Book: Женщина, которая любит



Женщина, которая любит

Лайза Роллингз

Женщина, которая любит

Купить книгу "Женщина, которая любит" Роллингз Лайза

1

Кто сказал, что не бывает абсолютно счастливых людей? Еще как бывает! Дело лишь в том, что ощущение абсолютного счастья не может длиться вечно. Но ведь даже несколько минут этого идеального состояния души способны поднять настроение на весь день, а то и на всю неделю!

Вот, например, Изабель Стюарт, бегущая на автобусную остановку, в данный момент была абсолютно счастлива. Несмотря на то, что она не выспалась, потому что вчера ее опять задержали на работе до полуночи. Невзирая на то, что у нее в сумочке всего несколько долларов, а на них нужно как-то прожить до конца недели. И даже вопреки тому, что сегодня ей снова придется отбиваться от назойливого внимания подвыпивших посетителей бара, где она подрабатывала официанткой.

Изабель проснулась утром и поняла, что она абсолютно счастлива. Просто так, без всякой причины.

Уф! Успела! Изабель с облегчением выдохнула, влетая в автобус. Еще один повод для отличного настроения!

Изабель работала в двух местах: до обеда – в туристическом агентстве, а вечером – в баре.

Времени катастрофически не хватало, денег, к сожалению, тоже. Но Изабель все еще умудрялась просыпаться абсолютно счастливой.

Она вошла в агентство, уселась на свое место и включила компьютер.

– Привет, Изабель! – поздоровался с ней ее коллега Карл. – Ты сегодня прекрасно выглядишь!

Изабель просияла.

– Спасибо. Как дела, Карл?

– У меня все как обычно, а вот с тобой точно что-то не так. Может быть, Кен сделал тебе предложение?

Изабель рассмеялась.

– О нет. Я два дня не виделась с Кеном.

– Тогда, наверное, вчера у тебя были хорошие чаевые?

– Гроши, как всегда.

– Тогда в чем же секрет твоих сияющих глаз?

– Жизнь прекрасна, разве это не достаточный повод для радости?

– Ой ли? – не поверил Карл. – Подожди, скоро начнут приходить первые клиенты, и тебе кто-нибудь обязательно испортит настроение.

– Спасибо тебе, Карл, на добром слове. Ничего другого я от тебя и не ждала.

Карл рассмеялся, но почти сразу же оборвал смех и нацепил вежливую улыбку, так как в дверях показались те самые первые клиенты.

– Мы собираемся пожениться, – с порога заявили они, – и хотим поехать отдыхать куда-нибудь в наш медовый месяц.

– Тогда вам к Изабель, – сказал Карл и украдкой подмигнул коллеге. – Она занимается свадебными путешествиями.

Карл, как всегда, оказался прав, пророча Изабель трудный день. Настроение у нее испортилось буквально через пятнадцать минут после начала рабочего дня. Она смотрела на пришедшую парочку: лучащиеся радостью молодые люди, безумно – пока еще – влюбленные друг в друга. Разумеется, они желали не только отдохнуть, но и повеселиться.

– Нет, мы не хотим смотреть на достопримечательности, – говорили они. – Нам нужно, чтобы там, где мы будем отдыхать, были пляж, море, солнце и множество дискотек.

Изабель улыбалась и расписывала им красоты знаменитых курортов, где сама никогда не была, да и вряд ли побывает. Она осознавала, что завидует этой влюбленной парочке. Они-то могут себе позволить отдохнуть где угодно, тогда как она сама с трудом зарабатывает на кусок хлеба. Но ведь это только ее проблемы, не так ли?

Через несколько часов у Изабель свело мышцы лица от неизменно вежливой улыбки. Как она могла забыть, что начался сезон свадеб, а значит, в их агентство хлынут толпы молодоженов?

Следующие, мысленно сказала Изабель, поднимая глаза на очередную пару. На этот раз перед ней предстали: стареющий и лысеющий мужчина в очень дорогом костюме и молоденькая белокурая женщина в мини-юбке, настолько короткой, что даже Карл, сидящий в другом конце огромного кабинета, начал бросать на нее нервные взгляды.

– Какие будут ваши пожелания? – в двадцатый, наверное, раз за этот день спросила Изабель.

Мы решили пожениться, правда, пупсик? – прощебетала блондинка, и Изабель сразу стало понятно, кто в этой паре имеет решающее слово. – Мы хотим развлечься! Хотим, чтобы наш медовый месяц был незабываемым!

Не по зубам ты себе нашел женушку, подумала Изабель, чуть ли не сочувственно взглянув на будущего мужа.

– Море, солнце, дискотеки? – спросила она, так как большинство молодоженов хотели именно этого.

– Да! – воскликнула блондинка. – Много-много дискотек и развлечений.

– Милая, у нас медовый месяц, – робко напомнил ей «пупсик». – Я бы хотел больше времени проводить с тобой.

– Но мы же и так до конца жизни будем вместе, – сказала блондинка, похлопав длинными, густо накрашенными ресницами.

Как же, подумала Изабель. Пари держу, что ты разведешься с ним максимум через год, оттяпав половину состояния, и выскочишь замуж за кого-нибудь помоложе.

– Хорошо, но я не обещаю ходить с тобой на все дискотеки, – сдался будущий муж.

Вот и первая ошибка, констатировала Изабель. Такую женщину нельзя оставлять без присмотра ни на минуту, если не хочешь, чтобы она завела себе любовника уже в медовый месяц.

– Ты же знаешь, что я никуда не пойду без тебя, пупсик! – Блондинка смачно чмокнула своего избранника в губы.

– Ладно, пусть будет, как ты скажешь, – сдался он. – Выбирай любой курорт.

Следующие!

– Девушка, вы уверены, что там не слишком жарко? – спросила вальяжная дама бальзаковского возраста.

Перевертыш, подумала Изабель. Ситуация повторяется с точностью до наоборот.

Рядом с дамой сидел молоденький мальчик. Судя по виду и по взглядам, которые он бросал в вырез блузки Изабель, этот юноша был стопроцентным бабником.

И что она в нем нашла? – удивилась Изабель. Неужели она не понимает, что ему скоро наскучит роль мужа стареющей женщины? Ему же нужны только ее деньги. Зачем на склоне лет создавать себе лишние проблемы?

– В Египте очень жарко, – сказала Изабель. – Но вы ведь хотите именно туда?

– Медвежонок хочет, не я, – сказала дама и тихонько вздохнула.

Ее и без Египта мучил жар, накатывающий на нее волнами, что в ее возрасте естественно.

Зайка, котеночек, медвежонок... Меня уже тошнит от этого зоопарка! – мысленно простонала Изабель.

– Милая, я уверен, что тебе там очень понравится!

Да, мелькнуло в голове у Изабель. Пока твоя жена будет осматривать пирамиды, умирая от духоты и солнца, ты, сославшись на головную боль, останешься в отеле и будешь клеиться к молоденьким девушкам, приехавшим туда развлечься.

– Ладно, медвежонок, пусть будет по-твоему. Оформляйте, – сказала женщина Изабель и тоже посмотрела на ее декольте, но с выражением крайнего неодобрения.

Следующие!

– Я же говорил тебе, что твое прекрасное настроение улетучится как дым! – посмеиваясь, сказал Карл в конце рабочего дня.

– Раз уж ты взял на себя роль пророка, то мог бы напророчить что-нибудь хорошее, – проворчала Изабель.

– Устала? Она вздохнула.

– Еще как.

– Почему бы тебе не отказаться от второй работы?

– И на что, по-твоему, я буду жить?

– Разве Кен не поможет своей любимой женщине?

– Я не собираюсь сидеть на чужой шее.

– Твоя гордость тебя погубит.

– Может быть, – пробормотала Изабель, задумавшись.

– Наверное, тяжело работать с молодоженами? – спросил Карл. – Видеть чье-то счастье, не имея своего?

– Очень смешно, Карл! Да будет тебе известно: я – счастлива!

– Неужели?

Карл повернулся к ней спиной и принялся собирать со стола документы, делая вид, что его больше не интересует Изабель.

– Я счастлива, – тихо повторила Изабель так, чтобы ее никто не мог услышать.

Однако она поняла, что Карл прав. Ощущение абсолютного счастья – блаженное, но, увы, недолгое – сменилось раздражением и апатией.

Даже в явных мезальянсах один любит всем сердцем и не задумывается над тем, что будет завтра; он просто счастлив.

А что есть у нее? Съемная комната, две выматывающие и не приносящие ей никакого удовольствия работы, скука и безысходность, завладевшие ее душой. Дни поражали однообразностью и бессмысленностью. К тому же они проходили так быстро, что Изабель удивлялась: вот, казалось бы, она только что проснулась, а уже снова нужно ложиться спать. И что происходило за эти прожитые дни? Да ничего!

Изабель знала, что ей не вырваться отсюда, из этого города, из этой рутины, из этого замкнутого круга. А она так хотела путешествовать!

– Тебя подвезти? – спросил Карл.

– Спасибо, я хочу пройтись пешком, – отказалась Изабель. – Такой чудесный осенний вечер! – добавила она с раздражением.

Изабель шла по знакомому ей маршруту, глубоко задумавшись, и очнулась лишь на середине пути от мелодичного звука гитары. Она стряхнула с себя оцепенение, словно только что пробудилась от сна, и в душу ее снова проникло ощущение радости, правда, пока еще смутное.

Изабель проходила через площадь каждый раз, когда решала дойти пешком до бара, где работала. В последнее время такое происходило все чаще и чаще. Причина была не в том, что Изабель так уж любила вечерние прогулки, и не в том даже, что она решала размять ноги после шестичасового сидения на рабочем месте, – ей еще предстояло бегать целый вечер от столика к столику. Причина была в молодом человеке, который каждый вечер – если только не было дождя – играл на гитаре возле большого столетнего дуба, своего рода городской достопримечательности.

Молодой человек с задумчивым взором, мечтательным видом, ловкими пальцами, перебирающими струны, и голосом сильным и чистым покорил сердце Изабель. Она никогда не решилась бы, как он, выйти на площадь, положить рядом с собой кепку, чтобы туда кидали деньги прохожие, если им понравятся песни, и играть на гитаре так, словно его совершенно не интересует, что происходит вокруг.

Кто знает, что толкало его на это: отсутствие денег (впрочем, не так уж и много ему перепадало, прохожих мало трогало его творчество) или любовь к искусству. Изабель частенько останавливалась минут на десять послушать его, но ни разу не подошла, чтобы утолить свое любопытство или хотя бы узнать имя музыканта.

Чувствовала она себя при этом неловко. В своем малодушии Изабель старалась сделать вид, что изучает товары в ближайшем ларьке со сластями, или же садилась на свободную скамейку со скучающим видом уставшего за день человека. Ей почему-то было стыдно прилюдно обнаружить свой интерес к музыканту. Изабель презирала себя за это, но ничего не могла с этим поделать.

Сегодня ей повезло: скамейка, которая стояла почти рядом с музыкантом, была свободна. Изабель вынула из сумочки заранее припасенную книжку, которую читала вот уже полгода, и уселась на скамью.

Музыкант пел лирическую песню. Изабель давно заметила, что в его творчестве нет ноток страдания или тоски. Даже несчастная любовь в его песнях воспевалась как самое прекрасное чувство на свете. От музыки и слов веяло романтикой и оптимизмом. Изабель слушала и обретала душевное спокойствие и веру в то, что все будет хорошо. Сегодня она как никогда нуждалась в незримой поддержке музыканта.

Она просидела дольше, чем рассчитывала, и, взглянув на часы, обнаружила, что опаздывает. Правда, так и не смогла уйти, не дослушав песню.

Ладно, через пару дней вернусь сюда опять, подумала Изабель. Приходить каждый день, как бы ей этого ни хотелось, она тоже стеснялась. Кстати, она никогда не бросала денег в бейсболку музыканта – из подсознательного страха, что ее присутствие будет замечено.

Изабель чувствовала себя обновленной, когда ступила на порог бара. В этот час посетителей еще не было. От Изабель требовалось прийти пораньше, для того чтобы навести в баре порядок. Впрочем, особого ералаша здесь никогда не наблюдалось, так как Изабель и две другие официантки, работавшие вместе с ней, никогда не уходили, не убрав мусор, оставленный посетителями, не протерев столики и не подметя пол.

Джой Робсон, владелец бара, сидел за стойкой в одиночестве и читал вечернюю газету. Он поднял глаза на Изабель, когда та вошла, и окинул оценивающим взглядом с головы до ног. Изабель мгновенно почувствовала себя раздетой. Джоя она терпеть не могла и была в этом чувстве отнюдь не одинока: он был крайне неприятным человеком, как внешне, так и в общении.

– Опаздываешь, – проронил Джой, снова углубляясь в чтение газеты.

– Все равно никого еще нет, – фыркнула Изабель. – Даже Люси и Фиона еще не пришли.

– За них не беспокойся, я объявлю им выговор, – пообещал Джой. – Лучше подумай о своем будущем.

Изабель не сочла нужным отвечать что-либо. Она прошла в комнатушку, где служащие оставляли свои вещи, и переоделась, сменив строгий брючный костюм на обтягивающую юбку выше колен и столь же облегающую футболку. Это была обязательная форма одежды, разумеется, с подачи Джоя. Изабель нацепила на себя кокетливый белоснежный передничек, вышла в зал и принялась протирать стаканы, хотя это было обязанностью бармена. Но надо же было хоть чем-то себя занять, чтобы Джой не смог обвинить ее в том, что она бьет баклуши!

– Ты что-то неважно выглядишь сегодня, – сделал ей комплимент Джой.

Утром все было иначе, с сожалением подумала Изабель.

– Я только что с работы, – напомнила она Джою.

– Мне не нужны усталые официантки. Или бросай свою дневную работу, или сделай так, чтобы всегда быть свежей, как майское утро.

– Повысь мне зарплату, и я подумаю над твоим предложением, – парировала Изабель.

Она старалась избегать общения с Джоем, но никогда не боялась говорить ему, что думает. И на то были свои причины. Он все равно не уволил бы ее.

– Я достаточно тебе плачу, – сказал Джой, складывая газету и швыряя ее в мусорную корзину. – Плюс чаевые.

– Которых хватит лишь на одну поездку на автобусе.

– По крайней мере, тебе не нужно волноваться о расходах на транспорт, – съязвил Джой.

Скотина! – подумала Изабель.

– Твоя юбка недостаточно короткая, – как бы между делом сделал ей замечание Джой.

Конечно, ты предпочел бы, чтобы я была вообще без юбки!

– И что ты предлагаешь?

– Я предлагаю самый простой вариант: укоротить ее. Фиона и Люси в отличие от тебя не боятся показать свои ноги.

– Мой парень будет против, – коротко сказала Изабель.

Это всегда срабатывало: стоило Изабель упомянуть Кена, как Джой сразу же прекращал придираться к ней по поводу и без оного.

– Простите нас за опоздание, мистер Робсон! – Фиона, а за ней и Люси впорхнули в бар.

– И как вы это объясните? – поинтересовался Джой, обрадованный возможностью поругать кого-нибудь еще.

– Мы переходили дорогу, и Люси обрызгал проезжающий автомобиль.

– Что-то не припомню, чтобы был дождь.

– Видимо, недавно проехала поливальная машина. Пришлось идти переодеваться.

– На самом деле мы были на сдвоенном свидании, – шепнула Фиона на ухо Изабель.

– Ну и как? – с интересом откликнулась она.

– Парень Люси еще ничего, а вот тот, что предназначался мне... – Фиона скривила губы в скептической усмешке. – В общем, я сразу же дала понять, что между нами ничего не может быть.

– И сделала большую ошибку, – подключилась к разговору Люси, которая уже успела переодеться. – Потому что последующие полтора часа говорили только я и мой парень. А эти двое... даже вспоминать не хочу. Они испортили себе весь вечер.

– Нечего было знакомить меня с человеком, который мне заведомо не нравился!

– Что это значит? – спросила Изабель.

– Я рассказывала Фионе о нем до того, как они встретились. Этот парень не так уж и плох.

– Да, только страшный зануда.

– Ты сегодня такая же, так что вы идеальная пара! – огрызнулась Люси.

– Эй вы! – послышался окрик Джоя. – Хватит галдеть, принимайтесь за работу! Скоро появится первый посетитель.

Фиона и Люси как по команде закатили глаза.

– Он сегодня не в духе? – спросила Люси.

– А когда Джой был в духе? – Изабель вздохнула. – Придрался ко мне из-за длины юбки.

Фиона фыркнула.

– Скоро он потребует, чтобы мы ходили в бикини, старый кобель!

– А вот и долгожданный первый посетитель, – пропела Люси. – Он мой!

– Конечно же, – прошипела Фиона, смотря вслед уходящей подруге. – Она вечно вьется возле этого красавчика. И зачем, спрашивается, если у нее есть парень?

– Ты же знаешь, что она любит кокетничать, – сказала Изабель. – А этот мужчина очень мил и оставляет щедрые чаевые.

Фиона мигом помрачнела.

– Кстати о чаевых. Ты знаешь, что задумал Джой?

– Нет, а что?

– Он позавчера сказал нам с Люси – у тебя тогда был выходной – что мы слишком много зарабатываем на чаевых. И теперь мы обязаны отдавать ему половину.

– Еще чего! – возмущенно воскликнула Изабель. – Да это сущие гроши! А на зарплату он и так не очень-то щедр. Не знаю, что меня здесь держит...

– Я уже подумываю о том, чтобы подыскать себе другое место, – доверительно сказала Фиона и направилась к очередному посетителю.

Изабель немедленно подошла к Джою.

– Джой, что за слухи ходят о чаевых?

Он ухмыльнулся.

– Фиона тебе уже рассказала о новых правилах?

– О каких еще новых правилах? С какой стати?

– С сегодняшнего дня вы будете отдавать мне половину своих чаевых.

– Ну уж нет! И не мечтай! Все будет, как раньше. Ты совсем хочешь лишить нас заработка?

– Ты со мной спорить вздумала?! – рассердился Джой.



Изабель уперла руки в бока.

– Вот что, малоуважаемый мистер Робсон, никаких новых правил не будет, ясно?

– Да кто ты такая, чтобы мне указывать?!

– Я человек, который очень много знает о таких ваших делишках, из-за которых ваше заведение могут прикрыть в два счета!

Джой молчал, только желваки на скулах ходили ходуном. Изабель даже показалось, что она слышит, как Джой скрипит зубами.

– Ладно, передай Люси и Фионе, что я передумал, – наконец медленно произнес Джой. – Но вовсе не из-за того, что я испугался твоих дурацких угроз, которые не имеют под собой основания, – не преминул добавить он.

– Разумеется, Джой. – Губы Изабель растянулись в издевательской улыбке. – Вовсе не поэтому, а только по причине твоей всем известной доброты.

Как мне все это надоело! – думала она в отчаянии, неся на подносе три бокала пива. И почему именно я должна всегда разбираться со всеми проблемами, ругаться с Джоем, выслушивать его издевательские реплики?

И тут же сама себе ответила: потому что ей нужна эта работа. Как бы она ее ни ненавидела.

– Эй, красотка, иди-ка сюда! – раздался пьяный голос.

Изабель заставила себя улыбнуться: она не могла себе позволить показать, как ей неприятны все эти люди.

– Да? – сказала она, подходя к посетителю.

– Сколько стоит самое дорогое шампанское в этом гадюшнике?

А вот Фионе и Люси такая работа явно нравится, продолжала размышлять Изабель. Да, они тоже жалуются на особо назойливых приставал, но все же получают удовольствие от того, что на них обращают внимание. Своего рода способ самоутвердиться.

– У нас есть очень дорогое шампанское, сэр, – ответила она вежливо. – От тысячи долларов за бутылку. В нашем баре отличный выбор вин.

– Надо же! – удивился посетитель, который пришел в бар уже навеселе. – Нет, на шампанское я не стану тратить деньги, а вот от тебя не отказался бы. Сколько ты стоишь?

– Что? – переспросила Изабель, все еще размышлявшая о своей жизни.

– Как насчет того, чтобы переспать со мной? Пятьсот долларов хватит?

– Я слишком дорого стою, вам не по карману, – сказала Изабель, с трудом сдерживая злость.

Как назло, их охранник сегодня задержался, и кто заступится за нее в случае конфликта? Изабель перевела взгляд на дверь бара и облегченно вздохнула: какое счастье, что Тэд появился именно сейчас!

– Нет, вы только послушайте! – заорал посетитель. – Эта девка утверждает, что стоит дороже пятисот долларов!

Охранник Тэд, мгновенно оценив ситуацию, не стал ждать, пока Изабель позовет его. Он подошел к буяну и положил ему руку на плечо.

– Она имела в виду, – сказал он негромко, но таким тоном, что и посетитель, и сидевшие за соседними столиками мгновенно притихли, – что с таким, как ты, ни одна женщина не ляжет в постель даже за миллион. А сейчас ты извинишься перед этой воистину бесценной девушкой, покинешь наш бар и забудешь сюда дорогу. Ясно?

Никто не рискнул бы ссориться с Тэдом. Одного взгляда на него было достаточно для того, чтобы даже мертвецки пьяный мгновенно протрезвел. Тэд – гора мускулов, в недавнем прошлом боксер, а сейчас тренер по боксу – внушал страх даже когда пребывал в благодушном состоянии духа. Изабель всегда удивляло, что вынудило его работать в этом баре вышибалой за сущие гроши. Тэд говорил, что это вроде хобби.

Весьма сомнительное хобби, надо сказать, но о вкусах, как известно, не спорят.

– Извините, – пробормотал посетитель и поспешил ретироваться.

– Все в порядке? – спросил Тэд у Изабель.

– Да, не считая того, что он не расплатился за выпивку.

– Если хочешь, я его догоню.

– Не стоит. Держу пари, он уже далеко.

– Прости.

– Ничего страшного. Главное, что ты успел вовремя и этот тип не устроил здесь скандал.

Изабель поймала на себе взгляд Фионы, безнадежно влюбленной в Тэда, и поспешила отойти. Она знала, что Фиона жутко ревнует Тэда к любой женщине. А Тэд... А что Тэд? Он обращал на нее внимания не больше, чем на всех остальных, и, судя по всему, даже не подозревал о чувствах Фионы.

– Правда он был великолепен? – спросила Фиона, имея в виду, конечно же, Тэда.

– Ты бы пригласила его куда-нибудь, – посоветовала Люси, – а то так и останешься старой девой.

– Не твое дело, – огрызнулась Фиона и чуть не разбила пустой бокал из-под пива.

– И чего она кипятится? – пожав плечами, обратилась Люси к подошедшей к ней Изабель. – Чем страдать от неразделенной любви, лучше признаться в ней объекту своего поклонения. А вместо этого Фиона донимает меня просьбами познакомить ее с кем-нибудь, а потом жалуется, что я подсовываю ей третий сорт.

Изабель улыбнулась. Фиона и Люси были лучшими подругами, они в первый же день знакомства нашли общий язык. За два года им ни разу не удалось поссориться по-крупному, как они ни старались. Было забавно наблюдать за их беззлобными перебранками. Изабель тоже была с ними в хороших отношениях, но никогда не претендовала на роль третьей лучшей подружки. Почему-то ни Фионе, ни Люси никогда не приходило в голову пригласить ее хотя бы на одну из вечеринок, куда они часто ходили сами. Изабель считалась почти замужней, а значит, автоматически выпадала из круга их знакомых, которые могли бы разделить с ними веселье.

Нельзя сказать, что Изабель это положение дел не устраивало, но иногда ей хотелось напроситься на очередную вечеринку. Только гордость и мысль о том, что Кену это может не понравиться, останавливали ее.

– Эй, крошка, еще пива!

Изабель направилась к бару за заказом.

Сколько это еще будет продолжаться? – думала она, вздыхая про себя. Как я хочу куда-нибудь выбраться отсюда! Из этой жизни, из этого затхлого города, где ничего не происходит! У нас даже преступность самая низкая в штате!

Увы, пока что ее ждали не романтические приключения, а посетители, требующие пива.

– Устала сегодня, детка? – Кен поцеловал Изабель и открыл перед ней дверцу своего новенького автомобиля.

– Я всегда устаю после вечерей смены. Сегодня работа была особенно утомительной. – Изабель не сумела справиться с собой и зевнула. – Хорошо, что ты заехал за мной, я не знала, как заставить себя дотащиться до дома. Я так хочу спать, что готова была остаться на ночь в нашем баре.

– И отбиваться от приставаний Джоя всю ночь? – Кен ухмыльнулся. – Тогда тебе было бы точно не до сна.

– Ты не ревнуешь?

– К этому толстому старику?

– Он не такой уж и старик, – поддразнила Изабель Кена. – А его брюшко многие находят сексуальным.

– Пф! Какая гадость!

Кен ловко вписался в поток машин. Он всегда был предельно аккуратен за рулем, никогда не превышал скорость и не имел проблем с полицией. Даже за неправильную парковку его ни разу не оштрафовали. Изабель всегда удивлялась, как Кену это удается.

– Как тебе моя новая детка? – спросил Кен, любовно поглаживая руль.

– Эй, так это мне впору ревновать! – воскликнула Изабель. – Ты называешь одинаково и меня, и машину.

– Перестань, детка, не лишай меня удовольствия наслаждаться своим приобретением. Я на нее давно копил.

– Извини, – пробормотала Изабель, закрывая глаза и чувствуя, что вот-вот уснет.

– Изабель, не спи, сегодня предстоит долгий вечер.

– Это еще почему? – сонно спросила она. – Я, например, не считаю, что он будет долгим. Сейчас мы приедем домой, займемся любовью и ляжем спать...

– О, детка... – с сожалением протянул Кен. – Разве ты забыла?

– Забыла о чем?

– Я же предупреждал тебя еще неделю назад, что сегодня наша фирма устраивает корпоративную вечеринку, и ты должна пойти со мной.

– О нет... – простонала Изабель. – Я действительно забыла... Кен, я не могу, я устала!

– Но, Изабель, я не могу появиться один, нас все ждут!

Изабель выпрямилась, повернулась к Кену и прижалась щекой к его плечу, прекрасно понимая, что мешает ему рулить.

– Ну, Кен, милый, пожалуйста, давай никуда сегодня не пойдем. У меня нет никаких желаний, кроме как принять горячую ванну и забраться в постель. Умоляю, Кен!

– Изабель, ты удивляешь меня. Я же тебя предупреждал неделю назад!

– Я забыла. Я и не хотела об этом помнить.

Кен замолчал. Он, конечно, обиделся и не будет разговаривать с ней до самого дома.

Я не хочу никуда ехать! – стонала про себя Изабель. Я с удовольствием повеселилась бы с Фионой и Люси, несмотря на усталость, но корпоративную вечеринку я не вынесу...


2

– Кен, – позвала она, дотрагиваясь до рукава его пиджака, – это надолго?

Он заметно оживился.

– Нет, детка! Обещаю, что мы побудем там максимум час и потихоньку слиняем. Сейчас ты быстренько примешь душ, переоденешься, и мы поедем. Я клянусь, что это ненадолго!

– Ну ладно. – Изабель вздохнула. – Но только на один час, и ни на секунду дольше, слышишь?

– Обещаю! – Кен радостно улыбнулся. – А потом мы приедем домой, и заберемся в постель, как ты и хотела, – добавил он и многозначительно подмигнул.

Изабель сидела на диване в гостиной босса Кена и пыталась не уснуть. Прошло уже два часа с тех пор, как они приехали на вечеринку, а Кен даже не собирался уходить.

Я знала, что так и будет, думала Изабель, знала – и, тем не менее, согласилась приехать. Винить тут некого, кроме себя.

К ней подсела Маргарет, хозяйка дома.

– Изабель, милая, прекрасно выглядишь! Я очень рада тебя видеть.

– Спасибо, вы очень любезны, Маргарет, – Изабель бодро улыбнулась, хотя силы ее были на исходе. – Я тоже начала скучать без ваших вечеринок.

– Ах, если бы муж не был так занят! – вздохнула та. – Я бы устраивала приемы каждую неделю.

Как хорошо, что он все-таки занят! – подумала Изабель.

– Марк по секрету сказал мне, – с заговорщическим видом прошептала Маргарет, – что Кена в ближайшем будущем ждет повышение.

– Правда? Прекрасная новость! – Изабель так устала, что не могла даже искренне радоваться успехам своего бой-френда.

– Между нами говоря, – сказала Маргарет, – вы с Кеном прекрасная пара. Не понимаю, почему вы до сих пор не поженились? Сколько вы уже вместе? Два года?

– Три.

– О! Изабель, тебе надо с этим что-то делать. Мужчин нельзя распускать. Неужели вы не говорили о свадьбе?

Изабель призадумалась: нет, вроде не говорили.

– Да, конечно, Кен делал мне предложение, – солгала она, – но я не хотела торопиться...

– Изабель! Я решительно настаиваю на том, чтобы ты приняла предложение! – перебила ее Маргарет.

Да что ты мне – мать родная, что ли?! – мысленно возмутилась Изабель. Я буду поступать так, как захочу!

– Я подумаю над этим, – пообещала она, чтобы Маргарет поскорее отвязалась со своими советами.

Свадьба? По-моему, у Кена и в мыслях этого не было, размышляла Изабель. Да и у меня, впрочем, тоже. Хотя кое в чем Маргарет права: три года это большой срок, а ведь мы даже не живем вместе.

Она встала с дивана и подошла к Кену. Тот, разумеется, забыл о времени. Сразу было видно, что он наслаждается вечеринкой и в отличие от Изабель совсем не торопится домой.

– Кен, дорогой, можно тебя на минутку? – с улыбкой сказала Изабель, беря его под руку.

– Изабель, детка, ты же видела, что я разговариваю с боссом.

– Мистер Крэг общается с тобой каждый день, – веско заметила Изабель. – Если речь шла о работе, то он мне только спасибо скажет. Уверена, что мистер Крэг мечтает хотя бы о коротком отдыхе.

– Но ты не знаешь мистера Крэга...

– Кен, я хочу домой.

– О нет, – с испугом сказал Кен, – только не сейчас, детка. Это будет невежливо.

– Мы будем не первыми, кто уехал, что тут невежливого?

– Но я еще не все обсудил с коллегами!

– Для этого есть рабочее время и офис. Кен, ты обещал мне, что мы не задержимся дольше чем на час!

– Детка, ты не понимаешь...

– Я ухожу, – решительно заявила Изабель. – А ты можешь оставаться здесь хоть на всю ночь, карьерист несчастный.

Кен ухватил ее за руку.

– Ты же прекрасно знаешь, что я не могу остаться здесь один, без тебя.

– Тогда прощайся со всеми, и едем домой. Кен, я не шучу!

Кен скрипнул зубами от злости, но ему пришлось снова нацепить маску приветливости, так как мимо проходила Маргарет.

– Хорошо, Изабель, будь по-твоему, но учти: если меня не повысят, то только из-за тебя.

Если Изабель и хотела сначала сообщить новость, которую по секрету поведала ей Маргарет, то теперь уверилась в том, что делать это не стоит. Пусть Кен пеняет на себя за то, что обо всем узнает последним.

Кен, держа Изабель за руку, попрощался с хозяевами дома и с остальными гостями, выразив сожаление, что уходит так рано. Изабель улыбалась из последних сил: Кен так крепко стиснул ее руку, что, казалось, он специально хочет сделать Изабель больно.

Я ничем ему не обязана, злилась она, старательно улыбаясь на публику. Я не жена ему. Работаю на двух работах, бегаю как сумасшедшая от столика к столику в баре, с ног сбиваюсь и еще должна потакать прихотям Кена! Это его начальство, вот пусть он один с ними и нянчится!

Но почему-то вслух Изабель так ничего и не сказала, и ее претензии остались не услышанными.

Кен подвез ее до дома, холодно поцеловал в щеку и укатил в неизвестном направлении. Так он показывал, что страшно оскорблен.

Изабель почувствовала себя несправедливо обиженной, как, впрочем, и было на самом деле, но снова не подала виду. Что толку скандалить? До Кена все равно не дойдет, что нужно думать не только о себе.

Эгоист! Карьерист! Негодяй!

Утром Изабель ждал сюрприз: Кен с букетом на пороге ее квартиры.

– Я плохо вел себя вчера, – сказал он тоном провинившегося школьника, – но и ты не подарок!

– Я думала, что ты пришел попросить прощения, но ты, как всегда, начинаешь валить с больной головы на здоровую.

– Можно войти? – спросил Кен, сбавив тон.

Изабель посторонилась и приняла цветы.

– По крайней мере, ты не забыл, что я люблю лилии, – проворчала она.

– Я никогда ничего не забываю. Изабель, прости меня! Я эгоист. Я забыл о том, что ты страшно устала, и в угоду своим интересам принес тебя в жертву.

– О, тебе бы работать учителем красноречия, – сказала Изабель с усмешкой, но Кен заметил, что она оттаяла.

– Хочешь, я встану на колени? – спросил Кен и тут же опустился на пол. – Умоляю, прости!

– Кен, прекрати, встань! Я не люблю, когда ты разыгрываешь комедии.

– Это не комедия, – сказал Кен, но, тем не менее, поднялся на ноги. – Я вполне серьезен.

– Хорошо, я тебя простила. Доволен? – спросила Изабель, ставя цветы в вазу.

– Ты точно не сердишься?

– Скажи мне правду, Кен: почему ты прилетел ко мне как на крыльях сегодня утром?

– Я же сказал, что чувствую себя виноватым. И я так люблю тебя, Изабель, что не могу прожить без твоей прекрасной улыбки и нескольких минут!

Ну как он мог сказать, что утром, в уик-энд, ему позвонил его босс и десять минут восхищался Изабель. Какая она милая, общительная, вежливая и, что немаловажно, красивая. Да к тому же босс недвусмысленно намекнул, что Кену при его должности и перспективе карьерного роста совершенно необходимо обзавестись семьей.

Кен прекрасно понял намек. Наверняка его ожидает повышение. Скоро должно освободиться место главного менеджера. Что и говорить, в их фирме Кен самый молодой сотрудник, и потому, если его все же назначат на новую должность, статус у него должен быть соответственным. Хватит уже дурака валять, пора войти во взрослую жизнь. И, ясное дело, для того чтобы к Кену стали относиться серьезно, он сам должен быть серьезным. Ему нужно жениться. А Изабель так нравится его боссу. Да она всем нравится! Она всегда легко находила общий язык с абсолютно разными и не похожими друг на друга людьми.

Нет, определенно, лучшей кандидатуры на роль жены, чем Изабель, ему не найти.

Кен заключил Изабель в объятия и звонко чмокнул в губы.

– Я люблю тебя, детка! – сказал он вдохновенно. – Ты единственная радость в моей жизни!

– А как же работа? – полушутя-полусерьезно спросила Изабель.

– Ты – самое главное счастье для меня, – заверил ее Кен. – И знаешь что, дорогая? Я всю ночь думал о наших отношениях... В общем, хватит нам уже играть в детские игры! Мы встречаемся три года; тебе не кажется, что это порядочный срок?

– Порядочный срок для чего?

– Для проверки наших чувств. Изабель, я не хочу больше проводить одинокие ночи. И так же я не хочу куда-то уезжать от тебя утром.

– И что это значит? – неуверенно спросила Изабель.

– Прежде всего, я предлагаю жить вместе.

– О, – произнесла Изабель. Это все, что она могла сказать на данный момент, так как впервые в жизни потеряла дар речи от изумления.

– Ты согласна, детка?

Изабель мягко высвободилась из его объятий.

– Мне надо подумать, Кен.

– Подумать? А о чем тут думать? Или ты сомневаешься во мне, Изабель?

– Нет, но до сих пор ты никогда не заговаривал об этом. Что на тебя нашло?

– Я люблю тебя и хочу быть с тобой рядом. – Когда нужно было, Кен умел говорить убедительно.

Изабель улыбнулась. Да, Кену несвойственно такое вот проявление чувств, но разве она вправе жаловаться на то, что он, наконец, решился сделать ей предложение?

– Я тоже тебя люблю, – сказала она и поцеловала его в губы. – И у меня есть для тебя новость.

– Какая же? – Кен заметно повеселел: одной проблемой в его жизни меньше, Изабель больше не сердится на него.



– Маргарет вчера намекнула мне, что в ближайшем будущем тебя ожидает повышение.

– Ух ты! – восхитился Кен. – Ты серьезно?

– Следовало бы спросить, серьезно ли говорила Маргарет, но она была не так пьяна, чтобы нести чушь. Так что, думаю, что все это правда.

Кен сел на диван и, закрыв лицо руками, откинулся на спинку.

– Поверить не могу! Вот это да! Я, конечно, надеялся на такую возможность, но... О, Изабель, ты просто чудо!

– Я ничего такого не сделала, – сказала Изабель с улыбкой. – То, что ты продвигаешься по карьерной лестнице, – только твоя заслуга.

– Послушай, милая, мы должны это отметить! Сегодня же! О, босс слов на ветер не бросает! Если он сказал своей жене о том, что собирается перевести меня на новую должность, значит, так и будет. Он хорошо ко мне относится. Прямо как к сыну.

Изабель пожала плечами.

– Ничего удивительного, своих-то детей у них с Маргарет, к сожалению, нет. Крэг видит, что ты умный, старательный и подающий большие надежды сотрудник. Почему бы мне не взять его под свою опеку? – думает он. И берет.

– Ты удивительная! – воскликнул Кен искренне.

Изабель постоянно проводила с ним такие сеансы живительной терапии, говоря, какой он умный и подающий надежды. Иногда Изабель всерьез задумывалась, не пойти ли ей учиться на психолога.

– Так как насчет ресторана?

Изабель огорченно развела руками.

– Ты же знаешь, Кен, я работаю сегодня.

– Неужели ты не можешь попросить Джоя о маленьком одолжении?

– Вряд ли он будет в восторге.

– Тогда, может, я с ним поговорю?

Изабель задумалась. Что ж, это хорошая идея. Джой сразу же даст ей выходной, если Кен за нее заступится.

– Валяй, – сказала она. – Можно поехать в бар прямо сейчас. Джой наверняка там, считает выручку.


3

Какой сегодня странный день, думала Изабель, бежавшая по аллее парка. Пасмурный и какой-то мистический. Жуткая погода. Вроде бы середина дня, а темно, как вечером.

Изабель подняла воротник куртки и засунула руки в карманы, но теплее не стало. Впервые в жизни она мечтала побыстрее добраться до бара. На площади было мало народу. И, конечно же, музыкант наверняка уже ушел. Погода испортилась после трех часов пополудни, а утро было ясным, словно внезапно наступила весна. Если музыкант и приходил, то, наверное, недолго исполнял свои песни.

Жаль, подумала Изабель. Я бы хотела его сегодня послушать.

Бар показался ей уютным как никогда. Здесь было тепло, сухо, никакого ветра и мелких, противных капель дождя.

Как обычно, она пришла первая. Как обычно, Джой читал газету.

– Ну и погодка сегодня! – воскликнула Изабель весело. – Я думала, что окоченею, пока доберусь. И что меня дернуло идти пешком?

– Твой женишок уже был здесь, – саркастически сообщил Джой. – Ты опоздала буквально на десять минут, он не мог тебя ждать.

– Кен приходил? – удивилась Изабель. – Зачем?

– Просил передать, что у него большой праздник – его повысили. Так сказать, официально. И он не сможет заехать за тобой. Интересно, с чего бы это? Небось будет праздновать такое событие с друзьями?

– Нет, не будет.

На этот счет Изабель действительно не беспокоилась: Кен нигде не появлялся без нее. Изабель понимала, что причина этого, скорее всего, в том, что Кен боялся упасть в глазах босса.

– Почему ты уверена, что он никуда от тебя не денется? – спросил Джой. – Кен видный парень, зачем ему такая клуша, как ты?

– Не твое дело, – огрызнулась Изабель.

– Какая-то официантка, в свои двадцать шесть ничего не добившаяся.

– Кто бы говорил.

– У меня, по крайней мере, есть свой бизнес.

– Гордись этим, пока можешь. Я предпочитаю работать официанткой и не беспокоиться насчет того, что завтра меня, возможно, упекут за решетку.

– Что ты имеешь в виду?! – взвился Джой.

Однако продолжить разговор они не смогли, поскольку в этот момент в бар влетели Люси и Фиона.

– Ну и погодка! – хором сказали они.

– Джой, ты почему такой кислый? – спросила Люси, выхватывая у него из рук газету. – Написали что-нибудь плохое? Не обращай внимания, газетчики всегда гонятся за сенсациями.

– Плевать я хотел на газетчиков, – проворчал Джой и скрылся за перегородкой, отделяющей бар от кухни.

– Как дела, Изабель? – спросила Фиона. Изабель обратила внимание, что подруга просто сияет, и ответила:

– Как всегда, а вот у тебя, похоже, что-то случилось.

– О-о-о... – протянула Люси, закатив глаза к потолку. – Жаль, что тебя вчера не было. Фиона все-таки решилась и подкатила к Тэду.

– Да-а? – изумилась Изабель. – Я умираю от любопытства! И что он?

– Я всего лишь попросила проводить меня до дома, – смущенно сказала Фиона, хотя видно было, что она просто готова взлететь к потолку от радости. – Люси вчера убежала гулять со своим новым дружком, и мне пришлось бы идти домой одной. А ты знаешь, какой неспокойный у нас район.

Изабель подмигнула ей.

– И Тэд, конечно, с радостью согласился проводить тебя?

– Не то чтобы с радостью, – вклинилась в разговор Люси, – но и не отказался же!

– И что? Что было?

– Да ничего не было! – возмутилась Фиона. – Он просто довел меня до подъезда и пожелал спокойной ночи.

– И все? – разочарованно протянула Изабель.

– Пока все. А ты что хотела, чтобы я уже сегодня объявила о нашей с Тэдом помолвке?

Фиона вдруг замолчала, и Изабель обернулась к двери: ну конечно же – это пришел Тэд.

Интересно, а что он думает по этому поводу? – пронеслось у Изабель в голове. Тэд никогда не обращал на Фиону внимания. Боюсь, она принимает желаемое за действительное. Почему бы Тэду и не проводить ее домой, тем более что им по пути: Тэд, помнится, живет в соседнем квартале. Надо бы выяснить у него, как обстоят дела.

– Привет, Тэд, – поздоровалась Изабель, подходя к нему. – Что новенького?

Как-то так получилось, что Тэд общался с Изабель больше, чем со всеми остальными. Можно даже сказать, что они были если не друзьями, то уж хорошими приятелями точно.

Тэд пожал плечами.

– Что у меня может быть нового?

– Говорят, ты вчера провожал домой Фиону, – как бы между прочим сказала Изабель.

– Ну да, – подтвердил Тэд равнодушно. – А что?

– Ничего, так просто. Тэд, я никогда не спрашивала... У тебя ведь нет девушки?

Он удивленно посмотрел на Изабель. Действительно, такие темы они еще не обсуждали.

– Я расстался со своей женой три года назад, – сказал Тэд.

– И почему до сих пор один?

– Не знаю. Наверное, потому, что не нашлось такой, – Тэд улыбнулся, – которая может заинтересоваться туполобым мужланом вроде меня.

– По-моему, ты ошибаешься, – возразила Изабель. – Разуй глаза: многие девушки хотели бы быть с тобой.

– Ты на кого намекаешь? – поинтересовался Тэд. – Уж не вздумала ли ты делать мне предложение?

Изабель рассмеялась, чем привлекла внимание Фионы, которая и так не находила себе места из-за того, что Изабель вот уже пять минут о чем-то беседует с Тэдом.

– Нет, я тут ни при чем, – сказала Изабель. – Но есть ведь и другие...

– Говори прямо, а то ты явно темнишь. Нет уж, подумала Изабель, прямо ничего не скажу. Чего доброго, окончательно все испорчу.

– Понимаешь, – начала издалека Изабель, – Кен вроде как сделал мне предложение.

– Поздравляю. А вроде как – это как?

– Не важно. Просто предложил пожить вместе. Дело не в этом! Я теперь хочу устроить семейное счастье всех своих друзей.

– А, понимаю! – Тэд улыбнулся. – Когда тебя переполняет хорошее чувство, ты готова поделиться им с каждым.

– Вроде того. Может быть, тебя познакомить с кем-нибудь? Ты прекрасный парень и заслуживаешь счастья.

– А что, у тебя есть свободные подружки? – заинтересовался Тэд.

Наконец-то добрались до сути! – облегченно вздохнула Изабель. Теперь остается только намекнуть, что Фиона не прочь завязать с ним близкие отношения.

– Да, есть такие... – медленно сказала Изабель, как бы вспоминая. – Вот, например...

– Эй, не хочешь ли ты поработать? – услышала Изабель раздраженный голос Фионы. – Мы с Люси с ног сбиваемся! Видишь, несмотря на погоду, клиентов все больше. Как-никак субботний вечер. А вы тут бла-бла-бла...

Тэд с удивлением взглянул на Фиону.

– Что с тобой, Фиона? – спросил он. – Ты не в духе сегодня?

Изабель покраснела. Не хватало еще, чтобы подруга начала ревновать! И Фионе не объяснить, что она, Изабель, старается ради нее – та еще пуще разозлится, что кто-то вмешивается в ее личную жизнь.

– Извини, Тэд, Фиона права, я должна работать, – поспешила сказать Изабель и направилась к Джою.

Тот с видом мученика пытался самостоятельно смешать коктейль.

– Пьем за счет заведения? – Изабель подмигнула ему.

– Тебе-то что? – как обычно огрызнулся Джой. – Что это ты клеишься к нашему охраннику? Проблемы с Кеном?

– У меня вообще нет никаких проблем, – заявила Изабель. – И с чего ты взял, что я клеюсь к Тэду?

– Это не я так решил, а Фиона, – со скучающим видом объяснил Джой. – Всем известно, что она к Тэду неровно дышит.

– Даже тебе известно? – удивилась Изабель. – Вот уж не думала, что тебе есть до этого дело.

– Мне до всего есть дело, если речь заходит о том, что происходит в моем заведении, – важно изрек Джой.

– Послушай, мне нужно уйти сегодня пораньше, – сказала Изабель. – И я уйду, – добавила она.

– То есть моего мнения никто уже не спрашивает? – осведомился Джой с укоризной. – Чтобы это было в последний раз!

Всенепременно, – заверила его Изабель, поправляя фартучек.

– И, кстати, завтра приходи на полчаса раньше, чем обычно. У нас собрание.

– Собрание? – удивилась Изабель. – По поводу?

– Хочу посоветоваться.

– С каких это пор ты интересуешься мнением персонала?

– Я всегда прислушиваюсь к вашему мнению, – солгал Джой не моргнув глазом. – А теперь иди работай.

И почему мне сегодня все указывают? – подумала Изабель, со вздохом беря поднос.

– Кажется, мне придется закрыть бар, – сказал Джой.

На лицах Люси и Фионы отразился ужас, только Изабель сохранила спокойствие. Она знала, что Джой ни за что не прикроет свое заведение. Это было ему крайне невыгодно. Однако говорить об этом вслух Изабель не собиралась.

– А в чем дело? – спросила Люси испуганно. – Разве у нас плохо идут дела?

– Дела идут нормально, хотя могло бы быть и лучше. У нас появились весьма сильные конкуренты, которым уже удалось переманить нескольких наших постоянных клиентов.

– Новый бар по соседству? – догадалась Изабель. – И чем же они лучше нас?

– Тем, что у них есть живая музыка. Они пригласили какую-то смазливую певичку, и теперь на нее ходит посмотреть полквартала.

– А есть на что смотреть? – поинтересовалась Фиона язвительно, стараясь при этом не смотреть на Тэда.

Изабель с трудом сдержала улыбку. Тэд еще вчера рассказывал о новом баре, куда он ходил с приятелями. Джой воспринял это как личное оскорбление.

– Как ты считаешь, Тэд, есть на что? – не преминул спросить Джой.

Тэд равнодушно пожал плечами.

– Она симпатичная, с хорошей фигурой – это нравится мужчинам, да и поет неплохо. Но в общем в ней нет ничего необычного. Обычная певичка, каких сотни.

– Мы тоже можем пригласить музыкантов, – встрепенулась Люси. – Разве нет?

– Конечно, – протянул Джой. – Но лично у меня на примете нет ни одного толкового.

– У меня есть! – неожиданно для себя выкрикнула Изабель, и все в изумлении уставились на нее. – У меня есть один знакомый хороший музыкант, – уже тише добавила Изабель.

– И чем он хорош?

– Тем, что исполняет свои песни. Почему бы нам не пригласить музыкантов, которые занимаются собственным творчеством? Певицей, исполняющей чужие композиции, никого не удивишь.

– Что ж, идея неплохая, – поразмыслив, одобрил Джой. – Ты можешь привести его... скажем, завтра?

– Завтра не обещаю, – пробормотала Изабель, которая только сейчас с ужасом осознала, что натворила. – Но на неделе...

– Завтра. В крайнем случае – послезавтра, и ни днем позже, – велел довольный Джой.

Как он и рассчитывал, ему ничего не придется делать самому. Он давно отвык решать свои проблемы. Да и зачем, если за него это могут сделать другие?


4

Изабель стояла на площади и с остервенением кусала губу, раздумывая над тем, как ей подойти к музыканту, имени которого она даже не знает. Прикрыв глаза, музыкант перебирал пальцами струны и что-то пел своим проникновенным голосом. Изабель одновременно уговаривала себя подойти и корила за малодушие. Она даже начала подумывать о том, чтобы пойти к Джою и сказать, что музыкант, которого она нахваливала, отказался выступать у них. Однако не шла: ей становилось стыдно за свое малодушие.

Почему ты боишься, Изабель? – спрашивала она себя. Что в этом такого: подойти к человеку, спросить, как его зовут, а потом предложить работу? Возможно, когда-нибудь он тебе скажет за это огромное спасибо.

А возможно, и нет. Но даже если и нет, что с того?

И Изабель решительным шагом направилась к музыканту.

– Привет, – поздоровалась она и почувствовала себя полной дурой.

Он открыл глаза и, не переставая играть и петь, принялся ее изучать. Изабель захотелось тут же провалиться сквозь землю. Как можно глубже.

Нужно было дождаться, когда он доиграет, упрекала она себя. Что теперь он обо мне подумает? Что я невежа? Что я не ценю чужой труд и чужое творчество?

Однако музыкант в последний раз коснулся струн и улыбнулся ей.

– Привет, – сказал он. – Я Рик.

– А фамилия у тебя есть? – неизвестно зачем спросила Изабель.

– Риккардо Брайт, если вы настаиваете, – сказал он, продолжая улыбаться. – Не женат, живу с матерью, сестрой и братом, мне двадцать семь лет. А вас как зовут, милая леди?

Изабель с большим трудом заставила себя вымолвить еще хоть одно слово. Она как-то не ожидала, что разговор начнется именно так.

– Изабель. Изабель Стюарт.

Рик выжидательно поднял брови.

– И больше никаких подробностей не будет?

Изабель уже поняла, что подходить и завязывать знакомство не стоило. Все шло как-то наперекосяк.

– Давайте посидим где-нибудь, – вдруг предложил Рик. – Я ужасно голоден. А вы?

– Честно говоря, я тоже, – призналась Изабель и наконец улыбнулась. – С утра крошки во рту не было.

Рик зачехлил гитару, вынул из бейсболки несколько монет, которые кинули ему сердобольные прохожие, и нахлобучил ее на голову.

– Здесь неподалеку продают потрясающе вкусные хот-доги, произнес он. – Ты не против хот-догов?

– Конечно не против, – сказала Изабель, с трудом вспоминая, когда в последний раз покупала уличный фастфуд. Кажется, в детстве, и то тайком от родителей.

Он привел ее к продавцу хот-догов и подмигнул ему. Сразу стало ясно, что Рик постоянный покупатель.

– Сегодня два, – сказал Рик.

Изабель молча наблюдала за приготовлением хот-догов, мысленно спрашивая себя: а стоит ли ради неизвестного мужчины идти на риск отравиться?

– Держи, – сказал Рик, протягивая ей хот-дог, на приготовление которого ушло не больше тридцати секунд. – Сейчас я куплю лимонад, и мы посидим с тобой вон на той свободной скамье под деревом.

После того как они уселись, Рик незамедлительно принялся за еду. Изабель почувствовала, что в животе у нее заурчало. Она не солгала, сказав, что с утра ничего не ела. Судя по всему, хот-дог был на редкость вкусным. Рик ел его с таким видом, будто вкушает амброзию. Изабель покосилась на свой хот-дог и, вздохнув, откусила кусочек. Рик улыбнулся ей.

– Ну как? Давненько не приходилось питаться фастфудом, верно?

Лицо Изабель озарила блаженная улыбка: все-таки эта незатейливая и вредная еда потрясающе вкусна!

– Как ты догадался? – спросила она с набитым ртом, с трудом удерживаясь, чтобы не заглотать весь хот-дог целиком.

– Ты не из тех, кто привык так питаться, верно?

Изабель хмыкнула и потянулась за лимонадом.

– Ну верно. Это ведь не совсем здоровая пища, так?

– Но ужасно вкусная, дешевая и доступная: продавцы хот-догов стоят повсюду. Что еще нужно человеку, который голоден?

Изабель подумала, что все оказалось не так страшно. Возможно, подействовало то, что она наконец поела, но робость как рукой сняло.

– Кстати, рад познакомиться с тобой, Изабель, – вдруг сказал Рик. – Я давно наблюдаю за тобой.

Изабель чуть не поперхнулась остатками лимонада. Выходит, это он за ней наблюдает? А она-то думала, что как раз наоборот!

Она удивленно посмотрела на Рика, и тот снисходительно улыбнулся.

– Вряд ли ты обращала внимание на одиноко стоящего музыканта, но я уже давно заметил тебя. Ты частенько отдыхаешь в парке.

– А ты наблюдательный, – усмехнулась Изабель. – Я-то думала, что ты, когда поешь, не замечаешь ничего вокруг.

– Совсем нет, – возразил Рик. – Было бы скучно просто так стоять весь день. Я имею уникальную возможность изучать людей, тогда как они этого не замечают.

– Изучать?

– И искать новые темы для песен. Ты бы знала, сколько людских историй прошло у меня перед глазами.

Говорит, будто читает по книге, подумала Изабель. Либо он и вправду такой, каким пытается показаться, либо просто вешает мне лапшу на уши, стараясь понравиться.

– Почему ты подошла сегодня ко мне? – спросил Рик.

Наверняка он думает, что я решила познакомиться с ним потому, что он мне понравился! Если так, то его ждет жесткое разочарование, решила Изабель и тут же смутилась: в таком предположении, как ни крути, была доля истины.

– У меня есть к тебе предложение, – сказала она.

– Так сразу? – рассмеялся Рик. – Мы же едва знакомы.

Изабель не знала, принимать все за шутку или злиться. Она никак не могла определить, серьезно Рик говорит или нет. Если бы дело происходило в баре, где она работала, то у нее не осталось бы и тени сомнения в том, что с ней пытаются заигрывать. Но она не могла поверить, что загадочный музыкант, который давно заинтересовал ее, относится к той же категории мужчин, что и большинство завсегдатаев бара Джоя.

– Я серьезно, – слегка сердито сказала Изабель. – И предложение серьезное, но если тебя это не интересует... – Она сделала попытку подняться со скамьи, но Рик удержал ее за руку.

– Извини, если обидел тебя, – искренне сказал он. – Не злись. Я ведь понятия не имею, о каком предложении идет речь.

Дура! – обругала себя Изабель. Ведь он прав. Это ему нужно обижаться на меня, а не наоборот!

– Дело в следующем, – деловито начала она. – Я работаю в баре официанткой и...

– Ты? – изумился Рик. – Официанткой? Вот уж сюрприз!

– Что?

– Я думал, что ты по крайней мере секретарь в какой-нибудь солидной фирме. Ты всегда строго одета, у тебя независимый вид, ты постоянно куда-то торопишься... В общем, я и подумать не мог, что ты простая девчонка.

– Что-то не пойму: это плохо или хорошо?

– Это чудесно! А то я не знал, как вести себя с тобой. Ты с таким ужасом посмотрела на меня, когда я предложил тебе съесть по хот-догу, что я готов был прощения просить за необдуманный поступок.

Изабель рассмеялась, и на этот раз ей не пришлось притворяться. Она тоже почувствовала себя гораздо свободнее, поняв, что Рик обычный искренний парень, с которым легко общаться.

– Ну вот все и разъяснилось, – сказала она, широко улыбаясь.

– Кроме твоего предложения.

– Что ж, как уже было сказано, я работаю официанткой в баре. Мой босс хочет, чтобы у нас звучала живая музыка, и попросил подыскать кого-нибудь. Я вспомнила про тебя, так как постоянно вижу, как ты играешь на площади неподалеку от выхода из парка.

Рик покачал головой.

– Извини, но я вынужден отказаться.

– Но почему?! – вскричала Изабель, ужасно расстроившись.

– В барах обычно требуют, чтобы музыканты исполняли чужие, популярные песни. А я пою только свои.

– Ах если только в этом дело... – с облегчением проговорила Изабель. – Можешь не переживать. От тебя как раз требуется исполнение исключительно собственных творений.

– Серьезно? Что ж, тогда я подумаю над твоим предложением. И раз уж вы, как я понял, ищете не одного музыканта, а хотя бы нескольких, могу помочь и в этом деле.

– Это будет превосходно! – обрадовалась Изабель. – Джой... это хозяин бара... так вот, Джой будет в восторге. Особенно оттого, что ему не пришлось никого искать самому.

– Когда прослушивание? – деловито осведомился Рик. – Я и моя группа будем рады на него прийти.

– Так у тебя и собственная группа есть? – в который раз за день удивилась Изабель.

– А то как же! – Рик подмигнул ей. – Ты еще многого обо мне не знаешь, но я постараюсь это исправить.

Изабель топталась под дверью, раздумывая, стоит ей входить или нет. Ведь Кен ясно сказал, что сегодня у него важное совещание. Но она пришла к нему не просто поболтать. У нее есть новость, которой она хочет с ним непременно поделиться! И именно сейчас, поскольку до вечера Изабель не вытерпела бы.

Она приоткрыла дверь и тут же услышала голос Кена:

– Иногда совершенно не могу понять, как вести себя с женщинами!

Изабель улыбнулась и решила не выдавать пока своего присутствия.

– И не пытайся, – отозвался другой мужчина, и Изабель по голосу узнала коллегу Кена Тэда. – Я пытался, но у меня так ничего и не вышло. Я женат на Венди уже пять лет, а она до сих пор продолжает меня удивлять.

– Как долго вы встречались перед тем, как пожениться? – спросил Кен.

– Год. Честно говоря, меня устраивала наша совместная жизнь, и я не думал о свадьбе, но ты же знаешь, что неженатому мужчине труднее сделать карьеру.

– Знаю, – со смехом ответил Кен. – Именно поэтому я женюсь на Изабель.

Только поэтому?! – чуть не сорвалось с языка Изабель. Однако она сумела держать себя в руках и, сделав несколько глубоких вдохов и выдохов, снова прислушалась.

– С детьми тоже не тяни, Кен, у тебя все должно быть как полагается.

– Ты считаешь, что дети необходимы? – упавшим голосом спросил Кен.

– Это бизнес, приятель. Какой из молодого сотрудника фирмы руководитель, когда у него еще молоко на губах не обсохло? А жена, дети – это совершенно новый статус, новое положение. Это означает, что ты человек серьезный и ответственный.

О чем они говорят? – в ужасе подумала Изабель. Дети – это бизнес? Семья – еще один Шаг по карьерной лестнице?

Она вспомнила свой недавний разговор с Кеном о детях. Тот пришел в сильнейшее смятение, когда Изабель об этом заговорила.

– Еще не время даже думать о детях, – заявил он, и в его глазах светился священный Ужас. – Мы слишком молоды. Неужели ты хочешь не высыпаться по ночам и тратить все свободные деньги не на себя, а на ребенка? Дети – это огромная ответственность. Ты ни о чем больше не сможешь думать, кроме них.

В общем, тогда Изабель пришлось замолчать. Она поняла, что дети – запретная тема.

– Что ж, надо подумать об этом, – снова услышала она голос Кена. – Ты прав, не могу это не признать. Нужно будет поговорить с Изабель насчет ребенка...

Дальше Изабель слушать не стала – просто не могла. Она пришла сказать Кену, что нашла милую, уютную квартирку для них двоих за приемлемую цену. Они не смогли бы жить в маленькой комнатушке Кена, выходящей окном на шумную улицу. Предполагалось, что Кен сам займется поисками подходящего жилища, но Изабель совершенно случайно увидела объявление и решила позвонить. Квартира ей так понравилась, что она сразу же внесла задаток, не посоветовавшись с Кеном. Изабель точно знала, что он только обрадуется, что все так легко разрешилось. Она почти вошла в роль будущей жены Кена, и что теперь ей прикажете делать? Разве могла она доверять человеку, который во всем, даже в детях, видит только выгоду?

А чего я ожидала? – пыталась успокоить себя Изабель, нажимая на кнопку лифта. Я ведь очень хорошо знаю Кена. И его речи не стали для меня сюрпризом. Впрочем, нет, стали. Я все еще надеялась на то, что он думает не только о себе. Неужели я настолько ошиблась? Может быть, Кен не тот, кто мне нужен?

Она испугалась таких мыслей, хотя не могла не признаться, что они приходят ей в голову не в первый раз. В последнее время Изабель все чаще задумывалась над тем, не совершает ли она ошибку.

Посмотрим, что будет, решила она. Подожду Кена внизу, а потом расскажу о квартире. Теперь, когда я знаю его истинные намерения, можно понаблюдать за тем, как он будет себя вести.


5

– Чудесная квартира! – сказал Кен и, притянув к себе Изабель, чмокнул ее в висок. – И ты тоже чудесная!

Пока они добирались до этой квартиры, Изабель старалась, чтобы Кен не заметил ее душевное состояние. Похоже, у нее это получилось. Хотя, возможно, дело было в том, что Кен вообще редко замечал, что Изабель чем-то недовольна, если она сама не заводила разговор об этом.

Кен прошел на кухню и поставил пакет с покупками на стол.

– Предлагаю отпраздновать наш переезд!

– Мы еще не переехали, – заметила Изабель.

– Это дело времени, – беспечно отозвался Кен. – Я перевезу свои вещи завтра с утра, а за твоими заедем вечером. Надеюсь, Джой не будет возражать, если ты снова уйдешь пораньше.

– Скоро он меня уволит из-за моих «пораньше».

– Не уволит, и ты прекрасно это знаешь. – Почему ты в этом уверен?

– Потому что ты слишком много знаешь о его не совсем легальном бизнесе, как-никак ты с детства находишься подле него. Сама мне говорила.

Да, Кен, безусловно, был прав. Джой давно бы выкинул ее за дверь, если бы Изабель не была хорошо осведомлена о его делах. Когда-то ее мать была совладелицей бара, и, конечно, Изабель всегда находилась рядом. После того как мать погибла в автокатастрофе, Джой выплатил Изабель долю, но уволить ее не мог.

– В принципе ему нечего меня бояться. – Изабель пожала плечами. – Он такой же, как и все остальные владельцы баров и занимается тем же. Нелегальная выпивка, сигареты и тому подобное – обычное дело для таких заведений. Но Джой слишком острожен и ленив. Именно поэтому он не хочет со мной связываться.

Кен уже устроился на маленьком диванчике с бутылкой шампанского в руках, которую он собирался открыть.

– Пить придется из пластмассовых стаканчиков, – виновато сказал он. – Я как-то не учел, что здесь нет фужеров.

– Ничего страшного, – попыталась улыбнуться Изабель. – Хотя я действительно считаю, что праздновать переезд еще рано.

– Тогда выпьем за прекрасную квартирку и ее хозяйку, которая сдала нам ее на таких выгодных условиях. Из тебя выйдет прекрасная жена, Изабель, экономная и практичная.

У Изабель свело скулы от желания закричать. Снова Кен завел речь о выгоде!

– Кстати, Кен, – вдруг сказала Изабель, – у меня есть еще одна новость для тебя. У нас будет ребенок.

Эта фраза вырвалась у нее невольно, под воздействием эмоций. Изабель даже не успела задуматься о последствиях такого экспромта, но уж слишком велико было ее желание проверить Кена.

На его лице отразилась целая гамма чувств: сначала был испуг, потом он сменился удивлением, и последней на губах появилась улыбка.

– Это... это... это прекрасно, Изабель! – Кен вскочил с дивана и чуть не уронил бутылку шампанского, которую уже начал открывать. – Я так рад, дорогая!

Он закружил ее по комнате. Изабель от изумления не могла вымолвить ни слова. Она уже не понимала, где ложь, а где правда. Неужели Кен такой хороший актер, что смог столь искренне изобразить радость?

– Ты серьезно? – тихо спросила Изабель.

– Конечно! Ты же знаешь, как я мечтаю о детях!

– Мечтаешь?! – воскликнула она. – Да еще недавно ты и слышать о них не хотел!

– О, – Кен казался смущенным, – ты все не так поняла. С тех пор много воды утекло, и я поменял свои взгляды.

– Прошло всего две недели с того разговора. Быстро же у тебя меняются приоритеты.

– Изабель, – Кен взял ее ладони в свои и заглянул в глаза, – давай не будем ворошить прошлое. К чему эти препирательства? Я счастлив, что ты ждешь ребенка. Понимаешь? Счастлив!

Самое страшное, что Изабель начинала ему верить. Она встречалась с этим человеком не один год и не могла за непродолжительное время разочароваться в нем. Да и ни разу она, вплоть до сегодняшнего дня, не уличала его во лжи. О Кене можно было сказать, что он законченный эгоист, слишком прагматичный и крайне расчетливый человек, но лгуном его назвать нельзя.

– Нам нужно сегодня же определиться с днем свадьбы! – сказал он. – Дольше тянуть нельзя, сама понимаешь.

– Понимаю, – еле слышно произнесла Изабель.

В этот момент раздался хлопок, и пробка вылетела-таки из бутылки с шампанским. Вылетела – и попала прямо в люстру. Изабель и Кен мгновенно оказались в темноте.

Конец света, подумала Изабель. Как символично.

Изабель и забыла, что еще вчера днем она разговаривала с Риком и тот должен прийти на прослушивание. Так что она сильно удивилась, когда открылась дверь бара и на пороге появились четверо мужчин, навьюченные зачехленными инструментами.

– Это что? – прошептала Люси, глядя на них во все глаза.

– О, Джой! – Изабель кинулась к хозяину бара. – Это те самые музыканты, о которых я говорила.

– Кажется, речь шла об одном музыканте.

Рик, заметив Изабель, тот час же направился к ней и протянул Джою руку.

– Это Рик, а это Джой, хозяин бара, – представила их друг другу Изабель.

– А это моя команда. – Рик указал на музыкантов, скромно переминающихся в сторонке с ноги на ногу. – Изабель сказала, что вы хотите прослушать нас. Мы можем играть все вместе, а могу я один, как скажете. – Рик осмотрелся, и на его лице засияла довольная улыбка. – Бар у вас что надо, места много, и акустика должна быть хорошая. Где вы собираетесь делать сцену?

Джой заметно повеселел. Если музыкант сразу не заговорил об оплате, то это означает, что деньги его интересуют меньше всего, сой прекрасно знал таких людей: энтузиасты, готовые на все, лишь бы нести свое творчество в массы.

– Я готов вас прослушать. Аппаратура у нас всегда была, но возможности использовать ее не появлялось, – сказал Джой. – Только вам, ребята, придется самим во всем разбираться.

– Это не проблема. – Рик махнул рукой своим товарищам, и те вереницей потянулись за Джоем, направляющимся в подсобные помещения.

– Представляю, какой шум здесь будет стоять, – недовольно сказала Фиона. – Лучше бы мы взяли обыкновенную певицу.

– Ты еще не слышала их, – вступилась за музыкантов Изабель. – Откуда тебе знать, что они играют?

– А этот парень, который у них главный, просто красавчик, – мечтательно произнесла Люси и ухмыльнулась. – Я бы с удовольствием подружилась с ним.

Изабель удивленно посмотрела на подругу.

– Рик? Ты о нем?

– Так его зовут Рик?

– Риккардо.

– О, какая прелесть! Я сразу поняла, что у него испанские корни!

– С чего ты взяла, что он испанец? – спросила Фиона.

– Ты только взгляни на него! – продолжала Люси, пожирая Рика глазами. – Шикарные вьющиеся темные волосы, жгучие карие глаза, смуглая гладкая кожа... А фигура! О-о-о... я влюбилась! – закончила Люси. – Даже Антонио Бандерасу до него далеко.

Изабель взглянула на Рика и поняла, что восторги Люси вполне обоснованы. Раньше она как-то не обращала внимания на внешность Рика – ей была интересна его музыка, но теперь поняла, что была слепа. Да, он действительно красавчик!

Какое-то странное чувство всколыхнулось в ее душе, что-то похожее на ревность, когда Изабель заметила, каким взглядом Люси смотрит на Рика.

Да что со мной? – изумилась Изабель. Я с ним едва знакома и к тому же почти замужем. Хотя почему-то мне совсем не хочется видеть, как Люси станет заигрывать с Риком.

– Пойду отполирую стойку бара, – смущенно пробормотала Изабель, словно была в чем-то виновата перед Люси и Фионой.

– Я буду не я, если не закручу с ним роман, – долетел до ее ушей голос Люси.

– Вынужден признать, Изабель, – произнес Джой недовольным тоном, – что на этот раз следует сказать тебе спасибо. Эти музыканты просто находка.

– Поскольку я не привыкла слышать от тебя комплименты, сойдет и такой.

– Ребята очень талантливы, – не обращая внимания на язвительность тона Изабель, продолжал Джой. – Где только ты их нашла?

– Честно говоря, нашла я одного – Рика, если хочешь узнать где, спроси у него. А что, тебе правда понравилось?

– И мне, и посетителям. Как видишь, музыкантов не хотят отпускать. Еще никогда у нас не было такой выручки. Скоро весть о моем баре разлетится по всему городу и придется расширять помещение.

– Да у тебя далеко идущие планы, как я посмотрю! – рассмеялась Изабель.

– Я чую выгоду за версту, – усмехнулся Джой. – И когда только ты укоротишь свою юбку? – ни с того ни с сего спросил он.

– Когда свиньи полетят, – огрызнулась Изабель и отправилась переодеваться.

Она взглянула на часы и удивилась: рабочий день, а точнее вечер, закончился полчаса назад. Изабель и так слишком задержалась, а Кен отчего-то не торопится заехать за ней. Она все еще жила в своей прежней комнате, рассчитывая в уик-энд переехать в новое гнездышко. Что касается Кена, то он уже перетащил в полупустую квартиру все свои вещи. Кен теперь каждый день заезжал за Изабель, усердно выполняя обязанности заботливого жениха, так что оставалось только удивляться, почему сегодня его нет до сих пор.

– Ждешь кого-нибудь? – услышала Изабель голос Рика и обернулась.

– Тебе никто не говорил, что нужно стучать, прежде чем войти? – недовольная, что прервали ее размышления, спросила Изабель.

– Но ты ведь уже переоделась.

– Твое счастье, иначе ты получил бы хорошенькую взбучку. – Изабель заставила себя улыбнуться. – С чего ты взял, что я кого-то жду?

– Твои подруги уже ушли, а ты все еще здесь.

– Даже Люси ушла? – уточнила Изабель.

Люси целый вечер крутилась подле Рика, стараясь привлечь его внимание. Столь откровенное заигрывание почему-то выводило Изабель из себя.

Неужели она не может вести себя поскромнее?! – сердилась Изабель. Она же мешает ему работать!

Впрочем, это было не так. Рику ничто не могло помешать петь. Как и в парке, он, казалось, полностью поглощен мелодией. Его голос завораживал и одновременно заставлял душу трепетать, столько страсти он вкладывал в свое творчество.

– Настоящий испанец! Сколько в нем огня! – сказала Люси после его первой песни. – Посмотри, даже мужчины слушают его как завороженные.

– Потому что он вкладывает душу в свое творчество, а не просто бездумно исполняет песни. А вообще, ничего особенного, – откликнулась Фиона.

Пожалуй, она была единственной, кого мало тронуло выступление Рика. Фиона была верна своей любви к Тэду, который по-прежнему не обращал на нее внимания.

– Люси? – переспросил Рик. – Это блондинка или брюнетка?

Изабель внимательно посмотрела на него. Судя по всему, Рик действительно не знал, о ком она спрашивает.

Невероятно! Надо быть слепым, чтобы не заметить, как с ним целый вечер заигрывает симпатичная девушка!

– Блондинка, – ответила Изабель уже спокойнее. – Брюнетку зовут Фиона.

– Да, они ушли вместе.

– Что ты скажешь о своей новой работе? Будешь продолжать или это было ваше первое и последнее выступление?

– Разумеется, мы будем продолжать. Кажется, ваш хозяин, Джой, нами доволен. Ну а что касается нас, так мы просто в восторге от такой возможности: играть нашу музыку.

– Сколько он вам обещал? – спросила Изабель, пряча в сумочку помаду и расческу.

Когда Рик назвал сумму, Изабель круто повернулась к нему, не в силах сдержать изумленного возгласа:

– Сколько?! Да это же грабеж! Он за один сегодняшний день заработал в три раза больше, чем будет платить вам в неделю! И вы согласились?

– Не в деньгах дело. – Рик равнодушно пожал плечами. – Конечно, мы не были бы против, если б нам заплатили больше, но довольны и этим.

– Он будет платить вам больше, – пообещала Изабель. – Я с ним поговорю.

– Ты имеешь на него такое большое влияние?

– Это не важно, – отмахнулась Изабель. – Просто будет так, как я пообещала.

– У тебя с ним отношения?

– С кем? – не поняла Изабель.

– С Джоем.

– Конечно нет! – возмутилась она. – Что за глупые предположения?! – Она подозрительно прищурилась. – А почему ты спрашиваешь?

– Просто я бы не хотел, чтобы так оно и было, – ответил Рик, и Изабель смущенно отвела глаза.

– Вот ты где! – На пороге появился Кен. – Извини, что задержался. Дела.

Кен, не обращая никакого внимания на Рика, подошел к Изабель, поцеловал ее в губы и собственническим жестом обнял за плечи.

– Идем скорее, дорогая, я страшно устал и хочу домой. Думаю, ты тоже.

Изабель покосилась на Рика.

– Познакомься, Кен, это Риккардо, он теперь работает в нашем баре вместе со своей группой. Рик – музыкант.

– Очень приятно, – бросил Кен, даже не взглянув на Рика. – Ну идем же, Изабель.

Она бросила на музыканта последний взгляд и вышла за Кеном, который тащил ее за руку. Почему-то ей показалось, что глаза Рика стали грустными.


6

Изабель присела на корточки, чтобы завязать шнурок, и прямо над собой услышала женский голос:

– Вы Изабель Стюарт?

Изабель подняла глаза и увидела высокую брюнетку, которую заметила еще утром возле своей машины. А точнее было бы сказать, что эта женщина крутилась неподалеку постоянно. Это происходило слишком часто, чтобы списать все на случайность.

Наконец-то все прояснится, подумала Изабель. В последнее время ее не покидало ощущение, что за ней следят. Изабель волновалась и раздумывала над тем, что это могло значить: может быть, у нее развилась паранойя и ей только кажется, что она стала объектом чьего-то пристального внимания? Но теперь она чуть ли не с облегчением думала о том, что никакой болезни нет. А то, что за ней действительно следили, уже не имело значения.

Изабель выпрямилась и обнаружила, что брюнетка почти на голову выше ее.

– Вы Изабель Стюарт, – теперь уже уверенно сказала женщина.

– Да. А вы?

– Келли Грин.

Брюнетка замолчала, и Изабель, ожидая продолжения, изучающе ее оглядела. Не было и тени сомнения в том, что они не знакомы. Тогда почему же Келли постоянно ходит за ней хвостом?

Если бы я была знаменитостью, рассуждала про себя Изабель, то все разъяснилось бы довольно просто. Но я всего лишь жалкая официантка.

Женщина, назвавшаяся Келли, была миловидной, но при детальном рассмотрении красивой назвать ее можно было бы с трудом. Ее большие карие глаза, казалось, никогда не бывают широко распахнутыми. Келли привычно прищуривалась, так что казалось, будто она замыслила недоброе. Полные губы были так плотно сжаты, что побелели. Мягкие черты лица портили слишком выдающиеся скулы. Идеальными были разве что нос и подбородок.

Что касается фигуры, то Келли была даже не стройной, а скорее худой. А большая грудь, которой она наверняка гордилась, иначе не надела бы кофточку с таким низким вырезом, слишком бросалась в глаза. Создавалось ощущение, что грудь своим весом тянет Келли к земле, отчего женщина казалась слегка сутулой.

В общем, Келли Грин была из тех женщин, на которых можно заглядеться издали, но все впечатление портилось, когда удавалось рассмотреть их поближе.

– Мне нужно с вами поговорить, – наконец дождалась Изабель следующей реплики.

– Простите, я бы с удовольствием уделила бы вам несколько минут, но я страшно спешу, – сказала Изабель как можно вежливее. – Если у вас есть время, то пойдемте вместе со мной, а по дороге поговорим.

Келли отрицательно покачала головой.

– Не выйдет, – решительно сказала она. – К тому же в ваших интересах выслушать меня.

Изабель уже начала тревожиться: ей совсем не нравилась такая таинственность.

Лучше разобраться во всем сейчас же, даже если я опоздаю на встречу на несколько минут, решила Изабель. Хотя мне совсем не хотелось бы производить плохое впечатление на работодателей в самый первый день.

Тайком от всех, даже от Кена, она давно уже подыскивала себе работу. Что-нибудь связанное с путешествиями. В родном туристическом агентстве ее подняли бы на смех, признайся она, что хочет работать гидом. На днях Изабель увидела объявление в газете: требовались инициативные, легко обучаемые люди, которые хотели бы работать гидами. Прекрасно понимая, что без опыта работы в данной сфере она никуда не устроится, Изабель поспешила ухватиться за представившуюся возможность. И вот теперь эта неизвестно откуда взявшаяся Келли в буквальном смысле слова встала у нее на пути.

– Хорошо, Келли, давайте поговорим, – согласилась Изабель, украдкой взглянув на часы. – Я уже видела вас сегодня, да и не только сегодня, если подумать. Вы давно появляетесь в тех же местах, что и я. Видимо, это не случайно, ведь так?

– Вы на удивление наблюдательны, – саркастически сказала Келли.

Изабель внезапно поняла, как странно они смотрятся посреди оживленной улицы. Не самое удачное место для серьезной беседы.

– Может быть, присядем где-нибудь и поговорим? – предложила Изабель. Она подозревала, что разговор будет долгим и встречу все-таки придется отменить.

– Скамья в парке подойдет, – коротко сказала Келли и зашагала не оборачиваясь, будто и не сомневалась, что Изабель беспрекословно последует за ней.

Изабель с трудом подавила нарастающий гнев и пошла за Келли. Они расположились на свободной скамейке, и Келли приступила к делу.

– Разговор предстоит не из приятных, – сразу же предупредила она.

– Будет лучше, если вы как можно быстрее мне все скажете, и мы покончим с этим, – уже не скрывая раздражения, произнесла Изабель. – У меня назначена важная встреча, и я не хотела бы ее пропустить.

Келли ухмыльнулась.

– Меня это не волнует. Конечно, если вы жаждете, чтобы я поскорее изложила суть дела, то я не против. Речь пойдет о Кене.

– О Кене? – удивилась Изабель. – Вы его коллега?

– Конечно нет! – фыркнула Келли с таким видом, будто Изабель предположила что-то оскорбительное.

– Я слушаю.

– Насколько мне известно, вы встречаетесь.

– И довольно давно, – с усмешкой подтвердила Изабель. – Три с половиной года.

– И собрались к нему переехать, – продолжала Келли, будто не заметив тона Изабель.

– Уже переехала, – уточнила Изабель.

Келли казалась удивленной. Она неопределенно хмыкнула и внимательно посмотрела на Изабель, будто только сейчас решила ее рассмотреть.

– Тогда я весьма вовремя затеяла этот разговор. Сядьте поудобнее, милочка, вам совсем не понравится то, то вы услышите.

Следующая фраза Келли заставила Изабель открыть сумочку, чтобы вынуть оттуда телефон и отменить встречу. Когда она сказала своему потенциальному боссу, что плохо себя чувствует, то ничуть не солгала.

– Я очень рад, что ты наконец решил остепениться. – Марк Крэг улыбнулся своему подчиненному. – Вы с Изабель прекрасная пара. Эта женщина станет тебе идеальной женой. Если бы я был помоложе, и у меня не было Маргарет, я бы сам сделал Изабель предложение.

Кен оценил этот комплимент по достоинству. Он был рад, что не ошибся, выбрав Изабель в спутницы жизни. В ней есть все, что нужно безупречной жене: почти идеальная внешность, прекрасные манеры, острый ум при наличии скромности и способность нравиться окружающим.

– Спасибо, мистер Крэг, – сказал Кен. – Я и сам в восторге от того, что Изабель наконец-таки решилась выйти за меня.

Ну зачем боссу знать, что Кен и не думал о женитьбе до того момента, пока Марк не намекнул об условиях будущего повышения? Отношения с Изабель полностью устраивали Кена, и он ничего не стал бы менять, если бы Крэг не настаивал. А раз так, то он, Кен, вовсе не против того, чтобы покончить с холостяцким образом жизни. Если подумать, то в этом есть множество плюсов.

– Еще не назначили дату?

– Мы решили обсудить это сегодня, – не задумываясь, солгал Кен, будучи твердо уверенным, что так оно и произойдет на самом деле.

– Что ж, не забудь прислать приглашение нам с Маргарет, – сказал Марк с улыбкой.

И все-таки я везунчик! – думал Кен, выходя из кабинета босса. Все дается мне легко, словно судьба твердо решила щедро осыпать меня подарками. Кто еще может похвастать, что в двадцать восемь лет, не имея за плечами богатого опыта, можно обойти многочисленных конкурентов и получить престижную должность с прекрасным доходом? И с перспективой стать ближайшим помощником босса!

Надо будет подарить Изабель цветы, решил Кен. В конце концов, отныне она тоже имеет отношение к моим успехам.

– Я беременна от Кена, – вот была фраза, из-за которой у Изабель земля ушла из-под ног.

– Вы уверены? – это было все, что смогла выдавить из себя Изабель.

– Могу показать тест с двумя полосочками.

– Простите, мне нужно отменить встречу, – пробормотала Изабель, роясь в сумочке.

– Не стоит так переживать, – сказала Келли со зловещей улыбкой, услышав, что Изабель говорит кому-то в трубку, что больна. – Бывают в жизни ситуации и похуже.

Закончив разговор, Изабель повернулась к ней.

– Вы его любовница?

– Мне не слишком нравится это слово, но в общем да.

– Я не знала... – прошептала Изабель растерянно.

– Разумеется не знали! – возмущенно воскликнула Келли. – Я бы давно уже раскрыла вам глаза, но Кен обещал, что порвет с вами отношения в ближайшее же время. Поэтому я молчала. Но теперь, когда все зашло слишком далеко и у вас, и у... – Келли погладила рукой живот, – меня, нужно положить конец двойной жизни Кена.

– Можно задать вам вопрос?

– Мне не жалко, задавайте, – великодушно согласилась Келли. – На правах брошенной невесты вы имеете на это полное право. Хотите знать, как давно мы встречаемся?

Изабель кивнула, не в силах говорить. Однако из Келли вовсе не нужно было ничего вытягивать: она жаждала поведать во всех подробностях историю их с Кеном отношений.

– Мы вместе почти полгода, – сказала она, довольно улыбаясь. – Познакомились дома у Маргарет... Вы ведь знаете Маргарет? Ну разумеется. Моя мать и она дружат еще с колледжа. Кен как-то зашел к Крэгам за какими-то бумагами, и мы сразу почувствовали, как между нами пробежала искра...

Изабель чуть не стошнило. Искра между ними пробежала, видите ли! И бегала полгода! Да как Кен мог так поступить?! Предлагать одной женщине руку и сердце и спать с другой. Впрочем, он ведь спал с ними обеими. От одной этой мысли Изабель затошнило еще сильнее. Какой ужас! Страшно захотелось в душ, она почувствовала себя грязной, словно на нее вылили ведро помоев.

– Все, – твердо сказала Изабель, – я больше ничего не хочу знать, достаточно. Надеюсь, у вас нет никаких инфекций? Мы с Кеном не пользовались презервативами – я пью противозачаточные таблетки. А с вами, судя по всему, он тоже пренебрегал безопасным сексом.

Келли изумленно уставилась на Изабель, не ожидая от нее такого отпора. Наверняка любовница Кена считала ее наивной дурочкой, потерявшей дар речи от шока и не способной произнести ни слова. Несколько минут назад так и было, но теперь Изабель пришла в себя.

– Да как вы... – прошептала Келли.

– Как я? Прекрасно! Спасибо, что открыли мне глаза. Я уже начала думать, что приняла единственно правильное решение, согласившись выйти замуж за Кена, хотя меня всегда что-то останавливало. А вот вам я желаю счастья. Но на крестины не зовите, вряд ли я приду! – с этими словами Изабель встала со скамейки и, гордо вскинув голову, зашагала прочь, оставив Келли в одиночестве праздновать свой триумф, которого та уже не ощущала.

Стоял чудесный осенний день: ярко светило солнце сквозь пожелтевшую листву, и было так тепло, что многие прохожие скинули с себя куртки. Однако Изабель застегнула «молнию» своего жакета под самое горло. Ее знобило. Она пыталась остановить скачущие как попало мысли и восстановить в своей голове порядок, но ей никак не удавалось это сделать. Изабель даже не замечала, куда бредет, пока не врезалась в мужчину, идущего ей навстречу.

– Извините, – пробормотала она и сделала еще несколько шагов, как вдруг ее схватили за руку.

– Изабель?! – услышала она удивленный возглас. – Что с тобой?!

Перед ней стоял Рик.

– Привет, Рик, – устало поздоровалась Изабель. – Как дела?

– Да мои-то неплохо, а вот ты, кажется, не в лучшей форме.

– С чего ты взял? Я прекрасно себя чувствую, – слабым голосом запротестовала Изабель.

– Неужели? А вид у тебя такой, словно ты вот-вот упадешь в обморок. Пойдем-ка посидим где-нибудь. Я угощу тебя ленчем.

Изабель была слишком расстроена и слишком плохо соображала, чтобы возражать. Рик привел ее в один из парковых ресторанчиков и усадил за столик.

– Не возражаешь, если я закажу тебе кое-что? – спросил он.

Изабель покачала головой.

– Я ничего не хочу.

– Понятно. – Рик подозвал официанта и попросил: – Рюмку коньку.

– Ты пьешь днем? – спросила Изабель.

– Нет, ты пьешь, – ответил Рик, принимая у расторопного официанта заказ. – До дна.

Изабель поморщилась, но, к своему стыду, поняла, что ей действительно не помешает выпить, чтобы хоть немного прийти в себя.

– Ну вот и прекрасно, – сказал Рик, когда она выпила коньяк. – А теперь расскажи мне, что случилось.

Изабель вздохнула. Она совсем не знает этого человека. С какой стати рассказывать ему о своих проблемах? Но, с другой стороны, если она не выговорится, то просто сойдет с ума. Изабель подумала о Люси и Фионе, единственных, кого она могла бы назвать своими подругами, но тут же отмела эту мысль. Почему-то рассказывать именно им о том, что произошло, ей хотелось еще меньше.

– Все это очень сложно... – начала она. – И история длинная.

– Я никуда не тороплюсь, – ответил Рик. – До начала работы еще полтора часа, а поскольку я работаю там же, где и ты, у тебя будет не только собеседник, но и спутник.

Изабель жалко улыбнулась.

– Я не хочу никого грузить своими проблемами.

– Хватит, – прервал ее Рик. – Выкладывай все, как есть. Я сам попросил тебя об этом, так что не стоит себя заранее обвинять в том, что ты якобы можешь мне надоесть.

– Ладно, только закажу кофе. Ты будешь?

– Я тебя угощу. И не смей протестовать, у тебя сегодня, судя по всему, трудный день, так что позволь мне о тебе позаботиться.

Изабель не сказала ни слова, пока им не принесли кофе.

– В общем, у меня есть парень, – начала она, нервно вертя в руках ложечку. – Ты чего видел.

– Кен.

– Да, – сказала Изабель, немного удивившись. Вот Кен вряд ли запомнил музыканта, которого видел мельком один раз в жизни, а у Рика, по всей вероятности, хорошая память.

– Да. Кен. Мы собирались пожениться и уже даже нашли квартирку... Вернее я нашла, – почему-то посчитала нужным добавить Изабель. – Я только вчера начала перевозить туда свои вещи А сегодня... – Она не выдержала и всхлипнула.

– Ну-ну, – Рик протянул ей салфетку, – не все так страшно, как кажется на первый взгляд. Дай угадаю: вы поссорились?

Изабель покачала головой.

– Пока еще нет.

Рик удивленно поднял брови.

– Пока еще?

– Это совершенно невероятная ситуация, но... Ко мне сегодня подошла женщина и…

– И?.. – участливо подбодрил ее Рик.

– Сказала, что она беременна от Кена. Рик присвистнул.

– Вот уже милейшая ситуация, нечего сказать!

Изабель скорбно кивнула и поднесла салфетку к глазам.

– Ну вот, мне полегчало, я хотя бы могу плакать.

– Ты очень его любишь?

– Кена? Я... Но не в этом же дело!

– Не в любви? Ты так расстроилась не потому, что вот-вот потеряешь любимого человека, а потому, что чувствуешь себя преданной им, не так ли?

– Разве есть разница?

– Конечно. Подумай и увидишь. Изабель задумалась. Неожиданно ситуация стала предельно ясной. Да, она расстроилась потому, что узнала: Кен лгун. Она в очередной раз разочаровалась в нем, и только. Что она там сказала этой Келли? Что та открыла ей, Изабель, глаза!

– Я давно сомневалась... – тихо произнесла она.

– В Кене?

– В своих чувствах к нему, в искренности наших отношений... Слишком долго все объяснять, Рик, но, наверное, я ждала какого-то знака, толчка, чтобы все окончательно для себя решить. Правда, я не ожидала столь сильного толчка.

– Может, это и к лучшему. Смотри, солнце снова выглянуло. Пойдем прогуляемся, ты расскажешь о себе, а я буду поднимать тебе настроение.

Изабель искренне улыбнулась ему.

– Ты мой спаситель. Я очень благодарна тебе за поддержку.

– Не стоит благодарности, – улыбнулся ей в ответ Рик. – Я так долго наблюдал за тобой в парке, что мне кажется, будто мы давно знакомы.

– Мне тоже, – сказала Изабель, и они вместе вышли из кафе.


7

Весь вечер Изабель старалась выбросить из головы мысль о том, что сегодня ей придется выяснять отношения с Кеном. Рик подбадривал ее, как мог. В перерывах между песнями он болтал с Изабель, стараясь развеселить. В конце концов Люси, и без того смотревшая на них косо, не выдержала и подошла к Изабель.

– Что у тебя с этим парнем? – спросила она строго.

– С каким парнем? – не поняла Изабель, – О ком ты?

– О Рике. Тебя что-то с ним связывает? Скажи мне правду, я не стану чинить вам препятствия, если ты на него запала.

Изабель рассмеялась.

– Люси, мы с ним друзья.

– Я, конечно, понимаю, что ты скоро выходишь замуж, но и более крепкие, чем у вас с Кеном, отношения расстраивались из-за неожиданно появившихся красавчиков... Что с тобой, Изабель?

– Все в порядке, – сказала Изабель, помрачнев при упоминании о Кене и их предполагаемой свадьбе. – Извини, меня ждут за третьим столиком.

– Чего это она такая странная сегодня? – спросила подошедшая к подруге Фиона. – Просто сама не своя.

– Откуда мне знать? – Люси равнодушно пожала плечами. – Знаю только одно: она не отходит от Рика весь вечер.

Фиона покачала головой.

– Да ты ослепла, подружка. Разуй глаза: это он от нее не отходит. Кажется, тебе придется забыть о своих планах насчет Рика.

– Не говори ерунды! – фыркнула Люси. – Изабель почти замужем, а я свободна. Как ты думаешь, на кого он раньше обратит внимание?

– Уже обратил, – сообщила Фиона. – На Изабель.

– Она сказала, что они просто друзья.

– Ты уверена, что Рик думает так же? Да он даже имя твое не вспомнит!

– Ах так?! – рассердилась Люси. – Сейчас проверим. Я докажу тебе, что ты ошибаешься.

С этими словами Люси решительно двинулась навстречу Рику, который со своими музыкантами пробирался к бару, чтобы промочить горло и передохнуть.

Люси остановила его вопросом:

– Как меня зовут?

Рик недоуменно посмотрел на нее, а потом рассмеялся.

– Эй! Что с тобой? Кратковременная потеря памяти? – попытался пошутить он.

– Я спрашиваю: как меня зовут? – чеканя каждое слово, повторила Люси.

– Ну-у... – Рик выглядел сильно озадаченным. – Фиона, да?

– Нет! Фиона – это она! – Люси указала на подругу, тщетно пытающуюся удержаться от смеха. – А я Люси!

– Извини. Я запомню, – заверил ее Рик.

– Что я тебе говорила? – прошептала Фиона на ухо Люси. – Брось ты это, красавчик тебе не по зубам.

– Это мы еще посмотрим, – воинственно произнесла Люси. – Кстати, как твои успехи с Тэдом? Все вздыхаешь о нем по ночам?

– Не твое дело, – огрызнулась Фиона. – Занимайся своей личной жизнью и не лезь ко мне!

Фиона повернулась и отправилась в зал, к посетителям.

– Ну почему все сегодня хотят испортить мне настроение? – ни к кому не обращаясь, сказала Люси.

– Если ты будешь стоять на месте, бездельница, то и я присоединись к этим «всем»! – услышала она голос Джоя. – Марш работать! И скажи Изабель, что за ней уже приехал Кен и ждет ее возле машины.

– Непременно передам, – буркнула Люси. Впрочем, сообщение запоздало, так как Изабель и сама увидела своего экс-возлюбленного, выглянув в окно. Сердце ее на мгновение замерло от неприятного предчувствия, а потом заколотилось как сумасшедшее. Изабель почувствовала такую слабость, что едва удержалась на ногах.

– Снова собираешься уйти пораньше? – поинтересовался Джой язвительно, подойдя к ней.

– Да. Можешь вычесть из моей зарплаты.

– И какова причина твоего ухода на этот раз? Собираешься окончательно переехать?

– Нет, я собираюсь расстаться с Кеном. Джой выпучил глаза.

– Да ну?! Ради такого случая, детка, я готов отпустить тебя прямо сейчас и без всяких вычетов.

Изабель вскинула брови.

– Ты как будто рад?

– Кен никогда мне не нравился, – заявил Джой. – Он тебе не пара. На тебя наконец снизошло озарение?

– До завтра.

Изабель не хотела ему отвечать, чтобы не нагрубить ненароком. Она быстро переоделась, схватила сумочку и выбежала через дверь кухни, где усталый повар ворчал на своего помощника. Только тут Изабель сообразила, что даже не попрощалась с Риком.

Он так помог мне сегодня, подумала она. Обязательно поблагодарю его завтра. А сегодня меня ждут разборки. Странно, я так много думала о предстоящем разговоре с Кеном, так злилась, что теперь почти ничего не чувствую.

– Привет, дорогая. – Кен сделал попытку поцеловать ее, но Изабель холодно отстранила его.

– Нам нужно поговорить, – сказала она, садясь в машину. – Лучше прямо сейчас.

– Может быть, подождем, пока доедем до нашего нового гнездышка? Что за безотлагательный разговор? Ты за что-то сердишься на меня?

– Можно и так сказать. – Изабель усмехнулась. – Я не хочу никуда ехать с тобой сегодня. Да и никогда вообще. Так что останови машину где-нибудь в спокойном месте, и поговорим.

– Как скажешь, милая. – Казалось, Кен не воспринимает слова Изабель всерьез. – Что-то случилось на работе?

– Нет.

– Тогда что же?

– Можешь остановить прямо здесь, – сказала Изабель. – Я сегодня встретилась кое с кем.

Кен заглушил мотор и повернулся к ней.

– Ты уверена, что хочешь разговаривать здесь? Может быть, я отвезу тебя в наш любимый итальянский ресторанчик?

Изабель отрицательно помотала головой. Она чувствовала себя разбитой и опустошенной и хотела как можно скорее оказаться у себя дома и лечь в постель.

– И с кем ты встретилась, после чего у тебя испортилось настроение?

– С Келли.

– С кем? – переспросил Кен спокойно.

В первую минуту Изабель даже показалось, что он действительно впервые слышит это имя, но потом она заметила панику в его глазах.

– С твоей любовницей Келли, – пояснила она так же спокойно.

Кен протянул руку и дотронулся до щеки Изабель.

– Детка, ты не заболела? Ты плохо выглядишь. И говоришь какие-то жуткие вещи. Какая еще Келли? Какая любовница? О чем ты?

– Она беременна, Кен.

– Да чтоб мне провалиться! – Кен сразу перестал изображать непонимание. – Не может быть!

– Очень даже может, – с усмешкой сказала Изабель, к которой вдруг начали возвращаться силы.

– Я... Изабель, я давно с ней не встречаюсь и...

– Она не на таком уж большом сроке, чтобы ты мог утверждать, что не видел ее очень давно.

Кен закрыл лицо руками и издал звук, похожий на стон раненого волка. Наконец он заставил себя снова посмотреть на Изабель.

– Послушай, милая, я все могу объяснить.

– Пожалуйста, уж будь так любезен, – согласилась она, скрестив руки на груди и приняв позу равнодушного слушателя.

– Помнишь, я когда-то ездил на семинар по бизнесу в другой город? Ну и... В общем именно там я познакомился с Келли. У нас с тобой тогда было что-то вроде кризиса отношений, а она на меня откровенно вешалась. Изабель, я люблю тебя и мне не нужна никакая Келли!

– Займемся подсчетами, – предложила Изабель. – Да, я помню этот семинар. Он проходил полтора года назад. Значит, именно столько ты меня обманываешь?

– Я не обманываю тебя! – принялся уверять ее Кен. – С тех пор мы с Келли виделись всего пару раз.

– И за эту пару раз ты умудрился сделать ей ребенка? Или ты опять будешь все сваливать на кризис наших отношений? Хочешь сказать, что всякий раз, когда мы с тобой будем ссориться, ты станешь находить утешение в объятиях своей любовницы? Кен, если тебя не устраивала я, может быть, стоило со мной давно порвать?

– Я не могу порвать с тобой, ты мне нужна. Помнишь, когда ты мне сказала, что беременна, как я обрадовался?

Изабель даже немного стало стыдно, когда она вспомнила, как совсем недавно, не подумав, заявила о своей беременности. Правда, на следующий день она сообщила Кену, что ошиблась, но ее до сих пор мучила совесть. Ведь она в отличие от Кена не умела и не любила лгать!

– Знаешь, Кен, ты, пожалуй, в первый раз в жизни сказал правду: я действительно тебе нужна. Потому что для успешной карьеры тебе нужна подходящая жена. Одного не пойму: что не так в этой Келли, раз ты не можешь жениться на ней? Впрочем, теперь отлично сможешь! Тебе повезло. Ты представишь своему начальству жену и мать в одном флаконе! Ко всему прочему, Кен, ты познакомился с ней вовсе не на семинаре. Она сама сказала мне, что является хорошей знакомой Маргарет. А если это действительно так, то тебе точно не о чем беспокоиться: твой босс будет в восторге!

Изабель открыла дверцу и выскочила из машины, однако Кен не собирался так просто отпускать ее. Он побежал за ней, не забыв, однако, включить сигнализацию. Изабель стало противно: даже когда жизнь летит кувырком, он все равно остается расчетливым эгоистом!

– Изабель, неужели ты так запросто все разрушишь?

– Я? – Изабель повернулась к нему. – Это ты все разрушил! Свои вещи я заберу завтра утром, когда ты будешь в офисе. Я не хочу больше ни видеть, ни слышать тебя!

– Изабель!

Кен схватил ее за руку, но Изабель вывернулась и залепила ему звонкую пощечину.

– Прощай, Кен! – сказала она и оставила ошалевшего Кена стоять посреди дороги.


8

Изабель, скучая, смотрела в потолок и размышляла о том, что отсутствие клиентов еще хуже, чем их сумасшедший наплыв. Бархатный сезон подходил к концу, и все меньше и меньше становилось «пупсиков», «заек» и «медвежат», желающих развлечься в свой медовый месяц. Однако, даже несмотря на то что Изабель перестали действовать на нервы люди, которые запросто могли позволить себе отдых на другом конце Земли, настроение ее не улучшилось. Она так и не позвонила снова насчет места гида – ей было не до того, и сейчас страшно об этом сожалела.

– Алло! Можно мне увидеть Изабель? – отвлек ее от грустных мыслей Карл. – А еще говорят, что люди не умеют летать! Где ты сейчас парила?

– Уж точно не в облаках! – фыркнула Изабель. – Просто задумалась.

– У тебя был такой отрешенный взгляд, что взял на себя смелость подойти к тебе и вернуть на грешную землю.

– Тебе очень нравится делать людям гадости, да?

Кен присел на краешек ее стола. Сейчас, когда не было ни одного клиента, при желании он мог позволить себе даже ходить на голове.

– Ты сама не своя вот уже третий день. Что-нибудь случилось?

– И да, и нет.

– А поточнее?

Изабель вздохнула и пожала плечами.

– Недавно я жаловалась на то, что в моей жизни совсем ничего не происходит, а теперь недовольна случившимися переменами.

– Ты о расставании с Кеном? Изабель изумленно округлила глаза.

– Откуда ты об этом знаешь? Я тебе ничего не говорила.

– Я встретил его вчера по дороге домой. У меня создалось впечатление, что он меня караулил.

– И что ему было нужно от тебя? – недовольно спросила Изабель.

– Кен спросил, как ты. Я сказал, что прекрасно, он скорчил скорбную гримасу и ответил, что рад, раз у тебя все хорошо и ты не переживаешь из-за вашего расставания.

– Надеюсь, ты сказал ему, что мне в офис каждый день приносят корзины с цветами от таинственного поклонника, а толпы потенциальных женихов выстраиваются в очередь, чтобы иметь возможность просто поймать мой благосклонный взгляд.

– Разумеется, я так и сказал, – подтвердил с серьезной миной Карл. – Только мне показалось, что он не очень-то поверил. – Он помолчал, пытаясь прочитать мысли Изабель по ее выражению лица. – Ты переживаешь из-за вашего расставания? Может быть, ты погорячилась? Все ссорятся, но это еще не повод, чтобы окончательно рвать отношения.

– Не учи меня, Карл, ты же не знаешь, в чем причина расставания.

– И в чем же? – с любопытством спросил Карл.

Изабель изучающее взглянула на него. Она давно уже пришла к выводу, что мужчины сплетники большие, чем женщины, хотя и пытаются изо всех сил это скрывать. Карл, разумеется, не был исключением. Он и его друзья-коллеги постоянно делились друг с другом «по секрету» новостями, о которых потом знал весь офис.

– Он женится на другой, – решила удовлетворить его любопытство Изабель.

– Не может быть! – воскликнул Карл.

– Эта женщина беременна от него.

– Да ну!

Чем бы его еще добить? – подумала Изабель и добавила:

– А я влюбилась.

– Чтоб мне лопнуть! – Карл открыл рот от изумления.

– А теперь – брысь! – строго скомандовала Изабель. – Не видишь, клиенты пришли!

Ну вот, завтра все только и будут говорить, что о моей истории, подумала Изабель. А мне придется терпеть на себе любопытствующие взгляды. Ах, как же мне надоела такая жизнь! Я мечтаю посмотреть мир, а вместо этого предлагаю посмотреть его другим!

Изабель сняла трубку разразившегося трелями телефона и заученно-вежливым тоном произнесла:

– Туристическое агентство «Райский уголок».

– Изабель! – услышала она возбужденные голоса Люси и Фионы, которые, по всей видимости, пытались говорить в одну трубку одновременно. – Изабель, это ты?!

– Да, привет, девчонки. Что случилось? Они никогда раньше не звонили Изабель в офис, и она была уверена, что Фиона и Люси понятия не имеют, где именно она работает по утрам. Скорее всего, Джой дал им номер телефона, но должно было случиться что-то экстраординарное, чтобы они решились связаться с ней.

– У нас чудесные новости! – кричали девушки, перебивая друг друга. – Фиона, ты наступила мне на ногу!

– Я слушаю! – напомнила о себе Изабель.

– В баре прорвало водопровод. За один день его не починят, так что у нас всех сегодня выходной.

Какое счастье! – с облегчением подумала Изабель и тотчас размечталась о спокойном вечере с книгой в одной руке и коробкой конфет в другой.

– И у нас к тебе есть предложение! – услышала она.

– Какое? – с испугом спросила Изабель.

– Мы хотим пригласить тебя на вечеринку в одно потрясающее место! И не вздумай отказываться! У нас есть приглашения, так что отговорки не принимаются. Мы еще позвоним тебе домой, чтобы договориться, где встретимся!

В трубке раздались короткие гудки, и Изабель медленно положила ее на телефон.

Пропал спокойный вечер. А впрочем, не она ли жаловалась минуту назад, что в ее жизни такая тишь да гладь, что хоть вешайся? Не она ли обижалась на Люси и Фиону за то, что те не зовут ее в клубы, куда сами ходят чуть ли не каждую ночь? Так что теперь жаловаться не на что!

Может быть, это и к лучшему, решила Изабель. Мне сейчас необходимо развеяться. Скоро меня будет пугаться собственное отражение! Нет, решено, я пойду на эту вечеринку и прекрасно проведу время! В конце концов, я заслужила праздник!

– Чудесно! – восхищенно пропела Люси, разглядывая Изабель. – Я никогда не видела тебя в таком наряде и должна сказать: зря ты не носишь платья!

– Я не очень комфортно себя в них чувствую, – призналась Изабель.

Это платье у нее висело в шкафу с незапамятных времен. Когда-то оно так ей понравилось, что она, не задумываясь, соблазнилась на него и... ни разу не надела. Платье было темно-красного цвета, облегающее, отороченное бордовым мехом, много выше колена, и оно очень шло Изабель, которая не могла осмелиться выйти в таком наряде «в приличное общество». Она боялась, что коллеги Кена сочтут ее вульгарной, хотя Изабель и понимала, что ничего вульгарного в платье нет. Оно всего лишь выгодно подчеркивало ее безукоризненную фигуру.

– Bay! – услышала Изабель возглас только что подошедшей Фионы и покраснела, став одного цвета со своим платьем. – Ты просто супер, Изабель!

– Спасибо, – поблагодарила Изабель смущенно. – Но, может быть, хоть кто-нибудь объяснит мне, куда мы идем?

– Это сюрприз. – Люси подмигнула ей. – Но мы уверены, что тебе понравится.

– Скажите честно: почему вы решили позвать меня?

Люси и Фиона переглянулись. Не стоило говорить Изабель, что она выглядела после разрыва с Кеном такой несчастной, что на нее было жутко смотреть. По себе зная, что нет лучшего способа поднять настроение, чем от души повеселиться в клубе, Люси и Фиона решили вытащить Изабель в свет.

– Ты же наша подруга, – сказала Люси, – а никогда с нами никуда не ходишь. Это не казалось странным, когда у тебя был Кен, но теперь ты свободна и...

Она замолчала, заметив возмущенный взгляд Фионы. Перед тем как идти в клуб, подруги договорились, что не будут упоминать Кена, если только Изабель сама о нем не заговорит. И вот сейчас Люси забыла о соглашении!

– Идем, я не хочу пропустить самую важную часть! – сказала Фиона и, схватив Изабель за руку, потащила ее за собой. – Ты произведешь фурор, Изабель! Скажи, когда ты в последний раз была в ночном клубе?

– Я... не помню, – ответила Изабель, снова заливаясь краской. – Кажется, это было... несколько лет назад.

Фиона так резко остановилась, что Изабель врезалась в нее.

– Это же просто преступление, что ты, молодая и красивая женщина, безвылазно сидишь дома!

– Не успеешь оглянуться, как придет старость! – добавила Люси.

– Ладно, убедили! – рассмеялась Изабель. – Обещаю, что теперь всегда буду ходить с вами на вечеринки... Если позовете!

Люси подмигнула Фионе.

– Ее ведь никто за язык не тянул, верно?

– Все, теперь мы тебя в покое не оставим! Хотя, честно говоря, Изабель, я просто не верю, что ты станешь завсегдатаем ночных клубов. Все-таки это немного не в твоем характере.

– Как насчет того, чтобы ее перевоспитать? – сказала Люси.

– Этим мы и займемся прямо сегодня.

Изабель поразилась тому, что имеет ошеломляющий успех у мужчин. Не успела она с подругами войти в клуб, как к ней тут же подскочил симпатичный парень с явной целью познакомиться. Однако Фиона и Люси решительно увели ее в другой конец зала, где каким-то чудом нашли свободный столик. Изабель заметила на себе восхищенные взгляды мужчин, мимо которых проходила, и на губах ее засияла улыбка.

– Я боюсь оставлять Изабель одну, – сказала Фиона серьезно. – Если сейчас мы отправимся добывать коктейли, то ее тут же кто-нибудь уведет.

– Обещаю, что никуда не денусь, – со смехом сказала Изабель. – К тому же я тоже не откажусь от коктейля. У меня почему-то пересохло в горле, наверное от волнения.

– Тебе здесь нравится? – поинтересовалась Люси. – Это наш любимый клуб. Сегодня обещали какое-то головокружительное танцевальное шоу. Ну так что? Ты можешь гарантировать, что мы найдем тебя на этот самом месте, когда вернемся?

– Клянусь, что никуда не денусь!

– Тогда, Фиона, идем поскорее, иначе мы вообще не прорвемся к бару сквозь эту толпу.

Изабель осталась одна, и у нее наконец-таки появилась возможность осмотреться. Она была вынуждена признать, что безнадежно отстала от современного ритма жизни. Даже популярная, судя по реакции присутствующих, песня, которая сейчас звучала, не была знакома Изабель.

А когда в последний раз я слушала радио? – попыталась вспомнить она. А смотрела телевизор? Я включала его только по просьбе Кена. Мне попросту некогда пялиться в экран. С утра и до вечера я занята работой. О, это неправильно! Разве смысл жизни в работе? Ведь умудряются же как-то Фиона с Люси и зарабатывать на жизнь, и веселиться ночи напролет.

– Такая красавица – одна? – услышала Изабель незнакомый голос, и к ней за столик, не спрашивая разрешения, подсел мужчина, которого она видела впервые в жизни. – Вы не будете против, если я скрашу ваше одиночество? – спросил незнакомец.

Изабель окинула его взглядом: светловолосый, голубоглазый, неплохо одет, но манеры довольно вызывающие, чему виной, как видно, не одна пара коктейлей.

– Вообще-то я не страдаю от одиночества, – сказала Изабель, уже принявшая решение отделаться от этого парня как можно скорее.

– Да? – Он оглянулся в поисках спутников Изабель. – Что-то я никого рядом с вами не вижу.

– Мои подруги отправились за коктейлями.

– Ну тогда они вернутся еще очень и очень не скоро, – заявил тот. – Там такая очередь, что ваши подружки рискуют простоять в ней до закрытия клуба. Кстати, я не представился, меня зовут Крис.

– Очень приятно, – пробормотала Изабель.

Крис подмигнул ей.

– Я не расслышал вашего имени.

Изабель с детства терпеть не могла блондинов с голубыми глазами, тем более нетрезвых, но не могла себе позволить быть невежливой.

– Меня зовут Изабель, – после некоторых раздумий неохотно представилась она.

– Изабель! Какое чудесное имя!

Ну конечно. Да назовись она хоть Астролябией, ты все равно сказал бы то же самое.

– Итак, мы решили, что этот вечер проведем в обществе друг друга, – сказал Крис.

– Нет, – ответила Изабель, сдержанно улыбаясь. – Мы ничего такого не решали. Я уже сказала, что пришла с подругами.

– Которые не появляются на горизонте четверть часа!

– Гораздо меньше.

– И не появятся. Они наверняка нашли себе симпатичных парней и думать про тебя забыли.

– По-моему, мы не переходили на «ты».

– Считай, что перешли.

Изабель отчетливо почувствовала, как хорошее настроение испаряется, словно роса на солнце. Ну почему именно она? Почему Крис обратил внимание именно на нее? Неужели мало других одиноких женщин в этом клубе?

– Хочешь, я закажу тебе что-нибудь? – предложил Крис. – Бармен мой хороший знакомый, и нам не придется стоять в очереди.

– Спасибо, нет. Я все-таки дождусь своих подруг.

– Может быть, тогда потанцуем?

– Нет! – резко сказала Изабель, не в силах себя сдерживать. – Крис, извините меня за грубость, но я хотела бы остаться одна.

– Мое общество тебе неприятно?

– Не в этом дело.

– Тогда я остаюсь.

Каков наглец! – удивилась Изабель. И до чего прилипчив, хуже клея!

Она напряженно вглядывалась в толпу в надежде увидеть Люси и Фиону, однако вокруг были сплошь незнакомые лица.

Вдруг она вздрогнула – это Крис взял ее за руку и попытался притянуть Изабель к себе.

– Пошли, красотка, ты же пришла веселиться, не так ли?

Изабель попыталась выдернуть руку, но Крис держал очень крепко.

– Я, кажется, объяснила вам... О, Тэд! Какая удача! Прямо перед ней возникла могучая фигура Тэда. Изабель на радостях даже не удивилась, хотя хорошо знала, что он не любитель подобных заведений.

– Изабель? – Тэд в отличие от нее выглядел изумленным. – Не ожидал тебя здесь увидеть.

Крис выпустил руку Изабель сразу же, как только увидел Тэда. Кто их знает, этих двоих, в каких они состоят отношениях. С подругами Крис еще как-нибудь справился бы, но этого силача явно не стоило злить.

– Извини, Крис. – Изабель саркастически улыбнулась ему. – Это мой старинный приятель, и я была бы благодарна тебе, если бы ты...

Секунда – и Криса рядом уже не было, а Изабель, облегченно вздохнув, снова устроилась за столиком, жестом пригласив Тэда присоединиться.

– Какое счастье, что ты появился! Хотя я давно заметила в тебе этот дар: возникать ниоткуда, когда мне требуется помощь.

Тэд рассмеялся.

– А я у тебя дар попадать в неприятные ситуации. Выходит, этот парень к тебе приставал?

– Пытался, – кивнула Изабель. – Но я, наверное, тебя отвлекаю? Ты ведь пришел сюда вовсе не ради моей прекрасной персоны. Тебя наверняка ждут приятели.

– Подождут, – сказал Тэд. – Я не горел желанием приходить сюда, но у моего лучшего друга сегодня день рождения, и нельзя было отказать. А теперь он развлекается в обществе двух симпатичных девчонок, а я умираю от скуки.

– Кто мешает и тебе найти пару симпатичных девчонок? – подмигнула ему Изабель.

– Я не любитель знакомств в ночных клубах. А как ты здесь оказалась? Никогда не слышал, чтобы ты говорила, что ходишь по таким вечеринкам. Это Фиона и Люси обожают дискотеки.

Изабель смутилась.

– Вообще-то именно Фиона и Люси меня сюда и привели.

– А сами смылись? – усмехнулся Тэд. – И оставили тебя на растерзание пьяным голубоглазым блондинам?

Изабель расхохоталась.

– Не суди их строго, Тэд. Они всего лишь ушли добывать коктейли. Но ты же видишь, какая там очередь. Я жду их, наверное, уже минут двадцать.

– Тогда я с удовольствием составлю тебе компанию и стану охранять твой покой от надоедливых типов.

– Я буду тебе очень благодарна за это.

И все-таки сегодня прекрасный вечер, подумала Изабель и увидела, что Люси и Фиона наконец возвращаются с бокалами в руках. По их лицам было видно, что они не удивлены, что Изабель не одна, но когда подруги разглядели, кто именно к ней присоединился, то чуть не выронили добытые с таким трудом коктейли из рук.

Люси постаралась не подать виду, насколько она удивлена, но Фиона встала посреди зала как вкопанная, не в силах сделать ни шагу. Через несколько секунд она взяла себя в руки, хотя было заметно, что это далось ей с большим трудом. Изабель в отличие от Тэда знала причину такой реакции и почувствовала себя виноватой.

– Представляете, даже в свой выходной день Тэд, как на работе, – сказала она.

– Привет, Тэд! – бодро произнесла Люси.

– Привет, – буркнула Фиона, не глядя на него, и бухнулась на стул. – Вот твой коктейль, Изабель.

– Что ты имела в виду, когда сказала, что Тэд, как на работе? – поинтересовалась Люси, пододвигая себе стул.

– Пока вы пробирались к бару, ко мне начал приставать один отвратительный тип, и, если бы Тэд вовремя не подошел, я бы не выполнила свое обещание: вернувшись, вы не обнаружили бы меня за столиком.

– Он намеревался утащить ее на танцпол, – сказал Тэд с улыбкой. – С дальнейшим продолжением вечера за стенами клуба.

– Ты герой, Тэд! – сказала Люси и подняла бокал. – Предлагаю выпить за твое мужество.

– Не стоит, – скромно отказался он. – Давайте лучше за вас, прекрасные дамы. За всех вместе и за каждую в отдельности. За тебя тоже, Фиона, слышишь?

Фиона так старательно не обращала на Тэда внимания, что это не укрылось даже от него. Она молча подняла бокал и залпом осушила его чуть ли не наполовину.

– Никак не ожидала увидеть тебя здесь, – сказала Люси.

– Тэд пришел в клуб вместе с приятелем, у которого день рождения, – объяснила Изабель.

– И почему ты не с ним? – наконец заговорила Фиона.

– Мне стало скучно.

– И ты отправился на поиски несчастных, к которым пристают пьяные типы с грязными намерениями?

– Ты не в духе, Фиона? – Тэд удивленно поднял брови. – Впрочем, как и всегда.

– Что?

– Но ведь это правда. Извини, но я никогда не видел тебя в хорошем настроении. Ты постоянно ворчишь, словно жизнь для тебя – скучнейшая докука.

– Ты... Ты...

– Неправда, Тэд, – поспешила вмешаться Изабель, которая по глазам Фионы поняла, что та вот-вот выплеснет Тэду в лицо остатки коктейля. – Ты просто плохо знаешь Фиону. Вот если бы ты познакомился с ней поближе, то...

– Я иду танцевать, – сказала Фиона и со стуком поставила бокал на стол.

Она быстрым шагом двинулась на танцпол. Люси поднялась и кинулась за подругой, бросив на ходу:

– Я, пожалуй, тоже. Присоединяйся, Изабель.

– Может быть, позже, – покачала головой та. – Мне здесь нравится, но я не хочу танцевать.

– Тебе, Тэд, даже не предлагаю, знаю, что ты откажешься, – сказала Люси и махнула на прощание рукой.

Я все испортила, вздохнула про себя Изабель. Но Тэд действительно видит в Фионе только злюку. Я-то понимаю: она такая из-за того, что нервничает при виде его. Но не могу же я прямо сказать Тэду, что Фиона в него влюблена по уши? Она тогда вообще меня убьет...

Изабель поймала на себе взгляд Тэда и улыбнулась.

– Фиона действительно совсем не бука, какой кажется.

Тэд покачал головой.

– Сомневаюсь. Уж прости, но неудивительно, что у нее нет постоянного мужчины. Кто сможет выдержать вечно угрюмое выражение ее лица?

– Нет, Тэд, поверь мне, ты не прав! – чуть ли не в ужасе вскричала Изабель, но он жестом остановил ее.

– Да ладно, давай закроем эту тему. Мне абсолютно безразлична Фиона и ее характер. Поговорим о чем-нибудь другом.

– Она тебе ни капельки не нравится? – тем не менее спросила Изабель.

Тэд взглянул на нее так, что Изабель без слов его поняла.

Она откашлялась, раздумывая, как бы половчее вернуться к разговору о Фионе. Изабель страстно хотела устроить ее судьбу, поскольку была уверена, что Фиона и Тэд подходят друг другу. Вот только нужно убедить в этом последнего.

– Ты еще долго собираешься пробыть здесь? – прервал ее размышления Тэд.

– Вряд ли. Я встряхнулась, и мне этого достаточно. Честно говоря, я уже хотела бы оказаться дома и лечь в постель.

– Тебе тяжело быть одной?

– Не понимаю... – удивилась Изабель резкой перемене темы.

– Я имею в виду, что... дома тебя никто не ждет. Скажи честно: ты все еще переживаешь из-за расставания с Кеном?

– Тэд, ну хоть ты не начинай! – взмолилась Изабель. – Почему вы все так за меня переживаете? Я ни на минуту не пожалела о том, что порвала с ним. А расстраиваюсь я вовсе не из-за этого.

– А из-за чего?

Изабель раздраженно дернула плечом, надеясь дать Тэду понять, как ей неприятен этот разговор.

– У меня может быть много других проблем.

– Все, я понял: эта тема – табу. Так бы сразу и сказала, что я тебя достал.

Изабель с испугом посмотрела на него, но заметила в его глазах искорки смеха и успокоилась.

– Иногда я не понимаю, шутишь ты или говоришь серьезно, – сказала она, улыбнувшись, и посмотрела на часы. – Думаю, мне пора. Пойду попрощаюсь с Люси и Фионой.

– Ты уйдешь одна?

– Я вызову такси.

– Я на машине. Давай подвезу? Тем более что я тоже хочу домой.

– Это было бы просто замечательно, – со вздохом облегчения сказала Изабель. – Честное слово, Тэд, ты воистину заслуживаешь звания моего спасителя.

– Мне это приятно. – Он поднялся, – Прощайся с девчонками, я жду тебя на выходе.

– А ты разве не будешь искать своего приятеля?

Тэд усмехнулся.

– Ему сейчас не до меня.

Изабель с трудом нашла в толпе танцующих Фиону и Люси и, перекрикивая громкую музыку, сообщила, что уезжает.

– На такси?! – прокричала Люси.

– Нет, меня подвезет... – Изабель осеклась, заметив напряженный взгляд Фионы, – приятель.

Не стоит все усугублять, а то чего доброго и она станет ее ревновать.

Я сделаю все, чтобы эти двое были вместе, обещала себе Изабель.


9

Изабель легкой походкой шла по тротуару: мир прекрасен! В руках она держала букет цветов, и время от времени подносила его к лицу, чтобы насладиться нежным ароматом. Сегодня утром эти цветы доставили ей в офис. В букете была записка. Всего несколько фраз: «Моему ангелу-хранителю, который чудесным образом влияет на мою жизнь. Рик». Он уже не в первый раз благодарил Изабель за то, что та предлога ему работу в баре, и она уже чувствовала себя неловко, считая, что ничего особенного не сделала. Всего лишь рассказала талантливому человеку о возможности немного заработать. И вовсе ее не стоило так уж за это благодарить. Однако Изабель было безумно приятно получить эти цветы. Карл просидел с открытым ртом все те несколько минут, в течение которых Изабель расписывалась по просьбе посыльного на квитанции.

Она даже не сразу заметила, что за ней давно едет черный «Мерседес». Именно поэтому она буквально подскочила от неожиданности, когда раздался пронзительный гудок. Изабель резко отпрыгнула в сторону и повернулась.

– О, прости, что испугал тебя, Изабель. – Из машины поспешно вышел Марк Крэг. – Право слово, не хотел.

– Здравствуйте, Марк, – сдержанно поздоровалась Изабель, все еще не пришедшая в себя от испуга. – Я сама виновата: задумалась так глубоко, что могла бы выйти на проезжую часть и не заметить этого.

Марк молча посмотрел на букет в руках Изабель, и та слегка выставила его вперед, как надежный щит.

– Случайно проезжали мимо? – предположила Изабель, всем своим существом чувствуя, что это не так.

– Вроде того... – Марк замялся. – Но, если быть честным, то я давно уже ищу встречи с вами, чтобы поговорить.

– Да? И зачем?

– Могу я угостить вас ленчем?

Изабель машинально взглянула на часы: свободного времени было предостаточно, но останавливало ее то, что она не видела никакого смысла в обеде с боссом своего бывшего возлюбленного. Однако любопытство пересилило недовольство, и Изабель согласилась.

– Буду рада, Марк. Как там Маргарет?

Болтая о пустяках, они доехали до ресторана, где постоянно обедал и ужинал Марк со своей женой, но где никогда не смогла бы позволить себе выпить даже чашку кофе Изабель.

Что ж, зато сегодня расскажу Люси и Фионе, как я обедала в самом дорогом ресторане города, подумала Изабель, привыкшая во всем находить положительные моменты.

– Маргарет скучает без вашего общества, – начал Марк, когда они сделали заказ. – Постоянно твердит мне о том, что нужно разыскать вас и привезти к нам в гости.

Изабель почувствовала раздражение и чуть ли не неприязнь к супругам Крэг. Нет, эти милейшие люди не сделали ей ничего дурного, и Изабель понимала, что негативные эмоции вызывают в ней вовсе не Марк и Маргарет. Просто ей было неприятно все, что связано с Кеном.

У них не осталось даже общих друзей. Да их, в сущности, и не было. Кен никогда не проявлял желания знакомиться с подругами Изабель или с ее боссом. Разумеется, он всех знал по именам, но когда Изабель заводила о них речь, рассказывая свои новости, то Кен начинал откровенно зевать, и она умолкала, понимая, что ему неинтересны ее проблемы. Зато когда Кен начинал болтать о своих приятелях – они же коллеги – и о Крэгах, Изабель не имела права даже выглядеть незаинтересованной.

– Передайте Маргарет привет, – сказала Изабель.

– Красивые цветы, – произнес Марк. Он то и дело поглядывая на букет, который Изабель не оставила в машине, а взяла с собой и положила на соседний стул. – Наверное, некорректно будет спрашивать, кто вам их подарил?

Изабель снова поборола неприязнь и заставила себя улыбнуться.

– Мне подарил их друг.

– В смысле приятель или...

Это уж точно выходит за все рамки приличия! – возмутилась про себя Изабель, и Марк сразу осекся, безошибочно прочтя ее мысли по лицу.

– Извините, я знаю, что лезу не в свое дело, – сказал он смущенно.

Изабель стало жаль его. Марк – достойный человек и всегда ей нравился. Сейчас он выглядел, как большой пес, которому указали на место.

– Да ничего страшного, – заверила его Изабель. – У меня нет повода что-то скрывать. Букет от друга. Просто друга, но, возможно, в дальнейшем... Ну вы понимаете.

– Да-да, – кивнул Марк рассеянно. – Так как вы поживаете, Изабель?

– Чудесно! А как ваш бизнес?

– Цветем потихоньку. – Марк не без самодовольства улыбнулся. – У меня много талантливых помощников, таких, как, например, Кен.

Изабель кивнула, стараясь не подать виду, как ей неприятна эта тема, хотя она уже поняла, что весь этот обед устроен только ради возможности поговорить о ее экс-возлюбленном. Ах, если бы Марк знал всю правду о Кене!

– Вы общаетесь с Кеном? – спросил Марк.

– Нет, я не вижу в этом смысла.

– Честно говоря, мы с Маргарет очень удивились и расстроились, когда услышали о вашем разрыве. Мы так и не знаем, что произошло, но неужели причина столь серьезна?

Изабель устало кивнула. Как ей надоело рассказывать всем одно и то же! Может, проще повесить на груди табличку: «Мой парень сделал ребенка другой женщине»?

– Я не хотела бы об этом говорить, Марк.

– Но, может быть, все еще можно исправить...

– Я понимаю ваше желание помочь Кену, – резче, чем ей хотелось бы, оборвала его Изабель, – однако не тратьте силы. Я приняла окончательное решение и менять его не собираюсь. Для меня так будет лучше. Да и для Кена тоже.

– Но в чем же причина?

– А что говорит по этому поводу Кен? – полюбопытствовала Изабель.

– Он говорит, что действительно виноват в вашей ссоре и сделал бы все, чтобы вы его простили, Изабель.

Вот подлец! – подумала она. Наглый, хитрый, самоуверенный тип! Разумеется, Кен не сказал правду своему боссу. Кен прекрасно знает, что подорвет доверие Марка, если тот узнает о проделках своего любимчика. Я не такая свинья, как Кен, и не стану вставлять ему палки в колеса, но и в мою жизнь вмешиваться не позволю!

– Не переживайте за Кена, – сказала Изабель. – Я слышала, что у него уже появилась подружка, и, кажется, она прекрасная женщина.

– Нет, – уверенно возразил Марк, – вы ошибаетесь, Изабель, у Кена никого нет.

– Я осведомлена куда лучше, чем вы, Марк, уж поверьте.

– Так вы расстались из-за женщины? – осенило его. – Ах, Изабель, я знаю Кена лучше, чем кто бы то ни было. Возможно, его оговорили, а вы и поверили, но он...

Изабель старалась не слушать дальше. Бедняга Марк, он действительно искренне привязался к Кену.

Ах, Марк, если бы вы знали!.. Ведь Кену нельзя доверять. Он думает только о карьере, и ни о чем другом! Да ведь если ему представится такая возможность, он и вас подставит!

– Марк, простите, мне пора идти, – прервала его Изабель. – Приятно было увидеться с вами. Вы с Маргарет замечательные люди, но не стоит пытаться помирить меня с Кеном. Для меня этот человек – пройденный этап моей жизни. Извините.

Она встала. Марк тоже поднялся и пожал ей руку, с огорчением глядя на Изабель. Он все же рассчитывал смягчить ее сердце. Что он скажет Маргарет? У них уже никогда не будет сына, которому Марк сможет передать по наследству свою фирму, так что Кен стал как бы их приемным ребенком. И как порядочный любящий отец, Марк хотел, чтобы Кен был счастлив в семейной жизни. Изабель подходила на роль жены, как никто другой. И Марк, и Маргарет успели привязаться к ней. Возможно, они с большей легкостью смирились бы с тем, что эта пара рассталась, если бы Кен не переживал столь сильно.

– У вас встреча с кем-то? – тоскливо спросил Марк.

– Нет, я иду на работу, – ответила Изабель, забирая со стула свой букет.

– Вы же только что оттуда.

Изабель бросила на него внимательный взгляд.

– На вторую работу, – уточнила она.

– На вторую?

– Ну да, разве Кен никогда не говорил вам, что во второй половине дня я работаю официанткой в баре?

Марк отшатнулся, будто Изабель плюнула ему в лицо. Она не сразу поняла причину такой реакции и принялась лихорадочно соображать, что не так сказала.

– Марк?

Он помотал головой, словно пытаясь вернуть мысли на место. Нервным жестом он провел рукой по волосам, не сводя взгляда с Изабель.

– Официанткой? В баре?

Наконец Изабель поняла причину его ужаса и рассердилась. Ну да, не самая престижная профессия, и что с того? Нужно же как-то зарабатывать!

– А в чем дело? – резко спросила Изабель. – Что в этом такого? Мне нужно работать, чтобы платить за квартиру, которую я снимаю, покупать еду и одежду. Моей зарплаты в туристической фирме не хватает на все это. Я не понимаю, что вас удивило, Марк.

– Милая Изабель, но Кен никогда не говорил мне о вашей второй работе! Что за ерунду вы несете? Платить за квартиру и еду... Разве Кен никогда не помогал вам материально? Вы ведь встречаетесь уже столько времени! А у него, смею вас заверить, прекрасная зарплата! Только не говорите мне, будто ему нравилось, что его девушка разносит пиво!

– У вас абсолютно неверное представление о моей работе, – сказала Изабель, разглядывая брезгливую гримасу на лице Крэга. – И даже если и так, что в этом постыдного? Я работаю – мне платят деньги. У нас приличный бар, не какая-то там забегаловка. А что касается Кена, то он, разумеется, никогда не помогал мне Деньгами. Да я бы и не взяла. И уж конечно ему было плевать, где я работаю. Да мы в этом баре и познакомились!

– Но он должен был заботиться о вас! Я всегда помогал Маргарет. Задолго до того, как мы решили пожениться. Ведь я любил ее и знал, что рано или поздно мы станем семьей.

Изабель покачала головой.

– О свадьбе Кен заговорил только в последние два месяца, раньше эта тема даже не поднималась. Марк, еще раз извините, но мне пора. Передавайте привет Маргарет.

Марк посмотрел ей вслед и покачал головой. Кто бы мог подумать, что эта на первый взгляд милая и добрая девушка окажется прожженной лгуньей! Как она может очернять Кена, какой бы ни была причина ссоры! Да ведь Кен надышаться на Изабель не мог, это все знают! Он сто раз рассказывал, как уговаривал ее оставить работу в агентстве и переехать к нему, а она не соглашалась. А тут еще выясняется, что Изабель работает официанткой по вечерам! Сразу ясно, что не в деньгах дело, Кен мог бы без труда обеспечивать свою семью. Видно, Изабель нравился тот образ жизни, который она вела, и Кен ничего не мог с этим поделать.

Ах, бедный Кен! – подумал Марк. – Как же я разочарован в Изабель!

Изабель, спешно нащупывая босыми ногами тапочки и запахивая полы халата, соскочила с кровати. Кто бы мог прийти к ней так поздно? Она никого не ждала. Изабель подошла к двери и широко распахнула ее. Через секунду улыбка ее погасла, уступив место гневной гримасе.

– Ты что здесь делаешь?

– Можно войти? – спросил Кен. – Я ненадолго, обещаю.

– Очень на это надеюсь, – процедила сквозь зубы Изабель, отходя в сторону.

Кен в нерешительности остановился посреди крошечной прихожей и жестом фокусника выудил откуда-то маленький, но милый букетик цветов.

– Это тебе.

– Спасибо, – сухо ответила Изабель, пряча руки в карманы халата.

– Я сам поставлю их в воду, – засуетился Кен, чтобы избежать неловкой ситуации.

– Не беспокойся, можешь просто положить их на стул. Да и вообще, не стоило тратить на меня деньги. Теперь, когда тебе предстоит столько расходов, ты должен стать еще более экономным, чем был прежде. Если такое, конечно, возможно, – ядовито заметила Изабель.

– Я могу попросить у тебя чашку кофе?

– Вернее было бы сформулировать твой вопрос следующим образом: можешь ли ты напроситься на чашку кофе. Ответ: нет.

– Что ж, если даже в такой малости мне отказано... – шутливо вздохнул Кен, чем еще сильнее разозлил Изабель.

– Итак? Ты, кажется, сказал, что разговор будет коротким.

– Я всего лишь хотел попросить у тебя прощения...

– Хватит, – Изабель поморщилась так, словно только что съела лимон, – ты уже сто раз просил у меня прощения.

– Но я хочу все вернуть!

– С первого раза ты никогда не понимаешь, да? Я не хочу возобновлять наши отношения.

Я счастлива, что все наконец закончилось! Как говорится, живите долго и счастливо.

– Она не беременна.

– Что?

– Келли не беременна, – повторил Кен, глядя Изабель в глаза. – Она все наврала. Только чтобы поссорить нас с тобой, чтобы разлучить.

– Должна признаться, ее план удался, – спокойно сказала Изабель.

– Вот видишь! – обрадовался Кен. – Теперь все проблемы решены, и мы с тобой...

– Нет никаких «мы с тобой». И проблемы не решены. Мне все равно, беременна эта женщина или она все это придумала. Ничто не изменится.

– Изабель, я не хотел тебе изменять, поверь. Не знаю, что там наговорила тебе Келли, но между мной и ею не было ничего серьезного. Мужчины слабые существа, я просто не устоял, Изабель!

– Я все это слышала много-много раз. Кен, мне неинтересно, уходи.

– Но у нас были такие замечательные отношения!

– А теперь их нет. И, честно говоря, я ни секунды об этом не пожалела.

– Так ты рада, что избавилась от меня? – спросил Кен гневно, но тут же пересилил себя и добавил: – О, конечно же это не так. Я знаю тебя слишком хорошо. Ты говоришь это только потому, что злишься.

– Уходи, Кен, я устала, хочу спать, и вообще...

– Что вообще?

– Я жду мужчину.

Неожиданно Кен расхохотался. Изабель широко открыла глаза от удивления. Ну и что это значит? Что вызвало гомерический хохот?

– Ох, Изабель, ты неподражаема... – простонал Кен. – Ты ждешь мужчину! Ничего смешнее я не слышал.

– А что в этом смешного? – зло спросила Изабель. – Я такая страшная, что, кроме тебя, по-твоему, на меня никто не смотрит? Или ты думаешь, что я буду страдать до конца жизни из-за того, что мы с тобой расстались?

– Не в этом дело, Изабель, – сказал Кен, все еще улыбаясь. – Просто ты не из тех женщин, которые после расставания с одним сразу бегут на свидание к другому.

– Ты во мне очень ошибся.

– Не думаю. И как же его зовут? – хитро прищурившись, поинтересовался Кен.

– Почему – его? – в тон ему спросила Изабель. – За мной ухаживает отнюдь не один мужчина.

– Сразу несколько? – издевательски осведомился Кен. – Два, пять, десять?

– Трое. Это все, что ты хотел знать? – Изабель открыла дверь. – А теперь попрошу на выход...

– Я не...

– ...или я сейчас же вызову полицию.

– Я не верю, что ты можешь это сделать.

– Запросто! – Изабель подошла к телефону и набрала номер. – Алло, полиция?

Кен выхватил из ее рук трубку и положил ее на место.

– Ты в своем уме?

– Пошел вон! – в который раз повторила Изабель.

– Ты просто дура, Изабель, – сказал Кен, покидая квартиру. – Но я тебя прощаю. Когда у тебя прекратятся приступы истерии, дай мне знать, я приду, и мы спокойно поговорим.

– Не надейся! Приступы истерии у меня случаются всякий раз, когда я вижу твою гнусную рожу! Не понимаю, как я могла встречаться с тобой столько времени?! – И она захлопнула дверь.


10

Изабель сняла трубку трезвонящего телефона и вздохнула: сегодня ей не нужно спешить в туристическое агентство – заслуженный выходной, – и она собиралась всю первую половину дня посветить домашнему хозяйству. Изабель запланировала генеральную уборку, стирку и мытье окон и поэтому встретила утро в боевом настроении. Однако по опыту Изабель знала, что от ранних телефонных звонков не следует ожидать ничего хорошего.

– Алло, – произнесла она и с удивлением услышала голос Рика:

– Доброе утро! Могу я поговорить с Изабель?

– Это я, Рик, – ответила она, гадая, что заставило его позвонить. – Что случилось? Опять авария в баре у Джоя? И что на этот раз? Потолок обрушился?

Рик рассмеялся, и Изабель с удивлением обнаружила, что улыбается в ответ.

– Нет, никаких сведений об авариях в баре не поступало. Я звоню совсем по другому поводу.

– Да? И по какому же? – спросила Изабель, смахивая пыль с тумбочки.

– Я случайно узнал, что ты свободна сегодня до вечера, и хотел пригласить тебя на прогулку.

– Это... очень мило, Рик, – удивленно пробормотала Изабель.

– Если у тебя другие планы, то я пойму, – быстро сказал Рик.

– У меня нет планов, – ответила Изабель и с грустью взглянула на запыленное стекло окна, которое собиралась сегодня вымыть.

Однако она понимала, что даже сантиметровый слой пыли по всей квартире не остановит ее от прогулки с Риком. Почему-то праздное времяпрепровождение в его компании показалось Изабель гораздо важнее уборки, которую можно отложить.

– Я с удовольствием выберусь сегодня из дому, – сказала она. – Пока еще стоят теплые деньки, нужно этим пользоваться. Где мы встретимся?

– Я буду на своем обычном месте – под огромным деревом, с гитарой в руках. Там ты меня и найдешь, скажем... через полтора часа.

– Идет. Жди.

– Давай прокатимся на колесе? – предложил Рик.

Изабель с ужасом посмотрела на гигантское колесо и у нее тут же закружилась голова.

– О нет, Рик, – с нервным смешком сказала она. – Что угодно, но только не это.

– Почему? – удивился Рик.

Изабель поправила выбившуюся из прически прядь, стараясь скрыть волнение. Рик взял ее за руки, и ей пришлось волей-неволей поднять на него глаза.

– Ты боишься высоты? – догадался он. Изабель молча кивнула и опять стыдливо опустила глаза.

– Глупышка! – рассмеялся Рик. – Нечего этого стесняться! Я, например, страшно боюсь больших жирных пауков с мохнатыми лапами и не стыжусь этого!

– Не сравнивай. Не много найдется людей, которые обожали бы пауков.

– Боязнь высоты тоже весьма распространенная фобия. Однако я твердо знаю, что со страхами нужно бороться.

– И не проси! Затащить на это колесо меня можно только в бессознательном состоянии!

– Не смеши меня! Я знаю тебя как сильную и уверенную в себе девушку, так что ты легко справишься со своими страхами.

– Я не поеду, – твердо сказала Изабель.

– Тогда мне придется тащить тебя силой. Нет смысла воплощать в жизнь твою идею о бессознательном состоянии, так ты ничего не увидишь и не избавишься от фобии. Кстати, откуда она у тебя?

– В детстве я упала с дерева и сломала руку. С тех пор я даже высоких лестниц боюсь.

– Насколько я знаю, ты живешь на шестнадцатом этаже. Неужели на балкон ты тоже никогда не выходишь?

– Никогда, – призналась Изабель. Рик закатил глаза и застонал.

– О, Изабель, ты меня удивляешь все больше и больше. Нельзя же так бояться высоты.

– А я боюсь, – упрямо сказала Изабель. – И давай оставим эту тему.

Однако Рик никогда так просто не сдавался. Он сорок минут уговаривал Изабель побороть свои страхи и в конце концов уговорил.

– Если я умру от разрыва сердца, то оплачивать мои похороны будешь ты! – привела она последний аргумент.

– Люблю оптимистов, – рассмеялся Рик, покупая билеты. – Ты мне еще спасибо скажешь.

– Сомневаюсь.

Изабель уселась в кабинку, схватилась за поручень и закрыла глаза. Так я, пожалуй, смогу продержаться, с облегчением подумала она.

– Мы уже на верху? – с надеждой спросила Изабель.

– Мы поднялись всего на пару метров, – услышала она спокойный голос Рика. – Если ты собираешься сидеть с закрытыми глазами, то я сейчас спрыгну, и ты поедешь одна.

– Не спрыгнешь, уже слишком высоко.

– Давай поспорим? Считаю до трех, Изабель. Поверь, я выполню свое обещание.

Она услышала, как Рик встал, и нервно заерзала на сиденье, все еще не открывая глаз и не отпуская поручень.

– Раз...

– Прекрати, Рик, я тебе не верю.

– Два...

– Ты себе шею свернешь.

– Три.

– Нет! – крикнула Изабель и открыла глаза. Рик стоял у самого края кабинки и, судя по всему, действительно собирался спрыгнуть.

– Ты ненормальный?! – с истеричными нотками в голосе спросила Изабель.

– Странно, что ты только сейчас это поняла. – Рик пожал плечами. – Так мне прыгать или я могу сесть? Ты уже открыла глаза, и ничего ужасного не произошло.

Изабель медленно повернула голову и впервые в жизни увидела свой родной город с высоты птичьего полета.

– Ой мамочка! – взвизгнула она и снова зажмурилась. – Не сердись, Рик. Город очень красивый, но у меня кружится голова, и мне кажется, что я вот-вот упаду.

– Послушай, я сяду рядом с тобой и буду крепко держать тебя за руку, – сказал Рик и немедленно исполнил свои намерения. Правда, после тщетных попыток разъединить пальцы и уговорить Изабель прекратить так цепляться за поручень он крепко обнял ее и прижал к себе.

– А так тебе не страшно? – спросил он. -Мы на самом верху, открывай глаза.

– О, это чудесно! – выдохнула Изабель, увидев открывшийся вид. – Как красиво! И... высоко!

– Но ведь не страшно, согласись! Мы никуда не падаем.

Изабель ощутила, как сильные руки Рика еще крепче прижали ее к себе, и счастливо вздохнула. Нет, она уже не боялась упасть теперь, когда в буквальном смысле слова чувствовала себя в надежных руках. От Рика пахло ее любимой мужской туалетной водой. Именно такую она подарила Кену на прошлое Рождество, но он в тот же вечер случайно скинул флакон с полочки в ванной, и тот разбился. Изабель потом неделю вдыхала любимый аромат, но исходящий отнюдь не от любимого мужчины.

– Давно хотела спросить тебя, – сказала Изабель, уютно устроившись в объятиях Рика, – зачем ты каждый день ходишь на площадь и играешь свои песни? Ведь не для того же, чтобы заработать несколько долларов?

– Верно, денег это не приносит. Но мне нравится ощущение свободы. А оно приходит ко мне тогда, когда я делаю то, что хочу. Это невозможно передать словами, но когда я стою под этим деревом у всех на виду и пою свои песни, мне кажется, что я самый счастливый человек на свете. Вот ты можешь себе позволить встать посреди людной площади и начать выделывать коленца?

– Меня примут за сумасшедшую, – рассмеялась Изабель.

– Даже если на душе у тебя в этот момент будет праздник и ты всего лишь сделаешь то, что тебе хочется? Ты все равно станешь думать о том, что же скажут незнакомые тебе люди о твоем поведении?

Изабель пожала плечами.

– К сожалению, скорее всего так и будет.

– Вот видишь, ты не свободна. Следовательно, ты не можешь быть истинно счастливой.

– Я знаю, – с грустью вздохнула Изабель. – И я понимаю тебя. Мне бы было трудно побороть робость и выйти на площадь с гитарой. А ты об этом даже не задумываешься. Но, наверное, это потому, что ты привык выступать на публике.

– Ничего подобного, – возразил Рик. – К публике я начал привыкать как раз на площади. Когда я в первый раз пришел туда с гитарой и начал петь, у меня не было ни обширного репертуара, ни группы. Однако я захотел побороть свои страхи, и сделал это.

– Предлагаешь мне пойти к тебе на подпевки?

– Почему бы нет? – улыбнулся Рик, глядя ей в глаза. – Сначала будет страшно, а потом тебя охватит то самое невыразимое чувство свободы. Нет, я этого никогда не объясню, это надо почувствовать. Однако я вовсе не агитирую тебя делать то же, что и я. Свобода – это когда ты поступаешь так, как хочется, не задумываясь над тем, что о тебе скажут другие, и забыв о сомнениях. Кстати, вот мы и приехали.

Некоторое время Изабель и Рик шли по парковой дорожке молча. Неизвестно, о чем думал Рик, однако Изабель в который раз вспомнила о том, что ей следует снова попробовать стать гидом.

– Сегодня просто сумасшедший дом какой-то! – пожаловалась Люси, с грохотом ставя поднос на стол в кухне.

– Не шуми, Люси, – попросил повар. – У меня и без того голова раскалывается. И вообще, пора бы уже Джою нанять мне еще одного помощника.

– И еще пару официанток! – сказала Изабель, расставляя на своем подносе тарелки с горячими блюдами. – Наш бар уже нельзя назвать баром. Мы превратились в мини-ресторан. Если раньше к нам приходили почти исключительно мужчины, чтобы выпить пива и отдохнуть от трудов праведных, то теперь сюда захаживают семейные пары, чтобы вкусно и дешево поужинать.

– После того как Джой поставил несколько дополнительных столиков, я вообще с ног сбилась. Пора бы ему подумать и о расширении помещения, – добавила Люси.

– Он подумывает, – ответил повар. – Я слышал, как Джой разговаривал об этом с Тэдом.

– Кстати! – воскликнула Изабель и повернулась к Люси. – Что случилось с Фионой? Она стала такая замкнутая и сердитая – слова ей не скажи! У нее проблемы?

– Если бы я знала! – фыркнула Люси. – Она даже со мной почти не общается. Вот уже вторую неделю я хожу по клубам без нее.

– Какое огорчение, – пробормотал повар с усмешкой.

– Я хотя бы развлекаюсь, – громко сказала Люси, косясь на него, – а вот некоторые только и видят, что столовые ножи да тарелки.

– Одна из которых сейчас полетит в тебя, если ты не займешься делом! – парировал повар.

– Два пюре с мясом по-французски, овощной салат, «Цезарь» и один фруктовый! – выпалила Фиона, влетая в кухню. – И побыстрее, пожалуйста. Там полно народу, и все чего-то требуют. Из-за этих дополнительных столиков совсем не осталось места, пройти нельзя!

Фиона вихрем промчалась по кухне, схватила две тарелки с рагу под острым соусом и убежала в зал.

– Тайфун, право слово, – проворчал повар. – Хорошо, что нас не задело.

– А ты не спрашивала, что с ней? – спросила Изабель шепотом у Люси. – Может быть, ей нужна помощь?

– Если только психиатра, – съязвила Люси. – Я так думаю, что причина ее плохого настроения все та же: Тэд. Недавно она пригласила его пообедать, а он отказался.

– Почему? – удивилась Изабель.

– Сказал, что у него много дел. И это правда! – горячо воскликнула Люси. – Все понимают, что он работает здесь ради... А кто его, впрочем, знает, зачем Тэд здесь работает! Вот только у него действительно полно дел. Ведь он недавно открыл собственный спортивный клуб! Теперь все держится на Тэде. Мне кажется, что скоро он отсюда уволится. Зачем ему лишняя нервотрепка?

– Но Фиона должна понимать, что Тэд ей не лжет.

– Да, и тем не менее она на него смертельно обиделась. Видишь ли, через несколько дней после этого она напросилась, чтобы он подвез ее до дома, а потом предложила зайти к ней выпить кофе...

– И он опять отказался? – догадалась Изабель.

– Именно. – Люси подхватила тарелки с заказом и бедром толкнула дверь. – А теперь она худеет от переживаний и постоянно ворчит. С ней просто невозможно общаться!

Люси скрылась за дверью, а Изабель задумалась. Она давно уже не разговаривала с Тэдом. Вот и то, что он, оказывается, открыл свой спортивный клуб, тоже стало для нее новостью. Неужели он не видит, что Фиона сохнет по нему? Она замечательная, как раз такая ему и нужна.

– Тэд, мне нужно кое о чем поговорить с тобой, – шепнула Изабель ему, когда оказалась рядом. – После работы, ладно? Это не займет много времени.

Тэд широко улыбнулся.

– Конечно, Изабель. Я никуда не тороплюсь, так что, если твой разговор займет больше времени, чем ты планировала, то я не буду против.

– Отлично.

– Не стойте на дороге! И так места нет! – Неожиданно возникшая Фиона чуть не сбила Изабель с ног, и, если бы не Тэд, Изабель непременно упала бы.

– Фиона совсем сошла с ума, – раздраженно пробурчал Тэд, поддерживая Изабель. – Честное слово, когда-нибудь я скажу ей все, что о ней думаю. Она невыносима.

– Нет! – горячо возразила Изабель. – Не думай так. Фиона замечательная! Извини, Джой и так смотрит на меня, словно я совершила преступление. Поговорим после.

Однако «после» наступило не скоро. Словно все сговорились в этот вечер помешать Изабель сделать доброе дело: помочь соединиться двум одиноким сердцам. Сначала Фиона, даже не догадываясь, что от Изабель зависит ее счастье, не желала уходить домой, находя себе занятия, которые вполне могли бы подождать До завтра. Потом Джой снова раскритиковал Изабель за ее внешний вид: опять, видите ли, одета не по форме. Да и музыканты слишком Долго собирали свои инструменты.

– Тебя подвезти, Изабель? – спросил Рик, когда бар наконец закрылся.

Изабель устало улыбнулась.

– Нет, спасибо, Рик. Мне нужно поговорить с Тэдом, он меня и подвезет.

– У тебя с ним свидание? – усмехнулся Рик.

– Очень смешно. – Изабель помахала ему рукой и пошла переодеваться. Рик не отставал от нее ни на шаг.

– Я серьезно!

– Что за странный вопрос? – раздраженно произнесла Изабель. – Тэд мой друг. И что необычного в том, что он подвезет меня?

– Извини, что надоедаю, – сказал Рик и шутливо поклонился. – Госпожа прогоняет меня, я вынужден подчиниться ей.

Да что с ним такое? – недоумевала Изабель, надевая куртку. Такое ощущение, что он ревнует меня к Тэду. Сегодня меня все ревнуют к нему! И Фиона, и Рик. А я всего лишь хочу устроить чужую судьбу. Забыв о собственной, между прочим!

– Ты уже готова? – Тэд вошел в комнату, предварительно постучав.

– Готова, – вздохнула Изабель, подумав, что, возможно, следует отложить разговор с Тэдом до следующего вечера, когда она не будет чувствовать себя настолько усталой и измученной.

– Ты падаешь с ног, – озабоченно сказал Тэд, беря ее под руку. – Того и гляди уснешь прямо на ходу.

– Зато ты свеж, словно и не работал сегодня допоздна.

– На самом деле я тоже устал, – возразил Тэд, – только по мне этого не видно.

– Ты мастерски скрываешь свои эмоции. – Изабель села в его автомобиль, Тэд захлопнул за ней дверь, а потом обошел машину и уселся на место водителя.

– Да, я в этом действительно преуспел.

– О чем ты? – переспросила Изабель, прикрывая ладонью зевок.

– Потом расскажу. Где будем болтать? Прямо в машине?

– Нет, если не возражаешь, я бы хотела пригласить тебя на чашку кофе. Как я уже говорила, разговор не займет много времени.

– Конечно же, Изабель, я с радостью выпью кофе у тебя дома.

А Фионе отказал, подумала Изабель. Вот интересно: а все ли у него в порядке с ориентацией? Он работает у нас в баре полтора года, но за это время я ни разу не видела его с женщиной. И с женой Тэд развелся по непонятной причине. О! А ведь это может все объяснять. Возможно, он прекрасно видит отношение Фионы к нему и потому отвергает ее. А меня он может не бояться, потому что знает: мы просто хорошие друзья. Тогда это меняет дело.

И как теперь мне начать с ним разговор? – в ужасе подумала Изабель. Не могу же я прямо спросить: Тэд, может быть, ты гомосексуалист?

– Вот мы и приехали, – бодро сообщил Тэд и заглушил мотор. – Ты что-то совсем притихла, уж не уснула ли по дороге?

– Нет, я просто...

Нервничаю, мысленно окончила свою фразу Изабель.

– Просто что?

– Ничего. – Изабель вышла из машины и направилась к подъезду. – Не обращай на меня внимания, от усталости я болтаю всякую ерунду.

На лифте они поднялись на этаж, где жила Изабель. Она открыла дверь в свою квартиру и включила свет.

– Чувствуй себя как дома! – провозгласила Изабель, бросая ключи на полку. – Пойдем, я сварю кофе и сделаю бутерброды.

– Не стоит беспокоиться, обойдемся только кофе.

Тэд уселся на стул и, пока Изабель суетилась на кухне, молча наблюдал за ней.

– Итак, о чем ты хотела поговорить? – спросил он, когда она поставила на стол две кружки с ароматным напитком и села напротив.

– О тебе, – честно ответила Изабель. – Если разрешишь.

Брови Тэда удивленно поползли вверх.

– Обо мне? Интересно.

Изабель сделала глоток кофе и улыбнулась.

– Тэд, скажи, почему у тебя нет девушки?

– Я же говорил тебе, что...

– Да, я помню все, что ты мне говорил. Но ведь ты столько времени один. В чем причина? Скажи мне правду. Пожалуйста. Ты же знаешь, что можешь мне доверять.

Тэд уставился в кружку, которую держал в руках. Сейчас он выглядел таким растерянным, что Изабель пожалела, что затеяла этот разговор.

– Мне просто не повезло, – наконец ответил Тэд.

– Хочешь сказать, что нет девушки, которая способна тебе понравиться?

– Нет, я не об этом, Изабель. Такие девушки есть.

Значит, с ориентацией у него все в порядке, с облегчением подумала Изабель. Теперь мне будет легче.

– И что же мешает тебе завести новые отношения?

– Я не хотел бы навязываться кому-то. Я обычно строю отношения, если вижу, что женщина тоже интересуется мной.

– Но ты интересен, по крайней мере, одной женщине точно! – воскликнула Изабель. – И я хорошо это знаю.

– Да? – Тэд смущенно хмыкнул. Изабель поразилась, как забавно выглядит этот здоровяк, когда смущается. – И ты уверена в этом на сто процентов?

– На двести.

– Пожалуй, я понимаю, о ком ты говоришь, хоть в это и трудно поверить... – Тэд глубоко вздохнул. – Но я не мог подойти к ней, потому что она никогда не давала мне понять, что я нужен ей как мужчина.

– По-моему, ты ошибаешься, – возразила Изабель. – Она постоянно оказывает тебе знаки внимания. Всегда находится поблизости, а вот ты, напротив, ее игнорируешь.

– Как можно, Изабель?! Я ведь очень люблю эту женщину. Но я не решался ей сказать об этом, потому что... Она была не свободна.

– А, это глупые интрижки! – отмахнулась Изабель, продолжая защищать Фиону. – Это все из-за того, что ты не реагировал на ее флирт.

– Интрижки? – поразился Тэд. – Ты называешь это интрижками?

– Фиона никогда не встречалась с парнями дольше двух недель. А в последний месяц вообще ни с кем не встречается, потому что сходит с ума от любви к тебе.

– Фиона?! Так ты говоришь о Фионе?

– Стоп! – Изабель удивленно уставилась на него. – Конечно, я говорю о ней. А ты о ком?

– О нет! – Тэд закрыл лицо руками и принялся смеяться. Правда, смех больше походил на истерику. – Я так и знал, что это не может быть правдой.

– Тэд, – Изабель вскочила со своего места, подошла к нему и погладила его по плечу, – я ничего не понимаю. Если не Фиона, то кто? Люси?

Тэд перестал смеяться, взял руки Изабель в свои и посмотрел ей в глаза.

– Изабель, я говорил о тебе.

– Тэд... – прошептала ошеломленная Изабель и тут же спрятала свои руки за спину, словно не хотела, чтобы он снова прикоснулся к ней. – Этого не может быть.

– Может, Изабель. – Тэд грустно усмехнулся. – О, какой же я идиот! Прости меня. Смешно было даже думать, что... Я самый настоящий дурак!

Изабель опустилась на стул, продолжая смотреть на Тэда так, словно впервые увидела его. Он влюблен в нее? Но это невероятно!

– Мы же всегда были друзьями, – пробормотала она.

– Я влюбился в тебя сразу, как только увидел. Именно из-за тебя я остался работать в этом баре, а иначе мне там просто нечего было бы делать. Но ты встречалась с Кеном, и ваши отношения... Он не тот человек, который нужен тебе, я это видел, но не стал вмешиваться. Я предпочитал быть тебе другом, чем вообще никем.

– Я не знала этого, Тэд... – со слезами на глазах прошептала Изабель.

– Правильно, я и не хотел, чтобы ты узнала. И совершенно зря выдал себя сейчас. Но, видно, так нужно. Мне все труднее скрывать свое отношение к тебе.

– Я... Тэд, я не могу ответить тебе взаимностью, – опустив голову, чуть слышно сказала Изабель.

– Детка, не расстраивайся так, – теперь уже Тэд стоял рядом с ней на коленях и гладил ее по руке. – Ты ведь ничем мне не обязана. Мои чувства не должны мешать тебе. Ну что поделать, если я тебя люблю?

– Но Фиона...

– Фиона? – удивленно переспросил Тэд. – А, кстати, при чем здесь Фиона?

Изабель посмотрела на него глазами, полными слез, и прошептала:

– Но она же любит тебя!

– Ты смеешься надо мной, Изабель?

Она покачала головой.

– Нет. Фиона сохнет по тебе очень давно. А ты не обращал на нее ни малейшего внимания, как она ни старалась. Именно поэтому из жизнерадостной хохотушки Фиона превратилась в вечно хмурую и всем недовольную женщину, обиженную судьбой.

– Да, я этого не замечал, – признался Тэд. – Но я вообще никого не замечал, кроме тебя. И не хочу замечать.

– Тэд, мне очень жаль, но между нами ничего не может быть, – с сожалением, но твердо сказала Изабель. – Я всегда относилась к тебе только как к другу, не больше. И, боюсь, ничего не смогу с собой поделать.

– Я понимаю. – Тэд вздохнул. – Прости, что испортил тебе вечер, Изабель.

– Прости, что испортила тебе жизнь, – отозвалась Изабель и расплакалась.

– Не надо, милая, не плачь. – Тэд осторожно вытер ей слезы ладонью. – Позволь мне и дальше оставаться твоим другом, раз я не могу рассчитывать на большее. Это будет самый лучший подарок для меня.

– Конечно, Тэд. – Изабель поддалась порыву и обняла его. – Ты прекрасный мужчина. Просто я...

– Ты любишь другого? – предположил он.

– Да... нет... я не знаю. Только я до сих пор не оправилась от разрыва с Кеном. Не потому, что я безумно любила его, нет, но...

Она и сама не могла объяснить, почему не может быть с Тэдом. Он привлекательный мужчина, по нему сходили с ума все женщины, которых он одаривал своей улыбкой, и тем не менее Изабель твердо знала, что никогда не влюбится в него. К тому же ее мучило смутное ощущение, что она не свободна. И виной тому был совсем не Кен.

– Мне пора, – сказал Тэд. – Я и так тебя слишком задержал.

– Прости меня, Тэд.

Он улыбнулся.

– Ты меня ничем не обидела. Мне стало намного легче сейчас, когда все прояснилось.

Он поцеловал ее в висок и поднялся с колен. Изабель проводила его до двери.

– Я бы на твоем месте все же присмотрелась к... другим женщинам, – сказала она, не глядя на него.

На губах Тэда появилась горькая усмешка, однако он переборол себя и сказал:

– Конечно, Изабель. Я так и сделаю. Спокойной ночи.

Изабель закрыла дверь и расплакалась. Она прекрасно понимала, что сегодня потеряла сразу двух близких ей людей: Тэда и Фиону.


11

– Я хочу пригласить тебя завтра пообедать, – сказал Рик, подойдя к Изабель в перерыве между песнями.

Это был следующий день после того, как произошло объяснение Изабель с Тэдом. Последний ничем не выдавал своих эмоций, впрочем, как и всегда, и только грусть появилась в его взгляде. Изабель же и не пыталась делать вид, что у нее все благополучно. Последние события окончательно выбили ее из колеи, так что предложение Рика оказалось весьма кстати.

– Можешь даже пригласить на ужин, – улыбнулась ему Изабель. – Я собираюсь взять выходной.

– Отлично, мы тоже не играем завтра в баре, – обрадовался Рик. – Где ты живешь? Я за тобой заеду.

– He стоит. Давай лучше встретимся где-нибудь в центре города. Вечером я собиралась к парикмахеру, освобожусь где-то часов в шесть.

– Отлично, назови адрес салона, и я приеду туда.

Изабель записала в блокноте для заказов адрес, вырвала страничку и протянула ее Рику.

– Вот, держи. Если я опоздаю немного, то подожди, пожалуйста, не уезжай ужинать без меня, – сказала Изабель с улыбкой.

Рик аккуратно свернул записку и приложил к губам.

– Я буду ждать тебя столько, сколько потребуется. Хоть всю жизнь, – сказал он и поспешил вернуться к своим музыкантам.

– Телефоны раздаешь? – спросила Люси неодобрительно, как всегда неожиданно возникнув рядом с Изабель.

– Не угадала, – отозвалась Изабель, раздумывая, стоит ли говорить, что она раскидывается адресами, пусть даже своих парикмахеров.

– И все-таки он запал на тебя. – Люси вздохнула. – Я уже смирилась, что этот красавчик не обращает на меня внимания, и подружилась с его гитаристом.

– Времени даром не теряешь, – рассмеялась Изабель.

– Как и ты, впрочем, – подмигнула ей Люси. – Кстати, это правда, что ты и Тэд вчера уехали вместе?

– Правда, – кивнула Изабель и увидела, как с лица Люси мгновенно исчезло доброжелательное выражение. – Но не подумай плохого. Мне нужно было с ним поговорить. О Фионе.

– О Фионе? – В глазах Люси вспыхнул интерес. – Надеюсь, ты не сказала лишнего? Ну и как?

Изабель всю ночь и весь сегодняшний день мечтала забыть о «лишнем», но у нее не получалось. Вряд ли она расскажет о подробностях вчерашнего разговора с Тэдом, но раз уж про-I говорилась, то нужно дать хоть какие-то объяснения любопытной Люси.

– К сожалению, скорее всего ничего не выйдет.

Услышав это, Люси заметно погрустнела.

– Что ты имеешь в виду? – спросила она. – Фиона ему совсем не нравится?

– Боюсь, что так. Более того, Тэд и понятия не имел, что он ей не безразличен.

– Ну тогда все ясно... – Люси покачала головой. – Настолько слепым мужчина может быть в двух случаях: или он гомосексуалист, или влюблен в другую женщину.

– Как ни странно, те же мысли пришли и мне в голову.

– И какая же из них оказалась верной?

– А ты как думаешь?

– И в кого он влюблен? – тут же спросила 1юси.

Изабель смутилась.

– Я... Он мне не сказал.

– Неужели у Фионы нет ни малейшего шанса?

– Будем надеяться, что есть, но...

– Мне вовсе не нужны никакие шансы! Люси и Изабель подпрыгнули как ужаленные. Поглощенные разговором, они, конечно, не заметили, что рядом с ними стоит Фиона и слышит каждое их слово.

– Он уже давно не интересует меня, – добавила она, – так что тема закрыта. И прекратите сплетничать обо мне.

– Пошла в туалет рыдать, – прокомментировала Люси, глядя вслед уходящей Фионе, – Это даже уже и не новость. Надо сказать Джою, что в потопе виноваты вовсе не старые трубы, а слезы Фионы.

– Это мое любимое место, – сообщил Рик, открывая дверь ресторана «Миракль» перед пораженной Изабель.

– Понятия не имела, что у тебя так много денег, что ты можешь позволить себе привести сюда девушку.

– Даже не знаю, говорить тебе или нет, – продолжал Рик, усаживаясь вместе с Изабель за столик и принимая из рук официанта меню. – Боюсь, когда ты узнаешь правду, то перестанешь меня уважать.

– Не перестану, обещаю. В чем фокус?

– Этот ресторан принадлежит моему дяде, и, когда я позвонил ему и пообещал дать несколько бесплатных концертов, он с радостью согласился предоставить мне почти пятидесятипроцентную скидку.

– Вот оно что! – рассмеялась Изабель. – А твои товарищи согласятся работать бесплатно ради тебя?

– Конечно, они уже согласились, когда узнали, с кем именно я иду на свидание.

– Так это свидание... – пробормотала смутившаяся Изабель.

– А что же еще? Ты потрясающе выглядишь, Изабель, и я боюсь, как бы тебя кто-нибудь не увел у меня.

Она действительно выглядела на миллион долларов. Изабель сменила прическу: слегка укоротила волосы, так что они теперь свободно спадали на плечи мягкими волнами. Изабель не знала, куда Рик поведет ее на ужин, поэтому выбрала универсальное темно-синее платье для коктейля – скромное, но достаточно сексуальное. Сменив прическу, Изабель чувствовала себя словно обновленной.

– Ты мне льстишь, – ответила Изабель, со стыдом чувствуя, что в глубине души того же мнения, что и Рик.

– Я не способен на лесть, Изабель. Когда ты узнаешь меня получше, то поймешь это.

Она заметила, что Рик буквально не сводит с нее взгляда. Влюбленного взгляда! Или ей только показалось? Но все-таки Изабель было очень приятно. Даже больше чем приятно. Ощущение не сравнимое с тем, которое она испытывала, находясь рядом с Тэдом. Рика она могла воспринимать как мужчину. Еще как могла! Изабель вынуждена была признаться себе, что давно уже ее мысли о Кене заместили воспоминания о встречах с Риком.

Кажется, я стою на пороге большого романа. Впервые за долгое время, подумала Изабель.

Взгляд Рика ее смущал, очаровывал и приводил в трепет. Вот уже несколько ночей подряд ей снилось, как он целует ее. Сначала Изабель чуть ли не в ужасе отмахивалась от такой перспективы наяву, но потом поняла, что не стоит обманывать себя. Рик ей определенно нравится.

– Как мило с твоей стороны пригласить меня на ужин, – сказала Изабель, чтобы прервать повисшую неловкую паузу, во время которой Рик пожирал ее взглядом.

– Ты для меня как глоток свежего воздуха, Изабель. Ты моя муза. Моя королева. Я готов для тебя на что угодно.

Изабель издала нервный смешок.

– Ты мне не веришь? – Рик искренне огорчился.

– Верю, просто мне неловко.

– Ты достойна того, чтобы тебя каждый день засыпали комплиментами. И я постараюсь все для этого сделать.

– Рик, что происходит?

– Я люблю тебя, – сказал он. – И сильно. Изабель приоткрыла рот от удивления. Ей наверняка снится сон. Точно, она спит. Сначала Тэд, потом Рик... Кто следующий?

– Рик, ты шутишь?

– Ничего подобного. Странно, что ты не заметила моих чувств. Все мои друзья считают их очевидными до неприличия. Поэтому я решил как можно скорее признаться тебе в любви.

Изабель покраснела от волнения и смущения.

– Рик, я...

– Я вовсе не жду, что ты в ответ тоже признаешься мне в любви. Но если ты дашь мне шанс украсть твое сердце, я буду самым счастливым человеком на планете.

– Я, безусловно, дам тебе шанс, – неожиданно для себя сказала Изабель.

– Серьезно?! – Ликующая улыбка озарила лицо Рика. – Не могу передать тебе, как я рад!

– Но почему я? – не выдержала Изабель, – Что во мне такого особенного?

Она никак не могла понять, почему на нее свалились сразу два объяснения в любви. Изабель никогда не причисляла себя к женщинам, способным свести с ума любого мужчину. Но, как оказалось, она ошибалась. За годы, проведенные с Кеном, Изабель забыла, что такое флиртовать. Все ее мысли занимали Кен и работа. Изабель вообще не обращала внимания на других мужчин. Теперь она поняла, что могла потерять очень многое, согласившись выйти замуж за Кена.

– Изабель, ты прекрасна, – ответил Рик на ее вопрос. – Не спрашивай меня, что в тебе особенного. Ты вся особенная. Ты не похожа на других женщин.

– Глупости, – зардевшись, ответила Изабель. Рик мягко улыбнулся и с нежностью взглянул на нее.

– Во-первых, ты очень красивая, Изабель. Во-вторых, у тебя есть замечательная способность делать людям добро. Ты от всего сердца желаешь другим счастья и пытаешься помочь им, порой даже забывая о себе. Ты сильная и слабая одновременно. Я не знаю, за что конкретно тебя полюбил, и было бы странно, если б знал. Я просто люблю тебя.

Внезапно Изабель почувствовала, что совершенно не хочет ужинать. Пора посмотреть правде в глаза: Рик понравился ей еще тогда, когда она даже не знала его имени. Она хотела быть с этим мужчиной и чувствовала, что не понадобится много времени, чтобы ответить взаимностью на его чувства.

Сгорая от стыда, но тем не менее решив не менять внезапного решения, Изабель взяла Рика за руку и произнесла:

– Поехали ко мне, Рик.

Он рассмеялся, как смеются абсолютно счастливые люди, и, перегнувшись через стол, поцеловал ее.

– Ты великолепна, Изабель! Ты не боишься быть естественной. Едем!

– Где ты пропадала? – спросил Карл сурово. Изабель взглянула на часы.

– Я опоздала всего на десять минут.

– За эти десять минут я уже дважды отвечал за тебя по телефону.

– И что, были важные звонки? – поинтересовалась Изабель, снимая пальто.

– Вообще-то нет, – признался Карл. – Оба раза не туда попали.

– Тогда что ты ко мне привязался?

– Раньше ты никогда не опаздывала. Напротив, приходила гораздо раньше положенного времени.

Изабель лишь пожала плечами, не отвечая на выпады Карла, но тот продолжил допрос.

– Так где ты была? – спросил он интимным шепотом, усевшись на край ее стола и наклонившись к Изабель. – Расскажи все дядюшке Карлу, детка.

– Прекрати, Карл! У меня было одно важное дело, поэтому я задержалась.

– Мужчина? – предположил Карл.

– Может быть!

– Разве Кен вернулся?

– На нем что, свет клином сошелся?

– Ах! – в притворном ужасе воскликнул Карл. – Неужели ты завела себе любовника?!

– Хватит паясничать. Я скажу тебе, где была, если ты пообещаешь, что никому об этом не проболтаешься.

– Обещаю, – быстро ответил Карл и снова наклонился к Изабель.

– Совсем никому, – добавила она.

– Совсем никому, – послушно повторил Карл. – Итак?

– Я была на собеседовании.

– На каком таком собеседовании?

– Ну какое еще у меня могло быть собеседование? По поводу работы, конечно!

– Ты решила уйти из бара?

– Я решила уйти отсюда.

Карл выпрямился и потрогал лоб Изабель.

– У тебя жар или ты шутишь. В любом случае то, что ты сейчас сказала, не может быть правдой.

– Однако я не шутила.

– И кем же ты собралась работать?

– Гидом.

– Изабель, сегодня не День дурака!

– Не понимаю, чему ты так удивляешься? И говори, пожалуйста, потише, на нас уже все оглядываются.

– Изабель, но ты не можешь быть гидом, – понизив голос, продолжал Карл.

– Почему ты так считаешь?

– Но ты этому не училась. Сколько языков, например, ты знаешь?

– Три, не считая родного.

– Три?!

– Представь себе. Итальянский, немецкий и французский.

– Вот уж не думал, что ты полиглот.

– Мне всегда нравилось изучать языки. А всему остальному меня научат на месте.

– И когда ты узнаешь, приняли тебя или нет?

– А я уже знаю, – невозмутимо ответила Изабель, пудря носик.

– И что?

– Меня приняли.

– О нет... – простонал Карл. Он откинулся назад и чуть было не упал со стола. – Ты меня бросишь здесь на произвол судьбы?

– Ты не маленький.

– Какая жестокость! – возмутился Карл. – Тогда, раз уж ты приняла твердое решение уйти отсюда... А ты уже приняла твердое решение?

Изабель кивнула в ответ.

– В таком случае, могу я пригласить тебя на свидание?

Теперь уже Изабель уставилась на Карла, словно он был пришельцем с Марса.

– Ха-ха! Смешно! – сказала она, вовсе не уверенная в том, что Карл пошутил.

– Это не шутка, – подтвердил ее опасения он. – Ты всегда мне нравилась, и сейчас, когда ты свободна и нас не будут связывать рабочие отношения, я...

Изабель поспешно закрыла ему рот своей ладонью.

– Молчи, Карл, больше ни слова, если хочешь остаться моим другом.

– Понял, – промычал он. – Это действительно была шутка.

Только Карла мне не хватало в моем арсенале поклонников! – с ужасом подумала Изабель. И зачем я солгала Кену, что у меня три претендента на мои руку и сердце? Ведь я всегда верила в то, что мысль материальна!


12

Едва Изабель вошла в бар, как сразу поняла, что вечер будет тяжелым: такого столпотворения здесь она не видела никогда. Что здесь происходит сегодня? – озадаченно подумала Изабель.

В комнатке, где переодевались служащие, Изабель заметила свою подругу, тщательно укладывающую перед зеркалом волосок к волоску.

– Люси! Ты случайно не знаешь, в чем дело? Бар открылся десять минут назад, а людей в нем уже столько, что яблоку негде упасть. Я что-то пропустила?

Люси смерила ее снисходительным взглядом.

– С тех пор как вы с Риком занялись исключительно друг другом, ты вообще ничего не замечаешь вокруг. Джой уже во второй раз созывает экстренное совещание, а ты об этом наверняка даже не слышала.

– Экстренное совещание? – удивилась Изабель. – По какому поводу?

– Сегодня у нас праздник: наш бар превращается в ресторан!

Изабель, которая в этот момент натягивала |на себя юбку, чуть не упала от такой новости.

– Правда? Тогда я действительно пропустила все на свете. Но каким образом? Ведь у нас недостаточно места, чтобы официально зваться рестораном!

– Как оказалось, по всем критериям мы прошли. К тому же Джой собирается на днях ломать стену и расширять помещение, так что... Видимо, он пообещал подогнать бар под стандарты в ближайшее время.

– Скорее всего, так и есть, – поразмыслив, согласилась Изабель. – Но откуда люди?

– Это не просто люди, – со значением произнесла Люси. – Джой, не будь дураком, разослал кучу приглашений самым влиятельным лицам в нашем городе. У него много связей, так что, прибегнув к помощи сарафанного радио, он гарантировал бару почти стопроцентную посещаемость.

– Не совсем понимаю...

– У нас в последнее время нередко ужинал один довольно перспективный юрист со своей женой, так что он мог порекомендовать своим знакомым и коллегам прийти на открытие.

– Джой не перестает меня удивлять. Чем он мог прельстить этого юриста, чтобы тот ему помог?

– Понятия не имею, – сказала Люси. – Но есть действительно хорошая новость: нам повышают жалованье.

– И увеличивают рабочий день, – добавила Фиона.

Изабель только сейчас обнаружила ее присутствие. Фиона забилась в уголок, и заметить ее было трудно.

– Привет, Фиона, – улыбнулась Изабель. – Тебя и не видно почти.

Фиона поднялась со своего места и подошла к зеркалу.

– Становлюсь невидимкой, – пошутила она невесело.

Изабель обратила внимание на то, как похудела и осунулась Фиона. Кожа да кости. Вот что может сделать с человеком безответная любовь!

Люси поджала губы. Она почти перестала общаться с Фионой, хотя раньше они считались неразлучными подругами. Но теперь у Фионы совсем другие взгляды на жизнь. Она не желает ходить на вечеринки, да и вообще, похоже, решила поставить крест на своей личной жизни.

– Что ты думаешь по поводу нововведений, Фиона? – спросила Изабель.

– А что тут думать? Нужно работать.

– Ну, может быть, у кого-то и нет теперь естественного желания отдыхать, а я не намерена проводить здесь по двенадцать часов! – заявила Люси. – Я хочу думать не только о работе, но и о себе!

Фиона не удостоила ее ответом.

Мир рушится на глазах, подумала Изабель.

– Так ты, говорят, встречаешься с Риком? – спросила Фиона, глядя на Изабель ничего не выражающим взглядом.

– Да, – ответила Изабель смущенно.

– Вы любите друг друга? – продолжила допрос Фиона.

– Какое твое дело? – снова вмешалась Люси. – Если ты вознамерилась стать монахиней, то это вовсе не значит, что другие не заслужили счастья в любви.

– Я люблю его, а он меня, – все же ответила Изабель.

Фиона улыбнулась.

– Желаю счастья. Постарайся его не упустить, – посоветовала она, прежде чем выйти за дверь, – а то глазом моргнуть не успеешь, как Люси его уведет.

– Ненормальная, – сказала Люси с чувством. – Никогда не думала, что она может стать такой. Если бы Тэд не маячил здесь все время, возможно, постепенно Фиона и забыла бы его. Ума не приложу, что его тут держит?

Чтобы не выдать своего волнения, Изабель поспешила в зал. Это из-за нее Фиона стала такой! Это она, Изабель, виновата в том, что Тэд до сих пор один.

Однако все ее грустные мысли отошли на второй план, когда она увидела Рика. Когда их взгляды встретились, сердце Изабель радостно замерло. Рик расцвел в улыбке, отложил гитару, которую настраивал, и приблизился к Изабель.

– Привет, любимая, – Он нежно поцеловал ее в губы. – Как дела?

Руки Изабель обвили его шею.

– Я так скучала по тебе! – сказала она и потерлась носом о его щеку. – У, колючка!

– Я не виноват, что у тебя дома нет мужского бритвенного набора, – рассмеялся он.

– Сегодня же куплю, – пообещала Изабель. – Вы играете сегодня весь вечер? Оказывается, в баре, а точнее теперь уже в ресторане, праздник.

– Я тоже с удивлением узнал об этом, – признался Рик. – Мои музыканты сказали мне, что, если я продолжу и дальше витать в облаках, они подыщут мне замену.

– О, Рик, это моя вина! – испуганно воскликнула Изабель.

Рик снова рассмеялся и принялся короткими поцелуями покрывать ее лицо.

– Они же шутят! Не смей даже думать, что ты способна помешать кому-то! А тем более мне. Что бы я делал без тебя, Изабель?

– Нет, вы только посмотрите на них! – раздался голос Джоя. – Я нанял трех новых официантов в помощь, а эти двое милуются!

– Извини, Джой, я сейчас же пойду за своим подносом, – пообещала Изабель и, чмокнув Рика еще раз в губы, умчалась на кухню.

– Изабель! Изабель! Я тебя повсюду ищу!

Рик ворвался на кухню, где Изабель поедала четвертый пончик. Ноги у нее гудели, голова тоже. Изабель казалось, что эта смена не закончится никогда.

– Извини, Рик, – с набитым ртом произнесла она. – Я так проголодалась, что готова съесть что угодно.

– Съешь меня, милая! – подмигнув ей, предложил повар.

– Эй! Что за посягательства на мою любимую женщину?! – шутливо возмутился Рик. – Ты же не хочешь, старина, чтобы я рассердился, верно?

– Ну что ты, Рик! – воскликнул повар. – Меньше всего на свете мне сейчас хочется выяснять с кем бы то ни было отношения. Да и домой пора. Чего и вам желаю. – Он снова подмигнул Изабель, поставил перед ней еще одну тарелку с пончиками и вышел.

– Будешь? – Изабель протянула Рику пончик. – С шоколадной начинкой.

Рик сел рядом с ней и с умилением стал наблюдать, как его любимая облизывает свои сладкие пальчики.

– Устала? – спросил он. Изабель вздохнула.

– Ты же видел, что у нас творилось сегодня. Но я не имею право жаловаться. С вас тоже семь потов сошло. Ты охрип, бедняжка... – Изабель погладила Рика по голове.

– Это стоило того, – ответил Рик. – Знаешь, что случилось?

– Что? – заинтересованно спросила Изабель.

– Несколько минут назад, когда мы уже собирали инструменты, к нам подошел человек и сказал, что прослушал сегодня всю нашу и не нашу программу – а ты знаешь, пришлось и нам, к сожалению, изменить себе и петь чужие песни, своих бы просто не хватило на шесть часов... так вот, этот человек оказался довольно известным продюсером. Он в восторге от нашего творчества и от умения моих музыкантов интерпретировать чужие песни. В общем, он хочет, чтобы мы сотрудничали с ним!

– Не может быть! – забыв об усталости, воскликнула Изабель. – Это же потрясающая новость!

– Нам наконец повезло, понимаешь? По-настоящему повезло! Изабель, и все это благодаря тебе!

– Я совершенно ни при чем, – скромно сказала она. – Ваш талант – вот причина успеха.

– Если бы ты не подошла ко мне тогда в парке, если бы не предложила Джою идею с живой музыкой, то не было бы нашего успеха. И не было бы у нас с тобой таких прекрасных отношений, – добавил Рик. – Изабель, я не могу выразить словами, как люблю тебя. Я не могу без тебя. Ты мой ангел-хранитель, я говорил тебе это уже сотню раз и еще столько же повторю.

– Рик, это ты мой ангел. – Изабель порывисто обняла его. – Сейчас я просто не понимаю, как вообще могла обходиться без тебя.

– Мы всегда будем вместе, – прошептал Рик. – Слышишь? Всегда! Обещай мне!

– Клянусь! – рассмеялась Изабель. – Если только тебя не настигнет звездная болезнь и ты не забудешь свою Изабель.

– Никогда! – с жаром заверил Рик. – Я обожаю тебя, любимая!

Дома Изабель ждал сюрприз. Она, как и обычно, забрала свою почту вечером и оставила корреспонденцию на журнальном столике. После того как Рик ушел в душ, Изабель решилась наконец разобрать стопку счетов и рекламных проспектов. Среди счетов она обнаружила письмо без подписи и обратного адреса, однако сразу определила по почерку, что оно от Кена. Изабель распечатала конверт и вынула записку.

«Изабель, нам очень нужно поговорить. Это не касается наших отношений. Завтра в семь вечера в ресторане «Виктория». Это важно! Умоляю!»

Она со вздохом разорвала записку и выкинула в мусорное ведро вместе с конвертом. Не хватало еще, чтобы Рик обнаружил послание Кена. Он не был ревнив, но провоцировать его все же не хотелось.

Что могло понадобиться Кену? Да еще не касающееся их отношений? У Изабель были все основания не доверять ему. Однако любопытство и, что уж скрывать, жалость и сострадание, которые она так и не смогла в себе подавить, взяли верх.

Я ничего не потеряю, если схожу на эту встречу, решила Изабель.

– О чем задумалась? – спросил Рик, войдя в комнату. Мокрые взъерошенные прядки делали его похожим на пятнадцатилетнего тинэйджера, неумело воспользовавшегося гелем для волос. Изабель рассмеялась и, подойдя к Рику, поцеловала его в теплые мягкие губы.

– Я от тебя без ума, – сказала она. – Ты такой миленький!

Рик поцеловал ее в ответ и легонько шлепнул Изабель чуть пониже спины.

– С тобой мне трудно соперничать, – сказал он с улыбкой.

Изабель села на диван и вздохнула.

– Рик, мне нужно кое-что сказать тебе. Я не хотела, но теперь понимаю, что обязана.

– Звучит так странно и неопределенно, что я начинаю беспокоиться. – Он присел рядом с Изабель. – Я что-то сделал не так?

– О нет! – Изабель ласково потерлась щекой о его плечо, словно была кошкой. – Все замечательно, но... Я думаю, что тебе стоит кое о чем знать.

Рик выжидательно посмотрел на нее. В его глазах Изабель заметила тревогу и сразу же почувствовала себя виноватой перед ним.

– Рик, милый, не пугайся. Речь пойдет вовсе не о нас с тобой.

Рик заметно повеселел. За несколько секунд он успел представить такие ужасы, что сердце у него начало стучать как сумасшедшее.

– Лучше говори быстрее, Изабель, не то у меня случится нервный припадок.

– Я получила письмо от Кена.

– И что же он пишет? – с деланым равнодушием спросил Рик.

– Хочет встретиться завтра. Уверяет, что это не связано с нашими прежними отношениями. Пишет, что ему нужна какая-то помощь, и умоляет прийти завтра вечером в ресторан «Виктория».

– И что ты решила? – спросил Рик, хотя прекрасно знал, каков будет ответ.

– Только не подумай, будто я все еще что-то испытываю к нему, – принялась оправдываться Изабель. – Но, может быть, он действительно нуждается в моей помощи?..

– Ты достаточно много нелицеприятного рассказывала мне о Кене, чтобы я мог в это поверить. Что касается тебя, то я вовсе не ревную. Я знаю, что ты не любишь его.

– Я люблю тебя!

– А я тебя, – сказал Рик. – Однако я понимаю твое желание прийти на помощь ближнему своему. В этом ты вся. И я не виню тебя, это было бы очень глупо с моей стороны. Просто я не хотел бы, Изабель, чтобы твое человеколюбие стало причиной неприятностей.

– Обещаю, что если Кен и на этот раз меня подведет, то я не стану это терпеть.

– Если что-то пойдет не так, позвони мне, и я тотчас же за тобой приеду.

– Спрыгнешь со сцены и помчишься мне на выручку? – лукаво улыбнувшись, спросила Изабель.

– Стотысячная толпа не заставит меня остаться на сцене, если тебе понадобится моя помощь, – сказал Рик серьезно и крепко обнял ее.


13

Изабель сразу поняла, что худшие ожидания Рика оправдались и она попала в ловушку, которую подстроил Кен. Войдя в ресторан, Изабель обнаружила там всех его коллег, и конечно же чету Крэг.

– Привет, милая! – Кен закрыл ей глаза руками, подкравшись со спины. – Угадай – кто?

– Самый гнусный и эгоистичный тип на свете, – сказала Изабель мрачно.

– Не угадала, это всего лишь я. Милый, добрый и ласковый Кен.

– Угадала, – возразила Изабель. – Не льсти себе. Может быть, объяснишь, что здесь делают твои коллеги, которые сейчас пялятся на меня, как на заморскую диковинку?

– Просто они не ожидали увидеть тебя здесь.

– Я тоже не ожидала такой встречи. Что происходит, Кен?

Он взял ее за руки и улыбнулся, постаравшись вложить в свою улыбку как можно больше теплоты.

– Милая Изабель, – начал он, прекрасно осознавая, что со стороны они выглядят как воркующая влюбленная парочка, – не сердись на меня. Но так уж вышло, что босс решил устроить здесь корпоративную вечеринку именно сегодня.

– Какой сюрприз! – с сарказмом сказала Изабель. – И ты хочешь сказать, что сам узнал об этой вечеринке только сейчас?

– Врать не буду, я узнал о ней сегодня утром.

– И все же врешь, – резко произнесла Изабель. – Как у тебя вообще хватает совести мне в глаза смотреть?

– Продолжим дискуссию немного позже, Изабель, сюда идет Марк Крэг.

– Изабель! Какой приятный сюрприз! – воскликнул Марк, подходя к ним.

Изабель вынуждена была повернуться к нему и вежливо улыбнуться.

– Здравствуйте, Марк, я тоже рада видеть вас.

– Я и не знал, что вы с Кеном снова вместе! – расцвел в улыбке Марк.

– Мы не...

– Мы пока еще в стадии конфетно-букетного периода, – опередил ее Кен.

– Ах ты бродяга! – рассмеялся Марк, потрепав Кена по голове, словно тот был нашкодившим щенком, на которого, впрочем, невозможно злиться. – Ты всегда от меня скрываешь хорошие новости.

– Вовсе нет, просто Изабель не хотела торопить события.

Кен взял остолбеневшую от его наглости Изабель под руку и прошептал ей на ухо, ведя в сторону столиков:

– Пожалуйста, не злись. Подыграй мне хоть немного, сделай одолжение. Что тебе стоит? И я обещаю, что после этого вечера навсегда оставлю тебя в покое.

– Я готова убить тебя, Кен, – процедила сквозь зубы Изабель. – Просто диву даюсь, как ты можешь быть такой свиньей. Признайся, ведь эта вечеринка решающая для тебя, да? Наверное, на днях Марк собирается объявить имя своего нового ближайшего помощника?

– Это не совсем так, – уклончиво ответил Кен.

– Не совсем? – издевательским тоном переспросила Изабель. – Объясни, пожалуйста.

– Хорошо, ты права, – тихо сказал Кен, широко улыбаясь, так как на них с Изабель смотрели почти все присутствующие. – Видишь, я исправился. Говорю только правду.

– Какая же ты все-таки сволочь, – по-прежнему улыбаясь, сказала Изабель.

– Рады видеть вас... вместе, – сказал один из коллег Кена.

Изабель молча кивнула.

Какая же она дура, что пришла сюда! Впрочем, кто бы мог подумать, что она угодит в ловушку? Да уж, Кен все предусмотрел. Стоило бы устроить ему разнос прямо при всех, а еще лучше рассказать присутствующим, кем он является на самом деле.

– Учти, я не собираюсь долго находиться здесь, – сказала Изабель.

– Часа полтора усидишь? Потом я отвезу тебя домой, – миролюбивым тоном предложил Кен.

– Посмотрим. Ничего обещать не буду.

– Изабель, Кен, мы будем рады, если вы присоединитесь к нам, – предложил вновь подошедший Марк. – Маргарет требует вашего общества, и я полностью солидарен с ней. Мы немного потеснимся, и все уместятся.

От внимательного взгляда Изабель не укрылось, что «потеснились» всего двое – с несчастным видом пересели за соседний столик. Видимо, Марк намекнул им, что предпочел бы других соседей. Чести сидеть за одним столиком с боссом удостаивались только избранные. Кен, как всегда нарочито поскромничав, уселся подальше от Марка, зная, что тот все равно пригласит его пересесть.

– Ах, Изабель, как я счастлива, что вы с Кеном снова вместе! – пропела Маргарет, едва Изабель уселась на стул. – Я так и говорила Марку, что ваша ссора простое недоразумение.

– Вы ошибаетесь, Маргарет, – сказала Изабелла громко, чтобы Кен при всем желании не смог ее перебить. – Мы с Кеном не вместе. А то, что я оказалась здесь, – чистое недоразумение.

Кен незаметно ущипнул ее.

– Что ты делаешь?! Я думал, что мы договорились.

– Мы договорились, что я побуду немного на вашем ужине, но я вовсе не собираюсь изображать любовь к тебе и не намерена никого обманывать.

– Что означают твои слова? – поинтересовалась Маргарет.

– Кен пригласил меня поужинать, чтобы кое-что обсудить, и я согласилась. Однако он не предупредил меня, что я попаду на корпоративную вечеринку, – с любезной улыбкой ответила Изабель.

– Я же объяснил тебе, милая, как это получилось, – с нервным смешком произнес Кен.

– Кен сказал, что не знал о вечеринке до сегодняшнего утра, – продолжила Изабель.

– Ерунда какая! – фыркнул Марк. – Кен прекрасно знал об ужине. Мы всегда предупреждаем об этом всех сотрудников за две недели.

– Простите, – пробормотал Кен, с лица которого схлынули все краски, – но я так хотел заполучить Изабель в свое общество, что мне пришлось пойти на маленькую хитрость.

Все сидящие за столиком вежливо рассмеялись.

– Видите, как Кен старается помириться с вами, Изабель! – воскликнула Маргарет.

– Да, но я не понимаю, почему он предпочитает делать это в присутствии полусотни людей. Обещанный ужин на двоих был бы более уместен в этом случае.

Изабель отлично знала, что делает. Нет, она не собиралась потакать прихотям Кена, она и так слишком долго разыгрывала из себя счастливую невесту. Хватит. Она больше не позволит Кену играть с ней. Она ничем не обязана ему! Если на то пошло, это он ей должен. Пусть спасибо скажет, что она ни словом не обмолвилась о причине их с Кеном расставания.

– Как ваши дела, Изабель? – спросил Марк, переводя разговор на другую тему. – По-прежнему заняты на двух работах?

Изабель увидела, как неодобрительно сверкнули его глаза. Да, разумеется, мистер Крэг все еще не может забыть ее отповеди по поводу профессии официантки.

– На двух? – спросила худенькая блондинка, сидящая напротив Изабель. – Вы, оказывается, бизнес-леди?

– Нет, утром я работаю администратором, а вечером официанткой в баре.

Изабель почувствовала, как разговоры за столом смолкли, и все взгляды оказались прикованы к ней.

– Официанткой? – переспросила блондинка. – Это что... так перспективно?

– Ну должна же я как-то выживать в этом мире! На зарплату администратора не проживешь, вот и приходится подрабатывать.

Краем глаза она увидела, что Кен уставился в тарелку. Наверняка он сейчас мечтает оказаться как можно дальше отсюда.

– Изабель, видно, привыкла рассчитывать только на себя! – воскликнула Маргарет, желая разрядить накалявшуюся атмосферу. – Верно ведь? А после свадьбы с Кеном...

– О нет! – прервала ее Изабель. – Дело вовсе не в моем болезненном самолюбии. Кто еще позаботился бы обо мне? И при чем здесь Кен? Он ни цента лишнего на меня не потратил. Хотя, простите, я наговариваю: неделю назад он преподнес мне малюсенький букетик, когда приходил мириться. Вот только вину Кена не загладить даже миллионом роз.

– И что же такого он сделал? – раздраженно спросил Марк. – Что за вина такая, которая могла заставить вас обвинять его во всех смертных грехах?

– Почему бы вам не спросить у него? – поинтересовалась Изабель и наконец повернулась к Кену. – Ты же вряд ли рассказал кому-то о причине нашей ссоры, верно, дорогой?

Кен поднял на нее глаза. Изабель пришлось сделать над собой нешуточное усилие, чтобы продолжать улыбаться. В его взгляде было столько ненависти, что у Изабель дыхание перехватило. Она никогда еще не видела Кена таким.

За столом воцарилась гнетущая тишина. Все ждали, что же скажет Кен.

– Не думаю, что нам следует обсуждать наши проблемы при всех, – тихо произнес он.

– Почему же? – Теперь Изабель знала, что обратной дороги нет, и продолжала нестись во весь опор – будь что будет! – Ты же заявил сегодня о том, что мы якобы помирились. Ты зачем-то солгал мне, пригласив на ужин и не сказав, что здесь будут твои коллеги. Думаю, всем любопытно, почему твоя бывшая девушка так зла на тебя, что даже не пытается сдерживать свои эмоции. А может быть, я просто считаю себя несправедливо обиженной? Может быть, я устала от того, что все эти годы, в течение которых я встречалась с тобой, да и сегодня тоже, меня использовали?

– Говори, Кен, – потребовал Марк. – Ты же знаешь, что в нашей фирме между сотрудниками нет секретов друг от друга. Я бы очень хотел знать, что происходит.

– Это... это наше с Изабель частное дело, – наконец произнес Кен. – Я бы не хотел выносить на всеобщее обсуждение свою личную жизнь.

Брови Марка поползли вверх. От кого угодно, но от Кена он не ожидал такого нахальства.

– В таком случае, – произнес Марк, – быть может, мы поговорим без свидетелей?

– Не вижу в этом смысла.

– Твоя девушка... или бывшая девушка, уж и не знаю... прилюдно оскорбляет тебя, а ты не хочешь на это ответить? Я не понимаю тебя, Кен.

Изабель гордо вскинула голову, пытаясь не выдать, что ее задело замечание Марка. И почему все хотят выставить виноватой именно ее?

– Если уж Изабель подняла тему ваших отношений, то стоит довести разговор до конца, – поддержала мужа Маргарет.

– Если ты хочешь стать правой рукой Марка, который очень хорошо к тебе относится, то нельзя терять его доверия, – многозначительно сказала Изабель, однако скрытый смысл фразы понял только Кен.

– Мы поссорились с Изабель, и она не хочет больше поддерживать со мной отношения. Вот и вся правда, – сказал Кен. – Причины не имеют значения. Я совершил большую ошибку, когда пригласил тебя на этот ужин. – Он смело посмотрел ей в глаза, решив играть ва-банк. – Я думал, что, оказавшись среди людей, которых ты хорошо знаешь и которые относятся к тебе, как к родной, твое сердце растает, но я был не прав. Твоя эгоистичность непробиваема.

На секунду Изабель потеряла дар речи. Вот как? Кен решил перевернуть ситуацию с ног на голову и восстановить свою репутацию? Не выйдет! Теперь ее, Изабель, уже ничто не остановит. Кен открыто объявил ей войну. Если несколько минут назад Изабель готова была пойти на попятную и оставить Кена в покое (она и так сказала слишком много, и он еще не скоро сможет восстановить доверие Марка), то теперь ни за что не станет молчать.

Изабель оглядела окружающих. За их столиком было так тихо, что это казалось неестественным. Люди за соседними столиками удивленно поглядывали на них. С чего это босс выглядит таким серьезным? А прилично ли остальным веселиться, если мистер Крэг сейчас явно чем-то недоволен?

– Если Кен не хочет говорить, то скажу я, – спокойно произнесла Изабель. – Мистер Крэг, Маргарет, я очень хорошо к вам отношусь. Вы прекрасные люди... – она осеклась, заметив гримасы отвращения на их лицах. Они были склонны верить Кену, а не ей. – Мне трудно говорить... Конечно, потом будут винить во всем меня, но это не важно. Мы расстались с Кеном, потому что...

– Заткнись, Изабель! – резко прервал ее Кен. – Прекрати меня позорить!

– Потому что он мне изменил! – громко закончила свою фразу Изабель. – Более того, женщина, с которой, как оказалось, он встречался параллельно со мной полгода, беременна от него.

– Кен!.. – простонала в ужасе Маргарет. – Да быть такого не может!

Кен обвел взглядом присутствующих. Губы его были плотно сжаты. Сейчас он переживал самую страшную минуту в своей жизни.

– И кто она? – спросил Марк строго. По глазам его было видно, что ему необычайно трудно поверить в эти обвинения.

– Ее зовут Келли, фамилию я не знаю, но она уверяла, что вы, Маргарет, являетесь лучшей подругой ее матери, – сказала Изабель.

Маргарет снова издала протяжный вопль и закрыла рукой рот, в ужасе уставившись на Изабель.

– И еще, – продолжила Изабель, – Кен даже не заикался о нашей с ним свадьбе до тех самых пор, пока вы, Марк, не намекнули о его повышении. А ведь, как известно, в вашей фирме приветствуются семейные сотрудники. – Изабель поднялась с места. – Еще раз извините. Этого разговора не произошло бы, если бы Кен, желая выслужиться и получить новую должность, не пригласил меня на вашу корпоративную вечеринку с целью показать, что мы возобновили отношения.

– Келли не беременна! – выкрикнул Кен, и тут уж смолкли разговоры даже за соседними столиками.

– Мне это абсолютно не интересно, – отчеканила Изабель. – Ты спал с ней, а потом шел ко мне. Ни одна женщина не простит такого.

Она отодвинула стул и пошла к выходу. Знать не хочу, как Кен будет выпутываться из этой ситуации! – подумала она.


14

– Ты не против, если я сейчас приеду? – услышала Изабель голос Рика в телефонной трубке.

– Что-то произошло? – в испуге спросила она.

Рик рассмеялся.

– Глупышка! Я соскучился по тебе. Неужели я не могу приехать к тебе только потому, что хочу поцеловать тебя?

Губы Изабель растянулись в блаженной улыбке.

– О, Рик, я тебя обожаю!

– Я тебя тоже. Захватить что-нибудь с собой? Я еду мимо китайского ресторанчика.

– Можешь прихватить только бутылку вина. В холодильнике полно еды.

– Неужели?

Изабель снова улыбнулась, вспомнив, в какой ужас пришел Рик, обнаружив как-то, что в ее холодильнике нет ничего, кроме засохшего лимона.

– Я исправляюсь, – сказала она.

– Тогда жди, я буду минут через пятнадцать. Изабель метнулась к зеркалу и принялась сражаться с непослушными локонами. Никогда больше не лягу спать, не высушив волосы, поклялась она себе. На кого я похожа? Просто маленькая ведьма!

Изабель пудрила носик, когда в дверь позвонили. Она взглянула на часы: не прошло и десяти минут. Видимо, Рик действительно страстно хочет ее увидеть!

Она открыла дверь и чуть не упала от сильного толчка. В квартиру ворвался Кен.

– Ты меня уничтожила! – прошипел он.

– Уходи отсюда немедленно, – потребовала Изабель, потирая ушибленное плечо, – или я вызову полицию.

Однако на этот раз угроза не сработала. Кен схватил телефон и с силой швырнул его об пол.

– Никакой полиции не будет! – заявил он. – Что ты вчера устроила? Ты просто тварь!

– А тебя как назвать? Мистер Честолюбие? Сходишь с ума оттого, что все твои планы превратились в дым? Чего ты ожидал? Что я всегда буду плясать под твою дудку?

– Я ничего плохого тебе не сделал!

– Ты не оставил меня в покое, как я тебя просила. Думаешь, мне было приятно узнать, что ты меня предал, а после этого еще и постоянно видеть перед собой твою физиономию?

– Так это все из-за ревности? – Кен зло ухмыльнулся. – Ты до сих пор с ума сходишь! Не можешь смириться с тем, что нашлась женщина получше тебя!

– Так и убирайся к ней! – парировала Изабель. – Что ж ты ко мне до сих пор ходишь? Почему бы тебе не жениться на Келли, не понимаю? Такая завидная невеста, да и босс будет в восторге, сосватав тебя за дочь своих друзей!

– Ты ничего не знаешь. Келли в семье Крэгов терпеть не могут.

– Как странно, она такая милая женщина, – с сарказмом произнесла Изабель. – Даже я почти влюбилась в нее.

– Идиотка! – заорал Кен. – Марк устроил мне такой разнос, что стены дрожали от его криков.

– Тебя уволили? – деловито поинтересовалась Изабель.

– Нет! Но вряд ли я в ближайшие пятьдесят лет получу повышение.

– Какая жалость.

Кен треснул кулаком по дверце шкафа, и тот затрещал.

Если он решится поднять руку на меня, со страхом подумала Изабель, я вряд ли останусь в живых.

– Зачем ты это сделала? – уже спокойнее спросил Кен. Видимо, часть его злости ушла вместе с ударом.

– Ты меня достал.

– И это все объяснения?

– Почему Келли не любят в семье Крэгов?

– Она приставала к Марку, – неохотно ответил Кен, не глядя на Изабель.

Она расхохоталась, мимоходом удивившись тому, что еще может смеяться.

– И ее выставили за дверь? Вот это номер!

– Марк сам ее спровоцировал.

– Чушь! Он не смотрит ни на одну женщину, кроме Маргарет, несмотря на то что женат на ней столько лет. Видно, это Келли захотелось экспериментов, да? Она и предположить не могла, что Марк обо всем расскажет своей жене. Так ведь было?

– Не твое дело, – огрызнулся Кен, и Изабель поняла, что угадала.

– Так чего же ты от меня хочешь? Я чем виновата? Если бы у тебя была голова на плечах, ты бы не стал связываться с женщиной, не угодной твоему шефу.

– Я тогда не знал, что... – Кен замолчал, сообразив, что сказал лишнее.

– Ха! Вот оно что! – воскликнула Изабель. – Ты увидел Келли в доме Крэгов, понял, что она вроде как не чужой им человек, и решил воспользоваться ситуацией? А потом, когда узнал об истинном отношении к ней Марка, пошел на попятную, но она уже не захотела тебя отпускать? И когда ты намеревался сообщить мне о том, что подыскал более подходящую кандидатуру, чем я, на роль твоей жены?

– Ты несешь несусветную чушь!

– Это правда. Имей смелость признавать свои ошибки, Кен.

– А что ты хотела?! – взорвался Кен. – По-твоему, я должен был жениться на официантке?

– Нет, ты прав: тебе гораздо больше подойдет шлюха.

На этот раз Кен замахнулся на нее, но тут же получил такой удар в челюсть от вовремя подоспевшего Рика, что упал как подкошенный.

– Кто это? – спросил Рик, потирая руку.

– Мой бывший, – дрогнувшим голосом сказала Изабель. – О, Рик, как ты вовремя!

– Я это понял. – Рик рывком поднял стонущего от боли Кена на ноги и прижал его к стене, держа за ворот джемпера. – Слушай меня внимательно, дружок. Сейчас ты пойдешь домой и навсегда забудешь этот адрес, понятно? А если я увижу твою гнусную физиономию где-нибудь поблизости, то тебе придется потратить крупную сумму на восстановление своего здоровья в целом и поход к дантисту в частности. Я понятно выразился?

Кен попытался вырваться, но получил удар в живот.

– О нет! – Изабель зажмурилась. – Рик, не надо, пожалуйста!

– Твое счастье, что я слишком люблю Изабель, чтобы заставлять ее видеть, как ты корчишься от боли.

Рик открыл дверь и вышвырнул так и не сказавшего больше ни слова Кена вон и вышел следом. Почти сразу Изабель услышала грохот: Кена спустили с лестницы. Через несколько секунд в квартиру вернулся Рик и запер за собой дверь.

– Как ты? – спросил он Изабель, прижимая ее к себе.

– Ты его... не очень?

– Единственным напоминанием о нашей встрече будет синяк под его глазом, – пообещал Рик. – А теперь пойдем на кухню. Ты выпьешь вина, которое теперь придется как нельзя кстати, успокоишься и все мне расскажешь.

Рассказ Изабель был долгим, впрочем, Рик оказался внимательным слушателем. Он молча кивал и изредка задавал вопросы. Впервые Изабель поведала кому-то полностью историю своих отношений с Кеном.

– Я и подумать не могла, что Кен может меня ударить, – сказала она, закончив свое повествование.

– Он на грани отчаяния. А отчаявшиеся люди редко ведут себя адекватно.

– Сейчас я страшно сожалею, что вчера открыла правду его коллегам, а главное – боссу.

– Ты все сделала правильно, – сказал Рик, поглаживая ее по руке. – Кен не имел никакого права втягивать тебя в свои грязные делишки. Он получил по заслугам. И можешь не волноваться за него. Уверен, года не пройдет, как Кен снова будет любимчиком Марка. Я хорошо знаю таких типов, как твой бывший. Он всегда сможет устроить дела с несомненной выгодой для себя.

– Думаешь? Я чувствую себя так, словно искупалась в грязи.

– Я бы чувствовал себя на твоем месте точно так же. Это пройдет. Я горжусь тобой, Изабель. Не многим хватило бы смелости постоять себя так, как это сделала ты.

– Как ты думаешь, он еще вернется? – с волнением спросила Изабель, доверчиво глядя Рику в глаза и прижимаясь к нему всем телом. Он дотронулся указательным пальцем до ее юса и улыбнулся.

– Не бойся, родная, вряд ли ты его увидишь когда-нибудь. Если только случайно. Это могу тебе гарантировать.

Недели не прошло, как Изабель столкнулась Марком Крэгом. На этот раз он даже не пытался сделать вид, что встретил Изабель случайно. Изабельсразу заметила, что он постарел и осунулся со дня памятной корпоративной вечеринки. У Изабель защемило сердце, ведь это она была виновата в том, что Марк сейчас выглядел, да и наверняка чувствовал себя раздавленным.

– Мне нужно поговорить с вами, Изабель.

Она кивнула и села в машину. Марк привез в тот же самый ресторан, что и в первый раз.

Даже столик был тот же. По всему было видно, что Марк постоянный здесь клиент.

– Я знаю о чем, вернее о ком, пойдет речь, – сказала Изабель.

Она ничего не стала заказывать, только попросила стакан воды. Марк ограничился чашкой кофе.

– Мне нужно знать вашу версию событий. Полностью, – сказал он.

– Версию? Хотите сказать, вам нужно услышать правду?

Сейчас я не знаю, где правда, а где ложь и кому я могу доверять.

– Понимаю.

– Говорите, прошу вас.

– А что вы хотите услышать? Как я узнала об измене Кена?

– Начнем хотя бы с этого.

– Келли сама нашла меня и обо всем рассказала. Кен утверждает, что она выдумала свою беременность.

– Нет, не выдумала.

– Вы серьезно? – удивилась Изабель.

– Келли действительно беременна. И Кен знал это, но продолжал делать все для того, чтобы помириться с вами.

– Она... беременна от него? – решилась спросить Изабель.

Марк судорожно вздохнул и покачал головой.

– Нет никакой уверенности, когда речь идет об этой женщине, но думаю, что от него. Видите ли, Келли...

– Я знаю, что она пыталась соблазнить вас.

Настала очередь Марка удивляться.

– Откуда?

– Кен приходил ко мне на днях... выяснять отношения.

– И последствием этих выяснений явился синяк? А я-то гадал, откуда он у него.

– Мой любимый мужчина пришел вовремя.

– Значит, вы нашли свое счастье?

– Уверена, что да.

– Рад за вас. – Марк замолчал, задумчиво помешивая ложечкой остывший кофе, к которому так и не притронулся.

– Вы хотели еще что-нибудь узнать? – напомнила ему о себе Изабель.

– Да, конечно, – встрепенулся Марк. – Понимаете, Изабель, вся эта ситуация... В общем, мне сейчас очень нелегко.

– Я знаю. Вы относились к Кену, как к сыну, а сейчас приходится признать, что он оказался совсем не таким, каким вы его себе представляли.

– Абсолютно верно. Он действительно никогда не заговаривал о вашей свадьбе раньше?

– Действительно. Простите, что все так получилось, Марк. Мне безумно жаль. Я действительно люблю вас и Маргарет. Вы прекрасные люди. Но так уж получилось, что моя война с Кеном затронула многих.

– Я не знаю, что мне делать, – вдруг сказал Марк и растерянно посмотрел на Изабель, будто она была много старше и опытнее его.

– Я могу кое-что посоветовать вам, – медленно произнесла Изабель, которая, с тех пор как произошла самая крупная в ее жизни ссора с Кеном, не раз думала о том, что намеревалась сейчас сказать. – Но в любом случае решать, как поступить, будете вы.

– Я слушаю. – Марк наклонился вперед, ловя каждое слово Изабель.

Она улыбнулась.

Нет, я вовсе не бездушная стерва, какой представляет меня Кен. И мне самой, мягко скажем, не очень-то приятно копаться во всей этой грязи. Была бы на то моя воля, я никогда не устроила бы скандала. Однако я не хочу быть причиной разрушенной карьеры Кена. И не стану.

Когда через месяц Рик сообщил Изабель, что альбом их группы, который они записали совсем недавно, имеет огромный успех, она не удивилась. Однако сообщение о том, что Рик и его команда уезжают в гастрольный тур, стало для нее шоком. Популярность новоиспеченных звезд набирала обороты с такой скоростью, что не было времени даже осознать это. Рик и сам не мог поверить в такой успех. Изабель, видя его радость, не могла позволить себе проявить эгоизм и спустить его с небес на землю вопросом: «А как же я?».

Ее стажировка в новой фирме подходила к концу, и вскоре Изабель должна была приступить к работе. Она строила самые радужные планы на будущее и мечтала, что они с Риком будут еще больше времени проводить вместе. Изабель и сама удивилась, как много не знала о своем родном городе, и хотела поделиться своими открытиями с Риком, взяв его с собой на одну из экскурсий. Однако теперь все рушилось у нее на глазах. Изабель вдруг настолько ясно представила, что будет, если Рик уедет и станет еще известнее, что ей стало страшно. Она навсегда его потеряет. Наверняка. Сейчас он уезжает в гастрольный тур на три месяца, но, если его карьера музыканта пойдет в гору, он станет всю жизнь проводить в разъездах. И в этой самой жизни уже не останется места для нее, Изабель.

Я не могу его потерять, пытаясь сдерживать слезы, думала Изабель. Только не это! Пожалуйста, только не это!

– И когда нам сказали, что мы... – Рик, воодушевленно рассказывающий историю начала их успеха, запнулся на полуслове, заметив, что Изабель побледнела.

– Изабель, милая, ты плохо себя чувствуешь?

– Я... О! – Как только Изабель открыла рот, чтобы произнести хоть слово, она потеряла контроль над своими эмоциями, и слезы все-таки брызнули из ее глаз. – Прости, Рик!

Он опустился на колени перед сидящей в кресле Изабель и сжал в своих руках ее ладони.

– Почему ты плачешь? – чуть ли не с ужасом спросил он.

– Ты уезжаешь, – всхлипнула она. – Мы расстаемся.

Слезы лились так обильно, что она уже ничего не видела, словно с головой окунулась в воду. И так же, будто и на самом деле тонула, Изабель задыхалась от горя.

Рик сел рядом и попытался вытереть ее слезы, но Изабель еще горше расплакалась.

– Изабель, мы не расстаемся, что ты такое говоришь?! – произнес он. – Я так сильно люблю тебя, родная! Я не могу без тебя. Разве ты не собираешься поехать со мной?

Изабель жалобно всхлипнула и взглянула на Рика, не веря своим ушам.

– А разве ты собирался мне это предложить?

– Нет. Потому что считал, что это само собой разумеется. Как я могу уехать без тебя?

Робкая улыбка озарила лицо Изабель. Она с облегчением вздохнула.

– Я боюсь потерять тебя, – сказала она. – Даже мысль об этом вселяет в меня панический ужас. Я перестаю соображать.

– Я могу сказать о себе то же самое, – подтвердил Рик. – Так что ты едешь с нами. Я уже договорился с нашими менеджерами.

– Но я не могу, – грустно ответила Изабель. – И ты знаешь почему.

– Нет, не знаю.

– Я только-только начала находить себя в работе и не могу все бросить.

– Но что же делать? – растерялся Рик. – Как я смогу без тебя прожить три месяца?

– Давай поступим следующим образом, – Теперь, когда миновала опасность расставания, Изабель могла мыслить и рассуждать здраво. – Ты уезжаешь на гастроли, я остаюсь здесь и работаю. А когда ты вернешься, мы решим, как быть дальше и что можно сделать, чтобы не расставаться надолго.

– Изабель, я так мечтал, что ты поедешь со мной... – начал было Рик, но Изабель прервала его.

– Не надо, милый, иначе я опять расплачусь. Мне очень нелегко принять такое решение, и все же так будет лучше для нас обоих.

– Если хочешь, я отменю гастроли.

– И упустишь шанс, который, возможно, выпал тебе в первый и в последний раз в жизни? Я никогда не позволю, чтобы ты страдал из-за меня. Нет, мы оба попытаемся сделать карьеру, каждый в той области, которая нам нравится. Я уверена, что мы сможем что-нибудь придумать, чтобы быть вместе.

Рик издал тяжелый вздох и прижал Изабель к себе.

– Я буду сильно скучать по тебе, малышка! – сказал он, чуть не плача. – Буду звонить тебе каждый день утром и вечером.

– Я уже по тебе скучаю, – ответила Изабель. – И уверена, что ожидание твоих звонков станет для меня самым важным в эти три месяца, – со вздохом добавила она.


15

Вот уже четыре дня Изабель жила без Рика. Разумеется, он прилежно выполнял свое обещание звонить два раза в день, но если от этого и становилось легче вынести разлуку, то ненамного. Изабель даже не подозревала, что способна столь сильно тосковать по человеку, которого любит. Когда Кен уезжал в недельные командировки, она почти не замечала его отсутствия.

Работа гида приносила ей массу впечатлений, и Изабель понимала, что наконец-то занимается тем, что ей нравится. Она даже начала мечтать о том, что дослужится до сопровождающего и будет возить туристов в другие страны. При самых честолюбивых расчетах, чтобы взойти на эту ступеньку карьерной лестницы, ей понадобится не больше года.

Вечерами Изабель, как и прежде, подрабатывала у Джоя, но прекрасно понимала, что теперь не сможет остаться там надолго. Основная работа отнимала столько сил, что Изабель едва держалась на ногах уже в начале смены. К тому же ее заработок вдвое превышал сумму прежних двух. Изабель уже не опасалась за свое будущее.

В ресторане все так же звучала живая музыка, но теперь некому было посвятить Изабель песню.

– Мы переходим на новый режим, – сказал Джой на очередном собрании, которые теперь проводились с завидной регулярностью. Кажется, он действительно начал прислушиваться к мнению своих служащих.

– Что за новый режим? – насторожилась Люси. – Ты решил увеличить нашу смену еще на час?

– Больше. Теперь наш уютный ресторанчик будет работать с утра и до поздней ночи. Я найму еще нескольких официантов, повара и пару охранников. Мы выходим на новый уровень.

– Будем работать посменно? – спросила Фиона.

– Именно так, – подтвердил Джой. – График обсудим позже.

– Тогда я хочу сделать заявление, – сказала Изабель, и все с любопытством уставились на нее.

– Ну-ну, – подбодрил ее Джой улыбкой, которая ему самому казалась ласковой, а на деле напоминала оскал акулы. – Что еще задумала наша крошка? У тебя опять появилась идея, которая принесет нам сказочную прибыль?

– Нет, я всего лишь увольняюсь.

– Ах! – раздался общий возглас.

– Ты не можешь нас бросить! – возмутилась Люси. – Мы тут вроде как старожилы и кому, как не нам, наставлять новичков на путь истинный? Они пока еще даже не заслужили чести присутствовать на наших собраниях.

– Досадное недоразумение, которое я исправлю, – встрял Джой. – Но Люси права, ты не можешь уйти.

– Почему? – удивилась Изабель. – У меня теперь есть интересная работа, перспектива карьерного роста, и мне незачем гнуть спину по вечерам.

– Я тоже увольняюсь, – вдруг заявила Фиона, и все, как по команде, теперь уставились на нее.

– А ты почему? – не выдержала Люси, которая, как и все остальные, только что услышала об этом.

– Я училась днем на курсах парикмахерского искусства, и теперь мне предложили работу в одном престижном салоне. Кажется, у меня талант, – скромно сказала Фиона.

– Ну а то, что я ухожу, вообще ни для кого не станет новостью, – произнес Тэд. – Давно уже собирался это сделать.

Как и обычно, когда говорил Тэд, Изабель опустила глаза. Она все еще чувствовала себя ответственной за его судьбу. Вот и сейчас ей казалось, что причиной решения Тэда стал ее уход.

– Прекрасно! – воскликнул Джой сердито. – Кто еще хочет получить расчет? Не стесняйтесь, старый добрый Джой все поймет и простит.

Он бросил суровый взгляд на повара, и тот поспешил отрицательно покачать головой.

– Ты остаешься, Люси? – поинтересовался Джой.

Люси, казалось, только сейчас обрела дар речи. Она понятия не имела ни о том, что Фиона учится на парикмахера, ни о ее намерении уйти из ресторана. Несмотря на то что подруги общались все реже и реже, Люси сочла решение Фионы предательством.

– Все меняется, Джой, – поспешила успокоить его Изабель. – Возможно, это к лучшему. Если серьезно, тебе давно пора сменить рыбок в аквариуме.

– Мое заведение всегда держалось на вашей сплоченности, – возразил Джой. – Теперь, когда костяк распадается, мне будет гораздо сложнее.

– Не волнуйся, – Люси похлопала его по плечу, – я тебя не кину, как остальные. Можешь на меня надеяться.

– Спасибо, Люси, – прочувственно поблагодарил Джой и погладил ее по руке, которую Люси поспешила тут же отдернуть.

– Что ни говори, а мне жаль покидать это место, – призналась Изабель Фионе, когда собрание закончилось. – Можно сказать, бар стал моим домом, тем более что я торчу тут чуть ли не с самого детства.

– Согласна с тобой, – кивнула Фиона. – Но я ни о чем не сожалею. У нас должны быть перспективы, и мы их получим, только сменив место работы.

– Ты молодец, Фиона, – сказал оказавшийся рядом Тэд. – Не знал, что у тебя есть желание стремится к большему, чем карьера официантки.

Фиона подняла глаза и, встретившись с Тэдом взглядом, улыбнулась. Ее улыбку Изабель не видела уже несколько месяцев и поразилась, как она изменила лицо Фионы: та стала просто неотразимой красавицей!

– У меня много скрытых достоинств, – сказала Фиона Тэду.

Изабель поспешила ретироваться. Это был первый случай, когда Тэд заговорил с Фионой, да еще таким вежливым тоном.

Изабель открыла дверь квартиры, скинула туфли и, добравшись до дивана, рухнула на него. Нет, что-то нужно делать! Она больше не может каждый день приходить с работы и чувствовать себя разбитой!

Ничего, пообещала себе Изабель, с завтрашнего дня мне не нужно будет идти в ресторан и разносить еду и напитки. Теперь я со спокойной совестью смогу отдыхать по вечерам.

– Так и знала! – с досадой воскликнула Изабель, услышав звонок в дверь. Она с трудом поднялась и поплелась открывать. – Надеюсь, это не Кен. Теперь меня некому спасать.

Нет, это был не Кен. Перед ней стояла квартирная хозяйка, и в течение пятнадцати последующих минут Изабель выслушивала ее извинения. Все, что Изабель поняла, так это то, что она должна съехать как можно скорее.

– Стоп! – прервала Изабель третий круг извинений. – То есть вы хотите сказать, что выселяете меня?

– Пожалуйста, простите, но все произошло так неожиданно... мой сын решил жениться, и ему нужно где-то жить, а у вас срок аренды истекает как раз послезавтра.

В принципе она могла бы просто указать мне на дверь без всяких извинений, подумала Изабель, оценив вежливость хозяйки. Вот только где же я найду за пару дней квартиру?

Выслушав очередную порцию извинений, Изабель заперла за хозяйкой дверь и вернулась на диван. Проблема жилья ее не беспокоила, как не беспокоило и ничто другое. Она слишком устала, чтобы переживать. Однако мечтам Изабель отдохнуть не суждено было сбыться. Как только она задремала, комнату огласила оглушительная трель телефона.

– Алло... – заплетающимся языком сказала Изабель.

– Изабель! Ты должна приехать!

– Куда? – Сон моментально слетел с Изабель, когда она поняла, что истеричный голос в телефонной трубке принадлежит Люси. – В чем дело? Где ты?

– Я в ресторане... вернее возле того, что от него осталось.

– Что?!

– Он сгорел, Изабель! Здесь грандиозный пожар!

Изабель вскочила.

– Не может быть! Не прошло и часа после того, как мы оттуда ушли.

– И за этот час он сгорел дотла! Изабель, приезжай, я на грани истерики!

Изабель заверила Люси, что уже выезжает, схватила пальто и сумочку и кинулась ловить такси. Через пятнадцать минут Изабель была в том месте, где вот уже тридцать два года располагалось заведение Джоя. Изабель вышла из такси и остолбенела. От великолепного здания, которое совсем недавно было отремонтировано за огромные деньги, остался только почерневший остов. Изабель с трудом пробралась сквозь толпу зевак и увидела Люси, отрешенно смотревшую прямо перед собой и поминутно всхлипывавшую.

– Люси, как ты? – Изабель обняла ее за плечи. – Что здесь произошло?

– Я не знаю. – Люси покачала головой. У нее уже не было истерики, но теперь она впала в ступор. – Посмотри на это. Ты можешь поверить, что ресторана Джоя, в котором мы работали всего несколько часов назад, больше нет?

– Как ты здесь оказалась?

– Я забыла свой мобильный и решила вернуться, потому что Джой частенько ночует здесь, он открыл бы мне. А увидела огромный столб дыма и пожирающее все пламя.

– А где Джой? – с ужасом спросила Изабель.

Люси махнула рукой куда-то в сторону.

– С ним все нормально. По крайней мере, физически он точно в полном порядке. Вон он, беседует с полицейскими.

– Ресторан не был застрахован, – прошептала Изабель, начиная понимать всю полноту трагедии. – Джой не успел это сделать.

– Вот именно, – кивнула Люси. – А страховкой следовало бы заняться в первую очередь!

– О, бедный Джой... – прошептала Изабель и спросила, заметив спешащих к ним Фиону и Тэда: – Ты им позвонила?

– Я всех обзвонила. Пусть вы уволились, но ведь мы проработали здесь все вместе столько времени!

– Что произошло? – хором спросили Фиона и Тэд.

– Полицейские говорят, что это был поджог, – усталым голосом рассказывал им Джой двумя часами позже.

Они сидели в небольшом баре. Была уже глубокая ночь, но Изабель знала, что никому из них не удастся сегодня уснуть. Да и не хотелось спать. Все были слишком потрясены случившимся.

– Кому-то из наших конкурентов не понравилось, что мы слишком развернули дело, – добавил Джой, помолчав немного. – Теперь я разорен. Все погибло.

Изабель, Люси, Фиона и Тэд опустили глаза, словно это они были виноваты в пожаре. Утешение в таких случаях бесполезно. Да и что можно было сказать Джою: не переживай, не все потеряно? Глупо! Ресторан был для Джоя всем. Его детищем и его кормильцем. Он относился к своему заведению, как художник относится к своему шедевру: с гордостью, упоением... и долей скептицизма. То есть любил до умопомрачения.

– Что ты теперь будешь делать? – спросил Тэд. Джой пожал плечами.

– Не знаю. У меня, конечно, есть кое-какие сбережения, но их не хватит на то, чтобы отстроить все заново. Да и сил у меня на это нет.

– Простите, Рик звонит, – извинилась Изабель и встала из-за столика. – Я послала ему сообщение.

Она вышла из бара и с наслаждением вдохнула свежий холодный воздух.

– Привет, Рик, – сказала она, нажав кнопку на мобильном.

– Это ужасно, – сказал он. – Изабель, ты уверена, что с тобой все в порядке?

– Да что со мной может случиться? – усмехнулась она. – Я приехала туда, когда все уже догорело.

– Передай Джою мои соболезнования. Изабель, я постараюсь приехать к тебе как можно скорее. Когда я буду рядом, то с тобой не приключится никаких неприятностей, и по ночам ты будешь мирно спать рядом со мной.

Она улыбнулась, чмокнула воздух у мембраны, посылая Рику воздушный поцелуй, и попрощалась. Вернувшись к своим друзьям, Изабель обнаружила, что они собираются расходиться.

– Кого-нибудь подвезти? – спросил Тэд.

– Меня не надо, – отказалась Люси. – Мой бой-френд сейчас за мной подъедет.

– Я вызову такси, – сказала Изабель.

– А я пройдусь пешком, – ответил Джой. – Мне будет это полезно.

– Может быть, тебе не следует сейчас оставаться одному? – мягко спросила Изабель.

– Со мной ничего не случится! – сердито буркнул Джой. – Перестаньте смотреть на меня так, словно я только что потерял жену и детей. Я не женат и отпрысков у меня нет! А что до бизнеса, то это дело наживное. Трагедия, конечно, но я не собираюсь из-за этого бросаться под поезд!

Изабель улыбнулась. Если Джой ворчит, значит, он пришел в норму.

– Я подвезу тебя, Фиона? – услышала она голос Тэда и обрадовалась: может быть, у них все же что-нибудь получится?

Изабель села в такси и отправилась домой. Только утром она обнаружила, что забыла свой мобильный в баре. Пришлось снова туда ехать, однако конечно же никто из местного обслуживающего персонала ничего не знал о пропаже.


16

– Я везде ее искал, понимаешь, везде!

Рик мерил шагами комнату, в которой кроме него находился еще и его лучший друг гитарист Лари. Последний сидел верхом на стуле, положив подбородок на спинку. Рик вот уже неделю пытался отыскать Изабель, но никто не знал или не хотел говорить ему, где она.

– Они прячут ее от меня! – воскликнул он.

– Рик, посуди сам, кому нужно ее прятать? Ты же не сделал ей ничего плохого, ведь так? Значит, она и сама не прячется. У нее ведь есть подруги, спроси у них, где Изабель.

– Люси я найти не смог, а Фиона уволилась!

– А Джой?

– Он утверждает, что не знает, куда переехала Изабель. Мол, адрес она ему не сообщала.

– А адреса и телефоны Люси и Фионы?

– Все документы пропали после пожара. Сгорела даже записная книжка Джоя. Ты же знаешь, что он практически жил в своем кабинете.

– Может, у кого-то из наших ребят есть телефоны подружек Изабель? Люси и Фиона оказались довольно общительными девчонками.

– Я уже у всех спросил.

– И что?

– Как ты можешь догадаться – ничего.

– Сама судьба против тебя, – выдал Лари.

– Очень смешно. Хотя мне и самому уже так кажется.

– Успокойся, Рик, мы найдем ее. Не может же человек так запросто пропасть?

– Очень даже может, когда речь идет о таком огромном городе, как наш.

– Как могло получиться, что вы не обменялись даже номерами телефонов? – в который раз удивился Лари. – Я всегда считал, что у вас все серьезно...

– Я сто раз объяснял тебе, Лари! – взвился Рик. – Сто раз! Не выводи меня из себя!

– Сначала ты заявляешь, что нуждаешься в моей поддержке, а теперь орешь на меня как резаный, – обиделся Лари. – Да, я понимаю, ты внезапно уехал, она внезапно переехала... Но ведь номер ее сотового не мог измениться!

– Абонент не отвечает или временно недоступен, – процитировал Рик мрачно.

Лари развел руками.

– Тогда я ничем не могу тебе помочь. Остается лишь надеяться на чудо.

– Спасибо, умеешь ты успокоить.

– Давай рассуждать логически, – предложил Лари. – Да, сейчас ты не можешь ее найти, зато мы знаем абсолютно точно, что Изабель в городе. Она просто переехала. Можно подключить полицию, и тогда мы быстро ее найдем.

– Никто в полиции не станет заниматься поисками моей пропавшей возлюбленной.

– Думаешь, в полиции нет наших поклонников? – подмигнул ему Лари.

– Пока я буду умолять какого-нибудь полицейского забыть о своих делах и отыскать Изабель, я вообще потеряю ее след.

– Ты на него еще и не напал.

– Ты не понимаешь... – Рик сокрушенно покачал головой. – У нее был только номер моего сотового, так как теперь никто из нашей группы не имеет постоянного адреса. Когда мы с Изабель разговаривали в последний раз, она упомянула, что собирается съезжать, но это было две недели назад. А теперь по ее прежнему номеру, естественно, никто не отвечает, а ее сотовый телефон заблокирован. Она уволилась и переехала, а подруги с ней не общаются.

– Но почему она сама тебе не позвонит?

– Я не знаю. – Рик сел на диван и закрыл лицо руками. – Мало ли что могло случиться с телефоном? Может быть, она его потеряла или... Да не знаю я! Возможно, она просто не может со мной связаться! У меня сердце замирает, когда я думаю, что с ней могло случиться что-нибудь плохое.

Лари похлопал его по плечу.

– Не переживай, Рик, мы найдем ее. Иначе и быть не может.

– Надеюсь, – тихо сказал Рик.

Изабель, вся в слезах, сидела перед экраном телевизора в своей новой квартире, которую ей удалось-таки подыскать всего за несколько дней. Однако радости от этого не было никакой. Спроси кто у Изабель, какой канал она смотрит, Изабель ни за что не ответила бы.

Рик забыл ее. Определенно забыл. То, чего она боялась больше всего на свете, случилось. Но почему?!

Изабель грустно посмотрела на молчащий телефон. Кроме Джоя, никто не знал ее нынешний номер. Да, она потеряла сотовый, но Рик мог давно с ней связаться. Она знала, что группа уже неделю в городе, а от Рика ни слуху ни духу!

Изабель могла бы и сама разыскать его, но почему-то предпочла сидеть дома и рыдать в подушку.

Джой отстраивал свой ресторан заново. Конечно, не с таким размахом, как прежде, но и то хорошо, что он не сдался. Изабель первым делом оставила свои новые номера телефонов Джою, но тот клятвенно утверждал, что Рик не заходил.

Мы не общались всего несколько дней, неужели Рик забыл меня? – плакала Изабель. Меня нетрудно отыскать, было бы желание. Но у Рика, как видно, такого желания нет.

Изабель машинально переключила канал и вдруг выпрямилась и увеличила звук: на экране мелькнуло лицо Рика.

– Ваша группа быстро набирает популярность. Чем вы можете это объяснить? – спросила у него журналистка.

Изабель вся обратилась в слух, ведь на пресс-конференциях деятелей шоу-бизнеса всегда заходит речь о личной жизни.

– Не мешает ли музыка вашей личной жизни? – словно прочитав мысли Изабель, задала журналистка следующий вопрос.

На него ответил Лари.

– Мы все холосты и пока обзаводиться семьями не собираемся, – сказал он, весело подмигнув в объектив. – Я могу сказать это за всех членов нашей команды. Так что мы завидные женихи.

Дальше пошел сюжет, где возбужденные фанаты, в основном девушки от пятнадцати и старше, вопили, как они любят эту группу. Изабель чуть не задохнулась от возмущения, когда увидела Рика в окружении трех красавиц модельной внешности, которые чуть ли не висли на нем.

Первым побуждением Изабель было выключить телевизор, но она не в силах была сделать это, не досмотрев передачу.

Все ясно! Конечно, кто же устоит, когда вокруг столько хорошеньких цыпочек, которые так и мечтают прыгнуть к знаменитости в постель!

Изабель запустила в телевизор подушкой, не причинившей, впрочем, ему никакого вреда, и с головой накрылась одеялом. Она не желала больше видеть Рика!

Хотя нет, что толку лгать себе? Больше всего на свете Изабель хотела, чтобы Рик очутился сейчас рядом с ней!

О, пусть он найдет меня и все объяснит! – молила она. Неужели я не заслужила хоть чуточку счастья?

Когда все шло наперекосяк, Изабель обычно старалась думать о чем-нибудь позитивном. Но сегодня ее правило не сработало. Она при всем желании не могла настроиться на позитив.

Утром у нее подгорела яичница, потому что позвонил Карл узнать, как у нее дела, и Изабель забыла о том, что на плите стоит сковорода. В результате ей пришлось распахивать все окна и минут двадцать ждать, пока из квартиры выветрится смог.

Ее автомобиль отказался заводиться. Он издавал лишь жалкое кхеканье, и стало понятно, что сегодня Изабель придется воспользоваться такси или идти пешком. Поразмыслив, Изабель решила все же остановиться на первом варианте. Однако, не проделав и половины пути, такси попало в пробку, причем в такую, из которой можно выбраться только через час, не меньше. Расплатившись с таксистом, Изабель почти бегом направилась в офис, где, по всей вероятности, ее уже ждали туристы.

Переходя через дорогу, Изабель оступилась и сломала каблук.

Как ни старалась она вернуть себе хорошее расположение духа, в офис Изабель ворвалась хромая, запыхавшаяся и злая. Однако ей тотчас пришлось включить все свое обаяние, чтобы туристы даже не заподозрили, что у нее проблемы.

– Одна из достопримечательностей нашего города, – сказала Изабель, снимая туфлю и широко улыбаясь, – замечательные мостовые! Надеюсь, что вы все в удобной обуви.

Туристы заулыбались. Им нравилось, когда гидами оказывались симпатичные женщины с чувством юмора. А то, что Изабель была еще и весьма привлекательной, добавляло ей еще сто очков форы.

– Рада приветствовать вас, меня зовут Изабель, – представилась она и впервые за все время работы здесь с ужасом представила, что ей придется провести с этими людьми, непрерывно болтая и улыбаясь, около пяти часов.

Как и несколько дней назад, Рик стоял на пепелище ресторана Джоя и с ужасом думал о том, насколько все недолговечно. Так и человеческая жизнь может прерваться в один не очень прекрасный момент. Жил человек жил – и за несколько часов сгорел. Здание хотя бы можно отстроить заново.

Рик видел, что ремонтные работы уже начались, но пока никаких существенных изменений не было заметно. Он знал, где искать Джоя. Тот конечно же где-нибудь поблизости от строителей. Не прошло и нескольких минут, как Рик обнаружил Джоя с записной книжкой в руках, которую тот сосредоточенно изучал.

– Привет, Джой. – Рик подошел к нему и заглянул через плечо: на страницах записной книжки плотными рядами выстроились цифры. – Производишь расчеты?

Джой удивленно посмотрел на него.

– Считаю, сколько еще денег мне нужно потратить на восстановление ресторана. А ты стал частым гостем здесь, Рик. Хочешь помочь? Ты же теперь знаменитость, наверное, успел заработать кучу баксов.

Рик покачал головой.

– Пока мы только отрабатываем деньги, которые были вложены в раскрутку группы. Так что я здесь по другому поводу.

– И по какому же?

– Изабель. Я снова насчет Изабель.

Джой закрыл записную книжку, положил ее в карман и вздохнул.

– Она не появлялась, Рик. Забыла меня, старика. И тебя, судя по всему.

Рик покачал головой, не желая верить словам Джоя.

– Это не так.

– И тем не менее ты ведь все еще не можешь ее найти, – парировал Джой.

– Не может быть, чтобы ты не знал, где она сейчас, – снова вернулся Рик к разговору, который вел с Джоем пару дней назад. – Ты моя единственная надежда, и прекрасно знаешь это. Что мне сделать, чтобы ты помог ее разыскать? Если тебе нужны деньги, то я достану их. Только скажи – сколько?

– Мне некогда заниматься поисками твоей пропавшей невесты, – фыркнул Джой. – Я тут вспомнил, что она все же звонила мне и сообщала новый номер своего телефона, но...

– Но? – Рик напрягся, как гепард перед прыжком.

– Вот незадача, – невозмутимо продолжал Джой, – я куда-то задевал листок с номером. Скорее всего, просто выкинул.

– Почему ты так нас ненавидишь?! – возмущенно спросил Рик. – Что она и я тебе сделали плохого?

– У тебя паранойя, Рик. Я не обязан следить за жизнью Изабель. Ваши проблемы – только ваши. У меня и своих дел по горло. – Джой отвернулся от Рика и направился к рабочим.

Рик тоскливо посмотрел ему вслед. Неужели Изабель действительно исчезла без следа? Но она не могла так поступить! Даже если бы Изабель захотела с ним расстаться – при этой мысли Рика прошил ледяной пот, – она честно бы с ним поговорила.

Если я в ближайшие несколько дней ее не отыщу, то сойду с ума, подумал Рик. И мне придется выбить из Джоя листок с номером ее телефона, даже если после этого я попаду в тюрьму за оскорбление действием.


17

– Изабель!

Она обернулась, и сердце ее сначала словно остановилось, а потом заколотилось как сумасшедшее.

– Рик!

Она забыла обо всем на свете: об утренней подгоревшей яичнице, о пробке на дороге, и о сломанном каблуке, и даже о том, что сейчас на нее глазеют пятнадцать туристов. Изабель, рискуя сломать ноги, перепрыгнула через несколько ступенек и упала в объятия Рика.

Он так крепко обнял ее, что Изабель стало трудно дышать. Как она могла сомневаться в его чувствах? Ведь все видно по его глазам: он любит ее.

– Наконец-то я тебя нашел... – простонал Рик. – Изабель, я думал, что потерял тебя навсегда.

– Ты меня искал?! – спросила Изабель радостно.

– Искал? Не то слово, я перерыл весь город и достал всех полицейских, но ты как в воду канула. Изабель, я понял, что совсем ничего не знал о тебе. Я не помнил даже название твоего туристического агентства, а ты себе и представить не можешь, сколько их в нашем городе!

– Ты не знал названия, потому что я тебе не сообщила его, – улыбнулась Изабель. – Я думала, что ты меня забыл.

– Да как бы я мог?

Забытые туристы смотрели на них во все глаза, но Изабель и Рик этого не замечали. Судя по всему, они решили выяснить отношения, не сходя с места.

– Почему ты не отвечала на мои звонки?

– Я переехала, а мобильный потеряла. – Изабель посерьезнела. – Как можно было не найти меня, если полгорода знают мой номер телефона?

– Полгорода? – ревниво спросил Рик. Изабель хмыкнула.

– Это такое выражение. Джой точно знал. Неужели ты не догадался узнать у него мой номер?

У Рика изменилось выражение лица.

– Я спрашивал у него о тебе, но Джой клятвенно меня заверил, что понятия не имеет о том, где ты можешь находиться. Буквально десять минут назад я разговаривал с ним, и он заявил, что потерял листок с номером твоего телефона.

– Не может быть! – не поверила Изабель.

– Просто не знаю, что я с ним сделаю! – рассвирепел Рик.

– He надо! – Изабель прижалась к нему. – Я безмерно счастлива, что мы нашли друг друга!

– Я никуда больше не отпущу тебя, – сказал Рик, покрывая ее лицо поцелуями. – А с Джоем поговорю позже.

Джой сидел в новом кабинете и пил свой утренний кофе. Люси вошла без стука. Надевая сегодня свою самую короткую юбку, она думала о том, что даже Джой не сумеет придраться к длине.

Он действительно восторженно уставился на длинные ноги Люси, так что у нее не осталось сомнений: она одета точно в его вкусе.

– Привет, дорогая, – пропел он. – Ты с каждым днем становишься все красивее.

– Как дела, Джой? – Люси уселась на стул и закинула ногу на ногу с таким расчетом, чтобы босс видел краешек подвязки.

– Ты сама знаешь, что все прекрасно! – сказал Джой, напряженно сглатывая слюну и стараясь не смотреть на Люси. – На этот раз я сразу же застраховал свое заведение. Кстати, большое спасибо за помощь. Без тебя я не отстроил бы ресторан всего за месяц. А это рекордно короткий срок.

– Не за что, – пожала плечами Люси. – Только не забудь о нашем уговоре: никому ни слова.

Джой поднял вверх обе руки.

– Клянусь. Но мне-то ты можешь сказать, откуда у тебя столько денег, что ты смогла оплатить чуть ли не половину строительных работ?

– Накопила.

– Неужели чаевые? – пошутил Джой. – Тогда, пожалуй, я тоже подработаю официантом.

– Тебе не пойдет короткая юбка.

– Да, боюсь, это будет не самое обольстительное зрелище. – Джой помолчал, оценивающе разглядывая Люси. – Ты же знаешь, крошка, я не люблю оставаться в долгу. Что ты хочешь за свой вклад в дело?

– Странно, что ты не заговорил об этом, когда принимал от меня деньги.

– Странно, что ты об этом не заговорила. Я тогда думал только о том, чтобы поскорее возобновить работу. Однако теперь, когда ресторан снова начнет принимать дорогих гостей, я обязан вспомнить о тех, кто мне помог.

Люси встала со стула и, подойдя к Джою походкой манекенщицы, посмотрела на него сверху вниз.

– Ты прав, я действительно кое-что хочу от тебя.

– И что же? – спросил Джой, и глаза его загорелись.

Люси наклонилась к нему и потрепала рукой остатки его волос, седину которых он тщательно закрашивал, хотя думал, что никто об этом не догадывается.

– Не рассчитывай на мое прекрасное тело, – сказала Люси, улыбаясь. – Я хочу стать совладелицей твоего ресторана.

– Гм... – Джой потер подбородок, задумчиво глядя на нее. – Можешь сесть на место, обольстительница. Я подозревал, что ты попросишь именно об этом. И вовсе незачем было пытаться соблазнить меня.

– Значит, ты ожидал, что я заявлю свои права на ресторан?

– Конечно. Ты же слишком умна, чтобы рассчитывать на меньшее.

– И к каким выводам ты пришел? – поинтересовалась Люси, слегка нервничая.

Джой широко улыбнулся и допил уже остывший кофе. Он знал, что его медлительность действует Люси на нервы, но не мог отказать себе в удовольствии подержать ее в неведении относительно своего решения.

– Вообще-то, Люси, я бы мог запросто послать тебя. И тебе ничего другого не оставалось бы, как уйти ни с чем. Мы ведь не заключали с тобой никаких сделок. Ты просто дала мне денег на строительство. С юридической точки зрения – безвозмездно.

Люси напряглась. Ей казалось, что она хорошо изучила Джоя, но что, если она ошиблась? Ведь Люси попросила вовсе не о том, чтобы ее повысили в должности или увеличили зарплату. Она замахнулась на большее. На половину прекрасного сладкого пирога. И не было никаких гарантий, что Джой в такой момент вспомнит о чести и чувстве долга.

– Однако, – продолжал Джой, – у меня еще сохранились остатки совести. Я бесконечно благодарен тебе, Люси. Ты помогла мне в трудную минуту. Ты всегда великолепно справлялась со своими обязанностями. Когда бар превратился в ресторан, именно ты взяла на себя всю заботу об обучении новичков и координации работы. Собственно говоря, ты выполняла функции администратора, хозяйки зала ресторана, которой у нас никогда не было. Так что я мог бы доверить тебе эту роль, не опасаясь подвоха...

Люси напряженно слушала. Если Джой откажет ей, то она, конечно, останется в ресторане, но это будет означать, что она зря потратила деньги, которые копила много лет, отказывая себе буквально во всем. Ее мечтой было собственное дело. Свой ресторанчик. Зря она официально не оформила передачу денег Джою. И зря не оговорила условия своей помощи.

– Я согласен, Люси, – неожиданно сказал Джой, и она не сразу сообразила, о чем он говорит.

– Я уже немолод, хотя вид твоих ножек все еще вызывает у меня вполне определенные желания. Мне нужен помощник. Человек, которому я смог бы доверять на сто процентов. Я люблю работать с женщинами. Я знаю, на что они способны, когда дело касается денег. Не у всех мужчин есть такая хватка. Я начинал свое дело вместе с матерью Изабель, и, поверь мне, эта женщина могла без калькулятора извлечь квадратный корень из любого числа. – Джой улыбнулся. – Так что я с радостью приму тебя в качестве своего компаньона.

Кто сказал, что не бывает абсолютно счастливых людей? Изабель улыбнулась своему отражению в витрине. Никогда не поверю, что на свете есть люди, которые никогда не чувствовали себя счастливыми. Это просто невозможно. Быть счастливой совсем не сложно. Теперь я это понимаю.

Изабель махнула рукой стоявшему на противоположной стороне дороги Рику. Он улыбнулся ей в ответ, и по его глазам Изабель поняла, что ее любимый тоже счастлив.

– Привет, дорогой! – сказала Изабель, целуя его в губы. – Я так скучала по тебе.

– Я тоже, – подтвердил он, влюблено глядя на нее. – Хотя с момента нашей последней встречи прошло всего несколько часов.

– Это много! – возразила Изабель. – Я не могла дождаться, когда же наконец закончится мой рабочий день. Ты сказал, что у тебя есть сюрприз для меня?

– Да. – Рик взял ее за руку, и они неспешно побрели по направлению к парку, залитому вечерними лучами солнца. – Ты знаешь, что сегодня за день?

Неужели она умудрилась забыть о какой-то важной дате? Да ведь еще не так много у них с Риком таких дат!

– Конечно, ты не знаешь, – рассмеялся Рик, заметив ее растерянность. – Сегодня исполняется ровно год, как я увидел тебя.

– Не может быть, – сказала Изабель. – В смысле, не может быть, чтобы ты запомнил этот день.

– А я запомнил. И знаешь почему?

– Почему? – спросила Изабель, прижимаясь к его плечу и замедляя шаг.

– Потому что я поклялся себе год назад, что сделаю все возможное, чтобы быть рядом с тобой.

– Не очень-то ты торопился, – заметила Изабель.

– Я боялся подходить к тебе. Год назад я был никем. А ты почти каждый вечер пробегала мимо, вечно куда-то спеша. Всегда одна. Я ни разу тебя не видел с мужчиной, но все равно не решался сделать первый шаг. Мне нравилось наблюдать за тобой на расстоянии. Когда я увидел тебя в первый раз, на тебе было длинное темно-синее пальто, и ты была укутана шарфом так, что я почти не мог разглядеть твоего лица.

– Да, в прошлом году рано похолодало, – согласилась Изабель с улыбкой. – Значит, ты действительно меня помнишь. Этого пальто у меня больше нет, и ты не мог видеть его у меня дома. Оно пришло в негодность после того, как Люси случайно опрокинула ведро с краской на пол – в баре в то время шел ремонт – а потом и вешалку, где висела наша верхняя одежда. Пострадали я и Фиона, а Люси потом неделю вымаливала у нас прощение. Что ж, рассказывай дальше.

Рик подарил ей теплую улыбку и поцелуй и снова заговорил.

– Как ты верно заметила, год назад в этот день было безумно холодно. Но у меня было ужасное настроение, и дурная погода подходила к нему как нельзя лучше. У меня уже онемели пальцы от холода, но я продолжал играть. А ты, как обычно с очень озабоченным выражением лица, погруженная в свои мысли, шла мимо. Но вдруг резко остановилась, огляделась и, выяснив, что я не смотрю на тебя, уселась на соседнюю скамью и сделала вид, что внимательно изучаешь записи в блокноте, который тут же достала из сумочки.

Изабель расхохоталась.

– Ну ты и тип, Рик! Я и не подозревала, что ты знал о моем существовании, пока сама не подошла к тебе. А ты, оказывается, полгода до этого за мной наблюдал!

– Мне было интересно, что ты за человек. Зимой я не играю, сама понимаешь, но в первые же солнечные деньки я снова отправился на площадь и опять увидел там тебя. А ты, так же, как и в первый раз, присела на скамью неподалеку. Я часто думал о тебе и очень боялся, что весной не увижу прекрасную незнакомку. Я был счастлив, когда ты пришла. Я всегда играл только для тебя, потому что ты меня слушала. Мне казалось, что моя музыка и мое присутствие приносит тебе радость.

– Так и было.

– Я довольно долго наблюдал за тобой, хотя ты этого и не замечала.

– А я в то же время наблюдала за тобой, – смеясь, сказала Изабель. – Почему же ты так и не решился познакомиться со мной?

– Честно говоря, я почти уже было осмелился, но ты меня опередила.

– Ну конечно, нашел отговорку! – Изабель поцеловала его.

Они как раз проходили мимо того самого места, где всегда играл Рик.

– Это Риккардо! – услышали они возглас и, обернувшись, увидели стайку девушек-подростков, в изумлении глядевших на них.

– Кажется, твои поклонницы, – сказала Изабель.

– Тогда нужно как можно скорее делать ноги!

Рик ускорил шаг. Однако сбежать им не удалось, и ему пришлось остановиться, чтобы раздать автографы.

– Скоро нам с тобой уже нельзя будет прогуляться по улицам города, – заметила Изабель.

– Известность – один из минусов шоу-бизнеса. Кстати, мы почти пришли.

– Я думала, что мы просто гуляем, – опешила Изабель. – А куда мы пришли?

– Разве я не говорил тебе о сюрпризе? Я веду тебя в ресторан.

– Но здесь нет ресторанов, кроме... – Изабель в изумлении остановилась, глядя на сияющую вывеску. – Джой все отстроил заново? Так быстро?

– Да, сегодня открытие, и мы среди почетных гостей.

– Я думала, что ты и разговаривать с ним не будешь. Я так и не выяснила еще, почему он не дал тебе номер моего телефона.

– Зато я выяснил, – сказал Рик, распахивая перед ней дверь.

Они вошли в зал, и к ним сразу же направился вышколенный официант, чтобы проводить за столик. Здесь все теперь было по-другому. Джой не оставил ничего от прежнего заведения. Изабель сразу стало ясно, что сюда вложены огромные деньги.

– Привет! – перед ними возникла Люси. – Я страшно рада видеть вас. Не каждый день к нам заходят знаменитости, – подмигнула она Рику.

– Ты все-таки осталась здесь работать? – спросила Изабель.

– Разумеется. – Люси загадочно улыбнулась. – Мне многое нужно тебе рассказать, но пока отложим сплетни. Сегодня я лично собираюсь обслуживать ваш столик. И столик Фионы... – добавила она, взглянув поверх голов Рика и Изабель.

Изабель оглянулась и радостно прошептала:

– Не верю своим глазам!

Фиона сияла. Изабель никогда в жизни не видела ее столь счастливой. Фиона снова немного поправилась и перестала быть похожей на изможденную жизнью женщину. Она сверкала улыбкой и выглядела так, словно только что сошла с обложки модного журнала. И вместе с ней был незнакомый им всем мужчина.

– Честно говоря, – нарушила молчание Люси, – если я и ожидала увидеть ее с кем-то, то только с Тэдом. Я считала, что она разучилась улыбаться, но я ошибалась. Интересно, кто это с ней?

– Вы по-прежнему не общаетесь? – спросила Изабель.

– В этом теперь целиком виновата я. Фиона звонила мне пару раз и оставляла сообщения на автоответчике, но я была так занята, что не могла выкроить ни минуты, чтобы ей позвонить. Кстати, кажется, она нас заметила.

Фиона действительно увидела их. Она тут же встала из-за столика, одарив своего спутника улыбкой, и пошла к ним навстречу.

– Добрый вечер! – Фиона обняла Люси, потом Изабель и поцеловала в щеку Рика. Не вызывало никаких сомнений, что она искренне рада видеть их всех. – Ах, я так и знала, что мы здесь встретимся.

– Извини, что не позвонила тебе, – сразу же принялась извиняться Люси. – Я была так занята...

– Да ладно, ничего страшного, – успокоила ее Фиона. – Можешь не переживать. Быть хозяйкой открывающегося ресторана не такое уж простое дело.

Изабель изумленно уставилась на Люси.

– Хозяйкой?

– Всего лишь компаньоном, – покраснев от смущения, сказала Люси. – Это я и хотела рассказать тебе при личной встрече.

– Но...

– Все вопросы потом, – остановила ее Люси. – Слишком долгая история. Как ты, Фиона? Честно говоря, у меня такое ощущение, что я вижу тебя впервые. Передо мной абсолютно другой человек.

– Думаю, ты недалека от истины, – сказал Рик. – Любовь преображает человека. Не так ли, Фиона?

Изабель и Люси с ужасом подумали, что при упоминании о любви Фиона, как обычно, скиснет, но этого не произошло. Напротив, она рассмеялась.

– Да, ты прав, Рик. Там, за столиком, мой будущий муж, его зовут Патрик. Я позже вас с ним познакомлю.

– Будущий – кто? – переспросила Люси.

– Я влюбилась! – сообщила Фиона радостно. – Я никогда не влюблялась так сильно. И на этот раз взаимно!

– А как же Тэд? – не выдержала Изабель.

– Тэд? Мы с ним друзья. Оказывается, он совершенно не мой тип мужчины. Стоило мне с ним пообщаться всего несколько дней, как я поняла это. Он вроде бы завел себе подружку, ну а я встретила Патрика. Извините, я пойду, ладно? Предлагаю как-нибудь на днях встретиться! – Фиона подмигнула своим друзьям и отправилась к своему столику, где сидел Патрик.

– Нет, вы слышали? – прижав папку с меню к груди, произнесла Люси. – Или у меня галлюцинации?

– Я знал, что так и будет, – сказал Рик. – Они с Тэдом не пара. Ясно всякому.

– Это ты у нас глубокая творческая натура, – усмехнулась Люси. – А мы с Изабель считали, что Фиона всю свою жизнь будет по нему страдать. Я подойду к вам через несколько минут и приму заказ. А пока извините, но мне, по-моему, надо прийти в себя и чего-нибудь выпить.

– С ума можно сойти! – Изабель повернулась к Рику. – Вот это сюрпризы!

– Они еще не закончились. – Рик подарил ей многообещающий взгляд. – Сегодняшняя ночь станет для тебя незабываемой.

– Каждый миг незабываем, если я провела его рядом с тобой, – нежно сказала Изабель. – Спасибо тебе за это.

– Изабель! – машина Марка остановилась в полуметре от нее.

О нет! Что на этот раз? Снова проблемы с Кеном? Она больше не желает даже имя его слышать!

– Я выхожу замуж! – выпалила Изабель.

– Поздравляю, – сконфуженно произнес Марк, выходя из машины. – Я очень рад за вас, Изабель.

Она настороженно посмотрела на него, гадая, что же он скажет теперь.

– Я не отниму у вас много времени, – заверил Марк. – Просто хотел сказать, что сделал так, как вы советовали. И все уладилось.

– А! – с облегчением выдохнула Изабель. – Вы поэтому здесь? Я уж было подумала...

Марк улыбнулся. Все-таки он был очень мил, этот стареющий человек, глаза которого все еще светились энергией молодости.

– Думали, я опять решил нагрузить вас своими проблемами? Нет, Изабель, я беспокою вас в последний раз по поводу Кена. Однако не отказался бы как-нибудь заглянуть вместе со своей женой к вам с мужем на огонек.

– Намек поняла, – рассмеялась Изабель. – Буду рада вас видеть. Так что там насчет нашего с вами плана?

– Все устроено в лучшем виде. Кен послезавтра женится на Келли. Я последовал вашему совету и дал ему второй шанс. Вы правы: такого ценного сотрудника просто глупо терять. Конечно, я ему не доверяю так, как раньше, но за фирму не беспокоюсь. Если дело касается его выгоды, тут уж Кен не подведет. И еще... мы с Маргарет решили усыновить ребенка.

– О, я поздравляю вас! – воскликнула Изабель. – Прекрасная идея!

– Да, мы и сами рады, что все-таки решились на этот шаг, – Марк взглянул на часы: у делового человека никогда нет времени на пустую болтовню. – Рад был вас повидать, Изабель, но мне пора. Спасибо за помощь. И за терпение.

Изабель пожала ему руку и проводила взглядом автомобиль Марка.

Все хорошо, что хорошо кончается, подумала она. Изабель вспомнила о Рике, на встречу с которым спешила, и счастливо вздохнула, подумав: наша любовь не закончится, она будет с нами всегда, пока мы рядом.

Изабель даже не догадывалась, что нет пределов счастью, и ей предстоит убедиться в этом всего через час. Она ведь еще не знала, что Рик собирается сделать ей предложение, от которого Изабель, разумеется, не сможет отказаться. Не знала она так же и того, что Рик придумал, как устроить так, чтобы они не разлучались ни на минуту, но каждый мог бы заниматься любимым делом.

Изабель ждало множество прекрасных сюрпризов. Сама жизнь вдруг стала для нее сказкой!


Купить книгу "Женщина, которая любит" Роллингз Лайза

home | my bookshelf | | Женщина, которая любит |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу