая. Ей отлично известно, что может сделать с ней Галагер. У нее нет возможности остановить его. Он не поднял брошенную ему в лицо перчатку только потому, что не видел в этом необходимости. Неожиданно Сара заволновалась.

Галагер наклонился и подхватил одеяло. Сара насторожилась, лихорадочно соображая, зачем он достал блестящий кривой нож из чехла, висящего на поясе? Держа одеяло в руке, он прорезал сначала одну дырку, потом – вторую.

– Галагер, – осторожно заговорила Сара, когда он убрал нож. Он сердито посмотрел на нее, и девушка торопливо исправилась:

– Доминик, – он спокойно кивнул, одобряя ее покладистость. – Зачем ты утащил меня? Чтобы отплатить отцу за побои?

– Не отцу. Тебе. Я собираюсь расквитаться с вами, мисс Сара.

– Но я никому, никому не рассказывала о случившемся! Если бы подобное пришло в голову, то мне пришлось бы вытерпеть столько же, сколько и тебе.

– Ну, не совсем. Я ведь чуть жизни не лишился.

– Но не из-за меня же!

Он холодно взглянул на нее, и Сара поняла, что она не просто впустую тратит время и силы, она рискует довести его до бешенства. Она решила перевести разговор в другое русло.

– Когда ловят каторжника, а обычно, подобное случается со всеми, то беглеца вешают. Если Персиваль или мой отец велел избить тебя, то можно понять мотив твоего побега. Если ты вернешься и привезешь меня, я смогу объяснить, что ты спас меня от бандитов. Тебя в этом случае вообще не накажут. Я могу заставить отца сократить твой срок. Он сделает это из благодарности. Не лучше ли стать свободным пораньше, чем провести всю жизнь в бегах?

– М-м-м.

Доминик бросил одеяло, подняв громадное облако пыли. Сара поперхнулась, закашлялась и отвела глаза. Если есть надежда уговорить его увезти ее домой, то лучше быть посдержанее.

– Стой ровно, – приказал он, положил одеяло ей на голову. Сара подпрыгнула, пытаясь сбросить душное покрывало. Но ее голова пролезла в длинный разрез. Галагер сделал ей некое подобие пончо. Серое одеяло с мелким черным рисунком, давным-давно вытканное аборигенами вручную, оказалось потрепанным и пыльным. Однако Сара решила, что оно лучше закрывает от солнца и похотливых посторонних взглядов, чем изорванная ночная сорочка. Одеяло свешивалось ниже колен, ночная сорочка была видна от икр до тонких лодыжек. Сара подумала о том, что сейчас, должно быть, очень похожа на пугало. Голые грязные ноги торчат из-под одеяла, по которому рассыпались, пыльные, безнадежно прямые волосы. У одеяла, конечно же, было достоинство – оно хорошо укрывало.

– Га… Доминик, – обратилась она как можно спокойнее, когда он отрезал полы от «пончо» и взял веревку, которой связывал ей запястья. Потом наклонился, изучающе разглядывая ее ноги. Сара решила позволить себе роскошь и посмотреть на склонившуюся у ее ног пыльную шляпу. Галагер приподнял ее ногу, приложил к ступне лоскут, отрезанный от одеяла и привязал веревкой. Чтобы привлечь его внимание, Сара потрясла ногой.

– Доминик.

– Стой спокойно, – он поднял голову и нахмурился, потом передвинул ногу по лоскуту, проделал в нем несколько дыр, разрезав веревку, снова сунул нож в ножны.

– Ты слышишь? – Сара еле сдерживала раздражение, охватившее ее. И голос выдавал. Но Галагер занимался своим делом сосредоточенно и, казалось, увлеченно. Он снова примеривал лоскут к ступне, потом обвязал его веревкой так, что получилась нелепая сандалия.

– О, я слышу, – сухо сказал он, быстро взглянув на нее. – Может, я и каторжник, Сара, но не дурак. Есть ли смысл отдавать жизнь в твои руки? Ты можешь только пообещать. А если говорить честно, дорогая, то я тебе не доверяю. Ты должна радоваться и благодарить Бога, за то, что я не отхлестал тебя плеткой и не дал тебе всласть понять прелесть подобных ощущений. Между прочим, меня выпороли только за то, что я стал твоим любовником, кстати, при твоем активном участии. Могу только предполагать, какое наказание ты придумаешь за похищение и все прочее! – он покачал головой. – Я не намерен быть чересчур любопытным.

– Я не секла тебя плетью!

Он тем временем заворачивал другую ногу в лоскут одеяла. Поля шляпы скрывали от Сары выражение лица молодого человека.

– Возможно, ты не приказывала, но, черт возьми, ты прекрасно знала, что произойдет, если ты пожалуешься отцу. «Ах, папа, что он со мной сделал!»

– Уверяю тебя, что не жаловалась.

– Ладно, теперь это уже не важно, – устало сказал Галагер. – Я не собираюсь спорить с тобой, Сара. Ты теперь здесь и здесь останешься. Давай не будем больше препираться.

– Ты можешь, по крайней мере, предположить…

– Нет, не могу и не хочу, – он взглянул на нее яростно и зло. – Я сыт по горло подобной жизнью. Не ногу быть хуже всякого слуги. Я не вернусь на ферму. Ты – тоже. По крайней мере, не сейчас.

– Доминик…

– Замолчи! – он резко поднялся, протянул руку и поднял Сару, а она все еще пялилась на него, в общем-то, ничего не понимая.

– Я все давно решил. Поставим на этом точку. Он сорвал с головы шляпу и нахлобучил ее на спутанную гриву Сары.

– Вот. Не хочу, чтобы у тебя по моей вине приключился солнечный удар. И тебе понадобится еще это.

«Это» оказалось грязным, все еще влажным платком, которым он старательно обвязал ей нос и рот. Сара, не мигая, смотрела на Доминика, пока он суетился возле нее.

– А как же ты? – ее голос прозвучал из-под маски приглушенно.

Доминик стоял, внимательно и удовлетворенно оглядывая девушку. Жаркое солнце играло в черных блестящих волосах мужчины. Глаза на загорелом лице казались небесно-голубыми. Наконец он безразличным голосом сказал:

– Думаю, что жару я переношу лучше тебя. Потом обхватил ее за талию и усадил в седло боком, чтобы грубая кожа не ранила нежные бедра.

ГЛАВА 15

Начинало смеркаться, когда компания гнала отару через рощицу камедных эвкалиптов к крошечному ручейку, который остался от полноводной речки. Судя по ширине пересохшего русла речка когда-то щедро одаривала жизнью окружающую природу. Сара мрачно осмотрелась. Прикинув, куда садится солнце и припомнив, как они передвигались днем, девушка решила, что это Керриз Крик. Эта речушка огибала поля по северной границе поместья и текла в сторону цепи тор, которые назывались Австралийскими Альпами. В конце концов ручей впадал в реку Муррубиджу неподалеку от города Вага-Вага. Правда, Сара не была в этом уверена.

Но если удастся сбежать, то лучше и надежнее придерживаться русла ручья. Это довольно трудно, однако возможно. Теперь ей известно направление движения, в ручье всегда есть вода. Если возможность бежать представится, то у нее всегда будет готовый план. В буше можно запросто потеряться, если не знаешь, где ты и куда идешь. Заблудившись в буше, приходится надеяться только на одно – на скорую смерть.

Сара давно уже забыла о том, чтобы сидеть на лошади, гордо выпрямив спину, слишком долгой оказалась дорога. Теперь она сидела, прислонившись к мокрой от пота груди Доминика. Ее голова безвольно лежала на его широком плече, ноги свисали, соприкасаясь с бедром, на котором Сара практически сидела. Рука Галагера, сжимающая поводья, одновременно поддерживала спину Сары. Сидя так близко, Сара ясно ощущала жар его тела, напряженные, твердые мышцы. Слышала биение его сердца, ощущала исходивший от него мускусный запах мужского пота. Ежесекундно чувствовала объятия крепких мужских рук. Она была завернута в тяжелое шерстяное одеяло, и ей чудилось, что она погребена заживо. Но это было все же лучше, чем ехать в одной ночной сорочке и чувствовать на себе сальные взгляды мужчин. Такое было выше ее сил.

Шляпа и платок буквально спасали от солнечного удара и вероятности задохнуться пылью. Солнце иссушило землю своими безжалостными лучами, густые облака пыли окутывали процессию. Доминик время от времени покашливал. Сара не собиралась возвращать ему шляпу и платок. Но к удивлению, несмотря на настороженность и враждебное отношение, он и не требовал. Даже тогда, когда его лицо стало ярко-красным, а кашель почти беспрерывно сотрясал тело.

Если у него появилось желание побыть рыцарем, Сара не собирается возражать. Такая мысль развеселила девушку. До молодого человека явно не доходило, что она уроженка Австралии и, конечно, легче переносит местные условия. Он же прибыл сюда из страны, которая прославилась холодными туманами и нудными дождями. Но даже если и догадывался, то из-за глупого ослиного упрямства не хотел сознаваться. Иногда Саре становилось жаль его во время очередного приступа кашля.

Когда Доминик задыхался, наглотавшись песчаной пыли, Сара старалась напомнить себе, что он сам втянул себя в неприятную историю. Кроме того, подверг ее опасности, и теперь, конечно, отец беспокоится за ее жизнь. На Ловелле ведь не знают, что ее похитил беглый каторжник. Но если бы и узнали, вряд ли бы подобное известие успокоило их. Доминик не представляет себе, что она его не боится, несмотря на бурю чувств, которую он вызывает в ней подобным поведением. Сара быстро взглянула на Доминика и решила, что по логике вещей, она должна была его бояться.

Похоже, овцы почуяли близость воды. Они отчаянно заблеяли и почти бегом рванулись к ручью. Лошади тоже заволновались. Так, на которой путешествовали Сара с Домиником, Аппалуза, собралась с силами, подняла голову и заржала от нетерпения. Она была красивая, с темно-серыми ногами, почти белой грудью и с серыми яблоками на крупе.

Овцы достигли ручья, влезли в мутную воду по грудь и бродили по ней, растягиваясь вдоль русла. Доминик даже не пытался сдерживать лошадь, та плюхнулась в речушку, вода доходила до колен. Лежа, конь жадно пил, расталкивая глупых овец головой. Другие всадники, а всего их Сара насчитала семь человек, тоже поили лошадей. Теперь овцы никуда не побегут, они останутся возле ручья.

В конце концов, Доминик сильно натянул поводья, к явному неудовольствию лошади. Лошадь фыркала, не хотела подыматься, выгибала шею, пытаясь снова погрузить голову в воду. Похоже, что Доминик без особых усилий удерживал животное, Сара получила подтверждение своим прежним догадкам – он отлично знал лошадей и их повадки. Потом он заставил лошадь подняться на ноги и принялся выгонять из ручья овец, иначе глупые животные могут опиться. Остальные погонщики принялись ему помогать, громко крича и размахивая плетками. Теперь Доминик не мог поддерживать Сару, чтобы удержаться, ей пришлось обхватить его за пояс и крепко прижаться, чтобы не выпасть случайно из седла. Сара с удивлением разглядывала его плечи и шею, вдыхала мускусный запах его кожи, ощущала щекой прикосновение вьющихся пыльных волос на груди. Доминик беспрестанно двигался, приподнимался в седле, сердито кричал на овец, размахивал длинной плеткой.

Внезапно Сара буквально ужаснулась, обнаружив, что она слепо отвечает на его близость. Должно быть, однажды узнав тайные радости женщины, ее плоть автоматически отзывалась на присутствие мужчины, открывшего эти радости. Но, казалось, молодой человек ничего не замечает, а, может быть, он просто делал вид, что ничего не видит.

К тому времени, когда овцы были собраны неподалеку от ручья, совсем стемнело. Мужчины решили сторожить их по очереди. От одного к другому продвигался всадник, указывая очередность дежурств. Когда он подъехал к Саре и Доминику, то во время короткой беседы не сводил голодного взгляда с девушки. Сара невольно вздрогнула, разглядев небритое лицо с крупными, грубыми чертами, гнилые зубы были хорошо заметны во время разговора. Она спрятала лицо на груди Доминика. До нее только сейчас дошло, что она – единственная женщина во всей компании, беспомощная пленница восьми бандитов, каждый из которых, исключая Доминика, рассматривает ее с нескрываемым интересом. У Сары появилось подозрение, что все они намереваются развлечься с ней вечером, от подобной перспективы ей чуть не стало дурно…

– Я позабочусь, Дарби, – резко сказал Доминик, обрывая беседу. Сара догадалась, что человек по имени Дарби тянул беседу намеренно, чтобы построить ей глазки. И не успел Дарби затянуть очередную серию детальных наставлений, Доминик повернул лошадь и поехал туда, где мужчины, дежурство которых выпало на более позднее время, уже разложили костер и готовили в походном котелке чай.

– Спокойно, – сказал Доминик, когда пустил лошадь, и Сара почти упала на него. Она коротко взглянула на мужчину и снова отвела глаза, испуганно вглядываясь в ночную темноту.

– Ты в состоянии спуститься? – раздраженно спросил Галагер, глядя на неподвижно застывшую девушку.

Сара согласно кивнула, судорожно вздрогнула и осторожно выскользнула из седла. И тут, о унижение! Ноги непроизвольно подогнулись, отказываясь повиноваться. После почти двадцатичетырехчасовой поездки в седле ноги превратились в дрожащую массу. Сара подвернула ногу и скорчилась на земле, сжавшись в комок. Доминик коротко взглянул на нее, потом перекинул черед седло длинную ногу и спешился.

– Все нормально? – поинтересовался он, выражение лица было бесстрастным.

– Прекрасно, – отрывисто прохрипела Сара, проклиная и себя, и эту поездку, и Доминика одновременно. Хриплый голос, похожий на воронье карканье, сильно раздражал ее. Сара растерянно взглянула на мужчину и попыталась справиться с собственной слабостью.

Он не обращал на нее внимания, влез под коня, отстегнул подпругу, стащил седло и попону со спины животного. Потом сложил все снаряжение у подножия толстого серого эвкалипта, который рос в стороне от костра. Через несколько минут он вернулся, чтобы снять уздечку, и привязал лошадь к веревке рядом с тремя другими пасущимися лошадьми. Животные приветствовали друг друга тихим ржанием. Наконец Доминик вернулся к Саре.

– А как зовут эту лошадь? – вяло спросила Сара, указывая на Аппалузу. Слишком уж хорош был конь для бушрейнджеров. Похоже, его украли на какой-то ферме. Девушка презрительно фыркнула.

– Я зову его Килкени, – ответил Доминик, делая вид, что не понимает, почему она фыркает.

– Почему именно Килкени? – спросила Сара, поднимая голову. Ее вдруг на самом деле заинтересовал разговор.

Вначале ей показалось, что молодой человек не ответит. Но он пожал плечами, решая, стоит ли развлекать ее, и заговорил:

– Потому что, когда я впервые его увидел, он громко ржал и носился по кругу, никого не подпуская к себе. Он напомнил мне об одном месте в Ирландии. Оно называется Килкени – дикое, прекрасное в опасное место для тех, кто ведет себя неосторожно.

– Килкени, – тихо повторила Сара, почему-то это слово сразу же полюбилось ей. – Значит, ты оттуда родом?

– Из местечка неподалеку, – коротко ответил он и решил закончить беседу, протянув руку и поднимая Сару на ноги. Обняв девушку за плечи, он повел ее к лагерному костру. Сара только однажды взглянула на его лицо, принявшее непроницаемый вид и замолчала.

Они съели по тарелке бобов с маленькими кусочками бекона и выпили очень крепкого горьковатого чая из оловянных кружек. У каждого мужчины была собственная посуда, значит, Саре придется есть из одной тарелки с Домиником. Она чувствовала себя неловко, когда ела из его тарелки, к тому же его ложкой. Он управлялся ножом, который всегда носил с собой в чехле на поясе. Она с удивлением отметила, что он довольно ловко зачерпывает широким лезвием отварные бобы. Делить с ним кружку было гораздо труднее. Сара старалась не касаться губами того места, которого касался своим ртом Доминик. Она почувствовала, что он заметил это, но никак не прореагировал.

Поужинав, он оставил ее у костра, а сам направился к ручью, чтобы помыть посуду. Оставшись наедине с мужчинами, Сара почувствовала, как вокруг сгущается напряжение. Она растерянно огляделась, и ужаснулась, на нее уставились три пары мужских глаз.

Девушка быстро опустила глаза, мечтая о том, чтобы шляпа легкомысленно сдвинутая на затылок, оказалась надвинутой на лоб и широкие поля укрыли от любопытных взглядов.

Внезапно один из мужчин поднялся, обошел костер и направился к тому месту, где сидела она, опираясь спиной на ствол поваленного дерева. Мужчина явно собирался не просто побеседовать с ней.

Где же Доминик? Сара была в отчаянии. Но потом она удивилась собственным мыслям. С чего она решила, что он станет защищать ее?

– Но-о, малышка, – заговорил мужчина. – Ты так и собираешься сидеть всю ночь одна? Мы с парнями весь день мечтали познакомиться с тобой поближе!

Сара молчала. Ноги в ботинках накрепко вросли в землю перед ней. Мужчина не собирался отступать. Она медленно подняла глаза, окидывая взглядом пыльный, заляпанный грязью наряд пастуха. Лицо было широким, кожа обожжена на солнце. Такое невзрачное, но не слишком отвратительное лицо могло принадлежать только человеку по имени Дарби. Рот и подбородок скрывались в зарослях густой, кустистой бороды, рыжей и клочковатой. Нос походил на луковицу, глаза бледно-серые, а волосы были одного цвета с бородой и висели длинной косматой бахромой, спускаясь на шею и виски.

– Умоляю, извините меня. Но я очень устала, – Сара пыталась говорить твердо, холодным тоном. Она постаралась не подавать виду, что испугана, но сердце стучало тревожно.

– Ого, послушайте ее речь. Да мы, оказывается, набрели на леди, – мужчина сдавленно хохотнул, обращаясь к сидящим у костра. Потом снова повернулся к Саре и добавил:

– Все нормально, малышка Шейла. Мы можем позволить тебе отдохнуть. То, что мы предлагаем, требует долгого лежания на спине.

Увидев страх на ее лице, он потянулся и крепко схватил Сару за руку.

– Пойми, малышка Шейла. Нас будет четверо сейчас и четверо немного попозже. Так что пора начинать. Иначе тебе не удастся уснуть всю ночь.

Сара сжалась в комок, она приготовилась отбиваться. Лучше смерть, чем… Она ни за что не покорится этим животным! Но она не успела ничего предпринять, потому что из темноты появилась высокая фигура Доминика. Он шел с таким беззаботным видом, что Сара вздрогнула от негодования. Он слегка наклонив голову, как бы давая понять, что догадался о том, что происходит. Сара почувствовала, что из-за его безразличного поведения у нее забурлила кровь, девушка была ошеломлена и возмущена. Внезапно она обратила внимание на то, что у него в руках каким-то образом оказалось ружье.

– Нет, Мингер, похоже леди вовсе не воодушевляет перспектива разделить постель с тремя мужчинами. Может быть, ей стало известно о твоих блохах?

Мингер остановился в замешательстве и машинально почесал бороду. Мужчины громко рассмеялись. Доминик тоже ухмыльнулся, спокойно глядя на Мингера. Тот сердито сверкнул глазами.

– Проклятье. Галагер, мы спасли твою шкуру. Неужели ты встанешь между нами и маленьким развлечением? Мы не причиним леди никакого вреда. К утру у нее не будет ни одной царапины.

– А как же блохи, Мингер? – осторожно подначивал Доминик, останавливаясь возле Сары. Она встала и придвинулась к молодому человеку. Он даже не смотрел в ее сторону, но его присутствие чрезвычайно ободряло.

– Разве я возьму себе в седло леди, у которой будут блохи?

Послышался оглушительный хохот, бандиты, которые сидели у костра, наблюдали за происходящим с возрастающим удовольствием. Мингер страшно покраснел, смущенный и растерянный.

– Малышка может ехать и со мной, – свирепо прорычал он.

– Что ж, возможно, это выход, – с видимым одобрением согласился Доминик. – Но, наверное, лучше спросить у леди, кого она предпочитает? Как ты думаешь, малышка Шейла?

Он издевался над ней, называя Шейлой. Ведь это очень фамильярное обращение к любой юной даме, принятое в Австралии. Саре захотелось лягнуть его в голень побольнее, но благоразумие взяло верх. Сара подняла лицо, раньше она и не подозревала, что ей придется задирать голову, чтобы поглядеть в глаза мужчине. Доминик смотрел на нее напряженно и настороженно, словно бы предупреждая: «Играй легко, непринужденно, Сара! Будь осторожна».

– Ну что вы, спасибо, мистер Милгер за ваше любезное предложение, – Сара как можно вежливее улыбнулась мужчине. Он покрылся испариной от разочарования и злости. Девушка продолжала:

– Но я страдаю аллергией на укусы блох. Мне придется воздержаться от удовольствия проехаться верхом с таким красивым мужчиной. А потом снова сесть в седло мистера Галагера. Возможно, он не такой симпатичный, но с ним мне не придется чесаться!

Мужчины у костра оглушительно хохотали. Мингер оценивающе оглядел Сару, потом Доминика и внезапно побагровел. Саре показалось, что она стоит на краю пропасти. Но вот Мингер довольно равнодушно отвернулся, присоединился к смеху товарищей и отошел к костру.

– Очень хорошо, – прошептал ей на ухо Доминик, когда Мингер оказался по другую сторону костра, и принялся отбиваться от грубоватых шуток, как только мог.

– Я и не знал, что у вас есть чувство юмора, мисс Сара. Удивительно, что под внешностью старой девы скрывалось столько талантов!

– Я не старая дева! – парировала она, не подумав. Она очень оскорбилась, услышав ярлык. Он посмотрел на нее и внезапно улыбнулся такой очаровательной улыбкой, какой Сара еще не видела. Голубые глаза лукаво мерцали на красивом лице, бронзовом от загара. Губы мягко изогнулись, на правой щеке появилась нежная ямочка. Сара озадаченно уставилась на молодого человека.

– Нет, конечно, нет, – подтвердил он и неожиданно дернул ее за спутанную прядь волос. – Ты просто притворялась, как делают это все женщины, натянув овечью шкурку. Когда случаются неприятности, ты выскакиваешь из собственной добродетельной оболочки и становишься неплохой женщиной.

Сара не смогла найти подходящих слов, чтобы ответить на этот, по всей видимости, своеобразный комплимент. А может, и не комплимент. Он мог иметь в виду то, что Сара по своей наивности даже не заметила. Возможно, даже намекал на ту ночь, когда Сара лишилась девственности… Должно быть, он догадался, о чем она подумала, и пришел к собственному выводу, наверное, не очень-то радостному. Улыбка сползла с лица, выражение глаз стало жестким.

– Пошли, – приказал он, повернулся и направился в темноту. – Думаю, будет лучше, если мы дадим время нашим друзьям, пусть они остынут, – он кивнул в сторону мужчин, которые сидели, уставившись в огонь, и обменивались тихими репликами. Сара быстро побежала следом за Домиником. Она не хотела оставаться на произвол судьбы. В следующий раз он может не подоспеть на помощь вовремя. Или решит не вмешиваться.

– Каким образом тебе удалось к ним пристроиться? – спросила она, торопливо догоняя его. Он стремительно уходил в густые заросли эвкалиптовой рощи.

– Ты сожалеешь, что они спасли мне жизнь? – презрительно поинтересовался он, даже не обернувшись, а продолжая вышагивать очень быстро. Сара поморщилась, сожалея, что задала подобный вопрос, неизбежно напомнив ему о собственном якобы вероломстве. Если он вообще хоть на короткое время забывал о нем.

– Вовсе нет, – ответила она подавленно. Он повернулся, чтобы взглянуть на нее, девушка заметила, что глаза его сердито блестят.

– Я случайно наткнулся на их лагерь, спустя три дня после того, как мне удалось убежать, испытав прелести так называемого возмездия. Они уже собирались сниматься, а я был полуживой. Думаю, они бросили бы меня умирать, если бы не сообразили, что я с усадьбы Ловеллы. Они спросили, так ли это. Когда я предусмотрительно ответил «да», они осмотрели мою спину, а остальное – додумали сами. Или вернее – основное. Они предложили мне лошадь и возможность присоединиться к ним, но с одним условием. Я должен помочь спланировать угон племенных овец, которых разводит твой отец. У меня не было обоснованной любви и привязанности к твоему дому и домочадцам, поэтому я согласился. И вот я здесь.

– Ты помог им поджечь загоны и конюшню. А ты знаешь, что некоторые лошади погибли в огне? Они сгорели заживо. Только мы с миссис Эботт бросились их спасать. Но вдвоем мы не смогли вывести всех. Ты убил их и украл наших овец, ты помог шайке негодяев напасть на усадьбу!

Голос у Сары дрожал от негодования, когда она перечисляла его провинности. Он равнодушно пожал плечами, недоумевая из-за того, что она попусту распаляется.

– Мне пришлось так поступить, чтобы остаться в живых. Они бы напали на Ловеллу так или иначе и без моей помощи. Почему ты уверена, что все должно обстоять по-другому? Ты поступила мерзко по отношению ко мне, черт возьми. Ты велела убить меня.

– Я никому не приказывала убивать тебя!

– Не лги мне, Сара. Я не люблю, когда мне лгут!

– Я, – она резко замолчала. Доминик остановился и принялся расстегивать пуговицы на рубашке. – Что ты собираешься делать?

Он нагло усмехнулся, словно обрадовался, что она боится.

– А на что похожи мои действия? Я снимаю одежду. Тебе не мешало бы тоже раздеться. Начинай.

– Что?

– Ты слышала, Сара. Раздевайся.

– Не буду. Остановись.

Он спокойно снял рубашку и бросил на ближайший сук. Прыгая с ноги на ногу, сбросил ботинки и отодвинул их в сторону. Потом принялся расстегивать пуговки на брюках. Сара повернулась к нему спиной, и сильно зажмурилась от ужаса. Внезапно она почувствовала, как Доминик обнял ее за талию.

– А ты помнишь маленький спор, который произошел между нами сегодня, Сара?

Он находился так близко, склонился к ее уху и говорил шепотом. Сара вздрогнула и попыталась выбраться, но он удержал без особого труда.

– Я ведь предупредил, что ты должна подчиняться мне. Ты будешь делать то, что я скажу и когда скажу. Так что раздевайся немедленно. Слышишь, сейчас же раздевайся!

– Нет.

– Бели ты не… если ты не… – теперь в голосе Доминика появилась шелковистость, теплое дыхание ласкало ей шею. – Я ничего не стану делать, Сара, как и обещал. Просто отдам тебя Мингеру и другим. А сам уйду. Тебе выбирать.

Сара снова попыталась дернуться, но его рука легонько сжала ее талию.

– Не пытайся сбежать, Сара. Я догоню тебя.

Сара ничего не ответила, она стояла зажмурившись и обхватив себе руками. Что она могла сделать? Она не сомневалась, что этот негодяй сделает все, что имеет в виду. Он отдаст ее Мингеру и не будет мучиться угрызениями совести. Ведь он уверен, что многократное изнасилование станет достойной местью за то, что она якобы пожаловалась на него отцу и приказала высечь соблазнителя. Но немыслимо было и другое, она не могла позволить ему превратить ее в животное, как произошло в прошлый раз. Наверняка он именно с этой целью и заставляет ее разлениться. Других причин нет.

Внезапно Сара почувствовала, как воспоминания о восхитительном наслаждении, которое получила в его объятиях, будят в ней задремавшие инстинкты. Если быть честной, как бы шептал ей тайный голосок, никакого вреда от подобного «насильственного» акта ее будет. Она снова испытает неописуемое чувство восторга.

Нет! Сара чувствовала, как плоть высвобождается из-под контроля рассудка. Плоть реагировала на воспоминания, сознание неистово бунтовало. Сара рассердилась на себя. Она не имеет права ронять чувство собственного достоинства.

– Решай же, Сара, или я, или все остальные, – он отпустил ее и немного отступил, давая ей возможность сделать выбор.

В действительности у нее не было никакого выбора, Сара знала это с самого начала. Гордо вздернув подбородок, она открыла глаза, уронила руки вдоль тела и повернулась к Доминику. Он был совершенно обнажен. Сара проглотила ком, застрявший в горле. Ей никак не удавалось отвести взгляд от прекрасного тела мужчины. Наконец, она сумела собраться с силами и посмотрела ему в глаза.

Но все равно в сознании четко запечатлелась картина, которую она была не в состоянии забыть. Широкие бронзовые плечи, необъятная волосатая грудь, плоский, твердый живот, мускулистые бедра и длинные крепкие ноги. Она не позволяла себе вспоминать о том, что находилось между бедрами. В гнезде из вьющихся волос непристойно торчал огромный, готовый к действию орган.

– Значит, ты предлагаешь мне выбирать, что предпочтительнее – групповое или единичное изнасилование? – с ненавистью прошипела Сара. – Ты же, наверное, догадываешься, что не оставляешь мне иного выхода. Я выбираю тебя.

– Я так и предполагал, – он ухмыльнулся, скрестив на груди руки, отошел немного назад, склонил набок голову и нарочито медленно принялся разглядывать ее. – Сара, сними одежду.

Она все еще стояла в нерешительности. Потом, сообразив, что иного выхода у нее действительно нет, до боли сжала зубы и медленно подняла руки к шляпной тесемке. Неторопливо сняла шляпу, отвернулась, повесила ее на сук дерева. После этого неспешно наклонилась, чтобы снять войлочные сандалии. Потом повернувшись к мужчине спиной, напряженно приподняла подол пончо.

– О, нет, Сара. Повернись ко мне. Я хочу тебя видеть.

– В тот день на корабле, я, должно быть, потеряла рассудок, – горько сказала она. Но если надеялась таким образом охладить его пыл, то ошиблась. Доминик мстил ей. Выражение его лица совершенно не изменилось, он по-прежнему смотрел на нее, ухмыляясь.

Сара подняла полы пончо над головой, скрестив руки. Ей хотелось навсегда спрятаться в жесткой ткани. Но это было невозможно. Сняв пончо, она встряхнула его и повесила на сук рядом со шляпой. Теперь от его наглых глаз ее тело скрывала только тонкая ночная сорочка.

Сара стояла в нерешительности. Снять перед мужчиной всю одежду… Она дрожала от одной мысли. Господи, как низко она пала! Не важно, что уже однажды он видел ее наготу. Та ночь была иной, какой-то чарующей, нереальной. Сара навсегда похоронила ее в своей памяти. Но, как оказалось, только до этого мгновения. Теперь позорные воспоминания давили ее, непрошено вырвавшись на свободу.

– И сорочку тоже, – хрипло сказал он, показывая на сорочку. Сара молча уставилась на него, не двигаясь. Потом, стараясь ни о чем не думать, подхватила подол ночной рубашки и сняла ее через голову. Теперь она не собиралась вешать ее вместе с другой одеждой. Вместо этого Сара швырнула ее на кучу пересохшего хвороста, лежащего на темной земле. Слишком поздно, тянуть время нет смысла.

Она ощущала его взгляд каждой клеточкой обнаженного тела. Все в ней протестовало, хотелось скорчиться, скрыться, спрятаться от него, накричать, выбраниться. Но Сара постаралась сдержаться. Она не позволит ему торжествовать, наслаждаться ее унижением, радоваться достигнутой цели. Он не станет удовлетворенно улыбаться. Сара повернулась к Доминику лицом и стояла с гордо поднятой головой, обнаженная. Густые волосы ниспадали до самых бедер. Она не стала волосами прикрывать собственную наготу, не делала попыток прикрыться ладонями, руки безвольно повисли вдоль тела.

Но несмотря на то, что она пыталась держаться уверенно, не удавалось посмотреть ему в глаза. Было очень стыдно. Вместо этого она смотрела в сторону, на парочку зимородков-хохотунов, которые устраивались на ночь в верхних ветках эвкалипта, растущего неподалеку. Птицы напомнили ей о лесах вокруг Ловеллы. Увидит ли она когда-нибудь свой дом? Она проглотила горячий ком, не хотелось, чтобы он видел ее слезы и посмотрела на куст утесника. Ветки цеплялись друг за друга, шуршали и, поскрипывали, странным образом успокаивая. Сара сконцентрировала на них свое внимание, не позволяя себе задуматься о собственной наготе и обнаженном мужчине, который стоит неподалеку от нее. Можно не сомневаться, что скоро он положит на нее свои руки и овладеет ее телом. Он добьется того, чтобы она получила удовольствие, такое, когда невозможно сдержать крика. Таким образом она будет опозорена навсегда.

Несмотря на то, что дул горячий ветер, Сара вся покрылась пупырышками и дрожала. Над головой светила луна, готовая стать молчаливым и равнодушным свидетелем ее унижения. Тонкий полумесяц обливал ее тело радужным свечением. Саре казалось, что она чувствует прикосновение холодных лунных лучей. Но внезапно она ощутила, каким горячим стал взгляд Доминика, она чувствовала это обнаженной кожей.

– Посмотри на меня, Сара, – хрипло прошептал он. Сара дрожала, ей хотелось закрыть глаза. Она как ребенок считала, что открыв глаза, снова, окажется в своей постели и облегченно вздохнет, обнаружив, что фантастический кошмар – это только сон, не более того. Но ей было известно, что все происходит наяву, что ей ничего не снится. И у нее нет выбора. Она должна делать то, что он приказывает. Он может принудить ее, действуя ласково, почти ни к чему не принуждая… Сара посмотрела на Доминика. Взгляд мужчины скользил по ее телу, потом замер на маленькой груди, с розовыми сосками, отвердевшими против ее воли. Потом Доминик посмотрел на тонкую талию, на нежные округлые бедра. Казалось, глаза ласкают ее, взгляд скользил по длинным стройным ногам. Мужчина не скрывал страстного желания, которым был переполнен. Внезапно взгляды молодых людей встретились.

– Иди сюда, Сара, – прерывисто и хрипло прошептал он. Сара смотрела на него умоляюще, казалось, она сейчас сойдет с ума. Но его взгляд был неумолим и тверд.

– Сара…

Она медленно двинулась вперед, судорожно вздрагивая перед каждым шажком. Он был уже так близко, что девушка чувствовала обжигающее тепло его тела. Она стучала зубами, ей хотелось убежать, чтобы оказаться как можно дальше от этого безжалостного мужчины. Но ведь он все равно поймает ее.

– Обними Меня за шею.

Медленно и неохотно Сара выполнила его приказание. Горячая кожа Доминика, казалось, обжигает ей руки. Сильная шея напряглась под ее ладонями. Пока он сдерживает себя, но скоро даст волю чувствам. Болезненно-напряженные соски прикоснулись к мягким зарослям волос на груди мужчины. Сара вздрогнула и затрепетала. Неприязненно посмотрела ему в глаза с оскорбленным видом. Доминик смотрел на нее своими синими глазами, они были столь же непроницаемы, как ночь. Сара ужасно страшилась, что он поймет, какие ощущения она сейчас испытывает. Она не в состоянии справиться с ними.

– Закрой глаза, Сара.

Доминик наклонил голову, Сара поняла, что сейчас он ее поцелует. Конечно, она не могла забыть его страстные поцелуи. Они разжигали ее желание…

Сара зажмурилась и замерла выжидающе. В глубине души она понимала и осознавала, что с трепетом ждет его поцелуев, жаждет его объятий, ласки и любви. Однако ей так трудно примириться с подобной мыслью. Девушка дрожала от страха, стыда и желания… Он обнял ее за плечи, ладони скользнули по спине. Доминик приподнял ее и понес…

Голова Сары лежала у него на плече, на подушке из собственных спутанных волос, каскадом ниспадавших вниз по его руке. Она закрыла глаза, а мягкие губы подрагивали от ожидания. Тело стало в его руках мягким, податливым от томительного ожидания. Она убедилась в бесполезности сопротивления и с трепетом уступила. Он унесет ее, уложит на колючую траву, как уже делал однажды и насладится ее плотью. Она не может остановить его, не хочет останавливать его.

Сара услышала тихий плеск воды и напряженно нахмурилась, пытаясь понять, откуда слышится звук. Она открыла глаза, посмотрела мужчине в лицо. Он смутно улыбался. Потом Сара взглянула вниз. Доминик неспешно входил в ручей, воды было ему по колено. В воде скользило трепещущее отражение луны. Зачем он переходит ручей? Она недоумевающе посмотрел ему в лицо. Он, лукаво прищурившись, наблюдал за ней.

– Что ты делаешь? – слабо спросила она. Ей на несколько мгновений показалось, что она очень далеко, где-то в ином мире. Сара попыталась сосредоточиться, прийти в себя, вернуться в реальность. Доминик дернул уголками губ. Сара едва успела заметить белую полоску зубов.

– Помогаю вам принять ванну, мисс Сара, – сказал он и нагло ухмыльнулся. Она не успела ни воспротивиться, ни изумиться, Доминик внезапно разжал руки, Сара рухнула в воду… и больно ударилась ягодицами о каменистое дно ручья. Через несколько секунд она вынырнула на поверхность, кашляя и размахивая руками. От неожиданности она наглоталась воды.

– Ах ты… ты! – Сара попыталась сгрести с лица намокшие пряди волос. Хотелось посмотреть на Доминика. Наконец ей удалось увидеть, что он стоит рядом с ней и оглушительно хохочет, закинув голову. Доминик совершенно не стеснялся собственной наготы.

ГЛАВА 16

– Ах ты грязная, неблагодарная свинья, – захлебываясь и отплевываясь, прошипела Сара. Доминик подумал о том, что если бы можно было убивать взглядом, то он уже бы рухнул в ручей, сраженный насмерть. Огромные золотистые глаза, обрамленные потемневшими от воды ресницами, неприязненно уставились на него. Ее губы, эти мягкие губы, которые ему так хотелось поцеловать, искривились от злости и ненависти. Сейчас она походила на разъяренную львицу, которую решили помыть и это ей не понравилось. Волосы свисали желтыми намокшими прядями, ноздри вздрагивали и раздувались от гнева. Теперь она продемонстрирует свое недовольство. Слова «свинья» и «скотина» употребляла нарочно, чтобы посильнее уязвить его. Доминик ничего не смог поделать с собой, снова расхохотался. Он очень развеселился, глядя на порядочную, чванливую мисс Сару, которая стояла сейчас в ручье мокрая, нагая, злая и не знала, какими еще словами выразить собственную ярость.

– Напомни, чтобы я научил тебя сквернословить, – сказал он, все еще усмехаясь и сел в ручей, вытянув длинные ноги по покрытому галькой дну. Но даже так вода еле доходила ему до груди.

– Уж ты, конечно, знаешь все подобные слова, – ругалась Сара, глядя на него блестящими от бешенства и негодования глазами. – Ничего, – угрожающе выпалила она, – как только я вернусь домой, ты получишь по заслугам! Я велю выследить тебя как собаку!..

– Не очень-то разумно угрожать мужчине, во власти которого ты находишься в данный момент, – мягко заметил Доминик, зачерпнул со дна ручья горсть песка и принялся лениво растирать грудь.

– Я буду угрожать тебе в любое время, когда захочу! И выполню свои угрозы, ты!.. – вопила Сара, оскорбления до глубины души.

Доминик спокойно наблюдал за ней, словно бы получая удовольствие от того, как она реагирует на его действия. Чопорная, порядочная мисс Сара снова утратила свою сдержанность, вместо нее перед ним предстала разъяренная мегера, она хотела отомстить, визжала от негодования и интриговала его не меньше, чем раньше. Восхитительно, что все маски умещались в одной-единственной женщине: охваченная предрассудками старая дева, храбрая юная леди, очаровательная партнерша в танце, страстная любовница и сварливая баба. Доминик догадывался, почему она так взбесилась сейчас. Она рассчитывала на то, что он снова займется с ней любовью, хотя заявила о нежелании. Как и все женщины, поступала она нелогично и разозлилась, когда он стал делать не то, чего она от него ожидала. Доминик не мог больше сдерживаться, ему хотелось еще сильнее разозлить ее, поддразнить, уколоть. В гневе она была потрясающе прекрасна!

– А чего это ты так взбесилась? – удивленно поинтересовался он, приподняв изогнутую иронично бровь. Вместо ответа, она зачерпнула в ладони воды и плеснула ему в лицо. Должно быть, ей хотелось кинуть в него чем-нибудь более основательным.

– Ты, скотина, нарочно унизил меня, – прошипела Сара, оскалившись, словно дикая кошка. Доминик только фыркнул, услышав то же самое оскорбление. Было ужасно наблюдать, как мисс Сара становится добродетельной злючкой. Даже выходя из себя, она выражалась светским языком.

– Не смей смеяться надо мной, гондон!

– Гондон!? – с расстановкой повторил Доминик и от смеха упал спиной в ручей. – Мой Бог, Сара, где ты слышала это слово?

В ответ Сара прямо-таки зарычала и бросилась на него, согнутые пальцы тянулись к глазам Доминика, белые жемчужные зубки готовы были сомкнуться на его горле, коленом она метила ему в пах. Удивленный Доминик едва успел отбить ее атаку. Он успел перехватить ее за запястья, но вот ноги оказались не столь быстрыми. Благодаря удаче, ее колено не достигло цели, но все же оказалось очень близко.

– Прекрати! – приказал он, рассердившись не на шутку, обхватил ее ногу своей и удерживал Сару, одной рукой сжав запястья, а другой прижимая девушку к груди. Она едва могла пошевелиться.

– Отпусти меня, ты… – похоже, запас ее бранных слов истощился, Доминик услужливо подсказал одно очень гадкое слово. Сара замерла, она была ошеломлена, шокирована и мгновенно замолчала, потом сказала:

– Отвратительно.

– Зато эффектно, – парировал он.

Доминик ощущал теплоту и мягкость нежных форм, прильнувшего женского тела. Несмотря на то, что он пытался не обращать на это внимания, его мужская плоть начала реагировать.

Он перекатился и сел, прижимая девушку к бедру, она буквально полулежала на нем. Доминик надеялся, что Сара не заметит восставшей плоти. Сейчас ему еле удавалось контролировать себя и свои чувства. Сара слегка отодвинулась, касаясь шелковистым бедром его шершавой ноги. Желание стало настолько Сильным, что Доминик сцепил зубы и чуть не застонал.

– Ты, конечно, знаешь много подобных слов, – ядовито сказала она. Ярость в ней немного поутихла после того, как Доминик пытался научить ее грязному слову, которое услышал в конюшне замка. Сара изогнулась, пытаясь вырваться.

– Отпусти меня.

Доминик почувствовал, как к его груди прикоснулись маленькие твердые соски, на бедре двигались упругие, круглые ягодицы. Его пронзил очередной дикий приступ вожделения. Доминик почувствовал внезапное непреодолимое желание поцеловать ее, овладеть ее телом прямо здесь, в ручье…

Он знал, что Сара будет сопротивляться только для видимости. Но поступить таким образом значит облегчить ей задачу. Она возненавидит его по-настоящему и, возможно, навсегда, если он возьмет ее прямо сейчас. А ее отвращение сотрет чувство вины за предательство. Если он когда-нибудь снова станет ее любовником, то только в том случае, если она сама захочет его так же сильно, как он ее. Если она сама попросит его об этом. Она должна будет отдавать себе отчет в том, что собирается сделать, чего ей хочется. Рано или поздно она признается в этом, и Доминик решил дождаться этого момента.

– Отпусти меня, – снова сказала она, извиваясь в его объятиях. Доминик отстранил ее немного, но внезапно почувствовал легкое прикосновение волос, прикрывающих ее лоно.

– Пожалуйста, Доминик, – наставлял он, сжимая ее запястья. Он знал, что ему придется отпустить ее. Но сначала ему хотелось убедиться, что она поняла, кто здесь главный и как надо вести себя с ним.

Большую часть времени она оставалась маленькой ведьмой, она привыкла командовать. Если он не удержит превосходство, то скоро, без сомнения, начнет указывать ему, что делать и как. Кажется, ему не удастся долго удерживать ее на расстоянии. Он сейчас сделает то, что способно испортить его план еще до начала операции.

– Пожалуйста, Доминик, – к его облегчению попросила она, и Доминик любезно опустил ее.

Сара «отплыла» на небольшое расстояние, потом повернулась и посмотрела на него. Он не разобрался, какое у нее было при этом выражение лица. Сидя на дне ручья, она медленно двигала руками, вперед-назад, пытаясь удержаться на месте. Длинные волосы рассыпались и колыхались в воде, словно ком спутанных водорослей. Лунный свет отражался в золотистых прядях, искорки мерцали в подернутых поволокой глазах девушки. Капельки воды поблескивали на бледной атласной коже высоких, словно точеных скул и маленьком упрямом подбородке. Потемневшие от воды брови недоумевающе вздрагивали, а ноздри трепетали, как у кошки. Полные губы были слегка приоткрыты, розовый кончик языка мелькнул между зубами и скрылся. Над темной поверхностью воды белели хрупкие плечи и точеная шея. Сара казалась Доминику волшебным видением, наверное, она рождена луной и теплым ночным воздухом. Девушка была изменчива и подвижна словно сама луна.

– Помойся, – коротко приказал он, отворачиваясь и зачерпывая еще горсть песка.

– Вода грязная, – продолжала упрямиться Сара. Доминик ничего не отвечал, он был полностью поглощен собой. Через некоторое время он добавил:

– Не такая грязная, как ты и твой язык.

Краем глаза он заметил, как она скорчила рожицу, но потом все-таки последовала его примеру, вымыв при помощи песка лицо и всю себя. Наконец Доминик решил, что пора заканчивать купание, чтобы смыть песок, погрузился несколько раз в воду, а вынырнув, увидел, что Сара выжимает густые волосы, скручивая их в толстый жгут.

– Пошли, – он встал, показывая таким образом, что время, отведенное для купания, истекло. Сара торопливо отвела взгляд. Если бы было светло, то, наверное, Доминик заметил бы, как она покраснела от смущения.

– Пора выходить.

– Ты иди, я… э… я еще не закончила.

Он подошел к ней по неглубокому ручью. Сара все еще отжимала волосы. Она сидела, спрятавшись в воду, нервничала и старательно отводила глаза. Наклонившись, Доминик взял ее за локоток и поднял на ноги.

– Пошли! – настойчиво приказал он. Сара попыталась вырваться, но молодой человек не отпускал. Пытаясь высвободиться, Сара непроизвольно отодвигалась от него. Лунный свет нежно серебрил ее кожу.

Доминик понял, что, пытаясь отстоять свое превосходство, сделал непоправимую ошибку. Ее мокрое, поблескивающее тело, обнаженное и такое пленительное, заставило его сердце стучать учащенно. Доминик понимал, что хочет ее. Боже, как он хочет ее…

Молодой человек понимал, что должен отпустить ее, надо отвернуться, пока рассудок не затуманился окончательно… Но отвернуться, означает, признаться в собственной слабости.

И Сара тотчас же набросится на него, как паук на муху.

Девушка неожиданно споткнулась. Доминик непроизвольно бросился к ней на помощь. Он успел поймать ее и прижать к себе. Мягкое тепло обнаженных грудей, казалось, оставило на груди Доминика раскаленные клейма.

Его руки коснулись узкой талии. Он знал, понимал, что должен отпустить ее, но руки больше не слушались доводов разума. Вместо этого пальцы все крепче сжимали ее. Сара подняла голову и посмотрела ему в глаза. Мокрые волосы не рассыпались, не закрывали красоту точеных черт лица. Глаза расширились от волнения и ожидания. И, да, да, он не ошибался, от едва сдерживаемого желания. Вряд ли ее желание было слабее его страсти. Мягкие розовые губы слегка приоткрылись.

Доминик ничего не мог с собой поделать. Он наклонился и поцеловал Сару.

ГЛАВА 17

Губы Доминика были теплыми, настойчивыми. Их вкус, казалось, пронзил Сару до кончиков пальцев. Губы нежно и легко ласкали ее, но постепенно поцелуй становился все глубже, все крепче, все требовательнее. Сара уперлась ладонями ему в плечи, но руки соскользнули по влажной коже. Он даже не двинулся с места.

Его ладони так сильно сжимали ее талию, что Сара чувствовала каждый напряженный мускул. К ее животу прижался горячий, пульсирующий ствол. Сара уперлась ладонями настойчивее, неистово вырываясь, она хотела освободиться, пугаясь того, что вероломная плоть может поддаться искушению, соблазниться, над рассудком возобладает вожделение.

Доминик не отпускал ее. Его руки сжимали Сару все крепче, скользили по обнаженной спине, пробуждая жар трепетных воспоминаний. Потом ладони скользнули вниз к маленьким округлым ягодицам. Мозолистые шершавые ладони обхватили крепкие полушария.

Доминик приподнял Сару, прижал ее к своему телу, дал почувствовать ей жар своего желания. Губы внезапно стали неистовыми, казалось, он задыхается. На мгновение Сара растерялась. Молодой человек раздвинул ей губы и проник языком в рот. Жар влажного сильного языка, ласкающего ее язык, пробующего сладость ее рта, заставил Сару дрожать.

Ее руки безвольно замерли, на его плечах, а потом обвили сильную шею мужчины. Сара закрыла глаза и поцеловала Доминика, позволив ему обнять ее еще крепче. Губы были горячими, чувствительными, страстными…

Раньше, когда Сара не знала о том, какие чувства может вызвать сильный, красивый мужчина в душе женщины, она была удивлена и шокирована тем бесстыдством, с каким он целовал ее. Теперь она наслаждалась поцелуем, наслаждалась горячей силой его губ и языка, откликаясь на каждое движение. Вцепившись в затылок Доминика, Сара задыхаясь и трепеща от вожделения, поймала зубами нижнюю губу мужчины и прикусила ее так, что он застонал. Он заставил ее положить голову к нему на плечо, снова отбирая у нее инициативу. Он был ведущим в поцелуе, он властвовал над ней.

Сара вздрагивала от наслаждения. Ей казалось, что ее тело горит от страсти, страсть отнимает у нее волю, она не хочет снова испытать близость этим мужчиной. Но ее плоть снова и снова откликалась на воспоминания, которые он будил в ней нежными и требовательными прикосновениями. Сара хотела остудить собственное желание, необходимо было остановиться, подумать о собственном падении, о грехе. Но сил не было, ее плоть снова оказалась во власти мужчины, подчинялась его желаниям. Слабая, распутная, неподвластная ей плоть реагировала на ласки мужчины, а не на протесты и доводы рассудка.

Сара понимала, что хочет отдаться Доминику. Господи, помоги! Она хочет его с той бешеной страстью, которая совершенно чужда ее природе, ее характеру, ее темпераменту. Она хочет этого мужчину, несмотря на укоры совести, несмотря на то, что он унизил ее, унизил ее гордость и достоинство. Она хочет его, теперь ее желания не зависят от колдовского света луны, от очарования таинственной ночи, от аромата фруктовых деревьев, от ласкающих слух звуков музыки.

Сара хотела этого мужчину, Доминика Галагера, каторжника, вора, похитителя, преступника. Она хотела отдаться ему со страстью, на которую по ее мнению были способны только мужчины или… шлюхи.

Обнаженной грудью она слышала гулкое биение его сердца. Его набухшая мужская плоть вдавливалась ей в живот. Он склонился над ней, прижал ее к горячему сильному телу, нежные соски Сары, набухшие и необычно чувствительные, ощущали прикосновение его мохнатой груди. Мускулистой, сильной ногой Доминик пытался раздвинуть ей бедра.

– Иисус Милосердный, Сара, – глухо пробормотал он ей на ухо. Сара буквально оцепенела от хрипловатого страстного шепота. А потом целовала его так неистово, так горячо, как только что целовал ее он. Их языки встречались, поглаживали и мягко ласкали друг друга.

Он убрал одну ладонь с ее ягодицы, Сара почувствовала, как ладонь скользнула по влажной коже в ложбинку, разделяющую мягкие формы, пальцы интимно пробрались между раздвинутых бедер.

– О, – Сара задохнулась, как только он коснулся самого чувствительного места, его пальцы поглаживали нежные лепестки до тех пор, пока у нее не ослабли колени. Теперь Доминик подхватил ее, обнял, поддерживая одной рукой.

– О, – Сара снова задохнулась, но уже радостнее. Ей казалось, что его пальцы способны сотворить что-то волшебное, они ласкали ее так, что всю ее плоть пронизывали огненные стрелы. Когда его мозолистая ладонь прижалась к вершине треугольника, Сара почувствовала, как из нее хлынула горячая лава. Потом рука Доминика вновь скользнула между ее бедер, пальцы принялись снова ласкать тайное местечко, которое недавно ласкали. Его палец проник в нее, и принялся двигаться в удивляющем, восхитительном ритме… Неужели люди и вправду таким образом занимаются любовью? Сара на мгновение замерла, но тут же забыла обо всем, потому что ее охватило безумство желания, глубоко в ее лоне что-то пульсировало мучительно и сладостно одновременно. Волны вожделения растекались по всему телу.

– Я хочу тебя, Сара, – прохрипел он ей на ухо и слегка отодвинулся. Она неохотно открыла глаза. Взгляд блестящих синих глаз жаром обдавал ее тело, замирая на груди, животе, бедрах. Саре казалось, что она плавится от мучительного зноя этих страстных глаз.

Она всхлипнула, чувствуя, что его пальцы замерли, прекратив доставлять ей восхитительное наслаждение, и конвульсивно прижалась к нему, заставляя вернуться. Он тихо рассмеялся, а может быть, Саре только показалось. Вообще-то, больше было похоже на то, что он хрипло и отрывисто простонал.

– Я здесь, я никуда не уйду, – пообещал он и подхватил ее на руки. Пока он нес ее к берегу, Сара не могла ни о чем думать, ее сжигала неодолимая страсть.

Обняв мужчину за шею, девушка подставила губы, как только он наклонился над ней. Сара сгорала от желания. Она хотела его так, как никогда в жизни не хотела никого.

Он опустил ее на землю, прямо над ручьем, накрыл жадным ртом ее губы, придерживая распаленное тело руками, словно самую драгоценную вещь на свете.

Сара закрыла глаза. Она слышала, как шуршат листья и сухая трава. Сухие стебли покалывали нежную кожу спины и ягодиц. Теплый ночной ветер овевал груди, лаская маленькие напряженные соски. Но ей было мало ласк ветра. Доминик навис над ней, не притрагиваясь. Он опирался на сильные руки, ноги соприкасались с внутренней стороной ее бедер. Сара чувствовала, как он страстно и жадно смотрит на нее. Но ей было мало этого. Она всхлипнула и протянула к нему руки, но он не двинулся ей навстречу, а смотрел ей в глаза, в глубине синих глаз пылал огонь страстного желания.

– Доминик, – хрипло позвала она, приподнялась и снова протянула руки. Пальцы коснулись его плеч, ладони принялись ласкать влажную теплую кожу, скользили по твердым мышцам и, в конце концов, сомкнулись у него на затылке. Сара потянула Доминика к себе. Он все еще не решался прикоснуться к ней. Девушка нахмурилась и снова потянула его к себе, почти приказывая.

– Доминик! – это не Сара звала его, а та женщина, которую он однажды в ней разбудил. Прекрасная, желанная женщина, желанная и сгорающая от страсти. Она не боялась открыто выражать свои чувства и желания, предлагать любовнику удовлетворить ее страсть. Та женщина не беспокоилась о том, что они принадлежат к разным слоям общества. Ей было все равно, кто он и кто она. Она знала только одно, он – мужчина, мужчина прекрасный и страстный. И она очень хочет его.

– Ты очаровательная, Сара, – прошептал Доминик. Взгляд синих глаз скользил по ее лицу, по груди. Сара хорошо слышала каждое его слово, каждый вздох. При иных обстоятельствах она просто посмеялась бы над его комплиментом, не поверила бы в искренность сказанного, принялась бы думать, что же заставило мужчину сказать подобные слова. Чего он хочет от нее? Но сейчас она лежала перед ним совершенно обнаженная и чувствовала себя очаровательной. Та женщина, что вселилась в ее тело, была очаровательной. Она превратила порядочную старую деву Сару в красавицу Сару, в соблазнительницу Сару.

– У тебя чудесные волосы, они густые, шелковистые, необыкновенного золотистого цвета. А глаза похожи на маленькие светящиеся диски солнца. Твои губы вызывают желание целовать их всякий раз, когда я смотрю на тебя. Твой подбородок – я люблю твой маленький упрямый подбородок. Он очень идет тебе, Сара. У тебя очень изящная шея – длинная, стройная, с ароматом теплого меда. Груди, твои груди… – голос стал низким, прерывистым, хрипловатым, Доминик уставился на маленькие холмики с нежно-розовыми вершинами, которые, казалось, расцветали от его страстного взгляда.

– Твои груди, – само совершенство, изящные, прекрасные…

Губы Сары непроизвольно приоткрылись, она с трепетом ждала, когда Доминик поцелует ее. Он наклонился, ласково и мягко, поцеловал сначала один вздрагивающий сосок, а потом – другой.

Она почти вонзила ногти в его шею и прогнулась навстречу ему, содрогнувшись всем телом. Когда Доминик снова склонился над ней, Сара замерла и дышала почти неслышно. Доминик снова взял в плен один сосок и долго не отпускал его, язык кружил вокруг трепещущего бутона, дразнил, мучил, звал, завладевая им. Когда он двинулся к другой груди, ему стало недостаточно просто ласковых поцелуев, он втянул в рот почти всю грудь, потом отпустил ее, придерживая зубами за чувствительную вершину. Зубы покусывали напряженный сосок, нежно потягивая, а потом мужчина втянул грудь глубоко в рот и принялся посасывать ее как дитя.

Сара задыхалась, чувствуя как от плененного соска по всему телу распространяются спирали горячего, как лава, желания.

Сара застонала от вожделения, внезапно увидев, как его черноволосая голова покоится на светлой коже ее груди. Девушка снова закрыла глаза и выгнулась навстречу мужчине, сильно потянув его к себе. Ладони обхватили его затылок. В ответ на его действия, он еще сильнее втянул ее грудь в рот, восторгу Сары не было предела. Она не могла оставаться спокойной во время столь неистовой атаки. Она извивалась, в безумном приступе желания, тянулась к нему, открывалась для него, стремясь к экстазу, который испытала однажды.

Длинными стройными ногами она гладила крепкие, поросшие волосами ноги мужчины, умоляя взять ее, обольщая. Ее бедра ритмично двигались навстречу ему, но он все еще отстранялся, как бы поддразнивая и еще больше разжигая девушку. Сара ощущала прикосновение горячего трепещущего копья между бедрами и готова была потерять голову от вожделения и нетерпения.

Ее руки беспрестанно двигались, ласкали затылок, перебирали упругие, шелковистые волосы, гладили сильную теплую шею, твердые плечи, обтянутые атласной кожей, касались твердой необъятной спины…

Внезапно пальцы Сары коснулись шрама на щеке Доминика. Это был рубец от удара плетью. Девушка вздрогнула, замерла, почти оцепенела. Она вспомнила, кем является он и кем – она. До нее только сейчас дошло, что она ведет себя непозволительно раскованно с ним, и устыдилась себя. Отрезвляющая реальность разрушила очарование любовной игры, которой с такой безоглядной страстью отдавались молодые люди несколько мгновений назад.

Сара открыла глаза. Доминик тоже замер, почувствовав ее охлаждение. Он навис над ней, в упор разглядывая неприязненно и удивленно. Он тоже вспомнил обо всем. Почти погасшие угольки ненависти снова начали разгораться. Доминик откатился в сторону, руки у него вздрагивали от напряжения. Эти мгновения, когда он рассматривал ее в упор, показались Саре вечностью. Доминик вскочил на ноги, бормоча под нос такие грязные проклятия, что Сара едва понимала его. Он нашел брюки, рывком натянул их.

– Вставай, – приказал грубо и неприязненно.

Саре не потребовалось второго предложения, она тут же вскочила на ноги, чувствуя на себе его пристальный взгляд. Девушка была в ужасе от того, что чуть было не допустила близости с этим человеком. Если быть честной, она безумно хотела этого… Наверное, в ее сумасшествии повинны лунные ночи.

Сара подняла глаза, с затаенной болью и стыдом посмотрела на луну, если бы она могла, то упрекнула бы ночное светило за колдовство. Серебряный серп, казалось, насмехался над ней. Обольщающее мерцание заманивало ее в колдовские сети вожделения уже дважды. Но Сара дала себе слово, что больше подобное не повторится.

Девушка съежилась, представив, что произошло бы через мгновение, если бы она вовремя не остановилась, если бы не опомнилась. Она вновь бы испытала восторг и сладостную муку оргазма. А потом безмерно бы стыдилась себя и собственного неистовства.

– Одевайся, – он бросил ей одежду.

Сара поднялась, прикрываясь руками, ей было стыдно, что она обнажена. Она стеснялась поднять глаза на молодого человека. Он, похоже, испытывал подобные чувства, старался не смотреть на нее, торопливо натягивал рубашку, повернувшись к Саре спиной. Потом сел на пенек, чтобы обуться. Спина его была напряженной, движения красноречиво свидетельствовали о непреклонности и бушевавшем в его душе урагане злости. Сара успела заметить на его спине несколько светлых шрамов. Не сводя с него глаз, принялась одеваться.

– Пошли. Мы возвращаемся к костру. Отрывистые приказания действовали на нее, как удары. Нервы и без того были натянуты до предела.

Накрываясь одеялом, Сара круто повернулась и сердито выпалила:

– Не смей приказывать! – глаза сверкали яростно и непримиримо.

– Буду приказывать в любое время, черт возьми. Когда захочу, тогда буду приказывать. А ты будешь подчиняться. Ну, быстро подымай задницу, сейчас же! – он снова отвернулся от нее и быстро зашагал в сторону лагеря.

– Нет! – закричала вслед Сара, еле сдерживаясь.

Взгляд бессознательно метался по земле. Что она высматривает? Ах, да, камень! Сара наклонилась, подняла камень, и швырнула им в спину удаляющегося Доминика. Камень ударился в левое плечо молодого человека.

Доминик вздрогнул, замедлил шаги, как бы раздумывая, что делать дальше. Заметив, что Доминик заколебался, Сара перестала, дышать. Как он поступит теперь? Побьет ее? Или?.. Воображение рисовало ужасные сцены возмездия. Девушка напряглась, приготовившись спасаться бегством. Но к изумлению, Доминик даже не повернулся к ней. Нерешительно потоптавшись, он ровным шагом направился дальше и вскоре скрылся в темноте.

Сара смотрела ему вслед с восторгом и ликованием победителя и одновременно с бессильной яростью побежденного. Теперь она избавилась от него – и так легко! Она свободна и может идти по руслу ручья. Она доберется до дома самостоятельно…

Вдалеке послышался лай динго, потом собаки залаяли в другой стороне, им отозвался еще один голос, потом еще… С высоты на Сару смотрела луна, она словно бы злорадно ухмылялась.

Девушка чуть не расплакалась, ее охватил приступ слепой ярости и беспомощности. Она не сможет использовать возможность. Глупо решиться добраться до Ловеллы в одиночку, не имея продуктов и надеясь только на собственные ноги. С прошлой ночи они, вероятно, проехали миль двадцать или того больше. По крайней мере, она трезво осознавала, что спасение слишком нереально, если действовать самостоятельно. Без продуктов, хорошей обуви, одежды, она не выживет. В буше под лучами безжалостного солнца она будет обречена и обязательно погибнет. В буше люди часто умирают. Сара сцепила зубы и выругалась, только потом сообразив, что употребила то же выражение, что недавно употребил Доминик. Когда она услышала эти слова из уст молодого человека, они ее покоробили. А теперь она произносила их с каким-то злобным удовлетворением. Впервые Сара поняла, почему мужчины часто бранятся в подобных ситуациях. Случается, что ничто другое не помогает, не успокаивает. Сара наклонилась, чтобы завязать войлочные сандалии и снова выругалась. Потом поднялась, расправив плечи, неохотно и медленно двинулась следом за Домиником, но в ней все клокотало от гнева и ярости.

Мингер и остальные бандиты спали возле костра, Сара заметила это, приблизившись к лагерю. Доминик стоял под высоким эвкалиптом, седло лежало у подножия ствола, молодой человек наклонился и принялся расстилать одеяло. Присев на край постели, снял ботинки, положил их в голову, лег лицом к огню. Рядом с собой он держал наготове ружье.

Сара нерешительно остановилась, решая, что теперь делать, как поступить. Может быть, ей устроиться на границе лагеря и немного поспать? Но тут она вспомнила о мужчинах, которые отправились сторожить отару и не знали, что Доминик взял ее под свою опеку. Если она убежит, то ее непременно поймают. Ей придется поговорить с Домиником утром, ведь она не хочет остаться без его покровительства до тех пор, пока не окажется дома.

Девушка подошла поближе. Молодой человек лежал, закрыв глаза. Но Сара чувствовала, что он знает о ее присутствии, надеялся на то, что она вернется. Казалось, что лицо Доминика светилось от самодовольства. Сара еле справилась со страстным желанием пнуть его в бок.

Как она ненавидит каждый миллиметр кожи этого сильного мужчины, даже длинные ноги, небрежно раскинутые на сером одеяле, лежащие спокойно на груди руки с цепкими и сильными пальцами, ненавидит густые черные ресницы, загнутые и блестящие. Она ненавидит это безумно красивое лицо и черные волосы, все еще спутанные после ее страстных ласк. Сара постояла, ожидая, что он откроет глаза и заговорит, он должен был каким-то образом отреагировать на ее присутствие. Но Доминик молчал, и она поняла, что он не собирается ничего говорить, не собирается предлагать ей лечь с ним рядом на одеяло! Не то чтобы она хотела с ним спать, но ей было бы спокойнее…

Сара мрачно и подозрительно оглядела стоянку, мужчины по другую сторону костра крепко спали. Но ведь каждый из них может проснуться в любую минуту. Необходимо помнить и об остальных. Она не может рисковать своей безопасностью, не может остаться здесь, когда Доминик отправится сторожить овец. Все, что ей остается делать – это просить его о том, чтобы он разрешил ей свернуться калачиком рядом. Пусть он укроет ее собой, заслонит от похотливых взоров. Но Сара была слишком гордой, чтобы просить похитителя о снисхождении и милости. Она не позволит себе унизиться до этого. Она не станет просить!

Сара сердито посмотрела на молодого человека, вновь выругалась потихоньку, повторив так понравившееся ей проклятие. Но она не хотела, чтобы Доминик услышал, как она бранится. Он сразу же обрадуется, что довел ее до бешенства. Сара гордо прошествовала к стволу эвкалипта, устроилась с другой стороны, опираясь спиной на ствол. Конечно же, спать не придется. Эта наглая свинья может бросить ее, если она задремлет. Сара просунула руки под пончо, обняла колени, откинула голову на грубую кору эвкалипта. Попыталась затылком найти какую-нибудь удобную впадинку. Ствол был неровный, сидеть было неудобно. Сара в последний раз взглянула неприязненно на Доминика и отвернулась. Она приготовилась к тому, что ей придется провести ночь в такой неудобной позе и попытаться не спать, держалась из последних сил, тупо уставившись в темноту слипающимися от усталости глазами.

ГЛАВА 18

– Если ты дашь мне какую-нибудь лошадь, то я смогу ехать сама.

Стоял жаркий полдень. Сара вновь утомленно полулежала на сильной груди Доминика. Вернее, почти сидела у него на коленях, иначе боком сидеть было невозможно. Одна рука мужчины придерживала ее за талию, другая слегка опиралась на бедро. Сара иногда чувствовала макушкой прикосновение его подбородка. Сегодня она заплела волосы в одну толстую косу, у нее не было ни щетки, ни расчески, пришлось кое-как пригладить волосы пальцами. Вместо ленты в конец косы она вплела полоску ткани, оторвав ее от безобразно потрепанного подола ночной сорочки. Любой сторонний наблюдатель решил бы, что у этой парочки самые близкие отношения, ведь женщина так доверчиво прильнула спиной к высокому, широкоплечему, сильному мужчине, который бережно обнимает ее. Но ни один наблюдатель не смог бы поверить, что молодые люди настроены по отношению друг к другу не просто неприязненно, а враждебно.

– Ты устала от моего общества? Да, прошлой ночью ты вдоволь насладилась им, – ерничал Доминик.

Сара изо всех сил стиснула зубы. Ночью пришлось умолять его, чтобы он взял ее с собой на дежурство. И теперь Доминик не упускал возможности упрекнуть ее по поводу поведения в ручье. Саре хотелось громко и неистово высказать все, что она думает по этому поводу, а потом врезать ему оплеуху, разбить в кровь это наглое красивое лицо. Но она молчала, досадуя и злясь. Такой поступок означал бы ее падение. Она не хотела показывать этому подонку, что его слова, полные желчи и яда, задевают ее за живое.

– Тебе самому неудобно ездить вместе, – равнодушно заметила она.

– Конечно, – согласился он вполголоса и проворчал:

– Но ты же знаешь, что лошади везут провизию. Если посадить тебя на одну из них, то придется оставить часть груза, у нас и так еды в обрез. Скажи мне честно, как ты думаешь, что предпочли бы бандиты: тебя или кусок копченой свинины? Я вот знаю, что бы выбрал.

– Не надо сваливать меня в кучу с вами, подонками, – сердито фыркнула Сара, – Вы – воры, грабители, похитители. А я просто невинная жертва.

– Невинная?!

Замечание ядовито намекало на то, что она лишилась девственности, и Сара еле сдержалась, хотя ей все труднее было управлять эмоциями.

– Я не принимала участия в нападении на Ловеллу и собственном похищении. Не поджигала конюшню и загоны для молодняка, не крала овец у моего отца, – целомудренно перечисляла девушка, словно бы не услышав его намека.

– Если ты не прекратишь, то я отлуплю тебя, – пригрозил он.

Сара улыбнулась с победоносным видом. Она оказалась права. Их игра, похоже, заключалась в том, чтобы вывести из себя противника. И вот ей это наконец-то удалось. Теперь счет стал равным. Последний обмен любезностями даже немного выдвинул ее вперед. Сара торжествующе подсчитывала победы.

– Раздражение, раздражение, – упрекнула она радостно и даже не поморщилась, когда услышала в ответ тихое проклятие. За ночь и день она наслушалась гораздо больше отвратительных выражений.

Теперь, когда победа осталась за ней, Сара могла погрузиться в размышления. Она вновь натянула на лицо платок, а шляпу – на нос. Несмотря на то, что по всей видимости, он люто ненавидел ее, Доминик все-таки решил оставить ей все. Сара даже допускала наличие зачатков милосердия в этом наглеце. А может быть, он просто хотел унизить ее, считая слабой и беспомощной. Конечно, она не сможет обойтись без шляпы и платка, а он, сильный мужчина сможет. Какой бы ни была причина, Сара злорадствовала, глядя, как он страдает от нестерпимого зноя.

Овец гнали по выжженной пустыне, которая тянулась вдоль ручья. Сара догадывалась, что этого курса они будут придерживаться как можно дольше. Только идиот мог сейчас отвернуть от ручья без необходимости. В такую жару пересыхают даже очень крупные водоемы. Никто не говорил, но Сара понимала, что шайка направляется в Сидней. В многолюдном, суетливом порту легче продать овец какому-нибудь неосторожному или не очень щепетильному покупателю. Но до Сиднея еще много миль пути. Если овец отогнать от воды, а по пути не будет других источников, то животные начнут умирать словно мухи.

Сару мучили то надежда, то страх. Она представляла, что будет, если грабители явятся в порт назначения ни с чем.

Они остановились на ночлег только после наступления темноты. В этот раз первым дежурил Доминик, и Сара отправилась с ним. Овцы напились вдоволь и нашли несколько лужаек с зеленой травой. Они удовлетворенно блеяли, устраиваясь поудобнее на ночь.

Доминик ездил вдоль отары до полуночи, три других мужчины тоже объезжали свои участки. Сара даже не заметила, когда их приехали менять, она крепко уснула в объятиях молодого человека, убаюканная ритмичным биением его сердца и покачиванием в седле.

Когда они вернулись в лагерь, Доминик грубовато потряс ее за плечи и разбудил. Сара недовольно открыла глаза, а Доминик уже выскользнул из седла и снял Сару с лошади. Она еле стояла на ногах от усталости.

Доминик тем временем привычно распрягал коня, привязывал его, и укладывал снаряжение рядом с костром, который еле теплился. Сара нервно и беспокойно поглядывала на подъехавших следом всадников и ходила следом за молодым человеком по пятам. Да он был несносным, злобным и жестоким. Она посмотрела на высокую фигуру, склонившуюся над одеялом и сказала:

– Лучше иметь дело со знакомым чертом, чем с незнакомым, – про себя она подумала, что знакомый черт не намного лучше.

Она очень удивилась, когда Доминик не направился к костру, чтобы приготовить пищу, а лег на одеяло, лениво потянулся, сложил руки под голову. Пренебрежительно посмотрев на нее, он приказал:

– Сними с меня ботинки.

– Сам снимай свои проклятые ботинки, – Сара очень устала, была грязная, голодная и злая. Она не в том настроении, когда задумываются над выражениями, которые приходится употреблять в разговоре.

Она еще никогда не пользовалась бранными словами в разговоре с Домиником. Но теперь ругательства все чаще срывались с ее языка. Наверное, она попала под его дурное влияние.

– Что вы сказали, мисс Сара? – он удивленно приподнял бровь, демонстрируя неодобрение. – Не могу поверить, что слышу скверное слово, сорвавшееся с ваших невинных губ.

Сара уже почти слышала свой ответ из еще более гадких слов, которым научилась у него. Но она сдержалась. Он подорвал ее безупречную репутацию. Он похитил ее из усадьбы. Теперь никто не поверит, что она вынужденно провела в этой шайке несколько дней, а, возможно, ее пребывание в плену затянется на несколько недель. Несколько недель наедине с беглыми каторжниками, грабителями, преступниками! Даже если бы она осталась чистой, как первый снег, никто не поверит в ее невинность. Сара полностью лишилась покоя и уверенности в себе. Да ну его к… Будь она проклята, если позволит довести себя до грязных ругательств! Черт его побери!

– Я не собираюсь повторяться, Сара. Но мне приходится. Сними с меня ботинки.

Сара расправила усталую спину и сердито посмотрела на Доминика. Ботинки и брюки молодого человека были покрыты толстым слоем пыли. Теперь вся одежда, включая когда-то красную рубашку, стала одинакового серого цвета. Лицо Доминика загорело до цвета темной сепии, на темном фоне голубые глаза казались синими. Лицо обрамляли черные волосы. Они беспорядочно вились. Длинные, крепкие, мускулистые ноги некрасиво торчали в разные стороны. Однако молодой человек был таким красивым, что Саре стало дурно.

Мысли о собственной внешности не улучшали ее настроения. Она тоже покрыта пылью с ног до головы, казалось, пыль забилась в поры кожи, в густые волосы. Одежда Сары была омерзительна, ночная сорочка пропиталась потом и грязью. Сара боролась с желанием сбросить эту тряпку со своего тела. Импровизированное пончо стало черного цвета, пыльная шляпа болталась у нее за спиной. Растрепанный вид Сары только подчеркивал яркую мужественность Доминика. У девушки не осталось ни одного признака привлекательности, которые хоть изредка проглядывали в ее заурядной внешности.

– Сам снимай свои ботинки, – грубо сказала она, нарочно обходя вниманием рвущиеся после каждого слова проклятия. Доминик лениво улыбнулся. Сара увидела характерный изгиб уголков губ и почувствовала себя неуютно. Она испугалась.

– Неужели ты хочешь, чтобы я отдал тебя Мингеру? – тихий вопрос буквально взбесил ее. Сара хотела сказать о том, что ей все надоело, пусть он делает, что хочет и пошел он… Да ну его! Но она не посмела взбунтовать. Он может поймать ее на слове, он, свинья, на все способен. Сара сжала под пончо кулаки и двинулась к его ногам. Не хотелось радовать его, показывая, что она взбешена. Наклонившись, она сцепила зубы, чтобы грязные ругательства не хлынули ненароком из ее рта. Взявшись за ботинок, она рванула его, он был обляпан грязью. Ботинок остался на ноге, а руки Сары стали такими же отвратительно грязными, как и все остальное. Не сдержавшись, Сара с ненавистью посмотрела на развалившегося перед ней мужчину. Доминик довольно ухмыльнулся. Сара почувствовала, как в ней закипает ярость, она была готова испепелить Доминика взглядом.

Однако необходимо взять себя в руки. Если она поддастся искушению и выскажет с исчерпывающими деталями, что он может сделать с собой и своими проклятыми ботинками, то настроение у него станет еще лучше, она развеселит его и не более того. Они оба знают, что у нее нет выбора. Она нуждается в его защите от Мингера и подобных ему типов. Но как только она вернется на Ловеллу, а она не сомневалась, что рано или поздно это произойдет, его закуют в цепи, и отец Сары отомстит Доминику за все. Сара заставит его заплатить за все, ему придется страшиться ее собственного гнева, а не гнева Эдварда Маркхэма!

– Не так. Повернись, – сказал он, совершенно довольный.

Сара поджала губы. Она надеялась, что Доминик этого не заметит. Она повернулась и ждала дальнейших указаний.

– Теперь упрись хорошенько и сними ботинок.

Сара, неловко двигаясь, подчинилась, сожалея о том, что не очень сильна и не может сломать кость этой грязной лодыжки.

– Держись!

Сара, задумалась и не слышала его предупреждения. Перед ее носом появился второй ботинок, нагло ткнувшийся в руку. Прежде, чем Сара успела ухватиться покрепче, Доминик дернул ногой, и она упала. Но без ботинка.

– Я приказал тебе держаться. Вернись, давай снова попробуем.

Сара выпрямилась и зло сверкнула глазами, но подчинилась. Он многозначительно посмотрел на нее голубыми глазами, потом взглянул на компанию бандитов, которые стояли по другую сторону костра и внимательно наблюдали за разыгравшейся сценой. Сара отвернулась, чтобы не видеть ухмыляющихся рож, наклонилась и подхватила грязный ботинок, безудержно ругаясь про себя. Она терпеливо начала все сначала, а Доминик упирался ей в спину и толкал. На этот раз ботинок поддался. Сара какое-то время тупо смотрела на добычу, зажатую в руках, она боролась с желанием запустить ботинком в ухмыляющееся довольное лицо Доминика.

Но благоразумие пока что восторжествовало.

Сара внезапно почувствовала себя очень несчастной. Ботинки она аккуратно и ровненько поставила у края постели.

– Что-нибудь еще, хозяин?

Она говорила сарказма ради – по ее тону, он прекрасно все понял. Но сделал вид, что принял ее вопрос за чистую монету, ему нравилось мучить девушку.

– А теперь можешь принести мне поесть.

Сара удивленно смотрела на Доминика, он развалился, как паша, и приказывал ей, а она должна была подчиняться и прислуживать. Она понимала, что если откажется, то снова доставит ему удовольствие, и он снова примется понуждать и поучать. Уж если выполнять распоряжения, то лучше делать это, не роняя чувства собственного достоинства, не вступая в пререкания. Лучше не сопротивляться, она ведь наверняка проиграет.

Не вымолвив ни слова, Сара вытащила из седельной сумки оловянную тарелку, чашку и ложку и направилась к тому месту, где над углями висели котелок и чайник.

Наложив в тарелку коричневого варева, которое они именовали «рагу», Сара ощутила прилив непреодолимого желания плюнуть прямо на вершину клейкой мясной горки. Но она напомнила себе, что она леди, несмотря на кошмар, в котором очутилась благодаря этому каторжнику. А леди определенно воспитаны и не плюют в пишу.

Еле удерживая тарелку и наполненную до краев горячим чаем кружку, плюс нож, плюс ложка, Сара подошла к постели, где развалился Доминик. Как только она приблизилась, он сел, светясь лукавой поддразнивающей улыбкой. Сара сделала вид, что не замечает его радости. Она подала ему рагу и встала, внимательно наблюдая, как он с жадностью поглощает пищу. Он ел с явным удовольствием, не предлагая ей присоединиться к нему. Сара снова начала злиться. Она ведь тоже голодна, черт возьми, она тоже устала и грязна! Неужели он уверен, что она будет стоять и молча ожидать, когда он управится и с ее порцией?

– Если ты закончил объедаться, то напомню, что вместе со своей ты сейчас проглотишь и мою долю.

Она говорила ледяным тоном, вызывающе упираясь руками в бока.

– А, снова проглядывает мисс Сара, – обрадовался он, даже не взглянув в ее сторону. Этот намек на ее бессмысленные старания не загрязнять речь бранными словами, снова заставил ее разъяриться. Но она решила больше не поддаваться на его провокации, она не позволит ему втянуть себя в перепалку. А именно к этому он постоянно стремился.

– Ты сможешь поесть, когда я наемся, – снисходительно заявил он. – Ведь именно так ведут себя хорошие слуги, верно? Они едят после своих хозяев.

– Ну, тебе об этом лучше известно, чем мне, – заявила она с ненавистью. Ответный взгляд его был острым и колючим. Но Сара не собиралась отступать назад. Если он разозлится, то это не приведет ни к чему хорошему.

– Да, конечно.

Он сказал это ласково, что подтверждало Сарины предположения. Она сильно разозлила его. Сара довольно улыбнулась. Она любила злить его.

– Будь осторожна, пока я не решил поучить тебя хорошенько. Ты должна знать свое место. Ты же пыталась указать мне мое. Слуг очень часто бьют плетью, насколько я понял.

Сара вздохнула, но устало, без злобы.

– Я не била тебя плетью, – сказала она, должно быть, в десятый раз.

Он презрительно усмехнулся в ответ на ее слова.

– Это ты так говоришь. Интересно, почему я не могу заставить себя поверить твоим словам?

– Потому, что ты глупый, упрямый, крикливый осел! – выпалила она, от возмущения потеряв над собой контроль.

Мужчины за костром оглушительно загоготали. Мингер и его приятели должны были услышать последнюю фразу даже если бы не слушали и не наблюдали внимательно за происходящим. Доминик побагровел от гнева, отодвинул тарелку в сторону и пугающе медленно попытался приблизиться к ней. Сара храбро наблюдала за ним, понимая, что он здорово разъярен. Больше она не станет убегать и трусливо прятаться. Даже если бы она и захотела, убегать некуда.

– За такие слова из тебя следовало бы выбить дурь, – прорычал он ей на ухо, приподнялся и схватил ее за плечи, а потом сильно сжал руки.

– Что же ты не приступаешь? – подразнила она, став внезапно дерзкой от раздражения.

– Я знаю лучшее наказание, – пообещал он. – Я тебя…

– Эй, Галагер, похоже, ты не можешь с ней справиться! Тебе необходимо посмотреть, как настоящий мужчина приручает такую дикую кошку.

Он сильно сжал ее руки, Сара сморщилась от боли. Потом вырвалась, схватила его за запястья и сильно дернула. Она хотела заставить его опомниться. Сара подняла глаза и обнаружила, что он, не отрываясь, наблюдает за мужчинами. Выражение лица было мрачным и недовольным. Сара засомневалась, отдает ли он себе отчет, что делает ей больно.

– Эй, приятель. Нам жутко надоело, что ты один пользуешься женщиной. Единственный нормальный выход – поделиться с нами.

– Верно! В конце концов, каким образом он добыл девушку? Не думаю, что стоит голосовать!

Злобные выкрики заставили Сару сжаться от страха. Мужчины казались ей сворой лающих собак, которые гонят зайца. Этим зайцем была она. На этот раз не удастся отделаться несколькими шутками. Мужчины были слишком разозлены.

– Черт возьми, видишь, что ты наделала? – прошептал ей на ухо Доминик.

– Я? – злобно выкрикнула Сара, но тут же сообразила, что борется с ним – единственным защитником.

– Ты собираешься становиться щедрым, Галагер? Или нам тебя заставить?

Сара посмотрела на Доминика широко распахнутыми от ужаса глазами, он стиснул зубы, готовясь отбить атаку. Руки автоматически сжались в кулаки, он отпустил девушку, потом отстранил.

– Уйди с дороги, – процедил он сквозь зубы.

Сара оглянулась и увидела, что Мингер, Дарби и третий мужчина, чьего имени она не знала, начали рассредоточиваться вокруг костра. Сара попыталась спрятаться в темноту, но Доминик остановил ее.

– Назад, – предупредил он голосом, который остановил бы кого угодно.

– Мы намерены попробовать ее, Галагер. Золем все так осложнять? Я тебе уже говорил, никто не причинит ей вреда. Мы только воспользуемся ей как женщиной.

Мингер заговаривал ему зубы, а тем временем мужчины начали расходиться в стороны, пытаясь взять Доминика в кольцо.

Он был гораздо выше и крупнее любого из них. Сара отчаянно пыталась взвесить расстановку сил. Она не сомневалась, что Доминик победит каждого из них в равном противостоянии, несмотря на то, что Мингер коренаст и крепок, Дарби по-крысиному подл и коварен, а другой третий мужчина, имени которого она не знала, широкоплеч и длиннорук. Но, очевидно, они не собирались следовать рыцарским традициям, придерживаясь мнения, что побеждают те, кого больше. Теперь они неумолимо наступали втроем на одного.

Сара замерла от ужаса, наблюдая, как они кружат. Ей едва удалось сдержать крик, когда Мингер дико взревел и, опустив голову, протянул вперед руки и бросился на Галагера. Доминик остановил его мгновенным сильным ударом кулака. Сара почти не заметила молниеносного движения. Она с изумлением смотрела, как Мингер рухнул на землю. Может быть, драка будет не столь уж ужасной?

Но тут же ей снова пришлось оцепенеть от ужаса. Дарби протянул руку к поясу и вытянул из чехла страшный нож. Третий противник Доминика тоже достал нож. Доминик стремительно отскочил от Мингера, который попытался воспользоваться мгновенным замешательством и выхватил из-за пояса охотничий нож. Теперь он был готов к схватке. Сара лихорадочно благодарила Бога за то, что мужчины оставили ружья возле седел. Ружья…

– Не надо доводить дело до убийства, Галагер, – увещевал Дарби.

– Отдай нам женщину, и мы обо всем забудем.

– Иди и возьми, – предложил Доминик, наклонившись и держа нож наготове. На стальном лезвии вспыхивали отблески догорающего костра. Доминик помахивал ножом, приглашая желающих сразиться с ним.

Дарби тоже согнулся, оказавшись в той же позе, что и Доминик. Он начал медленно приближаться. Третий противник Доминика заходил сзади. Вскоре они окружили молодого человека. Он отчаянно крутился то в одну, то в другую сторону. Лежавший на земле Мингер застонал и сел. Потирая подбородок, он наблюдал за происходящим вокруг. Потом медленно и неуклюже поднялся на ноги, сжимая в руке нож.

– Я разрежу тебе брюхо, Галагер и положу на него твою подружку, – прохрипел он и угрожающе шагнул в сторону Доминика. Тот ждал.

– Не двигаться!

Ни один из четверых не обратил внимания на приказ Сары. Она вскинула ружье и выстрелила. Пуля пролетела чуть выше головы Мингера. Всего лишь чуть-чуть. Но могла и зацепить его скальп. Мингер взвизгнул, дернул головой и ощупал ее, чтобы убедиться в неприкосновенности. Все остальные замерли на месте, уставившись на Сару. Доминик тоже удивленно таращился на нее.

– Бросьте ножи! Живо!

Они не пошевелились, а просто стояли и изумленно пялились на нее. Несомненно, мужчины были потрясены случившимся. Они, конечно же, не догадывались, что девица может одержать победу в драке. Ей, женщине, полагалось свернуться в комок, дрожать от страха и ждать милости от победителя. Ей полагалось довольствоваться ролью добычи. Что же, на этот раз добыча и сама поучаствует в схватке.

– Поверьте, я умею пользоваться ружьем и выстрелю, как только хоть один из вас вознамерится сделать шаг в мою сторону, – спокойно говорила Сара, целясь прямо между выпученных глаз Дарби. – Я сказала, бросьте ножи!

Дарби тут же разжал руку. Двое других мужчин сделали то же самое. Доминик, усмехаясь, наклонился и собрал оружие. Бандиты молча наблюдали за ним, он выбросил ножи в кусты.

– Я схожу за лошадьми, – сказал Доминик, проходя мимо и довольно ухмыляясь, – смотри за ними. У тебя чертовски отлично все получается.

Сара ничего не ответила, просто молча держала ружье, направив дуло на троицу, бросавшую на нее яростные взгляды. Ни один из них не шелохнулся. Видимо, из предосторожности. Они боялись нервировать женщину, которая держит их на мушке.

– Нам пора, Сара, – Доминик подъехал на Килкени, держа рядом с собой большую чалую Мингера, – я присмотрю за ними.

Он направил на бандитов дуло своего ружья. Сара осмотрела огромные сумки, притороченные к седлу, забралась на коня. Поистине трудное задание усесться в мужское седло, задирая подол ночной сорочки, Сара заметила, что Доминик забрал почти всю провизию и одобрила его поступок.

– Боюсь, что другие лошади уже… э-э… убежали, – сказал Доминик язвительно. – Вам придется день-два погоняться за ними. Но я оставил вам немного еды. Так что надейтесь на удачу.

Молодой человек отсалютовал молчаливо замершей троице, ткнул лошадь Сары ногой и помчался легким галопом на Килкени следом за девушкой.

– Ты оставил им оружие? – неодобрительно спросила Сара, когда лагерь оказался далеко позади. Поперек ее седла лежало ружье Доминика, а у него висело за плечом другое.

– Почему бы и нет? – усмехнулся он. Сара снова начала злиться, пытаясь привести тысячу аргументов сразу, не оправдывающих столь глупый поступок. Но молодой человек усмехнулся и указал на седельную сумку. – Я забрал все патроны.

Некоторое время молодые люди ехали молча, потом Доминик внезапно расхохотался.

– Чего ты так веселишься? – совершенно не любезно оглянулась Сара и нахмурилась.

Он снова рассмеялся и покачал головой.

– Ты меня развеселила, девочка. И одна из десяти женщин не смогла бы сделать то, что сделала ты сегодня. Большинство женщин упали бы в обморок или разрыдались. Но ты, ты поняла опасность ситуации, и сделала все, чтобы поправить положение. Моя практичная Сара! Господи, ты видела бы лицо Мингера, когда чуть не сняла с него скальп! – он снова усмехнулся, наслаждаясь воспоминаниями. – Они вряд ли смогут пережить подобное поражение. Их держала на мушке худенькая девушка.

– А ты?

Он оглянулся, все еще усмехаясь.

– Что ты говоришь?

– Я спросила, переживешь ли ты, если тебя будет держать на мушке худенькая девушка? – передразнила Сара. Улыбка медленно сползала с лица Доминика… Сара же наоборот улыбалась открыто и радостно, она подняла ружье, прицеливаясь ему в спину. – Поворачивай на запад. Мы возвращаемся на Ловеллу, Галагер.

ГЛАВА 19

– Сара, черт побери!

– Мисс Сара, – поправила она, радуясь тому, что он начинает злиться. Было далеко за полночь, девушка вымоталась, устала, хотела есть и спать. Она должна была бы падать от изнеможения, но мысль о том, что Галагер снова в ее власти, заряжала энергией.

– Ты не сможешь выстрелить в меня, – он смотрел настороженно из-под насупленных бровей. Сара довольно улыбнулась.

– А ты попробуй, испытай меня, – девушка говорила вызывающе, руки не вздрагивали, когда она уперла дуло в живот Доминику. Потом медленно приподняла ствол, меняя цель. – Я не стану убивать тебя. Наверное, просто прострелю тебе локоть. Возможно, ты навсегда лишишься руки. А теперь передай-ка мне свое ружье. И нож… Осторожнее.

Доминик внимательно смотрел на Сару, размышляя, стоит ли пытаться остановить ее. Но Сара выглядела столь решительной и непреклонной, что он решил смириться с положением пленника. Если принять во внимание ее теперешнее настроение, то станет понятно, что она выпустит в него пулю, не раздумывая. Он отдал ей ружье и нож беспрекословно.

– Поезжай в этом направлении, – Сара сунула ружье в пустую кобуру на седле, нож подсунула под сиденье. Потом указала ружьем нужное направление. Галагер внимательно оглядел ее. Выражение ее лица было самодовольным и торжествующим. Луна серебрила окружающую дикую пустыню.

– Ловелла в другой стороне.

– Ты, должно быть считаешь меня ужасно глупой, – нетерпеливо фыркнула Сара. – Я прекрасно умею ориентироваться по звездам. Здесь, в буше, звездное небо очень полезная штука! Керриз Крик находится к западу от нас, а значит, Ловелла тоже. Нам необходимо ехать вдоль речушки.

– А я утверждаю, что Ловелла в другой стороне.

Сара не стала тратить силы и энергию на перепалку с ним. Она просто повела стволом, указывая направление. Галагер посмотрел на нее мрачно и неприязненно. Потом направил Килкени в нужную сторону. Сара следовала за ним, держа дистанцию в два крупа. Молча они добрались до ручья, который оказался в точности там, куда указывала Сара. Доминик ничего не сказал, когда они приблизились к почти пересохшему речному руслу. На загорелом лице мужчины невозможно было прочесть, какие чувства он сейчас испытывает. Но Сара прекрасно понимала, что он зол, разочарован, испуган. То же самое она испытывала три дня назад.

– А знаешь, тебя, скорее всего, повесят, – радостно сообщила она. – Если, конечно, отец позволит тебе так долго оставаться в живых. Наверное, он уже разослал людей, чтобы они искали меня. Он вряд ли станет по-доброму относиться к тому, кто похитил меня и издевался над беззащитной девушкой.

– Не думаю, что он будет относиться по-доброму к собственной дочери, которая возгорелась любовью к каторожнику и легла с ним, предварительно сняв с себя одежду. Наверное, ему будет неприятно, если об этом узнает весь мир, – тихо сказал Доминик, обернувшись. Сейчас он был настроен откровенно враждебно.

– Не думай, что я не сообщу ему – и любому, кто захочет послушать – какую горячую крошку произвел он на свет. А почему бы и нет? Меня ведь все равно повесят. Почему бы мне не обменять честь дочери мистера Маркхэма на собственную жизнь? Представь, сколько людей узнает об изголодавшейся по мужчинам старой деве прежде, чем меня доведут до виселицы?

Сара от злости скрипнула зубами.

– Если ты скажешь хоть слово – всего одно – клянусь, что я застрелю тебя прямо сейчас. И сделаю это с огромным удовольствием.

Он рассмеялся, презрительно оглядев ее и не сказал больше ни слова. Чему Сара была несказанно рада. Она была настолько оскорблена и зла, что действительно была готова пристрелить его. У нее было жуткое подозрение, что как только она нажмет курок, то тотчас же об этом горько пожалеет. По правде сказать, Галагер поставил ее перед довольно сложным выбором. От одной мысли о том, что он сможет оказаться по ее вине на виселице, Саре становилось дурно. Возможно, он заслужил смерть в петле, возможно, он вел себя по отношению к ней по-свински. Но Сара начинала подозревать, что не сумеет выполнить свою угрозу и отвести Доминика на Ловеллу, где его ожидает страшное наказание. У него возникло такое же мрачное предчувствие, что она не сможет пристрелить его, когда ситуация начнет выходить из-под контроля. Не то, чтобы она была брезгливой или пугливой. Просто в подобной ситуации с другим похитителем, она застрелила бы его при первом удобном случае. Но, Доминик Галагер, несмотря на то, что постоянно злил ее, уже прочно обосновался в ее сердце. Он действительно ей нравился, когда не злил и не поддразнивал ее. А иногда… иногда он заставлял мечтать о чувствах, которые когда-то казались ей совершенно недоступными. Она мечтала о жаркой всепоглощающей страсти…

Сара с отвращением оглядела широкую спину. Он заслужил смерть на виселице только за это, не говоря уже об остальном. Показал, как пуста и бессмысленна ее одинокая правильная жизнь, как никчемна ее добродетель. И в то же время, лишив девственности, он практически обрек ее на вечное одиночество, она не сможет выйти замуж, не сможет заполнить пустоту. Как объяснит мужу в брачную ночь, почему она не девственница?

Она, конечно же, не сможет сказать правду, не сумеет признаться, что позволила себя соблазнить. И кому позволила? Красивому каторжнику. Именно это ей никто никогда не простит. Но Сара успокоила себя тем, что не станет по этому поводу чересчур убиваться. Женихи и без того не вытоптали тропинку к ее дому. Но пусть ее черти… Будь она неладна, если позволит Персивалю жениться на ней. Сара уничтожающе посмотрела на Доминика. Должно быть, ей придется до конца жизни держать язык за зубами, иначе и сейчас она может не выдержать и выбраниться.

Всю ночь и следующее утро они ехали без остановки, приближаясь к Ловелле, но не удаляясь от ручья. Сара не знала, что предпримет, когда они достигнут границы владений. Но неохотно подумала о том, что, наверное, не будет настаивать на возвращении Доминика на Ловеллу, где ему угрожает смерть или безжалостная порка. Должно быть, ей придется отпустить его без наказания. Сара поморщилась, представив, что из этого выйдет! По крайней мере, его необходимо припугнуть. Пусть верит, что она накажет его, испуг пойдет ему на пользу.


После полудня Галагер резко остановил коня. Сара сделала то же самое, предусмотрительно держась на отдалении.

– Сара, но это же смешно! – он обернулся, хмуро уставившись на нее. – Ты практически валишься из седла от усталости, да и я тоже. Не можем же мы ехать без остановки до самой Ловеллы. Нам необходимо хорошенько отдохнуть.

Сара презрительно усмехнулась – у нее это неплохо получилось. Глядя прямо в глаза Доминику, неприязненно спросила:

– А как же я буду держать тебя на мушке, если мы будем спать? О, нет, Галагер, я не так глупа, как тебе кажется.

Доминик вздохнул. Сара возмущенно подумала, что он чертовски красив, его не портит даже грубая четырехдневная щетина и красные от недосыпания глаза. Девушка неодобрительно осмотрела молодого человека. Ей было страшно представлять, как проигрывает ее внешность рядом с ним.

– Я не считаю тебя глупой, Сара, – он говорил нарочито спокойно. Видимо, хочет усыпить ее бдительность. А Доминик продолжал увещевать:

– Ты не хочешь трезво посмотреть фактам в лицо! У тебя глаза слипаются от недосыпания. Да и я не в лучшей форме.

– Мы поедем дальше, – настаивала на своем Сара и приказала ему:

– Поезжай!

Доминик не двинулся с места. Он просто сидел на лошади и смотрел на нее. Она снова повела стволом в его сторону.

– Я сказала тебе, поезжай.

– Подлая сучка, – рявкнул он, оглядывая ее презрительно. Сара щелкнула затвором. Доминик сжал Килкени бока, конь двинулся вперед.

Безжалостно палило солнце, день становился все жарче и жарче. Над пыльной пустыней и редкими островками горелого кустарника дрожало знойное марево. Речушка совсем обмелела, превратившись в тоненький мутный ручей. Кроны засохших эвкалиптов уже не защищали от палящих солнечных лучей.

Все чаще возле ручья встречались животные. Пара кенгуру скачет прямо по воде на смешных лапах, пытаясь стряхнуть прилипшую грязь. Из сумки у одной кенгуру выглядывал детеныш.

Длинноногие эму жадно пьют мутную коричневую воду. Три коалы перебежали через ручеек, внимательно посмотрели на Сару и Доминика блестящими черными глазами и влезли на ближнее дерево. Обычно Сару изумляли повадки животных, ей было интересно наблюдать за ними. Но сегодня девушка слишком устала.


Прошел час, потом другой. Вдруг Доминик остановил Килкени, спешился и направился в кусты. Собрав последние силы и вытаращив мутные от усталости глаза, Сара снова прицелилась в молодого человека.

– Ну-ка, стой на месте! Ты куда собрался? Доминик оглянулся, презрительно усмехаясь.

– В отличие от тебя, мне время от времени, необходимо отвечать на зов природы. Можешь отправляться со мной, если желаешь.

Сара почувствовала, что стала совершенно пунцовой от его язвительного замечания. Она молча смотрела ему в спину. Что она могла предпринять? Невозможно было пристрелить его, но и тащиться следом после столь едкого замечания, было невозможно.

– Если ты не вернешься через пять минут, то я возьму Килкени и уеду без тебя. Без лошади и провизии в буше ты умрешь быстрее, чем состоится твое повешение. Пожалуйста, выбирай.

Сара понимала, что бравирует. Она не сможет оставить его в буше без лошади и пищи, но он не должен догадаться об этом. Она искренне надеялась, что он не станет проверять ее.

Доминик вернулся довольно быстро к радости Сары. Девушка снова направила в его сторону ружье. Ей отлично известно, что он при случае сумеет воспользоваться ситуацией. Но молодой человек подошел к коню, обнял его за шелковистую шею и постоял так какое-то время, внимательно наблюдая за Сарой. Он даже не сделал попытки приблизиться к ней.

– Если у тебя появилось похожее желание, то я мог бы подержать твое ружье, – предложил он, глумливо улыбаясь. Сара расстроилась, заметив, что он более энергичен, чем она. У него хватает сил, чтобы улыбаться и по-прежнему насмехаться над ней.

– Я уже говорила тебе, что не так глупа, – Сара махнула стволом ружья и приказала:

– Давай в седло. Я хочу добраться до Ловеллы к ночи.

– Да, мэм, – он отсалютовал ей, поддразнивая, потом повернулся, сунул ногу в стремя и вскочил в седло. Не говоря ни слова больше, Доминик вновь тронул Килкени.


Когда красный диск солнца коснулся краем горизонта, Сара поняла, что они не успеют добраться до Ловеллы засветло. Оставалось полдня пути, а Саре с трудом удавалось держать глаза открытыми, веки стали тяжелыми, воспалились. Очень скоро она уснет в седле, а это даст Галагеру желанную свободу. Вот тогда-то он развернется. Надо останавливаться и переночевать, иначе усталость полностью отключит ее сознание. С Галагером она попытается справиться.

– Стой, Галагер, – требовательно окликнула она. Он посмотрел на нее через плечо, потом развернул Килкени, перекрыв таким образом узкую тропинку. Теперь они оказались лицом друг к другу.

– Что случилось? – недовольно поинтересовался он.

– Делаем привал. Я хочу, чтобы ты спешился, расседлал лошадь и отнес снаряжение вон под то дерево. Будь осторожен. Мне не хочется пристрелить тебя ненароком.

– Мне еще меньше, – сухо констатировал он и удивительно ловко выполнил ее указания. А ведь он спал даже меньше, чем она.

– Теперь подойди и расседлай мою лошадь, – приказала Сара, как только он закончил выполнять ее распоряжение.

Девушка, настороженно поглядывая на Доминика, спешилась и отошла в сторону. Как только снаряжение оказалось под тем же деревом, она заставила Доминика напоить лошадей, спутать их и оставить в кустарнике неподалеку, там еще сохранилось немного зелени. Сара неотступно следовала за Домиником. Наконец приказала ему разложить костер.

– А теперь ложись на живот, – велела она, когда все было сделано. Доминик сидел на корточках возле костра. Услышав ее слова, он медленно поднялся. Сара старалась не обращать внимание на то, что он такой сильный и огромный, но все же испуганно отступила. Надо быть полной дурой, чтобы подпустить его на близкое расстояние.

– Ты собираешься изнасиловать меня? – с издевкой спросил он. – В таком случае необходимо положить меня на спину. Но я и забыл, у тебя ведь так мало опыта, верно?

– Закрой свой мерзкий рот и ложись, – разозлилась Сара.

Доминик долго и внимательно смотрел на нее, ожидая ответа на свой язвительный вопрос. Сара не отводила ружье в сторону и решительно смотрела в глаза молодому человеку. Наконец, он недовольно скривился, потом нарочито рухнул на колени и лег на живот.

– Руки за спину, – Саре казалось, что у нее появилось второе дыхание. Удивительно, как все меняет обыкновенное ружье. Сару переполняло ощущение власти. Но она чуть не задохнулась от радости, когда увидела покорно заведенные за спину руки.

Он лежал между брошенными седлами и костром. Сара подошла к дорожным сумкам и, не сводя настороженного взгляда с пленника, достала веревку. Потом с веревкой в руке приблизилась к мужчине, который лежал прямо в пыли. Он видел каждое ее движение, ноги были широко раздвинуты, руки он держал за спиной. Глаза темные от усталости, не мигая, наблюдали за ней. И все-таки что-то настораживало в его позе и выражении глаз.

– Я приложу винтовку к твоему затылку, а потом свяжу тебе руки, – спокойно заявила она.

– Ружье заряжено и курок взведен, так что на твоем месте я даже не дышала бы, – добавила она. – Конечно, если ты не хочешь, чтобы в твоем затылке появилась дыра размером с Мельбурн. Вот так!

– Послушай, Сара…

– Не болтай!.. – сказала она, настороженно приближаясь. – Тебе не удастся обольстить меня чертовой глупой ирландской любезностью. Но ты нечаянно можешь разозлить меня. Не думаю, что тебе стоит рисковать, когда заряжено ружье. Ну так как?

Доминик ничего не ответил. Сара постояла в раздумье, наблюдая за ним, а потом решила: пан или пропал. Она уже чуть не падает от усталости. Направив ствол ружья ему в голову, девушка приблизилась к молодому человеку до тех пор, пока дуло не уперлось ему в затылок.

– Отвернись! Спокойно! – ей не хотелось, чтобы он все время таращился на нее. Если бы он видел все, то непременно бы улучил момент и выбил из рук ружье. И тогда, конечно же, все ее старания пошли бы прахом. Доминик медленно отвернулся. Сара нерешительно присела и опустила ружье, предварительно разрядив его. Она страшно боялась несчастного случая, а вдруг курок сорвется нечаянно от одного неосторожного движения. Девушка принялась связывать руки мужчине. Наконец она оказалась в относительной безопасности. Потом Сара торопливо отступила на несколько шагов, вновь вскинув ружье к плечу.

– Вставай!

– Сара…

– Мисс Сара. Я сказала, вставай.

Доминик встал, неловко двигаясь. Девушка приподняла подбородок, указывая на дерево, и приказала сесть, прислонившись к нему спиной. Он повиновался с видимым нежеланием.

– Сиди смирно, – Сару озарила гениальная идея, необходимо для верности привязать его к стволу дерева, таким образом она будет застрахована от любой неожиданности. Сначала она обмотала веревку вокруг ствола дерева и шеи мужчины, старательно закрепила ее. Он будет сидеть в полузадушенном состоянии и не сможет развязаться. Значит, не нападет на нее внезапно, когда она станет спутывать ему ноги. Сара гордо думала о том, какой составила великолепный план. Доминик сидел и покорно наблюдал, как она обматывает его веревкой и завязывает замысловатым узлом.

– А как ты собираешься защищаться, если нас обнаружат друзья-грабители? Или появится какой-нибудь другой не менее гнусный тип? – поддразнивал Доминик, когда Сара принялась восхищенно осматривать дело своих рук.

– Спасибо за беспокойство. Но я отлично стреляю. Думаю, что смогу сама защититься, – в действительности же она не верила, что сумеет отбиться в случае необходимости. Однако надеялась, что полоса неудач, преследующих ее, закончилась. Ей должно повезти.

– Надо полагать, что мне придется спать в такой позе? – жалобно поинтересовался он.

– Не ты. Спать буду я.

Сара была довольна, теперь она в безопасности и может отдохнуть. Она расстелила одеяло, нож Доминика положила к себе поближе. Тяжело вздохнув, опустилась на одеяло. Казалось, что веки налились свинцом…

– Неужели я должен спать голодным? Неужели меня не покормят?

Сара с трудом разлепила веки и недовольно посмотрела в его сторону.

– Неужели ты никогда не заткнешься?

– Я голоден.

– Какая досада! – вообще-то Сара собиралась приготовить что-нибудь на скорую руку, но у нее уже не осталось сил. Они поедят потом, когда она отдохнет. Веки сомкнулись…

– Черт возьми тебя, Сара. Прежде, чем уснешь, затуши костер. Мы можем заживо сгореть. Вокруг трава и кустарник сухие, достаточно искры, чтобы полыхнуло. Выгорит большой участок.

Сара понимала, что Доминик опасается не без основания. Она собиралась вскипятить чаю, сварить бобы, а не палить всю ночь огонь попусту. С трудом поднявшись на ноги, Сара добралась до костра и высыпала на огонь несколько пригоршней пыли. Угольки погасли.

Потом она едва доползла до одеяла и в полном изнеможении рухнула. Как только ее голова оказалась на седле, глаза закрылись. Последнее, что она запомнила – это был злобный взгляд Доминика, наблюдающего за ней. Сара свернулась на одеяле. Она подозревала, что этот взгляд… Девушка протянула руку и придвинула к себе ружье. Только после этого крепко уснула.


Ее разбудили дразнящие солнечные лучи. Сара смотрела вокруг, недоумевая. Над головой шелестели пересохшие листья эвкалиптов. Но через минуту Сара все вспомнила. Теперь она знала, что с ней, где она находится.

Настороженно повернув голову, девушка увидела Доминика. Он сидел, прислонившись спиной к дереву, свесив голову набок, насколько позволяла веревка. Глаза у молодого человека были закрыты. Сара вначале почувствовала облегчение от того, что он не освободился, а потом ей внезапно стало стыдно. Он всю ночь провел в столь неудобной позе. Но прошлым вечером она ничего не могла придумать, а выспаться ей было просто необходимо.

Сара подняла ружье, встала и потянулась до боли в суставах. Внимательно посмотрела на Доминика, он сидел, не двигаясь, даже ресницы не подрагивали. Тогда она стащила с себя пончо, которое не сняла вчера из-за жуткой усталости и сильно встряхнула его. Из одеяла взметнулось целое облако пыли, Сара закрыла глаза и закашлялась.

– В моих седельных сумках есть кое-какая одежда. Я прихватил запасные брюки и рубашку Дарби. Хотел сказать тебе об этом раньше, но ты не давала мне рта открыть.

Сара озадаченно взглянула на Доминика, он разглядывал ее почти неприкрытое тело. Сара была прикрыта грязными лохмотьями, которые остались от ночной сорочки. Девушка сильно покраснела и натянула пончо. Ей стало очень стыдно, что он увидел ее в таком наряде. Но это был не только стыд, до кончиков пальцев внезапно пронзила жаркая волна. Сара затрепетала. Соски отвердели. Она выругалась про себя. С помощью Доминика она очень обогатила словарь бранных выражений. Ну почему он такой до неприличия красивый? Сара буквально негодовала. Достаточно одного взгляда на него, и вот ее тело дрожит, и горит. В такие мгновения Сара совершенно забывает о том, как предосудительно вела себя в его объятиях. Она не могла унять болезненного трепета, не могла заглушить в себе плотские желания, напоминанием о том, что Доминик – каторжник и, возможно, безмерно презирает ее.

– А ты повеселишься, увидев меня в мужской одежде, да? – ужасно рассердилась и воспротивилась она. Доминик равнодушно пожал плечами.

– Носи, что хочешь. Если тебе нравится быть грязнулей, тогда, конечно, не стоит тревожиться.

Сара внимательно и недоверчиво посмотрела на него, не зная, что делать. Потом решила, что будет удобнее в чистой одежде. Она переоденется, пусть даже будет выглядеть смешной и вызывающе в мужской одежде. А еще она быстренько вымоется в ручье. Высокомерно вскинув голову, Сара наклонилась, порылась в сумках и нашла темные брюки и ярко-синюю рубашку. Они были довольно грубо сшиты из дешевой ткани, но сравнительно чисты. Так как Дарби был довольно худощавый, а она – высокая, одежда могла и подойти.

– Ты куда уходишь? – окликнул ее Доминик, когда она направилась в сторону ручья, держа в руках одежду.

– Мыться, – сообщила она ему и, не сдержала наглой усмешки, услышав тяжкий стон:

– Неужели нельзя отвязать меня сначала?


Вымывшись и переодевшись, Сара почувствовала себя гораздо лучше. Она отчистила песком каждый дюйм тела, включая ногти. К ужасу под ними скопились черные полоски грязи. Потом она отскребла волосы и легла в ручье, чтобы тело омывалось течением. Выбравшись на берег, отерлась изнаночной стороной ночной сорочки, влезла в новую одежду и заплела волосы в косу. Брюки были немного великоваты, их пришлось подвернуть, чтобы они не мешали ходить. Рубашка была очень свободной, длинные рукава пришлось закатать до локтей. Темно-синие брюки были превосходными для леди, но рубашка была слишком яркая, и Саре казалось, что она похожа на павлина с распущенным хвостом. Ей стало не по себе.

Сара медленно двинулась к лагерю, напряженно ожидая, что Доминик встретит ее насмешками. Она не знала, что больше беспокоит ее: то, что молодой человек увидит ее в неподходящих брюках или то, что мужская одежда слишком открывает тайны ее тела. Сара расстроенно обнаружила, что больше ее тревожит второе, и выбранила себя за стремление, казаться привлекательной.

К ее удивлению и разочарованию Доминик никак не прокомментировал ее внешний вид. Она ожидала, что он начнет отпускать в ее адрес ядовитые шуточки. Она действительно не могла понять, каким образом он прореагировал на ее столь неприличный вид, но так ничего и не смогла понять. Голубые глаза смотрели на нее немного напряженно и только.

Сара развела огонь, быстро поставила воду в котелке. Она все еще чувствовала себя неловко. Потом достала железную сковороду и поджарила ломтики копченой свинины. Сковороду Доминик предусмотрительно прихватил с собой. Когда бекон пожарился, Сара съела кусочек, выпила чашку обжигающего чая. Доминик глядел на нее сердито и недовольно.

– Ты, наверное, собираешься уморить меня голодом? – раздраженно спросил он, когда Сара наполнила кружку во второй раз.

– Неплохая мысль, – спокойно ответила она, поднося ему чай и остатки жареного бекона. – Но, думаю, мне было бы приятнее посмотреть, как тебя повесят, – добавила она, поставив в сторону ружье, с которым почти не расставалась.

Доминик посмотрел на ружье, потом на Сару. Выражение лица молодого человека показалось ей каким-то зловещим. Но она улыбнулась от удовольствия, ей удалось разозлить его.

– Сейчас я развяжу тебя. Не делай резких движений.

Некоторое время она держала ружье, нацелившись на Доминика, словно бы наслаждаясь его беспомощностью. Потом зашла за ствол дерева и принялась развязывать узлы. У нее ушло довольно много времени, чтобы справиться с этим делом. Она поздравила себя с победой, падая с ног от усталости, все-таки смогла так сильно затянуть веревку. Наконец молодой человек был освобожден. Она собрала веревку и остановилась перед Домиником, заставляя его подняться, отойти от дерева и лечь на землю, повторив всю вчерашнюю процедуру в обратном направлении. Над узлами, стягивающими запястья ей тоже пришлось немного потрудиться, когда наконец запястья были освобождены, Сара вздрогнула, заметив на его руках ссадины от веревки. Она и не подозревала, что так крепко связала его.

– Ну ладно, вставай.

Доминик поднялся, Сара не отходила от него, пока он ел и упаковывал вещи, укладывая их на оседланных лошадей. Когда все было сделано, Сара приказала ему влезть в седло первым. Потом вскочила на коня сама. Доминик выполнял все ее инструкции без возражений. Сара недоумевала, поздравлять ли ей себя с таким послушанием Доминика или держаться начеку. В конце концов она решила, что расслабляться нельзя. Она вела себя чрезвычайно осторожно, держалась всегда сзади и не сводила взгляда с Доминика, следя за малейшим движением.

Через два часа он сделал то, чего со страхом ожидала Сара. Они только что миновали полуразрушенную пастушью лачугу. Это было первое строение, если можно назвать таким словом покосившийся от ветхости сарай, которое встретилось им за несколько дней пути. Западная граница Ловеллы проходила в нескольких милях. До дома оставалось несколько часов пути. Вскоре Саре придется решать, как поступить с Домиником. Она прекрасно понимала, что решение давно принято. Если она не отпустит его, то потом никогда не простит себе столь жестокого поступка. Но пока…

– Почему ты остановился? – требовательно спросила она, когда он без предупреждения натянул повод. Доминик не сказал ни слова, он решительно перебросил ногу через седло, спрыгнул с лошади. Сара вытаращила от ужаса глаза, подняла ружье и прицелилась.

Он медленно, но неотвратимо приближался к ней, не обращая внимания на ружье.

– Что ты делаешь? Вернись на место!

– Спускайся, Сара. Я хочу серьезно поговорить.

Он находился пугающе близко. Сара направила ствол прямо ему в грудь. Но он больше не колебался.

– Что ты делаешь? Остановись! – закричала она. – Я выстрелю! – голос срывался и дрожал.

– Неужели? Ну давай! Стреляй, нечего тянуть! Не останавливайся!

– Черт тебя возьми, Доминик Галагер, я застрелю тебя! – угрожающе закричала Сара.

Он не остановился, Сара снова была в смятении. Он теперь находился в нескольких футах. Ему ничего не стоит схватить ее лошадь за уздечку. Пока что она может ускакать, но он сумеет догнать ее. Если она хочет, чтобы он остановился, то остается только…

Но Сара понимала, что не может заставить себя убить его. В его глазах светилось торжество победителя. Он потянулся к поводьям. Сара вскинула ружье и прицелилась ему в ноги. Она докажет ему, что не шутит. Изготовившись, девушка нажала на курок. Не последовало ни выстрела, ни отдачи от него. Послышался резкий негромкий щелчок. Сара снова нажала на курок, растерянно и ошеломленно глядя на Доминика. Она решила, что произошла осечка. Но вновь курок негромко щелкнул.

– Ты ничего не потеряла? – ехидно спросил Доминик, придерживая ее коня за уздечку. Говоря это, он сунул руку в карман брюк. Разжав кулак, протянул ей патроны. Сара почувствовала, что у нее все плывет перед глазами. Она с трудом сообразила, что произошло.

Каким образом, когда и где ему удалось разрядить ружье? Доминик злорадно усмехнулся, наблюдая за ней. Она была испугана и изумлена одновременно. Молодой человек сделал еще шаг, отпустил уздечку.

– Ты, ирландский богохульник! – заорала она, не помня себя. – Ты неблагодарная, грязная, проклятая…

Сара перехватила ружье, подняла его над головой, изо всей силы ударив каблуками в бока лошади. Животное рванулось вперед, но Доминик снова вцепился в уздечку. Лошадь отчаянно и испуганно заржала, а Сара, не помня себя от ярости, ударила Доминика прикладом по голове. Он успел увернуться, но приклад угодил в плечо.

Молодой человек зло выбранился, но не выпустил из рук поводья. Сара снова размахнулась, норовя ударить Доминика еще раз. Она была вне себя от распирающей ее ярости. Свободной рукой молодой человек перехватил ружье, вырвал у нее из рук, отбросил в сторону, потом, не обращая внимания на сопротивление Сары, стянул ее на землю.

– Отпусти меня, ты… – Сара выкрикивала самые грязные слова, которым он ее научил. Доминик смеялся. Сара почти не понимая, что делает, злобно принялась колотить его кулачками по спине и плечам. Но молодой человек только крепче прижимал ее к себе. Потом со смехотворной легкостью поймал ее запястья и завел руки за спину. Сара извивалась еще неистовей, махала ногами и бешено трясла головой, выкрикивая проклятья. Ему все-таки удалось свободной рукой поймать ее косу и потянуть. Сара запрокинула голову, глядя на него с негодованием и ненавистью. Размахнувшись ногой, она ударила его по голени, не подумав о том, что ее удар не представляет особой опасности для его крепких костей.

– Ну, Сара, достаточно! Мне все надоело, – прорычал он. Сара попыталась открыть рот и грязно выругаться. Но Доминик склонился над ней и поцеловал ее.

ГЛАВА 20

Этот настойчивый, чувственный поцелуй сначала лишил ее дыхания, потом ярости, а потом наконец и воли. После короткого, но гневного сопротивления, Сара сдалась, обняла Доминика за шею, погрузила вздрагивающие пальцы в упругие шелковистые волосы. Она все теснее прижималась к мужчине, который обнимал ее. Ей казалось, что каждым нервным окончанием она чувствует жар, силу и нарастающее вожделение. Его губы с нарастающей страстной жаждой овладели ее ртом, язык – твердый и настойчивый ласкал ее губы. Возможно, поцелуй должен был причинить ей боль. Но все было не так. Саре чудилось, что она кружится в вихре страсти, в который увлекает ее мужчина. И этот вихрь затягивает все глубже и глубже. Теперь для нее не существовало окружающее, остались его рот, его язык, руки, ласкающие ее тело, крепкий торс… От ласк Доминика Сара трепетала, сгорала от желания. Ей хотелось, чтобы поцелуй длился бесконечно, ей нравилось смаковать раскаленную лаву страсти, проснувшейся в ее теле. Столько лет она дремала, как вулкан. Девушка откинула голову и отдалась на волю победителя. Было приятно чувствовать себя хрупкой, беззащитной в объятиях такого огромного и сильного мужчины.

Сара почувствовала, как его пальцы скользнули по ее шее, он расстегнул одну пуговицу на рубашке, потом вторую. Девушка всхлипнула, но ей так не хотелось сейчас открывать глаза, противиться движениям и прикосновениям. Слишком ярко светит солнце, оно слепит ее из-за широкого сильного плеча, а тоскливый пыльный пейзаж вгоняет в тоску. Пускай себе лошади бьют копытами от нетерпения. Она сейчас не хочет ничего знать о реальности, о том, что уже случилось однажды и о том, что ждет в таком далеком будущем…

Сейчас Саре хотелось быть только женщиной в объятиях мужчины, своего мужчины. Сара беспомощно вздрогнула, осознав, что Доминик теперь ее мужчина. Она узнала его с самого начала. Доминик именно тот возлюбленный, о ком она мечтала ночи напролет, кого ждала всю жизнь…

Его ладонь скользнула под распахнутую рубашку и накрыла маленькую высокую грудь. Сара застонала от удовольствия, ощутив шершавые пальцы на чувствительном бугорке. Ее шокировал собственный сладострастный стон. Но факт оставался фактом, это именно она застонала так страстно и хрипло. Она была не в состоянии молчать, не в состоянии заглушить отрывистые всхлипы, рвущиеся у нее из груди. Доминик сжимал и потирал ее соски до боли, сначала один, потом другой. Наконец с мучительной для Сары неторопливостью его рука скользнула вниз, чтобы расстегнуть пояс слишком широких брюк. Она чувствовала, как длинные пальцы и твердая ладонь прокрались по шелковистой коже живота, на мгновение замерли и коснулись треугольника волос, к которому так стремились.

– Доминик, – Сара позвала его так, будто бы прочитала молитву. Она сейчас точно не знала, о чем его просить. Ей хотелось остановить его и попросить, чтобы не останавливался. Но как только он убрал ладонь с обнаженной кожи и принялся нетерпеливо расстегивать пуговицы брюк, она вздохнула разочарованно, словно у нее отняли что-то очень дорогое. Сара сильно вцепилась пальцами ему в шею. Губы дрожали от испепелявшего поцелуя. Одной рукой Доминик крепко прижимал ее к себе, другой торопливо расстегивал пуговицы на брюках. Наконец-то брюки упали с бедер. Под ними у Сары ничего не было. Доминик стянул рубашку с ее плеч и бросил на землю. Потом наклонился и развязал тесемки на сандалиях. Приподняв девушку, помог ей выпростать ноги из широких брючин. Теперь Сара была совершенно обнажена, рукава грубой рубашки Доминика слегка царапали кожу обнаженных ног и спины, горячие солнечные лучи обжигали спину и ягодицы. Жар тела Доминика опалял ее. Сара вздрагивала от каждого прикосновения его ладоней.

– Сара, – тихо и хрипло окликнул он ее шепотом. Сара почувствовала, что он слегка отстранился. Девушка снова застонала и, вздрагивая, изо всех сил прильнула к молодому человеку. Прикоснувшись к его рту губами, почувствовала, что он улыбается.

– Сара! Открой глаза, Сара!

Она отказывалась посмотреть на него до тех пор, пока он не отстранился от нее. Сара обиделась и открыла глаза. Пальцы все еще гладили его шею, обнаженное тело прижималось к молодому человеку. Только тут Сара обратила внимание, что Доминик все еще полностью одет. Он склонился над ней, худой, загорелый с черными волосами и был так прекрасен, что девушка затаила дыхание от восторга. Губы затрепетали от нежности, глаза сияли, глядя на этот прекрасный рот, улыбающийся ей. Доминик радовался, видя страстное желание, которое светилось в глазах Сары. Теперь они смотрели в глаза друг другу, не в силах отвернуться. Сару обжигала страстность голубых глаз.

– Ты даже не представляешь, что делаешь со мной, Сара! – голос был хрипловатым от сдерживаемой страсти. Доминик снял со своей шеи руку Сары и прижал к пульсирующей выпуклости на животе. Сара почувствовала сквозь грубую ткань крепкий вздрагивающий ствол и отдернула руку, словно боясь обжечься. Доминик выжидательно смотрел на нее. Тогда девушка робко протянула руку и принялась осторожно поглаживать самую интимную часть его тела.

Сара ласкала его несмело, но он почти не реагировал на ее прикосновения. Потом она осмелела, пальцы скользили по бугорку туда и обратно, легонько сжимали и гладили до тех пор, пока Доминик не задохнулся от вожделения. Он схватил руку Сары и отстранил, сильно сжал, поднес к губам и поцеловал тонкие хрупкие суставчики.

– Иисус Милосердный, Сара, – простонал он. – Еще немного и ты лишишь меня мужественности, – он тихо и нежно положил ее ладонь к себе на плечо.

Огромные удивленные глаза Сары смотрели на Доминика, не мигая. Ей было трудно поверить, но сейчас в его синих глазах светилась только нежность. Девушка от удивления и изумления распахнула рот, так хотелось поверить тому, что она видела сейчас и слышала.

– Я без ума от тебя, Сара! – сказал Доминик, склонившись к ее уху, его дыхание щекотало ей кожу. – Мне достаточно посмотреть на тебя и я сгораю, словно юнец. Я хочу любить тебя днями, часами, без перерывов. Хочу ласкать твое тело, целовать твою шелковистую кожу, твое тело должно принадлежать только мне…

Доминик глубоко и прерывисто вздохнул. Сара чувствовала, что мышцы рук вздрагивают от напряжения.

– И оно будет моим, Сара. Прямо сейчас. Сию минуту, если ты не отвергнешь меня.

Он вновь поднял голову и вопросительно посмотрел ей в глаза. Доминик ждал ответа. Сара не могла отказать ему, а тем более – себе. Она хочет его – слишком стыдно признаться вслух, но глаза говорят сами за себя. Она чувствовала, как вздрагивают обнимающие ее руки. Она вздрагивала и льнула к нему. Но похоже, он ждет слов.

– Можно, мне любить тебя, Сара?

Девушка смотрела на него, не отрываясь, губы у нее дрожали. Она все еще пыталась прислушаться к доводам рассудка. Нежные, но упрямые губы двигались возле ее губ, голубые глаза, казалось, смотрят прямо в душу, взглядом полным страсти и чувственности. Доминик был одновременно и жесток и нежен.

– Да, Доминик, пожалуйста, – прошептала она нетерпеливо.

Он рассмеялся счастливо и взволнованно.

– Моя прекрасная, обидчивая Сара. Обещаю тебе, что все будет хорошо.

Он отпустил ее, быстро достал одеяло, притороченное к седлу Килкени, развернул его и разостлал на земле. Сара наблюдала за ним отстраненно и нетерпеливо, одновременно охваченная сомнениями. Что она делает? Вероятно, она и впрямь обезумела, если отдается ему – каторжнику? Неужели она еще ничего не поняла? Сара пока еще стыдливо прикрывалась руками.

И прежде, чем сомнения окончательно одолели его, Доминик подошел к ней сзади, взял на руки, прижал к себе так сильно, что Сара почувствовала под одеждой крепкие напряженные мускулы. Как только он прикоснулся к ней, все сомнения исчезли. Саре казалось, что ее тело горит. Вздрагивая, Сара потянулась к его губам, он с готовностью откликнулся, склонил голову, губы сомкнулись в страстном поцелуе. Она обняла его за шею и потянула к себе, как только он положил ее на одеяло. Сара ощущала обнаженной спиной, что одеяло грубое, острые камешки давили нежные ягодицы, несмотря на то, что находились под плотной тканью. Колючки от засохшего кустарника, прицепившиеся к одеялу царапали поясницу. Но Сара ни на что не обращала внимания. Слишком сильно она хотела отдаться мужчине, только этому мужчине.

Доминик торопливо раздевался, длинные загорелые пальцы вздрагивали и казались непривычно неловкими. Раскинувшись перед ним на пыльном потрепанном одеяле, Сара смотрела на него, прищурившись. Солнце светило очень ярко.

Сара почувствовала, как пересохло у нее во рту, когда он расстегнул рубашку и обнажил широкие бронзовые от загара плечи. Темные вьющиеся волосы росли на груди клином. Доминик, как зачарованный, смотрел на обнаженную Сару, быстро разулся и поднял руки к пуговицам на брюках.

Сара едва ли осознавала, что ее ноги беспокойно двигаются, ее охватило нетерпение, когда Доминик принялся снимать брюки, обнажая узкие бедра, длинные мускулистые ноги. Он перешагнул через брюки и откинул их в сторону. Потом какое-то время стоял неподвижно и просто смотрел на Сару пристально и изучающе. Взгляд замер на самом укромном месте, глаза засияли страстно, они обжигали сильнее, чем горячее австралийское солнце.

Сара совершенно забыла об окружающей действительности. Где-то лошади нетерпеливо били копытами, позвякивали уздечками и стременами. Она ничего не слышала.

Из ручья выглянули черные утконосы, с любопытством уставились на обнаженных людей и не видя ничего интересного, снова скрылись в мутной воде. Сара не видела их.

Горячее солнце раскалило землю и жар проникал сквозь толстое одеяло. Сара не чувствовала этого. Не слышала, что лошади нетерпеливо фыркают, приученные стоять на месте, когда поводья лежат на земле.

Сейчас она видела только Доминика, его голубые глаза и черные вьющиеся волосы с синим отливом, густо покрывающие мускулистую грудь, потом они тонкой дорожкой спускались по плоскому животу и вновь буйно разрастались вокруг красноречивого свидетельства его мужественности. Сара, словно зачарованная, рассматривала Доминика, восхищенно и слегка встревоженно уставившись на возбужденную плоть. Ей казалось немыслимым то, на что она решилась. Невозможно сегодня сослаться на чарующую призрачность луны или волшебную колдовскую музыку. Она по собственной воле, осознанно решилась пойти против принципов, которые ей внушали с детства, она собиралась отдаться любовнику, мужчине, осужденному на каторжные работы…

– Доминик, – тихо сказала она, охваченная сомнениями и страхом, девушка была в отчаянии.

Доминик оторвался от созерцания ее наготы и посмотрел в глаза. Сара глядела на него растерянно и умоляюще. Должно быть, он понял, что она чувствует себя неуверенно, смущенно. Доминик глубоко вздохнул и опустился рядом с ней на одно колено. Ладонь медленно скользила по ее груди, палец ласкал то один, то другой сосок. Отзываясь на эту нежную ласку, соски затвердели и напряглись в одно мгновение. Сара посмотрела на себя, ее бледная кожа составляла резкий контраст с его загорелой и почти коричневой. Маленькие груди с крошечными розовыми сосками, торчащими словно бутончики, внимали ласке ладоней мужчины.

– Все хорошо, Сара. Я позабочусь о тебе, – голос Доминика был хрипловатым от сдерживаемого желания. Молодой человек склонился к девушке, красота его загорелого лица лишала ее способности думать, помнить, рассуждать. Сара могла только чувствовать, ощущать, созерцать. Его ладонь двинулась вниз, погладила шелковистую кожу живота, заскользила дальше на желтый холмик вьющихся волос. Сара выгнулась навстречу, торопливо и лихорадочно ответила на его поцелуй, раздвинула ноги, шершавая нежная ладонь пробралась в укромное местечко между бедрами.

Сара крепко сцепила руки на шее Доминика, трепеща и дико извиваясь. Молодой человек осторожно расцепил ее пальцы, убрал ладони со своего затылка и заскользил вдоль тела Сары, прикасаясь губами и языком сначала к ключицам и шее, а потом к груди. Сара зажмурилась и застонала от удовольствия, когда он принялся слегка покусывать кожу. Ей казалось, что сейчас солнце особенно горячо и ослепляюще. Опустошительный жар распалялся внутри ее плоти в ответ на нежные прикосновения губ мужчины, изголодавшегося по женской ласке.

Сара снова вцепилась в густые, вьющиеся волосы Доминика. Как только он втянул губами ее трепещущий сосок, горячая волна прокатилась по всему телу. Доминик тем временем прокладывал губами влажный след по ее коже вниз, к плоскому животу, к треугольнику вьющихся волос, а потом раздвинул ей ноги и прильнул сильно и горячо к мягкой раковине. Сара ужаснулась, открыла глаза и уставилась на Доминика. Глаза широко распахнулись от изумления, когда она увидела его черноволосую голову, удобно устроившуюся у нее между бедрами.

– Доминик, нет! – запротестовала она и попыталась оттолкнуть его. Но ее лоно захлестнула горячая волна, влажная и опаляющая одновременно. Язык и губы Доминика продолжали целовать ее. Сара попыталась сомкнуть ноги, оттолкнуть молодого человека, все в ней протестовало против совершенно немыслимого поступка Доминика. Она резко потянула его за волосы.

– Доминик…

Он услышал в ее голосе отчаяние и мольбу и поднял голову. Сара попыталась отодвинуться от него. Он не понимает, как мучительно сладостны его прикосновения. Доминик заметил ее непроизвольное движение и улыбнулся, дыхание его было резким и прерывистым.

– Ты такая вкусная – как мед и пряности, – бормотал Доминик, задыхаясь и вновь накрывая ее тело своим. – Иисус Милосердный, Сара, как я тебя хочу!

Его теплые, влажные губы снова прильнули к ее рту и Сара задохнулась, почувствовав на его губах вкус своей плоти. Это и пугало, и возбуждало одновременно. Она снова обняла его за шею, прильнула покрепче к этому прекрасному мужскому телу. Доминик застонал и тоже прильнул к ней. Чувствительная и гладкая кожа внутренней стороны бедер ощущала прикосновение горячего, готового к действию, сильного орудия. Сара со страстной податливостью возвращала его поцелуи, терлась набухшей грудью о его покрытую волосами грудь, наслаждалась прикосновениями сильных мускулов, его откровенной мужской сущностью. Но вдруг Доминик отстранился, приподнялся над ней, опираясь на, руки.

– Доминик! – Сара запротестовала и снова открыла глаза. Ногти непроизвольно вонзились в его затылок с кошачьей жестокостью. Несмотря на то, что Доминик был довольно тяжелый, она приподняла бедра, раскрылась, прижимаясь мягкими женскими органами к его отвердевшей мужской плоти. Почему он не двигается, почему не входит в нее? Она не выдержит больше ни секунды, сгорит от желания… Но Доминик старался держаться от нее на расстоянии, не отвечая на ее страстные мольбы.

– Подожди, – прошептал он, опустился рядом с ней и положил ладонь ей на живот. – Не сейчас, Сара. Позволь мне сделать это еще лучше.

Пальцы добрались до укромного местечка и принялись ласкать его. Саре казалось, что она сойдет с ума от удивительного наслаждения, она стонала и извивалась, словно безумная. Волосы спутались окончательно, голова металась из стороны в сторону. К тому времени, когда на месте руки Доминика оказался горячий пульсирующий ствол, Сара почти рыдала от страсти, царапала плечи мужчины, обняв ногами его за пояс. Сара так жаждала мгновения, когда он войдет в нее. Он ворвался в ее лоно так резко и стремительно, словно больше не мог терпеть ни минуты, девушка закричала от безграничного наслаждения. Его член был огромным, твердым, обжигающе-горячим. Это было самое прекрасное ощущение!

Доминик принялся двигаться медленно и нежно, сводя Сару с ума просто своим присутствием в ней. Наконец, она не смогла больше быть безучастной, бедра ее стали двигаться в древнем, инстинктивном ритме. Он задохнулся, вскрикнул. Сара ускорила темп, едва не сгорая от восторга, охватившего все ее существо. Она делала его своим пленником и снова отпускала, чтобы снова пленить, это ощущение было невозможно ни с чем сравнить. Сара крепко сплела ноги у него за спиной и выкрикнула его имя.

– Господи, Сара, ты сводишь меня с ума, – хрипло и гортанно прошептал он еле слышно, однако снова сумел овладеть ситуацией, начал двигаться быстрее, сильнее. Наконец он ворвался в нее сильными, резкими толчками, увлекая куда-то за собой…

Ладони Сары лихорадочно скользили по его спине, плечам, ягодицам, лаская исполосованную плетью кожу. Она почти не ощущала грубых рубцов. Он не подавал вида, если она и делала ему больно. Доминик тяжело и шумно дышал, уткнувшись лицом в ложбинку между шеей и плечом. Его плоть входила в нее снова, снова и снова…

– Доминик, Доминик, Доминик, Доминик – Сара звала его, просила пощады, но не отпускала его сама, она стонала и кричала, извиваясь. Она почти рыдала от муки и восторга. Наконец, внутри нее словно бы что-то взорвалось, по всему телу пробежали судорожные волны, все тело словно бы вовлеклось в водоворот безумного жаркого восторга.

Как только Сара позвала его, Доминик приподнялся над ней, хрипло застонал и глубоко погрузился в ее лоно в последнем толчке. А потом содрогнулся, сжал Сару в объятиях. Тела слились воедино, судорожно вздрагивая. Медленно, очень медленно сотрясающая их пульсация прекратилась, молодые люди безвольно прильнули друг к другу.

Наверное, прошла целая вечность прежде, чем Доминик вновь приподнялся на локтях и посмотрел на Сару. Она пришла в себя и почувствовала, как ее невольно охватывает ощущение обнаженности, неприкрытости. Сара почувствовала, что Доминик разглядывает ее, и неохотно открыла глаза, подумав о том, что в объятиях этого мужчины она вновь сбросила маску леди и стала распутной, словно уличная женщина.

Сара чувствовала, что краснеет от стыда, представляя картины случившегося. Все, что он делал с ее телом, с ее плотью рисовалось четко и зримо перед ее мысленным взором. Он проделывал позорные, стыдные вещи, а она наслаждалась его ласками… Наверное, он теперь будет презирать ее? Насмехаться?

– Сара.

Конечно, она не ошиблась. В его тоне ощущался еле сдерживаемый смех. Сара посильней зажмурилась, ей хотелось исчезнуть, сжаться в комочек, чтобы стать незаметной, исчезнуть. Слишком ярок дневной свет, слишком жестока действительность.

– Ну хватит, Сара. Тебе все равно когда-нибудь придется открыть глаза. Я не исчезну только потому, что ты отказываешься глядеть на меня, верно?

Подчиняясь неизбежности, Сара принудила себя открыть глаза и испугалась, когда его лицо оказалось так близко. Девушка буквально оцепенела, когда заметила, что он улыбается.

– Не смейся надо мной! – голос дрожал от негодования.

Доминик ласково убрал с ее лба спутанные пряди волос. Сара дернулась от прикосновения длинных, сильных пальцев. Но он взял ее голову в свои теплые ладони, чтобы она не могла отвести взгляда. Сара неприязненно посмотрела ему в глаза и смутилась от неожиданности. В ярко-синих глазах светились одновременно грусть, и радость и безграничная нежность.

– Я не смеюсь над тобой, Сара. Я смеюсь над собой, над всеми нами, над ситуацией, которая невообразима забавна. Ты была вне себя от злости, грозилась повесить меня, высечь, попыталась избить прикладом ружья. Но я думал о том, как ты прекрасна, как ты очаровательна. Я злился на себя за влечение к тебе, хотел любить тебя, хотел овладеть тобой, но по пути не встречалось подходящего для этого места. И вот мы с тобой, на одеяле, в пыли, в пустыне…

Он замолчал и снова рассмеялся. Сара смущенно смотрела на худое загорелое лицо.

– Никогда раньше я не хотел женщину с такой страстностью. Сегодня я рискую спалить до волдырей кожу на спине или умереть от укусов блох.

Сара долго смотрела ему в глаза, пытаясь понять, что это за мужчина. Потом пугливо и нерешительно улыбнулась одними губами. Доминик тут же наградил ее поцелуем. Сара вздрогнула от короткого, нежного прикосновения, ладони оказались у него на плечах, девушка не замечала, что неосознанно поглаживает упругие мышцы.

– Ты тяжелый, – нерешительно сказала Сара. Она высказалась только потому, что считала необходимым что-то сказать, но не находила нужных слов. По правде говоря, не хотелось даже шевелиться. Нравилось лежать, прижимаясь к земле, ощущать тяжесть мужского тела. Мало беспокоило то, что шерстяное одеяло грубое и колючее, что по обнаженным телам стекают струйки пота… Сара ощущала, что плоть Доминика все еще находится внутри нее, но вот-вот выскользнет. И так хотелось отдалить это мгновение.

– Как ты чувствуешь себя теперь? – он услужливо скатился, лег на бок, подпер голову одной рукой, а второй крепко обнял Сару за талию, не давая ей подняться.

– Надо бы встать, – Сара очень стеснялась. Солнце светило так ярко, что невозможно было скрыть хотя бы одну деталь ее худого обнаженного тела. К тому же Доминик принялся с откровенным любопытством разглядывать ее. Сара вздохнула, она стыдилась маленькой груди со светло-розовыми сосками, узких бедер, тонкой, слишком тонкой талии и по-мальчишески длинных ног. Взгляд голубых глаз замер на влажном холмике золотистых волос, Доминик улыбнулся безмятежно. Сара задохнулась от волнения и стыда, попыталась сесть. Но Доминик с легкостью удержал ее на месте, даже не двигая при этом рукой.

– О нет, не делай этого, Сара. Если я позволю тебе встать, ты, возможно, достанешь патроны из кармана моих брюк, зарядишь ружье и в один миг прицелишься в меня. Как я должен тебе признаться, мне доставляет истинное наслаждение вид тигрицы в клетке. Пусть мои бедные кости отдохнут еще немного. И пусть отправляются ко всем чертям глупые песчаные блохи.

Сара осмелилась посмотреть в глаза Доминику. Ей было немного стыдно и вместе с тем приятно касаться его обнаженного тела. Ее нагота и недостаток женской округлости фигуры были слишком явственно видны при ярком дневном свете. Сара не знала, что делать, и предпочла просто не думать об этом. Доминик мягко и тепло улыбался, в глазах посверкивали насмешливые искорки. Сара пристально всмотрелась в его красивое лицо и почувствовала, как сильно и неровно застучало сердце.

– Каким образом ты сумел разрядить ружье? – удивленно спросила она, стараясь думать о чем угодно, кроме нарастающего болезненного желания. Кроме того, ей и на самом деле было интересно.

Ладонь Доминика скользнула по ее спине, потом словно бы неосознанно накрыла маленькую грудь и принялась поглаживать ее. Сара шумно втянула воздух, потому что грудь тотчас же набухла. Девушке захотелось снова прильнуть всем телом к молодому человеку. Она отвела взгляд от его сильных смуглых пальцев, испытующе взглянула в глаза. Доминик усмехнулся.

– Священник, с которым я дружил в Ирландии, старый мошенник, если можно говорить подобное, несмотря на его священный сан, учил меня различным хитростям. Дабы в случае необходимости я мог избежать протестанской тюрьмы. Тогда я был еще мальчишкой. Одному гнусному трюку я научился. Надо было перехватить петлю веревки, которой тебя связывают и закрутить вокруг ладони. Именно это я и сделал, когда ты решила связать меня. Кстати, ты справлялась со мной очень умело, меня восхищает и умиляет твоя изобретательность. Когда ты крепко уснула, я без труда освободил руки. Ну а дальше все было еще проще…

– Развязался, взял ружье, разрядил его, а потом снова связал себя. Не удивительно, что узлы утром оказались такими тугими! – возмутилась Сара.

– Должен признать, что связать себя было гораздо труднее, чем я предполагал. К счастью тебя больше волновали веревки, которыми ты привязала меня к стволу дерева.

– И ты позволил мне весь день командовать, как будто я действительно могла застрелить тебя, если бы ты не подчинился, – рассердилась Сара, глаза у нее сверкнули негодующе.

Доминик заулыбался еще веселее, показывая ей белоснежные зубы. Сара решила, что не будет ни о чем вспоминать, нельзя позволять ему сбить ее с толку. Но какие гладкие эти зубы, когда их ласкаешь языком.

– Ты так веселилась, так торжествовала, – попытался объяснить он, извиняющимся тоном.

– Ты, ты… – взорвалась Сара, задохнувшись, не в силах выговорить бранное слово, так и рвущееся с языка.

– Свинья? Скотина? – услужливо подсказал Доминик.

– Нет, – не согласилась она и, совершенно не подумав, выпалила грязное ругательство, которому научилась у него же.

Он вытаращил глаза, с ужасом посмотрев на нее, а потом разразился громким хохотом, упал на спину и невольно потащил ее на себя.

– О, Сара, – сказал он, задыхаясь от смеха, когда дар речи вернулся к нему. Глаза сверкали, в них светилось озорство и лукавство. Сара лежала на нем, раскинувшись совершенно бесстыдно, хотя и не по своей воле. – Ты просто прелесть, – сказал Доминик. – Мне так и не удалось заметить, когда ты – моя радость, такая леди даже в ночной рубашке, внезапно стала самой собой.

– А какая, по-твоему, я на самом деле? – Сара уперлась ему в грудь руками, стыдясь и своей позы и вырвавшегося у нее ругательства. Волосы рассыпались у нее по плечам, легли спутанными прядями на его грудь, поросшую темными волосами. Девушка тряхнула головой, стараясь закрыть густой гривой смущенное покрасневшее лицо.

– Ты женщина, – тихо и серьезно сказал он. – Настоящая, живая, честная перед Богом женщина, у которой столько огня под холодной маской чопорности.

Сара была потрясена серьезностью тона. Она убрала волосы и пытливо посмотрела на мужчину. Да он не смеется и даже не улыбается.

– Доминик…

Ей удалось выговорить только его имя, после чего его ладонь легла ей на затылок. Доминик пригнул ее голову и потянулся губами к ее губам. Сара подалась к нему без принуждения, чувствуя, как по всему телу разливается чудесное тепло. Она застонала, как только губы слились в поцелуе. И очень удивилась, когда его тело мгновенно отреагировало на соприкосновение губ. Когда они отстранились после затянувшегося поцелуя на мгновение, его плоть затвердела и набухла, он был готов снова любить ее. Доминик заставил ее сесть ему на бедра, положил большие ладони ей на талию. Сара изумленно посмотрела на лежащего под ней мужчину, глаза стали похожими на огромные золотые блюдца. Неужели люди так часто отдаются друг другу? Она знала, что животные совокупляются не более одного-двух раз в сезон.

– Не смущайся, Сара, – сказал Доминик, и голос у него был хриплым от страсти. – Ты так прекрасна. Нет ничего особенного в том, что я хочу тебя снова и снова…

У Сары бешено застучало сердце, она боялась поверить его словам.

– Ты действительно считаешь, что я – красивая, Доминик? – она пыталась говорить спокойно, но руки вздрагивали, выдавая невольное волнение. Девушка упиралась ладонями во влажную грудь, покрытую вьющимися волосами. Он смотрел на нее нежно и открыто.

– Да, – Доминик ответил без колебаний, уверенно и серьезно. – Форма лица – почти совершенный овал, высокие скулы, гладкий круглый лоб, упрямый маленький подбородок. Волосы – густые, мягкие, цвета золотистого меда, пряди поблескивают, они прекрасны. Глаза – золотистые, словно солнышки, брови немного смешные, вразлет, но тоже прекрасны. Губы такие полные, розовые, чувственные – прекрасны…

– Доминик, – Сара попыталась остановить его, она счастливо засмеялась, до глубины души тронутая тихими соблазняющими словами. Он крепче сжал ее талию ладонями. Глаза, темные от страсти, как ночное небо, нахмурились предупреждающе.

– Я еще не все сказал, – остановил Доминик Сару, внимательно разглядывая ее. – Как я уже говорил, твоя шея, длинная, стройная – прекрасна. Твои плечи и руки – прекрасны. Еще прекраснее – нежная, белая грудь с маленькими розовыми сосками, они пахнут земляникой и как раз вмещаются в мою ладонь. Узенькая талия стала бы предметом зависти любой модницы в Дублине, она – прекрасна. Животик, покрытый шелковистой кожей – прекрасен. Длинные великолепные ноги и все, что между ними – прекрасно. Прекрасен твой замечательный задок, ты и представить не можешь, что делает со мной твоя маленькая круглая попка, эти замечательные ягодицы. Но самое прекрасное в тебе…

Доминик остановился, заставляя ее подождать, а потом завершил свою пылкую речь:

– Самое прекрасное в тебе, Сара, это ты. Храбрая, веселая, добрая. Под чересчур порядочной внешностью скрывалась женщина, которая заставляла меня дрожать от страха и страсти. В зависимости от обстоятельств. Я действительно трепетал всем своим существом. О да, Сара, ты можешь не сомневаться! Ты – прекрасна!

– О, Доминик! – Сара почувствовала, что на глаза навернулись слезы, и смахнула их. Вот уж абсурд! Она расплакалась от шутливого поддразнивания. Сара покачала головой, волосы соблазнительно скользили по груди Доминика. – Боюсь, что ты набрался плохого у Камня Лести, мистер Галагер.

Она попыталась передразнить его ирландский акцент, Доминик весело рассмеялся.

– Нет, – запротестовал он, снова внимательно осматривая ее. – Но ежели ты и говоришь правду, то вторая ирландская легенда гласит о том, что девушку постигнет страшная кара, если она увидит Камень Лести и не поцелует его.

– Правда? – спросила Сара и позволила ему притянуть ее к себе.

– Да, – дохнул Доминик ей в губы, нарочито преувеличивая свой провинциальный выговор. Сара видела, как нежно он улыбается ей.

– Боюсь, моя Сара, что ты вот-вот встретишься с ним.

– А теперь? Что будет теперь? – прошептала она и подставила розовые мягкие губы для поцелуя.

ГЛАВА 21

Доминик открыл глаза. Прошло, вероятно, довольно много времени. Молодой человек с ленивым удовлетворением посмотрел на женщину, она раскинулась, обнаженная, поперек него и крепко спала. Он не собирался добиваться ее близости, просто хотел припугнуть как следует и отправить одну на Ловеллу. Но она была столь очаровательна, когда боролась с ним, извивалась в его объятиях, колотила его в грудь маленькими кулачками и колоритно ругалась, что он просто потерял голову от страсти. Женщина разожгла в нем неистовое желание, он решил в последний раз насладиться вкусом ее губ. И пообещал себе, что это будет в последний раз. Но он не мог предвидеть, что она ответит на его поцелуй и буквально обезумеет от желания. Не мог предположить, что ответный поцелуй разожжет в нем такой огонь, который опалит всего и он забудет об осторожности. Все остальное было просто-напросто неизбежностью. Он хотел ее со страстью изголодавшегося по женской ласке мужчины. Остановиться было просто невозможно.

Доминик с удивлением вспомнил все и нежно погладил упавший ему на грудь золотистый локон. Кто бы мог подумать, что Доминик Галагер, ветеран постельных баталий, многие из коих он уже и не помнил, так неистово увлечется худой, угловатой и язвительной старой девой? Если бы кто-то из его прежних приятелей по набегам «на юбки» узнал о том, что произошло с Домиником, то счел бы новость лучшей шуткой года. Должно быть, потому что они не видели Сару так, как довелось ему. Ее неприметная, спокойная красота не бросалась в глаза, не поражала. Нужен был очень проницательный взгляд, чтобы обратить на нее внимание. Но если облачить эту женщину в модное платье, более подходящее по цвету и фасону, научить ее укладывать волосы, то она любому сумеет вскружить голову. За подобный исход Доминик ручался собственной головой.

Сара стала бы элегантной, внешне сдержанной леди, с душой мегеры. Доминик не мог точно сказать, какая Сара привлекает больше.

Он понял, что уже простил ей предательство и наказание плетью. Рука оставила в покое прядь волос и нежно погладила белое обнаженное плечо. Должно быть, девушка просто очень испугалась и стыдилась того, что произошло в саду. Возможно, почувствовала к нему отвращение. Вполне естественная реакция. Теперь он это отлично понимал. Она впервые отдалась мужчине, да еще в столь сложных обстоятельствах. На следующее утро он только усугубил ситуацию бранью и насильственным поцелуем. Она, скорее всего, решила, что обречена, что он станет преследовать ее и вознамерится забираться ей под юбку при каждом удобном случае. Он покаянно усмехнулся, потому что Сара не особенно-то была далека от истины. Он был готов овладеть ей тотчас же, как только закончил делать это впервые. Ему стало обидно из-за того, что она возненавидела его. Мало того, такое положение страшно злило. Тогда-то он поклялся преподать ей урок, однако его внезапно выволокли из общежития ночью, избили и оставили умирать. Возможности отомстить заносчивой леди у него не стало. Он тогда решил, что больше они никогда не встретятся.

Но когда она почти слетела с холма ему в руки, похожая на валькирию, он сразу же понял, что судьба дает ему еще один шанс. Длинные изящные ноги светились на фоне темных боков лошади призывно и чувственно, густые светлые волосы, освещенные луной, развевались словно знамя. Несмотря на то, что он был уверен в ее предательстве, а, возможно, именно благодаря ему, ее сексуальная привлекательность поразила Доминика. Судьба давала ему возможность потушить пожар страсти, а заодно рассчитаться с мисс Приличие ее монетой.

Он выхватил ее из седла, перебросил через коня и повез. Похитил, как похищают возлюбленную в каком-нибудь романе. Разве он не слышал в светских гостиных Дублина поэму о юноше по имени Лохинвар, который вез возлюбленную, перекинув ее через седло? Только практичная Сара вряд ли назвала бы подобный способ передвижения романтичным. До того момента, как она узнала его, девушка была слишком напугана, хотя пыталась не показывать, что боится. На какое-то время он даже почувствовал злорадство и удовлетворение. Позже, узнав его она была сначала потрясена, а потом разозлилась. Доминик усмехнулся, вспомнив, как она стояла перед ним, беглым каторжником, преступником и кричала так, будто бы находится в безопасном папином кабинете. Да, именно такая и есть его Сара, смелая до отчаяния. Он решил, простить ей то, что она побежала жаловаться, а ее папа приказал высечь дерзкого каторжника.

Доминик улыбнулся, теперь это уже не имеет никакого значения. Он захватил испуганную, мстительную Сару врасплох и заставил ее захотеть его близости. Он сделал ее своей. Сара стала его женщиной. Доминик уже давно знал, но все еще отказывался признавать эту истину. Сара тоже знала это, и примирилась с данными обстоятельствами хотя бы молча. Девушка оказалась разборчивой, он был твердо уверен, что она отдаст свое тело только одному мужчине – тому, кого любит.

Любовь. Слово было почти чужим в словарном запасе Доминика Галагера. Он любил только одного человека, та любовь не принесла ему ничего хорошего, только горе и разочарования. А потом из-за этой любви он оказался в кандалах, чуть не умер от горя и отчаяния. Теперь находился не по собственной воле в этой Богом забытой стране.

Мерно текущие мысли куда-то исчезли, словно он споткнулся. Доминик снова вернулся к тому, о чем думал несколько мгновений назад. Его поразила необычная для него мысль: в своей жизни он любил только еще одного человека… Еще, кроме кого? Доминик встревожился и запаниковал. Ответ пришел быстро и легко. Доминик удивился, что не догадался об этом сразу. Конечно же, кроме Сары.

Он любит Сару. Догадка пугала, приятно возбуждала, казалась нереальной. Никогда Доминик не думал о любви к женщине – фактически отгородился от возможности быть пойманным в любовные сети. Из собственного опыта он знал, что любовь к женщине приносит только головную боль. Но мисс Сара каким-то невероятным образом обошла все преграды, которые он возвел вокруг собственного сердца. Смелая, словно мужчина, сварливая и язвительная, облаченная в старомодные платья, с волосами некрасиво зачесанными в неопрятный пучок, она завоевала его сердце. Он не ожидал, что влюбится в нее, считал, что хочет ее только потому, что у него временное помрачение рассудка. Чувствовал себя неуязвимым только потому, что она была женщиной не в его вкусе. Не заметил, как эти огромные золотистые глаза пленили его.

Доминик отогнал от себя эту мысль, но все же признался с неохотой, что полюбил Сару. Это совершившийся факт. Но один вопрос остался открытым и для нее, и для него. Что же теперь делать? Обычно, когда мужчина встречает женщину и влюбляется, то он делает ей предложение. Мужчина женится… Такая мысль показалась ему нелепой. Он достаточно встречал супружеских пар и опасался семейной жизни, как чумы. Но как поступить с такой леди, как Сара? Оставить ее только любовницей?

– Доминик? – сонным голосом сказала девушка. Он опомнился, вздрогнул и посмотрел ей в глаза. Сара смотрела на него недоверчиво и испуганно. Неужели она сумела прочесть его мысли? Иисус Милосердный, только не это! Доминик взмолился, ему необходимо время, чтобы привыкнуть к мысли о собственной влюбленности. Ему требуется время, он должен сам решить, что же делать дальше.

– Что? – коротко отозвался он. Понимал, что поступает неверно, но ничего не мог с собой поделать. От подобной бесцеремонности она нахмурилась недовольно и сердито. Доминик сразу же почувствовал себя настоящей свиньей, как не раз обзывала его прежде Сара. Потом он обучил ее еще менее пристойным выражениям.

– Нам пора отправляться в дорогу, – напряженно сказала она, сползла с него и села, отвернувшись.

Доминик посмотрел на гриву спутанных желтых волос, которые полностью прикрыли ее плечи. Худенькая спина, круглые, упругие ягодицы, все выражало недовольство. Доминику показалось, что его ударили под ложечку. Зачем он обидел ее столь равнодушным ответом? Господи, Боже мой, неужели он в самом деле полюбил? Что делает с нами любовь? Неужели именно она заставляет мужчин бросаться к ногам возлюбленных только для того, чтобы увидеть на их устах улыбку?

Сара наклонилась вперед, пытаясь дотянуться до рубашки. Доминик сел, обнял ее за плечи, повернул к себе лицом. В уголках глаз девушки блестели слезинки. Доминику казалось, что его ранили в самое сердце.

– Сара! – его переполняли чувства, голос был хрипловатым, необходимо откашляться, но тогда он выдаст себя с головой. – Давай никуда не поедем, – предложил он. – Только этой ночью.

Она посмотрела ему в глаза. Ему показалось, что в них затаились надежда и тревога.

– Мне надо вернуться домой. Мои родные будут беспокоиться, – но говорила она почему-то очень неуверенно.

– Будут ли?

Сара растерянно посмотрела на него и закусила губу.

– Нет, наверное. Возможно, отец, да еще немного… Лиза. Но…

– Но теперь один день не имеет для них большого значения, – закончил он за нее, взял ее руки и поднес к губам. Теперь они стояли друг перед другом на коленях, Сара прикрывала наготу распущенными волосами, они ниспадали по плечам, касались коленей. Сквозь густые пряди дразняще проглядывала нежная грудь с розовым соском, светились белизной бедра.

– Давай сегодня останемся здесь, Сара. Разобьем лагерь у ручья, будем спать под звездами, – нежность в его голосе давала понять, что еще он хочет делать под звездным небом. Сара разлепила розовые губы, язычок облизал сочную нижнюю губу.

Неосознанное движение влажного язычка девушки, вызвало у Доминика нарастающее напряжение в паху. Он усмехнулся, тело откровенно демонстрировало желание обладать этой женщиной снова и снова. Он уже многие годы не испытывал желания обладать одной женщиной три раза подряд.

– Если мы останемся, то, вероятно, не будем скучать, – оживленно сказала Сара, отстранилась и упрямо потянулась за рубашкой. – Уже начинает темнеть, надо расседлать коней, развести костер. Если ты позаботишься о лошадях, то я займусь костром. Прошлой ночью я заметила, что это у тебя не очень хорошо получается.

Разговаривая с ним, она пыталась натянуть рубашку. Доминик широко улыбнулся. Сара сердито спросила:

– Что тут смешного? – подозрительно посмотрела на мужчину, который бесстыдно развалился на одеяле, нагло посматривая на нее. А Доминик сложил еще и руки под голову.

– Тебе никто никогда не говорил о том, что ты очень деловая особа? – спросил он, все еще ухмыляясь. Сара покраснела и смутилась. Она внезапно стала очень привлекательной. Снова посмотрев на нее, Доминик почувствовал сильное возбуждение и удивился, когда обнаружил, что Сара старается не замечать красноречивого свидетельства его вожделения.

– О, – тихонько сказала она, совсем растерявшись, – кажется, я привыкла давать указания.

– Приказывать, – поправил он, зачарованно уставившись на нее, – особенно мне, – добавил он, наблюдая за ней.

Сара внимательно посмотрела на него. Он нахмурился, принял неприступный вид, изображая неудовольствие. Казалось, она испугалась чего-то, потом тряхнула головой и подтвердила:

– Да.

Доминик не смог удержаться и весело рассмеялся.

– Не волнуйся, моя милая, – посоветовал он, взял брюки, сел и принялся одеваться. – Я обнаружил, что начинаю привыкать к тому, что мною распоряжаются. Но хотел бы подчиняться только одной деловой особе. Но будь осторожна, чтобы я не отшлепал тебя в один прекрасный день!

– Не сможешь, – убежденно заявила она, как только догадалась, что он ее разыгрывает. Застегивая пуговицы, Сара оглядывалась по сторонам в поисках остальной одежды. Доминик натянул брюки, встал, засунул ноги в ботинки.

– Почему не смогу? – спокойно спросил он, подал ей брюки и сандалии, потом натянул рубашку. – Я гораздо крупнее тебя, кроме того, за тобой – должок.

Он собирался поговорить об этом в шутливом тоне, но Сара сразу же насторожилась и запротестовала.

– Доминик, я ничего не говорила папе.

Доминик выбранился про себя, не стоило сейчас касаться больной проблемы. Он перестал застегивать пуговицы, притянул к себе Сару, погладил все еще обнаженные ягодицы.

– Сара, все нормально, забудем о неприятном.

– Ты не веришь мне? – похоже Сара даже не заметила его ласк, которые всего час назад заставили бы ее залиться краской стыда. Она смотрела ему в глаза прямо и открыто. Доминик в первый раз подумал о том, что она, возможно, не лжет. Может быть, кто-то подсмотрел и рассказал ее отцу, когда… А, в общем-то, какое это теперь имеет значение? Они решили не вспоминать о плохом. Пусть все так и будет.

– Я тебе верю, – сказал он, поглаживая ее спину и упругий маленький задок. Нежное мягкое тело Сары снова возбуждало его. Доминик решил, что как только она отвернется, ему необходимо будет привести в порядок брюки.

– О, Доминик! – Сара счастливо улыбнулась, руки взметнулись вверх, девушка обняла молодого человека за шею, приподнялась на носках и поцеловала в губы, искренне и непосредственно. Доминик обрадовался и ответил ей таким страстным поцелуем, что разожгли костер и расседлали лошадей они очень и очень не скоро.

ГЛАВА 22

Они собирались провести вместе только одну ночь, но задержались сначала на два дня, потом на три, потом на неделю. Молодые люди смеялись и болтали, отдавались друг другу, сплетаясь в страстных объятиях. Постепенно припасы, благоразумно прихваченные Домиником, истощались. Они умудрялись пополнять свой скудный рацион дичью, на которую охотились довольно успешно. Доминик оказался более метким стрелком, чем Сара. Девушку это очень удивляло, она была неплохим стрелком, но она с радостью признала его превосходство.

Она была хорошим организатором, разделила обязанности, но потом, сообразив, что делает, смутилась и виновато остановилась. И никак не могла снова распоряжаться. Но однажды Доминик неэкономно высыпал всю соль на зайца, которого собирался зажарить, и Сара вспылила. Соли было немного, необходимо было делить ее на маленькие порции и растянуть на возможно долгий срок. Доминик принялся убеждать ее, что ему очень нравится, как она хозяйничает. К тому времени, как они «разобрались», заяц превратился в кусок угля. Молодые люди пообедали сушеной бараниной и не расстроились нисколько. В большинстве случаев они почти не замечали, что едят. Их гораздо больше интересовала постель: все равно под звездным ли небом или в лучах яркого солнца.

Их любовные игры казались Саре распутными и дикими, но смелости фантазии Доминику было не занимать. Он был терпеливым и нежным, жадным и яростным. Но всегда все было по-разному и всегда прекрасно. Сара никак не могла насытиться его ласками, его телом, его плотью. Доминик научил ее отвечать поцелуем на поцелуй, лаской на ласку, исследовал пальцами, губами, языком каждый уголок и заветное местечко на ее теле, побуждал ее познакомиться поближе с его телом. Сара все время пребывала в блаженном тумане наслаждения. Она светилась от счастья и догадывалась, что любовные забавы сделали ее кожу и волосы более эластичными и блестящими, а черты лица смягчились. Теперь она ощущала себя настоящей красавицей, такой, какой представлял ее себе Доминик. Он почти все время смотрел на нее, не пытаясь скрывать восторга и страсти. Сара расцветала изо дня в день, старалась не задумываться о предстоящей разлуке, не хотела разрушать идиллию. Они оба прекрасно знали, что безмятежное состояние не может длиться вечно. Когда-то им придется принять решение и трезво взглянуть в лицо действительности. Но не теперь. Не теперь. Очень хотелось отдалить то мгновение.


Однажды ночью Сара лежала, удобно устроившись на руке Доминика. Голова ее покоилась на седле. Девушка решилась спросить у молодого человека, какое преступление он совершил, за что его приговорили к пятнадцати годам каторжных работ. Доминик вздрогнул и долго ничего не говорил. Сара решила, что он не станет отвечать ей. Но через некоторое время он повернулся, посмотрел ей в глаза. Сара не отвела глаз. Она очень любила худые угловатые скулы, синие глаза, длинный прямой нос и упрямый подбородок. Лунный свет слегка серебрил его лицо, волосы, кожу.

– Если не хочешь, то можешь не отвечать, – сказала Сара, протянула руку и нежно коснулась пальцем его губ. Она теперь часто прикасалась к нему. Думая об этом, она не могла поверить, что это она – Сара Маркхэм, старая дева, худая и костлявая, у который никогда не было ни одного молодого поклонника, находится в самых близких отношениях с красавцем-мужчиной. Доминик поймал ее руку, нежно поцеловал пальчик и улыбнулся, блеснув в темноте белой полоской зубов.

– Да, я знаю, что могу и не отвечать, – постепенно голос его окреп. – Но я не хочу, чтобы ты считала меня глупым и никчемным воришкой. Ты не должна думать, что спуталась с негодяем.

Молодой человек умолк на некоторое время. Сара терпеливо ждала продолжения его рассказа. Она понимала, что сейчас он в разладе с самим собой. Ему предстояло рассказать ей историю своей жизни и ничего не утаить.

– Чтобы ты поняла, почему я очутился здесь, я имею в виду не этот берег ручья. Здесь я хотел бы находиться больше всего на свете, – он вновь улыбнулся ей, Сара ответила нежной улыбкой. Они лежали, укрывшись одеялом почти обнаженные, только на Саре была надета просторная рубашка Доминика.

– Мне придется начать издалека, чтобы быть точным, придется отойти в прошлое лет на тридцать. Я родился восьмого марта 1804 года у единственной дочери богатого ирландского землевладельца. Ее звали Маура Кэтлин Галагер. Несмотря на то, что ей исполнилось всего восемнадцать лет, она была женой графа уже три года.

Сара хотела попросить Доминика повторить все сначала. Если она правильно поняла Доминик является сыном графа. Было довольно трудно поверить. Однако молодой человек заметил ее невольное движение и удивление. Он жестом приказал ей молчать. Сара покорно подчинилась, уставившись огромными изумленными глазами на своего любовника, и стала ожидать продолжения рассказа.

– Когда я родился, первое дитя, наследник графского титула, начались пышные торжества. Через неделю с помпой и соответствующими почестями меня окрестили. Мне дали имя Джон Доминик Фрэйм. Видишь ли, графа звали Джон Кристофер Фрэйм.

Девушка снова открыла рот, чтобы задать вопрос, но Доминик снова не позволил ей вставить ни слова.

– Граф являлся ирландцем только по месту жительства, по юридическому адресу. Воспитание, образование и наклонности имел английские. Я рос в замке, который выходил окнами на Лау Дер. Замок был огромный, из черного камня, с зубчатыми стенами. Я рассказывал о нем тебе однажды. Замок назывался Фондерлей и служил домом графам крови со времен Вильгельма Завоевателя. Это замечательное место. Я любил его, когда был мальчиком, очень люблю до сих пор. У меня были все привилегии и преимущества, которые, как ты можешь представить, имеет единственный сын графа, включая домашнего воспитателя. Он строго следил за моим образованием, взятками и уговорами заставлял высиживать за уроками положенные часы. У меня был учитель танцев. (Здесь Сара мило улыбнулась, Доминик тепло улыбнулся ей в ответ.) Конечно же, имелся учитель фехтования и тренер по боксу, далее стрельба, музыка и еще множество всяких учителей и наук. Наверное, меня хотели заучить до смерти. Я очень редко встречался с матерью, как и все мальчики в подобной ситуации. Чего, кстати, мне явно недоставало. Родители проводили большую часть времени в Лондоне, а граф почти не появлялся в замке. Мне кажется, в то время он мной очень гордился. Несмотря на такое обилие наук и учителей, я умудрялся оставаться очень долго озорником, графу, похоже, это нравилось. Но он не относился ко мне тепло и нежно, да и к матери – тоже. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что он любил так, как дозволяла ему холодная сдержанная натура. Моя мама была очень красива, даже прекрасна. Черные, как уголь, волосы, великолепные черты лица и ярко-голубые глаза, такие голубые, как ирландское море.

«Как у тебя», – подумала Сара, но ничего не сказала. Доминик смотрел мимо нее в ночное темное небо. Сара пристально глядела на его четкий профиль, словно бы высеченный из камня.

– Я буквально обожал мать, слепо, безрассудно, как любит, обычно, ребенок. Был убежден, что она – настоящий ангел, мысль о том, что она может совершить ошибку или какой-то проступок, казалась мне нелепой, нереальной. Именно поэтому все, что случилось дальше, стало для меня тяжелейшим потрясением.

За три дня до моего семилетия умер отец моей матери. Некоторое время она не общалась с ним, фактически со дня моего рождения. Но узнав о его смерти, горько плакала. А вскоре пришло предсмертное письмо моего деда, адресованное графу. Мой дед был ярым католиком. Дед коротко, без излишних подробностей, сообщал графу, что не может уйти с миром и унести в могилу тайну дочери. Сокровенную тайну. Летом 1803 года Маура приезжала к нему в поместье, в Кантри Корк, а граф находился в это время в Лондоне. Тогда-то у Мауры завязался роман с молодым ирландским крестьянином, чья семья жила на территории поместья в одном из небольших домишек. Как только мой дед узнал о романе, он немедленно отправил всю семью молодого человека в Штаты, но было уже поздно. Маура изменила мужу и была беременна. Оказалось, что я Джон Доминик Фрэйм вовсе не сын графа, а сын ирландского крестьянина. Прочитав письмо, граф тут же послал за матерью и ознакомил ее с текстом. Мать моя горько плакала, рыдала, с ней приключилась истерика, но она созналась и вымаливала себе прощение на коленях.

Граф простил ее, насколько я знаю, по крайней мере, она до смерти оставалась его женой. Но я оказался для графа символом ее неверности и предательства. Граф возненавидел меня, я сразу же почувствовал это. Он пригласил меня к себе в кабинет, закрыл дверь и холодно объявил, что я не должен называть его «папа», так как не являюсь его сыном. Я безродный ублюдок, которого обманным путем подбросили ему.

Конечно же, я был испуган и ошеломлен. Даже сейчас помню, какой ужас охватил меня тогда, когда граф заявил, что уезжает с моей матерью в Лондон и больше они никогда не вернутся. Меня оставили в Фондерлее, объяснив, что я должен быть благодарен за это, потому что только христианское милосердие не дозволяет графу бросить меня на произвол судьбы и отправить к соплеменникам-крестьянам. После того ни он, ни моя мать не пожелали взглянуть на меня. Я долго рыдал, оскорбленный и растерянный, граф перед расставаньем осыпал меня такими уничижительными словами и эпитетами, высказал все, что думает о моем происхождении и обо мне лично.

Я, крепкий, сильный мальчик рыдал от обиды и унижения, а потом побежал к матери. Она обняла меня, заплакала и сказала, что ничем не может мне помочь. Полагаю, что она поступила так, чтобы не лишиться своего положения. На следующий день они навсегда уехали в Лондон. Я был оставлен в Фондерлее, растерянный и оскорбленный до глубины души. Но теперь все изменилось, я не был больше сыном графа, а стал воспитанником из милости. Хотя об этом знали только несколько человек. Граф был слишком гордым человеком, ему не хотелось признаваться в том, что ему изменила жена и что его наследник, не его кровь и плоть. В любом случае, слуги и соседи все-таки считали меня сыном графа, но я отлично знал правду и держался со всеми отчужденно.

Моя мать и граф ни разу не навестили меня, ни разу не послали короткого письма или записки к Рождеству или на день рождения. Теперь я оказался покинутым, тогда как в начале жизни был слишком избалован. Пропущу несколько лет. Скажу только, что я очень ожесточился от одиночества. Чуть не умер от отчаяния. Мне было больно осознавать, что мне милостиво предоставляют постель и кров, что мой «благодетель» ненавидит меня. И до сих пор мне противна сама мысль о том, чтобы быть перед кем-то в долгу…

Наконец, в день моего семнадцатилетия я не выдержал, собрался и уехал из Фондерлея. Я по-прежнему оставался идеалистом и решил встретиться с матерью. Граф занимал фешенебельный дом в престижном районе Лондона. В самый разгар сезона я постучал в дверь этого дома. К счастью графа не оказалось. Я очень стеснялся, был худым, долговязым, как все мальчишки этого возраста. Наверное, граф отсутствовал не только на счастье матери, но и на мое счастье. Я считал себя мужчиной, и собирался защищать честь матери и основательно подпортить шкуру графу. Он, конечно же, сразу проткнул бы меня.

Мать, увидев меня, застыла от ужаса, хотя очень умело скрывала свои чувства. Она быстренько выпроводила меня из дома, сняла для меня квартиру в отдаленном районе города. Она торжественно поклялась в том, что любит меня по-прежнему, но не осталась со мной потому, что граф дает этим вечером обед. Она пообещала навестить меня прежде, чем я вернусь в Фондерлей. Сунула мне в руку фунтовую бумажку, велела купить себе подарок и быстро ушла.

Я изорвал деньги на мелкие клочки, как только она удалилась. И тоже выбежал из дома. Потом погулял по набережной, записался в команду торгового судна, оно отплывало на следующее утро в Испанию, а затем – в Африку. Три человека из команды сошли с борта за день до отправления, но я оказался слишком наивным тогда, не понимал, что это свидетельствует против капитана, но в ином случае меня бы не взяли в команду. Конечно, я был плохим моряком, ничего не знал ни о море, ни о кораблях. Весь путь, а это был дьявольски трудный вояж, хотя мне потом приходилось видывать и похуже, я был зеленым от тошноты и головокружения. Идеализируя мать, я убедил себя в том, что она вынуждена была меня оставить. Надеялся, что увидев меня, она уйдет от отца и возьмет меня к себе. Такие мечты приходят в голову юношам. Но мать за полчаса разбила вдребезги все мои надежды и иллюзии, мне казалось, что она с легкостью разбила мое сердце. Потребовалось много времени, чтобы понять, какие крепкие у нас сердца и их не так просто разбить…

К тому времени, когда корабль достиг берегов Африки, я понял, что моряком мне не быть. Однако необходимо было обязательно вернуться домой.

Через два года я вернулся на «Авери», так называлось судно. Теперь я действовал иначе, оказавшись в Лондоне, не сразу бросился к матери. Мне исполнилось восемнадцать лет, я считал себя взрослым мужчиной. Получив расчет, он был невелик, отправился в Ирландию. Но не в Фондерлей, ведь это был его, а не мой дом. Я поехал в Дублин. Умело играя в кости и ставя на быстрых лошадей, преумножил заработок. Теперь у меня на руках была приличная сумма. К счастью, у меня хватило ума бросить игры раньше, чем я смог бы проиграть все, что выиграл. Дублин мне не особенно нравился, конечно, там было много развлечений, но я решил покинуть его и купил ферму неподалеку от Гелвея. Увлекся разведением лошадей. Вскоре мой табун начал приобретать известность, ферма пользовалась хорошей репутацией. Соседи практически ничего обо мне не знали, потому что я взял себе фамилию Галагер, под этой фамилией я нанимался на судно. Вскоре до меня через соседей дошла горькая весть. Я узнал, что графиня умирает. За эти годы я постарался забыть о том, что когда-то беззаветно любил мать, но теперь она лежала при смерти, мне было очень больно и тоскливо. Я долго думал, мне было невыносимо грустно, а потом понял, что должен встретиться с матерью. Поехал в Лондон и направился прямо в дом графа, не переодеваясь и не снимая номера в гостинице.

Дворецкий с неохотой впустил в такой час незнакомца, но я будто обезумел и не понимал слова «нет». Отодвинув его в сторону, прошел к матери в опочивальню, разбудил испуганную горничную. Мать лежала одна на огромной кровати, рядом с ней находился священник и суетилась служанка. На улице было тепло, но в камине жарко полыхал огонь, вероятно, умирающая мерзла.

Не стану описывать в деталях, как мы встретились и о чем говорили. Мы помирились. Перед смертью мать взяла меня за руку и надела мне на палец кольцо с рубином и жемчугом, она носила его всю жизнь. Даже на мизинец оно было мне мало, а мать носила его на среднем пальце. Как только она вздохнула последний раз, в комнату ворвался граф. Мне стало жаль его, он опоздал попрощаться, было ясно, что он очень расстроен. Он отошел от постели покойной жены и увидел меня. Граф дико заревел и замахнулся на меня тростью. Я едва успел вырвать ее у него из рук, но он обезумел от ярости, стал кричать, звать слуг. На крик сбежались все, кто находился в доме. Меня схватили два крепких лакея и держали до прихода констебля, я не сопротивлялся, потому что считал всю историю глупой. Но констебль не счел нужным выслушать меня, хоть я пытался объясниться. Меня бросили в тюрьму.

Беспокоиться серьезно было не о чем до тех пор, пока меня не отправили в тюрьму Ньюгейт. Там я ожидал суда и очень изумился, когда мне предъявили обвинение. Меня собирались судить за грабеж, будто бы я украл кольцо у матери. Я был просто-напросто удивлен, но не обеспокоен. Обвинение казалось мне несерьезным, беспочвенным! Но суд все-таки состоялся, кстати, меня там не было. Вместо меня присутствовало какое-то доверенное лицо, я был признан виновным и приговорен к пятнадцати годам каторжных работ и переселению в Австралию. Таким образом граф все-таки умудрился вычеркнуть меня из своей жизни. Приговор был равносилен смерти, он очень надеялся, что я не переживу долгой морской дороги. Ведь если я и не являлся кровным сыном графа, однако оставался наследником титула и нерастраченных поместий.

Алчный капитан Фарли решил продать меня твоему отцу. Когда Эдвард отказался брать меня, он решил расправиться со мной. Меня привязали к мачте и, наверное, засекли бы до смерти. Но появилась мегера с горящими от негодования глазами и все перевернула с ног на голову.

Доминик лукаво улыбнулся, Сара тоже улыбнулась, без обиды принимая шутливое определение, хотя в глазах у нее все еще стояли слезы. Ее до глубины души тронула история одинокого, испуганного мальчика, которого буквально затравили. По мнению Сары, мать Доминика заслужила наказание плетью. Однако девушка не решилась высказаться вслух. Она беспокоилась о том, чтобы Доминик не заметил ее слез. Он наверняка решит, что она жалеет его. Сара поняла, что он очень не любит, когда его жалеют.

– У меня появилось желание поцеловать подол той безобразной юбки, в которую ты была в тот день одета, только за то, что ты велела им снять меня. И тут же я возненавидел тебя за то, что ты дала мне повод почувствовать себя должником.

– Именно поэтому так отвратительно и грубо обращался со мной, в конюшне гостиницы той ночью? – Сара вспомнила перепалку в конюшне и притворно-укоризненно посмотрела на Доминика. Слезы уже высохли на щеках. – А я просто хотела помочь тебе.

Доминик обнял Сару, потом просунул руку под рубашку. Сара почувствовала жар, идущий от его сильного тела и ощутила нежнейший поцелуй на щеке. Ее руки тут же обвились вокруг его шеи. Потом Доминик слегка отстранился и заглянул ей в глаза, Сара положила голову ему на плечо и вздохнула.

– Прости, – сокрушенно сказал Доминик, – я был… э-э…

Он нарочито задумался, заставив ее дожидаться эпитета, который, Сара знала это точно, будет ядовитым до неприличия.

– Свиньей, – решительно вмешалась она.

– Да, свиньей, – согласился Доминик, смеясь и крепко поцеловал ее в розовые губы.

– Ты так разозлил меня тогда, – тихо сказала Сара. – Не помню, чтобы когда-нибудь до этого я так сильно злилась.

– Боюсь даже представить, что бы случилось со мной, если бы на выручку не пришел тот грубый мужлан-надсмотрщик. Если бы тогда я знал, то, что знаю сейчас, то ни за что бы не стал испытывать твой норов. Ты тогда могла пристрелить меня или убить какой-нибудь палкой или…

– У меня нет никакого норова. Обычно, – тихо сказала Сара, и Доминик расхохотался, довольный.

– О, Сара, как плохо ты себя знаешь. У тебя жутчайший нрав, я люблю тебя, как безумный, когда ты даешь себе волю. Это такое восхитительное перевоплощение. Порядочная, сдержанная леди становится шипящей от злости ведьмой.

Сара от удивления потеряла дар речи. Доминик резко прекратил смеяться, посмотрел ей в глаза и умолк. Это абсурд! Но Сара успела заметить тревогу в этих голубых глазах. Она могла поклясться!

– Доминик, – нерешительно заговорила она, тщательно припоминая все, что он произнес. – Что ты сказал?

Доминик, ничего не отвечая, молча смотрел на нее. Похоже, он сам основательно обдумывал сказанное. Потом поморщился, скатился, лег на спину, мрачно посмотрел в укутанное плотными облаками ночное небо.

– Я люблю тебя, Сара, – повторил он сердито.

Сара, не двигаясь, прислушивалась к гулким ударам собственного сердца и удивленно смотрела на помрачневшего Доминика. Потом оперлась на локоть и уставилась на него пристально. Волосы, словно занавес упали на одеяло. Доминик неохотно посмотрел в глаза Сары. Губы были поджаты и напряжены, взгляд синих глаз внезапно стал колючим.

– Ты серьезно? – спросила она, едва дыша. Он молчал. – Доминик…

– Да, серьезно, – недовольно скривился он.

– О, Доминик!

Казалось, этот радостный крик вырвался у нее прямо из сердца, Сара упала на Доминика, обняла его за шею и, целуя словно безумная. Какое-то время он позволил ей безумствовать, а потом схватил и перекатился вместе с ней. Теперь Сара лежала на спине, а он навис над ней.

– Было бы неплохо узнать о том, что мои самые заветные чувства растрачиваются не впустую. Требуется взаимная поддержка, – пророкотал он, игриво нахмурившись.

– Что? – Сара довольно ухмыльнулась. Ее огромные золотистые глаза светились от счастья. Доминик сердито посмотрел на нее, но Сара молчала, тогда он взмолился:

– О, черт, Сара, ты любишь меня?

Она пристально глядела на него. В прорехи между черными облаками проглядывали редкие звезды, они слабо освещали суровое, красивое лицо и голубыми бликами отражались на черных волосах.

– Да, – сказала она, вдруг осознав, что действительно любит его.

Доминик расслабился и даже попытался улыбнуться. Сара потянулась, чтобы поцеловать любимые губы, чтобы отважно и решительно закрепить свои права, но Доминик отстранился.

– У-у, сначала скажи.

– Доминик, – тихо проговорила она и внезапно замолчала, застеснявшись неизвестно почему.

– Сара, скажи.

Девушка догадалась, что он воспринимает весь разговор так же болезненно, как и она. От неверного сердца не спасут ни сила, ни высота, ни откровенная мужественность, ни столь изумительная красота. Он, как и она, был ошеломлен тем, что влюбился. Он, как и она, был встревожен и боялся открыто проявлять свои чувства.

– Я люблю тебя, Доминик, – она не думала, что признание может прозвучать словно торжественная клятва. Губы у Сары вздрагивали, она боялась смотреть на него. Доминик был мрачен и серьезен.

– Повтори еще раз, Сара.

– Я люблю тебя, Доминик.

Он застонал, голос был хриплый, какой-то звериный. Запрокинув ей голову, он завладел ее губами. Поцелуй был такой сладкой и нестерпимой мукой для Сары, что ей захотелось кричать…

Он ласкал ее так же диковато и нежно. Сара кричала от наслаждения, раскрывалась ему навстречу, обнимала руками, ногами. Они отдавались друг другу, захлестнутые половодьем страсти, казалось, мир вращается вокруг и никак не может остановиться.

ГЛАВА 23

Сара открыла глаза. Утро наступило ненастное, серые тяжелые тучи затянули все небо. Казалось, они нависают в дюйме от ее маленького носика. Уютно устроившись в надежных объятиях Доминика, Сара недовольно нахмурилась, хотя должна была бы радоваться. Плотная облачность означала, что скоро пойдет долгожданный дождь. Сара не радовалась. Она была в подавленном настроении, очень расстроена и обеспокоена. Тяжелые низкие тучи были предвестием жуткой бури. А в этой части Австралии даже незначительные бури, обычно, опустошительны. В пустыне негде укрыться, путников настигнет сокрушительный ливень, может убить градом или сразить молнией. Самое разумное сейчас – сразу же отправиться на Ловеллу, до которой оставалось несколько часов пути. Если же поторопиться, то и того меньше. Теперь Сара поняла, почему у нее столь подавленное настроение: наступило «когда-нибудь», которого она так страшилась. Сегодня придется подумать о будущем.

– Доминик.

Нет смысла откладывать неизбежное. Сара осторожно потрясла молодого человека за плечо. Если они не хотят попасть под дождь, им придется сниматься немедленно. Она снова позвала Доминика и почувствовала тяжелую ладонь на талии. Медленно и неохотно он открыл один голубой глаз, недовольно посмотрел на нее и предложил:

– Давай поспим, cuilin.

– Нет, я… А что такое cuilin, – она тут же сбилась, повторив незнакомое слово.

Молодой человек вздохнул, отпустил ее, лег на спину, потер лицо ладонями. Сара внимательно смотрела на черные вьющиеся волосы, небритое лицо, широкие плечи, мощную грудь, заросшую темными волосами. Она подумала, что прошлой ночью ей приснился чудесный, волшебный сон. Этот великолепный самец не может любить ее. Наконец, Доминик проснулся окончательно, нежно улыбнулся ей, и Сара поняла, что ей ничего не приснилось. Все, что произошло – правда.

– Ты – девушка с прекрасными волосами, – сказал он и потянулся, чтобы схватить прядь золотистых волос. Сара шутливо шлепнула его по руке. Тогда он поймал руку и потянул Сару к себе.

– Это гэльский [5] язык. Иди сюда.

– Нет, Доминик, – Сара упорно сопротивлялась.

Он обратил внимание на ее серьезное лицо и отпустил. Сара села, забыв о том, что на ней только тонюсенькая синяя рубашка, которая не скрывает грудь и торчащие соски. Он уже все равно видел все остальное и даже более интимные подробности. Доминик сейчас был совершенно обнажен, хотя и скромненько прикрывался одеялом. Сара грустно улыбнулась, вспомнив, как была потрясена, впервые увидев Доминика обнаженным.

– Что случилось, моя милая? – Доминик положил голову на седло, подсунув ладонь под затылок. Сара посмотрела на буйные заросли у него под мышками. Сердце сжималось от дурных предчувствий, хотелось плакать. Она так сильно полюбила его, ей будет трудно вспоминать о том, как они ласкали друг друга, разговаривали, ссорились, целовались, делили постель…

– Скоро начнется буря, Доминик, – она старалась говорить спокойно, но, похоже, он научился улавливать в ее словах скрытый смысл. Доминик открыто посмотрел ей в глаза.

– И что теперь?

– Надо возвращаться, Доминик. На Ловеллу. Нельзя больше откладывать.

Он молчал, разглядывая ее, но через какое-то время заговорил, тщательно подбирая слова.

– Я не могу туда вернуться, Сара.

Девушка нервно облизала губы.

– Можешь. Я расскажу папе, что ты спас меня от банды грабителей…

– И о том, как я похитил тебя, – сухо добавил он.

– Я не стану говорить ему об этом, – нахмурилась она.

– Знаю, что не станешь, – согласился Доминик, потом вздохнул и сел. Он выглядел великолепно, сидящий с обнаженным торсом. Но у Сары не было больше желания любоваться им. Все складывалось не так, как хотелось ей.

– Давай-ка я скажу по-другому, Сара. Я не вернусь на Ловеллу. Надо быть сумасшедшим, чтобы решиться на подобный поступок. Вдруг тебе не удастся убедить отца, что твое спасение оправдывает все мои прошлые проступки? В прошлый раз он приказал этому неотесанному болвану засечь меня до смерти. Если я вернусь, то окажусь в полной зависимости от его милости. А я не верю, что он милосердный человек.

– Я скажу ему…

Доминик фыркнул, и Сара замолчала.

– Сара, любовь моя, ты дурачишь себя, предполагая, что твой отец встретит меня с распростертыми объятиями. Он был готов убить меня до того, как я помог организовать набег на его ферму и принял участие в угоне племенных овец. Ко всему прочему, я похитил его дочь. Как ты считаешь, что он испытывает по отношению ко мне, какие чувства одолевают его?

– Мой отец – просто человек. Я знаю, тебе очень трудно поверить после всего, что с тобой произошло. Но существует нечто, чего я не могу понять. Он не мог приказывать высечь тебя. Он должен был дать тебе возможность высказаться.

– Увы, Сара, он не дал мне такой возможности.

– Доминик…

– Я не вернусь, Сара. Это мое последнее слово!

Сара печально взглянула на него, глубоко вздохнула. Ей приходится признать поражение.

– Что ты будешь делать? Куда отправишься?

– Я намерен вернуться в Ирландию. Там мой дом, хотя ферма и продана в счет платы за судебные издержки. Но я сумею все начать сначала и серьезно настроен сделать все возможное.

– А как же я? Как же мы? – не помня себя от боли в сердце, закричала Сара.

– Ты можешь поехать вместе со мной, – внезапно глаза Доминика стали ярко-синими. Сара отвернулась, она почувствовала, как в душе закипает ярость.

– Я буду твоей походной девкой? Легкодоступной женщиной? Твоей любовницей? – губы у нее дрожали от обиды. – Неужели ты действительно думаешь? – она начала заводиться, подогревая себя злостью. Почему он не хочет вернуться на Ловеллу? Как смеет делать подобное предложение?

– Как моя жена, – спокойно ответил он. Сара удивленно уставилась на молодого человека. – Сара, я прошу тебя выйти за меня замуж, – добавил он, когда не услышал ответа от потрясенной девушки.

Она думала. «Женой?» Его жена! Сердце было готово выскочить из груди от радости. Она станет миссис Доминик Галагер… Внезапно ее мысли дали сбой. Миссис Доминик Галагер – жена каторжника. В Австралии от нее отвернутся все. Она будет жить словно отделенная об общества прочной оградой, не посмеет показаться в обществе. Ее дети, их дети будут отверженными.

– Я не могу выйти за тебя замуж, – выпалила Сара. Доминик прищурился недобро. Вообще-то она не собиралась говорить об этом, вернее, должна была сказать, но не такими словами. Надо было хорошенько подумать прежде.

– Почему не можешь? – он не давал ей времени на раздумья, смотрел в упор, жестко и насмешливо. Почему, Сара? Прошлой ночью ты призналась в том, что любишь меня…

Она все еще не могла ответить, не могла собраться с мыслями, отчаянно пытаясь подобрать подходящие слова. Он не должен требовать от нее ответа здесь, сейчас, она не готова. Не сможет ответить обоснованно, и вместе с тем не обидеть. Он ведь даже не представляет, на что обрекает ее своим предложением. Выйдя за него замуж, она никогда не сможет вернуться на Ловеллу, никогда не увидит родного дома…

– Потому что ты стыдишься меня, верно? – его взгляд обжигал. – Я достаточно хорош, чтобы стать твоим любовником, но только не мужем, так? Потому что я осужденный?

Его слова были слишком беспощадными. Сара взглянула на Доминика, широко распахнув глаза. Она отчаянно пыталась найти слова и объяснить ему свое положение.

– Доминик, ты не понимаешь…

– Да, я ни черта не понимаю и не хочу понимать! – выкрикнул он, вскочил на ноги и принялся натягивать брюки. Потом зло впихнул ноги в ботинки. Сара беспомощно наблюдала за ним. Она тоже поднялась, светя длинными обнаженными ногами. Попыталась схватить молодого человека за руку. Но он оттолкнул девушку. Сара отшатнулась со страхом, увидев его злое лицо.

– Доминик, выслушай меня, – пыталась взывать она, начиная злиться. Доминик набросил тем временем рубашку и начал собирать кое-какое снаряжение.

– Я достаточно наслушался, теперь меня тошнит от себя и от тебя. Отойди, Сара!

Глаза Доминика метали голубые молнии. Сара шагнула ему навстречу, надеясь остановить. Он снова оттолкнул ее, потом схватил за плечи, приподнял и убрал со своей дороги, как будто переставив с места на место неодушевленный предмет. Потом решительно прошагал мимо нее туда, где бродили спутанные лошади. В руках он держал седло и вьючную сумку.

– Доминик, – Сара было очень зла, но увидев, что он принялся седлать Килкени, побежала следом. – Доминик, подожди!

Молодой человек подтянул подпругу, перекинул поводья на спину коня, вскочил в седло. Сара стояла, зажав рот ладонью и смотрела ему в спину. Она не могла понять, почему в столь короткое время из нежных любовников, они превратились в злейших врагов.

– Поезжай домой, Сара, – сердито сказал он, в последний раз окинув ее мрачным взглядом. А потом ударил Килкени каблуками в бока и умчался.

– Доминик…

Было поздно взывать к нему. Он уехал. Сара смотрела вслед удаляющемуся всаднику, ей казалось, что сердце вот-вот разорвется на части. Злость исчезла, осталась ноющая боль в животе. Сара предполагала, что больше никогда не увидит его. Она знала, что совершила непоправимую ошибку. Неважно, что подумали бы и сказали отец, Лидия, Лиза, друзья и соседи, узнав о их союзе. Она ведь все равно любит его. Сара внезапно осознала, что очень хочет быть женой Доминика Галагера. Почему она не пришла к заключению, пока он ожидал ее ответа? Она просто не ожидала, что он сделает ей подобное предложение. Она надеялась, что они будут существовать в придуманном раю вечно. Теперь Сара запоздало поняла, что если бы даже Доминик и согласился вернуться на Ловеллу, и даже если бы ей удалось уговорить отца не наказывать осужденного, то все равно молодой человек оказался бы в унизительном положении. Доминик был гордым мужчиной, слишком гордым. Для него невыносимо сознание того, что она владеет им, что он обязан выполнять ее распоряжения, а если он откажется, то его могут принудить, наказывая побоями и заковывая в кандалы. Сара до рези в глазах всматривалась вдаль, ей так хотелось в последний раз взглянуть на него. Но Доминика уже не было видно. Слезы хлынули у нее по щекам. В первый раз за многие годы она стала жертвой женской слабости, которую всегда презирала. Сара опустилась на колени, уронила голову на руки и горько заплакала.

Внезапно над головой раздался раскат грома. Сара поднялась, вытерла мокрое, распухшее от слез лицо ладонями. Как она и подозревала, слезы не могли облегчить ее положения. Она чувствовала себя покинутой, несчастной. Доминика больше нет с ней. Возможно, он исчез из ее жизни навсегда.

У Сары от слез заболели глаза и распух нос. Девушка взглянула на небо, и почти задохнулась от ужаса. Тучи уже не казались серыми и мягкими, они были черными, словно слившимися в одну тяжелую массу. В центре почти непрерывно сверкали языки молний. Похоже, что буря собирается грозная. Сара поняла это раньше, чем растерянно заржала стоящая неподалеку лошадь. Наверное, скоро разразится даже не буря, а свирепый ураган. Девушка растерянно огляделась. Она даже не стала собирать вещи, а быстро оделась, оседлала лошадь, все время успокаивая и подбадривая ее, вскочила в седло. В брюках оказалось удобно и легко сидеть прямо. Конь внезапно поднял голову и тревожно заржал, но она заставила его бежать легким галопом, стараясь не подавать вида, как она нервничает. Конь был напуган, дрожал, норовил встать на дыбы при первой же возможности, приходилось все время быть начеку. Сара плотно обхватила ногами бока коня, она слишком хорошо знала, что большинство лошадей очень боятся бури и даже могут взбеситься.

Девушка старалась держаться берега ручья, прекрасно понимая, что может задуматься и от расстройства сбиться с пути. У нее еще есть время, чтобы добраться до фермы, пока не началась буря. Она хорошо знала территорию владений и чувствовала себя в безопасности.

Ветер внезапно поменял направление, теперь он дул с востока, был горячим и сильным. Волосы выбились из косы и хлестали по лицу, пряди лезли в глаза. Раскаты грома становились все громче, все страшнее. Над головой сталкивались и снова расходились черные тучи, молнии вспыхивали очень близко. Лошадь дрожала от ужаса, Саре все труднее было сдерживать ее, когда та норовила взвиться на дыбы.

Ветер приносил едкий, странно-знакомый запах, напоминая о чем-то тревожном… Да, ветер пах точно так же, как в ту ночь, когда сгорела конюшня. Сара приподнялась в стременах и внимательно огляделась вокруг. Она с ужасом обнаружила, что ветер гонит пламя. Пожар. Пока еще горела трава и кустарник милях в пяти позади девушки. Клубы дыма вздымались вверх и смешивались с тучами. Пожар в буше! Эти слова нагоняли ужас на любого жителя Австралии. А сейчас Сара говорила их себе. Должно быть, молнией зажгло сухой кустарник или деревья. Ветер раздул пламя, вероятно очень быстро огнем оказалась охвачена обширная площадь.

Сара пришпорила коня, тот понесся вперед галопом. Он мчался с огромной скоростью, на бегу перескакивая низкий кустарник. И женщина, и лошадь были очень испуганы. Очень скоро огонь может настигнуть их, но что хуже всего, возникновение пожаров в буше совершенно непредсказуемо, они могут возникать сразу же в нескольких местах одновременно. За короткое время огонь может распространиться на огромной территории, может встретить где угодно, впереди, на востоке, на западе. Ветер погонит пламя. Даже Ловелла может сгореть… Да, Ловелла может выгореть до основания. Сара все прекрасно знала, она должна была вернуться домой. Отцу понадобится лишняя пара рук, если придется отстаивать от огня поместье. Да и там она окажется в относительной безопасности, но она будет не одна. Плюс ко всему, Саре очень хотелось увидеть дом и родных.

Она снова вспомнила Доминика. Знает ли он, что означает оранжевое зарево? Поймет ли его страшное значение? Успеет ли укрыться? Он ведь не знаком со свирепостью пожаров в буше и со скоростью их распространения. Она ничем не сможет ему помочь, не сумеет даже предупредить. Невозможно представить, где он сейчас, Сара решила больше не думать о любовнике. У нее появится время и возможность, чтобы предаться горьким воспоминаниям. Когда она будет дома, в безопасности, она вспомнит о нем… Внезапно Сара представила себе Доминика в кольце языков пламени, огонь окружает его со всех сторон, лошадь мечется из стороны в сторону, пытается встать на дыбы… Девушка вздрогнула и зажмурилась, потом встряхнула головой. Нет, нельзя думать о дурном. Она встряхнула головой еще раз. Забыть, забыть. И поехала дальше.

Запах дыма становился все сильнее, он забивался в ноздри, пощипывал в горле. Тонкие синеватые струйки вились под копытами лошади. Огонь подкрадывался к Саре со всех сторон. Сара сжала зубы и попыталась вырваться из огненного плена. Похоже, и впереди, и позади нее бушевал пожар. Сара огляделась и направила лошадь к ручью. В таком положении он может оказаться единственным убежищем и спасением.

Дым становился все гуще, воздух казался синим. Из глаз катились слезы, во рту горчило, дышать стало почти невозможно. Конь бежал, вытаращив глаза от ужаса, Сара даже не пыталась его сдерживать. Он изо всех сил мчался в сторону ручья, она страшилась опасной близости огня.

Слева от нее неожиданно вспыхнул одинокий эвкалипт. Пламя рванулось вверх, с треском и гулом устремившись в небо. Эвкалипт вспыхнул сам, накалившись в жарком воздухе. Дерево мгновенно исчезло в языках пламени. Лошадь под Сарой буквально обезумела, громко заржала, попятилась и повернула назад, пытаясь убежать отсюда. Сара почувствовала, что соскальзывает с седла, попыталась удержаться, но не смогла. Девушка упала лицом в заросли утесника, быстро вскочила, ощупала себя, проверяя, целы ли кости и не поранилась ли.

Не обнаружив повреждений, заставила себя осмотреться. Она находилась в густых зарослях пересохших кустов, достаточно будет одной искры и все вокруг превратится в жаркий костер, не исключена возможность сгореть заживо.

Лошадь мчалась прочь, удаляясь от хозяйки. Куда она направилась? В сторону основного пожара? Наверное, она спасется. Ведь в подобных ситуациях инстинкты животных срабатывают лучше, чем человеческие. Сара оказалась одна посреди буша, охваченного огнем на многие мили. Не оставалось времени на то, чтобы хорошенько обдумать свое положение. Неподалеку взорвался огненным фонтаном еще один эвкалипт, треск горящего дерева и рев пламени заставили девушку вздрогнуть от ужаса. В небо поднимался тяжелый дым, под ногами вспыхивала пересохшая трава. С горящих деревьев во все стороны сыпались искры и головни, от которых начинались новые пожары…

Сара побежала к ручью. Она знала, что вода – последняя надежда на спасение. Девушка благодарила Бога за то, что оказалась в брюках. Пышная, длинная юбка обязательно цеплялась бы за траву и кустарник, могла бы стать причиной смерти в огне. В любом случае, она и сейчас может сгореть заживо. Вокруг нее с треском и гулом взрывались высокие эвкалипты.

Наконец, девушка добралась до воды и оглянулась назад со страхом. Ей казалось, что весь мир объят безжалостным пожаром. Горячее дыхание огня чувствовалось и здесь, волосы трещали, пахло паленой шерстью. Сара забрела в ручей, на середину, вода едва достигала середины бедра. Искры сыпались в воду и гасли с шипением. Сара не могла больше двигаться, она встала на колени, погрузившись в воду по шею. Оставалось только молиться и надеяться, что она не задохнется в густом дыму, и что вода в ручье не закипит. Девушка вздрогнула, представив, как сварится заживо. Около получаса огонь бушевал по обеим сторонам ручья. То на одном, то на другом берегу шумно рушились огромные эвкалипты, осыпая все вокруг фонтанами искр и головешек. Саре эти тридцать минут показались вечностью. Она была не одна в ручье, в воде неподалеку сидели коалы, динго, кенгуру, компанию им составляли змеи и зайцы, киви эму и другие бескрылые птицы. Опасность сплотила их, никто ни на кого не пытался напасть. Сара даже не дрогнула, когда огромное пятнадцатифутовое пресмыкающееся проплыло у нее под носом, а вслед за первой змеей показалась вторая такая же. Все спасались от страшного бедствия – огня и только.


Воздух сильно накалился, Сара подумала о том, что ее легкие могут не выдержать, она обожжет их. Время от времени, она погружалась в воду с головой, потом выныривала, чтобы отдышаться через мокрый подол рубашки и снова погружалась. Воздух был горячий, пропитанный дымом, искры сыпались беспрестанно, по поверхности воды плыли угли и недогоревшие куски дерева. По берегам стояла сплошная стена огня и дыма. Вода становилась почти горячей, животные тревожно дрожали.

И произошло чудо, будто бы ее молитвы услышали. Тучи посветлели, будто гигантская рука разогнала их, струи ледяной воды хлынули с посветлевшего неба на измученную, выжженную землю. Буквально через минуту огонь погас, земля словно бы вздохнула облегченно и устало. Стало тихо, только слышалось легкое шипение гаснущего огня и шорох дождевых струй.

Немного погодя стали выбираться из воды животные, они шлепали по воде, шумели, взбирались по берегу и разбредались в разные стороны. Сара приподнялась и осторожно зашагала, ноги дрожали и подгибались от слабости. Лицо сильно воспалилось, кожа вздулась и покраснела, волосы обгорели. Дышать было больно, в горле саднило при каждом вздохе и выдохе.

Холодный дождь не прекращался, казалось, он зарядил не на шутку, поливая и поливая выгоревшую землю. Девушка замерзла и дрожала. Но холодный ливень казался благодатью после смертоносного пожара. Хотелось смеяться и петь. Сара радовалась тому, что осталась жива.

Почва была горячей и курилась. Сара выбралась на берег и зашагала вдоль речушки. На пути то и дело попадались почерневшие, обгорелые стволы деревьев. Одни все еще дымились, от других шел пар, дождь все лил и лил, гася последние вспышки. На черной выжженной земле лежали пепел и зола, все, что осталось от маленькой рощицы эвкалиптов-папуана. Было очень тихо. Шорох дождевых струй только подчеркивал безжизненную тишину.

Сара шагала вперед и вперед. Потом, прямо над ее головой раздался резкий треск. Девушка подняла голову, чтобы осмотреться. Прямо на нее падала огромная обгорелая ветвь. Сара не успела отбежать, не успела даже вскрикнуть. С огромной сокрушающей силой ветка ударила ее. И окружающий мир перестал существовать. Девушка провалилась в беспамятство.

ГЛАВА 24

Сара попыталась открыть глаза, сморщилась и тотчас же закрыла их снова. Даже столь незначительное движение причиняло боль. Девушка застонала. Кто-то тотчас же положил на лоб влажную холодную салфетку. Потом Саре заботливо протерли все лицо.

– Все хорошо, моя козочка. Все хорошо, – заворковал знакомый женский голос, Сара никак не могла вспомнить, кому он принадлежит. Голос был успокаивающе-знакомым, уютным. Девушка постаралась не обращать внимания на боль и открыла глаза, с изумлением уставившись на склонившееся к ней такое родное и милое лицо миссис Эботт. Потом внимательно огляделась по сторонам. Ее окружали знакомые цвета: персиковый, кремовый и зеленый. Девушка поняла, что находится в своей комнате. Она на Ловелле! В комнате, где спала с раннего детства.

– Что случилось? – спросила она и не узнала своего голоса, он был настолько слабый, сиплый. Сара даже забеспокоилась.

– Вас в буше настиг пожар. С дерева упал сук и ударил вас по голове, видимо, вы потеряли сознание. Но вы в безопасности, мисс Сара, дома и скоро поправитесь. Вам необходимо отдыхать.

– Но как же я добралась до дома? – Сара все еще чувствовала себя неважно и не могла говорить. Она устало закрыла глаза.

Миссис Эботт ничего не успела ей объяснить, как девушка уже крепко заснула. Проснувшись, снова увидела миссис Эботт. Экономка сидела у кровати. Сара не знала, сколько прошло времени. Миссис Эботт подала ячменной воды, Сара с жадностью осушила стакан. И снова спросила у добровольной сиделки:

– Как я добралась до усадьбы, миссис Эботт? – она пыталась вспомнить что-то очень важное…

– Мисс Сара, вам нельзя разговаривать.

– Тогда говорите вы, миссис Эботт. Расскажите подробнее, что случилось со мной. Пожалуйста, мне очень нужно все знать.

Миссис Эботт склонилась над ней, нерешительно вздохнула. Она была очень обеспокоена состоянием здоровья Сары, боялась разволновать девушку.

– Вас привезли домой, мисс Сара. Ваш папа очень обрадовался, засиял, когда увидел, что вы живы и находитесь в безопасности. Он чуть с ума не сошел, когда обнаружил, что вас похитили. Приказал всем мужчинам разыскивать вас, собирался назначить награду, если вас благополучно вернут домой. А вы ведь знаете, как он бережлив. Мы все очень беспокоились за вас, мисс Сара.

– Но кто привез меня?

Миссис Эботт облизала губы, и отвела глаза, странно нервничая.

– Мисс Лиза сидела на веранде и увидела всадника, который вез вас в седле перед собой. Господи, она завизжала так, что чуть не вылетели стекла. Все бросились на веранду, решив, что с девушкой что-то случилось. И тут все увидели вас. Вы казались мертвой, мисс Сара. Уже наступило обеденное время, ваш отец и мистер Персиваль находились дома. Отец снял вас с лошади и понес в дом. Он послал за Маделин, чтобы она стала ухаживать за вами.

– Но кто все-таки привез меня, миссис Эботт? – прервала Сара экономку. Внезапно она почувствовала себя почти выздоровевшей. Боль утихала, девушка задумалась. Какая-то догадка раздражала ее… Миссис Эботт чувствовала себя не в своей тарелке.

– Мы поговорим позже, когда вам станет лучше, мисс Сара, – она встала, нервно поправила юбку. – Пойду, принесу вам ячменного напитка.

– Миссис Эботт! – требовательно сказала Сара.

Миссис Эботт испуганно попятилась к двери, казалось, она попала в западню.

– Это был Дом… Галагер, да? – прямо спросила Сара.

– О, о, мой Бог! Козочка, не расстраивайтесь! Когда вам станет лучше…

– Да?

Теперь Сара вспомнила все. Даже в беспамятстве она узнала сильные, надежные руки Доминика. Он поднял ее и понес… Каким образом он нашел ее? Как решился привезти домой? А ведь держался так решительно и непреклонно, утверждал, что не вернется на Ловеллу.

– Мисс Сара… – миссис Эботт совершенно расстроилась. Сара резко села, не обращая внимания на то, что в голове снова пульсирует боль.

– Как давно это произошло? Что с ним случилось?

Живот свело спазмами от мрачного предчувствия. Сара встревожилась. Вероятно, Доминик был прав, опасаясь встречи с ее отцом? Должно быть, Доминику не сделали ничего плохого?

– Мисс Сара. Вам необходимо лежать. Хорошо, хорошо, расскажу вам все, хотя мистер Маркхэм строго запретил. Но прежде вы должны лечь!

Экономка озабоченно суетилась, и кудахтала, металась по спальне с искаженным от волнения лицом. Сара откинулась на мягкие подушки и внимательно смотрела на взволнованную женщину.

– Рассказывайте, – неужели она может говорить сейчас столь бесстрастно и холодно?

– Вы здесь уже около недели, мисс Сара. Он ехал совершенно открыто, можно сказать нагло. Перекинул вас через седло. Это случилось в прошлый вторник. Ваш па буквально вырвал вас у него из рук. Он повернулся, чтобы ускакать. Но мистер Персиваль…

Экономка на мгновение замолчала, испуганно уставившись на Сару, но потом неохотно договорила:

– Мистер Персиваль приказал ему остановиться. Но Галагер не желал возвращаться. Тогда надсмотрщик выстрелил и вышиб его из седла.

Сара взволнованно вскрикнула. Миссис Эботт торопливо продолжала:

– Персиваль не убил его, даже не причинил серьезного вреда. Просто ранил в плечо.

– Боже мой! – Сара уже не пыталась скрывать, что очень озабочена состоянием здоровья любимого мужчины. Кроме того, миссис Эботт крайне неохотно рассказывала о том, что случилось с Домиником, значит, она прозорливо догадывалась о том, какие чувства испытывала Сара к молодому человеку.

– Где он сейчас? – хрипло выдохнула Сара. Миссис Эботт покраснела от негодования.

– Мистер Персиваль запер его в одном из сараев. В том, что ближе всех к дому. Мистер Персиваль настаивал на том, чтобы сразу же повесить каторжника за побег, но ваш папа велел подождать. Они даже поспорили. Ваш отец заявил, что нельзя казнить человека только потому, что хочется с ним расправиться. Но мистер Персиваль настаивал на своем, утверждая, что каторжник, скорее всего, обидел вас. Но ваш папа все-таки приказал выждать. Он хочет, чтобы вы сами все объяснили, что и как произошло. Потом он сказал, что если Галагер заслужил, повесить его никогда не поздно.

Пока миссис Эботт рассказывала, Сара вновь села, она совершенно не замечала волнения экономки и решительно опустила ноги на пол. У нее сильно закружилась голова, когда она попыталась встать. Сара зажмурилась, а потом осторожно открыла глаза. Стены комнаты вернулись на привычные места.

– Мисс Сара, вам нельзя подниматься! Вы покалечите себя! Пожалуйста, мисс Сара! – миссис Эботт обняла девушку за плечи и осторожно подтолкнула к постели.

Сара сжала зубы и попыталась высвободиться. По правде сказать, больше всего на свете ей хотелось опуститься снова на мягкие подушки. Голова раскалывалась от нестерпимой боли. Но она знала, что Доминик ранен, ему, вне сомнения, гораздо больнее, чем ей. У него нет удобных и мягких подушек. Но она собирается разобраться с этим без промедления. Наплевать, если ее будут осуждать, если ее упрекнет отец или кто-то другой. Она должна помочь ему.

– Миссис Эботт отправляйтесь, найдите Тесс и Мэри, прикажите им достать кресло на колесиках, которое папа привез из Англии для мамы. Скажите пусть подождут меня внизу возле лестницы. А потом поможете мне одеться. Вероятно, мне понадобится ваша помощь и на лестнице, и в сарае. Позовите Джеггера и кого-нибудь из мужчин, все равно кого, пусть присоединится к нам. Если Дом… Галагер серьезно ранен, нам понадобится мужчина, чтобы толкать кресло. Вы все поняли?

Миссис Эботт попыталась отчаянно протестовать, настаивая на том, что сама сходит проведать Доминика. Заявила, что он и самой ей очень нравится. Но Сара была настроена решительно и сделала все по-своему. Они представляли собой любопытную процессию, когда пересекали двор. Впереди шагала Сара, ее поддерживала миссис Эботт, за ними следовал Джеггер. Одной рукой он толкал коляску, в другой сжимал ружье. Он взял оружие на всякий случай, несмотря на то, что Сара была убеждена в его ненужности. Но она собиралась перевести Доминика из овчарни в дом, вполне вероятно, кто-то может встать на ее пути…

Сарай располагался рядом с пепелищем, оставшимся от сгоревшей конюшни. В нем держали овец, которым предстояло котиться, потому-то они нуждались в постоянном надзоре. К тому времени, когда компания добралась до сарая, подол старенького домашнего платья Сары вымок почти до колен. Рядом в промокших юбках шагала миссис Эботт. Колеса инвалидной коляски оставляли глубокие следы на грязной размокшей дорожке. Долгий ливень положил конец страшной засухе.

Сара приказала Джеггеру отодвинуть тяжелый засов. Сердце у нее стучало тревожно и взволнованно. Потом она толкнула тяжелую дверь и шагнула в овчарню. Ее все еще поддерживала под руку экономка. Девушке показалось, что она ослепла, так темно было в сарае. В нос ударило удушливым зловонием. Миссис Эботт вздрогнула, потянув воздух носом. Джеггер присвистнул от отвращения. Вскоре глаза Сары привыкли к полумраку, девушка чуть не закричала от возмущения и негодования.

Доминик лежал, опрокинувшись навзничь, на куче гнилой соломы. Глаза были закрыты, грудь обнажена до пояса, плечо обмотано грязными кровавыми бинтами. У него отросла густая борода, волосы оказались грязными и спутанными. Ноги и руки закованы в цепи, цепи закреплялись в кольца на стене. Он был грязен, брюки замызганные и разорванные. В овчарне было нечем дышать, воздух – сырой и зловонный. Сара обратила внимание на то, что угол овчарни служил Доминику туалетом, его не выводили из сарая. Земля была влажной и холодной.

– Доминик! – Сара совершенно забыла о присутствующих, она вырвалась из рук миссис Эботт, сделала два шага и рухнула на колени перед молодым человеком.

Он открыл глаза, подслеповато прищурившись, посмотрел на нее. Потом его взгляд стал неистовым, яростным.

– Убирайся отсюда к черту, Сара! – он говорил слабым, сиплым голосом, но тон не просил, а приказывал.

Раньше Сара могла бы испугаться столь враждебного отношения. Но теперь она хорошо знала молодого человека, почти так же хорошо, как себя. Она понимала, что он злится не из-за их теперь уже давней ссоры. Должно быть, он уже простил ее, если пожертвовал свободой и жизнью ради ее спасения. Ему было стыдно, что она видит его в подобном положении.

– Не будь дураком, Доминик, – спокойно заявила Сара, не обращая внимания на поток проклятий в свой адрес. Она приказала Джеггеру подобрать ключ к замку на кандалах, а потом помочь Доминику добраться до дома. Там он сможет воспользоваться голубой спальней, которая располагается неподалеку от ее комнаты.

– Вы хотите поселить его в доме? – ужаснулась миссис Эботт. – Это невозможно. Подумайте, что скажет мистер Маркхэм! – испуганно прошептала экономка.

Но Сара проигнорировала предупреждение. Испуганный Джеггер долго искал ключ, трясущимися от страха руками снял с Доминика кандалы. Доминик попытался сесть, как только руки и ноги были освобождены. Он, наверное, попытался бы и встать, если бы у него хватило сил. Его попытки не увенчались успехом, он упал, прислонившись к стене сарая, и свирепо уставился на Сару. Прищурившись, он осыпал ее такими словами, от которых сморщился бы владелец любого салуна. Миссис Эботт и та задохнулась от негодования, она закрыла уши ладонями и неодобрительно посмотрела на молодого человека. Джеггер отступил, вскинул ружье и прицелился прямо в грудь Доминику.

– Мы с тобой были друзьями, Галагер, мне не хотелось бы тебя пристрелить, но если ты продолжишь разговаривать с мисс Сарой подобным тоном, я убью тебя.

Она не заслужила оскорблений.

– Все нормально, Джеггер, – спокойно заверила Сара конюха. Но Джеггер недоверчиво взглянул на нее и опустил ружье с неудовольствием. Потом Сара спокойно заявила:

– Если ты грязно выругаешься хотя бы один раз, то тебя свяжут, как барана, заткнут тебе рот и отнесут в дом, понятно? – девушка посмотрела на молодого человека холодно и презрительно. Он недовольно насупился и отвернулся.

– Собираетесь вновь поиграть в добрых самаритян, да? – он недовольно усмехнулся и обжег Сару откровенно враждебным взглядом.

Как только Сара потянулась к бинтам, он вытаращился на нее еще более гневно и воинственно. Как Сара и предположила, повязка оказалась влажной.

– По мере необходимости, – мягко улыбнулась она в ответ, Доминик промолчал, стиснув зубы. Сам идти он, конечно же, не мог. Джеггер был слишком слабым, чтобы поддерживать его. Доминик с трудом преодолел несколько шагов до двери сарая, поддерживаемый со всех сторон. Итак, его везут в дом, посадив в инвалидную коляску. В нескольких местах грязь оказалась довольно глубокой, колеса вязли на несколько дюймов. Во время короткого путешествия Доминик мрачно и настороженно молчал. Сара почувствовала облегчение. Родные и так придут в ужас, узнав о том, что она поселила его в доме. А если еще он будет браниться вслух, словно грубый неотесанный матрос…

Лидия и Лиза стояли на веранде. Сначала они недоумевали и наблюдали за происходящим, поджав губы. Во главе возвращающейся процессии шагала Сара, миссис Эботт заботливо поддерживала ее за талию. Девушка только на секунду замешкалась, увидев встречающих. После короткого замешательства, Сара еще более решительно двинулась вперед. За ней следовал Джеггер, подталкивая коляску с Домиником.

Добравшись до веранды, Сара приказала Джеггеру внести Доминика в дом и как можно удобнее устроить в голубой спальне. Миссис Эботт, конечно же, покажет, куда ему идти. Она стряхнула руки миссис Эботт, ощутив, как поднимается боевой дух и восстанавливаются физические силы.

– Как, по-твоему, что ты делаешь? – с холодной яростью поинтересовалась Лидия, как только Сара приказала Джеггеру затащить Доминика в спальню. Джеггер помог молодому человеку встать из коляски и подняться по ступенькам.

Лидия и Лиза напряженно наблюдали за происходящим, перегнувшись через перила. Как только Доминик ступил на площадку веранды, Лидия рванулась и преградила путь. Лицо ее было искажено от злости, она воскликнула, обратившись к Доминику:

– Ты не можешь войти сюда! – повернулась к встревоженному Джеггеру и царственным тоном изрекла:

– Сейчас же убери его отсюда.

– Поверьте, мадам, я не собирался осквернять ваш благословенный дом, – рявкнул Доминик. Сара внезапно почувствовала прилив энергии, она повернулась к мачехе и приказала исчезнуть. Она стояла перед ней, разъяренная, в некрасивом домашнем платье из голубого ситца, с волосами, стянутыми в тугой узел на затылке, испачканная в грязи. Казалось, она ничем не отличается от прежней Сары, которая много лет подряд терпеливо сносила капризы, оскорбления и незаслуженные нападки мачехи, но это была другая Сара. Изменились ее глаза, изменились повадки. Глаза пылали от гнева, она не просила ни о чем, она приказывала Лидии уйти с дороги.

– Иначе ты получишь пинка под зад, – пообещала девушка. Лидия задохнулась от негодования, прикрыв ладонью губы. Лиза вытаращилась на сестру, открыв от изумления рот. Джеггер, похоже, разнервничался не на шутку. Миссис Эботт радостно хохотнула, но тут же спохватилась, сделав вид, что просто закашлялась. Сара могла поклясться, что даже Доминик попытался улыбнуться.

Ей было на все наплевать. Она стояла, угрожающе глядя на мачеху. Лидия понимала, что теперь перед ней не та осиротевшая, маленькая девочка, которую можно унижать и оскорблять безнаказанно, не некрасивая старая дева, которую можно презирать. Сара превратилась в женщину, готовую защищать свое достоинство, а если понадобится и своего мужчину.

– Твоему отцу не удастся отмолчаться на этот раз, – пропела угрожающе Лидия, но все-таки предпочла ретироваться. Она все еще не хотела признавать поражения. Но все и так было понятно.

Сара тут же забыла о мачехе и приказала Джеггеру выполнять ее поручение. Он молча и испуганно повиновался. Сара поняла, что он боится наказания. Сжав губы, Доминик молча поднялся по лестнице и бессильно упал на кровать в голубой комнате.

– Если ты попытаешься встать, я прикажу привязать тебя к кровати, – предупредила Сара, она все еще не остыла от схватки с мачехой и была настроена воинственно. Он сердито взглянул на нее и ответил ей такой непристойностью, что Сара растерянно умолкла. К счастью, он был слишком слаб, чтобы предпринимать что-то. Сара не прореагировала на непристойность должным образом, она даже не покраснела. Она просто обратилась к миссис Эботт, приказывая послать за Маделин. Надо было обработать рану на плече Доминика. Джеггеру было велено вымыть больного, а миссис Эботт подобрать ему ночную рубашку.

– Если у вас или Маделин возникнут какие-то проблемы с этим молодым человеком, привяжите его к кровати, – Сара отдала последнее распоряжение Джеггеру и покинула комнату. Силы девушки были на исходе, усиливалась головная боль. Сара понимала, что если немедленно не ляжет, то обязательно упадет. Проклятия Доминика сопровождали ее до самой кровати.


Как и предсказывала Лидия, Эдвард вскоре вернулся и узнал все. Каторжник в доме! О нем заботятся и лечат, словно дорогого гостя или члена семьи. Должно быть, Лидия встретила мужа на пороге, рассказала о благополучном выздоровлении Сары и о ее вероломстве. Мистер Маркхэм влетел в спальню дочери, даже не умывшись с дороги. Он разъяренно вопил, изрыгал угрозы и проклятия. Сара лежала в постели, пристроив на голове пузырь со льдом. Она равнодушно выслушала все, изредка морщась и вздрагивая от особенного резкого и громкого выкрика. Дикие вопли отца болью отдавались в голове. Наконец, отец переменил тему и пригрозил застрелить Доминика на месте. Сара приподнялась, холодно взглянула на отца и решительно заявила:

– Если ты попытаешься причинить ему хоть малейший вред, то я уйду из дома и никогда не вернусь больше. Ежели мысли о моем скандальном уходе не очень тебя беспокоят, то придется напомнить, что я много лет веду книги фермы, оплачиваю счета и управляю домом. Если я уеду, кто станет заниматься подобными делами? Лидия? – девушка предложила кандидатуру мачехи, четко осознавая, что отец поймет насмешку. Они оба знали, что Лидия придет в ужас, если поймет, что ей придется выполнять все перечисленные Сарой обязанности. Она считала себя настоящей леди. А подобные занятия унижают достоинство хозяйки богатого дома.

Отец какое-то время молча смотрел на дочь, все еще стиснув пальцы в кулаки. Лицо постепенно смягчалось и бледнело, пальцы медленно разжались. Он больше не пытался продолжать бессвязную проповедь.

– Что ты имеешь в виду, когда говоришь, что твой уход меня не особенно беспокоит? Я твой отец, девочка, и очень обеспокоен сложившейся ситуацией, – он говорил все еще раздраженно, хмуро поглядывая на Сару.

– Тогда ты позволишь Дом… Галагеру оставаться в доме до тех пор, пока он не поправится, а потом постараешься смягчить его приговор. В награду за то, что он спас мне жизнь, если так тебе больше нравится. Он, правда, невиновен, па.

– Полагаю, в этом убедил тебя он.

– Да. Я ему верю.

Эдвард снова помрачнел.

– Что для тебя значит этот мужчина, дочка? – спросил он, подошел к постели и пристально посмотрел в глаза Саре.

Сара почувствовала, что краснеет от одной мысли, что придется признаться. Конечно, она любит Доминика. Девушка взглянула на отца и решила, что с признанием придется подождать. Отец обмяк, его приземистая фигура больше не выглядела воинственной, серые глаза смотрели устало и грустно. Может быть, он трусит? Тем более, такое травмирующее сообщение лучше приберечь на будущее. Возможно, потом он привыкнет к тому, что Доминик живет в его доме, станет относиться к молодому человеку терпимее и спокойнее воспримет известие о предстоящей свадьбе.

– Он не раз рисковал жизнью ради меня, папа, – тихо сказала Сара, – разве этого мало?

И принялась описывать, как он защищал ее от бродячих грабителей, на которых она нарвалась во время набега на Ловеллу. Сара говорила медленно, тщательно подбирая слова. Потом она напомнила отцу о более раннем происшествии, когда Доминик спас ее от беглого каторжника. Наконец, она сказала о том, как он презрел собственную свободу и безопасность, как привез ее на Ловеллу после того, как на нее свалился огромный сук. Когда она закончила свою речь, Эдвард пригладил поредевшие рыжие волосы и расслабил узел пыльного галстука, как будто он внезапно стал ему тугим.

– Сара, доченька, прости меня, но я все-таки должен спросить: этот каторжник прикасался к тебе?

Не было никаких сомнений в том, что имел в виду Эдвард. Саре не хотелось лгать отцу, но с другой стороны она боялась, что правда будет слишком шокирующей для него. Доминик пострадает гораздо больше, чем она. Но вдруг она сообразила, как же так, ведь отец должен знать о том, что произошло между ней и Домиником в саду. Если же он ничего не знает, то по чьему распоряжению был наказан Доминик? Если же отцу все известно, для чего он задает подобный вопрос?

– Па, скажи мне, – медленно заговорила она. – Ты когда-нибудь приказывал высечь Доминика?

Эдвард прекратил нервно расхаживать по комнате и удивленно уставился на дочь.

– Не понимаю, какое отношение это имеет к моему вопросу, но отвечу честно – нет. Насколько мне известно, он не давал повода.

– Его высекли, па. Очень сильно, оттого он и убежал. Привязали к столбу в сарае. Если бы он тогда не сумел бежать, то умер бы там.

Серые глаза Эдварда превратились в щелочки, он недоверчиво поинтересовался:

– Это тоже он тебе рассказал?

– Да. И все, что случилось на самом деле. Я видела рубцы на его спине.

Мистер Маркхэм побелел от негодования.

– Я никогда не отдавал таких приказов.

– Должно быть, распорядился Персиваль, – еле дыша, проговорила девушка.

– Что?!

Сара повторила.

– Если все обстоит так, как ты говоришь, значит, он сделал это по собственной инициативе. Но не может быть, чтобы он распорядился наказать Галагера, не имея на то оснований. – Эдвард помолчал, а потом спросил:

– У него имелись основания, Сара?

Сара молчала в нерешительности, потом решила признаться.

– Возможно, он посчитал, что я увлеклась Домиником, па.

Говоря это, она не сводила глаз с отца. Он на мгновение прикрыл глаза, будто ему стало нестерпимо больно. Когда он вновь поглядел на дочь, то выглядел ужасно постаревшим.

– А ты… ты увлечена?

На этот раз Сара была в замешательстве, она облизала губы, нервничая, помолчала. Потом спокойно посмотрела отцу в глаза, хотя внутри у нее все сжималось от страха.

– Да, папа.

Отец встревоженно ждал ее ответа, но он не стал браниться и кричать, не разъярился, а наоборот, как-то внезапно сник.

– Сара, я знаю, с тех пор, как умерла мама, я не был лучшим из отцов. Но ты так похожа на нее! Мне больно смотреть на тебя с тех пор, как она ушла. Потом я женился на Лидии и… Что ж, ты знаешь Лидию! Она иногда ведет себя отвратительно, держится невыносимо. Лучше не заводить ее. Ты была недостаточно счастлива в новой семье, в этом виноват только я. Но я очень люблю тебя, девочка. Мне хочется, чтобы у тебя в жизни было все самое лучшее. Если тебе так хочется, то я позволю этому каторжнику остаться в доме до полного выздоровления. И сделаю все, чтобы смягчить приговор.

– О, папа! – Сара признательно улыбалась отцу сквозь слезы. Он не говорил, что любит ее с тех пор, как она была крошкой. За прошедшие годы она сумела убедить себя, что отец разлюбил ее. Она знала, что отец очень хотел мальчика, но родилась она – некрасивая, невзрачная. Первый раз в жизни отец сравнил Сару с ее матерью-красавицей, он согласился забыть о предрассудках по отношению к Доминику Галагеру-каторжнику. Отец сказал, что очень любит ее…

Эдвард громко закашлялся, увидев, что в глазах у Сары стоят слезы, присел на край постели, обнял дочь. Крепко прижав девушку к себе, он почувствовал, что она обнимает его. По щекам Сары нескончаемым потоком лились слезы.

– Сара, девочка моя, – сказал отец, целуя ее волосы. Казалось, мужчина готов зарыдать. – Я понимаю, что ты – взрослая женщина и способна самостоятельно принимать решения. Но прошу, прими совет отца, я прожил гораздо больше, чем ты, я принимаю к сердцу твою боль. Ты призналась, что увлечена мужчиной. Да, он красив. У тебя не было большого выбора, я предполагал, что Джон… Ладно, забудем теперь о нем. Ты отлично знаешь мое мнение на этот счет. Сара, девочка, послушай меня: никогда не забывай, кто – ты и кто – он. Не слишком увлекайся им. Если это случится, то ты наживешь себе только головную боль. С каторжником у тебя нет будущего. Я говорю подобные слова из любви к тебе.

Так же резко, как сел, Эдвард поднялся и прежде, чем Сара успела открыть рот, громко топая, покинул комнату. Сара понимала, что отец не привык открыто выражать свои чувства. Теперь он был сильно смущен. Сара уставилась ему вслед, не зная, что делать: смеяться, плакать или браниться.

Отец любит ее, но должно пройти очень и очень много времени для того, чтобы он смирился с мыслью, что Сара станет женой Доминика. Вообще-то, ей даже хотелось, чтобы отец узнал обо всем. Да, Доминик ее возлюбленный, отец имеет право знать об этом. Должно быть, он догадывается, но решил не заострять внимания на интимной стороне жизни дочери, он не хотел обсуждать пикантные подробности. Правда, разговор с отцом, заставил Сару задуматься серьезно. Сара припоминала все, что он сказал до тех пор, пока не уснула.


Через сутки, в полдень она почувствовала себя достаточно хорошо, решила встать и выйти из комнаты. Вчерашнее маленькое приключение и последующие эмоциональные встречи и столкновения подействовали на нее сильнее, чем она предполагала. Проснувшись после длительного и на удивление спокойного сна, она решила проведать Доминика. Ноги не подчинялись ей, она была еще слаба. Полежав в постели еще часок, она выпила чашку бульона, который приготовила миссис Эботт и заботливо прислала в спальню с Тесс. Вместе с бульоном девушка-служанка принесла вкусные треугольные тосты. И вскоре силы вернулись к Саре.

Сегодня к ней никто, кроме Тесс, не приходил. Самолюбие Сары было слегка задето. Уж Лиза-то могла бы просунуть в дверь голову и поинтересоваться здоровьем сестры. Сара искренне любила сводную сестру и знала, что Лиза относится к ней с симпатией и привязанностью. Если между девушками и возникали разногласия, то только благодаря стараниям Лидии.

Полуденное солнце светило в открытое окно. Сара спустила ноги с кровати и встала. Колени слегка подрагивали от слабости, но девушка дошла до окна и выглянула, дожидаясь, когда на ее зов появится Мэри или Тесс. Прошедший ливень оживил местность. Всюду, куда ни глянешь, буйно распускалась зелень. Лужайка перед домом весело зеленела, эвкалипты, окружающие дом, были все еще без листьев, но уже не казались безжизненными. Кусты акации усыпаны цветами, сладковатый, приторный аромат витал в воздухе. Сара с наслаждением вдыхала чистый влажный воздух. На горизонте виднелись горы, затянутые нежнейшей голубой дымкой, вершины упирались в синее безоблачное небо. Сара улыбнулась, любуясь красивым видом. Легкий стук предупредил о появлении Тесс.

Девушка помогла Саре одеться и застенчиво сообщила Саре о том, как прекрасна ее кожа. Обычно, Сара одевалась сама, но сегодня помощь была ей необходима. Когда, наконец, она собралась и причесалась, служанка ушла. Сара критически осмотрела отражение в высоком зеркале. Ничего нового не появилось в ее внешности, если не считать мягкого блеска волос и действительно гладкой кожи, которую заметила даже Тесс.

Сара видела, что осталась по-прежнему тощей, костлявой, невзрачной Сарой. Но ведь папа сказал, что она очень похожа на красавицу-маму. Доминик тоже все время твердит, что она очаровательна.

Она посмотрела на худое лицо, возможно, новая прическа каким-то образом сгладит углы и впадины. Какая-нибудь новая прическа, но не допотопный узел старой девы. Вероятно, ей не помешало бы и новое модное платье, оно создаст иллюзию пышных форм? Сара внезапно вспомнила, как пылко убеждал ее Доминик, что любит ее тело, и демонстрировал это на деле. Сара вспомнила его бесстыдные ласки и покраснела. Розовые щеки оттенили золотистый цвет ее глаз, смягчили выражение лица, сделав его почти девичьим. Кажется, даже желтые волосы засияли ярче. В первый раз Сара видела свои возможности. Конечно же, в красивом платье, с соответствующей прической…

Молодая женщина угрюмо задумалась. Она ведь не знает, с чего ей начинать. Представив себя завернутой в пастельные тона, в платья с оборками, такие как носят Лидия и Лиза, она поняла, что будет выглядеть нелепо и смешно. Но что оказалось хуже, она внезапно вспомнила высказывания миссис Грейнджер о другой старой деве, которая бегала в поисках жениха: «Овца, притворяющаяся ягненочком». Сара вздохнула и отвернулась от своего отражения. Нет смысла стремиться к идеалу, до которого тебе очень и очень далеко. Она засиделась в девках, ей уже двадцать два года, вряд ли возможно надеяться на лучшее. Она влюблена в человека, который старше ее на десять лет. Без сомнения, он спал с таким количеством женщин, что и не сосчитать.

Миновав коридор, она оказалась у дверей голубой спальни. За дверью слышался веселый смех и возбужденный разговор. Сара нахмурилась, различив выговор Доминика. Она узнала бы этот голос в самой темной пещере Китая. Доминик весело рассказывал что-то. Сара удивилась, когда узнала женский голос. Такого не может быть…

Девушка подошла к двери и распахнула ее. Мгновение она стояла неподвижно в дверном проеме, внимательно разглядывая присутствующих. Доминик сидел, опершись спиной на подушки, а затылком – на спинку кровати. Он был одет в старую ночную рубашку отца Сары. Черные как смоль волосы рассыпались по подушке. Молодой человек был тщательно выбрит. Он с затаенной усмешкой взглянул на Сару, которая замерла на пороге. Глаза были нестерпимо голубыми, словно ляпис-лазурная брошь, оставленная в наследство Саре матерью. Лиза взгромоздилась на кровать рядом с Домиником, держа его руку в своих ладонях.

ГЛАВА 25

– Сара, – Лиза обратила внимание на то, что Доминик смотрит куда-то мимо нее, и обернулась. Старшая сестра сердито глядела на нее. Лиза отпустила руку Доминика с таким видом, будто она стала раскаленной, как железо, и вскочила. Кремовая юбка, женственные оборочки на шее и подоле трепетали при каждом движении. Сара нахмурилась сильнее. Она осознавала, что рядом с мягкой, милой Лизой выглядит суровой и непривлекательной – одним словом – настоящей старой девой.

– Лиза, что ты здесь делаешь? – Сара старалась говорить ровным голосом, сдержанно, прекрасно понимая, как легко будет вцепиться в юную сводную сестру.

– Пришла проведать Доминика, – вызывающе ответила девушка, надула очаровательную нижнюю губку, вздернула подбородок и окинула Сару с ног до головы вызывающе-презрительным взглядом.

– Доминика? – удивляясь фамильярности обращения, повторила за ней Сара, подняв брови. Считалось неприличным называть не только каторжника, а любого постороннего мужчину по имени. Но, вообще-то, везде по-разному, все зависело от человека. Доминик не проронил ни слова. Он слегка наморщил изящный лоб, скрестил руки на груди и молча слушал девушек.

– А почему мне нельзя называть его Домиником? Ты же так его называешь, – Лиза казалась возмущенной до глубины души.

Сара удивленно распахнула глаза, непроизвольно взглянула на Доминика, он добродушно смотрел на нее. Конечно же, он не мог рассказать Лизе об их отношениях…

– Думаю, что тебе нельзя оставаться в этой комнате. Это неприлично, ты все прекрасно знаешь сама, – тихо сказала Сара, решив не давать повода для ссоры. Лед примирения и без того достаточно хрупкий.

Но внезапно Лиза зло огрызнулась:

– Ты прекрасно проповедуешь приличия, сестричка. Все эти годы ты вела себя как леди. Мама говорила, что когда-нибудь все изменится, но я ей не верила. Однако теперь я не такая глупая, как раньше – тебе нравятся красивые мужчины точно так же, как и мне! Тебя раздражает, что они не обращают на тебя внимания. Конечно, если они не каторжники, как Доминик, или не делают этого по принуждению.

– Лиза! – Сара была потрясена.

– Все, юная леди, достаточно! – рявкнул Доминик, он приподнялся с подушек, на которых лежал в ленивой разнеженной позе и ровно сел на кровати. Потом пристально посмотрел на Лизу сердитыми синими глазами.

Лиза взглянула на него, у нее от негодования задрожал подбородок.

– Как ты смеешь разговаривать таким тоном со мной, ты, каторжник! То, что я заигрывала с тобой, не позволяет тебе переступать черту со мной! Я не такая, как моя сестра. Она – старая дева, не удивительно, что ты мог поцеловать ее разок. Она позволяет тебе быть с ней фамильярным. Я – леди, не смей забывать об этом!

– Имеет ли ваша вспышка гнева какое-то отношение к тому, что я только что вежливо отказался поцеловать вас? – очень ласково спросил Доминик.

Лиза сердито сверкнула глазами и сильно покраснела.

– Хватит, Доминик, – торопливо вмешалась Сара. Лиза была готова завизжать от возмущения, она могла начать биться в истерике. Все признаки налицо. – Лиза, полагаю, что ты должна объясниться.

– Полагаю, что тебе самой надо объясниться, сестричка, – парировала юная девушка со злостью в голосе. Она повернулась к Саре, сжала кулаки, лицо было красным от стыда. – Ты только что назвала его Домиником. Он что – твой любовник? Мама утверждает, что это так.

– Лиза!

– Замолчи.

Сара и Доминик воскликнули одновременно, Сара – потрясенно и умоляюще, Доминик – сердито и неприязненно.

Лиза подозрительно оглядела обоих.

– А что? Ты же целовалась с ним. Я знаю, видела.

Сара старалась не обращать внимания на то, что по лицу разливается краска стыда и вины. Без сомнения, это очередная выходка раздраженной самоуверенной девчонки.

– Если ты будешь неуважительно разговаривать со старшей сестрой, то придется отшлепать тебя так, что ты месяц сидеть не сможешь, – угрожающе выдавил Доминик. И если Лиза не слишком хорошо знала его характер, то Сара отлично поняла, что он разгневан не на шутку.

– Не надо, Доминик! – попыталась предупредить она. – Успокойся, – она снова обратилась к сестре:

– Лиза, должно быть, тебе лучше пойти в свою комнату. Я пришлю к тебе Мэри, она принесет свежий чай.

– Не надо разговаривать со мной покровительственным тоном, Сара Маркхэм! Я знаю много больше! Я сама видела, как ты целовалась с ним в конюшне за день до того, как он сбежал.

Сара вздрогнула, она внезапно вспомнила все. Конечно, Доминик поцеловал ее в конюшне на следующее утро, после той ночи в саду. Это был сильный, жестокий поцелуй… И Лиза, оказывается, видела. Внезапная догадка мелькнула в голове. Сара вновь обратилась к Лизе.

– Лиза, кому ты сказала о поцелуе? – Сара спросила так тихо и убийственно холодно, что Лиза сразу же стала похожей на виноватую девчонку и отвела глаза.

– Мистеру Персивалю, – сказала она беззлобно. – Я возвращалась из конюшни, а он в это время выходил из дома. Кажется, что-то забыл в то утро и вернулся в дом. Он заметил, что я расстроена, спросил, что случилось. Я и рассказала. Он страшно рассердился, сказал, что прикажет выпороть грязную тв… э, каторжника. Я ответила, что папа не позволит самоуправствовать. Но он заявил, что не собирается ничего объяснять папе. И приказал мне тоже ничего не рассказывать, иначе он расскажет, что я делала кое-что непозволительное. Вас это не касается.

Внезапно молодая девушка посмотрела на старшую сестру вызывающе.

– Не надо смотреть на меня так. Кому от этого было плохо? Доминик успел сбежать, Персиваль же не избил его. Если бы он не исчез, а мистер Персиваль и, правда, начал расправляться с ним, то я бы все рассказала папе. Правда, Сара, поверь мне!

Лиза внезапно стала очень юной, очень искренней. Сара вздохнула, укоризненно покачала головой и почувствовала, что не может злиться. Неважно, какие последствия имели действия Лизы, девочка не хотела никому зла, она просто приревновала.

– Я знаю, что ты рассказала бы все, милая, – мягко успокоила Сара.

Лиза улыбнулась в ответ, немного неуверенно, потом вдруг заплакала и выбежала из комнаты, догадавшись обо всем.

– Она, правда, не хотела никому зла, – сказала Сара, приближаясь к кровати. Он все так же опирался на подушки, выглядел ошеломленным и подавленным.

– Она еще очень молода, – тихо пробормотала Сара.

– Испорченное отродье, – проворчал Доминик с отрешенным видом, – наверное, ты это хотела сказать? – Он помолчал, якобы заинтересовавшись узором на одеяле, потом поднял глаза на Сару. – Твой отец прошлой ночью заходил сюда. Он был на удивление спокоен, отнесся ко мне по-доброму, если учесть подобные обстоятельства. Сначала я был немного настороже, полагая, ITO он выхватит пистолет и пристрелит меня в сердцах, как последнего мерзавца. Но он сдержанно поблагодарил меня за то, что я нашел тебя в буше и привез домой, когда ты была ранена. Он даже извинился за случившееся, потом объяснил, что если бы знал всю историю от начала, то не поступил бы со мной столь жестоко. Я до сих пор не перестаю удивляться, теперь же кое-что начинаю понимать. Он ничего не знает о нас, верно?

– Нет, – Сара отрицательно качнула головой, – я прямо спросила, приказывал ли он высечь тебя, он все отрицает. Кем бы мой отец ни был, он не лжец.

– Значит, ваш чертов надсмотрщик все делал по собственной инициативе… Теперь я понимаю, почему ни разу тогда не видел твоего отца. Но Персиваль утверждал, что выполняет приказ мистера Маркхэма.

– Я тоже пришла к подобному заключению.

Доминик молчал, он отвел глаза, делая вид, что с интересом рассматривает покрывало.

– Я должен извиниться перед тобой, – сказал он внезапно и взглянул на нее ярко-синими глазами.

– Я согласна выслушать, – Сара постаралась говорить серьезно и замерла в ожидании.

Он нахмурился, потом усмехнулся, вздохнул и наконец заговорил:

– Хорошо, сварливая дама, прошу прощения. Я должен был поверить тебе, когда ты уверяла меня, что не жаловалась отцу. Ну а раз уж разговор повернул в такое русло, то заодно извиняюсь и за вчерашнее недостойное поведение тоже. Если сказать честно, то я чертовски рад видеть тебя, а еще рад, что выбрался из того мерзкого гадюшника.

Сара нахмурилась, делая вид, что размышляет, как поступить. Потом улыбнулась и подошла к постели вплотную.

– Не надо бы, наверное, но я все-таки прощу тебя. Если ты простишь меня, вот что.

Доминик, недоумевая, посмотрел на нее. Теперь она стояла совсем близко с кроватью, юбки цеплялись за матрац, Сара нервно сцепила руки перед собой, она чувствовала себя неуверенно, а момент был таким подходящим! А если он передумал и больше не хочет жениться на ней? Что если он просто шел на поводу у обстоятельств, когда делал ей предложение? Что, если получив отказ, он успокоился, забыл про угрызения совести, про гордость? И потому, в конце концов, он должен хотеть жениться на ней? Она такая невзрачная…

– За то, что я отказалась выйти за тебя замуж, – сказала Сара, слова произносились с таким трудом, губы пересохли от волнения и смущения. Рассудок требовал остановиться, оставить все как есть. Но сказав так много, Сара решила броситься в омут, не обращая внимания на приличия.

– Доминик, скажи, твое, э-э, предложение еще в силе?

– Какое предложение?

Он внезапно заулыбался. На правой щеке вновь появилась уже знакомая ей столь милая ямочка. Доминик стал таким красивым, что Сара оцепенела, сжав кулаки. Она не верила, что этот очаровательный мужчина может по-настоящему любить ее и хочет на ней жениться. Он преувеличивал ее достоинства, а, может быть, на какое-то время сошел с ума…

– Ладно, забудем, – торопливо пробормотала Сара, теряя терпение, ей было ужасно стыдно. Опять оказалась в дураках, не желая слушать его добрые успокаивающие слова.

Внезапно Доминик дико взвизгнул, протянул руку и схватил подол ее платья. Он остановил Сару, потянул к себе. Она тоже взвизгнула и оказалась в непристойной позе на кровати. Доминик крепко обнимал ее. Падая, Сара отчетливо услышала треск рвущейся ткани. Доминик крепко держал ее, а она смеялась и отбивалась, потом посмотрела на платье и обнаружила, что через огромную прореху выглядывает простая нижняя юбка.

– Мое платье! Посмотри, что ты наделал!

Доминик наклонился, лаская ее глазами. Она чувствовала под спиной его крепкие сильные бедра, было невыразимо приятно лежать у него на коленях! Белая льняная рубашка подчеркивала загар, кожа казалась еще темнее, а глаза – синее. Доминик выглядел безумно привлекательным в домашней одежде.

Сара опять засомневалась. Разве может такой мужчина действительно любить ее?

– К черту твое платье, оно все равно ненамного лучше тряпки. Как большинство твоих нарядов, Сара. Когда ты станешь моей женой, я запрещу тебе носить подобные платья, твоя одежда должна подчеркивать твою красоту, а не скрывать.

– О, Доминик, – воскликнула Сара радостно. – А ты уверен, что у тебя все в порядке со зрением? Боюсь, я очень некрасивая.

– Чтобы я больше этого не слышал, – Доминик прямо-таки рассвирепел. – Чтобы ты даже не думала об этом. Сара, тебя заставили так думать, твоя мачеха-сука и маленькая дрянь-сестрица! Ты, конечно, не похожа на них! И не надо! Они милые, но в общем смысле! В мире сотни, тысячи таких женщин, как они. Но ты – ты уникальна. Ты – красавица, Сара. Если бы не боялась показывать собственное очарование. С сегодняшнего дня, каждое утро, вставая с постели, ты будешь смотреть в зеркало и твердить: «Доминик говорит, что я красавица!» Ты слышишь, Сара? Я хочу, чтобы все было только так!

– Я буду думать, что тебя слышит весь дом, – Сара улыбнулась, Доминик тоже улыбался, потом нагнулся и чмокнул ее в нос. Добравшись до узла волос, принялся вытягивать шпильки.

– Что ты делаешь? – всполошилась Сара.

– Начинаю с изменения твоей прически, Сара. У тебя прекрасные волосы, просто преступление прятать их в безобразный узел. Я не хочу.

– А я и не должна отчитываться перед вами, сэр, – поддразнила она и улыбнулась.

– Разве нет? Сейчас? Но будешь отчитываться, как только выйдешь за меня замуж, – самодовольно заявил он.

Сара посмотрела на его красивое лицо, он такой красивый, она и до сих пор не может поверить, что все происходит с ней. Это же просто чудо, что он хочет жениться на ней, что он очень любит ее, что она действительно сумеет перешагнуть через все условности и выйдет замуж за столь очаровательного, соблазнительного, чудесного мужчину, несмотря на то, что он – каторжник. Папа с ума сойдет от негодования. Сара понимала, что им с Домиником придется навсегда оставить Ловеллу. Но если предстоит выбирать между Ловеллой и Домиником, она не станет колебаться и долго раздумывать. Она выбирает Доминика и не собирается раскаиваться по этому поводу.

– Сара, ты выйдешь за меня замуж? – он сказал фразу таким нежнейшим голосом, что девушка поняла – это официальное предложение.

Она счастливо улыбнулась, зная, что улыбка преображает ее внешность: золотистые глаза светятся от радости, между полных, розовых губ белеет полоска зубов, щеки горят. Волосы, которые Доминик распустил, окаймляют лицо словно золотистая грива. Сара чувствовала, что в эту минуту стала восхитительно прекрасной. Она улыбнулась возлюбленному.

– Да, Доминик, – Сара прошептала эти два слова и, затаив дыхание, посмотрела ему в глаза.

Губы Доминика были мягкими, бесконечно нежными, ласкающими, любящими, чувственными… Сара потянулась к молодому человеку, как тянется цветок к солнцу. Губы раскрылись, стали слегка припухшими и ответили на поцелуй. Она обняла мужчину за шею, притянула к себе. Доминик внезапно сморщился, выругался и отпустил ее, потирая плечо.

– О, Доминик, извини. Тебе очень больно? Я совсем забыла…

Девушка разволновалась, как могла она совершенно забыть о ранении?

– Просто резкая боль. Но она уже прошла. Тебе не о чем волноваться.

Молодой человек попытался шевелить плечом, потом вновь навис над молодой женщиной, явно намереваясь продолжать прерванное занятие. Но Сара решительно отстранилась, уперлась рукой ему в грудь.

– Я пришла для того, чтобы проверить, как заживает твоя рана. Но сначала одно, потом другое, все время что-то мешало. Я совсем забыла, зачем пришла, а теперь вспомнила.

Доминик не унимался, какое-то время он даже не бросал попыток поцеловать ее, но не выдержал, откинулся на гору подушек и посмотрел на Сару, как одержимый, в глазах горела страсть. Сара снова чуть не забыла, зачем находится в спальне.

– Сара, моя милая, я смогу показать тебе рану только в том случае, если выбер