Book: В ожидании любви



В ожидании любви

Нора Робертс

В ожидании любви

Тем, кто верит в магию

Пролог

Все, что у него осталось, — это сны. Без них он был один, всегда и неизменно один. Первые сто лет одиночества он жил благодаря своей надменности и норову. И того и другого хватало с избытком.

Следующие сто лет он провел с чувством горечи. Это чувство пузырилось и вспенивалось у него внутри, как одно из тех таинственных снадобий, которые варил он сам. Но вместо того, чтобы исцелять, оно служило, скорее, своего рода топливом, побуждающим его двигаться от дня к ночи, от десятилетия к десятилетию.

В третьем столетии он впал в отчаяние, и его охватило чувство жалости к себе. От этого он стал плохим компаньоном, даже для себя самого.

Его упрямство было таким, что прошло четыреста лет, прежде чем он начал строить себе дом, изо всех сил стараясь находить удовольствие, красоту, удовлетворение от своей работы и своего искусства. Понадобилось четыреста лет, чтобы гордость его уступила место признанию того, что он мог быть — возможно, лишь слегка и только частично — ответственным за то, чем он стал.

И все же заслужили ли его действия столь сурового приговора Хранителей? Заслуживала ли его ошибка, если это действительно была ошибка, столетий заключения, лишь с одной-единственной неделей настоящей жизни в каждые сто лет?

Когда миновала половина тысячелетия, он отдался во власть грез. Нет, это было нечто большее, чем просто капитуляция. Он принимал их всем сердцем, жил благодаря им. Убегал в них, когда душа его умоляла о простом прикосновении к другому существу.

Ибо во снах к нему приходила она, темноволосая дева с глазами, словно синие бриллианты. Во снах она бежала через его лес, сидела у его камина, охотно лежала в его постели. Он знал ее голос, чувствовал тепло этого голоса. Он знал, какая у нее фигура — высокая и стройная, как у мальчика. Он знал, как ямочка в уголке ее губ словно подмигивала, когда она смеялась. И точное расположение родинки в форме полумесяца у нее на бедре.

Он знал все это, хотя никогда не касался ее, никогда не говорил с ней и видел ее лишь сквозь шелковый занавес снов.

Хотя именно женщина предала его, именно женщина была первопричиной его бесконечного одиночества, он жаждал эту темноволосую деву. Жаждал ее все эти годы так же сильно, как он жаждал того, что было когда-то.

Он тонул в огромном темном океане одиночества.

Глава 1

Предполагалось, что это будет отпуск. Предполагалось, что он будет веселым, расслабляющим, познавательным времяпрепровождением. Никто не ожидал, что случится что-то ужасное. Нет, нет, «что-то ужасное» — это преувеличение. Хотя и небольшое.

Свирепая летняя гроза, незнакомая дорога, извивающаяся сквозь темный лес, в котором деревья стояли великанами, укрытыми в доспехи мглы. Такие вещи не могли внушить ужас Кейлин Бреннан из рода Бреннанов из Бостона. Она была сделана из прочного материала. О чем твердо решила напоминать себе каждые десять минут, изо всех сил пытаясь удержать взятую напрокат машину в грязной канаве, в которую превратилась дорога.

Она была женщиной практичной. Решение стать такой вполне осознанно и отчетливо было принято ею еще в двенадцатилетнем возрасте. Полеты фантазии, романтические мечты, глупые поступки — это не для Кейлин. Тогда она увидела — видела это и сейчас, — как подобные занятия привели ее очаровательную, обожаемую и запутавшуюся в своей жизни мать к большим проблемам.

Финансовым проблемам. Юридическим проблемам. Проблемам в отношениях с мужчинами.

Поэтому Кейлин стала взрослой в двенадцать лет и такой оставалась поныне.

Взрослого человека не испугают несколько мрачных деревьев и пара ударов молнии, или туман, который то сгущается, то рассеивается и, кажется, дышит. Взрослая женщина не станет паниковать только потому, что не туда повернула. Когда дорога становилась слишком узкой, чтобы можно было без риска развернуться (а это случалось частенько), Кейлин продолжала ехать вперед, пока снова не находила верный путь.

И здравомыслящий человек не станет воображать, будто что-то слышит в грозе.

Например, голоса.

Надо было остаться в Дублине, мрачно сказала она себе, подскакивая в колее. В Дублине, с его оживленными улицами, переполненными пабами, Ирландия казалась такой цивилизованной, такой современной, такой городской. Но нет, ей же хотелось побывать в сельской местности, ведь так? А потому пришлось взять машину напрокат, купить карту и отправиться на разведку.

Честное слово, это было совершенно разумное решение. Она намеревалась увидеть страну, пока находилась здесь, и приобрести что-нибудь ценное для семейной антикварной лавки в Бостоне. Она планировала поколесить по дорогам, съездить к морю, посетить прелестные маленькие деревеньки и осмотреть величественные руины.

Разве она не бронировала номер с ужином на каждую ночь своего путешествия? Это гарантировало, что в конце дня не будет никаких неудобств и никаких сюрпризов.

Разве она не спланировала точно свой маршрут и время, которое потратит на изучение каждой достопримечательности?

Она не предполагала, что может заблудиться. Никто такого не предполагает. В прогнозе погоды шла речь о дожде, но ведь это, в конце концов, Ирландия. Но ни слова небыло сказано о дикой, ветреной, неистовой буре, которая встряхивала сейчас ее маленькую машину, словно пару игральных костей в чашке, и превратила прелестные длинные летние сумерки в жуткую тьму.

Тем не менее, все было в порядке. Все было в полном порядке. Кейлин лишь чуть-чуть отставала от графика, и в этом отчасти была виновата сама. По пути на юг она чуть дольше, чем планировала, задержалась в поместье Пауэрс-корт Димейн. И чуть дольше — на церковном кладбище, на которое случайно натолкнулась по пути на запад.

Наверняка она все еще была в графстве Уиклоу, наверняка где-то в Эйвондейлском лесу, а в путеводителе говорилось, что население в лесных районах малочисленно и редкие деревни расположены на большом расстоянии друг от друга.

Она рассчитывала на очаровательную, восхитительную, в чем-то таинственную поездку до места ночлега в Эннискорти, пункта назначения, куда она планировала добраться до половины восьмого вечера. Бросив быстрый взгляд на часы, Кейлин поморщилась, увидев, что опаздывает уже на целый час.

Ну да ничего. Не может быть, чтобы перед ней захлопнули дверь. Ирландцы известны своим гостеприимством. У нее появился повод проверить это, как только повстречается на пути какой-нибудь городок, деревня или даже одинокий дом. Тогда можно будет и определить свое местонахождение. Но пока…

Она резко остановилась на дороге, осознав, что уже более часа не видела ни одной машины. Ее сумочка, в которой все было так же четко организовано, как и в ее жизни, лежала на соседнем сиденье. Она достала взятый напрокат мобильный телефон и включила его.

Кейлин негромко выругалась, когда по индикатору определила, что сигнала нет. Она заехала в лес достаточно далеко, чтобы понять, что заблудилась.

Ну почему нет сигнала? — В отчаянии она чуть было не стукнула телефоном о руль. Но это было бы глупо. — Какой смысл давать туристам мобильные телефоны напрокат, если они не могут ими воспользоваться?

Она убрала трубку, глубоко вздохнула. Чтобы успокоиться, закрыла глаза, откинула голову назад и позволила себе пару минут отдыха.

Дождь, словно плетьми, хлестал по стеклу, ветер дико выл не переставая. Время от времени очередное копье голубой молнии раскалывало густую тьму. Но Кейлин сидела спокойно, ее волосы были так же аккуратно охвачены лентой, руки сложены на коленях.

Ее полные красивые губы постепенно расслабились. Когда она открыла глаза, синие, как молния, вспарывающая небо, они снова были спокойны.

Она мягко повела плечами, глубоко вздохнула, затем осторожно тронула машину.

И вдруг услышала, как кто-то — или что-то — прошептал ее имя.

Кейлин…

Она инстинктивно посмотрела в сторону, в забрызганное дождем стекло, во мрак. И ей показалось, что на мгновение какая-то тень приняла очертания человека. Сверкнули зеленые глаза. Она ударила по тормозам, дернулась вперед, когда машина заскользила по грязи. Сердце ее колотилось, пальцы дрожали.

Видела ли ты меня во сне? Захочешь ли увидеть?

Преодолевая страх, она быстро опустила стекло, высунулась под ливень.

— Пожалуйста… Вы не могли бы мне помочь? Я, кажется, заблудилась.

Но там никого не было. Никого, кто сказал бы — мог сказать — таким тихим и печальным голосом: Я тоже.

Конечно, ни одной живой души. Кейлин надавила холодным пальцем на кнопку, чтобы снова закрыть окно. Это всего лишь игра воображения, усталость играет с ней такие злые шутки.

Это была просто глупость — подобная той, какую выдумала бы ее мать. Женщина, заблудившаяся в мрачном лесу во время бури, и красивый мужчина, скорее всего заколдованный принц, который спасает ее.

Нет уж, спасибо, Кейлин Бреннан сама сумеет себя спасти. И под дождем нет никаких заколдованных принцев, только тени. Но сердце бешено колотилось внутри, дыхание участилось. Она снова нажала на газ, желая выбраться с этой чертовой дороги и попасть туда, куда ей нужно.

Когда она окажется в гостинице, то выпьет чая, сидя в горячей ванне. И все тревоги останутся позади.

Она попыталась обратить происходящее в шутку, отвлечься, сочиняя в уме письмо матери, которая насладилась бы каждым моментом этого события.

«Это же настоящее приключение, Кейлин! — сказала бы она. — Наконец-то ты испытаешь приключение!»

— Не хочу я никаких чертовых приключений! Я хочу горячую ванну, крышу над головой и нормальную цивилизованную еду. — Она снова начала заводить себя и на этот раз, кажется, уже не могла остановиться. — Кто-нибудь, пожалуйста, помогите мне попасть туда, где я должна быть!

В ответ выстрелила молния, словно кто-то вышвырнул из небес трезубые вилы. Ее вспышка взорвала темноту, превратив ее в ослепительный свет.

Прикрыв глаза рукой, она увидела огромного оленя, который стоял, словно король, посреди дороги. В свете фар его шкура была ослепительно белой, рога отливали серебром. И глаза его, холодные и золотистые, сквозь дождь встретились с ее глазами, полными ужаса.

Она резко нажала на тормоза, машину рвануло в сторону. Та задергалась на скользкой дороге; как бы скользя по головокружительной траектории, приводимая в движение водоворотом тумана. Кейлин успела услышать крик — должно быть, это был ее собственный крик — прежде чем машина с силой ударилась в дерево.

И она увидела сон.

О том, как она бежала через лес, в то время как капли дождя яростно стучали, словно пальцы по стеклу. Глаза — казалось, их было тысячи — смотрели на нее из мрака. Кейлин бежала, спотыкаясь в грязи, взболтанной бурей, тело ее сотрясалось, когда она падала.

Ее голова была наполнена звуками. Рев ветра, нарастающие раскаты грома. И над этими звуками — тысячи поющих голосов.

Она плакала, сама не зная почему. Это не был страх, скорее что-то другое, то, что хотелось вырвать из сердца, как занозу из ноющего пальца. Она ничего не помнила: ни своего имени, ни этого места — она знала лишь, что ей нужно найти дорогу. Нужно найти, пока не поздно.

И был свет, единственное пятно, светящееся в темноте. Кейлин бежала к нему, дыхание вырывалось из легких, дождь стекал по волосам, по лицу.

Туфли вязли в грязи. После очередного падения разорвался свитер. Тотчас же она почувствовала, как обожгло тело. Оберегая левую руку, с трудом поднялась. Задыхающаяся, охваченная болью, обессиленная Кейлин продолжала бежать прихрамывая.

Она сосредоточилась на свете. Если только успеть добраться до света, все снова будет в порядке. Как-нибудь.

Молния ударила совсем близко, так близко, что Кейлин почувствовала, как та иссушила воздух, вонзила в ночь горячее жало озона. И в ее зареве женщина увидела, что свет был единственным лучом из единственного окна в башне замка.

Естественно, здесь и должен был находиться замок. Совсем не казалось странным, что он высился посреди леса, во время неистовой бури, озаряя окрестности светом, исходящим из башни.

Когда Кейлин, спотыкаясь, пошла к нему, тяжело ступая через реки цветов, плач ее стал смехом, как эта ночь.

Она упала на массивную дверь и, собрав все силы, которые у нее остались, принялась колотить в нее кулаком. Звук заглушался бурей.

— Пожалуйста, — бормотала она, — о, пожалуйста, впустите меня.

У огня он впал в состояние полусна, что ему разрешалось, и яркого пламени, которое разгорелось очень сильно, видел сны — о своей темноволосой деве, которая приходила к нему. Но глаза ее были испуганы, а щеки холодны как лед.

Во сне была буря, были воспоминания, которые часто преследовали его даже в этом зыбучем месте. Но когда в эти сны вошла она, и обратила к нему свой взор, он заволновался. И произнес ее имя.

И пробудился, встряхнувшись, а имя это снова выскользнуло из его памяти. От костра остались только горячие угли. Он мог бы заставить их снова с ревом вспыхнуть, стоило только захотеть, но ему было все равно.

Так или иначе, уже было пора. Глянув на красивые кварцевые часы, стоявшие на старинной каминной полке, — его забавляли подобные сочетания, — он увидел, что до полуночи остались секунды.

Его неделя начнется с этим ударом. Семь дней и семь ночей он будет. Не просто тень в мире снов, но живое тело с плотью и кровью.

Он поднял руки, откинул голову и стал ждать своего явления.

Мир содрогнулся, и часы пробили полночь.

Была боль. Он приветствовал ее, как любовницу. О Боже, чувствовать. Холод обжег кожу. Жар опалил ее. Пришло благословенное блаженство жажды.

Он открыл глаза. Цвета нахлынули на него, чистые и настоящие, без этой проклятой дымки, которая отделяла его от мира.

Опустив руки, он положил одну из них на спинку кресла, ощутив мягкую щетину бархата. Он вдыхал запах дыма от камина, слышал звук дождя, который барабанил снаружи, пытаясь проникнуть в комнату через приоткрытое окно.

Чувства его были измотаны, настолько переполнены потоком ощущений, что он чуть не потерял сознание. И даже это было неизмеримым удовольствием.

Он засмеялся, почувствовав, как ликование поднимается в душе. И, сжав руки в кулаки, он снова поднял их.

— Я есть!!!

И в тот момент, когда он вновь ощутил себя живым, когда стены отозвались эхом на его голос, он услышал стук в дверь. Потрясенный, он опустил руки, повернулся в сторону звука, которого не слышал пятьсот лет. Затем к нему присоединился другой.

— Пожалуйста. — И это кричал голос из его сна. — О, пожалуйста, впустите меня.

Какая злая шутка. Зачем же мучить его такими шутками сейчас? Он этого не вынесет. Только не сейчас. Только не во время его недели, когда он есть.

Он выбросил руку вперед, заставил огни зажечься. В ярости вышел из комнаты, зашагал по коридору, вниз по винтовой лестнице. Он не позволит никому посягать на его неделю. Это — нарушение приговора. Он не потеряет ни единого часа того малого времени, которое у него было.

Ему не терпелось скорее преодолеть необходимое расстояние, и он тихо пробормотал волшебные слова. И снова возник в большом зале.

Он распахнул дверь. Его собственная ярость встретилась с яростью бури. И увидел ее.

Он смотрел, прикованный к месту. Потерял дыхание, разум. Сердце.

Она пришла.

Она взглянула на него, на губах дрожала улыбка, отчего ямка в уголке губ словно подмигивала.

— Вот и ты, — сказала она.

И упала у его ног без сознания.



Глава 2

Тени, и очертания, и шепчущие голоса. Они кружились в ее голове, то возникая, то исчезая в круговороте смятения.

Даже когда она открыла глаза, они не исчезли, продолжали звучать. Что? — была единственная мысль. Что это?

Ее знобило, она вся промокла, и каждая часть ее тела отзывалась отдельной болью. Авария. Конечно же, авария. Но…

Что же это?

Кейлин сосредоточилась, рассматривая над головой, высоко над головой, изогнутый потолок, на котором гипсовые феи танцевали среди цветочных лент. Странно, подумала она. Странно и красиво. Ошеломленная, она поднесла руку ко лбу, ощутила влагу. Подумав, что это кровь, задохнулась от страха, попыталась сесть.

Голова закружилась, как на карусели.

О-ох. — Задрожав, она взглянула на пальцы, но это были лишь капли чистой дождевой воды.

И, повернув голову, увидела его.

Сначала был жестокий шок, словно ужасный удар в сердце. Она чувствовала, как паника комком собирается у нее в горле, и старалась проглотить этот комок.

Он пристально смотрел на нее. Даже грубо, подумала она позже, когда страх уступил место раздражению. И еще в его глазах был гнев. Глазах зеленых, как вымытые дождями холмы Ирландии. Он был весь в черном. Возможно, поэтому и казался таким опасным.

Его лицо было неистово красивым — слово «неистовый» звенело у нее в ушах не переставая. Мужественные скулы, черные брови, словно копья, резкая линия рта, поразившая ее своей ожесточенностью. Волосы были так же темны, как и одежда, и ниспадали непокорными волнами почти до плеч.

Сердце Кейлин заколотилось — примитивное, изначальное предостережение. Отпрянув, она собралась с духом и заговорила:

— Извините. Что происходит?

Он ничего не ответил. Он был не в состоянии говорить с тех пор, как поднял ее с пола. Злая шутка, еще одна пытка? Не была лиженщина, в конце концов, лишь сном во сне?

Но он чувствовал ее. Холодную влагу ее плоти, ее вес и форму. Сейчас он отчетливо слышал ее голос и так же ясно видел ужас в ее глазах.

Почему она испугана? Чего ей бояться, если она полностью лишила его мужества? Пятьсот лет одиночества не сделали этого, а этой женщине удалось за один миг. Он подошел ближе, не отрывая взгляда от ее лица.

— Ты пришла. Зачем?

— Я… Я не понимаю. Простите. Вы говорите по-английски?

Одна из его изогнутых бровей поднялась. Он говорил на гаэльском языке, потому что чаще всего думал на языке своей жизни. Но пятьсот лет одиночества предоставили ему достаточно времени для занятий лингвистикой. Конечно, он мог изъясняться на английском и еще на полдюжине языков.

— Я спрашиваю, почему ты пришла?

— Не знаю. — Она хотела сесть, но побоялась. — Думаю, произошла авария… Наверное. Я не очень хорошо помню.

Как ни больно было двигаться, она не могла больше лежать на спине, глядя на него снизу вверх. От этого чувствовала себя глупой и беспомощной. А потому стиснула зубы, заставила себя медленно подняться. Желудок свело, голова зазвенела, но ей удалось сесть. — Потом она огляделась.

Огромная комната, отметила она, заставленная самой причудливой мебелью. Старый, очень красивый трапезный стол с десятками подсвечников. Серебро, кованое железо, керамика, хрусталь. На стене висели скрещивающиеся пики, возле них — картина с изображением утесов Моэр (Утесы на западном побережье Ирландии (графство Клэр), образуют скалистый обрывистый берег высотой около 180 м. — Здесь и далее прим пер.)

Тут были вещи из различных эпох. Карл II, Яков I. Неоклассический стиль сталкивался с венецианским, чиппендель (Стиль английской мебели XVIII в., названный так по имени одно го их лучших краснодеревщиков Англии XVIII в. Томаса Чиппенделя (1718-1779), имя которого ассоциируется с английским рококо) — с Людовиком XV. Громадный широкоэкранный телевизор соседствовал с бесценной софой викторианской эпохи.

Вразнобой стояли чаши из уотерфордского стекла (Тяжелая стеклянная резная посуда, производившаяся в городе Уотерфорд в Ирландии с 1729 г.), статуэтки коней времен династии Тан, дрезденские вазы и… несколько конфетных дозаторов «Пец» (Мятные леденцы австрийской фирмы «Пец-Хаас» уже несколько десятилетий продаются в специальных дозаторах с головами персонажей популярных мультфильмов и т.д. Во многих странах мира дозаторы конфет «Пец» стали популярным объектом коллекционирования.).

Несмотря на ощущение дискомфорта, экстравагантность обстановки несколько оживила Кейлин.

— Какая интересная комната. — Она снова взглянула на него снизу вверх. Он по-прежнему пристально смотрел на нее. — Вы можете сказать, как я здесь оказалась?

— Ты пришла.

— Да, несомненно, но как? И… кажется, я вся промокла.

— Идет дождь.

— О-о, — выдохнула она. Ее страх значительно ослаб. В конце концов, человек коллекционирует конфетные дозаторы «Пец» и серебро эпохи короля Георга. — Простите, мистер…

— Я Флинн.

— Мистер Флинн.

— Флинн, — повторил он.

— Хорошо. Простите, Флинн, я, кажется, не могу собраться с мыслями. — Она дрожала, причем так сильно, что обхватила себя руками. — Я куда-то ехала, но… Я не знаю, где я.

— А кто знает? — пробормотал он. — Тебе холодно. — А он до сих пор ничего не сделал, чтобы позаботиться о ней. Нужно сделать все, чтобы ей было удобно, решил он, а потом… Потом будет видно.

Он подхватил ее с кушетки, чуть раздраженный тем, что она уперлась рукой в его плечо, словно защищаясь.

— Я уверена, что могу идти.

— Не сомневаюсь. Тебе нужна сухая одежда, — сказал он, вынося ее из комнаты, — горячее питье и тепло.

О да, подумала она. Все это звучало чудесно. Почти так же чудесно, как и то, что ее несли вверх по широкой просторной лестнице, словно пушинку.

Но все это было романтическим восприятием, которое было свойственно матери. Рука ее по-прежнему с опаской упиралась в его плечо, которое, казалось, было высечено из камня.

— Спасибо за… — Кейлин умолкла. Она чуть повернула голову, и теперь ее лицо было рядом с его лицом, глаза — в нескольких дюймах от его глаз, губы ощущали его дыхание. Острое, неожиданное и глубокое волнение пронзило сердце. За этим последовало сильное потрясение, которое напоминало узнавание.

— Я вас знаю?

— Разве ты не знаешь ответа на этот вопрос? — Он чуть наклонился, запыхавшись. — Твои волосы пахнут дождем. — И в тот момент, когда глаза ее расширились, Флинн провел своими губами, чуть касаясь, от ее щеки к виску. — И у твоей кожи его вкус.

За долгие годы он научился растягивать удовольствие. Пить маленькими глотками, даже когда хочется выпить залпом. Сейчас он смотрел на ее рот, представляя вкус ее губ. Он увидел, как они, задрожав, раскрылись.

Ах, да.

Он притянул ее к себе. Женщина застонала от боли. Он отпрянул, присмотрелся и увидел разорванный свитер и свежую царапину ниже плеча.

— Ты ранена. Почему, черт возьми, ты не сказала об этом раньше?

Потеряв терпение, он зашел в ближайшую спальню, положил ее на край кровати. Одним движением стащил с Кейлин свитер через голову.

Пораженная, она закрылась руками. — Не прикасайтесь ко мне!

— Как я могу обработать твои раны, не прикасаясь к тебе? — Он нахмурил брови. На ней был бюстгальтер. Он знал, что это так называется, и видел, как женщины носят это — по телевизору и на снимках в тонких книжках, которые назывались журналами.

Но он впервые увидел реальную женщину, облаченную таким образом.

Ему это очень понравилось.

Но всем этим восторгам придется подождать, пока он не увидит, в каком состоянии находится эта женщина. Он нагнулся, начал расстегивать ее брюки.

— Прекратите! — Она попыталась оттолкнуть его, отползти назад, но ее вернули на место, причем не очень вежливо.

— Не будь глупой. Терпеть не могу женских фантазий. Если бы я хотел тебя изнасиловать, то уже сделал бы это. — И, так как она продолжала сопротивляться, он вздохнул и взглянул ей в лицо.

И увидел страх — не глупость, но животный страх. Девственница, подумал он. Ради Бога, Флинн, будь осторожен.

— Кейлин. — Теперь он говорил тихо, голос его действовал так же успокаивающе, как бальзам на рану. — Я не причиню тебе вреда. Я только хочу посмотреть, где ты ранена.

— Вы врач?

— Вот уж точно нет.

Он казался таким оскорбленным, что она чуть не засмеялась.

— Я умею лечить. А теперь не двигайся. Мне нужно было раньше снять с тебя мокрую одежду. — Его глаза встретились с ее глазами, и казалось, что они становились все ярче и ярче, и вскоре она не видела ничего, кроме них. И она вздохнула. — А теперь ложись, вот так, хорошая девочка.

Загипнотизированная, она опустилась на шелковые подушки и, покорная, словно ребенок, позволила раздеть себя.

— Святая Мария, какие прекрасные у тебя ноги. — Из-за того, что он отвлекся, простое заклинание ослабло, и она снова заволновалась. — Мужчина, получивший право созерцать, — пробормотал он, затем встряхнул головой. — Посмотри, что ты с собой сделала. Везде синяки и царапины. Тебе что, нравится боль?

— Нет. — Язык казался слишком неповоротливым. — Конечно же, нет.

— Некоторым нравится, — пробормотал он и снова нагнулся над ней. — Посмотри на меня, — потребовал Флинн. — Смотри сюда. Не отводи взгляд.

Ее полузакрытые глаза сомкнулись, когда она словно вплыла в то состояние, которого он хотел добиться, — сразу оказавшись над болью. Он завернул ее в стеганое одеяло, направил свой взор в сторону камина, и огонь с треском вспыхнул.

Затем он оставил ее, чтобы сходить в свою мастерскую и приготовить снадобье.

Он держал ее в состоянии легкого транса, пока ухаживал за ней, поскольку не хотел видеть всех этих девичьих ужимок, которые могли вызвать его прикосновения. Боже, сколько времени прошло с тех пор, когда он прикасался к женщине, плоть к плоти.

Во снах она была под ним, тело ее страстно желало его. Он целовал ее и чувствовал, как она отдавалась и выгибалась, поднималась и опускалась. И тело его жаждало ее.

Теперь она была здесь, и ее прекрасная кожа была вся в синяках. Теперь она была здесь, и не знала почему. Не узнавала его.

Отчаяние и желание охватили его.

— Леди, кто ты?

— Кейлин Бреннан.

— Откуда ты?

— Из Бостона.

— Это в Америке?

— Да. — Она улыбнулась. — Это в Америке.

— Почему ты здесь?

— Я не знаю. А где это «здесь»?

— Нигде.

— Совсем нигде?

Он протянул руку, прикоснулся к ее щеке.

— Почему вы печальны?

— Кейлин. — Измученный, он схватил ее за руку, прижался губами к ее ладони. — Они послали тебя ко мне, чтобы я снова познал радость — только затем, чтобы потерять ее?

— Кто — «они»?

Он поднял голову, ощутив ярость. Отступил, отвернулся и стал смотреть на огонь.

Он мог погрузить ее в более глубокий сон, в царство сновидений. И там бы она вспомнила, что это было, узнала бы то, что уже испытала. И рассказала бы ему. Но если ничего не получится, он этого не перенесет. Не сможет перенести, оставшись в здравом уме. Он вздохнул.

У меня впереди моя неделя. И женщина станет моей до того, какэта неделя истечет. От этого я не откажусь. От этого я неотрекусь. Этим вам меня не сломать. Даже с ее помощью.

Он снова взглянул на Кейлин, вновь обретя твердость и решимость.

Эти семь дней и семь ночей — мои, и она — тоже. Что остается до последнего удара последней ночи, то остается. Таков закон. Сейчас она моя.

Словно выстрел пушки, прогремел гром. Не обращая на это внимания, Флинн подошел к кровати.

— Проснись, — сказал он, и глаза ее открылись и прояснились. Пока она поднималась, он подошел к массивному резному шкафу, распахнул дверцы и выбрал длинное платье из синего бархата.

— Это тебе подойдет. Одевайся, потом спускайся вниз. — Он бросил платье в изножье кровати. — Тебе нужно поесть.

— Спасибо, но…

— Мы поговорим позже, когда ты поужинаешь.

— Но я хочу… — В отчаянии она вздохнула, когда он вышел из комнаты и закрыл за собой дверь с неприятным негромким стуком.

Да, подумала она, манеры здесь котируются не очень высоко. Кейлин провела рукой по волосам и поразилась — они снова были сухими. Невозможно. Ведь всего несколько мгновений тому назад, когда он принес ее сюда, по ним стекала вода.

Она снова дотронулась до волос, нахмурилась. Очевидно, ошиблась. Они, должно быть, и были сухими. Авария потрясла ее, мысли путались. Вот почему она не могла все отчетливо вспомнить.

Наверное, ей нужно было бы сходить в больницу, сделать рентген. Хотя это казалось глупым — ведь она чувствовала себя хорошо. Она действительно чувствовала себя отлично.

Кейлин подняла руки — в порядке эксперимента. Боли не было. Она осторожно потрогала царапину. Разве та не была длиннее и глубже, вот здесь, на локте? Хотя сейчас едва заметна.

Ну что ж, ей повезло. А теперь, поскольку она голодна, пора присоединиться к эксцентричному Флинну, чтобы поесть. И после этого ее разум наверняка будет устойчивее, и она придумает, что делать дальше.

Успокоенная, она отбросила покрывало. И ошарашенно вскрикнула. Она была абсолютно голой.

Боже, где же одежда? Кейлин помнила, да, она помнила, как он стянул с нее свитер, а затем он… Черт возьми. Она прижала дрожащую руку к виску. Почему она не может вспомнить? Она была испугана, она его отталкивала, и потом… потом ее завернули в одеяло, в комнате, согретой ярким пламенем, и он предложил ей одеться и спускаться к ужину.

Ну ладно, раз уж у нее появились провалы в памяти, то больница будет в ее повестке дня номером первым.

Она схватила платье. Затем дотронулась щекой к роскошной ткани и застонала. Такое могла носить только принцесса. Или богиня. Но уж во всяком случае это не то, что Кейлин Бреннан из Бостона могла бы надеть к ужину.

Тебе оно подойдет, сказал он. Эта мысль заставила ее засмеяться. И все же она надела платье и позволила себе насладиться ощущением приятного тепла на коже.

Она повернулась, увидела свое отражение в псише (Высокое зеркало на подвижной раме). Волосы в живописном беспорядке покрывали ее плечи, синий бархат ниспадал по телу, заканчиваясь на уровне лодыжек блеском золотого галуна.

Я не похожа на себя, подумала она. Я выгляжу, как принцесса из сказки. От этой мысли она почувствовал себя глупо и отвернулась.

Кровать, на которой она лежала, тоже была покрыта бархатом, как и балдахин над ней. На комоде — наверняка эпохи Карла II, причем в отличном состоянии, — красовался набор серебряных, с лазуритовыми инкрустациями женских щеток для волос, стояли старинные опаловые и нефритовые флаконы с духами. В зеленовато-синей вазе царственно возвышались розы — свежие как утро и белые как снег.

Комната словно из сказки, подумала она. Комната, созданная для сияния свечей и дрожащего пламени. В углу стоял стол эпохи королевы Анны, высокие окна закрывали шторы из кружев и бархата, на стенах висели акварели с изображением холмов и лугов, на дощатом полу лежали красивые нарядные коврики.

Если бы ей захотелось представить идеальную комнату, то та была бы именно такой.

Быть может, хороших манер хозяину и не хватало, но вкус у него безупречный. Или у его жены, поправила она себя. Потому что эта комната явно была женской.

И поскольку эта мысль принесла ей облегчение, она не обратила внимания на слабое опускающееся ощущение в животе и удовлетворила свое любопытство, открыв опаловый флакон.

Разве не странно? — подумала она, понюхав. В пузырьке были ее любимые духи.

Глава 3

Прежде чем приняться за еду, Флинн выпил крепкого виски. Оно горячей волной ударило в голову.

Слава Богу, есть еще вещи, на которые может рассчитывать мужчина.

Он покормит свою женщину — ибо она была его, вне всяких сомнений, — и позаботится о ней. Он проследит за тем, чтобы ей было хорошо и спокойно, так, как это должен делать мужчина, а затем сообщит ей, как все будет.

Но сначала он сделает все, чтобы она твердо стояла на ногах.

Камин в обеденном зале был зажжен. Флинн расставил на столе тонкостенный просвечивающийся фарфор, тяжелое серебро, благоухающие розы, чтобы поразить изяществом тонких свечей и драгоценным блеском хрусталя.

Затем, закрыв глаза и подняв руки ладонями вверх, он принялся уставлять стол блюдами, которые, по его мнению, понравятся ей больше всего.

Она так красива, его Кейлин. Он хотел вернуть румянец ее щекам. Хотел слышать ее смех.

Он хотел ее.

Да, все будет именно так.

Он отступил, с холодным удовлетворением изучая свою работу. Довольный собой, Флинн вышел и стал ждать ее у подножия лестницы.

И когда она спускалась к нему, его сердце гулко забилось в груди.

— Speirbhean.

Кейлин приостановилась в нерешительности.

— Простите?

— Ты прекрасна. Тебе нужно учить гаэльский язык, — сказал он, беря ее за руку и выводя из зала. — Я научу тебя.

— Ну что ж, спасибо, но не думаю, что в этом действительно есть необходимость. Еще я хочу поблагодарить вас за такой прием и спросить, могу ли я воспользоваться вашим телефоном. — Маленькая деталь, подумала Кейлин, которая неожиданно пришла в голову.

— У меня нет телефона. Тебе нравится платье?

— Нет телефона? Ну, тогда, быть может, телефон есть у кого-то из ваших соседей?

— У меня нет соседей.

— А в ближайшей деревне? — спросила она, вновь охваченная паникой.

— Нет никакой деревни. Почему ты беспокоишься, Кейлин? Тут тепло, сухо и безопасно.



— Может быть, но… откуда вы знаете, как меня зовут?

— Ты сама сказала.

— Я не помню, чтобы я говорила. Я не помню, как я…

— Нет причин волноваться. Когда ты поешь, тебе станет лучше.

Она подумала, что у нее уйма причин для беспокойства. Ощущение благополучия, которое Кейлин испытывала в той очаровательной комнате, быстро улетучивалось. Но когда она вступила в столовую, то испытала шок.

За столом могло бы уместиться человек пятьдесят, и еды хватило бы, чтобы накормить их всех.

Чаши, и блюда, и супницы, и тарелки теснились на длинной дубовой поверхности. Фрукты, рыба, мясо, целый огород овощей, множество неизвестных блюд.

— Откуда… — Ее голос зазвучал отрывисто, и ей пришлось приложить усилие, чтобы сдержаться. — Откуда все это?

Он вздохнул. Он ожидал восхищения, а вместо этого — шок. Еще одна вещь, на которую может рассчитывать мужчина, подумал он. Женщины — всегда загадка.

— Пожалуйста, садись. Ешь.

Хотя она испытывала легкую тревогу, но голос был спокойным и твердым.

— Я хочу знать, откуда взялась вся эта еда. Я хочу знать, кто еще есть в доме. Где ваша жена?

— У меня нет жены.

— Не обманывайте меня. — Она быстро повернулась, посмотрела ему в глаза и теперь почувствовала себя уверенней. И достаточно сердитой, чтобы настаивать и требовать. — Если у вас и нет жены, то женщина здесь есть наверняка.

— Да. У меня есть ты.

— Только… не подходите. — Она схватила со стола нож, направила на него. — Не подходите ко мне. Я не знаю, что здесь происходит, и знать не хочу. Я отсюда выйду и пойду дальше.

— Нет. — Он шагнул вперед и выхватил у нее из руки то, что теперь стало розой. — Ты сядешь и будешь есть.

— Я в коме. — Она изумленно глядела на белую розу в его руке, на свою пустую руку. — Я попала в аварию. Я ударилась головой. Все это — галлюцинации.

— Все это реально. Никто лучше меня не знает границы между тем, что реально, а что нет. Садись. — Он жестом указал на стул, чертыхнулся, когда она не пошевелилась. — Разве я не сказал, что не обижу тебя? Среди моих грехов никогда не было лжи или причинения вреда женщине. Вот. — Он протянул руку, и сейчас в ней был нож. — Возьми и воспользуйся им, не колеблясь, если я нарушу свое слово.

— Вы… — Она чувствовала рукой твердость рукоятки ножа. Померещилось, сказала она себе. Просто померещилось. — Вы волшебник?

— Да. — Его усмешка была быстрой и яркой, как молния. Он сиял от удовольствия. — Все точно, я волшебник. Садись, Кейлин, и поешь вместе со мной. Потому что голодал я очень долго.

Она осторожно отступила на шаг.

— Это слишком.

Думая, что она имеет в виду обилие яств, он глянул на стол, нахмурившись. Подумал.

— Пожалуй, ты права. Я слишком увлекся. — Он изучил набор блюд, кивнул, затем описал рукой дугу.

Половина яств исчезла.

Нож выпал из онемевших пальцев Кэйлин. Глаза закрылись.

— О Боже. — Это было нетерпение, и в той же степени это была забота. По крайней мере, на этот раз у него хватило ума подхватить ее, прежде чем она опустилась на пол. Он сел на стул, слегка встряхнул ее, увидел, как ее взгляд стал осознанным.

— Ты все еще не поняла.

— Понять? Понять?

— В таком случае я должен объяснить. — Он взял тарелку и принялся наполнять едой. — Тебе нужно поесть, иначе ты ослабнешь. Твои раны заживут быстрее, если ты будешь сильной.

Он поставил тарелку перед ней, стал наполнять другую — себе.

— Что ты знаешь о волшебстве, Кейлин Бреннан из Бостона?

— Это забавно.

— Это может быть забавным.

Я поем, подумала она, потому что действительно чувствовала себя нехорошо.

— И еще это иллюзия.

— И такое может быть. — Он приступил к еде — превосходный ростбиф — и застонал от удовольствия. Во время первой своей недели он объелся так, что ему весь день было плохо. И считал, что это того стоило. Но сейчас он научился не торопиться, научился ценить каждое мгновенье, каждый глоток.

— Теперь ты помнишь, как попала сюда?

— Шел дождь.

— Да, и он все еще идет.

— Я ехала…

— Как ты ехала?

— Как? — Она взяла вилку, попробовала рыбу. — Я ехала на машине… Я ехала на машине, — повторила она, повышая голос от возбуждения. — Конечно же, я ехала на машине и заблудилась. Была гроза. Я ехала из… — Она остановилась, борясь с путаницей в голове. — Из Дублина. Я была в Дублине. У меня отпуск. Да, точно, у меня отпуск, и я собиралась поездить по сельской местности. Я заблудилась. Каким-то образом. Я была на одной из тех маленьких дорог, что проходят через лес, когда началась гроза. Я почти ничего не видела. Потом я…

Ее взгляд стал напряженным, когда она взглянула в его глаза.

— Я видела вас, — прошептала она. — Я видела вас там, во время бури.

— Видела?

— Вы были там, под дождем. Вы произнесли мое имя. Как вы могли знать мое имя еще до того, как мы познакомились?

Она почти ничего не ела, и он подумал, что бокал вина поможет ей лучше воспринять то, что ей предстояло услышать. Он наполнил его и подал ей.

— Ты снилась мне, Кейлин. Ты снилась мне дольше, чем вся твоя жизнь. И ты снилась мне, когда заблудилась в моем лесу. И когда я проснулся, ты уже пришла. А я тебе никогда не снюсь, Кейлин?

— Не пойму, о чем вы говорите. Была гроза. Я заблудилась. Очень близко ударила молния, и был олень. Белый олень на дороге. Я свернула, чтобы не наехать на него, и произошла авария. Кажется, я врезалась в дерево. Вероятно, у меня сотрясение мозга и чудятся разные вещи.

— Белая лань. — Его лицо снова омрачилось. — Твоя машина врезалась в дерево. Они не должны причинять тебе вред, — пробормотал он. — Они не имеют права причинять тебе вред.

— О ком вы говорите?

— Мои тюремщики. — Он отодвинул тарелку в сторону. — Проклятые Хранители.

— Мне нужно проверить машину. — Она говорила медленно, спокойно. Он не просто эксцентричный. У этого человека с головой не все в порядке. — Большое вам спасибо за помощь.

— Если ты хочешь осмотреть машину, мы сделаем это. Утром. Вряд ли стоит выходить в грозу среди ночи. — Он положил свою руку на ее, прежде чем она успела встать. — Ты думаешь: «Этот Флинн лишился рассудка». Это не так, хотя пару раз до этого было недалеко. Взгляни на меня, leannana. Неужели я для тебя ничего не значу?

— Я не знаю. — И именно это удержало ее от того, чтобы убежать.

Он смотрел на нее так, что она чувствовала себя словно привязанной к нему. Не связанной внешней силой, а привязанной. По собственной воле.

— Не понимаю, что вы имеете в виду, что происходит со мной.

— Тогда мы сядем у огня, и я расскажу тебе, что все это значит. — Он встал, протянул руку. На его лице появилось раздражение, когда она не захотела принять ее. — Тебе нужен нож?

Она взглянула на нож, затем снова на него.

— Да.

— Тогда бери его с собой.

Он захватил вино, бокалы и повел ее.

Он устроился у камина, наслаждался вином и запахом женщины, которая настороженно сидела возле него. Я родился с даром волшебства, — начал он. — С некоторыми так бывает. Кто-то идет в обучение и может научиться этому достаточно хорошо. Но родиться с даром — это уже предполагает в большей степени управление этим искусством, а не изучение его.

— Значит, ваш отец был волшебником?

— Нет, он был портным. Волшебство необязательно передается по наследству, через кровь. Оно просто должно быть в крови. — Флинн остановился, потому что не хотел больше двигаться наугад, совершая ошибки. Прежде чем объясниться, решил он, я должен больше узнать о ней. — Что ты делаешь там, у себя в Бостоне?

— Я занимаюсь торговлей антиквариатом. Вот это как раз передалось по наследству. Мой дядя, дед и так далее. Бреннаны из Бостона занимаются этим делом уже почти столетие.

— Уже почти столетие, да? — хмыкнул он. — Так долго.

— Полагаю, по европейским стандартам это не кажется долгим. Но Америка — страна молодая. В вашем доме есть несколько великолепных предметов антиквариата.

— Я коллекционирую то, что меня привлекает.

— Очевидно, вас привлекают самые разные вещи. Я раньше никогда не видела такого смешения стилей и эпох в одном месте. Он оглядел комнату, размышляя. Раньше он не обращал на это внимания.

— Тебе не нравится?

И поскольку казалось, что это имеет для него значение, она изобразила улыбку.

— Нет, мне очень нравится. В моем бизнесе приходится видеть много красивых и интересных вещей, и я всегда думала, как жаль, что большинство людей не хотят собрать все это вместе и создать свой собственный стиль, вместо того чтобы так упорно придерживаться какого-то определенного шаблона. А вот вас никто не смог бы обвинить в том, что вы придерживаетесь шаблона.

— Нет. Это уж точно.

Кейлин поджала было ноги, но опомнилась. Что же с ней происходит? Она расслабилась, непринужденно беседуя с человеком, который почти наверняка был безумцем. Она бросила взгляд в направлении ножа, который лежал рядом с ней, затем снова посмотрела на Флинна. И увидела, что он задумчиво изучает ее.

— Интересно, сможешь ли ты воспользоваться им. В мире существует два типа людей, тебе не кажется? Те, которые сражаются, и те, которые спасаются бегством. А ты кто, Кейлин?

— Я никогда не попадала в такие ситуации, где бы мне нужно делать то или другое.

— Это либо счастье, либо скука. Я не знаю точно, что именно. Лично я люблю хороший бой, — добавил он с ухмылкой, — один из многих моих недостатков. На самом деле, мне не хватает настоящей драки с мужчиной, кулак в кулак. Мне недостает многих вещей.

— Почему? Почему вам должно чего-то недоставать?

— В этом и есть суть такого вот задушевного разговора у камина, не так ли? Почему? Ты думаешь, mavourneen, вполне ли я нормальный?

— Да, — сказала она напряженно.

— Вполне, хотя, возможно, было бы легче, если бы я чувствовал себя немного не в своем уме все это время. Они знали, что у меня сильный разум — и это часть проблемы, по их мнению, и часть причины, по которой мне вынесли приговор.

— Они? — Ее пальцы осторожно двинулись к рукоятке ножа. Она сможет им воспользоваться, пообещала она себе. Она воспользуется им, если придется, каким бы ужасно печальным и одиноким Флинн ни казался.

— Хранители. Древние и почитаемые, которые охраняют и лелеют магию. И делают это со Времен Ожидания, когда жизнь была лишь небесами, делавшими свой первый вздох.

— Боги? — спросила она осторожно.

— В некотором смысле. — Он снова задумался, глядя, нахмурившись, на огонь. — Я родился для волшебства, и когда достаточно повзрослел, оставил семью, чтобы выполнять свое предназначение. Чтобы исцелять и помогать. Даже развлекать. У некоторых из нас больше сноровки для забавной стороны этого дела, так сказать.

— Например, хм, распилить женщину пополам.

Он посмотрел на нее изумленно и в то же время раздраженно.

— Кейлин, это иллюзия.

— Да.

— Я говорю о волшебстве, не об обмане. Ради этого некоторые занимаются пророчеством, некоторые путешествуют и учатся. Другие посвящают свое искусство исцелению тела или души. Кто-то зарабатывает на жизнь выступлениями. Некоторые могут служить достойному повелителю, как это делал Мерлин для Артура (Мерлин — мудрец и волшебник, персонаж из легенд и рыцарских романов о легендарном короле Артуре). Сколько людей, столько и вариантов выбора. И все они настоящие, при этом никто не может поставить перед собой цель — причинить вред или получить прибыль.

Он вытащил из-под рубахи длинную цепочку, протянул ей молочно-белый кулон.

— Лунный камень, — сказал он. — А слова вокруг — это мое имя и титул. Draiodoir. Волшебник.

— Это прекрасно. — Не в силах сдержаться, она провела рукой вокруг кулона. И почувствовала струю тепла, словно стремительное движение кометы, волну, пробежавшую сквозь нее. — Боже!

Прежде чем она успела отдернуть руку, Флинн положил на нее свою.

— Сила, — прошептал он. — Ты ее чувствуешь. Можешь почти ощутить ее вкус. Соблазнительная штука. А если ты внутри ее, обладаешь ею, ты можешь заставить себя думать, что ничего невозможного нет. Посмотри на меня, Кейлин.

Она не отрывала от него взгляд. Ничего больше не хотела. Вот и ты, подумала она снова. Вот и ты наконец.

— Теперь ты можешь быть моей. Ты захочешь лечь со мной в постель, как ты делала это во снах? Без страха. Без вопросов.

— Да.

И его потребность в ней была чем-то безрассудно-отчаянным, неистово рвущимся из-под контроля.

— Я хочу большего. — Его пальцы сжали ее руку. — Что-то есть в тебе такое, что заставляет меня жаждать большего, хотя яне знаю чего. Что ж, у нас достаточно времени, чтобы найти ответ. А пока я расскажу тебе историю, слушай. Молодой волшебник ушел из семьи. Он путешествовал и учился. Он помогал и исцелял. Гордился своей работой, собой. Некоторые говорили — слишком гордился.

Флинн остановился, задумался, потому что в этом последнем его сне были такие моменты, о которых он думал — могло ли быть так?

— Мастерство волшебника было велико, и в своем мире он был известен. Тем не менее, он был мужчиной, с потребностями мужчины, с желаниями мужчины, с недостатками мужчины. Ты захотела бы идеального мужчину, Кейлин?

— Я хочу тебя.

— Leannana. — Он склонился, прижался губами к ее пальцам. — Этот мужчина, этот волшебник, он повидал мир. Он читал книги этого мира, слушал его музыку. Он приходил и уходил, когда ему вздумается, он делал, что захочется. Возможно, иногда он бывал легкомысленным, и хотя никому не навредил, не обращал внимания на правила и предостережения, которые ему были даны. Ведь сила его была так велика — зачем ему нужны были какие-то правила?

— Всем нужны правила. Они делают нас цивилизованными.

— Ты думаешь? — Его удивило, каким напряженным стал ее голос. Даже заклинания не ослабили ее сильный разум, сильную волю. — Когда-нибудь мы об этом поговорим. Но пока продолжим рассказ. Он познакомился с одной женщиной. Красота ее была ослепительна, манеры изысканны. Он думал, что она невинна. Такая была у него романтическая натура.

— Ты любил ее?

— Да, я любил ее. Я любил невинную деву с лицом ангела. Я просил ее руки, потому что хотел быть с ней не один раз, а всю жизнь. И когда я сказал об этом, она заплакала, и прекрасные слезы катились по ее щекам. Она не могла быть моей, хотя сердце принадлежало мне. Мужчина, богатый и жестокий мужчина, уже купил ее. Ее отец продал ее, и судьба ее была скреплена печатью.

— Ты не мог допустить этого.

— А, ты тоже понимаешь это. — Ему приятно было слышать, что она разделяла его мнение по столь жизненно важному вопросу. — Нет, как я мог допустить, чтобы она ушла к другому, не любя его? Быть проданной, словно лошадь на базаре? Я сказал, что заберу ее, но она плакала все сильнее. Я сказал, что дам ее отцу вдвое больше денег, а она все рыдала на моем плече. Ничего нельзя было сделать, потому что тогда этот человек наверняка убил бы ее бедного отца, или отправил в тюрьму, или уготовил бы ему еще какую-либо ужасную участь. Пока у него есть богатство и положение, ее семья обречена на страдания. А она не смогла бы вынести, что семья страдает из-за нее, хотя сердце ее разбито.

Кейлин вскинула голову, нахмурилась.

— Прости, но в этом нет смысла. Если бы деньги вернули и ее отец был бы богат, он наверняка мог защититься, и у него было бы законное право…

— Сердце не повинуется здравому смыслу, — оборвал Флинн нетерпеливо, потому что если бы тогда он слушался разума, то пришел бы к таким же выводам. — Спасти ее — вот что было первой моей мыслью — и последней. Защитить ее и, возможно, сделав это, заставить ее полюбить меня еще сильнее. Я решил отнять у этого жестокого человека его богатство и положение. Я поклялся сделать это, и — О!!! — как засияли ее глаза, словно бриллианты. Я решил, что заберу то, что у него есть, и положу к ее ногам. Она будет жить, как королева, а я буду заботиться о ней всю свою жизнь.

— Но украсть…

— Ты можешь просто слушать? — В его голосе прозвучало раздражение.

— Конечно. — Подбородок ее приподнялся — небольшой жест обиды. — Я прошу прощения.

— Итак, я сделал это, поднял ветер, опустил луну, разжег холодный огонь. Я сделал это, причем по своей воле — для нее. И этот человек проснулся не в своем роскошном поместье, а замерзая в лачуге бедного крестьянина. Он проснулся в лохмотьях, а не в теплой пижаме. Я отнял у него жизнь, не пролив ни капли крови. И когда это было сделано, я стоял, ликуя, радуясь содеянному.

Он замолчал на секунду, а когда продолжил, голос его был взволнован.

— Хранители заключили меня в хрустальный щит и держали там, а я проклинал их, кричал, протестуя, я пытался использовать любовь и невинность моей молодой девы в качестве оправдания своего преступления. А они показали мне, как она смеется, собирая богатство, которое я послал ей, и как падает в объятия своего любовника, с которым она замыслила уничтожить ненавистного ей человека. И меня заодно.

— Но ты любил ее.

— Да, я любил ее, но для Хранителей любовь не считается оправданием. Мне предоставили возможность выбора. Либо они лишают меня моей силы, забирают то, что было в моей крови, и делают меня обычным человеком. Либо мой дар остается со мной, но я буду жить один, в потустороннем мире, без общения с кем бы то ни было, без радостей того мира, который я, по их мнению, предал.

— Это жестоко. Бессердечно.

— И я так сказал, но это их не остановило. Я выбрал второе. Я не хотел отрекаться от своего права по рождению. Здесь я и существую, с той ночи предательства, уже пять раз по сто лет и лишь в единственную неделю в целое столетие я снова чувствую себя человеком. — Я человек, Кейлин. — По-прежнему сжимая ее руку, он поднялся. Поднял ее. — Я человек. — Прошептал он, погружая свободную руку в ее волосы.

Он опустил голову, его губы почти встретились с ее губами, но он остановился в нерешительности. Звук ее прерывистого дыхания дрожью отозвался в его теле. Она трепетала под его рукой, и он чувствовал в себе неровное биение ее сердца.

— В этот раз спокойно, — прошептал он. — Спокойно. — И, шепча, легко прикоснулся губами к ее губам — раз… два. И словно ощутил вкус первого глотка изысканного вина.

Он пил медленно. Даже когда ее губыраскрылись, позвали, он пил медленно. Наслаждаясь ее ртом, легким скольжением языка, слабым соприкосновением.

Ее тело, такое прекрасное, такое совершенное, прижалось к его телу. Тепло лунного камня, зажатого между их руками, заполнило все вокруг и начало пульсировать.

И хотя пил он медленно, он был пьян от нее.

— Когда он оторвался от ее губ, ее вздох почти ошеломил его.

— A ghra. — Ослабевший, желающий, он наклонился к ее лбу. Вздохнув, вытащил кулон из ее руки. Ее глаза, нежные, любящие, затуманенные, начали проясняться. Прежде чем эта перемена завершилась, он в последний раз прижался к ней губами.

— Спи, — сказал он.

Глава 4

Она проснулась от бледного солнечного света и пьянящего запаха роз. За каминной решеткой тихо горел огонь, ее голова покоилась на шелковой подушке. Кейлин пошевелилась и перекатилась, чтобы устроиться поудобнее. Затем вскочила в кровати.

О Боже, это случилось на самом деле! Все это.

И Боже, Боже мой, она снова была обнаженной!

Может быть, он дал ей наркотики, загипнотизировал, напоил допьяна? Какая еще причина могла заставить ее спать, как ребенка, — голой в кровати и в доме безумца?

Она инстинктивно схватила простыни, чтобы укрыться, и вдруг увидела белую розу.

Невероятно приятный, очаровательно романтичный безумец, подумала она и взяла розу, прежде чем смогла остановиться.

Эта история, которую он ей рассказал, — волшебство, предательство и пятьсот лет наказания. Она действительно поверила в это. Она сидела, слушала и внимала каждому слову — тогда. Не видела в этом ничего странного и чувствовала печаль и гнев за него. Тогда…

Он целовал ее, вспомнила Кейлин. Она прижала пальцы к губам, пораженная своим поведением. Этот мужчина целовал ее, как будто нежно слизывал из чаши густые сливки. Более того, она хотела, чтобы он поцеловал ее. И хотела гораздо большего, чем только это.

И возможно, подумала она, натягивая простыни повыше, было что-то гораздо большее.

Она хотела было вскочить, потом передумала и тихо поднялась с кровати. Необходимо бежать отсюда, быстро и незаметно. А чтобы сделать это, ей нужна одежда.

На цыпочках она подошла к гардеробу, потихоньку открыла дверцу, вздрогнув от ее скрипа. Она испытала еще один шок, заглянув внутрь и увидев шелка и бархат, атлас и кружева, и все это — богатых, ярких цветов. Какие прекрасные вещи! Вещи, которыми бы она любовалась, но никогда не купила бы. Такие непрактичные, легкомысленные.

Такие великолепные.

Раздосадованная собственной непоследовательностью, она встряхнула головой и схватила свои удобные брюки, разорванный свитер… но он не был разорван. Озадаченная, она повертела его, затем вывернула наизнанку, оглядела рукав. Он был цел. Но ведь он был разорван.

Не могла же она придумать это. Ее уже начинала колотить дрожь. Кейлин натянула свитер через голову, надела брюки. Те были девственно чисты, хотя она отлично помнит пятна грязи.

Она нырнула в гардероб, пробираясь сквозь какие-то тапки, детские ботинки, и нашла свои простые черные туфли без каблуков. Туфли, которые должны были быть изрядно поношенными, заляпанными грязью, с небольшой царапиной на внутренней стороне слева, на том месте, которым она ударилась о сундук месяц назад в своем антикварном магазине… Но туфли были идеальном состоянии, без единого пятнышка, словно их только что достали из коробки.

Об этом она подумает позже. Обо всем она подумает позже. Сейчас как можно быстрее убраться отсюда, подальше от него. Подальше от всего, что с ней происходит.

Поджилки тряслись от страха, когда она пробралась к двери, тихонько приоткрыла ее и выглянула в коридор. Она увидела прекрасные ковры, картины и гобелены на стенах. Все двери были закрыты. И никаких признаков Флинна.

Она выскользнула из комнаты и поспешила прочь, настолько быстро, насколько могла осмелиться. С облегчением сбежала по лестнице, рванулась к дверям, распахнула их.

И, выбежав, налетела на Флинна.

— Доброе утро. — Он схватил ее за плечи, удержал на ногах подумав, как было бы хорошо, если бы она бежала к нему навстречу, а не от него. — Ну что ж, с дождем, кажется, покончено.

— Я… я хотела… — О Боже. — Я хочу проверить машину.

— Конечно. Может, стоит подождать, пока развеется туман? Позавтракаем?

— Нет, нет. — Она заставила себя улыбнуться. — Я действительно хотела бы узнать, насколько серьезно повреждена машина. Поэтому я пойду посмотрю и… дам вам знать.

— Ну, тогда я тебя отвезу к ней.

— Да нет, не надо.

Но он повернулся, свистнул, потом взял ее за руку, не обращая внимания на отчаянные попытки вырваться, и повел вниз по ступеням.

Из тумана галопом выскочил белый конь, настоящий конь из сказок, с развевающейся гривой, со звенящей серебряной уздечкой. Кейлин лишь коротко вскрикнула, когда он стрелой понесся к ним, разрывая мощными ногами туман и встряхивая величественной головой.

Он остановился в нескольких дюймах от Флинна, тихо выдохнул и уперся мордой в грудь хозяина.

Смеясь, тот обхватил руками шею коня. С такой же радостью, подумала она, мальчик мог бы обнимать любимого пса. Он говорил с конем тихим певучим голосом, на языке, который она уже узнавала — на гаэльском.

По-прежнему улыбаясь, Флинн мягко отстранился. Он поднял руку, легко тряхнул кистью, и в ладони вдруг появилось блестящее красное яблоко.

— Нет, я бы никогда не забыл. Это моему красавцу, — сказал он, и конь, наклонив голову, аккуратно взял яблоко из ладони Флинна.

— Его зовут Дилис. Это значит «верный». И он действительно верный. — С прирожденным изяществом Флинн вскочил в седло и протянул руку Кейлин.

— Большое спасибо, и он очень красивый, но я не умею ездить верхом. Я просто… — Слова застряли в горле, когда Флинн нагнулся, подхватил ее и посадил перед собой, словно пушинку. — Зато я умею, — заверил он и слегка ударил Дилиса пятками. Конь встал на дыбы. Пронзительный крик Кейлин смешался сосмехом Флинна, когда сказочное животное забило копытами. Затем они рванулись вперед и полетели в лес.

Оставалось только покрепче держаться. Кейлин обвила руками Флинна, зарылась лицом в его грудь. Это было безумие, сущее безумие. Она была обычной женщиной, которая жила обычной жизнью. Как же она может мчаться через ирландский лес ком на огромном белом коне, распластавшись на груди у незнакомого мужчины, который утверждает, что он волшебник из пятнадцатого века?

Этому нужно положить конец, причем прямо сейчас.

Она подняла голову, намереваясь решительно приказать всаднику осадить лошадь, дать ей слезть, чтобы уйти, и замерла пораженная. Солнечные лучи проникали сквозь своды деревьев. Воздух светился, словно полированный жемчуг.

Конь стремительно несся в захватывающем дух, безрассудном беге. И мужчина, который управлял им, был самым прекрасным мужчиной, которого она когда-либо видела.

Его темные волосы развевались, глаза сверкали. И эта печаль, которая была в нем и которая каким-то странным образом влекла ее, рассеялась. Теперь в его лице она наблюдала радость, возбуждение, восторг, вызов. Дюжину разных эмоций, причем все яркие и сильные.

Сердце ее забилось быстро, как копыта коня.

— О Боже!

Невозможно влюбиться в незнакомого человека. Такого не бывает в реальном мире.

Ослабев, она вновь опустила голову ему на грудь. Но, может быть, пора уже признать или хотя бы подумать о том, что она покинула реальный мир вечером накануне, когда повернула не в ту сторону.

Дилис перешел на легкий галоп, остановился. И снова Кейлин подняла голову. На этот раз ее глаза встретились с глазами Флинна. Она поняла, что было в них, чего он хотел. Мужчина наклонился к ней.

— Нет. Не надо. — Она подняла руку, прижала к его губам. — Пожалуйста.

Он коротко кивнул.

— Как пожелаешь. — Соскочив с коня, снял ее. — Кажется, твой вид транспорта не такой надежный, как мой, — сказал он.

Машина врезалась в дуб почти по прямой. Вполне естественно, дуб выиграл схватку. Капот загнулся назад, словно аккордеон, стекло покрылось сюрреалистическим узором трещин. Сработала подушка и, несомненно, спасла ее от серьезных травм. Она вспомнила, что ехала слишком быстро для таких условий. Наверняка слишком быстро.

Но как она вообще ехала?

Вот был вопрос, который поразил ее. Дороги не было. То, на чем стояла разбитая машина, можно было назвать лесной тропинкой, не более того. Вокруг росли ежевика, лозы дикого винограда, деревья, на которых цвели неземной красоты цветы. И когда она медленно оглянулась вокруг, то не увидела никакой дороги, по которой можно проехать под дождем, в темноте.

Она не заметила даже следов шин на влажной земле. Не было никаких признаков езды — был лишь конец.

Ей стало холодно, и она обхватила себя руками. Свитер, вспомнила она, не порван. Она осторожно подняла рукав, и там, где рука была сильно поцарапана и ушиблена, кожа была гладкой и без синяков.

Она снова взглянула на Флинна, тот стоял молча. В его глазах сквозил норов, из них вылетали искры нетерпения.

Ну что ж, она тоже может показать свой норов, если ее до этого доведут. И ее терпение тоже было на пределе.

— Что это за место? — спросила она, подойдя к Флинну. — Кто вы такой, черт возьми, и что вы такое сделали? Как вы это сделали? Как я, черт подери, могла здесь оказаться, если я не должна была здесь оказаться? Машина… — Она махнула рукой. — Я не могла заехать на машине сюда. Я просто не могла. — Ее рука безвольно упала.

— Ты знаешь, что то, что я рассказал тебе ночью, — правда. Она знала это. Весь ее гнев сразу пропал.

— Мне нужно сесть.

— Земля мокрая. — Он поймал ее за руку, прежде чем она успела опустился на землю. — Вот сюда. — И он мягко придвинул ей стул с высокой спинкой и бархатным сиденьем.

— Спасибо. — Она закрыла лицо руками и засмеялась. — Большое спасибо. Я сошла с ума. Полностью сошла с ума.

— Нет. Но если бы ты задумалась и захотела меня понять, нам обоим это очень помогло.

Кейлин опустила руки. Она не была истеричкой и не станет ею. Она уже не боялась Флинна. Какой бы дикой ни была его мужская красота, он не причинил ей никакого вреда. Наоборот, ухаживает за ней.

Но факты представляли собой загадку, разве нет? Фактом было то, что она не могла здесь находиться, но находилась. Что он не мог существовать, но существовал. Что она чувствовала то, что чувствовала, без всякой на то причины.

Жил-был однажды… подумала она и вздохнула.

— Я не верю в сказки.

— Ну что ж, это очень печально. Почему ты не хочешь верить? Ты думаешь, что мир может существовать без волшебства? Откуда берется цвет, откуда красота? Где чудеса?

— Не знаю. У меня нет ответов. Или это сон, или я сейчас сижу в лесу на… — она поднялась, чтобы повернуться и рассмотреть стул, — на стуле с инкрустацией по дереву, думаю, голландском, начало восемнадцатого века. Очень мило. Ну, да. — Она снова села. — Я сижу здесь на этом прекрасном стуле, в лесу, пронизанном солнцем, приехав сюда на великолепном коне, проведя до этого ночь в замке…

— Это не совсем замок. Скорее, поместье.

— Все, что угодно, с мужчиной, который утверждает, что ему более пятисот лет.

— Пятьсот двадцать восемь, если быть точным.

— Правда? Вы очень неплохо сохранились. Пятьсотдвадцативосьмилетний волшебник коллекционирует дозаторы «Пец».

— Забавные штучки.

— И я не знаю, каким образом хоть что-то из этого может быть правдой, но я почему-то верю в это. Я верю во все это. Потому что продолжать отрицать то, что я вижу своими собственными глазами, — в этом меньше смысла, чем в вере.

— Вот-вот. — Он радостно улыбнулся ей. — Я знал, что ты здравомыслящая женщина.

— О да, я очень здравомыслящая, очень уравновешенная. И поэтому я должна верить тому, что вижу, даже если это нелогично.

— Если существует то, что логично, должно существовать и то, что нелогично. Равновесие вещей, Кейлин.

— Хорошо. — Она сидела спокойно, оглядываясь вокруг. — Я верю в равновесие вещей. — Воздух заискрился. Она чувствовала это на своем лице. Как чувствовала глубокий запах леса, как слышала трели певчих птиц. Она была здесь, и он тоже.

— Итак, я сижу на этом прекрасном стуле в заколдованном лесу и разговариваю с пятьсотдвадцативосьмилетним волшебником. И — если это еще не полное безумие — есть еще кое-что, что завершает все это. Я в него влюбилась.

Беззаботная улыбка сошла с его лица. То, что отразилось на нем, было таким жарким и запутанным, имело столько слоев и направлений, что у него перехватило дыхание.

— Я ждал тебя, сквозь время, во снах, в этих маленьких просветах жизни, которые столь же мучительны, сколь и прекрасны. Теперь ты придешь ко мне, Кейлин? По своей воле?

Она поднялась, пошла к нему по мягкой подушке лесного ковра.

— Не знаю, как я могу так чувствовать, знаю только, что чувствую это.

Он принял ее в свои объятия, и его поцелуй был на этот раз жадным. Собственническим. Когда она прижалась к нему всем телом, обвила руками шею, он усилил поцелуй, взял больше. Наполнил себя ею.

Голова ее кружилась, но она наслаждалась. Никто никогда не желал ее — вот так. Не прикасался к ней так. Не нуждался в нейтак. Желание горячей струей наполнило кровь, сделав логику, здравый смысл смешными и нелепыми.

У нее было волшебство. К чему ей был здравый смысл?

— Моя, — шептал он ей. Повторял это снова и снова, а его губы искательно блуждали по ее лицу, шее. Затем, откинув голову, он прокричал:

— Она моя отныне и навеки. Я объявляю ее своей, и это мое право.

Когда он поднял ее на руки, по небу полоснула молния. Мир вздрогнул.

Они ехали через лес. Он показал ей ручей, в котором золотые рыбки плавали над серебряными камнями, водопад, падающий в заводь, чистую, как голубое стекло. Он остановился, чтобы сорвать диких цветов и украсить ими ее волосы. И когда он целовал ее, делал это мягко и нежно. Его настроение, подумала она, такое же волшебное, как и все остальное в нем, и такое же необъяснимое. Он ухаживал за ней, смешил ее, извлекая из воздуха всякие безделушки и рисуя в небе радуги.

Кейлин чувствовала легкий ветерок на щеках, запах цветов. То, что было у нее в сердце, было похоже на музыку. Сказки действительно реальны, подумала она. Всю жизнь она не обращала на них внимания, отвергала фразы типа «и жили они с тех долго и счастливо», над которыми так вздыхала ее мать, а оказывается, сказка ждала ее. Теперь все должно стать иным.

Возможно, она знала об этом каким-то образом. Глубоко внутри знала, что все это ждет ее, что Флинн ждет, когда она разбудит его.

Они то шли, то ехали верхом, а птицы вокруг пели, и туман таял, и наступал сияющий день.

Там, у заводи, он устроил пикник, наливал вино из открытой руки, изумляя ее. Постоянно прикасался к ее волосам, щекам, плечам, словно прикосновения его успокаивали.

Раньше у нее никогда не было романов. Для этого просто не хватало времени. А теперь казалось, что вся жизнь, полная любви и ожидания, может уместиться в один счастливый день.

Он знал понемногу все обо всем. История, культура, искусство, литература, наука. С волнением она поняла, что мужчина, который завладел ее сердцем, которого так хотело ее тело, привлекал и разумом тоже. Он заставлял ее смеяться, удивляться, радоваться. И он дал ей успокоенность, без которой она, оказывается, жила, сама того не осознавая.

И если это сон, подумала она, когда опустились сумерки и они снова ехали верхом, то лучше уж никогда не просыпаться.

Глава 5

Идеальный день заслуживал идеальной ночи. Она думала, надеялась, что когда они вернутся с прогулки, он поведет ее к себе. Поведет ее в постель.

Но он лишь одарил ее этим волнующим поцелуем, который делал ее такой слабой и встревоженной, и спросил, не хочет ли она к вечеру переодеться.

Поэтому она пошла наверх, в свою комнату, беспокоясь и гадая, как женщина должна готовиться — после самого волшебного из всех дней — к самой важной ночи в своей жизни. В одном она была уверена: думать не нужно. Если она позволит мыслям оформиться, закрадутся сомнения. Сомнения в отношении всего того, что произошло, — и того, что еще произойдет.

Прежде всего, она будет действовать. Она просто будет.

Ванная, которая примыкала к ее комнате, свидетельствовала о современной роскоши. Войти из спальни с ее антиквариатом и плисовым бархатом в это царство кафеля и стекла — словно попасть из одного мира в другой.

Но это, полагала она, уже сделано. Она наполнила огромную ванну водой и ароматным маслом, погрузилась по подбородок и расслабилась, омываемая тихими струями.

На длинной белой полке стояли баночки с серебряными крышками. В них она нашла крем, который нанесла на кожу. И посмотрела на себя в запотевшее зеркало. Вот так столетиями женщины готовились к встрече с любовниками. Смягчали кожу, делали ее благоуханной для мужских рук. Для мужских губ.

Магия женщины.

Она не будет бояться, не позволит беспокойству вытеснить наслаждение.

В гардеробе она нашла длинное шелковое платье цвета спелых слив. Оно слегка облегало тело и сильно открывало грудь. Она надела серебристые туфли и повернулась к зеркалу.

Нет, она не хочет увидеть свое отражение в зеркале. Она хочет увидеть свое отражение в глазах Флинна.

Он чувствовал себя молодым и неопытным — все нервы напряжены, движения неуклюжи. В свое время он был весьма умелым в обращении с женщинами. И хотя пятьсот лет наверняка могут сделать человека черствым в определенных обстоятельствах, он видел сны.

Но даже во снах он не желал так сильно любить и быть любимым.

И разве я мог? — подумал он, когда Кейлин стала спускаться к нему по лестнице. Сны блекли рядом с ее властью.

Флинн протянул руку, почти боясь, что та пройдет сквозь пустоту, и ему останется лишь это страстное желание и тоска.

— Ты самая прекрасная женщина из всех, кого я знал.

— Сегодня, — она взяла его пальцы, — все прекрасно. — Она сделала шаг к нему и смутилась, когда он отступил.

— Я подумал… Не потанцуешь ли со мной, Кейлин?

Когда он заговорил, воздух наполнился музыкой. Свечи, сотни свечей, сливались в единое пламя. Помещение озарилось бледно-золотистым светом, стены украшены цветами, которые превращали зал в сад.

— С удовольствием, — сказала она и положила руки ему на плечи.

Они вальсировали в большом зале, среди покачивающего пламени свечей и аромата роз, которые цвели повсюду. Двери и окна были распахнуты, впуская свет луны, звезд и благоухание ночи.

Охваченная трепетом, Кейлин откинула голову и позволила ему стремительно нести себя в волнующих звуках.

— Чудесно! Все просто замечательно. Откуда ты знаешь, как танцевать вальс? Ведь в твое время вальса еще не было.

— Я вижу сны. В них я наблюдаю, как движется мир, и из снов я беру то, что мне нравится больше всего. В снах я танцевал с тобой, Кейлин. Ты не помнишь?

— Нет, — прошептала она. — Я не вижу снов. А если и вижу, то не помню их. Но этот я не забуду. — Она улыбнулась ему. — Никогда.

— Ты счастлива?

— Я никогда в жизни не была так счастлива. — Ее рука поднялась с его плеча, вдоль шеи и остановилась на щеке. Синева глаз потемнела. — Флинн.

— Вино, — сказал он, почувствовав новый приступ нетерпения. — Ты хочешь вина?

— Нет. — Музыка продолжала нарастать, пока они стояли. — Я не хочу вина.

— Тогда мы поужинаем.

— Нет. — Ее рука скользнула и обхватила его затылок. — Ужинать я тоже не хочу, — тихо сказала она и притянула его губы к своим. — Хочу тебя, — прошептала она. — Только тебя.

— Кейлин. — Он мечтал ухаживать за ней, очаровать ее. Соблазнить. Сейчас она все это сделала с ним. — Я не хочу торопить тебя.

— Я ждала так долго, даже не зная об этом. У меня никогда не было мужчины. Сейчас я думаю, и не могло быть никого, кроме тебя. Покажи мне, что значит принадлежать.

— Женщины, к которым я прикасался, ничего не значат. Они лишь тени рядом с тобой, Кейлин. А это, — сказал он и поднял ее на руки, — реальность.

Он понес ее сквозь музыку и свет свечей, вверх по большой лестнице. Она чувствовала его руки, биение его сердца, словно плыла на волнах счастья.

— Вот здесь я видел тебя во сне ночью. — Он вошел в свою спальню, где стояла кровать, покрытая красным шелком и лепестками красных роз, где пылали свечи и приглушенно горел камин. — И здесь я буду любить тебя в первый раз. Плоть к плоти.

Он поставил ее на ноги.

— Я не сделаю тебе плохого, могу обещать это. Я дам тебе только наслаждение.

— Я не боюсь.

— Тогда будь со мной. — Он взял ее лицо в руки, прижал губы к ее губам.

В снах было желание и отзвуки ощущений. Здесь и сейчас, когда туман снов развеялся, было намного больше.

Нежно, так нежно его рот пил из ее рта. Тепло и желание. С трепетом и наслаждением его руки ласкали ее тело. Нежные и соблазнительные. Когда она задрожала, он успокоил ее, шепча ее имя и обещания. Он спустил платье с ее плеч, покрыл поцелуями изгиб шеи. И затрепетал от ее вкуса и аромата.

— Позволь мне теперь увидеть тебя, любимая Кейлин. — Он целовал, едва касаясь ее, медленно и осторожно снимая платье. Когда оно уплыло к ее ногам, он отступил, удовлетворенный.

В ней не было застенчивости. Жар, который поднимался и рдел на ее коже, выдавал ожидание. Дрожь, которая плясала в ее теле, была восторгом, когда его взгляд закончил свое путешествие по ней и его глаза остановились на ее глазах.

Он протянул руку, начал ласкать изгиб груди, давая возможность воспринять ощущение и ей, и себе. Когда его пальцы стали опускаться ниже, он почувствовал, как она вздрагивает при его прикосновении.

Она потянулась к нему, и движения ее были не совсем уверенны, в то время как она расстегивала его рубашку. И когда она прикоснулась к нему, это было как освобождение.

— A ghra. — Он притянул ее к себе, прижал ее рот к своему, растворился в буре желаний, которая поднялась в нем. Руки его блуждали по ее телу, брали, искали большего, пока она, задыхаясь, не произнесла его имя.

Слишком быстро, слишком много. Да поможет ему Бог. Он с трудом сдержался, превозмогая биение крови, смягчил движения, обуздал грубое желание. Когда он снова поднял ее на руки, положил на кровать, его поцелуй был длинным, медленным и нежным.

Это то, подумала она, о чем пишут поэты. Именно из-за этого мужчина или женщина отвергает здравый смысл ради одной только возможности любить.

Это тепло, это наслаждение от ощущения тела другого человека рядом с твоим собственным. Этот дар сердца, и все вздохи и секреты, которые оно дарит.

Он дал ей наслаждение, как и обещал, целое море наслаждения, которое омывало ее медленными волнами. Она могла бы лежать, погруженная в него, целую вечность.

Она дала ему ощущение вкуса, прикосновения, и это ощущение смягчило боль. Он тянул и тянул время, наслаждался красотой, которую она дарила.

Когда на границе тепла заплясали языки пламени, она приветствовала их. Прекрасные облака, которые мягко ограждали ее, начали редеть. Проваливаясь сквозь них, она закричала. Издала звук торжества, когда сердце взорвалось в ней.

— И когда он поднялся над ней, она услышала, как он застонал, уловила быстрый шепот, что-то вроде заклинания. Сквозь свет свечей и мерцание своих видений она увидела его лицо, его глаза. Сейчас они были такими зелеными, как темные драгоценные камни. Охваченная любовью, она положила руку на его щеку, прошептала его имя.

— Смотри на меня. Да, на меня. — Его дыхание, казалось, было готово вырваться из легких. Тело жаждало ринуться в омут. — Только наслаждение.

И он взял ее невинность, наполнив всю, без остатка, дал ей радость. Она открылась ему и поднялась к нему, и глаза ее затуманились от потрясающего наслаждения. И от любви, которой он жаждал, как воздуха.

И на этот раз, когда она опустилась, он собрался с духом и устремился за ней.

Ее тело мерцало. Она была уверена, что если посмотрит в зеркало, то увидит, что оно светится золотистым светом. И его тоже, думала она, медленно водя рукой вверх и вниз по его спине. У него такое прекрасное тело. Сильное, крепкое, нежное.

Его сердце по-прежнему колотилось, отзываясь в ней. Какое это фантастическое ощущение — находиться под мужчиной, которого любишь, и чувствовать, как его сердце бьется для тебя.

Возможно, именно ради этого ее мать продолжала искать, продолжала рисковать. Ради этого мгновения сущего блаженства. Любовь, подумала Кейлин, меняет все.

А она любила.

И была любима. Она повторяла это снова и снова. Она любима. Неважно, что он не сказал это, именно такими словами. Он бы не мог так смотреть на нее, не мог так прикасаться к ней — если бы не любил.

Не может женщина, изменив свою жизнь, поверив в заклинания и сказки после долгих лет неверия, не дождаться счастливого конца.

Флинн любил ее. И это все, что ей нужно было знать.

— Ты чем-то обеспокоена?

Она моргнула, попыталась скрыть это.

— Что?

— Я чувствую. Внутри тебя. — Он поднял голову и внимательно посмотрел ей в глаза. — Твое беспокойство.

— Нет. Дело в том, что все теперь по-другому. Со мной столько произошло событий за такое короткое время. — Она провела пальцами по его волосам и улыбнулась. — Но это не беспокойство.

— Я хочу, чтобы ты была счастлива, Кейлин.

— Я знаю. Ну разве это не любовь? — Смеясь, она обняла его. — И ты этого добился. Ты делаешь меня до нелепого счастливой.

— В жизни часто бывает слишком мало нелепого. — Он поднялся вместе с ней, и они сидели, обнявшись, на лепестках роз. — Поэтому давай немного побудем нелепыми.

Камень в его кулоне светился ярче, когда он улыбался. Флинн сжал руки в кулаки, затем стремительно раскрыл их.

В мгновение ока кровать оказалась уставлена блюдами с едой и бутылками вина. Она вздрогнула, подумав, будут ли подобные вещи происходить всегда. Наклонив голову, подняла бокал.

— Я бы выпила шампанского, если не возражаешь.

— Ну, тогда давай.

Она смотрела, как бокал наполняется пенистым вином, от самого дна и до верха. И, смеясь, она провозгласила тост за него, своего любимого, и выпила.

Глава 6

Всю жизнь Кейлин делала только разумные вещи. Ребенком она убирала в своей комнате без напоминаний, усердно училась в школе и вовремя сдавала домашние задания. Повзрослев, она стала женщиной, которая никогда не опаздывала на встречу, разумно тратила деньги и вела семейный бизнес с холодной, ясной головой.

Оглядываясь назад сквозь завесу того, что было, Кейлин решила, что она наверняка была одной из самых скучных особ на планете.

Откуда она могла знать, что можно ощутить себя свободной, делая нелепые, или импульсивные, или глупые вещи?

Она сказала все это Флинну, когда они лежали, растянувшись на кровати, покрытой бархатистыми цветами.

— Ты не могла быть скучной.

— Да нет же, могла. — Она оторвала голову от его груди. На ней не было ничего, только ее улыбка, с этой ямочкой, и цветы в волосах. — Я была королевой скуки. Я каждый день ставила будильник на шесть часов, даже когда мне не нужно было вставать на работу, даже когда была в отпуске.

— Это потому что ты ничего не хотела пропустить.

— Нет. Потому что кто-то должен поддерживать дисциплину. Я каждый день шла на работу, в дождь и в жару, по одной и той же дороге. Конечно, это было после того, как я застилала постель и съедала сбалансированный завтрак.

Она скользнула вниз, чередуя слова с легкими поцелуями его груди и плеч.

— Я всегда приходила точно за полчаса до открытия магазина, чтобы выполнить всю утреннюю бумажную работу и проверить, не нуждается ли какая-нибудь витрина в обновлении. Полчаса на ленч в четыре часа, пятнадцать минут — минута в минуту — на чашку чая, затем закрывала магазин и шла домой все по тому же маршруту.

Она добралась до его горла.

— Мммм. Во время ужина смотрела новости — нужно следить за последними событиями. Перед тем, как ложиться спать, читала главу из какой-нибудь хорошей книжки. Кроме воскресений. По воскресеньям я расслаблялась и ходила в кино посмотреть какой-нибудь хороший фильм. Иногда я ходила к матери почитать ей нотации.

И хотя ее красивые губы отвлекали внимание, он прислушивался к ее словам и их тону.

— Ты читала лекции своей матери?

— О да. — Она покусывала его ухо. — Моя красивая, легкомысленная, восхитительная мама. Как, должно быть, я раздражала ее. Она трижды была замужем, а помолвлена в два раза больше, по крайней мере. Из этого никогда ничего хорошего не выходило, и она искренне горевала в течение, ну, скажем, полутора часов.

Засмеявшись, Кейлин снова подняла голову.

— Конечно, это несправедливо, но ей как-то удается все это стряхнуть и никогда не терять оптимизма, в смысле любви. Она забывает оплачивать счета, не приходит на встречи, никогда не знает точного времени, вечно теряет ключи. Но она чудесная.

— Ты ее очень любишь?

— Да, очень. — Вздохнув, Кейлин положила голову Флинну на плечо. — Еще когда я была маленькой, я решила, что мое дело — заботиться о ней. Это было после ее второго брака.

Он провел пальцами по ее украшенным цветами волосам.

— Ты потеряла отца?

— Нет, можно сказать, это он нас потерял. Он ушел от нас, когда мне было шесть лет. Думаю, его тоже можно было бы назвать легкомысленным, и это стало еще одной мотивацией для меня не быть такой. У него неважно шли дела в нашем семейном бизнесе. То же самое в браке и в отцовстве. Я его едва помню.

Он погладил ее волосы, ничего не сказал, но начал беспокоиться.

— Ты была счастлива в той жизни?

— Я не была несчастлива. Магазин Бреннанов много значит для меня, и, возможно, потому, что он не был важен для отца. Ему было наплевать на традицию, на ответственность, и с таким же легкомыслием и безразличием он относился к жене и дочери.

— И это задевало тебя.

— Поначалу. Потом я перестала обращать на это внимание. Интересно, она говорит правду? — спросил себя Флинн. — Или это просто очередное притворство?

— Я считала, что все следует делать определенным образом, правильно. Тогда люди не бросят тебя, — сказала она мягко. — И ты точно знаешь, что будет дальше. Мой дядя и дед постепенно передали бизнес в мои руки, потому что у меня это получалось, и они гордились мною. Мать поручила мне заниматься домом, потому что она, ну, слишком мечтательная, чтобы вести хозяйство.

Кейлин снова вздохнула, прижалась к нему.

— В следующем месяце она снова выходит замуж и очень волнуется. Одна из причин, почему я сейчас отправилась в эту поездку, заключается в том, что я хочу быть подальше от предсвадебной суеты, от этих ее бесконечных планов на счастливую жизнь. Думаю, я обидела ее, уехав вот так. Но я бы обидела ее еще больше, если бы осталась и высказала то, что думаю.

— Тебе не нравится мужчина, за которого она выходит замуж?

— Нет, он очень милый. Женихи моей матери все очень милые люди. Интересно, с тех пор как я здесь, я совершенно о ней не волнуюсь. И я как-то представляю себе, как она отлично со всем управляется без меня, без моей опеки. Магазин наверняка работает, как часы, и мир продолжает крутиться. Странно сознавать, что ты, в конце концов, не так уж незаменима и необходима.

— Для меня ты такая и есть. — Он обнял ее, перекатился так, что теперь смотрел на нее сверху вниз. — Ты для меня жизненно необходима.

— Это самое чудесное из всего, что кто-либо когда-нибудь говорил мне. — Ведь это лучшее, разве не так? — спросила она себя. — Даже лучше, чем «Я тебя люблю». — Я не знаю, который сейчас час, не знаю даже, какой день. И мне это не нужно. Я никогда не ела в постели, кроме тех случаев, когда болела. Никогда не танцевала в лесу при свете луны, никогда не занималась любовью в постели, усыпанной цветами. И не знала, что значит быть свободной.

— Ты счастлива, Кейлин. — Он поцеловал ее губы с некоторой безнадежностью. — Ты счастлива.

— Я люблю тебя, Флинн. Разве я могу быть еще счастливее? Он хотел, чтобы она и дальше любила его. Чтобы оставалась счастливой. Он хотел видеть ее восхитительно обнаженной и погруженной в наслаждение.

И больше всего он хотел, чтобы она оставалась с ним.

Часы проносились так быстро, складываясь в дни, что он сам переставал уже следить за временем. Что значило время сейчас для них обоих?

Здесь он мог дать ей все, что она пожелает. Абсолютно все. Чего ей будет не хватать из той, другой жизни — обыденной и скучной. Разве не сказала Кейлин о ней так сама? Он проследит, чтобы она никогда не скучала о том, что было. Скоро она даже не вспомнит о прошлом. Предыдущая жизнь станет сном.

Он научил ее ездить верхом, и она стала бесстрашной наездницей. Когда он вспоминал о том, как она в ужасе вцепилась в него, когда он втащил ее на Дилиса в первый раз, то объяснял себе эту перемену тем, что она оказалась хорошей ученицей. Он не мог изменить ее натуру или подавлять волю.

Это было за пределами его власти и самым главным правилом магии.

Когда она умчалась галопом в лес и ее смех струился за ней следом, он сказал себе, что позволит своему разуму следить за ней только для того, чтобы уберечь ее от беды.

Но в глубине души он знал, что если она подъедет слишком близко к границе его мира, он отведет ее назад.

У меня есть такое право, думал Флинн, и его руки сжимались в кулаки. Он провозгласил ее своей. То, что он провозглашал своим за время своего заточения, оставалось с ним навсегда.

— Таков закон. — Он закинул голову, хмуро глядя на небеса. — И это ваш закон. Она пришла ко мне. По праву волшебства, по закону этого места, она моя. Никакая сила не может забрать ее отсюда.

Когда небо потемнело, когда засверкали стрелы молний на фоне черных облаков, Флинн стоял на свистящем ветру, с вызовом уперев ноги в землю. Его волосы непокорно развевались, глаза стали ярко-изумрудными. И его сила, которую нельзя была забрать, сияла вокруг него серебром.

Мысленно он видел Кейлин верхом на белом коне. Он встревоженно глянул на собирающуюся грозу, вздрогнув от свежей прохлады ветра. И заставил коня повернуть назад, к нему.

Она снова смеялась, когда вынеслась из-за деревьев.

— Это было просто чудесно! — Кейлин безрассудно выбросила руки в воздух, и Флинну пришлось схватить Дилиса под уздцы, чтобы остановить его. — Я хочу ездить верхом каждый день. Невероятное чувство.

Чувство, подумал он, испытывая пронзительную вину… Это то, чего он не сможет дарить ей слишком долго.

— Давай, дорогая. — Он протянул к ней руки. — Отпустим Дилиса на ночь. Приближается гроза.

Она приветствовала грозу. Ветер, дождь, гром. Они вызывали в ней волнение, делавшее ее безрассудной и отчаянной. Когда Флинн мановением руки заставил огонь в камине запылать, в ее глазах заплясали огоньки.

— А ты сможешь научить меня этому?

Он оглянулся на нее, чуть заметно улыбнувшись, приподняв бровь.

— Нет, не смогу. Но у тебя есть свое волшебство.

— Да?

— Оно привязывает меня к тебе, как я не был привязан ни к кому другому. Я сделаю тебе подарок. Все, что пожелаешь из того, что в моей власти.

— Все? — На ее губах играла улыбка, когда она взглянула на него из-под ресниц. Откровенно кокетливый жест удался ей намного естественнее, чем она сама ожидала. — Да, неплохое предложение. Мне нужно очень хорошо подумать, прежде чем принять решение.

Она побродила по комнате, водя пальцем по спинке софы, по полированному блеску стола.

— И это предложение включает, скажем, солнце или луну?

Ты только посмотри на нее, подумал он. Она с каждым часом становится все красивее.

— Как тебе это, например? — Он протянул руки. В них оказалась нить блестящих белых жемчужин с бриллиантовой застежкой.

Она рассмеялась, хотя у нее перехватило дыхание.

— Неплохо в качестве примера. Они прекрасны, Флинн. Но я не просила бриллиантов или жемчуга.

— Тогда я дарю их тебе по своему желанию. — Он пересек комнату, подошел к ней, надел ожерелье на шею. — Ради своего удовольствия видеть, как ты их носишь.

— Я никогда не носила жемчуга. — Удивленная восхищением, которое она испытала от жемчужин, она приподняла их, пропустила сквозь пальцы — они светились, как лунные лучи. — Я чувствую себя, как королева.

Сняв ожерелье, она покрутила его, и бриллиантовая застежка взорвалась светом.

— Откуда это берется? Ты просто представляешь это в уме и… пуфф?

— Пуфф? — Он решил, что она не хотела обидеть его. — Думаю, что-то в этом роде, более или менее. Эти вещи где-то существуют, и я перемещаю их из одного места в другое. Оттуда сюда. Что бы это ни было, если у него нет своей воли, я могу перенести это сюда и оставить себе. То, что имеет сердце или душу, взять нельзя. Но остальное… А это вот сапфиры. Думаю, они подойдут тебе лучше всего.

И не успела Кейлин моргнуть, как нить великолепных черных жемчужин, скрепленных с роскошными сапфирами, появилась у нее на шее.

— О! Я никогда к этому не привыкну… Перемещаешь? — Она оглянулась на него. — Ты хочешь сказать, что просто берешь их?

— Ммм. — Он повернулся, чтобы наполнить бокалы вином.

— Но… — Закусив нижнюю губу, она окинула взглядом комнату. Великолепный антиквариат, современная электроника (которая, как она заметила, работала без электричества), вазы эпохи династии Мин, предметы поп-арта.

— Флинн, откуда взялись все эти вещи? Твой телевизор, пианино, мебель, ковры, произведения искусства. Еда и вино…

— Из самых разных мест.

— Как это получается? — Она взяла у него бокал вина. — Я имею в виду, это похоже на имитацию? Ты копируешь вещь?

— Так тоже можно, если надумаю сделать это. Это занимает немного больше времени и усилий. Нужно знать «нутро», так сказать, строение и все конструкторские тонкости, чтобы получилось правильно. Намного легче просто переместить вещь.

— Но если ты это перемещаешь, если ты просто берешь что-то в одном месте и переносишь сюда, то это воровство.

— Я не вор. — Вот это мысль! — Я волшебник. Для нас существуют законы.

Терпение было одним из самых основных ее качеств.

— Не был ли ты наказан потому, что взял что-то у другого человека?

— Это совсем другое. Я изменил жизнь ради выгоды другого человека. И я действовал несколько… необдуманно. Это не заслуживало столь сурового наказания.

— Ты же не можешь знать, чью жизнь ты изменил, переместив это сюда? — Она показала на жемчуг. — Или любую другую вещь? Если ты берешь чужую собственность, это приводит к переменам, не так ли? И, по сути, это просто воровство. — Не без сожаления она сняла драгоценности. — А теперь ты должен вернуть это туда, где взял.

— Я не сделаю этого. — Оскорбленный, он со стуком поставил бокал на стол. — Ты хочешь отвергнуть мой подарок?

— Да. Если он принадлежит другому человеку. Флинн, я занимаюсь бизнесом. Как бы я себя чувствовала, если бы однажды утром открыла магазин и увидела, что моей собственности нет? Это было бы просто ужасно. Это насилие. И, кроме того, масса неприятных хлопот. Мне пришлось бы подавать заявление в полицию, заявление на выплату страховки. Началось бы расследование и…

— Таких проблем здесь не существует, — прервал он ее. — К волшебству нельзя применять обычную логику. Волшебство просто есть.

— Есть и справедливость, Флинн, и даже волшебство не может отрицать того, что справедливо. Быть может, это чьи-то фамильные ценности. Для кого-то это может очень многое значить, даже помимо материальной ценности. Я не могу принять твой подарок.

Она положила на стол жемчуг, сияющий и искрящийся.

— Ты понятия не имеешь, что мною руководит. — От его гнева задрожал воздух. — Ты не имеешь права ставить под сомнение то, что во мне. Твой мир прячется от моего, век за веком, выстраивая преграды из здравого смысла и отрицания. Ты приходишь сюда и спустя несколько дней уже начинаешь судить о том, чего тебе не дано понять?

— Я сужу не тебя, Флинн, а твои действия. — В комнату ворвался холодный ветер. Он обдул ей лицо, растрепал волосы. Она подняла подбородок. — Сила не должна освобождать от ответственности. Она должна дополнять ее. И меня удивляет, что ты не понял это за все то время, которое было у тебя для раздумий.

Его глаза засверкали. Он выбросил руки вперед, и комната взорвалась звуком и светом. Кейлин отшатнулась, но сумела сохранить равновесие, сумела подавить крик. Когда наступила тишина, в комнате, кроме них, больше ничего не было.

— Вот что было бы у меня, если бы я жил по твоим правилам. Ничего. Никаких удобств, ничего человеческого. Лишь пустые комнаты, где даже эхо безжизненно. Пятьсот лет одиночества, и я должен беспокоиться, как обойдется без лампы или картины кто-то, чья жизнь длится лишь мгновение?

— Да.

Его гнев взорвался маленькими язычками золотого пламени.

И Флинн исчез прямо у нее на глазах.

Что она наделала? В панике Кейлин чуть было не позвала его, но поняла, что он услышит лишь то, что захочет слышать.

Я довела его, и он ушел, подумала она, в отчаянии опускаясь на голый пол. Довела его своей жесткой позицией по поводу того, что правильно, а что нет, своими непреклонными правилами поведения. Точно так же она отпугивала от себя людей большую часть своей жизни.

Я читала ему наставления, признала она со вздохом. Этому невероятному человеку с таким удивительным даром. Она грозила ему пальцем, точно так же, как она грозила пальцем своей матери. Взяла на себя роль взрослого, поучающего ребенка, как она это обычно делала.

Кажется, даже волшебство неспособно вытравить из нее эту неприятную черту. Даже любовь не может этого преодолеть.

Сейчас она была одна в пустой комнате. Одинокой, как всегда. У Флинна есть замок для одиночества, подумала она, усмехнувшись. Она же сделала карьеру на одиночестве.

Кейлин подтянула колени, положила на них голову. Хуже всего, поняла она, это то, что даже сейчас — грустная, сердитая, с чувством боли — верила, что была права.

Но от этого, черт возьми, ничуть не легче.

Глава 7

Ему понадобилось несколько часов, чтобы успокоиться. Он расхаживал взад и вперед, злился, тягостно размышлял. Когда гнев угас, он оставался мрачным и обиженным, хотя если бы кто-то назвал его состояние этими словами, он бы снова пришел в ярость.

Да, она обидела его. Когда его гнев утих настолько, что он смог это осознать, это потрясло его. Кейлин задела его за живое. Она отвергла его подарок, усомнилась в его нравственности, посмела критиковать способности. И все это за один только вечер.

В его время такая выходка женщины была бы…

Он выругался и снова начал расхаживать по кабинету. Сейчас было не его время, и если было что-то, к чему он научился приспосабливаться, то это перемены в отношениях и восприимчивости. Сейчас женщины были на равных с мужчинами, и благодаря тому, что он прочитал и увидел за эти годы, он и сам считал, что они имеют на это право.

Он почти утратил связь со старыми временами. Разве не приветствовал он каждое новое достижение технологии? Разве не занимали его причудливые особенности общественной жизни, моды, нравов, когда они смещались, менялись, возникали и исчезали? И из каждого такого изменения он брал то, что ему нравилось больше всего, что ему лучше всего подходило.

Он был начитанным человеком, много путешествовал еще в свое время. И с тех пор он много учился. Наука, история, электроника, инженерное дело, искусство, музыка, литература, политика. За эти пятьсот лет он практически не переставал обогащать свой ум.

По правде сказать, у него редко бывала возможность использовать что-либо, кроме способностей своего разума.

Он использовал его и сейчас, мысленно воспроизводя их спор снова и снова.

Она не понимает, решил он. Волшебство управляется не законами ее мира, но самим собой. Просто так есть, вот и все. Ни один сознательный волшебник не причинит вреда другому человеку умышленно, это уж наверняка. Все, что он сделал — взял несколько образчиков технологии, искусства и предметов для бытовых удобств из различных эпох. Не должен же он жить в какой-то пещере?!

Воровство? Подумать только!

Он уселся на стул в своем кабинете и снова погрузился в размышления.

Это не может считаться воровством, думал он. Волшебники перемещали материю с места на место с незапамятных времен. А что такое драгоценности, если не маленькие кусочки материи?

Затем он вздохнул. Наверное, с ее точки зрения, драгоценности — это что-то значительно большее. И он сам хотел, чтобы она воспринимала их как нечто большее. Он желал, чтобы она была ослеплена, восхищена и влюблена в него до безумия, поэтому и сделал ей подарок.

В той же степени, согласился он, ему хотелось ослепить и восхитить ту женщину, которая предала его или, если быть честным, которая склонила его предать самого себя и свое искусство. Та женщина жадно забрала все, что он дал ей, что он взял у другого, и оставила его ни с чем.

А что сделала Кейлин? Была ли она ошеломлена блеском и богатством? Соблазнена ими?

Ни в малейшей степени. Она швырнула их ему в лицо. Отстаивала то, что считала правильным и справедливым. Прекословила ему. Когда он представил это себе, его губы скривились. Честно говоря, он от нее такого не ожидал. Она смело смотрела ему в лицо, высказывала свое мнение и отстаивала свою правоту.

Господи, что за женщина! Его Кейлин оказалась сильной и верной. Не какая-то пустышка, которая живет только за счет мужчины, а настоящий друг, готовый прийти на помощь в трудную минуту. И это замечательно. Даже если мужчины и могут время от времени увлекаться смазливыми красотками, ему нужна женщина на всю жизнь.

Он встал, внимательно осмотрел кабинет. Ну что ж, женщина у него уже есть. Теперь надо подумать, как с ней помириться.

Кейлин хотелось бы поплакать, но это было просто не в ее характере. Поэтому она решила отыскать кухню, что было отнюдь не легкой задачей. В ходе поисков она обнаружила, что Флинн решил доказать свою точку зрения, используя только одну комнату. Остальная часть дома была забита до краев вещами в очаровательно эклектичном стиле.

Она уже успокоилась к тому времени, когда заварила чай на кухне, оборудованной огромным холодильником, микроволновой печью и мраморным камином вместо кухонной плиты. Ей понадобилось довольно много времени, чтобы развести огонь и нагреть воду в медном чайнике. Но это заставило ее улыбаться.

Как же она могла винить его за то, что он хотел окружить себя вещами? Красивыми интересными вещами. Это был человек, которому нужно использовать свой ум, забавлять себя, бросать себе вызов. И разве не в этого мужчину она влюбилась?

Она пошла с чаем в библиотеку, в которой были собраны тысячи книг, свитки, рукописи. Здесь стояли глубокие кожаные кресла и эффектный персональный компьютер.

Кейлин решила развести огонь, зажечь свечи, чтобы можно было почитать, а затем насладиться чаем и тишиной.

Став на колени у камина, она попыталась зажечь лучину и сожгла дерево дотла. Она переложила дрова, больно загнала занозу в большой палец и попробовала еще раз.

Ей удалось добиться слабого колеблющегося пламени и целого облака дыма. Отдуваясь, посасывая больной палец, она умостилась на полу, чтобы все хорошо обдумать.

И тут вспыхнуло яркое пламя, обдав ее жаром. Она стиснула зубы, подавила в себе желание обернуться.

— Спасибо, но я могу это сделать сама.

— Как пожелаете, леди.

Пламя исчезло, но дым остался. Она закашлялась, отмахиваясь, затем поднялась на ноги.

— И так достаточно тепло.

— Я бы сказал, сейчас здесь неестественно холодно. — Он подошел и встал за ней, взял ее руку. — Ты поранилась?

— Это только заноза. Не надо, — произнесла она, когда он поднес ее руку к губам.

— Быть умной и упрямой — это разные вещи. — Он прикоснулся к пальцу губами, и пульсирующая боль прекратилась. — Но все же ты не настолько упряма, как я заметил, чтобы совсем не обращать внимания на чувство комфорта, которое дает чашка чая, книга и удобное кресло.

— Я не собиралась оставаться в пустой комнате, заламывая руки, пока ты успокоишься.

Он поднял брови.

— Неприятно, правда? Я имею в виду пустоту. Она высвободила руку.

— Ну хорошо. Я понятия не имею, с чем тебе приходится иметь дело, и не имею никакого права критиковать тебя за то, как ты это компенсируешь. Но…

— …Что справедливо, то справедливо, — закончил он за нее. — Это место и то, что было на мне, — вот и все, что я имел, когда впервые попал сюда. Я мог наполнить это место вещами, вещами, которые мне нравились. Это я и сделал. И я не намерен извиняться за это.

— Мне не нужны извинения.

— Нет, тебе нужно что-то совершенно другое. — Он разжал руки, и в них заискрились роскошные нити жемчуга.

— Флинн, не проси меня принять это.

— Я прошу. Я дарю их тебе, Кейлин. Это копия, и принадлежит только мне. До тех пор пока не станет принадлежать тебе.

У нее перехватило дыхание, когда он надел ожерелье ей на шею.

— Ты создал это для меня?

— Возможно, за долгие годы я немного разленился. Мне понадобилось чуть больше времени, чем обычно, чтобы сделать это, но зато я вспомнил радость созидания.

— Этот жемчуг лучше того, другого. И более дорогой для меня.

— А вот и слеза, — пробормотал он и подхватил ее кончиком пальца, когда та покатилась по ее щеке. — Если она пролилась от счастья, засверкает. Если же она от печали, то обратится в пепел. Смотри.

Слеза заблестела на его пальце, замерцала и застыла, превратившись в бриллиант в форме слезы.

— И это твой подарок мне. — Он вытащил кулон из-под рубашки, провел над ним рукой. Теперь алмаз сверкал под лунным камнем. — Я буду носить его возле сердца. Всегда.

Она бросилась ему в объятия, обхватила за шею.

— Я так за тобой скучала!

— Я позволил гневу украсть у нас драгоценные часы.

— И я тоже. — Она отклонилась. — У нас была первая ссора. Я рада. Теперь у нас никогда больше не будет первой.

— А другие?

— Нам придется ссориться. — Она поцеловала его в щеку. — Мы так много друг в друге не понимаем. И даже когда понимаем, то не всегда соглашаемся.

— Ах, моя разумная Кейлин. Ну-ну, не хмурься, — сказал он, поднимая ее подбородок. — Мне нравится твой ум. Он стимулирует мой собственный.

— Он раздражал тебя.

— Поначалу. — Он кружил ее, зажигая в это время огонь, свечи. — Я тут немного поразмыслил о том, насколько удобнее было бы жить, если бы ты была покорной и соглашалась со всем, что я говорю и делаю. «Да, Флинн, да, мой дорогой», — говорила бы ты. — «Нет же, мой милый Флинн».

— Что, серьезно?

— Но тогда бы мне недоставало искорки в твоих глазах, так ведь, и того, как твой красивый ротик становится таким твердым. Заставляет меня хотеть… — Он укусил ее верхнюю губу. — Но это совершенно другой тип стимулирования. Я готов ссориться с тобой, Кейлин, до тех пор, пока ты не будешь согласна снова мириться со мной.

— А я готова терпеть твой гневный топот…

— Я не топал.

— Образно говоря. До тех пор, пока ты не будешь возвращаться. — Она положила голову на его плечо, закрыла глаза. — Гроза прошла. Какой прекрасный лунный свет!

— Так оно и есть. — Он обнял ее. — Я знаю замечательный способ отметить нашу первую ссору. — Он положил ее руку на свой кулон. — Хочешь полетать, Кейлин?

— Полетать? Но…

И она парила в воздухе сквозь ночь. Ветер круговоротом кружился вокруг нее, затем, казалось, превратился в жидкость, и все было так, словно она рассекала темное море. Камень пульсировал в ее ладони. Она кричала от изумления, затем от восторга, тянулась вверх, словно могла ухватить одну из звезд, сияющих вокруг нее.

Бесстрашная, подумал Флинн, даже сейчас. Или, возможно, это была, скорее, жажда всего того, в чем она себе отказывала. Когда она повернула к нему свое лицо, ее глаза светились ярче драгоценностей, ярче звезд, и он закружил ее в сладостном вихре.

Они приземлились, смеясь, и покатились по мягкой траве рядом с голубым водопадом.

— О! Это удивительно. Мы можем так еще сделать?

— Достаточно скоро. Вот. — Он поднял руку, и у него на кончиках пальцев закачался пухлый персик. — Ты еще не ужинала.

— Я раньше не была голодна. — Очарованная, она взяла персик, погрузила зубы в сладкую мякоть. — Столько звезд, — прошептала она, перевернувшись на спину, чтобы видеть их. — Неужели мы действительно летали там, вверху?

— Это определенного рода манипуляция временем, пространством и материей. Это волшебство.

— Весь мир сейчас — волшебство.

— Но ты замерзла, — сказал он, когда она вздрогнула.

— Ммм. Чуть-чуть. — Ив тот момент, когда она это говорила, воздух нагрелся, почти засветился.

— Признаю. — Он нагнулся и поцеловал ее. — Я украл чуть-чуть тепла там и сям. Но не думаю, что кто-то пострадает из-за этого. Я просто не хочу, чтобы ты мерзла.

— А может так быть всегда?

У него в груди что-то дернулось.

— Может быть так, как мы сделаем. Ты не скучаешь за тем, что было прежде?

— Нет. — Но она опустила ресницы, и он не мог увидеть ее глаза. — А ты? Я имею в виду людей, которых ты знал. Твою семью, например.

— Они умерли очень давно.

— Тебе было тяжело? — Она села, дала ему персик. — Тяжело было знать, что ты никогда больше не сможешь их увидеть или поговорить с ними, даже сказать, где ты?

— Не помню. — Но он помнил. Он солгал ей впервые. Он помнил, что та боль была хуже смерти.

— Прости. — Она прикоснулась к его плечу. — Тебе больно говорить об этом.

— Это проходит. — Он отстранился, поднялся на ноги. — Все уже позади, и все проходит. Это иллюзия, только настоящее реально. Это все, что имеет значение. Все, что имеет значение, — здесь.

— Флинн. — Она поднялась, хотела его утешить, но когда он обернулся к ней, его глаза были горячими и блестящими. И желание, которое сквозило в них, лишило ее дыхания.

— Я хочу тебя. Я буду хотеть тебя через сто человеческих жизней. Мне этого достаточно. А тебе?

— Я здесь. — Она протянула руки. — И я люблю тебя. Это неизмеримо больше, чем я когда-либо мечтала иметь.

— Я могу дать тебе все. Помни, что у тебя есть возможность выбрать подарок.

— Тогда я подожду. Пока мне не нужно будет больше. — Она обняла его. — Я никогда так не прикасалась к мужчине. С любовью и желанием. Как ты думаешь, Флинн, может, из-за того, что я не испытывала любви раньше, я не понимаю, как чудесно, что я чувствую сейчас. И чувствую к одному человеку. Я видела, как моя мать ищет всю свою жизнь, рискует познать горечь утраты, ради шанса — ради одного только шанса — почувствовать то, что чувствую я в этот момент. За пределами этого мира, который ты создал, она — самый важный человек для меня. И я уверена, что она была бы очень рада, если бы узнала, что я нашла здесь, с тобой.

— В таком случае, когда ты попросишь меня о своем заветном желании, я сдвину небеса и землю, чтобы дать это тебе. Клянусь.

— У меня есть заветное желание. — Она улыбнулась, отступила. — Скажи мне свое.

— Не сегодня. Сейчас у меня имеются некоторые планы относительно тебя, и разговоры в эти планы не входят.

— Серьезно? И что же это за планы?

— Ну, для начала…

Он поднял руку и провел пальцем по воздуху между ними. Ее одежда исчезла.

Глава 8

— Оx! — В этот раз она инстинктивно прикрылась руками. — Ты мог бы и предупредить.

— Я искупаю тебя в свете луны и одену в сияние звезд.

Она почувствовала, как какая-то сила, нежная, но настойчивая, держит ее за руки. Те опустились, потом раскинулись в стороны, словно их тянули шелковой веревкой.

— Позволь прикоснуться к тебе. — Не сводя с нее глаз, он шагнул к ней, провел кончиками пальцев по ее шее, груди. — Возбудить тебя. — Он целовал ее губы с быстрыми, легкими укусами. — Обладать тобой.

В это же время что-то проскользнуло через ее разум, через ее тело. Словно свернутая полоса тепла, связавшая их вместе. Ей не хватало воздуха, чтобы закричать, она могла лишь стонать.

Он едва касался ее.

— Как ты можешь… как я могу….

— В этот раз я хочу показать тебе больше. — Теперь его руки накинулись на нее, грубые и настойчивые. Ее кожа была так нежна, так ароматна. Она мерцала в свете луны, и где бы он ни касался ее, в этом месте становилось тепло. Розы на шелке. — В этот раз я хочу взять больше.

Он заставил ее летать во второй раз. Хотя ноги ее не отрывались от земли, она парила в воздухе. Стремительное, отчаянное путешествие. Его губы целовали ее плоть. У нее был только один выбор — позволить ему насытиться. Его жадность уничтожила ее здравый смысл, и ее единственным желанием было быть поглощенной им.

Полностью отдавшись наслаждению, она откинула голову назад и приглушенно повторяла его имя, словно песню, пока он ласкал ее.

Он соединил свой разум с ее разумом, возбуждаясь от каждого нежного вскрика, от каждого хриплого всхлипывания. Она стояла в лунном свете, вся открытая для него, пропитанная наслаждением и дрожащая от его страсти.

И страсть его была такова, что его пальцы оставляли на ее влажной коже золотые следы, следы, которые пульсировали, скручивая ее в клубок наслаждения.

Когда он снова нашел ее губы, ее вкус, острый и сладкий, ворвался и опьянил его.

Теперь ее руки освободились и крепко обхватили его. И ее ногти царапали его, когда она стремилась удержать, стремилась найти его. Она прижалась к нему, горячая, нетерпеливая, и бедра ее выгибались от нарастающего желания.

Он вошел в нее — один отчаянный толчок, затем еще один. Еще один. Она ответила на настойчивый ритм его движений, и он освободил в себе зверя.

Разум его был пуст, в нем не было ничего, кроме желания обладать ею и этого первобытного голода, который был общим для них. Лес эхом ответил на торжествующий зов, когда этот голод поглотил их обоих.

Она лежала — безвольная, неподвижная. Даже если бы на нее неслась тысяча диких коней, она бы и пальцем не пошевелила.

Флинн упал, обессиленный, на нее, и сейчас был, словно мертвый, и она подумала, что он чувствует себя точно так же.

— Мне так жаль, — произнесла она с долгим, долгим вздохом.

— Жаль? — Он поводил рукой в траве, пока не нащупал ее руку.

— Ммм. Так жаль женщин, у которых нет такого любовника, как ты.

Он издал звук, похожий на смешок.

— Так великодушно с твоей стороны, mavourneen. А я предпочитаю быть эгоистом — единственным мужчиной, который наслаждается тобой.

— Я видела звезды. Не те, что вверху.

— Я тоже. Ты единственная, заставившая меня видеть звезды. — Он зашевелился, прижался губами к ее груди, потом поднял голову. — И ты пробуждаешь во мне зверский аппетит.

— Значит, нам нужно возвращаться.

— Нам нужно делать только то, что нравится. Чего бы тебе хотелось?

— Прямо сейчас? Мне хочется воды. Никогда не хотелось раньше так пить.

— Воды? — Он наклонил голову, усмехнулся. — Воды я могу тебе дать, сколько угодно. — Он обхватил ее и перекатился. Она взвизгнула, а он громко расхохотался, когда они скатились с берега и с шумом упали в воду пруда.

Кейлин была поражена, как много общего у них с Флинном. Учитывая обстоятельства и все то, что отличало их, казалось удивительным, что они вообще находили темы для обсуждения. Флинн не сидел пятьсот лет сложа руки. Его любовь к хорошим вещам, даже если они служили лишь для красоты, очень импонировала ей. Занимаясь профессионально антиквариатом, она имела дело с раритетами, исполненными высокого мастерства, с прекрасным. Ей были интересны история стола, общественное назначение эмалированной табакерки или наследники сервировочного блюда. Эти несколько предметов, которые она оставила себе, были для нее особыми, не только из-за их красоты, но и из-за их загадочности.

Ей и Флинну нравились одни и те же книги и фильмы, хотя он читал и видел — просто для развлечения — гораздо больше ее.

Он слушал ее, расспрашивая о различных этапах ее жизни, пока она не начинала раскладывать события по полочкам и вспоминать вещи, которые когда-либо видела или делала, или переживания, о которых давно позабыла.

До сих пор никто и никогда ею так не интересовался, не интересовался, какая она и что думает. Что она чувствует. Если он не соглашался с ней, то вовлекал ее в спор или поддразнивал, побуждая разбираться в сторонах жизни, о которых она редко задумывалась.

Казалось, она делает для него то же самое, выводя его из задумчивого молчания или оставляя в покое, пока сумрачное настроение не пройдет само по себе.

Но всякий раз, когда она говорила о будущем или спрашивала о нем, молчание длилось дольше обычного.

Поэтому ничего не надо спрашивать, сказала она себе. Ей не нужно знать. Чего она добилась благодаря распланированности и точности, кроме однообразия жизни? Что бы ни произошло, когда неделя подойдет к концу, — Господи, почему она не помнит, какой сегодня день недели? — она будет благодарна.

А пока каждый миг был драгоценным.

Он столько дал ей. Улыбаясь, она бродила по дому, перебирая пальцами изысканное жемчужное ожерелье, которое не снимала с тех пор, как он надел его ей на шею. Это не подарок, думала она (хотя и очень ценила его), это любовь, возможность и, прежде всего, способность видеть.

Никогда прежде она не видела все так отчетливо.

Любовь ответила на все вопросы.

Что она могла дать ему? Что подарить? У нее ничего не было. Те немногие вещи, которые все еще у нее оставались, находились в машине, брошенной в лесу. Там было так мало от той женщины, которой она стала, которой все еще становилась. Она хотела что-то сделать для него. То, что заставило бы его улыбнуться.

Еда. Довольная этой мыслью, она поспешила на кухню. Она не знала ни одного человека, который бы так ценил вкус яблока, как Флинн.

Конечно, поскольку печи не было, она понятия не имела, что она может приготовить, но… Она влетела на кухню и замерла от изумления.

Теперь здесь стояла великолепная кухонная плита. Белая и сияющая. Кейлин лишь пробормотала что-то по поводу того, чтобы вскипятить воду на чай и — пуфф! — он сделал кухонную плиту.

Ну что ж, подумала она, закатывая рукава, увидим, что можно приготовить.

В своем кабинете Флинн смотрел в одно из окон на мир. Он хотел сосредоточиться на доме Кейлин, чтобы создать для нее копию одной из ее вещей. Он знал, каково это — обходиться без того, что у тебя было, но много для тебя значило.

На какое-то время он заблудился, перемещая свой разум по комнатам, в которых она когда-то жила, изучая, как она расставляла мебель, какие книги были у нее на полках, какие цвета ей нравились.

Как все здесь опрятно, подумал он с неожиданным сильным волнением. Все так аккуратно лежало на своих местах, все сделано с таким вкусом. Может быть, пребывание у него в доме, среди этой мешанины, оскорбляет ее чувство порядка?

Он решил спросить у нее. Можно будет сделать некоторые перестановки. Но почему же вокруг цвета так однообразны? А эта одежда в гардеробной? Вся она подошла бы больше старой деве — нет, это слово мало используется сейчас. Простые платья из обычной ткани, отсутствие ярких цветов, которые так шли его Кейлин. Если он что-то понимает в этой области, она о них забудет без сожаления.

Но она наверняка захочет свои фотографии, и вот этот бокал на подставке, и вот эту лампу. Он начал фиксировать их у себя в уме, форму и размеры, оттенок и фактуру. И его концентрация была настолько велика, что он не осознал, что изображение изменилось, пока какая-то женщина не возникла в его видении. Она шла через комнаты, и ее руки были плотно сжаты. Красивая, отметил он. Ростом ниже Кейлин, полнее в груди и бедрах, но с тем же цветом лица, глаз и волос. У нее была короткая стрижка, и темные волосы развевались, когда она двигалась. Он был вынужден открыть окно шире, чтобы услышать ее голос.

— Ох, детка, где же ты? Почему ты не звонишь? Уже прошла почти неделя. Почему мы не можем тебя найти? О, Кейлин. — Женщина взяла со стола фотографию, прижала к себе. — Пожалуйста, пусть с тобой будет все в порядке. Пусть с тобой все будет хорошо.

Она упала в кресло и заплакала.

Флинн со стуком захлопнул окно и отвернулся.

Пусть это его не трогает. Не трогает.

Время уже почти истекло. Через двадцать четыре часа и еще немного выбор будет сделан.

Он увел свои мысли от горя матери. Но он не мог закрыть сердце. В раздражении он вышел из кабинета, чтобы успокоиться. Может быть, свистнуть Дилиса и покататься верхом. Но он услышал, что Кейлин поет.

Раньше он никогда не слышал, чтобы она пела. Приятный голос, подумал он, но не это заставило его направиться в кухню, а счастье, которое он услышал в пении.

На кухонной плите что-то булькало в большом медном казане и пахло невероятно вкусно.

Очень много времени прошло с тех пор, как он заходил на кухню и там кто-то что-либо готовил. Но сейчас он был почти уверен, что происходит именно так. В это было почти невозможно поверить, и он решил убедиться.

— Кейлин, что ты тут делаешь?

— Ох! — Ложка стукнула, выпала из ее руки и булькнула в казан.

— Черт, Флинн! Ты напугал меня. Ну вот, посмотри, я уронила ложку в соус.

— Соус?

— Я решила приготовить спагетти. У тебя здесь на кухне очень необычный набор всяких продуктов. Арахисовое масло, маринованная селедка, шоколада столько, что можно накормить целую школу. Мне удалось найти много разных трав и несколько прекрасных спелых помидоров, и я решила, что это самый безопасный выбор. И еще у тебя есть десять фунтов спагетти.

— Кейлин, ты что, для меня готовишь?

— Я знаю, должно быть, это кажется глупым, ведь ты можешь щелкнуть пальцами, и у тебя появится шикарный стол. Но я могу сказать кое-что в пользу домашней кухни. Я очень хорошо готовлю. Я даже брала уроки. Хотя раньше никогда не делала соус в таком казане, он должен получиться хороший.

— Казан не такой?

— Ну, понимаешь, у меня бы лучше вышло с моей посудой, но думаю, и так ничего. У тебя столько свежих овощей в саду, и я…

— Подожди пару секунд, ладно? Мне нужно немного времени. И прежде чем она успела что-то сказать, он вышел. Она покачала головой и попыталась вытащить ложку.

Она снова сосредоточилась, отрегулировала пламя, чтобы соус кипел на медленном огне, и тут громкий лязг за ее спиной заставил ее вздрогнуть. Ложка снова упала в соус.

О, ради Бога! — Она повернулась и резко отшатнулась назад. На полке рядом с ней высилась гора казанов, кастрюль и сковородок.

— Я сделал их копии, — сказал Флинн с довольной ухмылкой. — Это заняло у меня чуть больше времени, но мне не хотелось спорить с тобой из-за этого. А то ты бы еще отказалась кормить меня.

— Мои кастрюли! — Она накинулась на них с энтузиазмом матери, нашедшей потерянных детей.

С большим энтузиазмом, отметил Флинн, когда она, щебеча, хваталась за каждую кастрюлю, поднимала крышку, чем когда он подарил ей драгоценности.

Потому что это были ее кастрюли. Что-то, что принадлежало ей. Что-то из ее мира.

И у него стало тяжело на сердце.

— Должно получиться. — Она сложила посуду, выбрала подходящую кастрюлю. — Я знаю, это, должно быть, кажется тебе пустой тратой времени и сил, — сказала она, перекладывая соус. — Но приготовление — это своего рода искусство. И уж точно хорошее занятие. Я привыкла быть занятой. Несколько дней отдыха — это чудесно, но если я ничего не буду делать еще некоторое время, я просто сойду с ума. А сейчас я могу готовить…

Пока соус тихо закипал в кастрюле двадцать первого века, она отнесла древний казан в раковину, чтобы помыть его.

— …и ослепить тебя своим блеском, — добавила она, быстро и озорно оглянувшись через плечо.

— Ты уже меня ослепила.

— Ладно, подожди. Я тут думала, пока все это складывала, что я могла бы потратить недели, месяцы, приводя все это в порядок. Не иметь шаблона — это одно дело, но не иметь порядка — это совеем другого. Для книг можно сделать каталог. А некоторые комнаты просто завалены вещами. Я даже думаю, ты сам не знаешь, где что лежит. Ты мог бы составить списки своих картин, антиквариата, музыкальных записей. У тебя самая полная коллекция старинных игрушек, которую я когда-либо видела. Когда у нас будут дети…

Она замолчала, руки ее двигались в мыльной воде. Дети. Могут ли у них быть дети? Каковы правила? Может быть, она уже беременна? Они ничего не сделали, чтобы предотвратить зачатие. Или я ничего не сделала, подумала она, сжимая губы.

Откуда ей было знать, что мог сделать он?

— Послушай. — Она откинула волосы, быстро сполоснула казан. — Это все старые привычки. Списки, планы, распорядки. Единственный план, который нам нужен сейчас, — это какую приправу мне сделать к салату.

— Кейлин.

— Нет, нет, это все мое дело. Тебе просто нужно найти, чем заняться, пока все будет готово. — Она услышала печаль в его голосе, сожаление. И у нее нашелся ответ. — Все будет готово через час. Поэтому уходи.

Она повернулась, улыбнулась, прогоняя его. Но голос ее был слишком хриплым.

— Тогда я пойду, займусь Дилисом.

— Вот и хорошо.

Он вышел из комнаты, подождал. Когда по ее щеке скатилась слеза, он перенес ее на свою ладонь. И смотрел на эту слезу, пока она превращалась в пепел.

Глава 9

Он принес к столу цветы, и они ели приготовленный ею ужин при свечах.

Он часто прикасался к ней — просто проводил пальцами по руке. Десяток чувственных воспоминаний, сохраненных для бесконечного времени, наполненного желанием.

Он веселил ее, чтобы услышать смех и тоже сохранить его в памяти. Он задавал ей вопросы лишь для того, чтобы наслаждаться ее голосом, его интонациями.

Когда они поели, он приблизился с ней, чтобы посмотреть, как лунный свет играет в ее волосах.

Поздно ночью он занимался с ней любовью — так нежно, как только умел. Он знал, что это — в последний раз.

Когда она спала — он погрузил ее в легкие сны — он решился и был доволен тем, что предстояло сделать.

Ей снились сны, но они были тревожными. Она заблудилась в лесу, в тумане, который скрывал деревья и окутывал тропинку. Сквозь него мерцал свет, и капли влаги блестели, как драгоценности. Драгоценности, которые плавились и исчезали, как только она касалась их рукой.

Она слышала звуки — шаги, голоса, даже музыку, — но, казалось, они доносились из-под воды. Тонущие звуки, которые никак не становились отчетливыми. Как ни старалась она установить их источник, все было тщетно.

Формы деревьев были размазаны, краски цветов — безжизненны. Когда она пыталась кричать, казалось, что ее голос слышен не дальше ее ушей.

Она побежала — ей было страшно, что она заблудилась, что она одна. Ей нужно было только найти выход. Выход есть всегда. Ее охватила паника, и она попыталась разогнать туман, разрывая его пальцами, колотя по нему кулаками.

Но руки проходил сквозь него, и занавес оставался целым.

Наконец она увидела слабую тень замка. Шпили на башнях, зубчатые стены казались мягкими, словно воск в густом воздухе. Она побежала к замку, рыдая от облегчения. А потом от радости — когда увидела его, стоявшего у массивных дверей.

Теперь она мчалась к нему с распростертыми объятиями, готовыми к поцелую губами.

Когда ее руки прошли сквозь него, она поняла, что он — лишь туман.

И она тоже.

Кейлин проснулась, рыдая и протягивая к Флинну руки, но кровать возле нее была холодна и пуста. Она дрожала, хотя огонь, весело танцуя, согревал комнату. Это сон, только сон. Вот и все. Ей было холодно, и она встала с постели, чтобы одеться в плотное синее платье.

Где Флинн? — подумала она. Они всегда просыпались вместе, их ритмы были словно связаны между собой. Она пошла к огню, чтобы согреть замерзшие руки, и на ходу глянула в окно. Ярко светило лучистое солнце, и это объясняло, почему Флинн не обнимал ее, когда она открыла глаза.

Она проспала все утро.

Вот это да, подумала Кейлин, усмехнувшись. Все утро проспала, всю ночь видела сны. Так на нее не похоже.

Так на меня не похоже, подумала она еще раз, когда руки ее успокоились. Видеть сны. Она никогда не помнила своих снов, даже обрывками. Тем не менее, этот помнила точно, каждую деталь, словно действительно пережила приснившееся.

Это потому, что я расслабилась, заверила она себя. Потому что разум был расслаблен и открыт. Люди всегда говорят, какими реальными могут быть сны, ведь так? До сих пор она в это не верила.

Если сны будут такими пугающими, такими горестными, то уж лучше ей их не помнить.

Но все закончилось. Стоял прекрасный день. Не было тумана, укрывающего деревья. Цветы грелись в солнечном свете, их краски были яркими и настоящими. Облака, которые так часто закрывали ирландское небо, сейчас рассеялись, открыв глубокую, искрящуюся синеву.

Она нарвет цветов и вплетет их Дилису в гриву. Флинн даст ей еще один урок верховой езды. А позже она будет наводить порядок и начнет с библиотеки. Так интересно перебрать все книги. Исследовать их и приводить в порядок.

И теперь это не будет навязчивой идеей. Она больше не попадется в эту ловушку. Работа по дому станет удовольствием, а не обязанностью.

Распахнув окна, она высунулась, вдохнула свежий воздух.

— Я уже так изменилась, — прошептала она. — Мне нравится, какой я становлюсь. С такой я могла бы подружиться.

Она крепко зажмурилась.

— Мама, жаль, что не могу сказать тебе. Я так влюблена. Он делает меня такой счастливой. Жаль, что не могу сообщить тебе это, не могу сказать, что теперь я понимаю тебя. Жаль, что не могу поговорить с тобой.

Вздохнув, она отошла от окна.

Он пытался быть занятым. Только так он мог прожить этот день. Мысленно, в сердце он попрощался с ней еще накануне вечером. Он уже отпустил ее.

Другого выбора не было — только отпустить ее.

Он мог бы оставить ее с собой, втянув в долгие дни, бесконечные ночи следующего сна. Его одиночество будет нарушено, оно уменьшится. И в конце этого сна она снова будет здесь, эту короткую неделю. Чтобы прикасаться к ней. Чтобы быть.

Потребность в Кейлин, желание, чтобы она находилась рядом, было самой мощной силой, которую он когда — либо испытал. Кроме одной.

Любви.

Не только нежную красоту снов готов разделить он с ней. Но и боль и радость, которые идут от биения сердца.

Но тогда он отнимет ее жизнь, украдет у нее не только то, что она знала, но и то, кем она станет. Как он вообще мог поверить, что сможет сделать это? Неужели он и вправду думал, что его собственные нужды, самые эгоистичные и себялюбивые из них, перевесят ее самые главные потребности?

Жить. Чувствовать тепло и холод, голод и жажду, наслаждение и боль.

Видеть, как изменяешься с годами. Пожать руку незнакомому человеку, обнять любимого. Родить детей и видеть, как они растут.

Несмотря на всю свою волшебную силу, все его знания, ничего этого он дать ей не мог. Все, что он оставил ей, — это дар свободы.

Чтобы утешиться, он прижался лицом к шее Дилиса, втянул в себя запахи лошади, соломы, овса и кожи. Как так получается, что он забывает, каждый раз забывает о невыносимом страдании этих последних часов? Сущая физическая боль от знания того, что все это снова кончается.

— Ты всегда был свободен. Ты знаешь, что я не имею никакого права удерживать тебя здесь, если ты захочешь уйти. — Он поднял голову, лаская голову жеребца и глядя ему в глаза. — Увези ее отсюда в целости и сохранности. И если перейдешь границу, я не буду винить тебя.

Он отступил, медленно вздохнул. У него еще была работа, а утро проходило быстро.

Когда эта работа была сделана — последнее заклинание, тонкое покрывало забвения, раскинутое на границах его тюрьмы, — он мысленным взором увидел Кейлин.

Она бродила по садам, идя к опушке леса. Искала его, звала его. Боль пронзила сердце, словно стрела, такая сильная, что он чуть не упал на колени.

Итак, он все же не был готов. Он сжал кулаки, пытаясь взять себя в руки. Решительный, но не готовый. Как же он будет жить без нее?

— Она будет жить без меня, — сказал он вслух. — Этого я хочу больше всего. Мы покончим с этим сейчас, раз и навсегда.

Он не сможет заставить ее уйти, не сможет силой отправить ее назад, в ее мир, в ее жизнь. Но он может сделать так, что она сама решит уйти.

Взяв Дилиса за поводья, только чтобы чувствовать его, он направился через лес к дому, в последний раз, навстречу еще одному столетию.

Она услышала звяканье сбруи и мягкий стук копыт. С облегчением обернулась на звук и быстро пошла к Флинну, который выходил из-за деревьев.

— А я думала, где ты. — Она обвила его шею руками, и он позволил ей это. Ее губы радостно прижались к его губам, и он почувствовал их вкус.

— Мне нужно было кое-что сделать. — Слова резали ему горло, словно осколки стекла. — Сегодня хороший день для работы и для твоего путешествия тоже.

— Для моего путешествия?

— Ну да. — Он слегка похлопал ее по плечу, затем отошел, стал поправлять стремена у Дилиса. — Я расчистил путь, у тебя не будет никаких проблем. Ты легко найдешь дорогу.

— Найду дорогу? Куда?

Он оглянулся, печально улыбнулся ей. — Отсюда, конечно же. Тебе пора уезжать.

— Уезжать?

— Вот так, теперь все хорошо. — Он повернулся к ней, для чего ему потребовалась вся сила, которой он обладал. — Дилис довезет тебя, куда нужно. Я и сам бы поехал, но мне столько еще необходимо сделать. Я видел у тебя, там, в машине, карманный телефон. Классная штука. Не забыть бы достать себе такой же, чтобы изучить. Ты сможешь пользоваться им, как только пересечешь границу.

— Я не понимаю, о чем ты говоришь. — Как она могла понять, если разум ее оцепенел, если сердце перестало биться. — Я никуда не поеду.

— Кейлин, дорогая, конечно же, поедешь. — Он потрепал ее по щеке. — Не подумай, будто я не рад, что ты была здесь. Уж и не помню, когда я так забавлялся.

— За… забавлялся?

— Ммм. Господи, какая ты аппетитная штучка, — пробормотал он, потом наклонился и куснул ее за нижнюю губу. — Может, у нас еще есть время, чтобы… — Его руки шарили по ее телу, поддразнивая, тискали грудь.

— Прекрати! — Она отшатнулась, натолкнулась на Дилиса, который беспокойно задвигался. — Забава? Все это для тебя только забава? Способ хорошо провести время?

— А ведь хорошо провели, правда? Ах, милая, я дал тебе столько же удовольствия, сколько получил сам. Ты не можешь этого отрицать. Но у нас обоих есть дела, к которым нужно возвращаться, так ведь?

— Я люблю тебя. Это убивало его.

— Господи, благослови женское сердце, — сказал он со смешком. — Оно так великодушно. — Потом поднял брови. — Только, пожалуйста, не надо устраивать сцен и портить момент расставания. Мы оба получили удовольствие, но всему приходит конец. К чему все это может привести, как ты думаешь? Время заканчивается, Кейлин. Не упрямься.

— Ты не любишь меня. Ты не хочешь меня.

— Я любил тебя достаточно хорошо. — Он подмигнул ей. — И сильно хотел тебя. — Когда у нее в глазах появились слезы, он вскинул руки, словно они раздражали его. — Женщина, ради Бога. Я привнес немного волшебства и романтики в твою жизнь, которая, как ты сама говорила, была такой скучной. Я придал тебе немного блеска. — Он приподнял кончиком пальца жемчужное ожерелье.

— Я никогда не просила тебя о драгоценностях. Я никогда не хотела ничего, кроме тебя.

— Но все же взяла их, разве не так? Точно так же, как однажды другая взяла у меня побрякушки. Ты что же думаешь, после того как из-за одной женщины я оказался в заточении, мне захочется, чтобы другая оставалась здесь дольше, чем мне нужно, чтобы развлечься?

— Я не такая, как она. Ты не можешь думать…

— Женщина есть женщина, — беззаботно сказал он. — Я устроил тебе неплохой праздник, с подарками. Ты, по край ней мере, должна быть благодарна и слушаться, когда я тебе говорю. У меня больше нет времени на тебя и терпения, чтобы обнимать и успокаивать тебя. Поезжай.

Он поднял, почти закинул ее в седло.

— Ты сказал, что никогда не сделаешь мне больно. — Она стянула жемчужное ожерелье через голову, швырнула ему под ноги в грязь. Она смотрела на него и видела в его лице только жестокость и ни капли нежности. — Ты солгал.

— Ты сама делаешь себе больно, веря в то, чего нет. Возвращайся в свой скучный мир. В моем мире тебе нет места.

Он яростно хлопнул Дилиса по боку. Конь встал на дыбы, затем рванулся вперед.

Когда она скрылась из виду, поглощенная лесом, Флинн упал на колени — и зарыдал от горя.

Глава 10

Она хотела найти в себе гнев. Горечь. Все, что угодно, чтобы заглушить ужасную боль, которая осушила ее слезы, заглушила все чувства, будь то обида или печаль.

Все было ложью. Волшебство — обманом.

В конце концов, любовь не стала светом. Любовь лишь сделала ее дурой.

Разве она не права? Ее презрительное отношение к «счастливым концам», которыми мать пичкала ее, — проявление здравого смысла, а не упрямства. Не бывает сказок, не бывает любви, которая покоряет все, не бывает великой всепоглощающей страсти, которая длится вечно.

И то, что она позволила себе поверить, пусть даже на мгновение, в невозможное, привело ее к краху.

И все же как она могла не поверить? Разве сейчас она не ехала на белом коне через лес? Этого нельзя было отрицать. И даже если она полюбила недостойного человека, она не откажется от всего того, что видела, делала, пережила. Как она, рациональная Кейлин, превратилась из несчастной в великолепную?

Не мог он столько дать ей, столько показать и при этом считать кратковременным развлечением? Нет, нет, тут что-то не так. Как она об этом не подумала?

Дилис терпеливо шел мимо деревьев, пока она была погружена в раздумья. Все случилось так быстро. Эта перемена в нем, произошедшая стремительно, словно щелчок пальцев, потрясла ее и сделала беспомощной. Сейчас она заставила свой разум напрячься, все проанализировать. Но через несколько мгновений ее мысли снова рассеялись и спутались.

Ее машина, целая и невредимая, сиявшая в солнечном свете, который пятнами пробивался сквозь деревья, аккуратно стояла на узкой дорожке, как линейка, пролегавшей через лес.

Он расчистит путь, говорил Флинн. Да, он действительно был человеком слова. Она соскользнула с коня, медленно обошла вокруг машины. Ни единой царапины, заметила она. Проявление внимания с его стороны. Ей не придется столкнуться с неприятностями, которые непременно возникли бы у нее с прокатной фирмой из-за разбитой машины.

Да, и это тоже он предусмотрел. Но почему он побеспокоился о таких приземленных, практических вещах?

Она с любопытством открыла дверцу и, усевшись за руль, повернула ключ зажигания. Двигатель ожил, заурчал.

Работает лучше, чем когда я брала машину, подумала она. И в довершение всего, бак полный.

Ты так сильно хочешь убрать меня из своей жизни, Флинн, что предусмотрел все непредвиденные обстоятельства? Почему ты так жесток? Почему так старался, чтобы я тебя возненавидела?

Он не оставил ей никакого повода задержаться, сделал все возможное, чтобы она уехала.

Она со вздохом вылезла из машины, чтобы попрощаться с Дилисом. Кейлин не торопилась, с удовольствием гладя руками его гладкую шкуру, прижимаясь носом к его шее. Затем она похлопала его по боку.

— А теперь возвращайся к хозяину, — прошептала она и отвернулась, чтобы пощадить сердце и не смотреть, как конь поскакал прочь.

Ей хотелось сохранить какое-то вещественное напоминание о времени, проведенном здесь, и она нарвала маленький букетик диких цветов, сплела стебельки вместе и, не обращая внимания на нелепость жеста, засунула его в волосы.

Она снова села в машину и поехала.

Косые лучи солнца пробивались сквозь деревья, склоняясь над узкой дорогой. Глянув в зеркало, она увидела, как дорога позади нее мерцает и затем исчезает в путанице мхов, камней и ежевики. Скоро здесь не будет ничего, кроме безмолвного леса, и никаких следов того, что она ходила по этим местам со своим любимым.

Но она всегда будет помнить, как он смотрел на нее, как прижимался губами к ее руке. Как приносил цветы и рассыпал их по ее волосам.

Как глаза его теплели от смеха, пылали от страсти… Его глаза. Какого цвета его глаза? Чувствуя легкое головокружение, она остановила машину, прижала пальцы к вискам.

Она не могла отчетливо представить себе его лицо. Как же она могла не знать, какого цвета у него глаза? Почему она не может отчетливо вспомнить звук его голоса?

Она выбралась из машины, прошла, спотыкаясь, несколько шагов. Что с ней происходит? Она ехала из Дублина, по пути к следующей своей остановке — с оплатой в гостинице за ночлег и завтрак. Не туда повернула. Гроза. Но что…

Не думая, она сделала еще один шаг по дорожке, которая теперь заросла. И внезапно ее разум стал ясным, как кристалл.

У нее перехватило дыхание. Она повернулась, посмотрела на машину, на чистую дорогу впереди, непроходимые заросли позади.

— Глаза у Флинна зеленые, — сказала она. Теперь она могла четко представить его лицо. Но когда она осторожно шагнула вперед, воспоминание о нем стало затуманиваться.

На этот раз она поспешно шагнула назад, и шагнула далеко.

— Ты хочешь, чтобы я забыла тебя. Почему? Если все это не имеет никакого значения, то почему тебе не все равно, буду я помнить тебя или нет? Если ты разбил мне сердце, разве это должно волновать тебя?

Слегка дрожа, она села на землю. И стала делать то, что у нее всегда получалось лучше всего. Рассуждать логически.

Флинн сидел там же, где и в ту ночь, когда все это началось. В башне, в кресле перед камином. Он смотрел на пламя, пока Кейлин не села в машину. Потом, не в силах вынести расставание, скрыл видение за дымом.

Он не знал, сколько времени уже провел здесь, скованный горем. Он знал, что день проходит. Косые солнечные лучи, падающие в окно, укоротились и стали тускнеть.

Сейчас она уже должна пересечь границу и забыть его. И это к лучшему. Конечно, будут некоторые осложнения. Необъяснимый провал во времени, но и это останется позади.

Через год или два, или через двадцать лет, он может снова посмотреть в огонь и узнать, как она живет. Но никогда не откроет он для нее свой разум во сне, потому что это будет большим мучением, которое он не сможет вынести.

Из-за того, что между ними произошло, она немного изменится. Будет более открытой для новых возможностей, для магии жизни. Он поднял жемчужное ожерелье, посмотрел на его блеск в свете догорающего огня. По крайней мере, это был подарок, который она не смогла швырнуть к его ногам.

Он опустил лицо на руки с намотанным на пальцы жемчужным ожерельем. Он пожелал, чтобы назначенное время пришло, когда боль сможет поразить только разум, когда все чувства не будут так обострены — он ощущал ее запах даже сейчас. Этот нежный запах, который витал в воздухе.

— Приди, проклятая ночь, — и откинул голову назад. Затем он, пошатываясь, поднялся на ноги, удивленно вскинул глаза. Она стояла не более чем в трех футах от него. Ее волосы были спутаны, одежда порвана. Руки и лицо в царапинах.

— Что за шутка?

— Я хочу свой подарок. Я хочу то, что ты мне пообещал.

— Что ты наделала? — Ноги наконец повиновались ему, и он бросился к ней, схватил за руку. — Ты поранилась? Посмотри на себя. Все твои руки в ссадинах и кровоточат.

— Ты поставил у меня на пути колючие кусты. — Она оттолкнула его, и настолько сильно, что он отлетел на два шага. — Я пробиралась через них несколько часов.

— Пробиралась. — Голова его дернулась, будто она дала ему пощечину. — Тебе нужно уходить. Уходить! Немедленно! Который час? — Он потащил ее из комнаты, и поскольку получалось недостаточно быстро, поволок ее.

— Я не пойду. Пока ты не сделаешь мне подарок.

— Да нет уж, пойдешь, черт возьми. — В ужасе он закинул ее на плечо и побежал. Она сопротивлялась и ругалась, тогда он полетел.

Наступала ночь. Время, которое текло тонкой струйкой, хлынуло потоком. Он забрался в лес настолько глубоко, насколько посмел. Края его темницы, казалось, шипели вокруг него.

— Вот. — От страха за нее он взмок. — Твоя машина вон там, впереди. Садись и уезжай.

— Почему? Значит, я могу проехать чуть дальше и забыть все это? Забыть тебя? Ты хочешь украсть у меня настоящее.

— У меня нет времени с тобой спорить. — Он схватил ее за плечо и встряхнул. — Времени нет. Если ты останешься здесь после двенадцатого удара часов, ты окажешься в западне. И пройдет сто лет, прежде чем ты снова сможешь уйти отсюда.

— А почему тебя это волнует? Дом большой. Лес большой. Я тебе не помешаю.

— Ты не понимаешь. Иди. Это мое место, и я не хочу, чтобы ты здесь была.

— Ты весь дрожишь, Флинн. Чего ты боишься?

— Я не боюсь, я просто зол. Ты злоупотребляешь моим гостеприимством. Посягаешь на чужую собственность.

— Тогда зови полицейских, — предложила она. — Зови своих Хранителей. Или… почему ты не выкинешь меня отсюда, если способен переносить сюда разные вещи? Но ты не можешь, да?

— Если бы я мог, тебя бы здесь уже не было. — Он протащил ее на несколько шагов к машине, потом выругался, когда земля у его ног заискрилась и задымилась. Это была граница его тюрьмы.

— Такой большой, такой могучий волшебник, и не можешь от меня избавиться. Перенести сюда и убрать отсюда. Без волшебства, потому что у меня есть сердце и душа. У меня есть воля. Поэтому ты решил прогнать меня бездушными словами. Жестокими, бездушными словами. Ты не думал, что я услышу правду через слова, да? Не думал, что я все пойму? Ты забыл, с кем имеешь дело.

— Кейлин. — Он в отчаянии сжал ее руки. — Сделай, о чем я тебя прошу, пожалуйста.

— Забава, — сказала она. — Это вранье. Ты любишь меня.

— Конечно, я люблю тебя. — Он встряхнул ее сильнее, закричал так, что его голос прокатился по лесу. — В этом все и дело. И если я тебе небезразличен, ты сделаешь, что я тебе говорю, и сделаешь немедленно.

— Ты любишь меня. — Она всхлипнула, кинувшись к нему. — Я знала. О, я так злюсь на тебя. Я так люблю тебя.

Его руки жаждали ее обнять. Но он заставил себя оттолкнуть ее и держать на расстоянии вытянутой руки.

— Послушай меня, Кейлин. Перестань витать в облаках, будь разумной. Я не имею права любить тебя. Молчи! — оборвал он ее, когда она попыталась заговорить. — Ты помнишь, что я рассказывал тебе об этом месте, о себе. Ты чувствуешь сейчас мои руки, Кейлин?

— Да. Они дрожат.

— После полуночи, через мгновение, ты не будешь их чувствовать, как не будешь чувствовать ничего. Никакого прикосновения, никакого контакта. Ты сорвешь цветок, но не ощутишь ни его стебля, ни лепестков. Его запах не будет для тебя существовать. Ты слышишь, как бьется твое сердце? Бьется внутри тебя? Ты не будешь этого чувствовать. Это хуже смерти — быть и в то же время не быть. Дни, которые превращаются в десятилетия — и ничего не существует материального. Ничего, кроме того, что у тебя в мыслях. И еще, a ghra, ты не обладаешь волшебством, чтобы чем-то занять себя и сохранить хоть какое-то здравомыслие. Ты будешь потеряна, ты будешь, как призрак.

— Я знаю. — Как сон, подумала она. Туман внутри тумана.

— Но есть еще кое-что. Детей не будет. Во время сна ничего не может развиваться. В тебе ничего не может измениться. Не будет семьи, не будет утешения. Не будет выбора. Это мое наказание. И оно не станет твоим.

Хотя нервы ее были на пределе, взгляд оставался твердым.

— Я должна получить свой подарок.

Он выругался, вскинул руки.

— Женщина, ты испытываешь мое терпение. Ладно. Чего ты хочешь?

— Остаться.

— Нет.

— Ты поклялся.

— Тогда я нарушаю клятву. Что еще можно со мной сделать?

— Я все равно остаюсь. Ты не можешь меня остановить. Но он мог. Был один способ спасти ее за оставшееся время, один, последний, способ.

— Ты победила, Кейлин. — Он притянул ее, прижал к себе. — У тебя воля, как скала. Я люблю тебя, Кейлин. Я любил тебя во снах, когда сны были единственным, что у меня было. Я люблю тебя сейчас. Твои страдания убивают меня.

— Я хочу быть с тобой, неважно, сколько времени. Мы будем видеть общие сны, пока снова не сможем жить вместе.

Он поцеловал ее. Глубокий, пьянящий поцелуй, от которого у нее закружилась голова, помутилось зрение. Сердце наполнилось сладкой радостью.

Когда она вздохнула, он отступил от нее.

— Пятьсот лет, — сказал он спокойно. — А любил я только раз. Только тебя.

— Флинн. — Она двинулась к нему, но воздух между ними затвердел, превратившись в щит. — Что это? — Она подняла сжатые в кулаки руки, толкнула. — Что ты сделал?

— Всегда есть выбор, и я свой сделал. Я не позволю, чтобы моя тюрьма стала твоим проклятием, Кейлин. Никакая сила не сможет поколебать меня.

— Я не уйду. — Она стукнула кулаком по щиту.

— Я знаю. Мне нужно было понять это раньше. Я бы все равно никогда не смог бы тебя оставить. Manim astheee hи. Моя душа в тебе, — сказал он на своем родном языке. — Ты сделала мне подарок. Полюбила меня по своей воле.

Ветер усилился. Откуда-то донесся звук, медленный и приглушенный, словно бой часов.

— Я тоже дарю тебе подарок. Жизнь, чтобы жить. У меня есть выбор, который был дан мне давно. Пять раз по сто лет назад.

— Что ты… Нет! — Она бросилась на щит, стала биться об него. — Нет, ты не можешь. Ты умрешь. Тебе пятьсот лет. Ты не можешь жить без своей силы.

— Это мое право. Мой выбор.

— Не делай этого. — Сколько раз уже пробили часы? — Я уйду. Клянусь.

— Уже нет времени. Моя сила, — сказал он, поднимая руки. — Моя кровь, моя жизнь. Ради нее. — Извергнутая небом молния ударила, как комета, между ними. — За глупость, за гордость, за высокомерие отрекаюсь я от своего дара, от своего умения, от своего права по рождению. Из-за любви я отвергаю их.

Когда раздался бой часов, его глаза, сквозь ветер и свет, встретились с глазами Кейлин.

— Ради любви я отдаю их по своей воле. Пусть она забудет, потому что она не должна страдать.

Он сжал кулаки, скрестил руки на груди. Сконцентрировался, пока мир вокруг него безумствовал.

— Сейчас.

И часы пробили двенадцать.

Мир затих. Небо над головой расчистилось, и высыпали звезды. Деревья стояли, словно вышедшие из темноты. Единственным звуком был плач Кейлин.

— Я вижу сон? — прошептал Флинн. Он осторожно вытянул руку, сжал и разжал кулак. Почувствовал движение пальцев.

Воздух заволновался — мягкий, нежный ветерок. Закричала сова.

— Я есть. — С удивлением в глазах Флинн упал на колени рядом с Кейлин. — Я есть.

— Флинн! — Она обняла его, притянула к себе, вдыхая его запах. — Ты настоящий. Ты живой.

— Я возродился. — Он уронил голову ей на плечо. — Меня освободили. Это Хранители.

Он задыхался, пытаясь прояснить разум. Отодвинув ее от себя, взял в руки ее лицо. Настоящее, теплое, родное.

— Ты свободен. — Она взяла его за руки. Слезы, которые катились из ее глаз, алмазами поблескивали на земле между ними. — Ты живой! Ты здесь.

— Хранители решили, что я искупил вину. Мне была дана любовь, и я поставил любимого человека выше себя. Любовь. — Он поцеловал ее в лоб. — Они сказали, что это самое простое и самое сильное волшебство. Мне понадобилось очень много времени, чтобы узнать это.

— Мне тоже. Мы спасли друг друга, правда?

— Мы любили и любим друг друга. Manim astheee hu, — снова сказал он. — Я дарю тебе эти слова. — Он раскрыл ладонь и показал жемчужины. — Ты возьмешь их и этот подарок, как символ нашего обручения? Ты возьмешь их — и меня?

— Да.

Он поднял ее на ноги.

— Тогда поспешим, потому что я потерял много времени и не хочу тратить его попусту. Посмотри, что ты с собой сделала. — Он нежно провел пальцами по царапине на ее щеке. — Ты выглядишь просто ужасно.

— Не очень-то романтично.

— Я наполню твою жизнь романтикой, но сначала позабочусь о твоих ранах. — Он подхватил ее на руки.

— Моя мать с ума от тебя сойдет.

— Я на это и рассчитываю. — Он хотел насладиться моментом, и поэтому немного прошел пешком. — Мне понравится Бостон, как ты думаешь?

— Да, думаю, понравится. — Она накручивала на палец его волосы. — А я могла бы в своем бизнесе задействовать одного человека, который неплохо разбирается в антиквариате.

— Неужели? Ха. Работа. Подумать только. Я мог бы рассмотреть это предложение, если возникнет мысль открыть филиал здесь, в Ирландии, где некая безумно влюбленная супружеская пара могла бы проводить часть своего времени, так сказать.

— По-другому и быть не может.

Она засмеялась, когда он закружил ее, поцеловала его в губы и крепко держалась за него, когда они поднялись в воздух и полетели домой.

И Кейлин верила, что они «будут жить долго и счастливо».


home | my bookshelf | | В ожидании любви |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 6
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу