Book: Осень раздолбанной Пригоршни



Рогов Константин

Осень раздолбанной Пригоршни

Константин Рогов

Осень раздолбанной Пригоршни

I.

Буря утихла.

Это само по себе было странно, потому что бури возле проклятого острова никогда не утихали и данное событие только подчеркивало необычность происходящего. Измотанная тяжким плаваньем команда хлестала кислый эль, а капитан тайком разглядывал своего единственного пассажира в подзорную трубу.

Абсолютно спокойный, высокий и стройный, закутанный в тяжелый меховой сюртук с двадцатью шестью карманами - он явно не походил на авантюриста, несмотря на то, что из карманов у него высовывались обрывки веревок, уголки таинственных карт и рукояти отравленных кинжалов.

Что могло привлечь такого человека на Проклятый остров где живут лишь рептилии и прочие говорящие скоты? Не сокровища же в самом деле, которые по слухам раскиданы бездарными Мастерами Подземелий в таинственных пещерах острова?

Команда готовила шлюпку. Когда пассажир повернулся спиной, капитан, неожиданно для самого себя показал ему кукиш и высунул язык. Пусть проваливает на хрен! Авось его сожрут рептилии.

* * *

Вскоре стало очевидным, что вода не только мокрая, но еще и холодная. Нламинатор покачал головой и зашлепал к берегу. Корабль, доставивший его с легким звоном растворился в воздухе.

Что ж - всякое бывает на свете.

Нламинатор облизал длинным языком клыки и раздумывая о всяких разных вещах зашагал по берегу, поставив перед собой задачу обойти островок кругом. Он думал о заброшенном маяке, древних сокровищах, таинственном храме и горячих плюшках с начинкой из яблочного варенья.

В груди Нламинатора внезапно шевельнулась какая-то тревога и он обнаружил, что очутился посреди заброшенного поселка. Зола в домах была еще теплой, зато сараи и мастерские - сгорели уже давно. Всюду валялись пуговицы от штанов, кучи драгоценного обсидана, деревянные ложки и старые тупые ножи, покрытые подозрительными бурыми пятнами.

В мозгу Нламинатора засверкали искры. Рептилии не носили штанов, тогда откуда здесь пуговицы? Да-а-а, это какая-то мрачная и страшная тайна!

Жуть прямо.

Еще пару часов тупо послонявшись в поисках чего-нибудь интересного Нламинатор вдруг увидел большую Лестницу, которая вела к храму. Тогда он начал подниматься по ступенькам, которые навели его на мысли об Игги-Попе, маге портового города Вода-с-Содовой.

- Ты видишь это? - говорил Игги-Поп. - А вот и хрен тебе! Тебе только кажется что ты видишь это! На самом деле это не оно, а что-то совсем другое, потому что все это страшно запутанно, а у тебя - дым в башке.

- Как же отличить, что истина, а что - дерьмо собачье? - услышал тогда Нламинатор свой собственный голос.

- Меньше химку курить надо! - отрезал Игги-Поп, пряча банку с травкой в сундук и запирая его на колдовской замок.

На верхушке лестницы снова накатила какая-то хрень. Нламинатора замутило.

- И открыл он Врата и протянул мне косяк, - пробормотал авантюрист, усмехаясь.

Пнув ногой роскошную дверь, он вошел в храм.

II.

Олли-полли не просек откуда появились нападавшие, хотя в последний момент заметил, что за его спиной мелькнула какая-то тень.

Художника чем-то резво огрели по затылку, беззлобно попинали ногами и тщательно обыскали.

- Только не ломайте печенюшку! - умоляюще прохрипел Олли, протягивая к бандитам руки.

- Че? Не ломайте, гришь, печенюху? - нагло усмехнулся Один-из-Бандитов. А на хрен она нам сдалася? Какая-то черствая печенюха...

- Ее испекли шесть тысяч лет назад, - булькал Олли, слабо барахтаясь в луже. - На ней чего-то написано древними буковками...

- Бля, - сказал Один-из-Бандитов. - Да неужто шесть тыщ лет это дерьмо валялось и никто его не сожрал?

- Миры Раздолбая очень странны и загадочны! - назидательно сказал Олли и потерял сознание.

- Ну и хер с ними, - гоготнул Один-из-Бандитов, бросил печенюху на почти бездыханное тело художника, и отправился по своим делам.

Олли-полли чуть не захлебнулся в луже, но тут к нему прискакала девушка-аль'химичка. Задумчиво поглядев на лежащего в грязи художника она немного погрызла конец своей длинной косы и наконец, решившись, бросила кости.

Выпало XIII. Девушка покачала головой. Когда на двух шестигранных костях выпадает число тринадцать написанное римскими цифрами (хотя что такое Рим никто в мирах Развалюхи не знал) - это предвещает нечто странное.

ИНТЕРМЕДИЯ в багоровых тонах.

Багоровое солнце окрасило бледно-багоровой горизонт, предвещаяя нечто страшное. Длинная мрачная тень, закутанная в трудноразличимый сумрак багорового цвета шевельнулась, подняла узкое, нечеловеческое лицо к небу и из бездонной глотки ее, где хищно трепыхался раздвоенный на конце багоровый язык вырвался неудержимый вой, полный злобы и ненависти.

Время уже настает. И это время окрашено в багоровый цвет.

Эпизод Секундус.

Пружина раскручивается.

I.

- Ой-йо! - воскликнул Нламинатор, глядя в кошачьи глаза Риски.

В храме пахло пылью и свежей рыбой.

Риска дожевывала селедочный хвост.

- Что мы пропустили? - спросила она.

- Ничего интересного. Дурацкие и никому не интересные воспоминания, правдиво отвечал Нламинатор. - Как ты здесь очутилась?

- Также как и ты. Таинственный незнакомец попросил меня исследовать остров, - сказала Риска.

- Какое дерьмо, - прокомментировал Нламинатор. - Нас ждет в этом храме какое-нибудь приключение?

- Вряд ли. Но стоит поискать.

Подойдя к каменному алтарю Нламинатор с тусклым интересом изучил языческого деревянного идола, изображающего висящего на кресте человека, и перевел взгляд на затейливую вязь покрывавшую алтарь.

- Что тут написано? - спросила Риска.

Нламинатор прикрыл глаза.

- Внутренний голос подсказывает мне, что надпись гласит "Легко войти, трудно выйти", - замогильным голосом произнес он.

- Фррр. Давай-ка лучше заглянем в словарь, - сказала Риска, доставая из сумки толстенную книгу. - Так... Эта надпись означает - "Персики и оливки принимаются с благодарностью. Налоговые сборы - за счет замаливающих грехи".

- Н-да, - умно отреагировал Нламинатор.

Пройдя вглубь храма друзья добрались до комнат, где судя по всему жили священнослужители. Но богатые ковры были изъедены кем-то... интересно - кем?

- Были ли у них мыши? - спросил Нламинатор.

- Они и сейчас есть, - сказала Риска, довольно поглаживая себя по животу.

Мебель была раскурочена, фарфоровые вазы - разбиты, а хрустальные пепельницы - завалены окурками.

- Еврейские погромы - не иначе, - сказал Нламинатор.

- Откуда здесь - евреи?

- Н-да, действительно.

Подойдя к закрытому ставнями окну Нламинатор прислушался. Чьи-то когти скребли по дереву снаружи.

- Кто там? - вздрогнув спросил Нламинатор.

- ТЫ НИКОГДА НЕ УЗНАЕШЬ! МОЖЕТ - СМЕРТЬ! - ответил кто-то более умный.

II.

- Привет, козел! Ты своей кровью запачкал мне плащ.

Олли-полли уселся на кровати и внимательно посмотрел на обнаженную девушку лежащую рядом с ним.

- Это вряд ли. И за перепачканные простыни я тоже платить не намерен.

- Нагл не по годам, - сказала девушка и, встав, стала одеваться. - Кстати, меня зовут Коллапс и я из древнего рода правителей уезда Шарнир. Но это тайна, и я не доверяю ее никому, кроме тебя - потому что переспала с тобой, а кому я еще могу доверять, как не человеку с которым переспала, так что тебе теперь придется помочь мне вернуть родовой уезд, потому что его захватили злобные подонки.

- Извини, милашка, я - пас. Мое имя - Ользуб, но можешь звать меня Олли-полли и я запросто намалюю твой портрет, но не проси меня воевать за твой трон.

- Эй! Это нечестно! Ты поимел меня, как какую-то дешевую шлюху и собираешься бросить здесь?

- Ага.

- Не выйдет! - сказала Коллапс. - Ибо я чувствую приближение моего брата-близнеца.

Дверь распахнулась и в комнату, резво подпрыгивая вбежал Бромпель, который подслушивал под дверью. Он был худощав, двух метров ростом и носил одежду цветов баскетбольной команды уезда Шарнир.

- Я - Бромпель! Я - брат Коллапс! - закричал Бромпель, выхватывая из ножен меч. - Ты обесчестил ее и теперь отказываешься помогать нам?

- Так-то вы набираете армию? - иронично усмехнулся Олли-полли.

- Ты - только начало. Нам потребуется десять тысяч человек. Если ты не поможешь нам - я прирежу тебя.

- Хорошо-хорошо, только мне сперва надо нарисовать кое-какие фрески и получить Таинственное письмо.

- Какое еще Таинственное Письмо?

- Узнаешь через две главы.

III.

- О жуткий ужас подземелий! - вскричал Бромпель, заламывая руки.

Олли-полли визжал и сопротивлялся.

- Это мои руки!!!

- О? Извини, - смущенно пробормотал Бромпель. - Я переволновался.

- Переволнуешься тут, когда встречаешся с таинственным и жутким наследием прошлого, - заметила Коллапс, дрожа всем телом - от кончиков немытых пальцев на ногах, до макушки свалявшегося рыжего парика.

Жуткое наследие прошлого поднялось на задние лапы, почесало лапками хитиновый панцырь и издало жуткий вой, запрокинув лохматую голову к каменным сводам усыпальницы.

- И дернул же меня черт, лезть с вами в эту авантюру! - сказал Олли-полли с трудом сохраняя железобетонное спокойствие. - Теперь проклятье дохлых королей Гиль-Торца падет на наши глупые головы!

- Такова жизнь, - сказал Бромпель обнажая меч.

- Такова жизнь? Такова жизнь?!! - заорал художник. - Это все что ты можешь сказать?

- Не трусь, Ользуб, по крайней мере умрешь, как настоящий мужчина - в бою!

Олли-полли бросил на Коллапс негодующий взгляд, но ничего не сказал.

Древнее проклятье клацнуло челюстями и направилось к грабителям могил намериваясь предать их жуткой смерти, а может - просто сожрать.

Бромпель взмахнул мечом.

Чудовище перехватило меч, попробовало на зуб, и отбросило изжеванную железяку в сторону.

Казалось, конец уже неминуем, но в этот момент в гробнице появился веселый желтолицый человек в поношенных синих джинсах, с электрогитарой за спиной.

- Привет всем, чуваки! - сказал он. - Меня зовут монах Уэйн. Как дела?

- Нас сейчас сожрут или может быть предадут мучительной смерти, - сказал Олли-полли. - Но если не считать этого, то все в полном порядке.

- Я не позволю ему сожрать вас, - мягко улыбнулся монах. - Потому что вы еще не слышали мои молитвенные рок-баллады во славу Пустынного Барабана.

Подобно стремительному вихрю, монах крутанулся на месте, упал, снова вскочил на ноги, выхватил из рюкзака сюрикены с инфракрасным наведением и швырнул их в чудовище.

Чудовище исчезло в ослепительной плазменной вспышке.

- Круто да? - самодовольно сказал Уэйн, поднимаясь с пола и отряхивая песок с джинсов. - Теперь я буду вашим верным спутником.

ИНТЕРМЕДИЯ нелепой судьбы.

Маленькие пушистые клубочки, притаившись под елкой помаргивали своими миленькими глазками, шевелили своими прелестненькими усиками и дергали своими нелепыми ушками.

Они были испуганы, но не то чтобы очень. У зайцев просто слишком мало мозгов, чтобы понять КОГО надо бояться на самом деле.

Воинство Тьмы, шагавшее по лесной дороге несомненно относилось к тем вещам, которые намного опаснее хищного волка и проворной хитрой лисицы. Зайцы этого не поняли даже когда черная стрела востроглазого гнорка пробила их трепещущие тела.

Повелитель Тьмы будет доволен. Доволен... Довол... Дово...

Эпизодиус Последникус.

Финализация.

I.

Долину со всех сторон обступили тучи. Видок у них был еще тот - невероятно грозный, короче.

Веселый узкоглазый монах Уэйн сидел на террасе в плетеном кресле-качалке и, меланхолично жуя нюхательный табак, наигрывал унылую мелодию в стиле кантри.

Вышедший из дачного домика Олли-полли с тревогой уставился на тучи.

- Это вестники беды! - произнес он внезапно изменившимся голосом. - Я это чувствую! Посмотрите, как они невероятно грозны!

- Офигеть, - согласился Уэйн.

- Вон за теми горами - наша родина - Шарнир, - всхлипнула Коллпас.

- Скоро мы будем там и свергнем тиранов и узурпаторов! - дрожа от возбуждения воскликнул Бромпель.

- Но только один из нас станет ШЕНЕЛЬЮ НОМЕР ПЯТЬ! - таинственно прошептал Уэйн, стараясь чтобы его услышали все на расстоянии пяти миль.

- Что? - переспросила Коллапс.

- Ничего, - все также таинственно сказал Уэйн. - Это страшная и мрачная тайна...

Монах сделал паузу, надеясь, что его сейчас начнут расспрашивать, но в это время к домику подкатил почтальон на трехколесном велосипеде.

- Вы не знаете меня! - воскликнул он, размахивая Таинственным Письмом. Но я - почтальон Судьбы. Я - Нламинатор, Великий Кормчий Рыб в своем домашнем аквариуме и прочая, прочая, прочая... Я отыскал это Таинственное Письмо на острове куда...

Из невероятно грозных туч вырвалась невероятно яркая молния и поразила велосипед Нламинатора прямо в железный звонок.

Обугленный труп упал на землю.

- Теперь мы никогда не узнаем что было в письме, - сказала Коллапс слегка опечаленная случившимся. - Давайте поедим и отправимся в путь.

II.

Коллпас ни хрена не помнила о том, как она оказалась привязанной к жертвенному алтарю, да еще в непотребном виде.

Но вот Бромпель взял в руки Знак Власти и скрестил меч с Воплощением Зла которое звали Гуннавер. В это самое время на другом - более бредовом чем вы можете себе представить, уровне реальности Олли-полли сражался с существом которое называло себя Огуречный Посол.

- Ты останешся здесь навсегда! - зло усмехался Огуречный. - Кучкой праха.

"Он же кретин! Зло всегда проигывает!" - подумал Олли-полли.

Он замахнулся астральной дубиной.

Посол радостно рассмеялся, когда подскользнувшийся художник шлепнулся на пол.

Олли-полли встал и холодно посмотрел на Посола со всем тем достоинством, которое у него еще оставалось.

Поднял руки перед собой и швырнул каменную печенюшку.

Огуречный посол рассыпался гипсовой статуей.

В тот же момент Бромпель неловким выпадом поразил в сердце злого Гуннавера.

Уэйн отвязал прекрасную Коллапс и спел ей песню об олененке по кликухе Бэмби.

- Я люблю оленей, - признался Олли-полли.

- Везет же тебе, художник, - буркнул монах, брызгая на влюбленных святой водой. - Теперь можете поцеловать друг друга.

Олли-полли нежно впился распухшими от побоев губами в пересохшие губы Коллапс...

О, как прекрасна жизнь!

О, как гениальна эта книга!

Не правда ли?

КОНЕЦ

Не пропустите!

Скоро, скоро, скоро!

Только в нашем издательстве!

Новый роман "Времена скаредных вампиров"!!!

(рабочее название

"Казненные заживо - 2")!!!

Невероятные приключения бесталанной писательницы фэнтези в

безумных мирах, созданных воображением ее сумасшедшего

любовника - таинственного агента! Кровожадные вампиры,

благородные рыцари, деревенские дурочки и шесть пляшущих

слонов! Эта книга захватывает вас с самых первых страниц и

не отпускает до тех пор пока вы не прочтете ее до конца!

(Торговая марка "Прочти-или-Умри" принадлежит компании

"Смертельный захват Инкорпорпорейшен" - ведущему производителю

автомобильных капканов в западном полушарии планеты Грязь).






home | my bookshelf | | Осень раздолбанной Пригоршни |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу